Миронов_Арслан: другие произведения.

Зов предков (М)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Итак, юные господа гимназисты сегодня, ваш учитель, знаменитый историк, географ и мой хороший знакомый Ян Чечот оказал мне великую честь провести с вами урок. Я могу гордиться своим количеством прожитых лет и без лишней скромности утверждаю, что являюсь коренным жителем города Свислочь. Или как говорят в простонародье "сторожила". Прошу обращаться, ко мне Апонас Абрамович.
  Именно про наш город, про нашу гимназию и про людей, которые здесь некогда жили я и хотел вам сегодня рассказать.
   Наша гимназия, одна из первых была образованна на территории Белоруссии Винсентом Тышкевичем. Было это в 1805 году. А те годы, скажу я вам сразу, были ой какие не спокойные. Позвольте мне, кратко поведать вам о том времени. Хотя, на мой взгляд, началось всё гораздо раньше с началом великой Французской революции.
  В те далёкие времена, а именно в 1789 год, то бишь - это конец 18 века, белых пятен на карте почти не осталось. И лишь немногим удавалось ещё что-то открыть. Например: один Шотландский купец, у нас мало кому известный, но популярный у себя на родине, Александер Макензи, состоял в те годы, в канадской Северо-Западной пушной компании. В той же самой Канаде, при исследовании реки Невольничья и Большого Невольничьего озера, открыл реку, горы, низменность и залив, названные впоследствии его именем.
  Большая часть территории Канады ещё сохраняла за собой статус английской колонии. В то время как южнее Канады произошла война за независимость ряда колоний. В результате - этой войны, в 1776 году, образовалось новое государство - Соединённые Штаты Америки. А всё в том же 1789 был избран и её первый президент - Джордж Вашингтон.
  Хотя все эти обстоятельства уже мало интересовали тогдашнюю просвещённую Европу. Так, 14 июля 1789 год вошёл в мировую историю и в частности в историю Франции, как начало великой Французской революции. Именно в этот день была взята штурмом крепость-тюрьма Бастилия, которая являлась символом абсолютизма.
  В попытках свергнуть старый монархический порядок, со всеми поддерживающими этот строй привилегированными династиями, к вершине власти приходили всё новые и новые группировки. В деревне крестьяне жгли замки, уничтожали документы феодального права и сеньориальные архивы. Наибольшую популярность среди французских патриотов набирал Якобинский клуб. Благодаря своей огромной сети филиалов он оказал огромное влияние на политизацию большой части населения. Жирондисты - выходцы из Якобинского клуба, начали предпринимать меры по отлучению церкви от власти. В итоге свержение монархии стало вершиной политического успеха жирондистов. Якобинцы стали навязывать всем свою диктатуру.
  Развязанная война с Австрией только ухудшило положение старой правящей монархической династии короля. И 21 января 1793 года, в Париже, был гильотинирован король Франции Людовиг XVI. После решающей победы генерала Журдана 26 июня 1794 при Флерюсе, что на территории Бельгии, над австрийцами, отпала надобность в Якобинской диктатуре, а всех её сподвижников отправили под нож гильотины.
  В результате, после нескольких удачных побед над войсками Англии и Австрии, и почувствовав свою независимость, у власти прочно закрепился республиканец Наполеон Бонапарт. Чтобы защитить термидорианскую Францию от возвращения к старому режиму и от нового подъёма революционного движения Наполеон вёл агрессивную внешнюю политику по отношению к таким странам как Италия и Египет. После десятилетнего напряжения внутри странны, бесконечных беспорядков, восстаний и войн революция завершилась, устанавливая прочную власть диктатуры Наполеона.
  Провозгласив себя императором Франции, Наполеон предпринял несколько блистательных, захватнических походов против ряда европейских стран. Глядя на то с какой скоростью растут патриотические движения в захваченных государствах, разорвав отношения с Александром I, Наполеон решился на вторжение в Россию.
  В 1812 году, переправившись через реку Неман, войска Наполеона Бонапарта вторглись на территорию России. Витебская и Могилевская губернии, образовавшиеся после раздела Белорусской губернии, первыми приняли на себя удар всей мощи наполеоновской армии.
  Некоторые наши гимназисты, в тот год, покинули стены нашего заведения. Со школьной скамьи, попадая сразу, с горячими сердцами, на передовую. Но были и такие, которые предпочли пойти служить, в только что созданные Наполеоном войска Великого княжества Литовского. Историю одного такового гимназиста, я вам и хотел сегодня поведать, со всеми её светлыми и темными сторонами. Местами вам может показаться, что я привираю, но ведь и сам предмет история - являет собой не точную науку, а зачастую даже строится на домыслах и догадках, которые не являются прямыми доказательствами, и не решают всех пробелов и тёмных пятен в самой истории.
  Итак, приступит к изучению материала!
