Суворов Владимир Васильевич: другие произведения.

Крест

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Щелкнул навесной замок. Кто открыл дверь, я не видел. Видел, как на полу появилась тень, освещаемая наружным фонарем. Тень шагнула в барак, чтобы включить свет. Выключатель находился на стороне Семена. Послышалось какое-то замешательство, пару быстрых, глухих удара и что-то тяжелое упало на пол. - Антон? - Послышался голос второго охранника, снаружи. Голос принадлежал Витьку. - Что у тебя там?..

  
  Крест
  
  
  Всем бывшим, а также настоящим, находящимся в рабстве - рабам, посвящается...
  
  От автора
  
   Все факты и события написанного здесь, вымышлены. Случайное совпадение, если таковые имеют место, никакого отношения ни имеют к реальной жизни и людям.
  
   Но в прежние времена мне самому в реальности пришлось столкнуться на ж/д. вокзале г. Красноярска, с людьми, которые занимались поисками рабов. А также впоследствии познакомиться с человеком, который побывал в похожем месте, но с течением обстоятельств смог удачно выбраться оттуда.
  
  
  Пролог
  
  Щелкнул навесной замок. Кто открыл дверь, я не видел. Видел, как на полу появилась тень, освещаемая наружным фонарем. Тень шагнула в барак, чтобы включить свет. Выключатель находился на стороне Семена. Послышалось какое-то замешательство, пару быстрых, глухих удара и что-то тяжелое упало на пол.
  - Антон? - Послышался голос второго охранника, снаружи. Голос принадлежал Витьку. - Что у тебя там?..
  
  1
  
   - Ну, что мужик, очухался? - Услышал я голос откуда-то сверху. Открыл глаза и увидел над собой того кому принадлежали эти слова. Это был молодой парень лет двадцати пяти - двадцати семи, нормального телосложения, с рыжими коротко стрижеными волосами. Одет он был в камуфляжную форму цвета хаки с коричнево-красными пятнами. Он, склоняясь, смотрел на меня. Я лежал на полу в какой-то незнакомой мне комнате.
  - Где я? - Превозмогая головную боль, одеревенелым языком выдавил я и постарался вспомнить весь вчерашний день.
  - На, лучше вмажь. А то голова наверно раскалывается? - Откуда-то сбоку раздался еще один голос.
  Я повернул голову в ту сторону, откуда был голос и увидел в углу, сидящее на краешке стола зеркальное отражение первого парня. " Неужели глюки?" - мелькнуло в голове. Но нет, это был близнец, полностью похожий на первого. В таком же зеленоватом костюме.
  Голова действительно раскалывалась пополам. " Что за бурду я вчера пил?" - снова подумал я, но предложение близнеца было сейчас, как нельзя, кстати, и надо было вставать. Приложив некоторые усилия чтобы подняться, я все же с трудом, правда, но встал. Поэтому, наверное, и не видел, откуда появилась бутылка водки, вместе со стаканом, в руках у сидящего близнеца, да мне это было и неважно сейчас.
  Он не спеша налил граненый стакан почти доверху и, не вставая, протянул мне. Я шагнул к столу. Руки мои мелко дрожали, учащенные удары сердца эхом отдавались в глубине моего воспаленного мозга. Взяв стакан, резко выдохнув, я одним махом влил содержимое в себя. Приятная, теплая волна прокатилась по всему телу. Стакан после этого из моих рук быстро перекочевал в руки хозяина.
  Через минуту я почувствовал себя уже намного лучше. Головная боль стала понемногу проходить.
  - Так, где это я? - снова повторил свой вопрос я. - А вы вообще кто?
  - Сейчас все узнаешь. - Ответил первый рыжий. В это время за моей спиной скрипнула дверь, и кто-то вошел в комнату. Я повернулся и увидел мужчину стоящего в дверях. Лучи мартовского солнца, проникавшие в помещение через небольшое, единственное окно падали прямо ему на лицо. Это был человек лет сорока - сорока пяти, небольшого роста, растительности, как на голове, так и на лице не было. От этого он казался не настоящим. Окинув всех взглядом, он прошел мимо меня к столу. Второй рыжий уступил ему место. Лысый сел.
  - Ты кто? - Первым спросил он.
  - Алексей. А вы? - ответил я и задал встречный вопрос.
  - Сейчас вопросы задаю я. Понял? - Он посмотрел на меня каким-то колючим взглядом. По моей спине побежали мурашки. Да и тон, с каким он произнес, мне не понравился. Глянув по сторонам, я увидел еще две пары таких же глаз.
  - Значит так, Алексей, хотелось бы узнать, откуда ты вообще? - Продолжил лысый, не дождавшись ответа. - Есть ли у тебя родственники, родные?
  - Откуда, откуда? - Повторил я вопрос лысого. - Раньше в Тушино жил вместе с женой. Теперь нет. А что?
  - Разбежались?
  Я, молча, кивнул головой.
  Давно?
  - Да уже больше года.
  - Больше не виделись?
  - Пару раз виделись, больше как-то не получилось.
  - Понятно, а еще кто-нибудь есть?
  Я отрицательно покачал головой.
  - А сейчас, где живешь?
  - Да, так. - Я пожал плечами. - Где придется. Всё же оставил жене и дочери. Думал начать все сначала, да вот как-то не получилось. Запил.
  - Все ясно. - Лысый перевел взгляд на второго рыжего и обратился уже к нему. - Толик налей ему еще немного.
  Второй рыжий стоявший возле стола, которого, по всей видимости, звали - Толик, взял бутылку, налил пол стакана и сунул его мне в руку.
  Теперь я пил равномерными глотками. Тепло бежало по всему телу. Было приятно.
  - Ну вот, Алексей, - снова заговорил лысый, обращаясь ко мне, как только я допил, - теперь я могу объяснить тебе, кто мы такие и где ты находишься. - При этом он не мигая, вперился своим колючим взглядом в мои глаза, так что мне снова стало не по себе.
  - С этого дня считай, что мы твои - хозяева. Ты будешь здесь жить и работать. Мы дадим тебе крышу над головой и еду. Будешь хорошо работать, все будет хорошо. Если нет - то нет. И еще. Сразу предупреждаю, вздумаешь бежать - пристрелю.
  Он произнес эти слова без всякого особого тона, но было ясно, что он не шутит. И только теперь я заметил у лысого из-под расстегнутого пиджака на груди, с левой стороны выглядывавший краешек рукоятки пистолета. Видимо хозяин носил кобуру под мышкой. "Вот влип! Что делать?" подумал я. Хмель в моей голове начал быстро проходить.
  - Ну, что Алексей, все понял? - спросил лысый.
  Я посмотрел на него, но нечего не ответил. Теперь одна мысль не давала покоя. "Неужели это правда? Куда я попал? Бежать! Куда угодно, только бежать отсюда!" Но как это сделать пока я не знал.
  - Все Толик, можете его оформлять. Наш человек. - Тут же обратился лысый к моим охранникам, видимо ответа он от меня и не ждал.
  - Ой, Леха, Леха, мне без тебя так плохо... - Начал со слов популярной когда-то песни, двойник Толика. - Ну, шагай!
  Мне не чего не оставалось, как повиноваться. Я повернулся в след Толику, открывшему дверь, этой не совсем уютной комнаты, в которой кроме старого стола, шкафа, и маленького диванчика нечего больше не было. На пороге я оглянулся. Лысый смотрел мне в след все тем же колючим взглядом.
  - Иди. - Толкнул меня в спину брат-близнец Толика.
  Я вышел, не зная, куда и зачем, меня поведут.
  Во дворе, я успел оглянуться. За моей спиной, откуда меня вывели, находилось небольшое удлиненной формы строение. По всей видимости, это помещение было "домом" местной охраны. Я успел заметить, что к нему примыкали деревянные вольеры затянутые спереди металлической сеткой. А в них находились собаки. Сколько их было, я сосчитать не успел, но не меньше четырех, это уж точно. Снова тычок в спину, и голос рыжего близнеца, - Давай! Двигай! - заставили продолжить движение.
   "Бред какой-то. Снова кошмары сняться." - Посчитал я и тряхнул головой, стараясь проснуться, избавиться от этого. Но нечего не изменилось, только тупая боль, эхом отозвалась в правом виске.
  "Черт!" - Чертыхнулся я. - " Неужели это правда?"
  Находившейся сзади рыжий, видимо услышал мои слова, потому что добавил. - Правда, правда. Давай, топай! Направо!
  Топать пришлось не долго, потому что то место куда меня вели оказалось не так уж и далеко. В противоположной стороне этого строения находилась еще одна дверь. Вот туда-то меня и привели.
  - Вот и контора, Леха. - Пояснил впереди идущий Толик, подводя меня к грязной двери. - Заходи, не боись. - Он крепкой рукой толкнул ее вовнутрь. Дверь, глухо скрипнув на старых петлях, нехотя открылась.
  В "конторе" была также одна комната, с одним столом и тройкой стареньких табуретов. Правда в углу была газовая плита советских времен и железный шкаф, сделанный наподобие большого сейфа. Все, больше в этой самой "конторе" ничего не было.
  - Ну что Леха, Леха, мне без тебя так плохо, оформляться будем? - Послышался у меня за спиной голос Витька. Я оглянулся. Вот чего я не ожидал, так это вот этого. Удар пришелся как раз мне в подбородок. Последнее что я успел заметить, это холодные, смотрящие будто в пустоту, глаза этого братца. Потом все поплыло куда-то...
  Вдруг я отчетливо услышал.
  
  2
  
   - Алеша, вставай! Хватит спать, а то школу проспишь. - Это был голос моей мамы. Я потянулся, зевнул, но глаза открывать не хотелось.
  - Алеша! Ну, хватит, пора вставать.
  - Ну, мам, еще чуть-чуть. Спать хочу.
  - Никаких! Все давай просыпайся. Что ты мне вчера обещал? - с этими словами она потянула мое одеяло с меня.
  Я открыл глаза. Солнечные зайчики бегали по стенам моей спальной комнаты. У нас была хорошая двухкомнатная квартира. Мои родители получили её недавно, как молодые специалисты. Они вместе работали на каком-то Государственном шарикоподшипниковом заводе. И я все время думал "...неужели чтобы делать шарики, нужны специалисты?". Позже я понял, что это очень сложное и серьезное производство. А до этого мы жили у маминой сестры - тети Даши. Я очень любил своих родителей.
  - Алеша! - ну конечно это был снова мамин голос. - Вставай!
  Я повернулся и посмотрел на нее. Она стояла в ногах моей кровати и тянула потихоньку одеяло. Она была очень красивая. Высокая стройная, черные волосы большим тугим пучком затянуты сзади. Добрые, карие глаза с каким-то веселым огоньком смотрели на меня. Мама всегда была веселым человеком, я ни разу не видел, чтобы она грустила или плакала.
  Ничего поделать было нельзя. Пришлось вставать. Я примерно знал, что такое школа. Мне мальчишки рассказывали, что там будет много друзей. Там рассказывают много интересного. Там учат читать и писать. Правда я уже мог и читать и писать, мама меня научила. Но в школу идти мне почему-то не хотелось.
  - Иди, умойся. Приведи себя в порядок. - Сказала мама, - А то нам надо еще успеть позавтракать и не опоздать в школу. - И вышла из комнаты.
  Мне нечего не оставалось, как идти в ванную. Быстро умывшись и почистив зубы зубной пастой "Чебурашка" я пошел надевать новый школьный костюм, который с вечера был приготовлен. Отглаженная, белая рубашка висела тут - же, на спинки венского стула.
  - Отец, посмотри, какой Алешка стал большой и красивый! - радостно воскликнула мама, когда я в новом своем одеянии предстал на кухне.
  - Ну, Алексей, дай посмотреть. - Это сказал мой отец, который уже сидел за столом, на котором стояли три тарелочки с дымящимися и вкусно пахнущими, жареными яйцами. У которых было смешное название - глазунья. Три стакана в железных подстаканниках с налитым горячим кофе.
  Отец отложил свежую газету "Известия", которую он читал каждое утро и посмотрел на меня.
  - Повернись. - Попросил он.
  Я повернулся.
  - Да, хорош! - Сказал он, оглядев меня и оставшись довольным. - Хорош! Ничего не скажешь. Орел прямо! - добавил он и продолжил. - Вот что, Алексей, сегодня такой день, ты впервые пойдешь в школу, где получишь новые знания. Старайся учиться, это самое лучшее время у тебя. У нас самое лучшее образование во всем мире. Я хочу видеть тебя образованным человеком. Инженером на любом заводе, да хоть на нашем ГШПЗ. А быть может даже космонавтом, как Гагарин.
  - Ну, Коля, хватит, а то опоздаем. - Прервала его мама. Она поправила мне воротник рубашки.
   - Садись завтракать. - Она подала большую салфетку, "нагрудничек", чтобы я не запачкал форму. Сама быстро достала из хлебницы нарезанный батон и положила на чистую тарелочку.
   Была торжественная линейка, и был первый звонок. Нас уже разделили по классам. Мы стояли и слушали речь директора школы. Которая что-то говорила про новые парты, про оценки которые мы будем получать. Знакомила с завучем школы, с такой же, как она полноватой женщиной, приблизительно одинакового возраста. Про известных людей, которые когда-то учились и окончили эту школу. Про уроки физкультуры. Мы первоклашки, стояли почти с открытыми ртами и слушали. Рядом были наши родители, они тоже слушали. Потом мы дарили учителям цветы. Цветов было так много..., я тоже подарил, моей первой учительнице - Зое Васильевне, букет разноцветных астр. Которые мы купили по дороге в школу у какой-то бабушки за двадцать копеек. И вдруг я увидел - ЕЁ. Мы шли в наш класс вместе с родителями, и вот в этой толпе моих одноклассников, с которыми я еще не успел познакомиться, шла - ОНА. На ней был белый, весь в кружевах фартучек. Большой белый бант, был вплетен в длинную, чуть ли не до пояса косу. Он то и привлек мое внимание. Увидев ту, которой принадлежал этот бант, у меня почему-то загорелись уши, дыхание перехватило. Какое-то новое, непонятное чувство охватило меня, заставив сильно биться сердце. Оно только зажглось малой искоркой. И все вокруг мне показалось красивым, веселым интересным.
  Бывают ли чудеса на свете? Наверное - ДА! Потому что нас посадили за одну парту. В этот день я больше ни разу не посмотрел на нее. Мне было почему-то неловко. Все время смотрел только на учительницу и слушал, что она нам говорила. Но я чувствовал её теплое дыхание. Она была рядом! Теперь я знал, что ее зовут - Марина. Её голос показался самым красивым на свете.
  С этого дня представления о школе, что в ней ничего интересного нет, у меня резко переменились. Каждый новый день я ждал с нетерпением. Я хотел вновь видеть Марину. Марина училась почти по всем предметам на пять, мне было стыдно учиться хуже. И я старался. И у меня получалось! Вообщем до пятого класса у нас было четыре отличника; Ира Евсеева, Ваня Калашников, и мы с Мариной. Пап с мамой были довольны мной. Но они не знали истиной причины моих успехов, также как и не знала этого Марина. Для нее я был просто Леша Васильев, одноклассник и сосед по парте. Пока не произошел тот самый случай, который поставил все на свои места...
   ... Андрей Игнатьев, посредственный троечник, он всегда недолюбливал меня, однажды принес в школу настоящую жабу и перед вторым уроком, (у нас должна быть география) посадил ее в портфель к Марине. Никто или почти никто не видел, как он это сделал. Когда же она полезла в портфель за книгами, увидев безобразную лягушку, испугалась и закричала на весь класс. Мы не чего не могли понять и смотрели на Марину, которая побледнев и глазами полными ужаса, смотрела на портфель. И только один Игнатьев, довольный своей шуткой, засмеялся. Так как портфель был рядом со мной, я решил узнать, что так сильно напугало Марину. Осторожно открыв, я увидел её, большую, зеленую, она из глубины смотрела на меня. Самая обыкновенная жаба. И почему девчонки всего бояться. Я опустил руку и аккуратно вытащил эту тварь, оттуда, куда кто-то специально ее положил. И тут я услышал слова, которые были мне не приятны.
  - Смотрите, лягушку испугалась! - их выкрикнул тот самый Игнатьев. - Глаза выпучила как лягушка! Ха-ха-ха! Лягушка!
  Я посмотрел на Марину, у нее на глаза наворачивались слезы. "Ну, Игнатьев, ты мне за это ответишь!" - подумал я и, повернувшись, увидел улыбающуюся, конопатую рожу.
  Он был сильнее меня, но он обидел Марину, этого я стерпеть не мог. Выйдя из-за парты, я вынес лягушку в коридор школы. А вернувшись, направился прямо к Игнатьеву.
  - А вот и защитник пожаловал. - Снова рассмеялся он, глядя мне в глаза.
  - Ты должен извиниться. - Спокойно сказал я.
  - Да пошел ты ... - договорить он не успел, я влепил ему пощечину.
  - Что? - заорал он и кинулся на меня с кулаками. Я защищался, как мог. Весь класс окружил нас и что-то кричал.
  Герой из меня в тот день не вышел, и мне было стыдно. Нас разняла учительница по географии и повела обоих к директору. Там мы долго не отвечали на вопросы, которые директорша нам задавала в своем кабинете. Потом первым сдался Игнатьев, на очередной вопрос "кто первый затеял драку?" он указал на меня. Игнатьева, директорша отпустила, а мне сказала, чтобы я остался, и она хочет поговорить со мной.
  Когда мы остались вдвоем с ней, она сказала.
  - После этого случая я должна поставить "неуд" по поведению, за четверть. Пойми последняя четверть.
  - Ставьте. - Я спокойно посмотрел ей в глаза.
  - Посмотрите какой "герой нашего времени"! Ставьте! Нет! Я хочу разобраться. И я не верю что ты Васильев, спокойный, дисциплинированный начал драку. Что случилось? Ты мне можешь объяснить?
  Но объяснять я нечего не хотел.
  - Ладно, иди в класс. - Сказала она.
  После уроков, я уже собирался идти домой, но Марина попросила меня подождать её.
  "Неужели она хочет что-то сказать мне?" ведь мы с ней почти никогда ни о чем не разговаривали. Радость переполняла мое сердце. Одно было только плохо. Левый глаз начал немного заплывать.
  Выйдя из школы, мы с Мариной шли через небольшой сквер и молчали. На лавочках кое-где сидели молодые мамы с колясками. Пенсионеры тоже грелись в лучах весеннего солнца, где поодиночке, а где и парами.
  Неожиданно Марина остановилась и, глядя куда-то в сторону, спросила. - Леша, ты из-за меня дрался?
  Я поднял голову и посмотрел на нее. Какая она все-таки красивая, как в первый раз, когда я ее увидел, даже еще красивее стала. Русая до пояса коса, нос, поддернутый немного к верху, родинка над губой и эти небольшие ямочки на щеках.
  Она посмотрела на меня, своими красивыми, голубыми глазами, и меня словно обдало чем-то жарким. Я почувствовал что краснею.
  - Алеша, ты извини, я очень испугалась, когда это... А ты молодец! Ты смелый. - Потом она замолчала и вдруг спросила. - Алеша, а я тебе нравлюсь?
  От этих слов я еще больше покраснел.
  - Ну что ты молчишь? - снова начала она. - Слушай, а завтра ведь воскресенье. Давай сходим в кино. Там говорят, новый фильм показывают. Говорят хороший. "Курьер" называется. А Игнатьев - дурак! Правда?
  - Да.- Наконец я смог хоть что-то ответить. Потом мы вместе шли до самого дома, где живет Марина.
  Она рассказывала, что очень любит фигурное катание, любит кошек и у нее есть рыбки. Я что-то ей отвечал, когда она о чем-нибудь меня спрашивала.
  На прощанье она спросила.
  - Ну что? Завтра в четыре, тридцать? Согласен? - в ответ я кивнул головой.
   - Ты зайдешь за мной?
  - Да. Зайду. - Это было большее, что я мог ответить ей.
  Домой я не шел, а летел. Люди улыбались мне. Машины уступали дорогу и весело сигналили. Даже воробей, скакавший на тротуаре, отскочил в сторону, и как показалось, подмигнул мне. Был прекрасный, весенний день. Я даже стал напевать модную в то время песенку. Когда я влетел в квартиру, мама была дома.
  - Алеша, сыночек, что случилось? - увидав меня, она всплеснула руками.
  - Ничего мам. Пустяки! Я завтра иду в кино!
  - Какое кино? У тебя синяк под глазом. Тебя избили?
  - Ерунда мама, все нормально. Так получилось. Ты только не волнуйся. - Я бросил портфель тут же, в коридоре и побежал в ванную, умыться и поглядеть на свой подбитый глаз.
   Вечером я узнал, что отцу звонили на завод и попросили после работы зайти в школу. Что ему там говорили, я не знал. Но случайно услышал разговор отца с мамой. Они вечером сидели на кухне, и отец говорил. - " ...пускай будет "неуд", но я считаю, что сын поступил правильно.
  - Коля, как ты можешь так говорить?
  - А что Коля? Пускай растет настоящим мужчиной."
   Мне было неловко стоять в коридоре и подслушивать, поэтому я пошел спать. Да и мне уже было все равно, что будет.
  Главное, это - ВОСКРЕСЕНЬЕ!
  
