Свадковский Владимир Александрович: другие произведения.

Адепты смерти. Черная кровь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще одна из неизвестных войн бывшего Союза. Группа специального назначения получает задание уничтожить одного из лидеров национального фронта. Советские советники в джунглях. Выстрелы изменившие жизнь.


   Свадковский В.А.
   Адепты смерти. Черная кровь.
   - Вот и все,- курсанты разочарованно вздохнули. - В условленной точке меня забрал маленький самолет и уже через шесть часов, ваш, Егор  Петрович, был в столице.
   "Как я так, сухо, без романтики. А ведь "детишкам", хочется таинственного,- преподаватель  спецкурса оглядел своих курсантов, многие из которых были выше его на целую голову. - В духе Хаггарда  и Майна Рида - Африка это сказка, особенно для тех, кто там- не бывал."
   Ему всегда везло. Этот раз не был исключением. Первые "звездочки", после окончания училища, он, обливаясь соленым потом,  "обмывал" с молодыми переводчиками на  втором этаже  офицерской общаги. Общежитие было раем, доступным не каждому. Туда селили только "спецов".  Cпециалисты, знающие африканские диалекты, набирались по всей стране. В основном это были историки  специалисты по восточной поэзии.
   Но партия сказало - надо. И военкоматы не задумывались, что мальчишки, по пять лет копались в древнеперсидской поэзии или египетских папирусах. Лишь бы по-американски понимали. А, по английский? Тоже, хорошо. Язык предполагаемого противника, как-никак.
   " Африка, тоже Восток". И, документы забирало заинтересованное ведомство. Чей представитель, задумчиво глядя  в окно, предлагал загранкомандировку,  в страну выбравшую путь социалистического развития. Какую? Да тогда не принято было спрашивать.  И "книжные черви" соглашались.
   И попадали в ад. Чужая, непонятная речь, незнакомые обычаи. Многие из ребят путались в улочках старого города и поначалу конфликтовали с местными патрулями. Но парни оказались настойчивыми.
   Уже через пару недель молодые переводчики свободно общались с местной обслугой. Получив разрешение они стали посещать  спортзал, где занимались кубинцы. И попали на занятия  только, только зарождающимся каратэ.
   Это они помогли мне  в конфликте с генералом. История еще долго была на слуху.
   К празднику, требовали победу. Нет, не в войне. Как можно победить страну, с которой, не воюешь? Обычно, этот вопрос помогало решать наше партийное руководство. Вовремя высказанное мнение, дружеский стол. Негромкое пожелание.  Но, на этот раз, прибыл  генерал.   
    На "товарищеском обеде", в честь прибытия, он с пьяной бесцеремонностью рявкнул начальственным басом.
   -Мы подавим этих повстанцев. К нашему великому празднику надо постараться. А "сынков" я вам еще пришлю. Матерей в России много, еще нарожают ".
   Плохо это тогда прозвучало. Тем более наши части несли большие потери. Это те, которые посольство "охраняют". Такие же, как мы. Только, пока, живые.
   Раздался резкий звук пощечины. Это Генка ему смазал, переводчик из Астрахани. Маленький, щупленький он потом через месяц погибнет в лагере восставших бедуинов.
   Генерал долго вращал побуревшим лицом. Наконец, рванув тугой воротник, да так ,что посыпались пуговицы он схватился за кобуру. И тут встал я, держа перед собой ингремы.
   Воцарилось молчание. На плацу слышались строевые команды. Особист, играя желваками, указал, мне и побелевшему Генке на, улицу. Кубинцы потянулись за нами. Многие из них, так и не поняли сути конфликта, поэтому были возбуждены и жестикулировали. Переводчики проводили меня до гостиницы.   Японовед, он у них был за старшего, протянул Егору значок, с о стилизованным изображением сакуры.
   -В Японии есть старый обычай. Если уходишь, успей попрощаться со всеми друзьями.
   Он хлопнул Егора по плечу и повел парней обратно в лагерь.
   И в старом городе еще долго слышались русские. народные песни.
   Генерала убрали тем же утром. В столицу, вертушкой. От греха. Люди и так, по грани ходили. Да еще, со свободным ношением оружия.
   Он быстро"сошелся" с этими парнями.
   Переводчики были парни не злые, Это от них, под портретами Стенли и Ливингстона  вырезанных из книжки украденной в  библиотеке неподалеку, Егор получил свои первые уроки языка суахили.  В каком году это было? Вы еще название города спросите? Незачем это. Давно. Да и войны там по документам не было никогда. И от Союза, там были только врачи и геологи.
   "И говорила мне бабушка, стань врачом. Сейчас бы, в попки смотрел",- парень остановился и облизал потрескавшиеся губы.
   "И, вот, одна из них, сейчас ко мне придет. Большая такая"
   Рана загноилась. Повязка, наложенная второпях еще в городке,  побурела  от засохшей крови.  Ее давно следовало сменить, однако,  бинтов больше не было. И патроны, кончились. Последние, парень выпустил по машине, которая  пыталась тормозить его джип, на выезде из города.
   Удача штука переменчивая. Вскоре, с машиной пришлось расстаться. На трассе обязательно будут посты. Поставив растяжку, на, что ушла последняя граната, он углубился в буш.
   Человек забирал к северу, пытаясь попасть к горам раньше преследователей.
   Африка была недовольна. Ее раздражение проявлялось во всем.