  
  1. Дуэль
  
  Свислочь, что находится на юго-западе Белоруссии очень старый город, настолько старый, что сейчас вам ни кто не скажет точную дату его основания. Испокон веков здесь проживали славяне, потом пришли татары, ну и наконец, евреи за ними подтянулись.
  Сам город благодаря своему выгодному положению всегда привлекал к себе внимание различных торговцев и ремесленников. Много знаменитых людей владело Свислочем в разные времена, такие как: Ян Ходкевич, Себастьян Покош, прусский землевладелец Кришпин-Киршенштейн. Но лишь при Винсенте Тышкевиче, который стал хозяином местечка с 1778 года, произошла серьёзная реконструкция города. Именно Тышкевич одним из первых сделал планировку города, разбив его на улицы. Для привлечения в город дополнительного капитала стали регулярно устраивать ярмарки, которые проходили на базарной площади. Саму площадь украшал двадцати метровый обелиск с золотым шпилем.
  ***
  Под конец трудового дня, когда солнце уже не так сильно припекает, различные торговцы и ремесленники, которых только и можно встретить как на базарной площади, начинают потихоньку убирать свои прилавки, убирая товар. Именно для таких целей тут же и имеется трактир, где можно остановиться. Помимо торговцев - это заведение привлекает к себе внимание также: служивых, бродяг и простых обывателей. Однако и юнцы, что обучаются в здешней гимназии тоже не прочь сюда заглянуть. Кому-то уже исполнилось 18 лет, кому-то ещё года или два не хватает, но ведь молодые, горячие, да и возраст такой, когда хочется всё попробовать. Взрослые даже не удивлялись, оно и понятно, когда-то сами такими были. Вот и в очередной раз подняли голову, чтобы с тоскливой завистью, встретить очередную группу гимназистов. И только лишь их сверстники, сидя скромно в углу за столиком, тихо начинают шушукаться, встречая коротким взглядом.
  - Смотри-ка Альгерд, а вот и Федко пожаловал со своей кодлой.
  - Ничего Симон недолго нам осталось наблюдать - эту нахальную, княжескую морду. Слышал? Бонапарт говорят, в августе приказ хочет издать о создании войск Великого княжества Литовского. Вот он и хочет туда податься.
  - Он, что же, за Бонапарта? - В недоумении спросил Симон.
  - И чему только тебя в нашей гимназии учат? - Язвительно отвечал Альгерд. - Ещё в прошлом веке вся Белорусская земля была под владением Великого Княжества Литовского. А наш Федко будет княжеский кровей. Говорят его прадеды самим Ягелонам, служили. Вот он и хочет возродить семейные традиции.
  - Но я думаю, в Белоруссии ещё много бывших литовских князей и с этим ничего не поделаешь. Да Альгерд, у меня родословная поскромней будет.
  - Как и моя. Да и корни у меня русские. Хотя может он и прав... Я бы не когда не стал предавать память своих отцов... - Альгерд замолчал, что-то обдумывая, и затем продолжил. - Ты бы слышал, какой он концерт вчера закатил. Говорит, что французы уже под Смоленском, что судьба Белоруссии уже предрешена.
  - Так оно и понятно, ведь уже создали временное правительство княжества Литовского! Вот он и хорохорится.
  - Терпеть его не могу. Ладно, Симон заглохни! - товарищ мотнул головой, давая понять, что тот о ком они только что вели речь, подходит к их столу.
  Между тем в трактир зашла группа французов во главе со старшим офицером, и на которых сразу все среагировали кроме гимназистов, между которыми уже затевалась ссора. На юношей тут же уставился пристальный взгляд молодого, французского офицера.
  - Так, так, так. Сам Фёдор Буремский к нам пожаловал. - Первым поприветствовал Альгерд.
  - И тебе здорово Альгерд Курановский, - тут же отреагировал пришелец и, не дожидаясь приглашения, потянул к себе табурет, - мы к вам присоединимся!?
  - Гусь свинье не товарищ! - бросил ему Альгерд и с силой выбил табурет из под однокурсника.
  Тут же между гимназистами завязалась драка. Завсегдатаи трактира на это живо отреагировали, сразу повернулись, заливаясь хохотом и хлопая в ладоши, принялись делать ставки. Всех хуже в этот момент пришлось Симону, потому, как он оказался в меньшинстве. Альгерда взял на себя Фёдор, а двое его провожатых занялись его другом.
  Французы тоже повеселели и начали было смеяться, как вдруг молодой офицер выхватил из-за пояса пистолет и поворачивая дуло к потолку, спустил курок. Гимназисты сразу перестали драться и выстроились, чуть ли не в шеренгу, уставившись на офицера.
  - Скажите вы все дворяне? - спросил вдруг офицер на русском языке. Хотя и произношение оставляло желать лучшего.
  Юноши потупили взгляд. Только один Фёдор с подбитым глазом не растерялся.
  - Так точно! - выпалил он.
  Офицер задумался, очевидно, придумывая очередную забаву у себя в голове, и наконец, когда всё тщательно обдумал, продолжил.
