Суслова Ирина: другие произведения.

Руны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.63*84  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В мире магов, людей принято считать обычными никчёмными рабами. А что случится, если
    Магистров Высшей Касты магов начнут убивать? И убийства будут исполнены при помощи
    таинственных рун, которые по умолчанию считались лишь человеческой письменностью?
    И как быть Раисе, человеческой девушке, которая единственная разбирается в этом учении, и
    которую подозревают в убийствах? А если никто кроме неё больше не знает секретов древних рун?
    ЗАКОНЧЕНО!
    ВНИМАНИЕ! Тут вампиров НЕТ!
    !Убийства есть, а вампиров нет=)
    Лопать печеньки во время прочтения, не рекомендую, убийства будут кровавые;)!
    Окончание высылается на почту БЕСПЛАТНО!

В КОНЕЦ

  
  

  
   Суслова Ирина
   РУНЫ
   Жанр: детектив, фэнтези, мистика
  
   Примите во внимание, что это художественное произведение и не имеет ничего общего с действительностью. Вся приведённая ниже информация о рунах видоизменена и по большей части является плодом воображения автора.
   С уважением, Суслова Ирина
  
  
   ПРОЛОГ
  
   Шёл мерзкий моросящий дождь вперемешку со снегом, словно сама природа была недовольна этой ночью. Луна скрылась за чёрными тучами и всё погрузилось во мрак. Лишь немногочисленные уличные фонари слабо освещали пустынные улицы Монстрака.
   Кэб нёсся по одиноким переулкам, не жалея расшатанные оси. Возница хлестал вороных лошадей, чтобы те увеличили скорость, но они и так скакали на пределе сил.
   Когда экипаж вывернул на длинный мост, ведущий к огромному, мрачному замку, лошади перешли с галопа на шаг и неспешно въехали во двор. Карета остановилась у лестницы, с которой уже сбегал человек, спешащий открыть дверцу кэба. Он неуклюже перепрыгивал сразу через три ступени и одновременно боролся с не желающим раскрываться зонтом.
   -- Прошу прощения за мою нерасторопность, констебль... -- проговорил он, когда дверца отворилась и из неё вышел высокий человек в длинном чёрном плаще.
   Мужчина скользнул взглядом по дворецкому и, проигнорировав предложенный зонт, двинулся вверх по лестнице.
   Оказавшись в просторном холле, констебль не стал зря тратить время и перешёл сразу к делу:
   -- Проводите меня в покои Магистра, -- тихим голосом попросил переминающегося с ноги на ногу дворецкого, который не отставал от него ни на шаг.
   -- Как пожелаете констебль, следуйте за мной... -- кротко кивнул тот и двинулся к массивной лестнице ведущий на второй этаж.
   Они поднимались в полной тишине, провожаемые взглядами перепуганной челяди, которая с тревогой и любопытством вглядывалась в силуэт прибывшего гостя. Когда наконец мужчины достигли комнаты за которой слышались голоса, топот и споры, дворецкий оставил констебля, поспешив вернуться к своим делам.
   Новоприбывший толкнул дверь и уверенным шагом прошёл в гостиную покоев Магистра, сразу же приковав к себе взгляды пятерых охотников Первой касты магов, находящихся в просторной комнате. Он остановился и оглядел удивлённые лица, ожидая, кто первый нарушит тишину, но присутствующие не спешили этого делать.
   -- Констебль Сальваторе... -- наконец-то спохватился один из них, склонив голову на бок, чтобы продемонстрировать магическую печать на шее. -- Мы не ожидали увидеть вас здесь... в это время...
   -- Я в этом не сомневаюсь, -- криво усмехнулся констебль, а через секунду задал вопрос которого так опасались маги: -- Кто-нибудь объяснит мне, по чьему распоряжению о смерти Магистра не было доложено высшим чинам?!
   В ответ он получил лишь молчание и взгляды в пол.
   -- Может быть вы? -- маг подошёл к одному из охотников, но тот так и не поднял взгляда.
   -- Сальваторе, -- послышался за спиной знакомый голос и констебль обернулся.
   В дверном проёме комнаты смежной с гостиной, стоял маг в белом докторском халате. Это был давний знакомый и коллега констебля -- доктор Иксанов, встречи с которым происходили лишь в крайних случаях.
   -- Док, -- поздоровался кивнув головой и, позабыв о перепуганных охотниках, двинулся к доктору.
   -- Невесёлый повод для встречи, не так ли, Сальваторе? -- отрешённо улыбнулся Док и жестом руки пригласил мага в комнату. -- Я думаю, ты сам должен это увидеть. Рассказать не получится.
   Констебль согласно кивнул, но прежде чем зайти, обернулся к охотникам и произнёс:
   -- Вы все обязаны сложить свои полномочия не позднее трёх часов завтрашнего дня. Возврат -- при условии повторной аттестации. Руководитель вашей группы, по какой-то причине здесь отсутствующий -- уволен. Я лично за этим прослежу, -- и не дожидаясь их реакции, развернулся на каблуках и хлопнул дверью.
   Оказавшись в просторной гостевой, где всюду были разбросаны вещи, словно после сильного урагана, Сальваторе нахмурился.
   -- Ты ознакомился с моим отчётом по поводу первого случая? -- поинтересовался Док, внимательно наблюдая за реакцией и взглядом своего визави.
   -- Да, ещё на прошлой неделе. Ценю твоё сотрудничество.
   Маги недолго помолчали, оглядывая разбитые вазы, стёкла, перебитые шкафные полки и опрокинутый дубовый стол переломленный пополам -- для этого нужна не дюжая сила, которой едва ли обладал мёртвый Магистр.
   -- Впечатляет? -- вкрадчиво поинтересовался доктор, нарушив молчание.
   -- Не особо. Меня больше интересует, что за той дверью, -- Сальваторе указал на покои, где, как предполагалось, Магистр Креон совершил смертный грех -- лишил себя жизни.
   Тут из злосчастной комнаты буквально вылетел озабоченный молодой человек, начавший тараторить ещё с порога. В руках он держал огромную фотокамеру.
   -- Доктор Иксанов, я собрал всё как вы сказали... -- проговорил он, но запнулся, увидев перед собой нежданного гостя. -- Констебль Сальваторе... -- парень приклонил голову, показав отметку на своей шее в виде небольшого бледно-серого зигзага.
   -- Мой ученик Ральф, -- пояснил доктор, довольно взирая на парня. -- Теперь лишь мы с ним вхожи в это помещение. Остальные опасаются.
   -- Интересно, -- кивнул констебль и твёрдым шагом направился в комнату.
   Дверь распахнулась перед ним сама и оттуда сразу же повеяло знакомым запахом. Запахом смерти. Кровь вперемешку с ужасом и отчаянием. Покои Магистра освещались тускло -- всего лишь тремя парами канделябров, но это не мешало разглядеть полную картину произошедшего.
   Некогда богатое помещение превратилось в настоящий хаос. Всё, как и в предыдущей комнате было переломано и перевёрнуто, словно здесь сражалось небольшое войско: то что билось -- разбито, а стены и богатое убранство в разводах багровой крови. Посреди помещения лежало тело Магистра Креона.
   Сальваторе ещё некоторое время задержался на пороге, внимательно изучая обстановку, а затем неспешно и аккуратно ступая, подошёл к мёртвому магу. Присев на корточки, он вгляделся в его очертания.
   Лица не было. Создавалось впечатление, что Магистр пытался его уничтожить. Многочисленные осколки и щепки, торчащие из кровавого месива того, что раньше называлось лицом, это подтверждали.
   Констебль взял из рук доктора Иксанова любезно предложенный пинцет и раздвинул губы трупа. Изо рта высыпались окровавленные, разжёванные осколки стекла. Сальваторе удивлённо хмыкнул, явно не ожидая такого зрелища и задумчиво перевёл взгляд на окровавленные руки и стёсанные пальцы мертвеца. Пробыв в задумчивости несколько минут, констебль наконец поднялся и вернул доктору пинцет.
   -- Что ты видишь, Сальваторе? -- поинтересовался доктор Иксанов.
   -- Вы сняли магические следы? -- проигнорировал он вопрос.
   -- Да. Я сделал это лично, -- ответил за доктора его ученик. -- Это самоубийство, констебль, он был один.
   Сальваторе на минуту задумался, а затем не спеша проговорил:
   -- А вижу я Док, что Магистр Креон действительно убил себя сам. Но то, каким способом это сделано, исключает мирную версию. Это убийство, Док.
   -- Совершенно верно, -- утвердительно проговорил тот.
   -- Где второй труп?
   -- Откуда вы... -- начал было Ральф, но доктор Иксанов шикнул на него.
   -- Уже увезли охотники, -- скривился Док.
   Констебль подошёл к разбитому окну и выглянул вниз.
   -- И часто у нас охотники выпрыгивают в окно при виде трупов?
   -- В том-то и дело, Сальваторе, в том-то и дело... -- хитро прищурился Док и, присев, открыл свой чемоданчик, выудив оттуда прозрачный пакет, в котором находилась разломанная на две части дощечка.
   -- Что это? -- Констебль взял пакет и приблизил к своему лицу. На дощечке были выжжены непонятные символы.
   -- Предположительно, орудие убийства.
   -- Что?
   -- Это руны, констебль... -- подсказал Ральф.
   -- Руны? -- скривился маг и вернул улику доктору. -- Вы пытаетесь мне сказать, что Магистра убили человеческие руны?!
   -- Именно.
   -- Док, -- злобно проговорил мужчина, -- не пора ли тебе подумать об отставке...
   -- Сальваторе, послушай, -- доктор Иксанов снова полез в чемоданчик и извлёк из него документ, -- это мы нашли в столе Магистра.
   Констебль недовольно выхватил документ, полоснув по магу недобрым взглядом, но всё же прочёл название.
   -- Интересно... -- через пару минут молчания произнёс он и вновь взглянул на мёртвого Магистра. -- Но маги не изучают руны. Это невозможно.
   -- Я думаю, вам следует побеседовать с ней, -- осторожно предложил Док, ткнув пальцем в то место на документе, где был указан автор.
   -- Твоя работа состоит не в этом, -- бросил констебль беззлобно. -- Думать буду я. А ты убери труп и перешли все данные по этому делу ко мне в кабинет. Лично. Но оставь на месте преступления всё как есть, я сюда ещё вернусь.
   Сальваторе резко развернулся и удалился, хлопнув дверью.
  
  
   ГЛАВА 1
  
   "...Магия -- это процесс косвенного воздействия на внешний и внутренний мир, с целью извлечения выгоды. Но древние манускрипты Магических Законов гласят, что потребительское, одностороннее отношение к окружающему миру является нарушением естественного порядка жизни. Такая магия уже не высшая и кроме того, для мага, ориентированного на взаимодействие с природой, она просто недопустима.
  
   Но ведь другой магии нет, скажут все, а ведь так хочется причаститься к тайному и полезному. А я скажу, что это неправда. Другая магия есть. Но она носит подлинно эзотерический характер, а потому малоизвестна в магических кругах, поскольку создана человеком. Она восходит к тайной традиции людей и направлена на взаимодействие миров. Первое место в ней занимают РУНЫ.
  
   Не следует считать, что данная работа претендует на раскрытие тайн или пролитие света на некую "истинную силу", но я считаю, что необходимо обрисовать альтернативу магии, которая на данном этапе жизни считается единственной.
  
   Итак, РУНЫ..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 1, стр.1
  
  
   -- Раиса... -- добродушно позвал меня Мастер, но я решила надуться по серьёзному.
   -- М-м-м-м... -- промычала, сложив руки на груди и отвернувшись к камину.
   -- Рая, -- засмеялся Мастер.
   Он точно знал, что в ответ на смех я не могла злиться.
   -- Ну чего? -- закатила глазки, но уже начала улыбаться.
   -- Ох, ну и разбаловал я тебя, ой, разбаловал! -- шутливо запричитал он. -- Вот помру я, кто тебя такую строптивую терпеть будет?
   -- Не говорите об этом! -- тут же позабыв о своей пустяковой обиде, проговорила я.
   При мысли о том, что с моим дорогим Мастером может что-то произойти, пробирал озноб.
   -- Будет тебе, Раечка. Все умирают, -- пожал плечами старик.
   -- Только не вы, -- я вскочила с резного кресла и плюхнулась у его ног. -- Мастер Като, вы ещё будете долго-долго жить.
   Он погладил меня по голове, и задумчиво проговорил:
   -- Если только ради тебя. Но ты должна усвоить, Рая: упрямство хорошо в учении, в жизни -- оно ни к чему. Особенно человеку. Ты уже взрослая и должна понимать, что всю жизнь я тебя не смогу оберегать, рано или поздно у тебя сменится хозяин. А он, как и любой другой маг, не потерпит неповиновения и своенравия от человека, а тем более -- ума.
   -- Знаю, -- обречённо ответила я.
   -- Просто будь сдержанней, хоть и не представляю, как тебе это удастся, -- хмыкнул Мастер. -- Наверное, в тебя я вложил всё то, что сам не имел возможности делать в молодости. Вот и получилась ты у меня такая.
   -- Какая? -- заулыбалась, глядя в прищуренные бесцветные глаза хозяина, который стал для меня настоящим отцом.
   -- Своенравная.
   -- И умная, -- добавила.
   -- И умная. Умнее всех, -- согласился Мастер Като. -- Поди, принеси мне что-нибудь почитать из библиотеки. На свой вкус.
   -- Я мигом! -- С готовностью вскочив на ноги, в ту же секунду сорвалась с места, помчавшись через огромные залы музея-библиотеки, где работали и жили Мастер Като и я.
   Как же я обожала это место! Настоящая цитадель для тянущихся к знаниям. За свои девятнадцать лет перечитала великое множество книг и всё чаще жалела, что мне не прожить достаточно долго, чтобы прочесть всё, что есть в нашем музее. Наверное, именно таким в моём понимании был рай.
   Наконец добравшись до архива (сюда я поместила редкие экземпляры книг), взлетела на помост и привычно перепрыгнула на передвижную лестницу, которая покатилась вдоль стеллажей в нужном мне направлении, но внезапно её что-то остановило.
   -- А-а-а-а-а! -- раздалось совсем рядом, и я от неожиданности разжала пальцы, которыми держалась за ступеньку и, потеряв равновесие, свалилась на пол.
   Мне повезло -- приземлилась на пустые коробки, поэтому пострадала только психика. А сверху, между тем, раздался гаденький смех.
   -- Пятый! -- злобно рявкнула, всматриваясь в пустоту, пока на полке не начали обрисовываться очертания проказника.
   Это был никс. Маленький, меньше полуметра демонёнок, с красной гладкой шерстью, длинным хвостом, цепкими когтистыми пальчиками и копытцами на задних лапах. Его острые уши торчали в разные стороны, поскольку одно было когда-то поломано, а рога больше напоминали две шишки, так как они никак не желали расти, из-за чего он страшно злился порой.
   Пятый спрыгнул с полки и приземлился мне на живот, весело вглядываясь в лицо своими чёрненькими глазками-бусинками, обнажив в улыбке острые клычки.
   -- Испугалась?! -- победно проговорил он по-детски звонким голосом.
   Вместо ответа я схватила его за уши, стащила с себя и начала подниматься с коробок. Никс при этом запричитал:
   -- Ой-ой-ой! Райка! Пусти!
   -- Слушай, Пятый, ещё раз такое выкинешь, будешь спать на улице в конуре, ясно? -- грозно пообещала, хотя заведомо знала, что никогда не выкину на улицу этого демонёнка.
   Дело в том, что я знаю Пятого буквально с детства. Нас когда-то продавали на одном аукционе, только людей продавали как рабов, а в никсах в первую очередь ценились рога, которые маги спиливали и истирали в порошок для магических зелий.
   Там, в клетке я и обратила внимание на маленького, растерянного демонёнка, под номером пять, вжавшегося от страха в угол и глядевшего на мир огромными, перепуганными чёрными глазками. Я тогда была перепугана не меньше его, ведь мне тогда было всего восемь лет.
   Так и прилипли мы друг к другу в объятьях, что разнять нас не смог даже маг, выставлявший людей на продажу. Поэтому Мастеру Като пришлось купить нас обоих, за что мы ему безмерно благодарны. Правда никс всё же демон, как ни крути, да и проказничает постоянно, но мы уже привыкли.
   -- В конуре? -- перепугался Пятый и округлил глаза. -- Ой, Раечка, не надо в конуру! Я больше не буду.
   -- Ага, как же, -- фыркнула я, и отшвырнула его в сторону. Он ловко приземлился на копытца и молниеносно взобрался обратно на книжную полку, весело оттуда на меня поглядывая.
   -- Ты сегодня опять Ада? -- хихикнул он.
   Тут надо пометить, что Пятый всегда переименовывал меня из Раи в Аду, когда я злилась.
   -- Будешь болтаться под ногами, я для тебя всегда Адкой буду, ясно?
   Но ответом мне был смех.
   Мы с ним долго ещё проползали по полкам, стараясь выбрать для Мастера что-нибудь поинтереснее. Пятый тоже прекрасно разбирался и ориентировался в библиотеке, ведь Мастер пристрастил нас к чтению обоих. Кроме того, мой персональный демонёнок очень любил, когда ему читали в слух, поэтому выходило, что мы практически всегда читали одни и те же книги.
   -- На. Пусть Мастер это почитает, -- через некоторое время произнёс Пятый, появившись рядом и протянув книгу.
   -- Что это?
   -- Классика, -- беспечно пожал плечами демонёнок, но всё же предупредил: -- человеческая. Ваши душевнее пишут.
   -- Да уж, -- хмыкнула я, и спрыгнула с лестницы. -- Пойдём, нечего тебе тут шарахаться одному, а то ещё крысы загрызут.
   -- Какие крысы, дорогуша? Я их уже всех сожрал, -- устало проговорил Пятый и мы весело засмеялись, направляясь к Мастеру.   
   А вот из главного читального зала библиотеки до нас донеслись громкие голоса. Мы с никсом застыли у двери и прислушались. Мастер Като гневно и сердито возмущался. Это, как правило не сулит ничего хорошего.
   -- Исчезни, -- бросила я Пятому, а сама ринулась в зал.
   Вбежав в помещение, увидела двух магов -- охотников первой касты, безразлично взиравших на Мастера Като, что-то бурно им объяснявшего и при этом яро размахивающего руками.
   Но как только я появилась в зале, охотники тут же оживились и жадно уставились в мою сторону. После чего один из них, проявив ещё большее неуважение к Мастеру, отвернулся и строевым шагом направился ко мне. Я так и стояла с открытым ртом и полным непониманием происходящего. Подойдя в плотную, маг сгрёб меня в охапку, и сковал руки магическими кандалами.
   Я просто опешила, не в силах даже пошевелиться и безвольно смотрела на оковы, словно и не со мной это всё происходит.
   -- Что... что случилось? -- сипло выдавила из себя единственную фразу, но охотники уже двинулись к выходу, увлекая за собой, и так не проронив ни слова.
   -- Какое право вы имеете забирать моего подмастерья, без объяснений причин?! -- бушевал перепуганный Мастер, но его, естественно, игнорировали. -- Я буду жаловаться в Магистратуру! Я этого так не оставлю!
   -- Мастер Като! Что происходит?! -- в панике прокричала я, наконец сообразив, что это не сон, а реальность. Резко дёрнулась, но кандалы сжались, что я взвыла и упала на колени, а охотники тем временем продолжали меня тащить. Им было всё равно, что от моих коленок на шершавом полу остаются следы крови.
   Мастер, хромая, подбежал ко мне, поднял на ноги и последовал за нами, приговаривая:
   -- Спокойно, Раечка, я тебя в обиду не дам...
   Я умывалась горючими слезами, гадая, чем могла прогневать кого-то во Дворце Правосудия, когда перед каретой они остановились, зашвырнули меня внутрь и впервые обратились к Мастеру:
   -- У нас не было распоряжения брать вас с собой Мастер Като, благодарим за сотрудничество.
   Охотники загрузились в экипаж вслед за мной, а Мастер остался стоять на холодном ветру, с болью наблюдая, как увозят его единственную радость в жизни.
  
  
   Всю дорогу, пока мы ехали до Дворца Правосудия -- логова охотников, я сидела ни жива, ни мертва, и опасалась глядеть на своих конвоиров, так как знала, что охотники с особой неприязнью относятся к людям, коем представителем являюсь я.
   В голову лезли всякие гадости, о том, что вот и пришёл конец моей счастливой жизни. Или жизни вообще. Я тихо заливалась слезами и жалела несчастного Мастера Като. Как он останется без меня? Моя гибель разорвёт ему сердце. Хотя понятия не имела, в чём провинилась, но я здесь. А это означает, что они обязательно найдут что-либо, за что меня можно будет казнить. И от этого становилось страшно до боли в груди.
   Когда мы, наконец, достигли места назначения, охотники особо не церемонились, и словно забыв о моём существовании, начали подниматься вверх по ступеням. Мне же ничего не оставалось, как последовать за ними.
   На улице было холодно, а я была в домашней одежде, так как маги не дали мне возможности накинуть тулуп. Холодный ветер пронизывал до самых костей, и я мелко затряслась всем телом. Но это меня не особо беспокоило, ведь умереть от пневмонии было куда лояльней тех ужасов, о которых мне приходилось слышать в нечастых урывках бесед магов, которые красочно описывали деяния Дворца Правосудия.
   Вестибюль их логова оказался официально-шикарным -- ничего лишнего и несколько пустовато, но я как-то сразу вспомнила о своих домашних резиновых тапочках, в которых в данный момент была и любимых штанах с оттянутыми коленками. Хотя какая теперь разница. Какая разница, в чем умирать? Из логова охотников человек ещё ни разу не выходил.
   При этой мысли из моих глаз вновь брызнули слёзы, и оставшуюся часть пути я ничего не видела -- они застилали глаза, а вытереть их не могла, так как кандалы были магическими, и шевелиться в них вообще опасно.
   Я немного пришла в себя, только когда меня втолкнули в маленькую светлую комнату, где находился металлический стол и два стула. Обернувшись, не увидела охотников, так что выходило -- меня заперли.
   Ничего не понимая, огляделась получше. Стены белые, на одной из них огромное зеркало, от которого я старательно отводила взгляд. По понятным причинам, у меня не было желания глядеть на свою обречённую и заплаканную физиономию.
   -- Что происходит? -- спросила я пустоту и прижалась к стене.
   Пару раз стукнувшись затылком о бетонную стену, но так и не сумев собрать мысли в кучу, сползла вниз, и уселась на пол.
   -- Ничего не понимаю...
   Вдруг дверь открылась, и в комнату зашли двое мужчин, тоже охотников, судя по их снобским выражениям лиц, цвету магических знаков и лощёной и выглаженной форме. Правда, они сначала малость растерялись, поскольку войдя в помещение, сперва меня не заметили, ведь я уселась около двери, которой чуть не пришибли, когда резко её распахнули.
   Но потом один из них схватил меня за кандалы и грубо усадил на жёсткий стул, так, что я крякнула. Второй же, громко плюхнул на стол громоздкую папку, заставив резко дёрнуться, в ожидании удара, но на первый раз вроде пронесло.
   В комнате воцарилось молчание. Я не осмеливалась поднять глаз и не произносила ни слова, чтобы не разозлить магов. Тем временем, тот, что усадил меня, встал у стены, а другой сел на стул, находившийся напротив, и вперил в меня взгляд.
   -- Руки на стол, -- приказал "стеночка" и я немедленно отодрала руки от колен, громыхнув кандалами, и определила их перед собой.
   Как только это сделала, кандалы исчезли, а вместо них появились чистые листы бумаги и перьевая ручка. Я недоуменно уставилась на эти предметы. Не часто при мне демонстрировали магическую силу, а сегодня это произошло уже дважды. Что-то подсказывает мне -- тут пахнет допросом с пристрастием...
   -- Безродная Раиса, -- проговорил охотник, щелчком пальцев приковав мой взгляд к себе, -- человеческий раб Мастера Като, заведующего музеем-библиотекой Монстрака. Всё верно?
   -- Мастер Като предпочитает называть меня подмастерьем, -- произнесла я сиплым голосом.
   Охотник приподнял бровь, удивившись, что из моих уст вылетело что-то, помимо слова "да". Тем не менее, он достал из своей папки толстый документ и подвинул его ко мне.
   -- Вы автор этого доклада?
   Я изумлённо взглянула на знакомую рукопись и взяла её в руки. Это был один из моих докладов о рунах, который писала на протяжении нескольких лет. Господи, неужели всё это из-за доклада?
   -- Д-да... -- кивнула я.
   -- С какой целью вы его составили?
   В голове пустота. Что сказать? Как объяснить, зачем я писала работу всей жизни? Моё колебание не осталось не замеченным.
   -- Отвечайте! -- сурово рявкнул охотник и я подпрыгнула на стуле.
   -- Я... я посчитала, что возможно, кому-то будет интересно взглянуть на руны с другой стороны, -- поёжившись от собственных слов, лихорадочно думала, что сказать дальше, ведь от каждого слова зависела моя жизнь. -- В Магических институтах не изучают руны, вот я и подумала...
   -- А вам известно, как магическая общественность относится к рунам?
   -- Да, -- обречённо ответила. -- Но ведь это просто доклад. Теория.
   -- Вы достаточно хорошо углубились в изучение рун, -- это был не вопрос, а утверждение. -- Можете ли вы сказать, что описанные данные в вашей работе достоверны?
   -- Да. Иначе бы я не упоминала о них. Я указывала все использованные источники литературы, -- ухватилась за надежду на спасение и потянулась к докладу, чтобы продемонстрировать искренность слов. -- Если вы взгляните на последнюю страницу...
   Но, как только я попыталась подняться со стула, моя пятая точка словно приросла к нему.
   -- Сидеть на месте, -- злобно проговорил "стеночка", полоснув взглядом, и я вновь уронила голову, а охотник, сидевший напротив, продолжил:
   -- Вы можете назвать себя рунистом?
   -- Кем? -- удивилась.
   -- Отвечайте!
   -- Ну... нет, наверное... -- перепугалась. -- Какой из меня рунист? Я их только изучаю...
   -- Чётко формулируйте ответ.
   -- Нет, -- отозвалась я и опустила взгляд, когда охотник щелчком пальцев, вновь заставил посмотреть на него.
   -- Я хорошо умею распознавать ложь, -- презрительно проговорил он, впившись в меня своими глубокими, но пустыми, карими глазами. -- А чтобы распознать вашу, не нужно быть магом.
   Меня прошиб холодный пот и зазвенело в висках. Мужчина же поднялся, и извлёк всё из той же папки фотографии, которые небрежно бросил на стол. Едва взглянув на них, мне стало плохо.
   Первый порыв был соскочить со стула, и я резко подалась назад, но вновь будто приросла к нему. И мне ничего не оставалось, как слепо уставиться на мёртвые, обезображенные тела, изображённые на снимках.
   -- Господи... что это? -- прошептала.
   -- Это убийства, которые вы совершили.
   -- Что?! Я?! Да вы с ума сошли?! -- заистерила, всё же умудрившись вскочить на ноги. Но это было моей ошибкой. Охотник, что стоял за спиной своего коллеги, протянул руку, и я с неимоверной силой впечаталась спиной в стену, больно ударившись затылком, что даже потемнело в глазах. Магия немного ослабла, и я плюхнулась на пол ещё и отбив копчик. Протяжно взвыв, обхватила голову руками. После чего, всё тот же охотник в два шага пересёк комнату, и грубо ухватив за локоть, вновь усадил на стул. Голова гудела и трещала, а мозг твердил, что это конец.
   Маг, сидевший напротив, даже бровью не повёл от того что только что произошло, и задал следующий вопрос:
   -- Ваш доклад был обнаружен на месте убийства Магистра Креона. За прошедшую неделю, как вы могли читать из газет, было убито два Магистра. Обе смерти наступили в результате воздействия рун. Что вы можете на это ответить?
   Я сжала пальцами виски, зажурилась и тихо произнесла:
   -- Ничего. Я здесь не причём.
   -- Вы единственный рунист в Монстраке и в стране в целом.
   -- Я не рунист.
   Я опустила руки, а взгляд снова приковался к охотнику.
   -- Как смеет человек лгать магу?! -- разъярённо прошипел он. -- Отвечайте, это вы убили Магистров?!
   -- Нет! Нет, я не убивала! Не убивала! -- завопила я в отчаянии прямо ему в лицо.
   Он, брезгливо поморщившись, отстранился, и перевёл взгляд на ручку, которая тут же оказалась в моей руке.
   -- Пишите.
   -- Что? -- недоуменно промямлила, размазывая по щекам слёзы.
   -- По каждому эпизоду в отдельности. Как и что делали.
   Я заревела ещё горше, поняв, что мои слова никогда не будут услышаны. Они своего убийцу нашли, а я погибну, так ничего никому не доказав. И тогда я приняла решение.
   Потянувшись к бумаге, провела линию, затем вторую, третью, и произнесла:
   -- Услышьте меня, я действительно никого не убивала. Я всего лишь человек, раб. Зачем мне смерть Магистров? Какой в этом смысл? -- я отвлеклась от бумаги, вытерев слезы ладонью, которые никак не желали останавливаться, а затем подвинула листок к охотникам так, чтобы оба видели написанное. -- Меня кто-то подставил, решив свалить вину. Я ни в чём не виновата...
   Вновь промокнув глаза рукавом кофты, который уже был весь мокрый, взглянула на охотников. В лицах появилось ощутимое изменение, в виде несвойственного для них смущения. Они переглянулись и внимательно уставились на меня.
   -- Отпустите меня, пожалуйста... я ни в чём не виновата... за что мне всё это? -- тут меня прошибла настоящая истерика и охотники, неуклюже переминаясь с ноги на ногу, вроде бы не знали, что теперь им делать.
   Затем "стеночка" вновь отлепился от своего места и, подойдя ко мне, положил руки на плечи, при этом вкрадчиво проговорив:
   -- Не плачь девушка, пожалуй, сейчас действительно не нужно ничего писать.
   -- Предлагаю перенести нашу беседу на завтра, -- отозвался второй, явно чувствуя себя не в своей тарелке. -- Возможно тогда у нас появятся новые данные по этому делу... а пока...
   Тут с грохотом распахнулась дверь и в комнату буквально влетел разъярённый мужчина. Высокий, статный, широкоплечий, хотя и немного худощавый на первый взгляд, с аристократической выправкой и острыми чертами лица. Прямой, но немного великоватый нос, чётко очерченные скулы, бледная кожа и большие зелёные глаза, резавшие словно бритвой, в обрамлении густых чёрных ресниц.
   Его жёсткие губы были гневно искривлены, а неровно постриженные тёмные волосы растрепавшись, творческим беспорядком падали на лоб. Выглядел он как всегда неотразимо: длинный чёрные плащ, рубашка, брюки со стрелкой. На шее красовался такой же знак, как и у всех магов -- в виде зигзага, но в отличие от прочих, его знак был чёрным.
   Жестокий каратель с красивым лицом. Точно такой, каким я его сотни раз видела на фотоснимках в газетах. Ноа Сальваторе -- констебль Первой касты магов Правосудия. Безжалостный охотник, напротив которого эти двое -- слепые котята.
   Охотники резко отпрыгнули от меня, увидев своего шефа, но не проронили ни слова. Сальваторе твёрдым шагом подошёл к столу, схватил листок и, не глядя на него, разорвал в клочья. Затем перевёл свой режущий взгляд на меня.
   -- Не виновна? -- презрительно поинтересовался он.
   Охотники, в это время, как назло, принялись рассеянно трясти головами и усиленно моргать. Ноа перевёл взбешённый взгляд на своих соратников:
   -- Этого доказательства её вины вам достаточно?!
   -- Констебль... -- начал один, но был прерван на полуслове:
   -- Принесите сюда плед.
   -- Что?
   -- Выполнять! -- рявкнул он и один из охотников поспешил выйти из комнаты.
   Сальваторе перевёл взгляд на другого:
   -- Вы хоть удосужились её обыскать на предмет рунических принадлежностей?
   Охотник, сжав челюсти, неподвижно стоял, глядя перед собой.
   -- И не могли предположить, что раз она подозревается в убийствах двух Магистров (я подчёркиваю это), то возможно, попытается применить свои чёртовы руны на вас?! -- злился он всё больше. -- Я что, чёрт побери, должен думать за всё Управление?!
   Но охотник так же неподвижно стоял не проронив ни слова. Его состояние выдавали только слегка подрагивающие руки и пульсирующая вена на шее.
   -- С вами я разберусь позже, -- проговорил и наконец повернулся ко мне, ненадолго задержав взгляд. Не сказать, что злобный. Скорее испепеляющий.
   Маг примерно минуту буравил меня своими глазами, что ещё немного, и возможно я бы превратилась в горстку пепла, но вдруг произнёс:
   -- Раздевайся.
   -- Что? -- вытаращила глаза.
   -- Выполняй! -- прикрикнул он, а я затряслась всем телом, но понимала, что перечить ему сейчас не стоит. Приподнявшись со стула на негнущихся ногах, дрожащими руками начала расстёгивать пуговицы на кофте.
   Унизительная процедура длилась довольно долго, пока я не оказалась перед двумя мужчинами обнажённой, если не считать трусиков. Заливаясь краской стыда, обиды и страха, что сковал меня своими тисками, я как смогла прикрыла грудь, и забилась в угол, присев на корточки.
   Ноа, не обращая на меня внимания, схватил одежду и бросил её охотнику, который с готовностью принялся её ощупывать, а я, наблюдая за этим, зажмурилась и тихо всхлипнув, тщетно старалась быть сильной, всерьёз опасаясь, что ещё немного и просто потеряю сознание от всего этого ужаса. Тут дверь в очередной раз открылась и в комнату вошёл посланец с пледом. Сальваторе забрал его у охотника и небрежно кинул мне, чем я и применила воспользоваться, закутавшись в тёплый плед полностью, оставив один только нос.
   -- Констебль... -- проговорил охотник, который обыскивал мою одежду, и протянул Ноа маленький серый мешочек, перетянутый красной лентой.
   Тот развязал его и достал оттуда одну из рун.
   -- Не трогайте, не надо, -- тихо взмолилась я, и наткнулась на задумчивый взгляд Сальваторе.
   Он положил руну обратно, подошёл в плотную и, протянув руку, содрал с моей шеи талисман.
   -- Нет! Нет! Отдайте! -- завопила я в ужасе, но была припечатана к стене одним из охотников.
   -- В камеру её, -- бросил констебль напоследок, и вышел из комнаты.
  
  
   Меня поместили в тёмную смердящую камеру. Каменные стены пропускали ветер и холод, и ко всему прочему маленькое решётчатое окошко на уровне моих глаз, из которого пробивался лунный свет, тоже теплее помещение не делало. Маги словно позабыли что на улице не лето, а конец зимы. Я сидела на ватном матраце прибитой к стене кушетке, и бездумно пялилась на противоположную стену.
   Хорошо хоть вернули одежду. Правда её кинули на пол, а от соприкосновения с грязным, мокрым полом она лучше не стала. Но я не в том положении, чтобы привередничать и натянула всё это на себя даже с благодарностью.
   В домашних шлёпках ноги жутко мёрзли, поэтому закутавшись в пледе, словно в коконе, старалась не шевелиться, дабы не пропускать холод к телу. Тут почувствовала, что по щеке стекла слезинка. Поймав её в ладонь, посмотрела на капельку и глубоко вздохнула. Кому тут есть дело до моих слёз? Лишь Мастер Като один к ним неравнодушен. Для остальных я не существую. Словно и нет меня вовсе.
   -- Райка...
   Я вздрогнула. В окне появился маленький силуэт.
   -- Пятый! -- радостно воскликнула, но тут же зажала рот рукой, опасаясь, что услышит охрана.
   Никс же ловко протиснулся меж прутьев и приземлился на кушетку. Глянул на меня своими огромными глазищами, да так жалостно, что я снова разревелась, а Пятый начал топтаться на месте.
   -- Райка, ну не реви... сосредоточься... чего я Мастеру Като скажу? Что ты развалилась на части?
   -- Всё, не реву... -- я в последний раз шмыгнула носом. -- А ты чего прискакал в самое логово охотников? Увидят, что ты исчезать можешь и тебя ещё арестуют...
   -- Так Мастер беспокоится... -- невесело проговорил демонёнок, покосившись на своё руническое клеймо.
   -- Не говори ему об этом... -- обвела я жестом мрачную камеру.
   -- Хорошо. Ты мне расскажи, чего от тебя нужно охотникам?
   Ну, я и рассказала. Буквально дословно.
   -- Ну ты даёшь! -- закатил глаза никс. -- Применить руны на охотниках, да ещё и перед самим Сальваторе!
   -- Откуда мне было знать, что он за нами наблюдает?! -- возмутилась. -- Я раньше на допросах в замке охотников не была, и не знаю, как у них всё это там происходит!
   Мы на секунду замолчали.
   -- Если бы он не ворвался, меня бы уже отпустили...
   -- Это-то да...
   -- Подумать только... как вспомню -- так вздрогну... голой стоять перед магами... это так унизительно и страшно, Пятый... -- прошептала, и увидев страдание на лице демонёнка, перевела тему, добавив: -- Он руны мои забрал. И талисман.
   -- Вот чёрт!
   -- Не чертыхайся, -- по привычке фыркнула.
   Мы переглянулись и засмеялись. Но смех вышел какой-то отчаянный и перешедший с моей стороны в рыдания.
   -- Что теперь с тобой будет? -- через некоторое время спросил никс.
   -- Не знаю, Пятый. Давай ждать, -- пожала плечами.
   -- Я с тобой останусь.
   -- Только не храпи, -- улыбнулась и потрепала его по холке.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   "...Руны -- это магические знаки древних священных алфавитов, созданные людьми, которые призваны быть проводниками на другой уровень бытия и служащие глазами в мир неизведанного.
   Впервые руны появились две тысячи лет назад. Они служили людям талисманами -- с помощью рун и рунических комбинаций мы защищали свои дома и старались наделить теми или иными качествами людей и предметы. Интересно, что само слово "Руна" вовсе не означает "букву" или "знак". Оно означает "секрет", "тайну". Это даёт нам важнейшее свидетельство об истинном значении слова.
   Системы рун вовсе не являются просто системами "букв" в простом смысле. Скорее, это системы тайн или таинств. Древний корень этого слова первоначально означал "шёпот", "крик", "вопрос" или "просьбу". Таким образом, руна -- понятие двойственное. С одной стороны -- вызывает перемены благодаря силе голоса, с другой -- занята вечным поиском ответов на, казалось бы, неразрешимые вопросы..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 1, стр.5
  
  
   В общей сложности я провела в камере три дня. Про меня вроде бы как забыли даже. Ни допросов с пристрастием, ни охотников толпами. Зато исправно кормили и даже притащили подобие валенок и тёплый ватный тулуп. Не бог весть что, но стало теплее.
   Только вот мне явно не хватало средств личной гигиены, и вообще, не мешало бы помыться. Волосы слипшимися, потускневшими кудряшками, безвольно опустились на плечи, хотя я себе всегда напоминала одуванчик. Да... к хорошему привыкаешь быстро, отвыкаешь долго.
   Мои грустные и с некоторых пор, ненавистные ночи мы коротали с Пятым. Он таскал мне книжки из нашего музея, и оберегал сон.
   В общем, по истечении третьего дня я уже не боялась смерти как очумелая, а скорее ждала, чтобы это случилось быстрее. Пока однажды моя камера не открылась и в дверном проёме не появился охотник, кинув мне на кушетку свёрток.
   -- Одевайся, -- бросил он и прикрыл двери.
   Я конечно, ещё с минуту приходила в себя, решив, что конец мой всё-таки до меня добрался, но переодеваться всё же начала. Что меня поразило сразу же -- это одежда. В брошенном свёртке оказалась форма охотников -- чёрные штаны и рубашка с гербом правосудия. Там же была кожаная куртка всё с тем же гербом.
   Одежда, само собой, мне велика, но оно не удивительно, поскольку я очень худая, как охарактеризовывает меня Мастер Като. На мне любая одежда висит. По крайней мере та, в которой приходилось ходить раньше. Обуви в свёртке не было, поэтому я вновь напялила уже полюбившиеся валенки.
   Робко выглянув за дверь, наткнулась на всё того же охотника, кивком головы приказавшего следовать за ним. Я ничего не понимая, пошлёпала, радуясь от того, что хоть кандалы на меня не нацепили.
   Мы ходили бесконечными коридорами всё выше и выше, пока не оказались уже в знакомом вестибюле Дворца Правосудия. Но охотник повёл меня ещё выше, туда, где магов по пути встречалось всё меньше, а тишина была ощутимей. Когда наконец вошли в просторный коридор с множеством дверей, то мне показалось что тишина в этом месте просто давит на уши. Шаги немного приглушал красный ковёр постеленный на полу, но это не отменяло ощущение важности и трепета от этого места. Почему-то я сразу поняла, что здесь, в этом крыле, сидят важные маги не последней касты. Мы остановились у огромной дубовой двери. Охотник распахнул её, пропуская меня, и зашёл следом. Я остановилась и огляделась.
   Это был огромный захламлённый рабочий кабинет. Создавалось впечатление, что здесь работал профессор-психопат. Документы разбросаны по столам и по полу, на резных полках свалены книги вперемешку со всевозможными сувенирами и непонятными для меня приспособлениями. А посреди всего этого великолепия сидел ОН. Ноа Сальваторе. За длинным письменным столом, таким же захламлённым, как и всё остальное. Он внимательно вчитывался в некий документ, не обращая на нас никакого внимания.
   Меня как-то резко затрясло, но охотник подтолкнул в спину, и я прошла вперёд.
   -- Констебль... -- обратил на нас внимание мой конвоир и Ноа отодрал взгляд от чтива, сразу же вперив его в меня, из-за чего внутренности вроде бы даже скукожились.
   Мужчина плавно оглядел мою скромную персону с головы до ног и красноречиво задержал взгляд на валенках, после чего маг сопровождающий меня, кротко кивнул и поспешил ретироваться.
   -- Итак, Раиса, -- начал констебль, проговорив моё имя как ругательство, после чего откинулся на спинку кресла, -- у меня для тебя новости.
   Он встал и в раздумьях принялся ходить около своего стола, нигде подолгу не задерживаясь.
   -- Какие? -- задала я вполне логичный вопрос, за что была полоснута взглядом.
   А, ну понятно, рабы вопросы не задают. Я прикрыла рот и стала ожидать, пока он подумает. А думал он долго. Задумчивый, видимо, парень. Наблюдая за ним, отметила, как грациозно двигается этот мужчина, словно кошка перед прыжком. Не хочется ссориться с таким магом.
   -- У меня есть основания предполагать, что ты действительно можешь быть непричастна к смертям Магистров, -- наконец произнёс он и моё сердце радостно забилось в горле.
   Я готова была броситься к нему на шею и завопить: "СПАСИБО!"
   -- Однако это не исключает и твоей виновности, -- продолжил он, видя моё воодушевление. -- Но у меня нет выбора, поскольку ты единственный рунист в Монстраке и единственная, кто может разъяснить мне некоторые детали этого, хм... ученья.
   Я ничего не поняла из того что он сказал, но была безумно счастлива и как заведённая повторяла в уме последние слова мага. Ноа, тем временем, подошёл ближе и, наклонившись, зорко на меня посмотрел.
   -- Иными словами, я поступаю по принципу: "держи друзей близко, а врагов ещё ближе", -- проговорил он, блеснув листвой глаз, а мне почему-то стало жутко и неуютно.
   Сальваторе выпрямился, и отвёл взгляд, от чего мне стало легче дышать, когда в это время дверь вновь распахнулась и в кабинете появился охотник который держал в руках ботинки.
   -- Обувайся, у меня ещё куча дел. Твои основные функции я объясню позже, -- буркнул констебль и развернувшись, снял с вешалки свой длинный плащ, накинув его на себя.
   Я торопливо выскользнула из валенок и перелезла в ботинки, которые соответственно, тоже были мне велики, но не желая расставаться с тёплой обувкой, приподняла валенки, и обняла как родных.
   Охотник и Сальваторе недоуменно на меня глянули, но не сказали ни слова.
   -- Идём, -- небрежно обронил Ноа, и я поспешила следом, едва поспевая за широкими шагами мужчин.
   Плевать, про какие там он говорил функции, я жива и свободна! Ну, относительно свободна. И хоть ничего не понимала, но была безумно рада что у меня появилась надежда вернуться к Мастеру. От того на моём лице застыло выражение вселенской благодарности, и готовность следовать за Сальваторе хоть на край света.
   Через несколько минут, мы вдвоём загрузились в экипаж, и констебль, стукнув в стенку вознице, вновь уставился на меня. Думает, наверное, опять. Я отвернулась к небольшому окошку и вгляделась в улицу, чтобы не видеть цепкий взгляд Сальваторе. После продолжительного молчания он высказался:
   -- Тебе следует принять ванную, от тебя воняет.
   Ещё бы, посиди-ка три дня в камере. Я наградила его парочкой эпитетов, но вслух лишь пожала плечами, немного скривившись.
   -- Сколько тебе лет? -- спустя ещё несколько минут спросил Ноа.
   -- Девятнадцать.
   -- Хм... -- хмыкнул он и замолчал.
   Что означало его "хм", осталось загадкой, так как весь оставшийся путь мы ехали молча.
   А приехали мы в небольшое поместье, которое имело довольно угрюмый вид, а именно: мрачное здание, окружённое со всех сторон массивной колючей оградой, оплетённой плющом. Он сухими кустами обнимал кованный орнамент, поэтому сквозь него не было видно ни зги. Двухэтажный дом из серого камня, уныло возвышался над нами, демонстрируя высокие и узкие окна. Тёмно-коричневая черепичная крыша вся в ржавых подтёках, а эти самые окна, покрывал слой уличной грязи.
   Выйдя из экипажа, я уставилась на сие творение архитектурной мысли и подумала, что тут не хватает только рва по периметру, наполненного водой. Однозначно где-то поблизости должен быть склеп.
   -- Что? -- спросил Ноа, а я перепугалась, что сказала последнее вслух.
   -- Я молчала.
   Мы не торопясь поднялись по небольшим ступенькам и Сальваторе, сняв магическую печать, прошёл внутрь. Стоило ему переступить порог, как тут же вспыхнул камин и зажглась люстра. Изнутри всё было не так мрачно, как снаружи, но царил такой же беспорядок, как и у него в кабинете.
   Огромный холл -- захламлён книгами, бумагами и всякой всячиной. Пыль, видимо была в этом доме желанной гостьей и покрывала буквально всё от пола до потолка. Самым удивительным стало для меня то, что от одной из дверей, где обычно маги устраивали личные кабинеты, не наблюдалось вытоптанной в пыли дорожки. По закону жанра она просто должна была появиться. Интересно с аллергией у него проблем нет? А приведенья тут водятся?
   Вглядываясь в это занимательное окружение, решила, что выходит, будто первый констебль охотников привёл меня к себе в дом.
   Он в это время, молча последовал на второй этаж, не дав мне возможности вдоволь насмотреться на богатую, но безобразную от не ухоженности обстановку. Я потрусила за ним и врезалась в спину, когда мужчина резко остановился.
   -- Простите... -- виновато промямлила. Сальваторе же скривился и распахнул ближайшую дверь.
   -- Здесь ты будешь временно жить. У тебя десять минут на ванну, потом я жду тебя в моём кабинете. Это направо через холл, -- сообщил он и развернулся уходя.
   -- А...
   -- Вопросы позже, -- не оборачиваясь, проговорил констебль. -- Не пренебрегай личной гигиеной, у тебя десять минут.
   Наверное, из моих ушей повалился пар. Я вошла в комнату и с силой хлопнула дверью.
   -- Что за сноб! Посидел бы он в вонючей камере! У-у-у, охотничья рожа! -- бушевала я шёпотом, чтобы констебль ненароком не услышал моего негодования, а взгляд цеплялся за обстановку.
   Небольшая комнатка с односпальной кроватью, тумбочкой и шкафом, рядом -- дверь в уборную. Стены окрашены в темно-зелёный цвет и покрыты слоем пыли. Как и всё в доме.
   -- Засранец, -- фыркнула я. -- Вроде не последний человек в городе, а нанять прислугу для уборки не может.
   Прошествовав в уборную, поразилась, что и там всё довольно негигиенично, словно этой комнатой не пользовались лет двести, но проглотив эмоции, принялась к делу.
   Через пять минут уже сидела на краю кровати, выжимала волосы, и прикидывала, сколько понадобиться времени, чтобы привести это помещение в божеский вид. В общем, думала о чём угодно, только не о том, что нужно от меня Сальваторе. Не трудно догадаться. Будет выпрашивать всё о рунах, пока не найдёт преступника. Что ж, не самая плохая альтернатива смерти, даже если учесть, что этот сноб ненавидит людей.
   Кстати о снобе. Я поднялась и поспешила вниз, боясь опоздать, но зря. Ноа в кабинете не было. Зайдя, постояла минуту на месте, оглядываясь.
   -- Да-а-а, вот что значит настоящее логово холостяка, -- потянула я, уже не удивляясь беспорядку и пыли.
   Пройдясь по кабинету, остановилась у доски к которой были прицеплены фотографии, и ужаснулась. Это те самые, которые показывали охотники. Только эти снимки были подробнее и отвратительней. Но глаза как завороженные не могли оторваться от созерцания ужасных смертей, поэтому я так и стояла, когда в кабинет вошёл Сальваторе.
   -- Принято стучать в чужие кабинеты. А если не открывают, то следует ждать, -- с порога бросил он и ураганом пронёсся к столу, усевшись в массивное кресло.
   -- Вы сказали: "в кабинете". Я и пришла, -- пожала плечами.
   Он недовольно нахмурился и внимательно посмотрел на меня.
   -- Ты слишком дерзкая для раба. Видимо Мастер, которому ты прислуживала, многое тебе позволял.
   -- Ну... да. Мы с ним друзья, -- согласилась я.
   -- Это был не вопрос, -- произнёс Сальваторе, а потом откинулся на кресле и хмыкнул: -- Друзья? Взрослый маг и молодая девка?
   Мои глаза расширились от возмущения, и я выпалила:
   -- Что? Да как вы?.. Он мне вместо отца!
   -- Так стоп, тихо, -- прервал он меня. -- Сядь.
   Я с силой стиснув челюсти, в два шага дошла до стула и села, сложив руки на груди.
   -- Не стоит демонстрировать мне характер, человек. Знай своё место, -- неодобрительно проговорил маг, сверля меня взглядом.
   Понимая кто он, и кто я, с моей стороны действительно довольно глупо демонстрировать характер. Мастер Като предупреждал об этом. Ведь Сальваторе в сущности может сделать со мной всё что захочет, и никто ему не скажет и слова. Эта мысль резко охладила мой пыл и заставила признать, что я несравненная идиотка. Надо держать эмоции при себе. Потому я сложила руки на коленях и приняла покаянный вид.
   Ноа, наблюдая за мной, сменил гнев на милость и посчитав что с воспитательным моментом можно закончить, проговорил:
   -- И так, к делу. Ты нужна мне для того, чтобы стать моим консультантом по произошедшим убийствам. Будешь жить здесь, чтобы: во-первых, никто не знал, что охотники пользуются услугами людей, а во-вторых, чтобы быть под присмотром, потому что я тебе не доверяю. Предупреждаю сразу: на всех окнах и входных дверях стоят магические печати, так что выйти и войти без моего одобрения у тебя не получится. Далее: тебе категорически воспрещается заходить в мой кабинет, когда я отсутствую, и категорически запрещается пользоваться рунами в принципе. Это ясно?
   -- Это ясно, -- кивнула я. -- А можно...
   -- Я ещё не закончил! -- рявкнул он и я замолчала прикусив язык, под его гневным взглядом. -- Наличие дерзости, свидетельствует о двух вещах: либо у тебя с твоим Мастером есть совместный бастард, либо ты совсем дура, которая ничего не боится. А может и то, и другое вместе.
   -- Задавать вопросы -- не значит дерзить, -- тихо пробурчала я, опустив голову, злясь на констебля за его нелепое предположение о бастарде.
   Сальваторе проигнорировал моё шипение и продолжил:
   -- Я размышлял на досуге о твоей причастности к убийствам и сделал вывод, что это абсурдно. Ты слишком... НИКТО, для того чтобы играть в эти игры, тем не менее, должен признать, что твои знания о рунах уникальны, поскольку ты умеешь ими пользоваться. Кроме того, вчера произошло ещё одно убийство.
   Я удивлённо уставилась на него.
   -- Убит Магистр Дарио.
   Я в изумлении прикрыла рот ладошкой. В Монстраке существуют шесть Магистров Высшей касты и трое из них убиты. Что происходит?!
   -- Вижу, ты меня поняла. Те данные, которые печатают в газетах, недостоверны, ведь все три Магистра покончили собой, а не скончались в результате несчастных случаев. А когда таких случаев происходит три подряд, естественно, это сложнее скрывать от общественности. Ко всему прочему, есть ещё три Магистра, которые по понятным причинам весьма заинтересованы в поимке преступника.
   Ноа ненадолго замолчал дав мне возможность переварить полученную информацию. Три магистра -- это нонсенс. Похоже нас ждут большие перемены раз их истребляют. Это не к добру.
   -- Итак, мы имеем первую смерть -- Магистра Волдо, -- продолжил Сальваторе, -- произошедшую две недели назад. Он выпил расплавленный свинец, который самолично приготовил в собственном камине. При этом, Магистр предварительно применил заклинание "мучительной смерти" на своём помощнике, -- Ноа подвинул мне фотографию.
   На ней было изображение дощечки с выжженными на ней рунами.
   -- Предположительно, это орудие убийства.
   -- Нет, -- не согласилась я, всматриваясь в простую формулу рун.
   -- Что?
   -- Мне можно ответить? -- поинтересовалась с притворным спокойствием, хотя сердце выпрыгивало из груди из-за волнения.
   Ноа отчего-то развеселился и хмыкнул:
   -- Попробуй.
   -- Э-э-э, а как мне к вам обращаться?
   -- Называй меня Ноа, -- сморщился он.
   -- Хорошо. Видите ли, мистер Ноа, это не может быть орудием убийства, поскольку формула предназначена для запоминания цифр.
   -- Что?
   -- Говорю, как есть...
   -- Ты уверенна? -- удивился он.
   -- Абсолютно.
   -- Хорошо, давай так: расскажи мне в трёх словах, что такое руны. У меня пока что не было времени изучить твой доклад.
   -- Объясните мне в трёх словах, что такое магия, -- хихикнула я, и тут же закрыла рот руками, испуганно уставившись на Сальваторе.
   -- Так, с этим ясно, -- он устало потёр виски, проигнорировав мою дерзость. -- Поехали дальше. Второе убийство было совершено неделю назад. Убит Магистр Креон. Он срезал себе кожу лица, предварительно пытаясь разбить голову о стены, и съев, по меньшей мере, пару стеклянных ваз, -- Ноа подвинул мне ещё одну фотографию с изображением рун. -- Что скажешь?
   -- Скажу, что это тоже простая руническая формула и служит скорее в мирных целях: предотвращает головную боль, -- вновь опровергла я предположение.
   -- Интересно, -- задумался Ноа, внимательно глядя на меня. -- Выходит, Магистры сами пользовались рунами...
   Констебль задумался уставившись в одну точку. Сначала я немного напряглась от этой неловкой паузы, но потом поняла, что скорее всего маг очень глубоко уходит в себя, когда о чём-то размышляет. По истечении пары минут, это стало меня тяготить, но я стойко дожидалась, когда поток его мыслей иссякнет, и Ноа всё же когда-нибудь соизволит продолжить. Скучая, я рассматривала фотографии с рунами.
   -- Так, хорошо, -- наконец согласился он с собой, а я хрюкнула со смеху (смех был скорее нервным), но тут же опустила голову.
   Ноа неодобрительно на меня зыркнул и проговорил:
   -- Итак, последнее убийство -- Магистр Дарио. Он исполосовал себе все руки ножом для бумаги, будто пытался достать вены, а в довершение выжег глаза газовой горелкой. После этого он ещё час был жив, пока не скончался от потери крови.
   Меня перекосило от картины смерти Магистра, услужливо нарисованной воображением, но поток мыслей прекратился, как только у меня в руках появилось ещё одно изображение рун.
   -- А вот это интересно!
   -- Что? -- встрепенулся Сальваторе, заметив моё удивление.
   -- Не в том смысле, интересно, -- стушевалась я. -- Хочу сказать, что эта формула служит для того, чтобы вызывать у своих оппонентов зависть.
   -- Вот как? -- Ноа снова завис в размышлениях, а я в это время подумала, что Магистры, которых общественность воспринимает практически как богов, всего-навсего обычные маги со своими амбициями. Но то, что их буквально истребляют, да ещё и предположительно человеческими рунами, ни к чему хорошему не приведёт. Для людей тут точно нет ничего хорошего.
   -- Думаю, нам придётся посетить все три замка, -- наконец разродился мыслью Ноа.
   -- Нам? -- уточнила.
   -- Тебе. Возможно, ты заметишь то, что мы упустили.
   -- Но... но я не хочу ходить по замкам убитых Магистров! -- перепугалась.
   Людей убивали просто за появление в центре города, что уж говорить о замке самого Магистра!
   -- А кто тебе сказал, что ты будешь делать только то, что хочешь? -- обворожительно улыбнулся Ноа, и я отвернулась, чтобы не ослепнуть от его белозубой улыбки.
   -- Хочу сказать, что я человек.
   -- Представь себе, я это заметил, -- отозвался он. -- И прошу пометить, что не просто человек, а довольно дерзкий человек. Но если ты будешь со мной, никто тебя убивать не станет за осквернение святая святых.
   -- Я боюсь.
   -- Я что, тебя уговаривать должен? -- удивился он.
   -- Нет, что вы... надо так надо, -- превратилась я в бедную овечку.
   -- Хорошо, -- тут же переменил тон констебль и продолжил, начав собирать со стола какие-то документы: -- Завтра отведу тебя к одному магу, который даст мне полную уверенность в твоей непричастности. И только после этого мы посетим замки Магистров.
   Больше он не проронил ни слова полностью погрузившись в сбор документов на своём столе. Это что, значит, что разговор закончен? Я могу идти?
   Я пару секунд решала как поступить, но мне было очень нужно узнать у констебля одну важную вещь.
   -- А можно спросить? -- промямлила всё та же овечка.
   -- Слушаю.
   -- Мистер Ноа, -- он закатил глаза от моего обращения, -- можно, пожалуйста, получить обратно мой талисман?
   -- Не может быть и речи, -- отрезал Сальваторе, постукивая стопкой бумаг по столу, пытаясь привести их в порядок.
   -- Пожалуйста, мистер Ноа, -- проблеяла я.
   -- Объяснить тебе значение слова "нет"? Кроме того, я его уничтожил, -- обронил он и овечка во мне сдохла.
   -- Что? -- меня затрясло от понимания того что он сделал, слёзы были готовы вырваться из моих глаз сиюминутно. -- Ну зачем?! Как же вы... я так долго его составляла! Что я теперь...
   -- Стоп, -- маг направил на меня палец и поток слов прервался.
   Я попыталась выдавить из себя хоть звук, но тщетно.
   -- Так намного лучше, -- удовлетворённо произнёс Ноа. -- А теперь иди, мне нужно работать.
   Я хотела было попросить его вернуть мне голос, но вновь лишь открывала рот как рыба. Вскочив со стула, собралась выбежать, когда он меня остановил.
   -- Читать умеешь?
   Я нахмурилась. Что за абсурд? Само собой, раз я написала столько работ.
   Видя моё выражение лица, констебль весело хмыкнул, явно забавляясь этим возмущением. После чего бросил мне в руки папку.
   -- На, изучай. Это материалы дел. Кухня там, если захочешь есть, -- Ноа указал на дверь, и я поспешила ретироваться, когда услышала в спину: -- И чтобы никаких рун, понятно?!
   Я в бешенстве взбиралась по лестнице, беззвучно ругаясь и проклиная охотника. Теперь за приделами его кабинета я могла себе это позволить. Ну, надо же! Уничтожил талисман! Вот скотина! Знал бы он...
   Ворвавшись в комнату, швырнула папку на комод и в комнате сразу же поднялась пыль. Громко чихнув, я топнула ногой.
   -- Будь здорова, -- мяукнул Пятый, развалившись на кровати.
   Я глянула на него и покрутила пальцем у виска. Сломать печать мага в его собственном доме -- это верх наглости. А что если Ноа его заметит?!
   -- Заклятье немоты? -- уточнил никс, и я обречённо кивнула, усевшись рядом. -- Ну, по крайней мере, он обеспечил себе спокойный сон.
   Тут я с ним согласилась. Действительно, что-что, но в этом Пятый прав.
   Дело в том, что я с детства кричу по ночам. Это началось после того, как мой прежний временный хозяин... издевался надо мной. Но это ещё мягко сказано. Да и не только издевался. Я стараюсь об этом не вспоминать, просто вытеснила из головы как ненужный хлам, но во сне меня неизменно преследуют образы прошлого, тут уж ничего не поделаешь.
   Днём же о них напоминают только шрамы от хлыста на ногах. Он бил меня только по ногам, чтобы не портить товар. Поэтому, я сделала талисман, чтобы этот кошмар меня не преследовал во снах. Делала его долго, около полутора лет, потому что при составлении талисмана нужно вкладывать душу без страха. А мне абстрагироваться было непросто, но всё же удалось. И теперь всё насмарку. Ловец снов, что ли хотя бы сделать...
   -- Да, жаль ты мне рассказать не можешь, чего он от тебя хочет, -- расстроился Пятый, а я показала ему папку.
   Он бегло её пролистал и глянул на меня, сощурив глаза:
   -- Помогать магам будешь?
   Я развела руками показывая безвыходность ситуации в данном случае. Это всяко-разно лучше темницы.
   -- Ну-ну, -- развеселился никс. -- Давай, что ли, тогда хоть уберёмся тут у тебя, а то заработаешь ещё аллергию.
   Я согласно закивала и вылетела из комнаты в поисках тряпок, швабр и подобной утвари.
  
  
   Вечером, оставшись одна в чистой комнате, я, наконец, добралась до папки Сальваторе. Вооружившись кульком печенья, принесённым Пятым, принялась грызть и изучать материалы дела.
   Отчёт был составлен неким доктором Иксановым, который осматривал тела убитых. Начинался он с первой смерти -- Магистра Волдо. Тут присутствовало множество чёрно-белых фотографий, в мельчайших подробностях запечатлевших произошедшее с Магистром.
   Он был изображён сидящим на кресле перед камином. В руке зажата чашка с застывшим свинцом, приплавившаяся к коже. Глаза открыты, рот превратился в кровавое месиво с подтёками всё того же свинца. При этом, казалось невероятным выражение лица Магистра -- он счастливо улыбался.
   Я с силой проглотила застрявшую в горле печеньку и отложила фотографии в сторону, предпочтя прочесть о смерти, а не видеть её. Доктор Иксанов последовательно изложил факты, и в них часто проскальзывали незнакомые для меня медицинские термины. Но, в общем, из его слов выходило, что Магистр долго и методично расплавлял в камине, в заранее приготовленном казане, собственные древние магические талисманы, выполненные из свинца, которые передавались в его семье из поколения в поколение. Но, видимо, этого Магистру Волдо показалось недостаточно, и он определил туда же свинцовую рукоятку от трости, изображающую голову льва -- символа Магистерской семьи.
   После этих жутких приготовлений, он зачерпнул это варево чашкой и выпил словно чай. Его домочадцы не услышали криков и стенаний, которые по определению должны были быть. Выходит, Магистр устроил себе смертельное чаепитие в полной тишине. То есть добровольно.
   При этом в покоях был обнаружен его помощник и правая рука Волдо -- Мастер Томас, скончавшийся в этот же день в результате насланного на него заклятья "мучительной смерти". Это заклятье запрещено к использованию во всех странах, так как считается низшей магией, не достойной настоящих магов, а тем более Высшей касты.
   Тем не менее, Мастер Томас погиб именно из-за него, так как, по предположению всё того же доктора Иксанова, не вовремя зашёл в покои Магистра, который в это время уже находился под действием рун и варил свой "напиток".
   Следующим в отчёте значился Магистр Креон, чью смерть я уже видела, благодаря охотникам, ещё на допросе показавшим мне кадры этого трагичного случая. Брезгливо морщась, бегло просмотрела снимки обезображенного тела Магистра. Последняя из них изображала приоткрытый рот убиенного, из которого высыпались осколки стекла. Вздрогнув, я отбросила отчёт и ринулась в уборную, чтобы опустошить свой и без того пустой желудок.
   Спустя полчаса хождений по комнате, обняв себя за плечи, я всё же смогла вернуть мужество. Вновь уселась на кровать и схватила ненавистную папку. Но на всякий случай, предусмотрительно оставила дверь уборной открытой и отодвинула от себя печеньки подальше.
   Чувство вины гложило меня изнутри. Ведь доклады про руны писала я. Но с другой стороны, к этим ужасам не имею никакого отношения. Ведь подобные методы убийств могли прийти в голову только к какому-нибудь маньяку -- не меньше.
   Глубоко вздохнув и отбросив эти мысли, вернулась к докладу доктора Иксанова. Из его слов выходило, что Магистр перебил все бьющиеся предметы в своих покоях, после чего принялся жевать стекло. Видимо, это не привело к желаемой смерти, поэтому Креон множество раз приложился лицом к стенам, оставив кровавые следы по всем покоям. Затем, всё тем же стеклом, срезал кожу со своего лица и, вследствие потери крови, скончался.
   Я поёжилась, но продолжила чтение.
   Обнаружил тело его дворецкий, однако, когда вызвал бригаду охотников, то один из них, первым осмотревший тело Магистра, оказавшись в невменяемом состоянии, выпрыгнул в окно. Докладчик предположил, что на него подействовали те же руны, которые охотник нечаянно увидел. Более никто не пострадал.
   Далее доктор описывал смерть Магистра Дарио. На фотографиях было изображено изуродованное тело мужчины, лежащего в неестественно-напряжённой позе. Рядом валялась газовая горелка, а на столе, в луже крови, находился нож для резки бумаги.
   Мне повезло, что фотографии оказались чёрно-белыми, поскольку эта смерть была самой кровавой и заставляла отворачиваться от снимков. Что я и сделала, торопливо отложив их, вновь вчитываясь в строчки отчёта.
   Магистр Дарио, под воздействием рун, начал вырезать вены канцелярским ножом и вытягивать их из рук. После этих слов я вновь побежала в уборную. Вот так чтиво на сон грядущий. Мало мне своих кошмаров, тут ещё и трупы Магистров в придачу.
   Я уже по обыкновению, второй раз пробежалась по комнате, успокаивая саму себя и почувствовав невыносимый жар, решила открыть окно, вспомнив, что Пятый взломал магическую печать. Распахнув высокие ставни, дала холодному ветерку проникнуть в комнату.
   Облокотившись на подоконник, я мёрзла, тряслась, но всё же с удовольствием вдыхала чистый воздух. Вглядевшись в ночные огни Монстрака, поразилась тому, как прекрасен этот город, особенно если любоваться им сверху. Так уж выходило, что наш музей-библиотека находился не в центре и такого вида не имел. Каменные мостовые; угловатые фахверковые, невысокие домики со скатными крышами; узорные кованные ограждения и тёплый жёлтый свет из узеньких магских окон. Я нахмурилась, припомнив, что людям запрещено осквернять своими ногами улицы Монстрака и, отпрянув от окна, закрыла створки.
   Откладывать изучение дел больше не было причин, и я вновь уселась на кровать, с намерением осилить сегодня всю папку. Не хватало ещё несколько дней мучить себя подобными "прелестями".
   Так вот: Магистр Дарио. После того, как он вырезал себе вены, то ещё и выжег глаза газовой горелкой. Как он умудрился после этого ещё час оставаться живым, неизвестно, но погиб маг от потери крови, как и Магистр Креон.
   Я отбросила папку на тумбу и, подвинув к себе печеньки, принялась размышлять. Неужели это всё было так необходимо? Неужели простого убийства было недостаточно? Как вышло, что Магистры лишили себя жизней такими чудовищными способами? Руны точно не могли такого сделать. Они так не работают. Тут должно быть что-то ещё. Что-то ещё...
   С такими мыслями я и уснула, всё же слопав все печеньки.
  
