Суворов Владилен: другие произведения.

Исповедь Хомячка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Великие открытия. То яблоко треснет по макушке, то таблица элементов приснится. А вот Сашке не повезло, паял одно, а собрал нечто другое. Ну ладно бы еще собрал, так оно еще и работает. Но не трубят фанфары, и наука не ощущает потери бойца. К чему эта дешевая слава, когда главное заработать на кусок хлеба насущного. Жестокая жизнь, какая уж тут романтика. Пора заняться бизнесом пока с голоду еще не умерли. Завершено (выложен отрывок).


   - Ууууу....
   Зараза, ощущение будто по голове те самые черти лупят. Сашка обреченно схватился за напоминавшую тугой барабан раскалывающуюся от боли черепушку. Пили вчера не так чтобы и много, а результат удручает. Проклятый самогон.
   Логинов Александр был человек не пьющий, что не было в деревне положительной характеристикой. Не любят наши люди трезвенников, чувствуют некий подвох. Даром что дед Сашки был выпивоха хоть куда, но видать не отложилась эта полезная наследственность в генах. Дед Василий давший внуку с легкой руки строку отчества в паспорте - Васильевич был человек крепкий. Пить умел много и при этом почти не пьянел, что делало его своего рода уникальным феноменом окрестных земель.
   - Чтож ты так болишь то гадина...
   Сашка взлохматил кудри и ощупал озябшее от холода тело, так и есть спал прямо в одежде.
   - "Вот я свинья", - это было честное раскаяние, он не имел морального права нагружать свою мать дополнительной работой по стирке простынь и пододеяльников. Это было не правильно, таково было его внутреннее мнение.
   Тут нужно ненадолго остановиться и отметить, человеком Сашка был по большей части правильным. Имел свои железобетонные принципы, ради которых мог рискнуть многим.
   Холод раннего утра проникал в дом сквозь широко распахнутые двери. Вдалеке кукарекали сельские будильники, хозяйка дома традиционно занималась дойкой любимой коровы. Бабушке было немного за семьдесят лет, поэтому в том что она забыла закрыть входную дверь не было ничего удивительного, Сашка уже привык к подобной утренней побудке. В холоде особо не поспишь. Впрочем спать в деревне до обеда это моветон, здесь все требует крепких рук и заботы.
   Во дворе было еще темно, но Сашка все же добрел к старому умывальнику, холодная с ночи вода принесла толику бодрости.
   - "Чутка перекусим и можно начинать", - в этот день он уделит все свое внимание крепкому родовому хозяйству.
   Родился Александр чуть более 20 лет назад, и как выяснилось никто его в этом мире особо и не ждал. Мать-студентка одного из столичных вузов, явившаяся в столицу полная амбиций и мечт о покорении немыслимых высот, бросилась в водоворот жизни с яростью свойственной всем жительницам далеких деревенек и сел необъятной родины.
   Закономерно забеременев девушка экстренно взяла академический отпуск, разродилась нашим героем и споро отвезла малыша в деревню к родителям. Отца у мальчика в этот момент фактически не оказалось. Юноша поделившийся биологическим материалом благополучно исчез на горизонте стоило ему услышать о самом факте беременности. Место отца занял дед Василий.
   До 10 лет Сашка считал за мать и отца своих бабушку и дедушку. Старшее поколение семьи Логиновых было из породы тех самых - настоящих людей. Конечно дед не сильно обрадовался тому что его дочь принесла в подоле внука, но что тут поделаешь жизнь вносит свои коррективы. Внука дед полюбил, отдавая Сашке всю любовь, что скопил для своего так и не родившегося сына.
   Дед Василий был радиотехником и по совместительству телемастером. Жизнь хорошо помотала этого степенного и сильного духом мужчину. Отдав два десятка лет службе в армии в радио-технических войсках, он был комиссован после получения ранения о котором не любил рассказывать. Но детей у деда с тех пор так и не было, ранение было специфическим.
   Свою бабушку Сашка называл мамой и никак иначе. Когда однажды на пороге дома появилась ухоженная молодая женщина он не сразу узнал в ней свою родную мать. В тот день его забрали в город. Дед с бабушкой держались, но даже будучи маленьким он заметил влагу в уголках глаз этих действительно дорогих людей.
   У матери уже была своя собственная семья. Отчим относился к Сашке без антагонизмов, сводные малолетние брат и сестра его почти и не заметили. Ему выделили угол комнаты, и его жизнь продолжилась.
   Следующие годы промелькнули как в калейдоскопе. Каждое лето Сашка забирал свое имущество и уезжал в деревню. Далекая деревушка на краю Новосибирской области, кому глухомань, а кому и дом родной. В доме отчима он так и не смог ощутить полной свободы, ощущение что он живет там на птичьих правах, и возможно ему там не совсем рады подспудно угнетали сознание.
   В деревне приезду Сашки радовались, и что было важно радовались искренне.
   По окончании школы родители сделали все чтобы отмазать Сашку от армии. А он не особо и возражал, Сашка вообще казался многим равнодушным человеком, некоторые даже называли его черствым. За эти годы он успел нарастить толстую психоброню став похожим на медленную и неповоротливую черепаху. Тяжело жить в современном мире имея жесткие принципы, кто-то назвал бы подобное непозволительной роскошью. Все принципы парня были родом из книг. Основы воспитания мальчика заложил еще дед, но все остальное он добирал уже из книг, рано пристрастившись к чтению.
   Чтение, читал Сашка вначале все подряд. Чего там только не было. Справочники, журналы, газеты, сказки, военные очерки, детективы, альманахи, читал все без разбора. Но странное дело постепенно у него воспитался своего рода вкус к книгам, теперь он мог мельком глянуть на первые пару страниц текста и мгновенно решить, хочет ли он читать этот талмуд или нет.
   С чтением пришли новые проблемы. Когда мальчик погружался в книгу он забывал об окружающем мире, переставал видеть и слышать, он буквально жил внутри книги. Вдыхал виртуальный воздух, радовался и жил вместе с героями. В семье этому не радовались, бывало до Сашки не могли докричаться даже встав рядом. Это конечно было не нормально. Медицинская проверка выявила некий дефект, это оказалась одна из распространенных форм аутизма - синдром Аспергера. Именно благодаря этому диагнозу его и отмазали от родной армии.
   Аспергер, что это за зверь и с чем его едят, интереса к этому вопросу у нашего героя не возникло. Побочным действием этого заболевания можно считать странную увлеченность Сашки всяческими мелочами и деталями. Он был дотошным человеком, что не могло нравиться другим людям, и не приветствовалось работодателями, да и кто любит зануд.
   Будучи не от мира сего Сашка не поступил на учебу, забив на это дело некую часть тела. Часто менял работу, почти нигде не удерживаясь больше пары месяцев. Собственные идеалистические воззрения наложились на фундаментальное воспитание деда, что привело к созданию странной неприспособленной к жизни в современном мире личности. Сашка не терпел чужого давления и не умел, а может и не хотел прогибаться перед сильными мира сего. Он мог послать директора компании по правильному адресу, так как не придавал значения многим целям что были ценными для современного человека.
   Терпение родителей не могло продолжаться вечно, и однажды его попросили собрать вещи, и покинуть знакомую квартиру в поисках собственной судьбы. Большую часть имущества Сашки составляли книги, два десятка альбомов с марками. Был также саквояж с монетами. Монеты и марки Сашка собирал с упоением отдавая себя своим увлечениям без остатка.
   Злости не было, было облегчение. Аттестат и белый билет на руках. В многочисленных сумках книги, одежда, маленький б/у ноутбук, что купил на заработанные с горем по полам деньги. Несколько съемных жестких дисков с фильмами и музыкой, отдельно запакованный архив Либрусека - тоже хорошее дело в деревне. Он не раздумывал над дальнейшими действиями, Сашка уехал из неприветливой и чужой ему Москвы обратно в родные с детства края, вернулся домой.
   Он всегда любил деревню, любил этот запах земли. Амбиций и грандиозных планов как у нормальных людей у него почему-то не было. Сашка был не нормальным человеком, наверное это был такой подарок ему от каверзной злодейки судьбы.
   Талантами и великими способностями Сашка одарен не был, заурядный обычный человек. Разве что сильно начитанный и больше живущий в мире фантазий. Не пьющий, даже пиво не пил - не нравилось оно ему на вкус. Хорошо сложенный среднего роста парень, спортом особо не увлекался, но физкультура в школе отложилась на Сашке положительно, необходимому минимуму он соответствовал. Звезд с неба не хватал, но даже с этими скромными данными он стал в этой заброшенной вымирающей деревне своего рода знаменитостью.
   - "Как же... Сашка-то оказывается не пьет..."
   Местные мужики старались исправить это упущение с маниакальной настойчивостью, имея свой интерес - очень уж сильно стали ставить в пример Александра Васильевича местные бабы. Для жителей Николаевки Сашка чужаком не был, паренек вырос на глазах местных, поэтому считался за своего. Однако за глаза его считали странным. Вся деревенская молодежь давно сбежала в город, а тут гляди Васильевич наоборот из города вернулся.
   - "Эх Игнат, добился таки своего..."
   Во рту была свалка бытовых отходов, Сашку передернуло от брезгливости. Засидевшись вчера допоздна, дед Игнат все же уговорил молодого соседа распить самодельной медовухи. Местная общественность победила. Досадное недоразумение было исправлено, а Сашка-то "нашенский" - пьет будь здоров, полбутыли самолично вылакал...
   - Ууууу...
   Голову с непривычки ломило так будто садили по ней тяжелым ломом. Пить Сашка не любил и на это дело была у него своя собственная идеологическая установка. Во-первых, довольно скоро он узнал что зачали его в пьяном угаре. Данный факт стал сильным побудительным мотивом для ребенка возненавидеть водку и алкоголь как причину своего бестолкового появления на свет. Радости от подобной жизни как это ни странно Сашка не испытывал, хоть и искренне любил в этом мире как минимум двух родных людей. Во-вторых, не нравилось ему терять над собой какой-либо контроль.
   - "Эх..."
   Жаль дед Василий умер пару лет назад, эта смерть была для него ударом которого он не ожидал. Как правило всегда считаешь что самые близкие люди почти бессмертны. И насколько же больно, когда смерть больно щелкает по носу, заявляя свои права на еще живых вчера людей. Именно тогда Сашка окончательно понял одно - "Мир несправедлив". Любви этот мир и населяющие его люди у него не вызывали. Сашка впал в равнодушие, прерывавшееся изысканиями на почве религии. Религия на вопрос "Почему" ответа не дала, что привело к развитию у героя стойких атеистических взглядов.
   Парень привычно набрал в дровнице растопки для самовара. Электричество стоило беречь, конечно электроэнергию в деревне воровали поголовно, но он этого дела не любил. Дед подобного бы не одобрил. Жить на пенсию бабушки можно было достаточно вольготно, но Сашка уже прикидывал про себя планы по промышленной разработке грядок. Фермерством его было не испугать, считай почти каждый год летом в деревне проводил, дед очень многое успел передать внуку, картоху посадить и продать сумеет, чай с голоду не умрут.
   - "Земля это главное богатство", - слова деда еще отдавались в ушах, именно это подспудное желание вернуться мешало окончательно пустить корни в городе, земля буквально звала к себе. Нет большей радости, чем стоять на своей собственной земле, вдыхать ее жирный запах и радостно вглядываться в проплывающие над головой облака. Жаль что многие люди забыли об этой истине, он не мог вспомнить сколько раз он поднимал голову к небу будучи в Москве.
   Прочистив самовар, залил свежей воды и растопил заботливо вложенные сухие веточки, из трубы вырвались первые языки горячего пламени.
   - Помоги-ка мне Сашок, - мать поставила на землю тяжелое ведро, парень подхватил груз со свежим молоком, собранный компактный сепаратор уже стоял во дворе. Людмила Андреевна, которую он называл мамой тоже любила работать на воздухе.
   - Отлей немного молочка на чай, остальное пойдет на сметану, - мать приторговывала сметаной и домашним маслом, скоро должна была разродиться вторая корова и уже тогда можно будет увеличить ассортимент продукции, оставляя часть молока на творог и кефир.
   Работа на ручном сепараторе заняла часа полтора.
   - "Надо купить электрический..."
   А с другой стороны... Сашка задумался, матери нравилось крутить ручку сепаратора, кто знает как она отреагирует на подобную новинку. Он уже заметил, что мать всячески боролась со скукой и праздностью.
   - "Отгоняет тоску и одиночество", - с одиночеством он мог помочь, теперь их двое, вдвоем будет легче, поправим хозяйство и все наладится. Эти дни он собирался посвятить ремонту всего до чего не доходили руки слабой женщины.
   Чай пили в тишине. В доме всегда было тихо. Никакого телевизора или радиоприемника, телефона тоже нет, а значит и интернета. Впрочем об интернете он задумывался в последнюю очередь. Сашка привез с собой некоторое количество отложенных денег, что удалось скопить за эти месяцы работы на разных должностях, на первое время этого должно было хватить. А дальше как наладит хозяйство можно будет заработать самому с землицы, и можно будет подумать о тратах. Он не собирался тратить пенсионные деньги матери на свои увлечения, ноутбук есть и этого хватит, того что скачал на вскидку хватит лет на 5-6 напряженного чтения, а дальше как-нибудь само образуется.
   Сапожник без сапог, может и странно но дед не терпел телевизоры и приемники в своем доме, может они напоминали ему о времени службы, об этом уже никто не узнает.
   - "Хотя приемник можно и самому смастерить", - в мастерской деда было с десяток книжных шкафов полных специфической литературы, а сундуки и нижние полки шкафов были переполнены запчастей и деталей к самым разнообразным устройствам. Мастером Василий был крепким, в последние годы он с легкостью освоил ремонт даже импортных приемников и телевизоров. Работал дед всегда качественно, да и брал немного и не деньгами. Дед Василий как и его внук был человек увлекающийся, поэтому в подарок за ремонт везли ему в основном фляжки (само собой не пустые) и ножи. Да, именно так. Походные фляжки, солдатские и туристические, каких только фляжек не было в доме. Коллекция фляжек превышала несколько сотен экземпляров. Количество ножей было в пару раз больше.
   Сашка увлечения деда не разделял, но по меньшей мере уважал. Поэтому после похорон предпринял все меры для сохранения наследия предка. Предложение соседа продать часть ножей он воспринял как оскорбление. "Не продается", тогда он ощутил волну гнева, как будто кто-то предложил ему продать прах деда. Парень часто сидел за столом в большой и светлой мастерской, под которую была выделена самая большая комната дома и рассматривал-перебирал ножи и фляжки. Нет, это не было новое увлечение, просто касаясь этих вещей он не мог отделаться от странного чувства близости к деду.
   - "Решено. Сделаю приемник, но только после работы", - все время до обеда Сашка восстанавливал ворота и обширную ограду. Сетка рабица кое-где сползла и провисла, пришлось подновить несколько столбов, - "завтра нужно будет покрасить ворота, краску вчера видел должно хватить".
   Потом нужно будет сделать ревизию всех хозпостроек. Подремонтировать и составить список чего не хватает в хозяйстве. И закупить самое основное.
   На обед была жареная утка с грибами и картохой, вкуснее этого блюда он ничего в последние годы и не ел. Чай пили по традиции со сливками и из блюдечка. Нахлынули воспоминания детства.
   - Мам, я в мастерскую, - когда Сашка ушел в дальнюю комнату ничего не замечая вокруг, Людмила Андреевна смахнула платочком предательскую влагу.
  
   На полках мастерской оказалось огромное количество журналов для радиолюбителя. Некоторые журналы имели дату от 30-40-х годов, тут же присутствовали журналы на немецком, польском, французском и английском языках. Подборку специфической литературы деда Василия можно было считать уникальной. От подобной коллекции журналов занимавших целых четыре огромных двухметровых шкафа не отказался бы ни один библиотечный фонд.
   - "Нужно будет сдать в библиотеку, жалко будет потерять такие раритеты".
   Тут же были сотни справочников, в том числе со штампами военных библиотек. Заглянув внутрь Сашка со вздохом поставил справочник на свое место, технарем он не был, компьютер включить умел, кой-чего починить тоже был способен, но те схемы что были приведены внутри этих фолиантов приводили в трепет.
   Не долго думая Сашка выбрал самый легкий способ, найдя в одном из журналов 90-х годов самую простую схему из разряда "сделай сам". Запчасти и паяльник были под рукой, свободное время тоже имелось в наличии, поэтому новичок радио-любитель не долго размышляя принялся ваять свой первый в жизни радиоприемник. Следует отметить что раньше Сашка ничего не паял, все больше наблюдая за этим действием со стороны. Но эти наблюдения обогатили его знанием как именно нужно держать паяльник в руках, и ознакомили с правильным порядком действий в этом легком на первый взгляд деле.
   Голову все еще ломило от вчерашней пьянки, но Сашка уже увлекся, а когда он увлекался он не заметил бы даже ядерного взрыва под собственным окном. Самая большая проблема возникла с маркировкой деталей, все эти обозначения... это было сложно. Закопавшись в коробки с деталями, которые дед прилежно разложил по маленьким коробочкам он обнаружил что деталей описываемых в журнале не хватает, почесав макушку парень не долго размышляя - заменил нехватку наиболее близким по виду аналогом.
   - "Чай не атомную бомбу паяю, взорвется ну и хрен с ним, куплю у соседа за пузырь работающий приемник, не останавливаться же теперь на полпути..."
   Получившееся устройство выглядело безобразно.
   - "Хм, а как тут будет проводиться настройка?"
   Схема с регулятором была затерта большой и жирной чернильной кляксой.
   - "Жалость какая... такая легкая схема".
   Сашка не придумал ничего умнее, чем зарыться в другой журнал в поисках похожей схемы. Найденная схема оказалась немного другой, сложнее что ли... но Сашка уже закусил удила. Будь он более подкованным в технической части все было бы проще, но он был гуманитарий. Неофит от радио науки смастерил страхолюдное устройство величиной с небольшой телевизор, причем спроси кто Сашку, почему все спаяно именно в таком порядке, он не смог бы ничего ответить, казалось его руки живут отдельной жизнью, и ориентировался он уже даже не на схему в журнале, а на какие-то собственные ощущения.
   - "Да ладно... как сам собрал так и разберу..."
   Когда он закончил было уже темно, Сашка встал протирая уставшие и налившиеся кровью от напряжения глаза.
   - "Блин опять увлекся, даже времени не заметил", - парень включил свет, взирая на странное фантастически выглядящее устройство.
   - (Цензура)...
   Матерок вылетел сам собой, в этой мешанине схем сам черт ногу сломит, теперь предполагаемая радио установка была размером со старый телевизор горизонт.
   - Вот же... скажи дураку молиться...
   Сашка обошел по кругу вокруг странного устройства. Поверить в то, что "это" - итог работы его рук было трудно.
   - "Проверить что ли? Как бы пожара не было..."
   Глаз заметил в углу огнетушитель, дед всегда был донельзя предусмотрителен. Судя по маркировке огнетушитель был полон, это внушало оптимизм.
   - Не включишь... не узнаешь...
   - "Пробки наверное выбьет", - шнур питания вошел в розетку без спецэффектов и это добавило позитивного настроя, ничего не взорвалось и взрываться не собиралось.
   Впрочем вернувшись к устройству Сашка заметил безобразно торчащую из переплетения проводов кнопку ВКЛ. Большой палец вдавил тугую кнопку глубоко внутрь и радио установка пробудилась озарившись пересветом многочисленных ламп. Приемник тихо гудел, и не собирался удивлять хлопками и внезапно возникшими языками пламени.
   - Работает...
   - Да неужели?
   Пожалуй впервые он ощутил нечто похожее на радость. Гордости не было, это было удовлетворение. Радость от того, что и он кое-чего может.
   - Так, ну и где радио-каналы?
   Щелкнув тумблер с надписью FM Сашка вздрогнул от легкого шелестящего звука, более похожего на шипение змеи.
   - "Показалось..."
   Колесиков прокрутки внезапно оказалось с целый десяток, и парень встал перед выбором, не зная что именно нужно крутить для получения результата. Заглядывать в журналы в поисках инструкции было бессмысленно. Так как создатель этого устройства и сам не понимал что же такое он создал.
   - Черт, холодно как, - Сашка зябко поежился обхватывая плечи руками, внезапно замечая что от дыхания изо рта вылетает легкое облачко пара, почти как зимой...
   Инстинкт или шестое чувство, внутренне неосязаемое ощущение заставило его кинуть взгляд в дальний темный угол. Странно, на дальней стене висела большая картина, запечатлевшая в себе величественную зимнюю пору.
   - "Не помню картины в мастерской", - аутизм это болезнь, как не трудно признаться самому себе в собственных недостатках. Выборочное внимание тоже один из симптомов. Там где другие видит что-то свое он видит лишь то, что привлекает его внимание - книги, марки, монеты. Он не помнил чтобы в доме раньше были картины, ни дед ни бабка не были ценителями живописи. Бабушка была сельским фельдшером, и самым большим ее увлечением была вязка многочисленных свитеров и носков для внуков.
   Сашка медленно подошел к картине. Картина была большой, занимая площадь 1 на 1,5 метра, и у нее не было рамы.
   - Хрень какая-то...
   Создавалось ощущение будто картина жила своей жизнью. По ней летали птицы, на далеких и удивительно детализированных деревьях шевелились листья. Но самое главное там шел снег, и из картины дул ощутимый ветерок, холодный ветерок.
   - "Крыша едет... пить вчера надо было меньше", - в следующий миг Сашка совершил безрассудный поступок, он быстро будто боясь передумать прикоснулся к полотнищу картины, рука с размаху окунулась куда-то внутрь... погружаясь вглубь изображения по локоть.
   - Ох...
   Пальцы руки ощущали холодный ветер. Там было не меньше 30 градусов холода, и на кожу руки падали холодные снежинки.
   Сашку нельзя было назвать глупым человеком. Парень быстро вернулся к установке и повторно нажал на кнопку ВКЛ, установка перестала гудеть и на глазах молодого человека картина бесшумно схлопнулась.
   - Гхм.
   Говорить ничего не требовалось, все было ясно без озвучивания предположений и гипотез.
   - Радиоприемник собрал. Да...
  