  - Дворянам не пристало драться по кабакам, как каким-то бродягам. Здесь спор может разрешить только дуэль. - Завершил француз с явной ухмылкой на лице.
  Офицер дал команду и молодым быстро заломили руки и вывели из трактира во двор.
  - Как тебя зовут? - обратился офицер к одному из дуэлянтов.
  - Альгерд.
  - То есть Ольгерд? - выражая не поддельный интерес, спросил француз.
  - Просто Альгерд. - поправил его молодой человек.
  - Хорошо. А тебя? - офицер перевёл взгляд с одного дуэлянта на другого.
  - Фёдор.
  Следующие мгновения Фёдор с трудом воспринимал, он был словно в оцепенении. Не такое он представлял себе войско наполеоновское. И уж совсем не ожидал, что благородный французский офицер будет стравливать двух дворян забавы ради. Все мысли перемешались в голове, вообще всё перевернулось с ног на голову. В своём забвении он не заметил, как офицер назначил ему секунданта, а в руку вложил пистолет. Из тяжелых грёз он опять вернулся к реальности. Его руки дрожали, а мысли путались, и только теперь он понял, что не хочет причинять зла своему сокурснику. Но, понимая, что французы не отстанут от них так просто, пошёл на необдуманный поступок и первым сделал выстрел.
  Ан нет, не тут то и было. Теперь уже сама судьба злодейка приняла на себя роль режиссера и стала дергать за невидимые нити. Молодой офицер не достаточно далеко отошёл от Альгерда и неопытный Фёдор, даже толком не представляя куда метиться, попал тому прямо в живот. Это был первый убитый им человек.
  После не долгого замешательства, в котором все пребывали, всех быстрей пришёл в себя Альгерд. Оценив ситуацию, поняв, что им сейчас будет ещё хуже, стрельнул в подбегающего к Фёдору француза.
  - Бежим! - крикнул Альгерд.
  В Свислоче более 50 улиц с ещё большим количеством переулков, в один из которых они сразу и рванули. Французским солдатам были не знакомы эти улицы, но всё же они не отставали, стреляя и крича им вслед. Пробегая мимо костёла Святого Франциска Ассизского, беглецы решили, разделиться, уходя разными путями. Когда Фёдор выбежал из города, оглянулся, смотря сквозь арку, подобно которой стояли на каждом въезде в город. Стук преследуемых шагов стих. Он был полностью растерян, в город он возвращаться боялся. Сгущающаяся тьма его вообще пугала. Но делать было нечего, и он решил идти в Минск, в отчий дом. Прочь из Свислоча.
  
  2. Агрипина
  
  Белорусская местность всегда славилась большим обилием болот. А сколько случаев было, когда очередной путник и неважно какой он веры и исповедания, князь или простой крестьянин, а чуть зашёл в лес и больше его никто не видел. Только потом людская молва начинает пересказывать, сколько людей и где утопло. Так и идёт история, по народу обрастая всё новыми и новыми небылицами, которые сами же люди и выдумывают для красного словца.
  А сколько таких историй знал Фёдор, на пальцах точно не пересчитаешь. В одних лешака во всём обвиняли, в других сам лес, объясняя - это тем, что он стережет землю Белорусскую от всяких богу неугодных личностей, но в большинстве случаев виноваты сами бедолаги, мол "не зная броду, не лезь в воду". Вот именно - этой поговорки и прислушивался Фёдор. Хотя ещё и такой слух ходил, что под Слонимом ведьма объявилась и всех со свету сживает, да мороку наводит.
  После своего побега из Свислоча - Альгерда он больше не видел. Пуля не взяла, так болота прибрали. Во, что он искренне верил, ведь - это именно из-за него он попал в такое затруднительное положение.
  Всю ночь Фёдор провёл на ногах. После вчерашних событий спать ему точно не хотелось. Да и этот день уже был в завершающей стадии. На дороге ему попалась только два селения: Поросово и Ружаны. В одном были французские войска, и он так не решился туда идти, а обошёл околицей. Другое было разорено и очевидно французами, а что тут скажешь, издержки войны.
  Прислушиваясь к окружающим звукам, которые издавали надвигающиеся сумерки, юноша вдруг остановился. До его ушей донёсся чуть слышный мужской говор. Но исходил он из леса. Что за чудо, неужели - это люди. Фёдор пошёл на голос, углубляясь в чащу. И опять остановился: а вдруг - это леший, хочет на него морок навести, или может бог на него разгневался и наказывает за убийство человека, заманивая его в лес. Ситуацию спас свет костра. Путник опять начал приближаться, но уже осторожно, стараясь издавать как можно меньше звуков.
  У костра сидело пятеро мужиков. По виду и манере общения походили они скорей на бандитов с большёй дороги. За своей болтовнёй они не заметили, как к ним кто-то тихо подкрался.
  - Слушайте, зря мы так, с этим евреем поступили, ох зря... - причитал тот, что был самый здоровый.