  3
  
   Я очнулся, от нестерпимой боли, что-то раскаленное впивалось мне в левую щеку. Голова невольно дернулась, но кто-то крепко держал её. Открыв глаза, я увидел одного из братьев. Он стоял надо мной и давил каким-то железным прутом мне в лицо. Чувствовался запах горелого мяса. Из-за всех сил я снова дернул головой, но и эта попытка оказалась безрезультатна. Крепкие руки, державшие мою голову, с новой силой сдавили ее.
  - Ле-жать! - зло прошипел близнец с прутом.
  Я заскрипел зубами.
  - Все Витек, хватает. - В этот момент заговорил державший меня. Получается, это был - Толик.
  Витек отдернул прут, на конце которого был небольшой крест. Крест еще дымил.
  - Сволочи! - От бессилия перед ними, стиснув зубы, прошептал я.
  - Что? Толян, ты слышал, что сказал этот козел?
  И Витек от злости пнул меня в бок. Удар был несильный, потому что мне не было больно. Было больно и обидно, от того что я нечего не могу сделать. Что меня унижают, словно я был не человек, а какое-то животное, поставив на моем лице клеймо.
  Витек хотел было еще раз пнуть меня, но его остановил Толик.
  - Хватает ему. - Сказал он. - А то покалечишь.
  И сразу же обратился ко мне.
  - Ну, все Леха, вставай. Сейчас покажем, где будешь жить.
  Приложив некоторое усилие, я встал. Голова кружилась, щека горела от ожога. Толик снова открыл дверь этой комнаты, а в спину снова толчок открытой ладонью и голос Витька. - Пошел!
  Скрепя зубами я вышел опять во двор.
  В глубине виднелось несколько строений отличавшиеся от всего остального большим размером. Строения были деревянные, сделаны добротно. За ним виднелся высокий, метра в три - забор. Сверху, в несколько рядов, его опоясывала колючая проволока...
  Слышалось гудение моторов, ритмичный звук пилорамы. Визгливое пищание циркулярной пилы, вгрызавшийся в дерево.
  Как потом выяснилось, это были цеха, в одном из которых мне и предстояло трудиться.
  
   Мое новое "жилье", представляло собой, небольшое деревянное строение, обшитое снаружи ржавыми листами жести, с одной дверью в торце и несколькими узкими окнами под самой крышей по боковой стене. Внутри пахло затхлостью, потом и еще непонятно чем. Оно было разделено плохо струганными досками на две половины. Судя по длинному столу с лавками, в первой половине была столовая, во второй половине вдоль обеих стен располагались грубо сколоченные "нары" с каким-то тряпьем, служившим видимо местным обитателям постелью. Последних, в помещении не было, видимо все были на работе.
  - Здесь будешь жить. - Кивком головы указал Толик, первым вошедший в барак. - Подъем у нас, как в армии, в шесть. Завтрак и на работу. Обед и ужин вечером, как говориться - два в одном...
  - Курорт, а не жизнь! - Издевательски вставил, Витек.
  - Курорт, не курорт, а свои привилегии здесь есть. Хорошо будешь работать, не нарушать режим. Перевыполнять норму, получишь - премию... - На слове "премия", Толик сделал ударение.
  - Ну ладно, теперь пошли на рабочее место. Знакомиться. - Закончил он.
  
   Я снова шел через большой двор, чавкая ногами по талой снежной каши. Вокруг пахло свежепиленым лесом, от которого в этот момент меня тошнило. Все это исходило из утроб цехов-коробушек.
   Знакомство оказалось очень коротким. Меня завели в один из таких цехов и, поставили перед каким-то лохматым мужиком. Все тот же Толик сказал ему. - Встречай Матвейч! Тебе пополнение прибыло. Покажи ему что делать.
  Лохматый, кивнул в ответ, пробурчав что-то себе под нос.
  Через пять минут я уже таскал с молодым парнем тяжелые доски, убирая их с пилорамы и укладывая неподалеку в штабель. А еще через двадцать минут моя спина уже была в мыле. Пот лился по лицу, с болью обжигая свежий ожог.
  
  4
  
   Трудно описывать те неполных полгода, что я провел на - "фазенде" (Так здесь называли это место, скрытое от посторонних глаз, в глухом "лесном раю"). Скажу одно, это был вовсе не курорт, а скорее наоборот. Тяжелый труд, сопровождавшийся жестким режимом. Но зато за это время я познакомился со всеми "рабами" что находились здесь. Их было девятнадцать человек включая меня и еще трех женщин. Да, женщины, они были здесь и выполняли работу по хозяйству. Вообщем варили нам, стирали наши вещи и "обслуживали" нас. "Обслуживание" - это и была та самая премия, про которую говорил Толик. Наши "хозяева" использовали метод "кнута и пряника" и он не смотря на всю свою мерзость, давал неплохие результаты.
  Их было трое. Двоим было уже за тридцать. Звали их - Зинаида и Антонина. А третьей, наверно не было и двадцати. Совсем девчонка. Иришка.
  Мы все жалели Иришку. За что судьба так жестоко обошлась с ней?
  "Обслуживали" они нас, раз в неделю, по воскресеньям. Но конечно не всех, а только тех кто за неделю, ни в чем не проштрафился и хорошо работал.
  Однажды и мне на исходе второго месяца, случилось провести ночь с Иришкой.
  В субботу, после ужина нас всех построили, и объявили троих, кто за эту неделю отличился, в это число попал и я. Нас отвели в женский барак. Кто с кем будет спать, объявили заранее.
  В ту ночь мы с Иришкой не сомкнули глаз. Нет, между нами ничего не было. Просто всю ночь мы разговаривали. Она рассказала о себе. О том как полтора года назад у нее умерла мать. Отец после этого запил. Начал продавать все из дома. И как ни старалась Иришка вывести его из этого состояния - не получалось. На работу она не могла никуда устроиться. Денег не было. А у нее еще двенадцатилетняя сестренка. Про которую, она теперь, ничего не знает. И она была вынуждена пойти на Тверскую, чтоб хоть как то зарабатывать. Там таких, как она было не мало. И сюда попала очень просто. Однажды подъехал парень. Предложил поехать к нему на дачу. Парень дал тогда сто баксов и она согласилась. Вот так она оказалась здесь. В первую же ночь ее изнасиловали. Особенно старался один из братьев близнецов - Витек. Потом они еще почти неделю держали ее у себя, и все время насиловали. И только когда приехал Сергей Андреевич ее перевели в барак, к женщинам. И объяснили кто она теперь и что должна делать.
  Вообщем так я узнал Иришку поближе. Узнал что привезли ее сюда, на неделю раньше меня. Но она уже вскрывала себе вены. Но ее успели откачать. А потом жестоко за это наказали. Как? Я не стал интересоваться. Зачем бередить старые раны.
  Под утро она сказала, что я первый человек, который к ней даже не прикоснулся.
  Вот так я провел одну-единственную ночь с Иришкой.
  В ту ночь я рассказал Иришке и о себе. О Марине. О том как я любил ее и люблю сейчас...
  И прошлое тогда мне представилось таким близким...
  
  5
  
   Вот и сейчас далеко за полночь. Все спят, я слышу чей-то храп, кто-то во сне разговаривает, кто-то простонал и выругался матом не далеко от меня. А мне не спиться. Я лежу и смотрю в потолок, мысленно перебираю всю свою жизнь. В бараке светло как днем, за окном ярко светит луна. Ее свет сквозь решетку на окне, падает на спящих людей, освещая рядом лежащего Семена. Семен, теперь, мой напарник, ставший здесь мне другом, с которым я мог поделиться всем чем угодно, зная, что он меня всегда поймет. Последнее время мы с ним работаем вместе (меня перевели на циркулярку, пилить рейки). Стало полегче немного. За все время, сколько я знаю Семена, он ни разу не был в числе передовиков. Так, выполнял, что от него требовалось, но вперед не лез. Но и косяков за ним, тоже не наблюдалось. Вообщем нормальный парень.
  Я потянулся, положил поудобнее руки себе под голову.
  Странно, почему я ни разу не слышал от Семена, что ему здесь не нравиться, да и вообще у него и в мыслях не было отсюда бежать. В противоположность мне...
  Вдруг во дворе залаяли собаки, послышался шум и звук въехавшего "Уазика". Наверное, Сергей Андреевич приехал. Он, то уезжал, то приезжал снова на "фазенду". У него были дела, заботы, проверки... Но при всей своей загруженности, он не забывал и о нас. Ведь мы были нужны ему в качестве здоровой, рабочей силы. Для этого, раз в месяц, он привозил старичка-доктора. Тот осматривал нас, спрашивал о здоровье. Один раз делал даже аборт нашей Наталье. Советовал Сергею Андреевичу, получше кормить нас. Кормили же вполне сносно.
  Я повернул голову и посмотрел в окно. Луна по-прежнему светила ярко. Вдали перемигиваясь, мерцали звезды.
  ...Вот также, давным-давно, мы с Мариной смотрели на звезды и мечтали... Помню, был месяц август далекого 80-го года. В то лето как раз проводилась олимпиада в Москве и ...похороны Владимира Высоцкого. Мы тогда закончили восьмой класс. И не проходило и дня, чтобы мы не встречались. Однажды мы сидели на лавочке, в нашем маленьком скверике, который находился рядом с нашей школой. Ночь была теплой. Говорят что август - месяц звездопада. Да это на самом деле так. И каждый раз, увидав падающую звезду, мы старались загадать желание. Не знаю, что загадывала Марина, но у меня оно было одно-единственное - чтобы мы всегда были вместе.
  - Успела загадать? - Спрашивал я её, как только очередная звезда, стремительно прочертив черное небо, также внезапно исчезала, как и появлялась. Марина отрывала взгляд от звездного неба, смотрела на меня и улыбалась.
  - Что ты загадала? - Снова спрашивал я её.
  - Не скажу. - Весело отвечала она.
  И так, прижавшись друг к другу, мы долго смотрели в бескрайние просторы нашего неба.
  Помню тогда же, в августе, мы с Мариной гуляли по ночной Москве, взявшись за руки. Зашли довольно далеко, домой нам пришлось возвращаться на метро. И уже проходя по скверу, мимо нашей лавочки, я предложил посидеть немного. Мы присели не от того что устали, просто нам не хотелось расставаться, даже на остаток ночи. Родители конечно, волновались за нас, и будут ругаться за поздние возвращения домой. Но нам было все равно. Мы любили друг друга. Я нежно обнял, она прижалась ко мне. И вот тогда я признался ей, что люблю её. Я очень тихо прошептал ей на ухо.
  - Марина, я люблю тебя.
  - Что ты сейчас сказал, Алеша? - Спросила она, повернувшись ко мне. Она старалась разглядеть мое лицо, глаза ее блестели. Я молчал, мне почему-то стало жарко.
  - Повтори, что ты сейчас сказал. - Настойчиво попросила снова Марина. Я набрал полную грудь воздуха и на полном выдохе, уже громко сказал.
  - Я люблю тебя!
  - Алешенька! - Марина сильнее прижалась ко мне. - Я тоже очень, очень сильно тебя люблю! Если б ты только мог знать, насколько...
  Потом был первый поцелую в нашей жизни. Робкий, нежный.. В ту ночь мы были самыми счастливыми людьми на земле! Мы позабыли, что нас дома ждут родители, что уже очень поздно.
  Мы сидели одни в этом сквере и не замечали этого. Марина положила свою голову мне на плечо, я прижался своей головой к ее голове. Мне было хорошо и спокойно. Рядом была она! Самый дорогой мне человек - моя Марина. Я закрыл глаза, как мне показалось на минутку и услышал ее милый голос. - Алеша, ты спишь?
  Не открывая глаз, я ей ответил. - Нет. С чего ты взяла?
  - Я слышала. Ты спишь.
  - Не знаю, может немного заснул. - Уже не уверено ответил я.
  - Алеша, ты ложись, а я посижу. - Сказала она и погладила мою руку.
  И я как дурак лег на лавочку, положив голову ей на колени. Дурак почему? Да потому что, когда я открыл глаза, было уже светло. Город встречал новый день. Марина все также сидела и гладила мои волосы.
  - Как спалось? - Увидев, что я проснулся, весело спросила она.
  - Марина, ты извини, я уснул... - Начал было оправдываться я. Мне было неловко за себя.
  - Да ладно. - Перебила она меня, и нагнувшись, чмокнув в щеку, добавила. - Знаешь, а дома нам влетит, наверное
  Тут до меня дошло. Скорей всего наши родители нас уже ищут...
  
