Св Ск Са: другие произведения.

Одарённый из рода Ривас Текущая книга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.17*788  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фентези. Донельзя оригинальный сюжет - попаданец в тело ребёнка. Никаких сверхзадач, типа борьбы с мировым злом, не ставится. Главное для него - устроиться в этом мире, причём устроиться так, чтобы другим неповадно было С благодарностью следую совету читателя с ником "Путный": Для тех, кто не хочет искать проду в длинном тексте. Книга поделена на главы. Главы находятся в директории "Одарённый из рода Ривас Вторая книга".

  
  
  Часть II
  
  
  Глава 1
  
  Первым делом после переноса я посмотрел на Аликс. Её резерв составлял не "больше пятидесяти", а ровно пятьдесят пять эонов. Конечно же, у меня оставались опасения, что преграда, скрывающая от меня истинный размер резервов окружающих, не исчезла, а лишь отодвинулась, но пока, на кого бы я не обратил свой взгляд, продвигаясь к выходу из здания портала, так надоевшего мне ограничения не было. Правда и больших резервов я тоже не наблюдал.
  В здании портала было многолюдно, большую часть публики составляли дети. Причём в подавляющем большинстве они были одеты в синюю форму Истока. Я уже знал, что форма едина для всех учеников, единственное отличие - цвет галстуков:
  Факультет ласточек - сильнейшие из учащихся, основная специализация - боевые маги. Цвета - красный и чёрный. Галстуки - чередующиеся вертикальные полосы цветов факультета.
  Факультет сов - основная специализация - артефакторы. Цвета - серебро и пурпур. Галстуки - пурпурные в серебряную клетку.
  Факультет енотов - основная специализация - целители. Цвета - красный и белый. Галстуки - красный крест на белом фоне.
  Факультет мышей - основная специализация - природники и химерологии. Цвета - синий и чёрный. Галстуки - чередующиеся горизонтальные полосы цветов факультета.
  Факультет лис - основная специализация - ритуалисты. Цвета - оранжевый и чёрный. Галстуки - по краям оранжевые, а посередине - чёрная полоса.
  Форма была обязательной к ношению всеми учениками. Единственное исключение в отношении формы допускалось как раз таки в день приезда после каникул. Однако, неписаные правила школы, предусматривали ношение формы и в этом случае.
  Некоторые дети вовсе не носили галстуков. Очевидно, это такие же первоклассники, как и я, только проявляющие большее, чем я, уважение к порядкам, царящим в школе.
  Здание портала выходило на площадь прямо напротив ворот, ограждающих территорию Истока. Да уж, если в Брюсселе сегодня светило солнце и было плюс шесть градусов по Цельсию, то Бритстан встретил нас небом, затянутым тяжёлыми свинцовыми тучами, пронизывающим ветром и явно минусовой температурой. Впрочем, никто из окружающих нас учеников на погоду не жаловался, что в общем-то и неудивительно. Подавляющее большинство учащихся принадлежало... к не самым бедным слоям общества.
  В принципе, в отличие от Престола, в Исток принимали людей не взирая на их происхождение. Разве что выходцам из немагических семей путь сюда был закрыт. Но, естественно, для зачисления не по знатности рода должны были присутствовать особые условия. К примеру, ученик должен был либо происходить из семьи кавалера одного из трёх высших орденов Бритстана, либо победить на соревнованиях, проходящих по всему Бритстану.
  Ворота школы были гостеприимно распахнуты. Перед ними стояла небольшая очередь из учеников. В то же время большинство учеников спокойно проходили на территорию. К счастью, спрашивать, в чём тут дело, мне не пришлось. Прямо перед воротами висело большое объявление, из которого следовало, что учащиеся, не имеющие пока места в общежитии, должны были зарегистрироваться и сдать багаж. Багаж же остальных отправлялся непосредственно из здания портала в общежитие. Сопровождающих на территорию школы не допускали. Поэтому перед воротами школы мы простились с охраной, которая перебиралась в Скоттвиль.
  Кроме оформления багажа, новичкам выдавалась план-схема территории и описание дальнейших действий. Однако, у меня был свой план. Так что, пройдя на территорию Истока, мы пошли не в комиссию, определяющую выбор факультета (тем более, что туда и завтра сходить не поздно), а к общежитию. Приняв это решение, я взглянул в выданный мне план.
  Вообще Исток - это целый комплекс зданий. Сразу за воротами находится массивный четырёхэтажный главный учебный корпус с четырьмя небольшими шестиэтажными башенками по углам. Справа за ним располагается второй учебный корпус, соединённый с главным крытой галереей. Сам второй корпус трёхэтажный, однако вплотную к нему пристроена башня - обсерватория, возвышающаяся над всем комплексом зданий школы. Слева от главного здания располагается парк, в котором нашлось место лабораториям, загонам для животных, огороду и теплицам. Между парком и вторым зданием, как бы на заднем дворе центрального здания расположились спортивные сооружения, центральное место среди которых занимал стадион для соука, что бы это слово не обозначало. За спортивными сооружениями слева располагается общежитие, а справа - коттеджи для преподавателей. Общежитие также соединено со вторым корпусом крытой галереей, так что, в принципе, можно пройти из главного корпуса в общежитие, вообще не выходя на улицу. Однако, этот путь был несколько длиннее и изобиловал подъёмами и спусками, так что им пользовались лишь в очень плохую погоду.
  Идя по территории я ощутил несколько неприязненных взглядов. И если причину неприязни одних я относил на отсутствие на нас формы, к примеру, вот те три девочки ясно это показали, демонстративно отвернувшись от нас и принявшись ухаживать за своей одеждой, то неприязнь, вспыхнувшая в глазах подростка, как только он перевёл взгляд с Аликс на меня, осталась загадкой. Аликс, кстати, вела себя образцово: шла чётко за моим левым плечом, удерживая дистанцию в два шага, полагающуюся по этикету для вассала.
  Уже перед самым входом в кабинет коменданта мне в голову пришла любопытственная мысль. Ради проверки её я взял Аликс за руку и поразился тому румянцу, который немедленно охватил её щёки. Впрочем, это было не главное: моя мысль получила блестящее подтверждение. Дело в том, что наблюдая за окружающими, я заметил, что у всех них я вижу резерв целыми числами, без десятых эона. Прикоснувшись же к Аликс я заметил, что её резерв на самом деле не пятьдесят пять, а пятьдесят четыре и семь десятых эона. То есть за снятие или значительное расширение границ моего восприятия резервов окружающих пришлось заплатить некоторым ухудшением возможностей углубиться в детали. С одной стороны - ничего страшного, но если это будет касаться не только возможности видеть резервы, но и общей "остроты" моего магического зрения... лучше было бы сохранить то самое ограничение. Так что к коменданту я зашёл в смятенных чувствах.
  Комендант производил... впечатление. Крупный, даже массивный одарённый рыжеволосый мужчина, с шикарными усами, которые, в отличие от шевелюры, не были даже затронуты сединой. Одет он был в тёмную суконную рубаху и кожаную безрукавку. Я не видел, во что он был одет ниже пояса, но мне сразу представилось, что на нём одеты бриджи и специальные "палубные" башмаки: по крайней мере, такие безрукавки, как у него, входили в комплект обмундирования моряков бритстанского флота. Размер его кистей, густо покрытых волосами и веснушками, внушал боязливое уважение. На первый взгляд я дал ему чуть за сорок лет, но потом пригляделся к морщинам вокруг глаз и накинул ещё десяток. Несколько секунд продолжалось молчание, прерванное комендантом:
  - Ну?! - В ответ я лишь недоумённо приподнял бровь. - Ну, чего застыл?! На какой факультет зачислен?!
  - Разрешите представиться: первородный Серж Ривас, маркиз Ипрский. Согласно пункту "к" подраздела "дельта" примечаний к правилам школы Исток заявляю о своём желании получить для себя и своего вассала отдельные апартаменты.
  Да, я сознательно шёл на конфликт. Дело в том, что отдельные апартаменты для первородных хоть и предусматривались правилами, но последний раз фактически были востребованы более пятисот лет назад. В принципе, ничего удивительного в этом не было: условия проживания в Истоке и без того были очень комфортными. Каждому ученику полагалась отдельная комната, по желанию можно было скооперироваться и взять несколько соседних комнат, которые можно было выделить в отдельный блок со своей собственной общей гостиной. Душ и туалет прилагались к каждой комнате.
  Для чего же мне был необходим данный конфликт? Ну, во-первых, из-за Аликс. Я был уверен, что её без вариантов запихнут к Ласточкам, а я на этот факультет пойду только под угрозой неисполнения контракта со школой. А нам лучше держаться ближе друг к другу, хотя бы для того, чтобы я мог увидеть, если её верность начнут "ломать". Во-вторых, из-за Кристи. Не настояв сейчас на соблюдении данного права первородного, я вряд ли смогу настоять на другом праве - свободном выходе каждый выходной. Для обычных учеников Истока выход за пределы школы допускался раз в месяц при условии положительной характеристики со стороны куратора класса. Мне же для нормального наблюдения за развитием Кристи этого было абсолютно недостаточно. Ну и в-третьих, в отдельных апартаментах я имею право поставить собственную систему безопасности, а в обычной комнате - нет.
  Комендант меня не разочаровал. Побагровев, он сжал кулаки (такими только стены вражеских крепостей крушить, аж завидки берут) и начал приподниматься со стула, но наткнувшись на мой скептический взгляд, как-то сбился:
  - Что, не веришь?
  - Чему? Тому, что в Исток поставят на такую должность человека, не могущего держать свои эмоции в узде? Не верю. Да, и когда это мы успели перейти на "ты"?
  - Ну, ты особо-то не наглей. Я всё-таки лицо полномочное, и по тем же правилам приравнен к преподавательскому составу.
  - Да?! Прошу прощения, не знал.
  - Меня Ником зовут, - комендант протянул мне руку. Моя ладонь утонула в его лапище, но пожатие было аккуратным. - Ты присаживайся, Серж и вассал твой тоже пусть садится.
  Про себя я ухмыльнулся. Первый этап "запугивание" удалось снять с повестки дня, значит теперь в дело пойдёт доверительная беседа, лесть и умасливание. Наверное, поэтому комендантам и даны права преподавателей: чтобы знатные ученики не чувствовали ущерб чести, на равных общаясь с комендантом, а напротив, гордились таким отношением.
  Подождав, пока мы устроимся, комендант потёр ладони и произнёс "заговорщицким" тоном:
  - Ладно, не будем терять времени. Только ты уж подтверди, если что, что я тебя долго и упорно отговаривал от этого шага, хорошо? - Комендант подмигнул мне.
  - Договорились.
  - Только вот сам я такой вопрос решить не могу. Ты ведь не заявил о своём желании отдельных апартаментов, когда тебя в класс распределяли? Не заявил, иначе бы с тобой твой куратор припёрся. Так что давай мы этот вопрос отложим до завтра, всё равно сегодня уже поздновато, кураторы тоже люди и тоже должны отдыхать. Сегодня переночуешь в обычной комнате, а завтра мы решим вопрос с апартаментами, ладно?
  - Нет.
  - То есть ты настаиваешь на приглашении твоего куратора? Хорошо, только вот портить отношения с куратором...
  - Нет.
  - А что же тогда?
  - На настоящий момент ни я, ни мой вассал ещё не проходили процедуру распределения. Поэтому вопрос о предоставлении мне апартаментов является исключительно твоей компетенцией, фон Ник.
  Почему я обратился к нему именно как к выходцу из немагической семьи? Очень просто, его резерв составлял ровно тридцать эонов, что было характерно именно для этой категории одарённых. К его годам даже благородный уж всяко развился бы сильнее.
  На миг в глазах коменданта блеснуло пламя ярости. Впрочем, вполне возможно, что мне показалось. По крайней мере, никаких иных знаков того, что мои слова его задели, комендант не подал. Откинувшись в своём кресле, он вперил в меня пронзительный взгляд. Хочет поиграть в молчанку? Замечательно, по крайней мере сейчас любая затяжка времени - в мою пользу. Если меня не удастся сегодня запихнуть на ночь в принадлежащее Истоку помещение, то я могу заявить о расторжении договора о моём обучении по вине школы и укатить из Бритстана. Не думаю, что в том же Престоле не пойдут мне навстречу, по поводу настолько поздней подачи заявки на обучение. Конечно же, такое, по сути, мелкое нарушение, очень вряд ли приведёт к настолько глобальным последствиям, но помечтать-то можно?
  Так, в молчании мы просидели около пяти минут. Вдруг, дверь в кабинет бесшумно отворилась и к нам присоединилась очень опасная женщина. Почему опасная? Ну, во-первых, я так и не смог даже приблизительно назвать её возраст. Ей с одинаковой вероятностью могло быть и пятьдесят и сто пятьдесят и даже двадцать лет. Впрочем, последнее всё же перебор. Ну, а во-вторых её резерв равнялся четырёмстам двадцати девяти эонам. "Да уж, такой танк намотает меня на гусеницы и не заметит", - пришла паническая мысль. Паника не успела разрастись только потому, что я положительно отказывался вспоминать - кто такой танк?
  Женщина, тем временем, прошла к столу коменданта и присела. Каюсь, но только после этого я вспомнил, что в её присутствии надо было бы встать. Вскочив, я поклонился:
  - Прошу прощения за мою неучтивость, могущественная незнакомка. Серж Ривас, маркиз Ипрский, к Вашим услугам.
  Женщина с истинно царственным видом кивнула мне в ответ:
  - Заместитель директора школы Исток Гортензия де-Карденхэм. Приятно познакомиться, первородный. - И, отвернувшись от меня, обратилась к коменданту. - Что случилось, Ник? Почему за твоей дверью уже собралась очередь первоклассников?
  - Первородный Ривас, даже не пройдя ещё процедуру распределения, обратился ко мне с требованием предоставить им с вассалом отдельные апартаменты.
  Женщина вновь повернулась ко мне и заговорила с лёгкой улыбкой:
  - Давненько такого требования не встречалось в этих стенах. Ваше требование вполне законно, первородный, но я всё-таки рекомендовала бы Вам ещё раз хорошенько его обдумать. Ваши будущие товарищи по классу могут неодобрительно воспринять Ваше желание обособиться, не говоря уже о том, что это Ваше желание отрицательно скажется на количестве Ваших контактов с соучениками. Вы ведь приехали в лучшую школу магии в том числе и для того, чтобы завести полезные связи? Проживание в отдельных апартаментах не будет этому способствовать. Да и потом: уверяю Вас, что из-за того, что эти помещения давно не использовались, в них необходимо провести ремонт, для того, чтобы они были пригодны для проживания. Вы ведь не хотите подвергать свою... своего вассала испытаниях жизни без водопровода и канализации?
  Аргументы были... логичными и серьёзными настолько, что заставили меня призадуматься. Нет, не над тем, чтобы изменить своё мнение, а над вопросом - не недооценил ли я своё значение для короля Бритстана? Слишком уж явное давление оказывается на меня:
  - Я отлично понимаю материальные затруднения вашей страны, не позволяющие поддерживать в должном состоянии все помещения даже в самой известной школе магии. Поэтому, разумеется, все расходы по приведению помещения в порядок я беру на себя. - Заместитель директора выслушала моё оскорбление с лёгкой полуулыбкой бабушки, общающейся с умственно отсталым внуком, а вот со стороны Ника я явственно услышал скрип зубов. Однако это было только начало моей речи:
  - Что же касается моих соучеников, то смею заверить, что это не я прибыл сюда для того, чтобы завести с ними знакомства, а они находятся здесь, чтобы свести знакомство со мной. - Зрелище: "ошарашенный заместитель директора", оказывается, прелюбопытнейшее. Надо будет извлечь эту картину из моей памяти и повесить в рамке на стену.
  Ну и последний штришок:
  - А пока в моих будущих комнатах будет идти ремонт, я и мой вассал поживём в гостинице.
  Всё! Чистая победа. Только полной прострацией после моих слов можно объяснить фразу, сорвавшуюся с уст Гортензии де-Карденхэм:
  - Что Вы, первородный. Если какие-то помещения в школе находятся не в идеальном состоянии, то это исключительно потому, что никто не предполагал, что они понадобятся. - И только глядя на мою победную ухмылку, появившуюся после этих слов, она сообразила, что именно ляпнула.
  Встав со стула и поправив несуществующие складки на своей учительской мантии, заместитель директора прочистила горло и заговорила сухим, официальным тоном:
  - Первородный Серж Ривас. Согласно Вашему запросу Вам будут предоставлены отдельные апартаменты на территории общежития школы Исток. Апартаменты будут предоставлены Вам через семь дней, считая сегодняшний. Всё время до предоставления Вам и Вашему вассалу официального жилья, вы будете проживать в гостевых комнатах школы Исток, предназначенных для приглашённых преподавателей и членов официальных делегаций. В настоящее же время я предлагаю Вам и Вашему вассалу пройти процедуру распределения, для определения факультета, на которых вы будете обучаться.
  Конечно же, можно было бы ещё повыкаблучиваться и перенести испытания на завтра, но затевать конфликт ради конфликта? Я глубоко поклонился:
  - Благодарю Вас, госпожа заместитель директора за столь мудрое и быстрое разрешение вопроса. Мы немедленно пройдем испытания.
  Подождав, пока она выйдет, я получил у цедящего слова сквозь зубы коменданта исчерпывающие объяснения о местонахождении нашего временного пристанища и мы... направились обратно к выходу с территории школы, где и находилась комиссия, ведающая распределением первоклассников.
  ***
  Спокойно дойти нам не удалось. Где-то на полпути к выходу нас, в буквальном смысле слова, облили грязью. Вернее, не совсем облили, но не потому, что не старались. В общем, дело было так:
  Идя обратно от общежития к воротам я заметил, что число неприязненных взглядов, направленных на нас, значительно увеличилось. Это заставило меня насторожиться. Проходя мимо очередной группы школьников, я боковым зрением уловил, как одна из них разворачивает в нашу сторону палочку. Немедля включив свой защитный амулет, я развернулся к Аликс, но сделать уже ничего не успевал: в нашу сторону неслось не менее двух десятков каких-то тёмных шаров. В последний миг между шарами и Аликс возникла плёнка защиты о которую, впрочем, как и о мою защиту, разбились летящие шары, оказавшиеся наполненными жидкой грязью. Я с трудом удержал готовое сорваться атакующее заклинание, направленное на девочку с палочкой. Интересно, каким это заклинанием она смогла, с её-то резервом в шестнадцать эонов, направить на нас такое количество объектов?
  На лицах окружающих торжество стало сменяться разочарованием и каким-то презрением. Установившуюся тишину прервал голос того самого парня, который с первого взгляда, переведённого с Аликс на меня, проникся ко мне антипатией. Выступив вперёд и протянув руку по направлению к Аликс, он с пафосом заявил:
  - Я, родовитый Энтони, шевалье Брэдфорд, признаю себя рыцарем данной леди и обязуюсь защищать её и прославлять её имя.
  Это заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы у обступивших нас школьников. Очевидно, что шевалье пользовался большим авторитетом в школе. Что ж, скрытый резерв и признаки наличия присутствия магического зрения подтверждали, что, по крайней мере, в магическом плане, у него есть все задатки для завоевания такого авторитета.
  Прервала установившееся молчание Аликс:
  - Я, родовитая Александра, урождённая в семье барона Шварцвален, вассал первородного Сержа Ривас, благодарю Вас, родовитый Энтони за оказанную мне помощь (только после этих слов я сообразил, откуда взялась плёнка защитного заклинания перед Аликс) и прошу прощения за то, что не могу быть Вашей дамой.
  Шевалье Брэдфорд улыбнулся:
  - Милая моя Александра, на территории школы Исток все сословные различия, в том числе вассалитет, признаются недействующими.
  Аликс повернулась ко мне:
  - Учитель, это правда?!
  Досадливо поморщившись про себя (ну зачем возбуждать излишнее любопытство по поводу того, чему я её учу) я кивнул головой:
  - Да, именно так.
  Резко обернувшись к родовитому Энтони, Аликс припечатала:
  - Я не "ваша милая" и попрошу Вас держаться от меня подальше! - С этими словами она зашла мне за спину и заняла положенное вассалу место.
  Родовитый Энтони был явно ошарашен такой резкой отповедью, но у него хватило ума извиниться и отступить. Я уже хотел продолжить путь, как от группы девочек отделилась одна из учениц. Подойдя к нам, она присела в безукоризненном книксене:
  - Приветствую вас. Меня зовут высокородная Жаклин, урождённая в семье графа Кресси. А Вас как зовут? - спросила она, глядя мне прямо в глаза. Волосы цвета червонного золота, зелёные глаза и резерв в тридцать три эона. На губах играет приглашающая улыбка. Неожиданно я услышал дыхание Аликс прямо за своей спиной - она явно приблизилась гораздо ближе, чем это предписывалось правилами поведения для вассалов. Я поклонился новой знакомой:
  - Моё удовольствие приветствовать Вас, высокородная. Я наследник первородного рода Ривас, маркиз Ипрский, Серж, а это...
  Жаклин мило улыбнулась:
  - Прошу прощения, первородный за то, что прерываю Вас, но родовитая Александра уже называла себя и по правилам Истока повторного представления не нужно.
  - Не встречал подобного пункта в правилах.
  - Простите мне мою ошибку. Это, действительно, скорее не правила, а неписаные традиции, которые, тем не менее. исполняются всеми учащимися. - Моя собеседница замолчала и посмотрела на меня. Что ж, пойдём навстречу её желанию.
  - Высокородная Жаклин, не соблаговолите ли Вы сопроводить нас в этой прогулке с тем, чтобы рассказать хотя бы о самых главных "неписаных традициях" Истока, неисполнение которых может привести к недопониманию.
  - С удовольствием приму Ваше предложение, первородный. И одну традицию могу озвучить прямо сейчас: если на пути к общежитию на отсутствие школьной формы смотрят косо, но не более того, то на человека, не переодевшегося в своей комнате после заселения любой имеет право открыть охоту.
  - О! Прошу прощения за это маленькое недоразумение. - Я поклонился всем ученикам. - Дело в том, что мы с Аликс хотя и следуем от общежития, но наше заселение ещё не произошло и комнаты нам ещё не выделены. А идём мы сейчас для прохождения процедуры распределения.
  - После моих слов атмосфера существенно разрядилась, раздался смех. Посовещавшись, несколько человек решили нас сопровождать для того, чтобы исключить повторные нападения на нас.
  В пути мы познакомились со своими сопровождающими. Это были учащиеся третьего класса факультетов сов и мышей. Из разговора я узнал, что использование защитных артефактов на территории школы за исключением лабораторий и мест содержания-выращивания опасных животных и растений считается трусостью. Именно поэтому на меня посмотрели с презрением после применения защитного артефакта. Объявление родовитым Энтони себя рыцарем Аликс не накладывало на Аликс никаких обязательств до тех пор, пока она не подарит своему рыцарю какой-либо предмет своего гардероба, к примеру платок. На территории школы при общении допустимо было опускать не только титулы и фамилии, но и обращения в рамках магического этикета. Узнал я и о том, чем нас атаковали: это оказался артефакт-ловушка, а девушка, взмахнувшая палочкой, высокородная Амбер, всего лишь активировала артефакт. Она же высказала удивление, почему нам в общежитии не рассказали об имеющейся в Истоке традиции нападений на игнорирующих форму школы. За разговором я и не заметил, как мы дошли до главного учебного корпуса, в котором проходили испытания. Попрощавшись со своими новыми знакомыми, мы прошли внутрь, но вместо того, чтобы идти в стороны приёмной комиссии, я потащил Аликс наверх. Спросив у какого-то преподавателя дорогу, мы вскоре стояли перед массивной дверью с табличкой "директор".
  - Что ты задумал, Серж?
  - Хочу заставить кое-кого открыть побольше своих козырей, чем этот кое-кто собирался изначально.
  - А...
  - Т-с-с-с, - я приложил палец к её губам. Аликс понятливо кивнула и мы прошли внутрь. За дверями находилась приёмная, выдержанная в светлых тонах. В приёмной сидела одаренная лет тридцати с хвостиком на вид в мантии. Она, с помощью своей палочки, раскладывала какие-то документы по разным папкам. Бумаги буквально летали вокруг неё, придавая ей вид музы бюрократии. При виде нас она оставила палочку и "натянула" на лицо улыбку. Бумаги прервали свой полёт и улеглись аккуратной стопкой на столе:
  - Чем могу вам помочь?
  - Я бы хотел подать жалобу, связанную с нападением на нас при помощи грязевых бомб.
  На лице секретаря появилась снисходительная ухмылка:
  - Видите ли, уважаемый сэр, Ваша жалоба на учеников...
  Я резко перебил её:
  - Ученики? Кто Вам сказал, что я собираюсь жаловаться на учеников?
  Мне явно удалось её удивить:
  - А разве на Вас напали не ученики?
  - Видите ли - передразнил я её - я собираюсь подать жалобу не по факту нападения, а по факту халатного отношения к своим обязанностям со стороны заместителя директора школы Исток Гортензии де-Карденхэм и коменданта общежития, известного мне как Ник.
  - Ха-халатного?!
  - Я говорю: халатное отношение к своим обязанностям, только потому, что у меня нет фактов, подтверждающих иные мои мысли.
  - И... в чём суть Ваших обвинений, первородный? (интересно, а ведь я ей не представлялся).
  - Согласно неписаных традиций школы Исток, любой ученик должен иметь возможность ознакомиться с этими традициями до того, когда он может по незнанию их нарушить. В моём же случае, заместитель директора отправила меня из корпуса общежития в данный корпус не дав мне времени поговорить с кем-нибудь из старшеклассников и узнать о традициях охоты на не соблюдающих школьную форму одежды, а комендант, в свою очередь, не обратил внимания заместителя директора на это упущение.
  Конечно же, данная претензия не будет иметь никаких последствий для заместителя директора, но чем больше скандалов, тем больше внимания, а чем больше внимания - тем сложнее "задвинуть" бедного маленького меня под трибуны. Да и прятать что-либо лучше всего под самый яркий свет: известно ведь, что такой свет отбрасывает самые густые тени.
  Сама процедура подачи жалобы много времени не заняла: выслушав суть претензии, секретарь обратилась к уже известному мне артефакту, заменяющему пишущую машинку. Активировав его, она продиктовала текст жалобы и, через считанные секунды, из артефакта вылез лист бумаги, заполненный надиктованным текстом. Мы с Аликс поставили свои подписи под жалобой и она отправилась в папку, где лежали бумаги, подлежащие рассмотрению директором. Общения с самим директором нам счастливо удалось избежать, поскольку он в этот момент находился в Лондоне. Так что сразу же после регистрации жалобы, мы с Аликс вышли из приёмной и наконец-то направили свои стопы в сторону приёмной комиссии.
  
  
  Глава 2
  
  Как только мы спустились обратно на первый этаж, Аликс потянула меня за рукав. Я остановился и оглянулся. Аликс стояла, скрестив руки в нижний замок. Весь её вид выражал нешуточное волнение:
  - Сюзерен, то, что в этой школе не имеет значение, что я Ваш вассал, правда?
  - Правда, об этом даже отдельный пункт в правилах есть.
  - Но ведь это означает, что нас могут направить на разные факультеты?
  - Могут попытаться. Я скажу даже больше - однозначно попытаются. Тебя - к ласточкам, ну а меня - к совам.
  - И что же мы будем делать?... Так вот почему Вы выбивали нам отдельное жильё! - Возглас получился достаточно громким для того, чтобы идущие по коридору первоклассники с любопытством посмотрели на нас. Я огляделся и поманил Аликс за собой. Пройдя несколько шагов, мы оказались в нише, укрывшей нас от посторонних взглядов. Устроившись, я активировал антишпионский артефакт:
  - Именно так. Более того, отказаться от этого навязывания будет очень сложно, особенно тебе. Нет, - я предвосхитил её вопрос, - не потому, что я первородный, а ты - родовитая, а потому, что я, как полноправный подмастерье-ремесленник, могу отказаться обучаться вместе с учениками-артефакторами. А после обоснованного отказа идти на рекомендованный школой факультет, я могу выбрать факультет самостоятельно. Такая традиция. Тебя же явно сразу же рекомендуют к ласточкам и отказаться, с твоим-то резервом и боевой направленностью, будет невозможно.
  - А почему Вы не хотите к ласточкам?
  - Мне не нравится клятва, которую обязаны приносить ученики этого факультета. Впрочем, именно из-за этой клятвы представителям высшей аристократии других стран, не Бритстана, очень редко, практически никогда не рекомендуют поступление на этот факультет.
  - А я?
  - Ты? Ты мой вассал. Любые клятвы вассала, которые могут идти в разрез с интересами его сюзерена - ничтожны.
  Она взяла меня за руки и заглянула мне в глаза:
  - То есть Вы не перестанете мне доверять после принесения мною этой клятвы?
  - Нет, не перестану. Но вот наше общение придется временно ограничить.
  В глазах Аликс появилась тоска. Она тяжко вздохнула:
  - Я поняла. Пойдём?
  Я деактивировал артефакт и мы прошли в зал, где заседала приёмная комиссия. Зал был условно разделён на две части. В ближней к нам находились стенды с описаниями факультетов, здесь же группками и поодиночке стояли школьники, причём как первоклассники, так и учащиеся явно постарше и в галстуках. В дальней же части зала находились кураторы набираемых групп. Каждый из них сидел под знаменем своего факультета. Посередине зала находилась платформа диаметром около метра, возвышающаяся над полом сантиметров на двадцать. На наших глазах один из первоклассников встал на платформу, которая тут же засветилась попеременно красным и белым цветом. Ученик сошёл с платформы и под аплодисменты всех находящихся в зале подошёл к куратору факультета енотов. На платформу же тем временем вставала следующая одарённая. Цветовая гамма платформы в её случае определила ей путь на факультет мышей. К нам же подошёл один из учеников постарше в красно-чёрном галстуке:
  - Добрый день сэр, леди. Моё имя Джек Канингем и я готов объяснить вам тонкости процесса, происходящего в зале.
  Аликс тут же отозвалась:
  - Здравствуйте, сэр Канингем, моё имя Александра Шварцвален. Скажите, а на основании чего платформа выбирает факультет?
  - Платформа является сложнейшим артефактом, изготовленным ещё до катастрофы. Она считывает наклонности и способности, а также учитывает желания самого человека.
  Чего мне стоило в тот момент не засмеяться... Я-то прекрасно увидел, что когда первоклассник встаёт на платформу, на неё подаётся импульс извне. Так что магии во всей этой платформе не больше, чем в обычном магическом светильнике. Мало того, я прекрасно знал, как управлять таким светильником, заставляя его менять цвет свечения. Другое дело, что это работа минимум в два потока, а так - ничего особенного. Аликс же, после слов Джека несколько приободрилась. И в этот момент мне пришла в голову дерзкая мысль. В принципе, почему бы не попробовать?
  Я, опередив очередного претендента, прошёл и встал на платформу. Как и ожидалось, она немедленно стала переливаться серебром и пурпуром. Раздались аплодисменты. Я сошёл с платформы, встал и громко заявил:
  - По праву магии я оспариваю выбор факультета.
  В зале установилась мёртвая тишина. В этой тишине я подошёл к столу факультета сов и выложил перед моим несостоявшимся куратором своё свидетельство подмастерья-ремесленника. Тот взял его в руки как неизвестную змею и внимательно изучил. По мере прочтения, его лицо принимало всё более кислое выражение. Наконец, отложив документ, он... попытался меня переубедить. Какие только аргументы не шли в ход! От банального: "Вам можно будет посещать гораздо меньше занятий", до продвинутого: "Вы можете стать первым в истории школы учеником, который ещё учась в школе, будет сам читать лекции другим ученикам". Не могу сказать, что его аргументация не произвела на меня впечатления. Возможно, я бы даже плюнул на всё и согласился на предложенные условия, но я очень хотел попробовать осуществить свой план. Поэтому, вежливо, но твёрдо отказавшись, я забрал своё свидетельство и отошёл от стола сов.
  Наступила пауза. Наконец, куратор ласточек не выдержал:
  - Ну, первородный, так какой же Ваш выбор факультета?
  - А я подожду окончания выбора для моего вассала.
  Вот тут я их поразил в самое сердце. Если Аликс направить, как было изначально запланировано, на факультет ласточек... ну я ведь не шутил, когда говорил о том, что высшую аристократию зарубежных государств очень не рекомендуется зачислять на боевой факультет. От такого скандала они будут оправляться очень долго. С другой же стороны, это будет уже моим собственным решением, а заполучить меня к ласточкам очень уж заманчиво. Я же отошёл немного в сторону, встав точно на пути сигнала, заставляющего платформу светиться.
  Наконец, посовещавшись, и прочитав принесённые слугами откуда-то записочки, кураторы решили продолжить процедуру распределения. Впрочем, я не удивлюсь, если окажется, что за таким решением торчат уши моей знакомой заместителя директора.
  Аликс почти рванулась к платформе, но я остановил её незаметным движением руки. Она остановилась и стала наблюдать за происходящим с самым безмятежным выражением лица. Джек Канингем встал рядом с ней и принялся что-то втолковывать Аликс.
  Остальные первоклассники немного помялись, но, после того, как их поторопил куратор енотов, вновь стали по одному проходить на платформу. Я "прислушался" к происходящему у меня под ногами. Мне потребовалось четыре срабатывания артефакта, прежде чем я удостоверился в том, о чём подумал сразу же, как только разобрался в назначении этого "древнейшего артефакта". Поменять оба цвета я не смогу. То есть направить Аликс и соответственно, себя можно либо к енотам, либо к мышам, либо к лисам. Мыши являются, можно сказать, визитной карточкой Истока. Выпускники этого факультета по праву считаются хорошими специалистами в своей области. Поэтому именно к мышам в основном направляется вся иностранная высшая аристократия, поступающая в Исток. Еноты получают хорошее прикладное образование. Кроме того, обучение у енотов поможет мне сократить моё невежество в алхимии. Самым бесполезным и непрестижным факультетом среди всех являлись именно лисы. Я принял решение и кивнул. Аликс тут же сорвалась с места и почти вбежала на платформу. Платформа послушно засветилась чёрным и оранжевым.
  Да уж, такого явно никто не ожидал. Головы всех кураторов уставились в одну точку - точку, за которой, если судить по направляющей линии артефакта, находился оператор, включающий нужные цвета. Кто-то из первоклассников захлопал, но тут же умолк. Оправились кураторы групп, правда, быстро, задвигались, стали переглядываться. Аликс же подошла ко мне, и мы вместе направились к столу факультета лис.
  Куратор от лис, имеющий, кстати, самый маленький резерв среди всех кураторов - восемьдесят один эон, посмотрел на нас глазами побитой собаки:
  - Э-э-э, а может быть, вы желаете сменить факультет?
  - Нас вполне устраивает Ваш, - ответил я за обоих сразу.
  - Н-но ваш потенциал...
  - Я надеюсь, прекрасно раскроется на Вашем факультете.
  Наш будущий куратор беспомощно оглянулся по сторонам и тяжело вздохнул, явно смирившись с судьбой:
  - Меня зовут Стивен Кори. Вы должны меня называть сэр Стивен или сэр куратор. Собрание вашей группы состоится завтра в десять часов утра, в аудитории триста тринадцать, на этом же собрании вам выдадут форменные галстуки. На собрание вы должны принести и сдать мне второй ключ от ваших комнат в общежитии. Ужин с девятнадцати до двадцати часов, завтрак с восьми до восьми тридцати утра. Сейчас прошу вас прикоснуться своими палочками вот к этому шару, для того, чтобы ваше зачисление было окончательно оформлено.
  Мы выполнили это распоряжение.
  - Более я вас не задерживаю. Приятного вечера.
  Ни слова не говоря, я слегка поклонился куратору, и мы вышли искать выделенное нам на неделю пристанище.
  Гостевыми комнатами школы Исток назывались два уютных двухэтажных коттеджа, расположенных "дверь в дверь", в каждом из которых было по шесть квартир, по две на первом и по четыре на втором этаже. В настоящий момент коттеджи пустовали. На пороге одного из коттеджей нас встретила служанка, которая представилась как Мэри и провела нас в квартиру на втором этаже.
  Квартира представляла из себя две небольшие смежные комнаты, одна из которых служила гостиной и кабинетом, а другая - спальней. В квартире наличествовал не только душ, но даже ванна, а вот кухня не была предусмотрена. Мэри объяснила, что питаются жители коттеджей в столовой на первом этаже, а если кто-то захочет выпить у себя в комнатах чай там или кофе, она может им принести.
  Как только мы остались одни, Аликс тут же спросила:
  - Сюзерен, а почему именно лисы (так, в том, что это именно я всё устроил, у неё нет никаких сомнений, пустячок, а приятно)?
  - Потому, что у мышей системы слежки и пропаганды не только наличествуют, но и активно используются, а еноты по определению сильнее всего связаны с ласточками. Да и иностранцы у енотов практически не встречаются.
  Аликс кивнула с довольным видом, как бы говоря мне: "я так и думала".
  Остаток дня мы провели в квартире, только на ужин спустившись вниз. Всё это время мы занимались тренировками работы с серыми путями, а то получается смешно: и я и Аликс можем находиться на этих путях, только вот я не могу самостоятельно на них зайти, а Аликс не может полноценно передвигаться на этих путях. Её рекорд, по её словам, оказался равен десяти метрам и то, если в реальности на её пути нет никаких препятствий. Разумеется, за один вечер у нас ничего не получилось, но мы хотя бы поняли, куда нам двигаться. Когда же после ужина я сводил Аликс по серым путям на экскурсию во второй корпус и обратно, её восторгу не было предела. Как оказалось, она даже не догадывалась, что на серых путях можно за один шаг преодолеть несколько сотен метров в обычном мире.
  Проблему с наличием в квартире всего одной кровати мы решили просто: Мэри постелила Аликс на диване в гостиной. На миг я испытал какое-то внутреннее неудобство, как будто это я должен был лечь на диване, но я списал этот порыв на эмоциональную усталость после напряжённого дня.
  ***
  Завтракали мы, естественно, у себя в коттедже. Аликс хотела немного похулиганить и дойти до нужной нам аудитории серыми путями, но я пресёк подобную безответственность. Мы ещё недостаточно знаем обстановку, для того, чтобы рисковать засветиться таким способом.
  На собрание группы мы не опоздали. Ну, чтобы быть точным, мы пришли в последнюю минуту. А вина за это лежит на составителе плана учебного корпуса. Вот как вы думаете, где должна располагаться аудитория триста тринадцать? Логичный ответ - на третьем этаже, не так ли? А оказалось, что триста тринадцатая аудитория располагается на пятом этаже одной из башен, которую считают третьей по счёту.
  Куратор встретил нас в дверях аудитории. Не ответив на наши приветствия, он спросил с хмурым выражением на лице:
  - Почему вы вчера не сообщили мне, что не будете проживать в общежитии?
  - Простите, сэр Стивен, просто вылетело из головы, - после небольшой паузы честно повинился я. Нет, действительно, как я уже говорил, затевать конфликт ради конфликта не в моих правилах.
  Мои извинения несколько примирили нашего куратора с действительностью:
  - Надеюсь, в дальнейшем вас не будут посещать подобные приступы забывчивости, Ривас.
  Я лишь молча поклонился в ответ. Куратор отступил и мы прошли в аудиторию, где уже собралась вся группа. Сама аудитория занимала большую часть башни и имела вид амфитеатра. Сходство усиливали полукруглые стены аудитории.
  Группа, в которой нам предстояло учиться, была небольшой, всего четырнадцать человек не считая нас, шесть мальчиков и восемь девочек. Ни невероятно больших резервов, ни признаков магического зрения, ни скрытых резервов. Познакомиться мы не успели, поскольку куратор встал за кафедрой и начал излагать нам информацию. Из его речи следовало, что:
  Во-первых, в одиннадцать нас ожидает общее собрание всех учеников школы.
  Во-вторых, занятия начнутся с завтрашнего дня, а расписание на кварту он нам выдаст каждому в руки перед выходом из этой аудитории.
  В-третьих, обучение по предметам, программа которых у разных факультетов совпадает, производится на общих для таких факультетов занятиях.
  В-четвёртых, в течение первой кварты дуэли с участием первоклассников запрещены.
  В-пятых, отбор в факультетские команды будет проводиться в течение первой кварты.
  В-шестых, галстуки будут нам вручены одновременно с расписаниями.
  В-седьмых, сразу после речи директора, нам будет предоставлена возможность сходить на экскурсию, для того, чтобы определиться, где что находится. Желающие могут выйти за ворота и вернуться только к торжественному ужину. В следующий раз за ворота мы сможем попасть лишь через месяц, и то, только при условии положительного заключения от куратора, то есть от него (при этих словах он так на меня посмотрел, что я чуть не сорвался бежать в приёмную директора писать заявление о своём намерении воспользоваться привилегией первородного на еженедельный выход).
  В-восьмых... но тут нашего куратора прервали самым неожиданным образом. Двери открылись и в аудиторию вошёл преподаватель в мантии, ведя за собой мальчика и девочку. С мальчика можно было писать портрет рыцаря без страха и упрёка: волевой подбородок, прямая спина... опаньки, вот это поворот: шпага (!) на поясе. Он что, в свои двенадцать уже опоясанный рыцарь?! Я настолько увлёкся, рассматривая рыцаря, что практически не обратил внимание на девочку, стоящую за ним. Сэр Стивен явно был выбит из колеи таким пополнением:
  - Я так понимаю, что это новые ученики моего факультета? Но почему не была проведена процедура выбора? - почти простонал он.
  - Дон (действительно рыцарь) Кристобаль Мурсия воспользовался правом свободного выбора факультета, а первородная (вот это да) Сима Ян имеет право выбора факультета по договору между её кланом и Бритстаном. Возьмите, это их расписания и форменные галстуки.
  Пока наш куратор пытался в двух словах объяснить вновь прибывшим то, что рассказывал нам последние двадцать минут, я размышлял на отвлечённые темы. Например, если я предположу, что эти два человека неизвестной силы (резервы у обоих скрыты) находятся здесь из-за меня, это уже мания преследования или ещё здоровая паранойя? Кстати, надо бы Аликс поучить скрывать свой резерв, в жизни пригодится.
  Наконец, куратор понял, что если он продолжит в том же духе у нас не останется времени на вручение галстуков. Так что, предложив продолжить вводный инструктаж после общего собрания школы, он выстроил нас в ряд перед собой. Тут мне в голову пришёл любопытный вопрос:
  - Простите, сэр Стивен, а в каком порядке Вы нас будете вызывать?
  - В порядке зачисления на факультет.
  - Благодарю Вас, сэр куратор.
  После чего стал вызывать школьников по одному и вручать им галстуки и расписания. Из всего списка учеников моё внимание привлекли:
  Ингрид Альхерри (надо же, соотечественница нашего рыцаря) - высокая стройная жгучая брюнетка с ярко накрашенными губами. Резерв - девять эонов.
  Норманн Кой (ещё один высокородный, род которого относительно недавно потерял связь с манором) - очень высокий и худой рыжеволосый мальчик. Резерв - восемь эонов.
  Дейзи Бенсон - уже сейчас, в двенадцать лет, демонстрирующая умение себя подать, повадки светской львицы и обладающая какой-то даже сверхъестественной красотой. Резерв - двадцать два эона.
  Лорена Карнфорт - миниатюрная девочка с очень умными глазками. Резерв - восемнадцать эонов.
  Две последние девочки заинтересовали меня как тем, что их резервы превосходили резервы всех прочих одногруппников (ну за исключением нас и поступивших сегодня), так и тем, что поступили они после нас с Аликс.
  После окончания процедуры (на церемонию это не тянуло) вручения, мы прошли в большой лекционный зал, где уже собирались как ученики, так и преподаватели. Зал представлял собой двухуровневое помещение, на нижнем ярусе которого находилась сцена и обычные скамьи со спинками. К спинкам были прикреплены откидные крышки, которые можно было использовать для записи тезисов выступающего на сцене. Верхний ярус представлял из себя балкон со стоячими местами. В настоящий момент зал был подготовлен к приёму первоклассников. Каждому факультету предоставлялись свои скамьи, окрашенные в цвета факультета. "Окраска" была, разумеется, иллюзией. Меня нисколько не удивило то, что факультету лис достались самые задние из скамеек.
  Мы явились предпоследними. Последними же пришли совы, что, исходя из слов директора - моложавого, высокого, плотно сбитого мужчины с кучерявыми волосами и маленькой бородкой - являлось чуть ли не традицией данного факультета. То, что директор обладает магическим зрением и скрывает свой резерв, было ожидаемо.
  Единственной полезной, и то лишь для общего развития, информацией, которую я смог почерпнуть из речи директора, были данные о количестве поступивших в этом году:
  На факультет ласточек поступило двенадцать человек.
  На факультет сов поступило семнадцать человек.
  На факультет енотов поступило тридцать девять человек.
  На факультет мышей поступило сорок два человека.
  Ну и на факультет лис поступило восемнадцать человек.
  После того, как нас распустили, группа вышла на улицу. Куратор попытался было продолжить установочную беседу, но наткнулся на острое нежелание группы продолжать слушать какой бы то ни было официоз и спешно ретировался. Оставшись без "надзора", мы решили отметить наше поступление. Дон Кристобаль стал подбивать группу выйти в город, завалиться в какой-нибудь бар ну или, исходя из местных бритстанских реалий, паб и познакомиться поближе. Данная идея встретила горячую поддержку у большинства присутствующих. Договорились о том, что два Генриха (в группе оказалось два человека с таким именем) прямо сейчас пойдут поищут свободную кабинку, ну или столик, а остальные подтянутся где-то к двум часам пополудни. С Генрихами увязались и Дейзи с Лореной, заявившие о своём желании побродить по городу "пока есть такая возможность". Остальные направились в общежитие и вскоре перед входом в корпус остались лишь я, Аликс и... Сима Ян. Не обращая на неё внимания, я развернулся к дверям корпуса и прошёл внутрь. Уже в холле я услышал неуверенный голос:
  - Прошу Вас, помогите мне.
  Обернувшись я увидел Сима Ян, склонившуюся в глубоком поклоне.
  - Чем мы можем Вам помочь?
  - Простите мою назойливость, но мне сказали, что Вам предоставили временное пристанище в гостевых комнатах школы, как и мне. Не могли бы Вы показать мне дорогу туда?
  Я посмотрел на Аликс и пожал плечами:
  - Проводи её, а я пока решу вопрос, ради которого вернулся. Встретимся перед входом в корпус в полвторого.
  - Слушаюсь, сюзерен.
  - Благодарю Вас, Вы очень любезны.
  Поклонившись, я пошёл в приёмную директора. Там меня просветили, что вопросы о предоставлении мне права "по делам рода" еженедельно покидать территорию школы, находятся в компетенции декана моего факультета. Хорошо ещё, его кабинет располагался неподалёку и не обладал дополнительной преградой в виде секретаря.
  Декан факультета, профессор Август Норидж, одновременно занимал должность преподавателя математики. Это оказался пожилой мужчина среднего роста с абсолютно седыми торчащими во все стороны густыми волосами и улыбкой в уголках рта. Дополнением к образу чудаковатого профессора являлось пенсне в золотой оправе. Ну а скрытый от посторонних глаз резерв был воспринят мною с тяжёлым вздохом покорности судьбе.
  Встретил он меня радушно:
  - Рад приветствовать первого в истории Истока первородного, поступившего на факультет лис. Надеюсь, ты не разочаруешься в своём выборе. Чем я могу тебе помочь?
  - Согласно пункту "б" подраздела "дельта" примечаний к правилам школы Исток заявляю о своём желании получить свободный еженедельный выход за пределы школы Исток по делам рода.
  Профессор Норидж добродушно рассмеялся:
  - Твоё прошение несколько излишне. - С этими словами он протянул мне листок с уже подписанным и даже завизированным директором разрешением. - Не надо всюду видеть только врагов. Уверяю тебя, что вся школа гордится таким учеником.
  Я поклонился и постарался подпустить в голос как можно больше волнения:
  - Большое спасибо и извините меня, профессор. - С этими словами я взял листок и направился к выходу. Уже у самых дверей меня нагнал его голос:
  - Я надеюсь, что ты вскоре поймёшь, что можешь мне доверять, Серж.
  Ничего не ответив, я почти выбежал из кабинета. Уф! Да уж, этот... политик мне пока не по зубам.
  ***
  Как я и ожидал, Сима Ян так и не "отклеилась" от Аликс и у входа в корпус они меня ожидали обе. Выйдя за ворота школы, я сразу же обнаружил высокородного Норманна, явно ожидающего кого-то. Увидев нас, он приветливо помахал рукой. Как оказалось, он специально был оставлен, чтобы показывать опаздывающим, куда идти. посовещавшись, мы решили подождать ещё двух недостающих членов группы вместе с Норманном. Ждать пришлось недолго и вот мы уже направляемся в сторону паба.
  Благодаря тому, что наша группа озаботилась местами сразу после торжественного собрания, нам удалось занять два стола у стены ближайшего в школе заведения, носящего немудрёное название "У ворот".
  Зал был полон, хотя, по крайней мере, пока, все вели себя довольно чинно. Одиночек не было видно вообще, хотя и особенно больших компаний я не заметил. Ну и естественно, все(!) присутствующие были одеты в синюю форму Истока.
  Неожиданно мне захотелось похулиганить. Незаметным для окружающих движением я наслал на себя иллюзию и прошёл к занятому нашей группой столу в чёрной, шитой серебром форме Престола. По мере нашего продвижения разговоры в зале смолкали, когда же я, достигнув компании одногруппников, развеял иллюзию, окружающие разом загомонили, а кто-то даже зааплодировал.
  Мы даже не успели толком рассесться, как появилась официантка:
  - Что господа ученики будут заказывать? По такой погоде рекомендую наш фирменный горячий сидр с изюмом и пряностями.
  Большинство вырвавшихся в относительную свободное плавание учеников конечно же заказали имбирный эль. Следует отметить, что алкоголя в данном эле действительно чуть-чуть. Сима Ян и Аликс заказали разбавленную сладкую мадеру. Я же последовал совету официантки. Наши напитки принесли буквально через минуту. Попробовав, я не разочаровался в своём выборе, чего не могу сказать о той же Сима Ян, сморщившей носик только лишь от запаха своего напитка.
  Дон Кристобаль решил не выпускать из рук нити управления беседой:
  - Итак, - сразу же после первого тоста сказал он, - предлагаю каждому в нескольких словах рассказать о себе. С вашего общего позволения начну сам.
  В этот момент его решительно перебила Лорена:
  - Мальчики, девочки, но это ведь скучно! Мы пришли сюда веселиться, а не вызнавать секреты друг друга. Давайте лучше сыграем в игру "комплимент". Один из кавалеров выбирается ведущим. Остальные по очереди говорят комплименты дамам. Если ведущий догадывается, кому был предназначен комплимент, дама его целует, если нет - он выпивает рюмку чего-то покрепче, чем этот напиток - она пальчиком указала на свой бокал эля.
  Девочкам предложение явно понравилось, а вот мне не очень. Но кто бы меня ещё спросил о моём мнении?! Даже Аликс сделала вид, что не заметила моего сигнала. Так что уже через пару минут Оливер сидел спиной к нам, а мы тянули жребий очерёдности выступлений. Единственное, что мне удалось сделать для предотвращения конфликтов - два голосования. Первое - кому будут делаться комплименты в порядке очереди и только второе - кто их будет делать. Немного с реальностью меня примирил тот факт, что Лорена не попала в число тех, кому будут делать комплименты. Ну и естественно, никаких крепких напитков - только эль.
  И вот уже Генрих Норижд краснея и запинаясь прославляет золотистые локоны Мирабеллы. Да уж, учитывая что прославляемая - платиновая блондинка с прямыми волосами, задача Оливера переходит в разряд невыполнимых. Что он и подтвердил, твёрдо и без сомнений указав на Дейзи. Спешу заметить, что если бы этот жребий выпал мне, то я прежде всего заострил бы внимание на необычном сочетании цвета волос и смуглой кожи с чертами лица, в которых явно проглядывает примесь мавританской крови у Мирабеллы.
  Мне, слава Богам, по жребию досталась Колет Агд, выделяющаяся среди остальных просто-таки громадными, относительно размеров лица, карими глазами, которые, однако, смотрелись удивительно гармонично на нём. Так что, высказавшись в духе, что в карих озёрах глаз этой леди легко можно утонуть, но утонуть в этих озёрах - само по себе награда, я без труда добился опознания "объекта" своего комплимента.
  Игра полностью раскрепостила школьников, но когда все мальчики выступили и решалось, не пойти ли на второй круг, я решительно воспротивился. Мужская часть группы меня поддержала, также на нашу сторону перешли три перебежчика из женской части группы (так, Аликс, счёт копится) и остальным девочкам пришлось смириться. Впрочем, они потребовали компенсации в виде рассказов о каких-нибудь подвигах.
  Заметив, как поморщился рыцарь и приуныли остальные мальчишки, я попросил слова:
  - Решил я как-то поохотиться на кукишей. Выхожу на дорогу, смотрю - стоит, ухмыляется. Ну я к нему. Он от меня. Отбежал и снова остановился, поганец. Ну я снова к нему. Он от меня и за поворот дороги. Я туда. А там кукишей - видимо невидимо, штук тридцать, наверное. И как они все побежали... Но я всё равно оказался быстрее.
  - И что, Вы в одиночку убили тридцать кукишей?! - срывающимся от волнения голосом спросила Сабина.
  - Нет, я в одиночку смог от них убежать.
  Несколько секунд группа осмысливала мой ответ, а потом грянул хохот. Смеялись все. Разумеется, чего я и добивался, после такого "подвига" разговор пошёл о смешных случаях, произошедших либо с самими школьниками, либо с их родственниками и знакомыми.
  Время шло, зал пустел, и, несмотря на то, что особо на напитки никто не налегал, третий бокал эля для большинства моих одногруппников был лишним. Впрочем, не только для них, празднующие за соседними столиками ласточки какого-то из старших классов с самого начала отнеслись к нам без особой приязни. Несколько же бокалов эля на каждого убрали последние тормоза. Когда мы, решив, что перед торжественным ужином надо попытаться хотя бы немного привести себя в порядок, поднялись и проследовали к выходу, несколько ласточек заступили нам дорогу. Вперёд вышел рыжеволосый дылда:
  - Иностранцы могут проваливать, а вот к подданным Бритстана у нас будет разговор. Раз уж они такие трусы, что испугались идти на боевой факультет, то место им - среди прислуги. Так что мы, маги факультета ласточек второго класса приказываем вам, трусы, явиться к нам после ужина для того, чтобы выслушать наши распоряжения. Иначе мы превратим вашу жизнь в ад.
  Конечно же, можно было посмеяться тому, что высказывалось это всё в лицо Оззи, уроженцу Элувайтии, никак не подданному короля Бритстана, но вот было что-то не смешно. После этих слов у меня остался один вопрос: случайность или провокация? Вопрос: драться или нет не вызывал никаких сомнений.
  Оззи, а следом за ним и остальные лисы выхватили палочки. Ласточки немедля выхватили свои. Рыжий придурок протянул?
  - Ой, какие мы грозные! Вы бы такими грозными были на камне выбора, может быть и вышел бы с вас толк. А так - первый случай в Истоке, когда лис поступило больше, чем ласточек, да ещё и среди лис столько сильных магов. Вот и посмотрим, на что вы годитесь, Вали их!
  К моменту этой команды все ласточки были уже мною отмечены как цели для заклинания "сногсшибатель" - одна из разработок, применяемых против массовых драк. На трезвых оно действовало как оглушение, а вот на пьяных - как хорошее снотворное. Это заклинание было избрано мною за то, что оно позволяло отметить тех, на кого должно было конкретно подействовать. И с последними словами представителя ласточек я его выпустил. Однако эффект оказался несколько неожиданным. Вместо того, замереть, ну или упасть под стол в объятия Гипноса, ласточки заорали и попытались рвануть от нас. Однако, уже через секунду все они попадали там, где и стояли. Мы оторопели. Пройдя вперёд, я наклонился над их предводителем. Обморок, причём явно обморок от страха, вон какое выражение ужаса на лице. Выпрямляясь, я успел заметить, как Лорена с ошарашенным выражением лица прячет в складках формы какой-то артефакт.
  Данное происшествие протрезвило всех. Быстро откланявшись хозяину паба (интересно, а почему это он не вмешался в конфликт?), мы почти вбежали на территорию школы.
  
  
  Глава 03
  
  Войдя на территорию школы мы, не сговариваясь, прошли в аудиторию триста тринадцать. Нашли нас почти сразу же. Нет, изначально нас просто опросили о происшествии. Я не стал говорить о применении мною заклинания, неизвестного науке Земли, но вот о свойствах артефакта Лорены, руководство школы оказалось осведомлено. В принципе, это и понятно: ментальные атакующие артефакты всегда были на особом учёте. В Гиперборейской империи, например, только за то, что такой артефакт оказался в руках несовершеннолетнего, его могли реквизировать у любого рода, несмотря на его знатность и влияние. На Земле, скорее всего из-за малой распространённости таких артефактов, до таких строгостей не доходило, но вот рассказать об имеющихся при себе подобных артефактах, ученик был обязан. Так вот, артефакт Лорены воздействовал на воображение попавших в зону его действия, заставляя видеть перед собой свой овеществлённый страх. То есть, каждый видел своё: кто змею, кто паука, а кто и строгую гувернантку. Сам артефакт оказался фамильным, изготовленным задолго до катастрофы и по силе воздействия относился к слабым. Лорену попросили пройти для исследования её артефакта, а остальным предложили разойтись по комнатам и готовиться к торжественному ужину.
  Оставшись в одиночестве (Аликс сидела тихонько в уголочке и не мешала моим размышлениям) я начал анализировать последствия такого комплексного воздействия, которое получилось в данном конкретном случае. Получается мой сногсшибатель в качестве побочного эффекта снизил критичность восприятия атакованных нами, так что даже лёгкий страх превратился в настоящий ужас. Однако, никаких долговременных последствий у них быть не должно, именно из-за некоторой затуманенности разума. Так что, если не померли сразу, значит и потом останутся адекватными. Успокоив себя таким образом, я расслабился и, для того, чтобы успокоить и Аликс, подбил её на подбор наряда для торжественного ужина. Вы спросите: какой наряд, если мы всё равно были в форме? Уверяю вас, что женщина способна устроить полноценную примерку даже при выборе одной лишь рубашки под форменный пиджак. А если вдобавок надо подобрать ещё и обувь, и чулки, и какие-никакие аксессуары - в процессе выбора вы рискуете остаться без ужина. Хвала Богам, что я ещё догадался выбор собственной одежды провести самостоятельно. Конечно же, поставленной цели - отвлечь и успокоить Аликс я достиг, но, кажется, вновь к этому способу отвлечения женщины я прибегну... не скоро.
  Нашу группу мы обнаружили перед самым входом в общежитие. И, вместо торжественного ужина, нас всех, вместе с куратором, повели на ковёр к заместителю директора.
  ***
  Профессор Карденхэм... нет, она не была зла. Скорее, она была выбита из колеи. Действительно, не каждый день целая группа боевых (потенциально) магов оказывается на больничной койке, погруженные в целебный сон. Причём окончательный вывод о последствиях для них этого инцидента, возможно будет сделать только завтра, когда из Лондона прибудет группа медиков, специализирующихся именно на психических заболеваниях. А если бы хоть один из учеников сошёл с ума от страха? А если бы умер?! В этот момент мысли профессора прервал стук в дверь. После получения разрешения на вход в кабинет вошли деканы ласточек и лис, кураторы обеих групп, участвующих в конфликте и первоклассники лис в полном составе. Профессор вздохнула про себя. Да уж, данная группа получилась самой большой по численности у лис за... да пожалуй за несколько сотен лет точно, надо будет попросить библиотекаря уточнить. А уж по составу! Чего стоит только первое в истории школы поступление на факультет лис первородного ученика. А опоясанный рыцарь! А девочка с резервом, который есть далеко не у каждого выпускника! Мало того, недавно подтвердились её подозрения по поводу ещё одной сладкой парочки. И всё это в одной группе! Так что, следует признать, что её великолепный план по изоляции опасного ученика на факультете лис блистательно провалился. Да и в целом, даже если не считать этого первородного и его вассала, средний резерв у лис, подумайте только, у лис (!), выше, чем у любого другого факультета. А куратор у них... но тут профессор вынуждена была самокритично признать, что с куратором она сама виновата. Ей ничего не стоило объяснить ситуацию профессору Нориджу. И ещё эта... креатура секретной службы, которую пришлось срочно запихивать в одну группу с этим первородным, нарушая не только все мыслимые и немыслимые законы школы, но и парочку законов страны. А ведь откройся всё - и отвечать за это именно ей! Впрочем, этот Ривас сразу же показал, что такое внимание к его талантам по меньшей мере обоснованно. Надо же! В двенадцать лет иметь достаточно сил и таланта для вмешательства в работу камня выбора! Вернее, сам камень выбора уже давно хранился в одном из дальних закоулков подвала, но ведь эта копия работала без сбоев не одно столетие! Кто бы мог подумать, что в его работу вообще можно вмешаться! Например, сама профессор представляла себе, как такое в теории возможно, хотя даже она без помощников вряд ли справилась бы. Но то, что это можно осуществить в одиночку, никак не показав процесс воздействия окружающим, без каких-либо специальных приспособлений, да ещё и в таком возрасте, явно выходило за рамки даже теории. Остаётся только признать, что её некоторое недоверие к сведениям о заслуженности звания подмастерья для этого первородного - ошибка. Не многовато ли ошибок для её... не будем уточнять скольких лет. И резерв его только на фоне резерва его вассала "не смотрелся", а так, в любой другой год этот резерв стал бы настоящей сенсацией. Да и в данном случае профессор абсолютно не удивилась бы, узнай, что без самого прямого участия данного первородного не обошлось. Очевидно, придётся окружить этого первородного ещё более плотной сетью, чем планировалось изначально. Но как это сделать, если он ясно показал, что нисколько не доверяет никому в школе?
  ***
  Войдя в кабинет, мы обнаружили заместителя директора, погружённую в какие-то тяжёлые раздумья. Деканы факультетов ласточек и лис присели за стол, стоящий у левой от входа стены, мы же сгруппировались около двери. Профессор внимательно оглядела нас, стоящих напротив неё. Мне показалось или её взгляд действительно задержался на мне? Кстати, любопытно до крайности: в данный момент её резерв был скрыт. Явственно вздохнув, она произнесла:
  - Для принятия окончательного решения по происшествию, я сочла необходимым лично выслушать вас. Дон Мурсия, прошу Вас, начинайте.
  Рыцарь доложился по-военному чётко и кратко. Профессор Карденхэм задала другим членам группы несколько уточняющих вопросов, после чего помолчала и произнесла:
  - В результате опроса свидетелей и оценки ситуации считаю доказанным, что инцидент, произошедший в пабе "У ворот" между вторым классом факультета ласточек и первым классом факультета лис возник по инициативе второго класса факультета ласточек. Ученица Лорена Карнфорт признаётся невиновной за те последствия, которые возникли в результате применения ею атакующего артефакта. Вместе с тем, ей запрещается иметь при себе и применять данный артефакт при нахождении на территории школы. Вы можете отправить его в Ваше фамильное владение или отдать мне, с тем, чтобы получить его обратно в момент, когда Вы покинете школу.
  Лорена сжала артефакт обеими руками и замотала головой:
  - Н-нет, я его отправлю. Завтра же отправлю!
  Заместитель директора кивнула:
  - Хорошо. А сейчас вы все, за исключением леди Алисии (куратор группы ласточек) можете отправляться в обеденный зал. Торжественный ужин по поводу начала учебного года перенесён на пятницу, но обычный ужин вас ожидает. - И, подождав ответных поклонов и слов благодарности, обратилась ко мне, - Ривас, Вы не знаете ничего, что может помочь Вашим соученикам?
  Я честно покопался в памяти:
  - Нет, профессор, ничего, что могло бы избавить их от страха, я не знаю.
  - Хорошо Ривас, можете идти.
  Выходя из кабинета последним, я успел заметить, что профессор Карденхэм присоединилась к деканам, а леди Алисия развернулась влево, оставшись стоять.
  Сразу по выходу на улицу сэр Стивен подозвал нас к себе:
  - Послушайте, я, конечно, рад, что это происшествие закончилось благополучно, но как вы думаете, оно закончилось?
  - Вы имеете в виду месть родственников? - Тут же спросил Норманн.
  - Нет, это как раз маловероятно. В конце концов, никто не умер и не сошёл с ума. Так что, если не будет и иных продолжительных последствий, разжигать конфликт со школой родственники не станут.
  - Родственники, - протянула Аликс. - То есть родственники - не станут, а вот сами ласточки?
  - Именно, - кивнул наш куратор. - Вот сами ласточки могут попытаться отомстить за свой позор. И мстить они в первую очередь будут леди Карнфорт. Какие мысли будут по этому поводу?
  - Прикрывать её, конечно же. - Тут же высказался дон Кристобаль. Большинство учеников закивали.
  - Для прикрытия не каждый подойдёт. Вот, например, мистер Кой вряд ли сможет "остудить" горячие головы так, чтобы полностью исключить нападение, - тут же внёс коррективы сэр Стивен. Оглядевшись и заметив, что его слова не совсем поняты, он продолжил, - я считаю, что сопровождать леди Карнфорт должен человек с высоким общественным положением, на которого попросту побоятся нападать без причины.
  Я не понял. Он что, намекает, что благородную миссию прикрытия Лорены должен взять на себя я? Моя паранойя тут же сделала стойку. Ну-ка, попробуем "покачать" нашего куратора:
  - Сэр Стивен, а Вы не подскажете, каков в принципе расклад дружбы-вражды между факультетами? С кем мы можем дружить против ласточек?
  - Ну, я не совсем уверен, что подобное вообще имеет место в школе Исток. Здесь царит очень доброжелательная атмосфера.
  - То есть, Вы хотите сказать, что здесь всё было тихо и спокойно, пока не появились мы и не влезли со своим суконным рылом в этот калашный ряд?
  - У Вас очень... интересные аллегории, первородный (вот как?). Но это не решает насущного вопроса.
  - Почему же? Вполне решает. Дон Кристобаль, Вы ведь не откажетесь какое-то время сопровождать нашу Лорену?
  Рыцарь ограничился кивком и встал рядом с девочкой.
  - Далее, я прошу первородную Сима Ян в крайних случаях подменять и дополнять дона Кристобаля
  - Благодарю за оказанную мне честь быть полезной, - произнесла та с поклоном.
  - Ну а я тем временем всё-таки попытаюсь найти союзников против ласточек на других факультетах. Все же остальные готовятся поддержать по необходимости наших будущих союзников. Кстати, сэр куратор. Не означают ли правила школы о неприменении защитных артефактов того, что уж атакующие артефакты никто не запрещал?
  - Э-э-э -несколько "завис" сэр Стивен.
  - Я не считаю себя корифеем в ремесле, но вот сделать что-то абсолютно убойное, атакующее в ответ на атаку, мне вполне по силам. Надеюсь, эта информация будет Вами доведена до Ваших коллег с факультета ласточек?
  - Не думаю, что что-то "убойное" будет одобрено руководством школы, - с некоторой даже опаской высказался куратор. - Но будьте уверены, ваша непреклонность и готовность идти до конца явно охладит некоторые горячие головы. Я постараюсь, чтобы таких, внявших голосу разума, было как можно больше.
  Эти слова смогли значительно сократить расстояние между куратором и учениками и в обеденный зал мы вошли единой сплочённой группой.
  Ну что можно сказать о столовой? Зал. Большой зал. Столики на четверых, шестерых и на десять человек. В глубине зала - раздаточная стойка. Одним словом - максимально возможный, я бы даже сказал нарочитый демократизм.
  Наша группа заняла два рядом стоящих десятиместных стола. Пока мои одногруппники знакомились с ассортиментом, предлагаемым столовой, я обошёл весь зал.
  Постепенно, по мере продвижения, я стал улавливать некоторую закономерность: ласточки могли сидеть с енотами, а совы - с мышами, но никак иначе. Лисы вообще либо кучковались отдельно, либо сидели по одному человеку за столиками этих двух фракций. Кстати, далеко не все кураторы питались вместе со своими группами. Как я выяснил уже потом, для них были предусмотрены отдельные столики за невысокой перегородкой.
  Обойдя зал, я встал перед раздаточной стойкой, делая вид, что выбираю себе еду, а на самом деле прикидывая - за какой столик мне сесть, чтобы завести разговор на тему альянсов против ласточек. Мои мысли прервала уже знакомая мне Жаклин Кресси.
  - Серж! как приятно видеть Вас снова! Присоединяйтесь к нашему столу.
  На такое предложение я мог ответить исключительно согласием.
  За столом старшеклассников меня просветили о том, как наш конфликт выглядит с точки зрения неписаных школьных правил. То, что ласточки нарушили эти правила, попытавшись начать конфликт со школьниками, которые ещё не отучились ни одной четверти, делало их кругом виноватыми. Заступаться за них никто не будет. Мало того, они даже не могут продолжать этот конфликт, поскольку в первой кварте запрещено не только вызывать на дуэль первоклассника, но и принимать его вызов. А продлевать конфликт за пределы одной кварты - вообще моветон. Другое дело, что обиженные могут попытаться отомстить с помощью других групп. И вот здесь началась осторожная "вербовка". Меня плавно подводили к мысли, что нашей группе совсем не помешала бы защита со стороны старших классов. А поскольку обратиться к енотам нам не светит, а лисы слабы, то остаётся лишь тесная компания сов и мышей. Нет, естественно прямо ничего не говорилось. Но вот намёки и вроде бы отвлечённые фразочки были весьма красноречивы. Послушав это выступление на три голоса минут десять, я составил в голове некоторое представление о положении вещёй. Осталось уточнить детали:
  - Скажите, а откуда пошли эти союзы и их противостояние?
  - Дело в том, что сильнейшие из подданных иностранных государств, не Бритстана, обычно поступают именно к совам или к мышам. Вот на этой почве обычно и зарождается соревнование. АА где соперничество - там противостояние.
  - То, что впервые лис больше, чем ласточек, я уже понял, а обычно какие соотношения поступивших на разные факультеты?
  - Лис обычно меньше всего, в мой год их, например, десять, а так по численности альянсы почти равны, - ответила Жаклин, пожав плачами.
  - То есть, как я понимаю, лис обе стороны объявили нейтральными, чтобы ни одна из сторон не получила превосходства. И теперь, стоит только эмоциям чуть подостыть, нас опять-таки, скорее всего, переместят в нейтральную фракцию. Так?
  - А первородный-то нас раскусил, - протянул, откинувшись на стуле, один из сов, представившийся мне Эриком. - Да, мы действительно захотели создать себе преимущество. Уж слишком сильна ваша группа. Например, если вашу группу не учитывать, то в школе трое первородных, а с вами - пятеро. Не говоря уже о реальном претенденте на трон Иверии.
  - И кто это?
  - Норманн Кой. Вы не знали?
  - Я знал, что его род относительно недавно перестал быть первородным, а про претензии на трон - нет.
  - Формально он пятый в списке претендентов, но фактически - второй.
  - Что ж, благодарю за интересную и познавательную беседу. Надеюсь, что со своей стороны также смогу быть чем-либо вам полезным. - С этими словами, зафиксировавшими моё признание долга за предоставленные сведения, я откланялся и направился к своей группе.
  - Итак, - начал я, убедившись, что вся группа перебралась за один стол, - нападать на нас будут только в случае наших дальнейших враждебных действий. Если же нас снова начнут задирать, можно даже самим не напрягаться - найдётся кому объяснить неправильность такого поведения. Так что я предлагаю успокоиться и действовать, как договаривались.
  - Но если всё хорошо, зачем тогда эти сопровождения для Лорены? - Спросила Сабрина Слау.
  - Чтобы ни у кого не было шансов обвинить нас в виктимности, не так ли? - То ли спросил, то ли констатировал Генрих Рединг.
  Я лишь кивнул, подтверждая его слова. После этого мы закончили ужин (я, правда, его и не начинал, но это несущественно, попрошу чего-нибудь у Мари) и разошлись. Мы втроём направились в сторону гостевых коттеджей, а остальные поднялись наверх в свои комнаты.
  Часть вечера я убил на попытки научить Аликс скрывать свой резерв. Почему убил? Потому что задача, стоящая передо мной, формулируется так: я объясняю человеку, как он должен нарисовать определённый предмет с завязанными глазами, причём сам этот предмет человек никогда в жизни не видел. Так и получилось... вернее, не получилось: "Аликс, заключи своё тело в шар. В шар, а не в цилиндр. А теперь попробуй протянуть из своего средоточия нить к поверхности шара. Нить, а не сгусток. Так, только ты уже вывела её за пределы шара. Всё и шар у тебя распался". И так восемь раз.
  Конечно же, я мог сам построить вокруг её средоточия защиту, не позволяющую определить её резерв. Но дело в том, что пока она не почувствует эту структуру, данная защита вместо помощи и снижения затрат энергии на магию будет наоборот, повышать эти затраты. Так что попробовать стоило.
  Остаток же вечера ушёл на прокачку моего резерва. Неприятным сюрпризом для меня стало то, что в Истоке энергия стала более "вязкой", хуже откликающейся на мои действия и приказы. Не скажу, что разница очень заметна, но она была.
  Уже перед сном Аликс попросила меня погулять с ней по серым путям. Мы исследовали часть пустых коттеджей, проникли на кухню в общежитии, прошлись по аудиториям второго корпуса и даже взошли на вершину обсерватории. Хотя у Аликс всё еще не получалось самостоятельно проходить препятствия и сокращать расстояния на серых путях, недовольной данным обстоятельством она не выглядела.
  ***
  С утра нас ожидал единый для всех первоклассников урок истории. Историю вёл профессор Алан Ринаут - пожилой, нет, даже скорее очень древний маг с бородкой клинышком, закрученными усами, опирающийся при ходьбе на трость. Глядя на него, можно было поверить, что он застал ещё катастрофу, а если одарённый выглядит, как очень пожилой человек, к его предположительному возрасту можно смело прибавлять лет пятьдесят или даже больше. На голове у него была странная шапочка, которая вызвала ассоциацию с неизвестным мне ранее словом "тюбетейка". Резерв профессора равнялся ста двадцати шести эонам.
  Несмотря на возраст, голос профессора оказался громким и глубоким. Он явно знал, как захватить и удержать внимание аудитории:
  - Вы - будущая элита своих стран. И не связано ни с древностью вашего рода, ни с богатством ваших родителей. Вы - лучшие, потому что оказались достойны поступить в лучшую школу магии. Это даёт вам шанс стать сильнейшими и я надеюсь, что каждое занятие, каждую свободную минуту, вы будете тратить для достижения этой цели. Забудьте о своём происхождении. Любой из вас может стать сильнейшим. К примеру, на вашем курсе учится человек, не могущий похвастаться происхождением из высших слоёв общества. Однако именно она по своей магической силе превзошла всех более знатных. Встаньте, Александра Шварцвален, чтобы Ваши соученики могли на Вас посмотреть.
  Аликс беспомощно взглянула на меня. Получив мой одобряющий кивок, она улыбнулась, затем нацепила на лицо маску равнодушия и встала. Профессор же продолжал вещать:
  - Её резерв составляет целых восемнадцать арков, а в своём письме с просьбой о зачислении она написала, что добиться такого результата ей помогли ежедневные тренировки. Так что главное - терпение и труд. Именно эти вещи являются основными слагаемыми каждого успеха. Ну и конечно же, опыт тех, кто проходил эту дорогу до нас. Изучение их ошибок и успехов позволяет нам выбирать правильную дорогу на пути к совершенству. А подсказывает нам эту дорогу именно история.
  После этого Аликс разрешили сесть и нам была прочитана обзорная лекция по материалу, который мы будем изучать первую кварту. Речь на данной лекции шла о периоде с начала новой эры и до момента начала формирования Римской империи, то есть охватывающем промежуток около одной тысячи пятисот лет.
  После сошествия Богов мир (как я понимаю, под миром подразумевалась исключительно Евразия без терра инкогнита, поскольку и Африка и Америка были упомянуты только единожды) оказался поделён на небольшие владения первородных родов со своей свитой и вассалами. Этот период характеризуется нескончаемыми войнами. Альянсы создавались и распадались. Боевые действия велись не только на Земле, но и на Грани. И это привело к катастрофе. С Грани на Землю хлынули полчища чудовищ. Война с ними длилась около трёхсот лет и привела к страшным разрушениям на Земле. Большая часть наследия предков была утрачена, за жалкие остатки шла жестокая борьба. Магическое искусство оказалось заперто в родовых владениях. Победа пришла неожиданно. В один прекрасный день поток чудовищ с Грани попросту иссяк. Результатом войны стало подписание всеми первородными родами Земли (а на тот момент их было более тридцати тысяч), соглашения, что никакие боевые действия не могут проходить на Грани. (Вот здесь было специально подчёркнуто, что речь идёт именно о всей планете). Исключение составили только схватки с местными обитателями и дуэли. А это собрание первородных с того момента стало носить название "Верховная палата".
  В конце урока профессор отвёл время на вопросы учеников. И первый же вопрос касался не темы лекции, а речи, высказанной профессором до этого. Спрашивал какой-то школьник с факультета енотов:
  - Простите, профессор, но насколько я знаю, резерв всё-таки прямо зависит от происхождения. Пусть это правило не без исключений, что так наглядно Вы сегодня и подтвердили нам, но это именно что исключения.
  - Во-первых, представьтесь, - мягко попенял профессор торопыге.
  - Простите, профессор, Ричард Барри.
  - Так вот, на Ваш вопрос, мистер Барри, есть только один ответ - если все будут упорно трудится, то нынешние исключения могут стать правилом. Впрочем, данную дискуссию мы продолжим в следующий раз. А сейчас слушайте домашнее задание.
  Раздав, в качестве задания, эссе по войне с порождениями Грани, профессор отпустил нас.
  В коридоре Аликс спросила меня:
  - А что, действительно есть закономерности в величине резерва в зависимости от происхождения?
  - Есть, я могу после занятий дать тебе данные.
  - А можно сейчас?
  Я остановился и посмотрел на неё:
  - Скажи, только честно, чего ты больше хочешь: получить эти данные или прогуляться по серым путям?
  Аликс потупилась:
  - Прогуляться. - Но тут же вскинула голову и посмотрела мне прямо в глаза, - но и сведения мне действительно интересны!
  - Молодец, что призналась. В награду сегодня вечером погуляем подольше. Но вот пропадать с глаз группы...
  - Да я понимаю, - вздохнула Аликс с видом полной покорности судьбе.
  За этим диалогом мы незаметно дошли до аудитории, где наша группа совместно с совами и ласточками должна была заниматься естествознанием.
  Преподавателем естествознания оказалась Анна Клейм - невысокая и очень пухлая женщина лет пятидесяти на вид. Несмотря на полноту, она оказалась очень живой, постоянно перемещаясь по пространству между демонстрационным столом и доской. Кафедру я даже не сразу заметил - она оказалась задвинута в дальний угол. Резерв профессора составлял сто сорок эонов.
  Начала она с той же темы, что и профессор Ринаут, однако придерживаясь диаметрально противоположной точки зрения:
  - Наш мир устроен очень сложно - даже срока жизни дракона не хватит, чтобы осознать это устройство. Наш мир устроен очень просто - зная всего несколько фундаментальных законов бытия и действуя в соответствии с этими законами, можно избежать тех проблем и ловушек, которые готовит нам судьба. Одним из этих фундаментальных законов является закон силы. Однако, если закон силы начинает господствовать, начинается война. Именно поэтому сила должна быть уравновешена ответственностью. Так что именно сильнейшие получают наибольшую долю ответственности. В равновесии силы и ответственности кроется секрет развития общества.
  Частным случаем проявления связи силы и ответственности является тесная связь между рангом вашего рода и вашей личной магической силой.
  Тут же взметнулась рука школьницы в красно-белом галстуке. Профессор милостиво кивнула:
  - Прошу Вас, представьтесь.
  - Катерина Вельд, профессор. Скажите, а в чём же здесь уравновешивание? И сил больше и прав больше.
  - Сил - больше, а вот права уравновешиваются обязанностями, которых нет у стоящих ниже по иерархической лестнице. - Оглядев аудиторию, она заметила ещё одну руку:
  - Прошу Вас.
  - Ричард Барри, профессор. А вот на истории нас уверяли в том, что связи между происхождением и силой нет, каждый может стать сильнейшим.
  Профессор засмеялась:
  - Узнаю сэра Алана. В чём-то он прав, но судите сами. Возьмём, к примеру, двух человек. У обоих цель - вкатить камень на высокую гору. Но камень одного вдвое тяжелее и стоит у подножья горы, а у другого соответственно легче и изначально находится на середине склона. Скажите, для выполнения данной задачи постараться должны оба?
  Дружный гул голосов подтвердил согласие.
  - А кто должен затратить меньше сил? Надеюсь, ясно? Вот так и в этом случае. Да, достичь вершины может любой, но если одному для достижения результата требуется отдать всего себя, то другому для того же эффекта достаточно просто пошевелиться. И кстати, мою правоту о зависимости магической силы от происхождения подтверждают многолетние научные исследования.
  Профессор взмахнула палочкой, и на доске появился следующий текст:
  К моменту окончания университета резервы одарённых в среднем составляют:
  У потомков неодарённых:
  Женщины: от пяти до десяти арков.
  Мужчины: от семи до двенадцати арков.
  У выходцев из магических домов:
  Женщины: от семи до тринадцати арков.
  Мужчины: от восьми до пятнадцати арков.
  У выходцев из древних магических домов:
  Женщины: от двенадцати до двадцати трёх арков.
  Мужчины: от пятнадцати до двадцати семи арков.
  У выходцев из древних благородных домов:
  Женщины: от двадцати до тридцати двух арков.
  Мужчины: от двадцати трёх до тридцати восьми арков.
  У выходцев из Древнейших и Благороднейших домов:
  Женщины: от двадцати восьми до сорока пяти арков.
  Мужчины: от тридцати четырёх до шестидесяти арков.
  Аликс шепнула мне на ухо:
  - У Вас такие же данные, учитель?
  - Да.
  Аликс кивнула и вновь выпрямилась на скамье.
  Профессор подождала немного следующих вопросов, и, не дождавшись, начала лекцию по географии Земли. Пожалуй, единственное, что меня заинтересовало в этой лекции - полное отсутствие всяческих упоминаний о Гиперборее. Вместо белого пятна, как на "континентальных" картах, нашему взору предстала область тёмно-серого, почти чёрного цвета с надписью "Проклятые земли". Мой же вопрос об источнике и последствиях проклятия был попросту блестяще проигнорирован.
  На обед нам пришлось идти в столовую. Не знаю, как кому, а мне подобная удалённость столовой от учебных помещений кажется нерациональной. Разве что, прогулка до столовой и обратно может являться дополнительными физическими упражнениями.
  После обеда нас ожидали уроки математики и риторики, только для нашей группы. И если математика не принесла мне никаких сюрпризов, то вот под риторикой в данном случае подразумевалось именно искусство вырабатывать и отстаивать своё мнение по вопросам состояния и развития магии, то есть, пусть и в усечённом виде, теория магии. А учитывая количество занятий по риторике в расписании, получается, что я вслепую угодил именно на тот факультет, на который я бы хотел попасть больше всего.
  Разумеется, на первом же занятии речь пошла о фогенной теории. Профессору Дереку Карталенду, молодому (для подобной должности), лет тридцати, атлетично сложенному красавцу с волосами цвета воронова крыла и резервом всего в шестьдесят четыре эона, удалось "расшевелить" группу. К окончанию занятия все, кроме нас с Аликс разделились на сторонников и противников данной теории, причём сторонники явно побеждали. Профессор Карталенд умело подбрасывал аргументы как бы обеим сторонам, но мне со стороны было явственно видно, что он приводит группу к нужному ему результату, пусть даже этот результат будет достигнут и не сегодня.
  Я с интересом наблюдал за дискуссией, Аликс же явно обращала внимание больше на поведение людей, чем на сами аргументы. Наконец, уже перед самым колоколом, который в Истоке возвещал о начале и об окончании занятий, профессор решительно бросился в атаку на наше равнодушие:
  - Шварцвален, а какого Ваше мнение о полезности смешивания родовой магии? Это усиливает магию обоих родов, как считает Кой или это ослабляет чистоту магии, как полагает Зарнен?
  Вопрос был задан в очень неудачный для Аликс момент. За несколько минут до окончания урока она была уже мысленно не здесь, поэтому ляпнула, не подумав:
  - Учитель говорил, что в процессе смешивания родовой магии главное - улучшение показателей алтарного камня, а вовсе не какие-то там заклинания. - Тут она ойкнула и закрыла рот ладошками.
   Профессор тут же схватился за её оговорку:
  - Учитель? Вы уже ранее учились в школе?
  - Я посещала занятия в замке Тодт, в Тхиудаланде.
  - Любопытно, и на основании каких данных были сделаны подобные выводы? Дайте мне координаты своего учителя, я с удовольствием вступлю с ним в переписку.
  Пришлось вмешаться:
  - Извините, профессор, но барон Рад вряд ли ответит на письмо из Бритстана. Но, разумеется, его адрес Вам будет предоставлен.
  - Ривас, - профессор повернулся ко мне. Сузившиеся глаза, сжатые губы, из-за чего в его речи появились свистящие нотки, - по какому праву Вы вмешались в мой разговор с другим учеником? Три дня отработок!
  Аликс смущена и рассержена, однако, повинуясь моему сигналу, дисциплинированно молчит.
  - Слушаюсь, профессор.
  Он явно хочет продолжить, но в этот момент раздаётся колокол. Группа выходит из аудитории и тут же в коридоре дети обступают меня со всех сторон:
  - И что это было? - Задаёт явно вертящийся у всех на языке вопрос Норманн Кой.
  Я улыбаюсь:
  - Дело в том, что в январском номере журнала "Магический вестник", выходящего при поддержке берлинского университета, должна быть напечатана статья, развивающая идеи фогенной теории в направлении неугодном Бритстану именно на основании положения, высказанного сейчас Аликс: что смешивание родовых магий не загрязняет магию, как говорят апологеты фогенной теории, но и не усиливает её, как говорят приверженцы традиционных воззрений на магию, а только лишь развивает сам алтарный камень. Данная статья основана на исследовании, проводимом в течение года в нескольких родовых владениях Тхиудаланда.
  - И как это мешает учителю?
  - Я считаю, что фогенная теория значительно более прогрессивна и гораздо ближе к истине, чем классическая теория магии. И главное в этой теории, для меня то, что магия признаётся единой во всех своих проявлениях. А вот для идеологии Бритстана главное в этой теории другое - любые воздействия на магию лишь ухудшает положение вещей. Данное же исследование доказывает, что не все изменения плохи для магии. Есть и нейтральные. А если есть нейтральные, почему бы не быть положительным? Так что из фундамента идеологи Бритстана, поставившей фогенную теорию себе на службу, выбит солидный такой булыжник. А профессор явно принадлежит к апологетам "особой миссии" Бритстана.
  Оставив соучеников переваривать мои слова, я взял Аликс за руку и мы направились в сторону нашего временного пристанища. Там я пресёк все попытки Аликс извиниться за свою ошибку и, не раздеваясь, прилёг на кровать. Мне многое надо было обдумать в поведении одногруппников и профессоров. Что же касается отработок, то я решил так: что и когда конкретно делать мне никто не объяснил, прятаться я не о кого не прячусь, а по правилам Истока любая отработка не может длиться более двух часов в день. Переносить отработки одной кварты на следующую было так же запрещено. Так что если надо будет меня позвать - найдут способ, а если забудут до окончания кварты - их проблемы.
  