   - Янко - хорош тоску наводить. Ты бы лучше тех денег пожалел - это же жулик чистой воды. Я вам говорю, не может так человеку везти! Вот лучше давайте подумаем, что нам теперь делать. Вот, к примеру, ты Василь, что тут нам давеча говорил?
  - Что, что! Говорю нельзя нам в Слоним, французы всё обложили. Везде их патрули. Говорят, ищут кого-то. - В очередной раз, повторил Василь.
  - А куда же нам теперь?
  - Уж не знаю Глебушка, ты у нас голова вот и решай! - Без подготовки опять ответил Василь.
  - Так я думал, заскочим в Слоним, переждём там и дальше двинем. А теперь вот он близко, всего в пару верстах, а нельзя. Белены что ли объелись - эти французы.
  - А вы слышали, что он сказал перед смертью. Мол, с того света нас достанет... - Не унимался Янко.
  Остальные двое, которые не участвовали в разговоре, аж заёжились от таких слов.
  - Да ты достал уже со своим картёжником и так как-то не по себе, а тут ты ещё страху нагоняешь. Нарочно что ли!? - Возмутился Василь.
  - А я говорю, когда пошёл за хворостом для костра, то увидел белое облако. Затем оно приблизилось ко мне, приобретая человеческие формы. И вдруг сказало "здрав буде".
  Вслед за этими словами Василь долго не думая, запустил в Янко поленом.
  - Ладно, раз в Слоним нельзя двинем через лес. Обойдём с фланга! - попытался пошутить Глеб.
  Федор, заслушавшись, разговор, не заметил, как у него ноги затекли и когда начал пятится назад, споткнулся о корень и с протяжным аукающим криком рухнул в кусты. В это самое время дунул сильный порыв ветра и затушил костёр, а где-то сверху на дереве надломился сук, издавая сильный треск.
  - Это призрак Авеля, за нами пришёл! - Заорал Яков и подорвался с места. Убегая в самую глушь леса.
  Двое молчаливых разбойника, тоже побежали вслед за паникёром. Василь, не успевая сообразить, что к чему тоже рванул за ними.
   - Да куда же вы олухи. А ну стоять! - Побежал вслед за всеми Глеб.
  Кто бы они ни были, разбойники или простые крестьяне из той разграбленной деревни, но Фёдор был им очень благодарен. Когда всё стихло, он оглядел место лагеря, нашёл кремень, огниво, разжёг заново костёр. Тут же и остатки ужина, которые сразу съел. Тем самым, выражая хозяевам, свою благодарность.
  - И не стыдно тебе. Напугал людей до полусмерти, да ещё и объел...
  Фёдор аж подскочил с места. Хотел, было бежать, но не мог двинуться с места от увиденного. Перед ним стоял самый настоящий призрак. Его было трудно перепутать с кем-либо ещё.
  - Ты тот еврей? Ой, то есть, вы Авель? - дрожа, как осиновый лист, еле выдавил из себя юноша.
  - Нет, его тут уже давно нет, - в странной манере отвечал призрак,- он сразу ушёл. Зови меня князь Михаил. Или просто князь.
  - Хорошо. - В недоумении ответил Фёдор.
  - Видишь ли, я твой далёкий предок Михаил Буремский. Грехи не отпускают меня из этого мира. Помочь я тебе пришёл, вижу, запутался ты. Да тебя с ног валит, наверно хочешь спать, так ложись, поспи и ничего не бойся. Я посторожу.
  Слова призрачного князя действовали на Фёдора, как снотворное и через некоторое время он вырубился. Дневная усталость действительно дала о себе знать и неизвестно, сколько бы он ещё проспал. Только его разбудил треск ломающейся ветки. Он открыл глаза и тут же поднялся. Был уже день. Весь ночной сон пролетел, как одно мгновение. Перед ним стояла молодая девушка.
  - Ты кто? - Спросил молодой человек, и тут же представился сам. - Я Фёдор.
  - Меня Агрипиной все зовут.
  Фёдор осмотрелся по сторонам, вспомнил мужиков, затем призрака, никого не было. Может и вправду вчера леший на него морок.
  - А ты чего это в лесу да один делаешь. Разве не знаешь, что тут медведь неподалеку живёт. Ладно, пойдём со мной, чувствую, тебе моя помощь нужна.
  - Ты меня хочешь в Слоним отвести? - насторожился Фёдор.
  - Нет! - Неуверенно сказала Агрипина и отвернула взгляд.
  - Тогда куда?
  - В лесу я живу. Тут неподалеку. А в город я не хожу, не привечают меня там, ведьмой называют. Да ты не бойся, пойдём. Я чувствую, духи прошлого тебя терзают. Пойдем, я на тебя заговор сделаю, что никто тебе больше вреда не сможет причинить, - Агрипина замолчала на некоторое время, затем продолжила, - да, пойдём, так будет правильно.
