Св Ск Са: другие произведения.

Одарённый из рода Ривас Текущая книга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.16*815  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фентези. С благодарностью следую совету читателя с ником "Путный": Для тех, кто не хочет искать проду в длинном тексте. Книга поделена на главы. Главы находятся в директории "Одарённый из рода Ривас Третья книга".

  Пролог
  Интерлюдия 1
  Сэр Джон Гордон, лейтенант колониальных войск Бритстана, с самого утра был необычайно хмур и раздражён. Мало того, от его раздражительности доставалось окружающим: денщику и служанке. Данное поведение было настолько нехарактерно для офицера и джентльмена, что вместо того, чтобы обидеться, обе жертвы плохого настроения лейтенанта испугались. Ещё до обеда их настроение передалось всем обитателям небольшого форпоста Бритстана в верхнем течении реки Джеймс.
  Сам лейтенант оказался настолько погружён в свои мысли, что не замечал ничего вокруг до тех пор, пока прямо у него на пути не оказалась внушительная фигура сержанта Макмиллана. Лейтенант резко остановился и посмотрел на сержанта:
  - Ну?
  От тона и взгляда обычно спокойного и даже несколько робкого лейтенанта сержант опешил и, казалось, стал ниже ростом:
  - Господин лейтенант, сэр, прикажете готовиться к отражению нападения Сиу?
  Лейтенант лишь поморщился:
  - Если бы Сиу... Идём, сержант.
  Быстрым шагом преодолев не такую уж и значительную территорию форта, они вошли в кабинет лейтенанта. Сэр Гордон протянул своему заместителю лист бумаги:
  - Читай!
  Губы сержанта беззвучно зашевелились. Послание было коротким и недвусмысленным. Глава племени Покахон давал бритстанцам ровно одни сутки на то, чтобы они без оружия покинули форт. В противном случае угрожал уничтожением, невзирая на пол и возраст. Также он предупреждал, что попытки эвакуации только гражданского населения будут пресечены, а гражданские - проданы в рабство во внутренние земли материка.
  Сержант, не сдержав чувств, выругался. Это Сиу располагали на данных землях очень ограниченными силами, а вот для Покахонов, и правда, захват форта был абсолютно решаемой задачей. Вариант выполнения ультиматума присутствующими даже не рассматривался. Они, как командование гарнизона, покинув форт после простого письма, да ещё и оставив всё оружие, подлежали немедленной казни сразу по прибытию в Джеймстаун.
  В кабинете воцарилась тишина. Мысли сержанта вертелись между "сбежать" и "напиться", а вот лейтенант зачем-то стал вспоминать общую обстановку, складывающуюся в этих местах для Бритстана.
  Бритстанцы в последние годы всё чаще сталкивались с организованным сопротивлением коренных жителей, причём военную помощь им оказывали не только государства центральной и Южной Америки, но и некоторые европейские державы.
  Поскольку основным направлением экспансии Бритстана выбраны острова Индийского океана, здесь, в Северной Америке, было решено оставить лишь три основные колонии, две из которых практически вышли на самоокупаемость. Но вот третья колония, Виргиния, мало того, что постоянно нуждалась в поставках даже продовольствия, но и существовала в положении осаждённой крепости. И оставить её нельзя, вот ведь в чём загвоздка! Джеймстаун, столица колонии Виргиния, получил своё название в честь наследника одного из королей Бритстана, хоть править этому наследнику не довелось. Зато нынешний король, Яков I, также носил имя Джеймс, и это была основная причина, по которой данная колония ещё не была эвакуирована, как некоторые другие колонии Бритстана на североамериканском материке. Немного полегче стало восемь лет назад, когда удалось перетянуть на свою сторону дочь вождя союза называемого Покахоны - сильнейшего союза индейских племён Алгонкинов в этих краях, Покахонтас. Это привело к подписанию мирного договора с Покахонами. В прошлом году колония, пользуясь этим миром, даже впервые смогла полностью обеспечить себя продовольствием, и вот, как гром среди ясного неба, ультиматум именно от Покахонов. Неизвестно, что случилось с Покахонтас, но, очевидно, ничего хорошего.
  Сам лейтенант был родом из другой североамериканской колонии Бритстана, Плимута. Уже немолодой, сорок четыре года грузный человек, будучи неодарённым, не имел никаких шансов продвинуться по служебной лестнице в регулярной армии, зато здесь, в колониальных войсках, он мог рассчитывать на какую-никакую карьеру. В принципе, уже сейчас, выйдя в отставку, он получал звание секунд-майора и пенсию. Точнее, получил бы, если бы не натянутые отношения с новым военным комендантом Джеймстауна. Правда, до сего дня лейтенант не особо и стремился в отставку, поскольку отставка ставила крест на его честолюбивых мечтах захватить в плен какую-нибудь одарённую индианку и заставить её родить ему одарённого ребёнка. Это автоматически поднимало его статус в Бритстане и сулило неплохое вознаграждение в том случае, если отдать ребёнка сразу после рождения в королевский воспитательный дом. Ради этой цели он даже не пожалел денег на антимагические кандалы, хранящиеся в потайном отделении его сундука.
  Однако все эти планы пошли прахом из-за вот этого листка бумаги, который в данный момент держал в руках сержант.
  Молчание несколько затянулось. Наконец, сержант подал голос:
  - Сэр, может быть, нам связаться с Джеймстауном?
  - Уже. Они приказали не поддаваться панике и не отступать ни на шаг.
  - Но...
  - Я в точности передал тебе слова де-Мюррея. - Приставку "де" лейтенант просто-таки выплюнул. Он не любил нового военного коменданта Джеймстауна, считая его карьеристом и выскочкой, который отправлен в эту колонию в фактическую ссылку. Впрочем, надо отдать должное лейтенанту, в данном случае он нисколько не ошибался.
  Патрик де-Мюррей действительно был карьеристом, и действительно был буквально сослан в эту, по его собственным словам: "бородавку на заднице мира" после ряда несчастных случаев, произошедших с "возгулами-рыцарями" возле Истока. Сам полковник Мюррей, будучи одним из кураторов проекта доказывал, что это не несчастные случаи, а диверсии, осуществляемые врагами Бритстана. Роль главного диверсанта полковник отводил некоей пантере-оборотню. Однако возобладала версия о несчастном случае и сэра Патрика отправили с глаз долой.
