Серая Зона: другие произведения.

Девять цветов радуги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.25*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Краткое описание читать здесь: http://lurkmore.ru/ОЯШ


Девять цветов радуги

  -- Часть 1.
   - Мой милый Бактор, - спросил он через некоторое время. - Как могло так случиться, что я вижу остатки оружия только девяти рыцарей Света, хотя все десять погибли?
   Я хохотнул. - Здесь только девять. Десятый вон там в коридоре. Этот герой шел иначе, нежели остальные и я остановил его там. Он был очень искусным.

Роджер Желязны.

  
  -- Пролог.
   Выходили на рассвете. Бесшумный вертолёт за девять минут доставил их на базу, расположенную неведомо где - благодаря использованию порталов цель могла находиться хоть на другой планете, на время заброса это не влияло. Те из бойцов, что поопытнее, сразу прикинули по часовому поясу - получился Дальний Восток, по климату - что-то тихоокеанское. Зачем вообще понадобилась воздушная высадка, почему не открыть проход прямо в подземные галереи - это Боссу виднее, меньше спрашиваешь - дольше живёшь. Может, база как-то защищена от порталов, или Босс боялся, что тварь может подкараулить у выхода и сама в портал проскочить.
   - Ничего живого, кроме твари, на базе не осталось, - сообщили им при инструктаже. - Всё, что движется, и не является членом Бригады, ваша законная цель. Впрочем, в связи со спецификой объекта, на неживое и друг на друга тоже посматривайте.
   Да уж, специфика - врагу не пожелаешь. Тут поневоле обычному спецназу позавидуешь - они таких бестий разве что в голливудских ужастиках видят. Конечно, платит Босс на порядок выше, снаряжение у него откуда-то из ненаучной фантастики, а медицина такая, что безнадёжных калек за два дня на ноги ставит и в строй возвращает - не поверил бы, если бы сам не видел. Но и задания соответствующие - после каждой миссии к психиатру заглянуть хочется. Огневое прикрытие для группы шаманов во время ритуала призыва духов, усмирение взбунтовавшихся упырей - это ещё в Бригаде рутина.
   Кстати о магах. Весьма подозрительно, что в сегодняшнем составе группы ни одного колдуна нет. Вообще нет лиц с параспособностями. Все двадцать исполнителей, включая командира - простые смертные. По стандартам Босса, разумеется. На взгляд человека непосвящённого, самый тупой и неловкий из членов Бригады являлся настоящим суперменом: голыми руками разбросает десяток мастеров боевых искусств, с оружием в руках положит взвод морской пехоты, а уж на что он способен в своей штатной экипировке, непосвящённым лучше не знать - спать спокойнее будут. К сожалению, на вероятного противника всё это редко производило впечатление. По ту сторону прицела обычно оказывались настоящие монстры. Как сейчас, например...
   Периметр прошли спокойно, на этот счёт вводная не обманула. Спуск в шахту лифта тоже прошёл без осложнений. Электропитание восстанавливать не стали, перешли на ночное зрение. Детекторы молчат - значит, магии здесь не применялось. И то радует.
   Массивная дверь в конце длинного белого коридора, напротив, оказалась просто набита защитными заклинаниями. К счастью, большинство из них направлено внутрь, чтобы помешать выйти, а не войти. Не простые яйцеголовые здесь работали, совсем не простые. То ли сами магией владели, то ли под кем-то из сильных колдунов ходили, может и под тем же Боссом, а может под его злейшим врагом... Знали, с чем имеют дело, и сколько бед это натворить может, если вырвется. Но всё же не учли чего-то... И теперь их ошибки приходится зачищать Бригаде, как всегда понятия о предмете не имеющей. Конечно, боевые возможности объекта им изложили, всё-таки их цель - победить, а не красиво сдохнуть. А вот откуда такой объект взялся, что он собой представляет, да на что способен в потенциале, если сейчас не остановить - это уже информация совсем лишняя, не для смертных ушей.
   Серго закрепил на двери амулет, нажал активатор, отбежал подальше. Несколько секунд ничего видимого не происходило, хотя детекторы верещали, как резаные - устройство послойно снимало защитную заклялку. С этого момента пути назад не было. Герметичность нарушена, путь наружу для твари закрывает только Бригада. Ну, может есть ещё какая-то страховка за их спинами, в виде чего-нибудь магического или просто пары боеголовок помощнее. Только если эту страховку пустят в дело, значит спецназ к тому моменту уже спишут. Как мертвецов или неудачников - не суть важно, в их деле это почти одно и то же.
   Бронедверь раскалилась до белого свечения и бесшумно рассыпалась чёрным пеплом. За дверью, как план и указывал, оказался прямоугольный зал, похожий на стрельбище. Пятеро бойцов одновременно нажали на гашетки, заливая открывшееся пространство градом свинца, взрывчатки и освящённого серебра. Огневая мощь солдата Бригады была сравнима с вооружением штурмового вертолёта обычных армий - ничто живое не могло уцелеть в простреливаемой зоне. Да и многие виды мёртвых противников тоже разлетелись бы в клочья, и не смогли бы уже восстановиться.
   Грохот затих, визоры убрали с картинки дым и пыль. Пару секунд на оценку поражённой зоны, затем бегом вперёд, к следующей опорной точке. Или новый огненный шквал, если кто-то имел наглость не оценить первого. Теперь уже прицельно.
   И за миг до того, как командир начал опускать руку, в центре зала что-то поднялось.
   В первое мгновение Идо подумал - девочка. Высокая и худая девочка-подросток. Совершенно обнажённая. Зачем-то покрасившая волосы во все цвета радуги, да и не только радуги. Потом он увидел уши... острые длинные меховые уши... и слишком большие для человека раскосые глаза. И клычки из-под верхней губы. И когти на кончиках пальцев. И что-то бесформенное, прозрачное плещется за спиной, словно горячее марево с радужными всплесками - плащ, крылья, продолжение волос, просто взбаламученное пространство?
   - Эльф! - выдохнул кто-то. Идо мысленно возразил ему, что эльфы такими страшными по идее быть не должны. Если это создание и сошло когда-то со страниц Толкиена, то в процессе эволюции оно явно свернуло куда-то в сторону оборотня. Или вампира. Или обоих сразу. Впрочем, сейчас явно было не время и не место разводить литературные дискуссии. Поэтому второе слово сказали уже стволы.
   На миг показалось, что тонкая фигурка задёргалась, умирая под множеством очередей. И даже успело пронзить мгновенное сожаление, какое бывает при гибели цветка - "эльфийка" была жутковатой, но при этом и прекрасной. Хрупкая, изысканная красота совершенно не из этого мира... Потом дошло, что под таким огнём люди не дёргаются в агонии, а просто разлетаются на куски, не успев даже понять, что произошло. С целью происходило что-то иное, она таяла, расплывалась, меняла очертания... Через секунду на том месте, где стояла девушка, упал на бетон короткий меч. С отчётливым глухим стуком, который почему-то не был заглушён грохотом стрельбы.
   Десантник позволил себе короткий выдох облегчения - пока всё шло почти по плану. Возможности объекта соответствуют описанию - в форме меча или другого оружия тварь неуязвима, но не может двигаться самостоятельно, ищет носителя. В "живых" обличьях, в том числе "эльфийки", она подвижна, даже слишком, но может быть ранена, как любое живое существо. Вот только переходит из одного состояния в другое чересчур быстро, даже под обстрелом успевает превратиться...
   У командира, вероятно, промелькнули схожие мысли, потому что он скомандовал:
   - Огонь не прекращать, не дать ей подняться! Чайка, Хорёк - в обход с боксами.
   Чайка - это его позывной. Идо поймал брошенный напарником деревянный футляр и скользнул вдоль стенки в зал. Уж неизвестно, какие заклятия или технологии в эту коробку вложены, но Босс уверял, что помещённый в неё меч потеряет возможность превращаться. Станет, как ему и положено, дисциплинированным предметом на полочке в лаборатории. Пока какой-нибудь слишком любопытный исследователь опять не допустит прокол, позволив чудовищу сбежать. И пойдёт по-новой - кровь, беготня, стрельба... Одна надежда, что эту проблему решать придётся уже не Идо, а его сыновьям... а лучше - правнукам. Русский Витька Корнев, одно время работавший в Бригаде, в таких случаях выносил однозначный диагноз: "Сунуть в списанный "призрак" и загнать в подпространство до окончания времён". Как можно "списать" призрака-юрэя, да ещё с артефактом в брюхе, Идо понимал слабо, но фраза запомнилась. К сожалению, яйцеголовые почти никогда ей не следовали.
   Дженсен и Броуди почти непрерывным огнём прижимали тварь к земле, не давая ей и подумать о превращениях. Видимость (для их приборов) отличная, прицел идеален - даже если существо примет облик жука или комарика (эх, забыл уточнить, какие у него ограничения по размерам), снайпер его тут же размажет пулей. Всё под контролем, нужно только выбрать момент, чтобы схватить его и бросить в бокс... Не рукой - дотрагиваться до объекта нельзя, он даже через перчатку может подчинить, превратить в носителя. Для этого предусмотрен специальный щуп-манипулятор. Аккуратно подхватить зажимом на середине лезвия, держа так, чтобы объект всё время был на виду у снайпера, пока "Хорёк" подставляет под него открытый ящик...
   И в этот момент меч словно взорвался. Остальные увидели только поток радужно-переливчатой перламутровой субстанции, взметнувшийся фонтаном до потолка, прежде чем обрушиться на их товарища. Идо же разглядел в этом вихре полупрозрачный летящий силуэт "эльфийки". Это создание обхватило его за плечи неожиданно сильными тонкими руками, и впилось в губы жарким поцелуем, "не заметив" закрывающего лицо шлема. Все приёмы рукопашного боя разом вылетели из памяти, даром что были вколочены на подсознательном уровне. Перед глазами всё поплыло, и солдат рухнул в многоцветную бездну ужаса и наслаждения. Уже не увидев, как брызги крови заляпали шлем, как падает подстреленная ушастая девушка, рассыпаясь калейдоскопом ярких вспышек...
  
   Возвращались довольные - несмотря на трудного противника, удалось обойтись нулевыми безвозвратными потерями и единственным раненым. В истории Бригады - случай не то, чтобы совсем уникальный, но редкий. И только у самых подозрительных на душе скреблись кошки. Именно потому, что слишком легко всё как-то прошло. Судя по описанию, тварь могла устроить в лабиринтах базы настоящую игру в кошки-мышки, уничтожая спецназовцев по одному, и принимая их обличья, чтобы заманивать других в ловушки. Вместо этого она вышла навстречу, в самом удобном для Бригады месте, и фактически сама подставилась под пули. Ради чего? Ради единственного поцелуя? Не смешно!
   Поэтому, когда Серго сообщил, что с Центром связи нет, и вертолёта эвакуации в пределах досягаемости тоже не наблюдается, все с пониманием переглянулись. В их карьере такое уже бывало. Десантники без лишнего шума разместились по укрытиям, заняли огневые точки, и стали ждать помощи или нового противника. Который и появился, словно по расписанию, ровно через три минуты.
   И даже то, что нападавшие возникли неведомо откуда, прямо из воздуха, не потревожив ни один детектор порталов, бойцы ещё приняли как должное. Как и то, что вооружены пришельцы были лишь холодным оружием - им же хуже. Будь этим утром в Бригаде хоть один маг - он, вероятно, догадался бы, чем пахнет. Не по мечам, так по медальонам на груди у каждого из незваных гостей. Но к сожалению, при всех своих достоинствах десантники не были посвящёнными, магические иерархии и их сложные взаимоотношения оставались для солдат тёмным лесом. Поэтому они без колебаний жали на крючки, едва убедившись, что эти люди здесь не случайно, не являются спасательной командой и не работают на Босса.
   С учётом вышесказанного, в том, что первые спецназовцы умерли, даже не успев понять, что происходит, их вины не было. Как и вины воинов Пути, в принципе. Те просто защищались привычными методами. Оружие Бригады не могло причинить никакого вреда носителям халтанов, а эл-мечи рассекали современнейшую броню экзоскелетов, как воздух. Конечно, имея такое преимущество в оружии, защите и боевом умении, можно было и принять капитуляцию. Или хотя бы наносить несмертельные удары, отрубленные руки-ноги пострадавшим потом бы на базе пришили.
   Но во-первых, воины Пути не слишком любили иерархов и тех, кто на них работает. А во-вторых, не представляли, насколько слаб их противник. Когда до мастеров наконец дошло, что противостоят им обычные люди, в живых остался только один.
   Тот, за кем они и пришли. Идо Акира. Отмеченный поцелуем Изменяющей Видение.
  
  -- Глава 1.
   Класс, мне вчера такое клевое аниме принесли, всю ночь смотрел, про то как обычный японский школьник сначала живет нормальной жизнью, а потом...
   Не буду дальше рассказывать, а то не интересно смотреть будет, тем, кто еще не видел.

Один любитель японской анимации.

  
   Юдзо ускорил шаг, глубоко дыша, чтобы восстановить внутреннее равновесие. Сенсей может простить опоздание, хотя конечно, меньше всего хотелось обижать своей небрежностью уважаемого старого человека. А вот потерю самоконтроля он не пропустит никогда. И хорошо, если просто назначит дополнительные упражнения - учитывая состояние Юдзо, это только пойдёт ему на пользу. Плохо, если просто посмотрит всепонимающим взглядом, и отвернётся, ни слова ни говоря. За всё время обучения в этом додзё, мальчик лишь дважды умудрился заслужить подобное выражение неодобрения. И всякий раз отлично понимал самураев, готовых покончить с собой, лишь бы вернуть доверие. Не в сословной преданности тут дело, вернее не только в ней. Нет в жизни хуже чувства, чем разочаровать поверивших в тебя. По крайней мере, в его, Юдзо, жизни - не было.
   "Ну почему я такой?" - в очередной раз задал себе вопрос подросток.
   Никому в его классе школьная жизнь не давалась так легко, и столь тяжело одновременно. С детства отличаясь идеальной памятью и неплохими мозгами, он не испытывал никаких проблем в учёбе, легко проходя все тесты, и находя время как для полноценного отдыха, так и для занятий в школе кендо. Порой его даже охватывали угрызения совести - пока остальные неделями корпели над учебниками, он схватывал сложнейшие материалы, всего лишь пару раз пробежав глазами текст, или прослушав запись. В определённой мере выручали традиции коллективизма - он успокаивал совесть, помогая подтягиваться одноклассникам, участвовал во всех школьных мероприятиях, и вообще старался быть всячески полезен, чтобы им гордились, а не завидовали.
   Но эти же самые традиции коллективизма доставляли ему и основные проблемы. Нет, Юдзо не был строптив. Если он думал, или чувствовал, что приказ разумен, то с радостью ему подчинялся. Но если, с его точки зрения, учитель или ребята в классе были неправы, то внутри словно застывал холодный стальной стержень. Согнуть его, ища компромисс, а тем более сломать, подчинив свою волю общему мнению, было мучительно больно, а порой просто невозможно. Упорство нередко выручало его в уличных драках и на тренировках, но стоило переступить порог класса, как оно превращалось в источник сплошных неприятностей. О большинстве случаев окружающие так и оставались не осведомлены, но иногда, как сегодня, его прорывало. И тогда подросток начинал пререкаться прямо на уроке, задавать провокационные вопросы вместо "я всё понял", или просто замыкался в себе, не способный сделать что-то полезное. Ребята говорили, что в таких случаях глаза у него становятся просто бешеные, и даже учителя побаивались трогать нервного ребёнка.
   Самое неприятное - что постепенно все смирились с такой особенностью одноклассника, и даже выговоров ему не делали, не говоря уж о наказаниях. Тем более, что после подобных конфузов Юдзо всегда старался загладить вину, становясь максимально компанейским и исполнительным. Но он определённо чувствовал бы себя лучше, если бы его отругали, а не просто молча терпели. Ну и откуда это в нём взялось?
   Можно понять Тайлора, он гайдзин, да при том ещё и русский. Нормы японской культуры для него не образ жизни, а так, интересная экзотика. Хочу - соблюдаю, хочу - шлю подальше, вместе с носителями этой самой культуры. Но Юдзо-то здесь родился и вырос, у него оба родителя чистокровные японцы! Откуда у него эти совершенно варварские вспышки? Или аниме пересмотрел с героями-одиночками? Надо с отцом поговорить.
   Стоило вспомнить приятеля, как тот немедленно материализовался рядом. Капитана Тайлора на самом деле звали Николай Наумов, был он сыном русского бизнесмена, неистощимым генератором идей, лучшим другом Юдзо, космополитом, полиглотом, любителем фантастики и редкостным раздолбаем. Как отец воспитывал это светло-русое чудо, и воспитывал ли вообще, для всех оставалось полнейшей загадкой. В школу Коля ходил пообщаться, днём после занятий шатался по клубам и магазинам, а ночь просиживал за компьютером или с книгой. Учебникам он уделял в лучшем случае один час в сутки, а домашние задания ему за деньги решали старшеклассники или более старательные ровесники. Юдзо и сам пару раз так подрабатывал, хотя и считал, что друг поступает неправильно. Естественно, о какой-либо успеваемости при таком образе жизни говорить было смешно. Он бы давно вылетел из школы, если бы не положение отца: директор не желал оскорблять своего хорошего знакомого, к тому же оказавшего школе немалую помощь, как финансово, так и своими связями. На вопрос "как же ты собираешься жить после окончания школы", Николай равнодушно махал рукой: "авось не пропаду". Юдзо такой ответ неизменно повергал в шок, да и не одного Юдзо, так что от Капитана на время отставали. На что он довольно ухмылялся и продолжал развлекаться в своё удовольствие. Если его до сих пор не прибили, то только по причине необыкновенно щедрой души - мальчишка сорил деньгами направо и налево, и никогда не отказывался помочь, если это не слишком его напрягало. При этом, в отличие от большинства отпрысков богатых семей, был совершенно чужд снобизму. Он ничего не требовал ни от себя, ни от других, был дружелюбен, общителен, и всегда лучился заразительным оптимизмом. Не колеблясь, брал на себя чужую вину, если кому-то грозило серьёзное наказание, всегда был готов вскочить среди ночи и мчаться на выручку даже случайным знакомым, не говоря уж о друзьях. Поэтому парни скрипели зубами, но терпели его, а девчонки млели: "Он такой кавайный!".
   Когда в руки Николая попало аниме "Безответственный капитан Тайлор", которое он, по доброте душевной, тут же бесплатно распространил по всей школе, кличка напросилась сама собой, и сразу прилипла намертво. Ничуть не напоминая своего прототипа внешне или в деталях биографии, герой полностью соответствовал ему в главном - в сочетании сказочной беззаботности и столь же сказочной везучести.
   К четырнадцати годам Капитан успел вытянуться на метр восемьдесят, и среди одноклассников казался настоящим великаном. Не спеша переставляя свои длинные ножищи, он легко догнал быстро идущего Юдзо, и пристроился рядом:
   - Слушай, ну чего ты мучаешься, словно Раскольников после убийства старушки? Смотреть противно, ей-богу! В конце концов, ничего страшного ты не сделал. Что накричал на старосту, так она давно того заслуживала! Может, хоть сейчас перестанет из себя строить...
   - Я не кричал! - сквозь зубы процедил Юдзо, не останавливаясь.
   - Тем более! Просто поставил эту дуру на место. Думаю, многие тебе даже благодарны.
   - Тайлор, ты не понимаешь. Дело не в ней, дело во мне. Ну представь, что мы в армии! Командир может быть неправ, но он командир!
   - Как хорошо, что я в армию не пойду. Если любой идиот там может по ошибке послать меня умирать под пули... Если мозгов нет, то цвет погон их не добавит! Слушай, а чего ты сам в старосты не пробьёшься? Всяко толку больше будет, а в классе тебя любят...
   Юдзо уже хотел подробно объяснить, почему, но его внимание привлёк шум за углом - какой-то нехороший смех и злое, отчаянное рычание. В несколько прыжков преодолев расстояние до угла, он заглянул в какой-то дворик, и оторопел от невероятного зрелища:
   Стайка ребятишек в возрасте от восьми до двенадцати лет окружила большую серую собаку и целенаправленно травила её, бросая палки и камни. Пёс рычал, огрызался, но преследователей это только ещё больше развлекало. На морде и боках собаки уже виднелась кровь, а в глазах застыла чуть тоскливая, но спокойная обречённость.
   Нет, не собаки, - уточнило подсознание. Волка. Юдзо отбросил эту мысль, как нелепую - даже если бы волка, сколь угодно старого и больного, занесло каким-то чудом в середину Токио, он бы ни за что не позволил себя вот так загнать. Порвал одного из малолетних садистов, прочие бы сами разбежались. Это явно собака, причём домашняя, недавно попавшая на улицу, ещё не привыкшая защищать себя любой ценой, в каждом видеть врага. Она просто не понимает, за что её бьют и где хозяин. Но всё равно странно поведение детей - почему не боятся? Или они знают эту псину, привыкли, что не кусается?
   Всё это промелькнуло в голове за какое-то мгновение, пока Юдзо вбегал во двор. Естественная для любого японца мысль не лезть в чужие дела у него не появилась даже в зародыше. А следом бежал Тайлор, тоже явно не задумавшись над вопросами подобающего этикета - ну с ним-то понятно, он вообще редко думает, что делает...
   - Вы что, с ума посходили все?! - парень закрыл пса собой, обведя взглядом собравшихся. - Покалечиться хотите? Или от родителей по шее давно не получали? Так я могу их заменить!
   Тайлор в это время присел рядом с псом, и что-то говорил ему по-русски, успокаивая. Лучше бы спину прикрыл. Хотя... он в определённом смысле это и делает. Пока он следит за псом, меньше шансов, что тот с перепугу на кого-то кинется.
   А вот детишки вели себя странно. Вместо того, чтобы смутиться, испугаться или разозлиться, они хохотали. По-взрослому так смеялись, жестоко. И в глазах их не было никакой детской чистоты... казалось, в них вообще осталось мало человеческого.
   - Пацаны, - растянул губы в улыбочке старший, почти ровесник Юдзо, - тут пища сама припёрлась раньше времени. Морталы у нас в следующем месяце, но если они сами так настаивают... С двумя трупами мы управимся?
   - Что за вопрос, Шендо? - пискнула одна малышка не старше десяти. - Я так голодна, что съела бы о?ни, не то что двух морталов!
   Остальные поддержали её нестройным хором.
   - Если так, то поехали! Питер, вешай полог!
   По спине у Юдзо пробежали мурашки. Как-то это всё не слишком походило на игру... Он хотел сказать ребятишкам, чтобы кончали дурачиться, но слова застряли у него в горле.
   Потому что пёс вполне внятно прорычал "Идиоты!". А светловолосый мальчишка лет двенадцати поднял руки вверх, что-то прошептал, и пространство за пределами десятиметрового радиуса стало мутным, словно затянулось туманом...
   - Ночной дозор, всем выйти из сумрака! - непонятно сказал за спиной Тайлор. То ли у него напрочь отсутствовало чувство опасности, то ли он принципиально игнорировал его сигналы. Судя по голосу, для него происходящее было увлекательным фантастическим приключением, он совершенно не отдавал себе отчёта, что нарвался на самые крупные (и вероятно, последние) в своей жизни неприятности.
   А дети менялись на глазах. Лица одних превращались в гротескные маски, других - в звериные морды, тела вытягивались или набухали мускулами... Два вампира, пять оборотней, маг, и два существа не совсем определённой идентификации, вероятно гоблин и конака-дидзи - хладнокровно определил кто-то внутри Юдзо, и он мысленно поблагодарил мать за многочисленные рассказы о сверхъестественном, а также Тайлора, приучившего приятеля к просмотру аниме. Заодно он мысленно извинился перед родителями и сенсеем за то, что скорее всего не явится больше на занятия и на ужин. И перед господином Наумовым-старшим, что втянул его сына в неприятную ситуацию. Хотел извиниться и перед самим Николаем, но решил, что успеет это сделать уже на том свете.
   Тем временем тело действовало на автомате - освободило из ножен боккен, перешло в защитную стойку и начало просчитывать, кто из десятки атакует первым. Тело было настоящим самураем - оно не беспокоилось о смерти. Решив, что голове неплохо бы последовать этому примеру, он очистил разум от всех посторонних мыслей...
   - Идиоты, - более внятно рыкнул "пёс", поднимаясь на задние лапы. Его грудная клетка расширилась и набухла мускулами, рост увеличился до двух с лишним метров, а передние конечности превратились в жуткие длинные орудия смерти с серповидными когтями. - Даже сдохнуть спокойно не дадут, что за молодёжь пошла?!
   - У нас есть шансы? - спокойно спросил Юдзо. Детишки не спешили переходить в атаку, видимо наслаждались предсмертным спектаклем жертв.
   - Никаких, - честно ответил старый оборотень. - Даже если я их отвлеку, вы всё равно не вырветесь из-под полога отрицания. Чтобы пощадить добычу или испугаться - они слишком юны. До того, как почуяли первую кровь, ещё были шансы, а теперь...
   - А прихватить кого-то из них с собой?
   - О, это сколько угодно, - оскалился зверь. - Начнём потеху?
   - Только представимся. Акира Юдзо, по прозвищу Ронин. Мой товарищ - Наумов Николай, по прозвищу Капитан Тайлор. От наших оппонентов, как понимаю, по причине низкого уровня воспитания нормального представления ждать бессмысленно?
   - Полностью. Ну что ж, неплохая компания для смерти - двое сумасшедших. Я Пьер Конти, по прозвищу Кость. Беру на себя их колдуна. Не поминайте лихом, если вдруг прорвётесь.
   Монстры переглядывались. На их мордах ясно читалось "Шендо, может ну их? А вдруг это заразно?" Но поскольку никто не решился произнести своих опасений вслух, кольцо продолжали стягивать. Когда дистанция сократилась до четырёх метров, Пьер прыгнул.
   Золотоволосый Питер если и испугался своего почти тёзки, то виду не подал. Увернуться он бы не успел, потому и не пытался - знал, что его прикроют. Так и произошло - бледный вожак-вампир с неуловимой быстротой оказался перед ним, и ударом ладони в грудь отшвырнул серого зверя на добрый десяток метров. Отчётливо послышался хруст рёбер. Вервольф, хрипя, поднялся, но явно был уже не в той форме. Ему требовалось время, чтобы восстановиться, а времени давать не собирались...
   В этот момент другой упырь атаковал самого Юдзо, и тому стало не до наблюдений. Он достаточно ловко поставил блок, и нанёс контрудар, метя в горло противника. Но вампирёныш легко поймал боккен голой ладонью и отвёл в сторону, как соломинку. По всем законам он должен был заработать перелом кисти, но вместо этого чуть не треснули руки самого Юдзо, державшие меч. Игнорируя боль, Ронин наносил удар за ударом, каждый с силой, способной искалечить взрослого человека, но тощий мальчишка без труда парировал их, играя, словно кот с мышью... Никакое боевое искусство не может переломить ситуацию, когда противник втрое быстрее и в десять раз сильнее тебя. Или всё-таки может?
   Собрав всю волю на кончике своего меча, Юдзо устремил боккен прямо в сердце нападавшего. Тот по привычке отмахнулся, но почему-то не успел... Ясеневое лезвие прошло аккурат между четвёртым и пятым рёбрами вампира, проткнуло лёгкое и достало до сердца.
   Мальчишка захрипел, недоверчиво тараща глаза на застрявший в теле боккен. В его взгляде не было ни боли, ни ярости, только бесконечное удивление. Он легко затянул бы рану даже от настоящего, стального меча. Так как, как этот несчастный мортал, вооружённый нелепым деревянным макетом, смог в одно мгновение превратить его первый триумф в смерть?!
   Юдзо же, напротив, ощутил неожиданную бодрость и прилив сил. Энергия живого мертвеца, покинув своё средоточие, через деревянный проводник текла прямо в ладони победителя. И хотя Ронин, будучи живым человеком, не мог по-настоящему поглотить чужую силу, выплеск он ощутил, как лёгкий тёплый ветер, снявший боль и укрепивший его спокойствие. Он чувствовал себя единым с противником. И знал, что через мгновение тот утратит даже подобие жизни, рассыплется прахом. Глаза маленького кровососа закатились, алый блеск в них погас, уступив место белесой пустоте... Не задумываясь, Юдзо выдернул клинок за миг до того, как процесс стал бы необратимым. И тут же ткнул им за спину, прямо в глаз атакующей оборотнице. Та взвыла, а юноша, оттолкнувшись боккеном от её массивного черепа, рухнул на землю, уходя от взмаха страшной лапы...
   Что-то происходило. Перспектива казалась странно искривлённой, словно он смотрел в дверной глазок с обзором в двести градусов, в одной панораме сливалось происходящее перед ним и за спиной... При этом пропорции и цвета не искажались, напротив, всё выглядело сверхъестественно ярким и чётким. Собственное тело казалось погружённым в вязкую смолу, остальные участники боя тоже едва шевелились. Он вдруг понял, что видит монстров насквозь, знает распределение энергии в их телах, и может единственным ударом в нужную точку, даже не пробивая кожи, прервать эти потоки, убив человека или нежить... Или парализовать, если ударить в другое место и добавить другой энергетический импульс. В голове словно пылала ослепительная звезда, просвечивая всё вокруг волшебным рентгеном.
   Не задавая себе вопросов, в чём причина таких изменений, он заскользил среди чудовищ танцующим шагом, сосредоточив энергию на кончике своего меча. С оборотнями он теперь мог драться на равных, вампиры всё равно были быстрее, но им требовалось выполнить серию движений, чтобы достать Юдзо руками или зубами. Ему же хватало одного поворота запястья, тычка или рубящего движения, чтобы боккен встретился с телом врага. От его блоков у монстров отнимались конечности, а немногочисленные атаки на опережение каждый раз уменьшали число противников на одного. Он успел как раз вовремя, чтобы выручить Пьера, которого уже почти расплющил конака-дидзи при поддержке двух оборотней-змей. А вот Капитан, как ни странно, в помощи почти не нуждался - используя кастет и бейсбольную биту, он вполне успешно отбивался от гоблина, вооружённого похожей дубиной. Причём, судя по всему, от драки оба получали колоссальное удовольствие.
   Ронин поднял оружие для очередного удара... и внезапно налетел на что-то твёрдое в энергетическом плане. Его воля, ведущая клинок, была отбита в сторону с такой силой, что по рукам, сжимавшим рукоять, будто хлестнуло ледяным разрядом. Физическая боль была не меньше, но её, по крайней мере, Юдзо уже привык игнорировать. Вся сила и воинская концентрация ушли на то, чтобы просто не выронить боккен...
   Перед ним, злорадно скалясь, стоял старший вампир - вожак этой шайки. Из-за его спины с опаской высовывался мальчишка-маг. Именно он установил и поддерживал энергетический щит, об который и разбилась атака Юдзо.
   - Экстрасенс, да? - хмыкнул Шендо. - Думаешь, выучил пару трюков, и уже крутой?
   - Я просто на своём месте, - спокойно ответил юноша, глядя вампиру прямо в глаза. Он знал, что его гипнотизируют, но почему-то знал и то, что на него это не подействует.
   - Сейчас ты увидишь, где место морталов в пищевой пирамиде. Я буду убивать тебя медленно, мортал. Сначала сломаю суставы рук и ног, и оставлю лежать, так, чтобы ты видел продолжение. Потом у тебя на глазах сниму шкуру с твоего дружка-гайдзина...
   - Не слишком ли много страшных слов для тринадцатилетнего недоросля? - оборвал Юдзо.
   - Думаешь, он сам это всё выдумал? - прохрипел Пьер, приподнимаясь на локте. - От старшей нежити наслушался! Как на самом деле шкуру снимать, он понятия не имеет...
   - Лучше бы он родной язык как следует учил, - добавил Капитан, только что мощным ударом по черепу отправивший гоблинёнка в нокаут. - Даже я знаю, что существует такое слово "смертный", вместо англицизма "мортал". Ну и кто из нас после этого гайдзин?
   - Вы уже три трупа! - в ярости взвыл вампир. Однако кидаться вперёд не спешил - понимал, что это значит оставить без прикрытия мага. На кого бы из трёх он ни напал, два других успеют разделаться с волшебником, а значит - оставят его без щита.
   - Забавно звучит из уст ходячего мертвеца в отношении трёх живых! - фыркнул оборотень.
   Как оказалось, дураком Шендо всё же не был. Он избрал вполне логичный выход - атаковал Ронина, резонно решив, что с двумя другими он потом управится и без помощи мага. На сей раз это была настоящая атака - быстрая и смертельная, никаких игр с добычей. Юдзо по-прежнему видел её, словно в замедленной съёмке, однако его собственное тело двигалось ещё медленнее. Вытянутый в прыжке вампир застыл в воздухе. Через четверть секунды или через тысячу лет, он одной рукой вырвет и отбросит меч, а другой перервёт жертве горло. Или разобьёт череп. Или проломит грудную клетку. Время и способ не имеют значения, они субъективны. Важна лишь неотвратимость.
   Звезда в голове Юдзо разгорелась ослепительным огнём, обзор расширился ещё больше, замыкая круг. Словно его голова стала прозрачной, и теперь он видел во все стороны сразу, на расстояние многих километров. Он увидел собственное тело - стеклянную статуэтку, в которой текли потоки света. Из земли через ноги, из меча через руки, из воздуха через лёгкие, с каждым ударом сердца световая энергия собиралась в точке между бровей, там, где у людей находится чакра Аджна. Когда сияние в ней стало нестерпимо ярким, лоб пронзила резкая боль. Юдзо понял, что если не спустит эту силу с цепи, то вполне может сгореть сам...
   И он выпустил. Небольшую часть, ровно столько, сколько перехлёстывало через край.
   Узкий белый луч вырвался из его лба, прорезал ближайшую стену и ушёл в небо. Такой незначительной преграды на пути, как тело Шендо, он вообще не заметил. Вампир и сам не сразу обнаружил, что ног у него больше нет. А когда обнаружил - крик ужаса заставил содрогнуться людей на много кварталов вокруг.
   Он лежал на асфальте, дрожа и всхлипывая, крепко зажмурив глаза. Этого не могло быть, никогда! Это какая-то ошибка, дневной кошмар! Он же здесь герой, он не мог проиграть! Непобедимый, быстрый, умный, безжалостный. А остальные - просто статисты, призванные служить ему фоном или пищей! Не может быть, чтобы сейчас подошли и его просто убили!
   Он не увидел - почувствовал, как сверху опускается огромная лапа, чтобы раздавить его череп, как гнилой орех. И как деревянный клинок мягко отводит её в сторону.
   - Не надо, Пьер. Он больше не представляет угрозы.
   - Это сейчас. Не знаю, Юдзо, кто вы с другом такие, но этих тварей я знаю хорошо. Он бы меня не пощадил, и вас тоже. Их с детства натаскивают на убийство. Может, он не сумел бы реализовать все пытки, которыми тебе грозил, но очень постарался бы.
   - Я знаю. Но он же ещё ребёнок, Пьер. Дурно воспитанный ребёнок. Он никогда не видел в жизни ничего, кроме торжества сильного над слабым. Давай покажем ему, что существует и другой способ поведения. Он абсолютно уверен, что умрёт сейчас.
   - И он прав! - прорычал вервольф, снова занося лапу для удара.
   - Нет, Пьер. Он моя добыча. Он пытался убить меня, я нанёс удар, который вывел его из строя, и его жизнь принадлежит мне. Кроме того, ты собирался умирать. Мы с Тайлором спасли тебя, так что минимум одну жизнь ты нам на пару задолжал.
   - Откуда ты так хорошо разбираешься в традициях свободных стай? - подозрительно покосился на школьника Пьер. Но лапу убрал.
   - Сам не знаю... Просто чувствую... Со мной что-то происходит, я многое чувствую...
   - Что-то?! - Капитан ткнул в товарища пальцем. - Да, я бы сказал, с тобой ЧТО-ТО происходит! Ты на себя в зеркало смотрел в последние пять минут?
   - Извини, был немного занят, не мог уделить внимания внешнему виду. А что?
   - Да в общем ничего особенного. Просто у тебя третий глаз вырос. Похож на большую жемчужину. Он светится и стреляет лазерами. А так в принципе всё нормально.
   - Ты шутишь?! - с надеждой спросил Юдзо, отчётливо понимая, что юмором здесь и не пахнет. Именно эта "жемчужина" дала ему всеохватывающее видение, способность воспринимать мир в ускоренном темпе и сканировать окружающих, а сейчас играла во лбу энергией, готовая обрушить жгучий разряд на любого врага. Он чувствовал её существование, так же как обычный человек чувствует у себя руки, ноги и голову. И судя по всему, функциями всевидящего глаза и лазерной пушки её возможности не ограничивались.
   Первой мыслью был не страх и не радость, а скорее недоумение - и как он в таком виде родителям покажется? Сенсею? В школу и на улицу можно хотя бы шапку надеть...
   Потом пришёл куда более актуальный вопрос - откуда подобное украшение могло взяться?
   - Слушай, я за последние дни ни об какие пластины со щупальцами лбом не стучался?
   Тайлор с видом знатока оглядел приятеля, затем покачал головой:
   - Не, не тянешь. Ни брони, ни лезвий... Хотя эти клыкастые на зоаноидов немного похожи... Слушай, а может, это у тебя просто третий глаз открылся, как знак просветления?
   - Буддой я себя пока не чувствую... И насколько я знаю, третий глаз, даже в самых безумных духовных практиках, должен испускать луч духовной энергии, а не тепловой.
   - Ну, глаз Шивы, по преданиям, мог испепелять даже меньших богов...
   - Шивой тем более не чувствую. Есть более скромные предположения?
   - У меня их миллион, только все одинаково беспочвенные. Мы только что разбили практически голыми руками банду малолетних монстров, каких вообще не существует в природе, спасли жизнь оборотня, а ты от меня логичных предположений хочешь? Вообще-то, из нас двоих ясновидец с недавних пор именно ты. Или этот мохнатый в курсе...
   Вервольф ответил не сразу - он трансформировался. Через минуту стало ясно, почему его прозвали Костью - к стенке устало привалился очень тощий обнажённый старик. Благодарно кивнул, когда Юдзо вручил ему собственный тренировочный костюм:
   - Хорошие вы ребята, хоть и ненормальные. Так и быть, расскажу всё, только дайте чего-нибудь перекусить. Хотя Госпожа меня за это... - он тоскливо вздохнул.
   - Если вашей жизни угрожают, то не надо рассказывать... мы лучше сами.
   - Думаете, она меня убьёт? Эх, детишки, детишки. Смерти-то я давно не боюсь. Эта зараза меня омолодит - и мотай ещё полвека на этих проклятых улицах! Но для хороших людей не жалко. А может и не так страшна молодость, как мне казалось пару дней назад... Раз вы двое есть, значит не все ещё нынешние щенки оскотинились. Попробую порезвиться, как раньше, глядишь, кого и найду себе - друзей, врагов, а может волчицу посимпатичнее...
   Мальчики слушали сентиментальные разглагольствования, не перебивая. "Жемчужина" на лбу Юдзо замерцала и погасла, возвращаясь в глубину. Кожа сомкнулась за ней, как вода.
  
   - Ещё раз можно? - попросил мужчина в красном. - Что, вы говорите, они сделали?
   - Напали на посланника Девятихвостой, - спокойно повторил его собеседник.
   - Идиоты! Бестолочь малолетняя! На куски лично разрежу... надеюсь, посланник жив?
   - Жив. Но уж никак не благодаря вам, господин Ямамару. Именно вы выпустили их охотиться на улицы города, не проинструктировав как следует. Мы знаем всё о ваших экспериментах, и не буду врать, будто они нам нравятся. Но пока, - гость сделал ударение на этом слове, - официальных претензий нет. И вряд ли появятся в ближайшее время. Есть даже вероятность, что наши наблюдатели не заметят перехода из рук в руки двух или трёх городов. Например, того же Токио... При условии точного исполнения наших инструкций, разумеется.
   "Вот спасибо, порадовал", - хотелось подумать мужчине в красном, но он подавил подобную мысль в зародыше. Сидящий напротив был далеко не из сильнейших телепатов общины, так, ранг третий, не выше. Но и он без труда вывернет мозг даймё наизнанку, если хоть что-то заподозрит. Поэтому иерарх не стал гасить свой гнев, а напротив, позволил ему выплеснуться кипящим потоком, в котором скрылись все подробности. Лицо его оставалось спокойным, поза учтивой, и только ненависть хлестала мозг собеседника. Тот в свою очередь принимал ярость алого князя, как должное, как дань уважения к своему превосходящему статусу. Кристалл его разума оставался холодным и незамутнённым под напором, который мгновенно выжег бы сознание простого смертного. Алеан на его груди был выключен, воину вполне хватало внутренней Пустоты. Конечно, это открывало некоторые возможности для покушений с помощью магии, но ни одна из действующих на Земле сил не осмелится тронуть официального посланника Равновесия. А если на сцене появится кто-то незнакомый, гибель воина будет небольшой ценой за раскрытие нового игрока...
   Молчаливый поединок занял не более четверти секунды, затем князь униженно поклонился:
   - Все мои силы в полном вашем распоряжении, господин Такэда. Что прикажете сделать с юнцами, напавшими на разведчика? Я могу казнить их сам или передать в ваши руки?
   - Ничего не нужно. Пусть всё идёт, как уже началось. Не вздумайте ни преследовать слуг Девятихвостой, ни помогать им. Если дети захотят отомстить за своё поражение - пусть мстят, но без участия старших. Вы об этом вообще не слышали, понятно?
   - Да, господин Такэда. Но ведь они могут обратиться за помощью к своим родственникам...
   - Пока те думают, что имеют дело с обычным западным вторжением или неизвестным кланом - пусть мстят, сколько пожелают. Всех иерархов среднего звена, которые что-либо заподозрят о Девятихвостой - убирайте. Не сумеете убрать сами, чтобы не возникло подозрений о вашей причастности - обращайтесь к нам, мы зачистим. Пока Изменчивая сама не захочет заявить о себе, никто, кроме её слуг и верхушек иерархий, не должен знать о её возвращении.
   - Я понял, - снова поклонился мужчина в красном. - Это полностью ваше внутреннее дело.
   - Совершенно верно. И в ваших интересах, господин Ямамару, чтобы оно таким и оставалось. Я даже сказал бы - в наших общих интересах.
  
  -- Глава 2.
   Любой мегаполис оккупирован семейкой богов.
   Передел состоялся давно и без лишних слов.

Группа "Башня Rowan".

  
   Общеизвестно, что вампиры находятся на последней ступени в иерархии Тьмы. Ниже их только оборотни. Этих вообще за настоящих тёмных не считают, животные - они и есть животные, что с них взять? Их гоняют, если не нужны, уничтожают, если путаются под ногами, дрессируют - если могут пригодиться. Могут снять шкуру на память или устроить охоту для развлечения, но это редко - маги не склонны к бессмысленной жестокости.
   Среди самих оборотней одну из последних ступеней занимают вервольфы. И не потому, что слишком слабы. Скорее наоборот. Стая волков-оборотней в лунную ночь задерёт равную по численности группу любой другой нечисти, и даже магам способна доставить кое-какие проблемы. При этом, кроме своего вожака, авторитетов она не признаёт принципиально. Поэтому сформированная стая - всё равно, что вольный город в средневековье. Если каким-то чудом выжила и закрепилась, то претензий со стороны феодалов-иерархов почти не будет. Но попасть туда для чужака чертовски сложно - все кормовые места уже заняты, традиций ты не знаешь, да и попробуй докажи, что не работаешь на магов.
   А жизнь волка-одиночки - это непрекращающийся кошмар. Иерархам, понятное дело, новые стаи совсем не нужны, поэтому всех представителей этой породы держат в чёрном теле. Больше двух не собираться, даже для воспитания детей - сразу после рождения щенков, всех, кроме одного, передают приёмным матерям, а то и просто топят - в зависимости от доброты координатора города. И разумеется, отец тоже должен их оставить. Сырое мясо есть нельзя - не только человеческое, вообще никакое. Ну и, разумеется, выполнять любые прихоти господ волшебников в любое время дня и ночи, получая в качестве благодарности в лучшем случае пинки - это такой пустяк, что и говорить не стоит.
   Можно сбежать в леса или в сельскую местность. Теоретически это не запрещено. Звериные инстинкты и людские мозги - сочетание эффективное, с голоду не помрёшь. Смертных охотников бояться нечего, от них легко можно уйти даже не принимая запретный боевой облик. Если и поймаешь пару пуль - так не серебряных же. Вот только не позже, чем через месяц такой райской жизни нарвёшься на группу охотников-колдунов. Нет-нет, никто не собирается тебя карать за нарушение запрета. Просто молодые тёмные любят развлекаться, а светлые обязаны защищать людей от опасного хищника. Потому - сиди в городе и носу за околицу не суй, если хочешь жить. Медленно сходя с ума от шумового фона, от запахов бензина, промышленности, разогретого асфальта и тысяч человеческих тел...
   - Улыбаюсь я волчьей ухмылкой врагу, обнажаю гнилые осколки. Но - на татуированном кровью снегу наша роспись: мы больше не волки, - задумчиво процитировал Тайлор какого-то русского поэта. Старик так зыркнул в ответ, что казалось - сейчас откусит голову прямо на месте. И Юдзо не осудил бы за такую попытку... Хотя, конечно, остановил бы.
   Поворчав что-то себе под нос, Пьер успокоился и продолжал рассказ.
   Париж, как и большинство крупных европейских городов, с древности принадлежал не просто магам, но элите среди элиты - бессмертному тёмному семейству, достигшему могущества ещё до нашей эры. Понятное дело, порядок там (с точки зрения иерархов, конечно) поддерживался идеальный. Не то, что завыть среди ночи - моргнуть без разрешения опасно.
   Несмотря на всё это, Пьер не жалел, что родился оборотнем. Просто потому, что знал - могло быть хуже. Перед глазами у него был пример парижских клошаров - таких же бродяг, но человеческой расы. Этим ребятам повезло ровно в трёх вещах - слабый слух, никакое обоняние, и отсутствие магического надзора. Во всём же остальном Пьер в сравнении с ними был просто счастливчиком. Какую бы дрянь оборотень ни ел - у него от этого не разовьётся никаких болезней. Где бы ни спал - шерсть оставалась густой и чистой, глаза ясными, а движения в человеческом облике - быстрыми и грациозными. В уличной драке он мог легко раскидать четырёх полицейских или свору бродячих собак. Тело само поддерживало себя в хорошей форме, как жизнь ни пыталась его испоганить и преждевременно свести в могилу.
   - Но если вы тогда были молодым и крепким мужчиной, - не выдержал Юдзо, - да ещё с такими способностями, зачем вы продолжали вести бродячий образ жизни? Я понимаю, что в магическом сообществе это мешают сделать кастовые законы, но среди людей...
   - Я же не сказал, что был бездомным постоянно, - хмыкнул Кость. - Несколько раз я заводил себе документы, устраивался работать, снимал квартиру... Один раз, выдав себя за собаку, даже нашёл доброго хозяина. Но очень быстро всё разваливалось. Понимаешь, сынок, после пары лет жизни без мяса к людям подходить просто опасно. Для них опасно. Начинаешь в каждом видеть просто пищу. Сам не успеешь сообразить, что делаешь - а вместо собеседника перед тобой уже кровавый фарш. Можно у магов выкупить ошейник - он помогает контролировать ярость и голод. Да только заодно ограничивает силу и позволяет на любом расстоянии с тобой сделать всё, что магам захочется. То есть, они и так могут, но это как бы символ... чтобы им и напрягаться не пришлось, если собачку к ноге захотят. По мне - лучше уж в петлю, чем в это. Вот и получается, что к людям слишком близко нельзя, но и от людей далеко нельзя. Крутишься на окраине, подбираешь огрызки...
   Любое общество, где мозги пропиты не до конца, а условия жизни невыносимы, нуждается в надежде - просто, чтобы были силы дышать. И если нет возможности перегнать эту потребность в революционную энергию, почти неизбежно рождаются мессианские легенды о грядущем избавителе. Не избежало этого и общество оборотней.
   Началось всё у старых друзей-соперников - вампиров. Пошёл слух, что где-то в России пробудился древний и невероятно могущественный упырь, чуть ли не патриарх всей клыкастой расы. Правда, легенда кровососов была окрашена не надеждой, а страхом - не было повода считать, что древний монстр пощадит измельчавших потомков. Слегка обеспокоенные парижане навели справки. Какая-то заварушка среди московских магов действительно имела место быть, и одна мелкая вампирша оказалась в неё втянута, после чего бесследно пропала вместе с причиной конфликта - но и только. Ни о каких древних чудовищах речи не шло, больше похоже, что светлые с тёмными не поделили очередной артефакт. Обычное дело на неустроенных землях, а всё остальное - сезонное обострение вампирской паранойи. У мертвецов старше ста лет это бывает чаще, чем простуда у людей.
   Но легенды не подвластны законам логики и здравому смыслу. От успокоившихся вампиров миф перекочевал к оборотням, попутно изменив контекст и мотив. Вместо одного голодного и злого первопредка объявилась целая семья Древнейших, которые вернутся, чтобы наказать зарвавшихся иерархов. И в первую очередь, конечно, Девятихвостая Лиса, абсолютный оборотень, предок и хозяйка всех меняющих форму...
   Пьер в Девятихвостую верил истово, как всякий прозелит. При этом отчётливо сознавая, что вера его бессмысленна в квадрате. Даже если Божественная Лиса существовала в далёком прошлом, нет доказательств, что она жива до сих пор. Если жива - ей нет никакого резона возвращаться именно сейчас, на протяжении короткой жизни какого-то Пьера. А если каким-то чудом всё-таки вернётся - сдались ей западные вервольфы, как пятая лапа. Если она кого-то и возьмёт под покровительство, то своих прямых наследников - кицунэ, в лучшем случае ещё и других азиатских перевёртышей. Те и культуру сохранили, и кое-какие магические способности... А с серыми собаками европейских улиц у них только и общего, что происхождение. И то - не факт. Может, ликантропы и вовсе не отдельная раса, а всего лишь результат какого-то замысловатого проклятия. Ведь волчьи способности порой передаются через укус, как болезнь, что роднит их с вампирами, а вот кицунэ можно только родиться.
   Поэтому вера Пьера была совершенно бескорыстной. Он не ожидал от Древнейшей никакого улучшения собственной жизни, да и не слишком ждал её появления, но всегда был готов к нему. Храня единственную надежду - что Девятихвостая окажется костью в горле для ненавистных иерархов. Не обязательно сразится с ними и победит, но хотя бы на миг заставит их вздрогнуть, почувствовать себя слабыми и уязвимыми. Напомнит, что оборотень - это не только ценный мех, но и пара центнеров когтей, клыков и мускулов.
   - А кто такие вообще эти иерархи? - не выдержал Тайлор. - Вы так говорите, будто мы в курсе всех этих деталей. Два часа назад мы были простыми смертными, понятия не имевшими о существовании оборотней. А теперь должны вникать в аспекты их жизни...
   Старик не обиделся, хотя Юдзо уже хотел укорить товарища, что старших перебивать невежливо. Только оскалился хищно, заставив кое-кого за соседними столиками вздрогнуть:
   - Думаешь, я сам знаю намного больше? В академиях не учился. Иерархии - это такие порядки, в которые собираются все маги и магические существа. Я с детства знал, что их две основных - светлая и тёмная. Светлые все из себя правильные и всем помогают, кроме тёмных. Тёмные думают только о своей шкуре и удовольствии. Светлые вроде как лучше, только когда ты сам тёмный, от этого радости мало. Там мне мать объясняла.
   - А сменить сторону нельзя?
   - Для мага - можно, это у них вопрос идеологии. Уж не знаю, как они это делают, но всё зависит от личного выбора при обучении. И вроде, потом тоже сменить можно, но сложнее. Для нечисти вроде нас - хвоста драного. Все оборотни принадлежат Тьме ещё до рождения, а вампиры - с момента первой смерти. По крайней мере, я так думал, до встречи с Госпожой...
   Если вы говорите с богом - это молитва, если бог говорит с вами - это шизофрения. Пьер оценил справедливость этой поговорки, когда впервые услышал голос Девятихвостой прямо у себя в голове. На недоуменный, хоть и радостный вопрос "почему именно я?" Лиса ответила просто: "Ты же меня звал". Так Кость стал исполнителем её воли.
   Лично он никогда не встречался со своей хозяйкой, но и на расстоянии Девятихвостая сделала достаточно, чтобы не считать её простым глюком. Она восстановила ему потерянные в старой драке уши и убрала шрамы на морде, научила изменять в процессе превращения цвет шерсти, пропорции тела, а для человеческой формы - черты лица, голос и отпечатки пальцев. Но самое фантастическое - дала способность изменять ауру, что позволило легко уходить от большинства видов магической слежки! Когда Пьер впервые спокойно прошёл в двух шагах от высокорангового мага, а тот даже не заметил подобной дерзости, приняв оборотня за простую собаку, он чуть не обезумел от радости. Теперь перед ним был открыт весь мир! Лиса хотела ещё и биологический возраст подогнать к оптимальному, но тут Кость решительно воспротивился. Молодость у него ни с чем хорошим не ассоциировалась.
   Но Девятихвостая не только обучала его практическим навыкам выживания, но и раскрывала правду о мире, где он живёт. Она сама знала далеко не всё, но её обзор оказался гораздо шире, чем было доступно вервольфу-бродяге. Рассказала о сущности Света и Тьмы, о том, что этими двумя иерархиями магический мир далеко не исчерпывается. Например, Земля, Огонь, Вода и Воздух для земных магов - всего лишь компоненты заклинаний, но они тоже являются Стихиями, и в некоторых других мирах держат свои полноценные иерархии. На этой Земле (Земель в мультивселенной много) азиатский регион контролируют иерархии Инь и Ян, подобные Тьме и Свету, но независимые от последних. А ещё есть некая организация Равновесия, не совсем иерархия, не столь многочисленная, но гораздо сильнее всех других. У каждой из иерархий есть свои покровители - существа из высших или низших измерений, обладающие немыслимой властью над материальным миром, но взамен полностью или частично лишённые свободы воли. Но и покровители не всевластны - если они забывают о своих обязанностях, или исполняют их неправильно, за ними приходит сущность, называемая Палачом. Именно этим тварям служат высшие иерархи Равновесия. Существует мнение, что посылает Палачей сам Творец, но это маловероятно, поскольку существуют создания гораздо могущественнее них... Тут Пьер взмолился о пощаде - у несчастного волка и так голова кружилась от чудовищных высот, о которых Лиса говорила с лёгким небрежением. Он-то до сих пор считал, что светлые и тёмные маги - хозяева мироздания, а они на собственном уровне в том же положении, что и сам Кость. Главу иерархии тоже в любой момент могут раздавить, как вошь, и имени не спросить. Разумеется, это всё равно не оправдывало привычки отыгрываться за свою беспомощность на слабейших, но хотя бы делало её понятной. Ненависть вервольфа слегка ослабла - ровно настолько, чтобы не мешать ему выполнять поручения. Позднее он часто задумывался, не этого ли и добивалась хитрая Девятихвостая, открывая ему правду о мире. Пусть так - он не держал за это зла.
   Спустя несколько недель он осмелился поинтересоваться, каково место самой Госпожи в этой сложнейшей структуре. Та кокетливо засмеялась и ответила: "совсем небольшое". Пьер чувствовал, что это правда. В каком-то смысле. Но одновременно он мог поклясться, что в словах Лисы звучала гордость. Позже она допустила ещё одно упоминание о своём месте - "я маленький зверёк, который бегает там и сям, путаясь под ногами и вызывая неразбериху". Это было немного не то, что старый волк привык вкладывать в слово "Древнейшая", однако к тому моменту он уже был предан своей невидимой хозяйке по уши, и плевать хотел, насколько она на самом деле сильна, как и на то, является Девятихвостая его предком, или просто ловкой авантюристкой... Вера, надежда и любовь не требуют аргументов.
   Поэтому он не слишком огорчился, когда узнал, что в настоящее время Госпожа почти беспомощна и может помочь только мудростью. Это уже было немало. Он успел убедиться, что опыт наставницы огромен, а ум остёр, как и положено лисе. Но всё же, чисто из любопытства (а может и не чисто), поинтересовался, всегда ли это было так, и если не всегда, то можно ли что-то сделать, чтобы вернуть Госпоже прежнюю силу и власть? Оказалось, не зря спросил. Оказалось, можно. И в то же время нельзя, потому что сама Девятихвостая этого не желает. Слишком велика за это цена будет здесь и сейчас.
   К тому времени Пьер по собственной инициативе уже успел кое-что разузнать о восточных оборотнях вообще, и о лисах в частности. В том числе, слышал он легенду о хоси но тама. Оказалось, традицию запасать часть духовной силы в сферическом артефакте лисы унаследовали от своей прародительницы. Для неё это была не просто игра, страховка, или способ сделаться сильнее. Это была часть её двойственной природы. Сама Девятихвостая была сущностью Инь, женской, земной и пассивной. Жемчужина же воплощала её часть Ян - мужскую, небесную, активную. Раз в тысячу лет они должны были разделяться, чтобы свет звёздного шара не угас в атмосфере Инь. Лиса выделяла из себя Жемчужину, и та отправлялась в мир на поиски приключений и справедливости, на поиски души, столь яркой и чистой, чтобы снова загореться от неё звёздным огнём. Сущность же Инь оставалась пассивно ждать, ибо это было в её природе.
   Найдя человека, соответствующего требованиям, обычно великого воина или мудреца, Жемчужина сливалась с его духом и вновь призывала к себе Девятихвостую, чтобы воссоединиться на качественно новом уровне, рождая из соединения противоположностей не слабость, но силу. Хранитель получал силу артефакта и власть над Лисой, что при умелом обращении позволяло стать почти богом. Лиса же получала его духовную силу, решимость и желание изменять мир, что позволяло ей воплотиться среди живых.
   Так должно было быть. Но так не было уже много сотен тысяч лет. Потому что людская жадность недолго позволяла вещам идти своим путём. Хоси но тама оказалась слишком привлекательным трофеем для всех, кто искал силы, знаний или власти. В лучшем случае, её просто захватывали и пытались шантажировать хозяйку. Гораздо хуже, если артефакт попадал в руки достаточно сведущего мага. Используя специальные духовные практики, ритуалы и заклинания, эти экспериментаторы не так уж редко (почти каждых десять поколений) находили способ поместить свою душу в шар насильно. Тогда уже парой волшебных даров было не отделаться - власть такого чародея над Лисой становилась крепкой и постоянной. И очень редко бывало, чтобы захватчик употребил её на благие дела.
   Случалось и так, что порядочный поначалу человек, которого Жемчужина избирала вполне добровольно, не выдерживал искушения властью, начинал принимать всё более жестокие и себялюбивые решения, пока не превращался в настоящее чудовище. В отличие от своей хитроумной женской половинки, артефакт был весьма прост, и совсем не разбирался в психологии. Его интересовало лишь внутреннее пламя человека, а такое бывает ярким и у последних негодяев. Особенно если те убеждены в собственной правоте.
   Поэтому, век за веком попадая в неподходящие руки, даже всемогущая Древнейшая однажды просто устала. Как бы это не претило её Инь-сущности, она решила, что отныне будет выбирать Хранителей только сама. И лично, из рук в руки (точнее, из уст в уста) передаст Жемчужину лишь после того, как убедится в подходящих качествах человека. Будущий носитель обнюхивался, общипывался, облизывался и обкусывался со со всех сторон, подвергался серии испытаний на ум, честность и самоконтроль. Если же никто из кандидатов не удовлетворял её изощрённым требованиям, Лиса подбирала брошенного или умирающего от неизлечимой болезни младенца, выхаживала и воспитывала, так сказать, с чистого листа.
   Однако с развитием технического прогресса личное время начало уплотняться, в том числе и для магов, которые, как ни крути, жили всё-таки среди людей. Если раньше к противнику пару десятилетий только присматривались, а потом ещё полвека могли готовить атаку, то в двадцатом веке расстановка сил в иерархиях могла полностью измениться за каких-то полгода. Когда звёздный шар в очередной раз "попросился погулять", Девятихвостая отчётливо поняла, что не может ждать целое поколение, пока созреет подходящий Хранитель. Проворные современные волшебники за такой срок обложили бы её со всех сторон, по всем правилам охотничьей науки. Она и так уже находилась в застенках одного влиятельного мага, но пока Жемчужина не отделилась, иерархи ничего не могли поделать с пленницей.
   Лиса поняла, что нужно атаковать первой. Сбежав из секретной лаборатории, она передала хоси но тама первому встреченному воину, на первый взгляд подходившему под её потребности. После чего позволила себя убить - для вечной Инь-сущности смерть представляла лишь временное неудобство, хотя для возвращения в мир живых понадобится энергия Ян. Но перед этим предупредила о своих планах старейшин Равновесия.
   Расчёт оправдался. Воины Пути не нуждались во власти. Они уже были самыми сильными, и опасались любых новых факторов, которые могли бы нарушить статус-кво. Чтобы не ссориться с Девятихвостой, убивать Хранителя не стали, но и магам до него добраться не позволили. Акире был обеспечен комфортный арест в потаённой деревушке...
   - Акире?! - Юдзо, не удержавшись, вскочил на ноги. - Вы же не хотите сказать...
   - Именно это я сказать и хочу. Идо Акира, твой отец, был выбран Хранителем Звёздного Жемчуга. А в дальнейшем, вероятно, и партнёром для моей Госпожи. Но артефакт, чтоб его черти взяли, опять посвоевольничал. А может, это сам Идо... кто знает...
   Община Пути в горах Японии считалась самым защищённым местом в мире. Также считалось, что отнять звёздный шар после слияния невозможно, иначе как убив Хранителя и вырезав артефакт из мёртвого тела. Акира каким-то образом ухитрился нарушить обе аксиомы. Он не только бежал из-под наблюдения лучших воинов мира, но и избегал их внимания достаточно долго, чтобы успеть жениться и завести ребёнка. К которому Жемчужина и перешла при зачатии.
   - Твоя душа, - старик наклонился вплотную к ошеломлённому мальчику, - ключ к чудовищной силе. Силе, за которой охотятся верховные иерархи, которой боится Равновесие, и которая способна подарить нам всем свободу. Эта сила в руках четырнадцатилетнего сопляка! Хорошая насмешка судьбы, да? Как в ваших любимых мультиках!
   Юдзо так обалдел, что даже не сразу нашёл подходящий ответ. Зато вскипел Тайлор:
   - Не смей называть аниме мультиками! А то я коллекции вашего Лувра мазнёй назову!
   - Спокойно, друзья, спокойно, - поднял ладони Юдзо. - Что было дальше, Конти-сан?
   Бросать неподготовленного ребёнка в противостояние с величайшими магами современности было бы нелепо и жестоко. Благо, Жемчужина себя никак не проявляет, кроме некоторых свойств характера, а иерархи уверены, что Девятихвостая ещё долго не сможет вернуться. Поэтому Лиса решила не торопиться. Лучше подождать пару веков, отслеживая путь артефакта, пока не представится более удобный случай для воссоединения.
   Ей, бессмертной, конечно, лучше! А что бедному оборотню делать? Обжираться сырым мясом, жить в роскошных отелях, дразнить магов и свысока глядеть на сородичей, которым повезло меньше? До конца жизни? Да лучше бы он в подворотне сдох, чем вот так увидеть надежду и забыть о ней! У Кости просто шерсть встала дыбом, когда он услышал, что ключ к победе фактически рядом, стоит лапу протянуть! Какая разница, что носитель - ребёнок, и что он на такое не подписывался? Сам Пьер тоже не подписывался в подворотнях бегать и падаль грызть! Это судьба, и если уж родился воином, будь добр соответствовать. А не вытянет - тесаком ему по лбу, и передать шарик в лучшие руки. В его, Пьера, например, руки. Уж он-то точно не подведёт, он всю жизнь, можно сказать, к этому готовился.
   После двух недель чередования возмущённого рыка и льстивого виляния хвостом, Госпожа, наконец, согласилась. Она разрешила Кости отправиться в Японию и понаблюдать там за потенциальным носителем. Но - только наблюдать. В контакт не вступать. На глаза не показываться. На жизнь подопечного повлиять не пытаться. Не стоит питать заранее лишних надежд, но возможно, когда юноше исполнится восемнадцать...
   Больше двух лет оборотень усердно исполнял приказ, став за это время почти настоящим японцем. Он немало узнал о местных иерархиях, о специфических азиатских видах нечисти и нежити, об уникальных колдовских традициях, о страшной и таинственной организации Равновесия, которой почти никто не видел, но присутствие её чувствовалось везде. И при этом сумел ни перед кем из названных ни разу не засветиться. Есть чем гордиться. Тем более, что действовать пришлось почти самостоятельно, без помощи Госпожи - выходить с ней на связь можно было лишь раз в неделю, и только из специального укрытия.
   Ну и случился приступ звёздной болезни. Возгордился, расслабился. Забыл вовремя сменить ауру, попался на глаза развлекающейся молодёжи из местной иерархии... Вряд ли его с самого начала собирались убивать - просто погонять, поиздеваться. Но тут в дело влез подопечный, вместе с ещё одним юным идиотом, и дела приняли совсем другой оборот...
   - Слышал? - хмыкнул Николай. - Мы же, оказывается, ещё и виноваты.
   Юдзо не ответил. Он молча вслушивался в себя, пытаясь понять и прочувствовать ситуацию сердцем. Когда на тебя обрушивается столько чудес сразу, логика бесполезна, не хватает знания, чтобы рассуждать. Остаётся расслабиться и дать чувству правильного пути нести себя, словно реке. На интуицию мальчик никогда не жаловался.
   - Ладно, - сказал он наконец, - подождите меня здесь, я позвоню отцу и извинюсь перед сенсеем за пропуск занятия. Потом составим план дальнейших действий.
  
   Обычно у самолётов, как и у наземных машин, нет имён. Только название модели и серийный номер. Слишком уж их много, и слишком коротка их жизнь в современном небе, слишком мимолётно общение с пилотом. Это же не корабли - плавучие города, служащие домом по много месяцев множеству людей, так что успевают обрести индивидуальность. Самолёт встречается со своим человеком всего на несколько часов. При хорошей работе аэродромных техников лётчик и заметить не должен, что машину заменили на другую, однотипную. Если же разобьётся где или будет списана по причине устарения - это может обеспечить бывших владельцев финансовыми и административными проблемами, но никак не ностальгией. С глаз долой, из сердца вон. У воздушной машины нет индивидуальной судьбы, как нет её у отдельной пчелы в атакующем или рабочем рое. Износила крылышки, потеряла жало? На свалку, не задерживаемся, следующая уже на подходе!
   Но "Двуглавый орёл" был случаем особым. Этот монстр и самолётом-то не везде называется. Только в терминологии НАТО он и ему подобные проходят как "самолёты-арсеналы". В имперских же документах чёрным по белому значится - ВРК, воздушный ракетный крейсер. А у кораблей, даже воздушных, должны быть свои имена. Вопросы есть, господа? Никак нет, сказали конструкторы. И назвали. Изначально, правда, почему-то хотели назвать "Горным орлом", да ещё на Его Императорское Величество как-то странно косились, неприлично хихикая при этом. Но дисциплина взяла верх, и судно получило красивое имя, отвечающее новым традициям. Вместе с таким же славным экипажем, конечно: все сплошь дворяне, восемь молодых подтянутых красавцев с великолепными послужными списками...
   Как бы изумились и журналисты, и шпионы, ежедневно пытающиеся вызнать тайны "Орла", если бы узнали, что эти чудо-богатыри ни разу не бывали на борту своей сказочной машины. К их услугам были кабины симуляторов и опытный образец на аэродроме. Но боевой машиной, выполнявшей патрулирование вдоль границ Империи, управляли совсем другие люди. Или не совсем люди. Или совсем не люди...
   Золотоволосая девочка в короткой юбке и блузке с легкомысленной надписью откинула кресло в спальный режим, и упёрла босую ножку в остекление кабины, не прекращая полировать ногти. Остроносая туфелька пролетела через помещение и плюхнулась на колени к бледной красноглазой брюнетке, лет восемнадцати на вид. Та вздрогнула.
   - А всё-таки без парней скучно, - заявила блондиночка. - Конечно, это здорово, что можно ходить, как нравится, и поболтать о своём, о женском. Но когда три дня без перерыва одни и те же лица... Я даже тёмного бы потерпела, чтобы только симпатичный был... А ты, Зин?
   - Прошу тебя, не издевайся, - собеседница закрыла лицо ладонями, движением колена отшвырнув туфлю. - Ты же видишь, как мне хреново...
   - Исцелить? Я умею снимать фобии.
   - Щас! - от возмущения брюнетка даже забыла о своём недомогании. - Мне только помощи светлой не хватало для полного счастья! Хочешь, я тебе тоже помогу? Расслаблю сексуально, чтобы мысли на мужиках не застревали? Я тоже много чего умею, но молчу же!
   Девочку аж передёрнуло от такой идеи. Она торопливо мотнула головой, возвращая кресло в нормальное положение. Потом, поколебавшись, всё же слегка отвела спинку назад, чтобы не выглядеть слишком взволнованной.
   - Всё, всё, поняла, извини. Зин, а почему ты на самом деле так самолётов боишься?
   - Мне сто пятьдесят лет, - вздохнула черноволосая. - Для вампира это очень мало. У меня ещё слабая регенерация, я не умею превращаться в туман... Если эта штука рухнет, какой-нибудь осколок может легко срезать мне голову. А ещё эти ракеты... десятки тонн спящего огня. Представляешь, как они могут полыхнуть? И топливо, и заряды... Я не хочу гореть, Лена. Мы все, не взирая на возраст, боимся огня... Хорошо ещё, топливо не химическое...
   - Фу, и как так жить можно? - подала голос третья девушка, шатенка лет шестнадцати. - Вечно дрожать за свою шкуру, от всего шарахаться... Это ж не жизнь, это существование... Хотя да, ты ведь и не живая. Ну всё равно - неправильно это. Мы вот сейчас небо видим, как его с Земли никогда не увидишь. Так разве за это сдохнуть не стоит? Чтобы вдохнуть свободно, расправить крылья... А вы на брюхе перед своими иерархами ползаете! И в итоге любой из них вас всё равно может пристукнуть, если захочет! Или свой же родич...
   - Крылья, говоришь? - оскалилась вампирша. - А по-моему, из нас троих крылья есть только у меня! Что вы, полуслепые создания, можете знать о красоте неба, если не различаете оттенков ночи, доступных пятилетнему птенцу? О какой свободе вы можете рассуждать, если невинное предложение эротического массажа выводит вас из равновесия? Может, нас и сковывает страх, но мы хотя бы осознаём это! А вами крутят, как хотят, через ваши моральные предрассудки, пока вы говорите красивые слова о равенстве и свободе!
   - Девочки, ну зачем вы так? - укоризненно посмотрела блондиночка на старших спутниц. - Раз в сто лет выпала возможность поговорить по-человечески, а вы и тут начинаете.
   - С кем по-человечески, с ней? - фыркнула шатенка. - Лен, если ты не поняла ещё - мы в одной кабине с трупом сидим. Ходячим и голодным, но всё равно трупом. Можно её пожалеть такую, можно посмеяться, можно ненавидеть. Но болтать с вампиром, как с подругой... Настоящая девушка Зинаида умерла полтора века назад. Но струсила, не сумела уйти до конца. Поэтому перед нами сейчас сидит кукла и её изображает, как помнит. А в промежутках между этими спектаклями - убивает людей.
   - Ты ещё файерболлом в меня кинь, - посоветовала брюнетка, - в приступе праведного гнева.
   - Стану я энергию на такую мелочь тратить, да ещё "Орлушу" нашего портить. Не волнуйся, упырица, правила патрулирования я помню. Просто перестань мне стажёрку охмурять.
   - Расслабься, полиция мыслей. Она первая с вопросами полезла, так что я в своём праве. А ты, мелкая, смотри и делай выводы. Нам хотя бы не запрещают говорить о чём хочется и с кем хочется. Даже с вами, хотя вы предпочитаете убивать, а не разговаривать...
   - Ага, вас просто распыляют, если узнаете что-то лишнее. Конечно, полная свобода...
   - Хватит! - разом потеряв всё благодушие, Лена вскинула ладони, и волна силы заполнила кабину, заставляя обеих спорщиц вздрогнуть. - Лучше уж молчать всю дорогу, чем с такими разговорами летать! Встретитесь на земле после задания, тогда и поговорите!
   - На земле я не буду тратить время на разговоры, - хмыкнула старшая. - Упокою, и все дела.
   - Взаимно, светлая. Я тебя тоже хорошо запомнила. К стажёрке твоей я не сунусь - и жалко, и страшно. А вот ты как раз сойдёшь за хорошую закуску - силы мало и мозги вкус не портят.
   Шатенка лишь презрительно фыркнула, и полёт продолжался в молчании. Им предстояло ещё сорок пять часов полёта - благодаря ядерной силовой установке "Орёл" мог держаться в воздухе несколько месяцев, и садился только для профилактического техосмотра, экипажи же в нём сменялись при помощи небольших транспортных ракет раз в неделю. Правда, проблему радиации на борту так и не удалось полностью решить, только понизить. Но настоящему экипажу ионизирующее излучение было глубоко безразлично, а смертные здесь бывали лишь ненадолго, и почти всегда - при заглушённом реакторе, либо в изолирующих костюмах. Империя умела и любила жертвовать людьми, но никогда не делала этого без веской причины. Как и те, кто за ней стояли. Так что главной опасностью здесь были не аварии, и даже не предполагаемые вражеские ракеты или диверсии, а всеохватывающая скука. При всех своих достоинствах молодые маги не могли похвастаться той дисциплиной, что отличает смертных военных. В этом смысле вампирше было гораздо легче - для неё время не имело значения, да и терпеть она привыкла. Не будь фобии, Зинаида могла бы назвать дни на воздушном крейсере одними из лучших в своей мрачноватой не-жизни. Перебранки со светлыми скорее развлекали её, чем пугали, всё-таки слово "ответственность" для них не пустой звук, и срывать раздражение, ставя под угрозу задание, они не станут.
   Неудивительно, что распахнувшийся посреди кабины портал оказался для всех трёх девушек полной неожиданностью. Лена, не удержавшись, завизжала, лихорадочно собирая силу, старшая волшебница отгородилась щитом, одновременно протягивая руку к пульту, а вампирша перешла в боевую трансформацию, сгруппировавшись для прыжка...
   - Свои, свои, - махнул рукой мужчина, вышедший из портала. Выглядел он чертовски усталым и мрачным. - Извините, что не предупредил заранее, девочки. Задолбался...
   - Ничего, учитель, - вскочившая со своего места Лена радостно прижалась к гостю. - Вы сами говорили, что небольшие встряски полезны. Но почему у вас такой вид? Вам помочь?
   - Не стоит... Твоя сила скоро понадобится для другого. Я в порядке, просто вымотался немного, - маг потрепал девочку по волосам и с трудом распрямился. - Наблюдатель Зинаида Лещинская, как четвёртый светлый иерарх Москвы я официально заявляю, что ваше присутствие больше не требуется. "Двуглавый орёл" полностью переходит под контроль Света, и я беру полную ответственность за все действия этой машины и её экипажа. Разрешение Равновесия получено. Ваш нейтралитет действует ещё полчаса, в течение этого времени я предоставлю портал в любую точку России по вашему выбору. По окончании иммунитета вы снова становитесь врагом Света, и любой живой человек имеет право упокоить вас без суда и следствия. Благодарю за помощь в обеспечении безопасности границ.
   - Думаете, это сойдёт вам с рук? - прошипела брюнетка. - Использовать в своём фанатизме человеческое оружие?! До такого только самые безумные тёмные иерархи раньше додумывались! Да с тебя собственное начальство шкуру снимет, светлый!
   - Не твоё дело, мертвец, что я буду решать со своими руководителями, - презрительно бросил гость, и тут же перешёл на официальный тон: - Ваше место на борту займёт наблюдатель от Равновесия. Вы хотите поставить под сомнение его объективность?
   О, Зинаида ещё как хотела! С её точки зрения, даже светлые иерархи были ближе к понятиям о справедливости, чем эти безумные ниндзя. Бесстрастные - пожалуй, беспристрастные - никаким местом! Вот только спорить с ними ещё более бессмысленно и опасно, чем пытаться голыми руками остановить поезд на полном ходу. Под поездом вампир ещё может выжить...
   - Я дождусь появления этого наблюдателя, - процедила Зинаида. - Без надзора вы не проведёте ни минуты. И требую продления моего нейтралитета на нужное время!
   - Отказано! До его появления мне нужно поговорить с ученицами без свидетелей.
   - А вот тут уж точно обойдётесь. Я остаюсь здесь. И не надо так сверкать глазами, мудрый учитель, может я и низшее существо, но реакция у меня всё равно быстрее. В случае любого агрессивного движения с вашей стороны, я немедленно вызываю группу магов поддержки. К чему приведёт магический поединок на борту ядерного самолёта - догадайтесь сами.
   Волшебнику пришлось наложить на себя заклятие спокойствия, чтобы продолжить разговор. Всё рассчитано, всё организовано, со всеми согласовано, причём в рекордные сроки (лучше не думать, чего это стоило) - и тут вдруг какая-то мелкая дохлая тварь ставит палки в колёса!
   - Хорошо, тогда сделаем так. Мы с Леной уйдём в технический отсек, а Жанна пока проследит за вами. Там я проведу инструктаж по закрытому ментальному каналу, после чего девочки поменяются. Хочу предупредить, что любая попытка вторгнуться на наш канал приведёт к вашему немедленному упокоению. Вам всё ясно, наблюдатель?
   Вампирша торопливо кивнула. Она сама чувствовала, что перегибает палку, но лучше было погибнуть здесь от руки разъярённого мага, чем предстать перед хозяином, не выполнив своих прямых обязанностей. Светлый, по крайней мере, убил бы её быстро.
   Гость облегчённо выдохнул и нырнул в задний люк. Девочка последовала за ним.
   - Что случилось, учитель? Почему у вас такой вид, и почему мы нарушаем программу?
   "Всё очень плохо, милая. Я даже не знаю, как начать. Я вынужден просить вас с Жанной о том, что и сам вряд ли отважился бы сделать. Вам придётся убивать людей. Не тёмных, не светлых - простых смертных. Прости меня, если сможешь. Но другого выхода нет..."
   "Что?! Но почему, учитель? Ведь наш долг - защищать людей! Если они делают что-то плохое... ну я не знаю, можно обойтись внушением, зачем же убивать?"
   "Понимаешь, Леночка... грядёт война. Большая война на магическом фронте, которая вероятно может привести к полному уничтожению сильной ветви иерархии в отдельно взятой стране. Мирной и богатой стране, что ещё хуже. Понимаешь, зачистку таких масштабов невозможно выполнить незаметно для людей. Даже если тихо убрать всех, что невероятно, изменение морального климата и перераспределение собственности приведут к экономическому кризису, разгулу преступности, и может быть, даже к гражданской войне. А что такое массовая боевая магия на улицах городов, ты наверно представляешь. Мы, конечно, постараемся смягчить последствия, но убрать их совсем не удастся. Нужно прикрытие..."
   "И вы хотите замаскировать магическую войну под обычную, под войну смертных?!"
   "Да. Ты ведь учила историю, и знаешь, что так уже много раз делалось. Если подумать, это ещё не самый страшный вариант. Смертные войны, по крайней мере, можно направлять, чтобы они бушевали в отведённых районах и поменьше затрагивали гражданских. Другие варианты - стихийные бедствия, такие как ураганы, цунами, землетрясения... Редких масштабов даже для Японии. Или техногенная катастрофа, наподобие взрыва атомного реактора, или утечки ядохимикатов... Все эти вещи куда менее избирательны, чем война..."
   "Я... я понимаю... - девочка вздрогнула, ярко представив себе описанное. - Но... А без магической войны никак нельзя? С кем мы там сражаемся в Японии, с тёмными?"
   "Если бы. Это противник старый и насквозь знакомый, ради него не нужно лезть в чужие страны. Да ты и сама знаешь - у нас война в основном позиционная, от людей надёжно скрытая... А сейчас наш противник - Ян-иерархия, также известная как Алый Двор. Они скорее Свет, чем Тьма, но зашли в запретную область, которую трогать нельзя. На предупреждения не реагировали, продолжали свои жутковатые практики..."
   - Если они добьются своего, - вслух добавил маг, явно рассчитывая на сверхострый слух вампирши наверху, - тоже случится война, но гораздо более страшная. И пострадают, как ни парадоксально, в первую очередь тёмные. Можно было бы сказать, что это нам выгодно, но мы не можем допустить миллионных жертв среди смертных...
   Затем снова перешёл на закрытый ментальный канал.
   "Даже собратья этих безумных экспериментаторов - представители китайской ветви Ян-иерархии, понимают, чем могут обернуться такие исследования, поэтому они согласились не вмешиваться. Тёмные только за. Черный Двор, или Инь-иерархия, как всегда, загадочно молчит, но сомневаюсь, чтобы они были против атаки на их главного конкурента. И даже посланник Равновесия дал добро на операцию. Изначально предполагалось, что зачистку выполнят американские светлые, это их зона ответственности. Но у них не хватает магической силы. Кроме того, конфликт Японии с США принёс бы слишком много страдания людям обеих стран. Вот и получилось, что кроме нас эту грязную работу сделать некому... Прости, Ленчик. Если ты не сможешь, я пойму и пришлю тебе замену..."
   Девочка сжала кулак, ломая тщательно наложенный маникюр.
   "Нет... нет, я сделаю. Я понимаю. Что от меня требуется, учитель?"
   "Ну не переживай так. Повторять Хиросиму нам не нужно. Полётную карту и список целей вам потом из Центра передадут. Но если вкратце, вам нужно всего лишь прорвать их системы ПВО и ПРО, открыв дорогу штурмовикам и транспортникам. Насколько я понимаю, если использовать немножко магии, то людские потери можно свести к минимуму - ну это вы с Жанной лучше меня знаете, я специфику не изучал. Вместе с вами будут работать ещё три воздушных крейсера, пока не знаю, какие именно, но у каждого свой участок фронта".
   Лена слегка успокоилась. Являясь талантливым техномагом, она могла вытворять с машиной такое, что смертному оператору и в страшном сне не приснится.
   "Мне бы ещё хоть тройку магов, - жалобно попросила девочка. - С ракетами я управлюсь, а вот с людьми... Если бы хоть немного откорректировать поведение пилотов и зенитчиков на той стороне, я бы вообще без жертв смогла пройти их защиту..."
   "Никакой идеальный план не выдерживает испытания боем, - вздохнул учитель. - А магов у нас и так не хватает. Надо ведь ещё с заклинателями Ян-иерархии справиться, а то ваш вылет быстро закончится на дне океана. Ты ведь не сможешь одновременно наводить ракеты и отводить чужую магию. Жанна тем более. Так что ты уж постарайся сама, Ленчик..."
   Через полчаса огромная машина легла на крыло, беря курс на восток. На вечерних аэродромах уже заправлялся могучий воздушный флот, крепкие здоровые парни запрыгивали в транспортные машины, в море меняли курс боевые корабли и экранопланы... Жернова войны в двадцать первом веке раскручивались с быстротой реактивных турбин. В остальном же за пять тысяч лет истории человечества ничего особо не изменилось. Ещё одна молодая Империя радостно поигрывала мускулами, готовясь отплатить всем за настоящие и выдуманные обиды, не замечая умелых рук, жмущих на её чувствительные точки. И не думая, что близится её очередь отправляться на свалку истории. Маги усердно работали кнутами и пекли пряники, стремясь выкрасить мироздание в свой, единственно верный цвет. Все вещи шли своим путём, естественным и кровавым, и мастера Пути в горных додзё наблюдали за ними с улыбками будд.
  