  6
  
   Мои воспоминания прервали шаги и голоса, донесшиеся до меня из первого отсека нашего барака. Кто-то вошел в помещение пока мои мысли унесли меня в прошлое. Вспыхнул свет, сначала там, потом в нашем отсеке. И чей-то громкий голос неожиданно заорал.
  - Подъем суки! Строиться!
  Мужики, проснувшись, и не поняв в чем дело, недоуменно смотрели по сторонам.
  - Непонятно что ли? Строиться! - Снова заорал тот же голос. Все начали подниматься, сползать с нар и выходить на проход. Против своей воли я тоже подчинился приказу.
  Вся охрана была здесь во главе с Сергеем Андреевичем. Голос принадлежал Антону - "дубаку". Мы все называли его так, потому что он никогда не расставался со своей резиновой дубинкой. Вот и сейчас он был с ней.
  - Выровняться! - Снова заорал он.
  Мы потоптавшись, выровнялись, как могли. Антон прошел вдоль строя, заглядывая, не остался ли кто на нарах. Удовлетворенный, что все были построены, он вернулся к своим. Теперь заговорил Сергей Андреевич.
  - Мы подняли вас, потому что случилось ЧП. - Сказал он.
  Мы все переглянулись.
  - Я всех предупреждал, что побег строго наказывается, попытка побега тоже наказывается. Так?
  Мужики в строю молчали.
  - Хорошо. Значит, помните, что так. - На его лысине заблестели капли пота. Он повернулся к стоящему за его спиной Витьку, и взял у того из рук какие-то предметы завернутые в тряпку. На глазах у нас он развернул тряпку. И все увидели обычный гвоздодер и нож Санька. В том что это был нож Санька я не сомневался, того самого, с Ростова, его я узнал сразу. Он был еще не доделан, оставалось сделать ручку. Но как он оказался в руках у Сергея Андреевича, мне было не понятно. Насколько я знал, Санек его делал втихаря, и надежно прятал где-то в цехе. На счет гвоздодера я не чего не знал.
  - Вот что мы нашли в одном из цехов. - Лысый поднял гвоздодер с ножом на уровне груди, показывая всем, продолжил. - Кто-то прятал все это. Готовился бежать отсюда. И мы знаем кто готовился, только я хочу, чтоб он сам признался в этом.., - Он замолчал, сделав полуминутную паузу, при этом его глаза бегали и старались заглянуть в глаза каждому из нас. После этого он добавил. - ...по-хорошему. - В его голосе почувствовалась угроза.
   Но все молчали, только кое-кто, нарушал эту тишину вздохами сожаления, что их разбудили посреди ночи не дав поспать. Признания не было, и это продолжалось минуты две-три.
  - Понятно. Никто не хочет признаваться, а жаль... - Лысый покачал головой.
  Из-за его спины высунулся Витек.
  - Эй! Студент! - Выкрикнул он. - Чё молчишь? Давай, выходи!
  Все переглянулись.
   Ни хрена себе! - себе подумал я. - Это что получается, пацана, кто-то сдал, раз они про него все знают? Ну, кто? - Я посмотрел на Матвеича. За бугром водились мелкие грешки такого рода. - Неужели Матвеич? - Тот стоял, как и все в строю, но в его лице было, что-то гадкое.. - Скорей всего это он. Но зачем ему это?
  - Ну, чё стоишь? Выходи!
  Санек вышел на полшага, он был бледен. Мне показалось, что будь у него немного больше смелости, он кинулся бы с голыми руками на этих сытых, вооруженных тварей. Такое у него было выражения лица. Но он стоял.
  Сергей Андреевич подошел сам к парню и встал напротив него.
  - Твое? - Подняв перед лицом Санька, гвоздодер с ножом спросил он.
  - Да. - Негромко ответил Санек, и подняв глаза, зло посмотрел на лысого.
  Для чего Санек делал нож, я не знал. Парень был немного замкнут в себе. Один раз я сказал ему, что с этим ножом, он ничего не сможет сделать. Если хочет от сюда выбраться, надо искать другой вариант. Санек нечего мне тогда не ответил.
  Выбраться отсюда было действительно сложно. За все время моего нахождения здесь, я обследовал почти все, мечтая о побеге. Подкоп отпадал. Из барака слишком далеко. А так, почти все просматривалось, и нужно было время, чтоб работать днем, а его не было. На ночь нас закрывали. При перемещении по территории убежать было еще сложнее, как я уже говорил, заборы были высокие и четыре вооруженных охранника дежурившие попарно, тоже не хрен собачий. Вообщем глупо рисковать я не хотел. А подготовить массовый побег не представлялось возможным, так как многих устраивала такая жизнь. Открой им ворота и скажи - иди, не уйдут.
  - Для чего тебе это? - Спросил Сергей Андреевич у парня.
  Санек молчал, только желваки бегали на его скулах.
  - Ну? - Снова спросил лысый.
  - Да пошли вы все...! - Не выдержав, сквозь зубы процедил Санек.
  Сергей Андреевич усмехнулся.
  - Ладно. - Сказал он. - Пусть будет по-твоему.
  После этих слов лысый повернулся и направился к выходу.
  - Ну, а ты что стоишь? Пошли! - Тут же рявкнул, Антон, Саньку и махнул головой в направление выхода.
  Антон, мало чем отличался от Витька, такой же самоуверенный и наглый. Из всех охранников мне больше всех симпатизировал Толик.
  Санька увели. Выключив свет, нам дали отбой. Мужики ворча, полезли по своим местам. Минут через пять уже кто-то громко храпел. Вот черт, им все по фиг. Ну, а мне было не по себе, и какой тут может быть сон после всего этого. Не спал рядом и Семен. Он все ворочался на своем месте.
  - Что с ним будет? - Негромко спросил я у него.
  - Нечего хорошего. - Также негромко, не поворачиваясь, ответил он.
  Больше я не о чем его не спрашивал, все лежал и думал, о Саньке, о Марине, Иришке, и о своем детстве, и не справедливости в этой жизни.
  Минут через двадцать, снова пожаловали охранники. Они притащили бесчувственное тело Санька и бросили его у входа. Несколько мужиков и я в их числе перенесли парня на нары, укрыв его потеплее, нашими вещами. Потом всю ночь мы прислушивались, слышали прерывистое дыхание, его тихий стон, когда он пришел в сознание. Но чем мы могли еще помочь ему. Не чем...
   В эту ночь некоторые из нас так и не смогли заснуть. Не спал и я, ворочался Семен, но мы больше не разговаривали. Так прошла ночь, утром нас, как обычно, отправили на работу. Во время работы о ночном происшествии и Саньке никто из нас не говорил, но некоторые, было видно, думали об этом. Матвеич, напротив, в этот день вел себя агрессивно, кричал на всех, материл, вообщем старался гонять по полной программе. Мужики косились, огрызались, но в конфликт с ним не вступали. У меня все больше и больше появлялась уверенность, что Санька сдал - он.
   После работы, нас ждала другая новость - Санек умер. Мы увидели заплаканное лицо Иришки, и я понял, что этот паренек нравился ей. Женщины в столовой рассказали, как Игорь и Антон за пару часов до нашего прихода, вытащили тело Санька из барака и закопали где-то за забором.
  После этой страшной новости, кусок хлеба не лез в горло. Санек вроде бы для меня был никто, просто один из нас. Но мне было жаль этого парня с Ростова, так и не ставшего студентом. Было жаль его мать, которая никогда не узнает, что случилось с её сыном. Которая каждый день будет ждать его, перебирать фотографии и заглядывать в почтовый ящик в надежде, что сын объявиться или даст о себе знать. Обивать пороги ведомственных учреждений. До конца своих дней она будет жить с этой надеждой. Надеждой что её Саша жив, и он вернется...
  После ужина Семен отозвал меня в еще пустое спальное помещение и сказал.
  - Леха, ты прав. Надо сваливать отсюда. А то любого из нас могут вот так забить и закопать как собаку за забором. - Он сжал кулаки и заскрежетал зубами. Таким я его видел впервые. - Как это сделали с Саньком. Сволочи!
  - А я что говорил. Давно надо, но как? - Ответил я.
  - Подожди, мы свалим Лех, будь спокоен. Но прежде надо кое с кем разобраться..
  - Ты на счет чего? - Не понял я.
  - На счет бугра. Чувствую, это он падла, сдал пацана, и ходит, улыбается. Такого нельзя прощать.
  Вошедшие в спальное помещение мужики, прервали наш разговор.
   - Ладно, потом договорим. - Сказал Семен при их появлении. - Отдыхай.
  Он сдержал свое слово. После "отбоя", когда все потихоньку улеглись, и в помещении наконец-то установилась тишина, только Семен не ложился и подошел к лежавшему с краю, у самой стены, Матвеечу. Тот лежал, не обращая внимания на визитера.
  - Слышь, бугор? - Обратился Семен к нему. - Я тут спросить хотел...
  - Чё надо? - Недовольно проворчал бугор
  - Ты Санька сдал?
  Этот вопрос услышали все и я в том числе. Мужики сразу навострили уши, разговор как они поняли должен быть серьезным. Матвеич приподнял голову.
  - Че-го? - Врастяжку прорычал он. - Ты чё, нюх потерял? На кого пасть разинул? Щенок.
  - Ладно, бугор, я привык к твоим оскорблениям. Проехали. Ты ответить на вопрос. - Невозмутимо стоял на своем Семен. - Санька, ты сдал?
  Матвеич еще больше приподнялся на своей лежанке.
  - Ну, даже и я. А ты кто такой здесь? Пи..ор гнойный.
  После этих слов Семен должен был вскипеть, но он этого не сделал. Переборов себя, он спокойно произнес.
  - Нет. Не я это, а ты. Сука ты, а не человек. Понял?
  Больше ничего не говоря, Семен развернулся, чтобы идти.
  - Чё ты сказал, х..путало? - Не ожидая такого ответа, в ярости рявкнул Матвеич. И кинувшись в след догонять Семена, полез с нар, на пол.
  Семен успел сделать только пару шагов, как рука бугра успела догнать его, схватив за плечо. Никто не ожидал, что в этом в ни приметном с виду парне живет такая сила. Семен, развернувшись успел опередить нападавшего, замахнувшегося второй рукой. Сильный удар пришелся тому по горлу и тут же второй, снизу вверх, в подбородок, отбросил Матвеича чуть ли не к стене. Упав бугор, больше не встал, а остался лежать без движений. Семен, как ни в чем не бывало, проследовал на свое место.
  Прошло несколько минут, но бугор так и не вставал. Он лежал, не подавая признаков жизни. Почувствовав неладное, первым слез к Матвеечу, Игорек, распиловщик с пилорамы.
   - Мужики! Да он же мертв. - Тряханув бугра за плечо, сказал он, и повернувшись к остальным, в растерянности спросил. - Что будем делать?
  Все мужики, бормоча недовольства и каждый свое, полезли с нар. Слез и я. Один человек только не тронулся с места, это был Семен. Он только что улегся и теперь лежал и безразлично глядел куда-то вверх, в потолок.
  Зрелище мертвого Матвеича, было не из приятных. Он, распластавшись, лежал на спине, глаза были открыты и безжизненно стеклянны. На сомкнутых губах надувался кровяной пузырь. Мне стало не по себе.
  - Ну, что будем делать? - Снова спросил Игорек, обводя собравшихся взглядом.
  - Да уберите его оттуда. - Раздался за их спинами голос Семена. Кое-кто повернул головы. - На место положите хотя бы.
  Мы так и сделали. Положили стукача, на его же место, повернув лицом к стене, предварительно закрыв покойнику глаза, как полагается в таких случаях. Прикрыли, его же тряпками. И потихоньку разбрелись по своим местам, выключив свет. Но в эту ночь не каждому из нас удалось уснуть. Сон никак не шел, да и как можно заснуть, когда рядом лежит покойник. Теперь я ворочался, скрипя под собой досками, Семен же напротив, лежал спокойно. Минут через сорок он прервал мое ворочание тихими словами.
  - Ничего Леха. Все будет нормально, поверь мне. Выберемся мы отсюда. До утра нас никто не потревожит. Спи спокойно.
  - Какой черт, спи спокойно, когда рядом такое... - Подумал я, а сам негромко ответил. - Да не охота. Сна, вообще нету.
  - Но, лучше поспать. А то завтра трудный день будет..
  Что за трудный день, он не сказал, а повернулся на бок от меня и замолчал.
  - Трудный. У нас каждый день трудный... - Подумал я, но все же закрыл глаза.
  Я еще долго лежал, проигрывал в голове массу вариантов нашего побега, но не один из них не предвещал благополучного исхода. С этими мыслями, не смотря на покойника, находившегося в бараке, я незаметно уснул.
  
