Суздаль Александр: другие произведения.

😳 Евангелие от рыжего кота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Едва оказавшись в Раю, главная героиня, Маргина, отправляется в командировку на Землю, чтобы отыскать утерянный в древности Рубин Милосердия. Ей препятствуют силы Зла во главе с самим Сатанаилом. Он приказывает бывшему правителю Многоросии, Плутину, и двум демонам, Гаагтунгру и Веельзевулу, найти артефакт.

    Хасан аль-Каин, бессмертный ассасин, мешает всем.

    *

    *

    *

    *


  Александр Суздаль "Евангелие от рыжего кота"
  Серия "Коты-Хранители"
  
   Все имена, названия и определения приведены к форме понятной для жителя Земли. Они не соответствуют реальным, так как не имеют аналогов, к тому же никак не влияют на содержание книги.
   Очевидец
  
  
  
  Киев
  Издательство "Репликатор"
  2015
  
  
   Есть Свет и Тьма.
   Тьмы изначально больше, но Свет всегда сильнее и вечно горит спасительным огнём чрево Чистилища, освобождая души от
   Тьмы.
   Каждый вправе выбрать свою дорогу и в том его Свобода. Путь к Свету не бывает прямым, а самая короткая тропа - во Тьму. Выбирай, куда тебе идти, и не говори, что тебя не предупредили...
  
  
   ©2015 Александр Суздаль, авторское право на текст
  
  Точка сингулярности
  
   Слово оказалось не актом Творения, а криком одиночества Творца посреди бездонного Ничто. И волны разделили сущее, а Ничто потеряло неопределённость. Ничто разделилось на Тьму и Свет, а возникшая материя приобрела время. Высшие гармоники Слова творили вокруг жизнь, наделяя возникшие души ангелов материальной оболочкой. Есть Бог-Творец и Бытие, Бытие определяет Сознание, а последнее сочетается с душами, соединяя всё в единое целое. Сознание познает Мир и Бога, а Бытие воспринимает его Любовь.
   То, что осталось в Тени, изолировали Архангелы, чтобы созрело, а плоды собирают душами, но не все устремляются к Свету. Потому что есть Свет и Тьма. Тьмы изначально больше, но Свет всегда сильнее и вечно горит спасительным огнём чрево чистилища, освобождая души от навязчивой Тьмы.
   Шестикрылые серафимы, взмахнув своими огромными полупрозрачными крыльями, распространяют огонь божественной любви во все стороны сущего, чтобы его теплом согреть и отделить души от холода Тьмы. Голоса херувимов несут дальше Глас Божий в Запредельное и Тёмное Ничто, расширяя границы Божественного Света в бесконечность.
   Из Тени только один путь к Свету - через Чистилище. Если в душе сохранилась хоть одна искра Божья, то она соединится со Светом, а Тьма поглотит оставшуюся тьму. Без Света не будет и Тьмы, у которой есть свое начало пусть и противное Богу. Никогда не будет между ними равновесия и паритета, как нет конца Ничто, а Слово Божье отродясь не утихнет. Если есть Свет, то его оттеняет Тьма, а если исчезнет свет, то Тьма рассыплется в Ничто.
   Каждый вправе выбрать свою дорогу и в том его Свобода. Путь к Свету не бывает прямым, а самая короткая тропа - во Тьму. Выбирай, куда тебе идти, и не говори, что тебя не предупредили...
  
  
   Репликация первая. Матье де Клермон
  
   Если бы не ощущение любви, проникающее в нее со всех сторон, то первые дни в раю шокировали Маргину больше, чем её превращение в Хранителя. Правда, данное место называлось вовсе не раем, а загадочным словом "Эссенариум", и Маргина не сразу вспомнила, откуда она знает это название. Покопавшись в своей памяти, она выудила оттуда, что так назывался летающий дворец Харома, Создателя мира Глаурии. "Неужели он знал о существовании данного места?" - подумала она, но потом отбросила свои размышления, полагая, что не так важно, как называется это пространство, где всё объято чувством любви. Как назло, тут же мелькнула здравая мысль, что переизбыток любви, так же, как и сладости, сделает здешнее существование приторно тягучим и захочется чего-нибудь экстраординарного, с привкусом опасности и приключения.
   "Не захочется!" - промелькнула в голове чужая мысль и Маргина оглянулась. Морда рыжего кота, взирающего на неё зелёными глазами, вызвала в ней бурную реакцию, словно она увидела, как минимум, своего ближайшего родственника. От избытка ощущения любви, она влепила в его пышные усы поцелуй, но её родственничек, гад, отвернул свою физиономию, словно его укусил змей-искуситель.
   Оставим реакцию кота на поцелуй Маргины на его совести, которой у него никогда не имелось, а, прежде всего, опишем устройство Эссенариума. Если мы все там будем, то следует знать, как себя вести и чего опасаться в нашей теперешней жизни. Когда Маргина впервые попала туда, то её окружили близкие родственники, оповещённые о прибытии Маргины, которые принялись её тискать и ласкать. Она сразу почувствовала себя дискомфортно, так как не знала, как с ними общаться и что можно отвечать на их расспросы. В виде кота Хамми она прожила с каждым из них их жизнь и знала всех в лицо. Когда Маргина стала называть своих дальних предков по именам, то смутила их своей осведомлённостью. Глаза родственников выражали недоумение, ведь они никогда её не видели, так откуда Маргина знает их имена?
   Странным казалось то, что в Эссенариуме можно жить, как на Глаурии. Ты можешь иметь такое тело, какое ты хочешь, а стоит только захотеть и вокруг тебя создаётся мир, сохранившийся в памяти. Этому способствует то, что материя, попавшая в Свет, имеет светлую структуру и может изменять себя под действием мыслей живущих там людей, зверей и букашек. В некоторых местах, словно наперегонки, мир так быстро изменялся, что Маргина едва успевала рассмотреть подробности. Так как люди, с которыми она хотела общаться, тоже стремились находиться в комфортной им обстановке, то возле замка из Фаэлии, где желала жить Маргина, соседствовала Эйфелева башня, возле которой жила Анни, внучка Миши Столярчука, и рядом он сам, вместе с женой Галей в доме на берегу Днепра. Тут же находилась масковская квартира Исаевой, вместе с куском Измайловского парка, где она жила с любимым Воробьем и со своим отцом. Внучка Маргины, Александра, живущая вместе с Зарро, разместила возле Маргины приличный кусок планеты Дриддо, где не желали гулять её давно выросшие дети. Далёкое стало совсем близким, а близкое - далёким.
   Некоторые из родственников и знакомых возмущались тем, что Александра перегородила весь подход к месту жительства Маргины. Впрочем, распространяться своими пейзажами можно во все стороны, в том числе вверх, вниз, и во все измерения, так что данное обстоятельство не является помехой для фантазии. Желающих общаться с Маргиной оказалось так много, что она засомневалась, хватит ли ей времени, чтобы уделить внимание каждому, на что вездесущий Туманный Кот, по-прежнему сидящий в её виртуальной голове, глубокомысленно заявил: "У тебя впереди целая вечность".
   Кроме желаемого пейзажа вокруг и возможности принимать любую форму, следующей привилегией было то, что общались здесь только мысленно, так что никаких языков изучать не пришлось. После того, как все первые ахи и охи закончились, и Маргину потискали, как следует, Туманный Кот с удовольствием рассказал Маргине об устройстве Сущего, и, в частности, Светлого Мира, Эссенариума.
   - Начну с самого мелкого. При воздействии Света на Ничто, в нем происходят флуктуации, в результате которых образуется димензиальная1 структура, имеющая два состояния: мон и демон. Всё вещество Темных Замкнутых миров состоит из таких частиц, в которых один мон плавно переливается в два демона, а потом наоборот. Мон, это замкнутая димензиальная волна правильной многосферной дивергенции. Демон, это замкнутая димензиальная волна неправильной, с точки зрения Светлых, многосферной дивергенции.
   Простым языком и мон, и демон - всего лишь мгновения волны в Ничто и никакого так называемого "вещества" ни в каком из миров нет. В Темных Замкнутых Мирах, к которым относится и мир, где находится Земля и Глаурия, димензиальные структуры имеют какое-либо преобладающее состояние, близкое к мону или демону, в результате чего души, после перехода через Чистилище, отправляются к Свету или во Тьму. Хуже всего, когда человек равнодушный и серый, тогда моны и демоны его души равновесные, и его может поглотить мёртвое Ничто.
   Чистилище, которое представляет собой некую виртуальную границу, разделяет на моны и демоны не только души людей, но и всякую димензиальную структуру, попадающую во Тьму или Эссенариум. То, что находится в Ничто, не имеет ни монов, ни демонов, не содержит ни одного пространства и там нет времени. Между Светом и Тьмой идёт постоянное противостояние и в данное время преобладают силы Света.
   Такое поверхностное объяснение дал Туманный Кот, возможно, упростив структуру сущего для лучшего его понимания. Потом он объяснил, что Тёмные Замкнутые Миры существуют на окраине диска Эссенариума в виде замкнутых шаров, висящих гроздьями в Ничто. Нельзя путать Тёмные Замкнутые Миры и Тьму. Из Тёмного Замкнутого Мира можно попасть в Свет через Чистилище, из Тьмы нет пути к Свету. Если случится Армагеддон и Светлый Мир столкнется с Тьмой, то останется только Ничто. Правда, Светлым Мирам повезло и они сильнее, следовательно, что-нибудь светлое да останется на развод.
   Пока в виртуальной голове Маргины носились такие мысли, Туманный Кот сидел и ждал, что не составляло ему труда, так как он с интересом читал её мысленные потуги.
   - Есть ещё одно обстоятельство, о котором ты не знаешь, - менторским тоном произнёс Кот, словно он присутствовал на сдаче экзамена по строению Мира. Маргина как раз в это время думала о котах.
   - Какое? - спросила Маргина, поднимая кота на колени и поглаживая его рукой.
   - Коты, живущие в Тёмных Замкнутых Мирах, состоят из димензиальных частиц, в которых болтаются пара монов, переходящих в два демона, - сообщил Кот.
   - Отчего такое отличие от людей? - спросила Маргина, выглаживая его величество Рыжее Совершенство.
   - Чтобы мы светились в темноте, - пошутил Туманный Кот, а потом добавил: - Так решил Лучезарный, чтобы все души котов непременно попали в Эссенариум, - закончил он свою тираду, после чего вывернулся под рукой Маргины, которая совсем ему не поверила...
   - А блохи, живущие на котах, тоже имеют такую структуру, - захихикала она и принялась его щекотать, но кот её мысленную и физическую инсинуацию напрочь игнорировал.
   - Интересно, а кто был мой ангел-хранитель? - спросила Маргина, которая слышала, что у всех душ в Темных Замкнутых Мирах есть свои ангелы. Кот как-то странно заурчал и отвернулся.
   - Ты!? - воскликнула Маргина: - А где же твои крылья?
   - Мы с тобой прогрессивные существа и не нуждаемся в ненужной имитации, - произнёс кот, а на его спине выросли маленькие рыжие крылышки. Маргина захихикала, наблюдая данную метаморфозу.
   - Видишь, даже ты смеёшься, а когда собираются все человеческие ангелы, то я со своими крыльями и рыжей мордой выгляжу идиотом, - недовольно проворчал Кот.
   - Ты похож на маленького рыжего глея2. Можешь не носить крылья, я люблю тебя всякого, - сказала Маргина и прижала кота к груди. То, что кот замер и не сказал ни слова, говорило о том, что ему нравиться данная церемония.
   - Совсем нет, - возразил подлый кот, читая её мысли и Маргина от замешательства отпустила его. Так как в данном месте имелась искусственная гравитация, то Туманный Кот шлёпнулся в траву да там и остался.
   Маргина прилегла рядом с ним, уставившись в небо, а потом, неожиданно, повернулась лицом к коту и серьёзно спросила: - Скажи мне, кот, я что, такая пропащая, что не нашлось ни одного ангела-человека, который бы меня сопровождал?
   Туманный Кот лизнул её в щеку и сообщил:
   - Мне разрешили тебя выбрать, ... как привилегию...
   - Спасибо тебе, котик, - рыдала Маргина, понимая, что шанс получить в ангелы какого-то кота имеет только такое ничтожество, как она. Туманному Коту мочилово не понравилось, так как Маргина рыдала на него.
   - Что-то ты стала сентиментальной? - насторожился кот, но Маргина продолжала рыдать. - Между прочим, я к тебе пришёл по делу, - сообщил Кот, прерывая её величество слезоточивость.
   - Какие дела могут быть у тех, кто отдыхает в раю, - парировала Маргина.
   - К сведению бездельников, в Эссенариуме все заняты делом, - произнёс Кот, поворачивая голову к Маргине: - Шестикрылые огненные Серафимы озаряют светом Тьму, и Свет всё время расширяет свои границы, поглощая Ничто. Поэтому Тёмных Замкнутых Миров на окраине Эссенариума становиться всё больше и больше. Если жизнь в Тёмных Замкнутых Мирах оставить на самотёк, то все души отправятся во Тьму и её станет больше. Чтобы этого не произошло, четырёхкрылые Херувимы распространяют божественную мудрость и Слово Лучезарного во всём Эссенариуме и в Темных Замкнутых Мирах. Престолы трудятся каждый миг, перенося лик Лучезарного к каждой ищущей душе. Господства просвещают властителей в Тёмных Замкнутых Мирах, чтобы государства не погрязли в хаосе, так как беспорядки - путь во Тьму. Силы творят чудеса на потребу угодникам Лучезарного. Власти укрощают силу Сатанаила и его демонов, иначе нам и носа не высунуть из Света. Архонты управляют Вселенными и Хранителями. Архангелы руководят Ангелами и учат людей, а Ангелы опекают души в Тёмных Мирах. Так что работают все, а отдыхаешь только ты, - хихикнул Туманный Кот, не поднимаясь с травы.
   - А какой он? - спросила Маргина, рассматривая голубое небо с белыми облачками. Она мысленно превратила их в барашков, и они поплелись к горизонту.
   - Кто? - не понял Туманный Кот, рассматривая на небе художественные изыски Маргины.
   - Лучезарный, - объяснила она. Кот задумчиво исследовал облака, созданные Маргиной, а потом изобразил на небе огромного огненного кота.
   - Он такой, - прищурив зелёные глаза, объяснил Туманный Кот, а его огненный собрат на небе погнался за барашками Маргины, которые начали резво от него убегать. Маргина с сомнением рассматривала кровожадного рыжего хищника на небесах, так как она представляла Лучезарного только человеком.
   - Ты что-то говорил о деле, - напомнила Маргина, поднимаясь с травы.
   - Тебя хочет видеть Лучезарный, - таким тоном сказал Туманный Кот, точно Маргину приглашал в гости какой-нибудь сосед. Он тоже поднялся и стряхнул с себя невидимые травинки, крутанувшись всем телом.
   - Я - к нему? - застыла Маргина.
   - Ты хочешь, чтобы он пришёл к тебе? - буднично спросил Туманный Кот, словно Лучезарный ходит в гости ко всем подряд. После расспросов Маргина с удивлением узнала, что, да, ходит.
   - А зачем же тогда ему Престолы!? - сообщил Туманный Кот, как само собой разумеющее дело.
   Внезапно в небе возникли звуки, точно по мостовой скакали лошади, и затрубили трубы, издавая завораживающие звуки. Взглянув туда, Маргина увидела ослепительную колесницу, летящую по небу. Тройка огненных лошадей высекала копытами искры из облаков и Маргина поняла, что это и есть Престолы, несущие Лучезарного. Она растерялась и чувствовала себя виноватой, что отвлекла его от нужных дел, не согласившись сразу отправиться к нему. "Ведь он же читает мысли каждого!" - устыдилась Маргина и покраснела с головы до ног. Она подняла глаза, чтобы увидеть Лучезарного, хотя, признаться, от стыда хотела потупить взгляд в траву у ног.
   Престолы, выбросив струи совсем негорячего огня, остановились возле замка Маргины и сразу превратились в белоснежную беседку, в середине которой стояло бело-голубое высокое кресло. На нём восседал мужчина в белоснежно-сияющем просторном одеянии, ниспадающем волнами к ногам в обыкновенных кожаных сандалиях. Стоило Маргине увидеть Лучезарного, как она поняла: для каждого у Бога есть своё лицо, а его любовь одинаково приятная для всех. Он выглядел, как мужчина её мечты и такого не любить - взять грех на душу. Лучезарный поднялся и оглянулся, наблюдая калейдоскоп строений вокруг дворца из Глаурии, а потом произнёс: - Тебя любят много людей, но ты, между тем, грешна, - закончил он с ослепительной улыбкой.
   - В чём мой грех, Господи?
   - Отдавая всё другим, ты не любишь себя, - услышала Маргина, и сквозь яркий свет донеслось тёплое:
   - Ты моё дитя, а как не любить творение Божье!
   Он приблизил к ней свой лучезарный лик, рассматривая её лицо. Маргина устыдилась своего несовершенства, невольно отстраняясь от него и потупив в землю глаза.
   - Ты подобна мне, - улыбнулся Он, а она, преодолевая свою естественную робость, вскинула на него глаза: "Неужели, и его посещают сомнения?!"
   - Мои сомнения всего лишь другого порядка, - улыбнулся Он, и ей стало так тепло на душе, точно она разговаривала со своим другом. Лучезарный подошёл к ней, обнял за плечи и тихо промолвил на ухо: - Как ты думаешь, мне легко, если я всё время слышу ваши голоса? Я недаром сказал о сомнении. Однажды, в минуту смущения, я отправил в Тёмные Замкнутые Миры один талисман - Рубин Милосердия, чтобы разбудить в сердцах людей сочувствие к другим. Позже я понял, что мне не следовало этого делать. За этим благостным предметом стали охотиться все, кому не лень. Хуже всего, что в этом участвуют Тёмные, убивая невинных людей. Они думают, что в их руках талисман станет антиподом и послужит тёмному делу. Талисман потерялся и его нужно вернуть в Эссенариум. Остальное тебе расскажет Туманный Кот.
   Маргина оглянулась, но Туманный Кот, странным образом, куда-то исчез. Возможно, для того, чтобы разговор с Лучезарным состоялся с глазу на глаз.
   - Занятный Кот, к тому же, твой бывший ангел, - промолвил Он, читая её мысли, и прищурил свои ярко-голубые глаза.
   - Лучезарный, правда, что коты созданы не так как люди? - спросила Маргина, проверяя сказанное Туманным Котом, и понимая, что её понесло. Лучезарный улыбнулся в ответ и прошептал ей на ухо: - Неправда, у данного кота один мон в голове лишний, - Маргина захихикала, а Лучезарный сделал маленькую паузу и продолжил: - Когда-то я встретил одного обычного кота. В трудную минуту, когда я висел на кресте, этот добрый кот, сочувствуя моей боли, взобрался к моим ногам и лизал мне пятки, отчего я смеялся, забывая о муках.
   Она слушала историю, а потом её внезапно озарило и на глаза Маргины навернулись слезы. Она тихо спросила:
   - Этого кота звали Туманный Кот.
   Лучезарный не ответил на вопрос, а засмеялся и сказал, дотронувшись до её носа:
   - Любопытной Варваре нос оторвали. Вон идёт твой любимый кот.
   Маргина оглянулась и увидела, что, действительно, Туманный Кот демонстративно шагает к ним. "Субординация, блин!" - совсем не почтительно подумала Маргина, возмущаясь тем, что кот прервал её беседу с Лучезарным.
   - Мы с тобой ещё поговорим после твоего возвращения, - сказал Лучезарный и его Престолы, мгновенно свернув белоснежную беседку, снова превратились в огненную троицу лошадей, которая, только закрылась дверца открытой кареты, с места рванули вверх, в небеса. Маргина, со слезами благоговения на щеках, проводила взглядом мелькнувшую в небе молнию.
   Кот, словно в оправдание, потёрся боком по её ноге, и она подхватила его на руки. Опустив своё лицо на Рыжее Совершенство, Маргина снова мочила слезами его шерсть, отчего Туманный Кот обеспокоенно сообщил: - Котам не рекомендуется принимать обильные водяные процедуры.
   После того, как источник иссяк, и Маргина успокоилась, Туманный Кот сообщил ей, что они отправляются на Землю искать Рубин Милосердия. Только сейчас Маргина осознала, чего от неё хотят и тут же выпалила: - Ни за что на свете!
   - Это не обсуждается, - сообщил Туманный Кот, и у Маргины сразу пропала эйфория. Она поняла, что её уже записали в армию Света, а приказы не оспаривают.
   - Кот, скажи, я могу погибнуть и не вернуться в Эссенариум? - спросила Маргина, чтобы оценить опасность доверенной ей операции.
   - Можешь, - сообщил Туманный Кот, и Маргина поняла, что жизнь в Эссенариуме не такая уж радужная, как она думала.
   - Кот, расскажи о Рубине Милосердия, - попросила Маргина, понимая, что возвращение на Землю неизбежно, а ей нужно знать как можно больше, чтобы исполнить задание.
   - Хорошо, слушай, - сказал Туманный Кот.
   "Это случилось давно... Не важно, под каким соусом забирают жизнь на Земле и что при этом проповедуют. Смерть в любом случае пожинает свои плоды, отсекая тело от души и освобождая её. По всей видимости, для города Акко, именуемой христианами Сен-Жан д'Акр, наступили последние дни - сарацины, волна за волной, накатывали на стены крепости, медленно, но неуклонно забирая жизнь у защитников города.
   Баллисты3 с башен обстреливали мамелюков камнями, а им в ответ летел греческий огонь из требушетов4. Ветер быстро раздувал пламя, и стоило большого труда погасить горящую смолу, чтобы огонь не перебросился на строения. Огромная дыра возле ворот святого Антония, пробитая гигантским мангонелем5, способствовала тому, что внешняя стена обрушилась, чем сразу же воспользовались мамелюки, с неистовым криком бросившись в пролом.
   Метнувшись им навстречу, госпитальеры, обнажая мечи, остановили вторжение, заткнув прореху в стене своими телами. Кровавая сеча на линии столкновения не давала возможности что-либо делать, кроме как рубить с плеча. Маршал Матье де Клермон равномерно махал мечом, точно крестьянин серпом в поле, срезая голову следующему мамелюку, но конца своей жатвы не видел.
   Такая работа не оставляла в голове никаких мыслей, кроме заботы о том, как удобней ударить, чтобы отсечь голову сарацина, и уклонится от нападения другого врага. Рядом стояли несколько рыцарей с мечами в руках, защищая Матье де Клермона с боков, но могучую прыть маршала не могли унять, поэтому враг, потеснённый отчаянным напором, покинул вторую стену, возвращаясь к первой.
   Несомненно, рыцари в красных и чёрных сюрко6 с белыми восьмиконечными крестами напротив сердца принадлежали к ордену госпитальеров и сражались бок о бок со своим маршалом. Это славное племя добровольных подвижников в мирные дни и во времена затяжных сражений выполняло свою единственную миссию - защиту странствующих к Гробу Господню. Правда, кроме владения мечом, многие обладали искусством врачевания и, несмотря на сан, положение и знатность, с прилежанием и скромностью омывали уставшие ноги паломника, осмелившегося на путешествие к могиле Иисуса Христа.
   Между тем на головы сарацинов вылили несколько казанов кипящего масла, которое вспыхнуло, раздуваемое ветром, и внизу разразился настоящий ад, оглашая окрестности предсмертными криками. В ответ полетел греческий огонь, заставив защитников спрятаться за стенами. Рабочие, под свистящими стрелами, загородили брешь в стене палисадом7, за которым имелась возможность укрыться. Бой длился до самого вечера, с редкими передышками, когда сарацины совершали намаз.
   Громкий крик муллы, призывающий правоверных на вечерний магриб8, защитники города слушали с удовольствием, так как могли, наконец, чуть-чуть расслабиться. Спустившись вниз, в рефекториум9, крестоносцы уселись за длинный стол, где сёстры-послушницы подали нехитрый обед и ужин: варёное сарацинское зерно с сушёными финиками и несколько сухарей. Сержант Гуго де Монтегю весело улыбнулся и промолвил:
   - Братья мои, славно поработали, - а потом прикрыл глаза и с той же улыбкой на лице прочитал молитву:
   - Господи, Иисусе Христе, Боже наш, благослови нам пищу и питие молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благословен во веки веков. Аминь!
   Его товарищи вслед за ним благочинно сложили руки, произнося молитву про себя. Пока рыцари-госпитальеры принимают пищу, стоит рассказать о том месте, где они оказались, и событиях, предшествующих данному времени.
   В начале марта 1095 года от рождества Христова на собор в городе Пьяченце на севере Италии прибыло посольство императора Алексея I Комнина. Византийский император пожаловался папе римскому Урбану II на турков-сельжуков, которые вторглись в Византию и отхватили огромные куски империи. Просьба о помощи, подкреплённая дарами церкви, была услышана. В ноябре 1095 года на церковном соборе, созванном во французском городе Клермон, папа римским Урбаном II обратился к знати и духовенству с призывом освободить святые земли от мусульман и всех, кто исповедует другую веру, кроме христианства.
   "Всем идущим туда, в случае их кончины, отныне будет отпущение грехов. Пусть выступят против неверных в бой, который должен дать в изобилии трофеи, те люди, которые привыкли воевать против своих единоверцев - христиан... Земля та течёт молоком и мёдом. Да станут ныне воинами те, кто раньше являлся грабителем, сражался против братьев и соплеменников. Кто здесь горестен, там станет богат..." - говорил папа, а слушатели прерывали его проповедь восторженными криками: "Так хочет Бог!"
   В порыве благочестия, папа пожертвовал свою сутану для красных крестов на грудь тем, кто сразу же пожелал отправиться в путь, для освобождения Гроба Господня от сарацинов. Несмотря на то, что официальная церковь запрещала убийство евреев, которые свидетельствовали существование Иисуса Христа, - они первые попали под удар. Евреи в народной молве признавались расой отверженной и проклятой потому, что они отказались от Христа. К весне 1096 года истребление евреев в Европе приняло массовый характер, разжигая кровавый аппетит. Иудеев оставили в покое только тогда, когда Петр Пустынник, монах-отшельник, странствующий на осле, увёл всех, жаждущих крови иноверцев, в поход на Левант, Святые земли. Плохо вооружённые крестьяне и ремесленники вместе со своими семьями добрались всё-таки до земли обетованной, где в тот же год сгинули под саблями сарацинов.
   Только в 1099 году крестоносцам удалось захватить Иерусалим и создать христианское королевство. Первым королём стал один из предводителей крестового похода Готфрид Бульонский, который называл себя не королём, а Защитником Гроба Господня. Последующие крестовые походы расширяли территорию Иерусалимского королевства, но, тем самым, вызывали у арабов яростное сопротивление, ужесточая противостояние.
   Ещё до крестовых походов Иерусалим посещало много паломникам, чтобы приобщиться к святым местам и, обычно, находили приют в монастырских обителях, где их привечали, кормили и давали кров. А в 600 году от рождества Христова по повелению папы, Григория Великого, в Иерусалиме аббат Проба построил монастырский госпиталь, для лечения христианских пилигримов на Святой земле. Его небесным покровителем стал святой Иоанн Креститель.
   Монастырь несколько раз разрушали и восстанавливали, а в 1080 году в нем обосновался вновь созданный военный странноприимный орден Святого Иоанна, в просторечии названный орденом госпитальеров.
   Ко времени описываемых событий Иерусалимское королевство, после двухсотлетнего существования, скукожилось до нескольких оставшихся городов-крепостей на берегу Средиземного моря. Генрих II де Лузиньян, последний король Иерусалимского королевства, находился в крепости Акко, окружённой несметными войсками свирепого и беспощадного султана, восемнадцатилетнего Халил аль-Ашрафа. Надежды на то, чтобы победить мусульман, не существовало, несмотря на то, что папа, Николай IV, всячески стремился помочь королю Генриху II. В итоге, 4 мая 1291 года молодой король привёз в Акко небольшой кипрский отряд, после чего недолго пробыл и в ночь, с 15 на 16 мая, убежал на Кипр, вместе со своим войском.
   В эту же ночь рабочие, посланные султаном, засыпали, чем могли, рвы возле Королевской башни, которую покинул Генрих II, используя для этого трупы, камни и песок, а прямо с утра, после фаджра10 бросились в атаку. Проломленные стены огласили крики: "Аллаху Акбар" - и под покровом щитов для защиты от стрел, оббитых войлоком и поднятых за ночь, как паруса, прорвались внутрь города. Командовать обороной Акко остался Великий Магистр госпитальеров Жан де Вильер, имевший в Акко самое большое войско, и Великий Магистр тамплиеров Гильом де Боже. Они направили на ворвавшихся сарацинов конных рыцарей в полном облачении, которые легко вытеснили неприятеля.
   Обозлённый султан Халил аль-Ашраф снова и снова посылал мамелюков на штурм Королевской башни, не прекращая атаковать разрушенные ворота святого Антония, где мужественно сражался маршал госпитальеров, Матье де Клермон.
   Так закончился этот день, который не дал преимущества ни защитникам Акко, ни султану Халил аль-Ашрафу.
  

***

   Утро 17 мая оказалось ненастным, так как с моря дул сильный ветер, а тёмные волны угрюмо вздымались вверх, словно впитали в себя всю ярость, которая витала вокруг города. Понимая, что город им не удержать, Великий Магистр тамплиеров Гийом де Боже настоял на том, чтобы отправить женщин и детей в Сидон или в Кипр.
   Итальянские суда, стоящие на рейде не осмеливались заходить в гавань, поэтому все лодки и ялики использовали для того, чтобы переправить людей на борт судна. Не всем удавалось преодолеть бурные волны и многие нашли свою смерть, отправляясь на дно. В городе тоже витал дух смерти, так как кровавая битва не останавливалась даже на миг, используя ночи для подкопов и неожиданных вылазок, а день для ожесточённых стычек.
   Сержант госпитальеров Гуго де Монтегю, как всегда, сражался возле ворот святого Антония, которые, несмотря на разрушения, стойко сдерживали натиск мамелюков. Баррикады, сложенные из обломков разрушенных стен, отряды мамелюков атаковали с иступленной настойчивостью. Рядом, не отставая от командира, сражался высокомерный на вид рыцарь Раймонд де Торн, который, не прикрывая забралом своего лица, с презрительной улыбкой разил врагов. Своей стойкостью и напором он словно подражал маршалу Матье де Клермону, который сражался вместе с ними, удерживая в одной руке обычный талевас11, а в другой не благородный меч, а сарацинский буздыхан12.
   С другой стороны сержанта, точно медведь, окружённый волками, ворочался великан Дюдон де Компс. Несколько сарацинов, точно дразня его, попеременно ударяли его саблями, но, к их удивлению, медведь, несмотря на свои размеры, оказался перекормленным котом, который, ни одну свою жизнь из девяти, не желал отдать, и разил врага молниеносными ударами. Тяжёлый двуручный меч в его руках казался щепкой, которая сметала всё на своём пути, освобождая полукруг перед Дюдоном.
  
   Султан Халил аль-Ашраф, который находился в Таль аль-Фухаре, видел столпотворение возле ворот святого Антония и недовольно хмурил брови. Он сидел на взгорке, возле своего красного шатра, в саду возле башни, где располагались виноградники ордена Храма, и наблюдал за штурмом города.
   Голубая пиала оставалась в его руке, несмотря на то, что давно была выпита, а слуга, склонившись по пояс, ожидал, когда султан позволит наполнить её вновь. Султан не жалел своих воинов, так как в его распоряжении их оставалось достаточно. "Камень воду точит", - думал он, но молодая кровь всё равно ударяла в голову, и тогда он вспоминал своего отца, мудрого Калаун аль-Мансура, султана Египта, сумевшего очистить от христиан благодатную землю Аллаха. Он должен завершить дело отца и истребить неверных, а город сравнять с землёй.
   Верный эмир Китбуга аль-Мансури подошёл к султану и что-то прошептал ему на ухо, косясь на двух воинов, стоящих по бокам от султана. Султан недовольно выслушал его, но потом, немного подумав, кивнул аль-Мансури головой, и сказал: - Пригласи его.
   Воины, стоящие у входа, забрали оружие у прибывшего, и тот опустился на одно колено перед султаном.
   - Ас-саляму алайкум ва-рахмату-Ллахи ва-баракятух, - произнёс султан, предлагая рукой встать незнакомому воину.
   - Ва-алейкум ас-салям ва-рахмату-Ллахи ва-баракятух, - произнёс воин, поднимаясь с колена и бесстрашно рассматривая лицо молодого султана.
   Появившегося человека звали Хасан ибн Али аль-Каин, и он принадлежал к редкому представителю племени ассасинов, сгинувших около полувека назад в замке Аламут от рук монголов под командованием Хулагу.
   - Ты хочешь убить маршала госпитальеров Матье де Клермона? - спросил султан, с интересом рассматривая Хасана.
   - Я принесу тебе его голову, - гордо сказал Хасан аль-Каин. Султан закусил кончик своего уса в зубах и остановил свой взгляд на лице ассасина, лишённом каких-либо эмоций.
   - Зачем тебе маршал Матье де Клермон? - спросил он, наблюдая за реакцией Хасана. Тот не стал обманывать султана, но не сказал всей правды.
   - Он должен мне одну вещь, - ответил Хасан султану, а тот мудро не стал допытывать ассасина, полагая, что каждый имеет право на некоторую личную тайну.
   - Я дам тебе отряд лучших мамелюков для поддержки, - сказал султан Халил аль-Ашраф и кивнул головой в знак того, что аудиенция закончилась. Это же подтвердили два воина, которые мягко и незаметно стали за спиной Хасана. Одна из причин, по которой Халил аль-Ашраф не боялся Хасана ибн Али аль-Каина, состояла в том, что султан держал свою охрану из его оставшихся в живых соплеменников - ассасинов.
   Через минуту Хасан, во главе отряда отборных мамелюков, отправился в сторону ворот святого Антония, где происходила ожесточённая битва. Прибытие опытных воинов воодушевило сарацинов и они с неистовой злобой бросились на баррикады, вливаясь в пространство между стен. Вскоре и сарацины, и рыцари перемешались, так что луки и арбалеты стоящих на стенах защитников крепости оказались бесполезными.
   Остриё атаки возглавлял Хасан ибн Али аль-Каин, который, точно молния, поражал противника своей саблей, а потом подныривал под меч рыцаря и подло ударял прямо в сердце острым стилетом. Такая решительность на несколько мгновений поколебала мужество госпитальеров, сломав их строй, но маршал крикнул: "Назад!" - и взбитый коктейль дерущихся разделился на рыцарей и сарацинов. В ту же минуту лучники с обеих сторон выпустили свои стрелы, разрежая ряды рыцарей и мамелюков, которые спасались за деревянными щитами от острых вражеских стрел.
   - Ты трус, маршал! - на чистом французском языке сказал Хасан аль-Каин, выступая вперёд и бросая слова в сторону Матье де Клермона. Тот сделал несколько шагов вперёд и стал с обнажённой головой перед ассасином. И рыцари, и мамелюки невольно остановились, наблюдая поединок чести. Кто-то бросил Матье де Клермону лёгкий меч, чтобы уравнять с саблей ассасина, и маршал отбросил в сторону тяжелый сарацинский буздыхан, которым он до этого орудовал.
   Не откладывая в долгий ящик, противники обменялись ознакомительными ударами и принялись рубиться по-настоящему. Матье де Клермон был сильнее, но Хасан аль-Каин оказался проворнее и легко избегал разрушительных ударов, изменяя траекторию удара меча лёгким касанием сабли. Танцевали довольно долго. Внезапно, ассасин сделал неожиданный выпад и остриём сабли намотал золотую цепочку на шее у Матье де Клермона. Цепочка треснула и на её конце ярким пламенем, точно кровь, что-то блеснуло. Маршал левой рукой схватил пламя, замахиваясь на противника мечом, а ассасин потянул цепочку к себе.
   Огорчённый тем, что ему досталась только цепочка, Хасан аль-Каин выкрикнул: "Так умри же, собака!" - и как зверь бросился на Матье де Клермона. Крик ассасина прозвучал, как призыв, и мамелюки бросились на рыцарей с неистовым воплем: - Убей неверного!
   Застывшие на стенах защитники всполошились и обрушили град камней на сарацинов, а казаны с горящим маслом огненным дождём оросили ряды мамелюков, что заставило их отхлынуть от наружной стены.
   Крик муллы, призывающий мусульман на предвечерний аср13, позволил перевести дух защитникам Акко, но ненадолго - отдав должное Аллаху, сарацины вновь хлынули в атаку на крепость, которая длилась до самого вечера.
  

***

   Раннее утро пятницы 18 мая 1291 года началась неудачно, и так неспокойный сон нарушил громкий грохот вражеских барабанов. Разбуженные защитники города вышли на стены и увидели несметные полчища мусульман под жёлтым флагом Магомета, точно саранча устремившихся к городу. Целый рой стрел заставил рыцарей укрыться за стенами, а арбалетчики, в ответ, косили первые ряды нападающих, на которых наступали идущие сзади. Полетели горшки с греческим огнём и снова запылали деревянные крыши, закрывая город чёрной пеленой дыма.
   В ответ баллисты осаждённых разметали ряды мамелюков камнями, отрывая невезучим воинам головы, ноги, руки. Мамелюки захватили барбакан14 рядом с Королевской башней и ворвались на куртину15, растекаясь в обе стороны, заполняя пространство между двумя стенами укрепления. Великий Магистр госпитальеров Жан де Вилье и Великий Магистр тамплиеров Гийом де Боже собрали своих крестоносцев и малой силой сумели оттеснить сарацинов до внешней стены. Оба великие мужи были ранены, отчего их атака потерпела фиаско.
   Остатки отряда, под градом горшков с греческим огнём, вынужденно отступили, едва успев забрать с собой раненных. Мамелюки, захватив в это время Королевскую башню, недаром названную Проклятой, растеклись по кварталу святого Романа, истребляя всех рыцарей, которые попадались на пути. Бои продолжались возле королевского замка, а замок госпитальеров мамелюки атаковали с особым ожесточением. Несмотря на то, что маршал Матье де Клермон был тяжело ранен, он, с кучкой рыцарей-госпитальеров, продолжал сдерживать сарацинов, чтобы не допустить их в гавань. Оставшиеся жители города, вместе с раненными крестоносцами, садились на шлюпки и спешили к итальянским судам, стоящим на рейде в Средиземном море.
   Как назло, погода не способствовала эвакуации жителей: огромные волны и ветер для некоторых шлюпок оказались непреодолимым препятствием. Постепенно рыцарей отряда Матье да Клермона оттеснили в Генуэзский квартал, и маршал понял, что жить им осталось всего ничего. Откуда-то взявшаяся сестра послушница, несмотря на свистящие стрелы сарацинов, бросилась к нему, чтобы поменять кровоточащую повязку на голове маршала и посмотреть рану в груди, прикрытую разорванной кольчугой.
   - Оставь меня, - воскликнул маршал, оттолкнув её от себя, и показал на стоящего рядом сержанта Гуго де Монтегю, у которого с рукава стекала кровь: - Перевяжи ему руку.
   - А как же вы? - спросила монашка и маршал ответил: - Мои минуты сочтены.
   Пока монашка бинтовала руку сержанту, дыхание маршала стало хриплым, а в уголке губ появилась кровь. Вытирая её рукой, Матье де Клермон снял шлем, обнажая голову, а потом полез за пазуху, откуда вытащил небольшое рубиновое сердце, подвешенное на тонкий кожаный ремешок.
   - Подойди сюда, - сказал маршал, подзывая монашку. Та покорно присела возле него, и он спросил:
   - Как тебя звать, милая?
   Девушка покраснела и быстро ответила: - Мария-Агнеса-Катрин де Морель.
   - Спрячь этот святую реликвию, и сохрани, - сказал Матье де Клермон, передавая Марии рубиновый кулон, и добавил: - Клянись!
   - Клянусь на кресте, - сказала монахиня и поцеловала свой нательный крестик, а потом, глядя на рубиновое сердце, простодушно спросила: - А что с ним делать?
   - Тебя найдут те, кому ты его отдашь, - сказал маршал, а видя недоумение на её лице, объяснил: - Когда за ним придут - ты их сразу узнаешь.
   Мария хотела вытереть платочком выступившую кровь у рта Матье де Клермона, но тот отмахнулся от неё, точно от мухи и позвал своих госпитальеров.
   - Доставьте её в беспечное место и охраняйте столько, сколько потребуется, - сообщил он и добавил: - Это последний приказ для вас. Исполнив его, послужите Богу и Святой церкви.
   - А теперь поспешите, не то уйдут последние шлюпки, а я приготовлюсь для встречи с Богом, - произнёс Матье де Клермон, прислонившись к стене и закрывая глаза. Его окровавленные губы шептали слова молитвы, а мысли витали совсем не здесь, а там, где скоро окажется его смущённая душа. Рыцари не смели ослушаться своего маршала и отправились в Пизанский квартал, но им дорогу преградили несколько мамелюков, просочившихся запутанными улочками в тыл баррикад.
   Схватка была неизбежной и сержант Гуго, без слов, опустил свой меч на шею сарацина, который хотел наброситься на него с саблей. Рыцарь Раймонд де Торн, следующий за ним по узкой улице, успел отбить пику следующего мамелюка, а огромный Дюдон де Компс зажал юркого сарацина, который, придавленный латами крестоносца, едва хрипел, злобно пытаясь всадить куда-нибудь свой кинжал.
   Впереди показались ещё парочка сарацинов, и пришлось поработать мечами. Когда последнего мамелюка уложили на пыльную мостовую, Раймонд де Торн оглянулся и увидел, что Мария, монахиня, перетягивает рану на голове поверженного сарацина. Тот, оглушённый ударом, вращал белками глаз, пытаясь сосредоточить свой взгляд на лице девушке.
   - Что ты делаешь? - спросил Торн у девушки.
   - Рану перевязываю, - спокойно сказала Мария. Торн хотел проткнуть раненого врага мечом, но сержант Гуго удержал его руку: - Идём, нам нужно спешить.
   Трое госпитальеров и монахиня скрылись за поворотом узкой улицы, направляясь к Железным воротам внутреннего рейда. Рыжий кот, до этого лениво наблюдающий за происходящим, потянулся и перепугал трёх сорок, сидевших на смоковнице, которые загалдели и направились в сторону порта. В это самое время на улочку, где обращался к Богу маршал Матье де Клермон, выскочили несколько сарацинов, которые, увидев лежащего крестоносца, посчитали его убитым и подобрали меч и шлем, а потом принялись стягивать с маршала красное сюрко с белым крестом на груди, прикрывавшее кольчугу. Очнувшийся Матье де Клермон вытащил нож на поясе и с последних сил полоснул по горлу склонившегося к нему сарацина.
   - Так он живой! - воскликнул тот, кто схватил меч, и неумелым ударом отсёк голову маршалу. Но он опоздал, так как маршал в этот миг был уже мёртв, а его душа направлялась в Чистилище.
   Появление ассасина Хасан аль-Каина сарацины не заметили, по-деловому снимая с убитого окровавленную кольчугу. Ассасин без зазрения совести снёс удивлённым сарацинам головы, а потом принялся обыскивать обезглавленное тело Матье де Клермона. То, что он искал, не нашлось у павшего маршала и, расстроенный этим, ассасин принялся методично обыскивать трупы убитых им сарацинов.
   Поиски оказались тщетными.
   Замерев на месте, Хасан аль-Каин надолго задумался, а потом остановил взгляд на забинтованной голове маршала, которая валялась в стороне. Подняв её, он посмотрел на закрытые глаза головы, а потом повернул голову в сторону порта. Выйдя на открытое место, он увидел несколько шлюпок, которые, несмотря на большую волну, упорно двигались в сторону итальянского судна, стоящего невдалеке на внешнем рейде. Взор ассасина не мог разглядеть подробности, но монашку в белом с крестом на груди он успел заметить. Не мешкая, он завернул голову маршала в большой платок и открыто пошёл в направлении Монмюзара, который, как он знал, захватили сарацины.
   Когда он появился перед шатром султан Халил аль-Ашрафа, его пропустили сразу. Вытянув кровавую ношу, ассасин схватил голову за волосы и приподнял, показывая султану. Халил аль-Ашраф посмотрел на окровавленный срез шеи и подумал: "Что же ты так неаккуратно, ассасин?" - но говорить ничего не стал, только закончил свою мысль: "Видимо, мастерство ассасинов сильно преувеличено".
   Тем не менее, приближённый эмир Китбуга аль-Мансури, стоящий за спиной Халил аль-Ашрафа, протянул Хасану поднос с горкой золотых динаров, которые тот с непроницаемым лицом забрал. Наклонившись к лицу султана, он тихо произнёс: "Бойся заговорщиков". Халил аль-Ашраф скосил глаза на своего эмира, но Хасан отрицательно покачал головой: "Он будет верен тебе до конца!" Через мгновение, быстро пятясь, он исчез, а Халил наклонился к султану:
   - Повелитель, тебя что-то беспокоит?
   - Всё в порядке, мой верный эмир, - ответил султан и спросил: - Как он тебе, Мансури?
   - Ничего сверхъестественного, мы всех ассасинов разбили в Аламуте, - сказал Мансури, вспоминая своё монгольское детство при дворе Хулагу.
   "Не всех!" - подумал султан, который не прочь иметь в своём войске хотя бы сотню таких бойцов. В это время ассасин купил себе жеребца у попавшегося на глаза воина и сразу направился в сторону Тира, пуская коня в галоп.
  

***

   Итальянский неф16 "Святая Мария" ничем не отличался от таких же, подобных ему судов, тружеников Средиземного моря, разве что выделялся красными крестами, пришитыми на двух косых латинских парусах. Судно не принадлежало какому-либо ордену, а намекала крестом путешественнику, что тот может воспользоваться услугами судна, следуя на Святую землю. По верёвочной лестнице они с трудом забрались на судно, и только тогда сержант Гуго де Монтегю, снял шляпу и, глядя на дымящуюся крепость Акко, перекрестился, прошептав про себя молитву о спасении оставшихся. Капитан, стоящий на кормовой палубе, свистнул в серебряный свисток, и патрон17прикрикнул на матросов, которые потянули шкоты18, разворачивая паруса.
   Обшитые внахлёстку борта нефа заскрипели набором, и кораблю взял курс на север, в сторону Тира. Судно было забито до отказа, так что матросам приходилось проявлять чудеса эквилибристики, перебираясь по бортам и удерживаясь за ванты, звенящие на ветру. Казавшийся неуклюжим со стороны, неф, тем не менее, развил хороший ход. Корабль слегка раскачивало оттого, что был перегружен, к тому же, дующий с моря бриз толкал судно в левый борт.
   Расставание с братьями опечалило госпитальеров, но они не смели отказать умирающему маршалу, так как для него та безделушка, которая находилась у сестры послушницы, вероятно, дорога по какой-то причине. Больше всего сержанта Гуго де Монтегю волновало то, что приказ маршала, несмотря на его категоричность, оставался не совсем ясным. Чтобы каким-либо образом разобраться в ситуации, он обратился к Раймонду де Торну, которого считал весьма умным, несмотря на его высокомерный вид. Впрочем, к своим братьям-госпитальерам он относился со снисходительной любовью и часто выручал деньгами, которые у него водились, добрым советом и, если требовалось, твёрдой рукой, умеющей держать меч.
   - Скажи мне, брат Раймонд, как долго нам придётся охранять сестру-послушницу и кого следует опасаться? - произнёс сержант, внимательно всматриваясь в лицо Раймонда де Торна. Тот посмотрел долгим взглядом на Гуго де Монтегю и с философской покорностью сообщил, положив руку на плечо сержанта:
   - Дорогой брат Гуго! Я думаю, что нам придётся об этом узнать намного раньше, чем мы будем готовы.
   Слова Раймонда де Торна озадачили сержанта ещё больше, чем сказанное маршалом, поэтому он решил положиться на Бога, который вразумит его, когда нужно.
   В отличие от своих братьев-госпитальеров, озабоченных грядущими судьбами, брат Дюдон де Компс, обременённый телом, жаждущим подкрепления, размышлял о том, где бы раздобыть пропитание, так как его запасы давно истощились. До Сидона, куда шёл кораблю, нужно ждать до следующего дня, а тонкий механизм организма брата Дюдона не выдержит столько времени. Надеяться на то, что команда корабля накормит пассажиров, не приходилось, так как обычно, столько народа не перевозилось, а чтобы обеспечить всех страждущих обычных запасов не хватит. Смирившись с тем, что во славу Бога ему придётся подвергнуть свою плоть испытанию, брат Дюдон склонил голову собираясь предаться очищающей молитве, как тут же учуял искушающий запах мяса. Обернувшись, брат Дюдон увидел Марию де Морель, сидящую возле борта прямо на палубе, посыпанной песком, которая жевала ножку курицы. Увидев устремлённые на неё глаза брата Дюдона, он, смущаясь, начала оправдываться:
   - Так забегалась, что даже не пообедала.
   Глаза госпитальера так заглядывали в рот девушки, что она, догадавшись, протянула надкушенную ножку Дюдону и предложила: - Я вижу, ты, тоже, не успел.
   Благородство требовало отказаться, но греховные руки сами потянулись и схватили предложенное, сразу засовывая ножку в рот. Изумлённая сестра-послушница увидела, что ножка, вместе с косточкой, вмиг оказалась проглоченной.
   - Брат Дюдон, рядом с тобой девушкам сидеть опасно, так как ты можете съесть их, не заметив, - с сарказмом произнёс Раймонд де Торн, выбирая не загаженный последствиями качки песок и приседая рядом с девушкой на внимательно осмотренную пядь палубы. Пожурив брата Дюдона, он вытащил из своей заплечной сумки платок, который предложил девушке. В нем оказались сушёные финики, и девушка хотела отказаться, но брат Раймонд отрицательно взмахнул головой.
   - Девушкам полезно сладкое, - сказал он и подмигнул сержанту Гуго, - а нам достаточно куска лепёшки.
   С этими словами он выудил из той же сумки лепёшку и разорвал на четыре части. Братья-госпитальеры принялись чинно жевать. Дюдон де Компс, проглотив свой кусок за мгновение, пожирал глазами последний кусок, который предназначался девушке. Мария, увидев его глаза, протянула кусок, смущённо ему сообщая: - Мне достаточно фиников.
   - Ох, балуешь ты его, сестра Мария, - очень серьёзно сказал Раймонд де Торн, отчего девушка захихикала. Рыцарь Дюдон де Компс, проклиная себя, схватил кусок лепёшки, поглощая её, точно она последняя в его жизни.
  

***

   Хасан аль-Каин гнал своего коня, так как солнце клонило к вечеру, а до Тира ещё скакать и скакать. Дорога шла вдоль моря, что давало возможность наблюдать за судами, но знакомые контуры нефа ассасин не видел. Возможно, судно ушло вперёд, пока он замешкался в Акко, но Хасан надеялся, что его конь быстрее морского судна. С моря дул холодный ветер, остужая попытки солнца поджарить путника, хотя в одиннадцатый день месяца джумада аль-ауваля шестисот девятого года хиджры не казался жарким.
   Движению сильно мешали отряды, посланные султаном, чтобы взять Тир. Хасан боялся, что войска захватят город раньше, чем туда придёт неф с монашкой в белом, которой маршал Матье де Клермон, возможно, отдал рубин. Вспоминая, Хасан потрогал цепочку на своей шее, которую он так ловко снял своей саблей с Матье де Клермона, и это малое приобретение немного потешило его гордость.
   Когда солнце скрылось за горизонтом, Хасан аль-Каин свернул в сторону от дороги и стреножил коня, а потом, отвернувшись от моря, поискал киблу19 и совершил вечерний магриб. Не дожидаясь иша20, Хасан аль-Каин завернулся в свой плащ и сразу же заснул без снов, собираясь проснуться ещё до восхода солнца.
   - Тебе следует поторопиться, не то камень улизнёт от тебя, - сказал на ухо мягкий голос и Хасан поднял голову. Над ним склонилась прекрасная девушка в просторных белых шелковых шароварах, оттеняющих на ветру её соблазнительные ноги, и в такой же белой кофточке, из которой рвались наружу упругие груди. Её лицо, окаймлённое вызывающими, ярко-красными кудрями до плеча, улыбалось, а губы остались соблазнительно полуоткрытыми. Хасан хотел укорить женщину за неподобающий вид, но, застыл, чего-то ожидая, а затуманенный взгляд уставился на её грудь, соблазнительно нависшую на лицо.
   - Когда ты получишь камень, Хасан, я приду к тебе, и мы отпразднуем вместе, - сообщила девушка, едва дотрагиваясь своими губами его губ, но тут, точно дунул холодный ветер и небо вокруг потемнело. Девушка тот час же исчезла, словно растворилась, а над Хасаном грозно стал бородатый старик с острым посохом, похожим на дротик. От его изнеможённого лица веяло упрямством аскета и решительностью поборника за веру.
   - Ты тратишь драгоценное время на женщин? - с негодованием вопрошал старик, и Хасан, к своему удивлению, узнал в нём, а, вернее, почувствовал властелина Хасан ибн Ас-Саббаха, так как никогда его не видел. Он не стал спорить со старцем, а привстал на колени, с почтением склоняя голову и слушая, что скажет его тёзка, основатель ассасинов, умерший более ста пятидесяти лет назад. Он хотел прикоснуться рукой его сапогу с загнутыми носками, но ладонь схватила только песок.
   - Принесёшь мне рубин, чтобы я обрёл свою плоть, - произнёс старик и пошёл вперёд, бросив через плечо:
   - Следуй за мной!
   Хасан поднялся и отправился за высоким и худым стариком, который медленно погружался в тёмный густой туман. Волны тёмной субстанции по бокам обретала знакомые формы, создавая ощущение, что это не туман, а люди, идущие в том же направлении, что и старец. Постепенно глаза привыкали к темноте, и Хасан стал различать суровые лица воинов, идущих рядом. Их взгляды, устремлённые вперёд, ничего не выражали, кроме какой-то решительности и правоты того, что они делают.
   Внезапно, туман впереди рассеялся, и они остановились на краю огромного обрыва, а внизу, освещённые рассеянным синим светом раскинулся мусульманский город с мечетью посредине, окружённой шестью минаретами. "Это же святотатство!" - подумал Хасан, считая минареты, которые, как грибы, стали расти вокруг мечети.
   - Убей неверных! - воскликнул старец и первым прыгнул в пропасть, обнажая саблю, доселе висящую на боку. Все соседи Хасана бесстрашно прыгнули вниз, а он, внезапно охваченный ужасом, отпрянул от пропасти и закричал.
   - Не задерживай! - оскалился на него идущий сзади одноглазый воин, который двинул плечом Хасана, подталкивая к пропасти. Хасан хотел воспротивиться насилию, но внезапно все вокруг, точно прозрели, уставились на Хасана горящими глазами и стали кричать ему прямо в лицо: - Прыгай, неверный!
   - Я верный! - невпопад закричал Хасан, но его толкнули к пропасти и он, базлая от ужаса, полетел вниз. Умирая от охватившего его страха, он увидел, как обогнал старика, падая быстрее его, и схватил старика за ногу, которая, словно дым, снова рассеялась. Уже оказавшись ниже, он снова с надеждой схватился за сапог, но с ужасом понял, что тот слетел с ноги старика и оказался в руках Хасана.
   "Не бойся, я с тобой, - прошептала ему недавняя девушка в белых, шелковых шароварах, - ты только не забудь, принести мне камень!" Она поцеловала Хасана влажными губами, и он потянулся к ней с ответным поцелуем, но тут, внезапно, проснулся. Его конь влажными губами терзал его лицо, приученный прошлым владельцем будить хозяина на рассвете. Хасан с отвращением отпрянул от него и тут же увидел, что в руках держит какой-то старый ссохшийся сапог, с закрученными вверх носками. Точно горящий уголь, Хасан отбросил сапог в сторону, восклицая: "Шайтан!" - не понимая, где он находиться. Бойцы султана, тянущиеся по дороге невдалеке, напомнили ему о цели его путешествия. Солнце уже поднялось и Хасан, пусть и с опозданием, но неистовой религиозностью обратился в сторону Мекки и дважды совершил намаз, прочитав, кроме утренней, и ночную молитву. Совсем умиротворённый, он вскочил на отдохнувшего коня и отправился в Тир, даже не останавливаясь в городе Сканделионе, чтобы перекусить и смыть песок с лица.
   Когда к вечеру Хасан прискакал в Тир, то он был уже взят, а мамелюки султана вели вереницы детей и женщин, чтобы продать первому перекупщику. Нигде не задерживаясь Хасан сразу отправился в порт. Знакомый силуэт нефа он увидел, но только в море, которое, по-прежнему, штормило, укрытое серым небом. Корабль не стал заходить в Тир, опасаясь за жизнь пассажиров, а сразу отправился в Сидон, где у тамплиеров имелся флот, который мог доставить пассажиров, странствующих дальше, на Кипр.
   - Шайтан! - выругался Хасан аль-Каин. Не скупясь, он приобрёл свежего коня и снова отправился в путь.
  

***

   Госпитальеры грызли пересоленные сухари, которыми их кормила команда корабля, запивая водой, пахнущей тиной, так как другого выхода у них не имелось - в связи с поспешным бегством припасов в дорогу никто не приготовил. Неф, подгоняемый попутным ветром, шел в порт Сидона. Ещё издали виднелись башни крепости, охраняемой братьями-тамплиерами, и Дюдон де Компс с радостным возбуждением ожидал, когда сможет посетить монастырскую трапезу и побаловать свой желудок. В мыслях Дюдона не фигурировали разные кулинарные изыски, так как всем поварским новшествам он предпочитал пищу простую, но сытную.
   Сержанта Гуго де Монтегю волновали совсем другие мысли, так как он размышлял о том, является ли Сидон беспечным местом и сколько времени им придётся охранять Марию де Морель. На первый вопрос сержант уже имел ответ, так как занятый мусульманами Тир говорил о том, что Сидон ждёт такая же судьба. Что же касается второго вопроса, то Гуго не мог понять, каких врагов следует ожидать. Красное стекло, которое вручит маршал девушке, в глазах сержанта не имело никакой ценности. "Возможно, это какая-то мусульманская реликвия, за которой охотятся сарацины?" - задал себе вопрос сержант, так как, насколько он помнил, данный рубин в христианских реликвиях не числился.
   Впрочем, сержант Гуго не считал себя настолько просвещённым, чтобы знать всё тонкости веры и полагал, что лучше всего посоветоваться с раненым Великим Магистром госпитальеров, Жан де Вильером. Сержант надеялся застать его в Сидоне и потому успокоился, ожидая, когда матросы бросят якорь в порту. В отличие от сержанта, Раймонд де Торн развлекался тем, что беседовал с сестрой-послушницей, нашёптывая ей на ухо: "Мне нравится твоё лицо, сестра Мария, а оно - окно в душу". Мария, несмотря на то, что считая слова рыцаря искренними, смущалась и возражала:
   - Лицо принадлежит мне, а душа - богу, что не одно и то же. Ты ошибаешься, брат-рыцарь, наши тела грешны.
   - Мне кажется, ты невинна, как ребёнок, - возразил ей Раймонд де Торн и попросил: - Покажи мне то, что желал сохранить маршал.
   - Ты думаешь, что здесь не опасно показывать рубин? - спросила девушка, оглядываясь, на что Раймонд ответил: - Ты под защитой ордена госпитальеров.
   Девушка вытащила камень из-за пазухи, не снимая с шеи кожаную верёвочку, на которой висел рубин. Раймонд де Торн внимательно осмотрел рубиновое сердце, разговаривая с сам с собой: - В чём же твоя тайна?
   - Ты думаешь, что в нём заключена какая-то тайна? - спросила девушка, поглядывая на рубин и госпитальера, который, кроме осмотра камня, заглядывал за ворот блузки, где наблюдал верхушки соблазнительных полусфер. Заметив это, девушка быстро спрятала камень за пазуху, а брат Раймонд, чтобы изменить направление её мыслей, объяснил:
   - Маршал никогда не слыл любителем каких-либо драгоценностей и отличался скромностью в быту. Зачем ему какой-то рубин, который, почему-то, нужно хранить и оберегать?
   Их разговор был прерван тем, что корабль вошёл в гавань Сидона и его подтянули к пирсу прямо возле крепости, где пришвартовали к огромному каменному столбу, вмурованному в основание. Сержант сразу отправился узнать, есть ли в крепости Великий Магистр госпитальеров, Жан де Вильер, чтобы спросить у него совета по поводу рубина. Раймонд де Торн, Мария и Дюдон де Компс не остановились в крепости, а пошли в город, чтобы прикупить себе самое необходимое, так как всё их добро осталось в Акко. Недалеко от мечети Баб Эль-Сарай они нашли восточный базар - самое оживлённое место в городе, который примыкал к крепости тамплиеров. Несмотря на войну, базар посещали купцы со всех соседних городов и стран, не боясь в смутное время отправиться в путь, чтобы расширить своё рисковое дело. Дюдон с вожделением смотрел на сушеные абрикосы и миндаль, и даже лимоны вызывали у него бурный фонтан желудочного сока. Везде предлагали арабское пшено с различными соусами, долму, фуль медамес из бобов и тут же, горкой, шарики фалафель, вязки сушёной и копчёной рыбы, куски вареной и копчёной птицы. Оглушительно пахло чесноком, оливковым маслом и лимоном, отчего Дюдон давился слюной, в то время как их главный казначей, Раймонд де Торн, выбирал запасы, которые не портятся в дороге, отчего взял целый мешок жареного нута, копчёной рыбы и птицы.
   Чтобы успокоить стоические муки Дюдона, они остановились у мангала, где взяли по паре шампуров люля-кебаб с лавашем, а для Марии, в додачу, Раймонд купил пахлаву, шербет и цукаты. Сестра Мария снова поделилась с Дюдоном, отдав ему вторую палочку люля-кебаб, и накормила его пахлавой, которой сама объелась. Утоляя свой аппетит, они не увидели, что их компанию рассматривает какой-то араб, который внимательно изучал Марию острым взглядом своих чёрных глаз. Раймонд де Торн случайно заметил его настойчивое преследование и тут же проверил свой меч на поясе, а потом оглянулся вокруг, чтобы узнать, нет ли сообщников араба.
   - Почтенная госпожа, - произнёс араб на чистом французском языке, склоняя голову и обращаясь к Марии, - я с удовольствием куплю то, что висит у вас на шее и мешает вашему непринуждённому путешествию.
   Мария непроизвольно прижала руку груди, где прятала рубин, а Раймонд де Торн нахмурился: незнакомец обращался к Марии напрямую, что не принято среди мусульман.
   - Мы ничего не продаём и, что нужно, уже купили, - произнёс Раймонд де Торн и, пропуская Марию впереди себя, сказал: - Идём, нам нужно спешить.
   Сестра Мария оказалась понятливой и пошла вперёд, а вполне насытившийся Дюдон де Компс, замыкая тройку, невзначай толкнул незнакомца и произнёс, продолжая путь:
   - Действительно, нам нужно спешить.
   - Вы меня толкнули, - сказал незнакомец, положив свою руку на плечо Дюдон де Компса. Данная картина выглядела комично, так как араб едва достигал грудей Дюдона.
   - Ребята, вы идите, а мне необходимо размяться после обеда, - бросил Дюдон де Компс своим друзьям и свернул в улочку, предлагая арабу следовать за ним. Мария думала, что Раймонд де Торн последует за Дюдоном, чтобы ему помочь, но брат Раймонд, отчего-то озабоченный, закинув покупки на одно плечо, другой рукой тянул девушку в направлении порта.
   - Вы должны ему помочь, - воскликнула она, вырывая руку, но Раймонд перехватил её руку крепче и потащил дальше, промолвив: - Я должен проводить вас к сержанту.
   Когда они пришли в крепость тамплиеров, то нашли обеспокоенного их отсутствием сержанта Гуго де Монтегю, который сообщил, что Великий Магистр госпитальеров Жан де Вильер отправился на Кипр. Вечером туда уплывает корабль тамплиеров, и сержант договорился о местах. Раймонд де Торн выслушал сержанта и вытащил сохранённые два шампура люля-кебаб с лавашем, которые отдал Гуго де Монтегю, а сам, шепнув ему: "Я сейчас!" - покинул крепость и ушёл в город, собираясь помочь Дюдону де Компсу. Когда он его нашёл, помощь ему уже не понадобилась - он был мёртв.
   Хасан аль-Каин не стал тревожить Раймонда де Торна, так как он ему совсем не нужен. Ассасина интересовала монашка, на шее которой висел рубин. Следует выманить её из крепости, а лучшего повода, чем похороны, не сыскать. Поэтому он отправился наблюдать за монахами, которые, после разговора с госпитальером, потащили убитого в церковь - отпевать всю ночь.
   О том, что девушка уплыла ещё вечером, Хасан узнал следующим утром, когда поговорил с одним из монахов, которому заплатили за то, чтобы он похоронил брата-госпитальера. Хасан выкрикнул такбир21, точно хотел пожаловаться, но его вопль прозвучал, как ругательство".
  
   Репликация вторая. Мария
  
   Туманный Кот прервал повествование, выгибая свою спину под остановившейся рукой Маргины, и она, возобновляя чесательный процесс, спросила:
   - А что случилось потом?
   "На венецианском корабле "Святой Марк" они отправились на остров Крит, - сказал Кот, прищурив от удовольствия свои глаза, - куда перебрались все госпитальеры после поражения в Акко. Несмотря на неспокойное море, корабль добрался до Кипра и пассажиры уже смогли различать высившийся слева мыс Гата. Прямо по курсу, на фоне невысоких гор, виднелся отстроенный после землетрясения Лимиссо. В глазах рябило от разнообразия парусов в порту, который жил своей жизнью, отличной от города. Радостное возбуждение оттого, что они, наконец-то, почувствуют твёрдую почву, а не шаткую палубу под ногами, подкреплялось мыслями о вкусной еде и мягкой постели.
   Правда, сержант Гуго де Монтегю считал, что им следует сразу отправиться в резиденцию Великого Магистра в крепости Колосси, чтобы отдать ему рубин, а потом уже предаваться грехам чревоугодия. Расспросив моряков в порту, сержант узнал, что раненного Жан де Вильера не повезли сразу в его резиденцию, опасаясь за раны. Он находится в своих апартаментах в Лимиссо на улице Девы Марии. Проплутав по улочкам, они добрались до двухэтажного здания в венецианском стиле, возле входа в которое стояли два рыцаря-госпитальера весьма сурового вида. Гуго объяснил, что имеет весть от маршала Матье де Клермона и его тут же пропустили. Идущую с ним сестру Марию окинули удивлённым взглядом, а Раймонду де Торну, замыкающего делегацию, вообще не уделили никакого внимания.
   Возле дверей спальни Великого Магистра прохаживали несколько старших кавалеров с независимым видом, ожидая приёма. Сержант Гуго де Монтегю сообщил секретарю о том, что имеет сообщение от маршала Матье де Клермона и тот торопливо скрылся за дверью. Через некоторое время он показался в проёме и поманил пальцем сержанта, вместе с его друзьями. Один из старших кавалеров недовольно фыркнул, но воли Великого Магистра оспаривать не посмел. Бледный Жан де Вильер лежал на большой кровати, а когда они вошли, остановил свой взор на сержанте.
   - Как чувствует себя маршал Матье де Клермон, я слышал, что он был ранен? - спросил Великий Магистр тихим голосом, слегка приподнимая свою седую голову. Секретарь предупредительно подсунул под неё маленькую подушку, отчего Жан де Вильер облегчённо вздохнул.
   - К сожалению, маршал Матье де Клермон погиб, - произнёс сержант Гуго и рассказал в подробностях последние минуты маршала. Когда речь зашла о рубине, Мария сняла с шеи камень и протянула Великому Магистру.
   - Спасибо, сестра, - сказал Жан де Вильер, внимательно разглядывая рубин в виде сердца. То, что маршал Матье де Клермон никогда не показывал рубин, могло свидетельствовать о том, что данное украшение имеет личный характер и не является церковной реликвией. "Возможно, маршал был влюблён?" - несмотря на то, что это был грех, Великий Магистр не корил маршала, так как Матье де Клермон уже отвечал за свои грехи перед Богом, а не перед ним, Жан де Вильером.
   Чтобы развеять сомнения Великий Магистр с маленькой надеждой приложил рубин к ране на груди, но облегчения не почувствовал, отчего с некоторым разочарованием произнёс:
   - Наш славный маршал Матье де Клермон поручил это вам, и я не имею намерения нарушать его завет. Потрудитесь на благо церкви и сохраните эту реликвию, а, когда за ней придут - ваша миссия закончится.
   Раймонд де Торн хотел напомнить Великому Магистру о том, что за рубином охотятся, но не посмел нарушать субординацию, а сержант забыл рассказать об этом Жан де Вильеру. Освободившись от хлопот, Жан де Вильер беспомощно махнул рукой, заканчивая аудиенцию, и сержант с почтением приложился к длани Великого Магистра. Немного разочарованные тем, что они всё ещё ответственные за рубин, сержанта Гуго де Монтегю и Раймонд де Торн остановились возле дома Великого Магистра, а Мария де Морель, совсем нерасстроенная приёмом, весело спросила:
   - Что будем делать?
   - Поедем в крепость Колосси, - произнёс сержант Гуго и добавил: - Там безопасно, тихо и кругом одни виноградники.
   - Там давят прекрасное вино, - добавил Раймонд де Торн, однако его лицо не выражало радости. Мария задумчиво на него посмотрела и, улыбаясь, сказала сержанту:
   - Брат Гуго, веди нас вперёд.
   Несмотря на то, что Великий Магистр не придал значения рубину на шее сестры Марии, весть о религиозной реликвии от маршала Матье де Клермона быстро распространилась среди госпитальеров. Так быстро, что об этом узнали рыцари тамплиеры.
   Давно известно соперничество между рыцарями Красного и Белого Креста, которое приводило к стычкам между тамплиерами и госпитальерами, особенно в мирное время. В иные времена проливалась и кровь, чтобы оттяпать у удачливого соседа кусок плантации или виноградника.
   В Акко тамплиеры и госпитальеры сражались бок о бок, прикрывая друг другу спину, но это не мешало им ссориться по любому поводу, как родным братьям. Поражение в Акко вовсе не сломило их дух, а их воинственности мог позавидовать любой полководец. Что и говорить, для этих крепких мужей оружие - славная игрушка. Стоило сержанту пройти пару улочек, направляясь к конюшням, чтобы нанять лошадей, как ему преградили путь три рыцаря-тамплиера, в одном из которых Гуго де Монтегю узнал известного драчуна Луи де Пейна.
   - Остановитесь, друзья, - сказал Луи, вытирая одну руку о белое широкое сюрко с красным крестом на груди, а вторую положив на плечо Гуго де Монтегю. Глядя в глаза сержанта, он произнёс: - Вы славно поработали, но дальше сестру охранять будем мы.
   Лицо Марии вспыхнуло негодованием, и она резко произнесла: - Ты слегка отяжелел, мой друг, питаясь здесь мясным мезе22 и запивая его местным вином, в то время как мы сражались на стенах Акко. Враги Христа умеют держать оружие в руках, поэтому ты для меня - плохая защита.
   Сержант Гуго де Монтегю, довольный словами Марии, сбросил руку Луи со своего плеча и ухмыльнулся.
   - Несмотря на моё уважение к тебе, моя сестра, - побагровел Луи де Пейн, - решать, кому тебя сопровождать, буду я.
   - Если вы поднимите против нас оружие, вас отлучат от церкви, - пригрозил сержант, прикрывая собой Марию. Раймонд де Торн, до этого времени молчавший, вышел вперёд и с иронией сказал Луи де Пейну:
   - Зачем нам спорить, мой друг, сразимся вдвоём, и кто победит, тот и прав.
   С этими словами он вытащил свой меч и опустил его остриём вниз.
   - Вы всегда были еретиками и за это поплатитесь, - воскликнул тамплиер, замахиваясь мечом.
   - Кто бы говорил, - ухмыльнулся Раймонд де Торн, отбивая удар Луи де Пейна.
   Бой длился не долго, так как Раймонд де Торн сильным ударом по шлему прочистил мозги тамплиеру, который упал, схватился за голову и мычал.
   - Я думаю, что мы разрешили спор, - вознеся глаза к небу, произнёс Раймонд де Торн, придерживая меч, как крест. Отправив его в ножны, госпитальер повернулся к своим друзьям, но не тут-то было!
   Два оставшихся тамплиеры набросились на него без слов.
   - Сержант, уведи сестру, ей не следует здесь находиться, - произнёс Раймонд де Торн с лёгкой хищной улыбкой и Гуго де Монтегю потянул за собой сопротивляющуюся Марию. Легко, словно играя, госпитальер отбивал удары тамплиеров, а когда посчитал, что прошло достаточно времени, чтобы сержант и Мария удалились на приличное расстояние, то двумя точными ударами уложил оставшихся друзей Луи де Пейна рядом с ним.
   Когда, запыхавшись, Раймонд де Торн догнал сержанта и Марию, то сразу сказал:
   - Если нам суждено хранить рубин, нам не стоит здесь оставаться - слишком много желающих его заполучить.
   - Несколько дней отдыха нам не помешает, - произнёс сержант Гуго де Монтегю, понимая, что Раймонд де Торн прав, а остров Кипр, несмотря на наличие огромного количества госпитальеров, им не защита.
  

***

   Когда они прибыли в крепость Колосси, то оказалось, что для сержанта и Раймонда де Торна проблем прибавилось, так как сестра Мария не собиралась сидеть на месте, сложив руки. Она сразу отправилась в местный госпиталь, где лечилось много раненных не только из ордена госпитальеров, но и рыцарей других орденов. Кроме того, изгнанный из Иерусалима орден святого Самсона, не имеющий крова, присоединился к госпитальерам, и их союз стал именоваться орденом рыцарей Кипра. Вдобавок по крепости шастали купцы, ремесленники и крестьяне с виноградных плантаций ордена.
   Работа Марии в госпитале не могла не тревожить сержанта, так как в госпитале мог спокойно оказаться Хасан аль-Каин, желающий забрать рубин, или другой убийца, посланный им. Мария, в сотый раз выслушивая наставления Гуго де Монтегю, сняла с себя кровавое сердечко и положила перед сержантом: - Под твоим надзором ему ничего не грозит.
   - Зато смерть грозит тебе, - произнёс, молчавший до этого, Раймонд де Торн, - так как ассасин, который охотится за рубином, об этом совсем не знает.
   - Все мы предстанем перед Богом, - философски заметила девушка и отправилась в госпиталь. Раймонд де Торн задумчиво прошёлся по маленькой келье, в которой они проживали с сержантом, и спросил его: - Как ты думаешь, мне найдётся работа в госпитале?
   - Найдётся, горшки носить, - ухмыльнулся Гуго де Монтегю.
   - Всякая работа во благо, - произнёс Раймонд де Торн и, пристегнув свой меч, отправился в госпиталь. Старшая сестра-хозяйка с удовольствием нагрузила его тяжёлой работой, так что он целый день таскал воду из колодца, носил злополучные ночные горшки, переносил раненных и массировал их повреждённые спины. Чтобы он ни делал, его взор неизменно преследовал Марию. Это заметила сестра-хозяйка и строго спросила у Марии:
   - Он, что, хочет забрать тебя из монастыря?
   - Нет! Что ты! Он очень хороший друг, - покрылась румянцем Мария. Сестра-хозяйка с сомнением покачала головой, но хлопоты по хозяйству отвлекли её от Марии и её охранника.
   Такая идиллия продолжалась недолго.
   Случилась чёрная пятница. В тот день Мария принимала новых раненых, привезённых из Тира, и ничего не предвещало опасности. Уже привычно Раймонд де Торн помогал сестре-хозяйке, которая стала доверять ему более сложные задачи: уход за больными. Взоры, бросаемые братом Раймондом на Марию, уже не смущали сестру-хозяйку, так как юноша, кроме взоров, не позволял в отношении Марии ничего предосудительного.
   Мария меняла бинты окровавленному смуглому рыцарю из ордена святого Самсона, что видно было по его плащу. Его грудь пересекал огромный кровавый шрам и Раймонд де Торн удивлялся, как до сих пор жив этот несчастный. Мария сосредоточенно накладывала новую повязку, когда Раймонда заставили вынести лоханку с грязной водой. Мария взглянула в глаза больного и застыла на месте, точно заворожённая. Больной с ужасной раной на груди, до этого изображавший страдания, смотрел в её глаза неподвижным взглядом своих тёмных зрачков и, положив свою руку на её шею, тихо спросил: - Где находится рубин?
   - У меня его нет, - произнесла Мария, несмотря на то, что пыталась сжать свои зубы, чтобы не проговориться.
   - Где находится рубин? - тихо, но настойчиво произнёс больной, а Мария с ужасом его узнала - это был ненавистный Хасан аль-Каин.
   У неё поплыло всё перед глазами, а на шее разгорелось жаркое пятно, которое распространилось на всё тело и ей стало душно и больно, жарко и страшно. Сквозь туман она снова услышала: "Где находится рубин?" - и боль стала нетерпимой, захватив всё её естество. Она закричала, но никто её не слышал, так как она стала немой, как рыба. "Где находится рубин?" - вспыхнул болью в голове единственный вопрос, выворачивая её душу, а визгливая пила, дёргая болью за нервы, снова и снова издавала: "Где находится рубин?"
   - У Гуго... - пролепетала она, чтобы избавиться от боли, ещё не понимая, что творит. Внезапно, боль отступила, и она услышала команду: "Спи!" - которая прозвучала, как приказ. Сон, как избавление, погрузил её в мутную глубину, где она и осталась, отключившись от действительности.
   Когда Раймонд вернулся в палату, то сразу увидел Марию, прикорнувшую на кровати. С умилением глядя на неё: "Умаялась, бедная!" - Раймонд окинул взглядом палату и почувствовал, что чего-то не хватает. Внимательно осмотрев все кровати, госпитальер понял - пропал новый больной с огромным шрамом на груди. Озадаченный этим, Раймонд бросился к Марии и повернул её лицо к себе. Девушка не проснулась и Раймонд, с замирающим сердцем, прислушался к её дыханию. Госпитальер с удивлением констатировал, что девушка спит. "Что же мне делать?" - немного растерянно подумал Раймонд. Если бы дело касалось его жизни, то он бы знал, как поступить, а в случае с девушкой заробел, как мальчишка.
   Впрочем, долго рассуждать он себе не позволил и решил забрать Марию в свою келью, которую они снимали вместе с Гуго, чтобы она спала под присмотром. Схватив её на руки, он понёс её из палаты, сопровождаемый возмущёнными криками сестры-хозяйки, которая не понимала, как можно спать днём, и что здесь делает рыцарь-госпитальер. Когда он ввалился в келью, то его глаза застыли от ужаса. Он многое повидал на веку, но сердце дрогнуло при виде Гуго - его грудь пересекала глубокая кровавая борозда. Везде в комнате виднелись следы борьбы: все стены обрызганы кровью, а одна деревянная кровать разбитая вдребезги. Гуго лежал на полу в углу кельи, а возле его руки валялась не распечатанная бутылка вина. Видимо, перед нападением Гуго хотел выпить, но не успел. Раймонд накинул на тело простыню и вышел, взяв на руки Марию. Не успел он покинуть помещение, как наткнулся на госпитальера, Жан ле Мена, из соседней кельи, который радостно воскликнул:
   - Слава Богу, что я вас увидел. Гуго передал Марии хлебец, а я не нашёл её в госпитале.
   Он отдал в руки Раймонда слегка подсохшую булку, которая в данной ситуации была не к месту. Раймонд машинально сунул её в карман, а Жан ле Мен удивлённо посмотрел на спящую Марию.
   - Что с ней? - спросил он.
   - Спит, - ответил Раймонд и попросил соседа: - Ты можешь предать Гуго земле?
   Жан заглянул в их келью и побелел лицом. Раймонд вытащил из кармана горсть монет, но сосед отвёл его руку, сообщив, что покойный и его друг.
   - Я знаю, кто это сделал, - сказал Жан, а Раймонд ему ответил: - Я тоже знаю.
   Раймонд, с Марией на руках, отправился к воротам крепости, где сговорился с греком, который отвёз их в порт Лимиссо. Венецианский кораблю "Святой Петроний" собирался покинуть порт, когда к трапу подбежал Раймонд с Марией на руках.
   - Вы берёте пассажиров? - спросил он у капитана.
   - Берём, если они не воруют невест, - рассматривая рыцаря-госпитальера, весело ответил капитан Доменико, и дал команду убрать швартовы.
   Им выделили каюту, и Раймонд положил Марию на боковую кровать, а сам опустился на колени и застыл, спрашивая у Бога благословения. Он остался один, чтобы оберегать Марию, а рубин вне зоны их досягаемости. Ассасин, забравший у Гуго рубин, вероятно, давно покинул Кипр и отправился на свою родину. Как ни печально, они не сдержали слова, данного маршалу Матье де Клермону. Раймонд де Торн подумал, что ему стоит отказаться от звания рыцаря-госпитальера. Он так и заснул, склонившись на кровать, а когда проснулся, то в иллюминаторе играли солнечные зайчики от волн.
   Мария проснулась неожиданно, но Раймонд обрадовался, точно ему самому возвратили жизнь. Мария, ощущая колебания корпуса корабля, удивлённо спросила:
   - Где мы?
   - На корабле, - ответил Раймонд и затаился, так как дальше последуют тяжёлые вопросы.
   - А где брат Гуго? - спросила Мария и помрачнела: её память услужливо напомнила вчерашний день.
   - Это я виноватая, - сказала Мария, заливаясь слезами.
   - В том, что случилось, твоей вины нет, - сказал Раймонд, обнимая сестру Марию, - моя вина больше - я тебя не защитил.
   Он рассказал, что знал, а потом они постояли, обвиняя себя в душе, после чего Раймонд вспомнил и полез в карман, откуда достал засохшую булочку.
   - Это тебе передал Гуго, - сказал он, а у Марии ещё больше потекли слёзы. Она отщипнула кусочек хлеба и пожевала, словно отдавая дань своему храброму другу. Госпитальер тоже отщипнул кусочек булочки и жевал, опустив глаза на хлебец - последний подарок Гуго.
   Внезапно, Раймонд заметил красную искорку, мелькнувшую в булочке, и подумал, что в ней начинка из красной ягоды. Когда он поднёс её к свету, то увидел, что из булочки торчит кусочек кожаного ремешка. Он потянул его и вытащил из булочки сердце из рубина. Мария, удивлённая фокусом Раймонда, во все глаза смотрела на него, ничего не понимая. Он и сам вначале не понял, а потом сообразил, что Гуго, видимо, заметил Хасана аль-Каина раньше, приоткрыв дверь, а потом запихнул рубин в булочку и отдал её ни о чем не подозревающему Жан ле Мену, проходившему мимо, а сам принял бой с ассасином.
  

***

   Хасан аль-Каин стоял на палубе, опираясь на перила, и смотрел на портовую суету, освещённую заходящим солнцем. Рядом, борт о борт, качался на волнах венецианский корабль с золотым гербом на корме, который тоже собирался отплывать. Загорелый капитан подгонял матросов, которые грузили последние бочки в трюм. Патрон, с парой матросов, возился возле косого паруса фок-мачты, выверяя галс23, чтобы вытянуть корабль на рейд. Хасан отвернулся от борта, наблюдая, как выбирают якоря на его судне, которое, освобождаясь от оков, медленно дрейфовало в море.
   Впервые его терзали сомнения.
   Он теребил на шее золотую цепочку, носившую когда-то Рубин Милосердия и доставшуюся ему от маршала Матье де Клермона, думая о том, что он сделал неправильно. Не подлежало сомнению, что у глупой тройки госпитальеров и святоши-монашки не имелось никаких шансов улизнуть от Хасан аль-Каин. Истинно и то, что у них не имелось рубина. Его, Хасан аль-Каина, пустили по ложному следу, заставив гнаться за миражом. Какой нормальный человек отважится доверить реликвию женщине-монашке и трём балбесам-госпитальерам, которых обвести вокруг пальца - раз плюнуть. Он вспомнил лицо сержанта, Гуго де Монтегю, который, отбиваясь от ударов сабли Хасана, исступлённо смеялся и кричал: "Обманул! Обманул!" - чем и заслужил смерть, потому как не стоит напоминать ассасину о его ошибках. У нити два конца и если один ведёт в тупик, нужно вернуться к началу. Ему следует вернуться в Акко и возобновить поиски оттуда, возможно, маршал отдал рубин в другие руки. О четвёрке можно забыть: толстого Дюдона де Компса он убил в Сидоне, монашка будет спать вечным сном, пока не угаснет, сержанта Хасан убил в келье, распоров ему грудь, а горделивый Раймонд де Торн с горя выпьет отравленное вино в бутылке, оставленной на полу возле Гуго де Монтегю.
   Правда, Хасан аль-Каин не знал, что нажимая на шее Марии-Агнес-Катрин де Морель нужную точку, его палец дрогнул, отчего она заснула не так, как нужно. Не знал и о том, что Раймонд де Торн не пьёт вино, так как от данного продукта у него возникает сыпь по всему телу.
   Корабль выплыл на рейд порта Лимиссо и матросы разворачивали паруса, чтобы отдаться береговому попутному бризу, а Хасан аль-Каин окинул взором порт, словно запоминая каждую чёрточку. К венецианскому кораблю, который стоял по соседству в порту, нёсся какой-то опоздавший, с грузом на руках. Незнакомец взбежал по сходням и Хасан почему-то с сочувствием подумал: "Успел!" - рассматривая увиденное, как гонки арабских жеребцов.
  

***

   Он очнулся ночью. Вытащив из кармана огниво, он на ощупь нашёл свечу, свалившуюся со стола на пол, и зажёг её. В комнате полный раскардаш, только посредине кто-то убрал мусор и уложил его.
   "Спасибо Богу, что в чистоте!" - поблагодарил незнакомца сержанта Гуго и тут же увидел его. Упираясь на стену, храпел сосед, Жан ле Мен, в руках которого Гуго заметил чётки. Видимо, отпевал почившего Гуго де Монтегю, да так и заснул.
   "Это, что же, живым хотел меня похоронить?" - возмутился Гуго и опустил взгляд на свою рану. Вид развороченной и окровавленной плоти не порадовал его, но, слава Богу, Гуго остался в сознании. Он не стал будить Жана ле Мена, а принялся рыться в раскиданном мешке со своими вещами. Он не имел при себе учеников, так как их нужно кормить из своего кармана, поэтому всё добро носил с собой. Покопавшись, Гуго нашёл костяную иголку и тонкую нитку, а затем принялся себя зашивать. Уверенности в том, что это сделает Жан ле Мен и него не имелось, поэтому он положился на себя. Первый прокол вызвал такую боль, что Гуго чуть не завыл, как зверь, а на глаза накатились слёзы. Продолжая благодарить Бога за то, что тот дал ему ещё один шанс на жизнь, Гуго делал большие стежки, отчего шрам становился грубым и корявым. Впрочем, красота тела в данную минуту Гуго не беспокоила, так как он старался быстрее закончить свою кровавую работу.
   Когда сержант закончил шить, то немного передохнул, а потом вытащил из мешка стеклянный сосуд, закрытый пробкой. Эликсир, содержащийся в нем, состоял из живой воды и фиолетового камня с Везувия, который болтался в сосуде. Не жалея, Гуго полил шов на кровавой ране и закричал, уже не сдерживая себя. Жан ле Мен вскочил, как безумный, и, широко открыв глаза, кричал, указывая перстом на Гуго: "Дьявол! Дьявол!".
   - Успокойся, это я, Гуго! - слабым голосом пролепетал сержант и его тихий голос подействовал лучше крика: Жан окинул взглядом шов через всю грудь и спросил:
   - Ты, что, сам себя зашил?
   Гуго не стал объяснять очевидное, а спросил у Жана:
   - Ты отдал хлебец Марии?
   - Да, когда тебя обнаружил Раймонд де Торн, - сказал Жан, потрогав сержанта, и убедился, что Гуго более чем жив.
   - Где он сейчас? - спросил обрадованный сержант, и Жан тот час ответил: - Он, вместе с Марией, отправился в порт Лимиссо.
   "Хорошо, точно так же я сделал бы сам!" - подумал сержант, но, всё же, укорил Раймонда де Торна: "Что же ты не присмотрелся ко мне? Я, ведь, живой!"
   - Давай отпразднуем твоё воскрешение, - сказал Жан ле Мен, протягивая руку к бутылке в углу.
   - Сейчас не время пить, - сказал Гуго, отбрасывая неизвестно откуда появившуюся бутылку и пытаясь встать. Жан помог и спросил, куда в глухую ночи сержант собирается идти.
   - В порт Лимиссо, - ответил сержант.
   - Позволь, я помогу тебе, - сказал заскучавший в крепости Жан ле Мен и сержант вынужден был согласиться. Они доковыляли до ворот крепости, которые на ночь были закрыты. Просить стражей их открыть не имело смысла, так как пешком они не дойдут, а попутный транспорт пойдёт только утром. Правда, до утра оставалось совсем не долго, так как небо на востоке уже слегка посветлело, приглушая звёздную россыпь.
   Ожидание помогло найти повозку, которая привезла раненного, но её ездовой замешкался и ворота закрыли, поэтому пришлось остаться до утра. Пассажиры на обратный путь были очень кстати, и сержант, вместе с Жан ле Меном, завалился на повозку и поспал до утра. Проснулся он оттого, что колесо наскочило на кочку и Гуго де Монтегю здорово тряхнуло. Рана отозвалась болью и он, просыпаясь, уселся удобней. Местность вокруг, покрытая скудной растительностью, не вызывала радостных ощущений, а виноградники, посаженные полосами, только слегка манили глаз присыпанной пылью зеленью.
   Землетрясение, произошедшее с полусотню лет назад, кругом оставило свои следы, а несчастный город Лимиссо разрушило полностью. Новые постройки, сделанные без всяких городских планов, не соблюдали пропорций друг с другом, а улицы были безобразно кривы. Только порт, отстроенный первым, отличался своей функциональностью, а остальное сооружали, как заблагорассудится.
   Рассчитавшись с ездовым, сержант прошёлся вдоль пирса, высматривая того, кто может что-то знать об ушедших вчера кораблях. Его острый взгляд заприметил стайку мальчишек, по всей видимости, бездомных и ещё не проданных в рабство, что в данных краях дело весьма вероятное. Ушлый пацан лет пятнадцати, уже не мальчик, а юноша, пусть и не внушал доверия, но мог знать, на какой корабль сел Раймонд де Торн. Он поманил его пальцем, и юноша подошёл лёгкой походкой, сохраняя достоинство, как истинный дож.
   - Если ты сможешь мне помочь, я тебе дам целое сольдо, - сказал Гуго де Монтегю и глаза у юноши загорелись.
   - Слушаю, господин, - сказал он, склонив голову и озорно блеснув глазами.
  
  
   - Я хочу знать, на какой корабль сел рыцарь-госпитальер и монахиня, - сказал сержант, внимательно глядя в глаза мальчика
   - Рыцарь-госпитальер, с монахиней на руках, сел на корабль "Святой Петроний". Капитан судна - Доменико Секьявро из Венеции, - четко доложил юноша, не отводя глаза.
   - Что значит на руках? - не понял Гуго де Монтегю, грозно поглядывая на юношу.
   - Я забыл тебе сказать, Гуго, что Мария спала на руках Раймонда, - промолвил Жан ле Мен совсем спокойным голосом.
   - Что значит, спала? - не понял Гуго: - Среди белого дня?
  
   Жан ле Мен не мог ничего добавить.
   - Если позволите, господин, - сказал юноша и Гуго кивнул головой, - мне кажется, она была без сознания.
   Гуго присел на причальный камень, понимая, что встреча с ассасином и для Марии не прошла бесследно.
   - Возможно, ты знаешь, куда отправился корабль? - задумчиво спросил Гуго де Монтегю и посмотрел на юношу.
   - Это будет вам стоить ещё одно сольдо, - промолвил юноша, и сержант тот час протянул ему ладонь с двумя монетами. Не ожидавший такого скорого ответа, юноша стушевался и скороговоркой произнёс:
   - Я не возьму от вас денег, если возьмёте меня с собой.
   Гуго де Монтегю внимательно посмотрел на юношу, а потом произнёс: - Я не могу тебя взять с собой, так как мне нечем тебя кормить.
   - Я могу подрабатывать юнгой на корабле, - промолвил юноша.
   - Давай возьмём мальца, уж больно он боек, - произнёс Жан ле Мен, и это решило сомнения сержанта.
   - Эй, ты! - крикнул Гуго де Монтегю и юноша повернулся.
   - Меня звать Адонис, - сообщил он, подходя к сержанту, - а ваш друг уплыл в Понт.
   - Куда их, к чертям, понесло, прости Господи, - рассердился Гуго де Монтегю, понимая, что среди сарацинов защитить Марию не так-то просто.
   - Если мы поспешим, то успеем на корабль "Надежда", который отправляется туда же, - сообщил Адонис и первым побежал по пирсу в направлении отдельно стоящего корабля.
  

***

   После разговора с неизвестным арабом, который интересовался друзьями убитого, монах вернулся в церковь и, склонив голову, трижды прочитал молитву за упокой души раба божьего Дюдона, а потом посчитал, что исполнил свою миссию, отчего полез в карман чёрной засаленной рясы и вытащил кусок хлеба с ветчиной. В воздухе, кроме запаха ладана, разнеслись соблазнительные миазмы остро пахнущего мяса, оскверняющие лоно церкви, но умиротворяющие душу монаха. Он, истекая слюной, уже хотел вгрызться зубами в соблазнительные вкусности, как услышал тихое: "Дай!"
   "Демоны!" - подумал монах, хотя лоно церкви не их парафия. Тем не менее, он подумал, что здесь его демоны не осилят, и снова раскрыл рот, собираясь откусить большой кусок. "И мне дай!" - настойчиво повторил тихий голос, и монах озабоченно повернулся, полагая, что над ним шутит его напарник, которого он сменил с утра. В храме никого не было, и монах снова подумал: "Демоны!" Он тут же покаялся в своих грехах, в том числе и в чревоугодии, а когда закончил с умиротворённой душой, то снова поднёс ко рту свой завтрак.
   - Дай кусочек, жадина, - произнёс немного окрепший голос, и монах встал от возмущения.
   На него смотрел покойник, вернее не на его лицо, а на кусок хлеба и ветчину в его руках. Монах видел всякое, но оживших покойников - никогда.
   - Усопший, мёртвым не положено есть, - сказал монах, вгрызаясь в мясо, и полагая, что нанюхался благовоний, отчего наблюдает галлюцинацию.
   - Дай хоть кусочек, зараза, - просил покойник, но монах его не слушал и быстро уничтожал завтрак.
  
   - Господь велел делиться, - прорычал покойник и встал с гроба, перевернув его на пол. Выдрав у монаха последний кусочек хлеба и крошку мяса, Дюдон де Компс бросил всё в рот и не глотал, смакуя.
   - Сколько тебе заплатили за похороны? - деловито спросил Дюдон и монах честно ответил: - Двенадцать сольдо.
   - Не ври!? - удивился Дюдон щедрости своих друзей. Монах вытащил из кармана монеты и госпитальер посчитал. Ещё раз удивившись, он сгрёб половину монет с руки онемевшего монаха и сказал: - Похороны отменяются.
   С этими словами он покинул церковь. Пузо болело. Хасан аль-Каин, подлец, проткнул его своим кинжалом и подумал, что убил, так как у Дюдон де Компса от раны случился приступ, отчего его парализовало. Такое с ним случалось и раньше, после того, как упрямый отец продержал его всю ночь на морозе, воспитывая в нем характер. Только по воле отца он отправился на восток защищать веру Христову. Правда, сухой и жаркий климат не часто напоминал ему о болезни, и Дюдону здесь нравилось, в особенности восточная кухня. Так как он считал себя пострадавшим за веру, то никогда не отказывал себе в малом грехе - чревоугодии.
   В Сидоне было неспокойно.
   Недобрые вести обгоняли гонцов, пугая жертвами и разрушениями. Вестей из Акко не приходило, но из арабских источников стало известно, что город захвачен мамелюками, всех оставшихся вырезали, а детей и женщин увели в рабство. Тир сдался без боя, но христиан никто не щадил, уравнивая и бедных и вельмож. Впрочем, Дюдону де Компсу нет дела до слухов, так как он, первым делом, утолил свой голод, а потом отправился в крепость. Знакомые тамплиеры, стоящие у ворот, увидев его, удивлённо воскликнули:
   - Ты же умер!?
   - Такие, как я, не умирают, а пухнут от голода, - пошутил над собой Дюдон, а тамплиеры весело загоготали.
   В крепости он узнал, что сержант, Мария и Раймонд де Торн уплыли на Кипр. Через пару дней туда отправлялся корабль, а пока он сходил в лазарет, где сестры перебинтовали ему пузо, высказав ему упрёк, что потратили на данное дело все бинты, имеющиеся в наличии. Дюдон слушал их шутки и улыбался, так как его друзья в безопасности, а на себя ему давно наплевать. Он успел хорошо пообедать в крепости, получив норму и за вчерашний день, а потом сходил на базар и накупил еды, пусть и простой, но сытной.
   Через несколько дней, он взошёл на корабль, отдохнувший и умиротворённый. Чувство исполненного долга уже не бредило его душу, вот только немного болела рана, придавленная изнутри находящимися в пузе продуктами. Не особо выбирая, он нашёл себе тихое местечко на второй палубе, а когда корабль отчалил - заснул. Во сне ему снилась Мария, кормящая его с рук, отчего он прослезился, смачивая казённую подушку. Перевернувшись на другой бок, он чуть не задел рану, которая отозвалась ноющей болью, напоминая о произошедшем сражении с Хасан аль-Каином. Тот склонился над поверженным Дюдоном, впиваясь в него взглядом, и шипением, словно змея, произнёс: "Я заберу у тебя Марию!" "Не возьмёшь!" - воскликнул Дюдон и почувствовал, что змея его парализует, глядя прямо ему в глаза. "Опять!" - возмутился Дюдон, вырываясь, а Хасан нагло спросил:
   - Ты на завтрак идёшь или я заберу твою норму.
   Ошарашенный Дюдон де Компс вскочил. На него смотрел знакомый госпитальер и Дюдон окончательно проснулся. Вместе они отправились к столу на этой же палубе, где получили по фунту положенного варёного мяса и пару хлебов, а в глиняных кружках пенилось молодое вино.
   Расправиться с завтраком - дело минуты, а потом они направились на верхнюю палубу, обозревая пространство. Встречным курсом шёл генуэзский неф с купцами. Сильный ветер пугал пассажиров, и они прятались на второй палубе, но несколько, самых смелых, лицезрели проходящие суда. Когда корабли расходились бортами, а капитаны приветствовали друг друга взмахом руки, Дюдон де Компс заметил на встречном корабле знакомую фигуру, и у него похолодело в душе.
   Там, на расстоянии пару кабельтов, находился Хасан ибн Али аль-Каин, который равнодушным взглядом скользнул по фигуре Дюдона. Что-то его заинтересовало, и он посмотрел ещё раз, а потом безразлично отвернулся. У Дюдона де Компса похолодело в душе, так как он боялся не за себя, а за своих друзей. Корабль, судя по курсу, шёл из Кипра, что больше всего не понравилось госпитальеру.
   После этого происшествия у Дюдона совсем пропал аппетит, разве что сухари, которые он напряжённо грыз, спасали его от голода. Когда корабль бросил якорь в порту Лимиссо, он первым сбежал по незакреплённому трапу, чуть его не перевернув. Купив ослика, он взгромоздился на него и торопил всю дорогу до крепости Колосси, где, как он думал, находятся его друзья. Его появление братья-госпитальеры встретили с удивлением, так как считали его погибшим, а в отношении его друзей рассказывали сказки.
   Из того, что он узнал, выходило, что первым из крепости уехал Раймонд де Торн с мёртвой Марией на руках. "Может, раненой?" - с надеждой подумал Дюдон де Компс, так как не имело смысла везти куда-то мёртвую Марию. Вторым, по рассказам, уехал сержант Гуго де Монтегю, причём, перед этим, его убили, а потом он чудесным образом ожил. "Так же, как и я!" - возбуждённо подумал Дюдон, воздавая дань Богу. Свидетели говорили, что сержант забрал с собой госпитальера Жана ле Мена и уехал в порт Лимиссо.
   Узнав всё это, Дюдон де Компс на ночь отправился в путь, чтобы продолжить поиски в порту. Хорошо, что он не продал своего ослика, который прямо мечтал, чтобы на него взгромоздилась стокилограммовая туша, подгоняя его хворостинкой. К чести ослика, он, вероятно, не один раз ходил по этому пути, так что ему кромешная темень не мешала идти по маршруту. Желание скинуть своего ездока в пропасть не покидало ослика на всём протяжении пути, но благородное животное доставило тяжёлый груз в Лимиссо. Ослика Дюдон де Компс за бесценок продал бывшему хозяину, который не первый раз покупал его назад. В порту он так бы ничего и не узнал, если бы не оборванная стайка мальчишек, которые подбежали к Дюдону и наперебой спрашивали: - Синьор не желает взять с собой мальчика.
   Расспросив мелюзгу, Дюдон де Компс щедро одарил претендентов на роль слуги. Из рассказов выходило, что сержанта Гуго де Монтегю и Жан ле Мен взяли мальчика в услужение и отплыли в Понт. Когда он спросил о женщине и рыцаре-госпитальере, то мальчики закивали головой, подтверждая, что рыцарь тоже уплыл в Понт. "Что они забыли в этом северном море?" - подумал Дюдон де Компс, зная только то, что вокруг этого моря живут дикари.
   Попутного корабля, желающего отплыть в Понт, госпитальеру пришлось ждать целую неделю, но то, что друзья его целы, позволяло Дюдону со спокойной душой заняться грехом - чревоугодием.
  

