Св Ск Са: другие произведения.

Глава 2-03

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.83*8  Ваша оценка:

  
  
  Глава 03
  
  Войдя на территорию школы мы, не сговариваясь, прошли в аудиторию триста тринадцать. Нашли нас почти сразу же. Нет, изначально нас просто опросили о происшествии. Я не стал говорить о применении мною заклинания, неизвестного науке Земли, но вот о свойствах артефакта Лорены, руководство школы оказалось осведомлено. В принципе, это и понятно: ментальные атакующие артефакты всегда были на особом учёте. В Гиперборейской империи, например, только за то, что такой артефакт оказался в руках несовершеннолетнего, его могли реквизировать у любого рода, несмотря на его знатность и влияние. На Земле, скорее всего из-за малой распространённости таких артефактов, до таких строгостей не доходило, но вот рассказать об имеющихся при себе подобных артефактах, ученик был обязан. Так вот, артефакт Лорены воздействовал на воображение попавших в зону его действия, заставляя видеть перед собой свой овеществлённый страх. То есть, каждый видел своё: кто змею, кто паука, а кто и строгую гувернантку. Сам артефакт оказался фамильным, изготовленным задолго до катастрофы и по силе воздействия относился к слабым. Лорену попросили пройти для исследования её артефакта, а остальным предложили разойтись по комнатам и готовиться к торжественному ужину.
  Оставшись в одиночестве (Аликс сидела тихонько в уголочке и не мешала моим размышлениям) я начал анализировать последствия такого комплексного воздействия, которое получилось в данном конкретном случае. Получается мой сногсшибатель в качестве побочного эффекта снизил критичность восприятия атакованных нами, так что даже лёгкий страх превратился в настоящий ужас. Однако, никаких долговременных последствий у них быть не должно, именно из-за некоторой затуманенности разума. Так что, если не померли сразу, значит и потом останутся адекватными. Успокоив себя таким образом, я расслабился и, для того, чтобы успокоить и Аликс, подбил её на подбор наряда для торжественного ужина. Вы спросите: какой наряд, если мы всё равно были в форме? Уверяю вас, что женщина способна устроить полноценную примерку даже при выборе одной лишь рубашки под форменный пиджак. А если вдобавок надо подобрать ещё и обувь, и чулки, и какие-никакие аксессуары - в процессе выбора вы рискуете остаться без ужина. Хвала Богам, что я ещё догадался выбор собственной одежды провести самостоятельно. Конечно же, поставленной цели - отвлечь и успокоить Аликс я достиг, но, кажется, вновь к этому способу отвлечения женщины я прибегну... не скоро.
  Нашу группу мы обнаружили перед самым входом в общежитие. И, вместо торжественного ужина, нас всех, вместе с куратором, повели на ковёр к заместителю директора.
  ***
  Профессор Карденхэм... нет, она не была зла. Скорее, она была выбита из колеи. Действительно, не каждый день целая группа боевых (потенциально) магов оказывается на больничной койке, погруженные в целебный сон. Причём окончательный вывод о последствиях для них этого инцидента, возможно будет сделать только завтра, когда из Лондона прибудет группа медиков, специализирующихся именно на психических заболеваниях. А если бы хоть один из учеников сошёл с ума от страха? А если бы умер?! В этот момент мысли профессора прервал стук в дверь. После получения разрешения на вход в кабинет вошли деканы ласточек и лис, кураторы обеих групп, участвующих в конфликте и первоклассники лис в полном составе. Профессор вздохнула про себя. Да уж, данная группа получилась самой большой по численности у лис за... да пожалуй за несколько сотен лет точно, надо будет попросить библиотекаря уточнить. А уж по составу! Чего стоит только первое в истории школы поступление на факультет лис первородного ученика. А опоясанный рыцарь! А девочка с резервом, который есть далеко не у каждого выпускника! Мало того, недавно подтвердились её подозрения по поводу ещё одной сладкой парочки. И всё это в одной группе! Так что, следует признать, что её великолепный план по изоляции опасного ученика на факультете лис блистательно провалился. Да