  Получив паническое сообщение от лейтенанта Гордона полковник сообразил, что если форт будет захвачен, то война между колонистами и индейцами неминуема, а на войне всегда есть возможность выделиться. Главное - закончиться война должна победой до того момента, как прибудут подкрепления из метрополии. Полковник не знал, просто не успел разобраться, почему Покахоны решили нарушить мирный договор, но он был уверен в двух, нет, даже в трёх вещах.
  Во-первых, в том, что в нападении на укреплённые населённые пункты индейцы, мягко говоря, не сильны, поэтому взятие даже обычного форта обойдётся им очень дорого.
  Во-вторых, в том, что Покахонтас является покорной рабыней Бритстана.
  В-третьих, в том, что вождь Покахонов ни в чём не может отказать своей дочери, Покахонтас.
  Исходя из этих причин, полковник заснул абсолютно спокойно. Форт должен был перемолоть самых крикливых и воинственных индейцев, а дальше в дело должна была вступить дипломатия.
  Полковник не учёл лишь одного обстоятельства. Покахоны, которым поперёк горла встали поселенцы, захватывающие их земли, расторгли мирный договор не сами по себе, а предварительно обзаведясь серьёзными союзниками. А союзники посоветовали не штурмовать укрепления бритстанцев в лоб, а открыли их с помощью "ишака, гружёного золотом".
  Через три недели после описываемых событий, на борт корабля, следующего в Спинию, взошел щеголеватый молодой неодарённый. Пройдя в свою каюту, он не покидал её до самого отплытия.
  Следующим утром, поднявшись на палубу, он с благодарностью принял предложенный ему мальчиком-стюардом бокал вина, и с ним подошёл к самому борту.
  Никто из знавших ранее скромного посыльного, рядового Пита Рейди, не узнал бы его сейчас. Именно на него вышли агенты Спинии и предложили ему за серьёзное вознаграждение установить небольшие артефакты в центральных узлах обороны всех фортов, между которыми он курсировал с поручениями. Ему очень повезло, от индейцев никто не ожидал такой хитрости и такого знания европейской школы артефакторики. В нужный момент артефакты были активированы и вся магическая защита всех фортов вокруг Джеймстауна оказалась разрушена. Колония разом потеряла три четверти территории и почти четверть вооружённых сил.
  Пит Рейди не испытывал никаких угрызений совести по поводу своего поступка. Его мать была дочерью индейского шамана, которую похитили бритстанские солдаты в надежде получить от неё одарённых детей. Все неудачные "попытки" попросту убивались. Сам Пит выжил лишь чудом. Когда ему было девять лет, он смог передать матери нож, с помощью которого она убила очередного насильника и покончила с собой.
  Что же касается бесчестности одностороннего расторжения мирного договора... Пит однажды подслушал, как бывший военный комендант Джеймстауна хвастался о том, какой выгодный договор он заключил с одним индейским племенем: "Земли по правому берегу реки сумеречной остаются за племенем Высокой Скалы и этот договор нерушим, пока текут реки, растёт трава и зеленеют деревья или пока не истечёт один месяц, в зависимости от того, какое событие произойдёт раньше". Через полтора месяца племя Высокой Скалы было уничтожено полностью.
  Пит Рейли плыл в Европу. Там он надеялся исполнить последнюю просьбу матери - найти свою младшую сестру. Родившаяся одарённой, она была увезена, когда ей ещё не было и года.
  Пит Рейли плыл в Европу, а за его спиной разгоралась война, которую позднее назовут "Ирокезской".
  
  Интерлюдия 2
  Вот уже почти неделю Лорена обживала своё новое убежище в Лхасе. После трёхнедельного полного затворничества в Париже, возможность гулять под открытым небом в небольшом парке, находящемся между зданием портала и школой, стала приятным дополнением к прекрасному обслуживанию и возможности продолжать обучение.
  Лхаса - очень светлый и солнечный город, единственным недостатком которого является несколько разреженная атмосфера. Высокогорье накладывало отпечаток и на потребную одежду - широкополая шляпа и тёмные очки при прогулках была обязательно, а резкие суточные перепады температур делали абсолютно обоснованным и лёгкий шарф, закрывающий нижнюю часть лица.
  За время, прошедшее с гибели Норманна Лорена успела многое передумать. Вначале она просто горевала о том, что ей досталось столь малое по времени счастье, причём искренне обижалась на Сержа за то, что тот не стал отговаривать Норманна от его самоубийственной атаки. Затем пришло какое-то успокоение, вызванное ощущением зарождающейся в ней новой жизни. И уже после переезда в Лхасу умиротворение сменилось твёрдым желанием отомстить за смерть Норманна королю Бритстана.
  Беременность, кстати, протекала несколько необычно. Нет, все одарённые женщины чувствовали зарождающуюся в них жизнь чуть ли не с момента зачатия. Но медсёстры, которые наблюдали Лорену и в Париже и в Лхасе в один голос твердили, что столь яркого и чёткого отклика им не описывалось никогда. Лорена просто-таки знала, что в данный момент нужно её ребёнку, что обычно соответствовало шестому, а то и седьмому месяцу беременности, причём было немало случаев, когда такого ощущения так и не появлялось до самого конца.
  Впрочем, причины этого явления медперсонал и Лорена объясняли по-разному. Если персонал был уверен, что это воздействие оборудования, установленного в здании портала, то сама Лорена "грешила" на то, что ритуал их с Норманном бракосочетания проводился под непосредственным покровительством Богов. Пожалуй, это была главная причина, по которой Лорена окончательно простила Сержа.
