Суворов Андрей Марсельевич: другие произведения.

Возвращение домой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая проба пера. Это продолжение первого рассказа "Первый бой". Тоже написано в далекие годы после студенчества. Продолжение приключений юного жреца в мире Warcraft.


18.09.2007

Вторник

...середина рабочего дня

Возвращение домой

   Вместо предисловия
   Игроманы, любят говорить: "Вся жизнь игра". Это касается не только игроков играющих в компьютерные игры, но и, например, людей увлекающихся азартными играми и вообще всех тех, кто к жизни относиться как к некой игре. Но жизнь человека - не игра, это разумный биологический процесс, в течении которого, человек становиться мыслящим существом. Игры могут помогать в этом процессе в качестве симуляторов для детей и подростков, проецируя упрощенную реальность в виртуальность. Нынешнее гуманистическое общество, которое отстаивает права любого человека, не в состоянии контролировать этот процесс и поэтому не только дети, но уже и взрослые люди уходят с головой в виртуальные миры, тратя свой творческий потенциал "в пустую". А жизнь нынешнего человека пока еще так коротка, всего каких-то 60-100 лет, кому как повезет...
   Часть 1
   После боя отыскали полянку, развалились прямо на траве под тенью старого дерева. Командир сразу отправил одного из воинов собирать хворост. Остальные спешно снимали с себя доспехи. Надо было привести в порядок. После схватки на латах появились вмятины и дыры, в которые запросто могла бы проникнуть метко пущенная стрела или метательный нож.
   Лес был странным, слышались странные стоны зверей, как будто бы они мучались в предсмертных конвульсиях. Я отыскал ручеек с помощью нехитрого заклинания. С удовольствием смыл с себя пот с кровью и указал остальным, чтобы тоже освежились.
   Прихватив с собой лук и стрелы, я отправился в ближайшие заросли, намереваясь подстрелить на ужин какую-нибудь дичь или зайца. Стрелять из лука я научился у своего друга, который зарабатывал себе на пропитание охотой. Стрелок из меня конечно никудышный, но в зайца с десяти шагов не промахнусь, а в кабана так и с двадцати.
   Позади осталась поляна, на которой шло приготовление к ужину, голоса воинов постепенно затихали, по мере того как я удалялся глубже в лес. Я крался через заросли, вслушиваясь в окружающие звуки, и всматриваясь в следы на земле, ну прямо как настоящий охотник! Видел бы меня сейчас мой друг, вот бы посмеялся. В нескольких шагах от меня из кустов выпрыгнул заяц и помчался прямо на меня. От такой наглости я опешил и запоздало наложил стрелу на тетиву когда зайца уже и след простыл, а ведь пробежал в такой близи, что хоть рукой за уши хватай. Поругав себя за нерасторопность, я теперь держал лук наготове, пусть теперь хоть два зайца выпрыгивают, одного да подстрелю.
   Впереди открылась небольшая полянка, на которой два зайца самозабвенно грызли кору от поваленной молнией осины.
   - Вот так удача - подумал я и прицелился в шею одного из зайцев, который мне показался наиболее жирным, хотя оба были хороши.
   Метко пущенная стрела вонзилась в осину между двух зайцев, которые тут же разбежались в разные стороны. Выругавшись про себя, я выдернул стрелу из дерева и побрел обратно.
   У костра уже шло поедание припасов захваченных с собой в поход. Все были довольные, завтра каждый будет уже спать у себя дома на мягкой постели. А потом в тавернах будут рассказывать зевакам про то, как сражались с чуда-юдами, как били сотнями скелетов и втаптывали пачками колдунов. Уж вояки то горазды преувеличить. И с каждой выпитой кружкой хмельного эля в их рассказах будет увеличиваться количество скелетов и колдунов.
   На ночь оставили двоих вояк стеречь лагерь и смотреть за костром - охранять наш сон. Остальные расположились на ночлег вокруг костра. Сон долго не шел, перед глазами проплывали картины недавней схватки.
   Наконец, через некоторое время, мне удалось заснуть беспокойным сном. Снилось, как я сражался с некромансерами. Меня разрывали заклятиями смерти, потом воскрешали, ломали мою волю, заставляли выполнять команды. Я сопротивлялся как муха попавшая в патоку. Потом тонул в кипящей смоле не в силах выбраться, как это обычно бывает в ночных кошмарах.
   Проснулся от того, что не хватало воздуха, лицо покрылось испариной, в висок больно и с периодичностью что-то ударяло. В животе ныло. Перед глазами качался ночной лес. Я никак не мог прийти в себя, казалось, что сон и явь смешались воедино. Наконец дурнота стала проходить, я начал чувствовать свое тело, мышцы рук ныли от того, что были почему-то закинуты за спину. Голова немного прояснилась. И тут я понял, что связан по рукам и ногам, мое тело перекинуто через круп коня, который скачет через лес. Попытался оглядеться, кроме копыт и развивающегося хвоста коня удалось увидеть сапоги моего похитителя, от которых нестерпимо воняло гнилью. Прислушавшись, я различил с другой стороны всадника стук копыт еще одного коня - похитителей было двое. Мозг кипел, мысли лихорадочно метались в голове, грозя вылиться из ушей и пробить череп. Как такое могло случиться, что меня похитили на глазах у всех, ну может не у всех, но двое стражей не спали, могли поднять тревогу?
