Svetika: другие произведения.

Магический катализатор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.78*171  Ваша оценка:
  • Аннотация:
       Вместо аннотации:
       - Нельзя опаздывать на собеседование при устройстве на работу. У тебя замечательные рекомендации и масса преимуществ перед другими кандидатами, но все они могут быть сведены на нет одним опозданием. Тем более, ты знаешь, что секретарь должен приходить на работу раньше своего начальства. - уже в который раз наставляла меня заслуженная работница министерства порядка. При наличии у нее магического дара и склонности к упорядоченности во всем будто сами создатели велели делать карьеру именно в этом министерстве. Меня же они удостоили редчайшим невезением не унаследовать дар от магически одаренных родителей, а потому было не понятно, где и как смогу применить свои знания.
       Позор мне, но аннотации так и не придумалось.
       Черновейший черновик первой книги был дописан в 2016 году, разослан тогдашним читателям. Спасибо всем, кто поддерживал меня и верил, что я-таки допишу (теперь снова "дописываю", ага). Волей обстоятельств текст был заброшен в долгий ящик да так и не отредактирован до сих пор. Простите те, кто ждет, если кто еще ждет, продолжения или окончания. История доведена до логического завершения, но не окончена, а потому я к ней вернусь. Просто со свободным временем и волей на его распределение у меня сложности.
    Всем спасибо за оценки и отзывы!
    Вдохновение лакомится комментариями, и это лучший стимул для написания. Оставляйте их, и будет вам счастье! :-) Сейчас работаю над рассказом "Снег", приглашаю всех. Вот допишу эту долгоиграющую мелочь и возьмусь за что-нибудь побольше. ;-)
    homepage counter счетчик сайта