***

   Самое смешное, что Раймонд не знал, в какую сторону идёт корабль. Он вышел на палубу, чтобы познакомился с капитаном корабля. Его звали Доменико Секьявро и Раймонд де Торн, представившись, спросил у капитана, куда идёт корабль. Венецианец внимательно посмотрел на госпитальера и сообщил:
   - Мы идём в Тану24.
   Данное название ничего не говорило Раймонду. Он смутно помнил, что это место находится где-то в дикой Тартарии. "Ничего нас занесло!" - подумал Раймонд, размышляя о том, хорошо это или плохо. В итоге, пришёл к мысли, что место своего поселения они выберут во время пути. Капитан внимательно следил за лицом госпитальера, словно собирался прочитать его мысли, а потом сказал:
   - Мне следует знать, по каким делам плывут пассажиры, в остальном вы вольны распоряжаться собой, как знаете.
   - Мы распространяем Христову веру, - сообщил Раймонд, а венецианец улыбнулся и спросил, показывая на меч госпитальера: - Распространяете с помощью меча?
   - Пути господни неисповедимы, - смиренно сказал Раймонд, опустив глаза.
   На палубу, щурясь, вышла сестра Мария, которая поздоровалась с капитаном и благословила команду на безопасное плаванье. Загорелая команда судна больше походила на пиратов, чем на матросов, а когда они, как сороки, говорили на своём музыкальном наречии, то Марию так и тянуло засмеяться. Тем не менее, новую пассажирку провожали с любопытством, но вполне дружелюбно, считая её родственницей капитана.
   - Как хорошо, - сказала Мария, подходя к Раймонду де Торну и с сожалением добавила: - Жаль, что этого не видит ни брат Гуго, ни брат Дюдон.
   Раймонду и самому не хватало сержанта и Дюдона де Компса, так как с ними он крепко сдружился в крепости Акко.
   - Обед в моей каюте, - сообщил капитан Доменико, провожая их взглядом. Они спустились в каюту и помолились за своих друзей, отчего на душе стало немного чище и светлей. Раймонд де Торн с горечью думал о том, что ему одному придётся отвечать за безопасность сестры Марии. Следует найти тихое место где-нибудь в Восточной Римской империи и ожидать, если за рубином кто-либо явится. Правда, в то, что за данной реликвией, как говорил маршал Матье де Клермон, кто-то явится, Раймонд не верил. Несмотря на своё неверие, госпитальер собирался в точности выполнять то, что ему велели, и защищать сестру Марию до конца дней своих. То, что сестра Мария ему нравилась, он попытался скрыть молитвой, которую он прочёл для укрепления своего душевного равновесия.
   Дни потянулись за днями и Мария, вместе с госпитальером, привыкла к обычному расписанию корабля, если не считать похода в гальюн, куда смущалась ходить днём. Она отправлялась на нос корабля в сопровождении брата Раймонда после того, когда команда засыпала. Капитан, узнав о таком конфузе, приказал левый гальюн закрыть для команды и оборудовать только для дамы, что матросы с удовольствием сделали, соорудив перегородку и дверцу.
   Долгое плаванье позволяет узнать многое о команде и её капитане. Несмотря на то, что последний относился к своим пассажирам с радушием, а в манерах отличался любезностью, редкие, совсем непуританские взгляды, которые бросал капитан на Марию, думая, что за ним не наблюдают, пугали Раймонда де Торна своей скабрёзностью. Капитан вёл частые беседы с Марией на религиозные темы, позволяя себе отходить от догматов веры, чем вызывал у Марии искреннее желание вразумить заблудшего. По мнению Раймонда, капитан чересчур много времени уделял сестре Марии, подозревая, что интерес у него совсем небогоугодный, а относится к страстям мирским. Наблюдая за этим, Раймонд чувствовал, что внутри у него поднимается горячая ревнивая волна.
   Корабль вёз в Тану тюки одежды, рулоны камлота, сироп рожкового дерева в сосудах из Кипра, серебряную и золотую посуду из Венеции, женские шелковые наряды из Сирии, оливковое масло из Тосканы, сукно из Ломбардии, амбру из Андалусии и даже несколько бивней из Африки. В ящиках на носу хранились различные пряности: гвоздика; чёрный и красный перец, имбирь, корица, мускатный орех. Капитан, перечисляя, то, что он везёт, с некоторой гордостью называл очередной груз, наблюдая за реакцией Марии.
   Всё это добро, как и корабль, принадлежало третьему пассажиру, купцу из Венеции Микеле Дандоло, который отличался скромностью и обедал у себя в каюте сам на сам. Во время своих прогулок по кораблю он ни с кем не разговаривал, а моряки предпочитали молчать при его появлении и облегчённо вздыхали, когда он уходил себе в каюту, рядом с капитанской. С другой стороны от жилища капитана находилась каюта Марии и Раймонда. Приглашая к себе на обед, капитан Доменико, обычно, стучал в перегородку.
   Через несколько недель, миновав бесчисленное множество островов, корабль зашёл в Геллеспонт, придерживаясь правого берега. Венецианский купец Микеле Дандоло, доселе сидевший в каюте, приободрился и надел тёмно-красный бархатный костюм, ожидая прибытия корабля в Авидос. С византийской таможней никто ссориться не желал, так как нелегальный ввоз товара грозил конфискацией корабля, "Святого Петрония". Микеле Дандоло собирался продать часть товара на традиционном панигире25 в Авидосе, кроме того, хотел присмотреться к товарам, который следует прикупить для продажи в Кафе26. Несколько матросов, по распоряжению капитана Доменико, купец Микеле Дандоло забирал с собой. Насколько понял Раймонд де Торн, матросы торговали под присмотром купца, получая за это какую-то мзду, что, вероятно, делали не раз.
   Раймонду казалось, что моряки приходятся капитану родственниками. То же самое относилось и к Микеле Дандоло, который вёл себя с капитаном вполне по-свойски, а иногда, как слышал Раймонд, они выпивали друг с другом бутылочку вина. Госпитальера тоже приглашали, но он отказался, так как для него спиртные напитки - яд. Он не знал, поверили ему или нет, но после этого капитан держался с ним подчёркнуто корректно.
   В Авидосе задержались на несколько дней, и Раймонд де Торн отважился сходить с Марией в город. Они не вызывали особого интереса у многоликой толпы, говорящей на всех языках Средиземноморья, только белые кресты на чёрном плаще Раймонда вызывали у прохожих недоуменные взгляды. Несмотря на то, что прошло много лет после крестового похода на Константинополь, крестоносцев в городе не любили. Наблюдая оживлённый город, Раймонд снова подумал о том, не остаться ли им здесь, в Восточной Римской империи, откуда легко добраться в любую точку мира.
   Правда, такая лёгкость грозила тем, что их может найти ассасин Хасан аль-Каин, с которым, в присутствии Марии, Раймонд де Торн не желал встречаться. Размышляя об этом, Раймонд понимал, что им придётся путешествовать дальше, чтобы найти более удобное и безопасное место. Иногда его посещала мысль, что за Рубином Милосердия никто не придёт, а слова маршала Матье де Клермона - горячечный бред раненого человека.
   Прошли несколько дней и Микеле Дандоло закончил торговые дела. Корабль поднял якорь и расправил паруса, следуя дальше по Пропонтиде, направляясь в столицу Восточной Римской империи, Константинополь. Госпитальер, рассказывая за обедом о своём посещении Авидоса, спросил у капитана Доменико Секьявро о подозрительных взглядах горожан при виде его креста.
   - Здесь проповедуют православие и не любят крестоносцев, - сообщил Доменико, а потом прищурил глаза и спросил:
   - Насколько я понял, вы от кого-то скрываетесь? Вам следует сменить одежду, иначе вас легко проследить.
   Раймонд промолчал, а Мария, покраснев, низко склонила голову. Госпитальер знал, что капитан прав, и с досадой подумал о том, что не догадался об этом сам. Когда обед закончился, и они с Марией вернулись в свою каюту, то через некоторое время услышали стук в стенку. Встревоженные, Раймонд и Мария вернулись в каюту капитана и увидели перед ним разноцветную кучу одежды.
   - Мария, с согласия Микеле Дандоло я хочу вам предложить примерить одежду, возможно, вам что-то подойдёт, - с этими словами Доменико водрузил кипу на руки Марии, которая не знала, что с ней делать.
   - Капитан прав, сестра Мария, - сказал Раймонд, - примерь, а я заплачу Микеле.
   - Вы мне не чужие, Раймонд, и скрасили моё одиночество в пути, позвольте это всё подарить Марии, - так искренне сказал Доменико, что Раймонд не мог протестовать. Покрасневшей Марии ничего не оставалось, как удалится в свою каюту, и примерять первое платье. Когда она поднялась на палубу, то онемел не только Раймонд, но и вся команда. Голубое шелковое платье, под действием лёгкого ветерка, мягко обволакивало фигуру девушки, точно она Афродита, богиня воды. Её тело, точенное из слоновой кости, казалось прозрачным и светилось изнутри. Кто-то из моряков случайно закашлялся, нарушая тишину, и ему дали под ребро, чтобы заткнулся. Капитан, наконец, приобрёл способность мыслить и сказал:
   - Я ошибался, вам не нужно ничего примерять, на вас всё сидит, как на богине. Тем не менее, не откажусь от того, чтобы увидеть на вас другие платья и буду до конца своих дней сожалеть о том, что я не художник, и не смогу передать вашу красоту другим.
   Мария совсем зарделась, а Раймонд чувствовал себя не в своей тарелке. Чтобы скрыть своё смущение, Мария удалилась в каюту, откуда вышла в образе знатной дамы в красном. Микеле Дандоло, появившийся в своём бархатном костюме, очень кстати подошёл к Марии, довершая её образ, и почтительно провёл девушку по кругу. Моряки, не сдерживая себя, засвистели, а лицо купца посетила редкая в его жизни улыбка. Когда Мария перемеряла все платья, уже вечерело. Микеле Дандоло задёшево продал Раймонду де Торну костюм венецианского мещанина, а деньги за платья Марии брать наотрез отказался, объясняя это тем, что ему воздастся на небе, так как сестра Мария - сущий ангел. Первый раз за всё их путешествие Раймонд де Торн смущался того, что на койке рядом с ним находится девушка.
   Словно почувствовав его смущение, Мария повернулась к нему, сжала его руку и горячо сказала:
   - Ты мой брат, Раймонд, навсегда.
   Госпитальер не сдержался и поцеловал её руку, а она засмеялась, словно колокольчик и сложила ладони для вечерней молитвы. Прочитав её, она прошептала:
   - Спокойной ночи, брат Раймонд.
   - Спокойной ночи ... Мария, - ответил госпитальер и долго не мог заснуть..."
   Кот остановил свой рассказ и, по-видимому, заснул, как и герои его повествования. Маргина не трогала его, полагая, что бедный рассказчик устал и заслуживает на отдых.
   - Как интересно, - сказала она, лёжа на спине среди белых ромашек на зелёной траве, устилающих площадку перед её дворцом и рассматривая голубое небо. Туманный Кот с комфортом расположился на её груди, придавив её своим Рыжим Совершенством, но, не мешая ей дышать, хотя в данном месте такая функция совсем необязательная. Идиллия, витающая в воздухе, настраивала Маргину на лирический лад.
   - Ты хороший рассказчик, кот, - похвалила она Туманного Кота, поглаживая его по спинке. Рассказанная романтическая история слегка будоражила душу. Внезапно, Маргину осенила одна крамольная мысль и она, уставившись на кота, настороженно спросила:
   - Скажи, кот, ты рассказывал Лучезарному обо мне?
   - Да, - неохотно буркнул кот, открывая один глаз.
   - И я являюсь героем твоих историй? - догадалась Маргина.
   - Да, - совсем неохотно согласился кот, а его глаз, хитро сверкнув, подозрительно быстро закрылся.
   - И теперь ты снова хочешь втянуть меня в какую-то мерзкую историю? - поняла Маргина, фонарея от наглости кота.
   - Ты и так туда уже втянулась, - оправдывался Туманный Кот.
   - Негодяй! - воскликнула Маргина и с остервенением принялась гладить кота против шерсти.
  
   Репликация третья. Доменико
  
   - Ты согласилась помочь Лучезарному, - примирительно произнёс Туманный Кот, и Маргина поняла, что деваться ей некуда. Внезапно, Маргину осенила вторая крамольная мысль и она подумала: "Лучезарный тоже хотел втянуть меня в эту историю!" "Да!" - раздалось в голове, и Маргина попыталась определить, кого она слышала: кота или Лучезарного. "Меня!" - одновременно прозвучали два голоса.
   - Все мужчины - мошенники! - воскликнула она и ткнула в кота пальцем: - Продолжай рассказывать!
   - Корабль капитана Доменико, "Святой Петроний", направился в Константинополь, столицу Восточной Римской империи в которой правил тридцатидвухлетний Андроник II Палеолог, называющий себя императором Востока, Иверии и Ператии, - начал Туманный Кот и продолжил:
   "В это время в Константинополе проходили празднества в связи с тем, что вторая жена Андроника, прекрасная Ирина Монферратская, родила ему сына Феодора. Поздравить императрицу приехали многочисленные послы из соседних стран, а также сановники и купцы, которые привезли со всех краёв бесчисленные подарки.
   Корабль вошёл в гавань Феодосия, куда разрешалось приставать купеческим суднам, и команда получила день отдыха, чтобы отвести душу за всё время плаванья. Когда матросы покинули корабль, а Мария собиралась осмотреть город в сопровождении Раймонда де Торна, к ним подошёл Микеле Дандоло. К удивлению Марии, купец сказал:
   - Я буду вам очень обязан, если вы сможете меня сопровождать к императору. Я хочу преподнести ему подарок от первой венецианской торговой гильдии.
   С этими словами он снял белый платок с руки, в которой оказалась золотая чаша инкрустированная рубинами. Мария, ошарашенная красотой изделия, ещё переваривала предложение купца, как Раймонд де Торн, улыбаясь, сообщил: - Для вашего сопровождения больше подхожу я, чтобы вас не ограбили по дороге.
   - Если и вы составите мне компанию, я буду вашим должником, - церемонно сказал Микеле Дандоло. Некоторое время ушло на то, чтобы Мария оделась, при этом Микеле принёс ей на выбор ещё несколько платьев, причём все - с рукавами. Как оказалось, при дворцовых церемониях следует придерживаться определённых правил, причём, меч Раймонда тоже остался на судне. Микеле Дандоло особо попросил Марию надеть рубиновое сердечко, которое он у неё видел на шее. Как он сказал, данное сердечко гармонировало с его золотой чашей, инкрустированной рубинами, и он хотел, чтобы она вручила её императору.
   Мария, услышав просьбу Микеле, улыбнулась и подумала: "Ему нужна не я, а декорация!" Раймонду де Торну такая демонстрация Рубина Милосердия не нравилась, но, видя счастливое лицо Марии, скрепя сердце согласился, надеясь на то, что здесь вряд ли кто догадается о действительной ценности рубина. Микеле предложил золотую цепочку взамен кожаного шнурка на шее Марии, на котором висел рубин. Понимая, что для купца это важно, она согласилась с условием возвратить цепочку по окончанию церемонии.
   Покинув порт, они миновали ворота святого Емельяна, направляясь на форум Аркадия. Повсюду бурлила жизнь. Несмотря на то, что император праздновал появление на свет своего сына, вдоль улицы продолжалась усиленная торговля. Открытые двери эргастириев27 демонстрировали любопытным работу ремесленников, которую желающие могли сразу же купить. Множество лавок вывешивали ковры ручной работы, металлическую и глиняную посуду, деревянные поделки на все случаи жизни, искусную мебель, а также женские краски для волос и благовонные смолы, наперебой предлагая их прохожим, большинство которых могли только поглазеть, но не имели средств это купить.
  Кругом пилили, паяли, пряли, строгали, лепили, стригли, ковали и рисовали. Рыбаки чистили только что выловленную рыбу и жарили в больших сковородках на углях, выкладывая готовую живописной кучей на широких тарелках. Арабские пекари месили и пекли тесто, заманивая жаждущих закусить аппетитными лепёшками, наполненными сверху разнообразными мясными кусочками и зеленью, распространяя вокруг пряный запах пищи. Виночерпии угощали вином, которое мог себе позволить любой житель города, имеющий самый малый достаток.
   Отдельно стоит сказать о писцах, возле которых лежали рукописные книги. Мария, умеющая немного читать по-гречески, открыла первую попавшую книгу, но сразу смущённо закрыла, так как оказалось, что она писана арабской вязью. Тут же местные доктора лечили экземы и ревматизм пиявками, а астрологи могли рассказать по расположению звёзд, ждёт ли вас удача в этом году.
   Когда они добрались до форума Аркадия на горе Ксиролоф, то взору возбуждённой Марии открылась высокая колонна, украшенная по спирали барельефами с баталиями императора Аркадия. Слева Мария заметила монастырскую обитель и перекрестилась, вспоминая о своём сане. На площади находился праздношатающийся люд, который, в большинстве своём, по триумфальной дороге тянулся в сторону форума Быка. Микеле Дандоло, поддерживая Марию под ручку, с удовольствием рассказывал ей историю этой площади, изредка переходя на итальянский. Гигантский бронзовый бык, в котором когда-то сжигали первых христиан, так поразил воображение Марии, что она не хотела туда идти, но купец её успокоил, объяснив, что данного орудия пыток давно уже нет.
   Тем не менее, стоило им оказаться на площади, Мария остановилась и прочитала молитву за упокой душ, безвинно погибших в этом кровавом месте. Не задерживаясь, они отправились к форуму Тавра, где возле триумфальной арки Феодосия продавали лошадей всех пород. Мария не стерпела и погладила первую попавшую лошадь, которая доверчиво ткнулась ей в руку, выискивая лакомство. Микеле сунул ей кусочек цуката, и лошадь мягкими губами аккуратно смахнула лакомство с ладони девушки. Нестерпимо воняло рыбой, так как рядом её продавали оптом и в розницу.
   Спасаясь от рыбного духа, они со смехом двинулись вдоль улицы Месы дальше, к форуму Константина, где ободранная порфировая колонна несла одинокий крест. Его облюбовали голуби и чайки, стаями кружившие над площадью. Несмотря на то, что вокруг торговали шёлком и льном, кожей и мехом, Мария стала на колени перед крестом и помолилась. Раймонд де Торн, безмолвно следовавший за Марией, остановился возле девушки и, склонив голову, помолился за её здравие. Микеле недаром говорил о том, что им не стоит здесь появляться в одеянии крестоносцев, так как последствия крестового похода в Восточную Римскую империю ясно просматривались на ещё не восстановленных зданиях и ободранных внутри и снаружи стенах церквей. Впрочем, фасады новых домов белели мрамором, выглядывая на улицу полукруглыми окнами, а небольшие балконы на вторых этажах пестрели жителями, наблюдающими за волнами прохожих внизу.
   Впереди и справа возвышалось грандиозное сооружение, напоминающее высокие стены крепости с арочными проёмами на высоте. Микеле Дандоло объяснил, что это ипподром и здесь проходят конные скачки. Мария с интересом наблюдала за жителями Константинополя, где рядом с бородатым греком шагал гладко выбритый франк, а смуглые арабские купцы в тёмных плащах соседствовали с иберийцами в широкополых войлочных шляпах. То, что радовало Марию, совсем не нравилось Раймонду, так как он зорко оглядывался по сторонам, не забывая о том, что в толпе совсем незаметно мог появиться ассасин. Запоздало госпитальер корил себя за то, что согласился на авантюру купца. Микеле Дандоло правильно рассчитал, что подарок из рук красивой женщины император примет с большей благосклонностью.
   Скрытое стенами ипподрома, величественное здание Святой Софии возникло неожиданно и так поразило Марию, что она остановилась. Она слышала о церкви от Микеле Дандоло, но думала, что купец преувеличивает. Осенив себя крестом и опустившись на колени, она снова помолилась за душу сержанта Гуго де Монтегю и Дюдона де Компса.
   Когда они зашли внутрь храма, то впечатления от того что они видели снаружи, померкли от вида величественных и огромных сводов, а боковые мраморные колонны, тянущиеся ввысь, казались столпами в небо. Остановившись возле алтаря, Мария воздела глаза к Богородице с младенцем Христом на руках и горячо помолилась за Раймонда, который стоял на коленях рядом с ней. Если бы она обладала способностью проникать в чужие мысли, то узнала бы о том, что госпитальер молится за её здоровье. Закончив молитву, она посидела в апсиде просто так, благоговея перед изображением Богородицы. Дотронувшись до рубина на шее, Мария подумала, что этому камню место здесь, но её размышления прервал Раймонд, дотронувшись до её руки. Она оглянулась и увидела, что Микеле Дандоло нигде нет, и немного испугалась, так как уже привыкла видеть купца рядом.
   Они нашли его в боковом нефе, где он стоял на коленях. Когда они подошли поближе, то увидели на полу перед ним какую-то табличку. Прочитав её, Мария уставилась на купца - на табличке стояли два слова "Энрико Дандоло" Когда Микеле Дандоло поднялся с колен, он кратко сообщил:
   - Здесь лежит прах моего деда, Энрико Дандоло.
   Марии казалось странным, что Микеле с этим храмом связывают какие-то события. Он поинтересовалась и вкратце узнала, что дед купца был дожем Венеции и когда-то разрушил Константинополь, направив сюда крестоносцев. Впрочем, о своём деде Микеле не был склонен рассказывать, предпочитая скромно умалчивать о роли своего слепого предка в давно минувших баталиях. Тем более что к нему подошёл какой-то мужчина в красном костюме, с которым Микеле перебросился несколькими словами по-итальянски. Немного смущаясь, Микеле повернулся к Марии, бросая косые взгляды на Раймонда.
   - Император через некоторое время примет венецианцев. К сожалению, Раймонд не сможет нас сопровождать, - сказал Микеле и успокоил Марию, показывая на человека, которого он встретил: - Он будет дожидаться нас у моих друзей.
   Раймонду, такое положение вещей не понравилось, но глянув на огорчённое лицо Марии, он сказал:
   - Я с удовольствием проведу время с друзьями Микеле.
   Они расстались. Раймонд ушёл с другом Микеле, а Мария с купцом отправились через сад к делегации венецианцев. Мария с интересом рассматривала купцов в одинаковых красных плащах с меховой опушкой, накинутых на плечи, которые, увидев Дандоло, кивнули ему, но уставились на Марию в голубом платье. Когда они подошли поближе, один из венецианцев взял Дандоло за лацкан куртки и произнёс с усмешкой:
   - Ах ты, хитрец, Дандоло.
   Их провели через сад в какой-то длинный и высокий зал, верхнюю часть которого украшали красочные фигуры святых в обрамлении геометрических растительных орнаментов. Потолок украшала огромная фигура Богородицы с младенцем. Каменный пол из красной плитки гармонировал с золотистыми стенами, три из которых оставались пусты, а одна, с рядом колонн, состояла из огромных арочных окон.
   Когда купцов выстроили полукругом напротив окон, к ним вышел император в белоснежных одеждах и в окружении сановников. Император медленно и благосклонно принимал дары купцов, награждая каждого улыбкой. Так получилось, что Мария стояла в центре, и император заметил её издали. Когда он остановился перед ней, поощряя Марию улыбкой, она протянула ему золотую чашу. Он рассмотрел её с интересом, слушая комментарии Микеле, который сообщил, что она когда-то принадлежала императору Константину. Марии в голову пришла крамольная мысль, что данную вазу похитил дед Дандоло, когда пришёл в Константинополь с крестоносцами.
   Когда император принял все подарки, он снова остановился перед Марией и пригласил её посетить императрицу. Дандоло вынужден был оставить Марию и возвратиться в квартал венецианцев, где его ожидал Раймонд. Известие Дандоло не обрадовало Раймонда, но спорить с императором госпитальеру не пристало. Он поужинал в кругу венецианцев, но так как не пил вино, то оставался грустным весь вечер. Ему отвели самую лучшую комнату в доме, с балконом на улицу. Жизнь в Константинополе не утихала с наступлением сумерек и внизу, под балконом, слышалась греческая, итальянская, еврейская и арабская речь.
   В это время Мария находилась в покоях императрицы вместе с императором, который, заметив её необычность, пригласил её к своей супруге Ирине. Они ещё не крестили своего сына Федора, поэтому скрывали его от чужих глаз, а скучающей молодой императрице Мария сразу понравилась. Разговор зашёл о рубиновом сердечке на её шее Мария, и она, не умеющая врать, краснея от смущения, рассказала о своих злоключениях. Её плохой греческий не мешал беседе, так как и император и императрица прекрасно говорили на французском языке. Когда она сняла рубин с шеи, чтобы Ирина его рассмотрела, то маленький Федор потянул к сердечку руки, требуя игрушку. Получив её, он успокоился и заснул, сжимая рубин в ручках. Императрица со смехом сообщила Марии, что ей придётся остаться.
   Император на время покидал их, иногда возвращаясь с кем-то и о чём-то беседуя, а императрица, словно с подружкой, беседовала с Марией, усадив её за чайный столик и угощая сладостями. Взглянув на спящего Фёдора, она спросила Марию:
   - У нас даёт представление трубадур Адам де Ла-Аль28. Ты не могла бы ещё остаться?
   Мария не посмела перечить императрице, хотя не имела представления, о чём идёт речь. Маленького Федора унесли няни, а впереди выставили декорации, натянув полотно с видом зелёного луга и дальнего леса. Сзади, за их столиком, разместились близкие придворные, тихо шушукаясь между собой. Перед декорацией появился уже не молодой мужчина, который объявил:
   - Игра о Робене и Марион!
   На импровизированной сцене появилась пастушка, которая пела о своём любимом. Вдруг перед ней, чуть не перепугав всех и вызвав смех, появился рыцарь в деревянных доспехах, который, пробежав через всю сцену, вернулся к пастушке и пропел:
   - Пастушка милая, ответь: ты рыцаря любить согласна?
   Девушка, которую звали Марион, ему ответила:
   - Трудиться стал бы он напрасно.
   Что значит рыцарь ? мне темно.
   Робена только суждено
   Любить и называть мне братом.
   С восхода солнца и закатом
   Сказать спешит он мне привет
   И сыр мне носит на обед.
   Когда представление закончилось, на глазах у Марии блестели слёзы умиления, а императрица, глядя на неё, умилялась её наивности. Они вместе отправились к кроватке Федора, но тот так крепко спал, удерживая в руках рубин, что императрица, хихикая, сообщила: - Тебе придётся остаться на ночь.
   Её отвели в уютную комнату, но она не могла заснуть и вышла на балкон, размышляя о том, правильно ли она сделала, рассказав императору о рубине. "Он может нас защитить!" - подумала Мария, не отбрасывая мысли о том, что им стоит здесь остаться.
   Внезапно небо озарилось малиновым светом, который так же неожиданно исчез, как и появился. В груди Марии тревожно забилось сердце - что-то случилось. Тот же свет увидел Раймонд, который не мог заснуть и, по-прежнему, торчал на балконе. Он тревожно выглядывал Марию, которая, по уверениям Микеле Дандоло, вернётся в сопровождении городских стражников. Одно лицо на улице показалось госпитальеру знакомым, и он всмотрелся в его черты. Раймонд с ужасом увидел, что по улице шагает, оглядываясь по сторонам, ассасин Хасан ибн Али аль-Каин. Словно чувствуя, что на него смотрят, Хасан поднял голову на балкон, но Раймонд присел, лихорадочно думая о том, что произойдёт, если ассасин встретит девушку на улице. Городские стражники для Хасана не помеха.
   Внизу раздался стук и Раймонд, схватив меч, бросился вниз, думая, что в дверь стучится Хасан. К нему навстречу шёл Микеле Дандоло, который сообщил, что пришло сообщение от императора. По словам купца, Мария останется во дворце до утра. Раймонд с облегчением вздохнул и спросил Микеле:
   - Мы можем завтра отплыть из Константинополя?
   Микеле удивился, так как хотел провести несколько дней в обществе друзей, но сообщил Раймонду, что в случае нужды корабль готов отплыть хоть сейчас. Госпитальер успокоился, но в голову снова пришла тревожная мысль: зачем император оставил Марию на ночь во дворце? Словно отвечая на немой вопрос Раймонда, в соседнем дворе закричала сорока, забравшись на тутовое дерево, и в её крике юноше чудилось: "Украл! Украл! Украл!"
  

***

   Генуэзский корабль "Надежда" шёл в Кафу с грузом товаров из Генуи. Заход на Кипр был привычным делом, так как часть груза продавалась здесь, а часть закупалась, чтобы продать в Восточной Римской империи и дальше, в портах Понта. Уже на следующий день, как и обещал, шустрый Адонис нанялся юнгой и носился по кораблю, как белка. Капитан, увидев его в деле, предложил остаться на корабле навсегда, но Адонис возразил, сказав, что едет с друзьями. Капитан, разглядывая Гуго де Монтегю и Жана ле Мена, подумал, что юнге не повезло с друзьями. Будь они богаче, то не заставляли бы Адониса зарабатывать себе на жизнь.
   Госпитальеры скучали, прохаживаясь по палубе нефа и мешая матросам выставлять паруса, так как привыкли в последнее время к схваткам с врагом и спартанской жизни. Корабль, не очень спеша, кружил в Эгейском море между островами Наксоского герцогства, где правил венецианский герцог Марко II Санудо Анжело. В те времена Эгейское море прямо кишело кораблями, на которых плавали не только добропорядочные купцы, но и любители приключений, желающие быстро разбогатеть. Император Восточной Римской империи Константин, весьма недовольный влиянием генуэзцев и венецианцев, негласно способствовал капитанам, которые грабили и тех и других. Кроме того, венецианцы и генуэзцы всегда враждовали друг с другом и, нередко, силой отбирали чужое. Следует не забывать турков-сельжуков, для которых корабли христиан - сладкая добыча, а также дальние походы берберийских пиратов, делающих набеги на христианские города и деревни, и не прочь ограбить купеческое судно.
   Видимо, судьба не благоволила к генуэзскому капитану, так как под вечер, в десяти милях от острова Тенедос к ним в кильватер пристроился одномачтовый когг29 с явным намерением взять на абордаж купеческое судно. Пиратское судно приблизилось совсем близко, так что слышно было брань и крики матросов. Капитан пиратов, с перевязанным глазом, перекрикивая своих разбойников, сообщил, что пощадит судно и людей, если капитан "Надежды" отдаст груз. Побелевший капитан, решил сохранить себе жизнь и дал команду спустить паруса.
   - Ни в коем случае! - воскликнул сержант Гуго, вытаскивая меч, а у Жана ле Мена загорелись в темноте глаза от предвкушения драки.
   - Вас всего лишь двое, - сказал капитан, не очень надеясь на госпитальеров.
   - А я зачем? - сказал Адонис, сжимая в руках весло.
   Капитан, скрепя сердце, согласился с сержантом Гюго, но всё решил случай. Капитан сделал неудачный манёвр, и ночной бриз понёс судно прямо в руки пиратов. Радостные возгласы бандитов говорили о том, что развязка совсем близко. На мачту пиратов полезла чёрная тряпка с костями, чтобы припугнуть беглецов.
   - Всем взять вёсла в руки и оружие, что имеется. Юнга организуй воду на случай пожара, - командовал Гуго, а корабль пиратов нёсся по касательной, чтобы сразу же забросить кошки на борт "Надежды". Жан ле Мен выкатил две пустые бочки и стал на них, возвышаясь над палубой.
   С криком полетели кошки, часть из которых сбросили, но судно уже тянули боевыми крюками к коггу пиратов. Первые разбойники, прыгнувшие на палубу "Надежды", свалились назад с раскроенными черепами и неудачников скинули в воду. С ещё большим азартом пираты бросились вперёд. Генуэзский капитан, уже пришедший в себя, неловко махал сарацинской саблей, которая раньше висела у него в каюте, как украшение. Госпитальеры работали слаженно, чувствуя себя в нужном месте и при деле. Команда пиратов была пёстрая, что следовало из издаваемых ими криков и одежды. Здесь были и арабы, и греки, и римляне, а огромный русый воин явно родился где-то на севере. На нём сосредоточился Гуго де Монтегю, а Жан ле Мен вертелся, как белка, защищая сержанту и тыл и бока. Когда русому гиганту сержант полоснул по рёбрам, тот попытался сражаться дальше, но попятился и упал на дно вражеского когга.
   У пиратов имелось человек двадцать воинов и если бы не госпитальеры, то они давно одолели бы едва отбивающуюся команду "Надежды". Одного моряка убили, второй катался на палубе с распоротым животом. У пиратов, кроме пяти убитых, три человека получили ранения, в том числе и русый гигант. Капитан пиратов, не ожидавший такого сопротивления, крикнул своим: "Уходим!" - и спрыгнул назад, в свой когг. Пираты отпустили крюки, но сержант и Жан ле Мен спрыгнули на когг и продолжали бой. Адонис прыгнул за ними, удерживая в руках весло, которым колотил тех, кто пытался зайти госпитальерам в спину.
   Ширина судна давала возможность держать фронтальный бой, поэтому госпитальеры со спокойным сердцем молотили пиратов, медленно тесня их к высокой корме. Когда ряды бандитов совсем поредели, капитан пиратов быстро юркнул в кормовую каюту и запер дверь. Оставшиеся два пирата с растерянными лицами упали на палубу, не издавая никаких криков.
   Сержант оглянулся и потерял дар речи - "Надежда" на всём ходу уходила в тёмную даль, не собираясь останавливаться. От возмущения Гуго хотел рубануть по мачту, но его остановил Адонис.
   - Не нужно портить наше имущество, - сказал он, рассматривая царапинку на дереве. Гуго вторично потерял дар речи, а ожив, удивлённо спросил:
   - О каком имуществе идёт речь?
   - Речь идёт о нашем корабле, - сказал Адонис и добавил: - Отныне вы все подчиняетесь капитану.
   Сержант снова потерял дар речи, а потом спросил:
   - Кто у нас капитан?
   - Я, - скромно сказал юноша оторопевшему Гуго и скомандовал: - Нужно выкурить бандита из каюты.
   Сержант, подчиняясь команде, потопал к дверям каюты, но она оказалась закрыта изнутри. Гуго постучал ногой и из-за дверей раздался голос: - Нам стоит договориться.
   - Договоримся, - сказал Гюго, поглядывая на свой окровавленный меч, - я укорочу тебя быстро и безболезненно.
   - Если мы не договоримся, я подожгу кораблю, - раздался голос за дверью.
   - Что ты хочешь? - спросил Гуго, по-прежнему рассматривая свой меч.
   - Вы отдаёте мне мой корабль, и я вас высаживаю в ближайшем порту, - сообщил голос. Гуго немного подумал и сообщил: - Лучше я сгорю.
   - Я никому не отдам наш корабль, - сказал Адонис.
   - Кто говорит? - заинтересованно спросил пират.
   - Капитан корабля, - сообщил Адонис, а Жан ле Мен улыбнулся и подошёл поближе - ему очень понравилась беседа.
   - Что вы предлагаете, капитан? - спросил голос за дверью.
   - Я вас не убью, а высажу в ближайшем порту, - сообщил новый капитан.
   - Вы верите в Бога, капитан? - спросил бывший капитан.
   - Да, - сказал Адонис.
   - Поклянитесь, что меня не убьёте? - пробубнил пират.
   - Клянусь Богом, что доставлю вас в ближайший порт живым и невредимым, - сказал капитан Адонис.
   - Я вам верю, капитан, - сказал пират, и открыл дверь.
   - Жан, ты не помнишь, я давал клятву не убивать этого мерзавца? - сказал сержант Гуго, поднимая свой меч и оттесняя одноглазого пирата к борту.
   - Нет, - сказал Жан и вытащил свой меч, - и я не давал.
   Побелевший пират прижался к борту и протянул руки к Адонису: - Капитан, вы давали слово!
   - Оставьте его, братья-госпитальеры, - картинно вознеся глаза к небу, произнёс Адонис, - я ему обещал жизнь.
   - Меня звать капитан Папазов30, - сообщил одноглазый пират, полагая, что экзекуция закончилась.
   - На святошу ты не похож, - сказал капитан Адонис.
   В это время возле борта застонал русый гигант, пришедший в себя.
   - Выкинуть его за борт? - с готовностью предложил капитан Папазов.
   - Точно, не похож, - сказал сержант Гюго и подошёл к раненому пирату. Осмотрев его бок, он вынул костяную иголку и нитку, которую вдел в дырочку иголки. Склонившись к русому пирату, он принялся зашивать рану. Тот терпел, не издавая ни звука, а когда сержант, по окончанию процедуры, вылил на рану зелье из заветного пузырька, пират отвернулся и зарычат.
   - Благодарю, - сказал он по-гречески и, прислонившись к борту, закрыл глаза.
   - Его звать Кудря, - ухмыляясь, сказал капитан Папазов, - он полянин из Руси.
   Прежде, чем ложиться спать, они выбросили в море трупы пиратов. Сержант остался дежурить на судне, остальные привалились к бортам и заснули. Под утро Гуго растормошил Жана, а сам улёгся на его место. Разбудил его голос Адониса.
   - Вынеси шкотовый угол стакселя на оттяжку, - кричал новый капитан, а Жан держал в руках верёвку и бегал от одного борта до другого. Старый капитан Папазов ехидно посмеивался, поддерживая своего нового коллегу, а Кудря стоял, опираясь на борт, и молчал.
   - Что у вас происходит? - спросил сержант Гуго и Адонис гордо ответил: - Тренирую матросов, берись вон за тот фал и тяни фок-рей.
   - Я, что, тоже матрос? - спросил сержант Гуго.
   - Если хочешь добраться до ближайшего порта, то да, - сказал капитан Адонис.
   - Теперь слушай мою команду, подняли паруса и взяли курс на ближайший порт, - скомандовал сержант Гуго. Пришлось двум капитанам ухватиться за снасти, а Жан по-прежнему оставался на подхвате, играя роль юнги.
   - Я могу приготовить завтрак, - предложил Кудря, так делать что-либо другое не позволяла его не зажившая рана. Гуго всё равно припахали - ему пришлось стать у руля и научиться выполнять команды Адониса.
  

***

   Жан ле Мен с видом заговорщика подошёл Гуго де Монтегю и тихо произнёс: - Пойдём со мной.
   - Я не могу бросить руль, - сказал сержант и спросил: - Что ты хочешь?
   Жан подозвал стоящего на палубе Кудрю и попросил:
   - Придержи румпель, - и тот поднялся по лесенке на ют31. Жан потопал вниз, а потом спустился с Гуго в трюм. При тусклом свете, попадающем в трюм через люк, Жан остановился возле большого сундука и открыл его. Сержант заглянул внутрь и опешил - почти на треть сундук наполняли изделия из золота и серебра: тарелки, кубки, подсвечники, кольца и перстни и всякая прочая драгоценная дребедень.
   - Что будем делать? - спросил Жан.
   - Ничего, - ответил Гуго, - пусть лежит, возможно, оно нам пригодиться.
   Когда они прибыли в Авидос, то сержант Гуго подозвал капитана Папазова к себе и сообщил: - Я не хочу портить тебе жизнь, поэтому не сообщу о том, что ты пират.
   Капитан Папазов кивнул головой, но уходить не собирался, а нагло смотрел в глаза Гуго.
   - Что ты хочешь? - спросил сержант.
   - Мне нужно за что-то жить, - сказал капитан Папазов, продолжая сверлить взглядом Гуго. Тот подозвал к себе Жана и что-то шепнул ему на ухо. Нырнув в люк трюма, Жан принёс две горсти монет и высыпал одну в руку Папазова, а вторую отдал Кудре.
   - Уходите, - сказал Гуго. Капитан Папазов посмотрел на монеты, скрипнул зубами и сбежал по трапу на пирс. Кудря подошёл к сержанту и протянул ему монеты:
   - Я хотел бы остаться на судне, - сообщил он.
   - Зачем? - спросил сержант Гуго, внимательно рассматривая молчаливого гиганта.
   - Я слышал, что вы идёте в Кафу. Оттуда мне ближе домой, - сообщил Кудря.
   - Хорошо, - сказал Гуго де Монтегю, которому Кудря был симпатичен, в отличие от капитана Папазова.
   В Авидосе они пробыли недолго. Гуго и Жан сходили в город, чтобы найти следы Раймонд де Торна и Марии, а Адонис и Кудря набирали моряков в команду. Когда Адонис отверг несколько претендентов, Кудря ему предложил:
   - Я могу набрать земляков, полян, они не подведут, кроме того, они не такие жадные, как греки.
   - Не все греки жадные, - парировал Адонис, а потом с подозрением на него посмотрел и спросил:
   - Ты хочешь набрать себе команду пиратов?
   - Я на добро не отвечаю злом, - ответил Кудря и отвернулся.
   - Хорошо, веди, я посмотрю, - ответил юный капитан и Кудря отправился в порт. Через некоторое время он привёл шесть человек. На вопрос Адониса, хватит ли их для управления коггом, Кудря ответил: - Этих - хватит.
   Вскоре появился радостный сержант с Жаном.
   Он рассказал, что в харчевне, где они остановились перекусить, на них подозрительно посмотрели, а хозяин, уставившись на белые кресты на их груди, сказал:
   - Что-то вы к нам зачастили?!
   Оказалось, что день назад в их харчевню заходил госпитальер с сестрой-монашкой. В порту сержанту Гуго удалось узнать, что монашка, вместе с сопровождающим её госпитальером села на корабль и уплыла в Константинополь. Не мешкая, они вышли в Геллеспонт, направляясь в столицу Восточной Римской империи. Команда, которую набрал Кудря, своё дело знала, поэтому не сворачивали паруса даже ночью. Ещё только занималось утро, как они зашли в константинопольскую бухту Феодосия.
   Наказав команде быть готовой отплыть в любую минуту, сержант Гуго взял с собой Жана, и они пошли в город, который уже проснулся. Они ещё с утра переоделись, как советовал Кудря, так как одежда госпитальеров напоминала о крестоносцах, которых в Константинополе не очень то жаловали. Не очень ориентируясь в городе, они шли по какой-то улице, внимательно оглядывая прохожих.
   - Таким образом мы их не найдём, - сказал Жан ле Мен, прислонившись к стенке.
   - У нас нет другого способа, - сказал сержант Гуго, останавливаясь и понимая, что Жан прав.
   - Мы можем наблюдать за прохожими и пообедать, - предложил Жан и Гуго согласился. Из открытой харчевни, возле которой они остановились, несло вкусным духом. Присев возле столика, они отведали какой-то местный вид мяса, наблюдая за улицей. Город жил своей жизнью, не обращая внимания на госпитальеров. Многие торговцы навязчиво предлагали свой товар, изготавливая его прямо на глазах, а некоторые вытаскивали его из дверей мастерских. Впереди возник какой-то переполох. Оказалось, что узкой улицей едет какой-то вельможа в карете в сопровождении стражей. Когда карета проезжала мимо, Гюго увидел в окошке молодую девушку в голубом платье, которая блистала ослепительной красотой. Она пролетела перед глазами, точно небесное создание и Гуго подумал, что для такой девушки стоит очистить всю улицу. Последний стражник на коне пропал из глаз, а Гуго, как зачарованный сидел на месте, оставив пищу. Что-то его беспокоило, но Гуго не знал, причины.
   - Правда, похожа, - сказал Жан, и сержант удивлённо повернулся к нему.
   - Кто похож? - не понял он.
   - Мадемуазель, - сказал Жан.
   - На кого? - очнулся Гуго.
   - На Марию, - сказал Жан.
   Гуго вспомнил облик девушки в карете и понял своё беспокойство - она очень похожа на Марию. Данное обстоятельство так смущало сержанта, что он схватился и сказал: - Пойдём.
   - Куда, - спросил Жан, расплачиваясь с хозяином харчевни.
   - Посмотрим, куда поехала эта девушка, - ответил Гуго. Они двинулись вдоль улицы и увидели, что карета, развернувшись на перекрёстке, возвращается назад. Гуго остановил стражника и спросил, куда доставили девушку. Стражник, окинув взглядом сержанта, сказал:
   - В гавань Феодосия.
   - Она моя знакомая, - объяснил сержант и бросился в сторону порта. Стражнику не очень ему поверил, но равнодушно поскакал в сторону квартала императора.
   Адонис стоял внизу у трапа соседнего судна и разговаривал с его капитаном, которого звали Доменико. Прекрасная девушка лёгкой ходой шагала по пирсу, направляясь к Адонису, а капитан Доменико подтянулся, словно ожидал знатного гостя. Поднимаясь по трапу, дама чуть не споткнулась, и Адонис подал ей руку. Дама автоматически сказала "merci" и Адонис понял, что её родной язык французский. Сопровождающий её мужчина, с мечом на боку, подхватил девушку и так глянул на Адониса, что он посчитал нужным сообщить: "Я только хотел помочь". Сзади шёл мужчина в красном костюме, по виду - купец. Как только он поднялся на палубу, раздался свисток капитана и соседний корабль снялся с якоря. Подняв паруса, корабль устремился в сторону Босфора.
   Адонис поднялся на своё судно, откуда на него поглядывал Кудря. Склонившись на борт, Адонис увидел, что к коггу бегут Гуго и Жан. Обеспокоенный этим, он снова сбежал по трапу вниз и спросил: - Что случилось.
   - Ты не видел здесь девушку... - начал Гуго, не зная, как описать Марию.
   - ... ослепительной красоты и с родинкой на верхней губе? - нашёлся Адонис, расцветая улыбкой.
   - Да, - подтвердил сержант Гуго и расспросил Адониса о попутчиках девушки. По описанию юного капитана, Марию сопровождал Раймонд де Торн и ещё какой-то мужчина. То, что они сели на корабль и уплыли, не очень огорчило повеселевшего сержанта Гуго, так как он приказал немедленно сниматься с якоря. Вскоре корабль отправился в сторону Босфора, а Гуго стоял на палубе и размышлял о том, как быстро скромная сестра-монашка превратилась в прекрасную мадемуазель. Его взор скользил по берегу, но Гуго не видел, что за судном наблюдает смуглый араб.
   Пусть его лицо не выражало никаких чувств, но в душе неожиданно поселилось удивление и раздражение - враг оказался жив и здоров, несмотря на смертельный удар.
   За арабом и судном наблюдала любопытная сорока, которая что-то застрекотала и полетела вдоль Босфора.
  

***

   Миновав фракийский Босфор и попрощавшись с Кианеей и Семплегадой32, они вышли в Понт. Встречный бриз заставлял капитана Доменико лавировать галсами, тем не менее, Раймонд был рад, что они покинули Константинополь. Он не был уверен в том, что смог бы одолеть Хасан аль-Каина, ведь и сержант Гуго, и славный Дюдон бойцы из первого десятка, а погибли от рук ассасина. Он не боялся за свою жизнь, а опасался того, что Хасан убьёт Марию. Рубин Милосердия, чем бы он ни был, не стоил жизни девушки. Так думал он, но если бы оказался в голове Марии, то с удивлением обнаружил бы, что она совсем другого мнения. Мария считала делом естественным хранить рубин, пока не появится тот человек, которому нужно отдать эту реликвию. Она представляла, что этот человек нраву благородного и красив, как Раймонд, а его слова и мысли наполнены божественной мудростью. Несмотря на то, что она дала обет Богу, Мария, в мыслях, позволила себе влюбиться в этого исключительного человека.
   Вернувшись на корабль после визита императора, Мария, первым делом, сняла с рубина цепочку, которую ей дал Микеле Дандоло. Купец не захотел брать её назад, объясняя Марии, что она его выручила, а цепочка - подарок от друга, но Мария была непреклонна.
   Огорчённый купец вынужден был согласиться, но настоял на том, чтобы платье, в котором Мария ходила к императору Андронику, осталось при ней. Мария согласилась, считая, что платье не такое ценное, как цепочка. Она не догадывалась, отчего Микеле прикрывает ладонью улыбку, так как платье стоило пару таких цепочек.
   Через некоторое время Микеле вернулся и сообщил ей, что цепочку подменили. Растерянная Мария в отчаянии думала, что кто-то из слуг императора польстился на цепочку и подменил её дешёвкой. Раймонд, услышав слова Микеле, изобразил благородное лицо и нахмурил брови, а потом сообщил купцу, что компенсирует стоимость цепочки, или, ещё лучше, купит её Марии. Микеле, с улыбкой глядя на Раймонда, сообщил:
   - Вы меня не поняли. Та цепочка, которую я дал Марии, намного дешевле, чем это удивительное изделие.
   Мария рассмотрела цепочку и поняла, что император, напротив, хотел её отблагодарить таким незаметным способом.
   - Теперь вы понимаете, что я не могу взять вашу цепочку, - делая ударение на слове "вашу" и хитро улыбаясь, сказал Микеле Дандоло. Мария вынуждена была согласиться. О том, что император сделал ей ещё один подарок, она не стала говорить Раймонду, так как госпитальер, как ей показалось, отчаянно ревновал Марию к императору. Это ей льстило и навевало грешные мысли, отчего она стала на колени в углу каюты и долго молилась, очищая голову от соблазнов и житейской суеты.
   Самое странное, что их постоянно преследовал однопарусный когг. Капитан попробовал идти зигзагом, но чужой кораблю неизменно повторял манёвр "Святого Петрония".
   - Нас преследует пиратский корабль, - сообщил Доменико, рассматривая опытным взглядом преследователя. Им стоило поднять все паруса, что тут же и сделали, но пираты и не думали отставать. Матросы приготовили оружие: мечи, сабли, багры с железными наконечниками в случае, если пираты пойдут на абордаж.
   Ночью разразилась буря, и неф бросало, как щепку. Румпель вырывался из рук рулевого, и капитан Доменико стал рядом с ним. Им вдвоём едва удалось удержать в руках руль, направляя нос судна навстречу ветру. Все лишние люди спрятались в каютах на юте и баке33.
   Буря бушевала пару дней, а потом немного утихла. Так как их снесло к востоку, ближе к Пафлагонии, то капитан взял курс прямо на север. Через несколько дней они увидели побережье, и по его очертанию Доменико определил, что они возле Кафы. Ещё издали было видно, что город ограждён частоколом брёвен, заострённых вверху, а перед палисадом находится ров, наполненный водой. Впрочем, на Кафу никто нападать не собирался, так как она находилась под защитой мятежного беклярбека34 улуса Джучи в Золотой Орде, Исы Ногая. Хан Тохту, посаженный Ногаем на трон, во всём слушался своего беклярбека.
   Корабль "Святой Петроний" зашёл в защищённую бухту Кафы и бросил якорь. Микеле Дандоло сразу занялся своими торговыми делами, забрав с собой половину команды судна. Капитан Доменико дал оставшейся команде день на отдых, а на следующий день заставил драить весь неф от киля до клотика.
   Мария и Раймонд в первый же день вышли прогуляться в город, чтобы немного размять ноги, и почувствовать под ними твёрдую почву. Мария, словно птичка из клетки, вырвалась на свободу и весело щебетала, радостно озираясь вокруг. Раймонда не волновали городские закоулки, так как голову госпитальера заполнили мысли о том, подходит ли этот город для того, чтобы здесь остаться. На первый взгляд, мысль не плохая, так как Кафу не трогала даже Золотая Орда.
   В тоже время, Кафу посещает много иностранцев, среди которых заметить ассасина Хасана аль-Каина достаточно сложно. Как их найдёт тот человек, которому они должны передать рубин, Раймонда совсем не интересовало. Главное, чтобы их не нашёл этот мерзкий ассасин, цель преследования которого, как думал Раймонд, был Рубин Милосердия. Возможно, что ассасин хотел уничтожить рубин, чтобы нанести удар по вере Христовой, а, может, у него имелись другие намерения в отношении реликвии, но в любом случае он не оставит их в покое.
   - Тебе здесь нравиться? - спросил Раймонд у Марии, невольно надеясь переложить на неё дилемму выбора места остановки.
   - Не больше, чем в любом другом городе, - ответила Мария и увидела, что Раймонд слегка помрачнел. Девушка поняла его поведение, как желание остаться в Кафе, поэтому добавила: - Здесь уютно.
   Укрепление-факторию Кафу уютной назвать трудно, разве что летом, когда перед взором плещется голубое море, хотя и оно закрыто валом с частоколом острых брёвен. Раскинувшиеся немного дальше горбы, усеянные редкой травой и мелким кустарником, дороги сердцу разве что степняку, но не французской мадемуазель, для сердца которой милы только парижские горбы.
   Кажется, что последние слова успокоили Раймонда и он начал, как всегда, делать колкие комментарии, разглядывая прохожих. Вернувшись на корабль, Раймонд поговорил с матросами и они сообщили, что в Тавриде существует православная страна готов, греков и алан, именуемая княжеством Готия. Как сказали матросы, его столица, Дорос, хорошо защищена, так как находится на огромном плато, поднятом под облака. Раймонд не очень верил морякам, которые любили приврать для словца, но ему пообещали познакомить завтра с купцами из этой страны. Раймонд не стал рассказывать об этом Марии, пока сам не проверил правдивость матросов.
   В это время капитан Доменико проходил мимо рынка рабов, где продавали крепких мужчин для воинских отрядов, женщин в служанки и девушек в гарем. Тут же держали стайку детей, привязанных одной верёвкой. Возле помоста, на котором стояли девушки, находился степенный мужчина в темно-коричневом камзоле и похотливым взором разглядывал измученный жарой товар.
   Мужчину звали нотарий Ламберто ди Самбучето, и приехал он в Кафу по делам купца Бенедикто де Оливы, чтобы взыскать долги с нерадивых заёмщиков. Ордынец, нахваливая товар, поворачивал девушек, похлопывая их по мягким частям, и цокал языком, но нотарию, несмотря на вожделенный взгляд, товар не нравился. Девушки казались потасканными, словно прошли через руки десятка мужчин, а взор был совсем потухший.
   - Возможно, я могу вам в чём-то помочь? - спросил Доменико на итальянском языке, приближаясь к известному в Кафе лицу. Ламберто повернул к нему брезгливое лицо, собираясь отмахнуться от следующего продавца лежалого товара.
   - Мне, кажется, что у меня есть то, что вас интересует, - произнёс он, заглядывая в неподвижные глаза нотариуса.
   - Если у вас такой товар, как здесь, то мне жаль потраченного времени, - холодно произнёс Ламберто ди Самбучето.
   - Настоящая красавица, синьор, - ответил Доменико, - если хотите, я завтра её приведу.
   - Мой дом находится возле городских ворот, - сообщил нотарий, не очень надеясь на незнакомца, который, вместо "bella donna" 35, дай бог приведёт просто "belloccia".36
  

***

   Прямо с утра Раймонд с одним из матросов, отправился в город искать купцов из княжества Готия, собираясь расспросить подробности жизни в данной стране. Он не стал будить Марию, так как хотел сделать ей сюрприз поэтому, когда она встала, то не нашла Раймонда в каюте. На палубе его тоже не оказалось, а капитан Доменико, поливая ей на руки из ковша, сообщил, что Раймонд ушёл в город по каким-то делам. "Какие дела?" - недоумевала Мария, вытирая полотенцем лицо. Обычно, они делились мыслями, прежде чем что-либо предпринимать. Мария подумала, что её нелестное замечание о городе задело Раймонда, поэтому он решил подобрать в городе хороший дом и убедить её в обратном.
   - Кстати, он говорил, что будет у нотария, - сообщил Доменико, поглядывая на Марию, - по крайней мере, я слышал такое от матросов.
   Взгляд капитана ей, почему-то, не понравился, но она посчитала, что сообщение Раймонда вписывается в ту картинку, которую она себе нарисовала. Она не стала расспрашивать капитана, хотя Доменико, по его виду, был готов к беседе. Мария тихонько пошла, с намерением подождать Раймонда возле дома нотария, так как она знала, что он находится недалеко от порта.
   Доменико накричал на матросов за то, что они плохо убрали в трюме, и они все туда опустились, чтобы спрятаться от сердитого взгляда капитана. Оставив корабль, Доменико поспешил за Марией, а когда догнал, то сообщил:
   - Я знаю нотария, и пока вы будете ждать Раймонда, он покажет вам свою коллекцию живописных миниатюр.
   Он пошёл рядом с ней, а когда они остановились возле дома нотария, то постучал в дверь. Открыв её, Ламберто ди Самбучето застыл на месте, поражённый красотой Марии и не знал, что сказать.
   - Вы не покажете сестре Марии свою коллекцию миниатюр, - нашёлся Доменико, и Ламберто открыл дверь настежь, приглашая Марию в дом. Он провёл её в комнату, где на стенах висели разных форм портреты, на которых неизвестный художник изобразил живых и мёртвых родственников нотария.
   - Развлекайтесь, Мария, а нам с синьором Ламберто нужно поговорить о делах.
   Нотарий потащил Доменико в свой кабинет и сразу же отдал ему кошелёк из бархата, в котором, когда капитан его открыл, лежали золотые венецианские дукаты. Синьор Ламберто быстро написал расписку:
   "Ламберто ди Самбучето купил у капитана Доменико Секьявро рабыню по имени Мария за двадцать семь золотых венецианских дукатов". Доменико, не глядя, подписал расписку и, улыбнувшись, сказал: - Счастливо оставаться.
   Как только капитан ушёл, нотарий появился перед Марией и попросил:
   - Вы не могли бы подождать в соседней комнате?
   - Зачем? - не поняла Мария.
   - Дело в том, что ко мне придут клиенты, а я не хотел бы, чтобы они увидели у меня в доме девушку, - сказал синьор Ламберто, открывая соседнюю дверь. Комната больше была похожа на камеру, несмотря на то, что стены были обиты толстым слоем войлока и кожи.
   - Можете почитать, - сказал нотарий, подавая ей толстую книгу в кожаном переплёте. Замок на дверях щёлкнул, и Мария осталась одна.
   - А где Доменико? - с опозданием крикнула Мария и поняла, что попала в ловушку.
  

***

   Доменико, покинув нотария, отправился на "Святой Петроний", где его остановил купец Микеле Дандоло.
   - Где Мария и Раймонд?
   - Не знаю, - равнодушно ответил капитан, - кажется, они ищут дом в городе.
   Слова Доменико успокоили Микеле, так как он собирался отправиться в Тану, где его ждали в венецианской фактории. Он сообщил об этом капитану и тот его успокоил, что они непременно сегодня снимутся с якоря. Капитан пошёл к городским воротам, чтобы встретить там Раймонда. Когда тот показался вдали, вместе с матросом, который его сопровождал, Доменико пошёл навстречу и сразу спросил:
   - И как?
   - Замечательно, - воскликнул Раймонд, - лучшего места не найти. Сейчас заберу Марию, и отправимся вместе с купцами.
   Капитан послал матроса на "Святой Петроний", приказав готовиться к отплытию, а Раймонду предложил:
   - Пойдём, выпьем сока вон в той харчевне, ведь уже не встретимся никогда.
   Раймонда тянуло рассказать всё Марии, но стоит уважить капитана, так много сделавшего для них. Они зашли в харчевню и Доменико отправился к хозяину, заказав напитки. Присели на простые лавки, прикрытые сверху коврами. Хозяин, раскланиваясь, принёс кувшин вина и две пиалы, одну пустую, для Доменико, и вторую, полную, с соком для Раймонда. Доменико налил себе в пиалу вина и поднял её.
   - За вас с Марией, - сказал он и перевернул в рот пиалу. Раймонд выпил свою пиалу и поперхнулся, так как у него сдавило дух. Доменико, увидев, что Раймонд задыхается, что-то крикнул на итальянском языке хозяину и тот принёс другую пиалу, которую капитан сунул Раймонду.
   - Пей! - крикнул он госпитальеру и тот хлебнул. В пиале оказался сок, и он запил прежний алкогольный напиток.
   - Хозяин, собака, перепутал, - ругался Доменико, поглядывая на Раймонда, - подал тебе виноградную водку.
   - Что такое "водка"? - спросил Раймонд заплетающим языком.
   - Крепкое вино, - сказал Доменико, но Раймонд его не слышал - он отрубился и упал головой на стол. Доменико поговорил с хозяином, чтобы тот присмотрел за Раймондом, а сам отправился на площадь, где продавали рабов. За тридцать ханских монет он продал Раймонда, которого забрали на площадь и заковали в кандалы.
   Капитан Доменико, весело насвистывая какую-то песенку, шагал в сторону порта, чтобы тотчас же отправиться в Тану. Золотые монеты радостно позвякивали в кармане, возвещая о том, что Доменико скоро выкупит свой корабль.
  

***

   Дюдону де Компсу нравилось путешествие.
   Во-первых, госпитальера везли бесплатно. Купец, Жана-Франсуа Шампо, увидев его громадную фигуру и меч, внушающий уважение к его владельцу, предложил ему охранять его до Кафы, на что Дюдон согласился с радостью. Во-вторых, Дюдон оказался прекрасным собеседником для купца, рассказывая ему о прошлых баталиях за веру Христову. А в-третьих, купец оказался его земляком, французом из Лангедока, что сразу чувствовалось по быстрому окситанскому говору.
   Столь благоприятная атмосфера позволила Дюдону де Компсу совсем забыть о цели своего путешествия. Правда, когда они приходили в какой-либо порт и госпитальер сопровождал купца, то Дюдон постоянно оглядывался в надежде заметить в толпе своих друзей, но до некоторого времени поиски оставались тщетными. Купец воспринял беспокойство Дюдона на свой счёт, предполагая, что тот оглядывается вокруг, чтобы защитить его от нападения, и великодушно сообщил госпитальеру, что у него не так уж много врагов.
   Где-то глубоко внутри Дюдон де Компс не очень верил в то, что ему удастся найти своих друзей, но часто, во время молитвы, просил у Бога направить его путь. Если ему суждено, по промыслу Божьему, найти друзей, то он их найдёт, но не стоит ругать судьбу, если их пути разойдутся.
   Когда они зашли в Понт, на севере клубились тёмные тучи, видимо, шторм, бушевавший день назад, переместился туда же. Корабль, идущий галсом, клонило к весело журчащей воде под носом корабля, а солнце, несмотря на ветерок, поджаривало сквозь одежду. Понт - не очень оживлённое море, не то что Средиземное, где, иногда, как в муравейнике. Понт позволяет подумать в одиночестве и обратить свою душу к Богу, ища у него совета или умиротворения.
   - Завтра будем в Кафе, - сказал Жан-Франсуа, подходя к Дюдону и опуская ему на плечо свою руку. Тот, кто видел это со стороны, возможно, улыбнулся, так как гигант-госпитальер выглядел слоном по сравнению с карликом Жаном-Франсуа.
   - Да, мой друг, - сказал Дюдон де Компс, опуская свою руку на плечо купца. Несмотря на то, что рука друга была тяжёлая, Жан-Франсуа Шампо стойко выдержал приветствие друга. А потом они сели за столик на палубе и степенно выпили бутылку константинопольского вина, сравнивая его по вкусу с вином из Лангедока.
   На следующий день, стоило им зайти в Кафу, Дюдон де Компс, покинув своего друга, влился в толпу и отправился в город, всё время оглядываясь по сторонам. Солнце, палившее немилосердно, заставило его присесть под тентом возле харчевни, где он перекусил и пил кислое виноградное вино, поглядывая на прохожих.
   Внезапно, его сердце остановилось, а потом бешено застучало, и кровь ударила в голову. Не поверив своим глазам, Дюдон протёр их ладонями, но это не помогло исчезнуть ассасину, который за кем-то крался, прячась в тени. Бросив взгляд вперёд, госпитальер чуть не обомлел и первое время подумал, что он обознался - впереди, рядом с каким-то мужчиной, шла Мария в красивом платье, придерживая на руке, красную кожаную сумочку. Никогда не видевший её в такой одежде, Дюдон застыл, очарованный красотой Марии и чуть не прозевал Хасан аль-Каина, который затаился возле глиняной хижины кузнеца. Мария и незнакомый мужчина, непринуждённо болтая, зашли в каменный дом напротив.
   Кузнец, весело постукивая по наковальне, демонстрировал свою работу и изделия: ножи, подковы, железные клюшки и прочую мелкоту. Дюдон обошёл кузницу с другой стороны и увидел спину ассасина. Он, по-прежнему, наблюдал за домом, в который вошла Мария. Намерения ассасина несложно разгадать - он хотел забрать рубин и, возможно, убить Марию. Дюдон машинально взял в руку камень, лежащий возле ног и, промолвив в уме: "Прости Господи!" со всей силы опустил его на голову ассасина. Хасан аль-Каина обмяк и свалился у стенки, а по его лбу потекла струйка крови.
   Дюдон не стал проверять, жив ли ассасин, так как его внимание отвлёк мужчина, который сопровождал Марию. Он весело положил в карман красный бархатный кошелёк и направился в сторону порта. Не мешкая, Дюдон подошёл к двери и постучал своим кулачищем, отчего дверь заходила ходуном. На пороге появился обрюзглый мужчина, который возмущённо сказал: - Что вы себе позволяете, я позову стражников! - и уже вытащил из кармана свисток. Не разводя турусы, Дюдон придавил мужчину животом, и тот упал за порог, громко возмущаясь: - Я нотарий Ламберто ди Самбучето! Вы будете сидеть в тюрьме!
   - Где Мария? - спросил Дюдон, и, чтобы успокоить синьора, тряханул его за грудки. Не по своей воле постучав зубами, нотарий счёл нужным отключиться, а Дюдон подошёл к столу и прочитал записку:
   "Ламберто ди Самбучето купил у капитана Доменико Секьявро рабыню по имени Мария за двадцать семь золотых венецианских дукатов".
   "Продали!" - выдохнул Дюдон, не поверив своим глазам. Обежав все комнаты он не нашёл Марии, а только обнаружил вторую дверь, которая выходила в запруженный людьми переулок. Дюдон обхватил руками голову и присел на скрипнувший под ним стул.
  

***

   Юный капитан Адонис потерял с вида корабль, на котором плыла Мария вместе с Раймондом, но в том вины его не было: в такую бурю и бывалые капитаны могли сплоховать. Оставалось только предположить, что он идёт в Кафу, и они его там настигнут. Впрочем, буря утихла на второй день, а на третий они швартовались к пирсу Кафы.
   По сравнению с городами Восточной Римской империи, которые обнесены высокими стенами, Кафу защищал палисад из остро заточенных брёвен, посеревших от солнца, и сухой ров перед ними. Поэтому, вид на город с моря казался неказистым и даже простоватым, несмотря на то, что товарооборот города мог дать фору любому городу Понта и Пропонтиды.
   Корабль, на котором плыла Мария, Адонис заметил сразу, как и мужчину, который сопровождал её на прогулке по городу. Заставив других замолчать, Адонис поговорил с синьором и узнал, что Мария и Раймонд в городе и собираются отправиться в княжество Готия. Обрадованный Гуго де Монтегю захватил с собой Жана ле Мена и отправился в город, а Адониса и Кудрю оставил дожидаться их на корабле.
   Найти человека в городе, что увидеть иголку в сене. Понадеявшись на удачу, они рванули в город, но, побродив по замысловатым улочкам, поняли, что задача не из лёгких и энтузиазм немного угас. Кроме того, когда они пытались общаться с местными жителями, то от их костюмов крестоносцев шарахались в сторону. Какой-то старик, разговаривающий по-французски, посоветовал идти на рынок и там спросить купцов из Готии.
   Полуденное солнце палило нещадно, так что с госпитальеров сошло семь потов, пока они добрались до рынка. Остановившись на открытом месте возле помоста, где продавали рабов, они перевели дух, соображая, что делать дальше. Решили разделиться, и встретится здесь же, после того, как найдут купцов из неизвестной страны Готия. Гуго де Монтегю хотел расспросить ордынца, продававшего рабов, но тот знал только греческий, которого не знал сержант. Разочарованно отвернувшись, Гуго опустил взгляд вниз и увидел лежащего на помосте раба, который показался сержанту знакомым. Повернув его голову, Гуго де Монтегю с удивлением узнал Раймонда де Торна.
   - Что ты здесь делаешь? - спросил Гуго, понимая нелепость своего вопроса. Наклонившись к Раймонду, сержант с ещё большим удивлением обнаружил, что тот вдрызг пьян, так как от него разило, как от винной бочки. Оттого, что его пошевелили, Раймонд открыл глаза и выпучился на сержанта.
   - Я, что, уже на небе? - спросил Раймонд, рассматривая ожившего Гуго де Монтегю.
   - Нет, - ответил сержант, - таких грешников, как ты, на небо не пускают.
   Ордынец что-то говорил и показывал пальцами, вероятно, хотел продать Раймонда.
   - Что он хочет? - спросил сержант у Раймонда. Тот попытался встать и гордо произнёс: - Он хочет за меня тридцать пять монет, - окинув пьяным взглядом Гуго, Раймонд добавил: - Поверь, я стою больших денег.
   Гуго де Монтегю не стал переоценивать пьяного госпитальера, а заплатил по ценнику, несмотря на то, что в трюме пиратского корабля денег хватало. Пока Раймонда расковали, вернулся Жан ле Мен, который уставился на пьяного Раймонда и спросил: - А где Мария?
   - Хотел бы я знать, - произнёс сержант Гуго, понимая, что Мария и Раймонд попали в какую-то передрягу. Взвалив на плечо своего пьяного друга, Гуго отправился в порт, где их встретил Адонис.
   - А где Мария? - разочарованно спросил юный капитан, одевший, по случаю встречи с прекрасной дамой, в новый костюм из запасов в трюме..."
   Туманный Кот остановил своё повествование и сообщил: - Остальное я расскажу тебе по пути, так как нам нужно спешить.
   - Куда? - не поняла Маргина.
   - На Землю, - ответил Кот и подмигнул: - Нам нужно спасти мир и найти Рубин Милосердия, - с пафосом закончил он. Маргина пафосу не поверила, так как где пафос, там и обман, поэтому критически посмотрела на рыжего кота и сказала: - Подневольным некуда деваться, кроме как стоять под пулями и прикрывать своей грудью обманщиков.
   Туманный Кот вытянул свою шею на уровень груди Маргины и уставился на неё. Маргина засмеялась, взяла его на руки и произнесла:
   - Веди, Наполеон!
  
   Репликация четвёртая. Платов
  
   Плутин снова очнулся и растерянно оглянулся. Два чёрных крылатых демона по-прежнему тащили его в кромешной тьме, только где-то сбоку, в неизмеримой дали, как свеча горел огонёк. В жуткой темноте Плутин не должен был видеть, но фигуры провожатых он хорошо отличал от кошмарной тьмы. Даже красные кончики рог он видел отчётливо, точно они светились. Плутину показалось, что он увидел беса, в виде серого кота, блеснувшего на него зелёными глазами, но, вероятно, заметил только блик от копыт, подбитых металлическими подковами, улетевшего вперёд демона.
   Его подхватили сразу, как только он умер. Как потом узнал Плутин, вместо того чтобы как все, мчаться к центру Млечного Пути, его потащили в сторону, туда где тьма Вселенной соприкасалось с вечной Тьмой. Постоянно умирая и снова оживая, Плутин, при свете звёзд, хорошо рассмотрел рожи демонов, которые, впрочем, не выражали ни одной эмоции, кроме смертельной тоски. Он сразу понял, что расспрашивать их не имеет смысла, так как они ничего не скажут и их задача доставить Плутина на место. И то спасибо, что догадались, когда он снова стал умирать, соорудить ему оболочку, иначе ему снова пришлось бы сдохнуть.
   Они двигались достаточно долго, хотя казалось, что топчутся на месте, так как никаких вех в окружающей темноте никто не поставил. Демоны по бокам только сопели и, кажется, дремали, но у Плутина желания убежать не возникало, так как без них его дни закончатся навечно замёрзшей сосулькой. Постепенно Плутин пришёл в себя и навёл порядок в своей голове, благо, что ему никто не мешал. После того, как Тимурион держала его в плену, у Плутина осталось ощущение какого-то долгого и тревожного сна, а когда его выдернули на поверхность планеты, то события разворачивались очень стремительно и не по его воле. Зачем и куда его волокут два урода по бокам, он не знал, но, рассматривая их уголовные рожи, предполагал, что их намерения вряд ли ему понравиться.
   Впереди что-то блеснуло, и Плутин увидел сияющую линию, пересекающую горизонт. Стоило её только рассмотреть, как перед ними остановились две фигуры: одна высокая и мощная, держащая в руке огненный меч и вторая, согнутая, точно горбатая, с таким же огромным световым мечом в руках.
   - Пропуск! - крикнул высокий и демон, которого Плутин знал, как Гаагтунгра, протянул к нему обнажённое запястье, на котором вспыхнула круглая печать. Высокий, взглянув на светящийся вензель на печати, угрожающе поднял меч и крикнул:
   - С вами должна быть женщина, а не мужчина.
   - Неувязочка вышла, эта идиотка поменяла пол, - усмехаясь и показывая на Плутина, сказал второй демон, по имени Веельзевул. "Какого черта!? Какая девушка?" - загоношился Плутин, но Гаагтунгр саданул его в бок и он обмяк.
   - Мы быстро превратим его в девушку, - заржал Веельзевул, а Плутин беспомощно подумал: "Всё! Попал в руки извращенцев!"
   - Проходите, - кивнул до сих пор молчавший горбатый, и сияющая линия пропала, точно открыли шлагбаум. Через некоторое время они приземлились на какое-то замшелое бревно, которое двинулась, как казалось Плутину, куда-то вниз. Неожиданно бревно вздрогнуло, точно упёрлось в какой-то берег и они остановились. Бревно сказало: - Приехали...
   Под ногами появилось чье-то лохматое лицо, и Плутин чуть не подпрыгнул от страха. Они слезли с говорящего бревна и снова отправились вниз. После этого они переходили в руки разных тварей, одна страшней другой. Вскоре его сопровождающие засуетились и принялись осматривать Плутина, чуть не сдувая с него пылинки. Такое поведение могло означать только одно - им предстоит встреча с каким-то начальством. Плутин, много лет работавший властелином, знал эту привычку подчинённых, поэтому сам приободрился и подобрался, чтобы быть готовым к тому, что его ждёт.
   В окружающей темноте замелькали какие-то тени и глаза Плутина, привыкшие к мраку, смогли различить бледные контуры мерзопакостных лиц, нарисовать которые мог художник находящийся в бреду. Стоило им увидеть Плутина, как они скалили свои пасти, показывая белеющие в темноте клыки, а глаза, точно призрачные фонари, хлопая ресницами, пугали своей сюрреальностью.
   Встречи с неизвестными тварями происходили всё чаще и чаще, точно они приближались к осиному гнезду. Когда Плутин оглянулся вокруг, то первое впечатление усилилось - впереди копошился огромный бесформенный рой. Гады, попадающие им на пути, становились всё злее и агрессивнее, косясь на Плутина, так что один из сопровождающих демонов, по имени Гаагтунгр, бил некоторым по роже своей огромной когтистой лапой. Демоны, получившие ласковое приветствие, с воем убирались с их пути, рассчитывая дать сдачу в другой, более удобный случай.
   Вскоре в работу включился второй сопровождающий, по имени Веельзевул, который усиленно раздавал тычки во все стороны, а вокруг горели сотни призрачных глаз, с вожделением глядя на Плутина. "Что они хотят?" - не понял Плутин, но через мгновение его осенило, и он покрылся холодным потом. "Я живой! А они хотят моей плоти!" - промелькнуло в голове Плутина, расставляя всё на свои места. "Меня тащат куда-то, чтобы сожрать!" - ужаснулся он, с опаской поглядывая на своих сопровождающих.
   Правда, их вид говорил о том, что Плутина жрать будет кто-то другой, более важный в этом мире. "Куда я попал? - снова подумал он и сразу сделал заключение: - Несомненно, я в Аду!" Перспектива попасть в желудок какого-то урода не очень радовала, но имелось одно мелкое утешение - когда его съедят, то он всё равно соберётся в Плутина, так как его тело долго находилось в димензиальной оболочке. Процедура воскрешения не очень приятная, но что делать, когда окружающий мир такой кровожадный. Ему удалось выжить на острове Харома среди дикарей, так почему бы не выжить в Аду? Немного успокоенный последними размышлениями, Плутин покорился судьбе и стал ожидать встречу с предполагаемым гурманом. Так как роение мерзких тварей становилось всё интенсивнее, то стоило предположить, что цель близка.
   Неожиданно, в окружающей толкучке появилось огромное открытое место шарообразной формы, ощетинившееся во все стороны ужасными монстрами, которые, вероятно, охраняли внутреннее пространство шара. Они без церемоний хватали любого, приблизившегося к ним и рвали на куски. Последний неудачник, которого случайно, а, может, специально, толкнули в сторону шара, оказался в шестируких объятьях твари с мордой крокодила, которая откусила несчастному голову, а тело бросила в толпу. Его тут же разорвали и сожрали, с вожделением высматривая следующую жертву.
   Гаагтунгр приблизился к шестирукому и, усиленно жестикулируя, что-то ему объяснил, а потом махнул рукой Веельзевулу, который потянул за собой капсулу с Плутиным. В середине шарообразного пространства одиноко висела тёмная туча, обволакивая то, что находилось внутри. Согнувшись пополам и не поднимая глаз, Гаагтунгр плыл к тёмной туче. Веельзевул следовал за ним, крепко удерживая аморфную капсулу, в которой находился Плутин. Внимательно рассматривая тёмный силуэт внутри тёмной тучи, Плутин подумал: "Так вот ты какой, самый главный!" Он перестал бояться и с некоторой фамильярностью думал о том, как будет разговаривать с тем, кто хочет его скушать. Электрический удар по мозгам быстро вырубил сознание, но громкий голос внутри Плутина его сразу отрезвил:
   - Ты кто?
   - Я Плутин, - скромно ответил бывший властелин Многороссии и Тартии.
   - Ты ничто и имя твоё никто, - прогремел голос, но Плутин не осмелился поднять глаза, чтобы рассмотреть говорившего. Внезапно по голове Плутина кто-то прошёлся граблями, выдирая из неё всё, вместе с мусором, накопившимся за столько лет.
   - Он же пустой! - разочарованно сказал голос и Плутин подумал, что его минуты сочтены, но говоривший продолжил: - Найдите мне рубин! Если будет нужно, я пошлю вам Лилит. Иначе ...
   Последнее слово, произнесённое начальником, заставило задрожать руку Гаагтунгра, которая крепко сжимала Плутина. Не мешкая, Гаагтунгр тут же потащил Плутина назад, и он мельком увидел бледное, худое лицо, окаймлённое иссиня-черными кудрявыми волосами, из которых торчали огромные красные рога. Когда они выбрались из муравейника, который окружал начальника, Плутин осмелился спросить: - Кто это был? - на что получил крепкий тычок от расслабившегося Гаагтунгра, который соизволил просветить:
   - Сатанаил, повелитель Тьмы!
   Имя, произнесённое Гаагтунгром с благоговейным почтением, не впечатлило Плутина, но радовало то, что его не съели. Ни на первое, ни на второе, а компот из его жидкой крови вообще никакой. Оставалось непонятным, о каком рубине идёт речь, и каким боком в этом деле Плутин. В памяти всплыли рубины кремлёвских звезд, сделанные из золотого стекла, но вряд ли они нужны Сатанаилу.
   Его, таким же образом, как и раньше, потащили в какую-то даль, причём в сторону далёкого света. На фоне дальнего огонька впереди виднелось множество каких-то тёмных шаров, которые, по мере движения к ним, вырастали в размерах, пока один из них не стал перекрывать всё пространство впереди. В темноте, их окружающей, Плутин видел границу шара, которая, когда они приблизились, оказалась совсем нечёткой. Когда они её пересекли, то Плутин ощутил заметное сотрясение, неизвестно чем спровоцированное. Внутренности шара оказались похожи на звёздное небо, только звёзды выглядели как-то расплывчато, словно сквозь туман. Скорость движения нарастала, а звезды, при приближении, оказались вовсе не звёздами, а галактиками. От бесконечного полёта у Плутина замелькало в глазах, и он заснул, повиснув в коконе, в котором его транспортировали.
   "Впереди, по улице, идёт черноокая девочка с косичками. Она одета в красное платье, посыпанное белым горошком, отчего девочка кажется нарядной и недоступной. Платов прячется вдоль заборов, заросших вереском, и, как разведчик, незаметно передвигается на другую сторону улицы, где скрывается за старой оливой. Девушка оборачивается и не видит Платова, но всё равно на её лице возникает недовольное выражение. Она прибавляет ходу, отчего Платову приходится торопиться, так как поспеть за ней, скрываясь, не удаётся. Они проходят мимо старого большой храма Успения Пресвятой Богородицы с бочкообразной башней круглой колокольни, за которым удобно прятаться.
   По крутому спуску девочка спускается к огородам и виноградникам, мимо которых направляется к изгибу реки Мтквари. Платов бросает взгляд на зеленеющие горы за рекой и спускается следом за девочкой, пытаясь не шелестеть кустами. Когда он добирается до Мтквари, девочка уже снимает платье и бережно кладёт его на гальку. Платов скользнул ужом в сторону и из-за кустов смотрит на худенькую фигуру девочки, которая с визгом прыгает в холодную воду и через минуту возвращается на берег. Она отжимает косы, а на её длинных ресницах блестят мелкие капли воды, отражая в себе солнце, отчего лицо девочки кажется таинственным и отрешённым.
   - Не смотри на меня! - кричит девочка, резко обернувшись назад, и её лицо изображает брезгливую мину. Девочку звать Марико и она живёт на соседней улице недалеко от дома Платова. Её имя, произнесённое в уме, звучит соблазнительно и загадочно. Она натягивает на мокрое тело свое красное платье в белый горошек, которое липнет и сопротивляется её движениям.
   - Отстань, черт! - кричит она и в голосе столько злости, что Платов поворачивается и идёт вдоль берега. "Сама ты, черт!" - шепчет он про себя, а фантазия рисует картины укрощения строптивой. Платов машинально берёт гальку и швыряет её в сторону Марико. Злость немного остыла, и он снова оборачивается, чтобы увидеть девочку, но Марико не видно. Приглядевшись, Платов заметил парусиновые белые тапочки на ногах, которые торчали из-за кустов. "Что она там делает, загорает?" - отчего-то тревожно подумал Платов и медленными шажками, с длительными остановками, возвратился назад. Ноги всё так же тревожно торчат из-за кустов, а в душу заползла неясная тоскливая жуть. Пересиливая себя, Платов обходит кусты и видит, что голова Марико лежит у самой воды, а её руки нелепо раскинуты в стороны. Волна сбивает у берега красную муть, а Платов с ужасом замечает, что из-под головы Марико течёт тонкая алая струйка. Она пробирается между камнями, а потом погружается в воду, едва смешиваясь с ней. Тело Платова деревенеет, отчего он не может пошевелиться, а безотчётный страх парализует душу и только одна мысль, бьётся как муха об стекло: "Бежать!" Он отворачивает лицо, чтобы не видеть, но ватные ноги не желают увести его от этого жуткого места. Несмотря на то, что домой совсем не хочется, Платов понимает, что это единственное место, где он может укрыться.
   Краем глаза Платов замечает что-то красное, блеснувшее возле головы Марико, что он принимает за кровь, но это не кровь, а какая-то стекляшка, сверкающая на солнце. Интрига отогнала страх, и он наклонился, стараясь не смотреть Марико в лицо. На кожаном ремешке висит какая-то стекляшка, похожая на сердце и Платов невольно тянет руку, чтобы схватить этот предмет. Зажав его в руке, Платов обретает способность соображать и первая мысль его успокаивает: "Никто не видел!" Оглянувшись, он убеждается в своей правоте и это придаёт ему уверенности. Он быстро шагает от берега, как разведчик, перебегая от куста к кусту, и это его ещё больше успокаивает, а голова начинает соображать. Его никто не видел, а если и видели, то он скажет, что испугался, так как Марико, поскользнулась на осклизлом камне и ударилась головой. За это никто корить не станет, разве что посчитают трусом. "Пускай, - подумал Платов, - разведчикам приходится терпеть и не такое".
   Деревня встретила его полуденной пустотой, что его, как разведчика, вполне устраивало. Только огромное здание церкви Успения Пресвятой Богородицы напомнило ему о Марико, и он внимательно оглянулся вокруг, чтобы не встретить отца Кирилла. Платову казалось, что батюшка сразу спросит: "Где моя дочь?" - и от этого Платов снова потерял спокойствие. Кожу на правой ладошке, в которой он держал красное сердце, отчего-то стянуло, и он наклонил голову, чтобы снова взглянуть на находку. Увиденное его ужаснуло - вся ладошка была в крови, словно стеклянное сердце кровоточило. Сердце Платова чуть не выскочило из груди, и он прижался к стене храма, оглядываясь вокруг. Теряя сознание, он выпустил из ладошки опасную улику. Когда он пришёл в себя, никого вокруг не было, а на земле он не заметил никакого сердечка. Со всех сил Платов рванул домой, чтобы забиться где-нибудь в углу. Сосед Мамуко, некстати встретивший Платова, увидел его побелевшее лицо и ехидно промолвил:
   - Опять нашкодил, - на что Платов никак не реагировал, а побежал домой. Увидев висящий во дворе рукомойник, он долго мылил свои руки, пока не закончилась вода. Хорошо, что отчима, Гиорги, дома не оказалось, иначе бы снова отодрал ни за что. Сестра Софико, страшная ябеда, только его увидела, тут же сообщила матери, что он пришёл домой. Мать, перебирая бобы в миске, отрешённо сказала:
   - Подвяжи виноград, Гиорги наказал.
   Она всегда, разговаривая с Платовым об отчиме, называя его не иначе как Гиорги и никогда - отцом. Его родной отец, Платон Привалов, остался в Перми, но, насколько Платов помнил, всегда его любил, в отличие от матери. Помня имя отца, в школе он назвал себя Платовым, за что дома получил от обозлённого Гиорги ремня. Эта фамилия так и прижилась на улице, в отличие от фамилии матери, которую он носил официально.
   Платов поплёлся на длинный виноградник, спускающийся чуть ли не до берегов Мтквари, где теснились ряды разросшегося винограда. Его всегда заставляли работать на винограднике и эта работа, вдали от всех, настраивала Платова на раздумья, в которых он запоминал, каждый обидный жест или слово в отношении себя, чтобы потом, когда вырастет, последовательно и без эмоций отомстить обидчикам. Эмоции непозволительны, для людей с железным характером, которым обладали разведчики, а Платов всегда считал себя одним из них. Рассматривая на экране старого полотнища кадры из фильмов о разведчиках, Платов не слышал треск плёнки на передвижке, а запоминал каждое слово, сказано бесстрашными героями, изучая их стиль поведения. Тень, упавшая на него, заставила обернуться, и он увидел отчима, немного навеселе.
   - Сосед Мамука сказал, что ты бегал на берег Мтквари, - произнёс грозным голосом Гиорги и спросил:
   - Ты ничего не видел?
   Платов поднял голову и упёрся взглядом в Гиорги, который, не выдержав, дал подзатыльник:
   - Я с тобой разговариваю.
   Платов опустил голову вниз и пробормотал:
   - Я ничего не знаю...
   - Марико Кураури упала на берегу и разбилась, - произнёс Гиорги и задумчиво добавил: - Если что знаешь - скажи.
   Может быть, экзекуция могла иметь продолжение, но внимание Гиорги привлекли двое мужчин в милицейской форме, синих галифе и хромовых сапогах. Сапоги милиционеров покрывал слой пыли, видимо, они приехали издалека. Один из них, не спрашивая, шагал к ним, что не понравилось отчиму, который собирался одёрнуть незнакомца, но тот его опередил:
   - Значит, не знаешь, - приседая перед Платовым, спросил он, словно слышал предыдущие слова Платова. Он заглянул мальчику в глаза и произнёс: - А девочка погибла...
   - Я забираю его, - сообщил он, сунув в руки Гиорги какой-то документ. Видимо, документ произвёл впечатление на Гиорги, так как он вытянулся, словно в строю, и только спросил: - Он вернётся?
   - Нет! - отрезал милиционер, а Гиорги обрадовался - он давно хотел сплавить пасынка в чужие руки. Платов не очень огорчился, так как не считал деревню Метехи раем на земле, особенно со своим отчимом. Платова повели вдоль улицы, а за углом он увидел газик, в который его усадили на заднее сидение, а сами сели по бокам".
   Когда Плутин проснулся, то сразу забыл о том, что ему приснилось, так как закричал от перепуга. Он с огромной скоростью падал на величественную спиральную галактику, развернувшуюся внизу. Впрочем, боялся Плутин напрасно, так как его по-прежнему держали Гаагтунгр и Веельзевул. Оказалось, что не падали, а двигались к одному из рукавов на окраине галактики. Плутин не был силён в астрономии, но полагал, что это родная галактика Млечный путь, а они направляются в солнечную систему. Когда приблизились к планете, то Плутин сразу её узнал и обрадовался - чтобы его съесть, нет нужды возвращаться на Землю.
   Плутин отчётливо видел Чёрное и Каспийское море, а они опускались посередине, в долину между грядами гор, где виляла река Мтквари. Грузия вызывала в памяти Плутина не самые лучшие ассоциации, и он предпочёл бы приземлиться в другом месте, но его лишили права выбора, так же, как и свободы. Оставалось узнать, что от него хотят.
   Они приземлились недалеко от здания облупившейся церкви. Плутин вздохнул полной грудью воздух Земли, и он показался ему таким необычно резким и густо пахнущим, что голова пошла кругом. Гаагтунгр натянул на себя суконную гимнастёрку с иголочки, и тёмно-синие бриджи, заправленные в хромовые сапоги. Приглядевшись, Плутин определил, что Гаагтунгр одет в довоенную форму капитана НКВД, а его рога прикрывала синяя фуражка с красным околышем. Веельзевул, как подчинённый, натянул на себя форму лейтенанта НКВД. Плутина никто не переодевал и он так и остался в просторной одежде властелина Тартии.
   Они блуждали несколько минут, пока не остановились возле одного дома, где какой-то грузин отчитывал какого-то мальчика. Гаагтунгр слушал пару минут их разговор, а потом присел перед мальчиком и спросил: - Значит, не знаешь?
   Мальчик отрицательно замахал головой, а Гаагтунгр шарил в его голове, но мальчик, видимо от страха, закрылся, и демон не смог ничего прочитать в его памяти.
   - А девочка погибла... - подытожил Гаагтунгр и поднялся.
   - Я забираю его, - сообщил он грузину, сунув ему под нос какой-то документ. Грузин документ не смотрел, а форма Гаагтунгр и Веельзевула его пугала, поэтому он только спросил: - Он вернётся?
   - Нет! - отрезал Гаагтунгр, а грузин, отчего-то, обрадовался. Плутин, как лицо постороннее, не стал его расспрашивать о том, что его не касалось. Гаагтунгр и Веельзевул взяли мальчика за руки, и повели его к церкви, туда, где они приземлились. Плутин шёл в стороне, не понимая, зачем этим демонам мальчик, а, тем более, он сам. По дороге, как ни странно, им никто не встретился, словно деревня вымерла.
   Вероятно, людей пугала форма Гаагтунгра и Веельзевула. Бросив взгляд на Веельзевула, Плутин заметил, что его лица приобрело черты черепа, оставив красными только уши, а у Гаагтунгра один рог вылез из-под фуражки, и показались клыки. У мальчика побелело лицо, как извёстка, и Плутин подумал, что он скоро вырубится.
   - Сторожи его здесь, - сказал Гаагтунгр, и Плутин остался с мальчиком, а демоны отправились в церковь. "Странно, - подумал Плутин, - демоны не могут находиться в церкви". Вероятно, его познания в вере оказались ложными, так как Гаагтунгр, вместе с Веельзевулом, скрылись за дверью богоугодного заведения.
   - Как тебя звать, мальчик? - спросил Плутин, когда его конвоиры скрылись в дверях церкви, и ребёнок робко ответил: - Вовка.
   - Мы с тобой тёзки, Вовка, - приободрил его Плутин, но, глянув на старые и драные штаны, понял, что опоздал - Вовка уже обоссался.
   - У тебя есть другие брюки? - спросил Плутин, жалея мальчика, но тот отрицательно замахал головой, краснея от стыда. На улице стояла жара, и Плутин подумал, что брюки быстро высохнут. Несмотря на то, что он никогда не отличался сочувствием к другим, Плутин жалел Вовку и принялся расспрашивать его о жизни. Оказалось, что грузин, который отчитывал мальчика, приходится отчимом Вовке, и, несмотря на то, что его мама жива, тёзке приходится несладко.
   - О какой девочке тебя спрашивали? - спросил Плутин, но мальчик напрягся и сказал: - Я ничего не знаю.
   Плутин не стал настаивать, так как понял, что сейчас перепуганный Вовка ничего не расскажет. К тому же его расспросы не могли продолжаться, так как вместе с Веельзевулом возвратился Гаагтунгр. Его глаза кровоточили, а пасть и грудь начальника алела свежей кровью. Морду Веельзевула покрывали кровавые полосы, и Вовка вторично описался, а потом отрубился. Плутин не знал, что хотели узнать у Вовки, но таким способом, как сейчас, демоны только уморят его до смерти. "Что у них там случилось?" - подумал Плутин, глядя на их морды, пылающие злобой и разодранные кителя. Если бы Плутин пошёл с ними, то знал бы, что в церкви, под руководством регента, пели многоголосье, а в ризнице за маленьким столиком сидел отец Кирилл. Он надел на голову шапку, чтобы не слышать нестройный хор и погрузился в чтение старой книги, писанной на греческом языке, в которой, как он считал, описывается божественная суть рубина. Демоны в форме энкаведистов, появившись в церкви, поразили воображение певцов, которые совсем сбились с такта и регент строго постучал палочкой по пюпитру, требуя, чтобы певцы сосредоточились. Гаагтунгр, не обращая внимания на поющих, понюхал носом воздух и отправился в ризницу. Веельзевул, увидев отца Кирилла, с удовольствием ударил его по башке, отчего последний свалился со стула. Гаагтунгр хотел врезать Веельзевулу, который полез впереди паровоза, но сдержался и плеснул на батюшку из кувшина, стоящего на столе. Когда Кирилл очнулся, Гаагтунгр снял с него шапку, смягчившую удар Веельзевула, схватил его за волосы и спросил: - Куда ты девал рубин?
   Батюшка оказался не из робких и, твёрдо глядя прямо глаза Гаагтунгра, произнёс: - Вам не видеть его, твари адские!
   - Ты хочешь закончить, как твоя дочь? - с угрозой спросил Гаагтунгр.
   - Что вы сделали с девочкой? - спросил отец Кирилл, тревожно нахмурив брови. Гаагтунгр с наслаждением наблюдал за его реакцией и подумал, что стоит сказать святоше, что его дочь жива и её отдадут в обмен на рубин, но Веельзевул, некстати, самодовольно ляпнул:
   - Мы её убили и тебя убьём!
   Гаагтунгр, услышав сказанное, от злости и возмущения заехал когтистой лапой по роже Веельзевула, а отец Кирилл, узнав о смерти дочери, воскликнул, возведя руки вверх: - Боже! Разве она не стоила твоего камня милосердия?
   В отчаянии он сунул пальцы прямо в глаза демону, пытаясь их выдрать или раздавить. Гаагтунгр взревел от боли и, раскрыв свою пасть, вцепился в горло отца Кирилла.
   Запах хлынувшей крови одурманил Гаагтунгра, и он принялся хлебать её, забыв обо всём на свете. Веельзевул, возмущённый тем, что получил по морде, а начальник на халяву сосёт кровь, запусти в его спину свои когти. Гаагтунгр вновь взревел и, оставив безжизненную и обезображенную жертву, накинулся на Веельзевула. Они наносили друг другу удары, прыгая по ризнице и переворачивая атрибуты веры. Веельзевул схватил высокий деревянный крест на подставке, стоящий на столе, и принялся им молотить Гаагтунгра, который от этого совсем озверел. Он схватил сундук с церковной утварью и обрушил его на голову Веельзевула.
   После того, как они побутузили друг друга, Гаагтунгр собрался с мыслями и принялся за поиски Рубина Милосердия. Они перебрали всё до последней соринки, но никакого рубина не нашли. Не успокоившись, они перевернули всю церковь, перепугав и регента и поющих мирян, которые с криками высыпали на улицу и разбежались по домам, от греха подальше. Удручённые неудачей, они вернулись к Плутину, и Гаагтунгр тут же накинулся на Вовку Платова: - Куда ты девался рубин?
   Мальчик, увидев их гнусные морды в крови, подумал, что эти твари его сожрут, и отрубился, свалившись в пыльную траву.
   - Вы его угробите, прежде чем что-либо узнаете, - сказал Плутин, похлопывая мальчика по щекам, и спросил:
   - Может, просветите меня, что вы хотите от него узнать?
   - Спроси у себя, где рубин, - хмуро сказал Гаагтунгр, собираясь перед этим дать по морде и Плутину. Впрочем, демон сейчас же передумал, так как его действия не дали никаких результатов и, вероятно, без бывшего властелина не обойтись.
   - Спросил, - развеселился Плутин.
   - Где рубин? - сказал Гаагтунгр.
   - Не знаю, - совсем весело сказал Плутин, и Гаагтунгру вновь захотелось ему вмазать, но бывший властелин спросил: - Может, вы мне объясните, как в этом замешан я и этот ребёнок.
   У Гаагтунгра вновь зачесались лапы, но он набрался терпения и бить Плутина не стал, а непоследовательно и путано объяснил, что они вернулись в прошлое время и мальчик - будущий Плутин. Мальчик должен знать, куда девался рубин, так как тёрся возле девочки, которую звать Марико. Она дочь отца Кирилла, в миру Арчила Кураури.
   - Марико Кураури? - воскликнул Плутин и на него нахлынули воспоминания.
   - Вспомнил? Говори, где рубин? - обрадовался Гаагтунгр.
   - Девочку вспомнил, а о рубине я ничего не знаю - полный провал, - сказал Плутин и подумал, что Сатанаил, с его возможностями, давно проверил его голову, но вероятно, ничего не нашёл, отчего отправил их в прошлое, чтобы они присутствовали при исчезновении рубина, который с пафосом назывался "Рубин Милосердия".
   - Спроси у себя, - снова напомнил Гаагтунгр и Плутин с интересом посмотрел на пришедшего в сознание Вовку. "Вон я какой!" - с некоторой нежностью подумал Плутин, рассматривая мальчика, и даже мокрые штаны Вовки его не смущали.
   - Ты меня не бойся, - сказал Плутин, снимая со своих плеч накинутый плащ.
   - Снимай штаны, - приказал Плутин и Вовка послушно снял свои рваные портки, думая, что его будут пороть хворостиной. Плутин выбросил штаны в кусты и накинул на Вовку свой плащ, который подобрал и перевязал ремнём. Посмотрев на мальчика, Плутин остался доволен его видом и взял его за руку.
   - Мы уходим отсюда, - сказал он и Гаагтунгр понял, что начальство поменялось. Так как ему был приказ, делать то, что скажет Плутин, то он не очень то сопротивлялся, потому что весь гнев Сатанаила, в случае неудачи, обрушиться на этого человечка. Что же касается Плутина, то он знал судьбу маленького Вовки и знал, что нужно делать.
   - Мы едем в Пермь, - сообщил он и Гаагтунгр кивнул головой в знак согласия. Не мешкая, они отправились в сторону моста через реку Мтквари и через полчаса оказались на железнодорожной станции Метехи. На вопрос Плутина о деньгах, Гаагтунгр вытащил из кармана пару мятых пачек пятирублёвых купюр и отдал ему. Плутин приобрёл билеты до Адлера, откуда собирался отправиться в Пермь. У торговок на вокзале Плутин купил с десяток палочек чурчхелы37 и несколько лепёшек хачапури38. Вовка с вожделением смотрел на еду и Плутин, присев на лавке, накормил пацана и закусил сам. Веельзевул и Гаагтунгр в пищи не нуждались, и могли, разве что, напиться крови невинных душ.
   - Так-то лучше, - сказал Плутин и Вовка, запихивая в рот лепёшку, впервые за день улыбнулся.
   - Я тебя научу, как дальше жить и скоро ты станешь самым грозным правителем Земли, - сказал Плутин, но Вовка, несмотря на то, что дядя ему нравился, не поверил его словам.
   - Какой сейчас год? - спросил Плутин и Вовка удивлённо ответил: - Тысяча девятьсот пятьдесят девятый.
   - В будущем сентябре пойдёшь в первый класс, - пообещал Плутин, а Вовка ещё больше удивился и сказал: - Дядя, осенью я пойду в третий класс.
   - Тебе, дружок, снова придётся пойти в первый класс, - сообщил Плутин, а Вовка, понимая, что хорошего дядю лучше слушать, вынуждено согласился.
   Вскоре прибыл электропоезд Ереван-Масква, и они забрались в купейный вагон, так как ехать в плацкартном, вместе с Гаагтунгром и Веельзевулом, чревато опасностью для пассажиров, а скандала Плутин не желал. Проводница, проверив билеты, с недоумением смотрела на двух милиционеров в странной форме, у которых морды носили следы драки. Она подумала, что это артисты, которые снимаются в кино. Вовка, в просторном и дорогом халате Плутина, с завёрнутыми полами, тоже вписывался в данную концепцию. Скромный Плутин сразу понравился проводнице, так как он смахивал на какого-то известного артиста, чью фамилию она не помнила. Он сразу заказал четыре чая и всё, что имеется из еды, отчего проводница сразу его полюбила и подумала: "Вот что значит, культурные люди, не то что голь перекатная".
   Поезд тронулся, а продавцы, продававшие Плутину еду, вместо денег в кармане, с удивлением обнаружили там прелые листья. Когда слух распространился по всей небольшой станции, кассирша Манана, на всякий случай, тоже заглянула в кассу и с ужасом увидела, что её, как и всех, обманули. Так как на поезд покупали билеты только три пассажира с мальчиком, то она не сомневалась, кто это сделал. Пока виновные в подлоге денег баловались печеньем, запивая его чаем, вагонное радио восторженно рассказало о Кубе и великом революционере Фиделе Кастро. Ведущий добросовестно поругал американских империалистов и тут же сообщили свежую новость о том, что в той же Америке разрабатывают первый рубиновый лазер. Данное сообщение так взволновало Гаагтунгра, что он тут же вскочил и сообщил о намерении ехать в Америку. Плутин убедил его, что у американцев рубин не тот, хотя и сам не знал, как выглядит этот камень. Как рассказывал Гаагтунгр, этот рубин принадлежал монахам-госпитальерам, а как они оказались в Метехи и при чём здесь Марико Кураури и её отец, придётся выяснять. Правда, Марико кто-то убил, а её отца, Арчила Кураури, разорвал идиот Гаагтунгр. Плутин покосился на сидящего напротив демона, проверяя его димензиальные возможности чтения мыслей.
   Ничего подозрительного в его отстраненном лице Плутин не обнаружил, к тому же Гаагтунгр неожиданно поднялся и вышел в коридор, закрыв за собой дверь. "Куда он?" - насторожился Плутин, но потом успокоился - ещё не хватало присматривать за демонами. Он повернулся к Вовке, чтобы попытаться расспросить его о рубине, но тот прислонился к стенке и спал. Плутин оставил его в покое и задумался о том, откуда известно, что Вовка что-либо знает. Если бы Вовка что-то знал, то об этом знал бы и он, но своё исчезновение из Метехи Плутин совсем не помнил. В любом случае, Вовку следует отправить в Пермь, иначе незапланированные репликации грозят исчезновением его, Плутина.
   "Может, Сатанаил так и задумал?" - подумал Плутин и покрылся холодным потом. В купе было душно, и Плутин вышел в коридор, оставив дремавшего Веельзевула и сонного Вовку. В открытое окно дул свежий ветерок и Плутин высунул голову, подставляя её под встречный поток, который бодрил и выдувал дурные мысли. В купе проводницы, находящемся через одну дверь, что-то подозрительно грохнуло, и Плутин насторожился. "Гаагтунгр! Он её убьёт!" - подумал Плутин, смирившись с неизбежным скандалом.
   Подойдя к двери, он прислушался, а когда услышал крики проводницы - успокоился: от секса никто не умирал. Через некоторое время Плутину надоело, и он зашёл в купе. Забравшись на вторую полку, он заснул, выбросив из головы все страхи.
   В Адлере их уже ждали.
   Проводница вагона, провожая Гаагтунгра, не выражала никаких эмоций и ходила, как зомби, несмотря на то, что провела с ним всё время, забывая о своих обязанностях. Такое холодное отношение объяснилось тогда, когда Гаагтунгр сообщил Веельзевулу, что забрал у неё душу. Покинув перрон, они сразу направились в кассу, чтобы не пропустить поезд Адлер-Пермь. Купив билеты, они вышли на улицу, чтобы не сидеть в душном вокзале. Вход подпирали две высокие колонны, а по бокам ступенек, ведущих к площади перед вокзалом, стояли две каплеобразные вазы с какими-то зелёными хвостиками. Молоденькие пальмы вдоль фасада вокзала едва прикрывали огромные окна с полукруглым верхом и полоскали на ветру свои листья, радуя глаз сочной зеленью.
   Словно по команде, с двух сторон подъехали пару газиков, из которых выскочили несколько милиционеров. Они сразу свалили Плутина, прижав его к грязному асфальту, а на демонах повисли гроздьями на каждой руке. К удивлению Плутина, Гаагтунгр ничего не предпринял, а стоял, замерев на месте. Веельзевул, наблюдая за действиями своего начальника, решил последовать его примеру и с интересом рассматривал доставшихся ему милиционеров на предмет отнятия душ. Так как милиционеры не могли сдвинуть демонов, то две застывшие группы потели, изображая из себя памятник двух Лаокоонов с сыновьями, борющихся со змеями. Случайный пассажир поверил в скульптурную композицию и принялся её фотографировать. Он немедленно был арестован и уложен на горячий асфальт, что послужило для милиционеров некоторым утешением. Плутин, придавленный к земле, решил прояснить данную коллизию и спросил: - Возможно, вы скажете, за что нас задержали? - на что придавивший его милиционер сообщил: - Вы опасные преступники, использующие гипноз для обмана своих жертв.
   Видимо, милиционер начитался газет, и Плутину вряд ли его разубедить. В случае применения оружия демонам ничего не будет, а вот его и Вовку могут пристрелить. Если застрелят его, Плутина, то он потом оживёт, а для Вовки пуля смертельная и может возникнуть незапланированная репликация, а, ещё хуже, нагрянут Хранители.
   - Давайте поедем в отделение милиции и спокойно во всём разберёмся, - предложил Плутин. Милиционеры, уже не чаявшие арестовать преступников, легко согласились. Демоны сели на задние сидения в газики, а Плутин и Вовка на передние, рядом с шоферами, так что для остальных милиционеров места в автомобилях не осталось. Это их обескуражило, в особенности молодого лейтенанта Анчабадзе, который хотел лично арестовать шайку преступников. В итоге лейтенант сел за руль переднего автомобиля, а остальные милиционеры, построившись в колонну, отправились в участок пешком.
   По приезде в отделение их отправили в камеру, и Плутин рекомендовал Гаагтунгру не сопротивляться, так как их поезд отправлялся только вечером и времени у них достаточно. Как самого вменяемого, Плутина первого пригласили на допрос.
   - Кто такие и куда едете? - спросил лейтенант с орлиным носом, собираясь получить за операцию захвата банды не меньше, чем Героя Советского Союза.
   Плутин объяснил, что он доктор и везёт в Пермскую психиатрическую больницу двух сбежавших пациентов.
   - Кем вам приходится мальчик, - спросил немного разочарованный лейтенант.
   - Мой сын, - ответил Плутин, а лейтенант понял, что дело на орден не тянет. Гаагтунгр и Веельзевул своим дебильным видом и милицейскими костюмами сороковых годов очень походили на пациентов психбольницы, так что за задержание не дадут даже медали, а то и выговор можно схлопотать.
   - У вас в паспорте сын не записан, - сообщил бдительный сержант, разглядывая документ Плутина, слепленный Гаагтунгром. Лейтенант Анчабадзе немного оживился и крикнул сержанту: - Приведи сюда пацана.
   Когда привели Вовку, лейтенант прищурился и спросил: - Кем приходится тебе дядя?
   - Это мой папа, - сказал Вовка и по улыбке Плутина понял, что сказал правильно.
   - Что же вы ребёнка на поимку сумасшедших берёте? - укоризненно спросил лейтенант Анчабадзе, понимая, что задержанных придётся отпускать.
   - Он море хотел увидеть, - произнёс Плутин, а лейтенант Анчабадзе одобрительно цокнул языком: - Да, море у нас замечательное.
   Он задумчиво держал паспорт Плутина, а потом сказал: - Покажите ваши деньги.
   Плутин вытащил начатую пачку и протянул их лейтенанту. Тот долго разглядывал пятёрки на просвет, но ничего не заметил. Взяв одну купюру, он сообщил:
   - Отправлю на экспертизу.
   - Берите ещё, нам хватит, - улыбаясь, сказал Плутин, но лейтенант нахмурил брови: - Одной купюры достаточно.
   Покинув отделение милиции, Плутин потянул всех на пляж. Гаагтунгру и Веельзевулу пляж до лампочки, а вот Вовку он хотел побаловать - когда ещё мальчишка увидит море. Солнце демоны не любили и устроились возле пивной бочки под зонтиком, где жлуктили пиво без меры, рассчитываясь фальшивыми пятёрками. Пока Вовка купался под присмотром демонов, Плутин сходил в магазин и купил ему простой хлопчатобумажный костюм и рубашку, а на ноги сандалии. Для себя бывший властелин купил стандартный костюм советского гражданина, а на голову водрузил белую шляпу. Тут же, на пляже, Вовка примерял костюм и, несмотря на жару, не захотел его снимать.
   Когда наступил вечер, Вовка весь сиял, так как никогда в жизни не был таким счастливым. Демоны, Гаагтунгр и Веельзевул, в животах которых болтались, по крайней мере, по полусотне кружек пива, тоже чувствовали себя весьма приятно, и только Плутин с грустью думал, что за эти светлые минуты придётся расплачиваться кровью. Он подумал, что такой момент как раз подходящий для того, чтобы узнать то, что скрывает Вовка, но не осмелился омрачать такой день, который он помнил всю свою жизнь.
   Поезд отходил с третьего пути, и вагон заполнили сибиряки, возвращающиеся домой, спускающие свои северные на таком далёком и тёплом юге. Вместо того чтобы зайти в душные купе, все тусовались в коридоре, где все окна открыли для лёгкого ветерка. Поезд тронулся, и в купе стало немного прохладней. Все торчали в коридоре, наблюдая за заходящим солнцем, которое собиралось окунуться в море перед сном. Только тогда, когда прибыли в Туапсе, пассажиры разбрелись по каютам. Гаагтунгр, вместе с Веельзевулом, ещё раньше завалились на нижние полки и храпели, а Вовка и Плутин забрались на верхние места. Вагон успокоился, сморённый суетой и свет пригасили, чтобы не мешать пассажирам.
   Вот тогда появился он. Плутина поразило его лицо. Казалось, что это лицо мумии. Оно явно относилось к арабскому типу, только странного цвета - оттенка пергамента. Он стоял в проёме дверей, освещённый из коридора. Его приталенная одежда не скрывала тренированное тело, а, скорее, оттеняла его совершенство. Совсем неожиданно для Плутина, в руках незнакомца появилась сабля, которую Плутин не успел рассмотреть, так как она, легко и точно отделила его голову от тела. Дальнейшего Плутин не видел, так как голова скатилась под стол, а незнакомец махнул саблей по Гаагтунгру, располосовав его от плеча до паха. Проснувшийся Веельзевул, взмахнув кулаком, целился в голову незнакомца, но промахнулся и пробил перегородку в коридор, а незнакомец, не мешкая, отрубил эту руку. Точно так же он сделал и со второй рукой Веельзевула, которая хотела схватить его за шею. Безрукий демон открыл пасть, обнажая клыки и оглашая вагон криком, но незнакомец отрубил ему голову, которая, так же, как и Плутина, покатилась под стол. Вовка пронзительно закричал, а Гаагтунгр, волоча за собой вывалившиеся внутренности, протянул обе руки к горлу незнакомца, но тот и ему ловко отрубил голову. Вовка онемел от страха, а незнакомец, зажав ему рот, потащил его по проходу, в направлении тамбура.
   - Кончайте беситься, не то вызовем милицию! - очень кстати раздалось из одного купе и на этом все успокоились, так как в вагоне наступила тишина. Димензиальное тело Плутина потянулось к своей голове, отчего свалилось с полки в проход. Точно так же поступили тела демонов, разыскивая свои головы. В результате данных действий, в проходе нагромоздилась непонятная куча.
   Постепенно димензиальные тела нашли отсутствующие части и образовались три тела: Плутина, Гаагтунгра и Веельзевула. Правда, вышла неувязка, так как голова Плутина прилепилась на тело Веельзевула, а голова последнего присосалась к телу Плутина.
   - Потом разберётесь, - остановил попытку обмена Гаагтунгр, и они отправились на поиски Вовки. Правда, поиски в самом начале оказались в тупике. Возможно, что нападавший, покинул поезд и тогда искать его по вагонам бессмысленно. К тому же, все каюты были закрыты и люди спали, что тоже затрудняло поиски. Следовало также знать, зачем похитителю Вовка, так как от этого зависело, что он будет делать. Стоило предположить, что за тем же, что и Сатанаилу - узнать, куда девался рубин.
   "А куда он может деваться?" - рассуждал Плутин. С новым телом ему думалось лучше, к тому же тело обладало немыслимыми возможности, и Плутин посчитал, что ему не стоит спешить меняться с Веельзевулом. "Возможно, что Вовка кое-что знает?" - подумал Плутин и понял, что они поспешили покинуть деревню Метехи. "Устрою Вовке нормальную жизнь, а потом он сам мне всё расскажет!" - рассуждал Плутин, совсем не собираясь посвящать в это Гаагтунгра и Веельзевула. Они разделились: Гаагтунгр отправился в одну сторону поезда, а Веельзевул и Плутин в другую.
   Когда Плутин и Веельзевула прошли несколько вагонов и уже потеряли всякую надежду отыскать Вовку, то им повезло. К их удивлению, Вовку и незнакомца они нашли в вагоне-ресторане. Сквозь стекло в тамбуре Плутин увидел плачущего Вовку и присевшего перед ним незнакомца, который тряс мальчика за грудь и что-то спрашивал. Плутин решительно толкнул дверь и стал в стойку. Тело Веельзевула хорошо слушалось его команд, ещё раз убеждая Плутина в том, что его не следует отдавать. Незнакомец повернулся и, не мешкая, как кошка, пошёл куда-то в бок, но, неожиданно, оказался за спиной Плутина и положил руку ему на плечо. Плутин провёл сэой-нагэ, но незнакомец не свалился мешком к ногам, а стал перед Плутиным и тычком ударил по шее, отчего она странно онемела. Плутин, без всяких приёмов, мазнул лапой по лицу незнакомца и, к своему удивлению, увидел, что тот свалился.
   Правда, в следующую секунду Плутин свалился сам, но, тут же, вскочил, рассматривая незнакомца. Его внешность, действительно, говорила о том, что противник араб, а цвет лица свидетельствовал о многих годах жизни. "Зачем этому человеку рубин?" - подумал Плутин, так как у него не вызывало сомнения желание незнакомца завладеть раритетом.
   - Того, что ты хочешь, у нас нет, - сказал Плутин, но незнакомец не поверил и у него в руках откуда-то возникла его кривая сабля. В это время Вовка очухался от страха и саданул незнакомца графином по голове, отчего тот свалился на пол. Не мешкая, Плутин связал руки незнакомца своим ремнём и оглянулся. На полу валялись несколько тел в белых халатах, вероятно повара и официанты. Плутин прислушался к их дыханию, и оказалось, что они живы.
   "Утром скандал будет!" - подумал Плутин и потащил незнакомца в своё купе, чтобы его допросить. Миниатюрный Веельзевул семенил сзади, а Вовка шагал за ним, удивляясь метаморфозам, произошедшим в его отсутствие. Когда зашли в купе, незнакомца свалили вниз и поставили на него ноги. Возвратившийся Гаагтунгр, увидев незнакомца, саданул его пару раз ногой, но тот, вырубленный Вовкой, ничем не мог ему ответить. Когда незнакомец пришёл в себя, пинаемый тремя садистами, Плутин его спросил: - Как тебя звать.
   - Хасан аль-Каин, - сообщил незнакомец, посматривая снизу на четыре головы, склонившиеся над ним.
   - Ты ищешь рубин? - спросил Плутин и Хасан, после маленькой паузы, кивнул головой.
   - Я же тебе говорил, что его у нас нет, - сказал Плутин, наблюдая за его реакцией. Хасан молчал, бросая горящие взгляды на всех.
   - Ты зачем мальца схватил, - уже примирительно спросил Плутин, взглянув на Вовку, свисающего с верхней полки.
   - Он что-то знает, - сказал Хасан на ломанном русском, бросив взгляд на Вовку.
   - Ничего он не знает, - стараясь быть убедительным, произнёс Плутин, а Гаагтунгр с удовольствием ударил сапогом по животу Хасана. Тот согнулся, но не замедлил спросить: - Зачем тогда он вам нужен?
   - Я хочу его усыновить, - слегка приврал Плутин, а Вовка так засветился лицом, что Хасан долго смотрел на него немигающим взглядом. В дверь постучали и Плутин открыл. На пороге стояла проводница и начальник поезда.
   - Что у вас происходит? - спросило должностное лицо в железнодорожной форме, поглядывая на дыру в стенке купе.
   - Это сделал вот этот товарищ, - сказал Плутин, показывая под ноги, а Гаагтунгр снова саданул Хасана ногой. Начальник поезда немного растерялся, а Плутин добавил:
   - Этот бандит бушевал в ресторане, и пришлось его утихомирить.
   На Тихорецкой в вагон ввалились несколько милиционеров, которым Плутин воодушевлённо врал, описывая Хасана, как бандита с большой дороги. Пришедшая в себя официантка из вагона-ресторана сразу опознала Хасана и снова грохнулась в обморок. В складках одежды Хасана нашли саблю, что не оставляло ему никаких надежд на освобождение. Его вывели из вагона, поблагодарив Плутина за мужество, а пассажиры целый день заглядывали в купе через дырку, сделанную кулаком Гаагтунгра. Дальнейший их путь прошёл без приключений, только Вовку пичкали всякими сладостями из-за того, чтобы заглянуть в купе и увидеть настоящих мужчин, задержавших опасного преступника. Гаагтунгр и Плутин в старой форме НКВДешников, вызывали невольный страх и уважение, а щуплый Веельзевул со своей страшной мордой, походил на урода. Он всё время пытался поменяться телами с Плутиным, но тот говорил, что не время, так как их видели много народа. Веельзевул терпел до ночи, а когда поезд, в три часа ночи, остановился в Саратове, то вышел в тамбур, где стоял какой-то юноша.
   - Продашь душу? - спросил Веельзевул у юноши со значком комсомольца и тот бодро ответил: - С удовольствием! - полагая, что дядя шутит. Веельзевул дал удивлённому комсомольцу пятёрку и вытащил душу. Тот, как зомби прошёл в вагон и лёг на не застеленную верхнюю полку, на которой пролежал, как труп, до самой Перми.
   Данное развлечение так понравилось Веельзевулу, что вскоре вагон стал совсем тихим: большинство пассажиров лежали по каютам, вперив взгляд в верхнюю полку и пугая проводницу, которая бесполезно носила чай, так как никто не хотел его пить. Только пассажиры купе, задержавшие преступника, радовали её - они не скупились, расплачиваясь пятёрками, а сдачи не требовали. Она не огорчилась, когда на вторые сутки, во втором часу ночи, после посадки в Набережных Челнах, к ней в служебное купе припёрся огромный Гаагтунгр. На его грубые заигрывания она слабо сопротивлялась, проговаривая: "Не нужно, не нужно, я замужем", - что совсем не остановило Гаагтунгра, так как рушить семейные устои - его любимое занятие.
   Проводница сняла с Гаагтунгра форменную фуражку с красным околышем и увидела его рога, но они её не испугали, а раззадорили. Парочка принялась вместе и интенсивно разрушать семейные устои. Удары, разносившиеся по всему вагону, не совпадали с ритмом колёс, внося некоторый диссонанс в музыку железных дорог, которую дополняли неистовые крики проводницы.
   Когда, на вторые сутки, поезд подъезжал к Перми, то лейтенанту милиции Анчабадзе в Адлере позвонил эксперт из Краснодара: - Лейтенант, какого чёрта ты прислал на экспертизу листья в конверте?
   - Видимо, кто-то пошутил, - растерянно произнёс лейтенант Анчабадзе, а в ответ услышал голос рассердившегося эксперта: - Мы тут делом занимаемся, а они шутят ... - и бросил трубку. В Тихорецке объявили всесоюзный розыск - Хасан аль-Каин, запертый в камере, сбежал из неё, не повредив ни одного замка. На вокзале в Перми Плутин взял такси и поехал с Вовкой в город Очер к его деду, оставив Гаагтунгра и Веельзевула на их собственное временное усмотрение. Таксист, оглянувшись на Вовку и Плутина, спросил: - Денег хватит?
   - Туда и обратно, - как само собой разумеющееся, сказал Плутин, развалившись сзади. Таксист понял, что клиент денежный и все сто километров рассказывал анекдоты.
  