  7
  
   Во сне я видел Витька с раскаленным железным крестом, который клеймил людей. Люди, шли к нему, построившись в очередь, а Витек клеймил их и улыбался. Потом появился Сергей Андреевич, он держал в руке нож, который ярко блестел. В ногах у него ползал Матвеич, он что-то говорил лысому и пальцем показывал на очередь. Почему-то Сергей Андреевич пнул Матвеича ногой. Затем откуда-то появился большой черный пес. Он кинулся на Матвеича, тот стал убегать. Пес кинулся на Витька и начал рвать его. Мне стало страшно. Очередь стала разбегаться, я хотел тоже побыстрее убежать вместе со всеми, но пес заметив это кинулся ко мне. Меня сковал сильный страх и я не мог сдвинуться с места...
   Весь это кошмар прервал Семен. Он легко тряс меня за плечо. Я проснулся, открыл глаза и увидав его понял, что это был сон.
  - Давай, Леха, вставай. - Согнувшись надо мной, тихо произнес он. - Пора. Постараемся чтобы у нас все было хорошо.
  - Что случилось? - Спросил я негромко.
  - Давай, вставай. - Он отпустил мое плечо. - Сейчас не когда болтать, скоро подъем.
  Не понимая в чем дело, я сполз с нар. Уже светало, но все еще спали.
  - Пошли! - Скомандовал Семен. Я послушно пошел за ним. Мы вышли в кухонный отсек. И тут Семен, перевернув лавку, на которой мы сидим за столом, двумя-тремя ударами ладонью выбил ножку- брус с одной стороны.
  - Держи. - Он сунул ее мне в руки.
  - Зачем? - Не понял я.
  - Лех, ты бежать хотел?
  - Ну.
  Так вот, это путь к свободе. Понял?
  Я согласно кивнул головой, не совсем поняв, как эта ножка может помочь в этом деле.
  - Встанешь за дверью, и если что поможешь мне. Теперь понял?
  - Теперь понял. - Ответил я.
  Снаружи послышались голоса охраны.
  Семен приложил палец к губам и затем, махнув ладонью, показал на дверь. Я бесшумно занял место за дверью, приготовившись ко всему, что будет. Семен занял место с противоположной стороны, прижавшись спиной к стене.
  Щелкнул навесной замок. Кто открыл дверь, я не видел. Видел, как на полу появилась тень, освещаемая наружным фонарем. Тень шагнула в барак, чтобы включить свет. Выключатель находился на стороне Семена. Послышалось какое-то замешательство, пару быстрых, глухих удара и что-то тяжелое упало на пол.
  - Антон? - Послышался голос второго охранника, снаружи. Голос принадлежал Витьку. - Что у тебя там?
  Никто не отозвался. Почувствовав что-то неладное, второй, несколько секунд стоял в раздумье, заходить - не заходить в барак?. Видимо решился, потому что его фигура заслонила дверной проем и его тень поползла вглубь помещения. Снова послышалась возня, топот ног и громыхнул пистолетный выстрел. Я выскочил из своего укрытия. Семен, схватив за руку, в которой было оружие, боролся с охранником. Размахнувшись ножкой, я из-за всех сил удар противника по голове. Он вмиг обмяк, и как подкошенный рухнул к ногам друга. Пистолет, выскочивший из рук, упал рядом. Семен быстро нагнулся и поднял его, а заодно обшарил Антона, забрал и его пистолет.
  - Спасибо, Лех. - Прерывисто дыша, сразу после этого, выпрямившись, сказал он. - Выручил.
   - Ладно. Нормально. - Стараясь как можно спокойней, ответил я, все еще крепко сжимая ножку. Для меня показалось в тот момент, когда я бил, что промахнулся, но к нашему счастью, я попал.
   В спальном отсеке, послышался скрип, кто-то хрипло закашлял, Видимо звук выстрела разбудил его обитателей. Тут же, мы услышали шаркающие шаги, и через секунду там вспыхнул свет, освещая нас с Семеном и двух лежащих на полу охранников.
  - Ни хрена себе! - В дверях показалась фигура Игорька.
  - Свет! - Прикрикнул на недоумевавшего зрителя, Семен. - Выключи!
  В сообразительности Игорьку не откажешь, он стрелой кинулся к выключателю и свет погас.
  - Вот так, лучше будет. - Произнес Семен и выглянул во двор.
  Во дворе вроде бы все было спокойно.
  - Что там случилось? - Послышалось в спальном отсеке.
  - Сеня с Лехой двоих сторожей положили. - Ответил Игорек кому-то.
  В ответ кто-то присвистнул и тут же продолжил матерной фразой.
  - Б..я, что теперь будет?
  - Что, что? Хрен его знает, что.
  Но тишина во дворе, как мне показалось, таила в себе опасность и была обманчива.
  - Ну что Лех, вперед? - Семен повернулся ко мне. Я кивнул головой. Мы бесшумно выскользнули из барака. Впереди маячили сложенные штабеля досок, мы рванули к ним, чтобы укрыться и перебежками продолжить путь по направлению к забору. Но на ходу мы увидели, что почти одновременно с нами из домика охраны, наперерез, выбежали оставшиеся двое охранников. Позади них бежал Сергей Андреевич. В руках у него был автомат, он на бегу передергивал затвор. Расстояние между нами было метров сто, а до спасительного штабеля еще метров двадцать.
  - Черт! - Чертыхнулся я мысленно. - Не повезло.
  Но через несколько секунд мы все-же благополучно приземлились за сложенными досками. Но и это оказалось еще не все, потому что Семен, тут-же сообщил мне.
  - Плохи дела Лех. За женский барак бежать надо. Перебить нас здесь могут.
  Я нечего ему не ответил, только посмотрел в его карие глаза. В этот момент мне показалось, что все у нас будет нормально. От Семена исходило полное спокойствие к происходящему и трезвый расчет.
  Семен, не дождавшись от меня ответа, сунул в мою руку один из двух трофейных пистолетов.
  - Если, что, стреляй. - Сказал он, а сам сразу же выглянул из-за штабеля по направлению к бежавшей троице.
   До женского барака было не более пятидесяти метров, но как их преодолеть, когда для преследовавших, ты становишься хорошей мишенью, стоит только покинуть укрытие.
  Семен снова повернулся ко мне. - Ну что? Давай до барака! Я прикрою! - Выкрикнул он. Терять уже было нечего, но страх вдруг накатил на меня. Внутри все похолодело. Оставаться на месте, Семен был прав, тоже не имело смысла. И я решил. Была - не была! "Храни нас, Господи!" - Подумал я. Сжав покрепче рукоятку пистолета, и посмотрев на друга, может быть в последний раз, рванул. Почти одновременно за моей спиной хлопнул выстрел, следом другой, я пригнулся, как мог, но продолжал бежать. Снова хлопок, и впереди, чуть правее, пуля вспорола землю, раздробив щепки валявшиеся вокруг. Это заставило меня бежать с удвоенной силой. Теперь я не просто бежал, но и еще стал петлять из стороны в сторону, чтоб в меня труднее было целиться.
  Слава богу, женский барак прикрыл меня от очередной пули. Прижавшись спиной к задней стене, я перевел дыхание и несколько раз глубоко вздохнул. - Все! Есть! Живой! - Но теперь надо было выручать друга. Я осторожно выглянул. Охранники с лысым видно поняли, что теперь им меня не достать, перевели огонь на Семена, который изредка отстреливался и поглядывал в мою сторону.
  - Леша! - Негромкий женский голос в этот момент позвал меня сзади и кто-то слегка дотронулся до моего плеча. От неожиданности я вздрогнул, и резко обвернулся. Позади меня, стояла Иришка. Она была бледна.
  - Ты? - Удивился я. - Ты, что тут делаешь?
  - Я услышала выстрел. Выглянула посмотреть, что случилось, а тут снова стрельба и ты бежишь... Ну, вот я и спряталась...
  - Блин! - Вырвалось у меня. - Тебя убить могут!
  - А мне не страшно!
  Ее взгляд, ее глаза полные решимости и отчаяния подчеркивали сказанное ее.
  Я снова выглянул из-за барака.
  Семен находился на прежнем месте. И надо было выручать друга, тем более положение его, как я снова увидел, ухудшалось. Один из охранников, в это время бежал обратно, к домику охраны. Для чего я не понял. Лысый со вторым, успели разделиться, и теперь с разных сторон, пригибаясь, обходили Семена. Семен перестал стрелять, и продолжал поглядывать на меня. Я передернул "Макарова" и высунул руку.
  Два моих выстрела ничего не дали, разве что заставили противника упасть на землю, вжавшись от пуль. Но этого было достаточно. Семен, воспользовавшись моментом, выскочил из-за штабеля. Он короткими зигзагами, и стараясь как можно быстрее, помчался к нам. Ему повезло. Никто не произвел ни одного выстрела.
  - Ириша?! - Прерывисто дыша, удивился он, увидев за моей спиной девушку. - Ты?! Ты как... здесь...?! Ладно... Потом... Лех, надо к забору! - Он перевел дыхание. - Они сейчас собак спустят!
  Я все понял. Вот зачем побежал охранник обратно.
  Забор находился за нами, с другого угла барака. Чтоб до него добраться, нужно было пробежать вдоль постройки, метров десять, а затем преодолеть еще метров семьдесят. Хоть бежать, и пришлось бы скрытыми от глаз охраны, бараком, но расстояние все-же было приличное. Охранники могли за это время оказаться на нашем месте, где мы сейчас находились и уже от туда вести спокойно прицельный огонь. Тогда уж точно, ничто не могло нас спасти.
  - Знаю.
  Повернувшись к единственной даме в нашем обществе, я грубо подтолкнул Иришку также в единственном и нужном нам направлении, скомандовал. - Давай к забору!
  Еще издали, на бегу к своей цели, мы заметили, что у забора нас ждет сюрприз.
  Две фигуры, неизвестно как оказавшиеся там, повернувшись спинами к нам, ковырялись у забора, орудуя ломом. "Кто-то из наших..." мелькнуло в моей голове. "Кто?!"
  Преодолевая вторую половину расстояния, я оглянулся. Все тихо. Охраны видно не было.
  "Слава Богу!"
  ...Но на последних метрах, Семен заметил с боку собак, мчавшихся через всю территорию в нашу сторону.
  - Собаки!
  Я кинул взгляд по направлению домика охраны, где располагались вольеры. Видимость была хорошей. В вдалеке, преодолевая мелкие препятствия, стремительно, с остервенением, мчались к нам местные псы.
  Холод пронзил все тело.
  
  8
  
  - Давай быстрей! Что копаешься!
  Игорек давил плечом самую слабую доску в заборе на данном участке, что кинулась им в глаза, и ворчал на Саныча. У того все не получалось, вогнать поглубже, лом, в небольшую щелку между доской и брусом. Но с очередным взмахом, лом все же ушел в щель довольно прилично. Рванув на себя, он почувствовал - все. Зацепил! Теперь доска никуда не денется. Упершись посильнее, он потянул отполированный от многих рук, металл на себя. Но доска удержалась на прежнем месте.
  - Подвинься! - Игорек тоже схватился за лом.
  На третьем рывке, доска, издав короткий треск, поддалась.
  - Еще раз! - Саныч одновременно с Игорьком, дернули лом.
  Эта попытка увенчалась успехом. Доска, последний раз скрипнув на ржавых гвоздях, которые мертво сидели на своих местах, высочила через шляпки, забитых с обратной стороны.
  - Ф-ф-ф - Выдохнул Саныч.
  Игорек не медля, сдвинул, висящую на верхних гвоздях доску, в сторону.
  За забором, в трех метрах от них, начинался лес. За забором, в трех метрах от них, начиналась свобода. Их свобода! О которой они так давно мечтали, что даже забыли, какая она, эта свобода. И вот она! Рядом! Осталось только преодолеть этот забор разделявший их от свободы.
  Саныч провел рукой по слегка вспотевшему лбу.
  Игорек, не оглядываясь на напарника, полез в образовавшуюся дыру.
  
  На последних метрах, я узнал, в фигурах мужиков у забора, Игорька с Санычем.
  Наш Саныч, по-видимому услышал нас, потому что обвернулся.
  - Дамам дорогу! - Выкрикнул Семен на ходу.
  Саныч сдвинулся в сторону, Игорек тут-же исчез в проеме.
  Иришка скинув скорость, без проблем вписалась в проход на свободу, ей даже не потребовалась помощь Игорька, находившегося уже на той стороне.
  Вторым проскользнул я. За спиной раздалась, сухая, автоматная очередь. Кто-то вскрикнул. Послышался близкий лай собак. Игорек с Иришкой в это время уже были у первых деревьев, окружавшего нашу "фазенду" леса.
  - Лех! Помоги Санычу! - Раздалось за забором.
  Я кинулся обратно. Саныч цеплялся за доски одной рукой, второй держался за ногу. Из-под его пальцев, зажимавших рану, выступила кровь.
  "Попали." - Понял я. А вслух.
  - Саныч, руку давай!
  Одну руку я протянул ему, другой ухватил его за предплечье той руки которой он зажимал рану. Несколько секунд мне пришлось повозиться с ним, чтоб вытащить его за забор.
  Лай собак раздался совсем рядом, почти за самой спиной.
  Семен, пятясь, уже был одной ногой за забором, как собаки были на месте.
  Я снова услышал выстрел, тут-же второй. На этот раз стрелял Семен. Одновременно в два голоса раздался пронзительный, жалобный скулеж собак. На той стороне послышалось секундное замешательство. Я обвернулся.
  Семен был уже снаружи. Но доска вновь под натиском одной из собак ушла в сторону и показалась раскрытая пасть с рядами острых, с желтизной зубов. До руки Семена было с десяток сантиметров. Прямо в раскрытую пасть, собака даже не успела прыгнуть, Семен выпустил третью пулю. Собаку дернуло и она завалилась тут-же в проделанном Игорьком с Санычем лазе, нервно поддергиваясь. Я видел как глаза ее помутнели. Стали медленно закрываться, и по ее собачьей морде покатилась слеза.
  Мне стало жаль ее. Эту бессловесную тварь, которая всего-навсего исполняла честно свой долг. И до конца осталась преданной своим хозяевам...
  Мы медленно отходили от забора. Семен продолжал держать дыру на прицеле. Но из нее больше никто не показался. Видно оставшиеся, почуяв смерть, выбрали правильное решение. Значит у них тоже есть инстинкт самосохранения. Они продолжали лаять с каким-то подвыванием, от чего всем стало жутко.
  Мы были уже довольно далеко от "фазенды". Погони за нами не было.
  "Все, выбрались." - Думал я. - "И это правда."
  Да, мы выбрались. Нам удалось. И нас было пятеро. Саныч, Игорек, Семен, Иришка и я. Это был поистине счастливый день в моей жизни!
  Я вспомнил Марину. Ее лицо сразу предстало передо мной. Веселое, улыбающееся, и манящее меня к себе. Волосы, рассыпавшиеся в беспорядке, еще больше украшали его...
  - Все, отдых! - После нашего, долгого молчания за всю дорогу, первым заговорил Семен, видя, что Саныч порядком выбился из сил.
  Но выбился не только Саныч, мы все порядком устали. Трудно было пробираться по лесу, местами заросшим непроходимым кустарником. Вдобавок, Саныч не мог быстро двигаться. Было видно, каких усилий дается ему каждый новый шаг. Поэтому слова Семена, были как нельзя кстати.
  - Носилки, надо Санычу соорудить. - Добавил он.
  Стояло теплое сентябрьское утро. Солнце уже взошло, и его лучи пробивались местами сквозь густую крону деревьев. Лес был красив в эту минуту.
  Вверху, щебетали птички, где-то упорно застучал дятел, начав поиски жучков и личинок.
  - Смотрите, белка!
  Воскликнула только что севшая на траву Иришка, указывая на старую сосну. На нижних ветках, действительно замер пушистый зверек. Белка насторожено рассматривала нежданных гостей, появившихся в местной глуши.
  - Я никогда не видела белку. А она вон какая - забавная!
  Зверек несколько секунд оставался без движений, а затем легко и проворно, перепрыгивая с ветки на ветку, скрылась, вроде бы и не густой, кроне.
  - У нее там наверно домик...
  - Не домик, а дупло. - Поправил ее Игорек. - Женщины, как дети маленькие...
  Я улыбнулся. Не столько сказанному, сколько видя в этих мелочах, как люди радовались свободе и упивались ее. Разве вчера, они, могли себе позволить восхищаться, какой-то обычной белкой, там на "фазенде"? Конечно, нет. Любой человек, лишенный свободы, при любых обстоятельствах, не замечает этих самых мелких радостей жизни... А сегодня, сейчас, совсем другое дело...
  