  Сегодня Лорена, как обычно, прогуливалась после занятий, которые проходили у учителя Сакья Дугба. В Тибете не было школ магии в обычном для Лорены понимании, их заменяло наставничество у уважаемых всеми людей. Хотя эти люди и были собраны в одном месте. Ученики разных учителей совместно проводили физические занятия, которым, кстати, уделялось гораздо больше внимания, чем в Европе и практики развития энергосистемы, предмет, вовсе в Европе отсутствующий. А вот все специальные знания ученики получали у конкретного учителя, хотя, если ученик начинал задавать вопросы, которые не являются специализацией его учителя, ученика могли направить к другому учителю для дополнительных занятий.
  Находясь в несколько меланхоличном настроении, Лорена обратила внимание на то, что её сопровождает та же девушка, что и в прошлый и в позапрошлый раз, причём эта девушка не является сотрудницей именно "медицинского" направления портальщиков.
  Лорена притормозила и подождала, пока девушка поравняется с ней:
  - Я бы хотела с Вани познакомиться.
  - Это честь для меня, высокородная. Моё имя благородная Фуамнак де-Хьюз.
  Лорена немного знала язык Иверии, который отличался от бритстанского.
  - И за что Вас назвали "ревнивой"?
  Фуамнак засмеялась:
  - Я счастлива, что высокородная знает наш язык. А имя... с самого рождения я плачем требовала, чтобы рядом со мной всегда был отец. Вот за это и назвали.
  Лорена присоединилась к смеху, но вдруг резко прервалась и отвернулась. Фуамнак в первую секунду замерла, не зная, как реагировать, но потом сдавленно охнула, упала на колени и обхватили ноги Лорены:
  - Простите, высокородная. это я ляпнула, не подумав. Но поверьте, благородный король Норманн навсегда останется в сердце каждого иверийца.
  Лорена резко повернулась к Фуамнак, чуть не опрокинув её на землю и схватила за плечи:
  - Откуда ты знаешь, кто я такая?
  Та, всё ещё на коленях, смело встретила гневный взгляд Лорены:
  - Не бойтесь, моя королева. Все мы скорее умрём, чем выдадим Вашу тайну.
  - Мы? Сколько же вас здесь?
  - Пока шестеро, но к моменту рождения принца не удивлюсь, если весь персонал отделения в Лхасе будет состоять из иверийцев.
  - Зачем?
  - Мы совершили страшный грех перед Богами, допустив почти полное уничтожение королевского рода. Но Ваш сын даёт нам шанс искупить эту вину. Поэтому мы готовы на всё, лишь бы защитить Вас и принца.
  Фуамнак говорила так горячо и с такой убеждённостью, что пальцы Лорены сами собой разжались:
  - Поднимись. Я хочу сегодня же видеть всех подданных Иверии, находящихся здесь среди портальщиков.
  - Слушаюсь, моя королева.
  - И ещё. До тех пор, пока я не разрешу, я запрещаю новые переводы иверийцев в Лхасу.
  - Слушаюсь, моя королева. - В этот раз слова прозвучали со значительно меньшим энтузиазмом. Но Лорена её уже не слушала. Значительно ускорившись, она почти бежала в сторону здания портала, с её лица не сходила улыбка. И только уже входя в здание, она осознала, что причиной столь радикальной смены настроения стало наличие обоснованной причины связаться с Сержем.
  
  Интерлюдия 3
  Царь всех морей и океанов редко покидал свой дворец, расположенный под тысячелетними льдами Арктики. Но на этот сигнал он был обязан отреагировать.
  Он не обладал способностью Горынычей к практически мгновенному перемещению, но в пределах своих владений мог передвигаться очень быстро. Так что уже через два дня после получения сигнала он проплывал над затопленным материком лемурийцев.
  Доплыв до нужного места он оказался около громадной ракушки, часть верхней створки которой отсутствовала. Мантия моллюска, виднеющаяся через пролом, выглядела чёрной и безжизненной. Возложив руки на мантию, царь сосредоточился. Ему пришлось почти час вливать свою силу, прежде чем мантия приобрела здоровый розовый цвет.
  Царь погладил раковину и вздохнув, отправился обратно. Он не знал, на сколько его ещё хватит, с учётом того, что подобные процедуры требовалось проводить всё чаще. А это означало только одно. Ужас глубин вновь проснулся.
  
  
  Глава 01
  
  Выйдя на улицу после ритуала окончания школы, я в первый момент несколько оторопел. Несмотря на то, что отсутствовал я не так уж и долго, ситуация резко изменилась. Куда-то исчезли беззаботные ученики, по одному или группами прогуливавшиеся, пользуясь хорошей погодой и незапланированным выходным, так что вокруг не было ни души. Так и не найдя взглядом никого, кто помог бы мне прояснить ситуацию, я уже было направился в сторону своих покоев, как вдруг в голову пришла, в принципе, очевидная мысль: а не слишком ли я обнаглел? С момента взрыва, разрушившего лабораторию "Фрэнка" прошло уже больше часа. Именно столько мне понадобилось, чтобы очистить помещение, в котором находился камень выбора, от пассивного хаоса. Не надо считать противостоящих мне магов Бритстана идиотами. Уж приказ о временном закрытии допуска к порталу они просто-таки обязаны отдать. А прихватить "под шумок" очень уж самостоятельного и непонятного первородного, да хотя бы под предлогом нарушения неприкосновенности имущества школы в виде камня выбора - и вовсе элементарно. Конечно же, рано или поздно эти обвинения с меня будут сняты, но, во-первых, вопрос времени, а во-вторых, я точно уверен в том, что не оставил никаких следов там, "за забором"?
  И винить-то кроме себя, некого. Ну что мне стоило подождать, и активировать мины уже покинув территорию Истока? Так что, сам себе на ровном месте создал цейтнот.
  Впрочем, рассуждая так, я несколько лукавил. Активация мин именно в тот момент была произведена мною из опасений, что камень выбора сможет как-то сбить настройку моей связи с ними, и я их вообще не смогу заставить сработать. Так что, если бы мне пришлось ещё раз выбирать между гарантированным взрывом всей лаборатории и отсутствием проблем при уходе из Истока, я бы снова выбрал первое.