и в целом, даже если не считать этого первородного и его вассала, средний резерв у лис, подумайте только, у лис (!), выше, чем у любого другого факультета. А куратор у них... но тут профессор вынуждена была самокритично признать, что с куратором она сама виновата. Ей ничего не стоило объяснить ситуацию профессору Нориджу. И ещё эта... креатура секретной службы, которую пришлось срочно запихивать в одну группу с этим первородным, нарушая не только все мыслимые и немыслимые законы школы, но и парочку законов страны. А ведь откройся всё - и отвечать за это именно ей! Впрочем, этот Ривас сразу же показал, что такое внимание к его талантам по меньшей мере обоснованно. Надо же! В двенадцать лет иметь достаточно сил и таланта для вмешательства в работу камня выбора! Вернее, сам камень выбора уже давно хранился в одном из дальних закоулков подвала, но ведь эта копия работала без сбоев не одно столетие! Кто бы мог подумать, что в его работу вообще можно вмешаться! Например, сама профессор представляла себе, как такое в теории возможно, хотя даже она без помощников вряд ли справилась бы. Но то, что это можно осуществить в одиночку, никак не показав процесс воздействия окружающим, без каких-либо специальных приспособлений, да ещё и в таком возрасте, явно выходило за рамки даже теории. Остаётся только признать, что её некоторое недоверие к сведениям о заслуженности звания подмастерья для этого первородного - ошибка. Не многовато ли ошибок для её... не будем уточнять скольких лет. И резерв его только на фоне резерва его вассала "не смотрелся", а так, в любой другой год этот резерв стал бы настоящей сенсацией. Да и в данном случае профессор абсолютно не удивилась бы, узнай, что без самого прямого участия данного первородного не обошлось. Очевидно, придётся окружить этого первородного ещё более плотной сетью, чем планировалось изначально. Но как это сделать, если он ясно показал, что нисколько не доверяет никому в школе?
  ***
  Войдя в кабинет, мы обнаружили заместителя директора, погружённую в какие-то тяжёлые раздумья. Деканы факультетов ласточек и лис присели за стол, стоящий у левой от входа стены, мы же сгруппировались около двери. Профессор внимательно оглядела нас, стоящих напротив неё. Мне показалось или её взгляд действительно задержался на мне? Кстати, любопытно до крайности: в данный момент её резерв был скрыт. Явственно вздохнув, она произнесла:
  - Для принятия окончательного решения по происшествию, я сочла необходимым лично выслушать вас. Дон Мурсия, прошу Вас, начинайте.
  Рыцарь доложился по-военному чётко и кратко. Профессор Карденхэм задала другим членам группы несколько уточняющих вопросов, после чего помолчала и произнесла:
  - В результате опроса свидетелей и оценки ситуации считаю доказанным, что инцидент, произошедший в пабе "У ворот" между вторым классом факультета ласточек и первым классом факультета лис возник по инициативе второго класса факультета ласточек. Ученица Лорена Карнфорт признаётся невиновной за те последствия, которые возникли в результате применения ею атакующего артефакта. Вместе с тем, ей запрещается иметь при себе и применять данный артефакт при нахождении на территории школы. Вы можете отправить его в Ваше фамильное владение или отдать мне, с тем, чтобы получить его обратно в момент, когда Вы покинете школу.
  Лорена сжала артефакт обеими руками и замотала головой:
  - Н-нет, я его отправлю. Завтра же отправлю!
  Заместитель директора кивнула:
  - Хорошо. А сейчас вы все, за исключением леди Алисии (куратор группы ласточек) можете отправляться в обеденный зал. Торжественный ужин по поводу начала учебного года перенесён на пятницу, но обычный ужин вас ожидает. - И, подождав ответных поклонов и слов благодарности, обратилась ко мне, - Ривас, Вы не знаете ничего, что может помочь Вашим соученикам?
  Я честно покопался в памяти:
  - Нет, профессор, ничего, что могло бы избавить их от страха, я не знаю.
  - Хорошо Ривас, можете идти.
  Выходя из кабинета последним, я успел заметить, что профессор Карденхэм присоединилась к деканам, а леди Алисия развернулась влево, оставшись стоять.