  
   Спала я отвратительно. Пятый, ещё до того как уселась изучать документы, ускакал домой к Мастеру, а на ночь не вернулся, и не мог будить меня каждый раз, когда начинала кричать. Потому в полной мере насладилась красочными ночными кошмарами.
   Отлепив себя от мокрой постели, я поплелась в ванную. Голоса по-прежнему не было. Вчера вечером мы с Пятым здорово потрудились, и моя комната блестела как новая. Хоть это радовало.
   Я включила воду и облокотилась на раковину, наблюдая, как течёт вода, изгоняя всех ночных демонов из головы. Вроде получалось. Через некоторое время перевела взгляд в зеркало и стала разглядывать своё отражение. Огромные дымчатые глазища покраснели и под ними залегли тени. Я повертела головой в разные стороны, чтобы убедиться, что это именно синяки, а не игра света. Да, свет тут не причём. Вглядевшись в себя внимательней, решила, что сегодня выгляжу отвратительно. Худое бледное лицо, курносый нос, красные глазища и пушистые пшеничные волосы, которые теперь торчали в разные стороны.
   Кстати именно из-за них Мастер Като в своё время отдал большую сумму, чем за обычного раба. У меня тогда были волосы по плечи и очень сильно вились, поэтому выглядела как одуванчик. А у магов ценятся светлые волосы. Считается если у человека они светлые, значит и душа светлая и он никогда не будет воровать. Бред это всё. В детстве я воровала постоянно. Кушать ведь хотелось.
   С годами отросшие волосы перестали сильно кудрявиться, завиваясь крупными локонами на концах и у висков. Правда, по утрам, как и раньше, я выглядела настоящим одуванчиком. Но с подобной напастью отлично справлялась обыкновенная лента, которой я стягивала волосы в хвост. Не найдя ничего даже отдалённо напоминающего шнурок, вздохнула, и плеснула в лицо водой.
   Спустя полчаса, спустилась вниз, в столовую, выпить в тишине утреннего кофе. Настроение было препротивнейшим, и в довесок ко всему, планам моим не было суждено сбыться: за столом сидел Ноа с кружкой в руке и просматривал газету. Как только вошла, он перевёл на меня взгляд и не отрывал его пока я готовила кофе, резала хлеб и мазала его маслом.
   -- Выглядишь уставшей, -- наконец, произнёс Сальваторе. -- Чем занималась ночью? Надеюсь, изучала документы?
   Я сердито на него глянула и отвернулась.
   -- А, ну да, я и позабыл, -- он щёлкнул пальцами, и я почувствовала, что вновь могу говорить, но не спешила пользоваться данной привилегией, боясь ляпнуть какую-нибудь гадость, ведь злилась на него за талисман.
   Ноа, тем временем, опять задумчиво на меня уставился. Он, видимо, всегда думает, прежде чем что-то произнести. Похвальное качество, которого мне катастрофически не хватает. Хотя Сальваторе уж очень долго думает. Может, он тугодум?
   -- Ты так и собираешься идти одуванчиком по улицам Монстрака?
   -- Я ничего не нашла, чем можно завязать волосы, -- буркнула.
   -- Не учёл, это моё упущение. Сегодня вечером у тебя будет всё необходимое. Я дам распоряжение своему помощнику, а пока спрячь их под кепку. Кепку я тебе организую, -- щебетал он как ласточка, а я подумала, что этот мужчина много говорит по утрам.
   Потом Сальваторе неожиданно близко ко мне наклонился и, заворожив взглядом, произнёс:
   -- Это, случаем, не гнев плещется в твоих глазах?
   -- Нет.
   -- Нет? А я так не думаю. Какие-то претензии?
   -- А у меня есть право высказывать претензии? -- удивилась я.
   -- Нет, но сегодня я добрый. Валяй.
   -- Вы мои руны тоже уничтожили? -- спросила, боясь ответа.
   -- Ах, вот в чём дело, -- кивнул он. -- Гневаешься из-за талисмана. Не поделишься, для чего он?
   -- Не поделюсь, -- не сдержавшись, снова буркнула я.
   -- Допивай кофе, нам пора, -- Ноа резко сменил маску на "мистера сама серьёзность" и, насвистывая, удалился из кухни. Буквально через пару минут он вернулся с кепкой в руках, которую оттряхивал от пыли.
   Придирчиво оглядев её со всех сторон, довольно улыбнулся и кинул её мне.
   -- В ней пока походи. Кстати, информация для рассуждения: твои руны лежат у меня в рабочем кабинете. Будешь вести себя хорошо -- получишь обратно.
   -- Они бы мне очень пригодились на местах преступлений, -- зацепилась я за его слова.
   -- Ага. Голову лучше не забудь взять на места преступлений, -- отрезал Сальваторе и хлопнул дверью, а я показала ему в след язык.
  
  
   -- Чего ты там копаешься? -- раздражённо произнёс Ноа, остановившись и оглянувшись на меня.
   Мы поднимались, наверное, уже этаж на двадцатый, а этому охотнику всё ни по чём. Я взмокла как курица, одежда прилипла, воздуха не хватало, ноги гудели, а эти чёртовы лестницы по-прежнему, не заканчивались!
   -- Далеко ещё? -- выдавила я.
   -- Кому как, -- хохотнул констебль. Он явно забавлялся моими страданиями.
   -- Почему этот маг забрался так высоко? Неужели ему самому нравится каждый день таскаться туда-сюда?
   -- Он не выходит.
   -- Никогда?
   -- Очень редко, -- сообщил Ноа и остановился. -- Теперь слушай: ему в глаза не смотри пока не попросит, с ним не разговаривай, но делай всё, что он скажет, ясно?
   -- А что он будет меня просить сделать? -- перепугалась.
   -- Когда это маги о чём-либо просили людей? -- сузил глаза Сальваторе. -- Инструкции приняла? Или заклятье немоты предпочитаешь?
   -- Приняла, -- вмиг стушевалась, а он стукнул кулаком в возникшую перед нами дверь.
   -- Влад! Открывай!
   Двери медленно отворились и Ноа уверенно переступил порог. Я же, опасливо оглядываясь по сторонам, проходить не спешила. В квартире было темно и лишь скудные, пыльные, зимние лучи солнца, пробивая себе дорогу сквозь занавешенные окна, позволяли разглядеть небольшой коридор, ведущий в комнату. Из помещения веяло валерьяной и спёртым воздухом.
   -- Закройте дверь, наконец! -- рявкнули из глубины квартиры, и я мигом запрыгнула внутрь, захлопнув её.
   -- Дурдом какой-то, -- прошептала и двинулась по коридору, выискивая Сальваторе.
   Нашёлся он скоро -- стоял у стены, подпирая её плечом и с дружеской улыбкой, которую прежде на лице этого мужчины мне видеть не приходилось, взирал на хозяина, сидящего в тени на диване. Маг представлял собой забавное зрелище. Огромный, лохматый, как приблудный пёс, примерно средних лет, с большими ручищами и слегка выпуклыми глазами, которые впились в меня неприятным и внимательным взглядом.
   -- Это она? -- удивился он.
   Сальваторе кивнул.
   -- Иди-ка сюда деточка, -- не очень дружелюбно позвал Влад, а я словно приросла к месту. Эта квартира, этот мужчина и эта темнота мне не нравились и откровенно пугали, поэтому чисто машинально сделала шаг назад.
   -- Выполняй, -- сквозь зубы процедил Ноа от чего-то занервничав, но моя расшатанная психика дала сбой, и я испугавшись, отчаянно затрясла головой. Тогда Влад протянул руку и слегка приподняв меня в левитации, протащил к своему дивану.
   Я брякнулась на колени перед ним и с ужасом посмотрела на этого великана. Он наклонился ко мне и прищурился. Долго высматривая что-то в моих глазищах, маг, наконец-то, отвёл взгляд и стянул с меня кепку. Затем заграбастал прядь волос и начал задумчиво мять её в руке. Нахмурившись, отбросил волосы и схватил уже ладони. Он что, собирается всю меня облапать?
   Тут маг, словно услышав мои мысли, снова уставился в глаза и улыбнулся.
   -- Тут пусто, Сальваторе.
   Где? Надеюсь, он не про голову мою говорит.
   -- Совсем? -- удивлённо спросил Ноа.
   -- Абсолютно, -- кивнул Влад. -- Ни капли магической крови, ни у неё, ни у её предков. Способности к магии минимальные, как и у всех людей, но крайне неразвиты.
   -- Это и так понятно.
   Маг ещё раз внимательно глянул на меня, будто убеждаясь, и проговорил:
   -- К смертям она не причастна. По крайней мере, свято в это верит, а значит, это так.
   -- Ясно, -- Ноа был удовлетворён. -- Что ещё?
   -- А ещё, думаю, что с ней ты потратишь много нервов. Это раб со свободным сердцем. Такое сердце невозможно поработить.
   -- Понятно, -- фыркнул Ноа после чего обратился ко мне: -- Рая выйди за дверь и жди меня там.
   Я поднялась с колен и, не отрывая взгляда от мага, поспешила ретироваться из квартиры. Уже в парадной, оперевшись на холодную стену, глубоко дышала, словно пытаясь очистить лёгкие от того, чем надышалась в ней. Глаза Влада всё ещё будто обжигали, и я непроизвольно часто моргала, пытаясь избавится от этого чувства. Удивительно, но у меня возникло стойкое ощущение, что раньше мне уже доводилось встречаться с этим магом, хотя могла со сто процентной уверенностью сказать, что это не так. Странно. Может быть это была какая-то магия, чтобы я перестала нервничать и бояться?
   Спустя полчаса дверь квартиры грохнула, из неё вылетел разъярённый Сальваторе и, размахивая полами своего длинного плаща, начал спускаться по лестнице, буркнув при этом мне:
   -- Идём.
   Я опешила, но тут обратила внимание, что в дверях стоит Влад и, лениво подперев своим огромным плечом стенку, удовлетворённо улыбаясь, смотрит ему в след. Я двинулась уже было за Ноа, когда услышала позади:
   -- Рая, то, что ты делаешь и будешь делать -- правильно.
   -- Простите?.. -- удивилась я, ничегошеньки не поняв.
   -- Иди, а то Сальваторе сегодня будет не в духе весь день, -- проговорил он хохотнув, и исчез за закрытой дверью, а мне ничего другого не оставалось, как мысленно обозвать его "свихнувшимся магом" и поспешить за Ноа.
  
  
   Сальваторе уже сидел в экипаже, когда я спустилась наконец со злосчастной лестницы. Он был хмур и как обычно задумчив, но в облике появилась ещё какая-то непонятная ярость, прежде мной не замеченная. Интересно, что такого сказал ему Влад? Кэб тронулся, как только я уселась, а Ноа по обыкновению принялся буравить меня своими зелёными глазами. Весьма недружелюбно, кстати.
   -- Мы сейчас едем в замок к Магистру? -- невинно поинтересовалась, снова превратившись в овечку.
   -- Нет. Сегодня Магистры отменяются. У меня возникли срочные дела, -- отрезал Сальваторе, а меня отпустило. Я совершенно не горела желанием посещать замки убиенных.
   -- Это хорошо, -- тихо прошептала.
   В экипаже повисла тишина, но мои мысли скакали как блохи, а любопытство не давало покоя, поэтому я вновь аккуратно поинтересовалась:
   -- Можно спросить?
   Сальваторе скривился, но утвердительно кивнул.
   -- А этот Влад, кто он?
   Как всегда, мой провожатый задумался, прежде чем ответить, и когда я уже решила, что он проигнорировал вопрос, наконец, разродился:
   -- Влад маг Высшей касты. Был когда-то. Он отказался служить Магистратуре и ушёл в охотники, но и там не прижился из-за своей силы и крутого нрава.
   -- Что за сила такая?
   -- Ну, скажем так: он может то, что иногда неподвластно даже Высшим, -- хмыкнул Ноа. -- Влад, можно сказать, уникум этого мира. Таких магов больше не существует. Если бы не он, мы бы так и не поймали... одного убийцу.
   -- Какого убийцу? А что с нравом? Дебоширил? -- совсем осмелела я.
   -- Нет, -- отрезал он и стукнул вознице, после чего экипаж остановился. -- Выходи.
   Я выглянула в окно и удивилась. Мы стояли около поместья Сальваторе. Отворив дверцу, я спрыгнула на землю и посмотрела на хмурого констебля, что не последовал за мной и остался сидеть на бархатном сиденье.
   -- Дом напичкан магическими печатями, -- в очередной раз предупредил он, многозначительно на меня глянув. -- Я вернусь ближе к вечеру.
   После этого, вновь стукнул вознице, и кэб сорвался с места, окутав меня клубами пыли. Я долго смотрела ему в след, раздираемая любопытством, что же такого Влад поведал Ноа. Вздохнув, повернулась к мрачному сооружению и подошла к металлической калитке, которая скрипнув, отворилась передо мной.
   -- А ведь я могу убежать, -- подумала вслух и калитка открылась ещё шире. -- Ладно, ладно. Куда бежать-то?
   Оказавшись во дворе, огляделась. Днём всё казалось не таким уж и мрачным. Наверное, дом выглядел бы очень даже ничего, если нынешний хозяин не пренебрегал бы своим жилищем. Под тонким слоем покрывающей землю измороси чётко виднелись клумбы с цветами заросшими сорняками, за которыми когда-то с любовью ухаживали.
   -- Почему вы живете в этом доме, Ноа Сальваторе? -- задала вопрос в пустоту, справедливо рассудив, что одному магу ни к чему такой огромный дом. Но поди его разбери. Я поёжилась и поспешила к крыльцу, ведь солнце спряталось и стало зябко.
   Высокие дубовые двери, как и калитка, пропустили меня охотно. Я прошла в помещение и плюхнулась на диван. К сожалению, магией я не обладаю и разжигать костры силой мысли не умею, поэтому поплелась к камину сама, приметив лежащие рядом спички. Стоило мне присесть перед ним и поднести лучину к аккуратно сложенным поленьям, обложенным ветками и бумагой, как они вспыхнули ярким пламенем, едва не опалив мне брови.
   -- Пятый! Чёрт тебя дери! -- рявкнула я, завалившись на спину. На камине тут же появился ухмыляющийся он сам.
   -- Обожаю, когда ты чертыхаешься, -- довольно проговорил никс и, спрыгнув вниз, полез ко мне обниматься.
   -- Отвянь, -- наигранно нахмурилась, ведь уже не злилась, но всё же отлепила от себя докучливого Пятого. -- Принёс, что просила?
   -- Ага. Сожрал два голубя, чтоб тебе перья достать, -- похвастался он и выудил из-за спины охапку перьев.
   -- Дурында, -- вздохнула я, выхватив добычу, -- зачем их было жрать, если мне пару пёрышек нужно?
   Развернувшись, направилась в столовую.
   -- Как же не жрать, Адочка, когда деликатес? -- заканючил Пятый. Он прекрасно знал, что я не люблю, когда он лопает пернатых.
   -- Деликатес. Можно подумать Мастер Като тебя не кормит, -- фыркнула, понабрав провизии и завернув её в тряпку.
   -- А что прикажешь делать с моими демоническими инстинктами?
   -- Игнорировать, -- подмигнула никсу. -- Ветку принёс?
   Пятый протянул мне ивовый прутик, и я радостно заулыбалась.
   -- Вот молодец, -- перья и прутик оставила на столе, а сама схватила еду и двинулась к двери.
   -- Далеко собралась? -- припрыгивал рядом довольный от похвалы Пятый.
   -- Сальваторе до вечера не будет. Думаю, ничего страшного, если я ненадолго отлучусь. Проведаю Мастера Като и... -- я немного приподняла котомку с едой и Пятый кивнул. Но тут случилась незадача.
   -- Закрыто? -- поинтересовался никс.
   -- Чёртовы печати. То-то они меня охотно так впустили, чтобы запереть, -- хмуро прошипела, стукнув в массивные двери.
   -- А чего ты хотела? -- хихикнул Пятый, а потом подошёл и внимательно глянул на меня своими чёрными глазищами. -- Взломать печать?
   -- Сдурел что ли? -- отмахнулась я. -- Как я это потом объясню Сальваторе? -- после чего выпрямилась, изобразив на лице постную мину и постаралась скопировать интонацию констебля: -- Мистер Ноа, эту печать взломал демон, с которым я дружу и который, благодаря руническому клейму, вновь обрёл свойство исчезать. Свойства, которого Высшие лишили никсов навсегда. И кстати, печать на окне в моей комнате тоже он взломал, вы этого пока не заметили, поэтому предупреждаю сразу. А так Пятый хороший демон, хотите познакомлю?
   Никс заржал, упав на пол, а я кинула ему котомку.
   -- Ты отнеси, только смотри, чтоб она тебя не увидела. Не пугай. А я пока ловец снов сделаю, а то сил моих больше нет, -- Пятый тут же опечалился и, поднявшись с пола, фыркнул, топнув копытцем. -- Чёртов Сальваторе, это надо же талисман уничтожить!
   -- Не чертыхайся, -- я двинулась к столовой, за перьями и прутиком, и услышала позади смех никса.
  
  
   ГЛАВА 3
  
   "...как и в любом цивилизованном магическом обществе, наш внутренний строй распределяется на касты. Тебе должно быть это известно, мой юный маг, но для закрепления материала, я повторю:
  -- Высшая каста -- Магистратура;
  -- первая каста -- Охотники (правосудие);
  -- вторая каста -- Мастера;
  -- низшая каста -- Маги.
   Повтори и запомни эти названия для дальнейших практических занятий.
  
   Контрольное задание!
   Спроси у родителей, к какой касте относится твоя семья, и напиши эссе на 50 слов, какое преимущество имеет твоя каста по сравнению с остальными..."
  
   Выписка из учебника "Начальная Магия для детей", под редакцией Мастера Флисовой; глава 3, стр. 10
  
  
   Весь день я была занята плетением ловца снов. Злилась, ревела, бесилась и психовала, поскольку у меня никак не получалось сделать его правильно и отгородиться от страхов что жили глубоко внутри. Так и подмывало изобразить на нём хоть одну руну, которая значительно упростила бы задачу, но опасаясь гнева Сальваторе, мне ничего не оставалось, как пытаться изготовить ловец без помощи рун.
   К вечеру, изодрав руки в кровь, я кривонько, косонько, но всё же его смастерила. Этот ловец не избавит меня от ночных демонов, но хотя бы позволит понимать, что это сон. По крайней мере, я на это очень надеюсь.
   Привесив его у изголовья кровати, гонимая голодом, поплелась вниз в столовую, но уже спустившись по лестнице, замерла на месте, почувствовав чьё-то присутствие. Может быть, это вернулся констебль?
   Камин жарил своим пламенем и бликовал яркими огненными языками на стенах, но в помещении было пусто. Если не обращать внимания на потёртый и мокрый плащ, небрежно брошенный на спинку дивана. Тут хлопнули двери столовой и оттуда вывалился незнакомый мне высокий мужчина. В руке он держал бутылку с янтарной жидкостью, и его заметно штормило, из-за чего незнакомец остановился, и ухватился свободной рукой за дверное полотно, чтобы удержать равновесие.
   Судя по серому знаку на шее, это маг. Пьяный маг. Его длинные растрёпанные чёрные волосы кое-как собраны в хвост, красивое, но в данный момент расслабленное от выпитого лицо, не выражало никаких эмоций, а в шальных глазах -- пустота. Почему-то он показался мне знакомым. Но вместе с этой мыслью, появилась и другая, от которой по спине сразу же побежали холодные мурашки, ладошки вспотели, а сердце, словно птица в клетке, забилось в груди. Я одна в доме с пьяным магом!
   Эта мысль прибавила решимости и, стараясь не дышать, попятилась к лестнице, перебирая в уме шкафы, кровати, большие сундуки, в общем -- всё, где можно было бы спрятаться. Но удача в этот раз не была на моей стороне.
   -- Опа, человечка! -- прозвучал весёлый, хриплый баритон, от которого я содрогнулась, и в ту же секунду помчалась вверх по лестнице со скоростью света. -- А ну ка стоять!
   В этот момент почувствовала, что земля ушла из-под ног. Я вскрикнула и беспомощно забарахталась в воздухе, понимая, что маг левитирует меня к себе поближе. Невозможно описать весь тот ужас что испытала, оказавшись около него. Я затряслась всем телом, а мужчина, словно не замечая этого, рассмеялся, обдав примерзким запахом спиртного.
   -- Ну, привет, -- радуясь непонятно чему, проговорил он, оглядывая меня с головы до ног оценивающим взглядом, от которого я захотела скончаться в этот же миг, -- красотка. Не думал, что мой братец, наконец, заведёт себе рабыню для плотских утех. Одобряю, -- хмыкнул маг и приподнял мой подбородок. -- А глазища-то какие!
   -- Простите мистер, но... я не раба... -- промямлила, пытаясь отстраниться, чем вызвала у него приступ безудержного смеха.
   Везёт как утопленнице. Второго Сальваторе мне ещё не хватало. К тому же пьяного. Бог знает, что у него на уме. Казалось, что ужас сковал всё моё тело, отчего я застыла как истукан, не в силах даже пошевелиться.
   Маг проигнорировав слова, положил свою тяжёлую руку на мои плечи, и приобняв, повёл к дивану.
   -- Да понял я, понял, деточка. Не раба конечно. Возлюбленная, да? -- насмешливо произнёс мужчина, и вновь захохотал.
   -- Нет, простите, в-вы не поняли... -- меня трясло так, что стало трудно выговаривать слова, всё моё существо жаждало избавления от его руки, но хватка была железная. -- О-отпустите пожалуйста... я не раба и не любовница, я...
   -- Кто? -- поинтересовался весёлый маг, хитро прищурив глаза и приблизил ко мне ухо, чтобы значит, лучше расслышать моё объяснение.
   А я растерялась, не зная, что ответить. Пару раз беззвучно открыла и закрыла рот и, прерывисто вздохнув, поняла, что просто не могу найти объяснения тому, кто я такая. Это вызвало очередной приступ смеха мужчины.
   -- Выпьешь? -- он протянул мне бутылку, а я со страху отпихнула её так, что она выпала из его рук. -- О, с характером. Мне такие больше нравятся. Думаю, братец не будет возражать, если я воспользуюсь его гостеприимством, -- говоря это, маг принялся расстёгивать ширинку.
   Я в ужасе дёрнулась в сторону, но он ловко ухватился за шиворот моего свитера и опять загоготал. Тут на меня напала настоящая паника и что есть мочи начала брыкаться и орать, но маг стиснул за плечи в грубых объятьях, словно в тисках, и зашептал на ухо:
   -- Не бойся девочка, я тебя не обижу. Я буду нежен с тобой.
   -- Отпустите меня пожалуйста, вы совершаете ошибку, я не раба! Не раба! -- взмолилась, срываясь на крик. -- Я помогаю мистеру Ноа в расследовании! Отпустите меня...
   -- Помогаешь? -- захохотал маг, приостановившись. -- Помогаешь Ноа?!
   -- Отпустите мистер! Пожалуйста, не трогайте меня! -- из глаз водопадом брызнули слёзы.
   -- Помолчи чуток, -- проговорил он, и я замолчала под заклятьем немоты.
   Беззвучно взревев, и словно в беспамятстве, принялась вырываться и отбиваться что есть мочи, в надежде разозлить мужчину до такой степени чтобы он меня прикончил, а не терпеть насилие.
   -- Дааф! -- Внезапно раздался грозный голос Ноа, и руки мага разомкнулись, а сам он отлетел от меня на добрых два метра и упал на диван, но веселиться при этом не перестал.
   Я же рухнула на колени и, закрыв лицо руками, заревела уже от счастья. Сальваторе пересёк холл и оказавшись рядом, аккуратно приподнял меня с пола, ухватив за многострадальные плечи, и озабоченно вглядевшись в лицо, спросил:
   -- В порядке?
   Я кивнула, размазывая слёзы по щекам, а он перевёл недовольный взгляд на Даафа.
   -- Привет, братец, -- хмыкнул пьяный весельчак. -- Обниматься будем?
   -- Вряд ли, -- процедил сквозь зубы Ноа.
   -- Не рад меня видеть, -- пояснил в пустоту тот. -- Я ведь не... -- он запнулся, пока поднимался с дивана, а оказавшись на ногах, нетвёрдой походкой направился к нам. -- ...Не знал, что эта человечка тебе так важна, -- последнее слово он мерзко выплюнул, -- и вообще, не знал, что тебе важно что-либо в принципе.
   Ноа сверлил его взглядом, но не среагировал на провокацию, а лишь протянул руку и схватив брата за шею, наклонил его голову так, чтобы видеть побледневший знак.
   -- А я вижу, тебе абсолютно не важно, в кого ты превратился, -- холодно произнёс Сальваторе, когда Дааф попытался отстраниться.
   -- Какая тебе разница?! -- злобно отозвался тот и наклонился за бутылкой, где на дне оставалось на пару глотков. -- Я ведь не охотник больше. И не на твоём попечении, хвала высшим! Я свободный маг! -- Дааф театрально раскинул руки в стороны и поклонился. -- И делаю, что хочу! Теперь вот прибыл брата навестить!
   -- Иди, проспись, Дааф, -- злобно проговорил Ноа, -- и до утра не показывайся мне на глаза, если не хочешь оказаться в магических браслетах. Это тебе ясно?
   -- Так точно! -- шутливо отсалютовал маг.
   Сальваторе ещё некоторое время сверлил брата хмурым взглядом, после чего кивнул, схватил меня за локоть и повёл наверх.
   -- Я так и знал, что ты рад меня видеть, Ноа! -- расхохотался тот нам в спину. -- Всегда приятно вернуться домой!
   Констебль буквально дотащил меня до комнаты и усадив на кровать, наклонился ближе, впившись взглядом, считывая мою ауру, которую, казалось даже можно пощупать, до того сильно я перепугалась.
   -- В порядке? -- повторился он вопрос, а я указала на горло и, Ноа, нахмурившись, щелчком пальцев убрал заклятье.
   -- Не очень.
   -- Что он сделал? -- процедил сквозь зубы.
   -- В смысле, нормально, мистер Ноа. Испугалась просто сильно. Он не причинил мне вреда, -- проговорила закашлявшись, потому как в горле запершило.
   Сальваторе выпрямился и сжав губы в жёсткую линию, буравил меня взглядом. Но всё равно в этот момент я испытывала к нему безмерную благодарность.
   -- Я не ожидал его приезда. Иначе бы этой ситуации не произошло, -- произнёс констебль с незнакомой мне интонацией.
   Это что, сожаление, или мне кажется?
   -- Некоторые маги даже не взирая на касту и положение, могут скатиться до самых низов если вовремя не смогут совладать со своими... демонами. И алкоголь этому значительно помогает, -- отчего-то решил пояснить он. -- Но это не значит, что на них можно ставить крест.
   -- Это ваш брат? -- прошептала.
   -- К несчастью, -- отозвался Сальваторе и, немного нахмурившись, повёл носом.
   -- Он будет жить здесь?
   -- Скорее всего. Но не долго, -- проговорил, а сам словно в раз потеряв интерес к разговору, нахмурился ещё сильнее. -- Не бойся его. В моём доме мои правила, и подобного больше не произойдёт, -- уверенно заявил и, начал оглядывать комнату, пока его взгляд не задержался на окне.
   Я кивнула, но тут вспомнила о взломанной печати и в ужасе уставилась на охотника.
   -- Тут что-то изменилось, да? -- спросил он уже совершенно другим тоном, а глаза при этом потемнели, не предвещая ничего хорошего.
   -- Я прибралась... -- пискнула.
   -- Да? -- он взмахнул рукой и стекло на окне почернело. -- И смыла печать?
   -- Я не... я не...
   -- Кто здесь был?!
   -- Никто! -- перепугалась.
   Сальваторе угрожающе навис надо мной, и протянув руку, ухватил своими длинными пальцами за горло, но не сжал, а лишил возможности отводить взгляд.
   -- Не лги мне! Кто взломал печать?!
   -- Мистер Ноа...
   -- Кто?! -- заорал он мне в лицо.
   -- Никс!
   -- Никс? Какой к чёрту никс?! Они не умеют взламывать печати! -- злобно выплюнул констебль.
   -- Этот умеет! Он мой друг, Мастер Като купил нас вместе! -- выкрикнула я в отчаянии, и Ноа отпустив горло, выпрямился и сложил руки на груди.
   -- Никс, говоришь, -- с притворным спокойствием проговорил маг. -- В таком случае, где он?
   -- Он... он иногда приходит. Он мой друг, -- я осмелилась поднять глаза, но тут же была ужалена взглядом. -- Поверьте, он ничего дурного не делает.
   -- Ага.
   -- Я говорю правду, -- обречённо произнесла.
   -- И каким образом демон вернул способность исчезать? -- прищурился Сальваторе. Это уже походило на допрос.
   -- Я п... помогла.
   Сальваторе молчал, ожидая продолжения.
   -- Руническое клеймо, -- призналась, и поспешно добавила, пока он раздумывал: -- Прошу вас, я покажу его вам, только не причиняйте ему вред.
   Ноа молча смотрел на меня пару минут, и поняла, что он не верит ни единому слову. Я молилась чтобы голос разума подсказал констеблю, что человек не в силах убрать магическую печать, а стало быть я не виновата. Прибью Пятого за взломанную печать! Чёрт бы побрал Даафа с его пьяным темпераментом!
   -- Чушь, -- наконец-то проговорил Сальваторе.
   -- Что?
   -- Чушь всё, что ты здесь наговорила. Мастер держит под своей крышей строптивую рабыню, в придачу с демоном, который вернул свою силу? Нонсенс! -- он скривился и дёрнул головой, отбросив упавшие на лицо волосы. -- А как тебе такой вариант: ты, с помощью своих чёртовых рун взломала печать, чтобы убежать...
   -- Как вы себе это представляете?! -- перепугалась. -- Здесь высоко, и к тому же...
   -- Молчать!
   Если бы у меня были уши, я бы их поджала. Сальваторе разъярённо на меня смотрел, а я старалась уменьшиться в размерах. Через некоторое время он начал было что-то говорить, но тут его взгляд наткнулся на что-то за моей спиной.
   -- Что за...
   Я оглянулась и закатила глаза. Ну, всё, приехали.
   -- Что это? -- спросил он, содрав ловца со спинки кровати.
   -- Ловец снов.
   -- Я знаю, что это. Что он здесь делает?! -- вновь разбушевался охотник.
   -- Висит, -- огрызнулась, но тут же зажала рот ладошкой испугавшись своей дерзости. -- Мистер Ноа, не забирайте его, пожалуйста! Он мне нужен!
   -- Никаких рунических символов в этом доме, ясно? -- злобно проговорил он и в секунду спалил ловца дотла на своей ладони.
   -- Что... зачем вы это сделали?! Я целый день...
   -- Замолчи.
   И вот я вновь под заклятьем немоты, хлопаю ртом, как рыба. Сальваторе, тем временем, подошёл к двери, но на пороге обернулся и вынул из внутреннего кармана знакомый и дорогой моему сердцу мешочек с рунами.
   -- Не смей лгать мне в моём доме, -- отрезал он, и потряс мешочком. -- Это останется у меня, понятно?
   Он вышел, хлопнув дверью, а я упала на чёрствую подушку в безмолвном рыдании.
  
  
   Спала я ещё хуже прежнего. Но ко всем прочим бедам, воображение не желало меня щадить, поэтому в ночной кошмар добавился Дааф, который наблюдал за моими страданиями и посмеивался. Чудо сон!
   Я сползла с кровати и почувствовала себя совсем разбитой, будто не спала, а бегала на длительные дистанции. Душ немного помог. По крайней мере, отвлёк от ужаса ночи.
   Вспомнив, что сегодня мы посетим дворец одного из убитых Магистров, поспешила в столовую. Конечно я не горела желанием ввязываться в эту авантюру и надеялась, что констебля в очередной раз что-либо отвлечёт от возможности побывать в замках Магистров. Хотя бы, к примеру, вчерашний инцидент. Но с другой стороны, раз по словам Сальваторе Дааф некоторое время задержится в этом доме, то мне вовсе не улыбалось оставаться тут без Ноа, когда этот пьяница в любой момент может опять решить "воспользоваться гостеприимством брата". Меня передёрнуло от мерзких воспоминаний, поэтому перед дверями столовой пришлось пару раз глубоко вздохнуть, прежде чем толкнуть их.
   К моему великому сожалению, это утро совсем не хотело меня радовать, поскольку оба брата находились там же, и о чём-то лениво переговаривались. Дааф, который в данный момент вальяжно развалился на стуле, в отличии от бодрого брата, уже держал в руке стакан со спиртным. При моём появлении, мужчины оживились. Сальваторе нахмурился, кротко кивнув в приветствии, а Дааф обрадовался, словно увидел рождественский подарок под ёлкой. Я поздоровалась кивком головы, так как по-другому в данный момент не могла и, стараясь держаться спокойно, прошла мимо магов, по возможности не обращая на них внимания. Схватив турку, принялась варить себе кофе.
   -- Доброе утро, пушистик! -- весело проговорил Дааф, а я бросила на него взгляд и отвернулась, чем вызвала улыбку. -- А ты её балуешь, брат. Вот уж не ожидал от тебя.
   -- Она мне не рабыня, -- безразлично проговорил Ноа, отхлебнув из чашки, и уткнув нос в утреннюю газету.
   -- Как тебя зовут, солнце? -- проигнорировал брата Дааф и, щёлкнув пальцами, вернул мне голос.
   -- Послушай-ка брат, -- недовольно среагировал на это Ноа, отложив газету, -- ты в моём доме отменяешь мои заклятья...
   -- Твои? А я думал, это я вчера наделал, -- заржал тот.
   Да, братья были совершенно разными. Вернее, они, конечно, похожи: одинаковый рост, острые черты лица, прямые большие носы. Вот только глаза разные. Если у Ноа чистый зелёный цвет, то глаза Даафа казались мутными, с небольшими мешками и залёгшими синяками от усталости. Хотя, скорее тому виной спиртное. Кроме того, у Даафа волосы чуть ниже плеч, которые сегодня он аккуратно зачесал в хвост. Из-за этого маг казался более худым на фоне брата. Я не могла понять, кто из них старше. Возможно Ноа, поскольку он своей серьёзностью и аристократической выправкой казался намного взрослее брата. Но меня смущало, что у Даафа возле глаз и губ залегли мелкие морщинки. На фоне загорелого лица, они были особенно заметны. Хотя, может быть это из-за того, что он часто щурится и смеётся? Как я поняла он весельчак.
   -- Так как тебя зовут, солнце? -- с лицом примата, получившего банан, переспросил Дааф.
   -- Раиса, -- ответила, бегло глянув на Ноа, но не решаясь подойти ближе, опёрлась на низкий подоконник и поставила на него кружку.
   -- Раечка, иди к нам, составь компанию, -- довольно оскалился Дааф.
   -- Спасибо мистер, я тут.
   Но магу явно не сиделось на месте, поэтому он вскочил и, подойдя ко мне, приобнял за плечи, вынудив подойти к столу.
   -- Я вчера погорячился малёк, не обессудь... -- Я беспомощно уставилась на Сальваторе, ожидая его действий.
   -- Дааф, отстань от неё, -- устало произнёс констебль. -- Тебе ведь было сказано, она не рабыня.
   Тот вздохнул и, отлепившись от меня, повернулся к брату.
   -- Ноа, ты что головой стукнулся? С каких пор якшаешься с людьми? -- сейчас Дааф был серьёзен, поэтому ещё сильнее напоминал самого Ноа. -- Не ты ли мне говорил, что все люди рабы? Не ты ли разрушил...
   -- Так, стоп! -- рявкнул Сальваторе. -- Этот человек не мой раб. У неё есть хозяин, хотя это и не твоё дело. И если ты ещё раз до неё дотронешься, двери этого дома закроются для тебя навсегда. И моя защита тоже. Будешь сам разгребать то дерьмо, из которого мне тебя приходится всё время вытаскивать, понял?!
   Дааф недолго посверлил брата взглядом, но, не выдержав его, отвернулся, принявшись лазить по полкам. Я же прижухла и внимательно наблюдала за перепалкой магов.
   -- И выпить нечего, как ты живёшь...
   -- Дааф, ты понял меня? -- не оставлял своего Сальваторе.
   -- Понял, понял, -- отмахнулся тот.
   -- В глаза! -- потребовал Ноа, и Дааф, развернувшись, посмотрел на него.
   -- Я тебя понял, брат.
   Сальваторе удовлетворённо кивнул, и от былого гнева не осталось и следа.
   -- Допивай кофе, -- бросил он мне, -- нас ждут дела.
   Ещё не отойдя от семейной стычки, я послушно осушила кружку в два глотка и поспешила к выходу из столовой.
   -- А ты изменился, Ноа, -- добродушно бросил нам в след Дааф. -- Давненько я у тебя не был.
   -- Давненько, -- согласился Сальваторе, и на его губах шевельнулось подобие улыбки.
   Я даже замешкалась. Ну, надо же! Он умеет улыбаться. Скудно, но умеет. Это радует.
   Загрузившись в кэб, мы вновь поехали неизвестно куда. Моего терпения хватило примерно на пару минут.
   -- Можно спросить?
   -- Валяй, -- констебль явно не удивился моему любопытству.
   -- А можно два вопроса? -- осмелела я, заметив, что Сальваторе больше не гневается на меня за вчерашнее. И чтобы закрепить успех, стоило попробовать его разговорить, или, хотя бы, немного задобрить.
   -- Спрашивай.
   -- Мы едем в замок одного из Магистров?
   -- Да, -- ответил он, не поясняя больше ничего. Я же достала из кармана кепку и водрузив её на голову, старалась не нервничать от мыслей о предстоящем.
   -- Так. Второй вопрос...
   Сальваторе хмыкнул и глянул на меня.
   -- Ой, договоришься ты как-нибудь...
   -- Дааф он... -- продолжила я. -- Вы не очень ладите с братом?
   -- Наблюдательная какая, -- отозвался он. -- Он отрёкся от семьи.
   -- Почему? -- Моему удивлению не было границ.
   -- Это третий вопрос, -- отрезал Сальваторе.
   Скотина! Пропала надежда на примирение.
   -- Когда думаешь обо мне всякие гадости, соизволь хотя бы отвернуться, -- насмешливо проговорил охотник, на что я обиженно нахмурилась и, отвернувшись, уставилась в окно.
   Дважды скотина.
  
  
   Около часа мы ехали молча, а когда сил находиться под пристальным взглядом режущих зелёных глаз уже не было, экипаж неожиданно остановился.
   -- Прибыли. На выход, -- сообщил Сальваторе и первым вышел из кареты.
   Я спрыгнула с подножки на брусчатку и подняла глаза. Вот это да! Ранее мне не приходилось видеть такие огроменные сооружения. Да ни один человек не видел подобного, ведь даже прислуга у Магистров -- маги низшей касты.
   Высокий замок тремя острыми башнями-шпилями уходил в небо, а с его каменных выступов, из стен, на путников взирала охрана. Охотники низшего ранга Первой касты. На кованных воротах, что преграждали вход во двор замка, развевались зелёно-красные флаги с символом магистратуры -- драконом, нападающим на льва. Я поёжилась и спряталась за Сальваторе, машинально ухватившись за полу его плаща.
   -- Смелее, -- проговорил он и двинулся к воротам широким, властным шагом.
   -- Смелее... легко сказать, -- пробубнила я и засеменила следом, продолжая прятаться за спиной. Благо ростом едва ли дохожу до его груди.
   Нас, не останавливая, пропустили через главные ворота, при этом каждый встречный на пути маг кланялся Сальваторе, демонстрируя свой знак. Тот делал вид, что не замечает приветствий. Настоящий сноб. А когда мы ступили в парадную залу замка, то я превратилась в огромные глаза и как завороженная оглядывала всё увиденное, а посмотреть было на что! Мастер Като, конечно, занимает довольно высокое звание среди мастеров, и мы живём в музее-библиотеке, но то, что увидела здесь, было выше моего понимания. Отделка, скульптуры, ковры и убранство буквально кричали о богатстве, власти, и, в то же время, о великолепном вкусе хозяина. Вернее будет сказать, о вкусе тех, кто обставлял холл.
   Я задержалась у одной скульптуры. Она была выполнена из глины, но так искусно, что невозможно было удержать вздох восхищения. Это крылатое создание неизвестный мне скульптор запечатлел стоящим на задних лапах, выгнувшим спину и широко раскрывшим пасть, так, что можно было рассмотреть короткие острые зубы. Всё было выделано со знанием дела, с любовью к деталям: еле заметная чешуя на коротком хвосте, прожилки на узеньких кожистых крыльях, хрупкие суставы и острые когти. Создавалось впечатление, что дракон вот-вот повернёт голову и посмотрит на меня.
   -- Какая красота... -- прошептала с придыханием.
   -- Рая! Чего ты там копаешься?! -- рявкнул Сальваторе так, что от неожиданности я подпрыгнула, чуть не столкнув статую с подставки, а затем, досадуя на себя, почти бегом последовала за Ноа по лестнице, ведущей на второй этаж.
   -- Красиво тут, -- захотелось мне как-то оправдать себя.
   Ноа оставил мою реплику без замечаний.
   -- Это замок Магистра Волдо, -- начал Сальваторе, когда мы остановились у массивной двери. -- Весь этот этаж занимают его покои, и если ты внимательно читала документы, которые я тебе дал...
   -- Я внимательно читала, -- гордо вздёрнула я подбородок, -- и помню, как он погиб.
   Ноа одобрительно кивнул и толкнул дверь.
   Как и следовало ожидать, покои Магистра были великолепием воплоти, но мне нельзя было отвлекаться на блёстки. Кроме того, не следовало забывать, что это место отмечено смертью.
   -- Взгляни на это, -- проговорил Сальваторе, кивнув на дверной косяк. -- Это руны?
   Я обернулась и заметила непонятные, хаотично вырезанные палочки по периметру всего дверного откоса. Приглядевшись, покачала головой.
   -- Нет. Это точно не руны. Напоминают рэйки, но это не они. Я бы сказала, что это рисовал обезумивший человек, верящий в то, что они его спасут.
   Ноа кивнул и прошёл в гостиную, остановившись посредине комнаты и ожидая, когда я огляжу помещение "свежим" взглядом. Я же не спешила.
   Обстоятельно осматриваясь, не нашла в помещении никаких следов рун. Я намеренно обходила стороной кресло напротив камина, где обнаружили труп Магистра -- мне было неприятно находиться рядом с ним. Далее мы осмотрели его спальню, но и там не нашли ничего, кроме следов крови помощника магистра на стене, которому не повезло испробовать на себе заклятье мучительной смерти. После этой комнаты мне стало дурно, поэтому вылетела оттуда пулей, сообщив Сальваторе, что там нет ничего для нас важного. По крайней мере, я не углядела там следов рун.
   А вот в кабинете Магистра было намного интереснее. Множество книг, ни на одной из которых не было ни пылинки, и огромный дубовый стол с одинокой яркой лампой. Я осмотрела каждый закуток кабинета, бегло пролистала книги и, наконец остановилась около стола. Сальваторе внимательно за мной наблюдал. Затем уселась в кресло Магистра и задумалась.
   -- Знаете, мистер Ноа, -- проговорила, оглядывая многочисленные шкафчики под столом, -- у нас в музее были подобные антикварные столы. -- Я подалась вперёд, погладив приятную отполированную поверхность. -- Древние часто устраивали в них тайники.
   Опустив руки под стол, стала искать небольшое углубление. Не нащупав того что ожидала найти, полностью залезла под столешницу и, наконец, наткнулась на еле заметную неровность.
   -- Вот оно!
   Но мои пальцы были слишком малы для такого массивного стола. Когда я высунула из-под него голову, то стукнулась лбом о лоб Сальваторе. Мы дружно ойкнули и потёрли ушибленные места. И как он так быстро подошёл?
   -- Извините... -- смутилась я, и подобно змее выползая из-под стола, старалась не коснуться констебля.
   -- Что нужно делать? -- нетерпеливо произнёс Сальваторе, и я протараторила:
   -- Там есть углубление. Необходимо ухватить в нём металлический крюк и потянуть на себя.
   Ноа молча погрузил руку под стол и стал подобно мне искать углубление. Я отошла, чтобы ему не мешать, как в это время раздался тихий щелчок, после чего левая столешница начала медленно отъезжать, хотя казалось, что всё это было единой конструкцией. Сальваторе поднял на меня ликующий взгляд.
   -- Тут кое-что есть, -- маг приблизился к тайнику и осторожно провёл рукой над кипой документов, что была скрыта от чужих глаз. Как я поняла, Ноа считывал ауру на предмет скрытых заклятий, как через секунду он замер словно вкопанный. Рассеянно на меня посмотрев, схватился за голову и, закричав от боли, упал на колени.
   -- Господи! -- перепугалась я, бросившись к охотнику. -- Мистер Ноа! Ноа! Что с вами?!
   Но Сальваторе оттолкнул меня, что я отлетела на добрый метр. В панике огляделась и тут пронзила догадка:
   -- Защитные руны!
   Мой взгляд наткнулся на чернильницу что стояла на столе. Я мигом схватила её и опрокинула на тайник, но констебль продолжал корчиться на полу.
   -- Ноа! Я... -- растерянно проблеяла. -- Что мне сделать?!
   В отчаянии, потянулась за пергаментом, лежащим на столе магистра.
   -- Я больше ничего не умею... -- жалобно проскулила, макнув перо в пролитые чернила и, соображая на ходу, начала вырисовывать простейшую руническую формулу. Отшвырнув от себя перо, вновь подскочила к Сальваторе.
   -- Мистер Ноа! Мистер Ноа, посмотрите сюда! -- но охотник снова отпихнул меня и его крик превратился в отчаянный рык. Я не испугалась и опять подползла к нему. -- Ноа! -- заорала ему в самое ухо. Констебль на секунду замер, но этой секунды было достаточно, чтобы он бросил взгляд на пергамент с рунами, который я держала в руках.
   Сальваторе закрыл глаза, вновь их открыл и, оттолкнувшись от пола, сел.
   -- Что это было? -- хриплым голосом спросил он.
   -- Судя по всему, защитные руны против воров.
   -- Чёрт возьми, -- выплюнул он и поднялся на ноги. Его пошатывало, а глаза приобрели некую стеклянность.
   -- Вы в порядке? -- озадачено спросила.
   -- Я в норме, -- раздражённо отозвался, а я обиделась. Бесчувственный чурбан! Мог бы хоть спасибо сказать, без моей помощи, он бы ещё полчаса тут корчился.
   -- Я убрала надпись, -- буркнула и отошла в сторону, сложив руки на груди.
   Сальваторе повёл головой, всё ещё стряхивая наваждение, и с опаской заглянул в злополучный тайник, вызвав мою мстительную усмешку. После этого я тут же получила очередной режущий взгляд, отчего сразу же перестала злорадствовать. Чем-то громыхнув, Ноа выудил из тайника документ.
   -- Взгляни-ка Рая, -- шлёпнул он его на стол, буравя меня своими глазами с полопавшимися от приступа головной боли капиллярами.
   Я подняла бумаги и моё дыханье перехватило. Название гласило: "Исследование древних рун. Мифы и заблуждения. Автор: Безродная Раиса".
   -- Что скажешь? -- насмешливо поинтересовался маг.
   -- Скажу, что моя работа популярна среди Магистров, -- ошалело ответила, всё ещё всматриваясь в документ.
   Что он здесь делает? Эта работа не должна здесь быть!
   -- Не смешно, -- нахмурился Сальваторе, потряхивая головой. -- На выход. На сегодня хватит рун.
   Я посмотрела на охотника. Да, выглядел он неважно: резко осунувшееся лицо, красные глаза с лихорадочным блеском. Пожалуй, с него действительно достаточно на сегодня приключений. То, что искали, мы нашли -- Магистр тоже пользовался рунами. Но вот только смертельных формул там не было. Сомневаюсь, что таковые вообще существуют. Тут дело в чём-то другом.
   Но всё же Сальваторе мог сказать мне хотя бы спасибо. Я ведь его спасла.
   -- А кто смеётся? -- вновь пробурчала я и мы пошли на выход.
  
  
   Когда вернулись в поместье, то наткнулись на спящего Даафа, чей храп разносился по всему залу. Возле мага валялись две бутылки спиртного, а воздух пропитался его неприятным дыханием.
   -- Да-а-а-а, -- потянула я, -- запашок что надо...
   -- Дааф! -- рявкнул Ноа и ударом сапога свалил его с дивана. Тот в непонятках начал оглядываться, а потом заулыбался, увидев меня.
   -- Пушистик вернулся!
   -- Поднимайся в свою комнату, -- сурово проговорил Ноа, схватив одну из валяющихся бутылок (в ней оставалось ещё половина), и повернулся ко мне: -- А ты бы пожрать что-ль сготовила...
   Я густо покраснела и устыдилась. Действительно, живу в его доме, ем его еду и даже не удосужилась ничего приготовить.
   -- Простите мистер Ноа... хорошо, я приготовлю... -- пропищала, и поспешила в свою комнату, обогнав шатающегося Даафа ковыляющего по лестнице.
  
   ***
  
   Ноа посмотрел в след девушке, затем перевёл взгляд на бутылку в руке и, вздохнув, поплёлся в свой кабинет.
  
   ***
  
   -- Какой позор, -- уже в десятый раз повторила я, добравшись до своей спальни.
   Отворив дверь, удивлённо замерла. На кровати аккуратными стопками лежали вещи, а рядом с ними стоял тряпичный тюк с неведомым мне содержимым.
   -- О! -- поразилась я, догадавшись, что это обещанные Сальваторе "вещи о которых он забыл позаботиться сразу". С любопытством подскочила к тюку и раскрыла его, как вдруг...
   -- А-а-а-а-а! -- заверещал никс.
   -- Тихо ты! -- я зажала его острозубую пасть ладонью и воровато огляделась, в надежде что проказника никто не слышал.
   -- М-м-м-м, -- развёл он в стороны лапы.
   -- Чего орёшь?
   -- Не испугалась? -- нахмурился никс.
   -- Пятый, как считаешь, если ты каждый день по триста раз меня пугаешь, должна ли я всё ещё на это реагировать, хотя знаю тебя всю свою сознательную жизнь? -- задала резонный вопрос, потрепав его по красной холке.
   -- Не считаю нужным отвечать на этот вопрос, -- обиделся он и выпрыгнул из тюка. -- Я смотрю, тебя одарили, глянь сколько одежды!
   -- Да, здорово, -- невесело произнесла я, проведя рукой по одной из стопок, поверх которой лежала белая, приятная на ощупь кофта. -- Но это всё магские вещи. Мне такие не носить.
   -- Да ну, брось! Сейчас же ведь можно! -- отмахнулся Пятый. -- Давай мериться!
   -- Позже. Хм... -- я повела носом. -- А чем это так воняет?
   Никс прижал уши и попятился, но я ловко ухватила его за хвост.
   -- Стоп! Пятый, от тебя псиной несёт!
   -- Это мой натуральный запах! -- забрыкался демонёнок, но я уже несла его в ванную.
   Спустя десять минут Пятый довольно бултыхался в глубокой раковине, которую я предусмотрительно заткнула тряпкой. Он, кстати, любит купаться, просто кобенится. За это время успела ему рассказать про то, что Ноа узнал о взломанной печати, в красках описав реакцию Сальваторе.
   -- Ну, так пойдём, я ему покажусь? -- предложил никс. -- Я успею скрыться от его магии. Я быстрый.
   -- Ага. Быстрый. Это тебе не обычный маг, и даже не Мастер, это охотник Первой касты, -- постучала по лбу глупыша.
   -- Подумаешь! -- отмахнулся он и поднявшись в раковине, отряхнул шерсть, забрызгав меня с головы до ног.
   -- Вредина, -- показала я ему язык и добавила: -- Ладно, давай, двигай, а то у меня ещё дела.
   -- Расследование? -- удивился никс.
   -- Нет, готовка.
   -- О, в этом ты мастер, -- заулыбался Пятый. -- Сделай его, детка!
   -- Брысь, -- захихикала я и демонёнок загоготав, исчез.
   Я же порывшись в новых вещах, выудила оттуда свободные светло-серые штаны и такую же рубашку. Для домашней работы такая красота, разумеется, не подойдёт, но за неимением ничего проще, остановила свой выбор на этом. По крайней мере, остальное выглядело уж совсем опрятно. Кстати, порадовало ещё и то, что в тюке нашла кучу разнообразных заколок, средства личной гигиены, и даже удивительной мягкости нижнее бельё. Покраснев, убрала тюк в ящик и выскользнула за дверь, предварительно убедившись, что не наткнусь на Даафа.
   Позже, выкинув из головы все мысли, металась по столовой из угла в угол, напевая весёлые мотивчики любимых песен уличных менестрелей и успевая при этом одновременно нарезать овощи, пробовать блюда на вкус, и следить за временем их приготовления.
   -- А на десерт, яблочный пирог! -- порадовалась самой себе, слепив последний край теста, и подхватив противень на руки, определила его в очень удобную печь, которой восхищалась весь вечер. -- Вкусненький будет!
   -- Надеюсь, -- раздалось позади и моё сердце ухнуло вниз, пропустив удар.
   Я медленно развернулась, но тут же засияла солнышком, увидев Ноа, отперевшегося плечом о дверной косяк.
   -- Обязательно будет! -- пообещала.
   -- Я почуял аппетитный запах съестного, которого давно не было в этом доме, и не удержался, -- улыбнулся Ноа.
   Я внимательно на него посмотрела. Он казался довольным и расслабленным.
   -- И давно вы там стоите? -- осторожно поинтересовалась, отвернувшись и начав перемешивать гарнир, который мешала пол секунды назад.
   -- Дайка подумать, -- хохотнул Ноа. -- Ты что-то пела о солнечных днях в зимнюю пору...
   Я округлила глаза. Эту песню завывала уже давненько. Покраснев как помидор, не спешила поворачиваться.
   -- Уже почти всё готово, -- затараторила я, засуетившись по столовой. -- Можете садиться.
   Сальваторе не спеша подошёл к огромному столу, постоял около него немного, а потом направился к шкафам. Я наблюдала за ним краем глаза, одновременно нарезая булку хлеба. Он достал с полки бутылку красного вина, щёлкнул пальцами, и пробка аккуратно выскользнула из горлышка. Затем ловко подхватил бокал и последовал к столу. Устроившись на стуле и наполнив бокал до краёв, Ноа привычно погрузился в раздумья.
   Сегодня он выглядел несколько иначе. Привычный щегольский стиль пропал, и вместо выглаженной чёрной рубашки и брюк со стрелкой, на нём красовались свободные слаксы коричневого цвета и белая, немного мятая сорочка с расстёгнутыми верхними пуговицами, демонстрирующая завитки волос на груди. Он как всегда был растрёпан, и тёмные, а в контрасте с белым цветом, чёрные волосы, творческим беспорядком рассыпались и падали на лицо, немного прикрывая глаза. Ноа отбросил их рукой и уставился на меня.
   -- Позволите? -- повернулась я и указала на бутылку вина.
   Он удивлённо вскинул бровь и кивнул. Вопреки его ожиданиям, схватила всю бутылку и, метнувшись к плите, добавила немного в мясо.
   -- М-м-м, изумительно! -- вдохнула я запах гарнира. -- Как раз то, чего не хватало!
   -- Я думал, ты решила выпить вина, -- усмехнулся Сальваторе и откинулся на стуле.
   Я оставила эту реплику без ответа и продолжила щебетать по кухне. Но следующие слова констебля заставили меня немного притормозить:
   -- Знаешь, у тебя очень необычного цвета волосы. Странно, что Мастер Като не заставил их срезать.
   -- Зачем? -- удивилась.
   -- Привлекают внимание. К чему оно молодой человечке? -- пожал плечами Ноа и залпом выпил бокал.
   -- Надо полагать, это был комплимент? -- аккуратно поинтересовалась, ожидая взрыва злости с его стороны из-за этой дерзости, но Сальваторе меня удивил.
   -- Ну, полагай, -- проговорил маг и хмыкнул, а я ещё раз внимательно на него посмотрела. Зелёные глаза весело и одновременно лениво взирали на меня в ответ.
   -- Мистер Ноа, вы пьяны?
   -- Просто Ноа, -- скривился он, и задумался на несколько секунд. -- Да не то чтобы... скорее стараюсь выгнать из головы твои чёртовы руны.
   -- Это были не мои руны, -- обиделась я и принялась накладывать ему еду.
   Дааф пагубно влияет на своего брата, или это у них семейное?
   -- Не злись, Рая, лучше ответь мне честно: это ты взломала печать?
   Я поставила перед ним тарелку и собиралась отойти за приборами, но Сальваторе ловко схватил меня за запястье, и заставил посмотреть в глаза.
   -- Отвечай.
   -- Я вам уже ответила на этот вопрос. Это сделал никс, -- твёрдо произнесла, не отводя взгляда.
   Ноа долго смотрел на меня, не отпуская руку, будто старался прочесть мысли.
   -- Сдавили, -- соврала я, и он тут же разжал пальцы.
   -- Прошу прощения.
   Ого, что происходит... Маг извиняется перед человеком! От непонятного смущения, я торопливо положила перед ним всё необходимое и поспешила к двери.
   -- Как закончите, оставьте всё на столе, позже я уберу.
   -- Не составишь компанию? -- усмехнулся Сальваторе.
   -- Я уже... поужинала, -- сообщила и открыла дверь, но в последний момент Ноа произнёс:
   -- Познакомишь меня со своим никсом?
   -- Вы мне поверили? -- обрадовалась.
   -- Скажем так: не вижу для тебя других способов взлома моей печати.
   -- Конечно познакомлю. Он вам понравится, -- пообещала я, улыбнувшись. -- Такого никса вы ещё не встречали.
   -- Да я и людей таких раньше не встречал, -- пробурчал Сальваторе.
   Но я уже спешила в свою комнату, перепрыгивая через две ступеньки сразу, обрадованная, что между нами наконец-то воцарилось подобие перемирия.
   Может ему каждый день по стопарику наливать? Добрее будет.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   "...существует два способа работы с рунами:
  
   -- Первый способ -- для получения личного могущества и выгоды любыми способами;
   -- Второй способ -- для равновесия с силами природы и общей гармонии.
   Используя руны для магии, мы сами расходуем частицу своей силы. Люди были аккуратны в своём выборе, поэтому для работы с рунами преимущественно избирали второй способ. Те же, кто предпочёл первый -- от рун и погибли, ведь руны умеют сами отличать хорошее от плохого..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 8, стр.25
  
  
   Домывая посуду, я погрузилась в глубокие раздумья. Само собой, мои мысли вертелись вокруг смертей Магистров, так как образовавшееся свободное время использовала продуктивно -- вновь пробежалась глазами по отчёту доктора Иксанова. Те рунические формулы, которые были обнаружены на местах преступлений, однозначно не могли стать причиной самоубийств. Да и руны, защищающие тайник от воров говорят о том, что Магистр Волдо сам их использовал, и, судя по всему, преуспел в толковании. При условии, что не пользовался уже готовыми руническими формулами. Но как бы там ни было, нельзя не учесть, что руны запрещены для пользования магами, так как признаны обычным набором человеческих символов, лишённых какой-либо силы. То есть Магистр изучал руны в обход рекомендаций древних, заведомо зная, что они работают. Да ещё и по МОЕМУ докладу.
   Припомнив огромное количество очерков, статей и два доклада, которые собственноручно составила, я поёжилась, поскольку их все Мастер Като отправлял в Магистратуру на рассмотрение. Меня подставляют, это факт. Меня ли? Подставляют ли? Или это случайность? Много ли на свете людей способных проделать подобную работу? А магов? Что-то я совсем запуталась.
   -- Хозяйничаешь? -- раздалось у меня над самым ухом, и тарелка, выскользнув из рук, громко ударилась о раковину. Я резко развернулась.
   -- Мистер Дааф! -- выкрикнула испугавшись.
   Маг стоял около меня и довольно улыбался, сияя как лампочка, но, услышав моё к нему обращение, скривился:
   -- Что за фамильярности, ну какой я тебе "мистер"? Это ты Ноа так называй, он у нас "мистер" с самых пелёнок. Как из чрева матери вылез, так и сразу на морде было написано: "мистер". А я для тебя просто Дааф. Договорились? -- промурлыкал маг и стянул с моих волос заколку, добавив тише: -- Красивая какая.
   -- Можете не трогать меня пожалуйста? -- попросила дрожащим голосом и аккуратно забрала заколку из его руки, пока он скалил зубы в улыбке. Маг был относительно бодр и относительно трезв, поэтому я решила достучаться до рассудка: -- мистер Ноа сегодня чётко сказал, что...
   -- Я помню, что сказал Ноа, -- хмыкнул Дааф и заговорщицки прошептал: -- Давай это будет нашей маленькой тайной.
   На этих словах он потянулся за поцелуем, а я, не найдя иного выхода, нащупала ту самую тарелку и со всего размаха хлопнула её об голову незадачливого соблазнителя. Он хрюкнул, отступил на пару шагов и изумлённо на меня уставился. Да, голова у него крепкая.
   -- Опа... -- всё что сказал после моей выходки. Я же, не теряя драгоценного времени, выбежала из столовой с такой скоростью, словно за мной гнались черти. В секунду оказавшись в своей комнате, захлопнула дверь и прижалась к ней спиной, стараясь унять колотящееся где-то в горле сердце.
   Да что же это такое?! Неужели теперь каждый вечер будет заканчиваться вот так? Неужели теперь мне придётся всё время оглядываться в страхе встретиться в тёмном коридоре с Даафом? Как... как это отвратительно, мерзко и... и...
   Я заметалась по комнате, сетуя на несправедливость этого мира, умышленно распаляя себя таким образом, чтобы вытеснить страх гневом.
   -- Чёрт бы побрал этого Даафа! --- в сердцах выкрикнула, топнув ногой.
   Внезапно в голову пришла идея. Не раздумывая ни секунды, кинулась в ванную и схватила кусок душистого мыла. Задумчиво помяв его в руках, неспешно вернулась к порогу двери. Усевшись на пол и глубоко вздохнув, взвесила все "за" и "против" этого решения. "Против" как всегда значительно перевешивали.
   -- Была ни была! Если Ноа не может оградить меня от своего брата, это сделают руны! -- твёрдо произнесла сама себе и начала вычерчивать около порога одну из самых непростых рунических формул. Она никого не пропустит в комнату без одобрения хозяина, то есть -- меня.
   Закончив, поднялась на ноги удовлетворённо оглядывая творение своих рук. Удостоверившись что формула изображена верно, кивнула и, принялась готовиться ко сну.
  
   ***
  
   Сальваторе проснулся от непонятного звука. Приподнявшись на локтях, прислушался. Тихо. Наверное, что-то приснилось. Констебль вновь откинулся на подушку, сморщившись от ломоты во всём теле. В последнее время он из-за этого чёртового дела, даже во сне не мог полностью расслабиться, оттого мышцы ныли и болели, а сам маг подолгу засыпал никак не в состоянии найти приемлемую позу. Но как только он прикрыл глаза, в ту же секунду отчётливо послышался женский душераздирающий крик.
   Это же Рая!
   Ноа резко вскочил на ноги, на ходу натянул брюки и стремглав выбежал из комнаты. Крики тем временем не прекращались, казалось, что девушку избивают или режут! Чёртов Дааф!
   -- Дааф!!! -- разъярённо заорал Ноа, готовый убить брата, если он является причиной её крика.
   Наконец оказавшись около двери Раиной спальни, констебль распахнул её ударом ноги, готовый к какому угодно зрелищу, только не к тому, что увидел. Девушка находилась в комнате одна. Она сжалась в клубок, защищая себя руками, и кричала. Кричала так истошно и отчаянно, отбиваясь от неведомого противника, что было видно, как ей больно. Демоны сна захватили Раю в свои сети.
   Сальваторе кинулся к ней, но ударившись о невидимую стену, упал на спину.
   -- Что за... -- нахмурился он и вскочил на ноги.
   Протянув руку, понял, что у входа в комнату стоит какая-то защита. У этой силы не было магической ауры, и констебль не может её разрушить. Девушка нарушила его запрет, использовав руны!
   -- Рая! -- рявкнул, пытаясь разбудить, но она была настолько погружена в свой кошмар, и так душераздирающе кричала, местами прерываясь на отдышку и непонятные умоляющие слова, что охотник не на шутку перепугался за девушку. -- Рая, проснись!
   Судорожно соображая как поступить, маг потоптался пару секунд у порога и чертыхнувшись, понёсся в другую комнату, смежную с Раиной. Через окно, где стоит его печать, он сможет добраться до комнаты девушки.
   Сделать это оказалось относительно легко, хотя Сальваторе уже пару лет не прибегал к такой примитивной магии. И если не считать того, что констебль чуть не свернул себе шею пока левитировал к соседнему окну, всё же взобрался на вожделенный подоконник, благодаря рассеянную Раю, которая забыла запереть створки. Это значительно упростило ему задачу, а иначе бы магу пришлось использовать два заклинания одновременно, что сделать сейчас проблематично, поскольку одно из них, то, что держало его в воздухе, за неимением долгой практики, не особо поддавалось констеблю. Оказавшись около постели, он схватил девушку за плечи и встряхнул:
   -- Рая, очнись!
   Она тут же замолчала, вцепилась в него руками и распахнула свои серые, мутные ото сна, глаза. Время шло, её взгляд потихоньку прояснялся, но Рая по-прежнему не отпускала констебля, крепко ухватив ледяными пальцами за руки.
   -- Ноа, -- наконец прошептала, и из её глаз брызнули слезы, а сама девушка крепко прижалась к магу.
   -- Эм... -- растерялся мужчина и аккуратно похлопал Раю по плечу, опасаясь до неё дотрагиваться.
   Констебль понимал, что посреди ночи находится в комнате юной девушки, да к тому же полуобнажён. Это совсем не вписывалось в его представление отношений между командующим и подчинённым, а Рая как раз на данном этапе относилась именно к его подчинённым. По крайней мере, сам Сальваторе мысленно определил ей эту роль.
   Хвала высшим, что девушка была пристойно одета -- тёплая флисовая рубаха доходила ей почти до колен, хоть и немного задралась, обнажив бедро. Что за... Сальваторе отвлёкся от потока своих мыслей, наткнувшись взглядом на шрамы обезобразившие ноги девушки -- длинные, белые рассекающие полосы. Такие отметины может оставить только хлыст. Констебль приобнял за плечи плачущую девушку, а рука сама потянулась к её колену. Маг аккуратно провёл пальцем по одному из рубцов и тут же отнял руку, гневно сжав её в кулак. Какой изверг мог такое сотворить?! Да до неё даже дотронуться-то страшно, того и гляди поломается! Ноа, разозлившись на неведомого истязателя, нахмурился, и, ухватив Раю за затылок, запустил в её мягкие волосы ладонь, привлекая к груди.
   -- Тихо, тихо, -- прошептал, а она ещё крепче вцепилась в констебля, тихонько всхлипнув.
   Хрупкое женское тело, прижимающееся к нему в поисках защиты, и горячее дыхание Раи, навело Сальваторе совсем на другие мысли. Ноа втянул в себя воздух, сжал зубы и медленно отстранив от себя девушку проговорил:
   -- Рая, я требую, чтобы ты прекратила. Слезы -- это слабость.
   Она ошалело отстранилась и уставилась на него своими заплаканными глазами.
   -- Извините, я... -- Рая, судорожно одёрнула подол рубахи и, покраснев, отползла к самой стене. -- Больше такого не повторится...
   Ноа почувствовал, что неоправданно жесток, но ничего не мог с собой поделать. Поднявшись с кровати, отошёл на пару шагов, остановившись в тени шкафа и спросил:
   -- Ты в порядке?
   -- Да, извините, -- девушка опустила голову, и её кудрявые локоны рассыпались по плечам, бликуя в тусклом лунном свете, струящимся из окна.
   Ноа громко втянул воздух в лёгкие и резко развернулся, чтобы уйти.
  
   ***
  
   Констебль явно не знал, как себя вести, но мне хотелось, чтобы он побыстрее покинул комнату. Ноа увидел меня в момент слабости, и от этого стало невыносимо стыдно. Я натянула рубаху почти до колен и вжалась в стену, покраснев до самых ушей.
   Мне очень необходимо сейчас побыть одной и спрятать голову под подушку на ближайшие пару часов. Кроме того, маг находился здесь без рубашки, что добавляло к и без того удручающему состоянию, ещё и дикое смущение. А особенно, если учитывать мою реакцию на этот самый голый торс. Вернее сказать, больше поразило, что, как только я уткнулась в его сильную грудь, меня окутало спокойствием и страхи сна, огрызаясь, попрятались в темноте. Его мужской запах словно уничтожил мой кошмар.
   -- Ты в порядке? -- довольно резко спросил Ноа.
   -- Да, извините, -- я опустила голову, стыдясь своих мыслей, хотя маг и так стоял в тени шкафа, а потому лунный свет не доходил до него.
   Сальваторе собрался было уйти, но вдруг остановился и проговорил:
   -- Ты нарушила мой запрет на использование рун. Немедленно убери.
   Я на негнущихся ногах поднялась с кровати и, присев коло порога, начала стирать рукавом рубахи руны, а на глаза тем временем предательски накатывали слезы. Бесчувственный чурбан!
   Сальваторе протянул руку и, убедившись, что преграды больше нет, сурово на меня посмотрел:
   -- Я тебя предупреждаю...
   -- Извините, -- снова промямлила, шмыгнув носом. -- Я боялась, что Дааф...
   -- Дааф... -- устало поморщился констебль и, пристально посмотрев на меня, вздохнул. Наверное, вид у меня сейчас жалкий. -- Ложись спать, Рая.
   -- Что за шум посреди ночи? -- нарисовался сам вышеупомянутый, зорко поглядывая на нас.
   -- Исчезни, -- буркнул Ноа, а тот рассмеялся.
   -- Что, брат, не дала? Вот и мне тоже!
   Я так и осталась сидеть на полу, а Сальваторе злобно захлопнул дверь, предпочтя поговорить с братом один на один. Я встала на ноги в полном смятении и еле донесла себя до кровати, усевшись на самый краешек. На сегодня сон отменяется. Не хотелось бы вновь увидеть эту развесёлую компанию в своей комнате. Но сидеть на одном месте не хотелось. Нужно было как-то себя расшевелить. Подойдя к открытому окну, поёжилась, и обхватила себя руками за плечи, всмотревшись в яркую луну. Вздохнув, впервые пожалела, что сегодня не разозлила Сальваторе настолько, чтобы он наложил на меня заклятье немоты.
  