   Следующий день Сашка посвятил покраске ворот. Многочисленные старушки соседки проходя мимо одобрительно покачивали головой, вскоре у Сашки появились подражатели, и по всей улице разнесся запах краски.
   - "Так что же все-таки я создал? Похоже на портал. Вот только куда он ведет, может это Земля, какая-нибудь Швейцария... тоже не плохо".
   Он надолго задумался, вчера он долго экспериментировал с устройством, результат всегда был один и тот же - открывалось окно в зимнюю неизвестность. Техника работала после включения и это было самое главное. Это была не галлюцинация, нет - это был результат работы устройства.
   - "Если там что-то перегорит, то я уже не смогу восстановить эту махину..."
   Идея не давала покоя, поэтому сразу после обеда Сашка начал перетряхивать все свои вещи в поисках цифрового фотоаппарата. Аппарат был старый и дешевый, но при этом снимал достаточно качественно, позволяя сохранять на флешку до 300 снимков. Такой китайский металлолом уже не использовали в городах, но Сашка был не прихотлив. Он всегда обращал свое внимание в первую очередь на необходимость, лучшего ему пока не требовалось, поэтому он почти всегда останавливался в своем выборе на хорошем. Хороших и дешевых вещей продавалось достаточно, и по большей части они были китайского производства. И это его устраивало.
   Включив ноут он создал себе папку под названием "Х гаджет". Следующие два дня Сашка провел с фотоаппаратом и паяльником в руках. Он снимал устройство под всеми ракурсами. Потом отпаивал одну деталь и снимал ее стараясь чтобы была хорошо видна маркировка детали. Распайка установки шла медленно. Сашка вдумчиво скидывал фотографии в папку и тут же нумеровал все стадии разборки. В этом действии проявилась фирменная Сашкина щепетильность. К концу второго дня в его руках осталась последняя голая плата. Результат его устроил.
   Еще два дня он собирал устройство вновь, сверяясь с пронумерованными по порядку фотографиями. Собранное устройство включилось штатно, открывая окно в морозную ночь далекого леса.
   - Работает.
   Сашка почесал макушку и выключил устройство. В течение недели им были собраны еще 3 идентичных устройства, и все работали похожим способом, правда окна этих устройств выходили уже не в лес, а в иные местности.
   - Изобретатель епта...
   Такое количество устройств Сашке было не нужно, поэтому парень отпаял пару ключевых деталей, сделав 3 устройства нерабочими.
   - "Не дай бог попадет не в те руки".
   Процесс сборки устройства запечатленный на фотографиях был переписан на несколько флешек и кучку чистых дисков, после чего Сашка с легким сердцем отформатировал жесткий диск ноута.
   Флешки и диски спрятал в подвальный тайник, когда-то показанный по секрету дедом. В тайнике неожиданно обнаружился закутанный в промасленную тряпку пистолет системы наган и жестяной короб с патронами. Поигравшись с находкой, упрятал свои секреты вглубь тайника, после чего вернул в тайник и пистолет. Сашка как и все ребята в детстве любил оружие, но его больше тянуло к ружьям, чем к пистолетам.
   - "Да и стрелять не умею, застрелиться много ума не надо. Лучше я сначала в тир схожу, пусть поучат как обращаться с боевым оружием".
   - "Теперь бы узнать куда ведет это окошко..."
   Однако лишнего времени на эксперименты не оказалось, почти три недели Сашка занимался сенокосом вместе с соседом дедом Игнатом. Руки отваливались, и жизнь казалось была не мила, но он терпел.
   - "Я же теперь тут хозяин вместо деда", - купить сено было не подъемно для скудного домашнего бюджета, уж лучше бесплатно накосить, благо сосед знал такие места. Единственной тратой была доставка сена, почти четверть того что накосили ушло в плату трактористу. Но итог работы радовал, в ближайшие месяцы буренкам хватит. Коровы жрали почти без остановки, мало того что их выгоняли на выпас, так еще и подкармливали зерном и дробленкой, не забывая подкладывать свежее сено. Хотя... свежее и вкусное домашнее молоко стоило таких затрат.
   - Дед Игнат, а как тут грибы растут?
   Сашка все не мог оставить идею с выращиванием домашних грибов.
   - Дак как везде, в лесу растут.
   - И зимой растут?
   - Зимой поменьше, места знать надо, - сосед затянулся махоркой.
   - А продавать зимой не пробовали, - если задуматься неплохой источник заработка.
   - А не купит здесь никто, у каждого свой запас, тут тебе и сухие и маринованные грибы, края-то богатые...
   - Да я не про деревню, я в Новосибирск продать хочу.
   - Это можно, - старик затянулся с удовольствием, бросая на Сашку любопытный взгляд, - а ты никак грибами заняться решил?
   - Не знаю пока. Или картоху садить или овощи. На этот-то год все уже посажено, я на следующий планы строю. Иль капусты засадить, и квасить потом на продажу.
   - Не купит никто. Разве что городские. А то и сами тебе ее продадут. Этого добра тут хватает...
   - "Ну ничего, Москва тоже не сразу строилась".
   Решимость заняться фермерством подталкивала к действиям, вот только стартовых средств было мало. Да и с инструментом были проблемы. Нет, лопат и грабель хватало, с этим в хозяйстве у покойного деда был полный порядок. Можно сказать что был даже солидный излишек. Тех же бензопил было три штуки и все рабочие. Но вот тракторов не было. А в селе главный человек все же тот, кто имеет адекватный рабочий транспорт и желательно свой собственный, а не в аренду.
   - "Разорюсь я на этих алкашах трактористах", - для начала можно будет купить небольшой мотоплуг. С таким плугом это не мотыгой землю вскапывать. Правда стоит зараза будь здоров, сразу 80% отложенных денег заберет, а ведь еще есть топливо. Канистр в гараже с десяток, да малая цистерна имеется что больше на бочку похожа, но туда не больше 200 литров влезет.
   - "Цистерну надо на 2-3 тонны солярки, это минимум".
   Сашка поскреб макушку и решил для начала заняться яйцеводством. Накупить кур и продавать яйца, а там глядишь и на трактор накопит. Или же смастерить инкубатор и продавать птенцов сельчанам, тоже дело. Жаль только ничего из этого он как горе-предприниматель не умеет. Но главное есть желание, а опыт приложится.
   По картошке он уже посчитал все с калькулятором. Если садить мало то не выгодно, если много то сам в одиночку не потянет. Нужны рабочие руки и транспорт. На все это денег пока нет. Бесплатно никто работать не будет, а те кто будет таких не надо - их пьяных потом на работу не выгонишь из запоя. Так что если купит плуг, то пока всего лишь обработает свой участок в 120 соток. Молодец дед вовремя подсуетился, есть где внуку развернуться. У остальных тоже участки будь здоров, у некоторых даже по 300 соток, и все бурьяном поросло. Потом можно будет взять в аренду, все равно зря земля простаивает, не порядок.
   - "Если в свой участок вкладываться, то лучше огурцы садить. На оливье под новый год в городе разойдутся как пирожки".
   Идей было много, но принимать окончательное решение и тратить деньги было страшно, поэтому Сашка все откладывал момент подведения итогов. Благо времени еще было с запасом.
   - "Надо теплицы строить - это тебе не Крым, тут урожай один раз в год, и помидоры выращивать, самое то будет зимой".
   Вернувшись с сеном, пару дней просто отдыхал от трудов, любуясь на то как с ладоней пропадают кровавые мозоли. На третий день пришлось идти в баню к Игнату, уж очень настойчиво приглашал. Хорошая парилка подняла настроение. Вспомнил что у самого банька не хуже.
   - "Но что-то там с печкой... нужно будет глянуть или мастера позвать", - Сашка усмехнулся, нахимичить в этом деле можно легко и непринужденно.
   По возвращении домой дошли руки и до установки. Сашка включил свое изобретение с опаской, но ничего кардинально не изменилось. Все та же зима, все тот же лес. Отсутствие изменений действовало на него успокаивающе.
   - "Что будет если выйду на ту сторону? Вернусь ли назад? Руку вытягивал, осталась в целости и сохранности, но что это доказывает? Нужны эксперименты".
   Обвязав найденный теннисный мячик длинной бечевкой, запустил этим импровизированным снарядом в далекую массу леса. Бросок получился слабый, и мяч покатился по снегу пролетев два десятка метров.
   Сашка начал выбирать бечевку подтягивая мячик к окну, вскоре мокрый мячик уже лежал в ладонях испытателя.
   - "Хм, теперь нужно испытать на живом организме".
   Где-то здесь бродил хитрый кот Мурзик, будет нашим Гагариным, покорителем новых пространств. Сашка еще раз бросил взгляд на ту сторону, в звездном ночном небе медленно плыли три луны. Мир за гранью не имел к Земле никакого отношения.
   Кота найти не удалось, в связи с чем за грань была отправлена невезучая курица. Саша испытывал угрызения совести из-за наносимого хозяйству вреда, но в конце концов переборол себя, пообещав компенсировать нанесенный ущерб.
   Курочка раскудахталась недоуменно прыгая по снегу, и на первый взгляд все с ней было в порядке, Сашка потянул за веревку втягивая птицу в окно. Об ущербе можно было забыть, испуганная птичка была выброшена во двор, где тут же присоединилась к своим клюющим подкормку товаркам.
   - Значит безопасно, - но не стоило сбрасывать со счетов фактор неожиданности. Машина могла перегореть и это раз. Свет мог отключиться, что происходило в деревне регулярно и это два. Шансов остаться там навсегда было слишком много. Хоть и хотелось прогуляться по неведомому миру. Но Сашка всегда умел соизмерять свои желания и возможности.
   - "Нужен генератор, и не один, желательно даже два, второй про запас и мощные аккумуляторы на случай сбоя в работе генераторов".
   Стоит ли тратиться? Что даст познание чужого мира? Можно ли на этом заработать? Не то чтобы Сашка был настолько меркантилен или повернут на идее заработка, но сейчас главной проблемой было финансовое самообеспечение семьи. Так почему бы не заработать на том, что и так само пришло в руки?
   Отдать свое изобретение на радость человечеству или государству, подобной мысли ему даже не пришло в голову. Выживут как-нибудь и без его порталов.
   В чем-то Сашка был глубоким анархистом, а может не сильно верил в показной патриотизм, почему-то он никак не мог поставить знак равенства между вороватыми чиновниками и миллиардерами и той самой Родиной. Жертвовать собой ради толстосумов, нет он взял бы оружие в руки только ради нескольких человек в этом мире. И один из этих людей живет сейчас в одном с ним доме. Именно поэтому Сашка решил использовать свое нежданное творение к удовлетворению собственных шкурных потребностей.
  
   - Чего такой смурной?
   Сашка не сразу ответил на вопрос соседа. Игнат часто заходил к парню поговорить о том о сем, но главным образом чтобы одолжить на поллитра. Сашка был человек добродушный, поэтому часто одалживал небольшие суммы, понимая что с соседями нужно находиться в хороших отношениях.
   - "Денег всего 180 тыщ с копейками, и как на это все купить... ума не приложу".
   - Цистерна мне нужна, топливная. Вместимостью тонн на 5-6, - технику покупать было все равно нужно, Сашка был уверен что накопит на трактор, но как раз сейчас денег было смехотворно мало, поэтому он сосредоточился на более доступных покупках, - "куплю цистерну и отступать будет уже поздно, главное начать..."
   - Кхе... всего то, так есть она. Мужики приволокли, так и стоит у водокачки, - дедок хитро улыбнулся, предчувствуя повод выпросить очередную денежку.
   - Целая?
   - А как же. Обижаешь. Тонн на двадцать будет. Большая зараза, - Игнат довольно пригладил свои жидкие седые усики.
   - И чего это мне будет стоить?
   - "Вот проныра".
   - Так мы же с пониманием. Бери уж. Но проставиться не забудь.
   Соседи весь вечер обговаривали суть сделки. В ходе которой пришлось пройтись по небольшой деревне в сотню домов из края в край. Делегация мужиков все росла. И в конце концов было принято окончательное решение. Цистерна перешла в собственность Сашки. Мужики обещались подогнать с утра экскаватор и помочь с правильной установкой емкости. В обмен новый житель деревни обещал напоить всех участников сего мероприятия как полагается.
   Сон пришел легко, Сашка засыпал в предчувствии добрых знамений. Хоть что-то менялось в этой новой сельской жизни.
   Новый день разбудил светом фар на оконном стекле и яростными матерками перекликающихся деревенских мужиков. Сашка глянул на ручные часы, шел 7-й час утра.
   - "Чего это они, договаривались ведь на обед".
   Он еще не знал о том, что многие мужики так и не соснули этой ночью ворочаясь в постелях в думах о будущей дармовой попойке. Постепенно вся честная компания спонтанно собралась у водокачки, пригнав транспорт для перевозки цистерны. Хороший стимул способен творить настоящие чудеса. Такой жажде труда и работоспособности позавидовали бы любые немцы и японцы.
   Котлован под цистерну был выкопан в отдалении от дома, на самой границе участка. Это была предосторожность на случай пожара, хоть Сашка и сознавал что при взрыве пламя неминуемо прилетит к ближайшему углу дома, поэтому и было решено закопать цистерну в землю.
   - Ну как?
   Мужиков у котлована было подозрительно много. Если вчера при разговоре присутствовало едва ли с десяток человек, то сейчас посильное и непосильное участие в деле принимало все взрослое мужское население Николаевки.
   - Нормально, - Михалыч командовал работой небольшого крана, координируя установку огромной железной бочки.
   - "Богато живут", - техники нагнали будь здоров, тут и трактор с прицепом, бульдозер с экскаватором, да и солидный кран. Деревенские мужики хоть и создавали впечатление выпивох все сплошь были ухватистыми и хозяйственными людьми. Сашка чувствовал что начинает невольно уважать соседей.
   - Мы тут как-нибудь сами справимся, а ты это... иди лучше на стол накрывай, - посоветовали столпившиеся мужики, и Сашка был вынужден вернуться в дом.
   Молодой хозяин заметил проснувшуюся мать, и жутко краснея от неловкости сообщил чем занимаются мужики.
   - Извини что так рано разбудили. Мужики немного ошиблись со временем.
   - Так я уже проснулась Сашок, - отмахнулась пожилая женщина, и бросив мудрый взгляд спросила, - небось на стол пришел накрывать?
   - Ага... тут такое дело, я мужикам обещал накормить и прочее, скажи чего не хватает, я в магазин съезжу в райцентр, там вроде круглосуточный.
   - "Или это в соседней деревне?"
   - Не надо никуда ехать спозаранку. Выпить и закусить в доме найдется. Лучше полезай в погреб, - ему показалось или в глазах матери промелькнула добрая усмешка.
   Сашка спустился в подпол и удивленно почесал многострадальную макушку, которую в последнее время чесали все чаще и чаще. Все полки были заставлены банками с соленьями и вареньями. Большая часть банок была чисто вымыта и дожидалось начала сезона, чтобы заполнить свое чрево новой порцией вкусностей.
   - "С полсотни банок еще есть", - он хорошо представлял себе какой адский труд был вложен чтобы вырастить и накрутить эти запасы. Огурцы, помидоры, салаты, Сашка передавал наверх банки, отмечая как просторно и крепко устроен погреб. Это был настоящий подвал. В дальней стене виднелся дверной проем в следующее помещение. Заглянув внутрь постарался подобрать челюсть. Вдоль стен тянулись полки с овощами и местами проросшей картошкой.
   - "Неплохо", - учитывая наличие второго погреба во дворе.
   Застолье прошло шумно и в целом задорно, мужики пили мутный самогон, которого как оказалось в доме было с избытком. Как ему вскоре объяснили, Людмила Андреевна хранила сей стратегический напиток не для собственных нужд, просто это была самая ходовая в селе валюта.
   Дальнейший день прошел бестолково. Ближе к вечеру из гостеприимного дома расползлись последние собутыльники, а Сашка ушел спать надеясь что с утра ему не будет так плохо. Для того чтобы не обидеть общественность пришло еще раз выпить.
   Но нет худа без добра, в ходе пьяного разговора удалось обсудить вопрос приобретения нескольких десятков несушек по сходной цене. Особо неожиданным стал разговор с дядей Гришей. Этот сосед жил на другом конце улицы.
   - А генераторы здесь купить можно? Мне бы б/у подошло. Вот только с деньгами у меня напряжно, маловато их прямо скажу...
   Известное правило о том "что у трезвого на уме то у пьяного на языке", наложилось на Сашкино занудство. Если он ставил себе какую-либо цель, то уже не мог думать ни о чем другом. Все его мысли начинали крутиться вокруг цели и способов ее достижения.
   - Завтра поговорим, - дядя Гриша сохранял разум не смотря на выпитые полные стаканы горячительного, пытливые глаза сухого как полено обветренного жизнью мужчины ощупывали фигуру захмелевшего Сашки, - свояк у меня тут недалеко на военной базе работает. Там этого добра хватает, с хранения каждый год снимают...
   На следующий день болеющего от похмелья Сашку вызвали к притормозившему у дома уазику.
   - Александр.
   - Юрий, - ответил пузатый мужичок не вылезая из водительского кресла, в соседнем сиденье обретался знакомый уже Гриша, - зачем тебе станция?
   - Какая станция, - удивленно вскинулся Сашка, устраиваясь поудобнее у водительского окна, сесть в машину его так и не пригласили.
   - Я про дизельный генератор, - Юрий выдохнул облачко сигаретного дыма, и Сашке пришлось постараться чтобы не раскашляться.
   - Теплицу собираюсь ставить в следующем году. Вот и ищу у кого бы купить такую нужную вещь. Но денег на это дело у меня мало, так что много заплатить не смогу, - тут же спохватился Саша, предупреждая заранее о своей слабой платежеспособности.
   - Сколько есть?
   - "Правду сказать или соврать?"
   Врать Сашка не любил поэтому ответил честно.
   - Чуть больше 180 кусков, но все отдать не могу, мне еще топливо закупать нужно будет. Сто пятьдесят тысяч могу дать.
   У соседа сидевшего подальше глаза поползли на лоб. Видимо так в здешних краях никогда не торговались.
   - Ерунда. Топливо я тебе могу в нагрузку накинуть. Этого добра в части завались. После учений даже излишки остались. Само собой неучтенные. Значит 180 тыщ рублей.
   - Ага...
   - Эх, не много. Повезло тебе. Мне дочке нужно учебу оплатить в Москве. Так что будет тебе дизель генератор. Только с хранения сняли.
   - Деньги когда давать?
   Дядя Гриша внезапно закашлялся, Сашка подумал про себя о простуде, не замечая странных взглядов обоих мужчин.
   - Давай сейчас, тогда подгоню кунг уже к вечеру. Топливо чуть позже будет, через пару дней. Подгадать нужно, как только командир съедет по делам мои ребятки сразу и подвезут.
   - "Чё это еще за кунг", - удивился Сашка про себя, но переспрашивать не стал.
   - И если не жалко может запчастей лишних не нужных докинете. По-соседски, глядишь не первый раз видимся и еще раз обращусь. Ситуации то разные бывают.
   - Подкину, - согласился Юрий, и Сашка побежал за своими деньгами. Хранить деньги в доме было конечно глупостью, но в деревне не было банкоматов, и тратить деньги на поездки в райцентр не хотелось до жути.
   Передав пачку денег, Сашка отметил как вспыхнула в глазах продавца чистая радость.
   - "Видать сильно нужны были деньги".
   - Спасибо тебе Саня. Будет тебе дизель, благодарить еще будешь, - уазик тронулся с места подскакивая на ухабистых кочках сельской улицы.
   - "Ну все, вот и потратил все что было", - считай банкрот, в загашнике еще оставалось пять тысяч рублей. Но это по местным меркам уже не богатство.
   После обеда и многочисленных мелких дел по хозяйству Сашка присел на крыльцо. Парень внезапно задумался об очевидных деталях разговора.
   - "А не обманут? По идее не должны... а что им мешает?"
   Договора на покупку он не подписывал, чек на руки тоже не дали. Самоедством можно было заниматься до бесконечности. Ближе к вечеру Сашка был уже красным от нервного перевозбуждения. Порываясь ринуться к дому дяди Гриши чтобы вытрясти из его пожилого тела правду, и задумываясь о том что это было бы не правильно ибо обещались подвезти товар к вечеру, а значит нужно ждать. Ждать было не приятно.
   - Эй. Хозяин, - крик от ворот вывел из задумчивости. У дома притормозил пыльный армейский камаз с длинным прицепом.
   - Ты что ли Сашка Логинов?
   - Я!
   - Груз принимай, - мужчина в форме без знаков отличия махнул рукой на раскрашенный в разводы зеленого цвета длинный прицеп.
   - "Ни хрена себе генератор..."
   Его не покидало ощущение какой-то ошибки, ну не может такая бандура стоить так дешево. Впрочем руки действовали отдельно от тела, открывая широкие ворота. Камаз с прицепом въехал в просторный двор, места внутри хватило бы еще на несколько таких же.
   - Куда ставить-то?
   - Да под окно задом сдай и оставь, - как раз будет под мастерской, только кабель протянуть.
   - "Или вынести установку из дома от греха подальше? В сарай хотя бы или в гараж".
   - К гаражу давай, - кирпичный гараж подходил как нельзя лучше, жаль только пустой был, сейчас внутри стоял только старенький мотоцикл с коляской. Помещение было хорошее, с высокими трехметровыми потолками, и доброй 30-метровой квадратурой 5 на 6 метров.
   Служивый Антон Степанович оказался веселым малым. После установки кунга, которым оказался тот самый длинный прицеп по виду напоминавший закрытый кузов-фургон, началась разгрузка самого камаза. Юрий не обманул запчастей было много. Все было промаркировано и упаковано в тяжелые и крепкие деревянные ящики.
   0x08 graphic
   - Повезло тебе паря, таких ремкомплектов уже и не найдешь, не делают сейчас такое качество. Восемь штук. Горя знать не будешь.
   - И как называется все это добро?
   - Дизельная электростанция в кунге армейского типа, передвижная. Аббревиатура тебе ничего не скажет, да и продать если что не сможешь, нет на нее паспорта сам все понимаешь. Только методичку с инструкцией по эксплуатации оставлю, она общая для всех станций этого типа, чтоб значитца понимал что почем. Иначе говоря обычный армейский дизель-генератор. Запас прочности и износостойкости военный, минимум пятикратный.
   - Хорошая вещь, - Сашка не мог отделаться от своей заторможенности, он ожидал что генератор будет величиной с тележку максимум.
   - Трехфазный, - заметил Антон, - все в полном комплекте включая - комплект аккумуляторных батарей, предпусковой подогреватель и систему дозаправки топливом. Пуск идет сжатым воздухом от баллона. Минимальная мощность - 200 кВт, максимальная - 400 кВт. Отклонение частоты тока - не более 1,5 %. Объём жидкости в системе составляет 65 литров, а масла - 75 литров. До капитального ремонта отработка более 30 000 часов.
   - Но главное тут что?
   - Что, - Сашке эти технические термины вообще ничего не говорили.
   - Главное, это все наше, а значит хорошо поддается ремонту. Будем проводить тестовое включение?
   - Давай, - Сашка как раз думал как попросить служивого взять на себя самую сложную процедуру.
   - "Надо будет найти техника чтобы обслуживал всю эту дуру", - но ощущение того что в хозяйстве появилась такая вот полезная вещь, это ощущение грело запасливую душу. Если что и удалось привить деду Василию своему внуку так это была хозяйская хватка. Что выражалось в том, что даже бродя по окрестностям деревни Сашка никогда не прошел бы мимо мотка залежалой проволоки.
   С расконсервацией и пуском генератора пришлось провозиться до самой глубокой ночи. Сашка как добрый хозяин пригласил техника на ужин, где степенно угостил гостя стаканом самогона и не обидел горячей и холодной закуской. Сильно Степанович не напивался знал меру, но душу отвел. С шутками и прибаутками они наконец запустили дизельную станцию.
   - Хорошо работает. Слышишь как работает? Главное не шумит и не дымит сильно. Техника одним словом. Умели делать в союзе.
   - Так это чего ее еще в союзе делали что ли?
   - "Блин так и знал что будет подвох, ей же больше 20 лет".
   - Поставили на консервацию еще в 78-м году. Да ты не смотри так, она забугорным станциям 100 очков вперед даст. Где ты здесь специалиста будешь выписывать на ремонт американской или япошкиной техники, а ее тут любой грамотный мужик тебе починит.
   - Антон оставишь свои контакты, я если чего... то лучше к тебе напрямки обращусь. Понятно что не обижу.
   - Это хорошее дело.
   Мужчины деловито обменялись телефонами. Причем Антон Степанович даже продиктовал свой городской номер из военного городка.
   - Топлива тебе подвезут. Заполнишь чего тебе надо по горлышко. Ну и конечно если что - ты никого не знаешь, кунг в поле нашел и прочее.
   - Это само собой.
   - "Видать нечисто списали старую технику", - Сашка оглянулся на генератор, назвать эту громадину старой язык не поворачивался, - "действительно, умели делать технику в союзе".
   - Бывай Шурик, - они попрощались скрепляя знакомство крепким рукопожатием.
   Антон оказался ухватистым мужиком в чем то напоминая деда, поэтому они сразу поняли друг друга. Не заметить что Сашка любит свое хозяйство мог только слепой. Даже лопату он не кидал, а аккуратно ставил на свое место, предварительно очищая должным образом. Такой подход и домовитость хозяйственному Степановичу пришлись по душе.
   - "Как бы то ни было, день прошел прекрасно. Этот день был прожит не зря".
  
   Следующие дни отвлекали нудной прополкой огорода и поливкой грядок. Но Сашка и не спешил, прелесть собственного изобретения заключалась в том, что никто его не подгонял. Он сам решал когда стоило заняться экспериментами.
   - "Все средства потратил", - теперь следовало сделать все возможное чтобы не упустить урожай этого года. Генератор и установка подождут, прибыль с изучения чужого мира была больше гипотетической, а в огороде росли самые настоящие продукты. И он это учитывал с обычной для себя прагматичностью.
   - "Да и генератор запускать без топлива - шалость", - солярка в баке генератора была из запасов Степаныча и было ее там не много, ровно столько чтобы протестировать махину.
   Топливо привез армейский заправщик. Привез темной ночью, и выглядело это все как секретная армейская операция. Цистерну заполнили через край. Сашка задраил люк цистерны, не забыв надеть сверху тяжелый замок. Он не поленился сходить за канистрами, наполнив пока была возможность всю возможную тару.
   - "Деньги ведь заплочены", - с этой мыслью узнав что в заправщике еще есть остаток, Сашка быстро сбегал к соседу Игнату, у которого оказалось еще с десяток канистр. Прощались с немногословным незнакомцем сухо по военному. Но Сашка не забыл уважить человека, сунув в конце бутыль самогона с краюхой хлеба и салом. Судя по блеску глаз - подарок пришелся по душе.
   - "Доедет наверное, лишь бы не напился, иначе Юра шкуру спустит".
  