   Репликация пятая. Вовка
  
   - Верка, курва, нам свое дитя подбросила, кукушка чертова, - орал старик, не стесняясь постороннего человека в форме сотрудника НКВД довоенного образца. Его седые волосы, давно не стриженные, торчали во все стороны, точно у сердитого ежа. Такая же седая старушка стояла у окна, не смея перечить старику. Её мозолистые руки, сложенные накрест внизу живота, словно охраняли её от ярости мужа, направленной на непутёвую дочь, а обрушившуюся на неё.
   Плутин, одной рукой обняв Вовку за плечи, смотрел на мерзкого старика и с удовольствием свернул бы ему шею, если бы не репликации, которые могут изменить будущее, в том числе и его с Вовкой. Внук относился к речам своего деда совсем спокойно, так как давно знал, что никому в этом мире не нужен.
   - Михаил Илларионович, - обратился Плутин к деду Вовки, наперёд зная, что тот отдаст своего внука в интернат. Если быть честным, то винить старого большевика в чёрствости не следует, так как на пенсию, выделенную ему советской властью, дед Михаил мог прокормить только кошку, а не отрока, ходившего в школу.
   - Михаил Илларионович, - повторил Плутин, стараясь выбрать нужную и убедительную интонацию в голосе, - я вам могу посоветовать обратиться к вашему родственнику, Владимиру Спиридоновичу Плутину. Насколько я знаю, он с удовольствием усыновит вашего внука и избавит вас от проблем.
   - Кто ты такой, чтобы указывать красному командиру! - загоношился Михаил Илларионович и Плутин понял, что в этот вечер убедить старика ему не удастся. Не слушая дальше его речи, Плутин присел перед Вовкой и проникновенно произнёс:
   - Я вынужден оставить тебя на время, пока я съезжу в Ленинград. Ты мне веришь?
   Вовка кивнул головой, но Плутин, заглянув в его серые глаза, увидел там отчаяние и серую тоску. Плутин отвернулся и пошёл к двери, а ему вслед неслись колючие слова: - Ты куда намылился, контра белогвардейская, я, таких тварей, как ты в восемнадцатом году...
   Плутин уже не слышал, чем занимался боевой дед Вовки в годы революции, а вышел на улицу к таксисту, который немного нервничал, так как клиент с ним ещё не расплатился.
   - Гони в Пермь, - сказал Плутин, садясь сзади, и всю дорогу молчал. Водитель такси не отважился снова сыпать анекдотами, так как клиент, отчего-то, выглядел хмурым. Плутин щедро расплатился с таксистом возле вокзала, злорадно представляя, как тот обнаружит в кармане опавшие листья. Он отправился в кассу, чтобы купить билет и сразу же выехать в Ленинград, намереваясь поговорить со своей приёмной мамой, которая стала настоящей мамой, похороненной в будущем 1999 году.
   Уже стемнело. Плутин двигался вдоль длинного вокзала, когда у закрытого входа в зал ожидания его поймали два типа и припёрли к стенке.
   - Гони бабки! - сказал здоровый хмырь и Плутин узнал его - Гаагтунгр.
   - Вы что делаете, уроды, - сказал Плутин и не утерпел - заехал Веельзевулу по роже, отчего тот свалился на обочину с жухлой травой.
   - Падло, отдай тело! - узнавая Плутина, заревел Веельзевул, показывая свои клыки. Плутин решил взять на понты, показывая на лацкан пиджака, где алой каплей горел значок донора, украденный у деда Вовки.
   - За вами следит Сатанаил, уроды! - произнёс он с довольной рожей, думая про себя: "Не убьют!" Увидев озадаченный морды демонов, Плутин понял, что простофили попались, но тихий голос возле правого уха зловеще прошептал: "Я, действительно, за вами наблюдаю!" - отчего Плутин покрылся мокрым и холодным потом.
   - Сколько насшибали? - примирительно спросил Плутин и Гаагтунгр с готовностью показал карман с мятыми купюрами. Плутин выгреб всё, до мелочи, и отправился на вокзал, бросив на прощанье: - Пока! Поезжайте в Очер и присматривайте за Вовкой.
   Демоны кивнули мордами, а Плутин подумал, что последние слова, сказанные им, совсем лишние - своим видом они только перепугают мальчишку. Купив билет, Плутин сел в поезд и сразу завалился на полку - усталость брала своё. Через день в Маскве он пересел на ночной поезд Масква-Ленинград. Попутчики в купе, семейная пара с ребёнком, попив чая, принялась укладываться спать, и Плутину ничего не оставалось, как забраться на верхнюю полку и лечь самому. Он попытался заснуть, но разные мысли лезли в голову, будоража воображение. Несмотря на то, что за долгую жизнь его душа очерствела и, как казалось ему, не способна на сантименты, Плутин чувствовал странное душевное оцепенение перед встречей с матерью, ставшей ему родной.
   В своём детстве он не помнил того, что было до встречи матерью, если не считать смутный и тревожный образ Марико Кураури, который он пытался загнать глубокое мысленное подземелье. Если сказать по правде, то у него, Плутина, до встречи с этой светлой женщиной жизни и не было, а только безрадостное существование. Даже с отцом, мужем мамы Марии, он чувствовал себя обязанным за его усыновление, и только её душевная теплота всегда расточалась на Плутина бескорыстно и безмерно.
   С удивлением Плутин почувствовал, что плачет, отчего в душе разлилась благодать, которую он не смел заглушить. Тело демона, воспринимая из головы божественную благодать, зачесалось, точно в него вонзились тысячи короедов, но Плутин не стал изгонять из памяти светлый образ матери, а, как в детстве, посчитал данную пытку испытанием и закалкой, и терпеливо лежал, не ворочаясь.
   Он не заметил, как заснул, и не помнил, что ему снилось, а поднялся, когда поезд приближался к Ленинграду. Возвращение в город своей юности наполнило душу Плутина ностальгией, несмотря на то, что циничный ум ехидно напоминал, что всё тлен. Стоит жителям покинуть город на пару десятков лет и знакомые улицы теряют очертания, погружаясь в заросли клёна и мелкого кустарника. Природа быстро утилизирует человеческую цивилизацию, находя ей место в беспрерывной пищевой цепочке.
   Покинув масковский вокзал, Плутин втиснулся в проходящий автобус номер 3, который направлялся в сторону Средней рогатки. Как помнил Плутин, его мать работала вместе с отцом на вагоностроительном заводе имени Егорова. Едва не пропустив остановку, Плутин вылез перед зданием из красного кирпича с полукруглыми окнами и остановился под сенью нескольких деревьев, размышляя о том, как вызвать мать на проходную.
   Ничего не придумав, он попросил охранника вызвать мать. Служака, несмотря на то, что перед ним стоял военный в непонятной форме, вдруг заартачился и разразился бранью:
   - С какой стати? Покидать рабочее место запрещено.
   - Скажите, что сын с фронта вернулся, - сказал Плутин, понимая, что более идиотского повода не придумаешь, но охранник, взглянув на форму Плутина, понял это по своему: не иначе странный военный воевал в интернациональном отряде на Кубе и приехал домой на побывку.
   - Будет сделано! Но пасаран! - поднял сжатую в кулак руку охранник и бодро покрутил ручку телефона. Вызвав переполох на коммутаторе, охранник потребовал гражданку Плутину Марию Иванну на проходную для встречи с сыном-героем. Плутин, исподтишка ухмыляясь, думал о том, что скажет матери, чтобы она не испугалась, но когда увидел её, то все мысли выскочили из головы и он растерялся.
   - Мамаша, обнимай сына, живой вернулся, - радостно сообщил охранник, толкая невысокую женщину за проходную. То, что сын выглядел старше матери, охранника совсем не смущало. Мать искоса смотрела на Плутина, а её правый глаз, не живой, стеклянный, с удивлением уставился на радостного охранника.
   - Целуй его, небось, рада! - сопереживал охранник и Плутин, обняв мать, шепнул ей на ухо: - Давайте отойдём в садик, и я вам всё объясню.
   Когда они остались одни, Плутин без обиняков спросил: - Вы хотите усыновить ребёнка?
   - Хочу, - честно призналась мать, несмотря на то, что незнакомец казался странным.
   - Мальчик очень ранимый и нуждается в вашей любви, - сказал Плутин, нажимая на жалость, но этого не требовалось, так как на лице матери всё читалось без букваря - она будет любить Вовку в любом виде. Краем глаза Плутин увидел, как из проходной вышел отец и напрягся - жалостью отца не проймёшь. Мать, заметив мужа, тоже напряглась, и Плутин её успокоил, сказав ей, что поговорит с мужем.
   - Владимир Спиридонович? - сказал Плутин, подходя к отцу и козыряя.
   - Я, - сказал отец, с удивлением рассматривая форму, которую помнил ещё с войны, и тут же переспросил:
   - А в чём дело?
   - Дело в том, что меня забрасывают в далёкий космос, - начал Плутин, а отец, глянув на старого "космонавта", ехидно переспросил: - Как собаку Лайку?
   - Да, - подтвердил Плутин и добавил: - У меня есть сын, Вовка, мать которого умерла.
   Мария Ивановна, сочувствуя незнакомому военному, шмыгнула носом, вытаскивая из кармана платочек, а отец, внимательно рассматривая Плутина, спросил:
   - Что вы от нас хотите?
   - Я хочу, чтобы вы усыновили моего ребёнка, - сказал Плутин.
   - Мы с шарлатанами не разговариваем, - сказал отец и повернулся к матери: - Пойдём, Мария.
   - 12 сентября меня забросят на Луну, и я больше не вернусь на Землю, - сказал Плутин, вспоминая историю СССР, и добавил: - Это легко проверить через месяц.
   - А завтра ты потребуешь у нас деньги за ребёнка, - сказал отец, на что Плутин вытащил пачку денег:
   - Государство платит мне большие деньги.
   - Володя, мы же так хотели...- напомнила Мария Ивановна и отец сдался: - Хорошо, расскажи подробнее.
   Плутин рассказал, что его сын, Вовка, находится в Перми в интернате, и он может привезти его в Ленинград.
   - Нет, я поеду туда сама... - сказала мать, а отец возразил: - Поедем вместе, я не верю этому...
   Через пару дней они ехали в Пермь. За это время отец привык к Плутину, хотя по-прежнему ему не верил. На вокзале в Перми Плутин узнал у Гаагтунгра, куда отправили Вовку и, получив адрес, приказал демонам ехать в Ленинград.
   - Что за бандитские рожи? - настороженно спросил отец, разглядывая демонов.
   - Они работают в КГБ, - сообщил Плутин, но отец не поверил, а с опаской схватился за карман, где лежали деньги. Обладая телом демона, Плутин имел некоторые их способности, поэтому легко слепил ксиву, которую мельком предъявил заведующей в интернате. Стоило Вовке показаться в дверях, как он тут же воскликнул: - Папа! - и бросился к Плутину. У Марии Ивановны потекли ручьём слёзы, а Владимир Спиридонович впервые поверил Плутину.
   - Это твой папа и твоя мама, - сказал Плутин, подталкивая Вовку к Марии Ивановне. Вовка предпочёл бы, чтобы отцом был Плутин, но зная свою несчастливую судьбу, довольствовался тем, что она ему послала. Тем более что тётя так душевно его обнимала и плакала одним глазом.
   После посещения интерната грудь у заведующей оттопырилась от пачки денег, а Плутин решил довершить дело и зашёл в загс, где поговорил с кем нужно, и Вовке сделали свидетельство о рождении. В графе "родители" значились Мария Ивановна и Владимир Спиридонович. С чувством выполненного долга Плутин отдал документ родителям и попрощался с Вовкой, пообещав на ухо к нему наведываться.
   Месяц спустя Мария Ивановна слушала радио, приготавливая на примусе ужин. "12 сентября 1959 года в 10:39:42 по масковскому времени осуществлён пуск ракеты-носителя "Восток-Л", - вещал в динамике Левитан, - которая вывела на траекторию полёта к Луне автоматическую межпланетную станцию "Луна-2". Дальше Мария Ивановна не слышала, так как в ушах зазвенело. "Бедный мальчик!" - подумала она о Вовке, который к этому времени уже забыл о своём бывшем отце, сгинувшем в Космосе, а также о том, что с ним происходило до Ленинграда. Он просто вытер себе память с неприятными воспоминаниями. В своей жизни, когда его припрут к стенке, он будет делать так всегда и чувствовать себя превосходно.
  

***

   Правда, в скором времени его посетил Плутин, которому он был совсем не рад: у новых родителей ему жилось как нельзя лучше, несмотря на то, что новый отец, Владимир Спиридонович, был крут в воспитании. Увидев Плутина, Вовка хотел улизнуть, но заметил впереди Гаагтунгра и Веельзевула, отчего покорился в судьбе.
   - Я сдержал своё слово, и ты находишься в хорошей семье, - сказал Плутин, а потом спросил: - Скажи нам, куда ты девал рубин, и мы тебя покинем навсегда?
   - Что вы пристали со своим рубином, - заныл Вовка, - я не знаю ни о каком рубине, оставьте меня в покое.
   "Может, и правда, не знает?" - усомнился Плутин, тем более что, не помнил ни о каком рубине. "Кому нужен этот сраный рубин?" - подумал Хитин и тут же получил удар внутри головы, отчего чуть не завыл на всю улицу. "Мне... - напомнил зловещий тихий голос и добавил: - Если вы его не найдёте ... я разложу ваши жидкие мозги на атомы и каждый буду жечь калёным железом!"
   Голову отпустило, но от этого легче не стало.
   - У Марико Кураури должен был быть рубин в виде сердечка. Ты его не видел? - тихо спросил Плутин, собираясь, в случае чего, долбануть малолетнего себя по башке, чтобы восстановить память.
   - Я ловил рыбу на берегу Мтквари и не видел вашей Марико, - сказал Вовка и для убедительности показал шрам на указательном пальце: - Вот, я уколол его крючком.
   Плутин и сам что-то помнил про крючок и вздохнул, понимая, что, возможно, ребёнок совсем не виноват. Подумав немного, он понял, что лучше всего возвратится назад в деревню Метехи и поискать рубин там. Когда к Плутину подошёл Гаагтунгр и Веельзевул, то он сообщил:
   - Мы едем в Метехи.
   - Опять? - возник Веельзевул, но Гаагтунгр так на него посмотрел, что тот заткнулся, а Плутин от души хлестанул его по морде.
   - Хорошо, иди, - сказал Плутин, отпуская Вовку.
   Тот, довольный тем, что его отпустили, понёсся домой и не заметил, что за ним следит ещё один человек, намного опасней прежних. Стоило Вовке появиться во дворе, как его остановил Валька Косых:
   - Гони монету.
   Вовка хотел проскользнуть мимо, но был остановлен ударом по голове и взят за шиворот.
   - Тебя ещё не прописали во дворе, - сказал Валька и со всего маху дал щелбана. А потом грохнулся на землю. Вовка с удивлением увидел, как мужчина с восковым лицом, обнял его за плечо и сказал: "Пойдём", - а Косых остался лежать в пыли. Странный защитник повёл Вовку на последний этаж, где предложил подняться на крышу. Вовка не посмел отказаться, так как не хотел умереть, как Валька. Незнакомец присел возле слухового окна, откуда открывался вид во двор и Вовка увидел, что Валька живой и, шатаясь, побрёл домой. Вовка украдкой рассмотрел незнакомца. Его лицо не выражало никаких чувств, а под обычным хлопчатобумажным костюмом чувствовалось ладно скроенное тело. Выразительное восковое лицо незнакомца не имело никаких зацепок и стоило отвернуться, как оно забывалось. Незнакомец вытянул тонкую сигарету и сунул Вовке. Тот не курил, но не посмел отказаться и сунул её в рот. Незнакомец услужливо чиркнул спичкой и Вовка потянул дым в себя. От непривычки закашлялся, а потом голова очистилась, и Вовке стало легко. Он выскользнул в окно, но не упал, а вознёсся в небо, к облакам.
   - Ты видел рубин? - спросил незнакомец, летящий рядом, а Вовка, хихикая в душе, с чистой совестью ответил:
   - Нет.
   Его руки отделились от тела и унеслись в сторону вместе с ногами.
   - Где мои руки, где мои ноги? - улыбаясь, спросил Вовка, а большое, как шарик, лицо незнакомца сообщило:
   - Они вернуться, когда ты мне скажешь правду. Зачем тебя забрали из Метехи?
   - Папа хотел отдать меня в хорошие руки, - сообщил Вовка и, от счастья, заплакал.
   - Куда папа уехал? - спросил незнакомец, у которого лицо стало похоже на маму Марию. Вовка засмеялся, так как не знал, о каком папе идёт речь, но наугад ответил: - Папа с дядями уехал в Метехи.
   - Зачем? - спросила мама и Вовка ответил: - Я не знаю.
   - Зачем? - опять спросила мама, а папа, Владимир Спиридонович, выглядывал из-за её плеча.
   - Я не знаю? - ответил Вовка и как-то сразу очутился на чердаке.
   - Зачем ты курил? - спросила мама, а Владимир Спиридонович отстранил её плечом.
   - Нужно положить его в постель, - сказал он и взял Вовку на руки. Когда опускались по лестнице, стоящий у стенки Валька Косых зловеще пообещал: - Ты разбил мне башку. Я тебе это ещё припомню.
   "Это не я!" - хотел сказать Вовка, но язык не слушался. Его положили в постель, и он сразу заснул с одной только мыслью - завтра его накажут.
  

***

   Лилит не очень беспокоилась о том, что её вызывал сам Сатанаил. Несомненно, что кто-то из демонов прокололся и ей придётся разгребать авгиевы конюшни. "Хорошо, что Змей не торчит в голове!" - подумала она, экранируя себя от окружающего пространства. Лилит чувствовала себя немного свободней с тех пор, как на планете Тимурион этот гад, вечно её сопровождающий, рассыпался в пыль и был рассеян над планетой. Особой необходимости появляться в Аду не имелось, но Сатанаил любил, когда его подчинённые испытывают неприятности и неудобства при выполнении задания, полагая, что тем самым поднимается их боевой дух.
   Она проскользнула мимо двуликого Януса, охраняющего чистилище, когда тот замешкался, и проколола димензиальную структуру Ада. "Заштопают!" - резонно подумала Лилит, зная о том, что об этом доложат Сатанаилу, перед которым оправдается срочностью вызова к нему. На дальних подступах к Сатанаилу её встретила скорбная черепаха Ацедия, которая, своим видом, напоминала зубовную боль. Её редкие распущенные седые волосы на голове сбились комками, точно на брошенной собаке, а скорбное белое и плоское лицо нагоняло тоску. Она посадила Лилит себе на спину, которая больше напоминала старое бревно, рассыпающееся в труху и покрытое зелёным скользким мхом.
   Пространство Тьмы похоже на глубокий котёл, возле кромки которого находятся Тёмные Замкнутые Миры. Чистилище служит кромкой котла, откуда у души имеют два пути: один в Эссенариум и второй - вниз, если там что-либо можно назвать низом. Ацедия находится в верхней точке, которая кажется замкнутым кольцом или шаром, но, ни тем, ни другим не является. Все новые души проходят через ее руки. Всем она внушает демоны сомнения, чтобы они перевесили моны души, которая утонет в океан скорби и уныния. Души, отяжелённые демонами зависти, опускаются ниже, туда, где их истязает коварный змей Инвидиас, а души тех, кто подвержен трусости, пугает и водит по дремучему лесу Игнавис, чтобы они остались там навсегда.
   В лапы толстой обжоры Гулы попадают души сластолюбцев, которых она морить голодом и сосёт из них соки, чтобы они не имели сил её покинуть. Души алчных и жадных не пройдут мимо всепоглощающей Аваритии, самки саранчи, которая грызёт их плоть и позволит им грабить соседние полусферы. Ниже опустятся те, кто любит похоть и блуд. Забрав их к себе на случку, козёл Ранду не станет задерживать гневные души, которые бесконечно будет кусать разъярённая рысь Ира. Души насильников и злодеев будет давить в своей пасти злобная тварь Импети, и вряд ли кто-либо из них сможет её покинуть.
   Самые скверные души, объятые гордыней, проваляться дальше, вниз, где встретят Супербию с распущенным огненным хвостом, которая посадит грешников в кипящие чаны с экскрементами и будет обжигать их высокомерные рожи адским пламенем, чтобы они ныряли в дерьмо.
   Лилит не было дела до мерзких душ, которые она презирала, тем более, не горела желанием заводить знакомство с их апологетами, поэтому она ограничилась коротким деловым контактом, миновав все круги ада. Подступы к Сатанаилу сторожили тёмные иерархи и демоны, поэтому Лилит пришлось пройти все требуемые процедуры, прежде чем она попала на глаза Сатанаила. Не разводя церемоний и глядя в сторону, Сатанаил произнёс:
   - Отправляйся на Землю и найди Рубин Милосердия.
   - Слушаю, ваше зверство, - ехидно произнесла Лилит, но Сатанаил не склонялся к шуткам: - Заберёшь полномочия у Гаагтунгра.
   Лилит хмыкнула, а Сатанаил ударил её по мозгам, отчего она завизжала, как резанная. Точно ничего не произошло, Сатанаил продолжил: - Это тебе за дырку в Аду. Отнесись к делу серьёзно. Если мы захватим рубин, то сильно ослабим Свет.
   - Я поняла, - без эмоций сказала Лилит и подставила руку. Кожа на руке зашипела, принимая знак Сатанаила, но Лилит без крика восприняла командировочную отметку. Когда она покинула тёмный и непрозрачный шар, её уже ждал Кощей, который костлявой рукой вытащил из сундука горсть золотых монет и сыпанул ей в ладошки. Он сунул в лицо Лилит пергамент, пробурчав под нос:
   - Распишись.
   Лилит приложила палец к пергаменту, который вспыхнул и прижёг ей палец, а потом пересчитала монеты.
   - Здесь не хватает, - сказала она, подняв глаза на костлявого.
   - Нынче тяжёлые времена, - сказал Кощей, подмигивая, и добавил: - Ты уже расписалась.
   - Я иду к Сатанаилу, - сказала Лилит и повернулась к тёмному шару. Костлявая рука сжала её плечо, и трескучий голос раздражённо произнёс: - Забирай, блядское отродье.
   Он высыпал ей в руку недостающие монеты, а она без слов забрала золотые и направилась вверх, если считать, что она побывала на самом дне. После долгого подъема вверху показалось светлое пятно Эссенариума. У светлых на краю Света сидел, опустив крылья, покаявшийся ангел Аваддон, с цепью на груди, на которой висел никому не нужный ключ от Бездны. Отправленный за своё отступничество на край Света, он изнывал от скуки, так как желающих из Света погрузиться во Тьму в Эссенариуме не находилось.
   - Привет бездельникам, - произнесла Лилит, с интересом рассматривая крепкую фигуру ангела. Удивлённый ангел, поглощая взглядом соблазнительные прелести Лилит, потерял дар речи и только кивнул головой, а потом, сообразив, произнёс: - В Свет не пущу.
   - Мне туда не нужно, - ответила Лилит и спросила: - Может, встретимся как-нибудь?
   Ангелам незнакомо чувство стыда, тем не менее, лицо Аваддона покрылось румянцем, отчего оно стало ещё привлекательней. Засмеявшись, Лилит с поднятым настроением отправилась в сторону Тёмных Миров, собираясь снова незаметно миновать Чистилище, на страже которого стоят братья Янус, именуемые Двуликими.
   - Попалась! - услышала она голос и застыла - красная световая граница пересекала её пополам. Стоит ей двинуться и её нашинкуют, как капусту, без всякого сожаления. В назидание другим, так как редко кто отважится нелегально пересекать границу, ведущую в Тёмные Замкнутые Миры.
   - Чем будешь расплачиваться? - ехидно спросил молодой Янус, появляясь из ниоткуда и исчезая в никуда.
   - У меня печать Сатанаила, - сообщила Лилит, не двигаясь, так как красная линия по-прежнему пересекала её пополам. Она только показала своё запястье, на котором горела печать Сатанаила.
   - Оставь её! Пусть идёт! - сказал старый и горбатый второй Янус, рассматривая печать Сатанаила на руке Лилит.
   - Она должна предъявить её раньше, - упорствовал молодой Янус и Лилит спросила: - Что ты хочешь?
   Молодой Янус ухмыльнулся и сказал:
   - Ты должна искупить свою вину.
   В другое время она бы ещё трепыхалась, но Сатанаила вовлекать не хотела, так как он не захочет её защищать в этой ситуации, а только поиздевается.
   - Куда? - спросила она у молодого Януса и тот, по-прежнему ухмыляясь, создал капсулу, куда они и направились.
   - Тьфу, распутники, - крикнул им вслед горбатый Янус, но молодого брата не остановил. "Оба вы распутники", - подумала Лилит, оголяя себя и рассматривая молодого Януса на предмет и себе развлечься. Тот, возбуждённый её соблазнительным видом, повалил Лилит на возникшую кровать, а она принялась настраивать себя на приятное времяпровождение, подчиняясь ритму юноши. Но получила шиш, так как от долгого воздержания молодой Янус быстро задёргался и опал, как сморщенный помидор. "Тебе стоит тренироваться на блудливых душах", - молчаливо посоветовала Лилит, а в голос спросила: - Я могу идти?
   - Иди, заходи ещё! - сказал расслабленный Янус, и Лилит покинула капсулу, на ходу одеваясь. Она махнула на прощание рукой горбатому Янусу, который провожал её жадным взглядом. Вздохнув, Лилит направила свой взгляд на гроздья Тёмных Замкнутых Миров, разыскивая нужную ей Вселенную-ягоду. Слава Богу или Дьяволу, их можно видеть, так как они располагаются в неполном Ничто, а за ними не видно ни зги, так как там полный капец и сплошное Ничто.
   Сориентировавшись, она нашла нужный временной световой слой и уже собиралась в него прыгнуть, как горбатый Янус спросил: - Помочь?
   - Не впервой, - ответила Лилит и прыгнула в едва заметную светлую линию. Свет по бокам померк, оставляя впереди светлую точку, к которой она неслась с невероятной скоростью. Лилит, чтобы получить удовольствие, вплелась симпотами39 в окружающее пространство и ощутила чувство невероятного падения, которое холодило её первую душу и радовало вторую, внешнюю.
   В это время, которое в каждой точке условно, возле капсулы, где нежился молодой Янус, возникло сияние, отчего горбатый Янус совсем ослеп. Сияние пропало в капсуле, откуда раздался тонкий и длинный крик. Горбатый Янус бросился к капсуле, но снова ослеп от яркого света. Когда у его глаз приобрели возможность видеть, капсула опала и появился его брат, молодой Янус, который прижимал руками свой окровавленный пах.
   - Я, ведь, предупреждал тебя, что Он не будет с тобой разводить бюрократию, - с сочувствием сказал старый горбатый Янус, а потом спросил: - Надолго?
   - Пока не заживёт, - с сомнением сказал оскоплённый брат. Горбатый Янус промолчал, так как его шеф, Сатанаил, мог в таком случае оторвать голову.
  

***

   Хасан ибн Али аль-Каин недаром носил цепочку, отнятую у маршала Матье де Клермона, на которой когда-то висел Рубин Милосердия. Маршал давно почил, а ассасину цепочка принесла больше семсот лет жизни. На этом можно остановиться, если бы не соблазн получить в свои руки Рубин Милосердия, о возможностях которого Хасан только догадывался. Правда, маршалу Матье де Клермону цепочка никаких дивидендов не принесла, так как его кости давным-давно сгноила могила, а Хасан до сих пор жив и здоров.
   Те твари, которые тоже охотились на Рубин Милосердия, истинные демоны. Чего стоит их жонглирование головами, которые Хасан им отрубил. Мало того, что они снова приросли к телам, но, к удивлению Хасана, твари поменялись головами. Также неясно, зачем они возились с пацаном по имени Вовка, так как с него толку как с козла молока. В сказки про то, что демоны хотят устроить его жизнь, как-то не верилось, в особенности потому, что рожи демонов не тянули на добродетель. Хасан решил присмотреть за мальчиком, а пока следует снова появиться в Метехи и узнать, что там забыли демоны.
   Семсот лет он искал следы рубина.
   После того, как его ударили по голове, он долго приходил в себя, по крохам восстанавливая свою память, а потом последовательно исследовал все страны вокруг Понта. Следы монашки Марии исчезли, так же, как и память о ней, словно она никогда не существовала. Одно время Хасан подумал, что рубин всего лишь сказка, которая возникла в его повреждённом мозгу. Только золотая цепочка, на которой висела реликвия, своим действием напоминала о том это не так. Первое, что он вспомнил через десять лет после удара - это цепочка, которую он нашёл, последовательно убивая очевидцев, пока не добрался до одного купца генуэзца, купившего краденую вещь. Хасан убил его изощрённо, располосовав шкуру купца на ремни, а его семью продал в рабство ордынцу. После того, как он нашёл цепочку, регенерация головы Хасана пошло быстрее, но память - хитрая штука и, вместе с исчезновением раны, не восстанавливается.
   Поезд останавливался только в Каспи, поэтому до Метехи пришлось шагать пешком. Солнце уже опускалось вниз и скоро дорогу скроет тьма, но бледная Луна на востоке обещала призрачное освещение. Хасан аль-Каин не боялся темноты - он, вообще, никого не боялся, поэтому прогулка под Луной или без неё не казалась ему чем-то исключительным. Какой-то поросёнок, посчитав его своим, увязался за ним возле околицы Каспи, и весело похрюкивая, успевал порыться пятачком на обочине. Хасан не стал его отгонять назад, не из-за любви к животным, а прагматично рассматривая хрюшку, как ужин. Он давно отбросил предрассудки, что свинья - животное нечистое, и хотя поклонялся аллаху и совершал намазы, но без особого энтузиазма, а по привычке. То, что христианские реликвии не менее действенные, он убедился на себе и даже иногда заходил в христианский храм и молился чужому богу.
   Так как Хасан шагал не один, а с попутчиком, то к Метехи он подошёл уже при яркой Луне. Не переходя мост через Мтквари, он расположился возле речки и вытащил древнее огниво, чтобы разжечь костёр. Поросёнку огонь не понравился, а через минуту ему было всё равно - его обезглавленное и выпотрошенное тельце вертелось на толстой ветке между двух рогаток. Отрезая куски ещё не пропечённого мяса, Хасан перекусил и поблагодарил бога, одного и другого, за терпимость к его грехам. После этого легко поднялся и перешёл мост через реку.
   Когда он оказался к Собору Девы Марии, то заметил, что внутри церкви горит свет. Хасан, как охотничья собака, почувствовал, что свет в храме неспроста. Христианские храмы, не редкость в Грузии и он не думал, что там сидят ревностные христиане, которые молятся по ночам. По всей видимости, он там встретится с демонами, поэтому Хасан собрался и расправил плечи, настраивая себя на бой. В дверную щель он рассмотрел, что в храме находятся три мужчины и женщина ослепительной красоты. Ассасин давно не был религиозным стоиком, тем более, скопцом, поэтому рассматривал женщину с откровенным вожделением.
   - Когда вы, тупые твари, убивали здешнего попа, что вокруг него находилось? - с некоторой угрозой спрашивала женщина, подхлёстывая себя хвостом с крючком на конце. "Демон! Чистый демон!" - рассматривая её, думал Хасан, а Гаагтунгр, которого он знал, надулся, как Наполеон перед Ватерлоо, и ответил женщине: - Лилит, там был бардак.
   - У тебя в голове бардак, - сказала Лилит и впилась в его мысли, отчего Гаагтунгру стало неуютно, и он дёрнулся.
   - Стой, скотина! - сказала Лилит и хлестанула Гаагтунгра по спине. Он застыл, изнывая от боли, так как Лилит, зараза, вырвала из его спины кусок мяса. Исследовав мысли Гаагтунгра, она принялась за Веельзевула, который краснел, но перечить не посмел. Потом, повернувшись, она уставилась на Плутина, и тот застыл, покрываясь мерзким потом. Он чувствовал физически, как Лилит ковыряется в его мыслях и, отчего-то испугался.
   - Ты воняешь, как преступник перед казнью, - брезгливо сказала она и добавила: - В твоих мозгах что-то скрыто, но этим я займусь потом, а сейчас идём в ризницу и поищем там.
   Они исчезли из зала, а Хасан проскользнул внутрь и бесшумно направился к боковому проходу.
   - Арчил Кураури перед смертью читал книгу. Где она? - спросила Лилит и по тупым лицам демонов поняла, что никто из них не удосужился в книгу даже заглянуть.
   На Плутина она даже не глянула, так как того в храме, во время убийства, не было. Лилит обшарила помещение, принюхиваясь и запоминая, чтобы идентифицировать книгу, если они её найдут.
   - Здесь человеческим духом пахнет, - внезапно сказала Лилит, а Плутин, потея и принюхиваясь к себе, нерешительно спросил: - Ты имеешь в виду меня?
   - Нет, ты воняешь по-другому, - ответила Лилит, принюхиваясь.
   - Тебе нужно возвратиться в своё тело, - сказал Веельзевул, ехидно улыбаясь, - не то ты сгниёшь на моём, так как оно не выносит идиотов.
   Плутину слова Веельзевула не понравились, и он подумал, что со своим телом его жизнь будет длиться вечно, пока не надоест, а с телом демона - ещё неизвестно.
   - Давай меняться, - предложил Плутин, а Веельзевул, заартачился, падло бесовское: - Что мне за это будет?
   Плутин с удовольствием заехал ему в ухо.
   - Нашли время, идиоты, - зашипела Лилит, по-прежнему вынюхивая что-то в воздухе.
   - Я согласен, - сказал Веельзевул и отодрал голову оторопевшему Плутину. Положив её на пол, Веельзевул обезглавил себя и наугад прилепил свою голову на прежнее тело. Тем временем Лилит вышла в церковный зал. Хасан не стал прятаться и застыл возле прохода. Гаагтунгр, увидев Хасана, хищно улыбнулся и сказал Лилит: - Этот тоже хочет остаться без головы. Лилит, позволь я его раздавлю?
   - Я сама, - сказала Лилит, рассматривая, не мигая, ассасина. Хасан медленно вытащил из-за спины две сабли и приготовился сражаться. Со всеми ему не справиться, но этой женщине он отрежет её хвост. Они стали кружить по храму, переворачивая лавки и нанося удары друг другу.
   Гаагтунгр, сунувшийся между ними, потерял руку до локтя, отсечённую ассасином, и орал, как и полагается резаному. Лилит дралась расчётливо и без эмоций, а когда Хасан поскользнулся на лавке, ударила его хвостом, переламывая шею. Гаагтунгр, зверея, схватился двумя лапами за голову ассасина и отодрал её, заливая всё вокруг кровью.
   - Чистое зверьё, - возмутилась Лилит, - аккуратнее нельзя?
   Она брезгливо сняла с остатков шеи ассасина золотую цепочку и принюхалась. Гаагтунгр, протянув свою лапу, выхватил цепочку перед носом поражённой Лилит, но снова заорал, как резанный. Золотая цепочка дымилась поперек лапы демона, распространяя вокруг запах палёной плоти. Гаагтунгр отбросил её в сторону, а лапу опустил в лужу крови на полу. Рука демона зашипела, а Веельзевул, пришедший в себя после воссоединения головы с телом, от души врезал начальнику в морду.
   - Не трогай чужое, - назидательно сказал он Гаагтунгру и щепкой от лавки поднял золотую цепочку, подавая её Лилит. Она осторожно взяла её в руки, но цепочка Лилит не тронула, чем поразила не только Гаагтунгра, но и Веельзевула, который посчитал их подругу исключительным демоном, как, впрочем, он думал раньше. Лилит повесила цепочку на шею и сказала:
   - Нам нужно возвратиться к Сатанаилу, но прежде я хочу знать, куда девалась книга, - она окинула свою банду внимательным взглядом и спросила: - Вы видели могилу Марико Кураури?
   По удручённому виду демонов, она поняла, что об этом никто даже не думал.
   - Идём на кладбище, - сказала Лилит, направляясь к боковому выходу из храма.
   - Что делать с этими? - спросил Веельзевул, показывая на Плутина и ассасина.
   - Пусть валяются, нам не до них, - сказала Лилит. Светила круглая луна. Лаяли собаки, приободряя друг друга, а жители деревни уже давно спали. Они вышли на дорогу, идущую от железнодорожной станции, а через пару минут свернули направо, направляясь к кладбищу за деревней. Собаки, до этого с наслаждением лающие на Луну, сразу затихли, притаились и тихо поскуливали, чувствуя бесовский дух. Демонам не требовалось карты для ориентирования, так как мертвецов они чувствовали за версту. Когда оказались на кладбище, Лилит сказала: - Ищите!
   Гаагтунгр, получивший в этот день по полной программе, рассматривая надписи на крестах, проворчал:
   - Как её найдёшь, здесь всё по-грузински написано.
   - Нюхом ищи, - сказала Лилит, решив, что раздражение делу не поможет.
   - Я же её не нюхал! - возмутился Гаагтунгр, внося в дело поиска усопшей девочки бесовскую смуту.
   - Ты пил кровь её отца, тварь ненасытная, - не сдержалась Лилит, - Марико с ним одной крови.
   Демоны согнулись пополам и поползли, как улитки, вынюхивая могилы и спотыкаясь через разбитые каменные кресты, а Лилит присела на могилу, опираясь на каменный крест, и засмотрелась на Луну. Очнувшись, через некоторое время, она увидела, что перед ней стоит Гаагтунгр, уставившись на могилу, а за ним выглядывает Веельзевул.
   - Что? - не поняла она.
   - Ты сидишь на её могиле, - сказал Гаагтунгр, а Лилит с удивлением оттолкнулась от креста, который, судя по виду, был древнее всех крестов на кладбище. Не очень похоже, чтобы здесь недавно кого-либо хоронили.
   - Вы, что, рехнулись? - спросила Лилит и посмотрела на надпись. Под крестом лежал какой-то Гуго де Монтегю, неизвестный француз, давным-давно умерший в Грузии.
   - Мы обнюхали все могилы, - сказал Гаагтунгр, - в самой свежей лежит Арчил Кураури, а последняя могила, одной с ним крови, под тобой.
   Принюхавшись, Гаагтунгр засопел и сообщил Лилит:
   - Эту могилу раскапывали.
   - Когда? - словно собака, насторожилась Лилит.
   - Много веков назад, - ответил демон и Лилит облегчённо вздохнула.
   "В этой могиле предок Арчила. Значит, девочка не умерла? Вот в чём разгадка! Рубин остался у Марико!" - подумала Лилит и это сообщение её обрадовало. Осталось найти девочку, но для этого Лилит придётся узнать, где её искать. Чтобы очистить душу, она отправилась в дом Арчила Кураури, который навёл на Лилит тоску - кроме пары стульев, стола и двух кроватей в нем ничего не нашлось. Даже школьных учебников Марико.
  

***

   Утром, когда деревня только просыпалась, по дороге от железнодорожного вокзала шагала женщина, вся в чёрном, а её глаза прикрывали редкие в деревне чёрные очки. Разная живность, удравшая из дворов на дорогу, как-то: утки, коровы, гуси и ослы, не собиралась убираться с пути незнакомки, которая обходила братьев младших со скорбным смирением. Что удивительно, женщина не вызывала агрессии у собак, словно её скорбный вид напоминал им о неизбежном конце каждой собачьей души. Некоторые из экземпляров собачьей фауны даже подвывали, заменяя последний оркестр.
   Возле первой калитки незнакомка остановилась и поздоровалась по-русски с любопытной хозяйкой, а потом спросила:
   - Вы не подскажете где мне найти могилку моей племянницы Марико Кураури?
   - Так она живая, - ответила женщина и посвятила в подробности, - бедняжка, не смогла побывать на похоронах своего мама40, так как лежала в больнице.
   - А где она сейчас? - спросила незнакомка, убирая чёрный платочек от глаз.
   - Так её забрала дейда41, - сказала женщина, - они сходили на могилку мама и сразу уехали.
   - Кто забрал? - не поняла незнакомка.
   - Её тётя по матери, Маргина, - разъяснила женщина. Незнакомка удивлённо подняла брови, точно узнала что-то диковинное, и спросила:
   - А куда они уехали?
   - Об этом они ничего не говорили, - с сожалением сказала женщина, - собрали вещи Марико и сразу отправились на железнодорожную станцию.
   Незнакомка поблагодарила женщину, повернула назад и пошла в направлении моста через Мтквари. Не удержавшись от любопытства, женщина крикнула:
   - А как вас звать, если спросят?
   - Меня зовут Лилит, - сообщила незнакомка, не оборачиваясь назад. По дороге, возле моста через Мтквари, к ней присоединились два демона, ожидавшие в кустах, и троица отправилась к железнодорожному вокзалу Метехи. Наклонившись к окошку кассы, Лилит спросила:
   - Я ищу свою племянницу Марико Кураури. Вы не подскажете, куда она могла отправиться?
   - Ваши документы, - строго спросила кассирша Манана, едва взглянув на Лилит, которая протянула ей раскрытую ксиву. В ней, под фотографией Лилит, толстым и неровным почерком было написано "дейда Марико".
   Данная надпись целиком убедила кассиршу в том, что перед ней родственница Марико Кураури, и она бодро доложила:
   - Она уехала со своей другой тётей в Маскву.
   - Благодарю, - сказала Лилит, - мне три билета до Масквы.
   В это время в храме Успения Пресвятой Богородицы, пришедшие на субботнюю утреннюю проповедь богомольцы, с ужасом обнаружили два обезглавленных трупа. То, что весь храм перевернули вверх дном, посчитали происками дьявольских сил, в чём не ошиблись, а сгинувших и обезглавленных - признали, не иначе, как праведниками.
   Их положили в свежеструганные сосновые гробы, причём, головы перепутали, и тело Плутина украшала голова ассасина, а телу Хасана пришлось мириться с головой будущего президента Многороссии. Рядом поставили поминальный столик, на который положили хлеб, воду в кувшине, насыпали зерна в глубокую чашку и зажгли две свечи. Сердобольные старушки весь день читали молитвы, а жители Метехи готовились к поминкам.
   На этом бесовские игры в Метехи не закончились, так как к вечеру обнаружилось, что гробы пусты, а покойников и след простыл. Предположить, что покойников кто-то украл для какой-то надобности, мог только участковый милиции, прибывший в гости к своей сестре в Метехи. Остальные считали, что покойников похитили бесы.
   Ещё большего туману напустила кассирша Манана, которая сдала свою смену на железнодорожном вокзале Метехи и утверждала, что двое мужчин в строгих тёмных костюмах взяли билет до Масквы, на поезд Ереван-Масква. Причём платили за билеты мелочью и мелкими купюрами.
   Ей не поверили, так как всем понравилось мысль о том, что о бесовских делах Метехи заговорят по всей Грузии. Правда, на следующий день обнаружилось, что ящик для пожертвований на входе в храм кто-то вскрыл и стырил всю наличность. Причём, фантики от конфет, брошенные несерьёзными верующими, неизвестные грабители оставили на развод.
  
   Репликация шестая. Гуго
  
   Эссенариум оставался за спиной, а впереди, темнее ночи, находилось Ничто. Предваряя его, мелькал очищающий луч Чистилища, да поблёскивали своими боками Тёмные Замкнутые Миры. Неожиданно Маргина увидела чей-то силуэт и испугалась, точно ночью встретила грабителя. Распахнутые в стороны тёмные крылья ещё больше усиливали тревогу её души, и Маргина повернулась к Туманному Коту.
   - Кто это, - спросила она, но кот молчал, словно хотел наказать её, за то, что Маргина с ним спорила. Через некоторое время он сообщил:
   - Аваддон, раскаявшийся в ереси ангел, стоящий на страже Эссенариума.
   Когда они оказались возле Аваддона, он обернулся и спросил: - Неужели я вижу самого прекрасного кота Эссенариума.
   Он поднял на руки Туманного Кота и принялся его гладить, посматривая на Маргину.
   - Красивой девушке нечего делать во Тьме, - сказал Аваддон, расправляя плечи и играя крыльями.
   - Я давно уже не девушка, - хмыкнула Маргина и глянула на Туманного Кота, - и меня не спрашивают, когда посылают куда-то в тартарары.
   Кот спрыгнул с рук и Аваддона и зашагал вперёд, буркнув Маргине: "Пошли!" Аваддон помахал рукой на прощание, но, ни кот, ни Маргина не обернулись. Через некоторое время они оказались перед сплошной полосой Чистилища, ведущей в Тёмные Замкнутые Миры. Тут как тут появились два брата Янусы. Горбатый Янус посмотрел на Туманного Кота и ухмыльнулся:
   - Ты что-то раздобрел. Тебя, что ли, кастрировали, как некоторых?
   Он хмыкнул, взглянув на молодого Януса, который, по-прежнему, ходил на раскоряки.
   - Смотри, чтобы тебя не кастрировали, - парировал Туманный Кот, выбирая в вертикальных полосах требуемый слой. Схватив лапой за руку Маргины, он нырнул в зелёную полоску. Вначале в глазах зарябило, и Маргина переключилась на внутреннее зрение. Она увидела себя, проутюженную, как лист, а впереди такого же распластанного кота. Мимо пролетали плоские звёзды и галактики, пока, наконец, они не застыли над зелёно-голубым кругом. Маргина узнала в контурах круга Землю, которая вдруг прогнулась вниз, оказавшись глубокой чашей. Внезапно, появилось тяготение, и они обрушились вниз, отчего Маргина, от ужаса и восхищения, закричала, как резанная и тут же захлебнулась, так как в рот ударила упругая струя воздуха.
   "Пасть закрой!" - мысленно приказал Туманный Кот и Маргина, несмотря на то, что хотелось сделать наперекор наглому коту, прикрыла свой рот. Судя по тому, куда они приземлялись, под ногами была Грузия. Маргина не так хорошо её знала, чтобы определить, куда они летят. Внизу, между гор, извивалась какая-то речка, и они направлялись прямо к ней.
   Маргина забыла, что может сама управлять своим димензиальным телом и понадеялась на кота, отчего врезалась в землю со скоростью истребителя и завыла от боли, так как не выключила человеческие рецепторы. Её тело, распластанное, как лепёшка, выбило двухметровую яму на склоне горы.
   - Хватит валяться, потом отдохнёшь, - сказал Туманный Кот, заглядывая в яму, в которой Маргина, превозмогая боль, пыталась собрать себя. Не ожидая окончания сборки Маргины, кот отправился к ближайшей деревне. Маргине ничего не оставалось, как поспешить за Туманным Котом.
   - Прежде всего, нам необходимо зайти к бабушкам, - сообщил кот, заворачивая возле крайнего дома в сторону.
   - Что за бабушки? - спросила Маргина.
   - Мои резиденты, - ответил Туманный Кот, а на немой вопрос Маргины ответил: - Я оставил их здесь, чтобы они присматривали за госпитальерами.
   - Да уж, присмотрели, - хмыкнула Маргина, - и где теперь рубин?
   Туманный Кот не ответил на её вопрос, а сообщил:
   - Только ты не смейся, но их зовут Кукрында, Букрында и Мокрында.
   - Как? - опешила Маргина. Кот повторил. Маргина упала на траву, чуть не повредив себе колено, и пару минут каталась по земле. Потом встала и сообщила:
   - Я не смогу смотреть на них без смеха.
   - Сможешь, - парировал Кот и навёл в её душе тоску смертную, - мне нужно, чтобы ты им понравилась.
   - Чтобы понравиться, не обязательно на лице изображать вечную скорбь, - сообщила Маргина, вытирая слёзы, которые требовала её душа. Туманный Кот убрал с души Маргины навеянное и та снова захихикала.
   - Делай, как хочешь, но чтобы они влюбились в тебя без памяти, - сказал Туманный Кот, с лёгкостью переложив все последствия на Маргину.
   Вскоре они спустились в долину, заросшую кустарником, и Маргина увидела выложенный из камня дом, покрытый плитняком. Рядом журчал ручей, впадающий дальше в Мтквари, и Маргина, первым делом, отправилась туда. Умывшись и наглотавшись ключевой воды до зубовной боли, она вернулась к Туманному Коту, который равнодушно разглядывал её водные процедуры. Свежая и бодрая Маргина взяла на руки Туманного Кота и сказала:
   - Показывай мне своих старушек.
   Не ожидая от кота никаких слов, она направилась к избушке и попыталась открыть дверь, которая, дико заскрипев, поддалась только со второй попытки. Ступив в тёмные сени, Маргина открыла двери в дом, откуда потянуло терпким духом, который шибанул Маргине в нос. Ослеплённая сумраком, Маргина ничего не видела, поэтому спросила: - Кто из вас будет Мокрында?
   Справа от двери на деревянной кровати что-то зашевелилось, и Маргина отправилась туда.
   - Подержите кота, бабушка, - сказала Маргина, опуская Туманного Кота на колени старушки в очках.
   Не мешкая, она принялась убирать руками паутину с загаженных окошек и нечаянно натолкнулась на вторую старушку, которая сидела в старом кресле в глубине комнаты.
   - Простите, бабушка, - сказала Маргина, а старушка в ответ закричала: - Что?
   - Она глухая, кричи громче, - сказала бабушка Мокрында, которая гладила кота, но смотрела не на него, а куда-то в стену. "Она же слепая! - догадалась Маргина и возмущённо подумала: "Кот, зараза, что же ты не предупредил!" "Некоторые рыдали от смеха!" - парировал Туманный Кот, с удовольствием подставляя спину под шершавую руку старушки. Слева от двери, из полумрака, на неё уставились чьи-то глаза, и Маргина разглядела ещё одну бабушку, которая махала руками, подавая какие-то знаки.
   - Она немая, её зовут Букрында, - сказал Туманный Кот, а бабушка слева закивала головой. "Значит, та в глубине комнаты, что глухая - Кукрында", - подвела итог Маргина и повернулась к довольному коту.
   - Кот, забирай всех бабушек на улицу, пусть погреются на солнышке, - бесцеремонно сказала Маргина, нарушая медитацию кота. Тот, не слезая с колен бабушки Мокрынды, вынес старушек на улицу и рассадил во дворе. Не успокоившись, он мысленно вытащил из каморки старый патефон, мысленно покрутил ручку и под музыку дремал дальше. Маргина засучив рукава, принялась драить избушку, а потом долго стирала дряхлое бельё. Кота, греющегося на солнышке вместе с бабушками, она тоже припахала и заставила отремонтировать двери. Критически осмотрев окно, она приказала коту заменить на нём стекло, так как многовековая пыль не поддавалась тряпке и воде.
   После этого Маргина нагрела воды прямо во дворе и в большом тазу принялась мыть старушек, отчего бабушка Мокрында прозрела, а Кукрында стала слышать. Бабушке Букрынде мытьё не помогло, так как у неё, от долгого молчания, атрофировались мышцы лица. Когда Маргина попросила помочь Туманного кота, то у Букрынды задёргалось лицо, показывая разные рожи, после чего она смогла произнести несколько слов. "Что же они крошечные такие, как дети?" - подумала Маргина, вытирая их маленькие почерневшие тела, а Туманный Кот, паразит, пробормотал в её голове: "Усохли!"
   Когда старушек вновь занесли в дом, комната, где они проживали, сияла, а на окне цвёл розовым иван-чай, пересаженный в горшок. На маленькой кухне Маргина, не мудрствуя лукаво, поставила на огонь горшок с гречкой, распространяя по домику сытный дух. Когда бабушки пообедали, как думала Маргина, впервые за полгода, она налила им чая и сказала: - Рассказывайте.
   - Чего рассказывать, голубка? - спросила бабушка Мокрында.
   - Куда Рубин Милосердия девался, - сказала Маргина, подозревая, что допрос ничего не даст.
   - Да, мы давно уж не летамши, - махнула рукой бабушка Кукрында.
   - Куда вам летать, бабушки, - махнула рукой Маргина, - вам и ходить-то, без палочки, трудно.
   - Ты почаёвничай, голубка, - сказала бабушка Мокрында, - а мы слетамши, да понаблюдамши, всё тебе и доложимши, - закончила бабушка и вылетела в окошко.
   Маргина онемела от такой резвости, а бабушка Кукрында, вслед за подружкой, тоже сиганула в окно. Бабушка Букрында хотела что-то сказать, но только дёрнулась лицом и, расправив крылья, появившиеся за спиной, тоже исчезла за окном.
   - Они, что же, летать умеют? - спросила Маргина, уже зная ответ. Туманный Кот молчал, развалившись вверх ногами на её коленях и, кажется, даже храпел.
   - Чего же они не ухаживали за собой? - спросила Маргина и Туманный Кот сквозь сон пробурчал: - Нет у них человеческих привычек, вот и заплесневели.
   - Разве они не люди? - удивилась Маргина.
   - Натурально, они сороки, - сквозь сон сказал Туманный Кот и добавил: - Мордифицированные.
   Маргина не стала спрашивать, кто сорок "мордифицировал", так как данное несчастье храпело у неё на коленях. Она и сама немного прикорнула, вспомнив человеческую привычку, которая, оказалось, приятная не только людям, но и Хранителям42.
   Когда Маргина проснулась, то наступило уже следующее утро. За столом, в рядок, чин чином сидели бабушки, которые смотрели на неё своими кнопками-глазами и чего-то от неё ожидали. Маргина не имела перед ними долгов, поэтому спросила: - Что узнали?
   - А покормить? - напомнила Букрында, чётко выговаривая слова. Маргина засомневалась в том, что Букрында ещё со вчера не говорила ни слова. "Бабки дурку ломают, как и кот!" - подумала она, но спорить не стала, а сбросила Туманного Кота на пол и отправилась к плите. Кот, паразит, как ни в чем, ни бывало, завис в воздухе и продолжал храпеть. Она набрала полную миску гречки и поставила на стол, положив рядом три ложки. Бабки ложки брать не стали, а быстро заработали клювами, отчего Маргина опасалась за миску, единственную в хозяйстве. "Остальные раздолбали клювами!" - констатировала Маргина, ожидая окончания процесса поглощения пищи.
   Насытившись, Букрында выползла из-за стола и подошла к коту, который до сих пор висел в воздухе, а потом клюнула его в макушку. "Что же ты делаешь, зараза! Котика жизни лишаешь!?" - хотела крикнуть Маргина, но Туманный Кот, не очень реагируя на удары, открыл один глаз. Букрында что-то настрекотала ему на ухо и он шлёпнулся на пол, а она отправилась на кровать и улеглась под одеяло. Кукрында, с Мокрындой, последовала за ней, отчего над одеялом остались торчать три длинных носа-клюва. "Корми их и пои, а они тебе ни слова!" - обиделась Маргина.
   - Что они тебе сказали? - спросила она у кота, который удлинил язык и вылизывал себе клюнутую макушку.
   - Идём, - сказал Туманный Кот и направился к двери. Маргина совсем надулась из-за такой невежливости и плелась сзади, как под конвоем. Они оказались в деревне казавшейся совсем пустой, и миновали площадь с большим храмом, который украшала странная бочкообразной башня, прикрытая конусообразной крышей. Не останавливаясь, кот проследовал дальше, и они оказались на деревенском кладбище. Возле одной из могилок, судя по виду, совсем свежей, стояла девочка, склонив голову, и плакала. Маргина стала рядом с девочкой, наполняясь скорбью, понимая, как тяжело терять родных.
   - Кто у тебя? - обнимая девочку за плечо, спросила Маргина, так как надпись на грузинском языке ей ничего не говорила, а копаться в голове девочки ей не хотелось.
   - Мама, - ответила девочка, прижимаясь к Маргине.
   Они постояли ещё немного, пока кот не сказал:
   - Нам нужно идти.
   - Он говорит? - спросила девочка, поглядывая на Туманного Кота.
   - Да, плетёт что попало, - не очень лестно отозвалась Маргина.
   - Девочке грозит опасность, нам нужно уходить, - сказал Туманный Кот.
   - Может, ты просветишь меня сначала? - спросила Маргина, которой надоело играть дурочку.
   - Что тут просвещать? Девочку звать Марико Кураури, - он посмотрел на девочку и добавил: - Её отца убил Гаагтунгр и Веельзевул...
   - Эти твари здесь? - перебила Маргина.
   - Да, и они охотятся за Марико, думают, что у неё Рубин Милосердия, - закончил Туманный Кот.
   - У меня его нет, - сказала Марико, понурив голову, и спросила:- Видимо, вы те, кому я должна отдать рубин?
   - А куда он девался? - спросил кот, заглядывая ей в голову. Маргина тоже заглянула, прежде чем Марико произнесла: - Когда меня ударили камнем, рубин пропал. Я думаю, что это сделал Вовка Платов. Меня подобрали на берегу и отвезли в районную больницу в Каспи, думали, что я умерла.
   - Что за Вовка? - спросила Маргина, собираясь забрать у этого Вовки рубин и сегодня же вернуться в Эссенариум. У неё даже в душе повеселело.
   - Вовка Плутин настоящая его фамилия, - сказала девочка, и Маргина поняла, что её вызвали не напрасно, а командировка вряд ли сегодня закончиться.
   - В этом замешан Плутин? - спросила Маргина, напрягаясь.
   - Даже два, - ухмыльнулся Туманный Кот. Видимо, ему доставляло удовольствие, нагружать Маргину неприятностями. Она в недоумении на него посмотрела и кот объяснил.
   - Маленький Вовка забрал рубин, а большой Вовка прилетел с демонами забрать рубин у маленького Вовки, - разъяснил Туманный Кот, но ещё больше запутал Маргину.
   - Большой Вовка это кто?
   - Тот, которого ты видела на планете Тимурион.
   - А маленький?
   - Маленькому всего девять лет и на Земле сейчас 1959 год, - сказал Туманный Кот, а Маргина с удивлением воскликнула: - Перемещения во времени запрещены.
   - Кто на это смотрит, - уклончиво ответил кот и спросил у Марико: - Тебе нужно забрать какие-то вещи?
   Марико кивнула, и они пошли в дом её отца.
   - Когда вы найдёте рубин, ты меня оставишь одну? - спросила Марико и Маргина поняла её грусть - у неё никого не осталось. Она не хотела врать девочке, поэтому сказала: - Вероятно, что да, но это не от меня зависит, - она так выразительно посмотрела на Туманного Кота, который развалился на руках Марико, что девочка поняла - главный здесь - рыжий котяра. По пути, Марико зашла в церковь и вынесла оттуда толстую книгу в кожаном переплёте. Небольшой дом Арчила Кураури, крытый асбестовым шифером, утопал в саду, а вдоль дороги вился виноград. Марико забрала свои книги, тетрадки, вещи и вышла из дома, вытирая слёзы.
   - Я сюда ещё вернусь, - спросила она, взглянув на Туманного Кота.
   - Вернёшься большой, - сказал Туманный Кот, и девочка помахала дому рукой. Они отправились к бабушкам-сорокам, где Мокрында, увидев девочку, весело спросила:
   - Давно не заходила, Марико.
   - Мама не пускал, - сказала Марико, - боялся за меня.
   - Полетели, - сказал Туманный Кот, - мы не можем здесь ждать.
   - Лети, мы с Марико поедем поездом, - сказала Маргина и спросила: - Кстати, куда ты лететь собрался?
   - В Маскву, там Марико никто не найдёт.
   Они потопали к вокзалу, а кот по воздуху переправил вещи прямо на перрон. Кассирша Манана, увидев Марико и Маргину, спросила: - Ты куда?
   - С дейдой в Маскву, - сообщила Марико и Манана сочувственно помахала головой. Правда расстраиваться причины не имелось, так как дейда взяла билеты в пассажирский вагон СВ, что могла позволить себе не каждая тётя. Тем более что для тёти сделать советские деньги - раз плюнуть. Они расположились в двухместном купе, а Туманный Кот, пожелавший проследовать в купе, был изгнан проводницей, которая сообщила, что перевозить котов железной дорогой запрещено.
   - А как же возить котов? - спросила Марико, считая, что кот будет не лишним в их купе.
   - Пусть летают Аэрофлотом, - хмыкнула Маргина, чем весьма развеселила проводницу. Когда поезд удалился от станции, Маргина открыла окно и увидела Туманного Кота, летящего рядом с вагоном. Он засунул морду в окно и спросил: - Не помешаю?
   - Нет, - сказала Марико. Она затащила его в купе и принялась гладить.
   Маргина прилегла на свою полку и раскрыла книгу в кожаном переплёте. Написанная гусиным пером на французском языке, книга оказалась очень интересной и познавательной. По виду она напоминала дневник, но когда Маргина прочитала несколько страниц, то поняла, что события записали позже. Она перечитала то, о чём ей рассказывал Туманный Кот, а дальше узнала следующее:
   "Закончу рассказ о посещении Кафы с того, что мы выкупили Раймонда из рабства и вместе с Жаном ле Меном потащили на свой корабль. Кто думает, что таскать пьяного госпитальера плёвое дело, тот ошибается. Раймонд всё время рвался спасать Марию, и нам с трудом удавалось сдерживать его попытки. Мы дотащили его до трапа корабля, где встретили нашего юного капитана Адониса, который, увидев пьяного Раймонда, разочарованно спросил:
   - А где Мария?
   Мы не могли сообщить ничего вразумительного юному капитану, который, по случаю встречи с Марией, не поленился и отыскал в трюме новый костюм. С трудом уложив Раймонда в каюте, мы принялись совещаться о наших дальнейших действиях. В итоге, решили, что снова отправимся в город на поиски Марии, а Адонис и Кудря останутся на борту корабля. Взяв с собой Жана, я долго бродил по улицам, но Марию нигде не увидел. Возле главных ворот собралась толпа, лупившая какого-то бродягу, который как оказалось потом, убил главного нотария. Двери в его дом были настежь открыты и там шныряли стражники.
   Заглянув в середину толпы, я взглянул на несчастного, которого колотили, чем попало, и чуть не свалился с ног - в пыли улицы лежал Хасан аль-Каин, весь побитый, а его голова, залитая кровью, болталась, как игрушечная. Я схватил Жана и потащил его на корабль. Увидев моё побелевшее лицо, Жан не сопротивлялся и не расспрашивал о том, что я увидел. Как потом я узнал, он думал, что толпа расправилась с Марией.
   Оказалось, что не только с нами случилось необычное. Адонис, стоящий у борта, наблюдал за берегом и увидел, как какой-то огромный мужчина тащит на руках девушку. "Украл, наверное!" - подумал Адонис, как потом он рассказывал. Мужчина приблизился к кораблю и спросил у Адониса, не возьмёт ли он на борт пассажира.
   - Куда вам нужно? - спросил Адонис, ещё не решив, что с мужчиной делать.
   - Куда угодно из этого города, - произнёс гигант и без приглашения ступил на трап. Под его тяжестью доски заскрипели, а когда он поднялся, то Адонис с удивлением увидел на руках гиганта Марию.
   - Что с ней? - спросил Адонис и подмигнул Кудре. Тот ничего не понял, но насторожился и подошёл ближе.
   - Видимо, испугалась и потеряла сознание, - ответил гигант.
   - Давай положим её в каюте, - сказал Адонис и повёл гиганта на корму. Когда Марию уложили на узкую капитанскую кровать, Адонис крикнул Кудре: "Держи его!" - а сам принялся вытирать лицо Марии мокрым платочком. Кудря вцепился в гиганта, принёсшего Марию, и они принялись возиться на палубе, точно два огромных медведя.
   Мария открыла глаза и спросила: - Где я?
   - Не бойтесь вы в руках своих друзей, - сказал Адонис, но Мария, несмотря на то, что капитан её укладывал, поднялась и вышла на палубу.
   - Оставьте в покое Дюдона, - воскликнула она, направляясь к двум гигантам.
   - Кудря, оставь Дюдона, - сказал Адонис, слышавший не один раз о безвременно почившем друге госпитальеров.
   - Так он дерётся, - сказал Кудря, совсем не собираясь заканчивать борьбу. Видимо, встретив равного по силе соперника, Кудря разминал свои мускулы. Дюдон, ещё ничего не понимая, не собирался оставлять поле боя.
   Хорошо, что вернулись мы с Жаном, иначе медведи разнесли бы корабль на щепки. После обнимания и бестолковых расспросов, Дюдон сказал, что лучше выйти в море и стать подальше от города, что Адонис и сделал. После этого стали на якорь и выпили несколько бутылок вина. Правда, Раймонду, который ещё толком не пришёл в себя, не наливали, так как он до сих пор не верил, что его друзья не погибли. Мария тоже никак не могла поверить, что Дюдон де Компс и я живые и здоровые. Когда она у нотариуса увидела Дюдона, то думала, что умерла и видит его в раю, отчего благополучно отключилась.
   Наутро, когда все встали, Мария сказала:
   - Нам нужно разделиться.
   Её слова очень удивили всех, так как мы собрались вместе и благоразумнее всего держаться друг друга. Я сказал ей, что по старшинству решение принимаю я, но она возразила: - Каждый, увидев такую команду, как наша, задаст себе вопрос: куда они идут и что охраняют. Поэтому, когда мы вместе, мы всегда подвержены нападению.
   - И как ты хочешь разделить нашу команду? - спросил я, желая услышать её аргументы и надеясь разубедить её.
   - Я пойду с Раймондом, - начала Мария и все как-то погрустнели, - Гуго с Жаном, они уже сдружились ...
   - А я могу пойти с Кудрей, - натянуто улыбнулся Дюдон, - он говорит, что его места хлебные, так что с голоду я не помру.
   - А вы не хотите всё время плавать на корабле? - с надеждой спросил Адонис, наблюдая, как его новые приятели один за другим испаряются.
   - Мы только что вытащили вас из неприятностей, - с некоторой обидой сказал я, - если вы останетесь вдвоём, защищать вас будет некому.
   - Брат мой, Гуго, - с горечью сказал Раймонд, - такое может случиться с каждым.
   - Я с этим не спорю, брат Раймонд, - сказал я и положил ему руку на плечо, - нам лучше держаться вместе.
   Дальнейшее поведение Марии меня возмутило - она категорически настаивала на разделении, притом что остальные госпитальеры были согласны со мной. Когда мы закончили обсуждать этот вопрос и разошлись по кораблю, бледная Мария подошла ко мне и сообщила, что мы вправе делать что нам угодно, и она отдаст мне Рубин Милосердия. Мария просила высадить её в Кафе, так как она намеревалась отправиться в княжество Готия, где много набожных людей. Сказав ей, что я подумаю, я отпустил Марию, которая тут же ушла в каюту. С тяжёлым грузом на душе, я сообщил о разговоре с Марией остальным госпитальерам.
   - Она права, - сказал Жан ле Мен, - нечего подвергать девушку опасности.
   - Мы можем доставить её в Готию на корабле, - подал реплику Адонис, несмотря на то, что ему голоса никто не давал.
   - Мы не можем отправить её одну, - помрачнел Раймонд, - девушка совершенно беззащитна.
   - Я думаю, что никто не будет противиться, если ты согласишься её сопровождать, - сказал я и Раймонд обрадовался. Подумав над словами Марии, я осознал, что Рубин Милосердия должен защищать я, поэтому добавил:
   - Мария права, нам нужно разделиться, чтобы сбить с толку тех, кто зарится на рубин.
   Такое решение опять вызвало споры, но я их прекратил, как и положено сержанту. Дюдон пробурчал, что он самолично развалил гаду ассасину голову, поэтому нечего его бояться.
   - Не далее, как вчера, его пинала ногами толпа за убийство нотария, и он ещё брыкался, - сказал я, чтобы госпитальеры не расслаблялись. А Дюдон, отчего-то побледнел и перекрестился. "Следует его отпустить с Кудрей", - подумал я и сказал Адонису, чтобы он держал путь в Борисфен. У молодого капитана глаза загорелись, как два ночных фонаря по бортам и он лихо снялся с якоря. Марии я ничего не сказал, предоставив Раймонду право сообщить ей приятную новость. Когда она вышла на палубу, то её щёки зарделись, и она чмокнула меня в щеку. Совершенно как сестра, но ангельски приятно.
   Порт Борисфена совсем никудышный, да и здешний рынок не в пример Кафе - сюда везут то, что там не удалось продать. Кудря, обычно молчаливый, когда прощался с Адонисом, расплакался, и видеть гигантского мужчину, всего в слезах, ещё та потеха, отчего расплакалась и Мария. Адонис, как настоящий капитан, морщил нос от ветра, от которого, зараза, слезились глаза. Верзила Дюдон де Компс каждого носил на руках, так обнимая, точно хотел выдавить оливковое масло. Раймонд вынес ему мешок, нагруженный чем-то в трюме. Дюдон, заглянув в мешок, сказал, что деньги не возьмёт, но Раймонд, умница, убедил его, что деньги на постройку церкви. Уже хотели отдать концы, когда Мария подбежала к Дюдону, обняла его, и долго шептала на ухо, а потом что-то повесила госпитальеру на грудь. На мой немой вопрос, она со слезами сказала:
   - Крестик на память.
   Когда корабль отплыл от берега, фигуры Кудри и Дюдона уже не казались большими, но ещё долго маячили на пирсе, пока город не скрылся в туманной дымке. Как оказалось, мы расстались с друзьями навсегда. Как мне ни хотелось, но пришлось везти Марию и Раймонда в княжество Готию. Порт назывался Авлита и стоял в устье речки, которая недаром называлась Чёрная, так же, как и мои предчувствия. Когда мы приблизились к низким берегам, изрезанных бухтами, то казалось, что вот-вот из этих щелей выскочат какие-нибудь пираты и возьмут корабль на абордаж. Как будто сочувствуя, солнце спряталось за облаками, а влажный воздух насытился дымкой, отчего всё дальнее погрузилось в непрозрачную синь.
   Мария и Раймонд тоже казались грустными, а что у них делалось в душе - один Бог знает. Я наказал капитану Адонису снабдить Раймонда золотом и едой на первое время, а дальше им придётся заботиться о себе самим. Спустили лодку, не доплывая до порта, так как Адонис не знал фарватера, а лоцманов что-то не наблюдалось. Их высадили на правом берегу реки, возле плоской горы из известняка, вдоль которой шла дорога. Словно подгоняя их, на дороге показалась пара низкорослых лошадей, тянущих четырёхколёсную повозку. Жан ле Мен, переговорив с немолодым греком, узнал, что тот везёт груз в Дорос, княжий город, и подрядил его, чтобы он довёз Марию и Раймонда.
   Мария долго смотрела на меня, а потом расцеловала в обе щёки и прижалась ко мне. Я чувствовал, как дрожит её тело и мою душу разрывала печаль, но старый грек торопил Жана и что-то недовольно ему вещал. Мария вытащила из кармана Рубин Милосердия и сама повесила его мне на шею.
   "Береги себя!" - прошептала она мне на ухо и оттолкнула, потому что с её глаз посыпались слёзы. С Раймондом мы обнялись и потискали друг друга, после чего сказал ему: "Береги Марию!" Он кивнул мне в ответ и обнял Жана. Мария с берега помахала Адонису, и они с Раймондом сели в повозку. Грек хлестанул лошадей, и повозка покатила, поднимая белесую пыль, которая скрыла и повозку и людей.
   - Куда теперь? - спросил Адонис, как только я поднялся на палубу.
   - Мы едем в Кафу, - ответил я ему. Путь в генуэзскую столицу на Понте походил на траурную церемонию, точно мы похоронили друга. Я бы сказал, что в моей жизни исчезли четыре друга, так как и Кудря уже успел полюбиться и стал своим. Я не знал, правильно ли я сделал, что согласился разделиться, и уже сомневался в своём слове, данном маршалу Матье де Клермону, обещая хранить Рубин Милосердия и передать его тем, которые придут. Я сомневался и в том, что остались живы те, кто придут, и подозревал, что их никогда не существовало.
   В Кафе я приказал Адонису загрузиться провизией, а сам отправился в городскую тюрьму, где держат должников, разбойников перед судом и убийц. За несколько аспров43 я договорился со стражником, чтобы он разрешил мне увидеть разбойника, убившего нотария Ламберто ди Самбучето. Приняв меня за любопытного купца, стражник дал мне несколько минут и подвёл к клетке, в которой держали Хасана. Узнать его оказалось трудно, так как всё лицо заплыло сплошным синяком, но глаза, горящие внутренним огнём, говорили о том, что он меня узнал и даже удивился.
   - Да, - сказал я и вытащил из-за пазухи Рубин Милосердия, - я жив, потому что меня защищает рубин.
   Хасана чуть не съел меня живьём, так ненасытен был его взгляд, а я продолжил: - Жаль, что мои друзья уехали во Францию, а я уезжаю в Трапезунд. Желаю тебе лёгкой смерти, так как за убийство тебе снесут голову или повесят.
   - Я найду тебя, - прошипел ассасин, но я его уже не слушал, так как выполнил свою задачу и вернулся стражник. С чистым сердцем, я отправился на корабль. Теперь моим друзьям ничто не грозит, и Хасан будет искать только меня. От этого у меня поднялось настроение и я, когда оказался на борт корабля, предложил верному другу-госпитальеру Жану распить бутылочку вина. За приятной беседой я рассказал ему о посещении Хасан аль-Каина и разговоре с ним. Жан сердился, что я не взял его с собой, чтобы посмотреть рожу ассасина при виде рубина.
   - Ещё успеешь, - сказал я ему, не подозревая, что мои слова окажутся пророческими. Мы так засиделись в каюте, что не заметили, как корабль снялся с якоря. Через некоторое время в каюту постучал Адонис и спросил, куда мы идём. Я не знал, что ему ответить, так как на Трапезунд, как я сообщил ассасину, идти не собирался. Решив отдаться на волю судьбы, я сказал Адонису: "Иди, куда хочешь", - а сам открыл ещё одну бутылку вина. Адонис, как-то странно посмотрел на Жана, как будто хотел что-то сообщить и вышел. Я даже заподозрил их в том, что они плетут какой-то заговор. Взглянув на лицо Жана, когда он повернулся ко мне, я увидел такую довольную улыбку, что отбросил всякие сомнения в сторону.
   Утром, когда я вышел на палубу, вся команда как-то странно на меня посматривала. Я подошёл к капитану Адонису и спросил: - Что случилось?
   - Ничего, - ответил юный мореход и уставился взором вперёд, хотя там нечего рассматривать, кроме синей дали. Вероятно, после расставания с друзьями у меня в душе произошёл какой-то надлом, который я не замечаю, но его отчётливо видно другим. Я подошёл к Жану, который не станет мне врать, и спросил: - Неужели, это так заметно?
   Жан подозрительно на меня посмотрел и встревожено спросил: - Что?
   - Моё состояние, - ответил я. Жан оглянулся вокруг и отчего-то шёпотом спросил: - Тебе кто-то что-то сказал?
   - Нет, - ответил я и добавил: - Я же не слепой.
   - Ты, что, всё знаешь? - спросил Жан.
   - Я же вижу ваши взгляды, - ответил я.
   - И что ты об этом думаешь? - как-то очень заинтересованно спросил Жан.
   - Мне нужно побыть одному, и помолится, - сказал я, обрадовавшись, что нашёл решение проблемы. Чтобы найти уединение, я отправился в каюту, в которой жила Мария во время своего краткосрочного пребывания на корабле. Тем более, меня тешила мысль, что её дух ещё витает в каюте и благотворно подействует на мои расшатанные нервы. В ожидании блаженства, я открыл дверь и замер от ужаса - дикий визг резанул по ушам. Я выхватил меч, приготовившись защищаться, и услышал сзади голос Жана: - Если ты её убьёшь, я убью тебя!
   Странные слова моего друга-госпитальера поразили меня, но не внесли ясность в моё положение. Крик прекратился, и я снова заглянул в дверь каюты. С изумлением я увидел девушку, которая стояла, прижавшись к стенке каюты, и смотрела на меня своими огромными чёрными глазами. Если бы не Жан, мы бы долго стояли, уставившись друг на друга. Положив руку на плечо, мой друг подошёл ко мне и сказал:
   - Девушка не виновата, это я её сюда поселил.
   Ситуация требовала объяснения и я выслушал Жана, удивляясь ещё больше. Оказалось, что в то время, когда я был с Хасан аль-Каином, мой друг, Жан ле Мен, прогуливался возле рынка невольников и заметил красивую девушку, которая совсем не вписывалась в данное окружение. Несмотря на то, что она оказалась рабыней, девушка гордо посматривала вокруг, точно не замечая своего положения. Жан, жалостливая душа, спросил у ордынца за какие деньги он готов уступить девушку и очень огорчился, узнав его цену. Возвратившись на корабль, он спросил у капитана Адониса, имеет ли он право на какую-то часть пиратских сокровищ, лежащих, как балласт, в трюме корабля. Адонис расспросил Жана, а когда узнал его намерение, то сообщил госпитальеру, что данная сумма пустяк, который он, как капитан, может выдать без согласования со мной. В итоге черноокая гордая девушка оказалась в каюте. Правда, сообщить мне о том, что на борту находится девушка, никто не отважился, так же как и то, что капитан Адонис держит курс на Поти в Колхиде. Этот порт находится недалеко от той горной местности Иберии, которая называется Мтиулети и где проживала девушка.
   Выслушав Жана, я, для вида, немного нахмурил брови, а потом рассмотрел девушку, из-за которой произошёл весь сыр-бор. Только взглянув на нее, я понял, отчего Жан потерял голову - девушка оказалась очень необычной. Она отличалась красотой, но не это поражало в её облике, а в первую очередь гордый облик, словно она какая-то неприступная царица. Когда я узнал, за сколько её купили, то убедился, что ордынец не прогадал - за девушку Жан заплатил, как за королевскую особу.
   Девушку звали Нино Читаури. Вначале, она нас чуралась, кушала в каюте сама и выходила на прогулку только ночью, когда все спали. Если бы не потребность посещать гальюн, я думаю, что она бы не выходила и ночью. Как то утром, пересилив свою гордость, она спросила у капитана Адониса на греческом языке, который немного знала: - Куда мы идём?
   Адонис с удовольствием сообщил Нино, что её везут в порт Поти.
   - Вы хотите меня продать? - спросила она с прежней надменностью. Адонис сказал ей, что Жан ле Мен купил её, чтобы отпустить на свободу. Данное сообщение капитана поразило её, и Нино долго думала, а потом, краснея, спросила: - Я не знаю ваших обычаев. Я что-то должна сделать для бидзия44 Жана ле Мена?
   Адонис сказал ей, что она может его поблагодарить, но, видимо, она не поняла смысла его слов, так как снова покраснела и спросила: - Как я должна его благодарить?
   - Словами, - ответил Адонис и только сейчас понял мотивы её расспросов, - скажете ему спасибо, при случае, и этого достаточно.
   Случай тут же и представился, так как на палубу вышел я и Жан. Девушка подошла к Жану и торжественно сообщила: - Если вам понадобится моя жизнь, я отдам её без промедления.
   Жан, не менее меня удивлённый её пафосной речью, переведённой Адонисом, сообщил Нино, что она ему ничего не должна, так как всякая христианская душа рождена свободной. Жан добавил, что Нино поступила бы так же, если бы у неё имелась возможность кого-то освободить, с чем девушка искренне согласилась. Слушая девушку, я удивлялся её душевной целомудренности и чистоте её поступков. Впоследствии Адонис, с которым она разговаривала более открыто, сообщил нам, что Нино, несмотря на её юные года, пришлось много пережить. На их селение напали осы,45 убили братьев и отца, а её продали в рабство ордынцам. Тем не менее, она собиралась возвратиться домой и наказать убийц, что вызвало у меня улыбку.
   Она носила тот же костюм, в котором её забрали в плен: тёмно-красная накидка-платок с чёрной бахромой по краю, нависающей на её лоб. Длинное платье из того же материала, что и платок, с широкими укороченными рукавами, украшали треугольные вышитые узоры, а на груди выделялся чёрный крест из треугольников. Под верхней одеждой находилось такого же цвета платье с узкими рукавами до кистей. Ноги в вязанных до колен носках украшали мягкие, без каблуков, кожаные мокасины, которые она называла каламанами.
   Орлиный нос с горбинкой и брови на взлёте добавляли лицу мужественности и не портили его овал. Необычные зелёные глаза ярким контрастом с красными губами на белом лице дополняли образ девушки. Постепенно Нино ожила и уже не бросала настороженные взгляды на каждого моряка, отчего путешествие в Иберию стало приятной прогулкой.
   В те времена эта несчастная страна оказалась разорванной на две половинки: восточная часть находилась во власти ильхана Гайхату государства Хулагуидов, а в Колхиде правил царь Давид VI Нарин, который платил дань хану Тохту из Золотой орды. Хан Гайхату пожаловал власть в восточной Иберии сыну царя, Вахтангу. Давид VI Нарин достиг преклонных лет, и цель у хана Гайхату имелась одна - по смерти царя Давида его трон перейдёт Вахтангу и Иберия бескровно соберётся в одну страну и достанется Гайхату. Над сорока двухлетним царём Вахтангом хан поставил атабагом46 своего доверенного человека Хутлубуга.
   С удивлением я узнал, что Нино намерена посетить царя Давида, когда доберётся до Кутаиси. Я слегка посмеивался про себя - кто такая Нино и кто царь Давид. Впоследствии оказалось, что я ошибался - царь Давид не только принял Нино, как самую дорогую гостью, но вместе со своей женой Феодорой имел с ней долгую беседу. Как оказалось, отец Нино, хевистави47, в военное время всегда нёс службу при царях Иберии. Горцы никогда не облагались налогами, а во время войны все как один воевали за царя. Несмотря на свой возраст, семидесяти четырёхлетний царь знал всех братьев Нино по имени и очень расстроился, что их уже нет живых. А на прощание царь подарил Нино лошадь и саблю, которой девушка обрадовалась, как младенец игрушке.
   Чем ближе мы подходили к Поти, тем задумчивее становился взгляд Жана ле Мена. Стоило на палубе появиться Нино, как он сразу оживал и сыпал колкостями, хотя девушка плохо понимала его французский. А Жан плохо говорил на греческом, который хорошо понимала она. Я сочувствовал Жану, так как видел, что мой друг влюбился в Нино, хотя я в ней ответного чувства не замечал. Жан часто подходил ко мне и говорил: - Ты видел?
   - Что? - не понимал я.
   - Как она на меня посмотрела, - говорил Жан, не требуя ответа, так как ответ звучал в его голосе. Я стал опасаться за друга и размышлял о том, что нам делать после прихода в Поти. Не стоит забывать, что мы должны хранить Рубин Милосердия, который нам поручил маршал Матье де Клермон. Что-либо вразумительное не приходило мне в голову, как тут на меня снова наткнулся Жан и спросил с серьёзным видом, точно я его личный священник:
   - Что ты думаешь о целибате48?
   Его вопрос меня огорошил, так как меньше всего я об этом думал, поэтому переспросил:
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ты давал обет безбрачия? - спросил Жак у меня.
   - Нет, - ответил я, а по виду Жана понял, что тот совершил данное действие. Чтобы успокоить моего юного друга, я сказал: - Ты можешь дать новый обет.
   - Какой? - заинтересованно спросил Жан.
   - Дай обет, что ты не придерживаешься целибата.
   Лоб Жана посетила одна глубокая борозда, после чего он вполне серьёзно произнёс: - Я даю обет "брачия".
   Я сомневался, что такой обет имеет право на существование, но посветлевшее лицо Жана вполне оправдывало моё малое прегрешение. Как же я ошибался, когда думал, что на этом Жан успокоиться! Не прошло и полдня, как он снова припёрся на исповедь и сообщил:
   - Нам, ведь, не обязательно оставаться на корабле, когда мы придём в Поти?
   - Что ты хочешь сказать? - спросил я у Жана напрямик.
   - Для безопасности Нино нам стоит проводить девушку на её родину, - сказал Жан, вопросительно заглядывая мне в глаза. В его словах имелось зерно правды - мы могли путешествовать куда угодно, но так не хотелось оставлять корабль и капитана Адониса.
   - Посмотрим, - дипломатично ответил я, чтобы немного остудить своего друга.
   Поти встречал нас не очень радостно. Наступала осенняя пора, а вместе с ней и утренние туманы, отчего к берегу шли на единственном кливере, который изредка обвисал на носу в связи с отсутствием ветра. Несмотря на это, необычайно возбуждённая Нино светилась, заменяя утонувшее в тумане солнце. Капитан Адонис, не имевший опыта плавания в таких условиях, надеялся только на рулевого и старых моряков, не мешая им своими командами.
   Вскоре морской бриз угнал туман в леса, покрывающие горы, медленно открывая солнечным лучам побережье и порт. Зелёная прибрежная полоса, прикрытая сверху далёкими белыми вершинами, синевой и туманом, радовала глаз своей сочностью, совсем позабыв о том, что впереди осень и зима. Правда, в этих местах зима настолько мягкая, что походит, скорее, на продлившуюся осень. Всего этого мы не знали, а просто радовались тому, что почувствуем под ногами твёрдую почву.
   Сойдя на берег, мы радовались вместе с Нино, оккупировав первый попавшийся духан49 и наслаждаясь нежнейшей гебжалиа50, сочным мергельским хачапури, кушали сациви51 и ели жареное мясо с приправой, остроту которого запивали красным вином. Нино взяла на себя роль тамады, радостно провозглашая тосты за своих новых друзей, которые переводил Адонис. Духанщик позвал музыкантов, которые под звуки гудаствири52 и доли53, запели речитативом, а дальше затянули трёхголосие, отчего Нино, чуть не заплакала, а потом пустилась в пляс.
   Гуляли до позднего вечера, и возвращаться на корабль так не хотелось, что до утра бродили по берегу: кто-то, как Нино, наслаждаясь свободой, а некто, как Жан, восхищаясь девушкой. Я и Адонис любовались обоими, не погружаясь мыслями в будущее, которое может оказаться печальным. Утром, когда мы возвратились на корабль, Жан отвёл меня в сторону и сказал: - После того, что произошло вчера, мы просто обязаны проводить Нино до её дома!
   Я не очень понимал, что такого произошло вчера, отчего мы должны сопровождать девушку, но красноречивый взгляд Жана был настолько умоляющим, что я не посмел разрушить его надежды. Когда я сообщил Нино о том, что мы сопроводим её до дома, она с такой благодарностью посмотрела на меня, что развеяла всё мои сомнения. Адонис, услышав наше решение, так загрустил, что на него нельзя было смотреть. "Морской волк" раскис, как девчонка. Он пообещал, что придёт через год и будет ждать меня в Поти, и мне пришлось согласиться с ним, поставив условие ждать неделю, а потом отправляться по своим делам.
   Сборы были короткими. Адонис щедро насыпал нам в котомки золотых монет разной чеканки, но много взять мы не могли, так как путешествие в горах не прогулка вдоль Сены в Париже. Адонис купил двух ослов для поклажи, а идти нам придётся пешком. Прощанье с Адонисом мы не затягивали, так как смотреть на его огорчённое лицо, не было мочи. Не дожидаясь ночи, мы тронулись в путь, считая, что лучше заночевать в лесу, чем растягивать процедуру прощания.
   Через несколько дней мы добрались до Кутаиси, причём, Нино, в походе, чувствовала себя намного лучше, в отличие от нас. Данная территория довольно плотно заселена, поэтому не составляло труда найти кров и пищу, а в дороге попутчиков. Местность, пусть и холмистая, не шла ни в какое сравнение с горами, которые поднимались вдали белыми вершинами. Пересекающие её реки не столь широки, чтобы представлять препятствие, но достаточные для того, чтобы напоить любого путешественника кристально чистой холодной водой. Город Кутаиси возвышался над всем районом, оседлав высокую скалу на правом берегу Риони. Окружённый высокой стеной, из-за которой едва выглядывал храм Успения Богородицы, он представлял собой неприступную крепость и издали внушал доверие. Увидев её далёкий контур, я перекрестился, а Жан, сделав это машинально, во все глаза смотрел на сияющее лицо Нино.
   Дорога, ведущая к городу, довольно утомительна и крута, поэтому мы очень запыхались, пока добрались до городских ворот. Стражники окинули нас взглядом, но пропустили, посчитав, что мы сопровождаем Нино. Оставив нас вместе с ослами возле духана, она отправилась в царский дворец, который, издали, не казался таким впечатляющим, как мы ожидали. Нино отсутствовала довольно долго, и Жан начал изводить меня дурацкими вопросами, пока перед нами не появился джигит в чёрной одежде, который что-то говорил и стал жестами приглашать нас идти с ним. Я подумал, что нам не стоит применять оружие, так как с Нино, возможно, всё в порядке, поэтому последовал за джигитом, подавая пример Жану. Нас привели к крытой беседке, увитой виноградом, где находилась Нино в обществе мужчины преклонных лет с чёрной седеющей бородой и женщины с греческим профилем, одетой в белые одежды. В стороне сидел второй мужчина лет сорока пяти, как я впоследствии узнал, сын царя Давида, по имени Константин. Они вели оживлённую беседу, которую прервали при нашем появлении.
   Увидев нас, Нино оживлённо поднялась и представила нас царю Давиду Нарину. Сын Давида только кивнул головой, а царица Феодора стала расспрашивать на французском о Константинополе и своём брате Андронике, базилевсе Восточной Римской империи. Я рассказал о посещении сестрой Марией брата царицы Феодоры, а потом она расспрашивала о ионитах и нашем ордене госпитальеров. Жан, с любезностью придворного, вытащил из-за пазухи щепку от Креста Господня, вывезенную им из Иерусалима, и подал реликвию в нежные монаршие ручки, а потом и вовсе расщедрился и подарил реликвию царице. Я не очень верил в божественное происхождение реликвии, так как в Иерусалиме их продают на каждом углу пучок, но, тем не менее, царица приняла подарок с благодарностью. Давид хотел подарить нам лошадей, но я благородно отказался, заявив, что слугам божьим следует ходить пешком. У Нино причин отказаться не имелось, а когда царь вручил ей саблю, отделанную серебром, то она и вовсе всё забыла, рассматривая смертельную игрушку.
   Мы переночевали в духане, а с утра отправились в дальнейший путь. Нино не очень хорошо знала дорогу, по которой мы путешествовали, точнее, совсем его не знала, и имела то преимущество, что понимала местное наречие. Правда, её преимущество сводилось на нет, так как некоторые их встреченных путешественников говорили на таком диалекте, что Нино едва могла связать два слова. Вначале мы шли вдоль речки Квирили, которая впадает в Риони, пока не добрались до Зестафони, откуда начались дикие места. Нино для удобства переоделась в мужскую одежду, купленную в Кутаиси, но я подозреваю, что всему причиной оружие, которым её наградил царь Давид. Она постоянно хваталась за посеребренную ручку своего сокровища, а на привалах, вместо того, чтобы отдохнуть, сражалась на палках с Жаном, который с видом знатока учил её приемам обращения с мечом. Его "миротворец", как он его называл, всегда оставался скрытым под плащом, но был ей тяжеловат. После нескольких уроков с ним, она поняла, что это не её оружие и кроме своей сабли в руки ничего не брала.
   Совсем неожиданно, ей пришлось испытать свой клинок, причём, весьма своеобразно. Я уже говорил, что места, по которым мы шли, совсем дикие и голодные, не то, что в долине. Нападение оказалось неожиданным, но мы, привыкшие к войне, спокойно вытащили своё оружие. Несколько абреков окружили нас со злобным видом, собираясь лишить нас не только имущества, но и жизни. В отличие от нас с Жаном, знающих цену жизни, у Нино глаза загорелись азартом, и она с удовольствием вытащила свою саблю. Бой был коротким, так как мы с Жаном выбили у двух нападавших оружие и оглушили их мечами, а Нино рубанула атаковавшего разбойника по руке, отчего тот уронил свой клинок и злобно смотрел на неё. Остальные разбойники сыпанули в разные стороны, тем не менее, не уходили и их враждебные взгляды сверлили нас издали. Нино, с поднятой саблей, застыла над раненным абреком и не знала, что делать. Вид поверженного врага, совсем ещё юного, и хлеставшая из руки разбойника кровь парализовала её. Я, не разговаривая, вытащил из кармана свой заветный флакончик и полил на рану юноши, отчего тот завыл, точно дикий волк. Так как юный абрек сопротивлялся, то я приложился к его роже кулаком, отчего тот отключился, а я спокойно занялся раной. Когда я перевязал рану, Нино спросила меня на французском языке, которому немного научилась за время нашего путешествия: - Он жить будет?
   - Куда же он денется, - ответил я и в её глазах увидел удовлетворение. Когда ожили два других разбойника, Нино с ними поговорила и незаметно от нас сунула им в руку монеты, вероятно из тех, которые на дорогу дала ей царица Феодора. Как я понял, разбойники, не сказав спасибо, интересовались судьбой юного абрека, тыкая в него пальцем. Нино, подняв на меня глаза, спросила, что я собираюсь делать с пленными, и я сообщил ей, что пусть проваливают на все стороны. Разбойники собрали своё оружие и, не дожидаясь, пока малый придёт в себя, потащили его в редкий лес невдалеке. Правда, вскоре я заметил, что нас не покинули, и чьи-то глаза сопровождают каждое наше движение, прячась то за камнем, то за кустом. Я предупредил об этом Жана и Нино. Через некоторое время Нино, до этого времени немного подавленная, засмеялась и повернулась ко мне:
   - Это Гочо.
   - Какой Гочо? - не понял я.
   -- Тот, которого я ранила, - ответила Нино, останавливаясь.
   - Он, что, хочет тебе отомстить? - спросил я, не собираясь поощрять кровную вражду.
   - Не знаю, - ответила Нино и обратилась с мелодичной речью к кустам. Кусты гортанно ответили, а потом из-за них появился юноша, которого Нино называла Гочо.
   - Он говорит, что ты его кунак54, - сказала Нино, с насмешкой глядя на меня. Когда она объяснила смысл слова, я сказал, что это она пощадила юношу, но Нино, улыбаясь и явно издеваясь, сообщила, что я спас своим лекарством юношу от смерти, поэтому его долг спасти меня.
   - А он по-братски не зарежет меня ночью? - спросил я, но Нино сделала такие круглые и удивлённые глаза, что я понял - здесь сомнения неуместны. Мой брат вышел из-за кустов и направился к нам. Он гордо что-то сообщил гортанным голосом и Нино перевела:
   - Вы должны обменяться кровью.
   Оказалось, что нужно порезать запястья, а потом прижать руки друг к другу. Я не стал спорить с дикарём, который царапнул мою руку и щедро порезал вторую свою, а потом облегчённо прижался к моему запястью. Завершив всё дело мужскими объятьями, он удовлетворённо присел у костра, который развёл Жан. Оказалось, что Гочо - земляк Нино, а к банде прибился после сражения с отрядом монгол. Они предположили, что монголы наняли крестоносцев для укрощения картвелеби55, поэтому напали. Узнав у Нино, что они идут в Картли, он решил присоединиться к нам.
   Я подумал, что Гочо никакой не кунак, а плут, воспользовавшийся случаем, но своё наблюдение не оглашал. Правда, мой кунак тоже удивился, когда узнал, что пал от рук девушки. Её мужской костюм обманул Гочо, и когда он узнал её женскую сущность, то густо покраснел от стыда. Под смех Нино, он сообщил, что ночью не выспался, так как его извели насекомые, поэтому пропустил удар девушки. Видимо, стыд возбудил его аппетит, или, по всей видимости, он несколько дней не ел, так как быстро расправился со своей долей и растерянно посмотрел вокруг. Нино положила ему свою лепёшку, объясняя возмущённому Жану, что больному нужно больше кушать. Глаза Жана говорили, что больному не помешала бы хорошая взбучка, но госпитальер должен был улыбаться Нино и соглашаться с её словами".
   - Масква! - толкнул Маргину кот, и она оторвалась от книги, удивлённо оглядываясь вокруг.
   - Дейда Маргина, где вы были? - спросила Марико Кураури и Маргина со стыдом спросила: - Тебя покормили?
   - Тебя ждали! - хмыкнул Туманный Кот, а Марико его погладила. "Уже спелись", - подумала Маргина и погладила Марико по головке.
   - А меня? - подал голос Туманный Кот и они засмеялись. "Как хорошо, что у меня есть они!" - думала Маргина, прижимая Марико и кота, который слизывал из её головы эмоции и это её не раздражало. "Как хорошо!" - повторила Маргина, а проводница, идя по коридору, настойчиво стучала во все двери, повторяя:
   - Масква! Масква!
  