  9
  
   В это время, темно-синий "Ниссан - Паджеро", и следовавшая за ним серая "Волга", подъезжали к "фазенде". Водитель джипа завидя крепкие, деревянные ворота, этого затерянного в лесу предприятия, подал два коротких сигнала. Залаяла оставшаяся в живых пара собак, уже загнанная в вольер. "Гостям" подъехавшим к воротам, все же пришлось остановиться, так как с другой стороны им никто не открыл. Из "Волги" вылезли двое, и обойдя джип, направились к воротам. Заглядывая в щели, они пытались разглядеть, что твориться на территории. Но ничего не было видно. "Ниссан" снова издал сигнал, но на этот раз один длинный. Через некоторое время ворота все же распахнулись.
  Барак уже был закрыт снаружи на старенький висячий замок. Внутри которого были рабы.
  Машины, проехав полдвора, остановились перед начинавшимися
  Прибывших "гостей" встречал удрученного вида Сергей Андреевич. Его лысина была покрыта мелкими капельками пота и блестела как никогда. В руках до сих пор находился все тот же автомат. Не протягивая руки, первым заговорил один из приехавших, по всей видимости старший, на груди футболки которого красовалась небольшая надпись "BOOSS". Остальные полукольцом, молча, стояли у него за спиной.
  - Ну "завхоз", рассказывай, что у тебя случилось?!
  - Да, блин! - "Завхоз" зло сплюнул на землю. - Пятеро свалили!
  - ???!
  - Как все произошло, не могу понять! Быстро все было! Собак постреляли...
  - ??? У них, что?! Оружие?
  - Да. Два пистолета прихватили. Наших двоих убили...
  Не дав договорить, парень от такой новости присвистнул.
  - Двоих? А у них что? Без потерь. - Он перевел глаза на автомат Сергея Андреевича.
  - Одного я вроде зацепил. Остальные кажется, целы. Правда труп в бараке у них еще имеется...
  - Что за труп? Своего что ли?
  - Да. Похоже разборки у них там были. Раз своего бугра замочили. Только никто ничего не знает. Все молчат. Твердят только одно; убил его - Сеня. За одного тут, чудика с Ростова. Якобы, за то что Матвеич, сдал того нам. А то, что будет этот побег, никто не знал.
  - Ясно. А что, за Сеня? Где он?
  - Да в том-то и дело, что сбежал... - "Завхоз" переступил с ноги на ногу. - Еще говорят, что и охранников он же замочил.
  - Крутой что-ли?
  - Да я б не сказал. Пока здесь находился, ничем не выделялся. Спокойный был. Работал как все. Вообщем, так себе. ... Обыкновенный.
  - Понятно. И сколько ж он пробыл у тебя?
  - Почти, что год. ...Но все нормально, всегда было...
  - Было значит... - Парень покачал головой. - Ладно, понятно все. Показывай где они ушли.
  
  "Завхоз" вместе со своей охраной повел гостей к тому месту, где была проделана дыра в заборе.
  - Похоже, что подготовка все-таки была... - Заключил, старший, осмотрев дыру. - Место удобное.., лом.., время чтоб выдернуть доску. Отвлечение вас от этого места. Все говорит об этом. ...Так сколько, ты говоришь, их было? Пятеро?
  - Да пятеро. - Подтвердил Сергей Андреевич. - Забыл сказать, среди них одна девка.
  - А девку, им зачем было тащить от сюда?
  - Не знаю.
  - Ладно, найдем - узнаем...
  После парень, еще некоторое время со своими бойцами крутился у забора. Вылезал за забор. Искал на траве следы крови. А когда ему было все ясно, он спросил у "завхоза".
  - А в лес-то, что не пошел, за ними?
  - А здесь кто останется? - Вопросом на вопрос ответил "завхоз".
  - Тоже верно... - Согласился старший, добавив. - Ладно, сами найдем.
  
  
  10
  
   Мы же в это время, решив что нам делать, двинулись дальше, вглубь леса. Стараясь как можно дальше уйти от дороги. Небольшой отдых дал нам новые силы. Да и Саныча теперь тащить было легче. Мы соорудили для него из веток и жердей носилки. Что позволяло нам теперь быстро идти, а если кто и уставал, то мы по очереди меняли друг друга.
  Впереди меня шли, прокладывая нам дорогу Семен с Иришкой. При этом успевали между собой разговаривать. О чем? Я не слышал. Видел только, как Иришка изредка бросала взгляды на моего друга. В этих взглядах я видел что-то такое, что напоминало мне мою юность. Они были осторожные, нежные, полные уважения и в тоже время в них было что-то большее. И впервые за то время что знал Иришку, видел ее улыбающуюся. Но может она радовалась свободе?... Может.
  - Слышь, Семен! - Прервал мои наблюдения Игорек. - А мы не заблудимся? А то от дороги уже далеко ушли!
  Семен не останавливаясь обвернулся.
  - Не должны! А ты что боишься заблудиться?
  - Да, нет! Только бы не хотелось снова оказаться на фазенде!
  - Не боись! - Ответил Семен и в два шага догнал ушедшую вперед Иришку.
  Он шел уверенно. Это было видно. Наверное умел хорошо ориентироваться. Я ему верил. Мне казалось что Семен может сделать невозможное. Он был надежен.
  В глубине леса было прохладно. Сюда мало попадали лучи солнца. Казалось что уже наступил вечер, но на самом же деле день приближался к полудню. За это время мы уже прошли примерно километров девять.
  Теперь порослей молодой сосны было немного. Зато вокруг нас окружали вековые деревья. Их хвоя толстым слоем лежала у нас под ногами и создавало впечатление что ступаешь по ватному одеялу. Сосновые шишки большие и маленькие, молодые и уже истлевшие валялись под ногами. Но наступая на них, все-же чувствовалось что они еще тверды. Иногда дорогу преграждали завалы сухих веток и упавших стволов. Их мы обходили.
  Живя всю жизнь в городе, от которого не так далеко находился лес, я все-же никогда в нем не был. И сейчас был поражен его мощью и красотой. Это был другой мир! Лес в нем жил по своим законам. А мы просто случайно нарушили его покой.
  Вдруг неожиданно лес расступился. Мы оказались на краю небольшой поляны. Солнце светило так ярко, что пришлось немного прищуриться, чтоб глаза немного привыкли. Поляна на половину была заросшей каким-то кустарником, над которым жужжа носились большие синие шмели. Наш небольшой "отряд" беглецов подошел к кустам.
  - Оба! Да это ж ежевика! - Воскликнул Игорек и потянул носилки и меня за собой, к ягодам.
  - Ты что?! Меня угробить до конца хочешь?! Потише! - Ругнулся ему в спину Саныч.
  Мы как воронье налетели на кусты.
  - М-м! Вкусно как! - Иришка облизывала синие от ягод пальцы. Она ни к кому не обращалась конкретно, а говорила просто так.
  - Еще бы! Давно я не ел ежевички... - Чмокал в ответ Игорек. Санычу тоже досталось.
  - Хорошо то как...
  - Вкусно!
  - Хорошо то хорошо... да хорошо бы от сюда уйти... - Это добавил Сеня.
  За кустами оказался небольшой ручей. Это удвоило нашу радость.
  - Вот вам и мать природа! И напоит и накормит...
  Напившись воды и перехватив ягод, мы вскоре двинулись дальше.
  Нам и голову не приходило что задержись мы на поляне еще минут двадцать, то какой был конец нашего побега - неизвестно. Так как наши преследователи во в главе с Дроном тоже побывали на этой поляне. Правда выйдя на нее дальше ее края они не пошли. Но у них состоялся вот такой разговор.
  - Наверно не догоним мы их Дрон?..
  Это сказал один из его бойцов.
  - Мы не знаем куда они пошли. И так уже далеко зашли. Бесполезно все это...
  Дрон стоял, молча глядя на кусты ежевики. Если бы он подошел поближе, то увидел бы следы беглецов, которые недавно там побывали. Но он этого не сделал. Он стоял и молчал.
  - Что будем делать? Лес большой...
  Дрон обломил веточку от молодой сосны, вставил ее в рот и начал разжевывать. Все молча ждали.
  Дрон вдруг полез за сотовым, который у него висе на поясе в специальном чехле. Вытащил. Набрал номер и поднес к уху. Он перестал жевать, сдвинув веточку в угол рта. На том конце ответили. Дрон в нескольких словах объяснил что случилось на фазенде. Пояснил, что пока не смог сделать то, зачем его сюда послали. Ему что-то ответили. После чего Дрон ответил в трубку.
  - Хорошо. - И отключил телефон.
  С минуту постояв, он повернулся туда откуда они пришли. Махнув рукой давая понять, чтоб все шли за ним, пошел обратно...
  Мы также не знали, что происходило в это время на фазенде. А там уже были закопаны оба охранника, наш бугор и все три собаки, только в разных ямах.
  И теперь Сергей Андреевич ходил по двору, не обращая внимания на Толика и двух парней оставленных Дроном. Он обдумывал свое положение, в каком он оказался и в каком может оказаться еще, если беглецов не найдут. Он знал, что хозяин не простит ему такого. Он ходил, меряя двор шагами, то натыкался на штабеля досок, то упирался в стены цехов. Толик тоже о чем-то думал сидя на куче бревен. Только парням Дрона было все не почем. Они весело обсуждали вечер, устроившись на одном из штабелей досок, проведенный накануне вечер в каком-то ресторане и в компании каких-то девиц, имена которых то и дело проскакивали в их разговоре.
  
  11
  
  Где-то около четырех вечера вернулся Дрон со своими бойцами. Они были уставшими и хмурыми. Первым что сделал Дрон, как только оказался на "фазенде", так сразу послал одного бойца к джипу за пивом. Дрон любил пиво, и хоть немного, но он всегда возил с собой. Боец вернулся с начатой упаковкой "Xolsten". Дрон взял себе одну остальное разобрали бойцы. Открыв он залпом выпил одну. Пустую банку он смял и бросил тут-же недалеко от себя. Открыл вторую, сделать второй глоток из нее, он не успел, подошел Лысый.
  - Ну, что? - Поинтересовался тот.
  - Хреново. - Ответил Дрон. - Ушли твои беглецы. - После этого он сделал второй глоток.
  - На. - Он протянул банку Сергей Андреевичу.
  Лысый взял, и отхлебнул сразу полбанки. Остальное вернул ее владельцу.
  - Что теперь делать будем?
  - А я знаю? Придется звонить...
  Кому будет звонить бригадир, Сергей Андреевич догадался.
  - Да-а. Хреново. Повторил он.
  Дрон сделал пару глотков и вытащил телефон.
  Из разговора бригадира с хозяином, Сергей Андреевич понял, что тот не очень доволен результатом и поэтому им придется сворачивать работу и перебираться на другое место...
  "Да. Хреново..." - подумал он. - "Хорошо хоть так, а то могло быть и хуже.."
  - Ну? Все слышал? - Обратился к лысому Дрон сразу после разговора с хозяином. - Готовься. Завтра ночью, прейдут "КамАЗы". Будем все перевозить.
  - Слышал. Не было печали, так черти накачали...
  
  12
  
   Федор Николаевич, он же смотритель, стрелочник и сторож в одном лице, подметал самодельной метлой небольшую площадку перед домиком, на железнодорожном разъезде. Он был в майке неопределенного цвета, выгоревшей на солнце и часто стираной. В штанах, в мелкую полоску, которых давно не выпускает отечественная промышленность. Ноги его, были без носков, обутые в легкие, кожаные сандалии советских времен, уже потертые временем, но старательно чиненые, хозяином.
  Пыль, поднимавшуюся из-под его метлы, ветерок относил в сторону...
  Николаевичу - как называли все, кто его знал, а это были машинисты электропоездов, диспетчера соседних станций и ремонтники дороги, было шестьдесят два года. В прошлом машинист тепловоза. Жил и работал он на разъезде уже одиннадцать лет. Каждое лето ему помогала внучка - Настя, которой уже исполнилось шестнадцать, и для которой дед был самым любимым человеком. Была у Федора Николаевича небольшая квартира в маленьком Павелецке, но он ее оставил сыну со снохой, а сам был здесь. Они, правда, навещали старика, и ему было приятно. На их просьбы бросить эту работу и жить вместе, дома, он отвечал отказом, говорил - "...до пенсии осталось немного, доработаю здесь, а там видно будет". Не хотел он мешать детям. И сейчас Настя была на разъезде. Она готовила обед деду. Было где-то половина первого, когда из лесу вышли незнакомые люди, и среди них, была молодая девушка. Они несли кого-то на самодельных носилках. Остановившись на краю леса, один из них, невысокий, черноволосый, отделился и направился к деду. Настя видела в окно, как дед перестал махать метлой и о чем-то стал разговаривать с подошедшим к нему незнакомцем. Потом показал на домик и в сопровождении этого же человека, сам, с метлой в руке направился к домику. Также она видела, что, и вышедшие из леса люди, тоже направились к их дому. Настя услышала, как старый пес - Пират, редко загавкал.
  - Фу, Пират! Свои. - Послышался за дверью голос деда. Пес замолчал.
  - Проходите. Не бойтесь и не стесняйтесь. Будьте как дома.
  Дед, поставив метлу возле конуры Пирата, открыл дверь своей сторожки, пропустил вперед черноволосого парня. Следом за дедом вошли остальные, занеся в комнату человека на носилках. В комнате сразу стало тесно.
  - Настя! У нас гости. - Сообщил внучке вошедший дед.
  - Вижу дед. А вы кто? - Насторожившись, бросив готовку обеда, спросила Настя. Рассматривая обросших и помятых, незнакомых ей людей.
  - Внучка, ну так же нельзя. Пусть люди пройдут. - Остановил ее дед. - Устали с дороги? - Обратился он к гостям. - Присаживайтесь. - Дед вытащил из-под стола и подал два некрашеных табурета.
  - А парня-то несите сюда. На кровать.
  И мы с Семеном потащили Саныча в угол комнаты, где находилась железная кровать.
  - Ложите его. Осторожно. Здесь я сплю. А внучка там, в той комнате. - И дед махнул рукой, указывая на вторую комнату.
  Положив раненого на кровать, мы вынесли носилки на улицу.
  - Ну что вы все стоите присаживайтесь. - Вновь обратился к гостям Федор Николаевич.
  - Вы извините нас. - перебил его Семен. - Спасибо, конечно, вам за все, но нам нужно найти доктора...
  - Да, да. Я знаю. Сейчас что-нибудь придумаем. Но вы должны хотя бы покушать. Наверно давно не ели. А внучка моя ох, как вкусно готовит!
  По словам было видно что дед очень любит свою внучку. При этом Настя сильно покраснела.
  - Да ладно, деда. Хватит. А что же вы на самом деле все стоите.. - Но прикинув что места для всех не хватит, кинулась от стола к лавке у стены. На лавке стояло ведро с водой. Настя ловко сняла ведро и вытащив лавку подала гостям. Я пододвинул лавку поближе к столу.
  Настин борщ действительно был, борщ! Я съел целых две тарелки. Вкуснятина! Затем Настя подала всем чаю.
  - В милицию б надо бы. - Подумавши сказал дед выслушав нашу историю. Ну ладно. Я сейчас со станцией свяжусь. Попробую договориться. А то скоро проходящий будет. - он посмотрел на часы-будильник стоящий на окне. - Чтоб остановился. Вашего забрал. - Он кивнул в сторону Саныча.
  Настя с Иришкой мыли уже посуду, когда дед включил рацию, стоящую на отдельном небольшом столике у Саныча в головах и стал запрашивать станцию.
  - Ожерелье! Ответьте семнадцатому! Ответьте семнадцатому! Ожерелье!
  - Да! Семнадцатый! Ожерелье на связи! - Ответил на том конце хрипящий женский голос.
  - Ожерелье! Скоро двести третий! Необходима остановка! Раненого забрать!
  - Семнадцатый! Федор Николаевич! Что случилось?! Ответьте!
  - Катя! Нужна остановка! Двести третьему. У меня раненый! Остальное нормально! Людям помочь надо!
  - Поняла Федор Николаевич! Доложу начальнику станции! Все?!
  - Все! Ожерелье! Катя! Спасибо!
  Дед оставив рацию повернулся к Санычу, успев снова бросить взгляд на часы.
  - Ну, вот. Через двадцать одну минуту будет поезд. Там все сделают. Нормально будет.
  - Спасибо Федор Николаевич. - Поблагодарил за всех Семен.- Выручили.
  - Да, ладно. - Отмахнулся он. - Чего уж там.
  - Семнадцатый! Семнадцатый! - Вдруг снова захрипела рация. - Двести третьему ответь! Семнадцатый!
  Дед кинулся к столику.
  - Двести третий! Семнадцатый на связи!
  В ответ из рации.
  - Николаевич! Это Авдеев! Мне передали у тебя раненый!
  - Да! Забрать надо!
  - Прибываем вовремя! Остановка две минуты! Готовьтесь! Две минуты! Понял!
  - Понял! Путь открыт! Жду тебя двести третий!
  - Все, отбой!
  Рация снова затрещала и затихла.
  - Я же говорил, что все нормально будет! - Обрадовался дед.
  - Слышали. Готовьтесь!
  Поезд прибыл ровно по расписанию, в 13.45. Мы все уже были на площадке перед домиком. Игорек с Сеней быстро потащили повисшего на их плечах Саныча к первому вагону, который остановился почти напротив нас. Я обогнал их и первый заскочил в уже раскрытые двери вагона, чтобы принять Саныча. Саныча втащили вдвоем с проводником и усадили раненого на первое место в вагоне.
  - Ну, все давай, Саныч! Лечись!
  Поезд снова начал набирать ход. Я хлопнул товарища по плечу и помчался из вагона.
  