   Отрубленная голова катилась по красному от горячей крови снегу. Уже не свистели мечи, и не летели стрелы и копья. Даже лошади не ржали, среди трупов и повозок застывшего среди леса в неподвижности каравана сновали молчаливые фигуры разбойников. Суровая проза жизни, выжившие обирали мертвых копаясь в карманах, не забывая внимательно ощупывать тела своих незадачливых жертв.
   - "Да, это не кино".
   У всей этой трагической ситуации был один не запланированный свидетель. Человек иного мира наблюдал за чужой жизнью и не мог избавиться от противного озноба, скорее даже страха. Так легко было представить себя среди тех кто закончил свою жизнь вот так просто и незатейливо. Никакой героики, все произошло очень быстро и жестоко. Никто никого не щадил, эти люди убивали друг друга без раскачки и моральных терзаний. Проткнул, смахнул голову и пошел дальше. И все это без какой-либо оглядки.
   - "Им убить, раз плюнуть".
   В гараже было удобно. В углу помещения стояла портальная установка, стояла крепко на железном столярном столе. Генератор Сашка пока не запускал, хоть и заполнил баки топливом. Автономный источник энергии будет нужен лишь в одном случае, когда он попытается выйти в другой мир. И сейчас, вся установка работала от обычной розетки.
   Дверь гаража и ворота запирались изнутри на мощный стальной засов. Тоже Сашкина придумка, приходилось учитывать возможную разность давления. Да и кто знает какая дрянь может попытаться проникнуть из иного мира на землю. Рисковать он не имел права.
   Учитывая вышеуказанные нюансы в гараже стоял огнетушитель. Здесь же лежал ручной лом и пара прутьев арматуры, как говорится на всякий пожарный. Во втором углу стоял старый сейф, что удалось выпросить у соседа за алкогольное спасибо. Там теперь лежал заряженный пистолет. Оружие лучше держать под рукой, во время экспериментов Сашка открывал дверцу сейфа - так, чтобы пистолет был рядом в пределах досягаемости протянутой руки.
   Разбойные рожи вскоре покинули место массового убийства, и Сашка с беззвучным вздохом подтянул к себе багор. Этот инструмент был смастерен из обычного деревянного двухметрового шеста. Кончик этого предмета венчался стальным крючком, что позволяло цеплять и подтягивать нужные предметы.
   Сашка собирался заняться прихватизацией нетронутых ценностей. Целей было несколько. Чтобы не пропало оставшееся добро. Чтобы изучить артефакты чужого мира и удовлетворить свое любопытство. Ну и просто так развлечься от скуки.
   Грабители забрали лишь часть товара и больше были увлечены подбором драгоценностей и монет самого разного номинала. Интересы Сашки были шире. Почти все что осталось нетронутым могло пригодиться в его хозяйстве.
   Лошадиные и людские трупы его конечно не интересовали, но там было достаточно и других интересных вещей. В телегах лежали рулоны тканей, и кувшины с вином и каким-то зерном. Некоторые из грабителей хотели захватить с собой пару рулонов в качестве трофея, но тут же получили по шее от атамана всего этого сборища. Понять резоны было сложно по причине не знания языка, но возможно все дело было в лишнем ненужном грузе. Ткани выглядели не богато.
   - "Но мне все пригодится".
   Сашка в первый раз переносил в родной мир так много артефактов. До этого были лишь ветки, трава и листья. Да несколько пригоршней воды.
   Главным открытием последних дней оказались функции колесиков прокрутки которых на устройстве было ровно 12 штук. Они позволяли поднимать окно в небо и опускать его под землю, последнее Сашка делать не рисковал. Боясь завалить комнату тоннами чужой почвы.
   Он и сам не понимал как работает его творение. Иногда с той стороны не доносилось ни звука, а иногда стоило открыть окно и помещение наполняла какофония лесных звуков. Бывало окно можно было приблизить к дереву и увидеть его внутренности как в анатомическом сечении, а иногда стоило подвинуть окно и оно тут же как скальпель отрезало часть древесной коры.
   Портал был слишком не предсказуем, но он радовался другому. Теперь он мог двигать портал вверх и вниз, вправо и влево, вперед и назад. Также он мог ускорять и замедлять перемещение окна, и в эти моменты Сашка мог ощутить себя будто он находился на кончике баллистической ракеты.
   Еще четыре колесика могли растянуть окно во всю стену, или же уменьшить его до размеров мелкой пуговицы.
   Работать багром приходилось осторожно, он цеплял рулоны с тканями и медленно втягивал древко в гаражное помещение. Ткань была достаточно добротная и была похожа на ситец среднего качества. Расцветки ткани были не многообразны, присутствовало всего несколько основных цветов. Преобладали пастельные и светлые тона.
   Вскоре все свободное пространство в гараже было заполнено рулонами с тканями. Телег с добром было 8 штук. Сашка не успокоился пока все более менее ценное не перекочевало в другой мир. Кувшины с вином и зерном пришлось вытаскивать обычным печным ухватом.
   Оружия и других интересных предметов найдено не было, здесь постарались уже грабители, а с остывшего трупа можно было поиметь разве что исподнее, но тут Сашка был слишком брезглив.
   - Отбой, - установка перестала гудеть и окно бесшумно съежилось. Теперь стоило разобраться с нежданным хабаром. Горлышко кувшинов было залито чем-то наподобие воска. Зерна были странные, фиолетовые какие-то.
   - "Рискнуть?"
   Несколько зерен отправились в рот, по вкусу было похоже на консервированный зеленый горошек.
   - "Нужно будет сварить малый тормозок".
   В целом день прошел удачно, ситец был на вид ничем не хуже земного, можно будет немного заработать на продаже. Сашка прихватил под мышку тестовый рулон с тканью и спокойно покинул свою лабораторию.
  
   - Мам смотри чего мне знакомцы подкинули, - Сашка положил на стол объемный рулон с тканью.
   Запахи радовали и соблазняли, горка свежеподжаренных пирожков с капустой. Блины, свежая сметана и соленые огурцы. О глиняного горшка сладко тянуло наваристым борщом.
   - Садись уже, - сварено все было вкусно, Сашка ел так, что за ушами трещало, - "хорошо на меня влияет сельская жизнь, никогда так много и часто не ел, аппетит наладился".
   В мыслях о том что сделано и что необходимо провернуть в ближайшее время внезапно вспомнил об одной важной детали. Нетерпеливые пальцы быстро набрали нужный номер, "надеюсь единиц на балансе хватит на этот звонок".
   - Кто это?
   - Степаныч, приветствую - это я, Александр Логинов. Помнишь еще?
   - "Черт, хрен поймешь как с этими вояками общаться нужно".
   - Помню-помню, а что случилось? Еще чего нужно?
   Голос Антона бы спокойным и не раздраженным, и Сашка вконец осмелел.
   - Да нет, спасибо большое. Во всем достаток полный. Но тут подумал слегонца - масла бы мне. Боюсь того запаса что ты оставил мало будет.
   - Всего лишь? А больше ничего не нужно?
   Переспросил Антон как-то насмешливо и с доброй улыбкой, он почти видел эту улыбку на сдержанно-холодном лице армейца.
   - Мне бы несколько костюмов химзащиты и пару штук хороших противогазов. Б\у само собой. Хочу септик почистить, боюсь потом не отмыться, да и задохнуться можно ненароком. Но это... с оплатой небольшой напряг. Мне тут из города ребята тканей навезли, могу расплатиться бартером.
   - Смотреть нужно. Излишки конечно есть, но это ресурс ценный, желающих много...
   - Так по знакомству, не обману, - "не получится загнать ткани, какая идея была - на халяву масла срубить", - и с тарой желательно, а то у меня бочек лишних нету...
   - "Наглеть так наглеть".
   - Гхм. Ночью буду. Ворота оставь открытыми. И собаку привяжи подальше.
   - Жду, - Сашка не смог удержаться от победной ухмылки, половина дела сделана, а уговорить на свой вариант оплаты можно будет без труда.
   - Сашок, а зачем септик чистить? Там еще не набралось.
   - Я знаю мам, так... к слову пришлось, - с костюмом химзащиты и противогазом можно будет рискнуть, - "давно пора сделать тестовую ходку".
  
   Темная громадина сдала во двор задом, негромко хлопнула дверь камаза.
   - Куда тебе сгружать?
   Сашка деловито пожал мозолистую руку Антона, место для груза уже давно было готово.
   - У гаража давай. Помощь нужна?
   - Сами справимся, - у камаза оказался кран-манипулятор, уже знакомый молчаливый водила помог защелкнуть карабины, и огромные бочки с жидким содержимым взмыли в воздух.
   Спустя полчаса все было сгружено. Сашка пригласил водителя подкрепиться, после чего показал Степанычу свой запас тканей.
   - Хорошая ткань. Крепкая, - Антон напрягся, стараясь порвать кажущееся хрупким полотно, - гляди-ка, не китай однако. Хороша зараза.
   Сашка удивленно застыл рядом, он совсем не ожидал от этих рулонов подобного подвоха. "Блин, а на первый взгляд ткань как ткань".
   - Ну так что, берешь?
   - Беру. Сколько тут этого добра?
   - Тонн пять. Но если все будешь брать то еще мне должен останешься, сам видишь качество людское - это тебе не китай.
   - Бога побойся, я тебе 10 бочек по 200 литров привез самого лучшего масла. Да по 10 штук костюмов с противогазами. И не б\у какое-то, а с консервации все, считай новое, лет 30 можно будет септики чистить. Сэкономишь на этом деле будь здоров.
   - Так и мой товар не старый, сам гляди, - Сашка подтянул ближе еще несколько рулонов с другой расцветкой.
   - Хм. Торг уместен?
   Обсуждение бартерного товара затянулось на добрые полчаса. Но в итоге обе стороны пришли к устраивающему всех результату. Сашка отдавал все ткани, получая в обмен все привезенное. И мог претендовать еще на несколько полезных в хозяйстве предметов.
   - Я тебе вот чего предлагаю. После утилизации старых снарядов осталось больше сотни снарядных ящиков. Добротные, сам увидишь. В хозяйстве пригодится, да и продать всегда можно. На крайняк на дрова пустишь.
   - Ладно, привози, отказываться не буду. Только ставить мне их некуда. Брезент еще захвати, как есть сверху накрою, а там даст бог действительно может чего пригодится.
   - По рукам, - крепкое рукопожатие плавно перетекло в погрузку товара в недра камаза, ради чего пришлось пожертвовать старой палаткой, в которую завернули все это добро. Но Антон обещался компенсировать затраты, "я тебе нормальную палатку привезу, может даже 2-3 штуки, на 20 человек рассчитанные, будешь свадьбу справлять - так хоть под дождем не останешься, красота, а не палатка". Будем ждать, Сашка молчаливо качал головой и не отказывался, с каждым днем он все больше врастал в крестьянскую жизнь. И в этой жизни как известно - ненужных вещей просто не бывает, всему найдется применение, даже навозу и птичьему помету.
   Вечер завершился общей пьянкой, как ни хотел Сашка отказаться, но сознавал "такой контакт терять нельзя ни в коем случае", щас не выпьешь так обидятся, посчитают что не уважаешь. На следующее утро голова болела чуть меньше чем раньше, "привыкаю уже", алкогольные тренировки организма постепенно давали о себе знать.
  
   Несколько солдат срочников сгружали огромные пустые деревянные ящики. Ребята были примерно одного с Сашкой возраста, и было видно что крепко недоедали, поскольку вскоре Сашке пришлось впрячься в переноску ящиков на общих основаниях. Оба худых солдата еле стояли на ногах. "Ну да, они поди сначала все это дело загружали, а теперь уже разгрузка, и все в один день".
   - "Снаряды да, как же хорошо что у нас армия это государствообразующее предприятие. Вам что-то нужно? Добро пожаловать в родную армию! У нас найдется все что только есть на белом свете..."
   Ящиков было много, не меньше полутора сотен штук. После разгрузки пот из одежды можно было выжимать стаканами. Сашка раскраснелся и покачиваясь добрел к водителю.
   - Антон больше ничего не передавал?
   В ответ ему сунули в руки несколько больших баулов в крепких упаковках цвета хаки.
   - Это чего?
   - Палатки. Две большие, и три малые. Там еще брезент, все тебе, - брезент оказался военным, с повышенной влагоустойчивостью и огнеупорностью с противогнилостным составом пропитки. Соответственно в двух огромных тяжелых рулонах, которые сгружали вчетвером, с участием солдат и водителя.
   - Спешите?
   - Нет, а что?
   - Сосед баньку стопил, такие баньки в наших краях редкость, дворец, а не баня, - Сашка уже автоматически предложил отметить плодотворное сотрудничество. Солдаты и водила переглянулись и что характерно - согласились. В баньке к честной компании присоединился дед Игнат, пили и закусывали. Сашка наконец узнал как зовут молчаливого водилу. Валентин Матвеевич, фамилию называть отказался, ну и хер с ним.
   На утро болела голова, "как обычно".
  
   Замок Шато ле Вьен был проклятым местом. И об этом факте знали не только в окрестных землях, история о легендарной осаде и последующем проклятии некроманта была одной из любимых страшил среди потомственной знати когда-то великой империи. Столетие назад это был величественный гигантский замок, что запирал проход через перевалы Рогана. Сейчас здесь остались лишь унылые развалины, и только печальные призраки были свидетелями угасания родового гнезда когда-то великой княжеской династии.
   Империя распалась, канув в лету кровавых смутных времен, исчезла как и все хорошее с чем ее связывали предания и многочисленные мифы. Замок Шато можно было приравнять к крепости, и в этом не было бы ошибки. Когда-то это монументальное творение военной и инженерной мысли могло служить укрытием для тысяч людей. Десятки бастионов, сотни огромных зал для приема гостей, казармы и арсенал, тысячи комнат, бесконечные и извилистые коридоры. Полтора десятка этажей, переплетение лестниц и террас.
   Теперь это было проклятое место. Даже жители близлежащих сел не рисковали соваться внутрь этой темной усыпальницы. Замок, как и сотни других жертв сломленной империи, остался молчаливым свидетелем и памятником великому прошлому. Никто и никогда не выносил из глубин этого сооружения даже камешка, ибо это считалось плохой приметой, смертельной приметой.
   Призраки - это удивительные существа, все желания перестают иметь значения для сознания и духа умершего стоит лишь перейти эту незримую грань жизни и смерти. У когда-то живых сущностей остается одно единственное человеческое свойство - любопытство. Этот день немногим отличался от тысяч минувших, когда случилось действительно знаменательное событие - в замок Шато проник неизвестный демон.
   О том что это именно демон можно было судить по странной чуждости этого существа всему бытию этого мира.
   0x08 graphic
   Демон появился будто из неоткуда, кожа его была серого оттенка, а лицо было ровным как зеркальная поверхность, никакого рта и носа, никаких выступающих лобных долей и скул, но в глубине этой зеркальной выпуклой поверхности просматривалось нечто еще более страшное. Огромный будто у свиньи круглый нос и два странных таких же зеркальных глаза. Это существо было уродливо и вызывало омерзение даже у повидавших виды призраков. При своем движении оно издавало шумливое шипящее дыхание, как будто каждый шаг доставлял этому созданию боль и вызывал приступы удушья.
   Уродец тем не менее имел две ноги и руки, причем каждая верхняя конечность заканчивалась пятью пальцами. Хотя в начале все было не так очевидно. Сразу после своего появления, а появилось это существо на самом верхнем этаже замка, оно тут же зажгло в своей руке нечто похожее на магический светильник. Свет этого вытянутого предмета похожего на кусок палки бил мощно, раздвигая царившую в этих местах тьму, выгоняя ее за пределы собственной ставшей уже родной территории.
   Тихо бормоча про себя какие-то почти неслышные незнакомые демонские проклятия - оно медленно исследовало комнаты и коридоры этажа. Продвигаясь тихо и неторопливо, демон долгие часы бродил по заброшенным княжеским покоям. Поживиться здесь было нечем, и это было удручающее обстоятельство даже для демона. Проклятье не пощадило ни мебель из лучших сортов имперского дерева, ни гобелены, ни позолоту многочисленных подсвечников. Кругом царило опустошение и могильная тишина.
   Демон появлялся изо дня в день, причем появлялся всегда из самых разных мест, чужак проверял все этажи постепенно снисходя до первого этажа, не забывая простукивать стены в поисках возможных потайных ходов, которых между тем обнаружил целых два. Но и здесь демон удивил многочисленных бестелесных зрителей, он не стал спускаться в темные потайные пути, каким-то шестым чувством понимая, что на его дороге встретится множество ловушек и невидимых смертельных преград. Некоторые духи были недовольны таким исходом дела, было бы интересно понаблюдать за мучениями наглого демона.
   Со временем присутствие этого существа стало привычным, оно обошло все закоулки замка, но странное дело - демон совсем не спешил покидать эти темные развалины. Удостоверившись в том, что кроме него здесь больше никого нет и ему не угрожает какая-либо опасность, демон совершил нечто поистине странное. Он начал разбирать развалины...
   Великий замок-крепость был построен в глубокой древности гномами, секреты фортификационного мастерства которых до сих пор не превзойдены в этом мире. При штурме замка мертвыми ордами Некроманта пострадали несколько башен-бастионов и протяженная часть внешней оборонительной стены. Когда-то монолитная плоть крепости распалась, превратившись в груду камня. Очень хорошего строительного камня.
   Каменные квадратные блоки размером метр на метр, казались неподъемными, но не были таковыми. Магия гномов сделала этот материал довольно легким на подъем и очень... очень крепким. Не каждая магия была способна расколоть подобный блок, и уж тем более не каждый клинок или топор мог оставить зарубку на этом камне. Даже странно что жители окрестных деревень побрезговали этим материалом, впрочем возможно у них были свои резоны. Проклятье некроманта имело свою собственную мрачную репутацию.
   Камень был хорош, серого цвета, он хорошо держал тепло, его не точила вода и не сжигал магический огонь. Камень гномов закономерно вызвал интерес у странного демона.
   Следующие месяцы все призраки Шато с прискорбием наблюдали как тает огромная груда камней, лежавшая сотню лет в месте давнего пролома. Удар некроманта был силен, снеся большую часть каменной защиты замка, но даже тогда этот удар так и не уничтожил камень, всего лишь заставив его потерять свою форму, выбивая из упорядоченной крепостной кладки.
   Демон явился из неоткуда, в очередной раз явился, толкая перед собой странное приспособление. Он споро загружал его десятком камней и так же спешно покидал этот мир, уходя в свое странное никуда.
   Призраки бесились видя столь явное и наглое воровство, но ничего не могли сделать этому существу, стоило приблизиться к этой мешковатой невыразительной фигуре и что-то отталкивало призрачную суть далеко назад. Заставляя их бессильно взирать на действия ненавистного пришельца.
   Так было... пока в замке Шато ле Вьен не появилась группа неизвестных людей. Именно это событие и заставило демона сменить свое обличье, и явить миру свое новое человеческое лицо. Но призраки знали, за фальшивой личиной скрывается нечто совершенно жуткое и ужасное. Они-то успели насладиться истинным обликом жителя адовых глубин бездны. Он обманул других, но никогда не сможет обмануть мертвых.
  
   - "А вот и он", - серые развалины замка были видны невооруженным глазом.
   Хорст Геллер оглянулся на свою команду, и увиденное ему понравилось. Никто не боялся, и не выказывал своим видом ни малейшего страха или паники. Эти люди давно пережили все возможные виды ужаса, победив в себе все мирское и смертное. Они сжились со своей возможной смертью. А некоторые, так и вовсе сами искали встречу с костлявой.
   - "Мы справимся..."
   Двенадцать человек растянулись длинной вереницей, ведя за собой на поводу лошадей. Поклажи было не мало, многие люди шли медленно и не торопливо, шли сгибаясь под тяжестью драгоценного груза.
   - "Еда, инструменты, магические амулеты. Лишь бы хватило..."
   Следом за Хорстом в голове колонны шел Рэгис, это был единственный участник экспедиции следовавший этим маршрутом без поклажи. Он занимался наиболее важным делом, он вел связанного по рукам пленника - это был худой молодой человек с бледным лицом, не знаменитый ничем кроме своего имени, звали его Клеймор ле Вьен.
   Предки Геллера когда-то служили в этой разрушенной крепости, и именно поэтому он с детства рос в атмосфере слухов и мифов о сказочных богатствах рода ле Вьен. Богатства эти были мнимыми, так как сами представители некогда могущественного и богатого рода ныне влачили жалкое существование.
   Жили эти люди в небольшом замке на срединной равнине, и уже сотню лет не славились ничем кроме своей древней и мрачной когда-то истории. Род Вьен в настоящий момент распылило по всем землям бывшей империи. Это были солдаты и правители небольших городков. Однако к числу прямых потомков рода могло причислить себя всего шесть человек.
   К моменту возникновения интереса к данному роду, он состоял из главы рода - Джассина, старого невезучего однорукого вояки, его жены Вайры и четырех детей. Две малолетние дочери и два старших сына соответственно. Младший сын, ничем кроме отменного владения мечом не отличался, в то время как старший Клеймор все больше просиживал вечера копаясь в библиотеке рода, что по праву считалась одной из самых богатых и древних в королевствах.
   - "Благодарю Эстмар за удачу", - когда он увидел в одной из книжных лавок небольшую невзрачную книжицу он и не подозревал о том, что его жизнь совершит в этот момент крутой поворот.
   Книжка оказалась дневником, рукописью последнего официального князя-мага Реджнальда ле Вьен. И говорилось в ней о многом, об отношениях в семье, о предательстве императорской семьи. Было много мыслей о последнем штурме и приближении армии Некроманта. Но то что было самым интересным для Хорста упоминалось вскользь - в тайнике глубоко под землей была перепрятана сокровищница рода. Именно тогда Геллер возблагодарил своего старого полуслепого деда за частую порку и настырную учебу. Геллеры были из числа древнейших преданных слуг рода и владели секретом особой тайнописи, что была разработана еще основателем рода ле Вьен, владели они ею на уровне членов титулованной семьи к которой когда-то относили себя с гордостью в куда лучшие и удачливые былые времена.
   Он помнил как воровато оглянулся и спешно купил книжицу, радуясь тому что продавец не понимает настоящей цены этого воистину драгоценного сокровища.
   Дед мечтал что хозяева рано или поздно выберутся из ямы в которую их загнала злодейка-судьба, но не тут-то было. Хорст помнил как на его глазах гибли представители славного семейства, уходили один за другим, все как на подбор сильные и бесстрашные воины, они сгорали в политических интригах и склоках как глупые мотыльки. Всего за полвека число представителей рода ле Вьен уменьшилось более чем в сотню раз.
   - "Мне повезло, еще лет десять и возможно было бы слишком поздно", - два последних представителя рода могли погибнуть так же бестолково, как и многочисленные непутевые родственники, казалось над этим родом висит некое страшное проклятье. Для прохождения множества родовых магических ловушек нужен был представитель семейства ле Вьен мужского пола. По сути у Клеймора не было ни малейшего шанса избежать этой судьбоносной встречи. Связываться с престарелым Джассином, или не менее воинственным и боевитым Тораном было по внутреннему убеждению Хорста глупо и не дальновидно.
   Среди мужчин рода ле Вьен было слишком много прямолинейных и грубоватых мужчин, и ему очень повезло, что Клеймор оказался счастливым исключением из этого правила. Старший сын рода ле Вьен был романтичным тихим молодым человеком. К своим тридцати годам он так и не завел семью по причине своей вопиющей бедности. Молодые дворянки королевств были очень щепетильны в выборе суженого, и степень богатства играла в этом решении определяющую роль.
   - Уже близко, ужинать будем в крепости, - слова Геллера вызвали радостное оживление, неспешное движение в этой предгорной скалистой местности действовало на нервы. Жители окрестных деревушек были мрачны и не разговорчивы, взирая на чужаков исключительно исподлобья. События столетней давности почти выбили все местное население, отправив многих в многочисленные безымянные и никем не отмеченные уютные могилы, в те дни из сотен выжили единицы. Именно так рассказывал Хорсту его собственный прадед в детстве. Но судя по многочисленной бегающей у дороги голоногой ребятне, дела с восстановлением былой численности у местных шли хорошо.
   - "Надеюсь эти проклятые сокровища лежат где полагается, иначе мне не жить", - Хорст оглянулся на мрачного Рэгиса, главный спонсор экспедиции не спускал с него своих колючих глаз, - "если там ничего нет мне крышка, закопают вместе с ле Вьеном..."
  
