Кевад Суви: другие произведения.

Приключения юной хоббитши. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Время идёт - и у Сэма подрастают дети, Старшая дочь -Эланор, унаследовала от своего отца тягу к приключениям и непомерное упрямство, которые заведут её далеко от родного дома. Действующие персонажи: Сэм, Рози, Мерри и Пиппин, Эланор и другие дети Сэма и Рози. Другие хоббиты, люди и эльфы.

  Часть 1. Когда побеждает упрямство
  Глава 1. Дочь своего отца
  Минуло не так много времени с того дня, когда Фродо с Бильбо и Гэндальфом отплыли на эльфийском корабле из Серебристой Гавани на Заокраинный Запад (1420 г. Л.Х.) Простившись с хозяином и вернувшись домой, Сэм думал, что не сможет оправиться от этой утраты. Но постепенно, день за днём погружаясь в привычные и милые сердцу заботы о саде, доме и, конечно, своей семье, он перестал оплакивать уход Фродо, понимая, что для того нельзя было желать лучшего завершения всей этой истории. Перечитывая вечерами записи своего бывшего хозяина и друга, Сэм всё больше понимал его поступки и главное - мысли, которыми тот невольно делился на страницах своих записей. И хотя Фродо, прощаясь, сказал ему, что теперь он - Сэм, продолжит и закончит это повествование, сам он никогда серьёзно не задумывался о такой возможности. Лишь однажды, когда его старшие дочери уже бегали с другими ребятишками около дома, играя в разбойников, а Рози укачивала их младшую сестричку Злату, Сэм в каком-то непонятном порыве открыл чернильницу, взял в руку перо и открыл Книгу на одном из последних листов, остававшихся девственно чистым. И замер над страницей. Сонм мыслей, невысказанных вслух, теснился в его уме, ему хотелось выплеснуть их на страницу, увидеть написанными, чтобы кто-то, а может быть даже и сам Фродо! - однажды прочёл бы их и узнал, как жилось в Хоббитании в новую эпоху, как сложилась судьба Мерри, Пина и самого Сэма, побывавших в самом центре великой бури. Но понял вдруг, что судьба их ещё, может быть и не сложилась - они ещё молоды, что он страшится складывать мысли в написанные слова, а главное, что он ещё ждёт чего-то. И с этой мыслью, что ещё что-то важное и интересное произойдёт в его жизни, он отложил перо в сторону и закрыл Книгу. Надо было возвращаться к обычным делам.
  Сэм к своему пятидесятишестилетию, оставаясь в сущности по хоббитским меркам в средних летах, был уже почтенным главой семейства. У них с Рози было уже шестеро детей: две старшие сестры: Эланор и Роза, трое мальчиков: Фродо-младший и близнецы Пин и Мерри, названные все в честь его старых друзей, и самая младшая дочка Злата. В доме и саду постоянно слышались детские голоса, а улыбка его жены - Рози, скрашивала любое ненастье. Дети стали важной частью его жизни. Растить и воспитывать их оказалось непростым делом, и Сэм старался как мог, сокрушаясь про себя иногда, что нет рядом с ними того, кто мог бы стать им настоящим учителем - Фродо!
  Сэм особенно гордился своей старшей дочерью, имя которой выбрал Фродо. Умная и бойкая, она красотой пошла в мать, но, казалось, совсем не обращала на это внимания. В свои 16 лет она могла поразить окружающих неожиданной рассудительностью, много читала, что не очень нравилось Рози, полагавшей, что девочке не стоит увлекаться всякими странными книгами и разглядыванием ещё более странных карт. А у Эланор всякий раз замирало сердце от непонятного восторга, когда она всматривалась в причудливые очертания гор и извилистые ниточки рек, нарисованные дядей Фродо в его чудесной книге. Сэм единственной Эланор позволял читать эту книгу. Кроме него ещё его старинные друзья Мерри и Пиппин читали её. Книга эта никогда не покидала дом Сэма, который берег её как настоящее сокровище. Он говорил Эланор, что еще дедушка Бильбо начинал писать её, но Эланор больше нравилась та часть, где было описано захватывающее путешествие её отца с дядей Фродо и его друзьями. Манера письма старика Бильбо казалась ей несколько тяжеловесной, поэтому она тольк
  о отрывочно прочитывала что-то из первой части книги. Но вот карты ей понравились сразу. Разглядывая их рисунок, она представляла себе чудесные места, в которых ужасно хотелось побывать. Даже грозные скалистые кряжи казались манящими и привлекательными. А уж названия хотелось читать и перечитывать: Раздол, Вековечный лес, Лихолесье, Море Рун, загадочная линия Великого Восточного Тракта...
  Сэм втайне гордился любознательностью своей Эланор, вот только он никак не мог понять, откуда в ней взялось такое несносное упрямство. Никто: ни он, ни Рози не могли справиться со своей старшей дочкой, если она решала упереться на своём. В три года она отказалась категорически есть овсянку, в шесть лет она решила целое лето провести в доме с дедушкой, так как он стар и нуждается в постоянной помощи. Старик Скромби был рад такой заботе. А родители с удивлением наблюдали, как их малышка старательно убирает в доме деда и приносит ему вечером чашку травяного чая. Старик Скромби потом, конечно, перебрался в просторный дом Сэма, но Эланор продолжала его опекать и тогда, скрашивая старость деда.
  В десять лет она заставила Сэма соорудить ей жилище на высоком дереве в глубине сада. После рассказов Сэма о том, как эльфийские воины устраивали сторожевые помосты на деревьях на границе Лориэна, Эланор пожелала получить нечто подобное. А когда нечто среднее между помостом и шалашом на ясене отец ей построил, пропадала там днями, высматривая что-то видимое только ей. Ей так полюбился тот помост, что она и в пятнадцать лет, то есть уже взрослой (как она сама считала) девицей, продолжала забираться туда время от времени, воображая себя эльфийским дозорным. А уж в малых делах с Эланор и вовсе не стоило спорить.
  Рози только покачивала головой, выразительно поглядывая на мужа, когда тот вопрошал об истоках такого упрямства своей старшей дочери. Но как мудрая женщина, ничего не говорила.
  Сегодня Сэм проверял состояние городского сада, разросшегося со времени его благословения землёй Лориэна. Эланор поначалу отправилась с ним, чтобы помочь вечно заваленному делами отцу, ведь он уже во второй раз был избран мэром Норгорда и тратил всё своё время на городские дела и заботы. Но вот сады - это было его добровольное и беззаветное увлечение.
  Сэм завёл что-то вроде тетрадки, где рисовал план зеленых насаждений Норгорда. Вдвоём с дочерью ему всегда было сподручнее вносить заметки - где что нужно будет подрезать или подправить. Но в этот раз Эланор была рассеянной и попросила у отца позволения сбегать ненадолго проведать подругу, которая жила неподалёку. Сэм не хотел превращать их совместные занятия садами в скучную обязанность для дочери и с легким сердцем отпустил её. Но теперь уже вечерело и ему хотелось пойти домой, где Рози уже наверняка почти приготовила ужин, и посидеть с ней и детьми за общим столом.
  -- Эли, - позвал Сэм. Ему показалось, что дочь в своем светло голубом платье идет по дорожке, затенённой деревьями. Но это стебли дельфиниума колыхались на солнце, да птица вспорхнула с дерева. Подождав ещё с четверть часа, Сэм отправился домой. Не то, чтобы Эланор любила опаздывать, просто у неё всегда находилась веская причина, чтобы не торопиться к обеду или ужину.
  -- Где Эланор? - с досадой спросила Рози, встретив Сэма у двери.
  -- У Энни, - предположил Сэм.
  А на самом деле Эланор почти успевала вернуться к Сэму вовремя, вот только когда она вышла из дома подружки, то совершенно случайно увидела знакомого парнишку Пэда.
  Она растроенно вздохнула: до сегодняшней весны она воспринимала Пэда как одного из соседских мальчишек, с кем еще пару лет назад можно было поиграть в мяч на Большой поляне у реки.
  Но теперь она уже не была так уверена в его дружеском настрое. Всего неделю назад гуляя небольшой веселой компанией, они с Пэдом вдруг разругались. Из-за какой-то ерунды, сейчас она не могла вспомнить ничего конкретно обидного, что она могла сказать Пэду, из-за чего он вдруг разозлился. Кажется, кто-то из ребят, глядя на реку, вдоль которой они шли, заметил, что плыть по реке или по морю, наверное, очень увлекательно и страшно. И Эли сказала всего лишь, что её отец был на берегу моря в тот именно час, когда отплывал эльфийский корабль. И это почему-то взбесило Пэда.
  "Не пойму, - сказал он тогда, - Почему это твой отец не уплыл тогда со всеми своими приятелями! Это было бы самое правильное решение. Хотя, нам бы , конечно, пришлось тогда подыскать другого мэра! "
  "Зачем ты так говоришь?!" - не поняла Эланор.
  "Он садовник - твой отец! Никакой он не мэр! Не стоит лезть туда, где ничего не понимаешь! Раньше за него решал всё хозяин, а теперь кто ему советы даёт?"- выпалил Пэд окончательно обескураженной Эланор.
  Эланор впервые столкулась с подобной враждебностью по отношению к своему отцу. Это было вдвойне обидно: если бы Пэд высказал претензии к ней,она бы знала, что ему ответить. Защищать отца от нападок ей было странно, ведь она считала его почти идеальным не только главой семьи , но и главой города. К облегчению Эланор, остальные ребята не поддержали Пэда, и он ушёл, как понимала Эланор, ещё больше затаив на неё какую-то обиду.
  Она бы сильно удивилась, узнав, что причиной враждебности мальчишки-хоббита к Сэму стало всего лишь оброненное им замечание в его адрес, сделанное как раз тот в момент, когда Пэд, красуясь перед девчонками, по-молодецки пригнул деревце к земле, не рассчитав своей силы, и едва не сломал его молодой стволик. Сэм, будучи уже много лет мэром города, продолжал оставаться прежде всего садовником, поэтому не сделать замечания юноше он просто не мог.
  Эланор этого не знала, и поэтому встреча с Пэдом не сулила ей ничего доброго.
  И она не ошиблась.
  -- Привет, дочь "Друга эльфов", - поприветствовал её Пэд. То, что Эланор тогда рассстроилась от его нападок, только раздосадовало его ещё больше. Казалось, его теперь просто распирает от желания досадить ей ещё больше: -- Вы с папашей уже весь город окучили?
  Эланор постаралась сохранить самообладание, глядя на круглое веснушчатое лицо Пэда. Но её молчание не подействовало на Пэда должным образом:
  -- Всё озеленили, спрашиваю? Скоро и сами эльфы в Норгорде заблудятся в ваших зелёных насаждениях!
  -- Что плохого в садах?! - вызывающе спросила она.
  -- В садах, а не лесах, которые он тут выращивает! В лесах водятся волки и недобрые люди! Твой отец небось это знает, раз он путешествовал, как любит привирать! А то, может, он и всё наврал про путешествие!
   Эланор не стала выслушивать дольше, и развернулась, чтобы гордо уйти.
  -- А в городе должны быть дороги и дома! Лесу в городе не место! - выкрикнул ей вслед Пэд.
  