В конец Обновление

  Глава 1. Как пройти заранее провальное собеседование
  
  Семь лет упорных занятий в Высшей институции общения, и вот он, диплом интерпрета, красуется на столе, а значит, пришла пора вступить во взрослую ответственную жизнь, как говорила Марта. Сегодня у меня будет первое в жизни собеседование. Мое знание иностранных языков было серьезным преимуществом при поиске работы, но скорее, как приложение к другим способностям. Например, все знали: кто освоил больше двух языков, легко выучит и пять, и десять. А потому обычно с моей специальностью шли работать в министерство путешествий или межкультурных контактов или в их подведомственные структуры, где контакты с иностранцами были повседневной обязанностью. Попутно коллеги открывали в себе коммуникаторов или торговых агентов, а если было нужно для работы, обучались дополнительно, например, дипломатии, основы которой преподавались всем интерпретам.
  В моем же случае, несмотря на великолепные способности и знание большинства существующих языков, я не могла рассчитывать, что меня примут с распростертыми объятиями хоть в одно из престижных мест: для того, чтобы официально общаться с представителями других культур, нужно было быть магом. А во мне магии не было. Совсем. А, значит, амбиции оставались за бортом, и мне оставалось попробовать себя в более скромной роли, и не в составе дипломатической миссии, что было мечтой всех моих одногруппников.
  Утро было солнечным. Едва раскрыв глаза, я вспомнила, что сегодня за день и немедленно встала с кровати. Привычка следовать распорядку и строгая самодисциплина позволяли, не задумываясь о действии и не просыпаясь до конца, собираться к предстоящему дню: Марта приучила делать приготовления накануне вечером, так что сейчас оставалось только освежиться, позавтракать и одеться.
  Не мешкая, прошла в душ, отбросив мысли об уютной постели. Теплые струи пробудили мурашек, которые отлично прятались под кожей, пока я спала под одеялом. Почему-то сегодня контраст между теплой водой и прохладным, еще не успевшим наполниться влагой воздухом, вызывал дрожь. А, может, ее вызвали мысли о предстоящем собеседовании и неожиданные смутные предчувствия? Самой стало смешно: ну, какие могут быть предчувствия у того, кто не обладает и каплей магического дара? Я даже ни разу не угадала, какая команда выйдет в финал Общего Чемпионата по пейриву, что уж было говорить о более тонких материях?
  Выключила воду и нагретым от батареи полотенцем аккуратно собрала влагу, и последние остатки дремы покинули тело и сознание. Стоило поторопиться. Накинула халат, открыла дверь и поежилась: брр... прохладный после ванной воздух вцепился в оставшиеся капельки на ногах, снова вызвал дрожь и утроенную толпу мурашек.
  Прошла на кухню, размышляя о назначенной встрече. Больше всего я опасалась, что поступила опрометчиво, воспользовавшись правом не указывать информацию относительно магического дара. Думаю, именно поэтому меня пригласили на собеседование в этот раз в отличие от семи предыдущих, когда прочитанная до слов: "Уровень магии - Отсутствует" биография наверняка сразу летела в корзину. Как отреагирует мой работодатель, когда увидит, что я не маг?
  Марта уже ждала меня за столом. Чмокнув любимую родственницу во вполне себе упругую щеку, налила нам обеим ароматный миндальный чай и села за стол. Оладушки с кленовым сиропом, мои любимые, были лучшей моральной и материальной поддержкой перед важной встречей - она умела заботиться, эта строгая и требовательная женщина.
  Мне казалось, что я всегда жила с Мартой, маминой троюродной сестрой. Родители были где-то на научных станциях, в дальних странах, и занимались исследованиями. Тетя Марта говорила, что раньше они приезжали, но я совсем этого не помнила.
  Когда была маленькой, всегда с радостью неслась открывать дверь всем, кто в нее звонил: каждый раз думала, что вот, наконец, приехали папа и мама. Но каждый раз это был кто-то другой... Подслушанный разговор одноклассниц о том, что я сирота, вдребезги разбил мой детский мир, и больше Марте не удавалось убедить меня, что присылаемые на день рождения открытки с танцующими бабочками и поющими ручейками без обратного адреса, были отправлены папой и мамой. Шли годы, магия ручейков и бабочек исчерпала себя, и они замерли. А у меня в душе все замерло намного раньше, наверное, когда меня оставили на попечение родственницы и не вернулись. Я не плакала. Я вообще не плакала и не хулиганила, была хорошо воспитанной девочкой, которая умела сдерживать свои порывы, ведь Марта так любила порядок и дисциплину.
  Благодаря тете я не страдала от одиночества. Не стремилась окружить себя подружками, и со школьных времен ни к кому не сохранила привязанности. Исключением была только Фифи - Фидести Митра - подружка, которая приезжала в гости к бабушке и дедушке на летние каникулы. Моя сдержанность была вызовом для этого непоседливого чертенка, и она со всей своей жизнерадостностью бросалась в очередное приключение, и неизменно вовлекала меня. Фифи учила меня гордиться царапинами как боевыми ранениями и ценила то, что я не была плаксой. После поступления в Академию Сил она стала реже навещать родственников, но мы регулярно переписывались. И мне бы очень хотелось в следующем письме похвастать новой работой.
  - Лиза, поторопись! - Голос Марты вывел из задумчивости. - Нельзя опаздывать на собеседование при устройстве на работу. У тебя замечательные рекомендации и масса преимуществ перед другими кандидатами, но все они могут быть сведены на нет одним опозданием. Тем более, ты знаешь, что секретарь должен приходить на работу раньше своего начальства. - Уже в который раз наставляла меня заслуженная работница министерства порядка.
  При наличии у нее магического дара и склонности к упорядоченности во всем будто сами создатели велели делать карьеру именно в этом министерстве. Меня же они удостоили редчайшим невезением не унаследовать дар от магически одаренных родителей, а потому было не понятно, где и как смогу применить свои знания.
  Поблагодарила за завтрак и пошла собираться: надела приготовленный с вечера темно-серый брючный костюм, официальность которого немного разбавляла скромная вышивка на воротничке белой блузки. Волосы уложила в тугой узел, закрепив гелем своевольные локоны, и потратила пару минут на легкий макияж. На ноги - туфли на невысоком каблучке, а на плечо - маленькую сумочку, содержимое которой дважды проверила еще вчера. Вот теперь я готова. Открыла входную дверь и в ответ на донесшееся пожелание удачи улыбнулась и прикоснулась к талисману, висящему на шее. Что-что, а удача мне понадобится.
  Выйдя во двор, я зажмурилась от яркого весеннего солнца, заглядывавшего в глаза: оно явно не желало, чтобы мысли, одна беспокойней другой, погребли меня под своей тяжестью. В голове был сумбур, напряжение не отпускало, и стоило больших усилий переключить внимание на окружающие красоты. Как же хорошо, что я вышла пораньше: оставалось время, чтобы прогуляться по моему любимому парку с маленьким прудом, в котором плавают магические рыбки и греются на солнышке не по сезону толстые селезни. Когда мне хотелось побыть одной, я приходила сюда, садилась на камень у воды и смотрела, как мама-утка важно плыла с утятами, как выныривали из воды рыбьи рты, быстро глотали порцию воздуха и исчезали на глубине, оставляя после себя расходящиеся круги на воде. И такими вскоре исчезающими кругами по воде расходились огорчения и обиды, которым в моей упорядоченной и четко организованной жизни места не было.
  В парке уже пели птицы, которые чувствовали, что пока еще робкие теплые порывы вскоре окрепнут и выдуют остатки зимы из каждого укромного уголка.
  Прогулка пешком привела в порядок мысли и успокоила нервы, и вот я уже стою перед входом в многоэтажное здание, где расположено бюро вмешательства. Таких бюро по всей стране - тысячи, но я-то живу в столице и знаю, что именно это, расположенное на Теневой улице, - головное отделение, и требования наверняка будут завышенные. Глубоко вдохнула и вошла в открывшуюся при помощи магии дверь.
  Огромные окна по всему периметру позволяли солнечным лучам свободно вливаться в вестибюль. Сейчас здесь было всего с десяток людей, которые приветствовали друг друга и быстро расходились. Было очевидным, что работы у сотрудников много, и времени тратить попусту они не привыкли. Я подошла к стойке консьержа и спросила, как пройти к 640 кабинету, как было указано в полученном мною письме. Внимательно просканировав мои документы и меня саму, мне указали на лифты у противоположной стены и сообщили, что нужно подняться на шестой этаж, который занимает руководство. Хотя время позволяло еще понаблюдать, каким образом неприметные с виду прохожие, пройдя через входную дверь, как по волшебству, превращались в собранных сотрудников отделения самого влиятельного из министерств, я напомнила себе о наставлениях Марты и прошла к подъемникам.
  На этаже начальства по обе стороны от лифтов тянулись коридоры с одинаковыми деревянными дверями. Читая таблички на них, я все больше проникалась уважением к серьезной организации, где собиралась работать, потому что здесь, судя по надписям, находились кабинеты почти всех почетных магов-силовиков, которые наблюдали за порядком и обеспечивали безопасность граждан Вердании. Такое открытие выбило из колеи и пошатнуло оптимистичный настрой: как я смогу работать со всеми этими "шишками", если магия мне не доступна? Скажем, заварить кофе и отпечатать письмо на имгирском или тахенском языке не составит труда. Но связаться с кем-нибудь смогу только по кристаллу, и перемещение в другой конец города займет несколько часов, если мне не откроют портал. Все эти и другие вопросы маг с минимальным даром решит в считанные секунды, так что вряд ли кому-либо здесь захочется возиться с мелочами, которые мне не доступны: у них ответственная работа и скорость вмешательства может оказаться критичной для результата. Можно сколько угодно заявлять о равенстве магического и не-магического населения, но по существу, разница между нами существенная. И на образ жизни и ее качество тоже влияет.
  Величайшим усилием воли взяв себя в руки и отбросив ненужные сейчас сомнения, дошла до конца коридора, где и остановилась перед дверью и табличкой с указанным в письме номером, а также именем моего возможного руководителя - лорда Нестора Сигурдруса. Вот теперь шанс из призрачного стал несуществующим.
  Подняла дрожащую руку к двери, а она сама распахнулась, и на меня чуть не налетел высокий мужчина. Он закрыл за собой дверь, на секунду вцепился в меня взглядом янтарных глаз, обдал волной недовольства и надменности, которую источала каждая черта его лица от волевого подбородка и подрагивающих крыльев прямого носа до нахмуренных черных бровей. Мне показалось или он действительно жалеет, что не зашиб меня?
  - И вы тоже заблудились? - обратился ко мне недоброжелатель, выделив последнее слово.
  - Простите...
  - Лифты - в той стороне, - указал он туда, откуда я пришла и, не дожидаясь моей реакции, сделал несколько шагов в подсказанном им же направлении, затем вдруг развернулся, окинул меня хмурым взглядом и процедил:
  - Что-то не понятно? Просто следуйте за мной, - схватил меня за руку и решительно потянул к лифтам.
  От такой грубости я дар речи все же не потеряла и возмутилась:
  - Что вы себе позволяете?! Немедленно отпустите мою руку! Незнакомец, не удостоив даже взгляда, продолжал тянуть меня к концу коридора.
  - Прекратите! Из-за вас я рискую опоздать на встречу.
  Возмущение и уверенность в голосе, а также то, как сильно я дернула руку, заставили его наконец обратить на меня внимание. Притормозив и презрительно сощурившись, мужчина выплюнул:
  - Девицы теперь не гнушаются идти напролом в кабинеты лордов? Или даже не девицы? - Ответ захлебнулся в негодовании, а незнакомец, заметив мою реакцию, продолжил. - Все средства хороши за такие шиши? - отпустив руку из захвата, он буравил неприязнью во взгляде.
  Я раздумывала, какую тактику взаимодействия выбрать: продолжать стучаться в закрытую дверь разума этого странного человека или сразу перейти к приемам самозащиты? По крайней мере, за собственную безопасность я была спокойна: не станет же он атаковать в здании бюро вмешательства?
  - Эффект неожиданности от таких, как вы, милочка, проникающих к министру порядка в дом, на конюшню, а теперь, оказывается, и на работу, уже прошел. Милое личико и невинные глазки меня уж точно не проведут! На выход! Быстро!
  В спину ударила магическая воздушная волна, подталкивая к выходу. Осознав, что сейчас от меня избавятся, а, значит, избавят и от планов на будущее, которые я только-только начала строить, я потеряла терпение. Тут же в груди обожгло и мозг констатировал незнакомые ощущения: казалось, что-то ядовито-горькое рвалось из меня. Не совсем понимая, что именно чувствовала, я была уверена, что если бы этот порыв - возмущения или гнева? - был приправлен магией, однозначно, я хорошо потрепала бы нахала. Но и без магии моя ладошка совершенно самостоятельно приложила незнакомца по физиономии. Пока мой противник пытался выйти из столбняка: видимо, нечасто ему приходилось испытывать на себе недружественные прикосновения, я собралась отвести душу и, забыв про воспитание и самоконтроль, наконец, обречь в слова вызванные грубияном ощущения и сообщить все, что думаю о нем и его подозрениях, как позади нас раздалось недовольное:
  - Лорд Латырен, какой необходимостью вы можете объяснить применение магии в здании бюро? - а затем добавил. - И почему вы позволяете себя бить при исполнении?
  Нахал грубо схватил теперь уже другую мою руку, больно ее сжал и направился к задавшему вопрос мужчине, который, похоже, вышел из того же кабинета, что и мой личный черт из табакерки и агрессор по совместительству. Он завел меня в помещение и усадил на неудобный стул. Сам же расположился в кресле напротив директора бюро.
  - Лорд Сигурдрус, прошу прощения, магическое вмешательство не было необходимым, но я счел вполне уместным его использование в сложившихся обстоятельствах. - сухо отрапортовал мой мучитель.
  - Позвольте узнать, о каких обстоятельствах идет речь? - выразительно поднял бровь хозяин кабинета. Он смотрел на меня, но вопрос был задан магу.
  - Охотницы за положением и деньгами, как видишь, уже добрались сюда. - с усталым вздохом кивнул на меня лорд Латырен, а когда обратился ко мне в голосе зазвенел металл. - Кто помог пройти через систему контроля?
  Теперь все внимание возможного или уже невозможного? работодателя принадлежало мне целиком. А я, осознав, что они друг с другом на ты, сожалела, что, несмотря на все наставления тети и уверенность в том, что эмоции и чувства мне чужды, а значит, все под контролем, я только что своими руками, точнее, всего одной рукой, погубила еще не начавшуюся карьеру. Но все же попыталась объяснить:
  - Меня зовут Лиза Торката, и у меня сегодня назначено собеседование с вами, лорд Сигурдрус, о приеме на работу. Ваш... знакомый перепутал меня с кем-то и пытался силой увести отсюда.
  Спокойный и безэмоциональный минуту назад взгляд сверкнул лукавством и затаенной улыбкой. Только сейчас я сообразила, что лорд директор не злился и не был возмущен. Казалось, ситуация его скорее забавляла.
  - Простите, госпожа Торката, за это недоразумение. Мой заместитель, лорд Янур Латырен, слишком всерьез воспринимает матримониальную угрозу со стороны потенциальных воздыхательниц.
  Сам лорд наглец продолжал сверлить меня обвиняющим взглядом и извиняться, судя по всему, не собирался. От меня, в таком случае, извинений точно не последует. Если когда-нибудь приведется встретиться с ним вновь, лучше сделать вид, что незнакомы, - целее буду. О том, что мне придется с ним работать, даже мысли не мелькнуло, точнее, мелькнула одна: не дай Провидение! В ответ на реплику руководителя он лишь поджал губы и процедил:
  - Если вы пришли на собеседование, почему тогда стояли под дверью и подслушивали?
  Кровь прилила к щекам. Возмущение? Смущение? Уже второй раз за сегодня, да и всю жизнь, в моем организме возникают спонтанные реакции, похожие на эмоции. У меня?! У той, которую в школе злобно обзывали Снегуркой за холодность, а в институции называли Каменным сердцем, не прощая равнодушия, спрятанного за безупречной вежливостью?
  Невероятный человек! С невероятной фантазией: придумать такое - я подслушивала! У него явно не только с самоконтролем проблемы, но и с головой. Или это профессиональное? А скорее всего, обычное презрение магов к тем, кто магией не владеет: где нет магии, брешь, по их мнению, заполняется всеми мыслимыми и немыслимыми пороками.
  - Ян, прекрати. У меня действительно назначена встреча с госпожой Торкатой, только благодаря тебе она начинается с опозданием и с осложнениями.
  Ни капли сожаления на лице заместителя. Ухмылка, намек на легкий поклон:
  - Не смею вам мешать. - и мужчина покинул кабинет.
  - Пройдем, пожалуй, в мой кабинет, - посмотрев на меня, сидящую на краешке стула, задумчиво произнес директор, поднялся с кресла и открыл дверь, расположенную слева от стола, за которым до этого сидел.
  Сейчас я смогла оценить рост и разворот плеч руководителя бюро: вне всякого сомнения он не понаслышке знаком с боем, и не только магическим. Уверенные шаги и движения невольно притягивали взгляд. Даже странно, что я сразу не заметила, насколько привлекателен этот зеленоглазый брюнет. И неудивительно, что впечатлительные барышни, склонные довольствоваться только красотой внешней, не забывая все же о внутренних финансовых резервах, легко подпадали под обаяние этого аристократа и были готовы ради блестящей партии 'заблудиться' где-нибудь поближе к рыцарю в призывно блестящих доспехах. А уж если принять во внимание, что всем гражданам Вердании лорд Сигурдрус известен как министр порядка, то воображаемые доспехи были выкованы, по меньшей мере, из золота.
  Впрочем, несмотря на недоброжелательность заместителя, надо было отдать должное его харизме: при нем на лорда директора я совершенно не обратила внимание. Да и сейчас все еще находилась под впечатлением от грубых слов и действий мага, что немного сбивало с рабочего настроя, хотя полностью истребило благоговение, испытанное после прочтения имени министра на табличке.
  Лорд Сигурдрус пропустил меня вперед и указал на кресло для посетителей, а сам расположился напротив, за столом. Я села и осмотрелась. Две стены были полностью стеклянные, третью целиком занимал книжный шкаф с ровными рядами папок и книг. Перед стеклянной стеной справа был установлен диван и два кресла, развернутые друг к другу вокруг низкого столика, а перед дальней стеной-окном стоял большой письменный стол с ординатором и безукоризненно ровными стопками листов и папок - кабинет, как и его хозяин, мне понравился.
  - Что ж, госпожа Торката, будем считать знакомство состоявшимся. Вашу биографию я изучил, рекомендации из институции получил и весьма впечатлен вашими успехами, потому хотел бы перейти непосредственно к делу. Мне нужен помощник, а не секретарь, как было указано в объявлении. Если вам интересна данная должность, я ознакомлю вас с основными обязанностями.
  Определенно, сегодня день проколов: мысли, связанные с неожиданным поворотом в собеседовании и будущей карьере, с которой я уже было распрощалась, самым недопустимым образом отразились на лице, и лорд директор ободряюще улыбнулся. Каким-то человечным оказался наш министр порядка.
  - Не удивляйтесь, госпожа Торката, - я остановил выбор на вашей кандидатуре, потому что у вас явно выраженная склонность к языкам и великолепное знание многих из них, а так же, как сообщали ваши преподаватели, исключительная эмоциональная нечувствительность, и высокая стрессоустойчивость - качества необходимые на данной работе. Мои комментарии явно не требовались, потому он продолжил:
  - Насчет нечувствительности они, я предполагаю, преувеличили. А вот продемонстрированная вами устойчивость меня впечатлила: я видел, какую бурю в душе вы сумели усмирить и рад, что не атаковали моего друга и коллегу, несмотря на его провокацию. Пощечину я, разумеется, не рассматриваю как атаку. - и снова улыбнулся каким-то своим мыслям.
  В этот раз я не позволила себе даже мысленно застонать и полностью контролировала мимику, дыхание и нарочито расслабленные кисти рук. Все же было неловко за сцену в коридоре. Впрочем, что он говорил о провокации?..
  А мой уже почти настоящий руководитель - я, разумеется, не откажусь от с таким трудом полученной работы, да еще и с повышением - совершенно естественно перешел к описанию обязанностей своего помощника:
  - Работать большей частью будете здесь, в приемной перед моим кабинетом. Иногда будут командировки на несколько дней. Надеюсь, это не представляет проблемы? - внимательно посмотрел на меня.
  - Нет, никаких сложностей с командировками не возникнет. - Ответила, стараясь, чтобы возникшая пауза не была принята за сомнение.
  Разумеется, мы с тетей обсуждали такую возможность и решили, что в составе группы вмешательства никакой опасности мне не грозит, а потому деловые поездки вполне допустимы. Особенно в компании магов. Конечно, в Вердании легче жилось тем, у кого был магический дар, и кому было не нужно покупать артефакты-заменители для выполнения простейших бытовых заклинаний. Да и стоили такие игрушки очень дорого, так что мне, например, все приходилось делать самой и вручную, потому что на стипендию особо артефактами не разжиться. То же было и с безопасностью: эту проблему решали занятия обороной, в которой, по словам инструктора, я добилась успехов. А утренние пробежки уж точно обеспечивали самое необходимое для девушки умение - быстро сбежать от возможной проблемы.
  - Работа предусматривает тесное сотрудничество со мной, а в мое отсутствие - с моим заместителем, лордом Латыреном, с которым вы уже познакомились. - если бы была чувствительной - точно закатила бы глаза, а так продолжала слушать дальше.
  А мой руководитель рассказывал, что часто работал здесь, в бюро вмешательства, выполняя одновременно и функции министра порядка, а потому мне пришлось ознакомиться и с ними. Знания иностранных языков были необходимы для ведения переписки и личных контактов с послами и коллегами из дружественных стран. Дальше выдал всю информацию о продолжительности рабочего дня, перерыве на обед, сверхурочных часах, заработной плате. И ни слова о магии. А я не знала, что думать: то ли ее наличие подразумевалось само собой, то ли лорд Сигурдрус знал, что магии я лишена, а потому на нее и не рассчитывал...
  Были ли у меня дополнительные вопросы? Разумеется! По меньшей мере, один. Тот единственный, что беспокоил меня, и ответ на который мог быть даже не увольнением, а просто не приемом на работу. 'В любом случае, - промелькнула мысль, подстегнувшая решимость. - Такой профессиональный недостаток долго скрывать не удастся, а потому не стоит создавать дополнительные сложности ни себе, ни отделу кадров, оттягивая неизбежное'.
  - Лорд Сигурдрус, предполагаю, что вы уже просканировали мои магические способности и их не обнаружили. - просто констатировала факт.
  - Да, действительно - с энтузиазмом подхватил лорд директор. - У меня такое ощущение, будто магии в вас нет. Ментальная область - сфера моей компетенции, потому мне стала интересна природа вашего скрывающего артефакта, если позволите затронуть эту тему? Амулеты, так качественно скрывающие магические способности, очень редки. Мне они попадались только два раза за все время службы. И, разумеется, я не имею права задавать вам такие вопросы, но из профессионального любопытства хотелось бы узнать, что за вещицу вы носите на шее?
  - О, ничего особенного: просто осколок драгоценного камня, который мне дорог как память. - Марта рассказывала, что этот камушек после рождения мне на шею повесил папа. Я же приписывала ему свойства талисмана и никогда не снимала. - А магии у меня действительно нет. Во взгляде собеседника промелькнуло недоверие, но, казалось, руководителя бюро вмешательства мои слова, в принципе, не смутили, и он в продолжение своих умозаключений сказал:
  - Теперь мне понятно, почему не почувствовал отклика от вашего дара. И простите мне нескромные вопросы. В мои намерения не входило обидеть вас.
  - Не беспокойтесь, я не отношусь к чувствительным особам и отсутствие магии в своей жизни не считаю трагедией.
  - Да, конечно... - задумчиво протянул министр, думая о своем, посмотрел мне на шею, нахмурился, будто что-то еще ему было непонятно, но не стал просить показать ему камень. Несколькими мгновениями позже вспомнив, с чего началось обсуждение, наконец, ответил на мой невысказанный вопрос. - Для выполнения работы помощника директора бюро вмешательства магический дар не является обязательным. Посему, если работа в том объеме, что я обозначил, вам представляется интересной, то с завтрашнего дня начинается двухмесячный проверочный период, по окончании которого мы подведем итоги, обсудим, как вы справляетесь со своими обязанностями, а вы, в свою очередь, расскажете мне, насколько вам интересно работать здесь. Есть ли у вас какие-либо вопросы?
  - Нет, ваши объяснения были подробными, и мне все понятно.
  - В таком случае, завтра в восемь часов утра можете приступать. И, пожалуйста, закажите в техническом отделе другие сиденья для приемной, мне кажется, что имеющиеся износились морально и нуждаются в замене.
  Размышления о том, что мне достался редкий вид внимательного к подчиненным начальника, были забыты, как только я осознала, что собеседование подошло к концу, и я его успешно прошла.
  Покинув кабинет с подписанным приказом о приеме на работу для отдела персонала, я уладила там все формальности, с техниками договорилась, что новый рабочий пост и ординатор будут установлены в приемной директора уже сегодня вечером, а пропуски и ключи мне завтра выдаст консьерж. Общаясь с сотрудницами отдела персонала, порадовалась, что буду сидеть отдельно от всех, и общаться большей частью с лордом директором. Оставив многоэтажное здание позади, снова окунулась в солнечный день. В любом случае, Марта работала до вечера, так что не было смысла торопиться домой, чтобы обрадовать ее. Вот и зашла по пути к кондитеру за нашими с тетей любимыми меренгами: в такой день можно было себя побаловать.
  Вечером рассказала Марте, как все прошло, не заостряя внимания на недоразумении с заместителем. Да и было ли это недоразумением, или, скорее, продуманным спектаклем, на что намекнул лорд директор, иначе зачем говорил о провокации? Когда тетя выслушала мою историю, в какой-то момент показалось, что она была не рада, что мой начальник - тот самый лорд министр порядка. Марта произнесла слова поздравления в своей сдержанной манере, но не отпускало ощущение, что она удивлена, если не сказать, огорчена тем, что меня взяли на эту работу. Мной же владело легкое предвкушение следующего дня, к которому еще нужно было хорошо подготовиться, чтобы все прошло идеально, и я быстро забыла о странной реакции родственницы.
  
  Глава 2. Как в первый рабочий день обеспечить себе неприятности.
  