   Солнечный диск, ворчал и не желал уходить за невысокие горы, виднеющиеся в туманном мареве. Где-то ухали обезьяны, предупреждая о львах,  бродивших, неподалеку. Бредущий человек останавливается, вымотанный кустарником, обширные поля которого, вытягивают из идущего все силы. Это, как болото на суше. Серые колючки цепляются за одежду. Ноги приходится вытягивать из ловушек  гибких побегов стелящихся по земле. Как сотни маленьких кулачков они хватаются  за одежду и пытаются остановить. Вас пугает каждый шорох, поэтому, вы начинаете судорожно рыскать глазами по земле в поисках змей. И тогда слышится шепот. Его  пугаются животные и боятся местные жители. Шепчет трава. Угрожающе шепчет.
   Кажется вот сейчас, только стоит прислушаться. Некоторым этот шепот рисует картинки. Детские "каляки-маляки" завораживают. Но, смысл - ускользает. Казалось еще чуть-чуть  и понимание придет. Но, за мгновение до этого образы, возникавшие в мозгу, взрываются, размазываясь по горизонту.
   "Как краски акварельные", Егор вспомнил маму, рисующую акварелью.. Мальчик любил смотреть на кисточки ,падающие в чистую воду. На цветные нити, плывущие за ними по чистой воде. Яркие кляксы быстро бледнеют. Но стоит встряхнуть эту обманчиво, спокойную гладь  и начиналась цветная феерия.  И, все тонет в бурой грязи
   "Вот и мы, такие же, кисточки"
   Парень уже не пытался путать следы. Он брел, подволакивая правую ногу. Воды почти не осталось. Ничего не было. Был только он, автомат и Африка.
   И пульс. В ране,  давно уже бились тревожные толчки. Сознание все чаще накрывало сумраком. Выныривая из этого омута, Егор слышал  глухие удары сердца. И вот, он уже вслушивается только в них, как летчик в сигнал  далекого радара дающий пеленг заблутавшему самолету.
   Человек, знал, что не нужен не своим, не чужим. Дома его ждет спецотдел, где автоматически всплывают вопросы о провале задания и гибели группы. К чужим. Об этом лучше не думать. Такая политическая дискредитация  сильно ослабит позиции Союза в этой африканской стране.
   Белое  солнце и  человек в камуфляже, идущий в никуда. Две гиены смотрели ему вслед из-за кустов. Они не торопились. Местность, куда  шел  человек охраняли духи. И там, никто не жил.
   "Берегись, - шептала, мертвая трава.- Берегись."
   Егор Летов удивился если бы его назвали сентиментальным. А тут, -"голоса и видения".В армии это не поощряется. Инструктора ставили всего два рефлекса. Первым и основным был, -"Цель - убей".
   Вторым, тандем, - "Человек-оружие". Странно, но главным в нём, было оружие. Этим достигались две цели. Снайпер становился бездушной "машинной для убийства". Моральная сторона оставалось в стороне. Мозг подсознательно перекладывал ответственность, чем оберегал стрелка от многих психологических травм. Их, и так хватало в подобной работе,
   Вот и сейчас, все это было обычным заданием. Требовалось отработать лидера национального движения излишне ориентированного на янки. "Отработать", называлось убийство. Высокое руководство никогда не использовало подобных формулировок. Начальство любило завуалированные термины. Все старались сохранить хорошую мину при плохой игре. И только снайпер делал только то, чему его учили. Он убивал. И, оставался один.
   В любой армии есть элитные части. Обычный элитный пехотинец это форма, паек и улыбки местных девушек. Его всегда ждет отпуск на родину и фото в газетах.
   Лучший снайпер это "рабочая лошадка". Это солдат перешагнувший грань. Между смертью, своей и чужой. Пыльные чердаки, "насесты" на деревьях, грязные лужи, болота кишащие насекомыми. Им часто кололи "вакцину-313". Ребята называли ее называли "адский коктейль". Это лекарство "сжигало" любой вирус, но пагубно отражалось на здоровье.  Их было много, разных шприцов, с цифровыми маркировками. Многие, из которых, еще не существовали для официальной медицины. Той, которая в мирной жизни и в обычных поликлиниках, без всяких грифов. А хотели ли они ? В ту, мирную жизнь, после  детского дома и "Суворовского",
   Егор вспомнил, как попал на какую-то пирушку для "своих".
   Все здоровались, его хлопали по плечу, предлагали поднять бокал. Но они, никогда не смотрели ему в глаза.
   В гостиницу, парень ушел  последним. Он крепко выпил, но хмель, не брал. Вечером, когда все разошлись Егор долго вглядывался в зеркало. Изображение мутнело и расплывалось. Это слезы или такие, как он и вправду не отражаются в зеркалах?
   Работать решили завтра, во время праздника. У "объекта" была дочь, милая, темноволосая девочка. Мы знали, что любой отец , воспитывающий дочь в одиночку  отложит все свои  дела и устроит карнавал с фейерверком.  Подготовка была серьезной.  В саду поставили эстраду. Вежливый сухощавый немец, а его пригласили из соседнего городка, настраивал  батарею пиротехники. Он был очень серьезен и не ругался, когда будущая именинница путалась у него под ногами.  Малышка так устала от впечатлений, что уснула прямо во дворе.  Слуги отнесли ее в кроватку, Отец девочки приехал поздно. Он поглядел на спящую дочку, на няню расправляющую полог от насекомых и вздохнул. Завтра у него был доклад в парламенте. Утром, интервью местной газете.. Свет в его комнате потух только под утро.
   Егор никогда не задумывался о своих жертвах. Прав ли он решительно перечеркивая божий промысел. Вот и сейчас, операция планировалось на сопредельной территории независимого государства. Убийство, на глазах десятков человек, на дне рождения его маленькой дочери. В стране католических традиций это было святотатством. Ну ужасы, всегда помогали политике. И нравственность, всегда отступала, перед государственными интересами.