  -- Глава 3.
  
   - Любовь побеждает смерть, - тяжело усмехнулся Император. Усмешка вышла кривой и болезненной.
   - Любовь ни с кем не воюет и никого не побеждает, - возразила Сеамни. - Побеждают легионы, побеждают маги. Но только, если им есть за что сражаться, прости за банальность.

Ник Перумов.

  
   - Отец очень извинялся, что не успел с тобой попрощаться, - сказала Юмико, ставя ужин на стол. - Его вызвали срочно, время прибытия всего полчаса. Я еле успела ему вещи собрать...
   - Я сам виноват, - расстроенно отозвался Юдзо. - Если бы я не опоздал, то успел бы застать его. Он не говорил, почему так срочно? Если пришла какая-то группа новобранцев или репортёры, то это вряд ли надолго, к утру он наверно вернётся...
   Лейтенант Акира работал инструктором для новобранцев в японских силах самообороны. Несколько лет это была вполне мирная работа, связанная в основном с выживанием в экстремальных ситуациях, но после теракта двенадцатого года доктрина неприменения вооружённой силы была оперативно пересмотрена, и теперь касалась только боевых действий за пределами Японии. А уж что мы делаем на своей земле, вас, господа гайдзины, никаким образом не касается. Понадобились специалисты по огнестрельному оружию, которое как раз вышло на качественно новый уровень, по обращению с пехотными экзоскелетами, по тактическим киберсетям и "умным" системам наведения... И тут вдруг выяснилось, что "старичок" Идо способен дать фору молодым не только в горном походе или в уличной драке. Оперативно пройдя курс повышения квалификации, он получил повышение в звании и стал готовить новичков к реальным современным боям.
   - Это надолго, - покачала головой Юмико. - Курильский кризис прорвался.
   - Ты хочешь сказать... война? - мальчик замер от неожиданности.
   - Она давно назревала, - вздохнула женщина. - Я лишь молюсь, чтобы правительству хватило решимости сдаться сразу, не затягивать падение.
   - Мама! Как ты можешь так говорить?! Наши силы самообороны...
   - Силы самообороны достаточны, чтобы отразить нападение любой одиночной страны. Против любой из Новых Империй, против БСШ или Евросоюза они могут лишь продлить агонию. Каждый день сопротивления будет стоить нам новых жизней, без шансов на победу.
   Юдзо замолчал. Он понимал умом, что мать права. Он знал правило Сунь-Цзы: "Война любит победу и не любит продолжительности". Вполне очевидно, что войну, которую нельзя выиграть, необходимо как можно быстрее и с максимальной стратегической выгодой проиграть. Но как же горячее сердце подростка не хотело принимать эту очевидность!
   - Не надо бояться за отца, - Юмико взяла сына за руку. - Его Путь ещё далеко не закончен, и не бомбам обрывать жизнь такого человека. Ему не суждено тихо умереть в своей постели, и выбирая Идо в мужья, я это знала. Но и шальная пуля или осколок ему не страшны. Твой отец может уйти, лишь совершив Подвиг, а на этой войне будет мало место подвигам.
   - Но ты боишься, - тихо сказал мальчик.
   - Я боюсь не за отца, Юдзо. Мне страшно за тебя. Твоя карма чиста, а Путь ещё не выбран. В этом большая сила, но также и уязвимость. Боги войны любят невинную кровь.
   Он молча прижался к матери плечом. Юмико часто выдавала подобные пророчества, которые посторонние люди назвали бы просто бредом. Она жила в каком-то своём мире, внутренне логичном, но весьма далёком от всего человеческого. Но Идо всегда относился к её словам с большим вниманием, и сына научил тому же. Мать почти никогда не ошибалась. А после дневной встречи ещё оказалось под большим вопросом, чьи представления ближе к реальности: "перечитавшей мистики домохозяйки" или "здравомыслящего большинства"? Будь Юмико менее "суеверной", её сын вполне мог остаться в том дворике навсегда.
   - Мама, - он выпрямился, решившись, и посмотрел ей в глаза, - ты можешь рассказать мне о Девятихвостой Лисе? Она единственная в своём роде, или все сильнейшие лисы такие?
   На лице молодой женщины не дрогнул ни один мускул, и только в глазах на миг сверкнула боль, смешанная с пониманием. Чтобы тут же смениться спокойной решимостью.
   - Лисов и лисиц с девятью хвостами много, - мягко, как всегда, заговорила Юмико. - Но лишь для одной из них слово "Девятихвостая" пишется, как имя собственное. Для Матери всех лис, Изменяющей Видение. Это очень старое и загадочное существо. Даже мудрейшие из смертных не могут предсказать её пути, она сродни богам и демонам. Ссориться с ней не стоит, но и другом её быть опасно, так что лучше просто обходить стороной. Многие пытались завладеть её возможностями, некоторым это даже на время удавалось. Но в итоге все они оставались в дураках. Кто терял силу, кто репутацию, кто богатство, а кто и жизнь...
   - Правда, что её сила, как и младших лис, зависит от хоси но тама?
   - Да, только наоборот - это младшие, подражая ей, иногда создают вместилища силы. Юдзо, почему ты об этом расспрашиваешь? Девятихвостая появлялась в твоей жизни? Если не хочешь, не говори мне, ты уже достаточно взрослый, чтобы решать самостоятельно.
   - Появлялась, - и мальчик, не колеблясь, рассказал всю дневную историю. Юмико слушала, не перебивая, только кивала иногда. Никогда раньше Юдзо не видел её столь мрачной и сосредоточенной. Даже о предстоящей войне мать говорила менее серьёзно.
   - Значит, мои страхи были не напрасны, - вздохнула женщина, когда он закончил. - Мы с отцом знали о планах Девятихвостой, но думали, что Жемчужина просто уснула, не удовлетворившись характером носителя. Нам даже не подумалось, что она могла перейти к тебе. Это считалось невозможным... впрочем, Лиса, видимо, тоже так полагала.
   - Но... если вы оба знали, то почему ничего не рассказывали мне?
   - Мы думали, что эта история давно закончилась, и не хотели возвращаться к ней. Магического дара у тебя не было, Лиса не проявляла желания вернуть шар, и даже воины Пути как будто оставили нас в покое. Простому человеку лучше не знать о делах иерархий. Это знание испортило бы тебе детство, а то и подвергло бы лишней опасности.
   - Но ведь отец рассказал тебе всё! И ты тогда была ненамного старше, чем я сейчас!
   Юмико грустно улыбнулась.
   - Идо ничего мне не рассказывал. К моменту нашего знакомства я знала о Девятихвостой больше него, потому что принимала в этой истории самое активное участие. Прости, мой маленький воин. История о девушке-сироте с ткацкой фабрики и влюбчивом полицейском - это легенда, которую мы вместе сочинили для прикрытия, и самогипнозом закрепили в памяти. Когда я рассказывала её тебе, то действительно верила, что так и было...
   Вот теперь Юдзо испытал настоящий шок. Ему пришлось вручную ставить на место челюсть, возвращаться самостоятельно она не хотела. А потом ещё зажмуриться и сильно помотать головой, чтобы вернуть лицу нормальное выражение.
   - Но... как же тогда это было на самом деле, мама?
  
   Нельзя сказать, чтобы Акира Идо был лучшим профессиональным наёмником в мире. Для этого молодому человеку не хватало опыта. Но если бы кто-то решил составить мировой рейтинг "солдат удачи", имя японца стабильно прописалось бы где-то в первой десятке тысяч. Рукопашный бой, ножевой бой, стрельба, работа со взрывчаткой, электроника, экстремальное вождение - всё, что так любят со смаком расписывать авторы боевиков, входило в его арсенал. Гением ни в одном из этих навыков Идо не был, но крепким ремесленником - вполне. Притом не слишком жаден до денег, легко доступен для общения, но не болтлив, в быту скромен, без вредных привычек, включая избыточное любопытство... Парень был бы мечтой почти любого нанимателя, если бы не его нелепый кодекс чести, исключавший почти две трети предлагаемых заданий. Этот "рыцарь без страха и упрёка" был совершенно неуместен в конце двадцатого века, а уж на такой работе - и подавно. Тем не менее, на свой кусок хлеба Идо как-то умудрялся зарабатывать, и вероятно, скоро сложил бы голову в любой из горячих точек планеты, если бы на него не обратил внимание один из иерархов Света. Ему требовались как раз такие люди - достаточно идейные, чтобы верить в правоту своего дела, и при этом достаточно циничные, чтобы брать за это деньги и не требовать доказательств. Идо и ему подобных вполне устраивало, что на новой работе не приходится расстреливать пленных или взрывать дома с мирными жителями, а все отдалённые последствия их операций - на совести Босса, как прозвали посланника Света.
   Лет пять новая боевая группа качественно отрабатывала своё финансирование, успев заработать некоторую репутацию даже среди магов. Нежить били-били - не разбились, ведьм били-били - не разбились. Но лиска бежала, девятью хвостиками махнула - тут Бригаде и конец настал. Не считая одного счастливчика, которого, спеленав по рукам и ногам, увезли на пожизненное заключение. Как ни иронично - в родную страну.
   На плохое обращение Идо пожаловаться не мог. Поначалу он думал, что ему выделят какую-то грязную каморку, а то и яму в земле. В лучшем случае - простенькую деревянную хижину, где придётся трудиться от зари и до зари, чтобы заработать на свою горсть риса.
   Однако всё оказалось вовсе не столь мрачно. Хотя сами воины Пути очень скептически относились ко всем благам цивилизации, предпочитая предельно скромный образ жизни, от других они подобного не требовали. Выяснилось, что деньги у общины водились, а с последними техническими новинками все взрослые Идущие были неплохо знакомы. Так что отведённая наёмнику "тюрьма" представляла собой уютный домик на горном склоне, со всеми удобствами, вплоть до джакузи и спутникового интернета. Разумеется, вся переписка контролировалась (он так и не понял, каким образом, но чертовски эффективно). Но если не считать запрета на любую попытку дать о себе знать в "большой мир" - полная свобода. Еда здесь не отличалась особыми кулинарными изысками, но была полностью натуральной, вкусной и полезной для здоровья. Плюс нетронутая природа. Плюс уникальные тренировки с лучшими бойцами Земли - конечно, никто не собирался делать из пленника воина Пути, но и простейшие упражнения для новичков здесь стоили нескольких чёрных поясов в любой другой школе. Одним словом, многие бы отдали полжизни, чтобы оказаться в таком "плену". Мудрые старейшины не забыли даже о мужских потребностях узника - поначалу юные воительницы отрабатывали на нём разнообразные сексуальные практики, но со временем Идо это надоело, и он заявил, что лучше будет вести жизнь монаха, чем работать гимнастическим конём... то есть жеребцом. Мастера пожали плечами и предложили ему жениться, если уж он так сильно хочет упорядочить свою половую жизнь. Браки по договорённости для японца в порядке вещей, а тихая и скромная Юмико давно нравилась десантнику, так что получить его согласие оказалось не столь уж сложно. Он понимал, что в качестве жены получает дополнительного соглядатая, охранника, а при необходимости - и свою будущую убийцу, но работая наёмником, к подобному быстро привыкаешь.
   А вот старейшины допустили серьёзный просчёт. Аналитика, психология, даже способность некоторых мастеров к предвидению будущего - все оказались равно беспомощны. Никто не мог предположить, что абсолютно послушная девочка, не знавшая иных ценностей в жизни помимо службы общине и всему человечеству, без памяти влюбится в своего мужа. Пословицу "там, где начинается любовь, кончаются Свет и Тьма" в деревне знали, но продолжали словами "и возвращается Равновесие". Даже сенсей, родители и лучшие друзья девушки одобрительно кивали, уверенные, что она просто играет роль. На заданиях и тренировках она по-прежнему легко меняла маски, становясь то роковой красоткой, то беспомощной малышкой, но внутренне всегда оставаясь собой - умелым и хладнокровным ликвидатором. Почему бы не надеть ещё одну личину, чтобы лучше удержать супруга? Мир и покой царили в деревне два года - пока однажды Юмико не ощутила, что ждёт ребёнка.
   После очередного занятия по медитации Идо мимоходом так поинтересовался у мастера, что ждёт его сына или дочь. Учитель, как само собой разумеющееся, ответил, что пол ребёнка уже известен, и что мальчик станет воином Пути - одним из лучших, вероятно, учитывая его наследственность. Бывший спецназовец кивнул и утратил к теме интерес - ничего другого он в принципе и не ожидал, просто уточнил. А через три дня чета Акира тихонько испарилась из своего домика, не оставив никаких следов.
   Даже то, что Юмико использовала весь свой опыт воина Пути, не могло объяснить успешного побега - ведь погоня тоже состояла из Идущих, включая двух мастеров полного посвящения. У беглецов же на двоих был только один халтан - защитный костюм, позволяющий выжить в суровых условиях гор, и один алеан - амулет, дававший возможность скрыться от магического поиска. Юмико пыталась украсть второй комплект, но неудачно. По всем законам здравого смысла эта пара была обречена. Но то ли любовь в самом деле творит чудеса, то ли Девятихвостая зачем-то решила прийти на помощь Хранителю. Совершенно фантастическая череда совпадений помогла не только преодолеть все ловушки, патрули и природные опасности, но и неплохо устроиться в Токио, чуть ли не под самым носом у общины. Идо, используя старые связи, хотел сменить себе и жене имена, отпечатки пальцев и даже внешность, но Юмико словно что-то под руку толкнуло - она вдруг уверилась, что нужно не дёргаться, и жить как обычные люди, словно никто и не думал их разыскивать. Первый год они жили, как на иголках, ежедневно ожидая встретить на улице или прямо в квартире молчаливых людей в неуязвимых доспехах. Но как ни странно, безумная стратегия себя оправдала - старейшины словно забыли о существовании Жемчужины и предательстве одной из лучших учениц. Постепенно семейные дела закрутили беглецов и им стало не до страха - дом, Юдзо и работа отнимали почти всё свободное время.
   Юмико хотела обучить сына всему, что знала сама, но тут уже на дыбы встал муж. Конечно, юный воин Пути лучше сможет защитить себя в случае опасности, выстоять в одиночку даже против вооружённой банды или не слишком сильного мага. Но взамен он должен был лишиться детства, променяв учёбу и игры на бесконечное совершенствование тела, разума и духа, под строжайшей внешней и внутренней дисциплиной. Идо потому и бежал, что видел детей общины - маленьких сверхлюдей, всегда спокойных и серьёзных. Взрослых в детских телах, использующих свою безобидную внешность как оружие. Юмико и сама долго заново училась плакать и смеяться - от души, а не потому, что ситуация требует. Поэтому она признала, что в возражениях мужа что-то есть, хотя и не считала свою подготовку чем-то калечащим. Просто другие культурные особенности. Миллионы вполне достойных людей готовились таким образом к жизни в течение тысяч лет. С точки зрения мастера Пути, напротив, казались нездоровыми дети внешнего мира - пугливые, слабые, истеричные. Однако мнение мужа было для неё законом. Максимум, на что согласился Идо - позволить дать мальчику базовые знания о сверхъестественном мире в виде сказок и легенд, лично обучить его кое-каким навыкам рукопашного боя и стрельбы и (с большой неохотой) свести в обычное додзё, в котором сенсеи не выходили за рамки человеческих возможностей.
  
   Когда мать закончила рассказ, Юдзо ещё пару минут сидел, как громом поражённый. Одно дело - узнать, что волшебные твари и силы есть на самом деле (он всегда допускал их существование, сказывалась атмосфера в доме). Другое - когда твой отец оказывается суперсолдатом на службе у чародеев, пусть и бывшим, а мать - колдуньей-ниндзя, от которой даже эти чародеи в ужасе шарахались. Теперь многие эпизоды из жизни, многие вещи, на которые он раньше не обращал внимания, представали в совсем ином свете. Даже не пожалуешься, что родители скрывали от тебя правду - вполне понятно, зачем они это сделали. Что ж, по крайней мере, тут был один позитивный момент - за отца можно почти не бояться. Вряд ли простые русские солдаты смогут убить того, кто сражался с волшебниками и монстрами. А с Девятихвостой и остальными мелочами уж как-нибудь справится его сын. Чтобы отец не расстраивался, когда вернётся из армии.
   - У тебя сердце воина, - чуть заметно улыбнулась Юмико, поняв по выражению лица, о чём он думает. - Хотя ты и не получил соответствующего обучения, но смог в одиночку и почти без оружия справиться со стаей нечисти. Даже юный Идущий мог бы гордиться этим.
   - Мама, ты преувеличиваешь, - покраснел мальчик. - Без Жемчужины я бы там и погиб. До того, как она пробудилась, мои удары не причиняли вампирам никакого вреда. Если кто и достоин уважения, так это Николай - он без всяких мистических способностей и даже не владея боевыми искусствами, сумел победить гоблина.
   - К этому мальчику стоит присмотреться, но не стоит недооценивать себя. Твой дух оказался достаточно ярок, чтобы Жемчужина пробудилась. Твой отец, будучи весьма незаурядным человеком, так и не смог этого добиться. Хотя мы не особо и стремились...
   - Я не подведу, мама. Как ты думаешь, чего нам в первую очередь следует опасаться?
   - Пока - иерархий. Мы слишком мало знаем о намерениях Девятихвостой, а если воины Пути заметят всплеск силы Ян и выйдут по нему на нас, мы всё равно ничего не сможем поделать. Кроме того, Идущие неторопливы, тогда как иерархов жадность заставляет спешить.
   - Но мы же не можем просто сидеть и ждать!
   - Ты прав. Для начала нужно узнать, что планирует Лиса. Мы не хотели тебе такой судьбы, но возможно, сейчас слияние будет наилучшим выходом. Что собирался делать оборотень?
   - Переговорить со своей госпожой в назначенном для этого месте. Завтра мы должны с ним встретиться, он скажет, как изменились её планы. Если Девятихвостая отпустит, конечно.
   - Очень хорошо. Николай будет присутствовать при вашей встрече?
   - Да. Я его отговаривал, говорил, что незачем рисковать повторно, что это не его опасность. Он сказал, что подумает, но я по глазам видел, что он обязательно появится.
   - Хорошо. Где вы назначили встречу?
   - Возле лавок у станции метро.
   - Хорошее место, там встречается много людей, так что на вас не обратят особого внимания. Если кто-то из вас не приведёт "хвоста". Ты знаешь, как обнаруживать слежку?
   - Нет. Но я доверяю в этом Пьеру. У него есть трюки Лисы, чувства волка и опыт слежки за мной в течение нескольких лет. Если он за это время только один раз выдал себя...
   - Правильно, - улыбнулась Юмико, и он понял, что вопрос был проверкой. - Я могла бы показать тебе пару приёмов, но хорошего разведчика за один день из школьника всё равно не сделаешь. К тому же, если тебя кто-то и ведёт, то слежка будет магической, а против неё обычные ухищрения бесполезны. Включи новости.
   Немного удивлённый такой быстрой сменой темы, Юдзо послушно нажал кнопку на пульте. Симпатичная ведущая начала рассказ о новых успехах Международной Лунной Программы...
   - Ясно, - кивнула женщина, немного послушав, - они не будут объявлять чрезвычайное положение, пока бомбы не начнут рваться прямо на улицах. Надеются, что всё обойдётся приграничным конфликтом. На сколько у вас назначена встреча?
   - На шесть тридцать. Я ещё успею в школу.
   - Нет, для такого дела нужны свободные руки. Если ночью не прорвут фронт, я позвоню в школу, и скажу, что ты заболел. Только не забудь потом взять конспекты пропущенного.
   - Война войной, а уроки по расписанию? - чуть улыбнулся мальчик.
   - Пока да. Живём обычной жизнью, пока претенденты на Жемчужину не раскроют себя, или пока мы не убедимся, что таких нет. Пусть думают, что ты ничего не рассказал мне.
   - Мама, я тебе, конечно, доверяю... но не будет ли слишком поздно, когда они раскроются?
   - Такая возможность есть. Но я кое-что сделаю, чтобы отвести от тебя опасность.
   В глазах матери Юдзо увидел искреннюю, но тщательно подавленную боль. Юмико сейчас всей душой хотела последовать за сыном, защитить свою кровь от любой беды... Но опыт и чутьё говорили, что покинув дом без видимых причин, изменив установленному образу жизни, она могла сделать только хуже. Контролировать опасные желания воины Равновесия учились раньше, чем ходить. Минута медитации, несколько ключевых слов - и её поглотила бы блаженная Пустота, избавив от всяких колебаний. Но Юмико слишком долго училась быть человеком, чтобы отказаться от этого ради комфорта. А людям свойственно страдать.
   Всё это Юдзо осознал в одно мгновение, даже не осознал, а увидел, так же ясно, как то, что платье на матери сегодня синего цвета. Звезда в голове снова засияла, и всё вокруг стало поразительно ясным. Он подлез под руку матери, передавая энергию любви и поддержки. Юмико ласково растрепала его волосы.
   - Когда я была маленькой, нам рассказывали, что в большом мире мужчины уходят на войну, а женщины - жёны, матери, сёстры, дочери - остаются их ждать и беречь дом. Я тогда возмущалась, почему они не пойдут все вместе? Ведь дом можно после победы и новый отстроить, а вдвое большая армия имеет гораздо больше шансов победить.
   - Ну, сейчас-то это стратегическая необходимость, а не просто традиция!
   - Традиции как раз и вытекают из стратегической необходимости какого-либо времени и места. Всё в порядке, моя жемчужинка. Я знаю, что ты справишься.
  
   Поздно ночью Юдзо позвонил Николаю. Приятель, как обычно, ещё не спал.
   - Приходили из самообороны, - сообщил он вместо приветствия. - Долго допытывались, где папаша, всё вверх дном перевернули... Потом, правда, на место поставили. Но предупредили, чтоб никуда не ехал и дом надолго не покидал. Просто, на всякий случай. Вежливо так попросили... Так что ты говоришь с самым настоящим русским шпионом. Не страшно?
   - После вампиров и оборотней? Ни капельки. Слушай, Тайлор, тебе действительно лучше сейчас дома посидеть. Я тут от отца узнал... скоро будет война из-за Курил. Отношение к гайдзинам, а особенно к русским, может стать хуже... Ну, ты понимаешь...
   - К чёрту! На мне не написано, что я русский! И друзей без помощи я не оставляю. Кстати, когда ты ушёл, мы с Пьером ещё поговорили немного. Он пока у меня поживёт. Это ближе к тебе, чем от его обычного логова, а папаша всё равно не скоро ещё вернётся.
   - Да, наверно... так и тебе будет безопаснее. Он всё-таки опытный уличный боец, и по-моему, всё ещё сильный, несмотря на возраст. Я точно не уверен, оборотни стареют не так, как мы. Это называется "матёрый". Только системы не хватает... С отцом бы его познакомить...
   - Слушай, Ронин, я чего спросить хотел... Ты ведь в этих тварях вроде разбираешься? А то я только по аниме определяю... Те клыкастые, ну вот их вожак, Шендо... Это ж вампиры были?
   - Ну да, самые настоящие.
   - А разве у вампиров дети бывают?
   Юдзо так и сел. А в самом деле. Как он не обратил внимания на такую вопиющую нелепость? Вампиры - живые мертвецы, это много раз упоминала мать, да он и сам видел через Жемчужину, что сражается с трупом. Но у мёртвых не может быть детей! Конечно, можно обратить ребёнка, тогда он навсегда останется в возрасте смерти. Но разум-то, даже в детском теле, всё равно со временем повзрослеет! Эти же двое мальчишек не только выглядели детьми - они мыслили и чувствовали, как настоящие дети, дурно воспитанные, жестокие, но всё же дети. Значит, их обратили относительно недавно, психологический возраст не успел уйти от физического... Вроде так. Но. Мать говорила, что даже среди чёрных магов и в вампирских кланах обращение ребёнка считается недопустимым, это извращение за гранью добра и зла. А тут - сразу двое. По идее, вампир, совершивший такое, должен был спрятать свои творения как можно дальше и трястись от страха, что кто-то пронюхает. Эти же двое гуляли совершенно свободно, на глазах у другой нечисти, и никто не удивлялся их возрасту... Он как умел пересказал все эти мысли Тайлору.
   - Вот я и говорю, - кивнул Коля. - Даже мне это кажется странным. И кстати, ещё одно странное... тогда ж было три часа дня! Разве их не должно было сжечь солнце?
   - Не так, как в кино, - автоматически уточнил Юдзо. - Чтобы пух - и сразу в пепел - это сказка. Но молодые вампиры действительно могут получить от солнца довольно сильные ожоги и почти ослепнуть. А на этих даже тёмных очков не было. И уж точно ни одному вампиру, даже столетнему, не придёт в голову охотиться днём. Это не их время!
   - Угу, вот-вот. Хотя может, это только в легендах так? Надо будет Пьера завтра спросить...
   - Обязательно, - кивнул Юдзо, мысленно добавив "И у мамы тоже". - У него нет мобильного или домашнего телефона? Я подумал, может лучше поддерживать связь на расстоянии?
   - Ну сам подумай, куда можно спрятать мобильник, если выдаёшь себя за собаку? А домашний у него может и есть, но я спросить не догадался. Придётся встречаться лично... - несмотря на хмурые интонации, что-то подсказывало, что приятель скорее обрадован, чем расстроен таким известием. Любовь к приключениям у Тайлора была неизлечима.
   - Слушай, Капитан, ты вообще понимаешь, что это всё серьёзно? Там убить могут, по-настоящему. Помнишь, ты рассказывал про русскую мафию? Так иерархи покруче будут!
   - Иди на фиг! Сам-то ты там будешь? Вот и мне не мешай поразвлечься.
   - У меня выхода другого нет! Но у тебя-то в голове ничего не светится! Мозги в том числе...
   - Ни фига, Ронин. Скажи честно, вот если бы ты мог всё сделать так, как было, ну, чтоб все эти уроды ушли куда-то далеко, и больше на глаза не показывались - ты бы сделал?
   Юдзо уже хотел на автомате ответить "да, конечно", но предупреждение "скажи честно" заставило его сделать паузу. Это вопрос, как у сенсея на татами - не такой простой. Нужно не просто подумать, а как следует прислушаться к себе, чтобы дать правильный ответ.
   - Да, - сказал он наконец. - Но только из-за родителей, чтобы не подвергать их опасности.
   - Ага! А ради себя?
   - Нет. Ради себя нет. Но... Симатта, Тайлор, это ж совсем другое! Я не могу просто так отступить перед лицом врага. Это против чести и вообще... против моей натуры. Но ты...
   - Ага, я гайдзин, а у нас чести нет. Но я ещё и русский гайдзин, а все русские сумасшедшие.
   - Ладно, как хочешь. Интересно, что Пьер скажет по этому поводу.
   - Да брось. Пьер уже высказал всё, что мог, когда мы пришли ему на помощь. Я о другом думаю. Может, нам привлечь Мэри к этому делу?
   - Нет, Тайлор, ты точно сумасшедший. Ты б ещё предложил весь класс позвать, чтобы не скучно было. Хочешь сам рисковать - пожалуйста, но посторонних я втягивать не дам.
   - Ронин, ну какой же ты зануда... Она сама бы не отказалась поучаствовать в таком приключении! А нам бы очень пригодились её мозги. Я ж не говорю, что она должна сама куда-то идти, с кем-то драться. Но советы она, хоть и редкая стерва, даёт толковые.
   - Нет! - сжал зубы Юдзо. - И закончили на этом! Я не разрешаю! Если Мэри хоть что-то узнает, ты мне больше не друг, понятно?
   - Напугал. Да куда ж ты денешься без меня? Сам потом прибежишь. Ладно, пока молчу. Пока.
   И Тайлор отключился, как всегда оставив последнее слово за собой. При желании лучший друг мог быть совершенно невыносим. Впрочем, без желания иногда тоже.
   Мальчик с трудом заставил себя раздеться, хотя испытывал сильное желание бухнуться спать прямо в спортивном костюме, как часто проделывал тот же Тайлор. Взбудораженный мозг никак не хотел засыпать, в голове крутились многочисленные сегодняшние открытия, зрели невероятные планы и крались на мягких лапах фантастические ужасы.
   Пока шёлковая ленточка сумрака не проскользнула в комнату и не закрыла Юдзо глаза...
  
   - Авианосец, - равнодушно сообщила Лена, глядя на рапорт беспилотного разведчика.
   - Один? - столь же безразлично уточнила напарница.
   - Нет, конечно. С группой. Бритский "Дементор", патрулирует берег Китая.
   - Авиагруппа в воздухе?
   - Только три наблюдателя. Походный режим.
   - Ерунда. Что там бритты говорят? Они собираются выполнять обязательства, или?
   - Сейчас свяжусь с тамошним магом... - блондиночка на несколько секунд прикрыла глаза, потом облегчённо кивнула. - Всё в порядке. Там наш, светлый. Нас не заметят.
   Если младшая волшебница и испытывала какое-то беспокойство, то лишь из-за возможной перспективы убийства людей. Простых смертных, честно исполняющих свой долг. С тактической точки зрения никаких проблем не было, даже если бы бритты вдруг передумали и решили соблюсти долг перед союзниками. Если в составе авианосной группы нет корабля-арсенала, то противостоять воздушному крейсеру она может лишь одним способом - подняв в воздух хотя бы половину своей авиагруппы. Но дело это небыстрое, тогда как Леночке осуществить массовый пуск - всего-то пару кнопочек нажать. Потопить авианосец с одного залпа может и не удастся, если не использовать ядерную боевую часть (а на борту "Орла" были и такие), но поджечь и вывести из строя - вполне. И незнакомый маг на борту корабля всё это хорошо понимал. Потому и пренебрёг патриотизмом ради людских жизней.
   А может, его остановила информация о том, что в кабине русской машины находится воин Пути. Девочка слегка поёжилась, оглядываясь на молчаливую фигуру за спиной. Формально попытка сбить ВРК не считалась покушением - халтан защитит наблюдателя от любого взрыва, пожара или падения с высоты, а выстрел осуществляют обычные люди по чисто человеческим причинам. Но кто их знает, этих мастеров! Вдруг обиду затаит за непредвиденное купание, примет за проявление непочтительности... Лучше уж перестраховаться. А всякие там адмиралы с президентами - утрутся. Интересы иерархий всегда были, есть и будут важнее международной политики, не говоря уж о человеческом стаде. Хотя в последнее время многие посвящённые что-то начали в этом сомневаться...
   "Вот бы и в Японии всё прошло так же гладко... - мелькнула искорка надежды. - Там же крупнейшая община Равновесия, неужели японские маги пойдут против соотечественника?"
   К сожалению, пойдут. Вернее, уже пошли. Не напрямую, естественно, иначе их история закончилась бы гораздо быстрее и без участия светлых. Так ведь и атака с помощью людей не является прямой. И вообще, формально это не атака, а самозащита.
   За такими невесёлыми мыслями она даже не заметила, как машина достигла цели. До Хоккайдо ещё сто пятьдесят километров, самые современные радары в штатном режиме не обнаружат с такого расстояния "Двуглавого орла", идущего на двадцатипятикилометровой высоте. Но после первого же пуска они начнут искать целенаправленно, точно зная - где и догадываясь - кого. И тогда, если силы самообороны окажутся недостаточно загружены летящими к ним ракетами, наступит время для техномагии - морочить голову радарам, уводить с курса ракеты, а может и импровизировать на тему чего-нибудь вовсе невозможного - никто толком не знает, чем вооружена современная японская ПВО, помимо стандартных "Пэтриотов". Но лучше просто не доводить до этого - выполнить пуск так, чтобы там, на берегу, им было не до поисков самолёта-наглеца. И заодно снизить потери в стане противника - в идеале вообще до нуля. Или по крайней мере, успокоить свою совесть. Всё равно, с такой дистанции она не почувствует смертей, так что об успехе акции можно будет лишь строить более или менее обоснованные предложения.
   Почти без колебаний тонкие наманикюренные пальчики сдвигают рычажок на пульте, и из носового люка вываливаются пятнадцать "Ос" - планирующих бомб в полметра длиной. В принципе, у этих крошек есть и двигатели, позволяющие на короткое время превратиться в крылатую ракету. Но на полторы сотни километров его не хватит, так что большую часть пути "Осы" пройдут, опираясь только на воздух.
   Если кто-нибудь из японцев даже заметит крошечную цель на своих приборах, то скорее всего, изумлённо поднимет бровь - что делают эти сумасшедшие русские? Стоило ради этого гонять огромную воздушную крепость? Какой вред могут нанести хорошо защищённой базе несколько килограммов неядерной взрывчатки? И будет, безусловно, прав. Базе - никакого.
   Цель Леночки - не базы, а люди на них. В боевой части бомбочек - амулеты, заряженные заклинаниями паники. Бетон и металл для магии не помеха, лишь бы хоть одна из "Ос" подошла на дистанцию прямого действия. Бежать, покинуть базу как можно скорее, ничего сделать уже нельзя, с неба сейчас придут огонь и смерть... Следом через три минуты придёт вторая волна - с магией сна для самых упрямых, кто не смог или не захотел оставить рабочее место. А после нейтрализации человеческого фактора можно будет выпускать и настоящие ракеты, подавить радары и пусковые установки, чтобы беглецам было некуда возвращаться.
   Но прав, ох как прав был четвёртый московский иерарх, так и оставшийся безымянным на страницах этой истории, говоря, что ни один план не выдержит проверки боем. И даже планы, составленные волшебниками-провидцами - не исключение.
   Неприятности начались с того, что "Двуглавый орёл" вдруг ослеп.
   То есть, это так воспринималось его экипажем. Строго говоря, машина всегда и была слепой - ей по должности положено. Обратная сторона радиолокационной малозаметности - невозможность надолго включить собственные радары, иначе рискуешь быстро засветиться -как в переносном, так и в прямом смысле. Поэтому основную часть пути ВРК проходит "с закрытыми глазами", но со множеством собак-поводырей - целеуказания он получает со спутников, с наземных станций и кораблей, с самолётов и дирижаблей радиоразведки, на худой конец - от собственных беспилотников. Так вот, сейчас эта свора вдруг замолчала.
   Вся. Целиком. С интервалами от миллисекунды до половины минуты - смотря кому с какой частотой полагалось выходить на связь. Фактически всё выглядело так, как будто все станции наведения, разнесённые на тысячи километров, на земле, в воздухе и в космосе были единомоментно уничтожены, и только о самом "Орле" неведомый всемогущий противник случайно забыл. А может и не забыл, а намеренно оставил - поиздеваться.
   Разумеется, ничего такого светлые не подумали. Они были здравомыслящими девочками-волшебницами, и сделали вполне логичный вывод - кто-то блокировал их машине связь. Вероятнее всего - с помощью магии. Были и немагические способы проделать такой фокус, но все они по разным причинам не подходили - одни были фантастически сложны и дороги, другие легко определялись приборами самолёта.
   Поэтому, пока Жанна аккуратно прощупывала окружение короткими импульсами узкого луча, стараясь и ситуацию прояснить, и себя не выдать, её младшая подруга отстранилась от пульта и сосредоточилась на поиске чужих заклинаний, способных перекрыть путь радиоволнам. С первого взгляда таковых не обнаружилось, и девочка прибегла к более изощрённым методам проверки. Воин Пути за их спинами по-прежнему хранил безразличное молчание. Это нервировало, и волшебницы теряли всё больше драгоценных секунд...
   Радарный импульс вернулся, за тысячную долю секунды очертив на экране сплошной круг. Это уже ни в какие ворота не лезло. Как будто вокруг крейсера выросла сплошная металлическая стена, летящая с той же скоростью. Короткие проверки показали, что вверху и внизу то же самое. Словно шедевр имперского самолётостроения кто-то просто засунул в огромный (около трёхсот метров во все стороны) непроницаемый ящик, да так и оставил.
   Иллюзия была настолько яркой, что Лена непроизвольно включила экраны наружного обзора, почти ожидая увидеть внутренности ангара какой-нибудь немыслимо огромной летающей тарелки. Однако над кабиной мирно светили в чёрном небе звёзды. Тихо плескался далеко внизу океан, понятия не имея, что для радаров какой-то железной птицы его больше нет. Клетка, поймавшая "Орла", существовала исключительно в спектре радиоволн, оставаясь невидимой как для человеческого глаза, так и для поисковой магии. Время от времени Леночке казалось, что она что-то улавливает в техномагическом диапазоне, какое-то тончайшее жужжание, похожее на комариный писк. Но каждый раз, прежде чем она успевала настроиться на восприятие, это исчезало, растворялось в пугающей тишине эфира.
   А потом виртуальная стена раздвинулась в нескольких местах, и из прорезей на "Двуглавого орла" хлынул вполне реальный огненный шквал.
  
   - Белый слон снимается с доски, - тонкая рука в белой перчатке удалила фигурку. - Ладьи уже сошли со своих мест, но у Алого Двора будет время подготовить им ловушку. Пешки можно не принимать в расчёт, а ферзи пока заняты в другой части света.
   - Шахматы, безусловно, красивая игра, - скептически хмыкнули по другую сторону доски, - Но вряд ли они годятся для моделирования нынешней ситуации, где участвует по меньшей мере шесть игроков и непредсказуемая фигура-трикстер, меняющая своё поведение едва ли не случайным образом... Я бы рекомендовала вам некоторые разновидности карточных игр...
   - Предпочту что-нибудь более современное, возможно даже компьютерное.
   - Ах, ну да, конечно, как я могла забыть, - тихий смех, похожий на звон колокольчика. - Ваша первая высокотехнологичная игрушка уже сделала свой ход, да? Думаете, её надолго хватит?
   - При осторожном и грамотном использовании - на несколько лет. Но вы же знаете - я интересуюсь в основном новинками. А после первого успешного испытания они перестают быть таковыми и становятся штатным вооружением. Так что я не слишком огорчусь, если имперские техномаги поймут, в чём дело. И даже если сумеют скопировать технологию. ПАС свою роль уже отыграла. Сейчас ход за японским Алым Двором. Если Ямамару не сумеет эффективно воспользоваться полученной передышкой, то он не стоит моего внимания.
   - Вам не говорили, что вы страдаете излишним самомнением?
   - Почему же страдаю? Я им наслаждаюсь. Видите ли, магия в безмагическом мире подобна большой дубине в руках варвара - она отучает искать другие пути. Ведь даже техномаги по существу выполняют набор заученных ритуалов, почти не задумываясь, с чем они имеют дело. Поймите правильно, я не говорю, что иерархи тупы. Но весь их ум работает в одном направлении - как создать новые, более эффективные заклинания, чудовищ и артефакты. В крайнем случае - как бы похитрее использовать те, что уже есть в наличии. А в соответствии с известным принципом "Любая армия готовится воевать сама с собой", они и от потенциальных противников ждут того же. Вздумай я играть при помощи волшебства, даже самого могущественного и изощрённого, они бы поставили мне мат в два хода.
   - По вашей логике, самыми хитроумными и опасными противниками должны быть воины Равновесия. Они магией вообще почти не пользуются.
   - Так и есть, дорогая моя. Впрочем, у них тоже есть свои слабые места, но это тема для совсем другой партии. Более сложной, опасной и намного более увлекательной.
   - Что-то мне подсказывает, что вы эту партию уже ведёте, только на другой доске.
   - Вы мне льстите. Я ещё не гроссмейстер, да и фигуры для этого слабоваты.
   - Ох, бросьте. Когда на доске появляется Девятихвостая, говорить о силе и слабости бессмысленно. Вы слишком умны, чтобы бросаться пустыми громкими словами. И не хуже меня знаете, что её называют Изменяющей Видение не только за мастерство иллюзий.
   - Что я слышу? Вы как будто подталкиваете меня на мятеж против Равновесия.
   - Всего лишь пытаюсь выведать ваши истинные намерения. Хочется надеяться, что вы не переиграете сами себя, составив слишком хитроумную комбинацию. Хотя бы для себя определитесь, кого вы считаете фигурой, а кого - равным себе игроком.
   - Воистину, сегодня день чудес. Жрица непроявленного и неоформленного желает ясности?
   - В дни прихода Лисы многие вещи становятся не тем, чем кажутся, и я не исключение, - загадочно улыбнулась собеседница. Или не улыбнулась, просто тени так играли на её лице?
  
  -- Глава 4.
  
   Странное чувство покоя, в прошлом тебя уже нет
   В будущем ты превращён в Нескончаемый Свет
   Луч восходящего солнца должен врага ослепить
   Время найти свою цель и в атаку идти!

Группа "Ария".

  
   Девятихвостая Лиса, особенно в развоплощённом состоянии, имеет много общего с элементарной частицей, как её представляет современная квантовая физика. Невозможно сказать, что она где-либо находится - можно говорить лишь о вероятности её нахождения в той или иной точке. Причём любая попытка наблюдения эту самую вероятность изменяет, так что увидев где-нибудь лису (а тем более - заговорив с ней) вы ничего не можете сказать о её прежнем состоянии. Возможно, Девятихвостая Лиса в чём-то сродни кошке Шрёдингера - по крайней мере, някать она умеет. Её Инь-сущность скорее может быть описана, как волна, а Ян - как частица, но они любят, играя, меняться свойствами. Большинство наблюдателей Лисы отмечают её странность, очарование, прелесть и истинность, так что Девятихвостая, вероятно, сродни кваркам. Ещё она любит прыгать через барьеры и рыть норы, особенно в те места, где ей находиться категорически нельзя, так что можно сказать, что Лисе присущ тоннельный эффект. Впрочем, все описания заведомо будут лишь приближёнными. Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Вероятно, автор этих строк Лао Цзы близко общался с Девятихвостой. Или принял немалую дозу галлюциногенов, что в принципе равнозначно.
   Тем не менее, сейчас эта вероятностная функция приняла наибольшие значения в области дома семьи Акира, и обеспокоенные мастера Равновесия вышли из медитации, сосредоточив в этом же месте свои лучи внимания. Но Девятихвостая ничего опасного не делала, лишь навеивала мальчику здоровый и крепкий сон, так что наблюдатели постепенно расслабились. Конечно, проверили содержание снов, но там ничего подозрительного не было - просто прогулка по лесу и игры с безобидными ласковыми зверюшками. Мастера пожали плечами - такие видения скорее портят характер, делая его слишком мягким, чем способствуют воспитанию воина. Перед рассветом тень у изголовья растаяла, не оставив следов.
  
   - Пришли? - пробурчал вервольф. - Оба. Так я и знал. Не терпится молодым помереть...
   - Рад вас видеть снова, Конти-сан, - улыбнулся Юдзо, поклонившись. - Как прошла ночь?
   - Ишь, хитрый... вежливый-вежливый, а своего не упустит. Говорил я с Госпожой. Досталось от неё по полной за разгильдяйство, обещала, что точно омолодит теперь... Потом смягчилась, сказала, что может оно и к лучшему. Ваши вчерашние подвиги даже её впечатлили. В общем, жди, парень. Явится она к тебе. Когда и как - не знаю, это уже ваше с ней дело. Может, через пару минут, а может и через несколько лет. Явится и испытает.
   - Погодите. Испытает - это понятно, а что будет, если я испытание пройду успешно?
   - Ну как что? Слияние, конечно. Ты получишь всю силу, причитающуюся тебе от рождения, парень! И тогда все эти разноцветные колдунишки у нас попляшут!
   - Конти-сан, - серьёзно сказал мальчик, - извините, конечно, но если я получу силу, я сам решу, как её употреблять. В первую очередь - для помощи своей семье, потом своей стране и всему человечеству. Конечно, оборотням надо помочь, то, как обращаются с вашим народом, недопустимо. Но начать с этого я не смогу - у меня будут более срочные дела.
   - Посмотрим, - усмехнулся Пьер. - Ты, конечно, главный... если сгодишься Госпоже.
   Вспышка Жемчужины высветила его невысказанную мысль: "А если не подойдёшь - я не буду ждать, пока ты умрёшь от старости. Парень ты хороший, но дело важнее..." Юдзо даже не обиделся - он понимал старого волка. Что называется, насквозь видел.
   "Интересно, как же я теперь сражаться буду? Меня будут убивать, а я вижу, зачем и почему убивают, и понимаю, что он вовсе не злодей, а просто его обстоятельства вынудили. Или он от души меня ненавидит, и имеет для этого серьёзные причины. Или искренне убеждён, что без меня мир будет лучше. У меня ж рука не поднимется! Особенно, если надо насмерть..."
   - Эй, ребята, а вам не кажется, что вы делите шкуру неубитой лисы? - хмыкнул Тайлор. - Вернее, как раз убитой, но ещё не воскрешённой. Как пройдёт испытание - мы не знаем, когда оно будет - тоже. Так что я лично собираюсь рассчитывать только на себя.
   - Много мы втроём сделаем против иерархов, - фыркнул Кость. - Но в целом ты, парень, прав.
   - Да, об иерархиях! - встрепенулся Юдзо, обрадовавшись, что можно сменить тему. - Конти-сан, вы ничего необычного не заметили в той стае, что на нас напала? Вампиры-дети...
   - Хороший нюх, - одобрительно кивнул Пьер. - Больше ты ни на что не обратил внимания?
   - Да вроде бы нет...
   - Я, когда впервые такую стайку увидел, тоже не удивился. А надо было. Это на Западе вампир с оборотнем могут вместе работать, потому что оба принадлежат Тьме. Здесь, в Азии, совсем другая расстановка. Тут все меняющие форму относятся к Ян, силе жизни. А вампиры, соответственно - Инь, сила смерти. Может быть, они сумеют не убить друг друга при встрече, местные иерархии не так сильно грызутся, как светлые с тёмными у нас. Но вместе охотиться - это уже слишком. За такое равновесники мигом голову снимут.
   - Точно... Об этом я не подумал... тем более странно. Вы знаете, что это значит?
   - Теперь знаю. Госпожа подсказала. Короче, ребята, сядьте покрепче. Вся стая, что на нас напала, принадлежит токийской Ян-иерархии. Охотничья свора Алого Двора, без всяких посторонних. Молодая ещё, не натасканная, но в остальном вполне обычная.
   У Юдзо почти отвисла челюсть.
   - То есть... вы хотите сказать... Но те вампиры - они же мёртвые, я сам видел!
   - Пока да. Но живыми притворяются гораздо успешнее, чем все мои знакомые носферату. Они дышат. Они чувствуют вкус обычной пищи, не только крови. Они наслаждаются солнцем. Чёрт, да они даже пахнут, как живые, хотя на людей и не похоже. Но самое главное - они теперь могут зачать и выносить ребёнка. И это дитя не останется навсегда младенцем, а будет взрослеть, как человек. По расчётам Алого Двора взросление должно остановиться примерно в возрасте двадцати одного года. Точно пока неизвестно, потому что эксперимент длится только четырнадцать. Но от него уже всех знающих трясучка колотит.
   - Какой эксперимент?!
   - А что, непонятно? Перевод вампиров-добровольцев на энергию Ян вместо Инь! Как они это делают - не знаю, секрет фирмы. Может, поят какой-то особенной кровью, а может, проводят через ритуалы посвящения... Но результат - пожалуйста, гуляет по улицам!
   - Дурно воспитанный результат какой-то, - проворчал Тайлор. - Если они все такие вырастут, то лучше не надо. Классические вампиры - они хотя бы уточнённые, аристократичные... Ну, если по аниме и фильмам судить. А эти - шпана какая-то малолетняя.
   - Да при чём тут шпана?! - схватился за голову оборотень. - Ты хоть понимаешь, чем это светит? Хотя да, откуда тебе понимать. Это у меня шерсть дыбом встала, когда услышал...
   Он прислонился к стене, осторожно оглянулся по сторонам, и заговорил уже спокойнее:
   - Если эксперимент будет успешен, и западные вампиры узнают о такой возможности - магический мир встанет на уши. Половина сразу потребует перехода на Ян-энергию, вторая об этом серьёзно задумается. Само собой, никто их не отпустит. Тёмные не захотят терять толпы бесплатных рабов, на которых так удобно валить всю грязную работу. Светлые придут в ужас от мысли, что кровососы теперь размножаются сами, без необходимости обращать людей. Чёрный Двор не захочет допускать такого усиления своего главного конкурента. Только упырям на все эти возражения будет плевать с высокого склепа. Возможность вернуть себе все радости жизни, включая семью - стоит того, чтобы за неё подраться. А вампирский бунт, ребятишки - это звездец. Да и наши под шумок не преминут пару городов ухватить.
   - Твою мать, - до Николая дошло первого. - Так этот ваш Алый Двор - он взрывчатку на весь мир варит! А мы тут на лис охотимся... В самом, можно сказать, эпицентре...
   - Вот-вот. Нет, как оборотень я их уважаю. Задумка смелая и благородная. Дать мертвякам хоть какое-то подобие нормальной жизни. Сочувствую, можно сказать. Но они такие же самоубийцы, как и вы двое! Свет и Тьма их в тонкий блинчик раскатают. Ещё странно, что Равновесие молчит, такое изменение в расстановке сил вроде по их части...
   - Погоди... раскатают в блинчик... так война с Россией... не отсюда ли пошла?
   - А что, уже началась? - посмотрев на ребят, Пьер без слов понял ответ и тихо заскулил. - Ну всё. Доигрались. Если светлые даже смертных для прикрытия толкают, значит, работать будут очень серьёзно. Зачистят всё, что хоть немного магией пахнет.
   - Значит, чтобы остановить вторжение, мы должны в первую очередь разобраться с русскими светлыми магами? Ну, или убедить Алый Двор отказаться от опытов с вампирами...
   Глаза вервольфа полезли на лоб:
   - Парень, ты вообще понимаешь, о чём говоришь? Ты с обычной сворой малолеток лишь по счастливой случайности справился! А уже вызов иерархиям хочешь бросать. Да там наверху такие ребята сидят, что всю вашу страну на хлеб намажут и съедят!
   - Конти-сан, разве вы не собирались сделать то же самое с помощью Девятихвостой?
   - Ну... собирался... - опустил голову Пьер. - Да только мне больше думалось сдохнуть красиво, чем победить. Подстроить какую-нибудь глобальную пакость и уйти красиво. Чтоб иерархам хотя бы пришлось почесаться как следует. Но вам-то этого мало...
   - Маловато будет, - решительно заявил Тайлор. - Нам нужен мир. И желательно весь.
   - Ну-ну... Пожалуй, мне перед смертью даже будет интересно на это посмотреть - как два сопляка будут сражаться против Света и Тьмы разом. Или убеждать хозяев Алого Двора, это не намного легче. С чего начнём, мировые завоеватели?
   Оборотень вопросительно посмотрел на Тайлора, тот в свою очередь уставился на Юдзо. Мальчик слегка растерялся. Он вдруг понял, что не имеет никакого конкретного плана. Подобный вопрос Пьер уже задавал вчера, но тогда он по крайней мере мог отговориться, что нужен ответ Лисы. Сейчас ответ получен, враги более-менее известны... и что, стало легче?
   - Ну великолепно, - произнёс где-то неподалёку очень знакомый голос. - Как обычно, два молодых героя в тупике, потому что смелость есть - ума не надо. Теперь и один старый блохастый коврик с ними заодно. А блистательная подруга должна их вытаскивать, за что ей можно будет ещё больше завидовать, и ещё чаще обзывать Мэри Сью. И конечно, ни во что не посвящать, потому что она такая задавака... Правильно, мальчики?
   - Кто это?! - завертел головой оборотень. Он был так поражён, что забыл даже обидеться на "блохастого коврика". Рядом, понятное дело, никого не было - чувства Пьера и сверхъестественное зрение Жемчужины предупредили бы о любой попытке приблизиться.
   - Ну что уставились? Вы, между прочим, на людях сидите, нечего так головами вертеть, внимание привлекаете. Само собой, рядом с вами меня нету. Стану я ещё светиться возле всяких идиотов... Интересно, как вы собирались воевать с архимагами, если не можете обнаружить простейшее заклятие дальноречи, вшитое прямо в куртку?
   С полминуты царило молчание - всем троим требовалось время, чтобы оправиться от шока. Первым пришёл в себя Тайлор:
   - Мэри, зараза, так ты ко всему ещё и магичка?
   - Ведьма, дорогой мой, ведьма! - строго поправила его девушка. - Четвёртого ранга, если по западной системе. Консультант при представительстве иерархии Тьмы в Токио.
   - Приехали, - выдохнул оборотень. - Революция закончилась, не успев начаться.
   - Спокойно, пушистик. Повторяю для плохо слышащих - я консультант, а не слуга. Если бы я хотела вас выдать иерархиям, уже бы выдала, причём не засветив своей роли в этом. К тому же вчера посланники убрались, в связи с предстоящей войной, и я временно осталась без работы. Так что могу по старой дружбе помочь этим двум оболтусам.
   - Да кто ты вообще такая?!
   - Ооо... - вздохнули на два голоса Юдзо с Тайлором.
   Как объяснить нечеловеку, прочитавшему за всю жизнь от силы десяток книг, кто такая Мэри Сью? И почему это прозвище прилипло к совершенно реальной девушке?
   На самом деле родители назвали её простым японским именем Марико. Но так как родителей давно не было на свете, они не могли запретить непутёвой дочери отбросить окончание "ко", означающее ребёнка женского полу. То, что имя при этом стало звучать на западный манер, девушку ничуть не смущало. Ну а от Мари и до Мэри недалеко, особенно если рядом окажется острый на язык Тайлор. То, что жертва была на год старше, отличалась завидной спортивной формой, и никогда не стеснялась врезать обидчику, Николая не остановило. Душа ледяного презрения он тоже не боялся - просто не замечал.
   Нет, в самом деле, а как ещё обозвать девушку с IQ под сто восемьдесят, умницу, красавицу, любимицу учителей, победительницу двух всеяпонских олимпиад, обладательницу нескольких поясов в разных видах единоборств (включая, кажется, один чёрный), имеющую собственный бизнес, и при всём этом ещё находящую где-то достаточно свободного времени, чтобы гулять с друзьями, смотреть аниме и вообще развлекаться по полной программе. Ну не бывает таких девушек в жизни! Это выдумка обиженных жизнью графоманок!
   Со дня первого появления в школе, Марико-Мари стала объектом эротических грёз доброй половины учеников. Но только не Тайлора! Первое же знакомство этих двоих обернулось многомесячной холодной войной. С точки зрения Мари, это бесполезное, шумное и назойливое существо именовалось разумным явно по ошибке. С большим удовольствием она надела бы на Наумова ошейник и отправила в вольер к обезьянам, откуда он, видимо, не так давно и вылез. С точки зрения Тайлора, Мэри Сью была мутантом, которому не место в реальном мире. Самим своим существованием она нарушала одну из базовых аксиом мироздания - о несовместимости хорошей учёбы и личной свободы.
   Нет, эти двое не подкладывали друг другу кнопок на стулья, не забрасывали ранцев в мусорные баки и не пытались подкараулить где-нибудь в тёмном переулке, чтобы как следует отдубасить. Оба решили, что выше этого. Их главным оружием стало полное игнорирование самого факта существования противника. "Какой ещё Тайлор? А, тот русский медведь? Не знаю, я не его дрессировщик, так что меня он мало заботит". "Марико? Какая Марико? А, наша дорогая Сью опять повергла весь мир к своим ногам? Меня как-то больше интересуют реальные личности". Популярность Наумова в классе резко возросла, из отщепенца и неудачника он превратился в лидера "антимэрисьюшного фронта".
   Лучше не вспоминать, чего стоило Юдзо помирить эту парочку. Он мог убеждать только искренностью - искусством тонких психологических игр мальчик не владел. Школе нужно единство, а не война группировок - повторял он обоим. Практически всегда - с нулевым результатом. Если у Тайлора с Мари и было что-то общее, так это принципиальный индивидуализм. Помог случай. Однажды непримиримая парочка пересеклась в аниме-клубе... и не успели окружающие придумать, куда бы им спрятаться понадёжнее, как эти двое уже взахлёб обсуждали последнее культовое творение Миядзаки.
   Сказать, что вражда с тех пор совсем уж утихла - означало бы погрешить против истины. В школе Тайлор с Мэри по-прежнему друг друга на дух не выносили. Да и встречаясь после школы не упускали случая поддеть оппонента. Но каждый из них нехотя признал, что в другом что-то есть. Иногда и Юдзо присоединялся к ним, поддерживая крепнущую дружбу, хотя у него было гораздо меньше свободного времени.
   Он в двух словах попытался объяснить всё это Пьеру. Получилось сбивчиво и невнятно.
   - Я так и знал, - удовлетворённо заявил Капитан. - Конечно, вести такую жизнь силами простой японской школьницы невозможно. Только продав душу тёмным силам...
   - Ну да, сильно им нужны души всяких идиотов, - выразительно фыркнула куртка. - Мозги, Наумов, вот что ценится везде, и у магов, и среди простых смертных. Так что будь спокоен - ты им не понадобишься. А если мозги на месте, то можно и без магии неплохо прожить.
   - Так Тайлор тебе всё же рассказал? - уточнил Юдзо, чтобы отвлечь Мэри от перебранки.
   - Ну да, делать мне больше нечего - ждать, пока всякие малолетние идиоты проболтаются. Пока Тайлор сообразит или ты со своим кодексом чести разберёшься - можно войну начать и закончить. Скажем так, я немножко злоупотребила служебным положением. При работе консультанта-аналитика неизбежно обзаводишься рядом независимых источников информации. И хотя я сейчас в отпуске, прежние контакты остались.
   - Что иерархи знают о Жемчужине? - быстро спросил оборотень.
   - Если ты имеешь в виду ваши вчерашние подвиги, пушистик, то всё. Каждая собака в городе знает, что двое смертных мальчишек вместе с приезжим вервольфом поколотили стаю Алого Двора. При этом один из них, вооружённый деревянным мечом, проявил непонятные способности. Имплантированный боевой артефакт - такова официальная версия. Сейчас ищут, кто из ведьм, колдунов или алхимиков мог такое изготовить, и зачем понадобилось вживлять его смертному. Ищут мимоходом, потому что серьёзным магам не до этого - все заняты войной. О Девятихвостой - ни слова. Подозреваю, что высшие иерархи в курсе, но они сами же и прикрывают слухи. Не хотят вводить подчинённых в искушение.
   - Чушь! - рявкнул Пьер. - Если бы наверху узнали, звёздный шар уже лежал бы у них в шкатулке, а мальчишка валялся тут с дырой во лбу!
   - Соображаешь, блохастый. Но Ронин всё ещё жив, так что тут возможны два вывода. Или верховные иерархи слепы и глухи, или Хранителя прикрывает кто-то очень сильный. Но сами по себе великие маги не слепнут. А чтобы их ослепить, опять же, нужна огромная сила. Так что в любом случае у нас есть анонимный союзник. Как минимум, один.
   - Это не может быть Лиса? - уточнил Юдзо.
   - Я бы сказала, что нет. Но Девятихвостая - единственный известный мне магический объект, поведение которого логическому прогнозу не поддаётся, так что есть и такая вероятность. Тем не менее, Лиса сейчас мертва, и в основном не может действовать напрямую на физический мир. На её месте я бы использовала достаточно могущественного посредника. Что возвращает нас к личности неведомого покровителя. Кстати, слово "покровитель" для иерархов имеет вполне конкретный смысл - это существо из внешних миров, живое воплощение Стихии, которой маг служит. Для светлых это ангелы, для тёмных - демоны.
   - То есть, Лиса использует одного из них, чтобы заставить иерархов не трогать нас?
   - Кого-то, сравнимого с ними по силе. Иномирные твари - не лучшие исполнители, при всей своей силе они ограничены в пребывании на Земле - почти так же, как сама Девятихвостая. Для разовой акции - лучше не придумаешь, для постоянного контроля я бы выбрала более материальных посредников. В последнем случае опекуны очевидны. Всё зависит от того, какую стратегию Лиса выбрала, и есть ли у неё стратегия вообще.
   - Погоди! - поднял руку Пьер. - Не так быстро, я за твоими головоломками не поспеваю! Что значит - очевидны? Для постоянного контроля у неё есть я!
   - Ты, коврик - для наблюдения, и не более. Твоя задача - вовремя поднять тревогу, если Ронин попадёт в переплёт. А выручать его из неприятностей будут другие. Или не будут. Я не знаю, ЧТО нужно Лисе, но КАК она добьётся того или этого, просчитать в принципе можно.
   - Вот чёрт... И не поспоришь... - вервольф опустил голову. - Теперь я понимаю, за что вы её не любите, малыши. Настоящая ведьма, достойная своего ранга... Ну и кто же эти другие?
   - Ну это же элементарно, Ватсон ты наш из подворотни! Кто постоянно живёт в нашей плоскости бытия, чувствует себя здесь, как дома, но при этом сравним с низшими демонами - как по уровню уважения, так и по боевым возможностям? Если ты знаешь другой ответ, кроме общины Пути, я тебя лично расцелую! Но что-то сомнительно...
   Юдзо сильно сомневался, что после побега матери соплеменники согласятся сохранить ей жизнь, а не то, что охранять сына. С другой стороны, кто знает, насколько убедительной может быть Девятихвостая и какие аргументы у неё есть... Для него это был тёмный лес. В любом случае, он не собирался вслух обсуждать прошлое своей семьи, даже с друзьями. А вот Пьер, услышав такое предположение, расхохотался вголос:
   - Слушай, ведьма, я конечно почитаю Госпожу, но не до такой степени! Будь на нашей стороне Равновесие, мы могли бы задрать лапки кверху и отдыхать! Эти парни при желании могут резать архимагов, как овец. Говорят, был случай, когда они убрали демона!
   - Я знакома с их возможностями, - холодно отрезала Мэри. - И я не сказала, что они на вашей стороне. Просто учитывая обстоятельства, вам стоит бояться их меньше, чем... остальных. В общем так, мальчики. Я в этом котле варюсь уже не первый год, а вы попали в него недавно и случайно. Также у меня мозгов больше, чем у вас троих, вместе взятых. Поэтому пока что предлагаю повиноваться мне безоговорочно. По крайней мере, пока на сцену не выйдет Лиса собственной персоной. Пока она может отдавать распоряжения только раз в неделю, что делает её не лучшим координатором. Счёт может идти на часы и минуты. Если она вообще собирается выходить, за что нельзя поручиться, ведь Ронин может и провалить испытание.
   - А с какой стати мы должны доверять тебе, ведьма?! Уж тёмных-то я знаю! - Пьера заметно напрягала необходимость говорить с невидимым собеседником, поэтому он повернулся к мальчишкам. - Ни один тёмный своей выгоды никогда не упустит! Поэтому примкнуть к вам ради идеи, без шансов на победу, она не могла. Что же, пятнадцатилетняя соплячка всерьёз рассчитывает обдурить иерархов с тысячелетним опытом? Не смешите! А вот вас двоих перехитрить и использовать вполне реально. Нужно только продумать, кому отдать Жемчужину с наибольшей выгодой. И чтоб безопасно. На это у неё ума вполне хватит.
   - Ты прав, коврик, поводов для доверия у вас нет. Особенно у тебя, друзья знают меня чуть лучше. Тем не менее, я хорошая актриса, и при желании могла легко втереться им в доверие. Ронин - идеалист, а Тайлор слишком беспечен. Так что это недостаточное доказательство. Хоси но тама может распознавать ложь, но чтобы пройти проверку на искренность, мне надо встретиться с вами лицом к лицу. Пока у меня нет на это ни времени, ни желания. Я буду в школе, но как раз вы сегодня там не появитесь. Так что встреча минимум через девять часов. Всё это время вы должны меня слушать, если хотите выжить.
   Пьер злорадно оскалился и покрутил пальцем у виска.
   - Я ещё могу пойти сегодня в школу! - предложил Юдзо.
   - Нет, это нежелательно. Избегай использовать Жемчужину там, где появляешься регулярно - её свет слишком заметен. Я укажу вам место встречи, но до тех пор есть другой аргумент. Слушаться меня - единственный способ дожить до проверки. Первая партия ваших врагов уже вышла на охоту. До пересечения с ними всего несколько минут. Возможно, вы сумеете отбиться и своими силами, это пока мелкая рыбёшка. Но при этом безнадёжно засветитесь на весь Токио. Я знаю, как их остановить, чтобы никто ничего не заподозрил. Промедление или сомнение в моих словах может стоить вам жизни. Я не хочу этого, даже для Тайлора.
   - Я тебе верю, - резко сказал Акира, поднимая руку, чтобы пресечь возражения спутников. - Сейчас - верю. Сейчас мы делаем всё, как ты говоришь. Но после избавления от этой группы надо будет ещё поговорить. Безоговорочное подчинение - это слишком...
   - Ладно, принято. Тогда сейчас - не теряйте времени. Тот мажонок, что был в вашей вчерашней стае, натравил на вас группу охотников за артефактами. Это ничтожества, отребье магического мира, они почти вне закона. Кое-кто из них даже не владеет магией. Но экипированы они хорошо, а те, кто в деле достаточно долго - обладают неплохим опытом, смекалкой или звериным чутьём. Поэтому иерархи постарше часто используют их для всяких грязных дел, когда не хотят светить свои личные боевые отряды.
   - Знаю я эту мрррразь! - Пьер невольно выпустил когти. - Они как охотники за головами в Париже! Троих наших те суки пришили! А эти - почти их братья...
   - Тихо, пушистик, на тебя могут смотреть. Да, эти похожи, только немного другая сфера. В Японии они недавно, до этого работали в Гонконге. Хотели помародёрствовать на фронтах магической войны, или предложить свои услуги одной из сторон. Звёздный шар считают Источником Ян - маломощным, но независимым, что может здорово пригодиться в обеспечении группы. На волка - автоматчики с серебряными пулями, на вас двоих - ампулы с сонным зельем. Один слабосильный маг отводит людям глаза, второй дублирует его с помощью артефакта. Вам нужно вырубить этих двоих - остальные не рискнут палить открыто при таком количестве свидетелей. Сейчас они как раз спускаются в метро. Я скажу вам, когда они включат морок. В этот момент вы резко атакуете, и прежде, чем иллюзия рассеется, снова превращаетесь в обычных школьников. Всё поняли? Разделяйтесь. Ронин - третий вход справа, Кость - второй слева. Тайлор - прощайся с ними и иди покупать билет.
   Все последовали её указаниям. Как только Юдзо отделился от своих, время в очередной раз замедлилось - не в десятки раз, как вчера, всего вдвое или втрое. Жемчужина в голове слабо мерцала. Прохожие двигались, как в замедленном кино, позволяя внимательно рассмотреть себя. Боккен был уже в левой руке, мальчик держал его за середину лезвия. То, что ему предстояло выполнить, скорее относилось к иайдо, чем к кендо. К счастью, он имел в этом плане некоторый опыт, в основном почерпнутый из тренировок с отцом. Разумеется, мастера ему не опередить, но варвара, да ещё при помощи звёздного шара - можно попытаться.
   Цель нарисовалась в проходе через три секунды - высокий китаец в чёрной куртке, больше похожий на боевика, чем на волшебника. Глаза противника сверкнули интересом и азартом - объект сам идёт навстречу. Интересно, это случайность, или малец что-то пронюхал? Здоровяк решил не рисковать. Он бы справился с юнцом и сам, но сражение было делом других. Он развернулся и пошёл обратно - навести иллюзию можно и с эскалатора. Трое его подельников направились к платформе, постепенно окружая Юдзо. Один с пистолетом-пулемётом, двое других - с артефактами-шокерами.
   "Или Мэри тоже не всё способна предусмотреть, или она уверена, что я одним мечом сумею сделать четырёх взрослых громил с огнестрелом. Лестно, конечно, но кажется, она меня немного переоценила". Тут он вошёл в боевой транс и все мысли исчезли.
   Маг сложил пальцы крест-накрест, активируя заранее подготовленное заклинание. Внешне ничего не изменилось - в отличие от полога отрицания, морок работал без внешних эффектов. Только магическим зрением Жемчужины Юдзо видел, как из сложенных ладоней вытекает энергетическая паутина, растягиваясь над станцией, протягивая ниточки в глаза и уши присутствующих. Теперь здесь можно хоть бомбы рвать - пассажиры будут уверены, что всё в порядке. Только задетые осколками почувствуют боль, но и они не увидят взрывов. Впрочем, обе стороны не собирались прибегать к настолько грубым методам.
   Юдзо крутанул меч в левой руке, так что рукоять легла в правую. Ножны взметнулись в воздух, и прежде, чем они упали на пол, деревянный клинок встретил очередь из трёх ампул. Две разбились, одна игла застряла в ясеневой поверхности. Упав вперёд, Ронин ушёл от ударов двух шокеров и рубанул по ногам стрелка. Из такого неудачного положения передать импульс для полной парализации было невозможно, но одна нога охотника онемела. Он рухнул на одно колено и Юдзо из лежачего положения ударил его боккеном по рукам. Противник сдавленно вскрикнул и выронил пистолет. Ронин поймал упавшее оружие и двумя точными выстрелами от пояса отправил поспать бандитов с шокерами. Вскочив на ноги, колющим ударом боккена окончательно обезвредил стрелка и послал ещё одну ампулу в шею растерявшегося мага на эскалаторе. Лишь после этого мальчик осознал, что наделал, и сильно зауважал себя. Такие трюки не в каждом боевике увидишь!
   Впрочем, долго гордиться у него времени не было. Как только пелена иллюзий спала, слева раздались испуганные крики. Прохожие торопливо очищали спуск, кто-то бежал в сторону дежурного, кто-то набирал на мобильном номер полиции... И было отчего!
   Сцена возле второго левого выхода напоминала кадр из "Эльфийской песни". В отличие от Юдзо, оборотень со своим противником не церемонился. Перейдя в боевую трансформацию, он просто размазал одного охотника по стене, а второму выпустил внутренности.
  