  ***
  
  Вместо того, чтобы разу вернуться домой после стычки с Пэдом, Эланор повернула к реке и, спустившись с небольшого холма, присела на берегу. Ей надо было собраться с мыслями. С детства она привыкла, что норгордцы любят и уважают Сэма, и она гордилась своим отцом и его друзьями - дядей Мерри и дядей Пином. Впервые она столкнулась с тем, что дела Сэма осуждают, считают вредными, и даже! - сомневаются в его честности! Это было возмутительно и выше её сил, и она сначала долго думала, как проучить мальчишку, а потом - как доказать ему, что он не прав. Слишком юная, чтобы понять природу недобрых мыслей, она думала, что только лишь незнание рождает недоверие и мешает увидеть правду.
  Как ей хотелось бы отправиться самой в манящие далёкие страны! А вдруг и ей бы не поверили, когда она бы вернулась и начала рассказывать о своем путешествии? Хорошо бы этого несносного Пэда отправить в Глушь или Морию! Вот бы он на своей шкуре узнал, правда это или нет! Ей стало смешно, когда она представила себе круглую физиономию Пэда, побелевшую от ужаса при виде морийского орка! Эта картинка вернула ей хорошее настроение, и, посидев и похихикав ещё немножко над воображаемым испуганным Пэдом, она бодро отправилась домой.
  Но дома было уже не смешно. Она опоздала к ужину, и семья не стала её ждать. Рози рассерженно гремела посудой, убирая со стола. Роза ей помогала. Эланор виновато посмотрела на отца, вышедшего в прихожую. Добряк Сэм не стал ей ничего говорить - по виду дочери он понял, что та огорчена своим поступком. Она не стала спрашивать еду у матери, а убежала в свою комнату.
  В приоткрытое окно врывался вечерний ветерок, покачивая цветы настурции на клумбе перед домом. Эланор забралась на подоконник и выглянула в окно: солнце почти скрылось за густыми деревьями и небо на востоке налилось густой почти черной синевой. Там, над восточными уделами Хоббитании уже надвигалась ночь, и слабый блеск ранних звёзд томил и манил юную душу Эланор. Она знала, что завтра в Норгорд приедет дядюшка Пин, назначенный королем Элессаром Таном Северного княжества. Он и мэр Норгорда стали Советниками Северного княжества под скипетром Элессара, и дядюшка Пин, то есть Перегрин Крол хотел встретиться с Сэмом, чтобы обсудить какие-то там важные дела и отправить подарки ко двору Элессара. Будет суета и хлопоты, но это будет весело и занятно. А там, может быть, ей позволят отправиться с Пином до восточных границ Хоббитании, куда отправится и обоз с подарками. А там заодно и заскочить к Брендизайкам не помешает, где другой друг отца - Мерри покажет ей Городьбу и прочие чудеса Забрендии. Тогда-то её мечта пусть даже о таком маленьком путешествии наконец осуществится!
  Эланор вздохнула и даже потянулась от удовольствия . Или от того, что уже начинала немного дремать, убаюканная сладкими мечтами. Не хотелось завершать такой тихий и славный вечер, но что поделаешь, надо было укладываться спать. И, сладко позёвывая, Эланор, слезла, наконец, с подоконника, и улеглась в постель, накрывшись ярким лоскутным одеялом, сшитым ей Рози. Надо будет завтра задобрить мамочку, - напоследок подумала она и тут же заснула.
  Следующий день, и вправду, выдался беспокойным. Перегрин Крол,-Тан Хоббитании, - прибыл в Норгорд к полудню. К этому времени на Главной Поляне у Западного Холма собрались все почтенные граждане Норгорда, кто пришел поприветствовать новых распорядителей Хоббитанских Земель, а кто просто поглазеть и посудачить. Перегрин выглядел и вправду величественно - рослый и молодой, с буйной каштановой шевелюрой и горячими глазами, облаченный в горчичного цвета камзол и коричневый плащ, - он как нельзя лучше подходил обликом на важного господина. Так, во всяком случае, думала Эланор, которая гордилась своим названым дядюшкой (в родстве Сэм с Кролами не состоял, да и семья Рози тоже). Что означает эта его должность, она тоже не особо разбиралась. Надо будет спросить у папы. Вроде бы это как-то связано с воинской службой, или охраной границ, ей казалось, что она что-то такое слышала. Но в то же время и войска никакого в Хоббитании нет. Про ополчения уже давно слыхом не слыхивали. Кем будет командовать дядюшка Пин - не понятно.
  После церемонии встречи Пин с сопровождавшими его Кролами последовал к Сэму обедать. Столы были поставлены на широкой площадке во дворе дома, которая прямо и выходила в сад, так что гостям и хозяевам можно было наслаждаться дивным Сэмовым садом во всём его великолепии. За обедом ни о чём серьёзном не говорили. Только о том, какое жаркое выдалось лето, да какие тучные нынче стада пасутся в западных уделах, а восточных, говорят, будет такой урожай, какого давно уже не видывали. И куда только зерно девать будут, коли оно в амбары не влезет?
  Эланор, как самой старшей, было позволено сидеть со взрослыми, да она больше хлопотала вокруг стола, чем сидела вместе со всеми. Зато Рози могла спокойно побеседовать с гостями. Роза, которая помогала Эланор нарезать ещё хлеба и сыра, пихнула сестру локтем в бок и заговорщически прошептала:
  -- Смотри, дядя Пин такой весёлый сегодня! Радуется , что короля Элессара скоро повидает!
  --Ты что! Он не поедет сам так далеко! Он только отправит обоз с дарами, а его повезут может быть даже и не хоббиты (Какие хоббиты рискнут отправиться прочь из уютной Хоббитании пусть даже ко двору самого короля!?), а пригоряне... или даже гномы...
  --Ну ты соврёшь! - Роза ни на миг не поверила сестре, - А ты бы сама хотела поехать?!
  -- Ты ещё при маме спроси! - Эланор содрогнулась этой при мысли. Ещё утром Рози напомнила ей про вчерашнее опоздание и потребовала соблюдать домашний распорядок.
  --Ты уже почти взрослая, надо быть примером для младших!- сказала ей она.
  А Эланор в ответ буркнула, что она не хочет быть никаким примером, что не улучшило ситуацию.
  Обед закончился, и пока гости раскуривали послеобеденные трубки в приятной тени пышных деревьев, Сэм с Пином удалились на веранду, чтобы обсудить дела особо важные. Эланор принесла им кувшин с пивом и, поставив его на столик, сама присела рядом на скамеечку. Она так часто присутствовала раньше при их встречах, что сделала это почти машинально. На этот раз Сэм почти с неудовольствием взглянул на дочь.
  --Не лучше ли бы тебе, Эланор, побыть сейчас с сёстрами?
  Эланор оторопела.
  Пин был настроен более добродушно:
  --Зачем, Сэмюэс! Она нам не помешает! Какие там уж секретные дела! А ты так выросла с прошлого года! - обратился он уже к Эланор, - Совсем взрослая!
  "Второй раз уже слышу это сегодня, - подумала Эланор, - К чему бы это?" - и осталась.
  Беседа Сэма и Пина оказалась совсем не увлекательной. Половину она и не поняла. Они говорили про все уделы Хоббитании по очереди, перечисляя какие-то цифры - и вскоре её голова распухла от лиг, бушелей, голов скота, усадеб и их названий, хуторов, и ещё всякой всячины. Она только уяснила, что, оказывается, на северных и восточных границах Хоббитании всё не так спокойно, как хотелось бы. И хотя Хоббитания по эдикту короля Элессара от 1427 года Летоисчисления Хоббитании была объявлена свободной Землёй, где запрещено было появляться людям, в отдельных местах вдоль всё тех же северной и восточной границ были замечены их следы. И ещё поговаривают..., но тут Сэм взглянул на скучающее лицо своей старшей дочери и прервал Пина.
  -- Сходи помоги маме занять гостей! - отправил он Эланор прочь с веранды.
  Эланор нехотя вышла за дверь. Надо было и вправду пойти помочь Рози с угощеним и гостями. Но когда она пришла на кухню, то с удивлением увидела, что и без неё мать с сестрой прекрасно справились. Рози наливала сладкий крюшон в красивый стеклянный кувшин, чтобы отнести гостям. Она была сдержанна, но сердито взглянула на старшую дочь:
  --Зачем ты мешаешь отцу и дяде Пину заниматься делами?
  "Вот опять начинается!" - с досадой подумала Эланор. Но вслух решила сказать как можно мягче:
  -- Я ждала, вдруг им что-нибудь потребуется...
  Рози скептически поджала губы. Она чувствовала, что Эланор неспроста вьётся вокруг Сэма с Пином. Наверняка что-то задумала! А эти добряки и не подумают ей перечить!
  Вечером Эланор наконец удалось улучить момент, когда Пин остался один. Гости, отдохнув от обеда, готовились к ужину. Во дворе стало прохладнее. Сад погружался в сумерки и влажный остывающий воздух обступал деревья. Перегрин направлялся в сад, Эланор его окликула:
  --Дядюшка Пин! Дядюшка Пин.. , можно мне попросить Вас...
  --Ну, какой я уже тебе "дядюшка"! - откликнулся Пин, - Ты уже почти взрослая! И я не такой уж старый! Зови по-простому - Пин!
  -- Ну, .. Вы теперь Тан.., тогда я должна обращаться к Вам "господин Пин"..
  --Фу ты, глупость какая! - рассердился Пин, - Зови тогда как раньше дядей! Ну так о чём ты попросить хотела?
  -- Я вот о чём. Раз я взрослая, как все вы говорите, позвольте мне с Вами отправиться в Забрендию! Вместе с обозом! Я никогда дальше Норгорда не ездила. А с Вами мне разрешат...
  --Ах, вот ты о чём! Ну, почему бы и нет? Не вижу причин, чтобы тебе не поехать... , - Пин всегда был покладистым с друзьями и их детьми. -- Я провожу обоз и заеду к Мерри, да и тебе будет интересно побывать у Брендизайков! Давно он Сэма не видел, так на тебя посмотрит!
  Эланор с трудом сдержалась, чтобы не подпрыгнуть от радости. Так быстро и легко далась эта победа! Осталось сообщить об этом родителям...
  За ужином к собравшимся за общим столом вновь вернулось веселье, звучали песни и смех , и разошлись все только лишь потому, что на завтра предстояло заняться многими делами. Пин поблагодарил Сэма и Рози за оказанный приём и, договариваясь с Сэмом о завтрашних делах, как бы между прочим, заметил:
  -- Мы закончим сборы дней через пять. Думаю, в этот раз Эланор стоит отправиться с нами - посмотрит Хоббитанию и повидается с семьёй Мерри. Пора ей уже посмотреть на мир! А обратно в Норгород мы дадим ей соповождающих! А может Мерри и сам приедет навестить тебя с Рози!
  Сэм был несказанно удивлён таким поворотом дела. А уж Рози и вовсе еле сдерживала себя, чтобы тут же не обрушить на Пина своё неудоволльствие.
  -- Не знаю, приятель, - ответил Сэм, - Может оно и так, .. - он покосился на жену, -- Да вот надо ещё Рози спросить!
  Рози что-то пробормотала невнятное.
  --А, ну вот как.., - Пин понял, что его предложение было слишком неожиданным, - Ну, вы подумайте пока, время есть..
  И он отправился в комнату, где всегда останавливался, когда приезжал к Сэму. Остальные спутники Пина были устроены в летнем домике для гостей.
  Пока гости укладывались на ночлег, Рози спешила к Эланор со всех ног, будто дочь уже отправлялась в неведомые дали. Найдя её во дворе, она не стала сдерживать свои эмоции, плача и причитая, она вопрошала старшую дочь, отчего та так невзлюбила дом, что так страстно хочет его покинуть. Услышав плач жены, во двор выбежал Сэм.
  --Рози, пожалуйста, успокойся! Ты напугаешь гостей!
  Рози послушалась Сэма только в том, что продолжила причитать уже вполголоса.
  Эланор даже испугалась, увидев в какое отчаяние впала мать. Она беспомощно взглянула на отца, ища у него поддержки. Тот пытался успокоить Рози, а Эланор сказал следующее:
  -- Послушай, Эланор! Разве здесь, дома, нет важных дел? Разве в Хоббитании не найдутся друзья, которым нужно будет помочь, если вдруг случится беда, и которые помогут тебе?! И дело совсем не в том, что ты девочка и потому не можешь путешествовть по опасным местам. А потому, что здесь тебе всегда найдётся ответственное дело! - Сэм постарался вложить в свою речь всю убедительность, на которую только был способен.
  Но Эланор из всего этого услышала только, что она девочка, и что ей нельзя путешествовать.
  Ну что ж, она и не ожидала, что родители поздравят её и с лёгким сердцем отпустят в дальний путь. Но в запасе ещё было пять дней. И она не собиралась сдаваться.
  
  Глава 2. Почему не могу?
  Долгие пять дней Сэм с Пином только и заняты были, что подготовкой фургона с подарками для короля Элессара, а Эланор тем временем готовилась к долгожданному путешествию. Вопреки её опасениям Рози не стала препятствовать её сборам. Она только многозначительно молчала и поглядывала на дочь, как бы говоря: "Ты ещё сама передумаешь, милочка!" А может, она хотела сказать ей что-то другое? Эланор хорошо знала свою мать, её упрямый характер (совсем как у дочери!) - они могли бы соревноваться с Сэмом в этом, только Розино упрямство всегда было скрыто под маской покладистости. Чтобы мать сдалась без долгой борьбы - в это трудно было поверить. Но как бы то ни было, Эланор была уже взрослой девочкой и могла оценить шанс, который ей вдруг нежданно выпал. Когда ещё у неё будет возможность отправиться пусть в небольшое, но путешествие? Нельзя было расслабляться и показать слабину.
  Рози была занята хлопотами по дому: когда принимаешь столько гостей заботы всегда найдутся! Её Сэм занят был втройне: и как мэр, и сад был на нём, и с приезжими гостями они всё обсуждали какие-то важные дела, - надо было поддержать его. Поэтому Рози совсем было не до причуд Эланор. За несколько дней этой кутерьмы со сборами фургона она даже позабыла о намерениях старшей дочери.
  А Эланор и не думала менять свои планы, с собой она решила захватить пару карт Бильбо, одну - Хоббитании, а другую - северо-Запада Средиземья. Если первая была как раз кстати,ведь ей предстояло увидеть воочию восточную часть Хоббитании, то вторая скорее продляла воображаемое путешествие. Ведь, понятно, что дальше Хоббитании ей никогда не двинуться! И это печальное соображение омрачало её радость.
   В последний день на Главной Поляне состоялось празднество. Городские распорядители установили шатер для почётных жителей города и гостей и несколько столов с напитками и закусками для всех желающих. Не так изобильно, как на больших праздниках, однако каждый пришедший в этот день на Поляну мог рассчитывать на стакан вишнёвого крюшона и пончик с сахарной пудрой. На Поляне собралась уже пестрая толпа хоббитов, настроенных весьма празднично. Особенно радовались дети, весело скакавшие возле столов с угощением. Им нетерпелось отведать пончиков, да и многие взрослые были не прочь закончить уже торжественную часть.
  На восточной стороне поляны стоял фургон с дарами, в число которых вошло почти всё, чем могла похвастаться хоббитанская земля - копчёные свиные окорока из западных уделов, бочонки с вересковым и липовым мёдом, тканые шерстяные накидки из овечьей шерсти и скатанные полотна валеной шерсти для зимней одежды. Мастерицы из западных уделов сшили вместе несколько таких полотен и украсили вышивкой на хоббитянский манер - узором из дубовых листьев и листьев хмеля, вышитых красной и синей нитью. Получилось прекрасное тёплое шерстяное одеяло - в дар королевской чете.
  От южных уделов доставлены были несколько золотистых бочонков, украшенных надписью "Золотой Дол "с отборным табачным листом. Как выразился один из почтенных граждан Норгорда - кстати, отец Пэда: "Не бог весть что, но это то, чем Хоббитания может гордиться".
  Он выступил перед собравшимися сразу после небольшой речи Сэма, поблагодарив и Короля Элессара за его покровительство Хоббитании, и Сэма, за его старания. "Наш мэр постонно в заботах о Норгорде", - сказал он, - "И король лично знает его и это хорошо. Возможно, конечно, мы никогда не дождемся короля Элессара в наших землях", - добавил он с сомнением в голосе, - "Так пусть же наш скромный дар напомнит ему о хоббитах и о свободах, которые он обязался им гарантировать!"
  Эланор всё это время она была рядом с фургоном и слышала это, и такие слова показались ей слишком надменными. Она впервые подумала о том, что отец Пэда, возможно, и правда не считает, что Сэм находится на своём месте.
  Речи были закончены и толпа одобрительно загудела, и все принялись выкрикивать: "Элессар! ", "Долгих лет королю Элессару!" , "Да здравствует Хоббитания!" А кое кто даже: "Да здравствует Сэмюэс Скромби!"
  Эланор поискала глазами лицо отца Пэда и отметила, что тот стал ещё мрачнее. Это встревожило её, однако сейчас нужно было заниматься совсем другими делами.
  Ещё утром она перенесла в повозку свои вещи, уложенные в небольшую котомку, стараясь поменьше попадаться на глаза Рози и Сэму и не отходить далеко от повозки. Поэтому, когда под приветственные крики норгордцев отправляющиеся в путешествие заняли свои места, кто в повозке, кто верхом на пони, а те, кто провожал их, подошли, чтобы сказать прощальные напутствия, она уже забралась в повозку и старалась сохранять спокойствие.
  У Сэма и Рози только глаза расширились, когда они увидели свою Эли. Пин занял место рядом с ней и ободряюще полопал её по спине. У Рози только рот приоткрылся, но она не издала ни звука: теперь на глазах всего Норгорда вытащить дочь из повозки было невозможно! Она не хотела растерять свой авторитет и авторитет Сэма: Что это за мэр, которого не слушается собственная дочь! Сэм глядел на Эланор с веселым удивлением: добилась-таки своего! Он шагнул к повозке и поцеловал дочь:
  - Будь благоразумна! Удачи тебе, Эланор! Возвращайся домой поскорей!
  Эланор благодарно взглянула на отца и кивнула в ответ:
  - Конечно, всё будет хорошо!
  Потом украдкой искоса взглянула на окаменевшее лицо Рози. Отряд тронулся, и Эланор перевела взгляд на норгордцев. Среди радостных и веселых лиц ей показалось удивленная физиономия Пэда. Вот и отлично! Её путешествие начиналось так, как она и хотела.
  