   Усадьба, в которой планировалось акция находился на самом выезде из небольшого городка. С запада, почти вплотную, ее ограждало несколько холмов. На самом высоком из них находился старый, полуразвалившийся маяк. Дорога к нему проходила по самому склону. Местами были оползни и поэтому, по ней почти не ездили. Да и, что там делать, в старых развалинах?
   Несколько лет назад приезжали киношники. После них, на серпантине дороги остался обозначен безопасный маршрут сделанная профессиональными альпинистами.
   Первая жена хозяина Мари тоже интересовалась старым маяком. Очень привлекательным казалось это здание. Она хотела сделать там астрономическую обсерваторию. "Представляешь, вечерами мы наблюдаем  ваш прекрасный закат. А ночью будем смотреть на Луну".
   Девушку нашли под скалой. Она лежала на прибрежных камнях, как поломанная кукла. Расследования не проводилось, однако хозяин приказал взорвать остатки дороги. И теперь на старый маяк могли добраться только по "'экстрим" тропе.
   " Снайпер стреляет с маяка" решили разработчики операции.
   Место и правда было удобным. С маяка прекрасно контролировалась площадь и внутренний дворик усадьбы. Остатки строений могли спрятать не одного, а нескольких стрелков.
   На маяк можно было добраться и с другой стороны холма Старые каменные ступени выщербленные временем и сотнями тысяч ног спускались от вершины к подножью. Что было на холме? Храм? Жертвенный алтарь? Говорили, что маяк построен на остатках старой пирамиды расположенной на вершине. Местный библиотекарь, за бутылкой местного самогона рассказал целую легенду о храме погрузившимся в  местный залив. Лестница уходила под воду и терялась в мутной глубине. Место считалось нехорошим. Матери гоняли отсюда любопытных пацанят. Говорили, что мутная глубина может отнять разум. Местные верили, что глубоко под водой есть. что-то неподвластное нашему разуму.
   -А потом, все будут кататься на лодках, - негромко сказал Пабло- И мы, спокойно уйдем.  И он кивнул на залив, где с утра стояла яхта хозяина Два мулата в белых шортах  драили палубу.
   - Капитан у них, зверь. Кубинец выплюнул сигарету и потянулся за следующей. "А наша лодка, будет стоять левее, он показал, направление"
   С утра, у ворот усадьбы, толпился народ. В основном это были местные бездельники в ожидании дармовой выпивки. Стайками бегала ребятня. Прошел местный священник. Небрежно осенив крестным знамением, своих прихожан, он вошел во внутренний дворик. Кубинцы смешались с толпой около ворот. Все знали, что ворота откроют только после приезда хозяина. Охрана праздника, пара местных полицейских, скучала. На площади виднелись пара микроавтобусов местного телеканала. Журналисты, уютно расположившись в тени машин не теряя времени, наливались местным вином, Объект задерживался. Снайпер не нервничал, он знал, что любых перемещениях на дороге ему сообщат.
   И вот, цель. Мужчина среднего роста, с чувственным лицом, улыбаясь оглядывал гостей. Увидев именинницу, обнял смеющуюся дочурку. У ворот уже сигналили автобусы.
   "Подружки со школы приехали , скоро, начнется." - внезапно, Егору стало зябко. Два автобуса украшенные флажками и ленточками , осторожно протискивалась в узкие ворота...
   Значительно позже, уже в Союзе, Егор прочитает книгу, которая называлась "По ком звонит колокол ". И он снова увидит площадь залитую солнцем. И бритых головорезов, с пантерой на камуфляже выпрыгивающих из автобусов.  Поливая от живота длинными автоматными очередями, .накаченные молодчики расстреливали толпу на площади. Они, как  в тире выцеливали бегущих и добивали раненных. "Эскадроны смерти"- последний довод местной элиты.
   Обычно, в  расчетах любой операции  оставляют десять - пятнадцать процентов на непредвиденное. Такое, как здесь. Кто знал, что "эскадроны смерти" диктатора придут за "объектом".
   Убегая от выстрелов местные жители  пытались спрятаться в церкви. Снайпер видел, как молодая, красивая негритянка, рухнула почти возле самых ворот, пачкая стены темной кровью. Он видел Пабло, стреляющего из пистолета. Но, что стоит пистолет, против нескольких автоматов. В прицел казалось, что кубинец смотрит прямо на него. Его губы беззвучно  шевелились. О чем предупреждал член его группы или о ком молился?
   Группа Егора выполнила задание. Его пуля настигла хозяина усадьбы в тот момент, когда он уже поверил, что ушел от судьбы. Игры хозяина усадьбы с разведками закончились в одно мгновение. Щелчок и на лобовое стекло его эксклюзивной машины плеснуло красным.
   Но, существовал, нюанс,  который не войдет в отчет. Группы больше не существовало. В условное место никто не пришел. О них, промолчали все, и свои и чужие. Они просто исчезли, как призраки, иногда появляющиеся в мареве пустыни.
   Летов, никогда не узнает о судьбе, той маленькой именинницы. Девочка выжила после очереди в упор. Правда теперь она никогда не празднует день рождения. И танцует, только, во сне. Трудно, танцевать в инвалидном кресле. Вечерами, девушка  любит сидеть у окна. Оттуда, хорошо видны старые ворота. Потрескивает камин отражаясь в ее хаосом светлячков. Кого она ждет долгими, одинокими вечерами? Отца или те, школьные автобусы?
   Егор остановился. Он вышел к туземной  деревне. Молчание - напрягало. Обычно, любое африканское поселение это какофония звуков. Задолго до входа за частокол, вас встречают облезлые собачонки, громко лающие и пытающиеся  схватить вас за ноги. Не видно свиней, роющихся в многочисленных, мусорных кучах. Даже попугаи молчат. А они, как опытные сторожа знают "своих" и "чужих". Поэтому, их  не любят диверсанты. Как говорил старшина Семенов: "Один шум и никакого мяса".