  
  Глава 04
  
  К вечеру пятницы я уже немного сориентировался в окружающем. Нет, я не получил ответы на вопросы, мало того, число вопросов только множилось, но хотя бы в первом приближении разобрал их по полочкам.
  Проще всего было с Аликс. После её ошибки на риторике, она как будто переключилась в боевой режим и стала относиться к окружению, как разведчик во вражеском тылу. Ни минуты расслабления, кроме как наедине, она себе не позволяла. Впрочем, для такого поведения у неё появились и личные, не связанные со мной причины.
  Уж не знаю почему: то ли по причине, озвученной в своё время мастером Браувером, то ли из желания посоперничать с шевалье Брэдфордом, то ли просто из-за красоты и обаяния девочки (вот не могу понять, как им не стыдно с таким вожделением смотреть на двенадцатилетнего ребёнка), но внимания Аликс стало добиваться сразу несколько кавалеров. Причём мне показалось, что далеко не все желающие, посмотрев на ту плеяду, которая уже увивалась вокруг неё, рискнули даже просто подойти. Нет, конечно же, всего за три дня до военных действий между претендентами дело ещё не дошло, но решительный настрой основных претендентов: того же Бретфорда, ученика четвёртого класса мышей первородного Али-Музараффа из династии Мангытов и третьеклассника из ласточек Тома Тайн ясно показывал, что за этим дело не станет.
  Пока Аликс удавалось ускользнуть от всех предложений быть чьей-либо дамой сердца. Однако, усилия, которые она вынуждена была для этого прилагать, не давали ей возможности, по её собственным словам, заняться чем-либо полезным. Вот прямо так и сказала: "Бесит, что эти павлины не оставляют мне времени быть полезной для Вас". Меня, кстати, неожиданно сильно порадовали её слова.
  А вдали от взглядов других людей, у неё появилась точка приложения усилий.
  Воспоминание:
  Почувствовав, что в комнате есть кто-то ещё, кроме меня, я резко сел на кровати. У самой двери комнаты обнаружилась Аликс, стоящая на коленях. Она смело посмотрела мне прямо в глаза:
  - Сюзерен, я подвела Вас и заслуживаю наказания.
  - Заслуживаешь, только не наказания, а урока.
  В ответ - напряжённое внимание.
  - Я приказываю тебе научиться скрывать свой резерв. Сегодня же я предоставлю тебе первое учебное пособие для выполнения урока. А сейчас - оставь меня.
  - Слушаюсь, сюзерен.
  Конец воспоминания.
  Да, я действительно решил помочь Аликс научиться управлять своей энергией. Конечно же, из-за отсутствия у неё магического зрения, это было нетривиальной задачей, но, зная упорство этой девочки, я верил в неё. Учебное пособие было мною создано по воспоминаниям графа Ашениаси. Оно было создано по аналогии с используемыми в Гиперборейской империи развивающими игрушками, применяемыми, если ребёнок не обладал достаточным контролем. И граф Ашениаси, проводивший много времени в больницах, неоднократно видел такие вещи и работу с ними. Конечно же, чаще всего эти игрушки использовались для детей пяти - семи лет, но за неимением графини...
  Сама игрушка представляла из себя столбик концентрированной энергии, из которого ребёнок должен был аккуратными воздействиями "построить" заданную конструкцию: от простейших геометрических фигур до... насколько хватит фантазии, терпения и мастерства. Энергия в игрушке была активна, то есть при соприкосновении энергии малыша и энергии игрушки ребёнок ощущал покалывание, а при резких, или излишне энергонасыщенных действиях мог получить и слабый удар током. В случае Аликс надеяться на то, что она когда-либо сможет целенаправленно видоизменять форму энергии в игрушке не приходилось. Её задача состояла в том, чтобы суметь почувствовать соприкосновение своей энергии и энергии, влитой в игрушку и научиться управлять выходом энергии из своего тела, вплоть до возможности создавать внешний "покров" из собственной энергии.
  Игрушка жрала прорву энергии, прорву по меркам Земли, конечно же - средний накопитель был опустошён за двенадцать часов работы. За эти три дня видимых успехов Аликс не достигла, если не считать за успех то, что она уже в пятницу могла увернуться от примерно половины ударов током, которыми её пыталась "наградить" игрушка. Но видя, с каким маниакальным упорством она раз за разом вновь пытается совладать с игрушкой, я не сомневался - если это возможно в принципе, Аликс достигнет успеха.
  Единственной отдушиной для неё стали путешествия по серым путям. Причём вот в этой "дисциплине" она делала потрясающие успехи: все незачарованные предметы перестали быть для неё препятствием.
  Хотя я всё-таки несправедлив к Аликс. Именно она, несмотря на всю свою загруженность, первой осознала и обратила моё внимание на проблему, о которой я сам как-то не задумался - проблему прислуги.
  А с прислугой надо было что-то решать. Привыкший к магической прислуге граф Ашениаси или вообще не задумывающийся о возможности предательства слуг маленький Серж оба оказались абсолютно не готовы к тому, что в личные покои может зайти человек, верность которого подвергается сомнению... вернее, несомненна его верность кому-то другому. Первое, что пришло мне в голову для решения данной проблемы - запретить вход слуг в... скажем, мою спальню в тех покоях, которые на следующей неделе должны быть предоставлены. Уборка одной комнаты, по имеющимся у меня воспоминаниям неодарённого, ничего особо невозможного для меня не представляло. Останавливало меня другое - подобные действия были всё-таки чересчур... недружественными по отношению к школе. Не то, чтобы я не считал себя вправе так поступать, но внешне это выглядит как явное оскорбление. А оскорбления предполагают право на ответ и оказываться в роли "напавшего", находясь на... да безо всяких околичностей можно сказать на враждебной территории, по меньшей мере, неумно.
  Вариант "перекупить прислугу" мною даже не рассматривался. Нет, абсолютно не потому, что мне жалко денег, просто в таком месте, как Исток, вся прислуга явно проверяется регулярно, как магическими, так и немагическими методами. Да и в то, что на такое место может попасть человек, на которого нет "крючка" виде, к примеру, дорогих для него людей, находящихся в полной власти короля и правительства, не верится.
  Остался вариант поискать в правилах какую-то зацепку. Исток - школа старая, существовавшая ещё до разрыва связи с Гранью и всё это время в ней обучалась аристократия разных стран. Возможно, есть какие-то зацепки, позволяющие мне самому нанять прислугу? В конце концов, Бритстан и Белопайс совсем недавно воевали.
  Ну что я могу сказать? Действительно, подобные моему случаи нашлись в архивах. Однако, вердикт по ним был для меня неутешителен: "Раз уж ученик счёл школу достаточно дружественной, чтобы учиться в ней, он должен соответствовать порядку, принятому в школе".
  Так что осталось только вздохнуть и последовать изначальному совету Аликс - заказать самый защищённый, из предлагаемых в продаже, шкаф для документов.
  Роясь в библиотеке, в поисках решения задачи с прислугой, я не мог не удивиться оригинальной системе хранения и поиска информации, принятой в ней.
  Библиотека оказалась разделена на секторы. К каждому сектору в качестве хранителя приставлена специальная химера. Каждая книга, свиток или иное хранилище информации, прежде чем попасть на полки библиотеки, проходит через этих химер. Они запоминают краткое содержание новых поступлений и сами распределяют их по полкам в пределах своего сектора. Моя отработка, к примеру, заключалась в том, что я носил книги, возвращённые в библиотеку, к границам секторов, где их подхватывали химеры. Иногда одну книгу приходилось предлагать поочерёдно в несколько секторов, пока не находился её хранитель.
  Система, конечно, оригинальная, но сложная и не совсем удобная, особенно для меня, привыкшего к магическим библиотекарям. Но в Истоке, как и в любом домовладении, не принадлежащем определённой семье, домового быть не могло, так что школе пришлось выкручиваться. Впрочем, такая система имела свои преимущества... для меня. Например, выпускной работой Петеса Бокса, моего близкого приятеля... ну то есть близкого приятеля графа Ашениаси, как раз таки был артефакт. позволяющий брать под скрытый контроль сущности, очень похожие на здешних библиотекарей. А граф немало помогал в изготовлении этого артефакта, так что я, скорее всего, способен его воссоздать. А это означает, что я смогу добраться до ВСЕГО содержимого данного хранилища знаний. Моё нетерпение было настолько сильным, что я с трудом удержался от заказа некоторых ингредиентов, необходимых для этого артефакта, через почту Истока, хоть и понимал всю неохватную глупость такого поступка.
  Занятия по риторике на этой неделе были ещё дважды. Но профессор Карталенд, вопреки моим ожиданиям, более ни разу не побеспокоил ни меня, ни Аликс. Напротив, мы углубились в положения классической теории магии Земли и профессор честно говорил нам о фактах, позволивших этой теории господствовать столь продолжительное время. Хотя я не обольщался. Профессор отступил, кстати, интересно, сам или после рекомендации из кабинета одной высокопоставленной в пределах Истока дамы, но явно в любой момент готов обрушиться на еретика, ставящего под сомнение постулаты его веры.
  Остальные занятия никаких неожиданностей не принесли. В среду прошло первое занятие по магии слова и жеста, где профессор Рик Саммер устроил настоящее представление, только что не облизывая моего помощника. В четверг было первое занятие по языкам. В качестве дополнительных языков я взял эллинский и майя. В четверг же до конца разъяснились и обязанности кураторов групп. Оказывается, именно кураторы, дважды в неделю, для разных факультетов дни были разными, для лис - в понедельник и четверг, проводили практические занятия по магии слова и жеста, а также по предметам, являющимся специализацией факультета.
  Воспоминание:
  Класс для практических занятий представляет из себя длинный и широкий зал высотой в два этажа без единого окна. Вход располагается на длинной стене, у самого угла. У дальней от входа стены - дуэльный помост. По всему залу в, на первый взгляд, хаотичном порядке разбросаны закрытые и полуоткрытые отсеки с невысокими стенами. Пол представляет из себя сложный рунный рисунок. Стены зала выглядят как оштукатуренные, но, послав в них поисковые щупы своей энергии я убедился, что под слоем штукатурки явно расположено что-то энергопоглощающее.
  В зале занимались одновременно все классы лис. Однако, отсеки для занятий у каждого класса были свои.
  Куратор подвёл нас к отсеку, находящемуся неподалёку от входа. У отсека отсутствовала одна стена. Встав напротив нас, он начал занятие:
  - Итак, лисы, я бы хотел сначала увидеть, что вы знаете к настоящему моменту. Прошу вас по одному войти в эту кабинку и продемонстрировать нам два-три заклинания, которыми вы уже овладели. Пожалуйста, выбирайте не самые сильные, а самые сложные для исполнения свои заклинания. Начнём с самых младших по возрасту. По вашей заявке я буду предоставлять вам инвентарь, необходимый для демонстрации.
  Самой младшей оказалась Сабина Стокпорт. Серые глаза, светло-русые волосы, припухлые губы на овальном лице и просто-таки выдающиеся густые, длинные, пушистые ресницы. Оззи, которому выпал жребий в нашей игре в таверне говорить комплимент именно ей, сосредоточил своё внимание именно на этих ресницах и объект комплимента был немедля опознан.
  Несмотря на то, что помощника она, оказывается, получила только пятого января, сложность подвластных ей заклинаний внушала уважение: "airbag", "purco", "paralysis". Особенно последнего заклинания, паралича, относящегося к ментальной магии. Для демонстрации первого заклинания куратор поставил на постамент множество мелких предметов и затем опрокинул постамент на пол. Воздушная подушка у Сабины получилась не менее семидесяти сантиметров в диаметре, мало того, ей удалось сохранить положение предметов, находящихся на постаменте, друг относительно друга. Её заклинание очистки отличалось просто-таки виртуозным исполнением: ни одного лишнего движения воздуха в процессе! Для демонстрации этого заклинания ей была предоставлена старая рубаха, которая в процессе очистки даже не шелохнулась. Паралич, продемонстрированный нам на крысе, нисколько не мешал изменять положение тела крысы, позволял фиксировать её голову, лапы и хвост в любом нужном положении. Обдумав увиденное, я вычеркнул девочку из списка тех, кто нацелен на слежку за мной: ведь Сабина выбрала для демонстрации именно те заклинания, которые наиболее подходят именно ритуалистам, а я никогда не скрывал своего скептического отношения к ритуалам. Если к этому добавить, что резерв девочки составлял всего семь эонов... оставалось лишь охать и ахать от восторгов её уровню контроля. Так считал не только я. По крайней мере, Аликс тут же придвинулась к Сабине, как только та закончила демонстрацию и девочки стали о чём-то переговариваться.
  А вот после Сабины должен был выступать я. И тут-то я и попался! Убедившись в том, что заклинания Земли гораздо менее эффективны, чем заклинания Гиперборейской империи, я практически не работал с земными заклинаниями. Использовать же гиперборейские под пристальными взглядами всей группы, в том числе перед, как минимум, двумя людьми, обладающими магическим зрением, доном Кристобалем и Сима Ян, было попросту глупо. Нет, дело не в том, что они смогут "прочитать" и повторить мои заклинания. Вовсе нет. Повторить даже простейшее заклинание бытовой магии, которая по определению более изощрённа, чем боевая, магам Земли не светит, хотя бы из-за того, что эти заклинания кроме содержания включают и форму, то есть формируются в два потока. И то, что мои заклинания не сопровождаются визуальными эффектами, тоже не основная беда. В конце концов, у первородного рода в загашнике может и не такое найтись, особенно, если речь идёт о двух-трёх заклинаниях. Но вот я, наблюдая за тем, как произносятся заклинания Земли, часто вижу обрывки энергоструктур этих заклинаний. Это можно сравнить с запиской, частично размытой водой. Две-три буквы, далее пусто, снова одна буква, снова пусто и так далее. То есть люди, обладающие магическим зрением, в принципе могут рассмотреть, что мои заклинания абсолютно другие, базирующиеся на ином, не земном "алфавите". Та же самая проблема и с боевыми заклинаниями, используемыми мной, без разницы, формируются они в один или в два потока. Так что остаётся лишь смущённо улыбнуться и развести руками:
  - Простите сэр куратор, но я не знаю никаких заклинаний.
  Да уж! Скепсис - хоть ложкой ешь.
  - Вернее, не знаю безопасных для окружающих заклинаний. Для бытовых мелочей я использую артефакты.
  Аликс дисциплинированно молчит, натянув покерфейс (кстати, интересная игра, надо будет попробовать её ввести на Земле). Куратор хмурится, но коротко кивает, принимая моё объяснение. Он уже поворачивался к Грегори Кроули, массивному мальчику с тёмными, коротко стриженными волосами и резервом в одиннадцать эонов (Ростом Грегори чуть ниже Норманна, возвышающегося над всей остальной группой почти на голову, но, из-за разницы в телосложении, Грегори выглядит выше), как вдруг, из-за моей спины раздался приторно-сладкий голосок:
  - Ну, эта проблема легко решаема. Сейчас мы пройдём к более защищённому отсеку, и там вы сможете без опасений продемонстрировать своё искусство.
  Обернувшись, я увидел одарённого лет около сорока на вид без единого волоска на голове, с острыми чертами лица и резервом в девяносто семь эонов. На лице его играла широкая улыбка, которую я бы назвал приветливой, если бы не холодный, злой взгляд. Незнакомец приглашающе махнул рукой в сторону соседнего закрытого отсека с прозрачными стенами:
  - Прошу, Ривас, данный отсек предназначен для наиболее сильных заклинаний магов, выбравших боевое направление. Также в нём тренируются взрослые маги. Так что можете не опасаться что-либо повредить.
  В принципе, я уже придумал, как надо поступить. Работать, правда, придётся в три потока, из которых один будет отвечать за воздействие, второй - за форму воздействия ну и третий предназначен для отвлечения внимания окружающих от необычной структуры. Так что то, что я делаю что-то нестандартное, они увидят, но вот что именно, надеюсь, останется моей тайной. Мои мысли прервал голос куратора:
  - Сэр Джонатан, я надеюсь, что сам в состоянии решить, что и когда должны демонстрировать мои ученики.
  Названный сэром Джонатаном, тут же бросился извиняться:
  - Разумеется, сэр Стивен, я нисколько не сомневаюсь в Вашей компетентности и нисколько не посягаю на Ваши права. Я всего лишь хотел помочь Вашему ученику раскрыть свой потенциал.
  Мой поклон был глубок и изыскан:
  - Благодарю за заботу, сэр Джонатан. Очень сожалею, что от волнения позабыл и те немногие заклинания, что знал к настоящему моменту. Надеюсь, моя слабая подготовка не помешает мне учиться в лучшей школе магии?
  Своим вопросом я поставил его в нелёгкое положение. Если он скажет, что это решать не ему, то тем самым признает, что превысил свои полномочия, когда влез в учебный процесс. Если начнёт меня уверять, что нисколько не помешает, подставится под удар нашего куратора, тем более, что это будет уже после предупреждения заниматься своими делами, если уйдёт от ответа или не ответит, то потеряет лицо, ну а если разделит мои опасения... тогда я ему совсем не завидую.
  После тридцатисекундной паузы, сэр Джонатан предпочёл сбежать.
  После этой задержки, остальные "показательные выступления" прошли, как по маслу. Ментальных заклинаний мы больше не увидели, в своём большинстве, демонстрировались боевые заклятия. Аликс заслужила аплодисменты, которые, кстати, инициировал дон Кристобаль, после того, как она менее, чем за две секунды смогла тремя разными способами пробить три стальные пластины. Сам дон Кристобаль выступал последним, продемонстрировал своё искусство постановки щитов. Его помощник, ожидаемо, был вделан в шпагу.
  После этого куратор показывал нам различные заклинания, и мы тренировались в их исполнении.
  Когда мы вернулись с занятий, Аликс тихо подошла ко мне и шепнула на ухо:
  - У Сабины - личная палочка.
  Вот ведь... девочка. Её интимный шёпот чуть было не снёс мой самоконтроль. Сжав кулаки и резко выдохнув я спросил, надеясь, что мой голос будет звучать спокойно:
  - Она сама сказала или ты увидела?
  Боги, она всё-таки заметила моё состояние! Издав звук, похожий на мурлыканье огромной кошки, Аликс положила мне руку на плечо и ещё ближе поднесла свои губы к моему уху:
  - Не только сама сказала, но и поделилась информацией, что личные палочки только у неё и у меня. Вашу палочку она, как и профессор Саммер, считает артефактом древности. Как вы прикажете: сказать ей правду или продолжать держать в неведении?
  Каждый произносимый ею звук, обдавал моё ухо тёплыми волнами. Её губы были настолько близки, что несколько раз она даже притрагивалась ими к моему уху. Я почувствовал, что ещё чуть-чуть и я забуду, сколько ей лет. Оставалось только порадоваться, что одетый под форму доспех мешает мне почувствовать её прижавшееся ко мне тело.
  Сделав быстрый шаг вперёд, я резко развернулся. Аликс, опиравшаяся на меня, начала падать, так что мне пришлось её подхватить. Наши глаза встретились и в её я без труда прочитал неприкрытое торжество. Это меня несколько разозлило, а злость помогла справиться с её воздействием на меня. Впрочем, неправда. Она только провоцировала, как умеет, а в воздействии мне некого, кроме себя самого, упрекнуть. Так что можно констатировать, что этот раунд она выиграла по праву. Отпустив её и слегка поклонившись, я произнёс со всей возможной сердечностью, глядя ей прямо в глаза:
  - Ты молодец, Аликс. Спасибо тебе за урок.
  Вы не поверите! Она была разочарована!
  Конец воспоминания.
  Да, совсем забыл, сэр Джонатан оказался куратором третьего класса лис.
  Всю пятницу Аликс неизвестно за что дулась на меня и даже по серым путям отправилась гулять одна. Я же решил воспользоваться одиночеством и провести один эксперимент. Я уже говорил, что упражнения по развитию резерва в пределах школы давались мне тяжелее, чем в других местах. Энергия с большим, чем обычно, усилием проходила по мельчайшим каналам. Так что я решил разобраться, в чём тут дело.
  Взяв два личных накопителя, один из которых был заполнен моей энергией примерно месяц назад, а второй пустым, я поочерёдно проверил их артефактом, используемым для проверки качества накопителей. После этого заполнил своей энергией и второй накопитель. Никакой разницы. Мои эксперименты с построением заклинаний при помощи энергии из первого и из второго накопителя также никакой разницы не выявили. К сожалению, я не мог разделить мою энергию на составляющие, для этого требовалось оборудование, которое очень вряд ли есть на Земле. Поэтому, я пошёл более долгим путём: построив на рабочем столе схемы заклинаний всех двадцать восьми планов, известных в Гиперборейской империи, я подавал в каждую схему мельчайшую частицу своей энергии и смотрел соотношение энергий отдельных планов в ней. Запомнив получившийся результат, я хотел провести аналогичное исследование вне пределов Истока, чтобы таким образом выяснить, что же во мне изменяется.
  За всеми этими экспериментами я не заметил, как настал вечер. Приоткрыв двери в соседнюю комнату я убедился, что Аликс уже вернулась со своей прогулки и легла спать. "Наверное, хочет отдохнуть перед ужином" - пришла ко мне мысль. Вернувшись за стол я потянулся и тут на меня навалилась страшная усталость. Решив по-быстрому проделать упражнения по развитию резерва и тоже отдохнуть, я, для скорости, попытался включить в упражнения энергию из источника. Обычно это не делается именно потому, что энергия из источника облегчает все операции и резко ухудшает результат.
  Разогнав энергию по мельчайшим каналам, я только начал её собирать, как почувствовал, что она начинает двигаться самостоятельно. В первые секунды я пытался остановить её движение, но это походило на попытку голыми руками остановить лавину. Энергия, всё ускоряясь, двигалась в одну точку. В этой точке начала образовываться какая-то структура. И тут меня прошиб холодный пот: я узнал то место, где образовывалась структура. Это место расположения канала на план хаоса!
  В первый миг я запаниковал, но тут же взял себя в руки. У меня оставалось слишком мало времени, чтобы тратить его на панику. План хаоса не соседствует с планом пространства, так что мне сейчас грозило повторение судьбы графа Ашениаси, не могущего воспользоваться своими каналами. Выход, как и попытка, у меня был только один - остановить всю циркуляцию энергии в моей энергосистеме. Да, это невероятная боль. Да, это риск сильных повреждений энергосистемы. Но альтернатива - гораздо хуже.
  На моё счастье, сознание я потерял ранее, чем успел почувствовать все прелести отката от моего поступка. Очнувшись, я первым делам возблагодарил Богов за целых три милости сразу: своевременная потеря сознания, отсутствие канала на план хаоса, отсутствие не только крупных, но и средних повреждений энергосистемы. Однако, упоминание о хаосе вновь пробудило во мне зуд исследователя. Малый круг порядка сформировался за считанные мгновения. Взглянув из его пределов, я обомлел: всё вокруг было покрыто налётом болотного цвета. Да, цветовое восприятие магических энергий есть не у каждого одарённого. Кроме того, это восприятие у разных магов разное. Но вот для меня этот цвет имел чёткую привязку. Привязку к энергии хаоса.
  
  
  Глава 05
  
  Первым моим побуждением после такого открытия было хватать Аликс в охапку и бежать. Я даже вскочил, но тут же со стоном вновь рухнул на пятую точку: пусть я, милостью Богов, и обошёлся без серьёзных травм, но резкие движения мне всё-таки пока противопоказаны.
  Посидев немного, я медленно и аккуратно встал. Бросив случайный взгляд на зеркало, я обомлел: красные, из-за полопавшихся сосудов глаза, мертвенная бледность, засохшая струйка крови в уголке рта - в общем, выглядел я ещё хуже, чем себя чувствовал. Срочно надо было привести себя в нормальный вид, хотя бы внешне. Намереваясь проскочить тихо и незаметно, я сосредоточился на тишине и не обратил внимания, что диван уже пуст. Соответственно, прямо в дверях в ванную комнату я нос к носу столкнулся с Аликс. Взглянув на меня, та ахнула:
  - Что с Вами?!
  Попытки её успокоить ни к чему не привели. Буквально затащив меня внутрь, она тут же развила бурную деятельность, одновременно раздевая меня, наполняя ванну и добавляя в воду различные зелья, причём о наличии у нас большинства из них я до сего момента не догадывался. Еле удалось её отправить восвояси, попросив приготовить мне укрепляющее питьё.
  Лёжа в сложном коктейле из расслабляющих, заживляющих и восполняющих энергию снадобий, щедро добавленных в воду, я смог унять тот вулкан эмоций, который бушевал во мне после увиденного зрелища. Вновь сформировав малый круг порядка, я уже гораздо спокойнее вгляделся в открывшуюся картину.
  Да, из пределов круга, окружающее предстало предо мной покрытым тонким, недвижным слоем энергии хаоса. Неподвижным?! Ведь это противоречит самой сути хаоса, он постоянно в движении, изменении. Не понимаю, что это такое, но точно не прорыв хаоса, как я сгоряча решил.
  Дальнейшее наблюдение и несколько опытов по взаимодействию энергии различных планов, привело меня к следующим выводам. Итак, энергия хаоса, увиденная мной, не пронизывала всё вокруг, как это было бы при готовящемся прорыве, а, скорее, покрывала всё, не смешиваясь с прочими энергиями и не двигаясь сама. Да, это действительно и должно было привести к затруднениям в работе со сложными, многокомпонентными и требующими тонкой настройки заклинаниями, но вот "пассивность" энергии хаоса не позволяла ей вступать в реакцию с энергиями других планов. Правда, я предусмотрительно не стал экспериментировать с энергиями времени и материи, противоположными хаосу.
  Из раздумий меня вывела Аликс, постучавшаяся в дверь:
  - Сюзерен, с Вами всё в порядке? Нам уже пора. И Ваш настой уже остыл.
  - Благодарю.
  Собравшись, мы зашли за Сима Ян, занимавшей аналогичную нашей квартиру в том же коттедже и пошли на тожественный ужин.
  О самом ужине рассказывать нечего. Во-первых, я всё-таки был чересчур рассеян, обдумывая своё открытие, а во-вторых, ничего особенно примечательного так не произошло. Вдобавок, мои планы расспросить старшеклассников "сов" и "мышей" рухнули с треском - на торжественном ужине, оказывается, факультеты сидели раздельно друг от друга и неформального общения как во время ужина, так и после него не предусматривалось.
  На следующее утро, сразу после завтрака, я направился к выходу из Истока. Предъявленное разрешение на выход чуть ли не попробовали на зуб, но, наконец, продержав минут пятнадцать в привратницкой, меня выпустили за ворота. За воротами, как я и думал, меня уже ожидал какой-то лерв - подросток, пристроившийся за спиной.
  Перед тем, как отправиться в Скоттвиль, я обошёл всю деревушку Исток. Да, деревня имела то же название, что и школа и жизнь в ней вокруг школы и крутилась. Постоялые дворы заполнялись лишь в моменты начала и окончания кварт, магазинчики на центральной улице торговали, в основном, товарами для школьников. Школа также была основным рынком сбыта для окрестных фермеров, да и население деревни чуть ли не наполовину состояло из школьной прислуги.
  При осмотре магическим зрением, я заметил небольшие по размеру области искривления потоков. Подойдя к нескольким из таких областей вплотную я убедился, что эффект искривления создают какие-то артефакты, сейчас находящиеся в неактивном, вернее, в "спящем" состоянии. Прикинув расположение этих артефактов на местности, я предположил, что при активации они создают сигнальную сеть, позволяющую засечь любого человека внутри области своего действия. Про себя я уважительно присвистнул: такие антишпионские сети относятся к самым сложным комплексным артефактам.
  Вдруг, из переулка, мимо которого я проходил, меня позвали:
  - Первородный!
  Я оглянулся. В переулке угадывалась какая-то тень. Тень призывно махнула мне рукой. Навесив на себя дополнительный щит и активировав защитный артефакт, я нырнул между домами. Переулок оказался тупиком. Невысокая фигурка, находящаяся там, скинула капюшон и превратилась... в Аликс, с гордой улыбкой обратившейся ко мне:
  - Представляете, учитель, я смогла сама преодолеть стену школы!
  - Это, очень хорошо (это действительно хорошо, поскольку стена школы дополнительно магически укреплена), но вот то, что ты нашла здесь меня, неаккуратно с твоей стороны.
  - Почему?
  Я постарался как можно более кратко объяснить ей ситуацию со следящими артефактами и с наблюдением за мной. Девочка сначала покраснела, а затем в её глазах стали набухать слёзы:
  - Дура! Дура!!
  Она отвернулась и попыталась уйти, но я успел схватить её за руку:
  - Подожди. Давай попробуем превратить этот инцидент в наше преимущество.
  Она обернулась и посмотрела мне прямо в глаза:
  - Я... не подвела Вас?
  - Нет, более того, твой поступок поможет мне усилить суматоху вокруг нас. Тут ведь как: не важно, что врать обо мне будут, главное, чтобы правду не сказали.
  Девочка несмело улыбнулась, слёзы стремительно высыхали:
  - Что я должна делать?
  - Доставь меня на серые пути и срочно уходи в школу. Там постарайся попасть на глаза как можно большему количеству народу, чтобы никто даже не подумал, что ты покидала Исток.
  - Ну... Исток ведь я и не покидала.
  Я рассмеялся:
  - Действительно, поймала ты меня.
  Через секунду я был уже на серых путях. Кивнув на прощание Аликс, я уселся и стал ждать. Где-то через пять минут мой "провожатый" аккуратно заглянул в тупичок. Не обнаружив никого, он заметался и попытался найти, каким образом мы ушли. Ничего не обнаружив, он ожидаемо побежал докладывать о провале задания. Я же подождал ещё минут десять и вышел с серых путей. Одно движение руки - и на мне иллюзия других, не тех в которых я покинул Исток, перчаток. Как оказалось, появился я весьма вовремя. Прямо у входа в тупик я почти столкнулся с давешним лервом, сопровождавшим одарённого средних лет, одетого в стандартную форму бритстанской полиции. Увидев меня, лерв остановился как вкопанный, вытаращив глаза. Я же, неторопливо окинув взглядом как шпиона-неудачника, так и полицейского, прошествовал мимо них. Дойдя до окраины деревни, я сел в уже давно поджидающую меня карету.
  ***
  Скоттвиль - небольшой городок на берегу речки Уре. Говорят, летом, с реки он даже весьма живописен, но сейчас, зимой, он производит, скорее, гнетущее впечатление. Впрочем, коттедж, который снимала Астра, был довольно симпатичен: двухэтажный, с красными кирпичными стенами под островерхой черепичной крышей. Углы дома, цоколь и оконные проёмы, облицованные сиенитом, придавали ему и вовсе нарядный вид. К дому прилагался довольно обширный участок, засаженный деревьями, а сразу за забором начинался лес. Коттедж принадлежал больнице, следовательно, домовой в нём был не предусмотрен.
  Астра, будучи уже на шестом месяце, щеголяла довольно-таки объёмным животом, но, несмотря на это, ещё ходила на работу в больницу. С лица её не сходила счастливая улыбка, а каждое движение было преисполнено величавой плавности. Первым делом по приезду я, естественно, проверил плод. Девочка, одарённая, развивается хорошо, но вот активное личное проклятие, висящее на ней, мне, естественно, не понравилось. К сожалению, проклятие было навешено уже больше месяца назад и установить его авторство в, так сказать, "полевых" условиях, не представлялось возможным. Так что пришлось ограничиться полумерами: сняв имеющееся проклятие, я оставил "маячок", который должен был среагировать при попытке воздействия на плод той же силой, что оставила прошлое проклятие.
  Астра ужасно разозлилась, узнав о проклятии. С трудом удалось её успокоить, сказав, что её сильные эмоции могут привести к прорыву к плоду её собственной, пропитанной смертью энергии. Всё-таки, с помощью материнского инстинкта, женщинами можно довольно легко манипулировать.
  Всё время, пока я занимался с Астрой, Кристи хвостом крутилась вокруг. Наконец, дождавшись, пока я встану с кресла у постели, куда Астра улеглась для того, чтобы создавать мне минимум помех в моих манипуляциях, она с силой потянула меня на улицу. Возмущённый голос Астры: "А обед?!", был полностью Кристи проигнорирован. Я, улыбаясь про себя, позволил ей вести. Наконец, мы пришли в дальний угол участка. Прижав палец к губам, Кристи исчезла за кустами. Минута - и оттуда появляется пума. Подойдя ко мне, пума потёрлась о мою ногу и кивнула головой себе за спину. Второго приглашения мне не потребовалось. Подождав, пока я устроюсь на её спине, пума рванула вперёд. Участок мы покинули через кем-то заботливо открытую калитку и углубились в лес. Пробежав минут пятнадцать, пума остановилась около зарослей тиса. Над зарослями возвышался высокий камень. Я слез с Красотки и пума полезла прямо в гущу кустов. Увидев, что я не тороплюсь последовать за нею, пума повернула ко мне голову и заурчала.
  Как оказалось, между кустами тиса существовал совершенно незаметный со стороны очень удобный проход, который вёл на небольшую полянку, в центре которой стояло природное сооружение из камней. Камень, видимый издалека, образовывал "крышу", а два других - "стены". Слева от камней бил небольшой родник. Неподалёку лежала куча хвороста.
  Пума исчезла между камней. Я решил немного подождать, и вскоре Кристи появилась, одетая в кожаный костюм, сделанный по моде индейцев Северной Америки. Про себя я кивнул: действительно, лазать по деревьям и камням в таком костюме гораздо удобнее, чем в обычной женской одежде.
  Кристи присела в шутливом книксене:
  - Первородный, прошу, не побрезгуйте моим гостеприимством.
  Проходя мимо неё, я церемонно поцеловал ей руку.
  Внутреннее пространство этой пещерки оказалось несколько больше, чем думалось, глядя на это конструкцию снаружи. Довольно низкий и короткий, буквально один шаг, проход, затем пол понижался, а стены раздавались в стороны, образуя довольно таки уютную пещерку, площадью чуть более двадцати квадратных метров.
  В дальнем углу пещеры горел огонь. Дым выходил через какую-то щель между камнями и в самой пещере почти не ощущался. Кроме очага, источником света служил магический светильник, поставленный посреди пещеры на большом камне, исполняющем роль стола. Около стола на небольших камнях лежало грубо обработанное бревно - скамейка. У самого входа была брошена куча еловых веток, а около очага обнаружилось настоящее ложе, застеленное мехами. На столе стояли миски с нехитрыми кушаньями. Над очагом висел закопчённый чайник.
  Я повернулся и встретился глазами с Кристи:
  - Спасибо за столь тёплый приём, Кристи.
  Та улыбнулась и, подойдя ко мне, взяла мою руку в свои. Приложив мою ладонь поочерёдно к своему лбу, губам и сердцу, она глубоко поклонилась и, выпустив мою руку, отступила на шаг. Данный ритуал был мне не знаком, но смысл его был понятен без слов. Несколько секунд мы молча глядели друг на друга, затем Кристи сделала широкий взмах рукой, как бы приглашая меня к столу.
  - Спасибо. Ну-с, чем меня покормят сегодня?
  Кристи засмеялась и первой прошла вперёд. Усевшись за стол, она стала предлагать мне различные блюда.
  Еда оказалась простой: копчёное мясо, запечённые овощи, хлеб и сыр. В качестве напитка - отвар из трав. Однако, всё было очень вкусно, а ощущение полной безопасности резко контрастировало с обстановкой в Истоке.
  Насытившись, я, прежде всего, проверил развитие энергосистемы Кристи. Та без возражений снова перекинулась в пуму. Всё оказалось в пределах нормы, единственное, чувствовалось, что Кристи нуждается в небольшом увеличении нагрузки. После этого я занялся улучшением показанного мне Кристи местечка.
  Два накопителя я пожертвовал для создания иллюзий. Одна полностью скрыла от посторонних взглядов тропинку в зарослях тиса, а вторая - вход в пещеру. Несколько рун по стенам создали в пещере более приятный микроклимат, заклинания школы земли "облагородили" стол и очаг, а также позволили немного приподнять оба спальных места над полом.
  Конечно же, можно было сделать ещё немало, главным образом в области безопасности, но зачем что-то делать на коленке, если можно сами артефакты сделать в том же Скоттвиле, а на месте только связать их в единую непротиворечивую систему. Да и устал я изрядно. Всё-таки мой нынешний организм ещё недостаточно силён для столь долгой работы с камнем. Впрочем, Кристи... вернее, Красотка, была просто счастлива, обнюхивая и буквально "пробуя на зуб" каждую "обновку" в своей пещерке. А уж когда я разрешил ей, немного "размягчив" камень, оставить следы когтей на спальном месте у входа, предназначенном для пумы, её восторг просто не знал границ.
  Поужинав остатками продуктов, впрочем, "остатков" было столько, что их легко могло хватить и на завтрашний ужин, мы вышли на улицу. Было уже темно, на небе высыпали звёзды. Красотка искоса посмотрела на меня и вдруг, одним слитным движением запрыгнула на верхний камень. Там она улеглась с таким видом, как будто готова была пролежать, не сходя с места, не только день, но и неделю и даже больше. Так, я не понял: а кто меня назад повезёт?
  Впрочем, при наличии определённого опыта в применении заклинания "поток воздуха" можно не только запрыгнуть на камень. Со стороны это выглядело, как обычный прыжок. С места. Метра на три с половиной - четыре вверх. Никогда не думал, что морда пумы вообще способна на подобное выражение удивления. Я же, погрозив Красотке пальцем... улёгся прямо на неё.
  Как приятно лежать на Красотке, смотреть на звёзды и рассуждать:
  - Думаю, что запутал я своих бритстанских друзей изрядно. Теперь им для того, чтобы найти ко мне подходы, надо будет приложить значительно больше усилий, а чем более сложны планы, тем проще их разрушить. Впрочем, некий Том Хеджхок, первоклассник "сов", уже довольно-таки ясно показал, на чьи интересы он работает, пытаясь подружиться со мной при каждом удобном и неудобном случае. Гораздо интересней другой вопрос - успели ли те, кто хотел, внедрить своих агентов в класс "лис"? Всё-таки, этот мой финт должен был стать для них совсем неожиданным.
  Конечно же, первыми на подозрении должны быть дон Кристобаль и Сима Ян. Они и поступили позднее, чем я и осознанно выбрали именно этот факультет. Однако я, всё-таки не настолько известен, чтобы рыцарский орден, действующий в Северной Африке, или первородная семья империи Мин хотели меня для себя, так что если и искать агентов влияния, то заказчики явно находятся в пределах Европы. Но мне реально сложно себе представить, ЧТО надо предложить первородному роду или рыцарскому ордену для того, чтобы они выделили кого-нибудь из своих полноправных членов для слежки или завязывания отношений. Овчинка выделки не стоит.
  Следующими на очереди у нас Дэйзи и Лорена. Поступили после меня, да и резервы у них больше подходят "ласточкам", ну или на худой конец "мышам". Но если Дейзи для меня до сих пор является "тёмной лошадкой", никак себя не проявляя, то Лорена явно тяготеет к нашему претенденту на трон Иверии. Так что, если это не хитрая игра, то её можно вычёркивать.
  Ингрид Альхерри. Мало того, что само по себе поступление четвёртой дочери не самого известного, а попросту говоря - третьеразрядного, рода Спинии в Исток мягко говоря, необычно, так она ещё и отличилась самой острой реакцией на моё заявление о том, что я не знаю ни одного заклинания.
  Ну и последней по счёту, но не по значению в данном списке, выступает Мирабелла Руайян, на которой я насчитал не меньше десятка различных артефактов. Неплохо для дочери эмигрантов из Галлии, которые даже не могут оплатить её обучение в школе, так что Мирабелла является стипендиаткой, а вот чьей - неизвестно.
  Красотка слушала меня очень внимательно, а когда я закончил, замерла, казалось, даже не дыша. Полежав ещё немного и полюбовавшись небом, я решительно встал:
  - Ладно, Красотка. Поехали домой. Дела сами себя не переделают.
  Пума тихонько вздохнула, покосилась на меня, но, без возражений, спрыгнула на землю. Подождав меня (ещё одно применение потока воздуха), она пошла вперёд, к выходу из кустов. Там я снова оседлал её и вскоре мы уже проходили в двери коттеджа. Астра явно собиралась отругать Кристи, но я не позволил. Отправив девочку в её комнаты, я сам прошёл в свой кабинет разбирать почту.
  ***
  За следующий день я успел опробовать (и одобрить) лабораторию, прочитать и написать десяток писем, заказать более продвинутую, чем существующая, систему охраны на коттедже... в общем, только к вечеру, когда мне уже надо было уезжать, я сообразил, что за весь день ни разу даже не поговорил с Кристи. Впрочем, её прощальное рукопожатие ясно показало, что на меня за это нисколько не обижаются.
  В Истоке я попал прямо с корабля на бал, вернее, на переезд. Я едва успел остановить перемещение наших вещей перед самым входом в наши новые апартаменты. В одиночку пройдя внутрь, я расставил по комнатам артефакты антиподслушивающей системы. Только после их синхронизации я разрешил внести и разложить наши вещи. Конечно же, в идеальном варианте надо было и мебель вынести, но это немного подождёт. Я буду не я, если не обезопашу хотя бы от подслушивания хотя бы одну комнату.
  Апартаменты состояли из шести жилых комнат, с двумя ванными и комнатой для прислуги. Войти в них можно было с трёх сторон: со стороны гостиной, от столовой и от комнаты для прислуги. Что меня несколько расстроило, никаких приспособлений для готовки, даже для чая, в апартаментах предусмотрено не было. Но кто сказал, что я не могу соответствующим образом оборудовать одну из комнат?
  Сима Ян, получившая апартаменты неподалеку от нас и переехавшая буквально за полчаса, присоединилась к Аликс, ожидающей у двери на куче вещей, когда ей будет позволено войти. Так что, когда я закончил, девочки вовсю болтали. Вербально простимулировав прислугу (ну и Аликс заодно) поторопиться с окончанием переезда, я присел рядом с Сима Ян. Она спросила:
  - А зачем Вы устанавливаете такую громоздкую и ненадёжную систему? Например, у меня есть артефакт "бриллиантовая сфера безмолвия", которого мне вполне хватает для конфиденциальных переговоров.
  - Видите ли, первородная, несколько слоёв слабых защит, в стационарном исполнении, всегда надёжнее, чем один слой сильной защиты.
  - Вы можете называть меня Си. Вы первый человек, который ставит под сомнение абсолютность защиты моего артефакта.
  - А Вы не могли бы показать мне свой артефакт в действии, первородная Си?
  - Просто Си. Пожалуйста.
  С этими словами она сняла с шейной цепочки подвеску с крупным бриллиантом и подкинула её в воздух. Зависнув над ней, подвеска засветилась, постепенно формируя сверкающий купол метра три в диаметре. Весь процесс занял секунд двадцать.
  - Ну вот, теперь нас никто не может подслушать. Или Вы не согласны?
  Я вгляделся в артефакт. Действительно, напрямую было не пройти, но как сказал кто-то из великих: "нормальные герои всегда идут в обход". Я уверенно кивнул девочке:
  - Не согласен. В Ваших покоях Вас подслушать вполне реально.
  - Это невозможно! Я готова спорить на что угодно!
  - Пари? Что ж, давайте пари. Если я до окончания первой кварты смогу Вас подслушать, то Вы дадите мне этот Ваш артефакт для изучения.
  - Хорошо, а если Вам этого не удастся, то я буду Вашей дамой на балу в честь летнего солнцестояния.
  - Договорились.
  Мы торжественно пожали друг другу руки и синхронно отвернулись друг от друга. Си деактивировала артефакт и вновь повесила его на цепочку. Не знаю, как Си, но я был полностью уверен в своей победе.
  В этот момент к нам в коридор выглянула Аликс, прошлась по нам подозрительным взглядом и пригласила внутрь пить чай в честь новоселья.
  Уже поздно вечером, оставшись одни, мы присели около камина в гостиной. Говорить о подробностях моего визита в Скоттвиль мы так и не решились, в конце концов для этого всегда есть серые пути, так что мы скорее отдыхали и набирались сил в тишине, изредка перебрасываясь фразами. Вдруг, Аликс как-то резко замолчала. Я посмотрел на неё. Лихорадочный румянец, намертво сцепленные пальцы рук, прикушенные губы - всё говорило о нешуточном волнении. Я подумал, что она переживает за свою ошибку в субботу, когда она без оценки последствий вышла за пределы школы:
  - Успокойся, Аликс. Ничего страшного не произошло. Главное, что я могу тебе полностью доверять, а всё остальное - преходяще.
  - Доверять? После того, как я попыталась воздействовать на Вас?
  Я понял, что ничего не понимаю:
  - Ну "воздействовать" - слишком сильное слово.
  - Правда?! Вы действительно не были готовы поддаться мне?
  - Пожалуй... нет. - Стоп, она случайно не о том уроке, который она преподала мне в четверг? - Если только на миг.
  Аликс ощутимо расслабилась, на лице её появилась торжествующая улыбка:
  - Я так и знала, что она просто слабачка, которая никогда не встречала настоящего сопротивления.
  - Аликс! - Глубоко ушедшая в свои мысли девочка вздрогнула, услышав мой голос, и встретилась со мной взглядом. - Я же вижу, что тебя что-то гнетёт. Расскажи мне.
  И Аликс начала рассказ. Кратко его суть можно передать следующими словами.
  Однажды в семье барона Шварцвален родилась дочь. И всё бы ничего, но вот мать девочки после этого умерла. Сам же барон первоначально не хотел больше жениться, но тут в его жизнь вошла дальняя родственница, которая постепенно загнала барона под свой каблук. Мало того, ей доставляло какое-то извращённое удовольствие рассказывать дочери барона о тех способах, которыми она это делала. Рассказывать подробно, в лицах. А девочка родилась умной. Она слушала и запоминала.
  Через некоторое время у новой жены барона также родился ребёнок. А дочь барона вдруг проявила необычную способность - исчезать по желанию. И в голове новой баронессы Шварцвальд родилась идея - отдать девочку Богам, тем самым уменьшив число претендентов на родовое наследство. Однако, девочка действительно была умной. Поэтому, прежде чем соглашаться, она постаралась узнать, какая судьба её ждёт. А узнав, пришла в ужас и решила, что любая другая судьба будет лучше этой.
  Уж сколько усилий девочке пришлось приложить, чтобы её отправили в замок Тодт, история умалчивает. Однако она смогла попасть в единственное, как ей тогда казалось, место, где ей могут помочь. В место, где учится один из Дуйсбургов, против воли которых её отец и мачеха не пойдут.
  Оказавшись в замке Тодт, девочка попробовала применить на практике всё то, о чём ей рассказывала мачеха. И у неё получилось! Если вначале никто и слышать не хотел ни о каком браке, то под конец Ричард Дуйсбург даже подумывал заключить, втайне от семьи, равноправный брак перед лицом Богов.
  И тут на сцене появляюсь я. С первого взгляда девочку потянуло к этому необычно взрослому мальчику. Потянуло настолько, что она даже была согласна променять брак на наложничество.
  История закончилась хорошо. Девочка получила защиту от планов своих родных. Но человек такая скотина, которой всё мало! И вот девочка решает проверить стойкость своего избранника к тому оружию, которое безотказно действовало как у её мачехи, так и в её собственных руках.
  И вот... непонятно. То ли подействовало, то ли нет. И самое главное, девочке совсем непонятно, какой результат для неё самой предпочтительнее. Казалось бы, ОН устоял, доказав свою силу, но почему же хочется плакать от того, что он устоял.
  Исповедь Аликс закончилась далеко за полночь. Выговорившись, она так и уснула, свернувшись клубочком в кресле. Я же ещё посидел, бездумно глядя в погасший камин, затем накрыл девочку пледом и ушёл в свою комнату.
  
  
  Глава 06
  
  В понедельник нас, ну то есть всех учеников школы, ждало для кого долгожданное, а для кого и неожиданное известие: в пятницу в школе будет проходить матч в рамках межшкольного чемпионата по соуку, а со следующей недели начинается отбор в школьную команду.
  Ученики - бритстанцы встретили данное известие с неподдельным энтузиазмом. Решив всё-таки разобраться, что это за зверь такой - соук, я на первой же перемене подошёл к Генриху Редингу - невысокому, гибкому тёмноволосому бритстанцу, который в нашей группе наиболее эмоционально отреагировал на утреннего известия:
  - Мистер Рединг, не подскажете, что такое соук?
  В ответ - вытаращенные глаза и открытый рот:
  - Как?! А разве ты... то есть Вы, не знаете?
  - Ну, знал бы - не спрашивал.
  - Да это же лучшая игра в мире! Мировые чемпионаты по соуку уже не первый век проводятся! Да вы что там, на материке, совсем от жизни отстали?!
  - Очень хорошо, - смог я вклиниться в его экспрессивный монолог. - Но хотелось бы поменьше эмоций и побольше информации.
  За время нашего разговора вокруг нас собралась вся группа.
  - Если позволите - вмешался в наш разговор Оливер Дадли, - то я могу помочь. У меня есть фильм с подборкой лучших моментов с прошлого чемпионата Бритстана. Надо лишь договориться об использовании мыслепроектора.
  - За этим дело не станет - вновь заговорил Рединг. Моя кузина с удовольствием и предоставит нам мыслепроектор для этого дела и сама примет участие в просмотре. Правда, выцарапать из её загребущих лапок такой фильм сразу после просмотра будет затруднительно.
  - И кто у нас кузина? - Озвучил я общий вопрос.
  - Тренер школьной команды по соуку.
  О просмотре договорились быстро. Как и предсказывал Рединг, его кузина с большим энтузиазмом восприняла предложение о просмотре такого фильма, "с целью ликвидации отсталости некоторых континенталов" (её собственные слова). Просмотр договорились устроить вечером, после занятий. Что характерно, наш куратор, хоть и согласился на сегодня немного сократить время послеобеденных занятий, сам присоединиться к нам не пожелал.
  На обеде я переговорил и со старшеклассниками и с самой "продвинутой" в плане контроля в нашей группе Сабиной Стокпорт. Все мне подтвердили, что на территории Истока сложные и энергомкие заклинания получаются хуже, чем за его пределами. Старшеклассники даже рассказали о ходящем в их среде слухе, что это сделано специально, по принципу "тяжело в учении - легко в бою". Внутренне я позволил себе скептически улыбнуться: конечно же, если уж заклинание получается здесь, то за пределами Истока оно получится однозначно, но минусов у подобного способа обучения столько, что все плюсы становятся микроскопическими на их фоне.
  На занятиях с сэром Стивеном мы отрабатывали защитные заклинания. Происходило это следующим образом: ученик вставал у стены. В качестве защитной амуниции ему полагался только лишь шлем с узким забралом, так что многие от этой амуниции отказывались. Около противоположной от ученика стены была установлена громоздкая конструкция. По готовности ученика из этой конструкции начинали вылетать гуттаперчевые мячики. Задача ученика - отбивать эти мячики защитным заклинанием "targa", создающим небольшой, около тридцати сантиметров в диаметре, круг защиты. Из-за своих небольших размеров, и, соответственно, меньших затрат энергии на своё поддержание, данный щит прекрасно подходит для противодействия как высокоэнергетическим заклятиям, так и для отражения тех же пушечных ядер. К недостаткам данного щита относят то, что он создаётся на сравнительно небольшом расстоянии от мага, да и управлять им, ставя на пути угрозы - целое искусство, подвластное далеко не каждому.
  Что полностью и подтвердилось в данном случае. Когда мячики запускались по одному, хотя бы с небольшим интервалом, ученики справлялись с задачей, но стоило только начать запускать мячики сериями по два одновременно, как сразу же следовали попадания. Единственная, кому удалось выдержать режим "два мячика", была Аликс. Ну, про её великолепную реакцию я и так знал, а вот для прочих это стало откровением. Когда Аликс закончила, все без исключения зрители, в том числе старшеклассники, присоединившиеся к нам по ходу её тренировки, зааплодировали.
  Сам я показал весьма средний результат, однако несомненную полезность этого заклинания про себя отметил. "Надо будет потренироваться в Скоттвиле, где не надо искусственно занижать свои возможности" - подумал я, выходя из тренировочного зала.
  Тренером команды Истока по соуку и троюродной сестрой Генриха Рединга была родовитая Алиса Рен, невысокая худощавая женщина в возрасте "за тридцать". Тёмные волосы до середины лопаток, пронзительные серые глаза, тонкие губы и резерв в семьдесят три эона. Одета она была в до неприличия обтягивающий спортивный костюм, подчёркивающий её мускулистые, особенно на фоне торса, ноги. Как потом оказалось, это не просто костюм, а спортивная форма команды "шервудские вепри" в составе которой она пять раз становилась чемпионом Бритстана по соуку.
  Как оказалось, мыслепроектор был в составе оборудования спортивных секций Истока. Так что после окончания процедуры знакомства мы прошли в специальную комнату, находящуюся в подтрибунных помещениях стадиона. Комната оказалась довольно-таки уютной: выполненная в приятных глазу синих тонах, с мягкими диванами и приглушённым светом. Пол в задней части комнаты был приподнят, поэтому со второго ряда диванов обзор был не хуже, чем с первого. Рядом с экраном располагалась интерактивная доска, на которой отображалось всё, что тренер рисовал на своём планшете.
  Дети ввалились в комнату толпой. Специально немного задержавшись в дверях, я смог увидеть их расположение относительно друг друга. Си села посередине первого ряда, как и положено первородной, Аликс она просто-таки потянула следом за собой. На этом диване ещё остались места, однако на них никто не претендовал. На правом диване расположились Норманн, Оливер, Лорена и Сабрина Клифден - высокая рыжеволосая и зеленоглазая девица с острым подбородком и выпирающими скулами. Она сразу же заявила свои права на Норманна и его сугубо отрицательное мнение об этом заявлении её нисколько не обескуражило. Да, резерв её всего шесть эонов, меньше всех в нашей группе. Левый диван заняла Дейзи, за которой увязался дон Кристобаль, ну а уже за рыцарем на этом же диване устроились Альхерри и Генрих Норидж. Норидж, сам себя назначивший кем-то вроде оруженосца дона Кристобаля, пытался подражать рыцарю во всём, но в сочетании с его пухлыми детскими щёчками, ярко-красными губками "бантиком", ярко-голубыми глазами и кудрявыми золотистыми волосами, это подражание выглядело как утончённое издевательство. Рединг ухватил под руки Колетт и Мирабеллу и увлёк их обеих на левый диван во втором ряду. Те со смехом посопротивлялись, но позволили ему совершить это наглое похищение. Центральный диван во втором ряду заняли Грегори, Оззи и Амбер. Вот эта троица, похоже, действительно хочет именно смотреть фильм. Сабина в одиночестве заняла правый диван во втором ряду. Забившись в дальний угол дивана, она явно собралась подремать, пока остальные будут увлечены происходящим на экране. Между прочим, Сабина почти постоянно ходит сонная. Я присел рядом с ней:
  - Вы не высыпаетесь?
  - Пожалуйста, не говорите никому. Я боюсь, что если о моих проблемах со сном узнают, то меня могут перевести в другую школу. А я так старалась, чтобы попасть именно сюда!
  - Хорошо, Ваш секрет в безопасности со мной. Я так понимаю, что проблемы со сном у Вас постоянны?
  - Да, я всегда плохо спала, но здесь, наверное из-за смены обстановки, мне стало гораздо хуже. Я вообще не могу полноценно спать, поэтому-то и пользуюсь каждой спокойной минуткой, чтобы подремать хоть немного.
  Я не обратил внимания на завуалированную просьбу оставить её в покое:
  - Вы разрешите? - Я протянул свои руки к её.
  - Пожалуйста. - Сабина лишь недоумённо пожала плечами.
  Я взял её ладошку в свои и закрыл глаза. Много времени для подтверждения моих предварительных выводов не потребовалось: уже буквально через несколько минут я почувствовал у неё канал на план хаоса.
  Бедный ребёнок! Естественно, в атмосфере Истока, перенасыщенной хаосом, сон ей "не грозит". А вот как ей помочь - вопрос куда более сложный. Естественно, если её положить с круг порядка, положение выправится, но постоянное воздействие энергии с противоположным знаком чревато для Сабины различными нарушениями в развитии и даже смертью. Можно поступить наоборот: в круге хаоса она сможет развиваться быстрее и справиться со своей проблемой самостоятельно. Приверженцам хаоса вообще и в принципе надо гораздо меньше сна, чем прочим, не более двух часов в день. Но кто будет наблюдать за развитием Сабины в этом самом круге хаоса? Сам я точно этого не потяну. Да и строить круг хаоса на территории Истока - это как играть в русскую рулетку с одним пустым гнездом в барабане револьвера.
  За всеми этими действиями и размышлениями я и не заметил, что демонстрация фильма уже началась. Благодарно кивнув Сабине и отпустив её руку, я перенёс своё внимание на экран. Сабина же со вздохом прилегла и закрыла глаза.
  На экране же происходило нечто непонятное для меня. Представьте себе прямоугольное поле, на которое нанесены белые линии. В середине коротких сторон прямоугольника стоит по два высоких столба, которые связаны между собой перекладиной, находящейся на высоте примерно в одну треть от высоты этих столбов. Люди, разбитые на две команды по семь человек в каждой, бегали, прыгали, гонялись друг за другом. В игре присутствовал один-единственный мяч, который игроки то проносили с собой за крайнюю линию на поле, то есть за ту линию, на которой находятся эти столбы, то били этим мячом ногами или каким-то магическим способом пронося мяч между столбами. Палочек у игроков не было.
  Фильм состоял из фрагментов различных матчей. В нескольких фрагментах на одной из команд были надеты костюмы, аналогичные костюмы родовитой Рен. Общая продолжительность фильма составила около получаса.
  Зрелище на экране увлекало своей энергетикой и динамикой, но было абсолютно не понятно. После окончания фильма родовитая Рен вскочила и обратилась к нам:
  - Ну что?! Готовы встать под знамёна команды Истока?
  Согласный рёв части группы был ей ответом. Но, когда этот рёв затих, Мирабелла выразила мнение остальных:
  - Конечно же, очень интересно, но я ничего не поняла.
  Тренер как-то даже растерянно спросила:
  - Кто ещё не понял?
  Руку подняли я, Си, Мирабелла и Альхерри. Дон Кристобаль лениво буркнул:
  - А что тут понимать? Беги и бей, можно в обратной последовательности.
  Тренер справилась с минутной растерянностью и активировала доску:
  - Смотрите, вот поле. - На доске появился прямоугольник. - Его размеры сто на семьдесят метров. Поле разделено пополам центральной линией...
  Короче, главное, что я уловил: в состав формы игрока входят специальные перчатки, которые способны притягивать и отталкивать мяч. Сам мяч нельзя нести в руках: если игрок сделал больше трёх шагов с мячом в руках, мяч переходит другой команде. Мяч можно пасовать, но только назад. При движении вперёд мяч должен быть прикреплён с внешней стороны предплечья, там находится специальная липучка. Игроки другой команды могут срывать мяч с этого крепления только воздействием своих перчаток. Игрока с мячом можно останавливать как воздействием перчаток, так и попросту блокировать его. Если игрок с мячом пересекает линию, на которой стоят ворота команды противника, его команда получает пять очков, если же мяч, либо после удара ногой, либо в результате воздействия перчаток игроков одной команды пролетает между столбами над перекладиной ворот другой команды, первая команда получает три очка. Игра состоит из двух таймов продолжительностью по десять минут. Между таймами имеется перерыв - пять минут. Менять во время матча можно только травмированных игроков. В команде трое нападающих и четверо защитников. По телосложению они сильно отличались. Если защитники все как на подбор были накачанными силачами, то нападающие могли быть внешне как копией защитников, так и их полной противоположностью. Сама родовитая Рен в своё время была нападающей. Как она сказала, для нападающего главное скорость и ловкость, а вот для защитника вес тоже имеет значение.
  Выяснилось также, что кроме общешкольной команды по соуку, участвующей в чемпионате среди школ, существуют и команды факультетов, сражающиеся друг с другом. Причём количество команд, которые мог выставить факультет, правилами не лимитировалось: были бы желающие. Единственным условием для регистрации новой команды на любом факультете, позволяющим откинуть откровенно слабых игроков, была игра с общешкольной командой. Если проигрыш новичков был не откровенно разгромным, то команду включали во внутришкольный чемпионат. В настоящий момент во внутришкольном чемпионате участвовало восемь команд, по одной с каждого факультета, вторая команда "ласточек" ну и вторая и третья команда "енотов". Игроки общешкольной команды могли играть в командах "своих" факультетов, но приоритет отдавался межшкольному чемпионату. В отборе в общешкольную команду мог участвовать любой желающий, вне зависимости от своего участия в команде факультета.
  Честно говоря, в восторге от данной игры я не был... впрочем, от чего я вообще бываю в восторге, пришлось самокритично признать. Аликс же напротив, была полна радужных надежд на то, что ей удастся попасть в общешкольную команду. Это было первое, что она мне сообщила, как только мы вышли на улицу. Я не стал ни останавливать, ни одёргивать её. В конце концов, для боевика эта игра может быть очень полезна. Сам я окончательно решил выбрать фехтование, причём на шпагах, пригодных как для колющих, так и для рубящих ударов.
  На следующий день Аликс куда-то исчезла сразу после занятий и вернулась лишь к ужину. После ужина, она постучалась ко мне в дверь:
  - Можно?
  - Входи.
  Она прошла к креслу, стоящему около моего рабочего стола буквально на цыпочках и тяжело вздохнула, прежде чем присесть. Её абсолютно домашняя одежда: халат, из под которого выглядывали пижамные брюки и тапочки, отороченные мехом, настраивали на благодушный лад. Волосы заплетены в косу, кончик которой она теребила, не решаясь заговорить. Наконец, оставив волосы в покое и сложив руки на коленях, она начала:
  - Сюзерен, я знаю, что Вы плохо относитесь к людям, которые постоянно меняют свои решения.
  Я лишь кивнул, соглашаясь.
  - Так вот, я хочу просить Вас разрешить мне попробовать себя в отборе по соуку.
  - Интересно, и зачем это тебе понадобилось моё разрешение? Только не надо про долг вассала.
  - Ну (а ведь она всерьёз смущена), я просто подумала, что если Вы мне разрешите, то я могу просить Вас о помощи.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ну, Вы помните Тома Тайн, из четвёртого класса "ласточек"?
  - Помню.
  Аликс недовольно поджала губки:
  - Так вот, он ещё и капитан сборной школы по соуку. Я сегодня попросила его примерить на меня амуницию игрока и тут же вспомнила, как Вы нас учили работать с амулетами активной защиты.
  - Продолжай.
  - Так вот, игрок не может одновременно удерживать мяч на своём предплечье и блокировать притяжение от перчаток игроков противника. Но я-то могу! Мне надо только лишь немного потренироваться.
  Я откинулся в своём кресле и сложил руки "домиком" перед собой":
  - То есть, ты хочешь с помощью своих особых возможностей побеждать всех на поле? Тебе не кажется, что это как бы лишает игру смысла?
  - Нет, сюзерен. Я хочу заключить пари на свою победу в отборе, победить и отказаться от места в команде.
  - Любопытно. И какое же пари ты хочешь заключить?
  - Если я выиграю, он, со своими прихлебателями, прекратит преследовать меня. А если проиграю - стану его дамой сердца.
  - Он настолько выводит тебя из себя?
  - Да они все меня бесят! Я уже раз двадцать пожалела, что пока не могу вызвать их на дуэль.
  - Ты надеешься победить старшеклассников на дуэли?
  - Нет, - буркнула она и отвернулась. - Но если даже они выиграют, я всё равно буду иметь возможность игнорировать их после этого.
  - Хорошо, давай подытожим. Ты хочешь, используя работу в два потока, победить всех на отборе в команду по соуку, предварительно заключив пари с капитаном команды о том, что если ты победишь, он не будет тебя преследовать повсюду. После победы ты планируешь плюнуть в душу всем почитателям этого вида спорта и отказаться от места в команде. Я посвящён в твои планы заранее для помощи в тренировке, ну и затем, чтобы я в тебе не разочаровался из-за твоей кажущейся "ветрености". Я ничего не забыл?
  - Ну, есть и ещё кое-что. Такой мой поступок должен всех возмутить, может хоть после этого моя нездоровая популярность схлынет.
  - А сама-то ты хочешь играть в команде?
  - В первый момент - хотела, а потом подумала... нет, я уж лучше поближе к Вам.
  - Поближе ко мне, говоришь. - Я встал и обошёл стол. - Да уж, очевидно придётся пойти у тебя на поводу и сделать так, как ты хочешь.
  Аликс с достоинством выдержала удар. Встав и коротко поклонившись, она спросила:
  - Когда мы проведём тренировку, сюзерен?
  - Какую тренировку? Я же сказал: "как ты хочешь", а не: "то, что ты выдаёшь за своё желание".
  Девочка стремительно покраснела и спрятала лицо в ладонях. Я подхватил её и перекинул через плечо. Не ожидавшая этого Аликс только пискнула, когда я понёс её из своих комнат. Донеся свою ношу до её спальни, я бросил Аликс на кровать:
  - Спи, лиса. Вот уж кому эмблема факультета подходит как нельзя лучше. Завтра приготовишь мне платок со своей монограммой, я закреплю его на одежде.
  - А Вы разве е хотите полностью соблюсти ритуал?
  - Подрасти сначала.
  - Да Вы старше меня на какой-то месяц!
  - Да? А по поведению кажется, что на пару-тройку десятилетий. - Про себя я вздохнул: "на пару уж точно".
  Развернувшись, я направился к двери. Уже взявшись за ручку, я был остановлен вопросом Аликс:
  - А о чём вы постоянно так мило болтаете со Стокпорт?
  - У неё серьёзные проблемы.
  - Которые могут стать нашими?
  - Которые могут стать нашими общими.
  - Чем я могу Вам помочь?
  - Если ты увидишь, что она уснула, постарайся её не будить.
  - Поняла. Спокойной ночи, сюзерен.
  - Спокойной, Аликс.
  Пройдя к себе, я стал прикидывать, что может помочь Сабине? Чисто теоретически было понятно, что ей нужна зона энергии пространства или антиматерии. Конечно же, рабочий канал на план пространства у меня уже был, так что создать артефакт, пропитанный энергией этого плана, возможно, но только при достижении мною резерва в пятьдесят эонов. Раньше я рискую заработать перегорание всей энегросистемы, а вылечить такое на Земле вряд ли кому-то удастся. А пока мой резерв достигнет этой величины, Сабина уже сойдёт с ума от недосыпа. Впрочем, один вариант у меня был, но на уровне чистой теории. И опять-таки для его реализации мне надо было выехать из Истока.
  Конечно же, можно было поступить ещё проще и предупредить родителей Сабины о том, что на территории Истока ей угрожает опасность. Но тут сразу же возникает множество проблем для меня. Во-первых, мне надо будет объяснять, что за проблема. Во-вторых, объяснять, откуда я об этом узнал. То есть - раскрыться перед абсолютно незнакомыми мне людьми. А показав такой уровень осведомлённости в делах, творящихся в Истоке, я могу легко пополнить собой кладбище какого-нибудь доктора. Пусть вероятность подобного и невелика, но она и ненулевая. Ну и самое главное - показав свою заинтересованность в Сабине я практически гарантированно натыкаюсь на вопрос: "а кто Вам она?" А даже нового вассала из подданных короля Бритстана я бы очень не хотел брать.
  Так ничего и не придумав, я лёг спать.
  Среда и четверг ничем не запомнились, а вот в пятницу меня поразил здоровый и выспавшийся вид Сабины. Отозвав её на первой же перемене, я приступил к расспросам:
  - Тебе удалось выспаться? Простите, Вам удалось?
  - Ничего страшного. Я буду рада перейти на "ты".
  - Договорились.
  - Спасибо. Да, меня вчера вечером вызвали в медкабинет. Оказалось, куратор заметил моё состояние. Целитель дал мне какие-то пилюли и сказал принимать их перед сном. Я выпила одну и представляешь! Заснула как младенец. Спала всего три с половиной часа и проснулась абсолютно отдохнувшей.
  Что-то мне уже сразу очень не нравятся эти пилюли. Уж не кормят ли они её концентрированным хаосом? Идиоты! Ведь стоит концентрации хаоса внутри неё достичь определённой (индивидуальна для каждого) величины, так в лучшем и для самой Сабины и для окружающих случае она попросту умрёт. А если произойдёт её слияние с ним? Мне стоило большого труда удержать себя в руках:
  - Сабина, не могла бы ты принести мне одну из этих пилюль?
  - Ну не знаю... Мне их дали ровно по счёту на месяц, но одну ночь я могу пережить и без сна. А что случилось?
  - Пока не уверен, но если я прав, то пить их тебе ни в коем случае нельзя.
  - Ты уверен?! Но ведь тогда надо сказать куратору и целителю!
  - Нет. Мало того, если ты им скажешь, я скажу, что пошутил.
  Сабина внимательно посмотрела мне в глаза:
  - Я принесу тебе пилюлю. И постараюсь пить их пореже. Но...
  - Как только у меня будет какая-то информация или способ помочь тебе, я немедленно скажу, - перебил я её.
  - Именно это я и имела в виду, - слабо улыбнулась девочка.
  Пилюлю бледно-зелёного цвета, просто таки перенасыщенную хаосом, Сабина отдала мне на обеде. Я рассчитывал исследовать её на выходных в Скоттвиле.
  Да, кстати, пятничный матч Исток проиграл. Причём в проигрыше все винили капитана... вернее то, что капитан отсутствовал на поле из-за травмы, которую он получил на дуэли с Брэдфордом. Никогда не понимал стремления драться за то, что даже в случае победы тебе не достанется.
  