  
   С утра я долго не могла отважиться выйти из спальни, так как после вчерашней ночи чувствовала себя на редкость паршиво, стыдно и вообще, просто отвратительно. Но сегодня нам предстоит посетить ещё один магистерский замок, поэтому у меня не оставалось выхода.
   -- У-у-у, какая ты хорошенькая сегодня! Магские одёжки тебе к лицу, -- проговорил Пятый, появившись на зеркале, и принялся заворожено меня рассматривать, постукивая когтями друг о друга.
   -- Ты чего вчера ночью не пришёл? -- обиженно спросила я.
   -- А что, ты устроила концерт по заявкам? -- хмыкнул никс.
   -- Ну...
   -- Мастер Като приболел, -- грустно сообщил Пятый. -- Переживает...
   -- Что? Как он? Что-то серьёзное? -- перепугалась я.
   -- Температурит, вредничает. Всё как обычно, -- пожал плечами Пятый, заставив меня улыбнуться.
   Мастер Като был ужасной врединой, когда болел. Хотя, признаться честно -- до меня ему далеко. Как же я по нему соскучилась!
   -- Слава Высшим, что это всего лишь простуда. Нарисуй ему на платке руны, только внимательно, -- предупредила, строго глянув на демонёнка и, вспомнив о констебле, решила сообщить: -- Сальваторе изъявил желание с тобой познакомиться.
   -- Чтобы уничтожить? -- хихикнул Пятый.
   -- К сожалению, нет. Только веди себя нормально. Без этих своих штучек, ясно?
   -- Каких штучек, дорогуша? -- потянул он и исчез, а мне ничего не оставалось, как спуститься вниз.
   Я поплелась в столовую, уже привыкнув, что это наше основное место встречи. Как и ожидалось, Ноа сидел за столом и как обычно читал газету.
   -- Ты сегодня припозднилась, -- проговорил он, не отрывая взгляда от чтива.
   -- И вам доброе утро, -- буркнула я, также не смотря на него.
   Сальваторе не среагировал на мою дерзость, поэтому мы замолчали. Сварив кофе, я уселась напротив.
   -- А где Дааф? -- аккуратно поинтересовалась спустя некоторое время.
   -- Понятия не имею. Ушёл с утра, -- отмахнулся Сальваторе, отложив газету, и, впившись в меня взглядом, поинтересовался: -- Часто такое происходит?
   -- Что? -- не поняла я.
   -- Сны.
   Я несколько замешкалась прежде чем ответить, но подумала, что врать и юлить перед этим магом нет смысла.
   -- С детства, -- честно ответила, а Ноа задумался. Как обычно, на пару минут. Я уже успела выпить половину кружки, как он снова заговорил:
   -- Твои шрамы из того времени?
   Глазастый какой. Я кивнула и устыдилась, что он видел это безобразие.
   -- Талисман был для этого?
   -- Да. Я долго его изготавливала, чтобы избавиться от кошмаров.
   -- А я его уничтожил, -- задумчиво произнёс Сальваторе.
   -- К сожалению.
   -- Его можно восстановить?
   -- Можно, но на это понадобится пару-тройку лет, -- поморщилась я, слегка преувеличив сроки.
   -- Не хорошо как-то получилось, -- неловко проговорил он, а я улыбнулась:
   -- Вы извиняетесь что ли?
   -- Скорее сожалею, -- улыбнулся мне в ответ Сальваторе и, поднявшись, добавил: -- Даже среди магов есть те ещё подонки. Я знаю об этом не понаслышке. Мне очень жаль, что с тобой произошло в детстве. Что бы там не произошло.
   Но мы оба прекрасно знали, что именно произошло. Не желая произносить вслух.
   Тут Ноа резко дёрнул головой, вскинул руку, из которой в ту же секунду вылетел сгусток белой светящейся силы и угодил в плиту. Я нырнула под стол, а Сальваторе двинулся в ту сторону. Нагнувшись, он приподнял что-то с пола.
   -- Пятый! -- вскрикнула я, увидев, что Ноа держит за шкирку моего демонёнка и внимательно его разглядывает. Тот округлил свои чёрненькие глазища и, сложив лапки крестиком, брякнул:
   -- Здрасте...
   -- Ты, значит, и есть тот засранец, который взломал мою печать? -- беззлобно поинтересовался констебль.
   -- Ага. Бить будете?
   Сальваторе пренебрежительно приподнял бровь, оставив вопрос без ответа, и опустил Пятого на стол. Тот неловко побарабанил копытами и, свесив лапки, уселся около мага, преданным взглядом уставившись ему в глаза. Я вылезла из-под стола, и словно коршун понаблюдав за констеблем пару секунд, расслабилась, не углядев в его взгляде враждебных ноток. Облегчённо вздохнув, улыбнулась, и налив в небольшую кружку молока, протянула её никсу.
   -- Его зовут Пятый. Их нумеровали тогда, так и прилипло, -- пояснила я.
   Тот выхватил молоко и начал жадно пить.
   -- А где твои рога? -- наконец спросил Ноа, после детального обозревания демонёнка.
   -- Как где? А это что?! -- Пятый возмущённо указал своим длинным пальцем на чуть выступающие малюсенькие шишки.
   Ноа хмыкнул.
   -- Вы не обращайте внимания на его язвительность, -- поспешила сказать я, -- он всё-таки демон, поэтому проказничает и дерзит иногда.
   -- Как и ты, -- добавил демонёнок и громко рассмеялся, за что получил от меня подзатыльник.
   Сальваторе непривычно долго улыбался, поэтому я сделала вывод, что Пятый ему действительно понравился. Но это лишь на время. Он умеет выматывать нервы.
   Ноа, тем временем, достал из кармана дорогой моему сердцу мешочек с рунами и протянул мне. Я охнула и бережно взяла его в руки.
   -- Спасибо, мистер Ноа.
   Покопавшись в мешочке рукой, выудила оттуда одну руну. Сальваторе внимательно за мной наблюдал, а Пятый наклонился глянуть, что я достала.
   -- Турисаз, -- озвучила название руны, хмыкнув и глянув на никса.
   -- Хех. Расчистка пути, -- улыбнулся тот, -- и излишняя самоуверенность. Не перетрудись, Райка.
   -- Умный, да? -- нахмурилась я, но Пятый уже исчез.
   -- Что она означает? -- поинтересовался Ноа, потянувшись к руне, но я быстро убрала её обратно.
   -- Нельзя трогать, -- ревностно качнула головой, но тут же миролюбиво добавила: -- Она означает, что мы вступаем на новый путь, где нужно быть аккуратными и не считать себя умнее всех.
   -- Ага, -- отчего-то не поверил мне Ноа.
   -- Не верите?
   -- Почему же? Разве у меня есть причины тебе не верить? -- спросил он и двинулся к выходу. -- Пойдём, нас ждут убиенные.
   Это был сарказм что ли?
   Я последовала за ним, но остановившись, проговорила в пустоту:
   -- Пятый! Не вздумай идти с нами!
  
  
   В экипаже как всегда было тихо. Задумчивый Сальваторе опять хмурился, а я же наоборот находилась в приподнятом настроении, ведь наше временное перемирие не могло не радовать. Только предстоящее посещение замка омрачало картину, да и холодно сегодня сильнее обычного. Даже падал мокрый снег.
   Тем не менее, выгрузившись из кареты, решила, что это утро отчётливо напоминало вчерашний день. Я опять восхищённо застывала перед предметами искусства и скульптурами, подгоняемая недовольным Сальваторе.
   Это был замок Магистра Креона. Того самого, который срезал себе лицо. К тому же, смерть Креона повлекла за собой гибель охотника, первым зашедшего в покои убитого. Оттого меня ощутимо передёрнуло, когда мы попали в эти самые покои Магистра. Пахло смертью и кровью, хотя в гостиной не было следов насилия. Зато в спальне окровавленные стены, которые теперь приобрели коричневый цвет, явно давали представление, что Магистр неоднократно приложился к ним лицом. Посреди комнаты виднелась высохшая багровая лужа крови. Видимо здесь и обнаружили тело.
   Кое-как справившись с тошнотой, я всё же заставила себя осмотреть помещение, но ничего интересного не обнаружила. Никаких следов рун. Когда уже собиралась выходить, потихонечку пятясь к дверям, обратила внимание, что Сальваторе задержался.
   -- Мистер Ноа?
   Но констебль задумчиво смотрел на кровать.
   -- Мистер Ноа? -- повторила я, напрягшись.
   -- Подойди сюда, -- позвал он и я поспешно засеменила к нему. -- Тебе не кажется, что эта кровать чересчур высока?
   -- Ну... нет. Мастер Като тоже предпочитает высокие кровати, -- пожала плечами, желая как можно быстрее выбраться из этой спальни.
   -- А мне нравится, шика-а-арная кроватка! -- довольно промурлыкал появившийся Пятый, развалившись на этой самой кровати.
   -- Пятый! -- злобно прошипела я.
   -- Убирайся отсюда, -- нахмурился Ноа, а никс подпрыгнул и оказался ближе к нам.
   -- Я уйду, но тогда, ни за что вам не скажу, как узнать её секреты, -- он исчез, а появился уже на прикроватной тумбочке.
   Сальваторе не сказал ни слова, а лишь долгим и внимательным взглядом сверлил демонёнка.
   -- Ну ладно, ладно! Чего так злобно-то? -- забурчал он и, спрыгнув с тумбы, со всего размаха ударил копытцем по ножке кровати. Она начала бесшумно приподниматься, пока не встала вертикально. В углублении днища лежало куча разных вещей: книги, рукописи, чернильницы, перья, в общем, всякий хлам. А вот то, что было изображено на дне самой кровати, заставило нас с констеблем опасливо попятиться. Мы постояли молча пару секунд, переглянулись и, увидев осмысленные взгляды друг друга, облегчённо вздохнули.
   -- Это руна? -- спросил Ноа.
   Я вгляделась в огромный и непонятный мне символ, покрывающий всё дно кровати.
   -- Нет.
   -- В таком случае, что это?
   -- Я не знаю, -- честно призналась, подойдя ближе. -- Пятый?
   -- В первый раз вижу, -- отозвался демонёнок.
   -- Напоминает вязку рун. Это такие рунические формулы, но использованные несколько иначе, -- пояснила я. -- Но это не они, слишком плавные углы. И вот это, -- указала на ответвление, -- точно с рунами не связано. Я впервые вижу такой знак.
   -- Ты уверена? -- спросил Ноа.
   -- Абсолютно. Может это какой-нибудь древний магический знак? -- предположила.
   -- Исключено, -- Сальваторе протянул руку в направлении символа и тут же её опустил. -- Он не источает ни грамма магической силы.
   -- Давайте тогда так, -- я подошла к знаку и, достав мешочек с рунами, задала вопрос, вытащив оттуда три руны. -- Ничего не понимаю...
   -- Что там? -- подпрыгнул ко мне Пятый.
   -- Бессмыслица. Какой-то бег от чего-то. Вода.
   -- Попробуй ещё раз, -- предложил Ноа.
   -- Нет смысла, -- объяснила я. -- Если они не хотят говорить, то не скажут.
   -- Тогда давай глянем, что там за документы.
   -- Давайте я, -- вызвалась и пояснила: -- Если наткнусь на руны, то вы меня удержите в случае чего. Вдруг решу выпрыгнуть в окно.
   -- Логично, -- согласился Сальваторе.
   Кивнув, встала около кровати на колени и принялась шарить руками по дну, перекладывая документы, и ожидая сиюминутно наткнуться на какую-нибудь гадостную руническую формулу. Но пока этого не происходило, разглядывала документы. Чего там только не было! Настоящая кладезь древних, запрещённых рукописей и фолиантов. Кроме того, там были некие тайные переписки и даже одна книга по чёрной магии! Мои глаза всё сильнее расширялись от увиденного, поскольку чёрная магия и Магистры никак не желали соединяться у меня в мозгу. Абсурд! Зачем создавать законы, если сами же их нарушают?!
   Тут наткнулась на знакомый мне очерк и оглянулась через плечо на Сальваторе. Тот сосредоточенно буравил меня взглядом. Я протянула ему документ, обложка которого гласила: "Очерк на тему: "Некоторые скрытые особенности рун", автор: Безродная Раиса".
   Ноа глянул на название и, нахмурившись, кивнул мне, давая понять, чтобы не прерывала поиск. Я вновь погрузилась в документы, при этом опрокинув плохо закрытую чернильницу и измазав руки. Не везёт мне в последнее время с чернилами...
   -- Райка... -- позвал меня Пятый, каким-то странным голосом.
   Я повернулась к нему, но никс неотрывно смотрел за мою спину. Я медленно обернулась. Сальваторе стоял в неестественно прямой позе и держал перед собой мой раскрытый очерк. Маг смотрел стеклянными, мутными глазами.
   Чёрт возьми! Я вскочила на ноги и, выхватив из его рук документ, захлопнула. Но Сальваторе не двигался.
   -- Мистер Ноа? -- позвала я, дотронувшись до его руки.
   Он вздрогнул, посмотрел мне в глаза и, резко развернувшись, быстрым шагом направился к выходу.
   -- Чего это он? -- удивился Пятый.
   -- Это руны! Он... он под действием рун! Хватай доклад, нам нужно его остановить! -- крикнула я и кинулась вслед за охотником.
   Выбежав, увидела только спину Сальваторе. Он уже не шёл, а бежал, перепрыгивая по три ступени. Я припустила за ним, понимая, что Ноа в невменяемом состоянии. Когда мы добрались до первого этажа, крикнула караульным:
   -- Остановите его!
   Но никто из них не посмел задерживать спешащего констебля. В очередной раз чертыхнувшись, прибавила скорость, лихорадочно соображая, что буду делать, когда его догоню. Мы, тем временем, уже оказались на улице. Холодный ветер ударил в лицо, заставив меня остановиться и увидеть, что Сальваторе резко поменял траекторию и двинулся к озеру.
   -- Мистер Ноа! Остановитесь! -- крикнула я, вновь кинувшись за ним, но маг развил поистине фантастическую скорость. Мои лёгкие уже буквально разрывались на части, когда мы оказались у озера, покрытого тонким льдом. Но это не остановило обезумевшего Ноа, он ничего не замечая, побежал по льду.
   -- Сальваторе! -- взвизгнула я, перепугавшись не на шутку, но не решилась ступить на хрупкую поверхность. В эту же секунду, тонкая корка треснула и Ноа провалился в воду. -- Господи!
   Я бросилась к магу, не подозревая, чем могу помочь, но прекрасно понимая, что лучше утонуть вместе с ним, чем объяснять охотникам, как погиб констебль.
   -- Мистер Ноа... Ноа... -- повторяла я, аккуратно передвигаясь по льду и наблюдая, как он бултыхается в воде, надламывая лёд в попытках выбраться. Подобравшись ближе, легла на живот и дальше уже подползала к утопающему.
   -- Мистер Ноа, хватайте меня за руку! -- крикнула, протянув обе руки. Но тот, в порыве безумия, схватился за них, и рывком потянул на себя, специально стаскивая меня за собой. -- Что вы делаете?! Остановитесь!
   В этот миг я ушла с головой под воду. Тысячи острых осколков словно вонзились в мою кожу. Такой боли я не ожидала. Вынырнув, жадно глотнула воздуха, в полной уверенности, что через секунду умру.
   -- Пятый! -- позвала в отчаянии. -- Зови помощь!
   Сальваторе, в это время, перестал пытаться выбраться и замер. Я повернулась к нему. Моё тело ломило от боли и каждое движение давалось с трудом. Казалось, чувствую каждую косточку в своём теле, так сильно оно болело. Ноа держался за край льда и смотрел на меня. Затем моргнул и его взгляд приобрёл осмысленность.
   -- Рая?! -- синими, дрожащими губами проговорил он, явно не понимая, как здесь оказался.
   -- Слава богу! -- похрипела.
   -- Давай, я тебя подсажу, а ты выползай, -- прерываясь проговорил Сальваторе синими губами, и приблизился ко мне.
   -- Я не смогу... -- едва слышно прошептала, уже переставая чувствовать своё тело.
   Но Ноа развернул меня и рывком подтолкнув, приподнял надо льдом. Я приземлилась животом, но лёд вновь надломился и треснул, а я опять оказалась в воде с головой. Вынырнув, проговорила:
   -- У нас не получится...
   -- Получится... -- упрямо отозвался Сальваторе и опять вытолкнул меня на поверхность. На этот раз лёд хрустнул, но не проломился. -- Давай, подтягивайся!
   -- Я не могу... -- заревела, понимая, что действительно не могу себя спасти. -- Холодно...
   Подняв мутный взгляд, увидела около берега охотников, которые что-то кричали и суетились.
   -- Наконец-то... -- с трудом пошевелила губами и потеряла сознание.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   "...поскольку данный подвид не обладает ни достаточными умственными данными, ни врождёнными качествами лидерства или бунтарства, ни, тем более, магическими способностями, Высшей кастой Магистратуры было принято решение, что для полноценного существования людей, как подвида, необходимо использовать их в русле работы, направленной на прислуживание магам. Данное решение и по сей день в силе, и, насколько можно судить по отчётам за прошедшие века, полностью себя оправдало..."
  
   Выписка из учебника "Магическая история раннего периода для студентов первой ступени", под редакцией Мастеров Сакра, Верлинского, Минского; глава 8, стр. 33
  
  
   Я открыла глаза и застонала. Голова кружилась, в горле пересохло и болело, тело ломило и чувствовалась слабость. Вновь простонав, наконец огляделась. Как хорошо. Я в своей комнате. Жива. Руки, ноги целы. Ура.
   Кряхтя, поднялась, немного посидела на кровати, собирая мысли в кучу и припоминая последние события. Сальваторе! Боже, он же провёл под водой в два раза больше времени чем я! Как он?
   Резко дёрнувшись от воспоминаний, поморщилась, так как голова просто ужасно гудела. Казалось по ней много и упорно чем-то били. Интересно, долго я валялась? Отдышавшись, обратила внимание, что одета в шерстяные штаны и свитер явно с чужого плеча. Мужского. Про то, кто и когда меня переодел, думать не хотелось.
   Сделав усилие, встала и подождала, когда комната перестанет кружиться перед глазами. Но она не переставала, а лишь на миг успокаивалась, если не двигать головой резко. Я всё же решила спуститься вниз и узнать, как там Сальваторе.
   Спуск занял довольно много времени, а когда, наконец, добралась до холла, то услышала тихие голоса в столовой. С трудом донеся своё бренное тело до двери, ввалилась в помещение и застала занятную картину: в столовой было двое -- Дааф и Пятый. Маг сидел за столом, а никс на столе, при этом сложив свои копытца в позе "лотоса". Они резались в карты. Рядом стояла початая бутылка спиртного, которую маг ловко подхватил и налил себе в стопку, а демонёнку в напёрсток. Играющие о чём-то разговаривали, и я поморщилась от очередного приступа головной боли.
   -- Райка! -- воскликнул Пятый, заметив меня.
   -- Чего орёшь? -- прохрипела.
   -- Ты зачем встала, дурында? -- нахмурился Дааф и подойдя ко мне, подхватил на руки. Я простонала, но сопротивляться не могла.
   -- Поставьте меня, -- хотела произнести это грубо, но получилось жалобно.
   -- Ага, чего не хватало, сейчас ещё грохнешься тут...
   -- Как мистер Ноа? Он в порядке? -- спросила я.
   -- А чего ему будет? -- заржал Дааф. -- Он уже второй день из Дворца правосудия не вылезает. Работает.
   -- Я что два дня уже валяюсь? -- удивлённо ахнула.
   -- Уже третий, -- икнув, вставил Пятый.
   -- Мистер Дааф, зачем вы спаиваете моего демона? -- нахмурилась я, глянув на мага.
   -- Я? -- возмутился тот, а я в бессилии прикрыла глаза.
   -- Раечка, так ведь это у меня в крови... я же демон всё-таки... -- завёл Пятый свою любимую шарманку.
   -- Можно водички? -- взмолилась из последних сил и вновь отключилась, обмякнув на руках Даафа.
  
  
   В следующий раз проснулась уже без жуткой головной боли, но всё с той же слабостью в теле и насморком. Пятый сидел на моей подушке и читал книжку.
   -- Привет, алкашня, -- дребезжащим голосом прокаркала я.
   -- О, проснулась! -- отбросил тот книжку и обиженно добавил: -- Ничего я не алкашня... знаешь, чего натерпелся, пока ты в отключке была...
   -- Интересно чего? -- поморщилась, с трудом сползая с кровати.
   -- Ты так кричала, -- он жалобно округлил глаза, -- а я не мог тебя разбудить. Сальваторе с Даафом тоже переживали, только вида не показывали.
   -- О-о-о, какой кошмар, -- протянула, но потом строго посмотрела на демонёнка: -- Мне не нравится то, что ты водишь дружбу с Даафом.
   -- Я не... я не... -- начал было отнекиваться Пятый, но поняв, что сказать ему нечего, грустно повесил мордочку.
   -- Не нравится, -- твёрдо повторила я для закрепления.
   -- Он не злой, -- отчего-то решил вступиться за мага никс.
   -- Нет конечно. Он просто душка, -- скривилась, и добавила: -- Достань что-нибудь, чем руну нарисовать можно, лечиться буду, -- после этих слов поплелась в ванную.
   -- Ноа не разрешает... -- начал тот, но я уже хлопнула дверью.
   Душ бодрости не придал, но ощущать себя чистой было приятно. Подумав, снова напялила свитер, в котором была, но штаны надела другие. Пятый, тем временем, подал мне кусок угля, которым принялась вырисовывать руны у изголовья кровати. Но не успела изобразить даже одной, как в комнату без стука вошёл констебль.
   -- Стирай, -- с порога заявил он.
   -- Но...
   -- Стирай. Ты в доме мага и лечиться будешь, как положено у магов, -- твёрдо проговорил он и протянул мне стакан с зелёной шипучей массой.
   -- Мои способы лечения не такие мерзкие, -- возразила, но стакан приняла, скривившись от запаха, который издавали лопающиеся пузырьки.
   -- Не сомневаюсь в этом, -- кивнул Сальваторе.
   Я глотнула отвара и закашлялась, прохрипев:
   -- Жестокий вы человек, мистер Ноа.
   -- Я маг, -- снова превратился он в сноба и поинтересовался: -- Как себя чувствуешь?
   -- Да ничего вроде, -- пожала плечами.
   -- Тогда допивай и топай в мой кабинет, дела не ждут. Пятый тоже пригодится, -- проговорил он и вышел из комнаты.
   Я постояла немного, затем недоуменно оглянулась на демонёнка. Тот подленько улыбнувшись, проговорил:
   -- Мы вроде как подружились.
   -- Предатель, -- фыркнула и направилась в ванную, вылить эту вонючую гадость.
  
  
   Я робко постучала в кабинет и, услышав громкое: "входи", протиснулась в дверь. Пятый уже вальяжно восседал на столе Сальваторе, заставив меня ревниво нахмуриться. Ноа внимательно следил за мной, пока не уселась в кресло. Как назло, стоило только устроиться, на меня напал дикий кашель, поэтому я ещё пару минут взахлёб прокашливалась.
   -- Извиняюсь, -- хрипло прокаркала и уставилась на мага честными глазами. Он скорчил недовольную мину и проговорил:
   -- Вижу, посещение замка Магистра Дарио придётся отложить.
   -- Да нет, не обязательно, -- поспешила заверить.
   -- Ты вроде не горела желанием от всего этого мероприятия, так с чего вдруг передумала? -- сузив глаза, поинтересовался Сальваторе. Подозревает меня, что ли в чём-то? Я ему вроде жизнь спасла. Опять.
   Решив обидеться, просто пожала плечами. Пятый это усёк и подхалимски перебрался ко мне на колени. Вздохнув, потрепала его по голове.
   -- Я задал тебе вопрос, -- терпеливо проговорил Ноа, дав понять, что от него не отвертеться.
   -- Домой хочу побыстрее, -- с вызовом сообщила я. -- Мастер Като вообще-то за меня переживает.
   -- Ты можешь его посетить в любое время, предварительно меня предупредив, -- отмахнулся констебль.
   -- Что? С каких это пор, если на дверях и окнах стоят печати, и я даже во двор выйти не могу? -- разозлили меня его слова.
   -- Не хами мне! -- нахмурился констебль, но все же ответил: -- С тех самых, как ты... помогла мне... -- последнее слово он буквально выплюнул.
   -- Говорите, как есть: спасла вам жизнь, -- фыркнула я и подумала, что сегодня мне точно не избежать заклятья немоты.
   Сальваторе опять продемонстрировал мне своё недовольное лицо, понимая, что я права, но магская сущность не позволяла ему считать себя обязанным человеку.
   -- Не злитесь на Адку, -- вступился за меня Пятый, -- она бука, потому что болеет. Она всегда невыносима, когда ей не здоровится.
   -- На кого? -- удивился Ноа, но я ему не ответила, так как действительно была в дурном расположении духа и обрушила свой гнев на демонёнка:
   -- Не надо меня защищать, сама справлюсь...
   -- Ага, сейчас сдуру глупостей понаговоришь, будешь потом опять как рыба молчаливая, -- Пятый недовольно сложил лапки на груди.
   -- О каких, интересно, глупостях ты говоришь? -- зацепилась я.
   -- Чего ты на меня рычишь вообще? -- никс явно рассердился, и у него загорелись глаза. -- Я её защищаю, а она... постой... -- Пятый на миг задумался и, сузив глаза, проговорил: -- Адка, ты что, ревнуешь что ли?
   -- С ума сошёл? -- возмутилась и сбросила его с колен, закинув одну ногу на другую. Пятый громко рассмеялся, а затем запрыгнул обратно и, цепко обняв меня за шею, лизнул в щеку.
   -- Я так и знал, что ты меня любишь!
   -- Отвянь, нечистая сила, -- скривилась, отдирая его худенькие лохматые ручонки от своей шеи.
   Сальваторе наблюдал за этой сценой без тени каких-либо эмоций. Затем, когда Пятый вновь перекочевал на его стол, вкрадчиво произнёс, приподняв одну бровь:
   -- Адка?
   -- Райка превращается в Адку, когда злится, -- хихикнул демонёнок.
   Ноа ухмыльнулся, оценив находчивость никса, но тут же вновь стал серьёзен.
   -- Это твой очерк, -- он приподнял документ, который мы забрали из комнаты Магистра Креона, тот самый, после которого Сальваторе и я чуть не утонули. -- Я не открывал его.
   -- Предлагаете сделать это мне? -- удивилась, но поразмыслив, кивнула. -- Только можно я сначала начерчу защитные руны, что ли?
   -- А давайте я? -- предложил Пятый и выхватил документ из рук Сальваторе.
   -- Стоп, -- Ноа покопался в ящике, выудил оттуда верёвку и, сделав петлю, накинул её на шею демонёнку, пояснив: -- Для безопасности.
   Пятый поморщился, но вредничать не стал. Я же во все глаза уставилась на никса, который сосредоточенно принялся перелистывать страницы. Спустя пятиминутное тягостное ожидание, он закрыл доклад и поднял свои чёрные глазища на меня:
   -- Ну и чё? Где безумие и жажда смерти? Там ничего нет.
   -- Как нет? -- в один голос воскликнули мы с Сальваторе.
   -- Так, -- развёл руками Пятый, скидывая петлю с шеи. -- Ну, если не считать этой безобидной формулы, -- он быстро пролистал документ и достал спрятанный между страниц небольшой листок бумаги. -- Это ведь не твоё? То есть, к очерку не имеет отношения, насколько я помню?
   Я взяла протянутую бумажку и всмотрелась в изображённые руны:
   -- Нет, это не из очерка.
   -- Что оно означает? -- Ноа протянул руку, и я вручила ему формулу.
   -- Если честно, то это обычная вязка рун призванная обеспечивать её носителя комфортом. То есть, это скорее талисманная вязка. И носитель этой руны будет себя чувствовать комфортно в любой ситуации, что бы не произошло и где бы он не находился.
   Я выхватила из рук Пятого свой очерк и ещё раз пролистала его.
   -- Действительно, ничего.
   -- Ты хочешь сказать, что мне снесло голову вот это? -- Сальваторе злобно потряс бумажкой.
   -- Может быть, что-то выпало, пока Пятый его нёс? -- предложила я.
   -- Я ничего не ронял, -- твёрдо отозвался никс, а Сальваторе пытливо на меня глянул.
   -- Что? -- испугалась. -- Я правду говорю!
   -- В таком случае, как так вышло, что из-за безобидной руны, призванной обеспечивать комфорт, я решил искупаться в озере посреди зимы?!
   -- Ничего не понимаю, -- задумалась я, проигнорировав злобного Ноа, который поднялся и нервно забегал по кабинету по обычаю погрузившись в свои невесёлые думы.
   Действительно, странные совпадения. Но ещё ни разу мы не наткнулись на действительно опасные руны смерти. Рунами можно убить, но они действуют иначе. Из-за них можно заболеть, может произойти несчастный случай, неудачи, НО... ни одна руна не способна влезть так глубоко в голову. Тем более склонить к подобным жестокостям, какие были в случае убийств Магистров. Руны так не работают.
   -- А что по поводу того знака, изображённого на дне кровати? Есть соображения? -- прервал мои размышления Сальваторе, видимо тоже основательно покопавшись в себе.
   -- Нет. Я не знаю, что это за знак. Никогда прежде ничего подобного не видела.
   Ноа вновь задумался и минут пять мы с никсом ждали, пока все шестерёнки в голове Сальваторе встанут на место.
   -- Так, поступим следующим образом: в замок Магистра Дарио мы пойдём вместе с охотниками, которые и будут обыскивать помещение...
   Рисковать жизнью охотников более низкого ранга, как это по магски...
   -- ...кроме того, я выпишу запрос на допрос Магистров. Понимаю, что они в восторг не придут, но меня это мало волнует.
   -- Что вы собрались делать? Допрашивать Магистров? -- округлила я глаза.
   -- Если трое из них пользовались рунами, то что мешает остальным троим? -- резонно спросил Ноа.
   -- А если вам не разрешат допрашивать Магистров?
   -- Разрешат, -- пренебрежительно бросил Сальваторе.
   Ну конечно! Как же нашему снобу можно препятствовать!
   -- Допустим, вы правы, но я предполагаю, что они просто не захотят с вами откровенничать.
   Констебль не удостоил меня ответом, и мы с Пятым усмехнулись, встретившись взглядами.
   -- Завтра будем ориентироваться на твоё самочувствие. Так что иди, отдыхай, -- бросил Сальваторе через плечо, остановившись у окна.
   Я схватила Пятого и, взвалив на плечо, двинулась к двери, как всё же решилась спросить:
   -- Мистер Ноа, вы серьёзно говорили про то, что я могу съездить домой?
   -- Вполне, -- кивнул он.
   -- А каким образом...
   -- Я дам тебе экипаж, -- перебил он.
   -- Я могу это сделать сегодня? -- расцвела.
   -- Нет. Сегодня ты будешь отдыхать. Возможно завтра. При условии...
   -- Свинья, -- расстроившись, прошептала я себе под нос, и не дослушав его, выскочила из кабинета.
   -- Смелая ты, Адка, -- хихикнул Пятый, -- он тебе к Мастеру Като съездить разрешил, а ты его свиньёй обозвала, не хорошо...
   Я фыркнула. Вряд ли он услышал моё ругательство.
   -- Или ты потихоньку адаптируешь его к своему характеру? Воспитываешь что ли?
   -- Второе, скорее всего, -- ухмыльнулась. -- Я ему жизнь спасла, а он меня держит в своём доме под закрытыми замками. Ни спасибо, ни пожалуйста. Чем я заслужила подобное недоверие, скажи?
   -- Рая! -- раздался позади разъярённый голос Сальваторе.
   Я уже была на верхней ступени, поэтому пришлось обернуться. В это время с лестницы осторожно начал спускаться совершенно пьяный Дааф с отсутствующим лицом.
   -- Не смей демонстрировать мне свой характер и уходить, пока я не договорил! -- бушевал Ноа, крича на весь дом.
   -- Хорошо ещё, что он не услышал эпитет, которым ты его наградила, -- шепнул мне Пятый на ухо.
   -- Ты меня поняла?!
   -- Чего орёшь? -- заплетающимся языком возмутился Дааф, добравшись до нижней ступеньки. Ноа глянул на него, и последний, словно безвольная кукла, влетел в стену.
   Тут мне стало не до шуток. Может извиниться?
   Но слова застряли в горле. Глаза Сальваторе опасно блестели, не предвещая ничего хорошего, а я потихоньку начала пятиться назад. Пятый при этом исчез с моего плеча. Видя моё позорное отступление, у Сальваторе разве что пар из ушей не пошёл, и он двинулся в мою строну. Ну, а я, как настоящий трус, бегом припустилась в комнату. Пока дотуда добиралась, услужливый мозг перебрал различные способы расправы надо мной, поэтому закрывшись в ванной, была уверена, что маг сейчас меня убьёт. Мастер Като был прав.
   -- Рая! -- послышалось из-за двери.
   -- Мистер Ноа, прошу прощения, не знаю, что на меня нашло, такого больше не повториться, я очень сожалею, простите меня, пожалуйста, только не трогайте... -- запричитала, перепугавшись не на шутку.
   -- Рая, открой дверь, -- послышался уже более мирный голос с той стороны.
   Ослушаться я не могла, поэтому, глубоко вздохнув, щёлкнула щеколдой, которую Сальваторе мог сломать одним пальцем, причём, без помощи магии. Когда дверь распахнулась, передо мной, как это ни странно, стоял совершенно спокойный Ноа и задумчиво на меня смотрел.
   -- Твои извинения приняты, но знай: я никогда не причинял вред женщинам и впредь не собираюсь, и без разницы, будь она магом или человеком, -- гордо отчеканил он, и я отвела глаза в сторону. -- Я не такой изверг, каким ты меня себе представляешь.
   -- Я вовсе не...
   Но Сальваторе резко развернулся и ушёл.
   -- По-моему, он обиделся, -- предположил появившийся в раковине Пятый. -- Ты задела его мужское эго.
   -- Я думала, он меня убьёт, -- призналась, вставая с колен.
   -- Да ну! -- отмахнулся никс. -- Ты просто в очередной раз ему напомнила, что всего лишь слабая женщина.
   -- Раб. Слабый раб, -- поправила демонёнка.
   -- Не хочешь это исправить? -- хлопнул глазками Пятый.
   -- На что ты намекаешь, дьявольское отродье?
   -- Ничего не могу поделать со своей дурной кровью, -- заржал он.
   -- Ладно, пойдём, посмотрим, как там мистер Дааф, не убился ли.
  
  
   Дааф вопреки ожиданиям, был здоров, цел и весел. Правда мне пришлось тащить его в столовую почти на себе, выслушивая сальные шуточки, но я не обращала на них внимания. Что-то подсказывало мне, что в таком состоянии он безобидный.
   Я сварила магу крепкий кофе и принялась шарить в шкафах в поисках спиртного, которое вознамерилась спрятать подальше. Из всего бара осталось лишь две бутылки, которые и вручила Пятому, шепнув, куда их определить, затем уселась напротив Даафа и внимательно посмотрела на этого красивого, но, в то же время, безобразного, от злоупотребления алкоголем, мужчину.
   -- Что, рожа тебе моя не нравится? -- хмыкнул он, отхлебнув кофе. Кстати удивительно, что Дааф беспрекословно и не выпрашивая спиртного, согласился на кофе.
   Я всмотрелась в его мутные глаза и залёгшие под ними тени.
   -- Не обижайтесь, мистер Дааф, но пьянка мало кого красит.
   -- Жизнь тоже, -- буркнул он и добавил: -- Сделай доброе дело: зови меня просто Даафом, а то от этого твоего "мистер" меня передёргивает. И давай на "ты", я свободный маг.
   -- Хорошо, -- согласилась, весьма и весьма удивившись его просьбе, а потом, помолчав, тихо спросила: -- Что с тобой случилось, Дааф?
   -- Это ты спрашиваешь, почему я пью? -- развеселился тот, а я кивнула. -- Это долгая история и совсем не интересная, поверь, Пушистик. Тебе она и вовсе ни к чему. Расскажи мне лучше про свои руны, они и вправду работают?
   Я поняла, что о своей биографии он распространяться не хочет, поэтому пожав плечами, ответила:
   -- Работают, конечно.
   -- Хочешь сказать, что всё то, что рассказывают в магских универах про руны -- чушь? -- приподнял мужчина одну бровь.
   -- Чушь, конечно, -- проговорил появившийся никс, забравшись на стол и усевшись в позе "лотоса", аккуратно сложив около копыт хвост. -- Райка знаешь, как умело с ними обращается, ни одному магу такое не снилось.
   -- И что, ими все могут пользоваться? -- с сомнением спросил он.
   -- Нет, не все, -- ответила я. -- Далеко не каждый может им понравиться, а главное понять. Они умеют выбирать.
   -- Да? -- заржал Дааф не поверив. -- Может, продемонстрируешь мне чего-нибудь эдакое?
   -- Хочешь, сделаю так, что ты больше ни глотка спиртного сделать не сможешь? -- подмигнула я.
   -- Нет уж, спасибо, -- нахмурился Дааф и поднялся со стула, -- меня и так всё утраивает.
   Он нетвёрдой походкой направился к выходу, что-то бормоча себе под нос.
   -- Маг с тяжёлой судьбой? -- улыбнулся Пятый, глядя ему в след.
   -- Или с больной головой, что в принципе одно и то же, -- проговорила я, -- все проблемы от мозгов.
   -- Или от их отсутствия, -- хихикнул демонёнок. -- Пойдём спать?
   Я вновь зашлась кашлем, но через минуту всё же смогла ответить:
   -- Не хочется что-то.
   -- Хочется, -- кивнул он, хмуро на меня глянув. -- Райка, тебе нужно отдохнуть.
   -- Ты останешься?
   -- Мастер Като просил хоть иногда ночевать, ему одиноко в большом доме одному...
   -- Ну, пойдём тогда в гостиную, почитаешь мне книжку какую-нибудь, время ещё есть.
   Мы устроились около камина, расстелив толстый плед, и долго выбирали, какую из двух книг прочесть, пока не прибегли к помощи элементарной считалочки. Хороший выбор. Сказка. Хоть и магская.
  
   ***
  
   Сальваторе вышел из домашнего кабинета, устало потирая глаза, и замер, увидев необычную для своего пустого дома картину: около камина лежала Рая, повернувшись к пламени лицом, в её светлых волосах играли блики огня, а рядом, на стопке книг, сидел Пятый и читал вслух. Ноа ухмыльнулся забавному зрелищу и подошёл ближе, чтобы демонёнок его заметил. Тот прервался и, подняв глаза на Сальваторе, прижал палец к клыкастой пасти.
   -- Заснула, -- прошептал никс.
   -- Перенести в комнату? -- предложил констебль.
   -- Нет, не надо, она проснётся. Путь отдохнёт, пока сны не беспокоят, -- Пятый погладил девушку по голове своей маленькой лапкой. -- Хорошо, что вы пришли, мне уже давно пора уходить.
   -- Куда? -- растерялся маг.
   -- Домой, -- удивился никс, -- Мастер Като ждёт меня.
   -- А что мне с ней...
   -- Просто разбудите, если она начнёт кричать, -- отмахнулся он. -- Это не сложно, если кошмар пресечь в самом начале.
   -- И что, мне караулить её всю ночь? -- возмущённо проговорил Сальваторе.
   -- Можете не караулить, -- безразлично пожал плечами Пятый, но добавил: -- Когда спит, она особо уязвима.
   Сальваторе нахмурился, уставившись в пол. Он не заметил, что прежде чем исчезнуть, Пятый хитро улыбнулся, глянув на него.
   Ноа пару минут постоял в раздумьях, потом осторожно ступая, подошёл к спящей девушке и заглянул ей в лицо. Тёмные круги под глазами напоминали о бессонных ночах и перенесённой болезни, но теперь, когда Рая не хмурилась и не кривила губы, Сальваторе обратил внимание, что она выглядит совсем ещё девочкой. Эдаким пушистым котёнком, греющимся у камина. Он глянул на худенькие запястья её рук и сжатые кулачки, а перед глазами пронеслись картины всего того, что могло бы произойти с ней, не будь у Раи хозяина подобного Мастеру. Такая девчонка в этом жестоком мире долго бы не протянула. Ей неслыханно повезло с хозяином. Хотя, судя по кошмарам, кое-что Рае в жизни уже пришлось повидать.
   Сальваторе знал, что маги низшей касты, которые занимаются торговлей человеческими рабами -- настоящие выродки. Нет, среди общей массы встречаются и честные торговцы, но всё же, для них люди -- всего лишь товар. Сам Ноа не считал, что торговля людьми -- это не правильно, в конце концов, так устроен мир, таковы законы. Эта часть жизни его абсолютно не касалась, поскольку он почти не имел контактов с рабами. Но насилие над женщинами констебль не приветствовал в принципе. Мужчина может за себя постоять, а женщина нет.
   Сальваторе раньше никогда даже не задумывался об этой стороне жизни, предпочитая не забивать голову ненужной информацией, пока не встретил её. Эту своенравную девицу с маленьким демоном. Он припомнил все обрывки разговоров, которые слышал о рабах, и мага передёрнуло при мысли о том, что кто-то способен поднять на неё руку или ещё хуже...
   Ноа запретил себе думать об этом и уставился на стопку книг, оставшихся лежать на полу. Всё это были сказки. Добрые, со счастливым концом. В этом мире все лишены детства. Люди -- из-за магов, а маги -- из-за самих себя.
   Внезапно Рая зашлась в кашле, и констебль, неожиданно для себя, отпрыгнул от неё на добрый метр, словно мальчишка. Тут же нахмурившись, вновь взял себя в руки, мысленно отругав за слабость. Какая Сальваторе разница, что было и будет с этим человеком? Главное, чтобы Рая исправно выполняла возложенные на неё обязанности.
   Девушка простонала и, перевернувшись на другой бок, мирно засопела. Ноа нахмурился и вернулся в свой кабинет, решив ещё немного поработать. Эта человечка плохо на него влияет.
   Через десять минут, закопавшись в бумажках, Сальваторе понял, что ни черта не понимает того, что читает. То ли это усталость даёт о себе знать, то ли нервозность из-за дела, которое так и не сдвинулось с мёртвой точки. Грохнув кулаком о стол, Ноа резко вскочил, злобно опрокинув стул.
   -- Чёрт бы побрал эти руны!
   Констебль остановился около макета с фотографиями убитых и в сотый раз принялся их просматривать, когда до него донёсся тихий стон. Он резко сорвался с места и в секунду оказался у камина, где спала Рая. Девушка нахмурилась и сжалась в комок. Сальваторе тихонько потряс её за плечо, но она не проснулась, а вновь вытянула ноги и перестала хмуриться.
   -- Ладно, посижу тут немного, -- проворчал констебль и уселся на плед, пытаясь найти удобную позу и не выглядеть полным идиотом. Затем плюнул на это дело, схватил первую попавшуюся сказку и принялся её листать.
  
   ***
  
   Я проснулась в своей комнате и сладко потянулась. Ну надо же, это первая ночь, когда я спала без кошмаров. При этом меня никто не будил. И даже не заметила, как оказалась в спальне! То, что перенёс меня Ноа, было понятно и так, поскольку я видела его во сне. Мне показалось, что Сальваторе сидит со мной у камина и гладит по голове. Бред конечно, с какого такого перепугу ему сидеть со мной, да ещё и гладить? Но это был хороший сон, в отличие от всех предыдущих. Интересно, почему сегодня кошмары решили меня оставить?
   Не найдя ответа, ловко спрыгнула с кровати, тут же закашлявшись, но спустя минуту уже принимала душ. Когда спустилась вниз, то обнаружила, что Ноа и Даафа в доме не было. Пройдясь по пустынному холлу, обратила внимание на вчерашний плед у камина и оставленные на нём книжки. Собрав с пола, забросила их на полку, с которой поднялись клубы пыли, из-за чего я пару раз громко чихнула.
   -- Будь здорова, -- хмыкнул Пятый позади меня.
   -- Нет, это невыносимо жить в таком свинарнике! -- возмутилась и, резко развернувшись, последовала в кладовую, которую уже давно заприметила, ещё с тех пор, когда убралась в своей комнате.
   -- Далеко собралась?
   -- Хочу смыть с этого дома грязь!
   -- Ты ещё не окрепла после болезни, -- возмутился никс, прыгая за мной. -- Тебе нельзя напрягаться!
   -- Сил моих больше нету! -- огрызнулась я. -- К тому же, трудотерапия быстрее поставит на ноги, нежели вонючие магские напитки.
   -- Райка, дом-то большой...
   -- Да? -- я кинула ему в руки тряпку. -- Тогда помогай. Вместе веселее справимся.
   Мы с Пятым потрудились на славу, всё вымыли, вычистили, пауков разогнали, полы перемыли, пыль вытряхнули. И дом задышал. По крайней мере, мне показалось, что он перестал быть таким мрачным как раньше. На свой страх и риск, я решила хотя бы немного привести в порядок кабинет Сальваторе, хотя Пятый меня отговаривал, ссылаясь на то, что Ноа это не понравится. Но я отмахнулась, решив, что тоже бываю в его кабинете довольно часто и пылью дышать не намерена.
   Удивившись количеству этой самой пыли на квадратный метр, во что бы то ни стало, вознамерилась с ней справиться, предусмотрительно не трогая ни одной бумажки ни на столе, ни в нём. За исключением тех, которые валялись на полу.
   Из его мусорки и вокруг неё насобирала кучу всякого хлама, в том числе и обёртки от еды, продаваемой на улицах Монстрака с палаток. Не удивительно, что Ноа такой злой, гадости жрёт всякие. Странно, как это он себе ещё язву не заработал с таким питанием.
   Расставив все книги по полкам, мы с Пятым вышли из кабинета и устало плюхнулись на диван.
   -- Труд облагораживает, -- произнёс демонёнок.
   -- И выматывает, а мне ещё готовить.
   -- Сделай что-нибудь лёгкое.
   -- У меня в доме два взрослых мужчины и один вечно голодный демонёнок, ты о чём? Предлагаешь накормить вас салатиком из капусточки? -- развеселилась, вновь закашлявшись.
   Спустя полчаса, я щебетала на кухне, изредка прерываясь на кашель. У меня открылось второе дыхание, тем более что в чистой кухне, и работа спорилась. Пятый злился, поскольку я заставила его резать лук, поэтому к моему пению не присоединился. Как раз тогда, когда выключила плиту, в кухню ворвался разъярённый Сальваторе и с порога завопил:
   -- Какого чёрта ты делала в моём кабинете, пока меня не было?! Я тебе ясно сказал, чтобы ты не смела совать туда свой нос, когда меня нет!
   Пятый как всегда тут же исчез, а мне стало обидно. Этот бешеный даже не заметил, что его дом блестит как новая монета, а лишь обратил внимание на то, что я побывала в кабинете. Форменное свинство. Отрешённо сложив руки на груди, ожидала, когда ему надоест орать. Если выключить звук, то зрелище будет забавное, но так сильно отгородиться у меня не получалось, поэтому пришлось выслушивать всё, что он обо мне думает. А думал он многое.
   -- Ты слышала хоть слово из того, что я сказал?! -- взревел Сальваторе, наконец, обратив внимание на мой отсутствующий взгляд, служивший броней, для которого достаточно одной искры, чтобы сгореть дотла.
   -- Все до единого, -- ответила сквозь зубы.
   -- И? -- выжидательно подперев руки в бока, вопросил он.
   Вот она -- искра.
   -- Что "и"? -- вспыхнула, заранее зная, что пожалею, но как говориться -- если уж начала... -- Вы не заметили, что я всего лишь убралась?! Причём не только в кабинете! Прошу заметить, что в вашу спальню я не заходила! Кроме того, даже разбросанные бумажки не трогала, а лишь вычистила мусор и расставила книги! Объясните, что я сделала не так?!
   -- Это мой личный кабинет! -- заорал Сальваторе. -- Там и так всё на своих местах!
   -- Да!? -- меня аж затрясло. -- А многослойная годовая пыль, тоже на своём месте? Может она вам думать помогает?! Тогда почему вы носите чистую и отглаженную одежду?! Может, если оденетесь в грязное, умнее станете?! -- на последних словах мой мозг внезапно включился, и я икнула, зажав рот рукой.
   Ой, дура.
   -- Да как ты... -- резанул меня своими глазами Ноа, явно не находя слов от моей дерзости.
   -- Мистер Ноа... простите меня... -- взмолилась о прощении, резко превратившись в овечку. -- Я не знаю, что на меня нашло, можете наказать...
   -- Стоп, -- процедил он, и я оказалась под заклятьем немоты. Что ж, справедливо. -- Уйди с моих глаз.
   Я сиесекундно сорвалась с места и поспешила в свою комнату, ни разу не обернувшись.
  
   ***
  
   Сальваторе вне себя от злости смотрел в след своенравной человечке и едва сдерживался от того, чтобы не присовокупить к заклятью немоты парочку других, но не таких безвредных. Подумать только: какая-то раба смеет так с ним разговаривать! С самим констеблем Первой касты магов правосудия! Да как с таким языком она вообще дожила до своих лет?! Первым порывом было немедленно водворить из своего дома, да и вообще, из Монстрака, эту особу, чтобы не мозолила глаза. Плюхнувшись на стул, Ноа вздохнул, стряхивая гнев, и через некоторое время всё же пришёл к пониманию того, что эта девчонка нужна ему.
   -- Ну надо же, ничего не боится! -- высказал он вслух своё недоумение.
   Посидев пару минут, Сальваторе повёл носом. Его взгляд упёрся в кастрюльки и сковородки на плите, с только что приготовленным и ещё не успевшим остыть ужином. Решительно отвернувшись, констебль вышел из столовой. Но буквально через секунду вновь в ней появился, поочерёдно заглянув в каждую тару, вдыхая аромат блюд.
   Спустя двадцать минут, он сидел за столом, сытый, в окружении пустых тарелок, и оглядывал помещение, которое удивляло чистотой. Решив проверить слова девушки, Сальваторе вышел в холл и встал как вкопанный. Действительно, всё убрано. Камин вычищен, окна помыты, книги на полках, ни паутины, ни грязи. Даже деревянный пол, повидавший на этом свете многое, отливал природным коричневым цветом.
   "Ладно, может и есть толк в этой девчонке", -- подумал маг и проследовал в свой кабинет.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   "...использование рун -- как своеобразных "магических ключей" можно подразделить на следующие виды:
   -- Применение отдельных рун;
   -- Применение совокупности рун -- создание рунических формул;
   -- Сочетание первых двух способов;
   -- Применение текстов, написанных рунами;
   -- Вязка рун. Возможна последующая стилизация этих рун.
  
   Использование рун также можно подразделить по способам использования:
   -- Создание амулетов и талисманов;
   -- Создание заклинательных формул с их последующим сжиганием для отправления рунической формулы по "адресу" ..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 7, стр.20
  
  
   Я уже довольно давно лежала на кровати, бездумно уставившись в потолок. Гнев всё ещё клокотал во мне, а сорвавшиеся с губ слова прощения были произнесены из-за необходимости и испуга, а вовсе не из-за раскаяния. Собственно, а чего я ожидала? Похвалы? Или благодарности за проделанную, и как выяснилось -- никому не нужную работу? Думаю, понатащи я со двора землю и рассыпь её по холлу, Сальваторе бы даже не заметил этого, а вот блестящий от чистоты кабинет вызвал столько негодования, словно я совершила преступление!
   Как бы то ни было, в душе я была глубоко обижена на констебля и понимала, что с визитом к Мастеру Като пролетела с треском. Что ж, если мне когда-нибудь суждено умереть из-за моего длинного языка, то так тому и быть. Ну не получается у меня замолчать в нужный момент. Вернее, я на это не способна, когда вижу вопиющую несправедливость. Вот хоть тресни!
   Тут в дверь тихо, предупредительно стукнули и в комнату вошёл Сальваторе. Признаться, удивилась его визиту. Интересно, что ему нужно? Неужели меня ожидает ещё одна порция объяснений почему я поступила не правильно, и вообще, лезу не в своё дело и не на своей территории? Или он отправит меня домой? За непослушание и дерзость. От этой мысли стало как-то не по себе.
   Ноа же теперь был спокоен, и как всегда неотразим в своей чёрной шёлковой рубашке и узких чёрных штанах охотничьей формы. Его волосы рассыпались в привычном беспорядке, а зелёные глаза внимательно меня разглядывали. Констебль опёрся о дверной косяк и сложил руки на груди. Я почувствовала, что могу говорить, но не произнося ни слова, уставилась на него честнейшим взглядом, повторяя про себя как молитву: "покаянный вид, покаянный вид...". Думает, что я первая что-то скажу? А вот и зря, скорее небо на голову упадёт.
   Видимо, каким-то образом это поняв, Сальваторе подошёл ближе и опустился на кровать у моих ног. Сидеть в комнате больше было не на чем.
   -- Рая, я хочу поговорить с тобой о твоём поведении, -- устало вздохнув начал он, а я приподнялась, опёршись спиной о стену, и уставилась на свои руки, приготовившись к долгой, поучительной лекции, -- и попрошу тебя выслушать меня внимательно, не перебивая и приняв к сведению то, что я скажу, договорились?
   Я кивнула и отрешённо перевела взгляд на констебля. Обида никуда не пропала, но послушать было даже интересно.
   -- Я понимаю, что проживая с Мастером Като, ты находилась в... своеобразном коконе, который тебя оберегал от окружающего мира. Может, Мастер сделал и правильно, но при данных обстоятельствах, выходит, что ошибся, так как ты оказалась абсолютно не адаптирована под сосуществование рядом с магами. Иными словами, Мастер Като тебя разбаловал.
   Я удивлённо приподняла одну бровь. Неужели из разряда падших женщин с совместным бастардом от хозяина, я теперь перекочевала в разряд непослушных деток?
   -- Также я понимаю, что тебе будет сложно сразу перестроиться на абсолютно другой уровень диалога, поэтому я, хоть и с неодобрением, но всё же могу принять, что ты несколько отличаешься от остальных хм... людей. Но настоятельно тебе рекомендую пытаться сдерживать свои порывы словесного опорожнения, поскольку я не отличаюсь особым терпением.
   Это извинение что ли? Констебль извиняется?
   -- Мы с тобой договорились? -- наконец спросил маг, видя, что я не спешу отвечать на его явно не раз продуманный монолог.
   -- Конечно, -- пожала плечами, но отрешённый вид никуда не делся.
   Его слова я приняла во внимание, но там ничего не было сказано про то, что нельзя обижаться на Сальваторе, если он того заслужил. С него не убудет, а мне легче от того, что не нужно клеить на лицо фальшивую улыбку ему в угоду. Ноа нахмурился и по обыкновению задумался. Уходить он не торопился. Задумчиво обвёл мою комнату взглядом, и вдруг будто что-то вспомнив, полез в карман брюк.
   -- Вот, -- через минуту произнёс констебль, достав оттуда маленький мешочек. -- Это травы от дурных снов. Дааф сделал, вдруг поможет.
   Я удивлённо глянула на Сальваторе и заметила непривычное выражение лица: хмурый лоб, отведённые в сторону глаза. Он так смущается что ли? Констебль Сальваторе чувствует себя неловко в моём присутствии? Значит он сожалеет! Значит он...
   В этот момент все обиды что гложили, в раз отступили на задний план. Я расплылась в улыбке и трепетно приняла мешочек.
   -- Под подушку положи, -- буркнул Ноа и, поднявшись, направился к двери.
   -- Спасибо, -- благодарно проблеяла я ему в спину.
   -- И ещё кое-что, -- добавил он, остановившись на пороге. -- Я заметил, что в доме чисто. И оценил это. Ты вовсе не была обязана.
   -- Можно сдерзить? -- осмелела, улыбнувшись.
   Сальваторе дёрнул уголками губ, но промолчал. Я расценила это как одобрение.
   -- Мистер Ноа, последнее предложение можно было сократить всего до одного слова.
   -- Неужели? -- хмыкнул он.
   -- Ну да.
   -- Просветишь как-нибудь на досуге, -- отмахнулся он и вышел, крикнув уже с лестницы: -- Завтра с утра собирайся в замок Магистра!
   -- Интересные делишки, -- улыбнулась я. -- Выходит, он разрешил мне быть дерзкой?
   -- Выходит, что да, -- хихикнул Пятый, появившись на шкафу. -- Или, скорее, смирился с твоим своенравным характером, списав это на воспитание.
   -- Всё слышал?
   -- А то! -- заржал демонёнок, спрыгнув на пол, и выхватил из моей руки мешочек. -- Думаешь, эта штукенция поможет?
   -- Сомневаюсь. Но попробовать стоит.
  
  
   С утра я проснулась в относительно хорошем настроении, так как Пятый спал со мной и будил каждый раз, как только начинала ворочаться. Травы от дурных снов, к сожалению, не помогли. Проводив демонёнка, я потянулась и пошлёпала в душ. В доме было прохладно, поэтому с удовольствием постояла в горячих струях воды, опустив лицо и прикрыв глаза. Под бьющей струёй абсолютно не получалось думать, поэтому я порадовалась пятиминутному отдыху для моей наполненной мыслями головы, пока не услышала какой-то звук. Повернувшись, побледнела, поскольку около раковины стоял довольный Дааф и наблюдал за мной.
   -- Ва-а-а-а-а!!! -- заверещала я на весь дом и, прикрывшись полотенцем, принялась кидать в хохочущего мага всем, что было в ванной комнате. -- Проваливай отсюда! Уходи! Уходи!
   Тот, отбиваясь и не прерывая приступ веселья, попятился к выходу, а я, сообразив, что всё ещё стою под душем, поспешно выскочила из поддона, орошая водой пол и одновременно стараясь удержать потяжелевшее мокрое полотенце. Уже в дверях комнаты маг остановился и произнёс:
   -- А ты красивая девка, Райка.
   -- Катись отсюда! -- рявкнула я и Дааф снова заржал.
   -- И посмотреть нельзя... -- шутливо запричитал он, выходя.
   -- Придурок! -- бросила я и, метнувшись к двери комнаты, закрыла её на ключ, а сама разозлилась: -- Какой в этом толк, если маги одним щелчком пальцев открывают любой замок?!
   Вернувшись в ванную, я не стала больше нежиться в душе, а поспешно намылила голову, желая побыстрее закончить с водными процедурами. Но взгляд невольно упал на ноги.
   -- Красивая, сказал он? -- прошептала, разглядывая длинные белые полосы, рассекающие ноги от щиколоток до бёдер. Казалось, что на меня напал зверь, изодрав их когтями, но это было дело рук мага-работорговца. Какая тут может быть красота, да и к чему она мне, человечке? То ли дело, магички со своей алебастровой кожей и идеальными чертами лица, недостатки которых легко устраняются с помощью магии.
   Мастер Като часто смеялся и говорил, что едва ли многие из магов видели когда-либо истинные лица своих жён, ведь они с самого детства доводят до совершенства использование заклинания иллюзии. Именно поэтому в Монстраке, да и в других городах, никогда не встретишь некрасивую магичку. А тем более старую. Они умирают молодыми, лишь на смертном одре проявляя свой истинный облик. Наверное, это не плохо стареть красивой. Не зря магички особо пренебрежительно, а иногда даже с издёвками относятся к человеческим женщинам, которым повезло дожить до старости.
   Подойдя к раковине, я вгляделась в зеркало и дотронулась рукой до своего веснушчатого носа. Да, едва ли какая магичка позволит солнечным лучам тронуть свою кожу, тогда как люди не гнушаются чёрной работы. Я, например, с удовольствием летом ухаживала за небольшим садом вокруг музея, который по праву считается самым живописным местом в нашей части города. Улыбнувшись при воспоминании о своём детище, вздохнула и принялась растираться маленьким пушистым полотенцем, так как другое было безнадёжно испорчено.
   Через некоторое время спустившись вниз, застала Ноа в столовой, привычно читающим газету.
   -- Доброе утро, -- робко улыбнулась.
   Сальваторе задумчиво на меня глянул, а через минуту произнёс:
   -- Доброе.
   Он ещё пару минут меня рассматривал, а я подумала, что сегодня у него какое-то особо задумчивое настроение.
   -- Как ты себя чувствуешь? -- наконец спросил Сальваторе.
   -- Хорошо, -- пожала плечами.
   Действительно, с утра уже не закашливалась как раньше, а лишь пару раз прочистила горло. Видимо, вонючее зелье действительно помогло.
   -- А как спала?
   -- Травы не помогли, -- честно сообщила я.
   -- Да? Я был уверен в обратном, ты не кричала ночью, -- он отложил газету на стол.
   -- Пятый со мной ночевал.
   -- Ясно, -- нахмурился Сальваторе и по обыкновению задумался, пока я не прервала его думы:
   -- Мистер Ноа, а можно мне сегодня после... ну, после замка, посетить Мастера Като?
   Он вздохнул и, поднявшись с места, кивнул:
   -- Само собой, мы это уже обсуждали.
   Я засияла рождественским фейерверком, чем вызвала у Сальваторе ухмылку, которую успела заметить, пока он не вышел. Я же подхватив кепку, последовала за ним.
   До замка Магистра мы ехали не особо долго, но как всегда в привычной тишине, совсем меня не тяготившую, ведь по обыкновению уставилась в маленькое окошко кэба. Я вглядывалась в запретные для людей, красивые улочки Монстрака, по которым мечтала когда-нибудь пройтись свободным человеком. Но, к сожалению, эта мечта неосуществима. Ноа по обыкновению думал, вперив в меня свой взгляд, поэтому я пролетала в облаках весь путь.
   Когда мы вышли из экипажа, нас встретил сурового вида маг-охотник. Тихо сказав что-то констеблю в приветствии, он склонил голову, продемонстрировав свой серый знак и пригласил следовать за ним.
   В отличие от двух других замков, где мы с Сальваторе уже успели побывать, здесь ступенек было минимум, что не могло не радовать. Хотя, это строение и замком-то не назовёшь, скорее уж загородным поместьем. Но, шикарным. Особо бросился в глаза плющ, что окутал своими ветвями почти весь фасад дома, обнажая только узкие стрельчатые окна. Наверное, летом это выглядит потрясающе. Внутри тоже было всё достаточно спокойно. Магистр Дарио, видимо, отличался лаконичным вкусом: никаких кричащих цветов, статуэток, картин, а лишь зелёное ковровое покрытие и мраморные стены приятного молочного цвета.
   Припоминая отчёт доктора Иксанова, я прокрутила в мозгу как именно погиб Магистр. Он вскрыл себе вены ножом для бумаги, словно хотел что-то достать из-под кожи. Меня тут же передёрнуло, когда послышался мелодичный женский голос:
   -- Сальваторе!
   Я с любопытством уставилась на магичку, которая неторопливой походкой шла нам на встречу. Она была облачена в форму охотников, что великолепно подчёркивала округлые формы, тонкую талию и длиннющие ноги женщины. Я открыла от изумления рот, при виде такой красоты. Её волосы цвета топлёного шоколада аккуратно убраны в пучок, а огромные голубые глаза довольно взирали на нас. Вернее, на Сальваторе. Магичка обладала действительно идеальными чертами лица, что я против воли залюбовалась её пухлыми, правильными губами в виде бантика. Хоть сейчас картину пиши. Она, тем временем, изящно склонила голову на бок (её знак, кстати, тоже был серый, но темнее, чем у нашего сопровождающего) и лучисто улыбнулась, глядя на Ноа.
   -- Охотник Терра, -- сдержанно кивнул Сальваторе.
   -- Я рада, что ты прибегнул к помощи именно моей группы, -- проговорила она, не глядя в мою сторону.
   -- Твоя группа, Мара, одна из лучших, -- пожал плечами Ноа и указал на меня. -- Это Раиса, мой внештатный консультант.
   -- Она? -- удивлённо взметнула бровки магичка, небрежно мазнув по мне взглядом, словно заметила только что.
   Я вздрогнула, но глаз не отвела. Охотница же насмешливо и брезгливо произнесла:
   -- Это же раб!
   -- Тем не менее, -- никак не отреагировал на её слова Сальваторе и проследовал по коридору, обозначив, что разговор на эту тему закрыт.
   Я, как только сумела, мило улыбнулась магичке, и поспешила за ним.
   Терра быстрым шагом догнала нас и, приблизившись к Ноа, что-то тихо начала говорить, изредка оглядываясь в мою сторону. Только полный дурак не понял бы о ком ведётся речь. Я нахмурилась и сбавила шаг, дабы не мешать этой красотке мурлыкать на ухо Сальваторе. Через секунду он и сам улыбнулся охотнице, получив в ответ не менее лучезарную улыбку, а я стиснула челюсти. Вот ведь... увидел красивую магичку, однозначно всю в заклятии иллюзии и словно забыл о моём существовании! А я плетусь за ним как какая-нибудь...
   -- Констебль, -- послышалось впереди приветствие, и я выглянула из-за фигур магов.
   Около двери, предположительно, покоев Магистра, находилось пять охотников. Это, наверное, и есть группа Терры Мары. Мужчины взирали на Сальваторе уважительно, что было редкостью. В основном на Ноа все смотрели как кролики на удава, но эти маги явно из другого теста. И выглядели они колоритно. Создавалось впечатление, что их подбирали не по навыкам, а внешним данным, так как они все примерно одинакового роста и комплекции, а в охотничьей форме это особо заметно. Группа мазнула по мне взглядом, но скорее ради приличия.
   Констебль кивнул им и принялся выдавать инструкции, как следует проводить осмотр покоев Магистра, чтобы по максимуму предупредить возможность попадания под воздействие неведомой магии. Именно так Ноа обозвал руны. Наверное, охотникам вовсе ни к чему знать, с чем они имеют дело. Я вслушивалась в наставления Сальваторе и покачивала головой каждый раз когда он давал дельные советы. Удивительно, как этот маг внимателен и рационален. Казалось, констебль не оставил ни одной детали без внимания.
   Тут я заметила боковым зрением, что охотник Терра за мной наблюдает. Интересное имя, сомневаюсь, что оно настоящее. Я намеренно не смотрела в её сторону, ведь и так являюсь ходячим сгустком неуверенности в себе, а тут ещё и красивая охотница, которая, можно сказать, совсем из другой жизни.
   Я вновь сосредоточилась на словах Ноа, обратив внимание, с каким видом охотники их выслушивают. Маги внимательно смотрели на констебля, глотая каждое его слово. Удивительно, но у меня создалось впечатление, что они рады находиться здесь, и что Сальваторе не инструкции диктует, а раздаёт награды. Наверное, для любых охотников честь работать под предводительством самого Ноа Сальваторе. Что ж, это не удивительно, а особенно учитывая должность и репутацию констебля.
   Через пару минут Сальваторе толкнул дверь покоев, пропуская группу вперёд.
   -- Мара, тебе лучше держаться возле нас, -- произнёс он магичке и повернулся ко мне, выудив из внутреннего кармана плаща небольшой блокнот, который протянул мне. -- Возьми это. При необходимости... ну, ты поняла.
   Я кивнула и приняла красивую записную книжку, бережно обхватив её руками. Мара фыркнула, наблюдая за моим воодушевлением, но я не обратила на неё внимание. Ноа подарил мне блокнот для рун. Нет, не так. Ноа преподнёс мне подарок!
   Сальваторе, заметив, как просияло моё лицо из-за простого блокнота, довольно хмыкнул и легонько подтолкнув меня в спину, исчез в проёме в след за охотниками. Я же, вглядываясь в кожаную обложку книжки, и не глядя куда иду, нечаянно наступила на ногу охотнице, которая в отличии от констебля, не спешила проходить в покои Магистра.
   -- Смотри куда идёшь, раб! -- прошипела она, сузив свои голубые глазки.
   -- Прошу прощения, миссис Терра, -- проговорила я, подняв на женщину псевдо-сожалеющий взгляд.
   -- Мисс. Мисс Терра, -- поправила она меня с елейной улыбочкой, и тут же добавила: -- Разве ты не знаешь, что к магам Первой касты следует обращаться по должности?
   -- Извините, охотник Терра, но раньше мне не приходилось бывать в обществе столь высокопоставленных магов, -- гаденько улыбнулась я, при этом взирая на магичку абсолютно чистым взглядом.
   Мара злобно стиснула челюсти, и, видимо решив, что ей больше нечего мне сказать, двинулась к своим подчинённым. Криво ухмыляясь, я смотрела в спину магичке и неожиданно наткнулась на неодобрительный взгляд Сальваторе, который вопреки ожиданиям, не прошёл вглубь покоев, а стоял поодаль от дверей и явно слышал наш диалог с охотницей. Ну, допустим Мара вряд ли может мне что-то сделать, ведь я пришла с констеблем, а вот сам Ноа вполне мог меня пожурить за эту выходку. Ведь моя ложная покорность и издёвка в словах, едва ли остались им незамеченными.
   Невинно пожав плечами, вновь уставилась вслед красотке и потянулась за своими рунами. Хорошенько их перемешав, прошептала необходимые для ответа слова и достала две руны, хотя планировала только одну. Глянув на них, удивилась.
   -- Ах, вот как, -- хмыкнула, рассматривая показанные рунами амбиции и лживость охотницы. А ещё похоть, направленную на определённого мага. Не очень хорошая характеристика. При этом я не удивилась, поняв, что рунам эта особа была попросту противна. Так или иначе, я всегда руководствуюсь только своим мнением, хотя оно несколько схоже с мнением моих маленьких друзей.
   Забросив руны в мешочек и повязав его на поясе, тоже проследовала в покои Магистра, предусмотрительно не отходя далеко от Сальваторе. Приметив в холле небольшой письменный стол, который обследовал один из охотников, подошла ближе. Судя по кровавым следам на нём, кресле и вокруг стола, Дарио нашли именно на этом месте.
   Воображение уже привычно нарисовало страшную картину смерти Магистра, и я поморщилась, отойдя на пару шагов назад. Отогнав видения, подобрала с пола валяющийся в куче рассыпанной канцелярии карандаш, и открыла свой новый блокнот, для полной готовности к неожиданностям. Внезапно, охотник, копошившийся в столе Магистра замер. Я сразу же отпрыгнула на метр, заметно напрягшись.
   -- Что там? -- появился за моей спиной Сальваторе, тоже почуяв неладное.
   К подчинённому тут же подскочила Мара и внимательно всмотрелась в чистый лист бумаги, который тот держал в руке.
   -- Здесь что-то написано, -- проговорил охотник.
   Мы все уставились на чистый лист бумаги.
   -- Ты уверен? -- внимательно глядя на мужчину, уточнила Мара и, дождавшись утвердительного кивка, пояснила Сальваторе: -- Фёдор отлично считывает скрытую информацию.
   -- Но это не магия. Нет остаточных следов, -- предупредил охотник, но ни Терра, ни Сальваторе, не стали полагаться на его слова и каждый самолично провёл над бумагой ладонью, считывая магию, которой, там не было.
   -- Может, тогда позволите мне? -- скромно обратила на себя внимание, за получила неодобрительный взгляд магички.
   Ноа же, без колебаний, забрал листок у охотника и протянул мне. Заполучив его, я внимательно оглядела бумагу и не найдя борозд, что остаются, когда пишешь пером без чернил, погладила поверхность листка ладонью. Вот оно! Улыбнувшись, понюхала бумагу. Я писала в одном из своих докладов об этом способе скрытия письменности, которым когда-то давно пользовались люди.
   -- Есть у кого-нибудь спички?
   Мара поморщилась, но достав из куртки небольшой деревянный коробок, протянула его мне.
   -- Благодарю.
   Подойдя к стоящему неподалёку напольному канделябру, я зажгла одну из свечей, и провела бумагой над огнём.
   -- В детстве мы с Пятым часто развлекались и писали друг другу зашифрованные письма, используя способ, подсмотренный в одной из старых книг, -- пояснила я, наблюдая, как на бумаге проявляются чёрные контуры скрытого. -- Молоком.
   После того, как я закончила, на бумаге вырисовался непонятный символ, подобный тому, что мы совсем недавно обнаружили в покоях другого Магистра -- Креона. Тот самый знак, что был начерчен на дне кровати.
   -- И что это? -- нахмурилась Терра, когда я протянула ей спички.
   -- Понятия не имею, -- честно призналась.
   -- Хорош консультант, -- фыркнула охотница и выдрала из моих рук и бумагу и спички.
   Я поморщилась от такой неприкрытой ненависти, но сделать ничего не смогла. В окружении стольких магов особо отчётливо чувствуешь своё место. То есть, пустое место.
   -- Это такой же символ? -- задумчиво спросил Ноа, наклонившись ко мне, что я даже вздрогнула, почувствовав на шее его дыхание.
   -- Д... да, -- кивнула в ответ.
   Сальваторе нахмурился и отдал приказ продолжить поиски, задумчиво глядя на Мару, которая внимательно рассматривала знак. Я, признаться, тоже на неё засмотрелась. Магичка выглядела действительно сногсшибательно. Мои спрятанные под кепкой косы буквально зашевелились в протесте, когда я подумала, что у неё очень красивый цвет волос.
   -- По-моему, здесь нет ничего интересного, -- подытожила она и положила листок на стол.
   Я быстро его схватила, сложила пополам и засунула в свой блокнот. Глянув на Сальваторе и деятельную охотницу, что продолжили поиски, вздохнула и уселась на стул около двери, ожидая, когда маги закончат своё дело. Я посчитала, что моя роль в этом мероприятии пока что окончена. За ненадобностью.
   Охотница повелительным голосом раздавала указания своим подчинённым и медовым мяуканьем обращалась к Сальваторе, который учтиво отвечал ей, и иногда тепло улыбался. Я нахмурилась и уставилась в пол, не желая за этим наблюдать. Не нравится мне эта Мара Терра.
   Спустя полчаса безрезультатных поисков, я откровенно заскучала, подустав от мурлыканья этой женщины. В это же время, один из охотников громко и, как-то отчаянно, её позвал. Все сорвались с места, подскочив к магу, что опасливо взирал на Фёдора, держащего в руке книгу.
   -- Фёдор? -- осторожно позвала его Мара, вглядываясь в лицо подчинённого, но тот только непонимающе хлопал глазами.
   -- Кто вы? -- испуганно спросил этот здоровяк. -- Как я здесь оказался?
   Магичка выдрала из его руки книгу, но прежде чем закрыть, глянула на открытую страницу. Через секунду её взгляд стал столь же растерянным. Я вздохнула и забрала книгу, захлопнув её и определив подмышку.
   -- Охотник Терра? -- тронул женщину за локоть Сальваторе и она, вздрогнув, доверчиво уставилась на констебля.
   -- Что происходит? -- дрожащим голосом спросила магичка и прижалась к плечу Ноа.
   Я скривилась и отошла в сторону.
   -- Рая, ты можешь что-нибудь сделать? -- растерянно оглянулся на меня маг.
   О, неужели мистер Сальваторе вспомнил о моём существовании. Я безучастно пожала плечами. Естественно, я могу кое-что сделать, но особого желания у меня не было.
   -- Можешь, или нет?! -- разозлился Ноа, пока остальные охотники попеременно переводили недоуменные взгляды с меня на него, явно не понимая предмета нашего спора.
   -- Я не знаю, -- огрызнулась и отошла в сторону, а демонёнок в душе властно рассмеялся, задрав руки к небу.
   Ноа тут же подскочил ко мне, вырвавшись из цепких лап Мары, определив магичку на попечение её группы.
   -- Рая, сделай что-нибудь, -- уже спокойней сказал он, и я вжала голову в плечи.
   -- Что, например?
   -- Рая... -- предупреждающе произнёс Сальваторе и развернул меня к себе.
   Я мило улыбнулась и шёпотом произнесла:
   -- По-моему в таком состоянии она намного приятнее, вам не кажется?
   Вопреки моим ожиданиям, он не обругал меня, не закричал, и даже не нахмурился. Сальваторе рассмеялся, вызвав удивление всех присутствующих. А я мысленно запечатлела его облик.
   -- Господи, что это?! -- Внезапно раздался душераздирающий крик Мары. -- Они внутри меня! Внутри меня!!!
   Магичка завизжала и упала на колени, процарапав ногтями свою руку от запястья до самого локтя. Следом к ней присоединился Фёдор, взревев словно буйвол и метнувшись в сторону.
   -- Держите их! -- крикнул Сальваторе, и охотники слаженно сработав, ухватили обоих обезумевших.
   Но если сдержать Мару не составило большого труда, то с Фёдором пришлось сложнее. Он, словно пойманный зверь, орал не своим голосом, брыкался и молился.
   -- Уберите их!!! Больно!!! Больно!!! -- кричала Мара, но охотник крепко стиснул её, лишив возможности двигаться.
   Я осела на пол и ужаснулась от страдания этих магов. Боже мой, это не руны. Нет. Это не руны...
   -- Рая! -- крикнул мне Сальваторе и обвязал их магическими путами, но даже сквозь магию они умудрялись отбиваться. -- Сделай что-нибудь!
   -- Я не могу, не могу... -- затрясла головой, с ужасом наблюдая за страданиями этих двоих.
   -- Рая!
   -- Я правда не могу! -- взвизгнула я и расплакалась.
   Ноа злобно сплюнул и заметался по комнате, под взглядами растерянной группы охотников и криками двоих несчастных.
   -- Что остановило меня в прошлый раз? -- размышлял он вслух. -- Вода, вода. Ледяная. Где тут умывальня?!
   Спустя секунду пострадавших потащили в огромную плавательную комнату. Там был небольшой бассейн, но вода в нем оказалась тёплой.
   -- Не бросать же их в реку? -- ужаснулась я.
   -- Так, открывайте душ! -- скомандовал Сальваторе и, когда напор был подан, один из охотников, беспрекословно, вместе с Марой встал под ледяные струи. Другой охотник, проделал то же самое, но призвав на помощь своего товарища, поскольку удержать Фёдора было не просто, а тем более под водой.
   Все напряжённо и тяжело дыша, всматривались в лица двоих, ожидая, когда же пройдёт наваждение. Помещение разрывали громкие крики, пока внезапно Фёдор не замолчал. Престав сопротивляться, он тряхнул головой.
   -- Чтоб я сдох, -- хрипло проговорил охотник и дёрнулся, стараясь избавиться от захвата товарищей. -- Да отпустите вы меня!
   Сальваторе щёлкнул пальцами, и магические путы исчезли одновременно с опасливо разжатыми руками охотников. Фёдор, явно пребывающий в шоке, вышел из-под душа и, остервенело растирая ладони, принялся тихо, но колоритно и нецензурно ругаться.
   Общие взгляды приковались к затихшей Маре. Она обмякла в руках держащего её мага и потеряла сознание. Образ магички при этом начал изменяться: волосы стали пепельными, губы тоньше, талия толще. И морщинки. Я внимательно глядела на эту женщину и не смогла не фыркнуть.
   Я, по крайней мере, даже когда сплю, остаюсь кудрявой блондинкой. Хоть что-то хорошее произошло за этот день.
  