  После того как Саныч был благополучно посажен в поезд каждый из нас был волен распоряжаться собой как ему захочется. Мы были вольные люди, и если бы кто-нибудь из нас решил идти своей дорогой, то никто бы его за это не осудил. Но мы поступили иначе.
  Мы все вернулись в сторожку и снова уселись за стол. От предложенного чая мы все отказались.
  Предстоял серьезный разговор.
  - Плохи дела у Саныча... - Заговорил первым Игорек. - Видели как нога начала чернеть...
  - Да. Похоже, гангрена начинается. - Вставил я.
  - Бог даст, все нормально будет. - Вступил в разговор Федор Николаевич.
  - Жаль мужика. - Продолжил Игорек.
  - Надо бы в милицию обратится. - Снова вступил в разговор старик. - Они должны разобраться в этом беспределе.
  - В милицию мы конечно можем, обратится. Хотя я не думаю, что они поверят нам. - Вдруг заговорил Семен. - Я думаю вот что. Убежать то мы убежали. Мы свободны, можем идти на все четыре стороны, но там остались те кто хотел бы, да не успел. Нет, мы могли бы пойти в милицию, но помогут ли они нам. Может быть, у них с этими все связано.
  Все сидящие за столом, поняли, кого имел в виду Семен, под словом "у них".
  - Поэтому думаю, мы должны вернуться. Сами попробовать. Как думаете? Лично мне терять нечего.
  После этих слов в сторожке наступила тишина. Мы задумались над словами Семена.
  - Хорошо. - Снова первый заговорил Игорек. - Но у нас нет оружия. С нашими пистолетами много не постреляешь... Нас просто самих, перебьют.
  - Подожди Игорек. - На этот счет у Семена имелся свой план. - Нас сейчас там никто не ждет. Толику и Лысому и в голову не прейдет, что мы можем вернуться. Только надо все сделать аккуратно. Я не спорю, это большой риск. Но как известно кто не рискует, тот не пьет...
  - Сеня, а про те машины ты что забыл? - Прервал я Семена. - Скорей всего они по нашу душу приехали.
  - Ну на счет них. То я думаю что они уже убрались от туда. Что им там полтора суток делать. Ну, скажи?
  - Не знаю. Может быть. - Согласился я.
  - Вообщем. Решайте.
  Семен замолчал. Но тишина возобновилась ненадолго. Федор Николаевич начал тут же следом, как только Семен закончил.
  - Подождите. - Сказал он. - Вот я человек старый..., но если бы был помоложе, то я бы пошел. Не испугался. Ведь людям помощь нужна. Да и еще ребятки, есть у меня кое-что. Если надо - берите.
  После этих слов дед встал и вышел в другую комнату. Вернулся он, держа в руках хороший восьми зарядный карабин, две пачки патронов, и старенькую двустволку с патронташем шестнадцатого калибра.
  - Вот. - Он протянул все это Семену.
  - Ничего себе! - Воскликнул Игорек, увидав это.
  - Вот это да! И откуда это у вас, Федор Николаевич!
  - Так я ведь на разъезде - один, никого рядом нет. Да и поохотится, еще люблю. Конечно, когда время есть. - Пояснил дед. И добавил. - А это - подарок. - Он указал на карабин. - Наше начальство подарило мне на юбилей. - Все законно. И кому другому, я б ни за что не дал. А вам даю. Дело у вас такое... - Дед замолчал. - А вот это. - Затем добавил он. - Мое, старое. - Он указал на ружье. - Я с ним по Алтаю еще ходил... Да-а... Ну, а что вы стоите? Берите.
  Настя, сидела подперев ладонями голову, и молча смотрела на происходящее. Она понимала почему так поступает ее дед. Самый хороший дед на свете.
  - Спасибо, Федор Николаевич! Вот это вооружили! - Семен принял из рук старика весь боевой арсенал. - Вот теперь можно и воевать! Еще раз спасибо! Но у меня небольшая просьба к вам и вашей внучке - Семен перевел взгляд со старика на Настю. - Мы хотели б оставить Иришку у вас, пока не вернемся, если конечно не возражаете. Как вы на это смотрите?...
  - Да какой разговор. Пусть остается. Отдохнет у нас. Мы ее не обидим. - Ответил дед за себя и за внучку. - Не бойтесь.
  - Спасибо.
  - Знаете что ребятки... Когда вы собираетесь на эту, на свою - "фазенду"?
  Мы переглянулись.
  - Хотелось бы завтра, с утра пораньше... - Ответил опять за всех, Семен.
  - Вот и отлично! - Обрадовался непонятно чему дед. - У меня еще есть кое-что для вас!..
  В этот момент в углу затрещала рация, запрашивая, Федор Николаевича. Шел товарный. Деду пришлось покинуть нас. Ответив, что - "путь свободен", он побежал переводить стрелку. Чем он хотел еще обрадовать нас, мы узнали только через несколько минут. Вернувшись, прямо с порога дед сразу заявил.
  - Ребятки! Я вот тут подумал... Кажется я знаю это место. Эту вашу "фазенду" Если вы говорите, она находится в километрах двадцати отсюда. В том направлении. - Он рукой указал в сторону откуда пришли беглецы. - То это скорей всего база старого "Леспромхоза". Когда перестройка началась, ее закрыли. С тех пор там никого не было. Но к ней есть дорога. Вон там.- Дед снова указал рукой, но в сторону куда ушел поезд. - До нее от меня километров шесть будет. Ее нетрудно найти...
  Мы внимательно слушали Федора Николаевича, но не могли понять, к чему он клонит.
  - Так вот, о чем я? Если это "Леспромхозовская" база, то вам лучше с дороги попасть туда, чем снова идти через лес. А у меня есть мотоцикл с коляской, старый правда, но на ходу. И вам легче будет, чем пешком снова идти, и мне, что могу помочь вам. Так что не откажите...
  Но никто из нас отказываться и не хотел. Мы наоборот были обрадованы такому факту. Опять дед выручил!
  Послышался далекий гудок приближающегося поезда. Дед снова убежал на площадку встретить и проводить товарняк. Это была его работа.
  
  13
  
  Хорошо выспавшись в сторожке у деда, мы по привычке проснулись - рано, но дед с внучкой уже были на ногах. В комнате стоял аромат жареной картошки, так что потекли слюнки. Мы быстро оделись, умылись и как говориться вышли к столу.
  Уже сидя за столом, Федор Николаевич сообщил нам что мотоцикл он уже заправил и мы можем быть на этот счет спокойны. За что мы поблагодарили его.
  
  Мотоцикл, завелся без проблем. Положив ружья в люльку, и наскоро попрощавшись, мы тронулись в путь. За рулем, был Игорек, он помчал нас вдоль железнодорожного полотна в поисках брошенной дороги на старый "Леспромхоз".
  
  Федор Николаевич и его внучка Настя, долго еще молча, стояли на площадке у своей сторожки, глядя в след уже пропавшему из виду их старенькому - "Ижу".
  
  14
  
   "КамАЗы" пришли поздно ночью, в три часа. Но к приезду машин все уже было готово. И к семи утра все три машины были уже загружены разобранными станками, инструментом, немногими вещами рабов, двумя, оставшимися псами в сколоченных наспех деревянных ящиках. В одной машине даже осталось место для самих рабов.
  - Ну, все. - Дрон еще раз обвел взглядом территорию, теперь уже бывшей фазенды. Оставались только пачки пиленых досок. Но ничего они потом по возможности вывезут их. - Можно ехать.
  Сергей Андреевич, стоящий рядом кивнул головой.
  Дрон повернулся к бойцам и отдал приказ.
  - Грузите всех в машину!
  Бойцы начали загонять рабов в "КамАЗ" в котором оставалось еще место. Загрузили их довольно быстро. Зачехлили тент.
  - Все поехали!
  Но тут в самый последний момент, к бригадиру который уже собирался сам сесть в джип подбежал один из бойцов с Калашом на плече.
  - Дрон! Пожди пять минут!
  - Что случилось?
  - Да, Гришка в туалет побежал. С животом у него что-то...
  - ... Твою мать! - Выругался Дрон. Он не любил ждать. - Ладно. Мы тронулись. Ждать не будем. А вы догоняйте.
  
  Три "КамАЗа", а следом и "Паджеро" выехали из ворот фазенды. Дрон последний раз через боковое зеркало бросил взгляд на "фазенду".
  "Ладно. Догонят". Уверено подумал он и поудобнее уселся в сиденье.
  Машины сразу пошли на хорошей скорости.
  "Волга" с двумя бойцами и водителем выехала не через пять минут как было обещано бригадиру, а ровно через восемь. Оставив пустой, старую базу "Леспромхоза" с открытыми настежь воротами и по прежнему опоясанной вокруг колючей проволокой.
  На четырнадцатом километре машины свернули с дороги влево, на едва заметную просеку. По просеке давно никто не ездил. По ней теперь, им предстояло проехать около сорока километров. Места эти бригадир не знал, но подробная карта имелась у водителя "КамАЗа" идущего во главе колоны, которую дал хозяин. Водитель "Волги был на этот счет кратко проинструктирован.
  Дрон надеялся, что "Волга" их скоро догонит и был абсолютно спокоен. Конечно он мог подождать еще на "фазенде" своего бойца, но ему не хотелось терять драгоценное время, да он и не любил , как говорилось выше - ждать. И они продолжали ехать.
  