  
  Глава 07
  
  Вот уже вторую неделю подряд я, вместо занятий, с утра в субботу направляюсь к выходу из Истока. Первородный ученик, отлучающийся по делам рода, имеет право пропускать субботние занятия: не то, чтобы это особо приветствуется, но профессор Норидж предоставил мне именно такое разрешение.
  В этот раз, выйдя за пределы Истока, сопровождение я заметил не сразу. Впрочем, скрыться наблюдателю на полупустых улочках Истока также было почти что негде. Так что удостовериться в наличии наблюдения мне удалось около первого же дома с большой стеклянной витриной. Задержавшись около неё и притворившись, что рассматриваю выставленные в витрине пирожные и торты, я смог заметить уже не подростка, а просто молодого лерва, у которого именно в момент моей остановки развязался шнурок.
  Убедившись, что наблюдение присутствует, я направился в уже знакомый тупичок. Убедившись, что никаких средств наблюдения с прошлого раза в нём не прибавилось, я достал из внутреннего кармана сложенный лист бумаги. Так что шпион мог лишь наблюдать, как я вошёл в тот же переулок, что и в прошлый раз и буквально через полминуты вышел оттуда, держа в руках какую-то записку. Очередной этап операции "напустить тумана", можно было признать успешным.
  Ещё в свой первый приезд в Скоттввиль я отметил, что в этом городке налёт хаоса отсутствует. В этот раз я решил провести более детальную проверку. Сев в карету и приказал ехать помедленнее, я откинулся на сиденье и сформировал малый круг порядка. Парные амулеты, один у меня на руке, а другой на руке Аликс, находящейся в наших апартаментах, позволил довольно точно засечь расстояние, на котором налёт энергии хаоса стал истончаться - три тысячи двести, плюс-минус пятьдесят метров. Протяжённость переходной зоны, в которой налёт хаоса присутствовал, но не такой плотный, оказалась не превышающей сотни метров. У меня чесались руки обойти школу вокруг, для того, чтобы точно выявить границы этой "заражённой" области, однако я прекрасно понимал, что такое моё поведение даст шпионам, пристроившимся за моей каретой, а главное, тем, кто их послал, слишком много информации. Поэтому я ограничился запоминанием мест, где проходят границы этой зоны. Вот и ещё одна точка приложения усилий: создать артефакт, который позволит любому человеку по моему поручению определить границы аномалии.
  Так, практически шагом, мы проехали ещё около пяти километров, причём так много исключительно из-за того, что я забыл через пару километров после окончания зоны влияния хаоса, дать команду на ускорение передвижения. И, неожиданно, всё ещё действующий круг порядка позволил мне увидеть вблизи дороги небольшой участок с фоновым излучением хаоса. Остановив карету и выйдя наружу я подошёл к аномалии и обнаружил, что её причиной является скелет какой-то птички размером с воробья. В моей голове сразу же сложился план и я крикнул: "Нашёл! Тащите сюда коробку". Через минуту мне притащили небольшой сундучок, уж не знаю, какими судьбами оказавшийся в карете. Из процесса извлечения костяка и укладывания его в сундучок я разыграл целое представление. После этого сундучок с его "бесценным" содержимым было быстро доставлено в карету. Щёлкнул бич, и карета понеслась по направлению к Скоттвилю.
  Уже в карете, сопоставив все свои действия за день, я расхохотался. Получилось даже лучше, чем планировалось изначально. Если руководство Истока балуется с хаосом, то они смогут найти его остаточные следы там, где лежал забранный мною скелет. Так что версия о наличии у меня агента среди жителей деревни получит "железобетонное" подтверждение. Ну а мне осталось лишь незаметно избавиться от скелета. Конечно же, из настолько насыщенного энергией хаоса скелетика можно получить универсальное средство против даже самых продвинутых защит... если бы я это умел. Ну а на Земле подобным искусством вряд ли кто-то владеет, раз уж о существовании самой магии хаоса нет ни малейшего представления. Хотя, может быть я и напрасно грешу на земных магов: может быть это у меня нет достаточной информации. Но в любом случае, поиск подобных умельцев - дело долгое и неблагодарное. А иметь при себе этот скелетик чересчур опасно для меня в Бритстане.
  Кристи явно вознамерилась опять утащить меня в своё логово, но в этот раз я приказал ей обождать. Сразу же после очередного осмотра Астры (всё в порядке, никаких новых проклятий или ещё какой мерзости), я ушёл в лабораторию. Меня ждал продукт сумрачного бритстанского гения.
  Основным компонентом пилюли, прописанной Сабине, оказалась человеческая кровь. Я раньше не видел кровь человека, прошедшего слияние с хаосом, но вполне было естественно предположить, что это именно она. То есть, можно предположить, что хотя бы один человек, одержимый хаосом, живёт в Истоке. Я поёжился. Уже говорилось, что в детстве я много времени провёл в самых известных больницах, ну и естественно, насмотрелся всякого, в том числе и людей, одержимых энергией того или иного плана. Так вот, люди, одержимые хаосом, даже чисто внешне вызывали отвращение. Но у этой одержимости были и положительные стороны, главная из который - возможность работать с энергией "своего" плана напрямую, в том числе создавать големов из неё. А големы хаоса... не думаю, что на Земле, с её-то развитием магической мысли, кто-нибудь сможет придумать оружие против них, с учётом того, что для разрушения хаоса нужен либо порядок, либо пространство и материя, либо полное отсутствие энергии, ну или уж такой напор энергии, какой здесь никому и не снился.
  Получается, Сабина в ещё большей опасности, чем я подумал изначально. Её кормят хаосом не по ошибке, а именно для того, чтобы она слилась с ним. Опять же, не большой специалист в этих вопросах, но думаю, что шансы на успех довольно незначительно отличаются от нуля. Так что моё решение официально не вмешиваться в её судьбу абсолютно правильно. Пусть летальный исход ещё менее вероятен, чем я думал изначально, но показав понимание того, что происходит, у меня есть... шансы угодить в лабораторию добрых докторов, которые будут стараться выведать мои секреты и источники знаний.
  Разобравшись в этом вопросе, я по-быстрому изготовил заготовку под артефакт, долженствующий позволить определить границы зоны "загрязнённой" хаосом. Это не заняло много времени, впрочем, как всегда: основная часть работы в артефакторике приходится на "доводку" изделия.
  Тут же, сходу я попытался-таки решить проблему Сабины со сном в насыщенном хаосом месте. Идея состояла в создании артефакта, создающего как бы многослойный купол, внутренний слой которого состоял из малого круга хаоса, а внешний - из большого круга порядка. И вынужден был отступиться - решить проблему удержания такого купола от "схлопывания" можно, но не с моими нынешними силами, инструментами и знаниями.
  Из лаборатории я выбрался только лишь вечером и тут же поволок Кристи к выходу. Мне срочно нужно было отвлечься. Когда Кристи поняла, куда мы спешим, от восторга она чуть было не перекинулась прямо так, не утруждая себя раздеванием.
  При выходе на улицу, обнаружилось, что пока я находился в лаборатории, погода резко переменилась. Вместо явно плюсовой температуры и ясного неба на улице нас встретил лёгкий морозец и свежевыпавший снег.
  Красотка рванула с места так, что вслед за нами поднялся настоящий, хоть и маленький, буран. Около уже знакомых зарослей я слез с пумы и оглянулся назад, ожидая увидеть цепочку следов, демаскирующих это укрытие. К моему немалому удивлению, следов Красотки на снегу не обнаружилось. С удивлением посмотрев на пуму, я наткнулся на её самодовольный взгляд. Красотка мотнула головой, предлагая мне идти первому, и встала за мной след в след. Проходя между кустов, я снова обернулся и уже ожидаемо не обнаружил не только следов пумы, но и своих собственных.
  Пройдя на полянку перед камнями, Красотка проскользнула мимо меня в пещерку. Я остановился и немного подождал, давая ей время переодеться, а сам занялся установкой артефактов охранной системы, которая должна была задержать, а в случае особенной настойчивости - уничтожить незваных "гостей". Кристи, вышедшая из пещеры в том же костюме, что и в прошлый раз, с удовольствием включилась в эту работу.
  После установки охранной системы мы прошли в пещеру. Внутри я начал строить ход, который, в качестве последнего шанса, позволял скрыться от гипотетических нападающих. Надолго моих сил не хватило, но за несколько визитов я, скорее всего, добьюсь цели.
  В этот раз Кристи "побаловала" меня собственноручно (или "-лапно"?) приготовленной похлёбкой. Что же, в походе съешь и не такое, по крайней мере бороться с отравлением мне не пришлось. Кристи явно понимала, что её готовке далеко до шедевра, поэтому мою улыбку и благосклонный кивок приняла с истинной радостью. Поужинав, я принялся тренировать сначала Кристи, а затем и Красотку. Впрочем, для тренировок пумы пещерка оказалась чересчур мала. После того, как Красотка перевернула скамейку и чуть не влетела головой в очаг, тренировка переместилась на улицу. Я же сделал пометку для себя, что в камнях стен надо выплавить хотя бы полки для посуды, а лучше и вместилища для прочих мелочей.
  На улице дело пошло веселее. Правда, Красотка поначалу осторожничала, боясь всерьёз меня поранить, но когда я подкинул её в воздух, и не позволил самостоятельно спуститься, её настрой резко изменился. Пытаясь "отомстить" мне за испытанное чувство беспомощности, она накидывалась на меня, казалось, со всех сторон одновременно. И несколько её атак даже почти прошли - защиту она не пробивала, да и сама после этого улетала мордой в снег, но на землю ей меня удалось повалить целых четыре раза. Впрочем, сама она оказалась ужасно довольна и таким результатом.
  Ночевать мы остались в пещерке, причём пуму пришлось отправить на её подстилку сначала прямым приказом, а потом, когда она втихую попыталась опять залезть на мою лежанку с несчастным видом: "ну я только в ногах полежу" - и потоком воздуха. Сгрузив Красотку над её подстилкой я погрозил ей пальцем и тут же уснул.
  С утра Красотка, вновь воспользовавшись умением оборотней-кугуаров не оставлять за собой следов, привезла меня в Скоттвиль. Весь день я занимался сокрытием тренировочного полигона на участке за коттеджем от посторонних глаз, для того, чтобы мои подчинённые (главным образом, конечно, Красотка) могли спокойно тренироваться. На обратном пути в Исток я проверил работу своей заготовки и оказался доволен ею.
  ***
  Весь февраль шли дожди и дул противный ветер, причём противным он был вне зависимости от направления. Я всё так же каждые выходные уезжал в Скоттвиль, один раз даже удалось уехать вместе с Аликс, но вот любые занятия на улице пришлось существенно ограничить, практически прекратить. В поездках меня теперь сопровождало сразу по трое-пятеро "попутчиков", ничуть не скрывающих, что основной их задачей является недопущение каких-либо моих контактов с окружающими. Тот самый памятный тупичок вообще перекрыли забором с калиткой, на которой постоянно висел тяжёлый замок, а вокруг понавешали сразу три следящих артефакта. Подшутил я над службой безопасности только один раз, пройдя в памятный бар и демонстративно достав из под стола небольшой пакет. Разумеется, на самом деле это была иллюзия, но переполох среди моей незапланированной "свиты" поднялся изрядный.
  На фехтовании я выбрал вариант боя со шпагой в левой руке и палочкой - в правой. Такая манера боя оказалась очень выгодна для меня, поскольку граф Ашениаси был левшой, так что у меня обе руки оказались хорошо развиты. Преимущества подобного "вооружения" рук очень скоро стало наглядным. Если в чистом фехтовании я, к примеру, проигрывал тренировочным манекенам на максимальной для них скорости четыре поединка из пяти, то при использовании и шпаги и помощника соотношение было уже гдё-то два к одному в мою пользу. Некоторые учащиеся попытались последовать моему примеру, но у них ожидаемо результаты только ухудшились. Так что к окончанию кварты единственным человеком, практиковавшим (и надо сказать - весьма успешно практиковавшим) тот же стиль, что и я, оказалась Аликс. Хотя она, при использовании режима форсажа, и так побеждала всех.
  А вот дон Кристобаль, использовал совсем другой стиль, поскольку его помощник был встроен в клинок. И справиться с таким образом вооружённым противником было весьма непросто. Это навело меня на мысль заказать летом в Толедо небольшой меч, в который можно будет вставить мой помощник. В конце концов, лишний клинок в брюхе врага лишним не выглядит.
  Если в фехтовании я был на твёрдом третьем месте, при том, что наш рыцарь и Аликс яростно боролись за первенство, то вот с остальными предметами дело обстояло вовсе не так гладко. Хотя, в общем-то, для графа Ашениаси это была постоянная проблема. Не считая нужным запоминать то, что ему не пригодится и не прикладывая усилий для того, чтобы доказать свою точку зрения на те вопросы, которые были для него непринципиальны, граф легко сочетал славу лучшего ученика по одним предметам и худшего - по другим. В этот раз положение усугублялось моим отрицательным отношением к самой школе и к тем знаниям, которые в нас пытались запихнуть. Так что первую кварту я заканчивал как худший ученик по естествознанию и риторике. Моё же нежелание заучивать ненужные мне формулы заклинаний, более эффективные аналоги которых я уже знал, отбросило меня ближе к концу списка учеников по успеваемости в магии слова и жеста и на практических занятиях по усвоению и использованию заклинаний.
  Самое удивительное и даже несколько подозрительное состояло в том, что, несмотря на это в школе сложилось твёрдое убеждение о моей одарённости в магии, а всё моё отставание объясняется лишь нежеланием раскрывать свои возможности перед посторонними. Это было настолько близко к истине, что я поневоле насторожился. К окончанию кварты я убедился, что источником слухов является факультет "сов", но более ничего не смог выяснить.
  За этот дождливый февраль я неожиданно для себя близко сошёлся с Си, которая много рассказывала о традициях, обычаях и особенностях магической школы ханьцев. Помощником ей, кстати, служило именно кольцо, поражающее тонкостью работы. Впрочем, диагноз мастера Браувера, в принципе, подтвердился - работы больше на порядок, как минимум, а функционал такой же, как у палочки.
  Кристи, чуть освоившись со своим помощником, демонстрировала чудеса ловкости и силы. Тройка моих телохранителей теперь могла с ней на равных сражаться только вместе, даже в схватке "два мага на одну пуму" маги позорно быстро сливались. Красотка же и справилась с моим поручением об определении границ зоны аномального количества хаоса вокруг школы Исток. Маги-люди так и не смогли "стряхнуть с хвоста" любопытствующих, сопровождающих каждого, кто покидал коттедж в Скоттвиле. Красотка же смогла установить, что аномалия представляет из себя круг правильной формы, диаметром три тысячи семьсот метров с центром в очень интересном месте. Я уже говорил, что слева от центрального здания располагался парк с лабораториями, теплицами и прочими вспомогательными помещениями. Так вот, одно из этих зданий, в отличие от всех прочих выглядело заброшенным и полуразрушенным. Добраться же до него было очень сложно: вокруг этого небольшого здания была построена хоть и относительно невысокая, но насыщенная охранной магией стена. Само здание можно было рассмотреть только лишь с дерева. Конечно же, подобраться к зданию можно было по серым путям, но я хотел для начала найти более подробную информацию об этом здании в библиотеке. Я ещё не изготовил артефакт, позволяющий брать под контроль её хранителей, но работы продвигались успешно.
  Для Сабины в качестве временной меры я всё-таки построил малый круг порядка, так что каждую третью ночь она спала внутри него. Это позволило, учитывая её малую потребность во сне, продержаться, не вызывая особых подозрений со стороны школы. Кстати, на мой прямой вопрос: "а почему ты так мне доверяешь и следуешь моим рекомендациям?", последовал уникальный в своей бесхитростной простоте ответ: "ну это же так интересно - нарушать предписания взрослых и не быть пойманной!". Да уж, дети хаоса, вечные апологеты праздника непослушания.
  Дон Кристобаль несколько раз пытался ко мне подойти с предложением дружбы, однако ему очень мешала его привычка командовать. Он и в общении со мной и моим окружением пытался стать лидером, но, натыкаясь на полное неприятие этой идеи, благоразумно отходил в сторону. Правда, он добился обещания от меня, что на летних каникулах я непременно посещу главный замок их ордена в Спинии. В любом случае намереваясь навестить летом тётушку Жаклин, я с лёгким сердцем обещал ему это. Внутенне я позволил себе улыбнуться: рыцарь явно хотел показать уважение к нему со стороны сослуживцев для того, чтобы всё-таки доказать своё право на лидерство.
  Мой резерв рос несколько быстрее, чем у Аликс (ну и, естественно, быстрее, чем у всех остальных членов нашей группы) и к окончанию кварты достиг сорока шести эонов. Аликс же немного не хватало до шестидесяти. Так что у меня крепла надежда, что к летним каникулам я смогу таки создать артефакт, который окончательно решит проблему Сабины со сном в пределах Истока.
  Наш спор с Си закончился полной моей победой. Нет, её артефакт действительно нельзя было пробить незаметно. По крайней мере, мне было неизвестно - как это сделать. Но зачем пробивать, если можно заранее заменить часть пола на небольшие записывающие артефакты и затем просто считать с них информацию.
  Окончание первой кварты по традиции сопровождалось общешкольным турниром по дуэлингу между учениками третьего и четвёртого классов. Турнир проходил в два этапа. На первом этапе отдельно проходили соревнования для третьего и четвёртого классов. Всего участников от каждого года обучения было по шестнадцать: один от "лис", два от "сов", три от "ласточек", четыре от "енотов" и шесть от "мышей". Количество участников от каждого факультета определялось по какой-то сложной формуле, учитывающей число учеников в классе, места, занятые факультетом в прошлые года и ещё ряд показателей, в которые я абсолютно не хотел вдаваться. Для меня было достаточно того, что "лис" и среди третьеклассников и среди четвероклассников было по одному человеку, то есть я мог не опасаться, что через год на турнире уже мне придётся защищать честь факультета. На втором этапе турнира сражались лучшие четвёрки каждого года обучения по схеме: "занявший четвёртое место среди четвероклассников сражается с победителем турнира среди третьеклассников", и так далее. Победившая в этих боях четвёрка сражалась между собой по принципу: "каждый с каждым".
  Соревнования проходили в тренировочном зале, по типу того, в котором мы занимались практикой. Отличались залы размерами - тот, в котором проходили соревнования, был значительно больше, наличием в нём всего нескольких больших отсеков, в которых проходили схватки и трибунами, огороженными каким-то барьером, скорее всего предназначенным защитить зрителей от несчастных случаев. А вот пол и стены в обоих залах оказались идентичны.
  Перед соревнованиями мы с Аликс прошлись по залу и расположили в нём несколько артефактов, записывающих энергопотоки. Я это даже не особо скрывал: правилами школы такая запись не запрещалась, я даже знал двух старшеклассников, которые также должны были принести с собой подобные артефакты для записи, единственное, что, насколько я знал, никто не додумался вести одновременную запись с разных точек для того, чтобы все изменения в энергетике дуэлянтов были как на ладони. Закончив работу, мы двинулись в направлении скамеек, занятых нашей группой, как вдруг нас перехватили знакомые старшеклассники. Так что первый круг соревнований мы с Аликс и как-то незаметно присоединившаяся к нам Си провели в дружной компании "сов" и "мышей".
  Подавляющее большинство дуэлянтов пользовались палочками. К моему тайному сожалению, работу других видов помощников я на этом турнире не увидел. Остальные использовали ту же технику, которую в Истоке пытаются привить мне: с палочкой в одной руке и клинком в другой. Вариант дона Кристобаля с помощником внутри клинка не использовал никто. Это укрепило меня в мысли обязательно заказать подобное "вместилище" для моего помощника. Если редко кто использует подобный вариант вооружения, то и защиту от этого варианта тренируют в последнюю очередь, не так ли?
  Схватки проходили довольно быстро, хоть и были несколько однообразными. Веселье начиналось только тогда, когда один из дуэлянтов оказывался из предпочитающих "обоерукий" стиль, а другой - нет. Тогда начиналась потеха с погоней дуэлянта с мечом за своим противником. Кстати, трое из четверых "обоеруких" слились в первом же круге, в пылу погони забывшись и словив от противников неожиданный "подарок". Последний же, скорее всего более опытный, смог дойти до полуфинала, в котором встретился с первородным Али-Музараффом, который, обладая явно большим запасом энергии (если кому интересно - восемьдесят два эона против сорока четырёх), попросту окружил себя непроницаемой для противника защитой. Первородный же и победил в состязаниях четвероклассников. У третьеклассников в финале сошлись Брэдфорт и Тайн. Победил капитан школьной команды по соуку. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. После того, как он в результате дуэли с тем же Брэдфордом, подвёл команду, оказавшись во время матча на больничной койке, Тайн удалось уломать своего тренера на дополнительные занятия по дуэлингу. Об этом нам по большому секрету поведал Рединг.
  Типичную схватку можно описать так:
  После сигнала к началу боя соперники медленно сходятся друг с другом. Сойдясь метров на пять-шесть, они обмениваются несколькими заклинаниями, практически не сходя с места. Насколько я мог видеть, защитой большинство преступно пренебрегало. Побеждал тот, кто лучше нацеливал свои удары.
  Первый день турнира вновь напомнил мне о проблеме, которую необходимо было срочно решать - проблеме вызовов меня на дуэль в целях борьбы за благосклонность Аликс. В силу правил школы, первую кварту я был вне этих игрищ с дамами и борющимися за их благосклонность кавалерами, но этот период уже почти закончился. Не то, чтобы я очень боялся этих вызовов, но вот случайно показать нежелательным свидетелям больше, чем хотелось бы, было вполне реально. Да и времени на все эти пляски было откровенно жалко.
  Впрочем, один вариант избежать проблем возник именно во время турнира. Конечно же, он нуждался в проверке и уточнении, но это было уже кое-что. Так что вечер пришлось посвятить проверке пришедшей мне в голову идеи. К моей радости и даже некоторому удивлению, оказалось, что выдвинутая мною идея вполне реальна.
  На следующий день лучшие места для записывающих артефактов оказались заняты с самого утра, так что мне пришлось довольствоваться тем, что осталось. Впрочем, небольшую гадость я всё же сотворил, как бы случайно заговорив об этой проблеме со своим учителем фехтования. Осознав, какой материал для создания учебных пособий попросту утекает сквозь его пальцы, тренер развил нешуточную скорость действий. Так что к началу соревнований многим "ловкачам" уже пришлось потесниться.
  Обоерукий боец выбил из соревнований Брэдфорда и прошёл в "финал четырёх" вместе с Тайн, Али-Музараффом и ещё одним представителем "ласточек" из третьекурсников. Впрочем, в финале всё решилось опять же за счёт более "толстой шкуры" Али-Музараффа, который и был объявлен победителем.
  После вручения наград победителям, мне удалось встретится с деканом, а уже совместно с ним - и с директором. Мой план по избеганию дуэлей обоими был признан успешным.
  На следующее утро мы с Аликс уже входили в телепорт Истока, для того, чтобы переместиться в Лилль, ну а оттуда... куда нашей душе угодно. Жаль только, что этот отдых такой короткий и скоро придётся возвращаться.
  
  
  Глава 08
  
  Весенние каникулы мы все, то есть компания бывших и действующих учеников замка Тодт, решили провести в Ипре. Так как мне, Аликс и Кристи, добираться оказалось проще, нежели остальным, я смог даже исполнить обязанности хозяина дома, встречая гостей.
  Первыми приехали Генрих и Грета. Обменявшись с Генрихом рукопожатием, я был несколько удивлён, когда Грета в качестве приветствия предпочла поцелуй моей руки. На недоумённый взгляд, брошенный мною поверх головы Греты на Генриха, тот лишь беспомощно пожал плечами. Франц присоединился к нынешним ученикам замка Тодт в Брюсселе, так что они приехали в одной карете. С трудом устояв на ногах после того, как Тереза и Мария буквально бросились мне на шею: Тереза - на правах родственницы, ну а Мария - явно за компанию, я обменялся приветствием с Францем, Екатериной и Гуго и тут увидел ЭТО. Громадный, не менее полуметра в длину, толстый, едва пролезающий в дверь кареты, важный с лоснящейся шерстью из кареты спускался Даниэль. Степенно подойдя ко мне на задних лапах, он взлетел над землёй, так, чтобы встать в один уровень со мной и протянул переднюю лапу. Я засмеялся и пожал её. В тот же миг Даниэль уменьшился до своего обычного размера и буквально юркнул мне на плечо. Устроившись около моего уха, он стал передавать образы, посвящённые... ну естественно, новым способам разбогатеть! Пришлось его притормозить:
  - Мы обязательно всё это обсудим, но вечером.
  С этими словами я передал Даниэля Терезе.
  Ну и последним, уже ближе к вечеру, появился Ричард. Он привёз мне настоящий подарок - пухлую папку с выписками по теории магии, сделанную учениками Берлинского университета, а так же черновик новой статьи высокородного Себастьяна и его письмо. Высокородный передал мне эти материалы с целью узнать моё мнение о них. Да уж, похоже перед Люксембургом я спалился по-полной и он отказывается воспринимать меня как ребёнка. Впрочем, его посыл был абсолютно понятен: он не говорит никому о своих подозрениях на мой счёт, а я делюсь с ним информацией о магии. В общем-то, довольно выгодная для меня сделка, надо только будет дополнительно обезопасить себя от возможностей для Люксембурга нарушить её. Так что обратно в Бритстан мы едем через Берлин.
  Каникулы прошли ожидаемо весело. Дети делились новостями друг с другом и хвастались своими достижениями. Фурор произвела Красотка, которая смогла в одиночку победить всех остальных в схватке. Меня от этого боя отстранили общим решением, которое высказала Аликс: "Он всё равно ей поддаваться будет".
  Тереза явно попала под благотворное влияние Гуго и стала гораздо ответственней. Их совместная работа по скрещиванию с целью придать обычному вьюнку способность бить током при касании конечно же ничего, кроме смеха, не вызывала, но вот попробовать создать из вьюнка детектор, реагирующий на движения, уже являлось достойной воплощения мыслью. Так что мы втроём, а иногда и вчетвером, ещё и с Францем, довольно много времени провели за расчётами и формулами.
  Генрих, как я и ожидал, тяготел именно к военной службе. По этому поводу у них с Гретой уже намечался конфликт. Та никакой иной службы, кроме как у меня, не желала. Впрочем, было похоже на то, что в итоге Генрих уступит. Вот ведь! Даже по рассказам этих двоих об их учёбе в Мейсене получалось, что Генрих, назначенный в этом году командовать взводом (это тридцать четыре человека), проявил себя как твёрдый, даже жёсткий командир, не позволяющий никому покуситься на его авторитет. А вот Грета с самого их знакомства легко вьёт из него верёвки.
  Франц уверенно шёл к званию подмастерья алхимика. Пожалуй, единственное, что сдерживало его - слепая вера в авторитеты. К счастью, в стройные ряды этих авторитетов каким-то чудом затесался и такой лапотник, как я, постоянно высмеивающий то, что мне кажется смешным. Правда, справедливости ради хочу отметить, что в земной алхимии откровенного бреда значительно меньше, чем в том же ремесле, ну или я попросту гораздо хуже разбираюсь в алхимии, что тоже не исключено. Так вот, на пути Франца к покорению высот алхимии образовался маленький камешек: профессор де-Эйк, опираясь на множество научных авторитетов и на неоднократно проводимые различными учёными мужами (и дамами) опыты доказывала, что в настоящее время повторить зелье Фрома, избавляющее от морщин невозможно, поскольку новых партий волос единорогов с Грани не доставляли уже очень давно. Я же, ничтоже сумняшеся, ещё перед Новым годом на его глазах изготовил данное зелье без этих волос. Разумеется, профессор де-Эйк объяснила этот феномен ловкостью моих рук, незаметно для Франца подсыпавших редкий ингредиент в нужный момент. Но вот сам Франц выбрал темой своей выпускной работы именно приготовление зелья Фрама и теперь жаждал продемонстрировать мне, что у него получается на данный момент. Нет, он не просил меня поделиться секретом, а жаждал раскрыть эту тайну самостоятельно. Так что моё предложение не маяться дурью, а просто наварить ему столько зелья, сколько понадобится, он воспринял как личное оскорбление. Пришлось вникать в его записи. Нет, всё-таки алхимия - это не моё. С трудом, после многочасовых объяснений Франца мне удалось понять, где он ошибается но вот объяснить ему эту ошибку и показать, как надо, стало совершенно непосильной задачей. Ричард, ставший невольным свидетелем этой беседы, долго потом был в центре внимания девочек, изображая в лицах, как: "А Серж ему говорит: вот смотри. На пятой минуте надо подать ровно две трети арка энергии. А Франц волосы себе на голове рвёт и спрашивает: может, с помощью реакции Фаголя отмерить? А Серж: Не знаю никакого Фаголя, но если ты столько, сколько сейчас выбросил в воздух энергии в котёл подашь, он у тебя попросту расплавится".
  Но больше всего времени на каникулах я провёл именно с Ричардом. Разбираясь в хитросплетениях магии Земли, мы пытались создать единое маскирующее поле, не позволяющее никому заметить использование иной, не земной магии. К моему стыду, первая разумная мысль пришла именно в голову Ричарда:
  - Скажи, а защищаться надо от всех или только от владеющих магическим зрением?
  - Желательно, конечно, от всех, но главная задача в том, чтобы никто не понял, что используется нечто неизвестное.
  - Так может просто ослеплять тех, у кого есть это зрение?
  - Проблема та же, что и с иллюзиями. Заклинание становится чересчур громоздким и долгоформируемым.
  - Нет, не в момент произнесения заклинания, а вообще!
  - Стоп. А это идея!
  Это действительно была хорошая идея. В Гиперборейской империи существовало заклинание "засветка", позволяющее скрыть, что происходит внутри его действия от магического зрения. Это заклинание использовалось, когда демонстрировали действие "полуфабрикатов" - не доведённых окончательно "до ума" артефактов и заклинаний. То есть, если я изготовлю артефакт с этим заклинанием, то вполне можно будет скрыть от пытливого взгляда всю вопиющую "инаковость" моей волшбы. Ну а то, что зрелище, вернее его отсутствие, всё равно будет за гранью обыденности, к делу не пришьёшь. В общем, последний день каникул мы втроём с Ричардом и Аликс занимались исключительно этим артефактом.
  С Кузьмичом я пересёкся всего дважды: в день приезда, когда он пришёл вечером поприветствовать меня и во время ритуала весенних даров. Он чувствовал, что виноват и сам старался не особенно попадаться мне на глаза, а я так и не мог решить для себя, можно ли ему доверять, в смысле - не умолчит ли он о чём-либо в очередной раз. Хотя доступ в свои комнаты я для него не закрыл, хотя и имел такую возможность, поскольку Кузьмич носил мой знак. И вот уже оставшись в одиночестве в последнюю ночь перед возвращением в Бритстан, я услышал деликатный стук в дверь между спальней и кабинетом:
  - Входи, Кузьмич.
  Дверь беззвучно отворилась, и на пороге появился домовой:
  - Тут эта... разговор к тебе есть.
  - Хорошо, пошли.
  Мы прошли в кабинет и устроились в креслах. Чтобы показать домовому своё расположение, я даже заказал какао. Подождав, пока заказ принесут, Кузьмич сказал:
  - Тут эта... хозяева тобой шибко интересуются.
  - Что, сильнее, чем раньше?
  - А ты как хотел? Отдаёшь силу направо и налево, а вкус-то у силы теперича другой стал! Чистый вкус! Из нас большинство уже и забыло вкус-то такой.
  - Не понял. То есть, "вкус" энергии алтарного камня рода Ривас после моего эксперимента стал другим?
  - А-то! Вот хозяева и беспокоятся, как бы и им такое же сделать?
  - Да, вот об этом я не подумал. Вот что, передай остальным домовым, что я сам не знаю, как им помочь. Тут-то энергия родная для меня, а у них...
  Домовой просиял:
  - Точно! Как я сам-то недотумкал! Что ты сделать-то сможешь, ежели сила у них чужая для тебя! Так что либо пусть присягают, как положено, причём и сами, и жильцов своих заставляют, либо извините-подвиньтесь.
  - Ты особо губу не раскатывай. Я действительно не знаю, смогу ли с чужой энергией работать. Но попробовать - попробую.
  - А как?
  - У Люксембургов меня ввели в род, а это почти что родня. Если с ними получится, тогда возможно, а если нет - то нет.
  - А когда ты попробуешь-то?
  - На летних каникулах.
  - Мне так и передать хозяевам?
  - Так и передай.
  - А сам-то ты, когда к костерку планируешь?
  - Может, тоже летом, но в этом году обязательно. Мне браслетик, который Митрич подогнал, надо испробовать. Уж очень нехорошие дела творятся там, в школе.
  - Ты эта... ежели чего, к тамошнему хозяину иди.
  - Да нет там домового!
  - Как это нет? Есть, и тебя он видел, и спрашивал уже, чего к нему не заходишь.
  - Ну-ка с этого момента поподробнее...
  Как оказалось, в деревне Исток был один дом, который принадлежал не школе и не короне, а семье. Была в деревне кондитерская, без затей называвшаяся "Кандей". Так вот, однажды в школе учился наследный принц Бритстана. А у владельца кондитерской как раз дочка вернулась, закончив какую-то школу попроще. Вот в память о сладостях, съеденных... ну, или испробованных в этой лавке, принц, став королём, подарил семье кондитера дом, снимаемый ими. Соответственно, в доме и домовой появился. А самое главное: под домом начиналась целая сеть карстовых пещер, которыми богата данная местность. Этот домовой, по просьбе Кузьмича, исследовал пещеры, насколько его сил хватало и гарантировал, что, по крайней мере, один выход из них на поверхность точно есть. Звали домового Пахомыч.
  Эта информация очень порадовала меня: по крайней мере появился еще один шанс уйти из Истока в случае крайней необходимости. Я искренне поблагодарил Кузьмича, который, оказывается, не сидел сложа руки, а искал возможности помочь мне и пошёл спать.
  В последний день каникул я раздал детям очередные задания. После прощального обеда мы разъехались в разные стороны, вернее, сначала проводили Франца, который должен был добраться до Льежа на поезде, а все остальные оккупировали мой персональный вагон и направились в Лилль. Оттуда уже порталом разлетелись по местам учёбы. Мы вчетвером уходили последними.
  В Берлине мы не задержались надолго, хотя, может быть это мне, увлечённому интересным разговором с высокородным Люскембургом, так показалось? Разговор, кстати, закончился к полному взаимному удовлетворению: я получил гарантию того, что Себастьян не будет распространяться о своих подозрениях, какими бы они не были, а он - гарантию моего участия в его исследованиях, пусть пока и очень ограниченного участия.
  Исток встретил нас дождём. Кристи, брезгливо посмотрев на небо, заметила с интонациями старой склочницы:
  - Похоже, дождь здесь и не прекращался всё это время.
  В её устах этот тон выглядел настолько потешно, что я не выдержал и рассмеялся. Аликс тоже не смогла сдержать улыбку. Однако, её всё-таки больше интересовало несколько другое:
  - Так всё-таки, как Вам удалось решить проблему с вызовами на дуэль? Вы обещали рассказать в Истоке.
  Кристи тут же навострила ушки и повернулась к нам:
  - Дуэли? Я что-то пропустила?
  - Хорошо, сейчас сядем в карету и я вам обеим всё объясню.
  В карету девочки просто-таки влетели. Я аж почувствовал себя лакомым куском мяса, поданным двум хищницам на обед, устраиваясь на сиденье напротив них под двумя парами жадно ждущих глаз:
  - Итак, прежде всего, дуэли в Истоке проводятся по обычному кодексу для школьников. Следовательно, вызов за благосклонность прекрасной дамы вообще не предусмотрен.
  - Ну, значит, Вас будут вызывать по другим поводам - тут же высказалась Кристи.
  - Дело в том, что в школьном своде правил, кроме весьма узкого списка разрешённых заклинаний, есть и возможность игнорировать все вызовы, кроме порочащих достоинство.
  - И как это поможет? Нет, понятно, тот же Тайн никогда беспричинно не бросит такой вызов. Просто побоится последствий. Но мало ли тех, кто о таком и не подумают? - А это уже вмешалась Аликс.
  - А на подобные вызовы я, как человек с более высоким титулом, могу выставить замену - своего вассала.
  Аликс картинно прижала руки к сердцу:
  - Сюзерен! Вы прямо-таки исполнили моё самое заветное желание! Я всё-таки смогу подпалить пёрышки этим павлинам! Дайте я Вас расцелую.
  Между девочками завязалась шуточная возня, пока Аликс пыталась добраться до меня, а Кристи - удерживала ту на месте. Я засмеялся:
  - Надеюсь, до такого не дойдёт. Я перед началом каникул переговорил и с деканом и с директором школы, так что моя позиция по поводу дуэлей должна быть доведена кураторами до всех учеников.
  Конечно же то, что меня могут заклеймить, как труса, несколько... волновало, но всё искупалось ударом по репутации самого Истока. Как же! Тот самый герой, который не побоялся выйти против вогулов и победить, боится обычных дуэлей в школе! Так может быть, это со школой что-то не так?
  Я подал сигнал и карета тут же тронулась с места. Пройдя буквально несколько десятков метров, она доставила нас к воротам школы. Мы попрощались с Кристи и прошли в распахнутые ворота.
  ***
  Потянулись недели учёбы. Я по-прежнему числился в отстающих по большинству предметов, хотя теперь меня это трогало гораздо меньше - я всё-таки доделал артефакт, управляющий хранителями библиотеки и с жадностью накинулся на открывшиеся мне сокровища. И я не преувеличиваю! Среди откровенного хлама и многократного повторения одних и тех же абсолютно бредовых идей попадались настоящие драгоценности, позволяющие восполнить лакуны, образовавшиеся в памяти графа Ашениаси. Чаще это происходило так: наткнувшись на какую-то информацию в книге, я как бы "вспоминал" то, что изучал ранее по данному вопросу.
  Очевидно, мои эскапады и явный интерес, проявляемый к полуразрушенному зданию, не остались тайной для руководства Истока. За время каникул вокруг здания выросла ещё одна, более высокая стена. Мало того, по этой стене ходили настоящие часовые, а куратор нас официально предупредил не соваться в этот угол парка. Тут же выяснилось, что такие же беседы-предупреждения были проведены во всех группах всех факультетов.
  С Пахомычем мы с Аликс познакомились в первый же выходной. И Аликс всерьёз взялась за исследования системы пещер, находящихся в глубине этой местности. Однако, уже на четвёртый день она наткнулась на какую-то инфернальную тварь и с большим трудом убежала от неё. Так что своим волевым решением я прекратил всякие исследования. В конце концов главное, что система пещер действительно существует, попасть в неё через серые пути возможно, как и выйти оттуда на поверхность тем же способом, ну а всяческие следы нашего присутствия в своём доме Пахомыч затрёт быстро и качественно. Честно скажу, после общения с домовым я практически полностью успокоился за пути возможного отхода из Истока.
  Однако, один вопрос остался нерешённым: я так и не мог самостоятельно ни войти на серые пути ни войти в состояние форсажа. И это ставило меня в тупик. Самое главное, что я даже как бы чувствовал эту преграду, которая не пускала меня, но никак не мог разобраться в её природе.
  У Аликс же возникла иная проблема на серых путях. Она никак не могла научиться сокращать путь, находясь на них. Так что ей приходилось топать ножками столько же, сколько и пришлось бы в реальном мире.
  В конце марта до Истока докатились первые амулеты иллюзий, сделанные по моей технологии. И это сразу же оживило слухи о том, что на самом деле я только издеваюсь над учителями, не показывая своего истинного уровня умений в магии. Мало того, Сабина по секрету сообщила мне о слухе, который вовсю гуляет по факультету "сов", а к нам попавшему через Дейзи, постоянно пропадающую там, что на самом деле я помолвлен с дочерью короля Белопайса и только лишь и мой и её малый возраст (ей, кажется девять лет) не позволяет нам объявить о нашей свадьбе.
  В начале апреля Астра уехала в Ипр, для того, чтобы получить, как мой вассал, хоть какую-то поддержку алтарного камня рода Ривас при родах. Кузьмич обещал не выпускать её из поля зрения до самых родов. Меня несколько беспокоило то, что нам так и не удалось узнать автора проклятия, наложенного на Селену, как Астра решила назвать девочку.
  В середине апреля произошло знаменательное событие: мой резерв всё-таки достиг пятидесяти эонов. В тот же вечер я попросил Аликс доставить меня в пещеры. Пройдя сквозь подвал и толщу земли мы очутились в большой пещере, из которой выходило семь проходов в глубину. Пещера была оснащена тремя магическими светильниками, которые Аликс тут же зажгла. Оставив меня внизу одного, она вернулась к Пахомычу, и должна была навестить меня ровно через час.
  Наконец-то я смогу сделать то, о чём мечтал, казалось, обе свои жизни. Сколько раз я видел во сне, как сам провожу процедуру работы с каналом, которую видел у других наверное, сотни раз.
  Прежде всего я начал насыщать энергоканалы тела энергией резерва. После того, как энергия запульсировала в каждом, даже самом мельчайшем канальце, я выпустил её, образовав плотный кокон вокруг себя. Затем стал заполнять каналы энергией плана пространства. Она подчинялась мне с той же охотой, что и моя собственная. Заполнив всю систему, я выбросил её сквозь кокон и она прошла через него, не потревожив.
  Слава Богам! Я не удержался и подпрыгнул от восторга, а затем закружился по пещере, не в силах совладать с охватившим меня ощущением безграничного счастья. У меня полная совместимость с энергией плана, а это означает, что что я могу использовать энергию канала чуть ли не так же просто, как энергию резерва! Только тот, кто долгие годы вынужден был испытывать жажду, находясь вплотную к чистейшему роднику, сможет понять охватившее меня в тот момент ощущение счастья.
  Бесился я довольно долго, минут пять, пока мой триумф не был довольно таки грубо прерван громадным белым червяком с огромной пастью, стремительно ринувшимся на меня из одного из проходов. По счастью, его зубы лишь бессильно скользнули по кокону. Однако от толчка я полетел спиной вперёд и врезался в противоположную стену. Кокон с честью выдержал и это испытание.
  Я разозлился. Как смеет этот червяк лишать меня такого прекрасного настроения? Даже не думая о последствиях, я направил в него "распыление" - заклинание из школы пространства. Миг - и от червяка остались лишь зубатая пасть и какие-то ошмётки, каюсь, в очень малом количестве, большая часть тела червя оказалась именно распылено по стенам и полу пещеры.
  В следующую секунду в пещере появился Пахомыч, готовый к бою. Увидев то, что осталось от червяка он попросту остолбенел:
  - К-кто это?
  Неожиданно как для меня, так и для Пахомыча раздался дрожащий испуганный голосок из-за большого камня в противоположном углу пещеры:
  - Моя всё видеть. Моя видеть, как великий маг убивать ужас подземелий, который за моя гнаться.
  Из-за камня показался кобольд - маленького роста с зеленоватой кожей, непропорционально длинными тонкими руками и большими ушами. Одет кобольд был в что-то вроде римской тоги, только очень уж грязной и рваной. Кобольд непрерывно кланялся и всё повторял:
  - Моя видеть великий маг. Моя сказать великий маг. Великий маг убить весь ужас подземелий и моя никто не будет больше есть.
  Тут к нашей компании присоединилась Аликс, не нашедшая ничего лучшего, как появиться прямо перед оскаленной пастью червяка. Увидав своего "соседа" Аликс завизжала и в каком-то невероятном прыжке переместилась мне за спину. От визга Аликс Пахомыч присел, а кобольд упал на землю и закрыл голову руками. Оглядев всю мизансцену: кобольда, скрючившегося на полу как будто по команде "работает ОМОН", Пахомыча, сидящего на заднице и пытающегося избавиться от звона в ушах, Аликс, старающуюся обхватить меня руками и не достигающую своей цели из-за всё ещё держащегося кокона я не выдержал и расхохотался. Услышав мой смех, все посмотрели на меня, а затем развернулись в разные стороны, дружно сделав вид, что просто любуются стенами.
  После этого пришла пора рассказов. Проще всего было с Аликс: увидев, что Пахомыч исчез, она тут же бросилась ко мне. Ну, а оказавшись лицом к впечатляющей пасти, рванула в самое безопасное место. А вот как она спиной угадала, где именно я стою, и как смогла в одном прыжке преодолеть довольно-таки большое расстояние - история умалчивает.
  Пахомыч ощущал пещеру как часть своего дома, поэтому сразу почувствовал, что там творится что-то неладное. Ну а раз на территории дома он почти всесилен, то и рванул, не задумываясь о силе противников.
  Кобольд, которого, как выяснилось, зовут Ю, остался единственным выжившим из своей семьи, которую уничтожили какие-то страшные враги. Не такие страшные, как ужас подземелий, но тоже очень страшные. Ну, он и скитался с тех пор, надеясь прибиться к другой семье кобольдов. Однако, поскольку в этих пещерах не было никаких полезных ископаемых, то и кобольды обходили их стороной.
  В итоге Ю решил пока остаться в этой пещере, под защитой Пахомыча. Он оказался довольно-таки ценным источником сведений о пещерах. По его рассказам Пахомыч смог даже составить более-менее подробную карту большой системы пещер. Челюсть ужаса подземелий, кроме выдающейся прочности ещё и оказалась хорошим рассеивателем магии, так что вставки из этого материала украсили как мои доспехи, так и доспехи Аликс, Греты и Красотки. Ну и чтобы закончить с итогами данного происшествия, скажу, что по моим прикидкам, в "распыление" я вбухал не меньше трёхсот эонов энергии. Как ещё моя энергосистема такое выдержала?
  Тридцатого апреля пришло известие из Ипра, что Астра благополучно родила. У меня с души упал тяжелый камень. Всё-таки я опасался, что энергия смерти матери не позволит малышке родиться.
  Девятого мая я вручил Сабине амулет нейтрального пространства и объяснил, как им пользоваться. Как мне по большому секрету потом призналась сама Сабина, она не снимала его даже в душе.
  В конце мая установилась по-настоящему летняя погода. Наконец-то закончились дожди и мы с удовольствием гуляли по парку. Вдруг, за поворотом тропинки мы нос к носу столкнулись с Эриком, левитирующим куда-то большую корзину для пикника. Он искренне нам обрадовался:
  - Сима, Серж, Аликс! Как я рад вас видеть! А мы тут небольшой пикничок на опушке устроили. Не хотите к нам присоединиться?
  Проигнорировав шипение Си: "меня зовут Сима Ян" я согласился сразу и за себя и за обеих девочек. Про себя я отметил, что Эрику явно доставляет удовольствие подтрунивать над Си, которая старается установить между собой и остальными высокую стену, за которую она пустила только меня и Аликс. Впрочем, может быть и наоборот: Аликс и меня.
  Как приятно сидеть весенним вечером в приятной компании и просто расслабиться! Между тем темнело. Дети придвинулись поближе к огню не для того, конечно же, чтобы согреться, а стремясь быть поближе к источнику света, разгоняющему неясные тени. Внезапно вдали послышался полный муки полувсхип-полустон. Дети загомонили, вскочили, у большинства в руках оказались палочки. Аликс посмотрела на меня и, убедившись, что я спокоен, осталась на месте. Через секунду Си также бросила взгляд на меня и, немного смутившись, снова села. Постепенно все успокоились. Си немного подумала и обратилась к старшеклассникам:
  - Что это было?
  - Очевидно, очередной эксперимент сумасшедшего профессора вырвался на свободу. - И нам была рассказана интересная легенда:
  Оказывается, раньше на территории Истока существовал проход на Грань. В момент катастрофы на Грани находился один из профессоров. Ему удалось выжить в момент катастрофы, но вернуться назад он не может. Постепенно он озлобился на весь мир и посылает на Землю различных тварей. Большинство из этих тварей испаряется сразу же, как только оказывается на Земле, но некоторые перед своим самоуничтожением успевают "повеселиться". А в последние десятилетия профессор активизировался. Мало того, теперь все его твари некоторое время живут на Земле. Так что вокруг бывшего портала на Грань поставлена охрана и нагнаны животные. Как только очередной эксперимент сумасшедшего профессора вырывается на свободу, ему подсовывают, к примеру, корову, на которую чудовище и набрасывается. Корова гибнет, но и чудовище гибнет тоже.
  - Так что, это кричала корова?!
  - Скорее всего.
  Тут я решил уточнить несколько моментов:
  - Значит, чудовища самоуничтожаются после первого же убийства?
  - Наверное. По крайней мере я не слышал о нескольких жертвах одновременно.
  - А коровы всегда пасутся там?
  - Нет, их пригоняют, когда появляется опасность прорыва.
  - А ты сам видел этих чудовищ?
  - Я - нет, но мой старший брат видел. Говорит, это было ни на что не похоже и постоянно меняло форму, цвет и размер.
  Я откинулся назад и опёрся спиной о ствол дерева, заложив руки за голову. Замысел бритстанцев стал мне абсолютно ясен. Скорее всего, дело было так. Действительно, до катастрофы на территории Истока существовал проход на Грань. Потом он закрылся, полностью или нет - уже не важно. Скорее всего - не полностью. Сам проход был внутри того виденного мною полуразрушенного укрепления. Однажды, не так уж и давно в Исток поступил ученик с каналом на план хаоса. Уж что он забыл в этих развалинах - неизвестно, но сработал один шанс на много тысяч и он выжил, став одержимым хаосом. Власти же Бритстана, вместо того, чтобы попытаться его излечить или попросту изолировать одержимого, решили поставить его на службу.
  После слияния этого ученика с хаосом активность этой стихии в данном месте несколько возросла. Именно поэтому перенести лабораторию в другое место не получается. Животных привозят не для того, чтобы чудовища "самоуничтожились". Они - строительный материал для этих чудовищ, а правильнее - порождений хаоса.
  Я покачал головой. Конечно же, в условиях Земли порождения хаоса иначе как вундервафлей не назовёшь, но создать такое порождение просто вливая энергию хаоса невозможно, в каком виде её не вливай. Нет, что-то похожее получиться может, но вот срок жизни такого монстра будет исчисляться в лучшем случае десятками минут, да и с управляемостью такими вот кадаврами неизбежны очень большие сложности.
  
  
  Глава 09
  
  Окончание второй кварты ознаменовывалось балом. Честно говоря, я как-то даже не задумывался о том, что бал - это, прежде всего, выбор партнёра на него и до самого последнего момента официально так и не пригласил Аликс быть моей дамой. Поэтому выходка дона Себастьяна на последнем в кварте занятии по дуэлингу, когда тот, каким-то невероятным усилием уйдя от атаки Аликс, смог её обезоружить и тут же, упав на одно колена, просил её стать его дамой на этом балу, оказалась для меня неприятным сюрпризом. Нет, конечно же, она могла ему отказать, но этот поступок, его красота и полное следование канонам рыцарства настолько её подкупили, что Аликс посмотрела на меня жалобным взглядом и я кивком головы позволили ей принять приглашение. Одно слово - женщины! Пусть ей наш рыцарь даже не нравится, Аликс сама мне неоднократно говорила, что он вызывает у неё какое-то пугающее ощущение, но за красивую позу женщина способна простить и не такое.
  А вот сразу после этого занятия меня прямо в коридоре перехватила Дейзи и по всем правилам высшего света просила меня оказать ей честь быть моей дамой на балу. В принципе, мне было всё равно, с кем идти, но вот Дейзи... честно говоря, эта девочка для меня до сих пор была загадкой. Всё-таки, именно Дейзи по моим расчётам лучше всего подходит на роль агента Бритстана в моей группе. Так что я согласился, не раздумывая.
  На обеде новости о наших с Аликс партнёрах на балу неожиданно для меня оказались в центре внимания всего зала. Мало того, Си сразу после занятий сама, без предварительной договорённости, явилась ко мне в гости. С учётом того, что протокол и этикет для неё чуть ли не религия, ситуация сверхнеобычная.
  Си, что тоже крайне нехарактерно для неё, сразу приступила к делу:
  - Она Вам нравится?
  - Не настолько, чтобы приглашать её самому.
  Этот мой ответ, кажется, несколько сбил боевой настрой подданной династии Мин. Опустив голову и уставившись на свои скрещенные руки, они спросила:
  - В таком случае, я могу рассчитывать на третий танец?
  - Разумеется. - Я оценил её такт. Было естественным, что первый танец я должен провести со своей партнершей, а второй - с Аликс.
  В комнате установилось несколько неловкое молчание, которое вовремя разрядила Аликс, пришедшая к нам с чаем. Это была прекрасная мысль! Пожалуй, лучшего способа отвлечь Си от чего бы то ни было, чем попытаться подать ей не ею собственноручно приготовленный чай, и придумать было нельзя. Си тут же попросила позволения подождать, пока она принесёт всё, потребное для чая и сама приготовит его "так, как положено". Мы, естественно согласились. Так что окончание вечера прошло в шутливых нападках Си на Аликс за то, что она не предупредила Си о планирующейся "измене" мне с рыцарем на балу. Когда Си, наконец, ушла, Аликс внимательно посмотрела на меня:
  - Скажите, сюзерен, для Вас стала сюрпризом такая её реакция?
  Я ненадолго задумался и честно ответил:
  - Да.
  - Это хорошо. - Она помолчала и совершенно неожиданно добавила. - А вот то, что она и для меня стала сюрпризом - очень плохо.
  Больше мы в тот вечер к этой теме не возвращались.
  Эта история получила неожиданное продолжение на следующий день, когда дон Кристобаль подошёл ко мне объяснить своё приглашение Аликс. Оказывается, ему с первого взгляда понравилась Дейзи (что, в общем-то, неожиданностью для меня не стало) и именно Дейзи поставила рыцарю условие: если он хочет видеть её на летних каникулах у себя, то он должен сделать так, что Аликс будет его дамой на балу. Дон Кристобаль воспринял это как испытание и совершенно не ожидал, что сама Дейзи пригласит меня. Я поблагодарил рыцаря за информацию, но более ничего не предпринял. В конце концов, если Дейзи что-то от меня надо, я об этом всё равно узнаю.
  Утром Аликс была необычно смурна и задумчива:
  - Что тебя беспокоит?
  - Моя глупость. Я совершенно не подумала о том, что мне надеть на бал.
  "В чём-то все женщины одинаковы" - подумал я и уточнил:
  - А что, разве в нашем багаже нет нарядов для этого бала?
  - В том-то и дело, что есть фактически только они, - и Аликс подробно описала проблему.
  Разумеется, о том, что перед летними каникулами состоится бал, было известно заранее. И Аликс побеспокоилась о том, чтобы наши с ней наряды на этом балу сочетались. Но это ещё полбеды. Дон Кристобаль, оказывается, как-то прознал, в каком наряде собирается идти на бал Дейзи. И свой костюм подобрал под неё. А вот это уже настоящий афронт и прежде всего для меня, как лица, занимающего самое высокое положение среди всех вовлечённых в эту историю. Из этой ситуации, по мнению Аликс, был только один выход - я должен был появиться на балу в костюме, не сочетающемся как с платьем Дейзи, так и с нарядом самой Аликс. В этом случае единственным "пострадавшим" становилась Аликс, пары к костюму которой вообще не нашлось бы в зале.
  Первое, что мне пришло в голову - предложить Аликс несколько простых иллюзий, которые бы несколько изменили её наряд. Однако, уже приготовившись озвучить эту "гениальную" мысль я внезапно подумал: предлагать женщине (!) помощь в изготовлении наряда для неё? Уж не сошёл ли я с ума? Мысль о том, что можно было бы и ей привести из Ипра или замка Тодт какой-нибудь другой наряд, увяла, не успев оформиться. За последние полгода Аликс почти догнала меня (на каблуках) в росте, и у неё явственно увеличилась грудь. Так что в старых платьях она будет выглядеть ещё более... неуместно, чем в платье без пары.
  К счастью, был ещё один вариант решения данной проблемы:
  - Аликс, мне срочно нужны наряды Дейзи и дона Кристобаля.
  Хвала всем Богам! Она не стала ни о чём расспрашивать, а энергично кивнула и умчалась, даже не позавтракав. Уж не знаю, как она выкручивала руки Дейзи, но оба наряда были у нас в комнате ещё до начала занятий. Присовокупив к ним и наши наряды, я отдал Аликс следующее распоряжение:
  - Доставь меня к Пахомычу, а сама иди на уроки. Заберёшь меня оттуда перед обедом.
  Помахав Аликс на прощанье рукой, я обратился к домовому:
  - Пахомыч, надо, чтобы эти два наряда, - я указал на наши с Аликс одеяния, - сочетались ещё и с этими двумя.
  - Дык... эта... - Пахомыч яростно поскрёб всей пятернёй в затылке - двад..., не, тридцать арков и всё будет.
  Начался упорный получасовой торг, в ходе которого мне удалось сбить цену до двадцати пяти арков. У меня сложилось чёткое ощущение, что именно эту цену домовой и хотел назвать изначально, слишком уж он за неё держался. Сам процесс переделки нарядов занял в разы меньше времени, чем предварительный торг, а результат меня откровенно порадовал - наши с Аликс костюмы остались парой, однако и с костюмами Дейзи и рыцаря они стали гармонично сочетаться. Короче, Аликс была вне себя от радости. Виновникам же этого переполоха мы решили вообще ничего не говорить, тем более, что, как оказалось, Аликс не потрудилась их уведомить о временном изъятии нарядов.
  Наше появление в холле общежития, откуда все направлялись на бал, когда мы сначала прошлись рука об руку, а потом оказались со своими парами на этом балу, произвело настоящий фурор. Причём, если Дейзи ещё смогла удержать маску: "так оно и было запланировано", впрочем, маску не самого высокого качества, то рыцарь оказался откровенно сражён, что прибавило нам очков в глазах окружающих.
  Бал открывался проходом учеников по периметру зала. Первой парой шёл Али-Музарафф с какой-то второклассницей из "мышей", вторым - Том Тайн с Синельдой Обан из третьего класса "енотов", запомнившейся мне по дуэльным соревнованиям - она была одной из тех, кто использовал "обоерукий" стиль.
  Вообще, похоже, в очерёдности расстановки пар Исток снова решил проявить свой "демократизм", поскольку сначала шли люди, отличившиеся в самом Истоке и только после них - в порядке титулования. Рыцаря, кстати, поставили перед родовитыми, в признание его заслуг.
  Объявили первый танец. Я с любопытством ждал, что предпримет Дейзи. Ведь неспроста она затеяла всю эту комбинацию. Однако, девушка молчала, лишь иногда бросая на меня взгляды сквозь ресницы, взгляды от которых бросало то в жар, то в холод. Наконец, на последних аккордах мелодии, Дейзи заговорила:
  - Вы ведь не откажете мне в следующем танце?
  На какой-то момент я даже смешался. Это уже ни в какие ворота не лезло! Поэтому мой ответ прозвучал сухо и даже несколько грубовато:
  - У меня уже есть партнёрша и на следующий и на третий танец.
  Дейзи широко открыла глаза, и её взгляд впился в меня:
  - Но... я ведь прошу?!
  Так ничего и не поняв, я буквально "сгрузил" растерянную девушку на руки дону Кристобалю и увлёк Аликс в танце. Та порывалась что-то спросить, но я отрицательно покачал головой и Аликс послушно умолкла. Буквально через считанные секунды она полностью погрузилась в магию танца, на её губах заиграла улыбка, а мысли явно унеслись далеко-далеко.
  Когда я отдавал Аликс Брэдфорду, который был её партнёром на третий танец, она ненадолго задержала свою ладонь в моей руке и шепнула на ухо:
  - Какая я всё-таки дура! - И, подарив мне ещё одну улыбку, ушла.
  Я же пошёл искать Си. Её партнёром на этом балу был какой-то третьеклассник из "сов", то ли из Сиама, то ли из Дай-Вьета, то ли из Индии. Си представила его мне как Сихам Па.
  Когда мы вышли в центр зала, Си выдохнула с облегчением:
  - Наконец-то! Можно больше с ним не танцевать.
  Здесь требуется небольшое пояснение. Только первые два танца являются обязательными для всех, дальше каждый может сам решать - танцевать ему или просто постоять в уголке. Несколько позднее будут открыты двери во второй зал, где находятся столы с лёгкими закусками и напитками. После этого даже присутствовать в танцевальном зале не обязательно.
  - Что, так плохо танцует?
  - Я не знаю, хорошо ли он танцует, но то, что он не знает ни единого европейского танца - это точно.
  - К третьему классу?
  - Он после первого танца признался мне, что это первый бал, который он посетил.
  - Вы произвели на него настолько неизгладимое впечатление?
  - Если бы! Это я его сдуру пригласила, а он не посмел отказать, так как его род входит в состав... ну скажем герцогства, вассального империи Хань.
  Я развеселился.
  - И Вам его нисколечко не жалко?
  - После того, как он за два танца умудрился трижды чуть не поставить меня в глупое положение, двигаясь совсем не так, как предписано танцем?! Пусть радуется, что я покинула его раньше, чем вбила его глупую голову в его никчемный зад. - Сообразив, что именно она ляпнула, Си тут же покраснела и стала как-то меньше ростом. Глядя в пол, она пробормотала скороговоркой, - прошу прощения за мою несдержанность.
  Весь остаток танца мне пришлось, давясь смехом, успокаивать сконфуженную девочку. Как только я её оставил, Си тут же убежала по направлению к дамской комнате. Я же направился к Дейзи, однако буквально за пару шагов до неё оказался перехвачен Жаклин. Мило улыбаясь, она потащила меня на танцпол и, даже не дожидаясь, пока заиграет музыка, начала допрос:
  - Ну и что это означает?
  - Смотря что тебя интересует.
  - Не пытайтесь выглядеть глупее, чем Вы есть, первородный. Что за цирк с вашими парами на балу?
  - В принципе, я даже могу принести клятву, что понятия не имею, "что это означает".
  - Клятву?! - Огонёк охотничьего азарта в её глазах разгорелся ещё сильнее.
  - Но я не буду этого делать.
  Весь танец я, откровенно веселясь и дурачась, вел себя как белорусский партизан на допросе у бандеровцев. Аналогия стала полной, когда мне удалось сбежать от Жаклин, только под обещание дать ей большой шмат сала - ну то есть рассказать всё, как только сам пойму подоплёку событий.
  И опять я не дошёл до Дейзи буквально несколько шагов - путь мне преградила Сабина:
  - Надеюсь, мой спаситель не откажется подарить мне этот танец?
  Разговор с Сабиной получился гораздо серьезней, чем с Жаклин. Во-первых, Сабина заметила, что мой артефакт не только решил её проблему со сном, но и убрал фактор, затрудняющий активацию заклинаний в Истоке. Во-вторых, её очень заинтересовал вопрос - что она должна за эту помощь. Ну и в-третьих, она сообщила, что вчера её водили на медицинское обследование, результаты которого явно не понравились ни школьному доктору, ни какому-то второму присутствующему. О втором Сабина смогла сообщить только то, что это явно мужчина среднего роста, худощавого телосложения, а вот то, что кроме мантии с капюшоном (в двадцать пять градусов), он носил ещё и маску на лице и перчатки, настораживало особо. Уж не затворник слившийся с хаосом посетил своего пока несостоявшегося коллегу?
  Данное обследование настолько напугало Сабину, что та даже заикнулась на осмотре о переводе в другую школу. И, ожидаемо, уже сегодня получила приглашение от Гортензии де-Карденхэм, которая всячески уговаривала её не делать страшной ошибки. Спокойствия эта беседа Сабине явно не прибавила.
  К сожалению, мне также нечего было обещать девочке, кроме артефакта, который сможет сигнализировать, если Сабину попытаются кормить концентрированным хаосом, не ставя её в известность. Не скажу, что мои слова сильно успокоили Сабину.
  Когда музыка закончилась, я обнаружил Дейзи прямо за своей спиной. Она явно не желала дать ещё кому-нибудь (в частности - Аликс, которая уже дёрнулась было в мою сторону) шанс увести у неё последний танец первого отделения бала.
  И вновь мы в молчании кружимся по залу. Танцующих пар, по сравнению с первым танцем, значительно убавилось, и можно было разойтись вовсю, не опасаясь столкнуться с кем-либо ещё. Дейзи вновь молчала, однако в этот раз она не отрывала взгляда от моего лица, как будто ища что-то на нём. С каждой секундой на лице её устанавливалось всё более озадаченное выражение, она явно не находила того, что искала. "Может быть, маленький Серж раньше был с ней знаком" - пришла ко мне светлая мысль. Однако, добросовестно порывшись в памяти, я не нашёл подтверждений этому. Оставалось только ждать хода Дейзи. Впрочем, может быть всё не просто, а очень просто?
  Давненько я не проверял свою ментальную защиту. Всё как-то повода не было. А тут... пришлось самокритично признать себя полным дураком. Или круглым дуралеем? Короче, всё то время, пока наши руки соприкасались в танце, Дейзи, оказывается атаковала меня ментальным воздействием первого уровня. Сразу стала понятна вся её игра. Попав под влияние то ли самой Дейзи, то ли какого-то артефакта... к примеру, вон то кольцо на её левой руке подозрительно отсвечивает фиолетовым, я должен был публично протанцевать с ней подряд минимум три танца. А это уже скандал и повод спросить меня о моих намерениях относительно дамы.
  Вместо облегчения от решённой загадки я почувствовал нешуточную озабоченность. Такая глупая и прямолинейная атака прежде всего означала, что мои подозрения о том, что Дейзи является агентом разведки Бритстана, абсолютно беспочвенны. А это, в свою очередь, означает, что снова надо подозревать всех в моём близком круге общения.
  Музыка закончилась. Дейзи требовательно посмотрела на меня:
  - Я надеюсь, остаток вечера мы проведём только вдвоём?
  С этими словами её рука (та, что с кольцом) как бы случайно скользнула по моей груди, на мгновение задержавшись на солнечном сплетении. Вот в этот момент моя защита предупредила меня о воздействии, по силе равном второму уровню. Это интересно. Надо будет запомнить точку воздействия. Вслух же я произнёс:
  - Остаток вечера я проведу со своей... дамой сердца.
  После этих слов я отступил на шаг, поклонился и ушёл.
  Аликс налетела на меня вихрем в дверях второго зала и вцепилась в мою руку, как утопающая:
  - Чтоб я ещё раз Вас оставила без присмотра!
  - А если под присмотром Кристи?
  - Тем более! Эта кошка так и норовит всех отодвинуть от Вас.
  - Ладно, пойдём, перекусим. У меня от всех этих разговоров голод не меньше, чем после хорошей длительной тренировки.
  Подмигнув как-то незаметно присоединившейся к нам Си, я предоставил дамам руки, за которые они с готовностью ухватились и мы направились к столам. Закуски были организованы в стиле "а-ля фуршет", так что наполнять тарелки надо было самим гостям. Когда мы дошли до стола, девочки перемигнулись и, не выпустив моих рук, свободными руками наполнили мне тарелку и стали наперебой кормить меня с рук. Получилось не очень удобно, но смешно.
  Чуть позднее, когда мы устроились у стены с бокалами чего-то ягодного в руках, к нам подошёл Тайн со своей спутницей. Едва мы обменялись приветствиями, как Синельда попросила меня о приватном разговоре. Заинтересовавшись, я активировал антиподслушивающие чары:
  - Я имею честь пригласить Вас на летнее солнцестояние в замок Обан.
  - Почему меня, почему сейчас, почему я должен согласиться?
  Синельда тайком вручила мне запечатанный конверт, который я, повинуясь её жесту, тут же спрятал:
  - Здесь Вы найдёте ответы на Ваши вопросы, первородный.
  После чего поклонилась отдельно мне, отдельно остальным, ушла. Я деактивировал артефакт. Тайн посмотрел на меня со странным выражением на лице:
  - Даже не знаю, завидовать Вам или нет. Приватный разговор с Синельдой Обан - это и великая честь, и громадные возможности, и нешуточная опасность.
  - Почему? - Тут же спросила Аликс.
  - Замок Обан - одно из двух мест, с которыми поддерживают связь так называемые "мудрые" - разумные трёхголовые драконы, обитающие на Фарерских островах. И попасть на эти острова можно только по приглашению драконов через порталы, один из которых находится в замке Обан. А приглашают они далеко не каждого. Наш король вот уже много лет просит о приглашении, но все его послания попросту игнорируются. Меня, уже после того, как я был избран Синельдой как её спутник на балу, дважды вызывали к заместителю директора с одной только целью: узнать, не могу ли я свести с Синельдой более близкое знакомство и добиться-таки приглашения для короля.
  - И что же Вы?
  - Я? Старался, как мог, но безрезультатно. Ладно, это, в принципе, не такая уж тайна. Драконы владеют особой магией, делающей их неуязвимыми, а их острова - недостижимыми. Кроме того, сами драконы мгновенно могут перемещаться в любую точку. Заключив союз с драконами, мы стали бы непобедимы. Именно поэтому общение с Синельдой - дело государственной важности. Так что, Ривас, не удивляйтесь, получив завтра приглашение на беседу по поводу вашего разговора с наследницей замка Обан.
  После рассказа Тома Тайн, полученное письмо стало, фигурально выражаясь, "жечь мне карман", поэтому я с трудом высидел ещё час, прежде чем счёл возможным покинуть бал.
  Вскрыл письмо я на серых путях. Аликс с нетерпением заглянула мне через плечо:
  - Что там такое?
  Листок оказался исчерчен непонятными каракулями, не вызывающими никаких ассоциаций. Однако, стоило мне подать на него немного энергии пространства, как каракули сложились в слова: "иди сквозь пространство, Серж Ривас". Слова продержались около тридцати секунд, а затем бумага приобрела первоначальный вид. Аликс спросила, заглядывая мне в глаза:
  - И что это означает?
  - Это приглашение к разговору. Приглашение, которое я проигнорирую.
  - Почему?
  - Как ты думаешь, почему существа, способные в любой момент оказаться в любой точке пространства, не смогли организовать вручение приглашения не настолько по-дурацки? Посреди бала, полностью засвеченный агент, передаёт мне тайное послание. Да я просто уверен, что момент передачи увидело не меньше пяти человек!
  - Ну я, например, не видела. Ваш купол несколько искажает всё, что происходит внутри него.
  - Это потому что у тебя ни опыта, ни нужных приспособлений нет. Так что если меня считают таким идиотом, чтобы не почувствовать ловушку в этой мизансцене, они здорово ошибаются.
  - А письмо?
  - А вот письмо я спрячу в свой багаж. Очень интересно, кто за ним придёт.
  Следующий день был днём нашего отъезда из Истока. С самого утра к нам постучалась прислуга, попросившая указать пункт нашего назначения. Это делалось для того, чтобы скомпоновать учеников, желающих отправиться в одно и то же место. Я решил отправить Аликс, Кристи и охрану в Лилль, а сам рвануть в Люксембург, проверить свои возможности на их алтарном камне. Так что, связавшись с высокородной Элизабет, я заказал себе карету.
  Всё утро я ждал вызова к Гортензии де-Карденхэм. Однако, вместо этого ко мне в апартаменты постучался куратор:
  - Доброе утро, сэр Стивен. Чем обязан Вашему визиту?
  - Доброе утро, первородный Ривас. Не возражаете против небольшой прогулки?
  Мы довольно далеко углубились в парк, прежде чем куратор спросил:
  - Что происходит с высокородной Стокпорт?
  - Ну, я знаю, что она уже несколько раз была у врача, но больше...
  - Что за амулет Вы ей подарили?
  - О, это просто безделушка, у неё нет никаких полезных функций (а попробуете влезть внутрь, чтобы это проверить, безделушка взорвётся).
  Куратор помолчал, пристально глядя на меня. Я спокойно выдержал его взгляд. Вздохнув, сэр Стивен полез в карман и достал оттуда небольшой знак: пятиугольник, внутри которого находилась буква V.
  - Знаете, что это такое?
  - Нет.
  - Это знак викторианцев, рыцарского ордена со штаб-квартирой в Вадуце. Орден занимается борьбой с демонами, проникающими на Землю. Что ты знаешь о демонах?
  - Отвергнувшие Богов, изгнанные Богами создания, стремящиеся поработить Землю. Живущие в кавернах мироздания существа, смыслом существования которых является ненависть ко всему живому. Олицетворения человеческих пороков, которые получают энергию от их свершения людьми.
  Оттарабанив абзац из учебника, доставивший мне в своё время немало веселья, я с ожиданием посмотрел на куратора.
  - Всё правильно. Так вот, задача ордена - уничтожать тех демонов, которые всё-таки прорываются на Землю.
  - Но ведь эти прорывы очень редки?
  - Это здесь, в Европе или вон в империи Мин они редки, а там, где постоянно льётся кровь, слабые демоны появляются регулярно. Иногда месяца не проходит без нового прорыва.
  Про себя я присвистнул. Появление новых прислужников демонов раз в месяц означает, что никакие это не прорывы, а либо полноценный канал с демоническим планом либо действующий зиккурат. Вслух же я сказал:
  - Что ж, я приветствую доблесть братьев Вашего ордена, сэр куратор. Но вот какое отношение это имеет к Сабине?
  - Братья направили меня сюда, потому что в Истоке многочисленны следы демонской энергии (положим, не демонической, а хаоса, хотя по ощущениям они и похожи... плюс-минус лапоть). Среди моих учеников больше всего демонского оказалось именно в Стокпорт. Причём демонское в ней нарастало ровно до тех пор, пока Вы не подарили ей эту безделушку, в которой действительно я не нашёл ни капли магии (ну да, как вспомню, так вздрогну, сколько всего пришлось пережить, пока изготавливал для Светланы маскировочные артефакты, которые не должны были засечь детекторы Императорского дворца). Поймите, если Вы знаете секрет, позволяющий вырвать человека из под власти демонов, то Вы просто обязаны поделиться им! Вы просто не представляете себе, какие это страшные существа - люди одержимые демонами! Вы не видели, что вытворяют эти люди с окружающими. Вы не видели мать, поедающую собственного ребёнка, причём не из-за голода, а по прихоти.
  Он говорил искренне, горячо. Видно было, что он действительно переживает за тех, о ком говорит. Однако...
  - Мне искренне жаль, но я действительно не знаю, как излечить человека, одержимого демонами. Тот амулет, про который Вы говорите, не имеет к демонам никакого отношения. Впрочем, - решил я немного приоткрыть карты, - как и та энергия, которой переполнен Исток. Хотя то, что это энергия не демонов, не делает её менее опасной для человечества.
  Сэр Стивен, как я и ожидал, жадно схватился за эту информацию:
  - Не демонская? А какая? Что Вы об этом знаете?!
  - Только одно. В Истоке балуются с той самой энергией, которая привела к катастрофе.
  - Это точно? Вы уверены?
  - Если бы у меня были железные доказательства, в Берлине их бы уже опубликовали.
  - Вот оно что... Значит, Берлин?
  - Да.
  - А если Стокпорт уедет из Истока? Это как-то уменьшит опасность?
  - А она уже сказала о своём желании уехать.
  - И что?
  - Высокопоставленный чиновник школы настоятельно просил её ещё и ещё раз подумать.
  Сэр Стивен низко поклонился:
  - Спасибо за содержательную беседу, первородный. Уверяю Вас, что наш орден в данном вопросе будет целиком на Вашей стороне. Если Вы решите посетить Вадуц, двери ордена для Вас будут открыты в любое время.
  Распрощавшись на этой ноте, мы разошлись в разные стороны. В апартаментах меня уже ожидала Аликс, молча протянувшая мне листок с расписанием отбытия из Истока. Из расписания следовало, что девочки и охрана должны были стартовать в два часа, а я - на полчаса позднее. Дождавшись установки чар приватности, Аликс тут же горячо заговорила:
  - Это ловушка, сюзерен. Я Вас одного никуда не отпущу!
  - Ловушка? Возможно. По крайней мере, это подозрительно. Да и запиской от "мудрых" почему-то никто не заинтересовался. Но вот пойти в эту ловушку я попросту обязан.
  - Но почему?!
  - Потому что это хорошая возможность расшевелить это осиное гнездо. Если они решатся на нападение на ученика на территории Истока, то слава "лучшей школы магии" окажется изрядно подмоченной. Да и ничем особым я не рискую. Сразу убивать меня точно не будут, а если попробуют похитить - так метка на мне не зря стоит. А вот мои записи мы сейчас незаметно для окружающих переложим из моих вещей в твои. Впрочем, как и остальные вещи, которым не следует попадать в чужие руки.
  Аликс попыталась мне возражать, но не выполнить прямой приказ не решилась. Так что пообедав и проводив девочек и охрану, я засел в доме портала.
  Медленно тянулись минуты. Вот меня уже попросили пройти в зал перемещения. Вдруг, прямо в дверях зала откуда-то сверху на меня выдуло облако красной пыли. В ту же секунду у меня перехватило дыхание, глаза стало резать и из них ручьями полились слёзы, а дыхательные пути как будто окунули в огонь. Тут же меня подхватили чьи-то руки. На одних рефлексах скастованное мною исцеляющее заклинание практически не сработало, однако оно потревожило сигнализацию в здании портала. Раздался вой сирены и я почувствовал, что держащие меня руки разжались. Задыхаясь и заходясь в кашле, я растянулся на полу.
  В этой позе меня и нашли работники портала, прибежавшие на звук сирены буквально через несколько секунд. Дышать в помещении по-прежнему было нечем, поэтому меня без церемоний выдернули из коридора перед залом портала и закрыли двери.
  Лечение было довольно-таки быстрым. Как оказалось, против меня использовали так называемую "кайенскую смесь" - пятьдесят процентов табака и пятьдесят процентов перца. И ни грана магии! Если бы не моё заклинание, точнее, если бы моё заклинание не потревожило бы сигнализацию, меня бы попросту спеленали и похитили. А в зал портала можно было кинуть, к примеру, что-нибудь из того же хаоса. Зал - в щепки, я - исчезаю. И самое главное - всё произошло бы абсолютно безвредно для репутации Истока!
  Чуть проморгавшись и восстановив дыхание, я сломал щепку, активирующую режим самоуничтожения моего похищенного багажа и настоял на своём перемещении в Люксембург.
  