   "Заброшена, и давно", - парень попытался заглянуть в низенькое окошко, прикрытое пальмовыми листьями. В хижине царил сумрак. Егор открыл приваленную камнем дверь. Он понимал, что если не отдохнет, то просто рухнет, прямо у этой хижины. Или у соседней.   Кажется, что от погони удалось оторваться.
   "Или, не было погони?" Уверенность, в реальности настоящего, ему придавало оружие, которое висело у него на шее. Летов посмотрел назад, пытаясь увидеть свои следы на пыльной африканской траве. Ему это не удалось. Тогда его взгляд сфокусировался на винтовке. Уплывающее сознание уцепилось за знакомый предмет.
   -Ну, вот а теперь, почистим оружие.
   Голос прозвучал так реально, что Егор - вздрогнул и остановился.
   "Профессионал, бля ",- уставший как гончая собака, он усмехнулся,-  глюки, о твоем оружии  заботятся. Егор рухнул на охапку полусгнивших листьев.
   -Я, только, чуть - чуть полежу,- парень свернулся калачиком.
   Где-то на крыше шуршали высохшие листья. Кричали койоты.
   Казалось, что по щеке что-то ползает. "Ну, все, все встаю. Вить, ну сказал же, встаю",- мальчик отмахнулся, не открывая глаз. Соседский мальчишка, семья которого, как и Летовы снимала дачу на берегу Яузы, часто развлекался по утрам, щекоча спящего Егорку гусиным перышком через открытое окошко...
   Это был просто муравей. Он с упорством достойным лучшего применения  штурмовал щеку лежащего мальчика, падал и вновь устремлялся ввысь. Казалось, что цель  насекомого, где-то там, высоко. Там будет хорошо, но чтобы наступило это там, необходимо много падать и ушибаться.
   "Ну, все, належался", - Егора словно толкнули. Он инстинктивно попытался отмахнуться и внезапно  оцепенел. Оружия - не было.
   "Так". Улететь при падении в сторону, оно не могло. Порыжевший от крови ремень был намотан на руку удержал бы даже, при падении  навзничь. Парень, заерзал. Если бы за ним наблюдали, то давно бы пресекли его активность. Ногой по ребрам или прикладом в голову. Чувство опасности было, но ворочалось, где-то на задворках сознания.
   Летов понял, что его разбудилo. Тело выстыло. Снизу ощутимо тянуло холодом. Это уже не куча полусгнивших листьев, на которых он уснул, как умаявшийся первогодок. Егор опять незаметно сдвинулся. Поверхность на которой он лежал, была ровной и холодной.
- Эй, не громко позвал он ожидая удара.
Его не последовало. Однако, и голос свой, ему не понравился. Гулкий, какой-то, как орган.
Парню было с чем сравнивать. Их семья долго болталась по гарнизонам. Отца перевели в Ригу, где Егор, тогда еще сопливый мальчишка впервые услышал этот волшебный инструмент. Вспомнился орган, который слушали в Риге. Очень тогда, ему музыка понравилась. Казалось, что высокие, глубоко насыщенные звуки  раздвигают стены консерватории и ты соединяешься с вселенной.
   "Акустика, говорила мама"",- благовейно говорила мама и счастливо улыбалась.
   -Так. Я, в пещере, что ли?
   Он, открыл глаза и откатился в сторону. Ситуация была непонятной и необходимо было выиграть время. Находясь на уровне пола было очень трудно оценить "радости" своего нового жилища. Тем более, пыль, поднявшаяся после его "упражнений" забила легкие, что вызвало жуткий кашель. Спазмы сотрясали измученное тело. Чуть позже пришел голод, парень не ел несколько дней.
   Наконец, опираясь спиной о стены Егору удалось встать.
   Слух его не обманул. Он  был в пещере.
   -Итак, проверим, рады ли здесь гостям.
   "Участок карты, с деревней, где меня спеленали  я помню, довольно плохо.  Поселения были, но значительно, южнее. Куда же меня нелегкая? Ладно, будем разбираться. Первое - надо выяснить насчет еды. Второе- познакомиться с хозяином."
   Пещера была очень старой. Она состояла, как бы из двух уровней.
   Там, где Летов пришел в себя была "прихожая".
   "Одна "радость", вертолет, не прилетит", - Егор усмехнулся. Остатки радиомаяка покоились вместе с джипом на дне  ущелья. Устройство было выведено из строя пулей излишне резвого "бультерьера".
    "И это, вам еще долго будет отдаваться ноющей болью в боку",- он непроизвольно попытался спародировать педанта врача из их лагеря.
   "Черт",- запекшиеся губы треснули вновь.
   Пещера была обитаемой . Почему возникло такое ощущение? Если бы у Егора попросили пояснить свои ощущения, он бы задумался.
   "Ну, во-первых обстановка", - юноша не заметил, как произнес это вслух. В темных углах пещеры  зашуршали испуганные насекомые. Сверху, под самым потолком  забила крыльями невидимая отсюда птица. Казалось, что его посещение было неожиданным и нарушало многолетний уклад устоявшейся жизни. Основную  часть  возвышения занимал  грубо обработанный каменный круг, напоминающий упавшее колесо, В центре этого круга были видны три огромные выемки.  Побуревший водосток был забит мусором и загажен крысами. По стене ветвились корни  растения напоминающего гигантскую камнеломку. К ним по стене спускались связки веревок, сплошь усеянные узлами разной степени ним были привязаны мотки старых ритуальных поясов высохших и  осыпывшихся от времени.  Там же виднелись остатки старинных ожерелий из ракушек. Говорили, что в древности существоало ракушечное письмо, используемое задолго до европейских алфавитов.  Везде царило разруха и запустение. В дальнем углу пещеры виднелись следы старого обвала, Сквозь разлом  пробивались лучи заходящего солнца.