  
   ГЛАВА 7
  
   "...доподлинно известно, что все вышеперечисленные свойства рун не более чем заблуждение, не имеющее под собой почвы. Высшая каста Магистратуры сделала вывод, что данное ученье не более чем древняя письменность людей и не представляет интереса для магов. Кроме того, любое проявление магических свойств рун полностью исключено.
   Так же Высшая каста Магистратуры рекомендует студентам всех ступеней не углубляться в изучение данной письменности, дабы не покрывать себя позором уподобившись людям, иллюзорно верящим, что руны обладают магической силой..."
  
   Выписка из учебника "Практическая магия для студентов третьей ступени", под редакцией Мастеров Сакра, Затульской; часть 4, параграф 42, стр. 708
  
  
   Загрузившись в экипаж, Сальваторе как всегда вперил в меня взгляд. Я поёрзала на месте, но упорно не смотрела в его сторону. На душе было паршиво и противно оттого, что ничего не смогла сделать для измучившихся магов. А ещё, было стыдно. До ужаса.
   -- Ты могла им помочь? -- наконец нарушил молчание констебль.
   -- Только в начале, -- созналась я. -- Но судя по продолжению, это было бы не так просто, как казалось.
   -- Поясни.
   Я задумалась, как бы так объяснить, чтобы маг правильно меня понял. Хотя, как можно объяснить предположения? Ведь я не могу быть точно уверенной, что мои умозаключения по этому поводу верны. Это всё теория, или, как любит выражаться Мастер Като -- лирика.
   -- Как и в прошлый раз, там, у озера... -- я сделала паузу, -- действие и поведение магов было таким, будто они попали под воздействия каких-то защитных рун. С этим я справиться могу, как тогда в кабинете у магистра Волдо, помните? Но то, что произошло потом, ставит меня в тупик. Так руны не работают. Это... что-то, что вызывало галлюцинации... словно... я, в общем, не знаю, что это...
   -- И никаких предположений? -- сузил глаза констебль.
   -- Нет, -- отрицательно качнула головой.
   -- И помочь ты могла только в начале, -- зачем-то уточнил он ещё раз.
   -- Ну да. Я правду говорю... -- растерялась.
   -- Ясно, -- кивнул маг, хотя ему не мешало бы припомнить, что смеялся вместе со мной, когда я упомянула, что Мара в забытьи намного приятней.
   -- Можно спросить? -- через некоторое время подала я голос, когда мысли уже начали буквально высыпаться из головы. И как интересно Сальваторе может так помногу и подолгу думать? Это же никаких мозгов не хватит.
   -- Можно, -- отозвался он.
   -- Действительно все женщины-магички пользуются иллюзией внешности?
   Констебль задумался, а я уставилась в окно, давая ему время на размышления. К моей радости они продолжались всего каких-то пять минут.
   -- Думаю, что нет. По крайней мере, я знал одну, которая точно не пользовалась.
   -- Только одну? Она была красива?
   -- Да, очень. Но красоты в ней было больше внутренней, -- ответил Ноа, а я фыркнула.
   Магичка с красивой душой? Вот уж бред какой! Ни разу не слышала историй, где эти дамы относились хотя бы безучастно к людям. Одна сплошная ненависть, собственно, как и у магов-мужчин.
   -- Она ваш друг? -- спросила, а на душе отчего-то стало как-то неприятно.
   Сальваторе снова задумался, но на этот раз ответ прозвучал довольно быстро:
   -- Нет, наверное. Это жена Даафа. Была ли на мне другом? Скорее нет, чем да, я много времени провожу на работе.
   -- Дааф женат?! -- округлила глаза.
   -- Был. К сожалению, она погибла, -- без тени каких-либо эмоций сообщил маг и отвернулся. А я прикрыла рот ладошкой. Так вот в чём дело! Вот почему Дааф пьёт горькую! У него была жена, которая погибла! Бедный дурной Дааф!
   Мои глаза увлажнились, но я ловко сморгнула подступающие слёзы.
   -- Я смотрю, ты себе уже придумала романтическую историю любви с трагичным концом? -- спросил Сальваторе, усмехнувшись и протянув мне выуженный из внутреннего кармана платок.
   -- А всё было не так? -- удивилась я, приняв мятую тряпицу, которую тут же принялась аккуратно складывать в конвертик.
   -- Так, -- серьёзно ответил он. -- Просто не понимаю, каким образом это задевает твои чувства.
   -- Вы -- бесчувственный чурбан, мистер Ноа. Это же ваш брат! -- выпалила я, шмыгнув носом.
   -- Напомнить тебе о нашем вчерашнем разговоре? -- нахмурился констебль.
   -- Извините.
   -- А этот разговор окончен. -- Сальваторе мрачно уставился на меня, а я -- в окно, не глядя протянув ему аккуратно сложенный платок. Маг принял его, с удивлением обнаружив презентабельный вид некогда мятой тряпицы.
   Закончен, так закончен. Я крепче сжала в руке блокнот и книгу, которую забрала у Терры Мары, а сама принялась рассуждать, какой талисман смастерить для Даафа. То, что этому магу просто необходим рунический талисман, и так было понятно, но в свете последних новостей, поняла, что с этим лучше даже поспешить.
   Так, молча, мы и добрались до дома. Предмет моих переживаний и сочувствия крепко спал на диване, громко храпя, с неизменной бутылкой спиртного в руке. Ноа привычным толчком ноги свалил его на пол.
   Дааф что-то невнятно пробурчал, но, так и не поднявшись, продолжил спать на полу. Сальваторе негромко выругался и, наклонившись, подхватил брата, не без труда взвалив его на плечо, после чего понёс страдальца в комнату. Я же осталась ждать констебля внизу, зная, что нам есть что обсудить, поскольку книга, изъятая из кабинета Магистра Дарио, буквально жгла мне руку, так сильно хотелось в неё заглянуть.
   Внезапно сверху послышался разъярённый голос Ноа:
   -- Чёрт тебя дери! А ну брысь отсюда!
   О, Пятый прискакал. Вовремя.
   Виновник крика в это время уже съезжал на заднице по перилам и, исчезнув у основания, через секунду появился на диване, удобно устроившись и подперев острый подбородок лапками.
   -- Он испугался, -- похвастался никс.
   -- Не сомневаюсь в этом, -- улыбнулась я. -- Ты не откажешь нам в чести снова немного побыть подопытной крысой?
   -- Ну, я вроде демон, а не крыса, -- весело погладил он своё руническое клеймо на животе.
   -- Да брось, никто не заметит разницы, -- отмахнулась и вкратце поведала ему о событиях этого дня.
   -- О-о-о, хоть одним глазком! -- запрыгал от нетерпения Пятый, когда сзади подошёл Сальваторе и схватив его за шкирку, поднял на уровень своих глаз.
   -- Ещё раз решишь так пошутить, я тебя съем. Ясно?
   Пятый громко заржал и закивал.
   Затем мы проследовали в кабинет Ноа и, усевшись по привычным местам: маг в кресле за столом, Пятый на столе, а я на стуле напротив, выложили книгу, от которой у охотников помутился разум.
   -- Как нам понять, что внутри? -- спросил Сальваторе.
   -- У меня есть идея, -- проговорила я и, открыв свой новый блокнот, расчертила в нём руническую формулу. -- Пятый посмотрит, а когда попадёт под действие рун, покажу ему это. Так как поначалу это было похоже на работу обычной руны забвения, то, надеюсь, эта формула поможет. А потом он расскажет, что там.
   -- А если не поможет? -- нахмурился никс.
   -- Сунем тебя под воду, -- отозвался Ноа и протянул Пятому верёвку, который тот беспрекословно натянул себе на шею.
   -- Перспективка не впечатляет, -- протянул демонёнок и, схватив книгу, принялся её листать.
   Я в это время вырвала листок с рунами из блокнота и положила перед собой, чтобы в случае чего сразу же показать её Пятому. Уставившись в глаза своего маленького друга, я словно коршун наблюдала за его реакцией и шевелящимися ушками, боясь упустить момент.
   Тот долго листал книгу и, внезапно закрыв её, уставился на нас.
   -- Ну, допустим, там есть одна связка рун, -- произнёс он, -- но я от неё с ума не сошёл.
   -- Как так? -- удивилась я. -- Что за связка?
   -- Вполне себе безобидная. Для концентрирования внимания. Не зря она вложена в книгу по магским заклинаниям.
   -- Не может этого быть. Дай сюда! -- рявкнула я и Пятый, вытряхнув из книги небольшую закладку, протянул её мне. Я выхватила бумажку из его лапки и недоверчиво глянула на изображённую руническую формулу.
   Действительно обычная вязка...
   Я продолжала всматриваться в странный символ. Что это такое? Какие-то непонятные загогулины. Подняв взгляд, увидела сидящего на столе демона-никса, и тут же шарахнулась в сторону, едва не опрокинув стул. В помещении так же был сурового вида мужчина, который обеспокоенно на меня смотрел. Кто это такие? Как я здесь оказалась?
   -- Рая? -- произнёс мужчина резко встав с кресла, а я, испугавшись, вскочила на ноги, желая немедленно покинуть это место.
   -- На-ка, глянь! -- звонко воскликнул демон и подняв со стола бумагу, уткнул её мне в нос.
   Я уставилась на символы, изображённые на ней и словно почувствовала, как в моих жилах потекла кровь. Моргнув пару раз, тихо произнесла:
   -- Чёрт возьми!
   -- Рая? -- опасливо произнёс Сальваторе, а я, тряхнув головой, ответила:
   -- Я в порядке. В порядке... -- произнесла, прижав пальцы к вискам и, постояв так пару секунд, подняла взгляд на констебля, промямлив: -- Пойду, окуну голову под холодную воду на всякий случай, -- после этих слов ломанулась к себе в комнату, оставив их одних в кабинете.
   Спустя десять минут метания по комнате, заламывая себе рук и окунание головы в ледяную воду, я вернулась в кабинет к притихшим Сальваторе и Пятому. Чувствовала себя при этом ужасно, а выглядела и того хуже: мокрые волосы, красные глазища и тихая злоба от того, что ничего не понимаю. Как от вида обычных рун у меня вышибло память, и это только для начала?! Дальше я бы попыталась достать несуществующих тварей из-под кожи! Как это может быть?
   -- Как это может быть?! -- повторила я свои мысли, остановившись около стола и прервав тихий разговор никса с Сальваторе. -- Как может обычная руна свести с ума? Почему она не подействовала на тебя, Пятый?
   Я плюхнулась в кресло и, неосторожно тряхнув головой (вроде бы хорошо её вытерла), обрызгала обоих. Ноа невозмутимо вытер с лица капли.
   -- А чему там действовать-то? -- пожал плечами Пятый, отряхиваясь подобно собаке, при этом его гладкая шерсть встала дыбом. -- Обычная вязка для обращения внимания на главное в тексте. Не удивительно, что она изображена в книге.
   Я вновь потёрла виски и задумалась.
   -- Так, как я понял, это опять всего лишь обычная, ничем не приметная руна? -- разозлился Сальваторе, до этого молча наблюдавший за нами. -- И теперь, ты снова хочешь сказать мне, что Магистров убили не ЭТИ руны? У нас есть ты и пара охотников, которые никак не могут сказать, что эти руны безопасны! Так объясни мне это, Рая! Объясни, что в этих рунах?!
   Констебль впился в меня своими зелёными глазами, а я опустила голову.
   -- Я не знаю. Правда не знаю, почему... -- неожиданно меня словно стукнули по голове, и я смело глянула в глаза Ноа.
   -- Что? -- пытливо спросил он, поняв, что у меня появилась догадка.
   -- Мы... мы все смотрели на этот непонятный знак, -- задумчиво произнесла я, -- может, дело в этом?
   -- Я тоже смотрел на него, -- опроверг мою мысль Сальваторе, откинувшись на стуле, и глянув на злополучную закладку, которая была предусмотрительно убрана от меня подальше, -- но мне эти руны не приносят вреда.
   -- Сейчас -- да, но по пути сюда, я разглядывала тот символ, что забрала из кабинета Магистра Дарио. Так может, в этом дело? Может они работают в совокупности? Я уже говорила, что руны не действуют так. Они не способны вызывать галлюцинации и продолжаю это утверждать. Пятый, -- повернулась к демонёнку, -- попробуем ещё раз?
   Тот пожал плечами, дав понять, что не возражает, хотя было видно, что ему немного не по себе. Видимо, моё воодушевление на этот раз заставило никса поверить в возможные последствия.
   -- После этого, так уж и быть, налью тебе напёрсток, -- потрепала я его по голове и тот заметно оживился.
   -- О! Люблю конструктивные разговоры, -- потёр демонёнок лапы. -- Давай сюда свой знак!
   Я глянула на Сальваторе и, получив утвердительный кивок, достала из своего блокнота свёрнутый листок с символом. Пятый, вздохнув, начал его разворачивать, а Ноа предупредительно обмотал верёвку, которая была на шее у демонёнка, вокруг своей руки. Отложив бумагу, никс протянул ручонку для закладки, тут же вручённую ему магом.
   Первого же взгляда на потерянные глазища Пятого было достаточно, чтобы понять -- руны подействовали. Я собралась было показать ему бумажку, но тот взвизгнул, шарахнулся в сторону и, хотел исчезнуть, но верёвка не отпустила его. Тогда Пятый ухватился за неё и принялся остервенело грызть, при этом тихо и злобно рыча, давая понять, что готов броситься на любого, кто ему помешает. Сальваторе поднялся и ловко схватил демонёнка за шкирку, но тот начал громко визжать и отчаянно брыкаться, пока не вцепился зубами констеблю в запястье.
   -- Ах ты гадёныш! -- рявкнул маг и, с силой потянул никса за уши, чтобы тот отпустил руку, но тщетно. -- Рая!
   Я в секунду оббежала стол и уткнула бумагой с рунами Пятому в нос. Внезапно демонёнок замер. Мы с Сальваторе уставились на него во все глаза, когда тот поднял на нас уже осмысленный взгляд.
   -- Может, отпустишь? Мне всё-таки больно, -- проговорил Ноа, и Пятый торопливо отпустил его руку, где чуть выше запястья теперь выступила кровь из двух дырок, оставленных клычками никса.
   -- Вот это мне башню снесло! -- воскликнул демонёнок, опущенный на стол. -- Райка, тащи бутылку, у меня стресс!
   Я наконец оторвала взгляд от руки Сальваторе и хотела было сделать шаг назад, как врезалась в него спиной. В панике, мы не обратили внимания, что я практически оказалась в объятьях констебля, когда показывала бумагу демонёнку. Просто поднырнула Ноа под руку, чтобы подобраться к Пятому ближе.
   -- Извините, я... мне... -- смущённо промямлила, и Ноа, невозмутимо глядя на меня, сделал шаг в сторону. -- Нужно остановить кровь, -- затараторила, -- у вас есть что-нибудь для этого? Лекарства?
   Сальваторе кивнул на шкаф около двери и молча уселся на кресло, а я поспешила в указанном направлении, и принялась рыться на полках в поисках чего-нибудь полезного.
   -- Предупреждаю сразу -- я не бешеный, -- довольно сообщил Пятый, разглядывая дело своих зубов, откуда кровь хлестала уже не в шутку. -- Вот ведь умею! Настоящий ЗВЕРЬ! Есть ещё силушка в конечностях! Эге-гей!
   -- Не разделяю твоего веселья, -- хмыкнул Сальваторе, так же рассматривая свою руку.
   Я как раз обнаружила обеззараживающее средство с льняными тряпочками и, вернувшись к констеблю, но не решаясь подойти ближе, принялась обрабатывать рану через стол. Впрочем, так даже было удобнее.
   -- Выходит, ты оказалась права? -- спустя минуту проговорил Ноа, следя за моими движениями, из-за чего руки начали предательски потрясываться.
   -- Выходит, -- отозвалась я.
   -- И что же это за знаки такие?
   -- Не знаю. Честно, -- вздохнула, обматывая запястье льняным лоскутом. -- Мне бы полазить в Большой Магической Библиотеке, может тогда бы и ответила. Во всяком случае, в нашей библиотеке, я ни разу не натыкалась на подобные символы.
   -- Я бы тоже запомнил, -- поддакнул Пятый, устало потирая глаза.
   -- Сомневаюсь, что мы получим туда доступ, -- задумчиво протянул Сальваторе, -- но, по крайней мере, я уже практически добился разрешения на допрос Магистров.
   -- В самом деле? -- удивилась, зафиксировав повязку.
   Ноа пренебрежительно приподнял бровь, давая понять, что я зря сомневаюсь в его способностях.
   -- Так же, я добиваюсь разрешения на посещение рабочих кабинетов убитых, и думаю, что на днях его получу.
   -- А я? -- спросила глупость, не веря, что человек когда-либо посетит саму Магистратуру.
   -- И ты, -- хмыкнул он, разглядывая повязку, а затем перевёл взгляд на меня. -- Мой экипаж сегодня к твоим услугам. Можешь посетить Мастера Като.
   -- Спасибо! -- просияла я и, схватив Пятого за холку, рванула к двери, но резко остановилась. -- Ой, извините. Я могу ехать?
   -- Можешь, -- отмахнулся Сальваторе и крутнулся в кресле, оказавшись ко мне спиной.
   Спустя десять минут, мы с демонёнком ехали в кэбе, и я никак не могла поверить своему счастью.
   -- А знаешь, Райка, -- произнёс Пятый, удобно устроившись напротив и хитро глядя в мою сторону, -- маги умеют останавливать кровотечение одним щелчком пальцев.
   -- Знаю, -- улыбнулась я и отвернулась к окну.
  
  
   Мастер Като был вне себя от счастья, увидев наконец меня собственными глазами. Я как всегда уселась на пушистый ковёр у его ног, и почувствовала себя дома. Мы долго беседовали и я, не таясь, рассказала ему всё об убийствах и о моей роли в расследовании смертей Магистров. Мастер Като человек слова и старику можно доверять, в этом можно было не сомневаться. К тому же, приди мне в голову соврать или что-то недоговорить, он бы сразу это понял. Когда рассказала Мастеру про руны, обнаруженные в кабинетах убиенных, тот задумался, а потом тяжело поднялся со своего кресла и принялся что-то искать в шкатулке, где хранились все важные документы. Выудив оттуда письма, протянул их мне.
   -- Вот, Раечка, взгляни. Может быть, это как-то поможет в вашем расследовании, -- Мастер вновь тяжело опустился на кресло. -- Это моя переписка с Магистратурой.
   Я удивлённо взяла письма и открыла первое. Оно было написано Мастером Като, который просил Высшую Магистратуру рассмотреть мой доклад. Подняв на него глаза, тихо спросила:
   -- В Магистратуру? Я думала, вы отослали их в университет...
   Мастер улыбнулся и погладил мои распушившиеся волосы.
   -- Я знаю, на что ты способна. И решил, что даже не университет, а лишь Магистратура достойна прочесть твои труды, -- гордо произнёс он, глядя на меня с хитрецой.
   -- Спасибо. Похвала в ваших устах для меня дороже всего, -- мои глаза увлажнились, и я прижалась щекой к его колену. Мастер вновь погладил меня по голове, пока не успокоилась и не открыла второе письмо. Оно было адресовано Мастеру Като из самой Магистратуры:
  
   "Уважаемый Мастер Като!
  
   Магистратура изучила доклад Вашего подмастерья, человека, Раисы Безродной. Данная работа, безусловно, интересна и внушает уважение в первую очередь к Вам, поскольку лишь в очередной раз доказывает, что с опытным учителем, и обезьяна может научиться писать.
  
   Тем не менее, сообщаем, что хоть доклад и не представляет собой никакой образовательной ценности, а говоря простым языком, содержит абсурдные выводы, мы не отказываемся в дальнейшем рецензировать работы Вашего подмастерья, поскольку это единичный случай отголоска образованности со стороны человека.
  
   В дальнейшем просим Вас направлять доклады на адрес канцелярии Высшей Магистратуры с печатью "Невидимость", дабы скрыть благосклонное отношение магов к представителю человеческого рода.
  
   С уважением,
   канцелярия Высшей Магистратуры"
  
   -- Так все мои доклады поступали напрямую в Магистратуру? -- ошеломлённо переспросила я. -- Но... Мастер, почему вы мне об этом не сказали раньше? А я ломаю голову, откуда у Магистров мои доклады... нужно сообщить об этом мистеру Ноа...
   -- Я, так же, как и ты, надеялся, что они обратят внимание на то, что не все люди рождены рабами, -- проговорил он, добродушно глядя на меня. -- Особенно, такие как ты. И магов, и людей нельзя грести под одну гребёнку, среди и тех и других есть достойные, но и негодяи, к сожалению, тоже не редкость.
   -- За такие речи вас могут наказать, -- шепнула я, а Мастер Като внимательно посмотрел в мои глаза:
   -- Этот охотник, Сальваторе, расскажи мне про него. Сдаётся, ты стала покладистее, живя с ним под одной крышей.
   Я фыркнула и в красках описала Мастеру этого сноба со всеми его привычками, придирками и задумчивостью. Особенно Мастер Като смеялся, узнав, что тот использует на мне заклятье немоты. Невероятно, но мне показалось, что ему понравился Сальваторе, особенно, когда я упомянула, что тот благосклонно отнёсся к Пятому, и к его вновь обретённой способности исчезать. А вот, когда разговор коснулся Даафа, Мастер нахмурился, но я не разделяла его опасений. Я считаю, что Дааф просто несчастный побитый жизнью маг.
   Припомнив об этом прожигателе жизни, поспешила наверх в свою комнату, пообещав Мастеру Като вернуться через пару минут. Открыв дверь, на секунду задержалась, вглядываясь в дорогую для меня обстановку: низкий потолок, небольшая кровать, шкаф и стопки книг, куда ни кинь взглядом. Половица привычно скрипнула под ногой, вызвав на моём лице улыбку. За окном уже смеркалось, сквозь небольшое круглое окно пробивался тёплый красный свет зимнего солнца, создавая уют в этой маленькой комнате.
   Я подошла к кровати и уселась на пол. Приподняв матрац достала из-под него небольшую плоскую шкатулку, в которой хранились дорогие сердцу вещи. Но сейчас меня интересовали конкретные, а именно: небольшая гладкая деревянная дощечка с отверстием, для создания амулета, и гайтанчик для шеи. Достав спички, лучину и перочинный ножичек, сосредоточилась и начала произносить необходимые рунические молитвы. Я точно знала, какой талисман хочу сделать для Даафа.
   Спустя пару часов, когда, стоя на пороге, мы прощались с Мастером Като, не упустила возможности немного всплакнуть, после чего Мастер "отругал" меня за эмоциональность и снабдил целым вагоном советов и наставлений. На том и распрощались. Из дома я прихватила с собой немного привычной одежды, в которой буду чувствовать себя увереннее, шатаясь по дому Сальваторе, поэтому в одной руке сжимала небольшую котомку, а вот другую руку мне буквально жгло. Глянув на небольшой свёрток, вздохнула и потянулась к окошку, служившему для разговоров с возницей.
   -- Эм... извините, -- робко начала я, -- вы не могли бы ненадолго остановится, у въезда в город?
   Возница нахмурился, но кивнул. Я откинулась на спинку и выдохнула. Ну вот и хорошо. Выходит, я сделаю сегодня всё что запланировала. На всякий случай засунула руку во внутренний карман, проверив, что не забыла крошечного, завёрнутого в лоскут розовой ткани, "помощника" -- это набор рун, направленный на помощь в каком-либо деле. Положив его обратно, устроилась удобнее.
   Минут через пять, когда экипаж остановился, натянула на голову кепку и, опасливо озираясь по сторонам, спрыгнула с подножки кэба на землю, не выпуская свёрток из рук. На улице совсем стемнело, но это мне было даже на руку. Я направилась к небольшому дому, стоящему как раз у въезда в Монстрак. Он был ограждён хлипким и немного перекошенным забором. Вся крыша дома усыпана пушистым снегом, из трубы валил дым, окна светились тёплым светом, и было слышно, что внутри находится множество магов. Я нахмурилась и тихонько подобралась к забору, вплотную к которому стоял небольшой сарайчик. Протянув руку, тихо стукнула в маленькое окошко.
   -- Это я, -- шёпотом произнесла и створки открылись. -- Извини, что долго не приходила, у меня не было возможности. Теперь, надеюсь, буду чаще.
   Я закинула в окошко свёрток.
   -- Это тебе.
   Ответа не последовало.
   -- Не обижайся, я правда не могла прийти раньше. Пятый ведь объяснил тебе?
   Стеклянные створки начали закрываться, но я придержала одну рукой.
   -- Подожди, -- достала из внутреннего кармана "помощника" и протянула в окошко. -- Возьми это. Только не разматывай ткань. Когда у тебя всё наладится, верни его мне, хорошо?
   Наружу показалась небольшая ручонка в чёрных перчатках с порванными пальцами и выхватила маленький розовый лоскуток из моей ладони. Затем, почувствовав, как меня погладили по руке, я прикрыла глаза, чтобы не разреветься.
   -- Храни тебя Высшие, -- прошептала и, развернувшись, тихо ступая, двинулась обратно к экипажу.
  
  
   -- Ты припозднилась, -- раздалось позади меня, когда я разжигала камин, чтобы почитать перед сном.
   -- Мастер Като соскучился по мне, и я...
   -- Это не претензия, Рая, -- произнёс Сальваторе, присаживаясь на диван и неотрывно глядя на меня.
   Да? А чего тогда пристаёшь с глупыми вопросами?
   Ноа долго наблюдал за моими приготовлениями: за тем, как выбираю книгу, расстилаю плед и закидываю на него подушки. Когда наконец удобно устроилась, проговорил:
   -- Возница сообщил, что ты просила остановиться по пути.
   -- Да, просила, -- слишком поспешно ответила. -- Я расстроилась и... решила освежиться. Там снег хлопьями падал... и, подумала, что пока не въехали в город, могу немного постоять на воздухе...
   Ноа кивнул, но не поверил. Я же, судорожно раздумывая чем бы его таким отвлечь, чтобы больше не затрагивал неугодную мне тему, внезапно вспомнила об одной важной, но упущенной мной вещи. Вот ведь глупая... Попросив Сальваторе немного подождать, птицей метнулась в свою комнату и обратно, принеся магу письма, которые дал Мастер Като, что-то при этом сбивчиво пояснив констеблю. Ноа уткнулся в бумагу, и мы вновь погрузились в тишину, а я усиленно делала вид, что читаю.
   -- Ага! -- через некоторое время, сказал он.
   Посмотрев на него, увидела, что маг доволен.
   -- Это поможет нам? -- с надеждой спросила.
   -- Это наш козырь, Рая, -- недобро сверкнул глазами Сальваторе и поднялся с дивана. -- Теперь Магистры будут обязаны ответить на мои вопросы.
   Он поспешил в свой кабинет, открыв дверь взмахом руки и громогласно её захлопнул, что даже с высокого потолка посыпалась извёстка. Я удовлетворённо кивнула и уткнулась в книгу, подвинувшись ближе к огню. Хороший день сегодня выдался. Продуктивный.
  
   ***
  
   Сальваторе уже два раза выходил из кабинета, слыша стоны Раи. И каждый раз, когда он оказывался рядом, девушка переставала хмуриться и ворочаться. Как это объяснить? Ноа задумчиво подпёр подбородок, облокотившись на стойку камина, и разглядывал спящую Раю. Сегодня она выглядела иначе. Она не надела предоставленную ей одежду, а облачилась в ту, которую привезла из дома.
   "Удивительно, -- подумал констебль, -- неужели ей больше нравится ходить в этом старом поношенном подобии одежды? Неужели она предпочла ЭТО, магской одежде лучшего качества?"
   Сальваторе вглядывался в растянутый тонкий свитер телесного цвета и зелёные, явно длинные для неё, грубые штаны. Кроме того, девушка надела тёплые вязанные носки. Только люди занимались вязанием. Неужели она сделала это сама?
   Рая тихо застонала и резко перевернулась на бок, при этом свитер натянулся на небольшой, размером с мужскую ладонь, груди. Ноа стиснул зубы и, нервно подопнув ковёр, наклонился, чтобы взять её на руки и отнести в комнату. Но девушка лежала неудобно для того, чтобы её поднять с первого раза и не разбудить. Маг нахмурился, раздумывая, как лучше это сделать, после чего, подойдя к Рае с другой стороны, бережно приподнял и, крепко прижав к груди, двинулся к лестнице, осторожно ступая, стараясь не потревожить её сон.
   На лестнице, как чёрт из коробки, появился Дааф, и громко заржал, увидев эту картину.
   -- Молодец, братец! Правильно! Нужно брать инициативу на себя, а то эта ни в жисть не созреет!
   -- Не мог бы ты заткнуться, Дааф? -- прошипел Ноа. -- Она спит.
   Маг, громко икнув, прижал к своему рту палец и обеспокоенно глянув на Раю, спросил уже тише:
   -- Не орала ещё?
   -- Заорёт, если проснётся и увидит тебя, -- огрызнулся Сальваторе и последовал дальше, бросив напоследок: -- Завязывай пить уже.
   -- Подчинёнными командовать будешь, -- буркнул Дааф, и братья благополучно разошлись.
   В комнате, Ноа уложил Раю на кровать, и та тут же свернулась калачиком, обняв подушку. Он улыбнулся этому детскому жесту и поправил выбившийся локон, заправив его девушке за ухо. При этом она наморщила свой курносый носик, заставив Сальваторе улыбнуться ещё шире. Чудо в перьях.
   Он зажёг свечу и постоял недолго над кроватью, копаясь в себе и рассматривая эту удивительную человечку. Интересно, Рая с Пятым -- это дар, или проклятье на голову констебля?
   Глубоко вздохнув, Ноа взял с тумбочки папку, с отчётом доктора Иксанова, и сел на кровать в ногах девушки. В прошлый раз он просидел около неё целую ночь и лишь под утро ушёл, поспав всего полтора часа. Чёрт его дёрнул бросить этот талисман в огонь.
   Сальваторе ещё долго раздумывал о превратностях судьбы и об убийствах Магистров, пока не поймал себя на том, что поглаживает мягкие носочки Раи. Удивительно, но ему захотелось такие же. Он хмыкнул и убрал руку, погрузив всё своё внимание в папку.
  
   ***
  
  
   ГЛАВА 8
  
   "...Уважаемая Высшая Магистратура!
  
   Из Вашей канцелярии к нам был отписан доклад некой юной особы принадлежащей человеческому роду, которая углубилась в изучение рун. Сомневаюсь, что наш Университет может коим-либо образом использовать данную работу. Кроме того, я нахожу возмутительным, что люди вообще смеют брать перо в свои необразованные руки, и считаю необходимым принять меры для того, чтобы впредь пресечь подобные вольности.
  
   С уважением,
   Декан кафедры Второй касты, Мастер Милз.
  
   P.S. Эта человечка пишет поистине возмутительные вещи! Заявляя, будто маги неверно истрактовали смысл рун! Рекомендую придать её казни, в назидание другим людям..."
  
  
   "...Уважаемый Мастер Милз!
  
   Магистратура приняла к сведению Ваше письмо, и рекомендует Вам впредь не сметь давать советов Высшей касте Магов. Тем не менее, человеческий доклад будет изучен, после чего Магистратура вынесет решение по поводу дальнейшей судьбы докладчика.
  
   С уважением,
   канцелярия Высшей Магистратуры..."
  
   Письмо из папки "Тайная канцелярия", запечатанной магической печатью Высшей Пробы.
  
  
   Я сладко потянулась, громко зевнув, но упёрлась ногой во что-то мягкое. Резко вскочив, что даже закружилась голова, округлила глаза и замерла. Поперёк моей кровати, в ногах, опёршись спиной на стену, спал Сальваторе. Рядом с магом лежала папка с докладом доктора Иксанова, который констебль изучал в тысячный раз, когда Морфей окутал его своими объятьями. Но самым невероятным было то, что мои ноги покоились на его коленях, причём одну из них Ноа держал в руке, обхватив своими изящными пальцами всю стопу.
   Я покраснела и, потерявшись в мыслях, принялась аккуратно извлекать ногу из тёплой ладони. Мужчина спал как убитый и потому, не пошевелился, даже когда его рука упала на колено, а я испуганно скукожилась и зажмурилась. Выждав несколько мгновений, села на кровати и ошалело смотрела на констебля Первой касты магов, который спал на моей кровати. Ему явно было неудобно, но похоже это оказалось не проблемой для крепкого сна.
   Грудь Сальваторе равномерно поднималась и опускалась, руки, с закатанными по локоть рукавами, одна из которых была забинтована после укуса Пятого, безвольно лежали на коленях, а длинные ноги констебль вытянул на полу. Я немного посидела не двигаясь и, поняв, что маг всё так же крепко спит, осмелела и словно воришка принялась его рассматривать: тёмные волосы в беспорядке падали на лоб, местами прикрывая глаза; чёрные, чётко очерченные брови, против обыкновения, не были нахмурены; а длинные ресницы подрагивали, из чего сделала вывод, что Ноа что-то снится. Надеюсь не расследование, а что-то приятное.
   Я обратила внимание, что на его скулах выступает щетина, и вгляделась ещё пристальней. Раньше мне не приходилось видеть Сальваторе спящим, или неопрятным, или растрёпанным до такой степени. Но смею предположить, что скорее всего, эта "творческая небрежность" на голове -- есть работа профессионала-цирюльника. Тем не менее, тёмная щетина напомнила мне, что Ноа всего лишь мужчина, а не магический небожитель, который всегда выглядит идеально. Хотя признаться, он и сейчас выглядит идеально. Даже более того. Без этого снобского лоска, Ноа казался моложе. Сколько ему лет интересно? Когда я впервые прочитала о Сальваторе в газетах, он уже был констеблем охотников, и лишь давал немногословные, но содержательные комментарии местным газетчикам. Тогда мне показалось, что магу около сорока. Но когда встретилась с ним лично, поняла, что не более тридцати пяти, а сейчас не дала бы и тридцати.
   Признаться честно, я не пропускала ни одного номера газеты, где было что-либо написано о нём. Даже не знаю, зачем. Тогда Сальваторе мне не особо нравился. Вернее, я боялась его и понимала, что он тот, кого стоит опасаться всем, а людям тем более. Но, тем не менее, не могла отрицать, что, судя по написанному, Ноа очень умный маг, который не зря занимает столь высокий пост. Наверное, дело в этом. Ну и может быть чуть-чуть в том, что он привлекательный.
   Я снова уставилась в лицо констебля и попыталась понять, что в нём такого особенного? Режущие глаза цвета листвы? Но они скорее отталкивают, пугают. Губы, сомкнутые в жёсткую линию? Прямой, длинный нос? Кстати, он даже чересчур длинный, но это нисколько, чёрт возьми, Сальваторе не портит! Мне даже нравится этот нос. Может ли нравиться лицо в целом из-за носа? Я вглядывалась в него, рассматривая как необычайную диковинку, поскольку впервые имела возможность это сделать, не боясь ответного взгляда. Он вообще впервые так близко от меня находится. Вернее, так долго близко находится.
   Тут Сальваторе вздохнул, и одна его рука упала с колена прямо на мою ногу, вновь крепко обхватив стопу. Я расширила от ужаса глаза. Только не проснитесь! Только не проснитесь! Но дыхание Ноа снова стало ровным, и я опять с облегчением выдохнула, переведя взгляд на его руку. Слабо дёрнув ногой, поняла, что на этот раз мне не высвободиться из цепких лап так просто.
   Кстати о "цепких лапах", они как у пианиста: длинные узкие пальцы, широкая угловатая ладонь с чётким пересечением вен. Руки музыканта, руки творца. Я дотронулась до его ладони и тут же отдёрнула руку, словно обжёгшись. Во второй раз уже её погладила, поглядывая на констебля словно преступница. Кожа была грубовата, но приятная на ощупь.
   Я устыдилась своих мыслей и принялась осторожно вытягивать ногу. В результате получилось, что мой носок остался зажат в его руке. Я посмотрела на свою голую стопу, а затем снова задержала взгляд на лице Сальваторе. Интересно, если бы он (теоретически, конечно) когда-нибудь в какой-нибудь следующей жизни, где не было бы каст, магов и прочей белиберды, решил меня поцеловать -- я бы сразу скончалась от счастья, или на следующий день?
   Я опустила глаза, почувствовав, что покраснела, но когда подняла их вновь, то испуганно вздрогнула. Сальваторе уже не спал, а сонно, но внимательно за мной наблюдал. Я в оцепенении, громко втянула в себя воздух. Прошло великое множество бесконечных секунд, в течении которых никак не могла заставить себя оторвать взгляд от его удивительно красивых глаз, прежде чем сорваться с кровати, и влететь в ванну как ошпаренной, захлопнув за собой дверь. Я прижалась к ней спиной и зажмурилась, стараясь унять бешеное сердце. Какой стыд! Я так нагло разглядывала! А-а-а! Я погладила его руку! Что он обо мне теперь подумает? А Сальваторе спал вообще? Господи, хоть бы он спал всё то время, что я предавалась бессмысленным девичьим мечтаниям!
   Услышав, как скрипнула дверь комнаты, замерла, прилипнув к ухом к полотну. Спустя мгновение, я мешком с картошкой вывалилась в спальню и облегчённо вздохнула, обнаружив, что констебля в комнате нет.
   После, вернувшись в ванную, долго отмокала под душем, сумев себя убедить, что Ноа спал, а проснулся лишь тогда, когда я вытащила ногу. И уже потом меня посетила мысль, что я опять спала без кошмаров. Всё-таки дело в Сальваторе. Отчего-то мои сны его боятся.
   Выбравшись из ванны, быстро оделась, но никак не могла найти второй носок. Замерев, подумала: а вдруг Сальваторе забрал его с собой по ошибке? Да ну, наверное, просто закинул куда-нибудь. Облазив всю комнату, но так и не найдя пары, плюнула на это дело, решив связать новые. Когда в следующий раз буду у Мастера Като, нужно не забыть взять спицы и пряжу. Обувшись, выскочила из комнаты, но внизу мой пыл поутих, и я медленно спустилась с лестницы, всматриваясь и вслушиваясь, на предмет наличия в доме Сальваторе.
   Не обнаружив мага внизу, вспомнила про письмо и про то, как загорелись его глаза, когда констебль прочёл бумагу. Наверное, он уже уехал во Дворец правосудия. Я нахмурилась, подумав, что меня беспокоят странные вещи. И чего, спрашивается, так зацепилась? Ну отнёс он меня, когда заснула; ну уснул сам, пока читал; ну за ногу схватил во сне. Бывает.
   Радужно кивнув своим мыслям, двинулась было в столовую, как услышала громкое:
   -- А-а-а-а-а!!!
   Отпрыгнув на метр, я изобразила испуганное лицо и пискляво-издевательским тоном произнесла:
   -- О, великий демон! Не убивай меня!
   -- Тьфу ты, хоть бы вид сделала, что испугалась, -- обиженно пробурчал Пятый, появившись передо мной.
   Я показала ему язык и проследовала в столовую. Когда зашла, никс уже сидел на столе и сочувственно смотрел на помятое лицо Даафа.
   -- Доброе утро! -- прощебетала, а в ответ лишь увидела скривлённую физиономию. -- Сварить тебе кофе? -- сочувственно спросила, видя, что перед ним стоит банка с рассолом которую тот пытается гипнотизировать. Дааф кивнул, и я принялась за дело.
   Через несколько минут перед магом стояло свежее дымящееся кофе, но тень страдания с его лица не сходила.
   -- Не можешь себе наколдовать, чтобы голова не болела? -- удивилась я, и Дааф покачал головой, подтверждая, что не может.
   Мы переглянулись с Пятым и одновременно кивнули.
   -- Ты давай. Мне тут нельзя, -- проговорила я и, достав из кармана блокнот с карандашом, протянула демонёнку.
   Тот неуклюже схватил карандаш и начал выводить руны, как мы с ним тренировались. Пятому было сложно писать и рисовать. Лапки никсов для этого просто не предназначены. Однако мы решили, что это не повод не уметь элементарного. Заметив, что у него немного сдвинулась в сторону линия, нахмурилась и строго произнесла:
   -- Осторожнее, -- быстро затёрла рукавом ошибку. -- Ты ведь знаешь, чем это чревато...
   -- Отстань, Адка, -- огрызнулся тот, -- я бы сам исправил.
   Я улыбнулась, но довольно отметила, что он начал ещё чётче вырисовывать линии. Закончив, никс подвинул листок Даафу.
   -- Глянь, легче станет, -- задорно произнёс Пятый.
   Маг недоверчиво взглянул на творение демонёнка и долго всматривался, а спустя минуту восторженно произнёс:
   -- Невероятно! Да вы, ребята, действительно шарите в рунах! Это же руны, да? -- переспросил он, а мы охотно закивали.
   -- Помогло? -- хихикнул демонёнок.
   -- Невероятно! -- вместо ответа повторил маг. -- Они действительно работают! А я могу такую нарисовать?
   Мы с никсом опять дружно закивали головой, но уже отрицательно.
   -- Почему? -- удивлённо спросил Дааф, бережно схватив листочек и аккуратно сложив его, убрал в карман. -- Пригодится, -- пояснил своё действие.
   -- Потому что руны нужно знать, понимать и уважать, -- ответила я.
   -- Это я могу, -- воодушевился мужчина.
   -- И нужно им понравиться, -- добавил Пятый.
   -- Хотите сказать, что человек им нравится, а маг не понравится? -- нахмурился Дааф. -- Да быть этого не может! Это же... -- он задумался и опечалился: -- Хотя всё верно, это же люди придумали...
   -- Не важно, кто придумал, -- улыбнулась я, -- главное, как относиться к ним. И маг может пользоваться рунами. Мы же все используем один алфавит в разговорной и письменной речи. Так чем руны тебе не алфавит?
   -- В магском университете придерживаются другого мнения, или, хотите сказать, что это они не правы? -- снисходительно приподнял бровь Дааф.
   -- Не правы, -- смело кивнула. -- Маги тоже пользуются рунами.
   -- Ну да, ну да, -- заржал он, -- конечно, рассказывай мне сказочки.
   -- Однако ты только что убедился в их действии. Ты же не можешь этого отрицать, верно? -- пожала я плечами и решила зайти с другой стороны: -- Этот знак у всех магов на шее, знаешь, что он означает?
   Я указала на его знак, а Дааф поморщился и потёр место, где был изображён символ принадлежности каждого мага к определённой касте.
   -- Это печать, которая ставится каждому магу при рождении, -- теперь пожал плечами он, -- она приобретает цвет в зависимости от сил и касты мага.
   -- Понятно, а что она означает? -- не отставала я. -- Почему именно эта загогулина, а не, скажем, круг или квадрат, буква, в конце концов?
   Дааф задумался.
   -- Дьявол его знает, никогда не интересовался, -- наконец отозвался. -- Но что-то он наверняка означает.
   -- Наверняка, -- гоготнул Пятый, с усилием приподняв банку с рассолом и забулькал.
   Мужчина попеременно переводил хмурый взгляд с меня на никса, ожидая объяснений, и я, вздохнув, произнесла:
   -- Это ни что иное, как руна, Дааф.
   Тот прыснул со смеху, загоготав на всю столовую так громко, что мне захотелось зажать уши. Заметив, что маг расплескал при этом кофе, поднялась и прихватив тряпку, принялась протирать стол, ожидая, когда приступ веселья пройдёт.
   -- Руна? -- наконец немного успокоился он. -- Печать магов -- это руна? Да ты что, Пушистик, головой стукнулась?
   -- Тем не менее, -- как ни в чём не бывало, и не дрогнув ни одной мышцей на лице, принялась объяснять дальше: -- Это именно руна. Может быть, при выборе магического клейма, маги и не подразумевали именно её. И возможно ты прав, и она означает что-либо другое. Скорее всего, означает. Но нельзя упускать из вида, что в классическом руническом алфавите есть руна, которая обозначается именно так, -- я ткнула пальцем в его шею, и Дааф перестал смеяться, -- и называется она "Соулу", но произносится как "Sowulo". Эта руна в своём прямом значении подразумевает целостность, солнце, победу, возможность невозможного, исцеление, восстановление, -- маг молчал, внимательно слушая, а я, видя его заинтересованность, которая проливалась сладким сиропом на мою душу, продолжила: -- Руна Соулу выражает индивидуальность, она сама -- индивидуальность, неповторимость. Выступает, как символ сил отдельного человека. Или, мага.
   Это руна победы, руна силы и могущества. Она говорит об обладании мощной энергией, способной изменять события, происходящие во внешнем мире вокруг нас, и повлиять на перемены во внутреннем. А также, она говорит о мужестве нести ответственность за последствия этих перемен. Если сказать по-простому, то, когда я для кого-то вытаскиваю из своего мешочка именно эту руну, то это значит, что он один на вершине жизни, где есть слава и солнце, светящее лишь ему единственному. Но, к сожалению (или к счастью), она редко попадается при характеристиках к отдельным личностям. Я встречала такое лишь единожды в жизни, -- ненадолго замолчав, внимательно посмотрела Даафу в глаза. -- А теперь скажи, её обозначение не подходит для магов?
   Мужчина задумчиво потёр рукой щетину и глянул на меня.
   -- Думаю, Ноа этого рассказывать не стоит.
   Мы с Пятым дружно прыснули со смеху.
   -- Дааф, у меня кое-что есть для тебя, -- просмеявшись сказала я и выудила из кармана небольшой талисман на верёвочке.
   -- Это ещё что такое? -- нахмурился маг, взяв его в руки. А я удовлетворённо улыбнулась.
   Тут вот какая штука: раз Дааф взял его в руки, то есть принял (ведь изготовлен он специально для него), то уже не сможет отказаться.
   -- Это рунический талисман. Я сделала его для тебя.
   -- Зачем? Для чего он? -- недоверчиво спросил Дааф.
   Никс в это время тихо хихикал, сидя на краю стола, что мне даже пришлось шикнуть на него.
   -- Задумала чего-то, да? -- Дааф тоже обратил внимание на гогочущего демонёнка и это его не обрадовало.
   -- Ничего сверхъестественного, -- пожала плечами. -- Он поможет тебе обрести согласие со своими мыслями. Не хочешь, не носи.
   Я безразлично отвернулась и подтолкнула Пятого, что тот свалился со стола, громко хрюкнув.
   -- Обиделась что ли? -- осторожно проговорил Дааф.
   -- Я его для тебя сделала, -- отрезала, и повторила: -- Не хочешь не носи. Можешь выкинуть.
   После чего поднялась из-за стола и подошла к раковине, украдкой погладывая на мага. Тот посидел пару минут, а потом спросил:
   -- В нем ничего вредного, а, Пушистик? Я не стану безмозглым тупицей, если надену его?
   -- За кого ты меня принимаешь? -- искренне возмутилась, оглянувшись через плечо.
   -- Ладно, -- хмыкнул Дааф. -- В конце концов, я в любой момент могу его снять.
   Мы с Пятым заговорщицки переглянулись, прекрасно зная -- не сможет. Маг, тем временем, натянул талисман на шею и повернулся ко мне.
   -- Глянь, Пушистик, мне идёт?
   -- Очень, -- улыбнулась я. -- Его носят под одеждой. Это личная вещь, -- подойдя, засунула талисман ему за пазуху.
   -- Да я сто таких штук натянул бы на шею, лишь бы ты меня ещё раз потрогала, -- загоготал Дааф, а я, подняв глаза к потолку, вновь вернулась к раковине.
   -- Спасибо, Пушистик, -- через некоторое время проговорил маг. -- А нет ли у нас чего, горло промочить?
   -- Тебе спасибо, за доверие, -- кивнула и отозвалась: -- В шкафу есть грог, но эта полка Ноа. Он не будет в восторге, если ты её тронешь.
   -- Плевать я на это хотел, -- буркнул Дааф и поспешил к шкафу.
   Я вытерла последнюю тарелку и последовала к выходу, чтобы ненадолго оставить мага с его новыми мыслями. Пятый прыгнул мне на плечи, и мы вышли из столовой.
   -- Сальваторе всё поймёт, -- прошептал на ухо демонёнок.
   -- Не сразу, -- кивнула я. -- Зато Даафу это поможет. Ещё спасибо скажет.
   Я вручила Пятому тряпку.
   -- Чего это? -- нахмурился он.
   -- Пыль вытирать, -- усмехнулась, сбрасывая его с плеч.
   -- Ну, Адка, ну мы же недавно убирались! -- запричитал демонёнок.
   -- Чистота -- залог здоровья, -- воодушевлённо произнесла я.
   -- Порядок -- прежде всего, -- угрюмо отозвался он и поплёлся к полке с книгами.
   Я улыбнулась никсу в след и пошла за шваброй и тряпкой. Этот дом уж очень быстро грязнится. Тут бы по-хорошему ремонт сделать, а то извёстка с потолка, как снег валится, когда дверьми хлопаешь.
   Открыв кладовую, перестала улыбаться. Когда одна -- труднее гнать от себя мысли. А гложило меня одно: как мне вести себя с Сальваторе, когда он придёт домой?
  
  
   Ноа вернулся, когда мы с Пятым уже закончили все дела. Он застал нас в столовой, где мы расслаблялись, в приятных запахах недавно сготовленного ужина. Дааф уже поел и удалился в комнату, а мы с никсом остались сидеть, попивая молоко и читая вслух книгу, найденную на одной из полок в гостиной. Она была посвящена философскому взгляду одного мага на "проблему" человечества, поэтому мы с Пятым то и дело высмеивали однобокость взглядов этого, с позволения сказать, "философа".
   -- Представь себе, он предлагает в качестве наказания за провинность, лишать людей пищи на три дня, -- возмущённо воскликнул демонёнок, накручивая на свой длинный пальчик прядь моих волос. Я же сложила голову на руки, уткнувшись носом в стол.
   -- Идиот... -- пробурчала невнятно.
   -- Причём, этот маг ссылается на то, что уже проделывал подобное со своими рабами и этот метод вполне себя оправдал, -- продолжил Пятый, а затем с негодованием выкрикнул: -- Неудивительно! Не жрать три дня! Я бы после трёх дней голодухи сожрал бы самого этого мага!
   -- Крыс лучше жри, -- пробубнила я, повернув голову, чтоб никс ухватился за другую прядку, -- от мага, боюсь, у тебя было бы несварение.
   -- Это точно, -- засмеялся Пятый, и со вздохом добавил: -- Тут уже тоже мало крыс осталось, кстати...
   -- Не понимаю, что заставляет тебя их есть, это же такая бяка.
   -- Демонический инстинкт, -- гордо произнёс он. -- Хотя птицы, безусловно, вкуснее.
   -- Демон ты мой недоделанный, -- вздохнула я.
   -- Ничё не недоделанный, -- обиделся никс. -- Ну, не растут рога, чего ж теперь сделаешь...
   -- Пятый, ты мне таким нравишься. Может они у тебя не растут, потому что ты добрый?
   -- Демоны не могут быть добрыми по определению, -- упрямо выдал он.
   -- Но ведь ты не совсем демон, верно? -- раздался голос позади нас, и Пятый от неожиданности дёрнул лапкой, на пальце которой была замотана моя прядь. Я вскрикнула, а никс засюсюкал и начал высвобождать уже окончательно запутавшуюся конечность из волос.
   -- Добрый вечер, мистер Ноа, -- проговорила я, избегая зрительного контакта, и судорожно начала помогать Пятому распутываться, но сделала только хуже.
   Сальваторе вздохнул и, подойдя ближе, отвёл мои руки, принявшись аккуратно высвобождать нас, попутно сообщив:
   -- Я добился разрешения на допрос Магистров.
   -- О! Это же отлично! -- приглушённо ответила я, чувствуя, как его пальцы бережно распутывают прядь за прядью.
   По телу сразу же побежали мурашки, а особенно когда в нос ударил мужской запах вперемешку с тонкой ноткой парфюма, которым Ноа, скорей всего, брызнулся ещё с утра. Мои щёки запылали, потому я зажмурила глаза, чтобы отогнать мысли и перестала дышать, дабы не чувствовать этот запах, казалось, окутавший меня со всех сторон.
   -- Готово, -- сообщил Сальваторе и отступил на шаг.
   -- Спасибо, -- пробормотала, и принялась приглаживать фейерверк на голове. Пятый внимательно на меня смотрел, прищурив один глаз. -- Что? -- спросила.
   -- Красивая ты, щёчки румяные, -- проговорил демонёнок и потрепал меня за одну из них, я отмахнулась и, украдкой глянув на Ноа, предложила:
   -- Кофе?
   -- В мой кабинет. Нужно обсудить наши планы на завтра, -- бросил маг и вышел из столовой.
   -- "Щёчки румяные", -- рассержено передразнила я Пятого, как только за Сальваторе закрылась дверь. -- Обязательно было акцентировать на этом внимание?
   -- Скажи спасибо, что я не акцентировал его на твоих дымчатых глазищах, которые помутнели как пасмурное небо, -- заржал он.
   -- Да ты поэт, -- хмыкнула, принявшись за кофе.
   -- Стараюсь, -- оскалился в улыбке Пятый. -- Не расскажешь, с чего ты так краснеть стала?
   Я приподняла одну бровь и снисходительно улыбнулась, оставив вопрос без ответа.
   -- В жизни он оказался ещё интересней, чем в газетных строках? -- предположил демонёнок и, не дожидаясь ответа продолжил: -- Одно любопытно, почему твои сны его боятся?
   -- Энергетика? -- пожала плечами и перелив кофе из турки в кружку, последовала к выходу.
   Пятый поскакал за мной, а я уже не могла видеть его загадочную улыбку, которой тот наградил мою спину.
   Стукнув в дверь кабинета, распахнула её и прошла в помещение, где на столе перед Сальваторе уже появился демонёнок и удобно устроился на стопке бумаг.
   -- Ты линяешь, -- нахмурился Ноа, смахнув со стола пару красных волосин.
   -- Рано ещё для линьки, -- возразил никс, -- холодно.
   Я улыбнулась, поставила кофе на стол и уселась напротив, стараясь смотреть куда угодно, только не на мага. Но поняв, что так не пойдёт, придала себе более расслабленный вид (хотя, может, из этого ничего не вышло), и уставилась ему в переносицу.
   -- Магистры сильно недовольны, что их приглашают на беседу? -- поинтересовалась торопливо.
   -- Приглашают? -- сузил глаза констебль. -- Это не беседа, Рая, это допрос. Единственная поблажка им как Магистрам, это то, что их не вызывают во Дворец правосудия, а допросят в личных замках.
   -- Но это же Магистры, -- прошептала я.
   -- Поэтому они, как никто другой, должны быть заинтересованы в соблюдении правил правосудия, -- уверенно кивнул он.
   -- Не представляю себе этого, если честно, -- покачала головой.
   -- Завтра посмотришь.
   -- Завтра? -- испуганно расширила глаза.
   -- Мне с вами нельзя, как я понял, -- вздохнул Пятый угрюмо.
   -- Тебя ещё там не хватало со своей демонической мордой, -- хмыкнула я, -- у тебя хвост, что ли лишний появился?
   Демонёнок любовно погладил свой длинный тонкий хвостик.
   -- А если я буду невидим?
   -- Нет, -- отозвались мы с Ноа одновременно.
   -- Эм... а к кому мы пойдём первому? -- поинтересовалась я.
   -- Я как раз размышляю над этим, -- вздохнул констебль задумчиво и, поднявшись с кресла, подошёл к макету с фотографиями убиенных.
   -- Может быть, Магистр Дайдорус? -- предложила, прищурившись в ожидании ответа.
   -- Почему он? -- удивился Сальваторе, глянув на меня, а я опустила глаза и пожала плечами:
   -- Он единственный из всех Магистров, который терпимо относится к людям.
   -- Я, например, подумал о Матисе. Но пусть будет Дайдорус, нам это не принципиально, -- не стал сопротивляться маг. -- Кроме того, он самый сговорчивый.
   -- Это верно, -- согласилась я, припоминая прочитанное и услышанное про магов Высшей касты.
   Каждый из них отвечал за свою отрасль инфраструктуры Монстрака. Например, первый убиенный, Магистр Волдо, был ответственен за международные отношения, поэтому никакая интернациональная встреча без него не обходилась. Кроме того, он также отвечал за урегулирование спорных вопросов, проще говоря -- если кто пошёл бы на нас войной, Магистр Волдо уладил бы конфликт.
   Второй убитый, Креон, занимался решением проблем внутри страны. В том числе и с людьми. Этот Магистр мне не очень нравился, так как делал всё для магов, если их права ущемлялись, но для людей его решения были всегда одинаковы. И, естественно, они никогда не были в пользу последних.
   Третий убитый, Магистр Дарио отвечал за денежные обороты, торговлю, коммерцию и всё в подобном духе.
   Тот, кого хотел посетить завтра Сальваторе -- Магистр Матис, отвечает за образование, литературу, духовное развитие страны. По моему глубокому убеждению, он самый образованный из всех Магистров, поэтому невольно вызывает восхищение, хотя людей принципиально не переносит на дух. Собственно, этим грешат все маги.
   Оставшиеся два, это Магистр Дайдорус, к которому мы завтра пойдём, и Магистр Скарлат. Как я уже говорила, Магистр Дайдорус единственный из всех, кто лояльно относится к людям, маг даже одно время выдвигал закон, благодаря которому людей должны были регистрировать. Но он не получил поддержки со стороны Высшей касты магов, поскольку регистрация повлекла бы за собой проблемы, связанные с тем, что по магическим законам людей убивать нельзя. Естественно, этот закон не выполняется, потому что люди умирают иногда просто из-за плохо отглаженных брюк.
   Как я уже говорила, среди магов есть множество подонков. Но без регистрации, к сожалению, это отследить невозможно, поэтому закон так и остался лежать на дальних полках. Кстати, именно Дайдорус отвечает за выдвижение и формулировку законов, которые отдаёт на суд остальным Высшим магам. Так же, под его ответственностью находятся дети магов, которые по тем или иным причинам остались без родителей. Он уже построил множество приютов для магов-сирот.
   Ну и последний -- Магистр Скарлат. Его я боюсь больше всех. Он отвечает за правосудие и часто выступает судьёй. Он отличается резкими высказываниями и принципиальным взглядом на каждую проблему. Людей он не переносит на дух и считает нас скотом на убой. Он твёрдый, жёсткий, но получил прозвище среди магов "Скарлат Справедливый". Среди людей же он зовётся несколько иначе, но это никогда не произносится вслух.
   -- Магистр Дайдорус... -- задумчиво проговорила я. -- Никогда не думала, что увижу когда-нибудь хоть одного мага Высшей касты своими собственными глазами.
   -- Всех увидишь, -- с ленцой улыбнулся Сальваторе.
   -- Я могу идти? -- поинтересовалась, привстав со стула.
   -- Да, конечно, -- кивнул Ноа, но добавил: -- И, Рая, надень завтра что-нибудь посерьёзней.
   -- Само собой, -- согласилась, с усмешкой разглядывая свои штаны, -- это же Магистры. Оденусь как магичка и нарисую на шее знак, чтоб не испепелили нечаянно, как только покажу свой нос в замке Высших.
   -- Это сарказм? -- констебль вновь превратился в сноба.
   -- Извиняюсь, -- промямлила я, отступая к двери. -- Но да, это был он. Приятного вечера.
   Я выскочила за дверь, не дожидаясь ответа, но мне показалось, или нет, что глаза Сальваторе задорно блеснули?
  
  
   ГЛАВА 9
  
   "...обращаю внимание на то, что правильность написания рунических формул следует выполнять с соблюдением малейших нюансов, поскольку не вовремя дрогнувшая рука или, скажем, не к месту поставленная точка, имеют необратимые последствия.
   Так же следует не допускать перевёртывание рун, так как практически все руны имеют два значения: в прямом и перевёрнутом положении, что в свою очередь может исказить смысл формулы, переправить которую будет нельзя, так же, как и отменить её "работу" ...
  
   ...так же я сделала вывод, что некоторые связки, выполненные из рун, способны побуждать человека на определённые действия, а иногда даже против его воли. Причём руны необходимы не алфавитные, а с доведёнными углами, которые должны соединяться между собой в рунические замки, приведённые ниже на рисунке 12.
   К примеру, связка рун на рисунке 13а, способна побудить ваше сознание никогда не забывать имена, которые когда-либо были вам названы, а обратная связка, изображённая на рисунке 13б, способствует немедленному забвению любых названных имён..."
  