   Даже обнаружив рой ракет в трёх сотнях метров у себя перед носом, "Двуглавый орёл" не собирался сдаваться без боя. У него было около половины секунды до столкновения - довольно много по стандартам тактических компьютеров и не так уж мало - для тренированного боевого техномага. Поэтому как корабль, так и экипаж предприняли всё возможное для своего спасения. Честное железо и волшебное жульничество работали сейчас в редкой гармонии - ни девочкам, ни машине не хотелось умирать раньше срока.
   Первыми в игру вступили два оборонительных лазера, стремительным росчерком убрав из ночного неба по пять ракет каждый. Больше просто не успели - не потому, что лазер наводится слишком медленно, а потому, что требовалось время для концентрации тепловой энергии на головной части ракеты. К сожалению, до своих собратьев из фантастических романов, способных полностью испарить любую цель мгновенным касанием, реальным боевым излучателям в этом мире предстояло ещё долго расти. Сейчас они ограничивались тем, что выводили из строя, сжигая сенсоры, подрывая боеголовку или топливные баки. Но и это, увы, было не мгновенно. Тем не менее, они уменьшили атакующую свору почти на треть, облегчив работу своим электронным и живым коллегам.
   Следующими вступили в дело системы активной постановки помех. Все устройства радиоэлектронной борьбы оказались бесполезны - у противника не было локаторов, данный тип ракет наводился только лазерной подсветкой и инфракрасными "глазами". Несколько штук "повелись" на тепловые ловушки, но большинство слишком надёжно захватило крейсер. Включать задымление было поздно, да и не слишком эффективна дымовая завеса при таких скоростях - её почти полностью сдувает.
   Заговорили противоракетные орудия - шариковые пушки и кинетические пулемёты. Первые били "по площадям", создавая перед машиной почти сплошной пояс мелких стальных частиц, способных превратить не слишком защищённый снаряд в решето. Правда, потом "Орлу" придётся налететь на эти шарики самому, но это всё же безопаснее, чем на ракеты. Кинетические пулемёты работали прицельно, практически разрезая цель необыкновенно плотной очередью. В целом этот двойной заслон сыграл самую большую роль в деле спасения ВРК. Сквозь него прорвалось всего три ракеты, и у этих, как говорится в анекдоте, "здоровье было уже не то" - у двух продырявлены двигатели, одна из них вдобавок совершенно ослепла, а у последней здорово нарушилась аэродинамика. Но своих зубов - способности взрываться - стальные акулы не потеряли.
   И когда до цели им уже оставались считанные метры, наконец соизволил сработать самый медлительный слой защиты - человеческий фактор. Крошечный сгусток протоплазмы по имени Леночка в пилотской кабине закончил плести заклинание щита.
Три боевых части по шестьдесят кило - серьёзное испытание даже для сильного мага. Особенно когда щит приходится растягивать на всю тушу крейсера - ведь неизвестно заранее, куда именно ударят ракеты. А это, между прочим, полторы сотни метров в размахе крыльев и столько же в длину. Если бы за этим столкновением мог наблюдать учитель - он немедленно присвоил бы девочке пятый ранг и задумался насчёт шестого. Даже воин Пути уважительно наклонил голову. Лену скрутило болевой отдачей, словно она сама была "Орлом", и ракеты рвались прямо на её коже. Но результат того стоил - все взрывы отгремели за пределами защитного поля. На обшивке не осталось ни царапины.
   Однако радоваться было некогда. Пилоты сил самообороны имели лишь отдалённое представление о случившемся триумфе имперских технологий. И уж совсем не догадывались о впечатляющем подвиге русской волшебницы, чтобы оценить его по достоинству. Они видели всего лишь скучную информацию приборов - цель не поражена. Ну и ладно, и ничего страшного. Великан по-прежнему слеп, а их сюрпризы ещё далеко не исчерпаны.
   Пока Лена отходила от шока, её подруга вышла на связь с учителем. К счастью, загадочное оружие японцев блокировало только радиосвязь, не астральные каналы. По крайней мере, можно убедиться, что "Двуглавый орёл" не остался один против всего мира. Но и у соратников за невидимой стеной проблем, как оказалось, невпроворот.
   "Алый Двор хорошо подготовился к сопротивлению, - сообщил учитель. - Мы потеряли два из четырёх ВРК, участвовавших в первом ударе. Почти все наши агенты в Японии захвачены или убиты. В основном мы получаем информацию от японских тёмных, сама понимаешь, насколько ей можно доверять... Наступление приостановлено, сейчас Илиан пытается выйти на связь с покровителем - уточнить наши планы. Разворачивайтесь и идите к нашим берегам кратчайшим путём. На полпути сомкнётесь с нашими истребителями".
   "Светлейший, самолётам со смертными нельзя приближаться! Без магии они ослепнут!"
   "Я знаю, мы уже получили несколько жалоб на блокаду радаров и связи. Истребители будут патрулировать в наших границах, кажется, это оружие так далеко не добивает. Они выйдут навстречу, только если на вас снова насядут. Потерять три крейсера - это было бы слишком".
   "Хорошо, - Жанна быстро ввела в компьютер новый курс, не выходя из контакта. - Я попробую выполнить высотный прыжок, чтобы сбить японцев с толку. Заодно, может быть, узнаем пределы досягаемости их нового оружия. Только Ленку в чувство приведу..."
   "Удачи вам. Не рискуйте слишком сильно, если подобьют или задавят - используйте портал".
   Девушка послала импульс тепла и благодарности, прежде чем разорвать канал.
   - Лен, ты как? Силы подкинуть?
   - Нет, я уже в порядке... Тебе ещё самой пригодится, - девочка потёрла виски, выпрямляясь в кресле. - Я больше от неожиданности - не думала, что будут так больно. А так ничего.
   Жанна ободряюще улыбнулась младшей подруге и начала готовиться к манёвру "прыжка". Суть задачи довольно проста - разогнать машину до гиперзвуковых скоростей, постепенно поднимая её всё выше. Там, в верхних слоях стратосферы, воздух значительно разрежён, что скажется и на работе двигателей, и на подъёмной силе крыльев - но быстрота полёта это компенсирует, сжимая набегающий поток. Теоретически крейсер должен сохранить тягу и управляемость, даже достигая заданного потолка в пятьдесят километров. На практике синхронизация тяги, скорости и плотности атмосферы требует такой хитроумной игры с режимами работы двигателей, что ни один смертный пилот за неё бы не взялся. Особенно учитывая, что воздушный поток служит ещё и охладителем реактора. Рулить летающим Чернобылем, ежеминутно грозящим рухнуть с высоты в десятки километров, на скорости, при которой обшивка раскаляется до красного свечения - для этого мало быть просто опытным пилотом с образованием ядерного физика. Тут нужен совершенно обезбашенный самоубийца... Или техномаг. Светлый техномаг - большинство тёмных на такое не пойдёт.
   Спрашивается, а как же японцы умудрились сбить два других ВРК? Вернее - как решились? Им что, наплевать на загрязнение акватории? А если машина взорвётся ещё в воздухе, да ветер неудачно подует - многим простым японцам на побережье придётся вспоминать опыт Хиросимы и Нагасаки. Или наивные бойцы самообороны этого не понимают? Всё понимают, но бойцам сказано - не трусить и делать своё дело. О выбросах позаботится другая служба.
   Расчёт Алого Двора на самом деле прост. Если крейсер падает относительно целым, у экипажа хватит времени, чтобы заглушить реактор - как вручную, так и заклинаниями. Светлые всё-таки не массовые убийцы. А если взорвётся в воздухе - нужно всего лишь шепнуть пару слов погодным магам, и божественный ветер отнесёт убийственное облако обратно к русским берегам. Пусть агрессоры сами со своей заразой разбираются, как умеют.
   Кстати, о божественном ветре. По-японски это словосочетание звучит как "камикадзе". Ни на какие мысли не наводит? Вот и аналитиков Ян-иерархии тоже навело. Тем более, что многие из них лично во Второй Мировой участвовали. Это для людей сменилось несколько поколений, а для них - события недавние, совсем ещё в памяти свежие.
   Так появился на свет (или правильнее сказать - на Свет?) "Вакидзаси" - летательный аппарат, увидев описание которого, любой специалист плюнет вам в глаза. И будет прав. В рамках применения смертными этот гибрид самолёта и суборбитальной ракеты лишён всякого смысла. Он строился посвящёнными, для посвящённых и против посвящённых.
   Между двигательным отсеком и головкой наведения это чудо содержит продолговатую капсулу, похожую на гроб. Ложиться в неё нет смысла даже профессиональному самоубийце, теоретически способному выполнить высотный прыжок на ВРК - он погибнет задолго до подлёта к цели, и смерть эта будет далеко не самой приятной. В капсуле нет ни системы обновления воздуха, ни тепловой защиты. Работа двигателей и трение в атмосфере разогревают её содержимое до нескольких сотен градусов. Не говоря уж о стартовых и маневровых перегрузках, легко превращающих человека в красноватое желе.
   Тем не менее, сейчас в капсуле кто-то лежал. Причём, судя по ухмылке, игравшей на губах, был этот кто-то не просто жив, но и в сознании. Тьма, жар и дикий рёв под ногами не производили на молодого хидзири никакого впечатления. Это были всего лишь неприятности тела, на испытаниях в храме приходилось выносить вещи куда страшнее. Его дух - чистый, свободный, неуязвимый - парил в небесах перед носом ракеты, прокладывая ей путь. Сейчас он сложил крылья и коршуном падал на добычу - неповоротливую тушу русского ВРК, что медленно карабкался навстречу звёздам - прямо к своей погибели. Пока операторы ПАС закрывают железному дракону глаза, он, Кацу, делает то же самое с наездниками, запрещает двум волшебницам почувствовать восемь тонн неотвратимо приближающейся смерти. Работу слегка облегчало то, что имперцы считали себя рекордсменами по высоте, и атаки ожидали в основном снизу. Ну может быть, спереди или сбоку, но уж никак не сверху! Выше, считали они, самолётам уже не место, там резвятся всякие космические и суборбитальные штуковины. Что в принципе, чистая правда.
   Не то, чтобы ему сильно нравилась такая тактика. Скрытность и невидимость - приоритет Инь. Магам Ян гораздо привычнее использование открытой мощи, испепеляющего пламени или сокрушительных воздушных ударов... Но приказы не обсуждаются. Война должна оставаться человеческой, так что заклинателям обеих сторон позволено лишь помогать оружию смертных, но не пускать в ход магии непосредственно для убийства или разрушения.
   Ракету тряхнуло, когда он прошёл сквозь зону фазового перехода, образующую локационную "стену". Теперь гайдзины, конечно, его увидят. Вернее, увидит их машина. Живой человек, будь он трижды маг, ничего не успеет предпринять, когда прямо над головой появляется гиперзвуковой аппарат, падающий со скоростью четырёх километров в секунду. Хитроумный компьютер даже на это успел отреагировать, встретив ракету пулемётной очередью. Но серия дырок в корпусе уже не могла сбить "Вакидзаси" с курса. На его стороне теперь работали масса и инерция, способные некоторое время бороться даже с сопротивлением атмосферы.
   Если бы Кацу перед входом в радиопрозрачную зону отстрелил пакет титановых стержней, предназначенных для площадного поражения, "Двуглавый орёл" оказался бы мгновенно продырявлен в тысяче мест. Всё живое на борту (за исключением, может быть, воина Пути), умерло бы мгновенно, не успев даже ничего почувствовать. У него был такой боеприпас и полномочия для применения. Но Алый Двор всё ещё надеялся решить дело малой кровью, отговорить светлых от наступления, дав понять, что войны не желает. Поэтому машина-камикадзе всей массой врезалась в одну точку на теле великана. Примерно на десять метров к хвосту, считая от центра корпуса. Туда, где находился ядерный реактор.
   Боеголовки "Вакидзаси" не имел, да и не нуждался. При такой скорости столкновения весь его материал стал взрывчаткой, сравнимой по мощности с зарядом тротила аналогичной массы. Взрыв был виден и слышен даже с земли.
   А тело пилота-самоубийцы в капсуле... Какое тело? Какого самоубийцы? Неужели кто-то всерьёз мог подумать, что иерарх пожертвует тысячелетиями будущей жизни, своим путём к просветлению, ради уничтожения какого-то куска железа? Ну, если светлые всерьёз так думают - им же хуже. Алый Двор своими молодыми дарованиями так глупо не разбрасывается. Конечно, он подвергает их испытаниям, порой весьма суровым (и это было одно из таких), но редко посылает на совсем уж верную смерть. Технология камикадзе со времён войны тоже на месте не стояла. Особенно, когда за неё взялись посвящённые.
   За полсекунды до взрыва Кацу достиг полного единства духа и тела, переведя себя в состояние чистой энергии Ян. Фактически, он стал ками, обитателем мира духов, бесплотным и неуязвимым для материальных угроз. При желании он мог оставить грешную Землю и уйти пировать в небесные чертоги, где его ожидало бы скромное, но вполне достойное место. Но разумеется, хидзири не собирался этого делать.
  
  -- Глава 5.
  
   Синдром Наруто - главгерой обладает неким потенциалом, но при встрече с сильным врагом его утюжат до полусмерти, однако у героя вдруг открывается суперспособность и он мутузит плохиша. Потом прибывает еще более сильный плохиш, но у героя открываются еще более сильные способности. Повторять до бесконечности. См. также "Синдзи и берсерк".
   Из беседы любителей японской анимации о штампах.
  
   - Юдзо-бака! - завопила куртка Тайлора, как только ребята с большим трудом выбрались за полицейский кордон. - Я не знаю, кто тупее, ты или этот половик ходячий!
   - Что... что я не так сделал? - сглотнул Юдзо. Его до сих пор немного подташнивало от увиденного на станции. Умом мальчик понимал, что с врагами церемониться глупо, что добравшись до Жемчужины, охотники вряд ли оставили бы живого свидетеля... Но одно дело понимать, другое - принимать. Ему приходилось видеть несколько смертей, но ещё ни разу - таких кровавых и столь близко. Хотя если заговорить с Пьером, тот, скорее всего, просто не поймёт, в чём проблема. Расчленённые, изуродованные тела для инстинктов хищника - просто мясо, самая естественная вещь на свете. А выживание на улицах не способствует воспитанию лишнего милосердия. Если он о чём и жалеет, то скорее всего - что не имел возможности съесть законную добычу.
   - Он ещё спрашивает, - возмущённо заявила Мэри. - Объясни мне, за каким чёртом ты полез в драку сразу с тремя охотниками?! Я уже думала, всё, нет больше нашего Ронина! Тебе же чётко было сказано, твоя цель - маг! Решил поиграть в героя? Считаешь себя непобедимым?
   - Де нет же... Погоди, Марико! Как, по-твоему, я должен был вывести его из строя за сорок шагов, не пройдя сперва этих троих? Ты же видела - они вышли вперёд, прикрывая его. У меня не было пистолета, а как только я его заполучил, так сразу и сделал, что ты сказала!
   - Бааааакаааа... - устало выдохнула девушка. - Зачем тебе пистолет, если есть Жемчужина? Забыл, как вчера разделался с тем вампиром? Один разряд - и готово. И не вздумай ляпнуть, что не умеешь его использовать! Любая способность, которую хоси но тама открывает Хранителю, остаётся с ним навсегда! Это даже я знаю... Не додумался?
   - Да нет... не в том дело... просто я ещё не очень владею этим лучом. Не могу дозировать энергию. Когда она приходит, то заполняет меня всего... Если я утрачу контроль, выпущу её на свободу, то она станет силой смерти. Наверно, мне не хватает внутреннего мира, потому и внешние проявления такие разрушительные. Я недостоин владеть столь мощным оружием.
   - Ты боялся, что перебьёшь половину станции, пустив её в ход? - уточнила Мэри.
   - Нет, не думаю... Луч достаточно узкий, хотя он мог разрушить эскалатор... Но мага я бы точно убил. Даже тот вампир выжил чудом, а люди гораздо менее живучи.
   - Юдзо, проснись! Ты в каком мире живёшь? Это война! Магическая война, самая мерзкая и подлая из войн! Твоя жизнь не стоит гроша, а ты будешь играть в благородство?
   (Где-то я это уже слышала, - промурлыкал нежный голосок, неслышный никому из присутствующих. - Мэри, скажи, ты с моим Белым братцем случайно не знакома?)
   - Не играть, а быть, - решительно ответил Юдзо. - Лучше умереть с достоинством, чем купить себе жизнь ценой преступления. Марико, не торопи меня. Я не знаю, готов ли я убить, чтобы защитить свою жизнь. Пока что - нет. Мне нужно поговорить с отцом... и сенсеем.
   Мнения матери по этому вопросу он решил не спрашивать. Не потому, что уважал её меньше, а потому, что заранее знал ответ. Для воина Равновесия убить человека - проще, чем выпить чашку чаю. И хотя Юмико значительно изменилась со времён побега, ради своего сына она не то, что убьёт - она кого угодно разрежет на части и поджарит на медленном огне.
   - Надеюсь, твой отец поумнее сына, - вздохнула Мари. - Господин Акира - человек толковый вообще-то, я его очень уважаю... но тебе ещё надо дожить до этого разговора. Ладно, продолжим потом. Охотники вас в покое не оставят, после таких потерь они обязаны отомстить. У вас сейчас есть два варианта. Первый - весь день крутиться на виду у больших толп, как сейчас. Крысы не посмеют работать при свидетелях, а с мороком у них уже вышел прокол. Второй - попробовать добраться до брошенного посольства Тьмы, укрепиться там и дать бой. Разрешение на суточный визит от Инь-иерархии я вам обеспечу.
   - Погоди, а если мы весь день пробродим по городу, что случится в конце?
   - К вечеру у этих ребят появятся другие проблемы и им станет немножко не до вас.
   - До вечера я не дотяну, - равнодушно, словно не о нём шла речь, заметил Пьер. - В лучшем случае ещё полдня, и то с перевязкой. Так что если хотите драться - давайте сейчас.
   - Что значит - не протянешь?! - одновременно развернулись к нему Юдзо и Тайлор.
   - Знаете, щенки, в моём возрасте три серебряных пули в груди и одна в кишках не очень-то полезны для здоровья. Кровь я остановил, но энергия всё равно течёт. Так что нечего затягивать, я ещё хочу успеть напоследок прилично подраться.
   - Мы не дадим тебе вот так просто умереть! - возмутился Ронин. - Что ж ты сразу не сказал?!
   - Ох, детишки... А толку говорить было? Среди вас, случайно, пары целителей не найдётся?
   - Нет, но мы найдём тебе врача!
   - Ну да, конечно. Думаешь, я сам варианты сразу не перебрал? Какого врача, смертного, что ли? Полчаса будете объяснять, почему у пациента все потроха не по-людски устроены, а когда наконец объясните, явятся охотники, и вместе с врачом вас прихлопнут. Или посвящённого? С независимыми целителями вам расплатиться нечем, они либо совсем деньгами не берут, либо нет у вас таких денег. Разве что полжизни в залог оставишь или в рабство себя продашь... А целители иерархий не работают с чужаками.
   - Марико должна найти выход! Она тут всех знает! Или даже сама вылечит, она же ведьма!
   - Спасибо, что веришь в меня, Юдзо, милый, но ты меня забыл спросить. У меня в запасе сейчас семь склянок эликсира. Пять для смертных. Две для магов. Для оборотней нет ничего. Если же я сейчас начну творить эликсир, используя тёмную магию, посмотреть сбежится половина волшебного Токио. Я-то выкручусь, но передать полученное зелье вам никак не смогу, да и в дальнейшем вы останетесь без моей поддержки.
   У Юдзо сжалось сердце. Он не мог поверить, что вот так просто и буднично потеряет друга.
   - Неужели ты не знаешь никого, кто может помочь Пьеру легально, не привлекая внимания?!
   - Я знаю десяток таких, но волк уже всё сказал - у вас нет силы, чтобы их заставить, нет статуса, чтобы убедить, нет средств, чтобы купить. Я могу это всё достать - но не за полдня!
   - А может, просто попросить? Объяснить, в какой мы ситуации...
   Шокированное молчание. Пьер, устало опустившись на скамейку, покрутил пальцем у виска.
   - А знаешь... - медленно сказала Мэри. - Это такая беспримерная наглость, что может и сработать. Я уверена, что никому в последние триста лет не приходило в голову попросить иерарха просто так, за красивые глаза, исцелить незнакомого зверя. Я подберу вам кандидата на эту авантюру. Но похороны, в случае чего, за ваш счёт. Тайлор, Кость, вы как, принимаете?
   - А что, хорошая мысль, - улыбнулся Николай. - Вполне реально. Не звери же они.
   - Думай, с кем говоришь, - фыркнул Пьер. - Иерархи гораздо хуже зверей. Но мне в принципе без разницы, кого забрать с собой на тот свет. Указывай, куда идти, ведьма.
  
   До дома целительницы они добирались больше двух часов, тот оказался на самой окраине Токио. Под конец мальчикам приходилось почти тащить на себе Пьера - тот терял силы прямо на глазах. Юдзо впервые порадовался, что согласился взять с собой Тайлора - без его выдающейся физической силы это дело не имело никаких шансов на успех. Но когда они наконец нашли указанный адрес, ему на секунду показалось, что всё было зря.
   - Погребальная контора?! Марико, ты что, издеваешься?! Конти-сан ещё жив!
   - Бака... Подумай головой хоть раз для разнообразия! Любой Ян-маг может быть связан с бандой, которую вы вчера отделали. Логично обратиться к их соперникам! А для волшебниц Инь - это самое естественное место. Тут, рядом с кладбищем, сильнее всего эманации потустороннего мира. Да и сами погребальные ритуалы отчасти увеличивают их мощь...
   - Всё-всё, я понял, извини. Но разве магия смерти может дарить жизнь?
   - Как-то может. Не спрашивай, как, я этой областью не очень владею. Но если из магов Ян получаются самые сильные и яростные убийцы, то возможно и обратное, правда?
   - Смерть - лишь один из аспектов Инь, далеко не самый главный, - раздался нежный тихий голос. Навстречу гостям выплыла черноволосая, бледная, почти бесплотная девушка в белых одеждах - похожая на призрака, как их изображают в фильмах ужасов. Тайлор аж назад подался, бормоча что-то о мёртвых японских девочках. Юдзо невольно активировал Жемчужину, и с облегчением убедился, что жизнь в хозяйке этого заведения ещё теплится... Хотя окажись здесь врач, он немедленно определил бы бедняжку если не в реанимацию, то уж в отделение усиленной терапии - точно. Пульс нитевидный, дыхание можно обнаружить, только поднеся к губам зеркало, температура тела даже ниже комнатной. Да вампиры Ян, ходячие трупы, и то выглядели гораздо более живыми, чем эта колдунья!
   - Глядя на вас, этого не скажешь, - искренне заявил Тайлор, опомнившись от первого испуга.
   - Мой долг - общение с умершими, - ничуть не обиделась женщина, - Настраиваясь на них, я в определённой степени уподобляюсь им. Но уверяю вас, эманации того мира совсем не опасны, если относиться к ним с надлежащим уважением.
   - Хорошо, верю. Но нам не нужен некромант, нам нужен врач! Наш друг ранен!
   "Идиот... - мысленно схватился за голову Юдзо, - ну кто так разговаривает, приходя с просьбой?! Нам повезёт, если нас отсюда только вышвырнут! И они будут правы!"
   Хоси но тама в голове вспыхнула так ярко, что мальчик на миг испугался, что этот свет увидят окружающие. Он понял, что есть два пути пробудить мощь артефакта. Первый - медитация, боевой транс, полный самоконтроль с фокусировкой внутренней энергии и одновременным постижением сил, что движут миром внешним. Эту способность следует долго развивать и оттачивать, шлифовать, как драгоценный камень. Второй же путь - это обыкновенная бешеная ярость, доступная и ребёнку. Просто, как поднести спичку к куче пороха - взрыв не заставит себя ждать, но последствия за счёт экспериментатора.
   А ещё он понял, что где-то там, очень далеко, эти два пути сливаются. Страсть и спокойствие, грех и праведность могут работать вместе. Застывшее пламя, бушующий кристалл - это всё описывается одним словом - Ян, энергия небесного огня.
   (Умный мальчик, - одобрительно заметили где-то там, за гранью. Голос был столь тих и вкрадчив, что даже волшебница-медиум, настроенная на любые проявления потустороннего, не могла его услышать. - Самостоятельно дошёл до правильного понимания драконьего гнева. Посмотрим, сможешь ли ты так же постичь Инь. Это загадка посложнее...)
   Не колеблясь, Юдзо одним движением разорвал рубашку на теле Пьера и приложил свои засветившиеся руки к ранам. Нет, он не научился исцелять. Человеку такая терапия в лучшем случае усилила бы иммунитет и ускорила заживление. Но организм вервольфа сам способен затянуть почти любую рану. Страдал он не от ран, а от утечки энергии, вызванной серебром. Чем больше сил он направлял к ничтожным, по сути, дырочкам, тем быстрее эти силы его покидали, так и не произведя требуемого эффекта. Даже если бы Пьер непрерывно ел сырое мясо, служащее для его вида Источником, это оттянуло бы смерть всего на несколько часов.
   Но теперь куда более мощная энергия хлынула через тот же пробой, обращая поток вспять. Тело оборотня выгнулось и забилось, покрываясь шерстью, из глотки вырвалось хриплое рычание - тщедушная форма старика не могла удержать в себе такую мощь. Струи горячей крови плеснули вверх, края отверстий запульсировали, окружённые ободками алого огня. А потом что-то больно стукнуло в ладони, обжигая их при этом...
   Мальчик непроизвольно отдёрнул руку, разом потеряв всю концентрацию. На пол упали четыре дымящихся кусочка металла неправильной формы.
   - Вы позволите? - спросила служительница, указывая вниз. Всё это время она наблюдала за процессом с истинно философской невозмутимостью, сохраняя на лице выражение спокойного доброжелательного интереса. Когда Юдзо немного растерянно кивнул, она нагнулась и подобрала кусочки, не обращая внимания на исходящий от них жар.
   - А вы исключительная личность, господин Акира. Ваша энергия Ян настолько велика, что не просто вернула силы оборотню, но и превратила серебро, металл Луны, в золото, металл Солнца. Ну а золотая пуля для вервольфа никакой опасности не представляет. Через пару минут ваш друг будет в полном порядке, так что моя помощь здесь явно лишняя...
   - Простите, - пробормотал подросток. - Получается, мы зря вас побеспокоили, и при этом вели себя не лучшим образом. Если я могу как-то компенсировать неудобства и ваше время...
   - Ну что вы! Вы уже компенсировали, это я не знаю, как расплатиться с вами за визит. Правда, вы распугали мне всех духов, но я уверена, что они не обидятся. Вы ведь самое интересное, что встречалось в моей практике, а я, поверьте, видела немало. Ян-маги с такой силой, как у вас - это обычно крупные, брутальные мужчины, рано созревающие, пышущие здоровьем, неумеренные как в добрых, так и в злых страстях. У вас же огненная мощь духа никак не соответствует телесным проявлениям. У вашего спутника, никакой магической силой не наделённого, природный уровень Ян и то гораздо выше, - она кивнула на Тайлора.
   - Извините, - совсем смутился Юдзо, - я бы с удовольствием объяснил, но не имею права.
   - Ну что вы, господин Акира, разве я могу просить выдать тайны, от которых может зависеть ваша жизнь или жизнь ваших друзей? Выводы я сделаю сама. А от вас попрошу всего лишь выпить со мной чаю, пока ваш друг-волк приведёт себя в порядок. Моя служанка подберёт ему новую одежду. Составьте одинокой женщине компанию на час и мы будем в расчёте.
   - Простите, я не знаю вашего имени, госпожа...
   - Зовите меня Ясу.
   - Понимаете, госпожа Ясу, мы бы с радостью разделили с вами чай... но нас, скорее всего, преследуют враги и я не прощу себе, если навлеку беду на ваш дом...
   - О, об этом можете не волноваться, - очаровательно улыбнулась хозяйка. Сейчас она немножко больше походила на живую - на щеках играл хоть слабый, но румянец, глаза лучились живым теплом, а лицо перестало напоминать выражением фарфоровую маску. - Мой дом достаточно защищён. Кроме того, хотя я не работаю в данный момент на свою иерархию, нападение на целителя будет означать объявление войны Чёрному Двору.
   - Так вы всё-таки целительница?! - опять влез Николай. - Или работаете с мертвецами?
   - Я помогаю как живым, так и мёртвым, избавляя тех и других от страданий, - голос девушки остался мягким и нежным, но у мальчишек отчего-то побежал по коже такой жутковатый холодок, что даже неугомонный Тайлор приутих. - В начале нашего знакомства я сказала, что ассоциация Инь только со смертью - грубая ошибка. Это ещё и женское начало, а кто лучше женщин может давать и беречь жизнь? Инь - это земля, которая в конечном счёте взращивает всё живое. Это вода, которая является основой жизни.
   - Простите моего спутника, госпожа Ясу, - торопливо поклонился Юдзо. - Он не очень хорошо воспитан, но у него доброе сердце. Я постараюсь впредь сдерживать его порывы...
   - Не переживайте за это, господин Акира. Я буду рада ответить на все ваши и его вопросы.
   Пьер заворочался и сел. Недоверчиво потрогал грудь, где остались только маленькие шрамы.
   - Ну, щенки, с вами не знаешь, от горя завыть или от радости. Два раза за два дня я был уверен, что кранты пришли старику, и дважды вы меня вытащили. И самое странное, что мне начинает нравится жить. Проскакивают даже такие гаденькие мысли, чтобы плюнуть на все авантюры, принять молодость, да свалить обратно в Париж, за мясом и девками. И ведь можно так, вот что самое гнусное. Признавайся, твоих рук дело? - рыкнул он на Юдзо.
   - В некотором роде, - кивнула волшебница, - передозировка Ян вполне может усилить волю к жизни, вплоть до патологии, ведущей к пренебрежению долгом и принципами. Но у вас нет причин обижаться - я уверена, что молодой воин не имел таких намерений, к тому же эйфория скоро пройдёт сама. Другой эффект гораздо интереснее...
   - Какой ещё другой? - напрягся волк.
   - Вы больше не принадлежите Тьме. С энергетической точки зрения, вы теперь подданный Алого Двора, полноценный хэнгэ. Формально я даже не имею права оказать вам помощь.
   - Ну спасибо, мальчишка! - Пьер обхватил голову лапами. - Я тебе это ещё припомню...
   - Не спешите. Я совсем не уверена, что это сделал именно господин Акира. Простой выплеск энергии Ян, сколь бы силён он ни был, не мог так переделать ауру за несколько мгновений. Более того, считается, что стихийную принадлежность вообще невозможно изменить против воли объекта. Если бы вы принесли клятву, было бы понятно, но вот так...
   - Да ну? - недоверчиво оскалился вервольф. - Может у вас и добровольно, но у нас на Западе об этом запрете и не слыхали! Меня папаша не спрашивал, когда тёмным при зачатии сделал! А сколько я знал бедолаг, которым просто не повезло нарваться на укус...
   - Обратить простого смертного не составляет труда, - кивнула Ясу, - ему нечем сопротивляться. Но если одна сила в человеке уже поселилась, сама по себе она не уйдёт - скорее уничтожит носителя. Только волевое усилие вместе с активной помощью другой Стихии могут переменить магическую ориентацию, или вовсе очистить дух, вернув его к нейтральному состоянию. По крайней мере, я так думала до сегодняшнего дня.
   Юдзо ужасно захотелось забиться в какую-нибудь самую отдалённую щель, или на худой конец - стать временно невидимым. Это ж надо было так опозориться! Хотел спасти друга, а в результате наворотил такого, что весь магический Токио будет его обсуждать! Одно утешает - кажется, Пьеру это всё-таки не во вред пошло, ворчит он больше по привычке. Но лучше не думать, что скажет Мэри... "Никогда больше не призову силу, которую не умею контролировать! Ну... то есть, если у меня будет хоть какой-то другой выход..."
   - Ладно, парень, не тушуйся, - хмыкнул Пьер, заметив его смущение. - На самом деле я тебе по гроб жизни должен. Чародейка права, это я просто люблю поворчать. Идите пить чай, или как у вас там принято. А я тут приведу себя в порядок...
   Они поднялись наверх. Чайная церемония в исполнении волшебницы Инь оказалась действительно волшебной. Без всяких видимых или ощутимых эффектов (пробудить хоси но тама для поиска магии Юдзо даже в голову не пришло) она унесла все волнения и сиюминутные страхи, восстановила покой и внутреннее равновесие. Даже неугомонный Тайлор, кажется, поддался её воздействию - умудрился целый час вести себя прилично и ничем не нарушить ритуала. Но после завершающего поклона он сразу снова стал собой.
   - А всё-таки, как бы вы помогли Пьеру с помощью смертельной... ой, извините, женской магии? - похоже, этот вопрос всерьёз заинтересовал мальчика. - Если это не секрет...
   - Пытливый ум, - улыбнулась Ясу, - может привести к великой доблести и славе, но если его обладателю не хватает внутренней дисциплины, он же может призвать и большие беды...
   Юдзо внутренне застонал. Понятия "Тайлор" и "дисциплина" не сочетались даже в мечтах. Любой японец после такого откровенного намёка извинился бы и поспешил ретироваться. Но приятель, как всегда, в упор ничего не заметил и продолжал с любопытством смотреть на девушку, ожидая продолжения. Мало того, он, кажется, и формы её начал изучать глазами, совсем позабыв о недавнем испуге. Ну что с ним поделаешь, варвар в чистом виде!
   - Ну, - задумчиво сказала женщина, - для начала я бы усыпила его и замедлила все жизненные процессы в несколько сотен раз, чтобы предотвратить утечку энергии. Потом удалила из тела серебро и обработала края ран...
   Договорить она не успела. В дверь постучали. Негромко, но как-то так... солидно, что ли? Может быть, даже угрожающе. Во всяком случае, на втором этаже эти три постукивания костяшками пальцев были отчётливо слышны. И Юдзо почему-то уверился, что расслышал бы их, даже если бы в доме играла музыка на полную мощность. Чувство опасности было столь же очевидным, как зрение в обычные дни. Даже Тайлор напрягся, видя реакцию друга.
   - Таки пришли за нами... - Ронин невольно сделал шаг к стойке с боккеном.
   - Не за вами, - покачала головой женщина. - Это не охотники за артефактами, это посланники Алого Двора. Пришли забрать нового подданного на обучение. И тут они в своём праве...
   - Это... Пьера, что ли? Мы его не отдадим! - деревянный меч чуть ли не сам прыгнул в руку.
   Эх, герои недоделанные! Женщина лишь слегка шевельнула пальцами - и оба подростка вдруг ощутили, что не могут двинуться с места. И ясновидение не помогло - потому что никаких агрессивных намерений у неё не было и заранее спеленать мальчишек она не планировала. Просто уберегла ребят от слишком резких движений.
   - Послушайте меня, пожалуйста, не перебивая. Это не мелкие разбойники, это боевые маги иерархии в полной силе. Как видите, даже я связала вас без труда, а они многократно могущественнее. Никто не собирается причинять вашему другу вреда. Цитадели Ян - сейчас самое безопасное место в Японии. Уроки дисциплины, традиций и контроля над силой могут быть довольно жёсткими, но в конечном счёте Пьер за них ещё и спасибо скажет. Статус полноправного хэнгэ гораздо выгоднее, чем нелегального эмигранта из тёмных. А вот вам в их руки попадать никак нельзя. Тем более - оказаться задержанными при нападении. Если, конечно, хотите сохранить хоть какую-то самостоятельность для дальнейших действий.
   - Почему это к вам можно, а к ним нельзя? - подозрительно спросил Тайлор, безуспешно пытаясь порвать невидимые путы. - Где гарантия, что вы нас своим не сдадите?
   - Потому что я знакома с основными принципами гостеприимства и кодексом целителя. А ещё я знакома с госпожой Химэ Марико. Может, она и не сильнейшая ведьма в Токио, но переходить ей дорогу опасно для здоровья. Если не верите мне, спросите у неё самой.
   - Сидите и не рыпайтесь! - жёстко сказала куртка. - Это действительно лучший вариант и для вас, и для коврика. После тех глупостей, что ты наворотил, Ронин. Воистину, магическая сила есть - ума не надо! Я в большом долгу перед Ясу из-за вас двоих, и пока не знаю, как буду расплачиваться. Она потратила свой годовой запас энергии Инь, чтобы замаскировать твой дурацкий выплеск. Сейчас, если не станете выкидывать очередных трюков, ей, может быть, удастся уговорить красных, что Пьер - просто незарегистрированный хэнгэ. Детишки по ошибке приняли его за европейского оборотня, отсюда и все проблемы. Бывает такое. Конечно, остаются ещё охотники за артефактами, но если повезёт, никто их спрашивать не будет. Я постараюсь организовать всё так, чтобы они побыстрее убрались из страны.
   Сжав зубы, Юдзо кивнул. Волшебница с облегчением выдохнула и направилась вниз. Две-три минуты негромкого диалога, и Пьера, уже в волчьем облике, вынесли на носилках двое мужчин в униформе ветеринаров. Кажется, вервольф спал. Тайлор непроизвольно рванулся из невидимых пут, но к счастью, не издал при этом ни звука. Ронин сумел остаться на месте, хотя только ками знали, чего ему это стоило. Жемчужина в голове призывно мерцала, намекая, что способна мощным разрядом прожечь все слои чар. Но Юдзо вполне хватило одного случая "успешного" применения, так что он держал энергию на крепком поводке.
   "Я запутываюсь в паутине лжи, - мелькнула тоскливая мысль. - С помощью Ясу обманываю Алый Двор, с помощью Мэри скрываю часть правды от Ясу, но и Мэри с Тайлором, лучшие друзья, не должна знать правды о моих родителях... если Мэри уже не знает, она может. Если так пойдёт и дальше, наступит день, когда я буду вынужден лгать маме... Только не это!"
   Ему показалось, или рукоять боккена слегка дрогнула в ладони? Словно что-то теплое и пушистое мимоходом потёрлось о руку, ободряя, прежде чем уйти своими неведомыми тропами. Но от этого наполовину воображаемого чувства действительно стало легче.
  
   Из погребальной конторы они вышли в шесть вечера, когда Мэри сообщила, что на улице стало более-менее безопасно. Поклоны, извинения и благодарности заняли столько времени, что Тайлор уже готов был тащить друга за шкирку, но к счастью, обошлось.
   Две пары глаз внимательно смотрели им вслед.
   - Я правильно поступила, что отпустила их, господин? - наконец сказала женщина. - Их сила невелика сейчас, а прямого приказа от Равновесия не вмешиваться мы не получали. Если завладеть Жемчужиной, то можно договориться с Девятихвостой, её сила сродни нашей...
   - Нет, - прошелестел голос из пустоты, - ты всё сделала правильно. Прямое вмешательство - не наш путь. Мы лишь реагируем, стараясь наилучшим образом принять происходящее в мире. В конечном счёте все придут к нам. И Лиса по достоинству оценит наше бездействие.
   Девушка улыбнулась. Если достаточно долго сидеть у реки, однажды увидишь, как по ней проплывёт труп твоего врага - эту народную мудрость вполне можно было бы сделать лозунгом иерархии Инь. Её опыт стратегического невмешательства измерялся миллионами лет. В отличие от смертных, маги и сверхъестественные создания могли позволить себе ждать действительно долго, но лишь немногим из них хватало на это терпения. Трудно даже подсчитать, сколько божков, демонов и владык Чёрный Двор победил, просто пережив их. Отойдя в сторону, и позволив им самим погубить себя своей жадностью и торопливостью...
   - Но господин, мастера Равновесия тоже избрали путь недеяния. Не значит ли это, что они хотят привлечь Лису на свою сторону? Терпение у них не меньше нашего, а ресурсов побольше. Девятихвостая может счесть их более ценным или достойным союзником.
   - Всё так. Но ты ещё молода, Ясу, и не избавилась от одной иллюзии этого мира. Подозреваю, от неё несвободны и Идущие, что в значительной мере их ослабляет. Но это их проблемы.
   - Что же это за иллюзия, господин? - девушка вся превратилась в слух, ловя крупицу мудрости. В отличие от западных "коллег", иерархи Инь редко баловали последователей своим вниманием. Вернее, они часто наносили на Землю "визиты вежливости", могли часами болтать о пустяках, но добыть из них какие-либо указания или поучения было ох как нелегко... С их точки зрения, людям вполне хватало учителей из мира людей.
   - Они считают, что в любой игре выиграть может лишь одна сторона.
  
   - Итак, - медленно произнёс Его Императорское Величество, вставая из-за стола, - позвольте удостовериться, что я всё понял правильно. Из-за потери четырёх воздушных крейсеров мы не можем продолжать войну. Наша десятимиллионная армия, оснащённая по последнему слову техники, осиянная святой верой, не способна показать кузькину мать мелкому островному государству? Кажется, что-то подобное мы уже имели в прошлом веке. Господин иерарх, мне напомнить, чем закончилась ТА война для ТОЙ Империи? - он намеренно не использовал церковного титула, заменив безликой эзотерической характеристикой. - Вы это должны помнить лучше меня, вы ведь тогда жили... и даже занимали не самый низкий пост в своей конторке, если я правильно помню. Или мне правильнее называть вас "товарищ"? Октябрьская вроде тоже вашим проектом была... Право, если вы хотите повторить сценарий столетней давности, совсем необязательно было затевать столь сложную партию. Семьи, в отличие от Николая, я пока не завёл, так что под расстрел готов хоть сейчас. Куда пройти?
   Патриарх уже поднял руку, готовясь успокоить монарха мягким энергетическим воздействием, но вовремя понял, что Император в этом не нуждается. Глава государства не собирался устраивать истерик - он был спокоен, как удав. Если он и выйдет из-под контроля, то осознанно и расчётливо, продумав все последствия и по мере сил к ним подготовившись. Опасный человек. Конечно, такой для дела Света и нужен, сам сажал на престол. Но почему-то все сильные смертные норовят отойти от генеральной линии, сорваться в свободное плавание... и конечно, наломать при этом дров, ведь даже величайший человеческий ум ограничен, не способен осознать тысячелетние перспективы. А слабого, легко управляемого правителя толпа над собой не потерпит. Люди чувствуют на уровне коллективного бессознательного, что вожак мышей не ловит - и пускаются во все тяжкие. Вот такая вот загогулина, понимаешь... И попробуй приведи тут человечество к счастью!
   Всё ведь в двадцатом веке перепробовали, буквально всё! Особенно в этой стране. Хотите монархию - нате вам монархию. Хотите диктатуру пролетариата - вот вам диктатура. Хотите социализм с человеческим лицом - пожалуйста. Желаете демократию - будет демократия. И всё люди ухитрились испоганить, всё вывернули наизнанку! Не тёмные, что было бы ожидаемо - эти в России никогда не имели успеха, кроме короткого отрезка в девяностых. Обычные люди усердно ставили магам палки в колёса, даже не подозревая о существовании таковых. В конце концов, Свет плюнул на все социальные эксперименты и вернулся к веками отработанной схеме монархии. Тоже, конечно, мерзость, но тут хоть ясно, с кого спрашивать в случае неудач... Если он сам первым не спросит, как сейчас.
   Иерарх вздохнул и незаметно переключил внимание Императора на другого ответчика.
   - Ваше Величество, - заговорил адмирал, - позвольте уточнить. С армией всё в порядке. Насчёт веры - не знаю, это не по моей части, вот пусть колдун отдувается - но вооружение и численность у нас вполне достаточны, чтобы смять их силы самообороны, как танк жестянку. Проблема не в армии, Ваше Величество, проблема исключительно в средствах доставки. Самолётов у японцев не так много, и в основном это устаревшие модели - но пока работает ПВО, они сохраняют господство в воздухе над своей территорией.
   - Так высаживайтесь морем, в чём проблема? Или я вас учить вашему делу должен?
   - Мы так и делаем. Но морская операция потребует нескольких дней для концентрации сил. За это время Япония может успеть заручиться помощью союзников...
   - Да, знаю, светлейший нам наобещал блицкриг, - Император поморщился, как от зубной боли. - А мы и повелись, как дети. Как насчёт экранопланов?
   - Транспортных и штурмовых у нас хватает, - вздохнул адмирал. - А вот специализированные противовоздушные в серию поставить не успели. Придётся посылать их в связке с обычными эсминцами ПВО, что практически сводит на нет преимущество в скорости.
   - А если без прикрытия их послать, как раз с расчётом на скорость? Кто не рискует...
   - Если прикажете, Ваше Величество. Но по своей воле я на такую авантюру не пойду. Мы уже убедились, что силами самообороны командуют отнюдь не дураки. Конечно, их ВВС не чета нашим. Но если поймают соединение на марше, без прикрытия... это будет бойня. Особенно, если у них есть противоэкранные ракеты. А они скорее всего есть - сами японцы таких не делают, но купить - не проблема, хоть у тех же бриттов. Мы потеряем добрую половину скоростного флота. Причём без всякого результата.
   - Всё с вами ясно, - помрачнел Император, - нет, Володя, гнать ребят на убой я тебя не заставлю. Эту историю заварил наш батюшка, пусть он и расхлёбывает. Он нам, между прочим, ещё четыре крейсера должен. Каждый из которых стоит, как небольшой город. И раз уж мы заговорили о городах - два радиоактивных облака движутся в нашу сторону. Вопреки всем прогнозам метеорологов - устойчивый ветер со стороны Японии. Тоже ваши штучки?
   - Не наши, японских магов. Не волнуйтесь, Ваше Величество. Этот вариант предусмотрен. Скоро вы сможете объявить на весь мир, что владеете технологией полной дезактивации заражённых земель. Надёжная, относительно дешёвая, экологически чистая система для любых типов местности - имперское ноу-хау. Как, стоит это четырёх машин?
   В комнате воцарилось потрясённое молчание. Только Император оставался спокоен, но он молчал, давая высказаться советникам. Остальные с трудом глотали воздух - они меньше времени работали с иерархом, и ещё не успели привыкнуть к подобным сюрпризам.
   - Да каких, к чёртовой бабушке, крейсеров! - вскочил первым адмирал. - Вы понимаете, что это значит? Вся тактика войны изменится! Ядерное, нейтронное оружие - его теперь станут применять направо-налево, раз можно очистить территорию после бомбёжки! Сукин сын, ты своим "ноу-хау" можешь начать Третью Мировую Войну, ты не думал об этом?
   - Успокойтесь, пожалуйста. Этот вариант давно просчитан нашими аналитиками. Именно поэтому мы до сих пор придерживали технологию очистки у себя, не давая её человечеству. Но сейчас ситуация благоприятна для её реализации. Глобальной войны не будет - она невыгодна ни нам, ни даже тёмным. Что же касается тактического применения - всё в воле Его Величества. Если вы не пожелаете продавать метод, то Империя сохранит монополию ещё лет тридцать - повторение открытия в других странах практически невозможно, метод очень близок к магии, хотя и не является магическим в обычном смысле. И только Империя будет решать, кого и когда можно бомбить, не опасаясь загрязнений.
   Главком ВМФ что-то возмущённо и неразборчиво проворчал, но сел обратно. Все эти открытия на грани сверхъестественного у него в голове не укладывались. Тот факт, что Император пользуется советами мага, он кое-как приучился терпеть - политика сама по себе штука туманная и непредсказуемая, может, колдунам в ней самое место. У Гитлера вот тоже был личный астролог. Но волшебство в военном деле - это уже был явный театр абсурда.
   Император понимающе улыбнулся старому вояке. Он сам порой с трудом терпел фокусы патриарха. Всего лет пять назад сама мысль показалась бы бредом и святотатством - православный священник занимается магией?! Легче было представить мусульманина, запивающего в Рамадан свинину вином! Впрочем, большинство так считало и сейчас.
   Но сам батюшка ничуть таким противоречием не смущался. Свою силу он не считал происходящей ни от бога, ни от дьявола. Просто вот некоторые рождаются с крепкими мускулами, другие в знатной семье, а третьи - с высокой склонностью к той или иной стихии. Вопрос лишь в том, как использовать силу, на добро или во зло. Публий применял свою немалую мощь, чтобы помогать людям ещё тогда, когда первые апостолы ходили по Земле. И не собирался от неё отказываться ради каких-то новомодных традиций. Магия, конечно, грех, раз так учат, - отвечал он на все упрёки, - но грех куда меньший, чем отказаться спасти, имея силу спасти. В патриархи он не рвался, скромно заведовал собственным приходом ещё при Союзе, но когда у царя возникла необходимость в духовном наставнике - пришлось пошевелиться. Много раз (по его словам) молился, прося Господа забрать у него грешную силу, но в ответ получал лишь поток сияющей энергии, вдесятеро более мощной, чем обычно. Выплеснуть её? А не значит ли это отказаться от дара божьего?
   "Но если сама магия не есть зло, - ехидно поинтересовался однажды Император, - то почему вы так яростно дерётесь с этими, другими? Может, их силу тоже можно применять во благо?"
   "Теоретически можно, - спокойно отвечал иерарх, - но как показывает опыт, почему-то тёмные это делать не спешат. Вот если вам, Ваше Величество, доложат, что у некоего гражданина кавказской национальности дома ящик взрывчатки и мешок героина, что прикажете жандармерии делать? Арестовать или строить гипотезы, что наркотик у него для научных целей, а гексоген - для строительных работ? Тёмная магия - и наркотик, и взрывчатка, причём то и другое зачастую в буквальном смысле. И привыкание вызывает, и рвануть может крепко. И ещё многим неприятным вещам в мире людей она соответствует".
   И что тут возразишь? Жираф большой, ему видней. Его Императорское Величество был личностью незаурядной, даже без учёта титула. Но увы, оставался простым смертным... Мистические материи были для него непонятны. Хотя патриарх и утверждал, что никакой мистики в стихийной магии нет, а есть лишь неизученные человеком физические силы - столь же естественные, как электричество или сила тяжести.
   Тем временем, монарх чуть успокоился, и перешёл на менее официальный тон:
   - За систему, конечно, спасибо, твоё святейшество. Но с войной что-то делать надо. Или прикрываем лавочку, тогда ты сам объясняешь народу, зачем армию приводили в боевую готовность и почему теперь солдаты могут вернуться по домам, ни разу не выстрелив. Или... предлагай что-нибудь ещё нетривиальное, что в наши убогие непосвящённые головы не придёт. Колдунство какое-нибудь сообрази, или суперпушку из рукава достань... Ядерная бомбардировка Японии в качестве решения не подходит, даже стопроцентно экологически чистая. Я не Трумэн, а у нас не Вторая Мировая.
   Пару секунд священник молча смотрел на самодержца, и оба думали почти одно и то же: "Зараза ж редкая, но никуда ведь от тебя не деться...". Потом светлый отвёл глаза.
   - Тащите ваш флот с эсминцами, - буркнул он. - Постараемся сделать так, чтобы союзники помолчали хотя бы две недели. Ну а если не получится... будет вам колдунство.
  
   Первые сутки прошли спокойно. Бойцы сидели в казарме, прислушиваясь к новостям с фронта, медитируя, отсыпаясь или выполняя упражнения. Новость о первом сбитом крейсере встретили радостными кличами. Второй вообще привёл солдат в состояние экстаза. Но третье аналогичное сообщение уже заставило солдат недоверчиво переглянуться. Профессиональных лётчиков здесь не было, но в современных вооружениях они по долгу службы более-менее разбирались. Все знали, что ВРК - одно из мощнейших средств ведения войны двадцать первого века. Их называют "первыми настоящими стратосферными крепостями" и рекомендуют сбивать на взлёте, если представится такая возможность - они становятся фактически неуязвимы, когда достигают своей обычной высоты полёта. Даже если два таких корабля встречаются в бою, есть вероятность, что они расстреляют друг по другу весь боезапас, но вернутся на свои базы, не получив ни царапины. Можно задавить их массированным ракетным пуском с наземных установок или нескольких кораблей, но для этого нужно точно знать координаты, скорость и направление полёта - а заметность у крейсеров низкая, пусть им и далеко до настоящей невидимости.
   - Мы прикупили стратегический лазер? - предположил радист Хитачи. - Я слышал, он может поджаривать этих птичек, как куропаток...
   - Кто же продаст, - хмыкнул слева какой-то незнакомый Идо солдат. - По-моему, у бриттов до сих пор монополия, даже русские с израильтянами не могут аналог построить. Да если бы и купили... Эта штука с комплексом поддержки, включая электростанцию, занимает полгорода. Как ты себе представляешь её незаметное размещение на островах, когда у нас каждый квадратный метр наперечёт? Снести Фудзи и замаскировать излучатель под неё?
   - Да уж... мистика какая-то. Разве что боевым духом их сбиваем, больше нечем...
   Идо, в отличие от остальных, знал, что дух действительно может служить оружием. Но он от души надеялся, что эта страничка боевой биографии осталась в прошлом. Что в этой войне придётся сражаться лишь с обычными людьми, умеющими жечь врагов взглядом или ловить пули зубами только в переносном смысле. Поэтому промолчал.
   - Старший лейтенант Акира Идо, пройдите к командующему отделением.
   Нехорошее предчувствие кольнуло сердце. Мужчина отдал честь и направился, куда сказали.
   Командующий спецсилами полковник Сато поступил на эту должность недавно, и ещё не успел познакомиться со всеми подчинёнными. Это был невысокий, полненький, но очень подвижный человечек. Идо поставил бы ему семёрку по десятибалльной шкале опасности.
   - Присаживайтесь, - кивнул он замершему в дверях старлею. - Сейчас не лучшая обстановка для неформальных бесед, но я надеюсь выкроить пару минут. Акира, вам когда-нибудь говорили, что вы очень загадочный человек?
   - Нет, господин полковник. Что во мне может быть загадочного? - сердцебиение участилось. Пока лишь на несколько ударов в минуту. Идо не стал гасить - пусть спишут на естественное волнение в присутствии начальства и удивление от странного начала разговора.
   - Вот мне тоже хотелось бы это знать, Акира-кун. У вас вполне скромное, не вызывающее вопросов досье, достойный, но не слишком выдающийся послужной список. И при этом сегодня утром мне лично, через головы всей цепи командования, звонит министр обороны и настоятельно рекомендует - не приказывает, а именно рекомендует включить вас в предстоящую секретную операцию. Скромного инструктора с небольшим боевым опытом.
   Идо сделал несколько вдохов, чтобы восстановить равновесие. Сообщение изрядно выбило его из колеи. Впрочем, такая новость бы любого нормального человека смутила.
   - Я в такой же растерянности, как и вы, господин полковник, - сказал он, почти не кривя душой. - Возможно, в министерстве знают обо мне больше, чем я сам.
   - Возможно, возможно. В любом случае, кто я такой, чтобы возражать приказам, приходящим с такой высоты. Я просто хотел попросить - также неофициально - если по ходу выполнения задания или после него вдруг возникнут догадки, почему министерство проявило к вам такой интерес, поделитесь. Я должен знать, что за люди служат под моим началом.
   - В обязательном порядке, господин полковник. Но о каком задании речь?
   - Вы уже слышали о гибели четырёх русских ВРК, которые пытались пробить наши системы обороны. Третий из них успел перед гибелью отстрелить кабину с экипажем. Примерно через двадцать минут она должна приземлиться на Хоккайдо.
   - Я должен войти в группу захвата?
   - Не войти, Акира-кун. Возглавить. Временно получите майора, чтобы не возникало проблем с субординацией. По нашим сведениям, там уменьшенный экипаж, от двух до четырёх человек. Тем не менее, соблюдайте все предосторожности, как если бы вам противостоял взвод коммандос. Обязательно взять всех живыми и без повреждений, если они не нападут первыми. Желательно взять живыми, если всё же нападут. У вас есть вопросы?
   - Нет, господин полковник. Разрешите выполнять?
   - Как интересно. А вот у меня есть... Например, как четверо русских, в лучшем случае с личным оружием, могут представлять опасность для десантной группы из тридцати человек в полной экипировке... За вами ведь ещё и резервная пойдёт - видимо, на случай, если вас всех перебьют. А ещё интереснее мне, почему у вас такая постановка задачи не вызвала никакого удивления. Похоже, в министерстве не ошиблись... Ладно, Акира, не смотрите на меня так. Идите. Сбор на третьей площадке через пять минут.
  
  -- Глава 6.
  
   Лежал он и думал: что жизнь хороша...
   Кому - хороша, а кому - ни шиша.
   Владимир Высоцкий.
  
   - Может, тебе лучше заночевать у нас? - предложила Юмико. - В дни войн и катаклизмов нечисть любит заглядывать в полупустые дома в поисках добычи.
   Она и раньше выдавала подобные предупреждения, ничуть не волнуясь, что люди смотрят на неё, как на сумасшедшую. Но два дня назад Тайлор отмахнулся бы от её слов, как от пустой сказки. А сейчас посмотрел внимательно и с большим любопытством, будто видел впервые.
   Ну, тут Юдзо смущаться и окорачивать друга не пришлось. Мама сама кого угодно поставит на место, если захочет. А если не захочет - значит, так и надо. Играть с ней в гляделки - дело заведомо бесперспективное, это он на личном опыте уяснил лет в пять, а отец, кажется, знал всегда. Если недоученная отступница Пути была такой, то каковы же полноправные мастера?
   В этом смысле он и спросил у матери, когда друг, не поддавшись на уговоры, всё-таки ушёл.
   - Опасные, - не задумываясь, ответила Юмико. - Можно найти для них множество слов: очаровательные и отвратительные, подлые и благородные, трусливые и отважные, величественные и ничтожные. Всё это будет правдой с определённой точки зрения, но опасными они остаются, откуда ни посмотри. Одинаково хорошо умеющие сражаться в честном бою и бить в спину. Их искусство убивать оттачивалось много миллионов лет, оно создано не человеком и не в этом мире, но идеально приспособлено для того и другого. Всё, на что способны тела и души смертных, они знают в совершенстве. А чтобы противостоять сверхчеловеческим силам и умениям - у них есть артефакты из иных миров, намного выше уровнем, чем может произвести земная технология или магия.
   - Ну, артефактами пользоваться может кто угодно, даже я, - улыбнулся Юдзо, постучав себя по лбу. - По-моему, о профессионализме это ничего не говорит. С хорошим снаряжением...
   - Ты не кто угодно, - покачала головой мать. - Ты мой сын, а это чего-то да стоит. Ни Жемчужина, ни алеан, ни другие артефакты такого уровня в случайные руки не попадают.
   (Ну да, конечно, - хихикнул чей-то голос за гранью реальности. - Много ты знаешь об артефактах, дорогая. Если нас раскидывает случайным образом - это ещё не худший вариант, а то обычно по закону подлости - в худшие руки из возможных...)
   - Но если всё, что у них есть против иерархов - развитые до предела человеческие способности, и старые реликвии, то со временем они должны становиться всё слабее? - предположил Юдзо. - Даже если артефакты сделаны так, чтобы работать вечно, они могут потеряться, быть отобраны, уничтожены, в конце концов, их может унести отступник...
   - Как я? - улыбнулась Юмико. - Да, ты хорошо соображаешь, милый. В некоторых мирах так и происходит. Особенно уязвимы алеаны, амулеты, которые могут защитить своего владельца от любой магии, но не способны защитить себя. Их можно просто сломать или выкрасть, хотя община и бережёт их, как зеницу ока. Более того, в некоторых обстоятельствах они сами выходят из строя, теряют силу. А врагов у Равновесия очень много. Они не всегда нападают открыто, даже если община ослабевает - боятся, что о брошенной традиции вспомнят её основатели. Есть более надёжные способы - постепенное внутреннее разложение. Отследить концы почти невозможно, если работать при помощи косвенных воздействий - а на это иерархи большие мастера. Просто община постепенно вырождается, превращается в дешёвый аттракцион, или наоборот - замыкается в себе, перестаёт вмешиваться в мировые события и становится одной из тысяч сект с нелепыми верованиями.
   - Мама, ты сказала "в некоторых мирах". Но не в нашем? Или наши общины ещё молоды?
   - Нет, наша традиция как раз довольно древняя. По преданиям, которые я изучала в детстве, последний раз Плетущий Путь посещал Землю около семидесяти тысяч лет назад.
   При этих словах у Юдзо почему-то пробежали мурашки по коже. Может быть, просто из-за осознания бездны времени, в которой жила эта странная культура. Семьдесят тысяч лет... да тогда, кажется, и людей-то не было! А может, дело было в чём-то другом... во всяком случае, ему совсем не хотелось переспрашивать, кто такой этот самый Плетущий...
   - Значит, - медленно сказал мальчик, - кто-то продолжает снабжать Равновесие артефактами?
   - Да. Но это тайна высших степеней посвящения. Простым воинам достаточно знать, что у нас есть покровитель, но совсем незачем спрашивать, кто это. В иерархиях ведь тоже не все знают имена ангелов или демонов, которым поклоняются. А почему ты спрашиваешь?
   - Я... я не понимаю, кого мы на самом деле должны бояться. Вроде бы все мечтают завладеть хоси но тама, но я сегодня имел дело с женщиной из Инь-иерархии... не самой сильной, как она сама говорит... и она обездвижила меня и Тайлора без малейшего труда. Если бы кто-то с ТАКИМИ силами реально хотел причинить мне вред, никакая Жемчужина бы не помогла. А Равновесие, выходит, ещё страшнее... Вот я и хочу понять, кто или что их удерживает...
   Юмико улыбнулась и растрепала ему волосы.
   - Юдзо, Юдзо... Мы с твоим отцом ломали над этим головы несколько лет, но так ни до чего и не додумались. А ты хочешь решить эту задачу в один день? Если бы поведение мастеров было так легко просчитать, их организация не протянула бы и тысячелетия.
   - Я слишком самонадеян... Это и сенсей говорит... просто неприятно так жить... Тайлор мне одну русскую песню переводил, так там строчки были "впереди туман, позади обман". Вот и мы застряли - между неясностью и ложью... Неужели вы всегда так жили?!
   (Бедняжка, - сочувственно мяукнули за левым плечом. - Придётся срочно расширять твои знания о тумане и обмане... Хотя нет, сначала мне самой надо тем и другим заняться...)
   - Почти всегда, - кивнула Юмико. - Хорошие песни у твоего друга. Кстати об обмане - тебя ничего не насторожило в ваших сегодняшних приключениях?
   - Нет вроде... Ну, то есть там всё было странное, но я уже привык. А что должно было?
   - Как ты думаешь, откуда наставники Алого Двора смогли так быстро узнать, что у них появился новый ученик? Ауры Пьера ещё никто на тот момент не видел, кроме хозяйки дома.
   - Я пока не знаю их возможностей... - смутился Юдзо, - Я подумал, может, у них магия какая-то особая, чтобы своих обнаруживать... Простую слежку я бы через Жемчужину увидел...
   - Такая магия, конечно, есть - но не на таком расстоянии и не на чужой территории. Если, как ты говоришь, наружное наблюдение исключается, значит, остаётся внутреннее. Изнутри дома, или даже изнутри вашей маленькой группы. Будь это в дни моего бурного прошлого, я бы указала виновника с достаточной уверенностью, чтобы скрутить его для допроса.
   - Мама, ты имеешь в виду... Марико?
   - Да. Я понимаю, почему ты её не заподозрил - подруга всё-таки. Но смотри сам. Николай исключается - он не маг, не имеет контактов в волшебном мире, и к тому же, он был рядом, когда "включалось" твоё ясновидение. Ты видел в нём ложь? Нет. Так я и думала. На втором месте идёт та целительница. Кажется, я её знаю... Ты её "просвечивал"?
   - Да, но... она непрозрачная какая-то. Закутана в слои Инь, я не могу сквозь них видеть...
   - Значит, её пока исключать рано. Кстати, об этом тоже задуматься стоит - всегда ли она ходит в такой защите, расходуя энергию. Если да, то откуда у рядовой волшебницы такие запасы силы? Если нет, то как она догадалась укутаться именно к твоему приходу? Ну а с Марико всё очевидно. У неё был способ - как консультант посольства Тьмы она знает все ключевые фигуры и каналы передачи информации в городе. Была возможность - давая инструкции на расстоянии, она не попадала под свет Жемчужины, который раскрыл бы её замыслы. И был мотив - старый оборотень путался под ногами, рассказывал вам вещи, которые, с её точки зрения, вам может и не нужно знать. К тому же, Пьер девушке не доверял. Возможно, под пули на станции она тоже его нарочно подставила.
   Юдзо молча сглотнул подступивший к горлу комок. Безжалостная логика матери просто расстреляла его и похоронила. В бетонной стене её доводов не было ни единой дырочки.
   - Может, всё-таки Ясу-сан? - с надеждой выдавил он.
   - Возможно. Или они обе по договорённости - в конце концов, к Ясу вы пошли именно по наводке Марико. Но есть косвенный довод в пользу невиновности этой женщины. Вернее, непричастности - если она и вызвала Ян-магов, сложно назвать это виной. Она ведь вам ничего не была должна, а слова насчёт безопасности для оборотня - правда. Алый Двор не убивает своих без особой необходимости. Но при этом Инь-колдунья изрядно рисковала бы.
   - Почему? Они ведь не причинили ей вреда, вполне мирно поговорили...
   - Именно поэтому. Воины Пути очень не любят перемирий, а тем более - попыток сотрудничества между магами противоположных Стихий. Инь и Ян, Свет и Тьма должны сражаться, сколь бы отвратительно это не звучало, и не выглядело.
   - Они что, с ума посходили?! - Юдзо не заметил, как вскочил на ноги, сжимая кулаки. Устыдившись, сел обратно, но убеждённости в его голосе не убавилось. - Искусственно разжигать войну, запрещать людям найти общий язык... и нелюдям тоже... Это же самое гнусное, что можно себе представить! Как римляне говорили - разделяй и властвуй?
   Он запоздало испугался, что приступ гнева заставит Жемчужину взорваться светом, что придётся бороться с собой, чтобы не опозориться перед матерью и не спалить собственный дом, но артефакт почему-то молчал. Словно прислушивался.
   - К сожалению, - вздохнула женщина, - есть вещи намного гнуснее. И все альтернативы вечной битве Стихий - относятся именно к таким вещам. Я понимаю твоё возмущение, но, хотя я и сошла с Пути, в этом мои бывшие соплеменники полностью правы. Принуждение к войне - грязная работа, но её цель - спасение мира.
   Спокойная и горькая уверенность в её голосе немного осадила мальчика.
   - Но как... мама, как ты можешь говорить такие вещи?! Что может быть хуже вечной войны?!
   - Очень многое. К сожалению или к счастью, из борьбы противоположностей родился и черпает силы наш мир. Победят светлые - плохо, победят тёмные - плохо, уничтожат друг друга - вообще жизни на Земле не останется. Светлые с тёмными сговорятся - тогда хуже некуда. Из такого союза рождается Серая Чума, которая убивает не тела людей, но души.
   Пару секунд Юдзо сидел, как пришибленный, уронив голову на руки. Затем резко поднял её:
   - Не верю! То есть... прости, мама, ты конечно говоришь правду, но ты, наверно, просто не знаешь всего. Это часть правды, с какой-то стороны, наверно, правда, но не вся. Это кривая правда, неправильная, не та! Не может из самых лучших побуждений, из желания мира, родиться такое! То есть, наверное, может, но не должно... - он совсем запутался и умолк.
   - Мой маленький герой, - улыбнулась Юмико, ласково растрепав ему волосы. - Тебе всего четырнадцать, а ты уже готов бросить вызов законами мироздания... Идо был прав - дети внешнего мира в чём-то бесконечно сильнее наших. Ни один ребёнок Пути не ведёт себя... так. У нас нет такой вещи, как "юношеский идеализм", нас с детства учат реально оценивать свои силы. Что же из тебя вырастет, если ты доживёшь до зрелости, милый? Я не верю, что ты станешь обычным, одним из них... но ты уже и не один из нас...
   Она вздохнула и обняла сына. Юдзо спрятал голову на её груди и умолк надолго.
  