  Засыпала с мыслями о том, как организую рабочий день. И, как обычно, снов я не видела. Проснулась до будильника и с удовольствием понежилась в постели, представляя различные варианты размещения мебели в приемной. Будильник прозвенел, сообщив, что начался обратный отсчет до начала моего первого рабочего дня. Встала, размяла суставы по пути к окну, раздвинула шторы и впустила к себе хмурое утро: начало весны редко балует ясными деньками. С мыслями о том, что приготовленная заранее одежда соответствует погоде, отправилась в душ, где окончательно избавилась от дремы. Получила обычную порцию утренних наставлений вместе с завтраком - Марта неизменна - все молча проглотила. Строгий брючный костюм, легкий макияж, удобные туфли и сумочка. По дороге подумала, что нужно будет пересмотреть распорядок дня и перенести пробежку на вечер.
  На работу пришла раньше, никаких проблем ни с пропуском, ни с электронными ключами не возникло. Охранник на входе поздравил с первым днем без опозданий и заулыбался. Шутку я не оценила и улыбаться в ответ не стала даже из вежливости. В приемной на знакомом столе, передвинутом, по моей просьбе, поближе к окну, уже стоял ординатор, подключенный к локальной рабочей и общей сети. Блокнот, ручка, кристалл связи под рукой - ничего лишнего на столе. С рабочего места я могла видеть море. И мне уже здесь нравилось.
  Лорд Сигурдрус еще вчера предупредил, что прибудет на работу во второй половине дня, а мне посоветовал для начала ознакомиться со структурой бюро и его деятельностью. Эта информация была в открытом доступе, так что все утро я сосредоточенно изучала и систематизировала данные, делала пометки для себя и записывала возникающие вопросы в блокноте.
  Квартал, в котором работала, мне почти не был знаком, поэтому во время обеденной паузы, несмотря на дождь, решила выйти и исследовать близлежащие улицы. Прогулку в порт оставила для солнечного дня, сейчас же отправилась на поиски кофейни или бистро. Редкие прохожие прятались под зонтами, в прямом и переносном смысле, а я просто гуляла под прозрачным зонтом, без помех рассматривая архитектуру, потому что для затемнения силового поля нужна была магия, а покупать накопитель для подобных целей было верхом расточительства.
  Вокруг меня, в основном, были постройки начала прошлого века: цвета песка и глины двух- и трехэтажные здания с красной черепичной крышей и фигурными карнизами на уровне каждого этажа, украшенными лепниной и фресками. Высокие закругленные сверху окна и круглые слуховые окошки под самой крышей создавали атмосферу уюта, а кованые балконные перила и решетки с изогнутыми линиями, имитирующими стебли, листья и цветы, поражали бесподобной красотой. Меня всегда восхищал человеческий гений и талант, подкрепленные трудолюбием.
  Во времена, когда эти улицы только строились, большинство мастеров все делали собственными руками, без магии. Распространенная сейчас профессия мага-артиста еще не так давно считалась недостойной магического дара, что, впрочем, не мешало аристократам скупать творения этих редких умельцев за баснословные суммы. Если даже сейчас пара обычных кресел со встроенной магией стоила всей моей зарплаты за год или два, что уж говорить о ценах на раритеты в прошлом?
  Цокольный этаж при постройке обычно планировался для размещения магазинов, салонов и лавочек, и всю нижнюю часть фасада занимали витрины с фигурными гравировками, белым шершавым узором украшавшими стекло. А поверх них тут и там виднелись модные нынче вкрапления подсвечивающей магии, призванной привлечь покупателя. Вот уж на чем точно не экономили, так это на завлечении клиентов.
  Но в салон мне пока идти было не с чем, да и пауза подходила к концу. Потому толкнула дверь ближайшей лавки булочника и буквально окунулась в аромат булочек с корицей. Сразу нахлынули воспоминания о единственных каникулах, на которые меня Марта отпустила в гости к родителям Фифи. Ее папа был булочником-кондитером, а семья жила над магазином и пекарней. Свой рабочий день господин Митра начинал в два часа ночи, так что к тому времени, как мы просыпались, в коридоре и на лестнице витали упоительные ароматы круассанов и сдобы.
  Соблазнилась булочкой с яблоками и миндалем, а также купила чашку горячего шоколада. Пристроилась здесь же, за столиком кофейного уголка, который отгородили хозяева, и, наконец, согрела озябшие руки. Очень сильно захотелось вернуться в тепло приемной, но для этого нужно было сначала выйти под дождь. Запив теплым уже шоколадом последний кусочек булочки, привычно собрала волю в кулак и пошла обратно на Теневую улицу.
  Меланхолические настроения оставила за дверью и снова стала собранной служащей государственного ведомства. Вспомнила, как вчера наблюдала такое же преображение у других, и удивилась тому, как быстро почувствовала себя здесь своей. Дверь в кабинет директора была закрыта, и оттуда не доносилось ни звука - наверное, он еще не пришел. Села за стол и снова подключилась к сети.
  Я так увлеклась чтением, что не заметила, как наступил вечер, и оторвалась от записей только, когда услышала вопрос:
  - Как прошел первый рабочий день?
  На пороге своего кабинета стоял лорд директор. Странно, что я не услышала, когда он пришел. Наверное, телепортировался сразу к себе. Несколько заполошных мыслей пронеслось в голове: 'Как давно он здесь стоит? Почему молчал? Наблюдал? Зачем? Мог ли увидеть что-нибудь, не предназначенное для его глаз? Да нет, я же просто сидела и читала, документы по работе читала. Ни ногти, ни ручку грызть привычки не имею. Вроде, ничего порочащего себя не делала... И почему он улыбается? Он что - менталист? И умеет читать мысли?'
  Лорд Сигурдрус прошел к моему столу, положил на него почтовый конверт, который до этого держал в руках, сел на новенькое сиденье для посетителей, покрутился в нем, пробуя, насколько оно удобное, и, судя по выражению лица, остался доволен результатом проверки. Затем мгновенно преобразился, сел прямо и, вздохнув, сказал:
  - У меня сегодня был непростой день. Я не люблю работать в самом здании министерства, где все осознают свою сопричастность к судьбам мира и придают слишком большое значение видимости и формальностям. Это утомляет. Поэтому здесь, в бюро, мне бы не хотелось заводить секретаря и весь полагающийся с ним официоз. Мне нужен скорее помощник. - Очень неожиданное откровение выдал мой начальник. Я не знала, что на это сказать, да и не была уверена, нужно ли что-то говорить.
  - Поэтому, - продолжил он. - В рабочей обстановке я бы предпочел опускать 'лордов' и 'господ' и обращаться друг к другу по имени. Как-никак мы теперь с вами коллеги. - и обаятельно улыбнулся.
  А мне было не до улыбок: все-таки, несмотря на официально заявленное равенство магов и не-магов, потомственных аристократов и простого люда, на деле разница между нашими мировоззрениями и образами жизни была существенной. Маги-аристократы частенько смотрели свысока на тех, кто не был наделен магией, и даже талантливейшим магам без влиятельных предков за спиной редко удавалось подняться высоко. Потому я не знала, как относиться к подобному предложению. А лорд... то есть директор молча смотрел на меня и ждал ответа.
  - Да, конечно, как скажете, лорд... Нестор?.. - неуверенно закончила.
  Он засмеялся. Открытым смехом уверенного в себе мужчины, довольного результатом проделанной работы. Без насмешки и превосходства, чем вызвал еще большее мое уважение.
  - Да, именно Нестор. Вы скоро привыкнете. Более того, уверяю вас, в бюро, где работают силовики, и часто случается выезжать на место происшествия для вмешательства, сотрудникам бывает не до расшаркиваний, особенно после совместно проведенной операции, где пришлось прикрывать спины друг другу. Вы увидите, что в этом здании редко вспоминают о том, что я министр. - и лукаво улыбнулся.
  От объяснений растерянность никуда не делась, но я приняла правила игры. И тем более оценила убеждающий фактор в виде непринужденного разговора на равных за моим столом, где 'хозяйкой положения' подразумевалась я, а мужчина напротив был 'всего лишь посетителем'.
  - Вижу, что вы со всей серьезностью подошли к работе - кивнул на исписанную страницу блокнота. - Если у вас возникли вопросы, я буду рад на них ответить. Но сначала я бы попросил вас перевести письмо, которое пришло из Мохаббатского посольства. Насколько я помню, вы говорите на мохаббани? - Я кивнула, потому что вопрос лорда директора... эээ... Нестора был просто данью вежливости.
  Несмотря на то, что в мире использовались шестьдесят два языка, из них только двадцать шесть являлись государственными, в том числе, Мохаббани. Я свободно владела всеми государственными и могла худо-бедно изъясниться на половине остальных языков, которые, по сути, являлись дальними или очень дальними родственниками государственных.
  Марта гордилась моими успехами, потому что среди тех, кто учился в Высшей институции общения вместе со мной, таких результатов не достигли даже маги. Куратор рассказала мне, как преподаватели сокрушались, что при таком выраженном языковом даре я не обладала ни каплей магического. В ином случае меня оставили бы работать в институции сразу после ее окончания, как поступали всякий раз, когда встречался выдающийся ученик, а это бывало крайне редко.
  Легко могла себе представить их пространные речи о талантах молодежи и о собственном великодушии, дающем этой молодежи шанс. Что пользы от их сожалений, если мне даже лаборантом или ассистентом не предложили остаться? Но, к счастью, я нашла работу, где мои знания могли оценить.
  Нестор протянул мне белый конверт, на котором на верданском были напечатаны имена отправителя и получателя: 'от Полномочного посла Мохаббатского княжества лорда Арджуна Пунджа Министру порядка Верданского королевства лорду Нестору Сигурдрусу'
  Внутри была карточка с золотым тиснением и пять строчек написанного от руки, трудно читаемого из-за повсеместных завитушек текста, общая суть которого сводилась к следующему: мой начальник был приглашен на бал, посвященный рождению княжеского наследника, который состоится через две недели. Приглашение было официальным, очень пафосным и именным, последнее особенно интересовало лорда директора, который попросил уточнить, в каком качестве его приглашали и скривился, когда узнал, что ожидали именно министра. Вместе с приглашением в конверте был сложенный вчетверо лист бумаги. Развернула, увидела, что написано на верданском и протянула письмо мужчине.
  - Нет, Лиза, - отдавая мне его обратно, сказал он. - Прочтите, пожалуйста, я с ним уже ознакомился.
  'Нестор, дружище, - начиналось послание. - Наконец-то нашелся повод и мероприятие, на которое тебе придется приехать, и отвертеться не получится, не так ли? Жду-не дождусь, когда увижу, как все эти чопорные дамочки будут тайком передавать тебе записки. Я уже давно говорил, что только счастливая семейная жизнь спасет тебя от цепких ручек амбициозных аристократок. Или одна такая ручка с твоим родовым кольцом на пальчике.
  Но твоя личная жизнь, как понимаешь, дело десятое, а у нас тут с этим балом ожидается полная ж.: князь хочет всем показать своего отпрыска, и меры безопасности предусмотрены офигительные. Все наши сейчас работают по усиленному режиму - не продохнуть, и на расследования желторотых отправили, они мне все дела завалят, потом разгребай. Засада полная.
  В общем, приезжай: у меня тут новые зацепки по известному тебе делу появились, есть кое-какая инфа, и ее надо обмозговать.
  Делов - на пару дней, так что жду тебя раньше. И прихвати с собой Янура - мне нравится хватка этого мальчишки, глядишь, и выйдет толк из оболтуса, его отец нам еще спасибо скажет.
  Письмо передам с послом, я ему доверяю. Если возникнет необходимость, обращайся к нему.
  До встречи!
  В.Х.'
  В первую очередь пришла мысль, что перевод начальнику, в общем-то, и не требовался: кто не слышал о рождении наследника у соседей? Тем более что ребенок был очень долгожданным. А значит, лорд... Нестор знал, что в конверте, а значит, либо сам говорит на мохаббани и просто проверял меня, но какой смысл? Либо действительно хотел быть полностью уверенным, что приглашали высокопоставленного чиновника, а не просто рядового аристократа. Да еще и настоял, чтобы прочла письмо от, по всей вероятности, коллеги и друга... Хочет ввести в курс дела? Подразумевает мое участие? Додумать не успела, директор сам начал объяснять:
  - Через дюжину дней мне придется отправиться туда. Я возьму с собой Янура и вас, Лиза. Понимаю, что вы пока не совсем хорошо представляете себе работу бюро, но тем полезнее будет для вас поездка и совместная работа с княжеской службой безопасности. Да и с Януром вам надо срабатываться. К тому же мне, возможно, понадобятся услуги переводчика, а я не люблю привлекать людей со стороны, когда речь идет о деле. - вот теперь, он, кажется, озвучил главную причину.
  - Можно узнать, как надолго нужно будет уехать и какая форма одежды потребуется? - были основные вопросы, которые интересовали меня в этой связи.
  - Рабочая одежда на три дня, а так же бальное платье, потому что вы будете сопровождать нас на бал. И давайте по подготовленному вами списку вопросов пройдемся завтра, а то уже совсем поздно, - спохватился директор. - Отправляйтесь домой. Открыть вам портал?
  Нестор - мысленно уже было не сложно называть его так - встал и, предупреждая готовый сорваться с языка отказ, устало сказал:
  - Поскольку вы теперь работаете в нашем бюро, на вас обязательно должна стоять защита, и уже завтра вам ее поставят. А пока хочу быть уверенным, что с вами ничего не случится в столь поздний час. Собирайтесь.
  От такой предупредительности стало не по себе: как бы после нескольких открытых порталов, активации кристалла или еще каких 'поблажек' он не предпочел другого помощника, который сможет сам управляться с мелочами.
  - Большое спасибо лорд... Нестор. - стоило ему предложить мне помощь, которая сбивала с толку, и от которой так хотелось отказаться, как я снова начала путаться. - Я буду готова через пять минут.
  Директор прошел в свой кабинет и закрыл за собой дверь. Я сохранила и закрыла документы, с которыми работала в течение дня, подровняла папки на краю стола и сверху пристроила блокнот. Вроде, порядок. Встала и потянулась - от долгого сидения немного затекли мышцы. И пришла к неизбежному выводу, что от пробежек нельзя было отказываться ни в коем случае. Подошла к двери начальника и постучала в нее. После приглушенного 'Войдите!' открыла дверь и прошла внутрь. Еще раз поразилась красоте открывающегося из угловых окон вида и идеальному порядку в рабочем кабинете.
  Нестор не спросил домашний адрес, а я, предположив, что он уже посмотрел его в моем личном деле, решила не вмешиваться. А еще он, наверное, уже бывал в нашем районе, если знает, как именно выглядит дом, где я живу, чтобы открыть портал к нему? Или простого адреса достаточно? Да, тонкостей использования магии я не знала, даже теоретически, ведь и нужды такой не возникало. У Марты был совсем маленький дар, первого уровня, она очень редко его использовала и никогда там, где магию можно было заменить работой рук или, как сейчас, в моем случае, ног. 'Чтобы открыть портал, - вспоминала из общей теории магии. - Нужно обладать даром не ниже седьмого уровня'. Уж у директора бюро вмешательства уровень явно значительно выше седьмого, иначе так просто, походя, не предлагал бы отправить меня домой.
  Нестор встал, подошел ко мне и спросил:
  - Вам уже доводилось пользоваться порталами?
  - Только стационарными, в институции.
  - Хорошо, отличия в ощущениях незначительные. - поднял руку, сделал дугообразный жест в воздухе, где следом открылся пространственный переход. - Спасибо за вашу помощь, Лиза, и до завтра. - легкий кивок на прощание.
  Я вежливо попрощалась и поблагодарила за перенос, а затем спокойно ступила в островок трепещущего пространства. Неуверенно себя чувствовала только перед самым первым переходом, когда куратор решила сводить первокурсников на выставку современных имгирских художников, чтобы мы могли попрактиковать язык и заодно приобщиться к культуре дружественного государства. Трусила тогда знатно, но нас таких было много, поэтому все друг над другом подтрунивали, в том числе и надо мной, и пока очередь дошла до меня, страхи отступили.
  Сейчас секундное пребывание в дымке не напугало. Такие перемещения, и в самом деле, удобны: один шаг - и находишься в другом месте. Осмотрелась вокруг и поняла что начальник отправил меня во двор соседнего дома. Наверное, действительно для точного выбора точки выхода нужно однажды побывать на месте. Ну, хоть в чем-то Нестор Сигурдрус не идеален - 'промахнулся' и высадил меня у соседей. Хотя, если бы попала напрямую к себе, реакцию Марты предсказать не берусь.
  Без приключений добралась до дома. По поджатым губам и обвиняющему взгляду тети поняла, что очень задержалась. Она, разумеется, волновалась, но никогда об этом не скажет. Но ведь я была на работе, не так ли? На что родственница выдала явно заранее заготовленную речь:
  - Я рада, что у тебя есть работа. Но не позволяй им там злоупотреблять и садиться тебе на шею. Работодатели такие: им бы запрячь тебя, а ты уж тяни. И если сам лорд Сигурдрус никогда не позволит себе лишнего, то в других я не уверена. Тем более, когда у красивой девушки нет рядом поклонника, чтобы защитить, каждый норовит обидеть. - смешала она все доводы в кучу и как-то двусмысленно все преподнесла.
  - Мар, я устала и не голодна. Сейчас - в душ и спать. - проинформировала, добавив безжизненности в голос.
  - Да, и об этом я тоже хотела с тобой поговорить. Лиза, ты перестала следить за своим распорядком, и это меня беспокоит. - проворчала тетя. - Не бегаешь по утрам, питаешься, как придется, и поздно ложишься спать. Если ты не вернешься к соблюдению режима, то начнешь совершать ошибки на работе, и потом придется краснеть перед лордом министром.
  - О чем ты говоришь, Марта, я уже не маленький ребенок, и регулярное питание вряд ли повлияет на мои профессиональные качества. - она сделала вид, что не заметила снисходительную улыбку, и оставила за собой последнее слово:
  - Мы продолжим завтра. Иди готовься ко сну, - развернулась и пошла в свою комнату. А я с готовностью реализовала планы, о которых ей говорила минуту назад. И была рада наконец оказаться в постели.
  В голове кружились мысленные хороводы: предметов размышлений несколько, хороводов, соответственно, тоже много. Значит, тете моя работа не нравилась. Интересно, это из-за лорда директора, который был и ее начальником тоже? Она знала о нем что-то, что было вполне приемлемым для министра, но никак не для директора бюро? Потому что, когда бы в разговоре раньше не всплывало имя ее руководителя, она всегда говорила о нем с уважением. И словесный поток, который выдала сегодня, очень для нее не характерен, а значит, что-то случилось или, по ее мнению, могло случиться в ближайшее время? И это связано с Нестором. Один и тот же человек - подходящий руководитель для нее, но не для меня. Интересно... И вот как мне теперь сообщить ей о трехдневной командировке в компании двух мужчин? А про бал у князя?
  Мысли перескочили на лорда Сигурдруса и бал. Все-таки было не до конца понятно, зачем тащить меня, простолюдинку без магии, на бал к аристократам? Может, ему доступен дар предвидения, и он узнал, что мне обязательно нужно побывать в Мохаббатском княжестве? Сплошные вопросы...
  А еще это его 'с Януром нужно срабатываться'! И как там в письме было? 'нравится его хватка'? А вот лично мне совсем не понравилась: синяки только через пару дней сойдут. И ведь даже не извинился...
  Мысленные хороводы понемногу замедлялись, и я заснула.
  