  Фёдору она показалась очень странной, он не привык к такой манере общения. Весь разговор у неё получался сам, с собой, как мысли вслух, которые она намеренно не хотела скрывать. Даже на мгновение показалось, что у девушки глаза странно заблестели. Но затем, твёрдо себя уверил, что у него чересчур разыгралось воображение и ему на самом деле всё только лишь показалось. Он послушно взял её за руку, удаляясь всё дальше и дальше, от места ночного приюта.
  
  3. Партизаны
  
  Как и из чего строится баня? Ну, это просто скажите вы. Для начала нужно выбрать место под строительство, подготовить его, сделать завалинку из песка, под будущее строение. Затем заготовить сруб, чтобы хватило в расчёте венцов на десять. И можно крыть крышу. Ну, уж про то, как нужно оконце выпиливать и все щели мхом прокладывать и говорить не стоит.
  А какой популярностью русская баня пользуется у европейцев. Хлебом не корми, дай попарится. Да и сколько пользы для здоровья. Одним словом, Баню любят все. Все, но только не Фёдор. Вот уже с неделю, как его тут заперли. И лишь изредка выводят, за очередной порцией побоев и допросов. Теперь ему только и оставалось, вспоминать да анализировать.
  ***
  - Ну, вот мы и пришли.
  Девушка посмотрела на Молодого человека, затем открыла входную дверь и прошла внутрь.
  - Не бойся, проходи. Будешь есть?
  Юноша зашёл внутрь и, наблюдая за тем, как Агрипина снимает с головы платок. Кивнул головой. У девушки оказались длинные волосы, доходящие до пояса. На голове не было никакой причёски, которые он привык наблюдать у светских барышень. Но именно эта естественность и придавала Агрипине некий шарм.
  Девушка накрыла на стол, на одну персону, а сома полезла в сундук.
  - Ну, куда же я его дела, - размышляла девушка вслух,- ах, вот нашла, на возьми.
  И протянула амулет Фёдору.
  - Бери - это оберег. Там внутри щепотка соли, как кончится просто насыпь новой и всё.
  Фёдор принял подарок. Девушка улыбнулась, и было хотела, что-то сказать, как застыла на месте. В глазах был испуг, дыхание участилось. Затем всё прошло, но она сидела не подвижно. Так продолжалось минут пять. Фёдор был не привычный к таким зрелищам и когда подошел к ней и заглянул в глаза, то отпрыгнул в сторону. Его напугали огромные зрачки, которые стали очень большие и походили на собачьи. Девушка вдруг очнулась.
  - Ты убил человека?
  Фёдор растерялся: "Но откуда ты знаешь?
  Девушка улыбнулась и загадочно добавила: "Я же ведьма и всё знаю".
  Лицо девушки опять переменилось, а взгляд устремился, куда-то в сторону.
  - Не ходи в Минск, там тебя смерть ждёт... твои родные...
  Тут Агрипина вышла из транса.
  - Ой, что я тебе только, что наговорила?
  - Что меня в Минске ждёт смерть и ещё, что-то про родных.
  - Поверь, я не желаю тебе зла. От бабки мне досталась великая сила, но я не всегда могу её контролировать.
  Но, что мне теперь делать? - В растерянности спросил Фёдор.
  Девушка задумалась, потом после нескольких минут раздумий решила.
  - Хорошо видно по-другому никак не обойтись. Я проведу тебе специальный обряд - заговор, после которого тебе не смогут причинить зла.
  После слов она тут же приступила к делу. Сначала лазила по сундукам, кладовым и просто кувшинам. Видимо подбирая нужные ингредиенты для проведения обряда. И когда всё нашла, открыла подпол и спустилась туда. Затем позвала Фёдора. Подпол вовсе оказался не подполом. Он скорее напоминал крипту. На полу была прорисована пиктограмма, с расставленными по контуру рисунка зажженными свечами, в центр которой его и поставила ведьма.
  Агрипина подошла к пюпитру и начала читать какой-то текст на непонятном языке. С каждым новым прочтенным словом её голос менялся и становился громче. Затем вдруг появился ветер неизвестно, откуда и закружил всё вокруг. Фёдора подняло вверх, закручивая в круговорот. Только одни свечи мерно горели, не реагируя, на какие либо воздействия.
  Когда ведьма умолка, ветер рассеялся, а юноша рухнул на каменный пол и потерял сознание. Очнулся он лишь на следующее утро. Агрипина сидела у его кровати.
  - Я знаю, ты пойдёшь в Минск. Так вот не ходи дорогой через Мир. Поверь, я знаю что говорю. Тебе нужно идти северней через Кореличи.
  Фёдор смотрел на неё и не понимал, почему она ему помогает. Может от недостатка людского общения, а может грехи замаливает, за какое-то злодеяние, а может и всё это вместе взятое.
  - Агрипина пошли со мной.
  - Не могу, смерть за тобой ходит, я и так пошла ей наперекор. Она этого не прощает.
  Юноша стоял у порога, на улице. За это короткое время он успел привязаться к девушке. И не хотел её отпускать.