   Репликация седьмая. Лилит
  
   Поезд прибыл в Маскву.
   - Ты дальше куда? - спросил Плутин. Кто-нибудь со стороны мог бы подумать, что вопрос чисто риторический, так как ассасин, Хасан аль-Каин, совсем не родственник Плутину и даже не друг. Суть состояла в том, что когда их положили в гробы, то перепутали головы. То, что обе головы приросли к телам, говорило о том, что тела бессмертные и какая разница, кому тело принадлежит. Но некоторые сомнения терзали душу Плутина, да и Хасан был не прочь получить назад своё тело, проверенное временем. Снова отрубить свои головы и поменяться они не могли, так как не доверяли друг другу.
   - Я на время останусь в Маскве, - сказал Хасан, выходя из вагона. Плутин облегчённо вздохнул, так как всю дорогу не спал, не доверяя Хасану, тем более что у последнего имелось два острых меча. Плутин отправился в кассу и взял билет на ночной ленинградский поезд. До отправления оставалось всего два часа, которые Плутин продремал на Ленинградском вокзале. Когда подали поезд, Плутин сразу взял бельё и завалился спать. Вначале, он спал, как убитый, но потом какая-то тёмная тень склонилась над ним и нежно сказала: "Спи", - а потом отпилила ему голову. Плутин хотел крикнуть, но только засопел, так как не хватало воздуха, а открытые глаза рассмотрели в полумраке Хасана, который тащил обезглавленное тело по коридору.
   Плутин потерял сознание и не видел, как Хасан вышел на станции Лихославль, перекинув через плечо тело в чёрном костюме. Пройдя по Лихославскому проулку, он углубился в лес, где закрепил обе сабли под углом в рогатке берёзы, а обезглавленное тело положил рядом. Упав на сабли, Хасан отсёк себе голову, которая скатилась к его бывшему телу.
   К утру Хасан пришёл в сознание и прощупал себя, а потом удовлетворенно хмыкнул. Бывшее тело Плутина он копнул ногой, сопровождая данное действие словами: "Сдохни, падаль!" - после чего отправился на вокзал и взял билет до Ленинграда.
   Сосед Плутина по купе проснулся в Чудово и, не заметив отрезанной головы, пошёл умываться, а когда вернулся, то заорал, как сохатый в лесу, разбудив весь вагон. Нарушая все расписания, поезд оставался на станции, пока не пришёл дежурный милиционер, которому вручили голову. Милиционер с отвращением повертел её в руках и сообщил, что без тела он голову не возьмёт и пусть везут её в Ленинград. В конце концов, милиционера, вместе с головой, вытолкали из вагона пассажиры, которые не желали путешествовать по соседству с такой жутью. Начальника вокзала не было в кабинете, когда дежурный явился к нему доложить о происшествии. Недолго думая, милиционер положил голову в холодильник и отправился сдавать ночную смену. В журнале дописал: "В наличии иметься одна потерянная голова мужского полу", - и в скобках указал: "В холодильнике начальника вокзала".
   С чувством исполненного долга, дежурный покинул рабочее место, а сменщик в журнал даже не заглядывал, а побежал в буфет, взять вырезку, как заказывала жена. Поскольку холодильник имелся один, у начальника вокзала, то дежурный открыл его в отсутствие хозяина и обнаружил чью-то голову. Первая мысль, что кто-то погубил начальника вокзала, отсеялась, так как лик Плутина не походил на местную железнодорожную знаменитость. Закралась вторая мысль, что начальник вокзала убил какого-то пассажира, но что делать с этой мыслью, дежурный милиционер не знал.
   Появившийся начальник вокзала, увидев дежурного с мясом, услужливо открыл холодильник и обнаружил голову, которую сопроводил вопросом: "Что, на холодец взял?" - не сразу сообразив, что голова человеческая. После соображения он грохнулся в обморок, и пришлось вызывать скорую помощь. Когда начальника привели в чувство, дежурный милиционер спросил у медсестры, не возьмёт ли она с собой голову. На вопрос: "Откуда она у вас?" - дежурный ответил: "Завалявшаяся". Медсестра озвучила диагноз: "Ты дурак!" - и уехала, оставив начальника вокзала лежащим на диване, а дежурного милиционера в глубоких раздумьях дефилирующего мимо холодильника.
   Неизвестно, сколько бы продолжался кругооборот головы, если бы не телеграмма, полученная дежурным по вокзалу. В ней говорилось об обезглавленном теле, найденном в Лихославле, и начальник вокзала отправил телеграмму о найденной голове. После переговоров начальства, голову отправили к телу, где, через сутки, они соединились в морге. На следующее утро тело пропало, так как купило билет на дневной ленинградский поезд, куда и отправилось.
   Плутин помнил, что такую подлянку ему сделал Хасан аль-Каин, но не жаловался на судьбу, так как родное тело принадлежало ему. Сложнее было с деньгами, так как кошелёк, лежащий во внутреннем кармане, украли. Билет пришлось покупать на заначку, по-шпионски зашитую в полу пиджака. Хорошо, что его паспорт, выписанный на имя Цыбульского Ильи Лазаревича, выходца из Винницы, славного города в западной Украине, находился в прозекторской морга и его никто не слямзил, иначе мороки не оберёшься. В Ленинград приехал под вечер, и переночевать пришлось на вокзале. С утра товарищ Цыбульский отправился в спортивное общество "Труд", где, после показательного выступления, его приняли тренером по самбо. Ночевать разрешили в подсобке, пока не найдёт себе квартиру, строго предупредив, чтобы не водил в данное помещение комсомолок и спортсменок.
   Через месяц товарищ Цыбульский снял квартиру на Литейном проспекте и только тогда позволил себе найти Вовку и поговорить с ним. Вовка, увидев старого знакомого, совсем не обрадовался и хотел улизнуть, но товарищ Цыбульский ловкой подсечкой поверг его в дворовую пыль.
   - Тебе не стоит меня опасаться, - сказал товарищ Цыбульский, протягивая руку Вовке. Тот так не думал, но за руку схватился.
   - Хочешь быть сильнее всех во дворе? - спросил товарищ Цыбульский и по глазам Вовки понял, что хочет.
   - Завтра, в шесть вечера, приходи в зал "Труда" на улице Декабристов дом двадцать один и спроси Илью Лазаревича, - сказал он Вовке и на немой вопрос мальчика сообщил: - Илья Лазаревич - это я.
   После этого Цыбульский оставил Вовку, твёрдо зная, что он обязательно придёт на тренировку. Вовка пришёл, но не к Цыбульскому. Он бы и не узнал, что приходил Вовка, если бы не услышанный разговор двух мальчишек из секции бокса. Оказалось, что Вовка появился в нижнем зале, когда там тренировались юные боксёры, которые упросили тренера взять новичка. Тренер, увидев худенького ребёнка, пожалел, дал Вовке перчатки и поставил к груше - пусть набирается сил. Пока тренер возился со старшими ребятами, малышня, чтобы потренироваться, использовала Вовку, как грушу, отрабатывая удары. В результате Вовке расквасили нос, а голова, точно колокол, звенела и кружилась. Его отправили домой, чтобы тренер не увидел, и, криво улыбаясь, приглашали приходить на тренировки ещё. На следующий день в зале для тренировок Вовка не появился, как и во дворе, так как расквашенный нос превратился в красную грушу, показывать которую дворовой шпане не рекомендуется. Цыбульский не стал его тревожить, а через неделю, когда нос Вовки утратил свой экзотический вид, подозвал его во дворе и, не расспрашивая, сообщил:
   - Нужно было найти меня, - положив руку на плечо, Цыбульский добавил: - Всегда бей первым.
   С Вовкой он занимался сам, не перегружая организм ребёнка. Другие тренеры, рассматривая низкорослого и хилого Вовку, с сомнением качали головой, а кто и открыто говорил, что с парнишки толку не будет. С такого возраста в секцию самбо не брали, а то, что тренер занимается индивидуально, никому не мешало. Вовка не отличался отменным здоровьем и часто болел, отчего по неделям не приходил в зал. Но Цыбульский знал, что впереди Вовку ждёт великое будущее.
  

***

   Масква нравилась Лилит своей безбашенностью и бьющей, как фонтан, жизнью. Они покинули вагон поезда на Курском вокзале, и вышли на привокзальную площадь. Круглые часы, прилепившиеся между двух четырёхугольных кубышек-башен, показывали двенадцать часов масковского времени. Две массивные белоснежные колонны, весьма напоминающие выкрашенных в известь демонов, Гаагтунгра и Веельзевула, точно заснули, подпирая огромную крышу. Спустившись по ступенькам вниз, на тротуар, Лилит была атакована таксистами, перекрывшими проход к ярким бело-красным троллейбусам. Лилит не собиралась ехать на общественном транспорте, поэтому выбрала хорошенького молоденького шофера, который, млея от её красоты, услужливо открыл перед ней дверку белого автомобиля "Волга". Она села на переднее место возле водителя, а демоны, Гаагтунгр и Веельзевул, едва поместились сзади. Лилит порылась в голове водителя такси и узнала, что лучшая гостиница в Маскве называется "Советская", поэтому приказала везти туда. Водитель сразу понял, что клиентка - особа очень важная, а сидящие сзади два квадратных чемодана не иначе как телохранители, и рванул направо, на Чкаловскую, разгоняясь по Садовому кольцу.
   - Не гони, - сказала Лилит, рассматривая изменившийся город, который последний раз видела где-то в семнадцатом году. Водитель услужливо приструнил своего коня, давая возможность рассмотреть плывущие за окном здания, изредка комментируя увиденное. Свернув налево, на Чернышевского, водитель мягко выплыл на Чистопрудный бульвар, и по бульварному кольцу медленно доехали до памятника Пушкину, возле которого свернули направо. Проводив взглядом огромную, с Гаагтунгра, фигуру Маяковского, машина выскочила на мост возле Белорусского вокзала, и остановились перед гостиницей "Советская".
   Серые колонны возле входа в гостиницу так напоминали такие же, но белые, на Курском вокзале, что Лилит невольно оглянулась на демонов, томившихся на заднем сидении. Прямо над входом висел огромный плакат, который извещал, что дом мод Кристиана Диора будет демонстрировать коллекцию летних моделей во дворце культуры "Крылья Советов". Лилит хмыкнула, и на ней появилось такое же платья, как на плакате. Водитель услужливо открыл дверь, и Лилит выпорхнула из машины и лёгкой походкой поплыла к входу. Швейцар, ошарашено глядя на Лилит, забыл открыть дверь, но Веельзевул отодвинул его плечом и так потянул дверь, что она застряла, открытая настежь. Портье, едва взглянув на Лилит, понял, что она птица очень высокого полёта.
   - Appartement Staline, - сказала она портье на французском, и он, точно завороженный, подал ей ключи от номера 301. Гаагтунгр вывалил на стойку кучу бабла, которую портье, не считая, сгрёб в кассу, а Лилит уже шагала к лифту. Седой лифтёр, не закрывая дверь, во все глаза смотрел на Лилит, ожидая её. Рядом с ним стоял молодой человек в галстуке и строгом костюме, который, открыв рот, зачарованно смотрел на Лилит сквозь линзы круглых очков. Она заглянула ему в голову и прочитала там смущение и озабоченность, а его противоречивая и тонкая нервная душа искала утешения. Содержимое ей понравилось, и она улыбнулась ему, а потом провела ладошкой по лицу и сообщила:
   - Ne vous inqui?tez pas. Tout aura lieu dans la meilleure fa?on possible56.
   - Вы француженка, - растроганно спросил молодой человек на французском языке и Лилит ему честно ответила:
   - Для тебя - да!
   Молодой человек сообщил, что его зовут Ив, и он поражён красотой Лилит. Она вышла на третьем этаже, оставив сияющего Ива наедине с седым лифтёром. Не успела она наполнить ванну водой, как в номер постучали и Гаагтунгр, открыв дверь, увидел нервного юношу с огромным букетом роз.
   - Mademoiselle Lilith, - сообщил он Гаагтунгру, заглядывая под его руку. Лилит, в голубом не запахнутом халате отстранила рукой Гаагтунгра и приняла букет из рук Ива. Никакие приличия не заставили юношу отвести глаза от неприкрытых прелестей Лилит.
   - Пойдём со мной, - сказала Лилит, взяв в руку кончик галстука юноши, и потянула его за собой. Гаагтунгр расплылся ухмылкой, но Лилит один раз посмотрела на него и сказала: "Сгинули оба!" - после чего демоны сделали кислые лица и исчезли за дверью.
   - Что ты умеешь? - спросила Лилит, снимая с носа француза очки и раздевая его. Заглянув Иву в голову, Лилит проверила его познания в искусстве любви и с удовольствием поняла, что ей придётся многому научить мсье француза.
  

***

   На следующий день ей пришлось выйти на подиум, так как Ив отвечал за ту выставку мод, афиша которой висела над входом в гостиницу. Он не просто отвечал, а оказался метром, конструирующим женскую одежду. Длинный помост, сооружённый под деревянным куполом зала, окружали ряды сидений в партере, наполненные жёнами партийной номенклатуры, а в амфитеатре располагались контингент попроще, из представителей околотекстильной промышленности. По прилёту из Франции, у Ива простыла одна из манекенщиц, которую пичкали антибиотиками, но только ухудшили её состояние. Видимо, у неё возникла аллергия на какие-то местные цветы и Лилит могла поставить её на ноги, но не хотела, так как Ив с удовольствием предложил ей заменить пострадавшую.
   Стоит сказать, что все мужчины, оказавшиеся на демонстрации коллекции, с удовольствием посмотрели бы на Лилит без одежды, а женщины, увидев новую француженку, понимали, что никакая одежда не заменит естественную красоту. Поэтому неистово хлопали Лилит, стоило ей появиться, стараясь быть сопричастными к её красоте. После выступлений во дворце, Ив сообщил, что их приглашают на какой-то завод, где они должны продемонстрировать коллекцию. Выступать перед рабочими Лилит категорически отказалась, проявив, тем самым, свою буржуазную сущность, мотивируя это тем, что ей, видите ли, не комильфо.
   Ив не стал настаивать, так как Лилит, как он понял, могла послать не только его, но и любого другого. Прошептав ей на ухо эпическое: "Жди меня, и я вернусь!" - он усадил в машины остальные модели и уехал. Не успела Лилит вернуться в номер, как в дверь постучали. Лилит, собираясь заняться делом, из-за которого она приехала в Маскву, никого не желала видеть и Гаагтунгр, открыв дверь, громко выдохнул в лицо незнакомцу:
   - Дама не принимает.
   - Меня примет, - нагло ответил посетитель, сунув под нос демона какую-то ксиву. Гаагтунгр не стал спорить с наглецом, предоставив Лилит возможность расслабиться и выбросить мерзкого типа в окно.
   - Полковник Владимир Павлович Ленский, - представился посетитель, вальяжно и без приглашения усаживаясь на кожаный диван, раскину руки на спинку. Лилит села напротив, положив ногу на ногу, и назвала себя:
   - Лилит.
   - Вы не француженка?! - спросил, подтверждая, полковник.
   - Нет, - ответила Лилит.
   - Будете работать на меня, - сообщил полковник Ленский, - поедете с месье Ивом во Францию и наладите связи с французскими офицерами. Я думаю, что у вас хорошо получится, - самодовольно закончил полковник. Лилит заглянула в душу полковника. К её удивлению, у товарища Ленского души не оказалось. "Неужели, так бывает?" - подумала Лилит, и оглянулась на Гаагтунгра: "Ты спёр?" - но обиженный вид демона говорил, что он полковника не трогал и пальцем. Про себя Лилит отметила, что в Тёмных Закрытых Мирах возможно всё. Серость, как плесень, разъедает грешную душу и может совсем её погубить.
   К своему удивлению, Лилит обнаружила, что её красота на полковника совершенно не действует. Порывшись в голове, она увидела такую мерзость и темень, что не сдержалась и стёрла всё к чертовой матери. Пустая оболочка уставилась глазами в стенку, совершенно не реагируя на окружающее. С омерзением, Лилит набросала в голове полковника структурную логическую конструкцию на выполнение её задания, предварительно выудив из головы Гаагтунгра портрет девочки, который тот выудил из головы Вовки. Полковник, получив задание, выпучил глаза и удалился из номера. Наказав Гаагтунгру притащить Ива, как только он появится, Лилит напустила воды в ванну. Она погрузилась в неё, выбросив все мысли о полковнике, Рубине Милосердия и Сатанаиле, будь он проклят. И не заметила, как заснула, точно обычный человек. Этому она научилась у своей подруги, Маргины, и мысли о ней навеяли ей приятный эротически-сладкий сон.
   Ив появился под вечер, уставший, но довольный. Сонная Лилит, как кошка, обвилась вокруг Ива, медленно ласкаясь, пока себя не раздразнила. Ей нравились нервные, обеспокоенные мальчики с раненной душой, для которых она была и музой и наслаждением, а они, расставаясь, всю жизнь помнили о Лилит. Она их бросала всегда неожиданно, и, потеряв её, мужчины или спивались, или создавали нечто необыкновенное в память о ней.
   Ласки, ненасытные и торопливые, точно они расставались сейчас, возбуждали человеческие гормоны, за действием которых любила наблюдать Лилит. Она, созданная вне общества и в единственном экземпляре, не стала вечной подругой Адама, так как не могла терпеть насилия. Наказанная за строптивость, она всегда считала взыскание чрезмерным, а оскорблённое самолюбие толкнуло её в руки Сатанаила. Она много раз успела об этом пожалеть, но не меняла своего теперешнего положения в иерархии мира, так как всегда считала, что за свои поступки в ответе она сама.
   Когда они проснулись поутру, Ив, почти упрашивая, пригласил её на прогулку в город. Оказалось, что Ив слукавил, так как вылазка запланирована для всех моделей. Надев на себя какой-то мешковатый костюм, Лилит, вместе с Ивом и несколькими моделями посетили масковский кремль и гуляли по городу, вызывая вокруг удивление и восторг.
  
   Медно-красные волосы выделяли Лилит среди других моделей, притягивая взгляды прохожих. Побродив по кремлю, они с Ивом сбежали и гуляли вдоль набережной реки, после чего зашли в какой-то ресторан и пообедали. Лилит не нуждалась в питании, но всегда включала человеческие вкусовые рецепторы и пробовала блюда. Такая игра добавляла градации и мужчин она чувствовала по запаху и вкусу, а ошеломляющий букет Маргины до сих пор сохранялся в глифомах57 Лилит.
   Напоминание о Маргине отвлекло её от слов Ива, и она вопросительно уставилась на него.
   - Я хочу предложить тебе руку и сердце, - повторил он, протягивая ей синюю бархатную коробочку. Лилит открыла её и увидела обручальное кольцо с изумрудом.
   - Я никому не принадлежу, но если захочу связать себя узами брака, то ты будешь первым, - искренне сказала Лилит, отодвигая коробочку. Грустный Ив снова подвинул коробочку и произнёс:
   - Пусть это кольцо напоминает обо мне.
   Лилит позволила Иву надеть кольцо, чем его немного успокоила, а наступившая ночь прошла, как первый раз. Правда, под утро раздался бесцеремонный стук и Гаагтунгр, с наслаждением слушая борьбу в спальне Лилит, открыл дверь и с удовольствием вмазал по роже полковнику Ленскому, ломившемуся в номер.
   - Я по службе, - бесстрастно сказал полковник, поправляя нижнюю челюсть, выскочившую от удара демона. Появление товарища Ленского давало повод Гаагтунгру заглянуть в спальню Лилит на законных основаниях, что он и сделал. В это время совокупляющиеся со стонами изводили друга и совсем не желали перерыва.
   - Что тебе нужно? - промолвила Лилит, не переставая подбрасывать Ива под потолок. Юноша тоже не отвлекался на разговоры, а усиленно двигался и потел, пока не содрогнулся от неистовых конвульсий.
   - Полковник пришёл с докладом, - ухмыляясь, сказал Гаагтунгр, высвечивая огромным органом, порвавшим брюки. Ему не светило, так же, как и полковнику, к которому Лилит вышла обнажённая. Полковник сухо подал конверт, который Лилит прочитала и сказала товарищу Ленскому:
   - Продолжай наблюдение и отправь аналогичные запросы по всем городам Многороссии.
   Гаагтунгра так и подмывало заглянуть в листик, который Лилит вытащила из конверта, но если бы он его прочитал, то испытал бы разочарование. Там было написано несколько слов: "Марико Кураури в городе Маскве не обнаружена".
  

***

   Майор Буранов не любил своих сослуживцев, в особенности полковника Владимира Павловича Ленского, непосредственного начальника и личного мучителя. В отличие от своего литературного тёзки, полковник Ленский имел характер скверный и мстительный. Казалось, что гадости, которые он делал своему подчинённому, доставляют ему истинное удовольствие и удовлетворяют его низменные садистские наклонности. Придирки Ленского возбуждали у майора Буранова желания убить начальника и закопать в глубокой яме. Вчера полковник дал задание найти в Маскве какую-то девочку, Марико Кураури и, удивив майора, нарисовал портрет девочки. Все агенты сбились с ног, показывая изображение разыскиваемой и расспрашивая дворников в ЖЕКах о вновь прибывших людях, но девочку с такой фамилией и именем не нашли. Других данных, за которые стоило зацепиться, начальник не сообщил и Буранов распечатал начальнику справку о том, что такой особы в Маскве не обнаружено.
   Последние два дня полковник вёл себя довольно странно, и его поведение насторожило Буранова. Полковник не издевался над майором, как прежде, только отрешённый вид Ленского пугал больше, чем обычные придирки. Майор Буранов радостно подумал, что полковника снимают с работы, но Маша, знакомая из отдела кадров, убедила Буранова, что это не так. Гадать на кофейной гуще не хотелось, поэтому майор Буранов решил скрытно понаблюдать за полковником Ленским. Когда начальник ушёл, забрав с собой справку, то Буранов покинул своё рабочее место и исподтишка отправился за ним. Машина, на которой ехал полковник, остановилась возле гостиницы "Советская", куда Ленский сразу же отправился. Следуя за ним, майор Буранов узнал, что полковник Ленский находится в апартаментах Лилит. Показав своё удостоверение, майор спросил у портье, кто такая Лилит. Портье ответа не дал, изобразив на лице такую мину, точно в номере находилась любовница Первого Секретаря. Посчитав, что информации более чем достаточно, и нужно её осмыслить, майор поспешил на рабочее место. В скором времени вернулся полковник Ленский, который, приказал объявить в розыск Марико Кураури по всему Советскому Союзу. Майор не поленился и послал надёжного шпика в гостиницу, который вернулся к полуночи и сообщил, что Лилит принимает у себя французского модельера Ива из дома Кристиана Диора. Отпустив уставшего шпика, майор напряжённо потирал руки, так как на горизонте маячил международный шпионский заговор, в котором замешан его начальник.
   На следующий день майор Буранов вызвал на Лубянку портье гостиницы "Советская" и после некоторых подробностей, что с ним произойдёт в случае отказа, служащий гостиницы добровольно согласился каждый день и в письменной форме докладывать обо всех посетителях товарищ Лилит. Не успел портье уйти, как в кабинете появился полковник Ленский, который без предисловий спросил, как идут дела с поиском Марико Кураури. Майор бодро доложил, что приходящая информация обрабатывается, но порадовать полковника он не может - девочку ещё не нашли. Ленский ушёл, ничего не сказав, но майор не расстроился - с некоторых пор, а именно: со вчерашнего дня, он чихал на полковника. Такая мысль очень понравилась Буранову, и он почувствовал удовольствие от своей работы.
  

***

   Через несколько дней выставка мод закончилась, и мсье Ив отправился в Париж, так и не уговорив Лилит покинуть Маскву с ним. Ив улетел убитый горем, но Лилит считала, что такому художнику, как он, любовные страдания не помешают, а станут хорошим фоном для творчества. Примерно через неделю, после того, как Ив исчез из жизни Лилит, на пороге появился администратор гостиницы. Он спросил у Лилит, не согласится ли она перейти в другой номер, а гостиница, в благодарность, не будет взимать с неё плату за апартаменты. Администратор объяснил, что в Маскву, на американскую национальную выставку в Сокольниках прилетел вице-президент Соединённых Штатов Америки мистер Никсон и товарищ Хрущев поручил поселить его в "сталинский" номер. Лилит подошла к администратору и сказала, взяв его за подбородок:
   - Нет, мой милый, я привыкла к этому номеру. Пусть мистер Никсон найдёт себе другие апартаменты.
   Администратор хотел что-то сказать, но Лилит хлестанула его хвостом по щеке, отчего тот свалился на пол. Гаагтунгр поднял его за шиворот и спросил:
   - Куда его, в окно?
   - Выброси в коридор, - сказала Лилит и махнула перед носом рукой: - Чем здесь воняет? Вы, что, смолу курите?
   - Нет, коноплю, - оправдываясь, замахал руками Гаагтунгр и потащил в коридор потерявшего сознание администратора. Когда Микоян, курирующий дела с Соединёнными Штатами Америки, доложил Хрущеву, что "сталинский" номер занят, а жилец не хочет его освобождать, Первый Секретарь разъярился и принялся стучать туфлей по столу: "Кто такой! Как посмел!" Микоян, усмехаясь в усы, доложил Хрущеву, что какая-то Лилит.
   - Она, что, баба? - Хрущев замер, а потом рассмеялся и повернулся к Микояну: - Баба, вот молодец! Ты скажи Никсону, что номер занят, а мы не имеем права выгнать женщину.
   Хрущев целый день смеялся и всем рассказывал, как какая-то Лилит выгнала из "сталинского" номера Никсона. Они в этот день посетили с Никсоном американскую выставку, которая не расстроила Хрущева, благодаря действиям Лилит. Генерал КГБ Бельченко, в строгом гражданском костюме, улыбался, слушая рассказ Хрущева. Стоило ему вернуться на Лубянку, как он сразу заглянул к полковнику Ленскому, чтобы узнать, кто такая Лилит, о которой все говорят, а он, заместитель председателя КГБ, об этом ничего не знает. На беду полковника, он отсутствовал, а майор Буранов очень кстати оказался на месте. Он вытащил со стола папку наблюдений за Лилит, добавив генералу, что наблюдал за ней по собственной инициативе в не рабочее время. Генерал, ознакомившись с материалами, похвалил майора Буранова и приказал наблюдать дальше, а все результаты докладывать лично. Когда генерал покинул кабинет, майор подпрыгнул под потолок от радости, но не достал - старое здание приветствовало только очень высокие отношения. Зашедший в кабинет полковник Ленский, воззрился на Буранова в полёте и спросил:
   - Что слышно о Марико Кураури?
   - На данном этапе поиски ничего не дали, - бодро доложил майор Буранов, ничуть не боясь начальника. Следующим утром майор Буранов отправился в гостиницу "Советская". Купив перед входом букет ярких роз, майор с гордым видом проследовал мимо швейцара. Завербованный им портье, был на месте и доложил, что мадемуазель в город не выходила и, вероятно, ещё спит, так как не требовала, как всегда, завтрак в номер. На третьем этаже майора остановил полковник КГБ с двумя хмырями, так как в соседнем номере ночевал мистер Никсон. Буранов сказал, что он по заданию генерала Бельченко и полковник может ему перезвонить. Тот с кислой рожей оставил Буранова, так как появился личный повар Никсона, и его следовало, хотя бы для вида перед двумя американскими амбалами перед дверью номера вице-премьера США, проверить на наличие бомбы. Буранов проследовал в соседний номер и постучал. Дверь отворил Веельзевул и уставился на майора.
   - Я бы хотел увидеть мадемуазель Лилит, - вежливым, но не подобострастным голосом сказал Буранов.
   - Мадемуазель не принимает, - равнодушно сказал Веельзевул, закрывая дверь.
   - Пусть войдёт, - прозвучал волшебный голос сквозь полузакрытую дверь и Веельзевул распахнул перед майором дверь: - Входи, лишенец58!
   Буранов не реагировал на реплику демона, так как давно понял, что портить нервы из-за других нерационально и губительно для собственного здоровья. Не стоит людей любить или ненавидеть из-за их слов и поступков. Всегда следует поступать рационально. Единственный, кого майор исключил из данного правила, был полковник Ленский, ненавистный ему, да ещё многочисленные подружки, которых он просто по очереди любил, никого не выделяя. Женщины тоже любили сладкого майора, используя его по назначению, и зная о том, что он никогда ни на одной из них не жениться.
   Лилит ещё не встала, нежась в постели. Она любила выполнять поручения в Тёмных Замкнутых Мирах, так как здесь, кроме пары демонов, никто из Тьмы не появлялся, и имелась возможность чуть-чуть насладиться жизнью. Когда перед ней появился Буранов и протянул ей букет, она сразу заметила вспыхнувший огонь в его глазах. Его откровенные мысли о том, что бы он с ней сделал, понравились Лилит, и она предложила: - Забирайся ко мне.
   Майор медленно снял свою одежду, а Лилит с интересом его разглядывала.
   - Как хорошо, что тебя зовут не Клеопатра, - сказал Буранов и Лилит, прочитала его мысли.
   - Ах, ты, умненький, благоразумненький Буратино, - посмеиваясь, сказала Лилит, - не бойся, после постели я тебя не убью.
   - А я бы убил, - буркнул Веельзевул, оставленный на хозяйстве Гаагтунгром.
   - Не мешай мне, - сказала Лилит, и спросила у Буранова: - Ты зачем пришёл?
   Майор рассказал всю правду о своей слежке и задании генерала Бельченко, а также историю поселения в гостиницу вице-президента Никсона.
   - Кто такой Хрущев? - спросила Лилит, поглаживая выпуклые бицепсы майора, который, услышав вопрос, прекратил ласкать её груди и удивлённо произнёс:
   - Ты не знаешь?
   По её глазам майор понял, что не знает и рассказал пару провокационных анекдотов про Хрущева, запрещённых в обществе, но уместных, при ловле лохов. Лилит не очень понимала суть анекдотов, а рыться в голове Буранова не хотелось. К тому же молодой майор, между разговорами, уже терзал её губы, забывая, о чём говорил минуту назад. Заглянув ему в голову. Лилит нашла в ней обожание и страсть, что заставило её отбросить все разговоры и погрузиться в сладкие человеческие чувства.
   Пришел Гаагтунгр, а вслед за ним какой-то большой чиновник, жалующийся на стук из их апартаментов. Гаагтунгр постучал ему кулаком по голове и спросил побелевшего чиновника: - Такой?
   Чиновник подтвердил, мотнув головой, и Гаагтунгр сообщил, разведя руками: - Ты же слышишь, у нас тихо.
   В это время Лилит громко стонала, а майор Буранов ахал, точно дрова рубил. Чиновник, растерянно оглядываясь, открывал и закрывал уши руками, словно их заложило, а потом посмотрел на потолок и произнёс:
   - Действительно, тихо!
   Он боком скользнул за дверь, спустился к портье, где выписался из номера, а потом побежал в другую гостиницу. Крики продолжались всю ночь, несмотря на то, что майор давно иссяк, но Лилит подпитывала его своей энергией, так как Буранов пылал любовью к ней. Утром они остановились, и Лилит поспала человеческим сном, освежая свои чувства, а Буранов спал без задних и передних конечностей.
   День начался с посетителя.
   Гаагтунгр, собираясь проучить пришедшего кандидата в морг, открыл дверь и приготовил кулак, но, увидев отрешённое лицо полковника Ленского, равнодушно сказал:
   - А, это ты!?
   Ленский проследовал прямо в спальню и остановился у ног любовников, собираясь ожидать, пока они не проснутся. Буранов, раскрыв один глаз, чуть не подскочил на кровати, когда увидел Ленского.
   - Полковник, волк ты позорный, что ты здесь делаешь?
   Ленский не удостоил Буранова ответом, а ожидал, пока проснётся Лилит. Майор, оскорблённый таким поведением, поднялся с кровати и, болтая достоинством между ног, врезал полковнику в глаз. Ленский бесстрастно ответил двумя ударами: в скулу и живот. Сопя и бутузя друг друга, они танцевали перед кроватью, а демоны, всунув головы в дверь спальни, с интересом наблюдали борьбу и, кажется, делали ставки на победителя.
   - Что здесь происходит? - возмутилась Лилит: - Поспать не дали, тупые твари!
   Она принялась хлестать всех подряд хвостом, и вскоре побоище превратилось в прятки. Пойманные и изувеченные демоны, вместе с Ленским, валялись на ковре, размазывая кровавые сопли, а Буранов куда-то исчез. Лилит, принюхиваясь, обошла весь номер, но майора не нашла. "Убежал!" - немного разочарованно подумала она, но её привлёк шум на улице. Выглянув в окно, она увидела внизу, на тротуаре, толпу, которая смотрела на её окна. "Что происходит?" - подумала Лилит, и глянула по сторонам - возможно, предмет внимания толпы не она. Слева от окна Лилит обнаружила голого Буранова, стоящего на узком карнизе. Толпа внизу с интересом наблюдала за неудачным любовником.
   - Залезай! - приказала Лилит.
   - Бить будешь? - спросил Буранов, поворачиваясь задницей к народу.
   - Не буду, шустренький ты мой, - хихикнула Лилит и протянула ему руку. Когда он оказался на подоконнике, Лилит, коварно улыбаясь, сказала:
   - Я передумала, - и хлестанула майора хвостом по голой заднице. Буранов вскрикнул, а толпа внизу радостно охнула, ожидая падения тела. Демоны и Ленский тоже ожили, наблюдая за экзекуцией. Видимо, для собственного удовольствия, Лилит хлестанула майора несколько раз, не выпуская когтя на кончике хвоста. Демоны разочарованно отвернули разбитые морды, а Ленский доложил:
   - Марико Кураури на территории Советского Союза не обнаружили.
   - Тогда ты мне не нужен. Подай в отставку и застрелись, - сказала ему Лилит. Полковник по-военному повернулся и пошёл к выходу.
   - Со мной ты так же поступишь, когда я не стану тебе нужен? - серьёзно спросил Буранов.
   - Расслабься, сладенький, - сказала Лилит, проведя ладошкой по небритой роже майора, - когда ты мне не понадобишься, я тебя отпущу.
   По прибытию на Лубянку, Ленский написал рапорт об уходе и направился к председателю КГБ. Офицера, который хотел остановить его, полковник ударом кулака отправил в нокдаун и не стал дожидаться, пока рефери досчитает до девяти. Председатель КГБ Шелепин пил чай с коньяком и лимоном, так как что-то давило сердце, и удивлённо уставился на ворвавшегося в кабинет Ленского.
   - Полковник, в чём дело? - недовольно спросил он, отставляя стакан.
   - Прошу принять рапорт, - сказал Ленский и положил листок перед Шелепиным. Председатель КГБ хотел отчитать зарвавшегося полковника, но тот вытащил пистолет, отчего Шелепину захотелось выйти в туалет. В это время в кабинете появилась известная дама, приходящая в определённых случаях, которая хотела отправить в чистилище товарища Шелепина, умершего от инфаркта, но увидела застывшую сцену. "Не люблю самоубийц, которыё рушат стройную систему", - подумала она, но не имела права вмешиваться в события. Приставив пистолет к виску, Ленский выстрелил, обрызгав кровью стол и самого Шелепина.
   - Что за мерзость! - воскликнул председатель, вытягивая платок и вытирая лицо. "Тебе повезло, дорогой, ты проживёшь лишних тридцать пять лет", - сказала дама, но Шелепин не мог её слышать, как и любой из людей. Закинув косу на плечо, она вылетела в закрытое окно. Пришедший в себя дежурный офицер ворвался в кабинет, размахивал пистолетом и пугая Шелепина.
   - Убери его, - брезгливо сказал Шелепин, показывая на пол, где с окровавленной головой лежал Ленский, а сам отправился домой, чтобы принять ванну и пообедать. Встретившийся ему на пути генерал Бельченко, уже знающий о происшествии, подал ему папку майора Буранова, и председатель мельком взглянул на неё.
   - Оформи всё, как следует, - сказал Шелепин и, уже уходя, добавил: - А этого майора произвести в полковники.
  

***

   Лилит ничего не оставалось делать, как отправиться к Сатанаилу и доложить о том, что сделано. Результатом всех её поисков на Земле явилась цепочка, отобранная у ассасина Хасана, на которой висел Рубин Милосердия. Лилит потрогала цепочку, висевшую у неё на шее, и подумала, что она - слабая защитит от гнева Сатанаила. Оставив демонов в гостинице "Советская", она вознеслась в небо и отправилась на край Вселенной, минуя станции репликации, чтобы не быть обнаруженной. Количество времени, оставшееся до того, как её казнит Сатанаил, она определяла сама. Лилит не спешила, так как, с точки зрения вечности, всякое дело требует определённой выдержки, а иначе оно не стоит того времени, которое на него потрачено.
   Договор, заключённый с архистратигом Михаилом в те далёкие времена, когда они были не теми, чем сейчас есть, оставался в силе, но не радовал Лилит. Сатанаил её не подозревал, так как она договаривалась и о других вещах, нужных ему, что служило хорошим прикрытием. Двойная жизнь не радовала Лилит, но суть состояла в том, что Тьмы она не хотела, а Свет её не принимал. Если быть совсем точным, то она хотела в Свете не то что ей предлагали. Когда её создавали, то сотворённое посчитали ошибкой, не заботясь о том, что эта "ошибка" чувствует и имеет своё мнение в отношении своего предназначения.
   Ей вспомнился Эдемский сад. Тупой Адам преследовал её, исходя слюной, и она вынуждено убегала, пока не оказалась под яблоней. Сорвав первый попавшийся плод, она откусила красноватый бок и жевала, когда увидела Его. Он притворился Змеем и шептал на ухо Лилит сальности, предлагая прилечь с Адамом. "Как же так можно, ведь я люблю тебя?" - пролепетала Лилит, понимая, что безропотно легла бы с ним, а дебила Адама она и видеть не хочет. Её слова злили Змея, и он переключился на Адама, который прибежал, похрапывая, как лошадь. Адам слушал, развесив уши, а Змей учил, что нужно с ней делать. Увидев глаза Адама, загоревшиеся похотью, Лилит снова убежала, но не далеко: под орешником её опутало что-то невидимое, и она свалилась в траву. Сопровождаемый Змеем, показался Адам, и Лилит поняла, кто её опутал. Змей что-то нашёптывал на ухо Адаму и тот, прямо с ходу, навалился на Лилит всем телом, сжимая в руках её груди.
   "Не смей!" - закричала Лилит и увидела, что похоть горит в глазах наклонившегося над ними Змея. Адам исступлённо раздвигал ей ноги, а она, не отводя взгляда, смотрела в глаза Змея, в которых, кроме похоти, мелькнуло сомнение. Адам засунул в неё свою отвердевшую невинность и с глаз Лилит брызнули слёзы, сквозь которые она непрерывно смотрела в глаза Змея. Адам скороспело закончил, содрогаясь конвульсиями, и державшие Лилит пути ослабли, а потом совсем опали. Вскочив на ноги, Лилит подняла камень и воскликнула: "Если он приблизится ко мне, я размозжу ему голову!" Адам, посапывая, прятался за Змеем, а Лилит, бросив камень, стремглав побежала по саду. Ветки деревьев стегали её лицо, но она не чувствовала боли. Со всего маху она наткнулась на Сатанаила, одного из Его архангелов и хотела отпрянуть, но он прижал её и спросил:
   - Что с тобой случилось?
   Лилит, захлёбываясь от слёз, рассказала о том, как над ней надругались, и Сатанаил гладил её по спине, успокаивая. Она, принимая его сочувствие за искреннее, прижалась к нему, изливая свою боль словами. Сатанаил положил Лилит на траву и гладил по голове, слушая её откровение. В тот момент ей требовался именно такой молчаливый слушатель, и она не сопротивлялась, когда он гладил её, считая это сочувствием.
   Неожиданно, Сатанаил впился губами в её грудь, и Лилит удивлённо на него посмотрела и спросила: "Что ты делаешь?" "Тебе нужно отвлечься", - сказал Сатанаил, раздвигая ей ноги. Оцепеневшая Лилит не могла поверить, что за последнее время обманута дважды и снова предана. Она закричала: "Нет!" - но Сатанаил закрыл её рот своим, впиваясь в губы Лилит. Раздавленная и надломленная она могла только рыдать, а Сатанаил неистово вгонял в неё свою плоть, закатывая глаза. Она сомлела и ничего не чувствовала, а очнулась, когда Сатанаил сполз с неё в сторону.
   - Что вы здесь делаете? - раздался грозный голос, и Лилит увидела сердитые глаза Лучезарного, которые извергали презрение и отвращение. Сатанаил поднялся и, криво улыбаясь, сообщил: - Этого хотела она.
   В третий раз обманутая за последнее время, Лилит не могла сказать ни слова в своё оправдание, тем более что её словам никто не поверит и они никому не нужны. Раздался гром среди ясного неба, и она, вместе с Сатанаилом, провалилась вниз, где в это мгновение образовалась кромешная Тьма.
   Лилит дёрнулась и увидела, что она, предаваясь воспоминаниям, пересекла границу Замкнутого Тёмного Мира. Едва отсвечивая, тёмная плёнка осталась позади, а впереди горел яркий свет Эссенариума.
   Она снова погрузилась в воспоминания...
   Однажды Он, в качестве мессии, решил опуститься на Землю, его самый главный изумруд творения. В окружении своих земных учеников, а, вернее, прихлебателей, Он проповедовал на Земле, совершая чудеса, в которые большинство народа не верило. Лилит ходила за ним под именем Марии из Магдалы и Он, увидел её, стал изгонять из Лилит бесов, наказывая её за то, что она была с Сатанаилом. Прочие люди, с душой, наполненной мерзостью, не могли понять Его светлые мысли и с удовольствием избивали Его камнями, за то, что такие, как Он, отличались от всех. Люди отвергают не похожих на себя, а добродетели других воспринимают, как оскорбление себя.
   Его ученики предали Его при первом случае, причём, самый лучший стал самым меркантильным и продал Его за деньги. Местный правитель, изображая иезуитское сочувствие, распял Его на кресте вместе с разбойниками, приравняв Его к изгоям общества.
   Когда Его тело стало мёртвым, так как Он, из упрямства, хотел испытать всё по-настоящему, Лилит, всё время следовавшая за ним, вызвала бурю, и в небе раздался гром, метнувший в грешную землю яркие молнии. Настоящий потоп разогнал толпу, и она сняла Его тело с креста, вырывая зубами гвозди из его ног и рук. Сделай Лилит это раньше, когда Он был ещё жив, то Он бы возненавидел её и проклял на века. Опустив Его на мокрую траву, Лилит обернула Его белым саваном и, окружённая ореолом света, подняла его в Эдемский сад.
   Она первый раз в своей жизни прильнула к устам Лучезарного и оживила тело любимого своим дыханием. Первые Его слова были странными для Лилит. "Видел ли кто из людей, как Я возносился?" - спросил Лучезарный, и Лилит убедила Его, что нет. Её слова привели Лучезарного в ярость, и Лилит вспомнила, что видела трёх женщин, собирающих жёлуди с дубовых кустов, которые наблюдали за Вознесением. Слова Лилит успокоили Лучезарного, и Он хлопнул в ладоши. Перед ним возникли Престолы, которые подхватили его и унесли в небо, а пара Серафимов затрубила в трубы, возвещая о возвращении Лучезарного.
   - О чём мечтаем? - спросил тонкий голосок, и Лилит открыла глаза. Перед ней стоял молодой Янус, а за ни полосой мелькал зелёный луч чистилища.
   - Хочешь, чтобы тебе оторвали и голову? - напомнил молодому горбатый Янус, появляясь сзади, и сказал Лилит: - Проходи, милая.
   - Спасибо, родной, - сказала Лилит и чмокнула старичка в щёку. Горбатый Янус зарделся, но, не увидев никакого подвоха, искренне пожелал: - Счастливой дороги.
   Ангел Аваддон, свесив в бездну ноги, не ожидал гостей, поэтому удивился: - Опять ты?
   - Не опять, а снова, - ответила Лилит и сказала: - Открывай.
   Аваддон поднял цепь и наложил ключ на бездну. Красный луч, вырвавшийся из ключа, описал круг, который провалился вниз.
   - Прыгай, - предложил Аваддон и Лилит прыгнула. Она давно уже не страдала ощущением падения, которого нет, а есть ощущение движения. Лилит отказалась от услуг появившейся черепахи Ацедии, а когда к ней подкрался коварный змей Инвидиас, то она ударила его хвостом по морде, выбив один глаз, отчего он заныл и скрылся. Появившийся на пути вязкий виртуальный лес Лилит сожгла вместе с Ингависом, который побежал жаловаться Сатанаилу. "Зачем эти виртуальные экраны, скрывающие Сатанаила от глаз демонов?" - удивилась Лилит. Немного подумав, Лилит поняла, что Сатанаил очень похожий на Лучезарного своим пафосом, высокомерностью и непогрешимость того, что он делает. Задумавшись, она врезалась в толстый живот Гулы, от которого отскочила в пасть Аваритии. Не очень миндальничая, она разорвала ненасытной твари живот и только тогда подумала, отчего так спешит на встречу с Сатанаилом. "Чтобы быстрей отделаться!" - ехидно подсказала память и Лилит с ней согласилась - так и было.
   Обрадованная ясностью, она с удовольствием сломала рога похотливому козлу Ранди, а гневная, но хитрая рысь Ира не стала с ней связываться. Злобная тварь Импети, раскрывшая пасть, чтобы её проглотить, заскулила сзади с вывернутой челюстью, а гордой Супербии она выдрала распущенный огненный хвост.
   Тёмные иерархи, наблюдая, как она хлещет смертельным хвостом в разные стороны, расступались перед ней, ничего не спрашивая. Супербия, почему-то оказавшаяся перед ней, с громким криком унеслась в сторону, потеряв яйцо гордыни, которое Лилит пнула ногой. Кощей перед тёмным шаром Сатанаила, несмотря на то, что был на ножах с Лилит, предупредительно сообщил:
   - Он тебя ждёт.
   - Ты зачем разрушаешь Мир Тьмы? - стоило ей появиться, спросил Сатанаил, но его тон, к удивлению Лилит, не звучал угрожающе: - Супербия приходила с выдранной задницей, кудкудахкала здесь, жаловалась на тебя.
   - Попала под руку, - ровным тоном ответила Лилит.
   - Ты принесла Рубин Милосердия? - спросил Сатанаил, заглядывая ей в голову. Лилит напряглась, но ровным тоном ответила: - Я нашла цепочку, на которой висел Рубин Милосердия.
   Она сняла цепочку с шеи и подала её Сатанаилу. Не успел он её взять в руку, как закричал, как резанный, а цепочка светилась, точно раскалённая. Сатанаил отбросил её в сторону и попал в тёмного иерарха, примчавшегося на помощь. Его лицо, куда попала цепочка, задымилась, и он отодрал её руками, которые тоже задымились и он отбросил цепочку на Лилит. Она подхватила её хвостом, на который её же намотала. Сатанаил, вне себя от злобы, хотел ударить её когтистой лапой, но сдержался и очень тихо спросил, так, что иерарх, до этого скуливший, замер, точно мышь.
   - Ты нашла Рубин Милосердия?
   - Нет, - ответила Лилит и всё рассказала о поиске. Видимо, Сатанаила не интересовал рассказ, так как он подошёл сзади и схватил её за волосы. Лилит хотела хлестануть его хвостом с цепочкой, но почувствовала, что не может двинуть и пальцем. Содрав с неё остатки парижского костюма, подаренного Ивом, он обнажил свою плоть и вонзил её в Лилит. Она закричала от боли, точно внутрь запихнули ежа, и хотела убрать всё человеческое, что у неё оставалось, но её димензиальная сеточка отказывалась ей повиноваться. Сатанаил вновь и вновь уродовал её своим чудовищным оружием, и Лилит поняла, что руководит им не страсть, а злоба. Она кричала, сколько могла, а потом не имела сил от боли, охватившей всё её естество.
   Удовлетворив свою злобу и похоть, он выбросил Лилит за пределы тёмного шара и стая сексуально озабоченных тварей набросились на неё. Несмотря на то, что она снова владела своей димензиальной оболочкой, у Лилит не хватало сил отбиваться от монстров, которые держали её за руки и ноги, похабно насилуя.
   Когда какой-то мелкий гадёныш пристроил свою пипиську к её лону, она собрала сила и накинула ему на шею цепочку от Рубина Милосердия. Тварь задымилась, а её мерзкая голова отвалилась от туловища, которое по-прежнему жгла цепочка. Лилит сняла димензиальную сетку с туловища гадёныша, и его тут же разодрали другие твари. Заткнув сеточку за пояс, она встала, вращая цепочку на руке, и все желающие комиссарского тела предпочли удалиться. Она возвратилась в тёмный шар и стала, опустив глаза.
   - Я даю тебе стаю серых, - ровным голосом, словно ничего не произошло, сказал Сатанаил: - Найди мне Рубин Милосердия.
   Через несколько мгновений Лилит, превозмогая боль всего тела, летела в сторону чистилища, а за ней, клином, тянулись серые, почти невидимые твари. Все монстры вокруг расступились, так как стоило Лилит указать пальцем, и вся стая накинется на выбранную жертву. Те, кто совсем недавно насиловали Лилит, предпочли спрятаться подальше, так как судьба во Тьме изменчива.
   Лилит, летящая впереди, окаменела душой и чувствовала себя отвратительно. Она ненавидела Свет и Тьму и впервые задумалась о том, как можно исчезнуть навсегда. Стереть свою память и снова вернуться другой личностью она не хотела, так как прошлое, пусть она и не будет его знать, будет волочиться за ней тёмным хвостом и тормозить новую жизнь.
  

***

   В Маскве пошла странная мода - все здания начали украшать серыми крылатыми монстрами. Нельзя сказать, что фигуры мифических существ, поставленные по углам на крышах домов, портили вид или не вписывались в архитектуру домов. Наоборот, "серые", как их называли горожане, выглядели органично и живо, точно настоящие, привлекая внимание туристов своей оригинальностью и историей происхождения. Хрущев, проезжая мимо гостиницы "Советская", заметил на фасадной части крыши целый ряд монстров и воскликнул: - Ну, это уже чересчур! Кто занимается этим украшательством?
   Аджубей, его зять, посмотрел на крылатых кикимор и сказал мимоходом: - Кто-то из твоих заместителей, - после чего погрузился в мысли о новой статье, где опишет крылатых монстров удравших из Америки, где плохо кормят, в богатую кукурузой Россию.
   - А, ведь, правда, недурно?! - закончил он, думая о статье, на что Хрущев скептически сказал:
   - Что же тут хорошего?! Уж лучше бы изобразили кур-несушек, и то пользы больше.
   Аджубей не стал спорить с тестем и убеждать его, что крылатые монстры яиц не несут, а если несут, то каменные, в пищу непригодные. "Американские птицы несут в Маскве каменные яйца" - сразу возникло название заголовка, и до самого аэродрома Аджубей молчал, расписывая в уме сюжет статьи. Возможно, что какие-то птички сыграют известную роль в то время, когда Хрущев будет отдыхать в Пицунде, но они не относятся к серым птичкам на зданиях, которые могли только накаркать судьбу. Правда, серые птички тоже вели себя подозрительно, так как по приходу ночи они оживали и разлетались в разные стороны, принюхивались к запахам городов и деревень и снова летели дальше. Казалось, что они искали какой-то исключительный запах, присущий чему-то необычному и редкому на Земле.
   Эта осень оказалась важной не только для государственных мужей в Москве, но и для Вовки, живущего в Ленинграде, - он, после окончания четвёртого класса, впервые пошёл в пятый класс. В деревне Метехи, ему не удалось это сделать, так как его, после второго класса, забрали демоны и отвезли в Ленинград, где в следующем году он снова пошёл в первый класс. В его жизни ничего существенного не происходило, если не считать посещения тренировок и учёбы в школе. Товарищ Цыбульский, как именовал себя Плутин, после тренировок, пытался с ним говорить и чему-то учить, но Вовка не любил эти разговоры, а опеку Цыбульского воспринимал в тягость. Тем более что его отдали другому тренеру, который Вовке нравился больше. Постоянные напоминания товарища Цыбульского, что ему предстоит важная государственная роль, не нравились Вовке, так как он мечтал о разведчиках и чекистах, в отличие от других ребят, которые все как один бредили стать космонавтами. Товарищ Цыбульский, слушая восторженного Вовку, понимал в душе, что судьбу не изменить и напрасно тыкал ему под нос тонкий конспект, в котором на первой странице его неровным почерком было написано "Макиавелли. Государь".
   Негативный опыт нелёгкой жизни Вовки не очень способствовал доверию к окружающим, в особенности к товарищу Цыбульскому. Постоянная Вовкина неуверенность в себе и заниженная самооценка заставляли скрывать это, и стремится стать выше и значимее, но только в том, где он чувствовал себя хоть на капельку выше своих сверстников. Насколько знал товарищ Цыбульский, он всегда жил внутри себя, поедая своё я, а в отношении других людей был упрямым и неуступчивым, точно все окружающие хотели его обидеть и оскорбить. Никогда не понимал женщин и считал, что их роль сводилась к торговле своим телом. Трагически оборванная детская любовь к Марико Кураури на всю жизнь отбила у товарища Цыбульского желание владеть женщиной. Если он и проявлял какие-то эмоции в отношении противоположного пола, то только потому, что не хотел быть белой вороной. Женитьба доказала полный крах этого института общества в данном частном случае, но ограждала товарища Цыбульского от ненужных инсинуаций его врагов.
   Как-то, после очередной ненужной и скучной беседы Цыбульского со своим подопечным, Вовка спросил:
   - А зачем вам Рубин Милосердия?
   Его вопрос насторожил товарища Цыбульского, так как в последнее время они об этом не говорили.
   - Тот, кто его носит, живёт, не умирая, - ответил Цыбульский и глаза Вовки засветились знакомым внутренним светом.
   - Ты знаешь, где он находится? - спросил товарищ Цыбульский, но Вовка его не слушал и только отмахнулся рукой.
   - Пока, - сказал он и бросил через плечо: - Меня дома родители ждут.
  
   Репликация восьмая. Нино
  
   - Марико, вставай! - сказала Маргина, наперёд зная, что её слова сотрясают воздух напрасно.
   - Дэда59, ещё рано, - сонно промычала Марико, обнимая подушку.
   - Марико, лето закончилось, ты опоздаешь в школу, - строго прорычала Маргина, но Марико и не думала вставать.
   - Кот, сделай что-нибудь, - толкнула Маргина кота, который лежал на соседней подушке.
   - Воспитанием детей должны заниматься мамы, а не коты, - промычал философскую сентенцию Туманный Кот, вывернув пузо кверху и раскинув лапы в стороны. Маргина набрала в рот воды и щедро полила спящих родственников. Марико вскочила с кровати, вопя о насилии, а мокрый кот сообщил, что ему в школу без надобности и остался на подушке. Маргина присела на незастеленную кровать и на неё нахлынули воспоминания:
   "С той поры, как они покинули Метехи, миновало три года, и Марико шла в седьмой класс. Когда они приехали в Маскву, то она подумала, что им придётся там остаться. Маргина помнила то, что было событийно в прошлом, а по времени сейчас - былую жизнь в Маскве. Распутина Маргина Астаровна ютилась в однокомнатной квартире, расположенной в Марьиной роще, и Маргина опасалась, что столкновение с ней, прежней, может породить незапланированные репликации.
   Но оказалось, что их путь лежит в Ленинград. Об этом сообщил кот, который выловил лапой из воздуха два билета в спальный вагон и один посадочный талон, где было написано: "Действительный на всей территории СССР. Транспортировка исчезающего вида животных "Cat red", охраняется законом СССР и осуществляется бесплатно. При неисполнении карается уголовным преследованием в соответствии с Уголовным кодексом СССР". Маргина сомневалась, что такой закон на рыжих котов существует, в чём убедилась на Ленинградском вокзале при посадке на поезд. Посмотрев на цидульку, проводница сообщила Маргине: - Кот не редкий вид! Был бы он, к примеру, обезьяной, я бы его пропустила и то, со справкой от ветеринара.
   Туманный Кот соорудил из себя обезьяну с синим носом и задницей в радужных разводах, но проводница была непреклонна: - Какая же это обезьяна?! Это симулянт-безбилетник! На моего мужа похож, когда тот получку получит.
   Туманный Кот сунул ей в руки зелёную бумажку с Верховным Советом и спросил:
   - Надеюсь, инцидент исчерпан?
   - Исчерпан, только вы мяукайте, а не говорите, - попросила проводница, пропуская компанию в двухместное купе. Когда они напились чаю, Маргина снова открыла старинную книгу, которую хранил отец Марико.
   "В Сурами, расположенном совсем в диком месте, которым владел достойнейший правитель Сурамели, мы запаслись провизией и отправились покорять Лихитский хребет. Для Гочо и Нино такой путь обычный, хотя и мы с Жаном привычные к любым походным тяготам. Заросшие склоны словно сливали с гор на перевал зелёную пену, готовую покатиться вниз. Кое-где тронутая желтизной, зелёная волна скрывалась на той стороне перевала, где, как мы дальше узнали, купалась в быстрых и холодных водах Мтквари. Нино ехала на коне, подаренном царём Давидом, а мы шли за ней, подгоняя нагруженных ослов, словно сопровождали царицу. Несмотря на то, что перевал не очень высок, для нас с Жаном, жителям равнин, пришлось нелегко, но никто не роптал. Остановились только тогда, когда перед нами оказался обрыв, и мы заглянули вниз.
   - Сакартвело, - произнесла Нино, рассматривая раскинувшуюся под ногами долину и вьющуюся по ней Мтквари. Неожиданно, Нино запела песню, которую подхватил Гочо, взявшись за стремя коня. Мелодия так очаровала меня, что я невольно засмотрелся на девушку, словно первый раз увидел. Нино закончила петь, а песня и дальше вибрировала в воздухе, повторяясь слабым эхом. Тихим шагом мы спустились к Мтквари. Наступил уже вечер и Жан вместе с Гочо разводили костёр, а мы, вместе с Нино, отправились к реке за водой.
   - Нино, ты, как-нибудь, выбери, кто тебе милей, а то Жан и Гочо скоро друг другу глотки перережут, - сказал я, так как момент казался мне удачным - никого из претендентов на руку и сердце Нино не находился рядом. Нино, отвернувшись, набрала воды в кувшин и стояла у реки, точно задумалась. Она молчала, и я увидел, что её плечи вздрагивают. Я повернул её к себе, думая, что она смеётся над моим предложением, и собирался её отчитать, но, оказалось, что Нино плачет. Она резко вскинула на меня глаза и выпалила прямо в лицо:
   - Как ты не поймёшь, слепец, что я люблю тебя?! Я полюбила тебя сразу, как только увидела, но ты игнорировал меня, точно пустое место. Я внимательно за тобой наблюдала и видела твои нескромные взгляды на других женщин. Почему же ты игнорируешь меня?
   - Ты мне, как дочь, - пролепетал я, чувствуя, как моё лицо зарделось пылающим румянцем, но Нино на меня накинулась: - Какая я тебе дочь? Я хочу тебя любить и иметь от тебя детей, - скороговоркой закончила она.
   - Я стар для тебя, - промолвил я, сам сомневаясь в своих словах. Я ведь старше Жана на пару лет.
   - Ты старый душой, - уже без слёз припечатала меня Нино. Она прижала кувшин воды к груди и поплелась к костру. Я наклонился к воде и хлебнул несколько глотков, но ледяная вода не остудила душу, а, наоборот, распалила. Я поднялся с колен и отправился к костру, где Нино ставила воду на огонь. Любовный треугольник неожиданно превратился в квадрат, который вот-вот развалится. Я, как оказалось, слепой чурбан, не заметивший пылких взглядов девушки. Когда я подошёл к костру, Жан и Гочо так на меня посмотрели, точно я совершил святотатство. Расстроенный вид Нино давал им повод уличить меня в какой-то мерзости, которую я совершил.
   - Ты её домогался? - не вытерпел и спросил Жан, когда мы укладывались спать.
   - Нет, - ответил я.
   - Тогда что? - не унимался Жан.
   - Сказал ей, что она дура, - ляпнул я.
   - Ты... ты... сам дурак! - изрёк Жан и повернулся ко мне спиной. Мой кунак Гочо, который всё это подслушивал, осуждающе зашипел: "Разве можно обижать женщину?!" - и тоже повернулся ко мне спиной. Я заснул, пригретый их спинами, а Нино спала одна, закутанная в единственное верблюжье одеяло.
   Утром мы долго брели вдоль берега Мтквари, пока к вечеру не пришли в Гори, где переночевали в харчевне. Места были неспокойные и пустынные, так как, кроме войны с ильханами, длившейся добрый десяток лет, на этот край делали набеги осы, теснимые Золотой Ордой. Следующий день мы провели на ногах, следуя за Нино, путешествующей на коне, пока не наткнулись на покинутую деревню, посредине которой высилась церковь. Судя по тому, что пыль не успела осесть на хозяйственной утвари, деревню покинули недавно и спешно. Остановились в церкви, которая, если закрыть её массивную дверь, превращалась в неприступную крепость. Жан и Гочо решили разведать, что произошло и дойти до следующей деревни. Они ушли в ночь, несмотря на то, что я запретил им, но после позавчерашней ссоры меня никто не слушал. Светила луна, заглядывая в длинные, щелеобразные окна. Я прилёг возле стенки, наблюдая через щель освещённое луной небо, пытаясь разглядеть звёзды. Нино прилегла рядом, закутавшись в одеяло, и смотрела на расписной потолок, на котором, при свете луны, на них смотрела печальными глазами дева Мария.
   - Обними меня, любимый, - промолвила Нино, прижимаясь ко мне.
   - Это же церковь, Нино, - слабо возразил я, но обнял её рукой, на которую Нино положила голову.
   - Ничего, что церковь, - прошептала Нино, - она же нас и обвенчает.
   С этими словами она прижалась губами к моим губам, и я не сдержался и ответил. Нино словно ожила и обхватила меня руками, прижимаясь ко мне всем телом. Оторвавшись от губ Нино, я сказал: - Если нам суждено быть вместе, то завтра здесь обвенчаемся.
   - Да, любимый, - согласилась Нино, не переставая меня целовать.
   - Жан нас и обвенчает, - с сомнением в голосе сказал я, а Нино горячо прошептала: - Мы уже обвенчаны Богом и девой Марией. Иди ко мне, муж мой.
   Я не очень сопротивлялся, а соловьи за окнами церкви, словно ангельский хор, целую ночь пели божественные песни. Когда я проснулся под утро, Нино смотрела на лик девы Марии и тихо молилась. К её молитве я присоединил свою, спрашивая благословения у безмолвной Матери Божьей. Я снял с себя Рубин Милосердия и надел его на шею Нино.
   - Что это? - спросила она, разглядывая красное сердечко. Я сообщил ей о нашей миссии и сказал: - Теперь ты передашь рубин тем, кто за ним придёт.
   - Кто придёт? - спросила она у меня, и я ответил, как маршал Матье де Клермон: - Ты их узнаешь.
   В дверь застучали, и я вскочил, вытаскивая меч.
   - Это мы, - раздался бодрый голос Гочо и мы, краснея, принялись лихорадочно одеваться.
   - Вы что там возитесь? - раздался голос Жана, и мы поспешили открыть дверь. Разглядывая наши лица, Жан спросил: - Что у вас опять произошло?
   - Жан, ты не согласишься нас обвенчать? - спросил я ошарашенного Жана. Он обвёл взором церковь, собираясь найти мою сужденную, но, кроме Нино, женщин в ней не было. Гочо, более понятливый, чем Жан, хотел взглядом просверлить во мне дырку и сжимал в руке кинжал, который быстрее вонзил бы в себя, чем в своего кунака. После недолгого молчания, я опять спросил:
   - Так ты нас обвенчаешь?
   - Брак по обоюдному согласию? - поинтересовался Жан, бросив быстрый взгляд на Нино. Счастливая улыбка на её лице, говорила без слов, но Нино ответила:
   - Да, по взаимной любви.
   Жан взял в руки свой крест и сказал, взглянув на Гочо:
   - Пусть те, кто против этого брака, говорят сейчас или молчат вечно.
   - Что ты говоришь? Как я могу быть против, если Нино любит моего кунака?! - сердито ответил ему Гочо.
   - Я должен был спросить, - оправдывался Жан, - так положено по церковному канону.
   - Совершай, что положено по канону, - сказал Гочо, и Жан попросил его: - Ты можешь привести невесту вместо её отца?
   Гочо забрал Нино и торжественно провёл её от двери до Жана, а потом передал мне. Жан, точно с нами совсем незнакомый, приветствовал нас, прочитал короткую проповедь об обязанностях супругов, потом положил перед собой "Евангелие" и спросил: - Пришли ли вы сюда добровольно, чтобы заключить супружеский союз?
   Мы с Нино положили руки на "Евангелие" и в один голос ответили: "Да!" - улыбаясь друг другу.
   - Готовы ли вы любить друг друга и уважать всю жизнь? - спросил Жан. Наше "Да!" прозвучало одновременно и мы снова с Нино улыбнулись.
   - Готовы ли вы с любовью принять от Бога детей и воспитать их согласно учению Христа и церкви? - спросил Жан и услышал третье "да". Он перевязал наши руки какой-то бечёвкой, за неимением ленточки, и благословил нас.
   - Теперь вы муж и жена, - сообщил нам Жан, как будто с некоторым облегчением. Гочо снял свой кинжал с пояса и протянул его нам.
   - Поздравляю, от души! - сказал он, улыбаясь. Нино, увидев кинжал, схватила его, а её глаза загорелись, словно в них заглянул луч света.
   - Спасибо, - сказала она, поглаживая кинжал, и спросила: - Кама60 из Дагестана?
   Гочо кивнул головой, довольный тем, что кинжал достоин события и понравился. Он по очереди обнял нас: вначале Нино, потом меня. Смущённый Жан подарил чётки, которые Нино, улыбаясь, передала мне. Угощение было простым: хлеб, вода, да сушёный виноград. После того, как закончили скромную трапезу, Гочо и Жан рассказали, что на селение напали осы и жители скрылись, так как всех здоровых мужчин забрали в войско ильханов, которое отправилось воевать в Сирию. Выслушав их, я хотел с ними посоветоваться, что делать дальше, но моя жена меня перебила:
   - Мы пойдём в Тбилиси, я обещала царю Давиду, что стану защищать его сына.
   Такая строптивость мне не понравилась, и я одёрнул Нино: - Ты должна слушать своего мужа.
   Нино покраснела и опустила глаза, правда, огонь, мелькнувший в них, говорил о том, что она вряд ли смирилась.
   - Я слушаю тебя, мой кмари61, - сказала она и присела возле меня, взяв меня за руку. Такая её позиция мешала мне соображать, и я спросил у Жана и Гочо:
   - Что вы думаете делать дальше?
   - Служить в охране царя - дело для джигита, - сказал Гочо.
   - Я последую за вами куда угодно, - сказал Жан, оставив за мной право выбора.
   - Хорошо, пусть будет по вашему, - слукавил я, - послужим царю Вахтангу.
   Мы покинули деревню, которая называлась Метехи, и отправились в сторону Каспи.
   - Ты не забыла, что мы должна охранять реликвию? - тихо сказал я Нино, когда мы немного отстали от Жана и Гочо.
   - Это не помешает нам послужить Сакартвело, - почти серьёзно сказала Нино, и её гордый профиль говорил о том, что слова её искренние. Идти нам пришлось долго, миновали Каспи, потом Мцхети, где Арагви вливается в Мтквари, и только тогда пришли в Тбилиси. Нино непременно хотела поговорить с царём и передать ему от отца, царя Давида, письмо, о котором мы даже не знали. Её не хотели принимать, а письмо предлагали передать через атабага царя, Хутлубугу, но Нино упёрлась и сообщила, что передаст его только в руки царю. Наконец, на второй день, ей разрешили явиться перед обедом. Царь Вахтанг, сорокалетний мужчина, сидел в деревянном резном кресле за большим столом. По правую руку от него с недовольным лицом расположился, как мы потом узнали, атабаг царя, Хутлубугу. Слева от него сидела царица, а рядом с ней троюродный племянник Вахтанга, Давид.
   В лице Ольджат, жены Вахтанга, только глаза, слегка раскосые, выдавали её происхождение от чингизидов, всё остальное, в том числе и греческий профиль, достался ей от матери, Марии Пелеолог. Она со скучающим видом слушала мой рассказ и только тогда оживилась, когда я стал рассказывать о посещении Константинополя. Ольджат поинтересовалась, как здоровье дяди Андроника и я рассказал ей о посещении нашей сестры, Марии-Агнесы-Катрин де Морель, царя и царицы Восточной Римской империи. Ольджат, слушая меня, смотрела на Нино, предполагая, что она и есть сестра Мария, но я с улыбкой объяснил, что это моя жена Нино Читаури.
   Ольджат потребовала рассказать всё подробно и я, как мог, описал наше путешествие, не посвящая царицу в то, что мы охраняем Рубин Милосердия. Она спросила, почему сестра Мария осталась в княжестве Готия, и я объяснил, что она отправилась туда не сама, а с нашим другом Раймондом де Торном. Я заметил, что Нино как-то странно смотрит на меня, но не придал этому никакого значения. Нас пригласили пообедать вместе с царской семьёй, после чего, забрав сыновей, Андроника и Мельхиседека, царица Ольджат пригласила Нино на свою половину, где продержала до вечера. Мы разместились в съёмном доме, где одна комната досталась нам с Нино, а во второй спали Жан и Гочо. Когда вечером Нино вернулась от царицы, то я сразу заметил, что она надулась, и попросил объяснить, что случилось. Нино, покраснев, точно зрелый перец, выпалила, сверкая глазами:
   - Ты её любил?
   - Кого? - спросил я, зная, о ком она спрашивает, но не подавал вида.
   - Сестру Марию? - напомнила Нино.
   - Она была нам как сестра... - начал я, но Нино перебила: - ...но выбрала Раймонда де Торна? Не тебя! Ты её любил?
   - Она мне нравилась, - признался я, понимая, что в иное Нино не поверит. Спали мы спина к спине, но не по моему желанию. На следующее утро Нино отошла от вчерашнего гнева и с удовольствием сообщила, что нас принимают в дружину царя, а она - личный охранник царицы Ольджат. Нам, по сути, терять нечего, находясь под крылом царя, поэтому никто не роптал, только Гочо с грустью сообщил, что не может явиться на службу, так как у него нет оружия. Жан посмотрел на меня, и я одобрительно кивнул головой.
   - Пойдём со мной, - сказал Жан, забирая Гочо и мой кунак, ещё не зная, что его ждёт, поплёлся за госпитальером.
   - Ты на меня не сердишься? - спросил я у Нино, которая надела мужской костюм и нацепила на него свою саблю и кинжал Гочо.
   - Нет, - сказала Нино, так как в таком виде, как она, сердиться не пристало.
   - Тогда нам придётся наверстать упущенное время, - сказал я, прижимая её к себе и впиваясь в полураскрытые удивлённые губы. Она слабо сопротивлялась, а потом ей пришлось раздеться. Маленькая ссора способствовала тому, что неистовство нашей любви превысило наши ожидания, а окружающий мир сузился до ощущения двойного замкнутого я. Время, как категория существования, исчезла, превращаясь в бесконечную сладкую истому чувств, слившихся в огромный разноцветный пульсирующий шар.
  