  ***
  
  Тетя разбудила меня до звонка будильника, чтобы было время на разговор.
  - Лиза, - начала она, как только мы сели за стол. - Я обеспокоена неожиданными изменениями в твоем поведении. В первую очередь твое позднее возвращение вчера: мне бы хотелось знать, чем оно было вызвано?
  - Мар, - назвала ее, как в детстве, надеясь, что, возможно, все еще обойдется. - Я почти весь день провела за чтением бюротической документации, чтобы войти в курс дела. Лорд Сигурдрус, - решила молчать о предложении обращаться к нему по имени. - Пришел в конце рабочего дня. Ему нужно было перевести письмо, вот я и задержалась.
  - Значит, тебя задержал сам лорд директор? Тогда ладно. - легко простила она своего кумира. - Но в следующий раз ты должна будешь дать ему понять, что твоя жизнь не ограничивается работой. После окончания рабочего дня у тебя есть определенные обязательства и собственные планы. К тому же, девушке не безопасно ходить одной вечером.
  - Марта, лорд Сигурдрус открыл мне портал, так что мою безопасность он обеспечил.
  - Портал? Просто, чтобы отправить тебя домой?! Лиза, я начинаю волноваться из-за этой твоей работы. Если ты узнала что-то потенциально опасное, то они должны понимать, что ты не сможешь противостоять магической атаке.
  - Он сказал, что сегодня мне поставят защиту, правда, не уточнил, какую. - попыталась успокоить родственницу и заметила, как дрогнула чашка у нее в руке. Но она совершенно спокойно высказала свои предположения:
  - Прежде всего, разумеется, ментальную. Защита информации - обязательное условие эффективности всех структур министерства порядка. - делилась своими знаниями Марта. - И, надеюсь, на этом остановятся: защита от боевой магии нужна тем, кто участвует в операциях, и я даже думать не хочу, что твои обязанности подразумевают и это.
  - Нет, тетя, не думаю. Какой от меня там будет толк?
  - Верно, толку будет не много, особенно, если учесть, что на пробежки ты не ходила уже три дня. Распорядок дня нарушен, а ведь ты знаешь, что...
  - Да-да, отсутствие порядка в жизни мешает порядку в мозгах. - послушно закончила фразу, которая была девизом Марты Девлин. - Я перенесу пробежки на вечер.
  - С твоим рабочим графиком лучше оставить все, как было. А теперь скажи мне, где и что ты планируешь есть в обед?
  Определенно, мне сегодня не повезло: она решила проконтролировать все - давненько мне такого счастья не перепадало. Утренние нотации можно было бы назвать изощренной пыткой, потому что Марта знала, куда и как давить. И я снова чувствовала себя маленькой девочкой, которая, если не разбила чашку, то уж точно слишком быстро возле этой чашки бежала и могла бы ее разбить.
  - Тетя, мне двадцать три года, я уже не маленькая. Пожалуйста, перестань меня контролировать. Раньше ты говорила, что нужно быть самостоятельной, чтобы считаться взрослой. Но ты отбираешь у меня малейшую возможность самостоятельности. Я всего лишь временно отступила от режима и планирую к нему вернуться. А сейчас извини, мне нужно собираться на работу. - Я встала, убрала за собой грязную посуду и ушла в комнату собираться.
  Я знала, что разговор был не окончен, за тетей всегда оставалось последнее, и часто решающее, слово. Марта оправдала мои ожидания:
  - Не буду мешать тебе собираться, но я бы хотела тебе напомнить еще одно правило: никто из твоего профессионального круга общения не должен перейти в личную жизнь. Лучший способ потерять работу - это завести романтические отношения с сослуживцем. - закончила она менторским тоном.
  А я застыла. Это на кого она намекала? На директора? Только потому, что он доставил меня домой? Или на гипотетического поклонника, который падет к ногам, покоренный моим несуществующим прекраснодушием? Хотя с начальником мне самой не все понятно: обращаться по имени, поехать вместе на бал - его предложения все так же казались странными.
  Отбросила ненужные мысли и вышла из ступора:
  - Ты хочешь сказать мне что-то конкретное?
  - Просто хочу дать совет. Поскольку редкие знаки внимания, на которые решались студенты твоей институции, ты игнорировала, то мне бы не хотелось, чтобы твое неопытное сердце уступило под напором настойчивого ловеласа. - я только фыркнула в ответ на предостережение: такого высокопарного слога я раньше у нее не замечала.
  - Спасибо, Марта, за заботу. Я не планирую романтических отношений в ближайшее время, и точно не на работе. - дала ожидаемый ответ, чтобы закончить неприятную тему и продолжила собираться.
  Из-за разговора на душе остался осадок. Шла пешком через любимый парк, но тягостные мысли не выветривались, поющие солнечному дню не радовали. Чтобы настроить себя на рабочий лад, стала вспоминать все, что узнала вчера о структуре министерства порядка и бюро вмешательства и сопоставляла новую информацию с тем, что знала до этого.
  В нашем королевстве уже около двадцати лет была введена система, при которой король не только избирался из самых сильных магов влиятельных родов, как у соседей, но его деятельность совмещалась с работой министерств. Кажется, такое решение было связано с неудавшейся попыткой переворота, и разделение власти отныне снижало вероятность повторения кровавой борьбы за власть в будущем.
  Силовые структуры, реальная опора власти, состоящие из бюро внутреннего вмешательства и бюро внешней защиты, были подчинены министерству порядка. Среди их руководителей были лучшие боевые маги, известные своей силой и героизмом на всю страну. Разве могла я подумать, когда собиралась на собеседование, что буду работать на этаже начальства, да еще и помощником самого директора?!
  Бюро внешней защиты возглавлял лорд Ферсит Хатиман. Этот мужчина был одним из немногих не-магов, добившихся высокого положения. Дворянское звание за особые заслуги ему было пожаловано королем. Героизм и головокружительная карьера выдающегося воина были примером и вдохновением для тысяч амбициозных не-магов. Даже я втайне мечтала когда-нибудь оказать неоценимую услугу Вердании и доказать, что люди, лишенные магического дара, не лишены при этом порядочности, смелости и также важны для процветания страны, как и маги.
  Подчиненные лорда Хатимана занимались вопросами защиты Вердании от возможных внешних врагов, а бюро вмешательства обеспечивало безопасность внутри страны. На работу сюда принимали в основном боевых магов, которые заботились о спокойствии мирного населения, начиная с патрулирования города и заканчивая особыми отделами, которые занимались опасными техническими разработками, артефактами и магической угрозой безопасности. Находилось применение знаниям и стихийников, и менталов, и артефакторов и неодаренных магией, как я.
  
  Глава 3. Неожиданные открытия: приятные и не очень.
  