Егор моргнул глазами. Видимо от напряжения глаза стали слезиться. Потянуло дымом. Но не костром, а чем-то приторно пряным. В миссии с наркотой было строго, однако у кубинцев на это смотрели сквозь пальцы. Егор ее не любил. После ранения он, чуть не подсел на морфий. Но к счастью врачи вовремя спохватились. Поэтому, в группе Летова, на наркотики  был строгий запрет. Затаив дыхание он попытался выяснить источник запаха.
   А, как хотелось погрузиться в этот мир колдовского марева, мир, черного и белого. Все враждебное в Африке было белым.  Обжигающее солнце, песок по берегам рек, которые кишат от крокодилов и они, люди не отсюда.
   Черным было все остальное: джунгли на закате, ночная вода в заливе, женщины, с их  животной красотой.
   Воздух в пещере, как-то странно подергивался. Как будто киномеханик бросил свое хозяйство и вышел  покурить прямо на середине фильма. И сейчас закричат возмущенные зрители.
   Рывок,  еще рывок и на  "сцене" возникает   старик с лицом недобрым и сморщенным, как африканское дерево. От неожиданности юноша оторопел и чуть не засмеялся.
  
   "Во, Хотабыч. Правда, без бороды и в татуировках" Казалось, что африканский "Хотабыч" прямо сейчас произнесет: "Ну, что Волька ибн Алеша?"
   -Извини  старик, вторгся без спроса, так сказать.
   "Дед" продолжал безмолвно таращится продолжая перебирать пальцами бусы на волосатой груди. Несмотря на маленький рост, хозяин, был довольно крепок. Егор уже видел, как бушмены не обладаю высоким ростом и крепкой комплекцией помогали разгружать ящики с тяжелым оружием .
" Ты здесь, один живешь, дедушка?",- фраза произнесенная " внучком"по-испански  осталось без ответа.
Егор занервничал. Местного нельзя пугать. Исчезнет, потом, лови его.  Нужно сориентироваться на местности, пополнить запас патронов, поесть на конец.
- Чем только платить? Кроме ружья и ножа больше ничего не было. Да и с местным населением он, как-то особо никогда не общался. Не практикуется это как-то у снайперов. Другие у них, способы общения. Короткие и доходчивые. У Егора судорожно дернулся указательный палец.
Хозяин пещеры молчал. Его лицо было невозмутимо Он подошел почти парню вплотную к парню. Слезящиеся глаза, с вертикальными, как у леопарда зрачками, смотрели расфокусировано. От старика ощутимо пованивало. Егор терпел. Неизвестно, сколько ему здесь находится А отношение с населением с самого начало контакта, портить не хотелось.
Внезапно старик провел пальцем линию по его щеке.
- Ну ты, аккуратней, уважаемый.
- Егор,- чётко произнес африканец. Он внимательно посмотрел на парня и утвердительно кивнул. Летов вздрогнул.
- Как? Как, ты меня назвал?
Старик отвернулся и загремел какими-то плошками. Внезапно, он обернулся и протянул Егору раковину с белой, маслянистой жидкостью, которую налил из бутылки, сделанной из засушенного плода.
" Калебаса" , неожиданно всплыло из памяти название этой посуды. Летов приложил руки к своей груди и раскрыл их показывая пустые ладони. Именно, так рекомендовали показывать свое миролюбие по отношения местному населению.
" А ведь придётся это выпить. Ладно, авось, не отравит".
   Егор взял раковину и одним глотком выпил содержимое. Напиток был прохладным и имел вяжущий вкус. Парень даже причмокнул.
-"Посуду, всегда возвращаем.".
Он отдал скорлупу "дедушке". Негр продолжал молча таращиться. Его глаза, красные от лопнувших сосудов, слезились. Вдруг, старик дернул себя за давно немытые космы.
" Видимо, спасибо, не сказал". Егор приложил руки к груди, причмокнул, это была уже была импровизация.
Внезапно его повело куда-то в сторону и Летов почувствовал себя лежащим на полу.
" Неплохо, лязгнулся. Так, и похоронят",- сказал он, разглядывая мир с замусоренного пола и потерял сознание.
"Да, босс", - Даниил Ортега, отложил микрофон и снял наушники. Отмашкой руки он поднял отряд отдыхающих наемников. Злые и потные парни молчали. Нрав командира и полное презрение к жизни, как своей, так и чужой заставляли их контролировать свои  эмоции.
   "А ведь я их, чуть не загнал". Конечно привал нужно было сделать еще пару часов назад. Его гнала вперед злость на самого себя. Это он руководил операцией " бультерьеров" в усадьбе.
   Ортега слишком поздно понял, что его бойцы вклинимлись в чужую операцию. Сценарий был скомкан, акция сорвана, а снайпер, ушёл в джунгли.
Но их не зря называли гончими. Джунгли его группу не пугали. Люди имели опыт работы в болотах Заира и в буше Намибии. И всегда  беглецов брали живыми. Эскадроны смерти-навсегда. Именно такая надпись на испанском была  на  значках. Только они решали участь,"пока живых".
   Два бушмена ждали поодаль. Командир строго запретил издеваться над малорослыми проводниками и их не трогали. Именно они должны были провести коротким путем. Его группа должна нагнать беглеца у водопада, со всех сторон окруженного живописными горами. "Увидеть рай и умереть", хмыкнув, сплюнул Ортега.