   Из очерка Безродной Раисы на тему: "Некоторые скрытые особенности рун", главы 3,8; стр.8,20
  
  
   Я проснулась и сбросила спящего никса с живота. Пятый, даже не открыв и глаза, откатился к стеночке, обнял подушку и тихонечко захрапел.
   Спустя десять минут, я уже была полностью готова: одета, обута и аккуратно причёсана, настолько, насколько только смогла угомонить свои кучерявые волосы. А вот мой дружок всё так и продолжал спать, мерно подёргивая во сне копытцами и изредка кряхтя. Оно и к лучшему, по крайней мере, раз Пятый спит, то не сможет гундеть из-за того, что мы не берём его с собой к Магистрам.
   Спустившись вниз, я, против обыкновения, не встретила Сальваторе, зато в столовой восседал бодрый и свежий Дааф за чашкой утреннего кофе и газетой в руках. Поначалу я даже приняла его за Ноа, но когда маг отложил прессу, то удивлённо проморгавшись, поняла, что передо мной вовсе не констебль, а его брат.
   -- Доброе утро, -- проговорил Дааф и улыбнулся.
   Да-а-а. Вот, оказывается, что умеют делать руны. Сколько лет уже изучаю талисманные вязки, но не перестаю поражаться их действию на определённых магов. Руны будто бы знают, что нужно каждому и в каком конкретно виде. Сегодня Дааф был аккуратно причёсан, опрятно одет и свежевыбрит, хоть и оставил небольшие усики. Прежде мне не приходилось видеть его в приличной одежде, теперь же на маге красовались узкие чёрные брюки и свободная белая рубашка. А самое главное, что некая дуринка из его глаз куда-то пропала, и передо мной сидел уже не вчерашний пьяница, а взрослый, серьёзный мужчина приятной наружности. Теперь было отчётливо видно, что Дааф старше Ноа.
   -- Доброе, -- проговорила я, наливая себе кофе, но никак не могла заставить себя не пялиться на мага.
   -- Нравлюсь? -- Не осталось не замеченным моё любопытство.
   -- Очень. Правда, -- искренне улыбнулась, и устроилась напротив. -- Отлично выглядишь, собрался куда?
   -- В город, -- кивнул мужчина, -- у меня накопилось множество дел. Нет смысла больше их откладывать.
   -- Да неужели? -- внезапно раздался насмешливый голос Сальваторе, который как оказалось, зашёл в столовую незамеченным.
   Вот всегда он так, подкрадывается сзади.
   Дааф оставил замечание Ноа без ответа.
   -- С каких это пор тебя интересуют дела? -- не отступал Ноа, всё с тем же тоном.
   -- С сегодняшних, -- процедил сквозь зубы его брат и, допив кофе одним глотком, поднялся со стула. -- Всего доброго. Пушистик, -- кивнул мне и обогнув стол, вышел, оставив Ноа недоуменно пялиться на хлопнувшую дверь.
   -- Он сегодня какой-то необычный, -- задумчиво проговорил Сальваторе через несколько секунд молчаливого созерцания дверей, а я пожала плечами, незаметно улыбнувшись.
   Спустя полчаса мы с Сальваторе сидели в кэбе. Констебль был привычно хмур и его настроение отнюдь не улучшил дождь, что решил ливануть как раз тогда, когда мы вышли из дома. Что ж, хоть из-за этого наша с Ноа одежда лучше не стала, зато дождь явно давал понять о скором наступлении весны. Но у меня не было времени над этим подумать, так как я вибрировала от страха перед встречей с Магистрами. Даже привычные виды за окном не прельщали и не могли отвлечь. Я лишь нервно мяла в руках кепку глубоко погрузившись в невесёлые думы.
   -- Успокойся, Рая, -- проговорил Ноа через некоторое время, -- Магистры ничем не отличаются от других магов.
   -- Вот именно, -- пробубнила я под нос.
   -- Кроме того, мы следуем к Магистру Дайдорусу, и едва ли такой воспитанный и грамотный маг позволит себе негативно отнестись к представителю человеческого рода в данной... ситуации, -- добавил он.
   -- Да, особенно если узнает, что именно я написала эти чёртовы доклады, -- так же угрюмо отозвалась я.
   Сальваторе, вздохнув, выхватил из моих рук изрядно помятую кепку и водрузил её мне голову. Улыбнувшись уголком губ, констебль вдруг мне подмигнул. Я аж рот открыла от удивления. Это... это что? Он так меня подбадривает, что ли? Густо покраснев, натянула кепку почти на самый нос, и так и просидела весь оставшийся путь.
   Замок Магистра Дайдоруса был ничем особо приметным, даже можно сказать, скромным, что удивительно для Магистра. Я бы назвала этот замок уютным. Каменные стены поблёскивали в пушистом снегу, который тонким слоем окутал контуры крепости, создавая впечатление сказочности. Конечно дождь, что сейчас усиленно разбивал эту красоту, быстро подправит такую ауру, но так или иначе, виды замка меня абсолютно не трогали, ведь я просто не могла найти себе места от волнения перед встречей всей моей жизни.
   По периметру двора и внутри него, было множество охраны. Нас встретил вежливый молодой дворецкий и проводил в личный кабинет Магистра. Пока мы двигались за провожатым, всё буквально смазалось у меня перед глазами, а потому пришла в себя только когда оказалась около огромной дубовой двери.
   Предупредительно стукнув в неё, дворецкий завёл нас в огромный кабинет, все стены которого были уставлены высокими книжными полками, уходящими под самый потолок. Посреди помещения находился круглый каменный стол с миниатюрным макетом Монстрака, а у окна длинный дубовый стол, где в данный момент восседал сам Магистр.
   Я робко выглянула из-за спины Ноа, пока тот склонил голову на бок, демонстрируя свой знак, и, наконец, увидела Магистра Дайдоруса собственными глазами.
   Это был большой подтянутый мужчина с густыми бровями и собранными в тонкий хвост волосами, которые уже засеребрились у висков. Его глубоко посаженные, угрюмые, серые глаза недовольно взирали на нас, явно давая понять, что этому визиту здесь не рады.
   -- Вот вы и добились своего, констебль Сальваторе, -- вместо приветствия проговорил маг и встал с кресла, зашуршав чёрной мантией в пол.
   -- Добрый день, Магистр Дайдорус, -- проигнорировал его недовольство Ноа, и достал из внутреннего кармана плаща некую бумагу, которую продемонстрировал Магистру. -- Я прибыл по личному разрешению Директора Дворца правосудия -- капитана Альконэ.
   -- Вы можете не трясти передо мной своими бумажками, констебль, -- перебил его Магистр, уверенной походкой подойдя к макету города, неподалёку от которого стояли и мы с Ноа. -- Ваш Альконэ не имеет представления об уважении к Высшей касте магов.
   -- Зато он имеет представление о законах, а также о том, что перед законом все равны, -- в тон ему отозвался Сальваторе, а я расширила от удивления глаза.
   Невероятно! Разговаривать в таком тоне с самим Магистром! Должно быть, Ноа сошёл с ума!
   -- Кроме того, не могу не учесть, что именно Магистры их составляют, -- добавил он тише, и твёрдо уставился в глаза Дайдорусу.
   Мужчины долго соревновались в силе взглядов, пока последний не улыбнулся и не отвёл свой.
   -- Что ж, констебль, -- наконец произнёс Магистр с от чего-то довольным видом. -- Вы именно такой, каким я вас и представлял: молодой, прямолинейный и принципиальный. Великолепные качества для констебля. В ваши годы я был таким же.
   -- Благодарю, Магистр, -- склонил голову Ноа, -- но власть Магистратуры меня никогда не прельщала.
   -- К тому же, ещё и наглый, -- усмехнулся Дайдорус.
   Я молча слушала перепалку и не понимала, серьёзен их разговор или нет. С одной стороны -- Магистр вселял ужас и трепет, с другой же -- он нам улыбался и вроде бы даже восхитился деловой хваткой Сальваторе.
   -- Магистр, позвольте мне представить вам эту девушку, её имя Рая, -- вспомнил обо мне Ноа и, схватив за локоть, вытащил из-за своей спины.
   Я, в этот момент, казалось, погибла где-то ещё за спиной Ноа. Всё что смогла сделать -- это глупо выпятить в ужасе глаза и перестать дышать, стараясь слиться с обстановкой.
   -- Человеческая раба в замке Магистра, -- без выражения произнёс Дайдорус, вглядываясь в трясущуюся меня. -- Куда катится мир. Это значит, ты заварила эту кашу с рунами?
   Я хотела было ответить. Мне надо было ответить, это же Магистр! Но язык словно прирос к нёбу, и всё что смогла -- это только лишь слабо кивнуть, а уже через секунду обратно спряталась за спину констебля и ухватилась за его плащ, чтобы чувствовать присутствие хоть одной родной души, которая не станет меня испепелять на месте.
   -- По крайней мере, честно, -- вздохнув, отозвался Магистр. -- Что ж, Сальваторе, задавайте свои вопросы и оставьте меня одного. И без вас много работы, ведь трое наших коллег погибли, как вы уже знаете.
   -- Я не отвлеку вас надолго, Магистр, -- пообещал Ноа, и сразу же перешёл к делу: -- Вы читали доклады Безродной Раисы?
   -- Да, -- кивнул тот. -- Но не углубляясь.
   -- Как они к вам попали?
   -- Через канцелярию, они переправляют документы по очереди каждому из Магистров.
   -- Вы видели когда-нибудь подобный знак и можете что-либо сказать о его происхождении? -- спросил Сальваторе, продемонстрировав срисованную у меня с блокнота непонятную формулу.
   -- Нет.
   -- Вы пользовались рунами?
   -- Нет. Никогда. И не собираюсь. Вы можете осмотреть каждый угол моего замка, но ни одной руны не найдёте, -- уверенно произнёс Дайдорус.
   -- То есть вас не заинтересовали эти доклады? -- Констебль чётко проговаривал каждый вопрос, что я еле поспевала за ними следить.
   -- Ни сколько, -- даже не задумываясь, ответил Магистр. -- Разве что удивили грамотностью исполнения, хотя, смею предположить, что Мастер Като, некогда преподававший в университете Высших магов, потратил много времени на проверку письменности.
   -- Вы знакомы с Мастером Като?
   -- Трижды пересдавал ему высшую магическую историю. За что сейчас премного благодарен этому старику, ибо знаю её намного лучше прочих. Но в то время я был несколько иного мнения, -- хмыкнул Магистр каким-то своим мыслям.
   -- Как я понимаю, вы прочли все доклады Безродной Раисы? -- не стал углубляться в студенческие воспоминания Магистра охотник.
   -- Пролистал. Два доклада и несколько очерков, -- кивнул Дайдорус, -- но это был скорее праздный интерес.
   -- Вы допускаете, что, то, что описано в докладах, имеет под собой почву?
   -- Что вы имеете ввиду, констебль? -- снисходительно улыбнулся Магистр, заметив, что магу самому было неприятно задавать этот вопрос.
   -- Я имею ввиду Магистр, то, что руны действительно могут воздействовать на сознание. Вы это допускаете? -- глаза Сальваторе недобро сверкнули.
   -- Нет, не допускаю. У нас есть система образования, которая чётко трактует значение рун и их место в этом мире, и я склонен доверять ей, -- отчеканил Дайдорус. -- Труды прошлого имеют под собой железное основание, констебль. Железное.
   -- Я понял вашу позицию, Магистр, -- кивнул Ноа. -- Вы храните в своём доме копии докладов?
   -- Нет. К чему они мне?
   -- Куда вы их дели после прочтения?
   -- Сжёг, -- пожал плечами мужчина. -- Как и все книги и брошюры, с которыми я не согласен. -- Маг подошёл к камину и любовно погладил мраморную стойку. -- Мы с этим парнем много чего перечитали. Но не оставляем шанса неугодной литературе.
   -- Хорошо. И последний вопрос, Магистр, -- проговорил охотник и достал всё из того же кармана другую бумагу. -- Если вы искренни и утверждаете о своей непричастности к рунам, подпишите разрешение на обыск вашего рабочего кабинета.
   -- Вы что, констебль, сошли с ума?! -- рявкнул Магистр и я вновь запрыгнула за спину Ноа, сама не заметив того, что во время допроса любопытно вынырнула из своего "убежища". -- Там решаются дела государственной важности! Никому нет туда входа!
   -- Тем не менее, я уже получил разрешение капитана Альконэ на обыск рабочих кабинетов убитых Магистров, -- невозмутимо ответил Сальваторе, -- потому получение разрешения на обыск вашего -- лишь вопрос времени. Я просто хотел его сохранить, зная ценность ваших секунд, Магистр.
   -- Это верх наглости, Сальваторе! Там хранятся проекты законов и многие важные документы! Недопустимо пускать в святая святых Магистратуры охотничьих ищеек! -- бушевал Дайдорус.
   -- Дело расследуется под категорией и печатью неразглашения, не мне вам объяснять, что это означает. Так что будьте уверенны, никто не заинтересован в ваших законопроектах и государственных документах. Нас интересуют только руны.
   -- Значит слова Магистра вам недостаточно, констебль? Я, по-моему, говорил, что не пользуюсь рунами. Разве этого мало?!
   -- К сожалению, -- склонил голову Ноа.
   Они продолжали в том же духе ещё недолго, пока в конце концов Магистр не подписал бумагу и буквально выдворил нас из замка. Сальваторе, спускаясь по лестнице, казался довольным и, взглянув на часы, проговорил:
   -- Пожалуй, мы успеем посетить сегодня и остальных Магистров.
  
  
   Усевшись в кэб, я попросилась у Ноа остаться и подождать его в экипаже пока он допрашивает очередного Магистра, но тот наотрез отказался. Этот отказ навёл меня на мысль, что скорее всего маг не зря таскает меня с собой и демонстрирует то, что я ему помогаю. Может он ожидает, что кто-либо из Магистров совершит ошибку, видя, что у охотников есть человек способный разобраться в рунах? Ведь никто бы никогда не смог предположить, что сам констебль воспользуется услугами человека. Если это так, то моё присутствие при допросах Магистров не лишено смысла. Но отнюдь не добавляет боевого духа, скорее наоборот.
   До замка Магистра Скарлата мы ехали довольно долго. По прибытию, весь сценарий повторился практически один в один, как и с Магистром Дайдорусом. Скарлат оказался моложав, подтянут, прямолинеен и тоже был облачен в магистерскую мантию. Не иначе как все Магистры основательно подготовились к встрече с констеблем, что не удивительно. Его волосы тоже были тронуты сединой, а карие глаза внимательно вглядывались в нас. Внешность словно бы внушающая доверие, чего не скажешь о царапающем языке.
   На вопросы Сальваторе Магистр отвечал практически так же, как и Дайдорус, разве что при этом стараясь поддеть и высмеять констебля, который, признаться честно, держался достойно и смотрел на попытки вывести его из себя, сквозь пальцы. Завидная выдержка, странно что Ноа не демонстрирует её при домочадцах. Скарлат принципиально даже не глянул в мою сторону, чётко обрисовав свою позицию по поводу людей.
   Но в отличие от Дайдоруса, Скарлат не уничтожил мои доклады, а сдал обратно в канцелярию, из которой и запросил их, поэтому уже спустя десять минут мои очерки и доклады попали к нам с Ноа в руки. Кстати, Скарлат недвусмысленно намекнул Сальваторе, что он лично разберётся с ним, если информация о том, что Магистры интересовались рунами, попадёт в прессу. Хотя скорее эта угроза была адресована мне, поскольку Ноа как констебль Монстрака в этом не заинтересован, а вот люди -- несомненно.
   Вздрогнув под прямым взглядом Магистра, я по обыкновению спряталась за спиной охотника.
   А вот когда дело коснулось обыска рабочего кабинета Скарлата, тот разбушевался не на шутку, особенно узнав, что Дайдорус своё разрешение уже дал. Около десяти минут мы выслушивали дифирамбу о наглости и неэтичности правосудия в Монстраке, но разрешение всё-таки получили, после чего сразу же ретировались.
   -- Как по нотам, -- хмуро проговорил Ноа, пока мы ехали до замка Магистра Матиса, -- будто с бумажки читали ответы.
   -- Не удивительно, -- отозвалась я, -- они наверняка подготовились к встрече. Когда мы пойдём в их кабинеты?
   -- Не сегодня.
   -- Но они успеют спрятать неугодное для нашего взгляда.
   -- Со вчерашнего дня около их кабинетов присутствует круглосуточная охрана, следящая за тем, чтобы ничего не выносилось, -- сообщил Сальваторе. -- Нам же в свою очередь, будет удобнее, если мы получим разрешение от всех магистров сразу.
   Но, к сожалению, Магистра Матиса не оказалось в замке, поскольку он уехал с визитом в соседний город. Ноа разозлился, а я порадовалась, что сегодня мне больше не придётся бездыханно замирать под очередным суровым взглядом Высшего мага.
  
  
   Оказавшись дома, Сальваторе закрылся в своём кабинете, а я набросилась на еду. Пятый не заставил себя ждать и тоже появился в столовой.
   -- Есть будешь? -- спросила у него с полным ртом.
   -- Не, -- скривился тот, -- Мастер Като заставил кашу съесть.
   -- Всё лучше, чем голубей трескать.
   -- Едва ли, -- заржал тот. -- Чем сегодня занимались?
   Я кратко обрисовала Пятому ситуацию, и тот присвистнул, услышав подробный пересказ, как Сальваторе разговаривал с Магистрами. Потом к нам присоединился Дааф. Он был уставший и грустный.
   -- Чего такой угрюмый? -- поинтересовался никс, глянув на мага.
   -- Утомился, -- ответил тот, и стащил у меня с тарелки бутерброд.
   Поняв намёк, я вихрем пронеслась по кухне, наложив Даафу полную тарелку еды. Тот поблагодарил и принялся молча жевать. Мы с Пятым переглянулись, поняв, что мужчина чем-то расстроен не на шутку. Помыв свою тарелку, я принялась варить кофе, украдкой поглядывая на мага.
   -- Да-а-а-аф, -- подхалимски потянул Пятый, когда тот отодвинул тарелку. -- Чего там у тебя случилось в городе?
   Маг улыбнулся и потрепал никса по голове.
   -- Хочешь, я сделаю так, что у тебя рога расти начнут? -- ушёл он от ответа.
   -- Хочу! -- округлили глаза Пятый. -- А ты можешь?! Можешь?! Сделай, а?
   Дааф добродушно засмеялся и обхватил голову никса ладонями, которые еле заметно блеснули слабым голубым свечением, словно дымкой. Через секунду маг убрал руки, а Пятый пощупал свои рожки.
   -- Не выросли, -- расстроился демонёнок.
   -- Им и нельзя резко, -- отозвался маг, -- тогда они повредят тебе череп. Я сделал так, что рожки начнут расти постепенно.
   -- Правда?! Классно! -- воодушевился никс. -- Пойду, похвастаюсь Мастеру Като!
   Пятый исчез, и мы остались с Даафом наедине.
   -- Ни грамма воспитания, -- улыбнулась я. -- Он обязательно тебя поблагодарит. Мастер Като не настолько сильный маг, чтобы помочь в этом щепетильном для Пятого вопросе.
   Мужчина хмыкнул, приняв у меня из рук кружку с кофе.
   -- Что произошло, Дааф? -- тихо спросила у него. -- Или ты мне тоже что-нибудь наколдуешь, чтоб забыла о своём вопросе?
   -- Я побывал на могиле дочери и жены, -- произнёс маг и глянул на меня своими зелёными глазами, почти такими же, как и у брата.
   -- Я... я не знала... извини, -- виновато пробубнила, и в растерянности села на стул, тут же вспомнив, что Сальваторе рассказывал мне о смерти жены Даафа. А вот о ребёнке не говорил.
   -- Да всё в порядке, Пушистик, это случилось много лет назад. Просто я давно к ним не ходил.
   -- Хочешь об этом поговорить?
   -- А что говорить? Я не смог их защитить. Тогда. А ведь был охотником. Одним из лучших, -- отвёл взгляд Дааф, явно видя перед собой картины прошлого, и к моему удивлению продолжил: -- Мы с Ноа тогда вместе работали над одним громким делом и были простыми охотниками Первой касты, но служили в лучшей группе под началом Альконэ, который сейчас директор Дворца Правосудия. Слыхала о нём?
   -- Конечно. А что за дело? -- осторожно проговорила я, а сама чувствовала, что начни Дааф рассказывать о своей семье, то непременно разревусь.
   -- Может, ты помнишь что-нибудь о "Монстракском пожирателе душ"? -- услышав его слова, закрыла рот рукой, подавляя удивлённый возглас. -- Хотя, ты, наверное, была тогда ещё совсем маленькая.
   Но Дааф был не прав. Я слышала об этом. Каждый обитатель Монстрака слышал эту историю, ведь теперь её передавали из уст в уста как нечто ужасное, что произошло за всю историю нашего государства. Это случилось лет десять назад. Тогда все газеты пестрили о неизвестном маге, забирающем из своих жертв врождённую силу вместе с жизнью. Такие маги рождались очень редко, к тому же их вычисляли ещё с детства, ведь рядом с ними тяжело было находиться даже родителям, так как они высасывали энергию подобно вампирам, сказками про которых маги так любят пугать своих детей. Их называли "нонами", -- магами без касты. На нон накладывали силовые путы так называемые "блоки" -- маги, способные блокировать любую магическую силу. Это позволяло нонам существовать подобно остальным.
   Но тот маг как-то сумел освободиться от уз. А попробовав чужую силу однажды, уже не смог остановиться, с каждой новой жертвой становясь всё сильнее и злее. Первыми жертвами "пожирателя" и стали сами маги -- блоки.
   -- Помню, -- кивнула я.
   -- Этот подонок объявил войну лично Альконэ. Нашей группе тогда было поручено любой ценой защищать блоков, которых оставалось очень мало в Монстраке, -- продолжил Дааф. -- А Магистры приказали взять его живым, хотя шеф был против этого.
   -- И?
   -- Пожиратель решил поиграть с нами и начал с наших семей. Семью Альконэ он оставил напоследок, но мы схватили его раньше. Я нашёл его. Вернее... мне позволили его найти. Но это было лучшее и единственное, что он тогда смог сделать для меня.
   -- Кто позволил? Кто он? -- ничего не поняла.
   -- Об этом не говорят теперь в слух, Пушистик, -- не весело отозвался Дааф. -- Я убил его. Я убил пожирателя, -- глаза мужчины стали стеклянными.
   Было видно, что он помнит всё, словно это произошло только вчера.
   -- Ослушался приказа Магистров? -- догадалась я.
   -- Да. И не жалею об этом. Может я и слаб, но держа на руках мёртвого ребёнка, поклялся отомстить.
   Я не смогла сдержать слез. Бедный, бедный Дааф!
   -- Ты не слаб! На твоём месте так поступил бы каждый, -- уверенно прошептала, положив на его плечо ладонь.
   -- У двоих из нашей группы погибли семьи, хоть мы их и прятали. Однако месть не затуманила им глаза, они не ослушались приказа.
   -- Может дело в том, что ты первый до него добрался?
   -- Нет, -- грустно улыбнулся маг. -- Не я добрался первым. Мне позволили.
   -- Кто позволил? Мистер Ноа? А как он к этому отнёсся?
   -- Ноа -- идиот, -- внезапно бросил Дааф. -- Он тогда был ещё зелёный и чтил свой долг превыше всего.
   -- Ничего не поняла... так он не поддержал тебя? -- удивилась я.
   -- С одной стороны поддержал, а с другой нет, -- хмыкнул бывший охотник. -- Говорю же: зелёный был, чтоб своими куриными мозгами понять, что честь и долг -- это ещё не всё в этой чёртовой жизни. Сейчас-то повзрослел, а ума не прибавилось.
   Сальваторе настоящий чурбан! Осудить брата за то, что он ослушался приказа и убил маньяка, в отместку за смерть своей семьи, это просто ужасно! Я даже представила себе Ноа, говорящего: "Ты не имел права нарушить приказ, гонимый местью! Его должны были придать правосудию!"
   Я нахмурилась и наградила Сальваторе несколькими крепенькими словечками. Одно я точно для себя поняла: снобизм и принципиальность хуже бесчувственности. По крайней мере, если ты бесчувственен, то тебе всё равно, а нацепив маски, только делаешь вид, что не больно, но от этого становится ещё паршивей, ведь внутри происходит постоянная борьба того "как надо" с тем, что "правильно".
   Мне вспомнился наш с Ноа разговор, в котором он сказал, что знал лишь одну магичку с красивой душой. И это он говорил о жене Даафа. Тут мне стало жаль Сальваторе. Тяжело быть таким как он. Магу можно лишь посочувствовать.
   -- Ты поэтому ушёл из Дворца правосудия?
   -- Да. Послав их всех ко всем чертям. Теперь лишь один грог мой лучший друг, -- отозвался он и, взъерошив мне на макушке волосы, поднялся и направился к выходу. -- Не забивай себе голову, Пушистик. Магам надо позволять быть такими, какие они есть. Хотя в случае с тобой Ноа отступился от своих правил. Ты первый человек, с кем брат контактирует. Раньше это было ниже его достоинства. По крайней мере, так он утверждал.
   Дааф вышел, а я осталась стоять на месте, обдумывая всё то, что услышала.
   "Ниже его достоинства", -- пронеслось в голове, и я глубоко вздохнула. Ну что ж, так, значит, тому и быть.
   Не удивительно, что между братьями подобные отношения. По крайней мере, Дааф простил Ноа его взгляды и даже понял мотивы, что двигали братом. Однако Сальваторе в силу этих же мотивов не спешил понять Даафа, а лишь осуждал того за пьянку и слабость характера, не желая понять. Хотя, может быть и видно, что братья любят друг друга, но жизнь развела их слишком далеко.
   Неожиданно в столовую влетел Ноа, на ходу читающий какой-то документ, и, не глядя на меня, схватил со стола одну из булочек с маком, которые испекла вчера, и практически полностью засунул в рот.
   Наблюдая за этим магом со сложным характером, никак не могла решить, какие чувства испытываю к нему. Жалость? Ненависть? Безразличие? А может быть любовь?
   Я тряхнула головой, отгоняя от себя эти мысли. Не моё это дело -- осуждать.
   -- Что? -- спросил констебль с набитым ртом, заметив, что смотрю на него.
   -- Ничего, -- слишком резко ответила я и последовала к выходу, оставив изумлённого Сальваторе смотреть мне в след.
  
   ***
  
   Ноа сидел в своём кабинете и уже третий час раздумывал и перебирал бумажки. Он никак не мог понять, зачем Магистры ему лгут. В том, что они лгут, Сальваторе был уверен на сто процентов. Если трое из убитых пользовались рунами, то логично предположить, что и остальные следовали их примеру. Кроме того, канцелярия идёт ко всем Магистрам по очереди, а иногда одновременно, поэтому они просто были обязаны обсудить это. А если трое знали, что руны действенны, то остальные тоже должны были знать и заинтересоваться. Ноа не сомневался, что Магистр Матис, которого они не застали на месте, вторил бы двум другим. А также констебль был уверен, что в их кабинетах они не найдут следов рун.
   А что если Магистры боятся? Что если они что-то знают, но не спешат делиться знаниями с правосудием? Но если молчание -- цена жизни трёх магов Высшей касты, то что же тогда это за великая тайна? Да и Магистры вовсе не выглядели напуганными, а скорее, наоборот -- нападавшими. Чёртовы руны!
   Ноа стукнул кулаком по столу и отшвырнул бумаги, которые снежинками рассыпались по полу. Он встал и подошёл к окну, за которым вот уже второй день подряд шёл дождь.
   -- Чёрт дёрнул эту девчонку написать доклады! -- выругался Сальваторе от бессилия.
   Итого, у него на руках есть три трупа; найденные на месте их обнаружения "безопасные" рунические формулы; и знаки, неизвестного происхождения, которые работая вкупе с рунами, вызывают галлюцинации способные убивать! А также, у него есть гневное начальство, не видевшее результатов, злые Магистры, вставляющие ему палки в колеса, пьяница брат и девка-человечка, заварившая всю эту кашу своими докладами! Хочется просто придушить её!
   Ноа вышел из кабинета и вгляделся в камин, где весело потрескивал огонь. В доме было пусто, так как Сальваторе был единственный, кто всё ещё бодрствовал. Он долго всматривался в танец языков пламени, пока не пришёл к выводу, что нужно любыми способами добиться доступа в святая святых -- скрытую библиотеку Магистратуры. Если не там, то больше им нигде не отыскать тех знаков, что предположительно и убили Магистров. По крайней мере, они будут знать что это, и как с этим бороться, даже если не найдут того, кто повинен в смертях. Но в библиотеке хранятся секретные фолианты, личные дела Магистров, книги по запретной чёрной магии -- в общем, всё то, чего знать обычным магам нельзя. Магистры ни за что не впустят туда их с Раей.
   В голове Ноа начали зарождаться мысли о незаконном проникновении, но маг тут же их отмёл. Нет. Он будет действовать законно и так как положено. Кроме того, это не реально. Библиотека Магистратуры охраняется сильнее самих Магистров.
   Внезапно мысли Сальваторе прервал истошный крик Раи. Чёрт возьми, он думал, что Пятый остался с ней!
   Ноа не раздумывая ринулся наверх к девушке, на втором этаже столкнувшись с сонным и растрёпанным Даафом, который увидев брата, кивнул и пошёл обратно в свою комнату. Когда Сальваторе распахнул двери в спальню Раи, перед ним предстала уже знакомая картина -- она кричала в объятьях кошмара, сжавшись в комок. Ноа подошёл к Рае и положил ладонь на лоб, ожидая, когда успокоится. Констебль знал, что его присутствие отчего-то избавляет девушку от ночных демонов. Понемногу крики сошли на нет, а маг привычно уселся в её ногах, потерев обеими руками лицо, и приготовившись охранять сон этой своенравной, упрямой, но забавной девчонки.
  
   ***
  
  
   ГЛАВА 10
  
   "...талисман, это не безделушка "на счастье", а предмет силы, имеющий определённое предназначение. Обычно это вещь небольших размеров, которую можно носить с собой или на себе: например, кулон или пластинка с руническими символами, определяющими предназначение талисмана.
   Вопреки распространённому убеждению, будто талисман нельзя сделать для другого человека, спешу это опровергнуть. Можно. Но такие вещи называются амулетами или оберегами. Талисман же должен быть изготовлен человеком, для которого он предназначен, поскольку его действие проявляется во время изготовления.
   Ношение талисмана -- это связь с древними силами, позволяющая потокам энергии перетекать из внутреннего мира во внешний. Комбинация рунических символов, нарисованных или выгравированных на талисмане, представляет собой энергетический узор, сформированный на уровне вашей внутренней силы. Его энергия направлена наружу, поэтому воздействие и ощущается на внешнем мире.
   Таким образом, внутреннее и внешнее приводятся в состояние равновесия, а сам талисман является лишь подтверждением скрытых возможностей, приведённых в действие при его изготовлении..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Руны. Предсказания, рунические талисманы", параграф 17, стр.39
  
  
   Я проснулась отдохнувшей, но расположение духа было не весёлым. Наверное, сказался вчерашний разговор с Даафом. Я было подумала слепить ему ещё один талисман от душевных терзаний, но их перебор мог повлечь за собой непоправимые последствия. Не хватало ещё, чтобы руны перепутались между собой.
   Зевая во весь рот, услышала, как громогласно хлопнула входная дверь. Удивившись, выглянула из спальни, но в коридоре и на лестнице никого не было. Спустившись вниз, обошла весь дом, но он был пустой. Видимо у Ноа с Даафом образовались какие-то срочные дела, в которых моё присутствие не требуется. Что ж, оно и к лучшему. Пожав плечами, схватила в зубы булочку со стола и поспешила в комнату, принять душ.
   Нежившись под тёплыми струями воды, вдруг почувствовала как по спине прошёл холод. Встрепенувшись, оглянулась: дверь закрыта. Выскочив, обмоталась огромным махровым полотенцем и, выглянув из ванной, не обнаружила ничего необычного: дверь комнаты закрыта, постель убрана. Выйдя на середину спальни, немного постояла, прислушиваясь к ощущениям. Странно, но мне было не по себе. Развернувшись, чтобы вернуться к водным процедурам, задержала взгляд на окне и замерла на месте. Господи!
   Окно было грязным, а на грязи с обратной стороны был изображён непонятный знак и под ним вязка из рун. Я закрыла глаза руками и отвернулась, присев на корточки. Нет, нет, нет!
   Время шло, но ничего не происходило. Поднявшись с пола, поняла, что эти руны на меня не подействовали. Вот ведь дурёха! Нет бы побежать обратно под душ, пока ещё ничего не успело произойти, а я же всегда делаю что-то не то. Слава Высшим, что обошлось. Кстати, странная вязка рун, никогда прежде такой не встречала. Вернее, будет сказать, что эта формула -- абсолютная бессмыслица.
   Я вновь повернулась к окну и хмыкнула. Что это? Дешёвая попытка запугать? Внимательно изучила эту нелепую вязку рун, и всё же углядела то, для чего она должно быть была предназначена, и меня передёрнуло. Надеюсь, что я ошибаюсь. Схватив тряпку, отворила окно и гневно размазала нарисованное. То, что стекло измазали специально, сомнений не было, хотя окно находится достаточно высоко от земли. Почти так же, как и чердак, ведь особняк двухэтажный. Кстати, последний мне ещё не приходилось посещать, представляю сколько пыли и грязи там, раз уж в жилых комнатах её было дилижанс и целая тележка.
   Я уже достаточно давно живу здесь, но ещё ни разу не посетила кладезь всех старых и ненужных вещей любого дома -- чердак. Мне очень захотелось осмотреть его, тем более что нахожусь в доме одна, и никто мне не помешает. Интересно, он такой же большой как весь особняк? На чердаках обычно хранится множество любопытных вещичек и книжек. Интересно, что хранит на своём чердаке Сальваторе?
   Я глянула на себя и удивилась: когда это успела переодеться? Видимо, машинально натянула штаны и рубашку.
   Выйдя за дверь, медленно побрела по второму этажу в поисках лестницы наверх. Я то и дело стирала с лица воду, капающую с волос, но дотрагиваясь до них, понимала, что кучеряшки уже высохли. Ну что за наваждение?
   Я долго металась по этажу, но всё никак не могла найти нужную дверь и уже начинала злиться. Мне нужно туда попасть! Толкнув последнюю, самую невзрачную среди остальных, которую всегда принимала за кладовку, увидела перед собой крутую лестницу наверх.
   Обрадовавшись, бодро взобралась по ней, и, наконец, оказалась в вожделенном месте. Он, как и предполагалось, был огромный и пыльный. Довольно высокий деревянный потолок вполне позволял обустроить здесь ещё один этаж, но хозяин решил сделать из чердака большой склад ненужностей. Чего тут только не было! Куча различных коробок, кровати, шкафы, столы... и, разумеется, всё это покрыто вековым слоем пыли, будто сюда вообще забыли дорогу. Дальняя часть чердака не просматривалась, зато место, где стояла я, было хорошо освещено, ведь с торца находилось большое окно от пола до конька крыши, через которое проникал утренний солнечный свет.
   Осмотрев так сильно привлекающие меня "ненужности" чужого дома, решила разобраться с ними чуть позже. Сейчас больше влекло это огромное красивое окно с резными рамами и чистейшим прозрачным стеклом, сквозь которое падал тёплый солнечный свет. Подойдя к нему вплотную, прикрыла глаза, наслаждаясь тем, как впервые после долгой зимы, солнце научилось греть своими лучами.
   Уткнувшись в стекло лбом, глянула вниз. Невероятно! На улице настоящая весна! Сад дома абсолютно преобразился! Всюду росли красные розы и тюльпаны! Аккуратно остриженные деревца рядами стояли вдоль глухой кованной ограды. Трава казалась настолько зелёной, что её цвет резал глаза.
   Рассмеявшись, упёрлась ладонями в окно и тут заметила мокрые разводы, от которых запотело стекло. Нахмурившись, вновь потрогала свои волосы. Сухие. Фыркнув, открыла окно нараспашку и вдохнула свежий запах весны. Как тепло и светло! Но меня отвлекали раздражающие капли, стекающие с головы на голые плечи. Хотя я в рубашке. Бросив взгляд на свои плечи, убедилась, что рубашка сухая и опять потрогала голову. Правда мокрая, что ли? Посмотрев на ладонь, охнула от неожиданности. Пальцы были в крови! Я в ужасе схватилась за голову обеими руками, но на этот раз крови на пальцах не оказалось. Что за...
   -- Вот ты где, маленькая сучка, -- раздалось из дальнего тёмного угла чердака, а я похолодела и приросла к месту, узнав этот голос. -- Думала, убежала от меня навсегда? Я обещал, что найду тебя!
   Сердце заколотилось в горле, руки затряслись, но привычка оказалась сообразительней меня, потому рванула к выходу, надеясь успеть скрыться. Я приоткрыла дверь лишь на пару сантиметров, когда меня оттолкнули, а огромная волосатая мужская рука захлопнула путь к спасению. Я сидела на полу ни жива, ни мертва, и с ужасом наблюдала, как из тени выступает он. Тот, который вот уже много лет преследует меня в моих кошмарах.
   Он был огромный, с каменной грудной клеткой и накаченными, словно стволы деревьев, руками и ногами. Мне он казался настоящим великаном. Мужчина остановился надо мной и криво улыбнулся красными губами, в которых всегда держал зажатой сигару, и от которых всегда смердело как от навозной кучи. Длинные закрученные усы всё так же переходили в небольшую бороду, тот же переломанный нос и весёлые, но пустые глаза, что не мигая смотрели на меня.
   Его звали Бо. Большой Бо. Он встал поудобнее и, вытащив изо рта сигару, выпустил клубок дыма. Другой рукой снял с плеча свёрнутый кнут.
   -- Ну что, деточка, покажи, как ты по мне соскучилась! -- хохотнул он и, взмахнув кнутом, ударил меня по ногам.
   Я истошно завопила, увидев красный рубец, появившийся на коже и начала ползти, пытаясь сделать так, чтобы кнут больше не достал до меня. Единственный выход -- это кричать и сопротивляться, иначе забьёт до потери сознания. Он не любит, когда молчишь, ему необходимо слышать крики. И терпеть, терпеть, терпеть пока он не устанет... и прятаться...
   -- Ну, куда же ты? -- развеселился маг и нанёс ещё три удара, которые обожгли тело словно огнём.
   Я орала не переставая, брыкалась и пыталась встать, прекрасно зная, что именно так кнут может обмотаться вокруг ног, отрезав все мои попытки спастись, но это было возможностью сбежать. В панике, я всё же умудрилась повернуться и встать, но тут же получила удар по спине. Боль окутала всё тело, и единственное что смогла сделать, это уцепиться руками за раму окна.
   -- Не смей убегать от меня, сявка, это только начало! Тебе удавалось долго скрываться, теперь получи награду за свои прятки! -- крикнул Бо, но я выпрямилась из последних сил и развернулась к нему лицом.
   -- Не подходи! Я прыгну! -- взвизгнула сквозь слезы и боль.
   Мой мучитель рассмеялся, запрокинув голову, а мне показалось, что где-то вдалеке кто-то произнёс моё имя. Вдруг Бо резко перестал смеяться и грозно глянул на меня.
   -- Ты посмела мне угрожать?! -- он взмахнул кнутом и вновь ударил. Я закрылась руками и завизжала, а он всё хлестал и хлестал.
   Внезапно меня обхватили чьи-то руки и прижали к себе. Я открыла глаза и опять завизжала. Нечто чёрное, безликое, схватило меня своими острыми когтистыми лапами и, прижав к груди, произносило моё имя, изрыгая его из недр грудной клетки вместе с пламенем, которое обжигало лицо.
   -- Отпусти меня!!! -- заорала как бешеная, начав лягаться, и вцепившись в шерсть этого чудовища. Внезапно меня словно обвязали невидимыми путами и подняли на руки. Всё тело болело от ударов, голос охрип, жить хотелось, но сил сопротивляться больше не было.
  
   ***
  
   Сальваторе спрыгнул с подножки экипажа и отправил кучера на задний двор, когда услышал душераздирающие вопли, доносящиеся со стороны дома. Он бросился во двор и остановился как вкопанный, увидев, что окно чердака с грохотом ударилось створками о каменный фасад, а в проёме показалась Рая, обмотанная в полотенце, закрывающаяся от чего-то руками и громко вопящая.
   -- Рая! Рая! -- закричал Ноа, но девушка его не слышала. Он видел, что она вот-вот выпрыгнет в окно!
   Сальваторе бросился в дом и рванул наверх, понимая, что на счету каждая секунда.
   Только бы успеть, только бы успеть! Он буквально летел над ступеньками и в две секунды оказался у входа на чердак, хотя понятия не имел, где последний находился.
   -- Рая! -- распахнув дверь ударом ноги, констебль бросился к визжавшей девушке и, схватив, сжал в объятьях, оттаскивая подальше от окна. Рая была мокрой и холодной, чердак не обогревался, а на улице шёл дождь со снегом.
   -- Рая, Рая, это я, я, -- бормотал он, опустившись на колени.
   Девушка открыла глаза, и в них отразился дикий ужас.
   -- Отпусти меня! -- завизжала она и вцепилась в его волосы, при этом брыкаясь и пытаясь высвободиться из рук Ноа.
   Сальваторе подобрал полотенце, свалившееся с девушки и, прижав её руки к телу, закутал в него, словно младенца, лишив возможности двигаться. Затем подхватив притихшую Раю, поспешил вниз. Оказавшись в своей комнате, он включил холодный душ и опустил её в ванну.
   Девушка сидела неподвижно, напрягшись всем телом и, обхватив себя руками, стонала:
   -- Хватит, мне больно, больно.
   -- Рая, Раечка, -- позвал констебль, и она взглянула него пусто и серо. -- Рая, это я.
   Сальваторе крепко обнял её, не обращая внимания на то, что ледяная вода струями стекает по ним, но не мог заставить себя отпустить беспомощную и напуганную девушку, которая так доверчиво прильнула к нему.
   -- Мистер Ноа? -- наконец произнесла Рая трясущимися губами, и маг тут же вытащил её из-под холодной воды.
   -- Ты в порядке? Ты здесь? -- спросил, обхватив лицо девушки руками и заглядывая в глаза.
   Рая кивнула, и по её щекам градом потекли слёзы.
   -- Слава Высшим, -- проговорил маг, вновь прижав её к своей груди.
   Ноа почувствовал, как стучит её сердечко, как-то внезапно ощутив и биение своего собственного. Это заставило его отпустить девушку и привычно нахмуриться. Сняв с крючка сухое полотенце, Сальваторе протянул его Рае, стараясь больше не смотреть на перепуганную и мокрую девушку, которая взирала на него своими доверчивыми глазами цвета пасмурного неба. Пытался не обращать внимания на её веснушки, так щедро усыпавшие курносый нос. И ещё, очень старался не смотреть на загорелую кожу, к которой она прижимала тяжёлое промокшее полотенце.
   Сальваторе протянул руку и ухватил её за подбородок чтобы ещё раз убедиться, что все демоны покинули девушку, и вновь невольно попал под колдовство этих глаз. Проведя большим пальцем по пухлым губам, Сальваторе сжал челюсти, и одёрнул руку, злясь на самого себя.
   -- Вытрись, я принесу тебе одежду, -- проговорил он и выскочил из ванной как ошпаренный.
  
   ***
  
   Я сидела на огромной и удобной софе в комнате Ноа, где раньше мне бывать не приходилось, одетая в тёплые свитер и штаны, и при этом укутанная в одеяло. Мне было жарко, но Сальваторе и слушать ничего не хотел. Он вручил мне уже вторую кружку горячего вонючего магского зелья и собственнолично следил за тем, чтобы я его выпила.
   По-моему, Ноа испугался ещё больше меня. Дело в том, что это для него я чуть было не выпрыгнула в окно и вопила, как будто меня режут. По мне же, всё было ничем не хуже моего рядового ночного кошмара. Как ни странно это говорить, но я научилась абстрагироваться, буквально в первые двадцать минут после сна. Человек интересный зверь. Привыкает ко всему.
   Хотя к самим снам мне, конечно, никогда не привыкнуть. К такому привыкнуть просто невозможно, только лишь пережить. Вернее, переживать ночь от ночи. К сожалению, моё подсознание было настолько сильно ранено, что никак не могло избавиться от кошмаров. Это Мастер Като так говорит, а он никогда не ошибается.
   Во снах, кстати, порой бывало и хуже. Поэтому, по прошествии часа я уже отошла, а вот Сальваторе никак не мог оставить меня в покое и через каждые десять минут просил, чтобы снова пересказала дословно, как именно я обнаружила руны.
   Я уже в пятый раз повторяла, как услышала шум, как проверила дверь и как стёрла руны. Но, признаться честно, видеть, что он переживает за меня, было приятно. Даже очень. Хотя, может быть, я размечталась и констебля интересует вовсе не моё здоровье, а то, что некто пробрался на его территорию и попытался меня убить? Да, скорее всего в этом дело.
   Я смотрела на мага, словно побитая собака, а по обыкновению задумчивый Ноа, уставился в камин и устало потирал виски своими длинными пальцами. У него в комнате был камин, кстати. Это очень просторная и уютная комната. Сбоку две двери, одна вела в душевую, где я недавно побывала, а другая, видимо, в спальню. Против обыкновения, пыли я не заметила, ровно как и разбросанных вещей. Хотя, может у Сальваторе недавно случился приступ чистоты? Или может дело в том, что он здесь только спит.
   Обстановочка, впрочем, простенькая: синие стены, отороченные по периметру белым кантом, кремовый пушистый ковёр в котором ноги утопали по щиколотку, вышеупомянутая и удобная белая софа, и широкое чёрное кресло с высокой спинкой, где сидел задумчивый Ноа.
   Мы специально не касались разговором того, что именно я видела в своей галлюцинации. По понятным причинам мне этого обсуждать не хотелось.
   -- Тут уютно, -- ляпнула я и, поняв, что сморозила глупость, спрятала половину лица в одеяло в которое была закутана.
   -- Рая, соберись, пожалуйста, -- устало произнёс маг. -- Ты понимаешь, что чуть не погибла сегодня?
   -- Нет, если честно, -- отозвалась я.
   На самом деле для меня было страшнее понять, что недавно стояла перед ним прикрытой одним лишь полотенцем. Причём, скорее всего, после неких манипуляций на чердаке, оно падало. Я покраснела и промямлила:
   -- Для меня это было не страшнее, чем очередной кошмар. Я в порядке, правда.
   -- Но факт остаётся фактом: тебя пытались убить в моём доме. Доме констебля! -- проговорил он и, поднявшись с кресла, подошёл к камину. -- И ни одна печать не сломана.
   -- Но ведь руны были изображены со стороны улицы, -- возразила я, -- поэтому не удивительно, что они не взломаны.
   -- Печати так же присутствуют на главных воротах и заднем дворе, -- после непродолжительного раздумья добавил Ноа. -- Кто бы он ни был, это был маг, а не человек.
   -- Само собой, -- фыркнула и, устыдившись своей реакции, поправилась: -- Я хочу сказать, что люди летать не умеют.
   -- И это происходит сразу после того, как я допросил Магистров.
   -- Вы подозреваете кого-то из них? -- изумилась я.
   Сальваторе оставил мой вопрос без ответа, но не из-за вредности, а потому что снова задумался.
   -- Но зачем им это нужно? -- не выдержала я. -- Если кто-то из них решил избавится от меня, как от опасного... эм, консультанта, то выходит, что один из Магистров и истребляет остальных?
   Ноа молча слушал меня, поэтому я продолжила:
   -- Не вижу в этом смысла. Я вообще не вижу смысла кому-то одному убивать остальных. Каждый из них занимается своим делом, не касаясь подразделений друг друга. Должно быть шесть Магистров, а не пять и не три! -- а потом аккуратно добавила: -- При условии, что одному из них показалось мало власти, и он решил истребить остальных.
   -- Аккуратнее в выражениях, -- скосил на меня взгляд Ноа, и я потупилась.
   -- Извините.
   -- Чёрт возьми, у меня нет ответов! -- Сальваторе злобно стукнул по каминной полке и вновь плюхнулся на кресло.
   -- Я думаю, слова Райки имеют под собой почву, -- раздался голос Пятого, который появился около меня и полез обниматься. Он был мокрый и холодный, и от него пахло дождём, поэтому я не стала сбрасывать его со своей шеи.
   -- А я думаю, что думать здесь буду я, -- нахмурился Ноа, снова преобразившись в сноба.
   Мы с Пятым переглянулись и, решив дать Сальваторе время на раздумья, зашептались между собой. В основном болтал никс, спрашивая меня о здоровье. Я пожаловалась ему на виденье, и демонёнок сразу понял, кого именно я видела и от кого хотела выпрыгнуть в окно.
   Не в силах больше обливаться потом, сбросила одеяло, но на это тут же среагировал Ноа:
   -- Накинь обратно. Ты стояла мокрая под холодным ветром.
   -- Ну, во-первых, я уже закалённая, а во-вторых, в моей галлюцинации было солнце и весна.
   Видя, что Сальваторе всё ещё хмурится, добавила:
   -- Я, правда, в порядке.
   Вспомнив о "закаливании", то есть о нашем купании с Ноа в замёрзшем озере, меня посетила мысль: интересно, а от чего тогда убегал он? Что так напугало мага, что в его глазах стоял ужас?
   -- Иди, отдохни, сегодня никуда не поедем, а завтра нужно будет посетить Магистра Матиса, -- наконец проговорил Сальваторе. -- Ты в состоянии это сделать?
   -- Конечно, -- пожала плечами. -- Но отдыхать не буду, пойду лучше испеку какой-нибудь пирог.
   -- Рая...
   -- Мистер Ноа? -- передразнила я его, приподняв одну бровь.
   Он тут же нахмурился и произнёс:
   -- Я напоминаю тебе о нашем недавнем разговоре.
   -- Извините, -- снова повторила я, а Пятый заржал.
   Я поднялась с насиженного места, но Сальваторе окликнул меня.
   -- Ещё один вопрос. Объясни мне значение знака на твоей лопатке.
   Чёрт возьми, заметил. Глазастый какой!
   -- Это оберег, -- пожала плечами, словно это совсем не важно, а никс прижал уши.
   -- От чего? -- не отставал Сальваторе.
   -- Скорее от кого, -- погрузившись в свои мысли, ответила я.
   -- Понятно, -- кивнул Ноа, сделав, скорее всего, неправильный вывод. -- Я так понимаю, это подкожный рисунок, нанесённый иглой. Кто тебе его сделал?
   -- Он, -- я тыкнула пальцем в демонёнка, а тот ещё сильнее прижал уши.
   -- Пятый? -- удивился маг. -- У него же руки -- крюки.
   -- Ничё не крюки, -- обиделся Пятый и исчез.
   -- Зачем вы его обидели? -- вступилась я за никса и, не получив ответа, вышла за дверь.
   Обиженный, как я и ожидала, был уже в столовой и ждал меня, развалившись на столе.
   -- Посмотри, у мня рога ещё не выросли? -- с порога спросил он.
   -- Как у оленя, -- чмокнула я его в макушку и принялась доставать необходимый провиант.
   -- И ты дразнишься, -- вздохнул демонёнок. -- Вот у кого руки -- крюки, так это ещё посмотреть надо! Я, конечно, не о твоих рученьках, Речка. Твои красивые.
   -- Ага, в мозолях, -- хмыкнула я.
   -- Ты испугалась? -- внезапно спросил Пятый, внимательно на меня глядя.
   -- Чего именно? -- так же внимательно посмотрела на него.
   Мы немного помолчали, и я произнесла:
   -- Не знаю, Пятый. Я впервые попала под полноценное действие этого непонятного знака. Это даже не галлюцинация была, понимаешь? Это не руны сделали. -- Я поставила на стол миску и смахнула красные волосики никса. -- Уйди со стола, линяешь.
   Пятый переместился на стул и ожидал продолжения.
   -- Ну, так вот. Это не галлюцинация, а вытащенный из мозга страх. Я не знаю, была она создана специально для меня или просто выбрана наугад, но знаю одно: это чертовски серьёзная штука, цепляющая страхи словно крючком. Причём, действующая довольно продолжительное время, -- я на миг призадумалась и продолжила: -- А знаешь, Пятый, я думаю, что рунам не нравится работать в связке с этим знаком. Не зря же они изначально показывали мне весну и солнце.
   -- Что ты хочешь этим сказать? -- впился в меня взглядом никс.
   -- Я хочу сказать, что связывать руны и эти знаки кто-то начал совсем недавно. И весьма неумело. Ты не мог бы принести из моей комнаты руны? -- попросила, и Пятый мигом исчез, чтобы появиться вновь, держа в руках мешочек. -- Так, посмотрим.
   Я оттряхнула руки от муки и, расстелив на столе чистое кухонное полотенце, начала делать рунический расклад. Выложив поочерёдно десять деревяшек, вгляделась в них. Все руны показывали то, что я права. Жаль, они не умеют говорить.
   -- Слушай, сделай для меня кое-что? Когда завтра пойдёшь к Мастеру Като, пошарь в библиотеке, вдруг найдёшь какое упоминание об этих знаках, хотя бы косвенное? Я подскажу тебе в каком направлении искать. Конечно, в том разделе вряд ли что-то есть, но попробовать стоит. Сделаешь?
   -- Замётано. Раскинь на будущее, -- проговорил Пятый.
   -- Не хочу, -- скривилась я.
   -- Не дрефь, Райка, -- настаивал никс, -- это может помочь.
   -- Ты знаешь, как я к этому отношусь, -- отозвалась я. -- Они показывают всего лишь возможный вариант развития событий, я же воспринимаю все на веру. Вдруг они покажут что-нибудь плохое?
   Но демонёнок упрямо смотрел на меня своими выпученными глазками-бусинками.
   -- Хорошо, на будущее, так на будущее, -- вздохнула и сделала расклад. -- Чёрт возьми! -- Тут же вскрикнула. -- Я же тебе говорила!
   -- Что там? -- перепугался никс.
   -- Смерть.
   -- Чья?
   -- Откуда мне знать?! -- разволновалась я.
   -- А что рядом с ней?
   -- Не знаю, белиберда какая-то, -- отозвалась я и запричитала: -- Вот я так и думала! Чья это руна? Чья смерть? Моя? А вдруг твоя или Сальваторе? Господи, что делать?
   -- Так, спокойно! Это лишь один из вариантов! -- рявкнул Пятый. -- Давай ещё раз! Ну! Конкретно задай вопрос!
   Я повиновалась и сделала ещё один расклад.
   -- Другое дело, -- уже спокойнее произнёс никс.
   -- Посмотри на это, -- указала на руну истины. -- Ответ где-то рядом.
   -- А я бы на твоём месте обратил внимание на эту, -- хихикнул никс и указал на руну страсти.
   Я быстро перемешала руны и засунула их обратно в мешочек.
   -- Теперь я по-настоящему напугана, -- созналась демонёнку. -- К чему выпала руна смерти? А если учесть, что сегодня меня пытались...
   -- Стоп. Во-первых, предупреждён -- значит вооружён, а во-вторых, смерть может вовсе не означать физическую. Она может означать что угодно! -- снова начал злиться никс. -- Ты же отлично читаешь руны для кого угодно! Почему не можешь сделать этого для себя?!
   -- Отвянь, -- отмахнулась я, а сама задумалась. Действительно, почему?
   -- Чего орём? -- раздался позади голос Даафа.
   -- Не сошлись во взглядах по ряду принципиальных вопросов, -- отчеканил Пятый. -- А ты хорошо выглядишь, Дааф. Усики выбрил?
   -- Отращиваю, -- хмыкнул тот. -- Чего у вас тут произошло? Как в дом зашёл, прям ударился об ауру страха.
   Мы с никсом в очередной раз переглянулись и сменили тему разговора.
   Дааф скрасил нам день своим присутствием и слопал половину яблочного пирога. Вторую половину я предусмотрительно приберегла для Ноа. Оставшуюся часть дня и вечер потратила на вязание носков, решив связать их для обоих братьев. Вязанье для такой неусидчивой особы как я требовало сосредоточения, а потому полностью вырубало мозг, занимая его подсчётом петель. Того мне и нужно было. Пятый при этом читал мне вслух, но я его не слушала.
   Лишь однажды мы отвлеклись от своих занятий, услышав громкую ругань братьев. Сальваторе вновь что-то выговаривал Даафу, но судя по всему, тому тоже было что сказать. Всё-таки у Ноа сложный характер. Неужели так трудно быть просто участливым?
  
  
   ГЛАВА 11
  
   "...Никсы -- это подвид животного демонического происхождения. Их рост варьируется от 30 сантиметров до 0,5 метра, они имеют гладкую шерсть красного цвета, длинный хвост, копыта на задних конечностях и лапы на передних. Рога никсов представляют особую ценность, поскольку истерев их в порошок можно приготовить множество снадобий, которые используются для высшей алхимической магии, направленной на защиту и излечение болезней. К сожалению, никсы наделены свойством телепортации и некоторыми незначительными магическими силами, поэтому изловить их очень сложно.
   Однако древние маги нашли выход, благодаря которому всех взрослых особей отловили и истребили, а их потомство было лишено способности телепортации и колдовства. Вот уже множество веков ведётся строгий учёт никсов, и они лишаются своих способностей в день, когда рождаются. Их рога стали более доступны, но и дефицитны, поскольку этого подвида насчитывается не больше ста голов на целую страну. Никса можно приобрести с аукциона в местах, где продаются человеческие рабы. Соответственно, последние вдвое дешевле никсов.
   Так или иначе, никсы являются неотъемлемой частью жизни магов, так как очень часто, приобретаемые демоны становятся любимой игрушкой у детей-магов, при условии, что никсу предварительно удаляют клыки..."
  
   Выписка из "энциклопедии юного мага"; без авторства; глава 23, стр. 105
  
  
   Я проснулась в отвратительнейшем расположении духа. Может быть, это от переизбытка ночных кошмаров, может из-за пасмурной погоды, а может, дело в том, что сегодня нам с Ноа необходимо посетить замок последнего Магистра -- Матиса. Хотя, скорее всего, тут наслоилось всё в купе, ведь как ни крути, а вчера я могла погибнуть. Странно, но отчего-то при мысли об этом меня не бросало в холодный пот и даже учащённого сердцебиения не было. Наверное, потому что я просто отказывалась верить в то, что исход вчерашнего дня мог быть именно таким. А вот что готовит день грядущий -- вот это действительно нервировало.
   В общем, сидя в столовой и балуя себя утреннем кофе, сильно переживала, помня, о чём вчера предупреждали руны. Пятый с утра обиделся, так как я не разрешила пойти с нами, даже если он будет невидим, поэтому отвлечь меня от накручивания мозгов было некому. А в этом деле я чемпион. Всё-таки я была права -- гадать не следовало. Зная себя, точно могла сказать, что только дай мне волю, и плохое предсказание превращу в катастрофу вселенского масштаба.
   В таком состоянии меня и нашёл Сальваторе, который, видимо, уже успел выпить кофе, так как попросил меня поторопиться.
   -- Ты в порядке? -- спросил он, на подходе к экипажу, заметив моё нервное состояние.
   Не знаю, к чему конкретно адресовался этот вопрос, но решила ответить честно:
   -- Нет.
   Он остановился и после секундного раздумья предложил:
   -- Может тебе лучше остаться дома?
   -- Нет! -- поспешно выкрикнула и, смутившись, тут же поправилась: -- Я лучше с вами.
   Сальваторе долго и пристально изучал меня взглядом, а затем, видимо что-то рассмотрев, кивнул и продолжил путь. Я была уверенна, что он опять сделал неправильный вывод. Скорее всего, констебль подумал, что мне страшно оставаться одной в огромном доме, учитывая вчерашнее. Однако ему было невдомёк, что мне страшнее отпустить его одного, и виной тому стала руна смерти.
   Через четверть часа я на негнущихся ногах поднималась по лестнице к центральным воротам замка Магистра. Этот замок тоже напоминал загородную резиденцию и выглядел мрачновато и монументально. Две огромные каменные башни, с которых свисали полотна магических флагов, буквально кричали о величии хозяина и его кастовой принадлежности. Высокие стрельчатые окна переливались мозаичным стеклом, выполненным лучшими мастерами Монстрака. Прилегающая к замку территория была вымощена красными камнями, и покрыта корочкой льда, что уже начал таять и потихоньку превращаться в воду, а аккуратные клумбы, которые совсем скоро покроются зеленью и цветами, выглядели даже немного зловеще, шевеля своими сухими ветвями.
   Так или иначе, ни яркие окна, ни камни под моими ногами не обманывали, и замок всё равно казался мрачным, тем более что как по заказу, откуда ни возьмись понабежали тучи и начал крапать дождь.
   Ворота внутреннего двора распахнулись, и нас встретил чопорный дворецкий с тонкими усиками. Кротко кивнув, он проговорил:
   -- Констебль Сальваторе, прошу следовать за мной, Магистр Матис ожидает вас и вашу, эм, спутницу.
   После чего развернулся и повёл нас через караульных, по лестнице на второй этаж. Я не замечала красот замка, поскольку опять пряталась за спиной Ноа, который, в конце концов, не выдержав, схватил меня за локоть и легонько подтолкнул вперёд, чтобы была у него на виду.
   Когда мы достигли второго этажа, сбоку лестницы на секунду увидела Пятого, приложившего палец ко рту в молчаливой просьбе его не выдавать. Демонёнок тут же исчез как же быстро, как и появился. Вот ведь гадёныш! Я оглянулась на Сальваторе, но тот похоже ничего не заметил.
   Дворецкий остановился около единственной двери и, стукнув в неё два раза, поклонился нам и ушёл. Мы с констеблем постояли минуту, но никто не пожелал открыть или позволить войти. Ноа нахмурился и постучал ещё раз, но ответа опять не последовало. Тогда охотник легонько её подтолкнул и вошёл внутрь.
   -- Магистр Матис? -- позвал он, но гостиная оказалась пуста.
   Маг последовал вглубь комнаты, а у меня по коже побежали мурашки. В этих покоях было слишком тихо.
   -- Может он ушёл? Не захотел с нами общаться? -- предположила я, чувствуя неприятный холодок, пробежавший по спине.
   -- Едва ли, -- фыркнул Сальваторе.
   Ну конечно, такому крутому парню не посмеет отказать даже Магистр!
   Мы, тем временем, дошли до второй гостиной, из которой вели ещё две двери. Одна была открыта и за ней виднелась спальня, другая же предположительно, скрывала за собой кабинет. Ноа двинулся в сторону последнего. Полотно было прикрыто не плотно, будто приглашая нас зайти. Констебль легко толкнул преграду, и она со скрипом отворилась. Перед нами возник строгий кабинет с огромным письменным столом, за которым кто-то сидел в кресле, но отвернувшись к окну. По прозрачному стеклу уже яростно выстукивал дождь, что не прибавило мне уверенности. День явно ухудшался и это пугало. Я снова спряталась за спину Сальваторе, уже привычно схватившись за его плащ.
   -- Магистр Матис? -- громче повторил Ноа, и кресло начало медленно разворачиваться к нам.
   Когда оно повернулось, то я увидела плотного мужчину с лысиной в пол головы. Знак на его шее был чёрным как ночь, а пустые голубые глаза сурово смотрели сквозь нас. Против ожидания, маг был облачен в белый вязанный свитер, а не магистерский балахон.
   -- Констебль Сальваторе, -- представился Ноа, склонив голову набок. -- Прибыл по полученному разрешению от директора Дворца правосудия капитана Альконэ, -- маг привычно вытащил из-за пазухи бумажку и развернул её лицевой стороной к Магистру, но со стороны того не последовало никаких эмоций. -- Вы обязаны с нами сотрудничать.
   Я дёрнула Сальваторе за плащ, решив, что Магистр спит с открытыми глазами, но тут он вдруг обратил на нас внимание и, резко подавшись вперёд, впился ненавидящим взором в Ноа, тихо проговорив:
   -- Я вижу ваш истинный облик, твари. Вам не обмануть меня.
   -- Прошу прощения? -- опешил констебль, а я заметила в руке Магистра блеснувший нож.
   -- Мистер Ноа! -- вскрикнула я, но Сальваторе уже бросился к нему, пусть и было слишком поздно.
   -- Вы все будете гореть в аду! -- выкрикнул Магистр и резким движением воткнул тупое лезвие себе в горло, после чего рванул его в сторону, оставляя ужасающую рваную рану из которой потоком ливанула кровь, орошая белый свитер словно фонтаном.
   Когда Ноа выбил нож у Магистра, рука высшего уже безвольно откинулась, а вокруг убитого с невероятной скоростью распространялось бурое кровавое пятно. Я упала на пол и взвыла, закрыв лицо руками. Я знала, что никогда, никогда в жизни не забуду этот булькающий звук рвущихся сосудов в горле Магистра.
  