  Охранник на входе буркнул слова приветствия, наверное, моя реакция на вчерашнюю шутку отбила у него охоту не только шутить, но и быть вежливым. Не он первый, не он последний. А мне было все равно: я не нуждалась в его дружелюбии. Хмурый взгляд консьержа подсказал, что он был единодушен с коллегой на входе, хотя с ним-то у нас недоразумений не возникало. Пока не возникало. Люди не любят, когда к ним равнодушны и не проявляют интереса, так что отчуждение персонала было вопросом времени.
  Сегодня, как и вчера, я пришла значительно раньше начала рабочего дня, но лорд Сигурдрус уже был на месте. Как только закрыла дверь в приемную, он вышел из своего кабинета и, пожелав доброго утра, предложил ответить на мои вопросы приблизительно через час, когда разберется со срочными донесениями. Согласившись с его предложением, занялась просмотром полученной почты и изучением новых документов. Мне было интересно, и я с удовольствием входила в курс дела.
  Из выделенного часа оставалось еще минут десять, в которые, несмотря на то, что приготовление напитков не входило в мои рабочие обязанности, решила сходить к кофейному аппарату, чтобы чашечкой ароматного напитка подстегнуть мышление и увеличить плодотворность общения. В кафетерии уже было пусто: сослуживцы, обсудив последние события и сплетни, разошлись по кабинетам.
  На обратном пути прихватила маленький поднос, на который поставила обе чашки, в приемной добавила ложечки и сахарницу, которую вчера обнаружила в шкафу. Ни печенья, ни конфет не нашлось. Подошла к двери, постучала и после приглашения вошла.
  Лорд Сигурдрус сидел перед ординатором и выглядел таким бодрым, что идея с использованием кофе в качестве стимулирующего напитка мне самой показалась нарочитой.
  - О, Лиза! - отвлекся мой начальник от экрана. - Проходите.
  Я подошла к столу, опустила на него поднос и поставила перед директором чашку.
  - Сахар? - вежливо спросила, взявшись за ручку сахарницы. - Не зная ваших вкусов, не стала добавлять ни молоко, ни сахар.
  - Спасибо, - в голосе послышалась улыбка. - Сначала подсластите свой кофе, а я обслужу себя сам. - вдохнув поднимающийся из чашки пар и зажмурившись от удовольствия, директор перешел к делу. - Я готов ответить на ваши вопросы, Лиза. А после обсуждения мы поставим вам защиту. Поскольку вы работаете под мои началом, ментальную я поставлю сам. А затем прослежу за тем, как вам поставят общую магическую защиту для не-магов.
  - Общую магическую? - вспомнила объяснения Марты и поспешно поставила чашку на стол, чтобы не пролить ее содержимое. Подалась вперед. - Вы подозреваете, что мне может угрожать опасность? Зачем мне ставить общую защиту? Ведь, если убрать название 'помощник', то, по существу, я выполняю обязанности секретаря: переписка, переводы, отчеты и статистика, а значит, остаюсь в кабинете и не участвую в вылазках? - заготовленные вопросы мигом потеряли свою актуальность.
  - Нет, Лиза, это не все ваши обязанности. Секретари у меня есть в министерстве, а здесь нужен оперативный работник: многоплановый и деятельный, умеющий искать и находить выход в сложной ситуации. Лорд Латырен, боюсь, решил самостоятельно проверить профессиональную пригодность нашего будущего помощника, спровоцировав стычку при вашей первой встрече. - слово 'нашего' применительно к моей роли в бюро обеспокоило. Хотя директор и дал объяснение неожиданной агрессии заместителя, и можно было не опасаться последующих необоснованных обвинений, мне все также не хотелось работать с человеком, которому за несколько минут удалось свести на нет все усилия Марты, научившей меня отменно владеть собой.
  - Лиза, я не хочу вас пугать, но работа в структурах, обеспечивающих безопасность, имеет некоторую специфику: так или иначе мы имеем дело с преступниками - потенциальными или реальными. - заметив, что меня не обрадовала такая компания, начальник, не закончив фразу, перешел к следующей причине. - Ваши знания языков и культур уже сами по себе являются ценным ресурсом, который будет очень полезен при расследовании некоторых дел, имеющих отношение не только к Вердании, но и к нашим соседям. - продолжил руководитель. - От декана факультета интерпретов, чьему мнению доверяю, я получил наивысшую оценку ваших способностей к анализу и синтезу. Думаю, что будет интересно сравнивать ваши выводы стороннего наблюдателя с заключениями штатных аналитиков. По-моему, этого уже достаточно, чтобы захотеть защитить информацию, которой вы владеете, и которая к вам поступит позже.
  - Да, так понятнее. - но уж точно не спокойнее. - А почему к ментальной магии в нашем королевстве проявляют такой пристальный интерес? До зачисления в штат меня попросили подписать несколько магических соглашений о неразглашении, сейчас вы говорите о дополнительной ментальной защите. То есть соглашений о неразглашении недостаточно?
  - Скажите, Лиза, что вам известно о последней попытке государственного переворота? - директор задал встречный вопрос, и его тон изменился. Стало понятно, что с ментальными вмешательствами все было гораздо серьезнее, чем мне казалось. Пэтому постаралась точнее сформулировать ответ.
  - Лорд Анзуд Каратур, королевский советник и маг, был не согласен с идеями равенства магического и не-магического населения. Будучи потомственным аристократом, также защищал привилегии высшего сословия. Хотел узурпировать власть и прервать правление династии Гелленов, чтобы править самому. - отвечала ему, как на уроке. - Благодаря удачному стечению обстоятельств король Аркас II не погиб. А позже произошла магическая битва между сторонниками и противниками заговора, унесшая жизни многих сотен магов и не-магов.
  Кроме дат и имен основных участников противостояния, а также родословной королевской династии могла добавить только то, что нынешнее разделение власти тоже брало свое начало в событиях, которым было больше двух десятков лет. Лорд Сигурдрус наверняка знал о них больше меня, поэтому приготовилась слушать ответ на свой вопрос.
  - Все верно: лорд Анзуд Каратур, личный советник короля Аркаса II, заносчивый и жестокий аристократ, ярый сторонник доминирования магического населения, пользуясь положением и влиянием, привлек в свои ряды сторонников идеи неравенства. Наверняка, подготовка велась долго и обстоятельно: во многие силовые структуры лорды внедрили своих людей, информация к ним поступала чуть ли не из первых рук.
  Известный вам лорд Ферсит Хатиман. - продолжил мой начальник. - В то время служил в Королевской гвардии. Молодой честолюбивый капитан неблагородного происхождения был вызван в покои короля по недоразумению, и эта случайность, точнее отвага капитана Хатимана, спасла жизнь монарху.
  Преследуя свои цели, лорд Каратур, применил ментальное вмешательство к секретарю моего предшественника, получил доступ к внутренней информации бюро и завладел мощнейшим артефактом. - директор явно делился со мной секретной информацией. - Он покинул столицу и планировал вернуться, объединив силы своих сподвижников. Видар Локапал, в то время директор бюро, сумел настигнуть бывшего советника. Чтобы сбежать из ловушки тот активировал артефакт, чем вызвал магический всплеск невероятной силы, отнявший жизни у всех, кто находился поблизости, включая лорда Локапала.
  Лорд Сигурдрус замолчал. Он пил кофе, так и не добавив сахар. Я тоже воспользовалась паузой, чтобы глотнуть остывшего напитка. Мысли разбегались, осознание того, что при чуть менее удачном стечении обстоятельств Вердания могла получить монарха, который не только рассматривал не-магов как низших, но и, не колеблясь, пожертвовал сотнями жизней, среди которых были не только враги, но и друзья, пугало. Мне было не по себе: я представила, что, если бы заговор удался, то не сидела бы сейчас перед директором бюро вмешательства, а, возможно, выполняла грязную работу где-нибудь в больнице или тюрьме, если бы вообще дожила до своих лет. Добавляя еще один штрих к мрачной картине у меня в голове, директор добавил:
  - Секретарь после ментального вмешательства сошла с ума. Существовавшие и существующие в наши дни соглашения не позволяют говорить и писать о неразглашаемой информации. Поэтому лорд Каратур грубо проник в сознание секретаря и копался в ее воспоминаниях, а получив нужные сведения, спокойно покинул бюро.
  Я слушала, затаив дыхание. И только усилием воли удавалось не примерять судьбу неизвестной женщины на себя.
  - Ее удалось спасти? - вырвался невольный вопрос. Я сама удивилась тому интересу, который у меня вызвал его рассказ.
  - К сожалению, мыслительная способность не вернулась к ней в полной мере. Возможно, потому она не смогла пережить осознания, что сотни смертей были результатом полученного через нее доступа к артефакту, и покончила с собой. Ментальная защита, которую ставят сегодня, подразумевает невозможность взлома сознания.
  - Если сознание человека нельзя подчинить, то можно убить его самого?
  - Только если этот человек не может защитить свою жизнь, или на нем нет магической защиты. Разумеется, сложно предусмотреть все, но уверяю вас, в нашем ведомстве лучшая из существующих видов защиты.
  Своим кратким экскурсом в современную историю Нестор дал ответы на некоторые из тех вопросов, что были подготовлены заранее, а сам разговор навел на размышления. Если моя информированность может представлять такой риск для безопасности страны, то понятно, почему вчера директор открыл портал, а сегодня лично поставит защиту. Страшно не было, мне скорее было интересно посмотреть, как именно он будет привязывать ко мне магию. Все-таки магическое воздействие мне было в новинку: крепление магией сломавшегося каблука, на которое Марта израсходовала весь свой резерв, и маскировка выскочившего накануне выпускного бала прыща были не в счет.
  За исключением преподавателей, в прошлом мне редко приходилось иметь дело с магами. И большей частью они не обладали высоким уровнем дара, как, например, артефакторы на блошином рынке. Но даже они очень быстро осознавали, что владение магией выгодно отличает их от всех остальных, и смотрели на них - нас - свысока. И это при том, что даже не были аристократами - так... коммерсанты от магии. Поэтому знакомство с лордом Сигурдрусом, его доброжелательное отношение и неожиданная доступность перевернуло с ног на голову мое представление об этих заносчивых любимцах Провидения. Я поймала себя на мысли, что ждала подвоха, а директор вел себя так, будто и не было ничего особенного в его словах и поведении. В любом случае, у меня не было выбора, и мне нужна была эта работа, да и жаловаться на хорошее отношение было глупо.
  - Большое спасибо за объяснения. Теперь многие вещи становятся логичными. Правильно ли я поняла, что однажды установленная защита не может уже быть снята?
  - Если под 'снята' вы подразумеваете 'убранная против воли носителя', то верно. Но есть некоторые нюансы, связанные с продолжительностью действия самой защиты: если она независимая, то подразумевает, что после установки дополнительная магическая подпитка ей не требуется. Выполнить заклинания такого класса могут только сильные и опытные маги. Защита при этом может устанавливаться, как на мага, так и на не-мага. Другой тип - зависимая защита - черпает магию из человека, на котором установлена, соответственно, подходит только для магов, правда, может продержаться и без подпитки, но очень короткое время.
  Защита всегда может быть снята тем человеком, который ее поставил. Или она может исчезнуть без подпитки сама по себе. Ваша защита, Лиза, будет полностью автономной. - начальник сообщил то, что хотела узнать. - Если вопросы, которые вы хотели задать, закончились, предлагаю перейти непосредственно к установке.
  Я подумала и решила, что остальные, не столь важные вопросы смогу задать и позже. Ответила согласием и выжидательно посмотрела на Нестора. Он ободряюще кивнул и попросил меня снять талисман. Посмотрела на мага с недоумением, и он поспешил объяснить:
  - Для упрощения процесса и улучшения результата обычно убираются все накопители и носители магической энергии, чтобы не возникло резонанса или противодействия.
  - Да, конечно. - согласилась с объяснением, подняла руки и расстегнула замочек. Неровный осколок белого камня с прозрачными гранями на месте скола соскользнул мне в руку вместе с цепочкой. Нестор наблюдал за моими действиями, а потом с повышенным вниманием проследил путь талисмана до моей ладони.
  - Очень любопытно... Вы позволите? - протянул руку к цепочке, которую я ему тут же отдала. - Лиза, вы знаете, что это за камень?
  - Нет. Мне никогда не приходилось видеть такого у других. И свой я тоже не показывала, поэтому разъяснить было некому. А вам он знаком? - возникла странная надежда на то, что это знание может как-то приблизить меня к пониманию родителей.
  - Да, он называется герсим. Как я и говорил, мне только дважды приходилось видеть этот камень раньше. Герсим - редкий и очень ценный. В основном, его используют в ментальной магии, а также как хранитель магической энергии. Раньше были случаи, когда его также применяли для хранения человеческой сущности, но такая магия после заговора советника Каратура запрещена.
  Он рассказывал, а я сразу же анализировала полученную информацию. Камень редкий и ценный. Как можно было доверить такое сокровище ребенку? Может, в нем и сейчас была магия, и Нестор сможет дать объяснение подобному расточительству? Задала вопрос вслух.
  - Да, Лиза, ваш камень содержит магию. - Нестор посмотрел на меня, на его лице отразилось недоверие, затем пристально посмотрел на камень в руке и снова на меня. Такой пристальный взгляд насквозь мне был знаком: так маги смотрели на заклинания в артефактах и магическую или, как в моем случае, немагическую, ауру.
  - Не понимаю, - проговорил скорее для самого себя директор, - на камне мощнейшие заклинания для экранирования ауры, причем всех без исключения составляющих ментального слепка. Я был уверен, когда почувствовал до этого защитные заклинания на амулете, - продолжил, уже обращаясь ко мне, - Что вы скрываете небольшой дар. Но у вас его действительно нет, на вас также нет ни одного заклинания. Предполагаю, благодаря амулету. И я не понимаю, зачем использовать такой мощный амулет, чтобы спрятать ауру? Не-магическую ауру. - теперь в его взгляде читался вопрос. Был ли он адресован мне?
  Все же ответила на него:
  - Я ничего не знаю об этом. До ваших объяснений для меня это был просто подарок отца. Я даже не думала, что этот неровный осколок представляет какую-нибудь ценность. - а потом поняла, что кое-что из его объяснений мне было не понятно. - Вы сказали, что он экранирует и защищает. То есть он делает меня, скажем, невидимой и при этом защищает от магического воздействия извне?
  - Именно. И в этом состоит вторая странность вашего талисмана. - его улыбка подсказала, что скромная роль, которую я приписывала памятному подарку, совершенно ему не подходила. - Герсим используется как накопитель для колоссального количества энергии. На его основе также можно выстраивать ментальную защиту. Но ваш камень останавливает протекание информации в обе стороны. Это непроницаемый барьер.
  И тут мы подходим к третьей особенности вашего украшения: из него сделали сильнейший защитный амулет. Для таких амулетов используются другие камни, более адаптированные для подобных целей. Мне кажется, что я даже знаю, кто его мог изготовить. Но этот маг отошел от дел, и его поиски займут некоторое время. - Начальник отвел от меня глаза и задумался. Затем встал и подошел к окну, все также погруженный в мысли, впрочем, пейзаж за стеклом его явно не интересовал.
  Я была в смятении и понимала не больше директора. Главное, что хотела знать - это откуда у отца могла быть такая редкость? И знал ли он о свойствах камня и амулета? Как будто подслушав мои мысли, Нестор снова заговорил:
  - В анкете вы написали, что вашего отца нет в живых. То есть он не сможет нам рассказать, что знает об амулете. Простите, что затрагиваю эту тему... Все же интересно, почему герсим был использован таким образом, а главное, зачем полностью прятать сущность его носителя?
  Такое обилие новой информации, тесно связанной с недостающей старой, не удавалось уложить в голове. Новость о том, что безделушка, которую всю жизнь носила, является амулетом, была неожиданной, а наличие в нем загадок интриговало. Неожиданные предположения и сомнения жалили, как пчелы. Мне хотелось прямо сейчас выспросить у Марты все, что она знает о талисмане и о родителях.
  - Надеюсь, что больше странностей не прибавится? - наконец определилась с ходом мыслей. Директор подошел к креслу, в котором я сидела, вернул мне украшение и попросил снова его надеть. Недоумевая, зачем ему это понадобилось, выполнила просьбу. Лорд Сигурдрус пристально рассматривал что-то сквозь меня. После отошел на несколько шагов, продолжая все так же меня разглядывать.
  - Во всяком случае, есть еще одна особенность у вашего амулета, и она кажется мне самой примечательной из всех. - Нестор сел за стол напротив и продолжил объяснения. - Я в первый же день обратил внимание на то, что при вашем приближении чувствуется наличие защитной магии, что вполне понятно, учитывая свойства вашего герсима. Необычно другое: при удалении на несколько метров, камень больше не 'фонит', то есть его наличие даже не угадывается. Такая сильная магия внутри, и так хорошо скрыта от посторонних глаз. Определенно, я очень хочу поговорить с изготовителем этого амулета. - при этих словах он сделал какие-то пометки на лежащем перед ним листке бумаги. Затем отложил писало в сторону и поднялся из-за стола. - Теперь, пожалуй, займемся защитой.