  - Слышишь, я за тобой вернусь.
  ***
  Фёдор постоянно прокручивал у себя в голове: своё расставание с Агрипиной и долгое и на удивление безопасное путешествие до Минска. Но когда пришёл в отчий дом, то матери не было, а отца, он и не ожидал увидеть, так как он умер в прошлом году от оспы. За место родных ему людей его встретили французы. Фёдор не владел французским, хотя ему и полагалось по статусу, но и французы, которые взяли его в плен, плохо говорили по-русски. Всё только твердили, что он убил какого-то сына генерала. Даже сказали, как зовут - этого генерала: Ренье. Потом очень долго допытывались, был ли он в Свислоче и как давно, каково его имя и что он делал в усадьбе Буремских.
  Когда же до Фёдора начало доходить, что к чему и почему, он решил бежать. Толи ведьма ему ворожила, толи судьба потешалась, но от французов он ушёл, бегая от них по всему Минску. Когда он был уже на окраине города, то напоролся на засаду партизан поджидающих очередного "языка".
  Так ему теперь только и оставалось, сидеть в бане и размышлять.
  - Вот и не верь после этого в судьбу. Видать и правду говорят: "Кому суждено сгореть, тот не утонет". И где только этот призрак родственный, который так хотел помочь!- Бубнил себе под нос Фёдор. - Должно быть, и впрямь Агрипина на меня тогда морок навела, проверяя, друг я или враг. Спасибо ей хоть за то, что её колдовство меня от бед оберегает. Эх, зря она со мной не пошла.
  Его тихое бормотание с самим собой прервал скрип двери. В предбанник зашёл охранник и с грубым голосом скомандовал: "На выход!".
  Выйдя из бани, Фёдор огляделся. Деревни, в которой его держали, он не знал. Предполагал, только, что где-то не далеко от Минска. Да и названия - этой деревни ему тоже было не известно. А какой сейчас день? И, не много пораскинув мозгами, решил, что где-то конец августа. Под тяжёлым грузом вычислений его привели к дому поручика, в котором он был уже не раз.
  - Ни чего вражина. Сегодня приехал сам Давыдов, он-то умеет языки развязывать! - С язвительной ухмылкой, сторожила, затолкал пленного внутрь избы.
  - Ну, вот полюбуйся Денис Васильевич, какого "языка" поймали мои хлопцы. Только вот беда крепкий оказался, не как не хочет колоться. Всё про каких-то медведей да, про ведьм, нам байки травит. - Обратился к Давыдову тот, которого Фёдор знал как "Поручик".
  Перед Фёдором сидел сам Денис Васильевич Давыдов, с некоторыми стихами которого он уже был знаком. Командир партизан выглядел, так как и представлял его Фёдор, в гусарском мундире, среднего роста, круглолицый, с аккуратными закрученными усами и густой шевелюрой с бакенбардами.
  - Да правда это всё, я и французский то не знаю! - Пытался оправдать себя Фёдор.
  На этом моменте Давыдов поднял руку, давая всем знак замолчать.
  - Как - это так не знаешь ты же Фёдор Буремский, потомственный дворянин, должен знать.
  - Так вот и не знаю, нет у меня способностей к языкам. Вот по фехтованию я лучший в классе, а языки - нет, не владею. - Оправдывался Фёдор, убеждаясь в том, что поручик уже рассказал всю его историю.
  Тут в разговор вмешался поручик.
  - Да уж Денис Васильевич. Сам лично видел, как он в Минске троих французиков порубил. Но уж больно гладко у него всё получается. Вы бы видели, какую облаву на него французы в Минске устроили. Так он с десяток пострелял, а на самом не единой царапинки. Через весь Минск за ним гонялись. Ну не бывает такого. А он всё своё гнёт, мол, ведьма какая-то, заговор на него сделала.
  - А собственно вы, что в Минске то забыли? - уперев взгляд в пленного, продолжил допрос Давыдов.
  - В отчий дом я шёл, родных поведать...
  - И некого не нашли! - перебил его Давыдов.
  - А откуда вы знаете? - оживился Фёдор.
  - Княгиня Бронислава Петровна, сейчас пребывает в Санкт-Петербурге. Я был там недавно проездом и случайно с ней повстречался на одном светском вечере. Вот только я не знал, что у неё есть сын.
  В избу неожиданно, без всякого стука, вломился молодой человек и не успев закрыть входную дверь, прямо с порога начал докладывать, о замеченном в лесу небольшом отраде французов. Но постепенно, разглядывая обстановку в комнате и переводя взгляд, то на Давыдова, то на Фёдора и совсем умолк, вспомнив про входную дверь и прикрыв её.
  - Федко - это ты?
  Фёдор поднял глаза и не может быть. Перед ним стоял живой и невредимый, тот самый Альгерд Курановский.
  - Альгерд, а я думал, тебя болота забрали.
  - Да нет, я теперь с партизанами, как видишь.