  Сразу по выходу на улицу сэр Стивен подозвал нас к себе:
  - Послушайте, я, конечно, рад, что это происшествие закончилось благополучно, но как вы думаете, оно закончилось?
  - Вы имеете в виду месть родственников? - Тут же спросил Норманн.
  - Нет, это как раз маловероятно. В конце концов, никто не умер и не сошёл с ума. Так что, если не будет и иных продолжительных последствий, разжигать конфликт со школой родственники не станут.
  - Родственники, - протянула Аликс. - То есть родственники - не станут, а вот сами ласточки?
  - Именно, - кивнул наш куратор. - Вот сами ласточки могут попытаться отомстить за свой позор. И мстить они в первую очередь будут леди Карнфорт. Какие мысли будут по этому поводу?
  - Прикрывать её, конечно же. - Тут же высказался дон Кристобаль. Большинство учеников закивали.
  - Для прикрытия не каждый подойдёт. Вот, например, мистер Кой вряд ли сможет "остудить" горячие головы так, чтобы полностью исключить нападение, - тут же внёс коррективы сэр Стивен. Оглядевшись и заметив, что его слова не совсем поняты, он продолжил, - я считаю, что сопровождать леди Карнфорт должен человек с высоким общественным положением, на которого попросту побоятся нападать без причины.
  Я не понял. Он что, намекает, что благородную миссию прикрытия Лорены должен взять на себя я? Моя паранойя тут же сделала стойку. Ну-ка, попробуем "покачать" нашего куратора:
  - Сэр Стивен, а Вы не подскажете, каков в принципе расклад дружбы-вражды между факультетами? С кем мы можем дружить против ласточек?
  - Ну, я не совсем уверен, что подобное вообще имеет место в школе Исток. Здесь царит очень доброжелательная атмосфера.
  - То есть, Вы хотите сказать, что здесь всё было тихо и спокойно, пока не появились мы и не влезли со своим суконным рылом в этот калашный ряд?
  - У Вас очень... интересные аллегории, первородный (вот как?). Но это не решает насущного вопроса.
  - Почему же? Вполне решает. Дон Кристобаль, Вы ведь не откажетесь какое-то время сопровождать нашу Лорену?
  Рыцарь ограничился кивком и встал рядом с девочкой.
  - Далее, я прошу первородную Сима Ян в крайних случаях подменять и дополнять дона Кристобаля
  - Благодарю за оказанную мне честь быть полезной, - произнесла та с поклоном.
  - Ну а я тем временем всё-таки попытаюсь найти союзников против ласточек на других факультетах. Все же остальные готовятся поддержать по необходимости наших будущих союзников. Кстати, сэр куратор. Не означают ли правила школы о неприменении защитных артефактов того, что уж атакующие артефакты никто не запрещал?
  - Э-э-э -несколько "завис" сэр Стивен.
  - Я не считаю себя корифеем в ремесле, но вот сделать что-то абсолютно убойное, атакующее в ответ на атаку, мне вполне по силам. Надеюсь, эта информация будет Вами доведена до Ваших коллег с факультета ласточек?
  - Не думаю, что что-то "убойное" будет одобрено руководством школы, - с некоторой даже опаской высказался куратор. - Но будьте уверены, ваша непреклонность и готовность идти до конца явно охладит некоторые горячие головы. Я постараюсь, чтобы таких, внявших голосу разума, было как можно больше.
  Эти слова смогли значительно сократить расстояние между куратором и учениками и в обеденный зал мы вошли единой сплочённой группой.
  Ну что можно сказать о столовой? Зал. Большой зал. Столики на четверых, шестерых и на десять человек. В глубине зала - раздаточная стойка. Одним словом - максимально возможный, я бы даже сказал нарочитый демократизм.
  Наша группа заняла два рядом стоящих десятиместных стола. Пока мои одногруппники знакомились с ассортиментом, предлагаемым столовой, я обошёл весь зал.