   Один из всадников заметил, что я пришел в себя, сказал хриплым замогильным голосом своему напарнику, который вез меня:
   - Гляди-ка, это мясо удосужилось очнуться. Я думал, до самого лагеря так и проспит, видя счастливые сны, пока мы его не разбудим к обеду.
   Второй зычно захохотал. Сказал таким же хриплым голосом, в котором проступали нотки змеиного шипения:
   - Давненько я свежей человечины не ел. К обеду как раз его и довезем .Эх жаль все таки не дал ты мне расправиться с тем здоровым, что посреди лагеря спал подложив под голову молот. Чувствую я не простой это был воин, под стать мне.
   - Брось, не жалей. Минимум риска - залог нашего успеха. Зато, тех двоих, что стояли на страже, ты здорово уложил. До сих пор вижу их удивленные рожи. Одному, к которому ты подкрался сзади из темноты и перехватил горло кинжалом, так и не удалось понять, что происходит. А второй так и не успел поднять тревогу, так как твой же кинжал помешал ему хотя бы пикнуть, вонзившись в глотку. Мастерская работа!
   - Да, неплохая выдалась ночь. Но и ты тоже неплохо поработал. Я краем глаза видел как их командир боролся с твоим заклятием, которое ты наложил на него, от которого он все видел, но ничего не смог поделать. Ты контролировал его волю. А он не простой, не простой. Тяжко, ведь, было?
   Его напарник хмыкнув, медленно процедил сквозь зубы:
   - Пока я его сдерживал, мои силы почти все истощились, меня сейчас и улитки затопчут в таком состоянии. Сильный был противник. Хорошо, что не было приказа его ликвидировать. Не то чую, не уйти было бы нам от их лагеря далеко живыми.
   - Сколько еще он пробудет в парализованном состоянии?
   - Обычные люди часами не могут стряхнуть оцепенения от такого заклятия, надеюсь, хотя бы на пол часа его задержит. Но в погоню не поведет свой отряд, ему сейчас важно вернуться с докладом в их столицу, да и места здесь для них незнакомые.
   Дальше ехали молча. Постоянно сворачивали, запутывали следы. К утру выехали к небольшой реке. В полуобморочном состоянии меня скинули на землю, пнули сильно в бок. Я откатился, жадно глотал воздух ртом, расслаблял мышцы, восстанавливая кровообращение в занемевших руках и ногах.
   Лежа я осмотрелся вокруг. С той стороны реки такая же высокая стена, как и на этой стороне из толстых стволов мертвых деревьев. Реку можно переплыть без особых усилий, течение не большое, да и в самом широком месте не больше пятидесяти шагов до противоположного берега.
   Двое похитителей ходили по берегу, осматривались. Один из них сказал другому:
   - Да, это то самое место. Гресьцъ сам мне показывал его на карте и описал его подробно.
   - Хорошо, тогда здесь и подождем, - ответил другой.
   Я, наконец, смог перевернуться к ним лицом. Стал присматриваться к их фигурам. Оба были высокими и сутулыми. В черных плащах. На голове капюшоны, скрывающие их лица в тени. На руках кожаные перчатки, не то из кожи нетопыря не то еще какого-либо родственного им зверя. На ногах сапоги до голени. У одного, который вез меня поперек своей лошади, два кинжала на поясе, потрясающей красоты: в рукояти вделаны изумруды, а ножны испещряют мелкие надписи, скорее всего древние руны. Напарник его держал за спиной посох средней длины, на конце которого был вживлен в красное дерево большой красный камень. От камня исходило небольшое магическое сияние.
   В их руках появились игральные кости. Приготовились беззаботно скоротать минуты ожидания за нехитрой игрой. Похоже, не очень то и умные ребята. Те, кто поумнее, нашли бы занятие подостойнее вместо того, чтобы тратить драгоценные мгновения своей жизни на бесполезную игру.
   Одному из них не шибко везло в игре, поскольку после третьего броска костей он начал громко ругаться и поглаживать рукоятку кинжала. Тот, что был с посохом, лишь негромко похмыкивал в ответ на выпады своего товарища. Но глаз не спускал с кинжала когда всякий раз рука разбойника касалась его. Оба были чересчур заняты собой.
   Пока похитители играли в кости, было время подумать над своим незавидным положением. Я нужен был кому-то живым. Но почему я? А главное, что больше всего тревожило, что наш отряд был послан в заранее подготовленную ловушку! Все было сыграно как по нотам. Возможно, меня хотят обменять на ценного пленника, что томится в подземельях Лордерона или выпытать какую-то ценную информацию. Все-таки племянник Верховного мага Лордерона не простой человек, мог поневоле знать секретную информацию. О других причинах было страшно думать. Ибо они были вовсе не понятны. А что человеку не понятно, то старается загнать поглубже в себя.