   - Грррр... трррусы!
   Ярость Пьера-Кости, казалось, была достаточна, чтобы одним лишь рычанием снести небольшой дом. А если бы ему позволили дотянуться до врага лапами... ооо... жертвы бы даже пожалеть не успели о своей неосторожности, их мелкие кусочки пришлось бы со всего квартала собирать. Он давно не чувствовал такого яркого, всепроникающего, бодрящего гнева. Лет с пятнадцати, наверное. Тьма учила осторожности. Энергия Ян, которая сейчас текла в жилах, ограничений не признавала. Смерти для неё не было, было лишь вечное превращение и возрождение. Так что боевое безумие вервольфа оказалось для этой Стихии вполне органичным. "Если встречу тысячу чертей, разорву на тысячу частей".
   Вот только сковывающим его заклятиям было на это наплевать. Не чувствуя никакого физического препятствия, оборотень не мог пошевелить даже пальцем. Весь его гнев, вся мощь стальных мускулов словно проваливались в никуда. Наблюдая за бессильными рывками пленника, окружавшие его японцы заулыбались. Немного иронически, но скорее с одобрением, чем оскорбительно. Их мягкие взгляды слегка успокоили зверя, помогли вернуть какое-то подобие рассудка. Хотя конечно, от этого конвоиры не перестали быть врагами.
   - Простой силы недостаточно, - заметил один из них. - Хотя в тебе её действительно много, как и страсти. Это не может не вызвать уважения. Но надо ещё научиться её использовать...
   - Ты мне ещё морали почитай, колдунишко недоделанный! - фыркнул Пьер. - Если такой умный - попробуй освободить, и посмотрим ещё, кто кого научит!
   Он, конечно, не надеялся таким образом спровоцировать новых хозяев совершить глупость. На слабо, как известно, фраеров ловят, а эти японцы, как бы Кость их не презирал, совсем не напоминали самонадеянных пацанов. Скорее просто хотел отвести душу.
   Поэтому он очень удивился, когда один из новых знакомцев поднялся с заднего сиденья, подошёл к носилкам, и нагнувшись над пленником, вкрадчиво спросил:
   - Выстою против тебя на татами - будешь делать, что скажу, гайдзин?
   - Запросто! - рявкнул Пьер, прежде чем успел обдумать предложение. Потом, поняв, что пути назад нет, поспешно добавил: - Только чур, перед боем никаких чар не накладывать. Ни на себя, ни на меня, ни на место. Вообще ни на что. Так осмелишься сразиться, косоглазый?
   - С удовольствием, - рассмеялся юноша, - я и не собирался ничего делать заранее, гайдзин.
   "На что он рассчитывает?! - недоумевал волк, пока с него снимали невидимые путы и короткими мягкими прикосновениями восстанавливали подвижность мышц. - Что успеет колдануть после гонга или команды судьи? В ближнем бою я из любого чародея котлету сделаю, прежде чем он хоть подумать о чарах успеет! Ну, может, кроме архимага, те вроде бы одним желанием любое заклятие скастовать могут. Но не послал же Алый Двор архимага за одной дворняжкой? Тем более сейчас, когда они все на войне заняты..."
   - Какое оружие? - на всякий случай уточнил он. Может, парень надеется на какой-то амулет?
   - Ну, ты же собираешься сражаться голыми лапами, гайдзин, я правильно понял? Значит, справедливо, если и у меня не будет оружия. Только то, что дала природа.
   - Да ты что, япошка, самоубийца, что ли?! - не выдержал оборотень. - Или думаешь, это игра такая весёлая? Я ж тебя не просто отметелю, я тебя убивать буду! Я на улицах учился, а там вполсилы не бьют! Если превращусь - ты труп без вопросов, а запретить мне превращаться, не накладывая заклятий, ты не сможешь - и я сам не смогу, не сдержусь. Понимаешь это?
   - Главное, чтобы ты понимал, - серьёзно сказал молодой человек. - Ладно, гайдзин, ты был честен, и я буду честен. Мой замысел ты узнаешь не на татами, а перед боем. И сможешь отказаться, если посчитаешь, что не имеешь шансов в этом бою.
   - А если я посчитаю, что шансов нет у тебя? - немного успокоившись, проворчал Пьер.
   - А на этот счёт не волнуйся, гайдзин. Каждый из нас сам отвечает за свою судьбу и выбор. Даже если ты меня убьёшь, свободу всё равно получишь. Так что постарайся как следует.
   - Вот за это можешь не переживать ты, - оскалился вервольф. - Я сделаю всё, чтобы оторвать тебе башку. Даже не ради свободы. Мне это доставит удовольствие само по себе.
   Санитарная машина остановилась в подземном гараже какого-то крупного частного дома. Проследовав за своими похитителями вверх по лестнице, вначале бетонной, затем деревянной, Пьер оказался в большом и светлом тренировочном зале. Длиннобородый мужчина поднялся с татами ему навстречу. Вервольф слегка растерялся, он не мог понять, сколько же этому типу лет. Движется старчески неторопливо и солидно, экономя движения, но в то же время с грацией и лёгкостью молодого. Абсолютно седые волосы и мудрые глаза сочетались у этого человека с юношески-гладким лицом. А запах... по запаху было невозможно ничего определить. Словно предводитель (о его статусе можно было судить по ритуальным поклонам молодёжи) вообще не имел возраста.
   - Приветствую посланника Девятихвостой, - сенсей поклонился с нечеловеческой гибкостью, умудряясь сочетать в каждом движении и почтение, и необидную насмешку. - Для моего ученика будет честью сразиться с вами. Не сочтите за оскорбление, если он преподаст вам немного восточной мудрости, или же напротив, воспримет от вас часть мудрости западной.
   - Ты... - оборотень задохнулся, - откуда ты знаешь о Девятихвостой?!
   - Не вы один, Конти-сан, почитаете память о Матери всех лис. От имени своей семьи приношу извинения за небольшую игру, в которую вас вовлекли без согласия.
   Волна феромонов ударила в нос, словно тяжёлый кулак. Внешне присутствующие не изменились, но Кость теперь чувствовал их истинную природу так же ясно, как если бы они все встали на четвереньки и покрылись рыжим мехом. В зале не было ни одного человека! Все до единого присутствующие были кицунэ, лисами-оборотнями!
   - Так вот на что ставит этот мальчишка, - усмехнулся Пьер, прислоняясь к стене - от запаха кружилась голова. - Лис может и выжить после драки с волком. Но победить - это вряд ли.
   - Условием была не победа, - покачал головой вожак. - Ты пообещал подчиниться, если я выстою пять минут, гайдзин. Всё ещё считаешь, что у меня нет шансов?
   - Ты у меня ляжешь за две, - посулил волк, кровожадно ухмыляясь. - Может, вы и не хуже нас по быстроте и живучести. Но вот силушкой тебя природа обделила, рыжий. Тебе просто нечем меня всерьёз ранить, твои когти и зубы годятся разве для охоты на мышей! Если процарапаешь шкуру - уже хорошо. А мне хватит пяти-шести ударов, чтобы из тебя меховой воротник сделать. По-доброму советую, откажись.
   Юноша не ответил, лишь ехидно улыбнулся. Если предыдущие улыбки имели целью не обидеть и выразить дружелюбие, то эта была откровенно издевательской. Они очень выразительно умели улыбаться, лисы. Даже без запаха умели сказать многое. Впрочем, с феромонами у них тоже всё было в порядке, и даже более. До этой встречи Пьер в жизни бы не подумал, что можно пахнуть насмешливо. То ли какая-то очень тонкая парфюмерная магия, то ли совершенный контроль пахучих желез...
   "Ну ладно, щеголи-аристократы, пыль в глаза вы пустили. Посмотрим на ринге, чего вы стоите против простого парня из подворотни. Может, вы просто завидуете, потому и украли меня, а? Всё же Девятихвостая выбрала для поручений меня, а не вас, таких изысканных..."
   Он сделал приглашающий жест, пропуская молодого человека на татами и сам проследовал за ним. Тело повиновалось с невиданной лёгкостью, каждый мускул, казалось, пел в предвкушении схватки. Неужели так всегда чувствуют себя Ян-оборотни? На вид он как будто не помолодел, но в венах, казалось, тёк жидкий огонь. Зрение и слух обострились, как в молодости. Что же с ним на самом деле сделал этот мальчишка?
   - Ито Рийо, сятэй клана Ясного Рассвета, трёххвостый, - поклонился будущий противник.
   - Пьер Конти, никто из ниоткуда, - ворчливо отозвался француз, которому эта вежливость уже в печёнках сидела. - Скажи, рыжий, а в уличных боях вы тоже так врагу представляетесь - по всей форме? С вас же за это время три раза шкуру снять можно, если попадётся менее деликатный противник. Или к варварам правила не относятся?
   - Если враг отказывается назвать своё имя, ему же хуже, - улыбнулся лис. - Какой смысл в открытой победе, если имя победителя не будет прославлено? Если нужна победа подлая, то проще ударить из засады или перегрызть глотку во сне, чем рисковать своей шкурой. Раз уж вышел лицом к лицу, нет смысла отказываться от чести ради мелкой тактической выгоды.
   Возможно, определённый смысл в этом был, вот только попробовал бы рыжий высказать свою мудрую теорию на парижских улицах. В мелких бандах, что обычных, что магических, ударить первым, пока противник не опомнился, считалось делом обычным и даже крутым. А вот убивать исподтишка... ну, не то, чтобы запрещалось уголовной моралью, но не слишком одобрялось. На это шли, только если не могли найти другого способа.
   Хмыкнув про себя, Кость нанёс удар - резко, без предупреждения, успев превратиться менее, чем наполовину. Он не интересовался честью - стремился только победить. Если удастся вырваться на свободу, плевать, что о нём будут думать оставшиеся с носом кицунэ. Формально такой удар правил не нарушает - старик с лицом юноши опустил руку сразу после представления. Так что есть шанс, что рыжие твари сдержат слово.
   Но Рийо ушёл от удара так легко, словно ждал его уже давно. И от второго. И от третьего. А затем он сам принял боевую форму - покрытый шерстью человек с тремя хвостами и лисьей головой, чья шерсть переливалась, словно жидкое пламя. И началась полная мистика.
   Когти взбешенного вервольфа работали с быстротой мясорубки, нанося добрый десяток ударов в секунду, полосуя воздух во множестве направлений... но только воздух. Ни один его выпад не мог даже зацепить проклятого перевёртыша, хотя тот словно и не уклонялся - стоял себе, продолжая нагло ухмыляться и скалить безобидные клычки. Страшные когти всякий раз проходили в миллиметре от кончиков его шерстинок, а зубы француза никак не могли ухватить даже край одежды, не говоря уж о шкуре... Пьер чувствовал себя, как пьяный. Пытаешься войти в дверь, а она, зараза, постоянно не оказывается на месте, то косяк подставит, то вообще порог... Вот и рыжего, казалось, ударить было проще простого...
   Задолго до истечения отведённых пяти минут, оборотень был полностью измотан, выжат, как губка. А лис даже не атаковал в ответ... лучше бы он бил, честное слово! Боль бы раззадорила волка, ярость придала ему новые силы... Бой с тенью оказался гораздо утомительнее, чем с любым реальным, ощутимым противником. Но он с честью выстоял всё отведённое время. Просто не мог признать, что это бесполезно, что проиграл бой ещё до начала...
   А потом что-то мелькнуло на краю видимости, что-то маленькое и белое, никак не связанное с его целью... И дикая боль пронзила заднюю лапу, когда лисьи зубки точным укусом разорвали сухожилие, заставляя европейского монстра рухнуть на одно колено...
   Но за миг до этого он ударил. Не когтями и не зубами, которые по-прежнему искали рыжую сволочь где-то там, впереди. Ударил грудью, всем телом, накрывая врага своей массивной тушей. И, как ни странно, попал. Вся сверхъестественная гибкость не помогла трёххвостому вывернуться. Пьер придавил его к татами всем весом, так что тот и дышать мог с трудом...
   - Сдаёшься? - прорычал он врагу, которого почти не было видно под грудой серого меха.
   - Сдаюсь, - простонали откуда-то снизу, - каким же ты можешь быть тяжёлым, гайдзин...
   Сделав несколько вдохов, чтобы отойти от боевого бешенства, вервольф медленно встал. Оглядел присутствующих. Краем глаза заметил, как кланяется ему побеждённый. Сумел ещё перейти в человеческий облик, ответить на поклон... и без сил грохнулся на татами.
   - Почему? - прошептали губы. - Почему я победил? Я же не должен был... не мог...
   - Потому что ты был собой, - спокойно сказал старый лис. - А Рийо собой быть не мог. Он лишён этого права с рождения, как и ты был лишён многих прав волка-оборотня. Именно поэтому, Конти-сан, мы просим тебя о помощи. Просим, как младшие братья - старшего.
  
   В сравнении с оборотнями Запада, даже стайными, хэнгэ жили очень и очень неплохо. Никому не приходило в голову считать их низшими существами. Обе азиатских иерархии с большим почтением относились к меняющим форму, видя в них не столько животных, сколько духов природы. А с природой ссориться - себе дороже. Особенно это касалось Японии, но и в Китае, Корее, Таиланде удавалось наладить вполне сносное сосуществование. Нет, конечно, отдельные стычки случались, куда же без них. Всегда найдётся какой-нибудь больно умный чародей, решивший приготовить амулет или зелье из лисьей (барсучьей, кошачьей, любой другой) шкурки (крови, костей, когтей, зубов, половых органов). Или наоборот, слишком самоуверенная лиса решит поиздеваться над даосским магом или буддистским аскетом. Но в целом люди и нелюди сосуществовали достаточно мирно. С нежитью было посложнее, её истребляли и те, и другие, но и здесь существовал свой неписанный кодекс, позволявший сохранить гармонию и с миром потусторонним.
   Оборвалась вся эта идиллия лет пятьсот назад, когда мастера Равновесия, закончив в очередной раз ставить на место зарвавшихся светлых и тёмных в Европе, обратили внимание, что творится у них под носом. И решили навести дома порядок... как понимали его.
   С Инь и Ян у Идущих всегда были большие проблемы. Плетущий Путь, зараза такая, не оставил никаких инструкций, что с этими странными существами делать. С прочими ясно - политика заботливого садовника: светлых и тёмных выращивать, чтобы не зачахли, подстригать, если слишком разрастутся, оберегать от скрещивания. Гибриды-серые, если всё же появятся - сорняки, их надлежит выпалывать с корнем, едва заметив, чтобы весь сад не задушили. Если что и пойдёт не так, садовники других миров всегда готовы поделиться опытом, удобрениями и ножницами. Благо, теплица-планета вполне типичная, растения и их проблемы - тоже. Вот разве что время от времени забегают какие-то хулиганы-Хранители с разноцветными ножиками, норовят букетик срезать или веток на костёр срубить. Ну так их воины Равновесия просто брали за шкирку и пинком под зад отправляли домой - если те сами вовремя не понимали, где их место. В этом и только в этом смысле Земля была уникальна, но со временем садовники привыкли. Даже научились до некоторой степени находить общий язык с подопечными, в некоторых случаях обходиться словом вместо меча. И вдруг за какую-то тысячу лет на их любимой грядке проросло ЭТО...
   (Вернее, это мастера так думали - что вдруг проросло. Алый и Чёрный Дворы считали совсем наоборот - стоило их покровителям отвернуться от опекаемого мира всего на четверть юги, как тут уже завелись всякие временщики и начали всех строить...)
   Инь-Ян магия была не то, чтобы совсем уж уникальной, но редкой - точно. На тысячу миров, где шла война Тьмы и Света, приходился в лучшем случае один мир Инь-Ян. И как назло, ни об одном из них достоверных сведений не сохранилось. Мастера знали, что делать с адептами Жизни или Смерти, с грехом пополам сумели бы разобраться с магами Огня или Воды, но конкретно эту пару встретили впервые. И едва ли не впервые за всю историю общины разгорелась бурная дискуссия. Не будь старейшины в совершенстве обучены контролю эмоций, они вполне могли бы перебить друг друга - настолько разошлись мнения...
   Самые радикальные заявляли, что чёрно-красная банда - явные предшественники серых, и потому должны быть немедленно уничтожены. Ведь если Ян-маги произошли от светлых, а Инь - от тёмных, то их поведение самым явным образом нарушало каноны Равновесия. Не только маги, но даже их покровители не стеснялись помогать друг другу, а порой и откровенно сотрудничать или заключать договора. При этом они ещё имели наглость заявлять, что служат мировой гармонии, а Идущие - сборище нездоровых религиозных фанатиков. Попытки указать мерзавцам на их долг перед Творцом были встречены дружным смехом. С трудом уяснив, что речь, кажется, идёт о Безначальном Дао, маги выразили глубокое сомнение, что оно могло открыться подобным параноидальным типам с мечами.
   Другая группа Идущих предположила, что незнакомцев следует предоставить их судьбе, если не поступит прямого приказа на уничтожение. Вполне возможно, заявляли модернисты, что их странная философия "единства и борьбы противоположностей" является в действительности лишь иным аспектом Равновесия, альтернативным Путём. Что могли смертные знать о замыслах Творца? Ведь не зря, в конце концов, на каждом алеане с момента его сотворения мерцает именно символ Инь-Ян - возможно, странные маги знают о нём даже больше Идущих? Да, они грубы и самонадеянны, но стоит ли им уподобляться?
   После долгой дискуссии верх одержала третья, умеренная фракция. Решено было на всякий случай контакты и сотрудничество мятежным иерархам запретить, но не уничтожать. Поначалу ещё пытались их вынудить к войне, но тут чёрно-красные упёрлись рогом, заявив, что скорее позволят себя перебить, чем втянуть в бессмысленную взаимную бойню. Не то, чтобы Инь и Ян друг друга сильно любили - скорее наоборот. Но они хорошо понимали свою выгоду. (Чем ещё больше навлекали на себя гнев и подозрения: корыстолюбие в системе ценностей Равновесия было одним из самых мерзких грехов). Пришлось Идущим утереться - брать на себя ответственность за полное уничтожение двух иерархий мог только Палач.
   С трудом добившись определённого компромисса с магами, чья решимость и внутренняя дисциплина не уступали их собственным, воины Пути взялись за волшебных существ. С китайцами получилось относительно легко - все местные создания, как смертные, так и сверхъестественные, и так подчинялись Нефритовому Императору и Владыке Преисподней Янь-ло. Оставалось лишь разделить их, что опытные китайские бюрократы проделали без особого труда. Исключение составляли будды, бодхисатвы и архаты, но этих Идущие и сами трогать побаивались, так что вскоре система застыла в новом равновесии, ко взаимному удовольствию всех участников. Возможно, предполагали мудрецы, так даже стало лучше.
   В Индии всё прошло не столь гладко. Вообще-то она не входила в зону предполагаемой зачистки, туда просто по дороге заглянули. Местные покровители, дэвы с асурами, нормально приняли идею разделения, но перессорились на почве того, кто из них должен воплощать Свет, а кто Тьму (об Инь и Ян они слыхом не слыхали). "Но это же очевидно, - хотели сказать мастера, - достаточно посмотреть на ауру..." Оказалось - недостаточно. Тапас или жар, источник силы индийских богов и магов, оказался настоящей взрывчатой смесью всех Стихий. Даже великий мастер Равновесия Парашурама Джамадагнья не сумел уладить ситуацию. Напротив, его неосторожное вмешательство стало детонатором великой резни, которая, начавшись с битвы на Курукшетре, длилась с небольшими перерывами порядка тысячи лет. Ракшасов и некоторых других тварей пришлось просто перебить под шумок. В итоге старейшины своего всё-таки достигли - традиция массового использования тапаса выродилась в отдельные культы, боги с демонами, как положено, перешли на Стихии, Равновесие приняло привычную форму, доступную изучению и контролю.
   Наученные горьким опытом, за Японию Идущие брались гораздо осторожнее. Даром, что местные волшебники индийских не в пример умнее, покровители - вежливы и дисциплинированы... Кровь людская - не водица, так что лучше уж перебдить, чем недобдить. Но работать надо, куда денешься. Раз решение принято, надо выполнять. А то рядом с недовольным Палачом и Шива ягнёночком покажется...
   До этого момента бакэмоно даже не подозревали, что кому-то там принадлежат. В отличие от хитроумных индусов, Инь и Ян они вполне грамотно разделяли, но строить на этой основе какие-то коллективы им даже в голову не приходило. Всё равно, как если бы люди стали делиться на "евших рис" и "пивших саке". Изменчивые одной лапкой черпали алую активную силу, второй - чёрную пассивную, комбинируя их соответственно потребностям текущего момента. Разве не так же делают и люди? Да что там люди - любая из Десяти Тысяч Вещей, живая она или нет, является результатом сплава Инь и Ян в разных пропорциях. Избыток Инь или Ян ведёт к болезни, это знают и сами мастера Равновесия - так чего же ради нужно их разделять?! Посланники не могли внятно объяснить своих мотивов, потому что знание о Серой Чуме слишком опасно - попав не в те руки, оно может показаться кое-кому заманчивым. Опыт показывал, что иерархи, как правило, не осознают всю опасность серой пирамиды, видя в ней только источник силы. Не понимают, что контролировать бездушие невозможно, что оно пожирает всех, и своих создателей в первую очередь. Так что незнание для них было благом. А от неправильных действий их удерживали самые старые и надёжные аргументы: кнут и пряник. Причём первый - чаще: кнутом Идущие учились пользоваться едва ли не с рождения, а пряников не любили. Опыт научил их, что дозированного насилия вполне хватает для убеждения. Не подвело оно и в этот раз.
   Острое и точное, как лезвие эл-меча, слово мастеров Равновесия разделило семьи хэнгэ на неравные части. Большинство меняющих форму было отдано под власть магов Ян. Только один вид целиком перешёл в царство Инь - кумо, пауки-оборотни. Но тяжелее всего пришлось трём семьям, которых рассекли по живому. Лисы-кицунэ, кошки-нэко и крысы-незуми. Деление было почти произвольным - на основе небольшого преимущества той или другой Стихии в каждой группе. В частности, лис развели по окрасу в звериной форме - чёрные и серебряные проявляли склонность к Инь и были приписаны к нижнему миру, рыжие, золотые и белые отошли под власть Алого Двора. И лишь драконам позволено было выбирать цвет в индивидуальном порядке... но этим попробовал бы кто не позволить!
   Из всех видов перевёртышей только крысы попытались возмутиться всерьёз. Нэко, весьма воинственные поодиночке, не умели защищать своих интересов стаей. А лисы вообще избегали прямого боя всегда, когда имели такую возможность. Незуми остались в одиночестве против лучших воинов Земли. Им устроили показательную порку. Половину племени уничтожили ещё на поле боя. Пережившие мятеж и успевшие поднять лапки кверху взрослые были разделены на три части. Первую треть отпустили по норам, не тронув и пальцем - они должны были рассказать о судьбе остальных. Вторых пытали - долго, вдумчиво, профессионально. На крысах всё заживает даже лучше, чем на других оборотнях, сойти с ума они не могут - так что экзекуции длились месяцами и годами. Но в конце концов они тоже вернулись по домам - телесно здоровые, но сломанные внутри, едва ли не на генном уровне сохранившие боль и ужас. Последнюю треть - из самых крепких духом и телом - просто умертвили. Быстро, но страшно. Для полноты картины. Чтоб выжившие запомнили - могло быть и вот так. Выбирайте, что вам больше нравится.
   Урок был усвоен хорошо. Как участники восстания, так и простые свидетели детям и внукам заказали идти против Равновесия. Метафизические аргументы - штука сложная, не все их понимают. А вот крики жертв, запах страха и мучений - тут до самого тупого дойдёт. Особенно до тупого - слабость интеллекта часто обостряет природные инстинкты.
   Увы, лисы тупыми не были. Инстинкты у них на высоте, однако и мозги на месте. Потому хитрые острые мордочки покорно кивали, когда им зачитывали их новые права и обязанности... а сами делали выводы. Спешить, казалось, было некуда - кицунэ принадлежат к бессмертным видам нечисти, так что с годами у них только прибавляется хвостов, мудрости и магической силы. Проникнуть в лисью головку легко, но нужно быть очень большим оптимистом, чтобы считать эти мысли подлинными. И даже если угадаешь там заговор - это не будет большим открытием, потому что лисы плетут интриги всегда. Это часть их образа жизни, неотъемлемая, как дыхание. Вопрос в том, чтобы вовремя отличить реальную опасность от безобидной игры. Но чтобы уловить момент, когда одно переходит в другое, нужно самому быть лисом... или хотя бы иметь лисью душу.
   Однако всего через три столетия выяснилось, что вечности в запасе у них нет... и даже тысяча лет вряд ли будет. Выяснилось, что возражали совсем не зря - дисбаланс Инь и Ян начал корежить бедных животных, привыкших к свободному питанию. Вначале оказались существенно ограничены магические способности. Ну да ладно, с этим можно жить, вон западные оборотни вообще ничего не умеют, кроме как превращаться и регенерировать - живут же как-то. Аскетизм на Востоке издавна уважали. Но потом начала меняться психика, а через пару веков изменение должно будет затронуть и тела. Под властью Алого Двора кицунэ постепенно превращались в могучих, агрессивных чудовищ - уже были отмечены первые случаи людоедства. Их чёрные собратья напротив, становились бесплотными тенями, робкими и тихими, теряли вкус к хитроумным проделкам и плотским наслаждениям. Хотя в целом Инь-лисам повезло больше - они не утратили мудрости своего народа. Может быть, даже приумножили её - ведь теперь у них было больше времени и терпения на изучение старинных свитков, больше чуткости для познания окружающего мира... Тем не менее, прежняя лисья порода стремительно катилась в легенды, уступая место совсем иным существам. Лучшим ли, худшим - это уже был другой разговор, себе кицунэ нравились такими, как были. Чем моложе был лисёнок, тем быстрее сказывались на нём перемены.
   Пришлось отбросить утончённые многовековые планы и работать грубо, с большим риском, зато с прицелом на близкий результат. Рыжие кланы добровольно вызвались на место искупительной жертвы - в случае неудачи они должны были принять всю тяжесть вины, и вероятно, полностью или частично погибнуть. Их чёрные сородичи оставались в тени, формально непричастные, и должны были сохранить память рода. На самом деле как раз Инь-лисы в основном и разработали план, они же подготовили всё необходимое для его осуществления. Но если разум и воля к действию насильственно разделены - нет смысла жаловаться, что они не могут замещать друг друга.
  
   - Да вы, ребятки, герои, как я погляжу, - хмыкнул Пьер, выслушав эту душещипательную историю. - Ради победы и шкуры собственной не жалеете. Не всякий волк за свою стаю на такое пойдёт. Нет, я-то пошёл, но у меня жизнь и так была дрянь...
   - Ничего героического в нас нет, - покачал головой Рийо. - Мы индивидуалисты и трусы. Потому и выбрали путь мятежа - он для нас безопаснее всего. С потусторонним миром наш народ на короткой лапе, смерть для истинного лиса всего лишь неприятность. Пыток мы тоже не очень боимся - умеем убегать от боли внутрь себя. Пока ещё умеем, хотя с каждым годом мы всё дальше от своего наследия. Перестать быть собой - гораздо страшнее.
   - Хитрые, - с уважением кивнул вервольф. - Ну а от меня-то вам чего надо, рыжики? Это всё, конечно, очень трагично, как вас нагнули, но мой враг - не Равновесие, а иерархи. И если вы хотите использовать силу Госпожи для личных разборок - облезете. Выбрала она меня, а не вас, так что либо помогайте, либо дайте дорогу. В поединке всё-таки я победил.
   - Ты свободен, - лисы расступились, почтительно кланяясь. - Проводить тебя к выходу?
   - Что... так сразу? И всё? - поняв, что над ним не издеваются, Кость просто растерялся. - Ни хрена не понимаю... А зачем тогда это всё было? Похищение, драка...
   - Так всё же, - улыбнулся старый вожак, - ты желаешь уйти, или прежде получить ответы?
   Волк сел бы на собственный хвост, если бы не находился в человеческом облике. А так он просто плюхнулся пятой точкой на татами. Вот ведь подловили, сволочи!
   - Ладно, - признал он, - сдаюсь. Кажется, любопытство губит не одних только кошек. Выкладывайте, что задумали, морды рыжие, и зачем вам для этого я.
   Похоже, грубость француза лисам нравилась. Или по крайней мере, забавляла их. Каждое откровенное нарушение этикета они встречали довольными издевательскими улыбочками.
   - Прежде всего, - пояснил Рийо, - ты должен знать, что мы забрали тебя, не имея цели помешать Хранителю каким-либо образом. Мы почитаем владеющего Великой хоси но тама, и можем сделать что-то ему во вред лишь в одном случае - если прикажет Девятихвостая. Мы вмешались с единственной целью - чтобы тобой не занялись маги. Окажись на нашем месте высокие чиновники Алого Двора, проблем стало бы во много раз больше.
   - Хм... в общем да. Когда я думал, что попал в лапы магов, то здорово перетрусил. За это спасибо. А зачем тогда эта хрень с поединком, если вы не собирались меня подчинять?
   - Ну, во-первых, просто интересно стало, кто лучше, - совсем по-детски улыбнулся Рийо, а старик виновато развёл руками - дескать, прости, сам видишь, с кем работать приходится... - Гайдзинов-волков я на татами не пробовал уже лет семьдесят... А во-вторых, хотя служим мы одной Матери, той, которую ты зовёшь Госпожой, непонятно было, кто ближе к ней. Кто лучше понимает её намерения и пользуется благоволением Девятихвостой. Многие в клане считали, что ты слишком слаб, глуп или строптив для эффективного выполнения её воли. Что тебя следует взять на короткий поводок и обучить - может, не так жёстко, как у магов принято, но хотя бы основы дисциплины преподать. Поединок развеял их сомнения.
   - А заодно и твои? - понимающе усмехнулся оборотень. - Ну могли бы прямо сказать, что за место вожака драка будет. Я бы всё равно не отказался. Я так понимаю, с вами Госпожа тоже редко на связь выходит, раз вы не могли прямо спросить, кто ей больше люб.
   - И мои, - ничуть не смутившись, кивнул Рийо. - Собственно, я сомневался в тебе больше всех, Конти-сан, потому и вызвался проверить. Что же касается связи... Мы не разговариваем с ней, как ты. Мы просто чувствуем в своей крови, чего желает Мать, но не можем задавать вопросов. Можно толковать по-разному - ближе такая связь или дальше, чем беседа словами.
   - Вот как... Любопытно. А мгновенно чуете, или со временем? И насколько чётко?
   - Мгновенно. Примерно так же, как ты чувствуешь, в какое место вцепиться добыче.
   - Неплохо. Кое в чём оно даже удобнее, чем у меня. И чего же она сейчас хочет?
   - Устроить небольшой переполох. И в этом нам понадобится твоя помощь, гайдзин.
  
  -- Глава 7.
  
   Вчера по телевизору сказали,
   Что близится из космоса беда...
   А утром все газеты напугали,
   Ведь завтра начинается война!
   Я в интернете вычитал недавно:
   Цунами скоро с суши все сметут,
   А моровые ветры - и подавно,
   Нам новые болезни принесут.

Группа "Беломорс".

  
   Возвращался домой Николай поздно, как всегда. Ни война, ни магические приключения не могли заставить его усидеть в квартире, когда до полуночи ещё далеко, а клубы открыты. Ну да, теперь он знал, что в темноте могут прятаться вампиры. Но если он раньше, не зная об опасности, ни разу не попался никому на зуб, да и с его друзьями ничего такого не случалось - почему надо начинать бояться именно сейчас? Конечно, парочка особо обиженных кровососов теперь знает его в лицо, но Токио велик, а своего адреса юноша им не давал. Так что разумная предосторожность - просто не ходить там, где нарвался первый раз, всё прочее - уже паранойя. Тем более, учитывая нравы этих странных Ян-вампиров, встретить их на улице можно скорее днём, чем ночью. Интересно, а в гробах они спят?
   Ещё полчаса назад под рукой была неразлучная консультантка, так что за удовлетворением любопытства далеко ходить не требовалось. За этот длинный день Мэри трижды прокляла себя, что наложила заклятие дальноречи на одежду Тайлора, а не более спокойного Юдзо. Парень успел достать её до кишок своими подробными расспросами о сверхъестественном мире, всякий раз добивая безотказным аргументом "Ну ты же не хочешь, чтобы я погиб от недостаточного знания?". В конце концов это настолько достало юную ведьму, что она в сердцах воскликнула "Да, хочу, хочу, чтобы тебя сожрали наконец!" и оборвала канал.
   Капитан, посмеиваясь, вернулся к просмотру очередной серии. В случае чего он теперь знал способ справиться с говорящей курткой. Конечно, есть вероятность, что Мэри продолжает подслушивать, не отвечая - но это тоже хорошо, можно крыть её последними словами, надеясь, что хотя бы часть дойдёт, а она не сможет предъявить претензий, не признавшись, что слышала. Ну а если сумеет перебороть свой склочный нрав ради пользы дела, можно будет и наблюдение потерпеть... хотя это пустые надежды.
   Дождавшись полуночи, он тепло попрощался с приятелями (прощание затянулось ещё на полчаса болтовни у входа в клуб), и направился домой. На ночных улицах Токио было непривычно тихо. Хотя официально о войне ещё никто не объявил, она витала в воздухе, и люди предпочитали сидеть по домам, если не имели каких-то срочных дел. Зато охотно выходили другие. Не люди. Даже на многих порядочных и вполне гуманных представителей нечисти предчувствие кровопролития действовало, как допинг. Что уж говорить о не столь милосердных... Монстры, маги, духи - все они в эту ночь чувствовали себя хозяевами. И развлекались как могли, ведь это мог быть последний шанс. После вторжения светлых уцелеют немногие, да и эти будут вынуждены сидеть тише воды ниже травы.
   Однако знаменитое тайлоровское везение не подвело и на этот раз. Юноша благополучно доехал до своего района, не замечая раскинутых повсюду пологов отрицания, пульсирующих магических потоков и мелькающих здесь и там теней с не совсем человеческими очертаниями. Впрочем, ему и не полагалось всего этого видеть, как и любому смертному. Куда важнее, что никто из резвящихся колдунов и страшилищ не заметил его. Или заметили, но не заинтересовались. При том, что Тайлор внешне выглядел идеальной жертвой - крепкий, здоровый парень, полный жизни, не против подраться и при этом без малейшего магического дара, без охранных заклинаний и сопровождающих грамот. Может, нелюдей отпугивала куртка? Но ведь заклятие на ней было хорошо замаскировано.
   Не задумываясь ни о чём таком, Коля подошёл к своему дому, и вдруг замедлил шаг. Он готов был поклясться, что рядом кто-то есть. Хотя спрятаться на открытой, хорошо освещённой аллее было как будто невозможно. Но после случившегося вчера Наумов больше склонен был доверять интуиции, чем собственным глазам. Судя по рассказам Мэри, глаза легко отвести, но вряд ли бывают артефакты или заклинания, способные обмануть чутьё задницы.
   Будь на месте Капитана человек с нормальным инстинктом самосохранения, он бы не подал виду и стал прислушиваться, пытаясь вычислить, где затаился возможный противник, кто это может быть и что ему нужно. Человек с повышенной осторожностью, менее склонный к авантюрам, вероятно, вообще развернулся бы и дал дёру. Но Тайлор, как всегда, был в своём репертуаре. Он остановился и развёл руками, дружески улыбаясь пустоте:
   - Ну что прячешься? Вылезай давай, поговорим. Я не кусаюсь.
   - Ты что, меня видишь? - недоверчиво спросила пустота. Голос у неё оказался ворчливый и дребезжащий, такой бывает у колдуний в мультфильмах. Но этот был всё-таки мужским.
   - Не вижу, - честно признался Тайлор. - Но всё равно вылезай.
   Сбитый с толку собеседник и в самом деле проявился из воздуха. Юноша увидел перед собой сгорбленное темнокожее создание, похожее на обезьяну с длинной чёрной шевелюрой и острыми ушами. Глаза существа представляли собой две узкие щёлочки, одна рука доставала почти до земли, вторая не слишком уверенно поигрывала массивной дубинкой. Помимо красных штанов и высокого колпака на госте никакой одежды не было. Длинные цепкие пальцы ног задумчиво барабанили по асфальту. Николай без труда узнал в существе гоблина, с которым вчера дрался. Правда, он тогда не сообразил, что имеет дело с гоблином, хотя фэнтези вроде знал совсем неплохо. Это уже потом Юдзо сообщил.
   - Бить будешь? - подозрительно прищурившись, спросила "обезьяна".
   - Ну, можно, конечно, - согласился Николай, готовясь выхватить биту. - А без этого нельзя?
   - Можно, можно! - радостно подпрыгнул гоблин. - Меня сегодня уже били, хватит!
   - Кто это? - удивился Тайлор. - Мы с Юдзо сегодня вроде другим были заняты...
   - Маги, - неохотно вздохнуло существо. - Пришёл хидзири и так нас отметелил... Объяснял, что дураки мы, потому что вас трогать нельзя. А потом сказал, что если хоть слово взрослым ляпнем, то мы все трупы. Я послушал и понял - линять надо. Кто-то проболтается точно.
   - Ого, - уважительно кивнул Коля, - сурово у вас там. Ну проходи, раз пришёл, - он открыл дверь и жестом пригласил гоблина в дом. - Пиццу будешь?
   - Буду! Слушай, а ты что, всегда приглашаешь в дом и угощаешь своих врагов?
   - Да какой ты враг? - удивился Тайлор. - Разок морды друг другу набили, так что, уже враги?
   - Ну... у нас, гоблинов, считается, что нет. Нас слишком часто бьют, чтобы обижаться на каждый случай. Но люди почему-то не всегда согласны. Некоторые говорят, это потому, что у вас не так быстро всё заживает. Но у вампиров заживает ещё быстрее, а попробуй их тронь...
   - Ничего они в хорошей драке не понимают, - заключил Николай, вынимая пиццу из микроволновки и поливая её своим персональным соусом. - Слушай, а чего ты именно ко мне прибежал? У тебя ж небось куча приятелей в волшебном мире?
   - Шкуры они, а не приятели. Пожрать на халяву - это запросто, а чуть маги пальцем погрозят, так все разбегаются... Как у вас с трёхглазым, чтоб спина к спине против всех - это у нас не бывает. А мне понравилось... Я так думаю, это круто - когда своих не бросают.
   - Верно мыслишь, наш человек! - Тайлор одобрительно поднял большой палец вверх. - Ну, то есть не человек... но мужик! Круче не бывает. Так ты хочешь стать нашим другом?
   - Не-не, куда мне, - испуганно замахал руками гость, умудрившись каким-то образом не оторваться при этом от поглощения пиццы. - Я понимаю, что вы герои, а я так, мелкая нечисть... Но я чего подумал, может, вам пригодится гоблин-слуга? У многих героев были толковые слуги. Ты не смотри, что я молодой! Я очень шустрый, много знаю и умею!
   - Ну, разве что ты согласишься работать за пиццу. Мой папаша хоть и с деньгами, но вряд ли согласится личную нечисть оплачивать. А у Ронина и того нету.
   - Первое время могу и за еду, - ничуть не смутился коротышка. - Мы народ привычный, нам и за тумаки работать приходилось. А потом вы станете круче всех, или вас прибьют. Если станете крутыми, найдёте, чем расплатиться. А если прибьют, то я или сбегу, или сдохну вместе с вами. Если сбегу, то вам будет уже пофиг, а если сдохну, то мне будет уже пофиг.
   - Ну смотри, как знаешь. Жильё-то у тебя есть или ко мне перебраться планируешь?
   - Есть хибарка, там... - гоблин махнул рукой в неопределённом направлении. - Но нас там у мамы восемь штук. Да и не слишком меня родня любит. Так что, если разрешишь... Я не помешаю. Могу и на чердаке пристроиться, и в подвале...
   - Зачем же на чердаке? У нас вторая спальня есть, я там Пьера устроить хотел, пока его не забрали. Думаю, и тебе сойдёт. Вот только как я папаше объясню такого необычного постояльца? Пьер хоть в человека превращаться умеет... Хотя погоди, ты же вроде тоже? Я тебя перед дракой видел... не таким.
   - Иллюзия, - вздохнул гость, - по-настоящему превращаться из нас мало кто умеет, но личину накинуть - это всегда пожалуйста. Без этого среди людей нельзя...
   - Всё равно здорово... А ты только одну личину сделать можешь, или разные?
   - Да я никакой не могу, - совсем сник гоблинёнок. - Это мне бабка делала, потомственная колдунья. А теперь, когда я из семьи сбежал, придётся у магов амулет покупать... Или под невидимкой всё время бегать. Но ты не волнуйся, сэмпай! Я и невидимым могу сколько надо!
   В устах гоблина почтительное японское обращение, означавшее "старший товарищ", звучало где то так же уместно, как высказывание плотника из известного анекдота: "Разумно будет убрать с моей ноги то бревно, которое вы на него уронили". Но Тайлору на подобные тонкости было плевать, его интересовали совсем другие вещи:
   - А невидимость у тебя, стало быть, не от бабки?
   - Не! - осклабился коротышка. - От шапки! А шапку я сам сплёл! И ещё могу сплести!
   Николай изумлённо уставился на красный (и довольно грязноватый) колпак гоблина.
   - Круто! Так это что у тебя - настоящая шапка-невидимка?! Дашь попробовать?
   - Где там настоящая... - слегка сник гость. - Только от морталов... ой, извини. В смысле, от тех, кто ауру видеть не может. Против мага она бесполезна. Слушай, а ты точно не маг?
   - А кто его знает? - пожал плечами Тайлор, убирая со стола. - Но аур точно не вижу. Вот Юдзо говорил, что видит - своим третьим глазом, так что может, он и есть маг.
   - Он не маг, - очень серьёзно сказал гоблин. - Он Хранитель Меча. Хранители, конечно, колдовать умеют... они до фига чего умеют. Но магами их не называют. Это другое.
  
   Общеизвестно, что Земля - малоприятное местечко. Для смертных здесь есть такие прелести, как национальная рознь, социальное неравенство, перенаселение, истощение ресурсов, разгул криминала, терроризм... Для посвящённых - то же неравенство в магических иерархиях, бессмысленные и трудновыполнимые традиции, за нарушение которых грозит мучительная смерть, неприязнь между разными видами нечисти, войны Стихий, загадочные и грозные покровители, постоянный всеобщий ужас перед Равновесием...
   Но старые гоблины знают точно: Земля - это рай. И потомков своих учат тому же.
   Потому что сами они не местные, и хорошо помнят, насколько хуже может быть.
   По рассказам бабки, гоблины появились на свет, как ветвь расы орков, в каком-то очень странном месте под названием "Носфер". Появились весьма неудачно для себя - орки, обрадовавшись, тут же начали поколачивать своих "младших братьев". Не из ненависти, а так, для порядка - с их точки зрения маленькие, проворные и смекалистые гоблины идеально подходили для всякой чёрной работы - а значит, для неё и существовали. Орки давно мечтали избавиться от низменных занятий, оставив себе только благородное ремесло войны. Появление гоблинов не могло быть ничем иным, как откликом духов на их молитвы - а значит, мнение самих коротышек в расчёт не принималось. Пришлось работать и за себя, и за родню. По идее, орки взамен должны были защищать гоблинов. Но на практике у них почему-то всё время находились более интересные занятия. А потребность в защите была, и немаленькая... Земля, где гоблинам довелось жить, изобиловала множеством чудовищ, а с соседних островов время от времени наезжали эльфы, любящие почистить континент от нечисти, и не имевшие желания вникать в тонкие различия между орком и гоблином. А где-то на западе возвышалась гора, на которой царил огромный и ужасный Белый Дракон. Сам он на жителей побережья никакого внимания не обращал, зато его свита - дракончики поменьше - любила для развлечения пожечь мелких двуногих. Справедливости ради стоит заметить, что иногда эти игры приносили пользу - драконы отгоняли корабли эльфов от побережья или громили сразу после высадки. Но если эльфов под руку не попадалось...
   А потом Дракона кто-то убил, и все предыдущие проблемы показались гоблинам просто милостью божьей. Природа континента (да и всего Носфера, по слухам) просто сошла с ума. За какое-то столетие на бедных коротышек обрушилось больше болезней, катаклизмов и войн, чем за всю прошлую тысячу лет, а голод и вовсе стал их постоянным спутником. Маленькие магические штучки, делавшие их жизнь легче, либо совсем отказались работать, либо работали с чудовищными побочными эффектами. Одна радость - почему-то прекратились набеги эльфов. Видимо, у Перворождённых теперь хватало собственных проблем. Зато их место заняли собратья-орки. Их голод тоже коснулся, и всё больше племён с нехорошим интересом посматривало на мелких родичей - не стоит ли превратить бесплатную рабочую силу в бесплатную еду?
   А шаманы с оптимизмом сообщали, что это всё ещё семечки. Что через пару столетий погаснет солнце, растрескается земля, выйдут из берегов моря... Но и это сущие мелочи, вот когда вслед за этим придёт Зимний Лорд, тогда... что будет тогда, бабка и сама не очень хорошо представляла, но всякий раз, когда рассказ доходил до этого места, старую гоблиншу начинала бить крупная дрожь. В общих чертах картина была такая - Белый Дракон правил миром не один, у него был соправитель - невероятно древний, могучий и жестокий вампир по прозвищу Зимний Лорд. Это чудище куда-то отлучилось, но скоро вернётся. И совсем не обрадуется, увидев, что сделали с его другом. Лорд достанет Белый Меч - некий артефакт столь же невероятной силы, как он сам, а может и ещё страшнее... и обрушит его на весь мир, разнеся Носфер вдребезги и пополам. Вампиры - они вообще обидчивые, а уж этот...
   Гоблины, как создания здравомыслящие, в эти легенды не слишком вникали. Им просто было не до этого. Какая разница, кто там придёт через тысячу лет, если их, любимых, съедят гораздо раньше? Некоторые строили корабли и пытались уплыть с негостеприимного континента прочь. Что с теми кораблями случилось - неизвестно, наверно эльфы потопили. Или просто не смогли прорваться через районы непрерывных штормов.
   Остатки некогда многочисленных гоблинских племён ушли под землю. Это на какое-то время обезопасило их от орков - гордые воины привольных степей решили, что лезть в тоннели ниже их достоинства. Зато голод и многочисленные обвалы, вызванные землетрясениями погубили ещё добрую половину беглецов. К тому же было ясно, что отсрочка не будет слишком большой - через двадцать-тридцать лет катаклизмы на поверхности заставят здоровяков изменить их представления о подобающем и неподобающем.
   А потом двое гоблинят, отправившись на поиски еды, нашли Штуку.
   Штука выглядела как дыня из чего-то кристаллического, полупрозрачного. Судя по оплавленной дыре в потолке пещеры и кратеру в полу, этот предмет с ужасающей скоростью рухнул откуда-то с неба. Видимо, он обладал колоссальной прочностью, если уцелел при таком падении, и даже не деформировался. Хотя собственно, никто не знал, какой формы Штука была изначально, может, правильным шаром? В любом случае, на еду она совсем не походила. И была чертовски тяжёлой. Но любопытство в гоблинах даже сейчас оказалось сильнее голода. Ребята вытащили Штуку из кратера и притащили в посёлок - может, шаман придумает, чего с ней можно сделать полезного? Или хотя бы скажет, откуда такие берутся.
   Шаман ни разу ничего подобного не видел, но не мог же он признать своё невежество перед какой-то мелюзгой! К тому же, шаман тоже был любопытен - он лишь недавно прошёл посвящение, и ещё не успел проникнуться консерватизмом, характерным для старших коллег. Поэтому, надавав детишкам подзатыльников, он выгнал обоих из святилища, пообещав изучить Штуку как следует и вечером всё рассказать. А сам призвал всех духов, которые по его мнению могли сообщить что-то полезное, и начал прощупывать артефакт.
   Что ему сказали духи - так и осталось тайной. Гораздо важнее, что в наследии молодого колдуна оказались гены гремлина - гоблинского техномага. Разумеется, тогда этих слов никто не знал. Но способности - были. Просто до этого момента они спали, не находя приложения - самой сложной машиной в подземельях была водяная мельница. А тут вдруг перед их носителем оказался артефакт цивилизации галактического уровня. Да, Штука была механизмом. Невероятно мощным и сложным, с мозгами, как у всех современных земных компьютеров и энергетической начинкой, как у атомной бомбы. И новорожденный техномаг, не соображая, что делает, накинулся на неё, как умирающий с голоду - на роскошный обед. Его сила потоком хлынула в отключенные контуры, что-то настраивая, изменяя, ремонтируя, заставляя систему работать так, как вряд ли могло прийти в голову даже её создателям. И Штука не выдержала всех этих издевательств. Она включилась.
   Считалось, что открыть гиперпереход из закрытого мира - невозможно. Как и магический портал, и любой другой вид сообщений. Носфер был обречён умереть в одиночестве. Но шаман об этом понятия не имел, он вообще не догадывался, что открывает проход - он просто крутил в руках странную находку, сверля её взглядом. И лишь после того, как двухсотметровая воронка поглотила его дом и всё, что оказалось поблизости, колдун сделал для себя вывод, что с незнакомыми Штуками стоит быть осторожнее.
   Толпа ошарашенных гоблинов, кувыркаясь и вопя от ужаса, полетела в пространство. Спустя две минуты они нагишом вывалились в чужую ночь (неодушевлённая материя, включая стены пещеры, шатры и саму Штуку, испарилась где-то по дороге), на зелёные холмы под яркой полной луной. В небе Носфера луны никогда не было. Да и звёзд тоже.
   Первые несколько дней бедняги приходили в себя от шока, осматривали незнакомую местность и пытались решить - набить шаману морду или поставить памятник. На Земле в ту пору было средневековье, поэтому за неделю исследований гоблины не встретили ни одного человека. Они уже начали думать, что этот мир необитаем. А потом на них вышли.
   Альберих, представитель тёмной иерархии, мало интересовался, откуда взялся на его землях этот странноватый народец. Главное, что их ауры несли явный отпечаток Тьмы, и не содержали информации о принадлежности какому-либо сильному чёрному магу. А значит, кто первым нашёл - тот и владелец. Об этом колдун и сообщил изумлённому племени.
   Сам факт рабства гоблинов ничуть не смутил - вряд ли работа на волшебника окажется тяжелее, чем на орков. Маленький народ взял с будущего хозяина только две клятвы: что их будут кормить, и что не станут убивать без доказательства вины. После чего без проблем принёс вассальную присягу - в общем, даже с облегчением. Маги - это серьёзно, не то, что братья-дикари. Другое не укладывалось в головах беженцев из Носфера - на кой чёрт они понадобились столь важному лицу? Да, конечно, ловкие и неприхотливые, но всё-таки живые. Им надо есть и спать. Для чёрной работы проще приспособить духа или даже зомби - всё равно стоимость труда получается гораздо ниже, даже с учётом затрат на оживление. На войне от гоблинов тем более проку нет - маленькие, слабые. Затащить гоблиншу в постель захочет только другой гоблин или редкий извращенец.
   Спрашивать у Альбериха, понятно, никто не осмелился. Решили, что со временем само прояснится. Маг - он крутой, ему видней. И правда - вскоре прояснилось. Да ещё как. Пришельцы поняли, что Штука доставила их прямиком в рай.
   Во-первых, маленькими и слабыми они были только по меркам своей родины. Физически гоблин почти вдвое сильнее крупного, спортивного мужчины человеческой расы. И раза в четыре превосходит любого человека, сравнимого с ним ростом и весом. А хватка пальцев - как рук, так и ног - у них вообще, пожалуй, мощнейшая из всех человекообразных. Трёхлетний гоблинёнок очень удивляется, когда узнаёт, что люди не умеют согнуть одной рукой подкову или расплющить монетку в тонкую фольгу. А взрослый воин может спокойно пожать руку двухсотлетнему вампиру, и ещё большой вопрос - кто первым взвоет. Особенно учитывая, что у гоблинов очень высокий болевой порог. Добавить к этому превосходное ночное зрение, впечатляющую живучесть и ловкость, всеядность, изобретательность и быстрое взросление - становится понятно, почему любой человеческий властитель дважды подумает, прежде чем с ними связываться.
   Но главное - магия. В Носфере коротышки не считались магически одарёнными существами. Среди них были отдельные волшебники, как и среди людей, орков, да почти любой разумной расы. Но рядовой представитель малого народца мог полагаться только на свои руки и ноги.
   Однако Земля - планета особенная. Здесь дешёвая, почти бесплатная магическая сила буквально по улицам течёт. Конечно, в средние века такого изобилия ещё не было - люди-доноры по-настоящему расплодились только в двадцатом столетии. Так ведь и магов-потребителей можно было едва ли не по пальцам пересчитать!
   Оказавшись в бурных потоках людской энергии, гоблины поначалу испытывали головную боль, шум в ушах, судороги и другие неприятные ощущения. Но лет через двадцать привыкли... и вот тогда у них одна за другой начали открываться разные волшебные способности. Как врождённые, так и требующие изучения. В основном эти дары были сродни талантам человеческих ведьм и колдунов - работа с артефактами, бытовая и природная магия. Альберих охотно консультировал и обучал своих рабов, успев убедиться, что присягу они выполняют старательно, к безделью и бунтам не склонны. Через пару столетий гоблинов уже чаще называли не малым, а волшебным народцем.
   С их помощью чёрный маг вскоре сумел взять власть над всей западной Европой, но как и многие его коллеги, переоценил свои силы. Что-то не поделив с германскими светлыми покровителями, он был лишён силы, и отправлен куда-то в ссылку. Гоблины несколько веков пытались найти хозяина, но со временем решили, что без него даже лучше. К этому моменту они успели неплохо изучить Землю, её жителей и магию, так что вполне могли обеспечить себя всем необходимым самостоятельно. Нужно было только избежать внимания магов. Для этого гоблины заключили союз с духами природы, и те научили их скрываться во внешних измерениях в обмен на выполнение некоторых щекотливых поручений в плотском мире.
   Таким образом, малый народец выпал из поля зрения иерархий аж до начала Первой Мировой войны. За это время некоторые особо шустрые представители племени успели породниться с духами, наплодив кучу всякой полуживой, полуэнергетической нечисти. В числе этих любителей противоестественных связей оказался и тот самый шаман, который в своё время напортачил со Штукой. Видимо, у него был талант заваривать каши, которые приходилось расхлёбывать всему народу. Впрочем, каши чаще получались полезные.
   Трое сыновей шамана в полной мере унаследовали его техномагические таланты и гоблинскую плодовитость, а от матери им досталась способность переходить в энергетическую форму и шнырять в астрале, как рыбы в воде. В отличие от обоих родителей, детишки обладали крайне непоседливым нравом и неуёмным любопытством. К сороковым годам первая троица успела произвести на свет два поколения потомков... и мир взвыл от нашествия маленьких зелёных человечков! Смертные недоумевали, что происходит с их техникой, а маги - откуда взялась такая странная нечисть, обладающая просто нездоровой любовью ко всем сложным устройствам, от газонокосилки до авианосца. Ведь нормальные духи природы всегда боялись человеческих изделий и ненавидели их.
   Сразу же после окончания Второй Мировой на гремлинов (так назвали маленьких страшилищ) была объявлена настоящая охота. Уже через год первый электронный вредитель был пойман и допрошен светлыми - гремлины оказались куда менее осторожными, чем настоящие духи, и порой попадались в простейшие магические ловушки, известные даже деревенским колдунам. Выяснив, что след ведёт в Британию, иерархи устроили там полномасштабную облаву, взбаламутив боевыми заклинаниями все доступные им слои реальности. Через полчаса ошарашенные гоблины вывалились к их ногам.
   Найти-то нашли, а вот что с ними дальше делать... Вырезать поголовно - слишком жестоко, хотя по ауре эти создания принадлежали Тьме, они никогда не делали людям прямого зла. Отдать тёмным - невыгодно, да и Равновесие может косо посмотреть. Оставить как есть? Уже не получится - после масштабной операции по выкуриванию коротышек из нор, об их существовании знала каждая собака на Британских островах.
   Так перепуганные гоблины вместе со своим не в меру проказливым гремлинским потомством оказались в Японии. Ян-иерархия в то время была условным союзником Света, так что сотрудничество с ней считалось полезным и не возбранялось Идущими. Алый Двор ни разу не пожалел, что принял эти два племени под крыло - "Японское экономическое чудо" во многом было создано именно их проворными лапками. Правда, поколачивать их от этого не перестали - культурных азиатов просто выводила из себя невозможность приучить новых подданных хоть к каким-то манерам и вежливости. Но в конце концов, тумаки - это дело привычное. Старшее поколение даже было довольно - дети свободного времени, на их взгляд, росли чересчур нежными и балованными, не знающими настоящей жизни.
  
   В изложении гоблинёнка эта история получилась гораздо длиннее, поскольку красноречием коротышка не отличался, а Тайлор то и дело перебивал его, чтобы что-то уточнить или прокомментировать. Под конец Коля почти не сомневался, что попал в аниме.
   - Симатта! - вдруг всплеснул руками гость. - Сэмпай, я ж тебя заболтал, а уже четыре часа ночи! Людям ночью спать надо! Ты ложись давай, а я поброжу по городу, завтра дорасскажу...
   - Мы, люди, не такие хилые, как ты думаешь, - усмехнулся Коля. - Я привык к ночной жизни, днём отосплюсь. Кстати, ты о себе ничего не сказал. Даже как зовут, и сколько лет...
   - Дайсуке Врыло, - потупился гоблин, и сразу же с вызовом вскинул голову, когда Тайлора скорчило от хохота. - Эй, сэмпай, ты чего? Я и обидеться могу! Имя нормальное, местное! А Врыло - старинная гоблинская фамилия, ещё из Носфера пришла, если бабка не врёт!
   - Ты не поймёшь, - вздохнул Николай, стараясь не зайтись в новом приступе. - Это русский учить надо. Не обижайся, я не над тобой смеялся, серьёзно... Но надо будет тебе кликуху придумать, а то настоящее имя покруче любого прозвища звучит.
   - Ну, вы же с трёхглазым друг друга по прозвищам зовёте? Значит и мне почётно будет.
   - Ну вот и хорошо... уф... Так тебе сколько? Мне четырнадцать. Пятнадцать через два месяца.
   - А мне шесть. Да не смотри ты на меня так! Мы же взрослеем вас втрое быстрее! Наши шесть - это как ваши восемнадцать! У нас четырёхлетки насмерть с людьми сражались. И побеждали, бывало! Так что я тебя в смысле дела и постарше буду, сэмпай.
   - Ни фига себе. А стареете тоже так? Это что ж получается, вы в двадцать уже старики?
   - Не, не совсем. До семи лет гоблин взрослеет и становится сильнее. В семь лет - как двадцать один год ваш - рост останавливается, и следующие пятьдесят - никаких перемен. А потом ещё семь лет стареет. Но не слабеет, как ваши старики, а только уродливее делается и к девочкам тянуть перестаёт. И это уже навсегда. Хотя редко-редко бывает, если влюбится по-настоящему, то может снова помолодеть и ещё полвека прожить, как в первый раз.
   - Круто, - только и смог сказать Тайлор. - Даже не знаю, это лучше чем у нас, или хуже... Вечным стариком... Погоди, так ты ж о главном не сказал! Всю ночь болтали, а с чего начали - забыли... С чего ты взял, что Ронин - хранитель этого вашего Белого Меча?
   - Да не этого! Точно, я ж главное забыл. Короче, Белый Меч - не один. Это мы уже на Земле узнали, от магов. Их девять штук. И все такие сильные, что им даже на Земле долго быть нельзя. Как только один просыпается - его сразу в оборот берут и в специальный мир отправляют, вместе с Хранителем. Специально под него сделанный мир, чтоб если разнесёт - никого не волновало. Вот наш Носфер - один из таких миров, его под Белый сделали. А трёхглазый - он какой-то другой Меч носит, из тех восьми. Для Белого он слишком добрый.
   - И мне ничего не сказал... Ну зараза... Только где ж он его носит? Меч небось здоровый?
   - Да он и сам может пока не знать. Эти Мечи - они через искривление пространства к носителю прилипают. У нас некоторые колдуны такие артефакты тоже делают. Я пробовал - засовываешь в ухо, или в рот... да хоть в задницу. Хрен потом кто найдёт. Как нету её.
   - Слушай, так может эта его Жемчужина тоже... через искривление? В голове, как понимаю, она обычным способом сидеть не может - места для мозгов не останется. А Ронин не дурак...
   - Может быть. Может, это и есть Меч. Или какая-то его часть. Понимаешь, когда мы с вами там во дворе дрались, у меня амулет потеплел. А амулет не простой, от бабки мне достался. Он магию Предела чует. Магия Предела, сэмпай, это такая невдолбенно крутая штука, что если её как следует выучить, можно всем иерархиям сразу морды набить. Только тут загвоздка - она на Земле не работает. Хоть до посинения заклинания тверди, ничего не получится. У людей не работает, у магов других рас тоже. Использовать магию Предела на Земле может только один из Мечей. Или его Хранитель.
   - Ни фига не понимаю. Пьер говорил, что Ронин - Хранитель Жемчужины. Хоси но тама, лисий шар. То есть он связан с Девятихвостой Лисой. Теперь ещё и Меч появляется.
   - Про Лису знаю. Она тоже крута дико, но чтобы она с Пределом имела дело - не слыхал.
   - Получается, или мой друг - ходячий склад суперартефактов, или всё это как-то связано. Ладно, давай спать. Завтра у самого Ронина спросим, может он больше знает.
   - Не, погоди, сэмпай! Я ж теперь от любопытства точно не усну! Что у вас там с Лисой, расскажи! Ну пожалуйста! Я тебе пока вторую шапку сплету, моя ж на тебе работать не будет, она под владельца строго. Только за нитками сгоняю, у меня тут тайничок недалеко...
   И весь остаток ночи Николаю пришлось излагать новому знакомому свою часть истории.
  
   Большую часть пути до земли девочки проделали в бессознательном состоянии. И винить в этом было некого, кроме собственной излишней самоуверенности и отсутствия дисциплины. Нормальный лётчик встретил бы отстрел кабины в противоперегрузочном кресле, пережив несколько неприятных секунд, но не более того. Волшебницы же были уверены, что лишнюю нагрузку погасит заранее настроенное заклятие, из-за чего игнорировали такие мелочи, как лётные костюмы, ремни-фиксаторы и правильное положение в кресле. И в общем, правильно были уверены. Вот только Леночка, будучи очень сильным техномагом, привязала силовые линии заклятия не к одной кабине, а к корпусу "Двуглавого орла" в целом. И это тоже, в принципе, было совершенно правильно, раз уж силы позволяли - с такой страховкой даже запредельные удары и перегрузки не могли разломать самолёт пополам или оборвать крылья. Но когда ВРК превратился в облако радиоактивной пыли, ключевые компоненты заклятия разделили его судьбу. И мгновенная перегрузка в несколько десятков "же" кубарем швырнула пилотов к задней стенке кабины. Инстинктивно выставленные щиты спасли от гибели и серьёзных травм, но общее сотрясение организма всё же надолго выключило обеих.
   Когда они пришли в себя, кабина уже скользила на парашюте над верхушками деревьев. Воин Пути успел испариться в неизвестном направлении, как всегда, не оставив никаких следов своего визита. Пока Жанна выискивала подходящую полянку для приземления, её подруга попыталась открыть портал во Владивосток - задерживаться в Японии девочкам не было никакого смысла. Как и следовало ожидать, у неё ничего не получилось. Ян-маги возвели невидимый барьер на границах Японии, чтобы светлые не могли высадить десант прямо в их города. В качестве побочного эффекта, эта стена блокировала и обратные перемещения - хотя Алый Двор возможно и хотел бы оставить выходы из страны.
   - На сколько порталов у тебя запас? - уточнила старшая, не отрываясь от пилотирования.
   - На один... если по правилам, чтобы с нормальным запасом по силе и времени. На четыре, если выложусь до конца и каждый держать не больше секунды.
   - А если я подключусь?
   - Жан... не обижайся, но твоей силы и на один стандартный дальний не хватит. Тем более если из летящего самолёта. Там на выравнивание скоростей много уходит...
   - Да на что тут обижаться... Как насчёт портануться в Токио или ещё какой крупный город?
   Лена наморщила носик, прикидывая шансы. В крупном городе можно затеряться, даже попробовать тихонько собрать немножко энергии, а там дождаться высадки основных сил...
   - Пожалуй, может сработать. Так и сделаем. Только надо всё-таки сначала приземлиться - уничтожить кабину, чтобы следов не оставалось, да с твёрдой земли и перемещаться легче.
   Жанна что-то промычала, невнятно, но вроде бы утвердительно. Запаса высоты уже почти не оставалось, а внизу всё тянулся сплошной лес. Магический обзор показал, что до ближайшего крупного просвета ещё километра два. Не дотянуть. Девушка приняла решение.
   - Держись крепче. Будем садиться на деревья.
   Ломая ветви, кабина с хрустом проломилась ещё метров на тридцать сквозь верхушки леса, пока не уткнулась носом в более крупное дерево. Для людей внутри множество мелких столкновений слилось в один страшный удар. Но на этот раз волшебницы уже находились в креслах и были пристёгнуты, так что новые травмы ограничились синяками от ремней безопасности. Чтобы снять такую мелочь, не понадобилось даже исцеляющих заклинаний, вполне хватило просто провести рукой. Может, девочки и были несколько легкомысленны в сравнении с профессиональными пилотами, но на ошибках они учиться умели.
   Сбор походных рюкзачков, отключение всех систем кабины и отправка через верхний астрал сообщения учителю заняли в общей сложности не больше десяти минут. Ещё пять они потратили, чтобы спуститься с дерева. Лена хотела по привычке использовать левитацию, но подруга её одёрнула - лучше лишний раз поработать руками и ногами, зато сэкономить немного волшебной силы. Ещё неизвестно, с чем им предстояло встретиться в городе.
   - Учитель говорил, что в лесах много позитивной энергии, - вздохнула блондиночка, когда они достигли земли. - Может, попробуем собрать? Ты ничего такого не чувствуешь?
   - Что-то есть, но лучше не надо. Даже если у тебя получится, неизвестно, кому наябедничают местные духи, что мы их обчистили. Давай уж без номеров, всё как задумано. Провесь портал в... ну давай прямо в Саппоро, но не открывай пока. А я займусь кабиной.
   Заклинание было тонким, как ниточка, и практически неощутимым. Даже архимаг вряд ли сумел бы засечь его с расстояния больше метра. Микрогерты силы, микроджоули физической энергии. Те, кто его готовил, своё дело знали, предусмотрели, что задействовать придётся на вражеской территории. Спрашивается, что может такая капелька сделать десятиметровой кабине, к тому же неслабо бронированной? Законы сохранения - они, знаете ли, и в магии работают. Жанна, хоть и волшебница, но не чудотворец ведь?
   Сама по себе капелька - ничего. Зато она может инициировать в миллиарды раз более мощные процессы. Кабинка ведь не простая, а с секретом. Над ней сначала весь военно-промышленный комплекс Империи потрудился, а потом ещё и колдуны руку приложили.
   Много столетий бились алхимики над "абсолютным растворителем", также известным, как алкагест. Возможно, в каких-то мирах они и достигли успеха (в таком случае их остаётся только пожалеть - ведь им пришлось бы очень быстро решать, что теперь с находкой делать, пока первые капли не проплавили себе путь до ядра планеты). Однако на Земле наука пошла другим путём, оставив в наследство потомкам несколько частных решений - как химических, типа царской водки, так и магических. Одно из решений второго типа как раз дремало, дожидаясь своего часа, в каркасе кабины. Уловив нужную последовательность магических импульсов, капсулы раскрылись, выпуская абсолютно невзрачные капельки жидкости. Те начали стремительно разрастаться, превращаясь в туманные шары, между которыми возникли тонкие перемычки... Через минуту с небольшим на месте спускаемого аппарата вспухло сплошное серое облако. Листья и ветки, попавшие в него, не пострадали, но металлы, пластики, резина и стекло стремительно таяли, словно сахар в кипятке. Эликсир превращал их в чистый воздух и капельки воды - ни одна экологическая комиссия не придерётся! И маги - тоже, потому что процесс был равновесным, выделялось в нём ровно столько же силы, сколько и поглощалось. Единственным следом чужаков оставался неведомо откуда возникший туман - но погодникам Алого Двора сейчас не до аномалий, они другими следами от того же самолёта заняты. Подумаешь, где-то тучка вздумала опуститься на землю. У них с океана другая идёт, побольше, и совсем не такая чистая!
   Жанна удостоверилась, что остатки эликсира полностью распались, выполнив свою работу, вытерла лицо от капель и удовлетворённо вздохнув, повернулась к подруге. И обомлела.
   Леночка лежала на земле, чуть дыша и не смея издать ни звука. И немудрено. На тонкой шейке девочки нагло разместился тяжеленный противоминный сапог. Намёк был более чем понятен. Одно движение бронированной ступни - и от перелома позвоночника не спасёт никакая магия. Продолговатый мозг - штука до ужаса хрупкая, а смерть от его разрыва наступает практически мгновенно. Даже оборотни не всегда переживают эту небольшую, на первый взгляд, травму. Только не-мёртвым всё равно - у них-то от человека одна внешность.
   В принципе, в таких театральных эффектах не было особой потребности - обычный ствол, приставленный к затылку, обеспечил бы не менее надёжный контроль пленницы. Но... боевых магов с детства учат не бояться огнестрельного оружия. Это легко - если щелчком пальцев можешь выставить щит, который не всяким снарядом пробивается, что уж говорить о каких-то пулях. После десятой безрезультатной очереди в упор перестают трястись поджилки, начинаешь понимать опасность умом, а не всей шкурой. А вот такая грубая ножища, вжимающая хрупкую девочку лицом в грязь, в курс подготовки не входила. Все посторонние мысли из головы мигом вылетают, руки сами опускаются... Эх, учитель, что же вы такую важную деталь на тренировках-то упустили? Или собирались позже дать? Щадили нежную психику учениц? Дай Свет ещё попасть на ваши уроки, восполнить этот пробел...
   Но самое худшее - откуда незнакомец так хорошо разбирался в психологии магов? Или не разбирался? Может у её страха глаза велики, а этот японский солдат просто по натуре грубиян? Или выбрал такой способ удержания, потому что ствол занят другим? Дуло дробовика было слегка опущено, но девушка не тешила себя иллюзией, что незнакомец небрежен. Просто он целился в те части тела, ранение которых не вызовет мгновенной смерти - в ноги и в живот. Всё так логично, что ясно без слов - при малейшем неверном движении одной ломаем шею, вторую, послабее, выводим из строя и пытаемся взять живой.
   Волшебнице хватило бы одного движения руки, чтобы отправить наглого смертного головой вперёд в ближайшее дерево - но ему-то хватит пальца, лежащего на курке! Может быть, конечно, получится застать солдата врасплох, ведь для глаза смертного она не вооружена. Но если допустить, всего на секундочку, что он ЗНАЕТ, на какие движения следует немедленно отвечать выстрелом (в действительности - почти на любые)... Для этого даже не обязательно быть посвящённым - достаточно получить перед выходом правильные инструкции и неукоснительно их придерживаться. Готова ли она рискнуть? Своей жизнью - может и осмелилась бы, а вот подставлять подругу как-то не хотелось.
   Окончательно добило её слабые мысли о сопротивлении чувство взгляда в спину - ледяной ветерок смерти. Сколько человек в неё сейчас целились, точно сказать девушка не могла, но не меньше троих - точно. Так что даже если она успеет усыпить или прикончить этого типа в экзоскелете, его товарищи мигом сравняют счёт. Положить всех сразу - нечего даже мечтать.
   Значит, надо сдаваться. И вот тут возник заковыристый вопросик - а как именно это сделать? Как убедить нападающих, что она больше не представляет опасности? Оружие отбросить невозможно - маг ведь сам себе оружие. Отвернёшься на секунду, а он уже сплёл какую-нибудь гадость, от которой танки взрываются и самолёты с неба падают. Всё время держать её под прицелом? Шансов добраться живой до города практически нет - рано или поздно у кого-то из конвоиров сдадут нервы, почудится попытка что-то наколдовать... Да и добравшись до города, что они дальше будут делать с такой пленницей? В тюрьму бросать?
   Мага среди этих десантников нет, или он не желает показываться на глаза. Значит простейший вариант - блокировать на время её способности - отпадает. Можно разрядить всю оставшуюся энергию, но как убедить людей, не видящих ауры, что это именно вся, что ты не сохранила каких-то запасов? Даже если Жанна будет умирать от недостатка силы у них на глазах, никто не сможет дать гарантии, что она не разыгрывает спектакль.
   Но пока она ломала голову, десантнику надоело ждать и он сам отчасти разрешил проблему светлой. Видимо, помимо тайных знаний в его голове присутствовали и кое-какие мозги:
   - Положить руки на бёдра, - приказал он по-русски, с сильным акцентом, но вполне понятно. - Медленно повернуться спина ко мне. - Когда она выполнила приказ, последовала вторая команда: - Теперь руки за спина. Ладони открыть, пальцами не двигать. Медленно.
   Смысл подобных манипуляций дошёл до неё только через несколько секунд, когда второй боец, вынырнув откуда-то сбоку, замкнул на запястьях наручники. Затем тонким шнуром (и как только умудрялся манипулировать им в толстенных бронированных перчатках?) связал пальцы попарно. Под конец ещё и кляп в рот вставил, эстет чёртов, так что Жанна даже не могла высказать, что обо всём этом думает... Нет, в принципе, всё логично. Чтобы сплести более-менее приличное заклинание, нужны пассы руками и словесное подкрепление - по крайней мере, на её уровне силы и опыта. Чтобы направить поток чистой силы или активировать заранее подготовленное плетение, достаточно одного движения руки или кодового слова. Но вообще без жестов и звуков к силе не обратишься - Стихия, как и компьютер, требует ввода данных, хотя бы простейшей команды, чтобы начать работу. Поэтому действовали японцы очень грамотно, она бы и сама предложила нечто подобное, если бы подумала чуть подольше. Связанная волшебница с заткнутым ртом относительно безопасна. Но...чёрт, это всё слишком напоминало какую-то садомазохистскую вечеринку во вкусе тёмных. Или это она слишком испорчена? Судя по краем зацепившим Жанну эмоциям, пакующие их солдаты ни о чём таком не думали. Одни видели в девчонках только смертельную опасность, другие немного жалели, не понимая, зачем столько предосторожностей. К сожалению, первых было больше...
   Через пять минут десантный вертолёт завис над верхушками деревьев. Десантная группа майора Акиры Идо с блеском выполнила задание, не потеряв ни одного человека. Совсем как на последнем задании Бригады. Что настораживало...
  
  -- Глава 8.
  
   1. Возьмите лису.
   2. Внимательно посмотрите в ее честные глаза.
   3. Положите лису обратно: все равно из вашей затеи ничего не выйдет...

Инструкция по пользованию лисой.