  ***
  
  По укатанной дороге на восток двигались четыре навьюченных пони, повозка и зелёный фургон в сопровождении семи всадников. В повозке ехали Эланор и Пин, а верхом на пони ехали спутники Пина, котоыре теперь возвращались домой. Им предстояло проехать до восточной границы, где Мериадок Брендизайк подготовит для фургона новых сопровождающих, которые отправятся по Восточному тракту к Мглистым горам, а там их с фургоном уже встретят посланцы короля Гондора.
  Эланор высунула голову из повозки и прищурясь, смотрела на солнце. Если так долго смотреть на него, потом оно остается в глазах темным синим пятном, долго перекрывающим всё, на что ни посмотришь.
  - Смотри, Эли, лиса пробежала! - окликнул Эли Пин
  Эланор повернула голову и посмотрела, куда указывал Пин. Рыжая молния мелькнула в яркой зелени придорожных кустов. Пугливое животное стремительно исчезло, пока девочка всматривалась в заросли.
  Дядюшка Пин знал, что говорил, когда назвал её взрослой и что ей пора увидеть Хоббитанию. Ей и вправду было на что посмотреть! Одно дело, представлять неведомые просторы за границей Норгорда, бескрайние леса на севере, чуть всхолмленные поля и угодья, раскинувшиеся к востоку, между которых вьётся дорога, словно разматывается из гигантского клубка и ведёт в неизвестность. И совсем другое самой ехать по ней и глядеть во все глаза на всю эту красоту, что зовётся Хоббитанией!
  Удивительней всего ей казались расстояния между селениями, чаще всего небольшими, в несколько домиков, они все были расположены рядом с дорогой. Их было так мало, зато лес часто подступал вплотную к дороге, вздымая вверх тяжелые узловатые ветви деревьев. И казалось, будто это сам Вековечный лес окружает их со всех сторон... Если бы не серая лента дороги, Эланор запросто представила бы себя в глухих лесных дебрях.
  Но он был совсем не страшный этот лес! Его таинственные жители то и дело попадались на глаза нашим путникам: то зайчишка перебежит дорогу, то лисий хвост мелькнет в кустах орешника, то енот замрет на поляне, провожая вглядом повозки и их экскорт.
  И ночёвки в пути оказались совсем не страшными, хотя ими так стращала Эланор её младшая сестра Роза. Все дни пути стояла сухая ясная погода. Хрустальный небесный купол блистал звездами, пока путники сумерничали у костра, а пони паслись неподалеку. Спутники Пина обменивались шутками или рассказывали забавные истории из жизни восточных уделов, пока выкуривали непременные трубки после ужина. Эланор погружалась в дремоту, потом, когда уже почти засыпала, открывала глаза и видела над собой темные ветви дуба или ели, а у костра всё ещё продолжали шутить и спорить хоббиты. Совсем сонная она перебиралась в повозку, чтобы там, укрывшись шерстяной накидкой (конечно, не такой роскошной, какую везли в подарок королю!) , уснуть уже до утра.
  Только раз они встретили дальних путников, что направлялись на Запад. Это были хоббиты с повозкой, груженой металлическими изделиями, выкованными пригорянскими мастерами. Они слышали о том, что из Норгорда отправился такой большой отряд, а теперь вот и воочию убедились, что это правда. "Выходит, новости разлетаются по Хоббитании быстро", - подумала Эли. Больше они никого не встретили: ни хоббитов, ни, - Увы! - эльфов. Иногда только видели кого-нибудь из местных жителей, кого на своем поле, а кто-то бродил по лесу в поисках ягод или грибов. Кто оказывался рядом с дорогой, обязательно останавливался, чтобы поприветствовать путников и перекинуться словом: о погоде ли, или о новостях в Норгорде и других уделах.
  В Забрендию они прибыли через неделю от начала путешествия. Их встретил Мерри - поджидал на дороге верхом на гнедом пони. Повозка и фургон оставили на постоялом дворе под присмотром одного из родственников Мерри. А сами путешественники отправились прямиком к Мерри в Хоромины - родовой дом Брендизайков.
  Вот переполох был, когда хозяева Хоромин увидели Эланор! Никто не ждал, что кто-то из семьи Сэма прибудет в гости! Теперь все хотели её увидеть, познакомиться, спросить про родителей. Эли хоть и была храброй, всё же смутилась от такого внимания к ней.
  - Погодите вы! - окоротил их Пин, - Дайте ей в себя придти! Она никуда не исчезнет, вы и после обеда сможете её расспросить!
  Брендизайки немного поостыли и позаботились о том, чтобы Эланор смогла помыться с дороги и переодеться. Для этого ей предоставили отдельную комнатку с окном, выходившим на берег реки. Эланор распахнула окно и высунулась: река была совсем близко, широкая с темными, коричневатыми водами. Заросли камыша подступали к берегу. С верхушки дерева рядом с домом скользнула птица и полетела над водой на другой берег.
   Поскучать в своей комнате Эланор не удалось: едва успела она умыться и переодеться, как в дверь уже постучалась жена Мерри Тина - улыбчивая молодая хоббитша с зелёными глазами и пригласила Эли к обеду:
  - Все уже собрались! Пойдём! - и повела Эли к большую светлую комнату, где за круглым обеденным столом собрались все - и прибывшие гости и многочисленная семья Брендизайков: старый хоббит - отец Мерри, его тётушка и сестра, а также сын Мерри - Берниадок. Эланор сразу определила, что он моложе её, ему было лет десять-одиннадцать. Он был очень похож на Мерри, только глаза были зеленые, как у матери. Светло-рыжие вихры прилизанные спереди, смешно торчали на затылке. Для Эланор он был слишком мал, чтобы годиться в приятели. И поздоровавшись с ним, она перестала обращать на него внимание.
  Из беседы за столом она уяснила, что дела с отправкой даров продлятся еще несколько дней, пока найдут сопровождающих для фургона. А потом она может остаться у Брендизайков на одну луну, а после с Мерри поехать обратно в Норгорд. Или вернуться сразу с Пином, который отправлялся в Западный Кром. Сам Перегрин не собирался заезжать снова к Сэму, но там, по дороге к Норгорду ей выделят сопровождающих. У Эланор было время подумать.
  Свои изыскания она начала на следующий день. Хоромины показались Эланор чересчур уж мрачными и величествеными. Дом, вернее, сразу несколько строений, стояли так плотно друг к другу, что образовывали единое здание, вокруг которого высилась высокая и крепкая бревенчатая ограда, опоясывающая больших размеров двор. В Норгорде уже давно не жили такими большими семьями в одном доме, как продолжали жить здесь, в Забрендии. Да и нужды такой не было. Здесь же на границе считалось гораздо безопасней жить большой семьей.
  Днём Эланор побродила по длинным коридорам дома и вышла погулять в огород. Сада тут не было. Лес слишком близко подступал к жилью, чтобы можно было без опаски там находиться даже и днём. В старину здешние жители и не думали здесь сажать плодовые деревья - летом всегда можно было набрать ягод вдоль Городьбы и по пригоркам у реки, а осенью - на болотах подальше, к северу. Мерри расказал, что кое-кто из переселившихся из Центральной Хоббитании новосёлов пробовал сажать деревья, но их быстро забивал лес: он с неумолимой настойчивостью прорастал каждую весну и за лето захватывал своей цепкой порослью садовую землю.
  С замиранием сердца, Эланор поинтересовалась у Мерри, можно ли ей будет прогуляться до Городьбы. О том, что ей очень хотелось бы побывать за Городьбой, она постеснялась сказать. Но Мерри был совсем не такой покладистый, как Перегрин. Он сразу же оборвал мечты Эланор:
  -Нет! Ни за что, Эланор, я не буду подвергать риску доверие твоего отца ко мне! Там, где Вековечный Лес, там опасно. А там, где опасно, туда тебе нельзя.
  - Но там же ещё не Вековечный Лес! - пыталась возразить Эланор.
  - Нет! - Мерри был категоричен, - Детям нельзя подходить к Городьбе! И я бы сам предпочёл никогда больше не оказаться в этом Лесу! - с чувством сказал он.
  Похоже, дядя Мерри был сделан из другого теста, нежели дядюшка Пин. Эланор поняла, что не сможет добиться от него желаемого. Она принялась дальше самостоятельно изучать усадьбу.
  Позади обширного огорода Брендизайков протекала река - Брендивайн, как называли её в Хоббитании, или Берендуин, как значилось на картах Бильбо. Её темно коричневые воды медленно катились вдоль травянистого пологого берега. Другой берег, более крутой и тоже травянистый, казался загадочным, может быть потому что где-то там, дальше и была знаменитая Городьба, и самые обычные деревья, что росли на том берегу, тоже казались посланцами Вековечного леса!
  Здесь у реки, когда она вглядывалась изо всех сил в заросли на противоположном берегу, её окликнул чей-то детский голос:
  - Эй, Эли, ты занята?
  Она оглянулась. Берниадок исподлобья смотрел на Эланор, словно готовясь к отказу.
  - Нет. - Она отвернулась от реки и выжидательно посмотрела на Берни.
  - Тебе нравится здесь у нас?
  - Ну..., - протянула она, - Да, нравится... Здесь занятно. Но немного скучно. Хотела побывать на том берегу, - она кивнула в сторону реки, - Но твой отец запретил.
  - Да, он строгий, -подтвердил Берни.
  - И ты его всегда слушаешься?
  - Да, приходится. Но он справедливый!
  - И где ты гуляешь? - поинтересовалась Эланор, разглядывая тонкую фигурку подростка. Он не показался ей выносливым. Вряд ли он вообще выходит далеко из усадьбы.
  - Я - обычно здесь, рядом с усадьбой. Или мы с друзьями ходим в деревню, или к Переправе.
  - К переправе?
  - Ну да, где паром. Это интересно. Мы можем сходить с тобой!
  - Пожалуй!..
  Эланор подумала, что вместе с Берни она сможет больше узнать и увидеть интересного , а там быть может и на Переправе подвернется какая оказия попасть на другой берег... Побывать в Восточном уделе и не увидеть Городьбы, одного из самых известейших мест в Хоббитании?! Нет, отказаться от этой цели Эланор не могла! Целое приключение пропадёт! Впрочем, если здесь ей придётся всё время проводить в усадьбе, она может вернуться с Пином. Скоро ведь все дела с отправкой фургона будут улажены.
  Они с Берни вышли за ворота и быстрым шагом двинулись к деревушке - паромная переправа была сразу за ней. У постоялого двора, где оставался фургон, царило небольшое оживление. Двое мужчин повыше хоббитов что-то обсуждали с Пином. Эланор подумала, что раз уж она ушла из усадьбы без спроса, ей на всякий случай лучше не показываться на глаза никому из дядюшек!
  Она дёрнула Берни за рукав куртки:
  - Пошли быстрей отсюда!
  Тот удивился, но прибавил шагу. Они миновали деревню и снова вышли к берегу реки, как раз к Переправе. Эланор с интересом глядела на деревянную пристань и мостки. Самого парома не было видно, толстые канаты, натянутые над водой, обозначали паромный путь. Рядом с колесом, на которое наматывался канат, стоял толстощекий хоббит.
  - Э! Да это Берни! - воскликнул он, - Чего это ты вдруг сюда пожаловал? Отцу понадобится паром?
  - Здравствуй, Гам! Нет, отцу ничего не надо. Я только хотел показать Эли Переправу. Эли из Норгорда, она гостит у нас...
  - Ну, тогда смотрите! Жалко что-ли.., -от отвернулся от детей, потеряв к ним интерес, -Только что уж тут смотреть...
  - А паром когда вернется? - спросила Эланор не слишком общительного паромщика.
  - К вечеру и вернётся. Когда сено на том берегу соберут. Они за сеном там сегодня...
  - А потом когда он опять на тот берег отправится?
  - А тебе зачем? -поинтересовался паромщик.
  - Хочу попасть на тот берег!
  - Ну, нет. Это вряд ли. Одни вы у меня туда не поедете! Только со взрослыми.
  Эланор постаралась скрыть своё разочарование:
  - Ну нет, так нет. Пошли! - она кивнула Берни и пошла обратно к деревне.
  - Буду я ещё ссориться с Брендизайками! - пробормотал им вслед паромщик. - Оно мне надо?
  Он сплюнул на землю и ушёл в сторожку, всё так же бормоча что-то себе под нос.
  