  
   Вокруг происходила суета, а я сидела в коридоре на мягком стуле и смотрела в одну точку. Перед глазами стоял образ Магистра, хладнокровно распоровшего себе горло. Меня в очередной раз передёрнуло, и я шмыгнула носом. Первый шок прошёл ещё час назад, когда Сальваторе вывел меня из покоев Магистра и усадил сюда.
   Всё происходящее для меня было словно окутано туманом: и когда прибыла бригада Терры Мары, и когда из Дворца правосудия пришёл криминалист доктор Иксанов со своим молодым помощником. Они все не выходили из покоев: обыскивали, фотографировали, снимали магические следы, а я прислушивалась к происходящему за дверью и силилась выкинуть из памяти этот ужасный момент гибели Магистра.
   -- Райка, крепись, -- услышала я голос Пятого над самым ухом, но сам демонёнок не появился.
   -- Стараюсь, -- прошептала, потерев лицо, будто оно было грязным. Мне очень хотелось умыться. Казалось, что это поможет.
   -- Рая? -- позвали меня из-за открывшейся двери.
   Я подняла голову и увидела молодого помощника доктора. Он был высокий, худенький, черноволосый и с большими руками, любовно державшими огромную фотокамеру, которую я впервые лицезрела вживую, а не на картинке. Голубые глаза смотрели на меня с беспокойством. Странно, он вроде маг, и наверняка заметил отсутствие знака на моей шее.
   Внезапно помощник доктора приподнял камеру, и моргнула яркая вспышка.
   -- Извини, -- парень подошёл ближе. -- Захотелось сфотографировать что-то красивое, а не... хм... моё имя Ральф, я помощник доктора Иксанова.
   Я удивлённо уставилась на протянутую руку и, на секунду замешкавшись, робко протянула в ответ свою.
   -- Раиса, -- тихо представилась.
   -- Ты как? -- участливо спросил маг.
   -- Терпимо, -- подумав, ответила я.
   Видимо, задумчивость констебля заразна.
   -- Ты молодец, -- улыбнулся Ральф, продемонстрировав забавные ямочки на щеках. -- Пойдём, тебя велел позвать констебль Сальваторе.
   Я кивнула и поднялась со стула. Заходить туда вовсе не хотелось, но я всё же это сделала. К моему облегчению, Ноа ждал меня не в кабинете, а в гостиной, которую обыскивали охотники. Мара стояла около него и недовольно посмотрела в мою сторону, как только я вошла в дверь. Внезапно моя нога запнулась, и непременно бы упала, но Ральф, находившийся совсем рядом, подоспел весьма вовремя, не дав мне опозориться перед столькими магами. Я растерялась от неловкости и от чужих рук, которые крепко схватив за талию, поставили меня на ноги.
   -- С...спасибо, -- промямлила, покраснев и отодвинувшись от Ральфа подальше. Чужие прикосновения были неприятны.
   -- Аккуратнее, -- добродушно проговорил парень и, услышав, что его позвали, сорвался с места и скрылся за дверями кабинета.
   Я посмотрела ему в след и подумала, что он очень милый. Был бы милым, если бы не был магом. Через пару лет парень станет таким же снобом, как и остальные, и его ямочки на щеках уже не помогут вернуть былое обаяние.
   Сообразив, что слишком долго смотрю в след Ральфу, вновь покраснела и направилась к жутко недовольному Сальваторе, или, скорее, даже злому, около которого улыбалась довольная Терра Мара.
   Последняя, кстати, состряпала такое выражение лица, что сомнений не оставалось -- то, что я запнулась на ровном месте, однозначно было её работой. Сделала этот вывод, поскольку люди с детства приучены быть расторопными и чеканят походку, чтобы не пострадать из-за своей неуклюжести. По крайней мере, я точно знала, что моя нога споткнулась обо что-то твёрдое. И потому проигнорировала насмешливый взгляд красотки, которую недавно видела в истинном облике. Воспоминания об этом согрели мою озябшую душу.
   -- Здравствуйте, охотник Терра, -- поздоровалась, но магичка, разумеется, в ответ лишь недоуменно на меня посмотрела, будто я ляпнула несусветную глупость.
   -- Это было у него в ящике, -- Сальваторе резко протянул мне дощечку с рунами. -- Объясни, что это.
   -- Если, конечно, сможешь, -- добавила Терра, снисходительно улыбнувшись.
   -- Смогу, не беспокойтесь. Я здесь именно для этого, -- в тон ей улыбнулась я, заставив красотку злобно стиснуть челюсти от подобной вольности со стороны раба, и поспешно повернулась к Ноа, который оставил мою дерзость без внимания, так как очень ждал ответа. -- Всё тоже самое. Безобидная формула.
   Вглядевшись в руны внимательней и вчитавшись в смысл, я покраснела и решила не говорить Ноа, для чего именно они предназначены. Но маг увидел мою реакцию и спросил:
   -- Что?
   -- Ничего, -- отозвалась я и перевела тему: -- Знак нашли?
   -- Да, -- отмахнулся Ноа. -- Он выжжен на дне тумбочки, и нам лучше на него не смотреть. Бригада Терры уже вырезала его и приобщила к делу.
   Констебль замолчал и ожидал, что скажу что-то по поводу рунической формулы, но я упорно молчала.
   -- Рая, -- не выдержал маг, -- что они означают?
   -- Я... я вам потом скажу, можно? -- прошептала, но констебль нахмурился, и хотел было что-то сказать, как был прерван окликом.
   -- Сальваторе! -- позвал человек в белом халате и тонких резиновых перчатках, который вышел из двери кабинета убитого Магистра. Это был маг средних лет, в его волосах поблёскивала седина, а карие глаза обладали проницательным взглядом. -- Мы закончили и готовы увозить тело.
   Когда он подошёл к нам ближе, я отступила на шаг, так как от этого доктора пахло неприятными медикаментами и смертью, в компании с которой он провёл не один час.
   -- Отлично Док, -- кивнул Ноа, и повернулся к Терре: -- Думаю, что теперь пора осмотреть весь замок.
   Мара кивнула и поспешила дать необходимые распоряжения своим охотникам. Доктор Иксанов, чьи отчёты давал мне читать Сальваторе, тем временем задержал свой пытливый взгляд на мне. Я потупилась и опустила глаза в пол.
   -- Я так понимаю, что это автор очерков? -- поинтересовался он, хотя и сам прекрасно знал ответ.
   -- Верно, -- подтвердил Сальваторе, занятый тем, что внимательно вслушивался в распоряжения, отдаваемые Террой.
   -- Я прочёл один из ваших трудов, девушка, -- проговорил доктор, наклонившись ко мне, и при этом его взгляд смягчился. -- Очень смело с вашей стороны писать о таких вещах, да ещё и посылать их в Магистратуру.
   -- Но я не... -- хотела возразить, но доктор перебил меня.
   -- Хочу отметить ваш стиль письма, он своеобразен и... необычен. Маги обычно не изъясняются так доступно. Ваш Мастер редактировал написанное вами?
   -- Нет, -- честно ответила я.
   -- Что ж, тогда примите моё восхищение, данная работа заинтересовала даже меня, хотя я не любитель читать подобные доклады, предпочитаю медицинскую литературу, -- улыбнулся Иксанов. -- Даже более того, вы очень убедительно описываете свойства и возможности рун, ничего не утаивая. Хоть и признаться честно, я ставлю под сомнение выдвигаемые вами гипотезы.
   -- Спасибо, -- зардевшись, кивнула я.
   Слышать похвалы от незнакомых людей приятно, тем более, если хвалит маг. А то что он обращался ко мне на "вы", вообще поставило в тупик. Ко мне! К человеку! На "вы" ...
   Доктор быстро переключил своё внимание на Сальваторе, принявшись что-то с ним обсуждать. Мне же ничего не оставалось, как оглядываться по сторонам. Неизвестный знак был уже обнаружен, поэтому я не опасалась, нарваться на него взглядом.
   Моё внимание привлекла спальня, которая в данный момент была перевёрнута вверх дном, ведь группа Терры основательно в ней покопалась. Решив, что Сальваторе не будет возражать, последовала в комнату и подошла к огромному стеллажу с книгами, занимавшему целую стену.
   Не удивительно, что этот Магистр держал книги даже в спальне, ведь он заведовал образованием. Замерев около стеллажа, я начала вчитываться в названия книг. Практически каждую вторую с удовольствием бы прочла. Таких не найдёшь в обычной библиотеке, как у Мастера Като.
   Приподнявшись на цыпочках, я потянулась к книге выделяющийся среди остальных своим жанром. Название гласило: "Тайны великих". Книга была толстой и её словно что-то держало. Подпрыгнув, ухватилась за корешок, и та выдвинулась, но при этом раздался какой-то звук, заставивший меня отпрыгнуть от полки на метр.
   В изумлении наблюдала, как один из отсеков стеллажа отъехал в стену, а затем вбок, открыв довольно просторный проход. Я глянула на Сальваторе, от которого не укрылись эти мои действия и, недовольно прервав свой разговор с доктором Иксановым, он поспешил ко мне.
   -- Потайной ход, открывающийся с помощью книги? -- удивлённо проговорил Ноа, вглядываясь в проход, в конце которого виднелась дверь. -- Как ты её обнаружила?
   -- Она была лишней, -- отозвалась я, указав на книгу.
   Сальваторе кивнул и уверенным шагом направился в потайную комнату. Я же немного потопталась на месте, оглянулась по сторонам, убедившись, что в случае чего мой крик услышат охотники, и засеменила за Ноа.
   Он в это время провернул ключ, торчавший в двери, и аккуратно открыл скрипнувшую дверь, из-под которой светил мягкий жёлтый свет. Увиденное заставило нас с Ноа застыть на месте. Вот уж чего мы точно не ожидали. В достаточно большой и уютной комнате находились шесть полуголых человеческих женщин, в газовых накидках наложниц. Они замерли и в ужасе уставились на нас.
   -- Господи, -- прошептала я, сразу же вспомнив руны, погубившие Магистра. -- Так это же... гарем...
   -- Позови охотников, этих женщин необходимо увести отсюда, -- хладнокровно проговорил Сальваторе, стараясь не смотреть на полуобнажённых перепуганных рабынь.
   Я ломанулась обратно в холл и громко позвала Терру. Охотники вместе с ней занялись женщинами, организовав им экипажи и пообещав кров. В это же время за телом Магистра приехал катафалк, поэтому мы с Сальваторе сами занялись осмотром комнаты, где были заперты несчастные.
   Я с отвращением вглядывалась в богатое убранство помещения, понимая, что именно пережили эти женщины. Для них были все условия: кухня, туалет, ванна, спальни и огромное мягкое розовое ложе с множеством подушек посреди комнаты. Я брезгливо отошла от него подальше. Ну, надо же! Магистр Матис, заведующий образованием и литературой, оказался не самым благочестивым гражданином Монстрака.
   Осмотрев комнату по периметру, остановила взгляд на Сальваторе, который в этот момент вышел из импровизированной столовой и остановился в дверях. Он был красив. Чертовски красив. Его фигура, облачённая в чёрную охотничью форму, буквально привораживала: длинные ноги, прямая спина, а растрепавшиеся тёмные волосы, привычно упавшие на лоб, рождали непонятные ощущения. Меня обдало жаром, и я глубоко вдохнула. Что со мной?
   Встретившись с констеблем взглядом, увидела в его зелёных глазах нечто, чего раньше не было. Страсть.
   Постояв, недвижимыми пару секунд, мы, не сговариваясь пересекли комнату, и подошли друг к другу в плотную. Я чувствовала слабый запах его парфюма, и этот аромат лишал рассудка.
   -- Мистер Ноа... -- прошептала, глядя в его затуманенные глаза, которые впились в меня таким красноречивым взглядом.
   Внезапно Сальваторе наклонился и заключил в крепкие объятья, одновременно сбросив с моей головы кепку, освободив непослушные волосы. И уже через мгновение, он с глухим стоном впился поцелуем в мои губы, а мне показалось, что я сейчас просто взорвусь. Хотелось прижать его ещё теснее, ближе, раствориться в нём. Я ухватилась одной рукой за полу плаща мага, а другой закопалась в волосах, чувствуя, как его горячие руки блуждают по моей спине, обжигая кожу. Ноа на миг оторвался от этого бешеного поцелуя и обхватил моё лицо ладонями. Его глаза, казалось, горели, а горячее дыхание заставляло трепетать всё моё тело.
   -- Девочка, ты способна разжечь и камень, -- прошептал он мне в губы, и добавил: -- Но ведь я не камень.
   Не в силах больше сдерживаться, я вновь притянула его ближе, вцепившись в волосы, и мы снова слились в поцелуе, лаская друг друга губами и шумно втягивая в лёгкие воздух. Я почувствовала, как его рука, рванула мою рубашку и по полу рассыпались пуговицы, но мне было всё равно. В мире не было ничего приятнее его ладони, накрывшей мою грудь.
   -- Кхе-кхе, -- раздалось позади, и мы, вздрогнув, на миг оторвались друг от друга, чтобы послать помешавшего ко всем чертям.
   Это был Пятый, восседавший на полке. Он держал в руке дощечку с рунами.
   -- Не хочу, конечно, вам мешать, -- проговорил он, -- но думаю, что дело в этом.
   Он ловко схватил карандаш и зарисовал половину формулы.
   -- Кроме того, в пару метрах от вас куча охотников, -- сообщил демонёнок и исчез. Дощечка с руной при этом с грохотом упала на пол.
   Мы с Ноа глянули друг на друга и... Господи! Его ладонь до сих пор была на моей груди! Мы отпрыгнули друг от друга как ошпаренные. Я начала судорожно запахивать рубашку, на которой осталась всего одна пуговица. Сальваторе, тем временем, глубоко дышал и смотрел на меня. Его взгляд всё ещё был красноречив, но он пытался взять себя в руки.
   -- Это руны... это всё они, -- промямлила я и трясущимися руками застегнула куртку, затем, чтобы избежать его взгляда, села на корточки и принялась собирать пуговицы. Руки не слушались, а тело всё ещё чувствовало и жаждало прикосновений Ноа. Щёки горели, но ум уже понимал, ЧТО мы только что наделали.
   В это время в комнату вошла Терра с двумя охотниками и недоуменно уставилась на меня ползающую по полу и хмурого Сальваторе, который наклонившись, приподнял дощечку с рунами, выроненную Пятым и вручил её охотнику со словами:
   -- Уничтожить немедленно. В этой комнате больше ничего не искать.
   Он развернулся и вышел из помещения. Терра с группой последовала за ним. А я, собрав пуговицы, приподнялась с колен и потрогала свои пунцовые щёки. Формула уничтожена, а я всё никак не могу отойти от её действия. Впервые в жизни я испытала то, о чём прочла так много книг. Я была уверена, что не способна на подобное, вплоть до сегодняшнего дня.
   -- Интересные дела тут творятся у Магистров, -- проговорил вновь появившийся Пятый и протянул мне кепку.
   -- Ты раньше не мог нас образумить? -- злобно спросила я, грозно подойдя к нему.
   -- Дорогая, -- гаденько улыбнулся он, -- если бы не толпа магов в соседней комнате, я бы и не подумал этого делать.
   После сказанного он тут же словил подзатыльник и исчез, появившись на полке повыше, где я уже не могла до него дотянуться.
   -- Ну чего ты злишься Адка? По крайней мере, он теперь знает твой вкус, -- заржал демонёнок. -- Не одной же тебе мучиться от бессонных ночей.
   -- Замолчи, -- прошипела я.
   -- А что? Нарисовала бы ему такую дома, глядишь, смягчился бы мужик, -- не успокаивался Пятый, пока я не запустила в него подушкой.
   -- Исчезни, -- проговорила я, и демонёнок весело смеясь, растворился в воздухе.
   Я постояла ещё минуту, прежде чем выйти. Глубоко дыша, старалась сбросить с себя наваждение, но потом вспомнила про пуговицы, зажатые в кулаке. Разжав его, увидела среди маленьких белых пуговок одну большую и чёрную. От пальто Сальваторе. По телу вновь пробежала волна. Вздрогнув, я ссыпала их в карман куртки, и глубоко вздохнув в последний раз, вышла из злосчастной комнаты.
  
  
   Сальваторе отправился во Дворец правосудия вместе с Террой Марой и доктором Иксановым, определив меня в экипаж и отправив домой. Я избегала смотреть на него, как собственно и он, поэтому отчалила в рекордно короткий срок. Оказавшись в пустом доме, быстро переоделась и решила съездить к Мастеру Като. Ну, или попросту сбежать хотя бы не на долго. В свете последних событий, я подумала, что Ноа не будет возражать по поводу моего отсутствия.
   Весь день проторчала в библиотеке, но разговор с Мастером как-то не клеился. Я мимоходом упомянула ему о смерти Магистра, и Мастер не выпрашивая подробностей, оставил меня одну. Я воспользовалась этим и вновь посетила дом на окраине, захватив с собой еду. Но в этот раз пошла пешком, чтобы возница не заметил моего отсутствия и не доложил об этом Сальваторе.
   Спустя полчаса я уже снова сидела в своей комнате на втором этаже библиотеки и глядела в маленькое круглое окно, наблюдая за закатом.
   -- Обиделась? -- осторожно поинтересовался никс, появившись на моей кровати.
   -- Послушай, Пятый, -- проговорила, повернувшись к нему, -- если ты что-то задумал, и я даже предполагаю, что именно, то не стоит всерьёз к этому относиться. Ты же понимаешь, что всё это бред.
   -- Как знать, -- пожал плечами он, подхалимски подвинувшись ко мне ближе. -- Но ведь мне известно, что ты влюблена в него уже давно. Ты не пропускала ни одной заметки про молодого констебля.
   -- Перестань пороть чушь, -- разозлилась я.
   -- Чушь? -- шерсть никса встала дыбом, и он ловко открыл тумбочку, достав из неё стопку газетных вырезок. -- Тогда объясни мне, что это такое?!
   Я гневно выдрала вырезки из его рук и определив их обратно, громко захлопнула ящик, хмуро уставившись в чёрные глазища Пятого.
   -- Ну и что из этого?
   -- Разоблачена! -- подмигнул мне демонёнок и улыбнулся.
   -- Отстань, -- отвернулась, а никс полез обниматься, но я оттолкнула его, и он брякнулся на пол.
   -- Адка, -- подразнил Пятый и уселся на подоконник, внимательно на меня глядя.
   -- Ну что тебе от меня нужно? -- сменила гнев на милость.
   -- Райка, у нас ведь никогда не было секретов друг от друга, -- серьёзно проговорил он. -- Пускай это так и останется.
   Я согласно кивнула.
   -- Есть такие вещи, в которых не хочется признаваться даже себе, -- грустно проговорила, -- а тем более тяжело это слышать из уст других.
   -- Это да. Ты как сама-то?
   -- Нормально вроде, -- пожала плечами, -- но не думаю, что то, что произошло, пройдёт для меня бесследно. Дело в том, что как ты сказал, не только он узнал мой вкус... но и я его тоже, -- последние слова я уже прошептала, при этом мои глаза увлажнились.
   -- Может он тоже такого же мнения? -- предположил никс.
   -- Едва ли. Это был мой первый поцелуй, -- проговорила я, грустно улыбнувшись.
   -- И подарил тебе его мужчина твоей мечты, -- констатировал демонёнок. -- Не скажу, что это плохо.
   -- Перестань, Пятый, -- отмахнулась я, -- ты ведь понимаешь, что это бессмысленно. Даже влюбись он в меня без памяти (чего не может произойти по определению), он никогда бы не был со мной. Никогда, -- повторила я, глядя на никса, предупредив его реплику. -- Мой удел -- это жизнь одинокой рабы, которой посчастливилось оказаться у хорошего хозяина. И это наилучшее будущее для меня.
   -- Но мечтать ведь можно, -- грустно проговорил Пятый.
   -- Что в этих мечтах, -- так же грустно отозвалась я. -- Знаешь, на фоне случившегося, даже убийство Магистра вылетело из моей головы. А ведь всё это произошло в его апартаментах.
   -- Вот тебе и объяснение двух рун -- страсть и смерть, -- заметил Пятый.
   -- Да, -- отрешённо отозвалась я. -- Но если честно, я рада, что смерть не коснулась вас с Сальваторе или Даафа. Наверное, я нехороший человек, раз говорю такое.
   -- Ты хорошая! -- горячо заверил Пятый, повиснув на моей шее. -- И я полностью с тобой согласен. Я тоже очень рад, что это не произошло ни с кем из нас.
   -- Спасибо, -- улыбнулась и чмокнула демонёнка в холодный нос.
   -- Не хороший маг этот Магистр, -- проговорил он, со значением на меня посмотрев. -- Держать в заточении человеческих женщин, предаваясь извращённым фантазиям, и при этом диктовать стране, какую литературу изучать детям -- это верх цинизма.
   -- Обратная сторона власти, -- кивнула я, -- но об этом никто никогда не узнает.
   -- Конечно, нет, -- нахмурился Пятый. -- Конфиденциальность, репутация Магистратуры и тому подобные вещи... ты собираешься обратно, а то уже поздно?
   -- Не могу себя заставить, -- призналась я, -- не знаю, как теперь смотреть ему в глаза.
   -- Всё равно придётся это сделать, -- проговорил демонёнок понятную истину и, через некоторое время, мы уже ехали обратно.
   Как на зло, у самых дверей дома мы столкнулись с Ноа нос к носу. Он как раз вернулся из Дворца правосудия. При первом же взгляде на него я поняла, что он решил придерживаться своего обычного поведения и превратился в сноба.
   -- Была у Мастера Като? -- безразлично поинтересовался констебль, а мой взгляд нарвался на отсутствующую пуговицу на его плаще. Щёки тут же вспыхнули, и я молча кивнула, отвернувшись в другую сторону.
   На мою радость из столовой вышел Дааф с дымящейся кружкой кофе в руке, и весело произнёс:
   -- Добрый вечер братьям меньшим.
   Не услышав ответа, он удивлённо приподнял брови и глянул на нас.
   -- Что такие угрюмые? Пушистик, ты опять чем-то разозлила Ноа? Кстати, я поужинал, супчик получился отменный, -- похвалил он, внимательно на нас глядя.
   -- Спасибо, -- крякнула я.
   -- Приятно видеть, что ты наконец-то взялся за ум, -- проговорил Сальваторе, оглядывая трезвого и аккуратного брата, -- надеюсь, тебя хватит надолго.
   -- Завязывай, Ноа, -- улыбнулся Дааф и начал подниматься наверх. -- Улыбнись, и люди к тебе потянутся.
   Мы остались с Сальваторе вдвоём, и в холле повисла неловкая тишина, хотя казалось, это абсолютно не беспокоит Ноа.
   -- Сегодня был тяжёлый день, поэтому перенесём нашу беседу и дела на завтра, -- безразличным тоном проговорил он. -- Ты поужинала?
   -- Да, у Мастера Като, -- соврала я. У меня во рту сегодня не было ни крошки, но есть абсолютно не хотелось, что не удивительно.
   -- Тогда предлагаю тебе пойти отдохнуть. Пятый сегодня ночует здесь?
   -- Да, -- кивнула я и добавила тише: -- Мистер Ноа...
   Он глянул на меня, и в его взгляде мелькнуло что-то, но тут же пропало.
   -- ...давайте, я пришью вам пуговицу, -- покраснев, предложила.
   Сальваторе кротко кивнул и, сняв с себя плащ, бросил его на спинку дивана.
   -- Будь добра, -- произнёс он и направился в столовую.
   Я схватила его плащ и поспешила в свою комнату.
   -- Как на горизонте? -- спросил с порога Пятый, развалившись на моей кровати.
   -- Пасмурно, -- ответила и бросила приятно пахнувший плащ на кровать, накрыв им никса.
   Тот выбрался из-под него и внимательно наблюдал за мной, пока я доставала из куртки пуговицы и снимала свою рубашку, которую, уж точно знала, никогда не смогу надеть вновь. Внезапно мне в голову пришла идея. Я схватила свою куртку и, достав нитки, плюхнулась на кровать.
   -- Чего удумала? -- поинтересовался Пятый.
   -- Вышить руны на его плаще и своей куртке, как только пришью пуговицы. Попробую отгородить нас от действия рун.
   -- Ты не сможешь сделать такую руну, -- засомневался никс.
   -- Ну, допустим, она обезопасит нас не от всего, но всё же...
   -- А если он заметит? -- резонно предположил демонёнок.
   -- Сделаю их маленькими и чёрными нитками, -- пояснила я, -- на чёрном будет не заметно. Кроме того, они направлены на благо.
   -- Оно понятно. Но в случае чего, не думаю, что у тебя будет возможность ему это объяснить.
   Но я уже твёрдо решила, что не намеренна больше попадать под действие таких рунических вязок, как сегодня. Так же, мне не хотелось, чтоб под них попал и Ноа. Вспомнив о произошедшем, я взяла плащ и меня вновь окатила горячая волна, а в нос ударил исходящий от него терпкий мужской запах вперемешку с парфюмом.
   Резко поднявшись, я отложила нитки в сторону и повесила плащ на стул.
   -- Чего ты? -- удивился Пятый. -- Передумала?
   -- Нет. Сегодня с меня хватит его запаха, -- твёрдо проговорила. -- Отложу на завтра.
   Я провела рукой по приятной ткани и улеглась на кровать.
   -- Почитай мне Пятый, -- попросила и закрыла глаза.
  
  
   ГЛАВА 12
  
   "...но что же такого таинственного в этих знаках?
   Дело в том, что каждая руна наделена собственным именем и заключает в себе определённую энергию, которая не слабее силы даже самых могущественных магов нашего мира. Изготавливались руны обычно из дерева, реже -- из камня. Но я рекомендую использовать именно деревянные руны, так как они способны пропускать через себя мощь высших сил.
   Для примера приведу ниже описание, каким образом люди предсказывали при помощи рун:
  
   Для того чтобы начать предсказывать, необходимо полностью сосредоточиться и абстрагироваться от внешнего мира, чтобы сконцентрировать все свои мысли на едином вопросе или проблеме. Она должна касаться либо будущего, либо настоящего. Считается, что руны "не желают" возвращаться в прошлое (а это так и есть). Для этой магической процедуры (в классическом варианте), брался маленький мешочек, желательно с красной ленточкой (считалось, что красная лента отгоняет плохое воздействие от них), в котором находилось 24 руны. Процессу, как правило, предшествовало длительное молчание, предсказывающий должен думать о своём вопросе, прожить с ним несколько минут и прочувствовать его всем своим телом, и лишь тогда руны услышат всё. После молитв и мыслей о проблеме, доставали три руны и выкладывали по одной справа налево, помешивая их в мешочке после каждого изъятия. Представшие руны и давали ответы на вопросы.
   На сегодняшний день используются различные методы предсказания, но вернее всего будет придерживаться классического..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Руны. Предсказания, рунические талисманы", параграф 6, стр.10
  
  
   Проснувшись с утра, я первым делом пришила все пуговицы на своей рубахе. Это не заняло и десяти минут, после чего отбросила её от себя подальше, не желая думать и вспоминать о том, какие ощущения испытала в этой одежде. Хотя, кого я обманываю? Эти воспоминания теперь будут всегда меня преследовать.
   Глубоко вздохнув, приступила к плащу Сальваторе, где вышила незаметные рунические формулы. Затем долго и придирчиво оглядывала дело своих рук, вертя вещь в разные стороны, чтобы убедиться, что формулы не заметны, если не приглядываться. Сказать короче -- просто трусила спуститься вниз. Мне казалось, что в последнее время на меня свалились все напасти сразу: сначала покушения, потом убийство Магистра на моих глазах, а теперь ещё и... это.
   Побродив без дела по комнате ещё с часик, наконец собралась с силами и лишь после этого спустилась вниз, аккуратно повесив плащ Сальваторе на вешалку у входа. Дверь его кабинета была открыта и, видимо, заметив движение в холле, Ноа окликнул меня по имени.
   Сердце забилось где-то в горле, и я на негнущихся ногах проследовала в кабинет, словно там меня ожидала гильотина. Сальваторе сидел в своём кресле с горячей кружкой кофе в руке, которая источала приятный бодрящий аромат. Неизменная утренняя газета лежала перед ним на столе, а сам констебль был одет в домашнее, и смотрелся очень мило в бежевом свитере и серых штанах. Маг казался расслабленным и отдохнувшим, чего нельзя сказать обо мне, ведь я была натянута, как струна.
   -- Доброе утро. Присаживайся, -- кивнул он на стул, поставив кружку на газету.
   -- Доброе, -- промямлила, плюхнувшись напротив мага и уставилась на свои руки, не в силах поднять бесстыдный взгляд.
   -- Рая, -- вздохнул он, -- нам нужно поговорить о вчерашнем.
   -- Мистер Ноа, -- вырвалось у меня, -- мне очень, очень, очень паршиво, что так вышло. Не нахожу себе места...
   -- Рая, посмотри на меня, -- проговорил маг, и я повиновалась, а в животе словно вспорхнуло множество бабочек, его же взгляд не выражал ничего. -- Ты ведь понимаешь, что это не зависело от нас. Ты ни в чём не виновата, ровным счётом, как и я. Воспринимай это, как досадную, непредвиденную ситуацию. Мне бы не хотелось, чтобы ты замкнулась в себе, из-за случившегося. Мне нужна твоя помощь в этом деле. Кроме того, ты уже взрослая девушка и должна знать, что есть вещи... хм... Мастер Като рассказывал тебе об особенностях отношений между противоположными полами?
   -- Я читаю много всего, -- робко улыбнулась, подумав, что если бы он знал, что именно я знаю об отношениях с противоположным полом на собственном опыте, то его прошиб бы холодный пот, -- и в целях самообразования в том числе. Поэтому об этой стороне жизни я тоже знаю.
   Если маг решил, что мне полегчало после его слов, то он просчитался. Не хватало ещё, чтоб Сальваторе мне начал рассказывать про пестики и тычинки, после того, что я испытала вчера. Тем более, я прочла в своей жизни множество магских любовных романов, а их авторы не стесняются выплёскивать на бумагу любопытные подробности, поэтому об этой стороне жизни, где всё происходит на добровольных и любовных началах, я знаю очень даже предостаточно. Мне всегда было интересно читать про настоящую любовь. И радоваться вместе с героями, хотя лично я считала, что подобные вещи мне чужды. Ну не могла я представить себе, что когда-нибудь в этой жизни смогу довериться кому-то настолько, чтобы подпустить к себе близко. Но вот ведь как бывает. Никогда не узнаешь, что нам уготовила жизнь. И сижу я теперь здесь, под взглядом констебля, который вчера так горячо меня целовал и так крепко обнимал и боюсь признаться себе в том, что всё моё естество стремится забраться к нему на колени и провести там половину своей жизни. И это была бы её лучшая половина. Да, это оказалось для меня непосильной ношей, и к сожалению, или к счастью, едва ли ещё раз удастся испытать подобное.
   Наверное, я как-то выдала себя. Может быть, слишком громко сглотнула, или на лице что-то отразилось, но Ноа чётко отреагировал на это и пристально на меня посмотрел, сжав кулаки.
   -- Ага, -- всё, что он сказал, явно с силой подавляя в себе гнев, а я заёрзала под его взглядом.
   Маг как всегда не верно истрактовал мою реакцию. Мне было не приятно знать, что он злится из-за того, что произошло со мной очень давно. Не хочу, чтобы Ноа об этом думал. Это не приятно.
   -- Ты как сама-то? В порядке? -- спустя минуту поинтересовался он, справившись с непонятным гневом, но тут же добавил: -- Я имею в виду Магистра Матиса.
   -- Да. Скажем так: из-за него я переживала меньше всего, -- ляпнула и покраснела.
   Ноа внимательно уставился на меня своими режущими глазами, показывая, что не доволен моим последним высказыванием. Ещё бы! Я посмела поставить своё смущение на ступеньку выше смерти Магистра! Украдкой глянув на него, подумала, что нельзя быть таким бесчувственным. В то время, когда внутри меня всё буквально переворачивается, у него не дрогнул ни один мускул на лице при взгляде в мою строну! Я не ожидаю ничего сверхъестественного, но кроме гнева, хотя бы элементарное смущение или неловкость в глазах должна же быть?!
   "...ты способна разжечь и камень, но ведь я не камень", -- отчего-то всплыли в голове его страстные слова, и я резко вскочила со стула. Ноа удивлённо на меня посмотрел.
   -- Что?
   -- П... пойду, налью себе кофе, -- выдавила из себя, -- а то никак не могу проснуться.
   Выпалив это, пулей вылетела из кабинета не дожидаясь разрешения, но вместо столовой взметнулась по лестнице вверх к своей комнате. Сердце стучало как бешеное, когда закрыла дверь и прижалась к ней спиной.
   -- Так, что делать? -- спросила сама себя, а взгляд в это время шарил по комнате в поисках того, чем можно изобразить руну на теле, и мне было плевать, если Сальваторе это заметит. Сама я справиться с собой не могу.
   Как назло, в спальне были только карандаши. Вздохнув, вытащила свой перочинный нож, но тут же его отбросила, поняв весь идиотизм этого решения. Не хватало ещё остаться бесчувственной до конца жизни.
   -- Марганец! -- осенило меня, и я немедля бросилась в ванную.
   Спустя пять минут, спокойная как слон, варила себе кофе, с наслаждением вдыхая его аромат. Наверное, немного перестаралась с формулой, которую начертила на запястье, поскольку вместе со спокойствием ощущала некую долю цинизма. Но это лучше, чем ничего.
   Поэтому, когда вплыла в кабинет Сальваторе с гордо расправленными плечами и лёгкой улыбкой на устах, тот удивлённо приподнял брови, оторвавшись от созерцания своих любимых бумажек.
   -- Воистину кофе творит чудеса, -- задумчиво произнёс он и перешёл к делу: -- Нам будет необходимо проверить кабинеты Магистров. Кроме того, сегодня группа Терры повторно обследует замки убитых. Если в замке Матиса была потайная комната, то есть вероятность, что в других мы не заметили подобных лазеек.
   -- Согласна, -- кивнула я. -- Хотя, думаю, осмотр кабинетов нам ничего не даст. Но сходить нужно, на всякий случай.
   -- Почему ты так считаешь? -- заинтересовался Сальваторе, внимательно на меня глядя.
   -- Там, скорее всего, все следы были убраны ещё в то время, когда убили первого Магистра, а остальные узнали, что орудием были именно руны, -- проговорила я.
   -- Действительно, -- кивнул Ноа, -- это лишь формальность. Но у меня появилась одна мысль, и я намерен её осуществить.
   -- Можно поинтересоваться какая? -- осторожно спросила.
   -- Я пишу ходатайство на разрешение посещения библиотеки Магистратуры.
   Наверное, какой-то огонёк загорелся в моих глазах, и Сальваторе тут же на него среагировал:
   -- Объясни своё воодушевление.
   Ну, надо же, как какая-то новость может порадовать, что даже руна не может скрыть восторга.
   -- Мечта идиота, -- выдохнула я, а Ноа приподнял одну бровь, не поняв моего объяснения. -- В данном случае, идиот -- это я. Всю жизнь мечтала полазить там, хотя и понимала, что мечте суждено остаться лишь мечтой.
   -- Ну, допустим, "полазить" там тебе вряд ли удастся, под строгим надзором хранителя библиотеки, но посетить -- вполне. И я рассчитываю найти там хоть какое-то упоминание об этих знаках. И кстати, это была именно твоя идея, помнишь?
   -- Помню. Я очень рада, -- искренне ответила, но лицо и голос были беспристрастными.
   -- Да? -- хмыкнул Сальваторе. -- А по тебе не скажешь. Но в любом случае, пока я только готовлю ходатайство, а это ещё не разрешение. А учитывая, что там хранятся древние секретные фолианты, нет гарантии, что нас туда вообще пустят.
   О, великий Ноа сомневается в собственных силах!
   -- В любом случае, зацепок у нас больше нет, -- продолжил он, не обращая внимания на мою ухмылочку, -- и так как Магистры не спешат с нами откровенничать, у меня нет другого выбора, как штурмовать их библиотеку. Что с тобой сегодня, Рая?
   Я встрепенулась как воробушек и глянула на охотника. Он хмуро смотрел мне в глаза и был похож на красивую мраморную статую.
   -- Задумалась, -- отозвалась. -- Какие у нас планы на сегодня?
   -- У нас -- никаких. Оставим осмотр кабинетов на завтра, а сегодня я вплотную поработаю с директором Альконэ по поводу ходатайства, -- сухо сообщил Сальваторе, вновь уткнувшись в бумажки, как бы деликатно сообщая, что разговор окончен.
   -- Тогда вы не будете возражать, если я отлучусь ненадолго? -- забросила я удочку, специально не уточняя, куда собралась. По умолчанию выходит, что кроме как к Мастеру Като, мне ходить не к кому. Собственно, так оно и есть. Так что выходит, что я не вру.
   -- Я усилил печати на дверях, но они тебя пропустят.
   -- Спасибо, -- кивнула, и хотела было уйти, но констебль окликнул меня.
   -- Подойди, Рая.
   Я удивилась, но подошла к столу. Не будь на моём запястье рун, должно быть уже выплюнула бы своё сердце. Особенно после того, как Ноа протянул руку и ухватил меня за это самое запястье. Дыхание перехватило, а кожу под его ладонью немного закололо. Вокруг моей руки обвился еле видимый, полупрозрачный с голубым отливом магический браслет.
   -- Что это? -- удивилась, когда Сальваторе отпустил запястье.
   -- Меня больше интересует что это, -- его глаза полыхнули гневом, когда он указал на руну, начерченную марганцем. Как и следовало ожидать, он схватился именно за то место, где я её изобразила.
   -- Это... это... -- никак не могла сообразить, чего же такого убедительного соврать, пока Сальваторе не рявкнул:
   -- Немедленно сотри! Я уже тебе говорил: никаких рун в моём доме, ясно?! -- бушевал он. -- Или мне нанять кого-то, кто будет каждое утро осматривать твоё тело на предмет рун?!
   -- Не надо, я всё поняла, -- виновато произнесла, хотя "виноватость" пришлось изобразить.
   -- Браслет на тот случай, если ты попадёшь в беду или тебе причинят вред. Я об этом узнаю. А теперь иди, -- выплюнул Ноа последние слова, хотя и заметила, что он старается сдержать гнев. Я же, словно услышав выстрел стартового мушкета, вылетела из его кабинета.
  
  
   Первую половину дня я провела на кухне, стряпая мужчинам еду. Руну, естественно, стёрла, хоть сделать это было не легко -- марганец въелся в кожу, поэтому день прошёл в муках совести и приятных воспоминаниях. К обеду я сумела взять себя в руки, этому поспособствовали Дааф и Пятый, которые развлекали беседой, и резались в карты. Я даже присоединилась к ним на пару конов, пока не взглянув на часы, поспешила одеться, прихватив с собой котомку с едой.
   Я решила воспользоваться тем, что никс отвлёк Даафа, и крикнув: "Я к Мастеру!", отчалила, предусмотрительно не беспокоя стукача-возницу. В магской одежде я совершенно не привлекала к себе внимание на улицах Монстрака. Обычно люди не появляются здесь при свете дня, чтобы не раздражать магов. Я впервые шла по центру города пешком, поэтому моё путешествие продлилось дольше запланированного, так как было тяжело заставить себя слепо идти по улицам, не открывая рот от восторгов.
   Тёмные узкие улочки, освещённые редкими тусклыми фонарями, мягкие хлопья снега, падающие с неба неспешным танцем. Город был красив -- белые двухэтажные фахверковые особняки, плотно стоящие друг к другу, приветливо светящиеся окна, разных размеров и конструкций. Кованые решётки, виноградники и плющи, которые практически полностью скрывали некоторые дома. Летом это, должно быть, выглядит просто волшебно! Мостовые, выложенные разноцветными камнями, о которые слышался стук моих каблучков. И огромный суровый замок, видневшийся из любой точки Монстрака -- Магистратура. Да, тот, кто может безропотно и беспрепятственно гулять по этим улочкам, должно быть счастливый.
   Я обернулась за пару часов. А спустя ещё час, довольная собой, сидела за вязаньем носков. Пятый присоединился ко мне и путал нитки, но я на него не злилась, так как мне нравилась его забавная мордашка, когда он играл с клубком. Кроме того, распутать их обратно -- дело двух секунд.
   За этим занятием нас и застал Сальваторе. По тому, как хлопнула входная дверь, догадалась, что он в не самом лучшем расположении духа. А вот чего я точно не ожидала, так это того, что от двери констебль сразу же направится ко мне. Пятый интуитивно поджал уши, предчувствуя бурю, а я вжалась в спинку дивана. Ноа, громко стуча каблуками, пересёк комнату и навис надо мной. Его глаза метали молнии, а губы были плотно сжаты, намекая на скрытую ярость.
   -- Где ты была? -- угрожающе спросил он.
   Я поперхнулась, а предатель Пятый тут же исчез.
   -- К...когда? -- превратилась в овечку.
   -- Сегодня! -- рявкнул Сальваторе, казалось, он закрыл собой всё пространство гостиной. -- Где ты была?!
   Я поняла, что соври, и он тут же это узнает. Как ему объяснить? Он не поймёт! А если поймёт, то это обернётся проблемой не только для меня!
   -- Язык проглотила?! -- гневался он.
   -- Я...
   -- Только посмей мне соврать! -- предупредил он, и схватился за магический браслет. -- Он точно показал, что ты не была у Мастера Като! Куда ты ходила?! Есть ещё кто-то разбирающийся в рунах?!
   -- Нет! -- испугалась я. -- Нет, мистер Ноа, вы всё не так поняли!
   -- Тогда объясни так, чтобы я понял, -- произнёс Сальваторе тихим и леденящим душу голосом.
   -- Я кое-кому помогаю, -- брякнула. -- Человеку.
   Из его глаз разве что только искры не полетели.
   -- Человеку?! Рунисту?!
   -- Нет, нет! Это...
   Но я не успела договорить. Сальваторе схватил меня за руку и, подняв с дивана, потащил к выходу. Я с ужасом поняла, что он хочет туда съездить.
   -- Пожалуйста, не нужно! -- взмолилась. -- Мистер Ноа, я ведь никогда вам не врала! Я всё объясню! Нам нельзя туда!
   Зря я сказала о вранье. Сальваторе упрямо тащил меня к выходу, сорвав с вешалки куртку и швырнув её мне.
   -- У тебя слишком много секретов, Рая, -- злобно проговорил он, буквально втолкнув в кэб, и уселся напротив. -- Я хочу поставить на этом точку. У меня был сегодня тяжёлый день, и мне надоело разгадывать твои загадки. Знаешь, что тебя ждёт, если обнаружу там хоть намёк на руны или руниста?
   -- Там нет руниста, -- проблеяла я, размазывая по лицу слезы.
   Мне было страшно. Страшно от того, что я не знала реакции Сальваторе на то, что он там увидит. Но больше всего мне было страшно от того, что мог повлечь за собой этот визит.
   -- Вы делаете ошибку... -- прошептала сквозь слезы, но он меня проигнорировал.
   Весь оставшийся путь мы ехали молча, если не обращать внимания на мои нечастые шмыганья носом. Темноту нарушало лишь слабое голубое свечение моего браслета и такое же свечение от ладони Сальваторе. Он считывал магические следы.
   Когда впереди появился знакомый дом, я завибрировала и вновь взмолилась:
   -- Мистер Ноа, пожалуйста, давайте туда не пойдём! Я расскажу вам правду! Мы можем погубить невинную душу. Пожалуйста, мистер Ноа!
   -- За свои поступки нужно уметь отвечать, -- непреклонно ответил Сальваторе и стукнул вознице, чтоб тот остановился.
   -- Я не сделала ничего плохого! -- крикнула ему в спину, но констебль уже вышел из экипажа.
   Я не придумала ничего лучше, как выскользнуть за ним и уцепиться за его плащ, не давая возможности открыть калитку.
   -- Прошу вас, не надо! -- опять взмолилась я, когда он недоуменно обернулся и увидел меня, намертво вцепившуюся в ткань.
   -- Рая, ты ведёшь себя, как ребёнок! -- рявкнул и выдрал плащ из моих рук.
   Наши крики не остались незамеченными, из дома высыпалась семья магов, и удивлённо уставились на происходящее около их двора. Семья была немногочисленная: красивая магичка-мать, крепкий отец с хмурой морщиной посреди лба, и юный долговязый сын лет четырнадцати. Все они с интересом глядели на незваных гостей. Затем отец спохватился и быстро пересёк двор, отварив перед нами калитку.
   -- Констебль Сальваторе, -- почтенно склонил он голову набок. -- Чем обязаны?
   К нему подошла жена и с интересом уставилась на Ноа, который властным голосом проговорил:
   -- Меня интересует то, что находится в том сарае.
   -- Что? -- расширила глаза магичка. -- Что на этот раз натворила эта негодница?!
   Женщина услужливо, но в то же время сердито чеканя шаг, направилась к сараю. За ней последовали все мы, и даже сын-маг, весело припрыгивал рядом. Я обречённо плелась самой последней, понимая, что сейчас на моих глазах произойдёт нечто ужасное.
   Магичка, тем временем, остановилась у ворот сарая и, отодвинув задвижку, открыла тяжёлую дверь.
   -- А ну-ка выходи! -- раздражённо крикнула она, а меня затрясло ещё сильнее, и я невольно вновь схватилась за плащ Сальваторе. -- Выходи. Живо!
   Но из сарая не доносилось ни звука. Там было темно, и создавалось впечатление иллюзорной пустоты.
   -- Рик, -- позвала магичка, и её сын с готовностью прошмыгнул внутрь.
   Через минуту послышался душераздирающий крик и грохающие звуки, а я сжала кулаки. Тут из сарая весело улыбаясь вышел Рик, таща за собой брыкающуюся и кричащую девочку. Ей было не больше восьми лет, хотя из-за неимоверной худобы создавалось впечатление, что не больше пяти. Худенькие ручки пытались оцарапать мучителя, тянувшего её за жидкие чёрные волосёнки. Измазанное грязью лицо сморщилось от крика, который проникал мне в самую душу.
   Наконец маг отпустил девочку и проговорил:
   -- Смотри, ма, она меня опять поцарапала!
   -- Ах ты огрызок человека! -- разъярилась магичка и замахнулась на девчушку, но её прервали одновременно два крика -- мой и Ноа.
   -- Нет! -- повторила я и бросилась к девчушке, обняв хрупкое дрожащее тельце. -- Мия, Мия, это я, Рая.
   Она подняла свои карие глаза и уткнулась мне в плечо, зарыдав.
   -- Человеческий ребёнок сидит у вас взаперти в холодном тёмном сарае?! -- злобно спросил Ноа, глянув на магов, которые опасливо скучковались.
   -- Констебль Сальваторе, -- начала магичка, она, видимо, обладала первым голосом этой семьи, поскольку её муж ни разу не открыл рта после приветствия, -- мы купили её несколько месяцев назад для помощи по дому, но она слишком слабая и глупая. Да и бешеная к тому же! Она постоянно царапается и кусается, и толку от неё просто нет! Видели, как она разодрала руку бедному Рику?
   -- Она ещё просто маленькая! Маленькая для той работы, которую вы хотели на неё взвалить! -- в сердцах выкрикнула я, снимая с себя куртку, и закутала в неё Мию.
   -- Замолчи человек! -- зашипела магичка.
   -- Молчать! -- рявкнул Сальваторе, но это относилось не ко мне. Магичка опешила и уставилась на Ноа.
   -- И вы решили посадить её под замок и издеваться, вместо того, чтобы отвести в приют для человеческих детей, где ей нашли бы других хозяев? -- злобно поинтересовался он.
   -- Она невыносима, констебль, -- попыталась оправдаться магичка, -- мы опасались за семьи других магов! Вдруг она заразная.
   -- Довольно! -- вновь рявкнул Ноа. -- Вы -- хороший пример того, как низко может пасть маг вследствие дурного воспитания. Никто не наделял вас правом издеваться над рабами! Я конфискую у вас человеческое дитя, и завтра до обеда вы обязаны явиться во Дворец правосудия для снятия оттенка цвета с ваших знаков.
   Семья магов дружно охнула.
   -- Но констебль... -- начал было маг, но Сальваторе его перебил:
   -- Цвет знака второй касты нужно заслужить! Я не вижу, что вы его достойны, -- безжалостно проговорил Ноа. -- Через год вам будет дана возможность вернуть его обратно, а до того времени учитесь манерам.
   Констебль резко развернулся, а я подхватила лёгкую как пушинку Мию на руки и последовала за ним.
   Устроившись в экипаже, Ноа стукнул вознице и уставился на меня.
   -- Ну, допустим, я был не прав, -- через некоторое время, после привычного раздумья, проговорил он, нарушив тишину. -- Зачем ты к ней ходила?
   -- Кормила, -- тихо ответила я, гладя притихшую девчушку по голове.
   Сальваторе кивнул и, стянув с себя плащ, закутал в него нас обеих, обдав теплом и запахом своего парфюма.
   -- Что с ней теперь будет? -- спросила я.
   -- Отвезём в приют, -- пожал плечами он.
   -- Мистер Ноа, а может быть... -- начала я и запнулась. -- Она ведь ничья теперь, может отвезём её к Мастеру Като? Вдруг он захочет взять девочку?
   Я с надеждой смотрела в его зелёные глаза, молясь, чтобы он согласился. Ноа раздумывал минут пять, не меньше, а затем вновь стукнул вознице, поменяв маршрут, а я облегчённо вздохнула.
   -- Спасибо вам.
   Сальваторе промолчал в ответ.
  
  
   Мастер Като очень удивился таким большим гостям, как сам констебль, но услышав печальную историю девчушки, с радостью согласился принять ребёнка к себе.
   -- Стар я стал, Раечка, -- добродушно проговорил Мастер, пока Ноа стоял в стороне, наблюдая за нашей беседой, -- да и руки слабые, но эту девчушку я в обиду не дам.
   -- Вы вовсе не старый, Мастер Като! Я вам с ней помогу -- обучу всему что знаю сама и тому чему вы меня научили, она станет самой лучшей и самой умной помощницей! -- горячо заверила я, бросившись к старику на шею. -- Спасибо, спасибо!
   -- Ну-ну, будет тебе, -- довольно проурчал старик и повернулся к маленькой фигурке, прятавшейся за Ноа. -- Иди сюда малышка, будем знакомиться.
   Девчушка робко вышагнула, и резво подбежала к Мастеру, обняв того за пояс.
   -- Вы теперь мой хозяин? -- с надеждой проговорила она, с тяжестью и шепеляво произнося слова, устремив карие глазки на Мастера.
   -- Стало быть, да, -- улыбнулся он. -- Как твоё имя?
   -- Мия, -- проговорила девчушка, не отпуская старика. -- Я буду хорошо служить вам и заботиться, -- пообещала она, а у меня из глаз брызнули слезы.
   Бедный ребёнок! Столько всего выдержав, в ней ещё остались силы на любовь и благодарность.
   Около десяти минут мы неловко топтались на месте, пока Мастер Като не предложил Ноа чаю, а мне поручил найти для Мии комнату и вымыть её. Спустя полчаса, я, мокрая, но довольная, спустилась вниз, уложив наконец девчушку, которая оказалась настоящей болтушкой, спать. Правда она не выговаривала много букв, но уверена, что Мастер Като быстро это исправит, я в своё время тоже шепелявила. А когда закончится эта эпопея с рунами, тут и я на помощь подоспею. Я остановилась перед дверью в холл, услышав, что Мастер Като что-то говорит Ноа.
   -- ...она своенравная, но добрая девушка, -- уловила обрывок фразы, -- всех жалеет. Не судите её строго констебль.
   -- Я и не собирался, Мастер, -- ответил ему Сальваторе, -- порой маги не знают, что такое сострадание, а Рая об этом очень хорошо осведомлена.
   Умник, тоже мне! В чужом глазу соринку видит, а в своём бревна не замечает. Хоть бы раз пообщался с Даафом, как брат, а не как сноб!
   -- Да, -- согласился Мастер, и неуверенно проговорил: -- Констебль Сальваторе, у Раи завтра день рождения. Обычно в этот день всегда приходит весна, и мы выезжаем на природу. Есть ли возможность надеяться, что в этом году всё будет так, как она привыкла?
   Я даже почувствовала, как Ноа нахмурился.
   -- На завтрашнее утро у нас запланировано дело. Но я не вижу препятствий, почему бы вам не съездить за город, -- ответил Сальваторе, чем несказанно меня удивил.
   -- Спасибо констебль, -- кивнул Мастер и, обрадовавшись, я открыла дверь и шагнула в гостиную.
   -- Ты слышала, Раечка? -- не сомневаясь, что подслушивала, спросил старик. -- Завтра всё по графику.
   Я улыбнулась во все тридцать два зуба и полезла обниматься к Мастеру.
   Через пять минут Ноа объявил, что нам уже пора, и мы засобирались. Мастер по обыкновению провожал до самой двери, когда позади его я увидела Мию, которая босиком и в моей рубашке до пят сбегала по лестнице.
   -- Рая! Подожди! -- пискляво крикнула она.
   Я остановилась. Девчушка бросая застенчивые взгляды на Сальваторе, подошла ко мне и протянула в маленькой ладошке лоскуток розовой ткани. Это был помощник, который я ей дала.
   -- У меня всё хорошо, -- проговорила она. -- Ты сказала вернуть, когда всё наладится.
   Забрав помощника, я погладила её по голове и вышла из библиотеки.
   В экипаже повисло неловкое молчание.
   -- Извините, что не сказала раньше, -- нарушила я тишину.
   -- Есть ещё что-либо, о чём мне стоит знать? -- отозвался он после недолгого раздумья.
   Я тоже задумалась и поняла, что есть.
   -- Нет, -- невинно отозвалась, радуясь, что в салоне достаточно темно, чтобы он мог не видеть мои глаза.
   -- Я на это надеюсь, -- устало проговорил Сальваторе. -- В следующий раз взвешивай свои поступки. Если бы ты рассказала мне о ней раньше, Мии не пришлось бы ещё, по меньшей мере, пару недель сидеть взаперти.
   -- Я не была уверенна в вашей реакции... -- начала, но решила не вдаваться в подробности. -- В любом случае: спасибо вам мистер Ноа, за то, что сделали для неё.
   Он кивнул, и разговор на этом иссяк. Оказавшись дома, мы не сговариваясь, ломанулись в столовую, гонимые голодом. Там мы и застали Пятого, голова которого застряла в банке с молоком, когда он пытался его выпить по-тихому.
   -- Привет, предатель, -- поздоровалась я.
   -- Наконец-то! -- глухо проговорил он. -- Вытащите меня из этой чёртовой банки! Я уже обпился этим чёртовым молоком!
   -- Не чертыхайся! -- засмеялась я, но не спешила к проказнику на помощь.
   -- Ну, Адка! Ну, я тебе припомню!
   Сальваторе щёлкнул пальцами, и голова Пятого с громким шлепком выскользнула из горлышка банки. Никс весь с головы до копыт оказался в молоке и был взъерошен как молодой воробушек. Я начала смеяться над ним всё громче и громче, пока ко мне не присоединился Сальваторе.
   Сегодня я впервые услышала его искренний смех, и он отразился теплотой в моём сердце. Всё-таки знала, что в глубине души Ноа не такой уж и плохой, ведь он помог человеческому ребёнку. В Сальваторе была загадка, которую я никак не могла разгадать, но она манила меня, как огонь мотылька. К сожалению, мотыльки всегда опаляют крылья, поэтому мне ничего не оставалось, как молча наблюдать за тем, как преображается его красивое лицо, когда Ноа смеётся.
   Вот как сейчас.
  
  
   ГЛАВА 13
  
   "...кроме того я приняла все необходимые меры предосторожности, правда формула, которую вычертил Пятый на моей лопатке, иногда побаливает, хоть и сделана уже давно, но я считаю, что поступила верно, попросив его об этом.
  
   Кстати, я наконец-то закончила свой третий доклад, и сегодня Мастер Като отнесёт его в Университет. Он, кажется, нервничает даже больше чем я, и выходит, что это я его успокаиваю, а не наоборот. Он очень хочет, чтоб у меня всё получилось, и чтобы меня заметили. Я ему это, конечно, пообещала, но кто знает? Надеюсь, Мастера не высмеют из-за меня, и у него не возникнет проблем.
   Надеюсь, всё получится. Ну, с Богом..."
  
   Запись из личного блокнота Безродной Раисы, 13 марта 742 года по Магическому календарю (за год до описываемых событий)
  
  
   Я проснулась уставшей, но с хорошим настроением. Ведь точно знала, что сегодня обязательно будет тепло. Так бывало всегда. В мой день рождения весна вступает в свои законные права.
   Я вприпрыжку спустилась вниз и ненадолго задержалась у камина. Достав из кармана "помощника" Мии, бросила в огонь, произнеся необходимые слова, и понаблюдала, как он вспыхнул синим пламенем. Довольно кивнув, пронеслась по дому в поисках живой души, но никого не обнаружила. Пятый ушёл ещё до того, как я проснулась и не подарил подарка. Я, разумеется, на него временно обиделась, но точно знала, что если не сейчас, то вечером, никс обязательно его подарит.
   Интересно, а Ноа что-нибудь для меня приготовил? Хотя я точно знала, какой именно подарок от него будет приятней всего. Размечтавшись о нежном поцелуе и жарких объятьях, я зарделась как маковый цветок, но к счастью, дом был пуст, поэтому смущаться было не перед кем, разве что только перед собой. Воровато глядевшись по сторонам, решила, что глупо в свой день рождения отказывать себе в такой малости, и потому, полностью отдавшись приятным и несбыточным мечтам, запорхала над плитой заваривая кофе и напевая при этом очередную глупую песенку.
   -- Хорошо, что ты уже здесь, -- грубо вторгся в моё прекрасное утро Сальваторе, просунув голову в дверь и заставив вздрогнуть от неожиданности. -- Одевайся, у тебя три минуты. Мы спешим.
   Его голова скрылась так же быстро, как и появилась. Ну вот. Ни тебе "здрасте", ни "с днём рождения, Рая". Я угрюмо отставила турку на другую комфору и отчего-то почувствовав себя совсем несчастной, поплелась в комнату, одеваться.
   Спустя полчаса мы прибыли к Магистратуре. Сальваторе, видимо, в принципе запамятовал о моём дне рождении, из-за чего я затаила на него не шуточную злобу, хотя мозг и напоминал периодически, что у него помимо этого куча забот и думок, куда уж ещё и помнить о дне рождении какой-то человечки.
   Но как только я ступила на ступени Магистратуры, все бредовые мысли покинули меня, а им на смену пришло привычное волнение и по телу пробежали мурашки. От этого величавого сооружения веяло мраком, властью и делами государственной важности. Множество широких ступеней уходили ввысь и закачивались около самого входа, где две необъятные колонны цвета слоновой кости со скульптурными консолями, подпирали выступающую эркерную часть здания. Всё, что находилось выше первых двух этажей, имело вид "текущего камня", словно зодчим был малый ребёнок, и материалом для него выступал мокрый песок. Не сказать, что не красиво. Красиво, но... жутко, пусто и как-то нереально, что ли...
   Мы преодолели уже половину ступеней, когда я наконец смогла отодрать взгляд от фасада Магистратуры и, оглядевшись, с удивлением обнаружила, что была столь сильно поглощена осмотром этого сооружения, что совершенно не заметила, работников магистратуры, которые словно муравьи спешили в свой огромный жуткий муравейник. Множество магов поднимались по этой самой лестнице на свои рабочие места, поэтому на нас никто не обращал внимания. Мне ещё никогда не приходилось видеть столько магов в одном месте. Многие из них хмуро глядели себе под ноги, тогда как другие бодро вышагивали небольшими группами и переговаривались между собой, звонко при этом смеясь.
   Типичное магское утро. Беззаботное, живое. Они точно знают, какой их ждёт завтрашний день, у них есть друзья и знакомые, с которыми могут поболтать сидя по вечерам в таверне. У них есть всё то, чего никогда не было и не будет у людей.
   Я завистливо уставилась себе под ноги и последовала за Сальваторе, стараясь не обращать внимания на поток галдящих магов. Когда мы попали в фойе, то восхитилась объёмами этого помещения, оно было огромным! Стены выполнены из белого мрамора, где красовалось множество гобеленов с изображением печатей магистров -- ровно шесть штук. На потолке искусно выполненная фреска, с изображением неизвестного мне бога, карающего своей тяжёлой рукой не подчинившихся его воле. Конечно, где как не в Магистратуре нужна такая фреска? Разве что, только в аду. Пол под нашими ногами был устлан красным с золотой окантовкой ковром, расходившийся множеством дорожек в разные части фойе.
   Мы с Ноа проследовали по центральной лестнице и поднялись на пятый этаж. Он был последним и самым тихим. Если даже на лестнице слышны голоса магов и шелест бумаг, то это крыло словно было избавлено от шумов искусственно.
   Перед нами показался широкий коридор, уставленный белыми статуями в человеческий рост: героев известных книг и мифов. Все они были вылеплены столь искусно, что создавалась иллюзия движения. Высокие дубовые двери, тянущиеся по коридору нас не интересовали, мы прошли прямо к огромным резным дверям, рядом с которыми висела золотая табличка с выгравированной надписью: "Дирекция Магистратуры".
   Ноа уверенно толкнул неожиданно легко открывшуюся дверь. За ней оказалась просторная круглая приёмная, из которой вело ещё шесть дверей в рабочие кабинеты Магистров. Они ничем не отличались от остальных на этом этаже, как и стены, а вот ковёр был уже не красного цвета, а зелёного, как летняя травка. В самой приёмной сидели три секретаря -- магички. Они отличались идеальной внешностью и поразительной похожестью друг на друга, будто сестры-близняшки, хотя этого быть не могло, поскольку маги следят за рождаемостью, и близнецы в этом мире не в почёте, так как когда умирает один, то второй теряет половину силы. Тем не менее, секретари как на подбор, были с длинными волосами цвета платины и огромными, выразительными голубыми глазами. Они с интересом посмотрели на нас, но не произнесли ни слова, зная, кто именно решил посетить святая святых.
   Кроме того, в помещении находилось два неподвижных охотника, ожидающих нас и следящих, чтобы из кабинетов магистров не выносилось никаких бумаг и тому подобного. По моему глубокому убеждению, это была глупая затея, но как говориться: победителей не судят. А победителем был Сальваторе, который таки добился допуска в святая святых.
   Охотники дружно склонили на бок головы при нашем появлении и отошли от охраняемых дверей. Мы начали осмотр с кабинета Магистра Скарлата, постепенно перемещаясь в другие, под зоркими взглядами молчаливых секретарей.
   Как и следовало ожидать, на рабочих местах Магистров не было и намёка на руны, но мы упорно осматривали каждый угол. Вернее, Сальваторе осматривал. Я же топталась рядом, стараясь не отвлекать Ноа и вообще слиться с обстановкой, боясь заметить на себе его взгляд, после которого меня постоянно бросало в жар и хотелось провалиться сквозь землю. Кабинеты Магистров были совершенно одинаковыми, особо не приметными, не кричащими, как само здание, а скорее скучными и чисто деловыми. Я даже запуталась где-то на третьем, перепутав имя владельца. Единственное их отличие -- это цвета. Стены каждого из кабинетов были цвета герба определённого Магистра.
   Лишь в кабинете Матиса удача улыбнулась нам в виде руны, которая висела в красивой рамочке прямо перед сейфом, встроенным в стену.
   -- Что это? -- напрягся Ноа, заметив руны.
   Я поморщилась, но соврать не решилась:
   -- Формула для отвода глаз. Если кто-то решит найти сейф в этом кабинете, то будет топтаться на месте, но так его и не увидит.
   Сальваторе по обыкновению задумался, легко сняв формулу со стены. Спустя пару минут он наконец-то соизволил проговорить:
   -- Но ведь мы его заметили, разве нет?
   Какой наблюдательный.
   -- Угу, -- проблеяла я, напрягшись.
   -- Почему? -- направил он на меня свой режущий взгляд.
   -- Хозяин формулы мёртв, -- то ли ответила, то ли спросила, вжав голову в плечи.
   Ноа этого не заметил, поскольку снова задумался. А я опасливо ждала результат его умозаключений. Спустя пару минут уже была готова упасть к нему в ноги и признаться про вышитые руны на пальто, когда внезапно констебль открыл сейф одним щелчком пальцев.
   -- Защита -- дрянь, -- пробормотал он себе под нос, -- а ещё Магистратурой зовутся.
   Не обнаружив там ничего интересного, Сальваторе был вынужден признать своё поражение и ретироваться восвояси. При этом был зол как чёрт, но про бездействие рун забыл, поэтому я, вздохнув с облегчением, спешила за ним, пока маг огромными шагами пересекал фойе Магистратуры.
   По пути домой Ноа сообщил, что заберёт из домашнего кабинета документы и остаток дня проведёт во Дворце Правосудия. Про мою вылазку на природу он ничего не сказал, и я решила пока ни о чём не спрашивать.
   Судя по тихой ярости во взгляде и по нетерпеливому потаптыванию ноги, нашу неудачу он воспринял как личное оскорбление. Странно, мы ведь и не ожидали там ничего найти. Наверное, дело в том, что констебль не привык проигрывать. А сейчас как раз та ситуация. Да и ещё, если учесть тот факт, что вопросов множество, а ответов практически не было, можно предположить, что Сальваторе просто в бешенстве.
   Войдя в дом, мы сразу же столкнулись с Даафом, который пил кофе и осматривал полку с книгами. Сегодня на нем были чёрные брюки и свободная белая рубаха с расстёгнутыми верхними пуговицами, небрежно заправленная за пояс. Со своими собранными в хвост волосами и небольшими усиками, Дааф напоминал благородного пирата. Я улыбнулась, когда он повернулся к нам, услышав хлопок двери.
   -- Приветствую работяг! -- весело проговорил он, но тут же был ужален взглядом брата. -- Неудача в бою? -- моментально предположил он, пока мы стягивали куртки.
   Ноа оставил вопрос без ответа, а я робко кивнула, подтверждая его догадку.
   -- О! Великий констебль облажался, -- беззлобно потянул Дааф, весело мне подмигнув. -- Это нужно просто пережить.
   Я хмыкнула, тут же поймав на себе недовольный взгляд Сальваторе.
   -- Что-то ты бодрый сегодня, спиртное закончилось? -- прошипел он.
   -- Нет, братец, я решил пока отказаться от этой пагубной привычки...
   -- Надолго ли?
   -- Зависит от силы воли, и от шкалы сарказма младшего брата, -- тут же нашёлся Дааф, и дополнил ответ шпилькой: -- Не стоит оттачивать своё скверное настроение на обитателях дома, Ноа...
   -- Тогда, может быть, ты оставишь пустые разговоры и займёшься более полезными делами, раз пока не протираешь своим брюхом пол? -- не остался в долгу констебль.
   -- Например?
   -- Например, поищешь себе работу.
   Я поняла, что Сальваторе нужно выпустить пар и начала потихоньку пятиться к лестнице, не желая быть свидетелем перепалки братьев. Кроме того, они начали повышать друг на друга голос, при этом Дааф ловко перевирал слова брата и выкручивал их наизнанку, не забывая произносить колкости, которые метко попадали в цель.
   Я была уже почти на самом верху лестницы, когда крик Сальваторе резко оборвался, и он спросил:
   -- Что это?
   Я остановилась и, обернувшись, увидела, что Ноа смотрит на талисман, подаренный мною Даафу, который в пылу ссоры показался из-под рубашки. Я похолодела и расширила глаза от ужаса, даже не представляя себе, что за этим последует.
   Сальваторе, тем временем, грубо сорвал талисман с шеи брата и заорал прямо ему в лицо:
   -- Я спрашиваю: что это?!
   Дааф фыркнул и сложил руки на груди.
   -- Так вот оно в чём дело! Вот причина твоей трезвости и дерзости! Рая!
   Я буквально приросла к месту, не решаясь ни подойти, ни убежать. Видя мою реакцию, Сальваторе оттолкнул Даафа и буквально взлетел ко мне.
   -- Ты посмела надеть руны на шею моего брата! -- закричал он на меня. -- Потрудись объясниться, что это такое?!
   -- Ноа, отстань от девчонки, я сам... -- начал было Дааф, но тот угрожающе зыркнул на него, заставив недвижимо застыть на месте. Взгляд мага при этом остекленел и опустел, словно его попросту выключили.
   -- Я...я... -- проблеяла.
   -- Отвечай!
   -- Мне... я хотела помочь...
   -- Помочь? Помочь?! -- бесновался Сальваторе, нависнув надо мной так, что мне пришлось присесть на ступеньки. -- Я тебе сказал, чтобы ты не смела пользоваться своими чёртовыми рунами в моём доме! Никогда!
   -- Мистер Ноа, извините меня. Мне очень жаль... это был подарок...
   -- Ей жаль! -- скривился констебль. -- А ты не подумала своей головой, что маги сами в состоянии решить свои проблемы без помощи рун?! Или ты считаешь, что Дааф настолько никчёмен и слаб?!
   -- Нет, я так не думаю, -- прошептала я, глотая слезы.
   -- Отдай мне руны, -- Ноа протянул руку.
   -- Нет, -- зажалась в комок.
   -- Дай сюда эти чёртовы руны!
   -- Нет! -- я вскочила на ноги и Ноа пошатнулся. -- Это мои руны! Вы мне разрешили ими пользоваться! -- прокричала в ответ.
   Видимо мозг уже совсем даёт крен, раз уж я позволила себе повышать на него голос. Но мне было так обидно и досадно, что слова сами лились из уст.
   -- Что плохого в том, что я решила ему помочь?! Что я сделала не так?! Что плохого в том, что он наконец-то смог совладать со своими мыслями, скажите мне?!
   Ноа молча буравил меня взглядом, вслушиваясь в каждое слово. Мне бы уже заткнуться, но словесный поток продолжал выливаться:
   -- Я, по крайней мере, хоть предпринимаю попытки с ним нормально пообщаться и помочь!
   -- В отличие от меня? Это что, упрёк? -- злобно переспросил Ноа. -- Дорогуша, маги вполне могут обойтись без человеческих рун. Мы не нуждаемся в вашей помощи.
   На этих словах он развернулся, и собрался было пойти вниз, но тут чёрт снова дёрнул меня за язык:
   -- Ах так, да? Тогда какого чёрта мы таскаемся по Магистрам и их кабинетам, если нет необходимости в моей помощи?! Изучайте тогда руны сами, раз вы такой умный!
   Ноа тут же вновь повернулся и направил на меня палец. Я опять оказалась нема, а Сальваторе всматривался в моё лицо, при этом его желваки ходили, как поршни, и я снова присела на лестницу, уткнувшись лицом в ладошки, осознав, как много лишнего и глупого наговорила.
   -- Знай своё место, человек, -- прошипел он. -- В следующий раз ты не отвертишься заклятьем немоты. Руны, -- он протянул ко мне руку.
   Я опустила голову к коленям и отчаянно ей завертела, отказываясь отдать ему свой драгоценный мешочек.
   -- Чёрт бы тебя побрал! -- рявкнул Сальваторе и в бешенстве слетел с лестницы, на ходу щёлкнув пальцами, вернув в брата жизнь.
   Спустя минуту он вышел из своего кабинета с документами и, не глядя на меня и Даафа, который схватился руками за голову, громогласно хлопнул входной дверью.
   -- Вот щенок! -- злобно прошипел Дааф и перевёл взгляд на меня. В нем я заметила бушевавший гнев вперемешку с сочувствием. Но гнев не был направлен на меня. Видимо, магия обездвижила его, но он всё слышал. Беззвучно проговорив "прости", я сорвалась с места и побежала в свою комнату.
   Там сразу же бросилась на кровать и разревелась от обиды на Ноа, злости на себя и стыдом перед Даафом. Вот так день рождения. Ни о какой поездке за город не могло быть и речи, а всё из-за того, что не могу вовремя закрыть рот. Наверное, заклятье немоты придумали специально для таких безмозглых идиоток, как я.
   Тут раздался стук в дверь, и я замерла, резко перестав всхлипывать. Поспешно вытерев слезы, открыла дверь. На пороге стоял Дааф и озабочено вглядывался в моё лицо. Я с надеждой на него посмотрела, и готова была уже покаяться во всех грехах и умолять простить, как вспомнила, что не могу говорить. Но тут он удивил меня. Заулыбавшись, вытащил из-за спины небольшую коробочку, перевязанную синей лентой.
   -- С днём рождения, Пушистик.
   В первую секунду я поражённо замерла, а спустя мгновение, у меня уже брызнули слезы облегчения и, всхлипнув, бросилась в объятья мага.
   -- Ну-ну, -- проговорил Дааф, поглаживая меня по голове. -- Ноа кретин, и временами слишком вспыльчив. К этому нужно просто привыкнуть. Ну и ко всему прочему, ему в первый раз в жизни орал в лицо человек и был абсолютно прав.
   Я отлепилась от него и вытерла слезы, слушая, что маг ещё скажет.
   -- Кроме того, Пушистик, я хотел бы поблагодарить тебя за этот талисман, он действительно помог собраться с мыслями. Может, как-нибудь сделаешь мне ещё один такой?
   Я улыбнулась и кивнула, а Дааф потрепал меня по макушке.
   -- У меня сегодня ещё полно дел, поэтому мне придётся тебя оставить, но Пятый сказал, что придёт. Ну и я не могу тебе позволить быть безмолвной в собственный день рождения, хоть это и не моё заклятье, -- маг щёлкнул пальцами.
   -- Спасибо Дааф, -- прохрипела я. -- Ты всё слышал?
   -- Ноа -- идиот, -- просто сообщил мне Дааф, а я засмеялась сквозь слезы, которые никак не желали угомониться, при этом прижимая к себе коробочку с подарком. -- Не откроешь? -- улыбнулся он.
   Ойкнув, я бережно развязала ленту и открыла крышечку. Внутри лежала безумно красивая заколка с россыпью голубых камней, напоминающих капельки слез. Они переливались в вечернем свете и казались просто волшебными! Я ахнула, поскольку никогда в жизни не видела такой красоты и никак не могла оторвать взгляд от игры бликов внутри камней.
   -- Это принадлежало моей жене. Мне будет приятно, если именно ты будешь её носить, -- видя мой восторг переросший в ступор, он хихикнул и, поняв, что пока толку от меня никакого, сам достал заколку и прицепил её к моим волосам. -- Тебе очень идёт.
   -- Спасибо Дааф! Это самая красивая вещь, которую я видела в жизни! -- воскликнула, наконец обретя дар речи, то и дело трогая прохладную заколку, приятно оттягивающую волосы.
   -- Знаешь, -- засмеялся маг, -- ты тешишь моё мужское самолюбие, принимая подарок с таким восторгом. Едва ли хоть одна магичка способна на такие эмоции, -- и добавил чуть тише, грустно улыбнувшись: -- Кроме моей Мили, конечно. Мне пора.
   Он чмокнул меня в лоб и, насвистывая весёлую мелодию, направился к лестнице.
   -- Дааф! -- окликнула его и, подождав, когда тот обернётся, осторожно проговорила: -- А ты заметил, что Ноа тебя защищал?
   -- Он не безнадёжен, Пушистик, -- хохотнул маг и скрылся.
   Я же, как истинная женщина, которую отвлекли "конфеткой", подбежала к зеркалу и принялась рассматривать заколку, перемещая её с места на место и решая, на каком боку будет удобнее всего носить.
   -- Природа отменяется? -- проговорил Пятый, появившись на моём плече.
   -- К сожалению, -- ответила я. -- Язык мой -- враг мой. Смотри какая красота! -- указала на подарок.
   -- Уже заценил, дашь поносить?
   -- На рогах, что ли?
   -- Умничаешь? Ну-ну... -- фыркнул демонёнок. -- Вот отрастут как у оленя...
   -- И будем отпиливать, -- хохотнула я и распушила волосы, в которых блестели камни с заколки, прямо-таки завораживая своим мерцанием.
   -- Ну, надеюсь, до отпиливания не дойдёт... ох, быстрее бы уже хоть чуточку подросли... -- опечалился никс и тут же спохватился: -- А у меня тоже для тебя кое-что есть! -- и хитро прищурившись, выудил из-за спины коробку со сладкими коричными палочками с яблочной начинкой -- моей любимой сладостью, которую было очень тяжело достать. -- С днём рождения!!!
   -- Палочки Ваго! -- заверещала я, выхватив из его рук коробку, и сжав демонёнка в объятьях. -- Спасибо Пятый, ты самый лучший друг на свете!
   -- Ой, ну перестань, -- манерно засмущался никс, отмахиваясь, но подставляя лохматые щёчки для поцелуев.
   Я церемонно положила коробку на кровать и открыла её. В нос сразу же ударил аромат яблока и корицы, и с наслаждением втянула этот запах.
   -- М-м-м-м, как же я их обожаю, -- благоговейно произнесла, оттягивая сладостный момент.
   -- Тут ещё Мастер Като тебе передал, -- Пятый протянул мне книгу.
   -- О! Он её всё-таки нашёл! -- удивилась я.
   Это была книга писателя-мага, который славился своим откровением и пренебрежением к магическим законам, называя их абсурдными, за что был посажен в тюрьму, где ему перерезали глотку во время сна. Естественно, его смерть была далеко не случайной, но об этом никто не говорил, а книги, которые он написал, изъяли из обихода, провозгласив пропагандой разложения личности. К счастью, изъять всё у Магистров не получилось, и у меня в комнате была секретная коллекция из восьми его творений. Эта будет девятая.
   -- Это было нелегко, -- хмыкнул демонёнок и схватил одну из палочек, звонко ею захрустев. -- Сегодня Сальваторе орал громче обычного.
   -- Слышал, да? -- грустно усмехнулась я. -- "В следующий раз ты не отвертишься заклятьем немоты...", -- передразнила мага и продолжила: -- Как он меня порой раздражает! Бесится, что у меня получилось то, что он даже не пытался сделать!
   -- Спокойно Адка, -- проговорил Пятый, видя, что я снова завожусь, -- выбрось это из головы. Дааф правильно сказал -- это надо просто пережить.
   -- Не буду ему носки вязать! -- твёрдо заявила я. -- Даафу сделаю, а Ноа пусть мёрзнет в своём огромном одиноком доме!
   Ну, конечно я лукавила. Кроме того, я с такой старательностью вывязывала на них листик клевера "на удачу", что распускать, а тем более, выкидывать, рука просто не поднимется. Ну, может это не единственная причина, по которой носки всё-таки доберутся до хозяина, но мне вполне хватало и этой.
   -- Гы-ы-ы-ы, -- высказал своё отношение к моим словам демонёнок. -- Ты девка добрая, свяжешь, -- уверенно заявил, и я тут же поникла, даже не предприняв попытки возразить. Этот негодник знал меня, как облупленную.
   -- Конечно, свяжу, -- обречённо произнесла я и засунула в рот палочку Ваго. -- Они почти готовы.
   -- Кончай хандрить, я тут у Мастера Като в загашниках пошарился и стырил великолепнейший Штурдовский глинтвейн! -- задорно произнёс Пятый и, спрыгнув на пол, выудил из-под моей кровати пыльную глиняную бутылку.
   -- Когда успел?
   -- Вчера ещё. Мастер сделал вид, что не заметил, -- пробубнил никс, цепляя клыками пробку. -- Тащи штаканы, отмещать будем...
  