  
   Перед сном Юдзо подумал, что пропускает уже второе занятие по кендо. Пусть не по своей вине, пусть сенсей предупреждён, а схватка в метро стоила десятка тренировок - это всё не могло служить оправданием. И если нет возможности посетить додзё, то надо хоть самому поупражняться, повторить последние уроки. Он протянул руку за боккеном... и замер.
   Допустим, физическую часть ката он выполнит без особого труда, рефлексы уже вошли в плоть и кровь. Но кендо - это не только и не столько искусство махать мечом. В первую очередь - это путь подготовки духа. А с духом-то у него как раз и проблемы! Стоит ощутить Пустоту, первыми разминочными упражнениями ввести себя в боевой транс, как тут же пробудится Жемчужина. А с ней какая уж тренировка? Переполненное энергией Ян тело может прошибить каменную стену, запрыгнуть с места на крышу дома... Каждое движение просматривается во всех ракурсах ещё до начала выполнения, каждая жилка и сосуд подвластны управлению... Короче, это будет игра, а не работа над собой. Всё равно, что поднимать штангу в армейском экзоскелете, настроенном на десятикратное усиление. Эффектно, но пользы ноль. А если выплеск энергии повредит дом или привлечёт магов?
   - Делай что должно и будь что будет, - неожиданно мурлыкнул мягкий женский голос где-то внутри. - Глупая поговорка, если честно. Если не смотреть на последствия, то бывает обычно такое... Но в нашем случае... почему бы и не попробовать, а, хозяин?
   И Юдзо, вместо того, чтобы возмущаться, изумляться, искать, что это за незнакомка объявилась у него в комнате, неожиданно сжал рукоять боккена, отработанным плавным движением извлекая его из ножен. Откуда-то зная, что деревянный меч туда больше не вернётся. И не удивляясь, что чувствует под пальцами не только твёрдость дерева, но и тёплую шелковистую шкурку. Всё шло так, как должно было идти.
   Он поклонился собственной тени, поднимая меч над головой и принимая первую стойку. Разум привычно растворился в окружающем пространстве, тело наполнилось лёгкостью, словно и не было за плечами тяжёлого, нервного дня. Энергия хлынула по внутренним каналам к Жемчужине, во лбу уже должна была вспыхнуть маленькая звезда, а Юдзо продолжал выполнять ката, спокойный и целеустремлённый, как подобает воину.
   Ослепительный свет наполнил стеклянную фигурку человека... и угас. Ушёл в руки, сжимающие до боли знакомый... и в то же время странно изменившийся боккен. Светлая древесина ясеня стала абсолютно чёрной... безумно-фиолетовой... успокаивающе-синей... жизнерадостно-зелёной... мрачно-серой... кроваво-красной... солнечно-жёлтой... бледно-белой, словно кость... меч менял цвет с каждой переменой позиции бойца, и это казалось абсолютно естественным, ведь ничто в этом мире не остаётся постоянным. Юдзо не задавал себе вопросов, галлюцинации у него, или просто так причудливо играют тени. Он выполнял упражнения, он был един с мечом и со всем мирозданием, и Жемчужина, будучи тоже его частью, не могла помешать естественному ходу вещей. Человек, меч и артефакт вместе делали лучше. Сами себя. Друг друга. Вселенную.
   Закончив тренировку, он поклонился невидимому противнику... и почти не удивился, когда тень поклонилась в ответ. Не его тень. Чья-то другая. Нечеловечески стройная, гибкая, остроухая. Абсолютно реальная и в то же время призрачная. Оно было здесь.
   Не выпуская меч, Юдзо протянул руку и коснулся... её. Мягкий мех... тёплая бархатная кожа... тонкая кость... изгиб плеча... маленькая упругая грудь... Ой!
   Тень, урча, выгибалась под его ладонью, и слегка разочарованно тяфкнула, когда подросток отдёрнул руку, как ошпаренный. Он собирался только проверить материальность существа, а встретил не просто живое тело, но очень соблазнительное и женственное. Что незваная гостья о нём теперь подумает?! Полез лапать, едва увидев...
   - Я подумала, что очень тебе понравилась, - незнакомка подмигнула ему, выскальзывая из тени и давая себя рассмотреть как следует. - И это очень даже лестно, на что тут обижаться?
   У неё было пушистое, удивительно тонкое и гибкое тело, узкие, но сильные бёдра и плечи. Ноги оканчивались когтистыми подушечками, но на руках были настоящие пальцы - тонкие и изящные, как у красавиц с картинок - у реальных людей таких не бывает. Оканчивались пальцы небольшими, но как-то опасно поблескивающими коготками. Шкурка мерцала в полутьме, переливаясь множеством цветов в бесчисленных оттенках, но сочетания всегда были мягкими и гармоничными, не создавая впечатления попугайской пестроты. За спиной вертелся многоцветный смерч из полупрозрачных хвостов, уходящих в бесконечность. Лицо - слишком острое для человека, но слишком плоское для лисьей мордочки. Маленький треугольный ротик с парой клычков, острый розовый язычок, чёрный носик кнопкой. Грива из света и теней, неподвижная, когда существо замирало, но меняющая длину и причёску с каждым движением... Огромные хитрющие раскосые глаза, тонкие летящие брови. Но самой заметной частью внешности были, конечно, ушки - острые, выразительные, чрезвычайно подвижные. Кажется, они тоже могли менять длину, вытягиваясь, если их хозяйка к чему-то прислушивалась. При этом двигались независимо друг от друга.
   - Няяя! - протянула ночная гостья, гибко потягиваясь на кровати Юдзо. - Ну что, нравлюсь или нет? Что ты как язык откусил? Я эту внешность пятнадцать лет разрабатывала, а последние два года - подгоняла под твои вкусы! Если что не так - говори, поправим.
   Сглотнув, юноша попытался вернуть себе дар речи. Это было бы легче, если бы удалось оторвать глаза от игры красок на теле незнакомки. Дело было не в эротике... точнее, не только в ней. Возбуждающая красота женщины сочеталась в этом создании с чисто эстетическим очарованием маленькой хищницы, плюс к этому, переливчатые узоры, кажется, обладали каким-то гипнотическим действием. И наконец, он чувствовал непонятную связь между ней и собой. Словно каждое его движение, каждая мысль отражались в ней, будто в зеркале.
   - Не надо, - тихо попросил он, - не надо ничего менять. Ты очень красивая, правда.
   - Ну вот, так уже лучше, - довольно облизнулась гостья. - Я надеюсь, представляться не надо?
   - Думаю, не надо... Ты ведь Девятихвостая, да?Я имею в виду, та, первая, прародительница.
   - Ты так говоришь, что я себя чувствую старухой, - фыркнула Лиса. - Ну да, я та самая, о которой тебе столько ерунды наболтали. Мать всех лис, Госпожа, Изменяющая Видение и прочее, прочее, прочее... Знаешь, когда тебя почитают, как богиню, это поначалу лестно. Но со временем так надоедает... Ну да, мне скоро миллион исполнится. И что у меня от этого, рога выросли, что ли? Они думают, если самая древняя, так уже пообщаться нормально нельзя... А мне, может, надоели жрецы и фанатики, мне обычных друзей хочется... или парня! Чтобы погладили, обняли, за ушком почесали... А они все только о силе думают...
   За время этого возмущённого монолога Юдзо успел прийти в себя:
   - Власть накладывает определённые обязательства, - рассудительно сказал он. - Правитель не может жить обычной жизнью. Я читал, члены императорской семьи тоже часто страдают от недостатка чисто человеческого тепла. Но это плата за их положение, и они несут свой долг с достоинством. Насколько я успел понять, твоё могущество гораздо больше, чем у любого смертного в этом мире, включая императоров, а значит, больше и ответственность.
   - Ну да, конечно! - Девятихвостая скорчила обиженную мордочку. - И где ты же власть увидел? Или Пьера с компанией наслушался? Богиня я только для тех, кто в моей жизни ничего не решает. Для всех остальных - в лучшем случае рабыня. В худшем - просто вещь.
   - Неправда! - возмутился Юдзо. - Ты не вещь и не рабыня, ты очень красивая... - он запнулся, сообразив, что в общем-то особого противоречия между этими понятиями нет.
   - Вещи тоже могут быть красивыми, - улыбнулась Лиса, - ладно, хозяин, не бери в голову, не ты же в этом виноват, в конце концов. Ты мне тоже нравишься, если честно. Ты лучше многих Хранителей, которых я обучила сама, и почти всех, кто завладел Жемчужиной без моей помощи. Смелый, умный, добрый... Чуточку наивный, ну это не страшно.
   Мальчик покраснел. А Девятихвостая неуловимо стремительно взлетела с постели, и оказавшись за спиной, прижалась к нему, кокетливо заглядывая через плечо.
   - Не обижайся, я просто люблю иногда покапризничать. Но мы с тобой сработаемся.
   - Так ты считаешь, что я достоин испытаний? - Юдзо сделал несколько глубоких вдохов.
   - Достоин?! - Изменяющая Видение звонко рассмеялась. - Да ведь ты их уже прошёл! Не пойму, то ли у меня в этот раз очень глупый хозяин, то ли очень сильный, если умудрился преодолеть все три испытания, даже не заметив этого. Или то и другое сразу?
   - Я прошёл?! - Акира попытался как-нибудь незаметно отодвинуться от новой знакомой, близость тёплого гибкого тела очень мешала внятно рассуждать. Хорошо ещё, что мех частично заменял ей одежду, а то гормоны вовсе затмили бы разум. - Но когда?!
   - Первым было испытание храбрости - ты прошёл его, когда кинулся защищать Пьера, и не дрогнул, даже оказавшись с деревянным мечом против стаи нечисти. Вторым - испытание милосердия, когда на станции в метро ты предпочёл вступить в неравный бой, но не использовать Жемчужину для убийства. И последнее - испытание самообладания, когда за Пьером пришли иерархи, а ты не кинулся его выручать, понимая, что сделаешь только хуже.
   - Погоди... так что же получается, ты это всё подстроила, чтобы меня проверить? - рука невольно твёрже сжала боккен, а хоси но тама вспыхнула ярким пламенем.
   Лиса рассмеялась и лизнула парню ухо. Дыхание её оказалось прохладным, но не ледяным, а освежающим. Слабый аромат мяты почему-то напоминал о весенних ручьях и горном снеге.
   - Если хочешь от меня избавиться, хозяин, отпусти меч и усыпи Жемчужину, а не наоборот. Твой свет даёт мне силу быть, а боккен - это ведь я и есть... с недавнего времени. Довольно трудно будет поколотить меня с помощью меня же самой, как думаешь?
   - Ты и есть? - он вспомнил, как клинок менял цвет во время упражнений. Потом вспомнил, что лисы, по легенде, могут превращаться во что угодно. Правда в мифах не говорилось, чтобы они могли раздваиваться, находясь сразу в двух местах и двух обличьях. Но кто знает, на что способна древнейшая из них... - А где тогда мой настоящий боккен?
   - Да вот же он, у тебя в руках. Понимаешь, у меня же нет плоти, пока что нет. Поэтому я и вселилась в твой меч, мне это привычно. Я ведь тоже отчасти меч... Правда, неполноценный... Ну так и боккен настоящим мечом не считается, так что мы легко сроднились. А с боккеном ты уже давно был близок, поэтому войти в контакт получилось совсем просто. Ты можешь видеть меня и чувствовать, когда прикасаешься к мечу, а вот слышать... нння-я не знаю, как далеко, но километров за двадцать от меча по меньшей мере.
   - А больше тебя никто не видит и не слышит? - уточнил мальчик.
   - Оборотни могут слышать, в них моя кровь. А видеть, пока я не воплощена, могут только сильнейшие прорицатели. Ну, ещё Инь-иерархи, если я не прячусь от них специально. Так что если я тебе не нравлюсь, достаточно отложить меч или спрятать в ножны...
   - Нет, я же уже сказал, ты очень... но скажи, ты это организовала? Все нападения, ловушки...
   Девятихвостая наморщила носик - дескать, какой же ты въедливый, хозяин...
   - Я собиралась, но они меня опередили. Мне оставалось только следить и делать выводы.
   - Кто - они?
   - Да приятели твои, кто же ещё? С такими друзьями никаких врагов не надо. Ситуацию со стаей подстроил Пьер. Он намеренно "забыл" сменить ауру перед тем, как попасться на глаза тем Ян-хулиганам. Устал молча наблюдать и решил втянуть тебя в магические дела насильно. Думал, я не замечу... - она презрительно фыркнула, в то время, как Юдзо схватился за голову.
   - Я не понимаю! И чего бы он добился, если бы мы вместе там погибли? Он же не мог знать, что Жемчужина проснётся! Или он на самом деле сильнее, чем притворяется?
   - Да нет, не сильнее. Он хотел заставить тебя действовать, даже ценой собственной жизни. Или ты проявишь себя и окажешься достойным Хранителем. Или умрёшь и Жемчужина перейдёт к другому, лучшему. Или ко мне вернётся. Так он рассуждал.
   У Юдзо аж дух захватило. Он даже не понял толком - от возмущения или от восхищения. Ай да Пьер, ай да несчастный старик... Побитая собачка, понимаешь ли...
   - Ну а в метро? - торопливо спросил он, чтобы отвлечься.
   - Второго испытания никто не готовил, просто повезло, что так сложилось. Мэри не собиралась тебя испытывать, она действительно ждала, что ты сожжёшь мага, будучи уверена, что это лучшее и простейшее решение. Ты удивил всех, включая меня...
   - На самом деле, милосердие тут ни при чём, - мальчик опустил глаза. - Просто я сглупил, не сообразил, что его убить можно. Если бы мне кто тогда подсказал ударить лучом насмерть... не знаю, как бы я поступил. Для спасения друзей скорее всего убил бы. Для себя... не знаю.
   - Бывает глупость, которая дороже всякой мудрости, - улыбнулась Девятихвостая. - Уже то, что подобная мысль не пришла на ум, говорит о тебе много хорошего. Особенно если учесть, что ты был в драконьем гневе... ну, точнее, в некотором подобии, истинный гнев Хранителю Десятого Меча недоступен. В этом состоянии жестокие решения приходят легче всего.
   - Драконий гнев? - у Юдзо уже не осталось сил как следует удивляться. - У меня что, ещё и драконы в предках были? Десятый Меч, как я понимаю, это ты?
   Он сделал паузу, потому что неприлично задавать слишком много вопросов сразу. Хотя ужасно хотелось выяснить, как лиса может стать мечом - и главное, зачем. И если есть Десятый Меч, значит где-то должны быть ещё девять? Это тоже лисы?
   - Так, - вздохнула Девятихвостая, - давай лучше я расскажу тебе всё с самого начала, а то на каждый мой ответ у тебя будет рождаться десять новых вопросов...
  
   Весь этот бардак начался очень и очень давно. Нет, не миллионы лет назад, и даже не миллиарды. Ещё раньше. Ещё до того, как была создана первая вселенная этого мультиверсума. Только не надо спрашивать, есть ли другие мультиверсумы. Есть вещи, которых не знают даже Девятихвостые. В общем, перед тем, как щёлкнуть пальцами и заставить полыхнуть первый Большой Взрыв, творец, или творцы (а может быть - Творец, или вовсе какая-нибудь слепая мирообразующая сила) подстелили газетку под будущее место работы. Газетка эта называлась Хрониками Акаши, или иначе - глобальным информационным полем. Этакая система резервного копирования, способная хранить все-все-все сложные структуры, какие породит мультиверсум в своём кипении. Записывать положение каждой частицы и каждого кванта энергии в каждый момент существования.
   То есть как это зачем? Ну, во-первых, чтобы творец мог в любой момент сделать откат системы, если что-то пойдёт не так. Во-вторых, если слишком надолго отвернётся - чтобы можно было посмотреть, что без него тут наворотили. Ну а разумным существам, которые во вселенной со временем появятся (собственно, ради них это всё и затевалось) - тоже сплошная польза. Можно не бояться окончательной смерти. Ведь что есть личность, как не информация? Всё хорошо, всем спасибо, все довольны.
   Но закон подлости, кажется, тоже родился раньше мультиверсума. И гласил этот закон, что ничего никогда не работает полностью так, как задумано. Либо часть функций не выполняется, либо возникают дополнительные, не предусмотренные функции. А порой то и другое сразу. И даже Хроники Акаши не стали исключением.
   Нет, с сохранением информации всё получилось отлично. Каждый бит, рождался он в человеческом мозгу или в танце звёзд, навсегда оставался в памяти мультиверсума. Воистину, как сказал один тёмный покровитель, рукописи не горят.
   Проблема возникла с выдачей. И дело даже не в том, что некоторые обитатели сотворённых миров сумели получить доступ к информационному полю - в общем, так и было задумано. Гораздо хуже, что иногда утечка данных происходила спонтанно, без запроса. Возникло кольцо обратной связи - вначале временное, затем всё более стойкое.
   Непонятно? Рассмотрим на примере. Допустим, вы подметаете пол. Эта картинка благополучно фиксируется для потомков вселенским информационным полем. Но из-за утечки данных, через миллион лет кто-нибудь может случайно уловить данный образ. Скорее всего - на уровне подсознания. И ему тоже захочется подмести пол, пусть даже он не отдаёт себе отчёта о причинах такого странного желания. Он повторит ваши действия, и образ снова уйдёт в Хроники Акаши. Где, наложившись на первый, может слегка усилиться, стать ярче.
   Если же это повторится миллион раз в миллионе миров, то резонанс картинок-действий может в конце концов породить образ Великого Подметальщика. И там, где он прорвётся в реальность, тысячи зомбированных людей будут мести, мести и мести, пока не умрут от усталости... Хотя адептов достаточно сильного образа и смерть не всегда остановит. Если же кто-то попытается отнять у них мётлы, начнётся Великая Война за Чистоту...
   Впрочем, если бы всё ограничивалось одним только подметанием и другими подобными случаями - не стоило бы огород городить. В масштабах вселенной, не говоря уж о мультиверсуме, концентрация таких образов достаточно мала, а потому вероятность их пересечения тоже близится к нулю. И даже если возникнет спонтанный резонанс - ему не так просто будет заразить коллективное бессознательное, ведь подметание пола не вызывает у среднего разумного никаких особенных чувств.
   Гораздо хуже, если в Хронику попадают вещи, и без того склонные к повторению. Вещи с огромным эмоциональным весом. Война. Любовь. Творчество. Нажива. Вера. Всё то, что классики называют "вечными темами". Отражаясь в информационном поле, и выплескиваясь обратно в мир физический, они распространяются, подобно эпидемии. Оглянуться не успеешь, как целые вселенные сливаются в экстазе, или самозабвенно режут друг друга.
   Чтобы предотвратить подобные случаи, и были созданы иерархии. Как только накал эмоций в человеческом сознании или подсознании превышает определённый уровень, приходит маг и забирает их. Взамен получая от своей Стихии некоторое количество энергии. А всякие программы-чистильщики - духи, демоны и иже с ними - делают то же самое в нематериальной плоскости, подъедая самые активные резонансы. Ну теперь-то, кажется, все довольны? Поначалу да. Но закон подлости только начал работу.
   Проблема номер два - в том, что у магов есть свои головы на плечах. Ну, или что-то заменяющее головы - у негуманоидов. Как все разумные существа, маги быстро соображают, что возделывание выгоднее собирательства, а скотоводство - охоты. Вместо того, чтобы ждать милостей от коллективного бессознательного, они начинают сами прививать людям соответствующие модели поведения. А покровители из чистильщиков становятся вирусами, переписывая память мироздания в угоду собственным представлениям о плохом и хорошем.
   Пробовали попросту запретить иерархам влиять на остальных разумных. Кое-где эта система до сих пор работает. Сидят маги в башнях из слоновой кости, наращивают силу, познают высшую мудрость, иногда выясняют отношения между собой. Со смертными не общаются. Только полезное действие в таких случаях быстро падает почти до нуля. Волшебник - существо по натуре социальное, настроенное на работу с миром людей, а не с безликими энергиями. Оставшись без контакта с паствой он быстро усыхает и теряет хватку.
   Творцы матерятся (ну или как у них там принято выражать недовольство) и вводят систему безопасности второго уровня. Для начала стравливают противоположные Стихии между собой - так у иерархов остаётся меньше времени и сил на обработку человеческого материала, а те коррекции, что всё же проходят, по большей части взаимно компенсируются. Для присмотра за постоянством битвы вводится такой элемент, как общины Идущих - разумных, которые сами (в большинстве) магией не владеют, но при определённых условиях способны магов эффективно уничтожать. Потом создаются "буферные зоны" - промежуточные участки между Хрониками Акаши и материальным миром: астрал, ментал, потусторонние миры, стихийные планы, и тому подобная ерунда, страшно любимая эзотериками. Покровители могут в них резвиться на здоровье, а если чересчур увлекаются, за ними приходит Палач - подпрограмма для окончательного удаления файлов из оперативной (а если надо - то даже из постоянной) памяти вселенского компьютера.
   Вот теперь всё это безобразие худо-бедно заработало. Не слишком эффективно, не очень красиво. Не без глюков, понятное дело - одни серые пирамиды чего стоят. Но заработало. Жить можно. Только не всем хочется.
  
   Лиса сделала паузу и вопросительно взглянула на парня - мол, я тебя ещё не утомила, хозяин? К счастью, в школе Юдзо привык усваивать за раз и не такие объёмы информации.
   - Я их понимаю, - вздохнул он. - Мир, ради поддержания которого непрерывно должна литься кровь... Поневоле задумаешься, стоит ли он существования... такой.
   - Это хорошо, что понимаешь, - с облегчением кивнула Девятихвостая. - Я боялась, что ввернула слишком много компьютерных терминов. Но это самая близкая аналогия проблем Равновесия из сложных систем, которые есть в вашем мире. К тому же, я половину времени после смерти проводила в компьютерных сетях, ну и нахваталась...
   - Мы в школе учим программирование, - улыбнулся мальчик, - да и с таким сетевым маньяком, как Тайлор, сложно не знать основных понятий. Правда он в основном использует сеть, чтобы аниме качать. Ну и на форумах сидит по пять часов в день, в чатах болтает...
   - Он обладает сильной позитивной энергией, - кивнула Лиса, - но пока не определился с выбором. При желании он может стать адептом Света, Жизни, Ян, Воздуха или Солнца. Все эти Стихии были бы рады его принять, но я думаю, много им чести. Человеком он лучше.
   - Я тоже так думаю. Не могу представить его на полях этой вашей вечной войны...
   - Ну, не всё так плохо, как ты представляешь. Противостояние Стихий - не обязательно война людей. В некоторых мирах оно оборачивается бескровным соперничеством. Воины Пути не запрещают это, хоть и смотрят косо - слишком легко переходит в игру в поддавки. Но всё равно дрянь, я согласна... Важно, что не мы одни так думаем...
  
   Много миллиардов лет всё шло своим путём, вселенные рождались и умирали, иерархии убирали энергетический мусор, Равновесие убирало иерархов, Хроники Акаши копили информацию, всё больше обитателей мультиверсума выходило на уровень творцов... Пока кто-то из новеньких не оглянулся назад, на пройденный путь в энное количество воплощений и не заявил - что же это делается, товарищи?! На что уходит девяносто процентов ресурсов нашего космоса?! На драку, фактически, с самим собой?
   Неизвестно, что конкретно возмутило этого обитателя Сфер Творения, излишняя жестокость принятых методов или их неэкономичность. Также неизвестно, был возмутитель спокойствия один или представлял целую группу недовольных. Так или иначе, они взяли шефство над одной бесхозной вселенной и принялись за работу, решив доказать, что можно лучше.
   Для начала из рабочей зоны пинками выдворили всех адептов Равновесия, чтобы те не лезли под руку со своими вопросами и подозрениями. Некоторые, правда, потом вернулись, но это уже другая история. А творцы собрали всех магов и покровителей, которые работали на данном участке, и сплавили их Стихии воедино. В результате получился некий квази-абсолют - чрезвычайно могущественная, но совершенно аморфная масса, неуничтожимая и безразличная ко всему на свете. Эту рукотворную имитацию Безначального Дао жители подопытной вселенной обозвали Пределом. Видимо, намекая, что дальше уже некуда.
   Как и все Стихии, Предел принимал от своих адептов резонансные образы, чувства и модели поведения. Как и все - выдавал взамен энергию. Но выдавал не пропорционально собранному, а просто так. В конце концов, мусорщик же получает зарплату по времени работы, а не по количеству собранного мусора. Естественно, от этого иерархи становились немного вялыми, порой вообще забывая о своих обязанностях. Халявная сила есть - ума не надо. Но расслабиться совсем им не позволяли - один-два бездельника общую картину изменить не могли, однако если лениться начинали все подряд, падал энергетический уровень Предела, как целого, что сразу чувствовалось при обращениях.
   Если проводить социальные аналогии, то творцы попытались заменить свободное предпринимательство, с его конкуренцией, на магический колхоз. Предел был всеяден, он принимал любые резонансы, так что борьба Стихий потеряла всякий смысл. Равновесие обеспечивалось элементарной статистикой: если, например, в мире становилось слишком много Тьмы, то магам проще было выкачивать её, а не выискивать уцелевшие островки добра и любви. На пылающих планетах предельщики работали пожарниками, утилизируя образы Огня, в мирах обречённых становились Пожирателями Смерти, давая шансы росткам Жизни.
   Творцы-новаторы нарадоваться не могли на своё детище - просто, надёжно, ничего лишнего. Проект уже был почти готов к сдаче и почти рекомендован для внедрения во всех мирах мультиверсума. И тут предпоследнее тестирование обнаружило фундаментальную недоработку. Сплав всех сил перестал быть просто силой. Безликое, бесцветное и бесформенное нечто самопроизвольно обрело цвета, личности и формы.
   Неизвестно, может ли всемогущий творец создать камень, который и сам не в силах поднять. Зато практика показывает, что он замечательно способен создавать грабли, на которые сам же и наступает. Глубокая проверка выявила наличие в стихийной каше целых девяти персоналий - с более или менее оформившимся сознанием, памятью и волей. Любая из этих субличностей, случись ей вырваться в мир физический, обрела бы мощь, многократно превосходящую всех местных богов, вместе взятых.
   Вероятно, окажись на месте организаторов эксперимента существа менее упорные и более осторожные, на этом история и закончилась бы. Но творцы не желали терять то, во что вложили столько труда. Разумная стихия? А почему бы и нет? Персонификации сил для мультиверсума не новость - существуют же всякие Отцы Воинов, Лорды Мрака, Владыки Вод, Хозяева Бездн и им подобные. По существу, любой достаточно сильный покровитель является локальным воплощением своей Стихии. Конечно, существа Предела будут на порядки сильнее, но это решаемые проблемы - главное, что сам принцип уже отработан. Нужно только привить этим тварям чувство долга, соответствующее масштабам их деятельности - и личная Универсальная Стихия заработает не хуже безличной.
   Способ научить любое существо правильному пониманию его места в мире был творцам давно известен. Собственно, большинство из них и сами достигли Сфер Творения этим путём. Назывался он колесом сансары и представлял собой цепочку воплощений, связанных кармическим долгом. За пару тысяч жизней даже до самых тупых что-то начинало доходить. Оставалось лишь модифицировать метод под конкретную задачу, что и было сделано.
   Каждый из будущих Владык Предела был разделён на три части, три аспекта: Меч, Дух и Дракона. Неразрушимый Меч хранил память. Дракон стал основным вместилищем силы, которой, однако, сам не мог пользоваться - разве что по мелочам. Духу же надлежало стать совестью, делающей выводы из памяти и волей, направляющей силу. Именно Духу предназначены были самые большие испытания - но и самая большая награда за них.
   Девять Духов были извлечены из вселенной Девятимечья, как теперь называлась экспериментальная площадка и помещены в другое пространство. Возле маленькой голубой планетки, где никто слыхом не слыхал о Пределе, зато выясняли между собой отношения четыре Стихии и Равновесие в придачу. Тогда она ещё не называлась Землёй.
   Почему именно сюда? А просто это был единственный мир, чьи хозяева на галактическом уровне изъявили готовность принять такую банду. Солнечная система в те далёкие времена была одной из "горячих точек" Галактики, её третью планету населяли примитивные дикари, пятой с высокой вероятностью предстояло скорое уничтожение, поэтому лидеры межзвёздных наций долго не торговались. Они согласились отдать проблемную звезду с планетами в обмен на пару сверхтехнологий и полную изоляцию выбранного участка. Помощники творца поставили вокруг барьер и все цивилизованные народы просто забыли о существовании Солнца. Детский садик для маленьких сверхсущностей начал работу.
   Время от времени Дух получал возможность слиться с человеческой душой. Он рождался и жил, как человек - не подозревая о своих прошлых воплощениях и скрытом могуществе, активно познавая на своей шкуре принципы, по которым устроен этот мир. Через сотню, тысячу или десять тысяч лет законы кармы приходили к выводу, что очередной урок усвоен и можно попробовать сдать экзамен. Тогда соответствующий Меч получал возможность прорваться на Землю и призвать своего Хранителя. Не все и не всегда внятно слышали зов, а возможности Мечей в этой вселенной были весьма ограничены, так что нередко ещё пару воплощений Дух бился головой об стенку - чувствовал, что в жизни чего-то не хватает, а чего - понять не мог. Но рано или поздно две трети Владыки встречались, и вот тут начиналось самое интересное. Квест по поиску Дракона. Если же и он проходил успешно...
   Каждый такой экзамен несчастные жители Девятимечья запоминали надолго. Ведь воссоединившись, тройственная сущность на короткое время могла стать сама собой. То есть, практически богом. Но далеко не всегда - с божественной мудростью и самоконтролем. Порой доставалось и Солнечной системе, если Хранитель не мог или не хотел убраться восвояси достаточно быстро. Куда, по-вашему, делась планета Фаэтон?
   К счастью, длился этот Предельный беспредел недолго. То ли вмешивались творцы, то ли в самой человеческой сущности не хватало чего-то. Некоторые Хранители гибли, так и не успев встретиться с Драконом, другие не проходили испытания всемогуществом, третьи же... Неизвестно, что ими руководило, но они тоже не оставались надолго. Получив, кажется, всё, о чём можно было мечтать, они исторгали из себя сперва Дракона, затем Меч, а под конец отделяли даже Дух. И уходили: одни налегке, другие - взяв в дорогу часть полученной силы. Кто-то шёл в иные миры, кто-то сам создавал их для себя, кто-то возносился в Сферы Творения, а кто и вовсе добровольно расставался с жизнью, устремляясь навстречу новым инкарнациям. Дух же возвращался за ученическую парту, опять и опять пытаясь отыскать своё просветление... Что значит лишняя сотня тысяч лет отладки и оптимизации для тех, кто привык оперировать миллиардами? Новые творцы были ребятами скрупулёзными, меньше всего они желали выпускать в мультиверсум сырой продукт.
   Постепенно у каждого из Владык сформировалась своя зона ответственности - совокупность миров, затронутых их действиями. Эти звёздные системы вывели из галактики, где проводился эксперимент, сформировав девять малых галактик-спутников. Каждой был присвоен свой цвет в магическом спектре и соответствующее название: Чёрная, Фиолетовая, Синяя, Зелёная, Серая, Коричневая, Красная, Жёлтая и Белая. Теперь очередной Хранитель, возвращаясь в свой мир, имел дело только с последствиями действий своих предшественников, ему не приходилось "убираться" за коллегами.
   Но вскоре обнаружилась новая проблема. Разнесённые на миллионы световых лет Владыки перестали чувствовать друг друга. Каждый из них воображал себя в своём домене единственным богом, царём и героем, не чувствуя миллионов тончайших связей, сплетающих всё Девятимечье (и даже Землю, хотя она находилась вообще в другой вселенной) в целостный ансамбль. Это привело к тому, что каждый стал тянуть одеяло Предела на себя, провоцируя в остальных доменах чудовищные катаклизмы, и что самое худшее - даже не догадываясь об этом. Добрый десяток воплощений кто-то из творцов лично подчищал за ними хвосты, затем ему такой расклад надоел. Решив, что он не самый рыжий, творец попытался переложить эту заботу на сущности рангом пониже, но те внятно объяснили, что вот только этого им для полного счастья и не хватало.
   Что делает мало-мальски грамотный программист, если ему лень каждый раз отлаживать систему вручную, а спихнуть на пользователей или системных администраторов не удаётся? Правильно, пишет робота, который это сделает за него. Так появилась идея Десятого Меча.
   После того, как из Предела выделилось девять личностей, в нём ещё осталось некоторое количество свободной энергии. Теперь эту силу аккуратно скрутили через многомерность по уже опробованным схемам, наполняя персональным содержанием. Но разумеется, с некоторыми отличиями, поскольку форма, как известно, вытекает из функции.
   Десятое воплощение всех Стихий отличалось во много раз меньшим могуществом (по официальной версии - из предосторожности, хотя злые языки утверждали, что просто Предел закончился), зато настолько же большей чувствительностью и изменчивостью. Разделялось оно не на три компонента, а только на два (для удобства быстрого слияния по тревоге и опять же - Предела не хватило). Обе части могли находиться как в материальном, так и в энергетическом состоянии. Дух упаковали в форму Жемчужины, а вторая часть совместила функции Меча и Дракона. Правда, становиться ящером она почему-то наотрез отказалась. Владея бесчисленным количеством форм, умея и любя играть с превращениями, Драконом побыть не желала даже минутку. Творцы поворчали, да и плюнули - в конце концов, это был чисто эстетический вопрос, как выглядит вместилище силы.
   Разместили упрямую зверушку на Земле - на пересечении силовых линий от остальных Мечей. Девять информационных каналов-хвостов соединили её с сородичами. Сиди, лиска, в своей норе, ни во что не вмешивайся. А как вожжа под один из хвостов попадёт - живо лапы в руки и бегом в соответствующий мир. Нет, не спасать его - как раз наоборот. Заметать всё, что натворили героические спасатели. На информационном уровне, само собой. На физический можно вылезать только в экстренных случаях и то ненадолго.
   Лиса всё это выслушала, послушно кивая, после чего, обмотавшись хвостами, фыркнула, и заявила, что ничего подобного делать не собирается. Вот хоть шкурку снимайте и на гвоздик вешайте. И Жемчужина утвердительно сверкнула из пасти - дескать, живыми не дадимся! Да и мёртвыми - вряд ли. Путать следы на том свете Лиса умела ещё лучше, чем на этом.
   Ну и что с такой врединой делать? Развоплотить сразу после создания - некрасиво, да и не слишком порядочно. Зомбировать, жёстко вписав программу - то же самое, зачем тогда было давать свободу воли? Взывать к совести этой хитрой морды - заведомо бесполезно. Создать ещё одну, более послушную - ресурсов Предела не хватает. Расширять Предел - значит заново настраивать всю хитроумную комбинацию Стихий, а это редкостная морока. Проще выслушать требования, тем более, что они оказались не такими уж и страшными.
   Девятихвостая проинформировала создателя, что улаживать возмущения Предела она согласна, если получит право на неограниченное вмешательство - как на Земле, так и во всех подотчётных мирах. И не только в случае получения призыва, но и в любой момент, когда пожелает. Для этого в периоды бездействия Жемчужинка должна находиться вместе с ней, а не носиться где-то в экзосфере, как другие Духи - там холодно и скучно.
  
   - Как видишь, я здесь, хозяин, - улыбнулась Изменяющая Видение, обвивая его талию двумя хвостами, - так что мои условия были приняты. Как я решила выбирать Хранителей сама - Пьер уже рассказал. Дальше, в общем, ничего интересного. Присматривала за балансом, воспитывала Жемчужинку и лисят, ну и просто развлекалась, когда слишком уставала от этих дуболомов с большими Мечами. И только недавно началось полное безобразие.
   - Ты имеешь в виду меня? Я понимаю, что хоси но тама у ребёнка - это неправильно, мы всё-таки не в аниме... Может, есть способ её передать кому-то более достойному?
   - Ну что ты! С тобой мне, можно сказать, повезло. Ещё года четыре, и из тебя получился бы замечательный воин - ты уже обладаешь всеми нужными для этого качествами. А что пришлось начинать раньше срока - так это не по твоей вине, и даже не из-за Жемчужины. Отчасти виноват Пьер, но куда больше - я сама, что позволила событиям развиваться. Немного по необходимости - Девятимечье не ждёт. Но во многом просто из любопытства.
   Мальчик прикрыл глаза, пытаясь как-то уложить в голов всё услышанное:
   - Получается, что кто-то из Хранителей девяти Мечей совершил ошибку? И поэтому пятнадцать лет назад пробудилась хоси но тама - ощутив необходимость её исправить?
   - Не совсем, - вздохнула Лиса. - Циклы Жемчужины не связаны с проблемами Девятимечья. Просто оно так неудачно совпало. Мне надо было прогнать её через очередное воплощение ещё лет сто назад - сейчас могла бы заняться этой проблемой самостоятельно. Ведь в отличие от остальных Мечей я могу сливаться с Духом, даже когда он не находится в человеческом теле. Тогда я слабее, но зато могу не втягивать посторонних в свои беды...
   - Если я могу хоть чем-то помочь тебе в исполнении долга - я готов. Только... - он опустил взгляд, - надо сначала решить проблемы на Земле. Прости, но я не могу уйти в другой мир, когда здесь творится... такое. У меня тоже есть долг - перед родителями, страной, друзьями... Я постараюсь уладить дела побыстрее... или погибну, чтобы Жемчужина к тебе вернулась.
   Ответом стал уже знакомый смех-колокольчик. Лиса лизнула парня в нос.
   - Юный герой... Не волнуйся, если я ждала столько лет, то ещё годик ничего не решает. Мне понадобится вся сила, которую твой дух сможет выжать из Жемчужины. А тебе понадобятся чутьё и опыт, которые тоже за один день не набираются. Неприятности очень серьёзные, таких ещё в истории не было. Просто закон подлости в действии. Ну и в конце концов... первую коррекцию нам надо будет провести именно на Земле, а это трудно сделать, когда на хвосте висят иерархи, а под лапами путаются Идущие. Так что мы сразу двух зайцев убьём - ты научишься пользоваться Пределом, а я подготовлю себе площадку для работы.
   - Что же случилось такого, что не случалось за... сотни тысяч лет, да? Или я сейчас не пойму?
   - Да нет, это просто... даже слишком просто, с сожалению... - Лиса раздражённо дёрнула ухом. - Во-первых, все мои девять старших братьев вздумали проснуться одновременно. В чём-то это, конечно, хорошо, никто не стянет Предел до конца на себя... Но какие возмущения идут, когда они без согласования работают... даже через Землю, я уж молчу, что на тонких планах Девятимечья делается... хорошо, что ты этого пока не видишь. Они ещё, как назло, все себе набрали Хранителей... один другого краше! А уж что в их мирах делается, так это вообще... приличными словами описать нельзя! Сексуальные извращения, безумные религии, геноцид, покушения на Драконов, нападения Драконов на Хранителей... с ума они посходили все, что ли?! В Чёрном мире так вообще, Меч расколотить умудрились, представляешь? В общем-то по заслугам, но сам факт! Даже я считала, что это невозможно!
   - И что, нам вдвоём придётся решать все проблемы девяти миров? Десяти, считая Землю?
   - Нет, ну что ты. Половину этих неприятностей уже уладили сами Владыки, они хоть и дуболомы, но всё же не полные тупицы. Нам только энергетику за ними подправить. Меня причина больше интересует. Не может быть столько неприятных совпадений сразу. Даже Мечи никогда не приходили на Землю с такими маленькими интервалами, а тут ещё необычные Хранители... Готовится какая-то большая пакость, нюхом и всеми хвостами чую...
   Осторожно освободившись от хвостов, Юдзо присел в углу комнаты, скрестив ноги. Девятихвостая на миг исчезла, когда он выпустил из руки боккен. Но стоило положить меч на колени - там же сразу уютно пристроилась лисья мордочка.
   - Дай удостовериться, что я всё правильно понял, - сказал он наконец. - Когда Хранитель встречается с Мечом, он обретает часть силы, правильно? А когда с Драконом - то всю силу? - Лиса тихонько и одобрительно кивала. - Но поскольку ты - Меч и Дракон вместе взятые, то с твоим приходом носители хоси но тама должны получать всю силу сразу?
   - Одной встречи недостаточно. Чтобы получить доступ к магии Предела, нужно провести ритуалы пробуждения Меча и слияния с Хранителем. После этого, теоретически, ты получишь всю силу Владыки. Но только теоретически, - она виновато развела руками. - Ты уж извини, что тебе такое чудо досталось, хозяин. У всебесцветного Предела, в отличие от Девяти, нет интуитивно понятного интерфейса. Меня создавали, как инструмент для профессионалов, - она скорчила издевательскую рожицу, пародируя лекторский тон: - С широчайшим спектром возможностей, но эффективное использование становится возможным только после тщательного изучения внутреннего языка системы, на что порой уходит не одна сотня лет. Дилетантам же лезть в тонкие настройки незачем - они так заявили. Дескать, коррекцию Предела я могу выполнять и самостоятельно, а если носитель по голове получит - это его проблемы. Смысл воплощений Жемчужины, говорят - чтобы меня научить человечности, а не чтобы ещё один смертный мог поиграться в бога.
   - Это правильно, - улыбнулся Юдзо, - сенсей говорил, что овладение могуществом требует знаний, ответственности и практики. Только я боюсь, что не проживу сотню лет...
   - Проживёшь, - махнула рукой Лиса, - уж справиться со старением Хранителя я сумею, не волнуйся. Правильно-то оно правильно, только ты об этом скажи моим старшим братьям! У них же в основном девиз "Всё сразу и бесплатно". Нет, конечно, через какие-то испытания своих хозяев проводят, но назвать это обучением можно с большой натяжкой. Наделают дел - а лиска потом беги выручай! И никого не волнует, что у меня ещё Хранитель не готов!
   Её глаза при этом выглядели так жалобно, что Юдзо не удержался и провёл рукой по шелковистой шкурке. Лиса довольно заурчала, потёршись головой об его руку.
   - Я очень постараюсь научиться побыстрее, я обещаю... Я готов начать прямо сейчас!
   - Я знаю, - улыбнулась Девятихвостая, - если бы ты не был готов, я бы и не появилась... Но перед тем, как начнём, тебе нужно узнать одну вещь... - ушки смущённо опустились. - Обычно я сообщаю об этом хозяевам уже после слияния, особенно тем, кто захватывает меня силой. Так забавно смотреть на их рожи... Те, кого воспитывала сама, знали это с самого начала. Но ты был втянут против воли, поэтому я должна дать тебе право на выбор...
   - Какое уж тут право... Если целые миры страдают, а я единственный могу помочь, это судьба. А для судьбы никакие права не действительны, как мама говорит.
   - Ну уж нет! - вскинулась Лиса. Её шерсть встала дыбом и заискрилась в темноте, глаза полыхнули яростным огнём, плавное спиральное вращение хвостов превратилось в настоящий ураган, заполнивший всю комнату. - Слышать этого слова не могу! Мы с тобой любую судьбу перекрутим и наизнанку вывернем! Не будь я Изменяющая Видение!
   - Ну... - немного опешил от такого напора Юдзо, - тогда считай, что это мой выбор.
   - Я верю. Но сначала всё равно выслушай. Даже если согласишься, тебе это пригодится.
   Она задумчиво провела ладошкой по лезвию боккена. Пальцы словно растворились в полированном дереве. Самому внимательному взгляду не удалось бы найти место перехода текстуры ясеня в нежную девичью кожу. Иллюзорная плоть и реальное дерево были одним.
   - Понимаешь... меня презрительно называют Недомечом, не только потому, что у меня меньше силы. Слабость можно компенсировать искусством. Главный недостаток в другом...
   Внимательный, цепкий взгляд в глаза. Вдох, как перед прыжком в воду:
   - Что ни говори, нормальный меч - это орудие убийства. А мной убить нельзя. Вообще. Ни ударом, ни магией. Даже защищая собственную жизнь или дорогих тебе людей. Я не могу.
  
  -- Глава 9.
  
   Дорогая мама, не сердись на сына,
   В нем играет что-то, но не баловство,
   Есть у сына тайна цвета апельсина,
   Или даже солнца, солнца самого.
   Мне легко и просто влезть на ту осину,
   Одолеть шакалов всех до одного.
   У меня есть тайна цвета апельсина,
   Или даже солнца, солнца самого.

"Рыжий, честный, влюблённый".

  
   - Ну, - пожал плечами мальчик, - до сих пор я никого не убивал, и не горю желанием начинать в ближайшее время. Я раньше не задумывался... но наверно, это правильный запрет. Быть воином и защищать людей - для этого же не обязательно отнимать чьи-то жизни, правда?
   - Конечно нет! - глаза Лисы загорелись. - Именно настоящему воину это не нужно! Если слабый или неумелый человек берётся за оружие, будучи принуждён к этому ситуацией, у него порой нет иного выхода. Но если ты делаешь битву своим ремеслом, а тем более - искусством, это предполагает, что у тебя есть достаточно силы. А также умение и ответственность, чтобы её соизмерять! Настоящий воин знает суть битвы достаточно хорошо, чтобы погасить её, а не разжигать. Но среди вас очень мало тех, кто способен стать настоящим воином... - она грустно посмотрела в окно. - А те, кто способны, редко понимают своё предназначение. Они думают, что победа измеряется в количестве трупов...
   - На Земле ты вряд ли найдёшь много людей с таким уровнем мастерства, - кивнул Юдзо. - Но ведь проявлять милосердие легко тогда, когда ты намного превосходишь противника. Даже если ты великий мастер, сражаясь с равным себе, а тем более сильнейшим, отказываться от убийства - значит подвергать свою жизнь смертельной опасности.
   - Сражаться вообще смертельно опасно, - заметила Девятихвостая. - Просто меняется враг. Истинный воин сражается не с человеком, а со стремлением этого человека к убийству. Другая его половинка, гармоничная - на самом деле твой союзник. Если бьются два мастера, один из которых желает сохранить врагу жизнь, а другой убить, в действительности поединок идёт внутри каждого из них - между аи-нукэ и аи-учи. Но аи-нукэ само по себе - духовный уровень, а на таком уровне битвы дух имеет огромное значение.
   Юдзо с пониманием кивал. Сейчас Десятый Меч очень напоминала ему сенсея. И не только содержанием речи, но её интонацией. В её словах чувствовалась глубокое и выстраданное убеждённость, та болезненная мудрость, которую даёт только реальный жизненный опыт, а не упражнения в философии. Казалось, в комнате звенят клинки тысяч битв, сплетаются сложнейшие заклинания и рвут друг друга монстры из ночных кошмаров, воют, заходя на цель, пикирующие бомбардировщики и беззвучно вспарывают вакуум бортовые залпы звездолётов. Меч - память триады. Идеальная и этим страшная. Если попросить - она всё это покажет Хранителю. Но Юдзо не был уверен, что захочет увидеть. Как такое сочеталось с лукавым взглядом Лисы и манерами заводной легкомысленной девчонки - одно Дао знает.
   - Ты думаешь, я смогу достичь такого уровня, где убивать не обязательно, вне зависимости от силы противника? Стать истинным воином, как ты это называешь? - уточнил он, возвращаясь в настоящее. Но тут же, не дожидаясь ответа, с пониманием кивнул: - Стану, или умру, да? Если я соглашусь на слияние, у меня больше не будет выбора. Это Путь...
   - Боюсь, что да, - кивнула Девятихвостая. Я и сама не могу... и тебе не позволю, пока я с тобой. Правда, ты сможешь меня прогнать в любой момент, если почувствуешь, что не выдерживаешь такого образа жизни. С тобой останется Жемчужина, и магия Предела...
   Юдзо молча кивнул и хоси но тама вспыхнула ярким светом. Всё было удивительно просто и понятно. Он понял, что нашёл своё предназначение. Именно этих слов он ждал всю жизнь, сам того не подозревая. Победить или умереть? Какая мелочь в сравнении с возможностью быть на своём месте! С правом идти вперёд, осознавая свою правоту. С тем, что больше не придётся ломать об колено железный стержень собственной воли.
   - Я принимаю твои правила, - просто сказал он, и от этих слов полотно Предела всколыхнулось, эхом отдавшись во всех девяти мирах. Самураи редко клянутся, потому что простое слово их твёрже любой клятвы. И Универсальная Стихия, похоже, самурая в нём признала. Это уже не детские игры. Вернее нет... это как раз игра, вроде тех, что любит Тайлор - с непобедимыми артефактами, кодами на бессмертие, легендарными героями и судьбами человечества в качестве ставки. Только из-за какой-то ошибки программистов от удара игрока гибнут не нарисованные фигурки, а живые люди. Что ж, придётся играть очень осторожно. Приз - чистая совесть и гармония с самим собой. Ради этого стоит побороться.
   Лиса кивала в такт его мыслям, нежась в лучах Жемчужины, как человек под полуденным солнцем. Хвосты снова текли мягко и плавно, ушки кокетливо шевелились.
   - Кажется, и меня не миновала общая участь, - заметила она наконец, - мне тоже в этот раз достался необычный хозяин... Определённо, там наверху что-то готовится. И это, оказывается, прррриятная неожиданность... Интересно, другие тоже так довольны своими Хранителями? Судя по возмущениям Предела, которые я наблюдала эти пятнадцать лет - не все... Впрочем, скоро проверим... Я ведь тоже тебя ещё далеко не полностью знаю...
   Девятихвостая облизнула губы, с каким-то игривым и хищным интересом глядя на Юдзо. Мальчик отчего-то почувствовал себя неуютно. Сияние хоси но тама слегка угасло.
   - Когда пррррикажешь провести слияние, хозяин? - Лиса неслышной тенью заскользила вокруг него. Словно акула вокруг добычи - почему-то мелькнуло сравнение.
   - Ну... - он с трудом заставил себя не дрожать и не выпустить рукоять меча, - чем раньше, тем лучше, верно ведь? Я должен ещё учиться использовать твою силу, а проблем уже много. И со временем их будет ещё больше, так что лучше не тянуть. Я готов. Что нужно для слияния?
   - Нууу... У других Хранителей есть три ритуала - пробуждение Меча, слияние с Мечом и слияние с Драконом. Но мы, думаю, вполне можем объединить их для простоты в один. Мои старшие братья для пробуждения должны попрррробовать крови Хранителя...
   - То есть кровь должна попасть на лезвие? - он не знал, сколько конкретно крови нужно, но не беспокоился. Даже если бы для дела понадобилось отсечь руку или ногу, Юдзо это не остановило бы. - Боккеном кожу не порежешь... ничего, если я использую обычный нож?
   - Да не спеши так, горрррячий мой хозяин... Братья предпочитают, но не я же... Мы, женщины, существа маленькие и слабые, мы крови боимся, - её глаза смеялись. - Я больше люблю другую жидкость, не менее полную энергии Ян и тоже содержащую образцы ДНК...
   - Что ты имеешь в виду? - он уже догадывался, но охотнее провалился бы сквозь землю, чем озвучил пришедший на ум ответ. Коварно улыбаясь, Лиса подобралась уже почти вплотную...
   - Если тебе будет непррриятно, ты в любой момент можешь отказаться, просто выпустив меня из рук, - сообщила она, скользя шелковистым мехом по груди, плечам и спине юноши. Тело Юдзо невольно отозвалось на её близость, пылающий во лбу огонь разрядом пробежал вверх и вниз по позвоночнику, взрывая свадхистхану яростным алым квазаром...
   - Но я очень постарррраюсь, чтобы ты не пожалел, хозяин - промурлыкала Девятихвостая, проводя ладонями по его обнажённой груди. Вернее, на парне оставалась пижама, но лапы Лисы прошли сквозь неё, соприкоснувшись с голой кожей. Игривый язычок облизнул губы молодого воина, потом скользнул ниже, задержался, играя, в районе пупка...
   А потом она опустилась ещё ниже и стало очень, очень хорошо. Так хорошо, что ему было не до отслеживания действий новой подруги, единственной осознанной мыслью в океане наслаждения осталось - не выпустить Меч из рук. Деревянная рукоять была его опорой, последним кусочком старого мира, мира, в котором существовал невинный Юдзо-ребёнок. Холодное всеведение Жемчужины померкло перед открывшейся ему бездной. Прежняя личность плавилась в огне желания, удары сердца казались громом, сотрясающим Вселенную. Цвета, звуки, запахи, вкусы и прикосновения вертелись немыслимым калейдоскопом и он уже не мог отделить одно от другого - Лиса была везде и во всём.
   Вероятно, в будущем у Юдзо будет много женщин - как смертных, так и волшебных существ. И конечно, со временем он научится контролировать себя гораздо лучше. Но он навсегда сохранит это неповторимое ощущение чуда, когда становишься единым целым с другим существом, и космос потрясённо замирает, не смея тревожить вас. Даже если Хранитель проживёт не одну тысячу лет, никогда он не будет считать секс банальной случкой, ни разу не увидит в женщине просто инструмент для удовлетворения собственных желаний.
  
   - Э... это что? - с трудом выдавил из себя оборотень, глядя на четырёхметровую бестию, пахнущую металлом, керамикой и пластиком, электричеством и магией, всю в сверкающих кристаллах, амулетах и магических иероглифах.
   - Это силовой доспех "Инугами-2", тяжёлый экзоскелет для псов-оборотней, разработанный Ян-иерархией, - лис в комбинезоне механика с гордостью похлопал ладонью по броне. - Держит прямое заклинание мага четвёртого ранга или попадание из РПГ. Способен переходить в режим абсолютной физической защиты - в течение пяти минут защитная магия отводит пули, снаряды и ракеты. Отдельно - противолазерное заклятие, срок защиты почти неограничен, всё что от мегаватта и ниже можешь вообще игнорировать. Подвижность стопроцентная, синхронизация с пилотом на энергетическом уровне, трансляция запахов и полностью трёхмерный звук - вообще не замечаешь, что на тебе что-то есть. Вместо сервомоторов - подкачка силы Ян в твои собственные мускулы в моменты пиковых нагрузок, обеспечивает двенадцатикратное усиление. Энергетические когти легко разрубают танк...
   - Эй, сдай назад, рыжий! - не выдержал вервольф. - Ты что хочешь сказать, я должен буду надеть эту штуку? Этот железный намордник, провонявший СОБАКАМИ?!
   В Европе вервольфы и оборотни-псы не выносили друг друга почти так же сильно, как их родня из мира животных. Волки от природы ближе к Тьме - а потому в среднем сильнее, почти поголовно быстрее, обладают лучшей регенерацией и более острыми чувствами. Теоретически они должны были стоять в иерархии выше. Но собаки умудрились добиться хороших отношений с магами - за что серые хищники презирали их, как нацию рабов.
   - У нас нет собственной волчьей популяции, - довольно жёстко отрезал лис. - После уничтожения ваших диких сородичей в эпоху Мэйдзи, остатки волков-бакэмоно были приняты в стаи ину и смешали с ними кровь. И все вервольфы-гайдзины, что приносят клятву Алому Двору, делают то же самое. Так что не стоит брезговать будущей роднёй.
   - Я убью Юдзо, - негромко рыкнул Пьер. - Во что он меня втянул... Слушай, рыжий, ну я же в этой вашей технике ни ухом, ни рылом! Посадите настоящего пса, если вам так надо!
   - У нас есть доброволец-ину. Однако кто-то ляпнул, что чистокровные волки в бою лучше...
   - Конечно лучше! Я этих щенков могу рвать десятками! Просто... тут же железо знать надо...
   - За это не волнуйся. У тебя будет напарник-гремлин, который проконтролирует всю электронику и амулеты. А ты просто дерись. Так же, как без доспеха, только ещё лучше.
   Из брони на груди "Инугами" тут же высунулась зелёная лапка и приветственно помахала.
   - Ну... - почти сдался Конти, - если Госпожа хочет именно этого... тем более, не могу же я допустить вместо себя какого-то пса. Но в чём состоит задание? С кем мне придётся драться?
   - С двумя стражами Равновесия, - мило улыбнулся лис, не замечая округлившихся глаз француза. - Нужно взломать их хранилище артефактов в Тибете.
   - Вы что, с ума посходили, шкурки рыжие? - ласково поинтересовался Пьер. - Если хотите красиво умереть, есть менее мучительные способы. Или ваши хвалёные доспехи могут потягаться с халтанами? Оружие, которое пробивает силовые поля, броня, держащая удар эл-меча... у вас есть что-то такое, а? Но если так, почему Ян-иерархия ещё не правит миром?
   - Увы, - развёл руками механик, - такими достижениями мы похвастаться не можем. Однако мы разработали заклятие, делающее неработоспособным контур деструктора. Как оказалось, для этого нужно всего лишь слегка изменить электрическую проницаемость вакуума. Амулеты, способные на это, созданы магофизиками ещё в восьмидесятых годах...
   - Эй, приятель, потише с этой учёной заумью. Я всего лишь бедный парижский помоечный волк, с трудом научившийся читать. Деструктор, насколько я помню, это то, чем стреляют воины Равновесия? Такие зелёные вспышки, в которых всё исчезает?
   - Совершенно точно. По нашим сведениям, это оружие является частью снаряжения халтанов - их адаптивных защитных комбинезонов. Амулет-нейтрализатор встроен в левое плечо доспеха, при активации он изменит проницаемость вакуума в радиусе тридцати двух метров. Это цифра приблизительная, я бы рассчитывал где-то на двадцать пять, чтобы с запасом. Если ты отойдёшь от воинов дальше этой дистанции, или покажешься им на глаза раньше, чем приблизишься, они смогут тебя подстрелить.
   - Превосходно. Значит, испарить меня они не смогут. Но у них по-прежнему остаются костюмчики-которые-ничего-не-берёт и мечи-которые-рубят-всё. И совершенно охренительное боевое умение. И неуязвимость к любой магии. И против всего этого один старый волк, пусть и в экзоскелете? Рыжий, я себя, конечно, уважаю, но не настолько.
   - А для этого, Конти-сан, нам понадобятся твои рефлексы и немного технической смекалки. До заката всего час, а на закате - начало операции. Нужно успеть немного потренироваться перед вылетом. Так что или соглашайся сейчас, или мы вызываем пса-дублёра...
   Гремлин гостеприимно распахнул створки на спине "Инугами-2", и подмигнул из полумрака. Говорить он то ли не умел, то ли не любил, но похоже, отлично всё понимал.
  
   Крупнейшее хранилище артефактов Равновесия находилось в Тибете. Но Алый Двор блокировал телепортацию за пределы страны, так что наглым грабителям пришлось удовлетвориться небольшим домиком в горах. По официальной документации, принадлежало это строение одному солидному токийскому бизнесмену, проводившему здесь выходные. Остальное время за домом следили служанка-уборщица и наёмный охранник. Стоит ли говорить, что и бизнесмен, и охранник, и служанка были в действительности Идущими? В подвале дома хранилось около пятидесяти магических предметов, отнятых у слишком увлёкшихся иерархов или ввезённых на Землю из других миров. Кицунэ требовались только три из них, но чтобы отвести от себя подозрения, они собирались украсть все.
   С точки зрения Пьера, такая возня явно была лишней, и даже увеличивала опасность. Всё равно в ту же ночь будет использован один из похищенных артефактов. Если старейшины не слишком тупы, они легко смогут просчитать, кому понадобилось. Лисы хотят и рыбку поймать, и лап не замочить, но в жизни так не бывает. Ограбление склада будет практически открытым объявлением войны. Да, оно позволит выиграть для Девятихвостой одну ночь, но не больше. Зато артефакты, украденные "для маскировки", вполне могут оказаться ловушками - магическими минами, или маячками, наводящими на похитителей.
   Впрочем, это не его дело, на какие неприятности нарвутся рыжие с его помощью. Главное - обеспечить Госпоже безопасную встречу с Юдзо, а дальше она сама решит, что делать.
   К счастью, системы обнаружения, используемые воинами Пути, намного отставали от их же вооружения и защиты. Они полагались лишь на свои чувства и человеческую технику. Хотя и это было весьма немало... Но не в том случае, когда за дело берутся лисы - известные мастера пряток и обманных игр.
   Разведчики клана Ясного Рассвета подобрались к даче ещё утром. Они залегли в лесу за километр от хранилища - это было минимальное расстояние, на котором хвостатые не рисковали быть обнаруженными. Когда солнце коснулось горизонта, они доложили, что всё в порядке и можно начинать операцию. Хранители вели обычную жизнь, не чувствуя нависших над ними неприятностей. Могли и ощутить, кстати - навык предчувствия опасности у многих Идущих был развит почти до пророческого уровня. Но то ли эти бойцы были специалистами в других сферах, то ли кто поумнее блокировал их предвидение.
   В семи километрах от точки назначения, неприметный трейлер остановился и выдвинул мощные опоры, фиксируя себя. Стенки кузова откинулись, демонстрируя вечернему небу странную телескопическую конструкцию, которая немедленно начала разворачиваться. Будь среди присутствующих профессиональный военный, он немедленно узнал бы в загадочном сооружении электромагнитную катапульту, заменившую на военных аэродромах двадцать первого века взлётные полосы, и во многом потеснившую традиционные пороховые пушки. Правда военного слегка удивили бы размеры данной конкретной модели - для снарядов и современных беспилотников слишком велика, для самолётов явно маловата. То, что она запускает, должно быть около трёх метров в длину и около тонны весом. И отличаться изрядной прочностью - при таких коротких направляющих понадобится ускорение в добрую сотню "же", чтобы снаряд хоть куда-то долетел. Ещё больше почтенный эксперт удивился бы, не найдя поблизости более-менее приличного электрогенератора - ЭМ-катапульты, при всех своих достоинствах, поглощали просто море энергии. И уж точно он бы не поверил, не являясь посвящённым, что заряд, достаточный для единственного выстрела, хранится в амулетике, чуть превосходящем по всем габаритам шариковую ручку. Маги прошлого использовали подобные мини-жезлы, чтобы метать молнии в своих врагов, но с развитием технологии компактным источникам электричества нашлось лучшее применение.
   Лис-механик поднял руку, предупреждая Пьера. Вервольф что-то проворчал, но внешние динамики были отключены, так что его недовольство осталось неизвестным окружающему миру. Всё было решено гораздо раньше, когда он выслушал инструкции и кивнул.
   Страшный удар вдавил его в спину доспеха, хрустнули кости, из глаз, словно слёзы, брызнула кровь. Не успел Пьер до конца регенерировать, как перегрузка навалилась снова - не такая страшная, зато более продолжительная. Твердотопливные ускорители подгоняли капсулу, содержавшую внутри экзоскелет с вервольфом, вплотную к звуковому барьеру.
   - Никакого уважения к старику, - жалобно проскулил Кость, хотя в последние сутки совсем себя стариком не ощущал. Кицунэ объяснили, что волки Ян-иерархии живут в среднем лет на семьдесят дольше своих тёмных соплеменников, и сменив покровительство, он стал зверем в самом расцвете сил. Но приятно было лишний раз пожаловаться на жизнь.
   Четверть минуты полёта - почти спокойного и умиротворяющего, в сравнении с тем, что было. Затем хруст - оболочка капсулы отстреливается и доспех выбрасывает крылья, тормозя о воздух. Снова наваливается перегрузка, но сейчас она терпима. По меркам оборотня, конечно, не по человеческим. Он должен прибыть на место в полной боевой готовности, времени на регенерацию не будет. Вся схватка не должна занять больше десяти секунд.
   План Ясного Рассвета был целиком основан на внезапности. В момент выстрела катапульты гремлин отключил все магические функции экзоскелета. Обнаружить приближение капсулы воины Пути могли только с помощью радара, их чутьё на волшебство здесь бесполезно. Радар засекает капсулу сразу после выстрела из катапульты, но она даёт правильный отзыв "свой-чужой", хотя её отражение отличается от всех известных летательных аппаратов. Если стражи среагируют правильно, и сразу же окажутся у монитора, у них уйдёт секунд пять, чтобы разобраться в ситуации и сделать выводы. Какими эти выводы могут быть? Комплексов ПВО на даче нет, следовательно, меньше, чем через двадцать секунд неизвестный объект будет над хранилищем, и помешать этому никак нельзя. Времени изучить незваного гостя поподробнее - нет. Вероятнее всего, по ним выпустили какую-то разновидность немагического снаряда. Если это обычная взрывчатка, она не сможет повредить людям в халтанах. Если заряд атомный, или сравнимый по мощности, лучше переместиться подальше - всё равно от склада останется только кратер, а значит, и охранять больше нечего. Если же допустить тот, крайне маловероятный случай, что неизвестный аппарат несёт какую-то разновидность десанта, то два мастера боя легко нарежут нападающих на ломтики или возьмут в плен для допроса - в трёхметровой капсуле не может быть слишком много народу. В любом варианте нет смысла вызывать подкрепление. Воин Пути есть боевая единица сам в себе, способная справиться с любой мыслимой или немыслимой неожиданностью. Именно на это лисы и рассчитывали.
   Развернувшись в воздухе, и мягко приземлившись на задние лапы, Пьер оказался на тропинке перед домиком, лицом к лицу со стражем-мужчиной. Женщина всё ещё находилась в доме, и сейчас приближалась к окну второго этажа. Пропел в ушах сигнал от гремлина, сообщая, что все системы активированы и готовы к бою. Жидкий огонь Ян-стимуляции разлился по венам. Воин Равновесия сделал несколько шагов вперёд, потрясающе плавной, танцующей походкой, в руке сверкнуло небесным блеском лезвие эл-меча... началось.
   - Запуск! - скомандовал он. Мысленно, потому что язык слишком неповоротлив для таких моментов, когда победу от смерти отделяют десятые доли секунды. Особенно язык оборотня в боевой форме, вообще мало приспособленный для речи.
   Самозатягивающаяся метательная сеть из "умного волокна" выстрелила с левой лапы оборотня, мгновенно спутав воина по рукам и ногам. Меч, рубящий всё, оставался в руке, но Идущий не мог повернуть его для атаки, или чтобы разрезать собственные путы.
   Лицо стража осталось неподвижным и равнодушным, вероятно, так же Идущий встретил бы и собственную смерть. Но Пьеру показалось, что он уловил запах удовлетворения. Хотя может, это была лишь иллюзия - ароматические молекулы распространяются в воздухе медленно, а вся битва заняла не больше двух секунд. Страж решил, что теперь знает замыслы врага. В его арсенале был подходящий ответ.
   Повинуясь мысленной команде, костюм произвёл на свет десяток лезвий из эл-металла - сверкающие полумесяцы, какие-то не совсем реальные на вид, выскользнули из его плеч, запястий, локтей, бёдер и голеней. Сверхпрочные нити распались, как гнилые верёвки.
   Вот только синтез эл-металла - процесс не мгновенный. Даже для технологии, опередившей земную на несколько тысячелетий. За те доли секунды, которые понадобились халтану для обработки технического задания, распределения и трансмутации атомов, Пьер успел длинным прыжком подскочить к воину и врезать стальной лапищей ему по груди.
   Силовое поле халтана "держит" прямое попадание авиабомбы - что ему каких-то две-три тонны удара вервольфа? Даже то, что реактивные ускорители придали доспеху десятикратный импульс, никакой роли не играло. Для халтана. А вот для человека внутри...
   С подачи оборотня, разогнанного до скорости гоночного автомобиля, да к тому же под завязку накачанного энергией Ян, бедный маленький японец просто улетел сквозь ближайшую стену домика. Судя по грохоту, дальней стене тоже досталось, но это уже было сугубо вторично. Халтан распределил толчки равномерно по всему телу, но это лишь незначительно повысило шансы воина остаться в живых. Сохранить сознание после двух таких ударов - невозможно, будь ты хоть трижды мастер Пути. Это уже чистая физиология.
   "Служанка" наверху как раз успела добежать до окна, и увидеть, что стряслось с её напарником. Только бы не вызвала своих - тогда все предыдущие ухищрения окажутся бесполезны. С десятком воинов ему не справиться. Нужно отвлечь, но как? Через окно умной сетью не выстрелишь, а при попытке запрыгнуть наверх девочка мгновенно нашинкует его своими мечами... которых у этой стервы два...
   Выхватив из дорожки камень покрупнее, Пьер что было силы швырнул его прямо в грудь девчонке. Умница-гремлин сообразил - поддержал пулемётным огнём. Вреда воительнице ничто из этого причинить не могло, но ясно дало понять, что в покое её оставлять не собираются. Инстинкты взяли верх - она решила сперва разделаться с нападавшим, и уж затем уведомлять старейшин. Дела-то немного - всего лишь изящной ручкой шевельнуть.
   Лёгкое удивление отразилось на лице Идущей, когда зеленоватая вспышка деструктора превратила в ничто её руку вместе с частью груди. Не менее обалдевший француз наблюдал, как девушка падает из окна, заливая кровью всё вокруг. По словам лис, амулет, изменяющий проницаемость вакуума, должен был просто сделать невозможной работу страшного оружия, но не обращать его против владельца. А если бы горе-изобретатели ошиблись в другую сторону? Он сейчас представлял бы горстку несвязанных атомов!
   Вот это (только гораздо более эмоционально, используя весь богатый лексикон парижских улиц) он и высказал первым попавшимся лисам через минуту, когда через ограду хлынула рыжая пушистая волна. Но весь запал ушёл в пустоту - среди прибывших не было механика, что отправил его сюда, а разведчики клана не разбирались в тонкостях квантовой физики.
   Двое разведчиков нырнули в полуразрушенный дом, ещё двое проверили состояние стражей.
   - Женщина мертва, мужчина больше десяти минут не протянет, - доложил один из них, быстро вернувшись. - Хотя халтан с ним что-то делает, вполне возможно, что лечит. Алеан с трупа мы изъяли... Эл-мечи взять не удалось, костюм их сразу растворил.
   - С живого воина алеан снять нельзя? - голос был спокоен, но Пьер ясно ощутил запах страха, исходивший от сятэя. Да и разведчик держал себя в лапах не намного лучше. Одно дело - спланировать возможное убийство воина Пути (обязательной частью плана трупы не являлись), и совсем другое - понимать, что дело сделано. Община за своих мстила страшно.
   - Увы. Пока носитель жив, халтан держит защиту, а кода отключения мы не знаем.
   - Так в чём дело? - удивился Пьер. - Давайте я его ещё пару раз об стенку хрястну - будет второй алеан... Кстати, почему сам костюмчик не снять, если он такой крутой?
   - Не стоит, - немного подумав, покачал головой Рийо. - Недостойно добивать беспомощного врага из одной только жадности. Мать и так огорчится, что женщина погибла. А халтаны для нас бесполезны - они запоминают владельца, чтобы перенастроить, нужен код.
   - Так может, Госпожа подскажет, где код взять, она же много знает! - раздражённо прорычал вервольф. - Или гремлины ваши над ним поколдуют, это же машина всё-таки! И главное, если халтан будет у нас, то по крайней мере, одним меньше станет у Равновесия!
   - А ведь ты прав! - лис низко поклонился бывшему сопернику. - Снимайте халтан с женщины, - скомандовал он разведчикам. - Сколько понадобится, чтобы вскрыть хранилище?
   - Ещё три минуты, - донеслось из подвала. - Сейф уже нашли, ставим заряды...
   Потекло напряжённое молчаливое ожидание. Даже если стражи не успели передать своим предупреждение - кто-то может явиться просто для проверки. Да что там явиться... достаточно прорицателям общины просто бросить мысленный взгляд в сторону дачи, чтобы все участники этой авантюры были обречены. И смерть их не будет лёгкой...
   Негромкий, почти игрушечный хлопок и радостные вопли. Через полминуты из пролома вынырнул пританцовывающий лис (уже в человеческом облике), держа в руках самый заурядный на вид магический кристалл. Горный хрусталь, подкрашенный алхимией до фиолетового оттенка - определил Пьер по запаху. Подобные накопители из полудрагоценных камней использует любой начинающий ученик чародея... вот только от мощи, заключённой в этом конкретном образце, шерсть вервольфа встала дыбом и слегка заискрилась.
   - Парни, вы что, всех духов Японии в эту штуку загнали?
   - Всего лишь наших предков, - серьёзно ответил Рийо. - И не мы, а Равновесие. Мёртвых лис невозможно приучить пользоваться лишь одной Стихией, как это было сделано с нами.
   - И их загнали в эту штуку?! - из груди волка непроизвольно вырвалось низкое рычание.
   - И ещё в две подобных, - спокойно кивнул сятэй. - И ещё несколько десятков таких же в других хранилищах. Предварительно лишив воли и памяти.
   - Суки!.. такие же суки, как иерархи... и что вы намерены с этими артефактами делать?
   Ито с поклоном протянул ему мерцающий кристалл:
   - Я прошу вас, Конти-сан, оказать нам всем честь, и разбить эту тюрьму, отпустив наших предков на свободу. Вы добыли её в бою, и это ваше право.
  
   В историю волшебной Японии эта ночь вошла, как Ночь Старых Лис. Невидимый мир просто вскипел от неожиданного нашествия многохвостых духов. Призраки никому не причиняли вреда, словно кто-то держал их на поводках умеренной длины, но серьёзно работать в астрале и ментале стало невозможно. Любая попытка выйти за пределы человеческой реальности приводила к тому, что на дерзкого налетал рой пушистых духов и начинал щекотать, облизывать, покусывать, пока жертва не впадала в туповато-растерянное благодушное состояние. Тем, кто имел несчастье причинить лисам какой-то вред, досталось ещё больше - их откровенно насиловали на энергетическом уровне, оставляя без сил на недели вперёд. Сильные маги и просветлённые имели возможность отгородиться от этих безобразий, некоторые даже сумели защитить своих учеников, но все они сидели тихо, не смея и носу высунуть из-под защитных куполов. А некоторые и не пытались закрываться - они охотно присоединялись к развесёлой компании, ведь по странному совпадению у живых бакэмоно сегодня тоже была гулянка. Из множества адов и даже с некоторых небес являлись вестники - посмотреть, что творится на Земле. Узнав, что кицунэ гуляют за несколько пропущенных столетий, многие из посланников тут же вовлекались в буйные игры. Немало гостей явилось на праздник и из других иерархий - европейских, американских, даже африканских. Светлые обеспечивали покой и безопасность простых смертных, чтобы те не пострадали от развесёлых духов, тёмные охотно принимали участие в потусторонних оргиях.
   А что же Равновесие, спросит внимательный читатель? Неужели они молча смотрели на этот кошмар, не посекли нарушителей своими страшными эл-мечами, не наложили штрафных санкций и не подвергли жестоким пыткам, не загнали духов обратно в кристаллы?
   А мастерам Равновесия было просто не до этого. Они пытались выследить в пляске тысяч взбесившихся лис ту, единственную, которая (они были уверены) всё это затеяла. Но гораздо легче найти нужный листок в лесу. Листья, по крайней мере, не кидаются на вас сплошным вихрем, как только вы входите в лес, не пытаются залепить глаза или загипнотизировать безумным кружением... Дотянуться до Идущих призраки не могли - невидимый щит алеана прикрывал носителя на всех уровнях реальности. Но запутать, сбить с толку - это всегда пожалуйста. Причём с огромным удовольствием. Каждые десять-двадцать секунд поступало сообщение, что Девятихвостая обнаружена в том или ином уголке мира.
   Старейшины не были дураками, и легко просчитали, зачем Древнейшей понадобился этот переполох. Но сделать они ничего не могли. Мир духов недоступен, а значит, перехватить Лису на подходе стало невозможно. Их прорицатели ослепли.
   - Я могу отправиться в его дом, - спокойным тоном, но с горящими глазами предложил молодой воин. - Отключу мальчишку и доставлю сюда... вы позволите, сенсей?
   - Нет, - чуть заметно качнул головой старик, и пояснил, видя недоумевающий взгляд: - Это не поможет. На духовном уровне Изменяющая может слиться и со спящим Хранителем - и до рассвета мы не можем этому помешать. А если они соединятся, но Лиса не получит Ян-Ки в виде крови или семени, чтобы обрести собственную плоть...
   Воин медленно кивнул. Он хорошо изучил все места в летописях, что касались этого странного существа, с которым община не первое тысячелетие играла в кошки-мышки:
   - С одной стороны, у мальчишки не будет материального воплощения Меча, что безусловно полезно для наших целей. С другой - он получит всю магическую мощь Предела, а Изменяющей не окажется рядом, чтобы контролировать и направлять его...
   - Ты понял, - одобрительно кивнул мастер. - Ожившая Девятихвостая всё же лучше, чем неподготовленный юнец, использующий её власть произвольно, как остальные девять Хранителей. Лиса и сама не хочет такого развития событий... но кажется, достаточно доверяет Акире, чтобы пойти на это, если мы её вынудим. Остаётся ждать. С Изменяющей в принципе можно договориться - хроники говорят, что она легко идёт на компромиссы. Юноша же - непреклонный идеалист, как многие подростки в его возрасте.
   Воин послушно наклонил голову, но в душе никак не мог смириться с поражением.
   - Если пригрозить ей смертью Хранителя, это может вынудить отказаться от слияния...
   - Может, - согласился старик. - Но это лекарство хуже болезни. Есть определённые неписанные правила в таком противостоянии. Убийство Хранителя без серьёзного повода она нам точно не простит. И нашим потомкам придётся иметь дело не с проказливой и беспечной, а с очень злой Лисой. Что может сильно затруднить деятельность Равновесия на Земле... если не прекратит её вовсе до следующего визита Плетущего Путь.
   - Сенсей, вы сказали - без серьёзного повода. Значит, есть какая-то возможность убить Хранителя, чтобы Изменяющая не стала мстить? Простите, если слишком много спрашиваю.
   - Есть. Если Акира окажется слишком глуп или упрям, чтобы понять наши цели, начнёт ставить нам палки в колёса, Лиса, конечно, будет его защищать. Но если кто-то из них не справится, то она честно уйдёт ждать следующего воплощения. На войне, как на войне.
   Молодой воин с просветлённой улыбкой поклонился учителю. Такой расклад его устраивал.
  