  ***
  Эланор была раздосадована неудачей. Путешествие, обещавшее так много, вдруг стало превращаться во что-то будничное и неинтересное. Новых приключений ей не дождаться, и даже ни одной страшилки про Приграничную Забрендию она до сих пор не увидела!
  Впрочем, неожиданно для самой Эланор, скоро настроение её улучшилось. Оказалось, что в деревне есть кое-что интересное. В трактире на постоялом дворе их угостили компотом и пирожками с морковкой. Потом, когда они сытые, вышли на улицу, Берни встретил четверых своих друзей - таких же мальчишек, как и он, и подружку -хоббитшу чуть помладьше. С этой мелюзгой Эланор никогда бы не стала возиться, но теперь это была единственно возможная компания. Они показали ей большой дровяной сарай, с крыши которого, как оказалось, можно было увидеть всю деревню и часть дороги. Искупались в маленьком пруду на другом конце деревни, и там же в рощице неподалёку набрали по пригоршни ягод земляники.
  За этими летними детскими радостями они пропустили обед и вернулись в усадьбу Брендизайков только к ужину. Эланор опасалась, что родители Берни будут рассержены: ведь они не сообщили им, что уходят на целый день. Дядюшка Мерри казался более строгим и рассудительным, чем дядюшка Пин, или её отец, который всегда мог простить её самовольничание. Однако, к её облегчению и даже удивлению ни Мерри, ни Тина не то что не сказали им с Барни ни одного слова упрёка, но даже вообще не очень-то обратили на них внимание, а только позвали скорей садиться за общий стол, где уже все собрались на ужин. Барни ободряюще помигнул Эли, и они с готовностью протиснулись к столу, где семья Мерри и их гости уже начали трапезу.
  Уплетая за обе щеки жаренные сыроежки, Эланор прислушалась к застольной беседе. Ей хотелось узнать, не нашли ли Пин и Мерри сопровождающих для фургона, ведь сегодня она уже видела незнакомцев вместе с ними. Как следовало из разговора, двух пригорян и правда уже наняли на эту работу, и фургон будет отправлен послезавтра. Тогда же и Перегрин сможет отправиться домой вместе со своими спутниками. С пригорянскими сопровождающими вызвались поехать до Пригорья двое друзей Пина. Этой части пути будет достаточно, чтобы удостовериться в честности этих пригорян. Так думали Пин и его товарищи. Мерри не совсем разделя эту точку зрения, но он оказался в меньшинстве и согласился с таким планом. Впрочем, найти желающих отправиться дальше Пригорья среди местных хоббитов было трудно. Эланор подумала, что Мерри сам мог бы туда отправиться, он же немало путешествовал раньше. А если бы он взял и её с собой!...
  Пин повернулся к Эланор:
  - Эланор, ты можешь отправиться со мной обратно.
  Она кивнула. Похоже, она уже увидела всё, что может быть интересного в этой части Приречья. И поймала разочарованный взгляд Берниадока - видать, ему не хотелось так скоро расставаться с новой подружкой!
  
  
  
  
  Глава 3. Опрометчивый поступок
  Дела с отправкой фургона затянулись, однако, больше, чем на один день. А всё из-за того, что один из нанятых пригорян куда-то исчез. Его приятель только руками разводил, не знаю, дескать, какие-то дела у него, скоро вернётся. Он и вправду вернулся через день, уже к вечеру. Об этом с облегчением Пин рассказал Мерри. Мерри стал ещё более обеспокоен и поделился своими опасениями с Пином.
  - Ну, что ж, - сказал тот, - Придётся, видимо, кому-то из хоббитов сопровождать их до конца. Пока не передадут фургон королевским посланцам. Или нанять вместо себя кого из хоббитов в Пригорье. Я не могу оставить Западный Кром надолго. Да и ты, друг, не должен оставлять Хоромины, и в Приречье ты нужен - Брендизайки здесь всему опора. Поедет кто-нибудь из моих , вот хоть бы Вельник - ( назвал он имя одного из своих спутников, который был чуть помладше Пина),- он тоже из Кролов, я ему доверяю. А вторым может поехать Тобир, у него, кстати, какая-то дальняя родня в Пригорье - то ли из Запескунсов, то ли из Стародубов, не помню...
  - Хорошо, надо это всё так и устроить, - кивнул Мерри.
  - Не вспомню, где будут встречать фургон посланцы Короля Элессара? - Пин как всегда плохо помнил географические названия.
  - На реке Харвелл в Тарбаде. Эти земли подчинились королю Гондора, но спокойнее будет, если у нашего фургона появится более надёжная охрана.
  - Северо-южный тракт длинный, конечно. Не всякому охота в такую даль, но как-то неспокойно этих пригорян одних отправлять..., - размышлял вслух Пин. - Вот если бы наши хоббиты согласились и дальше Пригорья съездить... Хотел бы я сам! Эх!..- он досадливо махнул рукой.
  - Ну что же, спросим Тобира и Велника, они парни молодые, может и потянет их на приключения!
  Названные Пином хоббиты согласились поехать дальше Пригорья, и решено было отправиться в путь на следующее утро.
  ...
  Эланор эти дни провела совсем неплохо в компании Берни и его друзей. Она уже освоилась и в усадьбе, и в деревне. Погода стояла тёплая, можно было вволю купаться и гулять, но это не заставило её передумать отправиться домой вместе с Пином. Она ещё раза два появилась на Пристани и убедилась в том, что обхитрить паромщика ей не удастся. Что ж, ей вполне хватало благоразумия оказаться от несбыточных планов, а дома её ждали родители, и её помощь была им необходима.
  Вместе со своими дядюшками, Вельником и Берни они отправились утром на постоялый двор, где Пин объявил пригорянам о своём решении. Те мрачно переглянулись, но согласились. Выглядели они не очень располагающе - круглые лица с крупными чертами, небольшие глазки под насупленными бровями, - Эланор раньше видела только хоббитов, поэтому ей эти пригоряне не понравились. Ещё ей показалось подозрительным, как они обмениваются друг с другом многозначительными взглядами. Но делиться своими наблюдениями с Пином она не стала. А вот с Берни это было возможно:
  - Ты видел? - спросила она его, когда они вдвоём шли к дровяному сараю - месту их дружеских посиделок на крыше.
  - Ну да. Кажется, да. Они какие-то подозрительные. Но ведь они не воры? Отец и дядя Пин - они же лучше нас знают, как должно быть?
  Эланор вовсе не была так уверена в проницательности взрослых. После недавних неприятных открытий в Норгорде она стала внимательней присматриваться ко всем: ведь за благожелательными словами могли скрываться совсем иные мысли и намерения.
  Этот день, как и предыдущие, прошёл в приятном ничегонеделании на берегу пруда. Но обедать они с Берни решили вернуться в усадьбу. Пройдя быстрым шагом через деревню, они вышли к постоялому двору. Берни хотел было так же торопливо проследовать дальше, но Эланор на мгновение остановилась. Вдруг там еще кто-то из своих: Пин или Вельник. Они могли бы пойти домой вместе.
  - Подожди!- крикнула она Берни, - Я только погляжу, нет ли здесь кого из наших!..
  Берни остановился на дороге и принялся ждать. А Эланор свернула к воротам и прошла дальше во двор мимо фургона, заглянула в таверну и убедилась, что никого из тех, кого она ожидала увидеть, здесь не было. Она медленно пошла обратно и ещё раз приблизилась к фургону. Со стороны, примыкавшей к стене постоялого двора до неё донеслись грубоватые голоса. Она бы не обратила на них внимания, если бы эти голоса не старались приглушить - кто-то разгованивал громким шопотом, который плохо давался говорящему: его охриплое горло с трудом издавало тихие звуки.
  Эланор замерла и прислушалась. Говоривших было двое, и она сразу определила, что голоса принадлежат тем двум наёмникам из Пригорья. Особый выговор выдавал их, да и говорили они громче хоббитов. Но довелось ей услышать, видимо, только окончание беседы.
  - ...тогда нам нечего ждать. Сделаем так - удивим их. Пока очухаются - время ушло! - говорил один.
  - Да, ..ночью-то оно будет сподручнее.., - прохихикал другой.
  Они затихли. По-прежнему не было видно, кто находился сейчас за фургоном. Но у Эланор не оставалось больше сомнений, кто это был. На всякий случай она на цыпочках вернулась к двери таверны и сделала вид, что только что вышла оттуда и вприпрыжку пробежала в воротам.
  Берни уже притомился её ждать. Он вопросительно взглянул на подружку.
  - Никого нет, - сообщила она ему в ответ на невысказанный вопрос.
  - А что так долго? - не удержался Берни.
  - Да, так.. Ничего!
  Эланор решила не делиться услышанным с приятелем.
  В усадьбе все готовились к утреннему отъезду фургона. Эланор собрала свои вещи, чтобы вместе с Пином завтра отправиться домой. Было немного грустно от того, что приключения скоро закончатся, но что поделаешь!
   Ближе к вечеру Эланор погуляла около дома и после вернулась в гостиную, где в честь прощального ужина зажгли большой камин. Девочка подошла к камину и рассеянно следила за разгорающимися языками пламени.
  - Так ты тоже уезжаешь? - спросил её Берни. Он подошёл и стал рядом с Эланор.
  - Да, пора возвращаться домой.
  - Жаль...
  - Мне тоже! - искренне сказала Эланор.
  - А знаешь,- вдруг добавил он, - Я думаю, что в фургоне есть что-то ещё, очень ценное. Но только отец не говорит, что это.
  - Почему ты так решил? - удивилась Эланор.
  - Он говорил Вельнику о какой-то ценности, которую очень важно передать королю Элессару. Вряд ли это бочонок с табаком или пивом!
  Эли не могла не согласиться с этим утверждением. Вот только непонятно, если эта вещь была так важна, неужели она всё это время находилась в фургоне на постоялом дворе? Или её туда положили недавно, вот хотя бы сегодня, когда уже точно решили отправиться утром в путь?
  За трапезой Эланор пыталась разгадать неожиданную загадку. Конечно, этой ценностью не может быть ни один из предметов, которые она видела. И этот загадочный предмет, наверное, очень интересует наёмников-пригорян. Хорошо, что фургон будут сопровождать ещё и хоббиты! И вдруг Эланор припомнила фразы, которые услышала сегодня на постоянном дворе, и замерла от своей догадки: они ведь хотят уехать тайком, украсть фургон со всем его содержимым, что с такой заботой собирали в честь короля Элессара благодарные хоббиты! Только это и могло означать то, что она сегодня услышала! Но что же ей делать теперь?! Они могут это сделать сегодня ночью! Ей надо предупредить Пина и Мерри? А вдруг она ошибается?!
  Так и не придумав ничего подходящего, она с трудом дождалась окончания ужина и удалилась в свою комнату. Делиться свими догадками со взрослыми она не сочла лучшим решением. Взрослые могут подумать, что она попросту хочет казаться полезной и важной, они могут и не поверить, ведь сами они не слышали КАК говорили те двое! Может, если она покараулит фургон до утра, она сможет просто помешать пригорянам тайком увезти его? Рано утром Пин с товарищами уже будут на постоялом дворе, и опасность исчезнет.
  Эланор радостно вскочила с места: конечно, это лучший выход! Она оделась, захватила свою котомку, чтобы не возвращаться больше в усадьбу, и выскользнула из комнаты. Ей не пришло в голову, что все удивятся и обеспокоятся, когда не найдут её утром в доме.
  Эланор тихонько прокралась по широкому коридору к входной двери и постаралась бесшумно открыть засов. В Приречье и Забрендии все дома запирались на ночь, и это, как оказалось, очень неудобно. Что же делать, ведь она оставит входную дверь открытой! Раскаяние царапнуло сердце девочки, но оказаться от своего важного замысла она не могла. "Надеюсь, ничего плохого не случится!" - прошептала она, прикрыла дверь и шагнула в надвинувшуюся темноту двора.
  Рисковать с воротами она не хотела. Если она будет лязгать тяжелыми засовами, все проснутся. Сбоку послышалось предупреждающее рычание.
  - Хват! Тихо! - она приветливо поманила рукой, слабо различая в темноте крупный лохматый силуэт сторожевой собаки. Она не боялась собак, и за эти несколько дней четвероногие сторожа Хоромин её тоже запомнили. Кстати, они вовсе не были злыми цепными собаками. Хват приблизился к Эланор и дал потрепать себя по холке. Но теперь ей нельзя было показать, что она чего-то боится. Быстрым увереннным шагом она подошла к каменной ограде. Если подставить что-нибудь, её можно без труда перелезть. Ограды здесь возводились не от врагов, а скорее от леса и маловероятного в наши дни нашествия лесных зверей.
  Где-то здесь должен был стоять небольшой пенек, на котором рубили дрова. Его можно использовать как подставку. Глаза Эланор уже привыкли к темноте, и нужный ей предмет она вскоре разглядела неподалёку от ворот. Подкатила его к стене в безмолвном сопровождении Хвата и ещё раз погладила его всколоченную густую шерсть:
  - Пока, Хват! Я должна идти!
  Тот в ответ заворчал неодобрительно, но не залаял.
  Быстро залезла на стену и осторожно спрыгнула в невысокую траву. Перед ней расстилалась сероватая в лунном свете дорога, а по сторонам вдымалась лесная тьма. Ночью путь до деревни казался не таким обычным и лёгким, как днём! Однако из этого был один только выход - как можно быстрее преодолеть его! Эланор заспешила вперёд.
  Она не могла знать, что следом за нею дверь Хоромин ещё раз открылась, выпуская маленького хоббита. В сопровождении Хвата он тоже пересёк двор и взобрался на стену с помощью оставленного Эланор приспособления.
  Берни с понятным страхом смотрел в лесную темноту, куда уводила серебристая дорога, потом также спрыгнул со стены и поспешил вслед за юной хоббитшей. Если смогла девчёнка, почему же не может он?!
  
  ***
  Всё, однако, получилось совсем не так, как предполагала Эланор! Разгорячённая быстрой ходьбой, она приблизилась к постоялому двору именно в тот момент, когда его ворота открылись и из них медленно выехал фургон. Эланор шагнула в сторону, спрятавшись за придорожные кусты. Упряжка из двух пони покорно ступала, ведомая под уздцы одним из похитителей. Второй осторожно прикрывал ворота.
  Эланор оторопела. Все заранее продуманные планы улетучились из её головы при зрелище этого подлого похищения. Тем временем второй похититель закрыл ворота, быстрым шагом догнал фургон и запрыгнул на козлы. Фургон резво покатился по просёлочной дороге к реке. "Они едут к Переправе!" - мелькнуло в голове у Эланор. Что же делать?! Может, ей удастся остановить их там?!
  