   ***
  
   Сальваторе сидел в своём рабочем кабинете восьмой час подряд. Как констебль ни старался, но вчитывался в документы уже не так внимательно, к тому же, казалось, будто глаза посыпали песком. Кроме того, у него ужасно болела и саднила ладонь, которая обуглилась после того, как констебль в порыве злости испепелил этот чёртов талисман Раи. Причём, никакое колдовство не помогало унять боль. Поэтому намазав ожёг какой-то вонючей дрянью, принесённой ему помощником, и, перевязав руку завалявшимся в шкафу платком, констебль целый вечер старался не обращать на ноющую боль внимания. Но усталость давала о себе знать. Маг откинулся на спинку кресла и потёр лицо.
   -- Как мне всё это надоело, -- вымучено произнёс он и совсем развалился в кресле, буквально растёкшись по нему. Замерев так на несколько секунд, констебль забросил ноги на стол прямо поверх документов и откинул голову, задумчиво уставившись в потолок.
   Внезапно раздался стук в дверь. Ноа резко выпрямился, с грохотом опустив ноги, поправил ворот рубашки и сложил руки на столе, придав себе привычный, надменный вид.
   -- Войдите, -- бодро отозвался маг, словно мгновение назад вовсе не был готов скончаться от усталости.
   Дверь открылась и в проёме появилась Терра Мара. Она немного там задержалась, давая Сальваторе возможность хорошенько её рассмотреть. А смотреть было на что. Сегодня её волосы цвета топлёного шоколада были распущены и волнами падали на плечи. Глаза задорно блестели как у игривой кошки, а декольте на форменной рубашке, расстёгнуто на пуговицу ниже, чем того требовали правила приличия, открывая взору констебля соблазнительную ложбинку. На лицо явное пренебрежение к уставной одежде.
   Сальваторе окинул её внимательным и оценивающим взглядом и, улыбнувшись, жестом указал на противоположное кресло. Терра не спеша подошла к столу, мерно покачивая бёдрами, облачёнными в штаны, тесно облегающие её аппетитные формы.
   -- Ты что-то сегодня задержался, Ноа, -- мурлыкнула она, опустившись в кресло, и закинула ногу на ногу. -- Сверхурочные у нас вроде бы не платят.
   -- При необходимости, я могу работать и круглосуточно, -- сдержано ответил констебль, предполагая, что цель её визита вовсе не в праздной беседе.
   Вечером, когда Дворец Правосудия опустел, в кабинет одинокого мужчины, женщина может прийти в таком соблазнительном виде только за одним. Раньше охотник Терра себе такого не позволяла, хотя прекрасно знала, что констебль довольно часто засиживается допоздна. И это радовало Сальваторе. Нет, конечно, Мара была красива, сексуальна и даже более того. Ноа с удовольствием закопался бы в её волосах и сжал в объятьях мягкое женское тело, но... во-первых -- это означало бы конец их совместного сотрудничества, а во-вторых -- Сальваторе предпочитал сам охотиться на женщину. Воспользоваться тем, что легко получить, можно в любое время. Таких женщин у него было предостаточно, и каждая следующая сексуальней и красивее предыдущей.
   Однако маг не стал пренебрегать дивным видом демонстрируемых прелестей охотницы и внимательно наблюдал за ней, ожидая ответной реплики, уже предполагая, что Мара ещё долго будет ходить вокруг да около.
   -- Ну, как у тебя с этим делом? Ты прочёл мой отчёт? -- поинтересовалась магичка, и наклонилась чуть вперёд, чтобы было удобнее как следует рассмотреть пышную грудь так стремящуюся к констеблю на встречу, хотя Ноа и так всё прекрасно видел.
   Сальваторе лениво усмехнулся, вновь откинулся на спинку кресла и, небрежно стряхнув со лба мешающую чёлку, устремил взгляд прямо в зовущие голубые глаза охотницы.
   -- Ты же не за этим сюда пришла, Мара? -- проговорил он насмешливо.
   Охотница восприняла эту реплику как предложение и, поднявшись с кресла, самодовольно улыбнулась, направившись в обход его стола. Оказавшись около мага, она устроила свою округлую попку прямо на документе, который так долго пытался изучить Сальваторе. Констебль поморщился и произнёс:
   -- Ты не возражаешь?
   -- Ох, прости, -- улыбнулась Мара, игриво приподняв зад, чтобы Ноа убрал документ.
   -- Ты верно понял цель моего визита, -- томно проговорила магичка, когда бумаги перекочевали в стол.
   Жаль. Вот поэтому он предпочитает работать с мужчинами.
   -- Не сомневаюсь в этом, -- с долей печали усмехнулся Сальваторе, и мягко перехватил изящную руку, которая потянулась к его волосам, -- но хочу тебя разочаровать. Как это не прискорбно сообщать, сексуальная связь между нами невозможна.
   Терра явно не ожидала такого поворота событий, поэтому пошатнулась, как от удара. Её глаза потемнели, и женщина явно с трудом справлялась со своими чувствами. Ноа же не мешал ей. Его даже забавляла эта ситуация. Мужское эго ликовало, а уверенность в собственных силах не позволяла расстроиться из-за отказа от столь лакомого кусочка.
   -- Могу ли я узнать причину? -- уже более-менее спокойно произнесла охотница через некоторое время, но пока не спешила покинуть его стол.
   -- Разумеется, -- охотно проговорил Сальваторе. -- Твоя группа одна из лучших в Монстраке.
   -- И что? -- её глаза вспыхнули надеждой.
   -- Мне бы не хотелось её лишаться. А тем более лишаться такого охотника, как ты, если вдруг в дальнейшем по какой-либо причине наши взгляды на эту проблему разойдутся.
   -- Наши взгляды на ЭТУ проблему не разойдутся. Нам будет хорошо вместе. Это я могу тебе обещать, -- вновь промурлыкала Терра, затем приблизилась к констеблю и ловко запустила ладонь в вырез его рубашки.
   -- Я не шучу Мара, -- опять остановил её Сальваторе, и поднялся с кресла, теперь уже смотря на охотницу сверху. -- Ты очень красивая женщина, но наша работа не позволяет выходить нам за рамки допустимого поведения. Сожалею.
   -- Это единственная причина? -- недовольно осведомилась она.
   Ноа оставил вопрос без ответа, взглядом сообщив, что это вовсе не её дело.
   -- А может быть причина в другом, Сальваторе? -- Мара вскочила со стола и яростно уставилась на констебля. -- Может, причина в том, что ты нашёл человечку, которая греет тебе по ночам постель?!
   -- Ты можешь быть свободна Мара, -- спокойно произнёс он, недобро блеснув газами, что не укрылось от охотницы.
   -- О, вижу, я попала в цель! -- злобно прошипела она. -- Неужели ты унизился до того что спишь с этой мразью?!
   -- Когда я позволил тебе, охотник Терра, обращаться ко мне на "ты", то подразумевал, что ты заслужила моё уважение. Но следующая реплика может сыграть с тобой злую шутку. Не забывай, с кем разговариваешь, -- холодно проговорил Ноа.
   Его раздражал сам факт того, что эта особа посмела говорить с ним в таком тоне! И предполагать, что он... перед его глазами неожиданно возник образ спящей Раи с разметавшимися по подушке волосами. Сальваторе чуть было не улыбнулся, что было не к месту, но переведя взгляд на свою обожжённую руку, тут же нахмурился вновь.
   -- Ты...ты прав, я прошу прощения, -- тихо проговорила Мара, сдавшись, и быстрым шагом направилась к двери, но, едва обойдя стол, опять повернулась к констеблю и произнесла: -- Знаешь, Ноа, я понимаю, что после сегодняшнего разговора, наши отношения вряд ли вернутся в прежнее русло. Но, позволь мне хотя бы это...
   Охотница в два шага оказалась около мага, и впилась губами в его губы, прижав своё роскошное тело к твёрдой мужской груди. В отчаянной попытке получить взаимность, она потёрлась о его бедра, ещё сильнее обвив шею руками. Но уже спустя секунду, ей пришлось признать поражение, когда Сальваторе мягко её отстранил.
   -- Тебе пора.
   Мара отступила и грустно улыбнулась.
   -- Я безумно завидую той женщине, которую ты выберешь. Пусть даже это человек. Я, чёрт возьми, ей завидую! -- женщина развернулась и проследовала к двери, а констебль смотрел на её напряжённую походку.
   Он уже решил для себя, что Терра Мару завтра же переведут из Дворца правосудия Монстрака в другой город. Её группу он оставит при себе, назначив им руководителя -- мужчину. Женщины всё портят.
   Сальваторе тяжело опустился в кресло, стараясь справиться с возникшим вожделением и покачал головой. Может он зря отказался от предлагаемого? Всё равно их дорожки больше не пересекутся. Фыркнув от своих же мыслей, Ноа вновь нахмурился. Эти неуместные бабьи истерики его не на шутку раздражали. Одна дома истерит, другая...
   -- День рождения! -- выдохнул вдруг он, спохватившись.
   Из-за этого чёртового талисмана, который опалил его руку, он совсем забыл, что у Раи сегодня день рождения и что он пообещал Мастеру Като отпустить её на природу! Да ещё наорал и наложил заклятье немоты!
   Ноа застонал и уткнулся головой в стол. Как это могло вылететь у него из головы? Он ведь даже приготовил небольшой подарок. Кстати, о подарке.
   Констебль выдвинул верхний ящик, где лежала небольшая тканевая коробочка голубого цвета. Ну и что теперь делать?! Снять с неё заклятье и протянуть чёртов подарок?! И вообще, с какой стати он об этом думает? Она ослушалась его приказа! При всём этом ещё и посмела указывать Ноа на его ошибки в общении с братом! Да и орала, будто ровня! Никто никогда не повышал на Сальваторе голос, а эта пигалица...
   Маг толчком больной руки захлопнул ящик и, поморщившись, опять откинулся в кресле. А спустя пару минут раздумий, улыбнулся. Нет, ну надо же, эта девчонка наорала на него! На самого констебля Сальваторе, одно упоминание имени которого заставляет рядовых магов передёргиваться от страха. Невероятно. Надо отдать ей должное -- храбрости девчонке не занимать. Пожалуй, сегодня он впервые понял, что имеет ввиду Пятый, когда называет её Адкой.
   Ноа улыбнулся ещё шире и, поднявшись с кресла, засобирался домой. Его взгляд упал на ящик, в котором лежал подарок. Нет, может быть позже. А то подумает ещё, что он сожалеет о своих словах. Сегодня с девчонки будет достаточно и простого поздравления.
  
  
   ГЛАВА 14
  
   "...Применение рунических формул, создание рунических формул.
  
   Данная система основана на определённом принципе создания того или иного действия. При составлении формулы надлежит учитывать следующие количества рун:
    Одна руна -- формула одной руны, не подкреплённая другими, служит первичной единой силой, задающей цель.
    Две руны -- формула с двумя рунами служит для придания сил чему-либо или кому-либо.
    Три руны -- тройная руническая формула означает процесс в движении и служит для того, чтобы сдвинуть что-либо с места или видоизменить.
    Четыре руны -- четырёхрунная формула обычно используется для сохранения и накопления силы, а также для излечения от недугов.
    Пять рун -- их используют для формул призыва (принуждения), самая распространённая формула.
    Шесть рун -- формулы трансформации внешнего и внутреннего. Реже -- принуждения.
    Семь рун -- число семь -- это число смерти и возможности путешествий в другие миры. Применяется редко.
    Восемь рун -- восьмирунные формулы хороши для создания каких-либо систем (отношения, деловая сфера, эмоциональное и духовное состояние, очень часто применяются в любовной сфере).
    Девять рун -- девять число завершённости, т.е. невозможности возврата к отправной точке. Иными словами, закрепляет уже случившееся в неизменном виде. К примеру -- завершённую работу любых других рунических формул.
  
   Разумеется, можно и не учитывать те или иные числовые аспекты при создании отдельных рунных формул. Можно составлять руны и не обращая на это внимание, исходя лишь из потребностей. Создавать дозволено и большее количество формул, но если они рассчитаны на разные функции, то лучше будет разделять формулы двумя-тремя точками, выстроенными по вертикали (стандартный способ пунктуации в рунических письменностях) ..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 18, стр.58
  
  
   Но поздравить Раю у него скорее всего сегодня уже не получится. Констебль вернулся в особняк, когда была уже глубокая ночь, а девушка в это время всегда уже спала. Но ещё с улицы заметив, что свет в окошке её спальни не потушен, Сальваторе поспешил на второй этаж и приоткрыл дверь в комнату Раи. Он лишь заглянул, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке.
   Как и ожидалось, девушка была в объятьях Морфея, и просто забыла погасить свечи. Чудесный запах корицы сразу же ударил ему в нос, а картина, открывшаяся взору, была поистине умиляющей. Рая спала в одежде, раскинувшись звёздочкой, а на её животе возлежал Пятый кверху лапами и копытцами, подёргивая ими во сне. Ноа хмыкнул и подошёл ближе. Яркий свет луны и немногочисленные свечи позволяли ему видеть эту картину, и он постоял немного, не думая ни о чём, а лишь слегка улыбаясь, даже не замечая этого.
   Рая прерывисто вздохнула и повернула голову, после чего Сальваторе напрягся, подумав, что её кошмары решили вернуться и наклонился над девушкой, положив прохладную ладонь на голову. Заметив что-то инородное в её волосах, маг пригляделся и выудил заколку. Повертев её в руках, сразу же узнал эту вещицу.
   Неужели Дааф подарил это ей? Удивительно.
   Сальваторе бережно положил заколку на тумбочку и вновь вгляделся в спящую девушку, не замечая, что рука поглаживает её волосы. Рая спала безмятежным сном, её длинные ресницы касались щёк, а острое личико было расслаблено. Казалось, что она даже улыбается.
   Он оглядел помещение и заметил коробку с палочками Ваго, догадавшись откуда идёт чудесный запах корицы. Прихватив одну из них, поднёс её к носу и вдохнул аромат своего собственного детства. Затем перевёл взгляд на Раю и провёл рукой по бледной девичьей щеке.
   -- С днём рождения, -- тихо прошептал маг.
   Не отдавая себе отчёта, в том, сколько провёл в её комнате, Ноа собрался было уходить, как наткнулся на зоркий, но сонный взгляд Пятого. Отдёрнув руку от лица девушки, он хмуро глянул на демонёнка.
   -- Слезай с живота, ты не лёгкий, -- недовольно пробормотал Сальваторе, чувствуя себя полным идиотом, но Пятый вновь закрыл глаза и отвернул голову, при этом его хвост аккуратно улёгся рядом с мордахой.
   Ноа выпрямился и в последний раз бросил взгляд на Раю. Потушив свечи, он "нечаянно" задел Пятого, что тот скатился с живота девушки, но спящий никс даже ухом не повёл.
   -- Тоже мне, охранник, -- улыбнулся Сальваторе и аккуратно закрыл за собой дверь.
   Спустившись вниз, он немного посидел в своём кабинете, с наслаждением жуя палочку Ваго, потом, окончательно поняв, что голова отказывается думать, поднялся к себе в комнату. Но и там ему так и не удалось уснуть. Мысли, кружившиеся в голове были далеки от расследуемого дела и приобретали не то направление. Абсолютно не то. Даже более того, они приобретали абсурдное и нереальное направление, касающееся того милого пушистого котёнка, что сейчас сладко спит в комнате неподалёку от его собственной.
   Чертыхнувшись, Ноа натянул на себя штаны и выбежал из спальни, стараясь, чтобы мысли за ним не успели. Он ворвался в свой кабинет и открыл бар. Чёртова Терра, это всё из-за её флюидов Сальваторе не может ни на чём сосредоточиться! Чёртов Дааф! Внутри бара не было ни единой бутылки!
   Сальваторе пнул кресло и уже медленнее направился в столовую, задумчиво засунув руки в карманы. Но там его ждал сюрприз в виде брата, попивающего вино и читающего под небольшим канделябром книгу. Дааф удивлённо поднял глаза, но ничего не сказал Ноа, а лишь кивком головы указал на противоположный стул. Сальваторе так же молча схватил бокал и, поставив его перед братом, уселся, сложив руки на груди.
   Дааф наполнил бокал и, отставив бутылку, вновь уткнулся в книгу. Кстати, Ноа и не знал, что его брат пользуется очками. Такие дефекты, как плохое зрение, исправляется примитивнейшим заклинанием.
   Констебль долго всматривался в лицо брата, пока не решился нарушить тишину:
   -- Ну, ты долго ещё будешь играть в молчанку?
   Дааф вновь поднял на него удивлённый взгляд.
   -- А разве я один молчу?
   Сальваторе устало потёр лоб и облокотился на стол, сделав большой глоток вина.
   -- Ну, ты доволен собой, братец? -- наконец-то произнёс Дааф, сняв очки и отложив книгу.
   -- Не особо, -- поморщился тот, и в столовой повисла неловкая тишина.
   Братья давно позабыли, как это -- общаться без криков и ругани.
   -- Что так? -- неожиданно усмехнулся Дааф, которому надоело буравить взглядом Ноа. -- Пытаешься убедить себя, что поддаться эмоциям -- это не страшно? А совесть всё никак не успокаивается?
   -- Зачем ты мне это говоришь? -- вскинулся Сальваторе-младший.
   -- Затем, чтобы услышать твои ответы.
   -- Что тебе дадут мои ответы? Хочешь услышать, что я сегодня погорячился с Раей? Да, возможно. Но я не настолько раскаиваюсь, чтобы изливать свою душу тебе, -- злобно проговорил Ноа. -- Не забывай, что она всего лишь человек.
   На лице у Даафа заходили желваки, и он гневно выплюнул:
   -- Твой снобизм и чрезмерная принципиальность порой заставляют меня думать, что вместо сердца у тебя долбаный булыжник!
   Ноа пошатнулся от такого выпада брата, но промолчал, а Дааф тем временем продолжил:
   -- Милиса тоже была человеком, хоть и наполовину. На меньшую её половину. Но это не помешало тебе её ненавидеть, как и всё человеческое. В том числе и нашу дочь.
   -- Что ты такое говоришь?! -- вспыхнул констебль. -- Я никогда не испытывал к ним ненависти!
   -- Да?! -- взревел брат. -- А не поэтому ли ты отказывался с ней общаться? Не поэтому ли видел племянницу только по праздникам, и то, когда я на этом настаивал? Не из-за этого ты был против нашего брака?! -- Дааф настолько разозлился, что его руки начали мелко дрожать. -- Не потому ли ты осудил меня, когда я отомстил за их смерть? А всё из-за того, что её бабка однажды имела неосторожность влюбиться в человека. Мили не была виновата, что родилась получеловеком. Никто не виноват в том, кем он появляется на этот свет. Нам просто повезло, что мы треклятые маги. Но счастья это не приносит. Я предпочёл бы лечь рядом с ними, а не выслушивать нравоучения брата-констебля о том, как не правильно живу...
   -- Хватит, -- сдавленно произнёс Ноа, и его брат замолчал.
   В столовой слышалось только громкое дыхание Даафа, который резко откинулся на стуле и плеснул себе ещё вина. Сальваторе последовал его примеру, но не спешил пить, а задумчиво крутил в руке бокал. Спустя пару минут раздумий и напряжённого молчания, он, наконец, проговорил:
   -- Прости меня, Дааф. Мне очень жаль, что так вышло.
   -- Сказал он, спустя столько лет...
   -- Нет, послушай, -- перебил его Ноа, посмотрев брату в глаза. -- Знаешь, я был не самым лучшим братом для тебя, да и наверное ты прав -- я самый настоящий сноб. Не знаю, может в силу моих принципов или давления магического общества... я же констебль, чёрт возьми! А на верхах не принято растрачиваться на эмоции и такие вещи как праздность! А особенно Первой касте магов. Но это не значит, что я не дорожил ими.
   И всё же, после того как они погибли, а ты уехал... я много думал. Очень много. И... знаешь, мне безумно нравилась Мили, она была чистой, весёлой... она добрейшая женщина, которую я когда-либо знал. И дочь, моя племяшка, была чудесной девочкой, мне очень жаль, что так произошло. Просто наблюдая за тем, какой любовью, каким счастьем они тебя одаривают, я боялся очернить вашу семью своими охотничьими замашками и образом жизни, к которому привык и сам для себя придумал. И дело вовсе не в том, что Мили была наполовину человеком. Поверь, я даже и не задумывался об этом тогда. Вы были единственной моей семьёй. И хотя моя привычка быть таким, какой я есть, не позволяла мне вести себя по нормальному, вы были мне самыми близкими во всём этом чёртовом мире. А когда это произошло... знаешь, как паршиво себя чувствовал? Я был предателем. Я предал тебя. Не поддержал, а осудил. За это я не смог простить себя и ушёл с головой в работу, убедив, что поступаю правильно. Я не мог себе позволить быть слабым. Не мог позволить себе признать ошибки.
   -- Что вдруг сподвигло тебя всё же признать их? -- спросил Дааф, внимательно выслушав брата.
   -- Старею, наверное, -- криво усмехнулся констебль. -- Я просто понял, что злость на тебя -- это моё привычное состояние. Наверное, это не правильно.
   -- Ага.
   -- Они ведь действительно были мне дороги.
   -- Ты -- идиот, Ноа, -- улыбнулся Дааф, наблюдая за констеблем, -- и принципы у тебя тоже идиотские.
   -- Да, я идиот, -- согласился тот. -- Знаешь, я ведь часто хожу к ним... на могилы... и ничего не могу произнести... даже не прошу прощения, мне его за всю жизнь не вымолить...
   -- Ты будто не знаешь Мили. Да она бы разревелась от счастья, стоило тебе только произнести слово "прости", -- улыбнулся старший брат, вспомнив улыбающееся личико жены.
   Младший Сальваторе нервно поджал губы и вновь повторил:
   -- Прости меня Дааф, прости за моё предательство.
   Маг улыбнулся и, поставив бокал, обогнул стол, подойдя к брату.
   -- Наконец-то ты повзрослел, мальчишка, -- произнёс он, и ощутимо так хлопнул Ноа по спине, а затем направил на него указательный палец: -- И Пушистика не обижай, а если ещё раз решишь меня "заморозить", чтобы не влезал в вашу перепалку, то я на правах старшего брата переломаю тебе ноги.
   -- Договорились, -- кивнул Ноа, когда первый уселся на своё место.
   В столовой опять нависла тишина. После высказанных слов никто не решался нарушить тишину. Может быть, боялись вновь порвать ту тонкую нить, что связала этих магов, а возможно, это была просто непривычка разговаривать друг с другом. Но тут у констебля вновь загорелся взгляд, и он нарушил молчание:
   -- Может, ты поступишь обратно на службу? Я буквально сегодня уволил...
   -- Не всё сразу Ноа, -- перебил его Дааф, -- дай мне нарадоваться на своего непутёвого братца, который, о, чудо, решил сегодня немного начать думать головой.
   -- Всю жизнь думал, что непутёвый братец -- это ты.
   Они дружно рассмеялись, чего не было уже много-много лет.
   -- Чего же наш Пушистик с тобой такое сделала, что ты враз поумнел? -- поинтересовался Дааф.
   -- Не знаю. Наорала, наверное, -- хмыкнул Ноа.
   -- Она хорошая девчонка, добрая, -- проговорил маг. -- Что собираешься с ней делать после?
   -- Не знаю, -- честно ответил Ноа, почувствовав, что мысль о предстоящем расставании с этой непокорной человечкой отдаётся непонятной яростью. -- Возможно ничего. У неё есть хороший хозяин...
   -- Забери себе, -- предложил Дааф. -- Хоть питаться будешь нормально. Да и влияет она на тебя явно положительно.
   -- Ты хочешь свести меня в могилу? У меня и так глаз дёргается! Эта девчонка порой вводит меня в ступор...
   -- Ну-ну. А чего злишься? -- хитро поинтересовался брат.
   Сальваторе нахмурился.
   -- Вот и подумай над этим на досуге, -- разулыбался Дааф, и поднялся со стула. -- Пойду ещё за бутылочкой сгоняю.
   -- Эй, Дааф! -- позвал Ноа, когда тот был уже у двери, -- А какого чёрта ты носишь очки?
   -- Зрение упало из-за того, что читал много книжек дочери перед сном, -- отозвался тот, -- не хочу его поправлять.
   Впервые за много лет, братья проговорили всю ночь напролёт, делясь друг с другом теми вещами, которые каждый носил внутри. Впервые Сальваторе расслабился настолько, что ощутил какое-то удивительное спокойствие, чего не было уже давно. Он чувствовал, что ему ничего не мешает вот так просто сидеть и не контролировать каждую свою фразу, не думать над тем, что сказать в следующую секунду. Ноа просто наслаждался моментом пустой болтовни с братом, с непривычкой ощутив себя младшим. Действительно, Рая сделала практически невозможное. Она заставила братьев услышать друг друга.
  
   ***
  
   Я проснулась с утра ужасно не выспавшейся. Пятый по обыкновению храпел, поэтому я не стала застилать кровать, чтобы не разбудить моего лохматого дружка -- так мило он выглядел, сжавшись в клубочек. На скорую руку закончив с туалетом, зевая во весь рот, поспешила спуститься вниз, чтобы приготовить завтрак.
   Первое, что удивило -- это тонкий запах вчерашнего перегара, поселившийся в холле. А затем, на последней ступеньке, запнулась о валявшийся ботинок и, не удержав равновесие, полетела вниз, приземлившись аккурат около дивана, где с удивлением обнаружила спящих Даафа и Ноа. Приподнявшись на руках, я в изумлении на них уставилась. Братья, услышав чертыханья при падении, лениво и синхронно пооткрывали по одному глазу и обратили своё внимание на меня.
   -- Д-доброе утро... -- проговорила я, оттолкнувшись от пола и привстав на колени, но тут же вспомнила, что заклятье немоты с меня снял Дааф! Сальваторе, должно быть, снова взбесится!
   -- К-кофе? -- робко поинтересовалась.
   -- Валяй, -- отозвался Дааф, поднявшись и потянувшись до хруста костей.
   Я уставилась на его ноги, которые были обуты, и с удивлением обнаружила, что злосчастный ботинок, о который споткнулась, принадлежал Ноа. После чего вскочила на ноги и помчалась в столовую, пробормотав себе под нос:
   -- И этот брат туда же...
   Позади послышался весёлый каркающий смех магов. У меня, что, с ушами не всё в порядке, или они действительно смеются вместе?
   Через пятнадцать минут, когда кофе с жареными тостами дымилось на столе, оба брата появились в столовой. Бодрые, гладко выбритые и подозрительно весёлые. Я с опаской, украдкой погладывала на Сальваторе, вот-вот ожидая нагоняя, которого почему-то не последовало.
   Вслушиваясь в непривычную мирную беседу братьев, напряжённо передвигалась по кухне, придумывая себе всё новые задания. Но расслабиться не получалось, поэтому Дааф, буквально схватив меня в охапку, усадил на стул и подлил мне кофе.
   -- Сядь, не мельтеши.
   Я послушно уселась, обняла руками кружку, и принялась изучать разводы древесины на столе, пока не наткнулась взглядом на руку Сальваторе, которой он ловко подхватил тост.
   -- Мистер Ноа, что у вас с рукой?! -- резко перебила я братьев и, поняв, что натворила, ляпнула: -- Извините.
   -- Это я вчера неаккуратно уничтожил твой талисман, -- спокойно пояснил Сальваторе, глянув на обмотанную платком ладонь. -- Перестарался. Обычно у меня не остаётся ожогов.
   -- Вы уничтожили вещь, направленную на благо, -- пожала плечами, -- поэтому и получился ожог. Руны тоже умеют вредничать. Я принесу что-нибудь, чтобы снять боль.
   Сорвавшись с места, последовала в кабинет Сальваторе, не опасаясь нагоняя, поскольку единственное подобие аптечки находилось именно там.
   Спустя пять минут, я обработала рану, как и в прошлый раз через стол, чтобы нечаянно не почувствовать его запах, или ещё хуже, соприкоснуться плечами. Дааф всё это время пил кофе и, время от времени, довольно поглядывал на нас поверх газеты, которую схватил, когда я вернулась с бинтами.
   Или мне кажется, или между братьями что-то произошло. Сегодня они какие-то загадочные и чересчур улыбчивые.
   Внезапно по всему дому раздался громкий звон, что я вздрогнула и против воли сжала ладонь Сальваторе, уставившись на дверь.
   -- Успокойся Пушистик, это всего лишь звонок, -- хмыкнул Дааф, вставая со стула. -- Я открою.
   Я тем временем уставилась на свою руку и перевела взгляд на сжатые челюсти Сальваторе.
   -- Ох! Простите мистер Ноа! -- запричитала, резко отпустив его ладонь, что многочисленные баночки слетели со стола, задетые моим локтём. -- Я нечаянно, честное слово!
   -- Рая, всё в порядке, -- успокоил он меня, улыбнувшись, но я словно не слыша этого, спрыгнула со стула, и стала судорожно собирать склянки, тараторя слова извинения.
   Вдруг последнюю баночку приподнял сам Ноа и протянул её мне. Я замерла и уставилась на него, не предпринимая попытки взять из его руки склянку. А всё потому, что на меня смотрели его улыбающиеся глаза цвета листвы, которые против обыкновения не резали, а скорее ласкали. Я утонула в их глубине и словно завороженная не могла отвести взгляд. Мне вдруг резко стало жарко, причём жар казалось, накатывал волнами, и я была не в силах с ним справиться.
   Сальваторе же прихватил меня за плечи и поднял на ноги, словно я ничего не весила вовсе.
   -- Рая, я сказал: со мной всё в порядке, -- повторил он, решив, что мой ступор вызван именно этим.
   -- Я сделала вам больно? -- проблеяла я, всё ещё не в силах отвести от него взгляд.
   -- Безумно, -- ответил с придыханием Ноа, перестав улыбаться.
   Мне показалось, что его лицо стало ближе, и я даже ощутила горячее дыхание мага, вперемешку с удивительным запахом кофе. Я перевела взгляд на губы, которые были совсем рядом и пропала. Глубоко и прерывисто вздохнув, вновь посмотрела в зелёные глаза, а Сальваторе отняв руку от плеча, осторожно провёл ею по моей щеке, заставив вспыхнуть подобно факелу. Я против воли приоткрыла губы, как вдруг раздался голос Даафа:
   -- Ноа, тебе срочное сообщение из Магистратуры.
   Я встрепенулась, отступив на шаг, а Сальваторе, как ни в чём не бывало, протянул руку брату и принял письмо. Я судорожно начала выставлять на стол баночки, пытаясь унять дрожь в руках и справиться с эмоциями. Братья были заняты сообщением и не обращали на меня внимания.
   Я подхватила кружку с кофе, сделала большой глоток, обожгла нёбо и тут мои ладони в очередной раз подвели -- кружка выпала из них, звонко ударилась об пол и разбилась. Маги, не сговариваясь, воззрились на меня, а я замерла, готовая провалиться сквозь землю.
   -- Рая, иди одевайся, нас срочно вызывают в Магистратуру, -- спокойно произнёс Сальваторе.
   -- А рука...
   -- Я сделаю, иди, -- озабочено проговорил Дааф, -- и осколки соберу, давай, беги.
   Мне два раза предлагать не нужно. Я бегом сорвалась с места и в считанные секунды оказалась в своей комнате. Захлопнув двери, схватилась за голову. Господи! Какая же дура! Что это было?! Я только что чуть не... ну надо же! Он, наверное, был бы в шоке, реши я его поцеловать! Понапридумывала себе чёрт знает что! Моё воображение играет со мной злую шутку, ведь я почти была уверена, что Ноа сам этого хотел! Вот дурища!
   -- Марганец. Мне нужен марганец! -- протараторила я и бросилась в ванную.
   Наплевав на запреты, вновь принялась вычерчивать на руке руну, но теперь предусмотрительно написала её на внутренней стороне локтя.
   -- Судя по руне, которую чертишь и по твоим горящим глазищам, ты натворила что-то нехорошее? -- предположил Пятый, появившись на краю ванной.
   -- Я дура, -- честно ответила, дуя на руну, чтобы марганец высох.
   -- Это не обсуждается даже, -- хихикнул никс. -- И всё же, что произошло?
   -- Я, по-моему, сошла с ума, -- проговорила и выбежала из ванной, на ходу сбрасывая домашнюю одежду и залезая в шкаф в поисках новой.
   Мимолётно глянув на демонёнка, задержала взгляд.
   -- Что? -- удивился Пятый.
   -- Твои рожки стали больше.
   -- Что? Да?! Правда?! -- Пятый бросился к зеркалу и с восторгами начал разглядывать рожки, которые вытянулись на пару-тройку миллиметров.
   Пока он восхищался длинной своих не дающих ему спокойствия рожек, я пользуясь тишиной, успела выудить из шкафа необходимые вещи.
   -- Так о чём я говорил... твоё псевдо-сумасшествие как-то связанно с Ноа?
   -- Непосредственно, -- промямлила я, натягивая приятный на ощупь пуловер кремового цвета. Руны уже подействовали, поэтому сердце перестало биться птичкой, а мысли потихоньку собирались в кучу.
   -- Ясно. Ну, так расскажешь, нет? -- нетерпеливо проговорил Пятый, недовольно на меня зыркнув.
   -- Некогда. Я спешу. Вызвали в Магистратуру, -- отозвалась и проговорила, чтобы Пятый успокоился: -- Просто вообразила себе нечто большее, чем оно было на первый взгляд.
   Одна мысль о том, как теперь смотреть Сальваторе в глаза вызывала трепет по всему телу, и это учитывая то, что руна уже на моей руке. А что могло бы случиться, если бы её не было?
   -- Ох уж эти чувства, -- весело фыркнул демонёнок, -- с самого утра прям.
   -- Замолчи, -- подтолкнула я его, и Пятый повалился на кровать громогласно заржав, так и не успокоившись, когда за мной закрылась дверь.
  
  
   В экипаже, куда мы загрузились с Сальваторе буквально через пять минут, он вновь превратился в сосредоточенного сноба, ничём не выказывая недовольства моим поведением. Я же сидела молча, вглядываясь в окно и рассматривая красивые пейзажи Монстрака. И тут внезапно вспомнила одну деталь. Он дотронулся до моей щеки! Он сам дотронулся до меня! Я распахнула от неожиданности глаза и взглянула на Сальваторе, который в это время так же смотрел на меня и вопросительно приподнял бровь. Я резко отвернулась к окну, чувствуя, как покраснела.
   Нет, это невозможно. Наверное, мне показалось, и я это всё себе понапридумывала. Ведь это бы означало, что он... что он... что за бред?! Ноа бы никогда не унизился поцелуем с человеком! Разве что только под воздействием рун. Которые, кстати меня подводят! Даже учитывая формулу на руке, я не могу с собой справиться! Это ни в какие ворота уже не лезет. В таком случае, мне вообще опасно подходить к нему ближе, чем на метр.
   В подобных невесёлых размышлениях я провела всю дорогу, пока кэб не остановился около Магистратуры, где мы были только вчера. Это утро ничем не отличалось от предыдущего, то же количество магов спешило на работу, но уже не так беззаботно, так как рабочий день уже начался, а опоздавшие могут получить выговор.
   Мы поднялись в уже знакомое круглое помещение, где находились секретари-близняшки, и одна из них против обыкновения, повела нас не в один из кабинетов Магистров, а в некий зал для советов, находившийся на две двери раньше от приёмной. Это было большое помещение со стрельчатыми окнами. Всё здесь было выполнено из массивного тёмного дуба, что придавало помещению несколько мрачноватый вид. Зал находился не на солнечной стороне, потому из окон падал тусклый утренний свет, а многочисленные канделябры не были зажжены. Посреди комнаты, на красном ковре (единственным ярким пятном в помещении) стоял огромный овальный стол, во главе которого возвышалось большое кресло, а по бокам более мелкие резные стулья. Но в данный момент большое кресло пустовало, а Магистры Скарлат и Дайдорус сидели друг напротив друга на этих самих стульях.
   Они выглядели очень напряжёнными и уставились на нас, как только мы вошли. Магистры были облачены в мантии и их хмурые взгляды не предвещали ничего хорошего. Не удивительно, с тех пор как мы виделись в последний раз, их было трое, а не двое.
   -- Магистр Скарлат, Магистр Дайдорус, -- склонил голову на бок Сальваторе, поприветствовав их.
   Я растерялась, не зная, как мне к ним обращаться, и по обыкновению спряталась за плащ Ноа.
   -- Констебль Сальваторе, -- кивнул Скарлат, недобро сверкнув своими карими глазами, -- могу я поинтересоваться, какого дьявола здесь делает человек, если в сообщении было чётко оговорено, что беседа приватная?!
   -- Этот человек, мой личный консультант по вопросам рун, -- отчеканил Ноа, задвинув меня ещё дальше за свою спину. -- Я правильно предположил, что наша беседа будет касаться именно этого вопроса?
   -- Вы слишком многое себе позволяете констебль...
   -- Скарлат, -- поднял руку вверх Дайдорус, перебив коллегу. -- Констебль Сальваторе не зря занимает свой пост, и сомневаться в его компетентности у нас нет оснований. Кроме того, девушка действительно может пролить свет на некоторые вопросы, в которых, нужно признать, мы ни черта не понимаем в силу элементарной неосведомлённости. Всё верно, констебль?
   -- Так точно, Магистр, -- кивнул Ноа.
   -- Чёрте что, -- буркнул Скарлат, -- человеческие ноги ещё ни разу не оскверняли Магистратуру. Куда катится мир?!
   Но на бурчанье Магистра никто не обратил внимания, кроме меня.
   -- Присаживайтесь, -- проговорил Дайдорус, указав на пустые стулья.
   Ноа пересёк комнату и сел так, чтобы оба Магистра были в зоне видимости, определив меня рядом. Я опустилась на стул и по обыкновению начала вглядываться в разводы на столе, избегая смотреть на Магистров.
   -- Я вас слушаю, -- проговорил Сальваторе, поочерёдно всматриваясь в Магистров.
   -- Он нас слушает! -- тут же гневно отозвался Скарлат. -- Нет, это нам интересно послушать вас! Магистр Матис убит! Что вы нам скажите об этом? У вас есть подозреваемые?
   -- К сожалению, нет, -- прокашлявшись, ответил Сальваторе.
   Ему явно было неприятно признаваться в своём бессилии.
   -- Нет! -- рявкнул Скарлат, вскочив со стула, и начав ходить вокруг стола, при этом его мантия раздувалась в разные стороны. -- У него нет подозреваемых!
   -- Нас истребляют, Сальваторе, -- спокойно произнёс Дайдорус. -- Истребляют Высшую касту магов. Причём истребление происходит при помощи человеческих рун.
   -- Не совсем... -- ляпнула я и вжала голову в плечи, практически скатившись под стол.
   -- Объяснись девушка, -- нахмурился Дайдорус, Скарлат же перестал бегать по залу и остановился у окна, так же с интересом на меня уставившись.
   К сожалению, мой язык парализовало от страха, поэтому я беспомощно взглянула на констебля, который кивнул и проговорил:
   -- Рая хотела сказать, что Магистров убивают не руны.
   -- А что же тогда?
   -- Если бы вы читали отчёты, которые ежедневно поступают к вам из Дворца правосудия, то знали бы, что действие самих рун не может вызвать такого эффекта.
   -- Вы смеете нас упрекать в недостаточном изучении дела?! -- вновь рявкнул Скарлат.
   -- А вы их читали? -- ощетинился Ноа, а я же с ужасом расширила глаза, от такого бесцеремонного обращения с Магистром.
   -- Не забывайте своего места, Сальваторе! Вы находитесь в подчинении Высшей касты магов!
   -- Я нахожусь в непосредственном подчинении у директора Альконэ, -- спокойно проговорил констебль, -- и поверьте, я в первую очередь заинтересован в вашей безопасности, Магистр.
   -- Спокойно, господа! -- повысил голос Дайдорус. -- Скарлат, сядь и послушай! Расскажите нам констебль о ваших отчётах, вернее об их содержании. К сожалению, из-за усиленной охраны и предыдущих обысков наших поместий и кабинетов, нам сложно выполнять свои непосредственные обязанности, а тем более читать корреспонденцию, которая идёт из канцелярии не прекращаемым потоком. Ну же, Сальваторе, мы вас слушаем, если это не руны, тогда что?
   -- В этом и заключается вопрос...
   Ноа поведал им о найденных нами знаках, об их действии вкупе с рунами. Пока констебль говорил, Магистры внимательно его слушали, не перебивая.
   -- Что это за знаки? -- удивлённо проговорил Скарлат. -- Мы думали, что это руны, мы были уверены, что Матис...
   Магистр резко себя оборвал и покосился на Дайдоруса.
   -- Мне будет легче разобраться в этом деле, если вы будете со мной откровенны, -- тут же среагировал на недосказанность Сальваторе.
   Магистры переглянулись и Дайдорус, вздохнув, проговорил:
   -- Мы были уверены, что после обыска, вы поймёте, что именно Матис первый заинтересовался рунами. И, как констебль, примете меры. Так же мы предполагали, что возможно именно он был причастен к смертям других... ведь это Матис впервые заговорил о рунах, и дал нам первые формулы, чтобы доказать их действие. Но теперь, когда он убит, мы в растерянности.
   -- Вы решили, что убийца -- это Магистр Матис?! -- взбеленился Сальваторе, вскочив со стула. -- Убийца один из вас, а вы не удосужились сообщить об этом в компетентные органы?! Почему вы промолчали о своих подозрениях?
   -- Они всё равно были не верны! -- отозвался Скарлат. -- Что есть подозрения без доказательств, против Магистра? Это абсурд, Сальваторе!
   -- Это не ответ.
   -- Вам доставит удовольствие, констебль, если вы услышите из уст Магистров, что мы испугались себе подобного? -- злобно поинтересовался он.
   -- Но это могло спасти жизни...
   -- Как выяснилось, нет, -- оборвал его Дайдорус. -- Сейчас нас осталось всего двое. Да, мы окружены постоянной охраной. Да, мы самые сильнейшие маги в Монстраке. Но мы по-прежнему не знаем, кто нас истребляет. Нет даже подозреваемого! Да что там, нет элементарного мотива! Поэтому надеемся на вас. Как ни крути, но вы лучший из охотников, и не зря занимаете свой пост. Хотя и от вас, констебль, пока толка нет, -- Магистр на секунду замолчал, всматриваясь в Сальваторе, а затем проговорил: -- Монстрак не сможет существовать без Высших.
   -- В таком случае, мне понадобится ваша помощь, Магистры, -- проговорил Ноа, взяв себя в руки.
   -- Констебль? -- вопросительно воззрился на него Скарлат.
   -- Дайте мне доступ в библиотеку Магистратуры, -- на одном дыхании проговорил Сальваторе, и в помещении наступила тишина.
   -- Об этом не может быть и речи, -- спокойно произнёс Дайдорус. -- Нет.
   -- Это может помочь, -- возразил Ноа, -- если и есть где-либо упоминание об этих знаках, то только в вашей библиотеке, вы это знаете не хуже меня...
   -- Вы слышали Магистра Дайдоруса, Сальваторе, -- вступил Скарлат, -- об этом не может быть и речи. В этой библиотеке хранятся секретные фолианты, личные дела предыдущих Магистров и вся документация Монстрака с грифом секретности. Мы не можем рисковать, констебль. Даже наши жизни не стоят того, чтобы обнародовать хоть толику из этих данных.
   -- Я в свою очередь могу вам гарантировать полную...
   -- Нет, Сальваторе, -- перебил его Дайдорус. -- На этом наш разговор закончен.
   -- Как угодно, Магистры, -- склонил голову на бок Ноа. -- Но этим вы, по сути, связываете мне руки.
   -- Констебль, -- терпеливо проговорил Скарлат. -- Я надеюсь, что вы делаете всё возможное, чтобы отыскать убийцу.
   -- Несомненно, Магистр. Всё, что от меня зависит, -- подтвердил Сальваторе, поднявшись с кресла, я же последовала за ним.
   Уже в дверях он проговорил:
   -- Я прошу вас подумать над разрешением всё же дать мне возможность посетить библиотеку. Мне нужна хоть какая-то зацепка.
   -- А я в свою очередь, попрошу вас, констебль, подумать о возможности стирания памяти вашей консультантки, -- снисходительно улыбнувшись, проговорил Скарлат. -- Вы же понимаете все последствия того, что человек посвящён в некоторые вопросы Магистратуры.
   Сальваторе кивнул, подтолкнув меня к двери, и последовал за мной.
  
  
   Уже в экипаже меня немного отпустил страх, и я прошептала:
   -- Мистер Ноа, можно спросить?
   -- Можно, -- после секундного раздумья, отозвался он.
   -- Вы собираетесь стереть мне память?
   Ноа задумался, и молчал по меньшей мере, минут пять, пока не произнёс:
   -- Нет. Я -- нет. Но ты должна понимать, что если из Магистратуры поступит подобный приказ, я буду обязан это сделать. Хотя те знания которыми ты обладаешь, несомненно, могут быть полезны, и мне было бы очень жаль так поступать.
   -- Ясно, -- обречённо проговорила я.
   -- Не думай об этом, Рая. Я сделаю всё возможное, чтобы не допустить этого.
   Моё сердце радостно забилось где-то в горле.
   -- Почему? -- ляпнула я.
   -- Я уже ответил на этот вопрос, -- хмуро отозвался он.
   -- Извините...
   Мы снова замолчали, но спустя минуту, Ноа опять нарушил тишину:
   -- Послушай Рая, я... -- он умолк и как-то странно на меня посмотрел, таким взглядом, каким раньше не одаривал. Но прошло мгновение и всё изменилось, констебль вновь стал самим собой: -- Чёрт возьми, я совсем забыл о твоём дне рождении.
   Не знаю, чего я ожидала, но явно не эту реплику.
   -- Прими мои поздние поздравления и, если хочешь, то можешь сегодня съездить загород с Мастером Като. Сегодня тепло, как и вчера, и впереди целый день.
   -- Спасибо, -- кивнула я.
   -- Я дам вам с Мастером мой экипаж и, пригласи Даафа, может быть, он составит вам компанию.
   -- А вы? -- робко поинтересовалась.
   -- У меня, к сожалению, сегодня ещё много дел, Магистры дали немало пищи для размышления. Мне нужно попасть в свой рабочий кабинет и проверить все данные Магистра Матиса.
   -- Понятно, -- кивнула я, подумав о бесполезности нарисованной на моей руке руны. Не помогает.
   -- Ты в порядке? Что-то ты сегодня меланхолична, -- озабочено проговорил Сальваторе. -- Нормально себя чувствуешь? Нет температуры?
   -- Нет, всё хорошо, -- тут же отозвалась я.
   И Ноа кивнул, вновь углубившись в свои мысли. А думал он о том, что Магистр Скарлат был прав по поводу стирания памяти у Раи. Но Сальваторе знал, что ни за что этого не допустит, поэтому перед ним встал вопрос, не так давно заданный девушкой: действительно, "почему?".
  
  
   ГЛАВА 15
  
   "...знак на шее у каждого мага -- это отметка силы, поставленная в момент рождения. Она обозначает силу и касту, к которой принадлежит маг по праву рождения.
   Этот знак не только показывает особенности своего носителя. С его помощью в теле концентрируется магическая сила, которая находит выход в руках, в частности, на ладонях мага. Как известно, самый сильный выброс магии происходит при помощи щелчка пальцев. Но не каждый может сдержать такой поток, поэтому маги в своём большинстве пользуются ей, не прибегая к подобным выбросам (это не касается Первой и Высшей касты магов).
   Цвет знака так же показывает силу мага -- так, чем темнее знак, тем могущественнее сила заключена в его носителе. Например, Высшая каста (Магистры), имеют самый тёмный оттенок знака, тогда как низшая каста магов имеет едва различимый серый цвет. Однако бывали случаи приобретения или потери цвета знака. Это происходит в силу разных причин, но случается достаточно редко. В основном преобладает потеря цвета из-за нарушения магических законов установленных Высшей кастой магов..."
  
   Выписка из "Энциклопедии юного мага"; без авторства; глава 5, стр. 32
  
  
   Мы приехали домой, застав в холле о чём-то мирно беседующих Пятого и Даафа. Из-за роста рожек никс стал испытывать к магу прямо-таки благоговение. Оно и не удивительно --это мечта всей его жизни.
   Сальваторе, как и вчера, забрал документы из кабинета и практически сразу же ретировался, забыв попрощаться. Когда он ушёл, напряжение от его присутствия постепенно меня отпустило, и я всё же предложила Даафу и Пятому провести этот замечательный день на природе. Они восприняли предложение благосклонно, и уже в самые короткие сроки были собраны. Опаздывала только я, потому как заколов волосы подаренной Даафом заколкой, задержалась перед зеркалом, не найдя сил отвести от себя взгляд.
   Отражение показало мне девушку в дорогой магской одежде: кремовых штанах, мягком синем свитере и чёрной непромокаемой короткой куртке. Одежда была впору, как и обувь -- светлые мягкие ботиночки на резиновой подошве. Раньше о такой одежде я могла лишь мечтать, а теперь ношу её каждый день. Если бы не отсутствие знака на шее, то меня было бы не отличить от магички.
   На секунду я прикрыла глаза и представила себя свободным человеком, который может носить вот такую одежду, такие украшения и в любой момент может отдохнуть на природе.
   И... резко открыла глаза. Такие мысли губительны. Особенно для меня. Как бы запретить их самой себе? Да и руна что-то совсем не помогает! Глубоко вдохнув, глянула на вычерченную формулу у себя на руке.
   -- Господи, ну конечно! -- громко произнесла, и рассмеялась, глядя на своё отражение.
   Она перестаёт действовать, как только я надеваю куртку! Две противоречащие друг другу формулы, которые не могут существовать вместе! Вот ведь дурында!
   Я поскребла уже начавшие стираться руны и подумала, что если придётся выбирать между руной защиты от воздействия других рун, и этой, которая предназначена для моих глупых чувств, то выбор очевиден. Вздохнув, застегнула куртку и выбежала из комнаты.
   Мысли, бегите из головы! Сегодня мой день!
  
  
   Мастер Като от чего-то совсем не удивился, услышав мои спутанные объяснения, по какой причине я не появилась вчера. Его больше насторожил Дааф. Ранее Мастеру ещё не приходилось видеть брата Ноа, он лишь слышал о нём рассказы в моём исполнении и смею предположить, уже успел создать в голове приблизительный портрет мага. Не думаю, что особо радужный -- Мастер всегда зрит в корень. Но, как только старик увидел, как расцвело лицо этого мужчины при виде Мии, то маг перестал хмуриться.
   В этот раз мы решили не уезжать совсем далеко от города, ведь: во-первых -- было жалко красивый экипаж, который Сальваторе нам любезно одолжил; а во-вторых -- мы не собирались оставаться на ночь.
   Я, например, выдохлась уже через три часа. Сначала мы ели бутерброды, потом я бродила с Мией по окрестностям в поисках ручейка, а затем все вместе запускали воздушного змея. Дааф на этом поприще был явным лидером и отличным учителем, терпеливо показывая и подсказывая, как лучше управляться с послушным только одному ветру агрегатом. Даже у Пятого получалось. Правда, когда поток ветра не был слишком сильным, а то змея приходилось ловить вместе с демонёнком. А когда они затеяли играть сначала в прятки, затем в догонялки, а потом решили пожарить мясо, я инкогнито ретировалась и поспешила под дерево, где сидел Мастер Като. Солнце начало потихоньку клониться к закату, к моей грусти напоминая, что скоро нужно будет возвращаться.
   -- Неужели это действительно брат Ноа Сальваторе? -- улыбаясь, спросил Мастер, как только я уселась.
   -- Удивительно, правда? -- хмыкнула, засовывая в рот бутерброд.
   -- Да уж, удивительно. Думаю, этот маг в жизни много повидал, -- произнёс он, наблюдая за резвящимися Мией, Пятым и Даафом, а потом вдруг сменил тему: -- Ты была такая же шустрая, как и Мия, когда была в её возрасте. Еле поспевал за тобой. Сейчас уж стар стал.
   -- Ну что вы, Мастер Като, -- прижалась я к его плечу щекой, -- какой же вы старый. Вы просто мудрый и с богатым жизненным опытом.
   -- Это да, -- улыбнулся он, и перевёл взгляд с девчушки на меня, -- с вами и я молодею. Ты когда вернёшься домой?
   Я сразу же резко погрустнела. Действительно, когда? Я очень хотела вернуться домой, ведь так скучала по библиотеке, по Мастеру. Ему нужна моя помощь с Мией и, вообще, по дому. Я скучала по нашим вечерним посиделкам с книжками, по своей комнате и побрякушкам, не представляющих ценности, но дорогих моему сердцу. Но как представлю, что всё, что меня окружает сейчас -- это временное: Ноа со своими придирками, смешливый несчастный Дааф, их мрачный пыльный особняк... то становится ужасно печально.
   -- Рая? -- Вторгся в мои мысли вопросительный зов Мастера.
   -- Ох, я задумалась, -- встрепенулась, в очередной раз убедившись, что задумчивость заразна.
   -- Я заметил, -- понимающе кивнул старик. -- Ты никогда не была такой задумчивой. Даже более того, ты всегда выпаливала, а потом раздумывала о том, что произнесла. Позволь поинтересоваться, что творится в душе у моей малышки, что она стала такой задумчивой и хмурой.
   -- Сама не знаю, -- погрустнела я ещё сильнее. -- Знаете, столько много произошло за это время... наверное, меня можно посчитать счастливым человеком, я видела Магистров, бывала у них в домах... да что там, я живу в доме самого констебля Сальваторе! Готовлю ему еду и консультирую (если это можно так назвать), по рунам. Едва ли какому-либо человеку за всю жизнь удастся похвастаться таким. Я даже в тюрьме посидеть успела.
   -- Не напоминай мне об этом, -- фыркнул Мастер. Моё заточение он и без того тяжело воспринял.
   -- Извините, -- улыбнулась. -- Так вот я к чему: всё так неопределённо. Понятия не имею, когда вернусь домой, но от этой мысли почему-то становится грустно, -- я замолчала, но тут же поспешила добавить: -- Я, разумеется, очень соскучилась... очень-очень...
   -- Я понял тебя Раечка, -- добродушно отозвался Мастер, -- и всегда знал, что ты не просто так у меня такая умная выросла.
   Я засияла лампочкой, как всегда делала, когда Мастер меня хвалил. Но беспокоило старика другое:
   -- Скажи, мистер Сальваторе хорошо к тебе относится? Перестал использовать заклятье немоты?
   -- Да, конечно. Мы подружились, -- быстро выпалила я.
   -- И когда в последний раз?
   -- Вчера, -- скривилась, и Мастер засмеялся старческим, вороньим смехом.
   -- Ой, Райка, ой, болтуха, ну надо же!
   -- Вы же знаете, как порой мне бывает трудно сдержаться, -- улыбнулась я.
   -- Оно-то бесспорно! -- всё ещё смеясь, проговорил старик.
   -- Мастер Като, вы мне вот что лучше скажите, вы когда-нибудь слышали о...
   Я поведала магу о необычных знаках, которые обнаружили на местах преступлений. О том, что их пытались использовать на мне, предусмотрительно промолчала, не желая, чтобы старик волновался. Я подумала так: Мастер почти всю свою жизнь заведовал библиотекой, ещё с тех времён, когда преподавал в университете и через его руки проходило множество книг, вдруг он когда-нибудь сталкивался с чем-нибудь подобным. Хоть Мастер Като, конечно, и не интересовался такими науками, ведь впервые рунами заинтересовалась именно я, найдя однажды книгу на просторах библиотеки, но вдруг он всё же что-то знает.
   Но, к сожалению, маг озадачено покачал головой. И даже когда я схематично изобразила ему один из этих знаков, снова отозвался:
   -- Нет, Раечка. Я никогда прежде не встречал таких знаков.
   -- Как жаль. У нас нет ни единой зацепки, -- расстроено произнесла я.
   -- Сожалею, что не смог помочь. Но знаешь, когда-то, когда я был ещё молод и красив, -- на этом месте Мастер сделал паузу и улыбнулся, горделиво подобравшись, -- то мы группой студентов были направлены на практику в Магистратуру и там заполняли карточки на Магистерскую библиотеку. Так вот, там был отдел с манускриптами древних знаков. Я, правда, не знаю, какие именно это были знаки, для студентов подобные знания запретны. И скорее всего, вовсе не обязательно, что среди той макулатуры найдётся то, что тебе нужно, но если о них и есть какое-либо упоминание, то скорее всего именно там.
   -- Оно понятно, -- вздохнула я, однако отметила, что слова Мастера были какими-то чересчур запутанными... и несвойственными для этого умного мага. -- Да кто ж нас туда пустит?
   -- Но я думал, что констебль Сальваторе имеет доступ к подобным данным.
   -- Нет, не имеет.
   -- Ты мне вот что скажи, -- быстро заговорил Мастер, видя, что Дааф, сопровождаемый резвящимися Мией и демонёнком, направляется к нам с миской жареного мяса, -- у тебя всё получается? Всё хорошо?
   Я открыла было рот для ответа, но задумалась, глядя в его бледно-голубые глаза. О чём конкретно Мастер сейчас меня спросил?
   Но я не успела ответить, так как весёлая и шумная компания вторглась в нашу беседу. Мы пробыли на природе ещё около часа, пока совсем не стемнело. И начали собираться.
   Сначала мы отвезли домой Мастера Като с Мией, Пятый изъявил желание остаться с ними, по причине усталости (надо же, он умеет уставать!). Я препятствовать не стала. Единственное, что озадачило меня, это то, что когда я обняла на прощанье Мастера Като, то он подмигнул и сказал:
   -- Если вам всё-таки повезёт, то обратите внимание на стойку под номером тридцать два.
   Я удивлённо округлила глаза и в задумчивости залезла обратно в экипаж, где уже дремал Дааф. Раздумывая над словами Мастера, который в отличие от меня, никогда не бросает их на ветер, я надолго погрузилась в мысли. Интересная всё-таки сегодня у нас была беседа. Создалось впечатление, что Мастеру известно гораздо больше, чем он пытается показать. Странно.
   Пока мы ехали, я так увлеклась своими раздумьями, что они плавно перетекли в сон, тем более, рядышком монотонно похрапывал Дааф, показывая дурной пример. Возница громко стукнул нам, видимо уже не первый раз, поэтому мы встрепенулись как два воробушка.
   -- Приехали что-ль? -- продрал глаза брат Ноа.
   -- Ага, -- подтягиваясь и зевая во весь рот, отозвалась я, мешком с картошкой вывалившись из экипажа.
   Покачиваясь от усталости, словно медведи, мы медленно зашли в дом. Когда я добралась уже почти до середины лестницы, из своего кабинета вышел Ноа.
   -- Как день на природе? -- бодро поинтересовался он.
   -- Чудесно, -- отозвалась я, не оборачиваясь, и направилась в свою комнату.
  
   ***
  
   Сальваторе перевёл взгляд с пошатывающейся Раи на Даафа.
   -- Дети очень активные, -- ответил тот на вопросительный взгляд брата, -- а сумасшедшие демонята и того подавно.
   -- Ясно. Ты можешь уделить мне пару минут?
   -- Ну, разве что только пару, -- отозвался Дааф и прошествовал в кабинет за братом.
   Там царил кавардак хуже прежнего. Казалось, что всё пространство превратилось в сборище перерабатываемой макулатуры. Бумаги валялись везде и повсюду.
   -- Ты бы прибрался, что-ль.
   -- Успеется, -- отмахнулся Ноа, спеша к креслу, по пути отпинывая от себя мешающие бумажки.
   -- Как дело? Продвигается? -- зевнув, поинтересовался Дааф. -- Судя по количеству разбросанных документов, хоть одна идея, но быть должна.
   -- Скажем так: у меня появились некоторые зацепки, -- аккуратно сообщил констебль, усевшись за свой захламлённый стол. -- Но хотел с тобой поговорить не об этом. Помнишь, вчера я говорил тебе о том, что у меня появилась вакансия на должность начальника группы...
   -- Стоп, стоп, стоп, брат, -- прервал его старший маг. -- Пожалей мой мозг, дай отоспаться, а завтра мы с тобой об этом поговорим, хорошо?
   Констебль недовольно поджал губы, но согласно кивнул.
   -- Ладно, -- процедил он, -- иди, отдыхай. Собственно, это всё что я хотел с тобой обсудить.
   -- Не констебль, а само сострадание, -- хохотнул Дааф и выплыл из кабинета, оставив младшего Сальваторе один на один со своими мыслями и недовольным выражением лица.
  