  Постепенно, по мере продвижения, я стал улавливать некоторую закономерность: ласточки могли сидеть с енотами, а совы - с мышами, но никак иначе. Лисы вообще либо кучковались отдельно, либо сидели по одному человеку за столиками этих двух фракций. Кстати, далеко не все кураторы питались вместе со своими группами. Как я выяснил уже потом, для них были предусмотрены отдельные столики за невысокой перегородкой.
  Обойдя зал, я встал перед раздаточной стойкой, делая вид, что выбираю себе еду, а на самом деле прикидывая - за какой столик мне сесть, чтобы завести разговор на тему альянсов против ласточек. Мои мысли прервала уже знакомая мне Жаклин Кресси.
  - Серж! как приятно видеть Вас снова! Присоединяйтесь к нашему столу.
  На такое предложение я мог ответить исключительно согласием.
  За столом старшеклассников меня просветили о том, как наш конфликт выглядит с точки зрения неписаных школьных правил. То, что ласточки нарушили эти правила, попытавшись начать конфликт со школьниками, которые ещё не отучились ни одной четверти, делало их кругом виноватыми. Заступаться за них никто не будет. Мало того, они даже не могут продолжать этот конфликт, поскольку в первой кварте запрещено не только вызывать на дуэль первоклассника, но и принимать его вызов. А продлевать конфликт за пределы одной кварты - вообще моветон. Другое дело, что обиженные могут попытаться отомстить с помощью других групп. И вот здесь началась осторожная "вербовка". Меня плавно подводили к мысли, что нашей группе совсем не помешала бы защита со стороны старших классов. А поскольку обратиться к енотам нам не светит, а лисы слабы, то остаётся лишь тесная компания сов и мышей. Нет, естественно прямо ничего не говорилось. Но вот намёки и вроде бы отвлечённые фразочки были весьма красноречивы. Послушав это выступление на три голоса минут десять, я составил в голове некоторое представление о положении вещёй. Осталось уточнить детали:
  - Скажите, а откуда пошли эти союзы и их противостояние?
  - Дело в том, что сильнейшие из подданных иностранных государств, не Бритстана, обычно поступают именно к совам или к мышам. Вот на этой почве обычно и зарождается соревнование. АА где соперничество - там противостояние.
  - То, что впервые лис больше, чем ласточек, я уже понял, а обычно какие соотношения поступивших на разные факультеты?
  - Лис обычно меньше всего, в мой год их, например, десять, а так по численности альянсы почти равны, - ответила Жаклин, пожав плачами.
  - То есть, как я понимаю, лис обе стороны объявили нейтральными, чтобы ни одна из сторон не получила превосходства. И теперь, стоит только эмоциям чуть подостыть, нас опять-таки, скорее всего, переместят в нейтральную фракцию. Так?
  - А первородный-то нас раскусил, - протянул, откинувшись на стуле, один из сов, представившийся мне Эриком. - Да, мы действительно захотели создать себе преимущество. Уж слишком сильна ваша группа. Например, если вашу группу не учитывать, то в школе трое первородных, а с вами - пятеро. Не говоря уже о реальном претенденте на трон Иверии.
  - И кто это?
  - Норманн Кой. Вы не знали?
  - Я знал, что его род относительно недавно перестал быть первородным, а про претензии на трон - нет.
  - Формально он пятый в списке претендентов, но фактически - второй.
  - Что ж, благодарю за интересную и познавательную беседу. Надеюсь, что со своей стороны также смогу быть чем-либо вам полезным. - С этими словами, зафиксировавшими моё признание долга за предоставленные сведения, я откланялся и направился к своей группе.
  - Итак, - начал я, убедившись, что вся группа перебралась за один стол, - нападать на нас будут только в случае наших дальнейших враждебных действий. Если же нас снова начнут задирать, можно даже самим не напрягаться - найдётся кому объяснить неправильность такого поведения. Так что я предлагаю успокоиться и действовать, как договаривались.
  - Но если всё хорошо, зачем тогда эти сопровождения для Лорены? - Спросила Сабрина Слау.
  - Чтобы ни у кого не было шансов обвинить нас в виктимности, не так ли? - То ли спросил, то ли констатировал Генрих Рединг.