  Она бросилась следом, стараясь догнать беглецов. Добежав до фургона, она уцепилась за заднюю часть деревянного бортика повозки и попробовала запрыгнуть в неё прямо на ходу. К счастью, чтобы не привлекать к себе внимания, похитители ехали не слишком быстро. Эланор забралась внутрь фургона и даже затаила дыхание, считая в уме, когда же они окажутся у паромной Переправы.
  Фургон остановился. Эланор слышала плеск воды и удивленный голос паромщика:
  - Эй, чего это вы на ночь глядя?!
  - Хозяин распорядился, а мы выполняем приказ! - ответил один из похитителей.
  - А я соблюдаю порядок и ночью никого не вожу! - недовольно отрезал паромщик.
  - Всё это так, - вступил в беседу второй, - Да только что-то там у них изменилось. Весточка пришла, что если промедлим до утра, у тех, кто нас встречает на Тракте, не будет времени ждать! Вот господин Перегрин и распорядился нам выехать пораньше - пони ходят-то не шибко резво! А господин Мерриадок сказал, что мы без препятствий переправимся даже ночью.
  В глубине своего убежища, Эланор поразилась, как убедительно звучали слова этого похитителя! Она уже хотела вылезти из фургона и подкрепить сомнения паромщика, как вдруг заговорил первый похититель:
  - Это тебе за беспокойство! - послышалось позванивание монет, которые злодей отсчитывал паромщику.
  - А, ну тогда что ж, ладно, - протянул тот. - Раз вам надо сейчас - переправлю сейчас!
  - Вот и отлично! - они забрались обратно на козлы. Фургон заехал на паром, и через пару минут заскрипело колесо, наматывая тросс, а сам паром заскользил по воде к другому берегу, увозя похищенный фургон, двух пригорянских злодеев и Эланор, потрясённую только что свершившимся на её глазах подкупом...
  
  ***
  
   Когда Берни подбежал к постоялому двору, он увидел закрытые ворота, но не увидел Эланор.
  -Эй, ты здесь? - попробовал он позвать её вполголоса. Но вокруг было тихо и пусто. Тогда он подошел к воротам и обнаружил, что они не заперты. Он приоткрыл их и заглянул во двор - там никого не было. Фургон исчез. Он понял, что опоздал.
  
  ***
  Рассвет Эланор встретила в пути, вот только в это путешествие ей никто не позволял отправиться! Она спряталась за бочонками с табаком в глубине фургона, прикрыв своё убежище широким куском мешковины, который обнаружила на полу. Вместо подстилки она положила пару сложенных квадратами пледа из валяной шерсти. Так по крайней мере было не жестко. Хотя сооружать себе убежище на долгое время она не собиралась. Она не очень-то теперь представляла, что ей делать. Самым разумным было бы выбраться из фургона незамеченной и бежать обратно к реке, которую они давно оставили позади.
  Высунувшись из фургона, Эланор с тоской посмотрела на убегающую назад дорогу. С левой стороны за придорожными зарослями начиналась всхолмленная равнина, ещё темная под пеленой уходящей ночи, по правую сторону вздымались могучие деревья, а в низинах в рассветной дымке чернели плотные густые заросли кустарника. Оказаться одной на этой дороге ей совсем не хотелось!
  Когда совсем рассвело один из похитителей, видно устав от бессонной ночи, забрался в фургон , чтобы отдохнуть. По счастью, он устроился почти у входа, так что Эланор могла не опасаться, что он её обнаружит, однако, теперь выбраться незамеченной не представлялось возможным. Так они проехали ещё какое-то время. Она даже задремала. А после с завистью слушала, как её похитители с удовольствием завтракают тем, что припасли для них доверчивые хоббиты. Пироги и эль, а ещё вяленая ветчина, - припомнила она. Она тоже проголодалась и к тому же очень хотела пить. Но кроме вещей в её котомке не было ничего, чем можно было бы утолить голод. Ей оставалось только ждать, собрав свою волю в кулак.
  А фургон всё катился и катился по Восточному тракту, и теперь уже не было никакого смысла сбегать из него и идти пешком обратно. Здраво рассудив, Эланор решила добраться до Пригорья вместе с фургоном и там разоблачить похитителей. Однако, уже близился вечер, а Пригорья всё не было видно. Эланор плохо представляла, сколько времени требуется, чтобы добраться туда в повозке или верхом. Оставаться в фургоне дольше было невыносимо. Ей требовалось выйти, к тому же она не умывалась с утра, а уж про еду и питьё и говорить не хотелось.
  Внезапно, словно услышав её отчаянные мысли, фургон свернул с дороги и остановился. Похитители решили устроить привал, чтобы пони отдохнули.Пригоряне распрягли пони, а Эланор, прихватив на всякий случай свою котомку, тоже решила вылезти. Из остоорожности она намеревалась сперва выглянуть, чтобы убедиться в безопасности, но едва высунув из-под полога фургона голову, она лицом к лицу столкнулась с круглолицей физиономией одного из похитителей. Пару мгновений она расширенными глазами смотрела на бровастое с крупным приплюснутым носом и приоткрытым от изумления ртом лицо пригорянина, потом взвизгнула и , когда тот от неожиданности отпрянул от входа, выскочила на землю и бросилась бежать к спасительным зарослям.
  Пришедшие в себя от внезапного появления незваной попутчицы пригоряне бросились за ней. Они выкрикивали на ходу то ли слова угрозы, то ли так подбадривали сами себя. Эланор не было времени прислушиваться, она ловко пробежала между зарослями орешника и старыми поваленными стволами деревьев. И прыгнула в сторону, где спасительной стеной вздымались ярко-зелёные перистые листья папоротника-орляка, и там затихла.
   Её преследователи, конечно, не могли обнаружить в лесу маленькую хоббитянку, ведь они не были ни опытными охотниками, ни воинами. Да и те вряд ли бы преуспели в поисках маленького хоббита в большом лесу. Поискав её какое-то время скорее для виду, они вернулись к фургону, и Эланор могла вздохнуть спокойно.
  Она вышла из своего укрытия и огляделась. Лесная чаща, и днём малопроницаемая под лучами солнца, сейчас погружалась в таинственый зелёный сумрак. Опавшая прошлогодняя листва не успела истлеть за год и теперь покрывала землю плотной мягкой подстилкой, которая гасила звук шагов. Редкие лесные травы и цветы, которым удалось пробиться сквозь неё, вздымали кверху свои длинные тонкие стебли, словно надеясь когда-нибудь дотянуться до скрытого кронами деревьев неба. В лесу было влажно, тёмные капли вечерней росы стеклянно поблескивали на листьях жестколистного кустарника. Лес не пугал Эланор, но оставаться в нём дольше не следовало. Она это знала.
  Так как голод не отпускал её, она попыталась отыскать хоть что-нибудь съедобное, но кроме листьев кислицы обнаружить ничего не удалось. Они и ночная роса, собранная в воронкообазных листьях ландышей, утолили жажду.
  Похитители фургона оставались на своей стоянке до утра, и инстинкт самосохранения подсказал Эланор держаться поблизости, а утром, когда фургон продолжил свой путь, она отправилась вслед за ними. Всё складывалось как нельзя хуже.
  
  
  
  
  
  Глава 4. Первые испытания
  Следующий день прошёл для невольной путешественницы в чередовании длинных пеших переходов и остановок. Догнать фургон за день ей не удалось - пони бежали резвее её ног. Чтобы окончательно не оторваться от него, ей предстояло сократить разрыв за время ночного перехода. Как она сможет одолеть его, Эланор старалась не думать. Ведь она и так уже целый день шла пешком и почти ничего не ела вторые сутки. Если воду удалось обнаружить в ручье неподалеку от дороги, то с едой дела обстояли очень плохо. Трава и корни - не самая подходящая пища для дальних переходов.
  Она очень устала, но усталость не препятствовала мрачным мыслям, которые одолевали её неотступно целый день: она ушла без спроса, не оставив никакой весточки о себе. Её друзья не знают, где её искать, если только не догадаются, что она там же, где и похищенный фургон. Наверняка они подумают, что её тоже похитили! Если бы они только знали, что это по своей воле она попала в столь глупое положение! Она не помогла защитить фургон, сделала всё только хуже! Как глупо! Теперь ей пешком не вернуться назад, а сколько еще надо пройти до Пригорья, - неизвестно!
  Измученная мрачными мыслями и ходьбой, с наступлением сумерек Эланор свернула с дороги и прилегла на нагретый за день пригорок. Ей надо было отдохнуть, иначе она не сможет пройти всю ночь. Под слабое жужжание лесных мух она впала в забытие и очнулась уже в полной темноте. Её травяное ложе остыло, а ноги продолжали противно гудеть. Эланор села и пригладила рукой растрепавшиеся волосы. Месяц поднимался за лесистым нагорьем. Пора было продолжать путь.
  Никогда раньше Эланор не поверила бы, что способна пройти всю ночь, ни съев ни крошки и ни выпив глотка воды! Страх и отчаяние гнали её вперёд. И это был не только страх за себя, совершенно простительный для девочки, оказавшейся вдали от друзей и родных одной-одинёшенькой на темной лесной дороге! Это был ещё и страх за своих родных, которые сойдут с ума от беспокойства за неё - исчезнувшую ни с того ни с сего! Отчаяние из -за собственной беспомощности и глупости, что привели её на этот Тракт: она хотела приключений? Так вот она их и получила.
  Первые часы своего ночного путешествия Эланор проделала как бы в забытьи, большей частью предаваясь мрачным мыслям. Она шла и шла, думая только о том, как глупо она поступила. Но то, как размерено она двигалась, понемногу успокоило её. Она стала замечать пейзаж вокруг себя. Глаза привыкли к темноте, и даже когда луна скрылась с небес, она все так же четко, как ей казалось, продолжала видеть и дорогу, и придорожные заросли, в которых пробегали, двигались, замирали невидимые для Эланор лесные жители. Звёзды на небесах сверкали далёким и манящим светом, и, казалось, озаряли дорогу своим волшебным сиянием. А она всё разматывалась и разматывалась перед Эланор, словно из гигантского нескончаемого клубка.
  Идти было легко, и Эланор с усмешкой подумала, что так она, пожалуй, сможет без остановки дойти не то что до Пригорья, а то и до Раздола, или до края земли! И в этот момент вдруг что-то пересекло дорогу шагах в десяти от Эланор. Нет, не пересекло даже, а выскочило, задержавшись на миг, и ринулось дальше! Неведомое животное уже исчезло, а Эланор била крупная дрожь - она видела, -нет никаких сомнений, что она видела его! - это был огромный волк!
  Раньше она была знакома с ними только по картинкам в старых хоббитанских книгах, да и тех было немного. Шкуру последнего волка, добравшегося до окрестностей Норгорда, - пожелтевшую и высохшую,- убитого, кстати, прадедом Фродо, - она видела однажды среди малонужных в хозяйстве вещей, сваленных в одной из дальних комнат Торбы-на-Круче. По рассказам взрослых, по картинкам и этой древней шкуре можно было судить об этих грозных зверях. Но тот, кого она успела разглядеть в ночи на Тракте превосходил всё, что она себе раньше навоображала! Он раза в три был больше неё!
  Эланор продолжала стоять, пытаясь унять дрожь во всём теле. С ужасом она поняла, что ноги её ослабли и не способны нести её дальше. Превозмогая охватившую её немощь, она сделала пару шагов на нетвёрдых ногах, и так шаг за шагом неуверенно двинулась дальше. Если волк сейчас вернётся, её дурацкий путь бесславно закончится прямо на дороге где-то на подступах к Пригорью!
  Не было уже мужества смотреть по сторонам, она шла, уставившись на дорогу перед собой и стараясь не прислушиваться к ночным шорохам и звукам. Но когда до её ушей донеслось какое-то движение сбоку в лесу, она вдруг что было сил ринулась вперед. Топот её ног, треск ветвей со стороны леса - такого и в страшном сне не увидишь! Хотела бы она, чтобы это был сон!
  Она бежала долго, подстёгиваемая мыслью о волке, что скрывается в ночи. Потом прислушалась - вроде бы кроме своего топота она ничего больше не слышала, и только тогда позволила себе остановиться. Впереди на востоке небо как-будто слегка посветлело. Она глубоко вздохнула и двинулась дальше и, не пройдя и пятидесяти шагов увидела рядом с дорогой очертания фургона и пони. Она снова вздохнула и прикрыла глаза: она всё таки догнала их!
  Оба похитителя ещё спали прямо у погасшего костра. Рядом с одним лежал свёрток явно с чем-то съестным. Эланор буквально учуяла аппетитный запах хлеба. Скользнув по траве к месту стоянки, она прокралась к костру и быстро извлекла из котомки большой ломоть хлеба. Едва удерживаясь от того, чтобы не съесь его тут же сразу, она поискала глазами воду. Так и есть - баклажка валялась рядом со спавшим ничком пригорянином. Взять её с собой было нельзя, поэтому Эланор решилась отпить из неё воды и положить обратно.
   Всё так же бесшумно она открыла крышку и сделала пару глотков, вот только это был эль, а не вода! Но пить так хотелось, что она продолжила пить и почти осушила её до дна. Они поди и не вспомнят, сколько выпили за ужином! А что до того,что это эль, так говорят, он очень питательный. А это ей сейчас в самый раз.
  Пони спокойно косились на Эланор. Вернув баклажку на место, Эланор решительно направилась к фургону и залезла внутрь. Конец поездки уже близок, а пешком ей уже будет их ни за что не нагнать. Залезла в самый конец фургона, где лежали тюки с шерстяными тканями. "Остаётся надеяться, что я буду похожа на тюк!", - подумала она, прикрываясь холщёвой тряпкой. Она съела только половину украденного хлеба, как тут же уснула.
  И приснились ей пончики. Ароматные жаренные пончики, присыпанные хрустящим сахаром. Такие часто готовила Рози, и каждый раз пончики превращали этот день в праздник. Вот и сейчас дивный запах пончиков заполнил кухню. Рози всё ещё стояла у печи, дожаривая оставшиеся кругляшки теста, а на столе перед окном прикрытая белым полотенцем уже высилась горка румяных - ярких- масляных- желанных пончиков! Вот теперь-то она наестся! Эланор двинулась к окну и стукнулась о что-то твёрдое. Помимо стука, вызванного её движением, она услышала ещё и скрип колес и поскрипывание-полязгивание, которое издавал фургон. С разочарованием она поняла, что она в фургоне, и что тот едет.
  Она открыла глаза и потёрла ушибленную во сне коленку - когда она ринулась к воображаемым пончикам , на самом деле она ударилась о бортик фургона. Остаётся надеяться, что снаружи этот стук никто не услышал. Скорее всего, так оно и было, потому что фургон не остановился и никто не стал заглядывать внутрь. Похитителям вряд ли придёт в голову, что она смогла их догнать, да ещё и ночью. Если бы они допускали хотя бы маленькую возможность этого, они бы выставили караул. А может они попросту не были умны.
  Размышляя об этом Эланор доела оставшийся кусок хлеба и прислушалась к звукам снаружи. Они изменились - она различала и отдалённое квохтанье кур, всхрапывание лошадей, стук и скрип деревянных ворот, и даже голоса! Они приехали! Её путь должен здесь и закончиться!
  С замиранием сердца слушала она, как переговариваются её похитители с привратником, и тот с готовностью открывает им ворота. Ещё бы! Они же, оказывается, знакомы, оба живут здесь, и теперь задержатся дома только чтобы отдохнуть перед дальней поездкой, будь она неладна! Но зато за неё как следует заплатят потом!
   - А что везёте-то? - поинтересовался привратник.
  - Да кто его знает, в основном табак и мёд, что им там понадобилось посылать! Наше дело маленькое: груз доставил и - привет! - отдыхай!
  - И то правда! Чудно только, что хоббиты так далеко на восток шлют товары. Отродясь не видывал такого!
  - Ну, они теперь важные заделались, им этот король с юга разные обещания раздает, вот они и считают себя теперь больно важными, - пояснил хриплоголосый.
  - И что же завтра и поедете?
  - Да чтобы время зря не терять. Фургон тут на площади оставим - ночью поочереди покараулим его и домой так же поочереди наведаемся.
  Эланор пришла в замешательство: куда же теперь они отправятся, ведь ехать навстречу посланцам Элессара они не собирались? Или это такая хитрость для отвода глаз? Уедут они из Пригорья, а там на Тракте, где на много миль нет никого, на них могут напасть разбойники какие-нибудь (если они здесь есть), вот и можно будет сказать, что фургон у них отобрали.
  Но ведь хоббиты могут тоже пожаловать в Пригорье и раскрыть обман этих наёмников! Эланор окончательно запуталась в предполагаемых замыслах лживых пригорян. Но ей-то что теперь делать?
  Она поняла, что только в полной темноте сможет вылезти из фургона, чтобы не связываться со привратникам, который скорее поверит своим старым знакомым, чем ей. Оставалось ждать. Сначала ушел один пригорянин, а второй слонялся по двору или перекидывался парой слов со сторожем. Уже достаточно стемнело, и Эланор решила не ждать "смены караула", а на свой страх и риск покинуть своё убежище. Надо было размяться и поесть. И решить, что делать дальше.
  На её удачу фургон был поставлен в углу двора, так что можно было спрятаться между ним и дворовой стеной. Она так и сделала. Прокравшись вдоль стены как можно дальше от фургона, где стояла пара телег, она пригнулась и всё так же бесшумно проползла под ними. Собак пока поблизости не было, иначе они давно бы её обнаружили.
  Она выползла из-под телеги и выпрямилась у стены, сплевывая прилипшую к губам соломенную труху. Поблизости от этого места виднелась дверь трактира. Вот бы сейчас там съесть тарелку каши! Или хотя бы хлеба! Эланор поискала в котомке прпрятанные монеты - этого должно было хваить на скромный ужин. Но всё ещё колебалась: она наверняка выглядит странно - неумытая и непричёсанная, в волосах у неё, наверное, трава и колючки, и платье помято. Страшно было идти туда. Но голод и жажда пересилили страх.
  Эланор глубоко вздохнула, открыла дверь и шагнула внутрь. И тут же непроизвольно открыла рот: спётый воздух в трактире, пропитанный запахами стряпни, мокрой одежды, дыма от очага и курительных трубок, можно было резать ножом. Светильники под потолком и лампы на столах рассеивали сумрак, и в этом мареве из дыма, пара и отблесков ламп двигались фигуры. Большинство посетителей сидели за столами, кто ужиная, а кто попивая свою кружку пива. Несколько высоких человек стояло у стойки, беседуя с кряжистым трактирщиком за стойкой. Кто это был? Хозяин заведения? Между столами сновали молодые хоббиты с подносами, уставленными кружками или едой.
  Никто не обратил внимание на вошедшую Эланор,и она боком, стараясь держаться как можно незаметней пошла по проходу к стойке. Сбоку было немного места, где она могла бы встать, вот только стойка был слишком высока, её почти не было видно. Тогда она придвинула скамейку и встала на неё. Тперь её можно было хотя бы заметить! Человек за стойкой оглянулся в её сторону и удивлённо раскрыл глаза, но тем не менее спросил:
  - Чего изволите, маленькая госпожа?
  - Мне бы ..поужинать! Что у вас есть?.. - её решимость иссякла.
  - Будет сделано! Мясную поджарку я не буду Вам предлагать, но вот рагу с грибами Вашей милости подойдёт! И брусничного квасу?
  - Да, - только и смогла выдохнуть она.
  - Тогда пусть маленькая госпожа садится вон там у стены, - он кивнул ей на дальний угол, - И мои ребята мигом Вам всё подадут!
  Она радостно кивнула и отсчитала монеты. Там, у стены она сможет поесть, не привлекая к себе внимания, и там будет удобно подумать, наконец, что ей делать дальше. Пока ни о чём другом, кроме еды, думать она не могла.
  А трактирщик отдал распоряжения слугам и снова повернлся к посетителям.
  -Надо же, маленькая хоббитша! - пробормотал он, - Чьих же она будет? Не Прорытвинсов ли? Да я вроде как всех хоббитов здешних и их детишек знаю, может, родня какая к кому из Хоббитании прибыла?
  У стойки были одни только люди, хоббиты сидели в дальнем углу залы, поэтому просветить трактирщика по этом у вопросу было некому.
  - Как бы то ни было, а не следят они за своими детьми! - подал голос старый плотник, вслед за трактирщиком поглядывая в сторону Эланор. - Если бы моя старшая сюда явилась, ух, и заработала бы она от меня!..
  - Так ведь что дурного-то, - запротестовал трактирщик, - Ведь поесть человек, то есть, хоббит зашёл! Не как ты - пиво пить целый вечер!
  - Дома надо есть! - отрезал собеседник.
  Сидевший рядом пригорянин в беседу не вступал, поставил кружку и, не торопясь, вышел из трактира.
  - Это-то да, - пробормотал трактирщик самому себе, - Вот только дома, видать, не особо накормят...
  Он ещё раз глянул в угол, где расположилась Эли, которой уже принесли её еду, и с сомнением понаблюдал, как жадно та расправляется с ужином, как будто дня три ничего не ела. Ещё раз он собрался порассуждать сам с собой об этом странном явлении, как его снова отвлекли дела на кухне, и он быстро позабыл про странную посетительницу. И снова вспомнил, только когда вернулся в зал и взглянул на её место - её уже там не было.
  