***

   С Нино мы виделись редко. Вахтанг назначил меня чухчарехи, начальником личной охраны, поэтому толика свободного времени появлялась тогда, когда царь находился в Тбилиси. Такое случалось не часто, так как Вахтанг всё время ездил по стране, разговаривал с азнаурами, успокаивал народ и принуждал тавады уменьшать подати для народа, чтобы Сакартвело поднялось с колен. Досаждали набеги осов во главе с царевичем по имени Багатар, которые теснили картвелеби к реке Мтквари. Вахтанг собирал дружину и отгонял осов, но их постоянные набеги остановить не мог - для этого следовало в этом месте постоянно держать войска, которое требовалось ильхану Гайхату. Раздражал мелкими пакостями Хутлубуга, которых хотел сам управлять Сакартвело, а не быть соглядатаем, но Вахтанг не обращал на него внимания, так как Гайхату не верил доносам атабага и не трогал Вахтанга. Нино оставалась при Ольджат, выполняя те же функции, что и я и, по-моему, если бы не любовь ко мне, то она бы и спала возле царицы. Жан и Гочо командовали двумя отрядами, которые по очереди сменялись при царе и, насколько я знал, такая служба их не тяготила. Так прошла зима и весна, а потом у Нино появился живот, скрыть который она не могла. Ольджат немедленно лишила её должности, переводя её в положение подруги, так как с супругами грузинских дидебулов62 у неё не сложились доверчивые отношения.
   Моя служба мне нравилась, так как я, следуя за царём, видел, как меняется к лучшему жизнь картвелеби и, с некоторой гордостью, считал, что я причастен к этим хорошим переменам. По закону подлости судьба не может так долго благоволить к одному человеку, поэтому мой ушат дёгтя я получил уже к весне, когда вся природа радовалась новой жизни. Мое положение при царе имело ту особенность, что я часто сталкивался с атабагом царя, Хутлубугу. Этот тип с раскосыми глазами не понравился мне с первого раза и со временем моё мнение о нем не изменилось.
   Можно понять, какой шок я испытал, когда увидел рядом с ним ненавистного мне ассасина Хасан ибн аль-Каина. То странно, как он мог затесаться в друзья Хутлубугу, так как в это время шла война с арабами. Неизвестно что ассасин наплёл атабагу Хутлубуга, но его цель оставалась одна - похитить Рубин Милосердия. Я сообщил о ассасине своим друзьям, но Гочо и Нино не восприняли угрозу, так как не знали Хасана, а Жан сразу заявил: - Нужно, чтобы Нино уехала из Тбилиси и где-нибудь спряталась.
   Нино и Гочо, точно сговорились, принялись сотрясать воздух пылкими фразами, от которых ассасин, будь он рядом с нами, сгорел бы на месте. Терпеливо выслушав их браваду, я самым серьёзным тоном сообщил Нино, что она глупая беременная женщина, а Гочо - сопляк, не имеющий боевого опыта. Моя жена, привычная к моему прямолинейному характеру, только хмыкнула, а мой кунак застыл на месте, ошарашенный таким оскорблением. Я поднял свою рубаху, показывая грубый и длинный шрам на животе. Нино его видела, но не знала, что это сделал Хасан, а на Гочо моя рана произвела впечатление.
   - Я не хочу, чтобы кому-либо из вас распороли живот, - примирительно сказал я. Поговорив с Гочо, я поручил ему забрать Нино и где-нибудь скрыться, чтобы даже мы не знали. Гочо проникся серьёзностью и кивал головой, слушая мои наставления, а вечером, переодевшись в семейную пару, они ушли из Тбилиси. Царице Ольджат я объяснил скорый отъезд Нино тем, что какой-то её дядя оказался живой, и она едет его проведать. Успокоив царицу тем, что с Нино едет Гочо, её же и рассмешил, так как она с улыбкой спросила, не рискую ли я, отправляя жену с молодым джигитом. Я напомнил ей, что Гочо мой кунак, чем ещё больше её рассмешил. "Украдёт он её у тебя! - сказала Ольджат и добавила: - Я видела его глаза, когда он смотрел на Нино". "Она же беременная!" - парировал я царице, на что она со смехом ответила: "А ты ли отец?" То, что всё превратилось в шутку, радовало меня, так как никто не станет искать Нино".
   Абзац текста закончился и Маргина, уже привыкшая к почерку сержанта Гуго де Монтегю, заткнулась на следующей строчке, так как её писал кто-то другой. Поезд мерно стучал по рельсам, и на соседней полке спала Марико, обнимая Туманного Кота, который храпел, как лошадь. За окном проносились серые тени деревьев и редкие ночные огни, на мгновение освещая окружающее и снова погружая всё в быстро летящую темноту.
   Маргина снова склонилась над книгой.
   "Непредвиденные обстоятельства вынуждают меня записать события последнего времени. С тех пор, как ушла Нино, сопровождаемая Гочо, прошло совсем немного времени. Как сейчас, помню, что мы находились в дежурной комнате воинов дворца Исани. Был уже вечер и ворота крепости Кала закрыли до утра. Мы с Гуго де Монтегю не возвращались в город, а ночевали здесь же, во дворце, что весьма удобно - нет необходимости заботиться о крове и еде. Гуго налил себе в кружку вина из кувшина, стоящего на столе и собирался выпить, как зашёл царь Вахтанг, чтобы предупредить Гуго о поездке в Кахети прямо с утра. Переговорив с Гуго, царь с улыбкой спросил, какое вино подают его воинам, потом взял кружку Гуго и выпил.
   - Горчит что-то, - сказал царь и выплеснул остатки в окно: - Сходите на кухню и скажите, чтобы вам не давали такую гадость.
   Немного раздосадованный царь отправился в свои покои, а мы с Гуго сходили на кухню и передали слова царя виночерпию.
   - Я вам не приносил вина, - сказал он и показал на корзинку с кувшинами: - Вон ваше довольствие.
   Я забрал корзинку, а когда мы вернулись к себе, немного задумчивый Гуго спросил у джигита, стоящего на посту: - Кто заходил в это помещение?
   - Сюда заглядывал атабаг Хутлубуга со своим арабом, - сказал джигит, - спрашивал вас, но не застал.
   Гуго понюхал кружку, в которой было вино, а потом попробовал языком напиток в кувшине. Его лицо стало хмурым и бледным, и он бросился вон из комнаты. Я побежал за ним, пока мы не остановились перед покоями царя. Перепуганная Ольджат открыла дверь на стук Гуго и уставилась на него.
   - Где царь Вахтанг? - нетерпеливо спросил Гуго.
   - Спит, - растерянно сказала Ольджат.
   - Его отравили, - сказал Гуго, и они бросились в царскую спальню. Вахтанга едва разбудили, но, видимо, яд уже действовал, и царь был невменяемым. Ольджат принялась отпаивать его молоком, а няньки увели Андроника и Мельхиседека, её малолетних сыновей, которые проснулись от криков. Желудок царя вместе с кровью извергал остатки пищи и вина. Только к утру появилась надежда, что Вахтанг не умрёт. Гуго взял утреннюю смену воинов и отправился к атабагу Хутлубуга. Увидев Гуго и воинов, Хутлубуга возмутился, а когда госпитальер спросил, где находится Хасан, он высокомерно ответил: - Я его сегодня не видел. А что случилось? - спросил он, поглядывая на Гуго.
   - Он чуть не отравил царя Вахтанга, - ответил Гуго.
   От такого известия Хутлубуга побледнел - если только слух дойдёт до ушей брата Ольджат, Гайхату, ильхана Ирана, то атабагу в лучшем случае снесут голову. Он сейчас же позвал своего нойона63 сотни и наказал найти Хасана и казнить на месте. На последнем он особенно настаивал, видимо, боялся, что Хасан может сказать лишнее. Хутлубуга бросился в царский дворец, но царица не пустила его к царю. Через некоторое время Гуго позвали к царю, и он увидел бледного Вахтанга, лежащего в постели.
   - Благодарю тебя, что спас мне жизнь, - квёлым голосом промолвил царь. Гуго не стал говорить, что отравить хотели не царя, а его, и только сказал:
   - Я найду этого Хасана и убью.
   После нескольких фраз царь отпустил Гуго, так как ещё был слаб говорить. Гуго расставил посты во дворце, а потом осмотрел крепость Кала. Ворота с утра оставались закрытыми, и толпа купцов ожидала, когда их откроют.
   - Жан, стань с той стороны ворот и внимательно наблюдай за отъезжающими, вдруг Хасан не покинул крепость, - сказал мне Гуго и мы стали с двух сторон ворот. Я внимательно всматривался в лица, придерживая не в меру ретивых, а одного остряка, вздумавшего шутить, огрел плашмя мечом ниже спины. За сутолокой не заметил, что Гуго куда-то пропал. Выглянув из ворот, я увидел, что мой друг направляется к скалистому берегу Мтквари, вслед за стариком с посохом. Наблюдая за бодрой походкой старика, я понял, что это переодетый Хасан. Не мешкая, я послал одного воина предупредить атабага Хутлубуга, а сам побежал вслед за Гуго, который скрылся за высокой скалой.
   Выскочив на берег Мтквари, я увидел Гуго, теснившего Хасана к краю скалы. Казалось, вот-вот и мерзкий ассасин свалится в воду, но Хасан изловчился и подставил свою палку под ноги Гуго. Тот свалился, и они поменялись местами. Хасан демонстративно опустил саблю во второй руке и не стал добивать Гуго, а остановился и сказал: - Тебе стоит отдать рубин, и я оставлю тебя в покое.
   - Он не достанется никому! - воскликнул Гуго, вытаскивая что-то из кармана. В лучах бьющего в глаза солнца, красным пламенем полыхнуло что-то блестящее и полетело вниз, в бурлящие воды Мтквари.
   - Ах, ты так! - со злобой воскликнул Хасан и взмахнул саблей.
   - Гуго, держись, я иду! - закричал я, обдирая руки, которые скользили по камню. Увидев меня, Хасан ощерился и прыгнул в воду. Пока я двигался вниз, он несколько раз нырнул, но, видимо, попытки найти рубин остались безрезультатными, так как ассасин снова нырнул в воду.
   Гуго зажимал рану на правом боку, откуда хлестала кровь. Я снял рубашку и разодрал её на полосы, пытаясь её остановить. Сверху, ко мне, бежал нойон со своей сотней, и я показал ему Хасана, барахтающегося в реке. Подошли бойцы из моего отряда, и мы потащили Гуго в крепость. Вначале он держался, но потом, от потери крови, лишился сознания. Вернувшийся сотенный сообщил, что ассасина поймали и отрубили голову. С этими словами он похвастался золотой цепочкой, снятой с шеи Хасана. Подошедший Хутлубуга забрал цепочку и спросил у меня, нужно ли что для Гуго. Я вежливо отказался, так как жизнь моего друга находилась в руках Бога. Целую ночь Гуго метался в жару и только под утро немного затих. Я шагал по нашей комнате, переворачивая её верх дном, но нигде не нашёл то, что мне требовалось.
   - Жан, что ты ищешь? - спросил меня пришедший в себя Гуго. Я даже вздрогнул от неожиданности и растерянно сообщил: - Твой пузырёк с эликсиром.
   - Не ищи, - сказал Гуго, - он на дне Мтквари.
   - Так ты обманул Хасана! - восхитился я, понимая, что ассасин принял пузырёк с эликсиром за Рубин Милосердия. Недаром он нырял в реку, разыскивая его. Я рассказал Гуго, что Хасану отрубили голову, и это известие успокоило Гуго. Он откинулся на подушку и снова заснул, но его сон стал не таким беспокойным.
   Проснулся я от взгляда. Гуго, наблюдая за мной, увидел мои открытые глаза и сказал:
   - Нам нужно уехать из Тбилиси.
   На мой вопрос о такой необходимости, Гуго ответил просто: - У меня предчувствие.
   В то время я был далёк от мысли, что мы должны обращать внимание на какие-то предчувствия. Только со временем я понял, что Гуго был прав, а его интуиция спасла мне жизнь. Я спросил его, куда мы должны уехать и Гуго ответил: - В Метехи.
   Я подумал, что Гуго хочет отправиться в церковь на другом берегу Мтквари, чтобы проводить время в молитвах, но оказалось, что он стремился в деревню Метехи недалеко от Каспи. Я подозревал, отчего Гуго тянет туда, но Нино вряд ли там окажется, так как осы не дают покоя тамошним землям. Царь Вахтанг болел и не принимал, и я спросил у Хутлубуга разрешения, чтобы покинуть службу, пока мой друг не выздоровеет. Атабаг выслушал меня и с удовольствием отпустил, так как мы мешали ему во дворе. Он расщедрился и дал двух монгольских лошадок из своего стада, а также свою плётку, чтобы никто из ильханских нойонов не вздумал брать с нас "улуп", местный налог. Я вежливо поблагодарил Хутлубуга, а он, так же вежливо, посоветовал мне не спешить возвращаться к службе, чтобы не навредить здоровью уважаемого Гуго.
   Я не стал тянуть с отъездом, да и Гуго торопил, поэтому мы выехали в ночь, покидая ворота крепости Кала. Когда мы миновали пригород Тбилиси, на небо взобралась полная луна, так что обижаться на судьбу нам не пристало. Чтобы не растрясти рану Гуго, мы ехали шагом. Он стоически переносил путешествие, не жалуясь, несмотря на то, что его лицо морщилось от боли. В небе носились какие-то тени, и я вытащил меч, но оказалось, что это только летучие мыши. Данное происшествие вызвало у нас весёлое настроение, и Гуго попытался спеть песню, которую слышал от Нино.
   На следующий день мы были в Мцхети, где отдыхали целые сутки, а потом отправились в долгий путь к Каспи, который преодолели за три дня. Оттуда до Метехи - рукой подать, и это придало Гуго силы, а то я боялся потерять его в пути. Деревня оставалась такой же пустой, как и тогда, когда мы её покинули. Гуго направил коня к церкви, и я следовал за ним. Когда мы зашли под высокие своды, Гуго стал оглядывать стены церкви, пока не нашёл с западной стороны крест на стене. Нарисованный углём крест не поразил моё воображение, так как он не имел религиозного смысла. Когда мы вышли из церкви, Гуго взял коня за узду и направился напрямик, через огороды, на запад, куда показывала метка углём.
   - Куда мы идём? - спросил я, подозревая, что Гуго договорился с Нино и крест говорил о направлении, где её искать. Мы миновали деревню и я разочаровано оглядывался не находя никакого жилья. Вдоль небольшого ручья разросся тутовник и когда мы спустились пониже, к берегу Мтквари, то увидели сложенную из камня избушку, крытую серым сланцем. Гуго направился туда, отдав мне поводья своего коня. Он постучал в дверь, но никто её не открыл. Как только Гуго схватился за ручку двери, она открылась и на пороге оказалась молодая женщина. Её округлое лицо уродовал непомерно огромный нос, больше похожий на птичий клюв, чем на человеческий орган осязания.
   - Что вам нужно? - спросила она на греческом языке, и Гуго ответил, отстраняя её:- Я хочу видеть Нино.
   Когда мы вошли в дом, то, ослеплённые улицей, ничего не могли рассмотреть.
   - Гуго? - раздался голос Нино, и я увидел, как чья-то тень метнулась к моему другу. Когда глаза привыкли к полумраку, то я рассмотрел Нино, Гочу, выглядывающего в окно, и трёх женщин в черно-белых нарядах.
   - Ты меня нашёл? - спросила Нино, обнимая мужа, на что Гуго ответил: - Это оказалось просто. Если бы вас искали враги, то ваша беспечность стоила бы вам жизни, - закончил он, поглядывая на Гочо. Тот ничего не ответил Гуго, но по его виду я понял, что он совсем нас не ожидал и был бы рад не видеть нас вечность.
   - Знакомьтесь, это дейда Букрында, дейда Мокрында и дейда Кукрында,- сказала Нино, разряжая обстановку. Три женщины по очереди приседали, делая реверанс, что говорило о европейском воспитании, но не объясняло то, как они здесь оказались. Гуго хотел галантно поклониться, но вскрикнул и схватился за правый бок, а потом медленно повалился на пол. Я успел его подхватить и положить на большую кровать у стены, на которой, как оказалось, спали все вместе Букрында, Мокрында и Кукрында. Когда мы сняли с Гуго одежду и рубашку, то взору открылась кровавая рана, из которой снова хлестала кровь. Кое-как удалось остановить кровь и перевязать Гуго, а потом положить его на левый бок, чтобы не бередить рану. Видимо, Гуго держался до последнего, чтобы дойти до Нино, но силы человеческие конечны, а жизнь подвластна только Богу. Тётушки кудахтали, как курицы, но толку от их стенаний никакого.
   - Оставьте его, пусть поспит, - сказал я Нино, надеясь на исцеляющий сон. Я рассказал о наших злоключениях и драке с Хасаном. Нино слушала рассеяно, а когда я сказал, что Хасан убит, то вытащила из-за пазухи Рубин Милосердия и спросила: - Всё это из-за него?
   Я очень удивился, так как думал, что рубин находится у Гуго, а не на шее Нино. Гуго не говорил, что отдал его своей жене, но, возможно, его скрытность спасла рубин от лап ассасина".
   Маргина остановилась, так как дальше не могла читать текст - его писали какими-то каракулями. Маргина подозревала, что это грузинский шрифт, но Марико так сладко спала, что она не отважилась её будить. За окном алел рассвет и скоро уже Ленинград, так как в коридоре, нарушая тишину, раз за разом раздавался топот ног. Бесцеремонно и с грохотом открылась дверь в купе и проводница спросила:
   - Чай будете?
   Маргина кивнула головой, а проводница спросила:
   - Три стакана?
   - Коту не нужно, - парировала Маргина, чем огорчила проводницу, которая грохнула дверью, закрывая её, и разбудила Марико.
   - Что, уже Ленинград? - сонно спросила девочка.
   - Да, солнышко, давай умоемся, а потом заплетём тебе косы, - сказала Маргина. Когда проводница принесла чай, они уже чинно сидели за столиком. Проводница, расставляя стаканы с чаем и бутерброды с колбасой, искоса посмотрела на Туманного Кота, который вверх брюхом спал на подушке.
   - А что, кот жрать не будет? - спросила она. Маргина успокоила её меркантильный интерес - сунула проводнице в руку привычную зелёную бумажку с Верховным Советом.
   На Масковском вокзале Туманный Кот их оставил и вернулся назад через час с ордером на квартиру на 1-й линии Васильевского острова, недалеко от Тучкова моста. Кот по-деловому прыгнул в 44 автобус, остановился пред каким-то оболтусом на первом сидении и громко, на весь автобус сказал: - Освободи место ветерану!
   Оболтус ошарашено вскочил, а на его место уселась Марико с Туманным Котом на руках.
   - У нас карточка, - сказал кот кондукторше, и она кивнула головой, а потом долго вспоминала, что не так с севшими пассажирами. Автобус довёз их под самый дом, стоило только перейти улицу. Трёхкомнатная квартира находилась на третьем этаже старинного дома. Маргину порадовал большой балкон, на который выходили две двери из разных комнат. На кухне имелся ещё один балкон во двор, выход с которого смотрел на Магдалинский переулок.
   - Здесь будет мой кабинет, - сказал Туманный Кот, усаживаясь в добротное кресло, в которое сразу же запустил свои когти и начал драть кожаную обшивку. Маргина бесцеремонно сбросила его на пол и крикнула:
   - Не смей портить кресло! Кстати, откуда здесь чужие вещи?
   - Пусть это тебя не волнует, - уклончиво ответил кот, - квартиру нам выписали с мебелью.
   Маргина не стала его допытывать, и лезть симпотами в его башку, оставив всё на совести кота, а взяла Марико и вышла во двор, где узнала у бабушек адрес ближайшей школы. Найти её оказалось просто, так как она находилась рядом, на набережной Макарова 28. Директора в школе не оказалось, так как занятия ещё не начались, но дежурный преподаватель, от скуки читающий книгу, забрал документы и убедил Маргину, что ей беспокоиться нечего. Он бы ещё побеседовал с миловидной мамашей, но Маргина потянула Марико в книжный магазин, где купили ей книги и тетрадки, рассчитываясь неизменными зелёными бумажками с Верховным Советом. "Нас когда-нибудь посадят!" - подумала Маргина, рассуждая о том, обеспечены ли золотом зелёные бумажки кота, как на них написано.
   Когда они пришли домой, Маргина крикнула валяющемуся на балконе коту, сонно взирающему на ремонтируемый Тучков мост:
   - Обед и ужин - за тобой, - а усевшейся на диван Марико приказала, сунув ей в руки старинную книгу, которую хранил её отец: - Читай!
   - Дэда, я так устала, - заныла Марико, но Маргина мгновенно переместила её через балкон на улицу и девочка застыла в воздухе над машинами и автобусами. Марико кричать не стала, а только сказала: - Я больше не буду, - после чего оказалась на диване.
   - Дэда, ты такая жестокая! - радостно воскликнула Марико и спросила: - А можешь ещё?
   - Если будешь хорошо себя вести, мы с тобой полетаем, - пообещала Маргина.
   - Как ведьмы? - радостно воскликнула Марико.
   - Как ведьмы! - подтвердила Маргина и снова сунула ей книгу: - Читай.
   Некоторое время Марико разбиралась с почерком, а потом завалилась с ногами на диван и стала читать.
   - Не бубни, - остановила её Маргина, - читай с расстановкой.
   "В печальные дни мне приходится писать в этой книге, принадлежащей моему любимому мужу, славному сержанту-госпитальеру Гуго де Монтегю", - начала читать Марико.
   "Несмотря на наши усилия, бедный Гуго скончался на моих руках. Мы похоронили его на кладбище в Метехи, а так как в моём положении поездки не очень удобны, то пришлось остаться в деревне, пока я не рожу. Народу в Метехи не прибавилось и, кроме нас с Гуго и Жаном, здесь ни одной живой души. От дейд, приютивших нас, толку нет, непрактичные они какие-то. Жан ездил в Каспи и купил там несколько мешков зерна, половину которого мы посеяли, а половину держим на пищу. Гуго занялся запущенным виноградником и следит за несколькими овцами, которые пасутся на берегу Мтквари. А теперь открою большой секрет: дейды, по-моему, чистые ведьмы, так как ночью вылетают в окно, а возвращаются утром. Жан, которому я об этом сказала, смеялся надо мной. Ему то что, он храпит всю ночь, а я боюсь, что дейды украдут моего сына и улетят. Почему я думаю, что у меня будет сын? Я это чувствую! Назову его Георгием, будет Георгий де Монтегю. Но Гочо говорит, чтобы назвала сына его фамилией, которая не будет выделяться в Сакартвело. Не уверена, что соглашусь с Гочо. Тогда имя сына будет звучать, как Георгий Кураури!?
   Не знаю..."
   - Всё! - сказала Марико.
   - Всё? - удивилась Маргина и заглянула Марико в глаза - не врёт ли..."
   Маргина очнулась от воспоминаний, произошедших три года назад. В квартире царила странная тишина и Маргина оглянулась. Туманный Кот и Марико беззаботно спали рядышком на кровати, позабыв о том, что их только что будили.
   - Это уже слишком! - воскликнула Маргина и стала тормошить Марико: - Немедленно вставай, не то я окуну тебя в Неве!
   - Мама, у меня голова болит, - сказала Марико и Маргина забеспокоилась: обычно дочь называла её по-грузински - "дэда". Она пощупала её лоб и одёрнула руку - голова у Марико горела.
   - Кот, Марико больная! - сказала Маргина, но Туманный Кот только потянулся и промычал: - Сейчас я ... переберу ей ... косточки...
   Маргина не стала надеяться на кота-костоправа, но и сама не полезла в клетки дочери, чтобы не навредить, а дала Марико таблетку анальгина.
   - Спи! - сказала она дочери и поцеловала её в горячий лоб.
  

***

   Стоило ей появиться в гостинице Советская, как она жестоко отдубасила Веельзевула и Гаагтунгра и сообщила им, что так будет каждый день. Демоны с радостью бы сбежали, только боялись гнева Сатанаила, перед которым побои Лилит - детские шалости. Лилит вновь и вновь переживала в душе те унижения, которые она перенесла по воле Сатанаила, и пообещала себе, что отомстит ему и всему свету. Тело уже зажило, так как Лилит извлекла из глифом свой образ и восстановилась, но реакцией на малейшее движение оставалась боль, непроизвольно записанная симпотами в тех же глифомах. Серые, прилетевшие вместе с Лилит, оккупировали все дома в Маскве, застыв на них, точно статую и вынюхивая запах неизвестной грузинской девочки. Когда наступала ночь, они разлетались на новые места, по-прежнему навострив органы осязания.
   Когда жажда мести и уничтожения немного утихла и Лилит приобрела возможность рассуждать, она села на диван и задумалась. Прокручивая в уме грузинские поиски в безвестной деревне Метехи, она снова задержалась на имени Маргина, так ей знакомом, что тепло от его упоминания немного растопило угрюмость её души. Та Маргина, которую она знала, давно на небесах и разговаривает с Лучезарным, а Маргина, забравшая грузинскую девочку Марико, просто её тёзка. Чтобы себя успокоить, она свистнула, и в окно влетел серый без имени, который внимательно выслушал указание Лилит и бесшумно вылетел в окно. Немного успокоенная, Лилит, вспомнив привычку Маргина, прилегла на диван и заснула человеческим сном. Правда, сон оказался короткий. Когда она открыла глаза, то увидела перед собой серого, который тут же сообщил, что Распутина Маргина Астаровна живет в Марьиной роще. Удивлённая Лилит даже не поверила и решила ночью её проведать. Но оказалось, что уже настала ночь и она проспала целый день.
   Она, вслед за серым, отправилась по ночной Маскве, рассматривая сверху потухшие дома и освещённые фонарями улицы, раскраивающие большой масковский пирог на мелкие порции, доступные вновь появившимся масквичам. Некоторая отстранённость от жизни города, которая чувствуется на высоте, давала простор мысли и Лилит с умилением рассматривала мир, созданный Лучезарным. Тёплая мысль о нём всколыхнула в душе Лилит лёгкую ностальгию, приправленную горечью потерянного.
   Мысли Лилит прервал серый, сверкнувший в темноте фонарями-глазами и показавший своим длинным перстом на неприметное окно в многоэтажном доме. Когда Лилит приблизилась, то оказалось, что оно открыто и Лилит влетела в него, стараясь ничего не свалить. Маргина лежала на кровати и спала. Однокомнатная квартира - вот и всё, что Маргина получила у власти, но и это, по советским меркам, большое достижение. Лилит осторожно забралась в голову Маргины, стараясь не тревожить её сон. Оказалось, что это прежняя Маргина, засланная Сазаном на Землю, ещё не знающая Лилит. Застыв в воздухе, Лилит лежала рядом с Маргиной, просматривая её сон, совсем сумбурный, наполненный воспоминаниями, в которых мелькала смеющаяся Элайни, а за ней неслась её дочь Байли.
   Маргина пошевелилась и Лилит встревожилась, что её разбудила. Она вылетела из окна и на автомате отправилась в гостиницу Советская. Веельзевул и Гаагтунгр, увидев её, побелели, но Лилит не тронула их, а просто махнула рукой, и они убрались из номера, став под дверью. Маргина присела на роскошную кровать, возле которой на тумбочке кто-то поставил портрет Сталина.
   - Что смотришь, таракан! - вызверилась на него Лилит и выбросила портрет в окно. Она снова свистнула, и серый заглянул в окно.
   - Ищите Маргину! Ищите по всей стране! - крикнула она ему, а сама распустила симпоты, опутывая ими всю планету, но, к удивлению, Маргины нигде не нашла. "Куда же ты делась, милая?" - думала Лилит и заподозрила, что Лучезарный затеял какую-то игру. Он всегда любил опустить Сатанаила ниже плинтуса или доказать, насколько низменные у него цели. Иногда Лилит посещала крамольная мысль, что они, в своём стремлении к верховенству, похожи, как близнецы.
   Вздрогнув, она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Подняв голову, Лилит увидела уставившиеся на неё круглые глаза серого и отчётливо поняла, что соглядатая подослал Сатанаил. Она резко подскочила к нему и, прежде чем серый что-либо сообразил, оторвала твари голову, которую выбросила за окно. Открыв дверь в коридор, она сказала побелевшему Гаагтунгру:
   - Приберите внизу, под моим окном...
   Гаагтунгр захватил Веельзевула и отправился на улицу, под окно Лилит. На траве лежал обезглавленный серый и устрашённые демоны, торопясь и потея, проглотили его останки. Веельзевул давился головой серого, но Гаагтунгр, приободряя себя, что есть силы врезал Веельзевулу кулаком по спине, и голова серого очутилась в его желудке. Лилит не спала до утра, а когда за окном наступил рассвет, свистнула. В окне затрепыхался маленький серый, по-видимому, птенец, который дрожал от страха и ждал своей окончательной судьбы. "Испугались, твари!" - с некоторым удовлетворением подумала Лилит, и сказал в дверь: - Я хочу кушать!
   Гаагтунгр за дверью понёсся в ресторан, где поднятый за шиворот шеф-повар сообщил, что всё уже готово. Пока Гаагтунгр, никому не доверяя, нёс завтрак, Лилит рассматривала серого, треплющего крыльями в окне. Маленький серый по иному воспринял слова Лилит, так как видел вчера поедание демонами своего сородича и считал, что его слопает Лилит. Он не думал, что это делает ему честь, так как дорожил своей проклятой жизнью и хотел дожить, по крайней мере, до половой зрелости.
   - Как тебя звать? - спросила Лилит, рассматривая крылатое маленькое безобразие.
   - С-с-с-е-т-т, - дрожа, ответил маленький гадёныш.
   - Не ссы, Сет, я тебя не съем, - успокоила его Лилит, но малыш её словам не поверил.
   - Что нового? - спросила Лилит, понимая, что хороших новостей нет, так как на заклание прислали эту мелюзгу. Но она ошибалась, так как маленький серый сообщил: - Маргину нашли в Ленинграде.
   Гаагтунгр постучал и без ответа занёс завтрак, который поставил на низком столике. Повеселевшая Лилит, обрадованная новостью, присела перед столиком, посмотрела на Гаагтунгра и спросила Сета: - Ты кушать хочешь?
   Сет, рассматривая Гаагтунгра, подумал, что пища для него великовата, а Лилит, копаясь в его мыслях, рассмеялась.
   - Садись за стол, - сказала она Сету и с улыбкой спросила: - Что ты хочешь есть?
   Сет показал длинным пальцем на тарелку с черной икрой, и Лилит отдала её в распоряжение маленького серого. Через мгновение тарелка оказалась пуста и Лилит наказала Гаагтунгру: - Отведи его на кухню и накорми.
   После обеда Лилит сказала Гаагтунгру, что улетает в Ленинград, а его оставляет в Маскве. Гаагтунгр радостно кивнул головой, понимая, что экзекуций больше не будет.
   - А где этот заморыш? - спросила Лилит о Сете.
   - Обожрался на кухне икры и отдыхает, - ответил Гаагтунгр, облизываясь и подозревая, что Сета откармливали для него.
   - Пусть летит за мной, - сказала Лилит, разочаровав демона, и взлетела в воздух. Взяв курс на Ленинград, она неторопливо взмахивала крыльями, рассматривая раскинувшиеся внизу леса и луга. Сзади раздалось беспорядочное хлопанье крыльями, и Лилит увидела рядом с собой взмыленного Сета. Его полёт напоминал ныряние поплавка на воде и Лилит снова развеселилась. Она не стала гнать лошадей, а медленно парила, скользя в сторону бывшей северной столицы. Вскоре показались два шпиля, и Лилит узнала эти два собора, Петропавловский и Исаакиевский. Лилит осторожно раскинула симпоты, но так и не обнаружила Маргину.
   - Это здесь, - принюхиваясь, услужливо подсказал Сет, показывая длинным корявым пальцем в сторону набережной Невы. Он замер в воздухе перед квартирой Маргины на третьем этаже. Обе двери на балкон были открыты и Лилит, наказав Сету сторожить на улице, сложила свои крылья, мягко приземляясь. Заглянув в комнату, она увидела задумчивую Маргину, сидящую возле постели девочки, раскинувшей чёрные кудри по подушке. Туманный Кот, лежащий на соседней, буркнул, приоткрыв глаз:
   - Шляются тут всякие.
   Маргина удивлённо на него посмотрела, так как не видела Лилит, а когда обернулась - вздрогнула.
   - Кот, ты куда смотришь? - рассматривая Лилит, сказала Маргина, не понимая, что от неё ожидать.
   - Я тебе не сторожевая собака, - резонно ответил Туманный Кот, и не думая вставать.
   - Здравствуй, Маргина, - сказала Лилит, запоминая каждую чёрточку её лица.
   - Здравствуй Лилит, - сказала Маргина, улавливая в голосе Лилит какой-то надрыв, и непроизвольно сочувствуя ей. Маргина повела Лилит на кухню, пить чай, а по правде - поговорить, так как душа лечится только словом. Когда Лилит немного расслабилась, то поплыла и выложила Маргине, всё как есть, не исключая задание Сатанаила.
   - У Марико нет рубина, - немного с укоризной сказала Маргина, а Лилит обняла её и принялась мочить человеческими слезами, рассказывая о том, что делал с ней Сатанаил. Маргина обхватила руками этот скукоженный кусок плоти, созданный по прихоти, и влюблённый в своего создателя. Даже испытав самые чудовищные истязания, Лилит не потеряла надежду на то, что когда-либо увидит благосклонный взгляд Лучезарного.
   - Все мужчины твари! - произнесла Маргина, чтобы утешить Лилит.
   - Лучшие мужчины - это женщины! - обнимая Маргину, в тон ей ответила Лилит. Маргина отвела её в спальню и уложила, как маленькую. Прикорнув рядом с ней, она гладила её лицо, вытирая ей слёзы. Они медленно целовали друг друга, и Лилит потихоньку оттаяла, восстанавливая свою изуродованную душу. Она обняла Маргину, а потом принялась целовать её тело, вызывая в её душе прежние воспоминания. Их любовные игры прервал Туманный Кот, который нагло и бесцеремонно остановился возле кровати и сообщил:
   - Маргина, тебе следует присмотреть за ребёнком.
   Повернувшись к Лилит, кот таким же менторским голосом сообщил: - А твоя птица скоро сдохнет за окном.
   Маргина бросилась к Марико, а Лилит с некоторыми угрызениями совести вспомнила о Сете. Выглянув за балкон, она увидела своего гадёныша, который едва трепыхался, собираясь обрушиться на толпу зевак внизу, на улице.
   - Лети сюда, - сказала Лилит, и Сет шлёпнулся на балкон. Разочарованные зеваки рассосались, обсуждая между собой, что они видели - изуродованного орла, перекрашенного пеликана или летающую обезьяну. Кот возмущённо уставился на Сета и спросил:
   - Он, что, будет здесь жить?
   - Не бойся, он котов не ест, а только икру, - успокоила его Лилит. Сет, чрезмерно обласканный Лилит, подтвердил её слова взмахом головы, несмотря на то, что жрал любую падаль.
   - В Неве лососёвые не водятся, - предупредил Туманный Кот, отправляясь к Маргине, которая озабоченно рассматривала Марико. Лицо девочки покрылось потом и она прерывисто дыхала. Маргина повернулась к Туманному Коту и наказала: - Перебирай клеточки.
   - Не поможет, - нахмурилась Лилит.
   - Почему? - спросила Маргина.
   - На ней печать Морти, - сказала Лилит.
   - Кто такая Морти? - спросила Маргина
   - Душа формируется на протяжении жизни. Душа, насыщенная светом может его потерять, а тьма в душе, пока человек жив, - очиститься. И только Морти вправе решать, когда душа покинет тело, - сказала Лилит и добавила:
   - Возможно, я помогу. Надень на неё это.
   Лилит вытащила из-за пояса димензиальную сеточку твари, убитой во Тьме и протянула Маргине. Та, прочитав заполненные глифомы, содрогнулась от ужаса, но взяла себя в руки и всё стёрла, записав туда образ Марико. Накинув на девочку сеточку, Маргина вздохнула и с благодарностью сказала Лилит: - Спасибо!
   - Вам это не поможет, - произнёс чей-то раздражённый голос, и перед ними проявилась женщина, демонстративно показывая косу в руке.
   - Почему? - спросила Маргина
   - Я должна её забрать, и спор здесь бесполезен, - жёстко сказала Морти.
   - Вон оно как, - протянула Маргина и сразу предложила: - Тогда забирай мою жизнь.
   - Твою жизнь нельзя, - сказал появившийся Туманный Кот, - на твоей жизни - печать Лучезарного.
   - А твоя жизнь мне и даром не нужна, - предваряя слова Лилит, сказала Морти, глядя ей в глаза. Шелохнувшийся Сет обратил на себя внимания и под взорами окружающих обречённо произнёс: - Забирайте мою, видно мне на роду написано.
   - Зачем мне жизнь серого! - возмутилась Морти, словно её оскорбили.
   - Тогда забери жизнь любого прохожего, - предложила Лилит.
   - Как вы мне надоели на этой Земле, - сказала Морти и повернулась к Маргине: - За жизнь девочки ты мне отдашь то, о чем не знаешь.
   Она выпрыгнула в окно, и забрала жизнь у товарища Цыбульского, идущего перед домом Маргины. Его она выбрала случайно и когда поджидала душу у Чистилища, то замучилась слушать комплименты оскоплённого молодого Януса. "Что же душа не спешит в Чистилище?" - подумала Морти и бросила свои симпоты на Землю. Цыбульского, упавшего на тротуар, увидели сердобольные прохожие и позвонили в скорую помощь, которая забрала его, уже мёртвого, в морг. Через некоторое время Цыбульский ожил и отправился в прозекторскую, забрать паспорт. По пути его остановила дама, для устрашения взявшая косу в руку.
   - Узнаёшь? - спросила она у беспаспортного Цыбульского. Товарищ Цыбульский знал, с кем имел дело.
   - Простите меня, уважаемая Морти, но на мне отпечаток димензиальной сеточка, так что мне, пока, рано, - сообщил он сладким голосом, чем раззадорил даму до неистовства. Она забрала жизнь у двух санитаров, лакающих палёную водку, купленную в рядом стоящем пивном ларьке, и сама отнесла их души в Чистилище.
   - Принимайте, - сказала она, отдавая души в руки горбатого Януса. Тот не сказал ни слова и бросил души на мелькнувший зелёный луч Чистилища. Души санитаров отправились к Аваддону, который дёрнул цепь, сбрасывая грешников в преисподнюю Тьму. В доме Маргины не ждали, что Морти вернётся так быстро, и опешили, когда она стала на пороге комнаты. Марико уже ожила и носилась по комнате за новой игрушкой - Сетом, а за ней неодобрительно наблюдала Маргина, которую успокаивала Лилит, убеждая её, что зверёныш совсем ручной.
   - Я пришла за тем, что ты мне обещала, - сказала Морти и протянула руку к Марико: - Отдай Рубин Милосердия.
   - Морти, у нас нет рубина, - мягко сказала Маргина.
   - Она знает, - глядя на девочку, сказала Морти и добавила: - А не то, заберу все ваши жизни!
   Марико запустила руку под матрац и вытащила тряпочку, которую отдала Морти. Та развернула кусочек ткани, и на свет появился Рубин Милосердия.
   Все заворожено смотрели на ярко-красный камешек, сверкающий под светом люстры, а Морти повесила его себе на шею.
   - До свидания, - сказала она и растаяла в воздухе.
   - Он всё время был у тебя, и ты молчала? - повернулась Маргина к девочке.
   - Я боялась, что ты меня бросишь, когда получишь рубин, - опустив голову, сказала Марико. Но приключения на этом не закончились, так как на пороге появился ассасин Хасан ибн аль-Каин, который вкрадчиво произнёс:
   - Я слышал, что у вас имеется рубин? Вам лучше отдать его мне.
   Все засмеялись, а Сет растянул свою пасть до ушей и заглотнул Хасана.
   - Выплюнь, у тебя будет несварение желудка, - сказала Лилит и добавила: - И не смей больше жрать людей, ... пока я не скажу.
   Чтобы не травмировать окружающих неприглядным видом слегка перетравленной пищи, Сет вышел на балкон и избавился от еды, которая быстро убежала по улице.
  
   Репликация девятая. Марико
  
   - Мне пора! Прощаться не будем! - сказала Лилит и выпорхнула в окно. Сет, буравя крыльями воздух, словно шмель устремился за ней.
   - Нет, вы видели! - возмутилась Маргина и догадалась: - Так это, что, Лилит подкатывала ко мне из-за Рубина Милосердия?
   Поражённая низкими моральными устоями своей подруги, она вывела новую сентенцию: "Все женщины - сволочи! Лучшие из них - коты!" Каким боком туда попал Туманный Кот, Маргина не могла сказать, вероятно, остановилась на нём взглядом.
   - Кот, у нас украли рубин, - обратилась она к нему, но Туманный Кот, словно это его не касалось, продолжал лежать на диване.
   - Ты это специально устроил? - догадалась Маргина, но Марико её остановила: - Дэда, он же был с нами!
   - От этого кота всего можно ожидать, - сделала заключение Маргина и вывела новейшую сентенцию: "Все коты - сволочи! И лучших из них - кошки!"
   "Как назло, нет ни одной знакомой кошки", - подумала Маргина, вытаптывая место, чтобы лечь.
   - Мама, - по-русски обратилась к ней Марико, - ты зачем кошкой стала?
   Маргина посмотрела на себя со стороны и увидела, что рассуждая, сама превратилась в кошку. "А ты говорила, что нет знакомой кошки!" - прозвучал в голове Маргины ехидный голос кота.
   Пока Маргина изгалялась со смыслами своих сентенций и радовалась выздоровлению Марико, Лилит давно покинула Млечный путь, сократив дорогу через кольцо репликации. Так как ставки повышались, то, чтобы себя не засветить, Лилит подставляла Сета, который доверчиво протягивал свою длинную длань для регистрации путешественника.
   Как и ожидала Лилит, перед Чистилищем она оказалась первой. Морти тащила следующую умерщвлённую пару, чтобы очистить душу в Чистилище и отправить по назначению. Обычно она делала это дистанционно, не афишируя себя, но в данном случае Морти специально появилась перед братьями Янус. На шее у неё красовался Рубин Милосердия, и Морти считала, что в данном случае этот предмет находится на месте.
   - Привет, двуликие! - пропела Морти и, рисуясь, кокетливо спросила: - Как я выгляжу?
   - Сногсшибательно! - пропищал кастрированный Янус, а горбатый Янус одобрительно крякнул. Морти им улыбнулась, чего никогда не делала в своей бесконечной жизни. Неизвестно по чьей воле являясь рефери в извечном споре Сатанаила и Лучезарного, она всегда выглядела женщиной строгой, и тот, кто встречал её впервые, не сразу мог определить её половую принадлежность. Оставалось загадкой, чем обусловлено её странное стремление обратить на себя внимание, видимо, в мёртвое море её существования кто-то случайно уронил камешек, возбудивший её женскую сущность.
   Неожиданно для всех перед ними появился Сет, который нагло сорвал Рубин Милосердия с шеи опешившей Морти. Совершив такой кощунственный поступок, Сет, раскрыв свою огромную пасть, проглотил Морти вместе с косой, которую она элегантно держала в левой руке.
   - Всем привет! - сказала Лилит, появляясь из морока, который сама же создала, но братья Янус не обернулись к ней и не ответили, поражённые случившимся.
   - Какая безделушка! - воскликнула Лилит и выдернула из лап Сета Рубин Милосердия, сказав при этом:
   - Ты мне его подарил, да, милый?
   - Да, - расплылся в улыбке Сет и икнул, так как Морти в его желудке не собиралась быть переваренной.
   - Пока, ребята! - махнула рукой Лилит, направляясь к Аваддону. Тот наблюдал за ней издали и без слов открыл преисподнюю. Лилит не спеша поплыла к Сатанаилу, чувствуя некоторое удовлетворение оттого, что бросит в лицо своему тирану этот рубин. Настроение сразу стало насмешливо-наглое и победное, отчего Лилит не раздирала отвратительных морд по пути следования, а только всем ухмылялась. Твари, наблюдая её настроение, отпускали ей вслед сальные шуточки, что в данном месте сродни комплименту. Завидев издали тёмную сферу Сатанаила, она подтянулась, но всё равно не могла остановить дрожь в теле. Её сразу пропустили к Сатанаилу. Не смея поднимать на него глаза, так как он этого не любил, она осмелела и громко произнесла, удивляясь твёрдости своего голоса:
   - Я принесла тебе Рубин Милосердия.
   Сатанаил поднял свои тяжёлые веки, рассматривая Лилит и рубин на её груди. Довольно хмыкнув, он произнёс с явной издёвкой: - Я всегда считал, что маленькая взбучка способствует усердию в работе сотрудников, - и подозвал к себе мелкого беса: - Принеси мне рубин!
   Польщённый бес бросился к Лилит и чуть не оторвал ей голову, потянув крепкий ремень на котором висел рубин. Лилит выпуталась из удавки и увидела, как бес, зажав в руке Рубин Милосердия, помчался к Сатанаилу.
   Лилит охватило смутное сомнение.
   Что-то неправильное она наблюдала, а сообразить, что, не могла. Лилит охватила тревога и мышцы сами собой напряглись, а она оцепенела от ощущения своей беззащитности. Сатанаил долго вертел в руках Рубин Милосердия, а потом запулил в неё, попав прямо в лоб.
   - Что ты мне принесла? - ровным голосом спросил Сатанаил, но она знала, что за этим последует взрыв и ей снова не поздоровится. Болел от удара лоб, а спина похолодела от пота до самого хвоста, который непроизвольно дёргался в разные стороны, словно подчинялся не Лилит, а другой сущности.
   - Ру-рубин, - заикаясь, произнесла Лилит, сжимая в руке красный камешек и догадываясь о том, что следовало проверить раньше.
   - Ты принесла пустышку, - произнёс Сатанаил, - иди и не возвращайся, пока не найдёшь мне настоящий Рубин Милосердия.
   Счастливая, что так легко отделалась, она понеслась из чёрного шара, словно за ней гнались посланные Сатанаилом бесы. Мерзкая тварь, попавшая её на дороге, поплатилась жизнью, а Лилит на ней разрядилась яростью, с ожесточением расквасив ей морду. Ближайшие соседи не дали передышки твари и, пока она не пришла в себя, сожрали её с потрохами. "Что я делаю!" - ужаснулась Лилит, но разрядка её успокоила и в голове мелькнула мысль: "С волками жить..." То, что её подставили, она уже поняла, но не решила, кто. Первой, кого Лилит заподозрила, была Маргина, которую она считала подругой, так как ей доверяла свои мысли. Горечь от предательства больней всего и Лилит горела внутри, придумывая для Маргины изощрённые кары, одну ужасней другой. "Девчонку её отравлю, чтобы долго мучилась!" - злилась Лилит, зная склонность Маргины к сочувствию к детям. Она вспомнила, как Марико искусно разыграла спектакль, а Маргина так естественно выразила удивление тому, что рубин находится у девчонки. Кто бы ей доверил, мелюзге, хранить такую реликвию!?
   Очутившись возле Аваддона, она толкнула его плечом, и бедный ангел полетел вниз, куда ему, слава Богу, не положено. Взмахнув крыльями, ангел выбрался на кромку Света, провожая взглядом разъярённую фурию. Оскоплённый Янус сразу заткнулся, увидев выражение лица Лилит, иначе его бы оскопили вторично, а старый Янус молчал, провожая Лилит сочувственным взглядом. К тому времени, когда Лилит вернулась, ситуация у Сета и Морти поменялась: погребальная девушка вытащила свою косу, рассекла чрево Сета и выбралась на волю. Подошедшая Лилит увидела, что Морти крошит Сета, как салат, на мелкие части.
   - Ты что обижаешь мальчика, забери свою игрушку, - сказала Лилит, протягивая Морти рубин. Та схватила рубин и недоверчиво его рассматривала, а потом посмотрела на Лилит и мстительно сообщила:
   - Мы с тобой больше не друзья!
   Лилит не помнила, чтобы она когда-либо дружила с Морти, но не стала ей противоречить, чтобы не наживать врагов. Поэтому, примирительно сказала, показывая на кучку плоти Сета: - Прости его, несмышлёныша, - после чего посмотрела на Морти, которая повесила рубин на шею и сказала: - Тебе очень идёт!
   Бледное лицо Морти зарделось и она, краснея, сказала:
   - Спасибо! - отчего и Лилит успокоилась.
   - Ты откуда и куда? - спросила её Морти, точно они давние подруги.
   - Это Сатанаил послал меня за Рубином Милосердия, - призналась Лилит и лукаво добавила: - Но я ему камешек не отдала!
   - Спасибо! - ещё раз произнесла наивная Морти и добавила, преданно глядя в глаза Лилит: - Я этого не забуду!
   Они прижались друг к другу, и Лилит пожалела никем не любимую Морти, мужественно несущую на своих хрупких плечах печать одиночества. Прощались они уже друзьями, и Лилит пустила даже слезу, умиляясь своему состоянию. Они заметили ожившего Сета, который размазывал своей длинной дланью сопли по щекам, а с его глаз, которые с умилением смотрели на них, катились крупные слёзы. Такая картина растрогала Морти, поэтому, в придачу, она простила и Сета. Взяв за шкирку души, которые она сопровождала, Морти отправилась дальше по серому безмолвию. Почему-то на украинском языке она восторженным шёпотом проговаривала про себя: "Боже, які люди! які люди!" - имея в виду странную Лилит и не менее бадражного серого Сета.
  

***

   В пятом классе школы номер сто девяносто три маленький фурор - на уроке немецкого языка появилась новая учительница. Эпитет "новая" не в полной мере передаёт то впечатление, которое она произвела на учеников и учениц, в особенности на первых. В отличие от других преподавателей, новая учительница своим видом напоминала школьникам о том, что между мужчинами и женщинами существуют половые различия. Стоило учительнице зайти в класс, как она сказала: - Guten Tag.
   Класс ответил гробовой тишиной, так как, помимо того, что не знали, как ответить, все ученики потеряли способность говорить. В этой тишине слова Вовки раздались, как грохот грома в ясный день.
   - Guten Tag.
   - Приятно, что кто-то из вас знает, как нужно приветствовать учителя, - сказала появившаяся в классе фея, и сообщила: - Меня зовут Лили Моисеевна.
   С Вовкой народ собирался разобраться на перемене, чтобы не выпендривался перед новой "немкой", а пока все глазели на учительницу, точнее, на её изумительные формы...
   С того дня, как появилась новая учительница, Вовку потянуло в школу, а уроки немецкого не пропускал, если даже болел. Новая учительница помогала осуществить его мечту - стать международным разведчиком, поэтому Вовка упорно повторял немецкие глаголы, сопрягая их во всех временах. Учительница благоволила к Вовке и поощряла его стремление изучить немецкий язык, который, правда, давался ему с трудом. Илья Лазаревич Цыбульский, заметив, что Вовка после школы разговаривает с новой учительницей, присмотрелся к ней и ужаснулся.
   - Не смей с ней общаться и лучше смени школу.
   Вовка пропустил слова бывшего наставника мимо ушей, упрямо сообщив ему: "Я сам выбираю, с кем мне общаться". После этого, стоило ему завидеть Цыбульского, Вовка всегда переходил на другую сторону улицы...
   Чтобы не терять время зря, Цыбульский сел в двенадцатый трамвай и направился в сторону реки Охты в район Пороховых, где нашёл отдел кадров одного чрезвычайно скрытного заведения и попросился на кафедру физической подготовки. Полковник КГБ скептически полистал трудовую книжку и сообщил, что штат укомплектован. Товарищ Цыбульский возразил и сказал, что после знакомства, его обязательно возьмут сверх штата. Полковник позвонил по внутреннему телефону и, переговорив с кем-то, скептически сообщил:
   - Идите в спортзал, а потом зайдёте за документами.
   Когда Цыбульский вошёл в спортзал, курсанты высшей школы КГБ работали парами. Преподаватель в спортивном костюме посмотрел на мешковатую фигуру товарища Цыбульского и с усмешкой спросил:
   - Что вы можете нам показать?
   - Бой с пятью соперниками, - сказал товарищ Цыбульский таким уверенным голосом, что преподаватель не стал спорить, а подозвал пятёрку здоровых парней и пошептался с ними.
   - Может, вам стоит переодеться? - с улыбкой спросил преподаватель, но Цыбульский отрицательно покачал головой. Цыбульский вышел на середину зала, как понимал преподаватель, в качестве "мешка" молодым дебилам, которые с усмешкой ожидали старого козла, чтобы поломать ему все кости. Ситуация быстро изменилась, когда молодые шакалы бросились на жертву и полетели в разные стороны. Обескураженный молодняк быстро поднялся и снова бросился на товарища Цыбульского, но из-за общей несогласованности, курсанты снова полетели на пол.
   - Чтобы победить одного противника, не нужно его недооценивать, - сказал товарищ Цыбульский, - кроме того, нельзя действовать хаотично, вы только мешаете друг другу.
   После короткой лекции курсанты пошептались и уже не бросались наобум, но всё равно, вскоре оказались на полу.
   - Ещё одна попытка, - назидательно сказал товарищ Цыбульский, - прежде всего, думайте головой, что будет делать противник.
   Когда, после нескольких попыток, Цыбульского, всё же, повалили, он улыбнулся и казал: - А теперь представьте на моём месте обученного и молодого противника.
   Курсанты, тяжело посапывая, молчали.
   - Хороший урок, - сказал преподаватель, - всем заниматься парами.
   Он протянул руку товарищу Цыбульскому и представился: - Меня зовут Аркадий Иванович, - прищуривая глаза, преподаватель спросил:
   - Где пришлось служить?
   - Одно время работал президентом страны, - признался товарищ Цыбульский. Аркадий Иванович шутку понял и одобрительно кивнул головой - в данной структуре делится личным не принято. Так Цыбульский получил работу и потянулись обычные дни. Однажды у него случился конфуз. Цыбульский потихоньку шёл сзади, как обычно, наблюдая за Вовкой и новой учительницей немецкого языка, когда его остановили окриком: - Вы?!
   Оглянувшись, Цыбульский увидел мать Вовки, которая во все глаза смотрела на него и спросила:
   - Вернулись с Луны? Вы заберёте нашего мальчика?
   - Вы думаете, что я отец Вовки? - спросил Цыбульский и объяснил: - Я его брат.
   Марией Ивановной с беспокойством спросила:
   - Вы заберёте Вовку?
   Цыбульский вытащил своё удостоверение с надписью "КГБ СССР" и открыл его, показывая свою фотографию.
   - К сожалению, по роду своей службы, я не могу дать Вовке то, что можете вы - свою любовь. Поэтому я вам благодарен, а сам, когда бывает минутка, присматриваю за Вовкой, так как об этом меня попросил "он", - сделав ударение на слове "он", Цыбульский закатил глаза в небо. Мария Ивановна поняла, что отец Вовки с Луны не вернётся и немного успокоилась.
   - Вам не кажется, что дружба с молодой учительницей нанесёт вред Вовке? - прощупал почву Цыбульский, но Мария Ивановна принялась хвалить учительницу, называя её не иначе как Лили Моисеевна.
   - Лили... Лили... - задумался о своём Цыбульский, а на немой вопрос Марии Ивановны ответил простым объяснением: - Я знал её раньше, как Лилит.
   Когда мать догнала парочку и разлучила огорчённого Вовку с учительницей, забрав его домой, Цыбульский проследил Лилит до набережной Мойки. Неторопливо шагая, Лилит дошла до Синего моста, где свернула направо, пересекла улицу Герцена, и скрылась в гостинице Астория. Не стоило труда, показав своё удостоверение, узнать, что очаровательная девушка поживает в угловом номере на третьем этаже, с балкон которого приятно поздороваться с лошадью Николая I. К удивлению товарища Цыбульского, номер зарегистрирован на фамилию Буранова.
   Цыбульский похолодел. Не далее, как сегодня, полковник Буранов внимательно рассматривал его дело и расспрашивал о том, откуда он знает боевые искусства. Цыбульский соврал, что выучился в партизанском отряде на болотах Белоруссии, но полковник поинтересовался, отчего участие в партизанских отрядах не отражено в деле. В конце концов, полковник отпустил Цыбульского, но то, что он якшается с Лилит - настораживает. "Лилит думает, что Вовка что-то знает о рубине!" - подумал Цыбульский и предположил: "А, может, она права?" Цыбульский не поленился и присел на ограду памятника Николаю I, наблюдая оба выходы из здания гостиницы.
   Его предусмотрительность ожидала награда - часа через три Лилит вышла из гостиницы и подозвала такси. Цыбульский поймал машину и сел ей на хвост, пока такси не остановилось возле перестраиваемого Тучкова моста. Показав удостоверение недовольному шоферу, который тут же с визгом развернулся, Цыбульский перешёл улицу, но во двор за Лилит заходить не стал, чтобы не обнаружить себя раньше времени. Стал накрапывать дождь и Цыбульский стал под балконом, терпеливо ожидая выхода Лилит.
   - Ты вернулась? - спросил удивительно знакомый голос, но товарищ Цыбульский не смог определиться, кто говорит.
   -Тебе не нравится, что я вернулась? - спросила другая женщина на балконе. Цыбульский узнал голос Лилит и вжался в стенку, чтобы его не обнаружили. Он сразу вспомнил, как несколько дней назад потерял под этим балконом сознание.
   - У нас больше нет рубина, ты сама знаешь, что его забрала Морти, - сказала другая женщина, и Цыбульский вспомнил её голос - он принадлежал Маргине. Сразу вспомнились самые гадкие моменты жизни на планете Тимурион и роль этой женщины в судьбе Цыбульского.
   - Ты думаешь, что я вернулась из-за рубина? - спросила Лилит.
   - А зачем же ещё? - с сарказмом сказала Маргина, и Цыбульский вживую представил её лицо, украшенное усмешкой.
   - Чтобы сказать тебе, что рубин фальшивый, - примирительно сказала Лилит.
   - Я тебе не верю, - сказала Маргина, а Лилит ей ответила: - Тогда бывай! Лучезарный использует тебя и выбросит, как меня!
   Вверху захлопали крылья, и Цыбульский увидел тень, метнувшуюся по тротуару. Подняв голову, он увидел, что дождик кончился, а Лилит тёмной птичкой летела в небе.
   - Дэда, Лилит, что, улетела? - спросил детский голос на балконе. Что-то знакомое мелькнуло в голове, но Цыбульский не стал ковыряться в своей памяти, а отправился домой...
  

***

   Через несколько дней настоящим сюрпризом для Маргины и Марико стал прилёт бабушек из Метехи. Появляясь по очереди на балконе, Букрында, Мокрында и Кукрында произвели впечатление не только на Маргину, но поразили своей экстравагантностью прохожих на 1-й линии Васильевского острова и улице Кадетской. Взглянув на кота, Маргина увидела, что тот совсем неудивлён прибытием бабушек и возмутилась:
   - Кот, паразит, ты не мог меня предупредить? Чем я их кормить буду? - прошипела Маргина на ухо Туманного Кота, но он буднично сообщил: - Им достаточно горсти зерна, кроме того, они ненадолго.
   Маргина хотела сообщить ему, что у них нет "достаточной горсти зерна", так как никакого зерна они не держат, но кот её игнорировал, так как забрал бабушек, повёл их в свой "кабинет" и закрыл дверь. Маргина послала Марико в магазин, а сама вытащила из новейшего холодильника "ЗиЛ" кусок мяса и принялась его истязать, выливая на него возмущение котом. Когда бабушки закончили беседу в кабинете, Маргина уже приготовила плов, используя свою димензиальную сеточку для ускорения процесса, а Марико, которая возвратилась из магазина, накрыла стол новой скатертью. Бабушки потискали Марико, подарили ей три жестяные коробочки с леденцами "Монпасье" и чинно сели за стол. Кушали бабушки жеманно, но неряшливо, что не мудрено с их огромными носами. Пообедав, они коротко попрощались и вылетели в окно, оставив в помещении запах плесени и старых вещей. Помахав на прощанье рукой, Марико не заметила, что за бабушками, прижимаясь к самой земле, полетели серые тени, незаметные даже в солнечный день.
   - Зачем они прилетали? - спросила Маргина, но кот в последнее время стал противным до ужаса и только сказал:
   - Докладывали об увиденном.
   - Туманный Кот, что за секреты?! - возмутилась Маргина, но кот её игнорировал, отвернулся и ничего не сказал. "Скотина!" - возмутилась Маргина и услышала в голове противное: "Взаимно!"
   - Никаких секретов нет, - сказала Марико, - я думаю, что наш кот отдал рубин осознанно, - она вперила в Туманного Кота зрачки своих зелёных глаз и Маргина, по виду кота, поняла, что девочка права.
   - Мне кажется, что наш рубин - фальшивка, чтобы сбить со следа. Судя по тому, что писал Гуго де Монтегю, - продолжила Марико, - настоящий рубин запросто мог оказаться у Дюдона де Компса или у Марии, ушедшей с Раймондом де Торном. Кроме того, неизвестно что дальше случилось с моими родственниками, и куда девался госпитальер Жан ле Мен.
   - Устами мудрого младенца глаголет истина, - издевался кот, но Маргина его игнорировала и сказала, глядя на Марико: - А ещё неизвестно, откуда взялся фальшивый Рубин Милосердия?
   - Дэда, ты думаешь, что я его подменила? - спросила Марико.
   - Ты могла его изготовить, - сказала Маргина.
   - Как?! - остолбенела Марико.
   - На тебе димензиальная сеточка, ты можешь сделать что угодно, - сказала Маргина, но, увидев недоумение в глазах Марико, добавила: - Ты могла это сделать непроизвольно!
   - Дэда, я не умею пользоваться твоей сеточкой! - воскликнула Марико, глядя на Маргину, а Туманный Кот ехидно сообщил: - Давно пора научить девочку, вдруг ей грозит опасность.
   "Меня же сделали виноватой..." - грустно подумала Маргина и стала учить Марико управлению сеточкой.
   Девочка оказалась способной ученицей и не ныла, как Маргина, когда расплывалась на полу лужей, а хохотала, пока не захлёбывалась. Пару раз сеточка принимала форму твари, у которой её отобрали, и Туманный Кот порекомендовал сохранить в глифомах этот образ, чтобы отпугивать тех, кто вздумает напасть на Марико. Испробовав крылья у твари, Марико захотела полетать, и Маргине ничего не оставалось, как схватить её и перенести на мыс Лисий Нос, подальше от Ленинграда. Учёба происходила с переменным успехом, но Марико не жаловалась. Когда она с визгом врезалась в землю, то вылепила из бесформенной груды своё лицо и сказала, видимо, по-грузински: - Траки лапораки
   - Что ты сказала? - спросила Маргина, а когда прочитала мысль в голове Марико, то возмущённо сказала:
   - Не смей ругаться!
   Маргине уже надоела учёба, но Марико была неутомима, так что возвращались домой уже при свете звёзд. Рассматривая огни внизу и небесный свод над головой, Марико воодушевлённо воскликнула: - Боже, какая красота!
  

***

   Всё складывалось, как в волшебной сказке.
   Уже не Вовка, а Володя закончил десятый класс специализированной школы и Илья Лазаревич Цыбульский предупредил, что его примут в Ленинградский государственный университет. Цыбульский работал в школе КГБ преподавателем и договорился с кем нужно о приёме перспективного спортсмена. Спортсменов - хоть пруд пруди, но от рекомендации товарища из КГБ декан отмахнуться не мог. Как не хотелось Владимиру зависеть от старого пердуна Цыбульского, но иного пути у него не осталось - оценками он не блистал, а надеяться на то, что сдаст все экзамены на отлично - чистая утопия.
   Летом их команду везли на соревнования по дзюдо в Тбилиси, и Володя обрадовался, что сможет осуществить и вторую мечту - найти Рубин Милосердия и стать бессмертным. Володя любил фантазировать, что он сделает, когда станет бессмертным, и в своих будущих конфабуляциях мнил себя не меньше, чем царём или Господом Богом. Для этого следовало заехать в Метехи и пошарить возле фундамента церкви Успения Пресвятой богородицы, где он выбросил окровавленный рубин. От воспоминаний рука стала мокрой, как тогда, и Володька быстро вытер её о штаны. Ехать в Метехи не хотелось, так как его могла увидеть прежняя мать, а ещё хуже - отчим, но, рассуждая здраво, Володя подумал, что сейчас легко с ним справиться. "Морду ему набью!" - с некоторой бравадой решил свои душевные метания Володька. Набравшись наглости, он подождал Цыбульского у школы КГБ и попросил у него денег, объяснив ему, что едет на соревнования в Тбилиси. Своих он не имел, а то, что зарабатывали отец и мать, едва хватало на жизнь. К его удивлению, Цыбульский щедро его одарил, буркнув при этом: "Не привыкай!" - чем вызвал у Володьки обратное желание - при необходимости, брать деньги без зазрения совести.
   Соревнования были так себе, зачётные, и когда у Володьки наметилось окно, он попросил своего товарища, ничего не объясняя, прикрыть его, а сам уехал в Метехи. Автобус остановился возле базара, рядом с церковью и Володька вышел самым последним, чтобы не бросаться в глаза. На улице, в полуденную жару, было безлюдно, и Володька вздохнул облегчённо, направляясь прямо к церкви, высившейся невдалеке над деревьями. Дверь в церковь была закрыта и Володька, потупив взгляд, обошёл вокруг неё, внимательно рассматривая фундамент и пожухлую траву. Обход ничего не дал и Володька попытался вспомнить, где он находился, когда уронил этот злосчастный рубин. Память давно выбросила этот эпизод из своего нутра, а взамен предлагала лицо Марико на берегу и кровь, струйкой льющуюся из виска. Решительно поборов себя, Володька снова прошёлся вдоль стены, пока не заметил какой-то прутик, торчащий из щели в фундаменте. Потянув его, Вовка понял, что нашёл то, что искал - это был ремешок от рубина.
   - Вот, значит, зачем мы ездим в Метехи! - сказал голос за спиной и Володька узнал его - он принадлежал ассасину Хасану. Повернувшись к нему, Володька схватил его за руку и хотел перебросить через спину, но сам полетел на землю.
   - Тебя ещё этому не научили? - с усмешкой спросил Хасан, придавив коленом шею. Свободной рукой он потянул ремешок из щели, но, к их общему разочарованию, на конце, кроме узла, ничего не находилось.
   - Вынужден тебя огорчить, искатель чужих сокровищ, - назидательно сказал Хасан, - тот рубин, который ты ищешь, уже нашли, но он поддельный.
   - Есть и настоящий? - спросил Володька, хотя в его положении вопросы не задают.
   - Есть, - снисходительно сказал Хасан, - только вряд ли тебе там что-то светит. Бойся рыжего кота и старых знакомых.
   Отпустив Володьку, Хасан стряхнул прилипшую к брюкам соломинку и ушёл восвояси. Володька отдышался, а потом отправился на остановку автобуса, хотя ждать его пришлось до вечера. Невидимая Лили Моисеевна, школьная учительница Володьки, собрала свои симпоты и проявилась перед церковью.
   Накинув на голову цветастый платочек, она дошла до околицы, а потом вспорхнула в воздух. "И тут не везёт!" - подумала она и взяла курс на город Ленинград.
  

***

   Маргина видела странный сон.
   Как будто она лежала неподвижно, словно парализованная, а вокруг неслась жизнь. Солнце всходило и гасло, отбрасывая тень от оконной рамы, скрытно ползущей по полу, как змея. По комнате носилась Марико и Туманный Кот, исчезая и появляясь, как в мультфильме. Несколько раз мелькали бабушки, Букрында, Мокрында и Кукрында, но быстро исчезали, словно их из комнаты выдёргивала чья-то рука. Маргина успела заметить, что в комнате несколько раз поменяли мебель, а остальное окружение было таким мимолётным, что она не успевала его разглядеть и привыкнуть. Так же странно росла Марико, которая бойко превратилась в красавицу, и стала чуть-чуть не похожа на себя. Неожиданно в комнате замельтешил какой-то тип, который часто приседал возле кровати и что-то рассказывал, высоким кукольным голосом, но Маргина ничего не могла понять. Один раз, когда дома никого не было, появился странный тип восточной внешности, в котором она узнала Хасана. Он долго, как она могла судить, её рассматривал и слушал сердце и поднимал веки, не понимая того, что Маргине для зрения глаза не нужны. Когда он исчез, Маргина не заметила, так как на неё, время от времени, накатывал морок, погружающий всё во тьму. Тьма рылась в голове Маргины, и ей пришлось открывать все глифомы, так как морок делал это болезненно. Самое странное то, что сон она забыла, когда открыла утром глаза, отворачиваясь от луча солнца, щекотавшего ей щёку. Она присела на кровать и пошарила ногами по полу, но любимых тапочек не обнаружила. Встав на ноги, она почувствовала головокружение и сообразила отказаться от человеческих ощущений, так как грохнулась бы на пол.
   "Что со мной происходит?" - подумала она, вспоминая, что съела вчера. Память услужливо подсказала, что ничего и Маргина проверила димензиальную сеточку - всё ли с ней в порядке? Её димензиальной проверке помешали, так как в комнату ворвался незнакомый тип с ключами в руках. Он с открытым ртом смотрел на неё, видимо, не ожидал, что в квартире кто-то есть, и Маргина прилепила его к потолку, так как подозревала, что это вор.
   - Давно этим промышляешь? - спросила Маргина, но её изменившийся писклявый голос совсем не напугал злодея. Вор дернулся, пытаясь освободиться, но у него ничего не вышло.
   - Три года, - сказал юноша, и Маргине показалось, что она уже слышала этот голос.
   - Рецидивист! - огласила приговор Маргина и спросила: - Что с тобой будем делать?
   - Отдайте мне вашу дочь! - сказал разбойник, поправив круглые очки на носу.
   - Ты совсем обнаглел! - возмутилась Маргина: - Такому проходимцу, как ты, я не то что дочь, а облезлого кота не доверю!
   - Видимо, речь идёт обо мне, - сказал Туманный Кот, появляясь на пороге вместе с незнакомой девушкой с увесистыми сумками в руках.
   - Это кто с тобой, - спросила Маргина, - видимо, сообщница вора?
   - Да, сообщница, - улыбаясь, сказала девушка, поставив сумки прямо на пол. Она нагло обняла Маргину и тихо произнесла на ухо: - Как я рада тебя видеть, дэда!
   - Какая я тебе дэда?! - возмутилась Маргина, и обернулась к рыжему совершенству: - Кот, что происходит?
   - Меня зовут Тарас, - басовито отозвался очкарик под потолком, и Маргина вспомнила, где его слышала - кукольный голос во сне! "Так это было не во сне?" - лихорадочно подумала Маргина, не понимая, как такое могло с ней случиться.
   - Подожди ты с Тарасами, - отмахнулась Маргина от юноши на потолке, внимательно рассматривая девушку. Она удивительно кого-то напоминала и Маргина, взяв в руки лицо девушки, догадалась: - Ты Марико?
   - Узнала! - радостно воскликнула девушка, обнимая Маргину, которая совсем её не узнала.
   - Кот, объясни? - попросила Маргина, жалобно уставившись на Туманного Кота. Тот, как всегда, бухнул ей в голову всю информацию, и она присела на кровать, чтобы не упасть. То, что она узнала, убило её.
   - Туманный Кот, это ты такое со мной сделал? - спросила она, поражённая тем, что выяснила.
   - Нет, - ответил Туманный Кот, который, после некоторого раздумья в глубокой тишине, сообщил: - Я могу ошибаться, но мне кажется, что сон на тебя навеяла Лилит.
   - Как она это сделала? - спросила Маргина и тут же получила ответ: - Ни мне, ни тебе это не под силу!
   - Дэда, может, ты отпустишь Тарасика? - спросила Марико, улыбаясь Маргине.
   - Тарасика?! Забирай своего Тарасика! - сказала Маргина, отпуская юношу, и он бы грохнулся на пол, если бы его не поддержала у самой земли Марико. "Научилась!" - с улыбкой подумала Маргина и повернулась к дочери. Рассматривая лицо Марико, она гладила её по голове и сказала: - Какая ты у меня красавица!
   Глифомы Туманного кота, симпоты которого поселились в голове Маргины, говорили о том, что Марико капля в каплю похожая на свою прабабушку - Нино Читаури. Марико зарделась, услышав комплимент от Маргины, а Тарас, как опустился с потолка, так и стоя на коленях.
   - Я прошу у вас руку и сердце вашей дочери, - сказал он, подползая на коленях ближе.
   - Такому разбойнику?! Ни за что! - возмутилась Маргина, но Марико принялась рьяно оправдывать юношу:
   - Мама, я сама дала ему ключи.
   Маргина вспомнила, что "мамой" Марико называет только тогда, когда сердится, а с любовью говорит "дэда".
   - Хорошо, - сказала Маргина, поворачиваясь к Тарасу, и пригрозила:- Если её обидишь, то потолок - сущая ерунда, по сравнению с тем, что я с тобой сделаю.
   Марико вытряхнула содержимое своих сумок на кухне и быстро сварганила обед. Они расположились за круглым столом, и Маргина подумала, что о такой семейной идиллии мечтала всегда. После обеда Тарас снял со стены какую-то бандуру, которая, как оказалось, так и называлась "бандурой" и, перебирая струны, улыбнулся и запел: - Поберемся в неділю, маю на це надію, - а Марико бросила супротив: - Де ти мене поведеш, як ти хати не маєш? - а потом вдвоём подхватили:
   - Чорні очка як терен,
   Як терен, як терен,
   Коли мы ся поберем,
   Поберем?
   Маргина слушала, чуть не плача, а Тарас гудел басом: "Заживемо у гаю, бо я тебе кохаю". "Какой гай, будете жить у нас!" - подумала Маргина и услышала новый голос в голове: "Какой "у нас", у Тараса своя трёхкомнатная квартира!" "Марико?! Ты читаешь мои мысли?" - возмутилась Маргина и Марико ей ответила: "Не тебе одной ковыряться в чужих мозгах!" Маргина услышала, как подлый кот хихикнул сбоку, хотя мордой уткнулся в пушистый ковёр.
   - О чём вы говорите? - спросил Тарас, уставившись на Маргину.
   - Он, что, тоже читает чужие мысли? - удивлённо спросила Маргина.
   - Читает, - сказала Марико и зашлась смехом: - На моём лице!
   После обеда они гуляли вдоль набережной, а потом по Ленинграду, а когда пришли домой, то Маргина хотела лечь спать, но Марико возмущённо воскликнула:
   - Мама! Ты спала целых десять лет, может, хватит?! Давай полетаем!
   - Десять? А сколько тебе лет? - спросила Маргина и Марико сказала: - Двадцать три!
   - Ты уже старая дева, немедленно выходи замуж! - воскликнула Маргина.
   - Старая? Ну-ка, догони! - Марико стрелой взвилась в небо, а Маргина, улыбаясь, устремилась за ней. Они так разогнались, что скоро Земля стала, как вогнутая чаша, а потом превратилась в огромный шар. Маргина крикнула Марико, чтобы она остановилась, но с удивлением не услышала своего голоса и обнаружила, что они уже в космосе. "Ты хочешь долететь до Луны?" - спросила она у Марико и та, повернув к ней голову, сообщила: "Не бурчи!"
   Оказалась, что она пытается найти космические корабли, "Союз 19" и "Аполлон", которые сегодня должны состыковаться. "Ты хочешь, чтобы тебя нашли Хранители и заключили в капсулу на тысячу лет?" - спросила Маргина и вспомнила, что не рассказывала дочери о Хранителях. "Какая же ты скучная!" - ответила Марико и Маргина поняла, что кот просветил её дочь, но вряд ли предупреждал об опасности. Обнаружить космический корабль в космосе, что найти иголку в стоге сена. Но, Марико её удивила, - она раскинула свои симпоты и искала живое над Землёй. "Хитрюга!" - похвалила её Маргина и увидела вдали мелькнувшую под Солнцем точку. Когда к ней приблизились, то увидели две станции, соединённые между собой утеплённой конструкцией, блестящей на солнце.
   Зелененький "Союз" раскинул солнечные батареи и выглядел по-земному уютно, а американский корабль напоминал замысловатую консервную банку, с одной стороны закрытую конусной крышкой, а с другой, плоской, конус торчал наружу. Марико полетела поближе, прикладывая руку к корпусу "Союза".
   - Не сломай ничего, - предупредила Маргина, - внутри живые люди.
   - Я только загляну в иллюминатор, - пообещала Марико.
   Валерий Кубасов готовился открыть переходной люк, когда увидел в иллюминаторе плывущую к кораблю девушку. Имея характер, скорее, нордический, он, не впадая в панику, благоразумно подумал, что у него галлюцинация, поэтому сообщил командиру корабля, Леонову:
   - Лёша, американцы привезли девушек.
   Леонов подлетел к Валерию и хотел пошутить, но взгляд в иллюминатор заставил изменить его мнение.
   - По-моему, это ведьма! Никому не говори, - очень серьёзно сказал он Кубасову, а ведьма за стеклом улыбнулась и помахала ему рукой.
   - Почему? - удивился Валерий.
   - Если мы об этом сообщим, нас сразу спишут на пенсию, - сказал ему Леонов и принципиально отвернулся от иллюминатора.
   Венс Бранд, пилот командного модуля американцев, тоже выглянул в иллюминатор и увидел Маргину, с тревогой наблюдающей за Марико, которая чересчур близко приблизилась к "Союзу". Американец помахал Маргине рукой, а когда она его увидела, то подал знак руками: "Заходи!" "Марико! Оставь в покое космонавтов, мы улетаем!" - сообщила Маргина и стёрла у Бранда воспоминание о виденной им женщине, так как у него мелькнула мысль рассказать об этом прессе. Порывшись в головах космонавтов "Союза", Маргина увидела, что они более благоразумные и оставила их в покое.
   Возвращались они молча. Прямо перед домом Марико повернулась к Маргине и спросила:
   - Может, мне стать космонавтом?
   - Ты, кажется, хотела стать женой Тараса? - парировала Маргина. Когда они приземлились на балкон и зашли в квартиру, то обнаружили, что Тарас замаялся их ожидать, и спит на диване, а кот улёгся ему на живот и смотрит его сны. Марико перенесла их обоих в свою спальню и уложила рядом с собой, а Маргина улеглась на ещё тёплый диван и хотела заснуть, но не могла. Она перебирала в уме последнюю информацию, которую получила от Туманного Кота и она её не тешила. Пока она валялась, как труп, Марико окончила школу и исторический факультет ленинградского университета. Она выбрала кафедру истории средних веков, так как хотела найти настоящий Рубин Милосердия. Несомненно, что в этом её убедил кот, зараза. "Может быть, она могла стать балериной и блистать на сцене Большого Театра", - размышляла Маргина и услышала, как в её мысли вмешался кот: "Не "может", историю она выбрала сама и осознанно!" "Не верю я тебе!" - вяло отмахнулась Маргина.
   Поисками Рубина Милосердия даже не пахло и единственное, что удерживало Маргину на Земле - Марико, которая уже выросла и собирается выйти замуж. Тем более, она получила бессмертную оболочку и ей на Земле почти ничто не угрожает. Как казалось Маргине, хитрый кот что-то затевает и не всё говорит, как он всегда и делал. Он, вероятно, использует Маргину, как обманку, как подсадную утку, как искреннюю наживку, которая и не подумает, что её используют, как дуру. Она посмотрела на себя со стороны и увидела, что выглядит, как резиновая утка на воде. Неожиданно из воды выскочил Сатанаил в виде крокодила и проглотил её, а Туманный Кот с хохотом потянул с берега сеть, в которой бился Сатанаил. На берегу оказался Лучезарный, который погладил кота и сказал:
   - Из кожи этого крокодила получится хороший портфель.
   - Он проглотил Маргину, - сообщил ему Туманный Кот. Лучезарный лучезарно улыбнулся и сказал: - От естественных потерь никто не застрахован.
   Маргина проснулась оттого, что кто-то присел на её кровать. Когда она открыла глаза, то увидела, что на неё смотрит Хасан. Она не сразу поняла - продолжается сон или все происходит наяву. Увидев, что Маргина ожила, Хасан сдавил её горло руками и спросил: - Куда ты девала рубин?
   - Дурак, его давно забрала Морти, - прямо в голову выложила Маргина, так как говорить не могла, потому что Хасан по-прежнему давил горло.
   - Кто такая Морти? - спросил Хасан, продолжая её душить.
   - Дама с косой, для тебя - смерть, - сказала Маргина и швырнула Хасана в потолок. Когда он свалился на неё, она снова отправила его на встречу с бетонным перекрытием и делала так до тех пор, пока Хасан не стал, как отбивная. Когда он немного очухался, она взяла его за шиворот и сообщила: - Если ещё раз увижу возле моего дома - превращу в порох и развею по всей Земле.
   После этого Маргина выбросила Хасана через балконную дверь прямо под колёса трамвая, который перерезал всё, что полагается, чтобы Хасанов стало два. Увидев, что немного переборщила, Маргина выбросила Хасана в Малую Неву, а перепуганную вагоновожатую накормила валерьянкой и убрала все бляшки из кровеносных сосудов, подарив ей, тем самым, десяток лишних лет. Завершив таким образом утренний моцион, Маргина раскинула симпоты, чтобы узнать, где находится Марико и кот. Оказалось, что рядом друг с другом и далеко на юге. А, точнее, в Крыму! Только она хотела сигануть с балкона, как услышала, что кто-то открыл входную дверь. "Хасан, подлец, не успокоился!" - подумала Маргина и отправилась в коридор, чтобы растереть Хасана, как и обещала, в порошок. Правда, её ожидал шок, так как в коридоре её встретил не Хасан, а будущий зять Тарас.
   - Ты!? - удивилась Маргина и растерянно предложила: - Проходи на кухню, я тебя покормлю.
   Тарас покорно отправился на кухню, чтобы попробовать тёщины блины, а Маргина заглянула в новый холодильник "Минск". Он оказался пустой, и данное обстоятельство привело Маргину в растерянность. "Зачем тогда его держать?!" - рассердилась она и смущённо сказала Тарасу: - Я сейчас быстренько слетаю и куплю что-нибудь.
   - Не нужно, зачем? - возразил Тарас, поднимаясь из-за стола: - Когда будем лететь, по пути заскочим в какой-нибудь гастроном.
   - Полетим? - с недоумением спросила Маргина.
   - Полетим, Марико ожидает нас в Крыму.
   - Ты хочешь лететь на мне? - уточнила Маргина, представляя, как огромный Тарас оседлает её, крошечную, и сочла такое положение не комичным, а грустным.
   - Зачем же, - возразил Тарас, - мы будем лететь рядом.
   Чувствуя себя совсем дурой, Маргина спросила:
   - Ты тоже умеешь летать?
   - Умею, - сказал Тарас и толстым гиппопотамом вылетел в окно. Маргине ничего не оставалось, как вылететь за ним. Тарас летел, как Карлсон, выпустив сзади несоизмеримо маленький пропеллер, который жужжал, как муха. Маргина, наконец, догадалась прощупать его симпотами и сразу обнаружила странное.
   - Откуда у тебя димензиальная сеточка? - удивилась она и подумала, что для одного утра слишком много сюрпризов. "Кот у кого-то оболочку стырил!" - решила Маргина и чуть не полетела вниз, так как начала проверять на месте ли её сеточка.
   - "Шкурка"? - переспросил Тарас и ответил: - Она у нас на двоих.
   - Как на двоих? - возмутилась Маргина: - Ты, что, забрал её у Марико?
   - Да, она мне понадобилась, - кивнул головой Тарас и объяснил, наклоняясь к Маргине, чтобы перекричать свой пропеллер: - Сегодня я делал серьёзную операцию, - увидев, что на лице Маргины написано недоумение, Тарас спросил: - Разве Марико вам не сказала? Я занимаюсь нейрохирургией спинного хребта.
   "Марико много чего мне не сказала", - подумала Маргина и дальше летела молча. В Херсоне они приземлились возле "Гастронома" и Тарас отправился покупать еду. Когда они взлетели, в небе парили три Тарасика, - один, самый большой, посредине и два мешочка по бокам.
  

***

   Приземлились на высокое плато, которое с воздуха выглядело, как четырёхпалая лапа какого-то динозавра. Ровная поверхность, словно кто-то острым ножом срезал верхушку, заканчивалась пятисот метровым крутым обрывом до самого низа, заросшего деревьями и кустарником. На ровной местности плато кое-где ещё пыжились развалины каких-то зданий, заросших деревьями, по-видимому, весьма грандиозных в своё время, но сейчас превратившихся в груды камней. Белые пятна выходов известняка на поверхность плато, везде испещрённые ходами, в большинстве своём - прямоугольной формы, которые уходили вглубь плато.
   Посмотрев вокруг, Маргина никого не заметила и подумала, что Марико и кот куда-то ушли, но Тарас, подхватив сумки, решительно зашагал к краю плато, а потом, неожиданно, пропал. Раскинув симпоты, Маргина увидела, что он опускается по ступенькам вниз, где, ещё ниже, сиял красными глифомами кот и зелёными - Марико. Почему они приобретали такую окраску, Маргина не знала, да и знать не хотела, главное - она их сразу различала. Тарас же светился, как радуга, что весьма забавляло зелёную Марико. Приблизившись к лазу, который вел вниз, Маргина по ступенькам отправилась вслед за Тарасом, кружа по спирали, пока не оказалась в каком-то вырубленном помещении, без окон и дверей. Единственные ступеньки, ведущие в этот погреб, упирались в пол, где и заканчивались. За известняковой стеной находилась Марико с котом, и Маргина забеспокоилась о здоровье дочери, так как подумала, что их с котом придавило обвалом.
   - Как вы туда попали? - спросила она Марико, заглянув ей в голову, и та ответила: - Залетайте со стороны обрыва.
   - Я, лучше, перегородку обвалю, - сказал Тарас, собираясь шандарахнуть по стене, но Маргина его остановила: - Пойдём, аника-воин!
   Тарас подхватил сумки и поплёлся за ней. Прыгнув со скалы, Маргина обследовала отвесную стену и едва нашла ту щель, которая вела в помещение, где находилась Марико и кот. Тарас застрял в щели и едва пролез, а когда появился в комнате, то нарвался на Марико:
   - Не топчись, как медведь, я там ещё не раскопала! - возмутилась она, словно Тарас покусился на святое.
   - Что вы здесь ищете? - спросила Маргина, предусмотрительно зависая в воздухе.
   - Ищем следы Раймонда де Торна и сестры-послушницы, Марии-Агнесы-Катрин де Морель.
   - Нашли? - спросила Маргина и Марико улыбнулась: - Да!
   Она бережно подняла с пола большой почерневший фолиант. Маргина протянула ладони, чтобы взять в руки сокровище, но Марико скорчила страшную рожу и сказала:
   - Забери свои грабли!
   - Как ты с матерью разговариваешь?! - возмутилась Маргина. Марико смутилась и виновато оправдалась:
   - Прости, дэда, я, ведь, тебя не учила, как обращаться со старинными вещами.
   "Я и без тебя знаю!" - подумала Маргина, но Марико ничего не сказала. Чтобы не висеть даром в воздухе, Маргина принялась считывать листы, как картинки, не пытаясь их читать, тем более что писались они на старофранцузском языке. Так как процесс оказался долгим, то застывшая в трансе Маргина обратила на себя внимание Марико. Присмотревшись к Маргине, она сделала виноватые глаза и сказала: - Прости меня, дэда, я больше не буду.
   - Что? - не поняла Маргина, отвлекаясь от процесса сканирования закрытого фолианта, а когда усекла, то махнула рукой: - Я уже об этом забыла.
   - А, что же ты зависла в воздухе? - не унималась Марико.
   - Я думала о своём, - отмахнулась Маргина, но Марико нахмурила брови: - Как-то странно ты думаешь, мама, - она повернулась к Тарасу и спросила: - Ты не мог бы подлечить нашу дэду?
   - Наша мама совершенно здорова, - возразил Тарас, и Маргина мгновенно полюбила зятя.
  

***

   В вестибюль отеля "Астория" вошёл господин вальяжного вида, южной внешности, с аккуратными усами и компактной бородкой. Очаровав портье приятной улыбкой, он спросил о том, в каком номере проживает мадам Лилит. Портье изобразил на лице улыбку, похожую на судорогу, и подозвал коридорного, который проводил господина на третий этаж и постучал в дверь.
   - К вам посетитель, - дрожащим голосом сообщил коридорный появившемуся в проёме двери Гаагтунгру. Получив от господина десять рублей, коридорный исчез, а гость поправил ладошкой кончик правого уса и спросил у демона: - Где Лилит?
   - У неё приём, - смущённо сказал Гаагтунгр, - позвать?
   - Я подожду, - сказал господин и присел на диван, развернув купленную на улице газету. "Правда" недолго развлекала господина, полистав которую, он с некоторой досадой пробурчал: "Суета сует! Как всё предсказуемо!" Видимо, Гаагтунгр, пропавший в апартаментах, всё-таки, сообщил Лилит о госте, так как она появилась, полуголая, и поцеловала в щеку господина: - Самаэль, родной, тебя прислали искать Рубин Милосердия?
   - Нет, моя милая жена, - с нежностью сказал Самаэль, - я здесь для того, чтобы сделать маленькую заварушку.
   В комнате появился раскрасневшийся полковник Буранов, который с опаской посматривал на Самаэля, напуганный рассказами Веельзевула об этом господине.
   - Когда он тебе надоест, отдашь его мне? - спросил Самаэль, поглядывая на розовощёкого полковника.
   - Зачем он тебе? - хихикнула Лилит и Самаэль, чмокнув её в губы, сказал: - Использую по назначению.
   - Похабник, - пожурила его Лилит и спросила: - Пойдёшь со мной в театр?
   - Нет, - ответил, нахмурившись, Самаэль, - в полночь у меня совещание.
   Лилит забрала смущённого Буранова и унеслась в Александровский театр смотреть "Энергичные люди" Шукшина, а Самаэль остался сидеть в глубоком кресле и размышлял о задании Сатанаила. По негласному правилу Бытия запрещалось вмешиваться в человеческие дела и не склонять людские души на свою сторону, но тут появился повод - Лучезарный отправил на Землю артефакт, реликвию, называемую Рубин Милосердия. Душа сама должна выбирать, куда ей идти, а то, что рубин способствует познанию Света, делало этот выбор неестественным. То, что реликвия оказалась подделкой, ничего не меняло, так как где-то существовал истинный Рубин Милосердия. Поэтому Сатанаил был вправе применить противодействие и помочь людским душам познать Тьму. Рубин пусть ищет Лилит, у неё хорошо получается, а душами заблудших займётся он - Самаэль. За окном в тёмном небе яркой кромкой появилась новая Луна, предвещая праздник Явления Антихриста.
   "Нужно идти!" - сказал сам себе Самаэль и поднялся с кресла. Открыв дверь на балкон, он чёрной стрелой взлетел вверх. Подозвав к себе отдыхающего на коньке крыши Сета, Самаэль что-то ему нашептал на ухо, отчего гадёныш побелел. Не мешкая, Самаэль спикировал с крыши и по дуге взлетел вверх. За ним, по бокам, штопором ввернулись в небо Гаагтунгр и Веельзевул. Они летели в сторону севера, а позади их веером, тянулись чёрные тени. Серые изваяния демонов, неизвестно откуда появившиеся на домах Ленинграда, вдруг ожили и устремились вслед за Самаэлем, образовав в тёмном небе над городом серое одеяло, закрывшее звёзды и едва проклюнувшуюся Луну. Старые и молодые ведьмы и ведьмицы, унюхав небеса, воняющие падалью, хватали суррогатные метлы и тянулись за серой мелочью, образуя второй эшелон нечисти. За ними потянулись призраки и тати, а также всякий блудливый чертополох, пускающий похотливую слюну из пасти.
   Нечисть растянулась по небу в живую длинную гадину, которая, извиваясь, медленно двигалась под углом к берегу Ладожского озера, пока не достигла Пятиречья, после чего летела над водой. Посторонний наблюдатель сказал бы, что по курсу ближайшая суша - остров Коневец, место, для дьявольщины неуместное, так как на острове был когда-то мужской монастырь. Видимо, место потеряло святость, так как койки монашей братии заняли военные моряки.
   Оставив в стороне монастырь и миновав бывший скит, Самаэль летел дальше, пока не оказался над горой Змеиной, где сразу спикировал вниз. Стая нечисти, освещённая режущим светом молодой Луны, закружила вокруг горы, засыпая своими телами большую поляну на макушке возвышенности.
  

***

   Когда Лилит вернулась в гостиницу "Астория", её ожидал Сет, который перепуганным голосом сообщил, что её ожидает Самаэль. Лилит хотела отпустить полковника Буранова, но Сет сообщил, что она должна взять полковника с собой и её ждёт сюрприз. Так как на Лилит полковник лететь категорически отказался, то Сет, смущаясь, предложил вместо дамы себя. В результате Лилит всю дорогу, пока они летели, изводила полковника, взгромоздившегося на маленького Сета, своими насмешками. Когда они летели над Ладожским озером, то полковник сообщил, что лучше прыгнет в воду, чем будет терпеть шпильки Лилит. Вид острова Коневец встревожил полковника, так как над ним в полумраке летала куча нечисти, но Лилит его успокоила, сообщив, что сегодня праздник.
   Она сразу увидела Самаэля, который светился в темноте, точно его намазали фосфором. Когда они приземлились, Самаэль поцеловал руку Лилит, а Буранова подхватили две ведьмы, которые тут же принялись его раздевать и ласкать. Полковник сопротивлялся, но увидев снисходительный взгляд Лилит, решил, что можно и расслабиться, так как она сегодня принадлежит другому. Тем более что рядом самые нетерпеливые уже совокуплялись, подбадриваемые остальными.
   - Открытие наше праздника предоставляется полковнику Буранову, - с усмешкой сказал Самаэль, а ведьмы так соблазнительно тёрлись о полковника, что его оголённая плоть восстала. Одна из ведьм завалила Буранова на себя, и он задергался. Сверху полковника оседлали три чёрта, которые совали свою плоть в его непотребное место. Его попытка скинуть наездников, только раззадорила чертей, которые сменяли друг друга с задорным постоянством.
   - Кто будет Чертородица? - воскликнул Самаэль, и Лилит залюбовалась им - столько в нём было страсти и новизны. Она даже простила ему надругательство над Бурановым, возможно, заслуженное, по мнению Самаэля.
   - Лилит! - закричали рядом, и она вздрогнула, думая, что кто-то отважился испортить церемонию и нагло позвал её.
   - Лилит! - загудело со всех сторон, и она поняла, что её выбрали главной в церемонии. Самаэль с улыбкой подошёл к ней и промолвил, улыбаясь: - Покажем тварям, как нужно любить?
   Лилит не смущал секс на людях, но она не могла понять, кого хочет обмануть Самаэль, ведь Чертородица родит Ирода, преемника Сатанаила. "Наш сын заменит Сатанаила", - подумала она и решила, что Самаэль хочет посмеяться над Сатанаилом. "Такого ещё никому не удавалось", - улыбнулась она, прогибаясь в руках Самаэля. Он умел доставить удовольствие, и Лилит застонала, когда он ввёл в неё свою напряжённую плоть. Обхватив его могучую шею, она подалась всем телом, замирая в экстазе, а потом, словно сорвалась и ритмично задвигалась, разряжаясь сжатой пружиной. Вокруг заорали, возбуждённые зрелищем совокупления и накинулись друг на друга, разбиваясь на пары, на тройки. Стоны и хриплые возгласы соития, перекликались со звериными криками случки тварей, наполняя поляну какофонией звуков. Самаэль умел держать темп, и Лилит ему подчинялась, зная, что только так добьётся наивысшего наслаждения и задрожала, предвкушая неизбежное. Вдруг в движениях Самаэля возникло что-то звериное и она, после очередного страшного толчка воскликнула: "Больно!" - но только раззадорила его, отчего он выпустил когти и разодрал ей спину.
   - Больно! - что есть силы, воскликнула она и попыталась выдраться из лап Самаэля, но он ещё крепче сжал её тело, всё глубже погружая свою колючую плоть в её лоно. Она растерянно заглянула ему в глаза и не узнала Самаэля. Перед ней был дикий зверь, а когда тело резанула боль и из неё ручьём хлынула кровь, то она прозрела - это был Сатанаил. Выпуская в неё своё семя, Сатанаил ревел, точно Глас Преисподней, а потом бросил её в толпу, где ублюдочное племя тварей и демонов извергало в неё и на её тело своё мерзкое семя, воплощение Ирода, которого она уже ненавидела, но должна родить.
  
  
   Репликация десятая. Морти
  
   Когда Лилит очнулась, то увидела перед глазами мерзкую рожу Сета. "И он!?" - ужаснулась она, отталкивая уродину от себя. Только присмотревшись, она поняла, что Сет не насилует её, а вытирает Лилит лицо мокрым полотенцем. Она лежала на кровати в гостинице "Астория", но не помнила, как здесь оказалась. Тело болело от любого движения и она выключила человеческое восприятие, спрятав симпоты внутрь, чтобы не чувствовать мерзкого внешнего мира. Лилит понимала, что Сатанаил мстил ей, оттого что она до сих пор любила Лучезарного. От испытанного унижения, к которому она уже привыкла, общаясь с Сатанаилом, добавилось знание того, что она носит в себе нового Ирода, способного заменит Сатанаила. Отстранившись от мерзости снаружи, она не могла избежать скверны внутри, и это ощущение довлело над остальными чувствами, расслаивая сознание, чтобы после безнадёжной апории64 погрузится в равнодушную атараксию65.
   Она почувствовала, что в комнате есть кто-то ещё и резко повернулась. Её глаза встретились с глазами Морти, и Лилит почувствовала родственную душу, которая сможет понять её состояние. Из глаз брызнули слёзы, а руки сами собой потянулись к Морти, которая обняла её и принялась успокаивать, говоря о том, что больше не позволит мучить подругу и разберётся с этим раз и навсегда. Лилит радовало, что Морти так решительно настроенная против её обидчиков, а когда ходячая смерть пообещала всем обидчикам отсечь косой их мерзкие "неназываемо что", то даже рассмеялась сквозь слёзы.
   Посещение Морти было недолгим, и она, обещая ещё зайти, быстро исчезла. Вид несчастного Сема напомнил Лилит о пережитом, и она снова почувствовала невыносимую тоску. Гаагтунгр и Веельзевул куда-то исчезли. Возможно, их забрал мерзкий Самаэль, а так как его предательство задело Лилит больней всего, то она возненавидела его больше Сатанаила. Она раскинула симпоты, разыскивая Маргину, так как она понимала Лилит даже лучше Морти, но волею судеб им суждено быть в разных лагерях. Маргина оказалась далеко от Ленинграда, в Крыму, и Лилит подумала, что проветриться не помешает. Она выпорхнула в окно, наплевав на конспирацию и Хранителей, которые могли её задержать за "раскрытие тайны существования Тьмы и Света". Сет последовал за ней, благоразумно отставая, чтобы не напоминать Лилит о произошедшем насилии ночью.
   Лилит не спешила, так как душе требовалось время, чтобы разложить всё по полочкам и сделать собственные выводы о том, что случилось. Личный судья, прокурор и защитник должны проделать свою работу, чтобы совершить суд над Лилит и её окружением, и только тогда наступит умиротворение в душе. Хорошо зная такую особенность времени - лечить душевные раны, Лилит отстранилась от себя, изучая на расстоянии неизвестную ей Лилит, попавшую в передрягу. Со стороны всё кажется проще, и решения принимаются без колебаний, а произошедшее воспринимается, как жизненный урок, который преподаётся жестоко, но запоминается навсегда.
   Когда они прилетели в Крым, на полуостров опускался вечер, а предательская Луна больно напомнила о вчерашнем событии. Маргина нашлась на огромном плато, напоминающем лапу какой-то твари, что тоже не предвещало ничего хорошего. Лилит не верила в приметы, но всегда слушалась своей интуиции, которая сейчас говорила о том, что её визит неуместен. Так и оказалось, потому что Маргина была не сама, а с дочерью Марико и её женихом Тарасом. Вездесущий Туманный Кот, хорошо известный Лилит, тоже напоминал о горьком прошлом и о Лучезарном, присоединяя к вчерашним страданиям старую ноющую боль. "Что я здесь делаю?" - спросила себя Лилит и сразу получила ответ от другой, отстранённой Лилит: "Ищешь сочувствия!" "Искать сочувствия у счастливых - растравливать свою рану!" - ответила Лилит сама себе, но её уже обнаружили, и отступать было поздно. Они сидели вокруг костра на длинном мысе, называемом Сосновым, что-то оживлённо обсуждая. Когда Лилит опустилась с небес, все замолчали, а Марико, дочь Маргины насупила брови и спросила:
   - Лилит, вы прилетели снова усыпить мою дэду?
   Лилит не поняла, а когда забралась в голову Марико, которая принципиально не скрывала своих мыслей, то ужаснулась: оказалось, что Маргина проспала целых десять лет и все думают, что это сделала она, Лилит. Поняла она и то, что оправдываться не стоит, так как ей никто не поверит. Сзади плюхнулся Сет, и его ублюдочная рожа здесь была неуместна, как и присутствие Лилит.
   - Ты тоже так думаешь? - спросила она Маргину.
   - Лилит, я не знаю, - сказала Маргина, - иногда ты бываешь такая непредсказуемая.
   Сет, стоящий чуть-чуть в стороне, видимо, поперхнулся слюной и давился, схватившись за горло, но Лилит так на него посмотрела, что он заткнулся и застыл на месте. Повернувшись к Маргине, она грустно сказала:
   - Мне так нужна была ты... - промолвила Лилит, но под взглядами присутствующих поняла, что ждать сочувствия не приходится.
   - Всего вам хорошего, - искренне сказала Лилит и взлетела в воздух, глотая слёзы от огорчения. За ней зажужжал Сет, единственно верная ей тварь, точно несчастный пёс, нашедший одинокого хозяина. Когда они прилетели в Ленинград, Лилит сразу юркнула в окно гостиницы "Астория", а за ней, прямо ей под ноги, плюхнулся Сет, который, к тому же, отрыгнул что-то съеденное. От отвращения и злости, Лилит хотела запулить его на улицу, но увидела, что предмет, извергнутый Сетом, выглядит как-то странно. Присмотревшись, Лилит поняла, что это старая почерневшая книга, слегка измятая пастью Сета. Она схватила полотенце и вытерла книгу, а потом её открыла. Разобрав несколько слов, она поняла, что книгу писали на старофранцузском, и спросила скулившего Сета:
   - Где ты её взял?
   Сет, виновато посматривая на Лилит, объяснил, что пока она разговаривала с Маргиной, он искал что-либо съестное и проглотил книгу, так как она пахла мясом. То, что "мясо" - всего лишь кожаная обложка, Сета не смущало, так как ему доводилось жрать и не такую гадость. "Маргина подумает, что я прилетала украсть книгу!" - покраснела Лилит и не могла решить, как ей сейчас поступить: отдать книгу сейчас или подождать, пока Маргина успокоится. Забравшись в кровать, она решила заснуть человеческим сном и вспомнила о Морти, которая обещала, но не зашла. "Все меня бросили", - вздохнула Лилит и погладила по голове сидящего возле кровати Сета. Тот лизнул ей руку, но Лилит не одёрнула брезгливым жестом свою ладонь, так как преданных любят такими, как есть. С тем и заснула.
  