  Я лишь кивнул, подтверждая его слова. После этого мы закончили ужин (я, правда, его и не начинал, но это несущественно, попрошу чего-нибудь у Мари) и разошлись. Мы втроём направились в сторону гостевых коттеджей, а остальные поднялись наверх в свои комнаты.
  Часть вечера я убил на попытки научить Аликс скрывать свой резерв. Почему убил? Потому что задача, стоящая передо мной, формулируется так: я объясняю человеку, как он должен нарисовать определённый предмет с завязанными глазами, причём сам этот предмет человек никогда в жизни не видел. Так и получилось... вернее, не получилось: "Аликс, заключи своё тело в шар. В шар, а не в цилиндр. А теперь попробуй протянуть из своего средоточия нить к поверхности шара. Нить, а не сгусток. Так, только ты уже вывела её за пределы шара. Всё и шар у тебя распался". И так восемь раз.
  Конечно же, я мог сам построить вокруг её средоточия защиту, не позволяющую определить её резерв. Но дело в том, что пока она не почувствует эту структуру, данная защита вместо помощи и снижения затрат энергии на магию будет наоборот, повышать эти затраты. Так что попробовать стоило.
  Остаток же вечера ушёл на прокачку моего резерва. Неприятным сюрпризом для меня стало то, что в Истоке энергия стала более "вязкой", хуже откликающейся на мои действия и приказы. Не скажу, что разница очень заметна, но она была.
  Уже перед сном Аликс попросила меня погулять с ней по серым путям. Мы исследовали часть пустых коттеджей, проникли на кухню в общежитии, прошлись по аудиториям второго корпуса и даже взошли на вершину обсерватории. Хотя у Аликс всё еще не получалось самостоятельно проходить препятствия и сокращать расстояния на серых путях, недовольной данным обстоятельством она не выглядела.
  ***
  С утра нас ожидал единый для всех первоклассников урок истории. Историю вёл профессор Алан Ринаут - пожилой, нет, даже скорее очень древний маг с бородкой клинышком, закрученными усами, опирающийся при ходьбе на трость. Глядя на него, можно было поверить, что он застал ещё катастрофу, а если одарённый выглядит, как очень пожилой человек, к его предположительному возрасту можно смело прибавлять лет пятьдесят или даже больше. На голове у него была странная шапочка, которая вызвала ассоциацию с неизвестным мне ранее словом "тюбетейка". Резерв профессора равнялся ста двадцати шести эонам.
  Несмотря на возраст, голос профессора оказался громким и глубоким. Он явно знал, как захватить и удержать внимание аудитории:
  - Вы - будущая элита своих стран. И не связано ни с древностью вашего рода, ни с богатством ваших родителей. Вы - лучшие, потому что оказались достойны поступить в лучшую школу магии. Это даёт вам шанс стать сильнейшими и я надеюсь, что каждое занятие, каждую свободную минуту, вы будете тратить для достижения этой цели. Забудьте о своём происхождении. Любой из вас может стать сильнейшим. К примеру, на вашем курсе учится человек, не могущий похвастаться происхождением из высших слоёв общества. Однако именно она по своей магической силе превзошла всех более знатных. Встаньте, Александра Шварцвален, чтобы Ваши соученики могли на Вас посмотреть.
  Аликс беспомощно взглянула на меня. Получив мой одобряющий кивок, она улыбнулась, затем нацепила на лицо маску равнодушия и встала. Профессор же продолжал вещать:
  - Её резерв составляет целых восемнадцать арков, а в своём письме с просьбой о зачислении она написала, что добиться такого результата ей помогли ежедневные тренировки. Так что главное - терпение и труд. Именно эти вещи являются основными слагаемыми каждого успеха. Ну и конечно же, опыт тех, кто проходил эту дорогу до нас. Изучение их ошибок и успехов позволяет нам выбирать правильную дорогу на пути к совершенству. А подсказывает нам эту дорогу именно история.
  После этого Аликс разрешили сесть и нам была прочитана обзорная лекция по материалу, который мы будем изучать первую кварту. Речь на данной лекции шла о периоде с начала новой эры и до момента начала формирования Римской империи, то есть охватывающем промежуток около одной тысячи пятисот лет.