   ***
  
   Пару раз за ночь я просыпалась, но не из-за того, что мне снились кошмары, а скорее наоборот. Проснувшись во второй раз, вновь увидела дремавшего у моих ног Ноа. Счастливо улыбнувшись, так и уснула, любуясь расслабленным профилем моего ночного охранника, представляя, будто кладу голову на его плечо, а он что-то пробормотав, прижимает меня ближе.
   Проснувшись утром, пребывала в отличном расположении духа. Выспавшаяся, свежая и расслабленная от вчерашнего дня на природе. Оттого порхала по комнате, как бабочка, мечтая о несбыточном. За своими мечтами, не заметила, как выдраила до блеска всю комнату. Спохватившись, что уже давно должна была спуститься, слетела вниз по лестнице.
   В столовой Сальваторе не оказалось, поэтому я постучалась в его кабинет. Хотя констебля скорее всего уже не было дома, раз он меня не разбудил раньше и не потащил куда-нибудь по делам. Собственно, на данном этапе расследования, нам попросту больше не было необходимости куда-нибудь ходить, ведь все замки и кабинеты Магистров осмотрены, а доступ в Магистерскую библиотеку пока так и не получен.
   -- Его нет, Пушистик, -- послышалось позади, -- ускакал с утра пораньше во Дворец Правосудия.
   -- А я? -- разочарованно промямлила, поняв, что моя догадка оказалась верна.
   -- А ты свари свой божественный супчик, -- проговорил Дааф и подошёл ко мне ближе.
   Он явно куда-то собрался, судя по выглаженным чёрным штанам, такого же цвета рубашке и аккуратно уложенной причёске. Сегодня маг как никогда был похож на брата, поскольку выбрал его стиль в одежде.
   -- Хорошо. Ты тоже уходишь?
   -- Дела, -- улыбнулся Дааф, почесав ус. -- Кстати, я сегодня у себя в комнате обнаружил удивительные голубые вязаные носки.
   -- А, это Пятый принёс, -- зарделась. -- Это я тебе связала. Закончила, когда мы с ним болтали.
   -- Мадам, они бесценны, -- отвесил маг шутовской поклон и приложился к моей руке губами, а я покраснела ещё сильнее.
   Когда Дааф ушёл, занялась своими косвенными обязанностями, а именно: вначале убралась, предусмотрительно не трогая кавардак у Ноа в кабинете, а затем занялась готовкой еды. Так как я в последнее время особо их не баловала, то на этот раз решила приготовить настоящий пир, поэтому расстаралась и сварганила целых четыре блюда на выбор, не считая десерта.
   После, поняв, что собственно говоря, заняться мне больше не чем, решила довязать носки и для Ноа. Я бы закончила их гораздо быстрее, если б не наша недавняя, эм... ссора. Прихватив с собой пряжу, спустилась в холл и, устроившись около камина, занялась делом, как всегда вырубившим мой мозг на корню.
   Когда вечером оглядывала творение своих рук, то гордости моей не было предела. Носочки получились идеальными. Ни один маг не смог бы наколдовать такое. Элементарно не хватило бы воображения!
   Я задалась резонным вопросом: как их вручить Ноа? При этом заочно отказалась от личного поднесения.
   -- Может положить их ему на кровать? -- спросила саму себя, воровато оглядевшись вокруг.
   Поразмышляв пару секунд -- не более, поднялась с дивана и бегом взобралась наверх, остановившись около двери Сальваторе. Аккуратно её приоткрыв, вошла внутрь. Едва я оказалась там, как свет зажегся сам по себе, заставив меня от испуга вжаться в стену. Камин, кстати, тоже разгорелся сам. Наверное, в его комнате какая-то особенная магическая печать. То, что меня она пропустила -- уже радует.
   Отдышавшись, внимательно прислушалась к тишине дома и оставила дверь покоев приоткрытой, дабы у меня был быстрый путь отступления в случае незапланированного возврата хозяина.
   -- Наверное, это плохая идея, -- проговорила я самой себе, с силой прижимая носки к груди.
   Я уже поняла, что вовсе не собираюсь оставлять их здесь, предполагая ответную реакцию мага на вторжение на его территорию. Но моё любопытство не позволяло уйти просто так. В прошлый раз, когда я здесь была, то видела только гостиную. В спальне, естественно, тогда мне делать было нечего, что не удивительно.
   Осторожно ступая по пушистому ковру, вглядывалась в обстановку комнаты, где пахло хозяином -- хвоей и чем-то ещё, таким, приятно-терпким.
   Подойдя к двери ванной, толкнула её и оглядела помещение. В прошлый раз я не заметила, какая она просторная и светлая. Юркнув внутрь, подошла к зеркалу, и начала поочерёдно совать свой нос в различные пузырьки с духами Ноа, мылом и кремом для бритья. Только когда я пятую минуту подряд не могла заставить себя отодраться от пузырька с его повседневным парфюмом, мне пришлось буквально заставить себя выйти, пару раз наградив нелицеприятными эпитетами.
   На очереди была святая святых -- спальня. Прежде, чем войти туда, вернулась в гостиную, высунула голову в коридор и удостоверилась, что дома по-прежнему никого нет. Было бы обидно быть пойманной на месте преступления. Утвердительно кивнув самой себе, я, как неуч-воришка прокралась в спальню.
   Застыв на пороге, оценила размеры комнаты. Небольшая, но очень уютная. Выполнена в сине-голубых тонах. Посередине стояла большая, неубранная кровать с навесом из бархата, две прикроватные тумбочки, софа у подножья и огромный платяной шкаф.
   Любопытство погнало меня к тумбочкам и, как только аккуратно приоткрыла верхний ящик, меня передёрнуло от мысли, что если бы Ноа знал, чем я сейчас занимаюсь, то точно бы придушил на месте. Устыдившись и прикрыв его, решила закончить на этом свой шпионаж, если бы не попавшая мне на глаза другая тумбочка с ещё одним чуть приоткрытым ящиком. Нет, ну это просто приглашение!
   Метнувшись туда прямо через кровать, распахнула его до конца и удивлённо замерла. Там было много хлама, но самое интересное, что поверх всего прочего лежал мой носок! Я схватила дорогую сердцу вещицу и удивлённо её рассматривала, будто видела впервые. Я же его потеряла! Что мой носок делает у Сальваторе в комнате?
   Почесав затылок, положила его обратно, осторожно прикрыв дверь тумбочки.
   -- Наверное, прихватил нечаянно, и закинул в ящик. А вернуть забыл, -- нашла я решение этой простой задачи.
   По-моему, пора выметаться отсюда. Я развернулась, чтобы осуществить задуманное, но тут мой колючий взгляд снова наткнулся на нечто интересное, а именно -- небрежно лежавший на кровати кремовый свитер, который Ноа иногда носил дома. Подняв его, я, как самая распоследняя идиотка, прижала вещицу к лицу и вдохнула чудесный мужской аромат, слаще которого нет на всём белом свете!
   -- Знаешь, как это называется? -- раздалось около меня, и я уронила свитер, начав медленно разворачиваться.
   -- Пятый! -- выкрикнула я и не в силах унять дрожь в коленках, уселась на софу. -- Ты меня как-нибудь доведёшь до инфаркта!
   -- А что ты здесь делаешь? -- хитренько спросил он, на миг исчезнув и появившись на кровати.
   -- Ничего. Хотела оставить тут носки, но передумала, -- затараторила, горя от стыда, так и не сумев заставить себя поднять бесстыжий взгляд на демонёнка, и принялась нервно сворачивать свитер, который только что так нежно прижимала к себе.
   -- Ага, -- прищурил один глаз Пятый. -- И, видимо, поэтому обнималась с его свитером?
   -- Отвянь, -- отмахнулась я, и как ошпаренная выскочила из спальни.
   -- Ну, надо же, застал на месте преступления! -- не отставал демонёнок, появившись уже в гостиной на пушистом ковре.
   -- Отвянь, сказала! -- рявкнула я. -- У меня ещё дел полно!
   -- Каких, интересно? -- похлопал глазками никс, оперев на свои тонкие ручки подбородок.
   -- Важных! -- сквозь зубы прошипела я, больше, конечно, злясь на себя.
   Гордо задрав подбородок, вышла из комнаты Сальваторе, провожаемая звонким смехом Пятого. Оказавшись внизу, немного посидела на диване перед камином и, прокрутив в голове свою шпионскую вылазку, рассмеялась в голос, решив, что большей дурехи, чем я, во всём мире не сыскать.
   Насмеявшись вдоволь, направилась в кабинет Сальваторе, и водрузила своё творение на его стол, поверх раскиданных бумажек. Удовлетворённо кивнув, развернулась, чтобы выйти, как вдруг раздался громкий звон, из-за которого опять вздрогнула. Пулей вылетев из кабинета, остановилась около двери.
   Как открывать-то? Раньше мне не приходилось этого делать самостоятельно, печати сами меня пропускают. Подумав и попереминавшись с ноги на ногу, я наконец-то распахнула массивную дверь и застыла на огромных ступенях, ведущих во двор. На улице уже было темно, и лишь два тусклых фонаря около ворот скудно освещали окружение.
   Так. За воротами кто-то есть. Скорее всего, маг. А я -- человек. В доме одна, да ещё и выперлась во двор.
   -- Кто там? -- пискляво отозвалась я, и поняла, что меня, скорее всего, не то что за воротами, даже рядом стоящий вряд ли бы услышал.
   Прочистив горло, придала своему голосу, как мне казалось, уверенность, и громко гаркнула:
   -- Кто там?!
   Сама испугавшись звука собственного крика, отступила назад, но тут же замерла на месте услышав из-за забора знакомый голос:
   -- Рая?
   Нахмурившись, двинулась вперёд и, спустившись со ступенек, опять замерла, размышляя, кто это может быть. Мои размышления привели меня к тому, что, в общем-то, никто. Тут мне стало жутко в тусклом свете фонарей, и если бы у меня был хвост, то обязательно бы его трусливо поджала, прежде чем метнуться обратно в дом.
   -- Рая? -- вновь остановил меня голос из-за ворот. -- Это я, Ральф, помощник доктора Иксанова.
   -- Ральф? -- удивилась и, развернувшись, направилась обратно к воротам.
   -- Да. Я принёс фотографии и отчёт доктора для констебля Сальваторе, как он и просил. Ты не могла бы ему их передать?
   -- Мистера Ноа нет дома, и... -- я запнулась, и застыла около ворот, пытаясь найти в монолитной ограде хоть щёлочку, чтобы убедиться, что это действительно он.
   -- Тогда может быть, я их оставлю? Он ждёт наш отчёт, поэтому доктор послал меня прямиком сюда, -- объяснял маг.
   -- А это точно ты? -- проблеяла, понимая, что если вдруг это не он, то уж точно в этом не признается. Хотя в подсознании всплыл тот ужасный вечер, когда мы познакомились, потому была уверена почти на сто процентов, что голос принадлежал именно Ральфу.
   Я услышала смешок, и парень проговорил:
   -- Испугалась, что ли? Конечно это я, можешь посмотреть. На воротах магическая печать, и я не могу зайти.
   -- Правда? -- удивилась я, и поспешила открыть калитку, чтобы не показаться невежливой.
   На пороге действительно стоял ученик доктора Иксанова и улыбался, демонстрируя мне милые ямочки на щеках. Карие глаза смеялись и оглядывали меня.
   -- Привет, -- проговорил он.
   -- Привет, -- отозвалась я, ошеломлённая, что он опять говорит со мной как с ровней, а не как с человеком.
   -- Знаешь, я ведь мог и соврать на счёт печати. Не стоит быть такой доверчивой и открывать дверь кому попало. Маги разные бывают.
   Видимо уловив в моём взгляде тихую панику, парень поспешил исправиться:
   -- Но я не соврал. Извини, -- Ральф кашлянул, и вновь улыбнулся. -- Можно войти? -- он дёрнул плечом, демонстрируя тяжёлую сумку, в которой обычно носят документы. На его шее так же висел огромный фотоаппарат, который казался даже тяжелее сумки, но сей факт как будто абсолютно не смущал парня. Может, он вообще никогда с ним не расстаётся?
   -- Конечно! -- спохватилась я, и отступила на шаг, давая ему возможность зайти на территорию двора.
   Но маг стоял на месте. Я недоуменно уставилась на парня.
   -- Нужно пригласить, -- подсказал он.
   -- Ой, прости, пожалуйста, -- покраснела, и затараторила: -- Проходи, пожалуйста!
   Он снова хохотнул, и зашёл во двор, прикрыв за собой калитку. Я поспешила в дом, чтобы не держать гостя в прохладной темноте весеннего вечера.
   Оказавшись в уютном тепле огромной гостиной, мы остановились около дивана, и Ральф, поморщившись, снял с шеи сумку, бросив её на пол около дивана. Я рассматривала худощавого парня, словно диковинного зверя, отметив, что его волосы практически такого же цвета как у Ноа, только подстрижены аккуратней. Ральф, тем временем, задрал голову и оглядывал холл с явным восхищением.
   -- Тут и живёт констебль Сальваторе? -- с придыханием спросил он, повернувшись ко мне.
   Я улыбнулась и кивнула.
   -- Здорово. Огромный дом! -- восхитился парень. -- А ты?.. Ты тоже тут живёшь?
   -- Ага, временно. Помогаю в э... расследовании, -- отозвалась я, смущаясь от цепкого и внимательного взгляда Ральфа.
   -- А я прочитал твой доклад о рунах, -- сообщил он, и вновь улыбнулся ямочками. -- Ты молодец. Мне, правда, понравилось, я даже восхитился. Очень доходчиво и внятно.
   -- Спасибо, -- покраснела от похвалы, и в зале наступило неловкое молчание.
   Я опустила глаза в пол, и рассматривала ковёр, пока меня не осенило:
   -- Ой! Я такая дурёха! Может быть, тебе сделать чай или кофе? -- на одном дыхании проговорила, коря себя за невежливость.
   -- С удовольствием, -- радостно сверкнул он карими глазами.
   Я уже было направилась к столовой, как Ральф остановил меня.
   -- Подожди, Рая, -- он наклонился к сумке, и начал в ней что-то искать.
   Я с любопытством ожидала, что он оттуда достанет, наблюдая за его суетливыми движениями. Наконец парень выудил тонкий оранжевый конверт и протянул его мне.
   -- Вот. Это я для тебя сделал.
   Я удивлённо приняла конверт и, неуверенно глянув на парня, аккуратно его вскрыла. Там была фотография. Моя фотография, которую он сделал в тот злосчастный день, когда сказал, что хотел бы сфотографировать что-то красивое. Я тупо пялилась на фото, не видя его, но осознавая, что я возможно единственный в мире человек, который оказался запечатлён на фотоплёнке.
   Я подняла на Ральфа счастливый взгляд, и хотела было обсыпать его благодарностями, но поток слов буквально застрял в горле, потому лишь тихонько промямлила:
   -- Спасибо...
   -- Да ну, что ты, -- отмахнулся он, но было видно, что ему приятна моя реакция.
   -- Это... это так... -- я пыталась подобрать слово, переводя взгляд с фотографии на Ральфа. -- Необычно...так...
   Ральф рассмеялся и привычным для себя жестом подхватил фотоаппарат, до этого висящий без дела и приложил его к лицу, направив на меня.
   -- Я должен это запечатлеть, -- смеясь, проговорил он и щёлкнул затвор, на миг ослепив меня вспышкой. Я рассмеялась в ответ и закрылась руками.
   Вместе с очередным щелчком фотоаппарата, громогласно хлопнула входная дверь, заставив нас с Ральфом подпрыгнуть на месте. Выглянув из-за высокого силуэта парня, который как раз закрывал мне обзор, увидела остановившегося в дверях Сальваторе, который сузив глаза, властной походкой направился к нам.
   -- Констебль Сальваторе, -- наклонил голову Ральф и отступил на шаг, явно стушевавшись.
   -- Добрый вечер, -- поздоровалась я.
   Причём улыбка с моих губ не сошла. Я в отличие от Ральфа, не боялась констебля. И его дурное настроение переживала уже не раз. Ноа кивнул и обратился к парню:
   -- Как я понимаю, вы принесли отчёт доктора Иксанова?
   -- Да-да, -- затараторил растерянный Ральф, и выудил из сумки толстенный конверт, протянув его Сальваторе. Тот принял его и взвесил в руке.
   -- Отлично. Передайте Доку, что с меня причитается, -- проговорил Ноа безразличным тоном, и добавил: -- Всего доброго.
   -- До свидания, констебль, -- промямлил перепуганный Ральф и поспешил к двери.
   Я одарила Сальваторе хмурым взглядом и проворчала:
   -- Я провожу.
   Нет, ну надо же! Практически выставил парня из дома! Где воспитание? Где уважение к другим магам? Он чуть было сквозь землю не провалился!
   -- Ральф, постой! -- крикнула я, и поспешила к парню, который уже успел дойти до ворот.
   Он повернулся ко мне, опасливо глянув на открытую дверь дома. Не увидев там предмета своего страха, робко улыбнулся и проговорил:
   -- Приятно было увидеться. Надеюсь, не в последний раз.
   -- Главное, чтобы повод для встречи был нормальный, -- неудачно пошутила я, но Ральф шутку оценил, и открыл ворота смеясь.
   -- Это точно, -- согласился он, и тут внезапно с громким треском лопнула одна из освещающих двор ламп. Я резко подпрыгнула от неожиданности, и поспешно пробормотала:
   -- Ну, пока.
   -- Пока, -- улыбнулся Ральф в ответ, внимательно глядя на фонарь.
   -- И спасибо тебе. За фотографию.
   -- Пришлю ещё чуть позже, -- хохотнул маг, и я закрыла ворота.
   Я вприпрыжку возвращалась к дому, напевая что-то себе под нос. Визит Ральфа заметно повысил мне настроение, даже показалось, что я ему понравилась. Жаль, что снобизм Сальваторе не позволил хотя бы напоить помощника доктора чаем.
   Зайдя в гостиную, плюхнулась на диван и схватила свой снимок, который из-за первоначального шока так и не разглядела внимательно. Фото было чёрно-белым. На нём запечатлена я, каким-то пустым взглядом глядевшая в объектив.
   Я впервые видела себя как бы со стороны. Казалось, что это и не я вовсе, по крайней мере, совсем не привычная мне Я. На фото был настолько взрослый взгляд, что создавалось впечатление, будто на моих плечах лежат проблемы всего мира. Хотя не удивительно, после того, что мне пришлось тогда увидеть...
   Я отодвинула фотографию от себя подальше пытаясь охватить образ полностью. Белокурые кучерявые волосы практически полностью выбились из-под кепки, пустые серые глазища, немного приоткрытый рот. А нос! Вот что самое интересное на моём лице! Курносый нос, любопытно торчащий вверх. В зеркале он кажется не таким... выделяющимся.
   Улыбнувшись своим мыслям, подумала, что Ральф мне польстил, назвав "чем-то красивым", но всё равно было очень приятно.
  
   ***
  
   Сальваторе буквально влетел в свой кабинет, громогласно хлопнув дверью. На миг остановившись около макета с изображением убиенных Магистров, он фыркнул и кинул конверт с фотографиями в тумбу. Так же торопливо Ноа стянул с себя плащ и небрежно отбросил тот на рабочий стол.
   Уперевшись кулаками в столешницу, он чертыхнулся сквозь зубы и, щёлкнув пальцами, приглушил в кабинете свет. Спустя секунду, он уже тенью стоял около окна, испепеляя взглядом помощника доктора Иксанова и Раю, которая улыбалась, смотря на этого нескладного долговязого мага. Ноа показалось, что они слишком долго беседуют у ворот. И ещё, ему показалось, что этот парнишка с улыбкой мартовского кота явно неспроста прискакал в его дом раньше самого Ноа. Возможно, у этих двоих была договорённость о встрече заранее? Хотя нет. Это чушь. Когда бы они успели договориться?
   Перед глазами Сальваторе всплыл образ Ральфа, держащего в руках фотоаппарат, который тот навёл на смеющуюся Раю. Тут неожиданно лопнул один из фонарей во дворе. Ноа вновь чертыхнулся и разжал кулаки, чтобы вспышка гнева не разбила последний фонарь, иначе двор погрузится в темноту и тогда он не увидит того, что там происходит.
   В это время девушка с улыбкой закрыла за Ральфом ворота, и тихо что-то напевая, вприпрыжку возвращалась к дому. Этакая птичка, вот-вот защебечет! Сальваторе сжал челюсти, резко развернулся и щёлкнув пальцами, вернул кабинету прежнее освящение.
   Практически подлетев к столу, он вновь замер, бездумно рассматривая носы своих начищенных туфель, а потом злобно подтолкнул ногой стол. Пройдясь немного по кабинету и силясь успокоиться, достал из кармана брюк ту самую коробочку, которую не успел вручить Рае в день рождения и, фыркнув, забросил её в ящик стола, задвинув тот ногой.
   Громко выдохнув, констебль наконец-то опустился в кресло, и устало облокотился на стол, потирая двумя руками виски. Что же такое с ним происходит? Почему он так злится? Почему эта девчонка никак не выходит из его головы?
   Сальваторе ненадолго прикрыл глаза, а когда открыл их вновь, то что-то привлекло его взгляд. Что-то...
   Глаза его были устремлены на плащ, который он в спешке бросил на свой стол. Ноа нахмурился. Не меняя позы, констебль одной рукой достал из ящика лупу, и всмотрелся через неё на лацкан своего плаща. Так это же...
   -- Руны... -- вслух проговорил он, рассматривая дорожку из восьми аккуратно вышитых чёрной ниткой рун.
   Сальваторе резко выпрямился, злобно сузив глаза.
   -- Ах ты, маленькая дрянь! -- в сердцах выпалил он и в голове завращались мысли, из которых напрашивался логичный вывод.
   Так вот в чём причина его состояния! Вот причина его безумных поступков! Вот почему он одержим этой безродной человечкой! Он, констебль Сальваторе! Она приворожила его с помощью своих чёртовых рун! Ноа резко вскочил, что опрокинулось кресло, и схватил со стола плащ, что все бумаги, лежавшие на нём, разлетелись в разные стороны. Спустя секунду маг ринулся к двери.
  
   ***
  
  
   ГЛАВА 16
  
   "...Сила рун состоит в их способности стимулировать любого к постоянному поиску. В этом поиске нет конца, и потому искатель на своём пути определяет успех настоящим моментом. Успех измеряется движением вперёд, а не достижением целей. В этом плане руны являются универсальным ученьем, соответствующим любым другим магическим или иным ученьям. Однако только людская традиция фокусируется на рунах, как на цели или на самоцели.
   Но самое главное заблуждение нынешнего магического образования состоит в ложном предположении, будто руны подвластны лишь своим создателям. Это утверждение в корне не верно, поскольку руны -- это магические знаки, которые ещё и ко всему прочему наделены силой мысли. А это означает, что они способны выбирать -- кому подчиняться. И это вовсе не обязательно должен быть человек. Маги со своим великим багажом магических знаний и тайн, как нельзя лучше подходят для овладения этой древней тайной..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 10, стр.36
  
  
   Я отложила фотографию и задумчиво всмотрелась в высокий потолок, наблюдая за бликами камина на нём. В голове было пусто, но эта пустота даже приятна, так как события дня помогли мне немного расслабиться, несмотря на снобскую выходку Сальваторе.
   Не успела я мысленно произнести его имя, как дверь кабинета открылась, с грохотом ударившись о стену, что даже с потолка посыпалась извёстка. Я перепугано уставилась на появившегося в проёме Ноа, который был зол, как чёрт. Его разъярённое лицо искривилось от ненависти, а режущий взгляд был направлен в мою сторону. Страх ледяной рукой схватил меня за затылок, и я с ужасом начала перебирать в уме всё то, за что бы констебль был так сильно на меня разгневан. Что же я такого натворила на этот раз?
   Сальваторе, тем временем, решительно направился в мою сторону, и я, видя его искривлённое гримасой злобы лицо, поняла, что в таком состоянии, он ни больше, ни меньше -- просто убьёт меня! Не придумав ничего лучше, вскочила ногами на диван, готовая сиюминутно спрыгнуть и дать дёру, но Ноа буквально подлетел ко мне, и взглядом пригвоздил к месту. В таком положении я была почти одного роста с ним, поэтому не могла отвести глаза и затряслась, как осиновый лист, ожидая приговора.
   -- Что это такое?! -- заорал он, практически ткнув мне в лицо своим плащом, как раз в том месте, где прежде вышила руны.
   Я в ужасе замерла, но не смогла произнести ни слова.
   -- Что это такое, я спрашиваю?! -- вновь заверещал констебль, злобно отбросив плащ.
   Меня очень сильно затрясло, и я судорожно пыталась подобрать оправдание, но мысли спутались и на ум ничего не шло.
   -- Мистер Ноа... -- сипло попыталась сказать хоть что-то, но он грубо схватил меня за волосы на затылке и придвинул ближе к себе.
   -- Чего ты добивалась, решив меня приворожить? -- маг на секунду замолчал, и я уже хотела было выкрикнуть, что он ошибается, что не прав, но Сальваторе не дал мне раскрыть рта. -- Чего ты хотела?! Этого?!
   Ноа резко впился в мой рот жёсткими губами и сдавил в объятьях, словно в тисках. Я опешила, и упёрлась руками в его грудь, но даже этот грубый поцелуй отдался жаром в моём теле.
   -- Этого ты хотела? -- вновь спросил он, на секунду оторвавшись от моих губ и сжав ещё крепче.
   Я не могла и не хотела больше сопротивляться его силе и обмякла, прижавшись к нему всем телом. Но и поцелуй Сальваторе стал другим. Губы больше не были жёсткими, они ласкали мой рот лишая воли и превращая в воск. Его руки перестали сдавливать, а начали настойчиво прижимать к твёрдой груди. Одну из них он запустил в мои волосы, и немного за них потянул. Я вздохнула, и его язык проник в мой рот. Сальваторе глухо застонал, а мой мир превратился в фейерверк, звездопад, вулкан, который разрывал на части.
   Я почувствовала, что оторвись Ноа от меня, непременно умру. Мне хотелось, чтобы он никогда не останавливался, хотелось раствориться в нём. Я высвободила руки и запустила их в его мягкие, непокорные волосы, притянув мага ещё ближе. Его ладонь опустилась мне на шею, вызвав трепет по всему телу и жгучую, незнакомую волну внизу живота. Из моей груди вырвался стон, но я уже не принадлежала себе.
   Внезапно Ноа отстранился, глядя на меня блестящими зелёными глазами и тяжело дыша влажными от поцелуя губами. Я прерывисто вздохнула, не отводя взгляд, когда он хрипло проговорил:
   -- Господи...
   Мы ещё секунду смотрели друг на друга, не разжимая объятий, пока он вновь не повторил:
   -- Господи, -- и отступил на шаг назад.
   Я, от неожиданности и растерянности, покачнулась без его опоры и едва не слетела с дивана, но Сальваторе ловко подхватил меня за локоть, не дав упасть. Взгляды опять встретились. Не нужно быть магом, чтобы прочесть сейчас наши мысли. Я словно впервые видела этого мужчину и впервые ощутила себя. Весь его вид, весь облик говорил громче любых слов... а я... просто не могла поверить, понять, принять то, что произошло.
   -- Немедленно иди в комнату, -- прохрипел Ноа и, не спуская с меня глаз, подхватил плащ и двинулся в сторону кабинета.
   Я смотрела ему в спину, пока не хлопнула дверь. А после этого плюхнулась на диван и схватила себя за голову, пытаясь унять дрожь в теле. Собрать мысли даже не пыталась, поскольку знала, что это бесполезно.
   Я тупо уставилась в никуда, прокручивая в памяти произошедшее и силясь понять, что же теперь произошло с моим миром? В мыслях мелькали его руки, губы... мои ощущения... я даже не представляла, что он может быть таким... нежным...
   Я улыбнулась, и по лицу полились слёзы, которым не в состоянии была дать определение. Что это? Счастье? Страх? Надежда?
   Позади меня раздалось тихое хихиканье, и спустя секунду на ковре появился развалившийся Пятый, который играл со своим хвостом.
   -- Как считаешь, дорогуша, стоит ли ему сообщать о том, что руны были вовсе не приворотными, или же пощадить его мужское эго? -- хлопая глазищами, осведомился демонёнок.
   Я покосилась на дверь кабинета и шикнула на никса.
   -- Ясно, -- хихикнул тот, -- значит, щадим мужика. Чего теперь делать будем?
   Я посмотрела на Пятого и слёзы теперь хлынули целым водопадом, бесстыже стекая с подбородка и капая на кофту. Никс, видя, что такое происходит со мной, сразу же стал серьёзным и, исчезнув с пола, появился повисшим на моей шее в крепких объятьях.
   -- Раечка, не плачь, -- попросил он, убирая прядь волос мне за ухо, -- а то и я заплачу...
   -- Ты не умеешь, -- сипло пробормотала я, вытирая слёзы.
   -- Ну и что, сделаю вид, -- отозвался демонёнок, лизнув меня в щёку.
   Я подхватила Пятого, прижав к себе, и направилась в свою комнату от греха подальше. Я немного покачивалась, но шла ровно.
   -- Ну, ты как, Раечка? -- обеспокоенно выспрашивал демонёнок, заглядывая мне в лицо.
   Лишь уже около двери я ответила ему честно:
   -- Да я счастлива, Пятый. Безумно счастлива.
  
   ***
  
   Сальваторе уже третий час безвылазно сидел в своём кабинете, и раздумывал, глядя на камин, в котором не так давно сжёг свой любимый плащ. Перед ним стояла початая бутылка грога, а сам он мало напоминал того констебля, которого привыкла видеть магическая общественность. Его рубашка была расстёгнута, маг был бос, лохмат и пьян.
   Перед глазами констебля вновь и вновь всплывали образы, и он никак не мог от них избавиться, даже с помощью грога! Сальваторе откинулся на кресле и нервно потёр лицо руками. Что же он натворил? Что натворил? И почему ЭТО не перестаёт его волновать, даже тогда, когда чёртов плащ вместе с рунами сожрал огонь?! Ноа гневно ударил кулаком о стол и, поморщившись, издал тихий стон сквозь зубы, поскольку удар пришёлся на больную руку. Ему даже мысленно не хотелось произносить имя этой девчонки.
   Тут раздался короткий стук в дверь и, уже через секунду, не дожидаясь ответа, в кабинет ворвался Дааф. Он, в отличие от брата, выглядел молодцом и, не смотря на поздний вечер, был бодр и деятелен. Энергия из мага буквально лучилась, и он быстрым шагом пересёк кабинет констебля, остановившись у самого стола. Но при виде плачевного состояния Ноа, Дааф нахмурился. Он внимательно оглядел брата, после чего ненадолго задержал взгляд на бутылке, а затем приметил и полный кавардак, что творился в кабинете, на голове самого Ноа и в его одежде. Тут Дааф ухмыльнулся каким-то своим мыслям и, не спрашивая разрешения, уселся напротив.
   -- Я чувствую, что порок алкоголизма в нашей семье не истребим, -- проговорил маг, внимательно всматриваясь в брата. Ноа же поморщился, достал из стола ещё один стакан и молча его наполнил.
   Дааф хохотнул и сделал глоток.
   -- Вот ты как всегда -- все самые хорошие напитки, припасаешь для себя, -- потянул он, оценив грог. -- Что, братец, тяжёлый день?
   Ноа устало простонал.
   -- О, -- удивился Дааф, -- всё так плохо?
   Не услышав ответа, он предположил:
   -- Неужели это из-за Раи? Сомневаюсь, что ты бы так напивался из-за работы.
   -- Эта заноза сидит глубоко у меня в боку.
   -- Мы здесь вдвоём, так что можно называть вещи своими именами, -- хмыкнул Дааф. -- Так что она натворила?
   Ноа снова простонал.
   -- Ты натворил? -- удивился Дааф.
   -- Она вышила чёртовы руны на моём любимом пальто! -- заплетающимся языком проговорил Сальваторе.
   -- Ага, -- сощурился Дааф, ожидая дальнейших объяснений.
   -- И я п...потерял над собой контроль...
   -- Ага.
   -- Я не хотел вовсе, п...просто эта девка... чертовка!
   -- Ага.
   -- Чего ты заладил?! -- психанул Ноа.
   -- А чего конкретно ты не хотел? -- нахмурился маг и угрожающе подался вперёд. -- Ты что, её ударил?
   -- Сдурел что ли? -- опешил Сальваторе, подняв мутный взгляд на брата. -- Да я никогда в жизни...
   -- Ладно, проехали, -- отмахнулся Дааф. -- Так что ты натворил?
   Ноа путано объяснил брату, что именно он сделал, при этом впервые за очень долгое время испытав давно забытое и совсем непривычное для себя чувство -- стыд.
   Вопреки ожиданиям, Дааф не озадачился, не удивился и даже не спешил его поддерживать, а лишь громогласно рассмеялся, запрокинув голову назад. Сальваторе нахмурился, но не произнёс ни слова, ожидая, когда пройдёт этот неуместный приступ веселья.
   -- Ты решил, что она тебя приворожила? -- сквозь смех проговорил Дааф, но в глазах его при этом зажглись два непонятных огонька. -- Зачем ей это, не скажешь? Или ты считаешь, что она такая коварная и расчётливая обольстительница, которая жаждет заполучить себе в любовники великого констебля Сальваторе, чтобы тот, как собачка выполнял все её прихоти?!
   После этих слов Дааф резко посерьёзнел и продолжил уже совсем другим тоном:
   -- Не слишком ли ты много ответственности на неё повесил? -- сверлил он брата взглядом. -- Как тебе только это в голову пришло, Ноа? Ты подгрёб нашего Пушистика в одну кучу к остальным, с позволения сказать, дамам, которые тебя окружают. Где твои мозги, братец? Ты же вроде умный малый! -- он на секунду прервал речь, и добавил для затравки: -- Да она даже если и способна на такое, то только в своих самых смелых мечтах, а на деле -- максимум на тихое обожание. А ты не подумал, что эти руны были направлены не против тебя, а во благо?
   В кабинете на пару минут повисла тишина. Дааф ожидал, когда смысл сказанного проникнет в затуманенный рассудок брата. Приметив, что лицо констебля начало менять выражение, маг продолжил, поднявшись с кресла:
   -- Знаешь Ноа, меня поражает твой снобизм. Ты предпочёл обвинить девчонку во всех смертных грехах, вместо того, чтобы признаться самому себе, что тебя привлекла человеческая женщина.
   Он нагнулся и что-то приподнял с пола, бросив это на стол брату.
   -- Держи, это она тебе связала. Кстати: мои красивее, -- Дааф развернулся и последовал к выходу. -- Подумай над моими словами на досуге, Ноа, -- и уже в дверях добавил: -- Ах, да, чуть не забыл: я согласен вернуться на службу, при условии, что ты действительно предоставишь мне в распоряжение группу хорошо обученных охотников. Детали обговорим позже. Ты рад?
   -- Безумно, -- выплюнул Ноа в спину брату, наблюдая, как тот с хохотом закрывает за собой дверь.
   Маг перевёл взгляд на стол. Там лежала вещь, которой у него никогда не было, и о которой он давно, в тайне, мечтал. Констебль просидел несколько долгих минут в тишине, рассматривая вязанные шерстяные носки тёмно-зелёного цвета. Они казались тёплыми и мягкими, а на горлышке виднелись симпатичные листья клевера. Дивная вещица. Но констебль нахмурился, так и не решившись до них дотронуться, и лишь пробурчал:
   -- Тоже мне умник.
   Встав из-за стола и подождав пока комната не перестанет кружиться перед глазами, Сальваторе линейкой смахнул носки в мусорную корзину и, прихватив с собой бутылку, вышел из кабинета.
   Спустя секунду, он быстрым шагом вернулся обратно, опрокинул содержимое ведра и, схватив носки, вылетел за дверь.
  
   ***
  
   -- Смотри, они ведь правда стали ещё больше? -- раздался голос Пятого, который уселся мне на грудь и демонстрировал две малюсенькие шишечки на лбу. А ведь они действительно немного подросли.
   -- Ага, -- зевая во весь рот, отозвалась я.
   -- Вот ни капли в тебе нет переживаний о чувствах лучшего друга, -- пробормотал демонёнок. -- А, между прочим, настоящий друг должен не только сопереживать, но и радоваться за друга. Вот как, например, вчера, я же ничего не...
   -- Спасибо тебе друг, что напомнил, -- скривилась я, смотря в его глазища, -- утро мне испортил.
   Пятый растянул рот в широкой улыбке, обнажив остренькие клычки. Я сбросила его на пол и поплелась в ванную, чувствуя себя так, словно к ногам были приделаны две огромные гири. Господи, как бы пережить этот день? Как пережить нахождение с Сальваторе в одном доме? Теперь он, наверное, отправит меня домой. И, скорее всего, правильно сделает.
   Тут в мою дверь громко стукнули, и я услышала приглушенный голос Ноа:
   -- Быстро собирайся, у нас срочное дело!
   Замерев у раковины, прислушалась. Входить он не стал и, наверное, сразу же ушёл. Я на секунду прикрыла глаза, ожидая, когда сердце перестанет колотиться как бешеное и вновь вернёт мне способность дышать. Из ступора меня вывел Пятый, который тихо похрюкивая, смеялся, внимательно за мной наблюдая. Я густо покраснела и, шикнув на демонёнка, начала спешно заканчивать свой утренний туалет.
   Когда мы с Пятым спустились, Сальваторе уже стоял около двери. На нём была форма охотников, но вместо привычного плаща, он облачился в красивую чёрную кожаную куртку. Выглядел констебль помятым, словно только что проснулся, хотя скорее, так оно и было. Я же старательно отводила от него взгляд, поэтому не знала, смотрит ли он на меня или нет.
   -- Пришло письмо от Магистра Дайдоруса, -- сообщил он. -- Он в частном порядке дал нам доступ в библиотеку Магистратуры. Мы отправляемся немедленно. А ты, -- он ткнул пальцем в Пятого, -- ещё раз завалишься на мою постель -- вырву хвост, ясно? Вся кровать в шерсти.
   -- Я не линяю! -- оскорблено возмутился демонёнок.
   -- Всё, брысь! -- отмахнулся Ноа и, не глядя на меня, проговорил: -- Идём.
   На улице было уже достаточно тепло, поэтому я не стала застёгивать куртку, когда влезла в экипаж. Но не духота в кэбе меня беспокоила, а сидящий напротив маг. Ехали мы в полной тишине. Я усиленно пялилась в окно, не видя абсолютно ничего, при этом панически боясь смотреть в сторону Сальваторе. Надеюсь, он не заметит, как сильно дрожат мои руки... сегодня он казалось, надушился сильнее, чем обычно, потому как я чувствовала его запах буквально кожей.
   За время нашей поездки успела раз пятьдесят покраснеть и отойти, обругать себя, успокоить и снова разволноваться. Ноа же сидел весь путь как истукан с отсутствующим лицом. Правда сегодня он был бледен и выглядел уставшим.
   Неужели переживает? Или, скорее, жалеет. Ему, наверное, противна сама мысль о том, что произошло вчера. Ненавидит себя. Или, скорее, меня, за то, что я его "приворожила".
   Я приняла для себя решение, что не стану говорить ему о том, что это были вовсе не приворотные руны. Пусть лучше он злится на меня, чем подорвёт свои снобские основы. Вчера он решил меня проучить и подарил поцелуй, который я запомню до конца своих дней. Что ж, я за это ему благодарна!
   При этих мыслях мои глаза наполнились слезами, но я смогла с собой справиться, и проморгала их.
   -- На выход, -- скомандовал он, когда экипаж остановился, и вышел первым. Я поплелась за констеблем, впившись взглядом в его спину. Мы оказались около здания Магистратуры, но было ещё слишком рано, поэтому площадь перед Дворцом пустовала.
   Мы миновали лестницу и против обыкновения не пошли наверх, а проследовали к огромной административной стойке, за которой недвижимо стоял маг в чёрном накрахмаленном костюме и зорко на нас поглядывал.
   -- Констебль Сальваторе, -- склонил голову на бок он. -- Магистр Дайдорус сообщил мне о цели вашего визита и поручил быть вашим проводником. Прошу следовать за мной.
   Мы отправились вслед за провожатым. Он повёл нас мимо центральной лестницы в левое крыло. Но сегодня я не рассматривала окружение. Мне было абсолютно всё равно, что моя давняя мечта побывать в этой библиотеке сбудется буквально через несколько минут. Меня интересовала лишь складная высокая фигура Сальваторе, который шёл передо мной, чеканя шаг.
   "Какие у него нежные руки..." -- ни с того ни с сего мелькнула мысль в голове, а воображение услужливо изобразило его красивые руки с длинными, как у пианиста, пальцами, которые крепко прижимали меня к груди.
   Ноа резко повернул голову, бросив на меня взгляд, словно прочёл мысли и я, встрепенувшись, опустила глаза в пол и ускорила шаг.
   Мы долго шли по длинному, богато убранному коридору, который пестрил разнообразием скульптур и различными вариантами гербов магистратуры, начиная от самых первых, записанных в летописях, заканчивая современными. Казалось, что этому коридору нет конца, когда всё же перед нами возникла широкая мраморная лестница, ведущая вниз.
   Проводник повёл нас по ней, и создалось впечатление, что эта лестница была ещё длиннее, чем предыдущий коридор! Но к счастью, вскоре это мраморное чудо начало потихоньку сужаться, пока мы, наконец, не попали в узкий каменный коридор, который в свою очередь тоже заканчивался лестницей, ведущей вниз.
   У меня была полная уверенность, что мы спустились минимум этажей на десять, когда наконец не остановились перед небольшой, но массивной дверью.
   -- Вас ожидают, -- кивнул наш провожатый, сделав шаг назад.
   Сальваторе недоуменно приподнял бровь, и уверенно открыл дверь.
   Мы попали в небольшую круглую залу, в которой находилось всего две двери, и в одну из них мы только что вошли. Помещение ярко освещалось газовыми факелами, и в нём было довольно прохладно, но не это привлекло моё внимание, а тот, кто нас встретил.
   Перед нами стояло высокое, около двух с половиной метров роста, э... нечто. Оно было одето в длинную красно-жёлтую мантию, отороченную мелким кристальным бисером, а на голове красовался высокий пирамидальный колпак. Цвет кожи у этого существа был грязного бледно-зелёного цвета, а его огромная голова держалась на тонкой шее, которой казалось эта ноша была непосильна, но вопреки первому впечатлению, существо гордо выставляло подбородок вперёд. Вместо носа у него были два продолговатых отверстия, а жуткие глаза, отдалённо напоминающие человеческие, имели удивительный цвет смеси жёлтого, золотого и коричневого с полным отсутствием белка. Существо сложило свои руки, на которых было всего по три длинных пальца, перед грудью домиком, и внимательно наблюдало за нами.
   Это был не маг, и даже не человек. Это был представитель древнего рода мистерий, о которых ранее мне приходилось лишь читать. Эти существа являются хранителями древних знаний и для них даже маги Высшей касты не есть авторитет. Сохранность прошлого -- вот что интересовало их больше всего.
   -- Вас приветствует Хранитель знаний на просторах Магической библиотеки, -- тихим, монотонным голосом проговорил он, не меняя позы. -- Вы должны усвоить правила пользования библиотекой великой Магистратуры. Первое и самое главное: запрещается портить и уничтожать фолианты.
   Хранитель обвёл нас внимательным взглядом и продолжил:
   -- Так же запрещается громко разговаривать, дабы не потревожить духов книг... запрещается заходить в запретную секцию... запрещается открывать книги, духи которых просят вас об этом.
   Он вновь внимательно на нас посмотрел, чтобы удостовериться, что мы приняли его слова всерьёз. Тут даже терзавшие душу мысли наконец оставили меня, как только Хранитель произнёс слово "духи книг". Что это? Книги, которые просят, чтобы их прочли? Невероятно! Никогда о таком не слышала! Сердце в предвкушении забилось где-то в горле, и я непроизвольно ухватилась за куртку Сальваторе, который внимательно выслушивал Хранителя, тем временем продолжавшего:
   -- Запрещается переписывать информацию, находящуюся в книгах, все данные изучаются исключительно в стенах библиотеки... запрещается ставить книги не на свои места. И последнее: запрещается взламывать печати на книгах с магическими печатями, в первую очередь для вашей же безопасности.
   Он закончил и, не размыкая рук и не меняя позы, плавно развернулся и словно бы поплыл по воздуху. Я не видела из-под его мантии ног, так что выходило, что Хранитель летел. Глянув на сосредоточенного Сальваторе, поняла, что и для него встреча с Хранителем оказалась неожиданностью. Ещё бы. Не всякому магу выпадает честь посетить библиотеку Магистратуры. Что уж говорить о людях.
   Мы последовали за Хранителем, перед которым бесшумно распахнулась небольшая резная дверь, и вошли внутрь. Хранитель остановился около двери и застыл. Я же попав в цитадель древних знаний, просто обомлела! Перед нами распростёрлось огромное помещение с высоченными потолками. Пространство было освещено тусклыми безопасными лампами, в стеклянных колбах, чтобы огонь не мог повредить книгам. Громадные стеллажи с миллиардами книг уходили вдаль и достигали самого потолка. К ним были приделаны ярусы, на которых можно ходить и выбирать книги, не боясь свалиться вниз. Между ярусами находились двигающиеся лестницы, для верхних полок. Создавалось впечатление, что это место безгранично, и буквально ломилось от запретных знаний!
   -- Невероятно! -- восторженно прошептала я, вдыхая влажный запах библиотеки, который собрал в себе ароматы книг, переплётов, огня и земли. -- Я в библиотеке Магистратуры!
   -- Идём, -- отрезвил меня Ноа, -- у нас нет времени на восторги.
   Его отвратное настроение не повлияло на моё, поэтому я молча поплелась за ним, с глупой улыбкой на лице, никак не осмеливаясь поверить в своё счастье. Я бы с лёгкостью провела тут всю жизнь!
   Мы остановились около огромного стенда, где была изображена карта библиотеки с указанием разделов. Рядом располагалась длинная картотека с записями для отметки взятых книг. Значит всё же кому-то их можно брать...
   -- Символика, -- Сальваторе ткнул пальцем в одно из самых дальних мест на карте. -- Нам туда.
   Развернувшись, он направился к книжным рядам, а я задержалась, чтобы прочувствовать этот момент. Библиотека. Магистратуры. Я. Здесь. Безродная Раиса.
   -- Рая, -- недовольно позвал меня Ноа, и я, встрепенувшись, поспешила за ним.
   Едва мы зашли в ряд, повсюду послышался шелест бумаги и скрип, что я даже вздрогнула. Но ничего необычного не происходило, поэтому зашагала быстрее, чтобы не отстать от Сальваторе.
   Мы перемещались всё дальше и дальше, поворачивали, ещё поворачивали и снова шли вперёд. Я не обращала внимания на то, куда Ноа нас ведёт, а старалась ухватить взглядом названия книг, написанные на корешках. Хоть свет был достаточно тусклый, но создавалось впечатление, что корешки немного подсвечивались, стоило мне только посмотреть на них. Хотя нет, наверное, кажется.
   Тут мой взгляд зацепился за одно название, которое гласило: "История человечества". Я глянула на Сальваторе, который как раз остановился на развилке и решал в какую сторону нам пойти дальше. Воспользовавшись моментом, протянула руку, но как только мой палец коснулся корешка, книга засветилась голубым цветом и резвый голос проговорил:
   -- Прекрасный выбор! Вы не пожалеете! У меня есть ещё два тома!
   Я отпрыгнула от полки и врезалась в соседнюю, с которой посыпались протесты. Перепугавшись не на шутку, развернулась и увидела, что несколько книг с другой стороны тоже подсвечены.
   -- Аккуратнее можно?
   -- Вы в своём уме?! -- раздавалось от подсвеченных книг.
   -- И...извините, -- пролепетала я. -- А кто это говорит?
   С полок послышался разнообразный смех. Но добрый.
   -- Духи книг? -- выдохнула, и смех прекратился.
   Я протянула руку и аккуратно достала первую попавшуюся книгу.
   -- Отличная книга! -- послышалось от неё. -- Здесь вы найдёте все исторические обычаи магов.
   -- Невероятно! -- вновь воскликнула я, задыхаясь от восторга, и поставив книгу обратно на полку, взяла другую.
   -- Странный выбор для девушки, -- послышалось от неё. -- Обычно про Магические войны читают мужчины.
   -- Ну, мне тоже может быть интересно... -- произнесла с придыханием.
   -- Вздор! Верните меня на место! -- проговорила книга. -- Отдел с женским чтивом находится дальше!
   -- Пожалуйста, -- обиделась я, и резко поставила книгу обратно, что та хрюкнула, а остальные засмеялись.
   Я повернулась и посмотрела туда, где стоял Сальваторе, и, к моему удивлению, он не хмурился, а с любопытством наблюдал за нашим диалогом с духами книг.
   Я резко отвела взгляд и проговорила:
   -- Извините. Идём?
   -- Я немного запутался, в какую сторону идти, -- отозвался он.
   -- Простите уважаемый, а куда вам надо? -- засветилась книжка на уровне его глаз.
   -- Раздел символики, -- неуверенно отозвался Ноа.
   -- Раздел символики! -- заорала книга, и уже спокойней добавила: -- Следуйте за подсказками.
   -- Сюда, пожалуйста! -- послышалось в левой развилке, и Сальваторе устремился туда.
   -- Спасибо, -- проговорила я книге и поспешила за ним.
   Далее, мы около часа блуждали в лабиринте стеллажей, стараясь поспеть за указывающими дорогу книгами, с подсвеченными корешками, лишь однажды меня буквально задержала одна из них.
   -- Стой! -- я замерла как вкопанная. -- Ты должна прочесть эту книгу! Она поможет тебе научиться повелевать стихиями!
   -- Извините, но я не маг, -- тихо отозвалась, и пошла было дальше, как книга вновь заговорила:
   -- Ну и что? Эта книга откроет вам мир магии! Вы научитесь быть магом без магического знака! Все знания магического мира собраны на страницах этого писания!
   Воровато покосившись на Ноа, я протянула руку к книге, как он тут же меня одёрнул.
   -- Рая. Ты нарушаешь правила.
   Я виновато посмотрела на Сальваторе и последовала за ним.
   В конце концов, мы вышли к стеллажу, где должен был быть интересовавший нас раздел, поскольку последняя книга, сказала, что это то, что мы ищем. Глянув на название раздела, Сальваторе насупился, ведь оно гласило: "История создания Магической библиотеки".
   -- Для начала надо знать азы! -- мерзким голосом проговорила одна из книг, а остальные хором начали смеяться.
   -- Чёртовы духи! -- буркнул Сальваторе и, развернувшись, последовал в другую сторону, сопровождаемый весёлым смехом духов книг.
  
  
   ГЛАВА 17
  
   "...однако вокруг рун существует много путаницы. Люди чувствовали, что они сами по себе содержат скрытые силы. То же самое говорили о пентаграммах и других магических символах, часто используемых магами. Считалось, что даже просто нарисованные руны, источали сверхъестественные силы. Но не магические.
   Но это вовсе не так. Руны -- инструмент не совсем магический. Сила рун состоит в способе их применения. Если кто-либо, к примеру, нарисует исцеляющую руну на носовом платке, не вложив в неё своей энергии, и после вытрет лоб, то никакого исцеления не получит, ведь знак будет пуст, не будет оживлён, мёртв.
   Чтобы быть эффективными, руны должны использоваться совместно с внутренней силой. Но повторюсь -- не магической. Вырезанные, нарисованные или начерченные в воздухе -- они используются только вместе с визуализацией и личной силой человека.
   Путь использования рун ограничивает лишь ваше собственное воображение. В частности, если кто-нибудь попросит меня ускорить его выздоровление, я должна буду нарисовать исцеляющую руну на куске бумаги и сосредоточиться перед этим человеком.
   Пока я концентрируюсь на руне, то воображаю обратившегося ко мне, полностью здоровым. После того, как я сосредоточила в себе личную силу, мысленно адресую её больному в форме этой руны. Я вижу, как она окутывает его тело, расслабляет, смягчает боль, исцеляет. Это может показаться сложным, но когда есть частая практика, то такие вещи происходят практически без особых усилий.
   Можно также нанести руны, наделённые вашей силой на пищу, чтобы в процессе еды она принесла вам особые энергии. Либо наложить на тело с помощью масел и визуализации, а также вырезать на свече, которую затем надо будет сжечь для высвобождения энергии. Можно начертить их на воде (озера или пруда), прежде чем войти в неё.
   А вот чтобы нарисовать руны на бумаге, нужен особый подход к каждой руне в отдельности. Их описание можно найти ниже и использовать по своему усмотрению. Все ваши действия должны гармонично сочетаться с рунами..."
  
   Выдержка из доклада Безродной Раисы на тему: "Исследование древних Рун. Мифы и заблуждения", параграф 7, стр.15
  
  
   Спустя полчаса мы всё же нашли нужную нам секцию. Она оказалась огромной! Было заметно, что констебль уже порядком устал, шатаясь по библиотечным рядам, тогда как я, наоборот, буквально горела энергией. Это место словно подпитывало меня! Сальваторе тронул пальцем ближайшую книгу и, когда она подсветилась, спросил:
   -- Есть здесь информация про человеческие руны?
   -- Я про руны!
   -- И я про руны!
   -- И я! -- раздалось отовсюду.
   -- Здесь не у всех книг есть духи, констебль, -- проговорила одна из книг, -- поэтому вам стоит поискать самому.
   Мы осмотрели огромные стеллажи и, переглянувшись, поняли, что застряли тут надолго.
   -- А где здесь стойка под номером тридцать два? -- спросила я у книги, вспомнив совет Мастера Като.
   -- Стойки не нумерованы, девушка, только разделы, -- последовал ответ.
   -- Жаль, -- опечалилась я.
   -- Что это за стойка? -- тут же среагировал Ноа, и мне пришлось ему объяснить, что Мастер Като когда-то посещал это место.
   Весь день мы провели в библиотеке, изучая рукописи. У Сальваторе дело продвигалось быстрее, поскольку он не общался с духами и не просматривал содержимое книг в отличие от меня. Поняв, что от меня толку мало и перестав обращать на это внимание, он рылся на полках, отметая одну книгу за другой, и после каждой неудачной попытки тихо ругался себе под нос. Я же слушала рассказы духов, расхваливающих свои книги, а тех из них, которые не обладали духом, просматривала лично, ощущая себя ни больше ни меньше -- в другом мире. Честно говоря, я откровенно халтурила, и в глубине души надеялась, что мы и через неделю не найдём здесь ничего из того, что ищем. Уж очень была рада исполнению своего желания. Это место приводило меня в дикий восторг, и я не редко смеялась над духами, которые вступали в спор, выясняя какая из их книг интереснее.
   -- А что конкретно вы ищите, девушка? -- полюбопытствовала одна из книг, когда я уже добралась до самого верхнего яруса раздела символики. -- Тут лишь сухие факты и упоминания о рунах весьма прозрачны, это ведь человеческое учение, а библиотека -- магическая.
   Я удивилась этому вопросу, и вытянула любопытную книгу с полки. Её название гласило: "Самые распространённые заблуждения о магических знаках".
   -- Ну... мы ищем...
   В общем, так уж вышло, что в ближайший час я рассказывала охающим и ахающим духам книг об убийствах Магистров и о непонятных знаках, обнаруженных на местах смертей. Они очень внимательно и эмоционально слушали мой рассказ, перебивая только на предположения и вопросы.
   -- Знаете девушка, я вот, как профессионал магических символов, могу вам точно сказать, что каждый магический знак источает силу, которую может почувствовать маг даже низшей касты, -- после завершения моей истории, проговорила одна из книг.
   -- Что вы имеете ввиду? -- учтиво поинтересовалась.
   -- То, что магические знаки имеют бешеную силу. Каждый из них. Не зря же они магические. А то, о чём вы нам рассказали -- не имеет магических следов в принципе, раз сам констебль их не учуял. Стало быть, те знаки -- не магические. Это должно быть что-то другое.
   -- Что, например? Руны? -- предположила.
   -- Ну то, что человеческие руны не источают никакой энергии мы все знаем, но вы же говорили, что это не они. Разве руны имеют такой вид?
   -- В том-то и дело что нет... -- опечалилась я.
   -- А что если это не магические знаки, а скажем что-то более серьёзное? -- раздалось с полки прямо напротив моих глаз.
   -- Что, например? -- вновь повторилась и подхватила книгу под названием: "Ведические символы".
   -- Ну, например, знаки, созданные не нынешними магами, а ещё древними. Знаки, наделённые силами земли, воздуха -- они источают иную энергию, нежели магические знаки.
   -- Ты бы помолчал, плешивый, что ей от твоих природных сил, один пшик, -- проворчали откуда-то сверху.
   -- Что значит "пшик" ?! Силы земли и воздуха, это вам не игрушки! -- возмутился дух.
   -- Да что ты заладил! Она же чётко сказала -- знаки не источают силы! А твои источают.
   -- Не все!
   -- Да все. Просто они такие слабые, что некоторые маги её просто не замечают, -- гоготнули с верхней полки и все книги дружно рассмеялись под обиженное фырканье книги которую я держала в руках.
   Я признаться, тоже улыбнулась, так как понимала, что "Ведическое учение" не в фаворе у магов так как считается низшей магией, или попросту -- слабой. Хотя лично я считаю, что маги зря пренебрегают силой природы, ведь как ни крути, она нас окружает, а стало быть, сильнее прочих. Просто её сила проявляется по-другому, не так отчётливо и заметно, как, например, магическая.
   Так или иначе, действительно чего-то стоящего о рунах или тех символах я не разыскала ничего, а те книги которые утверждали, что в них написано именно то, что нам нужно, мягко говоря, лукавили.
   Вечером, не успев осмотреть и половины, Сальваторе сдался и объявил, что нам пора домой. Я тепло попрощалась с духами книг (которым надеюсь, успела понравиться) и пообещала, что завтра мы обязательно вернёмся. По крайней мере, Ноа сообщил, что мы не остановимся в поисках, пусть даже придётся перелопатить всю библиотеку с ног до головы. Эта перспектива меня не расстроила, скорее наоборот, поэтому домой я собиралась в приподнятом настроении.
   Обратно мы возвращались в полной тишине, громко урча животами, так как у нас с утра не было в рту и маковой росинки. Мне и так было неловко от присутствия Сальваторе, а тут ещё этот желудок! Хорошо хоть в экипаже темно и не видно, как я краснею.
   С порога, мы, гонимые голодом, пошли прямиком в столовую, мечтая о том, что я вчера настряпала перед тем как... как случилось... поцелуй случился.
   Пока я гремела кастрюлями, на столе с шипением появился Пятый, попытавшийся нас напугать, но ни я, ни Сальваторе не обратили на него внимания, поскольку были заняты своими делами: я разогревала еду, Ноа читал газету.
   -- Нет, ну хоть как-то среагировать было можно? -- возмущённо проговорил Пятый, усевшись на столешницу. -- Я скоро начну испытывать комплексы. Демон я, в конце концов, или где?!
   -- Супчик будешь? -- проигнорировала я его реплику, и почесала холку.
   -- Буду, -- угрюмо отозвался он.
   Пока мы с Сальваторе ужинали, то между собой не разговаривали и друг на друга смотрели лишь вскользь. Нейтральной территорией был Пятый, с которым и происходил основной диалог. Я в мельчайших подробностях описала демонёнку наше посещение библиотеки, и расписывала это всё до тех пор, пока Сальваторе не ушёл, вежливо поблагодарив меня за ужин.
   -- У вас бойкот? -- тут же спросил Пятый, когда за Ноа закрылась дверь.
   -- Да нет вроде, -- отозвалась я, складывая тарелки в раковину, -- просто у нас не было причин разговаривать.
   -- А на что у вас были причины? -- хитренько поинтересовался он.
   -- Отвянь, -- хмыкнула я. -- Ни на что не было.
   -- Эх, Райка, пора уже посмотреть правде в глаза -- он втюрился в тебя.
   -- Ну, конечно, -- фыркнула я.
   -- Нет, ну правда! -- не отставал Пятый. -- А чего он тогда полез целоваться? Чего этого долговязого выгнал из дома? Я скажу тебе -- он ревновал! Приворотных рун ведь не было! Вывод какой? Правильно -- втюрился.
   -- Пятый перестань сотрясать воздух, -- устало отозвалась, -- и так паршиво. Ты сегодня остаёшься ночевать?
   -- Неа, Мийка приболела, буду дежурить.
   -- Приболела? Серьёзно? Мастер давал её микстуру? Тепло её одели?
   -- Да успокойся ты! -- прервал меня никс. -- Сами справимся, чай не маленькие.
   -- Пойдём, руны для неё нарисую на носовом платке.
   -- Себе бы лучше чего-нибудь нарисовала, -- гоготнул Пятый, и мы вышли из столовой.
  
   ***
  
   Ночью я проснулась от того, что у меня отекла нога. Открыв глаза, увидела, что около моей кровати на стуле спал Сальваторе. Наверное, я опять кричала во сне. Странно, что он пришёл, мы вроде больше не дружим.
   Я смотрела на его неудобную позу. Он вытянул ноги, скрестил руки на груди, наклонил голову и тихонько посапывал. Я глубоко вздохнула и, протянув руку, осторожно погладила его по коленке. Он так много работает, столько много думает, а тут ещё и я со своими снами.
   Вглядываясь в образ любимого, я сладко уснула.
  
   ***
  
   -- Мистер Ноа, а можно я тут поброжу немного? -- наконец-то осмелилась попросить я, спустя четыре часа безрезультатных поисков информации про неведомые нам знаки.
   Сальваторе поднял голову, так как я была уровнем выше, чем он. Его волосы растрепались и торчали во все стороны, да и вид у констебля был уставший и осунувшийся. Он по обыкновению задумался и спустя пару минут выдал ответ:
   -- Ну, поброди, только не нарушай правила.
   Рассыпавшись в благодарностях, буквально слетела с лестницы и понеслась вдоль стеллажей. А направлялась я в конкретную секцию.
   Я долго думала в то утро, и пришла к выводу, что, скорее всего, мы ничего не найдём в разделе, где сейчас находимся, а вот совет Мастера Като никак не хотел выходить из головы. Но так как стойки не пронумерованы, то информация об их прошлой нумерации должна быть где-то зафиксирована. Ну и логично предположить, что это можно узнать в разделе "История создания Магической библиотеки". Туда я и направлялась.
   Немного поблуждав, наконец вышла на нужное место. Откашлявшись, проговорила:
   -- Здравствуйте.
   -- Здрасьте... -- послышалось отовсюду.
   -- Извините, что я вас тревожу, -- подхалимски начала я, -- но вы всё же были правы, сказав, что нужно начинать с азов.
   -- Человек, а понимает! -- поучительно проговорила одна из книг.
   -- Дело в том, что Мастер Като говорил мне что...
   -- Кто, кто? -- послышалось со второго яруса стеллажа.
   -- Эм... Мастер Като, -- удивлённо повторила я.
   -- Помню, помню этого молодого прохиндея!
   Я поспешила подняться туда, где слышался голос духа. Поравнявшись с книгой, аккуратно взяла её в руки.
   -- Вы помните Мастера Като?
   -- Мы все его помним, -- отозвался дух рядом, -- не такие уж мы и старые, как кажется на первый взгляд. Вот если вы почтёте эту книгу, то поймёте, что, она была издана во времена...
   -- Извините, что перебиваю, но хотелось бы вернуться к Мастеру Като...
   -- Мастер Като! -- забубнила книга, которую я держала в руках. -- Вы посмотрите на мой корешок! Этот криворучка уронил меня с верхнего яруса!
   Я повернула книгу и увидела рубец на кожаной обложке.
   -- Мне очень жаль, правда, -- затараторила, -- но он мне говорил, что раньше в библиотеке велась нумерация стеллажей...
   -- Сюда иди! -- позвали меня с нижнего яруса. Я аккуратно задвинула книгу и снова спустилась вниз. Одна из книг была подсвечена.
   -- Вот этот, рядом со мной, сопляк зелёный, у которого даже духа ещё нет, в нём старая нумерация.
   -- Спасибо вам большущее! -- воскликнула я.
   -- Спасибо -- не чтение, -- буркнул дух.
   Я вытащила книгу и, усевшись на пол, начала её листать. Судя по написанному, стойка номер тридцать два находится в разделе древней запретной магии.
   -- А где находится раздел запретной магии? -- спросила вслух.
   -- В запретной секции, -- последовало сразу несколько ответов.
   -- А что будет, если я туда пойду?
   -- А вот меня прочти, -- отозвался один из духов, название книги которого гласило: "Правила и запреты. Последствия".
   Как только я взяла её, то страницы перелистнулись и подсветили предложение, где было написано: "...Хранитель имеет право забрать жизнь у любого мага, покусившегося на запретные знания". Тут страницы вновь зашуршали, подсветив всего четыре слова в разброс: "не пойман -- не мёртв".
   Задумчиво задвинув книгу обратно, взвешивала все "за" и "против". Валять дурака мне уже порядком надоело, хоть и была готова провести здесь всю жизнь, но всё же я вознамерилась найти для Сальваторе нужную книгу.
   -- Да иди уже! -- проговорила всё эта же книга, что секунду назад была у меня в руке.
   Я встрепенулась и медленно побрела вдоль стеллажей, забыв даже поблагодарить духов, которые хором начали возмущаться. Когда подошла к запретной секции, то моё сердце буквально выпрыгивало от страха. Этот отсек ничем не отличался от других, если не обращать внимания на таблички с запретами и цепи, преграждающие вход.
   Постояв пару минут и собираясь силами, всё же решилась и, аккуратно ступая, подлезла под цепи. Оказавшись в запретной секции, словно почувствовала холодок, что пронизывает эти тёмные стеллажи. Замерев на мгновение, даже зажмурила глаза, готовясь к немедленной каре Хранителя библиотеки, но он не спешил появляться, а значит мне, скорее всего, повезло. Постояв ещё немного в ожидании, когда стук сердца перестанет отдаваться в ушах, медленно двинулась вдоль стеллажей.
   -- Отвары смерти -- вот что должен знать каждый маг, -- послышалось справа.
   -- Тайные переписки Магистров -- нет информации ценнее, -- отозвалось с другой стороны.
   -- Подлинная история человечества, не это ли вас интересует, девушка? Вы не всегда были рабами...
   Я остановилась, вглядевшись в книгу, дух которого это произнёс.
   -- Не всегда? -- прошептала.
   -- Нет конечно. Эта книга написана людьми. Свободными людьми до порабощения магами. От вас многое скрывают девушка, в людях заключена сила, которая описана на этих страницах, только взгляните на оглавление и вам всё станет ясно. Я в единичном экземпляре, больше вы нигде не прочтёте ничего подобного.
   Я опасливо огляделась по сторонам и достала книгу. Она была довольно тонкая и в мягком переплёте. "История человечества" -- гласил корешок, и я пролистала до оглавления.
   "Глава 1. Истинное предназначение людей
   Глава 2. Правление людей в магическом мире
   Глава 3. Кланы людей
   Глава 4. Человеческая письменность и магия. Руны
   Глава 5. Великая война с магами
   Глава 6. Смутное время. Истребление людей как вида..."
   -- Что... что это? -- опешила вчитавшись в несколько первых глав.
   -- История. Подлинная, а не придуманная, -- отозвался дух.
   -- Тот, кто не имеет прошлого, не будет иметь будущего, -- послышалось с другой полки, я вытащила и эту книгу, вглядевшись в название: "Древняя магия", а дух между тем продолжал: -- И люди прекрасный тому пример. Вы зашли в правильную секцию. Прочтя лишь пару из этих книг, вы обретёте бесценные для этого времени знания.
   -- Знания магии.
   -- Знания силы духа и методов управления самими магами, -- отозвалась другая книга.
   -- Знания смысла бытия, как стать сильнее и вернуть былую значимость в магическом мире, -- проговорила третья.
   -- Знания своего места в этом мире и способность вернуть себе утраченную магическую силу, -- сказала следующая.
   Книги зашелестели вокруг меня и в голове всё перепуталось. Лишь на секунду потеряв бдительность я нарушила столько запретов! А ведь я нахожусь в запретной секции и мне нельзя читать книги которые просят об этом.
   -- Тихо! -- шикнула я, зажав уши руками. -- Мне ничего... ничего из этого не нужно. Мне нужно только то, за чем я сюда пришла! -- твёрдо проговорив, вернула книгу на место и прошла дальше, молча читая названия разделов.
   Естественно, духи книг после этого не замолчали, а болтали без остановки, заставляя нервничать ещё больше, ведь мне не улыбалась перспектива быть убитой Хранителем. Но жажда узнать, пересиливала страх. Мне хотелось стать по настоящему полезной для Сальваторе, ведь кроме проблем, от меня, в сущности, толку мало. Вот только запретная секция была огромной, и найти бывшую стойку под номером тридцать два оказалось невозможным, а духи книг отказывались помочь, расхваливая достоинства своих произведений.
   Я уже решила было сдаться, как меня привлекла одна из стоек, на верхнем ряду которой отсутствовала книга. Нахмурившись, запрыгнула на лестницу и поднялась на самый верх. Действительно, было чётко видно, что одной из книг не было на месте. Везение?
   -- А что за книга здесь была? -- поинтересовалась у рядом стоящих книг.
   -- Какая-то скучная белиберда, -- тут же отозвался один из духов, -- вот если бы вы обратили внимание на страницы моей книги...
   -- И всё же, о какой белиберде велась речь в той книге? -- не сдавалась я.
   -- Откуда нам знать?! -- психанул дух. -- Много тут таких...
   -- Там вроде было что-то с демоническими заклятьями, -- вдруг отозвался другой дух.
   -- И давно она отсутствует?
   -- Да давненько уже.
   -- Угу. А кто взял? -- заискивающе спросила, но книги лишь зафыркали в ответ.
   Я спустилась вниз и задумалась. Если книгу взяли, то в картотеке должно быть её название и имя того, кто взял! Может быть, мне всё же повезло?
   Внезапно на моё плечо легла рука, и я застыла словно парализованная, с ужасом приготовившись к смерти.
   -- Что ты здесь делаешь? -- шёпотом спросил Сальваторе, и я выдохнула.
   -- Мистер Ноа, здесь нельзя находиться! -- выпалила первое, что пришло на ум.
   -- Вот именно, -- нахмурился он. -- Я жду ответа.
   Я молча указала ему на отсутствующую книгу. Объяснять ничего не пришлось, потому что Ноа задал духам те же вопросы, которые минутой раньше задавала я, и получил те же ответы.
   -- Может, стоит вернуться к картотеке? -- предложила ему.
   Сальваторе задумался и, кивнув, подтолкнул меня к выходу из запретной секции, но я задала духам последний вопрос:
   -- Извините, а ваша стойка раньше случайно не была под номером тридцать два?
   -- Была. И десятой была.
   -- И двенадцатой.
   -- И шестьдесят восьмой.
   -- И двухсотой, -- послышались ответы.
   -- Ясно всё, -- отмахнулся Сальваторе, и мы поспешили к картотеке.
   Остановившись около шкафа с карточками, поняли, что без Хранителя тут не разобраться, поэтому Сальваторе любезно попросил нам его помочь. Просьба Хранителя не смутила, не взирая на то, что нас интересовала книга из запретной секции. Может быть, всё не так уж и страшно, как написано в книге "правила и запреты"?
   Тем не менее, Хранитель достал карточку и произнёс:
   -- Эта книга одна из самых древних, её название: "Гальдраставы. Демонические знаки".
   -- А что это такое? -- в один голос поинтересовались мы.
   -- Запрещено, -- отозвался Хранитель.
   -- Хорошо, -- кивнул Сальваторе. -- А кто последний её брал? У кого она сейчас?
   Хранитель склонился над карточкой.
   -- Книга на месте, -- отозвался он. -- Ещё вопросы?
   -- Нет. Пожалуй, нет. Идём, -- Ноа подхватил меня под локоть, и мы буквально понеслись вглубь библиотеки.
   -- Куда мы спешим? -- удивилась я.
   -- Это оно, я знаю! -- проговорил Сальваторе, отпустив мой локоть и схватив за ладонь, чтобы не отставала. Он был воодушевлён и его глаза лихорадочно блестели. -- Я чувствую, что мы на правильном пути!
   Оказывается, что мы вернулись к разделу "Символика".
   -- Гальдраставы, -- громко произнёс он. -- Кому-нибудь известно, что это?
   Но духи ответили отрицательно. Тогда Сальваторе повёл меня дальше по разделу. Мы проделали это раз десять, что я даже более-менее привыкла к теплу его руки, сжимающей мою ладонь, пока один из духов не произнёс:
   -- Ну, допустим, в моей книге есть упоминание о них.
   Сальваторе взметнулся вверх и вытащил книгу.
   -- Аккуратнее можно?! -- возмутился дух. -- Знаете, сколько нам веков?!
   -- Открывай упоминание, -- проигнорировал его Ноа, и дух, кряхтя, начал листать страницы, разыскивая нужную.
   Когда, наконец, страница была найдена и Сальваторе жадно к ней припал, то я разнервничалась так, что у меня даже вспотели ладошки. Я вглядывалась в его хмурое и сосредоточенное лицо и пыталась хоть что-то в нём прочесть, но тщетно. Спустя пять минут Ноа молча протянул мне книгу.
   -- Мы нашли, -- произнёс он, злобно блеснув глазами.
   Моё сердце заколотилось в горле и я, выхватив из его рук книгу, впилась в неё взглядом.
   -- Господи... не удивительно, что руны не хотели работать с ними в связке... -- шёпотом произнесла, оторвавшись от строк. -- Но кто взял книгу?
   -- Тот, кто имеет сюда доступ.
   -- Но Хранитель сказал, что книга на месте, значит...
   -- Он не знает о её отсутствии.
   -- Но ведь доступ сюда имеют только...
   -- Магистры, -- подсказал мне Ноа.
   -- И те, кому они давали разрешение, -- поправила его я.
   -- Это можно выяснить, -- глаза Сальваторе загорелись, и он вновь схватив меня за руку, потащил к Хранителю, который уже привычной статуей стоял около двери.
   -- Кто помимо Магистров и нас в ближайшее время посещал библиотеку Магистратуры? -- издалека спросил Ноа, когда Хранитель появился в поле нашего зрения.
   -- Студенты Магической Академии, сорок лет назад, -- отчеканило существо, не меняя позы.
   -- И больше никого?
   -- Нет, -- последовал ответ.
   -- Этого не может быть, -- недоумевала я, остановившись около картотеки, -- кто-то должен был...
   -- Девушка, это исключено, -- отозвался Хранитель.
   -- Хорошо. А реально ли вынести из этой библиотеки книгу и остаться незамеченным? -- решил подойти с другой стороны Ноа.
   -- К чему этот вопрос, констебль? Сомневаетесь в моих вековых силах? -- снисходительно поинтересовался Хранитель. -- Но я всё же отвечу вам: это реально, при условии, что вы автор книги или вы человек, чьи ноги вот уже много веков не ступали в библиотеку. Так что вас можно поздравить, девушка, ваше пребывание здесь -- нонсенс, -- перевёл он свой взгляд на меня, а я скуксилась и посильнее запахнула куртку.
   Хранитель вновь обратился к Ноа:
   -- Есть ещё один вариант: если маг, позволивший себе такую дерзость не Высшей касты. Но им в этом нет смысла. Пользование этой библиотекой подразумевает, что любой Магистр имеет право брать любую книгу. В этом и смысл библиотеки Магистратуры. Зачем брать то, что тебе и так принадлежит?
   -- Рая, у тебя руны с собой? -- тихо поинтересовался Сальваторе.
   -- Да... э... да, -- удивилась я.
   -- Уважаемый Хранитель, не позволите ли вы нам ещё раз взглянуть на карточку с "Гальдраставами"?
   -- Как вам угодно.
   Как только карточка оказалась у Ноа в руках, он сцепил её в ладони и выругался.
   -- Магические следы уничтожены, -- пояснил он. -- Пробуй ты.
   -- Рунами? -- пискнула я.
   -- Да.
   -- Здесь?!
   -- Нет! Дома! -- рявкнул он. -- Конечно здесь, Рая!
   Я выпучила глаза, и полезла во внутренний карман, пока Сальваторе клал карточку на стол и шептал какое-то заклинание. Его ладони вспыхнули синим цветом и в каждой руке оказалось по маленькой коричневой статуэтке. Он поставил их по бокам от карточки и в упор глянул на меня:
   -- Задай вопрос: "кто из них", -- проговорил маг и сделал шаг назад, при этом его глаза так лихорадочно блестели, словно он выиграл самый главный приз в своей жизни.
   Пока я приготавливалась, Хранитель внимательно наблюдал за нашими манипуляциями и, наконец, спросил:
   -- Это руны?
   Я кивнула.
   -- Девушка рунист?
   Я глянула на Сальваторе в ожидании подсказки, но он улыбнулся и приподнял одну бровь, показывая, что тоже хочет услышать ответ. Я вздохнула и решилась:
   -- Да. Я рунист. -- На последних словах выбросила три руны и, выждав секунду, начала их переворачивать.
   -- Кто? -- впился в меня взглядом Ноа.
   -- Этот, -- я взяла со стола левую статуэтку.
   Сальваторе замер, при этом мускул на его щеке дёрнулся.
   -- Магистр Дайдорус в опасности, -- проговорил он и резко развернувшись, направился к выходу из библиотеки. Я же, поспешно схватив руны, устремилась за ним.
  
  
  
  
   ВНИМАНИЕ!
   Последнюю главу и эпилог рассылаю на мейл БЕСПЛАТНО, оставляйте заявки в комментариях или пишите в личку!
   Спасибо за ваше время, надеюсь за чтением моего романа вы провели его с удовольствием! ^_^
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

В НАЧАЛО

  
   Жду ваших комментариев!
Оценка: 6.63*84  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"