   Я снова начал пытаться высвободиться из пут и помаленьку, не заметно, как мне казалось, смещаться в сторону леса. Руки начали снова ныть от врезавшейся в них веревки. После ночного похищения сил почти не осталось, но как говорил Утер: "кто не борется до конца, тот мог бы вовсе не рождаться". Поэтому я нашел в себе последние капли магической силы и произнес заклинание постепенного восстановления физических сил. А в конце заклинания добавил, - аллах Акбар!, - поскольку не раз видел, как в усмерть пьяные дварфы при произношении этого загадочного заклинания выхватывали топоры и с выпученными глазами на перекошенных гневом лицах выскакивали из таверны, уносились на подвиги с дикими криками, а потом возвращались и выпивали в два раза больше, чем до этого. Но то ли я слишком тихо произнес эти слова, то ли мне надо было родиться дварфом, но сил мне дополнительных не прибавилось.
   Зато оба похитителя в один миг повернули ко мне свои лица. Затем один подскочил на ноги, осмотрелся вокруг, с настороженностью в голосе сказал:
   - Мне показалось или я и вправду слышал голос дварфа, да еще и пьяного?
   - Откуда в этом лесу пьяные дварфы, - снисходительно ответил другой, но на всякий случай достал посох из-за спины и положил себе на колени. Магический камень на конце посоха медленно менял цвет сияния с красного на черный.
   - Да я как вспомню ту битву под Каражаном, так сразу в дрожь бросает. Помнишь, как пробрались незаметно в город. В городе ни души, думали, как кур всех перережем. А потом одного из наших черт дернул в таверну заглянуть. Тут то мы и поняли где все дварфы свободное время проводят. Выбежало их оттуда как муравьев из муравейника! Сроду бы не подумал, что в такой маленькой таверне поместилось бы столько народу. Пришлось спешно ретироваться. До сих пор по ночам кошмары снятся, в которых обезумевшие дварфы носятся с криками "аллах Акбар!" и рубят, рубят, рубят...
   - Э-э-э, что это тебя понесло, - перебил второй, - мне кажется, это наш юный "спутник" пытается нас таким образом деморализовать.
   - Вовсе не хотел я вас пугать, просто нужны были силы для побега,- чуть было не ответил я, но вовремя прикусил язык.
   От отчаяния и осознания, что никто мне не поможет, я выкрикнул злорадно:
   - Развлекайтесь, развлекайтесь, пока можете! Утер со своим отрядом, наверняка уже окружил это место.
   Разбойник выхватил кинжал и тихо засмеявшись, как умели бы смеяться только змеи, пошел в мою сторону, поигрывая в руке хорошо сбалансированным оружием, оружием убийства.
   - Ну и чего они ждут? Хотят, чтобы я вырезал твой поганый язычок сначала, а то ты их, наверное, достал уже своей болтовней, а у самих руки не поднимаются. Так я им помогу сейчас, - гневно произнес он.
   Из-под капюшона на меня смотрел голый череп, обтянутый лоскутами мертвой кожи. В глазницах светился неживой огонь. Нежить! Самый страшный противник Альянса. Ходят слухи, что лакомое блюдо для них, живая человечина. Кто-то видел, как они поедают внутренности павших героев, а потом на следующие сутки умершие оживали. Испугавшись увиденного, я закрыл глаза.
   Тот, что сидел с посохом, быстро сказал:
   - Он нужен живым и целым!
   - Не бойся, я только веревки проверю, - ответил ему разбойник, не забыв после проверки добавить пару сильных пинков в живот и по лицу, а затем схватил меня за волосы и оттащил поближе к реке, сказав ехидно напарнику, - волос у него много, новые отрастут.
   Я выплюнул кровавую пену изо рта. Вот теперь уже точно никаких сил не оставалось. Зарекся больше не подслушивать чужие разговоры в тавернах. Да и по тавернам не ходить. Лежал бы себе сейчас возле леса, силы восстанавливал. Глядишь, и шанс на побег бы появился, а так пришлось лежать и давиться собственными кровавыми слюнями.
   Внезапно, воздух прорезал резкий свист, над моим ухом что-то молниесно пролетело, а глаза на миг ослепила яркая синяя вспышка. В следующий миг я увидел разбойника схватившегося за свое левое плечо, между его пальцев торчало оперение стрелы, а по руке медленно стекала струйка черной крови. Стрелу окутывало волшебное сияние, которое медленно, но верно перетекало в плечо, а затем распространилось по всему телу. Разбойник сиял как новогодняя гирлянда. Почему-то сразу вспомнились рассказы про лунатиков, которые пугали селян своими ночными прогулками по деревням. Говорили, что от лунатиков исходил неземной лунный свет, за что им и дали такое прозвище.