   Его привлек спор на высоких тонах. Курт поднял автомат, проводник, тот, который повыше, схватился за нож. Наемники угрожающе заворчали.
   "...я все-таки не понимаю, почему мы должны делать такой крюк", Ортега вытер лоб свернутым кепи. Курт довольно неплохо понимал африкаанас поэтому бойко, хотя и отрывисто, переводил суетливое бормотание бушменов.
   "Босс они утверждают, что мы должны сделать большой крюк", - Курт показал рукой широкую дугу к горизонту.
   "Здесь какой-то тотем, я не понимаю,- он на мгновение задумался,- поселок, жилище. Колдовство, короче. Местные жители уже лет 100 не селятся в этом районе. Здесь какая-то мистика, люди пропадали. Я понял не все, но он что-то твердит о человеческих жертвоприношениях".
   "Если стрелка упустим,  с нас живыми и без колдовства шкуры спустят", - Ортега оправил портупею,- Вперед, поднимайте группу".
   Сознание вернулось внезапно. Егор буквально выпрыгнул из бездны наркотического забвения. Организм прошила судорога. Юноша понял, что связан. И  связан довольно профессионально. "Так вот зачем эти веревки на стенах".Он был распят прямо в центре каменного круга.
   "Алтарь, ведь это, алтарь". Несмотря на прохладу от камня  пленник мгновенно покрылся липким потом.
   "И, как этот колдун меня сюда перетащил, ведь я ж, тяжелый".
   Хозяин пещеры появился только через несколько часов. Он принес несколько факелов и расставил их по стенам. Достав из лохмотьев  старую бензиновую зажигалку, долго пытался зажечь огонь. Вскоре ему это надоело  и он, пригнувшись, вышел из пещеры. Вернувшись с тлеющей лучиной, старик справился с освещением и о чем-то задумался.
   Егор заерзал.
   "Хозяин, может развяжешь? Тогда и поговорим".- внезапно заорал он по-русски..
   В темноте под потолком  забила крыльями невидимая птица. На  их головы посыпался мусор и сухие травинки. Старик посмотрел на Егора.
   -Развяжи, слышишь.
   Парень задергался. Пещера, ритуальный круг, связанные руки, все это оптимизма не добавляло. Погибнуть от пули в бою, это одно. А, так.
   "Кажется, тут, каннибалов нет ", - его взгляд мазнул стены в поисках ритуальных ножей.
   Внезапно. сухая сморщенная рука старика приложила палец к его губам, как бы призывая его к молчанию.
   -И не надо мне рот затыкать, - Летов был уже близок к истерике.
   Старик не спорил, однако, рука. которую он прикладывал к губам юноши, не остановилась. На обратном движении согнутые пальцы ткнули кричавшего под кадык.
   Парень понял, что молчание-золото. Казалось, что горло засыпали студенистым льдом, в котором "гасли" любые попытки заговорить.
   " Тун-Хо ",- хозяин пещеры показал правой рукой себе на грудь.
   "Походу и правда святилище. А это жрец. Ладно, попробуем потянуть время."
   "Джек я, Джек",- прошептал, юноша, "севшим" голосом, кашляя и отплевываясь. Хрупкая татуированная рука опять хлестнула его, куда-то, в район ключицы. Хлест был резкий, так бросается черная мамба затаившаяся в переплетениях ветвей , африканского кустарника.
   Правда,  уже ожидал, что-то подобное, поэтому, слегка уклонился. Жрец покачал головой.
   Юноша задергался в умело наложенных  узлах. Несмотря на профессиональную выучку, его мозг начал забирать под себя какой-то первобытный страх.
   Глаза старика  с интересом разглядывали пленника. Вообще эти глаза напоминали бездонные озера, затянутые белесой пленкой. Именно такие африканские озера описывал Хаггард, в своих приключенческих романах. Эта гипнотическая способность чужого взгляда сильно раздражает, чувствуешь себя экзотической бабочкой которую вот, вот пришпилят в коллекцию.
   "Джейк", - юноша впервые услышал голос старика только к вечеру.
   "Ноу. Ты не Джейк",- Егору показалось, что эта фраза была произнесена по-русски. Глаза слезились от дыма уже практически догоревших факелов. Вывернув шею насколько это было возможно Егор попытался вглядеться в темноту куда ушел старик...
   " Егор"- донеслось из темноты. жрец его имя, аккуратно произнося каждую каждую букву. Летов оторопел. Он несколько раз дернулся, еще больше запутав хитрые узлы старика.
- Ты, это, откуда мое имя знаешь?
Хозяин пещеры вышел на свет и опять ткнул себя пальцем в грудь.
- Тун-Хо .
Парень вздрогнул, когда жрец этим же пальцем опять указал на него.
-Егор.
-Вот и познакомились,-
Летов невесело улыбнулся.
Ближе к вечеру, Егор, следя за перемещениями старика по пещере, обдумывал дальнейшие действия.
" Однозначно, будет погоня. Бушмены сотрудничают с местными фашистами , значит группа волкодавов уже на маршруте. Знают ли они о пещере? Сомнительно." Дедушка", похоже, не любит гостей и не исключено, что многие из них, остаются здесь навсегда. Похоже, с биографией старичок. Походу, на ночь, он моей судьбой, озадачиваться не расположен. Значит, ночь лучше провести под крышей."
   "Ужин", был довольно скромный. Старик, кряхтя полез куда-то наверх, ставя стопы в малозаметные выступы на стене. Он долго шуршал чем-то на "чердаке".
   -Специи наверно ищет, чтобы меня зажарить, оптимистично озвучил его действия Егор. Шутка была веселая, но улыбаться не хотелось.