  После сошествия Богов мир (как я понимаю, под миром подразумевалась исключительно Евразия без терра инкогнита, поскольку и Африка и Америка были упомянуты только единожды) оказался поделён на небольшие владения первородных родов со своей свитой и вассалами. Этот период характеризуется нескончаемыми войнами. Альянсы создавались и распадались. Боевые действия велись не только на Земле, но и на Грани. И это привело к катастрофе. С Грани на Землю хлынули полчища чудовищ. Война с ними длилась около трёхсот лет и привела к страшным разрушениям на Земле. Большая часть наследия предков была утрачена, за жалкие остатки шла жестокая борьба. Магическое искусство оказалось заперто в родовых владениях. Победа пришла неожиданно. В один прекрасный день поток чудовищ с Грани попросту иссяк. Результатом войны стало подписание всеми первородными родами Земли (а на тот момент их было более тридцати тысяч), соглашения, что никакие боевые действия не могут проходить на Грани. (Вот здесь было специально подчёркнуто, что речь идёт именно о всей планете). Исключение составили только схватки с местными обитателями и дуэли. А это собрание первородных с того момента стало носить название "Верховная палата".
  В конце урока профессор отвёл время на вопросы учеников. И первый же вопрос касался не темы лекции, а речи, высказанной профессором до этого. Спрашивал какой-то школьник с факультета енотов:
  - Простите, профессор, но насколько я знаю, резерв всё-таки прямо зависит от происхождения. Пусть это правило не без исключений, что так наглядно Вы сегодня и подтвердили нам, но это именно что исключения.
  - Во-первых, представьтесь, - мягко попенял профессор торопыге.
  - Простите, профессор, Ричард Барри.
  - Так вот, на Ваш вопрос, мистер Барри, есть только один ответ - если все будут упорно трудится, то нынешние исключения могут стать правилом. Впрочем, данную дискуссию мы продолжим в следующий раз. А сейчас слушайте домашнее задание.
  Раздав, в качестве задания, эссе по войне с порождениями Грани, профессор отпустил нас.
  В коридоре Аликс спросила меня:
  - А что, действительно есть закономерности в величине резерва в зависимости от происхождения?
  - Есть, я могу после занятий дать тебе данные.
  - А можно сейчас?
  Я остановился и посмотрел на неё:
  - Скажи, только честно, чего ты больше хочешь: получить эти данные или прогуляться по серым путям?
  Аликс потупилась:
  - Прогуляться. - Но тут же вскинула голову и посмотрела мне прямо в глаза, - но и сведения мне действительно интересны!
  - Молодец, что призналась. В награду сегодня вечером погуляем подольше. Но вот пропадать с глаз группы...
  - Да я понимаю, - вздохнула Аликс с видом полной покорности судьбе.
  За этим диалогом мы незаметно дошли до аудитории, где наша группа совместно с совами и ласточками должна была заниматься естествознанием.
  Преподавателем естествознания оказалась Анна Клейм - невысокая и очень пухлая женщина лет пятидесяти на вид. Несмотря на полноту, она оказалась очень живой, постоянно перемещаясь по пространству между демонстрационным столом и доской. Кафедру я даже не сразу заметил - она оказалась задвинута в дальний угол. Резерв профессора составлял сто сорок эонов.
  Начала она с той же темы, что и профессор Ринаут, однако придерживаясь диаметрально противоположной точки зрения:
  - Наш мир устроен очень сложно - даже срока жизни дракона не хватит, чтобы осознать это устройство. Наш мир устроен очень просто - зная всего несколько фундаментальных законов бытия и действуя в соответствии с этими законами, можно избежать тех проблем и ловушек, которые готовит нам судьба. Одним из этих фундаментальных законов является закон силы. Однако, если закон силы начинает господствовать, начинается война. Именно поэтому сила должна быть уравновешена ответственностью. Так что именно сильнейшие получают наибольшую долю ответственности. В равновесии силы и ответственности кроется секрет развития общества.
  Частным случаем проявления связи силы и ответственности является тесная связь между рангом вашего рода и вашей личной магической силой.