   Разбойник резко метнулся в сторону ближайших кустов, пытаясь расстовриться в тени. Но, поняв, что скрыться в тени не получиться, сияя как факел, бросился к своему товарищу, который уже встал в боевую стойку, осматривая ближайшие деревья, пытаясь определить, где скрывается враг.
   Посох он держал в обеих руках, ноги расставил широко, чтобы в случае нападения было удобно уклоняться от ударов. Разбойник встал таким образом, чтобы в пол корпуса прикрыть напарника, находясь между ним и стеной леса.
   - Вот вам и пьяные дварфы, - тихо вымолвил я, не в силах поверить в такое чудо.
   Рана на плече разбойника медленно затягивалась от наложенного на него заклятья исцеления. Его напарник владел магией исцеления. Но его магия брала начало от темных истоков, а это значит, что он ей пользовался, в основном, в деструктивных целях. Потому и рана затягивалась медленно, а не мгновенно. Похоже, этот с посохом -- темный жрец.
   Разбойник сделал неуловимое движение рукой. Движение было настолько быстрое, что создавалось впечатление, буд-то сменились две статичные картинки. В руке он держал пойманную стрелу, нацеленную в шею темного жреца. Благодаря своей скорости, его напарник еще был жив, а не лежал на земле с торчащим оперением стрелы из шеи.
   Сломав стрелу, он выкрикнул зло:
   - Кто бы ты ни был, тебе лучше убираться отсюда пока можешь ходить!
   - Я всегда здесь рыбачу, это моё самое любимое рыбное место, а вы посмели его занять, - раздался спокойный голос, с нотками неискренней обиды.
   Из-за деревьев в тени выдвинулась высокая фигура. Рыбак, так я его назвал про себя, вышел на освещенное солнцем место. Он был как минимум на голову выше похитителей, в плечах широк, а в поясе стройный словно девица. На плечи спадали длинные волосы пепельного цвета, скрепленные на голове широким обручем. Из-под волос торчали длинные уши с острыми кончиками. Трудно было не признать в нем эльфа. Над правым плечом виднелась рукоять большого меча, пристроенного за спиной. Тело закрывали кожаные доспехи, отливающие странным блеском. Лицо не выдавало ни одной его мысли. Лишь глаза держали в прицеле двоих похитителей, что покусились на его любимое рыбное место. В мою сторону не смотрел, но было такое чувство, что прекрасно видит меня как на ладони.
   - Что за рыбак без рыбацких снастей? - Рассмеялся темный жрец. Он уже понял, что бояться двоим одного эльфа глупо. Хотя что-то на уровне подсознания говорило, что эльфов вроде как не должно быть в этом лесу. Но этот вот стоит, не скрываясь, на расстоянии десяти шагов. Стоит произнести темное слово боли, чтобы заставить корчиться его в муках. Но жрец пока не торопился прибегать к магии. Ведь, непонятно было, как эльф выпускал стрелы, разве что лук оставил в лесу, на всякий случай, вдруг отберут!
   - Где твой лук? - Спросил разбойник.
   - Лук я оставил в кустах, чтобы рыбачить не мешал.
   Эльф медленно потащил из-за спины свой меч. Меч оказался огромным, двуручным. На острие меча поигрывали искорки. Видно, что заточен по особенному. Такие мечи умели делать гномы в своих подземных мастерских, а самые умелые мастера добавляли заклятия на свои мечи.
   - А вот и моя удочка. - Он взмахнул мечом, приноравливаясь к его тяжести. - Ловись рыбка большая или маленькая, с посохом или с кинжалом. - Сказал, улыбнувшись уголком рта. Не торопясь пошел в сторону реки, обходя противника по кругу, так что похитители теперь находились между эльфом и мной.
   Воспользовавшись моментом пока на меня не смотрят, я подобрался к реке. Жадно припал пересохшими губами к воде, напился. Из воды торчали чахлые кустики какого-то растения, сжевал не задумываясь. Ибо желудок требовал что-нибудь переварить для восстановления сил. В мышцы начала медленно вливаться энергия, за одно и обострилась боль в теле от врезавшихся веревок и разбитого рта.
   Эльф держал меч в правой руке. Встал в боевую стойку, руку с мечом отвел слегка назад, почти касаясь острием земли. Взгляд вперил в разбойника, который стоял впереди, прикрывая темного жреца.
   - Ты труп, - сказал разбойник, потянувшись за вторым кинжалом на поясе.
   В этот момент воин в одно мгновение преодолел расстояние, разделявшее его и разбойника. Удар был страшен. Меч опустился сверху вниз. Но разбойник успел слегка сдвинуться вправо, меч лишь задел его левую руку, оставив небольшой кровавый след. Одновременно правая рука разбойника с кинжалом прошлась по сухожилиям левой руки воина. Но лезвие кинжала напоролось на прочный кожаный доспех. Доспех был зачарован.