  Подгоняемый этими мыслями я, не заходя никуда, накинул на себя "хамелеон", и напрямую направился к порталу. То, что я безнадёжно опоздал, стало понятно, как только показались ворота школы. Там было не протолкнуться от красных мундиров королевской пехоты. Но это ещё полбеды. В конце концов, иллюзии ещё никто не отменял. Но вот то, что вместе с солдатами я заметил "ищеек" - совершенно меняло дело. Пришлось быстренько разворачиваться, пока меня не заметили.
  Честно говоря, несмотря на явную полезность этих химер, "ищейки" так и не получили широкого распространения в мире. Уж слишком отвратно они выглядят - две короткие лапы, короткое грузное тело и клубок ярко-розовых щупалец вместо головы. Да и привычки в питании "ищеек" не прибавляют им симпатии. Так что они так и остались чисто государственной забавой. Но вот их присутствие здесь и сейчас означает только одно - охотятся лично на меня, ибо только я из здешних обитателей владею секретом необнаружимых простым взглядом иллюзий. А "ищейки", насколько я знаю, ориентируются на что-то более глубинное: аурный след, духовное тело, да мало ли на что!
  Конечно же, существует далеко не нулевая вероятность, что моя фея может задурить головы, или что там у них вместо голов, и "ищейкам", ну а если нет? Честно говоря, об этих химерах я доподлинно знаю лишь то, что они существуют.
  Следующим адресом, где я мог получить помощь, был кабинет директора. Однако, только войдя в здание главного корпуса, я сразу же был остановлен караулом, состоящим из четырёх солдат и одного одарённого. К счастью, среди них не оказалось никого, кто бы знал меня в лицо, так что меня попросту вежливо, но твёрдо отправили на выход. Что ж, это, конечно, не проблема, но... настораживает. Зайдя за угол главного корпуса я уже намеревался выйти на серые пути, как вдруг сверху раздался взрыв. Вскинув голову, я убедился, что взрыв произошёл именно в кабинете директора. Об этом чётко свидетельствовали куски рамы, торчащие из окна.
  Приоритетные цели поменялись. Теперь мне стало жизненно необходимо попасть в свои покои. Именно в моём багаже в покоях находилась приличная сумма денег, неприметная одежда, серебряное блюдечко. Так что я без колебаний ушел на серые пути и уже через два шага оказался в ванной комнате моих покоев.
  Пройдя через гостиную, я оказался у дверей кабинета. Из-за двери доносился какой-то неясный шум. Приготовив своё оружие, я резко распахнул дверь, за которой оказалась очень необычная компания. Обе служанки, которые имели доступ в мои покои и комендант Ник.
  Я огляделся. Все шкафы были выпотрошены, бумаги аккуратно уложены в стопки, которые споро увязывались служанками. Дверь в спальню была распахнута, открывая картину кучи вещей, разложенных на постели. Впрочем, саквояж, в который я упаковал всё то немногое, что действительно могло заинтересовать власти Бритстана выглядел нетронутым. Очевидно, прошлогодний инцидент с моим багажом кое-чему научил бритстанцев.
  Незваные гости в изумлении уставились на меня. Не дав им опомниться, я навёл револьвер на Ника:
  - Лягте на пол, пожалуйста.
  Уж не знаю, что произвело на него большее впечатление: револьвер или доброе слово, но подчинился он без малейшего сопротивления. Вслед за ним на пол улеглись и служанки, даже повторять не пришлось. После чего я зашёл им за спины и поочерёдно к каждому применил "оглушение" - заклинание из школы ментала, значительно более эффективное, чем применяемое на Земле unconsciousness, надёжно гасящее сознание исключительно у лервов. Для дополнительной гарантии я ещё и связал всех троих.
  Переместив связанных в комнату Аликс, я, прежде всего, связался со своими людьми в Скоттвиле. К моему удивлению, у них пока всё было тихо, даже наблюдение за коттеджем не было усилено. Приказав своим людям поступать по второму варианту, то есть связываться с родовитой Барбарой де-Леман, которая со своими людьми выполняла контракт на защиту людей от "нечисти, нежити и земных тварей" неподалёку. А уж она должна была доставить их на континент. Затем, по-быстрому нарисовал классическую схему огненной длани в своих комнатах, как самый простой известный мне ритуал земной магии, из призванных уничтожить материальные объекты. После этого ещё около двадцати минут пришлось потратить на гарантированное уничтожение собственной охранной системы в покоях и сборы в дорогу.
  Собравшись, я критически осмотрел себя в зеркале, висящее в прихожей. Волосы, за эти годы изменившие цвет до светло-русых, были упрятаны под "жокейку" - единственную шапку с козырьком, нашедшуюся у меня в гардеробе. Простая куртка была, конечно, несколько избыточно тёплой, но зато на ней не было ни золотого шитья, ни герба Ривас. Из образа несколько выбивались бриджи для верховой езды, но я надеялся заскочить к Пахомычу и исправить этот недостаток. За плечами - котомка, в которой лишь деньги, пара артефактов, смена белья и немного провизии.
  Уже отворачиваясь от зеркала, я замечаю краем глаза, что входная дверь отворяется. Не испытывая ни малейшего желания встречаться лицом к лицу с тем, кто сейчас зайдёт в комнаты, я бросился обратно в свои покои. Открыв вход на серые пути я активировал ритуал огненной длани и ушёл.
  В принципе, более в Истоке меня ничто не держало, но даже из простого любопытства хотелось встретиться со своим уже бывшим куратором.
  Дойдя до квартиры сэра Стивена, и выйдя, по доброй традиции, в ванной, я прислушался. Из комнат доносился неясный голос. Усилив слух, я уловил окончание указа, зачитываемого вслух:
  - ... По истечении этого срока все лица, принадлежащие к ордену, подлежат выдворению, а незадекларированное имущество - конфискации. Яков, король.
  послышался шум сворачиваемого свитка, после чего тот же голос произнёс:
  - Сэр Стивен, Вам понятно содержание королевского указа?
  - Да - раздался голос моего куратора.
  - В таком случае мы оставляем Вас. У дверей Вашей квартиры будет выставлен караул. Вы свободны в своих перемещениях внутри Истока, но под наблюдением солдат Бритстана. Покинуть Исток Вы можете только через портал, и только за пределы островов. И, лично от меня, - голос изменился, в нём появилась какая-то мягкость, - мне очень жаль, что Ваше руководство оказалось на стороне противников прогресса и процветания. Я был бы очень рад, если бы они изменили своё мнение. Надеюсь, что это вскоре произойдёт. Честь имею.