  
  Глава 10
  
  Очевидно мой вид со слезящимися красными глазами и красным распухшим носом был достаточно выразителен для того, чтобы встречавшие меня у дверей здания портала маги (высокородная Элизабет не поскупилась на полноценную боевую тройку) тут же окружили меня и быстро провели к карете. У входа во дворец меня встречала герцогиня:
  - Серж, что с тобой!?
  - Добрый день, высокородная Элизабет. Помощь мне уже оказана, нужна лишь ванна и немного отлежаться. Единственная небольшая проблема - мой багаж похитили и мне даже не во что переодеться.
  - Проходи, Серж. Твои обычные комнаты приготовлены. Ванна будет буквально через несколько минут. Насчёт одежды мы что-нибудь придумаем. Если позволишь, тебя пригласят к ужину или ты сможешь поужинать в одиночестве в своих комнатах.
  - Спасибо, высокородная, - я поклонился и быстрым шагом прошёл во дворец.
  К вечеру все видимые последствия нападения исчезли. Так что к ужину я спустился уже в нормальном виде, если не считать того, что костюм, предоставленный мне, оказался мундиром чёрных гусар, хорошо хоть без знаков различия. Вдобавок, и сама герцогиня и близняшки, приехавшие, пока я отдыхал, были в таком восторге от зрелища меня в мундире, что невольно закрадывалось подозрение о намеренности предложения именно этого костюма. Впрочем, заострять внимание на этом моменте я не стал.
  За ужином я подробно рассказал, что произошло. Выводов никто озвучивать не стал, но они и так были понятны.
  Мой багаж из Ипра доставили уже ночью. Вместе с багажом прибыл барон Рад и двое магов, благородный Марк Гессер и родовитый Михаэль Майнталь, которые составили его тройку.
  На следующее утро герцогиня постучалась ко мне ещё до завтрака:
  - Доброе утро, Серж. Для тебя явно будет небезинтересным узнать, что вчера в деревне Исток произошёл взрыв, который частично разрушил здание полицейского участка. - Произнеся это, она замолчала и внимательно посмотрела на меня.
  Я же задумался. Нет, место взрыва удивления не вызвало, но вот его сила... я точно ничего настолько взрывоопасного к своему багажу не прикручивал. Может быть, сработала повышенная концентрация хаоса? В общем и целом до экспериментальной проверки какие-либо выводы делать рано. О чём я и сообщил герцогине. Та, немного подумав, высказала свою версию:
  - А твой багаж мог вызвать детонацию тех взрывчатых веществ, которые и так должны быть в полицейском участке?
  - В принципе и такое возможно, хотя... сколько же у них тогда взрывоопасного хранилось? Прямо арсенал пушечного полка, а не полицейский участок получается.
  - Подожди... ты ведь предполагал, что для сокрытия твоего похищения надо было что-то взрывающееся в зал портала кинуть. Может быть, оно?
  - Возможно. Я же говорю - надо экспериментировать и пробовать.
  - Мой человек чем-то может тебе сейчас там помочь? Не хотелось бы его особо светить в Истоке.
  - Ну если бы он смог собрать какие только возможно пробы с места взрыва, было бы великолепно.
  - Что значит "пробы"?
  - Ну осколки камня, немного воздуха, почвы. Но это только в том случае, если для него это безопасно. В конце концов это хоть и интересный, но, по сути, третьестепенный вопрос.
  - Хорошо, Серж. Я уточню.
  После этого герцогиня оставила меня одного. Я немного посидел, ещё раз перебирая в памяти все подробности вчерашнего нападения. Самым любопытным, с точки зрения моих будущих дел, был вопрос о том, почему моё лечебное заклинание сработало как инициатор для сигнализации. Что-то я не припоминаю запретов на использование магии в здании портала, в зале портала - другое дело. Да и как-то попался на глаза в здании портала человек, свободно использующий заклинание левитации. И что-то никакой сигнализации тогда не включалось. Так что с портальщиками надо разговаривать особо и вдумчиво, то есть иметь, что им предложить. Другим же не то, чтобы особо серьёзным и сложным, но уж точно неотложным был вопрос защиты от нападений, подобных вчерашнему. Нападений, в которых не было ни непосредственной угрозы жизни, ни магии.
  Сидеть так и размышлять можно было бы очень долго, поэтому, поймав себя на храпе во время "размышления" я встряхнулся и подошёл к стене. Приложив к ней руку, я позвал Потапыча. Тот появился тут же:
  - Никак неподалёку был?
  - Да я поговорить с тобой хотел, но вижу, ты отдыхаешь...
  - Уже нет. Говори.
  - Мне Кузьмич поведал, что ты хочешь попытаться связь с родовым камнем жильцов моих восстановить?
  - Да. И тут мне нужна твоя помощь. Я буду работать в зале алтарного камня. Твоя задача - проследить, чтобы никто не почувствовал, что там что-то творится.
  - Дык... пока главы у рода нет, это дело-то плёвое.
  - Ну вот и хорошо. Проведи меня в мои покои, а затем к алтарному камню.
  - Сделаем.
  По моей просьбе Потапыч вымыл и без того чистый зал алтарного камня. После этого я отослал домового.
  Оставшись в одиночестве в памятном зале алтарного камня, я присел прямо на пол и вгляделся. К моему удивлению, я не почувствовал никаких эманаций хаоса. Пришлось использовать руны, хотя это и уменьшает мои шансы на обуздание первоосновы. Выложив из рун необходимые слова, я активировал их. Вливая силу в руны буквально по капле я довёл радиус их действия до стен зала где-то минут за двадцать. И сразу же после этого появился отклик хаоса. Что ж, надо приступать. Встав с пола, я принялся составлять большой круг порядка, остро сожалея о том, что стальной мне так пока и не подвластен. После окончания составления круга, я зачерпнул родовую силу Люксембургов и "выплеснул" её во все стороны.
  "Да, вот остатки воздействия хаоса, прекратившегося, скорее всего, в момент полного прерывания связи с Гранью, вот... а вот это очень интересно, надо будет попросить у Элизабет эти два камешка, изменённые хаосом, а вот и бывший путь между залом алтарного камня и манором".
  Передо мной открылись развалины хода, очень похожего на проход, увиденный мною в маркизатстве Ипр. Однако этот ход был тёмен, полуразрушен и обрывался в чёрную бездну. Получается, что просто очистить от эманаций хаоса путь здесь абсолютно недостаточно. Но ведь я знаю общее "направление", куда надо посылать энергию, для того, чтобы "достучаться" до манора Люксембург! Меня охватил привычный для графа Ашениаси зуд исследователя. Зачерпнул из алтарного камня сил на грани своей возможности их удержать, я направил эти силы широким конусом из места обрыва туннеля.
  Тянулись секунды. Каждый миг ответное давление на меня нарастало. И уже на пределе своих возможностей я уловил ответ - эхо от взаимодействия родственной магии. Резко сузив конус в направлении отклика, я смог дотянуться до такого же оборванного края туннеля. В момент соприкосновения моей поисковой нити с краем туннеля вспыхнул яркий свет.
  Пять секунд! Долгие, бесконечно долгие пять секунд я смог удерживать образовавшийся канал, прежде чем меня попросту "выбросило" в реальный мир.
  Зал алтарного камня выглядел как после страшного урагана. Всё, кроме непосредственно самого камня, было изломано, разорвано, всё, что могло гореть - горело. Стены во многих местах пошли трещинами, некоторые камни полопались, как от высочайшей температуры, другие же выглядели как после удара молотом. Разруха значительно превышала тот уровень, который был после схватки с бывшим герцогом Люксембург.
  Абсолютно обессиленный, я лежал навзничь на полу. Сил не было даже на то, чтобы позвать Потапыча. К счастью, тот и сам вскоре появился. Вне себя от переполнявших его чувств, домовой буквально прыгал до потолка:
  - Получилось!! У тебя получилось! Я ясно ощущал канал с манором, слабо, но ощущал!
  Прыгая, он не сразу обратил внимание на моё состояние, но заметив, тут же подскочил:
  - Ты как? Надо чего? И что тебя тянет постоянно собой рисковать? Да рази я б не подождал бы?! Вошёл бы ты в полную силу, тогда бы и пробовал.
  - Успокойся, Потапыч. Подай мне укрепляющее зелье в серебряной фляжке.
  - Это в этой, что ли? - Потапыч через несколько секунд продемонстрировал мне нечто, по форме напоминающее перекрученный и надкусанный бублик.
  - Тогда доставь меня в мои комнаты, так чтоб никто не видел, там у меня в багаже ещё одна фляга должна быть и приберись здесь.
  - Хорошо - покладисто согласился домовой.
  О результатах моего эксперимента мы поговорили лишь через день - слишком уж я был слаб.
  - Так что, можно, значится, канал восстановить?
  - Можно, но вот когда... это вопрос. Тут только для того, чтобы понять, как это сделать, надо ещё не один эксперимент провести, а ещё и всё потребное для этого чётко определить. Тут ведь главная сложность в том, что свою энергию я не могу на это использовать, только энергию Люксембургов, а пропускать через себя такие объёмы чужой энергии, да ещё и продолжительное время...
  - А если кого из близняшек на это дело подписать?
  - Не выход. Выгорят.
  - Так не сейчас. Я ж говорю - когда в полную силу войдут.
  - Так и я тебе про этот же момент времени. Сейчас-то и начинать бесполезно, а когда взрослыми станут... восстановить канал может и восстановят, но выгорят однозначно.
  - Так может... Это ж всему роду какая благодать.
  - Потапыч. Ты этого не говорил, я этого не слышал. Понял?
  - Дык, чегось тута непонятного-то? - тут же сник домовой. - Понял, как есть понял.
  Сразу же после ухода Потапыча ко мне заглянула герцогиня:
  - Серж, поклянись, что твоё нынешнее состояние никак не связано с моим старшим сыном.
  - Клянусь.
  Казалось, ей стало значительно легче:
  - А я-то уже подумала...
  Про себя я лишь недоумённо пожал плечами. Разбираться в том, что она там подумала, мне было абсолютно лень.
  - Первородный Ривас (Ого! Чего это она так официально-то?), я прошу Вас, когда будет возможность, рассказать о причинах Вашего недомогания, произошедшего в моём доме.
  Я оценил и её доверие и её такт:
  - Я пытался оценить, возможно ли восстановить связь Люксембургов с манором.
  - Что?! - Герцогиня схватилась за сердце и чуть не рухнула на пол. Сделав несколько неуверенных шагов, она всё-таки опустилась на кровать. - Что Вы сказали?!
  - Да говорить-то в общем и нечего. Пока у меня при всём моём желании ничего не получится. И неизвестно, получится ли в будущем.
  - Но... хоть какие-то шансы есть? - Герцогиня смотрела на меня с такой отчаянной надеждой, что я не смог удержать свой язык, о чём впоследствии неоднократно жалел.
  - Шансы - есть, но вот из чего мне сделать проводник, который позволит перебрасывать громадные количества родовой магии герцогов Люксембург, я пока не представляю. Буду искать подходящий материал.
  Герцогиня, слегка пошатнувшись, встала с постели:
  - Первородный. Если Вам что-нибудь понадобится, я не пожалею ничего за самый малый шанс достижения этой мечты.
  Глубоко поклонившись мне, она ушла. Меня же посетила слегка неожиданная мысль: "всё-таки мне как-то больше нравилось неформальное обращение с её стороны".
  Обедал я в одиночестве в своей комнате, а вот после обеда мы с высокородным Себастьяном, приехавшим, пока я отходил от последствий своего эксперимента, закрылись в его кабинете.
  Какому-то гению, не побоюсь этого слова, пришла в голову идея, до которой, по совести говоря, я мог бы додуматься сразу же. Он решил попробовать, как "загрязнённая" магия реагирует на разные заклинания. И нашёл, что один из видов "плохой", "загрязнённой" магии даёт значительно больший положительный эффект при применении заклинания "palus", превращающего земную твердь на определённом участке в болото, а другой положительно влиял на продолжительность и силу действия заклинания "somnium", оказавшегося первым, с действием которого я познакомился на Земле. На основании этих фактов был сделан вывод о том, что "загрязнённая" магия на самом деле является узкоспециализированной. Правда, сторонники фогенной теории из Бритстана утверждали, что это лишь исключения или ловкая мистификация, поскольку найти закономерности, позволяющие определить, какая энергия лучше откликается на те или иные заклинания, никому так пока и не удалось.
  Костеря про себя свою тугодумность последними словами, я ведь мог этот вывод сделать уже давно и, тем самым, сэкономить кучу времени, я начал вникать в проблемы, возникшие у исследователей после этого открытия. Основной стала сложность подбора заклинаний, которые подходят той или иной магии. И тут я вспомнил об очках Брейна. К счастью, данный артефакт оказался в запасах дворца Люксембург. После этого началась рутинная работа.
  Обладая правильно развитым резервом и системой мельчайших энергоканалов я мог, хоть и с некоторым трудом, выделить в чистом виде энергию девяти планов: Жизни, Смерти, Пространства, Материи, Порядка, Огня, Земли, Воздуха и Воды. Ну и, кроме того, мой источник выдавал чистую ментальную энергию. Так что работа проходила в следующем порядке: я подавал доступную мне чистую энергию, Себастьян в очках Брейна запоминал и записывал, как он её видит. После этого мы подбирали земные заклинания, которые лучше "отзывались" именно на эту энергию. Поразительно, но, к примеру, тот же огненный шар не был сильнее при использовании чистой энергии плана Огня. Про себя я предположил, что это заклинание основывалось на Металле, а не на Огне.
  А вот дальше начиналось самое муторное. Предоставленные нам с Себастьяном накопители, заполненные разной энергией, меньше всего напоминали чистую энергию какого-то плана. Там было понамешано всего и в разных пропорциях. Вдобавок, Себастьян мог привязать к конкретной энергии только те цвета, которые я ему выделил, а сам я не хотел полностью раскрывать свои карты. Да и видели мы цвета энергии по-разному (что естественно). А без господства какой-либо энергии в накопителе он действительно "выдавал" на любые заклинания худший результат, чем нейтральная энергия.
  Несмотря на это, высокородный Себастьян был полон оптимизма:
  - Серж, Вы просто не представляете себе, какой это прорыв. Нам ничего не стоит посадить двадцать-тридцать магов в очках Брейна и пусть они описывают, какие "грязные" оттенки чему соответствуют. Потом свести все эти исследования в таблицу и вуаля - нет загрязнения, а есть смесь разных энергий, которые не конфликтуют друг с другом именно потому, что различные энергии в магии по сути есть разные проявления одного и того же.
  Пришлось немного опустить его с небес на землю:
  - Всё было бы замечательно, если бы разные люди видели одну и ту же энергию одним и тем же цветом.
  Себастьян тут же сорвался с места и выбежал из кабинета. Появился он обратно почти сразу же, ведя за собой Марию Люксембург. Буркнув что-то вроде: "всё равно крутилась неподалёку", он напялил на неё очки Брейна и попросил:
  - Серж, подайте, пожалуйста, энергию жизни.
  Я подчинился, улыбаясь про себя. Составить таблицу соответствия того, как разные люди видят разные магические планы, столетиями безуспешно пытались и в Гиперборейской Империи, с её-то возможностями и знаниями. Себастьян же тем временем продолжал:
  - Мария, посмотри, пожалуйста, над ладонью Сержа должно появиться облачко.
  - Ой! И правда появилось.
  - Запомни его цвет, только как можно точнее.
  Мария стала пристально вглядываться в точку над моей ладонью, от усердия даже высунув кончик языка. Подождав секунд пятнадцать, Себастьян продолжил:
  - Хорошо, а теперь сними очки и подойди к столу. На нём лежат деревяшки разного цвета. Выбери ту, которая максимально схожа с цветом увиденного тобой облачка.
  Мария кивнула и с серьёзным видом отправилась к столу. Там она долго перебирала дощечки, пока торжествующе не вскинула над головой одну из них, покрытую серебристой краской:
  - Вот эта!
  - Как?! - Выражение лица Себастьяна было настолько потешным, что я не выдержал и рассмеялся. Он с обидой посмотрел на меня:
  - И что же нам делать теперь?
  - Ну практической пользы от этого открытия получается немного меньше, чем Вы думали, Себастьян, но вот доказать несостоятельность некоторых особенно неприятных для нас положений фогенной теории это ведь не помешает.
  Себастьян ненадолго задумался, затем уверенно кивнул:
  - Вы правы, Серж, это гораздо более важная задача. Тут ему в голову пришла другая мысль. Дело в том, что я неоднократно отказывался учить его выделять "чистую" энергию. Когда же он не успокоился, продемонстрировал, какое действие любая "чистая" энергия оказывает на его энергосистему. Несмотря на то, что энергии я подал всего ничего, корёжило его от боли не менее получаса. Теперь же он внимательно посмотрел на меня:
  - Серж, а мои племянницы смогут выделять чистую энергию?
  - Смогут, хоть и меньше видов, чем я, но смогут.
  Он кивнул каким-то своим мыслям:
  - То есть, всё дело в тех методиках обучения, которые Вы используете. - Он не спрашивал, а утверждал.
  - Да, - не стал скрывать я, - но повторить эти методики может только человек с магическим зрением.
  - Ну это, конечно, редкость, однако отнюдь не непреодолимый барьер...
  - Я не буду никого обучать секретам рода.
  Себастьян поморщился, но тем не менее, сразу отступил:
  - Хорошо, Серж, как скажете.
  На праздник летнего солнцестояния я решил остаться в Люксембурге. Ритуал мог провести и Кузьмич, а мы всё равно сразу после праздников планировали всей компанией отправиться в Нуоррик. Я хотел познакомиться с родом Тома, да и просто погулять по местам, которые скорее всего были родиной матери Греты.
  Перед самым праздником прибыла Аликс, тут же накинувшаяся на меня с шутливыми упрёками, что я бросил её, одну (Кристи уехала домой), а сам тут веселюсь напропалую. Пришлось признать свою вину и пообещать остаток времени пребывания у Люксембургов развлекать её по мере сил. Не скажу, что Аликс была удовлетворена такой скромной вирой, но ей пришлось с этим смириться.
  После отработки технологии определения видов энергии я был уже не настолько нужен высокородному Себастьяну и поэтому следующие несколько дней, до самого нашего отъезда я провёл с девочками. Мы побывали на охоте, посетили несколько празднеств у соседей Люксембургов, даже устроили небольшой турнир, в котором безраздельно царствовал барон Рад. Получив вдобавок к форсажу ещё и хорошую фехтовальную практику, он стал гораздо сильнее.
  С герцогиней у меня состоялся ещё один серьёзный разговор, посвящённый викторианцам. По её словам выходило, что это довольно-таки сильный орден с очень хорошей репутацией в части борьбы с демонами. Их часто приглашают не только в Европу, но и в другие части света. Однако, самые сильные позиции у викторианцев в Латинии и Оногурии. А вот на Пиренеях их не жалуют. В Спинии за то, что они встали на сторону Латинии, когда Спиния хотела её захватить, а вот причины неприятия ордена в Кельтии широкой общественности доподлинно неизвестны. Ходят слухи, что орденцы когда-то "для общего дела" прихватили какой-то могущественный артефакт из сокровищницы короля Кельтии. Так что можно было сказать, что викторианцы прежде всего фанатики идеи, а уж потом всё остальное.
  Поведала герцогиня и о том, что в тот день, когда мы сражались с её старшим сыном, в Люксембург, оказывается, прибыло целых девять боевых троек ордена, которые окружили дворец. До штурма дело не дошло каким-то чудом: в последний момент орденцы сами отступили от дворца и даже долго извинялись за свою ошибку.
  Что же касается моего разговора с сэром Стивеном, герцогиня порекомендовала не отталкивать протянутую руку. В Европе, особенно на территории бывшей Священной Империи, викторианцы обладали серьёзными рычагами воздействия на ситуацию и если они возьмут кого-нибудь под свою защиту, то любой противник много раз подумает: а стоит ли связываться.
  Аргументация герцогини была абсолютно логичной и я был склонен прислушаться к ней, однако вот идти к демоноборцам с пустыми руками не хотелось. Надо было придумать какой-нибудь "пряник" для них, чтобы выйти на равноправные отношения. Первое, что пришло мне в голову - артефакт. Артефакт защиты именно от демонов. Конечно же, для такого артефакта нужна была чистая энергия астрала, недоступная для меня. Но это для меня. А вот если прогуляться к костерку домовых и заарканить даже самого плюгавенького астрального хищника - могло и получиться. Так что последние три дня в Люксембурге у меня проходили одинаково: подъём, расчёты "аркана", прогулки и беседы с близнецами, тренировки с ними же и Аликс, потом какие-то визиты и прочие светские обязанности, на которых Аликс и Екатерина поочерёдно отыгрывали роль моей дамы (Мария была освобождена от этой обязанности после того, как её смогли на одном приёме отвлечь от меня и я остался на растерзание местных "хищниц"). Поздно вечером я возвращался во дворец, где Потапыч заводил меня на серые пути и я изготавливал аркан для астрального хищника. Конечно же, волосы кикиморы в этом занятии были большим подспорьем, но кто бы знал, как муторно их сплетать, не прикасаясь к ним руками!
  Наконец, четвёртого июня мы собрались в поездку. С трудом отбоярившись от третьей тройки телохранителей (одна была приставлена ко мне, а вторая - к близнецам) мы подъехали к зданию портала. Сразу за входом в здание ко мне подошёл служащий:
  - Первородный Ривас, не соблаговолите ли Вы переговорить с главой бритстанского отделения нашей компании?
  Тут надо сделать небольшое отступление. Система порталов была коммерческим предприятием, единым по всему миру. Ни одно государство не имеет даже блокирующего пакета в этом предприятии, но все, на территории которых расположены порталы, являются акционерами. Часть зданий порталов отданы представителям государств, на территории которых эти здания находятся, для организации таможенной и пограничной службы. Однако сам портальный зал является безраздельной собственностью компании.
  Все эти мысли молнией промелькнули в моей голове. Я утвердительно кивнул:
  - Разумеется.
  Мы прошли в кабинет, расположенный в глубине здания. Открылась тяжёлая деревянная дверь без каких-либо украшений. Из-за массивного тёмного стола встал высокий одарённый лет семидесяти на вид с абсолютно седой шевелюрой и усами. Резерв его составлял сто шестьдесят семь эонов:
  - Рад приветствовать Вас, первородный. Моё имя родовитый Майкл Догель.
  - Приветствую Вас, родовитый Догель.
  Разговор получился довольно-таки любопытным. Во-первых меня попытались очень осторожно и исподволь "раскрутить" на информацию, что именно я сделал для того, чтобы сработала сигнализация. Вот честно - если бы точно знал, на что в моём заклинании эта штука среагировала - сказал бы. Во-вторых, со мной попытались договориться о том, чтобы я не отказывался от претензий к их компании. Как я понял, сами они в этом случае слупят с Бритстана в разы больше. Ну и в-третьих мне была дана папка с их коммерческим предложением ко мне по поводу слияния "Связьинвеста" с их компанией.
  Разговор длился достаточно долго для того, чтобы мои спутники заволновались. Так что портальщикам пришлось пригласить в кабинет к нам барона Рада и Аликс, которые удостоверившись, что со мной всё в порядке, успокоились и вернулись к остальным.
  По окончанию разговора мы наконец стартовали. В качестве то ли аванса, то ли извинения за задержку, мне был предоставлен абонемент, предоставляющий мне право в течение всех летних каникул перемещаться со всеми своими спутниками бесплатно. Мелочь, а приятно.
  
  
  Глава 11
  Сигтун, столица Нуоррика, встретила нас приветливо. Яркое солнце, приятный ветерок. Наслушавшись разговоров о северных холодах и приготовившись стоически встретить удары погоды, мы все были приятно удивлены.
  Город расположен на островах в протоке Норстрём, соединяющей озеро Меларен с заливом Сальтшён. Так что в городе много воды, мостов и зелени. Тихий и уютный, с полностью отсутствующими укреплениями, он навевал спокойные мысли. Пожалуй, Сигтун - это именно то место, где следует приходить в себя после нервотрёпки обучения в Истоке.
  У дверей портального здания нас встречал родовитый Ульрик, глава рода Тома. Статный мужчина где-то шестидесяти лет на вид с резервом сто двенадцать эонов.
  Из-за задержки в Люксембурге мы прибыли последними. Портальщики, как оказалось, предупредили о нашей задержке, поэтому никто особенно не волновался, но вот откровенное любопытство светилось в глазах большинства присутствующих.
  Как оказалось, городской дом рода Тома находился тут же на площади, прямо напротив здания портала. Собрав всех в холле, я несколькими фразами удовлетворил детское любопытство, и уже через считанные минуты вся компания разошлась по своим комнатам. Мы же с родовитым Ульриком поднялись в его кабинет для исполнения всех формальностей, возникающих в отношениях сюзерена и вассала при изменении представителей родов.
  Много времени это у нас не заняло и вот мы уже расположились в креслах у окна, выходящего на небольшой участок, засаженный деревьями, позади дома. Между креслами стоял столик с шахматами и подносом, на котором находился графин с каким-то напитком, два небольших серебряных кубка и стеклянная ваза с земляникой в шоколаде:
  - Что это? - Поинтересовался я, указывая на графин.
  - Вино из морошки, северной ягоды. Сама ягода обладает чудесным свойством увеличивать выносливость, и вот недавно одному трактирщику, живущему по соседству со мной, удалось сохранить в вине данное свойство ягоды.
  Я усмехнулся:
  - Наверняка во всех окрестных сёлах и замках это открытие произвело настоящий фурор. Ещё бы! Такое оправдание желанию выпить.
  Родовитый Ульрик не удержался от смеха:
  - Да уж, заказы на сей чудодейственный напиток принимаются лишь на следующий год.
  Посмеявшись, мы перешли к обсуждению серьёзных вещей. Прежде всего, меня интересовало, намерен ли род Тома возвращаться в Белопайс, поскольку именно на мне, как на их сюзерене, лежала обязанность поддержать род в случае возвращения. В конце концов, срок официального изгнания рода уже истёк, а все попытки его продлить, в данной политической ситуации обречены на неудачу.
  Конечно же, ещё мне было бы интересно услышать из уст прямого потомка изгнанных, подробности той истории, но из нашего разговора я понял, что эта тема до сих пор является слишком болезненной, если и не для всего рода Тома, то для его нынешнего главы - точно. Так что в плане информации мне пришлось довольствоваться рассказом управляющего.
  Воспоминание:
  - Было это уже почти триста лет как. В общем-то, банальная история - двое влюбились в одну и ту же девушку, она ответила взаимностью одному из них, совсем не тому, на стороне которого был её отец. Неудачливый соперник не смирился с поражением и вызвал удачливого конкурента на дуэль, на которой сам и погиб. Отец девушки отказал победителю от дома, девушка сбежала к любимому, но пожениться они не успели - отец применил свою власть и девушка умерла. Пожалуй, больше и рассказывать нечего, если не учитывать, что юноша, проигравший ту дуэль, был сыном короля, так что закончилась данная история не просто плохо, а ещё хуже. Над юношей состоялся суд, на котором невесть откуда взявшийся свидетель показал, что юноша нарушил правила дуэли. И быть роду Тома уничтоженным, если бы не заступничество маркиза Ипрского, который смог добиться допроса юноши под непреложным обетом перед лицом магии. Намеревались и свидетеля опросить таким же способом, но тот куда-то неожиданно исчез. Полностью оправдать юношу не удалось, уж слишком давили тогдашний король Белопайса, да и отец девушки, но уничтожение рода удалось заменить изгнанием на двести сорок лет. Когда срок ссылки подходил к концу, Ваш дед, маркиз Ипрский, пытался добиться для рода Тома права вернуться в Белопайс, однако, насколько я знаю, ему было прямо заявлено, что как только нога представителя рода Тома ступит на землю Белопайся, весь род будет уничтожен и неважно, по закону или нет. Ваш дед предпочёл не поднимать волну. Так с той поры и идёт: и опала вроде закончилась, и вернуться род Тома не может.
  - У меня остался только один вопрос, Этьен. А из какого рода была та девушка?
  - Из рода Кух.
  - Интересно. А мой отец, получается, привечал маркиза Эссенского...
  - В том числе и по причине желания помочь своему вассалу.
  - Что ж, благодарю за информацию, Этьен.
  - Рад был помочь, Серж.
  Конец воспоминания.
  Выслушав мой вопрос о наличии-отсутствии планов возвращения, родовитый Ульрик не размышлял ни секунды:
  - Конечно, снять запреты не помешало бы, но вот возвращаться, мы точно не планируем. Здесь, в Нуоррике, наше общественное положение гораздо выше, чем было там, в Белопайсе. И это с учётом опалы! Так что, если её снять, то мы точно войдём в число самых влиятельных семей Нуоррика. Да и Вам такое положение вещей гораздо более выгодно. Чем сильнее вассалы, тем могущественней сюзерен, а род Тома здесь приобрёл гораздо большую силу, чем была у нас там.
  - И что, ваш статус не мешает этому?
  Он посмотрел на меня с небольшим удивлением во взгляде:
  - Вы разве забыли, что Ваш пра-пра-прадед специально купил небольшой участок земли, примыкающий к нашим здешним владениям, и даровал нам право ставить на своих изделиях и принадлежащем нам имуществе герб Ривасов над нашим гербом?
  Я задумался. Нет, что управляющий мне не говорил этого - точно, но вот...
  - Прошу прощения, действительно в рамках обучения обычаям и традициям рода мне это рассказывали, но я как-то не придал тогда этому значения. Получается, такой знак означает, что род Тома по-прежнему находится под покровительством Ривасов?
  - Ну покровительства вы нас не лишали хотя бы потому, что род по-прежнему вассал маркизов Ипрских, а этот знак дословно означает: "нападая на этого человека, ты нападаешь на меня". А подобная фраза из уст первородного рода значит... многое.
  Я кивнул, принимая его объяснения. Родовитый Ульрик молча посмотрел на меня. Вассалу не рекомендовалось первым предлагать прекращение разговора, поэтому он ждал моего сигнала. В принципе, все неотложные вопросы уже были обсуждены. Я уже собрался встать, чтобы предложить спуститься к остальным гостям и там уж решить: оставаться здесь на ночь или выдвигаться в сторону родового владения Тома, как вспомнил ещё кое-что:
  - Родовитый Этьен упоминал, что Ваш род занимается металлургией. А оружие вы делаете?
  - Нет, первородный, но оружием занимается семья Крупп, живущая неподалёку от нас. И их изделия пользуются очень хорошей репутацией.
  - Семья? Вы хотите сказать, что рекомендуете мне оружейника, у которого даже нет своего алтарного камня? Или... они что, вообще не магическая семья?
  - Да, не магическая, но их изделия действительно того стоят, первородный Ривас.
  - Ну а дар у членов этой семьи хотя бы есть?
  - Есть. Мало того, они за свою историю уже дважды были близки к переходу в статус магических семей, но так и не смогли тогда этого сделать. В настоящий момент идёт их третья попытка. Нынешний наследник семьи Крупп является пятым поколением с даром в этой семье. Но вот среди его четырёх детей нет ни одного с даром, так что...
  Он говорил с таким жаром, что невольно закрадывались подозрения:
  - Не подскажете, а из какого рода жена нынешнего наследника?
  Родовитый явственно смутился:
  - Из рода Тома...
  Я остановил его речь взмахом руки:
  - Я подумаю. У меня только один вопрос: Этьен или Астра?
  Родовитый опустил голову.
  Когда мы спустились к детям, те уже общим голосованием решили, что мы отправляемся в поместье Тома сегодня же. Я поддержал данное решение, так что, перекусив, мы погрузились в кареты и направились на северо-восток от Сигтуна.
  Ехать пришлось довольно недолго, всего часа три, но из-за всех сегодняшних задержек, приехали уже позднее десяти часов вечера. Впрочем, с учётом того, что в северных широтах летом очень короткие ночи, ещё даже светило солнце.
  Поместье Тома располагалось прямо на берегу моря. Главный дом представлял из себя двухэтажное здание, первый этаж которого сложен из дикого камня, а второй - бревенчатый. Дом производил впечатление основательности и достатка.
  Как мною и ожидалось, глава семьи Крупп и его наследник с женой находились здесь же. Возможно, они и хотели перенести разговор на другой день, но я не позволил им этого сделать. Так что вскоре мы уже рассаживались в кабинете главы дома, причём я - непосредственно в его кресле. Не то чтобы мне это место больше приглянулось, но показать свои претензии на главенствующую роль в разговоре я был обязан.
  Устроившись в кресле, я огляделся. Глава семьи Крупп, Нильс, всё ещё могучий, хотя и немного сгорбившийся старик с резервом в тридцать пять эонов, сидел справа от меня. Трость, на которую он ощутимо опирался при ходьбе, стояла, прислоненная к его креслу. Сразу за ним сидела его невестка, Эрика, урождённая Тома. Её резерв составлял скромные для родовитой и четырежды рожавшей женщины шестьдесят эонов. Впрочем, тут же поправил я сам себя, возможно при рождении неодарённых детей резерв и не увеличивается. Слева от меня присели родовитый Ульрик и наследник Крупов - Альфред, являющийся почти точной копией своего отца с поправкой на возраст с резервом сорок один эон. Все четверо молча смотрели на меня, признавая за мной право "вести" разговор:
  - Позвольте мне для начала обрисовать, как я вижу ситуацию. Вы узнали, от кого - не важно, я ни у кого из посвящённых не требовал сохранения тайны от других вассалов, что в успешном рождении ребёнка моим личным вассалом Астрой Тодт, есть толика моих рекомендаций. А так как вы находитесь в положении утопающих, которые и за змею ухватятся, лишь бы выплыть, то у кого-то из вас в голове созрел хитрый план, как уговорить меня помочь и вам. Вот только одного я не понимаю - зачем это мне? Объясните.
  Да, я разговаривал очень жёстко, даже грубо. Но это было абсолютно осознанно - я ясно давал понять, что не потерплю со стороны вассалов попыток "играть" меня. Не знаю, как молодые, а старшее поколение прекрасно меня поняло. И если Нильс Крупп только лишь сгорбился в своём кресле, то родовитый Ульрик вскочил и встал на колено:
  - Простите, сюзерен, это моя вина. От своего имени и от имени рода принимаю то наказание, которое Вы посчитаете сообразным моему проступку.
   После этих слов молодое поколение Крупов словно окаменело. Они явно не ожидали таких последствий своего плана. А тут ещё и Нильс Крупп, хоть и с большим трудом, повторил позу родовитого:
  - Моя это вина, первородный. Меня и казните, слова против не скажу и никому не позволю сказать - к окончанию фразы голос его повысился и, кроме того, фон Крупп метнул грозный взгляд в одного... вернее в одну из продолжавших сидеть за столом. Так, инициатор плана мне теперь ясен. Я встал:
  - Фон Крупп, я принимаю Ваши извинения и не требую наказания для Вас. Де-Тома, в качестве наказания лично Вы лишаетесь права на размещение герба рода Ривас над своим гербом. Эрика фон Крупп, в качестве наказания Вам на десять лет запрещено навещать любые владения рода Ривас и вассалов рода. Наказания вступают в силу с момента моего отъезда. Мой род, моя сила, моя воля.
  Закончив свою речь, я оглядел присутствующих. Интересно, кто догадается первым? Заявив о наказании члена семьи, не являющейся моим вассалом, я тем самым согласился попробовать им помочь, но на своих условиях: получится - они мои, нет - я им ничего не должен. В кабинете повисло молчание. К моему удивлению, первым догадался Нильс фон Крупп:
  - Благодарю, первородный, за эту милость. Позвольте вручить Вам, как дар в честь знакомства от нашей семьи этот клинок.
  С этими словами он достал из-за пазухи какой-то предмет, завёрнутый в ткань. Аккуратно развернув её, он протянул мне широкий обоюдоострый нож, сделанный из дымчато-серого металла с простой черной рукоятью. Заинтересовавшись, я взял клинок в руки повертел, рассматривая с разных сторон. Затем глубоко вздохнул, пустил в нож энергию и тут же едва не выронил его: у меня в руках оказался пусть и кустарно сделанный и несовершенный, но самый настоящий камертон заклинаний. Именно эти приборы, ну или артефакты, кому как удобнее, являлись непременным атрибутом каждого гвардейца Гиперборейской империи, позволяя мгновенно варьировать силу, направленность и концентрированность заклинаний.
  Не удержавшись, я скороговоркой поблагодарил за подарок и выбежал на улицу. Опробовав камертон, я несколько поумерил свои восторги: это было не законченное изделие, а скорее заготовка под него, но и это было гораздо больше, чем я ещё считанные минуты назад мог когда-либо надеяться получить.
  Пока я упражнялся, все присутствующие в доме вышли посмотреть на мои попытки укротить клинок. Так что мне не пришлось возвращаться в кабинет, для того, чтобы поговорить с фон Круппом о его подарке:
  - Где Вы нашли это чудо?
  - Это моя работа.
  - Что?! - Моему удивлению не было предела. - Но в этом клинке должно быть не менее шестидесяти слоёв металла, причём каждый из них должен обладать своими свойствами!
  - Недаром говорят, что хранилища знаний первородных родов хранят многие тайны древних. Дело в том, что в наших краях, особенно на Аландском архипелаге, иногда находят изделия ушедших. Мы, да и не только мы, покупаем эти находки в надежде разобраться, какие тайны они скрывают. Однажды, когда я был ещё мальчишкой, мой отец приобрёл обломок клинка, действительно состоящего из шестидесяти шести слоёв, и меня захватила тайна этого металла. Долгие годы я подбирал свойства каждого слоя, пытался найти замену тем материалам, которые сейчас недоступны, по крохам накапливал металл ушедших. В Ваших руках находится результат нескольких десятилетий моих трудов.
  По мере его рассказа мне приходилось прикладывать всё больше усилий для того, чтобы удержать свою челюсть на месте. Смочь воссоздать камертон только лишь на основании обломка, да ещё и не имея в наличии всех материалов?! Фон Крупп, тем временем, продолжал:
  - Я вижу, первородный, что Вы уже встречались с подобными клинками. Не могли бы Вы показать мне все его возможности, а то я смог добиться только лишь того, что он может резать камень или металл как будто масло.
  - Хорошо. Правда, всех возможностей я Вам раскрыть не смогу, сам их не знаю, но... Барон Рад, Вы не против сразиться со мной?
  Уточнив у родовитого Ульрика, где можно безопасно для окружающих сразиться, мы расположились в небольшой ложбинке неподалёку от усадьбы. Барон вооружился только лишь палочкой, у меня же в левой руке был подаренный мне только что клинок, а в правой - помощник. И пошла потеха!
  Барон Рад, явно опасаясь необычного клинка, тут же врубил режим форсажа и стал осыпать меня самыми разнообразными заклинаниями. Я же попросту применил камертон как разрушитель и держал палочку наготове в ожидании того, что барон либо выдохнется, либо раскроется.
  Медленно тянулись секунды поединка, наполненные атаками барона и взмахами моего клинка, разрушающими эти атаки. Наконец, к исходу третьей минуты поединка, когда барон уже начал уставать, я уловил момент, когда тот недостаточно быстро переместился, тем самым буквально на мгновения предоставив мне возможность для атаки. Один удар - и палочка барона вырывается из его рук.
  Подождав несколько минут, пока барон восстановит свои силы, мы вновь сошлись в поединке. На этот раз атаковал я. Используя только самые безобидные из известных мне земных заклинаний, я с помощью камертона изменял их до неузнаваемости, что полностью дезориентировало барона. Так что уже на сороковой секунде поединка я схватил пролетающую мимо меня палочку барона.
  После схватки от былой эйфории не осталось и следа. Подаренный мне клинок был даже не заготовкой, а грубой подделкой под настоящий камертон. Это как прокатиться по сложной трассе сначала на призовом жеребце-трёхлетке, а затем попытаться добиться того же от двенадцатилетнего мерина, всю жизнь проведшего запряжённым в телегу. Окружающие, правда, были в полном восторге.
  С обоими Круппами я проговорил далеко за полночь. То, что у фон Круппа не получился настоящий камертон, нисколько не умаляло его мастерства оружейника, смогшего на чистой интуиции воссоздать часть свойств камертона. А его сын в последние годы немало помогал ему в работе. Так что действительно будет очень жаль, если подобные таланты потеряют шансы на дальнейшее развитие.
  На следующее утро я первым делом осмотрел Альфреда, Ульрику и одного из их детей, старшего мальчика по имени Свен, для того, чтобы определить причины их проблем. Мои первоначальные мысли об антагонизме энергии родителей, к счастью, не подтвердились, но не скажу, что результаты осмотра сильно меня вдохновили. У Свена, светловолосого крепыша четырнадцати лет, при тщательном осмотре можно было увидеть зачатки энергосистемы и некоторое уплотнение в том месте, где должен располагаться резерв. Такое впечатление, что ему попросту не хватило сил для полноценного открытия дара. Пришлось съездить в дом Круппов, действительно находившийся неподалёку. Верхом вся поездка заняла чуть больше двух часов в обе стороны. Картина, увиденная у Стена, полностью повторялась и у младших детей. Не являюсь не то что большим, но и даже малым специалистом в этой области, но по самым приблизительным прикидкам получается, что для появления хоть каких-нибудь шансов и Ульрика и сам ребёнок в течение хотя бы года после рождения должны находиться в месте, полном свободной энергией, причём энергией нейтральной. Впрочем, один вариант был, точнее, не вариант, а его набросок.
  Много свободной и максимально возможно нейтральной энергии было в зданиях порталов, особенно расположенных в ведущих городах. Остались "мелочи" - уговорить портальщиков на этот эксперимент, не попав к ним в кабалу.
  По счастью, у семьи Крупп оказались хорошие связи в отделении портальщиков Нуоррика. Так что договорились мы следующим образом: если фон Круппу удастся заинтересовать портальщиков достаточно для того, чтобы они предоставили Ульрике и её будущему ребёнку помещение вплотную к залу портала без каких-либо клятв служения со стороны всей семьи, то я изготовлю артефакт, позволяющий структурировать эту свободную энергию наилучшим образом. Конечно же, никаких гарантий это не даёт, но ничего лучшего я придумать не смог.
  Что же касается моей задумки, то фон Крупп подтвердил, что лучшими мастерами по клинкам, в которые вложены палочки, по праву считаются толедские мастера. Конечно же, если ему удастся набрать металла ушедших, то возможны варианты, но это чересчур редкая удача.
  - А кого Вы называете "ушедшими"? - Нет, я, конечно, предполагал каков будет ответ, но лучше уточнить.
  - Тех людей, которые жили в этих местах до того, как появился туман.
  - Благодарю. - Ну, я так и думал.
  ***
  С домовым рода Тома я познакомился ещё ночью, в день приезда. Поговорить, однако, нам удалось только на следующую ночь, после решения вопросов с семьёй Круппов.
  Домовой рода Тома выглядел как человечек с короткими ручками и ножками, весь покрытый длинными волосами, без малейших признаков одежды. Рост его составлял около шестидесяти сантиметров. Появившись по моему зову, он коротко поклонился мне:
  - Здрав будь, человечек. Хозяин я здешний, Петрович. Зачем звал?
  - И тебе здравствовать, уважаемый Петрович. Моё имя Серж Ривас, - с поклоном представился я.
  Памятуя о вкусовых предпочтениях домовых, я лично поднёс Петровичу чашку с какао. Он принял её с благодарностью. В качестве завязки разговора я спросил:
  - А как вы, домовые, отличаете, о ком из вас речь идёт? Я, к примеру, уже знаю одного Петровича, домового из замка Тодт.
  Домовой недоумённо пожал плечами:
  - Дык, чего тут отличать-то? Он ведь Петрович, а я - Петрович.
  - Извини, уважаемый хозяин дома, но на мой слух эти два имени абсолютно одинаковы.
  - Имя-то одинаковое, а вот отношение к хозяину - разное.
  - То есть, ты хочешь сказать, что вы, говоря друг о друге, считываете не только само имя но и как бы слепок, отражение астрального тела домового?
  - Ну ты слов умных понаговорил-то! Я таких и отродясь не слышал-то.
  Не отвечая, я лишь кивнул и отсалютовал домовому своей кружкой. Ещё один кусочек головоломки встал на своё место:
  - А ты сведения о домовом, который в бывших родовых владениях остался, имеешь? - Вспомнил я ещё один нерешённый вопрос.
  - Дык, это я и есть. Жильцы мои, как съезжать вздумали, меня с собой позвали.
  - А нового домового там не появилось, потому что там никто не живёт?
  - Да как же у моих жильцов ещё один домовой появится, если я вот он?
  - А почему у меня трое домовых?
  - Дык, ты не ровняй! У тебя и выход на Грань есть, ты не троих, ты и больше хозяев потянешь.
  - То есть, количество домовых, которых может "содержать" род, зависит от силы этого самого рода?
  - Ну да.
  - А вот если я заведу в своём родовом владении, скажем, банника, это уменьшит количество домовых, которых мой род способен "потянуть"?
  - Банник-то! - Домовой мечтательно улыбнулся и прикрыл глаза. Даже голос его изменился и стал таким мягким, обволакивающим. - Банник тот силу не забирает, а приумножает.
  Мы помолчали. Я - укладывая всю полученную информацию "по полочкам", а домовой - явно пребывая в своих сладких воспоминаниях. Наконец, я прервал молчание:
  - Петрович, дело у меня к тебе.
  - Давай своё дело.
  - Не могу я самостоятельно к костерку пройти.
  - Тебе ж дали такое право?!
  - Право-то дали, а пройти не могу. - Это действительно было так. Ещё в Люксембурге, попробовав воспользоваться искупительным даром Потапыча, я наткнулся на всё ту же стену.
  - Дык, от меня-то что требуется?
  - Мне нужно, чтобы ты помог мне попасть в сумеречный мир (так домовые называют серые пути).
  - Это можно.
  Тут опять-таки требуется небольшое пояснение. Дело в том, что накануне, во время схватки, я на автомате попытался войти в состояние форсажа. Ожидаемо, ничего у меня не получилось, но вот то, что в этой местности, то ли из-за близости тумана, то ли по какой другой причине, та стена, которая мешала мне, выглядела гораздо более реальной, я заметил. А чем реальнее препятствие, тем проще его изучить, а изучив - преодолеть.
  И мы попробовали. И раз, ещё раз, ещё много-много раз... Утром служанка, заглянувшая ко мне, была встречена настолько диким взглядом моих красных глаз, что пискнув, убежала раньше, чем я додумался потребовать кофе... ну или морошкового вина.
  Вскочив, я в раздражении стал буквально носиться по комнате. Нестерпимо хотелось что-нибудь разбить или сломать. Аликс, просочившаяся через дверь, была вместо приветствия встречена грубым: "Что надо"?!
  Ничуть не обескураженная таким приёмом, Аликс присела в безупречном книксене и проговорила, добросовестно копируя позу примерной служанки:
  - Сюзерен! Родовитый Тома договорился о встрече с одним из своих соседей, собирающем сведения о старых Богах Нуоррика. В том числе у него, оказывается, есть немало информации о валькириях. Ждём только Вашего решения.
  Пока она говорила, я сумел взять себя в руки и ответил почти спокойным голосом:
  - Езжайте без меня. Мне надо закончить эксперимент.
  Аликс вновь присела в книксене и буквально растворилась в воздухе.
  Оставшись один, я рухнул обратно в кресло. Мне просто необходимо было понять, что делать с этой преградой. Бездумно схватив лист бумаги и карандаш, я стал рисовать досконально изученную за эту бесконечную ночь стену. По мере рисования мне всё больше казалось, что "эту косточку я где-то видел". И только закончив рисунок я сообразил, что всё это время лбом бился в собственную ментальную защиту!
  Застонав, я обхватил голову руками и начал ритмично биться ею о стол. Это же надо быть таким идиотом, не замечая очевидного! Защита ведь и предназначена для предотвращения перехода разума в иное состояния, от расщепления разума. Как обычно, когда задача была уже решена, пришло воспоминание. В Гиперборейской империи за возможность самому игнорировать этот тип защит отвечал специальный артефакт. В их устройстве было понамешано столько всего, что граф Ашениаси, при всей его любознательности, не рискнул даже подступаться к секретам этих артефактов.
  На снятии защиты у меня ушло буквально две секунды. Миг - и я уже на серых путях. Ещё одно усилие - и я. впервые самостоятельно зашёл в состояние форсажа.
  Петрович, всё это время сидящий в соседнем кресле, встрепенулся:
  - Гляди-ка, неужто удалось?!
  - Удалось. - Не рассказывать же ему о своей глупости.
  - Ну, тогда я пойду, старших предупрежу. Они давно хотят с тобой перемолвиться.
  После этих слов домовой исчез. Я же сходил, переоделся и подготовил всё необходимое для визита к костерку домовых. После этого вновь сел в кресло и задумался.
  Конечно же то, что я на несколько секунд остаюсь абсолютно беззащитным перед ментальными атаками, смущало. И то, что у подавляющего большинства жителей Земли такой защиты вообще никогда не было, не утешало. Поэтому, прежде всего надо думать, как ликвидировать этот пробел. Быстрый перебор доступных вариантов ничего не дал, а на долгие разбирательства не было времени. Пришлось, вздохнув, отложить эту проблему. Кстати, надо хотя бы автоматическую напоминалку себе настроить, чтобы не забывать сразу же восстанавливать эту защиту. Уж это-то я могу.
  Появился домовой:
  - Серж Ривас, тебя ждут!
  Сняв защиту, я сжал преподнесённый Потапычем камушек. Перед глазами возник небольшой вихрь, впрочем, почти сразу же исчезнувший.
  Я огляделся. Да, вот это уже настоящий план астрала. Этот запах и этот туман ни с чем не перепутаешь. Туман плотным кольцом окружал небольшую площадку, в центре которой горел костёр. Я стоял на границе свободного от тумана пространства. У костра, не подходя вплотную к туману, толпилось несколько десятков домовых, все, как на подбор, высшей стадии развития. Среди домовых я разглядел и Кузьмича. Сразу же стали понятны его слова про знак. На одежде домового ярко светился герб рода Ривас, заключённый в круг. По краю круга было написано моё имя.
  Заметив моё прибытие, домовые загомонили и придвинулись поближе ко мне. Последовало знакомство, во время которого я обратил внимание, что все домовые, даже с одними и теми же именами, действительно воспринимаются по-разному. После знакомства мне в категорической форме было заявлено, что я обязан помогать домовым пробуждать родовую магию у их жильцов и положить все свои силы на то, чтобы мочь восстанавливать связи алтарных камней с Гранью.
  В первый момент я опешил от такой беспардонной наглости. Однако, заметив, что Кузьмич мне подмигивает, тут же успокоился. Домовые явно исходили из житейской мудрости козы, проявленной ею в первый день творения и высказанной носорогу: "попросил бы четыре рога, дали бы два". Так что, ничего не отвечая и вообще никак не реагируя на домовых, я присел возле огня и закрыл глаза. Примерно через пятнадцать минут прозвучало первое несмелое: "А что же ты хочешь за это"?
  Прежде всего мне удалось настоять на том, что со мной разговаривают представители всех домовых мира. Так что, какие бы обязанности не возлагались на домовых по нашему договору, исполнять их должны были все, вплоть до домовых, живущих во владениях лервов.
  Спорили мы долго и упорно, домовые яростно торговались за каждую запятую, но я изначально правильно уловил их настрой: я был нужен им значительно больше, чем они мне. Да и не врал я о своих сложностях, возникающих при попытках помощи им. Так что пройдя последовательно стадии крика, угроз, потрясания кулаками у моего носа и выдирания собственных волос, домовые постепенно стали сговорчивыми.
  По итогу получилось следующее. В том случае, если мне с помощью домового удаётся убедить указанный домовыми род предоставить мне статус друга рода, то я помогаю этому роду получить родовую магию. А статус друга рода - это вам не баран начихал. Я бы, например, тысячу раз подумал бы, прежде чем предоставил бы кому-то такой статус. Как домовые будут помогать мне - понятия не имею, это их проблемы. Мне удалось добиться их согласия на то, чтобы к следующему роду я приступал только после окончания работы, вне зависимости от результата, с предыдущим. А то ведь загоняют от замка к замку. Ограничил я и общее количество возможных обращений в год - по тем же причинам.
  За эти услуги домовые обязались отплатить мне помощью в том случае, если кто-то из их "жильцов" попытается причинить мне вред в их владениях. Нет, никакой шпионской сети мне не предоставили, разглашение тайн жильцов для домового недопустимо. Но вот в том случае, если на меня попытаются напасть в чьём-то владении, домовой обязан встать на мою защиту и помочь мне бежать.
  А вот если уже я атакую, то тут всё на обычных основаниях, не только никакой помощи, но и даже нейтралитета мне не дождаться.
  Отдельным пунктом шёл разговор о моих вассалах и прочих близких мне людях. Нет, помогать искать их, в случае, к примеру, похищения, никто не будет, но вот согласия не мешать мне выручать их или же не допускать их смерти в пределах владений домовых я добился. А это уже немало.
  Главным же своим достижением в этих переговорах я считал то, что соглашение вообще не касалось высокородных родов. Мне удалось убедить домовых, что восстанавливать связь с Гранью для меня сейчас непосильная задача (что абсолютная правда) и я даже не представляю, как к ней подступиться (а вот это уже небольшое преувеличение). Так что если я всё-таки смогу провести такую операцию, мохнатым коротышкам придётся сильно "раскошелится" дополнительно.
  Сразу же, как только соглашение было достигнуто, домовые стали покидать астрал. Через несколько секунд кроме меня у костра остался всего один домовой, тихо сидящий и смотрящий на огонь. Что ж, пора приступать к исполнению второй части плана пребывания у костерка домовых.
  Я в неподвижности замер у костра, приводя себя в спокойное, несколько даже отстранённое состояние, наилучшим образом подходящее для блужданий по астралу. "Поймав" нужный настрой, я неторопливо встал. Мысленный приказ - и готовый аркан занял положенное место на моём левом (сказываются предпочтения графа Ашениаси) плече. Вздохнув, я шагнул в туман. Пора было начинать охоту.
  
  
  Глава 12
  
  Если от костра туман кажется плотной непроглядной стеной, то в самом тумане обзор появляется. Небольшой, метров на двадцать - тридцать, но как факт. А вот отсветы костра видны метров за семьдесят от него.
  Подспудно я ожидал, что хищники начнут нападать на меня, стоит только выйти из под защиты костра. Однако на практике я нарезаю вот уже третий круг вокруг светлого пятна, которым обозначен костёр и никаких поползновений в свою сторону не наблюдаю. Отойти же подальше от костра я опасаюсь: в тумане можно запросто потерять направление и заблудиться. А выходить из астрала не имея точки привязки... не самое не то, чтобы даже безопасное, есть занятия и поопаснее, а вот именно не самое приятное занятие. Оказаться, после выхода вслепую, где-нибудь под километровой толщей воды ещё не самый плохой вариант. А ни компаса, ни точки привязки я не могу сделать, пока у меня нет чистой энергии астрала.
  Наконец, на пятом или шестом круге я ощутил некое возмущение в тумане. Мгновенно развернувшись в лицом к этому возмущению, я отдал мысленную команду. В тот же миг аркан "выстрелил в указанном направлении. По идее, наткнувшись на плотное астральное тело, аркан должен был закрутиться вокруг него, так чтобы мне оставалось лишь подойти, нанести особые руны и "упаковать" получившийся свёрток. Однако с первого же мига что-то пошло не так.
  Аркан не смог остановить и связать обнаруженное существо. Мало того, существо оказалось достаточно сильным для того, чтобы тут же разорвать аркан. Впрочем, одно доброе дело он сделал: заставил астрального хищника промахнуться мимо меня.
  Громадная туша, размером и формами несколько напоминающая касатку. Из брюха чудовища выходило множество щупалец разной длины. Астральный хищник, встреченный на противоходе моим арканом, тяжело плюхнулся на поверхность, причём его морда оказалась примерно в метре от меня. "Да уж, добыча такого размера мне точно не по зубам" - пришла паническая мысль. Развернувшись к костру, я попытался сделать ноги, но хищник не был готов так быстро отпускать незадачливого охотника.
  Хищник взревел. Его щупальца, хоть и бессильно скользнули по моему щиту, но всё-таки смогли сбить меня на поверхность и откинуть на пару метров от прямого пути к костру. Перекатившись, я вскочил, и смог уклониться от новой атаки щупалец, однако, хищник уже полностью оправился от последствий своего первоначального падения и завис метрах в двух над поверхностью. На миг мы замерли друг напротив друга. Я лихорадочно искал возможности уже не победить, а хотя бы выжить в этой схватке. К несчастью, хищник находился между мной и костром домовых. Проверять, сколько ещё его ударов выдержит моя защита, отчаянно не хотелось, но, похоже, это был единственный шанс. Я бросился вперёд.
  Хищник ожидаемо выкинул навстречу свои щупальца, однако подготовленная рунная цепочка божественной магии подействовала на них, как кипяток, ненадолго открыв мне путь к костру. Жаль, что я пока могу удержать в свёрнутом виде только одну такую цепочку, а материалов для их рисования у меня вообще нет.
  Пробежав под брюхом астрального хищника, я уже праздновал победу, когда новый удар обрушился на меня. Упав и перекатившись, я вскочил. Хищник, каким-то непостижимым для меня образом смог переместиться и вновь преграждал мне путь к костру. "Да он же просто играется со мной" - пришла несколько запоздалая мысль.
  Я с трудом взял себя в руки. Положение и правда было аховым. Защита всё ещё была, но чувствовалось, что ещё одного такого удара она не выдержит. Благодаря прошлому рывку от костра, вернее, от площадки вокруг него, меня отделяло не более двадцати метров, но пройти их не представлялось возможным.
  Вдруг хищник буквально встал на дыбы, его щупальца угрожающе встопорщились и он зашипел. Смотрел он, что характерно, не на меня, а куда-то позади меня. Я не стал оглядываться. Друзей у меня в этих краях не могло быть по определению, а значит, сначала сбежим, а там посмотрим.
  Рванувшись, я пробежал мимо астрального хищника, Тот, правда, попытался было задержать меня, но уворачиваться от двух щупалец всё-таки значительно легче, чем от десятка-другого.
  Сколько шагов надо, чтобы пробежать двадцать метров? Двадцать? Тридцать? В тот раз каждый из этих шагов тянулись бесконечно. Мне казалось, что я не бегу, а вишу в воздухе, бессмысленно перебирая ногами.
  В круг, освещённый пламенем костра, я буквально влетел, чудом не оказавшись непосредственно в костре. Остановившись я выдохнул и без сил упал около костра. Домовой молча смотрел на меня, но с разговорами не лез, за что я был ему благодарен. Полежав так с минуту, я сел и обхватил колени руками.
  Предстояло разобраться, если не с причинами моего поражения, в конце концов, они и так понятны, моя глупость и самонадеянность, то с тем, что делать дальше. Ведь моей потребности в чистой энергии астрала никто не отменял. Но если, условно говоря, стандартного астрального хищника я рассчитывал поместить в браслет, подаренный Митричем, то куда девать таких вот монстров - абсолютно не представляю. Да и аркана у меня уже нет, а сделать новый - не хватит оставшихся волос. Конечно же, куски аркана сейчас валяются там, в тумане, но вот идея идти собрать их, мне как-то очень активно не нравится. А если оставить их до следующего удобного случая, то они попросту будут поглощены астралом.
  Хотя один способ собрать обрывки аркана всё-таки был. В аркане есть мои частицы, а притягивать предметы с частицами самого себя в астрале - много ума не надо.
  От аркана в моих руках остался кусок длиною не более полутора метров. Положив его перед собой, я расплёл его и создал из получившихся нитей небольшой кусочек ткани. Теперь надо наносить формулу притяжения. Пусть неучи используют для таких вещей кровь. Это хоть и самый лёгкий путь, но и хищников кровь привлечёт множество. Так что - слюна. Призыв слабый, очень затратный как по энергии, так и по времени, но вот отследить его... мягко говоря сложно.
  Закончив все приготовления я осторожно выглянул в туман. Не увидав никаких хищников, я положил изготовленную ткань на поверхность и вернулся к костру. Подождав минут двадцать, я снова выглянул "наружу". Подзарядив ткань энергией, я снова ушёл.
  Только к четвёртому моему визиту для подзарядки притяжения стали видны куски аркана, приближающиеся к ткани. После исчерпания девятого заряда я прекратил поиски. Очевидно, остальные куски разбросало слишком далеко, для того, чтобы они отреагировали, ну или попросту та часть аркана была полностью уничтожена хищником.
  За время этой операции у костра побывало много домовых, однако ко мне после негромких слов то ли дежурного, то ли постоянного хранителя костра никто не приближался. Так, кидали любопытные взгляды и только.
  По итогам спасательной операции аркан уменьшился почти наполовину. Хорошо ещё, что у меня теперь есть выход на астральный план, здесь изготавливать такие предметы не в пример легче.
  В появившееся у меня свободное время я искал и не находил выход из возникшей ситуации. Конечно же, можно было поднапрячься, засесть на все каникулы в лабораторию вместе с Францем, и попытаться изготовить какой-нибудь из астральных капканов, в которых можно и сильных хищников удерживать. Но, во-первых, не факт, что получится, а во-вторых - не факт, что удержит. А уж обуздать такого пойманного хищника - за гранью реальности. Нет, "качать" из него энергию астрала возможно, но если перечислить все опасности - овчинка выделки явно не стоит.
  Гораздо более перспективной выглядит идея создать накопитель специально под чистую энергию астрала. Пусть работать с такими накопителями гораздо тяжелее, но вот риск - практически отсутствует.
  Приняв такое решение, я присоединился к домовым. Те приняли меня очень радушно. Разговор поначалу, естественно крутился вокруг моего соглашения с ними, однако как-то даже неожиданно для меня перешёл на астральных хищников.
  Слушая рассказы об опасностях, которым честные домовые подвергаются, только сунув нос в туман, я приходил во всё большее изумление. Никто не рассказывал о гигантах, подобных встреченному мною. Рассказывали о неоднократно виденных графом Ашениаси многоголовых змеях, птицах с головами крокодилов, летающих головах и тому подобной мелочи, максимальный размер которой не превышал полутора метров. А тут... такое впечатление, что к ним не скромный маленький человек пожаловал, а какой-нибудь минимум архидемон.
  На этой мысли меня осенило. Ну конечно же, демон! Постоянно нося на себе частицу демона, да и ещё к тому же живого демона, у меня просто обязан был накапливаться остаточный след его энергетики. На Земле эти следы попросту не видны, а тут, в средоточии противоположной энергии, просто-таки сиять ярким маяком должны... для всех коренных жителей. Поэтому-то вся мелочь поспешила убраться с моего пути, а крупные хищники напротив, поспешили принять, так сказать, вызов.
  Конечно же, это была только теория, но теория, очень похожая на правду.
  Немедленно я принялся за работу. На повторное сплетение аркана у меня ушло не так уж много времени, но вот очищение от всех и всяческих следов демонского присутствия на астральном плане было не осуществить. Пришлось возвращаться на Землю.
  Вернувшись, я с удивлением обнаружил, что пропустил не только завтрак, но и обед. Пришлось заказывать еду себе в комнаты. К счастью, дети ещё не вернулись со своей экскурсии, поэтому во время подготовки и проведения ритуала очищения меня никто не потревожил.
  Очищение я проводил энергией пространства. Разумеется, лучше всего было бы провести ритуал с помощью энергии астрала, но, к сожалению, она пока мне не доступна. Сам ритуал довольно-таки прост: надо всего лишь пройти между двух противоположнонаправленных потоков одной и той же энергии. В качестве источников подойдут любые накопители, а фокусами могут служить даже обычные стекляшки, главное - огранка. Впрочем, и особых требований к огранке тоже нет, достаточно простейшие семьдесят три фацета.
  Однако здесь немного времени, там чуть-чуть и управиться получилось только часа за три. Побочным эффектом моих занятий стало хоть какое-то решение проблемы с необходимостью снятия ментальной защиты для проникновения на серые пути в астрал и так далее. Меня вновь, как и сразу после попадания на Землю, выручил "колпак". Так как он не встраивается, а как бы набрасывается сверху, его наличие не мешает переходам.
  Во время очистки произошло презабавнейшее открытие. Оказывается, мой проводник к костерку домовых имеет собственное подпростанство. То есть, его можно использовать, как пространственный карман, разумеется, после соответствующей обработки и доработки. Да уж, в Гиперборейской империи за такой камешек отвалили бы несколько миллионов и ещё долго потешались бы над идиотом, решившим продать такое чудо. Вздохнув, я убрал камешек на место. Сколько мне одному придётся биться над этим камешком, чтобы создать полноценный пространственный карман, вряд ли точно известно даже Богам.
  И вот я снова у костерка домовых. В этот раз у костра собралось довольно-таки много хозяев домов, но знакомым оказался тот же - то ли дежурный, то ли постоянный хранитель. Скорее последнее, хотя бы потому, что он единственный, кто не представился мне, когда я появился здесь впервые.
  Ко мне подходили, знакомились, разговаривали, но особого ажиотажа не было. Хранитель (придётся его называть так, пока он не представится сам) только спросил, не хочу ли я позвать кого-нибудь из отсутствующих сейчас домовых к костру. Я отказался.
  Вновь, как и утром, я готовлюсь выйти в туман. Однако в этот раз я точно не рискну удаляться от костра. Несмотря на то, что я учёл прошлые ошибки, кто даст гарантию, что вместо них я не наделал множество новых?
  Стоя у границы зоны, свободной от тумана, я неожиданно почувствовал, как меня охватывает какой-то мандраж. Ужасно захотелось плюнуть на всё и уйти восвояси. Утренний монстр просто-таки стоял перед глазами. Казалось, стоит мне сделать шаг в туман, как он тут же набросится и меня уже ничто не спасёт. Взять себя в руки стоило значительных усилий.
  Резко выдохнув, я решительно шагнул в туман. Оглядевшись и никого не обнаружив, сделал три шага в сторону от костра. Возмущение астрала в этот раз пришло сверху. Я поднял глаза и тут же увидел полуметрового пеликана, несущегося с высоты прямо на меня, если конечно бывают пеликаны, способные растягивать свои челюсти метра на два. Вся пасть хищника оказалась усыпана большими и малыми зубами, чередующимися безо всякой системы.
  Аркан в этот раз сработал штатно. По команде метнувшись с моего плеча, он долетел до цели и в мгновение ока спеленал её всю. Тушка пеликана рухнула на поверхность, разминувшись со мной на считанные сантиметры.
  Тут же я почувствовал ещё какое-то возмущение, на этот раз справа. Недолго думая, я схватил свёрток с почти невесомым хищником и рванул к костру. Зубы какого-то волка, у которого вместо хвоста была ещё одна голова, бессильно соскользнули с моей защиты и я вернулся к костру. На этот раз с победой.
  Привязка астрального хищника и заключение его в браслет Митрича не представляли из себя каких-либо проблем. Вот выковыривать его из браслета, если место понадобится для чего-нибудь более серьёзного и нужного, будет уже очень проблематично. Так что, прежде чем ловить новых обитателей браслета, следовало серьёзно подготовиться. Слава Богам, теперь хоть энергия астрала для этой подготовки наличествовала.
  Несмотря на то, что за окном уже была глубокая ночь, у меня просто-таки "чесались руки" что-нибудь этакое сделать с помощью захваченного хищника. Первое, что мне пришло в голову - компас, чтобы не затеряться в астрале. Однако для этих целей получаемая мною энергия оказалась не приспособлена. Хотя, если быть до конца честным, это у меня мозги оказались недостаточно ловкими для того, чтобы суметь "успокоить" бушующую энергию астрального хищника. Что ж, если он желает разрушать, то я предоставлю ему такую возможность. Вон у меня "плюшка" для викторианцев до сих пор не готова. С такими мыслями я полностью погрузился в работу. Первый вариант ловушки для демонов, позволяющий не просто выкидывать их обратно, а попросту уничтожать, был мною сделан к утру той же ночи.
  Следующие несколько дней я вместе со всей компанией путешествовал по Нуоррику. В программу входили и экскурсия на Аландский архипелаг, и осмотр остатков древних святилищ, и просто конная прогулка. Больше всех была довольна Грета - материалы по валькириям, которые она собирала, уже с трудом вмещались в две папки. Настоящей жемчужиной её коллекции было древнее изображение Гондукк. Впрочем, остальные также понабрали разнообразных сувениров.
  Остаток каникул мы практически единогласно решили посвятить морской прогулке по Средиземному морю. Жаркие споры вызвал район нашего круиза, поэтому пришлось тянуть жребий. Выпала Адриатика. Хоть я и был сторонником Эгейского моря с его бесчисленными островками, но и этот вариант вполне меня устраивал.
  Единственным моментом, вмешивающимся в наши планы, было приглашение дона Кристобаля. Мы с Аликс обещали навестить его, впрочем, как и вся группа "лис" двадцатого июня. Поэтому было решено, что семнадцатого июня мы отправляемся в Триест, где уже будет ожидать нанятая яхта. Мы пройдём все вместе до Римини, откуда мы с Аликс порталом отправимся в Кадис, штаб-квартиру его ордена, а уже двадцать второго нас подберут в Сплите.
  Однако, шестнадцатого со мной связалась тётушка Женевьев. Она просто умоляла немедленно приехать к ней в Севилью. Речь по её словам шла о жизни и смерти не только её, но и всего её рода. Разумеется, оставив весь свой багаж на Аликс и взяв с собой охрану, я тут же откликнулся на её просьбу.
  Первое, что приходило мне в голову в качестве опасности для всего её рода, с чем могу помочь справиться я, были действия тётушки Жаннетт. Но тогда тётушка Женевьев вряд ли разводила такую таинственность. Да и сама тётушка Жаннетт после крушения её планов "подвинуть" меня с места главы рода никак себя не проявляла. Управляющий доносил, что она безвылазно сидит в своём доме в маркизатстве и единственные люди, с которыми она поддерживает отношения - её дети. Дочь всё-таки вышла замуж за какого-то родовитого из Бритстана, сын же пока так и не смог найти себе достойную пару, согласную принять его в род.
  Если же роду де-Пульгара угрожало бы что-то в Спинии, то тётушка Женевьев вряд ли пришло бы в голову срочно вызывать меня. В конце концов, если я и имею какое-то влияние, то явно не в Спинии и просить меня о помощи на месте гораздо менее продуктивно. Может быть, речь идёт о каком-то внутрисемейном ритуале, в котором я могу помочь как глава рода, из которого вышла тётушка Женевьев? Так и не придя к какому-то определённому мнению, я те не менее как-то незаметно даже для себя успокоился и расслабился. Очевидно, здесь сыграла свою роль и память маленького Сержа. Он не воспринимал тётушку Женевьев даже как теоретическую угрозу.
  Тётушка встречала нас у самых дверей здания портала. Впервые я увидел, чтобы тётушку Женевьев сопровождала охрана, причём охраняли её целых две тройки магов. Я почувствовал, как напряглись маги за моей спиной. Сам же я больше удивился, нежели насторожился.
  Тётушка распахнула для меня свои объятья:
  - Серж, я так счастлива, что ты приехал! Идём скорее, мне многое нужно тебе рассказать.
  Обняв её в ответ, я высвободился и коротко кивнул. Тётушка быстрым шагом направились к одному из переулков, отходящих от площади, где находилось здание портала. Меня несколько насторожила эта торопливость и я подал знак охране опасаться нападения с крыш и верхних этажей окружающих зданий. Ну и разумеется защита была включена сразу же, как только тётушка выпустила меня из своих объятий.
  Шли мы недолго. У второго здания в проулке тётушка остановилась перед неприметной дверью. Дав команду охраняющим её магам сторожить вход, она решительно толкнула дверь. Та беззвучно отворилась, и тётушка Женевьев прошла внутрь. Продублировав её команду, я шагнул следом. Проходя вслед за нею, я заметил кровавые следы около шипа, торчащего из двери. Защита крови? На наружной двери? Загадка начинала всё более дурно пахнуть. Да уж, пожалуй, внутрисемейные разборки следует исключить из возможных раскладов. Но что могло произойти? Всё больше недоумевая, я, уже пожалуй, чисто на автомате шёл вслед за тётушкой.
  Тем временем тётушка Женевьев вела меня вслед за собой по тёмному коридору. Единственным источником освещения были какие-то слабо светящиеся пятна под самым потолком. Остановившись около одной из дверей, она вновь с силой вдавила свою руку в дверное полотно. Как я понял, это усилие прилагалось для того, чтобы замок, завязанный на кровь, получил нужный ключ.
  Эта дверь открывалась наружу. Изнутри лился мягкий ровный свет магических светильников. Посторонившись, тётушка Женевьев предложила мне зайти первому. Я шагнул внутрь, тётушка в тот же миг последовала за мной. Пожалуй, именно это меня успокоило: если бы тётушка планировала меня убить, то ни за что не зашла бы сама. Дверь за нами захлопнулась, и сразу же послышалось громкое шипение. В воздухе запахло какими-то травами. "Усыпляющий газ" - тут же сообразил я. Тётушка Женевьев начала падать, причём при падении схватилась за меня и не дала пустить в ход моего помощника. Уже проваливаясь в забытьё, я с величайшим сожалением подумал, что у меня так и не дошли руки до создания защиты от немагических атак.
  
  
  Глава 13
  
  Я так никогда и не узнал, сколько тогда провалялся без сознания. Одно только очевидно - провалялся достаточно времени для того, чтобы очнуться совершенно в другом месте, без всех артефактов, в какой-то рваной хламиде, босой, да ещё и в колодках. Помощника со мной, естественно тоже не было, но вслушавшись в себя, я ощутил его где-то неподалёку. Скорее всего, это одна из тех причин, по которым такие помощники называют "личными".
  В принципе, я имел полное право злиться на себя: зачем постоянно совать голову в пасть льву? Однажды лев может и сомкнуть челюсти. И никакие принятые мною меры предосторожности меня не извиняли. Действительно, уйти, например на серые пути, я могу хоть сейчас, правда, поднимется переполох, поскольку вон тот нарост на стене, неумело притворяющийся плесенью, явственно "фонит" следящей магией. Да и без того я, даже без своего помощника абсолютно не беспомощен. Но вот представим себе, что в следующий раз меня атакуют не кайенской смесью и не пустят в общем-то безобидный сонный газ, а без каких-либо изысков долбанут рицином или цианидом. И что тогда?
  Так, кляня себя на все лады, чтобы убить время, я ожидал момента, когда на меня попытаются через метку выйти мои люди. В принципе, я даже за них не особенно-то волновался: если бы их убили, то меня бы стали напряжённо искать в тот же момент, а так, скорее всего контрольный срок, после которого начнутся поиски, ещё не истёк. Колодки мне абсолютно не мешали - уж абстрагироваться от внешней обстановки я был научен. В школе, в Гиперборейской империи, в "боёвке" я никогда не блистал, и зачёт мне поставили только за лучшую в классе способность не терять сосредоточенности под влиянием внешних раздражителей. Впрочем, хотя в Университете я и был в этой дисциплине среди лучших, но не в последнюю очередь из-за той же способности.
  План моих действий был прост, как табурет: дождаться момента поисков, навести поисковый отряд и уйти серыми путями.
  Пожалуй, единственным вопросом, явственно волновавшим меня, была тётушка Женевьев. Одно дело, если это она завела меня в ловушку: растереть и забыть. Потом отомстить и опять забыть, уже навсегда. Но вот если она была всего лишь ещё одной жертвой, дело становилось более серьёзным: в этом случае убегать, не имея плана, как выручать тётушку, было неправильно.
  Лениво перебирая все эти мысли на заднем плане, я, тем временем, пытался воссоздать по памяти конструкт, который мог бы помочь обмануть следящий артефакт в камере. И в конце концов был вынужден бросить эти попытки: всё, что приходило мне в голову, было либо слишком сложным для повторения в данных условиях, либо чересчур простым для обмана сколь-нибудь продвинутого артефакта. А рассчитывать, что против меня применят что-то простейшее - конечно, всё возможно, но вот ставить свою безопасность на такие шансы я бы не стал. Так что я перешёл к созданию и подготовке боевых плетений.
  Так, за размышлениями и прикидками различных вариантов шло время. По прошествии нескольких часов меня уже начало охватывать некоторое беспокойство: неужели нападение произошло не только на тройку непосредственных телохранителей, но и на мою базу? Но какими же силами надо напасть на базу, чтобы захватить её так, чтобы ко мне не пришло сигнала опасности? И самое главное - зачем? Что же такого я могу дать, из известного широкой публике, что оправдает такие (!) затраты?
  Мысли о судьбе моих телохранителей и базы всё более беспокоили меня. В конце концов я уже даже был готов плюнуть на всё и рвануть из своей камеры по серым путям в любом произвольном направлении, как вдруг дверь в мою камеру бесшумно отворилась и внутрь зашло пять человек. Четверо держали наготове мечи, а пятый нёс какие-то металлические цепи. И вот тут меня пробрало по-настоящему: все вошедшие носили знак ордена защитников святой истинной веры, того же ордена, к которому принадлежал дон Кристобаль!
  Не произнося ни слова, вооружённые орденцы заняли позиции вокруг меня. Пятый же щёлкнул пальцами в направлении того самого пятна плесени, замеченного мною ранее, скорее всего, деактивируя слежение. В принципе, логично. Зачем зря расходовать энергию накопителя? Выполнив эту операцию, он подошёл и встал напротив. Голос его был глухим и сиплым, как у человека с больным горлом:
  - Не дёргайся, щенок.
  С этими словами он приложил перстень на своей левой руке в колодкам и они тут же распались. Тут же, с проворством и сноровкой, показывающими немалый опыт, он застегнул на мне принесённые цепи, которые, как оказалось, заканчивались хоть и металлическими, но оббитыми какой-то кожей манжетами. На до же, какая забота!
  Манжеты неожиданно оказались прям как на меня сделанные. Впрочем, может быть действительно, на меня? Закончив процесс надевания кандалов, тюремщик встал:
  - Пошли, щенок.
  "Интересно, такое обращение должно меня задеть или это просто для связки слов"? - неожиданно пришла ко мне мысль. Даже не пошевелившись, я посмотрел тюремщику прямо в глаза:
  - Вам надо, вы и несите.
  На миг тюремщик опешил, а затем подскочил ко мне и сильно ударил ногой в бок, так, что я повалился на пол:
  - Встать!
  Я скрючившись, лежал на полу. Особой боли не было, хотя то, что тюремщику вообще удалось пробить мою защиту, уже настораживало. Однако, если я сейчас вскочу, как ни в чём не бывало, эти так называемые "рыцари" поймут, что удар не нанёс мне вреда, а с учётом его силы это сразу их насторожит.
  Похоже, моя тактика сработала. Поморщившись, тюремщик приказал:
  - Поднимите этого щенка.
  Двое из вооружённой четвёрки убрали свои мечи и шагнули ко мне. Схватив меня под руки, они бесцеремонно поставили меня на ноги. Стараясь показать, как мне больно, я бессильно обвис у них в руках. Тюремщик несколько секунд полюбовался на получившееся зрелище, а затем наклонился. Его рожа с большими голубыми глазами, аристократическим носом и припухлыми губами оказалась вплотную к моему лицу:
  - Либо ты идёшь сам, щенок, либо тебя действительно понесут, но вот здоровья данная переноска тебе точно не прибавит.
  Изобразив испуг, я добился того, что в его глазах вспыхнуло удовлетворение, и он отодвинулся от меня. По его знаку меня отпустили и, для виду пошатнувшись, я остался на ногах. Первый раунд остался за мной - ковыляя к выходу из камеры в коридор, освещённый неровным светом факелов опустив голову, я позволил себе торжествующую усмешку. Двое из пяти конвоирующих меня магов уже были мертвы, и то, что сами они ещё об этом не подозревали, ничего не меняло.
  Заклинание "укол в сердце" в принципе относилось к редкоприменимым. Его невозможно было заключить в артефакт, на его подготовку требовалось большое количество времени, для его применения надо было касаться голой кожи цели не менее пяти секунд, причём все сильные личные защиты исключали возможность применения заклинания, и применять его можно было в радиусе двух метров от места создания. Но вот теперь я могу следующие десять часов в любой момент, если эти маги находятся в зоне моей прямой видимости дать команду и они просто умрут.
  Впрочем, пока такую команду было отдавать рано. Во-первых, пока рано показывать, что со мной следует считаться даже когда я в кандалах, ну а во-вторых я ещё не получил ответа ни на один животрепещущий вопрос.
  Судя по окружающей нас сырости, моя камера находилась где-то под землёй, а судя по тому, что мы уже прошли не менее трёх лестниц, ведущих наверх, цель нашего путешествия так же в подземелье. Впрочем, шли мы не долго, я даже особо заскучать не успел.
  Коридор уперся в массивные высокие двери, на которых с большим искусством были вырезаны батальные сцены. Как только мы остановились перед ними, двери стали медленно и торжественно раскрываться, открывая взору залитый красным светом огромный зал. Прежде чем двинуться вперёд, мои конвоиры подождали полного открытия дверей, хотя даже в полуоткрытые могло пройти три человека в ряд.
  Зайдя внутрь, мы вновь остановились. Как я понял по движению воздуха у меня за спиной, двери после нашего прохода стали столь же торжественно и беззвучно закрываться. Не теряя времени, я огляделся.
  Я очутился в громадном круглом зале, выглядевшем полностью высеченным в толще камня. Потолок терялся в тенях, пол смотрится как единая плита без швов. Посередине зала стоит громадный, не менее двадцати метров в высоту и четырёх в ширину трон, сейчас пустующий. Трон окружён красным сиянием, являющимся единственным источником освещения в зале.
  Мои сопровождающие замерли и даже кажется, перестали дышать. Так, в полной тишине, прошло около двадцати секунд. Внезапно свет погас и в зале, на какой-то миг воцарилась непроглядная тьма. Почти сразу же зажёгся новый источник освещения, где-то под потолком. Это освещение было совсем другим, мягким, голубоватым. Сначала слабый, он тут же стал разгораться, освещая трон.
  Свет достиг, похоже, максимальной яркости, однако полностью разогнать тьму ему было не под силу. Внезапно, на троне стала разгораться яркая точка. В тот же миг все сопровождающие маги упали ниц, вызвав у меня небольшой шок. Как это - рыцари и подобная поза? Главный тюремщик потянул было и меня за цепь, но встретив сопротивление не стал устраивать возню.
  Точка вспыхнула, ослепив меня на какой-то миг. Проморгавшись, я увидел на троне примерно двадцатиметровую фигуру, закутанную в балахон.
  Фигура молчала. Молчали и мои тюремщики. Я также не спешил начинать разговор. Наконец, раздался голос, идущий, казалось, одновременно со всех сторон:
  - Ничтожный червь, выслушай своё наказание. Ты, дерзнувший встать у меня на пути, превратишься в моё послушное оружие, которое приведёт на мой алтарь всех тех, кто доверял тебе. Восставший против меня, будешь повержен моим слугой. Пытавшийся защитить от меня - лично возложишь на мой алтарь сердца твоих соучеников. И даже в своей смерти ты будешь служить моей вящей славе!
  Пока длился этот пафосный бред, я пытался рассмотреть, что же находится напротив меня. Голем - нет, не голем, иллюзия - ни разу не иллюзия, существо - не смешите мои тапочки. И только в самом конце речи я смог рассмотреть нить, уходившую куда-то за трон. То есть, я имею дело с отражением. Речь меж тем продолжалась:
  - И даже в посмертии ты будешь обречён вечно служить мне! Так будет!!
  С этими словами от простёр над полом шестипалую руку, в которой два пальца были противопоставлены остальным четырём. Тут же меня подхватил вихрь, немного покружил и бросил на пол. Фигура же вновь вспыхнула и исчезла. Тут же погас и синий свет, а ещё через секунду зал приобрел изначальный вид с кругом красного света вокруг трона.
  Главный из тюремщиков повернулся ко мне:
  - Что, червь, узрел мощь господина?
  Поднимаясь с пола, я попытался понять, что в данной фразе мне не понравилось. И вдруг, молнией мелькнуло озарение: голос! Этот голос теперь стал как две капли воды похож на голос герцога Люксембург там, в зале алтарного камня! Получается, кто-то из прислужников демона сейчас находится в этом теле. Таким подарком грех было не воспользоваться. Дело в том, что прислужники очень любят хвастаться и всячески возвеличивать себя. А больше всего они гордятся своей хитростью, умением обмануть. И если раскрутить его на разговор о том, какой он хитроумный, то из этого разговора можно выявить немало интересного.
  Все эти мысли вихрем пронеслись у меня в голове:
  - Не тянет твой господин на умного. Охрана, не получив информации обо мне вовремя, всяко насторожится и даже если вы меня заставите вам помогать, моих людей только лишь со мной никто не отпустит. А вернее сначала в место, куда я так рвусь, наведается человек шестьдесят и выжжет тут всё.
  Я говорил, старательно изображая хоть и сломленного, но очень упрямого подростка. Прислужник повёлся. Лениво замахнувшись на меня (пришлось попытаться скрючиться и прикрыться руками) он засмеялся, явно наслаждаясь моим испугом:
  - Да кому нужен ты, червь? Моя рабыня - твоя тётка, принесла мне добровольно отданную тобой кровь. Ты и побежал на её зов, как телок неразумный. И сейчас ты уже рядом со своими вассалами, а вот отсутствовал ты совсем недолго. Так что не надейся, твоего отсутствия никто не заметит.
  Ага! А вот эта оговорка очень значима. Значит, отражение производилось именно с этого прислужника. Но вот очень вряд ли он здесь единственный. Прислужник тем временем продолжал:
  - Мой раб уничтожит тебя, победив на глазах всей твоей группы. Ты узнаешь, что такое настоящее бессилие, когда увидишь как ты, именно ты вскрываешь горло своим женщинам.
  Пожалуй, я узнал всё, что хотел. Пора и выбираться отсюда. Я распрямился:
  - Возможно, так и будет. Но не сейчас и точно не по твоей воле.
  С этими словами я активировал заклинание и два рыцаря тут же рухнули замертво. Прислужник повёл себя именно так, как я и ожидал. Отпрыгнув от меня, он тут же покинул тело своей марионетки, рухнувшей из-за этого на пол. Надеюсь, при настолько поспешном бегстве прислужник вскипятит этому гаду мозги. Два оставшихся в живых рыцаря откровенно растерялись, и даже не вытащили своё оружие, что полностью соответствовало моим мыслям. Я сполна воспользовался моментом всеобщей растерянности. Секунда - и я на серых путях. Избавление от кандалов много времени не заняло и вот я уже бегу по направлению к своему помощнику.
  Помощник оказался, по видимому, в личных покоях прислужника. По крайней мере для любого человека жить при температуре градусов в семьдесят... ну скажем - нетипично. В комнате мне повезло, поскольку там я обнаружил не только помощника, но и свой браслет с заключённым в нём астральным хищником, ну а мой пропуск к домовым самостоятельно оказался у меня в руках как только я вошёл в комнату.
  Хотелось, конечно, ещё и переодеться, но наглость тоже должна иметь пределы. Поэтому кинув на прощание в комнату пару дестабилизирующих заклятий, которые должны были вступить в реакцию с накопителями, явно обеспечивающими особый микроклимат в покоях прислужника, я рванул обратно на серые пути.
  Впрочем, оставаться здесь для меня в настоящий момент небезопасно. Демоны, хоть сами и не могут... ну, или точнее, для них дополнительно затруднён выход на серые пути, но вот устроить мне здесь несовместимые с жизнью условия вполне в силах любого прислужника демонов круга так с четвёртого. Так что ищем какой-нибудь укромный уголок и прячемся. Самое время обдумать всю полученную информацию и составить план действий.
  Тут в голову мне пришла интересная идея.
  Уже через считанные минуты я пытался, насколько это возможно, с удобством расположиться в своей бывшей камере. Присев, я принялся анализировать полученную информацию, раскладывая "по полочкам" сделанные выводы.
  Во-первых, о тётушке Женевьев. Уж не знаю, чем там её прельстил этот прислужник, но это и неинтересно. Гораздо важнее понять другой момент: если этого прислужника не будет, считать ли достаточным просто игнорировать тётушку, или надо принимать более... радикальные меры?
  Во-вторых, момент с оговоркой демонского отродья о том, что с помощью моей крови на меня сделали поводок с привязкой к моей тётушке. В принципе, это возможно, хоть сам я и не знаю в подробностях, как это сделать, но слухи о таком ходили. Но вот последствия... Получается, что подобный "поводок" не засекается моей защитой? Честно признаюсь, что хотя версия прислужника о причинах моей безоглядной веры в тётушку и снимает вопросы о моём... неумном поведении, но лучше уж я окажусь прекраснодушным идиотом, чем человеком, на которого можно изготовить не засекаемый мною поводок.
  В третьих, слова демона о том, что из моей добровольно отданной крови изготовили мою копию, которая сейчас играет меня перед моей свитой. Ну это, пожалуй, самое простое. Обычный кровавый голем. Кстати, этим же объясняется и то, что меня оставили в живых. Если я умру, то кровавый голем тоже исчезнет. Ну а мои возможности справиться с ним напрямую зависят от того, какую кровь прислужник использовал. Если Серж Ривас давал тётушке Женевьев свою кровь когда-то раньше, то до появления этого голема в пределах прямой видимости я не могу на него воздействовать никак. Если же речь идёт о той крови, что дал уже я, обезопасив себя от неблагоприятного для меня её использования, то вариантов появляется гораздо больше.
  Ну и в-четвёртых, необходимо изготовить оружие против прислужника, чтобы не лезть против танка с сабелькой. Опять этот танк. Так и не вспоминается, что или кто это такое, но вот его характеристики внушают боязливое уважение.
  Улыбнувшись про себя, я, как и положено настоящему студенту, начал с конца, то есть с четвертого пункта. Однако, стоило мне начать расчёты, как вдруг я почувствовал активацию своей поисковой метки. Интересно, что случилось?
  Пришлось плюнуть на работу и отправляться к костру домовых. Попросив хранителя костра позвать мне Кузьмича, я уже через минуту имел счастье его лицезреть. Увидев, что со мной всё в порядке, домовой не смог удержать вздоха облегчения:
  - Ох, и напугался же я! Уж думал, случилось с тобой что-то.
  - Что происходит в маркизатстве?
  - Значится, так. Этьену по серебряному блюдцу сообщили, что ваша поездка в Кадис отменяется, будто там демоны окопались. Вашего-то, ну ученика, что с вами учился, заарестовали и разоблачили как агента демонов. Уже и цельная експедиция в энтот самый Кадис отправляется.
  - А арестовали кого? Дона Себастьяна?
  - Ну да, его. А ты как будто и не слышишь ничего, только требуешь, чтобы все немедленно направлялись в Кадис. Ну, решили тебя проверить, и оказалось, что ты - это не ты, а нежить какая-то.
  - Ну не нежить, а голем.
  - В таких-то материях я не силён, но что ты - это не ты, понял. Тут Этьен ко мне прибежал, в ножки плюхнулся, кричит, что пропал ты, совсем пропал и просит от меня знак какой подать, что ты жив-то хоть. Я только по башке его бестолковой хотел постучать, что в порядке всё с тобой, я-то чуйствую, как ты сам меня и вызвал.
  - А чего ты, если всё "чуйствуешь", беспокоишься-то так?
  - Ну знаешь, чуйка - это одно, а вот видеть тебя наяву - совсем другое.
  - Слушай, чего я звал-то тебя. Ты успокой Этьена, дай понять, что со мной всё в порядке, помощь не требуется. И вот ещё. Ты должен как-то дать ему понять, что вот того меня, что не я, надо как-то запереть отдельно. Опасаюсь я, что рвануть он может как хороший такой пороховой погреб.
  - Ну, запереть его отдельно дело нехитрое. Вы, то есть ты и дети, в Триесте-то в гостинице с хозяином остановились. Я уж ему обскажу, а уж он сам пусть дом от разрушений защищает. А вот как человечкам объяснять - тут извиняй, не мастак я на выдумки.
  - Ну а что со мой всё в порядке, показать можешь?
  - Это - смогу.
  - Пусть так. Вроде всё, можешь идти.
  Домовой помялся несколько секунд, а затем неожиданно попросил:
  - Ты эта, особо-то не рискуй.
  - Особо - не буду. Не моя это война. Пусть прислужник и считает иначе.
  В принципе, я догадывался, за что мне была объявлена персональная вендетта. Скорее всего, здешние прислужники служили, как и вселившийся в герцога Люксембург, Левиафану. Ну а тот явно включил меня в особый список. Впрочем, пусть себе.
  Отправив Кузьмича, я попросил хранителя костра позвать тех домовых, владения которых находились поблизости от штаб-квартиры ордена и церкви святой истинной веры. Пришло почти два десятка домовых разных стадий развития. Договорённость, что для меня будут постоянно держать маячки, чтобы я знал, куда перемещаться по серым путям, была достигнута быстро. Так что уже вскоре я опять оказался в камере.
  Оглядевшись, я продолжил работу над ловушкой. К счастью, ничего сложного или долговечного в этот раз мне не надо было. Отломав кусок в виде трёхгранной пирамидки от тех самых колодок в которые я ещё совсем недавно был закован, я нарисовал на нём необходимые формулы и запитал их астральной энергией. Конечно же, продержится такая ловушка всего несколько часов, и фонит астралом от неё здорово, так что это скорее не мина, а снаряд, но мне в данном случае большего и не надо.
  Затем я построил компас на собственную кровь, на изготовление которого пошёл ещё кусок от колодок. Направив его примерно на Триест, я тут же почувствовал отклик крови. Наивные чукотские юноши! Да в Гиперборейской империи даже школьник никогда не отдаст собственную кровь, не обезопасив себя от последствий!
  Нет, я знаю, как переподчинить такого голема себе. И будь у меня под рукой нужные материалы и хотя бы двенадцать часов времени, это было бы лучшим выходом. Такой голем - это прекрасный "туз в рукаве"... если им управляешь ты. Однако, в данных условиях о таком приходится только мечтать. Но вот оборвать его псевдожизнь я могу легко и непринуждённо. Нечего ходить и смущать моих вассалов. Да и угроза каких бы то ни было неприятных сюрпризов при этом обнуляется. Буквально через три минуты отклик крови исчез.
  Не торопясь я встал на ноги, отряхнул своё рубище и уже вознамерился шагнуть на серые пути, как здание ощутимо тряхнуло. Первой моей мыслью была зачистка демоном серых путей. Поэтому, не рискнув передвигаться по ним, я движением палочки открыл дверь и выглянул наружу. Оказавшись в знакомом коридоре я аккуратно двинулся вперёд.
  Дойдя до первой из лестниц, я услышал какой-то шум. Спрятавшись, я стал ждать. Вскоре снизу показались несколько то ли орденцев, то ли церковников, которые буквально на себе тащили какие-то мешки. Когда "носильщики" вышли в коридор, я рассмотрел, что принятые мною за мешки грузы оказывается были страшно исхудавшими людьми.
  Переругиваясь и поторапливая друг друга, демонопоклонники потащили свой груз дальше по коридору. Честно говоря, не знаю, позволил бы я им уйти в том случае, если бы в одном из этих худых, одетых в мешковину людей я бы не узнал своего двоюродного брата, старшего из сыновей тётушки Женевьев Сезара.
  Атаковав демонопоклонников "сногсшибателем" я добился их временного выведения из строя. Затем, подбежав поближе я без колебаний добил их. А бывший груз я отлевитировал обратно в свою камеру. Разбираться со всем этим можно и потом. Пока же главным было то, что из разговоров демонопоклонников мне стало ясно, что резиденцию атакуют боевые маги, причём количество атакующих увеличивается с каждой минутой, а "Великий" - главный из тех подручных демонов, которые создали и управляют церковью и рыцарским орденом святой истинной веры, готовится принести в жертву всех, до кого он сможет дотянуться.
  Уже не опасаясь атаки на серых путях, вряд ли у прислужника есть сейчас время и возможности ещё и на это отвлекаться, я рванул к главному залу. Там, в принципе, всё было ожидаемо: куча тел с перерезанными глотками на полу, ещё больше живых, покорно подставляющих горло под нож, громадная фигура на троне и значительно меньшая, но повторяющая большую вплоть до мельчайших деталей фигура за троном.
  "Однако", - подумал я оглядев защитные конструкции вокруг малой фигурки, - "пробиваться здесь можно очень долго и без реальных шансов на успех".
  Но было одно направление, про которое прислужник совершенно не подумал - направление от трона. Перемещение по серым путям на трон заняло всего секунду, значительно дольше я высчитывал точки выхода и входа при атаке.
  ***
  Прислужник был в бешенстве. Он прекрасно понимал, что какую бы богатую жертву не принёс господину сейчас, наказания ему всё равно не избежать. Он упустил этого мальчишку, его раскрыли и тем самым перекрыли источник постоянной силы и жертв, с таким трудом и затратами строящийся проход на демонический план точно будет разрушен. Но, тем не менее, он продолжал готовить своему господину жертвы. Ведь это бала единственная возможность не погасить полностью, а хотя бы уменьшить гнев господина.
  Прислужник вновь заскрежетал зубами в припадке бессильной злобы. Ему надо было ещё полчаса, чтобы закончить приготовления к ритуалу. И эти полчаса ему с гарантией давали его подчинённые, бьющиеся там, наверху, но это также и означало, что их жизни не достанутся господину, а господин строго спрашивает за каждую душу, пролетевшую мимо его "рта".
  В этот момент от трона отделилась фигурка и начала падать прямо на прислужника. Тот даже несколько растерялся и не только позволил фигурке приблизиться, но и даже прервал конвейер смерти.
  Взгляд прислужника сначала зацепился за хламиду, такую же, как и у его заключённых, затем за палочку и только затем пришло узнавание. Но было уже поздно. Фигурка кинула в прислужника какой-то предмет. Через считанные секунды кусок деревяшки, превращённый в одноразовый артефакт, с хрустом вошёл в тело прислужника и загорелся. Пламя вмиг охватило и самого прислужника.
  Я устало опустился на пол. Прислужник горел, фигура на троне исчезла и тех самых демонопоклонников, которые ещё недавно безо всяческих эмоций резали и резали людям глотки, стал охватывать какой-то животный ужас. Побросав и жертв и инструменты своего кровавого ремесла, они попытались сбежать из зала. Однако это им не удалось. Смерть прислужника, с которым они накрепко были связаны, лишила их сил и они попадали там, где и стояли. Насколько я помню теорию, эти бывшие люди погибнут, как только будет уничтожен или трон или центральная точка сбора энергии, которую я слабо, но чувствовал где-то под полом зала.
  Я же вновь ушёл на серые пути и наблюдал за тем, как горит прислужник демона. В этот раз Левиафану не останется ни клочка сути его подручного и воссоздавать будет некого. Впрочем, моя работа ещё не закончена. Вздохнув, я стал уничтожать знаки, превращающие обычные убийства в ритуал передачи энергии демону. Отсюда он больше ничего не получит!
  Я работал вплоть до того момента, пока двери в зал не рухнули и туда не ворвались боевые маги со знаками ордена викторианцев на одежде. После этого я опять ушёл на серые пути и уже через считанные секунды оказался во владениях Николаича, одного из домовых славного города Кадиса.
  