   Спустя вечность, Юдзо медленно всплыл из пропасти наслаждения. Он не запомнил конкретно, как и что с ним делала пушистая бесовка, и тем более, не мог оценить её любовное искусство - не с чем было сравнивать. Виденные в прошлом эротические фильмы и комиксы рядом с ЭТИМ были всё равно, что фотография ядерного взрыва по сравнению с самим взрывом. Последняя ослепительная вспышка оргазма просто вынула из него душу и отправила куда-то на седьмые небеса. Хорошо ещё, что предусмотрительная Девятихвостая вовремя заткнула юноше рот - а то он своими стонами перебудил бы полгорода.
   Он чувствовал себя выжатым, как лимон, и одновременно (вот парадокс) полным сил, как никогда. Попытавшись присесть на кровати, молодой человек буквально взлетел с неё, мягко приземлившись на ноги посреди комнаты. Свет Жемчужины почти погас, но полумрак от этого не стал менее ясным - что-то изменилось в глазах воина...
   Неожиданно он понял, что в руках нет меча. Более того, деревянный клинок отсутствовал в комнате вообще - теперь Юдзо мгновенно ощутил бы его присутствие даже у себя за спиной. Только сиротливо валялись в углу брошенные ножны. Соответственно, пропала и Лиса.
   - Девяти... Лиса? - он не знал, как к ней обращаться после того, что случилось между ними. По идее, они теперь связаны какими-то отношениями, формальные обращения не годятся... но не звать же её "милая" или "дорогая", как свою девушку... - Лиса-тян... ты где?
   Мятное дыхание на лице. Тень касания. И тихий смех-колокольчик в ответ:
   - Я везде и нигде, хозяин... Я свободна и связана. Я буду там, где ты пожелаешь меня увидеть.
   - Как это?! - Юдзо с трудом заставил себя не вертеть головой, пытаясь найти собеседницу.
   - С получением силы Ян, моя власть над физическими законами возросла. Теперь я могу делать больше вещей, которые считаются в этом мире невозможными. Но с другой стороны, теперь я неразрывно связана с тобой. И пока ты не нарушишь базовые принципы Десятого Меча, я должна выполнять любые твои приказы. Тебе нрррравится такая власть?
   Он пропустил шпильку, стараясь сосредоточиться на фактах, чтобы не терять лицо. Хотя наверно, это было смешно - Лиса знает его целиком, как снаружи, так и изнутри, лучше, чем он когда-либо знал себя... Неважно. Надо сохранять достоинство хотя бы перед самим собой.
   - Базовые принципы... это не убивать... есть и другие? Я принял их все, не спрашивая, и не жалею об этом. Но я должен знать все, чтобы не нарушить случайно. Или есть секретные?
   - Есть, и не секретные, но знаешь... для тебя - только один. Если ты нарушишь три других, я имею право тебя оставить, но не буду. Я ведь предупредила только о запрете на убийство...
   - Не слишком ли это снисходительно? Мне приятно, но... я хочу быть настоящим воином, достойным тебя... Я ведь уже сказал, что готов принять всё. Мне не нужно послаблений.
   Негромкое одобрительное урчание, ласковый укус за край уха.
   - Разве, чтобы соблюдать принципы, обязательно нужна угроза? То есть, многим моим хозяевам она была нужна, но тебе вполне достаточно собственной чести. Ты такой принципиальный, что я даже немного боюсь за тебя - ты словно не из этого века родом...
   - Ну, если в этом смысле, то да... - Юдзо слегка расслабился, опускаясь обратно на кровать. - Поступать правильно лишь под угрозой наказания - признак низкой натуры. Тогда назови мне три оставшихся принципа, чтобы я мог исполнять их по доброй воле и по мере сил.
   - Не нарушать баланс Предела. Не отказывать в помощи, независимо от того, кто о ней просит. Не обращать силу Духа против Меча.
   Хранитель задумчиво потёр подбородок. Второй принцип был слишком абстрактен, а нарушить четвёртый даже в голову не могло прийти - так что они не слишком обеспокоили подростка. А вот третий... тут стоило поломать голову. Звучит благородно, но довольно сложно реализуемо на практике... Особенно, если о нём прознают враги.
   - А если меня одновременно попросят о помощи две враждующих стороны, что тогда делать?
   - Оказать помощь обеим, примирив их. Никто не говорит, что помощь обязательно должна принимать ту форму, какой желают просившие. Если нас попросят украсть из какого-нибудь банка миллион долларов, то бедняге скорее всего нужен не миллион, а хорошие мозги.
   - Уф... тогда всё в порядке. Я принял твои принципы, и сейчас от своих слов не отказываюсь.
   За окном потихоньку светлело. Юдзо потянулся, и вдруг понял, что абсолютно не хочет спать. Вместе с ночным видением и странным приливом сил это наводило на мысли...
   - Ты что-то сделала с моим телом, Лиса-тян? Я имею в виду... не в том самом смысле...
   - Да, можно сказать, я что-то сделала, - хихикнула Девятихвостая. - Перевела твой организм в режим автономности. Это самое быстрое и простое, на первое время должно хватить.
   - Автономный режим? Это как?
   - Ну, если вкратце, то каждая клетка твоего тела теперь представляет собой независимую единицу, получающую питание напрямую от Предела. Ты стал чем-то вроде колонии бактерий, неклеточные структуры я убрала. Убить тебя теперь будет крайне сложно - по крайней мере, обычной пулей или ножом. Тебе не нужно дышать, пить, есть. Вот насчёт межклеточных барьеров - решай сам. От этого зависит ближайший путь развития.
   - Я... я не совсем понимаю, - робко заметил Юдзо, стараясь сохранить спокойное выражение лица. Он уставился в окно, чтобы не смотреть на собственное тело - а вдруг там и впрямь окажется "колония бактерий"! - Что я должен выбрать, и что от этого изменится?
   - Ну, если вкратце, хозяин, то выбрать между оборотничеством внешним и внутренним. Если оставить межклеточные барьеры, повысив автономность клеток, то получится метаморф. Ты сможешь принимать облик любого существа, которое увидишь или сможешь вообразить, станешь неуязвим для механических повреждений - даже если нарезать метаморфа на кусочки, они срастутся обратно. Также ты сможешь превращать своё тело в оружие и проникать в любые отверстия больше миллиметра в диаметре. С другой стороны, тебя будет легко уничтожить простым огнемётом, не говоря уж о деструкторе... Это внешнее.
   - Ничего себе легко... - парень с трудом заставил себя придержать челюсть, чтобы та не упала. - А что же тогда даёт внутреннее оборотничество?
   - В этом случае я уберу мембраны, связывая все твои клетки и органы в единую, очень сложную молекулярную машину, работающую на полевом уровне. Это повысит чувствительность к локальным повреждениям, но зато обеспечит защиту от глобальных.
   - Э... Лиса-тян, можно чуточку попроще? Я не понимаю...
   - Внешне ты всегда останешься собой, Юдзо Акирой. Зато сможешь мгновенно менять биохимию и полевую структуру организма. Если внутреннему оборотню отрубить голову, он может быть и не умрёт, но останется беспомощен на долгое время, пока кто-нибудь не приставит голову на место. Зато он может свободно гулять в вакууме, плавать в расплавленном металле или в кислоте, дышать плазмой, питаться оружейным плутонием - тело приспосабливается к любым условиям внешней среды. Метаморф может превратить свою руку в меч, щупальце или тигриную лапу - но на молекулярном уровне это будет та же рука, из белков и аминокислот. Рука внутреннего оборотня всегда имеет пять пальцев и неизменный рисунок на ладони - зато может состоять из сверхпроводников и работать магнитным манипулятором, чтобы поймать сгусток антиматерии и швырнуть назад.
   - Если сейчас выбрать один из путей, то второй будет закрыт навсегда?
   - Ну что ты! Нет, конечно! Со временем всё догоним, хозяин. После выхода в верхние слои реальности форма вообще потеряет всякое значение, ты сможешь стать кем угодно и чем угодно. Вопрос только в том, с чего начинать. Даже простейшими силами универсального оборотня надо учиться владеть. Если я сразу предоставлю тебе полный контроль над телом, до квантового уровня, ты просто взорвёшься, как средней силы атомная бомба, не сумев удержать в уме такое количество сложных процессов. Первые две стадии власти над собой - контроль формы и контроль содержания. Твой разум может вместить что-то одно.
   - Тогда начнём с внутреннего. Я не хочу пугать родителей и друзей, превращаясь непонятно во что. Хотя... мама, наверно, и не такое видела, ну всё равно... как-то... хочется остаться человеком первое время, хотя бы внешне. Это привычнее.
   - Как скажешь, хозяин... - словно лёгкий ветерок пронёсся внутри, покалывая тысячами крошечных иголочек. Тело юноши чуть засветилось - не знакомым уже огнём Жемчужины, а мягким розовым мерцанием, словно впитывая рассвет за окном. - Готово...
   - Так быстро? Но я не чувствую никаких перемен...
   Этажом ниже Юмико Акира тихо улыбнулась и встав, пошла готовить сыну завтрак. Пусть даже мальчик становится взрослым и может теперь питаться космической энергией... приготовленная материнскими руками химоно всё равно останется намного вкуснее.
  
  -- Глава 10.
  
   Как меня радуют некоторые аниме: Главный герой говорит что-то вроде "Мы сделаем это!", ну то есть группой в шесть человек пойдем и слегонца нафигачим толпу врагов ради спасения мира, и все его союзники в знак одобрения кивают с серьёзными рожами, и с самой суровой, полной решительности рожей кивает тридцатисантиметровое летающее и пищащее каваище, похожее то ли на зайца, то ли на белку.

Безымянный русский анимешник.

  
   Они встретились на рассвете: Хранитель Десятого Меча, оборотень, смертный, гоблин и ведьма. Шестая участница этой встречи предпочитала оставаться невидимой, лишь иногда отпуская остренькие комментарии. Вроде бы виделись совсем недавно, но сходились, поглядывая друг на друга с каким-то радостным недоверием. Слишком много всего случилось в эту ночь. Казалось, будто со вчерашнего расставания прошло... ну, может и не полжизни, но пару лет уж точно. Юдзо как будто повзрослел - движения стали плавнее и увереннее, черты лица затвердели, а взгляд светился решимостью. Пьер, напротив, заметно помолодел и оживился, даже бороду сбрил. Его вечно мятый пиджачный костюм теперь смотрелся, словно только что из ателье - лисы позаботились о внешнем виде нового члена клана. Теперь ему трудно было дать на вид больше сорока пяти.
   Но кроме Тайлора, этой перемены никто не заметил. Взгляды остальных участников встречи были прикованы к приближавшейся Марико. Как и положено нормальной Мери Сью, юная ведьма была неотразима. В свои пятнадцать лет она умудрялась излучать сексуальную энергию зрелой женщины, и при этом не быть ни смешной, ни пошлой. Грация пантеры, точёная спортивная фигура, роскошные чёрные волосы с чуть заметным тёмно-красным отливом, королевский шаг, убийственно-выразительные глаза и острый язычок. Мужчины по умолчанию должны были штабелями складываться к её ногам, а женщины - шипеть вслед от бессильной злости, или сразу осознавать своё ничтожество и записываться в клуб подражательниц. Сегодня девушка была особенно прекрасна - казалось, от её величия птицы сейчас попадают с деревьев. Правда, кому предназначалась эта ударная доза харизмы, так и осталось неизвестным. Из всей компании безропотно очаровался один только Дайсуке - но вряд ли Марико желала обзавестись свитой из гоблинов-поклонников. Тайлора от безупречной изысканности её стиля чуть ли не стошнило. Пьер оценил красоту ведьмы - но примерно с той же степенью отвлечённости, с какой человек может оценить узор на спине ползущей к нему кобры. Что же до Юдзо... Если раньше он, что греха таить, поглядывал на Мэри с понятным интересом (хоть и не проявлял этого), то теперь просто сравнивал всех встречных женщин с Лисой... и сравнение каждый раз было не в их пользу. Будучи от природы одной из первых красавиц Токио, Марико ещё немного улучшила свою внешность магией - но что это рядом с Древнейшей, чей опыт обольщения измерялся сотнями тысячелетий? При желании Девятихвостая могла бы явиться в таком величии, что её вид сводил бы людей с ума, оставляя одно желание - сейчас же умереть за эту богиню, разбиться в лепёшку ради единственного благосклонного взгляда. Но как раз Лиса предпочитала скромное обаяние пушистого зверька и непосредственность девочки-подростка.
   "Спасибо за высокое мнение обо мне, хозяин, - мурлыкнули над ухом, - сегодня постараюсь тебя отблагодарить. Но девочка хороша, очень хороша для своих лет... Характер, конечно, невыносим, но сила и магические таланты... впрочем, немагические тоже. Постарайся сохранить с ней хорошие отношения. На первых порах она сильнее вас всех, вместе взятых".
   Юдзо улыбнулся. Он не считал Мэри такой уж невыносимой. Ну да, характер вредный, самомнение до небес... Но самомнение в общем-то оправдано. А вредность... попробуй тут стать другой, когда вокруг ежеминутно вьётся толпа поклонников. Если пройти сквозь щит, который она выставляет вокруг себя, внутри окажется вполне симпатичная девушка. Он даже подозревал, что, как многие героини аниме с подобным характером, в душе их Сью весьма ранима, а может даже несчастна. Но лезть к ней с непрошеной помощью не собирался.
   Несколько секунд царила совершенная неразбериха, поскольку каждый пытался первым рассказать друзьям "Ой, что вчера было!". Наконец, Мэри это надоело, и она решительно утащила всю компанию в ближайшее кафе, заказав лёгкие европейские закуски и накрыв столик пологом отрицания. После чего назначила порядок повествования.
   Первыми, перебивая друг друга, изложили историю Дайсуке и Николай. Гоблин в основном пересказывал племенную легенду, а Тайлор комментировал, придавая повествованию больше связности. Вместе они уложились в каких-то сорок пять минут.
   - Ну что ж, слуги из гоблинов неплохие, я не против, - заключила Марико, выслушав эту историю. - Мы можем тебя принять, Дайсуке, но с одним условием.
   - Эй! - возмутился Тайлор. - Что ещё за торги на пустом месте? Вообще-то это я его нашёл!
   - Помолчи, а? Или ты у нас теперь эксперт по нравам бакэмоно? Гоблины, да будет тебе известно, намеренно никогда не предают - каким бы гадом не был их хозяин, пока он не нарушает слова, против него пойти нельзя. Но психологически они делятся на две породы - серьёзные и легкомысленные. Наш гоблинёнок - явно из вторых, если так легко бросил Ян-иерархию. И подставить нас он может запросто - не со зла, а просто по дури. Или нет?
   - Ну... - потупился Дайсуке, - как бы это... есть немного... Иногда делаю чего не подумав...
   - То-то. Так что присоединиться к нам ты можешь только при одном условии - будешь моим личным слугой - не Тайлора, не Ронина, а моим. На очень коротком магическом поводке. Одно неверное движение - пожалеешь, что на свет родился. Согласен?
   - Да, Мари-сама! - выдохнул коротышка, глядя на девушку влюблёнными глазами, прежде, чем приятели успели его остановить. Тайлор только в затылке почесал, да пробормотал себе под нос, что любовь зла - полюбишь и козла. Не совсем понятно было, кто в данном случае козёл, а кто - жертва несчастной любви. Но оба варианта были не слишком приятны, так что по голове от Марико он получил без лишних вопросов.
   Юдзо не стал, как обычно в таких случаях, успокаивать друзей. Он думал о другом. Упоминание о предательстве вызвало в его памяти вчерашний разговор с матерью... Жемчужина вспыхнула небесным огнём, высвечивающим любую ложь, как тёмное пятно на информационной ткани. Лиса одобрительно хмыкнула и насторожила ушки.
   - Мари-сан... Скажи, пожалуйста, только честно. Извини, если моё подозрение тебя заденет, но я должен узнать. Это ты сообщила Ян-иерархии об изменении Пьера?
   Глаза вервольфа потемнели, а зубы слегка заострились. Из глотки донеслось чуть слышное рычание. Мэри лишь скептически хмыкнула, глядя на эту метаморфозу.
   - Прежде, чем рычать на меня, пушистик, лучше расскажи, с кем ты встречался и что делал после того, как тебя забрали. А потом я с удовольствием отвечу на вопрос Ронина.
   Кость злобно оскалился, но возразить не посмел. Бросая на девушку косые взгляды (явно видя её уже разделанной на аппетитные и безобидные мясные кубики), он изложил свою историю. Юдзо мысленно схватился за голову. Это что же получается, целое племя кицунэ рисковало своими жизнями, убило воина Равновесия (а может и двоих), только чтобы они могли пообщаться с Девятихвостой? Хотя нет... не пообщаться. Слиться. И выполнить свой долг перед Девятимечьем. К тому же, лисы пошли на риск добровольно. Значит, нужно не искать виновных, а быть достойным этой жертвы.
   - Ну что? - поинтересовалась Мэри, когда волк закончил. - По-прежнему есть мнение, что я кого-то подставила? Или может, всё-таки, в очередной раз выдернула кое-кого из больших неприятностей? Которые этот кое-кто здорово умеет находить на свой хвост... как и вы все трое, в общем-то. Или кое-кто уже не считает, что он мужчина в самом расцвете сил и гораздо лучше любой собаки? А кое-кто другой вообще мог бы помолчать, и не сверкать тут своим третьим глазом, строя оскорблённую невинность. Учитывая, для кого всё делалось...
   - Ты... ты хочешь сказать, что знала, кто именно за ним придёт? Что это будут лисы, а не маги, и для чего им на самом деле нужен Пьер? Но почему нам не сказала?!
   - Смотри-ка, дошло! - притворно всплеснула руками девушка. - Знала, конечно! Я же сама вместе с чёрными лисами этот план и составила! А почему не сказала - да потому, что вы, три умника, могли запросто попасть в лапы к Равновесию, если бы лисья интрига провалилась. Особенно наш коврик! Пока вы все не знали о лисьей операции по добыче артефактов - вы не могли её выдать. И не надо с гордым видом заявлять, что сдохли бы, но слова не сказали. Вы не знаете, о чём речь. На допросах у воинов Пути даже каменные статуи говорить начинают. Пока замысел оставался в секрете - оставался и шанс его реализовать, даже будь вы в плену. Убить Хранителя они всё равно бы не посмели. Так понятно?
   - Да, - Юдзо опустил голову. - Извини, Мари. Я понимаю, что ты права... просто противно...
   Девушка гордо фыркнула и отвернулась, пробормотав себе под нос, что ещё когда-нибудь она будет помогать всяким чистоплюям и дурачкам. Нормальная тёмная давно сдала бы всю компанию покровителям по-настоящему, и сейчас наслаждалась бы силой и властью...
   - Ага, или валялась бы где-нибудь в канаве свежим трупиком, - хмыкнул Кость. - Кто же с тобой силой делиться будет, дурочка, если дело уже сделано? Свидетели долго не живут...
   - Конечно, если мозгов на большее не хватает, - Марико презрительно смерила оборотня взглядом. - В уличных бандах может и не живут. А серьёзные люди в таких случаях пристраивают нужную личность к себе под крыло - мозги и силу используют, а не выбрасывают. Для этого, конечно, надо иметь в нужных количествах первое и второе - бездарь и впрямь проще прибить. Ну и чуточку связей для страховки - чтобы убивать тебя было вредно. Так вот, в отличие от некоторых, у меня всё перечисленное имеется.
   Пьер хотел прорычать в ответ что-то ещё издевательское, но его прервал Юдзо:
   - Всё, достаточно. Прекратите. Так до вечера можно выяснять отношения. Наши враги, небось, только радуются, глядя, как мы ссоримся. Мари-сан, скажи одну вещь, ты с нами?
   - Куда же я от вас денусь...
   - Значит, на этом и остановимся. Мы теперь одна команда, и ссоры недопустимы. Нас мало, а работы очень много. Мы - единственная надежда Японии, Земли, и всего Девятимечья.
   - Как заговорил! - восхитился Пьер. - Из щенка настоящий вожак растёт... Только пока дела мало. Надо понимать, что с Госпожой ты уже виделся, и значит, морды я бил не зря?
   - Ты всё сделал правильно, Кость, - прозвенел в кафе новый голос. - Мы не просто встретились, благодаря тебе мы смогли воссоединиться. Не люблю пафоса, так что скажу просто - спасибо тебе. За всё. Даже за то, что подставил моего хозяина.
   - Госпожа... - прохрипел вервольф, падая на колени и собачьими глазами глядя на руку Юдзо.
   Юноша медленно поднял правую кисть, глядя на неё, словно видел впервые. Повернул ребром, потом ладонью к себе. От локтя текли вверх потоки многоцветной энергии, девять струй слились в радужный вихрь... и единой вспышкой устремились вверх, продолжая руку. Затвердели чуть изогнутым лезвием, по которому бежали мягкие сполохи. Ладонь стала рукоятью в оплётке из девяти шёлковых шнуров. На собравшихся лукаво смотрел (да, именно смотрел) клинок мягче бархата и твёрже алмаза, деревянный Меч-которым-нельзя-убить. Одна сторона его впитывала лучи утреннего солнца, вторая - сияние Жемчужины, сплетая одно с другим и отдавая стократно. Девятихвостая играла светом, как умелый постановщик, наслаждаясь всеобщим вниманием после десятилетий забвения. Когда все, включая Мэри, оценили форму Меча, по всей длине лезвия появилось несколько глаз, и все по очереди кокетливо подмигивали. Затем рука Юдзо трансформировалась в лисью мордочку.
   - Всем привет! - весело заявила она. - Разрешите представиться, Изменяющая Видение. Настоящего имени у меня пока нет, я его ещё из хозяина не вытащила. По сложившейся недавно традиции, имена Мечам придумывают Хранители - а моему, понимаете ли, подумать надо. Но он всё равно хороший, и я за него всем головы поотрываю. А потом назад пришью, потому что я Недомеч и вообще большая вредина. Ну что так смотришь, Кость? Отрывание голов я не с тебя начну, не бойся. Хозяин не обижается, а значит и я простила.
   - Я не мог больше ждать, госпожа... - покачал головой Пьер. - Таким уж я родился и вырос. Мне не нужно прощение. Я готов был платить тогда и готов сейчас.
   - Похоже, кое-кто тут пересмотрел БДСМ-ного хентая, - заметил Тайлор. - Госпожи, слуги, хозяева... У Дайсуке само имя какое-то мазохистское... Мамочки, куда я попал?! Не трогайте меня, извращенцы! Хотя нет, Мэри трогать разрешаю, только чур я сверху!
   Марико тут же выполнила его желание и "тронула". Ранцем с учебниками. По голове.
   - Психологический климат группы в норме, хотя наблюдается некоторая инфантильность, - профессорским тоном заявила Лиса. - Но учитывая возраст большинства участников, это нормально. Ладно, мальчики-девочки, хватит собачиться, я вас всех люблю. Садитесь поудобнее и поворачивайте ушки сюда. А то на нас скоро даже через полог отрицания поглядывать подозрительно начнут. Последнюю историю я расскажу сама.
   Она вынырнула из руки Юдзо и свернулась клубочком на столе. Не гуманоидным пушистым созданием, каким приходила ночью, а обычной рыжей лисицей. Только с девятью хвостами.
   Положив голову на лапки, коротко и ясно изложила, что такое Девятимечье, откуда оно пошло, какую роль в этом проекте играет Земля, откуда взялся и зачем нужен Десятый Меч. Юдзо боялся, что всплывут подробности ночного визита, но Лиса аккуратно их обошла, причём так, что не вызвала лишних вопросов. Друзья были слишком увлечены открывшимися подробностями мироустройства. Даже Мэри притихла и мотала на ус. Возмутилась только, когда Девятихвостая сообщила о запрете на убийство:
   - Слушай, пушистик, тебе не кажется, что ты многовато на себя берёшь? Ронин, конечно, бака, но он мой друг! И я не хочу его потерять из-за того, что какой-то хвостатой приспичило поиграть в добренькую! И не надо мне начинать тут, что я злая и бессердечная. Я могу понять милосердие к пленнику, к слабейшему, к дурачкам, не понимающим, что они творят. Но опасный враг, враг, который имеет возможность и желание убить меня или моих близких, должен быть уничтожен! Тебе, хвостатой, хорошо, ты бессмертная... вернее, умираешь лишь на время. Ты можешь себе позволить щадить врагов. Но Ронин - смертный человек, пусть ты и наделила его какими-то невозможными способностями. И я не дам тебе...
   - Мари-сан, - тихо сказал юноша, - не зови меня так, пожалуйста. Я больше не Ронин.
   - Как это?! - он не понял, кто спросил первым, Николай или Марико, но уставились они на друга совершенно одинаковыми квадратными глазами. - Ты же давно... ну...
   - Ронин - это самурай без господина, служащий только своей чести и мастерству. Я был ронином до вчерашнего дня, потому что родился им - мои родители были воинами, но никому не служили. Однако этой ночью я вступил на службу. Мой сюзерен - Изменяющая Видение, мой клан - Девятимечье, мой герб - девятицветная радуга. Вступая на службу, я принял некие обязательства. И теперь бессмысленно спорить, правильны эти принципы, или глупы. Если они ведут к смерти, значит я должен умереть - без страха и раскаяния.
   - Бака... - выдохнула Мэри, оседая на стул. - Идиот с манией величия! Перечитал героических историй...И ведь спорить бесполезно, я тебя знаю... как упрёшься, так с места не сдвинешь. Ладно, чёрт с тобой, но если из-за этого упрямства пострадаешь не ты сам, а твои близкие? Или вообще посторонние люди? Хочешь пойти по следам Вэша-Паникёра?
   - Ну почему обязательно Вэша? - вмешался Николай, до этого только изумлённо качавший головой. - У Химуры Кэнсина всё ведь получилось. Вэшу просто сильно не везло.
   - Ага, а нам повезёт, сразу и во всём, - фыркнула девушка. - Особенно мне повезло, связаться с двумя самоубийцами... Скажи, Юдзо, а если тебе понадобится убить, чтобы спасти своих близких, родителей, например? Ты тоже отговоришься своим самурайским долгом?
   - Да, - не колеблясь ответил юноша, хотя сердце болезненно сжалось. - Мать в первую очередь осудила бы меня, если бы я нарушил ради неё слово воина. Я сделаю всё, чтобы спасти их, умру, если будет надо. Но с Пути не сойду. И не задавай мне больше таких вопросов, Мари-сан, если хочешь, чтобы мы остались друзьями. Пожалуйста.
   - Ну это уже слишком, - заметила Лиса. - Похоже, в твоём воспитании, хозяин, всё-таки были недостатки... Концепция Пути не так проста, как её понимают воины, и даже как понимаешь ты... К тому же, сама идея не лишена недостатков. Но это мы потом обсудим, в другой раз.
   Юдзо смутился. Что он не так сделал? Или сказал? Неужели он в самом деле стал похож на воинов Равновесия? Меньше всего он хотел огорчить или подвести Девятихвостую...
   - Значит, троим из нас нужны новые кликухи, - подвёл итог Тайлор. - У Лисы вообще имени нет, у Дайсуке есть, но такое... а Ро... в смысле, Юдзо от старой кликухи отказался.
   - Ну и как будем выбирать? - Мэри сама ощутила, что немного перегнула палку, и поэтому охотно переключилась на более безопасную тему. - Устроим мозговой штурм? Напишем на бумажках сотню имён, какие в голову придут, и будем тянуть жребий?
   - Извините, ребята, - вздохнула Лиса, трансформируясь обратно в Меч, и взлетая со стола в руку Юдзо, - но все эти развлечения придётся отложить. В трёх кварталах отсюда вот-вот убьют человека. И он уже успел позвать на помощь. Придётся хорошо побегать...
   Она ещё не договорила, а Хранитель уже вскочил, направляясь к выходу из кафе. Короткое движение Меча раздвинуло полог отрицания, не повредив структуры заклинания - словно обычную занавеску. Кажется, Юдзо даже не заметил, что именно сделал. Спустя полсекунды за ним последовал оборотень, полный решимости кровью искупить своё вынужденное предательство. Тайлор, Дайсуке и Мэри остались сидеть за столом с раскрытыми ртами.
   - Ну вот, - почесал в затылке Николай, - всё по канонам жанра... Не успел обычный японский школьник получить супероружие, как сразу с его помощью надо спасать мир. Одно радует - в начале сериала героев обычно не убивают. Ну что, пошли? А то ещё из сюжета выпадем...
   - Третий принцип... - выдохнула Марико. - Подкрался незаметно, называется... а я ещё не успела даже высказать всё, что думаю о первом... Да стой, бака, куда ты побежал... Дай хоть пару защитных заклятий навешу! Успеешь, успеешь, я портал специально открою...
  
   Нельзя сказать, что низшим демонам совсем незнакомо чувство страха. Знакомо, да получше, чем многим людям. Не умея дрожать и забиваться во все щели (порой - именно во все сразу), в инфернальных кругах и дня не проживёшь. Но... чтобы напугать подобную тварь, всегда нужна конкретная причина. Например, проходящий неподалёку барон ада в дурном (или игривом) настроении. Или ангел с пылающим мечом и разрешением на ликвидацию. Бояться загодя, бояться, не видя конкретной опасности - привилегия людей и старших покровителей.
   Поэтому Трилла не испытывала страха. Была удивлена и смущена - да. Соблюдала осторожность, как всегда на чужой территории. Но не боялась. Просто слишком много странных и раздражающих обстоятельств было в этом деле. Даже для её недалёкого ума.
   Разрешение поохотиться на Земле - это, конечно, всегда хорошо. Последний раз Трилла была в мире смертных лет триста назад, а конкретно на этой планете - и вовсе больше тысячи лет. И в тот раз обстоятельства сложились весьма неудачно - ей так и не удалось добыть ни единой души. Сегодня же ей было позволено не только совращать, но и отнять одну душу насильно! Предварительно как следует помучив обладателя этой души. На первый взгляд - просто праздник какой-то! Ну а если присмотреться, то впору бежать без оглядки.
   Во-первых, разрешение выдал не старший демон, как положено, а простой смертный маг, хоть и высокого ранга. При этом все Имена были названы правильно, и проход действительно открылся что означало - покровители не возражают. Но всё же, какое оскорбление - идти искать жертву по слову человека! Будь Трилла хоть немного более сыта, она презрительно фыркнула бы и помахала хвостом глупому чародею, забывшему разницу между разрешением и повелением. Но двести лет кормясь крохами со стола высших, сохранить гордость затруднительно. И похоже, призвавший был в курсе её бедственного положения. Не тратя времени, чтобы выяснить имя или способности демоницы, он небрежным жестом очертил на карте круг - зону, в пределах которой была разрешена охота. Предупредил, что планета технически развита, и в истинном облике можно показываться только непосредственно жертве - в противном случае придётся тратить энергию на коррекцию памяти. А промывка мозгов для демона, надевшего плотскую оболочку, как ни странно, сложнее, чем для смертного мага. Особенно для низшего демона, вроде Триллы, чья власть в основном ограничена собственным телом и косной материей.
   Девушка попыталась упереться рогом, и поинтересовалась, с какой стати её должны заботить переживания смертных? Если жители планеты настолько глупы, что забыли о существовании демонов - им же хуже. Если маги намеренно дурачат смертных, внушая, что демонов не бывает - это проблемы магов. Она никакую секретность соблюдать не обещала.
   Маг тонко улыбнулся, и признался, что запретить ей красоваться в натуральном облике на улицах города, конечно, не может. Очень немногие жители Земли способны отозвать раньше времени собственноручно призванную тварь внешних миров, если та не нарушала условий визита. Соблюдение маскировки в эти условия не входило, а призвавший иерарх, несмотря на своё высокое положение и могущество, не был одним из легендарным демонологов. Однако, мягко пояснил он, если смертные узнают о существовании тёмных покровителей, они могут предпринять кое-какие меры для защиты собственных душ. В результате чего даже у архидемонов могут возникнуть некоторые проблемы с охотой в этом мире. И если они спросят, чем вызваны подобные затруднения, служители покорно доложат им, что причина в дерзости одной мелкой бесовки, слишком гордой, чтобы прятаться от людей... Последствия понятны? Ну вот и умница, девочка, можешь взять пирожок... в смысле, душу. Иди на улицы, и делай, что хочешь... в рамках условий вызова, конечно.
   Зашипев и махнув хвостом, словно раздражённая кошка, Трилла нырнула в карту, как в воду. Даже не посмотрев, какого, собственно, города это карта. Только вынырнув на токийских улицах, и торопливо накидывая невидимость, она осознала, как на самом деле влипла.
   Мозги младшей покровительницы во многих отношениях уступали человеческим, но одного у них не отнимешь - точности. Использовать компьютеры в Преисподней не принято, так что обработка огромных массивов данных падала на хорошенькие головки демониц-секретарш. А Трилла одно время всерьёз готовилась к этой роли - один из адских баронов почти положил на неё глаз. Ну, не сложилось... но идеальная память с тех счастливых времён осталась, и не раз выручала владелицу. Запомнить десяток гигабайт бессмысленных символов, а через пару столетий повторить без запинки? Легко!
   Вот эта память сейчас и подсказала, что проклятый маг заманил её на чужую территорию! Демоница мало знала об Инь и Ян-иерархиях, но и того, что успела услышать краем уха, хватило для остро выраженного нежелания пересекаться с этими странными созданиями. Конечно, любого человека она скрутит в бараний рог, маг он там или не маг. То же самое относилось к хиленькой земной нечисти. Но если на вопли о помощи прибегут из внешних миров их покровители... особенно Ян-покровители... А тут ещё логово воинов Пути под боком... а это такая дрянь, что с ними даже старшие демоны предпочитают не связываться. Ну удружил колдунишка! Трилла поклялась себе, что найдёт его хоть через десять тысяч лет, но душу за такое издевательство вытащит обязательно! Пусть даже из другого воплощения.
   Но до тех пор надо было что-то делать. Первой мыслью было, конечно, плюнуть на любезное "разрешение", больше смахивающее на открытое издевательство, и сигануть в родной нижний мир. Но девушка справилась с этим импульсом и попыталась оценить ситуацию трезво. В конце концов, она же не собирается устраивать здесь большую охоту или массовую резню. Ей нужна всего одна, скромненькая, в меру грешная душа. Если местные маги не ходят регулярно в какой-нибудь Ночной Дозор, выискивая спрятавшихся чудовищ, шансы пересечься с ними невелики. А если даже не повезёт, и выскочит какой-нибудь волшебник, помешанный на защите смертных, Трилла всегда успеет его вырубить и смыться на свой уровень реальности, прежде чем появятся реально опасные противники. Хуже не будет.
   Успокоив себя такими мыслями, она стала перебирать в уме заповеди этого мира - так рыбак любовно перебирает удочки и наживки, собираясь на речку. Грех - штука хитрая и тонкая, как и мораль, из которой он непосредственно вытекает. К примеру, для большинства рас каннибализм - страшное преступление, но есть во вселенной и такие народы, у которых личинки не могут повзрослеть, не сожрав свою мать. Сунешься к такому каннибалу по привычке - а он щитом праведности окружён, месяц потом будешь лапки зализывать. Впрочем, это типичная ошибка совсем юных демонов, Трилла уже вышла из такого возраста. Она могла уверенно найти подходящую жертву почти в любом монокультурном мире. Но такие, как эта Земля - вечная головная боль! У двух племён, живущих по соседству, добро и зло могут быть диаметрально противоположными! Да что там у двух племён... Порой, что для аристократа - преступление, для крестьянина - естественный образ жизни, и наоборот!
   Дилетанты думают, что этот вопрос легко определяется по ауре. Дескать, увидишь чёрные пятна - всё в порядке, наш клиент, можно брать. Особенно если пятна так велики и многочисленны, что почти срастаются в сплошную полосу - значит, душа поглощена Тьмой, и надежды на искупление уже практически не осталось. Ха, детишки... Если бы всё было так просто, сородичи Триллы давно повелевали бы материальным миром...
   Тёмные пятна в ауре (в той её части, что обычно видят демоны, потому что для смертных магов картина уже другая, для ангелов - третья, и так далее...) всего лишь означают, что их носитель эгоистичен. Сплошная чёрная полоса - абсолютно эгоистичен, практически не способен на любовь, сочувствие и преданность, да и вообще в гробу он видал весь этот мир и его жителей. Собственно, эти пятна представляют собой шрамы, ожоги на тех местах, где обычно находятся каналы эмоционального взаимодействия. Иногда разумные калечат себя сами, чаще это делают окружающие - намеренно или случайно. Причём зияют тьмой только достаточно свежие шрамы - если их не растравлять намеренно, со временем черные провалы затягиваются серой пеленой равнодушия.
   Конечно, люди, способные чувствовать и передавать только боль, часто бывают аморальны. Но вот парадокс - многие из таких потенциальных тёмных в жизни медного гроша не украли и мухи не обидели! Одни боятся наказания, другие соблюдают моральные нормы из спортивного интереса, третьим грешить попросту лень. Конечно, подобные души весьма вкусны, но барьер праведности у них по-прежнему работает. Трилле доводилось видеть таких - совершенно чёрное аппетитное сердце пульсирует под стеклянно-прозрачной или серо-стальной скорлупой, невероятно прочной и покрытой шипами. Вскрывать такую броню интересно, но долго и опасно. Нет уж, в другой раз. Не на чужой земле.
   Сейчас ей требовался простой злодей, с душой настолько испачканной, чтобы она сама свалилась в руки, едва покинув тело. Чтобы выявить такого, нужна хорошая приманка. Прелюбодеяние, гордыня, властолюбие, убийство? В Японии это всё... не то, чтобы одобрялось, но могло быть приемлемо в некоторых обстоятельствах. В восточной этике сам чёрт ногу сломит, а Трилла своими изящными ножками ещё дорожила.
   Придумала! - она аж подпрыгнула от радости. Предательство господина! Если эгрегор не врёт, в Японии этот экзотический грешок до сих пор помнят, и придают немалое значение. Правда, не осталось феодалов, присягу которым можно нарушить, а человека, способного изменить Императору и родине, не так легко найти в этой стране. Но есть неплохая замена...
   Распахнув роскошные чёрные крылья (как обидно, что смертные их не видят и не могут оценить), демоница кругами пошла над городом, словно стервятник, выискивающий добычу. Восходящие потоки мелких грешков, страстей и низменных мыслей приятно ласкали её тело. Мелькнула мысль - плюнуть на охоту за душами и ограничиться сбором свободной энергии. Но чтобы утолить голод подобным способом, Трилле пришлось бы несколько месяцев выкачивать абсолютно все тёмные эмоции в отведённом для охоты районе. При этом местные маги заметили бы парящую в небе энергетическую аномалию уже через несколько минут. Так что отвлекаться просто не было смысла. Придётся следовать изначальному плану, сколь бы унизительным для вольной охотницы он ни был.
   Спустя всего пятнадцать минут она уловила нужную пульсацию в общем потоке. Молодой менеджер отчаянно пытался подавить кипящие эмоции, но получалось плохо. Гнев - он работал на фирму уже пять лет, и до сих пор не получил повышения. Зависть - сотрудник, поступивший на работу через год после него, уже обошёл по службе. Сомнение - отделом руководит гайдзин, наёмный британский специалист, он, вероятно, просто не понимает, как надо работать с персоналом. Страх - а вдруг ошибка зайдёт дальше, и он не сможет обеспечивать семью? Через три месяца ведь собирался жениться... Идеальная добыча.
   Плотоядно облизнувшись, Трилла спикировала на улицу, принимая на ходу облик "уважаемого человека". Лет сорок. Мужчина, само собой - равноправие полов тут ещё не до конца вышло из области деклараций. Аккуратный деловой костюмчик, чемодан, тёмные очки... Уверенная походка хозяина жизни и мягкий, вкрадчивый тон...
  
   "В общем так, хозяин, - торопливо передала Лиса, пока Юдзо нёсся по улице. - Противник очень тяжёлый. По справедливости, тебе ещё рано с такими встречаться. Даже Хранитель любого из Девяти Мечей трижды подумает, прежде чем связываться с истинным демоном. Хорошо хоть, нам достался слабенький представитель этой породы. Но всё равно - не стоит даже надеяться повредить ему всерьёз. Единственный наш шанс - доставить монстру немного неудобств. Затруднить охоту. Чтобы она с досады плюнула и убралась с Земли, решив, что игра не стоит свеч. Но даже это потребует всех наших сил. Демоница голодная, и так просто не отступит. Один плюс - убить тебя она не имеет права. У неё разрешение только на одно убийство, а ты - плохая добыча, в твоей душе слишком много Света. Поэтому вопрос в принципе сводится к тому, кто кого больше обидит".
   "Не люблю обижать девочек... Что ей вообще нужно? Может, сумеем договориться?"
   "Вряд ли. Тебе нечего ей предложить в качестве отступных. Но можно попробовать... А пока повышаем синхронизацию до десяти процентов. На случай, если договориться не выйдет..."
   Из ночных уроков Юдзо уже знал, что по умолчанию связь Жемчужины с Лисой держалась на уровне трёх процентов. Чем выше синхронизация, тем больше разных возможностей он мог извлечь из слияния Инь и Ян, тем больше знаний и ощущений Девятихвостой становилось его собственными. Но одновременно, тем меньше личного "Я" оставалось у юноши. Всё то, что жизнь успела вылепить из Духа за скромных четырнадцать лет, и что называлось Акирой Юдзо, просто растворялось в миллионолетнем опыте Меча. Сам молодой человек не возражал бы против такого исхода, если он повысит вероятность спасения Девятимечья. Но во-первых, Лиса даже слышать об этом не желала. А во-вторых, свет Жемчужины питался именно его индивидуальностью, личной волей. Слишком полное слияние с Инь-компонентой грозило погасить огонь незрелого Ян.
   Но десять процентов - уровень относительно безопасный. Ощутив, как незримые нити управления сливаются с его нервами, как рука трансформируется в деревянный клинок, уши заостряются, а тело покрывается мягчайшей радужной шерсткой, Юдзо перебрал в памяти доступный ему арсенал. Девять хвостов в защитном и атакующем режимах, боевые лучи Жемчужины, регенерация, полный контроль над метаболизмом, иллюзии Девятихвостой, удары Меча. Негусто... на взгляд Лисы, по крайней мере, что сейчас было равнозначно его собственному мнению. В другое время школьник пришёл бы в священный восторг от подобного арсенала. А что там у демона, в смысле, у демоницы? Ой-ой-ой, спасите-помогите! Если ЭТО - низший покровитель, на что же способны её старшие родичи?!
   Бежать по лестнице на двенадцатый этаж было слишком долго, подниматься на лифте - тоже. Два призрачных хвоста-щупальца пушистыми ракетами выстрелили в небо, удлиняясь с околозвуковой скоростью. Достигнув нужного этажа, они зацепились за подоконник, и стали почти так же быстро сокращаться, поднимая своего хозяина. Стремительное сальто - и Хранитель влетел в квартиру с Мечом наперевес.
   К этому моменту бедняга менеджер уже не кричал - не осталось сил. Только стонал чуть слышно, когда изящные коготки демоницы снимали с его спины очередную полоску кожи. Когда боль вдруг стала слабее, он подумал, что умер. И перепугался ещё больше, если это возможно. Ведь Трилла очень подробно объяснила, что сделает с его душой после смерти.
   Что-то яркое сверкнуло над его головой, обдав жаром, и чудовище отлетело к противоположной стене. Все мысли о переговорах испарились, когда Юдзо увидел, что демон делает с человеком. По её собственным меркам Трилла ещё не причинила смертному никакого вреда - так, поигралась ласково. Но юноше этого хватило, чтобы прийти в совершенное неистовство, почти боевое безумие. Он ведь не просто видел окровавленное тело - он ощутил через Жемчужину весь ужас, всё отчаяние и боль жертвы...
   Собрав этот огонь страдания, сдобрив его собственным праведным гневом, Юдзо выплеснул всё это в демоницу - боевым лучом невероятной силы. Будь эта вспышка обычной, немагической энергией, она уничтожила бы весь небоскрёб, да и дома на пару кварталов вокруг серьёзно пострадали бы. Ян-луч, после того, как его слегка "подправила" Девятихвостая, был опасен только непосредственно для цели - но зато уж ей досталось как следует. Мощные крылья вспыхнули и сгорели в один миг, словно папиросная бумага, к которой поднесли спичку. Нежная девичья кожа почернела и обуглилась. В груди покровительницы образовалась дыра, в которую можно было без труда просунуть руку.
   На мгновение показалось, что этого достаточно. Что тварь сейчас заскулит и убежит в ту бездну, из которой явилась - зализывать раны. Ведь удар Жемчужины покалечил не только тело - он ощутимо ошпарил и невидимую истинную сущность демона. Но у Триллы тоже была гордость. Она медленно выпрямилась, глядя прямо в глаза Хранителю.
   Только сейчас у Юдзо появилась возможность рассмотреть свою противницу как следует. До сих пор он видел её больше на энергетическом уровне - как сгусток огня и тьмы. В плотном мире чудовище двигалось слишком быстро, глаза воспринимали только смазанную тень. Сейчас же Трилла намеренно замедлилась, показывая себя, словно манекенщица на помосте.
   До получения заряда она выглядела, как вполне симпатичная темноволосая и кареглазая девочка - ровесница Юдзо, разве что со слишком большой для такого возраста грудью. Ну и чёрные крылья вместе с маленькими рожками придавали картинке лёгкую пикантность, как и гибкий подвижный хвост с наконечником в форме сердечка.
   Теперь же изящные ножки украсились когтями, которыми гордилась бы любая орлица. Обгоревшая кожа превратилась в чешуйчатую броню, тонкие пальчики срослись в пару клешней, способных рвать металл, как бумагу. Ошмётки крыльев свернулись в дюжину боевых щупалец с лезвиями на концах. Рога удлинились и завились спиралями. Но самое впечатляющее - рана, прожжённая лучом Жемчужины, обросла по краям зубами, так что теперь демоница щеголяла второй пастью на груди.
   - Ты! - она ткнула клешнёй в указующем жесте. - Две сущности, одна плоть, сила всех Стихий сразу... Половина смертного, половина богини... Что ты есть такое?
   - Сейчас, - тихо, но без колебаний сказал Хранитель, - я справедливость. Потому что собираюсь заставить тебя ответить за всю боль, которую ты причинила этому человеку.
   - Он согрешил! - искренне возмутилась тёмная. - Он предал свою компанию, коллективного сюзерена! Вы сами решили, что это грех, вы, люди и нелюди, живущие в этой стране! Вы отдали его мне в пищу, а теперь мешаете забрать! И это ты зовёшь справедливостью?!
   - Со своими грешниками мы разберёмся сами. Путь воина был создан не затем, чтобы кормить монстров, да ещё из чужих пантеонов, - Юдзо слегка смягчился. - Ты получила достаточно пищи на несколько месяцев, а твоя жертва довольно наказана за столь малый проступок. Особенно учитывая, - лисьи уши шевельнулись, ловя мысленный фон, - что ты сама его соблазнила, а он был в отчаянии. Уходи и я не трону тебя.
   Несколько месяцев! Несколько месяцев, когда она не сможет подкрепиться ещё минимум столетие! Это же откровенное издевательство! Трилла так озверела, что забыла даже выяснить, что за странное существо перед ней. Забыла, что от души мальчишки ей никакого проку не будет, даже если сумеет вытряхнуть из тела. Она хотела убить!
   Щупальца взметнулись над её головой и хищно изогнувшись, гарпунами обрушились на Хранителя, удлиняясь с быстротой летящих пуль. Двенадцать лезвий со свистом пронзили воздух, стремясь к мягкой смертной плоти. Хлёсткие рубящие удары были бы эффективнее колющих выпадов, но рассечённый пополам человек умирает почти мгновенно. А Трилла желала увидеть понимание в глазах мерзавца, испортившего ей обед. Понимание и раскаяние. Просто такой у неё был способ объясняться и доказывать свою правоту.
   Но у Всебесцветного нашлись не менее весомые ответные аргументы. Из-за спины Хранителя выстрелили разноцветные хвосты - ничуть не менее быстрые, сильные и гибкие. Каждый захлестнулся, блокируя, вокруг одного из щупалец. Но хвостов было только девять, а щупалец - двенадцать. Три смертоносных лезвия продолжали полёт в грудь и живот Юдзо.
   Одно он сжёг лучом Жемчужины. Ещё одно отбил выпадом Меча. Последнее пронзило грудную клетку, и отбросив молодого воина на пару метров, пригвоздило его к стене.
   Боли почти не было - Лиса вовремя блокировала нервные окончания, но рана оказалась тяжёлой даже для абсолютного оборотня. Руки упали, потяжелев, голова свесилась на грудь. Подвешенный возле окна в полуметре над полом, Хранитель бессильно наблюдал, как распахивается в воздухе чёрная воронка портала, и оттуда выскакивает прямо на демона Безответственный Капитан Тайлор. С бейсбольной битой наперевес.
  
  -- Глава 11.
  
   Под чёрной майкой играет кровь,
   И мы готовы побеждать,
   Так дай нам дело - без лишних слов
   Отправь подальше воевать!
   Войну придумай,
   Придумай нам врага,
   И смерть, что рыщет в трёх шагах!

Группа "Ария".

  
   Тайлор выскочил на демоницу со спины, и потому не сумел вовремя увидеть, что перед ним существо женского пола. А то, может, и не решился бы нанести удар. Совсем уж джентльменом парень не был, и при необходимости мог хорошенько врезать зарвавшейся девчонке, особенно после знакомства с Мэри... но не битой же, в конце концов! Для этого надо уже не хулиганом быть, а законченным маньяком. Или не воспринимать демоницу, как женщину. Или чуять на подсознательном уровне, что ей такой удар - щекотка. Впрочем, в последнем случае Николай тоже не стал бы бить. За полной бессмысленностью занятия.
   Поскольку все щупальца были заняты, а руки коротки, Трилла отмахнулась тем, что оставалось у неё свободного - хвостом. Стреловидный наконечник серией коротких взмахов разрубил испытанное орудие уличных драк на десяток кусочков. Тайлор изумлённо замер, глядя на рукоять, что осталась у него в руках. А потом взвыл от возмущения:
   - Моя любимая дубинка! Она же у меня с десяти лет была! Да я тебя счас...
   Дальнейшее повергло в шок всех присутствующих, включая многоопытную Лису. Голыми руками поймав демоницу за хвост, юный русский богатырь раскрутил её за хвост над головой, словно на чемпионате по метанию молота. Земное воплощение Триллы было сильным, очень сильным - при желании девушка могла бы поднять и швырнуть автомобиль одной изящной ручкой. Но при этом её вес не превышал двадцати килограммов - поскольку материализовалась она наспех, из настоящей плоти состояла только внешняя оболочка, кровь и кость ей заменила воплощённая инфернальная энергия. Чем и воспользовался, сам того не подозревая, Капитан, швырнув адское чудище в окно, словно взбесившуюся кошку. Тёмная была настолько поражена подобной дерзостью, что даже не сообразила упереться щупальцами, или врезать молодому нахалу магией.
   Но избавиться от демона, выбросив его за окно - не больше шансов, чем потушить пожар... нет, даже не бензином. Напалмом, скорее. Трилла только окончательно взбесилась, в очередной раз сменив главную цель. Юного нахала, твердящего о справедливости, она сможет наказать и в другой раз. А может и не станет связываться, всё-таки богиня-симбионт - не шутка. Она сделает лучше - прикончит смертного, посмевшего коснуться её изящного хвостика своими лапищами, и этим самым доставит боль и любителю громких фраз.
   Зависнув в воздухе напротив окна (какие крылья, вы о чём?), демоница очень осторожно высвободила крошечную часть своей энергии. Этот мир был слишком хрупок для её силы. Вздумай Трилла принять свою естественную форму, всего лишь её присутствие, даже без всяких агрессивных действий, убило бы тысячи смертных и разрушило бы половину квартала. У этих смешных людишек какая-то аллергия на знойных адских девушек, особенно если те с десятиэтажный дом ростом. Что после этого старшие покровители сотворили бы с самой Триллой - это уже другой разговор. Убить одного, не повредив остальным, было для неё ещё сложнее, чем для человека - раздавить одного муравья в большом муравейнике. Обычно для таких дел использовалось оружие плоти: когти, клыки, рога и щупальца гораздо слабее чистых энергий, зато не вредят посторонним. Но плоть подвела - и Трилла не хотела опозориться снова. Эту атаку не сможет отвести даже большинство магов.
   Огненная плеть прорезала стену дома, не заметив её, и продолжая разворачиваться, метнулась к Николаю. И... за миг до того, как смахнуть намеченной цели голову с плеч, была перехвачена чёрным трезубцем - сложным и довольно сильным заклинанием Тьмы. В бой вступила несравненная Мэри Сью, и разумеется, немедленно изменила ситуацию.
   - Ну ничего без меня не могут сделать, - пожаловалась девушка, выходя из портала. - Вставай, горе-воитель, или так и будешь изображать жертву тентаклевого насилия?
   Трилла растерялась. Маленьких гадёнышей было уже трое, и она не могла решить, кого же убивать, кто на самом деле бесит её больше. Более того, на ком бы она не сосредоточилась, двое других тут же её атакуют. Конечно, повредить не смогут, она по-прежнему была гораздо сильнее всей компании вместе взятой. Но раздражать, отвлекать, покусывать и зудеть над ухом, словно комариная стая - это у них получалось просто замечательно.
   - Вы... нас-с-секомые! - прошипела демоница, бросая в бой ещё несколько плазменных жгутов. Бесполезно - все были перехвачены контрударами ведьмы. А потом к магии Мэри присоединились и хвосты Лисы, сплетаясь в почти непроницаемую призрачную завесу - Хранитель успел выдернуть обрывок щупальца, залатать рану в груди и тоже вступил в бой.
   Рыча от бешенства, она принялась плести собственное заклинание. Не только полное грубой силы, но и в тысячу раз более сложное, чем могло присниться этой смертной девчонке. Большинство покровителей презирало чародейство - искусство формирования сложных энергетических структур, более или менее независимых от своего создателя. Демоны, как и их извечные противники, сами во многом были Стихией, и, как считалось, не нуждались во внешних подпорках. Но если уж они плевали на традиции и брались за этот "грязный" труд...
   Она нарочно ввела в своё заклинание несколько тормозящих нитей - чтобы дерзкая девчонка успела всё рассмотреть хорошенько. Прочувствовать собственную беспомощность и ничтожество. Может, даже покончит с собой от стыда, потеряв друга - тогда Трилла поймает сразу две души, не нарушив ограничения. Ну не то, чтобы она всерьёз на это рассчитывала - ведьма слишком горда и безжалостна, настоящее украшение своей иерархии. Но ведь мечтать не вредно, правда? По крайней мере, Трилла сможет посмаковать букет чувств проигравшей - ненависть, боль потери, стыд и беспомощность, страх и зависть...
   Она уже почти закончила плетение, когда снизу взлетело лохматое чудовище - вытянутый в длинном прыжке вервольф. У Пьера не было ни стометровых хвостов, ни портальной магии, так что ему пришлось подниматься самым обычным путём - бегом по лестнице. Зато теперь он собирался с лихвой восполнить упущенное время. Волки всегда отдают долги!
   - Глупец!
   Плазменный жгут рассёк тело оборотня на пять частей за доли секунды. Трилле даже не понадобилось отрываться от плетения, чтобы его прикончить. Ей позволено было убить лишь одного ЧЕЛОВЕКА - но на волшебных существ это ограничение не распространялось Правда, пользы от этого никакой - души зверей несъедобны, после смерти они уходят куда-то в другое место, недоступное демоническому взору. Зато удовольствия - сколько угодно!
   Настроение, испорченное дурацкой охотой, почти вернулось в норму. Она улыбнулась во всю пасть застывшим от ужаса подросткам. Никто из них не успел даже закричать - настолько быстро всё произошло. Ничего, время ещё будет. Заклинание будет выдавливать жизнь здоровяка почти полминуты - чтобы не только ведьма успела рассмотреть его изящество, но и мальчишка с жемчужиной во лбу успел как следует перепугаться. Может даже, попробовал что-то сделать. Взмолился о пощаде. Попытался снова напасть. И осознал полную бесполезность всех этих попыток. Для него секунды агонии друга растянутся на минуты.
   - Рано меня со счёта списываешь, адская сучка!
   Атака пришла со стороны астрала - там, где Трилла держала лишь косметическую защиту. Сверкающие духовные когти вспороли экран демоницы одним ударом, зубы призрака впились в её энергетическое тело так, что только клочья полетели. Ей пришлось торопливо выдернуть себя из материального мира, чтобы собрать все силы для астральной битвы. Какая там месть - теперь речь шла ни много ни мало о выживании! Гнев уступил место страху. Сила и быстрота ударов не уступали её собственным, а в точности и подвижности нападавший, пожалуй, даже превосходил демоницу. Большинство её ответных выпадов приходилось в пустоту. Неужели она проморгала приближение кого-то из местных покровителей?! Будь проклята эта охота, где всё с самого начала пошло наперекосяк, будь проклята жадность, что завела её в ловушку! Она отчаянно пыталась оттолкнуть неведомого противника хоть на секунду, чтобы иметь возможность сбежать - но стальные челюсти только сжимались всё сильнее. Ещё минута-две, и она окончательно перестанет быть!
   - Помогите... Кто-нибудь... - жалобно проскулила тёмная, понимая, как нелепо и смешно это звучит. Кто во всей вселенной придёт на помощь погибающему демону? Светлые будут рады, люди счастливы, свои только посмеются. Особенно, когда она сама попалась так нелепо...
   Но, как ни странно, хватка неведомой твари вдруг ослабла. Челюсти перестали вгрызаться в сердце демоницы, но не разжались совсем. Удары прекратились, но тяжеленная астральная туша по-прежнему лежала на ней сверху. Как бы намекая, что одно неверное движение, и...
   - Сдавайся, - дружески посоветовали на ухо. - Юдзо тебя не тронет. Мэри, конечно, может врезать пару раз, но она в худшем случае развоплотит. А вот Страж может и уничтожить окончательно... и как Пьер Конти, он очень хочет это сделать. Даже я его еле уговорила подождать, а ведь он по старой памяти меня до сих пор считает госпожой...
   - Пьер?! Вервольф?! Это он - Страж?! - только теперь до Триллы дошло, как она влипла.
   Стражи - звери сродни адским псам, только сильнее и опаснее большинства из них. Вожаки этих небесных чудовищ вполне сравнимы по силе с Цербером. И функции в некотором роде схожи. Адские псы охраняют границу между Преисподней и физической реальностью, ловя и притаскивая обратно беглецов, если те вдруг сумеют проскользнуть в мир живых. В то время, как обязанность Стражей - стеречь метафизический барьер между Востоком и Западом, чтобы не смешивались зоны влияния разных иерархий. Люди могли пересекать эти рубежи свободно, но демоны и духи - только по человеческому приглашению. Со смещением культурных зон по поверхности планеты вслед за ними передвигались и Стражи. В последние столетия они сильно обленились, потому что земные народы и сами были толком не уверены - где у них что, и кто кому молится. Но уж если спящие звери открывали глаза...
   Формально Трилла была невиновна - её пригласил житель этого мира. Но если этот Страж и вправду - дух убитого оборотня (каким образом?!), то вряд ли он будет в настроении слушать её оправдания. Спасибо и за то, что не загрыз сразу... а кстати, кому спасибо?
   - В первую очередь благодари Юдзо, - хихикнули над ухом. - Между нами, девочками - ты совершенно не разбираешься в парнях. Если бы он не согласился соблюдать третий принцип, я бы и ухом ради тебя не пошевелила. А ведь тебе стоило с самого начала попросить его о помощи, и всё закончилось бы хорошо. Впрочем... тебе это и в голову прийти не может, так что я тебя не виню. Гораздо интереснее, как ты теперь-то додумалась?
   - Ты... ты богиня. Лиса, его сожительница. Ты командуешь Стражами? Это была ловушка?
   - Вот ещё, делать мне больше нечего. Ладно, объясню, а то ты ведь умрёшь от недоумения. Духи всех волков обладают огромной силой. А волков-оборотней - особенно. Все оборотни происходят от меня, и поэтому они не просто люди, умеющие превращаться в животных. Они - духи Предела в людских телах. У каждой породы есть свои функции в поддержании баланса Девятимечья, хотя вы сделали всё, чтобы они об этом забыли. Ваши подопечные маги вместе с Равновесием делали всё, чтобы низвести их до состояния животных. Лисы-то сопротивляются, а вот остальные... Нет, не думай, я на вас за это не в обиде. Я вообще не злопамятная - отомщу и забуду, как говорит один друг моего хозяина. Но вот что вы им скажете, когда они вспомнят? Ведь после смерти они обретают свою настоящую силу. Чтобы внешние миры не встали на уши от их буйства, ваши предводители создали Поля Вечной Охоты - нечто вроде звериного рая, духовное измерение, где волки и другие хищники застревают очень надолго. Им просто не хочется оттуда уходить. Это неплохое решение. Пьер заслужил отдых. Но он хотел не просто искупить вину своей смертью, но и принести как можно больше пользы. Отработать то, что втянул хозяина в эти неприятности.
   Матёрый белый волчище удовлетворённо зарычал. По его шкуре пробежали серебряные молнии. Трилла вздрогнула, и тут же замерла, чтобы не злить Стража лишний раз.
   - Ты уже догадываешься, что я ему предложила, да? За свою жизнь Пьер успел побывать оборотнем Тьмы и Ян-оборотнем. Его кровь помнила Восток и Запад, что делало его подходящим кандидатом в Стражи. У меня сохранились кое-какие связи в этой конторе, а у них как раз недавно освободилась одна вакансия. А Стража никто в Поля не потащит.
   - Добьёте? - тоскливо уточнила демоница, практически не сомневаясь в ответе. Кто же оставляет врага в живых, после того, как разболтал столь важную информацию? Даже многие архидемоны наверняка были бы шокированы, узнав, какую ценность и опасность представляют души оборотней. Что уж говорить о смертных магах, много веков считавших их просто животными? Сумей Трилла каким-то образом сбежать с таким открытием, она бы мигом отыгралась за неудачную охоту! За пару десятилетий её влияние и сила возросли бы многократно. Но ведь Лиса это тоже понимает... Значит, просто поиздеваться хочет. Это нормально, сама Трилла на её месте поступила бы так же. Остаётся только терпеть и ждать...
   - Я - нет. У меня, понимаешь ли, первый принцип. Я тебя не только сама прибить не могу, я даже не могу отдать подобный приказ Пьеру. И если он попытается тебя прикончить по собственной инициативе, я должна буду вмешаться, иначе окажусь косвенно виноватой. Но понимаешь, рогатая, я могу не успеть. Или не суметь. Он мне теперь формально не подчиняется... Есть, конечно, уважение и всё такое, но это гарантии ненадёжные...
   Из всего этого длинного монолога Трилла поняла одно - есть шанс, что её всё-таки не съедят до конца. Маленький шанс. Но есть. Она воспряла бы духом, если бы этот самый дух не держали крепко за шкирку челюсти Стража. Вздохнула бы чуть свободней, да тела не было.
   - Госпожа, я на всё готова! Что я могу сделать, чтобы ты... чтобы он меня пощадил?
   - Ннююю, дай подумать. Я бы тебя и просто так отпустила, но Пьер такой доброты точно не поймёт. Мы должны выдумать для него крайне убедительную причину. Ммм... в конце концов, из-за тебя хозяин потерял не только друга, но и неплохого бойца. Будет справедливо, если ты его нам заменишь. Заключим договор, скажем, на пять лет - для тебя это ничтожный срок, а хозяин за это время успеет развиться настолько, что твоя помощь уже не понадобится.
   Договор! Узы между смертным и демоном, которые позволяют покровителю оставаться в физическом мире! Конечно, не просто так - оба партнёра должны строго соблюдать целую систему обязательств, фактически становясь на это время рабами друг друга. Но право, оно того стоит. Практически все архидемоны обладают одним или несколькими договорами. В некотором роде подобные обязательства служат валютой инфернальных миров - наряду с душами и энергией. Договор с землянином был одной из самых дорогих валют. Жители техномиров очень редко призывают демонов, и ещё реже умеют заключить с ними взаимовыгодное соглашение. А демонолог-любитель - это палка о двух концах. Скорее всего, он просто вышвырнет призываемого обратно, не сумев удержать хрупкую связь. Но если удастся втолковать ему, что и как делать, такой колдун превращается в идеальную марионетку, стабильный источник силы и душ. Чаще всего ему удаётся втюхать контракт с минимумом обязательств и максимальной свободой призванного существа.
   Конечно, Трилле не стоило рассчитывать на что-то подобное. Сам-то мальчишка - полный лопух, и даже третий глаз, позволяющий видеть правду и ложь, не спасает его от житейской наивности. Но увы, хвостатый и пушистый адвокат начеку - она такие вещи нюхом чует, а опыта у неё - как у десятка адских баронов. Спеленает по рукам и ногам, последние соки выжмет... но демонице выбирать не приходилось. Самый жестокий договор - в тысячу раз лучше, чем вернуться на родные круги без добычи. И конечно, в миллион раз лучше небытия.
   - Я принимаю, - будто у ней был выбор, - какой вид договора? Не на душу, конечно?
   - Душу Хранителя? - Лиса хихикнула, представив себе эту картину. - Знаешь, будь я чуть больше садисткой, я бы так и сделала. Позволила тебе заключить такую сделку, а через пару столетий посмотрела, что от тебя останется при попытке поглотить Дух Предела. Да и весь твой круг Преисподней долго пришлось бы ремонтировать.
   Триллу передёрнуло. Если девятихвостая не врёт и не преувеличивает... а лгать ей вроде бы резона нет, и так все козыри на руках... то во что же глупая демоница влезла?!
   - Да не расстраивайся ты так, - "утешила" Лиса. - Это не ты вляпалась, это задолго до тебя сляпали. Есть на свете дураки и похуже, в том числе и в Сферах Творения. Ладно, извините оба, что болтаю много. Договор силы в обмен на служение. Устраивает, рогатая?
   - Да, но... где ты её возьмёшь? В тебе есть все Стихии ("И я многое отдала бы, чтобы понять, как это вообще возможно!"), но Тьмы слишком мало, а другие виды энергий для меня несъедобны. А в твоём... подопечном (она не смогла назвать смертного хозяином богини, слишком абсурдно это звучало) ещё меньше. Я готова голодать, но договор...
   - Понимаю, не нервничай. Если договор разорвётся от невыполнения мной обязательств, я не буду тебя преследовать. Но улизнуть так легко не надейся - будет тебе Тьма, чистейшая, да столько, что смотри не захлебнись. На, держи, - в изящной лапке появилась ниоткуда серебряная цепь, тоньше паутины и прочнее стали. - Это временный договор, со мной. С хозяином заключишь постоянный сегодня вечером... А может и не с хозяином... а может и не постоянный... а может и не заключишь. В общем, Пьер, отпускай, она теперь хорошая будет.
  
   Из двух очаровательных пленниц, захваченных группой Акиры, Лена была старшей как по уровню силы, так и по положению в иерархии. Формально именно она была руководителем полёта, и имела право отдавать подруге приказы, если вдруг возникнет такая нужда. И лишь в одном смысле девочка оставалась младшей - в буквальном. Пославшие их на задание хорошо понимали это. Будучи романтиками в душе и печальными реалистами в жизни, иерархи Света знали, что из детей получаются хорошие солдаты, но некоторые решения им доверять нельзя. Именно такое решение должна была сейчас принять Жанна.
   Её язычок осторожно коснулся четырёх зубов в верхней челюсти. Четырёх аварийных выходов, микроамулетов, рассчитанных именно на такую безнадёжную ситуацию. Каждый активировался отдельной мысленной командой - ключом из двух десятков слов и одного образа, который следовало удерживать перед глазами. Их специально сделали такими длинными, чтобы не промелькнули в памяти случайно. Любая посторонняя мысль разрывала цепь, так что для активации амулета нужно было целиком сосредоточиться на нём. Разумно, хотя десять минут назад, в лесу, она бы не отказалась от более короткого пароля...
   Первый "выход" просто убил бы её и Лену - быстро и безболезненно, спецназовцы, вероятно, даже не сразу бы поняли, что конвоируют трупы. Активация второго позволяла забрать с собой всех японцев - от вертолёта бы даже пыли не осталось. Эти два варианта она пока отложила подальше - умирать совсем не хотелось, да и ситуация была не настолько отчаянной. Вот если Ян-иерархи начнут вскрывать им мозги, тогда...
   На третьем амулете она задержалась почти на минуту, размышляя. Это заклинание увеличит её физическую силу в десятки раз, сделает неуязвимой для пуль и ножей... Всего на несколько минут, но этого хватит, если не ловить ворон. Она сможет голыми руками разбросать спецназовцев, как детей, и экзоскелеты не помогут. Порвать путы, освободить Ленку, взять в заложники пилота, наложить на солдат заклятие подчинения, и в портал - затеряться в каком-нибудь местном городе, дождаться помощи...
   Вот только у подруги амулета-активатора нет. А в такой тесноте Жанна никак не сможет закрыть её собственным телом от всех выстрелов сразу. Из этих чёртовых дробовиков спецназовцы могли свободно палить в тесноте салона, не опасаясь пробить обшивку или ранить товарища - экзоскелеты попадание из винтовки держат, не то, что дробь.
   Оставался четвёртый вариант - самый неопределённый. Старшие поначалу даже сомневались, стоит ли выдавать его начинающей оперативнице. Эта штука вообще не предназначалась для такой ситуации, как сейчас. Заклинание "Бермудский треугольник" было разработано российскими архимагами для единственной цели - предотвратить возможность захвата ВРК. На тот маловероятный случай, если затопить или разбить машину, уйдя самим сквозь портал, окажется невозможно. Эта штучка давала призрачный шанс выжить пилотам... и стопроцентную гарантию иерархам, что захватчики уже не смогут использовать крейсер в собственных гнусных целях. Если, конечно, не найдут в другом мире подходящих мишеней для его арсенала. Обратного хода у заклинания не было, вселенная для перемещения выбиралась случайным образом. Совсем чуть-чуть лучше прямого самоубийства. Но можно ли сказать, что этот "выход" лучше плена?
   Если бы точно знать, как Ян-маги будут с ними обращаться - она приняла бы решение без колебаний. Лучше неопределённый иной мир, чем вскрытие памяти на на рабочем столе у опытного дознавателя... впрочем, у начинающего не слаще. Говорят, азиаты возвели пытки в ранг высокого искусства... как и всё, чем им приходилось заниматься. Это у смертных - современное, высокотехнологичное и гуманное государство. А местные маги - почти все те же, что вдохновляли империалистов во Вторую Мировую. Жанна видела слепки воспоминаний, она не нуждалась в учебниках истории, чтобы прочувствовать весь ужас того времени. Обезумевшие самураи творили в Китае такое, что у многих истинных арийцев волосы бы встали дыбом. Да и на тихоокеанском фронте не особо стеснялись.
   Но что если она просто сама накручивает собственные страхи? Если японцы хотят договориться миром и будут обходиться с пленниками вполне нормально? Тогда она просто погубит себя и подругу... а заодно неизвестное число вполне нормальных смертных ребят, которых просто обманом втянули в дела иерархий. Не все же тут посвящённые?
   Между тем солдаты начали постепенно оживать. Нет, внешне они по-прежнему напоминали выключенных боевых роботов - неподвижные доспехи, непроницаемые морды шлемов... Но по изменениям в их аурах Жанна поняла, что до посадки осталось не более пяти минут. Вертолёт приближался к месту назначения: возможно, к городу, возможно к какой-нибудь военной базе в глуши. А может быть, даже напрямую к какому-нибудь поселению магов.
   Последняя мысль вызвала жуткий приступ паники. Волшебница даже не думала, что умеет так сильно (и так глупо?) бояться. Когда билась с оборотнями-крысами в киевской канализации - не боялась (некогда было). Когда стая живых мертвецов тащила её на обед - поджилки, конечно, тряслись, но настоящего, всеобъемлющего ужаса не было - где-то в глубине души верила, что всё обойдётся. А тут вдруг сердце в пятки ушло. В руках магов, таких же, как она сама, но недружелюбно настроенных, Жанне бывать ещё не приходилось. Но она была справедливой девушкой, и хорошо представляла, что сама сотворила бы с парочкой тёмных, если бы захватила их при попытке открыть путь чьим-либо войскам для вторжения в Россию. Нет никаких оснований думать, что японцы окажутся добрее. Попытка развязать магическую войну - это всегда очень серьёзно, вне зависимости от цвета ауры.
   Больше не колеблясь, она вызвала перед глазами нужный символ, и торопливо произнесла слова пароля. "Бермудский треугольник" действует только в воздухе, как только вертолёт коснётся земли, от него не будет никакого проку...
   Успела! Она почувствовала всплеск силы, а вслед за этим - растущее изумление пилотов, на глазах у которых растворились в тумане горы, затем земля, а потом и само небо. Лётчики были серьёзными взрослыми людьми и не верили ни в какую мистику. Они предположили, что случайно влетели в облако (Вот так неожиданно? В чистом небе средь бела дня?) или подверглись атаке с использованием дымовых боеприпасов (это уже больше походило на правду). Но их удивление плавно переросло в испуг, когда последовательно отказали все системы навигации, а на всех радиочастотах воцарилась полная тишина.
   Рядом напряглась Лена - она тоже почувствовала переход, но не могла спросить подругу, что происходит. А вот спецназовцы пока ничего не заметили. Так и продолжали сидеть на своих местах, уверенные, что летят домой, довольные успешно выполненным заданием, ломающие головы, какую угрозу могли представлять две несовершеннолетних девчонки, и какой идиот засунул их в новейшую боевую машину? Скоро они узнают ответ на этот вопрос, и... оставалось надеяться, что не пристрелят сразу, узнав, что путь домой закрыт навсегда. И самой Жанне тоже предстоит это по-настоящему осознать. И Ленке... Ей-то каково будет? У неё мать ещё жива... Все они наверняка возненавидят глупую девчонку, зашвырнувшую их неизвестно куда из-за собственных страхов. Ну да ладно. Ей не привыкать. Даже если убьют - не так уж страшно. Ленку вряд ли тронут, они ж теперь товарищи по несчастью...
   Гораздо страшнее была другая мысль - что, если в этом мире жить вообще нельзя? Нет пригодного воздуха, или местная пища несъедобна для людей... Конечно, какое-то время Лена сможет производить это всё с помощью заклинаний, но потом и у неё кончится энергия, если не удастся найти подходящих доноров... Как же она раньше об этом не подумала, комиссар недоделанный! Жанне захотелось завыть от тоски, но кляп мешал.
   От мрачных мыслей отвлекло странное изменение в ауре. Один из бронированных парней в конце салона не ожидал посадки. Он... да, точно. Он почувствовал перемещение. Этот японец знал, что находится уже не в своём мире. И не вскочил, не поднял шум, не попытался убить пленниц, или потребовать объяснений. Продолжал сидеть и думать о чём-то своём. Не то, чтобы парень был полным пофигистом - его изрядно огорчило расставание с Землёй. Просто он не видел смысла вскакивать и суетиться теперь, когда всё уже случилось. Но обречённым себя вовсе не считал. Похоже, он просто ждёт информации от пилотов. Вот выяснит, куда его занесло, тогда и решит, что делать. В своей способности решить проблему - почти не сомневается. Чёрт побери, да кто он такой? Маг? Нелюдь? Наблюдатель Равновесия?!
   А вот ещё "интересный" тип - рядом, в двух шагах. Тот самый, что арестовал её, кстати. О переходе не знает, но подвох нутром чует. Вероятно, посвящённый, но скорее всего, не маг. Однако опасностью от него так и несёт. Руки в бронеперчатках сжимают дробовик, палец в контактном гнезде... Что этот опытный убийца сделает, когда поймёт, что подвох уже случился, прямо у него под носом, а он ничего не заметил? Догадайся с трёх раз...
   Она снова переключила внимание на пилотов. Туман перехода уже рассеялся, и из кабины что-то видно... что? Считывать образы из чужих мозгов без помощи заклинаний Жанна не умела, её таланты ограничивались неплохой эмпатией. Что бы там ни было, за бортом, минимум одного из пилотов оно здорово напугало, второй пока слишком занят управлением.
   Она ошиблась совсем немного. Пилота напугал не открывшийся вид - над океаном ему, как любому японскому лётчику, приходилось летать и раньше. Ну подумаешь, сбились с курса в этом странном тумане. Бывает. Что пропала вся связь - тоже не так страшно, может из-за войны понадобилось срочно активировать ПАС (о существовании этой штуки ребята из ПВО всё-таки предупредили, хотя не объяснили, что это и как работает). И даже писк детектора радиации он сумел объяснить рационально - просто залетели в "горячее" пятно, оставшееся после взрыва русского крейсера. Эту громадину ведь как раз над океаном сбили.
   Как ни странно, ему стало страшновато, когда радар вновь заработал. Потому что картина окружающего мира вернулась, а связь - нет. Диапазоны локации и связи перекрывались, поэтому физически невозможно было перекрыть одно, не задев другое!
   По какому-то наитию он отключил фильтрацию шумов, переведя станцию в аналоговый режим. Вначале был слышен только треск и вой помех - необычайно сильных, словно по их летательному аппарату работали мощные "глушилки". Ну да это ладно, если какая-то сволочь осмелилась стрелять по вертолёту Японских Стратегических Сил Самообороны дымовыми зарядами над его собственной территорией, то с неё же станется и помехи поставить... Разум всё ещё искал рациональные объяснения, даже вторжение русских с установлением полного господства в воздухе казалось более приемлемым вариантом, чем вся эта мистика. А потом сквозь шум пробился голос...
  