   Клеймор рухнул прямо на голую землю, сил стоять на ногах уже не было. Во двор замка они вошли глубокой ночью, обещание Геллера об ужине осталось обещанием. Расстояние сыграло с ними злую шутку, они все шли, а стены замка все росли и росли, становясь выше, но не приближаясь. Не опытный Хорст никогда не был в этой крепости, поэтому и допустил такую ошибку в оценке расстояния.
   - "Скорее всего меня убьют", - он не знал зачем его похитили, но предполагал худшее. То что его привели именно в родовой замок имело какое-то значение.
   - Горячего не будет, запивайте сухари и спать - завтра будет трудный день.
   Люди в отряде были не прихотливые и не разговорчивые, трое носильщиков разошлись в разные стороны схватив свои луки.
   - "Будут охранять", - судя по выучке большинство из этих людей было из числа опытных воинов, - "как минимум гвардия".
   Сон никак не шел в усталую голову, пусть эти дни он не читал и не нагружал себя мыслями о будущем рода, он все равно испытывал странную усталость. Мысли паразитировали на сознании заставляя верить в самые нелепые идеи. Разброс догадок был обширным, от жертвоприношения до провозглашения Клеймора новым императором.
   - "Зачем приводить меня в родовой замок? Месть? Ритуальное убийство? Или желание просить выкуп? Мы не настолько богаты чтобы выплатить даже самое скромное вознаграждение..."
   Он помнил, как в прошлом году им не хватило денег даже на покупку новых платьев для Клэрис и Марии.
   - "Утро вечера мудренее, завтра наконец узнаю в чем же тут дело".
   Разбудили его среди ночи странные незнакомые звуки похожие на хлопки. Они то приближались то отдалялись. Наличие чужеродных звуков отметил не только Клеймор, со своих спальных мест соскочили все члены таинственной экспедиции.
   Глухой звук повторился необычно близко почти над ухом, повторился громко и больно отдавая по непривычным к столь странным звукам ушам. Он испуганно крутил головой замечая, как один за другим на землю сползают его похитители.
   Человек, которого он знал под именем Рэгис, испуганно махнул от себя рукой с зажатым в ней амулетом и по двору поползла обжигающая огненная волна боевой магии.
   - "Точно из дворян", - не каждый человек, даже богатый, мог позволить себе настолько мощный амулет.
   Клеймор дернул связанными руками надеясь выбраться отсюда пока все увлечены неожиданной суматохой.
   - "Бежать", - он сознавал что бежать будет не просто, трудный дневной переход сильно вымотал молодого мужчину, да и отсутствие горячего ужина не прибавляло новых сил.
   Внезапно он замер, вслушиваясь в могильную тишину родного замка. Хлопков не было слышно. Но также не было слышно и людей. Среди двора лежали скорчившись почти все его спутники, все те кто проводил эти дни в близости к своему пленнику.
   - "Рэгиса не хватает и Хорста... сбежали гады", - он никогда не боялся сплетен о проклятии, Клеймор знал правду, никакого проклятия никогда не было. Слухи родились после разгрома. Потеря замка и гибель 20-тысячного гарнизона настолько впечатлили выживших, что наиболее расхожим мнением стала байка о проклятии. Но все было прозаичнее, гарнизон пал жертвой предательства.
   Пространство перед человеком заискрилось и из воздуха проявилось странное существо. Существо осторожно оглянулось и быстро прошагало к лежащим трупам. Звук хлопков повторился семь раз. Существо надолго застыло рассматривая свою правую конечность и вроде как что-то перебирая, после чего опять задвигалось среди тел и хлопки вновь повторились.
   - "Творец что это такое..."
   Существо медленно двигалось к нему, и с каждым его шагом Клеймора все сильнее охватывала дрожь жуткого осознания. Когда оно остановилось в шаге от вспотевшего от дурного предчувствия человека случилось необъяснимое. Оно дернуло за свою голову и сняло с себя большую часть кожи, прежде чем потерять свое сознание от нервного перевозбуждения и страха Клеймор заметил лишь одно... на него смотрели спокойные серые глаза взмокшего и покрасневшего от жара человека.
   - "Демон, только демоны могут менять обличье так легко и быстро..."
  
   Пробуждение переросло в слабые попытки защититься - и не задохнуться от потока льющейся на лицо теплой воды, но везение не оставило славного представителя семейства ле Вьен. Кожаный бурдюк из которого лилась вода не был бездонным.
   Клеймор отплевывался и с воодушевлением протирал мокрое лицо, запоздало замечая что его руки вновь свободны. Демон грубо бросил почти пустой бурдюк к ногам пленника, наблюдая как парень припадает к его горловине, Клеймор уже давно испытывал жажду, захватчики всячески экономили на нем воду и пищу.
   - "Может и специально не кормили".
   Демон в эти мгновения ничем не отличался от человека, лишь кожа рук и тело все еще имели серый окрас. Но лицо сидящего на корточках напротив существа было лицом человека, сравнительно молодого человека.
   - Ksandr, - демон ткнул себя в грудь и надолго замолчал, рассматривая Клеймора как будто он был странной диковинкой.
   - "Не понимаю", - все сказания и мифы говорили о том, что демоны всячески скрывают свое имя от смертных. Это было связано с преданиями о том, что владеющий именем демона может приказывать ему совершать выгодные для себя поступки, - "какой-то неправильный демон".
   Демон повторно показал на себя пальцем и повторил уже знакомое слово.
   - "Или кличка", - демоны были очень хитрыми существами, и порочными, какие только грехи не приписывались им легендами и древними страшилками.
   - Ксандр, - согласился Клеймор и поспешил назваться сам, - Клеймор.
   - Kley, - демон оскалился показывая белый ряд мелких зубов, мелких конечно по меркам демонов, будь оно человеком он назвал бы эту улыбку совершенной в своей правильности и белизне.
   - Клэй, - повторил пленник, вспоминая как его любили называть домашние, в основном мать и сестренки.
   - Okey...
   Демон встал и занялся своими делами, не забывая часто оглядываться на единственного живого свидетеля своего нового облика.
   - "Зачем он оставил меня в живых?"
   Вариантов почти не было, в живых демоны оставляли только тех кого определяли как будущую пищу. Демон Ксандр не выглядел огромным и страшным и Клеймор решил, что демон скорее всего слишком молод.
   - "Какая жуткая судьба, закончить свои дни в желудке иномирной твари..."
   Тела мертвых людей были аккуратно сложены в углу двора, и все они были в одном нательном белье. Парень старался оглядываться без спешки боясь вызвать гневную реакцию монстра. Амуниция и прочее оружие были сложены у дальней стены, причем были сложены по порядку, в одном месте кольчуги, в другой кучке ножи, чуть далее сапоги и содержимое дорожных котомок.
   Здесь же лениво обмахивались хвостами четыре лошадки, стояли поедая принесенные неизвестно откуда охапки свежего сена.
   - "Откуда здесь сено?"
   В каменистых окрестностях замка почти не росла трава. Похитители кормили своих лошадей зерном, что хранилось в многочисленных переметных сумках. Лошадей было три десятка, поэтому отсутствие большей части скакунов тоже вызывало подозрения.
   - "Может демоны любят полакомиться кониной?"
   Следующие дни жизни принесли немало поводов для удивления. Демон владел магией, он мог запалить дрова щелчком пальцев. Клэй долго присматривался к костру, но не находил коренных изменений. Магия демонов была сильна и бесшумна.
   Еду демоны хранили внутри круглых камней, на которых были наклеены картинки довольных своей жизнью сельских буренок.
   Ксандр исчезал и появлялся из ниоткуда. По первости Клэй сильно струхнул при виде того как растворяется в воздухе фигура чуждого этому миру существа, но позже пообвыкся и перестал реагировать столь бурно.
   Большую часть оружия и доспехов демон уволок в свои адовы глубины, этот демон вообще был удивительно жаден до всего что плохо лежало. Бывало Ксандр прогуливался по двору бросая по сторонам свои алчные взгляды и Клэй тут же понимал - "ищет чего бы утащить", и как правило он не ошибался. Тащил демон все подряд, но предпочитал полезные вещи, такие как гладкие камни из мостовой или строительные блоки разрушенной стены.
   При этом уже вскоре демон почти не обращал внимания на своего невольного гостя, а Клэй даже не планировал побега, он хорошо помнил древние магические труды о сущности демонов, от этих существ практически невозможно было сбежать. Расстояние для них не имело значения, что подтверждалось каждый день, почти всегда демон появлялся из неоткуда в самых разных местах.
   Вскоре Клэй уже не обращал внимания на то что он ест, пусть это было мясо замученных людей или слезы невинных детей, он был вынужден смириться со своей печальной участью.
   Следовало признать что питались демоны очень вкусно и сытно, чего стоило только странное белое блюдо под названием Гущенка, вкусное и сладкое, такое яство сделало бы честь любому королевскому двору, вот только вряд ли кто-либо согласился попробовать его узнай где именно его делают. Но Клэй не жаловался, он ел и пил, а так же учил демона языку своего мира.
   - "Я буду проклят всеми", - он понимал всю глубину своего предательства как никто другой, но жить хотелось сильнее. Поэтому он продолжал учить демона новым словам, корректируя его произношение.
   Обучение принесло большое количество открытий, у демонов как оказалось существовала своя собственная письменность. Для учебы демон принес странную книгу с картинками. Странные закорючки и картинки были в основном незнакомы, но некоторые рисунки в демоновой книге вызывали эффект узнавания, и тогда его заставляли повторять слово на общеимперском, записывая прямо в книгу транскрипцию на своем демонском языке. Записывал демон все странной палочкой, что оставляла после себя яркий синий цвет, "видимо это кровь какого-то существа".
   Демоном Ксандр был на редкость дружелюбным, ведь судя по хроникам древности другие его собратья уже давно бы съели своего пленника, или как минимум утолили бы свою жажду его молодой душой.
   Спустя месяц Ксандр уже мог примитивно изъясняться на людском языке безбожно коверкая произношение.
   - Это твоя замок?
   - Да, это мой родовой замок, точнее был родовой замок, - в который раз повторил Клэй, наблюдая как демон чешет свою голову.
   К этому времени демона уже вовсе не возможно было отличить от человека. Он избавился от своей серой кожи, теперь на нем была одета обычная одежда человека из глубинки королевств, Клэй подозревал что демон носит одежду одного из убиенных похитителей. Руки, ноги, да и все тело демона было неотличимо от человеческого, но Клэй знал правду, демонская сущность Ксандра проглядывала в каждом его действии. Ну скажите пожалуйста, кому как не демону будет так сильно нужен этот серый камень, ладно пусть необычный гномий, но все же камень.
   Каждый день демон тащил и тащил из замка каменные блоки в свой демонский мир, отвлекаясь лишь на редкие разговоры с человеком. Сказать откровенно Клэй испытывал дикую скуку. Кто бы мог подумать, что вскоре он настолько привыкнет к виду исчезающего и появляющегося из воздуха демона, и что будет лениво скользить по его фигуре тоскливым взглядом?
   - "Поскорей бы уже забрал мою душу или съел..."
   Это ожидание убивало его день за днем. Но однажды все изменилось. Он и не ожидал что все повернется именно таким вот образом. Демон увез из замка весь свободно лежащий камень, и медленно прохаживался по двору. Остальной камень был в кладке крепостной стены, и чтобы его выбить потребовались бы усилия нескольких десятков сильнейших магов - гномы строить умели.
   - Ты.
   Клэй встал, понимая что настал тот самый важный момент.
   - "Пора умереть как подобает человеку из рода ле Вьен", - Клэй грустно вздохнул, на сопротивление он был не способен, он вообще был скромным и кротким человеком, в его понимании "подобает" означало одно - умереть молча.
   - Ты и я, - демон ткнул в себя своим розовым неотличимым от человеческого пальцем.
   - Да, - еще бы понять чего хочет от него это существо.
   - Торговля, - демон смотрел в его глаза, и пусть он был ниже ростом, Клэй никогда не забывал насколько сильны могут быть демоны когда захотят.
   - Торговля?!
   Причем тут торговля? Может демону нужны души? Он не был готов к тому что последовало дальше.
   - Торговля. Я дать тебе вещь что не есть этот мир. Ты дать мне что я хотеть. Ферштейн?
   - "Первый раз слышу это слово - ферштейн, может это какое-то демонское оскорбление?"
   - Господину демону нужны души?
   Клэй ощутил как к нему возвращается робкая надежда, демон не требовал его душу, вполне может быть что его удовлетворят души нескольких темных крестьян.
   - "С ним можно договориться", - предания древности говорили о подобной возможности, - "но и я ведь не король и не император чтобы со мной заключал договор демон..."
   Парень раздумывал совсем не долго, сотрудничество с демоном, даже с таким молодым как Ксандр могло принести очень многое...
   - "Меня проклянут... ну и пусть..."
   Все сказания говорили одно, демон никогда не поднимет руки на того с кем заключил сделку, по крайней мере пока человек не отступится от своего слова.
   - "Но я не оступлюсь", - воспитанный на содержимом книг прошлого Клэй, представлял собой как раз тот самый идеал фанатичного идеалиста. Он понимал на что идет, и не колеблясь принял свое решение.
   - Торговля, - не наследный князь Клеймор ле Вьен крепко пожал протянутую демоном теплую руку. И в это мгновение история этого мира совершила крутой поворот.
  
   - "Во многих мыслях - многие печали..."
   Сашка возвращался из города тщательно подавляя в себе яростно бушующее внутри чувство нетерпения и радостного предвкушения.
   Поездка в город назрела внезапно и была незапланированной, по крайней мере так казалось нашему герою. Традиция помогать родственникам была заложена еще дедом Василием. В городе проживали потомки младшего брата деда Игоря. Если точнее, то это были его единственный сын и двое внуков разного пола. Родня поддерживала деревенских деньгами, получая в ответ тяжелые сумки с натуральными вкусностями.
   Валерий был человек легкий в общении и проницательный, рано овдовев он тем не менее сохранил в себе оптимистический взгляд на жизнь, который с удовольствием прививал своим детям. О детях стоит рассказать отдельно. Троюродные брат и сестра были двойняшками и в следующем году собирались закончить среднюю школу.
   - "Все самое интересное в жизни для них только начинается".
   От этих мыслей Сашка разве что не хрюкнул, возможные варианты он мог предсказать без всякого пророческого дара.
   Звали брата и сестру - Вовка и Маша. Как и полагается Логиновым были это люди увлеченные каждый своим делом - парень любил до безумия копаться в машинах, девушка увлекалась игрой на музыкальных инструментах. Сам Валерий был по профессии строитель-сварщик, от чего часто был вынужден пропадать в длительных командировках, работая по всей России вахтовым методом. Дети понятное дело росли в среде абсолютной и ничем неограниченной свободы. Люди из них получились интересные и в чем то даже удивительные. Главное, никто ни взглядом и ни словом не выразил к Сашке свое отношение как к деревенщине. Хотя, быть может тут сыграло свою роль долгое проживание Александра в Москве.
   Овощи, фрукты, ягоды, свежая курятина и копченая утка, большой свиной окорок, соления и варения, масло, сметана, творог, мед, яйца, грибные соления и лукошко со свежими опятами, последние были купены у соседки прямо перед отъездом в город.
   Признаться вез все это добро Сашка не без задней мысли, еще никогда сельские родственники не одаряли городских стольким количеством продуктов. В руках Сашки было шесть огромных сумок, что могли бы прокормить дюжину здоровых мужиков в течение месяца. Раньше столько вкусностей возить не приходилось, не в последнюю очередь по причине возрастных ограничений деда и бабки.
   - "Может стыдно станет и денег дадут", - Сашка все дни напролет думал о том где взять необходимый стартовый капитал и все больше понимал, что для нормального земледелия имеющихся средств никак не хватит. Придется заняться авантюрой с исследованием иного мира. Продажа тканей хорошо показала насколько выгодным может быть подобное занятие.
   - "Встану на ноги - буду возить им продукты просто так... нужно еще раз подумать как попросить немного денег", - честно говоря он не отказался бы и от варианта "много денег", но понимал что у человека готовящегося к поступлению в вузы сразу двоих детей свободных денег будет мало, скорее даже возможна острая нехватка наличности.
   - "А жаль, мне бы сейчас хоть тысяч 20 рублей на приготовления к акции".
   Как оказалось он сильно переоценил свою волю. Встретили новосибирские Логиновы своего почти забытого родственника горячо и с открытой душой. Разве что в рот не заглядывали, от чего Сашка растерялся и не знал как себя вести в такой ситуации. Не часто парню приходилось встречать такое отношение к своей персоне.
   Жили родственники не то чтобы богато, но и не зажиточно. Небольшая уютная трехкомнатная квартира на краю города с хорошим качественным интерьером. Было бы странно увидеть нечто другое при профессии Валеры.
   Три дня в городе пролетели в мгновение ока. Маша таскала новоявленного братца по светским мероприятиям, венцом которых стали общие семейные фотографии четверых родственников на фоне всех главных достопримечательностей города. Будет что вспомнить через пару лет.
   Вовка все больше копался в гараже, что не помешало ему скинуть на Сашку весь свой ненужный "секонд хэнд".
   - Ты Сань не обижайся, это хорошие куртки всего пару раз носил, мне столько одежды не к чему, а у вас в деревне самое то будет...
   Как то незаметно все шесть огромных сумок наполнились как старьем так и новой одеждой, каждый из Логиновых посчитал себя обязанным сводить Сашку в пару магазинов, благо все купленные вещи были качественными и как будто созданными для прижимистого характера сельского труженика. Чего только стоили крепкие немецкие ботинки из толстой свиной кожи, с мехом внутри, в них будет тепло даже в самую жуткую сибирскую стужу.
   С каждой покупкой запал Сашки о том чтобы "попросить немного деньжат" таял и таял, пока не обратился в полный ноль, а вскоре начал наращиваться и отрицательный баланс. В какой-то момент он понял, что просить у таких людей стыдно и скорее всего он даже обязан привезти им из деревни еще гостинцев, возможно даже на пару сумок больше.
   - "Эх... а какая все же была идея".
   Перед погрузкой в автобус, куда проводить Сашку явились все представители городских Логиновых, Валера отвел его в сторонку и немного тушуясь всунул в руки небольшую пачку тугосложенных хрустящих купюр.
   - Передай Людмиле Андреевне. И это... Сашка ты не забывай нас, приезжай почаще...
   В этот момент у Сашки чуть не перехватило дыхание, хотелось дать себе слабину и проявить чувства, но он сумел сдержаться. Вспомнилось как уезжал из Москвы, никто из родителей и не подумал произнести таких слов, о деньгах можно и не говорить.
   - Спасибо Валерий Игоревич. Не знаю как получится до новогодних праздников, но я постараюсь приехать еще раз в течение года.
   Сашка вырос в семье скупой на проявление любых чувств, поэтому ему нелегко дались эти слова. Пусть в сердце бушевала благодарность и его тронули отношение родственников и их гостеприимность, внешне он оставался все так же собранно-холодным. Что не помешало ему поставить напротив строки во внутренней анкете - галочку.
   - "Хорошие люди".
   Насколько объективной была эта оценка покажет время, так как Сашка так и не понял до конца почему он решил именно так, то ли потому что к нему отнеслись как к близкому человеку, то ли потому что ему дали денег о нужде в которых он постеснялся им сообщить. Как бы то ни было - совпало.
   Денег дали много, для человека у которого на шее висит двое будущих студентов Валерий не пожалел - 20 000 рублей. Это вам не Москва, здесь эта сумма значила довольно много. А в селе так и вовсе.
   - "Пожалуй, если брать по минимуму то укладываюсь".
  
   - Костюм изолирующий КИХ-4, - очередная попытка одеть костюм правильно закончилась неудачей, нет Сашка конечно исправно посещал в свое время занятия по начальной военной подготовке. Вот только там они видели все эти противогазы и костюмы только на картинках. Преподаватель часто ругался по поводу нехватки реквизита, и теперь Сашка понял что он был прав в своем недовольстве.
   Изолирующий противогаз-маска с непонятной ничего не говорящей аббревиатурой, и сам костюм, уже через полчаса из него можно было выжимать воду, одежда сразу пропиталась вездесущим липким потом.
   Вскоре Сашке пришлось снять с себя всю одежду, костюм на голое тело тоже не стал выходом, сильно натирая непривычную кожу. Недолгие поиски по дому обогатили его дедовскими легкими кальсонами и старой х/б футболкой.
   Следующие часы ушли на привыкание к незнакомой одежде. Комбинезон был выполнен из прорезиненной ткани, влезать в него пришлось через лаз в спинке костюма. Панорамное стекло шлема было удобным, но из-за дыхательной маски угол обзора стал непривычно ограниченным, приходилось часто оборачиваться и оглядываться, чтобы охватывать взглядом всю картину. И это не говоря о плохой слышимости. Звук доносился до Сашка как будто через толстую мембрану.
   Но не это было главной проблемой Сашки, костюм привезли не его размера, комбинезон был мягко говоря большеват. Рукава были слишком длинными из-за чего пальцы с трудом попадали в рукавицы, а ткань в районе поясницы свешивалась безобразными складками.
   Но во всем есть свои плюсы. Так теперь Сашка мог потянуть за шлем вверх, растягивая ткань комбинезона, и снять с себя костюм без помощи другого человека. Конечно еще нужно было проклеить все швы с использованием герметичной проклеечной ленты, что тоже далось ему нелегким трудом.
   Казалось все было готово к старту когда Сашка понял еще одну возможно самую главную свою проблему... он боялся!
   - "Кто сказал что страх это порок?", - Сашка стоял перед пеленой перехода, и не мог решиться сделать этот единственный первый шаг.
   Он не знал что удерживало его, как будто он находился во сне, где как это часто бывает пытался спастись бегством от кошмарного монстра, и застывал на месте как приклеенная к меду муха.
   Страх пересилил, он несколько дней слонялся по дому и участку занимаясь текучкой, и раздумывая о возникшей ситуации. В книгах герои могли совершать любые поступки не боясь ничего.
   - "В реальной жизни все сложнее", - в отличие от вымышленных героев он должен нести ответственность за свою семью.
   Вечером к Сашке явился уже ставший добрым приятелем Антон, явился неожиданно, так как Сашка забыл о своем приглашении недельной давности. Поводом для приглашения была мысль прощупать вояку, нужно было узнать чего еще может предложить запасливый народец с базы бедным труженикам крестьянского фронта.
   - Опять будут сокращения в армии. Переходим на бригадную структуру...
   Откровения Антона были Сашке мягко говоря по барабану. В данный момент его интересовали совсем другие можно сказать глубоко практичные вещи, такие как например бездонные закрома родной армии.
   - "Какое счастье жить в России", - привычка воровать все что плохо и хорошо лежит, а также отдирать все что крепко прибито и прикручено, позволяла надеяться на возможность приобретения всего кроме боеголовок с атомным оружием, в "те" войска по слухам брали только непьющих, - "молиться надо на родную водку и ее чудодейственную силу".
   - У нас чего только нет, тут тебе и одежда для арктических учений, и для тропических стран. Не просто боевая часть, а стратегический склад имущества долгого хранения, на случай затяжной войны с вероятным противником. Так что не столько служба, сколько охрана...
   Перечисления бесконечной номенклатуры имеющихся на базе возможных товаров позволяли лишь удивляться богатству государства.
   - "Эти бы деньги да в правильное русло", - Сашка старался запоминать что может пригодиться в хозяйстве, собутыльник был мрачен, продолжая изливать душу как будто находился в церкви, - "сам под это сокращение попадает что ли?"
   Постепенно алкоголь брал свое и язык у Логинова развязывался, заставляя озвучивать наболевшее.
   - ...такая вот беда представляешь. Даже курицу зарезать не могу, городской человек одним словом. Узнают деревенские засмеют, а мне нельзя чтобы смеялись, авторитету не будет. А там в будущем и свиней держать хочу, без этого навыка никак. Мне бы ваш Озверин не помешал... слышал в афгане и чечне эти таблеточки перед боем давали, или в еду добавляли...
   Антон разве что не крякнул, но сумел вовремя остановиться. Пьяный мужчина был человек опытный и к алкоголю привычный, поэтому несмотря на кажущуюся откровенность разговора, не рассказал как ему казалось своему собеседнику ничего такого, что нельзя было выяснить через газеты и прочие доступные средства массовой информации.
   Военная фармакология и ее продукты всегда были в ответственности медицинских частей особого подчинения, и конечно никакие специальные лекарственные препараты на их складе не хранились. Подобные препараты, некоторые из которых по слухам изготавливались на основе опиатов и прочих наркотических средств, содержались на одном уровне со средствами биологического и химического заражения. Однако печалить радушного хозяина совсем не хотелось, где еще потом удастся найти такое место, где всегда можно хорошо выпить и закусить...
   - "Будет ему Озверин", - в конце концов всегда можно отдать парню банку с обычным витаминным комплексом, эффект плацебо еще никто не отменял. Антон Степанович улыбнулся представляя возможные последствия.
   - Озверин говоришь... завтра завезу...
  