  Не дожидаясь просьбы со стороны руководителя, я опять расстегнула замочек и положила магическое изделие на стол перед собой. Нестор подошел ко мне и взял за руку.
  - При телесном контакте проще направлять потоки. - получила я объяснение и сосредоточилась на ощущениях: чувствовала тепло его руки и вдыхала запах его парфюма, но ни течения энергии, ни уколов, ни боли не было. Я не ощущала ровным счетом ничего. Я была уверена, что магии вокруг предостаточно, но для меня она оставалась невидимой и неосязаемой. А чего я, собственно, ожидала? Что без дара смогу что-то почувствовать? Что без экранирующего амулета что-то изменится? Ничего не изменилось...
  Нестор выпустил мою руку, посмотрел на меня и с удовлетворением сказал
  - Думаю, что вы окажетесь одной из самых защищенных сотрудниц бюро в нашем королевстве. - улыбнулся и подал мне висящий на цепочке герсим. - Камень и сам прекрасно справится с задачей, но я все же поставил максимальную защиту на случай, если кто-нибудь снимет с вас амулет. Предлагаю пока его не надевать, а сразу же поставить общую магическую.
  Директор явно не ждал от меня ответа, он приблизился к двери, открыл ее и подождал, пока я пройду вперед. Подошла к своему рабочему столу, положила талисман в сумочку и поймала на себе одобрительный взгляд. Вслед за начальником вышла из приемной, закрыла за собой дверь на ключ. Нестор никак не прокомментировал мои действия, и я решила, что такая предосторожность не была излишней, как и в случае очевидного нежелания афишировать герсим раньше времени. По пути к подъемникам он рассказал, что общемагическая защита, которую ставили на не-магов, подразумевала постоянное ношение при себе артефакта-накопителя, который нужно заряжать не реже раза в месяц. А так же сообщил, что, в случае разрыва контакта с накопителем, защита могла продержаться в течение четверти часа при магической атаке средней силы.
  Вывод, что на государственные посты, особенно если они были связаны с хранением важных секретов, было целесообразнее брать магов, напрашивался сам собой. Что ж, следовало признать, что мне повезло с местом работы и с руководителем... Дверь подъемника, возле которого мы остановились, открылась, и из ее кабины на нас хмуро посмотрел лорд Латырен. Я сразу же подкорректировала окончание последней мысли, что повезло мне только с одним руководителем.
  - А, Ян, здравствуй. - мы с заместителем сухо поприветствовали друг друга. - Хорошо, что встретили тебя. Мы направляемся в оперативный отдел, чтобы поставить Лизе защиту. - Приподнятая при последних словах бровь лорда Латырена и предостережение во взгляде подсказали, что, по его мнению, переход на имена был, как минимум, преждевременным. Во всяком случае, с ним, что меня совершенно устраивало.
  - И ты хочешь, чтобы я пошел с вами. - сообразив, что от него требовалось, безразлично констатировал заместитель. - Я понимаю, что это в наших общих интересах. Заходите, Торката, что вы застыли?
  От таких слов, сказанных с раздражением, я замерла. Нестор вошел в кабину, и на меня с ожиданием смотрели две пары глаз. Проглотив возмущение пренебрежительным обращением и недовольством человека, которому не сделала ровным счетом ничего, прошла вперед. Дверцы сошлись за моей спиной, и лифт начал спуск. Я осознала, что из-за необъяснимой агрессии в мой адрес со стороны лорда Латырена снова почувствовала себя неуверенно. Вернулось беспокойство о том, почему мне была необходима общая защита, и об опасности, которая могла ожидать помощника директора бюро вмешательства не только на рабочем посту, но и за пределами здания на Теневой улице.
  Погрузившись в размышления, не заметила, как оказались в тренировочном зале. Осмотрелась и обратила внимание на несколько пар мужчин в форме оперативников бюро, которые сошлись в магическом поединке. С удивлением отметила, что среди них была также одна женщина. Мне хотелось остаться здесь и посмотреть, как пройдет бой, несмотря на то, что не все заклинания имеют визуальный эффект, и скорее всего пришлось бы довольствоваться только наблюдением результатов воздействия. Взгляд невольно возвращался к паре с женщиной-магом.
  Мои спутники не спешили прерывать поединки оперативников. Нестор указал мне на скамьи на противоположной стороне зала, к которым тотчас направился. Я последовала за ним, а процессию замыкал мой недоброжелатель. От одной мысли, что тот шел сзади, у меня чесались лопатки и подгибались колени: я понимала, что он не мог нанести мне удар в спину, но не могла отделаться от беспокойства. Искусством лишать меня равновесия этот маг владел в совершенстве.
  Неожиданный удар воздушной волной в спину отбросил меня на пару метров. Да что такое?! Ко мне тут же подскочил сам виновник, взял за руку и помог подняться.
  - Вы не ушиблись? - поинтересовался и осмотрел меня с головы до ног. И он еще спрашивает?! - Простите, мне пришлось вывести вас из-под удара. - Конечно, он меня всего лишь вывел из-под удара, но не ударил, а ладонями и коленками я просто мягко погладила пол... до ссадин? Мои руки сами собой сжались в кулаки. А маг спокойно продолжал. - Кортадос не рассчитал силу, линия заклинания сместилась, и оно летело в вас. А поскольку защиту вам еще не поставили... Где болит? - вопрос был задан с искренним участием, которого я не ожидала. Или маг очень удачно его изображал?
  Я совершенно ему не доверяла, а потому не стала говорить о болячках. Скользнула мысль об испорченном костюме, но сдержалась и не стала осматривать себя. Заметила, что все поединки были остановлены, и к нам направлялся шатен, который стоял в паре с женщиной.
  - Приношу свои искренние извинения, леди... - начал он.
  - Госпожа Торката. - внесла ясность и ждала продолжения.
  - Простите, госпожа Торката.- произнес маг и открыто посмотрел мне в глаза.
  В выражении карих глаз плескалась вина, и его полный сожаления вид был лучшим дополнением к словесным извинениям. Мне хотелось упрекнуть его в невнимательности и указать обоим отличившимся на свое плачевное состояние, явившееся следствием их действий, а также посоветовать впредь хорошо дозировать удар и тому, и другому. Но подошедший лорд Сигурдрус не дал мне высказаться: он начал раздавать распоряжения:
  - Ян, посмотри, нет ли у Лизы повреждений? Пир, твои извинения должны начаться с возвращения костюму первоначального состояния. - сам же лорд директор - сейчас у меня бы язык не повернулся обратиться по имени к стоявшему перед нами суровому начальнику - направился к другим участникам поединков.
  Заместитель пристально посмотрел, видимо, прочитал что-то в моей ауре и указал на скамьи, к которым мы до этого направлялись. Усадив меня и сев рядом, лорд Латырен взял мою руку, провел над ней своей ладонью, и легкая саднящая боль ушла. Затем маг проделал тот же жест над второй рукой, и, взлянув на ладони, я увидела лишь легкие розовые полосы на месте бывших царапин. Через прореху в штанах была видна более серьезная ссадина на колене, от которой тоже остался едва заметный след после магических действий моего второго начальника.
  Подошедший шатен еще раз извинился, и после нескольких его пассов руками все видимые на одежде последствия моего падения исчезли. Он стоял рядом, избегая прямо смотреть в глаза, как если бы не решался сказать о чем-то. Все же найдя в себе силы, произнес:
  - Госпожа Торката, мне бы хотелось загладить свою вину. Позвольте пригласить на обед в удобное для вас время.
  При этих словах лорд Латырен стремительно поднялся, бросил мне:
  - Торката, побыстрее принимайте решение, и перейдем, наконец, к защите. Пир, тебя мы тоже ждем. - и направился к центру зала, где собрались оперативники.
  Я тоже заторопилась, а потому пообещала мужчине подумать над его предложением, чтобы не тратить время на объяснения. Вместе мы присоединились к ожидающим коллегам. При нашем приближении лорд директор объявил:
  - Знакомьтесь, это госпожа Лиза Торката, мой личный помощник. Прошу любить и жаловать. Лиза, представляю ваших коллег: Лорд Пирит Кортадос, тот, кто так неудачно отправил вам горсть 'разящего льда' и его сестра леди Келена Кортадос, которой этот лед, собственно, и предназначался. - красивое лицо шатена снова выражало сожаление в то время, как его красавица-сестра высокомерно посмотрела на меня, и едва заметное движение задранного подбородка обозначило намек на приветствие.
  Мне стало понятно, что, если с моей стороны ей грозило только безразличие, то внешне похожая на брата кареглазка вряд ли внутренне так же простодушна, как он, и ограничится игнорированием. Я улыбнулась обоим.
  - Лорд Артуб Ританил, руководитель оперативного отдела. - мой начальник продолжил представление магов. Статный голубоглазый блондин с собранными в хвостик волосами, слегка поклонился, заставив этот самый хвостик подскочить на широких плечах. Затем выпрямился и улыбнулся мне:
  - Добро пожаловать, Лиза! Надеюсь, вы будете частым гостем в этом зале? - доброжелательность во взгляде произвела благоприятное впечатление. Несмотря на резкость черт, его лицо располагало к себе, и я уже знала, к кому смогу обратиться с вопросами в отсутствие директора. И уж точно не к подозревающему только дурные склонности заместителю.
  - Спасибо за предложение, лорд Ританил... - начала вежливый отказ.
  - Называйте меня Артуб. У нас принято обращаться по имени.
  - С удовольствием воспользовалась бы вашим приглашением, Артуб, но не представляю, насколько могут быть полезны занятия для не-мага?
  - Уверяю вас, - никак внешне не показав своего отношения к такой новости, ответил блондин. - Даже общая физическая подготовка будет полезной. - мне сразу вспомнилась Марта и ее напоминание о беге перед работой. - А поединки с ребятами подготовят к тому, с чем может столкнуться опративник на выезде. Если вы научитесь ставить щиты поверх защиты, даже самые простые, вы усложните задачу нападающему. Хотя, конечно, использование магии будет ограничено накопителями, да и учиться заклинаниям вслепую очень сложно. Но главное - захотеть, не так ли?
  Выразив согласие с утверждением, обратила внимание на того, на кого указывал лорд Сигурдрус.
  - Лансел Лодегра, - произнес директор. - Главный специалист по соединению магии и технологий. - кивок лохматой рыжей головы и лукавый взгляд сквозь нависающую челку подсказали, что этот бойкий маг не станет отгораживаться от меня стеной предрассудков.
  - Здравствуйте, Лиза. Зовите меня Ланом. Так короче и мне привычнее. Каких новых функций в ординатор надо будет добавить, обращайтесь - чего-нибудь придумаем. - Он широко улыбнулся и подмигнул мне. Исследовательский интерес и ум, которые светились в серых глазах, невольно подкупали. Нестор не уточнил, а спрашивать не хотелось, но было очень интересно, относился ли Лан к аристократам? Слишком уж просто он выражался и сразу накоротке...
  - Галах Гавейн - продолжил представление начальник, и моя рука затерялась в огромной ладони русоволосого гиганта. Пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в лицу. Мощь - вот слово, которое описывало его лучше всего: даже бас, которым были произнесены слова приветствия, имел эту характеристику:
  - Для тебя просто Гал, и никаких 'господ'. - без расшаркиваний предложил перейти на 'ты' этот дородный маг.
  Последним, с кем я познакомилась, оказался стройный черноволосый мужчина, который медленно прошелся по мне оценивающим взглядом сразу, как только мы подошли к оперативникам. Тонкие аристократические черты лица не оставляли сомнений в высоком происхождении Персида Пелинора, как его отрекомендовал директор бюро.
  - Перс, к вашим услугам. - соблазнительно улыбнулся и, склонившись, поцеловал руку. - Всегда готов помочь хорошенькой девушке. Распоряжайтесь моей магией и мной, как вам будет угодно.
  Невооруженным глазом было видно, что лорд Персид Пелинор не привык отступать. И его двусмысленная фраза, я чувствовала, была только началом серии атак с целью добиться моего расположения. Как все же было непросто с мужчинами, избалованными женским вниманием. Видимо, здесь придется приложить некоторые усилия, чтобы создать репутацию 'Каменного сердца'. А пока я ограничилась вежливым интересом.
  - Приятно познакомиться, Перс.
  - Артуб, ставим Лизе общую магическую. Перс, с тебя стихии. Янур, твой контроль за жизненно-важными. Лан, накопитель помощнее. Остальные, подготовьте заклинания для проверки и щиты. - директор четко распределил обязанности и занял всех присутствующих делом.
  Впрочем, кроме Лана никто не покинул зал. Те, кого назвал Нестор, подошли ко мне, остальные, наоборот, отошли в сторону и начали совместно готовить что-то магическое.
  - Позволите взять вас за руку? - спросил начальник отдела. - Нам троим так будет удобнее переносить на вас магию. - последовало уже знакомое объяснение. - Я установлю силовой контур, Перс добавит противостояния стихиям. А Ян распределит потоки по жизненно-важным функциям: целители лучше других адптируют защиту к конкретному человеку. И не волнуйтесь, вы ничего не почувствуете.
  Я согласно кивнула, наблюдая - вся внимание, как мужчины берут меня за руки и состредоточенно смотрят на них. И только заместитель не ограничился простым 'разглядыванием': он водил пальцами по ладони, как если бы рисовал что-то вдоль и поперек имеющихся там линий. Его прикосновения оказались неожиданно приятными, кожа теплой и мягкой - такой, какой, по моему мнению, и должна была быть у целителя.
  Я знала, что ничего не почувствую от действий магов и была удивлена покалыванию в ладони, которую держал лорд Латырен. Это было невероятно! Хоть уколы и не были болезненными, но неужели неприязнь была настолько велика, что он не мог обойтись без ощутимых выпадов, даже выполняя функцию целителя? Попробовала вырвать руку и встретилась с изумленным взглядом янтарных глаз. Заметив враждебность, мой второй начальник нахмурился, а после невесело усмехнулся:
  - Представляю, что со мной было бы, если бы у вас была магия, и если бы громы и молнии, призванные вами на мою голову, на нее обрушились. - проговорил с насмешкой едва слышно.
  Я забеспокоилась: он и мысли читает? А как же ментальная защита? И на мой, к сожалению, заданный вслух последний вопрос получила ответ:
  - Ментальная защита не предполагает защиты эмоций или мысленных образов от прочтения сильным менталом, она блокирует утечку исключительно рабочей информации. Но я не ментал. А ваши кровожадные планы написаны на лице. Прописными буквами. - и добавил с издевкой. - Какое счастье, что вы не обладаете магией. При такой невыдержанности пребывание рядом с вами было бы равносильно игре с огнем в пороховом погребе.
  Подлый выпад, да еще и с откровенной насмешкой вызвал волну протеста. Я не желала никакой помощи от этого субъекта, я не хотела работать с ним, мне претило даже просто находиться рядом. И в этот момент я почувствовала, что меня погладили по другой руке. Повернув голову, обнаружила, что Артуб уже отошел от нас, а Перс воспользовался ситуацией, чтобы привлечь мое внимание. Глубокий вздох постаралась сделать незаметным и, полностью контролируя голос, поинтересовалась у магов:
  - Вы закончили установку защиты?
  Лорд Латырен сразу прервал телесный контакт, а лорд Пелинор возразил:
  - Пока Лан не принес накопитель, я поддержу контур, чтобы не рассыпался. - еще раз погладил мои пальцы и соблазнительно улыбнулся.
  Что ж... Сам дал мне замечательный шанс поставить его на место:
  - Насколько мне известно, защита может продержаться четверть часа в условиях атаки. А сейчас нет никакой угрозы, так что можете отпустить меня.
  - Как знать, как знать. - протянул Перс и, наконец, я была свободна.
  Целитель посмотрел на нас с насмешкой, хмыкнул и после этого направился к остальным. Черноволосый стихийник шутливым жестом предложил мне локоть. Проигнорировав движение, прошла мимо него и последовала за заместителем. Я заметила, что Лан уже вернулся, и подчиненные Артуба стояли полукругом. Вручая мне накопитель на черном кожаном шнурке, Нестор объяснил, что сейчас оперативники проведут несколько атак для проверки эффективности защиты.
  - Не волнуйтесь, Лиза, щиты будут наготове, вам ничего не грозит - заверил начальник.
  Не совсем понимая, как именно будет проходить проверка, и в какой момент задействуют щиты, я тем не менее не стала возражать, предполагая, что, если и были в королевстве те, кто мог меня защитить, то эти люди как раз находились сейчас рядом со мной.
  А дальше маги делали пассы руками и что-то бросали в моем направлении. Лишь однажды почувствовала, как горячий воздух резко остановился совсем близко от меня, но не обжег.
  После мне объяснили, что интенсивность заклинаний увеличивали постепенно. И поскольку уровень защиты оказался выше предполагаемого, то и последнюю волну, посланную Келеной, остановили уже щитом.
  Всего за полдня в бюро я узнала столько нового о магии и была свидетелем стольких магических воздействий, сколько не довелось бы испытать за всю мою не-магическую жизнь. Определенно, мне нравилось работать здесь.
  