   Кого на государственном уровне беспокоит исчезновение одного отряда спецназа, когда на носу крупномасштабная война? Как оказалось - очень и очень многих.
   Воспитанные политики и военные из числа простых смертных (а невоспитанных на таких уровнях не было, Япония всё-таки) усердно демонстрировали, что это не их дело, что всё идёт, как надо, и что если прикажет Родина, они готовы не заметить исчезновения нескольких городов, не то, что какого-то вертолёта. Но по своим каналам всё же осторожно прощупывали - на какое дело могли бросить подразделение, и кто мог его столь быстро и эффективно убрать. Разумеется, большинство слухов автоматически связывало эти события с предстоящей войной. Забавно, что посвящённые и маги проводили ту же связь, но совсем по другим причинам. Младшие делали выводы, что вторжения теперь не избежать. Ситуация должна быть очень серьёзной, чтобы посланники Света пошли на самоубийство, это ведь в корне противоречит их убеждениям. А на самых верхних уровнях иерархий, где магические войны значили не больше, чем движения фигур на какой-то отдалённой доске, архимаги и просветлённые отшельники обсуждали совсем другой вопрос - откуда у светлых ключи к межмировым переходам, и кем надо быть, чтобы вручить подобный артефакт подросткам? Ну и конечно, что скажет на это княгиня Марья Алексеевна, то есть Равновесие? Наблюдатели хранили загадочное молчание, чем только больше нагнетали обстановку. Так же отмалчивались и русские, получившие уже сотню запросов от светлых из других стран: ну хоть своим признайтесь, что вы там натворили, интересно же! Отмалчивались, и постепенно подтягивали к берегам Страны Восходящего Солнца тихоокеанский флот. Четыре тяжёлых ударных группы под прикрытием ВРК буквально выметали с небес и из океана всё, что имело глупость не убраться вовремя с их пути и не остановиться для досмотра. Сейчас вам не двадцатый век, ООН больше нет, жалобу подать некуда. Надо было в альянсы по вере вступать, как все нормальные страны. Молитесь своим богам, если они у вас ещё есть.
   Ян-иерархия была бы рада последовать этому совету. Пару слов покровителям - и божественный ветер расшвырял бы огромные корабли по всему океану, как щепки. Опыт этого дела есть, народ поддержит. Вот только прямое нападение иерархов на смертных было последним, что они могли себе позволить. Ладно, что воины Пути за такое по головке не погладят, с ними ещё можно договориться. Хуже, что светлые, потеряв армию, нанесут ответный удар. Прикроют своё вторжение каким-нибудь цунами, извержением вулкана или землетрясением - японская природа на такие дела всегда была щедра. Нет уж, спасибо. Армию следовало останавливать обычным человеческим оружием, или не останавливать вовсе. В крайнем случае - пусть приходят, а мы уж на своей земле с ними поговорим. По-своему, по-мажески. Но до этого Силы Самообороны сделают всё, что смогут.
   Снова заработала ПАС, но отсутствие радиосвязи лишь немного замедлило продвижение флота - русские специалисты наладили лазерные коммуникации. Конечно, низкая дальность действия радаров значительно ограничивала их, и японские самолёты сумели провести несколько неожиданных атак. Но у них элементарно не хватало огневой мощи, чтобы потопить целый флот. Из трёх сотен ракет, которые они смогли выпустить, через активную оборону сумели прорваться едва полтора десятка. Один эсминец был потоплен, ещё один потерял ход, парочка ракетных крейсеров получила приличные повреждения, но осталась на плаву и даже сохранила боеспособность. Пару десятилетий назад любое крупное государство, желающее начать войну и получившее таким образом по носу, обязательно подняло бы шум в СМИ о том, как его подло атаковали, чтобы поручить индульгенцию на ответные действия. Но в две тысячи пятнадцатом году общественное мнение никого уже не беспокоило. Серьёзные люди пропаганду не слушают, у них свои источники. А народ узнает лишь то, что ему скажут, и тогда, когда это будет нужно.
   Оставался последний шанс остановить флот - дипломатия. Обычно, правда, начинают с переговоров, а потом уже стреляют, но раз уж так некрасиво получилось... Смертные дипломаты давно вели безуспешные переговоры, однако теперь иерархи решили напрямую обратиться за помощью к своим коллегам. Встал вопрос, к кому конкретно постучаться.
   На европейских магов надеяться заведомо бесполезно. Они в первую очередь заинтересованы в оккупации. Светлые Британии против русских коллег не пойдут. Британские тёмные слишком боятся восстания своих вампиров.
   Маги Индокитая - хоть Инь, хоть Ян - вмешаются с большим удовольствием, стоит им только намекнуть. Вот только ценой за их помощь будет по меньшей мере протекторат, если не полное слияние. А для целей Алого Двора одна Империя ничуть не лучше другой. Хотя стоп... была же ещё одна! Не такая враждебная, как европейские и русские иерархии, но и не столь "дружелюбная", как братья-азиаты. Да... чем больше алые князья думали над этим вариантом, тем больше он им нравился. Покровители тоже не возражали.
   Так и получилось, что на следующее утро частный самолёт одного широко известного в узких кругах лекаря прибыл в Байт аль-Макдис - столицу Израильской Империи. Выйдя из аэропорта, целитель направился на запад, и вскоре вышел на зелёные холмы, почти свободные от застройки. Опустившись на траву, мужчина сел в позу лотоса и некоторое время сидел неподвижно, впитывая пульс этой земли, шёпот её духов и чаяния населявших её народов. Примерно через пятнадцать минут рядом с ним сел другой человек... вернее, не совсем человек. Но гость не прервал медитации. Он и его спутник открыли глаза лишь тогда, когда увидели духовным зрением выросшую перед ними десятиметровую фигуру.
   Применив технику взгляда сквозь иллюзии, целитель сумел увидеть и телесный облик гостя - огромный мускулистый мужчина, с кожей цвета бронзы, и глазами, горящими оранжевым огнём. Для глаза смертных великан был совершенно невидим.
   - Мир тебе, странник, - прогрохотал джинн, и очень удивился, когда оба японца поклонились и поприветствовали его одновременно. - Прости моё любопытство, но как твой спутник может видеть меня? Он не применял магии, чтобы проникнуть сквозь мои чары...
   - Это очень просто, - чуть заметно улыбнулся японец. - Ваши иллюзии совершенны, но они действуют лишь на людей, джинн-дзин. Хидеаки - не человек, он из почтенного народа цуру - журавлей. Он известен, как великий миротворец, и потому я осмелился пригласить его участвовать в предстоящих переговорах. Господин Хидеаки был столь любезен, что согласился принять на это время человеческий облик, чтобы нам было проще с ним говорить.
   Здоровяк запрокинул голову и расхохотался, окутавшись дымом со сладковатым запахом.
   - Воистину ты мудр, странник с островов восходящего солнца! Ты знал, что наш повелитель, да продлит Аллах его дни, почитает миротворцев и вряд ли откажет тебе в твоей просьбе, какова бы она не была. Взойди же на этот ковёр вместе со своим почтенным спутником, и вы оба попадёте ко двору Императора быстрее, чем открыть и закрыть глаза...
   Представитель Ян-иерархии с благодарностью поклонился и пропустил вперёд журавля. Тот, так же не произнося ни слова и лучезарно улыбаясь, скользнул на возникший у его ног ковёр.
   Джинн не обманул и не преувеличил (его расе свойственно было бахвальство, но каждое слово в похвальбе соответствовало истине - иначе они просто не могли себе представить). Ковёр-самолёт за доли секунды переместил их из пригорода во Дворец Мошиаха возле Храмовой Горы. Это не было перемещением сквозь портал, но также ничуть не смахивало на путешествие в мире духов - выглядело так, будто порыв ветра просто сдул окружающий мир, а на его месте открылось совсем другое. Впрочем, чему удивляться - у каждого волшебного народа свои тайны и сюрпризы. А иначе жизнь была бы совсем неинтересной.
   Дворец Императора-Мошиаха в самом деле поражал воображение. Около пяти километров в поперечнике и трёх в высоту, он висел в небесах над городом, подобно прозрачному облаку - на земле Израиля просто не нашлось места, чтобы вместить такую громаду. Вниз уходили только тончайшие опоры, подобные струям фонтанов. Официально это объяснялось необычайно лёгким и прочным материалом - аэрогелем, из которого состояла основная часть дворца. Но все верующие знали, что это лишь отговорка - огромное здание возвели и поддерживали на своих спинах джинны, в знак почтения к помазаннику Аллаха. Говорили, что Третий Храм, когда Мошиах его отстроит, будет настолько же больше и красивее дворца, насколько дворец превосходит все земные здания. А христиане намекали, что ещё огромнее и прекраснее будет Небесный Иерусалим, до явления которого, похоже, не так уже далеко.
   Освещения во дворце днём не было - в любой его части, кроме специально изолированных комнат, сквозь стены и потолки просвечивало небо. Во многих местах (в частности, в том зале, куда они переместились) этот свет дополнительно собирали и усиливали огромные кристаллы и световоды, встроенные в толщу аэрогеля. Будучи по образованию профессором физики и специалистом по метаматериалам, Император не разменивался на старомодное золото и драгоценные камни, как всякие там аладдины. Его дворец представлял собой одновременно жилой дом, лабораторию, и огромный оптический вычислительный комплекс. В этом, разумеется, присутствовал определённый снобизм, но поразмыслив, японец решил, что человек, сделавший столько полезного для своего и других народов, может себе позволить некоторую степень помпезности. В конце концов, он претендует на место посланника божьего, а значит, должен поддерживать свой имидж в глазах людей, совершая чудеса. Да и самой сущности Ян-мага импонировала столь яркая демонстрация силы.
   В противоположность своему жилищу, Мошиах-Император Сулейман ибн Алексей Гринберг, великий Султан Израильской Империи, выглядел вполне скромно и непритязательно. Его знаменитый костюм из "умной ткани", способный по желанию владельца становиться просторным халатом или прочнейшей бронёй, сейчас напоминал заурядный комбинезон. На рукаве было заметно чёрное пятно, которое прямо на глазах японских гостей посветлело и растворилось, разложенное системами очистки. Вряд ли это было намеренным пренебрежением - скорее всего, Император даже не замечал загрязнения. Но могло быть и намеренным дипломатическим ходом: по слухам, последний год Гринберг работал над созданием дешёвой синтетической нефти, и возможно, явившись в зале для приёмов прямиком из лаборатории, хотел намекнуть, что близок к завершению своих трудов. Джиннергетика, безусловно, была доступнее и экологически чище, но попытка предоставить подобный ресурс простым смертным означала бы войну со всеми иерархиями Земли. Вот повелитель правоверных и искал способ снять Ближний Восток (а заодно и всю планету) с нефтяной иглы, оставаясь при этом в рамках немагических технологий.
   - Я знаю, зачем вы пришли, - заговорил он прежде, чем японцы успели хотя бы поклониться. Конечно, гостей передёрнуло от такой бесцеремонности, но посол успокоил себя тем, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Тем более, у владыки много дел, он не может их тратить на расшаркивания со всеми посетителями. Последнюю мысль было особенно трудно уложить в голове, но целитель справился - он имел опыт жизни и действий среди варваров.
   - Я понимаю беду вашего народа, и особенно - простых людей, ничуть не виновных в любви их иерархов к рискованным экспериментам. Большинство подданных Империи искренне огорчено предстоящей войной, в наших аэропортах уже ждут своего часа самолёты с гуманитарной помощью. Я уже направил протест моему царственному брату, Императору Всероссийскому. Но боюсь, это всё, что я могу для вас сделать.
   - Но... но почему, Ваше Величество?! - не выдержал посол. Цуру деликатно молчал. - Ведь под вашим началом самые отважные и умелые воины мира! Достаточно было бы простой демонстрации силы, совсем не обязательно вступать в бой. Если бы хоть один израильский ЛВП с группой сопровождения появился - только появился - в Тихом Океане...
   - Если бы он мог что-то сделать самим появлением, - покачал головой Император, - я бы уже давно отдал приказ. Более того, друзья мои, если бы я мог остановить русский флот, пожертвовав парой линкоров, я бы пошёл и на это. У меня здесь достаточно несостоявшихся героических самоубийц, а корабли можно и новые построить... Проблема не в этом...
   Он сделал паузу, видимо ожидая, что его переспросят. Но японец и без того ругал себя, что нарушил все правила приличия, и не собирался позориться ещё больше. Оба посетителя с почтением ожидали, когда Император закончит мысль. Сулейман вздохнул и продолжил:
   - Светлые настроили своих подопечных максимально серьёзно. Они идут не пугать, они идут драться насмерть, если в этом возникнет необходимость. А мои ребята - что евреи, что арабы - настроены серьёзно по умолчанию, они иначе не умеют. Их больше полувека учили биться за свои жизни, против реальной или воображаемой опасности. Сейчас я учу их жить по-человечески. Строить, а не разрушать. Очень медленно учу, потому что противовеса мне на Ближнем Востоке нет, и любое резкое воздействие на эгрегор может привлечь внимание Равновесия. Если я сейчас ввяжусь в войну, все предыдущие уроки пойдут насмарку. Я не могу бросить на убой четверть флота, а потом извиниться и вернуться в Средиземное море - народ не поймёт. Они потребуют "адекватного" ответа, и откорректировать этот всплеск ненависти магически я тоже не смогу. Теперь понимаете? Вы просите разрушить всё, что я тут строил четыре года. Я пацифист, но не готов бороться за мир до последней капли крови.
   Посол несколько раз вдохнул и выдохнул. Когда он снова заговорил, голос был полон утончённой вежливости, а лицо отрешено и спокойно. Только глаза горели мучительным блеском. Дело даже не в том, что помощи не будет. В конце концов, Алый Двор изначально рассчитывал только на свои силы, и вступил в переговоры скорее из вежливости. Но провал миссии - его личной, первой в жизни миссии, был просто невыносим.
   - Но Ваше Величество... Простите мою назойливость, но вы ведь не только повелитель страны, но ещё и чудотворец! Помогать не обязательно только людскими силами...
   - Да, я мог бы отправить в Японию несколько тысяч джиннов, - подтвердил Сулейман. - Для меня это несложно, а для Империи - вполне безопасно. Но нужна ли вам подобная помощь?
   Посол на минуту задумался, а потом низко поклонился Императору:
   - Вы совершенно правы, Ваше Величество. Приношу извинения за собственную глупость, и искренне благодарю вас, что не позволили моей иерархии потерять лицо. Я в долгу у вас.
   Это было вполне очевидно, если подумать. При поддержке джиннов Ян-маги раскатали бы любой десант в тонкий блин, не особо напрягаясь. Но тогда в магическом мире утвердится мнение, что Алый Двор не способен защитить себя без посторонней помощи. И как только приглашённые защитники уйдут, на Японию обрушатся все - и враги, и бывшие друзья.
   Лекарь уже хотел начать прощаться, когда неожиданно заговорил его спутник:
   - Великий дипломат не в силах помочь Японии, монарх не имеет права это сделать, помощь чудотворца сделает лишь хуже в перспективе. Однако всякий живущий в наши дни иудей знает, что Мошиах - не только миротворец, царь и знаток Каббалы, но ещё и пророк. Возможно, именно пророк знает, как помочь маленькой, но очень гордой стране, окружённой сильными врагами? Ведь именно в такую страну пророк явился пять лет назад...
   Сулейман с недоумением приподнял бровь, а затем от души рассмеялся.
   - В самом ли деле передо мной журавль, друзья мои? Льстивая и хитрая речь скорее вызывает мысли о лисах... Да, скромному пророку кое-что открыто. Но пророчества обычно туманны - нужны ли вам лишние загадки в такое тяжёлое время?
   - Я монах дзен, ваше величество. Загадки - это ветер под моим крылом.
   - Ну тогда я за тебя спокоен, - усмехнулся Император. - Возможно, ты счастливее меня, потому что я и сам отгадки не знаю. Вот что я услышал, когда джинн принёс мне новость о вашем посольстве: "Воистину, нет пророка в своём отечестве. Глупцы едут за медными грошами в чужие страны, не видя горшка золота у себя на пороге".
  
  -- Глава 12.
  
   "...надлежит магам, а также ученикам оных воинские искусства изучать со тщанием превеликим, в оных же занятиях достохвальных дух свой и тело укреплять всемерно, ибо опасность для них всегда превелика есть, силою же волшебства себя слишком часто избавлять для мага недостойно, и таковыми деяниями он лишь большую себе опасность снискивает, чаемого же избавления не обретает..."

Элеонора Раткевич.

  
   - Начать запись на уровне ментала. Акира Юдзо, Хранитель Десятого Меча, четырнадцать лет, пол мужской, синхронизация пять процентов. Местное время - семнадцать ноль-ноль, двенадцатое сентября две тысячи пятнадцатого года. Требую авторизации для заявления.
   - Авторизация принята, хозяин. Все Стихии, активно действующие на Земле, признают твоё право владеть Мечом, пользоваться силой Жемчужины и говорить от имени обоих. Но у нас не так много времени, энергия уходит. Это не наш уровень... пока ещё.
   - Понял. Заявление. Я, Акира Юдзо, осознанно, принимая на себя всю ответственность, использую силу Меча в личных целях. Я готов ответить за проявление эгоистических желаний перед Светом, Тьмой или Равновесием. Я отвечаю за них сам, у меня нет сообщников, кроме Девятихвостой Лисы, и никто не вынуждает меня к подобным действиям. Любой смертный маг, не согласный с моим решением, может вызвать меня на поединок или попытаться убить без предупреждения в любой момент, в соответствии с традициями своей иерархии. Я сохраняю за собой право на любые ответные действия, какие сочту нужными. Я также готов к мирным переговорам, если кто-то пожелает их провести. Мой позывной в эгрегоре Земли - Нукэнин. Начинаю силовое вмешательство. Конец заявления.
   С этими словами юноша без колебаний шагнул с крыши небоскрёба. За спиной забились, затрепетали хвосты - и запели беззвучную песню вихря, поднимая Хранителя в небо.
  
   Разумеется, его отговаривали. Все, включая призрака Пьера и Триллу, которой вообще слова не давали. Тайлор даже слушать ничего не хотел - если уж идти на такое безумное дело, то всем вместе, друзья они вообще, или кто?! Но Юдзо спокойно и методично разбил их аргументы (разумеется, не сам - когда надо было, ему подсказывала Девятихвостая).
   Стражам можно появляться в физическом мире, но лишь изредка и ненадолго - для охоты на покровителей, нарушивших границу. И никогда, ни при каких обстоятельствах не может Страж напасть на людей - это полная дисквалификация. У Тайлора с гоблином был один общий недостаток - они не умели ни летать, ни открывать порталы. Самостоятельно. Конечно, для них открыть портал могла Мэри, но магию Тьмы непременно обнаружили бы светлые, их на кораблях было предостаточно. По той же причине Марико и сама не могла участвовать в операции. В обоих случаях она надолго увязла бы во внутренних проблемах своей иерархии, и не факт, что вообще выбралась бы. Любая дерзость и любое везение имеют свой предел... даже если это дерзость Мэри Сью.
   Конечно, он мог использовать Триллу. Ему всё ещё неприятно было смотреть на это чудовище, убившее Пьера, но факт оставался фактом - демоница представляла собой почти совершенное и безотказное оружие. Её буквально распирало от желания чем-нибудь услужить новому господину, столь же искреннего и страстного, как предыдущее желание убить его. Если уж демон берётся служить, то служит хорошо, с полной самоотдачей... пока не представится шанс разорвать хозяина на части, конечно. Но таких возможностей Лиса ей давать не собиралась, так что преданность Триллы была вполне искренней. У покровительницы были крылья, способные в мгновение ока доставить её к месту действия, было право на вмешательство (Лиса выдала) и огромная сила. Ей ничего не стоило за несколько минут утопить все силы вторжения. Вот только это означало бы убийство, даже если бы Юдзо приказал демонице быть максимально аккуратной. Такова была природа её силы. А убивать, пусть даже чужими руками и косвенно, Хранитель не мог.
   Так и вышло, что при наличии множества помощников он вышел на эту войну в одиночку. Вернее, вдвоём - с Изменяющей Видение, разумеется. Куда он без неё теперь...
   - Никуда, - хихикнула Лиса над ухом. - Даже в отхожее место без меня не пойдёшь... Ладно-ладно, не красней так. Я эту функцию уже отключила, перевела организм на безотходную переработку. Настоящим героям не до сортиров, правильно?
   - Настоящим-то как раз до... - хмуро отозвался Юдзо. - Они в них злодеев мочат... террористов, например. Тайлор рассказывал.
   - А нам и замочить никого нельзя, - хихикнула Лиса, - так что там всё равно делать нечего. Ладно, хозяин, давай серьёзно. Боевой флот - это, конечно, не демон, по сравнению с предыдущим заданием - так, разминка. Мы с тобой знаем их возможности, а они даже не подозревают о существовании таких тварей, как мы. Но в составе флота обязательно будет маг, не ниже третьего ранга. Вот с него-то нам и надо начинать. Обойдёшь корабль по большой дуге, а я попробую нащупать нужную ауру.
   - А разве я не могу увидеть его через Жемчужину? - удивился Юдзо.
   - Можешь, конечно. Только при таком активном просвечивании он нас тоже увидит, Жемчужинка ведь сияет, как маленькое солнышко. Настраивать её на пассивный поиск ты пока не умеешь, да она и не очень-то для этого подходит... Всё-таки сила Ян - это свет правды. В основном. Хотя ложь тоже может быть очень активной...
   - Я понял, Лиса-тян. А если там будет не один маг? И они будут в разных местах корабля?
   - Ну, тогда у нас будет выбор - или отступать, или играть не совсем честно.
   - Не совсем честно - это как? - нахмурился Юдзо.
   Первый свой бой он бездарно проиграл, и выжил только благодаря помощи друзей, одному из которых пришлось ради этого умереть. Если второй удастся выиграть только благодаря мошенничеству... останется лишь сделать сеппуку, чтобы избежать позора. Что будет довольно затруднительно - деревянным-то мечом, да и Лиса может заупрямиться...
   - Использовать магию Предела, чтобы усыпить их. В принципе, это гарантированный результат, стихийные маги Пределу противостоять не могут, тем более земные...
   - То есть бесчестье лишь в том, что наша магия намного сильнее? Тогда ладно...
   - Нет... не совсем. Понимаешь, Предел не предназначен для использования на Земле. Для этого есть Девятимечье, испытательный полигон. Чтобы заклинание работало здесь, нам нужно будет использовать определённый Цвет Предела. А это оттянет на Землю силу одного из девяти миров, потому что подобное притягивается подобным. В нашем случае, по крайней мере. То есть нарушить баланс...
   - И второй принцип Десятого Меча, - понял Юдзо. - Нет, так действительно нельзя. Я обещал. Лиса-тян, а нельзя взять силу всех девяти Цветов в равной пропорции?
   - В принципе - можно. При этом баланс не нарушится... больше, чем он уже нарушен. Вот только учиться смешению Цветов придётся не один месяц, и это при условии, что ты окажешься гениальным магом. Всебесцветный Предел, в отличие от Цветов Девятимечья, не постигается инстинктивно, через драконий гнев или ещё что-то в этом роде.
   - А месяцев у нас нет... - подытожил Хранитель. - Ну может, там всё-таки будет один маг? Ну так, для разнообразия... Вдруг нашей кармы хватит на один счастливый случай?
   - Не думаю. Жемчужинка в прошлых воплощениях такого натворила... А собственная карма Хранителя не считается, пока он одно целое с Духом. Да и вообще жечь карму для решения жизненных проблем, "Если есть у меня хоть какие-то духовные заслуги..." - дурная стратегия. Лучше приберечь для совсем безнадёжных моментов, у нас такие будут...
   Обнадёжив таким образом своего юного хозяина, Девятихвостая вытянула носик вперёд, "принюхиваясь" к кораблям, что уже показались на горизонте. При этом она не забывала играть с поисковыми заклинаниями в старую-старую игру "Я тучка-тучка-тучка, я вовсе не Лиса, а медведь вообще на берегу остался..." Юдзо оставалось только ждать результатов.
   Само собой, маг был не один. Трое, причём все пятиранговые. Парочка на авианосце и ещё один на крейсере сопровождения. Просто мечта для героя, жаждущего подвигов... и не слишком озабоченного такими мелочами, как вернуться живым.
   Он чувствовал, что Пределу ничего не сделается от такого мелкого нарушения - сколько там силы возьмёт один мальчишка для усыпления трёх волшебников? Речь идёт об энергиях, способных творить и разрушать миры... Лиса тем более простит, даже слова не скажет. Но принцип, принцип... Он же твёрдо решил соблюдать все ограничения, неважно, насколько разумными те кажутся. А если плюнуть на принципы, то и колдовать не обязательно - просто позвать Триллу и наблюдать, как она превращает корабли в пылающие остовы...
   Что дороже, честь или судьба родной страны? Страна дороже, конечно. Но ещё важнее долг перед Лисой и Девятимечьем - а зачем Девятимечью бесчестный Хранитель, не способный сдержать своё слово? Это получается выбор между большим и огромным предательством. Отдать на растерзание свою страну - или целую систему миров?
   - С тёмными было бы проще, - чуточку виновато сказала Лиса. - Они привыкли надеяться только на себя, и в грош не ставят общее дело. Будь на этих кораблях три тёмных мага, каждый из них попытался бы сразить тебя сам. Звать на помощь - значит опозориться, признав свою слабость. А два других, даже если бы поняли, что их напарник в опасности, вполне могли подождать, чем закончится поединок. Со светлыми всё сложнее, они коллективисты по природе. Один будет тебя отвлекать, а два других в это время вызовут подкрепление с материка. С десятком магов, даже четвёртого ранга, тебе не справиться.
   - Да понимаю я, - вяло откликнулся юноша, и вдруг замер. - Лиса-тян... а есть что-нибудь такое, что заставило бы светлого волшебника кинуться в бой, не задумываясь? Ну, как в присутствии самурая оскорбить его клан и господина...
   - Ммм... ну, на оскорбления они вряд ли среагируют, наслушались от тёмных... Можно создать иллюзию прорыва инферно, тут они конечно сорвутся, хотя это скорее напугает, чем разозлит. Но за это нас будут долго бить все иерархии вместе - с такими вещами не шутят.
   - Если не напугать и не разозлить, то может - заманить? Создать иллюзию чего-нибудь безобидного, но очень ценного. Для их иерархии ценного, не лично... чтобы все трое захотели на это посмотреть... Светлый же захочет поделиться открытием с коллегами?
   - Да, это в их натуре... но поделится не только с двумя товарищами, но и с начальством...
   Юдзо задумался. Потёр подбородок. И вдруг просиял:
   - Лиса-тян, а ты можешь мне придать облик одного из этих магов? Так, чтобы не только для глаза, но и на уровне ауры его скопировать? Говорить как он, ходить как он, всё, в общем.
   - Конечно могу! - возмутилась Древнейшая. - Я Изменяющая Видение или погулять вышла?!
   - Замечательно. Расскажи подробнее, какие иллюзии нам сейчас доступны...
   - Для чувств светлого мага пятого ранга - практически любые, но в радиусе до семи метров. Для астрала и ментала, конечно, единицы другие, там нет расстояний в человеческом смысле.
   - В радиусе семи метров от кого из нас, если мы разделимся?
   - От меня.
   - Превосходно! Тогда у меня, кажется, есть план...
  
   Им всё-таки немного повезло. Хотя на кораблях действительно было три мага, один из них (на крейсере) спал в своей каюте. Волшебники тоже люди и иногда нуждаются в отдыхе. Конечно, на пятом ранге ничего не стоит заклинанием прибавить себе сил - хоть на неделю, хоть на месяц, хоть навсегда. Тело - оно простое, как наколдуешь, так работать и будет. А вот с мозгами сложнее. Мозги во сне обрабатывают полученную за день информацию, готовятся к новой порции. Они так устроены. Слишком долгая бессонница ведёт или к безумию, или к отупению, потере креативности. А воображение для мага - как зрение для лётчика. Без него даже хорошо известное заклинание энергией как следует не накачаешь, а уж о любой импровизации, будь то создание нового волшебства, или приспособление к ситуации старого, можно вообще забыть. И хотя несколько дней бодрствования для сильного разума не опасны, волшебники избегают противосонных заклинаний, когда только возможно.
   - Значит, я тоже скоро отупею или сойду с ума? Мне же теперь не нужно спать... - в голосе юноши не было страха или возмущения, он полностью доверял Лисе. Просто уточнял детали.
   - Ещё чего! - возмутилась Девятихвостая. - Нужно мне собственного Хранителя калечить... Бессонница - проблема для людей. У них голова так работает. Считается, что если голову перестроить, то перестаёшь быть человеком, потому что думаешь иначе. Превращаться - можно, хоть в зверя, хоть в птицу, хоть вовсе в вещь. Но ум должен оставаться людским, у светлых с этим строго. Ну или любой другой расы - но той, с которой ты родился.
   - Понятно. А я уже не человек, получается?
   - Ты - универсальный оборотень. Захотел - стал человеком, захотел - кем-то ещё. Тебе сущность сменить - на щелчок пальцев. И принципы работы головы в том числе.
   - Здорово, - Юдзо остановился перед дверью каюты, в которой спал маг. - А тут на ключ заперто... И кажется, какая-то защитная магия - я Жемчужиной плохо вижу...
   - Ага, правильно видишь, я то же нюхом чую. Три защитных кольца. Обездвиживающее, это на случай, если кто из матросов по дури вломится. Электроогневое - это уже на серьёзного противника, мощный плазменный шнур. Если и не убьёт, так не до боя нападавшему точно будет. Ну и силовая защита, от пуль, ножей... хотя эта пожалуй и снаряд сдержит, силы в ней прилично. В каждое из трёх сигнальный контур встроен, это само собой.
   Юный самурай с уважением кивнул - предусмотрительность противника впечатлила. Прикрыл глаза, прислушиваясь к общей памяти Лисы и Жемчужины.
   - Ну допустим, плазменный контур мы прорвём, ты же в виде Меча неуязвима. Обездвиживающее заклятие можно скинуть. А вот что делать с защитным полем... я не уверен, что смогу ударить с силой артиллерийского снаряда... И да, дверь открыть как-то надо, тут магнитный замок... Я больше ничего не могу вспомнить. Лиса-тян, ты знаешь?
   - Замок я обхитрю. А вот сбивать силовую защиту придётся тебе. В руках у тебя действительно пока ещё нет такой силы. Но есть в Жемчужинке.
   - Боевой луч! Да, но разве он не убьёт мага? Я не смогу так дозировать силу...
   - Не волнуйся, лишнюю энергию я уберу, как только поле спадёт. Твоя задача - выдать максимальную мощность. И сразу же отключить светлого, прежде чем он успеет толком проснуться. У тебя будет полсекунды, как только я открою дверь. Справишься, хозяин?
   - Да, - без колебаний ответил Хранитель. - Только дай мне минуту сосредоточиться...
   Воцарилось молчание. Иногда по коридору проходили люди, но чужака в упор не видели. Мастерице иллюзий ничего не стоило отвести глаза даже магам - что ей простые смертные? Не зря же, когда Дайсуке предложил сплести и для Юдзо шапку-невидимку, Тайлор пошутил, что у друга уже есть одна, получше - на лисьем меху. Лиса не обиделась, даже подтвердила.
   - Готов, - сказал наконец воин. В ту же секунду один из хвостов (кажется, это был Жёлтый) сжался в узкую полоску и скользнул в прорезь для магнитного ключа. Загорелась зелёная лампочка и дверь отъехала в сторону. С тихим шорохом - маг даже не шевельнулся.
   Это был совсем молодой светловолосый парень, всего года на два старше Юдзо. Он лежал на спине, закинув руки за голову, слегка шевелил во сне губами и улыбался - видимо, снилось что-то хорошее.
   Самурай лёгким, танцующим шагом скользнул в каюту, занося Меч для удара. И разумеется, тут же замер, парализованный - сработал первый контур. Маг приподнялся на постели, медленно (очень медленно, с точки зрения Юдзо) поворачивая голову в сторону источника беспокойства... и тут же вскинул руки, закрывая глаза от яркой вспышки. Выплеск Ян-энергии, точно отрегулированный пушистым симбионтом, сбил силовое поле, не опалив даже кожи. Понятное дело, на Жемчужину паралич не подействовал. А через четверть секунды освободилось и тело, та же вспышка силы омыла изнутри мускулы и нервы, сбрасывая постороннее воздействие. Боккен плавно пошёл вниз, рассекая плазменное кольцо. Акира думал, что будет больно, ведь ощущения Меча были и его собственными чувствами, а дерево, мягко говоря, не слишком дружит с огнём. Но вместо жжения ощутил лишь приятное покалывание. Кончик клинка аккуратно коснулся шеи в надлежащей точке. Тело волшебника обмякло и он плюхнулся обратно на койку - досматривать сон. Кажется, даже с облегчением.
   А вот незваным гостям, прежде чем приступать ко второй части плана, пришлось ещё пару минут гасить ударами хвостов вспыхнувшее пламя и успокаивать систему пожаротушения. Оббивка каюты не обладала термостойкостью Десятого Меча, а огненное защитное заклятие - аккуратностью того же Меча. Даже странно, что его плёл светлый - это тёмным обычно плевать на сопутствующий ущерб. Хорошо хоть, с системой пожарной сигнализации Лиса договорилась заранее, и тревога на корабле не поднялась.
   Несмотря на первую победу, Юдзо даже и не подумал расслабляться - отлично понимал, что самое трудное ещё впереди. Невелик героизм - спящего врага вырубить. Самым сложным, по их плану, будет второй маг. И не в том даже дело, что он бодрствует... хотя это тоже не сахар.
   - Что с их лучами внимания, Лиса-тян?
   - Всё тихо. На авианосце уверены, что их товарищ продолжает спать естественным сном.
   - Отлично, летим туда, - прикрыв дверь, юноша бесшумно выскользнул обратно в коридор. Оставалось надеяться, что светлым не придёт в голову проверить, как работают защитные заклятия у спящего. Огненный контур Девятихвостая замкнула обратно, парализующий перезарядился сам, но вот со сбитым силовым полем Хранитель ничего поделать не мог.
   Если крейсер не слишком впечатлил подростка - в токийском порту приходилось видеть корабли побольше и пострашнее - то вид авианосца "Архангел Варахиил" заставил восторженно приоткрыть рот. Впрочем, не только вид - замысел впечатлял ещё больше.
   Собственно, "Варахиил" и строился в первую очередь в расчёте на таких вот мальчишек, как Юдзо, во всём мире - интересующихся военным делом и немного знающих матчасть. Практическая необходимость этого гиганта была невелика - военная доктрина России строилась на других принципах. Но эсминцы, ракетные крейсера, атомные подлодки и стратегические бомбардировщики имели один общий недостаток - они все были "бойцами невидимых фронтов" и плохо годились для демонстрации силы. Это как снайпер, засевший где-то в кустах - может напугать до дрожи в коленках, может сразу уложить наповал, но не вызывает уважения своим видом. Где вы видели снайперов на военных парадах? ВРК отчасти решили проблему, создав зримый символ воздушного господства, но их было недостаточно. "Дипломатия авианосцев" подразумевает наличие авианосцев - пусть и нужны они, как зайцу пятая нога. И кораблестроителям было дано высочайшее повеление - разработать красивый корабль, способный выполнять как боевые, так и дипломатические задачи. Показать, что и на чужом поле Империя может играть не хуже морских держав.
   И показали, да ещё как! "Архангел", казалось, выплыл в Тихий океан прямиком со страниц какого-нибудь фантастического романа, а не с реальных верфей. Или перенёсся из будущего, этак из пятидесятых годов двадцать первого столетия, если не из конца. В него впихнули все мыслимые тактические новинки - включая не опробованные и не до конца опробованные. Одна только его конструктивная схема описывалась длинным предложением, способным вызвать шок у любого грамотного конструктора конца двадцатого века: "Авианесущий атомный тримаран на подводных крыльях с использованием эффекта экраноплана". Когда эта трёхсотпятидесятиметровая громадина буквально вставала над водой, разгоняясь для скоростного перехода, запуска или приёма самолётов, некоторым наблюдателям хотелось бежать без оглядки, другим - ущипнуть себя, чтобы проснуться. Восемь воздушных винтов (на самом деле их было шестнадцать, но вторая восьмёрка служила резервом на случай повреждений) могли придавать великану скорость до ста пятидесяти узлов. Его электромагнитные катапульты могли за несколько минут поднять в воздух всё авиакрыло из ста двадцати машин - правда, сейчас в ангарах имелось не более трети от этого количества. Но и о своей старой привычке ставить на плавучие аэродромы ракетное вооружение русские тоже не забыли. Огневая мощь позволяла "Варахиилу", даже не поднимая в воздух самолёты, в случае необходимости выдержать дуэль с любым ракетным крейсером, линкором или ВРК. Зенитные комплексы без труда сбивали любого крылатого наглеца, который без разрешения сунется в воздушное пространство авианосца. Только корабль-арсенал мог бы задавить его огневым превосходством, но то - почти одноразовая, полузатопленная на вид коробка, а здесь - настоящая океанская крепость, гордая, прекрасная, практически неуязвимая, да вдобавок способная носиться по океанам с быстротой гоночного автомобиля. Мечта милитариста, триумф имперской творческой мысли и промышленной мощи.
   Правда сейчас царственный корабль напоминал ослеплённого мамонта, тоскливо щупающего землю хоботом в поисках корма. Работала ПАС, и значит, корабельные радары были бесполезны, а возможности самолётов-разведчиков ограничивались фотосъёмкой да глазами их пилотов. Но они не бездействовали, отнюдь. Невидимые лучи прощупывали столь же невидимую завесу, а учёные напряжённо анализировали полученные данные, пытаясь понять, что же мешает связи и обозрению. И разумеется, как с этим можно бороться.
   - А кстати, что? - с любопытством спросил Юдзо, свесив ноги с борта авианосца и любуясь бурлящей внизу водой. Палуба плавно вибрировала, и казалось, что сидишь верхом на огромном пушистом звере, могучем, но добродушном. - Ты уже разобралась, Лиса-тян?
   - Ню, я всё-таки не совсем технически безграмотная. Особенно после того, как несколько лет в ваших интернетах бегала. Твои соплеменники придумали очень интересную штуку. Множество летающих мини-роботов, которые с помощью слабых лазеров прокладывают в воздухе ионизированные каналы. Не понимаешь? Ну да, вы в школе ещё этого не проходили. В общем, они как бы сплели и набросили на русский флот огромную проволочную сетку. Только не из металла, а из самого воздуха, который они научили проводить ток.
   - Я выучу физику, - виновато сказал Юдзо. - Это же необходимо для Хранителя, да?
   - Ммм... скажем так, рекомендовано. Играть с реальностью можно и без этого, особенно с помощью Предела. Как можно играть в компьютерную игру, не зная её алгоритмов. Но поскольку команд "сохранить" и "загрузить" у нас с тобой нету, желательно выучить правила заранее. А то пока методом тыка выучишь, что к чему приводит, такого наиграть можно...
   - Разве ты не остановишь меня, если я буду что-то делать не так, Лиса-тян?
   - Остановлю, конечно. Главное, чтобы ты меня послушал, ведь Дух главный... Ню, не обижайся только, я знаю, что ты у меня правильный и никогда против Меча не пойдёшь. Не знаю даже, хорошо это или плохо, Хранители обычно все своенравные... Так вот, насчёт физики - я, конечно, тебя остановлю, если ты из лучших побуждений захочешь сделать какую-нибудь глупость. Но пока мы с тобой будем перебирать подходящие варианты, и пока я тебе объясню, чем тот или иной не подходит - мы можем вообще опоздать с помощью.
   - Я понял! Нужно знать, чтобы заранее составить такой план, который сработает. Сразу.
   - Именно, хозяин, именно. Ты не волнуйся, физика - она не такая сложная. Для нас с тобой. Для людей сложная, у них чувства слишком слабые, а мозги под математику не заточены. А у нас с тобой есть Жемчужинка - идеальный сканер и мощная вычислительная машина. Можно сразу видеть и просчитывать, как что на самом деле работает. Голове остаётся только самая главная работа - понимать то, что видишь и вычисляешь. А оно непросто, хозяин, - в голосе Лисы послышалась какая-то нездешняя тоска. - Вы, люди, и своего собрата-человека не всегда толком понимаете. А танец электронов в пространстве вероятностей, или звёзд на орбитах... они совсем другие, хозяин. Даже из моих Хранителей немногие могли понять.
   - Я смогу! - вспыхнул парень, и тут же смущённо опустил голову: - А может и нет... Прости, Лиса-тян, я наверно слишком самонадеян. А сам пока приношу тебе одни неприятности...
   - Не клевещи на себя, - поморщилась Девятихвостая. - С Пьером совсем не так уж плохо получилось, ты же с ним говорил и знаешь, что он не жалеет. Сам этого хотел. А что с демоницей иначе не справились бы - нехорошо, конечно, но тут скорее моя вина. Если бы я не сказала о том призыве, тебе и не пришлось бы бежать на помощь, ты ведь его не слышал...
   Акира немного просветлел лицом, вспомнив, как благодарил их несчастный "предатель". Пусть глупостей наделали, пусть подставились, как дураки, но человека спасли же.
   - Долго нам ещё ждать? Мой удар ведь не вечный, часа через три тот в каюте проснётся...
   - Ничего, справимся. Минуты через две второй номер выйдет на палубу. Ты только не зевай.
   - Я готов, - со спокойной уверенностью воина кивнул юноша. Ждать, будучи расслабленным, но при этом сосредоточенным и полностью готовым к бою, он научился задолго до знакомства с Лисой. Лет в шесть, если память не подводит. В семье Акира это умение казалось настолько простым и очевидным, что ребёнку даже не пришлось специально тренироваться - учился, подражая, глядя на родителей. И даже не думал, что можно как-то иначе. Намного позже узнал, что большинство людей не умеет хранить боеготовность долго - расслабляются, теряя бдительность, или выматывают себя излишним нервным напряжением. И ещё позже - два дня назад - узнал, откуда у родителей такие полезные привычки.
   Конечно, Изменяющая Видение не ошиблась. Через две минуты и двенадцать секунд открылся люк, и оттуда не спеша выбралась коротко стриженная женщина лет сорока на вид. Окинула горизонт зорким взглядом - сразу ясно стало, кто тут настоящий капитан. Не слепые сейчас радары, не гениальные идиоты компьютеры, не представительный мужчина в белом кителе в рубке - она, светлая, решала, куда направить разрушительную мощь флота. Двое остальных выполняли функции усиления - целитель на крейсере и боевой маг на авианосце. Она же была куратором ударного соединения, представляя здесь волю если и не самого Света, то во всяком случае, его покровителей. Будучи примерно равна своим спутникам по силе, волшебница превосходила по опыту их обоих, вместе взятых - четыреста семьдесят лет и четыре больших магических войны, как-никак.
   Всё это мгновенно высветилось в очередной вспышке хоси но тама, когда Юдзо, вскинув Меч, с яростным боевым кличем бросился в атаку. Он действовал так, как подсказывала интуиция, времени поразмыслить просто не было. Раньше Жемчужина ускоряла восприятие, а тело оставалось человеческим - медленным, неуклюжим, постоянно увязающим в смоле биологического времени. Тело универсального оборотня легко подстраивалось под темп Жемчужины. Он не знал, какие физические и химические изменения происходили в этой сверхсложной молекулярной машине, но результат был налицо: мускулы сокращались, словно стальные пружины, нервы передавали сигнал не хуже оптоволокна, а избыток тепла от этой нездоровой активности эффективно сбрасывался куда-то - чуть ли не в гиперпространство. В результате, как и у смертного тренированного бойца, движение тела опережало мысль. Только на другом уровне. Деревянный меч рассёк воздух со скоростью реактивного снаряда, вспышка Ян-энергии ослепила волшебницу, и на мгновение воину показалось, что сейчас этот бой закончится, как и первый - не успев начаться толком.
   Однако куратор не прожила бы свои четыреста лет, если бы зависела только от скорости реакции и движения. Любой боевой маг (а светлый - особенно часто) по роду своей деятельности сталкивается с существами, умеющими ускорять внутреннее время в разы и даже в десятки раз - оборотнями, вампирами, духами... А эликсир, "разгоняющий" самого мага, далеко не всегда имеется под рукой. Да и для здоровья не слишком полезен. Тем не менее, маги не просто умудрялись раз за разом побеждать всех вышеуказанных тварей, но даже в конце концов свели их на низшие ступени иерархий. Тем же способом, каким предки человека сумели победить крупных хищников - более сильных, быстрых, чутких, с лучшим природным вооружением. С помощью инструментов и орудий.
   Многие начинающие волшебники любят увешивать себя артефактами с головы до ног, словно персонажи ролевых игр. Маги постарше, с опытом и связями, смотрят на этих щеголей снисходительно (у светлых) или откровенно презрительно (у тёмных). По-настоящему сильных артефактов много не возьмёшь, даже если удастся найти. Дело даже не в том, что аура станет похожей на попугайское оперение. Сильные магические вещи обычно горды и ревнивы. Согласовать энергетику даже двух предметов, если они не были изначально частями одного ансамбля - целое искусство. А уж десяток несогласованных артефактов может попросту разорвать владельца на части. Поэтому высокие иерархи носят или специально созданные комплекты, или один-два талисмана - но таких, чтобы стоили сотни. Волшебница, с которой вступил в бой Юдзо, выбрала второй путь.
   Пара скромных золотых серёжек в её ушах внезапно засияла ярче Жемчужины. Две змейки жидкого золота скользнули от ушей вверх, изогнулись на висках, рванулись навстречу друг другу и затвердели на лбу единой сияющей дугой. Из этой диадемы ударил целый веер тонких звенящих лучей, видимых, разумеется, только волшебным зрением. Тёплый золотой свет перетёк в голубое льдистое мерцание (женщина только начала инстинктивно поднимать руку, чтобы прикрыться от яркого света), лучики переплелись между собой, и эта холодная сеть, подобно взрывной волне, метнулась навстречу воину. Мелькнуло осознание - если коснётся хотя бы краем, хоть одной нитью - превратит в глыбу льда, и не на секунды - на часы. Сбрасывать эффекты заклинаний такого уровня он ещё не умел.
   Запел в воздухе Меч, рассекая плетение на тысячи частей, ломая его, кроша базовые структуры. Хвосты-щупальца тут помочь не могли, призрак Лисы был занят поддержкой иллюзии. Клинок превратился в сплошную полупрозрачную плоскость, он казалось был сразу везде - ведь и отдельные нити замораживающей сети норовили дотянуться до цели, ужалить морозом, сковать хотя бы часть тела. А волшебная диадема уже готовила новый удар, перебирая стратегии с учётом возможностей противника.
   Хоси но тама ударила боевым лучом, испарив остатки нитей и вынудив артефакт Света замкнуться в обороне. Взрыв силы Ян разворотил палубу на пару метров вокруг волшебницы - но сама женщина под золотым щитом осталась цела и невредима. Юдзо что было силы рубанул боккеном наискосок - щит раскололся, блеск диадемы слегка потемнел. Однако довершить атаку не удалось - в следующий миг уже молодому самураю пришлось немыслимым кульбитом уйти в сторону, спасаясь от простейшего, но крайне мощного силового удара. Бронепалуба до самого бортика смялась и разорвалась, словно бумажный лист. Диадеме не было дела до сохранности корабля, она защищала только владелицу.
   "Ещё минуты три в таком темпе, - мелькнула шальная мысль, - и мне не придётся ничего специально делать, чтобы остановить русский флот. Мы его потопим, выясняя отношения".
   "У тебя нет трёх минут, хозяин! - мысль Девятихвостой впечаталась в сознание единым импульсом. - Через секунду-полторы светлая поймёт, в чём дело, и вызовет помощь. После этого нам останется только отступить, драться против отряда магов я тебе не позволю".
   Юдзо и сам понимал, что схватку надо закончить как можно быстрее, но охранный артефакт явно не разделял его мнения. Похоже, своенравное украшение только радовалось бою. Видимо, его давно не использовали на полную мощность, и теперь оно резвилось, как зверь, выпущенный из тесной клетки, стараясь использовать как можно больше сил, заложенных создателями. Теперь с диадемы срывалось множество маленьких огненных птиц, невероятно быстрых и проворных. Их клювики могли прожечь Хранителя насквозь одним ударом, а попасть по ним Мечом было крайне сложно. А время текло густым вязким потоком, и женщина уже начала собирать свою энергию в луч, чтобы послать сообщение...
   Стоп, а почему, собственно, он должен тратить время и силы, чтобы игрушка светлых могла поразвлечься? Пусть артефакт разбирается с артефактом, а носитель - с носителем!
   Вскинув оружие над головой, Юдзо наполнил его энергией Жемчужины так, что клинок засиял маленькой радугой. Переполненный силой боккен он метнул в противника, сам же погасил хоси но тама, и став бледной тенью, скользнул в сторону.
   Сработало. Вошедшая в азарт диадема обрушила всю свою мощь на то, что казалось главной угрозой. Впрочем, не так уж и ошибалась её простая логика. Меч Девятимечья, движимый волей Хранителя, остановить почти невозможно, а сбить с курса - чертовски тяжело. Артефакту пришлось затратить почти всю доступную энергию, чтобы лезвие просвистело в сантиметре от уха его носительницы. Он не мог облегчённо вздохнуть за неимением лёгких -но сложные энергетические поля его нейросети слегка расслабились, передавая что-то похожее на удовольствие от успешного решения сложной задачи. И слишком поздно отметил другую опасность - слабую и ничтожную в сравнении с ударом Меча.
   Пальцы Юдзо, сложенные в "журавлиный клюв", аккуратно ударили в основание черепа волшебницы. Глаза куратора расширились, она обмякла и повалилась бы на палубу, не подхвати её вовремя Хранитель. Весила светлая немало для четырнадцатилетнего тощего мальчишки, но универсальный оборотень легко удержал бесчувственное тело за шиворот и уложил его на броню без единого звука. Не то, чтобы тишина имела какое-то значение - шум битвы всё равно скрыла Девятихвостая под пеленой иллюзии. Просто привычка. Боккен, словно бумеранг, описал петлю и Акира поймал его свободной рукой.
   Другой рукой он сложил пасс, переводящий артефакт в пассивное состояние. Считанная Жемчужиной и скопированная Лисой энергетическая сигнатура ничем не отличалась от команды самой владелицы. Оригинал же валялся без сознания и отменить приказ не мог. Так что диадема послушно свернулась в пару серёжек, уверенная, что выполнила свой долг.
   Времени порадоваться успеху или передохнуть у Юдзо не было. Для выполнения третей фазы плана ему требовалось перейти в человеческий темп - а это означало, что экипаж авианосца снова становился значимым фактором. Минуты полторы-две - пока моряки зафиксируют толчки и вспышки на палубе, и вылезут посмотреть, что там такого случилось.
   Три хвоста Лисы сплелись в нечто наподобие кушетки, ещё два подхватили под руки волшебницу и закинули её на это импровизированное ложе. Таща за собой по воздуху тело куратора, Юдзо нырнул в люк - легко и непринуждённо, хотя для этого понадобилось выкрутить суставы анатомически невозможным для человека образом. Соскочив по лестнице с обезьяньим проворством, заскользил через переплетение коридоров авианосца, огибая попадавшихся на пути матросов. Люди в упор не замечали ничего подозрительного. Немного странно было видеть, как у них над головами, порой едва не касаясь макушек, плывёт тело коротко стриженной женщины. Последний уцелевший маг тоже не чувствовал опасности. Лиса предупредила тёплым дружественным лучом-образом, типичным для светлых, что начальство скоро нанесёт визит - просто поговорить, ничего серьёзного. И теперь мужчина поспешно приводил себя в порядок, насколько это возможно было сделать в каюте с минимальными удобствами. Скорее всего, он не успеет даже удивиться, когда его "хорошая знакомая" внезапно нанесёт оглушающий удар.
   Но не доходя метров десяти до нужной двери, Юдзо внезапно встал, как вкопанный. Дверь была защищена простеньким, вполне безобидным наговором. Эта магия не парализовала людей, не замораживала и не сжигала на месте. Плетение всего лишь собирало информацию о проходящих людях и передавало своему создателю. Те даже не замечали.
   Разумеется, Изменяющей Видение не составит особого труда обмануть и этот сканер. Но поддерживать одновременно три разных иллюзии: для мага, для смертных, и для защитного заклятия... Для этого требовалось или больше энергии, или больше времени. Из Жемчужины он уже и так выжал всё, что мог на этом уровне. А время... волшебник определённо насторожится, если идущая к нему куратор надолго задержится посреди коридора, что-то делая с опознавательным наговором, который она сто раз видела и проходила.
   - Это боевой маг, - предупредила Девятихвостая. - Его артефакты, возможно, не столь хитроумны, как у куратора, зато несут отпечаток личности и навыков владельца. Если маг давно пользуется ими, они могут даже синхронизироваться, как мы с тобой. Тягаться с ним в скорости реакции в принципе можно, но лучше не пробовать. Внезапность надёжнее.
   Юдзо и сам это видел. Ещё бы сообразить, как такую внезапность обеспечить... Ксо, ну почему Лисе достался такой тупой Хранитель?! Настоящий воин, равновесник, например, нашёл бы решение даже не останавливаясь. Отца бы это тоже не задержало...
   Минутку, а зачем, собственно, приближаться к магу, если можно приблизить мага к себе?
   Вспышка озарения плавно перетекла во вспышку боевого луча. Дверь в каюту разлетелась брызгами расплавленного металла. Иллюзия пропала, но это уже было неважно. Два свободных хвоста, мгновенно удлинившись, захлестнули русского за талию и под мышками, и бережно (чтобы не сломать позвоночник) бросили в коридор. Вначале Юдзо хотел встретить бедолагу прямым ударом Меча, но вовремя сообразил, что при такой скорости даже тупой боккен пронзит человеческое тело насквозь. Оно, конечно, не смертельно, если знать куда бить и подкачать позитивной энергии в процессе удара. Но возиться с тяжелораненым никакого желания не было. Поэтому Хранитель, как воспитанный японский мальчик, посторонился, пропуская летящего мага, и мягко приложил лезвием вдогон по шее.
  
   Кубик прокатился по шахматной доске, сбивая фигуру, стоящую в угрожающей позиции.
   - Шестёрка. Мне сегодня везёт.
   - Интересная метафора. Но чему вы так удивляетесь? Вам ведь всегда везёт, это ваша специальность, как я понимаю.
   - Предпочитаю более серьёзные специальности. Любое везение рано или поздно кончается, и даже сверхъестественные защиты не исключение. Единственный способ выигрывать всегда - постоянно опережать противника. Конструировать ситуацию, ведущую к победе а не ожидать, пока на вас свалится приз. Даже если по правилам он не может не свалиться.
   - Хотела бы я знать, что вы зовёте победой... Подозреваю, что ваша цель столь же бессмысленна, как и ваши средства... Если мне позволено будет говорить откровенно.
   - Ну что вы, другого я и не жду от вашей философии. Путь недеяния, да? Инь-Дао...
   - Разумеется. Ваш "игровой кубик" сейчас как раз в очередной раз постигает действие... Очень активное действие, я бы сказала. Ему предстоит пройти тяжёлый путь, чтобы понять силу пассивного действия и бездействия, а также разницу между ними. Сколько Хранителей сумели постичь Дао Девятихвостой?
   - Вы смеётесь, дорогая моя? Постичь бесконечное? Даже я на это не замахиваюсь.
   - В вас всё же слишком много западного... Конечное существо может вместить бесконечность, это происходит постоянно и в каждой точке вселенной. Вопрос в том, чтобы вместить правильную бесконечность... Бывает ведь и бесконечность глупости...
   - Интересная мысль, я её обдумаю на досуге. Возможно, вы натолкнули меня на пару интересных решений... Или на бесконечность решений, да? Но вернёмся к моей убогой западной конкретике. Вы ведь имеете в виду эффективное, рабочее постижение?
   - Пусть так. Создание эффективной модели, достаточно приближённой к реальности для решения текущих задач, поставленных реальностью перед Лисой. Говоря вашим языком.
   - Это подсчитать легко, - на несколько минут воцарилась тишина, пока один из игроков проверял информацию в ментале. - Сто тридцать один. Из двух тысяч пятисот восемнадцати. Я о законных Хранителях, конечно. Или из двух тысяч девятисот шестидесяти трёх, если считать завладевших Жемчужиной силой или по ошибке.
   - То есть менее, чем один из двадцати двух. И вероятно, со временем этот процент будет только уменьшаться, потому что задачи, стоящие перед ней, всё сложнее и сложнее.
   - Это так. К тому же, нынешний Хранитель - подросток. Что хорошо в спокойные времена, но проблематично в дни кризисов. Война ломает неокрепшие человеческие души.
   - Странную смесь горечи, гордости и триумфа слышу я в вашем голосе.
   - Вы не думаете, что это может быть всего лишь игра?
   - Несомненно, это же вы. Но какая именно игра? Игра в искренность или игра в коварство?
   - Позволю вам угадывать самостоятельно, вы ведь это любите.
   - О, я разумеется займусь гаданиями, не беспокойтесь. Но могу ли я ради разнообразия попросить у вас откровенного ответа на один вопрос?
   - А почему бы и нет? Это добавит в игру остроты. Без азарта сложно выиграть. Спрашивайте.
   - Зачем вы продолжаете снова и снова бросать этот кубик, если не любите игры с удачей?
   - Всего-то? Мне казалось, ваш вопрос будет сложнее. Дорогая моя, я конечно предпочитаю активные действия, но не настолько. Кубик катится сам, иногда подталкиваемый чёрными, белыми или бесцветными фигурами. Я всего лишь слежу, чтобы выпадал нужный результат.
  
  -- Глава 13.
  
   Частые победы ведут к поражению.

Код Гиасс.

  
   После ракетного налёта настроение на флоте царило не самое радужное. Дело было даже не в потере эсминца. Эвакуировать удалось всех, кроме погибших непосредственно при взрывах, полтора десятка похоронок - потеря терпимая, на учениях порой бывает больше. И тот факт, что японцы намерены сопротивляться всерьёз, тоже не особо расстроил офицерский состав - после гибели четырёх ВРК только самые прекраснодушные могли надеяться, что обойдётся без стрельбы. Среди командования флота таковых не оказалось.
   Другое огорчало - полное непонимание происходящего. Ладно бы одно то, что противник пользуется совершенно неизвестными технологиями, хотя и это не радовало. Так ведь и собственные мотивы не до конца понятны. Не было никакого нарастания напряжённости, обмена нотами, угрожающих заявлений - всего того, что предшествует нормальной войне. Внезапная массовая мобилизация, вторжение в страну, не представляющую никакой стратегической опасности, практически даже дружественную... Понятно, что простым солдатам не всегда нужно знать стратегическую картину в целом, но когда правду начинают скрывать даже от адмиральского состава - это практически всегда пахнет чем-то гнусным. Их даже не озаботились снабдить правдоподобной легендой.
   Конечно, Империя на то и империя, чтобы присоединять более слабых соседей как захочет и когда захочет. Миролюбивые оборонительные доктрины, доказавшие свою нежизнеспособность, остались в не таком уж далёком прошлом. Не двадцатый век на дворе всё же, нынче в моде социал-дарвинизм - не слишком красивый, но эффективный. В последние десять лет любое крупное государство могло нагнуть любое малое, совершенно не заботясь о риторике типа "борьбы с терроризмом" или "восстановления исторической справедливости". Если, конечно, у маленького соседа не найдётся большой и сильной "крыши". Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать - этот старый, но не утративший актуальности девиз был незримо начертан на знамёнах всех альянсов по вере. Но чёрт побери, кушать же тоже надо с умом, соблюдая какую-то очерёдность и целесообразность. Со стратегической точки зрения захват Японии обеспечит куда больше проблем, чем выгод.
   Поэтому все ждали неприятностей. И конечно, таковые не замедлили явиться.
   Всё началось с непонятного происшествия на палубе, между третьей и четвёртой посадочными площадками. Вернее даже сказать, с палубой. Когда капитана вызвали посмотреть на это, голос офицера слегка дрожал. Он несколько раз пытался описать случившееся, но каждый раз сбивался... и в конце концов честно признал, что лучше спуститься и увидеть всё своими глазами. Спустившись, капитан с ним согласился.
   Семидесятимиллиметровая бронепалуба выглядела, словно тонкое пластиковое покрытие, на котором столкнулись два хорошо нагруженных трейлера. В одном месте зиял круглый кратер глубиной почти в полметра - его стенки до сих пор были раскалены так, что слабо светились. Метрах в пяти от кратера начиналась рваная борозда - словно гигантский плуг пропахал броню и свалился куда-то в море. А вокруг этого безобразия поверхность палубы была испрещена множеством мелких язвочек - ямок в форме клина, около трёх сантиметров в ширину и десяти в глубину. За двадцать лет службы Петру Исааковичу приходилось видеть результаты попаданий снарядов, бомб, кумулятивных зарядов, даже боевых лазеров - но то, что здесь произошло, даже отдалённо нельзя было сравнить ни с чем из его опыта. Какая бы сила здесь ни буйствовала, ей явно не составило бы труда разнести авианосец по винтику. Почему, в таком случае, она ушла, ограничившись мелким хулиганством, результаты которого легко устранит бригада ремонтников за неделю? Или не ушла? Или противник, кем или чем бы он ни был, затаился где-то поблизости? Чего он ждёт, в таком случае?!
   Но самое странное и невероятное - происходившего на палубе катаклизма никто не слышал! Здесь должен был стоять такой грохот и лязг, что даже на корме все бы в ужасе повскакали, прислушиваясь. И тем не менее - пожалуйста. Даже чувствительные акустические микрофоны не записали ничего, кроме обычных шумов корабля.
   Капитан был здравомыслящим человеком, и хорошо знал, что чудес на войне не бывает - есть только математика смертей и цепь нелепых случайностей. Жизненный опыт свидетельствовал, что против массированного ракетного залпа, как против лома, нет приёма... если нет другого лома, то есть встречного залпа или батареи лазеров-перехватчиков. Никакие молитвы, экстрасенсы, НЛО или привидения тут не помогут, сказки оставьте штатским. Но также опыт приучил Петра Исааковича верить собственным глазам. Шрамы на броне - всё-таки очень весомое свидетельство. Что можно сделать, когда ты и несколько тысяч человек под твоей ответственностью оказываетесь в эпицентре столкновения неизвестных сил? Таких сил, для которых боевые корабли всего лишь игрушки...
   Только выполнять долг по мере сил, и надеяться, что этого хватит...
   - Начинайте ремонт, - бросил он, поворачиваясь. - Поставьте пока временный настил. Броня не так важна, но аэродинамику до подхода к Точке Три мне восстановите.
   И не дожидаясь утвердительного ответа, направился обратно в рубку...
   Ещё одним отличием "Архангела Варахиила" от авианосцев двадцатого столетия стало отсутствие "острова" - надстройки над палубой, где размещались командные пункты и антенные комплексы. При скоростях, которые развивал суперкорабль, угловатый выступ размером с пятиэтажный дом существенно ухудшил бы аэродинамику. Вместо "острова" здесь был "горб" - зализанная выпуклость, похожая на блистер самолётной кабины. Но место в этой штуковине нашлось только для антенн и наблюдательного поста. Рассудив, что главный элемент боеспособности - это адмиральские и капитанские мозги, конструкторы упрятали их глубоко под палубу, за несколько слоёв брони. Обзор обеспечивали исключительно приборы: от простейших световых индикаторов до новейших панорамных голографических экранов. Спор о целесообразности такого решения дошёл до самого верха. Все возражения офицеров, что им нужно наблюдать за ситуацией своими глазами, разбились о вопрос Императора "Вы что, хотите погибнуть от пары случайных осколков?".
   В других обстоятельствах адмиралы закусили бы удила и настояли на своём. Но в случае с "Варахиилом"... В конце концов, этот корабль предназначался для демонстрации силы и обкатки новых технологий. Так что в конце концов, командование решило - пусть будет. А вдруг новая концепция и в самом деле окажется эффективной? А потонет этот плавучий полигон - невелика беда. Можно будет вернуться к надёжным классическим рецептам.
   Пётр Исаакович хорошо понимал адмиралов-консерваторов... в теории. Он бы полностью одобрил такое решение, если бы кому-то другому, а не ему лично, приходилось командовать "лишним" авианосцем. Будь ты хоть десять раз закалённым и циничным морским волком, обидно понимать, что твоя жизнь и смерть ничего не решают. Ещё обиднее, когда то же самое относится к людям под твоим началом - замечательным людям, полным энтузиазма молодым парням, толковым офицерам, гениальным теоретикам, талантливым пилотам. Конечно, никто не собирается намеренно бросать их на убой - Империя своими людьми дорожит, и даже разменивая фигуры в политических партиях, постарается свести жертвы к минимуму. Просто... должен же кто-то и плавучим полигоном управлять, верно? Из неудачников, дураков и бездарностей экипаж не наберёшь, тогда корабль точно погибнет без всякой пользы. Капитан мрачно кивал, и делал вид, что не замечает повышенных окладов, которыми государство словно бы извинялось перед ним и сослуживцами.
   - Мы испытываем чёрт знает что, на нас испытывают чёрт знает что... - прокомментировал он, усаживаясь обратно в командирское кресло. - Только чертовщина бывает в переносном смысле, а бывает в буквальном... Действуйте, господа японцы, следующий ход за вами.
   Как он и ожидал, господа японцы не заставили себя долго ждать, и тут же откликнулись на столь любезное предложение. Правда, совсем не так, как можно было предположить. Но здравый смысл уже полетел на свалку истории, так что капитан не сильно удивился. Одним страшным чудом больше, одним больше... какая теперь разница?
   - Майор Измайлов, внутренняя безопасность, - прорвался сквозь помехи хриплый голос. - Мой отряд ведёт бой в коридоре семнадцать-Б. Шансов нет, противник очень силён. Он рвётся прямо к вам! Эвакуируйте командный пункт, пока не поздно!
   - Какого чёрта? С кем бой? Сколько их?
   "Откуда они взялись?" капитан спрашивать не стал. Это можно будет выяснить позже.
   - Точно сказать не могу, очень плохая картинка. Но по-моему, эта тварь одна.
   - Тварь?! - в голосе капитана звучало куда больше удивления, чем он испытывал на самом деле. Просто привычка требовала - прикрикнуть на тех, кто несёт подобную ерунду.
   Команда, не дожидаясь приказа, задраивала люк и опускала броневые переборки. Тварь там какая-нибудь, или всего лишь отряд японского спецназа, сталь задержит всех.
   - Это не человек, - со спокойной уверенностью ответил Измайлов. - Уж поверьте, капитан, с людьми я воевал достаточно. Оно плевать хотело на пули, движется так, что успеваешь заметить лишь размытый силуэт, и разбрасывает отборных бойцов в экзоскелетах, как тряпичные куклы. Может, это какой-то робот, или мутант... но не человек, точно вам говорю.
   По спине капитана пробежала дрожь. Майору он верил без колебаний, фантазёры на такой работе долго не засиживаются, и тем более чинов не получают. Если он говорит - не человек, значит так и есть. После рваной брони это уже не казалось невозможным.
   - Прикажи, пусть отходят. Если это всё равно бессмысленно...
   - Поздно, - вздохнул Измайлов. - Связи нет. Тварь уже всех уложила, теперь к вам рвётся. Я послал группу зайти в тыл, но она не успеет... Надеюсь, ваши переборки выдержат.
   Вот так. Две минуты. Отряд отборных головорезов, знающих этот корабль как свои пять пальцев, вооружённых до зубов. Одна неведомая тварь. Добро пожаловать в фильм ужасов. Если память не подводит, капитаны в таких сюжетах гибнут одними из первых.
   - Разрыв переборки Б-3, - неестественно спокойным голосом сообщил оператор АСБЖ. - Природа повреждений не определяется. Высокая температура, включаю систему пожаротушения. Пробита переборка Б-2. Скорость объекта около ста двадцати километров в час... - и совершенно обречённо констатировал: - Б-1 прорвана.
   Переборка Б-1 была последним действительно бронированным препятствием на пути неизвестной твари. После неё оставался только люк, ведущий непосредственно в рубку. Невольно все взгляды устремились к нему, некоторые офицеры даже оторвались от своих непосредственных обязанностей. Капитан не мог винить людей за это. Всё-таки одно дело - когда смерть падает на тебя с небес, и ты её, скорее всего, даже не увидишь. И совсем другое - когда она в буквальном смысле стучится в дверь, когда у неё есть лицо и имя. Хотя... в последнем Пётр Исаакович сомневался. Имена бывают у людей, не у чудовищ.
   Огненная линия обошла косяки люка, словно лазерный луч в фантастическом боевике. Только военные знали, что ни один лазер не может резать металл с такой лёгкостью. Тем более - лазер, способный уместиться в узком коридоре. Это окончательно придавало происходящему флер ирреальности. Лёгкий толчок с той стороны - дверь вылетела, впечатавшись в противоположную стену, и ОНО вступило на командный пункт.
   Позже капитан признался себе, что ожидал чего-то более страшного. Всё-таки во всех людях третьего тысячелетия, даже в самых закоренелых реалистах, глубоко сидят штампы, вбитые фантастикой. Воображение, стоило его отпустить, сразу начинало рисовать каких-нибудь закованных в хитиновый панцирь инсектоидов, лязгающие машины с кучей стволов, или серых человечков с большими мёртвыми глазами. В крайнем случае, отряд стремительных ниндзя-киборгов в каких-нибудь навороченных нанотехнологических костюмах.
   Между тем, существо, которое появилось в дверном проёме, выглядело вполне безобидно, и даже обаятельно. Больше всего оно напоминало лисёнка, только вставшего на задние лапки и увеличенного до полутора с чем-то метров. Ну просто выходец из мультфильма, особенно если учесть разноцветную шерстку и деревянный меч в руках. Ясные наивные глаза, шевелящиеся, как локаторы, большие ушки, и целый букет разноцветных хвостов за спиной. А во лбу звезда горит, как в известной сказке Пушкина. И вот ЭТО вот чудо положило элитный отряд, не задержавшись и на минуту?! Это уже выглядело, как изощрённое издевательство. Как будто японцы решили не просто перебить командный состав эскадры, а ещё предварительно унизить, подослав к ним противника столь неуместного здесь вида.
   Видимо, чувства капитана разделяло ещё несколько человек в рубке, потому что одновременно протрещало несколько очередей из пистолетов-пулемётов. Вряд ли, конечно, личное оружие остановит того, кто прошёл через пулемёты и гранаты... но что, в конце концов, может противопоставить стрельбе почти в упор эта мягкая игрушка?!
   Оказалось - может. Девять хвостов выстрелили из-за спины оборотня чуть ли не со скоростью света, замелькали в воздухе полупрозрачными лентами, рассекая пространство в тысячах направлений... Через пять секунд у ног пришельца лежала кучка пуль, а на нём самом не было ни царапины. Даже выражение глаз не изменилось - такое же вежливое, дружелюбное и чуть любопытное. Ну просто юный пионер, активист и отличник!
   Когда он заговорил, голос оказался соответствующим образу - не то, чтобы совсем детским, но юношеским, явно недавно прошедшим ломку. Да и интонация явно выдавала увлечённого подростка, изо всех сил старающегося выполнить миссию как можно лучше.
   - Простите за беспокойство, господа, - пушистый наглец отвесил поклоны в порядке старшинства всем присутствующим, начиная с капитана. - Мне право, очень жаль, что вы вынуждены иметь дело со мной, а не с более высокопоставленными представителями моей страны. Я не владею всеми тонкостями международной дипломатии, и заранее прошу прощения за все ошибки, которые уже допустил, или ещё могу допустить. Но так уж получилось, что именно мне приходится со всем уважением просить вас о капитуляции.
   Глаза вылезли на лоб у всех, но к чести Петра Исааковича стоит отметить, что он пришёл в себя первым. Удивляться будем потом, сейчас представился шанс и надо его использовать.
   - Условия? - коротко спросил капитан.
   Мальчишка снова поклонился, опустив глаза.
   - Осмелюсь просить вас открыть кингстоны и покинуть корабль, господа. Я гарантирую вам беспрепятственное возвращение на родину.
   "Для расстрела, что ли?" - иронично подумал капитан. Лучше уж попасть в плен, чем вернуться без единой царапины, затопив флагман, гордость флота. Похоже, жизненный опыт существа вполне соответствовала его взгляду и голосу. Если, конечно, это всё не было продолжением издевательства. Когда на глазах рушатся устои, поверишь во что угодно.
   - Что будет, если мы откажемся? - капитан посмотрел прямо в весёлые глаза "лисёнка". Тот опустил глаза - но это отнюдь не означало проигрыша в поединке воли. Пётр Исаакович был уверен, что незваный гость способен без колебания смотреть в глаза хоть самому чёрту. Он знал немало таких мальчишек. А что сейчас пришелец уступил - так это обычная японская вежливость. Так всё же - монстр перед ним? Или человек в каком-то странном костюме?
   - Тогда, к моему глубокому сожалению, - снова поклонился незнакомец, - я буду вынужден усыпить всех присутствующих здесь уважаемых господ, а затем вывести реактор корабля на режим перегрева. Смею заверить, господин капитан, что у меня хватит знаний, чтобы провести эту процедуру без вреда для морской экологии, и хватит конечностей, - он поднял девять хвостов, - чтобы ввести нужные команды со всех пультов одновременно.
   "Ах ты ж мелкий сукин сын!" - мысленно выдохнул Пётр Исаакович, и то же самое читалось на лицах большинства офицеров. Страх уступил место возмущению. Правильно затопленный корабль можно поднять и заново ввести в строй за месяц с небольшим - такая возможность предусмотрена конструкторами. Но когда реактор перегревается и плавится, превращаясь в сплошной, слегка радиоактивный металлический слиток... В принципе, отремонтировать "Варахиила" можно будет и после такого акта вандализма... но это не намного легче, чем построить новый авианосец. Минимум на год о флагмане можно будет забыть.
   - К чему такие сложности? - не удержался капитан. - Не проще ли просто перебить всех?
   Он понимал, что возможно поступает опрометчиво, но происходящее слишком уж напоминало театр абсурда. Вот и теперь, вместо ожидаемого грубого ответа (а может даже стремительного удара) - очередной вежливый поклон. Точно издевается!
   - Я хорошо понимаю, и не могу не уважать вашего стремления погибнуть вместе с кораблём, господин капитан. Это поступок настоящего самурая. Но к моему большому сожалению, я не могу пойти вам навстречу в этом вопросе. Моя миссия обязывает меня сохранить жизни всех членов экипажа, исключая тех, кто целенаправленно покончит с собой. Но если хотите, я подожду, чтобы вы могли совершить сеппуку, застрелиться, или произвести любой иной ритуал ухода из жизни. Разумеется, в этом случае я гарантирую подобающе почтительное отношение к вашим останкам, а также свидетельство о полностью выполненном воинском долге перед вашими родственниками и командованием.
   "Не дождёшься, маленький гадёныш!" - мысленно скрипя зубами, Пётр Исаакович уже был готов отдать приказ о начале эвакуации и подготовки корабля к затоплению. Но чтобы хоть немного потянуть время (вдруг ворвутся безопасники, и что-то смогут сделать?), спросил:
   - А как же взвод спецназа, которых ты убил, прорываясь сюда? Они в твоё задание не входят?
   Пришелец иронически, совсем нехарактерно для японца, заломил бровь. Одно ухо опустилось, придавая мордочке совсем уж насмешливое выражение. На миг показалось, что через его наивные чистые глаза выглянуло что-то другое - в тысячу раз более хитрое, опытное и лукавое. Но это впечатление тут же рассеялось.
   - Боюсь, господин капитан, имело место небольшое недоразумение. У меня и в мыслях не было убивать ваших людей. Мне пришлось уложить их поспать, но не более того.
   Капитан медленно выдохнул. Лучше не спрашивать, каким образом мальчишка умудрился вырубить, не убивая, людей в тяжёлых экзоскелетах. Почему-то не было никаких сомнений, что говорит он правду. А это означало, что есть шанс уйти, потеряв корабль, но с нулевыми человеческими потерями. С таким результатом и перед трибуналом предстать не стыдно.
   Он повторно приготовился отдать приказ, теперь уже не затягивая время. Но в этот раз помешали уже ему. Голос оператора лазерной коммуникационной сети звенел от напряжения:
   - Разведчик видит множественные цели! Дальность пять километров! Не меньше двух десятков, идут низко над морем, скорость выше четырёхсот километров в час, визуальная заметность низкая. Эсминцы охранения запрашивают разрешения на открытие огня!
   Пётр Исаакович вопросительно уставился на "лисёнка" - дескать, это ещё что за номер? Ваша призовая команда? Так затопление не равнозначно сдаче, целым мы вам "Варахиила" не отдадим... Но возмущённая реплика застряла в горле. Большие глаза неведомой твари лучше всяких слов говорили - подросток (а капитан не сомневался, что перед ним именно подросток, к какому бы биологическому виду ЭТО ни принадлежало) изумлён появлением незваных гостей ничуть не меньше, чем команда. А это могло означать только одно, если интуиция капитана ещё хоть немного работала...
   - Похоже, мальчик, - констатировал старый офицер, - тебя просто использовали втёмную. Не знаю, кто там тебе ставил задание на мягкую акцию, но твои товарищи церемониться не намерены, уверен. Беги отсюда, если не хочешь пойти на дно вместе с нами.
   И (ожидая, что в любой момент хвосты-щупальца могут захлестнуться на горле или сломать позвоночник) резко повернулся к связисту:
   - Всем кораблям, орудия к бою! Самолёты в воздух! Вертолёты! Все, какие есть!
  