  Послышались удаляющиеся шаги. Подождав, пока захлопнется дверь, я вышел из ванной комнаты. Куратор встретил меня без малейшего удивления:
  - Что-то подобное в длиннющем списке Ваших талантов я и предполагал, Ривас. Вы слышали?
  - Не всё, только самое окончание разговора.
  - Если вкратце, то деятельность ордена на территории Бритстана запрещена. Всем, причисляющим себя к ордену, предписывается в течение семи дней покинуть пределы Бритстана. Всё недвижимое имущество, описывается и за него обещается компенсация... когда-нибудь в будущем. Остальное за те же семь дней надо вывести с островов. В противном случае имущество будет конфисковано. Что вы по этому поводу думаете?
  - Боюсь, что неспроста из страны изгоняются демоноборцы.
  - Я тоже об этом подумал. Неужели король осмелится?
  - Не знаю и не хочу гадать. Какие ещё новости?
  Сэр Стивен тряхнул головой, как бы прогоняя тяжёлые думы, и сообщил обо всём, произошедшем на сей момент в Истоке.
  Оказывается, портал был закрыт с самого утра, сэр Стивен и пришёл ко мне, чтобы выяснить, не нуждаюсь ли я в срочной эвакуации. "Ищеек" и магов также перебросили в Исток ещё до взрыва, только вот на территорию школы они до поры не входили.
  Примерно в одно время со взрывом, устроенным мною, в школу вернулась Гортензия де-Карденхэм, причём выглядела она как после хорошего сражения. Незадолго до этого через портал прибыл какой-то немаленький военный чин, так что то, что осталось от лаборатории, они осматривали вместе. Ну а после этого войска вошли на территорию школы, ученики были разогнаны по комнатам, преподаватели собраны в одном зале, а директор заперт у себя в кабинете. Впрочем, кураторов не тронули. После этого, примерно полчаса назад сэр Стивен получил известие от самой школы Исток, что директор мёртв. Я прикинул, это примерно совпадало по времени с тем взрывом, который произошёл в директорском кабинете.
  После этого я рассказал свои новости. Известие о том, что я всё-таки смог закончить школу, вызвало у сэра Стивена отчётливый вздох облегчения, а новость о том, что я уничтожил источник "тёмной" энергии и вовсе привела его в восторг.
  Конечно, можно было ещё многое обсудить, но я прямо-таки чувствовал, как время уходит у меня сквозь пальцы. Поэтому, наскоро попрощавшись со своим бывшим куратором, я отправился обратно в ванную комнату.
  В этот раз я вышел с серых путей за пределами Истока и сразу же ушёл в пещеры. До Пахомыча я добрался без приключений. Домовой без проблем превратил бриджи в обычные брюки. Покушался он и на куртку, но я не позволил.
  Тут необходимы небольшие пояснения. Дело в том, что одежда, переделанная домовыми, существует лишь двадцать четыре дня, потом попросту расползается на отдельные нити.
  Попрощавшись с Пахомычем и Ю, я отправился в путь. Маршрут в своей голове я уже составил. Ближайшие к Истоку работающие порталы находится в Лидсе и Мидлсбро. До Лидса от Истока по прямой шестьдесят километров на юг, до Мидлсбро, соответственно, семьдесят, на северо-восток. Так что я планировал отправиться сразу на северо-запад, до деревни Киркби, благо, известная Ю часть системы пещер доходила практически дотуда, и там уже сесть на дилижанс и отправиться в Мидлсбро.
  Мой план подвергся значительной корректировке сразу же. Уж не знаю, чем там на подземных обитателей действовали де-Карденхэм сотоварищи, но эти самые обитатели оказались взбудоражены не на шутку. Про мелочь вроде слизней я вообще молчу, но после третьей за первые же километры пути схватки с ужасом подземелий я понял, что на весь путь у меня может банально не хватить сил. Поэтому пришлось выбираться наружу.
  Прогулка по весеннему лесу быстро вернула мне, утраченное было хорошее настроение. Постоянно сокращая себе путь с помощью серых путей, я развил очень хорошую скорость. Я даже принялся мурлыкать себе под нос какой-то незатейливый мотивчик, извлечённый из глубин моей памяти.
  Развязка наступила неожиданно. Уже около деревни Гарсдейл, находящейся совсем неподалёку от Киркби, я, в очередной раз переместившись, оказался прямо в центре идущего мне навстречу отряда бритстанцев.
  Признаюсь, я попросту впал в ступор. Бритстанцы опомнились раньше меня. Тут бы мне и конец пришёл, но, по счастью, взять меня они желали только и исключительно живым. Ну а применяемые ими связывающие заклинания и простые верёвки, используемые солдатами, против моей защиты не "играют". Так что освободился я за несколько секунд и тут де переместился назад, где нос к носу столкнулся с ещё одним отрядом.
  Попытка отсидеться под землёй также ни к чему хорошему не привела. Маги попросту вынули кусок почвы, открыв проход себе и солдатам в пещеру, где я надеялся спрятаться.
  Та началась погоня. Обладая преимуществом в скорости, я постоянно уходил от преследования, но стоило лишь на несколько часов задержаться на одном месте, как вокруг тут же появлялись солдаты и маги Бритстана. Мало того, уже к вечеру первого дня я стал замечать, что меня не просто преследуют, а целенаправленно гонят в одном направлении.
  За двое суток меня догнали почти до Харрогита, который находится в двадцати километрах к северу от Лидса. К счастью, более в такие ситуации, как под Гарсдейлом, я больше не попадал, но преследователи постоянно буквально наступали мне на пятки. Наконец, под Харрогитом мне повезло. Попалась пещера, никем не занятая и находящаяся достаточно глубоко для того, чтобы преследователи не смогли быстро разрыть вход в неё. Так что у меня появилось время разобраться, как меня вычисляют.