  Глава 4. О тайнах с потерянными к ним ключами.
  
  Во время обеденного прерыва совсем не хотелось осваивать новые места: впечатлений и так получила предостаточно. Пришлось выбирать: остаться на месте и пообедать среди коллег, но при этом пожертвовать одиночеством, или покинуть казенные стены и обеспечить себе спокойствие хоть ненадолго. Тяга к уединению пересилила. Прихватила сложенный тетей обед и отправилась в сквер, который заприметила вчера.
  Мысли перескакивали с одного на другое, нервное возбуждение не отпускало, и на внимание к прохожим сил не осталось. Заняла пустующую скамейку, чтобы не делить ее с другими работниками, вырвавшимися из стен своих бюро. К счастью, я никого из них не знала, и не было необходимости изображать вежливый интерес. Жевала салат, а потом сыр и ветчину, все прикусывала хлебом, и не чувствовала вкуса.
  Мысли то и дело возвращались к герсиму и отцу, давали надежду, что от меня не избавились, что была причина оставить одну так надолго; вопросы для Марты жгли язык. Была ли настоящая необходимость в такой защите? Будет ли однажды полезна поставленная сегодня? Плавно размышления перетекли на насущные проблемы: как минимизировать урон от неприязни Келены и заместителя и как избавиться от излишней приязни Перса. Помимо понятных обязанностей был еще бал и, соответственно, платье, о котором тоже нужно было подумать.
  Шнурок с накопителем сразу после тренировочной атаки затянула на руке: такой браслет был не заметен под рукавами и не мешал работе. Сейчас, при дневном освещении, рассматривая его, заметила, что камень был хоть и небольшим, но на порядок более ценным, чем те, что покупали мы с тетей.
  Вернувшись на рабочее место, поняла, что устала. Радовало только то, что завтра выходной, и была возможность перевести дух. Не получив распоряжений, разбирала почту и планировала расписание директора на следующую неделю. В какой-то момент открылась дверь в кабинет руководителя, и он приблизился к моему столу. Протянул конверт и сел напротив.
  - Это аванс на покупку необходимых для бала предметов гардероба. Думаю, что вечернего туалета достаточно. Визит будет рабочим, а потому вряд ли мы задержимся после приема надолго. Вы будете официально сопровождать меня как помощник.
  - Спасибо. - посмотрела на сумму, почти равную месячной зарплате, проставленную на чеке: ее было достаточно для покупки вполне приличного для выхода в свет платья. На украшения денег, конечно, не хватит, но это не представляло проблемы, потому что я не видела необходимости изображать из себя богатую аристократку. Для помощницы министра посещение приема в королевском дворце дружественного государства уже было большой удачей. Я с благодарностью улыбнулась. - Теперь подбор наряда не кажется таким труднопреодолимым.
  Руководитель улыбнулся в ответ, поднялся, посоветовал не задерживаться допоздна, пожелал хороших выходных и ушел к себе.
  До конца трудовой недели оставалось всего ничего, и уходящие минуты потратила на рассортировку папок, которые уже изучила. Погасила свет, прихватила сумочку и закрыла за собой дверь. Звякнул электронный замок, а у меня начинались первые дни отдыха.
  Солнце держалось на небе все дольше, и фонари зажигали позже. Свежий воздух опьянил свободой, которая ждала за стенами здания. Незнакомое чувство удовлетворения плескалось внутри. Мне все также нравилась работа, но и отдыху я была рада. Ненароком проникалась настроением людей, которые шли навстречу и, общаясь между собой, строили планы на предстоящие два дня.
  А во дворе дома столкнулась с Мартой - она возвращалась из министерства. И, наверное, тоже предвкушала удовольствие от свободных дней. Странно, что никогда раньше я не задумывалась об ее работе и отдыхе. Меня не интересовало, чем она хотела заниматься и чем занималась на самом деле. Все эти годы женщина посвящала свободное время мне, и я принимала это, как данность. Меня и сейчас не заинтересовали бы ее переживания, если бы не строила планов на откровенность родственницы. Все же я надеялась, что она расскажет мне что-нибудь новое.
  Придя домой, переоделись и накрыли на стол. Сегодня мы ужинали тем, что оставалось в ледовне: тетя разогрела пирог, а я помыла и порезала овощи. Эта импровизированная трапеза выхватила из темноты невнимания некоторые элементы в мозаике жизни тети: если она не стояла у плиты, значит, сильно устала. И следовало воспользоваться моментом слабости, чтобы разговорить ее. Как бы между прочим, начала рассказывать о прошедшем дне:
  - Как и обещал лорд Сигурдрус, сегодня мне поставили магическую защиту. Ментальную ставил он сам, представляешь?
  - Это и не удивительно: лорд министр - один из сильнейших менталов в королевстве. Когда появляется новая служащая в министерстве, как правило, узнав, что наш руководитель - ментал, травкой стелется перед ним, забив голову романтическими бреднями. А он серьезный маг, на работе только о работе той и думает. Да и от мыслей чужих умеет себя ограждать. Надеюсь, ты-то голову не потеряла? Мужчина он видный, холостой... - и посмотрела на меня проницательно. А мне даже стало смешно: ну, что за мысли в ее голове бродили уже второй день?
  - Брось, что ты такое говоришь? Конечно, я в нем вижу только начальника. - и зная, как прекратить обсуждение личных отношений, добавила. - Мне еще и общую магическую защиту поставили. - и наблюдая, как она побледнела от беспокойства, перешла к тому раговору, что меня по-настоящему интересовал. - Марта, а ты знала, что мой талисман - это амулет, причем, выполненый из редкого камня?
  Еще больше побледневшая женщина только поджала губы, но не издала ни звука и не показала, что об этом думает. Именно по напряженной позе, в которой она застыла, я поняла, что ей было, что сказать мне. Не из-за этого ли знания женщина забеспокоилась утром, когда я сообщила ей о планируемой защите?
  - Что именно тебе сказали об амулете? - прозвучал вопрос. И то, как она его задала, подтверждало подозрение, что Марта не собиралась рассказывать мне все, что знала.
  - Что это герсим, на нем защитная магия и замаскированная ментальная. Так что с амулетом не так? Зачем мне такая роскошь? - решила подтолкнуть к терзавшей меня теме.
  - Лиза, этот... амулет тебе оставил отец. Они с твоей матерью как раз уезжали и не знали, надолго ли. Он оставил камень, зная, что ты без магии, и защитить тебя, в случае чего, будет некому.
  - А меня было от кого защищать?
  Ответ получила не сразу. Родственница сидела напротив меня, задумавшись. На меня она больше не обращала внимания. Я уже поняла, что тактика 'воспользоваться слабостью' не дала результатов: Марта знала, что следовало говорить, и все у нее было под контролем. Как всегда.
  Я встала, чтобы убрать грязную посуду со стола. Одновременно поставила греться воду для травяного настоя. Выбирала между ромашкой и вербеной, чтобы успокоить нервы, когда тетя начала долгожданные объяснения:
  - Детка, - я взяла две чашки, села на место и внимательно слушала ее, чтобы не упустить ни малейшей детали. - Твои родители занимались исследованиями, посвященными использованию герсима и других магических камней. Результаты оказались неожиданными и опасными. Ты тогда была совсем малюткой, а на тебя уже организовали покушение, чтобы склонить родителей к сотрудничеству. Лабораторию перевезли и окончательно засекретили. А отец постарался позаботиться о твоей безопасности, как смог.
  - Марта! - воскликнула я потрясенно. - Это значит, что они живы? На самом деле?! Но как же так?.. Все эти годы ты позволяла мне думать, что я сирота?! Как ты могла?! - сорвалась на крик. - Где они? Я могу их увидеть? Я так скучала...
  Марта совсем переменилась в лице. В глазах мне почудилось смятение и жалость.
  - Марта?.. - тихонько позвала, уже предчувствуя, что ответ мне не подойдет. - Пожалуйста, расскажи, что можешь. - почти проскулила.
  Женщина прочистила горло, глубоко вздохнула и одним махом прекратила мои мучения:
  - Лиза, ты не сможешь встретиться с родителями. - и снова замолчала. Секунды ожидания впивались ледяными пальцами в робкую, беззащитную надежду и убивали ее. - Когда ты собралась поехать к Фидести, я не возражала, потому что тебе нужно было развеяться. А мне прийти в себя от осознания, что твои родители пропали. От них не поступало никакой информации, и даже деньги на специальный счет в банке больше не переводились.
  - Ты получала от них письма, а я думала, что они умерли... - прошептала.
  - Ох, милая, сначала ты так скучала по ним, а они не могли приехать: боялись за тебя. А потом эти досужие разговоры, что ты сирота... Я пыталась тебя разубедить. И надеялась, что они приедут... Ты ведь тоже получала открытки... но не поверила мне. - так путано и несвязно, и так понятно все объяснила.
  И у меня не нашлось сил на то, чтобы спрашивать про герсим. Какое это могло иметь значение, если сегодня мои родители умерли снова? Я поднялась и выключила чайник. Молча вышла из кухни. Закрыла дверь в комнате. Бросилась на постель и невидяще уставилась в окно. Мне было плохо. От осознания, что, когда я думала, что их уже не было, а они где-то далеко дышали, ходили и радовались, мне стало тошно. У нас мог быть шанс, но и его отняли. Я так и не познакомилась с родителями и даже не знала, на кого из них была похожа. Безумный порыв спросить об этом сейчас же, не откладывая, подавила. Серце рыдало, но в глазах не было слез.
  Калейдоскопом кружились воспоминания о каникулах в булочной Митра, о том, как мне было тогда хорошо. И теперь нашлось объяснение экономии, которая пронизала наш образ жизни после моего возвращения. Мы с Мартой тогда впервые поссорились. Жизнь казалась такой серой и убогой после солнечных теплых деньков рядом с неунывающей Фифи. И я упрекала тетю в том, что она меня не любит и не балует. А она тайно оплакивала погибших родственников и пыталась жить по средствам.
  Свернувшись в комочек, забылась в тревожном сне.
  