  
  Глава 14
  
  Остаток недели мне пришлось провести фактически "в подполье", прячась и от викторианцев, и от властей Спинии и от командования экспедиционного корпуса соединённых сил Галлии и Тхиудаланда, ну и сами последователи церкви святой истинной веры тоже явно не отказались бы пообщаться со мной максимально... тесно. Не то, чтобы я очень боялся встречи с ними, но разговор я предпочёл бы проводить не сейчас и не в Кадисе.
  Первый день меня искали не очень усердно - как ещё одну жертву демонопоклонников. Но на второй день, сопоставив известные факты, какому-то умнику из викторианцев пришло в голову что это именно я уничтожил главного прислужника и сорвал жертвоприношение. Догадливый, блин, когда не надо!
  От прислужника, кстати, не осталось ничего, кроме пепла, так что я так и не узнал, какого он был круга. В принципе, подобными признаками: шестипалыми конечностями, высоким ростом и болезненной худобой, отличались прислужники как третьего, так и четвёртого - пятого круга по тринадцатикруговой классификации, но, поскольку морды прислужника я так и не разглядел, то точнее сказать не могу. Впрочем, если исходить из того, что прислужник, изгнанный мною из дворца Люксембург, был третьего круга, то третий круг в данном случае можно исключить. Эх, жаль, что граф Ашениаси в своё время так мало внимания уделял демонам!
  Так что со второго дня искали меня всерьёз. Причём каждая из заинтересованных сторон старалась сделать поиски скрытыми от остальных, да ещё и вставляя всем прочим палки в колёса. А в случае Спинии выходило и того забавнее: половина хотела меня найти, для того чтобы поблагодарить, ну и выведать мои секреты, не без этого, а половина - чтобы умертвить самым болезненным способом за то, что я, по их мнению, стал главной причиной проблем их страны. Естественно, обе половины вели поиски в тайне друг от друга.
  А проблемы у Спинии и впрямь появились изрядные! Ну, во-первых, на них все скопом повесили ярлык демонопоклонников. Тут им припомнили и недопущение викторианцев и самоуправляемость их орденов и постоянную войну с Карфагеном, обеспечивающую, кроме всего прочего, хорошее прикрытие при жертвоприношениях и даже, что в общем-то очень притянуто за уши, корсарские флотилии с каперскими свидетельствами Спинии у берегов Латинии и Галлии. Во-вторых, резко активизировались те группировки при дворе, которые хотели бы сменить конфигурацию родов, приближённых к трону. Ну и в-третьих, поползли нехорошие слухи о причастности самого Хуана Доминика пятого, короля Спинии, к церкви святой истинной веры. В воздухе Спинии ощутимо запахло гражданской войной.
  Хвала всем Богам, что у правительств Галлии и Тхиудаланда хватило ума не пытаться урвать себе что-нибудь из территорий Спинии за помощь. Хотя разговоры о том, что Спинии придётся поделиться колониями, которые у неё были как на островах у побережья Америки, так и в Африке и на островах Великого океана, были небезосновательны. Что характерно: правительство Бритстана также намеревалось послать помощь, однако ему было отказано в этом решением правительства Спинии, которое было поддержано всеми государствами Европы, за исключением Эллады.
  Домовые регулярно и добровольно передавали мне информацию обо всех разговорах, которые касались моей личности, ну и заодно просвещали меня об общей обстановке вокруг. Тут мне очень помогло то, что многие прибывшие расквартировались по домам жителей Кадиса. А уж передавать разговоры не самих "жильцов", а их постояльцев, домовые были готовы хоть дословно, это их никак не касалось.
  Первый день я несколько раз посещал бывшую штаб-квартиру ордена святой истинной веры в поисках информации о демонах, ну и уничтожал всё то, что, на мой взгляд, не должно попадать в загребущие руки учёных и политиков, то есть всё, что можно было бы использовать как оружие. Ведь и те и другие сначала воссоздадут такое оружие, а только после этого, и то, может быть, подумают - "а надо ли было это делать"? Так что пусть лучше у них будет поменьше трофеев. Однако, уже к вечеру первого дня в здание нагнали столько народу, что о какой-либо тайной продуктивной деятельности надо было забыть.
  Один трофей, правда, у меня попросту рука не поднялась уничтожить. В тех самых покоях, которые я так хорошо порушил, в процессе возвращения своего помощника, я обнаружил тайник, завязанный на силу демона. В принципе, если бы я не искал тайники именно такого рода и если бы пожар, бушевавший в комнате, не повредил бы маскировку тайника, я вполне бы мог его и не заметить. В тайнике находился фиал с кровью, от которого исходила волна демонской энергии просто-таки просто таки запредельной мощи. Скорее всего, у меня в руках случайно оказалась кровь самого Левиафана.
  Повторюсь, о демонах я знаю не столько уж много, но вот то, что для полноценного канала с демоническим планом требуется кровь истинного демона, я помнил. Очевидно, я и мои знакомые, соратники и друзья должны были стать жертвами ритуала открытия такого канала.
  Понятия не имею, где мне можно использовать эту кровь, да и какие опасности подстерегают при этом, тоже неизвестно, но сама редкость подобного ингредиента привела к тому, что жадность победила осторожность, просто-таки вопиющую о том, что если уж я смог почувствовать и взять под управление свою кровь, то демон и подавно сможет.
  Единственное, что я смог сделать в настоящий момент - обмотать фиал с кровью той самой верёвкой, которая раньше служила мне арканом и спрятать получившийся клубок. Пусть я и не смогу им воспользоваться в любой момент, но уж если демону удастся почувствовать его и уничтожить, то хоть окружающие не пострадают.
  Следующие два дня единственным, что скрашивало мою скуку, были рассказы домовых. Однако, хоть они и давали немало пищи для ума, но никаких действий я всё равно предпринять не мог.
  От безысходности я даже попытался открыть для себя путешествие по складкам пространства, которое в Гиперборейской империи было исключительной прерогативой магов пространства. Однако, ожидаемо, ничего не вышло - к этой загадке необходимо было подбираться, имея немало всякого под рукой.
  Утро двадцать первого июня принесло мне весть о том, что моя тётушка Женевьев найдена мёртвой. По всем признакам она покончила жизнь самоубийством. Не скажу, что мне было её особенно жалко, но где-то в глубине души я простил её в тот самый момент, когда узнал, что её втянули в дела церкви святой истинной веры тем, что подменили Сезара на голема крови, изображающего из себя смертельно больного, помочь которому могут только в этой церкви. Сам же Сезар всё это время находился в подвалах церкви на положении пленника.
  А позднее в тот же день меня ожидала неожиданная и от того вдвойне приятная встреча.
  С Николаичем, домовым моего основного обиталища в Кадисе, у меня сложились хорошие отношения. Этот домовой несколько грустил, что дом практически всегда пустовал, потому что род, его занимающий, переехал в столицу, а родовое владение перевести в столицу отказывался. Так что глава рода регулярно, не менее четырёх раз в год наведывался в Кадис для проведения ритуалов, а в остальное время дом пустовал. Домовому не хватало не только общения, но и человеческой энергии, которая позволяла ему развиваться. Так что мне он обрадовался, как родному и без труда сделал так, чтобы никто из приходящей и постоянной прислуги меня не замечал. Он попросту закрыл для посещения три комнаты на верхнем, четвёртом этаже дома и теперь всем казалось, что они бывали в них, хотя на самом деле - разворачивались перед самыми дверьми. Да уж, домовой на своей территории - страшный противник, хотя для достижения подобного эффекта с одарёнными, Николаичу, по его собственным словам, пришлось бы затратить значительно больше сил. Я же про себя отметил; то, что с одарёнными такой фокус провернуть можно в принципе, он не отрицал.
  В тот день с Николаичем мы поздоровались за завтраком, готовил мне, кстати, тоже он, а затем он ушёл по своим делам, я же присел и стал разбирать по полочкам информацию, подученную накануне от домовых. Отвлекло меня от этого занятия деликатное покашливание прямо над ухом. Открыв глаза, я с удивлением посмотрел на Николаича. Взгляд, искоса брошенный мною на часы, висящие на стене комнаты, подтвердил, что время обеда ещё не настало:
  - Что случилось, Николаич?
  - Дык, тут эта... к тебе гость.
  - Гость?!
  - Ну, гостья. Уселась прямо на крышу и заявила, что никуда не пойдёт, покуда с тобой не увидится.
  - А показать ты мне эту гостью сможешь так, чтобы она не заметила?
  - Дык, дело-то нехитрое.
  Посмотрев на образ, показанный домовым (охальник, самую интимную позу выбрал) я рассмеялся и скомандовал:
  - Веди.
  На крышу я вылезти... почти успел. Вихрь, схвативший меня, поваливший (весьма аккуратно поваливший, надо признать) на плоскую крышу дома и вмиг облизавший меня с ног до головы, набросился, когда я уже стоял на последней ступеньке. Рассмеявшись и прижав Красотку к себе я тихо на ушко ей произнёс:
  - Я тоже очень рад тебя видеть.
  После этого я поднялся, чему пума не стала препятствовать, отвернулся и скомандовал:
  - Рассказывай.
  После небольшой паузы, вызванной необходимостью для Кристи привести себя в порядок, она начала рассказ. Выяснилось, что дона Кристобаля разоблачила Си. В её роду принято брать с приглашающих клятву чистоты помыслов, и рыцарь испытание этой клятвой не прошёл. Начался страшный скандал, дона Кристобаля увели куда-то сотрудники секретной службы Бритстана. Они же распространили заявление о том, что рыцарь на самом деле служит демонам. Это, кажется, определил наш куратор. Сразу после этого известия вернулся "я" и стал настаивать на общей поездке в Кадис. По словам Кристи, она сразу заподозрила неладное - "я" пах по-другому. Все разволновались, единственное, что успокаивало - метка не подавала сигнал о моей смерти. Попытки связаться с родом де-Пульгара ясности не внесли. Фидель Гарсия де-Пульгара сам не знал где его жена и старший сын, а о какой-то угрозе для своего рода узнал от связавшегося с ним барона де-Рад. После того, как с детьми связался родовитый Этьен, паника улеглась. Моего двойника попытались увести куда-нибудь в темницу, но как только его подвели к двери, то он расплылся лужей крови с какими-то малоаппетитными включениями. Запах от этой лужи стоял такой, что Ричарда и Екатерину даже вывернуло. Про себя я посочувствовал детям. Концентрированный сероводород - не самый приятный запах. Остальные как-то удержались, продолжала тем временем свой рассказ Кристи. Барон вознамерился отправиться в Кадис, но оказалось, что все перемещения в этот город, за исключением перемещений под эгидой правительств Галлии и Тхиудаланда, а также перемещений рыцарей ордена викторианцев, заблокированы.
  Так что детям оставалось только сидеть и ждать. На третий день деятельная натура Кристи не выдержала и она отправилась в ближайшую к Кадису точку, перемещения в которую не были заблокированы. Этой точкой оказалась Уэльва. По прямой расстояние между Уэльвой и Кадисом - сто километров, а по дороге - больше двухсот. Красотка закинула себе на спину тючок с одеждой и рванула напрямую. Преодолев все препятствия и не попавшись ни одному патрулю, она уже к ночи была в Кадисе.
  Следующий день и утро нынешнего дня она посвятила моим поискам и вот она здесь, передо мной.
  Закончив свой рассказ Кристи горделиво посмотрела на меня. Что ж, пойдём навстречу пожеланиям трудящихся:
  - Ум... - Но тут меня обуяло небольшое подозрение:
  - Вот скажи-ка ты мне, а кто-нибудь в курсе, где ты находишься?
  Голова негодницы вжалась в плечи, а глаза забегали:
  - Так я и думал. Нет, конечно же, я очень рад тебя видеть, но вот если бы ты посоветовалась с кем-нибудь до своего побега, то смогла хотя бы то же блюдечко притащить.
  Кристи победно улыбнулась, затем наклонилась к узелку, стоящему у её ног и вытащила оттуда серебряное блюдечко. Затем горделиво выпрямилась и показала мне язык. Пришлось признать моё полное поражение:
  - Умничка. Недооценил я тебя, каюсь.
  - Вот, и это всё время так и происходит. Недооцениваете Вы меня, а я стараюсь, - на этих словах она громко шмыгнула носом, - из кожи вон лезу, чтобы Вам угодить.
  Произнеся эту тираду она ткнулась лицом мне в плечо и сделала вид, что зарыдала. Пришлось взять её на руки и так и отнести вниз. Хитрюга прижалась ко мне и прямо-таки мурлыкала. Поэтому, дойдя до своей комнаты, я без предупреждения бросил её прямо на пол. перед этим я, правда, создал небольшую воздушную подушку в паре десятков сантиметров от пола.
  Потеряв опору, Кристи завизжала, и мне с огромнейшим трудом удалось избежать кольца её рук, которыми она хотела обхватить меня за шею. Так что рухнула на пол она классически, на спину. Не почувствовав удара о пол, Кристи замолкла и ощупала поверхность, на которой очутилась. Подушка немного спружинила от её усилий. Засопев, Кристи с обидой посмотрела на меня снизу вверх:
  - Ну вот, девушка только разнежилась, и тут её... - В этот момент её мысли приняли другое направление. - А как Вам удалось уклониться от меня?
  Я наклонился и слегка взъерошил её волосы:
  - А вот это - самый секретный секрет.
  Наше воркование прервал Николаич:
  - Обед готов.
  Сразу после обеда я связался и с маркизатством, и с Бондю - местечком под Лиллем, где находилась основная база моей охраны и с Триестом. Дети сообщили, что вокруг гостиницы постоянно шныряют всякие подозрительные личности. В принципе, и родовитый Этьен и благородный Эшли де-Воэн говорили о том же самом, но им было несколько проще. Пара таких вынюхивающих уже обживали подвалы ипрской тюрьмы ещё один находился на моей базе. Допрашивать их никто не допрашивал, но сам факт задержаний заметно снизил активность неизвестных. Так что я указал: детям - садиться на яхту и отправляться в путешествие с тем, что я к ним присоединюсь через несколько дней, благородному Эшли - выделить мне тройку магов, которые должны меня ждать в Уэльве, причём сами они напрямую туда перемещаться не должны, родовитому Этьену - усилить меры безопасности и суматоху: пусть думают, что центр моих интересов находится там.
  В путь мы вышли этой же ночью, вернее, ближе к утру. Без особого труда миновав городские патрули мы углубились в горы, заросшие невысокими деревьями и густым кустарником. Порядок нашего движения был таков: Красотка идёт впереди, проверяя путь на возможные опасности, я же иду позади, время от времени пользуясь серыми путями. Впрочем, дважды, когда путь нам преграждали ущелья, я переносил с собой и Красотку.
  У нас получилось двигаться довольно быстро и я уже надеялся, что наше путешествие закончится без приключений, как вдруг на меня обрушился страшный удар сверху. Хоть защита и выдержала, но тем не менее я от силы толчка покатился по склону. Это было неприятно, мы только-только закончили подъём и если я не смогу остановиться, мне придётся катиться довольно долго. По счастью, мне удалось зацепиться за какой-то куст. Не успел я повернуться и выхватить палочку, как новый удар обрушился мне на спину. Громадные когти бессильно скользнули по защите и вес, придавливающий меня к земле, исчез. Я немедля вскочил.
  Гарпии! Около десятка этих тварей кружились над нами. Пять из них водили хоровод, время от времени срываясь вниз. Судя по тому, что хоровод, тем не менее, приближается ко мне, это мне на помощь мчится Красотка. Ещё две кружатся надо мной, однако не атакуя, а просто изображая атаку, видимо палочка в руке их останавливает. И две или три сидят на возвышающейся неподалёку скале, точь-в-точь жюри спортивных состязаний или экзаменационная комиссия. Ну нет, двоечники, этот экзамен вы провалите с треском!
  Миг - и молния, выпущенная с кончика моей палочки, поражает одного из "экзаменаторов". Вскрикнув, та падает со скалы, теряя перья, однако каким-то чудом успевает расправить крылья перед самой землёй и избежать смерти. Теперь займёмся теми, кто выбрал своей непосредственной целью меня.
  Заклинание "заморозка" - одно из немногих самонаводящихся в моём арсенале. Ещё одним его преимуществом является полное отсутствие каких-либо лучей, сгустков и тому подобной демаскирующей дребедени. Недостатком является малая площадь действия и не такой уж значительный эффект, но вот против летающих противников - самое то. Три заклинания в основание крыльев - и гарпия камнем падает вниз, не в силах взмахнуть крыльями. Вторая оказалась умнее - резко набрав высоту, она покинула поле боя. Впрочем, не она одна - резкая команда гарпии, которую я "угостил" током, и вся стая срывается прочь от нас.
  Через несколько секунд ко мне подбегает Красотка. Да уж, сегодня ей досталось! Кровоточащие царапины, порванный в клочья наплечник и это при полностью разряженных накопителях её защитной сбруи! Я присел и взял её морду в руки:
  - Красотка, запомни. Твоя основная задача - быть максимально готовой к сражению, а не нестись, не разбирая дороги, ко мне на помощь. Ну вот, представь, что я едва отбиваюсь от наседающих гарпий. Много ты мне поможешь с разряженными накопителями и уже повреждённым доспехом?
  Та мявкнула и упрямо покачала головой.
  - Ладно, сейчас некогда, гарпии могут вернуться, да ещё и не молодняк, а опытные твари, так что ноги в лапы и вперёд.
  Подтверждающий кивок и Красотка рванула, однако, весь остаток пути она не отбегала от меня дальше, чем на сто метров.
  В Уэльву мы прибыли уже ночью. Тройка магов нас ожидала там, где мы и договаривались. Командовала этой тройкой моя старая знакомая Вивьен, так что никакой лишней возни с паролями не потребовалось.
  Здание портала Уэльвы было окружено плотным кольцом пехоты, однако у Вивьен оказались фальшивые документы на молодую пару из Элувайтии, которая возвращалась из свадебного путешествия. На самом деле эта пара решила продлить своё свадебное путешествие ещё на неделю, проведя её на Канарских островах, и даже не подозревала, что уже покидает Спинию.
  В здании портала, как только я озвучил адрес, куда бы я хотел направиться, возникла некоторая заминка:
  - Прошу прощения, но в замок Обан можно попасть только тем людям, которые имеют специальное разрешение. Поэтому Вы либо предъявите это разрешение, либо Вам придётся подождать, пока мы свяжемся с замком Обан, чтобы они подтвердили, что Вас там ждут.
  Пришлось называть своё настоящее имя. Да, риск, но повторюсь, никаких законов я не нарушал, так что максимум, что мне грозит - о моём местонахождении станет тут же известно всем заинтересованным сторонам. Однако я надеялся, что возможности нашего совместного бизнеса удержат слишком болтливые рты на замке.
  Ответа пришлось ждать недолго:
  - Первородный, Вас действительно ждут в замке Обан, а вот Ваша охрана допущена не будет.
  Пришлось согласиться на эти условия. Впрочем, Кристи даже не подумала отпускать мою руку, за которую схватилась на правах моей "жены", когда мы проходили площадь портала.
  
  Сразу на выходе из зала портала в зале, размером превышающем зал портала раза в два, нас встречал, возвышаясь над полом где-то на четыре мера, огромный, около десяти метров в длину трёхголовый ящер. Головы заканчивались несколькими длинными костяными выступами, направленными назад. Его чешуя матово блестела, как будто была сделана из чистейшей платины. По ней время от времени в хаотичном порядке пробегали искорки. Его громадные, кожистые крылья в данный момент топорщились в сложенном виде за его спиной. Кончики их получались выше его голов. Говорила его центральная голова:
  - Приветствую вас. Я змей из рода Горынычей нахожусь здесь, чтобы доставить Сержа Ривас к главе моего рода.
  В этот момент заговорила левая голова ящера:
  - А ты, перевёртыш, подождёшь его здесь. Иди, - он взмахнул передней лапой в сторону дверей, выводящих из этого большого зала, - тебя там встретят.
  Прежде чем подчиниться, Кристи дождалась моего согласия со словами Горыныча. Мне показалось, или правая голова ящера одобрительно кивнула на это?
  Подождав, пока Кристи покинет зал, ящер вновь обратился ко мне:
  - Прикоснись ко мне и жди.
  Я выполнил его просьбу. Неожиданно от змея пошёл поток энергии пространства. Миг - и перед нами образовался разрыв ткани пространства, который тут же полетел к нам. Пара секунд - и мы в каком-то другом месте.
  Огромная пещера, центр которой освещён ровным белым светом, а края теряются в тенях. Прямо перед нами стоит ящер. Я называл своего провожатого огромным? Беру свои слова обратно. Этот больше раза в два, а то и все три. И ещё, даже на первый взгляд этот ящер очень стар. Чешуя его потускнела, крылья обвисли. Он гордо держит свою среднюю голову, однако обе боковые бессовестно закрыли глаза, будто ничто происходящее их не касается.
  Мой проводник повернул ко мне левую голову:
  - Стой на месте.
  Сам он пошел к старому змею. Я же огляделся и с удивлением заметил в тенях пещеры не менее трёх десятков ящеров.
  Мой провожатый что-то довольно долго шептал главе рода (а кем этот старый ящер ещё может быть?). Наконец, он был отослан движением крыла.
  Старый ящер тяжело подошёл ко мне. Его центральная голова приблизилась и понюхала воздух. Затем ящер вздохнул:
  - Мы ошибались в тебе. Ты не тот, кого мы ждём. Однако я чувствую в тебе родственную нам энергию. Так что если тебе некуда будет больше идти, ты всегда сможешь укрыться у нас. Но помни, попросив нас о помощи, ты навсегда останешься на наших островах.
  - Благодарю, мудрейший. А если я обращусь к вам с просьбой, например, превратить эту заготовку в полноценный артефакт, это не будет просьбой об убежище?
  С этими словами я протянул старому Горынычу мой "пропуск" к костерку домовых. Тот забрал его у меня потоком воздуха, поднёс к глазам, понюхал и вернул мне. На центральной морде было написано явное удивление. Мало того, левая от меня голова открыла глаза и осмотрела меня со всех сторон. Она же и продолжила разговор:
  - Я не спрашиваю, откуда это у тебя. Но во всём мире нет столько золота, чтобы купить нашу помощь тебе в этом вопросе. Так что лучше продай нам эту вещь, мы многое можем дать за неё.
  - А может быть вас заинтересует что-нибудь кроме золота?
  - И что же ты готов отдать за такую услугу?
  - Фиал крови истинного демона. По-моему, Левиафана, но не уверен.
  - Чистую кровь?!! - Взвилась в воздух третья голова.
  - Нет, скорее всего, эта кровь была предназначена для конкретного ритуала и защищена.
  Правая голова тут же успокоилась.
  - Это значительно снижает её цену, но если это кровь действительно принадлежит истинному демону, то...
  -То мы можем пойти на эту сделку, - закончила центральная голова.
  - Но, - попыталась возмутиться левая голова, но две другие заткнули её одними только взглядами.
  - Где кровь? - Вновь со мной разговаривала только центральная голова, впрочем остальные не погружались в сон.
  - В Кадисе. Я опасался таскать её с собой.
  - А демон её сейчас чует?
  - Я принял меры предосторожности против этого, но утверждать не берусь.
  - Хорошо, тебя доставят в Кадис немедля.
  По знаку моего собеседника к нам подошёл другой Горыныч, выглядящий гораздо моложе, ну и поменьше размером - метров семь от кончика хвоста до морды центральной головы. Он подхватил меня волной воздуха и одним движением открыл проход в складку пространства. В этот раз я успел рассмотреть весь процесс более подробно. И понял причину своих неудач. На открытие прохода было затрачено от тысячи до тысячи пятисот эонов энергии. Пусть я поменьше размером, но что-то пробовать до хотя бы трёхсот эонов попросту бесполезно. Конечно же, я попробую поэкспериментировать с накопителями, но думаю, что если бы всё было настолько просто, то в Гиперборейской империи такой способ перемещения недолго оставался бы монополией магов пространства.
  А вот того, каких затрат энергии требует само перемещение, я так и не смог уловить. Так что, когда мы уже через пару минут оказались на месте, я задал Горынычу прямой вопрос, на который получил не менее прямой ответ:
  - А никаких затрат. Если уж ты вошёл в подпространство, то все перемещения и выход из него не требуют дополнительной энергии. Я тебе больше скажу: я выход тебе сейчас открою, ты сделаешь свои дела, знак мне подашь, я снова выход открою, запущу тебя и мы отправимся домой. И на всё это я ничегошеньки не потрачу.
  "Халявщики" - с возмущением подумал я, вспоминая поведение магов пространства в Университете, которые, конечно, соглашались провести однокурсников до выбранного места отдыха, но после этого требовали, чтобы все носились весь вечер вокруг них, поскольку они дескать "очень устали".
  Впрочем, это всё лирика. Подойдя вплотную к тому месту, где я спрятал фиал с кровью, я вышел из складки пространства или, как это место назвал Горыныч из подпространства. На удивление, вся операция прошла как по маслу. Никто мне не помешал, фиал был на месте, мало того, излучение от него было надёжно перекрыто верёвкой. В подпространстве Горыныч быстро размотал верёвку и удовлетворенно хмыкнул, осмотрев фиал:
  - Правда твоя, действительно Левиафан.
  После чего спрятал фиал в невесть откуда взявшуюся шкатулку и мы двинулись в обратный путь.
  Пространственный карман мне сделали за пару дней, причём мне даже разрешили присутствовать на данном процессе. И это было просто великолепной школой для меня. Только понаблюдав за работой мастера я осознал, насколько глуп и самонадеян был, рассчитывая самостоятельно изготовить такой артефакт за годы. Тут как бы не столетиями пахнет! Но шутки шутками, однако я подсмотрел немало производственных секретов, которые смогу применить уже сейчас.
  При расставании мне было дано разрешение посещать Горынычей: "в том случае, если найдётся ещё что-нибудь подобной ценности".
  Больше у Горынычей мне было нечего делать, так что, захватив по пути Кристи, уже двадцать пятого июня я поднялся на борт нашей яхты, которая ожидала меня в небольшом рыбацком посёлке неподалёку от Римини.
  Из-за того, что начало нашей морской прогулки несколько затянулось, мы решили весь остаток каникул провести на море. Единственно, пятого июля, в день рождения близняшек, мы все вместе отправились в Люксембург, чтобы в тот же вечер вернуться обратно.
  В Люксембурге меня ожидало сразу несколько очень важных посетителей. Всем было до жути интересно, что я могу и как это использовать. Однако я воочию убедился, что Горынычи пользуются очень большим авторитетом. По крайней мере, одного упоминания о них, вернее, о том, что у меня есть приглашение посетить их в любой удобный для меня момент времени, немедля снижало напор на меня со стороны любого из собеседников. А уж когда я поговорил с самим мессиром - главой ордена викторианцев, и пообещал ему несколько артефактов, подобных тому, которым я уничтожил демона в Кадисе, напор со стороны всех прочих попросту сошёл на нет.
  Все эти дни, не считая поездки в Люксембург, я провёл в каюте яхты, практически не выходя наружу. При всём снобизме и чувстве превосходства трёхголовых ящериц, Горыныч, изготавливавший для меня пространственный карман, всё-таки поделился некоторыми секретами мастерства, убедившись, что я не совсем потерян для общества в этом плане. Так что изъять из подарка Митрича один из камешков, уже занятых слабым астральным хищником и поставить на его место кость Карла Тодт, превращённую в заготовку духа-защитника, мне всё-таки удалось. Честно говоря, когда я просил волосы кикиморы я не знал о готовящееся мне подарке со стороны Митрича, и намеревался эти волосы использовать в качестве основы браслета духа-защитника. Получив подарок, я долго не знал, подо что его приспособить и в конце концов принял решение понапихать в браслет разных слабых духов и астральных хищников, изготовив, так сказать, вспомогательный инструмент. Кость же Карла Тодт я, как и ранее, планировал использовать как привязку духа-защитника, только вот теперь надо было изготавливать что-то вроде подвески, а такое место для духа может дать ему дополнительную власть. Так я ничего до сего дня и не сделал. Пообщавшись же с Горынычем-артефактором я, вместо браслета духа-защитника, начал изготавливать браслет сущностей. Это гораздо сложнее и дольше, но результат того стоит. Основная проблема - найти совместимые материалы, сопоставимые по силе. Нет, пока у меня на браслете лишь дух-защитник, особых проблем нет, ему сопоставляться не с кем. Но вот остальные, так сказать, слоты моего браслета должны содержать сущности, отличающиеся по силе от духа-защитника не более, чем на десять процентов. Вызвав своего духа-защитника я онемел от изумления - он был антропоморфным! Могучий воин с боевым молотом, способным кидать молнии и кулачковым щитом. Чтобы было понятно, это означало, что против магистра высшей, третьей ступени я мог выставлять его с хорошими шансами на успех. Где же я другие "заготовки" той же силы найду?!
  
  
  Глава 15
  
  До конца исполнить своё намерение - не покидать яхту до начала третьей кварты мне помешала Астра, которая восьмого июля вечером связалась со мной, находясь в весьма расстроенных чувствах. У её дочери началось какое-то недомогание, причём ни сама Астра, ни срочно вызванный целитель так и не смогли определить причину. И Астра, запаниковав, подумала, что это её энергия отравляет Селену. Пусть мне и удалось, прикрикнув на Астру, несколько поуменьшить её страхи по этому поводу, но разговор подвиг меня на решение этой давно возникшей проблемы - научить Астру полноценно пользоваться своим каналом.
  Так что в ходе разговора мы с Астрой пришли к единственно правильному, то есть моему мнению: она немедля собирается и с самого утра отправляется в замок Тодт. Я подъеду туда в течение завтрашнего же дня. Заодно повидаюсь с Марией, которая, как мне показалось немного обижена на меня, что я уже полгода не навещаю её. Отправляясь в Бритстан, я оставлю Астру и Кристи в замке Тодт на пару недель, чтобы Астра смогла оправиться от последствий ритуала, который я с ней проведу. После этого Селену придётся оставить в замке Тодт (впрочем, Астра оказалась к этому вполне себе готова), а они с Кристи вернутся в Бритстан.
  Свои планы я нисколько не скрывал, поэтому абсолютно не удивился, обнаружив в замке Тодт графа Кобленца. После всех положенных расшаркиваний, он попросил (Ого! Мои акции растут!) о приватной беседе. Впрочем, долго ходить вокруг да около он не стал, прямо заявив, что Тхиудаланду нужен свой собственный, независимый от меня источник получения чистой энергии хоть какого-нибудь плана.
  Просьба была вполне ожидаемой. Мало того, некоторые шаги в данном направлении были мною уже предприняты, и эксперимент показал, что получать, хоть и в незначительных количествах, чистую энергию духа можно, затрачивая весьма незначительные усилия. Впрочем, одна, так сказать, этическая проблема присутствовала: на Земле об энергии духа не имели ни малейшего представления.
  Впрочем, размышлял я недолго:
  - Граф, для демонстрации моих возможностей по исполнению Вашей... и не только Вашей (тонкий намёк на Люксембурга: мне ничего не стоит, а ему полезно) просьбы я вынужден пригласить Терезу Тодт.
  - Это... не Ваш вассал?
  - Вассал, но в данном случае это не имеет никакого значения.
  - Хорошо, зовите.
  По сути, сама Тереза была мне не нужна, но зачем давать графу информацию о том, что я свободно общаюсь с фамильяром другого человека, пусть и моего вассала. Лишнее это.
  Терезу пришлось поискать по окрестностям, поскольку они с Гуго скрылись с глаз, как только вышли из кареты. Впрочем, не знаю, как граф, а я провёл время с пользой за приятной беседой с информированным человеком.
  Наконец Тереза предстала пред нами стоя навытяжку:
  - Рядовой Тодт готова к исполнению любых приказов!
  - Позови Даниэля.
  Она ощутимо "сдулась" и присела на край кресла:
  - Даниэль!
  Хомяк, естественно, появился прямо из-за кресла графа, да ещё и с его часами в лапах. Я успел заметить в глазах Кобленца опасные искорки интереса к таким возможностям фамильяра Терезы. Выкупив часы всего за одну печенюшку, я достал из кармана футляр со средним стандартным накопителем. Тереза вздохнула:
  - Опять?!
  - Опять, - подтвердил я.
  По знаку Терезы Даниэль встал на край футляра и обхватил лапами накопитель. Тереза же стала гладить Даниэля. Граф смотрел на это во все глаза. Так прошло около трёх минут, пока Даниэль с громким хлопком не исчез. Тереза тут же встала и, дождавшись моего разрешающего кивка, сделала книксен графу и вышла. Я поднёс футляр к глазам:
  - Чистейшая энергия, надо только разобраться, какого направления. Навскидку - арков шесть.
  - И что, эту энергию может давать любой фамильяр?
  - Скорее всего - да. Единственное, хозяин должен объяснить фамильяру, что подавать энергию надо постоянным небольшим потоком. Иначе только накопитель испортишь.
  - Для этой цели подходят только стандартные накопители?
  Я пожал плечами:
  - Насколько я понял, да.
  - Что ж, благодарю за эту помощь. Уверяю Вас, Ваш жест будет высоко оценен.
  Я лишь кивнул. Повисла пауза, впрочем, вскоре прерванная графом:
  - Скажите, Ривас, а я смогу присутствовать на ритуале, который Вы планируете провести с Вашим вассалом?
  - Нет, впрочем, как и никто другой. Этот ритуал не терпит свидетелей.
  В комнате вновь установилось молчание. Я терпеливо ждал объяснений, граф, очевидно, моей реакции. Когда я, не дождавшись ничего, уже собирался было вставать, граф неожиданно заговорил:
  - Ценю Ваш такт, первородный Ривас. Нет, никто не шпионил за Вашими людьми и не подслушивал их. Но вот целитель, приглашённый Астрой Тодт, поведал, что женщина смертельно боялась отравить свою дочь какой-то исходящей из неё энергией. А поговорив с Вами, успокоилась и сказала, что вы научите её регулировать этот поток энергии. Вот я и подумал, что Вы пытаетесь научить Ваших вассалов выделять чистую энергию, так же, как и Вы. А раз речь идёт о взрослом человеке, то Вашу методику можно использовать и не только Вам.
  - Честно признаюсь, граф, я не знаю, правильно ли я буду учить Астру. Да и смогу ли научить её - тоже неизвестно. Но вот в чём я совершенно уверен - так это в том, что нельзя взять первого попавшегося одарённого и научить его выделять чистую энергию. Астра попала в список исключений, и я к этому не имею никакого касательства.
  - А эта Тереза имеет способности Астры?
  - Нет, но Тереза, как обучающаяся уже третий год, скорее всего сможет сама производить чистую энергию, правда, какую, я не знаю.
  С этими слова я встал с кресла:
  - Прошу прощения граф, но мне пора идти.
  Кобленц также встал:
  - Благодарю за содержательную беседу, маркиз. Надеюсь, ещё увидимся.
  Астра, как я и ожидал, была прямо за дверью. Я успокаивающе пожал ей руку:
  - Не волнуйся, в самом худшем случае ничего не получится сейчас, но получится в следующий раз.
  - Но как же Селена?
  - А что Селена? Во-первых, ты сейчас всё равно от неё уезжаешь. Да и не верю я, что это ты. Подожди немного, я сейчас настрою один артефакт и мы поместим под него Селену. Надеюсь, что это позволит точно диагностировать, что с ней происходит.
  - Хорошо сюзерен, мы будем готовы, как только Вы прикажете.
  Конечно же, готового ну и даже на четверть готового диагностического артефакта у меня не было, но вот тот прибор, который я готовил для семьи Крупп, должен был позволить создать максимально нейтральный фон, в котором все несуразности и (надеюсь, всё-таки обойдёмся без них) нарушения будет намного проще выявить.
  Для обследования Селены я выбрал ту самую комнату, в которой столько лет был заключён призрак. Уже через несколько минут после начала обследования я убедился, что причина всех проблем - то же, или вернее, такое же самое проклятие, как я уже убирал с Астры во время её беременности. Получается, что Астра всё-таки оказалась права - причина недомогания девочки крылась именно в Астре, поскольку больше не было ни одного человека, который был бы рядом с девочкой и в Бритстане, чтобы наложить проклятие на плод и в Ипре, чтобы проклясть уже саму девочку. Разрушив проклятие (кстати, артефакт - разрушитель проклятий не рекомендуется применять к беременным и детям до трёх лет), я тут же позвал Астру и поместил её в зону действия моего прибора.
  Ничего! Абсолютно нормальный фон, не отягощённый какими-то влияниями. Уже из чистого упрямства я проверил все её вещи, хотя, если кто-нибудь умеет включать в, скажем, обычный предмет одежды, источник проклятий с возможностью генерировать их через какие-то промежутки, то этот человек достиг в артефакторике гораздо большего, чем я могу надеяться когда-либо достичь. Ожидаемо, ничего найдено не было. Разговор с Астрой также ничего не дал, хотя встревожена она была не на шутку и буквально "выжимала" свою память в надежде найти какие-то зацепки. Так что единственное, что мы могли сделать - заказать артефакт, призванный разрушать именно это, конкретное проклятие. Селена, кстати, сразу же после разрушения проклятия снова стала абсолютно здоровым, хоть и очень голодным ребёнком.
  Буквально сразу после этого я начал проводить ритуал. Для ритуала я попросил предоставить мне зал, который ранее был залом алтарного камня рода Тодт. Ритуальную фигуру я чертил сам, но вот накопители с чистой энергией смерти расставлял уже Петрович. Я не хотел рисковать и привносить в энергетику ритуала свой "запах".
  Сам по себе ритуал несложен и применяется в Гиперборейской империи в том случае, если у ребёнка не получается самостоятельно научиться обращаться к энергии второго из доступных ему планов. Ребёнка помещают в знак - символ той энергии, которой ему надо суметь управлять и заполняют данный символ энергией этого плана. Канал внутри ребёнка откликается на это и как бы заполняет всего ребёнка своей энергией. После этого специальный педагог начинает учить ребёнка самого вызывать, убирать, смешивать и отделять его собственную энергию от энергии плана. Конечно же, в нашем случае, ни о какой постоянной подпитке знака энергии речи не шло, но и канал у Астры всего один, а это должно облегчить задачу.
  Уже даже не припомню, сколько раз данный ритуал с разными энергиями пытались провести со мной, но так и не смогли добиться "удержания" преимущества хотя бы одного из каналов. Впрочем, зато то, как этот ритуал должен проходить я знаю во всех мельчайших подробностях.
  Итак, всё готово. Астра стоит в центре символа, закрыв глаза, её щёки пылают румянцем. Уж не знаю, почему, но новость о том, что вовремя ритуала она должна быть полностью обнажена, повергла её в страшное смущение, хотя протестовать она и не думала. Впрочем, это даже хорошо. Сосредоточившись на своём состоянии, она не мешала мне проводить ритуал.
  Вдруг, Астра резко открыла глаза и посмотрела на меня. Я лишь успокаивающе кивнул ей - я и сам видел изменения в её энергетике, которую постепенно заполняла иссиня-чёрная энергия смерти. Выдохнув, я простёр руки, направляя движение потоков вокруг Астры.
  Уже через полчаса Астра смогла-таки самостоятельно направить энергию смерти из своего тела в потолок зала. Конечно же, сама энергия лишь бессильно растеклась по поверхности, но главное - осознанное действие с энергией плана. После этого я развеял символ смерти на полу и впитал остатки энергии из накопителей. Конечно же, по хорошему Астре надо было бы ещё поработать с энергией, да и заканчивать ритуал настолько резко, насколько это сделал я, тоже не рекомендуется, но энергии в накопителях уже почти не осталось, поэтому пришлось пожертвовать самочувствием Астры.
  Вскрикнув, Астра рухнула на пол. Она извивалась от боли, мгновенно покрывшись крупным потом, судороги пробегали по её телу. Чтобы не кричать в голос, она намертво сжала челюсти, но стоны всё равно прорывались сквозь эту преграду. Самое противное, что вмешиваться и ослаблять эту боль, было ни в коем случае нельзя. Даже бессознательное состояние могло помешать ей в будущем чувствовать энергию.
  Впрочем, к счастью, это продолжалось недолго. Уже через несколько минут дыхание Астры выровнялось. Я, сам с трудом держась на ногах от упадка сил, не физических, а как бы моральных, ритуал полностью внутренне вымотал меня, даже не ожидал, что поддерживать нужное направление и силу потоков будет настолько сложно, подошёл и окутал её потоком тёплого воздуха. Она выдохнула и обессилено прижалась ко мне:
  - Это было... незабываемо.
  Я выдавил из себя усмешку.
  - Хочешь повторить?
  Её аж передёрнуло:
  - Нет, это явно не тот опыт, который я когда либо пожелаю повторить.
  - А если надо?
  - Но ведь не надо, правда? - Она резко повернула ко мне и застонала: для таких резких движений она явно находилась в неподходящей форме.
  - Пока - точно не надо, а там посмотрим на твои успехи.
  - Не-е-ет.
  Посмеявшись над её мученическим видом, я собрал остатки сил в кулак, поднялся и протянул ей руку:
  - Вставай. Одевайся и пошли.
  После моих слов она посмотрела на себя. Очевидно, только в этот момент она вспомнила, что на ней нет ни клочка ткани. Руки, которыми она спешно попыталась прикрыться, бессильно опали, вызвав у неё новый мученический стон. Я покачал головой и отвернулся:
  - Хорошо, не пошли... хотя бы поползли.
  ***
  Встретил Исток нас с Аликс неласково - сразу за воротами к нам подошёл мужчина средних лет в учительской мантии с резервом семьдесят два эона. Коротко поклонившись только мне, он произнёс:
  - Приветствую Вас, Ривас. Сообщаю, что по распоряжению директора школы все индивидуальные разрешения на выход из Истока аннулированы. Прошу Вас сдать своё разрешение.
  С этими словами он требовательно протянул ко мне свою руку. Однако я не торопился исполнять его распоряжение:
  - Во-первых, кто Вы такой?
  - Сэр Джек Корби, второй куратор четвёртого класса "сов".
  - А что, "совам" положено два куратора? - Нет, я действительно удивлён, но и потянуть время не помешает.
  - Проучившись в школе уже две кварты, можно запомнить, как обращаться к кураторам, Ривас. И да, и "совам" и "мышам" из-за того, что там учится довольно много учеников положено по два куратора. Надеюсь, я ответил на все Ваши вопросы и Вы не будете более отвлекать меня. Разрешение!
  - Последнее слово он произнёс громовым голосом, взмахнув протянутой рукой у самого моего носа. Не отшатнуться и не моргнуть стоило мне некоторых усилий:
  - Видите ли, Корби, - я сделал паузу, - сэр, данное разрешение мне вручал декан моего факультета и не Вам его у меня забирать.
  Сказав это, я повернулся к Джеку Корби спиной, я сделал несколько шагов, намереваясь сойти с дорожки и пойти в парк. Однако куратор "сов", то ли чересчур сильно обиженный на меня, то ли ранее не сталкивавшийся с подобной наглостью со стороны учеников крикнул мне в спину:
  - Остановитесь, Ривас или я буду вынужден наказать Вас.
  Не оборачиваясь, я помахал ему рукой:
  - Ловлю тебя на слове... сэр.
  Внезапно сзади от меня послышался шум, и сдавленный голос сэра Корби прохрипел:
  - Нападение на преподавателя! - И замолк.
  За спиной ещё слышалась какая-то возня, но я не оборачивался. Всё равно всё будет доложено, причём в красках. И действительно, не успел я побыть в одиночестве и нескольких минут, как меня догнала задыхающаяся от смеха Аликс:
  - Сюзерен, Вы много потеряли, не оставшись полюбоваться этим зрелищем! После Вашего жеста этот "сэр куратор" выхватил палочку и хотел что-то кинуть в Вас. Я даже не успела вмешаться, как от сторожки привратника в него прилетело обездвиживающее заклинание. Он, очевидно, не понял, что это не от Вас и закричал о нападении на преподавателя. Тут же его опять-таки от сторожки добили оглушающим и потащили прямо по земле чарами притяжения. Я даже не рассмотрела, кто там действовал. Но как это было потешно! Тащили его вперёд ногами, так что и мантия и рубаха немедленно сбились ему на голову, обнажив все его дряблые телеса.
  - Почему же "потерял"? Счаз подключим тебя к мыслепроектору и запишем фильм.
  - Точно! Как я сама не догадалась? - С этими словами Аликс схватила меня за руку и потянула меня за собой.
  Но быстро уйти нам не удалось. Пока мы добрались до Алисы Рен, пришлось останавливаться не менее пяти раз. Казалось, вся школа выстроилась между воротами и стадионом и просто-таки жаждала с нами пообщаться. Впрочем, я несколько несправедлив к ученикам Истока. Скорее можно сказать, что они желали общаться друг с другом, узнавая и передавая из уст в уста подробности произошедшего.
  Уже после того, как Аликс записала фильм, а я в это время поговорил с Редингом, у самых дверей наших апартаментов мы повстречали нашего куратора. Он был сух и деловит:
  - Ривас, Шварцвален, рад приветствовать вас в Истоке. Первородный Ривас, нам надо поговорить.
  - Хорошо, сэр Стивен.
  Мы прошли в наши комнаты и я первым делом проверил их, пусть пока и бегло, на всякие разные нововведения... типа новой подслушивающей системы вместо той, которую я разрушил ещё в марте. К моему немалому смущению, ничего подобного не обнаружилось. Смущение было вызвано прежде всего моей низкой квалификацией. Ведь если я не обнаружил шпионских плетений, это с почти стопроцентной гарантией говорит о том, что на самом деле они есть, просто моей квалификации для их обнаружения не хватает.
  Проверив всё и внешне успокоившись (правда, Аликс я подал сигнал: "говорить о погоде") я уселся в кресло и ожидающе посмотрел на куратора:
  - Слушаю Вас, сэр Стивен.
  - Вы в курсе, первородный Ривас, что родители Стокпорт подписали разрешение на её участие в неком "медицинском эксперименте"?
  - Нет, но не удивлён этому.
  - У Вас есть что-нибудь, что сможет ей помочь в этом случае?
  - Нет. Мне не перебить того, что с ней будут делать на этом эксперименте.
  - В таком случае мне придётся воспользоваться правами представителя ордена викторианцев и объявить Стокпорт моей воспитанницей. Вы уверены, что для неё будет безвредным оружие, уничтожающее демонов?
  - Не более вредным, чем для Вас или для меня.
  - Что Вы об этом знаете? - Тут же вскинулся сэр Стивен.
  - Только то, что любимым оружием вашего ордена является концентрированный свет, а любая концентрированная энергия в больших количествах вредна для здоровья.
  - Вы просто-таки кладезь бесценных знаний, первородный.
  Это его замечание я решил оставить без ответа. Немного помолчав, куратор продолжил:
  - К сожалению, сейчас позиции ордена в Бритстане пошатнулись из-за ситуации в Спинии, поэтому я не могу гарантировать, что мне удастся спасти Стокпорт.
  - Очень жаль. И что же Вы хотите от меня?
  - Может быть бритстанцы согласятся не трогать Стокпорт, если Вы поделитесь с ними какими-то своими секретами?
  - Вы сами-то в это верите, сэр?
  - Главное, чтобы Вы не вздумали поверить, первородный. То, что знаете Вы гораздо больше, чем положено пусть даже и первородному одарённому Ваших лет, уже не секрет ни для кого из заинтересованных лиц. Так что Вас будут стараться спровоцировать на раскрытие информации, которой Вы владеете. И самое лучшее для Вас - уехать из Истока хотя бы на год. Такая возможность предусмотрена Уставом Истока. Я не думаю, что прошение из Берлина не присоединится к нашему по первой Вашей просьбе.
  Я уже говорил, что внимательно изучил Устав Истока? Так что ответ на это предложение у меня был уже готов:
  - Во-первых, окончательное решение принимает всё-таки сам Исток, а во-вторых, пусть эта возможность останется на самый крайний случай.
  - Что ж, не смею настаивать, первородный. В таком случае прошу Вас ни во что не вмешиваться и всегда иметь под рукой это, - с этими словами он положил на стол небольшой знак викторианцев.
  - Просьба о помощи со встроенным маяком? - Предположил я.
  Куратор, кивнув в знак подтверждения, откланялся.
  ***
  Вечером трудного дня я прилёг на кровати прямо в одежде и стал оценивать свои впечатления об Истоке.
  А Исток бурлил. Публикации в прессе сначала Тхиудаланда, а затем и других континентальных стран произвели в Бритстане ошеломляющее впечатление. Нет, первой реакцией было категорическое отрицание. Но, к моему глубокому тайному сожалению, у короля Бритстана хватило ума не отрицать очевидное, а признать ошибку своих теоретиков. Впрочем, в ловушку, приготовленную им нами с высокородным Себастьяном они с восторгом вляпались всеми четырьмя лапами, несмотря на всю немудрёность этой ловушки.
  Естественно, первое, что приходит в голову после того, как мысль о разнообразии и единстве магической энергии прочно утверждается в твоём сознании, это идея о том, что неплохо было бы разделить поток энергии, идущий от конкретного человека, на составляющие. Мысль тем более здравая, когда вспоминаешь, что человек в принципе может выделять чистую энергию какого-либо плана ну или направления. Однако, высокородный Себастьян поверил мне на слово, ну и смог убедить короля Тхиудаланда в том, что сделать такой артефакт, который смог бы выделить из имеющейся смеси энергии какую-то одну конкретную невозможно. Ну, по крайней мере в Гиперборейской империи этого так и не смогли добиться. Впрочем, превратить любую имеющуюся смесь разных планов магической энергии в энергию нейтральную в Гиперборейской империи научились. Но, к сожалению, я не знаю, как.
  Так вот, в Тхиудаланде громко заявили, что смогли сделать экспериментальную установку для разделения энергии. Мало того, там всерьёз начали делать образцы оружия, рассчитанного именно на чистую энергию. Эффективность такого оружия явно превышала эффективность обычных боевых артефактов. И Бритстан поверил. И как было не поверить, когда Тхиудаланд был готов представить образцы чистой энергии. А поверив, естественно, тут же бросился догонять. Что и было целью, поскольку это отвлекало его, хоть и большие, но отнюдь не бесконечные силы от решения гораздо более насущных задач.
  Но самый большой удар был нанесён, как и предполагалось, по идеологии Бритстана. Лишившись такого прекрасного повода вмешательства в дела других государств, бритстанцы как бы на полном ходу уткнулись в стену, вынужденно приостановив свои экспансионистские планы. А в эти планы уже было вложено немало сил и средств. Но, с другой стороны, если агрессия, прикрывающаяся заботой о сохранении магии, может вызвать, да и по правде говоря, вызывает разброд и шатания в лагере потенциальных противников Бритстана, то вот отсутствие высоких гуманистических целей позволяет всем без особых проблем объединиться против агрессора. И я только мысленно поаплодировал мудрости короля Бритстана, который предпочёл потерять эти деньги, но не попадать в глупое, если не сказать больше, положение со второй антибритстанской коалицией за три года.
  Однако, я нисколько не переоценивал значение нанесённого удара по Бритстану. Армия, и, особенно, флот этой страны чересчур хорошо отмобилизованы и обучены, на их содержание, особенно содержание флота, тратятся чересчур большие деньги, а количество майоров и полковников, которым "очень хочется немножечко повоевать" превышает всякие разумные пределы. Так что немного оправившись и разработав новую стратегию, переход Бритстана в наступление неизбежен. Другое дело, что у разрушенной при моём скромном участии концепции войны, как "принуждение к сохранению магии" было несколько неоспоримых преимуществ. Во время моего последнего визита в Люксембург высокородный Фриц, граф Кобленц подробно очертил мне их все.
  Во-первых, многие, по выражению графа "прекраснодушные болваны" были готовы встать под знамёна Бритстана, сражающегося "за прогресс против косности и гнусности" их собственных государств.
  Во-вторых, в рамках фогенной теории разрабатывалась концепция "связывания" "плохой" магии с помощью создания умертвий. Кстати, именно из этого разговора я узнал, что вообще-то количество умертвий, которые могли быть у каждой армии, было конечным и определялось межгосударственными соглашениями. Другое дело, что тип этих умертвий никто не удосужился определить. Так что это могли быть как призраки, так и те же возгулы. Естественно, что в Бритстане, как в самом богатом государстве, предпочтение отдавалось именно более сильным умертвиям. А эта концепция позволяла оправдать появление на твоей стороне практически любого количества низшей нежити.
  В-третьих, подобный всеобщий повод к войне позволял Бритстану не ограничивать себя в выборе цели для нападения. Всего, оказывается, было четыре варианта, названных по сторонам света. Но если "северный" вариант - нападение на Исландию - зависел, прежде всего, от позиции Горынычей, которые могли попросту не пропустить корабли Бритстана к Исландии, а "южный" был косвенной причиной моего появления на Земле, то вот "восточный" Бритстану никто не мог помешать осуществить. Как я понял, именно нападения на Нуоррик больше всего и опасались в Тхиудаланде.
  Про "западный" вариант граф сказал только то, что у Бритстана есть хорошие возможности получить Иверию и без войны. Так что за подробностями по этому вопросу я решил обратиться к Норманну.
  Что же касается дел, творящихся внутри Истока, то как верно заметил сэр Стивен, лучшее, что я могу сделать - по-тихому саботировать всё происходящее. Конечно же, у меня появились некоторые мысли по поводу того, как бы мне радикально сократить срок обучения в Истоке, но это не план, а так - намёки на намёки.
  За этими всеми прикидками и расчётами я так и не заметил, как заснул.
  
  
  Глава 16
  
  Уж не знаю, на что давил, ну или как вариант, что выкручивал сэр Стивен бритстанцам, но Сабина на следующий день была с нами, хоть и имела несколько бледный вид. Увидев нас, она буквально-таки вцепилась в мой пиджак:
  - Серж, ну хоть ты скажи, что происходит?!
  Пришлось уговаривать её не волноваться, убеждая, что куратор встал на её сторону, а с той силой, которая стоит за нашим куратором, поостерегутся связываться. Это её несколько успокоило, впрочем, не настолько, чтобы не прекратить приставать ко мне. Конечно же, я её понимал, но взять на себя ответственность за эту девочку не мог, и прежде всего потому, что она действительно могла быть важной деталью в тех планах, которые, по моим прикидкам, вынашивал король Бритстана. Нет, если бы я сам хотя бы имел возможность в любой момент послать Исток ко всем демонам, можно было бы попытаться, а так я скорее не помогу, а помешаю сэру Стивену. Моей же помощью будет эффективное оружие против демонов, которое я предоставлю викторианцам... за плату, разумеется.
  До конца учебного дня ничего особенного более не произошло, а вот после окончания занятий я стал разбираться в той информации, которая за это время накопилась в библиотеке. И вскоре наткнулся на любопытный документ - порядок сдачи выпускных экзаменов школы Исток экстерном. Самым любопытным в этом порядке было то, что досрочное прекращение ученичества в школе должен подтверждать камень выбора. Причём из самого описания ритуала следовало, что если бы камень выбора, настоящий камень, а не та подделка, с которой я уже сталкивался в Истоке, был разрушен, то это привело бы к очень большому количеству разных неблагоприятных эффектов, от нарушения работы защиты школы, до локального Армагеддона. Конечно же, это ничего не доказывало, но давало мне некоторую надежду на то, что камень ещё существует. А значит и возможность закончить школу экстерном даже без согласия современного преподавательского состава тоже. Так что я задал поиск информации по уже отработанной методике и пошёл спать.
  На следующий день, с самого утра ко мне подошла Ингрид и попросила о приватной беседе. Это меня несколько заинтриговало. Ранее Ингрид не проявляла какого-то интереса ко мне. Поэтому, попросив у Си её артефакт против подслушивания "во временное пользование" (сам я, к сожалению, воспроизвести столь тонкую и многоплановую работу пока не могу) на обеде мы ушли в парк. Оставив Аликс неподалёку проследить, чтобы нашему разговору ничто не помешало, я создал с помощью палочки, но заклинанием Гиперборейской империи два кресла и пригласил свою собеседницу присесть. Она кивнула каким-то своим мыслям и воспользовалась моим приглашением:
  - Благодарю за согласие выслушать меня, первородный.
  Я лишь кивнул в ответ. Такое обращение ясно показывало, что тема беседы не будет касаться школьных дел. Ингрид же продолжала:
  - Не знаю, известно ли это первородному, но народы Кельтии и Иверии очень близки. Настолько, что любые поползновения к захвату одного из этих двух государств, заставляет второе тут же встать на его защиту. И, поскольку сейчас существует реальная опасность для Иверии со стороны Бритстана, Кельтия никак не могла остаться в стороне. К сожалению, флот Бритстана скорее всего не позволит армии Кельтии высадиться в Иверии, но вся иная возможная помощь Иверии будет оказана. Мало того, эта помощь, хоть и с подачи Кельтии, но будет оказана и другими государствами. Ведь ни для кого не секрет, что агрессивные планы Бритстана явно не ограничиваются Иверией.
  Так она распиналась ещё несколько минут, пока я не прервал её жестом руки:
  - Всё это прекрасно и удивительно, но при чём здесь я?
  - А разве Бритстан не является врагом первородного?
  Ух ты! Вопрос "в лоб", совершенно не подходящий ни к формату разговора, ни к предложенному ею самой типу общения! Что ж, на прямой вопрос - прямой ответ:
  - Насколько я знаю, нет.
  Вот здесь она ощутимо сбилась. Очевидно те, кто натаскивал её на этот разговор, не предусмотрели такой вариант. И она прокололась:
  - А в Белопайсе считают иначе.
  Ого! Уже только эта информация стоила того, чтобы начинать этот разговор. Стоит ещё больше надавить на Ингрид:
  - И откуда в глухой провинции далёкой Спинии так хорошо знают настроения Белопайса?
  - Глухой провинции?! - Прямо таки "взвилась" из кресла Ингрид. - Да моя бабушка много лет была посланницей в Белопайсе!
  Я позволил себе на миг залюбоваться девочкой, нависающей надо мной в позе "руки в бока" с красным от гнева лицом. Очевидно, намекнув на провинциальность Альхерри, я задел что-то личное в её душе. Но любуйся - не любуйся, а исправлять положение надо:
  - Прошу прощения, Ингрид. Говоря о провинциальности, я не имел в виду ничего плохого. В конце концов я и сам провинциал из Ипра.
  - Да уж, провинциал, - пробурчала девочка в ответ, впрочем, уже не столь враждебно, - сам-то и вассала за собой в школу смог протащить (внутренне я улыбнулся, вспомнив, как на самом деле "протаскивалась" в школу Аликс) и невеста - принцесса, и денег полный мешок, и вон что в магии можешь. - С последними слова она кивнула на кресла, немного смутилась и села обратно, нахохлившись, как замерзающая канарейка.
  Меня так и подмывало спросить: какую именно принцессу она мне прочит в невесты, но решил не сбивать её с настроя откровенности. Так что просто откинулся в кресле и закрыл глаза. Моя тактика сработала очень быстро; в конце концов, именно Ингрид надо было до конца исполнить порученное ей:
  - Что ж, если первородный не считает Бритстан своим врагом, то мне остаётся только удалиться. - Так и не дождавшись моей реакции на это заявление, Ингрид "сдалась". - Или же, может быть, первородный сообщит, при каких условиях он изменит своё мнение?
  Да, пославшие Ингрид люди гораздо умнее, чем я подумал вначале. Действительно: зачем поручать ребёнку вести серьёзные переговоры, как не для того, чтобы выяснить позицию другой стороны до начала торга об условиях сотрудничества. И если любой взрослый может попросту послать эту девочку, требуя равного партнёра по переговорам, то я сей возможности лишён. Итак, что мне рассказали. Некая группа в Кельтии, ну или в Спинии, заинтересована, чтобы Бритстан потерпел поражение в случае атаки на Иверию. Эта группа имеет через бабушку Ингрид выход на Белопайс. И из Белопайса приходит некая информация о том, что группе было бы полезно присмотреться к такому слабому и несчастному мне, в качестве гирьки на "их" стороне весов. Причём мой "вес" в этой информации был явно преувеличен. Ладно, об этом позже, а то Ингрид уже проявляет признаки нетерпения:
  - На сегодняшний день я являюсь убеждённым противником любых попыток изменить сложившийся в Европе статус-кво. И действую сообразно своим убеждениям.
  Что называется - "понимайте меня, как хотите".
  Ингрид на некоторое время замерла, вероятно обдумывая сказанное мной, однако, все её робкие попытки открыть рот с целью вытащить из меня что-либо более определённое, разбивались о мою недоумённо приподнятую левую бровь. Так что разговор я мог записать себе в актив: ничего не сказал, но получил немного информации. На большее в моей ситуации было бы глупо рассчитывать.
  В тот же день я подошёл к Норманну и пригласил его поговорить. Фырканье Сабрины - обычную реакцию на то, что Норманна от неё кто-то уводит - я полностью проигнорировал, чем заслужил её неприязненный взгляд.
  Отошли мы недалеко, но артефакт Си я вновь активировал:
  - Норманн, ты не мог бы мне рассказать про ситуацию с престолонаследием в Иверии?
  - Зачем тебе эта информация? - тут же насторожился тот.
  Оглядев его с ног до головы, я продолжил успокаивающим тоном:
  - Ты неправильно понял. Мне не нужны тайны двора Иверии, достаточно и общедоступной информации.
  Норманн бросил на меня ещё один настороженный взгляд, но я почувствовал, что он несколько расслабился:
  - Ну, это совсем другое дело, а что ты вообще об этой ситуации знаешь?
  Я только пожал плечами. В конце концов, граф Кобленц не просил меня сохранять рассказанное им в тайне, тем более, что называть его имя я всё равно не буду:
  - Мне рассказали, что существует, так сказать, западный маршрут экспансии Бритстана - нападение на Иверию. Но рассказавший мне об этом заявил, что у Бритстана есть возможность получить трон Иверии без борьбы. Вот мне и стало интересно: как это возможно. У вас ведь наследование исключительно по мужской линии?
  Во время моего объяснения Норманн всё больше хмурился. Дослушав до конца, он энергично кивнул:
  - Да, тебе всё рассказали верно, но моего первого вопроса это не отменяет: почему тебе именно сейчас потребовалась эта информация?
  - Хочу поучиться у лучших умению захватывать чужие троны без войны.
  Норманн криво ухмыльнулся:
  - Как я понимаю, истинных причин твоего интереса ты мне всё равно не объяснишь? Ладно, слушай. Прямой наследник короля Иверии жив только до тех пор, пока жив король. Это было совместное требование всех знатных людей Иверии. Что бы ты понял весь масштаб этого события. За последнюю тысячу лет это их первое согласованное решение. Вторым в списке кандидатов на престолонаследие стоит брат короля. Но он сразу сказал, что не будет претендовать на трон. И даже распустил собственную дружину. Третьим стоит сын дяди. Вот он - реальный претендент. Единственное, что не устраивает людей в его кандидатуре - он лерв, хотя официально заявляется, что внебрачный одарённый ребёнок у него есть. Четвёртым идёт мой отец, которого кроме охоты ничего не интересует, поэтому он вот уже девять лет пропадает в Африке и подписал отказ в мою пользу. Ну и пятым - я. А вот после меня идёт последний оставшийся в живых внук прошлого короля из другой, не королевской линии. Но подавляющее часть народного собрания, утверждающего короля, его не хочет, поскольку он не скрывает своих пробритстанских взглядов.
  Закончив, он внимательно посмотрел на меня. Однако, я не стал задавать самый напрашивающийся вопрос, а спросил о другом:
  - То есть, надежды Бритстана связаны с этим вот шестым претендентом?
  - Да.
  - Возможно, я чего-то не понимаю, но это не в привычках Бритстана - ставить всё на одну лошадь. Да и мутно всё как-то. Почему в таком случае ты находишься здесь, а не в той же Кельтии (при слове "Кельтия" Норманн слегка дёрнулся), почему все представители старшего поколения так дружно отпихивают от себя трон, кстати, а этот вот внучатый племянник короля сейчас живёт в Бритстане?
  - Да, в Бритстане.
  - Я так понимаю, что твоя мать - сестра короля?
  - Ты правильно понимаешь.
  - Стоп. Получается, что за тобой твёрдой очереди престолонаследия как бы нет, если, конечно, у короля, его брата и твоего отца нет дочерей... в смысле - признанных дочерей.
  - Официальных - нет.
  - То есть, если все претенденты на трон, включая тебя, сходят с дистанции, а внучатого племянника не принимает народное собрание, то в Иверии со стопроцентной вероятностью начинается гражданская война, а Бритстан, вернее, его подданные, имеют на территории Иверии большие земельные владения. Вот вам и база, и повод для вмешательства, и новая династия. Хотя, почему "новая"? Та же самая, преемственность соблюдена.
  Норманн изобразил аплодисменты:
  - Великолепно. Именно так всё и запланировано.
  - Но получается, чтобы гарантированно добиться войны всех против всех, убивать тебя Бритстану никак нельзя. Как же они собираются вывести тебя из игры?
  - А вот это уже выходит за пределы общедоступной информации - Норманн голосом выделил предпоследнее слово.
  Я кивнул, соглашаясь с ним, и произнёс:
  - Клянусь, что никому не поведаю того, что услышу сейчас от высокородного Норманна Кой по вопросам престолонаследия Иверии до того момента, пока он сам не снимет с меня эти обязательства, либо пока эта информация не станет мне известна из другого источника. Да будет магия мне свидетелем! - Помощника для произнесения клятвы не использовал, чем произвёл на Норманна определённое впечатление.
  - Сильно! А я без палочки дать клятву не могу. - Тут ему в голову пришла интересная мысль. - А ты весьма предусмотрительный человек, Ривас. Я бы даже и не подумал бы ставить такие пограничные условия. Но ты прав. На будущее надо будет использовать именно твою формулу.
  - Итак?
  - Очень просто. Меня женят.
  - Прости, мне как-то сложно представить себе женщину, на которой ты должен жениться для полной потери прав на престол Иверии.
  - Очень просто. Моя двоюродная сестра, появившаяся на свет в результате какого-то тёмного ритуала, родная внучка короля Иверии Витольда III, Сабрина Клифден.
  - И вы обручены перед лицом Богов...
  - Нет. Единственное, что ещё даёт нам... мне какую-то надежду, является то, что Боги не приняли обручения. Нас связывает клятва магии.
  - А проводил тёмный ритуал сын короля?
  - Нет, его жена. Но, действительно, и над матерью девочки и над сыном короля.
  - А Сабрина не может быть дочерью короля?
  - Может. Но что это меняет?
  - Не знаю. Но давно уяснил для себя одну истину: в магии мелочей не бывает.
  Норманн внимательно посмотрел на меня:
  - Я выясню. Это всё, о чём ты хотел узнать?
  - Ещё один вопрос, правда, он не относится к теме престолонаследия. Я знаю, что одним из государств, вставших на вашу сторону в противостоянии с Бритстаном, является Белопайс. Я сейчас покажу тебе визитку одного человека. Если это тот самый человек, который поддерживает с вами связь от имени Белопайса, ты просто кивнёшь. Договорились?
  - Договорились.
  Я достал из подпространства прямоугольный кусочек картона. Норманн посмотрел на него и кивнул.
  ***
  Третья кварта - самая короткая. Наверное, поэтому никаких действий в мой адрес со стороны администрации Истока в ответ на мой демарш с отказом отдать разрешение на выход из школы, не последовало. Хотя, честно признаюсь, некоторый мандраж с моей стороны во время первого выхода в этой кварте, присутствовал. Однако, всё прошло как обычно. Никто не попытался меня задержать или ещё раз отобрать разрешение.
  Ради любопытства я прошёл мимо полицейского участка. Восстановленные участки стен явно выделялись на фоне старой кладки. Да уж, здание даже в обычном зрении выглядело капитальным, а уж рун на него было навешено даже с избытком, как по мне. Какую же силу должен был иметь взрыв, чтобы вызвать столь значительные разрушения? Хотя, может быть, руны были добавлены уже после взрыва? Впрочем, как я уже говорил, это третьестепенный вопрос. Я зашагал быстрее. Лаборатория в Скоттвиле ждала меня.
  Стоило мне только вернуться в Исток в воскресенье, как я тут же был перехвачен Жаклин и Эриком. Разговор начала Жаклин:
  - Серж, мы бы хотели провести тренировочный поединок с вами. Ты не против?
  - Кто "мы" и с кем "с вами"?
  - Ну я, Эрик, Луиза, Доминик, Герхард и Али-Музарафф. А с другой стороны - ты и твоя Аликс.
  Ну, то есть лучшие дуэлянты из их компании, плюс ведущий поединщик школы. Это было... любопытно:
  - Рассказывай.
  Как я и ожидал, в разговор вступил Эрик:
  - Дело в том, что мы бы хотели утереть нос бритстанцам в их любимом соуке. Для этого мы хотим зарегистрировать сборную команду факультетов "сов", "мышей" и "лис" и победить официальную команду школы. Однако, сами мы играем не очень, а Али, который действительно хорошо играет в соук, не хочет вступать в проигрышное дело.
  - А сама Аликс хочет в этом участвовать?
  - Она хочет, но, как примерный вассал, направила нас к тебе.
  - Али-Музарафф действительно хорошо играет?
  - В позапрошлом году только благодаря ему команда "мышей" заняла второе место в общешкольных соревнованиях. А вот почему он после этого покинул команду "мышей" и не играет в общешкольной команде - спроси его сам, нам он отвечать отказывается. Но вот наказать бритстанцев - обеими руками за. Так вот, если он увидит Аликс, сражающуюся в полную силу, то сразу согласится.
  - Интересно. А где это вы успели увидеть Аликс, сражающуюся в полную силу? - Нет, я, конечно, знаю, где, но надо же их подразнить.
  Мои собеседники явно смутились:
  - Ну, мы с ней проводим схватки по выходным, когда ты уезжаешь, - наконец выдала секрет Жаклин.
  - Понятно.
  - Ты ведь не против? У Аликс из-за этого не будет неприятностей? - Забеспокоился Эрик.
  - Ты её отшлёпаешь? Сильно-сильно, да? Ой, а можно ты и меня отшлёпаешь тоже? - Жаклин изогнулась, как кошка, сложила губки бантиком и часто захлопала ресницами, глядя на меня.
  - Отшлёпаю обязательно, как только буду тобой по-настоящему доволен.
  Вот тут она смутилась уже всерьёз. Я же повернулся к Эрику:
  - Это всё конечно хорошо, только вот вы после этой мести уедете из Истока, а Аликс здесь ещё три года учиться.
  - Это как раз не проблема, - Эрик жестом фокусника вытащил из рукава свёрнутый в трубочку лист бумаги. Это оказалось официальное пари между бритстанскими и иностранными учениками Истока, заключённое около двадцати лет назад. Но вот срок этого пари ещё не истёк, а вещи, которые должны были делать проигравшие - были довольно-таки унизительными. И среди подписантов с обеих сторон мне попались подозрительно знакомые фамилии. Я вопросительно поднял бровь. Эрик кивнул:
  - Да, одним из подписантов этого пари является мой отец, а другим - сын директора, в настоящий момент занимающий должность начальника караула короля Бритстана.
  Я вернул соглашение Эрику:
  - Хорошо, я согласен, - торжествующая улыбка не успела заиграть на его лице, как я жёстко обломал Эрика, - согласен с тем, что для того, чтобы это соглашение никогда не увидело свет, с Аликс пылинки сдувать будут, но я так и не услышал того, зачем мне поддерживать эту идею?
  - Но...
  - Мою якобы ненависть к Бритстану не предлагать.
  - И чего же ты хочешь?
  - От тебя - ничего. А вот у Доминика в семейной библиотеке хранятся дневники его предка, который побывал в тумане и вышел оттуда через полгода. Так вот, я хотел бы почитать эти дневники. После этого я их естественно, верну.
  Эрик посмотрел на меня с каким-то подозрением:
  - Интересно. Я, например, ближайший друг Доминика, но об этом дневнике, и вообще о таком предке слышу впервые.
  Я предпочёл оставить эту реплику без ответа. Эрик помолчал немного, потом коротко поклонился и быстро ушёл вперёд. Жаклин послала мне воздушный поцелуй и поспешила за ним.
  У нас в апартаментах Аликс подтвердила мне слова Эрика, единственное, что она не ожидала, так это того, что он для разговора со мной выберет время, когда самой Аликс рядом не будет.
  Доминик подошел ко мне на следующий же день и согласился на мои условия. Ему было до смерти любопытно, откуда я узнал историю его предка, сошедшего с ума в тумане и написавшего свои дневники, которые за прошедшие столетия так и не смог никто расшифровать, после возвращения, уже будучи официально признанным сумасшедшим. Однако, ничего не спросил, молодец. Не буду же я всем подряд объяснять, что об этих дневниках, в магическом плане "воняющих какой-то тухлятиной" мне рассказал их домовой.
  Бой провели в пятницу. По условиям боя каждая из команд должна была защищать свой флаг. Победителем объявлялась команда, которая смогла бы захватить флаг противника. Мы с Аликс разделились. Я, используя подарок фон Круппа, с лёгкостью защищал наш флаг (впрочем, особых попыток напасть на него старшеклассники совершить попросту не смогли, так, пара заклинаний в мою сторону), предоставив Аликс право нападать. И она выдала всё, чему научилась у барона Рада и родовитого Эшли. Четвероклассники продержались не более полутора минут, после чего все были либо обезоружены, либо парализованы, либо связаны. Мне показалось, или Аликс специально подбирала момент, чтобы парализовать Жаклин в самой неудобной и унизительной позе?
  После схватки ко мне подошёл Эрик:
  - Отличная была битва. Признайся, только честно - если бы мы вшестером вышли против тебя одного, исход был бы таким же?
  - Не знаю, я не считаю себя боевиком.
  Подошёл и Али-Музарафф:
  - Согласен с тобой, Эрик. С помощью феноменальной ловкости Аликс у нас есть все шансы победить. Серж, с тобой можно поговорить наедине?
  Я согласился, и мы отошли в сторону. Ради разнообразия чары приватности ставил не я. Как и ожидалось, Али хотел просить меня уступить ему Аликс, которую он называл "дева пророчества". Эта легенда попадалась во многих источниках Ближнего и Среднего Востока, причём признаки девы все описывали одинаково. Вот что эта дева должна была сделать, источники расходились во мнениях. Они либо сама должна была предотвратить угасание магии на Земле, либо родить трёх сыновей необычайной силы и действовать уже вместе с ними, либо просто родить этих сыновей, а связь с Гранью возвращали уже они. В чём все источники были единодушны, так это в том, что после этого на Землю вернётся Золотой Век. Это, если вкратце.
  Впрочем, увидев моё скучающее лицо, а возможно и узрев пышущее гневом лицо Аликс, крутившейся неподалёку, настаивать Али не стал.
  Далее кварта покатилась по накатанной колее. Аликс каждый вечер пропадала на тренировках по соуку. Удивительно, но факт: именно эти тренировки помогли ей научиться чувствовать свою энергию, так что вырвать у неё мяч стало нетривиальной задачей даже для меня. Для конспирации она пока публично не скрывала свой резерв, хотя уже могла это сделать.
  Улучшившийся контроль наконец-то позволил Аликс и сокращать расстояние во время путешествия по серым путям.
  Кристи, вернее, Красотка, постоянно носилась по округе. На мой расспросы она отвечала уклончиво, но Астра мне шепнула, что Кристи готовит мне какой-то сюрприз.
  Сама Астра после овладения энергией смерти сделала громадный шаг вперёд в своём мастерстве целителя, так что в больнице её буквально носили на руках и даже проигнорировали чью-то там просьбу прервать с ней контракт.
  Охраны вокруг того самого полуразрушенного здания на территории Истока всё прибавлялось и Сабина неоднократно чувствовала усиление давления оттуда. А уже в двадцатых числах августа Ингрид сообщила мне по секрету, что видела в том районе рыцарей смерти - один из видов умертвий.
  К окончанию третьей кварты по традиции приурочивалась выставка химер и прочих существ, создаваемых учениками Истока. "Работы" могли быть как созданными специально к выставке, так и выращиваемыми долгое время, как индивидуальные, так и групповые работы. Причём фактическая ценность экземпляров учитывалась в последнюю очередь - главным считалась редкость и "капризность" в уходе.
  С утра внутри выставочного павильона бушевала какофония звуков и запахов. Растения и животные разнообразных размеров и расцветок выставлялись как открыто, так будучи спрятанными за надёжными запорами.
  Разумеется, наибольшее количество экспонатов было с факультета "мышей". Али-Музарафф явно хотел взять пальму первенства и в этой дисциплине, вырастив редчайшие галлюциногенные грибы, которые обычно растут только в надводных участках подводных пещер, куда нет доступа солнца. Однако его работа была забракована почти сразу же - выращенные им грибы, хоть и были того же вида, но эффект от них оказался намного слабее.
  Лично мне больше всего понравились ярко-жёлтые зверьки, точь-в-точь тушканчики с утиными клювами, питающиеся насекомыми и святящиеся в темноте. Аликс же была в восторге от рыбы - ежа, которая могла стрелять отравленными иголками на расстояние до 7 метров.
  А победителем в этом году стал цветок. Ничем не примечательный цветок, не обладающий никакими полезными свойствами. Единственное его качество - сложность в уходе. Он требовал другой почвы, влажности и освещённости четыре раза в сутки. И не дай Боги опоздать с этим хотя бы на десять минут!
  На следующее утро после выставки я отвёз Аликс в Скоттвиль и, игнорируя сразу две пары умоляющих глаз, отправился на континент только в сопровождении охраны. Каникулы пролетели быстро и уже буквально через неделю мы с Алик вновь оказались перед уже вызывающими у меня определённую идиосинкразию воротами Истока.
  