  15
  
   Игорек действительно легко нашел примерно в шести километрах, как и говорил Федор Николаевич, дорогу, ведущую вглубь леса, по всей видимости, это была та самая дорога на "Леспромхоз".
  Немного сбавив скорость, он легко вписался в поворот, чувствуя себя таким же счастливым, как в детстве, когда впервые сел за руль мотоцикла. Он упивался скоростью, хватая встречный ветер легкими. Ему казалось, что мотоцикл и он, это одно целое, пусть даже этот мотоцикл был с люлькой и людьми. Ему было все равно. Казалось, это был тот, старый мотоцикл из его детства. И вот он снова летит на нем.... Мчится...
  Похлопывание по плечу вернули Игорька в действительность. Он на ходу обвернулся к сидящему сзади Семену.
  - Тормози! - Прокричал ему в ухо тот.
  Игорек остановился, не глуша двигателя.
  - Отлить надо! - Снова прокричал Семен и соскочил с сиденья.
  - Я тоже, схожу! - Стараясь как можно громче, сказал я Игорьку и жестом указал на отходившего с дороги Семена.
  - Валяйте! - С этими словами Игорек заглушил мотоцикл. Он тоже решил присоединиться к нам, пока была возможность.
  Через некоторое время мы снова все были у мотоцикла. Игорек хотел было уже завести его, но наше внимание привлек какой-то звук. Мы прислушались, и поняли, это был звук приближающееся машины.
  - Быстро! Оружие! - Скомандовал Семен и вместе с нами кинулся к люльке.
  Мы только и успели укрыться недалеко от дороги, за деревьями, выбрав более-менее удобную позицию, как показалась "Волга", что встретилась нам, когда мы бежали с фазанеды.
  Она выскочила из-за поворота на хорошей скорости. Водитель вовремя успел нажать на тормоза, чтобы не налететь, на стоящий, на дороге, старенький, красный "Иж". "Волга" остановилась в метре от нашего мотоцикла. В машине было три человека. Какое-то время никто из них не выходил из машины. "Непрошеные гости" осматривались. И не заметив ничего подозрительного, но так до конца и не поняв, откуда здесь взялся мотоцикл, все-же решились, чтобы освободить дорогу. Открыв двери двое пассажиров "Волги" осторожно вылезли из нее. У обоих в руках были автоматы.
  - АКС-74. - Вслух отметил Семен и дал нам знак приготовиться. Игорек осторожно взвел курки дедовской двустволки и прицелился. Расстояние было не более двадцати метров и промахнуться было непростительно. Боец, на которого указал ему Семен, начал медленно отходить от машины. Второй боец держал на прицеле лес. Семен поплотней, локтем, уперся в землю и взял на мушку его. Но вдруг ветка, попавшая ему под руку, предательски хрустнула. Оба бойца резко повернулись на звук. Но выстрелить они не успели. Два ружейных выстрела прогремели почти одновременно, нарушив тем самим тишину мирного леса. Первый упал тот, что двигался к мотоциклу. Игорь положил цель с одного выстрела. Второй боец, упав возле машины с простреленным плечом, корчился от боли. Семен, передернув карабин, хотел было добить его, но в этот момент водитель "Волги" дал задний ход. Семен выстрелил по машине. Осколки лобового стекла разлетелись в разные стороны, машина, сделав крутой поворот с дороги, с силой ударилась в дерево, вмяв багажник наполовину.
  - Что родной, уйти хотел? - Спокойно проговорил Семен и посмотрел на нас с Игорьком, добавил. - От нас не уйдешь.
  Мы были довольны. Бой получился короткий и очень результативный.
   Убедившись, что все кончено, мы не спеша покинули свое укрытие и осторожно стали подходить к противнику. Двое убитых, один раненый. Молодые парни, лет по двадцать пять. Им бы еще жить да жить, любить и растить детей, но они сами выбрали себе это. И теперь один из них лежал на лесной дороге в двух шагах от мотоцикла. Другой в машине, завалившись на бок между рулем и дверью "Волги". А третий, раненый, потерял сознание и сейчас лежал без движений. Но все же он не выпустил автомата из своих рук. Пуля, попавшая в него, прошла насквозь, чуть нижа плечевого сустава, ближе к груди и вышла со спины, оставив после себя разорванную футболку с кровоточащей раной.
  - Готов? - Спросил Игорек, подойдя к нам с Семеном.
  - Да нет. Жив еще. - Первым ответил на вопрос Семен. Высвободив автомат из рук раненого, он несколько раз ткнул его стволом карабина в грудь. Парень застонал.
  - Ну что Семен, а ты говорил, что этих не будет, а они как видишь есть. Хорошо, что мы их вовремя заметили, а то лежали бы сейчас вместо них. - И Игорек кивнул на лежащего бойца.
  - Да вижу. Только интересно, что они там так долго делали?
  - А ты сам у него спроси. - Ответил Игорек.
  - Лех, на, возьми автомат. - Семен протянул мне автомат, хотя на плече у меня уже висел один такой же. Но я взял и закинул его рядом с первым.
  Семен присел на корточки, положив карабин себе на колени, и стал тормошить раненого, стараясь привести его в чувство. Через некоторое время парень пришел в себя. Он открыл глаза, обвел нас взглядом и сразу же сжался.
  - Слышь, ты. - Сразу же начал Семен. - На фазенде, что делали?
  Парень еще больше сжался.
  - Мужики. Пожалуйста, не убивайте. - Тихо проговорил он. - Прошу вас.
  - Он еще просит... - Ухмыльнулся Игорек.
  - Подожди. - Прервал его Семен. - Сколько сейчас ваших на фазенде? - Снова обратился он к парню.
  - Нет там никого. - Ответил боец. - Ни ваших, ни наших. Вывезли всех.
  Мы с Игорьком переглянулись. Вот что значит они там делали, занимались эвакуацией "рабов". Вообщем-то этого и следовало ожидать, раз нас они не могли поймать, то как говориться "береженого бог бережет".
  - Как нет? Куда вывезли? - Продолжил Семен, удивленный не меньше нашего.
  - Не знаю. - Ответил раненый.
  - Нет, ты нам скажешь куда!.. - Снова вмешался в разговор Игорек и придвинувшись, быстро нагнулся и ухватил того за ворот спортивки. Парень перекосился от боли и застонал.
  - Игорек, потише. По-моему он говорит правду. -
  - Мужики. Я честно говорю. Я не знаю. Это Олег знал... - Боец скосил глаза в сторону разбитой "Волги".
  - Ну твой Олег уже ничего не скажет, а жаль... - Подвел черту Семен. Он встал с корточек давая понять что разговор с ним закончен и повернувшись к нам, спросил.
  - Ну что будем делать? Похоже, он действительно ничего не знает.
  Раненый боец, напуганный гибелью товарищей, лежал, и снизу вверх смотрел на нас. В его глазах был животный страх перед неминуемой смертью и в тоже время, маленькая искорка человеческой надежды на жизнь. Он понимал, что его судьба теперь зависела только от нас. А он очень хотел жить, потому что и не жил толком-то еще.
  - Не убивайте меня! Пожалуйста! - Взмолился он. - Я вам нечего не сделал. Ну, пожалуйста!
  Мне почему-то стало жаль этого парня.
  - Хорошо. - Глубоко вздохнув, вывел приговор Семен. - Только ты ответь. Почему вы остались на фазенде, а не уехали со всеми?
  - Из-за меня. Живот у меня... В туалет я ходил, а они уехали.
  - В туалет? Подожди... - Семен на миг задумался, переваривая полученную информацию. - Значит все уехали перед вами? Да?
  - Да. Минут за десять. - Ответил парень, облизывая пересохшие губы
  - Так это что получается. Если они за десять минут перед вами... - Семен кивнул на бойца. - То почему мы с ними не встретились по дороге?
  Мы переглянулись, не понимая как такое могло случиться, ведь дорог ведущих на фазенду других не было, кроме этой.
  - Может он врет? - Заговорил первым Игорек.
  - Не похоже. - Ответил я. - Ему нет от этого пользы. Скорей всего мы разъехались. Но где?
  - Может все-таки надо на фазенду. Проверить. А Семен? - Игорек, все не унимался.
  - Может, но мне тоже кажется, что это ничего не даст...
  - Да, ладно. Туда-сюда, сгоняем по быстрому, убедимся. А этот, - Игорек имел в виду раненого - если что, никуда уже не денется. Но все-таки мне думается, что зря мы его жалеем. Шлепнуть его и все.
  - Да подожди ты! Шлепнуть, да шлепнуть. Не можем мы его просто так шлепнуть. Он нам не чем сейчас опасен, да и человек ведь он тоже.
  - Ну, удивляюсь я тебе Сеня. Кого жалеешь? Человека нашел! Да ладно. - Игорек с досады махнул рукой. - Тогда что делать будем?
  - Что, что? Раз говоришь, по-быстрому туда-сюда. Поехали. Никто, не против?
  Я отрицательно покрутил головой.
  Втроем, мы убрали с дороги убитого. Раненого, осторожно перенесли под ближайшее дерево, и на стареньком мотоцикле вновь двинулись на фазенду. Разбитая "Волга" нам совсем не мешала.
  
  16
  
   - Что-то долго их нет. - Все-таки не вытерпел водитель джипа. - А Дрон? Сколько времени-то прошло. Уже давно должны были догнать. Может что случилось?
  Дрон тоже об этом уже думал. Он снова глянул в боковое зеркало и согласился с водителем.
  - Ладно. Тормози их. - Сказал негромко он.
  Водитель "Паджеро" взял немного влево и поморгал фарами. В "КамАЗе" заметили сигналы и через тридцать с небольшим, многотонник плавно остановился. "Паджеро" подъехал сзади почти вплотную и тоже остановился. Дрон оглянулся на сидящих в салоне бойцов и обратился к одному из них.
  - Муха, дальше поедешь с ними. И проследи, чтоб все было ровно. Понятно?
  - Понятно. - Ответил черноволосый парень стриженый под боксера.
  - Тогда давай!
  Ничего не говоря, черноволосый, легко подхватил стоящий у себя между ног "Калашников", открыв дверь, полез из машины.
   Джип дав задний ход, легко развернулся на узкой лесной дороге, и оставив после себя небольшое облачко выхлопных газов, рванул назад, на фазенду.
  Повторяя в обратном порядке весь свой маршрут, он через четверть часа снова выехал с просеки на лесную дорогу.
   Дрон уже всерьез нервничал. Сидевший сзади оставшийся боец и водитель молчали. Никто не хотел нарушать тишину, зная скверный характер бригадира в такие минуты. Но через короткое время Дрон сам прервал затянувшееся молчание.
  - Вон они! - Воскликнул он, ткнув рукой в лобовое стекло джипа.
  Впереди показалась съехавшая с дороги серая "Волга".
  - Я, чей-то, не понял. - Произнес Дрон, вытянув вперед голову вглядываясь во все четче вырисовывающуюся перед ними картину.
  Но чем ближе они подъезжали, тем понятнее становилось всем, что здесь недавно произошло.
  - Похоже, мы опоздали. - Высказал свое мнение по этому поводу водитель "Паджеро".
  - Тормози! - Грубо перебил его Дрон. Боец сзади передернул затвор.
  Джип остановился в пятнадцати шагах от разбитой "Волги". Через наполовину опушенное боковое стекло Дрон посмотрел по сторонам. Вокруг было все спокойно. В зелени деревьев беззаботно чирикали птички. В где-то рядом, слышался стук дятлов.
  Дрон вытащил из-за пояса свой любимый "Стечкин", которым пользовался крайне редко и осторожно открыл дверь.
  Тихо ступая, прислушиваясь ко всему, что могло показаться подозрительным Дрон в паре с бойцом стали подходить к "Волге".
  Через разбитое лобовое стекло, они увидели все в крови лицо водителя, который был мертв. Они обошли машину. За ней чуть поодаль лежали еще двое.
  Дрон зло выругался матом.
  - Дрон, один, кажется жив! - Боец был ближе к лежащим, и ему показалось что один из двоих дышит. - Смотри!
  Он указал автоматом в его сторону. Тот лежал с закрытыми глазами, но грудь его поднималась забирая воздух. Бригадир кинулся к нему. Это был Григорий, тот самый из-за которого Дрон разрешил бойцам запоздать с выездом.
  Дрон присел возле парня и быстро осмотрел рану, он понял что она не смертельна.
  - Гриша, братан! Ты жив? Ты слышишь меня? - Начал он и слегка похлопал раненого ладонью по щеке. Григорий застонал и открыл глаза. Увидев перед собой лицо Дрона, попытался улыбнуться, но это у него плохо получилось. Облизав пересохшие губы, он не громко выдавил из себя. - Извини Дрон. Нас обстреляли. Мы не ожидали. - После чего замолчал.
  - Я понял. Кто это сделал?
  Но раненый продолжал молчать. Дрон был взволнован. Он попытался приподнять голову раненого. Но Григорий застонал и бригадир отпустил его.
  - Ну братан, скажи кто? Не молчи!
  - Это они.
  - Кто?
  - Ну те которые сбежали.
  - Где они сейчас? Куда пошли? Ну не молчи! Говори!
  Желваки заходили у Дрона на скулах.
  - Клянусь! Я их порву!
  - Назад. На базу они... У них мотоцикл есть. - Снова выдавил Григорий.
  - На базу? - Удивился Дрон, но тут же добавил. - Понятно. Сколько их?
  - Трое. - Ответил Григорий. По его виду было видно каких ему это стоило усилий.
  - Тоже неплохо. Мотоцикл говоришь... Кроме пистолета я так понимаю у них теперь и автоматы есть.
  При этих словах Дрона, парень отвел глаза в сторону.
  - Вот это плохо Гриша. Как же так? - Дрон покачал головой.
  - Не ожидали мы... Извини. - Григорий снова прямо посмотрел в глаза бригадиру.
  - Плохо. Очень плохо, Гриша. Ну да ладно. Теперь уже поздно об этом говорить. Знаешь что, мы тебя оставим пока здесь. Потом вернемся, заберем. Не обижайся, братан. - Дрон повернулся к стоящему рядом бойцу.
  - Ну что поехали! Поговорим с этими уродами! - Обратился он к нему. - Я их порву! Суки!
  Перед тем как снова зарычал мотор джипа, Дрон успел вытащить сотовый и набрать номер. Джип тронулся. После третьего сигнала он услышал голос хозяина.
  - Да, слушаю. - Раздалось в трубке.
  Машину качнуло на рытвине.
  - Геннадий Алексеевич! Мы нашли их! Они сейчас на базе! Мы туда направляемся! Но у нас проблема! - При последних словах Дрон скосил глаза на водителя, но тот продолжал смотреть на дорогу.
  - Какая проблема?
  - Они двоих наших... - Дрон на миг замолчал, но снова продолжил разговор. - А третьего серьезно зацепили. Геннадий Алексеевич, что ним делать?
  - Не волнуйся Андрюша. - Ответил голос из трубки. - Правильно делаешь, разберись с теми... Но только, чтоб чисто было. А нашего, когда все сделаешь, если он выдержит, привезешь в Москву. Мы его тут пристроим. Тебе понятно?
  - Понятно, Геннадий Алексеевич.
  - Ну, тогда все Андрюша. Действуй!
  - Хорошо. - Успел только сказать Дрон, как в ответ услышал короткие гудки.
  Он отключил телефон и сунул его обратно в чехол на поясе. До базы оставалось около девятнадцати километров. Бригадир, снова поудобнее уселся на своем месте. Через четверть часа они должны быть на месте.
  