  Кровь отпадала сразу. Уж воздействие с помощью моей собственной крови я в состоянии отследить. Конечно же, можно действовать не через мою кровь, а через кровь, к примеру, детей тётушки Женевьев, но это никак не объясняет точность появления моих преследователей. Ища через кровь родственников, они должны выходить не чётко на меня, а на круг примерно с километр в диаметре.
  Так что приходится признать, что на меня повесили следящий конструкт, причём повесили так умело, что я, проведя уже четыре диагностики, так и не смог его обнаружить. Будем вспоминать, какие плетения позволят мне провести более точное и тонкое сканирование.
  В переборе вариантов прошло около часа. Отчаявшись найти решение, я уж было совсем собрался полностью раздеться, и взяв только немного денег, попытаться в таком виде вырваться из ловушки, как вдруг меня осенило. Рассуждал я таким образом: но ведь маячок могут встроить и в монету. Но это вряд ли. Монету я могу потратить в любой момент... Идиот! Трижды идиот!! А проверить артефакты?!
  Первая же проверка показала, что следящее плетение вольготно устроилось в подставке серебряного зеркальца, служащего приёмником переговорного устройства Земли. И что самое главное: я ведь и так не рисковал связываться ни с кем через блюдечко, так как неясные, но упорные слухи о возможностях перехвата таких сообщений до меня доходили неоднократно.
  Оставив блюдечко на месте, я попытался найти безопасный путь отхода из моего убежища. Первая же проверка показала, что местность над моей пещеркой просто-таки наполнена солдатами Бритстана, которые уже готовятся делать проход в "мою" пещеру. По счастью, мне вскоре удалось, на пределе дальности серых путей обнаружить другую пещеру. Так что я быстренько вернулся, провёл ритуал очищения, уничтоживший метку, по которой меня находили, и закопал серебряное зеркальце здесь же, а сам убежал в соседнюю пещеру.
  Следующие сутки я со всё возрастающей радостью наблюдал попытки магов Бритстана вновь напасть на мой след. Убедившись, что они меня потеряли, ночью я ушёл.
  ***
  Молодой мужчина с саквояжем сидел на скамейке в сарайчике, находящемся рядом с поднятым семафором. Такие семафоры были устроены на всех дорогах Бритстана, по которым осуществлялось сообщение при помощи дилижансов. Если семафор поднят - вблизи есть потенциальный пассажир. Тогда дилижанс останавливается, и кучер трубит в рог. Это было сделано для того, чтобы пассажиры не ожидали дилижанс, расписание которого всё-таки вещь весьма условная, стоя на улице, а с относительным комфортом располагались в таких вот сарайчиках.
  Подъехал дилижанс. Представившись коммивояжёром, чем сразу же "убил" всяческое желание заводит со мной беседу, я заплатил за билет до ближайшей станции. Эта станция привлекла меня тем, что из неё через серые пути можно было попасть в пещеры. Так что я ещё прошлой ночью побывал здесь, договорился с местным домовым о пошиве мне нескольких нарядов, ну и разбросал вокруг сигналки.
  Устроился, принял ванну, по-человечески поел, и только собрался впервые за последние четыре дня отдохнуть на настоящей кровати, как ко мне постучалась служанка. Стрельнув глазками (а что - иллюзию я специально подобрал, красавец мужчина, воплощение нежных девичьих грёз), она с поклоном передала мне визитку:
  - Эта леди выразила желание пообщаться с постояльцем, заселившимся сегодня.
  Взяв в руки визитку, я с трудом удержался от ругательства, на ней, в обрамлении завитушек и бутонов роз, было написано: "Родовитая леди Сесилия Бенсон", а на оборотной стороне обнаружилась надпись, сделанная витиеватым почерком: "Мне Вас рекомендовала моя внучка Дейзи". Я устало откинулся на спинку стула:
  - Пригласи леди ко мне присоединиться и принеси вина.
  Леди Бенсон, именно так она отрекомендовалась при личной встрече, оказалась невысокой, но статной женщиной, которой я не только на первый, но и на второй взгляд больше чем "чуть за тридцать" ни за что бы не дал. Увидав меня под иллюзией, она лишь иронично приподняла бровь:
  - Надеешься произвести на меня впечатление?
  Никак не отреагировав на её фамильярность, я дождался, пока за служанкой закроется дверь, одним взмахом помощника развеял иллюзию и жестом предложил ей присесть. Дождавшись, пока она займёт предложенный стул, налил ей и себе вина и присел напротив:
  - Слушаю Вас, леди.
  Коротко кивнув каким-то своим мыслям, леди Бенсон жёстко спросила, глядя мне прямо в глаза:
  - Ну и как тебе наша бритстанская забава?
  Таким неожиданным началом разговора она несколько выбила меня из колеи:
  - Что Вы имеете в виду, леди?
  Она улыбнулась, явно радуясь моей недогадливости:
  - В среде аристократии Бритстана очень распространена "охота на лис". То, что в данном случае "лиса" несколько... иная, только придаёт охоте дополнительную остроту, ты не находишь?
  Вместо ответа я закрыл глаза и сосредоточился. Леди Бенсон поняла меня по-своему:
  - Не беспокойся, со мной всего лишь два мага моей личной охраны.
  Каюсь, только лишь после её слов я догадался проверить сигнальный артефакт, который установил на лестнице, ведущей на второй этаж. Действительно, всего три засветки одарённых. Конечно же, обычных солдат она могла нагнать хоть роту, но зачем ей врать? А вот то, что она обладает явно преувеличенной информацией о моих возможностях, неплохо. Я открыл глаза:
  - Прежде всего, как Вы меня нашли?
  Она рассмеялась:
  - Совершенно не так, как тебя находили до этого. В роду Бенсон довольно часто рождаются девочки с даром предвидения. Так что то, что у меня в этом трактире состоится важная встреча с разыскиваемым человеком, я знала ещё перед Новым Годом.
  - То есть Ваша внучка...
  - Да, когда она пыталась захомутать тебя, действовала по моему указанию. К сожалению, в ней самой наш семейный дар не проснулся. Я же лишь увидела, что ты окажешь большое влияние на будущие события, причём как игрок, а не как фигура.