   Перед выходом Сашка решил отоспаться и набраться сил. Решение в общем правильное и не противоречащее внутренним убеждениям, поэтому пребывание первопроходца в царстве Морфея порядком затянулось, и проснулся он лишь поздней фактически глубокой ночью.
   Отужинав холодной картошкой и закусив это дело свежим пучком зеленого лука, продукта к которому Сашка имел врожденную слабость, он с интересом изучил содержимое найденной на столе записки. В ней говорилось о том, что его знакомец Антон заходил и просил передать пакет с обещанным содержимым.
   В пакете оказалась огромная пластиковая зеленая бутыль без каких либо наклеек. Сашка открутил колпачок и высыпал на руку небольшую горсть с содержимым. Таблетки были похожи на драже, немного вытянутые и похожие на витамины что так любила пить его родная мать во время соблюдения многочисленных и модных столичных диет.
   - "А инструкции нет, сколько пить то? Как бы не отравиться... не то выпьешь больше чем нужно и маньяком заделаешься или крыша поедет..."
   Для начала было решено начать с одной таблетки, запив Озверин стаканом кипяченой воды Сашка ощутил удивительный прилив сил и уверенности в себе, ощутил на странном трудно поддающемся объяснению физиологическом можно сказать клеточном уровне.
   - "Во технологии, армия одним словом... могут ведь когда хотят..."
   Действие препарата ощущалось уже через десяток секунд после приема таблетки. Все таки военные разработки ушли далеко вперед, куда там гражданской промышленности. За этими мыслями Сашка начал подготовку к сбору минимального комплекта "выживальщика". Никто не давал гарантии безопасности, приходилось учитывать все варианты. Но теперь он мог судить о возможном без лишних страхов и сомнений.
   - "Хорошие таблетки. Лишь бы надолго хватило".
   Точка выхода была подобрана несколько дней назад. Это был заброшенный исполинский замок с разрушенными не менее монументальными стенами. Кто мог разрушить такую красоту, да и просто было любопытно кто мог развалить эту даже на первый взгляд крепкую крепостную кладку? Интерес к находке не ослабевал, заставляя крутить колесо прокрутки окна поворачивая ракурсы под самыми фантастическими углами.
   Чем дольше он наблюдал и рассматривал свою находку тем все не терпимее становилась жажда - вступить на землю иного мира.
   - "В таком месте и призраки могут быть... и сокровища".
   О сокровищах Сашка думал скорее по инерции, ибо данная категория иномирных таинств его привлекала слабо. Будучи долгое время городским жителем он хорошо знал о законах по которым живет современное общество. Драгоценные металлы и камни - все это было под надзором или как модно было выражаться в 90-е годы под "крышей" компетентных органов. Желания попадать в поле зрения подобных структур или схожих по содержанию криминальных организаций не возникало.
   Поэтому найди он в действительности какое-либо сокровище, то без сомнения оставил бы этот клад в месте его обнаружения. До лучших времен. Так оно как-то безопаснее для здоровья нашедшего.
   - "Ну что же... пора", - тень былого страха лишь появилась на горизонте и тут же растаяла без следа. Действие препарата не ослабевало и Сашка подумал о том, что перестарался с дозой.
   Прохождение сквозь пелену не одарило никакими особыми ощущениями. Сашка стоял посреди темного замкового коридора, ширина этого прохода вызывала внутреннее уважение - более шести метров, есть где развернуться толпам служивой челяди.
   В воздухе наверняка стоял затхлый запах разложения и вечности, что по сути было одним и тем же явлением природы.
   - "Хорошо что я не вдыхаю всю эту муть..."
   Ноги стояли в толстом слое пыли, от соприкосновения бахил натянутых поверх ботинок комбинезона и каменного пола в атмосферу поднялось небольшое грязевое облако.
   Сашка никогда не был в настоящем замке, сколько раз он мечтал о том чтобы стоять вот так среди каменных покоев, что подавляют человеческую волю своей грандиозностью и размахом. И вот - свершилось.
   - Где же этот чертов фонарик...?
   Тихие проклятия адресовались обычному китайскому фонарю, что во множестве продавались во всех деревенских лавках, и часто лежали бесполезными грудами на дешевых прилавках уличных городских торговцев.
   Свет от фонаря раздвинул границы видимости, осветив бесконечную длину прямого как тракт коридора. Через равные промежутки которого по обеим сторонам виднелись темные арки проходов в другие помещения.
   - "Спальни, кабинеты, может и библиотека найдется".
   Возможность найти целую книгу конечно была, ничего нельзя сбрасывать со счетов, в новом мире было возможно все, а противное нужно было еще и доказать.
   Сашка оглянулся, окно с этой стороны было неразличимым. Никаких контуров или рамок, проход был невидим и прозрачен, сейчас он видел только другую часть коридора.
   - Не плохо.
   Значит не нужно думать о том как замаскировать рамку перехода. Достаточно помнить где она находится, чтобы не заплутать в незнакомой обстановке.
   Первые покои судя по всему были чем то вроде гостиной, все предметы интерьера давно сгнили, что сильно огорчило нетерпеливого исследователя. Если первые комнаты рассматривались внимательно и не спешно, то последующие проверки проходили уже в более быстром экспресс темпе.
   Первая вылазка длилась больше двух часов. Сашка прошелся вдоль всего этажа пока не набрел на лестницу что вела вниз и вверх, наверху была крыша, внизу были нижние неисследованные доселе этажи.
   - "Не стоит спешить..."
   Вернувшись в первую очередь сравнил синхронизацию времени, наручные часы и настенные показали одно время.
   - Прекрасно. Хоть одно сходство. Временные потоки совпадают.
   Резюмировав свои впечатления Сашка устало доплелся до кровати и лег спать, удивительно сколько сил может забрать чувство напряжения и подсознательное ожидание беды. За окном просыпалась природа и наступала пора раннего утра.
  
   Изучение заброшенного замка продвигалось семимильными шагами. К концу второго дня были исследованы 3 этажа и крыша, включая многочисленные чердачные помещения. Сашка наловчился передвигать окно перехода так чтобы не бегать бестолково по узким и широким лестницам средневекового сооружения.
   Теперь он передвигал рамку туда куда ему было нужно, степенно прохаживался по залам с осознанием того, что в этот момент именно он скорее всего и является единственным и неповторимым хозяином этого добра.
   Чувство обладания грело душу, наполняя скрытые кладовые собственного величия новыми приятными доказательствами.
   - "Эх... жаль, что другой мир".
   Какое место, Сашка все чаще испытывал к этому замку не то чтобы любовь, но восторга в этом чувстве было много. Насколько приятно было бы жить в подобном музее древности, это все равно что Кремль, а того и гляди может и побольше.
   Артефактов к сожалению обнаружено не было, но это не печалило одиноко бродящего в пустом здании человека. Сашка увлекся прочтением истории этого места, стараясь читать хронику жизни замка по его стенам.
   - "В таком месте не может не быть потайных ходов", - даже такой неопытный дилетант как он смог найти пару таких скрытых мест. Темные пути звали своего покорителя, но Сашка ни сделал и шага навстречу приключениям. В последние дни его беспокоили более приземленные интересы, нужно было срочно найти способ легального заработка. И желательно за счет собственного изобретения.
   - "Нужно продавать то, что не вызовет подозрений и лишних вопросов. Продукты, ткани и так далее..."
   В этот момент глаза Сашки наткнулись на лежащую во дворе замка груду серого камня.
   - Или стройматериалы...
  
   Серый камень оказался цельным выточенным из камня квадратом, величиной метр на метр. Удивительно, но при своих габаритах он весил совсем не много, вес камней разнился от 10 до 15 килограмм и Сашка не знал с чем это было связано.
   Привезя в гараж тестовый образец он начал всячески измываться над материалом. Что только он не делал с этим камнем, поджигал, бил высекал из него искры стальными подручными инструментами. Были испорчены несколько дисков болгарки. На камне не осталось и царапины.
   - Артефакт однако.
   Пожалуй торговать подобным материалом на широкую ногу было бы глупым решением. Не ровен час начнут задавать вопросы - откуда и как.
   - "Но кто мне мешает использовать материал для собственных нужд?"
   Внешняя ограда из сетки рабицы не сильно отвечала внутренним убеждениям Сашки. В его понимании его дом был крепостью в себе, с высокими каменными стенами на крепком фундаменте метровой высоты и с добротными воротами, желательно из мореного дуба, с домом в два этажа и более, и с крепкими ставнями, со злыми собаками во дворе. Дом должен был быть эдаким мини замком.
   При всем при этом Сашка хоть и сопереживал социалистам, но по сути своей был самым настоящим "кулаком", человеком из числа тех для кого своя рубашка ближе к телу, из тех кто любит смотреть в даль со своей собственной колокольни.
   - "В своем доме можно и нужно ходить как вздумается, хоть в труселях, но с сеткой вместо забора это будет проблематично, господа соседи засмеют, да и разговоры пойдут".
   Несколько дней парень свозил на заранее расчищенное место строительный камень, пока не накопилось больше трех сотен блоков.
   У хорошей стены должен быть хороший фундамент, поэтому смотав более не нужную сетку, Сашка принялся копать траншею метровой толщины и глубины с мыслью заложить ряд блоков под землю. На таком основании предполагалось поставить два ряда камней, таким образом забор получался двухметровой высоты и метровой толщины. Камни ложились как в кирпичной кладке и скреплялись цементной смесью.
   Говорят когда работается в охотку то и дело рук боится, так и Сашка сам не заметил как обнес камнем территорию дома со стороны улицы вплоть до ворот.
   Соседи часто проходившие мимо погруженного в работу парня молча наблюдали за его трудом, удивленно покачивая головами. Не принято было в этих краях так отгораживаться от соседей. Не было в этом раньше такой острой необходимости.
   Мать тоже молча удивлялась, но и не возражала, особенно когда услышала резоны молодого хозяина.
   - Опасные нынче времена мам, мы же вдвоем с тобой живем. Такой забор лишним не будет. Я и овчарку заведу, да может и не одну. Соседи конечно хорошие в деревне, да не от них защита нужна, люди сейчас мутные, жить нужно с оглядкой.
   Границу участка с дедом Игнатом и другой соседкой теткой Натальей обносить камнем не стал. На границе с участком Игната так и вовсе сделал калитку, чтобы было удобнее ходить в гости. От чего получил от дедка особую благодарность в виде приглашения порыбачить. Отказываться не стал, но и не обнадежил согласием сославшись на занятость.
   Погруженность в работу способна завести в далекие дебри разума, в себя Сашка пришел уже к концу кладки стены заднего двора. Вторая линия параллельной стены прошла буквально в полуметре от закопанной в землю цистерны с топливом. Смотрелось хозяйство монолитно и грозно внушая немалый трепет своей холодной основательностью.
   - "Вот это я понимаю. Вот это уже похоже на Дом".
   Работа заняла более трех дней но потраченного времени было совсем не жалко. В перерывах между кладкой и экскурсиями в иной мир, Сашка отрывался на ленивый подсчет имеющегося в наличии материала. Груда квадратных камней все росла и росла. Сейчас камнем было заполнено все свободное пространство во дворе дома.
   На вопрос матери - откуда все это добро, Сашка быстро нашел ответ - сам делаю. Не понятно было насколько ему поверили на слово, но вскоре все соседи начали здороваться с ним подчеркнуто уважительно.
   - Сашка, - дед Игнат пришел к нему первым, - говорят у тебя камень есть хороший на продажу?
   - Кто говорит?
   - Так люди...
   - "Вот ведь, не ожидал, да и не говорил никому ничего".
   - Есть конечно, сами видите, весь этот камень как раз на продажу, - кивок Сашки в сторону красиво уложенных в ряды камней был шутливо-легкомысленным, - но если есть интерес могу и на обмен согласиться. Птица, яйца, соленья и варенья свежие из будущего урожая, молоко и масло, любые продукты принимаю, поросят могу взять на развод, но это уже после того как свинарник сложу. Запах от них не очень, так что со свинками может еще и обожду, такое добро лучше на стороне разводить подальше от дому само собой.
   - Буренок и телят точно возьму. Каждый блок из качественного цемента деланный, оцениваю в тысячу рэ за штуку.
   - Дорого.
   - Не без этого, зато крепкий и тепло держит. Если для дому или баньки лучше его нет. Да и коровник лучший из лучших будет. В наших краях так с руками отрывать должны.
   Старик грустно вздохнул и обиженно провел по жидким усикам.
   - "Стоит ли из-за халявного камня портить отношения с соседями?"
   - Для Вас дед Игнат весь камень за так - даром отдаю. Только если у вас есть чего не нужного из старого то будьте добры не забудьте соседа. Паяльные лампы там или керосинки какие, любое старье мне в хозяйстве сгодится.
   Такое послабление дало ожидаемый эффект, для прижимистого и хозяйственного соседа Игната рейтинг Сашки подскочил высоко за облака.
   - "Ближе к звездам наш девиз?"
   Количество добра что вывалил на Сашку Игнат потрясало воображение.
   - "Умеют же наши люди собирать нужные вещи, Плюшкин как литературный прототип это еще мягко сказано".
   Став беднее на добрую сотню блоков Сашка ничуть не горевал, подобного добра в ином мире было еще более чем достаточно. Сосед завладев столь качественным материалом развернулся на всю широту сибирского характера. Прежде всего были построены каменные заборы отгораживающие дом от улицы и на заднем дворе, далее началась последовательная разборка деревянных хозпостроек и замена их на каменный несгораемый вечный вариант.
   Стоило признать куркулем дед Игнат был похлеще Сашки, в этом вопросе местный житель сделал Сашку со счетом 10:0. Само собой камня на все это торжество прижимистости не хватило и сосед начал по соседски прихватывать от нескончаемых запасов Сашки по два-три десятка камней в день.
   - "Нашим людям дай возможность все в каменных хоромах жить будут, наверное немцы тоже от славян пошли, такие же хитрожо... хм, хозяйственные".
   Как известно нет ничего более заразного на селе чем халява. Так и сосед завершив большую часть стройки на которую подрядил всех свободных знакомых мужиков, не смог не просветить озабоченных новым модным трендом мужиков особенностями взаимодействия с Сашкой. Вскоре к нему заспешили делегации заинтересованных в стройматериале.
   - "Да мне что жалко что ли, пусть берут! Но не бесплатно конечно".
   Ворота в Сашкино хозяйство распахнулись настежь и от дома с каменным забором потянулись караваны подвод и стареньких машин вперемешку с тракторами. Караваны были загружены новомодным серым камнем и вся деревня на несколько недель забыла о необходимости попоек и святой традиции распития горячительных напитков.
   Пожалуй не будь у этого камня уникального свойства стойкости к холоду, этот материал не стал бы таким популярным в деревне. Был ли это вирус хозяйственности или Сашке просто так повезло, этого нам не удалось узнать. Но одно было очевидно - богатство Сашки росло не по дням, а по часам.
   Задний двор Сашки быстро превратился в некое подобие "свалки", расплатившись с мужиками камнем он договорился о строительстве на своим участке большого ангара из того самого камня. Кровельный материал был добыт путем древнего как мир бартера. В этот огромный склад площадью 10 на 7 метров и было сложено все полученное от деревенских мужиков добро.
   Чего тут только не было, патефоны, велосипеды, мотоциклетные коляски. Детские игрушки, швейные машинки. Ковры, оконные и дверные рамы. Ему несли все что могло заинтересовать хозяйственного человека, а он не отказывал никому. Камень доставался даром, почему бы и не продать или не обменять?
   - "Лишь бы это не ушло за пределы деревни".
   Сашка не был заинтересован в продаже камня за пределы деревни. В данный момент он создавал неприкосновенный запас "индейских бус", предметов которыми можно будет торговать в ином мире. В этом мире эти вещи были ненужным старьем, но "там" это могло стоить серьезных денег. Поэтому он улыбался и менял камень на все что ему могла предложить деревня. К слову в этой деревне не было такого понятия как свалка или мусорные отходы, ничто не выкидывалось и не выбрасывалось, из-за чего поток товаров для мена не оскудевал.
   - "Неужели это генетическое?"
   Он задумался об феноменальном крохоборстве соседей и собственной прижимистости. Судя по внешнему генотипу проживающие в Николаевке не были друг другу родственниками, видимо эта общность менталитета сформировалась независимо от генной предрасположенности.
   Человек что посетил бы деревню через месяц, решил бы что попал в какую-то Британию или Бельгию. Две единственные сельские улицы были обрамлены линией непрерывных каменных двухметровых стен. Подобно средневековым замкам древности, в этой деревне царило странное чувство защищенности и безопасности. Странное место и притягательное. Здесь хотелось жить и растить детей. От этого места пахло благополучием и уверенностью в собственном будущем.
  
   - Все, хватит!
   Очередная приемка топлива проходила штатно и без эксцессов. В этот раз Сашка расплатился большим количеством солений и варений, а также куриными тушками.
   - "Все равно мне не хватает корма на эту ораву".
   Волна бартера принесла в закрома "Родины" более двух сотен пернатых. В погребах дома стояло несколько сотен банок с соленьями и вареньями, несмотря на то что он заявил что ему нужен свежий товар с грядущего урожая, многие соседи сделали вид что не расслышали слова Сашки норовя отдать в его руки банки с прошлогодними вкусными накрутками.
   В данный момент Сашка избавлялся от залежалого неликвидного товара, избавлялся за счет желудков солдат. Вся эта еда шла в счет поставки продовольствия в армию, плата за которую останется в известно чьих карманах. Так что все были рады. Солдаты будут сыты, Сашка будет при топливе, командиры получат деньги на решение своих бытовых вопросов.
   Бродя по хозяйству он не мог скрыть своего приподнятого настроения. Жизнь складывалась как нельзя лучше. В коровнике сейчас резвилось с десяток телят, а значит уже через год-два в хозяйстве будет много молока и других годных к продаже продуктов. О голоде и нищете можно забыть, буренки не дадут оказаться на паперти зловещего капитализма. Будущее заиграло красками.
   - "Кстати, не мешало бы перестроить коровник наперед, сделать его побольше, да и теплее с новым камнем".
   Бум строительства в деревне не затихал ни на минуту. Спрос на камень не уменьшался. В хозяйстве Сашки кроме курей и телят появились, несколько коз и козлят, полсотни уток с подрастающими утятами. В амбаре были сложены на специальных сколоченных из снарядных ящиков поддонах - два десятка мешков с зерном и мукой разного сорта.
   Также во дворе бродила старенькая лошадь и упрямый молодой ослик, тоже нужная на селе скотина. Из подвижных средств удалось раздобыть тракторный прицеп с высокими бортами. И старую телегу.
   - "Стог сена уже могу привезти, лошадь и телега есть".
   Однако нагружать лошадку пока было жалко, Сашка все больше откармливал скотину добиваясь выздоровления несчастной тягловой силы, прежний хозяин держал ее в черном теле.
   - "Бартер это сила".
   В селе не было более эффективного средства приобретения ценностей, чем политика - дашь на дашь.
   Сеновал ломился от стогов сена, что также было следствием активной меновой торговли. Внешнюю сторону сеновала парень обнес камнем, предупреждая возможные опасности, он до сих пор помнил сухое предупреждение Игната "у нас конечно не те края, но все же поберегись, не все рады твоему богатству".
   - "Странно как, какое уж тут богатство, даже трактора нет, прицеп выменял и уже радуюсь как ребенок".
   Но слова соседа Сашка не забыл, поэтому озаботился приобретением дюжины армейских огнетушителей. По территории хозяйства равномерно расположились деревянные ящики с песком и шанцевый инструмент. Все горючие постройки экстренно заменялись каменными аналогами.
   Таковыми в первую очередь были дровница и угольный навес, далее последовал сеновал, за гараж и новый ангар Сашка был спокоен, следующими на очереди были коровник и банька. О доме он даже не задумывался, перестройка дома в данный момент была ему не по карману.
   Расставшись с клиентами Сашка уже привычно уединился в гараже, ему пока не нужен был товар, все свободное место во дворе еще было занято, так что смысла продолжать перенос строительного материала он не видел. Да и камня в крепости если честно оставалось все меньше и меньше, что заставляло его прикидывать различные варианты.
   - "Что ты несешь мне о Будущее?"
   Включив аппарат он не ожидал того что пришлось увидеть - во дворе крепости, ставшем до боли родным и знакомым бродили незнакомые люди.
   - "Ты гляди-ка..."
   Люди были разодеты в средневековые доспехи, и выглядели уверенными в своих силах.
   - "На вояк похожи".
   Сашка выключил портальную установку и надолго застыл продолжая смотреть немигающим взглядом на голую стену, мысли были гнетущими и невеселыми.
   - "Кончилась халява..."
   Незнакомцев было 12 человек, один из которых был судя по всему пленником.
   - "Хороший шанс наладить контакт с аборигеном".
   Мысль была безумной, что он мог сделать этим людям, он - человек не зарезавший за свою жизнь даже курицы. Однако, у него было средство от страха и портальная установка.
   - "Что если проглотить несколько таблеток, небось не умру. Уменьшить окно, меня с той стороны видно не будет, зато для меня сплошная выгода - расстреливай как в тире..."
   - "Нужно выпить для храбрости".
   Первый раз Сашка напивался не ради поддержания дружеских отношений и не ради обчества, в этот раз он пил по собственной воле.
   - "Первый и последний раз пью. Обещаю..."
   Стакан самогона ушел легко, огурец захрустел во рту, а в голове бился целый сонм колючих мыслей. Сашка быстро вытряхнул из спичечной коробки пару таблеток, он давно носил запас Озверина в таком вот виде, дабы не привлекать ненужного людского внимания.
   - "Ну... с Богом..."
   В этот раз Озверин пошел непривычно сильно, все тело потряхивало от легкой дрожи нетерпения. Костюм Сашка надевал скорее по привычке чем по необходимости.
   - "Давно пора выходить без костюма. Трус, он и в Африке - трус".
   Снарядив патронами пистолет, он сгреб в кулак еще с десяток патронов про запас и с странным злорадством включил установку.
   - "Удивляюсь что они с этими таблетками весь Афган не грохнули, или не на всех так влияет?"
   Окно выхода Сашка расположил под углом, так чтобы смотреть на своих врагов сверху.
   - "Они то будут искать противника по своей плоскости, не додумаются поглядывать в воздух над головой, да и не видно меня..."
   Окно Сашка уменьшил до размера 50 на 50 сантиметров, ровно настолько чтобы видеть в кого стреляешь, и чтобы была возможность уклониться от ответной стрелы, если конечно будет такая. Сашка встал сбоку от окна, чтобы не попасть под чужой огонь.
   - "Начну с часовых".
   Недалеко от спящих расположились трое людей с луками. Мужчины следили за окрестностями сохраняя безмятежную уверенность и спокойствие.
   - "Профессионалы, похоже на то".
   Пистолет в руках грохнул неожиданно даже для Сашки, казалось руки парня начали жить своей независимой жизнью. Часовые падали как в замедленном кино, каждый выстрел был в упор и без шанса на промах. Сашка быстро бегал от установки к окну и обратно, быстро передвигал окно к людям и возвращаясь начинал свой расстрел, после чего вновь бежал к установке чтобы задать новое расположение окна.
   - "Ого, и магия есть", - равнодушно отметило сознание стену внезапно появившегося пламени. Стена огня ушла в безопасную сторону.
   Руки автоматически заряжали несколько раз разряженный пистолет, пока внезапно для изобретателя тело само не шагнуло в расширившийся проход.
   - "Точно, нужно сделать контроль", - холодная мысль поднялась из внутренних неведомых глубин, поднялась так же как и безрассудство и азарт расстрела беззащитных средневековых дикарей.
   - "Этот Озверин страшная вещь..."
   Следует признать в этот момент больше всего в этом мире Сашка боялся именно себя. Руки вновь перезарядили пистолет и Сашка осознал что добиты всего девять лежащих человек.
   - "Двое убежали, ну и хрен с ними".
   Ноги сами понесли к телу пленника, а палец на курке пистолета предвкушающе затрепетал. Сашка через силу затормозил и медленно снял палец с курка, борьба с собственными реакциями заняла несколько минут, а в ушах стучали тысячи молоточков.
   Воздуха не хватало, легкие начали судорожно сжиматься и Сашка был вынужден поспешно раздеться. Просунув голову в спинное отверстие он освободился от шлема с панорамным стеклом и с удовольствием снял с себя дыхательную маску, с наслаждением вдыхая свежий воздух другого мира.
   - "Блин..."
   Пленник испуганно закатил глаза и затрясся всем телом, падая в обморок. Сашка оглянулся, ничего страшного он не увидел.
   - "Чего это с ним а? Ладно, завтра об этом подумаю".
  
   Попытка уснуть ничего не дала, поэтому Сашка занялся более важными насущными вопросами. Во дворе крепости паслись три десятка лошадей, очень здоровых и крепких средневековых лошадок.
   - "Оставлю там пару штук для себя и пленника, штоб было на чем ездить до местной деревни. Глядишь если из воздуха не появлюсь никто с дрекольем на меня бежать не будет, а то нервные там все".
   Проводка скотины через портал прошла буднично быстро. Сашка даже успел раздеть мертвяков и немного покопаться в трофейной поклаже. Не забыв накормить оставшихся лошадок свежим сеном.
   - "Хорошие доспехи. Но надо бы убрать от греха подальше, как бы этот пленник меня не зарезал ненароком".
   Пленник пришел в себя и не замедлил вызвать к себе интерес Сашки. Процедура знакомства обогатила обе стороны знанием имен.
   - Александр.
   - Ksandr, - пленник тут же ткнул в себя пальцем, - Kleymor.
   - Клэй, - согласился Сашка безбожно сокращая незнакомое для своего слуха имя.
   - Kley, - грустно повторил парень в рваной одежде, устало взирая на трупы своих мучителей.
   - Ок.
   - "Чего мне теперь с ним делать? Утро вечера мудренее, может сбежит, туда ему и дорога..."
   Пленник на следующий день не сбежал, и не выказывал даже и намерения куда то бежать.
   - "Вот ведь, тля на мою шею. Корми его теперь".
  