  ***
  
  Эли и сама прекрасно понимала, что детям одним не место в трактире. Любой хоббит совершенно определенно бы высказался на эту тему. А уж негодованию Рози не было бы предела, увидь она Эланор в такой обстановке! Поэтому она старалась быть совсем незаметной в своём углу. Главное было поесть и придти в себя. И это ей скоро удалось.
  Под конец трапезы у Эланор созрел новый план - она обратится не к трактирщику и другим пригорянам, а к хоббитам. Она слышала их голоса в противоположном углу залы, но не видела, так как спины пригорян, хоть и не очень рослых, но весьма упитанных на взгляд Эли, скрывали их. Хоббиты быстрее поймут, в чём тут дело, и поверят ей. И уже сами обратятся к пригорянам за помощью. Самое верное решение! А после и отдохнуть можно будет - поев, она ощутила приятную истому, как бы не заснуть прямо за столом!
  Она надо только на минуточку отлучится и она сразу примется за дело! Эли выскользнула из трактира и с удовольствием вдохнула прохладный вечерний воздух. Луна уже светила над деревянной оградой. Фургон стоял на том же месте... Когда она возвращалась, у самой двери трактира вдруг что-то тёмное опустилось на её лицо, и тут же чьи-то сильные руки зажали ей рот...
  
  ***
  Её сознание снова выхватило знакомые звуки - скрип колёс и постукивание копыт. Вот только увидеть что-нибудь кроме чёрноты, она не могла. Она догадалась, что на голове у неё мешок, руки связаны, и лежит она в фургоне. Теперь-то её похитили по-настоящему!
  Эланор оставалось только гадать, что стало причиной её неудачи. Должно быть, кто-то из этих двух злодеев решил заглянуть в трактир и увидел её там. А может быть кто-то из посетителей уведомил их специально или невзначай, просто упомянув в разговоре: ведь маленькие хоббитши совсем не каждый день заглядывают в это заведение!
  Наощупь она смогла определить, что её бросили у самого входа. Она села и завязанными руками кое-как стащила с головы мешок. Так и есть! Но что это ей давало, ведь не выпрыгнет же она на ходу да ещё и с туго стянутыми верёвкой руками.
  Она задвигалась в поисках чего-нибудь режущего. Это было непросто почти в полной-то темноте! Её похитители сидели на передке и о чём-то негромко переговаривались. С места, где находилась Эланор, было трудно разобрать, о чём это они там болтают. К тому же пригорянский выговор сбивал её с толку. Ей пришлось осторожно подползти к передней стенке фургона, чтобы прислушаться к разговору.
  - ... да потому что ...за весь этот товар немного -то мы выручим, - раздражённо бубнил один.
  - Но ведь выручим же! - возражал другой, - Что это ты вдруг передумал?
  - Не передумал я. Надо нам было только золото брать, да и то, когда хоббиты бы обратно из Пригорья повернули, а мы поехали бы вдвоём дальше, спрятали бы золото, а потом, как и договаривались, сказали бы, что нас ограбили! Теперь из-за всего угнанного фургона добра не жди - товару тут меньше, чем беды, которую мы с того товара и получим!
  - А ты позабыл, видать, что эти коротышки передумали?! Они могли и до Тарбада с нами тащиться! Или где там их королевские посланцы ждать будут? Тогда бы мы с тобой получили по 50 монет за услуги, - и всё! Или нам пришлось бы от двоих хоббитов избавляться, а ты, вроде, не мастер на такие дела.
  - А теперь нам от неё избавляться....
  Они замолчали. А Эланор затаила дыхание.
  - ... А как от неё... ну, избавляться? - помолчав, нерешительно продолжил второй.
  - Сам знаешь как. Можем её в рабство продать.
  - Кому это?!
  - Кому-кому.. оркам!
  - Так они же её и съедят! - с ужасом выдохнул второй: - ... А нас они не съедят заодно? - со страхом спросил он своего жестокого товарища.
  - Нас, может, и не съедят. Можно перекупщикам отдать. В Восточном Дунланде такие найдутся. ... Теперь вот тащись с ней! - злобно сплюнул тот.
  Эланор была ни жива, ни мертва от услышанного. Эти злодеи её не пощадят! Судьба, которую они ей уготовили, леденила душу. Она уже была готова выпрыгнуть из фургона наобум: прямо в темноту и с путами на руках. Что может быть страшнее только что нарисованного будущего?!
  Эланор поползла обратно, попутно натыкаясь головой и плечами на тюки и коробки. Она и вправду была готова выкинуться на дорогу, лишь бы её возницы не услышали шум от падения. И тут лес вокруг ожил.
  Сначала донёся треск веток, как-будто сквозь придорожные кусты прорывалось что-то крупное или многочисленное, потом послышался топот и грозные окрики. Напуганные пони остановились, и фургон тотчас окружили неизвестные. Оторопевшая от неожиданности Эланор сначала подумала, что это хоббиты или пригоряне нагнали похитителей и сейчас освободят её и верут фургон. Однако прислушавшись к голосам, с огорчением поняла, что ошибалась - голоса были грубые и злые, а радостные возгласы были вызваны предвкушением нечестной наживы.
   Кого-то из возничих скинули на дорогу - Эланор слышала, как он застонал. Второй жалобным голосом просил пощады. А разбойники уже приступили к грабежу: входная занавеска откинулась, и в проёме показался один из них.
  - Здесь темно! - крикнул он своим товарищам, - Сейчас поглядим, что тут у них припрятано!
  И принялся шарить вокруг себя, наугад вхватывая предметы и выбрасывая их на дорогу. Каждый раз его бросок сопровождался одобрительными возгласами остальных.
  Эли было горько присутствовать при этом грабеже. Ей было жаль трудов и стараний хоббитов, которые собирали эти драгоценные для них вещи в подарок доброму и справедливому властителю Гондора, взявшему Хоббитанию под свою опеку.
  Разбойник не торопился заканчивать свои поиски, видимо, он хотел найти что-нибудь ценное до того, как вся банда разбойников начнёт делить добро, он что-то нащупал в судучке и извлек находку. При этом он выпрямился и посмотрел вглубь фургона, где взгляд его упал как раз на Эланор. Она глухо вскрикнула и отпрянула.
  - Постой, да здесь ещё кто-то есть..., - начал было разбойник, в свою очередь тоже сделав шаг назад, но в это время вдруг что-то толкнуло его, и, сильно качнувшись, он вылетел на дорогу. Это резко дёрнулась повозка. От толчка Эли тоже упала на пол фургона. Со связанными руками ей было не встать, и она провела это время лежа на полу. Иногда перекатываясь , так как от быстрого галопа повозку бросало из стороны в сторону.
  " Хотелось бы знать, что произошло!" - подумала она. Скорее всего кто-то из пригорян смог пустить лошадей вскачь и теперь у них есть шанс на спасение!
  Пони не переставали скакать.
  "Так он загонит лошадей", - подумала Эли.
  Но пригорянин, видно, был слишком напуган и старался убраться как можно дальше от опасного места. Вряд ли у разбойников были кони - шума погони не было слышно.
  Наконец, пони перешли на крупную рысь, потом пошли шагом, потом и вовсе остановились.
  Эли приподнялась с пола. В фургон заглянул пригорянин. Он был один, его товарищ остался у разбойников.
  - Выходи!- скомандовал он, видя Эли полулежащую у сундучка.
  Она медленно вылезла и встала рядом с повозкой, стараясь выглядеть дружелюбней. Теперь они остались одни на этой дороге.
  - Может, вы мне развяжете руки? Теперь-то это зачем?
  - Вот ещё! - тот и не взглянул на Эли. Вместо этого он залез в фургон, вытащил Элину котомку и бросил к её ногам. Эли всё ещё ничего не понимала. Но когда похититель повернулся к ней спиной и направился к козлам, смысл происходящего стал ей ясен.
  - Подождите! Вы же не бросите меня здесь!
  - Ещё как брошу, -бросил тот не останавливаясь.
  - Здесь же никого нет, здесь звери и разбойники! Куда я денусь? - взмолилась Эли.
  - Ты знала, куда лезла. Вот и прогуляешься теперь как-нибудь!
  Вихрь мыслей пронёся в голове Эли: ей не добраться никуда: сзади - разбойники - вперед еще много лиг пустынного тракта. У неё даже руки связаны! Теперь она по-настоящему испугалась!
  - Хотя бы руки мне развяжите! - горестно крикнула она, а получилось жалобно.
  Но её врага было не разжалобить такими мелочами.
  - Так сойдёт, - он уселся на козлы и взял в руки поводья: - Н-но!
  Пони нехотя стронулись с места.
  