  - И Вы прибыли сюда?
  - Чтобы спасти тебя, конечно же. Разумеется, не бесплатно.
  - А цена?
  - Об этом мы поговорим потом, после того, как ты примешь моё предложение.
  Я задумался. Нет, не о том, чтобы сразу соглашаться. Приди леди Бенсон ко мне, скажем, позавчера, когда я действительно, как загнанный зверь метался среди сужающегося круга охотников, и не видел никакого выхода, был бы другой разговор. А сейчас она сама подтвердила, что нашла меня не по какой-то метке, значит, и условия изменились, а вот она, и те, кто стоят за нею, этого ещё не поняли. Тогда понятна её реакция на обнаружение меня здесь. Разумеется, в её отношении ко мне должно присутствовать некоторое пренебрежение, если я, находясь в положении загнанного зверя, сам иду в ловушку официального трактира только потому, что мне надоело ходить грязным и спать на голой земле, уж разобранную кровать она точно заметила. А раз так, у меня появляется некоторое преимущество перед ней. Попробуем раскрутить её на информацию:
  - Для начала вопрос: что выступает как официальная причина объявления, по Вашему выражению, "охоты на лис"?
  Леди Бенсон посмотрела на меня с некоторым недоумением:
  - А что, ты сам этого не знаешь?
  - Понятия не имею.
  - И что же, ты действительно не понимаешь, почему за тобой развернулась настоящая охота?
  - Только предполагаю.
  - Но тебя в этих предположениях что-то не устраивает? - Проницательно прищурилась леди Бенсон.
  - Непонятно, почему эта охота такая... неофициальная, что ли. Если у них есть какие-то доказательства каких-то моих преступлений, почему эти доказательства попросту не предъявлены, не выдано официальное распоряжение о моей поимке, нет обращения в Белопайс, наконец?
  Леди Бенсон рассмеялась:
  - Ну, на эти вопросы я легко могу дать ответ, удивительно только, что ты сам не додумался до него. Всё, что ты перечислил, требует подписи короля.
  Я замер, поражённый внезапной догадкой:
  - То есть, получается, что король вообще не в курсе охоты за мной и это лишь инициатива какого-то конкретного чиновника? Но почему?!
  - Очевидно, потому что тебя преследуют не за то, что ты совершил, а за то, что ты мог совершить.
  - То есть? - Я лихорадочно перебирал варианты. Не хотелось, чтобы леди Бенсон вынуждена была бы полностью мне всё "разжевать", этим я мог разочаровать старую интриганку. А значит, увеличить мой долг перед ней за своё спасение.
  - Ты мог прихватить что-то, не относящееся к делам короля.
  Я честно попытался вспомнить всю свою добычу. Ничего не приходило в голову, правда, подробно папки, прихватизированные у "Фрэнка", я и не разбирал. Может быть, в них что-то такое хранилось? Вслух же я медленно произнёс:
  - Возможно, и прихватил что-то, не осознавая ценности "прихваченного". И что это меняет?
  - Я уполномочена передать тебе... предложение. Ты отдаёшь мне всё, что взял, а я вывожу тебя за пределы "охотничьего загона", - на последних словах она улыбнулась.
  Интересное предложение, но самое интересное в нём не произнесённое, а подразумеваемое:
  - Исходя из того, что Вы, леди, не берётесь полностью прекратить охоты, я делаю вывод о том, что Вы представляете не самих охотников, а, так скажем, конкурирующий лагерь?
  - Браво, приятно осознавать, что похвалы, расточаемые моей бесталанной внучкой в твой адрес, хоть частично обоснованны.
  - Благодарю за комплимент, леди. Что же касается Вашего предложения, - я встал из-за стола, - оно чересчур великодушно с Вашей стороны. Боюсь, я не смогу подвергнуть Вас такому риску, - с этими словами я подошел к двери комнаты.
  На миг в глазах леди Бенсон промелькнуло изумление, но она быстро взяла себя в руки:
  - И на что же ты надеешься?
  - Раз король не в курсе, то время "охоты" очень ограничено. Мне достаточно продержаться неделю, ну две, и против меня останутся лишь небольшие группы "охотников". Тогда я смогу проскочить.
  Леди Бенсон нахмурилась и с каким-то жёстким прищуром посмотрела на меня:
  - Поздравляю, этот план действительно может сработать. Что ж, тогда у меня есть полномочия предложить ещё один вариант: что Вы хотите за свою добычу? - Она впервые назвала меня на "Вы", расту, однако.
  - Я ценю информацию, которую Вы мне предоставили, леди Бенсон и в благодарность готов предоставить Вам... или Вашим партнерам право "первой руки", если я захочу продать свою добычу из Истока.
  - А опубликовать?
  - И опубликовать.
  - Это меньше, чем я рассчитывала, но больше, чем мы надеялись получить. И в качестве аванса я готова поделиться информацией о способе, которым Ваши преследователи Вас находят.
  - Не стоит. Уже не стоит.
  - Даже так? В таком случае мне остаётся только сожалеть, что Вы не родились лет на пятьдесят раньше. Счастливо оставаться, Серж Ривас.
  С этими словами она резко встала из-за стола и прошла мимо меня. За дверью я успел заметить двух одарённых, склонившихся при появлении леди Бенсон. Дверь аккуратно закрылась.
  Я выдохнул и разжал пальцы, развеивая приготовленные к бою заклинания. Через считанные секунды я вновь был в пещерах.
  Говоря с леди Бенсон, я несколько лукавил. Нет, действительно, через пару недель, когда охотящиеся за мной будут попросту вынуждены отвести войска обратно в казармы, у меня появится значительно больше шансов проникнуть к портальщикам, откуда уже отправиться, куда душе угодно. Но этот план я всё-таки рассматривал, как запасной. Так что уже на следующий день около одной из просёлочных дорог почтовый дилижанс поджидала пожилая одарённая леди, рядом с которой стоял большой потёртый сундук. Рядом с леди находился щегольский фаэтон, на козлах которого сидел кучер без ливреи.