  17
  
  - Блин! Вот придурок! - Это были первые слова, которые мы услышали от Семена, когда въехав в раскрытые ворота фазенды, Игорек остановился посреди двора и заглушил двигатель. Не понимая в чем дело, мы посмотрели на него.
  - Мужики, понимаете, в каком положении мы сейчас очутились? - Прежде чем задать этот вопрос он хлопнул себя по лбу. А задав, многозначно посмотрел на нас.
  - Ну и долго ты будешь тянуть? - Не выдержал Игорек, слезая с железного коня. - В каком же положении мы оказались?
  - Да все очень просто. Мы сейчас как мыши в мышеловке. - Ответил Семен и легко спрыгнул с мотоцикла.
  Он сделал несколько круговых движений, разминая затекшее тело. Я продолжал смотреть так и ничего и не поняв из слов Семена.
  - Ну, дошло? - Улыбнулся Семен.
  Ну, может, хватит! Объясни нам. - Я тоже начал вылазить из мотоцикла.
  - А что объяснять? Вы что сами не видите? Пусто! Никого здесь нет. Значит, парень говорил правду. А вот теперь смотрите что получается... Те трое нарвались на нас. Значит, их через какое-то время должны хватиться и они вернуться назад. Так?
  - Ну. - Согласился за нас обоих Игорек.
  - А значит, они будут знать, сколько нас и где искать. Понятно?
  И тут до нас дошло. Игорек поднял руку и вытянул указательный палец в сторону Семена.
  - Вот! - Выкрикнул он. - А я что говорил! Надо было добить его, чтоб молчал, да и не мучился. А ты пожалел. - И он с укором посмотрел на Семена.
  - На счет того что пожалел или не пожалел, об этом хватит. Дело в другом; что будем делать?
  - Ну сдаваться, мы точно не будем. - Вмешался я. - Это мы должны устроить им эту самую мышеловку.
  - Правильно, Лех! - Подхватил Семен. - Но где?
  - Можно на дороге где-нибудь спрятаться? - Предложил я.
  - Точно. - Поддержал Игорек. - Там они нас ждать не будут.
  Семена этот вариант устроил, он согласился с нами. После этого мы все-же по быстрому убедились, что на фазенде никого не осталось, хотя сразу было ясно, что в этом не было большой необходимости.
  Через пять минут мы покинули пределы фазенды, так как время было дорого. А еще через пять минут мы уже нашли подходящее место для засады. Спрятав в густых зарослях можжевельника мотоцикл мы выбрали удобную позицию для ведения боя.
  Но ждать нам пришлось недолго. Противник в виде темно-синего "Ниссан - Паджеро" на скорости примерно восьмидесяти километров появился внезапно.
  - Водитель мой! - Это все что успел выкрикнул Семен и навести дедовский карабин на машину.
  Но целиться было неудобно, джип качало на такой дороге. Машина быстро приближалась. Мы ждали. От того попадет ли Семен в цель, зависел успех всего дела.
  Джип, быстро пролетел мимо, глухо рыча мотором, а Семен так и не выстрелил.
  - Черт! - Вырвалось из уст Семена. - Попробуй, попади, когда он несется как угорелый, да еще прикрыт пассажиром!
  Мы поняли, кого имел в виду, Семен. Он, злясь на самого себя, бросил на траву дедовский раритет.
  - Но ничего, обратно я его не пропущу.
  Прошло какое-то время. Мы ждали возвращение машины обратно. И неизвестно по каким причинам не услышали как сзади к нам подошли. В самый последний момент что-то насторожило меня, я резко обвернулся. В нескольких шагах от нас стоял парень в спортивном костюме. Автомат в его руках своим дулом смотрел мне прямо в грудь. Мелкая дрожь пробежала по всему телу. Рядом появился второй в майке с надписью "BOSS". В правой руке он держал "Стечкин", левую он поднял, и приложил указательный палец к губам.
  - Тсс-с! Тихо! - Произнес он и довольно улыбнулся.
  Игорек с Семеном одновременно повернули головы назад и от неожиданности застыли.
  - Тихо. - Повторил команду "BOSS" и продолжая улыбаться добавил. - Сюрприз!
  Сбоку от этих двоих появился третий и тоже с автоматом.
  - Оружие медленно откинули в сторону. - Снова заговорил "BOSS". - И без фокусов.
  Какие тут к черту фокусы, когда сразу три ствола направлены на тебя готовые в любую минуту изрешетить твое тело. Волей, неволей нам пришлось подчиниться приказаниям парня.
  - Ну вот и молодцы. Хватит в "Рембо" играть. Скольких наших пацанов положили... Козлы драные! Давайте, вылезайте сюда! Да, побыстрее!
  Только теперь Дрон начал нервничать. Он давно хотел найти беглецов. И вот он нашел их. Вот они перед ним. Он видел перед собой троих обыкновенных бомжей, с озлобленными лицами. Те медленно вылезали из своего укрытия. "Неужели это они положили пацанов? Вот эти ублюдки?" - Думал Дрон, глядя на беглецов. - "И меня хотели?.."
  Ему не верилось, что у каких-то бомжей хватит духа сделать то что было сделано. Но факт остается фактом.
  "Если кто-нибудь тут чего-то и стоит, так это вот этот." - Отметил он Игорька. - "Крепкий парень."
  - Где остальные? - Грубо спросил он, когда мы втроем стояли перед ним.
  Мы молчали. Хотя все знали что нечего хорошего впереди не ждет. Нас либо убьют прямо здесь, либо снова превратят в рабов. И тот и другой вариант был не из лучших, других вариантов больше не было. И все равно мы молчали, не смотря на то что каждый из нас хотел жить.
  - Где остальные, я спрашиваю? - Повторил "BOSS" сверля нас глазами.
  - Мы не знаем. - Глядя из-под лобья, решился ответить за всех нас, Семен. - Все разбежались в разные стороны, когда оказались на свободе.
  - Врешь! - Заорал Дрон и подскочил к нему. Он решил что этот паренек под натиском силы не сможет прикрывать никого. Поэтому бригадир с размаху ударил Семена свободной левой рукой в солнечное сплетение. Паренек обхватив себя руками согнулся пополам, но продолжал стоять.
  - Ты ишак! Ты кому здесь лапшу вешаешь?! Ты знаешь где остальные! Говори!
  Он схватил Семена за волосы и рванул вверх, чтоб видеть глаза парня. Их взгляды встретились.
  - Убью падла! - Процедил бригадир глядя в глаза парня. Семен не отводил взгляда. Он все тем же твердым голосом, по слогам, тихо ответил.
  - Не зна-ю!
  - Что? - Дрон наотмашь рукояткой пистолета ударил парня по лицу, содрав кожу на его щеке. Не смотря на серьезность раны, крови не было. Только маленькая красноватая жилка пульсировала на вывернутом наружу белом мясе.
  - Ты мне все равно скажешь. - Зло проговорил бригадир. Но все-же отпустил волосы Семена.
  - Я не знаю! - Громче ответил тот.
  - Ты достал меня. - Выдохнул Дрон и со всей силы, снова наотмашь ударил Семена. От этого удара Семен упал. Лицо парня теперь было в крови.
  Игорек ближе всех стоявший к Семену, хотел было помочь другу. Он для этого сделал шаг в его сторону, но команда... - Стоять! - остановила его.
  - Ты помочь ему хочешь? Ты поможешь ему, если скажешь где остальные. Ты меня понял?
  Дрон автоматически приступил к допросу Игорька.
  - Что молчишь? Или ты тоже крутой? - В голосе Дрона послышалось раздражение. Бригадир начинал заводится.
  - Да нет. Не крутой, просто не знаю где остальные. - Спокойно ответил Игорек и все-же нагнулся к Семену, подав тому руку.
  Семен встал на ноги. Голова немного кружилась, но было терпимо. Другое было хуже. Разбитое лицо, на половину было в крови. Кровь замарала рубашку и не переставая капала на траву под ногами.
  - Значит, не знаете? - Переспросил Дрон и всех по очереди обвел взглядом.
  - Нет. - За всех ответил Игорек.
  - Ну тогда, все. Разговор окончен. А тех я думаю и без вас найду. Вы мне больше не нужны.
  Мы переглянулись. Дрон повернулся к своим бойцам и произнес последнее, то чего я больше всего боялся.
  - Кончайте их.
  - Понятно, Дрон. - Ответил один из них.
  Два бойца подняли автоматы. Два черных ствола отливаясь металлом снова смотрели на нас. Какой-то миг теперь разделял нас между смертью и жизнью.
  - Ну вот и все... - Подумал я. За доли секунд перед глазами предстала вся моя бесцельно прожитая жизнь. Что я успел в этой жизни? Ничего. Что я сделал? Ничего. Мне стало жаль самого себя. Я одновременно увидел себя в детстве с родителями, улыбающуюся Марину, и себя лежащим здесь, но уже мертвым...
  - Как он сказал? Дрон? Дрон. Дрон. Где-то я уже слышал это. - Семен вгляделся в парня в футболке. - Дрон. Дрон. - Быстро завертелось у него в голове. Семен понимал что шли последние секунды его жизни, но почему-то все это отодвинулось на задний план. Сейчас Семена интересовал только Дрон. Он внимательно всматривался в лицо бригадира. - Похож. - Мелькнуло в голове. - Неужели это он? - Еще миг.
  - Не может быть! - Вслух проговорил он. - Андрюха!
  В этот момент бойцы передернули затворы.
  Дрон слышал что, только что, сказал парень, стоящий перед ним. Ему хватило быстрого взгляда. Что-то знакомое было в изуродованном им самим лице бомжа.
  - Не стрелять! - Успел скомандовать он в последний момент.
  Бойцы, не понимая в чем дело, остановились. Не опуская автоматов, один из них глянул на своего бригадира.
  - Не стрелять. - Повторил снова Дрон.
  Бойцы выполнили приказ, опустили оружие. Мы тоже не могли ничего понять и смотрели на Семена.
  Они смотрели друг на друга несколько секунд.
  - Сержант? - Неуверенно произнес Дрон, стараясь что-то вспомнить.
  - Медведев?
  - Семен. - Ответил Семен.
  - Нагорный Карабах?
  - Рота охраны. - Добавил Бывший сержант.
  - Ни хрена себе! - На лице у Дрона растянулась широченная улыбка.
  Непроизвольно из моей груди вырвался вздох облегчения.
  - Внимание! - Вдруг раздался механический голос где-то совсем рядом. Десятка два разнообразнейших птиц испугано взлетели с ближайших деревьев. Все повернулись на голос.
  - Вы окружены! Сопротивление бесполезно! Оружие на землю!
  Не далеко, среди деревьев мелькнуло несколько вооруженных фигур в камуфляжной форме и в черных масках.
  - ... ... твою мать! - Выругался один из бойцов и сплюнул на землю. - Приехали!
  Второй, поднял было автомат, но снова опустил.
  Бригадир снова повернулся к Семену.
  - Ну, вот и все, Сеня. - Сказал он. - Не думал, что когда-нибудь тебя увижу... Да еще при таких обстоятельствах.
  Он поднял руку в которой был пистолет и отбросил его от себя.
  - Повторяю! Оружие на землю!
  Оба бойца медленно и неохотно положили автоматы на землю.
  - Руки за голову! - Раздалось снова из леса.
  Дрон и его бойцы выполнили этот приказ.
  Семен стоял и смотрел. Он видел бегущих к ним людей с автоматами и в масках. Форма ему была знакома. "ОМОН" - Подумал он. Откуда-то сбоку, женский голос выкрикнул его имя. Семен повернул на голос голову и увидел Иришку. Она бежала позади "омоновца". Расстояние до нее было приличное, но Семен все, же издалека разглядел, что она плачет.
  - Иришка. - Тихо проговорил он и закрыл глаза. Он смог. Он сдержал свои слезы. Никто вокруг ничего не заметил. Хотя всем было не до него. И только после этого он снова глянул на девушку и повторил.
  - Ириша.
  
  18
  
  "Паджеро" с московскими номерами в сопровождении милицейского эскорта из двух машин, вновь трясся по лесной дороге. Фазенда давно осталась позади. За окнами мелькал знакомый уже всем пейзаж. Но в этот раз в машине ехали не бойцы Дрона со своим бригадиром, а беглецы, среди которых была Иришка. Она сидела, плотно прижавшись к Семену, и как и все молча, смотрела вперед, на идущий впереди них "Уазик" с зарешетчетами окнами. Она была счастлива от того что Семен жив, что с ним нечего не случилось. За последние дни Иришка сильно привязалась к нему. И она сильно переживала за него, когда он с Игорьком и Сеней, взяв ружья, уехал выручать оставшихся на фазенде рабов.
  А когда на разъезд, к Федору Николаевичу приехал следователь с омоновцами, она даже больше обрадовалась, чем испугалась.
  Сидящий сейчас рядом с ней Семен, не знает, каких трудов ей стоило упросить следователя взять ее с собой, на фазенду. Не знает он, что все это время она молила бога, чтобы с ним ничего не случилось. И все обошлось. Она была действительно счастлива, что он жив. Все живы.
  Иришка повернула голову и посмотрела на Семена. Кровь из рассеченной раны уже перестала бежать, неприятным сгустком запеклась на лице. Семен сосредоточено смотрел на дорогу. Почувствовав, что Иришка смотрит на него, он повернул голову. Глянув на нее, он улыбнулся и подмигнул. Иришка ответила улыбкой на улыбку. Она взяла его ладонь в ладони своих рук и с силой сжала, костяшки ее кулачков побелели.
  - Все нормально, Ириш. Все обошлось. - Семен свободной рукой погладил ее руки. - Видишь, все живы. Успокойся.
  - Угу. - Она кивнула головой.
  Молодой, крепкий парень, из числа омоновцев сидевший за рулем красавца джипа уловил в зеркале заднего вида на миг эту сценку.
  "В рубашке родились..." - Подумал он. - "А опоздай мы немного... Блин, красивая." Он еще раз глянул на Иришку и перевел взгляд на дорогу.
  - Сеня. А что это за парень? Вы что служили вместе? - Раздался голос Игорька.
  Семен посмотрел на сидевшего за Иришкой товарища. Покачал головой и ответил, как всем показалось с каким-то сожалением в голосе.
  - Да. Служили. - При этом он непроизвольно вздохнул.
   - Никогда бы не поверил, что такое бывает... - Продолжил Игорек.
   - Знаешь, мне тоже не верится.
  Иришка, не понимая о каком парне идет речь, заглянула в глаза Семену.
  - О ком это вы?
  - Да о том, что вон в той машине сейчас. В наручниках. - Вместо Семена ответил Игорек и жестом головы указал на "Уазик" идущий впереди.
  - Что, правда, твой друг?
  Да, Ириш, друг. Хотя... хотя теперь я не знаю, друг ли он.
  - Слышь, братишка. - Вмешался в разговор омоновец, знавший уже всю историю, что произошла между Семеном и бригадиром бойцов, перед тем как нагрянул омон. - Зря ты так. Дружба здесь не причем. Просто вы оказались по разные стороны. - Он глянул в зеркало на Семена. - Жизнь, она штука сложная. Это мое мнение.
  Семен ничего не ответил.
  Впереди показалась серая "Волга" стоящая на прежнем месте, подперев задом вековую сосну. Возле нее крутились какие-то люди в штатском. Чуть поодаль стояла еще одна машина, это был милицейский "бобон". Среди этих людей Иришка узнала того самого, которого она упрашивала взять с собой.
  Иван Данилович, следователь районной прокуратуры, увидев подъезжающих, сразу направился к ним.
  Машины остановились. Из замыкающей колону машины, а это была молочного цвета "Газель", проворно выскочил крепыш под два метра ростом - старший группы, и направился к следователю. Беглецы видели, как он коротко обо всем доложил. Иван Данилович удовлетворено качнул головой и вместе с ним двинулся к джипу.
  - Ну как вы тут? Все живы?
  - Живы. - За всех ответил Игорек.
  - Уже вижу. Это хорошо. Что красавица, - Обратился он к Иришке. - покажи хоть, кто он, ради которого, ты так рвалась сюда. Не скрывай.
  Он улыбнулся, простой, широкой улыбкой.
  Иришка ничего скрывать не собиралась.
  - Вот! - Она ответила улыбкой на улыбку. И глазами указала на Семена.
  - Хорош. - Удовлетворено подтвердил выбор Иришки, следователь.
  - Спасибо вам большое, Иван Данилович. - Иришка склонила голову к Семену на плечо.
  - Да за что мне-то спасибо. Это вон, ребятам спасибо скажите. - Следователь указал на находившегося рядом с ним здоровяка-омоновца. - Это они заслужили. И еще, Федор Николаевичу и этому, вашему Санычу, скажите. Если бы они не рассказали обо всем, неизвестно что было бы,... тем более не надо было вам этой самодеятельностью самим заниматься. Для этого ведь есть органы. Ну да ладно я не об этом. Вообщем вас сейчас отвезут в Москву. Там у кого-нибудь есть где остановиться? Ну, родственники? Друзья? - Он снова прошелся взглядом по лицам беглецов. Все молчали. Игорек хотел что-то сказать, но в последний момент передумал.
  Только одна Иришка прервала затянувшуюся паузу.
  - Да. У меня можно. - Сказала она. - У нас трехкомнатная, на Сходне, сейчас там только отец и сестренка...
  - Вот и хорошо. - Обрадовался Иван Данилович. - Значит как я и говорил, вас всех отвезут в Москву. Вы там поживете. Потому что вы все мне там понадобитесь, сами понимаете... Даю вам день отдыха. А послезавтра буду ждать всех в прокуратуре, Юго-Западного округа. Знаете где это?
  - Примерно. - Ответила Иришка. - Но если надо - найдем.
  - Отлично! Тогда в одиннадцать у меня. Второй этаж, 215 кабинет. Понятно? Моя фамилия - Колосов.
  - Понятно. - Ответил за всех Семен. - Только это... - Он немного замялся.
  Следователь посмотрел на него.
  - Я про это... - Продолжил Семен. - Про карабин и двустволку. Ваши забрали, а это не наше...
  - Я уже знаю. - Перебил его следователь. - Все это мы вернем. Об этом можете не беспокоиться. Но только после того как закончим следствие. А пока, увы,... Все побудет у нас. А вообще-то не мешало бы вашего деда наказать, за то что раздает всем оружие. Ну ладно потом разберемся. Все? Вопросы еще будут?
  - Да вроде бы нет...
  - Ах, да! Чуть не забыл... - Иван Данилович, повернулся к Иришке. - Можно ваш адрес Ирина... на всякий случай... Да вы не бойтесь, я все запомню.
  - Пожалуйста. Первый Тушинский проезд, дом... - Иришка назвала свой адрес.
  - Фамилия?
  - Лагутина Ирина Алексеевна.
  - Ну, вот. Теперь у меня все. Можете ехать. - С этими словами Иван Данилович взялся за ручку и собирался было захлопнуть дверцу, как Игорек, вспомнив что-то, не дал ему это сделать.
  - Извините. Мы на счет мотоцикла забыли! - Заторопился он. - Мы его там, в кустах спрятали! А то перед дедом как-то неудобно получается...
  - Ладно. - Следователь улыбнулся. - Заберем и доставим деду. Надеюсь теперь все?
  - Все. - Ответил Игорек.
  - Тогда до скорого...
  Следователь захлопнул дверцу, услышав в ответ, - До свидания. - повернулся и в сопровождении все того же здоровяка направился к "Газели". Я обвернулся назад и посмотрел им в след. Я видел как перед подошедшими открылась дверь. Как Иван Данилович что-то сказал в салон и из машины вылез еще один омоновец с автоматом. После чего, здоровяк, старший группы, полез вовнутрь, и дверь снова захлопнулась. После Иван Данилович, обвернулся в нашу сторону и махнул рукой водителю "Уазика", который высунув голову в окно, тоже наблюдал все это время, за всем, что происходило позади него.
  Машины тронулись.
  - Домой. - Произнесла Иришка.
  "Домой..." - Подумал я.
   Семен, вздохнув полной грудью, подтвердил. - Домой!
  
  
  Липецк. Март 2009г.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"