   Жрец успел произнести заклятие боли. Но больше ничего не успел сделать, так как длинный меч воина достал его своим концом, разрубив его тело от головы до пояса. В последний миг своей жизни, он лишь успел увидеть, как засветился обруч на голове эльфа, поглощая темное заклятие боли.
   Эльф сделал кувырок в воздухе через разрубленного жреца, одновременно выдергивая меч и уходя из-под возможных атак второго противника. Бросил быстрый удивленный взгляд на меня, я как раз дожевывал последние листики куста. Развернулся к разбойнику. Тот уже отошел от шока когда, развернувшись, увидел опадающие две половинки тела его напарника. Поздно сообразил, что целью эльфа был не он, а именно темный жрец.
   Сошлись молча. Не тратя силы на крики и угрозы. И так понятно, что для кого-то этот бой окажется последним. Воин делал быстрые выпады, также быстро отступал, не давая слишком близко приблизиться к себе. Разбойник метил в сочленения доспеха, пытаясь достать незащищенные места на теле. Наконец ему удалось ранить эльфа в правую кисть. Воин взял меч в левую руку. И стало ясно, что он владеет обеими руками одинаково. Но с раненной руки текла кровь, истощая силы.
   Солнце уже стояло высоко, наполняя своей энергией окружающий мир. Я чувствовал, что силы ко мне начали возвращаться. Не долго думая, произнес заклинание исцеления, помогая эльфу. Но воин продолжал делать вид, что рука по-прежнему серьезно ранена, начал отступать. Разбойник почувствовал себя увереннее и перешел в жесткое нападение. Быстро ускользал от ударов меча, блокируя не сильные удары кинжалами, а сильные направляя вскользь.
   Внезапно эльф схватил меч в обе руки и рубанул по горизонтали. Разбойник ушел от удара под мечом, но эльф был готов к такому маневру и с силой двинул ногой в лицо. Капюшон разбойника отбросило с головы, у него была неестественно перекошена нижняя челюсть. Он откатился, вскочил на ноги и бросился в сторону леса, ускоряя свой бег с помощью умения, известного только в кругу разбойников, передающегося из поколения в поколение, оставляя за собой лишь размытые тени.
   Немного не добегая до первых деревьев, он упал. Когда встал, из ноги его торчала стрела. Не оглядываясь, он захромал в лес.
   Теперь было понятно, что первые две стрелы выпустил вовсе не воин. Из-за деревьев показался стрелок. Ростом чуть ниже воина, в плечах поуже, в поясе также тонок, волосы собраны в длинную красивую косу, эльфийские уши. Но походка не мужская.
   Стрелок вышел на свет. Это была красивая девушка. В руке она держала длинный составной лук, наверняка сделанного из редкой породы дерева растущего в Ашенвальском лесу. За спиной висел колчан со стрелами, на поясе охотничий нож. Кожаные доспехи прикрывали грудь и пояс, сапоги почти до колен. Через плечо перекинута походная сумка.
   Она достала странного вида кость, приложила к губам и дунула как в свисток. Звука никакого не последовало. По ее виду было понятно, что результат последует незамедлительно - прислушивалась к чему-то в лесу.
   И в самом деле, за ближайшими кустами послышался треск ветвей. Оттуда выметнулся большой серый пес. Приглядевшись, стало понятно, что это волк. Он подбежал к девушке потерся о ее ногу, лизнул в руку. По его виду было видно, как рад видеть хозяйку - вилял хвостом.
   Девушка потрепала его по холке, заглянула в уши - нет ли клещей и прочей дряни, которая могла прицепиться в лесу. Затем подвела его к месту схватки. Волк обнюхал место, раскладывая все запахи по полочкам. Он уже не раз выслеживал добычу для своей хозяйки, за что она играла с ним, брала на охоту, обучала различным хитростям, которые позволяли получить преимущество над себе подобными. И он был по-звериному счастлив, ибо нет большего счастья, чем когда ты нужен.
   Вот и сейчас хозяйка просила выследить ускользнувшую двуногую жертву и добить, так как жертва уже была серьезно ранена. Он бросился по следу, от которого шел неприятный гнилостный запах. По этому запаху он уже видел, как далеко ушла жертва и с какой скоростью передвигается. Задание не было сложным, хотя хозяйка предупредила об опасности - у жертвы есть острый металл.
   Волк скрылся в лесной чаще. Я мысленно пожелал ему удачи. Затем обратил свое внимание на воина. Тот тщательно скрыл следы боя. Затем сходил в лес, принес оттуда мешок. Вытряхнул два плаща и перчатки. Облачившись в плащи и надев перчатки, они стали похожи на моих похитителей.
   Только после этого они подошли ко мне.
   - Не бойся, - успокаивающе сказала девушка.
   - Кто вы?
   - Мы твои похитители, - на лице воина появилась загадочная улыбка.
   В его голосе не было угрозы, скорее была некоторая недосказанность.