  
  Глава 5. Спаситель и попутчик
  Цокание копыт пони наконец затихло вдали и воцарилась ночная тишина. Как ни прислушивалась Эланор, ни единого звука не долетало до неё. Она старалась сдержать слёзы, оглядывая место, в которое её завела несчастливая, как теперь оказалось, судьба.
  Дорога чуть пошире той, по которой они ехали по Хоббитании, вела на юго-восток и была не слишком оживлённой в этой части. Хоббиты не торговали с дальними южными землями, а людям нечего было делать в этом редколесном краю, не сулившем богатой добычи. К тому же до окончания Великой Войны за Кольцо Всевластья здешние места были попросту опасны для мирных путников - всякий разбойный люд самых разных народностей искал удачи на большой дороге.
  Путешествовать и теперь было небезопасно. Гномы пользовались северными путями, а эльфы давно уже не появлялись в здешних краях, безлесных от предгорий Синих гор до дальних отрогов Мглистого и от границы Южных Холмов, лежащих за Пригорьем, до южных гаваней, образуемых устьями великих рек Гватло и Изен, что несут свои воды в Великое море.
  Только за Тарбадом - могучим городом приречных людей - Северо-южный тракт (или Староюжный, как ещё его называли) превращался в широкую дорогу, выложенную камнем. Её проложили могущественные властители Гондора, и в те времена этот важный торговый путь связывал северо-западные земли с Изеном. Позднее он опустел из-за набегов дуннландцев. Да и морийские орки под покровом тьмы частенько хозяйничали на этих бесплодных равнинах. Теперь-то стало поспокойнее, но всё равно здесь мало было надежды встретить случайного путника, как и ожидать помощи на дороге. Одно название тех мест - Сирые равнины - говорило само за себя! Впрочем, туда Эланор, представлявшая эти места по картам, и не собиралась.
  Эланор продолжала озираться: эти правильной формы травянистые холмы, что чернели справа, должно быть - Могильники. Жуткие рассказы о нечисти, обитающей в склепах древних воинов, были известны с детства каждому хоббитёнку. Одна только мысль о том, что она находились совсем рядом с владениями Умертвий, подкашивала ноги.
  С левой стороны должны быть Южные холмы - поросшее невысоким, но довольно густым хвойным лесом нагорье. Если где и прятаться, то только там. Идти вперёд по дороге не было смысла. Возвращаться назад означало идти в лапы разбойникам, от которых только что удалось сбежать. Оставаться на дороге тоже не годилось - здесь её видно как на ладони!
  Словно в подтверждение этих мыслей кто-то заухал над её головой. Эли посмотрела вверх - справа у дороги на дереве сидела сова, её глаза жёлто светились в темноте. Она не мигая смотрела на Эли. Потом заухала ещё раз, снялась с места и бесшумным зигзагом подлетела так близко к Элиной голове, что девочка присела; а сова сделала круг и улетела в сторону леса.
  Было ли это любопытством с её стороны или знаком, но Эли решила последовать за птицей и, осторожно ступая по тёмной траве, двинулась в лесные дебри Южных холмов. Здесь можно будет спрятаться и попробовать пробраться обратно к Пригорью. Вот только руки бы ещё освободить!
  Не придумав пока, как это сделать, она проплутала остаток ночи по лесным зарослям. Перед рассветом она взобралась на холм с широкой прогалиной на восточной стороне; там ей удалось найти небольшую впадину в земле, покрытую мягким мхом. Рядом росли молодые пушистые сосёнки. Не будет большой беды, если она отдохнёт здесь. Уже не первый раз она в одиночку бродит по лесу! Эли вздохнула: в садах Норгорда всё было по-другому! И там рядом был уютный тёплый дом, где её всегда с любовью ждали родители! Только теперь Эланор поняла, как сильно она любит их , и своих сестричек, и брата! Может быть, она ещё увидится с ними?
  Когда Эланор проснулась, солнце уже высоко стояло в небе. Она по-прежнему не знала, что ей делать. Но одно дело было неотложным - надо во что бы то ни стало развязать руки! Они затекли и болели. Как жаль, что в её котомке не было даже самого маленького ножичка! Вот иголку с нитками она захватила, а ножик не взяла!
  От отчаяния Эли принялась тереть веревку о выступающий из земли сосновый корень. Верёвка натягивалась и скрипела, и даже как будто стала более рыхлая - на месте трения образовалась щетина из волосков, но толку от этого всё равно было мало. Тут бы пригодились какие-нибудь каменные обломки, желательно со сколами, чтобы они были хоть мало-мало острыми. Для этого надо отыскать каменные осыпи или гранитную скалу. Эланор поднялась со своего ложа. Если здесь такие высокие холмы, так может и скалистые склоны найдутся?
  В поисках скал или осыпей она провела большую часть дня, справедливо рассудив, что вернее всего искать их там, где холмы выглядят более высокими и крутыми. И хотя передвигалась она медленно, всё же успела за день зайти так далеко, что уже не могла вспомнить, откуда она идёт, и в какой стороне осталась дорога. Холмы попадались достаточно крутые и высокие, карабкаться по ним было трудно. Однако каменистые осыпи ей так и не встретились, день повернул на вечер, а она, видимо, окончательно заплутала в этом лесу.
  Эланор остановилась. Хуже всего, если она впадёт в отчаяние. Она чувствовала, как будто тёмные силы там, в лесу, только и ждут этого, чтобы кинуться на неё, стоит ей зарыдать или броситься в бессмысленное бегство. Надо собраться с мыслями и придумать что-нибудь... например, найти ручеёк или речку и идти по ней....
  Чтобы сосредоточиться, она прикрыла глаза и замерла. В кроне дерева тенькала птичка, ветер шуршал листьями. И ещё она слышала стук своего сердца. И больше ничего. Открыв глаза, она вскрикнула, потому что увидела его...
  ***
  - Не бойся, дитя! - это были первые его слова. Он приветственно поднял руку, и Эли почувствовала, что её испуг проходит. Но она по прежнему не сказала ни слова, глядя, как к ней бесшумно приближается высокий и статный мужчина, похожий на охотника. У него был лук и колчан со стрелами, а на поясе висел нож. Он взглянул на Эланор, и она поразилась его холодным светлым глазам, сверкнувшим словно белая молния.
  Он медленно, видимо, чтобы не испугать девочку, подошёл к ней, вытащил длинный нож и разрезал верёвки на её запястьях. Эланор даже не пошевелилась: внезапное появление этого незнакомца и долгожданное освобождение от пут, - всё это было как во сне! Она боялась проснуться снова одна в этом нескончаемом лесу!
  Тогда он прикоснулся руками к её запястьям, на которых, казалось, навек отпечатались следы от верёвки, и произнёс:
  - Пойдём, я постараюсь облегчить твою боль!
  И тогда Эли очнулась. Это всё было на самом деле! Её освободили! И этот человек к ней добр, .. только... это ведь не человек?!....
  Поражённая, Эланор опять взглянула на своего избавителя, пока тот внимательно глядел на неё.
  - Пойдём! Здесь недалеко есть вода и всё что нам нужно...
  Она покорно пошла вслед за ним, пытаясь унять радостное волнение. Только что она была в отчаянии, а теперь её распирал безудержный восторг: она встретила эльфа! Впервые в своей жизни! И так вовремя!
  Они действительно быстро вышли к неглубокой речушке и расположились за камышовыми зарослями: её спаситель умел выбрать самые укромные места. Эли смогла наконец умыться и попить воды. Мужчина исчез ненадолго, а когда вернулся, занялся руками Эланор: вымыл принесённые листья и растер их в ладонях, а потом втёр эту влажную кашицу в красные распухшие запястья девочки. После предложил ей еды, и Эли с удовольствием съела хлеб и какие-то неведомые ей листья. Она боялась задавать вопросы, поэтому молчала.
  - Что ты здесь делаешь, дитя? Ты ведь из хоббитов? - спросил он, - А хоббиты обитают очень далеко отсюда!
  - Я взялась не за своё дело, - честно ответила она. Теперь ей стало понятно, сколь трудно будет объяснить своё поведение даже и незнакомцу.
  - Твоё признание делает тебе честь! - усмехнулся тот, - Не всякому человеку или эльфу в столь юном возрасте достанет ума так строго себя оценить! Всё же, я думаю, тебе стоит во всех подробностях рассказать мне обо всём, что привело тебя сюда, чтобы я мог понять, как мне помочь тебе!
  - Спасибо, - поблагодарила его Эли, - Вы очень добры ко мне! Я так рада, что встретила здесь эльфа! Меня зовут Эланор, я дочь Сэма Скромби из Норгорда, мой отец - он мэр этого города...
  - Эланор! У тебя эльфийское имя! Это приятно слышать. А я Хелегир. Я тоже рад, что моя помощь пришлась своевременно.
  - Вот моя история...,- начала свой рассказ Эланор, и пока она говорила, эльф Хелегир внимательно слушал, но взгляд его был устремлён куда-то далеко к вершинам деревьев или внутрь себя, он только иногда поглядывал на рассказчицу и ничем не выдавал своих мыслей. Когда Эли закончила свой рассказ, он не торопился высказаться, и какое-то время молчал, смотря вдаль.
  "Может, он уже не хочет связыватся со мной?"- расстроенно подумала Эли.
  Она ещё помолчала и осмелилась напомнить о себе:
  - Это всё, теперь я не знаю, что мне делать.
  - Твоя история весьма поучительна, но я не могу осуждать тебя: ты поступала так из лучших побуждений. Все мы слишком часто действуем из лучших побуждений, а потом удивляемся результату! - произнёс он .
  Казалось, он словно сожалеет о чём-то. Но сказанного было слишком мало, чтобы извлечь из этого практическую пользу.
  - Вы посоветуете , как мне поступить дальше, господин? Вы поможете мне? - не удержалась Эли от вопроса.
  - Советовать я не могу. Трудно сказать, что должно сделать теперь: догнать угнанный фургон будет трудно - мы пешие, и на много лиг вокруг мы не отыщем коней, если даже нам кто-то захотел бы их отдать без оплаты! Вернуться обратно в приграничное хоббитчье поселение, как ты назвала его? - Пригорье? - сейчас невозможно...
  - Но почему? - не удержалась от возгласа Эли.
  - ...потому что в этих местах сейчас слишком много разбойного люда, безжалостного и отчаянного. Они заправляли своими разбойными делами в низовьях Гватло, грабили суда торговцев, но не так давно силы короля Гондора вынудили их уйти из Энедвайта на север. Теперь они не скоро покинут эти спокойные места! Королю Элессару следовало бы не просто прогнать их, но полностью уничтожить!
  - Наверное, он так и сделает! - предположила Эланор. (Только вот когда?)
  - Возможно! Если у него достанет желания. Но ты рассказала удивительные вещи: оказывается, это король озабочен судьбой хоббитов! Хотя странно даже то, что он знает об их существовании!
  - Но ведь это же Элессар! Во время Войны за Кольцо Всевластья он помогал хоббиту Фродо! Разве Вам это не известно, господин?
  - Не называй меня "господин"! Я такой же путник, как ты, и не происхожу из знатного рода. Достаточно будет звать меня по имени, - запротестовал эльф. Потом продолжил:
  - Война Кольца! Да, разумеется, я знаю о ней. А ты сведуща для своего возраста!
  - Мой отец - он тоже был ТАМ..., он помогал избавиться от Кольца...
  Эльф с интересом посмотрел на Эли.
  - Теперь понятно! Что ж, я помогу тебе добраться до дома. Только сейчас последовать обратно по этой дороге не получиться. Мы можем попытаться выйти севернее, чтобы вернуться по Восточному тракту. Это займёт время. И нам придётся быть незаметными: справиться с таким количеством вооружённых людей я не смогу.
  - А как... ты... оказался в этих краях? - осмелилась спросить Эли.
  Эльф невесело усмехнулся:
  - Можно было бы сказать, что я странствую. А скорее уже живу то здесь, то там. И так уж получилось, что сейчас я обитаю здесь.
  Эланор подумала, что эльф Хелегир, наверное, как Следопыты Севера, патрулирует малолюдные земли в поисках приспешников Злых Сил. Он казался молчаливым, и Эланор не решилась приставать к нему с расспросами. Присутствие эльфа казалось сказочной небылицей - Эли старалась не смотреть на него всё время, а это было очень трудно!
  Всё же украдкой поглядывая на своего спасителя, она изучила его внешний облик, и пришла к заключению, что в его одежде совсем мало эльфийского. Ни крой одежды, ни ткани не казались необычными. Примерно так были одеты люди, которых она видела в трактире в Пригорье: просто и буднично. Серо-коричневые невыразительные цвета куртки и штанов, истрёпанный серо-зелёный плащ делали эльфа почти незаметным в лесной чаще. По правде говоря, только забранные на эльфийский манер длинные пепельные волосы прямо указывали на его расу. И, конечно, его фигура и стать, - он выглядел необычайно сильным и гибким, и ...,Эланор наконец подобрала слово, которое лучше всего подходило - он был необычайно прекрасен!
  Собственно говоря, он был самым красивым существом, которое Эли когда-либо видела за свою недолгую жизнь. Только теперь она поняла смысл странного выражения тётушки Беггонии Семгинс с Заветренного Холма , -"невыносимо прекрасен". Правда употребляла она его в адрес знаменитых Розиных пончиков, которыми Рози угощала соседей по праздникам.
  "Ох, как же он невыносимо прекрасен!"- вздыхала всякий раз тучная Бегги Семгинс, запуская пальцы в глубокое блюдо, где на донышке ещё оставался последний румяный пончик в розовой сахарной глазури: "Я должна его съесть! Ничего не могу с собой поделать!"
  Теперь стало наконец понятно, как что-то хорошее можно назвать невыносимым: на его совершенное и какое-то отрешенное лицо даже было больно смотреть, а не смотреть - ещё тяжелее. Понимая, как глупо может она выглядеть в глазах эльфа, бесконечно разглядывая его, Эланор постаралась держаться по возможности независимо.
  Они остались на ночлег тут же у речки. Хелегир на берегу расстелил Эли плащ, а сам устроился у подножия дерева. Здесь у воды было много комаров и мошки. Эльфа они почему-то не донимали, зато Эланор досталось за двоих! Только успела подумать, что за ночь они её съедят вполовину, как Хелегир протянул ей пучок неизвестной травы:
  - Это "живая вода" на всеобщем - сок этой травы заживляет мелкие ссадины и годится от комаров. Покрой им лицо - и будешь в безопасности!
  Эланор так и сделала. Сок был поначалу липким, но быстро высох и превратился в маску, защищавшую от укусов насекомых. Впрочем, они даже потеряли интерес к Эланор. Так что та смогла спокойно улечься и впервые за несколько дней заснуть крепким сном.
  ***
  