  
  Глава 17
  
  Утро первого учебного дня четвёртой кварты прошло необычно. Началось всё с того, что нам не принесли завтрак, что уже само по себе настораживало. По счастью, у нас ещё были с собой припасы, которые Аликс привезла из Скоттвиля. Выйдя из своих апартаментов, мы столкнулись с Си, которая попросила Аликс позвать нашу служанку, чтобы ей перечислить необходимые работы, так как служанка самой Си с утра так и не появилась. Узнав, что нас также оставили без прислуги сегодня утром, Си немедленно извинилась и убежала к себе, пробормотав что-то о дополнениях к гардеробу. Аликс тут же развернулась к нашей двери и исчезла за ней. А я так и остался хлопать глазами на площадке. Впрочем, увидев у вернувшейся Аликс пару артефактов (остаётся только догадываться сколько не увидел), я понял, о каких дополнениях в гардероб говорилось. Мою версию косвенно подтвердила и Си, руку которой теперь украшал боевой веер - страшное оружие в умелых руках.
  На улице я обратил внимание на приспущенный флаг Бритстана над стадионом, и пустынные дорожки, по которым обычно неслись на занятия студенты. Так что, прикинув возможные варианты, мы почти бегом направились в общежитие, рассудив, что все собрались именно там.
  Уже перед входом в обеденный зал мы встретили плотную толпу слуг, которые вытянув шеи внимали голосу директора:
  -...Данное вероломное нападение не останется безнаказанным. Кто бы не совершил это страшное преступление, он неминуемо поплатится на это. Враг жесток и коварен. Но я уверен, что все мы, одарённые и простолюдины граждане Бритстана, вне зависимости от того, где мы находимся и что делаем, прежде всего сохраним спокойствие и дух нашего народа. Враги надеялись, что совершив это страшное злодеяние они заставят нас впасть в отчаянье и нападать на всех подряд, не разбирая виновных и невинных. Но враги просчитались! Я уверен, что весь народ в данный тяжелейший скорбный час прежде всего проявит мудрость и стойкость. Мы обязательно узнаем поимённо тех, кто совершил это страшное злодеяние. И клянусь своей магией и жизнью, что как только имена этих преступников станут мне известны, я немедля приму все меры для того, чтобы они были покараны. Мы никогда не забудем тех, кто своей жизнью и смертью верно служили, служат, и, я убеждён, будут служить процветанию нашей державы. Я отдал распоряжение об учреждении ордена верности в честь этих героев. Яков, король.
  Сразу же после этих слов заиграл гимн Бритстана. Слуги дружно подхватили слова, мы же переглянулись и отошли немного в сторону. Молчание нарушила Аликс:
  - И что бы это значило?
  - Насколько я помню, король вот уже лет шесть как сразу после осеннего праздника проводит встречу с ветеранами разных служб. Может быть, там что-то произошло? - Высказала разумную версию Си.
  В принципе, ждать подробностей нам осталось недолго. Слуги уже расступались и из дверей начали выходить ученики. Не было слышно обычных шуток, растерянность читалась на большинстве лиц. Первой из знакомых нас углядела Альхерри. Она немедленно подскочила к нам и горячо, впрочем, довольно-таки тихо, проговорила:
  - Серж, это какая-то чудовищная провокация!
  Я лишь кивнул и, взяв её под руку, прошёл к выходу. Девочки, естественно, пошли следом. Зайдя за здание где, среди кустов и деревьев находились малые беседки, я не стал проходить внутрь, а остановился так, чтобы мы могли рассмотреть любого приближающегося к нам, развернул Альхерри к себе и скомандовал:
  - Говори.
  - Нам только что зачитали обращение короля Бритстана. Вчера, когда король и ветераны отправились на морскую прогулку, кто-то взорвал корабль, на котором они плыли. Погибло около пятисот одарённых. Сам король и его свита не пострадали, поскольку были защищены дополнительными артефактами, но вот некоторые из высших сановников Бритстана общались с ветеранами и тоже погибли. Все вокруг в открытую говорят, что это дело рук Иверии, но ведь это неправда! Ты ведь веришь мне?
  Она чуть ли не рыдала в голос, пока взахлёб вываливала на нас эту информацию. Закончив, Альхерри умоляюще посмотрела на меня. Я медленно кивнул:
  - Готов поверить, что версия про Иверию не имеет никаких оснований.
  В ответ на моё заявление Альхерри ощутимо выдохнула, Аликс лишь кивнула, то ли соглашаясь со мной, то ли принимая мою точку зрения как истину, а вот Си недоумённо подняла бровь:
  - Это следует из рассказа досточтимой Альхерри (я уже упоминал, что Си со всеми, кроме меня и Аликс, держится подчёркнуто официально)?
  - Не совсем. Это, прежде всего, моя оценка современной готовности Иверии к войне, да и покушение слишком дурацкое. Что, никто не смог догадаться, что покои короля и сам король будут защищены дополнительно?
  Тут вскинула голову Аликс:
  - А может быть... - Однако, я прервал её жестом.
  - Во-первых, нужны подробности, во-вторых, желательно подключить ну хотя бы Норманна, Эрика, Жаклин и Лорену. Да и это место для долгих разговоров не приспособлено. Поскольку уже наступило время занятий, но вот сигнала к их началу я что-то не слышал, очевидно, сегодня занятий не будет. Так что предлагаю разойтись в стороны, попытаться выяснить все подробности и часа в два-три пополудни собраться... ну, скажем, в наших апартаментах и там уже подробно обсудить произошедшее.
  На том и порешили.
  Собраться, правда, у нас ни в два, ни в три не получилось. Весь день в школе творился настоящий дурдом, вызванный, прежде всего, тем, что некоторые горячие головы из числа подданных Бритстана призывали нападать на подданных Иверии. Особенно отличились в этих призывах ученики второго класса "ласточек". Впрочем, при виде нашей группы, выступающей единым фронтом, агитация с их стороны оборвалась.
  Суматоха немного затихла только к ужину. Так что сразу после него мы прямиком проследовали в наши апартаменты. Для начала было решено обменяться информацией. Первым взял слово Норманн, который обрисовал реакцию на произошедшее в Иверии. В двух словах эту реакцию можно описать, как шок и страх. Жаклин удалось выяснить, что происходило в Бритстане за пределами Истока. Шок присутствовал и там, но правительству всё-таки удалось удержать в узде горячие головы, беспрестанно заявляя, что нет никаких подтверждений вины Иверии в произошедшем. Альхерри поделилась новостями из других стран. По её словам выходило, что большинство правящих домов Европы склонялось к тому, что взрыв был организован или самим королём Бритстана или его внутренней оппозицией. Впрочем, мои собственные источники в Европе говорили то же самое, так что я подтвердил информацию Альхерри.
  Потом разгорелся спор. Аликс, Альхерри и Лорена настойчиво продвигали версию вины короля Бритстана. Си склонялась к версии внешних сил, а Эрик и Норманн - к внутрибритстанской версии подоплёки событий.
  Как бы не была мне внутренне близка версия девочек, я всё-таки был вынужден признать, что выгоды короля от произошедшего ну совершенно не просматривается. По настоящему к войне Бритстан ещё не готов, скорее всего, именно поэтому дело настолько активно пытаются спустить на тормозах. Пусть даже информация Лорены о том, что один из погибших советников чуть ли не в открытую ругался с королём, верна, но убивать около пяти сотен преданных тебе одарённых, пусть и пожилых, но способных просто за счёт своего количества и опыта натворить дел, ради смерти одного неприятного тебе советника - перебор со всех сторон.
  Версия о жертвоприношении, выдвинутая Альхерри, была жёстко высмеяна Си. Действительно, несколько дней до и после солнечных праздников - самое неудачное время для жертвоприношений.
  Короче, по результатам обсуждения мы так и не пришли к единому решению. Впрочем, совершенно бесполезным это обсуждение назвать нельзя. Самое главное - появилась твёрдая уверенность в том, что в ближайшее время никаких кардинальных изменений обстановки ожидать не стоит.
  В последующие две недели в школе появилось несколько фильмов, на которых был запечатлён момент катастрофы. Я посмотрел эти фильмы, но ясности мне это не прибавило, скорее наоборот - запутало всё ещё больше. Оказывается, буквально за пару минут до катастрофы с "Преодолением", кораблём, на котором находился король, взорвался и сгорел стоящий в стороне другой корабль "Превознесение" - брат-близнец "Преодоления". Оба корабля и построены были на одной верфи, и в строй введены оказались одновременно, и, получается, одновременно погибли. Это породило волну слухов, что причиной катастрофы стали какие-то конструкционные ошибки в магической защите обоих кораблей. Эту версию с удовольствием подхватили за границами Бритстана. Аликс же, напротив, только утвердилась в своей версии о вине короля и уверяла меня, что весь этот взрыв - не более, чем искусная иллюзия, но вот доказательств, кроме крайне удачного момента для взрыва "Превознесения", отвлекшего внимание всех зевак от происходящего на "Преодолении", привести так и не смогла.
  За всеми этими событиями я даже как-то выпустил из виду свою шаткую ситуацию с разрешением на выход из Истока, поэтому вызов к Гортензии де-Карденхэм стал для меня неприятной неожиданностью. Впрочем, закончился он лучше, чем я мог ожидать. По крайней мере, о разрешении не было сказано ни слова. Официальной причиной вызова стало передача мне официального приглашения на большой предновогодний королевский бал в Лондоне. С неофициальной причиной всё было значительно интереснее. Кажется невероятным, но, похоже, до заместителя директора только сейчас дошла информация о моих регулярных посещениях библиотеки и о количестве, а самое главное, наименованиях книг, которые я там беру. Так что меня попытались осторожно "раскрутить" на мои методы работы с библиотекой. Мурыжила леди Гортензия меня почти час, однако, в конце концов отступила. Впрочем, прежде всего это означало, что моим вольным набегам на библиотеку пришёл конец.
  ***
  В эти ноябрьские выходные мне удалось буквально "выцарапать" Аликс сначала из рук её сокомандников по соуку, а затем и из Истока, получив персональное разрешение от нашего куратора. Так что в Скоттвиль мы приехали вдвоём. Аликс была тут же утащена Кристи куда-то в сторону парка, ну а я, как обычно, прежде всего прошёл в свой кабинет разобраться с почтой. Закончив с этим неблагодарным делом и перекусив прямо в кабинете, поскольку девочки ещё не вернулись, а у Астры в этот день было дежурство, я спустился в лабораторию. Там меня и нашла Красотка.
  Выглядела она весьма... тревожаще. Грязь по всему телу, какие-то царапины, шерсть на правом боку подпалена. При ходьбе Красотка ощутимо берегла правую переднюю лапу. Следом за ней зашел один из охранников. Очевидно, что Красотка отказалась от их помощи, спеша ко мне, и они не стали настаивать, но вот сопроводить девочку ко мне охрана посчитала своей обязанностью, мало ли что.
  Отпустив охранника, я поднял Красотку потоком воздуха и аккуратно уложил на кушетку. Та сдавленно мяукнула, очевидно её спина также пострадала.
  Запустив диагностическое плетение, я поразился выдержке девочки. Да уж, она действительно может терпеть боль! Количество пусть и мелких, но явно очень болезненных травм просто-таки зашкаливало. Складывалось впечатление, что её поместили в железную бочку с камнями и как следует покрутили эту бочку. Почему железную? Очень просто, часть ран явно образовалась от воздействия электричества. Стало понятно, почему она до сих пор не перекинулась - в детском человеческом теле такие повреждения причинят значительно больше... неудобств. Впрочем, ничего особенно серьёзного я тоже не обнаружил. Как только я немного её подлечил (ну как подлечил - скорее обезболил её раны) она тут же перекинулась, прикрывшись пледом. Я сел напротив неё:
  - Рассказывай. Прежде всего - где Аликс?
  - Осталась меня прикрывать, но то, что она тоже ушла, стоило мне отбежать подальше, я точно видела.
  - Хорошо. С кем вы столкнулись?
  - Не знаю. Никогда ничего подобного не видела. Они плывут над землёй, по крайней мере ног у них я не заметила. Одеты в сверкающие стальные доспехи, украшенные множеством драгоценных камней. Сверху на доспехи наброшены полупрозрачные мантии. Шлемы на доспехах сделаны в виде черепов с чёрными провалами на месте глаз.
  - Оружие?
  - Они прямо из рук пускают искрящиеся шары и волны холода.
  - Как вы им попались?
  - Не знаю, только вот во время схватки один из них поднялся на несколько метров вверх. Скорее всего, так они нас и обнаружили и устроили засаду. Мы их до последнего момента вообще не видели!
  - Плохо, очень плохо.
  - Но ведь мы ушли от них! А раны - пустяк, уже даже и не болит ни капельки.
  - Плохо не это, а то, что они вас вообще узрели. Не думаю, что у них здесь много кандидатов на роль пумы-оборотня, владеющего магией. А уж когда будет опознана Аликс, вариантов вообще не останется. Вас легко могут обвинить в нападении на патруль Бритстана. И если ты можешь прямо сейчас собраться и уехать, пока ничего не началось, - девочка отрицательно замотала головой, с мольбой глядя на меня, - то Аликс и бежать из Бритстана пока не может. Хорошо ещё, что вы никого не убили. Но ведь пытались?
  - Я всё испробовала. Будь бой один на один - может быть ещё что-нибудь бы и получилось, а так...
  - Отвези меня туда.
  - Слушаюсь.
  Кристи перекинулась и мягко спрыгнула с кушетки.
  Доехали до места происшествия мы быстро. Как я и ожидал, никого на месте уже не было, но вот следов используемой магии оказалось предостаточно. Памятуя о пакостной привычке тварей прыгать вверх для обозрения окрестностей, я заблаговременно прикрыл нас пологом отражения. И плевать, что нечто необычное на том месте, где мы находимся, всё равно будет, главное - чтобы никто не понял, что именно.
  В общем-то, моя первая догадка оказалось правильной. В магическом зрении отчётливый след цвета детской неожиданности ясно указывал на использование противниками девочек энергии мёртвых. А против этой энергии было у меня одно "секретное оружие".
  Дело в том, что энергия мёртвых, как это не странно звучит, никак не связана с энергией смерти. Это переродившаяся ментальная энергия. Так что последствия применения чистой ментальной энергии к энергии мёртвых сравнимы с ударом молота по наковальне, на которой разлита лужа нитроглицерина. То есть наковальня точно не уцелеет, а вот кузница - это как повезёт.
  Истратив все наличные запасы ментальной энергии, я приготовил четыре иглы Сакка - небольшой конструкт, на близком расстоянии самостоятельно ищущий бреши в доспехах. Надеюсь, этого хватит на троицу, с которой столкнулись девочки.
  Я был практически уверен, что эта неизвестная нежить крутится где-то здесь, а не побежала докладывать своему поводырю (или поводырям) о происшедшем. Для такого поведения им попросту мозгов не хватит. В общем-то, именно из-за вот этой упёртости нежити, которую иногда проще развоплотить, чем заставить прекратить преследование убежавшей добычи, с ними не так уж сложно справиться.
  Пусть твари и не оставляли физических следов на земле, но уж "фонили" они энергией мёртвых очень сильно. Так что я без труда понял, что твари разделились, и отправились в разные стороны для обследования как можно большего куска площади. Конечно же, после их разделения остаточный фон резко упал, но оставался различимым. Осталось только пройти по следам и посмотреть, насколько они сами устойчивы к нападениям из засады.
  Впрочем, зачем отвлекаться на поиски, имея под рукой такого следопыта, как Красотка? На мой вопрос она уверенно показала на северо-восток. Тварь обнаружилась совсем неподалёку. Да уж, пришлось признать свою полную неосведомлённость - таких я раньше не видел.
  Противник облегчил мою задачу, двигаясь по расширяющейся спирали. Так что место для засады я подобрал очень быстро. Красотка осталась в отдалении, так как растягивать маскировку ещё и на неё было очень энергозатратно.
  Тварь что-то почувствовала, лишь поравнявшись с местом засады. Она вскинула руки, но больше сделать ничего не успела - я выпустил иглу. Та сработала штатно, однако, вместо того, чтобы разлететься быстро таящими ошмётками, тварь лишь остановилась и ощутимо покачнулась. Пока она не пришла в себя, я выпустил вторую иглу - тот же самый эффект. И только после третьей доспех брызнул разноцветными искрами во все стороны и передо мной оказалась тварь хаоса. Сдуру на автомате выпустив в неё последнюю иглу и лишь выругался про себя, наблюдая, как та наносит маленькую, тут же затянувшуюся рану моему противнику. Впрочем, тварь хаоса без особых сложностей уничтожается энергией пространства, что и произошло в данном случае.
  Впрочем, это ещё далеко не конец сражения, а игл у меня больше нет. Да и где искать этих двух? Красотка, конечно, тут же показала полную готовность заняться поисками, но теперь, имея точный внешний вид твари, я смог запустить следящий конструкт, делающий как бы мгновенный снимок окружающей местности с высоты птичьего полёта. После получения информации от конструкта я обнаружил ещё одну причину для беспокойства - ещё одна тварь целенаправленно двигалась в сторону Истока. Скорее всего, в него было заложена команда возвращения к поводырю в случае уничтожения одного из них. А в том, что эти трое имели связь друг с другом, я даже не сомневался. Причём, в худшем для меня случае любая тварь сможет точно передать всё то, что видели каждый из их троицы. То есть, вместо того, чтобы спокойно дождаться возможности создать новые иглы и атаковать тварей уже проверенным и доказавшим свою несомненную полезность оружием, надо догонять тварей с багажом заклинаний, очень условно подходящим против них.
  Изображая из себя гвардейца старой гвардии Наполеона, я одновременно быстро догонял тварь по серым путям. Конечно же, у меня было в запасе несколько заклинаний, после применения которых от твари, скорее всего, не останется даже завалящей молекулы, но энергетический всплеск от их применения легко почувствуют за несколько десятков километров и через совсем небольшой промежуток времени от шпионов, следователей и исследователей здесь будет не протолкнуться.
  Тварь, тем временем, обнаружила Красотку, скачками бежавшую позади меня. Беззвучно развернувшись, она выпустила по моей верной пуме несколько серий действительно, как и описывала Кристи, "искрящихся шаров", в которых, о чудо, не было ни грана магии молнии. Красотка легко увернулась от первой группы шаров, от второй, а тут и я занял удобную позицию для атаки и вышел с серых путей.
  "Прокол", "прокол", "прокол" - три подряд заклинания моей "родной" школы пространства нисколько не впечатлили тварь, на которую, казалось, они нисколько не подействовали. Впрочем, она перестала атаковать Красотку и сосредоточилась на мне. Уж не знаю, почему: то ли потому, что я был ближе, чем Красотка, то ли, всё-таки, более опасен для твари, но вместо шаров в меня был выпущен настоящий полог искрящейся полупрозрачной субстанции, очень похожей на ту, из которой были сделаны мантии тварей.
  Полог вмиг достиг меня и образовал кокон по периметру моей защиты. Тут же стало очень холодно, кокон буквально высасывал тепло из окружающего пространства. Моя попытка уйти на серые пути провалилась.
  К счастью, продержался этот кокон недолго, не больше пяти секунд, но за это время умудрился "сожрать" три четверти моей защиты. "Да уж, лучше не рисковать и уничтожить тварь быстро и шумно" - подумал я. Впрочем, ещё один вариант, который надо было опробовать, у меня остался.
  Тварь меж тем, не теряя времени, снова протянула ко мне свои лапы. Вместо того, чтобы отскочить ну или хотя бы уйти с линии огня я рванул вперёд, выхватывая подарок фон Круппа. Удар - и несколько отрубленных пальцев твари падают на землю.
  Очевидно, мой удар сорвал твари каст, однако потерю пальцев она явно не почувствовала. Постояв пару секунд в той же самой позе и обзаведясь тремя разрезами на своих доспехах, тварь, наконец, взлетела в воздух метров на пять и, тем самым, прервала мои атаки. Очевидно, долго в полёте тварь находиться не могла, однако, медленно опускаясь, она старалась отлететь от меня как можно дальше. Впрочем, я не был настроен дать ей ускользнуть. Поэтому, как только нижняя часть тела твари, представляющая собой цилиндр из того же металла, что и доспех и так же украшенный камнями, оказалась в пределах досягаемости для моего клинка, я тут же начал просто-таки кромсать ненавистный доспех. Очевидно, один из моих ударов что-то повредил в механизме твари и больше она не прыгала. Однако те шары, которые тварь беспрестанно пускала с неповреждённой руки, доломали-таки мою защиту раньше, чем я смог убить тварь.
  Амулет защиты распался на несколько частей и я едва успел поставить локальный щит на пути очередной серии шаров. Разорвав дистанцию, я огляделся. Метрах в ста пятидесяти справа от меня обнаружилась Красотка, бьющаяся с ещё одной тварью. К счастью, пума не столько нападала, сколько отвлекала тварь, не давая ей ни придти на помощь моему противнику, ни сбежать. Насколько я смог рассмотреть с первого взгляда, дела у Красотки в целом шли неплохо.
  Мой же противник выглядел довольно-таки жалко. Руку с отсечёнными пальцами он несколько раз попытался использовалась в качестве импровизированного щита и теперь она висела плетью. Также оказалось, что мантия твари расползается после контакта с моим клинком, и к настоящему моменту она полностью истаяла. Мой клинок не просто пробивал материал доспеха, а как бы немного выворачивал его наружу, так что доспех зиял прорехами. Кажется, такой доспех называется "ландскнехтским". Кираса с ожерельем, переходящая в нижний цилиндр, наплечники до локтя, переходящие в обычный тонкий металл, изукрашенные камнями перчатки. Доспех сверкал, как будто был сделан из нержавеющей стали. Теперь я смог рассмотреть рисунок из камней на его броне во всех подробностях. Это оказалось не простое украшательство, а перенесённый на броню какой-то объёмный конструкт. Впрочем, то, что сам конструкт был мне абсолютно неизвестен, нисколько не помешало мне понять, где находится ключевая точка рисунка. Так что я уже смог осмысленно целить именно в это место твари.
  Все эти размышления заняли не более пары секунд. Впрочем, атаковал я не раньше, чем активировал второй из имеющихся у меня трёх амулетов защиты. Битвы с кикиморой и прислужниками демонов приучили меня к тому, что лишней защиты не бывает. Единственная неприятность - качество таких вот "запасных" защит просто-таки обязано быть значительно хуже, чем основной. Ну и естественно, одновременно активировать их нельзя.
  Подскочив к твари, я уже привычным движением закрылся от очередной порции шаров и крест-накрест перечеркнул клинком, обнаруженную мною ключевую точку. После чего перекатом ушёл в сторону и вскочил на ноги.
  В первый момент показалось, что тварь и не заметила моей последней атаки. Несколько секунд она простояла на месте, затем развернулась и медленно двинулась прочь от меня. Я уже намеревался вновь атаковать её, как вдруг из твари как будто выдернули внутренний стержень и она опала на землю потоком слизи. Трофеи в этой слизи было искать бесполезно, поэтому, подобрав отрубленные в самом начале схватки пальцы твари я неторопливо направился к месту сражения третьей твари и Красотки, которая уже настолько освоилась со своим противником, что позволяла себе немного "поиграть на публику".
  Внезапно благостная картина резко изменилась. Между Красоткой и тварью открылся проход из которого вывалилась Аликс и закричав что-то вроде: "беги, дура", направила на тварь свою палочку. Нет, тварь ей всё-таки удалось отбросить и даже повалить, но вот сил в это действо было вложено столько, что обо всех намереньях остаться незамеченными можно было смело забыть.
  Тварь, тем временем, вновь поднялась в воздух. Я от места событий находился всё ещё метрах в семидесяти, Аликс, выплеснувшая за один раз слишком много, валялась на земле. Тут уж Красотке пришлось взяться за тварь всерьёз.
  Зарычав, пума стремительным броском отбросила тварь мордой в землю, вскочила сверху на неё и принялась ожесточённо рвать тварь когтями. Буквально за пару секунд мантия опять стала растворяться в воздухе, а пума стала всерьёз пытаться оторвать твари голову.
  Всё это время я бежал по направлению к месту событий. И успел. Когда Красотке удалось оторвать голову твари, внезапно весь доспех, как и у первой твари, разлетелся сверкающими осколками и перед Красоткой, неожиданно для неё, появилась тварь хаоса, которая тут же выбросила щупальца, которыми попыталась спеленать и съесть пуму. Впрочем, одного заклинания "прокол" хватило для окончательной победы.
  Я подошёл к пуме и присел перед ней на корточки:
  - С тобой всё в порядке?
  Пума посмотрела на меня мутным глазом, тут же встряхнулась, лизнула мне руку и потянулась так, чтобы мне было удобно её гладить. Я улыбнулся и коротко почесал пуме лоб:
  - Не сейчас. Надо пойти проверить, что там с Аликс.
  Пума кивнула и встала на ноги. При этом её ощутимо качнуло, но от помощи она отказалась.
  Оставив Красотку приходить в себя я побежал к Аликс. Нет, в том, что она жива, я был уверен, но вот степень её повреждений я смогу оценить только лишь вблизи.
  Картина, открывшаяся моему взору, нисколько не радовала. Волосы Аликс, с утра аккуратно уложенные, сбиты в какой-то колтун, на щеке - глубокая кровоточащая царапина. Платье зияет многочисленными прорехами, на животе попросту вырван клок материи. Сам живот представляет собой одну сплошную гематому. Глаза были закрыты, но дыхание ровное. Экспресс-осмотр показал, что физически ей ничего не угрожает, но вот признаки магического, и, как ни странно, нервного истощения налицо. Впрочем, с этим разберёмся позднее. Сейчас надо убираться отсюда, но перед этим хорошенько запутать следы.
  Есть в школе земли практически безвредное, хотя и очень энергозатратное заклинание, "ералаш". Оно применяется в тех случаях, когда вы, скажем отступаете с места схватки и не хотите оставить врагу отпечатков своей ауры, свою кровь, натекшую из ран, трупы своих соратников ну и так далее. "Ералаш" настолько качественно всё перемешивал, что в Гиперборейской империи использование на месте преступления этого заклинания приравнивалось к признанию вины.
  Подняв Аликс потоком воздуха я задумался. Применение второго энергозатратного заклинания, а потом и третьего, надо ведь зачистить и место моей схватки с первой тварью, поднимет такой переполох, что на серых путях мы можем не отсидеться, более суток непрерывно там проводить не рекомендуется. А дойти по ним до коттеджа не хватит дальности.
  В этот момент я почувствовал, как меня дёрнули за рукав. Оглянувшись, я обнаружил Красотку, которая показывала вниз. Вниз?! Положив Аликс на землю, я вошёл на серые пути и огляделся. Действительно, совсем неподалёку от этих мест проходила пещера. План действий сразу стал мне понятен. Мгновенно переместившись к месту первой схватки, я применил "ералаш" и тут же вернулся к девочкам. Вновь подхватив Аликс я применил "ералаш" во второй раз, положил свою руку на загривок пумы и вот мы уже в пещерах. Опустив свою ношу на пол пещеры, я всерьёз взялся за помощь Аликс. В себя она пришла через считанные минуты и тут же вцепилась в меня мёртвой хваткой:
  - Серж! Сюзерен! Вы пришли! Я знала, что Вы меня спасёте!!
  Сзади послышался голос Кристи, просто-таки сочащийся сарказмом:
  - Конечно, спасёт. А если бы некоторые дуры не лезли, куда не надо, то и спасать бы никого не пришлось.
  Я оглянулся. Кристи стояла, одетая в свой индейский костюм, обвиняющее наставив на Аликс палец.
  - Стоп. А откуда ты взяла одежду? И вообще, что за сюрприз вы мне готовили?
  Кристи вздохнула, и начала "колоться". Чуть успокоившись, в разговор включилась и Аликс. Из их слов вырисовывалась следующая картина:
  Аликс и Кристи готовили мне подарок. Началось всё с того, что в руки Кристи попал план пещер, нарисованный Ю. К моему стыду, я так и не нашёл времени самому ознакомиться с этим планом. А между тем, Ю, оказывается, нарисовал не только сами пещеры, но и то, что, по его ощущениям, находится над тем или иным местом системы пещер. Кристи пробежалась по поверхности и соотнесла карту подземелий с картой местности. Проверять же точность соотнесения двух карт пришлось Аликс, чем девочки и занимались все осенние каникулы. Вот и сегодня они выбрались для того, чтобы проверить верность сведений схемы Ю, по которой получалось, что одна из пещер подходит чуть ли не вплотную к тому самому полуразрушенному зданию на территории Истока.
  Я горячо поблагодарил обеих девочек за столь ценный и своевременный подарок и тут же углубился в изучение карты. К сожалению, из коттеджа в Скоттвиле напрямую попасть в пещеры было невозможно, но вот убежище Кристи находилось в пределах досягаемости по серым путям от пещер.
  Само путешествие по пещерам я описывать не буду, ну не считать же, в самом деле, семью слизняков (два побольше и два поменьше), побеждённую одним-единственным заклинанием за опасность или приключение. Сами по себе слизняки не агрессивны, но их выделения ядовиты, поэтому я попросту откинул их в сторону.
  Оказавшись в убежище Кристи, я тут же запустил лечение обеих девочек, для чего усыпил их, благо кое-какие лекарства и артефакты там были, а сам сел размышлять об этих новых придумках бритстанской военной мысли.
  Нет, создал этих существ, разумеется, гений, тут и думать нечего. И в то, что это не новая придумка, а расшифрованное наследие древних, про могущество которых мне на уроках истории уже все уши прожужжали, я не верю. Уже даже одно только расположение центра конструкта безо всякой дополнительной защиты говорит о том, что это именно образец, действующая модель, а не серийный экземпляр. Да и опасность они представляют именно для Земли, с её откровенным упадком магии.
  Но зато уж в земных условиях это именно "вундервафля". Один только боезапас, вернее, его количество, чего стоит. А устойчивость к большинству заклинаний? Кстати, совершенно не удивлюсь, если окажется, что часть энергии тех заклинаний, которыми тварей будут пытаться уничтожить, вместо этого будет усвоена и увеличит запас энергии самого существа. Что я могу сейчас сказать об их характеристиках? Передвигались они, как бы плывя над самой землёй со скоростью семь-девять километров в час. Между собой существа не разговаривали, возможно, общались телепатически. Да и вообще никаких звуков от них я не слышал. Могли подпрыгивать на высоту до семи метров и медленно снижаясь, парить в избранном направлении. От дальнобойных заклинаний защищены хорошо, а вот к ближнему бою - не готовы.
  Идиот! Ну конечно же! Вот откуда у Аликс и нервное истощение, и большинство травм. Они же атакуют страхом... или отчаяньем, не разобрался. Вот их главное оружие ближнего боя! На пуму оно, естественно, не подействовало и подействовать не могло по определению, ну а Аликс отхватила по полной. Молодец, девочка! Сама справилась и пришла на помощь! Ну а некоторая неадекватность в оценке ситуации вполне естественна, в её-то состоянии.
  Я ещё немного посидел, раскладывая у себя в голове выводы и намечая последующие действия, затем разбудил девочек и мы отправились в коттедж. Красотка - поверху, ну а мы с Аликс вернулись в пещеры.
  Выйдя из пещер неподалёку от коттеджа я накинул на нас с Аликс полог и мы без приключений добрались до места назначения, хотя количество праздношатающейся публики с цепкими глазами и военной выправкой вокруг коттеджа просто-таки зашкаливало.
  Перед сном я собрал девочек и рассказал им о своих выводах. Мои слова о понимании причин поведения Аликс очень успокоили девочку, ну а новость о том, что она гораздо полезнее в бою, чем Аликс, заставила Кристи раздуться от гордости. После этого к нам присоединились остальные, которым я поведал о новой нежити. В то, что технически это не совсем нежить... ну или совсем не нежить, я не стал вдаваться. После моих слов в комнате повисла гнетущая тишина. все мои люди уже давно сжились с мыслью о том, что рано или поздно нам придётся серьёзно слестхнуться с Бритстаном и новость о новом оружии у потенциального врага никого не радовала. Чтобы немного разрядить атмосферу, я предложил:
  - А что мы всё "твари", "твари"? Давайте их как-нибудь назовём?
  К моему немалому удивлению, это предложение вызвало неподдельный энтузиазм у всех присутствующих. Кристи тут же с ходу предложила называть их "тумбочки", за отсутствие ног. Астра - "туманные плащи", очевидно, мысль о том, что потеря плаща для них очень неприятна, глубоко запала ей в душу. Но общий восторг и одобрение вызвала версия Аликс - "попрыгунчики". На том и порешили.
  
  
  Глава 18
  
  Проснувшись, я первым делом решил полюбоваться на свой вчерашний трофей. Каково же было моё разочарование, когда оказалось, что пальцы ничего, кроме металла, из которого был сделан доспех, в себе не содержат, ну а сам металл, даже если и хранил в себе какие-то тайны, делиться ими совсем не желал. Поэтому я просто приказал отправить мой трофей в Ипр, в надежде заняться им на каникулах.
  За завтраком мы, наконец, смогли отпраздновать мой день рождения, который, собственно, и явился достаточной для руководства Истока причиной отпустить Аликс со мной на два дня. За завтраком Кристи взахлёб рассказывала, как это "бледно-розовое нечто" пыталось захватить её своими "отростками". Да уж, твари хаоса - это действительно "нечто". Если говорить о форме, то прежде всего вспоминается обычнейшая амёба - сгусток протоплазмы, выпускающий псевдоподии в нужном направлении. Нет, конечно же она может принять фактически любую форму, но лишившись доспехов, выглядела именно так. Что же касается цвета, то я, как и большинство, вижу их всегда окрашенными в цвет хаоса, в моём случае - болотный. Очевидно, для Кристи цвет хаоса - розовый.
  Немало приятных минут нам добавил визит руководства больницы Ричарда Скромного, пришедших поздравить "сюзерена своей выдающейся сотрудницы". В принципе, я мог бы в это даже и поверить, если бы Астра узнала хотя бы две трети пришедших. А уж их настойчивое желание осмотреть дом и всех его обитателей на предмет чего-то скрываемого... Когда они ушли, Кристи согнулась от хохота:
  - Вы видели лицо этого "инспектора"?! Как он скривился, когда понял, что моя хромота - это подвернувшийся каблук! Эту рожу я никогда не забуду!
  Пришлось немного одёрнуть девочку:
  - А вот привлекать к себе дополнительное внимание было излишним. Ты думаешь, он не понял, что ты над ним издеваешься?
  Кристи немного смешалась и уставилась в пол. Я подошёл к ней и обнял своего верного оборотня:
  - Не расстраивайся, в этот раз твоё поведение полностью в рамках. Но на будущее: на вражеской территории...
  Она подняла на меня глаза:
  - Я буду атаковать только по Вашей команде, кацик.
  Кацик - означает "вождь". Это был первый раз, когда она так меня назвала.
  Всю следующую неделю мне докладывали о нешуточном возбуждении властей Бритстана, нагнавших в район нашей битвы с попрыгунчиками чуть ли не полк, просеивающий землю на месте сражения. Особую прелесть ситуации придавала ужасающая даже для начала декабря погода - около нуля и сильный ледяной дождь. Нет, брезент над местом раскопок конечно же натянули, но исходя из количества лекарств, затребованных командованием исследовательской группы по сообщениям Астры, людей это нимало не спасало.
  Переполох поднялся настолько изрядный, что мне даже было настоятельно рекомендовано в эти выходные не покидать Исток.
  Конечно же, можно было бы позлорадствовать над невзгодами бритстанцев, да и забыть о них, но я не сомневался в том, что не получив никаких приемлемых версий, Бритстан сосредоточится именно на мне, а мне и так внимания с его стороны хватало. Так что пришлось придумывать отвлекающий манёвр.
  Бритстанцы облегчили мне задачу, свернув все официальные поиски и выпустив в окрестностях три тройки попрыгунчиков. Наличие в деревне Исток сразу пяти мобильных групп, находящихся в полной готовности, подсказывало, что речь идёт о засаде, причём засаде на кого-то неразумного. Очевидно, в качестве основной версии рассматривается вариант схватки попрыгунчиков с каким-то сильным зверем. Что ж, не мешало бы ещё больше всё запутать.
  В качестве исполнителя я естественно выбрал Красотку. Единственная сложность - активация ею конструкта, состоящего из моей ментальной энергии. Ну не работал я никогда над копированием или улучшением таких артефактов, вполне хватало стандартных, поэтому как его создать - имел только самые общие представления. Хотя... был же и ещё один вариант: использование трёхступенчатой конструкции. То есть, сначала я создаю иглы Сакка и закрепляю их на специальном артефакте. Сигналом для активации послужит импульс опять-таки моей энергии из накопителя. А вот уже энергию Кристи пускать на этот же накопитель, но как бы с другой стороны, прерывая созданный из её же энергии защитный контур. То есть, накопитель с моей энергией постоянно посылает сигнал для активации артефакта с иглами, но вот кокон из энергии Кристи не даёт этому сигналу пройти. В нужный момент Кристи разрывает этот кокон и иглы устремляются к цели.
  На создание работоспособной поделки у меня ушло три дня. Для изготовления деталей я беззастенчиво воспользовался мастерскими Истока, ну а окончательная сборка производилась у Пахомыча.
  Для передачи готового изделия ну и хотя бы минимального обучения Кристи, была придумана следующая схема.
  Разумеется, и в эти выходные меня попытались не выпустить за пределы Истока. Однако, предложенный мною компромисс: в деревню приезжает карета, я в ней обсуждаю необходимые дела, затем карета уезжает, а я возвращаюсь, всех устроил.
  Из кареты мы с Кристи переместились к Пахомычу, где я надел на Красотку доработанную сбрую и она немного потренировалась в работе с ней. К сожалению, много времени на это я выделить не смог, поэтому провожал карету с тяжёлым сердцем.
  У Красотки всё получилось значительно лучше, чем я даже смел надеяться, ну и разумеется, куда лучше, чем у меня. Проанализировав маршруты тварей, служащих приманкой, она преспокойно устроила засаду и, дождавшись подходящего момента, хладнокровно расстреляла попрыгунчиков иглами Сакка. Ни один из трех не успел не то, чтобы атаковать Красотку, но даже и поднять тревогу. После разрушения доспехов Красотка кинула между тварями мину с тем же самым "ералашем" и преспокойно убралась с места засады. Твари хаоса естественно, непосредственно от действия мины не пострадали, но, будучи существами абсолютно безмозглыми, далеко убраться явно не успеют. Учитывая то, что с тварями хаоса бритстанцы работали не первое десятилетие, уничтожение тварей, пусть даже и самым примитивным способом, с помощью тех же коров, проблемой для Бритстана не явится, так что можно не опасаться появления тварей, охотящихся на людей. Но вот наличие тварей хаоса, именно тварей, а не каких-то непонятных ошмётков, должно привести следователей (надеюсь, компетентных следователей) к правильным выводам.
  После устроенной Красоткой засады активность властей Бритстана значительно снизилась. Очевидно, они пришли именно к тому выводу, к которому я их подталкивал - выводу о недоработках в конструкции попрыгунчиков.
  А между тем начался декабрь, последний месяц моего первого учебного года в Истоке. И если первые две кварты у меня не было никаких стимулов учиться, то теперь, когда я проанализировал всю доступную информацию по возможности досрочного окончания школы, сдав экзамены экстерном, у меня появилась цель. После изучения множества различных документов сложилась следующая картина событий:
  В отличие от других школ, ученики которых получали обычные аттестаты об окончании школы, до катастрофы, все окончившие Исток получали особые медальоны. Ни описания, ни свойств медальона мне выяснить не удалось. Вернее, одно его свойство - выводить по желанию владельца иллюзию аттестата с оценками и характеристику от куратора, было общеизвестным, но вот исчерпывался ли этим функционал медальона - непонятно. Во время катастрофы секрет изготовления медальонов (скорее секрет создания качественных иллюзий) оказался утрачен, и Исток также начал выдавать обычные аттестаты, а вот камень выбора при сдаче экстерном продолжал выдавать именно медальоны, такие же или нет - не знаю.
  Естественно, получить аттестат на камне выбора стало очень почётно, поэтому многие третьеклассники пытались это сделать. Но вот после того как ни один из претендентов так и не смог подтвердить сдачу экзаменов и получить заветный медальон от камня выбора пару десятков лет подряд, практику выдачи разрешений на подобную сдачу экзаменов прикрыли.
  По счастью, среди архивных документов мне попался дневник одного из преподавателей, оказавшегося одним из последних счастливцев, получивших медальон от камня выбора. И он же преподавал именно в те годы, когда камень прекратил свидетельствовать знания студентов и выдавать медальоны. Он заметил, что сама школа иногда подтверждает успешную сдачу экзамена, а иногда нет. И в случае подтверждения на ауре студента появляется особая метка. Но вот принцип, по которому сама школа признавала успешность сдачи экзамена, для хозяина дневника так и остался непонятен. Но зато он смог вычислить и запечатлеть часть тех самых знаков на ауре, которые оставляла школа.
  Как я понял, процедура получения выпускного медальона от камня выбора состояла в предъявлении камню отличных отметок не менее, чем по трём четвертям изучаемых предметов. У меня тут же мелькнула мысль попросту скопировать эти знаки и попытаться таким образом получить медальон. Ну, или аттестат. Да плевать, что, лишь бы расторгнуть соглашение со школой и убраться из Бритстана! Но по зрелому размышлению я отказался от этой мысли. Только Боги знают, какие санкции здесь предусмотрены за подобные подделки, а я абсолютно неуверен в том, что я смогу обмануть систему. То есть, первым делом мне нужно было определиться, как сдавать экзамены, чтобы это стало значимым для самой школы. Впрочем, для чего же нам ещё нужны женщины, как не для того, что узнавать нужную информацию? Для Жаклин такое моё мнение о роли женщин в жизни мужчины явно стало откровением, но, тем не менее, она поделилась информацией о том, что наиболее ярым ревнителем старых ритуалов и обычаев школы Исток был профессор естествознания Гилберт де-Клер. Он преподавал исключительно "мышам" и "совам", поэтому я ранее не встречался с ним. Жаклин охотно согласилась познакомить меня с ним, правда только после того, как я трижды извинился за дурацкую, по её мнению, шутку.
  Разговор вышел тяжёлым, но очень полезным. Профессор действительно знал о многих обычаях Истока и в том числе об обычае сдавать экзамены только в определённом месте и только с подтверждением преподавателем каждого правильного ответа.
  После этого разговора я долго сидел за дневником и сопоставлял полученную информацию. В итоге получалось следующее:
  Разумеется, никакой, по выражению профессора, "высшей сущности, олицетворяющей собой Исток", нет. Но вот простейшая сигнальная система, суммирующая количество ответов, подтверждённых преподавателем, имеет место быть. Так что мой план - отвечать не профессорам, а самой школе - разлетелся со звоном рухнувшего хрустального замка. Но, с другой стороны, если система примитивна, может быть её удастся взломать?
  С этими мыслями я той же ночью направился в ближайшее место традиционной сдачи экзаменов. Разумеется, то, что всё будет покрыто налётом хаоса, я ожидал, но вот толщина этого слоя меня поразила. Он был в разы толще, чем в других местах Истока. Так что мои предварительные выводы получили подтверждение: слой хаоса, пусть даже и пассивного хаоса (услышали бы меня в Гиперборее! Пассивный хаос! На слух - как горячий лёд, не иначе) такой толщины естественно искажает сигналы, поэтому подтверждения правильности ответов можно дожидаться до восстановления связи с Гранью.
  На очистку кабинета у меня ушло около трёх часов. Следующей ночью, перед экзаменом, который мне по личной просьбе профессора де-Клер разрешили сдавать не со своей группой, я ещё раз проверил кабинет. Всё было в порядке.
  А вот на экзамене случился скандал, потрясший весь Исток.
  Нет, всё началось тихо и чинно. Первый класс "сов", моих несостоявшихся соучеников, встретил меня довольно тепло, хоть и с отчётливо видимым любопытством. Правда, стоит признать, что изрядная доля этого любопытства приходилось на сам процесс экзамена "как в старые добрые времена". Вкратце, процесс выглядел так: экзаменуемый подходил к столу преподавателя, клал руку на специальное возвышение на этом столе, громко произносил своё имя и вопрос, на который он будет отвечать, затем убирал руку и следовал сам ответ. По окончании ответа профессор должен был ударить в маленький гонг, стоящий у него на столе, столько раз, на сколько баллов он оценивал этот ответ, затем процесс повторялся со следующим учеником.
  Первой выпало отвечать огненно-рыжей девочке, невероятно смущающейся и запинающейся от этого на каждом слове. Впрочем, сам ответ, если его избавить от заикания, нервных движений руками (одна пуговица не выдержала такого издевательства и оторвалась) и невероятно длинных пауз, был достаточно полным. Так что, профессор ударил гонг ровно четыре раза.
  Тут следует дать небольшие пояснения. Система оценок в Истоке шестибалльная, от нуля до пяти баллов. Минимально для прохождения экзамена надо получить два балла, а на итоговых экзаменах - три. Таким образом, профессор оценил ответ на "отлично".
  После четвёртого удара ничего не произошло, хотя, по идее, гонг должен был засветиться, принимая оценку. Я был удивлён, профессор же вздохнул с видом усталой покорности судьбе, поставил оценку в специальную ведомость и подозвал следующего ученика. По привычке или по рассеянности в этот момент он вновь взялся за молоточек. И вдруг, вскрикнув, выронил молоток и принялся размахивать рукой в воздухе, как при ожоге:
  - Он... Он ударил меня током! - Неверяще произнёс профессор, уставившись на молоточек так, как будто видел его впервые в жизни. - Ривас, Вы никак не можете пояснить, что бы это значило?
  - Нет, профессор, такого мне точно не попадалось.
  Экзамен был на время отставлен в сторону. Все сгрудились вокруг молоточка, один из учеников был отправлен к декану "сов" с просьбой о консультации. Сам профессор начал проводить над молоточком какие-то осторожные манипуляции, вызывавшие некие возмущения в магическом фоне вокруг артефакта. При некотором воображении в этих возмущениях я опознал диагностические плетения.
  Внезапно в нашу компанию ворвался (иначе не назвать) директор:
  - Профессор де-Клер, что здесь происходит?
  - Этот вот предмет, - профессор указал на молоточек, мирно лежащий на столе, - посмел ударить меня током. И я пытаюсь понять, что бы это значило. Но что привело к нам Вас?
  - Со мной связалась школа и сообщила, что человек, не имеющий права преподавать в Истоке, пытается принять экзамен.
  - Что?!
  Немая сцена была прервана появлением декана "сов". Узнав о проблеме, он тут же начертил нормальный диагностический круг вокруг молоточка, послал за дополнительными инструментами, вызвал ещё двух преподавателей себе в помощь... короче, было очень долго, но жутко интересно.
  Всё это время первоклашки "сов" сидели тихо, как мыши, уж простите мне этот невольный каламбур. Судя по всему, они страстно желали, чтобы их так и не замечали до того момента, пока уже не станет поздно принимать экзамен в тот день. Заметили их увлекшиеся профессора не сразу, но всё-таки заметили. Была вызвана профессор Клейм, которая и увела учеников в другое место. Что любопытно: моё право присутствовать при дальнейших событиях никто и не подумал оспаривать.
  Разнообразные "танцы" вокруг молоточка продолжались в общей сложности часа два. Но, в конце концов, профессора были вынуждены признать своё бессилие. У меня, конечно, была теория, почему так произошло, но вот озвучивание этой теории породит слишком много вопросов из серии: ""а откуда он это знает", так что я решил промолчать. Как оказалось, правильно, так как мой вариант оказался, в итоге, неверным.
  Первым к верной догадке пришёл сам "пострадавший" профессор де-Клер. Не зря именно он увлекался историей Истока. Профессор спросил у директора:
  - Надеюсь, ты ещё не забыл мой предмет настолько, чтобы не принять экзамен по нему у первоклассника?
  Директор решительно кивнул, занял место преподавателя и взял молоточек в руку. Никакой реакции от артефакта не последовало. Не дожидаясь дополнительного поощрения, я встал со своего места и прошёл к столу. Положив руку на возвышение, я чётко назвал себя и начал отвечать вопрос. Чуть-чуть схитрил, не без этого: отвечал не тот вопрос, который был мне изначально задан, а тот, в знаниях по которому я был уверен. Если профессор де-Клер и заметил это, то никак не отреагировал.
  Моё блестящее выступление закончилось и директор лично пять раз ударил в гонг. Гонг послушно засветился.
  Декан "сов" растерянно произнёс:
  - Это что получается? Уважаемый профессор действительно не имеет права преподавать здесь?
  Де-Клер тут же воинственно развернулся к нему:
  - Я Вам больше скажу. Если бы Вы попытались принять экзамен, школа воспротивится этому точно так же.
  То, что последовало за этими словами, лучше всего описывается словом "какофония". Профессор де-Клер стоял, воинственно выпятив куцую бородёнку и заложив большие пальцы рук за отвороты своей мантии. Наконец, шум стих. Профессор с поклоном обратился ко мне:
  - Ривас, я поздравляю Вас с успешной сдачей экзамена и более не смею задерживать.
  Я поклонился всем присутствующим и ушёл. Разумеется, за первым же поворотом, перед которым на моей одежде развеялся сигнальный конструкт, навешанный на меня каким-то "добрым" человеком, я ушёл на серые пути и вернулся. Вернулся как раз вовремя. Профессора только-только закончили навешивать защиту от подслушивания и де-Клер начал излагать свою версию. В этой версии моей скромной персоне было уделено непозволительно много места:
  - Только лишь познакомившись с первородным, я стал подозревать, что он действует не просто так, а по чётко обдуманному плану. Он именно знал, не догадывался, а знал, почему Исток прекратил подтверждать ответы учеников. Мало того, он был уверен в том, что сможет исправить положение. Естественно, мне стало интересно, к чему может привести вмешательство первородного.
  Когда артефакт ударил меня током, а затем было объявлено, что я не являюсь преподавателем Истока, первой реакцией стал шок. Но вот затем я начал вспоминать, какие ещё ритуалы перестали в последнее время получаться так, как надо. И первое, что пришло мне в голову - ритуал присяги учителя.
  - А как же директор? - Спросил кто-то из учителей.
  - А вот директор носит кольцо королевской благосклонности и именно это кольцо и даёт ему необходимые права.
  - То есть, Вы считаете, что именно поэтому меня до сих пор не сместили с поста директора?
  - Да. Просто никто не знает, как поведёт себя школа, когда единственный полноправный учитель сам сложит свои полномочия, а не потеряет их в связи со смертью.
  - И вы хотите...
  - Заручиться поддержкой первородного в процессе подтверждения полномочий преподавателей. Если такие полномочия к моменту голосования будем иметь только мы, то никакое королевское кольцо не заставит нас выбрать того директора, который окончательно превратит Исток в арену для опасных экспериментов. И вот тут возникает вопрос: а зачем ему это?
  - Первородному Ривас?
  - Да. Зачем ему нам помогать?
  - А если предположить другое. Что, если этот Ривас сам является частью плана по смещению директора Истока? Сколько там осталось до выборов? Полгода? Может же быть так, что он уже договорился, к примеру, о свободном посещении в обмен на помощь в таком деле. Тогда и обращение к Вам имеет смысл: показать, что он не просто так хвалится, а ему реально есть что предложить.
  - Вольное посещение?! Мелко милейший Луис, очень мелко. Этот Ривас нацелился ни больше, ни меньше, чем на досрочное окончание школы. А этого наши оппоненты никак ему не могут предложить, так как это противоречит прямому приказу короля.
  - Но для досрочного окончания школы нужен ведь камень выбора?
  - Да. И памятуя о скандале, сопровождавшем его поступление сюда, не удивлюсь, если он не только знает, где камень выбора находится сейчас, но и как получить от него медальон об окончании школы.
  Тут заговорили все разом, но общий настрой был нейтрально-положительным. Как я понял, они были в положении утопающего, который и за змею ухватится. После небольшого обсуждения слово взял директор школы:
  - Резюмируем. Даём Ривасу время подумать, но не позднее окончания зимних каникул. Ривас предоставляет нам тайну управления подтверждением прав преподавателей. Мы подтверждаем полномочия директора, переизбираем совет попечителей и президиум. Предоставляем Ривасу возможность сдать выпускные экзамены по его готовности. Я ничего не пропустил?
  Я не стал слушать дальше, поскольку это предложение меня, в принципе, устраивало.
  Скандал успешно замяли, кабинет опечатали, от Гортензии де-Карденхэм, внезапно воспылавшей горячим желанием пообщаться со мной, меня прикрыли. Чтобы никого не дразнить, было принято решение, с которым я был полностью согласен - устроить ускоренный курс обучения за ближайшие две кварты, до избрания директора, а вот саму сдачу экзаменов устроить уже после этого. За эти же две кварты я должен буду обеспечить признание Истоком прав преподавателей за всеми посвящёнными. В качестве моих гарантий выступало то, что я раскрою секрет своего успеха только после расторжения контрактов со школой как моего, так и Аликс. Причём это расторжение должно было состояться в любом случае. Если не получается на камне выбора, тогда мне обеспечивают расторжение властью директора.
  ***
  Этот матч был интересен всем, даже тем из учеников Истока, которые ничего не смыслят в соуке. И пусть подавляющее большинство не имело представления об истинной подоплёке матча, сам посыл: "иностранцы против бритстанцев" уже интриговал не на шутку. А если ещё вспомнить историю Али-Музараффа, про которую среди старшеклассников ходило множество слухов, включая и самые нелепые, то абсолютно не удивительно, что не только ученики, но и обслуживающий персонал Истока заполнили стадион.
  Честно говоря, я не собирался посещать матч, уверенный в победе Аликс и её партнёров, но стоило мне только заикнуться об этом, как Си посмотрела на меня с таким возмущением, что я как-то сразу вспомнил, что Аликс не только мой вассал, но ещё и девушка. А это предусматривает непредсказуемость реакции на неожиданные поступки. Я кивнул своим мыслям:
  - Да Си, ты права. Лучше провести лишний час на стадионе.
  - Очень мудрое решение, Серж. Ваш вассал - слишком большая ценность, чтобы своим публичным пренебрежением давать кое-кому напрасные надежды.
  А ведь она права. О таком я даже не подумал.
  Поначалу мне даже удалось полностью отвлечься от происходящего на поле - благо тем для размышлений хватало. Однако, с того самого момента, как над полем разнёсся голос комментатора, мне что-то не давало покоя. И когда посреди первого тайма матч был остановлен, я, на свою беду, решил вслушаться в то, что говорилось этим комментатором (какой-то уже почти третьеклассник из "мышей"):
  "Беспрецедентный случай в истории Истока - уже на шестой минуте первого тайма матч был остановлен для проверки амуниции одного из игроков. Тренер Истока заподозрила, что нападающий команды-претендента, восхитительная Александра использует какой-то запрещённый артефакт, препятствующий всем попыткам отобрать у неё мяч. Как только можно такое подумать про эту великолепную, непревзойдённую, воплощение красоты и невинности девушку! Мы все надеемся, что это всего лишь недоразумение, которое вскоре разрешится. Да, вот уже тренер команды Истока и судья матча приносят свои извинения несравненной Александре и вот она уже вновь на поле! Как это низко со стороны команды Истока - попытаться столь грязно оклеветать несравненную Александру. Трусы! Доказывать своё превосходство надо на поле, а не с помощью всяческих грязных инсинуаций. Впрочем, я немного отвлёкся.
  А, между тем, великолепная Александра вновь в атаке. И вновь соперники не могут ничего поделать с ней. Она буквально проскальзывает между ними, игнорируя все их неуклюжие потуги. Да! Только увидев настоящее мастерство соука, в исполнении великолепной Александры, понимаешь, насколько далека наша общешкольная команда от вершин мастерства игры.
  Александра собрала вокруг себя шестерых из семерых игроков противника и вдруг отдала неожиданный точный и сильный пас на Али-Музараффа. Не могу не восхититься мастерством блистательной Александры, которая не только выдала идеальный пас, но и точно рассчитала момент броска. Али-Музарафф схватил летящий прямо в его руки мяч, следующим движением прикрепил его к предплечью и понёсся в сторону зачётной зоны команды Исток. Буквально через несколько секунд великолепная Александра уже прыгала от восторга вместе со своими сокомандниками, празднуя четвёртое взятие поля соперника".
  И так далее, и всё в таком духе. Так что оставшуюся часть матча я бессовестно продремал с открытыми глазами, абстрагировавшись от назойливого комментатора, поминавшего Аликс к месту и не к месту.
  Ну а на всё, последовавшее за матчем, то есть на публичное унижение Али-Музараффом Тома Тайн, переговоры по поводу некоего старого пари, чествование победителей и вечеринку по поводу победы я не пошёл сам и не пустил Аликс, хотя на чествование она хотела, по глазам было видно. Так что пришлось, в качестве компенсации, устроить ей купание в маленьком бассейне с горячей минеральной водой. Откуда такое роскошество? Один кобольд, один домовой и совсем немного фантазии могут в любой пещере творить настоящие чудеса. И, чтобы пресечь все грязные инсинуации. Поцелуй был только один, когда Аликс, распаренная и разнежившаяся, уже вышла из бассейна. Я лично укутал её в большое, мягкое, белое полотенце, поцеловал и едва успел подхватить лишившуюся чувств девушку, которую так и пришлось, не спуская с рук, нести до постели.
  Да, и если это кому-нибудь интересно. Матч команда Аликс выиграла со счётом сорок восемь - ноль.
  На следующее утро я уезжал в Лондон. Удивительно, но факт: на большой предновогодний королевский бал все приглашаются без пар. Это считается балом дебютантов, соответственно, пару им предоставляли непосредственно на балу. Нет, разумеется, для более взрослых приглашённых порядок другой, но вот если тебе нет восемнадцати и ты не связан перед лицом Богов или лицом Магии ни с кем, то смирись с навязанной партнёршей. Впрочем, такие пары обязаны существовать лишь за ужином и на первые два танца. Третий из обязательных танцев надо провести либо со своей партнёршей, признавая её таковой на весь оставшийся вечер, либо с другой, причём отказывать в третьем танце нельзя, как и сговариваться о нём заранее.
  Перед отъездом я тепло попрощался с Жаклин, Эриком и остальными старшеклассниками, которые вскоре навсегда покидали Исток. Жаклин успела прижаться ко мне и шепнуть: "Надеюсь, Вы будете вспоминать меня", куснула меня за ухо и смеясь, побежала прятаться за Эрика. Впрочем, стоило мне грозно нахмурить брови, как Эрик тут же выставил её впереди себя, отдавая мне на расправу.
  Так, дурачась, мы подошли к главному корпусу, откуда старшеклассники убегали на экзамены. Перед тем, как уйти, Эрик отдал мне заверенный протокол о проигрыше бритстанцами пари. Об Али-Музараффе никто не сказал ни слова: его поведение вчера после матча всеми было признано несоответствующим чести.
  Со своей группой я попрощался ещё вчера, а Аликс, только увидев меня на пороге своей комнаты, покраснела как маков цвет, зарылась в одеяло и оттуда пожелала мне счастливой дороги.
  Дорога до Лондона, получение нового костюма из Вены, мои разговоры до бала не принесли никаких сюрпризов. Мой помощник даже умудрился договориться о визите для меня к моей паре на этом балу. Так что я смог и внести некоторые изменения в свой наряд, да и вообще немного узнать эту девушку, оказавшуюся старше меня на два года. Она училась не в Истоке, но исключительно потому, что с самых малых лет "болела" морем.
  Перед балом должен был состояться смотр войск, и вот тут-то всё моё спокойствие улетучилось. Формат данного смотра был следующим: король с ближней свитой находился на трибуне, ограничивающей большую квадратную площадку с одной из сторон. Ниже трибуны располагались места для дебютантов. С оставшихся сторон площадку ограничивали ряды невысокого кустарника. Отряды, выставленные на смотр, по команде ведущего по очереди выходили на середину и выполняли различные эволюции, пока ведущий расписывал их боевые качества. Кроме короля, свиты и дебютантов, за смотром наблюдали газетчики и зеваки, правда, их места находились за кустами. Впрочем, кусты были подстрижены до высоты чуть более метра, так что препятствием для наслаждения зрелищем не являлись.
  Эта группа держалась позади прочих, так что я заметил их только тогда, когда ведущий выкрикнул: "А теперь приветствуйте новинку вооружённых сил Бритстана. Возгулы-рыцари, лишенные недостатков обычных возгулов, но обладающие теми же достоинствами. Их преимущество не только в надёжной защите от камнеломки, по праву считающейся лучшим оружием против возгулов, но и в новом дальнобойном оружии, основанном на принципах электричества". В выплывших на середину фигурах я без труда узнал наших "милых" попрыгунчиков.
  Ведущий ещё разорялся, выкрикивая славословия в адрес нового оружия Бритстана, но я его не слушал. В голове билась только одна мысль: "сколько таких вот тварей сможет выставить Бритстан к началу военных действий?" И это был абсолютно непраздный вопрос. Если их количество не превысит сотню-другую, то с ними ещё есть хотя бы теоретическая возможность справиться, но вот если они будут производить их с той же скоростью, что и сейчас, то они смогут заменить на этих, так называемых возгулов-рыцарей, к настоящим возгулам имеющим очень отдалённое отношение, всю свою боевую нежить. И тогда такой армии не смогут противостоять даже объединённые армии всей Европы.
  Из задумчивости меня вывела моя дама, потянувшая меня за рукав. Оказывается, смотр уже заканчивался и готовился заиграть гимн. Нет, не являясь подданным Бритстана я не обязан был его петь, но почему бы не сделать приятное девушке, особенно учитывая, что при её будущей профессии возможна её смерть от моей руки... ну или наоборот.
  На балу я удостоился чести беседовать с королём. Король был весел и вёл себя непринуждённо. Сразу после приветствия он широким жестом указал мне на свой стол:
  - Угощайся, Серж.
  - Благодарю, Ваше Величество, ужин был великолепен, да и закончился совсем недавно.
  - Но ведь в меню ужина не было вот этих великолепных улиток в белом вине. Очень рекомендую их тебе, Серж. - С этими словами он протянул мне маленькую тарелочку, на которой лежали три улитки. В момент, когда я брал тарелочку из рук короля, наши пальцы на миг соприкоснулись...
  Ночью, выйдя из королевского дворца в Лондоне, я с большим трудом удержался от того, чтобы дать команду извозчику везти меня прямо к порталу. Не следует показывать врагу, насколько сильно он смог выбить тебя из колеи.
  За всю ночь я так и не сомкнул глаз. К утру окончательно пришёл к выводу, что моя прежняя роль "маленького и слабого" уже совершенно не помогает мне, а во многом - и мешает. Так что пора выходить на сцену. И сделать это нужно так, чтобы никто не посмел усомниться в моём праве иметь собственное мнение. Впрочем, вариант такого "явления" у меня уже был готов.
  В десять часов утра я вышел за ворота моего родового владения в Лондоне и твёрдой походкой направился к порталу. В это самое время в маркизатстве Ипр уже кипела работа по организации празднеств. Родовитый Этьен был, разумеется, несколько смущён тем размахом, с которым я приказал подготавливать праздник, но возражать не посмел. Впрочем, он больше боялся того, что у меня не получится и праздник будет испорчен. Однако я с ходу отмёл все возражения. Мне нужно было именно такое выступление - уверенное, без малейшей тени сомнения в том, что всё получится и уже первого января мир узнает о появлении первого в Белопайсе высокородного рода, не имеющего титула.
  
  
  Глава 19
  
  "Какой я всё-таки молодец, что поехал объездной дорогой" - это была первая моя мысль после ознакомления со списком запросов на наблюдение за процессом обретения родом де-Брандо родовой магии. Кого здесь только не было! Ну, представители всех европейских высоких домов - разумеется. Сюда же можно отнести и представителей Бардиелов, причём, не только европейских. Пара десятков запросов из посольств неевропейских государств. Ну и естественно вездесущие журналисты и ещё более вездесущие зеваки. В общем и целом набиралось под сотни четыре народу. Родовитый (пока родовитый) Этьен был близок к панике:
  - Даже если убрать зевак и журналистов и то получается минимум около двух сотен человек! Как мы будем выходить из этой ситуации?
  - Откажите всем.
  - Всем?!?!
  - Нет, представителя Верховной палаты Священной империи допустите.
  - Только его... вернее, её одну?
  - Да.
  - Но ведь это скандал?
  - Ничего страшного. Когда у нас всё получится (дополнительно его подбодрить не помешает), нам будет абсолютно плевать на все скандалы.
  - Слушаюсь. Ещё один вопрос. Другие вассалы...
  - Никого.
  - Понимаю.
  Он действительно понимал. Это было видно по его глазам. Но вот ещё раз напомнить не помешает:
  - Проследите, чтобы поняли не только Вы, но и все остальные. Мы не можем себе позволить дискриминировать одного вассала в такой важный для всех нас момент. Но вот на празднике представитель рода Тома должен быть обязательно.
  - Может быть, Вы сами выступите перед ними? Всё-таки это великое событие. А от прочих желающих общаться мы Вас прикроем.
  - Нет. Мне надо уйти прямо из зала алтарного камня. В другое время уйти не получится.
  - Слушаюсь, сюзерен.
  И всё-таки он ещё некоторое время помялся у выхода из кабинета. Я не пошёл ему навстречу и не стал ничего больше объяснять и пытаться его успокоить. Меня бы кто успокоил! Наконец де-Брандо вышел.
  Конечно же, в чём-то я его даже понимал. И даже не самое страшное, что если что-то пойдёт не так, алтарный камень рода Брандо будет разрушен. Имея в сюзеренах первородный род, камень можно восстановить менее, чем за пятьдесят лет, прецеденты бывали. Но вот то, что я, скорее всего, не переживы неудачу, приводило его в полное смятение. Так как я не имею прямых наследников, после меня наследует кто-то из детей Женевьев. А вот как они отнесутся к роду управляющего, уже неясно.
  Не прибавляли управляющему спокойствия и прочие несуразности, по его мнению допущенные мною. Я разом нарушал множество традиций. Ну, во-первых, обретение родовой магии лучше всего проводить посередине срока между солнечными праздниками, а никак не тридцатого декабря. Во-вторых, то, что в зале алтарного камня мы должны находиться только втроём: он, его наследник и я, а не все члены рода, как обычно. В-третьих, вместо того, чтобы накачивать все доступные накопители энергией под завязку, я наоборот, чуть ли не полностью опустошил алтарный камень рода Брандо. Ну и в-четвёртых, то, что сразу по окончанию обретения родом родовой магии я куда-то уходил.
  Конечно же, ответы на все эти вопросы у меня были, но зачем умножать печаль родовитого Этьена? Он и так-то испереживался весь, а если я ему ещё скажу, что делаю так не по совету домового и что обретение его родом родовой магии лишь одна из запланированных целей, то с ним вообще может удар случиться.
  С этими мыслями я подошёл к стене и позвал Лукича - домового рода Брандо. Разговор с ним предстоял долгий.
  Почти весь следующий день я провёл в зале алтарного камня рода Брандо. Всё-таки, увязать вместе два не самых родственных процесса нетривиальная задача. Особенно если учесть, что обретение родовой магии - не ритуал в прямом смысле этого слова. У него нет никакой устоявшейся, единой процедуры, а многие моменты выясняются только тогда, когда процесс запущен.
  Естественно, помощь домовых в этом деле оказалась незаменимой. Не думаю, что много людей до меня просмотрели столько вариантов обретения родовой магии, как я. Просмотр воспоминаний домовых около костерка был организовано очень просто: они скидывали мне информацию в виде небольших горошин, которые я клал под язык. Постепенно растворяясь, горошина отдавала мне информацию. К сожалению, относить от костерка горошины было нельзя, они растворялись.
  Просмотрев около тридцати случаев, я всё-таки смог увидеть две закономерности. Во-первых, чем меньше энергии надо было закачивать дополнительно в алтарный камень, чем легче идёт процесс (ну это я и так знал, поэтому-то его обычно и накачивают энергией), но тем больше вероятность какого-нибудь сбоя. Ну и во-вторых, чаще всего какие-то сбои происходили в момент соприкосновения родовой магии с главой рода и чем моложе глава рода, тем легче этот процесс проходил. Поэтому, по моему плану, первым родовую магию должен был принять наследник рода, а глава - вторым.
  Однако, точно определить место строительства конструкта для моей второй задачи я так и не смог. Это несколько... напрягало. Но, несмотря на очень высокий уровень риска, отказываться от задуманного я и не подумал. Меня до сих пор пробирает дрожь от воспоминаний о происшедшем на балу дебютантов.
  Воспоминание:
  Наши с королём Бритстана пальцы на миг соприкоснулись и тут же на меня обрушился страшный удар. Я покачнулся. Какое там сопротивление?! Сила короля с лёгкостью смела все возможные барьеры, оставив меня абсолютно беззащитным. Глядя мне прямо в глаза, король отпустил свою руку. Я не смог удержать блюдечко, но оно было подхвачено кем-то из придворных. Не повышая голоса и не изменяя своего приветливого тона, король спросил:
  - Где осколки сердца Европы?
  - Не знаю.
  - У тебя есть как минимум два из них. Они мои. Ты принесёшь их мне.
  - У меня их нет.
  Вот тут король несколько смешался. Недоумённо оглянулся на кого-то, затем вновь повернулся ко мне:
  - Барон Рад должен был преподнести тебе один.
  - Нет, только после моего шестнадцатилетия.
  С каждой секундой мне становилось легче, помутнение сознания от воздействия короля отступало. Король же продолжал:
  - В герцогской короне есть осколок.
  - Корона находится на Грани.
  - Хм. Жаль, что ты не можешь быть нам сейчас полезен. - Он снова взял меня за руку, но воздействие было гораздо слабее. - Я жду тебя третьего января в Виндзоре. Там мы поговорим с тобой поподробнее обо всём. Иди.
  Деревянной походкой я отходил от короля. Единственная мысль, мучавшая меня была: "Как?! Как мне могло столь бессовестно повезти?!"
  Нет, ментальная сила короля превышает все ожидаемые (да и попросту разумные) пределы. Но вот никакой школы или даже просто самообразования у него нет. Поэтому он попался на уловку менталистов Гиперборейской империи, которые, специально против очень сильных, но абсолютно неакцентированных воздействий, разработали усовершенствование к ментальной защите, которое по умолчанию ставится всем одарённым, имеющим собственный источник. А я, когда восстанавливал свою защиту уже здесь, на Земле, восстановил её так, как было. Поэтому, после первого удара король воздействовал не на меня, а на пустышку, обманку. Это даже нельзя назвать псевдоличностью, это именно пустота. Естественно, второй раз король на эту обманку скорее всего не поведётся, ему, в принципе, и сегодня достаточно было внимательно посмотреть по сторонам, чтобы обнаружить моё беззащитное сознание, которое можно было легко взять под контроль. Короля подвела самоуверенность, отсутствие опыта именно схваток, а не простого подавление противника, ну и моя первая реакция, когда, находясь в некоторой прострации, я выдавал именно всю правду и ничего кроме правды. А правдой было то, что я действительно не располагал ни одним осколком сердца Европы. Король же настолько одержим этим артефактом, что узнав, что я сейчас не могу быть ему полезен, но в будущем - смогу, прекратил натиск.
  Первой моей мыслью было бежать в Исток и требовать от директора немедленного расторжения моего контракта со школой. Однако я смог подавить этот порыв. Отойдя к стене, я накинул на себя иллюзию и отдышался. Затем, пользуясь возможностью, покинул бал.
  Ночью, сидя у камина с бокалом вина, из которого я по факту так и не сделал ни одного глотка, долго размышлял. Итак, у короля Якова просто-таки невероятная ментальная мощь, но вот умения с этой мощью обращаться абсолютно нет. Следовательно, вряд ли он знает об опасности этого оружия для самого себя. Я же имею за плечами множество исследований надо мной. Да и курс ментальной магии в университете я прослушал очень внимательно. Так что, несмотря на всю силу Якова, если мне удастся выдержать его первый натиск, я, скорее, поставлю на себя. А значит, мой путь лежит на божественный план.
  Конец воспоминания.
  Вечером в зал алтарного камня пришли глава и наследник рода Брандо. С громким хлопком появился Лукич. Высокородная Элизабет - представитель Верховной палаты Священной империи, скромно устроилась в уголке. Всё было готово.
  Сам процесс состоял как бы из четырёх этапов. На первом происходила... ну ближе всего будет понятие "синхронизация" ну или "притирка" магии членов рода и магии алтарного камня. Весь процесс проходил под диктовку домового, который указывал отцу и сыну Брандо, что им надо делать, вплоть до того, где конкретно и в какой позе встать. Моя роль сводилась к переводу указаний домового. Одновременно с этим я пытался вычленить среди мешанины цветов, сопровождающих этот процесс, один, главенствующий цвет. Дело в том, что у меня была своя теория по поводу необходимой для второго этапа магии, родившаяся у меня благодаря тому, что высокородный Себастьян предоставил мне образцы родовой магии чуть ли не полутора сотен родов.
  Наконец, первый этап завершился, и домовой отступил в сторону, оставив отца и сына изогнутыми в неудобных позах. Одной рукой каждый из них прикасался к алтарному камню, другие были сцеплены между собой. В магическом зрении я ясно видел магический поток, закручивающийся восьмёркой вокруг получившейся композиции. Цвет этого потока постоянно менялся. Не подходя вплотную, чтобы не вмешиваться в этот поток, я дождался, пока цвет изменится на нужный мне и выбросил в поток небольшое количество чистой энергии воды.
  Раздался громкий хлопок и обоих Брандо отбросило от алтарного камня. Впрочем, если это и нанесло им какие-то повреждения, то явно незначительные. Поток же не прекратился, а как бы успокоился. Течение магии в нём замедлилось, цвет потока перестал изменяться. На заднем плане Лукич показал мне большой палец, что у домовых означало высшую степень одобрения.
  Конечно же, мне повезло, причём дважды. Я угадал с господствующим направлением магии семьи Брандо и я умею выделять чистую энергию нужного направления.
  Эта удача намного облегчала прохождение следующего, третьего этапа. Обычно, пока добивались такого вот эффекта, через алтарный камень пропускали столько энергии, что нарушали его стабильность. Потом это приходилось долго и нудно выправлять перед третьим этапом. А всякая затяжка не идёт на пользу процессу.
  В нашем же случае мы смогли начать третий этап, выделение особого, присущего только этому роду оттенка сразу же по окончанию второго. Работа шла через наследника. Этьен взялся за плечи сына, который опустил руки на поверхность алтарного камня. На данном этапе неважно было, какие характеристики энергии получатся. Главное - чтобы энергия камня полностью подчинилась человеку. Итогом третьего этапа должна была стать единая конструкция, в которой энергия камня и энергия человека работали бы вместе, не перемешиваясь. Руководил процессом опять-таки домовой. Хотя точнее будет сказать, что именно домовой и проводил весь процесс. Я аж залюбовался его работой. Дело спорилось, домовой лишь раза три прикрикнул на Брандо, чтобы тот не торопился.
  Пришёл черёд четвёртого этапа, за который больше всего и боялся Лукич. Обычно, к этому моменту энергия уже укрощена и готова к оформлению. Однако я, выкачав энергию из алтарного камня, с одной стороны очень облегчил второй и третий этапы, а с другой - в камне сейчас попросту не хватало энергии для закрепления результата. И никакие накопители не могли решить эту проблему: поток энергии из них был бы чересчур слабым. Однако, у меня был ещё один козырь в рукаве.
  Установив основу для прохода на божественный план (те самые, изменённые хаосом камни из зала дворца Люксембург) я начертил знаки божественного плана и всего лишь расставил добытые осенью арпады. И да, в пространственном кармане они действительно не развеивались.
  Разрушаться, выделяя энергию, они начали сразу же, ещё в моих руках. Так что специальные алхимические перчатки не спасли меня от ожога. Страшно представить, что было бы с моими руками без них!
  Поток энергии разлился по залу, и Лукич запустил свой конструкт. Алтарный камень начал нагреваться, обжигая наследника Брандо, однако тот, молодец, нашёл в себе силы не отдёргивать руки. Камень стал ощутимо сжиматься, одновременно наливаясь кирпично-красным цветом. Я стал всерьёз беспокоиться за здоровье своего вассала, как вдруг камень оплыл и преобразился в кусок обсидиана без каких-либо фигур и надписей на нём. Но этот был ещё не конец. Обсидиан пошёл какой-то рябью и стал менять цвет. Одновременно все ранее имевшиеся на алтарном камне изображения стали как бы выплывать из его глубин наружу. Этот процесс длился не более пятнадцати секунд и вот перед нами находится камень с искусной резьбой, сделанный из обсидиана цвета лазури.
  Наследник рода Брандо поднял вверх руку и громко произнёс "lux". Из руки вырвался луч пронзительно белого цвета с лазурной окантовкой. Более наглядного подтверждения получения родовой магии и не придумаешь. Во-первых, пусть и простейшее заклинание, но получилось без палочки, а во-вторых, окантовка ясно говорила о "цвете" родовой магии.
  Меж тем напряжение в зале алтарного камня нарастало. Энергии в арпадах оказалось чересчур много для процесса обретения родовой магии. Поэтому, стоило только погаснуть алтарному камню, как я тут же запустил процедуру открытия врат на божественный план.
  Проход сформировался мгновенно, однако вместо мраморного с золотистым отблеском цвета, привычного мне, его затягивала плёнка, по цвету напоминающая гной. Мне резко расхотелось "нырять" в эту белесую муть. Вот только выбора у меня уже не было. Это на план духов или же демонов можно открыть проход и не пойти, а вот Боги такого не прощают. Поэтому я решительно шагнул вперёд.
  Вопреки моим ожиданиям, за плёнкой прохода меня встретил вполне обычный для божественного плана пейзаж: большая площадка, покрытая мрамором, окружённая со всех сторон мраморными стенами и высокое голубое небо над головой. Конечно же, прогуляться, дать некоторые клятвы, кое-что выяснить, просто поискать что-либо интересное было бы неплохо, но вот не чувствовал я в себе сил гулять по божественному плану, мне бы что-нибудь попроще.
  Главное правило на божественном плане, если ты, конечно, не хочешь стать вечным должником его обитателей, держаться тонкой грани равновесия. Вообще, Боги равновесия - самые могущественные, но и служить им наиболее тяжело. Каждое наше движение может нарушить равновесие, а вот восстанавливать его - очень муторное и долгое занятие.
  Итак, я прибыл за основой для сущности ментального бойца. Конечно же, лучшие ментальные бойцы живут здесь, но божественном плане, но вот брать готового - это для тех, у кого девяносто девять жизней и вечность в запасе. Другое дело - основа. Тут появляются варианты договориться.
  Я терпеливо сидел и ждал первого посетителя. Конечно же, вряд ли первым появится именно тот, кто мне нужен, но слухи здесь разносятся быстро.
  Однако, после трёх часов ожидания ко мне так никто и не подошёл. Конечно же, можно подождать и ещё, но вот время на божественном плане ведёт себя так, как ему заблагорассудится. Так что я встал, глубоко поклонился тому месту, где сидел и сделал несколько шагов в сторону. Дальше отойти я не успел, так как передо мной появился один из обитателей божественного плана: зеленокожий уродец размером с мизинец с крыльями бабочки. Узор на крыльях относил его к клану разведчиков. В его речи прорывалось много шипящих звуков:
  - Ч-что ищ-щ-еш-шь, ч-чу-ш-ак?
  Я поклонился ему:
  - Приветствую славного последователя познания. Я ищу встречи с девами Гипноса.
  Если вам встретятся самые ничтожные из обитателей божественного плана, никогда не говорите, что они слуги или дети. За "детей" вам тут же оторвут голову, так как это слишком высоко, а за "слуг" оторвут, так как это слишком низко.
  Разведчик облетел вокруг меня:
  - Ж-жди. - И исчез.
  Я остался стоять. Пока я здесь ещё даже не посетитель, а так - нечто неопределённое.
  Ждать пришлось недолго. Внезапно перед моими глазами возник цветок ириса в натуральную величину, внутри которого, как на троне, сидела фея в ультракоротком зелёном платье. Она высокомерно потребовала:
  - Говори!
  После очередного поклона я произнёс:
  - Рад разговаривать с девой Гипноса и прошу принять для него этот скромный дар как плату за беспокойство. - С этими словами я протянул фее небольшой мешочек.
  Ожидаемо, дар был проигнорирован. Я спокойно ждал, фея, всё больше хмурясь, смотрела на меня. Вдруг, и цветок и фея разлетелись разноцветными брызгами, а на их месте оказался давешний уродец, который стремительно взлетел и схватил мешочек. Однако торжество его длилось краткий миг, пока мешочек не растаял в его руках.
  - Ч-ч-то ты наделал?!
  - Я?! Я - ничего, а вот ты...
  Тут в нашу перепалку вмешалась, возникнув прямо из воздуха, ещё одна участница. Раза в три крупнее уродца, с полупрозрачными стрекозиными крыльями, одетая во что-то лёгкое, воздушное, напоминающее закрытую ночную рубашку до пят, с абсолютно правильными чертами лица фея уселась прямо на воздух так, чтобы мои глаза были как раз на уровне её ног:
  - Ты удивил меня, чужак. И заставил ошибиться этого, - она дёрнула рукой в направлении уродца, сильно стушевавшегося в её присутствии. - Я дева Гипноса, моё имя знать тебе не обязательно. Говори!
  - Я бы хотел получить семечко мака с луга Гипноса.
  - Зачем тогда такие сложности? Этих семян полно, иди и собирай.
  - Полно семян за пределами луга.
  - Что ж, я дам тебе семя и даже не потребую платы за это.
  - Благодарю деву Гипноса.
  - Не спеши радоваться. Но вот дар самому Гипносу ты обязан преподнести.
  - Прошу, дева Гипноса. - С этими словами я жестом фокусника достал из пространственного кармана букет оранжевых, жёлтых и синих маков. Фея лишь досадливо поморщилась и развеяла букет:
  - Ты выполнил моё условие, чужак. Идём за мной.
  Примерно через час мы подошли в громадному лугу, заросшему алыми маками. Я остановился на границе луга и ещё раз поклонился:
  - Приветствую владения Гипноса.
  Фея махнула рукой и полетела вперёд. Выбрав, по одной её известным признакам один из цветков, она склонилась к нему и что-то тихо зашептала. Уже через несколько секунд она летела обратно:
  - Вот просимое тобой.
  В её ладонях лежала золотая песчинка макового семени.
  Обратный путь занял у меня несколько больше времени, но, по счастью, проход ещё ощущался, так что вновь открыть его не представляло никакой сложности. Уже шагнув обратно в знакомый зал алтарного камня рода Брандо я подумал: "всё получилось как надо, почему же у меня чёткое ощущение, что я где-то совершил страшную ошибку?"
  Интерлюдия:
  Громадный кабинет не имел ни единого окна, поэтому в его углах всегда царила тень. Стены, сложенные из больших каменных блоков, были почти полностью завешены различным оружием. В громадном камине полыхало целое дерево, распространяя по кабинету сладковатый запах горящей яблони. Пол был застелен ковром в хорватскую клетку.
  В кабинете, друг напротив друга сидело двое. Хозяин кабинета, которого вот уже тридцать лет все называли не иначе как "командором" пожилой, абсолютно лысый мужчина с фигурой бывшего борца был одет в тёмно-коричневый шерстяной костюм. Вся его поза выражала скуку:
  - И всё-таки я не понимаю, почему Вы столько внимания уделяете этому ребёнку, граф. Да он должен быть по гроб благодарен уже за саму возможность вырваться из той ловушки, в которую вы превратили для него Исток. Достаточно только немного надавить на его гордость перворождённого и он сам будет рыть землю копытами, в стремлении вернуть нам долг.
  - Вот вам интересное чтиво - граф, пожилой мужчина полностью затянутый в кожу с пустыми креплениями для меча на поясе бросил на стол перед собой тяжёлую даже на вид книгу с ярко-красной закладкой
  - Что это? - даже не двинувшись в сторону неожиданного "подарка", лениво произнёс командор.
  - Это история о некоем первородном герцоге Гус, в которого вселился его предок, живший ровно за шестьсот лет до того самого герцога.
  - И что из того?
  - А то, что ровно за шестьсот лет до нашего Сержа Ривас жил такой себе Ривас. И звали того Риваса, что характерно, тоже Серж. Даты рождения обоих полностью совпадают, если не считать шестисотлетней разницы.
  - И Вы считаете, что это объясняет все странности так сказать "нашего" Риваса?
  - Ну, если вспомнить личность "того" Сержа Ривас, то да. - И, после паузы, продолжил. - Дело в том, что шестьсот лет назад Серж Ривас смог восстановить проход своего рода на Грань.
  - Ого! - Впервые заинтересовался командор. - То есть, Вы хотите сказать?
  - Никто так и не узнал, как ему это удалось, не говоря уже о том, чтобы повторить его достижение. Так что я вполне допускаю, что те знания, которые сейчас кажутся откровениями, знал ещё тот Ривас.
  - И что из этого следует?
  - Прежде всего то, что относиться к Сержу Ривас как к ребёнку непродуктивно. Да и возможности его в магии мы можем представлять себе весьма приблизительно.
  - Вы считаете, что он может представлять угрозу?
  - Скажите, а Вы когда-нибудь ловили форель голыми руками? - Неожиданно перевёл тему граф.
  - Что Вы имеете в виду?
  - Рыба часто стоит на месте в быстром течении. Надо аккуратно подвести к ней руки, медленно, чтобы никакое движение воды не потревожило добычу. Если всё делать достаточно аккуратно, то можно даже погладить рыбу в реке, она не обратит на это внимания. После этого нужно резко схватить её и вытащить из воды. Разнежившаяся от ваших ласк форель от неожиданности глотнёт много воздуха и не окажет никакого сопротивления. Также надо поступать и в нашем случае. Сначала нужно расслабить Риваса, показать ему, что лучшее место для него - здесь, под нашим "крылышком".
  - И как Вы это предполагаете сделать?
  - Необходимо дать ему "пряник", который он сочтёт достаточным вознаграждением за все свои усилия на наше благо.
  - У Вас есть такой на примете?
  - Надеюсь, что есть.
  Командор немного помолчал, но видя, что более из графа ничего вытянуть не удастся, вздохнул:
  - Хорошо, я помогу. Но только при одном условии. - И, после паузы, продолжил. - Свою цену я назову только через год.
  - Это неожиданное требование, командор.
  - Как мне кажется, абсолютно обоснованное за ту помощь, которую Вы хотите от меня получить, граф.
  В кабинете установилось молчание. Первым его нарушил граф:
  - Готовьте соглашение.
  Не дожидаясь реакции командора, граф резко встал и вышел, не затрудняя себя прощанием. Командор остался один. Немного посидев, погружённый в свои мысли, затем потянулся к подаренной книге. Палочкой активировав магический светильник над столом, отчего тени вокруг только сгустились, он углубился в чтение заложенной страницы. Дочитав, он положил закладку на место и захлопнул книгу:
  - Что тебе удалось узнать?
  Из теней выступила чернокожая женщина лет сорока с волосами убранными под платок, одетая в тёмно-синее глухое платье с широкими нижними юбками
  - Мальчик опасен.
  - Ты предлагаешь от него избавиться?
  - Да. Но попытка у нас будет только одна.
  - А ОНА разве не поможет?
  - Только если попытка будет удачной.
  - А если я откажусь?
  - Ты потеряешь меня.
  Конец интерлюдии.
  