  - Солдат вы знаете этого человека? - обратился Давыдов к Альгерду.
  Альгерд даже и представить себе не мог, что так рад будет этой встрече. Ведь он думал, что Фёдор погиб и по его вине. Только теперь он понял, какими они были наивными мальчишками. Ссорились по всяким пустякам, которые впоследствии переросли в большие проблемы.
  - Да знаю, мы вместе в гимназии учились, что в городе Свислочь, тот, что на юго-западе Белоруссии.
  - Так поручик отпусти его.
  - Но...
  - Я сказал, отпусти!
  Когда все вышли, в избе остались двое: поручик и Давыдов. Поручик, не любил долгих разбирательств, но для верности всегда признавал вину за заключённым, что бы избежать возможности утечки информации. И уже было хотел спросить, почему тот отпустил его, открыл рот и...
  - А всё-таки Денис Васильевич. Если бы его не признал - этот Альгерд, то, как бы вы с ним поступили?
  Давыдов ответил сразу, долго не думая.
  - Да под расстрел я его...
  Затем последовала длинная пауза, и Давыдов расплылся в улыбке.
  - Проверить хотел, вправду он заговорённый или нет.
  
  4. Крэво
  
  Генеральное сражение в ходе войны 1812 произошло возле села Бородино. Потери с обеих сторон, как с Русской, так и Французской были колоссальными. Но в отличие от Французов, Россия воевала на своей земле и могла за короткий промежуток времени пополнить свои ряды. В ходе битвы Наполеон так и не решился пустить в ход свою гвардию, говоря: "В трёх тысячах верстах от Франции не следует жертвовать последним резервом". Самые ощутимые потери наполеоновского войска понесла конница. Именно этот факт и стал основной причиной поражения Франции.
  После того как главнокомандующий русской армией Голенищев-Кутузов провёл свой знаменитый Тарутинский марш-манёвр, то окончательно вынудил Французов уйти из Москвы и отступать по Старой Смоленской дороге. Наполеоновское войско было полностью деморализовано. Кроме нехватки продовольствия, пришла и новая напасть - Русские морозы.
  Наполеон Бонапарт отступал, но его армия по-прежнему представляла собой грозную силу. На каждые попытки уйти с разорённой Смоленской дороги, русские быстро реагировали, встречая неприятеля в штыки. Так состоялись ещё ряд крупных сражений: при Полоцке, под Малым Ярославлем, при Вязьме, под Красным, при реке Лосмин и наконец, последнее при переправе через реку Березина. И на всём протяжении отступления французов им очень сильно досаждали партизаны. А партизанская война приняла воистину огромные масштабы. С французами воевала не просто вражеская армия, но сам народ.
  ***
  Деревня Крэво, что стоит на севере от Минска и неподалеку от села Молодечно, находилась в стороне от наступательных войск Французов, а потому осталась не тронутой. С приходом холодов, именно сюда шли, те немногие, выжившие, люди из разорённых войной деревень.
  Лето выдалось не урожайным и жителям Крэво приходилось экономить продукты. Поэтому они и не жаловали пришлых гостей. Так получилось и с Фёдором, которого сопровождал его друг Альгерд и ещё тремя партизанами. Тогда в деревне из-за них чуть не началась гражданская война. Неизвестно чем дело бы кончилось, если бы не вмешался дьякон, что служил в местной церкви. Тогда жители согласились их оставить, только при условии, что служитель церкви сам даст им кров и пищу.
  Сидя на импровизированной лежанке, в церкви, Фёдор не как не мог уснуть в отличие от своих спутников. А мерно падающие снежинки за окном навевали, на него, воспоминая. Но вспоминал он отнюдь не самые приятные моменты своей жизни. А именно ту часть, которая была особенно бурной, когда он присоединился к партизанам. Ему уже порядком надоело воевать, теперь, когда он узнал, что в войне нет ничего хорошего, он хотел только одно, вернуть всё поскорей на круги своя. А ещё ему хотелось увидеть хоть раз Агрипину.
  На мгновение Фёдору показалось какое-то движение за окном, он насторожился. Стал пристальней вглядываться в ночь, в надежде, что-то разглядеть. Однако разглядеть не удалось, зато он чётко услышал, как его кто-то еле слышно зовёт. Ещё прислушался и не обознался, его действительно, кто-то звал по имени.
  Вскочив с лежанки и накинув на себя тулуп, Фёдор выскочил на улицу. Вглядываясь вокруг, снег стал плотнее лететь и закручиваясь в вихре вдруг, начал приобретать черты уже знакомого ему лица.
  Это было лицо призрака князя Михаила.
  - Фёдор торопись сюда идёт большой отряд французов, - успел предупредить призрак.
  - Но как? Я думал, мне тогда померещилось. Как я теперь тебя вижу? И почему ты так долго не появлялся? - Прищурив глаза, удивлённо смотрел он призраку прямо в лицо.