   - Мам. А кто у нас в селе самый авторитетный человек?
   Вопрос был не праздный, появление у Сашки сразу 26 лошадей ставило его в разряд одного из богатейших людей деревни. И одновременно настраивало против него всех кто был победнее, а таких хватало. Он уже чувствовал как меняется отношение к нему с нейтрального на скажем так более негативное.
   - "Могут и пожечь".
   Второй проблемой была легализация. Если с камнем никто вопросов не задавал, в конце концов все видят что в гости к Сашке ездят военные, то с появлением целого табуна лошадок было сложнее. Справок и паспортов на животных у него не было, а значит значительную часть скотины придется сбыть сельчанам. И желательно чтобы эти люди имели вес.
   - "Нужно заводить более плотное знакомство с ключевыми людьми".
   - Михалыч не последний человек, - про этого человека Сашка уже знал, именно с ним и договаривались по поводу цистерны. Крепкий мужичок, у себя на уме.
   Разговор с Михалычем прошел в позитивном ключе, свидетелем переговоров был Игнат которого Сашка привел в качестве моральной поддержки. Вести торг с потертым жизнью шестидесятилетним мужиком было сложно, Михалыч так и норовил придавить авторитетом или волевым взглядом. Тут Сашка все чаще уходил в глухую оборону и делал вид что ничего не понял, и вновь выдвигал свои предложения как будто не слышал собеседника.
   В итоге обе стороны расстались на волне легкого недовольства. Сашка был недоволен от ощущения что сильно продешевил, Михалыч с сожалением о том что не удалось получить все за бесценок.
   - "Жаль не было другого выхода".
   Двадцать лошадок ушло в хозяйство крепкого фермера Михалыча. В хозяйстве Сашки осталось 6 лошадок, но самых лучших. В обмен Сашка получал сеялку и плуг к трактору, сам трактор, какой именно марки он так и не понял, но сказали что на ходу.
   - "С паршивой овцы хоть шерсти клок".
   Дальше Сашка получал водяной бак на 10 тонн для летнего полива, считай своя водонапорная башня будет. В довесок шла германская сравнительно новая походная душевая кабина, набор из походных туристических котлов. Слесарный инструмент и старый токарный станок. Печатная машинка и набор музыкальных инструментов местного разграбленного дома культуры, последних хватило бы для целого оркестра.
   Кроме этого молодому сельчанину переходили 4 молочные не старые коровы, правда без телят. И самое главное большая тарелка для спутникового телевидения.
   - "Тарелка это да... пора приобщаться к цивилизации, глядишь и к интернету придем со временем".
   И все же Сашку не покидало ощущение что его злостно надули.
   - "С другой стороны чего мне жалеть, вчера еще о лошадках не мыслил, а тут уже столько добра получил на халяву. Сколько ее тут было этой скотины... да и не нужна она мне в таком количестве".
   Старую лошадку Сашка отдал соседу Игнату, бесплатно. Очень уж приглянулась скотинка жалостливому дедку.
   В ходе этой торговли и по мере получения новых предметов обихода, Сашка буквально кожей чувствовал как его статус в деревне растет как на дрожжах. Не малую роль здесь сыграл и Михалыч, он не знал что именно сказал сельчанам мужичок, но отношение соседей резко изменилось с настороженного на более одобрительное.
   - "Видать думали я угоном скота промышляю", - и в самом деле откуда у вчера еще бедного парня могло оказаться столько скота, все это вызывало подозрения, что тут сказать даже родная мать нет-нет да смотрела на него странным взглядом, - "в следующий раз надо быть осторожнее с трофеями".
   Одну из коров Сашка предложил отдать в часть, конечно не бесплатно, наша армия структура сказочно богатая, какая уж тут благотворительность. Антон раздумывал недолго, свежее натуральное молоко в части это здравая идея, да и малолетних детей у офицеров хватает.
   После рассмотрения вариантов и ряда встречных предложений, Сашка потерял целых две коровы, что должны были скоро отелиться, как обещал Михалыч, ну да будет все это на его совести. В ответку Сашке сгрузили 9 больших ящиков с тушенкой и сгущенкой. Все разумеется свежее. Глупые вопросы о том "а что будут есть солдатики" Сашка не задавал и радостно помалкивал. Торг был удачным, тушенка и сгущенка товар ликвидный, первое в селе идет наравне с водкой.
  
   Пленник все не уходил, продолжая поправляться на дармовых харчах, отчего Сашка молча злился но продолжал сохранять терпение. В думах как сделать пребывание Клэя выгодным для своего не бездонного кошелька, Сашка провел несколько дней, пока не понял что именно следует сделать.
   Букварь по которому учился еще сам Сашка нашелся быстро, и обучение языку аборигенов началось. Время проводимое в этом мире приходилось тщательно дозировать. Не хватало еще нечаянно остаться в другом мире по причине отключения генератора. Отключиться он мог прежде всего после выработки топлива. Поэтому Сашка постоянно был в тонусе, контролируя себя по наручным часам, которые пленник считал за некий магический артефакт, разубеждать пленника Сашка не пытался, Клэй считал его кем-то вроде мага, он помнил как тот отреагировал на обычную зажигалку.
   - "Пусть боится, авось и не будет бузить".
   В один из дней к Сашке заявился сосредоточенный Михалыч.
   - Приветствую Сашка.
   - И Вам не болеть, - "чего это он явился, или сделку хочет в обратку увести..."
   - Разговор есть. От Обчества. Хотим обе дороги в деревне твоим камнем замостить, чисто как в Древнем Риме. Долго стоять будет такая дорога. Чтоб по весне и осени в грязи не купаться, будем как буржуины европейские по человечески жить, с нормальными дорогами, хотя бы в селе.
   - Это хорошая идея....
   - От тебя значится требуется материал. А от обчества будет вспомоществование тебе и по хозяйству и по жизни. Как считаешь полезная ли придумка у нас получилась?
   Михалыч хитро прищурил взгляд окидывая бегающими глазами Сашку.
   - "Дороги и мне выгодны, лишь бы работать не позвали, пусть сами горбатятся".
   - Камень весь отдам. На общество мне не жалко. По человечески жить и мне хочется. Вот только помочь не смогу, нужно коровник строить новый...
   - Добре. Как-нибудь сами смогём. Нам бы только камешка, больно хорош он у тебя.
   - Берите. Если надо я еще сделаю. Только вот цементу куплю. Дорогой он, - Сашка сухо бросил намек, и встретился глазами с переговорщиком, Михалыч смотрел с искренним одобрением.
   - Цементу завезем. Тута на базе военной стройка идет, - "гляди-ка не только у меня тут связи с вояками, хотя... Гришка... вот ведь, всех на базу завязал, кумовство так и цветет".
   - В мешках везите, мне рассыпной некуда складывать, боюсь попортить качество.
   Весь следующий день ворота в Сашкин двор были раскрыты настежь.
   - "Много камня берут, сколько в этой улице метров-то. Километра два от околицы до околицы и умножаем на два, две улицы, должно хватить... но придется тащить из того мира, выгребать до конца".
   В том мире оставалось всего несколько сотен камней. Сашка открыл проход, и подхватив ставшую неотъемлемой частью инвентаря тачку ринулся перевозить остатки стратегического материала.
   Каждый следующий поход за камнем был как ножом по сердцу, и Сашка становился все мрачнее и мрачнее. Беспроблемный источник доходов заканчивался, а значит и заканчивалась такая сладкая безопасная пора.
   Сашка часто бродил по крепости рассматривая ее и так и эдак. Камень в стене невозможно было выбить, он уже пытался - это было бесполезно.
   - "Эта хрень может выдержать выстрел из пушки, гадство".
   Но выход нашелся, булыжник под ногами тоже можно было использовать. Сашка вывез с собой несколько тачек с содержимым, но к сожалению булыжником никто в деревне не заинтересовался. Кое-кто взял немного на то чтобы проложить дорожки-тропинки в огороде. И на этом все.
   Камня на дорогу хватило впритык и Сашка был этому безумно рад. Не хватало чтобы народ обиделся на него в таком важном для авторитета деле.
   - Больше камня не будет, машина для формовки сломалась, а новая мне не по карману. Итальянская была, - Сашка соврал не моргнув и глазом, клиентура приняла ответ к сведению и полноводный поток покупателей быстро превратился в мелкий ручеек.
   Итогом всей этой операции стало полное вхождение Сашки в деревенское общество, интеграция прошла безболезненно и при полном одобрении деревенских граждан, отныне Саша был не просто "свой", в какой-то мере он стал "авторитет". Поверьте на слово на селе категория авторитета, признаваемая людьми в возрасте имеет свою ценность, особенно если этот самый авторитет молодой парнишка лет двадцати от роду.
   Сашка впервые пришел без тачки и костюма, одев для выхода одежду местных аборигенов.
   - Это твой замок?
   - Да, это мой родовой замок, точнее был родовой замок, - Сашка уже неплохо понимал местную речь.
   - "Ну и терпение у этого парня, я же все-таки его замок разбирал по кирпичику... опасный тип".
   В замке уже не было ничего интересного на продажу. Поэтому Сашка нацелился на окрестности замка.
   - "Пора раздвигать границы мира", - амбар в родном мире был заполнен под завязку, последние дни сельчане несли старые полезные вещи уже бесплатно, эта была своего рода благодарность за участие в стройке дорог деревни. Что тут сказать, такое отношение грело и было приятным.
   Товара на обмен было много и весь он был эксклюзивным, что значило что аналогов в этом мире ему не было. А значит можно было начать выгодную торговлю.
   - Ты, - Сашка ткнул в сторону аборигена, - ты и я...
   - Да?
   Клэй был заинтригован и это было уже не самое плохое начало переговоров.
   - Торговля, - выдохнул землянин и задумался не совершает ли он ошибки, - "да что может изменить в этом мире груда старого металлолома?"
   - Торговля?
   - Торговля. Я дам тебе вещи которых нет в этом мире. Ты дашь мне то, что я пожелаю. Ферштейн?
   - "Ну давай, теперь все зависит только от тебя. Не зря же я тебя кормил все это время..."
   - Господину демону нужны души?
   - "Вот идиот".
   Сашка был разочарован, он все время предполагал что туземец отличался высоким уровнем развития. Сравнительно высоким уровнем. И вот такой облом.
   - "Проклятье, все зря. Средневековый дебил".
   - Торговля, - паренек по имени Клэй быстро протянул руку и неожиданно крепко пожал Сашкину ладонь. При этом выражение лица паренька буквально дышало аристократическим высокомерием.
   - "Как будто встреча высоких сторон в Тегеране. Прикольно получилось..."
   - "В Багдаде все спокойно? Пора разбудить эту глухомань".
   - "Главное не получить по шее..."
  
   Рыбалка как много в этом слове. Слово не воробей - вылетит не поймаешь, так и Сашку словили на слове, пришлось отправиться с соседом и поучаствовать в этом не побоюсь этого термина - священнодействии. Рыбалку местные жители боготворили, и случись Сашке всерьез отказаться от подобного похода - не одобрили бы подобного антисоциального поведения.
   Потому и пылили оба человека пешкодралом, за несколько километров к местному озеру Круглое. Питал данную водную достопримечательность один из мелких притоков Оби. По слухам здесь водились даже редкие ценные виды рыбы, особенно ценился местный осетр.
   - "Могли бы и верхом на лошади или на велике смотаться туда и обратно", - недовольство Сашки росло, но никак не проявлялось внешне, наш герой был интроверт, поэтому все свои чувства старался держать при себе, не афишируя отношения к окружающему миру без лишней надобности.
   Рыбалка прошла по мнению новобранца в пустую, они не столько ловили рыбу сколько выпивали по разному поводу, отказать соседу было нельзя "или я спиваюсь, или это доказательство моей бесхарактерности". Пойманы были несколько мелких ершей и один средних размеров окунь, никакими осетрами тут и не пахло.
   - "А жаль, в хозяйстве отличная закуска была бы..."
   За эти месяцы сельской жизни Сашка сильно изменился даже внешне, теперь это был молодой человек смотрящий на мир с хитрой прищурью. И этим своим новым видом он абсолютно никак не отличался от других местных жителей. По местным меркам Сашка незаметно для самого себя попал в разряд "потенциальных выгодных женихов", другое дело что самые молодые невесты были возрастом как минимум старше Сашки вдвое, а то и втрое. Но это было дело "поправимое", как тонко намекнул дед Игнат.
   - Вот приедет молодежь на побывку с учебы, глядишь и невеста появится...
   О невесте Сашка думал в последнюю очередь, не нужно было ему таких проблем со "слабым" полом. Долгое проживание с родителями обогатило натуру молодого человека огромным багажом знаний о прелестях семейной жизни.
   - "Да ни в жисть".
   Местная молодежь грезила роскошью городского мира, даже на летние каникулы из более чем трех десятков студентов явилось лишь несколько человек и то всего лишь на 2-3 дня, ровно для того чтобы набить сумки продуктами и немного отоспаться от городской суеты.
   На фоне этого "правильного" отношения к жизни фигура самого Сашки выглядела очень странно. Правда тут следовало признать, что в отличие от молодого поколения старое и более умудренное жизнью сообщество Николаевки воспринимало Сашку и его причуды исключительно в позитивном ключе.
   Уже несколько раз Сашка слышал от деда Игната задумчивые вздохи "эх, мне бы такого внука, повезло Василию..."
   Вспомнились слова деда, он часто любил делиться своими мыслями с малолетним внуком.
   ...сельские люди - вот соль земли. Городские это как перекати поле. Нам же бежать некуда, нас земля держит, мы как лес с глубокими корнями. Поэтому и земля наша на нас, на сельских людях держится, а когда не станет нас, тогда и оторвется народ от святой земли и сгинет... землица то понимаешь она живая, она нас как мать питает, и никому мы кроме нее не нужны. Не предавай землицу и она вознаградит, последнее отдаст, с голоду не даст отощать и помереть, смертное тело нальет здоровьем. Вот такая как видишь жизнь. Это понимать надо...
   И Сашка понимал, вся эта молодежь впустую прожигала свою жизнь гоняясь за несуществующими миражами, в то время как он пускал корни. Пусть его корни еще не были так глубоки, как у деда или других местных безо всяких ковычек мужиков, но он старался изо всех сил.
   Возвратились домой уже к ночи, приходилось поддерживать пьяного старика под руку, поэтому 5-6 километров дороги растянулись в долгую вечернюю прогулку под стрекот невидимых сверчков.
   Сашка если честно признаться уже привык к своему товарищу, с дедом Игнатом было хорошо и приятно, в чем-то этот человек занял для него место его родного деда. Такой же крепкий и с хитринкой, такие люди ему нравились.
   - "Нужно будет узнать когда у него день рождения, все таки близкий человек, каждый день по нескольку часов вместе проводим".
   Строительство коровника и новой бани уже завершилось, при немалом содействии деятельного соседа. Правильно говорят с соседями надо жить душа в душу, такие люди могут быть ближе родственников, та родня еще где, а эти люди рядом и всегда придут на помощь.
   - "Смешно получилось", - спутниковую антенну установили, но вот телевизора чтобы смотреть эту красоту не оказалось.
   А менять скотину на старые советские еще девайсы Сашка категорически не захотел, его невидимая жаба начала прыгать на груди столь сильно что чуть не удавила нашего героя насмерть. Так что покупку нужной вещи пришлось отложить. Но они не сильно горевали. Сам Сашка уже привык жить без телевидения, а бабушка так и вовсе не привыкала к этому творению человеческого дьявольского гения.
   Утро следующего дня началось поздно, проснулся Сашка глубоко за полдень. Выйдя во двор и помывшись, он не сразу обратил внимание на появившуюся у раскрытой калитки незнакомую тетку.
   С тех пор как в деревне появились каменные заборы, появилась традиция держать ворота и калитки открытыми, как символ готовности принять гостей.
   - Хозяин тут, - толстая баба с огромными кустистыми бровями хмуро взирала на голого одетого только в трико Сашку.
   - Я тут хозяин, - неожиданно жестко даже для самого себя ответил парень, настороженно взирая на странную женщину.
   - За воду платить когда будете? Уже год не платите, отключать будем завтра, - от такого напора Сашка даже немного опешил.
   - "Так... мамка позабыла оплатить, понятно... возраст берет свое".
   - Сколько мы должны?
   - Семь тысяч с копейками, - в этот момент женщина была похожа на бойцовского бульдога.
   - "Вот ведь, все в нашем государстве за деньги, вурдалаки..."
   Злился Сашка больше по привычке, ибо сам и пальцем не стукнул бы за просто так, поэтому диктат экономических отношений воспринимал как должное.
   - "Как бы и не мошенница, проверить бы".
   Деньги в заначке были, сумма привезенная еще с Новосибирска и небольшой остаток от собственных средств. Но перестраховаться тоже не помешает.
   Захватив кошелек с деньгами Сашка подхватил женщину под руку и посетил с ней сначала соседа Игната, а после того и Михалыча, как оказалась тетку эту все знали, и она действительно имела право собирать оплату, для чего ему было предъявлено удостоверение сотрудника организации водного хозяйства.
   Скрипя сердцем пришлось расстаться с горячо любимыми накоплениями, но по крайней мере теперь никто не грозился отключить им воду. Вернувшись домой с квитанцией Сашка бросился проверять все счета. Немного позже он облегченно вздохнул, все налоги на землю и имущество были уплачены в срок. Долгов по свету также не было, их как выяснилось вычитали прямо из пенсии бабушки.
   - "Неприятный сюрприз с утра".
   Начавшийся день продолжил "радовать" событиями, в курятнике была порвана сетка ограды, Сашка недосчитался более десятка кур, его хозяйство с визитом вежливости навестила лиса.
   - "Ууууу..."
   Сейчас он разбил бы череп этой животины без всякого Озверина. Все эти трудности были предопределены. Слишком много стало скотины в хозяйстве рачительного хозяина. Слишком много сил и времени отнимали уход за всем что удалось приобрести в эти дни.
   - "Придется нанимать работника, сами не справимся, эдак мне на тот мир всего час-два времени остается, того напои, этого накорми, там говна убери, здесь полей, там перенеси и так далее и тому подобное... надорвусь один".
   Тут нужно понять особую специфику ведения хозяйства в России. Работник "всегда" не заинтересован в процветании своего работодателя. Может виновата зависть, может другие великие чувства, но на чужого батьку у нас будут работать спустя рукава и максимально халатно, либо если кара за неправильные действия слишком строга то работать будут ровно так как обязывают инструкции. А это значит никакого фанатизма или инициативы, от звонка до звонка с тщательными перекурами и смакованием времен безделья.
   - "Это я разорюсь над душой стоять и контролировать, да и разозлятся", - злить работников на Руси тоже плохая идея, чревато многочисленными проблемами, у нас народ мстить любит и получает от этого ни с чем несравнимое удовольствие.
   Доверять можно только кровно заинтересованным людям, близким родственникам или соседям-собутыльникам. Эти всегда в интересе чтобы у тебя все было пучком. Жестоко, но такова правда нашей жизни.
   От подобных трезвых мыслей резко разболелась голова, да и вчерашняя попойка не добавляла здоровья. Размышления по теме заняли несколько часов но выхода не находилось, и в итоге Сашка был вынужден обратиться за советом к маме.
   - ... нужен. Без помощника по хозяйству никак. Тебе надрываться нельзя, а я один не справляюсь. И продать скотину нельзя, пригодится, да и хватит впроголодь жить.
   - Есть такой человек. Сенька, мой племяш. Как жена с детьми разбилась в аварии, так и пьет не переставая, уже и квартиру пропил, только он в Томске живет. У друга на даче.
   - "Племянник?"
   У бабушки была старшая сестра которую Сашка никогда не видел, видимо это был ее сын.
   - "Человек не чужой. Нечего ему на даче у друзей гнить, пусть свое хозяйство поднимает. Где родился там и пригодился. Будет при родственниках, в тепле и уюте, нечего бомжевать, недолго уже осталось до этого. Пить хочет - пусть пьет, но под приглядом. Контролировать будем..."
   - Собирайся мам, я твоего племяша не знаю. Привезешь его сюда. Денег дам 15 тысяч и на дорогу, отблагодаришь друзей его за то, что на улицу не выгнали. Мы тоже люди с понятиями.
   Спровадив Людмилу Андреевну он остался на хозяйстве в одиночестве. Скотина была напоена и накормлена. В доме было чисто и прохладно. Закрыв ворота на засов, Сашка проверил в доме все электроприборы типа холодильника и водонагревателя, и окончательно успокоившись заперся в гараже.
   Его иномирный приятель уже неделю как не находил себе места, все спрашивая и задавая один единственный вопрос - "когда мы поедем в деревню". Прежде чем предлагать свой товар Сашка хотел прицениться к тому - что именно может вызвать его интерес у местных жителей. Ехать наобум было глупо и опасно.
   - "В этот раз еду не абы как", - результатом меновой торговли стали не только скотина или подвижной транспорт, появилось и добавочное оружие.
   В собственности Сашки появился обрез, это был обрубок охотничьего ружья Иж-27. Обрез был двуствольным с вертикальным расположением стволов, с единым курком спуска, позволяющим вести попеременную стрельбу дробью. Страшное оружие в умелых руках и еще более страшное в неумелых.
   Патронов с дробью было не мало, если точнее то целый оцинкованный ящик. Учитывая что оборот обрезов в России запрещен законом, сделка прошла в тайне, и обе стороны торга остались довольны итогами переговоров.
   Новое оружие и патроны Сашка хранил исключительно в ином мире, куда также перенес и наган с боезапасом. Мысль о подставе не покидала подозрительного юношу, поэтому он решил подстраховаться максимально возможным безопасным способом. Да и в ином мире не было экспертов способных оценить смертоносность этого вооружения.
   - "А раз не знают, то и не украдут".
   Поверх местной одежды были натянуты пояс с мечом и кинжалом, и подходящая по размеру кольчуга. Возвращать средневековое вооружение в тот мир он пока не собирался. Вся амуниция лежала сложенной в снарядные ящики внутри гаража.
   - "Лежит и пусть, кушать не просит".
   Еще не известно было насколько можно доверять этому Клэю. Обещать можно все что угодно, вопрос в том что заставляет человека держать свое слово, пока подобных факторов сдерживания Сашка не видел, поэтому предполагал худшее и всячески опасался своего проводника.
  
   Блажен не знающий, ибо не ведает истинной сути окружающего мира. Из замка Шато выехали две фигуры. Выехали верхом на крепких лошадках ведя за собой запасных скакунов полных сил и накопленного животного задора. Во главе небольшой процессии следовал явный аристократ, о чем говорила бледная белая кожа и свойственные всем аристократам тонкие черты лица.
   Спутником знатного молодого человека был парень с чистым и загорело-сухим лицом. На обветренном лице незнакомца не отражалось чувств или мыслей, казалось верхом на гнедом скакуне застыла гранитная скульптура времен расцвета империи. Оба человека почти не разговаривали в пути, прерываясь лишь на внимательное изучение пустынных каменистых окрестностей замка.
   В округе замка проживало около пяти тысяч человек, и это был интересный народец. Сотня лет борьбы с неупокоенными превратила этих людей в аналог живой стали. Кто мог бы выжить в этих местах на протяжении всех этих голодных лет?
   Несчастных лет, что несли только голод, смерть и многочисленные болезни. Времени, когда о самом существовании этих людей забыли все, даже сборщики налогов не заглядывали в эти глухие места. Их забыли прежние хозяева, забыли власти и соседи. Но их не забывали бродящие вокруг недобитые монстры и поднятые Некромантом мертвецы.
   Когда то они сделали выбор, этот выбор был сражаться за род ле Вьен. С тех пор война в этих местах не заканчивалась, она собирала свою дань, кровавый налог, каждый год и каждый день. В эти дни этот взнос не был таким кровавым как в драматическом прошлом, но битва продолжалась. Для них еще ничего не закончилось. Время принятых решений и время расплаты.
   Люди проживали в нескольких поселениях более похожих на воинские форты. Это были - Медвежье, Южное, Охотничье и Бергнам. Последнее поселение было названо в честь великого охотника Бергнама.
   Охотники давно заметили неспешно едущих в направлении ближайшей деревни незнакомцев, и сообщили о приближении людей так быстро как смогли. Наблюдение за странными людьми дало много пищи для ума, особо важным происшествием можно было считать попытку нападения на второго всадника ледяного волка.
   Тварь выметнулась буквально испод ног лошади намереваясь укусить человека за ногу и стянуть его с седла, эти существа знали как нужно бороться с всадниками.
   - "Конец ему..."
   Так решили для себя наблюдатели и были не правы. Раздался гром и волчью тушу отбросило далеко назад. Ледяного волка убило мгновенно, и это удивляло, как никак это была одна из самых живучих тварей пограничья.
   - Это маг...
   Лидер охотников произнес свое заключение вслух медленно и мрачно. То что второй всадник был магом или колдуном, а разница значения не имела, было существенной деталью... это меняло многое, если честно это меняло - все.
  