   Спускался Тун-Хо значительно медленнее. Промахнувшись он не слез, а буквально съехал по скале обдирая ладони и колени. Жрец озлобленно глянул на лежащего парня и бросил ему да колени кусок вяленого мяса.
   Мясо аппетита не вызывало. Мало того ,что оно было сильно волокнистым, но и ощутимо пованивало.
   -А пить? Пить, дай.
   Тун-Хо не ответил. Шаркая по полу он опять  собрал остатки ушел за угол. Там, по всей видимости был другой лаз и оттуда ощутимо потягивало сквозняком.
   "А ведь, со стариком, придется кончать. След, это."
   Быстро освободившись от веревок Летов прислонился лбом к холодной стене, ожидая пока восстановится  кровообращение.
   "Теперь с дедушкой Тун-Хо поквитаемся. Настало время посмотреть, что находиться за кулисами, а то, "пьеса" затянулась. Рана на боку подсохла, но на ногу ступать было по-прежнему больно. Пошарив по "полкам" он наткнулся на обломки плоских раковин . Именно с них у него началось знакомство с фармакологией  Тун-Хо. Раковины удобно лежали в руке, выщербленные  края были остры, как бритвы.
   "Хоть какое-то, оружие".
   "Светает, значит", - юноша оглядел пещеру в поисках своей винтовки. Действие было скорее нервное, потому, что снайперская винтовка, тонкий "хирургический" инструмент после "путешествия" по джунглям  и нахождения в руках старого жреца стала, скорее всего, просто тяжелой палкой. Но это была его "палка", а Егор любил порядок в своих вещах.
   " Наши дела, ждать не будут"-Егор, вздохнул и направился в другую "комнату". Он понимал, что жрец тренирован и у него, в открытом бою практически нет шансов. Но Летов не любил быть мясником. А устранение свидетеля иначе не назовешь. Пещера в которую вел лаз было меньше. Скорее всего она использовалась в качестве спальни. И опять эти пальмовые листья наваленные грудой в дальнем углу." Постельное белье" заменяла старая звериная шкура, выцветшая от старости. На ней лежал Тон-По и тихо стонал.
- Вставай старик. Не заставляй меня перерезать тебе горло, как бессловесной скотине.
Егор, рывком за плечо развернул старика лицом к себе.
Тон-По попытался приподняться, но его руки подломились и он снова рухнул на старую шкуру, испугав множество мелкой живности гнездящиеся в ней. Его ощутимо трясло.
- Тяжелое дыхание, температура, испарина. Да у Вас, простуда, дедушка.
Он отложил острые раковины.
Летов не мог нанести вреда больному человеку.
Оглянувшись по сторонам парень вздохнул.
- На нет и суда нет,- сказал он снимая свою многострадальную куртку. Хорошо я еще антибиотики в аптечке оставались. Заставив деда проглотить пару таблеток парень укрыл его своей одеждой.
-Ладно, несколько часов роли не играют.
Летов ссутулился стены по которой ползали солнечные зайчики, обхватил себя руками за плечи и задремал.
   Джунгли просыпаются постепенно. Влажная с ночи растительность, кажется готовиться готовится к приходу солнца, вначале робко заглядывающего через горный хребет. Полоска зари  вначале алая она несмелая, начинает матереть и крепнуть, чтобы выйти за занавес на правах хозяйки. Заполошно прокричит проснувшийся попугай, где-то в глубине леса в ответ ему заухает что-то большое и загадочное.
   "Выздоровел, значит. И простуда ушла, вместе с больным".
    Лежанка  Тон-По, пустовала. Егор поднял и отряхнул куртку.
   "Эх, вчера надо было уходить". Он подпоясался и проверил нож.
   "Надо же даже ножа не тронул", парень был тронут. Африканский народ был воровлив. Аборигены, как маленькие дети тянули свои руки ко всему блестящему. Оставить ему, спящему, нож  это был поступок. Попрыгав на месте, что скорее, было данью привычки, он улыбнулся. За эти несколько дней он так обтрепался, что на нем все  болталось и звенело, как на местных дервишах.
   "Готов? Готов. Можно в дорогу".
   - ...Руки вверх, голос, прозвучавший по-немецки, нарушил волшебство африканского утра.
   У лаза ведущего в святилище стоял Курт с автоматом направленным на Летова. В  лапах наемника Мп-40 выглядел  игрушкой. Ортега брезгливо отряхивал свой камуфляж.
   "Шнель", - громила показал автоматом к стене.
   "Ну, вот и все, юноша,- Даниэль Ортега   посмотрел по сторонам, - отбегался".
   Егор осмотрелся
   "Нашли все-таки", - произнеся эту фразу, Внезапно послышались автоматные очереди. Летов прислушался.   
   "Свиньи, не могут без спецэффектов, - Ортега вопросительно посмотрел на радиста.
   "Сейчас, выясню", - громила скрылся в проеме. Даниэль Ортега умело подстраховывал, направив Вальтер ППК в голову юноши.
   После полутьмы пещеры дневной свет показался слишком ярким и Егор на мгновение зажмурил глаза.
   На площадке царила суета. Выше по тропинке, опять раздались выстрелы. Вскоре показался Джек.
   "Проводники мертвы. Белокурый гигант, в камуфляжной безрукавке выглядел невозмутимо. Вытирая руки травой, он бросил ее  под ноги.
   "Как, мертвы? А, вы, куда смотрели?" ?- Ортега со злостью смял в кулаке почти полную пачку "Мальборо".
   Сверху со скалы посыпались мелкие камни
   Старший группы наемников не был трусом. В иностранном легионе неврастеники долго не задерживались. Происходил естественный отбор, люди, которые должны были погибнуть, погибали в первых же боевых столкновениях.  В этом Ортега видел какую-то мистическую связь и за время службы в иностранном легионе стал фаталистом. Но просто так. умирать никому не хотелось.