  
  Глава 20
  
  Выйти из зала алтарного камня без приключений не получилось. Прямо на пороге на меня накинулось что-то большое, тёплое и тяжёлое и повалило на пол. Правда, по-настоящему испугаться я не успел:
  - Красотка! - Ответом мне был её шершавый язык.
  - А ну немедленно слезь с меня! - Пума тяжко вздохнула, ещё раз лизнула меня и подчинилась.
  Но странности на этом не закончились. Поднявшись по лестнице (Кристи задержалась внизу, ей ещё надо было одеться) я попал в костедробительные объятия Греты:
  - Никогда не смейте больше меня так пугать!
  Всё ещё пребывая в некотором недоумении (хотя уже и предполагая, в чём тут дело), я спросил:
  - А какое сегодня число?
  - Четвёртое января.
  Я поморщился. Наверняка произошедшее - дело лап того самого уродца. Остаётся надеяться, что он удовлетворён этой маленькой местью.
  - Понятно. Быстро вводи меня в курс дела.
  Грета вытянулась в струнку и отрапортовала:
  - Докладываю. Официально признано, что род Брандо получил родовую магию. Празднества по этому поводу решено отложить до Вашего возвращения. Никто из рода не смог более приобщиться к родовой магии, поскольку Кристина улеглась на полу перед входом в зал алтарного камня и отказалась кого бы то ни было пропускать внутрь. Даже когда запрет на проход в зал подтвердил сам высокородный Этьен, она отказалась покидать свой пост. Позавчера приезжали жандармы за Вашим вассалом из рода Тома и были спущены с лестницы. Журналисты оккупировали все окрестности дома нового высокородного рода и ждут возможности пообщаться с Вами. В гостевом доме замка Ипр гости уже на головах друг у друга сидят. Официальная причина того, что Вы не показываетесь - полный упадок сил после ритуала. Доклад окончен.
  Я рассмеялся:
  - Отлично. Я к себе в комнаты. - В этот момент я почувствовал присутствие Кристи у себя за спиной. - Кристи, найди высокородного Этьена, скажи, что уже можно даровать остальным членам рода родовую магию. И пусть распорядится по поводу обеда для меня. Грета, в зале алтарного камня остались два камня. Они у дальней стены, слева. Забери их оттуда, пожалуйста. И проследите, чтобы меня никто не беспокоил до тех пор, пока я сам не выйду.
  Миг - и обе моих щеки почувствовали прикосновение нежных девичьих губ. Самих же девочек как ветром сдуло.
  Впрочем, долго я себе расслабляться не позволил. Дел действительно накопилась уйма.
  Как оказалось, уродец знатно мне потрафил, задержав на божественном плане. Не будь этой задержки, меня точно разорвали бы на сотню маленьких Ривасов, требуя чтобы я сей секунд дал их роду родовую магию. А так высокородная Элизабет сумела-таки сломать через колено большинство Верховной палаты Священной империи и они выпустили специальный рескрипт в мою поддержку. Но даже с учётом этого количество деловых встреч, которые я провёл за эти дни, просто-таки поражало. Даже день рождения Аликс прошел как-то мимо меня. Но и добиться удалось довольно-таки многого.
  Исток встретил нас морозцем и снегом. Единственное, что радовало - ветра почти не было.
  Аликс тут же была подхвачена знакомыми, однако, перед тем, как убежать, она успела шепнуть мне на ухо:
  - Я жду Вас сегодня к себе.
  Да, ещё одно событие, произошедшее на этих каникулах, я не могу не упомянуть - Аликс всё-таки оказалась в моей постели. Произошло это как-то очень просто и буднично. В один прекрасный вечер я обнаружил её там. Честное слово, первым моим побуждением было отправить её обратно в её комнату, но она столь отчаянно-страстно желала мне понравиться, что я не смог... не то, чтобы устоять, скорее настолько её обидеть. Правда, после этого случая Аликс, как и положено, стала ждать меня у себя.
  С первого дня в Истоке я окунулся в водоворот дел.
  С ритуалом присяги учителя был один непонятный для меня момент. Само подтверждение происходило в так называемом "сердце" Истока - абсолютно пустой круглый зал из тёмно-серого камня. На полу, на стенах и даже на потолке зала я обнаружил слой пассивного хаоса толщиной не менее двадцати сантиметров. Поработав несколько часов, я очистил зал и ушёл. Всем преподавателям, которые должны были сегодня проходить ритуал, на всякий случай были выданы артефакты, аналогичные артефакту Сабины. Сам я прошёл в свои апартаменты и стал готовиться к экзаменам. Вызов к директору стал для меня полной неожиданностью. Быстро собравшись, я чуть ли не бегом отправился к нему. Директор, в большом волнении, ходил по кабинету, когда я без стука ворвался к нему:
  - Что произошло?
  - Из четверых преподавателей, намеченных на сегодня, только двое смогли полностью пройти ритуал.
  - Почему?
  - Не знаю, я надеялся, что Вы мне это объясните.
  - То есть, ритуал дважды прошёл штатно, а потом - всё?
  - Нет, - медленно, как бы вспоминая, протянул директор.- Уже во второй раз ритуал потребовал больших сил, чем в первый.
  - Мне надо снова к сердцу.
  - Хорошо, пойдём.
  Зайдя в зал, я не смог сдержать изумления - он выглядел так, как будто я никогда не очищал его:
  - Ну что произошло - понятно, а вот почему - не знаю.
  - Это можно исправить? - Директор был сух и деловит, но видно было, что с души его упал очень тяжёлый камень.
  - Возможно, но, похоже, чистить зал надо после каждого ритуала.
  - Но ведь это возможно?
  - Да, возможно.
  Так что мне с этого момента мне пришлось присутствовать на ритуалах присяги учителя. А к моим заботам по сдаче экзаменов прибавилось и воссоздание стального круга порядка - большой здесь явно не справлялся. Впрочем, Директор был полностью со мной солидарен в вопросе о необходимости уничтожения подозрительных развалин на территории Истока и обещал заняться этим сразу же после внутреннего переворота, намеченного на май. Сразу скажу - все остальные помещения Истока, даже те, в которых проходили экзамены, так себя не вели.
  Неоднократно присутствуя на ритуале, я смог рассмотреть его во всех подробностях. Впрочем, ничего нового в мои знания о земных ритуалах этот не привнёс. Преподаватель проходил в центр зала и громко вслух произносил слова клятвы. На миг зал вспыхивал ярким светом, после чего на полу, как бы поднимаясь из глубины, проявлялся какой-то узор, насколько я могу судить, связанный с ментальной магией. Полностью "всплыв", узор наливался красным и пульсировал ровно двенадцать секунд. После чего гас. От преподавателя к выходу образовывалась дорожка белого свечения. Если в зале был слой хаоса, ритуал проходил почти так же, исчезала лишь дорожка.
  Эти всплывающие из глубины рисунки живо напомнили мне зал в церкви святой истинной веры в Кадисе. Впрочем, абсолютно не удивлюсь, если окажется, что изначально строили Исток демоны. В конце концов плохой и хорошей магии нет, есть плохое и хорошее её использование.
  В эту кварту я часто бывал у директора. Тот уже не скрывал своего скептического отношения к королю Якову и проводимой им политике. Как он сам признался, подобное отношение было весьма распространено среди выходцев из племён, населяющих север Бритстана. Это привело меня в некоторое недоумение:
  - Простите, но если опасность Вашей оппозиционности была очевидна с самого начала, почему же король именно Вам вручили кольцо королевской благосклонности?
  - Дело в том, что данное кольцо только называется так, а на самом деле вручает его не король, а сам Исток. После смерти предыдущего директора кольцо как бы растворяется на его пальце и возникает на подставке в королевских покоях на территории Истока. Все преподаватели, а за ними иные претендующие на кольцо лица по очереди пытаются взять это кольцо. Однако, для всех, кроме избранного, кольцо останется лишь иллюзией, их руки пройдут сквозь него. Ну а не пустить меня в число претендентов никто не посмел, это слишком уж вопиющее нарушение традиций.
  - А что, в Истоке есть королевские покои?
  - Да, в главном здании.
  - Благодарю Вас сэр.
  Но, конечно, главным делом, ради которого мы с директором, да и с прочими преподавателями собирались вместе, была моя помощь в подтверждении ими прав преподавателя и наша сдача экзаменов. И тут меня в очередной раз поразила Аликс. Понимая, что ей будет гораздо сложнее, чем мне, сдавать экзамены экстерном, я хотел договориться об её переходе в Берлинскую школу магии. Однако это моё невинное желание наткнулось на её ослиное упрямство. Аликс дневала и ночевала в библиотеке, милейший профессор де-Клер даже стал прятаться от неё - естествознание не было сильной стороной Аликс, но, тем не менее, она упорно сдавала экзамены, практически не отставая от меня, а вот алхимию она даже умудрилась сдать раньше, чем я.
  При всей своей загруженности она ещё и умудрялась каждый день выглядеть свежей и ухоженной для меня, но вот все предложения поиграть в соук были встречены ею в штыки. Она напрямую заявила, что пойдёт на это только по моему прямому приказу, ну а ко мне никто почему-то подойти с такой просьбой не рискнул.
  Не могу сказать, что наши действия остались полностью незамеченными, но любые попытки заместителя директора узнать, что происходит, натыкались на глухую стену, воздвигаемую преподавателями-заговорщиками. Как оказалось, даже в нынешней, перенасыщенной хаосом атмосфере Истока, полноправный преподаватель имел куда больше возможностей, чем обычный человек. Так что каждый раз, когда де-Карденхэм пыталась вызвать меня, чтобы "поговорить по душам". со мной оказывался либо мой декан, либо куратор, а иногда я в тот же момент срочно был затребован к директору. Добавьте к этому закрывающиеся прямо перед носом у посланцев заместителя директора двери и вам станет понятна некоторая взвинченность де-Карденхэм, которая в конце концов заявилась к нам с Аликс прямо в апартаменты.
  Пройдя в гостиную, она без приглашения уселась в кресло и потребовала:
  - Ривас, немедленно объясните мне, что происходит!
  - Происходит?
  - Чем Вы занимаетесь?
  - В настоящий момент готовлюсь отойти ко сну, а что?
  - Не прикидывайтесь идиотом, Ривас, Вы отлично поняли, о чём я!
  - Нет, и не пойму до тех пор, пока Вы мне не объясните причину нарушения Вами сразу нескольких пунктов подраздела "дельта" примечаний к правилам школы Исток.
  Гортензия де-Карденхэм побагровела. Я не знаю, чем бы закончилась наша перепалка, уступать я не был намерен, в любом случае за нападение на меня в пределах моих апартаментов, меньшее, что ждало бы заместителя директора - увольнение, а я в любом случае получал бы право сменить школу, но тут в комнату неожиданно вошла Аликс. Ну как "вошла"? Если считать, что появление тринадцатилетней школьницы в одном кургузом пиджаке на голое тело перед заместителем директора школы, в которой учится эта школьница, нормальным, то да, она просто вошла.
  На цыпочках пройдя ко мне, Аликс обняла меня сзади и спросила очень громким шёпотом:
  - А что, мы сегодня будем втроём?
  Пока де-Карденхэм ловила ртом воздух, подбирая ответ, я смог незаметно отправить сигнал куратору. После этого прочистил горло и заговорил:
  - Заместитель директора, я готов утверждать: что бы не происходило в школе Исток с моим участием, это не нарушает законы правила школы. - Меня так и подмывало добавить: "А Вы готовы утверждать тоже самое?", но я решил не усугублять. - Поэтому, максимальное наказание, которое Вы сможете на меня наложить - исключение из школы. Как Вы думаете, Вам нужен такой итог? Кстати, ко мне скоро обещал зайти мой куратор. Вы будете дожидаться его здесь?
  Гортензия де-Карденхэм сжала кулаки и, не говоря ни слова, вышла. Аликс бросилась мне на шею:
  - Вы мой герой, сюзерен! Так отбрить эту стерву!
  Глаза её сияли от возбуждения. И неизвестно, чем бы закончилась эта сцена (вернее, известно, чем), но тут в двери постучал сэр Стивен.
  Более до конца кварты я не видел и не слышал заместителя директора. Попытки вызвать меня к ней так же прекратились.
  За всеми этими заботами мы с Аликс немного отдалились от группы. Больше всего от этого страдала Си, которая только с нами и общалась и теперь оказалась совсем одна. Впрочем, она почти каждый вечер звала нас к себе "на чай" и, признаюсь, я даже стал немного разбираться в оттенках вкуса этого напитка.
  За чаем мы много болтали. Си неохотно рассказывала о своей родине, что в общем-то и неудивительно. Род Сима был изгнан указом императора за пределы империи Мин и проживал где-то на южных островах. Но вот дискутировать о преимуществах и недостатках ханьской и европейской школ магии мы могли часами.
  Сама Си, по её словам, всерьёз обучалась с пяти лет. Причём, как я понял, основным направлением её обучения был шпионаж и диверсии. Сама она об этом не говорила и не будь у меня столь большого стажа общения с той же Светой, я бы вряд ли это понял. Но вот чересчур характерные знания и умения выдавали Си. Я не стал говорить Си о своих выводах - зачем?
  Впрочем, почти ежедневно общаясь с Си я заметил и ещё одну странность - картина энергопотоков в её теле была несколько неожиданной для меня. Нет, конечно же, сравнить её мне было не с кем, но вот сами энергопотоки больше соответствовали пятнадцати- или шестнадцатилетнему возрасту, а никак не тринадцати годам. Впрочем, повторюсь, материала для сравнения её энергосистемы с другими, сходными с ней по опыту и стажу тренировок, у меня не было.
  Отношения Си и Аликс мне сложно описать однозначно. Аликс спокойно относилась к тому, что Си постоянно оказывала мне мелкие знаки внимания, но стоило Си немного увлечься, как Аликс тут же буквально "вспыхивала". Не единожды Аликс просто-таки утаскивала Си за руку из комнаты, и они подолгу о чём-то беседовали. Я не подслушивал их, зачем?
  Однажды, Аликс не выдержала. Я как раз отдыхал от расчётов божественного плана, когда она подошла ко мне и замерла:
  - Ты о чём-то хочешь спросить?
  - Сюзерен, как Вы относитесь к Сима Ян?
  - Несколько расплывчатый вопрос, но я тебя понял. Я не собираюсь заводить с ней интрижку и уж точно не собираюсь жениться на ней.
  - Но ведь она полностью соответствует Вам по положению?!
  - Это не самое главное. Она представитель иной школы.
  - Но что это меняет?
  - В магии нет мелочей. Чтобы связывать себя с представителем иной школы, надо, прежде всего, изучить обычаи и традиции этой школы, так как может статься так, что то, что в нашей школе - понятно и естественно, в их - накладывает нешуточные обязательства. Впрочем, как и наоборот. А у меня и без того проблем хватает.
  - Это из-за рода Брандо?
  - Не совсем. Из-за того путешествия, которое я предпринял после обретения родом Брандо родовой магии.
  - А Вы можете мне рассказать об этом?
  Я внимательно посмотрел на девушку. Щёчки раскраснелись, глазки горят, ручки прижаты к груди... Я улыбнулся и похлопал рукой по подлокотнику. Вместо того, чтобы сесть на предложенное место, Аликс устроилась у моих ног. Я с наслаждением запустил пальцы в её шевелюру:
  - Ладно, слушай. Для защиты от короля Якова мне необходим артефакт. Единственный артефакт потребной силы двухсоставной, основа его представляет собой один редкий материал, находящийся на божественном плане. Материал я добыл, но мне кажется, что он с подвохом, поэтому я не рискую его использовать. Так вот и нахожусь в положении "и хочется, и колется". И как проверить свои предположения - понятия не имею. - Подождав немного и не дождавшись реакции девушки на свой рассказ, я решил, что Аликс уснула, она действительно очень легко засыпала, когда я перебирал её волосы. Но стоило мне только отнять руку от её головы, как она повернулась ко мне:
  - А если спросить у самого Бога?
  Я всерьёз задумался. Действительно, единственное, чем я рискую, это тем, что у меня заберут семечко и ничего не дадут взамен. Но я ведь всё равно не рискну его использовать!
  - Ты умница, Аликс. Так я и сделаю.
  Она решительно повернулась ко мне, взяла мою руку в свои, поцеловала её и провела ею по своему лицу. В глазах девушки зажёгся огонёк:
  - А умницам положена награда? - Спросила Аликс и медленно потянула мою руку к своей груди...
  После этого разговора Аликс перестала обращать внимание на все заигрывания Си со мной, чем привела ту в нешуточное смятение, а я, в первые же выходные отправился в ближайший храм всех Богов, находящийся в Скоттвиле.
  Священник встретил меня в воротах храма. В отличие от праздничной, белой, он был одет в повседневную, коричневую рясу:
  - Что ищет страждущий у Богов?
  - Я хочу преподнести дар Гипносу.
  Священник важно кивнул:
  - Пройди.
  Я зашёл внутрь. Храм практически не отличался от находящегося вблизи замка Тодт - круглое пустое помещение, посередине которого находился маленький бассейн. В центре бассейна росло небольшое дерево.
  Священник подошёл к бассейну уже в белой, шитой золотом, праздничной рясе и начал молитву к Богу Гипносу с просьбой отозваться. Как только он закончил молитву, листья на дереве зашевелились, как от лёгкого ветерка. Послышался мелодичный перезвон:
  - Бог услышал тебя, страждущий. Ты можешь передать свой дар.
  Я медленно поднёс руку с полученным на божественном плане семечком к самой воде. Семечко пропало из моей руки. Более ничего не произошло. Выждав пять секунд, священник заговорил:
  - Твой дар принят, страждущий...
  Внезапно вода в бассейне закрутилась в смерче. Смерч стал беззвучно подниматься над бассейном. Поднявшись примерно на метр, вода приняла форму шара. За считанные секунды вместо шара образовалась как бы вылепленная из воды голова Гипноса. Я глубоко поклонился воплощению Бога. Бог заговорил:
  - Откуда у тебя это?
  Я честно рассказал историю получения семечка. Бог задумался. Вдруг вокруг меня образовался сияющий золотом кокон и я почувствовал, что отрываюсь от пола. Расслабившись, я не оказывал никакого сопротивления воздействию. Впрочем, оно продолжалось весьма недолго, затем кокон распался и передо мной вновь предстало воплощение Гипноса. Бог пребывал в глубокой задумчивости, я не решился прервать его размышления. Наконец, через несколько минут, решение было принято:
  - Ты сказал правду и в награду получишь от меня то, что хотел получить.
  С этими словами Бога вода, совершенно без брызг, опала обратно в бассейн. А уже через секунду из дерева выглянула любопытная мордочка малюсенькой феи. Оглядевшись по сторонам и узрев меня, она легко выпорхнула и подлетела ко мне. Выглядела она точь-в-точь уменьшенной копией той самой девы Гипноса, которая вручила мне семя мака. Как я понимаю, если бы я использовал то семя так, как намеревался изначально, Богу это могло не понравиться. А вот какую ошибку я всё-таки совершил, и как избежать подобных ошибок в будущем - пока не понятно.
  Фея подлетела ко мне и сделала церемонный реверанс:
  - Повелитель направил меня к тебе для помощи и защиты.
  Не дожидаясь моего ответа, она юркнула куда-то вниз. Уже через секунду мой будущий браслет сущностей ощутимо потеплел. Подняв руку вверх, я полюбовался на то, как один из камешков становится насыщенно-фиолетовым. Ну вот, с души упало сразу два булыжника. Во-первых, я с удовольствием полюбуюсь на попытку короля Якова справиться с этой малышкой. Во-вторых, привязать к себе браслет сущностей теперь вполне возможно.
  Я огляделся по сторонам. Священник застыл слева от меня соляным столбом. Я подошёл и помахал перед его глазами рукой: никакой реакции. Очевидно, Гипнос не хотел лишних свидетелей своего появления на Земле. Не удивлюсь, если священник вообще забудет о моем визите и единственное, что останется ему на память - праздничная ряса и увесистый кошелёк, который я не раздумывая бросил в чашу для пожертвований на нужды церкви. Да, именно так: жертвы Богам - отдельно, а вот на нужды церкви каждый может внести взнос по желанию. По крайней мере, в Европе дело обстояло именно так, хотя Кристи упоминала, что в Америке дело обстоит иначе.
  В прекрасном настроении я сбежал по ступенькам храма, про себя отметив, что их семь, а не пять, как около замка Тодт. Надо будет при случае узнать, означает ли это что-нибудь. Подмигнув своему "хвосту", который, естественно, в храм не был допущен, я быстро зашагал к коттеджу.
  ***
  Король Яков, кстати, всю первую кварту никак себя не проявлял, однако я не испытывал иллюзий по поводу того, что он обо мне забыл. Очевидно, он решил, что его установка на мой приезд к нему третьего января слетела либо во время ритуала обретения родовой магии, либо после этого ритуала, когда я, по официальной версии, отлёживался с полным упадком сил. Что же касается новых встреч, то, скорее всего, у Якова появились дела поважнее, чем обуздание какого-то там выскочки, который сейчас и не может быть королю полезен. Всё-таки, зримо ощущающиеся у меня за спиной орден викторианцев и Верховная палата Священной империи могут охладить самые горячие головы. Не говоря уже о тех, кто получил надежду с моей помощью получить родовую магию.
  Я также не забыл о короле и любую свободную минуту посвящал поиску информации об армии и флоте Бритстана. Благо, мой "доступ" в библиотеку Истока вновь стал неограниченным. Где-то за неделю до окончания первой кварты в библиотеке меня нашел Норманн. Посмотрев на стол, весь заваленный информацией о возгулах, он спросил:
  - Ты хочешь узнать, кто такие возгулы?
  - Да.
  - Тебя не устраивает официальная версия?
  - Нисколько.
  - У меня в замке есть исследования по этому поводу. Но если вкратце, то ты прав, возгулы - кто угодно, но не порождения Тьмы. Поэтому я предлагаю тебе на весенних каникулах посетить мой замок и ознакомиться с результатами исследований. В конце концов, именно ты являешься самым успешным победителем этих тварей. Может быть, тебе удастся найти пригодный для любого одарённого способ уничтожить их.
  Я ненадолго задумался. Разумеется, такое предложение просто-таки не могло не иметь "второго дна". Норманн заметил мои колебания:
  - Я готов предоставить тебе официальное приглашение от народного собрания. Это максимально возможная гарантия твоей безопасности, которую только можно придумать.
  Я лишь кивнул. Конечно, сказано было далеко не всё, но что я теряю? Так что в конце концов я согласился.
  Я приготовился к долгим сражениям с Аликс за возможность поехать в Иверию одному, то есть без неё. Однако, в тот же вечер она постучалась ко мне в кабинет, что, в принципе (не стучаться, а беспокоить меня в кабинете), позволяла себе крайне редко. Войдя, она опустила глаза:
  - Сюзерен, я прошу Вашего разрешения на эти каникулы остаться в Истоке.
  - Что-то случилось?
  - Я очень боюсь окончательно от Вас отстать, а так у меня будет целых десять дней дополнительных занятий.
  - А профессора в курсе твоих планов?
  - Не все.
  - Хорошо, тем более, что я и сам не еду в Ипр.
  Она заинтересованно уставилась на меня:
  - А куда Вы едете?
  - В Иверию. Меня пригласил Норманн. Он утверждает, что у него в замке лучшая коллекция исследований возгулов.
  - А кошка едет с Вами?
  - Скорее всего, да.
  - Тогда я тоже еду.
  - Нет, ты - остаёшься. Красотка, в отличие от тебя - сложившийся боец, к тому же способна сбежать из большинства тюрем.
  Короче, небольшой скандал я всё-таки получил.
  В здании портала Истока ко мне подошёл служащий и с поклоном передал письмо. Прочёл я его уже после перемещения. Это было официальное прошение магической семьи Крупп в мои вассалы. Также меня просили известить, нет ли у меня особых пожеланий по поводу имени для сына Альфреда и Эрики Крупп, одарённого, родившегося двадцать третьего февраля.
  Отправившись из Истока утром, до замка мы добрались лишь к ужину. Замок Норманна расположен в самой северной точке Иверии - Малин Хед. Он имеет совершенно неожиданную форму - все здания и окружающие замок стены круглые, без единого угла. Мало того, на стенах нет ни одной башни. Нет, с точки зрения магической науки это имеет колоссальные преимущества, но только в том случае, если у вас под рукой бездна энергии. Как потом оказалось, я почти угадал - в те времена. когда замок строился, на его территории находился магический источник.
  Прямо в день приезда я потребовал предоставить мне обещанные материалы. Нет, я, конечно, ожидал всякого, но не настолько большого количества информации, среди которой нашлось место и паре сотен фильмов о возгулах. Я с головой ушёл в работу.
  Двадцать восьмого февраля я подвел предварительные итоги. Норманн не обманул: материала оказалось очень много и среди этого материала попались настоящие шедевры. Ну, во-первых, приходится согласиться с автором одной из самых критикуемых теорий о возгулах - теории о них, как о морских существах. По крайней мере, вдали от моря их никогда не применяли. Во-вторых, я заметил одну закономерность: все возгулы, в которых прорастали семена камнеломки, прежде всего переставали проецировать в окружающий мир дискомфорт. Секундочку, получается, что любой возгул перед своей гибелью снижал интенсивность ментального давления на окружавших его магов. Но в то же время физическое воздействие на барьер не ослабевало. Так может быть разгадка в том, что возгул - это кадавр, слепленный из нескольких частей, причём эти части слабо связаны друг с другом? В-третьих, сам дискомфорт, ну или страх, ужас, как хотите, так и называйте. Он явно имел не ментальную, а физиологическую природу. Ну и в-четвёртых, легендарная устойчивость возгулов к заклинаниям. Я пришёл к выводу, что заклинания впитывались в возгулов, а не разрушали их. Это разительно отличалось от магии хаоса, но зато очень походило на классическую магию смерти, ту самую, которая являлась одной из "родных" для графа Ашениаси.
  Резюмируя. Возгулы - это кадавры, соединённые магией смерти, в которых сочетаются части тела каких-то морских животных, обладающих серьёзными запасами этой самой энергии и части человеческих тел, которые отвечают за общее подчинение кукловоду и тот самый классический для умертвий холод. Стоп. А зачем так заморачиваться? Брать мёртвых, сшивать, наблюдать, чтобы нигде ничего не разрушилось. Да и общая устойчивость конструкции гораздо ниже, чем в другом случае. Но не могут же они действительно массово производить себе солдат настолько изуверским способом?!
  В ту ночь я так и не смог заснуть. Проверяя и перепроверяя свои выводы, я всё больше убеждался, что в Бритстане действительно дошли до подобного изуверства. Под утро я для верности сжёг все свои черновики и расчёты. До получения твёрдых доказательств лучше им храниться только у меня в голове.
  Я не сомневался, что за всеми моими действиями в замке внимательно наблюдают и даже предполагал, что среди солдат гарнизона, среди гостей и даже среди слуг могут быть полномочные представители народного собрания. Однако, до солнечного праздника ко мне никто так и не подошёл.
  Спокойное течение каникул было грубо прервано первого марта, когда по всей Иверии разнеслась весть о смерти короля. А уже второго сын короля, каким-то чудесным образом избегнувший смерти, выступил с манифестом о принятии на себя короны Иверии и об обращении за помощью "в подавлении внутренней смуты" к "своему дорогому брату" - королю Бритстана Якову.
  
  
  Глава 21
  
  Сразу же после этого сообщения, всякая связь пропала. Впрочем, это было ожидаемо - ну не мог король Яков оставить без внимания столь близкого к трону человека, как Норманн. Неожиданным стало другое - оказывается, в Малин-Хеде никто даже не задумывался о вариантах действий во всяких неблагоприятных обстоятельствах. Весь план, озвученный комендантом замка передо мной, сводился к простому: "сидеть и ждать, пока не придёт помощь". Что же касается меня, то и вовсе было заявлено, что для меня лучшим выходом был бы отъезд из замка в Белфаст, к ближайшему порталу. Кроме того, он открыто заявил, что я мог бы взять с собой и Норманна, замаскировав его под члена своей свиты. Как будто те самые люди, которые прервали связь Малин-Хеда с внешним миром, спокойно пропустят меня со свитой! До Белфаста по прямой дороге, с использованием парома, около ста двадцати километров, а без парома - все сто шестьдесят. Масса возможностей прикопать Норманна по-тихому, списав всё на "неизбежные на море случайности". Ну заодно и меня, как лишнего свидетеля. Возможность же уехать, не вытащив Норманна и Лорену, я для себя не рассматривал.
  Впрочем, даже если не учитывать реальную опасность для моей тушки, я всё равно не мог покинуть замок. Меня очень беспокоила судьба хранящихся здесь сокровищ - Малин-Хед оказался местом хранения информации не только о возгулах, но и о многом другом, в том числе и о Гиперборее, и о Грани. Так что путь мой лежал к Никодимычу.
  Домовой замка Малин-Хед быстро вник в суть моего предложения:
  - Гришь, значиться, не удержим мы стены-то?
  - Боюсь, что нет.
  - Да-а, когда ране, тут крыничка была, никакие супостаты страшны не были. А теперь - домовой махнул рукой - э-э-эх, да что говорить...
  Остаток дня мы с Никодимычем занимались подготовкой ритуала сокрытия. В принципе, изготовить пространственный "карман", не уменьшающий ни размер, ни вес предметов, да ещё и жёстко привязанный к точке обычного пространства - дело нехитрое, уровень старших классов магической школы Гиперборейской империи. Но нехитрое только в том случае, когда у тебя все потребные инструменты и материалы под рукой. Слава всем Богам, что Никодимыч смог принести полешко от костерка домовых, только с его помощью удалось создать стенки.
  С утра я пошёл искать Норманна. То, что я пришёл явно не вовремя, говорили и румянец на щеках Лорены, и явное нежелание куда-то идти Норманна. Впрочем, вникнув в суть моего предложения, Норманн тут же собрался:
  - Ты прав, эти вещи не должны попасть в руки бритстанцев.
  Сам ритуал был довольно-таки прост и надёжен. Вещи, которые нужно было спрятать, складывались внутрь ритуального шестиугольника. Норманн должен был "запечатать" своей силой все углы этого шестиугольника, после чего домовой открывал в этом месте проход в созданный нами вчера "карман", ну а я как бы "заталкивал" груз внутрь, на отражение шестиугольника, проявляющееся в этом кармане.
  Ритуал прошёл штатно, если не считать того, что Норманн от излишнего усердия запечатал все углы фигуры своей кровью. Нет, конечно же, это увеличивает прочность всей конструкции, но и для самого Норманна или членов его рода достать скрываемое будет гораздо сложнее.
  Провозились с ритуалом мы долго, почти до ужина. Впрочем, подавляющую часть времени занял отбор и перетаскивание того, что точно надо сохранить. Как только мы вышли, к Норманну подошёл заместитель коменданта:
  - Лэр, неподалёку от замка появились патрули бритстанцев. Однажды были замечены возгулы.
  Норманн обернулся ко мне и спросил с улыбкой:
  - Ну что не тянет повторить свой подвиг?
  - Зачем повторять? Повторять не надо, надо превзойти.
  Улыбка слетела с лица Норманна:
  -Ты что такое задумал? Сейчас ты нейтрал, тебя никто не может тронуть, а напади ты на бритстанцев и всё! А о девочках ты подумал? Кто их будет сопровождать?
  Я не удержался от подколки:
  - Девочках?
  От лица Норманна, казалось, можно было прикуривать. Несколько раз он порывался что-то сказать, но только всё больше смущался. наконец, махнув рукой с видом: "да ну тебя" он схватил заместителя коменданта под руку и убежал с ним "проверять посты". Я с трудом, но удержался от того, чтобы рассмеяться ему вслед.
  Хотя, если разобраться, про "превзойти подвиг" я нисколько не шутил. Дело в том, что европейские правила войны имели чёткое разграничение на сражение с людьми и сражение с нежитью, к которой и относили возгулов. Если бы я напал на солдат Бритстана, то да, это сразу же лишало меня статуса нейтрала, а вот нападение на нежить, разумеется, если ты выжил при этом, можно объяснить как угодно, вплоть до того, что: "этот скелет (немой по определению) меня словесно оскорбил". И статуса нейтрала меня это не лишит. Так что мысль интересная, тем более, что у меня, пока я знакомился с собранием материалов по этому вопросу, родилось немало идей, как можно уничтожать этих кадавров.
  В итоге окончание вечера и часть ночи я занимался изготовлением "снарядов", которые намеревался использовать против возгулов.
  С утра ко мне подошел смущённо мнущийся Норманн:
  - Ты... извини, я просто... я не хотел... и в мыслях не держал тебя оскорбить... просто Лорена, она...
  Я прервал этот малосвязный поток сознания:
  - Стоп. Во-первых, почему ты решил, что оскорбил меня?
  - Ну, ты не пришел к ужину, и Лорена подумала, что я...
  - Успокойся, ты мне подал вчера отличную идею по поводу сразиться с возгулами и я полночи готовился к этой битве.
  Обойдя открывшего от изумления рот Норманна, я прошёл в столовую, где поприветствовал наших девочек. Норманн ворвался, когда я уже усаживался на место:
  - Нет, вы это слышали! Он действительно хочет биться с возгулами! Кристина, хоть Вы скажите ему!!
  Кристи аккуратно промокнула губы салфеткой и подняла на Норманна свои большие и абсолютно невинные глаза:
  - Что я должна сказать?
  - Там... там больше двух десятков возгулов! Да это же безумие - сражаться с ними в одиночку!
  Кристи кивнула, и тоном примерной ученицы повторила речь Норманна, слово в слово. За столом раздались первые неуверенные смешки. Я решил подлить масла в огонь и принялся считать про себя, демонстративно загибая пальцы. Все, даже Норманн, с интересом уставились на меня. Наконец, я решительно кивнул:
  - Больше двадцати? Прекрасно! Как раз хватит на все мои задумки. Но вот на твою долю - я пальцем показал на Кристи - уже, боюсь, не достанется.
  Кристи демонстративно надула губки:
  - Как на балах танцевать, так Кристи, а как что полегче - так не достанется?!
  Наш диалог полностью разрядил тяжёлую обстановку за столом. Посыпались анекдоты, рассказы о былинных героях, шутки на тоненькой грани приличия про бритстанцев... словом всё, как до войны.
  После завтрака я поднялся на стену. Возгулов я увидел сразу же. Сразу три тройки их находилось прямо перед воротами, очевидно ожидая команды к началу атаки. Внезапно они расступились и в образовавшийся проход въехал герольд. Подъехав к самым воротам, он поднёс к губам горн и затрубил. После чего убрал музыкальный инструмент, развернул вытащенный из-за обшлага рукава свиток, и начал читать хорошо поставленным голосом:
  - Мы, король Иверии, Улаф Седьмой, требуем от нашего подданного, высокородного Норманна Кой, не мешкая прибыть в Дублин для участия в празднествах по поводу нашей коронации. Для чего означенному Норманну Кой надлежит поступить в подчинение командующего отдельного отряда экспедиционного корпуса Бритстана, майора Ливингтона. Второго марта шесть тысяч двадцать второго года от Сошествия Богов. Улаф, король.
  Дочитав свиток, герольд свернул его и продолжил уже без бумажки:
  - Во исполнение приказа короля Иверии, высокородному Норманну Кой предписывается прибыть в расположение отдельного отряда экспедиционного корпуса Бритстана сегодня, четвёртого марта шесть тысяч двадцать второго года от Сошествия Богов до двенадцати часов пополудни. В противном случае означенный Норманн будет объявлен бунтовщиком, его прибежище подлежит разрушению, а все, вставшие на его сторону - казни.
  Закончив свою речь, герольд ещё раз протрубил в свой горн и отъехал. Возгулы вновь сомкнули строй. Я посмотрел на часы. На раздумья Норманну дали чуть более полутора часов.
  Сразу после двенадцати началась имитация штурма. Почему имитация? Не считаю себя корифеем в деле штурма и обороны крепостей, но четыре полковых пушки, изредка стреляющие по стене без малейшего эффекта, как-то на штурм и даже на осаду не тянут. Впрочем, командир тройки моих телохранителей не разделял моего несерьёзного отношения к этим действиям:
  - Обычная тактика, когда времени у тебя много, а сил - наоборот, недостаточно. Обратите внимание, первородный, солдат у этого майора не больше сотни, магов мы вообще не видели, в смысле - боевые тройки магов. В замке же шестьдесят человек гарнизона и две боевые тройки. Да и в замке ещё пять магов. И это ещё не считая Вас и Красотки. Единственный козырь - возгулы. Я прикинул - их тут семь троек, более чем избыточно. Но вот для того, чтобы возгулы показали всё, на что способны, надо разрушить защиту стен. А проще всего её попросту истощить. Даже если все мы будем постоянно сливать все свои крохи в накопители, питающие здешнюю защиту, это только продлит агонию.
  - И что ты посоветуешь?
  - Отключить защиту вообще и включать её только в моменты нападений. Если повезёт, можно даже заманить несколько возгулов в ловушку и тут уже разобраться с ними.
  - Минусы такого решения?
  - Дальнобойные заклинания, да и ядра, попадающие внутрь и могущие повредить целостность защитного контура.
  - Я понял тебя. Спасибо.
  С этой информацией я стал искать Норманна. Он нашёлся в компании коменданта, который сразу воспринял моё предложение в штыки:
  - Это недопустимо! Одно удачно попавшее ядро и весь контур будет разрушен!
  Однако Норманн горячо поддержал моё предложение, так что мне даже пришлось его немного тормозить:
  - Подожди. Давай я сначала пройдусь по замку, посмотрю, насколько просто будет в случае чего восстановить повреждённые участки и уже после этого будем принимать окончательное решение.
  Потратив около трёх часов на то, чтобы облазить все закоулки, я с удовлетворением констатировал, что защитный контур мало того, что легко поддаётся ремонту, так у него ещё есть целых две дублирующих системы. Так что я с лёгкой душой рекомендовал отключить защиту до реальной в ней надобности. Тут же ядра стали выбивать каменное и земляное крошево из стен замка, но подобный ущерб замок мог переносить не один год.
  После запоздалого обеда меня нашёл Норманн:
  - Ты ведь понимаешь, что это не поможет?
  - Смотря на то, что происходит там - я кивнул в сторону юга.
  - Ничего хорошего там не происходит. И ты это знаешь - это был не вопрос.
  Я только кивнул. Действительно, домовые со всей Иверии передавали, что их жильцы говорят о проигрыше в войне.
  Норманн обхватил себя за плечи:
  - Знаешь, что для меня самое ужасное?
  - То, что опасность угрожает Лорене?
  Он криво ухмыльнулся:
  - А ты прав. Ты опять, как и всегда, прав. Но есть ещё одно. Со мной погибнет прямая линия моего рода - и вот это очень страшно.
  Очевидно, недосып сыграл со мной злую шутку, и я брякнул прямо в лоб:
  - А что тебе мешает завести ребёнка прямо сегодня? - И тут же, на рефлексах с трудом смог уйти от кулака Норманна, нацеленного мне прямо в челюсть.
  Красный как рак Норманн, тяжело дыша, воскликнул:
  - Как ты можешь? Она... Она... Да она разговаривать даже на эту тему не станет! Она и слушать тебя не будет, а сразу запустит огненный шар и всё!
  Я энергично растёр лицо ладонями:
  - Хорошо. Дай мне два часа. - После чего развернулся и ушёл, оставив Норманна хлопать глазами посреди коридора.
  Ровно через два с половиной часа я постучал в комнату Лорены. Дождавшись разрешения войти, я открыл дверь. Лорена ахнула:
  - Что это? А ну немедленно освободи его!
  Столь возмущенная тирада относилась к Норманну, вернее к тому, что он, связанный по рукам и ногам и с кляпом во рту плыл за мной на потоке воздуха. Впрочем, несмотря на искренний гнев, пылающий в её глазах, за палочку она так и не схватилась.
  Присев в кресло и опустив Норманна на кровать Лорены (девушка немного покраснела), я сказал:
  - Всё в порядке, успокойся. Просто Норманн сам не решился тебе сказать, что ты ему очень нравишься, и он решил прибегнуть к моей помощи.
  Лорена расхохоталась:
  - Нравлюсь?! Представляю, что с ним надо будет сделать, чтобы он сделал девушке предложение!
  - Ну, как бы уже.
  - Что ты имеешь в виду? - Лорена стремительно краснела.
  - Он очень хочет сделать тебе предложение стать его женой перед лицом Богов.
  - Что?!! - А сколько неверия и одновременно счастья в голосе. Лорена вскочила, подбежала к постели и начала трясти Норманна. - Это правда?!
  Бедный Норманн пытался что-то сказать, бешено вращая глазами, но затем просто кивнул. Лорена вскрикнула от радости и принялась обнимать своего жениха. Потом смущённо повернулась ко мне:
  - Серж, а можно... я уберу кляп у него изо рта?
  - Пока нет, сначала я должен вам обоим кое-что объяснить. У нас есть некоторый, признаюсь, очень малый шанс, что ваш брак будет признан Богами. Но это ещё не всё. Вам надо сегодня же зачать ребёнка. Не знаю, в курсе ли вы о том, что у женщины есть определённые дни...
  - Я знаю - перебила меня просто-таки пылающая Лорена.
  - Я не договорил. Так вот дни, наиболее благоприятные для зачатия. Так как я не знаю, когда эти дни у тебя, Лорена, я буду вынужден отслеживать весь процесс (как хорошо, что я побеспокоился сделать верёвку, специально рассчитанную на удержание магов) из соседнего помещения. А теперь я оставлю вас вдвоём, чтобы вы могли обсудить моё предложение.
  С этими словами я развеял кляп, отозвал верёвку и вышел.
  Подпирая стенку в коридоре я лениво думал над тем, зачем я вообще взялся помогать Норманну? Я так и не пришёл к полностью устраивающей меня версии, как за дверью послышался женский возглас: "Ты меня совсем не любишь" и через секунду дверь распахнулась, явив моему взору раскрасневшуюся Лорену с бурно вздымающейся... ну пусть будет будущей грудью. Она поклоном пригласила меня внутрь:
  - Проходи. Он согласен.
  Этот обряд и отличался и был похож на тот, которым обручались Георг и Мария. В замке Малин-Хед не было ни храма, ни часовни, соответственно, не было священнослужителя. Так что молитву-обращение к Богам, с просьбой к ним принять желание обручающихся быть вместе, читали я и Кристи, как свидетели. После окончания молитвы прямо из воздуха соткалась моя фея - подарок Гипноса, с золотым листком в руках. Я облегчённо выдохнул: теперь единственное, что могло нам помешать - неискренние чувства со стороны одного или обоих вступающих в связь.
  Ещё одним отличием стало то, что кончики помощников касались не бортика бассейна, а этого самого листочка. Сами же слова древней клятвы ничуть не изменились:
  - Я, Лорена-Тереза, урождённая в роду графов Карнфорт, добровольно и с радостью признаю Норманна Кой как своего партнёра в нашей связи и клянусь ему в послушании и почтении. Да будет моя магия свидетелем моей клятвы.
  - Я, Серж Ривас, маркиз Ипрский, свидетельствую о добровольности и искренности принесённой клятвы. Да будет моя магия мне порукой.
  - Я Норманн Кой, добровольно и с радостью признаю Лорену-Терезу, урождённую в роду графов Карнфорт как своего партнёра в нашей связи и клянусь ей в соблюдении её интересов и почтении. Да будет моя магия свидетелем моей клятвы.
  - Я, Кристина-Тикучипо, урождённая в семье Вальт, свидетельствую о добровольности и искренности принесённой клятвы. Да будет моя магия мне порукой.
  После принесения слов клятвы листик поднялся в воздух и распался роем золотых искр, которые за считанные секунды собрались в два золотых кольца. Мы надели кольца на пальцы соединённых Богами.
  Ночью, когда я сидел на диване и наблюдал за воистину волшебным зрелищем слияния магии и зарождения новой жизни, ко мне пробралась Кристи. Сев рядом со мной, она вздохнула и улеглась головой мне на колени:
  - Как хорошо было бы сейчас вот так заснуть, а проснуться уже в пятнадцать - сквозь сон пробормотала она.
  Смысл её слов до меня дошёл не сразу...
  С утра красная от смущения Лорена вошла в комнату, где я находился, ни свет, ни заря. Кристи всё так же спала, свернувшись клубочком с головой у меня на коленях. Лорена посмотрела на меня с немым вопросом во взгляде. Я лишь молча кивнул и одними губами прошептал: "поздравляю". Лорена засветилась от радости и осторожно прикрыла за собой дверь.
  ***
  "До утреннего чая джентльмены не воюют". Не знаю, кто это сказал и сказал ли кто-нибудь до данной минуты вообще, но иного комментария к тому, как майор Ливингтон аккуратно ставит чашку на столик и машет платочком, командуя возобновление обстрела, у меня не было.
  Впрочем, сегодня тактика бритстанцев несколько изменилась. Убедившись, что на пушки мы не обращаем внимания, они стали посылать в демонстративные атаки возгулов. Те тройками подлетали к стенам и тут же отлетали обратно. Изначально я не понимал - чего добивались бритстанцы этими своими атаками, но увидев, как пали духом солдаты гарнизона сообразил, что возгулы подлетают не просто так, а атакуя своим дальнобойным оружием - отчаяньем. Что ж, идея недурна. Ничем не рискуя, они добиваются того, чтобы мы всё-таки включили защитное поле. А не включим - так гарнизон максимум после трёх суток подобных атак, сам сдастся или самоубьётся на потеху бритстанцам.
  За своими размышлениями я не сразу заметил, что возгулы вот уже несколько раз подлетают к тому месту на стене, где стою я. Так ведь это они меня атакуют! Да ещё и на глазах своих "поводырей", которые прекрасно видят мой знак нейтрала, но, тем не менее, не отзывают своих кадавров. Прекрасно! Моя совесть вкупе с честью и статусом чисты, аки свежевыпавший снег. С этими мыслями я спрыгнул вниз, прямо на две тройки возгулов.
  Не знаю, кто из наблюдавших мой прыжок что подумал: может быть, кто-нибудь даже решил, что я таким оригинальным способом заканчиваю счёты с жизнью, но у меня были совершенно другие планы. Итак, какая энергия является наиболее эффективной против энергии смерти? Жизнь - скажете вы. Нет, свет. А что у нас является природным хранилищем энергии света? Вы, наверное, удивитесь, но это большинство лишайников. Так что я заплатил слугам и они и нарвали, отварили, дважды прокипятили и даже выпарили для меня немалую кучу лишайников в округе. Получившиеся кристаллы я вплавил в стеклянные шарики, которыми так любят играть дети. После чего на поверхность шариков наносится рунная вязь и простейшая граната света готова. К сожалению, таких гранат я успел изготовить только две, но в данный момент я не пожалел обеих - подо мной находилось сразу две тройки возгулов.
  Вспышка ослепляла даже через закрытые глаза. Аккуратно приземлившись, я огляделся. Результат не впечатлял. Да, взрыв моих гранат разметал возгулов в разные стороны и как бы оглушил, но вот ощутимых повреждений у них я не видел. Ставка на свет себя не оправдала.
  Второе, что я хотел попробовать, были конструкты, сочетающие магию пространства и магию природы. Про природу я подумал после того, как мне в руки попали семена камнеломки. Это была концентрированная природная энергия. По моей задумке, конструкт, попадая внутрь кадавра, расщепляется на части, каждая из которых несёт заряд природной энергии. Известно, что кадавры гораздо более стойки к сильному воздействию в одной точке, нежели ко множеству одновременных слабых в разных точках. Ну а в качестве источников энергии природы я взял ту же камнеломку. Сам конструкт я поместил в серебряный шарик, которым я заменил стандартные пули своего револьвера. Таких пуль у меня было заготовлено пять, или один барабан.
  Первый выстрел я потратил на того единственного возгула, который явно был повреждён в результате атаки моими "гранатами". Просто он начал удаляться от места схватки и я побоялся, что он сможет убежать. После выстрела в течение трёх секунд ничего не происходило, но затем возгул попросту опал на землю небольшой, быстро истаивающей кучкой. Остальные возгулы тут же полетели ко мне, горя жаждой мщения. Я же говорил, что нежитью с помощью этой жажды можно легко управлять? Так вот, я отбежал в сторону, разбросав между мной и возгулами ловушки на базе энергии пространства. Возгулы не обратили на ловушки никакого внимания, впрочем, как и положено нежити. Всё, что неживое лежит и не двигается, проходит мимо их органов чувств. Так что сработали все три ловушки, нашинковав четырёх возгулов в тонкую соломку.
  Последний возгул из этих двух троек был уничтожен мною с помощью "огненной сети". Как и ожидалось, чистая энергия огня уничтожает их не за пять минут, а всего за минуту. Впрочем, этот способ я, по результатам испытаний, также счёл неэффективным. Слишком уж большие затраты энергии.
  После этого я огляделся по сторонам. Справа от меня находилась ещё тройка возгулов, как бы замерших в недоумении и не решающихся атаковать. А, вот и причина их нерешительности. Целых три погонщика, очевидно, с трудом сдерживали возгулов от немедленной атаки меня. Впрочем, если вы стоите на месте, то это ещё не является гарантией вашей безопасности.
  Сколько раз за этот год я делал малый круг порядка! Уже даже сам с трудом могу сосчитать. Пожалуй, на сегодняшний день это самое отработанное мною заклинание, к тому же создавать его я могу на большом расстоянии от себя, главное - найти якорь. В данном случае якорем стал огромный камень, около которого расположились возгулы. Я направил на камень свой помощник. Миг - и от камня откалывается кучка мелких обломков. Они не могут причинить вреда ни погонщикам, ни возгулам, но возгулы воспринимают их как вызов и отвлекают погонщиков, которые вынуждены все свои силы тратить на то, чтобы удержать своё "стадо" в повиновении. Однако же основной целью было не это. Этим взрывом я впечатал в поверхность камня структуру малого круга порядка. И теперь просто активировал её. Результат превзошёл все ожидания. Возгулы просто-напросто истаяли в воздухе, оставив погонщиков недоумённо озираться вокруг. Конечно же, о связи исчезновения своего "стада" с моим ударом по камню они догадались быстро. Впрочем, им это не особо помогло - сам камень тоже оплавился.
  В этот миг из-за крепости показалось ещё три тройки возгулов. Вот чего, оказывается, ждали погонщики! Хотели напасть на меня соединёнными силами! Впрочем, на этот раз возгулы не спешили атаковать, что ещё раз доказывало, что они гораздо умнее, чем должна быть нежить. Немного поколебавшись, они развернулись к лагерю. Я же направился в сторону ворот.
  В принципе, проехал я "на тоненького". Если бы эти три тройки совместно меня атаковали, не знаю, смог бы я справиться, а уж если бы я не уничтожил превентивно ту тройку с погонщиками, то вопрос моего выживания вообще превращается в чисто теоретический.
  В нише ворот обнаружился ещё один возгул. Вот уж не знаю, удивился ли он, увидев меня, а я был крайне удивлён. Что это за фортификационное сооружение, в самом ключевом месте которого может спрятаться врагов таким образом, что его никто не заметит?!
  С другой стороны - хорошо, что я его встретил. У меня осталось ещё одно неиспробованное оружие против этих кадавров. Это уже зарекомендовавшие себя против попрыгунчиков иглы Сакка из ментальной энергии.
  Оружие не подвело. Мало того, для того, чтобы уничтожить возгула, требовалась всего одна игла и около минуты времени. Впрочем, возгул вёл себя на удивление пассивно, даже не пытаясь убежать. Будь они разумны, я бы сказал, что он боялся.
  Открыли мне сразу же, как только я постучал. И первым встречающим, естественно, была Кристи.
  В тот вечер гулял весь замок. В лагере бритстанцев, напротив, царило угрюмое молчание. Даже комендант был пьян и весел. Насколько я понял, он как-то встречался с возгулами на поле боя и теперь праздновал саму возможность победы над ними. Единственными людьми, не то, чтобы не радующимися, а скорее погружёнными друг в друга, были Норманн и Лорена.
  А наутро настали серые будни. За ночь к нашему противнику пришло около батальона солдат и три тройки боевых магов. Об изменении обстановки нас уведомили чётко и недвусмысленно. Прямо напротив ворот встало две тройки магов, и подняли палочки. В едином порыве они послали неизвестное мне взрывное заклинание, которое вынесло ворота замка, невзирая на то, что защита была включена. После этого к нам вновь подъехал герольд, который передал специальный амулет для связи. Такие амулеты были парными и действовали на расстоянии до двух километров.
  Как только герольд доехал до лагеря бритстанцев, амулет стал сигнализировать о вызове. Норманн активировал амулет. Из него послышался густой, сочный бас уверенного в себе человека:
  - С вами говорит полковник Кроули. Я даю вам ровно двадцать четыре часа на то, чтобы Норманн Кой сдался властям. В противном случае я объявлю штурм и все находящиеся в этом проклятом месте будут уничтожены!
  Амулет погас.
  Просто удивительно, как быстро меняется настроение людей! Ещё вчера все веселились, а сегодня царят упаднические настроения. Среди прислуги, да и среди солдат ходят разговоры о том, что надо сдаваться. Слава Богам, ко мне никто не пристаёт с претензиями, что это именно я разозлил бритстанцев. Не знаю, как бы я отреагировал на это.
  
  
  Глава 22
  
  С утра Норманн позвал меня с собой на стену замка. Взойдя на неё, я огляделся и обнаружил, что ближайшие люди находятся довольно далеко от нас. Только после этого я осознанно оглядел костюм Норманна. Вместо серебра и пурпура - цветов рода Кой, которые Норманн носил, не снимая всё время нахождения в замке, он был одет в изумрудно-зелёный сюртук с поясом, на котором золотом были вышиты трилистники клевера - символ Иверии. Очевидно, за ночь Норманн принял решение и хотел поговорить наедине. Я посмотрел ему прямо в глаза:
  - Слушаю тебя.
  - Меня живым отсюда не выпустят, но вы можете уйти. Тебе, Серж, вообще ничего не угрожает, ты нейтрал. Мало того, твой бой с возгулами заставит всех считаться с тобой. Если в твоей свите не будет моих подданных, бритстанцам и придраться-то не к чему будет. Единственная просьба - забери Лорену с собой. Она формально не мой вассал и даже не член моей свиты. Может быть, её удастся протащить.
  - Ну, об этом ты мог бы и не просить, но ты уверен в своём выборе?
  - Иверия уже дважды захватывалась Бритстаном и дважды освобождалась от его владычества. А собственной смерти я не боюсь. К тому же пусть погибну я, а не мой род.
  Я лишь кивнул, принимая его выбор. Мы немного постояли в молчании, глядя я - на море, ну а Норманн вперил свой взгляд в скалы и луга Иверии, прощаясь с ними навсегда. Наше молчание прервало деликатное покашливание у нас за спинами. Слуга, побеспокоивший нас, склонился в глубоком поклоне:
  - Молодой господин, полковник Кроули требует Вашего ответа.
  - Ступай и передай полковнику, что я прибуду к нему через пятнадцать минут.
  Дождавшись, пока слуга уйдёт, Норманн сжал меня в объятиях и шепнул:
  - Передай Лорене, что я её люблю и очень счастлив, что она вошла в мой род. И ещё одно - передай это моему ребёнку, после того как ему или ей исполнится шесть лет. Это ключ к нашему родовому умению, действие которого ты сейчас увидишь.
  С этими словами он отстранился от меня и сжал мои руки. После этого рукопожатия у меня в руке остался небольшой кулон. Я немедля скрыл его от посторонних взоров.
  Не оглядываясь и не задерживаясь, Норманн сбежал со стены. Уже через пару минут я увидел, как одинокий всадник в зелёном камзоле скачет в сторону бритстанского лагеря. Спешился он перед самой штабной палаткой. Полковник Кроули и офицеры его штаба ожидали сдачу Норманна, выстроившись перед ней. Тут же находились прочие офицеры, маги и выстроилась примерно рота солдат. Норманн встал на одно колено и протянул в сторону полковника свою шпагу в ножнах. Полковник, явно красуясь, подошёл к коленопреклонённому Норманну и взялся за шпагу. Что произошло дальше, буквально врезалось мне в память.
  Норманн запрокинул голову и закричал. Крик, исполненный муки, был столь громким, что его слышали даже неодарённые солдаты и слуги, высыпавшие на стену замка, как только Норманн его покинул. Одновременно вокруг Норманна стал закручиваться зелёный вихрь. За считанные секунды вихрь превратился в громадную призрачную зелёную змею, обвившую своими кольцами невидимый столб. Сформировавшись, змея открыла пасть и взорвалась, окутав всё окружающее зелёным дымом. После того, как дым рассеялся, нашему взору предстала громадная воронка и лежащие вокруг неё изломанными куклами бритстанские солдаты.
  Последствия взрыва для бритстанского отряда оказались страшными. Погиб весь штаб отряда полковника Кроули и он сам. Убиты и ранены оказалось около полутора сотен солдат и шестеро магов. Пострадали также и прочие офицеры, в том числе "погонщики" возгулов. Единственным не раненым офицером оказался майор Ливингтон, которого полковник Кроули в то утро отослал инспектировать дальние посты.
  В замке произошедшее также не осталось без последствий. Даже те, кто ещё вчера говорили о возможной сдаче, сегодня целеустремлённо готовились к отражению штурма. Сам поступок стал обрастать легендами уже в тот же день. Например, я стал свидетелем разговора солдат, которые наперебой рассказывали друг другу, что в пасти змеи был сам полковник Кроули, а Норманн, оказывается не просто кричал от боли, а провозглашал славу Иверии.
  На Лорену поступок Норманна произвёл гнетущее впечатление, хотя она и была готова к нему. Оказывается, Норманн поделился с ней подобными планами ещё в "их" ночь.
  Пожалуй, единственным человеком, нисколько не горевавшим по своему господину, был комендант. Он зашёл ко мне в тот же вечер:
  - Прошу прощения, что отрываю Вас, первородный, но у меня к Вам вопрос: каков Ваш статус в замке теперь, после смерти высокородного Норманна?
  - Уже никакого. Завтра с утра я намерен направиться к командиру осаждающих с требованием предоставить нам подорожную для проезда до Белфаста.
  - Я рад видеть в Вас столь разумного молодого человека, первородный.
  Комендант поклонился и уже намеревался покинуть мою комнату, когда я остановил его:
  - Потрудитесь к утру составить свидетельство неучастия в боях против бритстанских солдат меня, Кристи, Лорены и моих телохранителей.
  Вот тут он заюлил:
  - Но я не знаю, имею ли я право...
  Я перебил его:
  - Если Вы считаете себя вправе задавать мне подобные вопросы, то и свидетельство Вы также можете составить.
  - А что касательно родовитой Лорены?
  - А Вы составьте на меня, мою свиту и мою охрану. Этого достаточно.
  Сам комендант наутро не решился выйти ко мне с этим свидетельством. Нет, он выписал его, но специально подчеркнул, что оно не касается Лорены. Я до хруста в пальцах сжал кулаки. Какая жалость, что нельзя до нашего отъезда трогать эту мразь!
  Кристи неслышно подошла ко мне:
  - Кацик, Вы чем-то расстроены?
  - Очень хочу убить кое-кого, но не могу.
  - А я?
  - А ты мне гораздо дороже возможности раздавить эту гадину.
  Она отступила, но чувствовалось, что если бы она знала точно, кого идти убивать, этот человек не прожил бы и нескольких секунд... ну или сама Красотка прожила бы не дольше.
  Майор Ливингтон не скрывал своей радости. Гибель полковника Кроули вновь делала его командиром отряда, а кто доложит начальству о гибели врага, тот и получит награду. Да и все потери, в том числе понесённые самим майором, можно списать на покойника - кто там будет разбираться, тем более, что сам майор происходил из высокородного рода, а полковник был из благородных.
  Прочитав свидетельство коменданта, майор тут же любезно согласился выписать подорожную на всех указанных в ней лиц, и сроки в подорожной указал вполне себе щадящие - целых пять дней. С широкого плеча майор даже пообещал сегодня не обстреливать замок, давая нам возможность спокойно уехать. Однако он предупредил, что завтра штурм начнётся независимо от наших намерений. Впрочем, задерживаться в замке мы и не планировали. К тому моменту, как я вернулся от майора, все были готовы выступать. Сам же замок явно готовился к отражению штурма. Впрочем, косых взглядов в нашу сторону не было: люди не слепые и явно догадались, что произошло между Норманном и Лореной. Поэтому почти все были готовы прикрывать наш отъезд, если потребуется, собственными жизнями.
  Почти, потому что комендант был тут как тут. Отозвав меня в сторону, он яростно зашептал:
  - Куда Вы тащите родовитую Лорену? На неё же нет подорожной! Вы и сами погибнете, и её погубите!
  Я не выдержал и ткнул ему в живот дуло своего верного револьвера:
  - Шагай и не дёргайся.
  Я завёл его в ближайшее пустое помещение. Мягкое ментальное касание - и он валится на пол. Связав коменданта в неудобной позе с руками за спиной и заткнув ему рот кляпом, я вложил в руки коменданта магический фейерверк, внешне выглядящий как небольшой шарик. Такие фейерверки были разработкой Франца. После этого я сжал руку коменданта вокруг шарика, активировав заключённое в нём заклинание. Теперь, если шарик выпустить из рук, он полетит вверх и взорвётся, образовав красивую огненную фигуру. Впрочем, сами по себе эти фейерверки были абсолютно безопасными, поскольку были скорее иллюзиями на алхимической, а не ментальной основе. Я уже сказал Францу, что если тот сможет придумать дешёвый способ изготавливать такие фейерверки, то я профинансирую это предприятие.
  Пробудив коменданта, я сказал:
  - Слушай и запоминай, повторять не буду. У тебя в руках бомба. Пока ты держишь шарик в руке - живёшь, отпустишь - умираешь. Понял?
  - Комендант яростно что-то замычал и замотал головой. Впрочем, я был абсолютно спокоен. Верёвка, которой я его связывал, была специально предназначена для магов. Нет, маг с резервом даже в пятьдесят эонов мог освободиться, но у коменданта резерв был всего тридцать два.
  Конечно же, у меня так и чесались руки прикончить этого... тем более, что у меня бродили в голове отчётливые подозрения о том, что он не просто трус, но и агент Бритстана. Но если я это сделаю, магия, заложенная в выданное им свидетельство, тут же отреагирует на мой поступок и бумага рассыплется прахом. Конечно же, майор мог полученную от меня бумагу засунуть куда-нибудь да и забыть о ней, а если нет?
  Выйдя обратно на улицу, я глубоко вздохнул, убирая напряжение, и подозвал к себе заместителя коменданта. Ему я передал обычную пуговицу:
  - Если в течение четырёх часов пуговица не потеплеет, завтра можете смело сдавать замок бритстанцам. Нам это уже не помешает.
  Помощник коменданта несмело улыбнулся и взял пуговицу. Конечно же, обманывать нехорошо, но зачем гибнуть попусту хорошим людям? Если штурм будет только завтра, нам это действительно уже и не поможет, и не помешает.
  Перед самыми воротами Кристи немного отошла в сторону, и из ворот замка выехало пять человек - ровно столько, сколько было указано в подорожной. Я держался неподалёку от Лорены и, когда мы подъехали к первому посту, осуществляющему блокаду замка, накинул на неё иллюзию Кристи.
  Данная предосторожность оказалась нелишней. На посту было изображение Лорены, но моя иллюзия с честью прошла проверку. Единственный её недостаток - быстро развеивается.
  Мне ещё дважды пришлось накидывать иллюзию на Лорену, пока мы не добрались до небольшого городка Лондондерри, на въезде в который у постового уже не было изображения девушки.
  Красотка догнала нас перед самым городком, показавшись мне на миг. Так что в городок я въезжал с лёгким сердцем.
  Лондондерри оказался переполнен бритстанскими вояками. Несмотря на то, что официально они здесь были по просьбе как бы законного короля, вели они себя как обычные захватчики.
  Пока мы проезжали улицами городка, нам несколько раз попадались солдаты, нагруженные узлами, коробками, чемоданами и даже тележками с сундуками. Многие дома носили явные следы пожаров, а все без исключения магазины и лавки были разграблены.
  Свернув на очередную улочку, мы стали свидетелями того, как трое солдат тащили куда-то двух молодых женщин за волосы. Платья женщин были изорваны, руки, обнажившиеся ноги и шеи были в синяках. Платье одной из них было настолько повреждено, что грудь вывалилась из лифа. На груди отчётливо виднелись следы зубов.
  Лорена не выдержала и, выхватив палочку, пришпорила свою лошадь. Вмиг оказавшись около солдат, она с лёгкостью разбросала их в стороны. После чего приказала женщинам: "сюда" и махнула головой в сторону нашего отряда. Те не стали чиниться и мигом оказались около нас. После этого Лорена медленно, придерживая лошадь, отступила. Приблизившись ко мне, она опустила голову:
  - Прости, Серж, я просто не могла сдержаться.
  Я лишь покачал головой.
  Солдаты, лишённые добычи, угрюмо сгрудились напротив нас. Скорее всего, эта история так бы и закончилась, если бы из таверны, в которую очевидно и тащили женщин, не вышла новая группа солдат численностью более десятка. И что самое неприятное, эти были с ружьями, которые немедля были направлены на нас. Маги моей охраны выехали вперёд и вытащили свои помощники.
  Солдаты стали неуверенно переглядываться и опустили оружие. Связываться с магами никто из них явно не хотел. Женщины жались поближе к Лорене, очевидно именно в ней видя свою главную заступницу.
  Внезапно мизансцена пополнилась новыми действующими лицами:
  - Что здесь происходит? - На улицу из той же таверны вышли трое магов. - Кто мешает храбрым войнам Бритстана получить причитающееся им по праву победителя?
  Я выехал из-за спин своих людей и достал подорожную:
  - Я нейтрал, что подтверждено данным документом. И согласно ему же, еду в Белфаст, к ближайшему порталу.
  После ознакомления с моими документами, энтузиазм магов несколько увял. Однако, старший вдруг просиял и заявил:
  - Но ведь нигде не указано, что вы обязаны передвигаться именно на лошадях? Так что отдавайте своих коней, а сами можете валить хоть в Белфаст, хоть в свой Брюссель, вплавь. - Очевидно, эта шутка показалась ему очень смешной, так как он захохотал.
  Я лишь поморщился. Очевидно, магам, да и солдатам, просто хотелось приключений, а я попался им под руку. Разумеется, при любом судебном разбирательстве моя правота будет установлена, но где тот суд и где я! Впрочем, у меня был ещё один вариант. Слава Богам, что маги были не настолько пьяны, чтобы ничего не соображать. В таком состоянии может и сработать:
  - Предлагаю пари. Вы втроём защищаете вот эту стену, - я указал на каменную стену полуразрушенного дома, - я один её атакую. Если мне удастся повредить её - мы спокойно едем дальше, если нет - мы отдаём вам своих лошадей.
  Я сыграл на азартности бритстанцев и не прогадал:
  - Отлично сказано, мальчишка - явно обрадовался новому развлечению старший маг.
  Внезапно в разговор вмешался один из молодых:
  - Только вот предлагаю тебе поставить ещё и твою спутницу нам на забаву.
  - Вы забываетесь, как Вас там? Вы разговариваете с первородным!
  Молодой рванулся, но был удержан своими же товарищами:
  - Успокойся, Том. Недолго им осталось задирать нос перед всеми.
  Том что-то пробурчал, я разобрал лишь: "проклятые павлины", но перестал угрожать мне. Повернувшись к выбранной стене, маги стали насыщать её защитными плетениями. Что ж, в их действиях явно был виден опыт совместных действий. Поколдовав минуты три, маги отошли. Старший изобразил шутовской поклон:
  - Прошу, первородный. - Слово "первородный" он как будто выплюнул.
  Взмахнув палочкой, я активировал "схлопывание" - заклинание школы пространства, убирающее тончайший, буквально несколько миллиметров, слой пространства вплотную к цели.
  Раздался взрыв, куски стены полетели в разные стороны, что несколько меня удивило. По моим прикидкам, стену должно было просто немного деформировать, всё-таки энергии в неё было влито достаточно.
  Бритстанцы замерли, поражённые. Не давая им опомниться, я скомандовал:
  - Палочки на землю и руки за голову!
  После этого повернулся в сторону солдат. Впрочем, они и так уже лежали на земле, мотивируемые помощниками моей охраны.
  На шум взрыва прибежал патруль. Молоденький капрал, явно только недавно призванный, растерялся, увидев вместо всепобеждающих бритстанских солдат два десятка лежащих вповалку на земле тел, валяющееся рядом с ними оружие и троих магов, стоящих без палочек с руками за головой. Капрал схватил свисток и подал сигнал. Впрочем, прибывший на место происшествия майор быстро разобрался в ситуации. Путь из Лондондерри был открыт.
  Спасённые нами женщины, постоянно кланяясь и благодаря, исчезли, как только мы доехали до первых же кустов. Мы же продолжили путь.
  Находясь в авангарде отряда, я постоянно обдумывал свой план, как скрыть Лорену от недоброго внимания и всё больше убеждался, что придумал, пожалуй, наилучший вариант. Впрочем, был ещё один фактор, могущий нарушить мои планы. Я придержал лошадь. Поравнявшись с девушкой, я спросил:
  - Ты уверена в своих родителях? Их не смогут заставить начать твои поиски?
  Лорена, тихая и смущённая после своей выходки в Лондондерри, ответила:
  - Уверена. Мой прадед дважды обязан жизнью и один раз - сохранением чести рода деду Норманна. - При произнесении имени возлюбленного, у неё на глаза навернулись слёзы, однако она решительно смахнула их и продолжила. - Так что я уверена, что мой отец никогда не пойдёт против рода Кой. Серж, я... - но я не стал дослушивать:
  - Хорошо. - Я пришпорил лошадь и вырвался вперёд. Всё-таки из всех членов отряда у меня были наибольшие шансы выявить возможную засаду. Не стоит полагаться лишь на чутьё Красотки.
  Впрочем, добрались мы без дальнейших приключений.
  В Белфасте мы остановились в ближайшей гостинице, чтобы Красотка могла с наименьшими трудностями пробраться к нам. Кстати, Кристи рассказала мне презабавную историю про нашего "милого" коменданта замка Малин Хед. Оказывается, после нашего отъезда она первым делом отправилась в ту самую комнату, где лежал комендант. Уж что она хотела с ним сделать - история умалчивает, хотя определённые подозрения у меня возникли, но оказалось, что ей не пришлось даже пачкать руки. Походя к двери, она услышала громкий хлопок и, сразу после этого, в воздухе сильно запахло алхимическими реагентами, Открыв дверь, Кристи обнаружила коменданта мёртвым. Очевидно, он случайно выпустил шарик из рук и когда тот взорвался, умер. Умер от страха.
  Приведя себя в порядок после длительного путешествия и поужинав, мы стали решать, уехать сегодня же или подождать до завтра. Сомнения отпали, когда в зал таверны вошли сразу же две компании бритстанских солдат, с оружием, заказавших себе чаю (!), а уж когда к ним присоединились трое магов, мы окончательно решили не дожидаясь утра стартовать из ставшей настолько недружелюбной Иверии.
  Нам удалось без особых проволочек взять карету. Хозяин гостиницы был явно рад избавиться от нас поскорее, так что лично договорился со своим соседом.
  Покинули таверну мы через задний двор. Город был просто-таки наводнён бритстанскими войсками, однако, в отличие от Лондондерри, дисциплина была на высоте. Мы спокойно проехали до площади портала, но на въезде туда улица оказалась преграждена рогатками - дальше разрешалось идти только пешком.
  Уже совсем стемнело, площадь освещалась лишь светом газовых фонарей, впрочем, довольно-таки ярких. Погода нам благоприятствовала, ближе к ночи начался дождь, который к этому моменту превратился чуть ли не в ливень, поэтому наши закутанные в плащи фигуры не должны были вызвать никакого удивления.
  Вход в здание портала охранялся. Хмурые усачи в мундирах королевских егерей молча преградили нам вход. Никакие ссылки на законы о свободе перемещения и экстерриториальности порталов, на них не действовали. Пришлось вытащить палочку.
  Как будто дожидаясь этого (впрочем, почему "как будто") в доме напротив со звоном распахнулись окна и из них высунулись стволы ружей, а из переулка показался целый отряд. Однако, я был не намерен играть в эти игры:
  - Официально заявляю, что я, Серж Ривас, маркиз Ипрский, намереваюсь пройти в здание портала и без сомнений уничтожу всякого, кто вознамерится мне помешать. Моё слово.
  Усачи дрогнули. После слов, произнесённых мною специально усиленным голосом, чтобы слышали все, на площади вообще воцарилась тишина, нарушаемая лишь шумом дождя. В этой тишине я явственно услышал чей-то задыхающийся голос:
  - Подождите, первородный!
  Я обернулся. К нам бежал пехотный лейтенант в красном мундире. Подбежав, он, вернее, она, поклонилась, взмахнув шляпой:
  - Родовитая Пенси Мерипорт к Вашим услугам, первородный. Прошу прощения за небольшое недоразумение. Вас никто и не думал останавливать. Но дело в том, что по сообщениям поста на въезде в Белфаст, Вы приехали с четырьмя спутниками, а сейчас с Вами пятеро. Как только нам будут предъявлены личности всех Ваших спутников, вы все немедленно будете пропущены внутрь.
  В ответ я процедил сквозь зубы:
  - Я с удовольствием подискутирую с Вами о Вашем вольном понимании международных законов, но в другой раз и в другой обстановке, а сейчас я даю Вам ровно десять секунд на то, чтобы Ваши люди убрались у меня с дороги.
  По закону я был прав. Всякое установление личности должно проводиться внутри здания портала, а никак не снаружи. В принципе, именно поэтому сразу за входом располагалась зона, считающаяся территорией того государства, на земле которого стоял портал. Очевидно, в этом случае, власти Бритстана попросту не были уверены в лояльности тех, кто представлял Иверию внутри портального здания.
  Лейтенант произнесла, явно изображая растерянность:
  - Но это егеря, они мне не подчиняются. Может быть, Вы подождёте, пока не прибудет их командование?
  В этот момент двери здания портала распахнулись, вынуждая егерей отступить, и на улицу вышли сразу семь портальщиков с палочками наготове. Один из них подошёл ко мне и поклонился:
  - Приветствую, первородный.
  Дождавшись, когда все мои спутники войдут в здание портала, я отвесил издевательский поклон лейтенанту Мерипорт и прошёл внутрь.
  Мне без труда удалось договориться с портальщиками о том, что Лорена останется у них до момента рождения ребёнка, благо после успешного эксперимента семьи Крупп в каждом портальном здании, правда пока лишь в Европе, обустраивались покои для беременных. Спрос на эту услугу на сегодняшний день значительно превышал имеющиеся возможности, а я был единственным поставщиком оборудования для этих покоев, соответственно, только от меня зависело, сколько таких покоев будет оборудовано. Так что первый месяц Лорена проведёт в Париже, а затем её направят куда-нибудь в Азию, конкретное место определим в процессе. Помимо того, что это гарантировало надлежащий медицинский уход, данный вариант ещё и обеспечивал полную конфиденциальность. Даже родители Лорены, во что я не верю, должны были бы приложить очень много усилий для того, чтобы разыскать её, а уж не кровным родственникам и браться не стоило.
  Только решив этот вопрос, я позволил разблокировать своё серебряное блюдечко.
  Первым человеком, связавшимся со мной, оказался барон Рад. Он был сух и деловит:
  - Первородный, у меня для Вас неприятные известия. Александра приняла приглашение первородной Сима Ян посетить выставку современного искусства в Бирмингеме. После выхода из портала их никто больше не видел. Это случилось пятого.
  