***

   Напрасно Лилит так плохо думала о Морти. Её подруга собиралась выполнить всё, что она обещала и в то самое время, которое не всегда то же самое, находилась недалеко от чёрного шара Сатанаила. Демоны и бесы шарахались в стороны при появлении Морти, так как её приход грозил кому-то забвением. Кощей, сидящий в предбаннике у Сатанаила, подумал, что Морти пришла за ним, и стал, как воск, а потом поплыл лицом, точно его обожгла свеча.
   - За тобой приду в следующий раз, - пообещала Морти и проткнула тёмный шар косой. Оболочка лопнула, обнажая кабинет Сатанаила, у которого вылезли глаза на лоб при виде Морти с косой.
   - Ты не ошиблась? - спросил он, явно удивлённый и озадаченный.
   - Готовься, пришла твоя очередь, - сказала Морти, поднимая косу.
   - Ты не посмеешь! - воскликнул вздрогнувший Сатанаил.
   - Отчего же?! - хмыкнула Морти и взмахнула косой. Голова Сатанаила, точно бильярдный шар, покатилась от неё, расставаясь с телом, которое беспомощно махало руками. Морти догнала вертящуюся голову и схватила её за волосы.
   - Через некоторое время от твоей плоти ничего не останется, - сказала она ошарашенной голове, стекающей кровью. Из тела Сатанаила, точно оно их рожало, поползли, извиваясь, белые черви.
   - Что ты хочешь? - глухо спросила голова, закатывая глаза.
   - Лилит и эту маленькую мразь по имени Сет, - сказала Морти.
   - У меня нет выхода?! - констатировала голова и Морти с ней согласилась: - Ты прав!
   Морти отложила косу, подобрала длинное платье, а потом по залихватски подбросила голову, разбежалась и с лёта ударила по ней. Голова, точно мяч, полетела к телу и очень метко влепилась в шею.
   - Йесс! - воскликнула довольная Морти, сопровождая своё восклицание характерным жестом футболиста.
   - У тебя есть претензии? - спросила она у Сатанаила, который руками поправлял голову, и услышала глухой голос: - Нет!
   Морти покинула Сатанаила, извергающего неуёмную ярость и тот, кто первым попал под его руку, поплатился своей грешной душой, в одно мгновение перешедшей в Ничто. Морти не было дела до Сатанаила и его демонов, а она спешила в Ленинград, к своей подруге, которая перешла в её полное распоряжение. Лилит спала, когда Морти появилась в её номере. Настороженный Сет угрожающе зарычал на Морти, но она его успокоила и сообщила, что он уже неподвластен Сатанаилу. Сет ничего не понял и подумал, что его хотят отлучить от Лилит, и снова зарычал на Морти. От шума проснулась Лилит, которая была рада своей подруге, а когда та сообщила, что забрала её у Сатанаила, то так же, как и Сет, не поняла её.
   - Я, что, буду ходить с косой и забирать жизнь у людей? - спросила она, и Морти задумалась, так как эта мысль не приходила ей в голову.
   - Поверь мне, сопровождать людей в Свет или Тьму - благородное дело и не каждый достоин его по рождению, - убеждённо сказала Морти и добавила: - Меня выбрали из тридцати трёх тысяч претендентов-детей.
   Лилит, совсем необрадованная, задумалась о том, что из Света её, невинную, изгнали, а Тьму она так и не приняла, поэтому то, что она принадлежит Морти, рушило дружественные отношения с ней. Как можно дружить с той, которой принадлежишь, и с кем не поспоришь - иначе смерть? Она повернулась к Морти и сказала:
   - Я могу или дружить, или принадлежать тебе - выбирай!
   Морти, огорчённая не меньше Лилит, не знала, как поступить, так как не было прецедента, но понимала, что для неё дружба Лилит намного ценней, чем новый подчинённый.
   - Хорошо, я тебя отпускаю, ты свободна, - сказала Морти, обнимая Лилит, которая тоже облегчённо вздохнула. Своим несчастным видом Сет напомнил Морти, что и его нужно отпустить, что она и сделала.
   - Ты должна помнить, что тебя ничто не защищает и в Свет и Тьму путь тебе заказан, - напомнила Морти, но этот вопрос, похоже, не волновал Лилит. Совсем обрадованные разрешением данной коллизии, они сели за стол и стали пить чай, болтая о чепухе: нарядах и женский парфумах. Лилит вывалила из шкафа все свои платья и Морти, совсем не стесняясь Сета, принялась примерять одёжки. Лилит предложила посетить универмаг, но Морти её отговорила - она хотела носить платье, которое пахнет Лилит.
   - Что это за книга? - спросила Морти, наткнувшись на старинный фолиант в кожаном переплёте.
   - Сет у Маргины стырил, - ответила Лилит.
   - Она, что, проснулась? - спросила Морти. Лилит, внезапно прозрев, настороженно спросила: - Она, что, должна была спать?
   - Да, - сказала Морти, - я её усыпила, - а, под пристальным взглядом Лилит, добавила: - Чтобы тебе не мешала.
   - В каком смысле? - не поняла Лилит.
   - Чтобы она не мешала тебе искать рубин, - сказала Морти и раскрыла книгу. Она углубилась в чтение, а Лилит, собираясь дуться на Морти, за то, что она усыпила Маргину, не выдержала и спросила: - О чём книга?
   - О Рубине Милосердия, - ответила Морти.
   - Он мне уже не нужен, - ответила Лилит.
   - Он нужен мне, - ответила Морти.
   - Зачем? - не поняла Лилит.
   - Я хочу получить настоящий, а не подделку, - сказала Морти, показывая на свою грудь, на которой висел фальшивый рубин, подаренный ей Лилит.
   - Тогда читай? - сказала Лилит и подумала, что Рубин Милосердия в руках Морти намного лучше того, если бы он принадлежал Сатанаилу. Мысли о том, чтобы его отдать владельцу, Лучезарному, у неё не возникало. Книга оказалась "Евангелие" и для Морти совсем неинтересная, только в самом конце книги, совсем другим почерком на оставшихся чистых страницах кто-то дописал свою историю. Как оказалось, текст писала сестра-послушница Мария. Вначале шло описание путешествия Марии и госпитальеров из Акко, о котором Лилит знала, давно исследовав память Маргины, а потом пошел рассказ о том, чего она не ведала:
   "Сердце сжимается от боли, когда я вспоминаю своих друзей: храброго и мужественного Гуго, добродушного добряка Дюдона, флегматичного Жана и даже диковатый Кудря помнится, как родной, а непоседу Адониса я всегда считала своим младшим братом. Мы долго наблюдали за кораблём, на котором остались мои друзья, Гуго, Жан и Адонис, пока корабль и речка не скрылись за горой. Старый грек, согласившийся нас подвезти, спешил, чтобы до ночи добраться в Дорос, столицу княжества Готия. Грек был рад, что с ним едет воин-крестоносец, так как дорога шла по диким местам, того и смотри, чтобы какая-нибудь банда курманов66 не напала. Привезённые из Армении "пепони"67, как он их называл, грек переправлял на продажу в Дорос к княжьему столу, и запах диковинных плодов дразнил моё обоняние, но я стойко держалась, не подавая виду. Мы с Раймондом сидели сзади нагруженной повозки, глотая пыль от колёс, но нам деваться некуда, приходилось терпеть.
   Раймонд вытащил из-за пояса нож и отрезал мне дольку "пепони". Я с удовольствием вгрызлась в ароматную мякоть и только потом подумала, что ем краденное. На мой немой укоризненный взгляд Раймонд очень резонно ответил, откусывая приличный кусок редкого плода:
   - Мы заплатили за проезд!
   Я не стала ему говорить, что поглощение дорогого фрукта не входит в оплату проезда, по крайней мере, до тех пор, пока мы не скушали его целиком. Выбросив последнюю жёлтую кожуру, Раймонд вытащил фляжку и дал мне напиться, а потом отхлебнул сам. Жизнь на халяву казалась прекрасной и никакие угрызения совести не стоили того, чтобы нас порицать за этот грех чревоугодия и кражи.
   Повозка всё время держалась левого берега реки Черной, но к середине дня грек переправился на другую сторону реки и стал удаляться от неё, погружаясь в невысокие заросшие лесом горы. Неожиданно для меня дорога пошла по маковому полю, усеянному красными цветами, словно кто-то окропил землю своей кровью. Мне, почему-то, стало тревожно на душе, но, так, же, резко, как и начались, маки закончились, а окружающая цветовая гамма дополнилась белыми скалами окружающих гор. Кое-где приходилось спрыгивать, так как дорога тянулась вверх, а так как грек берёг своих лошадей, то они с Раймондом подталкивали повозку сзади и спереди. Миновали селение, расположенное в долине между гор, которое, как сообщил грек, называлось Шули. Вдоль долины текла речка, именуемая Айтодор. Мы не стали останавливаться в Шули, а поехали дальше, так как до Дороса оставалось совсем немного. Слева по ходу, на отвесной стенке высокого плато я увидела какие-то большие норы, вырубленные в камне. Грек объяснил, что там давно живут православные монахи, и я с восхищением помолилась за сподвижников веры.
   Через некоторое время, которое нам показалось бесконечным, мы, наконец, прибыли в Дорос, как нам сообщил старый грек. Я же никакой столицы княжества не увидела, а огромная вертикальная стена, уходящая в небо, мало ассоциировалась с каким-либо городом. Мы долго обходили эту стену, медленно поднимаясь вверх, а когда завернули за угол, то оказалось, что это какой-то длинный каменный нос. Довольный грек радостно сообщил, что эту длинную стенку называют Каменистым мысом, и я посчитала, что название удачное. Высоко в небе парил одинокий орёл, выбирая жертву на плато. Если бы я посмотрела на себя его глазами, то увидела бы маленькую букашку, двигающуюся прямо в хищную четырёхпалую лапу, но то, как выглядит Дорос с высоты, я узнала потом. Вдоль крутого склона ми проехали ещё некоторое время, пока не оказались перед воротами с какими-то нишами, а сверху располагался храм. Стражники остановили грека и не очень придирчиво осмотрели повозку, а основное внимание уделили нам. Огромный статный воин спросил нас на греческом языке о цели визита, рассматривая, главным образом, крест на груди Раймонда и зная о его принадлежности к ордену госпитальеров. Он не высказывал злобы или агрессии, но мы с Раймондом знали, что крестоносцев не очень жалуют в Восточной Римской Империи. Я освоила греческий довольно сносно и ответила, что мы с Раймондом ищем уединения и посвящения себя Богу. Воин довольно красноречиво посмотрел на меня, давая понять, что уединение мужчины и женщины для посвящения Богу выглядит странно, и, вероятно, подумал, что Раймонд украл чужую жену и сбежал с ней на край света. Возможно, я сама выдумала такое толкование своих слов и предательски покраснела, чем вызвала у воина скептическую усмешку.
   - Вы пойдёте со мной, - сказал воин, предлагая нам покинуть повозку и следовать за ним. Я быстро кивнула, так как видела, что Раймонд посчитал себя оскорблённым, посинел и уже тянется к своему мечу.
   - Не сейчас, милый, - сказала я ему, чем совсем его разоружила, но вызвала новую усмешку воина - вероятно, он знал французский язык.
   Мы прошли под сводами арочных массивных ворот, слева от которых находилась каменная скала огромной высоты, а справа обрыв вниз. Впереди шагал тот же воин, который расспрашивал нас и, по-видимому, совсем не боялся предательского удара в спину. Он только изредка поворачивал к нам своё лицо с неизменной усмешкой, приглашая кивком головы следовать за ним. Склон, заросший с двух сторон деревьями и кустарником, вывел нас на плато, где мы увидели, несколько ближайших холмов, покрытых обильными садами и зарослями сосны на дальнем возвышении. Между садами яркими пятнами радовали глаз крыши домов, покрытых красной черепицей. Первое впечатление могло быть неверным, но мне здесь понравилось и дышалось как-то легко. Мы прошли мимо церкви, и я с удовольствием перекрестилась, понимая, что попала в христианское общество, а не к варварам. Успокаивающе пахло сиренью и меня не покидало ощущение, что мы оказались в райской обители.
   Слева тянулась высокая крепостная стена с огромными воротами, которые завершались величественным сооружением над ним, но нас повели вправо, через огромный сад, пока мы не оказались возле беседки, а дальше, между деревьями, просматривался большой белоснежный дворец. Нас встретил черноволосый мужчина с лёгкой сединой, классический греческий нос которого с лёгкой горбинкой свидетельствовал о его родовой принадлежности, а чёрные брови оттеняли не характерные грекам голубые глаза. Одетый в белый льняной хитон, скрёпленный золотой застёжкой на левом плече, он внимательно, но без напряжения, рассматривал нас, ожидая объяснения. За его спиной, в беседке, находилась женщина со светлыми волосами и бледным лицом, а рядом с ней, в голубом хитоне, стояла девочка лет шести, вероятно, её дочь.
   Воин, который нас привёл, заговорил на незнакомом мне языке, и я увидела, как Раймонд напрягся. Не успел воин закончить говорить, как ему что-то ответил Раймонд. Воин, не ожидавший, что Раймонду известен язык, на котором он говорит, удивлённо уставился на него, а мужчина в хитоне улыбнулся и сказал Раймонду на французском языке:
   - Будет лучше, если о себе вы расскажете сами.
   Раймонд, взглянув на меня, начал рассказ о защите Акко и её падении, а потом о нашем путешествии по городам и странам. Пока он всё рассказал, наступил вечер, и мужчина в хитоне предложил Раймонду:
   - Не угодно ли поужинать?
   Мы с Раймондом согласились, так как, кроме дыни в дороге, ничего не ели. Прежде, чем идти в дом, который виднелся за деревьями, мужчина представился: - Меня зовут Василий, моя жена, княгиня Ефросиния и моя дочь Елена.
   Мы назвали себя раньше, потому с улыбкой кивнули головой, а князь Василий повернулся к воину и сказал:
   - Можешь идти Реас, ты мне не нужен.
   Не берусь описывать княжий дворец, так как он мне понравился. Возможно, я долго находилась вдали от дворцов правителей, но меня дворец князя очаровал больше бесчисленных помещений дворца базилевса Андроника II в Константинополе. Белоснежный дворец князя казался лёгким, домашним, уютным и не давил роскошью.
   Ужин был простой, гречка и фрукты, после чего князь пригласил нас в церковь на вечерние молитвы. Православный Храм был красивым и маленьким, но я не знала, прилично ли нам в нём находится, о чём прошептала Раймонду, который меня успокоил тем, что Бог услышит каждого, кто искренне в него верит. Оказалось, что православные считают, что Дух исходит только от Отца, а от него к Сыну. Многим отличалась и служба и даже то, как православные крестились, но я старалась не казаться белой вороной и не отвлекалась от молитвы.
   Когда мы вернулись во дворец, князь о чём-то пошептался с Раймондом, а княгиня Ефросиния сама показала нам нашу комнату, в которой стояла одна кровать, что повергло меня в шок. В путешествии мы спали с Раймондом вместе, как товарищи, но князь и княгиня думают, что мы муж и жена. Увидев моё смятение, Раймонд успокоил меня и сообщил, что прекрасно выспится на полу, но тут я воспротивилась - не хватало, чтобы из-за моих капризов Раймонд испытывал неудобство. Когда мы легли в кровать, я спросила у Раймонда, о чём он шептался с князем. Он повернул ко мне своё лицо и сообщил:
   - Князь сказал, что нам не верит.
   Он помолчал, а потом спросил меня: - Может, стоит сообщить ему, что мы защищали Рубин?
   Я вытащила из-за пазухи Рубин Милосердия и показала Раймонду. Он поразился, что увидел рубин у меня, так как думал, что я отдала его Гуго. Я не стала ему ничего объяснять, пусть Раймонд решает всё сам. А потом заснула.
  

***

   Когда я встала на следующее утро, Раймонда уже не было. Память подсказала некоторые подробности прошедшей ночи, некоторые из которых вызвали в теле сладкую истому. Я точно помнила, что спала в объятиях Раймонда, но большего, вероятно, у нас ничего не было. От этих мыслей у меня зарделось лицо, которое я разглядела в серебряном зеркале, предусмотрительно положенном на столике возле кровати. В дверь постучали, и в комнату заглянула служанка, которая помогла мне умыться и пригласила к княгине на завтрак. Кроме меня, княгини и её дочери, Елены, никого не было, и я думала, что мы будем завтракать одни, но ошиблась, так как в дверях столовой появился князь Василий в сопровождении Раймонда. Видимо, они о чём-то оживлённо говорили, но при виде нас за столом, князь сдержанно поздоровался. Когда все уселись за стол, он прочитал благодарственную молитву и только тогда все принялись за еду. Следует сказать, что здесь, в Доросе, кушали два раза, утром и вечером, причём утренний завтрак больше похож на обед. При моей сдержанности к еде, для меня это более чем достаточно, но для мужчин на работе и воинов на тренировке, делающих тяжёлую работу, как мне казалось, не достаточно.
   Когда завтрак закончился, князь, запив пищу вином, совершил благодарственную молитву, а потом обратился ко мне: - Любезная Мария, вы нам покажете вашу реликвию?
   Я посмотрела на Раймонда, сидящего возле князя, и он произнёс: - Я всё рассказал князю Василию.
   Я вытащила из-за пазухи Рубин Милосердия и протянула его князю, Он долго рассматривал реликвию, но, видимо, она его не впечатлила, так как он, немного разочарованный, спросил меня: "Вы считаете, что в нем заключена Божественная Сила?" - после чего передал рубин княгине Ефросинии. Её впечатление от Рубина Милосердия оказалось выше, так как она приложила его ко лбу и восторженно произнесла:
   - Возможно, что этот камень принесёт на землю Готии мир и благоденствие.
   После обеда Раймонд и князь куда-то отправились, а мы остались с княгиней. Как я потом узнала, князь назначил Раймонда комендантом Дороса, учитывая его опыт защиты крепости Акко, и они инспектировали защитные стены города. Княгиня предложила мне давать уроки французского языка для её дочери Елены, поспешно сообщив, что за это я буду получать плату. Я отказалась от денег, сообщив княгине Ефросинии, что сделаю это совершенно безвозмездно, на что она ответила: - Милочка, вам же нужно на что-то жить. Я хочу, чтобы вы чувствовали себя комфортно и остались здесь как можно дольше.
   Мне пришлось согласиться, после чего мы отправились на базар, расположенный на самой большой площади Дороса, перед центральными воротами в крепость на Каменистом мысе. В Доросе было два базара: один тот, куда мы шли, и второй за городскими стенами в мужском овраге. Когда я спросила, почему овраг называется мужской, княгиня объяснила, что есть два оврага с источниками воды: женский и мужской, а третий овраг называют Брамный, где находятся въездные ворота. Базар оказался не таким большим, как я предполагала, видимо, в целях безопасности, не всех впускают в Дорос. К моему удивлению я увидела знакомого грека с дынями и повела графиню туда. Оторопевший грек, увидев меня в сопровождении княгини Ефросинии, стал лихорадочно соображать, не обидел ли он меня, а я, в благодарность за сворованную дыню, подвела княгиню к его повозке и порекомендовала сладкий товар. Княгиня выбрала несколько штук и приказала слуге с корзиной отнести их во дворец. Грек хотел отказаться от платы, но графиня снисходительно пожурила его по щеке и щедро сыпанула горсть монет. Когда я обернулась, ошарашенный грек всё ещё кланялся вслед княгине. Когда мы пришли во дворец, то попробовали дыню, а потом Ефросиния положила мне руку на плечо и сказала:
   - Я слышала версию вашего путешествия от мсье Раймонда де Торна, вы не будете так любезны, чтобы рассказать свои впечатления.
   Я начала, как и Раймонд, с города Акко, а потом рассказала то, что знала сама, ничего не скрывая. Особенно заинтересовал княгиню рассказ о нашем посещении Константинополя и гостины у базилевса Андроника II Палеолога. Я с подробностью описала наше посещение царской семьи и то, как Андроник предложил мне копии рубина.
   - Он не мог подменить ваш рубин? - с некоторым сомнением спросила княгиня Ефросиния и я ей ответила вопросом: - Вы бы могли такое сделать?
   - Нет! Конечно, нет! - воскликнула княгиня и тут же улыбнулась. Когда я закончила рассказ, Елена, которая сложила руки на моих коленках, посмотрела на меня и спросила: - А ещё? - отчего мы с княгиней рассмеялись.
   После этого графиня нас оставила, а я дала Елене первый урок французского языка, начав с "Наставления для юнцов". Елена, послушав меня, сообщила, что у них есть такая книга, которую мама ей читала. На мой удивлённый взгляд, она взяла меня за руку и повела на второй этаж, где Елена открыла ящик, и вытащила оттуда рукописную книгу Вильдье. Кроме этой книги в ящике находилось "Евангелие" и ещё несколько томов жизнеописаний святых, обтянутых кожей. Мы с Еленой, забросив занятия, листали страницы, рассматривая назидательные картинки. Там нас и нашла княгиня, приглашая на ужин. Только тогда я с удивлением заметила, что уже наступил вечер".
   - Это всё? - спросила Лилит, когда Морти остановилась и отложила книгу в сторону. Сет, успевший заснуть под монотонный голос Морти, испуганно вскочил, но, когда увидел, что всё в порядке, снова сунул свою мерзкую пасть себе под мышку.
   - Нет, не всё, - сказала Морти, - у меня во рту пересохло.
   С этими словами она прямо с графина хлебнула воды и снова раскрыла книгу: "Как незаметно летит время! Стоило оглянуться, а уже пролетело восемь счастливых лет... "
   - Подожди! Ты ничего не пропустила? - спросила Лилит, заглядывая в книгу. Оказалось, что нет, и Лилит махнула рукой: - Хорошо, читай дальше!
   "Возможно, что эти годы самые лучшие в моей жизни, - забубнила Морти, - так как никогда ранее я не чувствовала себя столь защищённой и счастливой. Раймонд по-прежнему служит комендантом крепости и города Дорос, целыми днями пропадая то на стенах, то в подземных резервных хранилищах продовольствия и воды, а нередко уезжая вместе с князем собирать дань с Готии. Несколько раз в год он проводит настоящие сражения у стен крепости, разделив молодых воинов на две команды. Тогда нам с княгиней неизменно приходится лечить пострадавших и раненых. На мои упрёки Раймонд всегда отвечает одинаково - в настоящем бою будет хуже и воины должны быть готовы к сражению. Наша близость к князю и княгине сродни родственной, настолько мы прикипели друг к другу. Первое время княгиня Ефросиния совала мне деньги, пока я, наконец, не воспротивилась: "Зачем мне? Я живу на всём готовом!"
   Я давно уже не сестра-послушница, так как мы с Раймондом обвенчались по православному обычаю и теперь он муж, а я - жена. Только одно обстоятельство печалит мне душу - у нас нет детей. Поэтому Елена для меня, как дочь, отчего княгиня Ефросиния меня к ней ревнует. Иногда я думаю о том, кто будет хранить Рубин Милосердия, когда я и Раймонд умрём. К тому времени князь Михаил и княгиня Ефросиния тоже уйдут на небо, а накликать беду на Елену мне не хотелось. Обнадёживала мысль, что нас найдут те, кому мы должны отдать рубин, но если нас не нашли до сих пор, то как надеяться на это в будущем?
   Озабоченная этим, я всё рассказала Раймонду и он, поцеловав меня в губы, сказал, чтобы я не беспокоилась, так как он решит эту проблему. Прошло пару недель, и я забыла о нашем разговоре, как Раймонд сам напомнил о нём.
   - Ты можешь дать мне Рубин? - как-то поутру спросил он меня. Я сняла рубин Милосердия с шеи и протянула его Раймонду. Он взял его, поцеловал меня в губы, сказал: "Спасибо", - и ушёл. Я оторопела, но ничего ему не сказала, когда он к вечеру вернулся на ужин за общий стол. После трапезы князь пригласил к себе в кабинет меня с Раймондом и княгиню с Еленой, а когда мы собрались вместе, снял белую салфетку со стола. На нём стояла золотая чаша, прикрытая сверху крышкой с защёлкой, а когда князь открыл её, мы увидели Рубин Милосердия, закреплённый внутри чаши.
   - Красиво, - только и смогла промолвить я, а князь сообщил: - После вечерней молитвы мы её спрячем.
   Мы пошли в церковь, а, когда закончилась служба, Раймонд и князь Михаил куда-то исчезли. Вернулся Раймонд поздно, когда я уже спала, но я сразу его почувствовала и повернула голову к нему. "Можешь спать спокойно", - прошептал мне Раймонд, и я прильнула к его губам, обхватив его голову. Его волосы оказались мокрыми и я спросила: "Ты, что, купался?" - на что он поцеловал меня в губы и сказал: "Спи!" "Как же спать, когда рядом со мной такой красивый мужчина?!" - подумала я и снова присосалась к его губам.
   Наша идиллия не могла продолжаться вечно.
   Видимо, мы чем-то прогневили Бога, потому что через несколько лет он от нас отвернулся. В Кафе убили внука одноглазого беклярбека Ногая по имени Актаджи, куда он приехал собирать дань. Разгневанный Ногай собрал орду и не только разрушил генуэзское побережье, но уничтожил порт Авлиту и разграбил Готию, а потом осадил Дорос. Тогда-то и пригодилось умение Раймонда, который сумел так организовать защиту, что беклярбек Ногай не выдержал, простояв под Доросом целых два зимних месяца и понимая, что не прокормит своих лошадей. Он прислал гонца, с требованием по-прежнему платить дань, после чего остановил осаду Дороса, так как его начал преследовать хан Тохту. Радости не было границ, но, как всегда, горькое случается тогда, когда его не ждёшь.
   Татарская стрела, пущенная на прощанье навскидку, попала в обнажённую голову Раймонда и он мгновенно умер. Я была рядом, но ничего сделать не могла. Моя жизнь кончилась, и я уйду в монастырь. Аминь".
   Когда Морти подняла голову, то увидела заплаканное лицо Лилит и, чтобы её успокоить, произнесла:
   - Я помню этого мужчину. Мария в скорости соединилась с ним.
   Лилит стала собираться.
   - Ты куда? - спросила Морти, так как хотела пообщаться с подругой.
   - Отдам книгу Маргине, - ответила Лилит, взяв под мышки старинный фолиант.
   - Маргине? Так она первой найдёт рубин?! - с огорчением сказала Морти.
   - Это ещё посмотрим, - ответила Лилит, - мы уравняем шансы, - сообщив это, она выпрыгнула в окно, а Морти задумалась: оказалось, что иметь подругу весьма занимательное дело. Она, вслед за Лилит, выпрыгнула в окно, разбрасывая по Тёмным Мирам свои симпоты и выбирая тех, кто созрел для смерти.
  

***

   Лилит ошибалась, когда думала, что у неё фора перед Маргиной. После того, как Лилит улетела, Марико обнаружила, что пропала книга, и все подумали, что куда-то сунули её в темноте. Распустив симпоты, они рыскали по плато, называемое ныне Мангуп, где ранее стоял город Дорос. Поиски ничего не дали, точно книга провалилась в преисподнюю. Маргина подумала, что книгу украла Лилит, но прекрасно помнила, что она стояла на виду и похитить фолиант не могла. Тарас вспомнил, что видел в темноте зверя Лилит, Сета, который поглощал остатки их ужина.
   - Он же не мог сожрать книгу, - сказал Тарас, немного жалея дикого зверя Лилит, которого, вероятно, она совсем не кормит. Марико посмотрела на Туманного Кота.
   - Причём здесь я, - парировал её взгляд кот, - книга была в твоих драгоценных руках, - Марико, как прокурор, перевела взгляд на Маргину.
   - Я твоей книги не трогала и требую адвоката, - сказала она и мстительно добавила: - Ты, ведь, запретила мне к ней прикасаться!
   - Я не о том, - сказала Марико, как удав рассматривая Маргину: - Лилит - твоя подруга. Ты должна сходить к ней и забрать книгу.
   - Ни за что! - встала в позу Маргина и сердито добавила: - Я с ней в ссоре!
   - Ты не понимаешь, - воскликнула Марико, - письменные источники той эпохи - большая редкость.
   Заглянув в голову Марико, Маргина поняла, что ей совсем не нужен Рубин Милосердия, а над старинным фолиантом она будет трястись, как над стеклянным.
   - Я могу тебе сообщить, что в книге написано? - сказала Маргина.
   - Не дури мне голову ... - начала Марико, но Маргина бухнула ей в мозги всю отсканированную книгу и дочь застыла на месте, переваривая рукописный текст, написанный на старофранцузском языке.
   Появление Лилит оказалось неожиданным, так как о ней забыли, а нажравшийся и потяжелевший Сет, бухнувшийся на плато вслед за ней, только перепугал Тараса, возле которого он приземлился.
   - Сет, совсем случайно, скушал вашу книгу, - сообщила Лилит, подавая фолиант Маргине, - но она ему не понравилась.
   Марико, на мгновение ожившая от транса, выхватила книгу из рук Лилит и озабоченно принялась её осматривать на предмет повреждения.
   - Чтобы внести ясность, предлагаю заранее договориться и поискать рубин вместе, - сообщила Лилит.
   - Зачем он тебе, чтобы отдать Сатанаилу? - с сарказмом спросила Маргина.
   - Нет, я теперь свободная от всех и ищу рубин для Морти, - ответила Лилит.
   - Морти? Ты служишь Морти? - удивилась Маргина.
   - Я никому не служу, она мне подруга, так же, как и ты, - парировала Лилит.
   - Хорошая ты подруга, делающая подлости, - сказала Маргина, а Лилит открыла свои глифомы. То, что там увидела Маргина, заставило её ужаснуться, и она прижала Лилит к себе, пробормотав ей на ухо: - Прости, я знала, что ты подвластна Сатанаилу, но не думала, что он так с тобой поступает.
   - Ты думаешь, что Лучезарный обращается с тобой лучше? - усмехнулась Лилит и Маргина, подумав, сообщила: - Все мужики - сволочи, - и посмотрела на Туманного Кота.
   - Вы правы, - улыбаясь, сказала Марико, - единственное исключение - Тарасик.
   Маргина и Лилит одновременно хмыкнули, а Тарас, чмокнув Марико в губы, великодушно сообщил:
   - Она, как всегда, права!
   После этого, без всяких договоров, все бросились искать рубин, только "сволочь" Тарасик забрал у Марико сеточку, так как у него с утра намечена операция и, как метеор, сверкнул в небе, исчезая за посветлевшим горизонтом. Марико, оставленная без симпот, попросилась в сеточку кота, взяв его на руки, и принялась, вместе с Маргиной и Лилит, искать Рубин Милосердия, сканируя всё плато. В одном месте она заметила какое-то пятно и сосредоточилась на нем, пока не обнаружила, что это обманка, устроенная Лилит.
   - Какая же ты подлая, Лилит! - возмутилась Марико, на что Лилит без эмоций сообщила: - В соревновании все средства хороши, - после чего полетела с плато вниз, так как Марико толкнула её плечом. Сет, не принимавший участия в поисках, вызверился на Марико, защищая свою хозяйку. Туманный Кот, сидящий на руках Марико, махнул лапой, отчего у Сета вся морда вспенилась кровью, после чего Маргина закричала:
   - Хватит! Вы хуже зверей! Неужели нельзя искать цивилизованно?
   - Прости, я погорячилась, - сказала Лилит и, за спиной Маргины, скорчила рожу Марико, которая тут же сказала матери: - Я больше не буду.
   Маргина удивилась единогласному примирению, но ничего не сказала, а раскинула симпоты вглубь плато, изучая каждую трещинку или полость. Через некоторое время, Маргина поняла, что нужны тщательные поиски, поэтому предложила:
   - Давайте разобьём плато на три части, и каждый исследует свой кусок.
   Лилит и Марико переглянулись и согласились, получив для исследования свою долю. Время перевалило давно за обед, а результатов не замечалось. По крайней мере, никто не сообщил о какой-либо находке и Лилит с Марико начали подозрительно переглядываться.
   - Как я поняла, никто не нашёл рубин, - сказала Маргина и снова предложила: - Чтобы не тратить время, откроем свои глифомы, дабы исключить недоверие.
   Немного покочевряжившись, Лилит и Марико раскрыли свои глифомы, заглядывая в чужие. Через несколько мгновений они поняли, что на плато ничего нет, кроме нескольких десятков осколков посуды.
   - Что же, отрицательный результат не менее важен, чем успех, - сказала Маргина и добавила: - Всем спасибо, до новых встреч.
   Несмотря на прощание, до самого Ленинграда летели вместе, а над городом разделились - Лилит отправилась в гостиницу "Астория", а Маргина, Марико и кот - в свою квартиру на 1-й линии Васильевского острова. Сет, замешкавшись, погнался за какой-то вороной, но Лилит не стала его ждать, так как оставалась в прострации оттого, что следы рубина пропали. Не то чтобы он был ей нужен, но она хотела сделать приятное Морти. Сет догнал ворону и раскрыл пасть, чтобы её проглотить, но она, странным образом, исчезла. К удивлению Сета, перед ним возник Гаагтунгр, который схватил его за горло, а Веельзевул, сзади, скрутил Сету лапы. Хищно улыбаясь, Гаагтунгр прошипел:
   - Попался, гадёныш! Рассказывай!
  

***

   В стране громко кричали о перестройке, а все газеты пестрели самыми свежими новостями от "меченного", в деле "ускорения" развала старого мира, и невнятными мечтами о светлом капиталистическом будущем. Тарас не читал газет, а журналы - только сугубо специфические, такие как "Спинальная хирургия", издаваемый в родной стране, или "Wirbels?ulenchirurgie" напечатанный в Берлине, куда он направлялся на симпозиум хирургов. Тарас купил несколько немецких газет, чтобы узнать, чем дышит Германии и что волнует простых немцев. Просматривая полосы убористого текста, Тарас наткнулся на эту странную статью, которая его очень заинтересовала.
   "Наш отряд состоял из двух десятков солдат, трёх офицеров и одного татарина-проводника. Командовал данной экспедицией штурмбанфюрер СС Карл Хаусхоффер, а кому подчинялся он - нам не докладывали. Спрашивать об этом штурмбанфюрера не стоило, так как он был скор на расправу и за самую малую провинность бил по роже, а за праздное любопытство мог и изувечить. Из Симферополя мы отправились на двух машинах: грузовике "Opel Blitz", где сидели солдаты, и "Фольксваген-82", в котором ехали офицеры. Бахчисарай встретил нас плоскими крышами и безлюдностью. Мы пересели на низкорослых коняжек, ведущих свой род из времён монголо-татарского времени, и следовали на юг между высокими плоскогорьями. Одно место поразило нас своей неприступностью, так как поверхность плато возвышалась над окружающей территорией на огромную высоту.
   Здесь команда разделилась: я, вместе с пятью моими подводниками, руководимый штурмбанфюрером Хаусхоффером, принялся выдираться верх на плато, а солдаты охраны, во главе с лейтенантом Шульцом, растянулись вокруг плоскогорья, замыкая цепь. Когда мы выбрались наверх и оглянулись, то увидели странное плато в виде ладони без большого пальца. Среди зарослей кустов и деревьев виднелись развалины каких-то зданий, а на одном из пальцев, перегораживая его, тянулись развалины стены крепости. У штурмбанфюрера Хаусхоффера имелся какой-то план, по которому он ориентировался, поэтому поводив по карте пальцем, он указал на сохранившиеся каменные ворота, некогда украшающие такую же каменную стену. Миновав их, мы оказались на голом каменном уступе, который заканчивался пропастью. Ветер, играющий на плато, мог легко сбросить вниз и мы с опаской заглядывали за край обрыва, наблюдая далеко внизу заросли кустарника и зелёные холмы, убегающие вдаль. Вскоре штурмбанфюрер Хаусхоффер остановил нас перед каким-то колодцем, уходящим вглубь каменного мыса, в котором, от брошенного камня, плюхнула вода. Я вытащил свой прорезиненный костюм водолаза и шлем, а мои подчинённые размотали шланги и верёвки для спуска. Штурмбанфюрер Хаусхоффер отвел меня в сторону и тихо сообщил: - Оберлейтенант Кляйн, вы давали присягу хранить молчание и никому не сообщать о том, что здесь увидите, - я кивнул, подтверждая сказанное им, а штурмбанфюрер продолжил:
   - В этом колодце вы будете искать предмет, называемый "чаша", который может иметь любые очертания и формы. Возможно, чаша будет из золота, но не обязательно. В случае опасности немедленно всплывайте наверх.
   Я кивнул головой и отправился к своей команде. На меня надели водолазный костюм и привинтили медный шлем, а после проверки воздушного насоса и шлангов, меня медленно опустили на тросе вниз, пока я не достиг воды. Щёлкнув тумблером, я включил фонарь на лбу и погрузился в воду. Стенки колодца имели следы обработки их инструментом, говоря о том, что он - рукотворный. Когда-то вода, сконденсированная стенками, спасала жителей Мангупа от жажды, но те времена давно миновали, а природный источник воды до сих пор работал. Стенки колодца по-прежнему уходили вверх, а я внимательно осматривал их, но ничего не задерживало мой взгляд. Погружение длилось очень долго, и стена из серого мрамора примелькалась, но я успел потрясти верёвку и остановить погружение, когда увидел нишу. В ней притаилась золотая чаша с круглым набалдашником, которая сиротливо ожидала меня.
   По крайней мере, я так думал.
   Любуясь чашей, которая, в прозрачной воде, казалась такой прекрасной, я не удержался и хотел открыть её, щёлкнув защёлкой. Видимо, тот день оказался несчастливым, так как чаша предательски выскользнула из моих рук и уплыла вниз, освещённая моим фонарём. Дальше я уже не видел, так как колодец не давал возможности мне согнуться, и я пару раз потряс верёвку, давая команду опуститься ниже. Когда я достиг дна, то увидел раскрытую чашу, лежащую на боку. Я попытался присесть и наощупь поднял её, едва не потеряв снова. Внутри чаши ничего не оказалось, и я закрыл её, щёлкнув защёлкой. А потом три раза дёрнул сигнальную верёвку.
   Когда я поднялся наверх, штурмбанфюрер Хаусхоффер, не обращая на меня внимания, вырвал из моих рук чашу и любовался, пока я снимал облачение водолаза. Потом осторожно щёлкнул защёлкой и открыл крышку чаши, которая откинулась с лёгким щелчком. Я рассмотрел внутренности чаши, в которой, как я знал, ничего не было. Кроме какого-то гнезда, в котором что-то крепилось.
   - Оберлейтенант Кляйн, вы открывали чашу? - спросил штурмбанфюрер Хаусхоффер, внимательно вглядываясь в моё лицо.
   - Никак нет! - вытянулся я. Сказать о том, что я пытался открыть чашу, всё равно, что подписать себе приговор трибунала, поэтому я отсеял эту мысль сразу и бесповоротно. Не знаю, поверил мне штурмбанфюрер или нет, но через некоторое время он снова отправил меня вниз, объяснив мне, что в чаше должен был находиться какой-то сосуд с кровью Иисуса. Я слышал разговоры о Граале, поэтому представлял, что я должен искать и снова опустился в колодец. Я тщательно изучал стенки колодца, надеясь на то, что злосчастный пузырёк где-то зацепился. Чувствуя некоторую вину из-за того, что я открыл чашу, я старался, как мог и тщательно исследовал дно колодца, но никаких признаков пузырька или что-либо другого не нашёл. Переворачивая камешки на дне, для очистки своей души, я убедился сам, что чаша была пуста до того, как я взял её в руки. Я три раза дёрнул верёвку, и меня потащили вверх. Выбравшись из костюма, я вздохнул полной грудью и бодро отрапортовал уверенным голосом:
   - Господин штурмбанфюрер, кроме воды, в колодце ничего нет.
   Штурмбанфюрер, недоверчиво рассматривая меня, приказал моей команде обыскать меня и даже заставил снять трусы и нагнуться, чтобы заглянуть мне в сами знаете куда. Подумать о том, что я не мог засунуть в водолазный костюм эту проклятую бутылочку, штурмбанфюрер, видимо, не мог, так как действительность не согласовывалась с его планами. Не удовлетворившись обыском, штурмбанфюрер поставил меня на краю обрыва и приказал оберфельдфебелю Беккеру держать меня на мушке автомата. Остальная моя команда готовила штурмбанфюрера Хаусхоффера к погружению. Когда голова штурмбанфюрера скрылась за бровкой колодца, оберфельдфебель Беккер виновато сказал:
   - Извините меня, господин оберлейтенант, я не могу ослушаться команды штурмбанфюрера.
   Я успокоил оберфельдфебеля Беккера, сказав ему, что он исполняет свой долг и тот опустил автомат, который целился мне в грудь. Стоять под прицелом не очень приятно, поэтому я был благодарен оберфельдфебелю и за это. Ждать пришлось очень долго, так как штурмбанфюрер Хаусхоффер, видимо, решил дорыться до преисподней, где ему и место. Наконец, сигнальный трос дёрнулся три раза, и мои ребята потянули штурмбанфюрера наверх. Оберфельдфебель Беккер подтянулся и насупил брови, снова направляя автомат на мой живот. Когда штурмбанфюрер Хаусхоффер снял костюм и шлем, то его лицо выражало разочарование, словно его лишили любимой игрушки. Он кивнул оберфельдфебелю Беккеру и тот отпустил меня. После этого мы собрались и уехали в Симферополь, где расстались с штурмбанфюрером Хаусхоффер и чашей. Я, со своими водолазами, отправился в Севастополь".
   Под статьёй с наименованием "Загадка Грааля" стояла подпись "Вольфганг Кляйн". Тарас перечитал ещё раз и решил, что стоит статью показать Марико. Счастливый тем, что обрадует свою жену, Тарас добавил к статье букет и отправился домой, на Васильевский остров. Когда он зашёл в квартиру, то увидел на столе торт и чуть не сгорел от стыда - он забыл о дне рождения жены. Вручив ей букет и статью, Тарас, красный как рак, промычал: - Вот, поздравляю!
   Марико понюхала букет, а потом прочитала статью, обведённую красным карандашом. Чмокнув мужа в щеку, она проникновенно произнесла:
   - Тарасик, ты знаешь, чем меня побаловать!
   Маргина хмыкнула, так как перед этим прошерстила голову Тарасика и обнаружила, что данный мужской экземпляр, как и все прочие, достойный только порицанию.
   - Я еду с тобой, - сообщила Марико, имея в виду командировку мужа. Тарасик соображал в голове, как уговорить начальство, чтобы взять в командировку свою жену, но Туманный Кот, подлец, помог ему, пробурчав:
   - Не беспокойтесь, я всё устрою.
   - Спасибо, котик, - чмокнула его Марико, а Маргина осуждающе двинула кота в угол дивана, сообщив:
   - Подвинься, раскормили тут некоторых.
   Тарас подумал, что тёща говорит о нём, и скромно положил на тарелку ложку винегрета.
  

***

   Ехать собрались все вместе, правда, документы оформляли на Тараса и Марико. Маргине никакие визы не нужны, а Туманный Кот - тот, вообще, решил путешествовать в последнюю минуту. Они только присели на дорожку, как на балконе оказалась Лилит вместе со своим неизменным Сетом. Когда они ввалились в комнату, Лилит спросила: "Почему сидим?" Вместо ответа Марико громко напомнила, что окна и двери перед поездкой следует закрывать, дабы разные "грабители" не очистили квартиру. Лилит, понимая, что под "грабителями" имели в виду её и Сета, не стала спорить, а благоразумно пошарила в головах присутствующих, которые не успели закрыть свои сеточки. В итоге, она сообщила: - Я полечу с вами!
   - Ещё чего! - возмутилась Марико: - Мы тут информацию ищем, а некоторые сразу на готовенькое!
   - Тогда я полечу сама, - легко согласилась Лилит и Марико поняла, что проиграла, - выудив информацию, Лилит справится и без них.
   - Хорошо, лети с нами, - согласилась Марико, а Лилит радостно спросила: - Есть что-либо, о чём я не знаю? - но её ожидало гробовое молчание. Тарас и Марико отправились в обновлённый аэропорт "Пулково-2", а Маргина, кот, Лилит и Сет неторопливо вылетели через балкон, закрыв за собой дверь. Так как времени лёту было более чем достаточно, то никто не спешил, а Сет, так и вовсе, погнался за какой-то вороной, собираясь её съесть. Маргина, прочитав желание Сета, с укором сказала Лилит, медленно махая крыльями: - Ты, что, не кормишь своего Сета?
   - Разве ему нужно есть? - удивлённо спросила Лилит, и Маргина подумала, что её подруга права, а она сама глупа, как пробка. Дальше они просто махали крыльями, имитируя полёт, а Туманный Кот вообще спал и тянулся сзади, привязав свою симпоту к хвосту Маргины, который он же сам и создал. В это время Тарас и Марико проходили таможенный досмотр. Государственный служащий самым серьёзным образом спросил у Марико: - Валюта есть?
   - Откуда? - ответила Марико, но Тарас вытащил из кармана какие-то бумажки и серьёзно сообщил: - Есть.
   Служащий пересчитал немецкие марки и отдал их Тарасу, а Марико зашипела ему на ухо: "Где ты их взял?"
   - Мне обменяли, сколько положено, - сообщил Тарас, показывая пять купюр с цифрой "50" и портретом Фридриха Энгельса. Тарасик в глазах Марико вырос до валютного мафиози, и она с почтением взяла его под руку.
   - Сколько будет на наши? - спросила она Тараса, и тот ответил: - Сто рублей двадцать пять копеек...
   Марико подумала, что Тарасик на мафиози не тянет, а на советского врача - вполне. Когда Ту-154 поднялся в воздух, то Марико никаких новых ощущений не испытала, а полёт в замкнутом пространстве самолёта считала маразмом. "Назад полетим без самолёта", - пробурчала она, но Тарас убедил, что им обязательно нужно пройти таможню, иначе их посадят в тюрьму. Марико разочарованно уставилась в окно и обрадовалась: рядом с иллюминатором плыл Туманный Кот, которого от себя отцепила Маргина и привязала к самолёту.
  

***

   Сета лупили профессионально и больно. Он хотел улизнуть, когда обнаружил, что ворон снова ведёт его в лапы Гаагтунгра, но было поздно. Его притащили в какой-то ангар и били, пока не появился Самаэль. Увидев его, Сет понял, что трепыхаться бесполезно, так как Самаэль вытрясет из него душу. Какая бы подленькая она не была, но Сет любил свою душу, а на втором месте по любви стояла Лилит. Он не хотел её подставлять, но знал, что останется жив и с душой, если всё расскажет Самаэлю. Выдержав, сколько мог, удары Веельзевула, Сет рассказал всё, что спрашивал Самаэль, а потом его выбросили наружу, наказав закрыть пасть и не вякать. Сет понюхал воздух и поднялся в небо, направляясь туда, где знакомо пахло Лилит.
   Самаэль недолго держал демонов, а сразу отправил их в Дрезден, чтобы они успели встретить гостей из СССР. Не больно рассуждая, они ракетой взвились в воздух, по параболе направляясь в Дрезден. По иронии судьбы, в это время в Западном Берлине встречали американского президента, бывшего артиста, который призывал "меченого" секретаря ЦК КПСС разрушить Берлинскую стену. К удивлению американского президента, в ответ на его слова, из СССР отправили две межконтинентальные ракеты. На прямой вопрос Рональда по телефону, великороссийский Миша ответил, что стену снесут, а никаких ракет он не отправлял. Вскоре выяснили, что ракеты направляются в Дрезден, что несколько успокоило Рональда, но расстроило Мишу, который вызвал министра обороны СССР, товарища Язова, и спросил, какого органа он стреляет по Германии. Язов ответил, что в армии перестройка, и он ни хрена не знает. Тем временем ракеты не взорвались, так как Гаагтунгр, вместе с Веельзевулом, приземлился во дворе серого двухэтажного дома на Angelikastra?e 4. в городе Дрездене.
   Появление демонов не очень обрадовало товарища Плутина, который совсем о них забыл, находясь за границей. Он пьянствовать в комнате встреч с агентами в обществе нескольких блядей. Поводом послужил германский значок "Дружбы народов", полученный от восточногерманской разведки "Штази". Вид демонов напугал девиц, и они выскочили в дверь, оставив двадцати семилетнего кагебиста с кличкой "Ути-Хути" наедине с нежеланными гостями.
   - Мы летим в Берлин, - сообщил Гаагтунгр, встряхивая новобранца.
   - Мне нужно зайти домой, принять ванну, выпить чашечку кофе, - импровизировал Плутин, но Гаагтунгр хрястнул его мордой об стол и бросил в лицо полотенце, чтобы он вытер харю. Плутин вмиг протрезвел и через минуту шагал вместе со старыми друзьями, направляясь за дом. Прямо с места они сиганули вверх, направляясь в Берлин. Плутин летел между демонами, опасаясь, что они одновременно его отпустят, и эта мысль понравилась Веельзевулу, что он, гыгыкая, так и сделал. Гаагтунгр, прочитав мысли Веельзевула, их не одобрил и вцепился в его горло, отпуская Плутина. Пока демоны дрались, Плутин летел к земле, прощаясь с жизнью. Опомнившись, Гаагтунгр подхватил Плутина у самой земли, чуть не оторвав ему руку. Униженный Веельзевул дёрнул вторую руку Плутина и так, распятый, он летел до самого аэропорта Шёнефельд. Здесь товарищ Плутин написал на листке бумаги "Тарас и Марико" и стал ожидать прилёта пассажиров из Ленинграда.
   К удивлению Тараса и Марико их уже встречали.
   - Guten Tag, - сказал молодой человек, державший табличку с их именами. Тарас решил, что встречу организовал симпозиум хирургов, поэтому вытащил из кармана газету "Junge Welt" со статьей о Мангупе и сообщил на немецком: - Wir brauchen, um die Zeitung zu bekommen.68
   - Я говорю по-русски, - сообщил юноша и представился: - Меня звать Владимир.
   Тарас и Марико познакомились, причем на девушку Владимир долго смотрел, точно что-то вспоминая. Их вещи забрал один из угрюмых уродов, следовавших за Владимиром, который успокоил Тараса и сказал, что вещи доставят по адресу гостиницы, а они отправятся в редакцию газеты. Сели в такси, причём рядом с водителем пристроился второй угрюмый великан. Когда приехали на Торштрассе 6, то оказалось, что нужно выписать пропуск. Новый знакомый, Володя, взял на себя все хлопоты и вскоре они оказались в офисе, где их приняла улыбчивая немка по имени Гертруда. Тарас показал статью и спросил у Гертруды, как найти Вольфганга Кляйна, автора статьи. Широко улыбаясь, Гертруда сообщила, что адреса дать не может, но мы можем написать автору в редакцию. Угрюмый великан, который был Гаагтунгром, хмыкнул за плечом Тараса, так как считал адрес с головы Гертруды. Он, не мешкая, вышел из офиса, напугав проходящего сотрудника редакции, а в открытую дверь зашёл рыжий кот.
   - Какой милый! Это ваш? - спросила Гертруда в сильном замешательстве, так как в редакцию заходить с животными запрещено. Кот успокоил её, сообщив, что главный редактор держит такого же кота, попутно узнав в голове Гертруды адрес Вольфганга Кляйна.
   - Я сейчас, - сказал Владимир и выбежал из офиса.
   - Нам нужно поспешить, - сказал Туманный Кот, и они покинули онемевшую и ничего не понимающую Гертруду. Квартира автора статьи находилась в районе Бисдорфа на улице Вайссенхёэр в небольшом частном доме. Пока они туда добрались на автобусе, прошло, как минимум, полчаса. Марико злилась и шипела, полагая, что лететь - быстрее, но Тарас уговорил действовать по-человечески. Когда они оказались возле уютного домика, то его входная дверь оказалась открытой. Марико пошла вперёд, даже не постучав, а через секунду кричала, как резанная. Когда Тарас и кот зашли в дом, то увидели ужасающую картину: окровавленного мужчину, лежащего на полу. Пощупав пульс, Тарас заставил Марико держать ладонь на перерезанном горле, а сам порылся в комодах и нашёл нитку с иголкой. Пока Тарас зашивал горло, Туманный Кот оживлял пациента и чистил ему мозги. Когда опасность миновала, Тарас взял трубку и вызвал полицию.
   В это время Лилит и Маргина летели над Берлином, так как им автор статьи был совсем не нужен. Они искали штурмбанфюрера Хаусхоффера или его родственников, разделив Берлин пополам. Возможно, что бывший штурмбанфюрер жил не в Берлине, но попробовать стоило. Почерпнув сведения из телефонных справочников, Лилит и Маргина методично всё проверяли, иногда заходя в квартиры, а то и просто, сканируя голову. Повезло Лилит. Когда она проверяла очередного Хаусхоффера, то оказалось, что данный экземпляр имеет к поискам непосредственное отношение. Бывший штурмбанфюрер Карл Хаусхоффер потерял ноги от колен, которые ему ампутировали, и одиноко жил на инвалидную пенсию. Он сидел в коляске, когда перед ним появилась Лилит. Старый эсесовец даже не вздрогнул, а только спросил: - Кто вы?
   - Тень из прошлого, - сказала Лилит и взяла в руки золотую чашу, стоящую на старом комода. Потом соорудила на столе кучку бумажных марок и сказала: - Такой обмен более чем выгодный, - после чего покинула помещение. Маргина, извещённая Лилит, тут же прилетела и долго рассматривала чашу, а потом сказала: - Эта чаша нам ничего не даёт, - и сунула её в руки Лилит.
   - Отдам её Морти, пусть порадуется, - сказала Лилит и спросила: - Ты куда?
   - Полечу к своим, - ответила Маргина. Лилит обняла её на прощанье и шепнула на ухо: - Не забывай меня.
   Пока Лилит и Маргина прощались, ошеломлённый Плутин наблюдал остатки выпотрошенных чемоданов Тараса и Марико. Перед этим ему пришлось стать свидетелем убийства автора статьи Вольфганга Кляйна, у которого Гаагтунгр добивался адреса бывшего штурмбанфюрера Хаусхоффера. Несчастный писака, естественно, адреса не знал, но разве эти тупицы поймут.
   - За тупицу ответишь, - сказал Гаагтунгр и врезал Плутину по морде, после чего спросил: - Тебя подбросить?
   - Сам доеду, - сказал Плутин, чтобы быстрее отвязаться от нежеланных гостей. Гаагтунгр и Веельзевул поднялись в небо и улетели, а Плутин, покинув растерзанные чемоданы, отправился на железнодорожный вокзал.
   Когда Лилит вернулась в свой номер в гостинице "Астория", Морти была уже там.
   - Держи, Мотя, шкатулку для рубина, - сказала Лилит, подавая Морти золотой футляр. Бледное лицо Морти впервые за все годы зарделось и она, с детской непосредственностью, сунула свой рубин в гнездо чаши.
   - Входит и выходит, - улыбалась Морти, - замечательно выходит.
   "Где-то я это слышала?!" - подумала Лилит, и в голове возник образ осла. "Причём здесь Морти и осёл!" - возмутилась Лилит и решила, что оперативную память, как она слышала, нужно чистить. "Выкину всё, к какой-то матери..." - промелькнула последняя мысль и Лилит заснула в белоснежной постели, а Морти гладила её лицо и шептала, как заклинание: "Моя лучшая подруга... моя любимая подруга..."
  
   Репликация одиннадцатая. Ирод
  
   Наступили тёмные времена. Серость опустилась на Маскву и, точно паутина, поползла по всей стране, превращая всё вокруг в серое, вялое и безликое ничто. Пятиконечные бесовские звезды на кремлёвских башнях излучали рубиновый свет левой поляризации, ослепляя сознание людей липким кровавым мороком. Из всех углов выползла мерзость, диктуя уголовные правила, превращая людскую массу в трусливую слякоть, поверх которой плавает всякое дерьмо, обретая власть и попирая человеческие законы. Плесень разложения обуяла огромную страну, расползающуюся на куски, которые, как от чумы, убегали от центра завшивленой империи, пытаясь выжить в одиночку. Оставшиеся гнили в загонах, которые им приготовили воровские олигархические группировки, дорвавшиеся до корыта у власти. Заповеди Христовы оставили для слабых, а озверевшие нелюди в красных кафтанах проповедовала только силу.
   Вовочка давно перерос своё имя и в определённых кругах именовался не иначе как ВеВе, успев сколотить из дворовой шпаны надёжную команду мелких шакалов. Бывший майор КГБ, как грибы-мухоморы, штамповал липовые корпорации: "Двадцатый трест", "СПАГ", "Русское видео", общество "Линикс", фирма "Ренессанс", кооператив "Озеро", которые высасывали государственные ресурсы бывшего Ленинграда, а ныне - Санкт-Петербурга. Главное, что усвоил ВеВе, держать нос по ветру и вовремя избавляться от отягощающих отношений. Прикрываясь руководителем в Ленинграде, он, как "серый кардинал", решал все вопросы, а потом рубил компрометирующие ниточки. Всё у Вовочки было схвачено и везде приплачено, только одна незадача точила душу: старый козёл товарищ Цыбульский Илья Лазаревич, да его мерзкие подельники, Гаагтунгр и Веельзевул. Их очередное появление в жизни Вовочки во времена тухлые и подлые не совсем его обрадовали, хотя, они не раз его выручали в делах тёмных, душегубных. Вова никогда не хотел под ними ходить, да приходилось. А не то и придушить могут, твари сатанинские.
   Хуже всего, что командует ими товарищ Самаэль, человек утончённый, явно еврейской наружности, который часто и нудно учит Веве, как обходиться с народом. "Нет заслуги в том, чтобы управлять быдлом и великое искусство руководить свободными людьми", - зудил он, поучая Веве, который считал, что ему свободные люди не нужны, а лучше всех превратить в быдляцкое стадо ничего не помнящих манкуртов и делать с ними, что хочешь. Тем более что народ, ему подвластный, тащился оттого, что сам быдло, и тянул в скоты всех, на него не похожих. Веве послал бы Самаэля с его нравоучениями подальше, да знал, что с таким лучше не спорить, потому что видел, как данный товарищ с философским спокойствием делает с головами неугодных. ВеВе не понимал, зачем они с ним возятся, а если послушать слова Ильи Лазаревича, то выходило, что он - будущий ВеВе. В это не очень верилось, но некоторое сходство с Цыбульским он должен был признать. Самаэль, называясь Романом Аркадьевичем, легализовал себя и внедрился в окружение пьяного "гаранта", расчищая путь для ВеВе в Маскве. Бросив своего начальника-демократа, ВеВе перебрался в столицу, где ресурсов - безбрежный океан, а тёплое место с резервами страны уже готово.
  

***

   Генерал Рохин сел в машину и кивнул своему водителю: - Юра, домой, на Рублёвку 20.
   День выдался тяжёлый. Встреча с шахтёрами подтвердила - власть нужно менять. Пьяный гарант совсем скурвился и продаёт страну направо и налево. Чего стоит сделка с американцами, когда стратегическое атомное сырьё из боеголовок продают за бесценок, а деньги прячут себе в карман. "Семья" - слово появившееся недавно. Если человек принадлежит "семье", то может рассчитывать на долю ворованной государственной собственности. Около двенадцати миллиардов долларов пойдут в карман "семьи" от российско-американского соглашения, хотя реальная стоимость высокообогащенного урана несравненно выше, так как его, в течение сорока лет, добывали и перерабатывали на советских заводах. Узнав о том, что Рохин копает это дело, сам гарант предупредил его на всю страну: "Мы сметем этих Рохиных!" Сметет, если успеет! То, что Рохин затевал, может изменить Многороссию, несмотря на то, что такое за рубежом называют военный мятеж. Надёжные офицеры, свои ребята, есть во многих военных частях. Стоит поднять клич, и Масква за день будет в руках военных. Движение, которое создал и возглавил генерал, называется "Народ и армия едины". Сегодня Рохину передали огромную сумму на его движение, и он думал, где её, на время, схоронить. Он хотел оставить дома тяжёлую сумку и уехать на дачу, но потом решил, что лучше держать деньги при себе, поэтому скомандовал: - Юра, едем в Клоково, на дачу.
   Юра поехал прямо, не сворачивая на Рублёвку, а потом по МКАДу добрался до Киевского шоссе. Дальше дорога шла прямо, и генерал прикорнул, убаюканный мягким ходом машины.
   - Подъезжаем, - предупредил Юра, когда они свернули на второстепенную дорогу и Рохин потянулся, ощущая, что за пару десятков минут сна успел отдохнуть. Жена, Тамара Павловна, которая вышла его встречать, растерянно посмотрела на его пустые руки и спросила:
   - Ты, что, забыл?
   - О чём? - не понял Рохин.
   - О дне рождения сына? - насупилась жена. "Едрить твою мать!" - выругался в душе генерал, понимая, что оправдания ему нет. Забыл, что у сына Игоря день рождения! Самое крамольное в этом то, что сын - инвалид. С ним жена нянчится, а он - забыл.
   - Я ему игрушечный пистолет купил, да в кабинете оставил, - сокрушался генерал, но по глазам жены понял, что она ни на гран ему не верила.
   - Я сейчас съезжу, привезу, - каялся Рохин, но Тамара махнула рукой, остановила: - Сиди! Я ему котёнка живого подарила, от нас двоих. Сейчас Лена с Сергеем приедет, будем садиться за стол!
   Лена - дочка, а Сергей - её муж. Рохин вытащил сумку с деньгами и пошёл за женой в дом. Охранник, Максим, остановил и, извиняясь, отпросился съездить к родным. Рохин, из-за жены чувствующий себя виноватым перед всеми, отпустил парня, тем более что губастый Сашка, второй охранник, стоял на крыльце, ожидая хозяина. Сашка потянулся рукой к тяжёлой сумке, но генерал его отстранил:
   - Не нужно, я сам!
   Поднялся на второй этаж, в кабинет, и едва засунул огромную сумку в тумбочку, закрыв её на ключ. Сын Игорь спал, и генерал вздохнул: управляться с невменяемым сыном - не дивизией командовать, здесь Тамара ему сто очков вперёд даст. Вскоре приехала дочь с зятем, и стали собирать стол. Тамара позвала шофера Юру и охранника Сашу и они присоединились позднему ужину. Проснувшийся Игорь, слава Богу, вёл себя довольно сносно, так как все ему были знакомы. Генерал поднял рюмку водки и душевно сказал:
   - За тебя, Тамара!
   Все весело поддержали, даже Игорь поддакнул: "За маму!" Тамара Павловна подождала, пока все закусят, а потом сказала: - Я выпью за Игоря.
   Тост поддержали все, и выпили, чокаясь с бокалом Игоря, который умудрился его разбить. Тамара Павловна быстро собрала осколки и подала горячее. После ужина Лена засобиралась, так как ехать далеко и все высыпали на улицу, чтобы проводить. Когда Лена и Сергей уехали, Игорь закапризничал, и Тамара Павловна едва уложила его спать. Вернувшись в зал, Тамара Павловна присела в кресло и смотрела телевизор вместе с охранником Сашей и шофером Юрой. Генерал, прикорнувший за столом, открыл глаза и сказал: - Тома, пойдём спать!
   - Я ещё почитаю, - сказала Тамара Павловна, радуясь, что Игорёк спит, а в доме тишина, навевающая на душу безмятежность. Генерал Рохин отправился к себе в кабинет. Было жарко. Генерал открыл настежь окна, прилёг на диван и сразу же заснул. Через некоторое время он увидел разрушенный город, в котором узнал Грозный. Впереди, на дороге, лежал мёртвый мальчишка, а над ним сидела русоволосая женщина и качалась, словно камертон, непрерывно спрашивая: - За что вы убили моего мальчика? Он вам ничего не сделал!
   Рохин слез с танка, подошёл к женщине и сказал, как на лекции: - При штурме города, мать, потери среди мирного населения неизбежны.
   Белокурая женщина подняла на него заплаканные глаза, а потом вытащила пистолет и выстрелила ему в голову. Больше Рохин ничего не видел. Даже сна.
  

***

   Пять человек стояли в заросшей лесопосадке недалеко от деревни Клоково. Все были в балаклавах, спортивных костюмах и перчатках. Только один человек не к месту щеголял в костюме, а в руках держал пластмассовую канистру, вероятно, с водой. Если посмотреть со стороны, то тренер со спортивной командой, поднявшейся в такую рань для пробежки по пересечённой местности.
   - Напоминаю, генерал возвратился домой с крупной суммой, - тихим голосом сказал мужчина в костюме, - деньги необходимо забрать и сделать всё незаметно. Связь только через "Тихона".
   Тот, которого назвали "Тихоном", кивнул головой, а остальные "спортсмены" с оттопыренными задними карманами молчали. После окончания разговора, тройка спортсменов отправилась вперёд, а Тихон и человек в костюме остались на месте.
   - Проследи за ними, а когда всё сделают... - Тихон понял паузу и кивнул головой. Вскоре и он исчез в предрассветной мгле. Бледная Луна на небе затянулась серым небом, точно не хотела видеть, что творится на Земле. Время тянулось долго, но человек в костюме терпеливо ждал. Он умел ждать и знал, что только упорство способно дать желаемое.
   В это время три спортсмена по решёткам на окнах добрались до второго этажа дачи Рохина и проскользнули сквозь прутья внутрь. На диване, не раздевшись, лежал генерал в брюках с лампасами и храпел. Двое юркнули в коридор, где на диванчике прикорнул шофер Юра и спустились вниз, в зал, где дрыхнул охранник Саша. В спальне на кровати лежала Тамара Павловна. Один из спортсменов зажал ей рот, а второй вскочил на грудь, приставив ко лбу пистолет.
   - Пикнешь, перестреляем всех, - прошипел тот, что сидел на груди. Тамара Павловна кивнула головой.
   Её повели наверх, всё время больно подталкивая пистолетом. Третий бандит, что остался в кабинете, нашёл в кителе генерала ключ и открыл тумбочку. Вытащив из неё сумку с деньгами, он открыл её и удовлетворённо цыкнул. В верхнем ящике тумбочки лежал наградной пистолет, который бандит проверил. Когда Тамару Павловну завели в кабинет, третий бандит сунул сумку двум другим, отправляя их за окно, а сам выстрелил генералу в висок. Онемевшая Тамара Павловна ожидала своей участи, но бандит сунул ей в руку ещё горячий пистолет и вытолкнул в коридор, где ошарашенный шофер Юра вскочил из дивана. Тамара Павловна бросилась вниз, к сыну, Игорю, и хотела крикнуть, но голос, вероятно от страха, пропал. Тогда она нажала на курок пистолета, и выстрел гулко разнёсся по дому.
   На улице троих ждал Тихон, который гладил по голове пса, скармливая ему говяжьи куски мяса.
   - Деньги забрали? - спросил Тихон, рассматривая запыхавшуюся тройку.
   - Тамбовские дело знают! - ответили ему, показывая сумку, и он кивнул головой: - Сматываемся!
   Вовремя, так как в доме забегали и кто-то, закричал. Вероятно, пришедшая в себя Тамара Павловна. Убийцы быстро бросились в лес и вскоре оказались возле человека в костюме. Посмотрев на Тихона, тот спросил:
   - Всё в порядке?
   - Да, - сказал Тихон, выстрелив из пистолета с глушителем в одного из спортсменов. Второго прикончил человек в костюме, а третий попытался бежать, но его догнали две пули. Трупы стянули в кучу, и человек в костюме обильно полил их из канистры. Когда огонь разгорелся, человек в костюме сказал Тихону: - Бери сумку и пошли.
   Немного подальше стояла неприметная "Волга" серого цвета, в багажник которой Тихон положил сумку. Он вытащил из-за пазухи книжку с пометками, которую забрал у Тамары Павловны и передал человеку в костюме. На обложке красовалось имя автора "Никколо Макиавелли" и человек в костюме усмехнулся: "Интересная книжица!"
   - Всё, - сказал он и обнял Тихона, - дело сделано.
   Тихон не успел ответить, так как раздался глухой звук выстрела, и он сполз на землю. Человек в костюме прикрыл его ветками, вытащил из кармана новый мобильный телефон "Нокию" и кому-то позвонил.
   - Татьяна Борисовна, говорят, что генерала Рохина застрелила его жена.
   Через несколько минут главу ФСБ Ковалева подняли с постели, а когда он приехал, то, в соответствии с указом президента, передал свои полномочия В.В. Плутину. Прощаясь, товарищ Ковалёв посмотрел на грязные туфли своего преемника и с сарказмом сказал: "Службу нужно начинать в чистой обуви!"
  

***

   Лилит давно забыла ту злополучную ночь Чертородицы на горе Змеиной, украшающей остров Коневец, который находится в Ладожском озере. С тех пор прошло тринадцать лет и ничто не напоминало о том изощрённом насилии, которому тогда подверглась Лилит. Она давно выбросила из памяти надругательства над ней злобного Сатанаила и его гнусных тварей. Поэтому, когда заметила, свой вздувшийся живот, то сильно удивилась, так как димензиальная сеточка неизменна и не допускает никаких не запланированных модификаций. Лилит, даже подсознательно, не собиралась уродовать себя, поэтому пустила в себя симпоты, чтобы исследовать своё внутреннее состояние.
   Как же она удивилась тому, что внутри себя нашла живое существо! Лилит сразу подумала, что в неё поселился какой-то гад, и хотела выбросить тварь из себя, но существо жалобно запищало. "Может, я съела что-нибудь? - неуверенно соображала Лилит. Совсем растерянная, она очень обрадовалась, когда в её номере появилась её сердечная подруга Морти.
   - Мотенька, милая, что со мной? - спросила она у подруги. Морти прислонила свою косу к стенке, а потом приложила ухо к животу подруги. Она долго слушала, так что Лилит вся извелась от нетерпения и прикрикнула на неё, подгоняя: "Ну!"
   - Не нукай! - приструнила её Морти и сообщила:
   - У тебя внутри две души.
   - Как это? - не поняла Лилит.
   - Беременная ты, - внесла ясность Морти.
   - С чего вдруг? Я не могу забеременеть! - выпалила Лилит и только тогда вспомнила ночь Чертородицы. Открытие, сделанное ей, поразило Лилит так, что она остолбенела. Морти, прочитав её глифомы, всё поняла и спросила: - Ты боишься, что родишь Ирода?
   Лилит об этом старалась не думать, а слова Морти открыли ей неприглядную правду о ребёнке. Не то чтобы она не хотела его, хоть об этом никогда не мечтала, просто иметь ребёнка, который заменит Сатанаила не входило в её планы.
   - Если ты не хочешь ребёнка, я его заберу, - сказала Морти.
   - Зачем тебе ребенок, да ещё и Ирод, - задумчиво спросила Лилит.
   - Он моей крови, - сказала Морти.
   - Какой же "твоей", Мотенька, - ласково сказала Лилит, - он из сатанинского семени.
   - Моей! Потому что Сатанаил и Лучезарный - братья, а я им - сестра, - промолвила Морти и Лилит, совсем ошарашенная, застыла на месте, а потом обняла её за шею, орошая ей волосы слезой.
   Прошла весна, наступило лето, а Лилит не знала, когда у неё появится ребёнок. Если судить по тому, что семя дало о себе знать через тринадцать лет, то и плод должен расти долго. Одно Лилит знала точно, что всё вряд ли будет похоже на человеческие роды и опасалась этого. Маргина, узнав о беременности Лилит, настойчиво предложила ей жить в их квартире на 1-й линии Васильевского острова, аргументируя тем, что Морти ежедневно пропадает в командировках. Кроме того, Марико тоже ходила беременной, и им двоим найдется о чём поговорить. Лилит, находясь у Маргины в гостях, слабо отказывалась, отговариваясь тем, что некуда девать Сета. Марико, поглаживая своё пузо, спросила у своей коллеги по беременности: - А балкон ему подойдёт?
   - Подойдёт, - сообщил Сет, виновато выглядывая из-за Лилит. На том и порешили. Лилит выделили одну комнату, Марико вторую, а Маргина и Туманный Кот ночевали в зале на огромном диване. Тарас часто пропадал в командировках, шастая по всему миру и делая операции, поэтому для беременной Марико полный дом гостей - благо. Морти, немного ревниво относясь к Маргине, укравшей её подругу, вскоре успокоилась, так как, и правда, часто пропадала по своей работе.
   Наступило восьмое августа.
   Лилит страшилась будущей ночи, так как ровно тринадцать лет тому назад она зачала своего ребёнка. Марико, наблюдая за Лилит, оставила дома Тараса, чтобы он, в случае чего, мог её помочь. Морти, своим отсутствием, расстроила Лилит, которая стала раздражительной и всё время беспричинно плакала. Словно предчувствуя что-то, в небе заклубились тучи, а ветер погнал на город волну из Финского залива, которая резко подняла уровень воды в Ленинграде. С неба потянулись косые полосы дождя, скрывая от глаз грозные тучи. Стало темно, словно наступил вечер, и только яркие молнии взрывались у самой земли, озаряя окрестности. Сет, добросовестно сидящий на балконе, прижался спиной к балконной двери и перепугано дрожал, словно перед казнью. Маргина, увидев его мучения, открыла дверь и впустила Сета в зал, сообщая ему удивлённо:
   - Никогда не думала, что ты боишься темноты.
   - Он боится не темноты, а Сатанаила, - проворчал Туманный Кот, который валялся на диване, словно его вся эта сумятица не касалась.
   - Не вздумай сказать об этом Лилит, - предупредила Маргина, на что кот сообщил: - Она сама догадается, если увидит Сета.
   Несчастный Сет не знал, куда ему деваться, и Маргина открыла шкаф и предложила: - Полезай сюда и не высовывайся.
   Сет залез в шкаф и затих. В ту же минуту, вместе с громом, зазвенело стекло на кухне и в зале, а балконная дверь заскрипела от удара. Марико и Лилит бросились на кухню, а Маргина отправилась за котом и Тарасом, которые отрывали головы демонам, окопавшимся возле балконной двери, и взлетели в воздух, сражаясь с тварями. Силы явно были неравными. Лилит увидела, как Веельзевул сунулся в кухонное окно, выходящее во двор, но Сет, набравшись храбрости, раскрыл пасть и, судорожно сжимая челюсти, укусил демона за руку. Веельзевул заревел, как резанный, и шмякнул Сета о холодильник, стоящий у окна, но тот прилип мёртвой хваткой к руке и не отпускал. Марико схватила банку с красным перцем и сыпанула из неё в рожу Веельзевула, а Лилит вдобавок опалила ему пасть огнём. Веельзевул завыл и ломанулся назад, отчего грохнулся об асфальт со второго этажа. Лилит едва успела оторвать Сета, который не отпускал руки и ожесточённо рвал её клыками.
   В это время Маргина отбивалась от тварей на балконе, а Тарас, вытащив свой заветный скальпель, точно сердитый шмель, ширял между демонами и профессионально, одним движением, вскрывал им животы. Демоны, не чувствуя боли, с удивлением замечали, что их внутренности вывалились и повисли гирляндой до самой земли. Маргина швыряла в рожи демонов шипящие огненные шары, едва отбиваясь от мерзких тварей. Опасаясь, что её растерзают на части, Маргина крикнула: "Тарасик, домой!" - и зять спикировал вниз, едва не раздавив её об стенку. Балконную дверь давно уже вышибли и Маргина, вместе с Тарасом, зашли внутрь, остановившись у порога. Демоны, словно стервятники, почувствовали лёгкую добычу и по очереди пикировали вниз, изрыгая из пасти зелёную ядовитую жижу, которая, точно пиявка, тянулась к лицу, ногам и рукам. Туманный Кот сидел на крыше, отвлекая на себя большую часть демонов, раздавая направо и налево кровавые оплеухи, раздирая звериные морды. Маргина чувствовала, что силы на исходе, и обречённо подумала: "Всё! Нам не выстоять!"
   Вдруг небо разрезала молния, которая зигзагом прошлась по демонам. Твари исчезли, рассыпаясь в чёрную пыль, которая и тут же развеялась ветром и превратилась в серый дым. Перед балконом возникла взъерошенная Морти с косой наперевес, которая испепеляющим взглядом нашла среди тварей Сатанаила и крикнула:
   - Я тебя предупреждала, что Лилит - моя!
   - Мне нет дела до Лилит, пусть отдаст моего ребёнка, - воскликнул Сатанаил, раздвигая своим громадным телом паривших возле балкона тварей.
   - Она должна пойти со мной и родить моего сына на острове Змеином, - продолжил Сатанаил, подплывая ближе и явно не собираясь сдаваться.
   - Ты ничего не получишь! - твёрдо сказала Морти, а Сатанаил выбросил руку, намереваясь размозжить ей голову. Морти коротко взмахнула косой, и отсечённая рука рассыпалась в пыль. Сатанаил дико заревел, заглушая раскаты грома. Вместо руки у него возникло длинное щупальце, которое потянулось к шее Морти. Она ловко его отсекла, превращая в чёрный дым, и взмахнула косой, собираясь следующим ударом отсечь брату голову.
   Наступила неожиданная тишина, а где-то в соседней квартире закуковала кукушка в часах. Маргина, почему-то, насчитала тринадцать "ку-ку", после чего в их квартире бойко зазвучал гимн, издаваемый динамиком радиоточки. Услышав его, всё сатанинское войско с воем рассыпалось в разные стороны, а Сатанаил, закрыв оставшейся ладонью лицо, заревел, как разъярённый бык. Еще не придя в себя от таких метаморфоз, Маргина услышала, как в квартире кто-то завыл в два голоса. Когда она ворвалась в спальню Лилит, то увидела её, валяющуюся на полу, а рядом Марико, воющую, как морская корова.
   - Вы чего?! - оторопела Маргина.
   - Рожаем, - заныла Марико и скривилась: - У меня что-то потекло.
   - Воды отошли, - сказал Тарас и отправился мыть руки в ванную, бросив Маргине на ходу: - Мама, вскипятите воду.
   - Ты же не гинеколог, - крикнула ему вслед Марико.
   - Для тебя я - повивальная бабка, - пробурчал Тарас в ванной, тщательно вымывая свой скальпель. Когда он появился перед стонущей Марико, она вывалила на него глаза и растерянно спросила: - Ты, что, будешь меня резать?
   Тарас, взглянув на свой скальпель, стушевался и сказал супруге: "Прости, замотался", - а потом спрятал злополучный скальпель в карман.
   - Ты когда-либо принимал роды? - озабоченно спросила Маргина и Тарас ответил: - Принимал, ... в экстраординарных ситуациях ...
   - Дэда, вези меня к настоящему доктору, - запищала Марико, обращаясь к Маргине. В это время Лилит, лежащая на кровати, тихо сказала: - Из меня что-то лезет.
   - А, тебе не больно? - поинтересовалась Марико.
   - Я выключила человеческую боль, - спокойно ответила Лилит, неестественно вытягивая шею, чтобы посмотреть, что у неё появится между ног.
   - Мальчик, - сказал Тарас, поднимая ребёнка, а Маргина перерезала пуповину.
   - Тарас, паразит, быстро давай мою сеточку, - запричитала Марико, и её муж потянул за ухом, стягивая с себя сеточку и передавая её жене. Марико быстро набросила её на себя и облегчённо вздохнула.
   - А кто будет тужиться? - нахмурилась Маргина, и дочь принялась добросовестно пыхтеть. Тарас, заглядывая жене между ног, увидел лысую головку ребёнка и радостно сообщил: - Мальчик!
   Маргина, перерезая пуповину, заглянула вниз и сказала: - Какой же это мальчик, когда девочка.
   Лилит и Марико, словно заведённые, принялись хохотать. К ним присоединилась Маргина, а Тарас растерянно смотрел на свою дочь.
   В это время Лилит смотрела на своего мальчика. Она рассматривала его большие тёмные глаза и со страхом думала о том, не станет ли её сын Иродом, сыном Сатанаила, но даром предвидения не владела. Знать об этом могла Фатенот, ткущая судьбы людей на планете Деканат, которая, в это время, начала две новые нити, связанные для сына Лилит и дочери Марико. Они словно выскользнули из пальцев Фатенот и переплелись.
  

***

   Мальчика назвали Руслан, а девочку - Людмила. Так придумал Тарас и все сразу согласились. Даже Лилит, которая не читала Пушкина, но звучание ей понравилось. Морти, которая всё время безмолвно наблюдала со стороны, поставила свою косу в угол, взяла на руки Руслана и подержала, как что-то хрустальное, а потом бережно передала в руки Лилит. Сет старался не дышать, чтобы не осквернить младенцев своим дыханием и посинел, как баклажан. Лилит заметила и шлёпнула его по макушке, погрозив пальцем:
   - Не пугай мне сына!
   - Вас нужно переселить, - сказала Морти, и все обернулись к ней.
   - По крайней мере, Руслана и Людмилу, - добавила она, рассматривая лица не понявших её присутствующих.
   - Мотенька, что ты хочешь сказать? - спросила Лилит у подруги.
   - Они будут жить у меня в Ничто, - объяснила Морти.
   - Насколько я знаю, Ничто - неживое, - сказала Маргина, взглянув на Туманного Кота.
   - Я же не знал, что ты станешь подружкой Морти, - оправдывался Туманный Кот.
   - Ваша квартира будет в Ничто и сюда, кроме вас, никто не войдёт, так как сразу умрёт, - объяснила Морти.
   - Что-то мне боязно, - пролепетала Марико.
   - Чего боятся, вы уже находитесь в Ничто, - закончила Морти, наблюдая реакцию на её слова, так как сделала всё без спроса. Присутствующие никаких изменений не заметили, поэтому, спорить не стали и легли немного поспать, так как скоро настанет утро. Когда Тарас поутру вышел на балкон, чтобы сделать зарядку, то был весьма удивлён толпой зевак, глазеющих на него. Он осмотрел себя с ног до головы, но ничего компрометирующего не заметил. Даже майка надета не на изнанку. Заглянув в спальню, он озабоченно спросил у Марико: - Со мной что-то не так?
   - Тебя беспокоит твой вес? - спросила Марико, поглаживая спящую рядом с ней Людмилу. Увидев, что муж не очень доволен её ответом, она его успокоила: - Тарасик, ты мне нравишься таким, как есть, толстеньким и красивым.
   В это время они услышали громкий голос Маргины:
   - Что здесь творится?
   Тарас и Марико, оставив спящую Людмилу, направились в зал и увидели на балконе возмущённую Маргину.
   - Дэда, что случилось? - спросила Марико и раскрыла рот - внизу собралась целая толпа, перекрывая дорогу, которая глазела на их балкон и о чём-то судачила. Маргина не поленилась и вышла на улицу, присоединяясь к толпе. Рассматривая свой балкон, она ничего не заметила и растерянно спросила у женщины рядом: - Что случилось?
   - Разве вы не видите?! Квартиру украли! - произнесла женщина, показывая на балкон Маргины. "Все сошли с ума!" - подвела итог Маргина и хотела уже идти, но догадалась заглянуть в голову стоящей рядом женщины.
   Оказалось, что она не видела их квартиры, точно её вырезали из здания, а за квартирой просматривался коридор с лестницей. В их доме зияла аккуратная прямоугольная дыра, заканчивающаяся лестничной клеткой и стенами соседних квартир. "Кроме нас, квартиру никто не видит!" - догадалась Маргина и помчалась к себе домой. Перед их дверью стояла соседка, вперив взгляд в стену. Маргина поздоровалась с ней и быстро юркнула в квартиру. Если бы она заглянула в голову соседки, то увидела бы себя, исчезающую в пространстве и толпу на улице, глазеющую на появившуюся соседку, которая не понимала, куда пропала Маргина.
   - Где Морти? - воскликнула Маргина, едва появившись в квартире.
   - На работе, - сообщила Лилит и спросила: - А, что?
   Маргина всё рассказала. Лилит отправила свою симпоту и Морти немедленно отозвалась. "Мотенька, быстрее вернись домой", - передала Лилит и не успела она моргнуть глазом, как Морти оказалась в квартире. Когда ей рассказали о происшествии, её бледное лицо покраснело, как помидор, и она тут же унеслась из квартиры, бросив напоследок: "Я всё исправила!". Толпа на улице, обнаружив восстановленный фасад дома, потихоньку рассосалась. Все удивлённо тёрли глаза, не понимая - всё было наяву или показалось? Если бы кто-то попробовал бросить на балкон какую-либо вещь, то увидел бы, что она тут же пропала.
  

***

   Сета всё-таки поймали. Он покинул квартиру, чтобы немного проветриться, так как у Руслана начали резаться зубы, но далеко не улетел - его сбили в воздухе и он оказался в какой-то подворотне.
   - Поговорим, - сказал Гаагтунгр и взял Сета за шиворот. Застигнутый врасплох, Сет молчал, как Иван Сусанин, ожидая, когда его начнут бить. Он знал, что в случае насилия расскажет Гаагтунгру всё, но теплилась маленькая надежда оказать сопротивление. Он не ошибся. Пока Гаагтунгр держал его за шиворот, придавив к стенке, подошёл Веельзевул и принялся методично дубасить Сета, превращая его в отбивную котлету. Когда Гаагтунгр посчитал, что Сет созрел для душевной беседы, он схватил своей лапой его за шею и произнёс:
   - Ты должен нам вынести младенца!
   - Руслана?! - спросил Сет, оттягивая время.
   - Какого Руслана? - не понял Гаагтунгр, а когда дошло - переспросил: - Она Ирода назвала Русланом?!
   - Русланом, - подтвердил Сет.
   - Идём на Васильевский остров, ты отдашь младенца нам - сказал Гаагтунгр и они пошли вдоль улицы, пугая своим видом прохожих. Гаагтунгр, по-прежнему, держал Сета за шиворот, а тот даже не пытался удрать. Когда они поднялись на второй этаж и стали перед дверью, Гаагтунгр наказал: - Открывай!
   - У меня нет ключа, - соврал Сет. Веельзевул порылся в старом Тарасовом костюме, который тот спонсировал Сету, и выудил из кармана ключ. Щёлкнув замком, Веельзевул галантно пропустил Сета вперёд, поддав его ногой, отчего Сет влетел в коридор и свалился на пол.
   - Тарасик, это ты? - спросила Марико, но Лилит ответила: - Это, видимо, Сет. Он недавно вышел прогуляться.
   Веельзевул скорчил лежащему Сету рожу и прижал палец к губам, а потом протянул вперёд руки, собираясь переступить порог. Рёв, раздавшийся в подъезде, слышали по всему дому, а Марико чуть не уронила Людмилу. Веельзевул, с отрезанными по локоть руками, выл, как дисковая пила, а опалённые огнём культи рук дымились, словно головешки из костра. Веельзевул выскочил из подъезда, выбивая плечом входную дверь, и бросился в Малую Неву, чтобы остудить культи рук. Восстановить руки не получилось, и Веельзевул прицепил себе щупальца, как Сатанаил, чем потом гордился. Когда к вечеру прилетела Морти и ей всё рассказали, она снова раскраснелась, словно была виновата, и сообщила:
   - Я об этом позабочусь!
   И снова исчезла. Кроме рождения Руслана и Людмилы в стране случилось ещё одно событие. Ровно через девять дней, словно о чём-то поминки, в Многороссии случился дефолт и все мгновенно обеднели. Кроме некоторых просвещённых, которые на этом нагрели руки.
  

***

   Восьмого августа 1999 года директор ФСБ Владимир Владимирович Плутин поднял глаза, оторвавшись от лежащей перед ним бумаги, и офонарел - перед ним, в кресле посетителя, сидел господин Самаэль, то бишь, Роман Аркадьевич, который с осуждением сообщил: - Не любишь ты посетителей, товарищ ВеВе. Неудобное кресло поставил, чтобы проситель не находил себе места.
   - Пожалуйте на моё место, - предложил растерянный ВеВе, поднявшись из кресла. Роман Аркадьевич отказался и сообщил, что господин ВеВе приглашается на симпозиум. "Знаю я ваши "симпозиумы", - подумал ВеВе, - небось, какой-то шабаш с ведьмами"
   - Да, дамы будут, - ответил Роман Аркадьевич на вопрос ВеВе, который с опозданием вспомнил, что все его мысли - открытая книга для данных джентльменов.
   - Куда лететь? - спросил ВеВе, так как от такого предложения отказаться нельзя, и получил двусмысленный ответ: - Вас отвезут!
   "В качестве пищи?" - подумал ВеВе и его незваный посетитель хмыкнул. Когда Роман Аркадьевич вышел из кабинета, то секретарь побелел, так как данного господина никто к директору ФСБ не пропускал.
   За ним пришли в шестом часу вечера. То успокаивало, что знакомые твари, Гаагтунгр и Веельзевул. Гаагтунгр схватил ВеВе поперёк тела своей рукой и вылетел в открытое окно. Потом отпустил ВеВе и тот подумал, что конец, разобьётся вдребезги об асфальт, но Гаагтунгр перехватил его ногами, которые, как у обезьяны, имели ладони. Подвешенный между лап, как пойманная добыча, ВеВе наблюдал с высоты, куда они держат путь и оказалось, что на север. "Неужели, в Санкт-Петербург?!" - подумал ВеВе, но ответа не получил. Веельзевул, немного отставший, догнал их и ВеВе с удивлением увидел в щупальцах товарища Цыбульского Илью Лазаревича. "Зачем им старый козёл?!" - подумал ВеВе и с некоторой надеждой решил, что Илью Лазаревича съедят первым и подавятся. "Не подавимся, - прорычал в голове голос Гаагтунгра, - на кусок твоей сраки место найдётся". "Твари!" - подумал ВеВе, не обращая внимания на то, что его мысли читают.
   Летели не в Санкт-Петербург, так как город остался слева, освещённый блёклым светом, а демоны держали курс на Ладожское озеро. Рядом сними стали появляться новые демоны с характерными крыльями, как у летучих мышей. Некоторые мелкие бесы от них не отличались, сбиваясь в маленькие кучки. Вскоре они оказались над островом. Насколько помнил Плутин, остров назывался Каневец и ВеВе задумался, какого беса он нужен демонам. Вскоре они зависли возле горы, на вершине которой ВеВе разглядел роскошный дворец. На его фасаде огнём горела цифра"1999", вероятно, изображающая текущий год, но когда подлетели ближе, то первая цифра три раза мигнула и потухла, а остальные перевернулись и превратились в цифру "666".
   В этом странном дворце не имелось дверей. Такую его особенность Плутин заметил, когда Гаагтунгр подлетел поближе. То ли от радости, что прибыли на место, то ли Гаагтунгр совсем охренел, но летел он прямо на стенку дворца. Плутин не успел закрыть глаза, как они врезались в красный кирпич и... ничего?! Они удивительным образом оказались внутри огромного зала, причём Гаагтунгр стоял на ногах, щеголяя чёрным смокингом, из-под которого выглядывала белоснежная крахмальная манишка, надетая на голое тело и украшенная чёрной бабочкой в красный горошек. Плутин лежал на дорогом паркетном полу, а когда приподнялся, то увидел, что у него точно такой же костюм, как у Гаагтунгра, и даже, ботинки из мягкой чёрной кожи отличались, разве что, размером. Невдалеке от себя Плутин увидел смеющегося над ним олигарха Березовского в обществе парочки бесов, которые, выразив своё презрение к ВеВе, равнодушно отвернулись, устремив свои взгляды на жопу какой-то дородной дамы. "Погоди, падла, я с тобой ещё поквитаюсь!" - затаил злобу ВеВе и поднялся на ноги.
   Тут же к нему подбежал официант с подносом, на котором стояли хрустальные бокалы с красным вином. ВеВе отхлебнул из бокала, но вкус вина показался таким странным, что он хотел его возвратить, только официант умчался куда-то дальше. Всё пространство зала, насколько доставал взгляд, заполняли джентльмены и леди в длинных платьях до пят, которые волочились за ними, как шлейф. Приглядываясь пристальней, Плутин заметил, что лица джентльменов и дам иногда плывут и меняются, превращаясь в рожи демонов и дьяволиц. Удерживая полупустой бокал в руке, Плутин прошёлся вдоль мраморных колонн, обрамляющих зал, собираясь вылить содержимое бокала в тёмный угол. Неожиданно, он почувствовал, как из желудка поднялась тёплая игривая волна, которая погрузила голову в эйфорию, а все окружающие демоны разной стати вмиг стали приятными и красивыми. "Это вино - сказка!" - подумал Плутин и сказал Гаагтунгру: - Отменное вино!
   - Да, - подтвердил Гаагтунгр, - из крови 13-дневного младенца.
   Услышав сказанное демоном, Плутин подумал, что его сейчас вывернет, но, нет, наоборот, он с удовольствием отпил из бокала ещё.
   - Привыкаете?! - почтительно спросил Илья Лазаревич, появляясь сзади. Плутину обращение понравилось, и он обернулся, улыбаясь будущему себе, который посещает данный бал не в первый раз.
   - Что будет дальше? - спросил Плутин, взяв из подноса проходящего официанта новый бокал вина.
   - Вам понравится, - загадочно сообщил Цыбульский и исчез, уступая место совсем молодому созданию, которое, повиснув одной рукой на шее Плутина, прошептало на ухо:
   - Мне уже нравиться.
   Она впилась в губы Плутина, а он, неожиданно для своей натуры, почувствовал в себе неистовую мужскую силу, которая стремилась реализовать свой потенциал, вырываясь из брюк. Не соображая, что он делает, Плутин завалил юную девочку прямо на паркет и задрал подол её длинного платья, под которым оказалось только голое тело. Беглый взгляд, брошенный по сторонам, обнаружил, что лица окружающих джентльменов и дам пылают вожделением, а глаза с похотью смотрят на противоположный пол. Плутин не стал любоваться сладострастием спаривающихся демонов, а погрузил свой восставший член, напряжённый до боли, в воспалённое лоно девицы. Вокруг раздавались стоны и крики, а извивающиеся от экстаза тела напоминали сумасшедший муравейник, предавшийся распутству. Извергая в девицу своё семя, ВеВе залюбовался дамой, шагающей между дёргающихся тел. Она, вероятно, искала партнёра и вызывающе посмотрела на него, подмигнув одним глазом. Оставив девицу, на которую тут же взгромоздился какой-то громадный демон, Плутин схватил даму за руку и повалил её на пол. Дама руками направила его орудие и вцепилась в спину ВеВе, прижимая его к себе. Когда он снова забился в конвульсиях, дама, не ожидая, выскользнула из-под него и взгромоздилась на спину, раздвигая его ляжки. Ошарашенный Плутин обернулся назад и, сквозь морок сознания, разглядел в милой даме огромного демона, который неистово загонял своё дылдо в его задний проход. Плутин хотел вырваться, но крепкие лапы прижали его мордой к паркету, разрывая задницу беспощадными толчками. Когда тварь закончила, и ВеВе подумал, что его мучения завершились, на него вскочила другая скотина, и карусель завертелась вновь. Откуда-то сверху с могильным стоном раздался глухой звук колокола и твари начали пониматься с пола. Плутин тут же вскочил, подтягивая штаны, чтобы никакая зараза не покусилась на заднее место вновь. К Плутину подошло молодое создание, с которым он начинал оргию и, растирая рукой помаду на мокром лице, сообщила:
   - Меня зовут Лина.
   Плутин кивнул, неосознанно считая удары колокола. Демоны сгрудились кучей в центре громадного зала, а официанты с белыми лицами выстроились в каре вдоль стен, стараясь не смотреть на рожи демонов, потерявших лоск, а кое-кто и приличные костюмы. Когда раздался тринадцатый удар, Плутин увидел Романа Аркадьевича, который громогласно провозгласил: - Пир начинается!
   Демоны восторженно приветствовали слова Самаэля и тут же бросились к колонам, впиваясь клыками в шеи бедных официантов. Лина шмыгнула к побелевшему юноше с пустым подносом на руках и вонзила зубы в его шею. Хлебая кровь, хлынувшую из раны, она повернула к Плутину своё измазанное лицо и поманила пальцем:
   - Быстрее, а то ничего не достанется.
   С отвращением посмотрев на Лину, Плутин хотел отвернуться, но внезапно почувствовал такую непреодолимую тягу, возбуждённую видом крови, что бросился к сомлевшему официанту и впился зубами в его шею с другой стороны. Высасывая терпкий дьявольский напиток, Плутин чувствовал, как его тело наливается сатанинской беспощадной силой. Когда они нахлебались, Лина вытерла рукой губы, размазывая кровь по лицу, и довольно икнула, взглянув на Плутина.
   - Клёво! - произнесла она, опираясь на колонну и прислоняясь к Плутину. Несмотря на боль в заднице, ВеВе подумал, что, правда, "клёво". "Теперь в тебе сила Сатанаила!" - прозвучал в голове голос Романа Аркадьевича. Кроме голоса Самаэля в голове Плутина не возникло никаких мыслей: ни осуждающих, ни восторженных, точно его принадлежность Сатанаилу - сущий пустяк.
  

***

   На следующий день Плутин стал председателем правительства Многороссии. Он не испытывал никаких чувств, вспоминая вчерашнее пиршество, и голова его ничуть не болела. Угрызения совести - удовольствие дорогое и болезненное, а для политика - вещь смертельная. Плутин не страдал такой болезнью, тем более, по утрам, и давно уже перешёл грань того, что называлось человеческой моралью. Он не видел разницы между убийством одного человека или многих людей, если это нужно, чтобы достичь планируемой цели. Плутин с цинизмом отвергал библейское "нельзя", так как его беззаконие благословляли такие же, как он, наглые и беспардонные попы, у которых рамки дозволенного не имели границ. Гаагтунгр и Веельзевул принялись за дело, изображали из себя чеченцев, засвечивали свои подлые рожи на Кавказе, устраивая там убийства и смуту. Плутин развернул шумную кампанию и развязал маленькую войнушку в Дагестане, ликвидируя не только чеченских ваххабитов, но и подвернувшихся под руку местных жителей, поднимая свой рейтинг сильного руководителя. Низменные страсти и подлые поступки, сопровождающие любую войну, порождали огромное количество тёмных душ, которые отправлялись прямиком к Сатанаилу, увеличивая Тьму. Обозлённые ваххабиты начали взрывать дома, нагоняя страх на простых обывателей, который будил ответную ненависть и злобу. Кровушка лилась нескончаемым потоком, умножая неограниченную власть Сатанаила.
   Маленькая Лина оказалась ещё та штучка. Плутин, взглянув на свежую газету, с удивлением узнал, что она завоевала четыре золотые и две серебряные награды в соревнованиях по эстетической гимнастике. ВеВе с вожделением вспомнил, как она изгибала под ним спину, исходя похотью. "Помогла кровушка!" - констатировал ВеВе, откладывая газету и собираясь как-то, при случае, повторить с девушкой то, что они вытворяли во дворце на Змеиной горе. Он с некоторой досадой и раздражением вспомнил опостылевшую жену, но момент был не тот, чтобы убрать её из своей жизни.
   Роман Аркадьевич, не очень высвечивая себя в Маскве, сделал счастливыми чукчей, став у них депутатом, а потом, и вовсе, - губернатором. Народ хирел, терпел, наливаясь злобой, а поток душ во Тьму следовал налаженным конвейером. Оставалось только сеять вокруг смуту и раздор, перенося их, как заразу, за пределы страны, скукоженной после экспериментов с перестройкой. Чёрный источник ненависти и злобы не иссякал ни на день, а ВеВе всё более увеличивал пропасть между преданными ему подельниками и народом. Он знал, что всегда прав, и это ощущение подкрепляла послушная толпа, видевшая в несменяемом лидере государства островок стабильности в мире мерзкого существования. Всякие там захваты заложников на Дубровке в Маскве или убитые дети в Бестлане портили картинку, но не настолько, чтобы поколебать имидж гаранта. За два срока на посту президента никто и пикнуть не смел о каком-либо преемнике. Многороссы не привыкли рассуждать, им нужен тот, кто будет за них думать и решать.
   Ночь с восьмого на девятое августа 2008 года Плутин традиционно провёл на горе Змеиной, предаваясь разврату. В церемонию внесли новшества, которые Самаэль снисходительно принял: на десерт, во время пира, подавали маленьких мальчиков, чья кровь действовала целительно на сатанинские тела. В это же время многороссийские танки оккупировали Грузию, сравнивая с землёй грузинские дома в Южной Осетии и расстреливая всех подряд. Такой щедрый подарок преподнёс Плутин своему властелину - Сатанаилу, взращивая обоюдную злобу, без жалости убивая многороссийских солдат и жителей Грузии. Столько душ ушло во Тьму, что Сатанаилу стоило закатить пир для ВеВе, но Плутин боялся, что у него, как у мальчиков на горе Змеиной, вылакают кровь, а тело отдадут на растерзание воронов. В этой жестокости было что-то от дворовой шпаны, где сильный всегда навязывал свою волю другим, тешась беспомощностью слабых. Во дворе тезис - слабого не бьют, не котируется. Бьют до смерти, подло, исподтишка, а потом куражатся над поверженным врагом. Двор, как волчья стая, научил Плутина впиваться зубами первым, не испытывая ни грана жалости и понимая, что пощады к себе лучше не ждать. Его повзрослевшие дворовые товарищи признали его вожаком, что тешило его самолюбие, и он давал им некоторые поблажки, в отличие от остального быдла.
   Горная и бедная страна Грузия ему и нафиг не нужна, но она играла роль слабого для остальной шушеры, поэтому требовалось её наказать. Имелась ещё одна причина, о которой никто не знал, и Плутин старался забыть о ней, когда разговаривал с Самаэлем, чтобы тот не прочитал её в голове ВеВе. Речь шла о Рубине Милосердия. Плутин никогда не верил в реликвии, тем более что знал от близких ему попов Многороссии, как они создаются. Ему хотелось найти рубин, чтобы примазаться к Сатанаилу и стать вторым после него, заменив на этом посту Самаэля. Из сведений, которые раньше получили от Сета, Плутин знал, что рубин, найденный в Метехи, - фальшивый. Значит, где-то должен быть настоящий и стоило перерыть эту деревню до костей предков. Ещё одна маленькая зацепка тянула Плутина в Метехи - он хотел показаться в деревне, где его унижали, во всём своём величии. Девятого августа его личный самолёт Ил-96-300 вылетел из "Внуково-2", направляясь в Северную Осетию, во Владикавказ. Его новый прессекретарь Песов доложил все последние военные новости, но Плутину они не понравились.
   - Что они возятся! - воскликнул он и до самого Владикавказа молчал. В столице Южной Осетии пришлось пообещать десяток миллиардов на восстановления жилья пострадавшим. После ужина Плутина проводили в номер мальчики, а прямо с утра он отправился в Цхинвали. Целый день ему пришлось выслушивать скучные жалобы, а многороссийские дивизии, тем временем, зачищали грузинские войска возле Метехи. Следующим утром Плутин вертолётом вылетел в Метехи, в сопровождении звена Су-шек. Вертолёт приземлился прямо возле церкви Успения Пресвятой богородицы.
   - Что мы ищем? - спросил директор ФСБ Убортников.
   - Рубин в форме сердца, - сообщил Плутин, а сам пошёл к тому месту, где он, когда-то, ещё в детстве, стоял у стены. Поиски продолжались до самой ночи, но ничего не нашли. "Нет, так нет, - подумал Плутин, - всё равно найдём этот проклятый рубин". Оказавшись в тот же день в Маскве, он включил на секунду телевизор и услышал странную новость: "Вчера в летнем парке Санкт-Петербурга поселилось стадо динозавров..." "Каких динозавров? Они, что там, с ума сошли?" - подумал Плутин, выключая телевизор и собираясь завтра дать разнос губернатору Санкт-Петербурга.
  