   - Меня зовут Феанор, я из гильдии Эпидемия. Мою спутницу зовут Ария, по прозвищу Горящая Стрела. Надеюсь, сам догадаешься, за что ей дали это прозвище.
   Я понимающе кивнул. Ария продолжила:
   - Нас послали выполнить очень важное задание. Тебя, кстати, тоже. Только ты об этом еще не знаешь.
   Пока разговаривали, она достала из сумки бинты, травы и какую-то сильно пахнущую жидкость. Феанор развязал мне руки, ноги почему-то не стал развязывать. Ария сделала мне повязку на кровоточащих местах, куда врезались веревки. Затем объяснила:
   - Ты должен помочь нам. Тебе надо делать вид, что ты наш пленник, а мы твои истинные похитители.
   Феанор снова связал мне руки, но не сильно. При желании я мог избавиться от веревок. Затем сказал тихо:
   - Сейчас мы не можем тебе рассказать всего. В любой момент может появиться проводник. Так что потерпи немного. Скоро ты все узнаешь.
   Я счел разумным согласиться. Ария дала мне пожевать лечебной травы - ну и горечь! Приложила смоченный бинт к моим разбитым губам.
   День был в самом разгаре. "Похитители" оставили меня одного. Сели в стороне, тихо о чем-то переговаривались. Раны быстро заживали, даже не приходилось тратить магические силы. Съеденные травы взбодрили. Но я напускал на себя несчастный вид, чтобы не подставить тех, кто меня выручил, когда появится проводник.
   В реке что-то плескалось. Большая рыба шугала маленькую, а большую шугали еще большие рыбины. Иногда на глубине проплывали странные тени речных обитателей. Речная жизнь шла своим ходом. Всплески воды от игривых косяков рыбы успокаивали и убаюкивали сознание. Ночное похищение дало о себе знать. Я незаметно для себя погрузился в полудрему.
   Очнулся от стука копыт о речную гальку. Вдоль берега реки медленно приближался всадник. Присмотревшись, я увидел толстенького монашка в выцветшей рясе верхом на гнедой кобылке. Монашек улыбался во весь рот, глаза святились весельем и добротой. Он время от времени хитро прищуривался и посматривал по сторонам с завидным любопытством. Можно было подумать, что он никогда не бывал в лесу. В одной руке он держал поводья лошади, а в другой большую флягу, к которой часто прикладывался, делая большие глотки.
   Остановившись неподалеку от эльфов, он спросил икнув:
   - Не подскажите, добрые путники, как проехать в Нортширскую библиотеку?
   - Езжай на йух, увидишь тропинку с указателем "Бабрус", следуй туда, - ответил Феанор елейным голосом.
   Монашек спрыгнул, а точнее сполз с лошадки, которая тут же принялась жевать прибрежную траву.
   - Ну что же, формальности соблюдены, - сказал посерьезневшим голосом монах. С его лица сошла улыбка, оно обрело серьезность и вдумчивый взгляд.
   Ария достала из своей сумки увесистый мешочек и протянула монаху со словами:
   - Вот, твоя награда, как договаривались, проводник. Почему ты задержался? Мы с самого утра тебя ждем. Ты же знаешь, хозяин велел доставить пленника как можно быстрее.
   Монах нахмурился, в его голосе зазвучала тревога:
   - Мне пришлось ехать в обход через топи, так как на пути сюда я повстречал небольшой отряд во главе со святым паладином. Они прочесывали лес в поисках кого-то.
   Эта новость меня приятно удивила. И, похоже, эльфов тоже, поскольку, услышав это, они быстро переглянулись между собой. Неужели Утера не посвятили в эту шпионскую интригу, и он вопреки всем приказам и благоразумию пустился на мои поиски? Хотя если бы его посвятили в тайну моего похищения, то вряд ли бы он на это согласился или же сорвал бы операцию, перебив ночных похитителей. Слишком честен и открыт. Таким людям стараются не доверять скользких дел, а вот в честном бою им нет равных, где все просто и понятно, когда надо надвать кому-нибудь молотом по голове и не ожидать удара в спину от товарища по оружию.
   Мешочек перекочевал на пояс монаха. Отчего монах приосанился и приобрел важный вид. А как же, деньги во все времена украшали людей, которым больше нечем было себя украсить. Не всем хватает мозгов, кому-то приходиться восполнять их количеством денег, за это их любят и уважают!
   - Что же не будем злить хозяина еще больше, отправляемся немедля, - сказал довольный проводник.
   - Пленика пристрою только, - ответил Феанор.
   Они сходили за своими лошадьми. Лошади настоящих похитителей не брыкались. Им было все равно кто ведет в поводу, лишь бы кормили и чистили. Феанор перекинул меня через круп своего коня, шепнул на ухо:
   - Потерпи, скоро все закончиться.
   Я слабо кивнул в знак согласия. С момента появления проводника, эльфы старательно копировали голос и поведение настоящих похитителей. Плащи не давали возможности увидеть в них эльфов. Поэтому проводник так ничего и не заподозрил.