   Из-за скалы появился Курт ведущий Тон - Хо. Старик двигался очень медленно, Его длинные, сильно спутанные волосы, накрученные на руку у Курта, заставляли Тон - Хо держаться неестественно прямо. Рывком, бросив старика под ноги Ортеге,  наемник горделиво выпрямился.
   -Смотри босс кого я поймал. Прямо, около трупов наших проводников взял. Отдайте  нам, эту старую обезьяну".
   Даниэль Ортега  со своей командой уже довольно долго мотался по Африке. Он бывал с ними по разные стороны закона, но он не мог вытравить из них одного, привычек Иностранного легиона.. Поэтому  во время акций устрашения он не сдерживал своих людей, зная, что в каждой игре есть свои законы.
   -Шеф разрешает, Курт увидев утвердительный кивок командира ударил в бок старика ногой, обутой в высокие десантные ботинки.
   Егор, глядя на издевательства над стариком, угрожающе сдвинулся с места.
   "Не нада, товарисч",- на ломанном русском сказал Ортега, с издевкой и отрицательно качнул головой. Летов остановился. Бывший детдомовец едва сдерживался. Он всегда вступался за маленьких  и плакал, когда умирали старики.
   А потом мальчик вырос И за его спиной уже было кладбище.
   Задумывался ли он об этом? Тогда? Вряд ли. Молодые супермены чувствовали себя рукой судьбы. Парни служили стране и искренне верили  идеалам.  Где они сейчас? Ему  повезло. А жалкие остатки боевых "псов" империи, постаревшие и одинокие нашли свою смерть на батареях отопления или под ногами пьяной гопоты. Они потеряли себя в старом и не нашли в новом мире. И только наедине с самим собой, после стакана паленой водки укрывшись старым, протертым пледом с головой в тысячный раз будут называть себя убийцей и каяться.
   Курт забавлялся. Он был неплохим боксером и тут, чувствовал себя на ринге. Удар в челюсть и Тон Хо сползает на каменное плато. "Зрители" захлопали. Даже Ортега отвлекся, глядя на непритязательные забавы членов своей группы. Он помнил досье Курта, с его пристрастиям к боям без правил на верфях в Марселе.
   Этого делать не стоило. Егор "рыбкой" бросился в ноги командиру наемников. Внезапно  и Курт упоенный славой победителя  падает навзничь. Его дело судорожно дергается, раздается крик на очень высокой ноте.. Курт ползет громко крича и оставляя широкий, кровавый след . Только через много лет Егор Летов узнал, что это действие было элементом излюбленного ритуала южноафриканских колдунов. У жертвы перерезали ахиллово сухожилие и отпускали истекать кровью.
   Жрец культа смерти приносит жертвы в одиночку. Еще два наемника падают на землю. Крайний слева хватается за автомат. Старик, с раковиной в руке, появившейся неизвестно откуда, делает несколько режущих движений. Громила валится  на колени. Автомат вместе с отрубленными пальцами летит на землю.
   Егор задыхался..  Ортега, оправившись от первого шока вызванного неожиданным нападением, одолевал. В дзюдо это удушение считалось смертельным. Юноша задыхался. Скрюченные пальцы командира наемников  тянулись к летальным точкам на горле Егора.
   Ортега выгнулся,  протягивая скрюченные пальцы к горлу Егора, находя летальные  точки.
   Раздался глухой. чавкающий звук и на лицо снайпера, что-то закапало.
   " Тяжелый сволочь", - юноша c трудом свалил с себя обмякшего наемника.
   Над ним стоял окровавленный Тон-Хо, держа в руках автомат с окровавленным прикладом.  Юноша напрягся, но  жрец протянул руку и помог парню подняться. Старик  глядя на него слезящимися глазами молчал. Черное лицо, морщинистое, как кора африканских деревьев словно окаменело. На мгновение Егор увидел его у священного алтаря. В мутном мареве извивались в танце чернокожие войны. В Африке много сказок, но не надо будить древних богов.
   Они стояли  рядом, на фоне зарождающегося восхода. Русский парень и жрец  культа, давно мертвого культа.
   -Как же вы выжили, представитель местной службы безопасности, удивленно разглядывал  место недавнего поединка. -То, что обнаружили  вы, это старое святилище каннибалов. Видимо благодаря этому, территория, за водопадом место, он показал в иллюминатор, строгого табу. Как жалко, что святилище брошено. И, как хорошо, что мы, поймали сигнал вашей рации
   Самолет  кружил над джунглями несколько дней. Слишком многое завязано на вашем спасении.
   Егор смотрел в иллюминатор. Внизу были перистые облака окрашенные утренним солнцем. Егор верил, что если присмотреться, то мареве джунглей можно разобрать цепочку молчаливых людей несущих большие, извивающиеся мешки. Летов закрыл глаза и собрался подремать. Он знал, что племя Тон -Хо, будет в безопасности.
   Ведь у них теперь много еды.
   В учебный класс входили новые курсанты. Ребята, еше не освоились, и вели себя слегка скованно. Преподаватель был живой "легендой", однако многие, наслышав про склочный нрав старика, старались незаметно прошмыгнуть на свое место. Егор  Петрович оторвался от журнала посещений и посмотрел на учащихся. Он улыбался.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Не молчи " (Короткий любовный роман) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (И смерть не разлучит нас...)" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Я всё снесу, милый" (Эротическая фантастика) | | А.Кувайкова "Коротышка или Байкер для графа Дракулы" (Современный любовный роман) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Современный любовный роман) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"