   Деревня начала нравиться Сашке уже издалека, массивные стены и шпили зданий за каменной оградой. Это была не просто деревня, по сути это был небольшой и крепкий средневековый городок.
   - Как называют это место?
   - Не помню уже, кажется это Южное, - воспоминания о прошлом не приносили Клэю радости и счастья. Будущее знакомство с людьми чье жалкое прозябание было следствием поступков предков и родственников не обещало приятных чувств.
   - Хорошее название.
   Сашка был немного не в себе, три принятые таблетки заставляли кровь бурлить и выплескивать энергию через глаза, органы слуха и обоняние. Еще никогда он не слышал так отчетливо и пронзительно.
   - "Величие фармацевтики не передать словами", - уважение Сашки к достижениям отечественной науки росло как на дрожжах. Чего стоило только происшествие на дороге. Он почувствовал запах этой твари задолго до атаки. Это был запах гниющей псины.
   - "Мерзкий запашок".
   Выстрел из обреза поставил точку в существовании этой образины. Не должны такие страхолюдины портить воздух этого мира, да и любого другого тоже. Собственная реакция удивила больше, время и воздух замедлились превратившись в густой кисель, но Сашка смог тщательно прицелиться и нажать на курок.
   Никакого страха, лишь приятный осадок и желание повторить авантюру. Кажется это называется охотничьим азартом. Ворота в стене поселения были открыты, невдалеке можно было заметить парочку вооруженных местных, выполняющих обязанности охраны.
   - "Ну правильно кого им тут бояться, со стен далеко видно, ворота закрыть всегда успеют, а два человека это не опасность, если только не маги, но от магов запираться смысла мало, эти и так пройдут с воротами или без них".
   Также как и в замке в селении преобладали каменные постройки. Было видно что стиль строительства относится к одному временному периоду, да и создатели-строители скорее всего были одни и те же.
   Улицы были узкие, но прямые, народу несмотря на середину дня было не видно, разве что несколько ребятишек в рванине бегали туда сюда играя в догонялки.
   - Рынка тут нет?
   - Лавка должна быть, селение не маленькое.
   То что не маленькое Сашка видел и своими глазами, в такой деревеньке могло жить от 800 до 1,5 тысяч человек.
   - "Или все десять тысяч", - в период расцвета это был средних размеров городок, о чем говорило множество пустующих полуразрушенных зданий. Чем ближе к центру тем больше встречалось домов имеющих жилой вид.
   Сашка положил руку на надежный как часы обрез, ему было чем ответить на собственные страхи и подозрения.
   - "Пусть только попытаются - врежу так что мало не покажется, будут отскребать дробь от позвоночников".
   На самом деле он не был таким жестоким, это была своего рода форма аутотренинга и настройка на возможные неприятности. Легче справляться с неожиданностями если ты к ним подсознательно, а еще лучше сознательно готов. Вот и Сашка настраивался на неприятности заранее. Было у него некое предчувствие жареных событий, нечто что ощущалось на уровне седалищного нерва.
   - Давай спешимся, - предложение Сашки заставило спутника поспешно слезть с лошади. Все приказы землянина туземец старался выполнять так быстро насколько было вообще возможно. Даже пожелания воспринимались как приказ. Сашка подозревал что абориген боится его, принимая за кого-то другого, например за "демона" о котором уже приходилось слышать.
   - "Ну и пусть, боится это хорошо, бояться меня надо..."
   Он и сам не верил в то, что творил в этом мире несколько недель назад. Убить 9 живых человек. Это были не какие-то там паршивые бешеные собаки или чумные крысы, а настоящие люди с собственными мечтами и желаниями, может их любили их матери и дети, ждали любящие жены и невесты, а он взял и просто так их убил. И спокойно спит и ест, и не помышляет о том чтобы терзаться сомнениями или позывами совести. И где спрашивается справедливость. Трупы убитых гниют в расщелине недалеко от замка, их телами питаются птицы, а Сашка процветает, и мир живет дальше, забыв о неудачниках, вывод - если вам не повезло, то это ваша личная трагедия.
   - "Жизнь жестокая штука", - Сашка вообще не воспринимал себя убийцей, казалось он смотрел на собственные действия со стороны, как будто этих людей убил кто-то другой. Он даже спал спокойно и имел при этом хорошие приятные сны, кошмаров ему не снилось. Он получал в эти дни лишь приятные эмоции, почти не вспоминая о собственных прегрешениях. Жизнь складывалась самым удачным образом, каждое утро начиналось с вкусной пищи и планов на этот день. Это были простые крестьянские радости.
   - "Чего еще с них можно поиметь", - Сашка прикидывал какие товары или ценности можно будет получить с этих людей. На богатых и процветающих богачей они не походили ни в коем разе.
   Прежде всего нужно было узнать о наличии продуктов, как оказалось продовольствие было самым выгодным для продажи товаром. Еду возьмут не только в своей деревне, но и в других соседних поселках, да и о вояках забывать тоже не стоило, эти поесть завсегда рады.
   - Давай спросим, - Сашка показал рукой на стоящего впереди мужчину, это был человек лет сорока, одетый как охотник, о чем говорили торчащий из-за спины колчан и длинный охотничий лук без тетивы в руках. Из оружия на мужчине присутствовал лишь кинжал.
   - "Меча нет. Или меч тут только дворяне носят?"
   Сашка нацепил на себя самый лучший меч из найденных. Это был длинный клинок метровой длины с синими разводами на лезвии. Как сообщил Клэй эта вещь стоила очень дорого и была предметом статуса. Простые воины такие клинки не носили, и Сашка не будь дураком, гордо нацепил на себя этот продукт местного военпрома.
   Никогда еще на его поясе не было столько оружия. Здесь были кинжал и меч в ножнах, а также кобура с наганом. На правом бедре крепилась длинная кобура под обрез, прежний хозяин был любителем функциональности и удобства в использовании оружия. В браконьерском деле быстрый доступ к оружию - это главное.
   Поверх кольчуги Сашки крепился крест на крест патронташ с боезапасом набитым дробью. Патронов хватило бы на затяжной бой, да и в рюкзаке за спиной имелся запас на крайний случай. Подготовился к выходу он в этот раз просто замечательно.
   - "Чувствую себя как Элис в Обители Зла, та тоже всегда увешана оружием, а это приятное ощущение..."
   Знать что ты всегда можешь постоять за себя было приятно. И сейчас Сашка понимал почему многие люди выбирают карьеру военных. Оружие давало уверенность в себе и странную власть, власть быть собой и не бояться никого. Это была свобода.
   - ...ищем лавку.
   - Хромой Тэн болеет, - размеренно отвечал местный житель объясняя пришельцам очевидные для себя вещи, - лопар поранил, плохая рана... долго еще на ноги не встанет.
   - "Понятно, что ничего не понятно", - Сашка заметил как вокруг них появилось еще несколько мужчин, эти тоже были вооружены луками и стрелами, и стрелы эти лежали на тугой тетиве.
   - "Так и знал, что случится нечто подобное..."
   - Пусть ваши люди поберегутся пока я их всех не убил, - Сашка мог бы обратиться более мягко, но он еще не владел местным языком на должном уровне.
   В крови землянина как будто взорвались тысячи солнц, по жилам хлынули волны энергии и силы, сейчас он был готов расстрелять весь город, и лишь глубоко внутри, где-то под сердцем у солнечного сплетения скулила испуганная часть онемевшей личности. Сашка бросил свой зловещий взгляд на напряженно застывших с луками аборигенов.
   - Если я вас убью... это будет конечная смерть. Умрет не только тело, но и душа, - желание поизмываться над суевериями местных появилось из неоткуда. Сашка не знал, что в этот момент от его фигуры стали расходиться кругами хорошо видимые всеми волновые вибрации.
   - "Что я несу? Передоз..."
  
   - Господин Маг, простите этих дураков, они вас не так поняли, - из-за спины мужчины выскочила дородная женщина в возрасте с волевым подбородком, - ну-ка, разошлись все быстро!
   Окрик женщины огрел всех местных мужчин как огненный хлыст, лучники растворились в закоулках поселка уходя также бесшумно как и появились.
   - "Неужели пронесло?"
   Клэй с трудом подавлял свой страх и предчувствия скорой смерти. Рассказать местным жителям кто его товарищ он не мог. За такое могли не просто проклясть. Его собственное имя стало бы ругательством на устах людей. Он нисколько не сомневался что демон сможет воплотить свои угрозы.
   - "А как он убил ледяного волка - мгновенно".
   Недооценивать демона было опасно. Особенно такого как Ксандр, молодого демона.
   - "Молодые демоны они такие, шебутные. Им нужно завоевывать уважение и вызывать ужас. Убийство для них единственный способ роста силы. Если надо будет убить все Южное, то Ксандр это сделает..."
   - Так что именно хотели господа в Южном?
   Женщина была совсем не простушка. Клэй обратил внимание на очень умный взгляд и вызывающую линию губ незнакомки.
   - Мы жить в замок Шато. Это наш замок. Этот человек Клеймор ле Вьен - он хозяин замка, - демон по-хозяйски похлопал Клэя по плечу, и продолжил свою речь, - мы не заявляем свою власть на вас. Но нам нужны продукты и товары. Конечно мы все купим. Дорого и выгодно. Нам нужно знать что вы продаете.
   Последние слова демон произнес правильно и почти без акцента. Он всегда удивлялся способностям этого демона к обучению. Всего за несколько недель овладеть архейским на солидном разговорном уровне, это не каждому дано.
   - Господин Клеймор, - удивленно переспросила женщина, и устремила свои ясные глаза на фигуру худого князя.
   - "Да, я не похож на тех великих воинов и храбрецов ле Вьен. Я это не они. Смотри женщина на позор рода... теперь мы все такие... непутевые потомки когда-то великих людей..."
   - Хорошо, - женщина будто решила для себя какую-то загадку, - старина Тэн не единственный торговец в Южном. Следуйте за мной...
   Мужчины шли за проводницей нервно оглядываясь по сторонам, по крайней мере Клэй оглядывался с нервным возбуждением. Демон же все больше облизывал свои губы и злобно усмехался. Еще никогда князь не боялся своего спутника так как сейчас. Это существо могло начать убивать в любое мгновение, и ничто в этом мире не смогло бы его остановить.
   - "Создатель и боги да охранят нас".
  
   - Что ты видишь Милиндра?
   В темной комнате без окон были во множестве зажжены толстые внешне безобразные свечи. Тени падали на голые стены отбрасывая причудливые блики. В комнате было несколько человек, в основном это были женщины. Большинство взглядов было обращено на лицо молодой сидящей у стола с закрытыми глазами девушки. Закрытые веки сидящей трепетали, отражая беспокойное движение глазных яблок.
   - Двое. Едут от замка. Запах... этот запах...
   Две взрослые женщины в преклонном возрасте обеспокоенно обменялись взглядами.
   - К нам едут наше Прошлое и наше Будущее. Существо с чуждой магией... это не человек мира... это что-то другое. Я такого еще никогда не видела. Там летают железные птицы. Они оседлали огненных драконов, я вижу как выметается огонь из чрева этих чудовищ...
   Девушка забилась в дрожи и обмякла потеряв сознание, несколько женщин тут же подхватили ее на руки и отнесли на стоящую в углу кушетку.
   - Довольна ли ты Хиан?
   - Мы узнали слишком мало, - откликнулась седая женщина с усталым взглядом, - Курт сообщил не многое. Маг и аристократ едут к нам, и мы не знаем чего от них ждать. Даже один маг может натворить здесь дел, ты сама знаешь на что способны одаренные.
   - Стоит ли рисковать единственной Видящей ради подобных пустяков, - собеседница бросила мягкий упрек беспокойно изучая как хлопочут вокруг бессознательного тела девушки другие женщины.
   - Знание невозможно переоценить Лайла, мы и так продержались в изоляции более десяти лет. Кто мог предположить что у нас хватит сил?
   - Разве у нас был выбор...
   Женщины присели на скамью переходя на шепот, то о чем они разговаривали не должно было коснуться слуха простых людей.
   - Междоусобицы на равнине не стихают. Узнай кто о наших краях, и о том что здесь стало безопаснее... нужны ли нам новые хозяева?
   - Эти годы были тяжелыми, но мы были свободными, - Хиан согласилась с доводами подруги, эти мысли посещали не только мудрых женщин, в сходном ключе мыслили многие жители горной долины.
   - Перевалы Рогана, вот зачем они вернутся сюда. И принесут с собой все то, чего мы так все опасаемся...
   Несколько недель назад охотники подкараулили возвращавшихся от замка людей, это также были аристократ и его проводник. В тот день долина потеряла десяток своих защитников. Представитель знати был вооружен магическими амулетами как будто готовился к Последней Войне. Проводника опознали как потомка прислуги замка, слишком заметной была его внешность. Эти рыжие волосы были подобны клейму.
   Убийц завалили стрелами издалека, стреляло больше восьми сотен лучников, шанса выжить у них не было даже с помощью амулетов. В Южном имелась не только собственная Видящая, здесь также проживали три ворожеи древней магической школы Арсиах.
   - "Пусть мы не так сильны как маги и их амулеты, но заговорить пару стрел мы способны", - с удовольствием подумала Хиан.
   Арсиах была когда-то знаменитой на всю империю, пусть большинство послушников были девушками среди учащихся встречались и юноши. В момент битвы в долине оказалось несколько десятков последних представителей школы. Во всех поселках перевалов проживало более сотни потомков этих храбрых людей. Люди несшие в себе кровь основателей были стержнем сопротивления нежити в темные годы. Эти же люди встали во главе поселений в годы передышки и отдохновения.
   - "Но какой кровью удалось этого добиться..."
   Мир был заслужен большими жертвами. Неупокоенные бродили по всей округе, при этом не стараясь покинуть долину и уйти в равнины - это было персональное проклятие Некроманта. Эти кровожадные твари стремились извести население долины под корень.
   Мертвецы и измененные твари концентрировались в местах силы, особенно много их было в районах перевалов и знаменитых когда-то каменоломен. В одном из походов по очистке этих зловонных язв погиб отец Хиан. Погиб не один, в тот день долина недосчиталась больше пяти сотен мужчин. Средоточие было очищено и количество тварей в округе начало резко сокращаться. Период безопасности и относительной свободы дался дорогой ценой.
   С тех пор были очищены все остальные места скопления тварей. Каменоломни стали безопасны и если твари где еще и водились, то только на перевалах. О последних местные жители не задумывались, не до жиру было, да и смысла совать палец в осиное гнездо никто не видел. Количество мертвяков в перевалах исчислялось десятками тысяч.
   - "И слава Создателю что они сидят там и не кажут носа в долине", - от мыслей о возможном стало холодно, такого наплыва умертвий долина не выдержит, без всяких сомнений не устоит. Впервые за сотню лет численность населения поселений перешла через черту в шесть тысяч человек.
   - С магом лучше не ссориться, - заметила Лайла озвучивая очевидный вывод.
   - Они уже подъезжают к поселку, - если принятое решение правильное, то стоит поспешить пока не началось сражение. Стража Южного была приучена действовать жестко и быстро. И это могло стать прологом к изощренному самоубийству.
   - "Узнать бы насколько силен этот маг", - страх нарваться на подлинно сильного мага подстегивал к спешке, противостоять сильному одаренному куда сложнее чем закидывать стрелами простых людей с амулетами.
   - "Здесь пахнет большой кровью..."
   - Я займусь этим немедленно, - Хиан встретилась взглядом с членами Совета, она не имела права принимать решения единолично. Дождавшись поддержки в виде молчаливого одобрения она торопливо покинула темную наполненную ароматами свечных огарков комнату.
  
   Маг действительно был очень силен.
   - "Дикий?"
   Эти были еще более опасны, обладая от природы чудовищным запасом силы. Эти представители одаренных не применяли никаких плетений, заклинаний или чар, они били чистой силой и от этого их удар был еще страшнее.
   - "Самый неудобный противник - это дикий", - она помнила наставления отца, Дикий мог реагировать мгновенно, ему не требовалось время на подготовку чар или заклятий. Они обходились минимумом, главным было наличие мотивации, есть желание и сила и вот к тебе уже несется стена огня или же холода.
   - "Страшный враг..."
   Тем временем от мага пошли видимые всполохи расходящихся кругов силы. Подобное случалось когда одаренный начинал прокачивать через себя гигантские объемы силы.
   - "Идиоты".
   Случись убить мага во время набора силы и вся эта энергия ударит во все стороны, она помнила рассказы отца так же хорошо, как будто слышала их еще вчера. Сила ударит так сильно, что сотрет с лица земли весь поселок. Дикие самые опасные, смерть дикого это всегда смерть не только его одного. Посмертный выплеск всегда несет в себе такой заряд, что обращает в прах все живое на расстоянии в сотню локтей. Именно с этим был связан эдикт Императора, запрещавший Диким жить в городах.
   О диких в поселениях знали много, так как древний враг - Некромант тоже был из числа Диких.
   - "Чтоб ему икалось в его посмертии".
   - Господин Маг, простите этих дураков, они вас не так поняли, - Хиан постаралась сгладить конфликт переключая внимание обеих сторон на себя, мужчины из стражи знали ее полномочия, но ей пришлось пару раз прикрикнуть чтобы добиться более быстрого эффекта, - ну-ка, разошлись все быстро!
   - Так что именно хотели господа в Южном?
   Лучше бы она не спрашивала, ответ ей не понравился. Этот худой мужчина с потухшим взглядом представитель рода ле Вьен? Когда-то она как и все девочки долины мечтала об этом моменте.
   - "Больно когда мечты обращаются в прах", - Хиан была сильным ментатом, поэтому в эти мгновения она настороженно прощупывала ментальное тело князя, Клеймор ле Вьен боялся... нет, Клеймор ле Вьен до ужаса пугался своего спутника.
   - "Если люди из рода боятся этого мага... хорошо что я успела".
   Среди представителей рода ле Вьен было огромное количество магов и воинов. Этих людей было не испугать магическими регалиями. Так говорили все хроники, и вряд ли подобное отношение к жизни и людям могло измениться за какую-то сотню лет. Если Клеймор ле Вьен боялся мага, то на это были серьезные основания.
   Человек которого она считала магом был нагл. Улыбаясь во весь рот и озаряя все прищуром своих серых глаз он произнес удивительные слова. Эти люди не собирались покидать долины.
   - "Они собираются жить в замке???!!"
   Ничего глупее и страшнее она еще не слышала. Жить в Шато не могло ни одно живое существо. Попыток устроиться в замке было много, но проходило несколько дней и вместо людей находили лишь голые скелеты в одежде.
   - "Голодные призраки", - так называл это явление ее отец, эти существа были неопасны только представителям рода и очень сильным магам. Видимо этот Клеймор не врет и он действительно несет в себе кровь ле Вьен. А маг... это была неизвестная величина.
   Желание поторговать не вызвало удивления, в замке случись там кому жить действительно было пусто. Там было не на чем спать и нечего есть. Заинтересованность князя и его мага были понятны.
   - "Похоже Род возвращается", - сведения разведчиков говорили о том что права на замок имеет около десятка человек. Возможно этот молодой парень всего лишь разведчик.
   - Хорошо, - Хиан решила дать незнакомцам шанс, стража всегда успеет показать свою удаль и мастерство, нужно узнать какую выгоду может извлечь Долина из их появления - старина Тэн не единственный торговец в Южном. Следуйте за мной...
  
   Средневековая лавка, то что увидел Сашка походило на нее весьма отдаленно. Они прошли в большое и светлое здание, внутри просторного холла были сложены вещи, они лежали внутри корзин разной величины. Более крупные товары лежали на столах.
   - "Какой минимализм".
   Ассортимент был небольшой, что говорило либо о крайней бедности этих краев либо об отсутствии торговых контактов с соседями.
   - "Поставил бы на последнее".
   Сашка начал изучение товаров обходя зал по часовой стрелке. Здесь было немало холодного оружия. Доспехи, в основном легкие и кожаные. Кинжалы и боевые посохи с медным навершием. Мечей здесь было мало. Луки и арбалеты, стрелы и болты. С разными наконечниками.
   - "Видать бронебойные..."
   Оружие могло пригодиться в местных условиях, но продавать такие поделки в Николаевке будет неумным поступком.
   - "Оборот холодного оружия однозначно", - последнее слово навеяло воспоминание об одном известном политике, Сашка усмехнулся, оружие как предмет торговли не годилось, слишком много с ним мороки.
   Дальше шли ткани, к сожалению ничего похожего на прошлый трофей обнаружено не было.
   - "Ткани мне в прошлый раз попались не простые, не зря же Антон уже несколько раз переспросил нет ли еще таких".
   Одежда была представлена в основе кожаными аналогами. Кожаные штаны можно будет продать охотникам с деревни, судя по всему это была теплая деталь гардероба.
   - "Выдержит ли нашу зиму?"
   Без опытов и экспериментов не обойтись. Меховые накидки точно были созданы ради зимы, стужа в этих местах была страшная, на вскидку она ни в чем не уступала сибирской. А значит меха можно будет прикупить, да и шапки здесь были симпатичные.
   - "Скорее всего дорогие вещи".
   Сапоги были отличные, хоть сейчас одевай и иди по своим делам. Настоящая кожа, голенище по колено, крепкий каблук и подошва. Сашка специально потрогал и повертел в руках образец, разве что не пожевал зубами. Качество впечатляло.
   - "Такие сапожки в Техасе за 5 штук баксов влет уйдут, да и наши мачо с радостью примерят, крепкие... аж скрипят".
   - Из какой кожи?
   - Горный вортан.
   - "Еще одна неизвестная тварь. Надеюсь она не страшная на вид. Но кожа атас. Оторвут с руками..."
   Покупатель солидно поставил сапог на место и перешел к другому экспонату. Здесь лежала кухонная утварь. Глиняные миски, кувшины и котелки.
   - "Опа, можно будет завалить их металлической посудой, сковородок и кастрюль в ангаре завались".
   Мимо вязаных свитеров и носков Сашка прошел не останавливаясь, этого товара в Николаевке хватало, сами могли наладить экспорт.
   - "А вот это уже интереснее".
   Маленькие баночки с различными мазями и лекарствами интереса не вызвали. Такую настойку продашь и сразу потом под суд пойдешь ежели даст побочный эффект.
   - "Аптека это не мое, медицинское образование треба, нет у меня такого".
   Интерес Сашки вызвали корзины с продуктами, незнакомые на вид плоды он не трогал ограничиваясь изучением того что было похоже на земной аналог. Лук был узнаваем, смущал лишь цвет, ну где спрашивается вы видели лук черного цвета?
   - "Но продать можно, лишь бы вкусовые качества соответствовали".
   Капуста была неотличима от земного варианта. Картофель был величиной с большую тыкву, или это был не картофель?
   - "Нужно пробовать, как бы не ошибиться".
   - "Сколько у меня времени в запасе? Топлива залил до краев, можно и с ночевкой остаться..."
   - А попробовать можно?
   Если Сашка и хотел удивить местных то он их удивил, его вопрос вогнал и Клэя и женщину в настоящий ступор.
   - Пробуйте конечно...
   - Так ведь сырое, давайте уж в готовом виде пробовать, - возразил Сашка ощущая как проходит напряжение, сейчас он был в собственной стихии.
   - "Продукты у них есть, другой вопрос сколько они смогут продать".
   Он подозревал что на каменистой поверхности тяжело получить сколько нибудь значительный урожай. Можно было бы вернуться в замок и перейдя в свой мир переместить окно в более благодатные места. Все это можно было сделать, если только не забывать при этом одну важную мелочь - делать все это Сашке было элементарно лень, да и нравились ему эти края.
   - "Народу мало, настоящий заповедник, да и замок хорош".
   Возможно в нем говорило чувство привычки, но скорее всего он просто не терял надежды разобрать всю стену замка по камешку. Этим мыслям землянин посвящал каждый день перед сном несколько полусонных минут. Стоит простить нашему герою его слабости, мыслям о халяве свойственна аномальная стойкость, впрочем этим грешат многие наши соотечественники.
  