  Наутро они быстро собрались в путь, наскоро перекусив хлебом и родниковой водой. Эланор отдохнула за ночь и почувствовала прилив сил, ей нетерпелось отправиться, наконец, к дому. Девочка старалась не думать о том, что происходит дома и у Брендизайков. Её исчезновение, должно быть, напугало и расстроило всех, кто знал и любил её. И как это могло ранить её родителей, сестрёнку Розу... Она чувствовала себя виноватой преде всеми ними, но особенно ей было совестно перед Пином, ведь это он настоял на том, чтобы она отправилась в это путешествие! А она так подвела его! Эланор не могла не понимать, что Пин винит себя больше всех в том, что с ней случилось, а она никак не может успокоить их, рассказать, как всё произошло на самом деле. Единственым утешением было то, что она теперь скоро вернётся и повинится перед всеми, кто ей дорог.
  Их путь пролегал почти невидимой лесной тропой, которую протоптали скорее звери, а не люди. Небо затянули облака, мягкий утренний свет рассеивался в зеленом пологе. Эльф и хоббит шли бесшумно, не вспугивая маленьких лесных жителей. Лес словно принял их как своих - они стали его частью. Олениха с оленёнком замерла в двух шагах от тропы, тревожным глазом глядя на путников, но не убежала прочь. Еноты, зайцы, куница, - все они только на мгновение задерживались взглядом на проходящих, и тут же продолжали заниматься своими делами. Видимо, присутствие эльфа вселяло в них столько доверия, а маленькой хоббитше казалось сказкой всё происходящее: и лес, который так недавно пугал её, и его обитатели, позволившие так близко взглянуть на их жизнь, и сам эльф, ставший её проводником и защитником!
  Ближе к полудню они сделали привал. Эли показалось, что это было сделано скорее из-за неё. Её спутник мог ещё долго обойтись без отдыха. Он был немногословен, и они едва перебросились парой фраз, пока расположились под деревом недалеко от тропы. Его словно снедала какая-то печаль. Нет, он не хмурился, в его осанке не было ничего унылого, но Эли чувствовала что-то рядом с ним, какую-то грусть. А может, это пасмурный день настраивал на такие мысли. Она могла и придумать всё это, решила Эланор.
  - Тропа, по которой мы идём, её протоптали звери? - поинтересовалась она у эльфа, когда они снова двинулись в путь.
  - И да и нет, - ответил тот. - я часто пользуюсь звериными тропами. Но они не всегда ведут в какое-то определенное место. Я исходил эти места из конца в конец, и там, где нужно было мне, я прокладывал путь сам.
  - Понятно. А мы идём на север? - уточнила она.
  - Да, мы направляемся к северу. Насколько это возможно. Некоторые места труднопроходимы для тебя, поэтому часто приходится двигаться на восток, - пояснил он.
  - Не беспокойся, - пояснил он, взглянув на Эланор и, видимо, решив, что надо её подбодрить. - Я постараюсь доставить тебя к своим. Ты скоро будешь в безопасности!
  После таких заверений трудно было впасть в уныние. Эланор вздохнула про себя и подумала, что многие её ровесники обзавидовались бы, узнай они про то, в какой компании она сейчас путешествует по лесам Минхириата за много-много лиг от восточной границы Хоббитании!
  За первый день их совместного путешествия они прошли немного из-за того, что идти приходилось по довольно крутым холмам, иногда поросшим столь колючим и плотным кустарником, что нужно было обходить их, выписывая замысловатые петли, вместо того, чтобы двигаться по прямой.
  В таких зарослях они и заночевали, расположившись на узкой прогалине. Кустарник обступал их наподобие колючей крепости. Эланор боялась змей, что могли приползти из этих живых неприступных стен, но эльф положил вокруг их импровизированного ложа верёвку, и обнадёжил Эли, что теперь ни одна змея сюда не приползёт. Им пришлось лечь совсем близко друг к другу - верёвка ограничивала совсем набольшой пятачок, и Эланор было спокойно при мысли об этом близком соседстве. Впервые за последние дни ей приснился приятный сон, какие она часто видела в Хоббитании. Она проснулась в полной уверенности, что она дома. Но вслед за этим ощущением она почувствовала легкое дуновение утреннего свежего ветерка, и шелест листьев, и покалывание травы под щекой. Она вспомнила, что она не дома.
  Следующие два дня были похожи один на другой. Они шли и шли, и только местность вокруг них понемногу менялась. К концу второго дня холмы стали более плоскими, но лес ставался все такой же густой. На третий день лес начал редеть, а рельеф - понижаться. Они словно спускались куда-то вниз. На одном из пологих склонов деревья расступились и стало видно равнину, расстилавшуюся на сколько хватало глаз. Эланор смотрела вниз: их ждало непростое путешествие через травянистую пустошь, на которой виднелись рощицы хвойных деревьев, кое где это травяное пространство покрывали тёмно-зеленые пятна с явно другой растительностью.
  - Это болота, - пояснил эльф. - Их здесь немало. Идти придётся с большой осторожностью.
  Они запаслись водой в роднике, которая весело журча, струилась в долину и исчезала в высокой траве. Как оказалось, водой была пропитана вся эта низменность. Идти было мягко и топко. Под ногами часто чавкало, и туфли Эланор быстро отсырели. Она посмотрела на следы, остающиеся за ними, и подивилась: следы эльфа были не глубже её, если не наоборот! А ведь он был намного больше Эланор! Как такой могучий эльф мог быть таким лёгким? Эта дорога совсем не затрудняла его - он двигался легко и ловко, перескакивая через особо водянистые участки.
  Эланор же быстро устала от бесполезных попыток выискивать кочки посуше, ноги промокли и покрылись чем-то скользким. Надо было делать привал, но сначала следовало отыскать подходящее для этого место. И оно, к счастью, нашлось - небольшое возвышение, где можно было остановиться и присесть, не опасаясь, что сядешь в холодную жижу. Эльф развёл костёр, чтобы просушить обувь Эланор. Остальная её одежда тоже нуждалась в просушке, особенно юбка, подол которой тоже промок за этот переход по болоту.
  - Ну, это ещё не совсем болото, - счёл нужным пояснить Хелегир. - И, надеюсь, мы туда не попадём!
  Эли расслабленно сидела у костра. Она предоставила эльфу хлопотать о костре и еде. Но даже сейчас, когда её охватила приятная истома, а глаза были прикрыты, от неё не укрылось, что эльф с неохотой разводит костёр. Он встревоженно глядел назад на лес, который они недавно покинули, словно опасался чего-то, оставленного позади.
  - Мы пройдём сегодня вон до той рощицы, - указал он на темную полоску деревьев к северо-востоку. - Там и заночуем и погреемся ещё раз!
  С видимым облегчением он затоптал костёр. "Неужели за нами может кто-то следить",- подумала Эланор, но не решилась спросить. Она всё ещё робела в присутствии эльфа.
  До небольшой возвышенности, на которой прилепилась рощица, ставшая их целью, они добрались ближе к вечеру. Вопреки надеждам девочки, они не остановились тут же, но прошли эту реденькую рощу насквозь. Впрочем, это не заняло много времени. Там, на противоположной стороне рощи, они сделали привал. По-видимому, эта предосторожность была предпринята, чтобы хоть немного скрыть их стоянку от возможных наблюдателей на холмах. Но Эланор было уже все равно, она почти не могла идти, мечтая о теплом пледе и горячем чае. Как и в прошлый раз, эльф быстро сложил костёр и, когда пламя разгорелось, предложил Эли обсушиться. Какое-то время они отдыхали, не разговаривая. Эланор лежала у костра, закутавшись в плащ Хелегира и дремала, пытаясь освободиться от воспоминаний о тяжелой дороге.
  Когда почти стемнело они сели ужинать, и Хелегир приятно удивил Эли, предложив к неизменному хлебу и свежим листьям горсть запеченных над костром грибов, которые он успел собрать, пока она находилась в забытии. Конечно, чая у них не было, но теплая еда, пламя от костра создали тот неуловимый уют, который всегда возникает в приятной компании и не на пустой желудок. По-видимому, что-то похожее почувствовал и эльф. Когда Эланор взглянула на него ей уже не показалось, что он хочет и дальше держаться неприступно, поэтому она решилась задать вопрос.
  - Похоже, ты живёшь один и странствуешь всегда один. Извини, если я поняла неправильно! Но где же другие эльфы? Ты ведь встречаешься с ними хоть иногда?
  Хелегир усмехнулся.
  - Почти так. Ты поняла правильно - я не встречаюсь с другими эльфами уже много лет. Почему? Мой народ давно покинул свои родные земли.
  - Извини, я не знала! - испугалась Эли. Она не хотела, чтобы её собеседник погрузился в мрачные воспоминания.
  - Не извиняйся! Это случилось давно. Раньше мы жили в землях вдоль реки Митейтель, у Мглистых гор. Этот край назывался Остранна. Благославенный край, где эльфы могли наслаждаться природой, возделывать сады, помогать деревьям расти и цвести. Среди прочих эльфов Остранна стала желанным местом, которое все хотели увидеть и насладиться нашим прохладным целебным воздухом, прозрачной водой Митейтеля, красотой цветущих весной древ. Наш народ с радостью принимал у себя гостей, будь то эльфы или гномы..., - он помолчал и продолжил:
  - Нас было немного, и это в своё время стало причиной нашего поражения, когда орки и ангмарские войска двинулись к югу. Никто не смог придти к нам на помощь, и наши поселения были сметены этой ордой всего за несколько дней!
  Вместе с нами погибла земля Остранны - изрубленные ядовитыми мечами деревья засохли, вытоптанные долины остались безжизненными и каменистыми. Немногие уцелевшие эльфы отправились в Серебристую Гавань, чтобы покинуть наш мир навсегда, не выдержав такой утраты. Но несколько семей остались в память о потерянном мире. И мы тоже остались - я , моя сестра Гетэль и бабушка. Но потом и другие семьи ушли на Запад .. или погибли...
  - И они так и живут там, твои родные? Почему ты оставил их?
  - Я никогда не оставлю их. Я часто возвращаюсь туда, где когда-то была наша страна.
  Эланор поняла, как должно быть одиноко ему, хранящему воспоминания о былом счастье. Эльфы живут долго, как долго, она точно не знала, но больше обычных смертных. Это, вероятно, всё было очень давно.
  - Как давно это было? - решилась спросить она.
  - Это было во Вторую эпоху. Давно, по меркам людей!
  - Да и по меркам хоббитов тоже...
  - Никто уже не помнит о тех временах, только эльфы и дунаданцы.
  - Дунаданцы! - обрадовалась Эланор. - Король Элессар тоже дунаданец! И он дружит с эльфами! Он даже женат на эльфийке, дочери Владыки Раздола! И многим другим тоже интересна судьба эльфов. Среди хоббитов есть те, кто рад дружить с эльфами! Мой отец и его друзья-хоббиты знали одного эльфа и он всегда был им другом! А отец, он даже знает предания эльфов, хотя и не умеет читать и говорить по-эльфийски!...
  Эльф удивлённо смотрел на взволнованную девочку.
  "Всё это странно", - подумала между тем она: "Если у него есть близкие, почему он так далеко от них, и говорит, что почти всегда странствует. Что гонит его с места на место? Может, он не решил, уплывать ли ему на Заокраинный Запад".
  Костер почти прогорел и влажная темнота потихоньку вползала в остывающий вокруг кострища столб воздуха. Пора было ложиться спать. Эланор легла тут же, поблизости от ещё жарких углей. Хелегир остался сидеть. Эланор поняла, что он и не собирается спать. Было ли это связано с беспокойством, которое не оставляло его весь их путь, или он попросту не хотел спать, Эланор не знала. Она вздохнула и закрыла глаза. И тут же провалилась в глубокий сон.
  Очнулась она от того, что эльф тряс её за плечо. Она приоткрыла глаза: только светало, небо оставалось тёмным,
  - Вставай! - перед ней мелькнуло взволнованное лицо Хелегира.
  Она подчинилась, ещё плохо соображая, и посмотрела туда, куда было обращено лицо эльфа.
  В роще что-то двигалось. Через минуту она уже видела, как из-за деревьев показалось несколько высоких фигур. Они шли, не заботясь о производимом ими шуме, и громко переговаривались. В их голосах слышалась радость и какая-то злость или грубость. Эланор замерла, не веря своим глазам - это были те люди, что напали на фургон, - разбойники! Она узнала их по голосам.
  - Эй, друг! - крикнул эльфу один из тех, кто шёл первым. - Наконец-то мы нашли тебя! Куда это ты вдруг направился в одиночку?
  Эльф стремительно обернулся к оторопевшей от всего этого Эланор. Она только хотела спросить, что же всё это значит, но не успела: двое головорезов уже походили к ним.
  - Не говори им сколько тебе лет и кто твой отец! Не говори им ничего! - быстро сказал он ей.
  - Но, почему?.. И кто они?!- испуганно спросила Эланор.
  - Мои товарищи.
  
  Комментарий:
  На этом заканчивается первая часть описания приключений юной хоббитши. Здесь подробно изложены все обстоятельства, что привели дочь Сэма к тем, кого трудно назвать подходящей компанией для девочки. Опыт, который она обрела за это недолгое время, можно было бы назвать полезным. Ибо полагаться лишь на себя одного не всегда оказывается верным решением, но иногда ничего другого не остаётся. P.S. Буду рада узнать, насколько читателям интересно увидеть продолжение этой истории.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"