***

   На Земле появились инопланетяне. В Соединённых Штатах Америки, недалеко от Нью-Йорка возникло кольцо репликации и появились первые межпланетные гости. Хранители, первое время, наложили запрет на перемещение существ безобразных, чтобы не пугать жителей Земли. Туристы из других планет, весьма похожие на землян, посещали Землю и оставляли здесь золото, поправляя экономические показатели США, которые меняли туристам золото на доллары. Первое время посещения Земли инопланетянами не афишировалось, но и не скрывалось, что способствовало нормальному восприятию инопланетной жизни. Плутин, как ни пытался, не мог наладить связь с Хранителями, чтобы они поставили кольцо репликации в Маскве. Межпланетных туристов заманивали в Многоросию на экскурсии, но после того, как несколько особей пропали без вести, навещать Маскву и другие исторические города инопланетное сообщество побаивалось. Пропавших особей, если быть честным, Плутин сам пытал на предмет секретных сведений о Хранителях, но инопланетяне ничего не знали, и их пришлось уничтожить, заметая следы. Всякими неправдами удалось купить акции рудников на планете Дакорш и стали добывать металл саритиум69, организовав корпорацию "Многороссийский металл".
   На следующих выборах президентом снова сделали Плутина. Скучное президентство надоело ВеВе и он бы ушёл, если бы не Самаэль, то есть, Роман Аркадьевич, который сообщил ему, что с поста президента он может уйти только в Ничто. Видимо, звезды не одобряли выбор Плутина, так как после инаугурации случилось наводнение в Краснодарском крае и погибло две с половиной тысячи человек. Гаагтунгр и Веельзевул по-прежнему тырили из церквей мощи святых великомучеников, пожирая их при Луне, а в сентябре попытались попасть в Землю астероидом, размером с полкилометра, но не хватило силёнок.
   Странности в тот день начались с самого утра. Во-первых, бывшая жена, дрянь старая, вдрызг пьяная, звонила по телефону и требовала денег за напрасно прожитую жизнь. Во-вторых, Лина ныла, что Плутина редко у неё бывает. Если бы не сын, на хрен она уже нужна, если есть моложе и красивей. Когда ВеВе приехал в Кремль и поднялся пешком по лестнице на второй этаж, то майор охраны, увидев его, выпучил глаза, словно Плутин выпрыгнул из гроба.
   - Всё в порядке? - спросил Плутин и подумал, что уволит странного майора - больным здесь не место. Когда он открыл дверь кабинета, то ВеВе ожидал новый сюрприз - в его кресле сидел двойник.
   - Здравствуйте, Владимир Владимирович! - пошутил Плутин, чтобы развеять своё настроение.
   - Добрый день, товарищ Плутин, - сказал субъект, не поднимаясь с кресла. Разглядывая его со всех сторон, ВеВе выразил своё восхищение: - Прекрасная работа!
   - Я не тот, о ком вы думаете, - сообщил хмырь в кресле, пристально глядя на Плутина.
   - Действительно, я не думаю о вас, - сказал ВеВе, вспоминая прошедшую ночь. Он оказался в ударе, и Лина, несмотря, что ныла, осталась довольной.
   - Вы будете ещё в большем ударе, если воспользуетесь моим предложением, - сообщил субчик.
   - Вы читаете мои мысли? - спросил ВеВе, понимая, что данный человек появился неспроста.
   - Я хочу предложить неограниченную власть над людьми, - патетически сообщил тип в личине ВеВе.
   - У меня достаточно власти, - снисходительно улыбнулся Плутин, понимая, что актёришка хочет поживиться за его счёт.
   - Я имею в виду власть над Землёй и бессмертие, - улыбнулся странный товарищ и принялся рассказывать Плутину о какой-то "сеточке", которая даёт неограниченные возможности для тела человека.
   - Какой в этом ваш интерес? - недоверчиво спросил Плутин: - Почему не используете "сеточку" сами?
   - У меня есть своя, - объяснил гаврик, - к тому же я предлагаю разделить наше могущество над планетой пополам.
   - Интересная идея, - улыбнулся Плутин и спросил: - А как выглядит ваша "сеточка"?
   - Она невидима, но её силу вы почувствуете сразу, - сказал странный фрукт и, для убедительности, сделал пасс над головой Плутина и щёлкнул пальцами у уха. Но, оказалось, что заезжий гусь, называющий себя характерным именем - Тёмный, совсем не врёт. Плутин сам разнес стенку, выходящую в коридор, не притрагиваясь к ней руками. Тёмный мог подстроить это заранее, но когда Плутин одним движением уложил на пол появившуюся охрану, то пришлось поверить пройдохе.
   - Так вы говорите, что эта штука дает бессмертие? - спросил довольный Плутин.
   - При долгом ношении сетки структура тела меняется и преобразуется в устойчивые паттерны, разрушить которые ничто не способно, - разъяснил Тёмный.
   - А как, вы говорите, она снимается? - спросил Плутин.
   - Вот здесь, - сказал Тёмный, захватив у себя сеточку возле уха.
   - Не показывайте на себе, - улыбаясь, сказал Плутин и взял пальчиками за ухом Тёмного.
   - Вот так? - спросил ВеВе, снимая сеточку с Тёмного.
   - Да, - сказал Тёмный и встревожено добавил: - Осторожнее, это моя.
   - Её ещё нужно заработать, - ехидно улыбнулся Плутин, пряча сеточку Тёмного в карман.
   - Ах, ты ... - Тёмный рванулся вперёд, выставляя кулаки.
   - Товарищ Тёмный, осторожнее, - с улыбкой произнёс Плутин, - кроме возможностей сеточки, я в совершенстве владею самбо и дзюдо, - добродушно улыбаясь, ВеВе добавил: - Поработайте моим замом, это так щекочет нервы, когда у тебя за спиной потенциальный враг!
   Рыжий кот, прошедший сквозь закрытую дверь, удивил Плутина, а когда котик прыгнул ему на колени - президент совсем умилился.
   - Какой красивый котик, - произнёс он, поглаживая кота по спинке, хотя любил собак породы лабрадор. Котик излучал само обаяние и лизнул Плутина в щеку, а хвостом вытащил из его кармана сетку Тёмного, которая сразу исчезла под шкурой кота. Кот исчез, пройдя сквозь закрытую дверь, и мелькнул между завалами стены, обрушенной Плутиным. Тёмный дёрнулся, чтобы догнать кота и забрать сеточку, но Плутин остановил его и выдал план сегодняшних мероприятий президента, которые Тёмный должен посетить, а сам отправился пугать министров, неожиданно появляясь перед ними и внезапно исчезая. Только председатель правительства его возмутил - сколько перед ним не появлялся, тот всегда спал и не замечал гаранта.
   Единственное деловое мероприятие, которое посетил Плутин, состоялось в корпорации "ГоМноРосМет". Название фирмы расшифровывается как государственное объединение "Многороссийский металл". Государственное предприятие на больше, чем половину принадлежало Плутину и добывало саритиум на планете Дакорш. ВеВе просмотрел сводки по добыче саритиума и неожиданно исчез из кабинета директора, заставив последнего ломать голову о том, случилось ли это наяву или Плутин ему привиделся.
   Наскучив пугать подданных, товарищ Плутин решил порадовать Лину, которая ещё нежилась в кровати. Появившись перед ней в голом виде, Плутин решил сразу же испытать свои репродуктивные органы. Так как данные части тела под взором Плутина непропорционально выросли, Лина заинтересованно спросила:
   - Вова, ты, что, сделал операцию?
   Плутин не стал распыляться на слова, предпочитая делом доказать превосходство последних изменений. Лина застонала от наслаждения, а Плутин, испытывая зуд естествоиспытателя, увеличил орган, отчего девушка закричала от боли. Не умея в полной мере пользоваться симпотами, Плутин полагал, что Лина кричит от страсти. Данное обстоятельство его так завело, что Плутин перестал контролировать параметры своего тела и поплыл лицом, которое каплями опадало на грудь Лины. Плутин, возбуждённый сверх всякой меры, натуральным образом потерял голову, которая кусками падала на объятую ужасом женщину и Лина тут же отключилась. Так как сеточка ещё не забыла своего прежнего хозяина и его привычки, то подсказала Плутину развратные мысли прежнего владельца, Сазана, отчего Лина начала исходить икрой, которую товарищ Плутин тут же осеменил. После этого он покинул её и забрался в дом главы правительства, представ перед его женой в голом виде и с лицом мужа.
   - Дима, ты что, ушёл с работы? - спросила она у мужа, озадаченно рассматривая его мужское достоинство. Исследование данного объекта, отвлекло её от внимательного осмотра лица мужа, которое странным образом теряло свои очертания. То, что с ней сделал муж, напрочь перевернуло её мировоззрение о приличиях, а когда она, содрогаясь от экстаза, вывалила на постель чёрную икру, ей вообще стало всё равно, что думает о ней мир. К обеду все жёны министров обзвонили своих мужей, сообщая, что хотят продолжения банкета, а министры не могли понять, почему их жёны перед ними мечут икру. Вечером супруги многое узнали друг о друге, а все министры, во главе с председателем правительства, с того дня возненавидели все морепродукты. В сыром и жареном виде!
   Не откладывая в долгий ящик, Плутин начал необъявленную войну Украине, перед этим насыпав песок в глаза генералов указанной страны. Армия Украины потеряла боеспособность, так как никакой окулист не мог помочь генералам и их лучше списать на пенсию. Правда, многороссийским генералам никто в глаза песка не сыпал, а они тоже оказались недееспособными и бесполезно гробили многороссийских солдат. Такое безобразие длилось несколько месяцев и даже всесильный Плутин ничего не мог предпринять. Расстроенный таким положением дел, Плутин решил завоевать Белоруссию, но седой Лукашенко отреагировал бурно, сообщив Плутину, что закидает его картошкой, а так как Плутин с детства не любил колорадских жуков, то решил повременить с Белоруссией. Возмущённый батька приехал в белокаменную Маскву и вывалил перед Плутиным лукошко картошки: - Ты где должен быть?
   Плутин, рассматривая картошечных солдат, добросовестно сообщил: - Впереди, на белом коне! - и поставил перед войском большую бульбаху.
   - Неправильно! - учил батька, и поставил бульбаху сзади.
   - Там же задница, - возмутился Плутин.
   - Там и стой, - сказал Лукашенко и добавил: - На белом коне!
   - А если на красном? - спросил Плутин, вспоминая художника Петрова-Водкина.
   - Ты ещё скажи, что на розовом, - неодобрительно отозвался Лукашенко. Оставив в покое Европу, Плутин метнулся в Америку на рандеву к афроамериканской мисс, чтобы насолить тамошнему президенту, а потом превратил всех сенаторов в геев. На большее фантазии не хватило, и обескураженный Плутин вернулся в Кремль, где товарищ Тёмный вершил вместо него судьбы людей. Уже научившись заглядывать в мозги, Плутин с возмущением узнал, что его двойник ворует по-чёрному.
   - Если будешь путать казну президента и свою - оторву голову, - сообщил он Тёмному, который тут же парировал: - Не обеднеем, всем хватит! - и, взглянув на Плутина, Тёмный миролюбиво добавил: - На ваш счёт в швейцарском банке я положил намного больше, чем себе!
   Нагрянув в любимое детище, корпорацию "ГоМноРосМет", в очередной раз, Плутин прочитал мысли генерального директора и узнал, что его водят за нос. Забросив на крышу здания провинившегося руководителя и заварив все выходы на кровлю, Плутин молнией сиганул вверх, где нашёл станцию репликции, отправляющую челноки на планету Дакорш. Так как в челноках товарищ Плутин не нуждался, он просто нырнул в кольцо репликатора и исчез. Выплюнутый из репликатора возле планеты Дакорш, товарищ Плутин провёл рекогносцировку местности и заметил юношу, сидящего на астероиде. Подлетев ближе, Плутин уселся на камне рядом с юношей и спросил:
   - Как дела в Греции?
   - Там экономический кризис, - ответил юноша. Плутин хотел проверить голову юноши на наличие иных мыслей, но его симпоты упёрлись в крепкую стенку.
   - Не подскажешь, где здесь рудники? - спросил Плутин, разглядывая сквозь облака поверхность планеты.
   - Вон там, - показал пальцем юноша, а Плутин по-английски, то есть, не попрощавшись, ринулся вниз. "Как красиво получается!" - восхищённо подумал юноша, провожая своими симпотами недавнего собеседника.
  

***

   В то время, как Плутин исчез в кольце репликатора, товарищ Тёмный, уважаемый гражданин, заменяющий его на посту президента Многороссии, собрал у себя всю верхушку власти: председателя правительства Многороссии, товарища Мишкина, Министра Обороны, генерала от инфантерии Кужу тайгу Оглы и директора ФСБ, генерала без инфантерии Безбортникова для очень важного совещания.
   Сказать по правде, товарищу Тёмному надоело торчать в Маскве, да ещё в качестве свадебного генерала, то бишь - президента. Кроме того, он, почему-то, вспомнил о Манароис, своей подруге на планете Глаурия, которая его любила, и Тёмный так захотел душевного тепла, что не выдержал, и решил сбежать. Когда сановные чиновники собрались у него в кабинете, он сообщил:
   - Уважаемые товарищи и господа, - последнее слово он произнёс, наклонившись к Сергею оглу Кужет Шойгу, и тот с опаской подумал: "Неужели он знает о сейфе в Швейцарии?" Товарищ Тёмный задержал на нем свой внимательный взгляд и генерал понял, что знает.
   - С сегодняшнего дня мы начинаем завоевание Галактики, - продолжил Товарищ Тёмный, наблюдая за реакцией подчинённых. После этих слов директор ФСБ, товарищ Бортонутый, подумал, что президент, вероятно, болен, и обвёл глазами остальных, думая, на кого опереться. Так как в эту историческую минуту глава правительства Многороссии, товарищ Косолапый, дрыхнул, точно на заседании правительства, поэтому товарищ Забортников решил поставить на Шоуйгу, тем более что знал шифр его сейфа в Швейцарии. Товарищ Тёмный по унылым мордам своих подчинённых понял, что переборщил, и добавил:
   - Для начала захватим планету Глаурия.
   - А, это сложно, - проявил профессиональный интерес генерал Шо-Йгу оглы МоЙгу.
   - Проще пареной репы, - сообщил товарищ Тёмный, а генерал Оглы ойне Могу немного успокоился, хотя репы никогда в глаза не видел, но, всё же, спросил:
   - Какие виды оружия у инопланетян имеются?
   - Они сами, как оружие, - задумчиво произнёс Тёмный, вспоминая Глаурию, и добавил: - К тому же они используют мэтлоступэ70.
   - У нас такого оружия нет, - признался Кугу огу Ша-Йгу.
   - Эта штука типа ракеты "Сатана", только похуже, - припугнул Тёмный, чтобы Кукужет оглы Мойву не расслаблялся, и напомнил ему о его шаманской юности:
   - И бубен свой возьми!
   После совещания отправились в корпорацию "ГоМноРосМет" и посетили хранилище золота. Тёмный сообщил, что хочет забрать весь золотой запас.
   - Весь не утянем, - с сомнением сообщил Кужутег оглы Тайгу.
   - Возьмём половину, - согласился товарищ Тёмный, открывая до боли знакомый сейф. Правда, кое-что с того времени изменилась, так как стеллажи в хранилище оказались пусты. Увидев на полу валявшиеся три золотых кирпичика, Тёмный удивлённо спросил: - Это что, весь наш запас?
   Генерал оглы Сайгу мелко забегал глазами и тихо сообщил:- Всё на войну с Украиной потратили.
   - А, как же мы живём? - удивился Тёмный.
   - На тухлые американские нефтедоллары, - признался проснувшийся глава правительства товарищ Медведчук и добавил: - Их так не хватает. Представляете, три дня заморскую икру не ел.
   - Мы, что, у американцев доллары воруем? - спросил Тёмный у директора ФСБ.
   - Мы свою нефть меняем на их доллары, - объяснил генерал ФСБ Абортников.
   - Не будем тянуть время, - решил Тёмный, забирая под мышку оставшиеся слитки и спросил: - Кужегут огул Шо-Гу, десантники готовы?
   Генерал кивнул и через несколько минут от корпорации "ГоМноРосМет" отправилась вереница чёрных автомобилей. Когда прибыли на аэродром, оказалось, что глава ФСБ Забугортников исчез, а на звонок ответил эсэмэской: "Ликвидирую антигосударственный заговор. Нахожусь на конспиративной квартире. Разговаривать не могу".
   - Струсил, зараза, - предположил генерал Серго моглы Ойгу, - я ему своим бубном чирей на заднице нашаманю.
   - Некогда, садимся в самолёт, - оборвал его энтузиазм товарищ Тёмный. Когда самолёт натужно взлетел, к Тёмному подошёл первый пилот и сообщил:
   - До Америки не долетим - перегруз.
   - Оглы Муглы, ты чем самолёт загрузил? - обернулся Тёмный к Министру Обороны.
   - Лишнее сбросим, - бодро ответил Кежегет огу Ногу. Через минуту, Тёмный, выглядывая в иллюминатор, увидел, как над Смоленском, уплывающим назад, поднялся атомный гриб.
   - Извините... Неувязочка вышла, - смущённо сообщил Сергей Шайбу, наклоняясь к Тёмному, - перед тем, как сбросить ненужные бомбы, десантники, случайно, сняли предохранители.
   Тёмный, не находя слов, отвернулся к окну, и подумал, что Глаурию им не взять.
   - Сообщи по телевидению, что Украина сбросила бомбу на Смоленск, - устало произнёс Тёмный и генерал исчез. Самолёт президента Многороссии, нарушая все международные договорённости, приземлился прямо Бернардсвилле, недалеко от космопорта Нью-Йорк, где разрешалось садиться только самолёту президента США. Охрану аэродрома, пытавшуюся захватить самолёт, бойцы спецназа встретили огнём автоматов и те предпочли поваляться на травке, находя данное занятие более приятным, чем лежать в морге.
   Девушка, сидящая за стойкой космопорта Нью-Йорка, тревожно смотрела на экран новостей, где демонстрировали видео очевидцев взрыва бомбы над Смоленском, когда в зал вошли вооружённые автоматами спецназовцы, во главе с президентом Многороссии. Девушка, естественно, нажала кнопку, так как совсем недавно уже отправила одного президента Многороссии и думала, что перед ней самозванец. Появившиеся полицейские не испугались роты спецназовцев и бодро спросили у Тёмного паспорт. Тот подал многороссийский паспорт и полицейские козырнули, так как недавно получили подтверждение от Меркель, что Плутин её очень большой друг и демократ. Рота спецназовцев, вместе с Министром Обороны Сергеем игого Шаурму, плотной кучкой окружили товарища Тёмного, и исчезла в голубом тумане вместе с ним.
   Глава правительства Многороссии, товарищ Ведмідь Дмитро Анатолійович спал в самолёте сном праведника, так как никто не удосужился его разбудить.
  

***

   Самаэль, появившись на Земле, прежде всего наведался в Кремль, и узнал, что там орудует какой-то хмырь, по имени Темный. Хмырь успел убежать и директор ФСБ, товарищ Забортников, первый сообщивший об этом, признался, что едва отвязался от самозванца. Вернувшийся из инопланетных странствий Министр обороны генерал Шугу Мугу сообщил, что ему приказали начать тайную войну с Украиной, и он взял Крым. Один председатель правительства товарищ Дмитрий Анатольевич Гризли был безмятежен и спал, когда Самаэль наведался к нему в кабинет.
   - Дима, ты что, еб?нулся, рубль упал ниже колен, - напомнил ему Самаэль. Дима протёр глаза, заглянул в свой айфон и радостно сообщил: - Мы ещё не достигли дна!
   - Роман Аркадьевич, где товарищ Плутин? - поинтересовался директор ФСБ, товарищ Беззабортников.
   - Будет вам Плутин, - сказал Самаэль и помчался искать Илью Лазаревича Цыбульского, который являлся персональным пенсионером многоросийского значения. Старого пердуна он нашёл в обществе трёх молодых проституток, которых Цыбульский елозил в своей четырёхкомнатной квартире в центре Масквы.
   - Собирайся, - сказал Самаэль голому Цыбульскому, появляясь в квартире, как тень отца Гамлета. Шмары поняли, что нужно чесать когти и стали перед Самаэлем, протянув лапки. Самаэль рассчитался с ними тысячными купюрами, так как жадного Цибульского тянуло на дешевизну и девки больше не стоили.
   - Куда? - спросил Цыбульский, натягивая штаны.
   - Послужишь родине, - сказал Самаэль, схватив его, и через окно сиганул в чистое небо. Через несколько минут Цыбульский сидел в кабинете Плутина.
   - Запомни, ты - Плутин! - наставлял Самаэль.
   - Я - Плутин, - неуверенно произнёс Илья Лазаревич, вспоминая свою первую фамилию.
   - Работай, - сказал Самаэль, - объясни народу, что взрыв в Смоленске произошёл на нефтебазе Ходаковского.
   - Так он давно удрал за границу, - удивился Цыбульский.
   - А база, то, осталась!- убеждённо сказал Самаэль и покинул нового, старого Плутина.
  
   Репликация двенадцатая. Кудря
   Три старушки, Букрында, Мокрында и Кукрында, появились неожиданно. Маргина, иногда вспоминая их, думала, что они давно умерли, но оказалось, что бабушки по-прежнему бодрые, как несколько десятков лет назад. Людмила и Руслан не знали о существовании бабушек, поэтому сильно удивились, когда увидели их остроносые лица на пороге квартиры. Зная, что в дом посторонним нельзя, так как он защищён Морти и погружен в Ничто, Люда остановила бабушек рукой и спросила:
   - Что вам нужно?
   Сет, стоящий между Русланом и Людмилой, грозно открыл свою пасть, собираясь напугать бабушек, но не сдержался и зевнул.
   - Им нужен я, - сказал Туманный Кот, появляясь за спиной Сета, и предложил бабушкам: - Проходите!
   Бабушки что-то застрекотали, но, ни Руслан, ни Людмила их не поняли. Словно по заказу, пришла Марико с работы, которую Люда встретила на пороге и сообщила:
   - Мама, у нас в гостях три бабушки.
   - Три бабушки? - переспросила Марико: - Букрында, Мокрында и Кукрында?
   Люда кивнула головой, хотя имени ни одной бабушки не знала.
   - Нужно их помыть, а потом накормить, - сказала Марико и, после обнимания, усадила всех бабушек рядышком в ванне, наполнив её горячей водой. Пока бабушки откисали в воде, Марико отправилась на кухню варить плов, а дочери наказала:
   - Пересмотри свои вещи, нужно одеть бабушек, а то у них не одежда, а лохмотья.
   Когда бабушки вылезли из ванной, обмотанные одним большим полотенцем, то проследовали в комнату Люды, где затеяли показ мод. Оказалось, что вещи Люды сидели на сухоньких бабушках, как вшитые, и они, неожиданно, помолодели на тысячу лет. После этого сели за стол кушать плов и пить чай. Наступил вечер и бабушки, в новых обновках, выпорхнули в окно и улетели.
   - Кот, а зачем они прилетали? - спросила Марико, внимательно уставившись на Туманного Кота.
   - Соскучились, вот и прилетели, - сказал кот, но Марико ему не поверила и сообщила своё мнение: - Не ври! Я всё вижу по твоей хитрой морде!
   - Как ты со старшими разговариваешь! - возмутилась Маргина, появляясь в квартире.
   - Дэда, он мне не старший, а ровня, - сказала Марико и почесала коту голову: - Правда, котик?
   "Котик" млел от удовольствия и молчал. Маргина понюхала воздух и спросила: - Кто здесь был?
   Когда узнала, что бабушки, то поинтересовалась, почему они так быстро улетели.
   - Кота спроси! - мстительно сообщила Марико. Кот, под взглядами окружающих, признался, что бабушки нашли следы Кудри и Дюдона де Компса.
   - Где? - спросила Маргина.
   - В Киевской Лавре, - сообщил кот.
   - Они копались в Киевской Лавре? - удивилась Марико, на что кот ответил: - Они не копались в Лавре, а прочитали заметки одного монаха-францисканца, которого выкупили у татар из плена. Он рассказывал, что видел в Лавре француза из Лангедока, Дюдона де Компса.
   - Ты считаешь, что в Лавре можно найти следы Дюдона де Компса? - спросила Марико и на кивок кота сообщила: - Тогда нам нужно лететь в Киев.
   - В Киеве неспокойно, там сейчас война, - заметила Маргина.
   - Война в Донбассе, - возразила Марико, - а в Киеве майдан закончился.
   - Кто хочет на майдан? - спросил Тарас, появляясь в квартире. Марико рассказала ему о посещении бабушек и Тарас предложил: - Тогда поехали.
   Через пару дней они оказались в Киеве. Главная улица, Крещатик, ещё хранил следы баррикад и мужественного сопротивления жителей местным властям, погрязших в коррупции и тривиальном воровстве. Как оказалось, без Тараса у неё ничего бы не получилось, так как Марико никто бы не разрешил копаться в самой старой части Лаврской библиотеки. Тараса оказался знаком с государственным чиновником из управления охраны культурного наследия Киева, который написал ей рекомендательное письмо. У Тараса, вообще, всегда имелась куча благодарных ему знакомых, которым он когда-то дарил жизнь и пользовался ими без зазрения совести. "Я же с них деньги не брал!" - резонно замечал он, когда Марико его в шутку стыдила. Следует сказать, что за время своего сорокалетнего брака они не охладели друг к другу, и их по-прежнему объединяла любовь. Возможно, вся суть состояла в том, что они не старели, благодаря одной димензиальной сеточке, которой они пользовались.
   Они поселились в гостинице "Днепр" и утром расстались: Тарас оперировал в военном госпитале, штопая солдат, раненых в Донбассе, а Марико отправилась в Лаврскую библиотеку. Добравшись до Лавры, она долго искала 68 корпус, пока ей не показали на арку, по которой она спустилась вниз. Она медленно проходила мимо зданий, от которых веяло древней стариной. На их фоне существование Марико выглядело временем бабочки-однодневки. Бородатый монах в тёмно-серой скуфье и такого же цвета простором подряснике встретил его суровым взглядом и долго рассматривал поданную ему рекомендацию.
   - У нас очень редкие экземпляры ... - начал монах, с сомнением взглянув на Марико, имея её за изнеженную панночку. Она подала ему удостоверение научного сотрудника Эрмитажа, и, демонстративно вытащив тонкие белые льняные перчатки, сообщила: - Можете не беспокоиться, я более сорока лет занимаюсь стариной.
   Монах с сомнением посмотрел на Марико и не поверил - по виду больше тридцати с маленьким хвостиком он ей не давал. Марико не развеяла его сомнения и не стала убеждать монаха в своей компетентности, а сообщила:
   - Я исследую тринадцатый, четырнадцатый век и хотела бы просмотреть всё, что у вас есть.
   - Это займёт много времени, - сообщил монах, надеясь, что панночка откажется от своей затеи, но Марико твёрдым голосом сказала: - Я буду здесь столько, сколько понадобится.
   Монах притащил первую коробку, и Марико с трепетом вытащила первый пергамент, бережно положив его на белый ватман, приготовленный на столе. Видимо, монаху это понравилось, так как он отвернулся и погрузился в книгу, которую читал перед приходом посетительницы. Через некоторое время Марико заметила, что монах пристально смотрит на неё и спросила: - Что?
   - Обеденный перерыв, - демонстративно сообщил монах, но Марико его успокоила: - Можете меня закрыть и идти.
   Монах целую минуту рассматривал её, как диковинку, а потом покинул, и Марико слышала, как закрылся дверной замок. Она погрузилась в чтение и тут услышала, как дверь снова открылась, и появился монах.
   - Вы что-то забыли? - с сочувствием спросила она, а монах снова посмотрел на неё, как на ископаемое и сообщил:
   - Вообще-то, обед кончился.
   Марико глянула на мобильник и покраснела - час пролетел, как мгновение. Ей пришлось покраснеть ещё больше, так как монах поставил на свободный стол эмалированный судок с гречкой и кружку молока.
   - Покушайте, - сказал монах и добавил: - Куда ваш муж смотрит?
   - Мой муж замечательный, - не согласилась с монахом Марико, торопливо поглощая гречку, - он сейчас оперирует в военном госпитале.
   Видимо, слова Марико, расторгали монаха, так как он впервые улыбнулся на её слова. Монаха звали Тихон, и он оказался не таким суровым, как ей показалось в самом начале. После пары недель совместного существования в библиотеке, Марико не утерпела и рассказала божьему человеку о Рубине Милосердия, о миссии Туманного Кота и только потом пожалела о сказанном. Услышав её рассказ, Тихон посмотрел на неё, как на юродивую, и произнёс:
   - Если бы рубин существовал, то о нём, как об артефакте, вспоминала бы церковь.
   Чувствуя, что сделала ошибку, Марико отправила симпоту коту и сообщила: "Помоги!" Туманный Кот, кошак драный, припёрся не один, а с Сетом. Появление их вдвоём в пустой библиотеке произвело на Тихона неизгладимое впечатление - неистово перекрестившись, он воскликнул: "Свят! Свят! Свят!" - осеняя крестом кота и Сета, которые, тем не менее, в преисподнюю не провалились. Сет, посчитав, что монах хочет сделать дурное Марико, растянул свою пасть, собираясь проглотить монаха целиком.
   - Кот, ты зачем Сета с собой притащил? - спросила Марико. Сет, поняв, что обеда не будет, закрыл свою пасть и угрожающе наблюдал за монахом, оскалив зубы.
   - Он сам за мной увязался, - произнёс кот, а Тихон, услышав, что котяра говорит, побелел и собирался свалиться в обморок.
   - Не пугайте мне Тихона, - сказала Марико, поддерживая его, что было совсем легко, так Тарас оставил ей сеточку, опасаясь за её жизнь.
   - Так это правда? - произнёс Тихон, приходя в себя. Марико кивнула, а монах, рассматривая Сета, спросил:
   - Вот таким странным образом выглядят ангелы?
   Сет от такой оценки покраснел до ушей, а кот бесцеремонно и безжалостно разрушил возникшую иллюзию:
   - Нет, он служил Сатанаилу, но сейчас покинул его ряды!
   - Кому же служит сей зверь? - просил Тихон, с опаской косясь на обескураженного Сета.
   - Никому, он свободный в своих симпатиях, - сообщила Марико и добавила: - Больше всего он привязан к Лилит.
   - К первой женщине? - спросил поражённый Тихон.
   Марико кивнула головой, а монах резко подошёл к одному стеллажу с книгами, вытащил оттуда бутылку коньяка и прямо с горла отхлебнул половину. Оглянувшись, он растерянно спросил: - Может, кто-то желает выкушать?
   Марико отрицательно помахала головой, а кот не успел ответить, так как Сет подхватил бутылку и вылил её в свою огромную пасть. Через некоторое время Сет спрашивал у Тихона: "Ты меня уважаешь?" - на что монах, резонно отвечал: "С нечистыми не знаюсь, божий закон не велит!" - при этом целовал крест на груди. Вскоре они целовались с Сетом, причём, последний норовил поцеловать Тихона с головой, открывая пасть во всю ширь. В конце концов, Марико выгнала и кота и Сета, который летел в небе, как пьяная обезьяна. Тихон стоял рядом с Марико у окна и махал платочком Сету: - Прощай, птичка!
   После того, как "птички" улетели, Марико уложила Тихона в кабинете, подальше от посторонних глаз, а сама продолжила работу, вчитываясь в старославянские тексты и выискивая хоть какой-то намёк на Дюдона Де Компса.
   С Тарасом они встречались только ночью, когда оба возвращались в гостиницу и, обнявшись, падали на кровать и моментально засыпали. После той памятной встречи с котом и Сетом, последний зачастил к Тихону, каждый раз прихватывая с собой бутылку коньяка, которую, как думала Марико, он где-то воровал. Тихон и Сет, закрывшись в кабинете, пускались в богословские диспуты, причём Сет свидетельствовал от нечистых, хорошо зная Тьму. Марико не вмешивалась в процесс спаивания монаха, так как никто ей не мешал работать, а Сет, улетая вечером, старался не попадать Марико на глаза.
   Однажды она пролистала том и хотела уже закрыть его, как увидела, что обложка странно топорщится. Пустив свои симпоты внутрь, Марико обнаружила, что между кожей и картонкой запихнули пару ненужных листов пергамента, видимо, для поддержания формы обложки. Прочитав пару строк, она сразу обнаружила в них упоминание о Дюдоне де Компсе, и её димензиальное сердце чуть не вырвалось из груди. Не находя выходу своей радости, она подошла к Тихону и чуть не задушила его в объятиях. Тарас, освободившийся раньше времени и пришедший пригласить жену в ресторан, с удивлением созерцал, как жена душит в объятиях чуждого их семье монаха, и, сжимая кулаки, захотел обнять его сам, тем более что есть повод. Увидев Тараса, Марико покинула красного, как помидор, монаха и придушила мужа. Тарас сразу понял, почему монах красный, и простил его, так как Марико, с димензиальной сеточкой, не контролировала силы и эмоций, выдавливая из подходящих мужчин томатный сок.
   Понимая, что произошло нечто выдающееся, Тарас сказал Марико: - Рассказывай! - и она его отпустила.
   - Сейчас, - сообщила она и, набравшись терпения, распорола обложку, вытащила листы, а потом восстановила повреждение. Тихон, взиравший на кощунство, получив книгу назад, дотошно рассматривал её, но повреждения не заметил.
   - Листы принадлежат библиотеке! - предупредил он, и Марико утвердительно кивнула головой и сообщила:
   - Конечно! Я только сниму копию.
   Она сняла копию и углубилась в текст. Тарас и Тихон стояли возле неё, как официанты перед важным посетителем, и не смели сказать и слова, иначе Марико снова пустит их на сок. Когда она подняла глаза на Тараса, он спросил Марико:
   - Мы идём в ресторан? - на что она кивнула ему головой. Пока они сидели в ресторане, Марико не проронила ни слова, кушая всё, что подавали, и только в гостинице, сполоснув лицо, она заметила Тараса.
   - Стоит рассказать о том, что происходило раньше, чтобы тебе стала понятной ситуация, в которую попал Дюдон де Компс и Кудря, совершая путешествие в Киевское княжество, - сказала Марико, взглянув на Тараса, так как её распирало от желания кому-то рассказать о найденном манускрипте.
   - Разорив северные княжества и разрушив города Рязань, Пронск, Суздаль, Владимир и Козельск, - начала она, как учительница, - осенью 1240 года внук Чингисхана, Бату, со своими братьями Каданом, Бури и Бучеком вторгся Переяславское и Киевское княжество. Он перешёл Днепр южнее устья реки Рось и направил свое многотысячное войско в сторону Киева. В монастырской церкви Святого Георгия в Каневе молились за славу оружия руського и отправлялись на стены крепости Родень. Против такой огромной орды трудно устоять, но отчаянная защита крепости задержала Бату, и он большую часть своего войска отправил в обход Роденя, следуя на запад вдоль реки Роси. Еще долго оборонялись в тылу Бату воины Роденя, а войска хана уже брали крепости Витичев, Василев, Белгород. В ноябре передовые ханские отряды уже делали разведку боем на подступах к Киеву, атакуя валы, построенным князем Ярославом. Защищая Киев с востока, юга и запада, они возвышались на двенадцать метров, укреплённые сверху деревянными стенами и каменными надвратными башнями.
   В то время Данила Романович, князь Галицкий, недавно ставший и князем Киевским, оставил в Киеве своего тысяцкого Дмитра, кому и пришлось защищать город от хана Бату. Только в декабре хан Бату смог взять разрушенный город, который до последнего защищали мужественные киевские воины. Ворвавшись в Киев, чингизы никого не пощадили, только раненного тысяцкого Дмитра притащили к хану и он сказал ему в лицо: - Не задерживайся, хан, в земле этой долго. Если же медлить будешь, земля эта сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою.
   Крепость Родень сравняли с землёй, а весь люд в Каневе, который ещё остался, угнали в неволю. Киев долго стоял разрушенный, и новые князья, назначенные ханом, боялись в нём оставаться. Убежавшие княжеские семьи и родовитые жители, нашли себе приют на севере в Новогрудке, столице недавно возникшего княжества литовского, под руководством князя Миндовга, который перенял в свой герб трезубец Рюриковичей и взял православную веру для души. Княжество объединило литовских, польских и руських воинов для отражения атак монгольских ханов, с одной стороны, и немецких рыцарей из Тевтонского Ордена - с другой. Ко времени, когда Кудря и Дюдон де Компс предприняли своё путешествие, власть в опустошённом Киеве формально принадлежала галицкому князю Льву Даниловичу, а на самом деле этими землями командовали монгольские баскаки, собирающие дань.
   Закончив просвещать Тараса, Марико вытащила копию манускрипта, найденного ей в Лаврской библиотеке, и развернула его на столе.
   - Приде м? въ устье Днепръское, и оттол? же поиде по Дн?пру гор?. Яко велику честь приялъ м? къ другы свои ..., - начала Марико, но Тарас её остановил: - Ты не можешь читать на понятном языке?
   "Пришли мы в устье Днепра, а оттуда вверх по течению, - начала читать Марико: - С великой честью расстались мы со своими друзьями, а по уходу предались печали. Дюдон де Компс плёлся сзади и плакал, не скрывая слёз. Вид гиганта, погрузившегося в слезливую грусть, не нравился мне, но я сам ощущал подобные чувства, так как привык к компании госпитальеров, а Марию почитал, как сестру. Выбирая, каким путём нам идти, я решил странствовать через степь, а не идти по Днепру, дорогой длинной и опасной близостью к монгольским отрядам. Два дня мы шли вдоль устья Буга, через который переправились только на третий день и путешествовали дальше между рогаткой рек: Буга и Ингула. Господь Бог нас миловал, и мы никого не встретили. Места эти называются Лукоморье, здесь ранее гуляли половцы и печенеги. Но теперь время настало смутное и опасное, а особенно здесь, где и в мирное время могут захватить в плен крымчаки или ордынцы, а потом продать за тридевять земель. Странные крытые повозки мы заметили утром следующего дня. Они появились на востоке вместе с солнцем, и мы ослеплённые светилом, не сразу их разглядели. Так получалось, что наши пути пересекались впереди, и мы с Дюдоном рассуждали между собой о том, стоит ли пропустить караван или продолжать идти дальше.
   - Негоже божьему человеку отступать от пути истинного, - сказал Дюдон де Компс, не сбавляя темпа ходьбы.
   - Так хочется размять кости, что кулаки чешутся, - поддержал я, расправляя плечи.
   Вскоре мне удалось рассмотреть людей возле кибиток, и я понял, что это свободные берендеи71. Обычно они держаться лесов или границы леса и степи, но иногда совершают набеги на южные места, в поисках добычи, а когда поймают татар или ордынцев, то беспощадно их вырезают. Возле кибиток, по бокам, шагали пешие с копьями в руках, а всадники выпасали табун лошадей, подгоняя отстающих. Берендеи не спешили, да и нам торопится некуда, поэтому встреча произошла совсем буднично. К нам бесстрашно подъехал молодой черноволосый юноша на ордынском, низкорослом коне. Он был одет в обычную для Руси рубаху из холста, вышитую красной нитью и опоясанной кожаным, с чёрным орнаментом, ремнём с подвешенным мечом. Холщовые портки заправлялись в яловые сапоги без каблуков, а на голове красовалась войлочная круглая шапка с меховым околышем. Юноша мельком скользнул по мне взглядом, считая своим, а уставился на Дюдона де Компса. В отличие от других госпитальеров, придерживающихся в одежде простоты, Дюдон де Компс любил вместо шемизы72 белые рубашки с воротником, которые, выглядывая из-под котты73, на фоне красного сюрко красовались пышным излишеством. Увидев у Дюдона белый крест на красном сюрко, юноша склонил к нему голову и спросил:
   - Изволит странствующий монах посетить болящую?
   Дюдон уставился на меня, и я перевёл ему речь юноши. Лицо Дюдона приобрело значительность, и он со смирением изрёк: - Наша святая обязанность - помогать страждущим.
   Я перевёл юноше слова моего друга, и он повёл Дюдона к передней кибитке, совсем позабыв обо мне. Я не стал добиваться его расположения, а тихонько шагал сзади, внимательно оглядываясь по сторонам. Насколько я мог судить, каждая кибитка принадлежала одной семье. Кроме малолетних и беременных все шли пешком, а на конях находились воины, вооружённые тем, что добыли в бою.
   Кроме того, у всех имелись копья с железными наконечниками, которые, видимо, изготовляли сами берендеи. Когда я догнал Дюдона, он уже находился в наскоро поставленной палатке из холста, что для берендеев роскошь. Я хотел заглянуть туда, но угрюмый воин, стоящий у входа, направил на меня копьё. Пришлось остановиться и подождать, тем более что ждать пришлось недолго - на входе появился растерянный Дюдон, который увидев меня, потащил меня внутрь. Ослеплённый солнцем, я не сразу привык к полумраку, и увидел только чей-то силуэт на одной стороне палатки. Когда глаза приобрели возможность что-либо различать, то я рассмотрел девушку в обычном облачении воинов-берендеев, лежащую на камышовой циновке. Дюдон склонился над её оголённой ногой, которая заставила меня ужаснуться. Видимо, девушку ранили стрелой, а не вовремя обработанная рана чревата последствиями - нога распухла и посинела.
   - Держи её! - попросил меня Дюдон де Компс, и я склонился над пышущей жаром девушкой, придавив её телом, и прижав её руки к циновке. Девушка дёрнулась, пытаясь вырваться, а потом вскрикнула от боли, видимо, Дюдон чистил рану.
   - Что вы делаете? - угрожающе склонившись надо мной, спросил мужчина с седеющей головой. В углу палатки сидела растрёпанная женщина с серебряной серьгой на одном ухе, которая дымила плошкой и, закрыв глаза, угрожающе бормотала что-то под нос. "Ведунья!" - подумал я и повернулся к мужчине.
   - Мой товарищ, Дюдон, обработает рану, - объяснил я ему, по-прежнему придавливая девушку и рассматривая её лицо. Её резкие черты лица казались агрессивными, а чёрные волосы, которые следовало быть прямыми, почему-то вились упругими волнами. Мужчина, удовлетворённый моим ответом, отправил свой наполовину вытянутый меч обратно в ножны и произнёс:
   - Моя дочь может выдержать и не такую боль.
   Девушка, в пику его словам, снова застонала, а зрачки её открытых глаз вспыхнули и расширились. Дюдон делал, что мог, а на большее не стоило рассчитывать и следует уповать только на Бога. Девушка снова дёрнулась, а мой нос учуял странный запах, который мне что-то напоминал.
   "Жди беды!" - бормотала ведунья, но её никто не слушал, а смотрели на то, что делает госпитальер.
   - Всё! - сказал гигант Дюдон по-французски, и я разжал свои руки. На запястьях у девушки остались следы от моих пальцев, но она подо мной не дёргалась, а умиротворённо рассматривала меня. Немного смущённый её взглядом, я поднялся и обернулся к Дюдону. В руках у друга я увидел пузырёк из зелёного стекла, в котором болталась какая-то тёмная жидкость.
   - Что это такое? - спросил я, вспоминая что-то подобное.
   - Эликсир, - ответил Дюдон, пряча пузырёк в карман своей котты, а на мой уличающий взгляд, официально объяснил: - Я одолжил немного у сержанта Гуго.
   Юноша, встретивший нас, оказался братом девушки, Любомиром, а черноволосый мужчина, Воислав, - её отцом и вождём этого племени берендеев. Не стоило ожидать, что девушка сразу вылечится и тут же вскочит на коня. Нам с Дюдоном следует опасаться того, что ей станет хуже. Если это произойдёт, то мы с моим товарищем уложим пару десятков берендейских воинов, а остальные нас одолеют и зарежут. Видимо, Бог услышал наши молитвы, и на следующий день похода опухоль на ноге девушки спала. Она весело выглядывала из повозки, положив вытянутую ногу на пук соломы, сверкая чёрными вишнями глаз.
   - Ты рус? - спросила она у меня, когда я шагал рядом с повозкой. Я кивнул головой и сообщил, что меня взяли в плен ордынцы и увезли в Кафу, откуда меня освободил Дюдон с друзьями.
   - Ты сдался в плен? - с иронией спросила она меня, заглядывая мне в глаза.
   - Я был без сознания, так как меня подло стукнули сзади по голове, - ответил я, а она насмешливо взглянула на меня и сообщила: - Нужно быть хитрее. Простота - хуже воровства. Ты откуда?
   - Каневский сотник, - ответил я.
   - В Каневе нет воинов, там ордынцы, - издевалась девушка.
   - Есть, - сказал я и шепнул на ухо: - В лесах.
   Девушка хмыкнула и сообщила: - Меня зовут Купава.
   - Кто тебя ранил стрелой? - спросил я, и она рассказала, что её похитили ордынцы, чтобы продать в рабство. Отец, Воислав, догнал ордынцев и всех перебил, а их лошадей угнал с собой.
   - Ты сдалась в плен? - спросил я, а Купава, пойманная на слове, рассмеялась и спряталась в кибитке. Ко мне подъехал нахмуренный брат Купавы, Любомир, который спросил у меня: - Ты беглый смерд?
   - Я свободный человек, - был мой ответ. После моих слов он повеселел и сказал: - Я не хочу, чтобы сестра стала женой смерда.
   Признаться, это меня удивило, так как мои планы не распространялись так далеко, но о словах Любомира стоит задуматься. Вероятно, я для него, как воин, представлял определённую ценность, и он не сомневался, что я смогу защитить его сестру. Пару раз нам попадались ордынцы, но мы их обходили. Дело шло к осени, и зелёная трава тянулась ближе к воде, к днепровским низинам, поэтому нам пришлось идти по выгоревшей степи, избегая встреч с исконным врагом. Ведунья, по имени Морена, стоило с ней встретиться, плевала в нашу сторону и пророчила для берендеев беду, несмотря на то, что вождь, Воислав, к нам относился с почтением. Берендеи приносили жертвы Сварогу, Ладе и ещё десятку богов, из которых самым главным был Всевышний, явивший миру Золотое Яйцо, а в нем творец всего сущего - Род. Кроме этих богов они почитали десятки меньших божков, перечислить которых трудно даже им самим. Самое удивительное то, что Купава, после своего выздоровления, причислила к бесчисленному списку своих богов Иисуса Христа. Я не стал распространяться о различиях православной и католической церкви, когда она заметила, что мы с Дюдоном, во время молитвы, крестимся в разные стороны, так как она посчитает единого Бога ещё одним божком, что уже святотатство.
   Путешествие продолжалось в том же размеренном темпе. Иногда Купава выбиралась из кибитки и шагала рядом со мной, слушая рассказы о моих путешествиях и плене. Дюдон, как великий медик, слушая мои россказни и ничего не понимая, через версту напоминал Купаве, что более идти негоже, и она со смехом садилась на повозку, слушая меня сидя. Иногда на коне подъезжал её брат, Любомир, который подозрительно косился на меня и Купаву, а потом, с чувством исполненного долга, отъезжал.
   Вскоре мы добрались до Черкасс, где увидели на берегу Днепра только несколько рыбаков, а весь люд разбежался по лесным землянкам, избегая ордынской тамги74. Не мешкая, Воислав приказал двигаться в сторону Канева. Шли лесом до самой Роси, на другом берегу которой когда-то стояла крепость Родень. Не заходя в город Канев, пошли вдоль берега речки Рось до впадающей в неё речушки Росавы. От Купавы я узнал, что Воислав движется к дубу берендеев, где у них капище богов. В одном мести пошли яром, вдоль ручья, пока не добрались до плоскогорья, на вершине которого зеленела дубовая роща, а один великан-дуб возвышался над всеми деревьями. Его корни пробивались из поросшей травой стены, подпирающей плоскогорье. Коней оставили в яру пастись, а телеги протянули поперек яра, преграждая путь. Недалеко от дуба развели костры и поставили котлы, наполняя их водой из ручья и заправляя просом. Женщины постарше остались у котлов, а парни и девушки, ополоснувшись у ручья, надевали праздничные одежды. Мы с Дюдоном с интересом наблюдали эти приготовления, пока к нам не подошла Купава.
   - Сегодня праздник богини Лады, - загадочно улыбаясь, сообщила она. После того, как все покушали, и начало вечереть, те, кто старше, сели в большой круг возле дуба, а девушки и юноши стали вперемежку двумя рядами один против другого. Первый ряд запел:
   - А ми просо сіяли, сіяли,
   Ой, див, ладо, сіяли, сіяли.
   Закончив петь, первый ряд поклонился, а второй ряд сразу же подхватил:
   - А ми просо витопчем, витопчем,
   Ой, див, ладо, витопчем, витопчем.
   Им ответил первый ряд:
   - Та як же ви витопчете, витопчете?
   Ой, див, ладо, витопчете, витопчете?
   На что второй ряд запел:
   - А ми коні випустим, випустим,
   Ой, див, ладо, випустим, випустим.
   Так, с притопом и шутками, продолжалось до тех пор, пока не пропели последний куплет:
   - А ми дамо дівчину, дівчину,
   Ой, див, ладо, дівчину, дівчину.
   На что бойко ответили:
   - А дівчину возьмемо, возьмемо,
   Ой, див, ладо, возьмемо, возьмемо!
   Одну из девушек со смехом перетянули на другую сторону, а Купава схватила меня за руку и прошептала на ухо: "Идём". Мы спустились в яр, и подошли к табуну лошадей. Купава свистнула, подзывая своего коня, и он подбежал, встречая её нетерпеливым ржанием. Девушка вскочила на него и протянула мне руку. Мне помощь не нужна, так что я за мгновение оказался сзади Купавы, обнимая её за плечи. Она тронула коня, и тот резво покатил вдоль яра.
   - Куда мы едем? - спросил я Купаву, и она обернулась ко мне, сверкая в темноте глазами.
   - Ты меня похищаешь, - объяснила Купава, а я, на правах похитителя, склонил к ней голову и поцеловал её в щеку. Мы скакали некоторое время по полю, а потом оказались в лесу, в котором гулко и таинственно раздавался стук копыт по тропинке. Когда её конь заржал, остановленный поводом, я слез и поднял её на руки, невольно прижимая к себе. Я не знал, где мы остановились, а Купава отпустила коня и прижалась ладонями к моему лицу.
   - Клянись Ладой, что ты берёшь меня в жены, - сказала она, всматриваясь в темноте в моё лицо.
   - Клянусь Ладой, что беру тебя в жены, - повторил я, ещё толком не осознавая того, что делаю.
   - Клянусь Ладой, что беру тебя в мужья, - сообщила она тихим голосом, а я сделал лучшее в этой ситуации - поцеловал её в губы. Она мне со страстью ответила, отчего дальнейшие наши действия без труда можно предположить. Когда наступило утро, я проснулся первым и взглянул на сонную Купаву. Не удержавшись, я нежно поцеловал её в губы, отчего она вздрогнула и открыла глаза.
   - Ты кто? - спросила она меня, и я понял, что она дурачится.
   - Я Кудря, - улыбаясь, сказал я и снова поцеловал её губы, которые открылись мне навстречу. Мы чувствовали себя счастливыми людьми, и ничто не омрачало наши лица. Когда мы вернулись в лагерь берендеев, нас уже стали искать. Любомир, подскочив на коне, наклонился ко мне и, улыбнувшись, спросил: - Кто кого украл?
   Я промолчал и шёл к его отцу, ведя за узду коня, на котором гордо сидела Купава. Я тогда не знал, что другим путём, кроме как украсть, мне бы Купава не досталась, так как берендеи за чужаков девушек не выдавали. Я остановился перед её отцом, Воиславом, и стал перед ним на колени, склонив голову, как меня учила Купава. Он три раз больно хлестанул меня кожаной плёткой по спине, так что я даже вскрикнул, отчего по толпе берендеев пронёсся одобрительный гул и даже смех. Мой друг Дюдон стоял в толпе и с сочувствием глядел на меня.
   - Люба она тебе? - громогласно спросил Воислав, так что толпа замерла, словно её заморозило.
   - Люба, батьку, люба! - громко крикнул я, и берендеи снова одобрительно загудели. Возле меня опустилась на колени Купава, которую Воислав пару раз погладил по спине плёткой, а потом хлестанул, отчего она вскрикнула, под одобрительный смех толпы.
   - Любый он тебе? - спросил Воислав, с усмешкой глядя на Купаву, которая повела плечами и ответила под смех берендеев: - Да, вот, не знаю...
   Я оторопело смотрел на Купаву, так как она просветила меня, что в случае её отказа мне свяжут верёвкой ноги и прицепят к лошади, которую пустят вскачь. Воислав тоже оказался с юмором, так как крепко огрел дочку плёткой и снова спросил: - Любый он тебе?
   - Любый, батьку, любый! - крикнула Купава, морщась от боли, а мне шепнула, повернувшись ко мне и широко улыбаясь: - Что, испугался?
   - Живите в мире и согласии. Пусть вашу семью оберегает Лада, - сказал Воислав, покрывая наши головы большим платком.
   - Не будет у них счастье, - услышал я под платком и узнал скрипучий голос вещуньи Морена.
   - Негожие слова говоришь, вещунья, - громко произнёс Воислав, - пусть Род нас рассудит.
   - Не подведите меня перед Родом, - сказал Воислав, передавая платок Купаве, - я за вас поручился.
   - Не подведём, батьку, - твёрдо сказал я, а Купава сделала серьёзное лицо и кивнула. Первым нас поздравил Дюдон де Компс, который схватил нас в свои могучие объятья и чуть не раздавил Купаву. Празднества продолжались, как и положено, целую неделю75, девять дней. Чтобы закрепить наши узы, Дюдон де Компс обвенчал нас по католическому церковному обряду, который с интересом наблюдали берендеи, никак не порицая чужих богов.
   В понедельник, когда праздник Лады и нашей свадьбы завершился, Дюдон де Компс снял с себя Рубин Милосердия и повесил его на шею Купавы.
   - У вас семья и будут дети, - начал он и продолжил: - Поэтому, цепочка тех, кто будет хранить Рубин Милосердия, не прервётся, и ваши потомки дождутся того, кто придёт за рубином. Я же человек веры и хочу уединиться от мирской суеты и посвятить себя Богу. Поэтому пойду в город Киев и построю там католическую церковь, как и обещал Марии, - закончил он, а Купава, услышав мой перевод, подозрительно нахмурила брови и спросила:
   - Кто такая Мария?
   - Наша сестра, - объяснил я ей, а Дюдону сказал:
   - Я доведу тебя до Киева и помогу строить, а потом вернусь к Купаве.
   - Ты меня хочешь бросить? - нахмурилась Купава.
   - Дети мои, - на правах отца будущей церкви, торжественно произнёс Дюдон, - я сам в состоянии дойди до Киева, а вы оставайтесь вместе.
   Я напомнил ему, что он не знает нашего языка, но он, коверкая слова, ответил, что понимает, но ещё не может говорить. После небольшого спора я убедил и Дюдона и Купаву, что доведу Дюдона до Киева, а потом вернусь. Купава хотела идти со мной, но я настоял, что в племени берендеев ей будет безопаснее. До Киева мы дошли за неделю и схоронились в Печерском монастыре, где монахи почтительно приняли Дюдона в своё братство, упросив его, для начала, перевести некоторые рукописи жития святых на французском языке. Я побыл с Дюдоном неделю, написав ему сей текст для тренировки, а потом покинул его, обещая навестить с Купавой в подходящее время. Аминь!"
   Марико закончила читать и уставилась в Тараса.
   - Круто, - озвучил своё мнение Тарас и спросил: - А где рубин?
   - Хотела бы я знать, - сказала Марико, задумчиво уставившись в тёмное окно номера.
  

***

   У Маргины возникли сомнения относительно их миссии на Землю. Ей казалось, что присутствие Рубина Милосердия совсем не добавило Земле мира и благоденствия, а если рубин что-то сделал, то только раздразнил Сатанаила. Нельзя сказать, что ей не нравилось на Земле или она жалела о том, что приобрела здесь свою новую дочь Марико и нового зятя, Тараса. Она не жалела о том, что приобрела здесь двух подруг, Лилит и Морти, и даже гадкий Сет не вызывал у неё отвращения, так как она к нему привязалась. А Людмила и Руслан стали ей большими друзьями, чем Марико, и поверяли ей тайны, скрываемые от своих матерей.
   Единственная загвоздка оставалась с Туманным Котом, и Маргина думала, что он многое скрывает, а их цель, найти рубин, всего лишь уловка для такой дурочки, как она. Маргина осознала, что Рай, называемый Эссенариумом, всего лишь ловушка для души, получающей блаженство, вместо того, чтобы постигать тайну существования Света, Тьмы и Ничто. Если в отношении антагонистов, Света и Тьмы, она могла сказать что-то определённое, то существование Ничто никак не объясняло сущность того, кто его создал.
   Как-то Маргина поинтересовалась у кота, как вписывается в созданную Лучезарным структуру те, кто верят в Аллаха, Яхве, Кришну или Будду, на что Туманный Кот ответил: - У каждой веры своя модель Мироздания.
   Ответ кота смутил Маргину и породил новые вопросы. Она поняла, что Сущее - совсем не то, что ей кажется. Отстранённый взгляд дал Маргине возможность по-новому взглянуть на Землю и человека. Образ последнего ей казался совершенно отвратительным и Маргина, заглядывая себе в душу, понимала, что, несмотря на димензиальное тело, её глифомы содержат образ человека, обуреваемого страстями хищника.
   "О, Боги! Мы требуем больше, чем можем съесть, использовать или употребить!" - стыдила себя Маргина, понимая, что стать, как функциональные Хранители, она не сможет. "Почему мы такие жестокие и злые, ненасытные и нетерпимые к мыслям других?!" - вопрошала воздух Маргина, а Туманный Кот, летящий рядом, бесцеремонно влез в её размышления и сообщил:
   - Хватит себя жалеть! Подопытным мышкам не стоит углубляться в философию, иначе нарушится чистота эксперимента.
   Маргина хотела ему резко ответить, за сравнение людей с мышками, но Сет, летящий впереди, повернул к ним свою уродливую морду и сообщил: - Киев под нами.
   Маргина посмотрела на имение неудачливого президента, сбежавшего из страны, и брезгливо отвела взгляд, точно жадный и мерзкий паук ещё сидел там и высасывал последнюю жертву. "У нас не лучше", - вспоминая Плутина, подумала Маргина, а внизу уже потянулась Оболонь с Подолом. Сет понёсся вперёд и Маргина, заглянув в его глифомы, узнала, что их уродец спешит к какому-то монаху, по имени Тихон. "Неужто в православие подался?!" - подумала Маргина, пролетая над площадью Независимости, ещё имеющей следы недавних сражений. Симпоты говорили, что Марико находится дальше, возле куполов Лавры и Маргина, ничуть не скрываясь от зевак, приземлилась в церковном дворе. Две монашки-двойняшки выпучили глаза, рассматривая спустившегося с небес ангела, а Туманного Кота рассматривали, как чудо небесное, чем он, собственно, и был.
   - Матушка - благослови! - упали на колени монашки, и Маргина благословила, чтобы старушки не потеряли веру в чудо. Надпись на вывеске возле двери говорила о том, что это монастырская библиотека и Маргина взялась за ручку.
  
   Когда она вошла, какой-то монах с красным лицом выглянул из подсобного кабинета и сообщил Маргине, глядя на Туманного Кота: - С животными к нам нельзя!
   - Тимоха, это же свои, - фамильярно сказал Сет, появляясь из-за монаха. Его наглая рожа, цвета серой извёстки, подозрительно покраснела.
   "Они, что, здесь пьют?" - подумала Маргина, с осуждением глядя на монаха, который спаивает её Сета.
   - Простите, не узнал, - сказал Тимоха, обращаясь исключительно к коту, и взял его на руки. Направляясь куда-то вглубь стеллажей с книгами, монах кивнул Маргине, бросив через плечо, как надоедливой мухе: - Идите за мной.
   Маргина не стала объяснять монаху, кто есть кто, так как они оказались в комнате, где за столом сидела Марико, склонив голову над старинным томом в кожаном переплёте. Она вскинула на Маргину глаза и радостно сказала:
   - Дэда, как я рада, что ты прилетела.
   Марико обняла Маргину, а Тимоха с осуждением глянул на "деда", который переоделся в женское платье и ведет себя, как баба. Монах тут же скрылся с Сетом, и Маргина подумала, что они снова попёрлись пить. Марико рассказала о своих неудачных поисках, прочитав Маргине запись на нескольких листах, которые сделал Кудря. Марико добавила, что сейчас изучает остальные рукописи, разыскивая почерк Кудри или какие-либо сведения о нем или его жене Купаве.
   - Куда они делись, один бог знает, - разочарованно сообщила Марико. Маргина глянула на Туманного Кота, который сидел подозрительно тихо и сказала: - Кот, спроси у Лучезарного, где находится рубин.
   - Если бы он считал нужным сказать нам об этом, - начал Туманный Кот, укладывая перед Марико своё рыжее тело на фолиант, - он бы это сделал.
   - А как звали того монаха-францисканца, выкупленного у татар из плена, который писал, что видел в Лавре француза из Лангедока, Дюдона де Компса? - спросила Маргина у кота, так как бабушки, Кукрында, Мокрында и Букрында, кроме кота, никому ничего не докладывали.
   - Его звали Бартоломео, и он умер в Кремоне, - сообщил Туманный Кот.
   - Нам придётся рыться в библиотеках Италии? - совсем без энтузиазма спросила Марико, поглаживая кота, и печально добавила: - На это уйдёт тысяча лет.
   - Ты будешь жить вечно, ведь на тебе димензиальная сеточка, - ободрила её Маргина, но перспектива тысячу лет копаться в душных итальянских библиотеках Марико, видимо, не нравилась, так как она сообщила: - Из-за этих поисков я с Тарасом встречаюсь только ночью.
   - Встречаться с мужем по ночам - хорошая привычка, - парировала Маргина и спросила:
   - А, где сейчас Тарасик?
   - Он уехал в командировку на восток, - сказала Марико. Маргина посмотрела на неё, как на сумасшедшую и спросила: - Марико, ты думаешь, о чём говоришь? На востоке Украины война, там Донбасс! А Тарасик без димензиальной сеточки?!
   Марико испуганно смотрела на неё и молчала.
  
   Репликация тринадцатая. Тарас
  
   С лёгкой руки Ильи Лазаревича врать научилась вся Многороссия. Врали все: газеты, журналы, радио, а о телевизоре и говорить нечего - обезьяна Кисель врал так, что уши отваливались. Врали политики, что всё идёт к лучшему, врали артисты друг перед другом, заверяя всех в своем патриотизме, врали экономисты, доказывая с пеной у рта, что деревянный рубль лучше железного, а доллар говно и не стоит бумаги, на которой его напечатали. Врали врачи, потчуя умирающих пациентов отечественной панацеей столетней давности, а попы бесновались, свидетельствуя о божественной непогрешимости Ильи Лазаревича. Врали военные, что их нет в Украине, а десантники умерли сами, раскалывая головой кирпичи.
   Случались и казусы, так как контингент, работающий на Илью Лазаревича, дебил-дебилом и требует постоянного контроля. Сбили укропский военный самолёт и раструбили на весь мир, а потом оказалось, что не укропский, а европейский, и не военный, а гражданский с кучей детей на борту. Кисель и Песов напустили туману, да поздно, и уже Гаага замаячила на горизонте. Правда, как в притче о Насреддине, или Илья Лазаревич не доживёт до суда или, к тому времени, Гаага уйдёт под воду. Илья Лазаревич жить собирался долго, поэтому напустил на заграничную общественность Лавруху, а к придурочным "сепаратистам" в Донбассе отправил Сурка вместе с многороссийскими генералами и дополнительными десантниками, чтобы восстановить там "многороссийский мир".
   Всех инакомыслящих убирала построенная Ильей Лазаровичем система. Не всегда так гладко, как хотелось, так как идиотов хватало, и Бориса Французова расстреляли на виду у Кремля, подпортив репутацию Ильи Лазаревича, занимающего место Плутина. Взлелеянная мечта занять место Романа Аркадьевича, то есть, товарища Самаэля, при первом приближении оказалась недостижимой, а при втором рассмотрении так и вовсе фантазией, так как ни умом, ни кровожадностью, ни иезуитским презрением к роду человеческому Илья Лазаревич не обладал. К тому же был подвержен трусливости в силу своего тяжёлого детства и отличался поразительной скаредностью. Цель Сатанаила - погрузить человечество в жестокость, жадность и разврат, а потом уничтожить его и забрать души во Тьму, совсем не нравилась Илье Лазаревичу. Он бы хотел, чтобы ему рукоплескали, как избавителю, и считали его великим, непобедимым и ужасным властелином всего мира, где по мановению мизинца левой руки исполняют его желания, но уничтожать человечество вовсе не хотел. Да, у Ильи Лазаревича имелось намерение широким жестом Наполеона бросить парочку атомных бомб на мерзкую Украину или Соединённые Штаты, чтобы проучить весь мир, но не более. Правда, такое намерение Илья Лазаревич осуществить не мог, так как пресловутый чемоданчик находился в руках демона, который подчинялся непосредственно Сатанаилу.
   Кроме того Сатанаил поручил найти злосчастный Рубин Милосердия, который все ищут, а находят обманки, копии. Как источник информации, Сет оказался недоступен, поэтому все сведения доносила агентура, которая днём и ночью следила за семейством Маргины и Лилит. Илья Лазаревич, не обладая димензиальной сеточкой, не мог встречаться с Маргиной или Лилит, а о Морти и говорить нечего. По сведениям агентуры, Марико, дочь Маргины, тоже имела сеточку, так же, как и её муж, Тарас, потому что могли летать в воздухе. "Где они набрали этих сеточек?" - подумал Илья Лазаревич и решил раздобыть одну себе через Романа Аркадьевича, но в ответ услышал оскорбительное:
   - У тебя в распоряжении целая страна.
   Илья Лазаревич попробовал одолеть врагов привычным способом и его агенты несколько раз продавали Маргине арбузы с полонием, пока она, в ответ, не накормила этой дрянью их самих. После такого конфуза Роман Аркадьевич разбил Илье Лазаревичу морду и обещал послать на него сатанинскую кодлу и хором подвергнул остракизму его жопу, если он не справится с ситуацией. Выход подсказал Сурок, умная падла, заверив, что лучше всего натравить на Маргину инопланетян, которые в огромном количестве шляются по планете Земля. Так как в США существовали санкционные списки, где Сурок занимал одну из верхних строчек, то ему слепили фальшивый паспорт на фамилию Лисицын и посадили на самолёт в Северную Америку.
   Прибыв в Бернардсвилл, Сурок покараулил целую неделю в космопорту Нью-Йорка возле репликатора и познакомился с межгалактической курвой76, которая моментально затуманила ему мозги. Опустошив кошелек Сурка, Ра-ра-ра-трахта, так её звали, хотела покинуть его, но была завербована Сурком за более крупную сумму. Курва работала в паре и познакомила его с красивым высоким инопланетянином, в которого Сурок влюбился за минуту, а следующие полчаса они барахтались в постели, закрывшись номере отеля космопорта. Так как у Сурка денег при себе не имелось, то инопланетянин Ра-ра-ра-трахтин, так звали курвяка, счёт за услуги выставил с гигантскими процентами.
   Привезённые в Кремль, инопланетяне показали свои способности Илье Лазаревичу, подвергнув его сексуальным домогательствам прямо в кабинете, после чего потребовали президента расплатиться. Илья Лазаревич сообщил, что они ничего не получат, а сядут в тюрьму за растление малолетних граждан Многороссии. Ра-ра-ра-трахтин возразил, что товарищ президент половозрелый, но Илья Лазаревич показал пальцем на детское личико Сурка и сообщил, что он ещё не достиг "восковоспелости".
   В итоге курва и курвяк оказались должны Илье Лазаревичу и согласились выполнить задание безвозмездно. Когда они покинули кабинет президента, Илья Лазаревич с видом превосходства произнёс:
   - Учись, Сурок, пока я живой, - а потом с удовольствием добавил: - А жить я буду оч-чень долго...
  

***

   Если у человека душа без изъяна, то её путь - прямо в Эссенариум. Такие люди идут в первых рядах, прикрывая слабых от пуль или, задыхаясь в дыму, вытаскивают своих товарищей из горящего бронетранспортёра. Их души Морти забирает сама, а не так, как другие - отправляя дистанционно, чтобы не пачкаться о душевную грязь. Они не проходят Чистилища и зловредных Янусов, а сразу притягиваются к Свету. Есть и другие, которые, прикрываясь демагогией и лозунгами, творят тёмные делишки, подрывая веру в то, о чём говорят сами. Их трудно уличить, так как они скользкие, как угри, подлые, словно шакалы, готовые исподтишка сделать гадость и уличить других в том, что делают сами.
   Таким был комбат Степан Степанченко.
   Фамилия у него другая, но пиарился он под этим прозвищем. Натянув на голову балаклаву, Степан с таинственным видом вещал с экрана телевизора по всей стране, нагоняя интригу, как в шпионском детективе. Говорил вещи правильные: о бездарности командования, о плохом снабжении, о бюрократизме власти.
   Однажды Тарасу позвонил знакомый врач и слёзно попросил помочь одному комбату, так как у самого операции расписаны на полгода вперёд. Комбат просил сделать операцию своему бойцу на месте, под Донецком. Тарас не стал отказываться и на следующее утро сидел в "Volkswagen Transporter T4" вместе с оператором телевидения Лёшей, корреспондентом Юрой и Степаном Степанченко. Степан сыпал анекдотами и рассказывал фронтовые байки, а оператор время от времени включал камеру, фиксируя комбата и Юру. Ехали долго, так что байки комбата уже надоели и к вечеру приехали в деревню Карловка. Комбат повёл всех в кафе "Пикник на обочине", где пообедали. Выбравшись из-за стола Юра сразу же включил видеокамеру и стал допрашивать Тараса о том, что он думает о поездке. Тарас ничего не думал, а хотел поскорее увидеть больного, поэтому ответил просто:
   - Врачи должны быть там, где они нужны.
   Подошёл Степанченко, обнял Тараса за плечи и стал рассказывать о том, что военных медиков не хватает и ему, Степанченко, приходится возить врачей самому. Тараса, наконец, привели в бывшую аптеку, где на столе, по всей видимости, взятом в том же кафе, лежал боец, раненный в плечо. Боец был транспортабельным, поэтому Тарас спросил у санитара: - Почему не отвезли в ближайшую районную больницу?
   - Ждали вас, - растерянно сказал санитар. Припёрся Юра и стал допытывать под камерой раненного, после чего опять что-то сказал Степанченко, но Тарас его не слышал, так как тщательно мыл руки. Когда закончил, выгнал корреспондента, который хотел запечатлеть операцию.
   - Здесь вам не цирк! - безапелляционно сказал Тарас, чем вызвал недовольство и корреспондента Юры и комбата. Тарас вколол раненному бойцу новокаин и принялся искать пулю. Видимо, пуля была на излёте или отрикошетила от чего-то, так как находилась недалеко и не задела кость. Тарас вытащил пулю и тщательно обработал рану, не надеясь на санитара. Когда закончил операцию, то нашёл Степанченко в том же кафе "Пикник на обочине", где выпил чашечку кофе, а от водки отказался. Спать пришлось в палатке возле блокпоста на дороге, но Тарас не страдал синдромом принцессы на горошине, поэтому заснул сразу.
   Следующий день не предвещал ничего плохого.
   Солдат на блокпосту передал Тарасу, что комбат ждёт его в кафе "Пикник на обочине", видимо, это было его рабочее место. Когда Тарас подошёл, то увидел, что комбат вышел из кафе и завернул за угол, разговаривая по мобильнику. Тарас прислушался к разговору, не показываясь Степанченко на глаза.
   - Где я возьму тебе врача, - бурчал комбат, но тот, что в трубке, вероятно, был убедительным, так как Степан ответил: - Хорошо! Я сообщу!
   - Я могу чем-то помочь? - спросил Тарас, появляясь из-за угла, но комбат, подозрительно оглянувшись, махнул рукой: - Уже не нужно, пойдём со мной!
   - "Гриня" проведёт тебя в посёлок Невельское, - сказал комбат, когда он и Тарас зашли в кафе, - волонтеры туда завезли продукты, поедешь с ними назад.
   Он вытянул карту и протянул палец зигзагом от Карловки до посёлка Невельского. Расстояние небольшое, километров пять, если по прямой, и Тарас подумал, что за пару часов дойдут. Правда, машиной доехать быстрее, но корреспондент для Степанченко, видимо, важнее, поэтому Тарас спорить не стал. Гриня, стоящий у стола, поправил пластмассовые очки и кивнул. Бывший учитель математики, высокий и согнутый, как вопросительный знак, он один из первых появился в батальоне и считался, как талисман, потому что его ни одна пуля не брала.
   Тарас забрал свой медицинский чемодан и попрощался с комбатом. Вначале Тарас и Гриня шли за посадкой вдоль шоссе, а потом пересохшим ручьем, идущим в Карловское водохранилище, а дальше, как палец Степана, зигзагом по посадкам. В одном месте требовалось перейти пшеничное поле, и они побрели, успокоенные тем, что нигде ни души. Вокруг стояла тишина, точно не было войны, и когда упал Гриня, то Тарас даже удивился. Вторая очередь пересекла Тарасу грудь, и он тоже упал, опрокидываясь на спину. Прощаясь с жизнью, Тарас думал о том, что смерть оказалась безболезненной, так как, кроме ударов пуль, он ничего не почувствовал. Подошедший бородатый боевик, который стрелял в Тараса, увидел его открытые глаза и удивлённо воскликнул: - Смотри - живой!
   - Борода, ты что, холостыми патронами стреляешь? - удивился молодой сепар77.
   - У него, наверняка, броник78, - сказал Борода и задрал футболку Тараса, по которой обнаружил голое тело, правда, в синяках. Не поверив своим глазам, Борода снял с автомата магазин, но патроны оказались настоящими.
   - Повезло тебе, парниша, - констатировал Борода и спросил: - Кто будешь?
   - Врач я, - сказал Тарас, поднимаясь, и добавил: - Хирург.
   - Вот Степаха мудило! Кто так делает? Чуха, свяжи ему руки, - приказал Борода и повернулся к Тарасу: - Посмотрим, какой ты доктор.
   Чуха забрал чемодан и связал Тарасу руки, но не туго, - видимо не опасался. Тараса повели вдоль посадки, пока не оказались в посёлке Невельском. Старая бабка, идущая по улице, увидела конвоируемого Тараса, подскочила к нему и сухими ручонками колотила ему в живот, приговаривая:
   - У фашист! Какое пузо отъел, а мы тут лебеду жрём!
   - Так его, бабка, - ухмылялся молодой Чуха, - он на американских харчах откормился. Ужо мы его выпотрошим.
   Здесь ждал открытый "Газик", куда Тараса усадили, и повезли напрямик, через поля. Вскоре проехали мимо озёр с двух сторон и очутились в пригороде с одноэтажными домами, по которому немного покружили и остановились. Тараса повели к невзрачному двухэтажному зданию, на котором висела треснутая стеклянная табличка тёмно-синего цвета с надписью "Поликлиника". Кирпичные стены заведения исклевали пули, хотя новые пластиковые окна, на удивление, остались целыми. Чуха остался караулить Тараса, а Борода нырнул в открытые двери и надолго пропал. Появился он неожиданно, воровато пряча в нагрудный карман куртки полный медицинский флакон.
   - Пойдём, доктор, - совсем по-приятельски позвал Борода, подталкивая Тараса дулом автомата в полумрак длинного коридора. В конце коридора имелась лестница, по которой Тараса повели на второй этаж. Посредине коридора стояла группа боевиков, по виду - чеченцы. Борода подвёл Тараса к чеченцу с лысой головой и бледным лицом, который, увидев Тараса, пронзительно на него посмотрел и спросил: - Хирург?
   Тарас кивнул, а лысый произнёс тихо, но со скрытой угрозой: - Спасёшь моего друга - будешь жить. Иначе...
   Он вытянул кинжал, висевший на поясе, и сделал характерный жест: - Я тоже хирург.
   Вокруг заржали, но под взглядом лысого все замолкли. Тарас зашёл в предоперационную комнату и долго мыл руки, успокаивая себя.
   Вошла уже не молодая операционная сестра. Увидев Тараса, она сообщила: - Меня зовут Зина. Вы хирург?
   Тарас молчаливо кивнул. Зина помогла надеть халат и завязала маску, после чего они отправились в операционную. На операционном столе уже лежал пациент, а возле портативного анестезиологического монитора у окна сидел сутуловатый мужчина в белом халате, небритый и, явно, подшофе. Чуть привстав, он представился:
   - Антон Павлович Чехин.
   Тарас не понял, шутил анестезиолог или его так звали, но разбираться и делать ему замечание не стал, так как другого врача, по-видимому, не имелось. Тарас взглянул на место операции и ужаснулся. Весь живот вспороли осколки, видимо, от гранаты, а пациент часто дышал и кардиоскопия на экране Антона Павловича Тарасу не нравилась.
   - Приступим, - сказал Тарас твёрдым голосом и протянул руку: - Скальпель.
   Зина, как автомат, положила на ладонь инструмент. "Хорошая сестра", - подумал Тарас, а дальше забыл обо всем, кроме окровавленной раны. Тарас не считал времени, а часы у него снял Чуха. Уже вечерело, когда он, опустошённый, вышел из операционной. Зина что-то шептала лысому, который оставил её и подошёл к Тарасу.
   - Зина сказала, что кроме тебя никто бы не спас моего друга, - промолвил он. Тарас молчал, глядя в окно, а лысый спросил: - Ты из Москвы?
   - Из Санкт-Петербурга, - сказал Тарас.
   - За укропов по убеждениям? - спросил лысый. Тарас не любил бояться, поэтому кивнул.
   - Пока живи! Если мой товарищ станет на ноги, я посмотрю, что с тобой делать, - сказал лысый, а потом, уходя, добавил: - Сидел бы ты дома, в Санкт-Петербурге, и не рыпался.
   Тарас вышел на крыльцо и присел, расслабившись.
   - Вставай, - услышал он голос и поднял глаза. Перед ним стоял подвыпивший Борода в компании таких же бандитов. Из-за его плеча торчала пьяная рожа Чухи.
   - Стань у стенки, - сказал Борода, передёргивая затвор автомата. Тарас понял, что его расстреляют и попросил: - В голову не стреляйте, лучше в сердце.
   - Не бзди, всё чин-чином, - ухмыльнулся Борода и выпустил очередь. Тараса отбросило к стенке, и заныла спина. Понимая, что должен уже умереть, так как сеточку он оставил Марико, Тарас обнаружил, что снова жив и невредим, а на футболке остались дымящие дырки. "Что происходит?" - не понял он. "Может, Гриня передал мне своё везение?!" - подумал Тарас, не став верующим, но из атеиста превращаясь в агностика.
   - Что я говорил! - торжественно крикнул своим собутыльникам Борода, и добавил: - Его никакая пуля не берёт. Почему так? - повернулся он к Тарасу.
   - Нас кормили американскими консервантами, поэтому бойцам АТО пули не страшны, - по-научному соврал Тарас, понимая, что следующую проверку пулей он не пройдёт.
   - Дай, я попробую, - сказал Чуха, и у него с Бородой завязалась ссора.
   Внезапно в дверях появилась Зина, которая схватила какой-то дрын и принялась дубасить Бороду и Чуху. Остальные убежали подальше, затянув в конце аллеи какую-то пьяную песню.
   - Иди домой! - последний раз стукнув Бороду, сказала Зина и добавила: - Накорми детей иначе - убью! - пообещала она, и Борода, удаляясь, поплёлся по аллее.
   - Это ваш муж? - спросил Тарас.
   - Да, - ответила Зина, вздыхая.
   - А почему здесь остались? - спросил Тарас.
   - А куда же нам ехать? - в тон ему спросила Зина. - Кому мы нужны, а у меня трое детей, их кормить нужно. Мужу хоть платят хорошо, а у меня зарплата никакая.
   Они помолчали, а потом Зина сказала:
   - Я вам постелила рядом с операционной, поспите до утра, а то завтра снова вояк навезут.
   - Не боитесь, что сбегу, - спросил Тарас.
   - Я за вашу жизнь не в ответе, - сказала Зина и ушла вслед за своим мужем-сепаратистом. Тарас лёг спать. Где-то за городом бухали из гаубиц, но Тарас не боялся, так как его защищали американские консервы.
  

***

   Чеченец выжил, но его друг, который пугал Тараса, встречать не пришёл, так как его убили. Тарас по-прежнему делал операции, спал в подсобке, а "Чуха" его сторожил, ошиваясь возле поликлиники. Анестезиолог Чехин пару раз приглашал Тараса разделить трапезу и раздавить пузырёк спирта, но Тарас вежливо отказывался, и Антон Павлович отстал. Один раз приволокли трёх израненных и избитых украинских пленных солдат. Тарас полечил раны и сунул им документы умерших боевиков, приказав быстрее уматывать из больницы. Офицер, с многороссийской нашивкой, прибывший забрать пленных, увидев Тараса, спросил:
   - Откуда?
   - Из Санкт-Петербурга
   - Свой, - многозначительно сказал офицер и приказал: - Показывай пленных.
   Тарас повёл его в морг и показал на три трупа.
   - Они, что, все умерли? - опешил офицер.
   - Травмы, нанесённые во время допроса, не совместимы с жизнью, - дипломатично подтвердил Тарас.
   - Умерли, несчастные, - сказала Зина, забирая из морга каталку. Офицер ушёл, а Зина, немного помолчала и сказала: - Ты больше так не делай. Тебе всё равно, а у меня дети.
   Уходя, она обернулась и доложила:
   - Там шахтёра раненого привезли.
   Новому раненому разворотило живот гранатой, и Тарас слепил все, что мог, и зашил живот. Надеяться на выздоровление не приходилось, но кто знает, вдруг повезёт. Тарас остался ждать, пока раненый придёт в себя, чтобы успокоить его и поговорить, так как последние минуты самые тяжёлые.
   - Я, ничего, крепкий, - прохрипел шахтёр, открывая глаза, и добавил: - Мы из готов, к бою и ранам привычные.
   Тарас подумал, что шахтёр из тех, кто носит в носу цепочки и черепа на одежде. Раненый откашлялся, сообщил:
   - Меня звать Александр Реас, - увидев, что его слова не произвели никакого впечатления на Тараса, он объяснил: - У меня готская фамилия, существовал когда-то такой народ - готы. Мои предки жили в Крыму, нынешнем Мангупе. Катька Вторая послала в Крым Суворова и моих предков насильно переселили под Мариуполь.
   Фамилию шахтёра Тарас где-то слышал, но при каких обстоятельствах - не помнил. Шахтёр откашлялся и Тарас подал ему салфетку, чтобы вытереть кровь, а потом он продолжил свой рассказ:
   "В нашей семье из поколения в поколение передаётся легенда о моём прадеде, жившем семьсот лет назад в Крыму. Звали его Реас, и он служил сотником при князе Василии, а государство называлось Готия, то есть государство готов. В его обязанности входил досмотр за крепостью Дорос и организация обороны столицы Готии в случае нападения врага. Всё было хорошо, пока в городе не появились два человека: крестоносец, монах-госпитальер, и сестра-послушница. Заносчивого крестоносца, по имени Раймонд, князь приласкал и назначил комендантом города, передав ему все функции Реаса, а сестра-послушница, Мария, стала подругой княгини Ефросинии и давала уроки французского языка дочери князя, Елене.
   Естественно, мой прадед не очень обрадовался такому раскладу, так как его отодвинули на второй план, и, к его смущению, он влюбился Марию. Данная страсть с годами только усиливалась, и Реаса не остановило даже то, что Мария обвенчалась с Раймондом и стала его женой.
   Как-то, в один из вечеров, Реас заметил, что князь и Раймонд направляются к колодцу внутри крепости. В тот день наполняли новый бассейн и вычерпали воду из колодца почти до дна. Реас об этом знал, так как сам направлял воинов помогать носить воду. Князь и Раймонд явно хотели, чтобы их не заметили, и это насторожила Реаса, который последовал за ними, оставаясь в тени. Возле колодца Раймонд вытащил верёвку и зажег масляную лампу. Раймонд опустил верёвку в колодец, после чего забросил за плечо мешок и отправился в гулкую пустоту. Князь остался наверху, осторожно оглядываясь вокруг. Через некоторое время из колодца послышались удары, которые вскоре затихли, а Раймонда поднялся на поверхность.
   Распрощавшись с князем, Раймонд отнёс верёвку в подсобку стражников, что дежурили у ворот, и ушёл к себе домой. Реас представил, как он обнимает Марию и чуть не завыл от зависти. Накричав на стражников, Реас поставил их снаружи крепости, а сам, захватив верёвку, отправился к колодцу. Опустившись вниз, он стал, по пояс в воде, и раскинул руки, ощупывая стены. В одном месте находилась глубокая ниша, в которой Реас наткнулся на какую-то металлическую штуку. Ощупав её руками, Реас понял, что это какая-то чаша, прикрытая металлической крышкой, и даже нащупал защёлку, которая легко открылась. Внутри оказался какой-то камешек странной формы, который Реас сунул в карман, а чашу отправил подальше в нишу. Почему он взял камешек, а чашу оставил, Реас не мог себе объяснить.
   Чаша, скорее всего, золотая, иначе от влаги она бы быстро закончила свои дни. Схватившись за верёвку, Реас поднялся наверх. Он положил верёвку на место и с чувством исполненного долга отправился домой, где завалился спать. Камень он рассмотрел только утром и очень ему удивился. У него на ладони лежало рубиновое сердечко. Он не представлял его ценности, но знал, что интуиция ему не изменила. Чаша - только футляр, а сердечко - истинная драгоценность. Почему её нужно прятать в колодце, Реас не понял, но надеялся, что выяснит это, прислушиваясь к разговорам в княжеском дворце.
   Вскоре новые тревожные вести оттеснили рубин на второй план. В Кафе убили внука Ногая, и старый беклярбек опустошил города на побережье Понта, а возвращаясь оттуда, напал на Дорос. Возможно, им повезло, так как Ногай, не взяв Дорос сходу, оставил его, обложив данью. Раймонда убила случайная стрела в том месте, где Реас предлагал ему поднять стену, но гордый и надменный Раймонд с пренебрежением отверг его предложение. То, что Раймонд погиб, не радовало Реаса, так как он видел страдания Марии и сочувствовал ей. После его смерти Мария ходила только в траурных одеждах, а Реас старался незаметно облегчить её жизнь, чем только мог. Ему вернули прежнюю должность, которую похитил у него Раймонд.
   Как-то князь Василий, княгиня Ефросиния и их дочь, Елена, отправились в порт Авлита на пару недель, а Реаса оставили старшим в крепости. Мария с ними не поехала, так как ей нездоровилось или она не хотела мешать князю своим угрюмым видом. В тот вечер, как обычно, Реас зашёл вечером к Марии, узнать, не нужно ли ей чего, и немного задержался, так как разговорился с ней о жизни. Невзначай Мария спросила у него с улыбкой, почему он, такой видный и красивый, не жениться. Видимо, атмосфера тому способствовала, и Реас с горечью признался в том, что любит Марию с момента её появления. Это растрогала Марию. Она, взяла его руки в свои и сообщила, что ценит его, как друга, но не сможет его полюбить, так как в сердце у неё только Раймонд. Одурманенный близостью с Марией, Реас потерял голову и завалился на нее, разрывая её одежду. Мария сопротивлялась, но справиться с гигантом Реасом она не могла, а кричать о спасении постеснялась. Когда всё закончилось, Реас, осознав совершенное, вытащил свой меч и протянул его Марии, упав на колени:
   - Заруби меня, я животное! - и склонил свою голову перед ней.
   - Пусть тебя судит Бог, - бесстрастно произнесла Мария. Реас покинул её дом и ожидал, когда приедет князь, и ему, Реасу, отрубят голову. К его удивлению, по возвращению князя ничего не произошло, и Реас подумал, что Мария ничего ему не сказала. Он по-прежнему помогал Марии, чем мог, но былые дружеские отношения не возвратились. Иногда, задумавшись, он смотрел на Марию, забывая обо всём на свете, отчего князь, которому он отвечал невпопад, с улыбкой заметил: - Реас, друг мой, ты не пробовал сделать Марии предложение.
   - Она мне откажет, - густо покраснев, ответил Реас.
   - Мир настолько парадоксальный, что в нём случается всякое, - загадочно произнёс князь Василий.
   В тот же вечер Реас постучал в дверь Марии. Она открыла, а когда увидела его, то опустила глаза и произнесла:
   - Проходи.
   Реас зашёл в дом и стал на одно колено перед Марией.
   - Я прошу твоей руки, - храбро сообщил он.
   - Я не могу выйти за тебя замуж, - ответила Мария.
   - Почему? - спросил Реас, зная наперёд, что она ответит. Но оказалось, что он ошибался, так как Мария сказала: - Я католичка и по церковным канонам не могу вторично вступать в брак.
   - В нашей православной церкви брак свободных людей возможен, - ответил Реас.
   - Хорошо, я подумаю, - ответила Мария, а у Реаса радостно засветился взгляд.
   - Не радуйся, это не из-за твоих красивых голубых глаз, - предупредила Мария.
   - А из-за чего? - совсем по-глупому спросил Реас.
   - У меня будет ребёнок, - ответила Мария, а Реас подумал в уме: "Мой ребёнок!" - и закружил Марию по комнате".
   - Так появился мой прапрадед, - закончил Александр Реас и закашлялся кровью. Когда его немного отпустило, он вытащил из-под подушки рубиновое сердечко на золотой цепочке и передал его Тарасу.
   - Ты хороший парень, доктор. Береги его и помни эту историю и Сашу Реаса.
   - Разве у тебя нет родных? - спросил Тарас.
   - Так получилось, что нет, - ответил Александр и попросил: - Я хочу, чтобы по готской традиции ты меня сжёг, когда я умру. Обещаешь?
   Тарас кивнул, не пытаясь спорить с раненым. На следующий день Александр умер. Тарас попросил санитаров вынести труп в поле и положить на копну с соломой, а потом поджёг. Огонь вспыхнул под самое небо, отправляя душу Александра Реаса в далёкое странствие.
   - Что ты здесь делаешь? - раздался голос сзади. Тарас оглянулся и увидел Морти.
   - А что делаешь здесь ты? - спросил Тарас.
   - Я занимаюсь своей работой, - ответила Морти.
   - Я тоже занимаюсь своей работой, - ответил Тарас.
   - Что вы здесь делаете? - в два голоса спросили сзади.
   - Мы занимаемся работой, - в два голоса ответили Морти с Тарасом и обернулись. Перед ними стояли Маргина, Марико и Сет, а Туманный Кот завис в воздухе. Марико рассматривала подтянутого стройного мужчину и жалобно спросила: - Тарасик, это ты? - а потом горестно вздохнула и добавила: - Давай я тебя покормлю, уж больно ты худой.
   Тарас рассказал об умершем Александре Реасе и повторил его историю, а потом вытащил Рубин Милосердия. Марико схватила его в руки и долго вертела, а потом разочарованно спросила: - А он не фальшивый?
   - Сейчас проверим, - сказала Маргина и выхватила рубин у Марико. Повернувшись к Сету, она протянула ему рубин и, улыбаясь, сказала: - Сетик, подержи рубин.
   - Зачем? - насторожился Сет, обладая врождённой интуицией на опасность.
   - Сет, не нервируй меня, подержи рубин, зараза! - грозно сказала Маргина, тыкая рубином в Сета, но тот упорно не брал стекляшку, снова повторяя: - Зачем?
   - Не нужно мучить Сета, - сказала молчавшая до сих пор Морти, - он давно не принадлежит к Тьме и рубин для него безопасен.
   Маргина разочарованно опустила руку, а Сет схватил рубин и скрылся за Морти.
   - Отдай рубин, сволочь! - воскликнула ошарашенная Маргина.
   - Он тебе не нужен, так как фальшивый, - произнёс Туманный Кот, а Сет отдал рубин Морти, которая повесила его на левую грудь, как медаль, рядом с первым рубином.
   - Мне не совсем понятно, откуда взялись эти подделки, - нахмурилась Марико и подвела итог: - Я подозреваю, что настоящего рубина не существует,
   - Я держал его когда-то в руках, - заверил всех Туманный Кот, но ему не очень поверили. Маргина увидела, как к ним бежит взвод многороссийских десантников, собираясь захватить их в плен. Обернувшись к Морти, Маргина сказала: - Морти, голубушка, ты получила награду? Забери этих идиотов, чтобы не поганили мир.
   Морти вытащила из пространства косу и отправилась к шеренге десантников. Какой-то недалёкий идиот толкнул локтем соседа и, криво улыбаясь, загоготал: - Смотри, хохлушка с косой! Сейчас я её ... - но закончить не успел, так как "хохлушка" оказалась рядом и спросила:
   - Что, соскучился, родимый? - после чего снесла дураку голову. Те, кто умнее, понеслись назад, бросая оружие, но неумолимая коса выполняла дневную норму.
   - Полетели в Киев, а то Тарасик голодный, - сказала Марико, отворачиваясь от неприглядного зрелища, и потащила своего облегчённого Тарасика на запад, туда, где заходило багровое солнце.
  
  
  Репликация четырнадцатая. Руслан
  
   Руслан направлялся в 311 аудиторию родного университета ИТМО79, когда увидел сногсшибательную блондинку перед собой, которая плыла по коридору в зелёном платье, точно ожившая фея. Её волосы, цвета соломы, выбивались из-под красной, как цветущие маки, шляпки с острым верхом и развевались на ходу, а стремительная походка казалась плавной и грациозной. У Руслана перехватило дыхание от её вида, а когда она оглянулась, кинув на него мимолётный взгляд, и улыбнулась, он растаял, как пластилин. Девушка замешкалась в коридоре, роясь в сумке, и Руслан с сожалением зашёл в аудиторию, так как преподаватель физики уже стоял за столом и критически осматривал присутствующих студентов.
   Руслан сел на последнюю скамейку, подальше от кафедры, чтобы немного прийти в себя, но это ему не удалось, так как девушка с соломенной копной на голове, зашла в аудиторию, закрывая дверь.
   - Простите! - улыбнулась она преподавателю, и тот снисходительно улыбнулся, точно перед ним была сама английская королева. "Старый козёл!" - возмутился Руслан, хотя преподаватель был старше его всего на десяток лет. Девушка бросила взгляд на аудиторию и остановила его на Руслане. Легко переступая через ступеньки, она поднялась вверх и села возле него.
   - Привет! Меня зовут Лили, - прошептала она, окинув Руслана дружелюбным взглядом, и раскрыла общую тетрадь, приготовившись конспектировать лекцию.
   - Руслан, - ответил он, поражаясь, что её имя так похоже на имя его матери, Лилит.
   - А где Людмила? - пошутила Лили, а Руслан, не догадавшись, ответил: - В институте.
   Девушка нагнула голову и хихикала, бросая на Руслана смешливые взгляды, отчего он тоже улыбнулся ей в ответ. "Тупой!" - казнил себя Руслан за то, что так лопухнулся. Людмила находилась далеко, на Пискарёвке, где училась в медицинском университете на хирурга, как её отец, дядя Тарас. Девушка имела в виду ту, сказочную Людмилу и следовало в ответ пошутить.
   - Сосредоточились! - преподаватель строго посмотрел на Руслана и улыбнулся Лили, чем немного разрядил обстановку. Физика была последней парой, поэтому писали без перерыва, чтобы раньше уйти. Когда закончилась лекция, физик, выходя из класса, улыбнулся Лили и предложил: - Вас проводить?
   - Меня Руслан проводит, - хохоча, сказала Лили и схватила Руслана под руку, потянув его к выходу. Когда они вышли на улицу, она повернулась к Руслану и спросила:
  - Ты мне поможешь?
   - Конечно! - согласился Руслан, даже не спрашивая у девушки, в чем состоит его содействие. Лили взяла его под руку, и они пошли вдоль улицы в сторону Невы. По дороге Руслан расслабился, отчего стал обычным, весёлым и занимательным собеседником. Внезапно заиграл айфон и по мелодии Руслан узнал, что звонит Люда. Он торопливо нажал на кнопку ответа и тихо сказал: - Да!
   - Ты не можешь говорить? - поняла Люда и спросила: - Ты на занятиях?
   - Да, - снова коротко ответил Руслан и Люда попросила: - Когда сможешь, перезвони мне, - и добавила:
   - Я тебя люблю.
   - Да, - односложно ответил Руслан и выключил айфон.
   - Звонила Людмила? - засмеялась Лили. Руслан покраснел и неловко ответил: - Нет, мама.
   Биржевым мостом они перешли через Малую Неву и постояли на Васильевской стрелке, любуясь проходящими парусниками. Лили повела Руслана через Дворцовый мост в Александровский сад, а потом свернули на Гороховскую, двигаясь до Малой Морской. Потом Лили завернула в какую-то улочку, совсем незнакомую Руслану, и он удивился, так как знал центральную часть Санкт-Петербурга, как свою ладонь. Что ещё казалось странным, так это безлюдность улиц, словно все попрятались по домам. Был уже вечер и небо теряло свою голубизну, предваряя появление звёздного калейдоскопа.
   - Куда мы попали? - спросил Руслан, совсем обескураженный, но Лили его успокоила: - Здесь рядом дом моего дяди, я должна разобраться с его вещами.
   - Здесь живёт твой дядя? - переспросил Руслан, словно иметь здесь дядю или тётю нечто удивительное.
   - Дядя умер, а дом достался мне, - сообщила Лили со скорбным лицом, и Руслан поспешил извиниться:
   - Прости, я не знал.
   Улица, на которой они находились, казалась Руслану совсем неузнаваемой. Дома, в основном одноэтажные, окружали заросшие палисадники, а деревья отличались жилистыми стволами и такими же ветками, на которых кое-где висели редкие пожухлые листики. Булыжники мостовой, отшлифованные бесчисленными башмаками, блестели, словно покрытые влагой, а кое-где присыпанные опавшим пожелтевшим листом. Пахло сырой землёй и тленом, а тёмные маленькие окна на домах навевали тоску.
   - Уже пришли, - успокоила Лили, взявшись за ручку двери и пытаясь её открыть. Дёрнув пару раз, она умоляюще посмотрела на Руслана, и он отодвинул её в сторону. Дверь со скрипом открылась, обнажая тёмный проём, откуда пахнуло сыростью подвала и нежилым духом. Лили пошла вперёд и одёрнула тёмные занавески на ближайшем окне, отчего впереди стало немного светлей. Чиркнула спичка, и Руслан увидел Лили со свечой, которая ободряюще ему улыбнулась.
   - Пока осмотрись, а я найду документы, - сказала Лили, вытаскивая из тумбочки письменного стола кипу пожелтевшей бумаги. Руслан прошёлся по комнате, рассматривая вещи, от которых веяло давно ушедшим временем, а потом заглянул в другую комнату, видимо спальню, так как посредине стояла большая деревянная кровать. Окно было завешено какой-то тёмной тряпкой, и в комнате царил полумрак, только огромное зеркало старинного шкафа отражало проем в зал. Руслан подошёл к зеркалу и увидел свой силуэт, запечатлённый на пыльном стекле. Вглядываясь в своё лицо, Руслан заметил, что помимо своего отражения он видит ещё чей-то бледный лик и отпрянул. Открыв дверку шкафа, Руслан убедился, что он пуст, а увиденное привидение - всего лишь фантазия его ума.
   Чтобы утвердить эту мысль, Руслан снова с усмешкой уставился на своё отражение и увидел строгие глаза, которые пристально вглядывались в его лицо. Руслан дёрнулся и опрокинул стоящий сзади стул.
   - Что ты там делаешь? - спросила Лили, услышав стук упавшего стула и Руслан, набравшись мужества, бодро ответил: - Ничего, смотрю на себя в зеркало.
   Руслана разозлило то, что он не может контролировать свои эмоции, поэтому он открыл дверку шкафа и решительно сунул туда голову. И увидел проход в сумеречный мир. Именно сумеречный, так как источника света там не имелось, а окружающая серость отличалась от тьмы. Перешагнув через шкаф, Руслан ощутил твёрдую почву под ногами и оглянулся. Шкафа он не увидел, так же как и комнаты, а вокруг простиралась бесконечная серость, заполненная засохшими скрученными деревьями. "Куда я попал?" - подумал Руслан и увидел, как откуда-то сверху что-то свалилось.
   - Руслан!? Куда ты пропал? - спросила непонятная корявая субстанция, и Руслан узнал голос Лили. Когда он оглянулся, то увидел что-то странное и сучковатое, на вершине которого виднелось подобие головы.
   - Что тебе нужно? - спросил Руслан корявое безобразие, щипая себя за ногу, чтобы отогнать галлюцинацию, которая, несмотря на это, исчезать не собиралась.
   - Руслан, это я - Лили, - призналось странное существо, подползая ближе. Руслан отодвинулся - мало ли чего! Существо, назвавшее себя Лили, передвинуло свои корешки ближе, и Руслан рассмотрел его в подробностях. Лили, в том виде, как видел её Руслан, внешне напоминала выдернутый пенёк дерева с подобием головы, на которой выделялись большие печальные глаза. Треснувшая кожа Лили походила на кору дерева и если бы не глаза, то предположить в коряге живую сущность очень проблематично. Между ветками запуталась целая пачка тысячных купюр, которые выглядели в данном антураже совсем неестественно. Ветки зашевелились и утянули пачку денег куда-то внутрь. Руслан не знал, ожидать ли от деревяшки худое или она принесёт ему благо, тем более что зло и добро отличаются только точкой зрения.
   - Я тебе не нравлюсь такой? - спросила Лили, уставившись в Руслана своими печальными глазами.
   - Твой вид отличается от того, что я хотел бы видеть, - ответил Руслан и спросил: - Куда ты меня завела?
   - Куда ты меня завёл? - возмутилась Лили. - Я полезла в этот дурацкий шкаф за тобой.
   Руслан оглянулся. Мёртвый и молчаливый лес ничего не мог подсказать, а только пугал человеческими лицами, вырезанных в неожиданных местах на корявых стволах деревьев. В серой мгле, едва просматриваемой между деревьями, ничто не свидетельствовало о наличии человеческой жизни. "Куда же я попал?" - подумал Руслан, а его рука случайно коснулась кармана, в котором прощупывался айфон. Вытащив его, Руслан хотел позвонить, но столбик сигнала на экране застыл на самом низком уровне. "Да, отсюда не позвонишь", - подумал он и побрёл между деревьями. Лили едва поспевала, перебирая корешками, но скоро освоилась и успокоилась.
   Они шли достаточно долго, и уставший Руслан присел на корягу, обернувшись к Лили, а увидев её, от неожиданности свалился на покрытую слизью траву. Лили стала похожа на себя, а прежняя коряга куда-то исчезла.
   - Что с тобой происходит? - спросил Руслан. Лили, всматриваясь вдаль, сказала: - Ничего, - и медленно превратилась в деревяшку. Поражённый её метаморфозами, Руслан повернул голову туда, куда она смотрела, и увидел, что между деревьями ползёт какая-то зелёная субстанция. Когда зелёное нечто приблизилось, показалась его страшная голова с большой дом, которая, выворачивая деревья с корнями, заревела и пыхнула дымом в их сторону.
   Недолго думая. Руслан сорвался с места и бросился подальше от зелёной твари, перепрыгивая через корни деревьев. Лили ползла сзади и плакала навзрыд, не поспевая за Русланом. Повернувшись к деревянной Лили, Руслан схватил её поперек тела и понёсся от опасного места, как спринтер на стометровке. Когда сердце чуть не вырвалось из груди, а лёгким не хватало воздуха, Руслан на секунду остановился и прислушался. Ничего, кроме рёва деревянной Лили, Руслан не услышал, видимо, зелёный змей уполз совсем в другую сторону.
   - Успокойся, змея позади нас уже нет, - сказал Руслан и хотел погладить её по голой деревянной голове, но передумал и отдёрнул руку.
   - Я выронила деньги, - ревела Лили и тёрла веткой глаза. Руслан, дотрагиваясь до холодной макушки Лили и пытаясь её погладить, спросил: - Какие деньги?
   - Деньги, которые оставили мне в доме, - сказала Лили, размазывая лицо и стирая нарисованные глаза.
   - Будет лучше, если ты расскажешь всё подробно, тем более что нам ничего не угрожает, - сказал Руслан и Лили, захлёбываясь и сбиваясь, стала рассказывать свою историю.
   Оказалось, что она инопланетянка из планеты Ра-ра и звали её не Лили, а Ра-ра-ра-трахта. Когда она назвала своё племя, Руслан покраснел, так как на Земле курвами называли продажных женщин. Вместе со своим сожителем с одной Грядки по имени Ра-ра-ра-трахтин они прилетели на Землю, чтобы заработать на синтетические удобрения. Ра-ра-ра-трахте и её сожителю один чернявый мужчина, по фамилии Сурок, в космопорту Нью-Йорка предложил работать на него. Их привезли в Маскву, где научили общаться с людьми, а потом отправили в Санкт-Петербург на первое задание.
   Ра-ра-ра-трахта должна познакомиться с Русланом и привести его в дом на Малой Морской улице. Лили, то есть Ра-ра-ра-трахта, рассказала, что их тела выделяют запахи, которые создают галлюцинации у людей, отчего они видят окружающее таким, как им хочется. Она должна была оставить Руслана в квартире, а сама забрать деньги за услугу и уходить. Все пошло не так, когда Руслан исчез в шкафу. Опасаясь за его жизнь, она открыла дверь шкафа и увидела Руслана, уходящего вдаль. Ра-ра-ра-трахта кричала, но Руслан не слышал, и она сама залезла в шкаф. Остальное он знает. Услышанная история не очень обрадовало Руслана, так как открылись две неприятные вещи: он повёлся на какую-то блядь, забыв о Людмиле, а ещё за ним кто-то охотится и, не жалея денег, нанимает инопланетян. Поразмыслив, что в данной ситуации не он выбирает оружие, Руслан повернулся к несчастной Ра-ра-ра-трахте и сообщил:
   - Пойдём, поищем твои деньги.
   Несмотря на то, что Ра-ра-ра-трахта боялась, она поплелась за Русланом. Не прошли они и пару шагов, как из-за дерева вышел человек и спросил, протягивая руку, которая зажала пачку тысячерублёвых купюр:
   - Не вы ли потеряли пачку деревянных?
   Руслан и Ра-ра-ра-трахта застыли на месте, не зная, что ожидать от незнакомца.
  