  
  Глава 23
  
  Не могу сказать, что новость полностью выбила меня из колеи, но определённое время на осознание услышанного мне потребовалось. Так что пришлось прервать барона, который уже перечислял предпринятые меры и попросить его начать рассказ с самого начала.
  Выслушав барона я убедился, что всё, что могло быть предпринято с его стороны, уже было сделано. Мало того, барон Рад даже несколько превысил свои полномочия, подключив к поискам и высокородную Элизабет и родовитого Лемана и купив сотрудничество барона Шварцвален, который уже провёл поиск по родственной крови. Впрочем, я был абсолютно не против подобного самовольничанья и разрешил ему и далее самостоятельно координировать все поиски.
  А вот с де-Верхарном, главой моей тайной службы, я связывался уже сам. Впрочем, оказалось, что он в курсе ситуации и его люди уже работают в окрестностях Бирмингема. К сожалению, ничем порадовать меня он также не смог, лишь подтвердив информацию барона о том, что девочки вышли из портала и сели в карету. На самой же выставке их никто не видел. Это наводило на мысли о тщательной подготовке похищения. И первый вопрос, возникающий в связи с этим, звучал просто и односложно: "кто?".
  Занятый своими раздумьями я скомкано попрощался с Лореной. С трудом обуздав целый поток предположений и догадок, я смог переключиться на более актуальные вопросы, в первую голову на то, куда мне сейчас отправиться?
  На раздумья ушло более часа, что само по себе говорит, в каком раздрае я в тот момент находился. Наконец, решение было принято, и местом моего назначения я выбрал Исток. Данный выбор был продиктован сразу несколькими обстоятельствами. Во-первых, оставаясь на территории Бритстана, я надеялся несколько утихомирить страсти вокруг моих эскапад в Иверии. Во-вторых, судя по нарастающему валу событий, мне надо было как можно скорее развязываться со школой, потом такой возможности может и не быть. Да и идея закрепить преимущество внутренней оппозиции на территории Истока мне нравилась всё больше. В-третьих, находясь на расстоянии от эпицентра поисков, у меня будет куда меньше соблазнов вмешиваться в них. Ну и в-четвёртых, находясь в Истоке я могу заняться поисками информации как бы с другого "конца". Ведь кто-то же предупредил похитителей о том, что девочки отправляются в Бирмингем?
  Заночевали мы прямо в здании портала. Утром я направил охрану и Кристи в Лилль, отдал распоряжение Астре о сворачивании её деятельности в Скоттвиле, а сам переместился в Исток.
  В Истоке я немедля прошёл к директору. Задача, стоящая передо мной в этом разговоре тянула на подвиг. Ага, эпический, не меньше. Убедить коренного жителя Земли в том, что магия сама по себе не имеет разума, тот ещё геморрой. К счастью, мне вовремя пришла в голову мысль, как не доходить в разговоре до столь глобальных обобщений:
  - Послушайте, сэр, если бы Истоком и впрямь управляла сама магия, по определению всезнающая, тогда зачем учителя... нет, зачем учителя, я ещё могу понять, но вот зачем учебники? И потом, разве магия допустила бы, чтобы у учеников поколение за поколением формировали бы неверный взгляд на саму суть магии?
  - А вот это абсолютно правильный вопрос, первородный. Честно говоря, он и мне самому приходил в голову. Но ведь Вы понимаете, что если Вы неправы... - директор многозначительно замолчал.
  - То все последствия лягут на мою голову - подхватил я.
  Директор помолчал ещё немного. Я не стал более ничего говорить, чувствуя, что он уже по сути согласился, и лишь проговаривает про себя формулировку этого согласия.
  Суть же моего предложения заключалась в следующем: преподаватели сами пишут мне правильные ответы на те вопросы, которые будут задавать мне на экзамене, а я лишь перескажу их по памяти, "зарабатывая" таким образом, высший балл. На практических экзаменах мне также предоставляли необходимый результат заранее, мне надо было лишь подменить реально получившееся на то, что нужно. Честно говоря, я не был уверен в необходимости подобных сложностей, так как, по моему мнению, удара молоточка, находящегося в руках полноценного преподавателя, для Истока было достаточно, но настолько авангардное предположение, сводящее сам Исток к роли простейшего механизма, профессора явно не были готовы принять.
  Разговор в кабинете директора несколько затянулся. Наконец, около полудня я вышел в коридор и тут же наткнулся на Альхерри, явно поджидающую меня, теребя в руках носовой платок. Она вскинулась навстречу:
  - Серж!
  Не отвечая, я взял её под руку, и мы пошли к выходу из корпуса. Оказавшись на улице, я свернул в первый же укромный уголок и поставил чары приватности:
  - Я слушаю тебя.
  Альхерри явно мялась, не решаясь заговорить. Пришлось её немного поторопить. Я слегка склонил голову и отвернулся от девочки, явно показывая своё желание уйти. Тут Альхерри словно прорвало и она зачастила:
  - Серж, я очень виновата перед Вами и... и перед Александрой тоже. Я уже давно знала, что Сима Ян - не настоящая Сима Ян и ни слова вам обоим не сказала.
  Я резко обернулся и посмотрел её прямо в глаза. Её щёки заполыхали красным, но она выдержала мой взгляд:
  - Что значит: "не настоящая Сима Ян"?
  - Моя бабушка... она была посланницей Спинии не только в Белопайсе, но и при дворе династии Мин. Почти сразу после моего поступления с ней связался один из тамошних знакомцев бабушки и попросил о встрече. Она сначала отказывалась из-за того, что отношения между Спинией и ханьцами несколько напряжённые, там что-то связанное с какими-то островами, но, в конце концов, согласилась. Оказалось, что ханьцев очень заинтересовал ты. После того, как посланец династии Мин узнал о том, что в твоём ближнем круге есть первородная Сима Ян, он на некоторое время исчез, но вот перед самым Новым Годом вновь появился. Он сказал, что род Сима никого не отправлял учиться в Исток, а Сима Ян - настоящая Сима Ян, несколько лет болела и вообще не появлялась на людях. Он заявил, что готов в любое время представить тебе доказательства этого, а я... я просто упивалась своим знанием, приобщением к тайне, про себя смеялась над тобой: "такой умный, а вот этого не знает". И вот... из-за меня Александра пропала. Вы... она твоя наложница?
  Не отвечая на её последний вопрос, да, по сути, и не осознав его, я убежал, на ходу крикнув Альхерри: "Жди меня здесь".
  На получение от директора разрешения на выход из Истока для меня и Альхерри и визит в покои "Си" за её аурным следом ушло не более получаса и вот мы уже направились к порталу. Оттуда мы должны были стартовать в Спинию, где меня ожидала для разговора сначала Эсмеральда Альхерри, бабушка Ингрид, а затем я планировал встречу с таинственным посланником династии Мин.
  В молодости Эсмеральда Альхерри явно разбивала мужские сердца пачками. Её лицо и теперь ещё хранило остатки былой красоты, а если прибавить к ней ещё и благоприобретённую величественность... В общем, выраженное мною при встрече восхищение почтенной синьорой было абсолютно искренним.
  Встреча проходила в Мадриде, в небольшом кафе напротив здания портала. То, что в кафе нас проводил целый капитан королевской дворянской гвардии, явно говорило и об уровне встречи, и о круге обсуждаемых вопросов. После приветствия и представления, Ингрид была отослана своей бабушкой "отдохнуть". Мы же присели за небольшой столик, стоящий вроде бы на виду и в тоже время удалённый от остальных. Перед началом разговора я демонстративно активировал всё-таки доделанный мною артефакт от подслушивания. Он, хоть и не был столь сильным и универсальным, как артефакт "Си", но был лишён его недостатков.
  Как я и ожидал, родовитая Эсмеральда начала разговор не с той темы, которая интересовала меня:
  - Высокородный Кой мёртв?
  - Да.
  - Значит, из всего королевского рода никого не осталось?
  Тут надо сделать небольшое пояснение. Сына короля, сейчас сидящего на троне, никто из оппозиционеров, да и вообще нигде, кроме как в Бритстане, не считали членом королевского рода. И это имело под собой некоторые основания. По крайней мере, за прошедшие с момента смерти короля десять дней его сын так и не смог попасть к алтарному камню королевского рода. Род как бы отвергал его, вешая ярлык изгоя. Впрочем, мало кто сомневался, что при отсутствии других претендентов такое положение вещей продлится не больше года. Прецеденты бывали. Все же остальные члены рода короля, в том числе и отказавшиеся ранее от претензий на трон, дружно погибли в течение первого и второго марта, причём чаще всего в результате различных несчастных случаев.
  В ответ же на вопрос родовитой Альхерри я взял паузу, прямо глядя в глаза собеседнице. И только дождавшись появления первых признаков раздражения (надо было осадить её, чтобы не зарывалась и помнила об основной цели нашего разговора) ответил:
  - Насколько я знаю, на сегодняшний день - никого.
  - На сегодняшний день?! - С ходу ухватилась она за ключевые слова в моём ответе.
  Я не стал отвечать и отпил из своей чашки. Родовитая Эсмеральда смотрела на меня, постепенно прямо-таки наливаясь гневом. Она уже открыла рот, чтобы дать мне гневную отповедь, но я её опередил:
  - Отличный здесь кофе, родовитая.
  Эсмеральда Альхерри побледнела, сжала губы, но с достоинством перенесла эту пощёчину:
  - Прошу меня простить, первородный. Высокородный Дэн Джу Лань готов в любой момент выйти с Вами на связь. Он берётся организовать Вашу встречу с родом Сима и с самой Сима Ян, для того, чтобы Вы убедились, что ни империя Мин, ни род Сима не имеют никакого отношения к исчезновению Вашего вассала. - На слове: "вассала" она всё-таки не удержалась и выделила его голосом. - Он также гарантирует своей жизнью и магией рода, что им будут предприняты все возможные меры по Вашей безопасности.
  - Передайте высокородному, что я готов отправиться в место, которое он укажет в любой момент при условии, что мне будет разрешено выяснить, каким образом самозванке удалось выдать себя за первородную.
  - Я передам Ваши пожелания, первородный. А сейчас молю Вас об ответе только на один вопрос: кто?
  - Родовитая Лорена Карнфорт.
  - Но ведь... она ведь тоже пропала?
  - Не пропала, а была спрятана. Спрятана мною.
  Брови родовитой Эсмеральды поползли вверх. Такого она явно не ожидала:
  - Скажите... до меня дошли слухи о неком отряде из двадцати одного возгула...
  - Не знаю, что за слухи и не имею к ним не малейшего отношения.
  - Я... поняла Вас, первородный. Не буду затягивать наш разговор, только ещё один вопрос: когда Вы намереваетесь предъявить этого ребёнка миру?
  - Думаю, лет через тринадцать.
  - Но?
  - Но вот это уже больше, чем один вопрос.
  Конечно же, так и не прозвучавший вопрос по поводу того, собираюсь ли я с помощью этого ребёнка помешать сыну короля принять главенство над королевским родом, жёг ей язык, но сдержалась, молодец. Встав и сделав безукоризненный книксен, она вышла. Я деактивировал антиподслушивающий артефакт и заказал себе ещё одну чашечку кофе. Мне оставалось только ждать.
  Очевидно, нужен я ханьцам оказался просто-таки позарез, так как вопреки всем рассказам о долгих церемониях, принятых при дворе династии Мин, мой вопрос решился в считанные минуты.
  Высокородный Дэн Джу Лань встречал меня прямо в здании портала в городе Банджарбару, в юго-восточной части острова Борнео. Первым делом мне был передан свиток с гарантиями моей безопасности, запечатанный личной печатью главного смотрителя Запретного города династии Мин. Насколько я знаю, выше только сам император, даже у наследника статус пониже будет. Пришлось рассыпаться в многословных благодарностях, в ответ услышать цветистые славословия. И только на шестой минуте этого пинг-понга я сообразил, что меня элементарно прокачивают на умение терпеть и ждать. Пришлось соответствовать. В конце концов, это они захотели предоставить мне доказательства своей непричастности к похищению Аликс, а не я хочу с их помощью попытаться выйти на след лже-Си. На пятнадцатой минуте высокородный Джу Лань, наконец, сдался:
  - Мой господин приглашает Вас, первородный, посетить Нанкин для обсуждения очень важного вопроса, который, я уверен, заинтересует первородного.
  - Обязательно при первом же удобном случае воспользуюсь приглашением Вашего господина, уважаемый Джу (Нанкин?!).
  - Не смею Вас больше задерживать, первородный. Охрана рода Сима ждёт нас на улице.
  До дворца рода Сима меня довезли (или, скорее, донесли) в паланкине. Дворец поражал воображение своими размерами и богатством отделки. Достаточно сказать, что полы и стены в главном зале были выложены из чистейшей яшмы. Однако и сам дворец, и парк вокруг него носили некоторые следы запустения. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Я уже знал, что род вернулся в родовое владение совсем недавно, до этого обитая в другом своём доме на Ментавайских островах, в местности, находящейся под патронатом Бритстана. Город же Банджарбару находится под контролем государства Маджапахит, союзного империи Мин.
  Глава рода и все прочие его члены приветствовали меня в главном зале. После церемонии приветствия, продолжавшейся на удивление недолго, зазвучали слова клятвы непричастности рода к исчезновению моего вассала. Клятва была принята магией. После этого мы прошли на веранду, где нас ожидали накрытые столы.
  Вечер прошёл абсолютно бездарно. Праздник по поводу моего приезда затянулся буквально до самого утра, причём Сима Ян и глава рода Сима на нём вообще не присутствовали. Хотя, справедливости ради надо заметить, что по местному времени я и прибыл на Борнео уже поздно вечером. Но вот почти сразу после окончания праздника мне удалось ещё до завтрака перехватить главу рода Сима, первородного Сима Хо. Разумеется, если бы не помощь местного домового, Корнеевича, это была бы неразрешимая для меня задача:
  - Доброе утро, первородный Хо. Не откажетесь уделить мне несколько минут Вашего времени?
  - Доброе, первородный. Ах, молодость-молодость. Вечно она куда-то торопится, преодолевая препятствия, и забывают о том, что многие препятствия при должном обращении могут стать помощью.
  - Я преклоняюсь перед Вашей мудростью, первородный Хо. Именно для того, чтобы не преодолевать препятствия, а сделать их своими союзниками, мне и нужна Ваша поддержка.
  - И какую же помощь Вам может оказать опальный род?
  - Мне нужно Ваше разрешение на опрос домового. Я задам ему всего два вопроса: кто из гостей и служанок в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет находился в доме до прошлого года, и какие родовые вещи они захватили с собой.
  Да, действительно, род не имел никакого отношения к моим неприятностям. Но вот в самой данной вчера клятве я заметил странное исключение - не было ничего сказано о знаниях намерений гостей и слуг.
  Первородный с интересом взглянул на меня:
  - Но ведь Вы понимаете, что для опроса домового Вам придётся ехать на острова?
  - Не придётся.
  - Даже так... Что ж, этого следовало ожидать. Идите за мной.
  Первородный резко развернулся и прошёл внутрь дворца. Я с трудом поспевал за ним.
  Пройдя несколько коридоров и лестниц, мы пришли к богато украшенной резьбой двери, охраняемой двумя настоящими гигантами. Увидев нас, они глубоко поклонились и расступились. Двери открылись сами собой и закрылись за нами.
  Обстановка в кабинете (а это был именно кабинет) была сугубо европейской. Первородный прошёл к массивному секретеру, расположенному у дальней стены кабинета. Я же остался стоять на середине комнаты.
  Первородный немного повозился с замком секретера, затем достал большую резную шкатулку. Поставив шкатулку на стол, он жестом пригласил меня подойти:
  - Я действительно не знал, для чего готовят эту девочку. Признаюсь, надеялся, что её запустят в какую-нибудь вассальную ханьцам страну и я смогу с помощью этих вот вещей - он погладил шкатулку - разоблачить агентов Бритстана и тем самым добиться прощения для рода. Теперь же мне остаётся лишь надеяться на то, что если они помогут Вам, то Вы не забудете о скромной помощи моего рода.
  Произнеся эту пафосную речь, он одним движением открыл шкатулку и отступил в сторону.
  Конечно же, мне было, что сказать ему в ответ. Хотя бы то, что если бы он связался со мной, как только ему стало известно о том, на кого нацелилась "Си", он бы получил много больше, чем призрачную надежду на моё покровительство. Однако, я промолчал, никак не показав своего отношения к его словам. Просканировав пространство вокруг шкатулки и не найдя ничего подозрительного, я подошёл к столу.
  Первое, что обращало внимание в шкатулке - толщина её стенок. По сути, вся шкатулка представляла собой стенки, оставляя для содержимого совсем небольшое пространство, в котором находилась запаянная стеклянная трубочка с тремя волосками, колбочка с какой-то жидкостью и небольшой свиток. Я вопросительно посмотрел на первородного. Тот криво улыбнулся:
  - Естественно, кровь шпионки мы не смогли добыть, а вот пот и волосы - да. В свитке информация об артефактах.
  - А бытовые предметы?
  - Список будет Вам предоставлен ещё до полудня.
  - У вас остались бытовые предметы из тех же серий, что и позаимствованные?
  Первородный внимательно посмотрел на меня:
  - Дорого я бы дал за знание, чем они Вам смогут помочь. Если они здесь - их Вам предоставят также ещё до полудня. Это всё?
  - Вы имеете в виду, нужна ли мне встреча с Вашей внучатой племянницей?
  - Да.
  - Скажем так, не обязательна. Ту информацию, которую я могу извлечь после этой встречи, можно получить и из других источников.
  Вот здесь я блефовал. Конечно же, получив в руки вещи настоящей Сима Ян и имея аурный отпечаток фальшивой, я, может быть, и смогу составить духовный якорь, но сколько времени у меня на это уйдёт - известно только Богам. Да и поручиться за успешность такой операции я не смогу. А вот сняв полный слепок ауры самой Сима Ян, на это потребуется не более одного дня. Однако я верно просчитал первородного Хо. Возможность увидеть что-то новое было для него непреодолимым соблазном:
  - Но от неё Вы получите эту информацию быстрее?
  - Да.
  - В таком случае я даю Вам разрешение на эту встречу, но только в моём присутствии.
  - Прекрасно. С нетерпением буду ждать нашей следующей встречи.
  С этими словами я, поклонившись, вышел из кабинета, забрав с собой волосы "Си". Скрывшись с глаз охранников у дверей кабинета, я тихо позвал:
  - Корнеевич!
  - Чегось? - тут же отозвался домовой.
  - Можешь скрыть меня от соглядатаев, я хочу в сумеречный мир уйти.
  - Это можно.
  После этих слов домового, уже ничего не опасаясь, я шагнул на серые пути.
  Скрыться от наблюдения мне было необходимо для исследования волос. Сравнив их с аурным следом "Си", я отчётливо увидел разницу. Впрочем, это ещё ничего не означало. И инструментов у меня - кот наплакал, и опыта, да и материал не самый свежий. Так что объяснений этого несоответствия может быть множество. Но, тем не менее, вышел с серых путей я с тяжёлым сердцем. Если я тяну пустышку, то найти "Си" будет практически невозможно. А именно она на сегодняшний день была единственной ниточкой, ведущей к Аликс.
  Как и обещал первородный, меня пригласили в его кабинет сразу после двенадцати. В кабинете меня уже дожидалась Сима Ян. Не мешкая, я тут же приступил к исследованию девочки.
  Не знаю, каким конкретно способом подделки энергосистемы пользовались бритстанцы, но что каким-то пользовались - несомненно. Конечно же, поставь рядом обеих девочек и кого-нибудь из рода Сима - и подделка сразу будет видна, но вот не имея материала для сравнения запутаться не мудрено.
  Проведя полный осмотр Сима Ян, я достал подготовленную серебряную пластинку:
  - Первородная Сима, положите, пожалуйста, ладонь на эту пластинку.
  Сима Ян оглянулась на главу рода, тот утвердительно кивнул. Сима Ян крепко зажмурилась, но без колебаний прижала руку к пластинке. Уж не знаю, чего она там ожидала, но, очевидно, не полного отсутствия каких-либо неприятных ощущений. Широко раскрывшиеся в удивлении глаза девочки уставились на меня:
  - Я... ничего не чувствую. Это нормально?
  - Абсолютно нормально. Вам надо всего лишь не отнимать ладонь от пластины пять минут и всё.
  Я намеренно завысил почти в два раза срок, на который надо сохранять контакт между ладонью и пластиной. Во-первых, избегая ассоциации с тройкой, а во-вторых, заставляя девочку оставаться на месте как можно более долгое время. Дело в том, что увидев наличие присутствия признаков проведения какого-то ритуала подобия, мне пришла в голову интересная идея - попытаться сделать "обманку" с помощью которой я смогу провести поиск на плане духов.
  Сам процесс изготовления "обманки" несложен и, хвала Богам, всё потребное для этого у меня было с собой.
  Для изготовления "обманки" требуется:
  соль или песок или мелкие камешки или, на худой конец, пепел от сжигания живых существ;
  металлическая проволока, лучше из благородного металла, но на худой конец даже железная цепочка подойдёт... если у вас контроль отличный;
  мел или уголь, да что угодно, с помощью чего можно рисовать на полу руны;
  два накопителя, лучше всего малые стандартные.
  Сам процесс занимает несколько минут: сначала из проволоки делается круг вокруг образца, затем рисуют четыре руны, расставляют накопители и активируют конструкцию. Спустя буквально минуту образец, ну, то есть человек, служащий образцом, выходит из круга, а вместо него в круг высыпают песок. Ещё одна формула - и песок собирается в скульптуру, хранящую след человека. Осталось призвать ловца душ и уже через непродолжительное время мы точно будем знать, жива ли "Си", или уже нет.
  Всё прошло как нельзя лучше, единственное, ловец душ в виде одноглазого чудовища с пастью на брюхе произвёл слишком сильное впечатление на Сима Ян, так что она прыгнула на меня и уцепилась всеми конечностями, едва не порвав одежду. Первородный же Хо был очень доволен увиденными ритуалами, хоть явно и не понял, что ритуалов было два. После исчезновения ловца душ он со смешком обратился к внучке:
  - Гу ня, немедленно слезь с молодого человека. Он ещё слишком молод для того, чтобы ты его соблазняла.
  Покраснев как маков цвет, девочка буквально сползла с меня и попыталась тут же убежать. Пришлось ловить её, чтобы забрать серебряную пластинку, которую она так и не выпустила из рук. Отдав мне пластинку, Сима Ян, пятясь и непрерывно кланяясь, исчезла за дверью.
  Всё ещё посмеиваясь, первородный Хо присел за стол:
  - Очень любопытный ритуал, первородный. Да Вы присаживайтесь. Надеюсь, Вы хоть немного утолите моё любопытство по поводу увиденного?
  - Постараюсь, хоть и не обещаю. Но ритуал (второй из ритуалов, если быть точным) ещё не закончен.
  С этими словами я подошёл к фигурке из песка, стоящей внутри проволочного круга и простёр над ней руку. Фигурка тут же осыпалась. Убрав песок и проволоку обратно в пространственный карман, я присел в предложенное мне кресло.
  Установилось молчание. Первым не выдержал первородный Хо:
  - И что это был за ритуал?
  Вот тут я схитрил. Я решил рассказать только о втором проведённым мною ритуале, умолчав о первом:
  - Ритуал изготовления и поиска духовного следа по образцу, прошедшему ритуал подобия.
  - То есть, Вы сделали компас, позволяющий найти ту, которая подобна моей внучке?
  - С одним маленьким уточнением. Найти её, как только она умрёт.
  - А если она уже мертва?
  - Она жива.
  Первородный Хо понял, что дальнейшие расспросы бесполезны. Встав, он подал мне руку:
  - Надеюсь, первородный, это не последняя наша встреча.
  Из Банджарбары я уходил с лёгким сердцем. Пусть мне и пришлось дать обязательство помочь господину высокородного Джу Ланя, да и перед родом Сима небольшой должок у меня появился, но теперь я был уверен, что если только "Си" не находится где-то под защитой, я точно её найду. Имея сразу три точки: полноценный слепок ауры Сима Ян, отпечаток "Си" до проведения ритуала подобия, снятый с её волос, и её же отпечаток после этого ритуала, я могу нащупать её присутствие на очень большом расстоянии.
  Следующие несколько дней превратились в сплошную череду портальных перемещений. Наконец, присутствие "Си" было обнаружено на Занзибаре.
  На остров я прибыл в сопровождении трёх троек магов. У каждого, кроме помощника, был такой же револьвер, как и у меня. Защита также была на уровне.
  Присутствие "Си" я обнаружил в ничем не примечательном доме на окраине. Владельцами дома оказалась семья лервов. Прежде всего, было необходимо решить вопрос с домовым, хотя, честно говоря, если тот заартачится, особо церемониться я не буду.
  Домовой Борисыч так и не вышел ещё из стадии шуликуна. Особенно он упираться не стал и при условии, что его жильцов не тронут, а ему самому сделают подарок, обещал гостей не защищать. На том и порешили. В качестве жеста доброй воли Борисыч даже сообщил, что гостей тринадцать: главный маг, девочка-магичка и десять неодарённых солдат во главе с сержантом. Солдаты занимали первый этаж, маги - второй. Хозяева дома были переселены в пристройку, вроде бы даже добровольно. Из дома вёл только один выход через ворота. Днём пост был у ворот, ночью - двойной на плоской крыше дома. Доложил домовой и о расписании караулов.
  К сожалению, помогать мне в этом деле моя фея отказалась наотрез, а то бы я просто всех в доме усыпил. А так пришлось изображать штурм. Почему "изображать"? Бой девяти магов с боевым опытом против десяти, ну одиннадцати солдат - это даже не смешно. Никого даже убивать не пришлось. Пять магов под иллюзией забрались на стены и одновременно выпустили парализующие заклинания по крыше дома. Шансов увернуться у солдат не было. Затем, опять-таки под иллюзией, мы перебежали двор и, взломав окно, проникли в дом. Несколько заклинаний в комнате, где находились солдаты - и эта опасность ликвидирована.
  Маги на втором этаже явно страдали беспечностью. По крайней мере, никаких сигналок или ловушек они не выставили. Для меня несколько неожиданным оказалось то, что они спали в одной комнате, но вспомнив, что "Си" на самом деле уже больше шестнадцати лет, я успокоился.
  За палочки они схватиться не успели. Уже через считанные секунды зажёгся свет и я прошёл внутрь, разглядывая плотно упакованные в верёвки тела.
  "Си" в немом ужасе уставилась на меня. Её спутник, маг сорока - сорока пяти лет с резервом восемьдесят восемь эонов явно меня не узнал, однако поведение "Си" дало ему некоторую информацию. Криво усмехнувшись он заговорил:
  - Как я понимаю, я вижу перед собой первородного маркиза Ипрского?
   Я не стал отвечать на его вопрос, а приблизился к "Си". Сжав её голову в своих руках, я задал вопрос, усиливая его всем возможным для меня ментальным давлением:
  - Где Аликс?
  - Я... я не знаю. Нас разделили... в Бирмингеме.
  Это была правда, но не вся. Я вновь усилил давление:
  - Куда её увезли?
  - Она... дева пророчества. Её... увезли в лабораторию... в...
  И в этот момент, маг, про которого мы все забыли, неожиданно закричал:
  - Бено!
  "Си" как-то обмякла и замолчала. А с духовного плана пришёл сигнал об её смерти.
  Маг торжествующе расхохотался, но осёкся под моим взглядом. Подавшись назад, он крикнул каким-то тонким голосом:
  - Вы все умрёте! Все!! Вы узнаете, каково это - вставать на пути короля!
  После этого он сделал глотательное движение и тут же обмяк. Мало того, по прошествии всего нескольких минут тела обоих магов стали как бы растворяться, превращаясь в зловонную жижу. Нет, образцов я успел набрать, но толку с них?
  Всю следующую неделю я как проклятый работал в Истоке. Моя теория о возможности жульничества на экзаменах получила блестящее подтверждение, но что с того? Впрочем, было ещё одно дело, держащее меня в Истоке. Если "Си" - агент короля Якова, то Гортензии де-Карденхэм без сомнения должна знать об этом. Так что я ждал первого же отъезда заместителя директора, чтобы покопаться в её кабинете.
  Удобный случай представился неожиданно, двадцать девятого марта. Ещё с утра родовитая Гортензия была на месте, а на обеде сэр Стивен шепнул мне, что она получила какое-то неожиданное известие и, мгновенно собравшись, уехала. Моему уже почти бывшему куратору было, конечно же, очень интересно, как я собираюсь проникнуть в кабинет де-Карденхем, но спрашивать он не стал. Поблагодарив куратора, я направился к себе в апартаменты.
  Взяв всё, что по моим прикидкам могло мне понадобиться в этом проникновении, я ушёл на серые пути. В сам кабинет я попал без труда. А вот для того, чтобы изнутри уничтожить систему охраны, долженствующую реагировать на нахождение посторонних внутри помещения, у меня ушло не меньше часа. Пришлось пренебречь тем, что вернувшись, заместитель директора точно узнает, что у неё кто-то был. Что ж, зато не надо думать об аккуратности при обыске.
  Обыск помещений занял около двух часов. К сожалению, ничего особенно ценного в кабинете обнаружить не удалось. Очевидно, всё было упрятано в двух обнаруженных мною сейфах, которые я даже не стал пытаться открывать. Отнюдь не из-за опасений разрушить что-нибудь, а из-за чёткого узнавания узоров системы самоликвидации на них. Нет, если бы у меня было время, хотя бы недели две, я бы может быть и подобрал бы ключи к этим сейфам, но уничтожив систему слежения в покоях Гортензии де-Карденхэм, я сам лишил себя такой возможности.
  А вот в спальне меня ожидал приятный сюрприз. Там, практически открыто (чтобы быть точным - под подушкой), лежал дневник заместителя директора. Открыв его на произвольной дате в начале прошлого года, я сразу же наткнулся на довольно-таки интересную информацию о том самом полуразрушенном здании в Истоке. Это здание де-Карденхэм называла "лабораторией", а человека, управляющегося в ней "Фрэнком". Так что, взяв дневник и основательно порушив, а частично - уничтожив обстановку, а также вскрыв оба сейфа, причём остатки содержимого сейфов я аккуратно выгреб, чтобы не было понятно, уничтожено оно или вынесено в целости и сохранности, я покинул апартаменты заместителя директора. Наружную систему безопасности я также сломал - изнутри это оказалось сделать не просто, а очень просто. После всех этих дел я заперся у себя в апартаментах.
  Дневник открыл для меня Гортензию де-Карденхэм как фанатика науки, причём ради достижения результата она не гнушалась никакими средствами. Я не сразу понял, о каком "материале" она всё время толкует. И только когда она назвала так Сабину, я сообразил, что речь идёт о людях.
  Множество записей было посвящено созданию "попрыгунчиков". И вот тут я реально впал в прострацию. Оказывается, тварь хаоса сажалась внутрь каркаса, создаваемого из ещё живого одарённого! Причём процент удачных операций колебался в районе двадцати пяти! Одна запись меня попросту потрясла:
  - Пятое сентября. Наконец-то нам привезли достаточное количество материала. Фрэнк полон энтузиазма и обещает довести процент удачных соединений до сорока. Подумать только! Это же почти двести готовых изделий!
  Получается, что Аликс была абсолютно права. Катастрофу с "Преодолением" организовал именно король Яков, без колебаний обрекший на страшные муки разом пятьсот преданных ему людей ради создания сильного воинского подразделения.
  В принципе, читал дневник я абсолютно бессистемно. Посмотрев почти в самое начало дневника я обнаружил следующую запись:
  - Тринадцатое января. Да уж, группа "лис" получилась не только самой большой по численности, но и самой проблемной. Совершенно непонятно, что опоясанный рыцарь забыл на этом факультете! А если вспомнить то, что прибыл этот рыцарь ещё десятого, то его поведение и вообще становится подозрительным. Как бы не оказалось, что он здесь для того, чтобы оберегать реального претендента на трон Иверии и его верную клеврету, Лорену Карнфорт. А ведь я столько усилий приложила для того, чтобы нейтрализовать этого самого Норманна Кой с его невестушкой на факультете лис! Как туда же затесалась эта самая Лорена - непонятно. Похоже на саботаж. Тут ещё и этот первородный со своим вассалом! Первородный! У "лис"! А уж его вассал, с резервом, который не у всякого выпускника встретишь, да ещё и похожая как две капли воды на деву пророчества! Да половина учеников передерётся за неё в первую же неделю! А Дейзи Бенсон, которая просто-таки на коленях умоляла отправить её именно к "лисам"! И тут вдруг от тайной службы приходит уведомление о нежелательности совместного обучения ещё одной "сладкой парочки" - Оззи Зарнена и Мирабеллы Руайян. А ещё через неделю они не могли об этом сообщить!?! Мало того, куратор у них - викторианец, то есть абсолютно неподконтрольный человек. Ну и вишенкой на торте выступает лже-первородная креатура секретной службы, которую пришлось срочно запихивать в одну группу с этим первородным, нарушая не только все мыслимые и немыслимые законы школы, но и парочку законов страны.
  Да, это было интересно, но не более того. А вот совсем недавняя запись меня заинтересовала гораздо больше: "Седьмое марта. В лабораторию доставили какой-то очень ценный материал. Фрэнк отказывается разговаривать со мной на тему того, чтобы пустить меня внутрь даже просто понаблюдать за работой с ним".
  Аликс пропала пятого марта.
  
  
  Глава 24
  
  С утра меня разбудил сэр Стивен:
  - Снимаю перед Вами шляпу, первородный. Так виртуозно увести расследование по ложному следу! Клянусь, если бы я точно не знал, что в кабинете де-Карденхэм были именно Вы, тоже бы обманулся.
  Его славословия меня несколько насторожили. Я-то точно знал, что никаких таких мер по созданию ложного следа не предпринимал (кстати, зря). Сэр Стивен тем временем продолжал:
  - Откройте только одну тайну, первородный. Это чудовище... оно Вам подчиняется или вы сыграли на его инстинктах?
  Не говоря ни "да" и "нет" я вопросительно посмотрел на сэра Стивена. Ну да, решил потянуть время, по-моему, очень подходящая для данного случая тактика. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, затем сэр Стивен отвёл глаза, улыбнулся и кивнул каким-то своим мыслям:
  - На всякий случай, сообщаю: на поиски чудовища отправился целый отряд, даже занятия ради этого дела на сегодня отменили. Так что если Вам дорога судьба этого... зверя, рекомендую отправить его подальше отсюда.
  За время этого монолога я смог сформулировать свою позицию по отношению к сообщённой мне информации:
  - Де-Карденхэм не сообщала, что у неё пропало?
  - Нет, только посетовала на то, что какие-то неизвестные ей коконы вылупились в настолько неудачное время.
  - А следы чудовища были обнаружены?
  - Кроме проломленной стены - никаких.
  - Что ж, нам остаётся только надеяться на мастерство охотников, и, отвечая на Ваш вопрос, нет, я не имею никакого отношения к чудовищу, которое сейчас так усердно ищут.
  Сэр Стивен рассмеялся:
  - Я так и думал. Зачем рисковать, дрессируя какое-то там чудовище, если его можно в любой момент вызвать в нужное место. Вызвать, заставить наследить и вновь отозвать. Вы успокоили меня, первородный. Моя репутация как воспитателя законопослушных учеников, вне опасности.
  Произнеся это он удалился, насвистывая какую-то весёлую мелодию. Я же остался переваривать услышанное. Нет, определённая версия у меня, конечно же, возникла, но вот кто бы мне её подтвердил? Как жаль, что Жаклин уже закончила учёбу! Больше никого, настолько же осведомлённого о делах, творящихся в школе, я не знаю. Если, конечно, не учитывать Дейзи Бенсон, но первым подходить к Дейзи без крайней необходимости я не рискну.
  А вообще, если подумать, в этом году я не завёл никаких новых знакомств. Мой же прошлогодний круг общения состоял либо из четвероклассников, либо из школьников моей группы. А моя группа, которую в прошлом году называли: "самой большой у "лис" за многие столетия", сильно уменьшилась в размере. Из восемнадцати осталось... а ведь действительно, если не считать меня, уже почти "отрезанный ломоть", осталось всего десять человек.
  Ингрид после нашей поездки в Спинию так и не вернулась в Бритстан. Пятнадцатого марта она была официально переведена в школу при университете Саламанки - старейшего и престижнейшего в Спинии. Для меня оказалось новостью то, что по размеру эта школа превышала Исток раза в четыре, несмотря на жёсткий отбор. Дело в том, что в неё стремились попасть одарённые не только из Спинии, но и из стран северной Африки.
  Норманн погиб у меня на глазах. И вот парадокс: своей смертью он сделал для сопротивления бритстанцам значительно больше, чем своей жизнью. Если в первые дни марта бритстанцы практически не встречали сопротивления, то после гибели Норманна то здесь, то там вспыхивали восстания. И, несмотря на то, что все выступления жестоко, и главное быстро подавлялись, сопротивление только набирало силы. Очевидно, Норманн подозревал об этом, если вспомнить его последние слова.
  Знаменем сопротивления стал неродившийся ещё ребёнок Норманна и Лорены. Уж не знаю, откуда пошли слухи: от Эсмеральды Альхерри или из Малин-Хеда, но то, что ребёнок будет и что это будет (почему-то) мальчик, никто не сомневался. Кстати и самой Лорене повстанцы уделяли много внимания. По крайней мере, историю спасения ею жителей Лондондерри мне уже передавали в четырёх вариантах, причём количество спасённых росло по экспоненте.
  Сабину сэр Стивен увёз в замок викторианцев ещё до начала этого учебного года. Так что она сейчас училась в какой-то школе на континенте, какой - сэр Стивен не сказал, однако пару писем от неё уже было передано викторианцами в Ипр.
  Дона Кристобаля публично казнили в Лондоне, впрочем, как и множество других последователей церкви святой истинной веры по всей Европе. В данном случае возраст рыцаря не стал помехой, единственное - его не сожгли живьём, как остальных, а сначала отрубили голову.
  Смерть "Си" я видел сам и сам, по сути, спровоцировал, однако если и жалел о чём, так это о своей торопливости. Надо было подумать о том, что у агента просто обязан быть механизм самоуничтожения. И то, что в данном случае этот механизм привёл в действие не сам агент, говорит лишь о малой степени доверия к ней.
  Интересное, кстати, слово для активации заложенного в "Си" конструкта было подобрано бритстанцами. И самое интересное в нём даже не его значение: "счастье", а язык, который оказался искусственно созданным в прошлые времена.
  Ну и Аликс, даже когда (никакого "если"!) будет освобождена мною, уже не вернётся в Исток. Документы о её переводе были мною получены. Правда, ещё не было решено, в какую школу она отправится, так как дорога в Престол перед ней была закрыта, но школ много, да и неважный сейчас это вопрос.
  Однако долго искать источник информации мне не пришлось. Стоило лишь войти в столовую, как ко мне буквально подлетела Мирабелла:
  - Серж, Вы слышали последние новости?!
  - Что Вы имеете в виду? Если Вы про ту собачку, которая осмелилась задрать лапу возле ворот Истока, то кое-какие слухи до меня дошли.
  Мирабелла вытаращилась на меня. Рот её открывался и закрывался, но из него не вылетало ни звука. Я решительно взял её под локоть:
  - Вот Вы мне и расскажете все последние новости - и направился к выходу из столовой. Пока мы шли, Мирабелла успела немного прийти в себя, поэтому, когда мы скрылись от посторонних глаз и я активировал всю возможную защиту, лишь покачала головой:
  - Оззи будет мною недоволен.
  - Он имеет на это право?
  - Он считает, что да.
  Искусительница прямо-таки провоцировала меня на продолжение разговора в этом направлении. И я едва не повёлся на это искушение. Действительно, проучиться больше года с этими детьми и только вчера случайно узнать, что их что-то связывает! Да и намёк у Мирабеллы вышел абсолютно недвусмысленным. Впрочем, пришла отрезвляющая мысль, времени на все эти игры внутри Истока у меня уже не было. Не сегодня, так завтра до меня всё-таки доберутся, и придётся уходить. И хорошо, если уходить без скандала. Так что я лишь широко улыбнулся:
  - Ну ты (я впервые назвал её на "ты", показав, что понял её намёк на подчинение мне) всегда можешь в таком случае поплакаться мне в жилетку... в Ипре.
  - Благодарю Вас за приглашение первородный. Я... то есть мы, очень польщены им.
  После этого разговор плавно перешёл на вчерашние события, как их увидели ученики и персонал Истока. Оказывается, первым свидетельством того, что случилось нечто, стал пролом в стене, обнаруженный после ужина. Каким образом этот пролом не обнаружили раньше - остаётся только гадать. Пролом оказался как раз в том месте, где я сбросил остатки содержимого сейфов. Потом, уже ближе к ночи, вернулась заместитель директора. Соответственно вскрылись последствия моего визита к ней. А вот дальше всякая логика из действий бритстанцев исчезла.
  Они приняли как данность, что на территорию Истока проникло какое-то чудовище, не обладающее разумом. Оно взломало стену, незамеченным пробралось до коттеджа, в котором проживала де-Карденхэм, всё там порушило, забрало из закрытых сейфов то, что ему было надо и ушло, не оставив никаких следов за пределами Истока. Вот покажите мне чудовище, которое сможет действовать настолько нелогично и в то же время разнообразно! Иначе, чем лютый бред, такую теорию не назовёшь, но, как уверяла Мирабелла, на поиски чудовища отправились не только добрая половина преподавателей, но и часть охраны одних интересных развалин.
  Я бы, конечно, продолжил расспросы, которые только что подвели к очень интересующей меня теме, но в этот момент наше уединение было прервано какой-то служанкой, которая завидев нас, целеустремлённо поспешила куда-то. Так что я быстро распрощался с Мирабеллой и ушёл.
  Конечно же, снятие части охраны с места прорыва хаоса явно попахивало ловушкой, но я был точно уверен в двух вещах: если Аликс сегодня и находится здесь, то уже завтра её здесь может и не быть. А если мне и готовится ловушка, то на такую глупость, как атака среди белого дня, они явно не рассчитывают. Так что если идти, то идти прямо сейчас.
  Подходить к зданию, находящемуся в месте, перенасыщенном хаосом, по серым путям смело можно отнести в список самых извращённых способов самоубийства. Поэтому, только проникнув на территорию, огороженную недавно построенной стеной, я тут же вышел с серых путей. Заходил я со стороны внешней стены Истока, так что развалины были прямо передо мною.
  По зрелому размышлению, заходить в сами развалины я решил со стороны пристроенной к развалинам казармы, находящейся с моей точки наблюдения как бы слева от развалин. Всё-таки здания позволяли мне скрыться гораздо качественней, нежели кусты. Казарма представляла из себя одноэтажное деревянное здание под двускатной крышей размером сорок на пятнадцать метров. Насколько я знаю, такие казармы являются стандартными для размещения в них роты. Вход в казарму оказался с противоположной от меня стороны.
  За казармой, точнее, между казармой и стеной, находилось ещё одно здание, поменьше, где-то пятнадцать на пять метров, полностью сделанное из камня и не имеющее ни единого окна. В таких зданиях обычно содержалась нежить.
  От того места, где находился я, до казармы нужно было пройти вдоль стены. Эта задача облегчалась тем, что в отличие от ближайших подходов к развалинам, полностью вычищенных от всяких следов растительности, данное пространство не было абсолютно пустынным, то тут, то там росли деревья, а кустарники и вовсе образовывали целые заросли. Впрочем, пробираясь по этим зарослям я дважды замечал оборудованные лёжки секретов, сейчас пустые. То ли они выходили только ночью, то ли и вправду часть солдат была отправлена на поиски "чудовища".
  К моему удивлению и радости, фея согласилась мне активно помогать в этом мероприятии. Так что шёл я довольно-таки смело. Фея, в отличие от меня, могла засечь с большого расстояния не только людей, но и следящие артефакты, да и отводить глаза у неё получалось куда лучше, причём на гораздо большем расстоянии.
  Добравшись, наконец, до хранилища нежити, я огляделся. Перед казармой оказался расположен плац, по другую сторону плаца - дом для офицерского состава и поводырей для нежити. А что вы думали? Любая нежить нуждается в поводыре, другое дело, что чем нежить менее высокого уровня, тем меньше усилий надо прикладывать для управления ею. Простейшими мумиями можно управлять даже лервам, с помощью артефакта, естественно. Около офицерского дома стоял часовой.
  От здания, служащего хранилищем нежити, распространялся тяжёлый сладковатый запах мертвечины, что было необычным. Ни один вид боевой нежити, используемой Бритстаном, не вонял. Впрочем, желания посмотреть, в чём тут дело, не возникло.
  Первоначальный план предусматривал тщательное минирование всех помещений, где могут находиться бритстанские солдаты. Однако пришлось отказаться от этой мысли. И вовсе не из гуманистических соображений. Просто фея сообщила, что в казарме находится всего чуть более десяти человек, а в доме для офицеров всего двое. Количество нежити она, естественно, сообщить не могла, но логично было бы предположить, что и её состав значительно сокращён. Так что я решил поберечь мины, запас которых всё-таки не бесконечен, на сами древние развалины.
  Данные мины были моей гордостью. Сами по себе простейшие, на основе стандартного рунного рисунка. Единственное - в него мною было добавлено плетение на основе магии времени, что повышало разрушительное действие мины в пространстве, переполненном хаосом. Ну и капелька крови Сабины увеличивала незаметность и стабильность мины в этом месте. И что самое приятное - ничего, что указывало бы на какие-то нестандартные знания, после срабатывания мин не останется. Обычные магические мины, только вот если в классическом исполнении к рунам "привязывался" накопитель, то в моём случае взрывчатым веществом служила энергия, вкаченная непосредственно в рисунок.
  На испытаниях эти мины зарекомендовали себя очень хорошо. Конечно же, тех же возгулов они уничтожат, только если случайно разорвут на маленькие кусочки, но в каменном здании выведут из строя с гарантией. А уж те же скелеты - рыцари совершенно беззащитны перед взрывами, не говоря уже об обычных солдатах.
  В дальнейшем продвижении мне значительно помогло то, что в задней стене казармы отсутствовали окна. Так что удалось ограничиться лёгкой иллюзией "хамелеон", от наблюдателей, находящихся на внешней стене. Скорость передвижения, правда, никакая, но для обнаружения меня с расстояния большего, чем пять метров, потребовался бы человек с идеальным магическим зрением.
  Для прохода внутрь развалин требовалось подняться на крыльцо и пройти в проём, в котором когда-то ранее находилась дверь. Внизу у крыльца стоял парный пост. Часовые в егерской форме выглядели вполне себе бравыми вояками. Не тянулись во фрунт, но и не расслаблялись. Впрочем, против феи вся их внимательность пропала впустую. Она лишь пролетела между ними и глаза часовых остекленели. Я спокойно прошёл внутрь. Фея влетела вслед за мной, тут же поёжилась и произнесла:
  - Здесь я практически бессильна.
  Я кивнул. Да, в отличие от ситуации снаружи, здесь хаос не лежал мёртвым налётом, а был именно обычным, вечно изменяющимся хаосом. А его количество делало развалины настоящим царством хаоса. Единственное, что более ли менее оставалось неизменным - пол под моими ногами, хотя и он постоянно менял цвет, на нём появлялись и исчезали разные рисунки. Всё же остальное вообще как бы не существовало. В один миг перед моими глазами возникал огромный сверкающий зал, и тут же превращался в какую-то крысиную нору. Менялось всё вокруг: освещённость, стены, потолок вообще: то исчезал, то появлялся вновь. Это и было царство хаоса.
  Главное правило поведения в царстве хаоса гласит: "Единственная реальность, которая есть в хаосе - та, которую мы сами создаём своим воображением". Так что вместо того, чтобы пытаться искать что-то в этом изменяющемся окружении, я составил в своём воображении картину того места, в которое я хотел бы попасть. Нет, точной картины я не знал, но представить себе типичную лабораторию мага-исследователя могу.
  Мне пришлось пройти всего несколько шагов. Внезапно, обстановка резко стабилизировалась и моему взгляду предстала большая, длинная, но относительно неширокая лаборатория, площадью от ста двадцати до ста пятидесяти квадратных метров. Такой большой разброс данных по её площади объяснялся тем, что все стены лаборатории оказались заставлены оборудованием. Множество различных непонятных приборов перемежались с вполне обыденными алхимическими и хирургическими столами, шкафами для бумаг, стеллажами. На полу было начерчено несколько ритуальных кругов, причём я сразу заметил, что они отличаются от стандартных. Лаборатория была очень хорошо освещена ровным белым светом, исходившим из артефактов на основании энергии молнии. У дальней стены находился вертикальный стенд, к которому за руки и ноги было приковано женское тело. К телу тянулись многочисленные трубочки.
  В первый момент я подумал, что это Аликс. Голова женщины была опущена и её длинные, тёмно-каштановые, такие же, как у Аликс волосы, закрывали её спереди. Так что я решительно прошёл к стенду. Женщина услышала мои шаги и с усилием приподняла голову. Волосы немного разошлись в стороны и я убедился, что это не Аликс. У Аликс не было столь пронзительно-сияющих зелёных глаз. Да и на вид незнакомке было около тридцати лет. Впрочем, моих ближайших планов это открытие не изменило. Выполнив задуманные действия, я попытался приблизиться к стенду.
  Вплотную к стенду я не смог сразу пройти из-за охранного периметра. Впрочем, такой периметр, стабильный по определению, запитанный от магии хаоса перестаёт быть серьёзной преградой. Одним движением убрав его, я приблизился вплотную к женщине и уже поднял руку, чтобы снять оковы, как вдруг замер. Разрушение охранного периметра вызвало небольшой сквозняк, который разметал прикрывающие женщину волосы и я наконец заметил, в каком состоянии она на самом деле находится.
  Грудная клетка и живот женщины были вскрыты и все внутренние органы были вытащены оттуда. Трубочки, которые я заметил изначально, на самом деле оканчивались в различных ёмкостях, в которых находились эти самые, извлечённые из женщины, внутренние органы. И они работали!
  Я опустил руку, в таких условиях пытаться освободить пленницу было очень опасно, любое движение для неё могло стать последним. А вот как безопасно для женщины вернуть её органы на место - я не знал.
  Первой установившееся молчание прервала женщина. С усилием она вытолкнула из себя:
  - Кто ты?
  Речь явно давалась ей с большим трудом. В обычной ситуации я, прежде всего, напоил бы женщину, но в данном случае я не знал, могу ли я так поступать. На вопрос же "материала" (а кем она ещё могла быть) я честно ответил:
  - Враг здешних хозяев.
  - Убей меня, пожалуйста.
  - Мне надо получить ответы на некоторые вопросы.
  - Хорошо. Потом ты убьёшь меня?
  Я ответил не сразу. Сначала я закончил осмотр женщины. Она оказалась просто-таки природным источником энергии жизни, но вот все её силы уходили на поддержание существования этого тела. Поэтому я первым делом спросил:
  - Тебе не повредит, если я попытаюсь тебя немного поддержать?
  - Ты убьёшь меня?
  Её настойчивость начинала настораживать. Мало того, я-то прекрасно видел, что как раз таки убить себя она могла в любой момент и без особенных усилий. Так что я ответил значительно более резко, чем изначально намеревался:
  - Пока ты будешь пытаться играть меня в тёмную - нет.
  С этими словами я влил в энергосистему женщины капельку чистой энергии жизни. Она произвела на пленницу прямо-таки волшебное действие. Чернота, распространяющаяся от мест присоединения трубок к её телу, резко уменьшилась в размерах, дыхание стало более ровным. Через несколько секунд женщина значительно более окрепшим голосом задала мне вопрос на каком-то неизвестном мне языке, но ответить я не успел. Сигналка, установленная мною на входе в лабораторию, сообщила мне, что сюда кто-то приближается. Развернувшись, я как раз заметил, как в лабораторию почти вбежала какая-то фигура.
  Несомненно, передо мной стоял одержимый хаосом, которого де-Карденхэм в своём дневнике называла "Фрэнком". Болотного цвета кожа с большими и редкими порами. Непропорционально большая голова без единого волоска на ней с носом в виде маленького хобота и тремя парами глаз. Две пары трёхпалых рук, расположенных по бокам туловища одна под другой, короткие ноги коленками назад, как у кузнечика. Передвигался одержимый как бы немного подпрыгивая при ходьбе. Я вскрикнул в притворном ужасе и отбежал к стене, выставил перед собой палочку, которая ходила ходуном в моей руке.
  Одержимый приблизился и начал изменять свою форму. Я не препятствовал этому процессу, так как мне надо было о многом расспросить одержимого. А расспрашивать врага лучше в тот момент, когда он чувствует себя победителем.
  Через минуту одержимый выглядел почти как обычный человек. Впечатление портила лишь лишняя пара пятипалых рук и третий глаз, совершающий неторопливое броуновское движение по всему телу.
  - Давно материал сам ко мне не заходил, - протяжно произнёс одержимый. - Неужели охрана совсем разленилась? Или ты их всех поубивал?
  Сказав это, одержимый захохотал, как будто произнёс что-то ужасно весёлое. Стараясь подпустить в голос побольше паники я истерично закричал:
  - Немедленно отдай Ал... деву пророчества! - вовремя поправился я. Конечно же, возможно, он меня сразу узнал и просто играет, притворяясь несведущим в вопросе, кто заглянул к нему "на огонёк", ну а вдруг действительно не в курсе?
  Одержимый неподдельно удивился:
  - А зачем мне дева пророчества? Вот её ребёнок - другое дело, а сама она - лишь сосуд для него.
  - Она беременна?! - Данное заявление настолько потрясло меня, что я даже забыл, что надо разыгрывать страх.
  - Да какая разница? Сейчас не беременна, через месяц - будет беременна. Но ты этого уже не увидишь.
  С этими словами он бросил в меня какое-то подобие связывающего заклинания. Дилетант! Магия хаоса в настолько структурированном и требовательном к контролю заклинании не помогает, а лишь мешает. И то, что вбухано в это заклинание было явно около двухсот эонов энергии, то есть больше двух моих нынешних резервов, нисколько не спасло несущиеся ко мне путы от рассеивания, причём в своё заклинание я вложил меньше десяти эонов.
  В свою очередь я попытался заключить одержимого в клетку из энергии порядка. Подготовка основы такой клетки было одним из тех действий, ради которых я замешкался перед приближением к стенду. Движением помощника я выставил якоря клетки в нужные, исходя из нынешнего положения тела одержимого точки, и активировал заклинание. Клетка сформировалась штатно, в сечении она представляла из себя равносторонний треугольник с длиной каждой грани семьдесят пять сантиметров. Высота клетки, соответственно - два метра двадцать пять сантиметров. Прутья клетки были лишь вертикальными, на расстоянии пять сантиметров друг от друга. На горизонтальные у меня не хватило сил. И без того на устройство клетки пришлось пожертвовать единственным накопителем с энергией порядка. Однако я недооценил силы одержимого. Опешив в первый момент, он уже в следующую секунду раздулся, как шар. Плоть одержимого соприкоснулась с клеткой. Послышался полный муки вой, но одержимый упорно продолжал давить на клетку. Несколько заклинаний из школы пространства, применённых мною, казалось, только раззадорили "Фрэнка" и он усилил давление.
  Клетка сопротивлялась не больше двадцати секунд и разлетелась в разные стороны. Одержимый, в облике которого уже не осталось ничего человеческого, рванул ко мне, но внезапно его снесло к ближайшей стене. Шкаф с лабораторной посудой этого столкновения не выдержал, заставив одержимого неуклюже ворочаться среди своих обломков. В дело вступил мой "засадный полк".
  Одним из самых больших неудобств использования духов-защитников, на мой взгляд, является то, что такие понятия как "язык" и "нелетальный ущерб" в их лексиконе отсутствуют как класс. Вот и теперь, совершенно не обращая внимания на то, что я попытался его отозвать обратно в браслет, дух-защитник рванул к одержимому. Выпущенный одержимым в упор по духу поток зелёного пламени защитник высокомерно проигнорировал. Подобравшись к одержимому вплотную, дух-защитник начал ритмично долбить молотом.
  В дальнейшей битве я практически не принимал участия. Мои действия ограничились тем, что я дважды рассеивал "паразитов" - сгустки хаоса, разрушающие упорядоченные структуры, да заключал в малые круги порядка ошмётки тела одержимого, где они благополучно истаивали.
  Наконец дух-защитник победно вскинул вверх молот, после чего развернулся и подошёл ко мне. Да уж, именно про такой вид говорят: "краше в гроб кладут". Половины левой руки вместе со щитом нет вообще, на теле множество рваных ран, как будто его пытались съесть. В двух местах тело попросту прогрызено насквозь, благо отверстия не очень большие - это работа "паразитов". И это всё с учётом того, что на нём был дополнительный "панцирь" энергии пространства!
  Дух-защитник подошёл ко мне, отсалютовал здоровой рукой и исчез. Теперь, если его не беспокоить, то сам он восстановится месяца за три, а вот если ему помочь, совместив восстановление с усовершенствованием, то и полугода не хватит.
  Я же прошёл на место последней битвы одержимого. Построив очередной малый круг порядка я уничтожил последние остатки тела "Фрэнка", про себя досадуя на то, что очень многие вопросы остались без ответа. На пленницу я демонстративно не обращал внимания, пройдясь по лаборатории, расставляя мины и без особого разбора кидая в пространственный карман документы. Так что женщине пришлось самой обращать на себя моё внимание:
  - Приношу свои извинения за недостойную попытку использовать Вас втёмную.
  Я обернулся и подошёл поближе к женщине. Очевидно, того заряда энергии, что дал ей я, хватило ненадолго и она вновь лишилась всех сил. Поэтому я начал разговор с самого, на мой взгляд, животрепещущего вопроса:
  - Если я передам ещё немного энергии, это не повредит?
  - Мне уже ничего не повредит. Мне осталось не больше получаса, потом я уйду.
  Я вновь влил в неё немного энергии жизни и продолжил расспросы:
  - То есть, Вы могли умереть в любой момент?
  - Да, но в случае моей преждевременной смерти король Яков получил бы мою силу.
  - Это как?
  - То, что Вы видите, это не пытки ради удовольствия. Я, как и мои сёстры, ношу в себе концентрированную энергию жизни, и это чудовище пыталось определить, в каком органе она сосредоточена. Но он так и не понял, что эта энергия равномерно распределена по всему моему телу. Если меня убить, то энергия попросту пропадёт, а вот сами члены моего рода могут выделять эту энергии в виде жемчужин. Так вот, если бы я умерла прежде, чем израсходовала бы всю свою энергию, то остаток её достался бы моим палачам.
  - А что Вы планировали сделать со мной?
  - Я хотела взять Вас в момент моей смерти под контроль, чтобы Вы выполнили мою последнюю волю и рассказали о случившемся моему роду. Они должны знать, что король Яков и есть тот самый враг, который похищает наших мужчин и женщин с целью получения эликсиров жизни и смерти.
  - Стоп. Получается, у ваших мужчин такое же хранилище, как и у женщин, но только энергии смерти?
  - Да.
  - Подожди... а твой род, он что, живёт в море?
  - Да. Членов младших родов моего народа Вы знаете как русалок.
  Я лишь хмыкнул на это заявление. Женщина воззрилась на меня в непритворном возмущении:
  - Я сказала что-то смешное?
  - Нет, но твой диагноз неверен. Король не собирает энергию. Не знаю, кого он хотел вылепить из тебя, но вот ваши мужчины идут на изготовление возгулов.
  - Ты уверен?!
  - Я уверен в том, что возгулов делают из частей тел морских существ, которые просто-таки пропитаны энергией смерти.
  - Вы обещаете передать эти сведения моему роду?
  - Обещать не буду, но при первом удобном случае.
  - Я верю Вам. Я прошу Вас дать мне десять минут. После этого я уйду. После меня останется жемчужина. На ней, вместо энергии, будет моё слово, что Вам можно верить, что Вы - мой спаситель от участи, которая гораздо страшнее смерти и что то, что Вы скажете, правда. Моё слово позволит Вам требовать любую награду за Вашу информацию. Согласны ли Вы отнести моё слово?
  - Десять минут? Очень жаль, у меня слишком много вопросов к тебе накопилось.
  - Не бойтесь, на всё Ваши вопросы ответят. Это ничто по сравнению с той услугой, которую Вы окажете нам.
  - Я так понимаю, что эти десять минут я не должен тебя отвлекать?
  - Да.
  - А что за язык, на котором ты ко мне обратилась до боя?
  - Это язык русалок.
  - В мире есть люди, владеющие им?
  - Да, это ведь не язык домовых. Мы из своего языка секрета не делаем.
  - И последний вопрос. В каком шкафу находятся конечные результаты исследований?
  - Второй справа от меня.
  - Что ж, прощай. Да будет твоё посмертие лёгким, а перерождение - счастливым.
  - Прощай. Да будут Боги к тебе благосклонны.
  Я отвернулся от русалки (русалка с ногами, кому сказать - не поверят!) и пошёл потрошить указанный шкаф. Бегло ознакомившись с содержимым шкафа, я без раздумий выгрузил из пространственного кармана всё ранее бессистемно набранное туда и стал методично переносить в карман содержимое шкафа, по итогу набив карман чуть меньше, чем полностью. Затем прошёл обратно к стенду.
  Русалка исчезла. Единственное, что говорило об её бывшем присутствии здесь - большая лужа воды на полу и розовая жемчужина, лежащая в луже. Лишь в этот момент я сообразил, что так и не поинтересовался именем русалки. Посетовав на свою забывчивость, я поднял жемчужину и отправил её вслед за бумагами, после чего немного постоял, склонив голову, отдавая дань памяти храброй женщине.
  После этого я закрыл глаза и представил себе Аликс. Её образ возник передо мною, как живой. Сделав несколько шагов в произвольном направлении, я открыл глаза лишь для того, чтобы убедиться в том, что я по-прежнему нахожусь в лаборатории. Конечно же, это абсолютно не означало того, что Аликс здесь нет, но всё же, всё же. Да и одержимый выглядел искренне изумлённым, когда я спросил его о деве пророчества.
  Сейчас передо мной встала дилемма: сначала попытаться перекрыть проход на Грань, являющийся источником энергии хаоса или попытаться сначала найти Аликс? Оба варианта имели как положительные, так и отрицательные стороны, но по здравому размышлению я всё же решил сначала разобраться с проходом. Главным аргументом стало то, что после исчезновения прохода должен исчезнуть и активный хаос, а значит найти Аликс по её метке и аурным отпечаткам будет значительно легче. Уже в который раз за последние недели я обругал себя последними словами за то, что так и не удосужился снять с неё полноценный аурный слепок. Ну что мне стоило потратить каких-то пятнадцать минут! А блуждать в царстве хаоса можно много часов и так и не получить однозначных доказательств, что исследовал всё. Приняв решение, я продолжил минировать лабораторию. Оставшиеся мины я хотел использовать для минирования прохода на Грань. Авось этого хватит, чтобы закрыть существующую щёлочку, через которую прорывается хаос. Я вновь закрыл глаза и представил проход, точно такой же, как в моём замке в Ипре. После чего сделал несколько шагов и открыл глаза. Ожидаемого прохода я не увидел. Вместо него моему взору предстал разрушенный зал. То тут, то там лежали груды камней. Потолка у зала не было видно, его заменял клубящийся хаос. В магическом зрении я также не увидел никакого канала или прохода куда-нибудь. Вместо этого я обнаружил источник хаоса прямо в этом самом зале.
  В месте, где обнаружился источник хаоса лежала мумия. Между сплетённых между собой пальцев мумии находился небольшой бесформенный камешек, ярко светящийся в магическом спектре. Вживую я ранее не видел такие камешки и даже не предполагал, что их можно встретить за пределами плана хаоса. Мне впервые за мои жизни довелось вживую смотреть на частицу первозданного хаоса, принесённую, очевидно, в момент катастрофы каким-то исследователем. Он и после смерти держал эту частицу в своих мумифицированных руках.
  Боги, что это было за искушение! С этим камешком я могу стать самым могущественным не только на Земле, но и во многих мирах и на многих планах. Мало того, не удивлюсь, если с помощью её энергии я смогу попасть назад, к себе в Гиперборейскую империю! А если не захочу напрягаться сам, те же Горынычи мне за такой "товар" дадут всё, что только моя душа пожелает! Однако я прекрасно понимал, что удержать такую силу я в настоящий момент не в состоянии. Так что, попытавшись взять частицу первозданного хаоса, я, скорее всего, просто-напросто окажусь здесь же, рядом с первой мумией. Хоть и жаль, до слёз жаль, но придётся уничтожить эту частицу, так как забрать её я никак не могу. Хвала Богам, хоть это я мог сделать с практически стопроцентной гарантией.
  Есть в школе пространства ритуал закольцованного пространства. Обычно его применяют как часть защитных систем. Будучи до предела логичной и простейшей из многомерных структур, он прекрасно подходит для борьбы с хаосом. Нарисовав октаграмму и разместив во всех её углах накопители с энергией пространства (пришлось даже пожертвовать накопителем из системы личной защиты), я, на всякий случай, отошёл к выходу из зала. Активировав ритуал, я в прыжке покинул зал и упал на пол, прикрыв голову руками.
  Подождав минуту и не дождавшись никакой реакции из зала, я осторожно встал. Первый же опасливый взгляд на зал убедил меня в том, что ритуал сработал. Октаграмма, большая раза в три, чем нарисованная мною, оказалась просто-таки вплавленной в пол. В её границах не было ни частицы первозданного хаоса, ни мумии, ни даже мельчайшего камешка. Подойдя поближе я был вынужден немного себя поправить. Прямо в центре октаграммы лежали кисти мумии. Частицы первозданного хаоса в них не было...
  После уничтожения частицы первозданного хаоса всякая активность хаоса начала затухать и через считанные минуты прекратилась вовсе. Так что моему взору полностью открылись развалины. Никаких громадных пространств в развалинах не было, да и подвал был лишь под частью бывшего здания. Я сейчас находился в бывшем зале связи Земли и Грани. Кроме этого зала и подвала в развалинах обнаружился длинный коридор, большая часть которого сейчас была занята лабораторией, комната для стражи у входа в коридор и комната для персонала, обслуживающего переход. Аликс нигде не было. Не доверяя показаниям проведённых ритуалов, я лично прошёлся по всем помещениям - безрезультатно, если не считать обнаружение множества человеческих останков в подвале. Я набрал образцов, вдруг пригодится, после чего открыл проход на серые пути. Несмотря а то, что пассивный хаос был повсюду, я практически без опасений вошёл туда и именно таким образом покинул лабораторию.
  Выйдя с серых путей, я поразился тому, как немного времени, судя по положению солнца, прошло. Пройдя через парк я уверился в этом, поскольку часы на главном здании указывали, что ещё даже не наступило время обеда. Было неприятно осознавать сбой своего чувства времени.
  Продвигаясь по территории Истока, я заметил, что слой пассивного хаоса прямо-таки на глазах тает, как кусок рафинада в кипятке. Мой же путь лежал во второй корпус, вернее в подвал под астрономической башней. Именно там и находился настоящий камень выбора.
  Вокруг шумела обычная школьная жизнь, дети и подростки радовались незапланированному выходному. Постепенно, под воздействием их оптимизма и веселья, сковавшее меня напряжение уходило. Подойдя к входу в астрономическую башню, я активировал все свои мины разом. Грохот взрыва был слышен даже отсюда.
  Уже вскоре я стоял перед камнем. Внешне настоящий камень выбора нисколько не отличался от той фальшивки, на которую я вставал, казалось, в прошлой жизни, а на самом деле - менее, чем полтора года назад. Встав на камень, я опустил все щиты и открылся сканированию. Никаких ритуалов я не проводил. Всё-таки камень выбора, как и сам Исток были продуктом значительно более продвинутой магической науки, чем нынешняя наука Земли и явно не нуждались в таких "костылях".
  Камень выбора засветился переливом огоньков, мне даже показалось, что в подвале заиграла какая-то музыка. Вдруг, свечение камня погасло, и от него в сторону выхода протянулась дорожка света. Передо мной прямо из воздуха материализовался медальон, точно такой же, каким он описывался в прочитанных мною книгах.
  Я стал свободен от школы Исток.
  
  
  Эпилог.
  
  Интерлюдия 1
  Командор редко приходил сюда. Лишь в минуты самых тягостных раздумий он покидал безопасные внутренние помещения своего убежища и выходил на побережье. Вот и сегодня он приказал охране оставаться на месте, а сам быстрым шагом направился по тайному ходу. Путь был не долгим и вот он вышел на открытую площадку среди скал, возвышающуюся над морем.
  Сегодня море было неспокойным и волны с силой били в камни скал. Брызги воды долетали до площадки и наряд командора быстро промок. Но тот не стал ничего поправлять. Именно этого: ветра, моря, солёных брызг в лицо ему больше всего недоставало в его убежище.
  Сегодняшнее смятенное состояние командора было вызвано маркизом Ипрским. Вначале, когда командору только предложили заняться этим делом, оно не показалось ни сложными, ни опасным. Первоначальный план состоял в том, чтобы похитить вассала Сержа Ривас, учащуюся вместе с ним Александру Шварцвален и тем самым поставить Сержа Ривас в ситуацию, когда тот просто-таки вынужден будет убегать из Истока, рискуя потерей магии. И убегать вовсе не из чувств к своему вассалу, хоть то, что Александра влюблена в своего сюзерена, нисколько ею не скрывалось и, учитывая красоту девочки, предположить ответные чувства было вполне логично. Нет, расчёт строился на том, что, не явившись на занятия в школу, Александра поставит под угрозу свой дар. А лишившегося дара первого личного вассала (в принципе, любого личного вассала, но первого - особенно) можно сделать источником угрозы жизни сюзерена. Достаточно внушить молодой девчонке, что именно сюзерен виноват в том, что она лишилась дара и вот уже девочка получает право на священную месть в ходе тёмного магического ритуала. Вероятность удачного срабатывания этого ритуала по правде - не более сорока процентов, но тем не менее, угроза реальна. Вот тут к маркизу и должны были подойти представители Белопайса с предложением жениться на девочке из младшей ветви королевского рода, причём войдя в её семью, тем самым намертво привязав его к королю. В обмен маркиз получал официальное исключение из Истока для себя и своего вассала. Конечно же, бритстанцы могли предложить ему то же самое, но посредник уверял, что Ривас скорее умрёт, чем примет на себя обязательства перед королём Яковом.
  Всё с самого начала полетело в Тартар. Во-первых, девушку похитили сами бритстанцы, во-вторых, у похитителей её отбили и увезли в неизвестном направлении. Насколько знал командор, король Яков объявил за сведения об Александре большую награду, но она до сих пор осталась невостребованной. Вся эта возня была вызвана тем, что эту самую Александру Шварцвален многие признавали девой пророчества. Сам командор скептически относился к пророкам, но, по слухам, сам король Яков хотел заиметь ребёнка от Шварцвален.
  Однако, это была лишь малая часть проблем. Когда Александру похитили, внезапно выяснилось, что Ривас как-то снюхался с директором Истока и может покидать его в любой момент и чуть ли не на любой срок. Мало того, Александра Шварцвален уже не являлась ученицей Истока, то есть шантажировать заказчикам командора Сержа Ривас просто нечем.
  Следующий слой проблемы - отношение к явному самовольству директора Истока со стороны короля Якова. Командор точно знал, что король приказал не допускать никаких послаблений для маркиза Ипрского и уж тем более не допускать никакого ослабления контроля за ним со стороны Истока. Но, получив известия о самоуправстве руководства школы, король лишь приказал сменить руководство на выборах, до которых осталось уже чуть больше трёх месяцев. На опасения же по поводу самого Сержа, король в узком кругу небрежно заметил: "Я общался с Сержем Ривас. И смею вас заверить, что в нужный мне момент он будет делать то, что Я хочу".
  И вот с этим вот "нужным моментом" возникала ещё одна проблема. Нуар. Эта чернокожая женщина пришла к нему двадцать пять лет назад и сообщила, что её прислала "божественная".
  За эти двадцать пять лет Нуар стала попросту незаменимой в тех делах, где требовалось что-то разведать, разузнать. Во многом именно благодаря ей, организация командора получила репутацию непревзойдённой в шпионаже и диверсиях. В качестве платы Нуар изредка приходила к командору и требовала убить того или другого человека. Командор уже давно оставил попытки как-то связать этих людей между собой, чтобы выяснить реальные намерения и имя "божественной".
  И вот Нуар потребовала смерти Сержа Ривас, причём предупредила, что первая же неудача станет и последней. А это могло означать лишь одно - у этого самого Сержа Ривас есть высокие покровители, не исключено даже прямое божественное вмешательство. А если прибавить сюда заинтересованность в Ривасе ещё и короля Якова, и вдовствующей герцогини Люксембург, являющейся, на минуточку, одной из Хранительниц, и короля Вильгельма, да и всем родовитым он подарил надежду стать высокородными...
  Да и сам этот Серж... Чем больше командор узнавал о Серже Ривас, тем меньше ему хотелось видеть этого человека среди живых врагов, что, несомненно, стало бы следствием вмешательства командора в судьбу маркиза. Даже дав предварительное согласие, командор ещё ничего не решил для себя, размышляя, стоит ли ему ввязываться в эту историю с Ривасом. Именно поэтому он отказался от обязательного в таких случаях аванса, да и вообще цену за свои услуги не называл. Да и сейчас, когда события уже неслись вскачь, он ещё ничего не предпринял, что однозначно ставило бы его на ту или другую сторону, хоть и осознавал, что время для раздумий прошло.
  Сегодня утром его люди узнали, где держат Александру Шварцвален.
  
  Интерлюдия 2
  Дэн Линг отложил очередной нагрудник, над которым работал последние два дня, встал и подошёл к окну. Когда его размещали в этой крепостице, он специально попросил, чтобы окна его рабочего кабинета выходили на восток.
  Он постоял у окна, глядя в сторону своей далёкой родины. Вот уже двадцать лет он находился в рабстве. Его схватили кочевники во время одной из экспедиций, которую проводила Имперская Академия в западных отрогах горной системы, которую местные жители называли Тянь-Шань. За эти двадцать лет он повидал всякое. Сначала его похитители надеялись на выкуп, поэтому обращались с ним хорошо, но где-то через год их терпение иссякло. Следующие четыре года Дэн Линг до сих пор не мог вспоминать без содрогания. Его держали в яме и заставляли работать как обычного лерва. За малейшую провинность или просто для того, чтобы сорвать своё плохое настроение его били. Но самое неприятное, что его держали в антимагических кандалах и снимали их только для того, чтобы он заряжал для похитителей накопители. А учитывая малый резерв Дэна, впрочем как и у всех артефакторов, это было настоящим мучением.
  Затем судьба Дэна совершила очередной крутой поворот. Его похитителям удалось продать мага-артефактора одному из эмиров, а конкретно эмиру Систана. Отношение к нему разительно изменилось. К нему теперь относились, как к очень ценному имуществу и даже разрешали некоторые вольности, в том числе и самому выбирать место своего заточения. Следующие десять лет он работал на эмира, пока тот не подарил ханьца эмиру Бахрейна.
  И вот уже пять лет он находился на пустынном острове, одном из малых островов архипелага Хавар в Персидском заливе. Вздохнув, Дэн отошёл от окна. Он и сам не знал, зачем каждый день пристально вглядывается на восток. Внезапно в одной из стен его комнаты образовалось тёмное окно из которого к Дэну Лингу шагнула девушка.
  Дэн оторопел. Конечно же, в любом здании могут быть тайные ходы, но толщина стены башни, где находился его кабинет, была около трёх чи, или меньше семидесяти сантиметров, как говорят западные варвары. А за стеной башни не было вообще ничего, там уже начиналась улица! Так поневоле поверишь в легенды о сумеречном мире, в котором, якобы, можно за один шаг преодолевать десятки ли.
  Девушка тем временем шагнула в кабинет. Проход за ней закрылся. Выглядела она несколько измождённой, её длинные густые волосы спутались и смотрелись очень грязными. Едва держась на ногах, она сделала два шага и схватилась за стул, чтобы не упасть:
  - Пить!
  Дэн живо развернулся к столу. Там стоял кувшин с прохладной водой, который ему каждое утро приносила служанка. Вода на острове была только привозная и поэтому считалась большой ценностью, но такой ценный раб, как Дэн, мог использовать её в любых потребных количествах.
  Девушка жадно припала к горлышку кувшина. Вода полилась по подбородку. Сделав несколько судорожных глотков, девушка отодвинула кувшин, выдохнула и сказала:
  - Благодарю. Ты тоже пленник здесь?
  Говорила она на латыни, языке, который как-то незаметно стал обязательным к изучению даже в империи Мин.
  - Да.
  - Где мы находимся?
  - В Бахрейне, на архипелаге Хавар.
  - Так вот почему, куда бы я не сунулась, всё время натыкаюсь на воду!
  - Подожди. Так это из-за тебя уже три дня вся крепость на ушах стоит?
  - Из-за меня. Но сейчас не об этом. Ты артефактор?
  - Да.
  Ты хочешь сбежать отсюда?
  - Это невозможно.
  - Если я смогу подать сигнал своему сюзерену, то вполне возможно.
  - Где находится твой сюзерен?
  - Сейчас должен быть в Бритстане.
  - Нет, а откуда он родом?
  - Из Белопайса. Это маркиз Ипрский.
  - Тогда он ничем не поможет.
  - Ты просто не знаешь его, - горячо возразила гостья. - Он поможет. Главное - подать сигнал.
  Дэн внимательно посмотрел на гостью. Она выглядела радостно возбуждённой, как будто и вправду верила, что все проблемы решатся, стоит только её сюзерену узнать, что она здесь:
  - Я попробую что-либо сделать, но мне нужно время.
  - Сколько?
  - Скорее всего, не больше месяца.
  - Я могу скрываться от всех, но мне нужна пища и вода.
  - Хорошо, если ты сможешь всё время так ко мне приходить через эту стену, то я могу тебе давать и то, и другое.
  - Договорились.
  Скрепив достигнутую договорённость рукопожатием, заговорщики улыбнулись друг другу. После этого Дэн собрал своей нежданной визитёрше немного фруктов, лепёшку и налил в подвернувшуюся ёмкость воды. После чего они попрощались до завтра. Конечно же, у Дэна ещё оставалось множество вопросов, но к нему уже скоро должны были прийти, принести обед.
  Наведя беспорядок, чтобы создать впечатление о том, что он съел фрукты и случайно разлил воду, Дэн вновь подошёл к окну. И впервые за много лет ему показалось, что там, у самого горизонта, видны зелёные поля долины Янцзы.
  
  Интерлюдия 3.
  Море Германика штормило. Большинство судов, обычно бороздящих его воды, прижались к берегу, боясь непогоды. Однако шторм нисколько не пугал обычное на вид потрёпанное рыболовецкое судно. Правда эта потрёпанность была лишь видимостью. Корпус корабля был не только укреплён качественным деревом, на укрепление не пожалели ни заклинаний, ни артефактов, ни накопителей. На крайний случай на корабле были спрятаны трое магов, которые не должны были высовываться, чтобы избежать лишних подозрений.
  В этой поездке с ними был и четвёртый маг, который сейчас нервно расхаживал по палубе.
  Рыбаки вытягивали невод. В этот раз им попалась необычная рыба. Описать её можно было как "акула с человеческим торсом и руками". Маг улыбнулся и сказал подошедшему боцману:
  - Третий за этот рейс.
  Однако боцман не разделял его оптимизма:
  - Придётся выпустить. Нас заметили русалки.
  Маг был в бешенстве. И откуда только появилась эта русалка? Впрочем, возможно они сами виноваты. Стремясь как можно скорее восстановить численность возгулов, они слишком активизировались и русалки забили тревогу.
  В этот момент к нему подошёл один из прятавшихся в трюме магов:
  - Обнаружены многочисленные засветки русалок во местах частого появления наших "рыбок". Похоже, они начали патрулирование.
  Маг грязно выругался. Да, похоже, придётся на какое-то время снизить активность. Русалки не должны догадаться, что их так называемые "мужчины" и есть основная цель этой шхуны.
Оценка: 7.17*788  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Рай "Соблазн - не обладание" (Любовное фэнтези) | | Е.Ромова "Одна из тридцати пяти" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Зараза и Черт" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Одуванчик в тёмном саду" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Лабрус "Под каблуком у Золушки" (Современная проза) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | А.Ганова "Все в руках твоих" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Вопреки..." (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Страж Огня" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"