   Проводник повел вверх по течению реки. Вскоре он перевел нас через брод на другую сторону реки. Вода в реке доставала до брюха коней в самом глубоком месте, поэтому мой страх "напиться" речной воды был напрасным. Дальше въехали в лес, пробирались по едва заметной тропинке, всякий раз объезжая завалы и глубокие овраги.
   Солнце уже клонилось к горизонту, когда монах вывел нас к небольшой полянке. Сделали привал, необходимый для коней, у которых уже взмылились бока. Меня напоили, дали пожевать походную лепешку. Впрочем, о конях позаботились получше.
   Наспех перекусив, снова пустились в путь. За все время пути, проводник постоянно делал большие петли, обходя только ему видимые препятствия. Тело ныло, перекинутое поперек коня. Ветки кустов и деревьев царапали лицо, приходилось постоянно прижиматься к крупу коня, чтобы случайно не выколоть глаза.
   От такой поездки в голове начал нарастать неясный гул. На небе показалась желтая луна. На охоту выходили ночные звери, раздавались их далекие крики. Неизвестно сколько бы мы еще ехали, если бы в ночи не раздался далекий вой. Вой слышался со стороны реки, откуда нас вел проводник.
   Монах спрыгнул с лошади. Он спросил у похитителей встревоженным голосом:
   - Это ведь был волчий вой?
   - Верно. И похоже он настиг свою жертву и прикончил, издав победный вой, - объяснила Ария.
   - Неужели ты испугался? - раздраженно спросил Феанор.
   - Насколько я знаю, не должно быть здесь волков. Сколько я в этих лесах не ездил, ни разу не встречал и не слышал. Да и вовсе я не испугался, просто лошадь взволновалась, надо было успокоить. - Оправдывался испуганный монах. Лошадь его фыркнула и отвернула морду, мол, знать не знаю этого труса.
   Я подумал о волке, ушедшего по следу разбойника. Опытный волк быстро выследил жертву, сопровождал ее, дождался темноты. И, скорее всего, напал на впадающего в сон разбойника, чтобы не рисковать, столкнувшись с вооруженной жертвой. Что же, кто выбрал тропу разбоя, тому не чего пенять на глупую смерть. Пусть душа его попадет в рай дварфов.
   Проводник снова взобрался на свою лошадь и повел через дебри в ночи. Вскоре вдалеке между деревьев показался слабый свет. Сияние шло от сферического пространства, в центре которого был виден потусторонний мир с мертвой землей темно-серого цвета и гнилыми пнями.
   Монах остановил нас возле портала, сказал с облегчением:
   - Здесь я с вами расстанусь. Проходите в мир хозяина. Дальше уведите куда идти.
   - Портал за нами закроется?
   - Как только вы трое пройдете, портал тут же исчезнет. И передайте хозяину, что Гресьцъ и впредь готов поработать за хорошую плату проводником.
   - Обязательно передадим, - ответила Ария. Она не заметно для монаха приложила свисток к губам.
   Совсем близко раздался снова волчий вой. Монах встрепенулся. Его рука нащупала на поясе мешочек с деньгами и он немного успокоился.
   Попрощавшись с ним, эльфы тронули коней и вошли в портал. Глубокая тишина и покой. Голубоватый свет, идущий отовсюду, приятно обволакивает все тело. Мысли замедлили свой ход. Ничего нет...
   В голове произошел взрыв, вспышка в глазах. Снова нахлынули все чувства разом. Свет в глазах, боль в теле, мысли в мозгах. Ну зачем, верните меня обратно, ведь там покой, там ничего не надо делать! Наваждение тут же прошло. Лишь страх остался где-то глубоко в сознании оттого, что готов был предаться покою, когда в жизни столько еще надо сделать.
   Небо, по эту сторону портала, было затянуто темными тучами. Здесь царил сумрак. Вместо деревьев виднелись редкие пни. В далеке виднелась темная скала, в которой был высечен храм. Именно высечен, а не построен. Что за грандиозное строение. Кто мог это сотворить.
   Когда мы подъехали ближе, то я подивился искусству строителей, создавших такое сооружение. Храм окружал ров из кипящей лавы, шириной не менее десяти метров. Через ров был перекинут подвесной мост, сделанный из той же скалы. При необходимости мост поднимался огромными цепями и служил непробиваемыми воротами.
   В воротах стояли два воина-скелета. У каждого в руках боевой топор и круглый щит. Кости скелетов прикрывались мелкой кольчугой. Наверное, чтобы кости не царапать или не морозить. Кто их знает, зачем им кольчуга?
   Скелеты преградили дорогу. Молча уставились пустыми глазницами на эльфов. Спросили в один громогласный голос:
   - Куда-а-а?
   - Туда-а-а! - в тон им ответили эльфы.
   - К кому-у-у?
   - К нему-у-у!
   - Заче-е-ем?
   - Зате-е-ем!