   Ужинали в красивом зале при свечах как белые люди. Сашка видел такие трапезы только в исторических сериалах, но в грязь не ударил показав присутствующим что тоже разбирается в тонкостях столового этикета.
   Сидеть за столом имея меч в ножнах было неудобно, поэтому Сашка отцепил ножны и вытянув клинок положил его на стол, так чтобы рукоять была вблизи от правой руки. Синяя сталь подчеркнула немыслимую красоту сервировки, хозяева выложили на стол все что у них было.
   - "Как бы и не все запасы".
   Мысль появилась и тут же пропала. Глупая мысль, для стольких людей нужно много продовольствия, вряд ли они сейчас объедают этот народец, от пары чашек супа и жаркого еще никто не обеднел. Картофель здесь был дико вкусным, такого вкуса он никогда и не пробовал. Казалось каждый продукт здесь имеет более выраженный привкус.
   - "Да я на нем озолочусь", - конечно не в прямом смысле, золота Сашке не было нужно, одни проблемы от этого металла, все хотят тебя ограбить или убить, но вот продать за рубли не самая плохая идея.
   На данный момент он определил следующие продукты - картофель, лук, чеснок, морковь, репу, редьку, редис, хрен, сушеный виноград, яблоки, капусту, тыкву, кабачки, грибы, сыр, хлеб и говядину. Возможно было еще что-то что не попало в поле его зрения. И это не считая горячительного, здесь на выбор было несколько сортов пива и вин.
   - "Интересно откуда тут вино если они ни с кем не торгуют, похоже небольшая торговля все же есть".
   - Прекрасный ужин, - Клэй все больше помалкивал, боясь внимания Сашки как огня, в последние несколько часов взгляд землянина сиял разными цветами, но никто не удосужился ему об этом сообщить.
   - Мы рады что вам понравилось, - заявила вторая женщина, кажется ее звали Лайла, Сашка все еще путался в именах новых знакомцев.
   - Что вы можете нам предложить? Продукты нас устраивают, прекрасный вкус и свежесть. В каких объемах сможете вести поставки?
   - "И что захотите в оплату..."
   Последняя мысль была не праздной. Сашка прикидывал что именно может заинтересовать этих людей из его товаров.
   - "Нужны ли им старые детские коляски или колыбели? Швейные машинки будут слишком сложны для ума туземцев, как бы футуршок не случился. Чугунные ванны? Пятьдесят штук. Интересное дело, живут люди в городе купили новую ванну, нет чтобы выкинуть старую и забыть, обязательно упрут на дачу или к родственникам. Причем стоимость доставки этого раритета до родни превышает саму стоимость этой вещи. Но выкинуть не могут. Наш народ велик и непредсказуем".
   Предметы банной культуры продать будет не сложно. Бассейнов в округе не видно, как и бань. При этом встречные люди выглядят гигиенично и чистенько. Видать все моются из ковшиков и бадеек.
   - "Можно будет навариться на этом старье".
   Угрызений совести он не испытывал. Нет ничего постыдного в акте честной торговли. Считай вечные вещи отдает за бренные продукты.
   - К сожалению с продуктами мы сейчас испытываем большие проблемы, - ответила Хиан, - земли годной к обработке очень мало. Часть продуктов мы вымениваем у торговцев. И лишь малую часть выращиваем сами.
   - "Все же я был прав по поводу торговли".
   - Мало земли?
   - Каменистая почва...
   Странно, Сашка видел эти каменные террасы - они были как будто созданы для земледелия.
   - Или отсутствие земли, - произнес вслух землянин раздумывая над тем как жили предки этих людей в этих местах раньше.
   - Вы правы. Это все проклятие Некроманта. Вся годная к посеву и обработке земля обратилась в камень...
   - "Магия, это интересно, а на метлах тут не летают?"
   Хорошая месть, взять и превратить источник жизни в камень, нужно будет обязательно запомнить, чувствуется результат работы умного человека.
   - Понятно. Значит вам нужна земля...
   Сашка вспомнил о холмах поблизости от поселка, спрямить такие громады и вот тебе гумус на продажу, от них не убудет - зато тысячи людей спасутся от голодной смерти. Осталось лишь придумать что можно попросить в ответ на подобный жест.
   - Скотины понятно тоже нет? В самом деле какая тут скотина если трава не растет. Жрать же нечего.
   Обе женщины и Клэй смотрели на него со странным выражением глаз. Поведение мага и демона не укладывалось в установленные рамки.
   - Если вам так нужна скотина мы можем выменять на равнине, - предложила Хиан и Сашка чуть не вскочил на ноги.
   - "Тоже вариант".
   - Хорошо. Вот мое предложение, - Сашка еще раз прошелся по своим наметкам, должно было сработать, - тонну... то есть 10 мер земли продаю за 1 золотой. Будет вам земля под посевы. Беру не деньгами. У нас замок стоит пустой. Везите утварь, всю необходимую обстановку. Также берем камнем, пора нам стену восстановить в замке...
   - "Действительно, а то уснуть нормально не могу в таком месте, жуть нападает. И как Клеймор там спит, ну да это же дом родной, ему все в охотку, этот и в голых стенах спать может".
   - Золота, драгоценностей и денег мне не надо. Продукты везите и скот. Птицу живую, разводить будем. Коз, свиней, любую живность. Сами предложили выменять, вот и выменивайте. Собак хороших тоже возьму, но не много, - Сашка задумался чего еще попросить, - про продукты говорил? Повторю, возьму в любых количествах. Чем больше будет живности на первых порах, тем быстрее буду завозить вам землю. Отгружаю во дворе замка, дальше уже сами забирайте и везите. О способах не спрашивайте, сие есть великий секрет, но Клэй вот уже догадывается.
   Упомянутый свидетель поперхнулся и резко закашлялся. Красный какой стал, не задохнулся бы.
   - Коров и быков, - Сашка остановился, вспоминая правильно ли помнит перевод этих слов, - телят тоже везите. В общем продукты беру неограниченно. Если только вам самим земли много не станет.
   Тут Сашка усмехнулся, холмы у деревни были огромные. Земляные, он не знал есть ли внутри земля или внутреннее содержимое состоит из глины.
   - "А какая мне разница. Сказал земля значит земля. Чернозем это будет им слишком жирно, а глина там или еще что пусть сами разбираются, я сказал и сделал, в глине тоже кой-чего выращивать можно если с умом..."
   Чем руководствовались эти женщины стоило еще только узнать. Но контакт состоялся.
   Сашка крепко спал и видел сны, спал и сжимал в руках свой обрез с которым не расставался в эти часы ни на минуту. Береженого Бог бережет. Он не знал что в этот самый момент в темной комнате без окон решается его судьба и будущее самой долины.
   Уставшие от долгой войны сделали правильный выбор, с этого момента история Долины и рода ле Вьен покатилась по предопределенному пути, и события эпицентром которых стал замок Шато ле Вьен приобрели необратимый характер.
  
   - "Ни пяди родной земли, полностью поддерживаю, я ее килограммами меряю..."
   Сашка заполнял дровницу аккуратными штабелями недавно переколотых дров. Август выдался прохладным, в этих краях осень начиналась рано, часто первый снег выпадал на поля уже в конце октября.
   - "Скоро будем собирать урожай", - работы было столько, что Сашке становилось плохо от мыслей о том сколько труда придется вложить в эти нужные хлопоты.
   На первый план выходили проблемы логистики, погреб во дворе и под домом уже не удовлетворяли возросшим требованиям хозяина. В данный момент весь двор усадьбы был вскопан и перекопан ковшом экскаватора. Погреб во дворе он собирался сделать много глубже и шире.
   - "Неплохо бы вообще отвести под погреб весь двор", - но на такие масштабы не хватало материала. Сашка отложил для этого важного дела с пару сотен блоков. Когда он сообщил, что камней на продажу больше нет - он не врал, камни были нужны для собственного хозяйства. С учетом планов по перестройке всего что было, камня было мало, фактически впритык.
   Благодаря помощи очередного соседа-машиниста старый дворовой погреб был беспощадно демонтирован и углублен. Прежнее сооружение имело размеры 3 на 4 метра, по мнению Сашки это было издевательство, погреб под домом был раза в три больше и вместительнее.
   Работа в эти дни спорилась и кипела, с походами в мир иной пока пришлось завязать, партнер по "бизнесу" был удивлен, но быстро вошел в положение нашего героя, "спешить не будем", такая позиция устраивала все стороны. Жители Южного были заняты перевозкой в замок минимальных предметов быта, для начала было решено обставить мебелью несколько комнат стражи в одной из надвратных башен.
   - "Аппетит приходит во время еды", - вспомнилась реакция владельца замка, Клэй принял идею восстановления обстановки замка близко к сердцу.
   - Ты дорогой остановись и притормози, - Сашка грубо придержал аристократа, - вернуть все как было в замок невозможно, это можно разорить небольшое королевство. Имейте совесть сударь...
   - "Интересно есть ли в их языке аналог последнего слова?"
   Совесть бывший пленник еще не потерял, поэтому все больше пыхтел помогая перетаскивать грубо сколоченные лавки и столы в пустую обеденную.
   - "Будем теперь как люди питаться", - прежние трапезы у костра были очень туристически завлекательны, но когда ешь в таком положении день за днем это надоест даже самому отпетому стороннику дикарского образа жизни.
   В замок оба товарища вернулись в сопровождении нескольких десятков местных. Сашка подумал и решил не афишировать свой способ перехода в родной мир, попросив всех чужих людей подождать за воротами. В качестве охранника остался молодой князь.
   Доказательством его способности выполнить свои обязательства стали несколько ведер земли с домашнего огорода. Демонстрация товара лицом прошла удачно. Стороны обсудили сроки поставки продукции и на том расстались.
   За первые несколько дней Сашка перетаскал пару тонн навоза с заднего двора "сойдет за землю", но никто его не пристыдил. Все остальное, а речь шла о многих сотнях тонн землицы, он собирался транспортировать лишь после доставки первых караванов с живностью. Навоз с примесью строительной глины ушел в стоимость грубой мебели и необходимых предметов обихода.
   - "Недельки через две приступлю", - дел нужно было переделать столько, что впору было попрощаться со сном.
   Пока в замок пришло лишь два каравана с утварью, но как преобразился Клэй... это стоило видеть. Он уже не был похож на затворника с неясными перспективами, на лице князя можно было видеть признаки укрепляющегося оптимизма. При этом местные жители всегда старались покинуть замок затемно, несмотря на приглашения переночевать.
   - Вот тебе лопата, метла и намордник, - Сашка протянул князю орудия дворника и небольшой респиратор, - я буду занят пару недель. А ты не скучай, твой замок - вот и убирай его!
   Озадачив остающегося на базе напарника, Сашка бодро покинул становящийся раз от раза более привычным иной мир.
   - "Надеюсь он там не сачкует..."
   Сколько товара привезут Хиан сотоварищи он не знал, но это не мешало проводить подготовку. Сашка прикидывал сколько скотины вместит двор, и понимал - много живности тут не подержишь. Да и продукты тоже нужно куда-то складировать. Они, вот ведь гадство какое, любят портиться от неправильного хранения.
   Подумав о расширении сеновала и закупке дополнительных объемов сена, Сашка переключился на планы по строительству хлева и конюшни, и то и другое требовалось построить до зимы. Лошадки спали пока под открытым небом.
   - "Гдеж мне на вас столько денег и материалов то найти?"
   Резонно рассудив, что большую часть скота можно пустить под нож или выменять на что-то полезное Сашка сосредоточился на строительстве погреба. Склад под продукты был важнее.
   - "Или же можно вернуть их в тот мир", - лошади ему пока в хозяйстве были не нужны, но и продавать такую красоту было жалко.
   В долине замка бывало холодно, но никогда не выпадало столько снега как на равнине. Он вспомнил сугробы снега на севере, вот где действительно снежно. В своем изучении другого мира Сашка забрался далеко от места своих первых исследований, места где он разжился тканями, так и вовсе были за тысячи километров от замка.
   - "Я мог бы наладить там почтовую службу", - возможности портала позволяли перемещаться с немыслимой скоростью, только для этого требовалось сначала поднять окно высоко в небо, почти к самим облакам.
   Стоило уменьшить окно до пропорций небольшой монеты и можно было не бояться, что что-либо попадет в наш мир, будучи в столь малом размере окно не пропускало с той стороны ни звука ни материальных предметов. Но при этом оно не теряло опасности для жителей иного мира, проходя сквозь дерево или камень, уменьшившееся окно оставляло за собой ровное дымящееся отверстие, Сашке пришлось попотеть прежде чем он догадался поднять окно вверх, теперь скоростное перемещение не несло вреда местным жителям.
   Котлован во дворе имел глубину в пять метров и это было много, эскиз плана стройки начертанный на вырванном из школьной тетрадки листе, предполагал возведение помещения с полезной площадью 90 квадратных метров, могло быть и все 100, но тут Сашка был вынужден учитывать величину самого двора. Не все может быть воплощено так как хочется.
   - "Вот это я понимаю будет погреб", - погреб делился на 4 равных по объему помещения, в одном из них будет спуск, в прочих будут сквозные арочные проходы без дверей.
   Не сразу, но довольно скоро Сашка понял свою ошибку, хранить продукты следовало в прохладном месте, в то время как от камней иного мира все время исходило равномерное тепло.
   - "Все же стухнет".
   Сначала Сашка хотел мостить пол также из камня, в итоге было решено заливать пол стяжкой на цементной основе, стены будут подниматься из блоков и добавочно будут оббиты изнутри досками из холодного дерева. О последнем удалось узнать в прошлое посещение замка. Дерево было из числа измененных растений используемых для хранения скоропортящихся продуктов.
   - "Будет у меня весь погреб из артефактов другого мира", - дерево это стоило сущие копейки, и Сашка тут же заказал себе сотню кубов этого полезного сырья. На такой товар всегда найдутся покупатели.
   У ворот дома лежали в готовности заботливо уложенные рядами гигантские бетонные потолочные балки. Один из соседей планировал обширную и капитальную перестройку дома, но скоропостижно скончался. Балки лежали на заднем дворе покойного хозяина будучи тщательно и любовно прикрытыми брезентом и несколькими слоями чуть подгнившего рубероида. Расплатившись очередной коровой и парочкой телят Сашка с удовольствием перевез все это добро к себе. С появлением потолочных балок дело экстренного строительства быстро сдвинулось с места.
   Перед началом Сашка по традиции накрыл небольшой стол всем участвующим. В благом акте помощи соседу решило принять участие 15 человек. Стихийная бригада часто останавливалась на перекус, "сто грамм" и перекур, но к вечеру первого дня котлован был готов. Не зря говорится, что дело мастеров боится.
   Заливку фундамента начали рано утром, солнце еще не показало свой лик, а деревенские строители уже работали в поте лица. Раньше начнешь - раньше закончишь, математика простая. На опалубку было потрачено столько досок, что Сашку чуть не хватил инфаркт.
   - "Чтоб я еще связывался с бетоном".
   Уж чего-чего, а цемента у Сашки было много, в дни строительства сельских дорог ему завезли 320 мешков стратегического строительного продукта, фасованных весом по 100 килограмм. Все это добро было складировано большей частью под угольным навесом, что был пуст еще с прошлой зимы, и частью лежало на поддонах под брезентом.
   - "Кое-где все равно недовес", - весь цемент должен был уйти в дело до конца года. Объемы стройки предполагались такими, что возникали подозрения о нехватке главного строительного средства.
   - Все шеф, неделю ждать будем, схватиться должно.
   - Это нужно отметить, - кормить и поить народ по малейшему поводу Сашке совсем не улыбалось, но он понимал что сейчас зависит от этих людей полностью.
   - "Нужно учиться, буду подглядывать за их ухватками, как строят, что делают, уж лучше все это самому делать, может в одиночку и дольше по времени зато бесплатно".
   Бригада разошлась к ночи, и Саша загрустил, перекопанный двор походил на зарисовку сцены из апокалипсиса. Он любил когда все было на своем месте, эти кучи земли и открытые настежь ворота не добавляли ему радости. Созерцание не несло ничего интересного, поэтому Сашка закрыл дом на замок и занялся раскладкой палатки.
   Оставлять двор с открытыми воротами, а закрыть их не было никакой возможности мешали груды раскопанной земли, претило натуре молодого человека. Сашка собирался ночевать у ворот с ломиком до тех пор пока работы с погребом не будут завершены окончательно.
   - "Сторожить буду", - не то чтобы он сильно не доверял соседям, но ему не хотелось проснуться утром с фактом поголовной кражи скотины или тех же потолочных блоков. Сашка установил малую палатку. Постелил в нее старенький матрас, новый выносить на улицу было жалко. Поужинав остатками закусок оставшихся от бригады, Сашка подхватил под мышку малый стальной ломик, и подвязав к себе старого пса с говорящей кличкой Хмурый, лег спать.
   Спал в эту ночь Сашка плохо, просыпаясь от каждого шороха. В каждом шелесте листвы и легком шуме ему слышались шаги коварных злоумышленников. Утро хозяин разгромленного стройкой подворья встретил с красными от недосыпа глазами. Жаловаться и ныть Сашка не любил, поэтому быстро подхватился и начал суетиться по хозяйству, скотина хотела есть и пить, и позор тому хозяину, что не прислушивается к голосу будущих колбасы и хлеба с маслом.
   Ровно в 11 часов дня в нашу историю вернулась Людмила Андреевна с новым героем истории, на сцену косолапо покачиваясь от неуверенности вышла медведеподобная фигура Арсения Петровича.
  
   - Сашка...Сашка говорю!
   Пробуждение было не из приятных, Сашка вылез из спального мешка, на дворе была поздняя ночь, он бросил взгляд на ручные часы - 2 часа ночи. Рядом с палаткой переступал с ноги на ногу возбужденный сосед Игнат.
   - "Молодец, что ко мне не полез, я спросонья и прибить мог".
   Сашка оглянулся, балки и прочее имущество лежали по своим местам, третий день ночевки на свежем воздухе.
   - Чё случилось дед Игнат?
   - Одевайся давай, - сосед чуть не приплясывал от нетерпения, - тут недалеко с железной дороги состав сошел. С углем. Михалыч с машинистом уже перетер, седай на трактор с прицепом и поехали, я за тобой на лошади с телегой поеду, с фарами впереди пойдешь.
   Если бы Сашка отказался от этой дармовщинки, то это поставило бы его в один ряд с фантастическими чудовищами и прочими инопланетянами. Конечно в нем таких ужасов скрыто не было. Парень освежился холодной водой из умывальника, подхватил котомку со стылой едой и чуть подумав заскочил в дом.
   ...будешь здесь, - Александр показал Сеньке его комнату, за неимением вариантов это была его спальня, свои вещи он перенес в мастерскую еще несколько дней назад.
   Сашка перебрался в новое место выбирая из двух зол, спать в зале либо в гостевой дальней комнате. В пятикомнатном доме если разобраться выбирать было не из чего, две спальни, зал, гостевая и мастерская, и кухня, но ее за комнату никто никогда и не считал, так повелось издавна.
   Гостевую и зал Сашка не любил из-за сильного запаха нафталина. Или это был самообман, ведь именно в этих комнатах когда-то стоял гроб с телом деда. В одной комнате дед умер, в другой лежал пока с ним прощались близкие люди.
   В мастерской было уютно, Сашка притащил сюда раскладушку и был вполне счастлив. С возвращением матери бытовые вопросы стали решаться быстрее. А вот по поводу нового члена семьи пришлось сильно задуматься...
   - Арсений, - огромный мужчина робко протянул свою лопатообразную ладонь и Сашка не сразу сообразил, что столь долгая пауза может быть неправильно понята. В Сеньке было два метра росту и фантастическое количество скрытой доброты и грусти.
   Сашка на фоне нового родственника был самый настоящий Сталин, при разнице в возрасте в 25 лет и более низком росте, тут Сенька превосходил нашего героя на целую голову, Сашка подавлял своего родича аномальной стойкостью характера, был в нем явно видный окружающими шипастый стержень.
   - "На меня где залезешь там и слезешь", - новый родственник был мягким настолько что этим мог воспользоваться кто угодно, теперь понятно было каким образом он смог пропить свою квартиру.
   Здоровьем и силой Арсений обделен не был, с легкостью ворочая 100-килограммовые мешки с цементом, да так будто это были набитые пухом подушки. После того как мужики увидели всю эту первобытную силу, рейтинг семьи Логиновых в селе достиг нового небывалого уровня.
   - "Куда уже выше..."
   Попытка попользоваться по-детски добрым Сенькой предпринятая сердобольными соседками мгновенно наткнулась на мрачное сопение Сашки, ссориться с молодым Логиновым никто не захотел, здесь уже распробовали его колючий взгляд и полное смысла молчаливое хмыканье. Сашка устраивался в Николаевке надолго и это поняли абсолютно все жители, с таким соседом ссориться было глупо, так что от Сеньки отстали почти сразу.
   - Сенька, вставай давай, дело есть...
   Александр ждал пока родственник накинет на себя одежду, спал Сенька чутко и при побудке не пугался, просто открыл глаза взирая на Сашку своими ясными синими глазами. Глаза у него были грустные, как у теленка.
   - "Надо будет его приодеть", - Сенька приехал с небольшим узлом, в котором было всего несколько вещей, паспорт с водительскими правами, военный билет и несколько семейных альбомов. Профессия этого великана была не лишена романтики, Сенька был пекарь и немного повар. Кашеварить он научился еще в армии.
   - "Эх, его самого надо защищать", - при всем своем обличье Арсений не мог обидеть и мухи. Предложение приготовить живую курицу вызвало у этого детины настоящий ужас, пришлось Сашке взять процесс отрубания головы и ощипывания перьев в свои руки.
   - "Или это последствия стресса, из-за гибели семьи", - о гибели жены и детей Сашка с Арсением не говорили, мудро обходя щекотливую тему стороной. Сашка был слишком тактичен, а новый родич слишком молчалив.
   Прибыв в деревню Сенька без промедления окунулся в сельскую жизнь, казалось что работа по хозяйству доставляет ему настоящее не притворное удовольствие. И за эту любовь к настоящей жизни Сашка готов был простить ему любые возможные прегрешения и недостатки.
   На дворе было все так же тихо, Сашка прошел через калитку во двор к соседу, его трактор и прицеп с прочей техникой стояли у соседа, перекапывая двор он озаботился и местом стоянки, чтобы можно было использовать свою технику без лишней мороки.
   - "Интересно выдержит ли погреб когда на нем будет стоять трактор с прицепом, нужно будет спросить... но строить по любому надо крепко".
   - Как топливо?
   - Залил, - нетерпеливо ответил сосед.
   МТЗ-80 стоял в полной боевой готовности, прицеп с высокими бортами тоже присутствовал.
   - "Кабина маловата, не поместимся вдвоем".
   - Арсений, умеешь водить эту технику?
   - Махина не сложная, - спокойно ответил мужчина, и Сашка одобрительно кивнул головой.
   - Я поеду впереди на велосипеде, буду показывать дорогу. Езжай строго за мной. Когда буду тормозить подниму руку, постарайся не задавить.
   - Так точно, - Сенька добро усмехнулся, и буквально взлетел в кресло трактора.
   - "Не врет, действительно знает машину..."
   Передав Арсению котомку с едой Сашка вернулся во двор за своим великом. Нужно было спешить.
   - А лопаты захватили?
   - С собой, - Игнат разве что не крякнул, - пару часов у нас есть. Потом спасатели подъедут. Побыстрее надо...
   - И так спешим, - недовольно отозвался Сашка, выезжая с темного двора, - "как бы еще не убиться в темноте".
   Маломощный фонарик на руле слабо освещал дорогу и Сашка поднажал, ощущая как следом со двора выкатываются трактор с лязгающим прицепом, шумное дыхание трактора перебивало пронзительный скрип телеги и нетерпеливое фырканье лошади.
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Готина "Шалость судьбы" А.Гринь "Свадебное ожерелье" Э.Бланк "Наследница Торманжа" Ю.Иванович "Торговец эпохами.Вернувшийся из навсегда" В.Крабов "Рус.Заговор Богов" Н.Мазуркевич "Суровые будни невесты императора" Н.Тульина "Весь мир у ног" О.Куно "Охотники на тъернов" А.Гаврилова "Академия Стихий.Покорение Огня" К.Полянская "Купленная невеста,или Ледяной принц" В.Чиркова "Судьба Изагора.Сумерки светлого леса" Н.Косухина "Другой мир.Беда не приходит одна" М.Калашников "Трансформа:Между сном и явью" А.Медведева "Маски.Иллюзия превращений" М.Блинова "Тяжело быть студентом" Н.Жильцова "Антимаг" Г.Гончарова "Магический универ.Корни зла" В.Теоли "Сандэр.Владыка теней" В.Кучеренко, И.Лис "Семьдесят восьмая" М.Калинин "Работа для героев" С.Карелин, Ю.Буланова "Наследник Двух Миров" К.Стрельникова "Любовница демона"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"