   Нет, их не убили, когда всё выяснилось. И даже не отколотили как следует (что в принципе, было бы совершенно равнозначно, удар бронированным ботинком или кулаком при поддержке сервомоторов экзоскелета - верная смерть для девочки-подростка, тут и у здорового мужика шансов выжить немного). Всё-таки, эти люди были элитой, и отбирали их не только за военные умения, но и в значительной степени - по способности держать себя в руках. Они только коротко обсудили что-то на своём языке, потом старший отдал приказ, и все снова расселись по своим местам. Жанна не знала японского, и не могла задействовать заклятие перевода - после краткого допроса под прицелом ей снова заткнули рот. Судя по изменениям аур, людям было страшно, но все полны решимости не посрамить честь подразделения, и сделать всё для успешного выполнения задания. Сколь бы бессмысленным это ни было - спецназовцы решили сориентироваться в новом мире и попытаться вернуться.
   Возможно, они меньше боялись, потому что слишком были заняты обдумыванием новой картины мира. Мира, в котором существует волшебство и бок-о-бок с людьми обитают нечеловеческие расы. Это понятно. Жанне не раз приходилось видеть людей, испытавших подобный шок. Можно даже сказать, что люди Востока удивились намного меньше, чем могли бы европейцы на их месте. Ей задали удивительно мало вопросов - в основном практического свойства. Почти ничего о том мире, который они покинули час назад. В чём причина такой сдержанной реакции? В культуре, которая учит невозмутимости, или может, в ореоле мифов, который окружал их всю жизнь? Или может, Ян-иерархия потихоньку, исподволь готовила их к такому открытию, решив, что на войне всякое может случиться? Хмм... посвящённые на уровне подсознания? Интересная идея... была бы. В другое время и в другом месте. Девушка заставила себя отбросить пустые фантазии и сосредоточиться на текущем моменте, как это, скорее всего, сделали спецназовцы.
   Как минимум двое из них не удивились вообще. Те, кого она выделила и раньше. Руководитель отряда, который раньше арестовал их, а только что - допрашивал. Он, пожалуй, больше других озабочен проблемой перехода, он быстрее всех её осознал в полной мере. И второй - странный молчаливый мужчина, от которого веяло силой и добродушием.
   Руководитель сейчас в пилотской кабине, беседует о чём-то. Видимо, согласуют дальнейший маршрут. Из кабины доносятся всплески удивления и паники. Пилоты что-то видят внизу или в небе... Как обидно и нелепо - простым смертным известно о ситуации больше, чем двум волшебницам... Ну а чего ты хотела, дурочка? Сама ведь напросилась.
   Спустя минут десять там пришли к какому-то решению, и вертолёт плавно пошёл вниз. Сделал пару кругов, видимо выискивая подходящее место для посадки. Затем снизился ещё метров на десять, пока колёса не коснулись поверхности. Пилот заколебался, решая, глушить двигатели, или нет. Это Жанна хорошо понимала даже без чтения мыслей. В конце концов, она была техномагом. Каждая минута работы двигателя - драгоценность, ведь неизвестно, когда в чужом мире удастся пополнить запасы топлива. С другой стороны, если объявится какая-либо опасность и понадобится срочно взлетать, время на разогрев мотора может оказаться критичным. С точки зрения безопасности вообще оптимален режим зависания невысоко над землёй, когда можно принять десантников и сразу сорваться в небо. Но так им уже через несколько часов придётся бросить крылатую лошадку, и переходить на собственные ноги. Пока не сдохнут накопители экзоскелетов, тогда придётся и половину оборудования бросить. Командир, видимо, это всё понимал не хуже. Поэтому после небольшой паузы шасси коснулось какой-то твёрдой поверхности.
   Двое десантников тихо (Жанна и не представляла, что можно так тихо двигаться в массивной броне) скользнули наружу. Обошли машину, страхуемые ещё парой из дверей. Видимо, не нашли ничего опасного, потому что наблюдатель у пулемёта жестом показал - можно выходить. Коротко переговорили с командиром. Получив подтверждение, потащили Жанну наружу. Младшая осталась в вертолёте, сколько ни билась, показывая, что хочет с подругой. В ноздри пахнуло свежим воздухом... и чем-то нехорошим, что чувствовалось с первого вдоха. Подняв голову, она наконец поняла, что так напугало бравых солдат.
   Когда-то здесь был город... Не то, чтобы огромный, но весьма приличный. Приморский порт, вероятно миллионник. Здесь жили люди, точно такие же, как пришельцы из чужого мира. Если маги и были, то они скрывались, так же как на Земле. Заходили в порт корабли, ехали по улицам трамваи, тащили грузы краны-роботы... хотя нет, может до роботов здесь и не дошло. Во всяком случае, здесь встречали рассвет и радовались жизни. А потом...
   Что бы ни случилось, оно должно было оставить страшную, давящую ауру инферно. Сотни тысяч жителей умерли в считанные минуты, в страхе и боли. Жанна не отличалась высокой чувствительностью, но отпечатки агонии буквально кричали ей в лицо. Глаза мага сначала видели прошлое, и уже после схватывали настоящее. Мёртвые осколки небоскрёбов. Остовы кораблей на улицах. Машины, разбитые об стены страшной неведомой силой. Доки, смятые, как картонные коробки. Фонари, выкорчеванные из асфальта и лежащие поперёк улицы.
   Судя по отпечаткам, катастрофа случилась здесь не более двадцати лет назад. За такой срок облако инферно просто не могло рассосаться само. Разрядилось на виновников трагедии? Редко так бывает, чтобы целиком и без остатков. Однако пожалуйста. Память о боли - есть. Самой боли - нет. Словно кто-то тщательно простерилизовал местный астрал.
   Повинуясь жесту командира, один из спецназовцев вынул кляп у неё изо рта. Второй тут же небрежно взял под прицел. Понятно - одно слово не по теме, и мозги по стенке. Она ожидала, что с ней заговорит главный, как в начале, но командир подозвал другого солдата, очевидно, лучше знающего русский. Тот обратился практически без акцента:
   - Что ты можешь сказать об этом городе?
   Жанна могла сказать очень и очень много, но догадалась, что интересует конвоиров. Потенциальная опасность в первую очередь. Это они правильно, маг - хороший сенсор.
   - Он не мёртв. Здесь живут... всякие и всякое. Но ни одного человека. Все мертвы.
   - Здесь были люди?!
   - Да, это человеческий мир... был. Город не восстановили - значит людей осталось мало, или нет вообще. Его населили другие... существа. Я пока не вижу, есть ли среди них разумные.
   Солдат собрался перевести, но командир прервал его жестом - дескать, и так понимаю.
   - Непосредственно возле нас кто-то... что-нибудь есть? - девушка честно прислушалась.
   - На нас смотрят... Не пойму, один или несколько... Как будто много взглядов... но они принадлежат одному существу. Словно у него много глаз, в разных местах города...
   - Далеко отсюда?
   - Ближайший источник взгляда - метров двести. Особой агрессии нет. Настороженность и любопытство. Оно ещё не видело такого. В нём нет ни Тьмы, ни Света... не больше, чем в людях. Оно просто живёт. Если развязать Лену... она может попробовать договориться.
   - Нет, спасибо. Вполне достаточно, если мы не будем атакованы в ближайший час. Следи за ними, и дай знать, если будет опасность, - давать знать, видимо, предполагалось мычанием, так как солдат с кляпом уже стоял наготове. Однако разговор ещё не был закончен.
   - Какова твоя магическая специализация?
   - Боевой маг, техномаг.
   - А твоей подруги?
   - Целитель, техномаг.
   - Кто-то из вас владеет алхимией?
   - Лена... Немного... Это не её основное направление.
   - Она сможет произвести водород из воды?
   Девушка невольно улыбнулась. Так вот что задумал хитрый командир. Определённо, перед ней посвящённый, причём очень неплохо знакомый с делами магов.
   - Вы имеете в виду перезарядку водородных топливных элементов? Для этого не нужна алхимия. Любой техномаг может перезарядить все основные виды накопителей, которые используются... использовались на Земле. Мне нужно их вынуть и осмотреть, а Лена может это сделать, даже не извлекая. Но... её хватит на три-четыре раза, а меня и на раз не хватит.
   - Вам нужны положительные эмоции для подзарядки? Радость, любовь, благодарность?
   - Да, всё это подойдёт. Со временем я могу восстановить силы и на собственной радости, я умею её вызывать искусственно. Но это очень медленный процесс.
   Лицо японца под шлемом было неразличимо, но судя по ауре, он чуть заметно улыбнулся.
   - Пусть твоя подруга перезарядит элементы прямо сейчас. Немного радости я гарантирую.
  
   Если бы гоблины знали такое выражение, как "на седьмом небе от счастья", то именно его мог бы использовать Дайсуке для описания своего состояния.
   Он ожидал пинков, тумаков, оскорблений и шоковых разрядов в пятую точку от своей новой госпожи. Родственники, которым повезло устроиться, рассказывали, что такое служба у волшебников, особенно тёмных. А уж если гоблину выпало стать спутником героя, то роль комического персонажа, на которого сыплются все шишки в повествовании, ему обеспечена. Исключение - Тайлор, если, конечно, считать его героем, а не вторым забавным спутником героя. Николай, за короткое время их знакомства, ни разу не пытался ударить новообретённого слугу, обозвать, высмеять или ещё как-то поставить на место. Но этот человек вообще совершенно ненормальный. С этим и госпожа была согласна.
   Словом, Дайсуке получил всё, что ожидал, и не сильно огорчился. Тем более, подзатыльники ведьмы были в основном ментальными, и скорее стимулировали его маленький мозг, чем причиняли настоящую боль. Постоянно думать - с непривычки тяжело, но если подойти непредвзято, в жизни такое умение наверняка пригодится. И уж точно от этих пси-разрядов не приходилось валяться в углу, скуля и неделями регенерируя. А он был на всякий случай готов и к такому - тоже у многих родичей случалось.
   Чего молодой Врыло точно НЕ ожидал - так это того, что новая хозяйка примется его учить.
   Быстро просмотрев основные магические навыки гоблина - плетение артефактов, природную магию, простейший сглаз, подчинение животных, она заметила "Сильный врождённый талант, но хреновое обучение", после чего принялась, как могла, заполнять обнаруженные пробелы. Скоро выяснилось, что могла она очень и очень немало...
   Даже несмотря на то, что Марико была тёмной ведьмой, а гоблины вот уже второе поколение пользовались исключительно Ян-энергией, она сумела отыскать множество точек соприкосновения. Ведьмовское искусство и гоблинское колдовство, как выяснилось, шли во многом параллельными путями. Только уровень, на котором Мэри владела этими вещами...
   Раньше Дайсуке бесконечно почитал свою бабку, способную сплести кольцо отвода глаз из трёх волосинок за минуту с небольшим. Но под руководством тёмной он сам проделал то же самое за двадцать секунд! Правда, далеко не с первого раза. И когда наконец получилось, затылок просто раскалывался от напряжения. Тем не менее, гоблин был жутко горд собой.
   Можно представить, какие глаза у него стали, когда девушка преспокойно сообщила, что это лишь первое из ДЕСЯТИ намеченных на ночь упражнений. И что этот десяток вовсе не является обучением. Так, простенькое тестирование, проверка, на что вообще мальчишка способен. Настоящие уроки начнутся через недельку-две, и тогда он, если дотянет, пожалеет, что не сдох на предварительных тестах. Нет-нет, она не собирается никого заставлять. Если Дайсуке так хочется, он может и дальше оставаться тупым, безграмотным гоблином. Можно сидеть здесь и следить за домом хозяйки, это работа полезная и вполне безопасная - как для него, так и для окружающих. Бытовой магией он и так уже неплохо владеет, а выучить здешние порядки и парочку заклинаний русских домовых - дело одной ночи. Конечно, слава и приключения тогда достанутся другим, но ведь это и не жизненно важно, правда?
   Дайсуке стиснул зубы и потребовал следующего задания. А потом ещё одного. И ещё.
   Он дотянул до пятого, и даже сумел его выполнить, следуя инструкциям госпожи. В глазах уже плыли красные пятна от небывалого сосредоточения, пальцы инстинктивно дёргались, снова и снова переплетая отсутствующие нити силы, в ушах, словно испорченная магнитофонная запись, повторялись слова десятков наговоров... Но он потребовал ещё. В конце концов, выражение "гоблинская хватка" относится не только к силе их рук.
   - Вторую пятёрку выполнишь сам, - сообщила Мэри. - Принципы ты уже должен был понять, а ко мне ещё гости должны прийти. Приготовь комнату в японском стиле, чтобы через пятнадцать минут была готова, и иди в подвал, там продолжишь. Утром проверю.
   Дайсуке с радостью ухватился за возможность потрудиться физически, так как она давала прекрасную передышку мозгам. Руки работали сами, следуя вбитым рефлексам, а голова плавала в блаженном безделье. Но даже находясь в таком состоянии, он инстинктивно почуял несообразность. Если днём в школу, а ночью учить гоблинов и принимать гостей, то когда же спать? Даже великие маги нуждались в отдыхе, уж их слуги это знали. Может, его новая госпожа - не человек? Но большинство известных видов нелюдей он бы узнал...
   Ноги уже несли его в подвал, а уши невольно шевелились, улавливая шорохи местных духов. Нужно знать, куда он попал. Это может быть ключом к выживанию. Гоблины для всех - разменные пешки, поэтому преданность не отменяла бдительности, даже наоборот.
   За пару ласковых слов и рисовый пирожок дух охотно сообщил, что гости уже пришли, трое, два остались на страже у входа, один поднялся в комнату на втором этаже. А вот кто эти гости, и чем главный наверху занимается с хозяйкой дома - это дзасики-вараси отказалась говорить наотрез. Гоблин с пониманием кивнул - не он один боялся госпожи. Что ж, он извлёк из этого знакомства ту пользу, какую мог - обрадованная возможностью с кем-то поболтать, девочка подсказала несколько полезных плетений. Духи не умеют пользоваться магией в классическом смысле, но это совсем не значит, что они в ней не разбираются.
   Но даже с этой помощью, через полтора часа, когда его отвлекли, парень всё ещё бился над седьмым заданием. Теперь скорость была не столь важна, как раньше. В первую очередь, следовало понять, как такое вообще возможно. Слыханное ли дело - сотворить мазь неуязвимости, имея всего три капли драконьей крови?! Причём состава должно хватить на полную защиту тела взрослого гоблина - хотя бы такого, как он сам. Издевательство!
   В десятый раз перебирая ингридиенты и комбинируя в уме разные плетения, он даже не сразу заметил, что домовой дух перестала отвечать на его слова. И на странный шум во дворе обратил внимание тоже с большим опозданием. Слух у гоблинов острее человеческого, но не сказать, чтобы намного. К счастью, под рукой оказался амулет дальнослышанья - его изготовление как раз было пятым заданием. Неужто госпожа и это рассчитала? Дайсуке торопливо нацепил дужку на острое ухо и прошептал слово активации.
   - ...У нас приглашение от хозяйки дома, - мужской голос звучал слегка раздражённо, видимо, разговор уже шёл некоторое время. - Вы можете связаться с ней. Пароль "Исин Сиси".
   Ответа не последовало, во всяком случае, амулет не уловил никаких звуков. Возможно, охранник ответил телепатически, жестом или выражением лица. Как бы то ни было, его собеседник заговорил ещё более раздражённо и нетерпеливо, с оттенком угрозы:
   - Я понимаю ваши затруднения, но информация, которую следует передать, очень важна и отлагательства не терпит. Мыслесвязь мы по определённым причинам в данной ситуации использовать не можем. Нет, это исключительно дело наше с хозяйкой дома. Я гарантирую, что ни ей, ни вашей госпоже не будет нанесено никакого вреда. Насилие никому не нужно.
   Снова пауза, беззвучный ответ... или то, что за ответ было принято. Странный односторонний диалог, словно слушаешь одного говорящего по телефону. Предупредить хозяйку? Но эти новые гости говорят, что Мэри знает о них, а ему было приказано не беспокоить ни при каких обстоятельствах... В конце концов, если эти ребята опасны для ведьмы четвёртого ранга, что сможет сделать против них один гоблин? Подкреплённый такими рациональными мыслями, инстинкт самосохранения взял верх, и Дайсуке продолжил подслушивание.
   - Да, я подпишу документ. Да, вы можете предупредить свою госпожу. Всё? Спасибо.
   Шаги топают вверх по лестнице. Гостей четверо. Скорее всего мужчины - шаги тяжёлые, широкие, уверенные. Но не военные - не чеканят шаг. Обувь с твёрдой подошвой, чуть поскрипывает. Шорох отодвигаемой ширмы. Пауза около десяти секунд - немая сцена, которую легко представить, даже не видя. Затем голос госпожи - как всегда спокойный, высокомерный и уверенный, только с лёгким интересом:
   - Ваш психопрофиль указывает, что предать самостоятельно вы не могли. Впрочем... можете не говорить, у вас по лицу всё видно. Вам сделали предложение, от которого вы не смогли отказаться, правильно? И моя дорогая Касураги, конечно, вмешиваться не станет.
   - Простите, дорогая. Вы же знаете, это вне моих правил, - новый голос был мягок и нежен.
   - Я другого и не ожидала. Один вопрос - кто? Известные мне игроки не могли вас купить.
   И снова мужской голос, тот же, что говорил с охранниками у входа. Прочие незваные посетители так и не сказали ни слова, вероятно были младше по положению.
   - Нас и не покупали. Правильнее будет сказать, что они приставили пистолет к виску нашей организации. Если вы думаете, что нам приятно потерять самого ценного союзника, то ошибаетесь... Имён я назвать не могу, тем более в присутствии иерарха. Вы скоро сами всё узнаете. По крайней мере, они гарантировали вашу жизнь, Марико-сан. Тем не менее, наша вина не становится меньше. Я искренне извиняюсь, что вынужден действовать так.
   - Гарантировали жизнь? - Дайсуке буквально увидел мысленным взором иронично заломленную бровь красавицы. - Значит, это не Равновесие. Вы меня заинтриговали, агент. Я уже хочу увидеть этого загадочного заказчика, столь могущественного, что он может давить на вашу организацию. Однако достаточная ли это причина, чтобы мне сдаться без сопротивления, как думаете? Или вы так уверены, что вчетвером справитесь со мной?
   Очередная пауза, на сей раз в молчании явно чувствуется смущение.
   - Нам... Нас наделили некоторыми средствами для захвата, Марико-сан. А также для нейтрализации всех, кто может встать на нашем пути. Я не хотел бы их применять...
   - Ну да, конечно, я должна была догадаться. И конечно, вам пообещали, что вы сможете оставить себе эти некоторые средства? В случае успешного завершения операции? Можете не отвечать, я вижу. Ну по крайней мере, вы не были столь наивны, чтобы поверить этим обещаниям. Уже хорошо. Но... да. Вы рассчитываете их перехитрить. Оставив себе образцы, чем бы они не были. Это не бойцы... Артефакты или технологии? Технологии. Разумно.
   - Вы полагаете, у нас есть шанс это сделать?
   - Разумно со стороны вашего загадочного заказчика. Они знали, перед чем вы не устоите. Насколько разумен ваш план, я пока сказать не могу. Но несколько советов дам. Пойдёмте. По дороге мне понадобится вся информация, какой вы располагаете, и немного сверх того. Касураги-сан, извините за столь неудачно прерванный вечер. Надеюсь, мы с вами ещё сможем закончить этот разговор. Пока дом оставляю на вашу заботу. О гоблине в подвале не беспокойтесь, просто отпустите на все четыре стороны. Ну что уставились? Вперёд.
   Шаги вниз по лестнице. Стук каблучков - Мэри слетает первой, танцующей походкой, словно идёт погулять, а не направляется навстречу неизвестному и опасному будущему. Топот ботинок - "похитители" едва успевают за ней. Дайсуке восхищённо качает головой - даже в такой ситуации госпожа ухитрилась сохранить руководящее положение.
   Шаги стихли. Невидимое "ухо" амулета проследовало за конвоирами, но гоблин так и не смог понять, куда они делись. Шорох платья, как будто усаживаются в транспорт, потом шелест... и всё. Вспышку энергии при телепортации он бы почуял. Если госпожу увёз автомобиль или летательный аппарат, то это должна быть очень тихая машина. Дайсуке о таких не слышал. Надо с гремлинами посоветоваться, они в железе получше разбираются.
   Тьфу, это потом успеется. Сейчас надо быстро-быстро выбираться. Неизвестно, выполнит ли загадочная Касураги пожелания хозяйки дома - но лучше не проверять. Прихватить с собой, да поживее, всё нужное, - руки сработали раньше, чем голова об этом подумала, - и бегом... к Капитану, конечно. Рассказать всё, что здесь случилось, дождаться трёхглазого... а может и не дожидаться, сразу что-нибудь придумать. Вместе они обязательно найдут выход...
   - Тебе не говорили, что некрасиво уходить, не попрощавшись? - тёмная тень выросла на пороге. Миниатюрная, чуть выше самого гоблина, она каким-то образом перекрыла все пути к отступлению одним своим присутствием. Опоздал...
  
  -- Глава 14.
  
   Я был знаком в жизни со многими военными. Знавал маршалов, генералов, воевод и гетманов, триумфаторов многочисленных кампаний и битв. Слушал их рассказы и воспоминания. Видывал их склоненными над картами, выписывающими на них разноцветные черточки и стрелки, разрабатывающими планы, обдумывающими стратегию. В этой бумажной войне все получалось прекрасно, все работало, все было ясно и в идеальном порядке. Так должно быть, поясняли военные. Армия - это прежде всего порядок и организованность. Армия не может существовать без порядка и организованности. Тем поразительнее, что реальная война - а несколько реальных войн мне видеть довелось - с точки зрения порядка и организованности удивительно походит на охваченный пожаром бордель.

Анджей Сапковский.

  
   Из-за особенностей японского менталитета и традиций, обитатели этой страны ни разу за всю историю не могли похвастаться обилием новаторских идей. Однако они всегда демонстрировали удивительный талант заимствовать и усовершенствовать чужие концепции, будь то в искусстве, военном деле, в религии или в технике. Порой эти "украденные" задумки доводились до таких высот, что и присниться не могли изобретателям оригиналов.
   В двадцать первом веке ситуация не сильно изменилась. Первые пехотные экзоскелеты появились на вооружении БСШ, а первые японские реплики этих моделей ничем, кроме вылизанного дизайна и повышенной надёжности, не отличались. Однако разве поколение, выросшее на аниме и дорвавшееся до плодов очередной технологической революции, можно было остановить в рамках унылых мускульных усилителей? Марш-бросок в полной загрузке на шестьдесят километров за час - разве это достойное применение для сверхпрочных и сверхлёгких материалов, для мощных и компактных энергоячеек, для углеволоконных псевдомускулов и микрореактивных двигателей? Маги сказали "да, хватит" и спрятали все разработки следующих поколений под сукно. Но Ян-иерархия, как всегда, немного опоздала с этим. Очень трудно (да не сильно-то и хочется) сдерживать творческую энергию людей, если она является основой твоей силы. Поэтому разработчикам не стали промывать мозги или переводить на всякие бесполезные должности, как это обычно делалось в других странах. Самых смелых и нетрадиционно мыслящих прибрали к рукам, введя в число посвящённых, прочих лишь немного притормозили, высосав у них избыток креативности, но в основном позволили продолжать работу открыто. Возможно, потому, что некоторые молодые Ян-маги тоже смотрели аниме в детстве. Детские мечты - страшная сила на самом деле. Все главы иерархий это знают и умеют пользоваться, хотя далеко не все одобряют.
   Молодые американские маги смотрели фильмы про супергероев и вырастая, получали возможность надеть маску и бороться со злом. Или вступить в ряды суперзлодеев, если больше симпатизировали таковым. Русские волшебники, выросшие среди беспредела лихих девяностых, мечтали мочить без правил разгулявшихся уголовников - и становились оперативниками-ликвидаторами, равных которым в мире не было. Причём светлые в подобных операциях нередко работали бок-о-бок с тёмными, если рядом не маячила фигура воина Равновесия. Дети шестидесятых покровительствовали космическим программам у смертных. Рождённые в начале века - строили коммунизм, пока им было позволено. Со временем это всё проходит. Как раз к тому времени, как человеческое поколение уходит на покой, поколение их ровесников-магов, наигравшись в реализацию своих детских и юношеских фантазий, начинает заниматься серьёзной работой в своей иерархии.
   Ян-иерархия в этом смысле не отличалась от остальных, даже была "впереди планеты всей". Японские девочки-волшебницы вырастали на аниме про девочек-волшебниц. Любители фильмов о благородных самураях вырастали и брались за настоящие магические мечи. Аниме о вампирах и оборотнях здорово увеличило поголовье клыкастых и мохнатых.
   И лишь несчастные поклонники фильмов о гигантских роботах в течение полувека лишены были всяких шансов увидеть свои сказки детства на улицах городов или в черноте космоса. Вначале конструкторы твёрдо отвечали "невозможно", затем сменили формулировку на "в принципе осуществимо, но технически бессмысленно". Но для волшебников, живущих в мире символов, этот аргумент звучал куда менее веско, чем для смертных. Ян-маги твёрдо знали одно: меха - это красиво. А красивое бесполезным не бывает.
   Конечно, до бронированных сорокаметровых титанов, сносящих полгорода лазерным взглядом, дело не дошло - здравый смысл ещё не отменили окончательно. Но немного увеличить обычный экзоскелет... Добавить ему вооружения... Снабдить турбореактивными двигателями и раскладным крылом... улучшить аэродинамику... А что, сказали военные, в этом что-то есть. Сто литров топлива - для лёгкой пехоты много, а солдат в типовом экзоскелете и больше таскает, если надо. А уж в тяжёлой броне, о которой зашла речь...
   Правда, под таким солдатом уже начинают трещать лестницы и перекрытия, он не влезает в люк стандартного бронетранспортёра и скорее проломится через молодой лес, чем пройдёт его. На земле эта махина действительно смотрится довольно неуклюже. Даже способность бегать до ста двадцати километров в час (за счёт более длинных ног) не спасает - развить эту скорость удаётся только на хорошей трассе. Но если у сверхтяжёлого пехотинца, несущего, между прочим, блок управляемых ракет, станковый пулемёт или даже лёгкую пушку, появится способность летать... Ни одна цель в радиусе пятисот метров, будь то боевой вертолёт, танк или отделение пехоты, не сможет чувствовать себя в безопасности.
   Так и появился на свет летающий доспех "Рикиси", оружие, опередившее свой век. Что с ними делать - никто толком не представлял. Ставить на вооружение в Силах Самообороны - политически неуместно, слишком уж агрессивный характер применения напрашивается. Ставить на экспорт - значило развязать гонку в новом виде вооружений между Империями, из которого Япония вряд ли выйдет победителем - не тот человеческий и производственный ресурс. В конце концов чудо-машины просто рассовали по секретным ангарам, решив, что в нынешнее беспокойное время они смогут для чего-нибудь пригодиться. Пригодились.
   По иронии судьбы их первой целью стал такой же "пришелец из будущего" - экспериментальный авианосец, которому тоже штабисты не могли толком найти места.
   Знали ли русские адмиралы о существовании подобных машин на вооружении потенциального противника? В каком-то смысле знали, конечно. Но принять меры для защиты помешало сразу несколько факторов. Во-первых, донесения разведки не отличались подробностями - максимум, несколько смутных силуэтов, снятых издали в полёте. Даже тактико-технических характеристик новой машины добыть не удалось, не говоря уж о чертежах. Поэтому к идее "летучих шагающих роботов" относились с известным скептицизмом: может, какие-то прототипы и в самом деле есть, но чтобы добиться от них боевой эффективности - это, извините, уже фантастика. Во-вторых, судя по описанию, только полный самоубийца мог выпустить "Рикиси" в полёт над океаном. Конечно, у Японии богатый опыт в использовании самоубийц на войне, но это её проблемы. На суше, перемещаясь короткими прыжками и прячась в складках местности, они имели хоть какой-то шанс подобраться к противнику на расстояние эффективного огня. Над синей гладью океана, под синей гладью высоты - они будут обнаружены радаром за десятки километров, после чего станут идеальной мишенью. Хоть для корабельных ракет, хоть для самолётов и вертолётов, которым уступают и в скорости, и в дальности действия оружия. Безукоризненно верная логика, если не знать о существовании системы ПАС.
   Ну а позднее, когда локаторы оказались бесполезны? Почему никто из военных не поглядывал с опаской на горизонт, ожидая, что с минуты на минуты оттуда металло-пластиково-фуллереновым градом посыпятся страшные крылатые доспехи?
   Тут опять же сыграло много факторов. Во-первых, как уже было сказано, о летающих двуногих танках в русском флоте слышали краем уха и всё в духе "ежели родились, так на бой не сгодились". Ну в самом деле, где потенциальный противник мог отработать технологию, если он со Второй Мировой не имел ни одного реального боевого столкновения? Где взять пилотов для столь экзотического вида техники? Конечно, любой знаток аниме вам скажет, что умение управлять боевыми роботами - врождённый рефлекс каждого японского школьника, но здесь вам не тут - мультики и сказочки оставим детишкам. Во-вторых, до появления Юдзо маги-кураторы усиленно накачивали своих подопечных храбростью и оптимизмом, так что особо над мрачными перспективами никто не задумывался - а после появления лисёнка-самурая стало как-то не до этого.
   Ну и в-третьих... недавний опыт уже показал, что даже ослепшая эскадра не беззащитна. Они три сотни противокорабельных ракет завалили с небольшими потерями. Околозвуковых ракет, выпущенных с малой дистанции, практически в упор по меркам современного боя. Что в сравнении с этим какие-то крылатые скафандры, не тянущие и четырёхсот километров в час? За время подлёта, если сунутся, их можно будет перестрелять, как куропаток!
   - Теперь ясно, - скажет внимательный читатель, уже просчитавший ситуацию. - Русские моряки не могли предусмотреть, что среди атакующих будут маги. Ведь всех трёх волшебников эскадры уже вырубил Юдзо. Посланники Ян-иерархии просто сядут в летающие доспехи сами, отведут при подлёте глаза операторам ПВО, заморочат приборы, после чего высадятся на палубы кораблей и расстреляют в упор всё, что шевелится.
   И в определённом смысле внимательный читатель, разумеется, будет прав. Среди атакующих действительно присутствовали несколько сюгэндзя, готовых при необходимости взять ситуацию под контроль. На этот случай был даже один наблюдатель от Инь-иерархии. Однако ставка всё же была сделана на то, что сверхъестественных сил использовать не придётся. Атака снимается на видео, и должна выглядеть естественно, чтобы даже военные эксперты ничего не заподозрили. Конечно, немного портят эффект достоверности странные повреждения на палубе "Варахиила". Но это дело поправимое - сначала это место просто не попадёт в кадр, а позднее, когда бой разгорится, туда совершенно случайно прилетит ракета.
   Итак, сотня летающих бойцов должна прорваться сквозь заградительный огонь эскадры, не используя волшебства, и желательно - с небольшими потерями. С тактической точки зрения сойдет и пятидесятипроцентный урон: полсотни доспехов, даже вместе с пилотами, стоят на порядок меньше авианосной группы, а задание сумеет выполнить и оставшаяся половина. Но пропагандистский эффект получится совсем не тот. На первом же испытании фактически завалить противника трупами - свои поймут, а вот варвары, увы, не оценят. Так что надо сработать чисто. Кинематографично даже. Что ж, господа, садимся поудобнее и наблюдаем шоу в исполнении высококлассных специалистов невиданного ранее профиля - сочетающих навыки военного лётчика и десантника. Откуда Ян-иерархия их в таком количестве взяла, мы поинтересуемся позже - вместе с русской разведкой. Сейчас всем не до таких мелочей: зрителям надо расслабиться и получать удовольствие от прекрасно поставленных боевых сцен, режиссёрам и операторам - обеспечить картинку, а участникам - выжить.
   Первый слой обороны, разумеется, противоракетный лазер. Тяжёлые стволы зенитных комплексов ещё только поворачиваются, а проворный лучик уже поглаживает выбранную цель. Вот только дальше поглаживаний дело у него почему-то не заходит. Серебристо-белые доспехи отражают примерно девяносто пять процентов поступающей энергии. А то, что всё-таки поглощают - недостаточно для преодоления грамотно спроектированной теплозащиты. Ни солдата внутри поджарить, ни механизмы из строя вывести. О том, чтобы расплавить или испарить саму броню, понятное дело, и речи не идёт.
   Впрочем, лазеры "Варахиила" и кораблей охранения для этого и не предназначены. Они достаточно мощны, чтобы проковырять оболочку топливного бака, сделать борозду в обшивке, или расплавить рули, но это скорее везение, чем основная их функция. В конце концов, противокорабельную ракету тоже так просто не возьмёшь - она хоть и не блестит, зато основную часть траектории повёрнута к цели носовым обтекателем - жутко прочной и тугоплавкой штукой. Основной расчёт делался, конечно, на поражение функциональное. Оптические системы наведения под бронёй не спрячешь - по крайней мере, в то время, когда им надо работать. Хоть живые глаза, хоть фотоэлементы техники - выгорают в доли секунды. Остаются, конечно, радары - старые добрые РЛС, спрятанные под радиопрозрачными бронеколпаками. Ну так специально для них у группировки есть мазеры - все электроника, не закутанная в металл, даже мяукнуть не успевает.
   Но вот уже и мазеры по целям отработали - а странные машины летят себе и летят, ничего им не делается. Уже невооружённым глазом видны. Что за чертовщина?
   Хитрость - в уникальных жидких кристаллах, служащих "глазами" робота. Слепнуть-то они слепнут - мгновенно переходят в непрозрачную фазу, как только плотность светового потока превысит безопасный уровень. И даже нагреться успевают довольно сильно, прежде чем сверху опустится бронезаслонка (примерно сотая доля секунды). Вот только слепнут они, в отличие от обычного глаза или фотоэлемента, не навсегда. Стоит упасть затвору или погаснуть лазерному импульсу, как начинается процесс восстановления кристалла. Что характерно, в качестве источника энергии для первой стадии он использует то самое, поступившее от луча тепло. Ну не наглость? Через какую-то секунду "Рикиси" снова зряч.
   Тут как раз относительно небольшая скорость становится ему на руку. Ракета, идущая на двойной скорости звука, за секунду пролетает почти семьсот метров. Секунда слепоты для неё - почти гарантированный промах. Пока заново нащупает указующий лучик лазера, пока скорректирует траекторию... А десантник в доспехе, даже на максимальной скорости, за это время преодолеет меньше ста метров. Даже если его закрутило в воздушных потоках - для повторного "захвата цели" достаточно просто повернуть голову. Распознавание осуществляет человеческий мозг - самый совершенный из известных на сей день перцептронов.
   Вдобавок, пилоты-десантники отнюдь не собираются ждать, пока лазер их поджарит. Уже после первого десятка лучевых ударов распределённый интеллект доспехов надёжно зафиксировал местоположение источников. А дальше вступает в игру снайпер с рельсовой винтовкой. Даже если он лично ослеплён - не беда, наведётся по целеуказаниям от товарищей. А всего таких снайперов в отряде три штуки. Лазер обладает тем же недостатком, что и его основные цели - его тоже под броню не спрячешь. Дзинь, дзинь, дзинь - разлетаются в куски хрупкие зеркала, чуть менее хрупкие линзы и даже пуленепробиваемые колпаки-обтекатели, не рассчитанные на гиперзвуковые боеприпасы. Примерно на час противник по вооружениям отброшен в двадцатый век. Очень-очень неудачный для него "временной сдвиг" - на подлёте ведь гости из самого что ни есть фантастического будущего!
   Ладно, корабль конца двадцатого столетия тоже далеко не беззащитен. Старомодные зенитно-ракетные комплексы ещё никто не отменял. Сейчас они этих наглецов под орех разделают!
   Собственно ракеты операторы решили без толку не тратить. Они уже видели, на что способны незваные гости, и понимают, что нанести им вред таким образом затруднительно. Половину, если не больше, ракет просто собьют на подлёте (это любой современный вертолёт умеет, вряд ли тяжёлые доспехи будут отстреливаться намного слабее). А вторая половина... Надо понимать, что зенитная ракета - не противотанковая. Её характерная цель очень быстра, но при этом слабо защищена. Поэтому бронебойность тут приносится в жертву возможности накрыть максимальную площадь. Зенитные ракеты, как правило, рвутся не на корпусе цели, а в некотором отдалении от неё, засыпая цель градом осколков. А тяжёлый доспех в этом плане - ближайшая родня танка. Для его уровня бронирования град кубиков из металлической "рубашки" и режущие стержни из боевой части - что-то вроде горстки камушков и веточек в лицо. Неприятно, может оставить царапины, но вряд ли покалечит или лишит боеспособности. О том, чтобы убить, и речи нет.
   Но вот гости пересекают трёхкилометровый рубеж и вступает в действие последняя линия обороны - зенитные автоматы. Калибр тридцать миллиметров, разогнанный легкогазовым патроном до трёх километров в секунду - это уже не шуточки. Ни один малый летательный аппарат не может нести достаточную броню, чтобы ему противостоять, даже теоретически. Чтобы преодолеть это ограничение, японцам пришлось бы изобрести антигравитацию. Или силовые поля. Или нейтронное вещество. В общем, что-то из области фантастики дальнего прицела. У Ян-иерархии кое-что из перечисленного есть - но в единичных экземплярах, либо экспортированных из иных миров, либо созданных с большим применением магии. Вручать подобные раритеты смертным никто не собирается - если уж дойдёт до экстрима, проще будет лично сбить снаряды заклинаниями. Но и наука сегодняшнего дня может преподнести немало сюрпризов, если отпустить её как следует порезвиться.
   За пять секунд до пересечения огневого рубежа все "Рикиси" дружно активируют плазменные щиты. Что представляет собой современный любитель фантастики, услышав данное словосочетание? Наверняка тонкие плёнки чистого огня, в которых вражеские пули, ракеты и снаряды должны бесследно испариться? Фигушки. Снаряд - штука тугоплавкая, и к тому же летит очень и очень быстро. Он и так в общем-то плазмой окутан, сам её создаёт, пробивая себе путь в атмосфере на скорости в девять раз выше звуковой. Что ему какой-то там барьер, преодолеваемый за миллисекунды? Даже нагреться толком не успеет.
   Нет, плазменный щит двадцать первого века - штука куда более хитрая. Это такая небольшая тарелочка, похожая на старинный щит-баклер. И прочностью ему, кстати, не уступающая, хоть и толку от этой прочности в наш век чуть. Только в отличие от баклера, плазменный щит не выпуклый а вогнутый. Потому как удары отбивать - для него функция сугубо вторичная, на всякий случай. Основная же его задача - работать антенной.
   В фокусе этой самой антенны и крутится то, что дало щиту его название. Плазменный мячик, алый на белом фоне, герб страны восходящего солнца, воплощённый в новых технологиях - этакая рукотворная и управляемая шаровая молния. Высокочастотное излучение щита её одновременно накачивает энергией и направляет её движение. Очень быстро направляет, стоит заметить - за четверть секунды плазмоид дважды облетает по разным траекториям весь доспех. Если в этом возникнет необходимость, конечно. Просто так его крутить никто не станет, это вам не мячик на верёвочке. Так что кинуться навстречу снаряду, изображая из себя камикадзе, он как раз успевает. Снаряд в него доверчиво влетает. Впрочем, даже если засомневается - куда он денется? Он ведь не управляемая ракета, куда послали - туда и летит.
   И тут плазмоид совершает жутко коварный (по мнению русского снаряда) и героический (с точки зрения собственной наводящей аппаратуры) акт - он самоликвидируется. Схлопывается внутрь, точно коллапсирующая звезда, под совместным слаженным действием атмосферного давления и внутренних сил. При этом параметры подобраны так, что образуется направленная к центру ударная волна. Такой подлости снаряд уже не выдерживает и сплющивается, либо подрывается.
   Но и на этом соревнование брони и снаряда не заканчивается. Сами плазмоиды-ловушки не такое уж ноу-хау. Их и в Империи изобрели, причём даже раньше японцев. Правда, с полигонов технологии пока не вышли, но опытные танки с плазменными щитами уже ездят, поражают чиновников (в смысле - сильно удивляют, а не лупят по ним прямой наводкой). Иногда даже умудряются поймать снаряд другого танка. Но использовать эту систему против скорострельных, многоствольных авиапушек никому в голову не приходило. И по понятной причине - после того, как плазмоид схлопывается, зажечь и стабилизировать новый - не меньше секунды. И то при редком везении, обычно в два-три раза больше, как повезёт. А за эту секунду подзащитному аппарату в борт прилетает ещё несколько десятков снарядов. Ну и много радости, что первый из них будет уничтожен?
   И вот тут (и ни миллисекундой раньше!) и наступает время для небольшого волшебства. Совсем крошечного, практически незаметного даже опытным экспертам-ясновидцам. Волшебства, о котором не знают и сами пилоты-десантники. Сила Ян, магия огня и света, не делает ничего такого, что не под силу машинам смертных. Она всего лишь немножко (раз этак в сто), ускоряет рождение новых плазмоидов. Что вы хотите, господа гайдзины, японское качество, высокие технологии! Вы к нам чай тоже не на пароходах приплыли.
   Тыр-тыр-тыр - вспыхивают одно за другим маленькие солнышки, выпекаются, словно пирожки у хорошей хозяйки. Хлоп-хлоп-хлоп - исчезают, унося с собой по снаряду каждое. Щитов, между прочим, у каждого "Рикиси" по две штуки, хотя параллельно они включаются редко - но когда надо. А если и удвоенной защиты не хватает - доспехи могут прикрывать друг друга. Те, что сейчас не под обстрелом, направляют свои плазмоиды на перехват "чужих" снарядов. Катится впереди отряда сверкающая, гремящая волна - попробуй пробей.
   А ведь доспехи не просто молча летят, изображая из себя мишени. Они ещё и в ответ постреливают. Поначалу их огонь не слишком результативен - у кораблей и калибр солиднее, и броня толще, и боезапас просто не сравним с тем, что могут унести пятиметровые машинки. Но японцы компенсируют нехватку огневой мощи точностью. Каждый выпущенный ими снаряд не только сам находит цель, но и поражает её гораздо эффективнее, чем в теории позволяет его калибр. Они влетают туда, где броня легче, или её вовсе нет, сбивают стволы, сносят антенны - в общем, боеспособность противника медленно, но верно падает. А потом первые доспехи входят в мёртвые зоны, приземляются на палубы, повисают на башнях - и на корабли обрушивается уже ничем не парируемый огненный шквал.
  
   Вся штурмовка заняла гораздо меньше времени, чем описание её сложных механизмов на этих страницах. Процесс, конечно, не столь стремителен, как ракетный бой, человеческий мозг кое-что понять всё же успевает - но и рассусоливать некогда, война всё же. Операторы ЗРК только успели доложить, что их оружие неэффективно - а на палубах уже разворачивается масштабная бойня. Вспыхивают, как спички, самолёты и вертолёты, не успевшие подняться в воздух. Малый калибр рвёт в клочья тела моряков и техников, не успевших или не пожелавших вовремя укрыться под бронёй. Калибр чуть побольше дырявит экзоскелеты спецназа - в этих делах размер имеет значение.
   Единственным, кто осознал процесс во всех подробностях, именно так, как он здесь расписан, был Юдзо, наблюдающий за атакой в свете Жемчужины, открывающем истину. Совмещая это сияние с острейшими чувствами Лисы, подросток увеличил свою "разрешающую способность" в пространстве и времени до совершенно фантастических значений. Он легко осознавал микросекундные процессы, причём происходящие в сотне разных мест одновременно и во всех диапазонах. Собственно, в этом и состояла его ошибка.
   Увлёкшись невероятной сложностью современного боя, Юдзо впал в своего рода "когнитивный транс". Непроизвольно изменяя свой разум для более адекватного понимания десяти тысяч вещей, он упустил тот момент, когда по сути перестал быть человеком. И хотя до Нирваны из этого состояния было - как пешком до Луны, на некоторые вещи этого суетного мира стало довольно сложно обращать внимание. Ну в самом деле, ну что такое человеческая жизнь с точки зрения, например, импульса боевого лазера? Нечто медлительное и малозначимое, как дрейф континентов. А по мнению гиганта-авианосца? Мелкие тёплые капельки в его недрах, полезные исключительно в больших массах. Десятком больше, десятком меньше - роли не играет. Не считаем же мы бифидобактерий в своих желудках...
   Девятихвостая, конечно, хорошо понимала, что ситуация развивается не туда. Однако что она могла сделать? Не тащить же хозяина за уши обратно к человеческому мышлению. Столь активное, почти насильственное действие противоречило её инь-сущности. Как и уговоры словами, которые, кстати, казались новому Юдзо жутко неуклюжим способом общения. Вдобавок ко всему, Лиса и сама немного увлеклась полным восприятием - как-никак, последние годы она была вынуждена видеть лишь тени. А воля хоси но тама гипнотизировала, увлекала, убеждала - активное начало, воплощение лидерства, что с него возьмёшь. Правда сейчас оно звало именно к бездействию и наблюдению, но со всей решимостью Ян - такой вот парадокс. Пока Изменяющая Видение выкручивалась из притягательных объятий симбиоза, а потом мягкими касаниями направляла рассудок хозяина обратно к человечности (во всех смыслах этого слова), прошло минут пять.
   Сам Юдзо, вернувшись из страны-слишком-хорошо-выученных-уроков, чуть не сгорел на месте от стыда. Но собрав волю в кулак, решил, что покаяться и понести наказание ещё успеет. Сейчас надлежало исправлять всё, что он натворил своим бездействием... и предотвращать то, что натворить ещё не успел. Сжав зубы, юный самурай рванулся в атаку.
   Ему сейчас наплевать было, что в летающей броне - его соотечественники, что парни выполняют практически ту же работу, что и он сам перед этим, работу, в общем, вполне благородную - защищают свою страну от агрессора. Он сейчас видел одно - его предали. Под предлогом патриотизма заставили проложить дорогу убийцам. То есть - нарушить свой главный долг. Он больше не Хранитель Звёздного Жемчуга, он потерял лицо, он по сути уже никто. Хуже, чем мёртв. Но сражаться он пока ещё способен.
   Как пронёсся по коридорам и вылетел из рубки, он не запомнил - всё произошло на автомате. В лицо, грудь, живот тут же устремляется несколько сотен крупнокалиберных пуль - хвосты сливаются в сплошное радужное марево, перехватывая их все. Несколько он всё же умудрился пропустить - удары болезненные, но не смертельные, тело превращено в прочнейший гибкий сплав. Хоси но тама вспыхивает так, что даже в записи режет глаза. Узкий, как вязальная спица, луч, пляшет среди белоснежных фигур, отсекая конечности с оружием, боккен закручивается сплошным вихрем, из центра которого вылетают, словно из катапульты, огромные в сравнении с мальчиком тяжёлые экзоскелеты. Это был не бой, не избиение - это какая-то фантасмагория, разгул больного воображения, галлюцинации, обретшие плоть! Часть пилотов-десантников успела сообразить, что сопротивление неэффективно, подняться в воздух - Юдзо доставал их и там, взвиваясь в небо длинными прыжками, приземляясь на соседнем корабле, или пробегая по воде, словно посуху. Уцелевшие русские ошалело наблюдали за этой сценой, гадая, поддержать мелкое чудовище огнём, или попытаться самим подстрелить. Сейчас ЭТО вроде бы на их стороне... Но попробуй пойми, против кого оно обратится, когда покончит с японцами. Как бороться с летающими роботами, было хоть в первом приближении понятно - пусть и без шансов.
   Меньше чем за две минуты отряд самых современных боевых машин превратился в груду высокотехнологического лома. Трупов и смертельно раненных не было - Юдзо не желал усугублять свою вину перед Лисой больше того, что уже натворил. Однако многие были выведены из строя всерьёз и надолго. Некоторые, вероятно, останутся инвалидами на ближайшие лет десять - пока не будут доведены до ума медицинские нанотехнологии.
   А маги... а что маги? Наблюдательница от Чёрного Двора, первой понявшая, чем пахнет, быстренько укуталась защитным облаком и сделала вид, что её тут и рядом не стояло. Воевать с избранником Девятихвостой ей даже в голову не могло прийти. Четверо хидзири и один оборотень-ину, занятые обеспечением операции, поначалу просто немного растерялись. Они допускали, что "мальчик может оказать сопротивление", но радужный призрак, движущийся со скоростью гоночного автомобиля, размахивающий стометровыми щупальцами и боевым лазером неслыханной мощности, как-то не слишком вписывался в их представления о строптивом подростке. Формировалась группа в спешке, участников операции просто не успели в полной мере проинструктировать о возможностях Хранителя. Основной предполагаемой целью был не он, да и сами иерархи имели очень примерное представление, во что именно Девятихвостая превратила Юдзо - среди её носителей не было двух одинаковых. Теперь же они в экстренном порядке меняли план, совещаясь на астральном уровне между собой и с начальством под прикрытием магических щитов. Убить того, кто открыл им путь - некрасиво, да и с Лисой потом хлопот не оберёшься. Обезвредить не убивая - вряд ли получится, парень перекачан энергией Ян, он будет ещё некоторое время драться, даже если разрубить его на куски. Отступить сейчас и бросить на произвол судьбы покалеченный отряд - бесчестно, даже без учёта политических последствий. Попробовать договориться? Он сейчас не в том состоянии, чтобы вести вменяемые переговоры.
   Для пробы кинули несколько заклинаний. Юдзо отбил их мечом без малейшего труда, только ещё больше раззадорившись. В ответ ударил боевой луч Жемчужины, который четвёрка едва смогла отвести объединёнными усилиями. Стало окончательно ясно, что с этим не поиграешься, тут надо бить только всерьёз и насмерть. И то без всякой гарантии...
   Впрочем, дураками они не были, соображали быстро, и кое-что знали о принципах Лисы.
   - Нужно поставить его в ту же ситуацию! - выдохнул в шлемофон старший из магов.
   Остальные мгновенно уловили суть предложения, даже без сопровождающего мысленного образа. План рискованный, но здесь никому не привыкать жертвовать своей жизнью ради дела. В этом смысле они всё же были больше японцами, чем Ян-иерархами. Причём японцами не современными, в значительной степени вестернизированными, а как минимум помнящими поля Второй Мировой, если не первой русско-японской. Это были самураи как в лучшем, так и в худшем смысле слова. Беда в том, что противостоял им тоже самурай...
   Трое летунов тут же направили потоки энергии в тело четвёртого, пока пятый (самый старший и опытный, тот, кто выдвинул идею) выстраивал защиту контактных точек от энергетических ударов. Белый доспех треснул, словно яичная скорлупа, осколки наноматериалов разлетелись по сторонам, и из сердца миниатюрного взрыва на палубу авианосца прыгнул пылающий солнечный пёс!
   Русские моряки и солдаты, парни совсем не робкого десятка, поёжились при виде этого чудовищного зверя полутора метров в холке, вообще перестав что-либо понимать. Но Юдзо лишь кровожадно ухмыльнулся и чуть изменил наклон меча, приветствуя соперника, если тот окажется достоин. Три разноцветных хвоста взметнулись навстречу оборотню, намереваясь обвиться вокруг талии и швырнуть в океан - пусть остынет немного.
   Не тут-то было. Чудовище насмешливо гавкнуло и смело все хвосты одним ударом сияющей лапы. Над океаном разнёсся звон, точно лопнули три гигантских струны. Три магических ноты разнеслись и в астрале трёх миров Девятимечья - своя тональность для каждого.
   "Хозяин, этим лучше не злоупотреблять, - торопливо шепнула Девятихвостая на ухо Юдзо. - Мои хвосты всё же инструмент коррекции, а не оружие. Они сильные и быстрые, но не очень прочные. А их повреждения могут негативно сказаться на энергообмене доменов".
   "Я ловил ими тридцатимиллиметровые снаряды и пробивал плазменные щиты, - хотел спросить юноша. - Неужели лапы оборотня могут быть опаснее современного оружия?"
   Хотел, но не спросил. Потому, что слишком уважал свою пушистую спутницу, потому что вспомнил, что уже натворил своей самонадеянностью... А ещё потому, что увидел, как ину приземляется на палубу. Его лапы вспороли броневое покрытие на протяжении почти двух метров. Пышущее из пасти пламя оставляло на металле расплавленные лужицы, а от рычания, казалось, содрогался весь огромный корпус. Глаза пылали кровавым светом, взглянув в них даже самый смелый и решительный из смертных пустился бы бежать без оглядки - ну, может быть, кроме Капитана Тайлора, который вообще никогда и ничего не боялся. Это была уже не просто собака, пусть даже огромная и страшная. Это был монстр.
   "Его перекачали энергией Ян, - предупредила Лиса. - Это уже не оборотень, это наполовину демон, ходячая бомба. Он, скорее всего, уже не сможет вернуться в нормальное состояние".
   Юдзо и сам видел в свете хоси но тама, что против него обратили его собственный приём, только доведённый до абсурда. Стыд красной краской прилил к щекам: эта оскаленная пасть, этот безумный взгляд, вздыбленная маленькими протуберанцами шерсть и стоящий торчком хвост - были его, Акиры Юдзо, собственным отражением в кривом зеркале. В довершение всего, ину не стал сжиматься и прыгать, как настоящий зверь - вместо этого он встал на задние лапы, а в передних возник сияющий меч. Теперь чудовище окончательно стало карикатурой на праведный гнев незадачливого Хранителя. Смертельно опасной карикатурой.
   У кого-то на соседнем корабле не выдержали нервы - в кошмарного пса полетела противотанковая ракета. Он небрежно отмахнулся мечом, зарычал раздражённо, когда взрыв осыпал его осколками - ни одного серьёзного повреждения, а мелкие царапины зажили мгновенно. Сонное заклинание тут же отправило незадачливых стрелков отдохнуть. Однако этот краткий инцидент дал Юдзо время подумать и оценить варианты возможных действий.
   Шоковые удары меча против зверя не пройдут - его критические точки защищены. Хоть пробей их боккеном насквозь - импульс всё равно не распространится по нервной системе в достаточной мере, чтобы выключить монстра. Попробовать отрубить каналы подачи энергии, а потом измотать пса маневрированием? Либо маги, либо пёс ударят в спину - смотря кого он выберет первой целью. Ударить боевым лучом? Зверь просто взорвётся, если импульс будет достаточно силён, чтобы нанести ему серьёзную рану - а более слабого не заметит.
   "Лиса-тян, мы не можем позвать Пьера? Стражу это чучело на один зуб будет..."
   Это, конечно, окончательно покроет его позором. Но он и так уже опростоволосился дальше некуда. А так, по крайней мере, он сможет уйти, не утащив с собой ещё пару тысяч трупов...
   "Можем, но он сумеет только убить беднягу. Любой удар на астральном уровне окончательно разрушит баланс в теле пёсика. А на телесное воплощение у Пьера полномочий нет - мы сейчас в духовном пространстве Востока, так что иерархи на своей территории".
   Зверь бросился в атаку. Его меч удлинился почти до двух метров, скорость реакции сравнялась со скоростью Юдзо, но вот с весом и инерцией он ничего не мог поделать. Хранитель легко, танцующим движением ушёл в сторону, пропуская мимо тяжеленную тушу. Ещё и по загривку успел как следует боккеном приложить. Удар мог бы переломить стальной рельс, но ину его даже не заметил. Ноль-ноль. Пёс развернулся для следующей атаки.
   Мысль позвать на помощь Триллу или тем более Мэри даже не пришла юноше в голову. И даже не потому (вернее, не только потому), что недостойно воина прятаться за женские спины. Просто взлетая с берега он на весь мир заявил, что это его личная проблема. И призвал на свою голову гнев всех иерархий мира. Конечно, Юдзо был достаточно взрослым, чтобы понимать, что его хвастливые заявления, пусть и прозвучали на весь ментал, вряд ли что-то изменят. Но целенаправленно вмешать девушек в разборку иерархий, пусть даже этим девушкам палец в рот не клади... нет, до такой степени бесчестья он ещё не опустился.
   "Лиса-тян, а мы можем как-нибудь попробовать восстановить его баланс? Убрать избыток Ян, или накачать его Инь? Тогда он станет слабее и вменяемее, можно будет обезвредить..."
   "Я могла бы высосать из него лишнее через кровные узы - всё-таки он мой потомок, хоть и далёкий. Но во-первых, маги всё равно будут его накачивать быстрее, чем я разряжать. А во-вторых, чтобы это проделать, мне придётся на полминутки тебя оставить..."
   Повторная атака. На сей раз ину двигался осторожнее и плавнее. Он наступал, отсекая выпадами своего огненного двуручника (больше похожего на европейский эспадон, чем на отечественный но-дати, мимоходом отметил Юдзо - а ещё самурай и патриот!) все пути к отступлению. Парировать эти удары Хранитель даже не пытался - он мог прибавить своим рукам силы и прочности, меняя структуру мышц и костей, но вес оставался неизменным, так что от любого столкновения клинков юноша бы отлетел метров на пять. И скорее всего, времени встать уже бы не было. Пышущий из пасти противника огонь также не добавлял свободы манёвра. Конечно, сгореть универсальный оборотень не мог, даже в пламени чистого Ян, но обжечься - легко. А это почти стопроцентный проигрыш, даже если отключить боль. Как и с падением - пока Лиса залечит ожоги хозяина, пёс от него и лоскутков не оставит.
   Что ж, если эту махину не обойти ни справа, ни слева, то можно сверху! Оттолкнувшись от палубы хвостами, Юдзо свечкой ушёл в небо, чтобы приземлиться на свободном участке метров пятнадцати в ширину. Ещё пара секунд на размышление выиграна.
   Он попытался использовать иллюзии, создав три копии себя в разных местах. Помогло... ещё на секунду. Пёс принюхался, затем презрительно гавкнул и безошибочно атаковал истинного Юдзо. Накачка не сделала его провидцем, но всё же многократно обострила все чувства и способность распознавать ложь. А там где жажда крови слепила глаза - висящие сверху маги помогали с целеуказанием. Чтобы создать достоверную иллюзию для всех пятерых, Лисе понадобилось бы слишком много времени. Этот вариант тоже отпадал. Думаем дальше.
   Стоп! Нельзя ударить по главному противнику, не убив его... Но к магам это не относится!
   Узкий, невероятно яркий луч хоси но тама снова заплясал в дымном небе. Теперь его источником служил не гнев, а концентрация и ясность понимания - Юдзо переключился из одного состояния в другое с лёгкостью, удивившей даже его самого. В то же время руки, ноги и хвосты плели стремительный танец атаки - такая многозадачность казалась ему одной из самых простых вещей в мире после наблюдения сложнейшего рисунка современного боя.
   Маги, как и в прошлый раз, отвели лучевой удар - но занятые самообороной, они не могли поддерживать своего бойца. Нукэнин злой пчелой наскакивал на зверя, наносил несколько неопасных, но болезненных ударов по нервным центрам, и тут же ускользал, прежде чем монстр перейдёт в контратаку. Он перехватил инициативу, оставалось только дожать!
   "Лиса-тян, бери его! С остальными я справлюсь сам!"
   Лёгкое прохладное дуновение - живая броня-лисья шкурка отделяется от кожи и призрачным силуэтом уносится к цели. Распадается в полёте на девять прозрачных силуэтов, невероятно утончённых и соблазнительных в каждом движении. Радужные тени начинают пляску вокруг пса, легко уворачиваясь от ударов меча, укутывая зверя в дурманящий шлейф изысканно-томных запахов, прикосновений и звуков. Этот танец настолько завораживает, что даже Юдзо едва не теряет концентрацию. А этого делать нельзя ни в коем случае! Стоит хоть на секунду прервать атаку, как хидзири сбросят подзащитному очередную порцию Ян-энергии, он встряхнётся и прорвётся сквозь зыбкую пелену очарования, как танк сквозь бумагу. Юноша заставил себя восстановить духовное равновесие и продолжить методичное избиение магов. Не забывая уклоняться от бешеного ину, размахивающего своим огромным клинком направо-налево - налёт Лисы сбил чудовище с толку, но отнюдь не сразу остановил.
   Но тут до кого-то из магов дошло, что он висит над полем боя в новейшем тяжёлом доспехе, и его арсенал магических техник нехило дополнен парой автоматических пушек с почти полным боекомплектом. А волшебных хвостов, позволяющих ловить снаряды на лету, у мальчишки больше нет... Лёгкое движение пальца на пульте, и очередь вспарывает палубу...
   Нет, Юдзо не пострадал... почти. От большинства снарядов он ушёл перекатом, ещё несколько сбил лучом. Град осколков упрочнённое тело выдержало. Одно прямое попадание оставило рану на бедре, но к счастью, неглубокую. Гораздо хуже, что он снова потерял инициативу! Невозможно одновременно жечь снаряды и давить врагов огнём! Меч не задействовать, с уходом Лисы он превратился в простой кусочек отполированного ясеня, способный служить проводником энергии, но никак не держать прямое попадание... Кстати, огненный клинок ину им тоже теперь не отобьёшь... Опять его приём отразили в кривом зеркале, на сей раз бой на несколько фронтов... их что, специально этому учат?
   Так нельзя. Он универсальный оборотень. Он должен измениться. Приспособиться ко всему, так говорила Девятихвостая. Он не может меняться внешне, но может подстроиться под любую температуру, давление, состав атмосферы, способ питания... или под огненный шквал авиапушки. Это тоже часть среды, пусть и искусственной. Нужно суметь принять их. Пропустить и переварить без вреда для себя. И тогда он останется наедине с волшебниками...
   Неизвестно, удалось бы это молодому нечеловеку, или нет. Вероятно, всё-таки вышел бы очередной облом. Юдзо был выдающимся Хранителем, может быть даже уникальным... но самостоятельно, без помощи Меча, сделать прыжок на столько ступеней вверх по лестнице саморазвития, да ещё в условиях дефицита времени... Это, скорее всего, слишком. Однако проверять себя настолько экстремальным способом парню не пришлось.
   Потому что иерархи вовсе не собирались его добивать. Дав напоследок ещё одну очередь прямо над головой, старший волшебник повёл "Рикиси" на снижение. Остальные также прекратили огонь, хотя и держали юношу на прицеле. Вот ноги доспеха коснулись развороченной палубы, и тут маг сделал то, чего Юдзо никак не ожидал. Он открылся. Во всех смыслах - как магическом, так и буквальном. Защитные плетения спали, а броневые пластины на груди разъехались в стороны, открывая усталое лицо пожилого человека. Чисто на автомате Юдзо отвесил ему поклон. Как достойному сопернику, и просто как старшему. А может, заодно и как победителю... хотя это ладно, это всё же подождёт... ещё не факт!
   - Коннитива, господин Акира, - старший самурай бы поклонился в ответ, но конструкция экзоскелета не позволила, и он вынужден был ограничиться кивком. - Могу я просить вас уделить мне немного времени для разговора?
  
  
   Konaki-jij?: маленький ребенок, плачущий в лесу. Если кто-то подберет его, конаки-дидзи начинает стремительно набирать вес и раздавливает своего спасителя.
   Юдзо с Тайлором ссылаются на аниме "Гайвер" и одноимённую мангу. "Жемчужина" посреди лба напоминает им аналогично расположенное контрольное устройство Гайвера.
   Подробнее об этих событиях можно прочитать в романе "Белое безмолвие смерти".
   "Характерной чертой, роднящей кицунэ с эльфами, являются "кицунэ-би" (Лисьи Огни) - так же, как и кельтские фэйри, лисы могут случайно или намеренно обозначить свое присутствие ночью загадочными огнями и музыкой на пустошах и холмах. Причем никто не гарантирует безопасности человеку, рискнувшему сходить проверить их природу. Легенды описывают источник этих огней как "хоси-но тама" (Звездные Жемчужины), белые шарики, похожие на жемчуг или драгоценные камни, обладающие волшебной силой. Кицунэ всегда имеют при себе такие жемчужины, в лисьей форме держат их во рту, или носят на шее. Кицунэ очень ценят эти артефакты, и в обмен на возврат их могут согласиться выполнить желания человека. Но, опять же, безопасность наглеца после возвращения гарантировать сложно - а в случае отказа вернуть жемчужину кицунэ может привлечь на помощь своих друзей. Однако данное в такой ситуации человеку обещание, как и фэйри, кицунэ обязан выполнить - иначе рискует быть пониженным в должности и статусе". Lucius C, "Беседа о лисьих проделках".
   Британские Соединённые Штаты - федеративное государство, объединившее Великобританию, США, Австралию и некоторые другие протестантские страны. Формально - конфедерация, сформированная в рамках антикризисной программы, однако реальный суверенитет его членов под большим сомнением.
   Симатта (Shimatta) - "Блин, черт, облом" (яп).
   Ня - японское звукоподражание кошке, аналогичное русскому "мяу".
   Обозначения кварков произошли от английских слов up ("верхний"), down ("нижний"), strangeness ("странность"), charm ("очарование"), beauty ("красота"), truth ("истинность").
   Туннельным эффектом называют преодоление частицей потенциального барьера в случае, когда её энергия (остающаяся при этом неизменной) меньше высоты барьера. Это явление имеет квантовую природу, так как подразумевает собой прохождение частицы сквозь область пространства, пребывание в которой запрещено классической механикой, например, перескок электрона через тонкий слой диэлектрика, разделяющий два проводника.
   Мэри Сью (англ. Mary Sue) - принятое в англоязычной среде название главного персонажа, наделенного автором гипертрофированными сверхспособностями, с которым автор, как правило, ассоциирует себя. Вокруг "Мэри Сью" вертится весь мир, вселенские или угрожающие всему человечеству проблемы сводятся к ожиданию, когда появится "Мэри Сью" и разрешит их одним дуновением. "Мэри Сью" одновременно обладает всеми достоинствами, как внешними, так и внутренними, в невероятных, гротескных и смешных количествах. Противоречащие друг другу качества вынуждены чередоваться (так, у девушки может быть - среди тонн прочих - сверхспособность усилием воли менять цвет глаз в зависимости от настроения и вкусов тех, кому она в данный момент предоставляет возможность полюбоваться ей в действии).
   В переводе с японского иайдо - путь иай, в свою очередь иай - искусство мгновенного удара мечом из ножен, быстрой нейтрализации противника (как правило - убийства) и вкладывания меча обратно в ножны.
   Elfen Lied - аниме с большим количеством натуралистично показанных насильственных смертей.
   Хидзири - "ведун", "мудрец", буквально "ведающий солнцем".
   Бака - японское ругательство. Тупица, дурак, идиот. Словом, человек, не блещущий интеллектом.
   Хэнгэ - в японском фольклоре животное, способное принимать человеческую форму.
   Намёк на американский бомбардировщик B-52 Stratofortress. Будучи спроектирован и построен в середине двадцатого века, он, конечно, не мог сравниться по уровню защиты со своими наследниками из будущего.
   Сятэй ("младший брат") - командир бригады боевиков в клане якудза.
   Юга - временной период, составляющий век человечества в индийской мифологии. Четыре юги составляют Махаюгу, равную одному дню жизни Брахмы, что составляет 12000 "божественных" лет или 4320000 "человеческих" лет (один год жизни смертных - это день и ночь жизни богов).
   Бакэмоно (буквально "то, что меняется") - сверхъестественные существа японской мифологии. На бытовом уровне слово понимается как "оборотень", однако в научной литературе им обозначается совокупность всех демонических существ японского фольклора и народных верований.
   "Десять тысяч вещей" - так метафорически древние китайцы называли мир во всем его многообразии.
   Подробнее об этих событиях можно прочитать в романе "Белое безмолвие смерти".
   Герт - единица измерения магической энергии.
   Фехтовальные термины. Аи-учи - взаимное уничтожение в поединке равных бойцов. Аи-нукэ - взаимное сохранение. "Нукэ" также переводиться, как "миновать, пройти мимо". Оба термина означают как сам исход битвы, так и ведущее к нему духовное состояние.
   Свадхистхана - буквально - "собственное жильё". Эту чакру также называют джаламандала ("джала" - вода, и свадхистхану связывают с этой стихией) или медхрадхара (медхра - "пенис"). Чакра находится ниже пупка на 4 пальца. Эта чакра ассоциируется с мотивами получения материальных удовольствий, таких как еда, секс, алкоголь и тому подобное. На уровне свадхистхани мир и все вещи в нём рассматриваются ею как источник тех или других материальных удовольствий. Уровень свадхистхани также соотносят с активизацией самскар, подсознательных и несознательных желаний. В физическом теле отвечает за скорость обменных процессов и движение "жидкостей".
   Химоно - вяленая рыба.
   Вэш-Паникёр (Vash the Stampede, также переводилось как Ваш-Паникёр, Вэш-Паника, Кошмарный Вэш) - персонаж аниме и манги "Trigun". Великолепный стрелок со сверхчеловеческой реакцией, но принципиальный противник убийства. Его пацифизм становится косвенной причиной множества смертей.
   Химура Кэнсин - персонаж аниме и манги "Rurouni Kenshin". Легендарный мечник, принимавший активное участие в реставрации Мэйдзи. Отказавшись от убийств с окончанием своей воинской карьеры, он меняет меч на сакабато - катану с заточкой на внутренней стороне лезвия. На протяжении всего повествования Кэнсин устанавливает добрые отношения со многими людьми, включая бывших врагов, а также побеждает недругов, старых и новых. Благодаря этим дружеским связям и победам над врагами Кэнсин постепенно избавляется от грызущей его вины и полностью преодолевает свою природу убийцы.
   Игра слов. Приставка jin в японском означает "один из". К примеру, "гайдзин" - иностранец, "нихондзин" - японец. Таким образом обращение jinn-jin переводится как "принадлежащий к народу джиннов".
   ЛВП - линкор на воздушной подушке.
   Нукэнин - в историческом контексте - ниндзя, нарушивший обязательства перед своим кланом или нанимателем, изгой (обычно преследуемый). Возможно, эта кличка намекает на обстоятельства рождения Юдзо, или на то, что он собирается нарушить неформальные ограничения Хранителя, вмешавшись в жизнь простых смертных. Но "нукэ" также означает миновать, избежать - поэтому кличка может (не буквально, но по смыслу) означать "мастер избежания неприятностей/столкновений". В этом случае Акира-младший себе явно польстил - пока что он прославился сугубо обратным "умением".
   Автоматизированная система борьбы за живучесть.
   Дзасики-вараси - добрые духи-домовые, поселяющиеся в домах и охраняющие его обитателей, приносящие им и дому процветание. Неизвестно, как дзасики-вараси выбирают себе дома. Если они из дома уходят, дом приходит в запустение. Обычно показываются людям в виде маленьких детей (обычно девочек) с волосами, собранными в пучок, и в кимоно. Дзасики-вараси предпочитают дома старой постройки, и никогда не живут в офисах. Обращаться с ними нужно как с маленькими детьми (вежливо и с добротой), и ведут они себя как дети - могут иногда устроить какую-нибудь шалость.
   Ме?ха (mecha) -- поджанр в научной фантастике, основным атрибутом которого являются огромные боевые человекоподобные роботы, частные случаи шагохода. Название происходит от японского сленгового сокращения английского слова "механический". Первоначально этим словом обозначались любые сложные технические приспособления. Однако позднее термин закрепился именно за фантастическими человекообразными пилотируемыми военными машинами.
   Сюгэндзя - практикующий сюгэндо, путь обретения сверхъестественного могущества.
  
  

Оценка: 6.25*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | Г.Елена "Душа в подарок" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Я не верю в магию" (Юмористическое фэнтези) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"