   Мне уже казалось, что так будет продолжаться вечно. Но тут в воротах появилась мумия. По крайней мере, существо было запеленато в грязные бинты. Мумия махнула эльфам рукой, а стражам сказала:
   - Пропустить, приказ Хозяина.
   Мы въехали во внутренний двор. Эльфы расседлали коней, привязали их к коновязи. Меня, наконец, сняли с коня. Как приятно очутиться снова на ногах! Вот так бы стоять и стоять до скончания времен.
   Грубо пихнули в спину. С двух сторон схватили под руки воины-скелеты, потащили во внутренние покои храма. Эльфы следовали за нами позади.
   Вдоль коридора, по которому нас вели, стояли стражи, все те же воины-скелеты. На стенах висели картины. На них изображались кровавые пытки. Дойдя до большой массивной двери, мы задержались на секунду, пока перед нами ее распахнули.
   - Приветствую тебя, Феанор. Ах, как долго я ждал нашей встречи. Ты ведь не думал, что так легко сможешь попасть в мою обитель, обманув проводника. Знай же, это я спланировал твое проникновение сюда.
   Передо мной открылся зал огромных размеров. И в дальнем конце этого зала на огромном черном троне восседало чудовище. Демон. Черный Бог. Кто же это такой...
   - Архимонд! Так это ты стоял за всем этим. - Феанор, был в гневе.
   - Ты попался. И теперь ты никуда не денешься. Твоя смерть неизбежна, о бессмертный. Я заранее приготовил негаторы магии. Твоя магия здесь не действует. Слуги, убейте их.
   На верхних ярусах появились некромансеры, в сопровождении лучников-скелетов. И нас обрушилась лавина магии в купе с физическими атаками от стрел.
   - Ария!, - Феанор выхватил свиток, с начертанной на нем великой рунной неуязвимости, после применения которого, человек становится неуязвимым к любым видам атак. А что самое главное, Никакие негаторы не способны блокировать действие таких свитков. Это был великий артефакт.
   Огромный двуручный меч Феанора выпархнул из-за спины, и завертелся с огромной скоростью в левой руке эльфа, создавая непробиваемый физический барьер. В правой руке эльф держал свиток и направлял его на меня.
   Одновременно с этим в руках Арии я увидел свиток телепорта, который она направила не меня. Я все понял. Шансов выжить у нас не было. И единственное верное решение -- это бежать. Поэтому два эльфа жертвуют собой ради моего побега. Свиток телепорта имеет небольшую задержку. И после того как на меня наложено заклятие телепортации и бессмертия я еще несколько секунд наблюдаю страшную, жуткую картину.
   - Нет!, - хриплю я во весь голос. - Я хочу остаться с вами! Не хочу бежать!
   Две секунды до телепортации. Её не остановить. Щит неуязвимости поглащает все магические атаки и отбивает стрелы.
   Одна секунда до телепортации. Обруч Феанора на голове трескается и разлетается на мелкие осколки, не в силах больше сдерживать магические атаки некросов. Он падает в изнеможении на колено. Одновременно с этим в его тело вонзаются стрелы, преодолевшие ослабевшую веерную защиту меча. Рядом уже лежит бездыханное тело Арии. Лишь краем глаза я успеваю заметить пущенные три горящие стрелы в сторону Архимонда. О как она искусна. Жаль, мы больше не увидимся с тобой, прекрасная эльфийка.
   Телепортация. Все плывет и подергивается дымкой перед глазами. В последний миг я слышу обращенные в мою сторону слова.
   - Выживи..., - последний вздох Феанора.
   Текут слезы. Я плачу. И сквозь слезы и пелену телепортации я вижу и слушу крик боли и ярости лорда ужаса. Последняя стрела достала таки его. Пусть не смертельная рана. Но рана нанесенная эльфийской стрелой Арии, никогда не заживет.
   Я исчезаю. Лорд ужаса не способен меня остановить. Великий артефакт неуязвимости был потрачен на такого слабака как я. Где же справедливость. Сильные умирают, а слабый выживает.
   Снова лес. Голова немного кружится после телепортации. Слабость в теле. На душе тоска. Звон доспехов и голоса совсем рядом.
   Я лежу на спине и смотрю в небеса сквозь верхушки мертвых деревьев. Тихо и спокойно.
   Синеву перекрывает хмурое лицо. Рядом опускается Утер. Его голос возвращает меня в реальный мир.
   - Мы все-таки нашли тебя. Я рад, что ты цел. Расскажешь что случилось?
   - Расскажу. Обязательно расскажу.
   Я встаю и стряхиваю с себя унылость. Не время грустить. Пора готовиться к новому бою. Ведь, еще не все потеряно.
   - Утер, мне нужна ваша помощь. Пара эльфов решила пожертвовать собой ради моего спасения. Но я им не хочу доставлять такого удовольствия.
   - Добро! - Паладин хлопает меня по спине и я окончательно прихожу в себя.
  
   Конец первой части.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"