  - Твой амулет, что тебе дала... эта ведьма... - слово "Ведьма" было произнесено особенно выразительно, - в нём кончилась соль. И поэтому ты можешь меня видеть.
  Фёдор быстрым движением прижал к груди свой амулет.
  - Ну же торопись. Они голодные и очень злые, и идут сюда только с одной целью, убивать. Не дай им уничтожить эту деревню.
  Фёдор понимал всю опасность ситуации. Бегом он вскочил на крыльцо церкви и юркнул внутрь.
  - Альгерд вставай. Дьякон бей в набат. Сюда французы идут, готовьтесь к бою, - хватая саблю с пистолетом, скомандовал Фёдор.
  Дьякон побежал в колокольню и уже звонил в колокол. Фёдор сквозь окно наблюдал, как из леса шли французы. Раздались выстрелы, и одна пуля разбила стекло, за которым прятался Фёдор. Через другое окно он наблюдал, как из домов вывалили мужики, кто с вилами, а кто с кольями. Но защитников было слишком мало. От выстрелов они подкашивались один за другим. Фёдор теперь всем своим существом ненавидел Наполеона, всех вельмож и правителей вместе взятых, которые грызутся между собой, деля власть и территории. Зачастую прикрываясь именем господа, что, мол, так богу угодно. А когда проигрывают очередную военную компанию, опять возводят руки к небу и спрашивают: "за, что ты меня наказываешь". Даже не обращая внимания, на то, сколько тысяч людей пало в той или иной войне из-за амбиций всего одного человека. Ведь, в конечном счете, страдает всегда простой народ, затравленный и стравливаемый между собой, как стая диких собак, дерущаяся за одну кость.
  Французских солдат теперь было трудно назвать солдатами, скорее они были похожи на разбойников из дикого леса: голодные, замёрзшие, в рваной одежде и очень отчаянные. Фёдору вдруг стало жалко их, ведь если они сейчас не возьмут своё, то завтра половина из них, а может больше, замёрзнет или умрёт с голоду. Вид их был воистину ужасающий. Он не хотел в этом принимать никакого участия. Но ему также было жалко и крестьян, у которых кроме их земли да домов больше ничего не было.
  Из оцепенения его вернул, Альгерд тряся за плечи. Между тем французы уже вломились в церковь, которых тут же встретил залп из пяти стволов. Четверо упали замертво. Проткнув пятого своей саблей и перезарядив быстро пистолет, Фёдор выбежал на улицу, а за ним и все остальные. Между тем защитников осталось совсем мало: пятнадцать может двадцать, против сотни. Тут на Фёдора навалился здоровый гренадер, тыча в него штыком, пристёгнутым к ружью. Фёдор саблей парировал атаку и с разворота отсёк противнику голову. Не давая возможности следующему нападающему сделать замах, в быстром выпаде проткнул его саблей, отбирая у последнего оружие. Так виртуозно фехтуя одновременно двумя саблями, он положил ещё шестерых. Когда огляделся, чтобы оценить обстановку, то обнаружил что Альгерд лежит в снегу, а француз замахнулся на него в добивающем ударе. Фёдор выхватил из-за пояса пистолет, прицелился и промазал, не теряя долго времени, он метнул в нападающего саблей, которая достигла своей цели, прорезав горло насквозь. Подбежав к другу, огляделся, оставшиеся французы, глядя на разъярённого Фёдора, в панике бросились врассыпную. Из крестьян осталось только семеро. Трое сопровождающих их партизан были мертвы. Только дьякон ходил по деревне и отпускал погибшим их прегрешения.
  - Федко вот скажи, зачем тебе пистолет? Только зря порох и пули переводишь. - Фёдор виновато поёжил плечами. - Ну, что, куда теперь?
  - Да надоело мне всё. В войне нет никакой чести. Знаешь, я уже давно не держу на тебя зла, ведь это ты меня во всё втянул, - начал Фёдор не остывший от жара сражения и по немного успокаиваясь, продолжил, - но и в то же время я благодарен тебе. Именно ты показал мне, какая она жизнь настоящая. Если бы не ты я бы не когда не узнал всего этого. Так бы и остался тем мальчишкой, который думал, что война - это увеселительная прогулка. Только лишь теперь я начал понимать, что сама жизнь стократ интересней. Да может бог, в лице приора или архимандрита, и простит тебе грехи, но совесть так и будет терзать до могилы. Лично я не хочу себе такой участи, и теперь мне остаётся только одного, вернутся в Свислочь и закончить обучение.
  - Отлично Фёдор Буремский, ты быстро учишься, - улыбаясь, одобрил Альгерд, и дружески хлопая друга по плечу, добавил - поедем в Свислочь.
  - Но сначала мне надо заглянуть в Слоним.
  - Зачем? - удивился Альгерд.
  - Это личное.
  - А понятно, больше не спрашиваю.
   Федор, поддерживая раненого Альгерда, пошёл назад в Церковь, дожидаться следующего нового дня.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"