***

   Первой пропажу заметила Людмила. Наступил вечер, а она не могла дозвониться до Руслана - абонент был вне зоны обслуживания. Растревоженная этим, она позвонила в квартиру Лилит, расположенную рядом с квартирой Маргины. Лилит, открыв дверь, оторвала палец заторможенной Людмилы от звонка и спросила:
   - Что случилось?
   - Руслан пропал, - пролепетала Людмила, а Лилит, внимательно вглядываясь в её глаза, спросила: - Вы поссорились?
   - Нет! - торопливо ответила Людмила и растерянно добавила: - Он не отвечает на звонки.
   Лилит не стала звонить, а раскинула симпоты, но Руслана нигде не нашла. Яркие точки Маргины, Морти, Тараса и Марико находились у чёрта на куличках, в Украине, недалеко от Донецка.
   "Что они там делают? Воюют?" - подумала Лилит, но оставила их в покое, так как её интересовал только Руслан. Вторичное сканирование ничего не дало, так как Руслана на планете Земля не оказалось. Сет, только что вернувшийся домой, загоношился и открыл входную дверь.
   - Ты куда? - спросила Лилит, так как остаться дома одной в неведении того, где находится Руслан, казалось страшней смерти. Впервые она ощутила свою беспомощность и растерялась.
   - Я понюхаю, - сообщил Сет, и Лилит его отпустила: пусть понюхает, может, найдёт какой-либо след. Сет обладал исключительно дьявольским обонянием и поэтому проследил путь Руслана до университета ИТМО, а потом на улицу Малую Морскую. Найти подъезд не составляло труда, и через минуту Сет оказался в 7 квартире у шкафа, где след обрывался. Сет снова вернулся в университет и вынюхал сопутствующие следы. Один из них привёл в квартиру преподавателя физики, который дрыхнул на кровати. Сет оседлал его сверху и спросил преподавателя:
   - Где Руслан?
   Перепуганный педагог рассказал наезднику, что видел Руслана с девушкой. Сет считал из извилин препода образ девушки и взял новый след, который привёл его в гостиницу "Астория". Курвяк Ра-ра-ра-трахтин как раз принимал омолаживающую ванну, и Сет застигнул его врасплох. После того, как Сет обломал ему сучки, Ра-ра-ра-трахтин рассказал, что их наняли привести Руслана в дом на Малой Морской улице. Оставив на время Ра-ра-ра-трахтина залечивать раны, Сет помчался в квартиру номер 7, сел перед шкафом и стал ожидать.
  

***

   Похоже, что соперникам Хасан ибн Али аль-Каина не очень везло в жизни, так как на поиски Рубина Милосердия они потратили всю жизнь, а нашли несколько обманок. Иногда Хасану казалось, что реального Рубина Милосердия не существует, а обманки подсунули, чтобы дурить кому-то голову. Правда, за рубином охотятся джинны и потомки самого Иблис80 - жители четвёртого и пятого круга преисподней, а они на обманку не купятся. Хасан знал - если между собой дерутся сильнейшие, то добыча может достаться третьей, слабой стороне. Поэтому неусыпно наблюдал за семейством Маргины, не упуская из вида Лилит и её сына Руслана. Так как за всеми не успеть, то Хасан выбирал кого-то одного и следил за ним целый день, запоминая все подробности. Свой хлеб Хасан зарабатывал тем, что учил диверсантов для государственных спецслужб, преподавая им своё смертельное умение. Так как за такую работу платили хорошо, а между выпусками курсантов имелся как минимум месяц отпуска, то времени для наблюдений ему хватало.
   Сегодня он сопровождал Руслана и его визит в университет ИТМО оказался ничем не примечательным, если бы не девушка, в которой Хасан сразу заметил что-то неладное: чем дальше от неё находишься, тем более она похожа на обыкновенную корягу. "Инопланетянка!" - сразу определил Хасан, так как после открытия космопорта в Нью-Йорке этой нечисти расплодилось на Земле предостаточно. Хасан видел, как изменился Руслан, заметив инопланетянку, что не удивительно, так как она могла создавать иллюзию и выглядеть, как Шахерезада из сказок о тысячи и одной ночи. Хасан и сам засмотрелся на девушку, пока дверь в аудиторию не закрылась, а потом остался караулить в коридоре. Когда лекция закончилась, Руслан и девушка выпорхнули вместе и Хасан незаметной тенью отправился за ними. Следить за парочкой оказалось легко, так как они, кроме себя, никого не замечали. Следуя за ними, Хасан даже не прятался, изображая из себя одинокого туриста. Сфотографировав парочку и просмотрев кадр, Хасан убедился, что на технику чары девушки не действуют - на фото она выглядела как натуральное бревно.
   Парочка вышла на Малую Морскую улицу и зашла во двор дома 17. Хасан поспешил за ними, чтобы не упустить из виду и заметил, как Руслан и девушка зашли в подъезд дома справа. Следуя за ними, он наткнулся на кодовый замок и по потёртым кнопкам открыл дверь. Руслан и девушка уже зашли в какую-то квартиру, и Хасан метнулся на последний этаж, а потом медленно спускался, методично прислушиваясь к каждой двери. Ему повезло, так как дверь квартиры 7 оказалась приоткрытой, и оттуда раздавались голоса.
   - Что ты там делаешь? - послышался голос девушки и на него ответил Руслан: - Ничего, смотрю на себя в зеркало.
   Потом наступила длительная тишина, и Хасан приоткрыл дверь, заглядывая внутрь. В первой комнате никого не было, и Хасан крикнул:
   - Есть здесь кто-нибудь? У вас открыта дверь.
   Никто не откликнулся, и Хасан смело пошёл во вторую комнату, которая оказалась спальней. Ни Руслана, ни инопланетянки нигде не наблюдалось, и Хасан растерялся. Проверил окно, которое, как оказалось, закрыто и заглянул под кровать, где увидел только пыль да одинокого паука. Оставался только полуоткрытый шкаф, который темнел пустотой и Хасан, чтобы убедиться, открыл его и увидел Руслана и инопланетянку. Они шли вдали, в тёмной серости между безлистыми деревьями, причём инопланетянка выглядела, как коряга. Было странно, что шкаф является потайной дверкой в другой мир, но Хасан без колебаний залез в шкаф и спрыгнул на неровную поверхность. Оглянувшись, он не увидел ни шкафа, ни дома, так как вокруг в серой мгле стояли покорёженные стволы мертвых деревьев.
   Хасан поискал Руслана и его спутницу и снова обнаружил их вдали. Припустив ходу, он бросился за ними, пока не догнал, а потом сопровождал, прячась за деревьями. Прижавшись к стволу дольше, чем обычно, Хасан заметил, что ветки дерева зашевелились и стали опутывать его тело. Вырвавшись на волю, Хасан стал предусмотрительным и придерживался открытого пространства.
   Внезапно, Руслан остановился, а потом побежал куда-то в сторону, а за ним неуклюже запрыгала инопланетянка. Присмотревшись, Хасан увидел, что за ними рванула, выворачивая деревья, громадная зелёная змея. Хасан побежал параллельным курсом, чтобы не потерять Руслана, и через некоторое время увидел, что змей отстал. Руслан и инопланетянка о чём-то говорили, и Хасан прокрался ближе, настороженно оглядываясь, чтобы не схватил змей. Инопланетянка долго рассказывала о каких-то деньгах, которые она потеряла, и Руслан ей ответил:
   - Пойдём, поищем твои деньги.
   Стоило им отойти пару метров назад, как перед ними появился чернявый мужчина в элегантном костюме, левая рука которого отсутствовала, а рукав был заправлен в карман, чтобы не болтался. Правую руку с зажатой пачкой денег он протянул вперёд и спросил:
   - Не вы ли потеряли пачку деревянных?
   Инопланетянка схватила деньги, а Руслан, обрадованный встречей с одноруким незнакомцем, сказал:
   - Как хорошо, что я вас встретил!
   - В этом месте, куда бы ты ни шёл, все равно придёшь ко мне, - ухмыльнулся однорукий незнакомец и представился: - Меня звать Диабло.
   Руслан назвал себя и представил Лили. Диабло долго смотрел на Лили и сказал: - Я могу вам забронировать здесь место.
   - Где же мы находимся? - спросил Руслан, пропустив мимо ушей реплику Диабло о будущем Лили.
   - Здесь хранятся души многих грешников, ожидающих положенных им экзекуций и они с удовольствием скрасят своё время, рассказав обо всём, что ты спросишь, - с грустной улыбкой произнёс Диабло.
   Руслан вспомнил разговоры тёти Марико о монахе-францисканце и сказал новому знакомому Диабло:
   - Я хотел бы поговорить с Бартоломео из Кремоны, если он здесь есть, о Дюдоне де Компсе из Лангедока.
   - Почему бы тебе не расспросить самого Дюдона де Компса? - спросил Диабло. Руслан подумал и уверенно сказал: - Я думаю, что место Дюдоно де Компса не здесь, а в Эссенариуме.
   Диабло ухмыльнулся и сообщил:
   - Хорошо, пусть будет по-твоему. Сейчас проверим, есть ли здесь Бартоломео.
   Он сделал пасс рукой и стоящее рядом дерево со скрежетом повернулось. Печальное лицо, вырезанное на стволе дерева, открыло глаза и уставилось на них.
   - За что сидим? - спросил Диабло по-итальянски.
   - Грехи винопития, - промолвил Бартоломео, с опаской поглядывая на Диабло. Диабло повернулся к Руслану и сказал: - Можешь задать свой вопрос.
   - Где находится Рубин Милосердия? - выпалил Руслан, очень сомневаясь в своём знании итальянского языка, несмотря на то, что его мать, Лилит, таскала их с Людмилой в Милан для изучения вживую. Бартоломео молчал, а Руслан уставился на него, ожидая ответа. Тот отвёл взгляд в сторону и продолжал молчать, как белорусский партизан. Под пристальным взглядом Руслана, бывший монах-францисканец скорчил деревянную рожу и презрительно бросил: - Здесь тебе не служба поиска ненужных вещей
   - Чтобы получить необходимые ответы, следует задавать правильные вопросы, - сказал Диабло, взглянув на Руслана.
   - Что тебе рассказал Дюдон де Компс о Кудре? - спросил Руслан, а Бартоломео надулся и отвернул лицо.
   - Пойдём, он ничего не знает, - поспешно сказал Диабло, положив единственную руку на плечо Руслана.
   - Отчего же не знаю, - заторопился Бартоломео, - я вспоминаю.
   Сделав паузу, Бартоломео поднял глаза к небу и сказал: "Когда я встретил брата Дюдона, он был в печали, и мы с ним пили медовую бражку. Утолив свою утробу пьянящей жидкостью, он излил мне душу, требовавшей успокоения. Его друг Кудря, привёл его в Киев, к лаврским монахам, где Дюдону очень понравилось. Он с удовольствием там остался, помогая монахам переводить святые книги на язык русов. Кудря отправился к своей жене, Купаве, с которой только что обвенчался, обещая проведать Дюдона к весне. Через две недели Кудря вернулся, был чернее тучи, и молчал три дня, погрузившись в молитвы и припадая к мощам святых в пещерах схимников. Дюдон не трогал Кудрю, понимая, что слова неуместны, когда душа не на месте, а придёт время высказаться, то слова потекут сами. Наконец, Кудря выбрался из пещер и пришёл к Дюдону.
   - Прошёл месяц, сорок дней, как угасла моя Купава, - сказал Кудря, опустив голову. Соломенные волосы на его голове превратились в седые, неряшливые патлы, которые торчали в разные стороны.
   - Когда мы с тобой вдвоём ушли, - продолжил Кудря, - на табор Воислава напали ордынцы, которые нашли следы угнанных лошадей. Бой был заранее предрешён, так как ордынцы напали внезапно, окружив лагерь со всех сторон. Вырезали всех до единого человека, даже детей, а священный дуб Берендеев сожгли, вместе с дубовой рощей. Я едва нашёл мою Купаву и похоронил её прямо под сожжённым дубом, чтобы её боги помогли ей на небесах.
   Через пару дней Кудря попрощался с Дюдоном и отправился на север, в Литву, собираясь присоединиться к князю Пукуверу Будивиду".
  
   Бартоломео закончил свой короткий рассказ и прикрыл глаза, полагая, что он уже не нужен. Руслан не стал спрашивать у Бартоломео, куда девался рубин, и, не очень надеясь, спросил: - Ты не подскажешь, в каком месте стоял Берендеев дуб?
   - Подскажу, - открыл глаза Бартоломео и, к удивлению Руслана, сообщил: - Сорок девять градусов тридцать девять секунд северной широты и тридцать один градус двенадцать минут восточной долготы.
   - Откуда такая точность? - удивился Руслан, не очень доверяя сказанному, а Бартоломео подмигнул и сообщил: - До того, как стать монахом, я плавал на корабле и прекрасно владею астролябией81.
   - Спешу откланяться, - сказал Диабло, собираясь уйти, но его остановил Руслан: - Вы не подскажете, как нам отсюда выйти.
   - Держи! - сказал Диабло и бросил Руслану медальон на верёвочке в виде перевёрнутой пятиконечной звезды. Он посмотрел на Руслана странным взглядом и добавил: - Он будет светиться, если ты идёшь правильно. До свиданья, сынок!
   Сообщив последнее, он исчез, растворился среди деревьев, а Руслан покрутился на месте, пока звезда не загорелась ровным пламенем. Он шагал по извилистой линии, так как приходилось обходить стволы деревьев, удаляясь от Бартоломео. "Неблагодарные!" - подумал бывший монах-францисканец и закрыл глаза. Астролябия, запутавшись в корнях дерева, медленно покрывалась изумрудным налётом, напоминая о прошедших годах.
   Они прошли достаточно долго, пока медальон не вспыхнул ярким светом, а Руслан вскрикнул и прижал руки к груди. Медальон пропал, а на груди, под футболкой, виднелась набрякшая кровью перевёрнутая звезда. "Вот тварь!" - подумал Руслан о Диабло и поднял глаза. Перед ними находилась узкая полоса света, бьющая между створками двери.
   - Позвольте, я первый! - сказал Хасан, появляясь из-за дерева и толкая дверь шкафа. Сет, сидящий в спальне и немного задремавший от ожидания, с перепуга схватил Хасана за ляжку и повалил на пол. Появившийся Руслан, увидев такую картину, крикнул: - Сет, оставь несчастного в покое! - полагая, что Хасан, такой же случайный посетитель странного мёртвого леса, как и он сам.
   Хасан, отпущенный Сетом, рванул на выход и исчез, а Руслан с удовольствием поглаживал Сета, радуясь ему, как самой родной душе. К Лили вновь повернулась краса, но она Руслана уже не волновала - он знал о бренности тела и понимал, что в девушке важнее всего глаза, которые ведут в душу.
   - Я пойду? - спросила Лили, и Руслан кивнул: вместе пережитое давало ей шанс стать товарищем, но отнюдь не любимой. "Я люблю Люду!" - с нежностью прошептал Руслан и набрал её номер.
   - Руслан!? - воскликнула встревоженная Людмила и спросила: - Ты где? Я у тебя буду через минуту!
   - Жди меня дома, - сказал Руслан и добавил с нежностью: - Я тебя люблю.
  

***

   "Почему люди такие жестокие и не хотят жить в мире?" - спрашивала себя Маргина, направляясь в Санкт-Петербург. Тарас и Марико барахтались сзади в одной димензиальной сеточке, а Морти расправлялась с заблудившимися в Донбасских степях многороссийскими десантниками. Кот летел сбоку и сзади, а Сет давно умчался домой. Как подозревала Маргина, он собирался первым сообщить Лилит о новом найденном рубине-обманке. "Кто в этом кошмаре, происходящем в Украине, виноват?" - спрашивала себя Маргина. В последнее время она мало заглядывала в головы многороссиян - так мало в них было человеческого. Ненависть, льющаяся из экранов телевизоров и страниц газет не мог не давать всходов - со всех нор вылезли мерзкие ублюдки, которые, прикрываясь многороссийскими флагами и воплями о родине, будили в душах людей звериное, волчье прошлое.
   В отличие от украинцев, Маргина не винила в этом Плутина, хотя его подлая душонка много сделала, чтобы засеять злом как можно больше пространства и поссорить между собой народы. Плутин олицетворял то зло, что накопилось в душах многороссиян в результате мерзкой жизни и которое требовало исхода. Он давал призрачную надежду, что посредством зла можно построить светлое будущее для многороссиян и возбудить в душе гордость за свою страну, несправедливо попранную враждебным окружением. Восставшая Украина олицетворяла силы, которые следовало уничтожить. Мерзкое быдло, прихватывая с собой одурманенных пропагандой юнцов, бросилось на несчастный Донбасс, который, зомбированный телевизором, встречал братьев, а получил безжалостных орков.
   Захваченный без единого выстрела Крым (как же стрелять в братьев) после некоторой растерянности, понял, что попал в капкан, из которого выходов несколько, но все неоднозначные и кровавые. К тому же в самой Украине подняли голову прежние олигархи, которые, резко перекрасившись, воровали по-чёрному, пользуясь смутным временем. Разное чмо под народными лозунгами вылезло из подворотни, чтобы стоять поближе к государственной кормушке, наполняемой международными займами. Для Украины пользы от займов никакой, их всё равно разворуют олигархи и их подручные, а расплачиваться будут внуки тех, кто лежит в окопах, оберегая страну от мерзкого соседа. Несмотря на то, что президент Порох - нарцисс, позёр и самовлюблённый тиран с манией величия, он взял на себя унижение и позор Украины, согласившись на странный мир, который не принёс ни мира, ни войны. Народ, в ответ, отвернулся от него, переложив на президента всю ответственность за войну и за разворованную страну.
   "Кто же в этом убийственном кошмаре виноват? - снова задала вопрос Маргина. - Виноват ли Лучезарный в том, что создал людей, больше склонных совершать зло, чем творить добро?"
   "Какие у тебя претензии к Лучезарному?" - поинтересовался Туманный Кот, дискуссируя на расстоянии.
   "Если он сделает так, что на боль, причиняемую другим, мы получили ответную боль, - размышляла Маргина, - тогда в мире возникнет равновесное понимание других людей".
   "Представим себе, что ты не любишь людей с чёрной кожей или бородатых, - вещал Туманный Кот. - Бородатый человек, стоящий рядом с тобой, будет причинять тебе боль, а ты, в ответ, сделаешь больно ему. Человек ничего плохого тебе не сделал, но ощущает твою ответную боль только за то, что бородатый. А если ты ненавидишь людей, как вид, то от тебя будут страдать все окружающие и в ответ, в большей степени, будешь страдать ты, пока все вы не умрёте от нарастающей боли, а я останусь", - хихикая, закончил Туманный Кот.
   "Ты утрируешь! - протестовала Маргина, но Туманный Кот ей возразил: - Ничего не утрирую. Лучезарный разрешил людям все, и они сами для себя создают нравственные нормы".
   Их размышления прервала Морти, которая метеором мелькнула мимо них, даже не остановившись. "Куда она?" - спросила Маргина у кота, хотя могла напрямую узнать у своей подруги. "Руслан пропал!" - сообщила Морти и Маргина без разговора бросилась за ней.
   Когда они оказались дома, то увидели Руслана, Лилит и Людмилу и озадаченно на них уставились. Руслан хотел рассказать о своих приключениях, но прилетевшая Марико, возмутилась и сказала, что пока не покормит Тарасика ни о каких рассказах не может быть и речи. В итоге, все уселись за стол и поужинали, хотя по времени получился ранний завтрак. Когда все выползли из-за стола, Лилит сказала Руслану: - Рассказывай.
   Руслан, не скрывая, рассказал о том, как его соблазнила Лили, чем вызвал удивление, прежде всего у Людмилы, а потом рассказал о злоключениях в странном мире высохших деревьев, о побеге от змея и встречу с Диабло.
   - Как, ты сказал, его имя? - спросила Лилит, а её лицо побледнело.
   - Диабло, - повторил Руслан и закончил встречей с душой монаха-францисканца, Бартоломео из Кремоны. Марико, только услышала о монахе, подсела ближе и глотала каждое слово, сказанное Русланом.
   - Он назвал координаты, где находится дуб Берендеев? - не поверила она.
   - Да, - подтвердил Руслан и закончил рассказ своим возвращением назад. Лилит, напряжённо вслушиваясь в его слова, чуть не вскрикнула, когда Руслан сказал о медальоне Диабло, и немедленно захотела увидеть рану, нанесённую этим странным предметом. Когда Руслан поднял футболку, и Лилит увидела рубцы на груди в виде перевёрнутой пятиконечной звезды, то повалилась, как сноп, на пол. Тарас её подхватил, а когда она пришла в чувства, то повернулась к Руслану и сказала:
   - Поздравляю! Эта метка от твоего отца!
  

***

   Ведьмачука разбудил телефонный звонок и по мелодии, гимн Многороссии, он понял, что звонит его закадычный друг и кум Плутин. Ведьмачук быстро поднялся и бегом выскочил в свой кабинет, чтобы не будить храпевшую рядом пышнотелую жену Оксану. "Что ему нужно?" - думал Ведьмачук, так как в последнее время сотрудничество с президентом соседней державы становилось чертовски накладным: Ведьмачук делал для своего друга всё, что он просил, даже Минские соглашения довёл до ручки, а дивидендов от содействия, как кот нагадил. Того и гляди нищее быдло поднимет на вилы, а в Европе подвергнут санкциям.
   - У меня к тебе большая просьба, - не здороваясь, сказал Плутин, - мой сотрудник закопал в Украине рубиновый медальон в виде сердца. Координаты места я выслал СМС-кой. Дело экстренное, медальон нужно немедленно извлечь.
   - Дай хоть позавтракаю, - пошутил Ведьмачук, но в ответ услышал строгий голос: - Витя, я тебе специально позвонил, так как надёжнее тебя у меня никого в Украине нет, - и, словно услышал тайные мысли Ведьмачука, добавил: - За дивидентами дело не станет.
   Ведьмачук позвонил своему помощнику в охранную группу "Чёрный вал" и приказал: - Чёрный, вертолёт и через десять минут вылетаем. Да, не забудьте лопаты.
   - Кого-то нужно закопать? - спросил понятливый Чёрный.
   - Нет, кого-то нужно откопать, - зло ответил Ведьмачук и принялся одеваться. Через пять минут послышался гул вертолёта и Ведьмачук поморщился - Оксана может проснуться. Он быстро вышел из загородного дома и сел рядом с пилотом Ми-8, а команда Чёрного запрыгнула в грузовую кабину.
   - Куда? - спросил пилот и Ведьмачук, вытащив айфон, показал СМС-ку с координатами. Вертолёт сделал вираж над Украинкой и полетел вдоль Днепра в сторону Канева. Не долетая до него пару десятков километров, вертолёт пересёк речушку Росаву и над лесом помчался в сторону плато, засеянного пшеницей, над которым завис.
   - Здесь? - перекрикивая шум, спросил Ведьмачук, и пилот кивнул головой. Вертолёт нависал чуть ли не над обрывом в яр, по которому стекали весенние воды. "Здесь же ничего нет!?" - возмутился Ведьмачук и показал на близлежащий хуторок: - Что это такое?
   - Хутор Дубовый Яр - ответил пилот, поглядывая на карту, а Ведьмачук, как патриций в цирке, показал большим пальцем вниз, чтобы пилот посадил вертолёт. Спрыгнув на землю, Ведьмачук показал пальцем: "Копайте здесь!" - а сам отошёл в сторону и позвонил Плутину, который сразу же схватил трубку и спросил: - Ну!
   - Вова, здесь чистое поле, - сказал Ведьмачук и спросил: - Ты меня разыграл?
   - Нет ничего, более серьёзного, - ответил Плутин и добавил: - Вопрос жизни и смерти.
   Ведьмачук не поверил, но оказалось, что Плутин говорил правду. Когда бойцы Чёрного выкопали большую яму - пошли кости, видимо, здесь было какое-то захоронение.
   - Кто приказал? - спросил приятный голос сзади и Ведьмачук оглянулся. Рядом с ним стоял Роман Аркадьевич, близкий к Плутину человек, а за его спиной два огромных амбала, у одного из которых руки по локоть заменяли протезы. Ведьмачук не стал таиться и сказал Роману Аркадьевичу: - Плутин попросил.
   - Вот подлая тварь, - сказал Роман Аркадьевич и Ведьмачук понял, что не всё гладко в соседнем королевстве. Роман Аркадьевич набрал номер телефона и спросил:
   - Плутин, ты зачем без спроса полез в наши дела?
   - Я хотел как лучше, - услышал Ведьмачук и насторожился - как бы и ему не попало. Совсем некстати Чёрный подошел к одному из громил и положил свою руку ему на плечо, а его бойцы вытащили автоматы и направили их на Романа Аркадьевича. "Идиоты! И меня пристрелят!" - подумал Ведьмачук, и в это время голова Чёрного оказалась в руках громилы, а потом оторвалась от туловища и полетела в вояк. От перепуга те застыли на месте, а Ведьмачук запоздало прохрипел: - Немедленно прекратить!
   Слова адресовались его бойцам, а громила понял их на свой счёт и подошёл к Ведьмачуку, который молниеносно распрощался с жизнью и думал только о том, какая падаль будет спать с его женой Оксаной после него.
   - Гаагтунгр, прекрати, - остановил громилу Роман Аркадьевич и мягко сказал Ведьмачуку: - А у вас, уважаемый, дача горит.
   - Я полечу? - спросил Ведьмачук и Роман Аркадьевич кивнул. Увидев, что бойцы отряда Чёрного устремились к вертолёту, Роман Аркадьевич настойчиво попросил: - А вас, господа, я попрошу остаться.
   Когда Ведьмачук прилетел в Украинку, дача уже догорела. Расстроенная Оксана, вся в саже, рыдала над кучкой одежды, и Ведьмачук посадил её и детей в вертолёт и улетел в родные Карпаты, где ждала другая дача, намного роскошнее. В это время Роман Аркадьевич, он же Самаэль, разглядывал кости, вытащенные из могилы бойцами почившего Чёрного. Один из бойцов, прилепив голову Чёрного к его туловищу, растерянно спросил у Самаэля:
   - Куда его девать?
   - А сюда же и положим, в могилку, - здраво рассудил Самаэль и засмотрелся на странную тучку, двигающуюся по небу. В скором времени тучка превратилась в летящие фигурки людей с крыльями, а впереди мчалась Морти с косой. В любом другом случае Самаэль дал бы бой, но впереди стояла Морти, а с ней шутки плохи. Кроме того, на юноше Самаэль с удивлением увидел Сатанинский знак и склонил голову с почтением.
   - Не думала, что меня будут встречать так смиренно, - с удовольствием промолвила Морти и уставилась на дно ямы: - Уже что-то выкопали?
   - Ждали вас, - ухмыльнулся Самаэль и прикрикнул на бойцов: - Чего ждём, копайте!
   Затурканные бойцы поняли, что мир не так прост, как они думали, и принялись усердно работать, выбрасывая лопатами землю на бровку ямы. Внезапно, что-то вспыхнуло алым пламенем, и Морти крикнула: - Стойте!
   Все замерли, а Морти повернулась к Гаагтунгру и сказала с любезной улыбкой: - Гаагтунгр, голубчик, подай мне рубин.
   Все уставились на Гаагтунгра и тот, ничего не понимая, поднял с бровки ямы красное рубиновое сердце и протянул его Морти.
   - Пустышка, - разочарованно сказала Морти, забирая рубин и цепляя себе на грудь, а Гаагтунгр так и не понял, что его ожидало, будь рубин настоящим.
   - Полетели, - разочарованно сказала Маргина и первой взлетела в воздух.
   - Бывай, Самаэль, - сказал Туманный Кот и отправился за ней. Самаэль поклонился Руслану, которого подхватила Лилит, с ненавистью глядя на бывшего мужа.
  
  Репликация пятнадцатая. Людмила
  
   Зло, посеянное в Многороссии, стало приносить свои плоды - число душ, следующих во Тьму, увеличилось в разы, а те, которые направлялись в Эссенариум, Морти сопровождала лично. Она не могла влиять на ситуацию и удивлялась Лучезарному, который самоустранился от Земли, словно способствуя распространению Тьмы. Правда, Лучезарный тоже отправил на Землю своих представителей, Маргину и Туманного Кота, хотя их цель состояла в изъятии артефакта, незаконно помещённого на Землю.
   Роман Аркадьевич, он же Самаэль, не ограничившись Украиной, стал создавать районы напряжённости на Дальнем Востоке, чтобы дразнить Японию, расшевелил Сирию и Ирак, и потихоньку разрушал единодушие Европы, сманивая поодиночке привилегированными ценами на газ и нефть.
   В самой Многороссии, с согласия агрессивного большинства, Самаэль устроил охоту за ведьмами, приучая законопослушных граждан доносить на соседа, имевшего неосторожность нелестно высказаться о власти. В стране, как грибы-поганки, тут и там рождались новые гражданские формирования, все пропитанные ненавистью к инакомыслию. Ушаты дезинформации, помещённые в умы многороссиян, ещё не сделали их полностью управляемыми, чтобы убедить в необходимости сбросить сотню атомных бомб на Америку и Европу, но Роман Аркадьевич над этим работал. Самаэль не мог лично отдать приказ начать войну. Таким действием он нарушал правила и за это не уважаемая им Морти могла отправить его в Ничто. А если он настроит один народ на другой - ему ничего не будет.
   Среди вновь созданных православных формирований, возникших на просторах Многороссии, особенно выделялась секта попа-расстриги Папона, который собирал толпы народа, проповедуя двадцать шестой православный крестовый поход на юг. Поп повествовал о Многороссии, как о Третьем Риме, и призывал освободить собор Святой Софию в Константинополе от мерзких рук мусульман. Возмутившиеся общины мусульман в Многороссии быстро поставили на место, осквернив несколько мечетей, и предлагая заткнуться, если хотят жить. В первое время Папон неистово преследовался официальной церковью в лице вновь выбранного патриарха Многороссии, Гермогена, с характерной мирской фамилией - Мерзляев. Поп-расстрига и его проповеди заинтересовали Романа Аркадьевича. Через разных подставных бизнесменов Самаэль спонсировал попа-расстригу и, с помощью внедрённых в неё офицеров ФСБ, организовал управляющий костяк движения, оставив за Папоном только его неистовые проповеди. По всей Многороссии начались создаваться лагеря крестоносцев, куда с удовольствием потянулась молодёжь, увлечённая атрибутикой, получая вместо меча современный автомат. Православные традиции ограничились знанием молитвы и тем, что Третий Рим нужно защищать с оружием в руках. Быстро сориентировавшиеся политики, во главе с неким Пострелковым, создали партию "Крестоносцы", которая на осенних местных выборах опередила все партии, кроме "Единой Многороссии".
   Чтобы отряды крестоносцев не заскучали, потеряв боевой дух, их посылали в восточную Украину, поучаствовать в боях за Харьков, или в оккупированный Крым, чтобы погонять местных татар, который в горах затеяли партизанскую войну. Правда, крестоносцев быстро отводили, сохраняя молодой идейный материал, оставляя в оккупированных территориях маргинальные элементы, высланные из Многороссии. Самых способных отправляли в Сирию, громить всех подряд и набираться боевого опыта.
   Знак крестоносцев - красный крест, окаймлённый перекрещивающейся георгиевской ленты, заполонил все свободные места и украшал грудь каждого прохожего, который не желал, чтобы его подвергли насилию молодые блюстители нравственности. Если придраться не к чему, молодые крестоносцы заставляли прохожего прочитать молитву, а потом пинали ногами за недостаточную почтительность в голосе.
  

***

   Возвратившись домой, в квартиру Маргины, все разочарованно разглядывали третий Рубин Милосердия, который тоже оказался фальшивым. Морти гордо выставляла свою грудь, на левой стороне которой, как ордена, висели рубиновые поделки.
   - Мотя, теперь ты у нас полный герой труда, - пошутила Людмила, обнимая щупленькую Морти, но тираду внучки перебила Маргина.
   - Насколько я могу судить по рассказу Туманного Кота, - пристально глядя на рыжего субъекта, растянувшегося на диване, сказала Маргина, - фальшивые рубины могли появиться только во дворе базилевса Андроника II Палеолога в Константинополе.
   Кот молчал, словно его рыжее благополучие отсутствовало на данном форуме.
   - Я, даже, больше скажу, - сказала Маргина, прожигая кота взглядом, - базилевс специально надоумил Марию раздать фальшивые рубины её друзьям, чтобы запутать следы, так как их преследовал ассасин Хасан.
   - Мария не заметила в том подвоха? - спросила Марико.
   - Мария была наивная дурочка, верившая в искренность других людей, - сказала Маргина.
   - Если бы Рубин Милосердия передавался по наследству, это событие записали бы в византийские хроники, - сказала Марико.
   - Большинство документов уничтожили турки-османы в мае 1453 года, - сказала Маргина.
   - Ты изучала историю Византии? - удивилась Марико, на что Маргина с улыбкой ответила: - Достаточно того, что я читаю в твоей голове.
   На этом бесполезные разговоры прекратились. Лилит, почему-то опечаленная, сообщила, что уплывает на своей яхте в Атлантику и приглашала с собой всех, но все отказались, даже Морти, которая сообщила, что у неё работы невпроворот. Лилит покинула всех в сопровождении Руслана, который захотел её проводить. Людмила, увязавшаяся за Русланом, была остановлена взглядом Маргины и поняла, что Руслану необходимо побыть с матерью.
   Яхтклуб, где стояла яхта Лилит, назывался "Крестовый", и находился далеко, но Лилит, стоило им выйти из дома, сказала Руслану: "Давай пройдёмся?!" - а он кивнул ей в ответ. Потихоньку шагая, они взошли на Тучков мост, где остановились, глядя на Малую Неву. Впервые Руслан задумался о своей жизни, о матери, которую, как оказалось, он совсем не знал. Она занималась каким-то бизнесом, связанным с ценными бумагами и у них водилось много денег, но мать по-прежнему жила в трёхкомнатной квартире рядом с квартирой Маргины. Руслан думал, что она свободно могла купить или построить роскошный дом в престижном районе, но, почему-то, этого не делала. Даже машины она не покупала, так как улететь на крыльях ей проще.
   - Ты хочешь узнать об отце? - перебила его мысли Лилит.
   - Да, ты прежде о нём не говорила, - напряжённо сказал Руслан и спросил: - Кто он таков?
   Лилит не стала разводить турусы и сказала правду.
   - Его звать Сатанаил и он властвует во Тьме, - сказала она будничным голосом, словно речь шла о простых вещах. Руслан знал, кто такой Сатанаил, и побледнел, сжимая кулаки. Набравшись мужества, он спросил:
   - Ты его любила?
   - Нет! - резко ответила она и добавила, опустив голову: - Он взял меня силой!
   - С этим связан как-то Сет? - совсем не о том спросил Руслан.
   - Сет? - удивилась Лилит и объяснила: - Он помог мне, когда мне было трудно.
   - Я нелюбимый ребёнок, - с горечью произнёс Руслан. Лилит подняла брови и обняла его за голову и тихо прошептала: - Запомни, сынок, любовь к тебе не зависит от того, как ты появился на свет.
   - Ты грустна оттого, что он поставил на мне свой знак? - спросил Руслан, не отпуская объятий.
   - И это тоже, - сказала Лилит, - воспоминания о твоём отце не самые приятные.
   - Я его убью! - напрягся Руслан, но Лилит легко шлёпнула его по щеке и сказала: - Не уподобляйся ему! Чтобы судить о других, нужно знать, кто ты сам.
   - Я ещё не дорос? - улыбнулся Руслан.
   - Ты ещё маленькая дурашка, которую я люблю, - сказала Лилит и поцеловала его в щеку, а потом оттолкнула пальчиком: - Иди домой, я возьму такси.
   Она лёгкой походкой пересекла проезжую часть, останавливая поток машин, и села в такси.
   - На Крестовский, - сообщила она водителю и тот поехал по указанному адресу, несмотря на то, что пару минут назад собирался в Пискарёвку. Когда Руслан вернулся домой, Сет с азартом смотрел футбол, как обезьяна, подскакивая на диване. Руслан забрал пульт, выключил телевизор и уставился на Сета: - Ты всё расскажешь о маме и моём отце.
   - Она меня убьёт! - воскликнул растерянный Сет.
   - А иначе убью я! - сказал Руслан, заглядывая в глаза Сета и добавил: - Ты же знаешь, чья кровь течёт в моих жилах!
   Сет побелел и принялся рассказывать. Руслан не перебивал его ни словом, а когда Сет закончил, захлёбываясь от жалости, Руслан прижал его к себе и растроганно произнёс: - Спасибо, брат!
   Людмила, открывшая дверь своим ключом, уставилась на Руслана, потом на Сета и спросила: - Вы чем здесь занимаетесь?
   - А чем нас порадуешь ты? - ответил вопросом Руслан.
   - Я предлагаю отправиться со мной в путешествие по Турции, - сказала Людмила и добавила: - Нужно и нам внести свою лепту в поиски рубина.
   - Ты не забыла, что я уже нашёл один? - подсказал Руслан и напомнил:- Кроме того мы учимся и у нас лекции
   - Сейчас только сентябрь, ещё успеем нагнать, - парировала Людмила.
   - Что ты скажешь в своём институте? - спросил Руслан.
   - Мне папа нарисует больничный, - сказала Людмила и добавила: - Если ты согласен, остальное я беру на себя.
   Руслан кивнул, понимая, что Людмилу никто не пустит, а ему, в отличие от нее, спрашивать разрешения не нужно - мама уже в Балтийском море. К его удивлению, Людмила смогла уговорить мать отпустить их на неделю, а отец пообещал каждому сделать больничный. Вероятно, своё слово сказала бабушка Маргина, которая благоволила к Людмиле больше, чем к дочери.
   В турагентстве "Сити Тревел" на набережной Мойки, куда обратилась Людмила прямо на следующее утро, ей с сочувствием сообщили, что на сегодня и завтра все билеты проданы, а ближайший рейс через пару дней. Людмила с сожалением отошла от столика, собираясь зайти в другое турагентство, как девушка, с которой она беседовала, помахала ей рукой.
   - Для вас нашлись два билета на сегодня. Отказались от брони, - сообщила девушка, и Людмила полезла в сумку за карточкой Visa. В половину четвёртого они уже садились в самолёт и через несколько минут "Airbus" A321 грузно взлетел из аэропорта Пулково. Когда самолёт выровнялся и все расстегнули ремни, сосед Людмилы, сидящий у окна, спросил, поворачивая свой огромный корпус:
   - Здесь должен был лететь Андрей?
   - Вероятно, он заболел, - улыбнулась Людмила, а гигант у окна доверительно спросил: - Вы за него?
   Людмила объяснила, что билеты взяла в агентстве и они с Русланом сами по себе. Сосед представился Спартаком и разочарованно отвернулся к окну. Отбрасывая в сторону предполётную суету, Людмила уселась в кресло и оглянулась вокруг. К её удивлению, большинство пассажиров оказались крепкими мужчинами, а редкие особи женского пола обладали мужскими привычками.
   "Спортсмены или военные?" - подумала Людмила, склоняясь к последнему, так как возраст большинства пассажиров давно перевалил за двадцать пять, а то и тридцать лет. Зная, что рядом с Турцией идёт война в Сирии, Людмила предположила, что это наёмники. Она не стала посвящать Руслана в свои наблюдения, а то он может неправильно посмотреть на этих крепких ребят и его побьют, как боксёрскую грушу. Чтобы отбросить все размышления в сторону, она улеглась на плечо Руслана, тем самым блокируя все его телодвижения.
   Когда Руслан толкнул её, она удивлённо подняла голову и подтянула ноги, который вытянула до самой стенки. Они сидели за салоном бизнес-класса, в восьмом ряду, возле аварийного выхода и им было просторно, так как перед ними отсутствовал ряд сидений. Сосед Спартак тоже храпел, вытянув ноги так же, как Людмила. Она увидела, как по салону ходит мужчина в чёрной рубашке и таких же брюках, перешёптываясь то с одним, то с другим пассажиром. Поравнявшись с их рядом, мужчина толкнул соседа и сказал:
   - Спартак, подъём!
   Гигант вскочил и чуть не снёс головой багажный отсек, а мужчина в чёрной рубашке похлопал его по плечу. Они вместе двинулись по салону в направлении туалета.
   - Подлетаем, - объяснил Руслан, а Людмила заглянула в иллюминатор. Внизу уже проплывали кварталы Стамбула, а стюардесса предложила пристегнуть ремни. Сосед Спартак так и не появился, а самолёт сделал вираж и пошёл на посадку. Пока ожидали багаж, Людмила увидела мельком своего соседа, который следовал за человеком в чёрной одежде, как хвостик. Когда она, вместе с Русланом, садилась в автобус, идущий в Стамбул, Людмила заметила, как бывшие попутчики в колонну по два садились в большой автобус.
   Из аэропорта Ататюрк их привезли прямо под отель "Фарос", в котором Людмила забронировала двухместный номер с одной кроватью. Данное обстоятельство слегка смущало её, так как об этом Руслан не знал. Да, они спали вдвоём одетыми, когда ходили в походы, но чтобы вместе и в одной постели - никогда. Она протянула портье расчётную карточку Руслана, а он протянул ей ключи от номера и кивнул юноше в униформе, который подхватил лёгкий багаж Людмилы, а Руслан свой нёс сам. Раскидав вещи по номеру и полюбовавшись видами из окна, они спустились в ресторан, где скушали люля-кебаб с рисом, пахлаву с фисташками и запили гранатовым соком. Когда они вновь поднялись в номер, то Руслан спросил, позевывая и разглядывая огромную кровать: - Мы здесь будем спать?
   Людмила покраснела и кивнула, но Руслан, по её мнению, ничего не заметил, а отправился в душ. Вернувшись оттуда, он бухнулся в кровать со словами: - Я спать!
   Людмила вздохнула и тоже пошла в душевую кабинку, где долго мылилась, лаская руками своё тело и представляя, что это делает Руслан. Потихоньку забравшись в кровать, она придвинулась к Руслану, и тот обернулся к ней и обнял, не открывая глаз. Несмотря на то, что она не так представляла этот вечер, Людмила с нежностью прижалась к Руслану и заснула. Уже во сне, она в подсознании вспомнила, что в этот день её всё время сопровождал чей-то настороженный взгляд, прикрытый тёмными очками.
  

***

   Проснулась Людмила оттого, что ей в бок упиралась какая-то палка. Она протянула руку и принялась ощупывать эту палку, но она, неожиданно, задёргалась, а Руслан прильнул к Людмиле, прижимая её к себе. Она увидела растерянное лицо Руслана и только тогда поняла, что произошло. Видимо, они поняли одновременно, так как оба захихикали и прижались друг к другу, ощущая между собой влажную прокладку и единение тел.
   - Пойдём в душ, - предложил Руслан. Они поднялись с постели и стали рядом под тёплую струю воды. Скинутые трусики мокли под ногами, а Людмила мыла мочалкой Руслана, отчего его деревянный предмет, под нечаянными прикосновениями рук Людмилы, вновь восстал. Руслан прижал её к стенке, целуя лицо и её маленькие груди, а она ворошила его волосы, целуя в макушку. Оказалось, что то, о чём она думала, происходит совсем естественно и никакой боли, кроме какого-то неудобства внизу, она не почувствовала. Они вместе с Русланом преодолели это неудобство, но никакого восторга Людмила не ощущала, а только испытывала огромную нежность к Руслану, отчего неистово прижалась к нему всем телом.
   "Мы сделали это", - подумала Людмила, отвечая на мягкие поцелуи Руслана и задыхаясь от счастья. Судя по виду Руслана, он находился в таком же состоянии, и это успокоило душу Людмилы, вымывая из памяти какую-то Лили.
   Размягчённые и слегка уставшие, они опустились в ресторан и заказали так много блюд, что все не съели. По расписанию, созданному Людмилой, в этот день у них намечалась экскурсия в собор Святой Софии, а так как он находился недалеко, то они отправились пешком. В парке турецкого поэта Эрсоя Руслан остановился под большим деревом и загадочно посмотрел на Людмилу.
   - Люда, я предлагаю тебе стать моей невестой, - сказал Руслан, опустившись одним коленом на квадратную каменную брусчатку, и протянул ей золотое кольцо с маленьким бриллиантом.
   - Ты заготовил кольцо заранее, ещё в Санкт-Петербурге? - воскликнула Людмила, поражённая происходящим. Оказалось, что её сюрприз с гостиницей совсем не сюрприз, по сравнению с кольцом Руслана.
   - После того, как я побывал в том мрачном потустороннем лесу, я понял, что ты - моя судьба, - произнёс Руслан, а из глаз Людмилы брызнули слёзы.
   - Ты будешь моей невестой? - озабоченно спросил Руслан. Людмила размазала слёзы по лицу и сказала: - Это самый счастливый день в моей жизни. Я скажу тебе да!
   Они обнялись и так стояли на дорожке. Мимо проходили прохожие и, несмотря на то, что они нарушали моральные устои мусульман, их, почему-то, никто не осуждал. Возможно потому, что в Турции религия не является основополагающим фактором общественного сознания. Испытывая эйфорию и душевное единение, они взялись за руки и поспешили в собор.
   Некогда главный храм православия, собор Святой Софии, после завоевания Константинополя турками-османами, влачил жалкое существование. Сначала его стены замазали штукатуркой, чтобы скрыть все лики святых, и превратили в мечеть, пристроив четыре минарета. И только в 1935 году, благодаря общественности и турецкому реформатору Ататюрку, собор Святой Софии превратили в музей, а фрески освободили от штукатурки. Мечеть Фируз Ага, мимо которой они проходили, не вызвала у Людмилы никакого интереса, а когда Руслан спросил почему, то высказалась предельно прямо и просто:
   - Ислам - религия для мужчин. В ней нет места женщине и всё, что ей отводится - роль рабыни.
   - В Турции женщин выбирают в парламент, - возразил Руслан.
   - Это не меняет моего отношения к исламу, - отрезала Людмила.
   Они прошли мимо разрушенного обелиска и оказались возле центрального входа в собор Святой Софии. Открытые двери запустили их в галерею, освещённую низко висящими люстрами. Высокие арочные своды подпирали колонны, сложенные вместе со стенами. Не мешкая, Руслан и Людмила зашли в главный зал, освещённый такими же люстрами, как и в галерее, и задрали головы, поражаясь величавой громадине. Даже не верилось, что здание строили люди, казалось, что на такое способны только великаны. Людмила, увидев круглые щиты с арабской вязью, прибитые к колоннам, не вытерпела и сообщила своё нелестное мнение: - Меня раздражают эти, не к месту пристёгнутые щиты!
   - Будь терпимее и люди к тебе потянуться, - дразнил Руслан, а Людмила потащила его вверх по ступенькам, на галерею. Человек в тёмных очках, стоящий у стены, повернулся и проводил их взглядом, а потом прикрыл лицо белым башлыком и последовал за ними.
   Они не смотрели на время, пока бродили по собору, и только солнце, перебравшись в окна западной части здания, напоминало, что время движется к вечеру. Руслан не торопил Людмилу, так как она кропотливо заносила в большую общую тетрадь все надписи и рисунки, которые им встречались в соборе. Людей стало больше, так как сентябрьская жара загоняла прохожих под прохладные величественные своды. Они находились перед алтарём, когда Людмила, как в замедленном фильме, увидела людей, прикрывающих свои лица балаклавами, которые из-за колонн выбрасывали на середину зала дымящиеся лимоны. Эти странные фрукты, крутанувшись на скользком каменном полу, с грохотом раскололись, наполняя собор дымом, а стены вокруг затрещали и зацокали. Раздался первый раздирающий душу крик, а за ним второй, третий. Людмила повернулась к Руслану, который стоял прямо в аспиде, задрав голову вверх, словно молился Богородице с маленьким Иисусом. Людмилу удивило его помертвевшее лицо, искажённое болью, а руки прижались к груди.
   "Ранили!" - подумала Людмила и бросилась к Руслану, чтобы поддержать его. Но тут перед ней выскочил их знакомый Спартак, который подхватил Руслана на руки и понёсся к выходу, громко выкрикивая на английском языке:
   - Step aside, the wounded man!82
   Людмила побежала за Спартаком, а вокруг снова раздались крики: "Step aside, the wounded man!" - и крепкие парни неслись к выходу. Тут же набежала пресса и фотографы, снимающие всё вокруг, в особенности крепких ребят, которые картинно держали в руках трупы, подразумевая в них раненных. Спартак посадил Руслана возле стенки и похлопал его по лицу. Руслан открыл глаза, и Спартак довольно сказал:
   - Живой, земляк?
   Руслан оглянулся, разыскивая глазами Людмилу, а когда увидел её живой и невредимой, - успокоился. Людмила заметила, что Спартак что-то потерял, и махнула ему рукой.
   - У вас что-то выпало! - предупредила она, а когда разглядела предмет, с ужасом поняла, что это чёрная балаклава.
   - Спасибо, сестричка! - улыбнувшись, сказал Спартак и отправился к своему руководителю в чёрном костюме. Людмила принялась ощупывать Руслана, постоянно спрашивая: "Что у тебя болит?" - но он упорно отвечал, что ничего. Она расстегнула рубашку и увидела покрасневшую перевёрнутую звезду на груди. Людмила дотронулась до нее, и Руслан вскрикнул от боли. "Видимо, ударил кусок штукатурки или камень", - подумала Людмила, успокаиваясь.
   - Посиди здесь, - сказала она Руслану, - я пойду, помогу раненным.
   Она отправилась к лежащим раненным, которым уже оказывали помощь, и погрузилась в работу ей известную, так ка отец часто её брал с собой в хирургию и она многое знала, пусть и теоретически. Вскоре всех раненных увезли санитарные машины, и Людмила вернулась к сидевшему Руслану.
   - Сможешь идти? - спросила она и подумала, что Руслана следовало показать врачам. Она помогла ему, и они медленно поковыляли в гостиницу. Возле памятного дерева в парке Руслан присел на лавочку и сказал:
   - Здесь я всегда буду набираться сил.
   В гостинице она поставила Руслана в душ и вымыла, тщательно осматривая каждый кусочек его тела. Она не обнаружила никаких других ран, кроме как на груди и немного успокоилась. Поднявшаяся деревяшка Руслана, как и он сам, требовала продолжения утреннего банкета, но Людмила строго сказала, включив ему холодный душ:
   - Никакого секса больным не положено.
   Визжащий Руслан и упавшая деревяшка подтвердили данный диагноз. Они пошли в ресторан поужинать, а по приходу в номер сразу заснули. Утренняя турецкая газета, подсунутая под дверь, писала, что многороссийские туристы самоотверженно спасали раненых в соборе Святой Софии. На развороте газеты красовалась фотография Людмилы, которая перевязывала голову японскому туристу. В отличие от турецких газет, где о нападавших не говорилось ни слова, все многороссийские СМИ и телевидение муссировали ноту Многороссийского президента, который требовал наказать исламских экстремистов, пытавшихся разрушить православную святыню. В ноте указывалось, что только благодаря усилиям многороссийских туристов экстремистам не удалось взорвать собор Святой Софии. Людмила не читала утреннюю газету, тем более, многороссийскую прессу, так как в это время проснувшийся больной страстно насиловал врача с её согласия.
   Остальные дни их отпуска в Турции прошли без происшествий. Людмила таскала Руслана по всем памятникам, оставшимся от некогда величественной Восточной Римской империи, занося в свою тетрадь все увиденные надписи и фотографируя всё на айфон. Если говорить честно, то Руслану надоела эта музейная суета, и он не думал, что им удастся найти что-то, проливающее свет на существование Рубина Милосердия. Но, рассматривая горящее энтузиазмом лицо Людмилы, он млел от счастья и не перечил, думая о том, как они вернуться в отель "Фарос" и завалятся в кровать. Такие мысли простительны для влюблённого парня, пребывающего в состоянии эйфории.
   В последний день Людмила, к большому удивлению Руслана, потянула его с собор Святой Софии. На замечание Руслана, что они там были, Людмила сказала, что она кое-что забыла посмотреть. Руслан не стал спорить, и они отправились в собор. Словно специально, в соборе почти не было туристов, и Людмила повела Руслана прямо к алтарю. Руслан немного смутился, так как данное место напоминало о ранении, но терпеливо шагал рядом с Людмилой. Когда они оказались прямо под мозаикой Богородицы с младенцем в апсиде, Руслан схватился за грудь и чуть не закричал. Стиснув зубы, он смотрел на Людмилу, а она рассматривала его, как подопытного кролика. Вероятно, результат её удовлетворил, так как она потащила Руслана от алтаря и, спрятавшись за колонной, прошептала:
   - Ты, пока, посиди здесь, а я немного поработаю.
   Руслан присел на холодный пол, опираясь на колонну, а Людмила снова понеслась к алтарю и задрала голову вверх. Богородица смотрела ей в глаза, но ничего не говорила. Людмила ответила ей: "Спасибо!" - и отправилась к Руслану, которого потащила сразу в гостиницу. Вслед за ними вышел араб в чёрных очках, который, проводив взглядом Людмилу и Руслана, вернулся в собор Святой Марии и долго стоял у алтаря, задрав голову и рассматривая мозаику Пресвятой Богородицы с маленьким Иисусом. После этого он вышел из собора и скрылся в бедных улочках Зейтынбурна.
   В тот же день, вечером, Людмила и Руслан улетели домой, в Санкт-Петербург. Посадка прошла спокойно, так как люди летели домой после отдыха и ещё не погрузились в домашние проблемы. Людмила села у окна, рассматривая самолёты, которые готовились взлетать, а рядом на сумасшедшей скорости садились другие самолёты, неистово притормаживая в конце полосы. Их самолёт запустил двигатели и пристроился в очередь, выруливая на взлётную полосу. Неожиданно, Людмила почувствовала, что что-то не так. По аэродрому рассыпались люди в защитном обмундировании и вооружённые автоматами. Самолёт, пытавшийся взлететь, подскочил в небо, но тут же вспыхнул ярким факелом и грохнулся за взлётной полосой. Их самолёт заглушил моторы и остановился. Людмила видела, как к нему подбежали несколько человек, и подъехал трап. Дверь открылась, и в салон самолёта зашли вооружённые люди в чёрных балаклавах. Один из них громко объявил:
   - Приготовить документы!
   Какой-то дурак начал ерепениться и тут же получил в лицо прикладом автомата. Его выволокли из салона и расстреляли рядом с трапом.
   - Сиди тихо, - прошептал Руслан, сжимая Людмиле руку. Когда очередь дошла до них, Руслан протянул документы и плечистый автоматчик, даже не взглянув на них, наклонился к Людмиле и прошептал: "Привет, сестричка!" С удивлением Людмила узнала в нём Спартака, а он сунул Руслану документы и пошёл дальше. "Закрой рот!" - весьма кстати шепнул Руслан, а Спартак, обернувшись, крикнул:
   - Не разговаривать!
   Из салона вывели несколько иностранцев, которые беспомощно смотрели на окружающих, взывая к поддержке, но все предпочитали отвернуться и не смотреть.
   - Куда их? - спросила Людмила проходящего мимо Спартака, и он шепнул ей на ухо: "В заложники", - а громко сказал: - Прощай, сестричка!
   Людмила почувствовала неловкость, оттого, что этот Спартак думает, что она одобряет его действия, а все окружающие считают её пособником террористов. Возможно, у него, действительно, есть сестра, весьма похожая на Людмилу, отчего террорист и проявляет к ней снисхождение.
   То, что эти люди террористы, пусть и многороссийские, она не сомневалась. "Опять какую-то бодягу затевают!" - подумала Людмила, выглядывая в окно и наблюдая за тем, как заложников сажают в аэродромный автобус и куда-то увозят. Вновь заработали двигатели, и самолёт вырулил на взлётную полосу. Когда они уже взлетали, то Людмила увидела цепочку военных самолётов в маскировочной раскраске, которые один за другим приземлялись в аэропорту Ататюрка. Из них, как горох, высыпались зелёные человечки, которые тут же грузились в автобусы.
   Дальше Людмила ничего не увидела, так как самолёт поглотили облака.
  

***

   Лилит подставила своё лицо под солнце и дремала на шезлонге, погружаясь в негу вне времени и пространства. Не сосредоточенные на чём-либо мысли витали в каких-то мечтах, а скорее в своих аберрациях, выхватывая образы из расслабленных глифом. Отпущенные на волю симпоты бродили, где хотели, погружаясь в океан под кораблём или поднимаясь к небесам и щупая надутые облака, словно соски коровы, готовые брызнуть неожиданным дождём или мелким градом. Лёгкое дуновение ветра приятно освежало лицо и, словно рука, выглаживало её роскошное голое тело, слепленное по воле Лучезарного, но ему не нужное. Воспоминания о Лучезарном внесли диссонанс в её расслабленные мысли, но она отогнала прошлое, снова погружаясь в нирвану.
   Экипаж яхты не смел даже пикнуть, когда госпожа появлялась на палубе, так как служили ей давно и дорожили прибыльным местом. Кроме того они знали больше окружающих, но даже в супружеской постели не смели сообщить своим подругам подробности жизни мадемуазель. То, что для неё не существовало преград, и она знала их мысли наперёд, уже давно не удивляло экипаж, а её пируэты в воздухе, когда она хотела летать, или погружение в воду на немыслимую глубину только восхищало членов команды. Капитан яхты, бывший полковник КГБ Буранов, знал ещё больше, но помалкивал. Поговаривали, что он был когда-то любовником нестареющей мадемуазель, но седые волосы, рано появившиеся у молодого полковника, свидетельствовали только о том, что капитан много пережил. Лилит почувствовала, что стало немного теплее, и услышала над головой приятный голос: - Какая же всё-таки ты красивая!
   Лилит не стала открывать глаза, так как узнала этот голос. Она узнала бы его среди тысячи голосов небесного хора, поэтому не шевелилась, а только слушала.
   - Ты - самое лучшее, что я когда-либо создал, - произнёс тот, от которого она никогда не надеялась услышать такие слова. Она уловила его ошеломительный запах полевых ромашек и почувствовала, как его губы легко коснулись её губ. Совсем растерянная, она отрыла свои губы навстречу ему и только тогда испытала сладость поцелуя. Растворяясь в нежности, она потеряла голову, так как не меняла человеческой оболочки. Обхватив его руками, она прижалась к нему и к его губам, высасывая из него давно востребованную любовь и нежность. Он вошёл в неё, и её промежность точно взорвалась невероятным каскадом ощущений, главным из которых была неутолимая страсть. Ритм его движений подталкивал поднимающуюся волну похоти, полностью отключая все другие чувства и желания. Небо над яхтой вспыхнуло разноцветными красками, пугая далёкие корабли, а капитан Буранов, видевший и не такой, спокойно сказал рулевому: - Держать курс!
   - Секс с тобой был прекрасный, - улыбаясь, сказала Лилит, когда Лучезарный откинулся на палубу, где они оказались во время любовной игры.
   - Я хочу, чтобы ты поднялась со мной в Эссенариум, - промолвил Лучезарный, привстав на колени, и Лилит вздрогнула: резкое "хочу" больно ударило по ушам.
   "Да он меня не любит!" - подумала Лилит и услышала внутри себя его растерянное: "Почему не люблю, люблю?!" "А люблю ли его я?!" - спросила она себя и с удивлением и ужасом поняла, что нет. Её чувство к Лучезарному погашено Сатанаилом и его тварями. От любви осталось одно пепелище, которое напоминает о безвозвратно потерянном чувстве. Точка возврата давно осталась позади.
   - Я уничтожу Сатанаила, - пообещал Лучезарный, но Лилит покачала головой: - Это не вернёт моей любви.
   - Ты останешься здесь, - огорчённо констатировал Лучезарный и Лилит ответила: - Да, здесь мои друзья и подруги.
   - Передавай привет Морти, - сказал Лучезарный и молнией пропал в небе.
   - Непременно, - ему вслед сказала Лилит. Повернувшись к капитану Буранову, она бодрым голосом сообщила: - Мы идём домой! - а потом добавила: - Только не быстро!
   - Слушаюсь, моя королева! - произнёс Буранов и крикнул вниз: - Все по местам! Поднять паруса!
  
  
   Репликация шестнадцатая. Маргина
  
   Последние времена не нравились Илье Лазаревичу, так как Роман Аркадьевич активно толкал Многороссию к атомному Апокалипсису. Не ограничившись разорением Украины, он отправил Сурка в Сирию, чтобы тот напакостил американцам в их игре, а сам занялся подготовкой к двадцать шестому Крестовому походу. Кисель и Песов кричали с экрана телевизора о возрождении православия, хотя оба были склонны к сатанизму и каждый год на 8 августа поднимались на гору Змеиную, острова Коневец, предаваясь дьявольским утехам. "Крестоносцы", партия Пострелкова, призывала Государственную думу возвратить исконно православную территорию, Константинополь, в границы Многороссии. Несогласных с ними депутатов клеймили американскими предателями и обещали в лучшем случае посадить за решетку, а в худшем - угробить при удобном случае
   Официальная церковь нашла документальное подтверждение прав Многороссии на территорию Константинополя. Патриарха Гермоген огласил найденную "Константинопольскую летопись", в которой последний базилевс Восточной Римской империи Константин XI Палеолог в последний день своего царствования, 28 мая 1453 года, подтвердил монаху Сидору из Многороссии передачу своей власти царю Василию II Тёмному. То ли монах обещал помощь царя, то ли Константину XI было уже всё равно, так как орды турков-османов во главе с султаном Мехмедом II уже брали штурмом Константинополь, но он подписал бумагу и отправился на свою последнюю битву.
   Несколько дивизий, высаженных в международном аэропорту имени Ататюрка, оккупировали весь европейский кусок территории Турции, вместе со Стамбулом. На следующее утро газета "Правда" вышла под большим заголовком "Христианские ценности спасены", а на первой странице красовалось бородатая харя какого-то грека, которого "оккупанты" турки не пускали молиться собор Святой Софии. Впоследствии оказалось, что это вовсе не грек, а боевик, по прозвищу "Моторола", который нажрался в оккупированном им магазине и подлежал расстрелу, но, искупая свою вину, согласился изображать грека.
   Международные СМИ, допущенные до "грека", задавали ему провокационные вопросы на греческом, но новоиспечённый "грек" резал правду-матку, объясняя матерным языком, что его бедные греческие родители в детстве продали его в богатую Многороссию. Там он познал православие и паломником отправился на святую православную землю в Константинополь.
   Растерянное НАТО не знало, что делать, так как казармы многороссийских солдат окружали лагеря для турков-беженцев, а, в придачу, внутри казарм держали иностранных подданных, захваченных во время двадцать шестого Крестового похода. Америка, во главе с президентом Омама, тоже не знала что делать, так как до выборов остался один месяц, а президент Омама хотел слыть в истории миротворцем, а не разжигателем войны. Поэтому, внешнеполитическое ведомство президента выразило озабоченность и на этом ограничилось. Турки, так подло брошенные мировым сообществом, собирались воевать с Многороссией, но курды, получившие оружие от каких-то зелёных неизвестных генералов, развязали настоящую войну у них в тылу.
   Стамбул сейчас же переименовали в Константинополь, а в соборе Святой Софии содрали исламские круглые щиты, уродующие православную святыню. После быстрого косметического ремонта собор готовили к приезду попа-расстриги Папона и патриарха Многороссии и Константинополя Гермогена. Так как данные субъекты испытывали друг к другу открытую ненависть, министр обороны Сергу Куйгетович Шайтангу конфиденциально сообщил каждому из них, что в случае конфликта раб божий Папон и господин Мерзляев могут домой не долететь, а сразу отправятся на небо. Поэтому богослужение в соборе Святой Софии происходило степенно, несмотря на попытки расстриги перепеть патриарха тонкими визгливыми нотками. Многороссийское телевидение, напичкав камерами весь собор и даже патриаршую уборную, с приторной слезливостью рассказывало зрителям о возвращение святыни в лоно православной церкви. С душевным трепетом господин Кисель зачитывал поздравительную телеграмму папы римского и обращения тысяч многороссиян по этому поводу.
   Радостные лица греческих православных верующих, привезённых автобусами в Константинополь, говорили всему миру, что Илья Лазаревич, то есть Плутин, сделал богоугодное дело и кто посмеет бросать бомбы на головы молящихся христиан. НАТО посчитало, что в произошедших событиях виновата сама Турция, и призывали Многороссию не расширять аннексию турецких территорий. Господин Плутин, с честными водянистыми глазами, убеждал с телевизора, что кроме православной святыни ему в Турции ничего не нужно и все с радостью поспешили в это поверить. В своём выступлении для многороссийской аудитории Плутин с удовольствием сообщил, что Третий Рим, о котором так долго мечтали многороссияне, - стал реальностью.
  

***

   Руслан и Людмила, возвратившись в Санкт-Петербург, сразу легли спать, а когда утром проснулись, оказались в другой стране. То, что выплеснули экраны телевизоров и газеты, говорило о том, что страну понесло. Понесло неудержимо и прямо в пропасть. Для Людмилы особенно показательным оказался захват аэропорта Ататюрк, и она знала, что руководство страны на этом не остановится. Даже то, что она хотела рассказать Маргине, поникло перед международными событиями. Маргина, услышав о том, что им пришлось пережить в Турции, всерьёз подумывала о том, чтобы уехать из Многороссии, в которой жизнь становилась весьма непредсказуемой. Посоветоваться было не с кем, так как Лилит отдыхала в Атлантике, а из Морти советчица никудышная. Её размышления прервала сама Морти, которая сообщила: - Твоих родных никто не тронет
   - Пусть кто-нибудь попробует! - пообещала Маргина, но Морти сообщала ей совсем о другом. Вечером, когда все немного расслабились и уже собирались спать, Людмила решила, что настала удобная минута и показала бабушке кольцо, сообщив при этом:
   - Мы с Русланом помолвлены.
   Маргина опустилась на стул и догадалась пошарить в голове Людмилы и Руслана.
   - Вы спали вместе?! - воскликнула она, рассматривая Людмилу и бросая возмущённый взгляд на Руслана. После этого она разразилась длинной воспитательной беседой, которую Руслан слушал, как и полагается, совершенно серьёзно, а Людмила с улыбкой, повиснув у Маргины на плече. Закончив разнос, Маргина посмотрела на Людмилу и спросила:
   - Что вы ещё скрываете?
   Проверив голову Людмилы, она снова удивилась и сказала: - Ты делала эксперимент на Руслане?
   - А что тут такого? - вопросом ответила Людмила, а Руслан непонимающе смотрел на их обоих.
   - Какие эксперименты? - спросил Тарас, возвратившийся домой, а вместе с ним появилась и Марико. То, что им рассказала Маргина, заставило их присесть и понять, что их дочь уже повзрослела.
   - Как ты будешь учиться, если станешь беременной? - спросила Марико, взирая на дочь.
   - Всё, что знает папа, он может вложить мне в голову, - парировала Людмила и Марико знала, что она говорит правду. - Я буду предохраняться, - покраснев, добавила Людмила.
   - Уже поздно, ты беременная, - сообщила Маргина. Марико, сняв сеточку с Тараса, надела её на себя и проверила Людмилу. После этого она сердито сообщила:
   - Ты беременная.
   - Почему так грустно, радоваться нужно, - сказал Руслан, но его улыбкой поддержала только молчавшая Морти. Она давно считала голову Людмилы, и её занимал не будущий внук Лилит, а совсем другое обстоятельство. Она незаметно покинула компанию, приказав Сету присматривать за Русланом. Её путь лежал в Турцию, но она ещё не знала, что опоздала.
   По периметру собор Святой Софии охраняли зелёные человечки, прибывшие из России. Так как всех оставшихся турок на европейской части Турции согнали во вновь созданные концлагеря, то место возле собора оставалось пустынным и легко просматривалось. Знакомый Людмилы, Спартак, стоял на посту у главного входа, подменив своих уставших бойцов и отправив их поспать. Всё было спокойно, и Спартак чуть сам не засыпал, опираясь на стенку.
   Краем глаза он увидел какую-то тень и насторожился. Оказалось, что это какой-то старый согнутый турок, опирающийся на палку и идущий мимо ряда стоящих колонн в направлении главного входа.
   - Старик, здесь ходить нельзя, - миролюбиво сказал Спартак, собираясь повернуть турка назад. Старик потянул палку вверх и, к удивлению Спартака, под луной блеснула сталь. Голова Спартака, отделённая от могучего тела, покатилась по камню, орошая его кровью. Склонённое лицо старика, освещённое Луной, оказалось последним изображением, что увидели его остекленевшие глаза. Старик выпрямился и оглянулся, а потом легко перебросил тело Спартака за кусты у дорожки. Отрубленную голову он запулил на навес пустого кафе и быстро проник в собор через главный вход.
   Когда глаза старика привыкли к темноте, то света от Луны, проникающего через верхние полукруглые окна оказалось достаточно, чтобы легко ориентироваться. Он сразу направился в сторону алтаря и вскоре оказался в аспиде. Вытащив крюк на верёвке, он забросил его вверх и добрался до первого ряда окон, потом до второго и вскоре он оказался под куполом. Несколько забитых крюков успешно удерживали его тренированное тело под мозаикой Богоматери. Незнакомец вытащил фонарь и тщательно исследовал мозаику, выковыривая отвёрткой подозрительные места, пока луч света не выхватил из темноты что-то, сверкнувшее красным пламенем.
   - Что ты там делаешь?! - раздался голос на многороссийском языке, но в ответ появившийся десантник получил нож в шею, который швырнул незнакомец. Десантник выпустил очередь и упал, а через секунду с высоты шлёпнулся неизвестный скалолаз.
   Опоздавшая Морти забрала душу охранника, а у ассасина Хасана, которого она узнала, душу забрать не могла, так как она ей не принадлежала. Морти только разжала ладонь его руки и вынула зажатый в ней рубин, а потом покинула помещение. "Этот - настоящий!" - почему-то поверила она, а потом забрала душу обезглавленного Спартака. Прибежавшие на выстрел десантники нашли в соборе Святой Софии два трупа, один из которых забрали, а труп ассасина выбросили за ограду в бывший парк Султан Ахмата, а ныне парк имени Суворова.
  

***

   Появившаяся Лилит была рассеянной и сообщение Маргины о том, что Руслан помолвлен с Людмилой, восприняла совсем не так, как думала подруга. Ошарашенная таким безразличием, Маргина сообщила, что Руслан и Людмила спали вместе и у них будет ребёнок. Лилит, в ответ на бурную речь Маргины, спокойно ответила:
   - Ты всё принимаешь близко к сердцу, - и тут же спросила: - А кто будет, мальчик или девочка?
   Маргина, в ответ, обозвала Лилит чёрствой скотиной и убежала к себе, возмущаясь таким безразличием к судьбе её внучки и собственного сына. На Лилит, которая появилась сквозь стенку, она принципиально не реагировала, а та спросила: - Что ты собираешься дарить им на свадьбу?
   Вопрос Лилит сбил Маргину с толку, и она растерянно уставилась на подругу и спросила: - А ты?
   - Давай подарим им от нас мою сеточку, - ответила Лилит. Маргина, поражённая такой безграничной щедростью, не к месту спросила: - А как же будешь ты?
   Лилит посмотрела на Маргину, как дуру, и сообщила:
   - Маргоша, ты что, забыла, что у меня две сеточки?
   Ударение, сделанное Лилит на слове "два", заставило Маргину хихикнуть, и она обняла подругу за шею:
   - Прости! Меня известие о том, что они спят вместе, немного огорошило.
   - Я спала с Лучезарным, - то ли к месту, а то ли нет, сказала Лилит, а Маргина, снова получившая порцию адреналина, растерянно спросила: - Он будет с тобой жить?
   - Нет, - ответила Лилит и добавила, отправляясь через стенку домой: - Я его не люблю.
   Поражённая этим Маргина присела на стул и долго пыталась разобраться в хитросплетениях чужой судьбы, которую плетёт Фатенот и гуцульские девушки, надолго застрявшие у неё в гостях. Спохватившись, она подумала, что подруге нужно помочь и хотела нырнуть к ней через стенку, но лоб о лоб столкнулась с Туманным Котом.
   Котяра где-то долго шлялся, и Маргина уже беспокоилась за него, забывая бросить симпоту и всё выяснить. Туманный Кот безразлично встретил сообщение Маргины о том, что Руслан и Людмила вернулись из бывшего Стамбула, нынешней столицы Третьего Рима - Константинополя. "Какой-то он странный!?" - подумала Маргина, а кот ещё больше её озадачил, так как сообщил:
   - Ты должна посетить Плутина.
   - Я эту тварь и видеть не хочу! - возмущённо воскликнула Маргина.
   - Ты можешь его не любить, но нужно узнать пароль на систему запуска атомного оружия. К тому же, если он так тебе противен, ты можешь его уничтожить, - с деловым видом сообщил Туманный Кот. По его хитрой морде Маргина чувствовала, что он, видимо, врёт и спросила: - Меня ждёт сюрприз?
   - Возможно, - туманно сказал Туманный кот и добавил: - После этого ты возвратишься в Эссенариум.
   Кот собрался удалиться через стенку, как и пришёл, а Маргина, огорчённая его сообщением, перепугано спросила:
   - Ты куда?
   - В Америку, - ответил кот и объяснил: - Я должен сделать всё, чтобы на угрозы Многороссии Америка не ответила своими атомными ракетами.
   - Ты убьёшь президента Омама? - нелепо пошутила Маргина.
   - Нет, усыплю начальника штаба НАТО, - сказал кот, и Маргина не поняла, шутил он или говорил правду. Пока она размышляла, Туманный Кот растворился в пространстве, даже не подарив ей улыбку чеширского кота. Только сейчас до Маргины дошло, что ей придётся расстаться с дочерью, зятем и внучкой, которая носит в себе не родившуюся правнучку. Уговорить Лучезарного оставить её здесь, видимо, не удастся, тем более что в Эссенариуме Маргину ждут её дочери. "Как всё сложно, - с грустью подумала она. - Что-то теряем, а что-то находим!"
   Следовало попрощаться со всеми, но как только Маргина себе представила слёзы Марико и Людмилы, то желание что-либо сообщать пропало. Она взяла ручку и листок бумаги и размашисто написала:
   Улетаю в Маскву!
   Вернусь через несколько дней.
   Я вас люблю.
   Маргина.
   Положила ручку на стол, придавив листок и загрустила. "Даже с Лилит не попрощалась!" - упрекнула она себя, а потом решительно вылетела в окно.
  

***

   Роман Аркадьевич был довольный собой. Все происходило, как нельзя лучше, и Сатанаил похвалил его за ретивость. Поступление душ во Тьму из ручья превратилось в многоводную тёмную реку, что не могло не радовать. Соприкасаясь с Эссенариумом, Тьма медленно вытесняла Свет в Ничто, освобождая себе место. Осталось последнее - развязать кровавую войнушку, чтобы втянуть в неё все страны и сбросить бомбы на Америку, чтобы исключить её участие в данном процессе. После этого сделать Илью Лазаревича абсолютным диктатором и одну за другой плющить окружающие страны, создавая мировую империю в одних руках. "Жаль, что мне самому нельзя управлять планетой, - думал Роман Аркадьевич, - тогда я был бы первым на Земле и вторым после Сатанаила".
   Если бы Сатанаил забрался в самые крамольные глифомы Романа Аркадьевича, то он бы увидел нечто интересное и предпринял бы ответные меры, но Антихрист не догадывался о содержании памяти своего подчинённого. Наоборот, он мог унизить Самаэля или жестоко поиздеваться над ним, но допустить мысль, что, кроме страха, в душе Романа Аркадьевича имеется нечто противоположное, Сатанаил не мог даже в страшном сне.
   Дело в том, что Роман Аркадьевич собирался восстановить отношения со своей женой, Лилит, а ещё больше - познакомиться со своим сыном, Русланом. Так как он не вполне был его отцом, и, предполагалось, что Руслан принадлежит всему сатанинскому племени во главе с Антихристом, то Роман Аркадьевич желал быть добрым отчимом.
   Следующая спрятанная мысль говорила о том, что Роман Аркадьевич искренне желал своему хозяину сгинуть в тартарары. Если Сатанаил остановится где-нибудь на краю, то Самаэль по-товарищески его подтолкнёт, чтобы не мучился.
   И только тогда Самаэль займёт на место Сатанаила, пока Руслан не созреет для того, чтобы управлять Тьмой. А ведь Руслан может и не созреть... молодой, горячий, может нечаянно свернуть себе шею, как в Турции, например.
   "Что они там искали?" - подумал Роман Аркадьевич, отвлекаясь от своей тёмной мечты. Затея с Рубином Милосердия казалась Роману Аркадьевичу ловушкой, но он не посмел перечить Сатанаилу и по мере сил следил за успехами противоположного лагеря, у которого тоже получился пшик.
   "Вероятнее всего, Лучезарный использует Маргину и кота втёмную, чтобы заморочить нам голову", - думал Роман Аркадьевич и посмотрел на часы - этот слизняк с белесыми глазами опаздывал. "Окурок" - вспомнил он и обнаружил Плутина дома. То, чем занимался властелин Многороссии, разозлило Романа Аркадьевича. "Нашёл время!" - проскрипел он и обрушил в голову Плутина мировую зубовную боль. Подскочив под потолок, голый Плутин схватился за голову и услышал грозное: "Сейчас же в Кремль!" Выгнав мальчика, Плутин вызвал машину, а сам путался в штанинах брюк
   Плутин требовался Роману Аркадьевичу, чтобы нажать кнопочку. Кнопочка находилась в чемоданчике, и после её нажатия происходил процесс запуска всех ракет, имеющихся на вооружении Многороссии. Через десять минут Америка превращалась в пепел, а с остальными Роман Аркадьевич собирался поступить, как заблагорассудится. Естественно, Роман Аркадьевич сам кнопку нажать не мог, так как не хотел попасть под косу Морти, а чемоданчик держал при себе, мало ли что может показаться этой белесой моли.
   Погружённый в себя Роман Аркадьевич услышал шелест крыльев за окном, а симпота определила, что это Маргина. Как опытный паук, ожидающий свою жертву, Илья Лазаревич, не подавал вида, когда Маргина полезла в окно. Он поменял свою физиономию на лицо Плутина, собираясь обмануть пособницу Туманного Кота. Роман Лазаревич повернуться лицом к ней, как вдруг оцепенел и почувствовал, что в него вселился сам Сатанаил.
   - Плутин? - спросила Маргина, так как ей показалось, что лицо властелина Многороссии изменилось.
   - Вот ты и попалась, голубушка, - произнёс Сатанаил, рассматривая Маргину, как муху в паутине.
   - Плутин, пришёл твой последний час. Тебе стоит покаяться, - сказала Маргина, не испытывая большого удовольствия оттого, что ей придётся уничтожить извечного врага.
   - Я каюсь, что не уничтожил тебя раньше, - сказал Плутин, превращаясь в Сатанаила. Раскрыв огромную пасть, он проглотил Маргину целиком и икнул. Внезапная вспышка озарила кабинет, и Сатанаил пропал, а Маргина оказалась лежащей на полу. В дверях показался Илья Лазаревич, ещё один Плутин, который подал Маргине руку и помог подняться с пола.
   - Так это был не ты? - сказала Маргина, рассматривая Илью Лазаревича, который не понял, что здесь происходило, и хотел узнать подробности у Маргины.
   - Ты же знаешь, что нет, - сказал Илья Лазаревич и спросил: - С чем пожаловала?
   - Хочу узнать пароль от системы запуска ядерного оружия, - сказала Маргина. Плутин поднял чемоданчик, который потерял исчезнувший Самаэль и открыл его.
   - Я скажу тебе пароль, - улыбнулся Плутин и добавил: - Более того, я тебе его напечатаю, - Плутин набрал что-то на клавиатуре и нажал "Enter". Откинувшись на кресле, он с улыбкой сообщил: - Через десять минут Америки не будет!
   - Ты ошибаешься, Плутин, ракеты летят не в Америку, - промолвила Маргина, с усмешкой глядя на диктатора.
   - Ты хочешь сказать, что я что-то пропустил? - голос Плутина казался уверенным, но маленькие водянистые глазки убежали в сторону, на свой портрет во весь рост, висящий на противоположной от стола стене.
   - Да, ты пропустил самое главное, я перепрограммировала координаты цели, - улыбнулась Маргина.
   - Ты блефуешь, пароль запуска известный только мне, - улыбнулся Плутин, приближаясь к Маргине.
   - Имя "Марико Кураури" ничего тебе не говорит? - хмыкнула Маргина, отходя к окну.
   - Откуда ты узнала, тварь, - сказал Плутин, в одно мгновенно отбрасывая в сторону этикет.
   - Ракеты будут в Маскве через минуту, - сообщила Маргина, посмотрев на часы. Плутин вытянул руки и потянулся к её горлу, но она вывалилась в окно, крикнув на ходу: - Прощай, убогий!
   Плутин, с перекошенным лицом, кричал что-то ей в ответ, но она его не слышала, улетая к облакам. Не видела Маргина и того, как дверь в кабинет Плутина открылась и на пороге появилась Морти, держащая в левой руке косу с блестящим лезвием. На её груди, точно ордена, красовались четыре рубина в виде сердца.
   - Мадам, я же говорил, что в рекруты к вам не гожусь, - сказал Плутин, с усмешкой поглядывая на Морти. Обнаружив на её груди рубины, он спросил:
   - Какой же из них настоящий Рубин Милосердия?
   - Вот этот, - сказала Морти, показывая на крайний левый. Плутин потянул руку к рубину, но Морти его остановила: - Он тебе уже не поможет.
   Она взмахнула косой, и всё вокруг озарилось светом. Раздался ужасающий грохот, и небо раскололось, как орех. Обернувшись на свет, Маргина увидела ослепительную вспышку и огромный рыжий гриб, вздувшийся на месте Масквы, отчего она замешкалась. Несмотря на сомнительное или праведное прошлое, полетели вверх уже невинными жертвами миллионы жителей Масквы и пригородов, души которых сразу отправились к Свету, минуя двуликого Януса. Грохот достиг ушей Маргины, летящей ввысь, отчего её барабанные перепонки лопнули, и наступила звенящая тишина. Словно юлу, её резко крутануло в разреженном воздухе. Босоножки, сорванные с ног, обогнали Маргину, улетая ввысь, а она понеслась за ними, словно истребитель, чуть не выкручивая себе руки. Последовали новые вспышки, и первый гриб разорвало, а из него напузырились новые грязные купола, разрывая темноту яркими вспышками.
   Маргина не видела этого, так как её неутомимо несло вверх. От ускорения рвало щёки, но Маргина уже не боялась, потому что скоро закончится кислород и её тело отдастся во власть холода, который убьёт её незаметно и быстро, так как ей дали всего одну жизнь. Осталось дождаться того мига, когда душа устремиться к центру Млечного пути, чтобы покинуть Тёмный Мир и вернуться в Реальный, где свет, тепло и любовь. А Тёмным Миром она сыта по горло.
   "Пусть будет Свет!" - подумала Маргина, а зелёный свет Чистилища уже обдирал её душу. Где-то впереди показался яркий, божественный луч.
   - Славно получилось, - услышала она голос Лучезарного, - без Сатанаила Тьма уменьшится до минимума, а новый Сатанаил вырастет не скоро.
   - Я была всего лишь приманкой? - огорчённо спросила Маргина, ослеплённая светом.
   - Смертельной приманкой, - улыбаясь, объяснил Лучезарный, - я знал, что моя сестра, Морти, прикроет тебя оболочкой из Ничто, которое смертельно и Свету и Тьме.
   - Как ты можешь! - услышала Маргина из божественного сверкания и приоткрыла глаза. В ярком свете Маргина обнаружила две гигантские светлые фигуры, которые корили Лучезарного, а он стоял, опустив голову.
   - Ты затащил в свою игру мыслящие сущности, заставив их напрасно страдать. Ты чуть сам не погиб на кресте... - корила Лучезарного светлая фигура с женским голосом, а второй светлый силуэт неодобрительно хмыкнул. Маргина поняла, что это мама и папа Лучезарного, а он в чем-то провинился.
   - Женился бы ты, - сказала мама, - ведь как прекрасна Лилит, которую ты сотворил!
   - Она меня не любит, - грустно ответил Лучезарный.
   - Доигрался! - с укором сказала мама и добавила: - Твои создания не любят тебя!
   Увидев, что Маргина наблюдает за ними, она наклонилась к ней и приказала: - Спи! - отчего Маргина тут же отключилась.
   - Мама, мама! - услышала она сквозь сон и проснулась. К ней бежала Элайни, а за ней неслась Байли, пытаясь поймать свою сестру. Элайни свалилась на Маргину, а сверху упала смеющаяся Байли, отчего они принялись беспричинно хохотать.
   - Дурочки вы мои, великовозрастные, ведь вам скоро по шестнадцать лет, - смеялась Маргина, тая от нежности к дочерям. "Тебе повезло, у тебя дочки", - услышала она возле уха мягкий голос и Маргина счастливо ответила: "Да!" К ним, чинно переступая лапами, припёрся рыжий кот, который принялся топтаться на груди у Маргины, намереваясь надолго прилечь.
   - Туманный Кот! Почему у тебя такая кислая рожа, что и тебе попало? - спросила Маргина и снова услышала, как Лучезарный воскликнул:
   - Я боролся с Сатанаилом.
   - Сатанаил внутри каждого из нас. Ты послал в свою душу ни в чём не повинных существ, которые страдали из-за тебя. Вернись в Реальный Мир, - сказала ему мама и повернулась к Маргине.
   - Вернись в Реальный Мир, - настойчиво предложила она, глядя ей в лицо. Маргина снова увидела ослепительный свет, который мешал ей рассмотреть красивое мужское лицо, появившееся перед ней.
   - Любимая, вернись в реальный мир, - сказал мужчина, мягко целуя Маргину в губы. Поцелуй оказался таким сладким, что она решила вернуться в Свет, где кем-то любима. И поэтому с нежностью ответила на поцелуй.
   Правда, мешали чьи-то усы.
   "Неужели кот, зараза?!" - подумала Маргина и открыла глаза. Над ней склонился огромный блондин, который ласкал её взглядом своих голубых глаз, и она растерянно спросила, поражённая его красотой: - Ты кто?
   - Я Кудря, - улыбаясь, сказал блондин и снова поцеловал её в губы. Она с удовольствием ответила поцелуем, чувствуя себя защищённой и счастливой, а её симпоты кружили вокруг эротических мыслей Кудри. Даже то, что она наталкивалась ещё на чьи-то чувства, не могло омрачить её израненную душу.
  
   22. 12. 2014 - 30. 09. 2015
  
   Конец
  
  
  
  Оглавление:
  Точка сингулярности .........................................................5
  Репликация первая. Матье де Клермон ...................7
  Репликация вторая. Мария ..........................................45
  Репликация третья. Доменико .................................75
  Репликация четвёртая. Платов ............................111
  Репликация пятая. Вовка ...........................................141
  Репликация шестая. Гуго ..........................................167
  Репликация седьмая. Лилит .....................................199
  Репликация восьмая. Нино .........................................231
  Репликация девятая. Марико ...................................265
  Репликация десятая. Морти ....................................299
  Репликация одиннадцатая. Ирод ............................335
  Репликация двенадцатая. Кудря ............................375
  Репликация тринадцатая. Тарас ...........................401
  Репликация четырнадцатая. Руслан ....................419
  Репликация пятнадцатая. Людмила ....................443
  Репликация шестнадцатая. Маргина ..................463
  
  
  1 димензиальность - это мерность, число измерений пространства и времени, в которых происходит развитие объекта и субъекта Созидания.
  2 глей - летающие звери, похожие на медведей, существующие на планете Деканат.
  3 баллиста - двухплечевая машина торсионного действия для метания камней.
  4 требушет - (от фр. tr?buchet - "весы с коромыслом") - средневековая метательная машина
  5 мангонель - крупный требушет с фиксированным противовесом.
  6 сюрко - верхняя одежда свободного покроя, у госпитальеров на левой груди белый крест.
  7 палисад - временная стена из ряда столбов, врытых в землю.
  8 магриб - обязательная трёхракаатная закатная (вечерняя) молитва у мусульман.
  9 рефекториум - столовая зала.
  10 фаджр - утренний намаз
  11 талевас - деревянный щит, оббитый кожей.
  12 буздыхан - подобие булава с металлическими перьями
  13 аср - послеполуденная молитва?.
  14 барбакан - башня, вынесенная за периметр стен крепости для охраны подступов к воротам или мосту.
  15 куртина - часть крепостной стены, расположенная между двумя башнями.
  16 неф - деревянное торговое и военно-транспортное судно X-XVI веков.
  17 патрон - управляет парусами на корабле.
  18 шкоты - снасти бегучего такелажа, предназначенные для растягивания нижних (шкотовых) углов парусов.
  19 кибла - направление в сторону Масджид аль-Харам (Заповедная Мечеть) в Мекке.
  20 иша - обязательная четырёхракаатная ночная молитва.
  21 такбир - возвеличивание Аллаха словами "Аллаху Акбар"
  22 мезе - ассорти из мясных и прочих продуктов.
  23 галс - движение судна относительно ветра
  24 Тана - генуэзская торговая крепость. Раньше - древнегреческая колония Танаис. Средневековый город на левом берегу Дона, в районе современного города Азов (Ростовская область РФ)
  25 панигир - всенародное празднество, ярмарка, рынок, место, где запасаются товарами, продовольствием (Византия).
  26 Кафа - порт в Крыму, ныне Феодосия
  27 эргастирий - мастерская или торговая лавка, а часто и то, и другое одновременно.
  28 Адам де Ла-Аль - французский поэт и композитор, трубадур.
  29 когг - одномачтовое палубное парусное судно с высокими бортами и надстройками на юте и баке
  30 ????? - священник, поп (по-гречески)
  31 ют - кормовая часть верхней палубы судна или кормовая надстройка на судне.
  32 Кианея и Семплегада - две скалы в Черном море по бокам Босфора. "Геракловы столбы" Платона.
  33 бак - надстройка в носовой части палубы, доходящая до форштевня.
  34 беклярбек - управляющий государственной администрацией в Золотой Орде (премьер-министр).
  35 bella donna - красавица (итальянский)
  36 belloccia - приятная во всех отношениях женщина (итальянский)
  37 чурчхела - орех в оболочке из муки и виноградного сока.
  38 хачапури - лепёшка с сыром, мясом или рыбой.
  39 симпоты - органы осязания димензиальных структур
  40 мама - переводится с грузинского языка, как отец.
  41 дейда - переводится, как тётя, сестра мамы.
  42 Хранитель - димензиальная структурированная материя с заложенной самообучающейся программой сохранения энтропии Вселенной. Хранители созданы Архонтами.
  43 аспр - мелкая арабская серебряная монета.
  44 бидзия - дядя (с грузинского)
  45 осы - осетины
  46 атабаг - воспитатель царевича, регент Грузии.
  47 хевистави - правитель общины, селения, ущелья.
  48 целибат - обязательный обет безбрачия.
  49 духан - харчевня, постоялый двор.
  50 гебжалия - рулет в соусе из молодого, не соленого имеретинского сыра и мяты.
  51 сациви - соус, в данном контексте одноимённое блюдо из птицы.
  52 гудаствири - духовой музыкальный инструмент, аналог волынки.
  53 доли - иберийский барабан
  54 кунак - друг, брат, которому обязан жизнью.
  55 картвелеби - самоназвание жителей Грузии.
  56 Ne vous inqui?tez pas. Tout aura lieu dans la meilleure fa?on possible - Не беспокойся. Всё пройдет в лучшем виде. (французский)
  57 глифомы - ячейки памяти димензиальных структур.
  58 лишенец - неофициальное название гражданина РСФСР, СССР, в 1918-1936 лишённого избирательных прав.
  59 дэда - мама по-грузински.
  60 кама - кинжал (кавказское название)
  61 кмари - муж (грузинский )
  62 дидебул - знатный дворянин, глава рода.
  63 нойон - командиры туменов, тысяч, сотен и десятков в войске монголов.
  64 апория - безысходность, безвыходное положение
  65 атараксия - невозмутимость и спокойствие
  66 курманы - в Киевской Руси их называли половцами.
  67 ?????? - дыни (греческий)
  68 Wir brauchen, um die Zeitung zu bekommen - Нам нужно попасть в редакцию газеты (немецкий).
  69 саритиум - металл, который используется для изготовления репликаторов, добывается в единственном месте, на планете Дакорш.
  70 мэтлоступэ - устройство передвижения по воздуху на планете Глаурия.
  71 берендеи - жители Киевской Руси, не принявшие христианство и поклоняющиеся своим старым бога.
  72 шемиза - льняная нательная рубаха
  73 котта - верхняя рубаха из сукна или льна
  74 тамга - ордынское тавро и налог с города.
  75 неделя - у берендеев равна 9 дней, нечетный месяц равен 41 дню, четный - 40 дней, в году 9 месяцев.
  76 курва(курвяк) - раса инопланетян.
  77 сепар - сепаратист.
  78 броник - бронежилет.
  
  79 ИТМО - Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики.
  80 Иблис - дьявол у мусульман.
  81 астролябия - прибор для определения широты.
  82 Step aside, the wounded man! - Посторонитесь, раненый человек!
  ---23_10_2017---
  
  
  Александр Суздаль "Евангелие от рыжего кота"
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"