  Тут же взметнулась рука школьницы в красно-белом галстуке. Профессор милостиво кивнула:
  - Прошу Вас, представьтесь.
  - Катерина Вельд, профессор. Скажите, а в чём же здесь уравновешивание? И сил больше и прав больше.
  - Сил - больше, а вот права уравновешиваются обязанностями, которых нет у стоящих ниже по иерархической лестнице. - Оглядев аудиторию, она заметила ещё одну руку:
  - Прошу Вас.
  - Ричард Барри, профессор. А вот на истории нас уверяли в том, что связи между происхождением и силой нет, каждый может стать сильнейшим.
  Профессор засмеялась:
  - Узнаю сэра Алана. В чём-то он прав, но судите сами. Возьмём, к примеру, двух человек. У обоих цель - вкатить камень на высокую гору. Но камень одного вдвое тяжелее и стоит у подножья горы, а у другого соответственно легче и изначально находится на середине склона. Скажите, для выполнения данной задачи постараться должны оба?
  Дружный гул голосов подтвердил согласие.
  - А кто должен затратить меньше сил? Надеюсь, ясно? Вот так и в этом случае. Да, достичь вершины может любой, но если одному для достижения результата требуется отдать всего себя, то другому для того же эффекта достаточно просто пошевелиться. И кстати, мою правоту о зависимости магической силы от происхождения подтверждают многолетние научные исследования.
  Профессор взмахнула палочкой, и на доске появился следующий текст:
  К моменту окончания университета резервы одарённых в среднем составляют:
  У потомков неодарённых:
  Женщины: от пяти до десяти арков.
  Мужчины: от семи до двенадцати арков.
  У выходцев из магических домов:
  Женщины: от семи до тринадцати арков.
  Мужчины: от восьми до пятнадцати арков.
  У выходцев из древних магических домов:
  Женщины: от двенадцати до двадцати трёх арков.
  Мужчины: от пятнадцати до двадцати семи арков.
  У выходцев из древних благородных домов:
  Женщины: от двадцати до тридцати двух арков.
  Мужчины: от двадцати трёх до тридцати восьми арков.
  У выходцев из Древнейших и Благороднейших домов:
  Женщины: от двадцати восьми до сорока пяти арков.
  Мужчины: от тридцати четырёх до шестидесяти арков.
  Аликс шепнула мне на ухо:
  - У Вас такие же данные, учитель?
  - Да.
  Аликс кивнула и вновь выпрямилась на скамье.
  Профессор подождала немного следующих вопросов, и, не дождавшись, начала лекцию по географии Земли. Пожалуй, единственное, что меня заинтересовало в этой лекции - полное отсутствие всяческих упоминаний о Гиперборее. Вместо белого пятна, как на "континентальных" картах, нашему взору предстала область тёмно-серого, почти чёрного цвета с надписью "Проклятые земли". Мой же вопрос об источнике и последствиях проклятия был попросту блестяще проигнорирован.
  На обед нам пришлось идти в столовую. Не знаю, как кому, а мне подобная удалённость столовой от учебных помещений кажется нерациональной. Разве что, прогулка до столовой и обратно может являться дополнительными физическими упражнениями.
  После обеда нас ожидали уроки математики и риторики, только для нашей группы. И если математика не принесла мне никаких сюрпризов, то вот под риторикой в данном случае подразумевалось именно искусство вырабатывать и отстаивать своё мнение по вопросам состояния и развития магии, то есть, пусть и в усечённом виде, теория магии. А учитывая количество занятий по риторике в расписании, получается, что я вслепую угодил именно на тот факультет, на который я бы хотел попасть больше всего.
  Разумеется, на первом же занятии речь пошла о фогенной теории. Профессору Дереку Карталенду, молодому (для подобной должности), лет тридцати, атлетично сложенному красавцу с волосами цвета воронова крыла и резервом всего в шестьдесят четыре эона, удалось "расшевелить" группу. К окончанию занятия все, кроме нас с Аликс разделились на сторонников и противников данной теории, причём сторонники явно побеждали. Профессор Карталенд умело подбрасывал аргументы как бы обеим сторонам, но мне со стороны было явственно видно, что он приводит группу к нужному ему результату, пусть даже этот результат будет достигнут и не сегодня.