  Дилижанс послушно остановился. Служащий с трудом поднял тяжёлый сундук и уложил его в багажное отделение, причём кучер фаэтона даже не пошевелился, чтобы ему помочь. Леди, тем временем, заплатила за проезд и дилижанс направился на запад, к Ланкастеру. Как только дорога опустела, фаэтон вместе с кучером попросту развеялись в воздухе. Как вы уже догадались, этой старой леди был я.
  Почему Ланкастер? Потому что там нет портала, это раз и потому что это другой военный округ Бритстана, это два.
  По пути пришлось пережить одну проверку документов, но внушить неодарённому сержанту, что с документами этой вот пожилой леди всё в порядке, никакого труда не составило. Кроме того, имя, в отличие от внешности, я взял абсолютно реальное, назвавшись вдовой одного из "погибших" на "Преодолении". Сама она совершенно случайно не попала в лабораторию "Фрэнка", так как за пару дней до планируемой встречи с королём заболела.
  Фортуна продолжала ко мне благоволить, и я успел на последний в тот день поезд до Бристоля. После Ливерпуля поезд был полупустым, и я смог в очередной раз сменить личину на ехавшего со мной в дилижансе нотариуса. В самом Бристоле я решил перестраховаться и для начала нанял карету на другой конец города, с тем, чтобы гарантированно проехать по площади портала. Предосторожность оказалась не лишней: пусть внешне у здания портала было всё спокойно, но количество праздношатающейся публики несколько настораживало. "Ищеек" не было заметно, но зачем рисковать лишний раз?
  Доехав до назначенного места, в котором, по правде, у меня не было никаких дел, я расплатился с возницей и завернул за угол. Прямо за углом обнаружился паб с романтическим названием "Тухлая селёдка". Название, конечно же, не способствовало аппетиту, но мне просто необходимо было придумать план проникновения в здание портала. Так что я, не колеблясь, зашёл внутрь.
  Несмотря на название, запахи от кухни шли весьма аппетитные. Да и само заведение было рассчитано, скорее, на состоятельную публику, судя по посетителям, обстановке и персоналу. Так что я заказал полный обед и нисколько об этом не пожалел.
  Поев, я заказал себе кружку тёмного эля и стал прислушиваться к разговорам. В зале было занято восемь столов, не считая моего, из двадцати четырёх, причём одиночек, кроме меня, не было. Люди сидели компаниями по четыре - семь человек, причём некоторые курсировали от стола к столу. Вслушавшись в разговоры, я понял, что попал на некий аналог биржи для небогатых судовладельцев и торговцев. Речи крутились вокруг тем доставки грузов с континента и на континент, а также о продаже доставленного с континента груза. Люди, перемещающиеся от столика к столику, оказались обычными маклерами, свидетельствующими добросовестность контрагентов. Кстати, одарённым был лишь один из них.
  В очередной раз поднеся кружку с элем к губам я застыл, как громом поражённый: так это же мой шанс добраться до континента! Проникнуть на любой грузовой корабль, пережить таможенную проверку, которая ориентирована на вещи, а не на людей и уже через пару дней буду в Бресте!
  Впрочем, дальнейшие разговоры заставили меня заколебаться. Нормальный срок доставки груза из Бристоля в Брест считался не двое суток, как я наивно планировал, а целых четверо, а то и пять! Может быть, всё-таки рискнуть и попытаться проникнуть в здание портала?
  Впрочем, выбора мне не оставили. Когда я уже хотел покинуть паб, в дверь практически вбежал очередной посетитель. Причём его комплекция и дорогой костюм ясно говорили о том, что бегать он не приучен, ну или давно разучился.
  Потрясая бумагой, которую он держал в руке, толстяк резво подскочил к одному из маклеров и что-то зашептал тому на ухо, тыкая пальцем-сосиской в бумагу. Я усилил слух:
  - ... никого не выпускать по одному. Только компаниями не менее пяти человек, причём все они должны подтвердить личности друг друга.
  - Хорошо - так же тихо ответил маклер - я немедленно свяжусь со своими знакомыми, чтобы они подтвердили Вашу личность при завтрашнем переходе.
  - Буду очень Вам обязан.
  Поклонившись друг другу, собеседники разошлись: толстяк направился к выходу, а маклер - во внутренние помещения паба. Остальные посетители встревожено загудели, силясь понять произошедшее, два маклера последовали за своим коллегой, то ли расспросить его, то ли узнать что-нибудь через свои источники информации. Я же расслабленно откинулся на стуле и подозвал официанта. Очевидно, выбора у меня не осталось. Уж не знаю, какой предлог придуман для подобной проверки, но то, что для меня порталы превратились в смертельную ловушку - однозначно. Так что мне надо запастись провизией, водой и терпением, чтобы добраться до Галлии.
  В порт я пробрался почти в полночь. Из разговоров в "Тухлой селёдке" я знал, какой корабль отправляется с утренним приливом. Проникновение проблем не доставило. Оказавшись в трюме, я оборудовал себе лёжку среди рулонов ткани и принялся чертить руны сокрытия жизни.
  К моему некоторому даже удивлению таможенного досмотра не было. Но, только почувствовав, что корабль трогается с места, я позволил себе немного расслабиться. Ветер благоприятствовал кораблю, погода не принесла никаких неприятных сюрпризов и уже через четыре дня, девятого апреля, я ступил на землю Галлии.
  Услыхав моё имя, портальщик попросту ненадолго потерял дар речи:
  - Нн-о каак?! А мы Вас в Бритстане ждём! Туда все боевые группы стянуты! - После этого он немного зачастил. - Позвольте попросить Вас немного подождать. Я сообщу руководству, оно немедленно прибудет сюда для разговора с Вами.
  - Передайте своему руководству мои искренние извинения, но сейчас я хочу оказаться в Лилле и немного отдохнуть. Я свяжусь с ними сам, чтобы договориться о встрече.
  - Что ж, очень жаль, но я Вас прекрасно понимаю. Не смею задерживать.
  В Лилле меня уже встречали мои люди.
Оценка: 7.16*815  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | И.Палий "Ведьма в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Лабрус "Под каблуком у Золушки" (Современная проза) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | Е.Горская "Нелюбимый мой" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"