  ***
  
  Утро выдалось погожим. Именно в такие дни можно было горы свернуть. А мне хотелось, чтобы гору убрали с сердца. Но там, где пасуют чувства и разум, спасает привычка. Встала и убрала постель. Прошла в душ и тут вспомнила, что меня ждал парк. Переоделась. Обулась в прихожей. Краем сознания отметила, что Марта еще не выходила из спальни, и покинула квартиру.
  Сорвалась в бег сразу, как покинула родной двор. Свежесть бодрила, мышцы согревались, и привычный ритм окончательно разбудил сознание. Сосредоточилась на дыхании, чтобы не пропустить к нему ни одной ранящей мысли. Заставила себя заново открывать радость от криков вьюрков, переливов пеночек и зябликов, и даже от стука дятлов. Метры убегали за спину - я делала уж который круг в парке - и постепенно вместе с успокоением пришло желание жить дальше.
  Когда подбежала к подъезду, почувствовала мелкую дрожь в ногах. Да, перестаралась немного, но завтра все войдет в прежний ритм. Медленно поднялась на третий этаж: Марта уже ждала в дверях. Пристально посмотрела на меня, и во взгляде мелькнуло облегчение.
  Я быстренько приняла душ и оделась. Пока ели 'Потерянный хлеб', запивая его чаем, молчали обе. Покончив с едой, встала, чтобы помыть посуду. Оглянулась на тетю - она ждала моих вопросов.
  - Герсим ведь дорогой камень. Где отец нашел такие деньги, чтобы еще и артефактору заплатить? Впрочем, они, наверное, были богаты... - царапнуло сожаление об упущенных возможностях.
  - Твой отец сам был артефактором. А камень из тех, с которыми они работали. Кому и за что он платил, мне не известно.
  - У тебя осталось что-нибудь от них? - робко спросила, не надеясь на успех.
  - Письма я сжигала сразу. Но есть их свадебное изображение. Надо было и его в огонь, но рука не поднялась. - она встала и вышла из кухни. Я выключила воду и снова села. Вернувшись, тетя протянула мне плотную картонку размером с ладонь. - Ты похожа на маму, а Галат была настоящей красавицей.
  Я впилась взглядом в маленькое чудо, которое держала. Очень хотелось верить, что похожа на эту прекрасную незнакомку, которая с любовью смотрела на мужа. 'У меня такие же, как у нее, карие глаза и вьющиеся каштановые волосы' - отметила про себя. В груди разливалась гордость и за нее, и за темноволосого кареглазого мужчину со счастливой улыбкой, который сумел позаботиться обо мне и после смерти.
  - Могу... - вскинулась.
  - Оно твое - сделала мне лучший в жизни подарок Марта.
  - Спасибо, Мар!- произнесла, поднявшись. - За все спасибо! - и неловко обняла женщину. Она тоже смутилась. Поспешно отошла от нее и сменила тему. - Я собиралась сегодня за покупками. Тебе что-нибудь нужно?
  - Ты получила аванс? - догадавшись, удивленно спросила родственница. А я запаниковала: предстоял разговор о бале и поездке. А мне так не хотелось его начинать.
  - Да, скоро праздник Равноденствия, может, присмотрю что-нибудь. - ни капли лжи в объяснении. А в то, что пока утаила, скоро ее посвящу.
  - Не опаздывай к обеду. А то пересушенную птицу потом в рот не взять. И нам не помешал бы кристалл-нагреватель. - заказ и привычные интонации показывали: жизнь вернулась в свою колею.
  Отнесла изображение в комнату, еще полюбовалась на лучащиеся счастьем лица молодых родителей и спрятала сокровище в глубине полки, под стопками носков и колгот. Не просто так ведь Марта подумывала о том, чтобы сжечь единственную память о моих близких. Лучше поберечь. Оделась и вышла на улицу.
  Продвигаясь к исторической части города, которая была его центром, с расположенным за толстыми стенами королевским дворцом, гнала от себя вопросы, на которые не было ответа, и старалась не думать о том, где была бы сейчас, если бы не всеобщее благо, которое потребовало от моей семьи величайших жертв.
  Как во всех приморских городах на юге страны постройки были невысокими и строго следовали правилу: самые близкие к берегу дома ниже, чем те, что строятся за ними. А самые высокие и шикарные особняки были возведены на Королевском холме.
  Судя по тому, как много людей встречалось, не я одна вспомнила о главном весеннем празднике. Но сначала - на холм. В престижных кварталах, на возвышении наверняка найду подходящий бутик готового платья. По дороге остановилась у магического банковского поста. После идентификации деньги с чека сразу же были переведены на счет. Теперь можно было и к модисткам заглянуть.
  Для того, чтобы найти туалеты соответствующего качества и по сходной цене, пришлось сменить несколько модных салонов. Только в третьем я обнаружила платья, которые были по карману. При моем появлении навстречу вышла миловидная девушка: стройная и легкая, с приветливой улыбкой, она вызывала желание задержаться и примерить что-нибудь из коллекции ее хозяйки.
  В соседнем зале ее коллега обслуживала пару покупателей. Вежливый ручеек слов девушки-продавца перемежался визгливыми звуковыми всплесками капризной покупательницы и короткими фразами, сказанными мужчиной, видимо, сопровождающим любовницу или жену. Описала пожелания к наряду и потягивала вкуснейший кофе, сидя в кресле, пока мне готовили каталоги для подбора. Затем мы вместе просмотрели имеющиеся предложения, и я решила примерить несколько платьев. В первую очередь руководствовалась качеством ткани и шитья: нельзя забывать, что надевать мне его на королевский прием.
  - Для вашей смуглой кожи подойдут пастельные тона. - помогла в выборе девушка-консультант. - Если что-то среднее между бальным и вечерним платьем, обязательно нужно, чтобы плечи были закрыты. Поэтому, если позволите, порекомендовала бы эти модели,- наманикюренным пальчиком показала, какие именно. - Они, пожалуй, то, что вам надо, госпожа. Вы можете их примерить, и будет видно, какой крой лучше всего подчеркивает достоинства фигуры. Если не понравится, у нас очень большой выбор. Мы обязательно подберем то, что вы ищете
  Перешли в примерочный зал, где уже суетилась вокруг требовательной клиентки с неприятным голосом совсем миниатюрная продавец. Не желая присутствовать при скандале, которым грозило обернуться их общение, поторопилась в комнату с зеркалами и закрыла за собой дверь.
  Первым надела белое платье с рукавами фонариками, которое плотно облегало фигуру. Решила, что белый цвет скорее соответствует платью дебютантки на балу, а не скромному помощнику министра. Да и чувствовала себя неловко: наряд сковывал движения. Все же вышла показаться своей советчице, поделившись впечатлениями. Девушка была со мной согласна - еще бы: возражать клиенту, который платит, себе дороже. Особенно с такими посетительницами, как моя 'соседка', которую после выхода в зал снова было слышно. Рядом нарастало напряжение, в потоке визга смогла разобрать оскорбительные выпады против качества одежды и уровня обслуживания.
  Перед тем, как снова скрыться в примерочной комнате, услышала успокаивающие интонации спутника истерички, хотя слов и не разобрала. Второе платье мне понравилось больше: цвета топленого молока шелк струился близко к телу, и, следуя за изгибами, при движениях красиво переливался. Тонкое прозрачное кружево условно закрывало плечи и низкое декольте, придавая силуэту скромность и делая его более женственным. Отражение было приятно глазу.
  Выйдя из кабинки, оправила ткань на талии и обратилась к консультанту:
  - Это платье мне нравится. А вы что об этом думаете?
  - Мне тоже очень нравится. - раздался знакомый голос за спиной, а в зеркале встретилась взглядом с отражением двусмысленно улыбающегося Персида Пелинора.
  То, что ему нравилось платье, меня радовало. Я была уверена, что со вкусом у безупречно одетого мужчины все в порядке. Неудачным казалось только его присутствие в магазине именно сейчас, потому что, судя по взгляду, намерения на мой счет он и не думал скрывать, и они не отличались целомудрием. Значит, не показалось вчера, что навязчивое внимание аристократа должно было стать частью рабочих отношений. План избегать общения с черноволосым красавцем, чтобы свести на нет его интерес, провалился еще до претворения в жизнь.
  Я обернулась, поискала глазами консультанта. Она как раз выходила из соседней комнаты с чашкой кофе, который протянула лорду Пелинору.
  - Здравствуйте, Перс. - кивнула оперативнику. Спасибо, что поделились своим мнением.
  - Что здесь происходит? - визгливый голос приблизился. Его владелица обращалась к моему собеседнику, а взгляд ее прищуренных глаз прошелся по мне, задержавшись на стянутых в хвост волосах, коротко остриженных ногтях и переметнулся на вещи в примерочной комнате за моей спиной. - Персик, что ты забыл рядом с этой оборванкой?
  - Приза, веди себя прилично. - мягко пожурил 'Персик'. - Позволь представить тебе мою коллегу, госпожу Лизу Торкату. Лиза, познакомьтесь: леди Меприза Пелинор. - светская учтивость в голосе и усмешка в уголках красивых губ. Мужчина наслаждался замешательством окружающих.
  Неуверенно себя чувствовали оба продавца: при них одна покупательница оскорбила другую, что было неприемлемым. Обиженная сторона могла не только уйти без покупки, но и пожаловаться хозяйке на качество сервиса. Я крайне сожалела, что вообще вышла из кабинки и привлекла к себе лишнее внимание. Не хотелось быть свидетельницей и тем более участницей скандала. Платье мне понравилось, и можно было просто его купить, не показывая.
  Презрительно скривившись, поумерила свой пыл избалованная родственница оперативника. Он же светился довольством, причину которого я не понимала: как можно иметь такую жену, выходить с ней в люди, выслушивая непрекращающийся поток жалоб и претензий, и при этом нисколько не испытывать неловкости от ее безобразного поведения? Впрочем, личная жизнь и проблемы окружающих меня не интересовали.
  Ограничившись коротким кивком в сторону взбалмошной грубиянки и не дожидаясь маловероятных извинений, сообщила работнице бутика:
  - Я беру это платье. - и скрылась в примерочной, плотно закрыв за собой дверь.
  Снова надев одежду, выдававшую социальный статус, который меня нисколько не смущал, поспешила покинуть примерочный зал, чтобы не встречаться с семейством аристократов снова. Девушка упаковала наряд. Испытывая неловкость, она извинилась за инцидент и предложила значительную скидку.
  Довольная покупкой, вновь оказалась на солнечной улице. Вот теперь можно было идти за подарком Марте. Ее взгляды и ценности неимоверно усложняли выбор. Она не привыкла баловать ни себя, ни других и ожидала такого же отношения от меня. Из нескольких вариантов остановилась на проекционной истории, которую вот уже два месяца превозносили и восхваляли: шпионская деятельность верданского чиновника, слежки, расследования и поимка неуловимого агента. Такой сюжет обязательно должен был понравиться ревностной блюстительнице порядка и ярой патриотке. Тем более, что в основу легли реальные события.
  Было непривычно иметь свободные деньги и тратить их по собственному усмотрению. После покупки кристалла-нагревателя и подарка для тети у меня останется немного. Можно будет, разве что, прикупить что-нибудь к праздничному столу, если Марта позволит. На праздник Равноденствия было принято собираться в кругу семьи, а моей семьей была эта строгая женщина. Впрочем, я буду в Мохаббатском княжестве. Думаю, что и без празднования Равноденствия мне хватит впечатлений.
  Издавна весна символизировала пробуждение природы и молодость. С этой порой года связывались большие надежды на предстоящий сезон. Люди обращались с восхвалениями и просьбами к Создателям и Провидению: чтобы дети рождались и росли здоровыми, в лавке не переводились деньги и товары, чтобы земля уродила и дочь нашла счастье в замужестве. Уж не знаю, о чем просили Высших аристократы и маги, да и обращались ли к ним вообще? Для обычных же людей Раноденствие было поводом порадоваться окончанию зимы и, оглянувшись на достигнутое в прошлом году, строить планы на этот.
  Размышляя о традициях, я дошла до изысканного информационного бутика, в котором продавали книги, музыкальные кристаллы и проекционные истории. Сразу же объяснила консультанту, что меня интересует. Расплатилась за покупку и понеслась домой. На выбор нагревателя времени не хватало... Свертки мне было негде спрятать, а, значит, последуют вопросы. Хорошо бы было поднять тему бала уже после обеда: глядишь, Марта чуть оттаяла бы после трапезы, и можно было бы спокойно все обсудить? Но сама понимала - то были пустые надежды.
  - Хорошо, что ты вернулась вовремя. - раздался голос из кухни. Я попробовала проскочить мимо незамеченной. - Ты купила нагреватель? Что это у тебя здесь?
  - Я потом покажу. - последняя попытка оттянуть неизбежное. - Давай сначала пообедаем, а то птицу пересушишь.
  - Ладно. Мой руки, и к столу.
  Поторопилась последовать указанию: не хотелось злить суровую воспитательницу и блюстительницу нравов. У нас еще будет возможность препираться. И очень скоро.
  Обед прошел в разговорах о рынке и жителях города, которые готовились к празднику. Мне не хотелось участвовать в обсуждении, чтобы тетя не стала вдруг планировать празднование Равноденствия в нашем доме. Поэтому, когда мы перешли к горячему, я похвалила курицу, которая получилась сочной. Плавно сменила тему, чтобы переключить внимание тети на цены на мясо и молоко. Она выразила надежду, что теперь с двумя оплатами нам будет проще справляться со счетами, и можно будет подновить отопительную систему до наступления следующей зимы. За разговором мы перешли к пирогу с чаем, который сегодня заварила я, а тетя вспомнила про мой поход в лавку:
  - Кстати, Лиза, ты не забыла купить кристалл-нагреватель?
  - Марта, мне нужно было сначала выбрать кое-что на холме, - кинулась в омут с головой. - А потом не осталось времени, чтобы отправиться на рынок.
  - На холме? И что же это, позволь поинтересоваться? - женщина нахмурилась и поджала губы. - Даже не могу предположить, что бы тебе понадобилось у богачей.
  - Тетя, лорд директор приглашен на прием на праздник Равноденствия. Он сказал, что мне тоже нужно будет пойти.
  - И ты потратила аванс на дорогие наряды? - возмущение в голосе набирало силу с каждым новым словом.
  - Не весь. Понимаешь, мы приглашены на важный прием. Точнее, приглашен лорд директор и его заместитель, но я буду их сопровождать...
  - И просто красивого вечернего платья в хорошей лавке тебе было недостаточно? Нужно сразу спустить все деньги? - перебила она и тут же продолжила холодным тоном. - Не передать, как ты меня расстроила, Лиза. Я-то старалась и надеялась, что удалось воспитать тебя правильно...
  - Марта, - ее разочарование жгло уши и кололо под ребрами, и я поторопилась дать объяснение большим тратам. - Прием посвящен рождению наследника и будет проходить в мохаббатском королевском дворце.
  - Где?! В Мохаббатском дворце? - взвилась обычно сдержанная родственница. И чеканя каждое слово, отрезала. - Ты не поедешь!
  - То есть как не поеду? - Такой реакции я не ожидала.
  - Вот так не поедешь. Скажешь лорду Сигурдрусу, что не можешь оставить старую больную родственницу.
  - Какую старую и больную? Ты же не старая! И не больная!
  - Скажусь больной. У нас много работы по дому. Как раз будет время, чтобы навести порядок.
  Я опешила от такого предложения. Марта, моя помешанная на порядке и работе тетя, предлагает солгать? Нам обеим? На работе?!
  - Но почему? - не выдержала я.
  - Потому что нечего молодым девушкам ездить в компании мужчин. Всякое может случиться. - проворчала родственница.
  - Марта! Это же лорд Сигурдрус! - повысила голос. - Что? Вот что может случиться в его компании? - неожиданно пришло понимание. - Уж не думаешь ли ты, что он может заинтересоваться мной?
  - Не думаю. - заявила та. - А вот заместителя я не знаю...
  - Да его заместитель меня терпеть не может! - я выдала первое, что пришло в голову.
  - Ты мне об этом не говорила. С чего бы это ему тебя не терпеть? Расскажи-ка.
  - Да какая разница? Речь шла о другом. Не морочь мне голову, Марта! С желающими сблизиться со мной я всегда сама справлялась. Я хочу знать, почему ты против моей поездки? И, пожалуйста, настоящую причину.
  Марта разом сдулась, и от пафоса матроны, дочь которой чуть не скомпрометировали, не осталось и следа. Вздохнув, она начала объяснение:
  - Детка, это может быть опасно. Я не сомневаюсь, что если кто и может защитить тебя, то это лорд министр. Но я переживаю. Тогда, двадцать лет назад, след от покушений на тебя и родителей вел в Мохаббатское княжество. Недоверие вызывают и их добрососедские отношения с шаманами, в чьих руках сосредоточена власть в Имгирстане. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
  - Тетя, но ведь за двадцать лет никто не узнал, что я дочь своих родителей. Мы не получали угроз, я вообще никогда не видела родителей, а они - меня. Какая опасность может угрожать сейчас? Я даже не маг, и ничего о том, что исследовали папа с мамой, не знаю. Тем более, что и родителей нет в живых.
  - Может, ты и права. - проговорила Марта, размышляя о чем-то. - Все равно не хочу, чтобы ты уезжала так далеко. Не думаю, что твое присутствие необходимо во дворце: ты не маг и не аристократка.
  - Лорд Сигурдрус сказал, что понадобятся услуги преводчика, и ему не хотелось бы привлекать посторонних. Тем более, что мы там пробудем несколько дней, и мои знания мохаббани пригодятся для дела, которое ведут совместно наше бюро и княжество. Так мне сказал директор. Да и платье я уже купила.
  - Лиза, мне не нравится твое участие в поездке. Тем более, что в княжестве к немагам относятся не так лояльно, как в Вердании.
  - Марта, я буду под защитой. И вообще, не понимаю, почему должна тебя уговаривать? Мы вместе решили, что командировки допустимы. Что изменилось? Я еду по работе. Помощником и переводчиком. На балу мы не задержимся. Вряд ли там придется столкнуться с большим вниманием к моей персоне.
  - Детка... - очередные возражения готовы были сорваться с губ.
  - Я просто ставлю тебя в известность. И не волнуйся, для этого нет причин.
  - Мне сразу не понравилась эта должность помощника. Слишком близко к тем, кто постоянно подвергает свою жизнь опасности. Я не одобряю эту поездку и хочу, чтобы ты об этом знала. - Марта поднялась и вышла из кухни.
  Я не стала допивать остывший чай. Убрала со стола, помыла посуду и пошла к себе. Конечно, только в мечтах могла рассчитывать, что Марта отнесется спокойно к командировке. Даже платье ее не заинтересовало, хотя это было закономерно.
  
В начало
Оценка: 6.78*171  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"