  Я с интересом наблюдал за дискуссией, Аликс же явно обращала внимание больше на поведение людей, чем на сами аргументы. Наконец, уже перед самым колоколом, который в Истоке возвещал о начале и об окончании занятий, профессор решительно бросился в атаку на наше равнодушие:
  - Шварцвален, а какого Ваше мнение о полезности смешивания родовой магии? Это усиливает магию обоих родов, как считает Кой или это ослабляет чистоту магии, как полагает Зарнен?
  Вопрос был задан в очень неудачный для Аликс момент. За несколько минут до окончания урока она была уже мысленно не здесь, поэтому ляпнула, не подумав:
  - Учитель говорил, что в процессе смешивания родовой магии главное - улучшение показателей алтарного камня, а вовсе не какие-то там заклинания. - Тут она ойкнула и закрыла рот ладошками.
   Профессор тут же схватился за её оговорку:
  - Учитель? Вы уже ранее учились в школе?
  - Я посещала занятия в замке Тодт, в Тхиудаланде.
  - Любопытно, и на основании каких данных были сделаны подобные выводы? Дайте мне координаты своего учителя, я с удовольствием вступлю с ним в переписку.
  Пришлось вмешаться:
  - Извините, профессор, но барон Рад вряд ли ответит на письмо из Бритстана. Но, разумеется, его адрес Вам будет предоставлен.
  - Ривас, - профессор повернулся ко мне. Сузившиеся глаза, сжатые губы, из-за чего в его речи появились свистящие нотки, - по какому праву Вы вмешались в мой разговор с другим учеником? Три дня отработок!
  Аликс смущена и рассержена, однако, повинуясь моему сигналу, дисциплинированно молчит.
  - Слушаюсь, профессор.
  Он явно хочет продолжить, но в этот момент раздаётся колокол. Группа выходит из аудитории и тут же в коридоре дети обступают меня со всех сторон:
  - И что это было? - Задаёт явно вертящийся у всех на языке вопрос Норманн Кой.
  Я улыбаюсь:
  - Дело в том, что в январском номере журнала "Магический вестник", выходящего при поддержке берлинского университета, должна быть напечатана статья, развивающая идеи фогенной теории в направлении неугодном Бритстану именно на основании положения, высказанного сейчас Аликс: что смешивание родовых магий не загрязняет магию, как говорят апологеты фогенной теории, но и не усиливает её, как говорят приверженцы традиционных воззрений на магию, а только лишь развивает сам алтарный камень. Данная статья основана на исследовании, проводимом в течение года в нескольких родовых владениях Тхиудаланда.
  - И как это мешает учителю?
  - Я считаю, что фогенная теория значительно более прогрессивна и гораздо ближе к истине, чем классическая теория магии. И главное в этой теории, для меня то, что магия признаётся единой во всех своих проявлениях. А вот для идеологии Бритстана главное в этой теории другое - любые воздействия на магию лишь ухудшает положение вещей. Данное же исследование доказывает, что не все изменения плохи для магии. Есть и нейтральные. А если есть нейтральные, почему бы не быть положительным? Так что из фундамента идеологи Бритстана, поставившей фогенную теорию себе на службу, выбит солидный такой булыжник. А профессор явно принадлежит к апологетам "особой миссии" Бритстана.
  Оставив соучеников переваривать мои слова, я взял Аликс за руку и мы направились в сторону нашего временного пристанища. Там я пресёк все попытки Аликс извиниться за свою ошибку и, не раздеваясь, прилёг на кровать. Мне многое надо было обдумать в поведении одногруппников и профессоров. Что же касается отработок, то я решил так: что и когда конкретно делать мне никто не объяснил, прятаться я не о кого не прячусь, а по правилам Истока любая отработка не может длиться более двух часов в день. Переносить отработки одной кварты на следующую было так же запрещено. Так что если надо будет меня позвать - найдут способ, а если забудут до окончания кварты - их проблемы.
Оценка: 8.83*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"