Светличная Лариса: другие произведения.

Купить королеву

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    В самой безвыходной ситуации и смертельной опасности герою поможет только королева. ...Кто-нибудь знает, где ее купить?

  Текст выложен не полностью!
  
  Лариса Светличная
  
  КУПИТЬ КОРОЛЕВУ
  
  
  
  1.
  
  - Пятьсот золотых?!
  - Не устраивает? Поздновато спохватился. Ищи тогда дешевую рабыню.
  - Надеюсь, девушка, которая стоит пятьсот золотых, так хороша, как ты говоришь...
  - Чтобы Кырайн обманул?! Никогда!
  - Ну, конечно..., - очень тихо проговорил юноша в поношенном коричневом плаще. Из-под капюшона блестели глаза цвета темного янтаря, а растрепанные пряди выгоревших на солнце волос указывали, что их обладатель - редкий гость в сырых подземных пещерах, где грязь цеплялась отовсюду.
  Зато бледная физиономия второго человека под солнечные лучи выглядывала не часто. Он бы и сейчас никуда не пошел, под землей опасно, но ярче солнца для него сиял блеск монет.
  - Держи! - и юноша передал ему кожаный кошель с деньгами. Заметив, что спутник собирается развязать тесьму, добавил: - Потом посчитаешь, когда уберемся подальше. Не хватало нарваться на стражу.
  - Обход еще нескоро, - заверил бледный, взвесив кошель в руке.
  - Вот и пойдем отсюда...
  Что обо всем этом думает третья участница встречи в пещере, этих двоих не волновало. Даже если она о чем-то и думала, то поделиться своими мыслями не могла с замотанной головой и связанными руками, и ногами. Ее поднял с пола и понес, перекинув через плечо, бледный, не особо заботясь о сохранении ее здоровья, потому что иногда задевал стены и углы. Это не укрылось от внимания юноши, который шел следом.
  - Но покалечь ее! Если она испортит лицо, то пойдешь искать мне другую девушку. За такие-то деньги...
  - Другой не найти. В этой партии рабынь она краше всех. Сказать честно, благородный господин, - это он произнес почти издевательски, и юноша бросил на него подозрительный взгляд из-под капюшона, - я служу на приеме служанок богини Велиры в этом храме уже почти тридцать лет, но такой красавицы не видел.
  - И откуда же она взялась?
  - Как обычно, от работорговцев.
  Юноша резко остановился и с тревогой спросил:
  - Если ее хватятся? Раз она такая необыкновенная? Кто-то кроме тебя ее видел?
  - Обижаешь! Чтобы Кырайн нарушил договор? Никто ее не видел. Я дал ей немного успокоительного зелья, чтобы тихо себя вела. Связал, вдруг зелье не подействует, так что все в порядке, благородный господин.
  - Все равно неси осторожнее!
  - Несите сами, если мне не доверяете, - обиделся бледный.
  - Пожалуй, да, понесу. Ты ее ударишь носом о стену, или глаз о камень ей выбьешь, никакой маг-целитель не поможет...
  Бледный, облегченно выдохнув, передал из рук в руки замотанную в ткань девушку и завистливо глядел, как высокий и широкоплечий парень легко подхватил то, что сам он тащил с большим трудом. Юноша осторожно взял на руки ношу бледного и воскликнул:
  - Почему она такая легкая?
  - Ты раньше кого на руках носил? Старых жирных баб? - в очередной раз забыв про заискивающий тон при разговоре, почти засмеялся бледный. - Молодая она еще, вот и легкая.
  - Ей семнадцать лет?
  - Чтобы Кырайн обманул?! Конечно, семнадцать! Как и договаривались.
  - Семнадцатилетняя девушка необыкновенной красоты, мы так договаривались. Здесь темно, и посмотреть на нее я не могу, но как только мы выйдем...
  - Чтобы Кырайн обманул?! Ни за что! Она прекраснее, чем сама богиня Велира.
  - Очень надеюсь, потому что если это не так, то..., - юноша продолжать не стал, идя вперед по низкому коридору за маленькой искоркой, которая указывала им дорогу. Драгоценную ношу он нес очень бережно. - Действительно, ты очень дорогая, - тихо сказал он ей, не дожидаясь ответа. - Мой дом в столице стоит тридцать золотых...
  Парень злился. Покупку он рассмотреть не мог. В темноте все кошки серы и все девушки на одно лицо. Если она окажется не такой, как он заказывал, то возвращаться за другой девушкой уже поздно.
  Низкий и узкий пещерный тоннель не напоминал творение рук человеческих, он таким и не был. О нем никто не знал, кроме бледного Кырайна, очень довольного сейчас, и не скрывавшего этого. За пазухой у него кошель с деньгами, потайной тоннель скоро сделает поворот, и тогда можно будет возвращаться. И не одному.
  - Благородный господин, помедленнее, не успеваю за вами, я уже стар...
  - Зачем тебе тогда деньги?
  - Старым они нужны больше, чем молодым.
  - Не знаю.
  - И не узнаешь! Потому что умрешь молодым! - Кырайн подошел вплотную к юноше, который остановился и ждал его. Нож должен был войти под ребра жертве, но не получилось. - Что это такое? Обратное заклинание?! Откуда?!
  - Взаймы взял. Завтра верну, - спокойно ответил юноша, глядя, как рука его спутника выворачивается, и нож сам входит в грудь несостоявшемуся убийце.
  Кырайн свалился на пол, с неподдельным возмущением глядя на жертву, которая живая и здоровая стояла рядом, тогда как он умирал с ножом под сердцем. Он не собирался умирать сегодня! У него же теперь есть деньги!
  - Деньги?... - прошипел бледный.
  - Фальшивые. Пятьсот - это много. Мы же договаривались за двадцать.
  Кырайн кашляюще рассмеялся, что насторожило парня.
  - Когда-то давно я выследил здесь прежнего стража врат Велиры. Коридор стал мой, и должность тоже. Теперь... Но ты не уйдешь!
  Бледный вырвал из своего воротника стеклянную иглу и разломил пополам. Смотрел на нее, потом замер. Навсегда.
  Парень, который тут же понял, что это не к добру, не обращая больше внимания на труп бледного, быстро опустил свою ношу на пол, кинжалом разрезал веревки на ее руках и ногах, потом поднял девушку на ноги. Она шаталась, но попыталась ударить освободителя. В коридорах послышался грохот.
  - Бежим, если хочешь жить! Потом драться будешь!
  И они побежали. За ними рушился коридор, погребая все, а светлая искорка-проводник летела вперед, и парень бежал за ней, почти неся на себе девушку. Коридор сужался, потолок опустился, приходилось двигаться наклонившись. Парень уже полз на коленях, девушка сильно отставала.
  - Не отставай, здесь низко и узкий коридор. Осталось совсем немного до выхода! Держись за мой плащ и поспеши, иначе нас завалит! - крикнул ей, она послушалась.
  Искорка вылетела из пещеры в утро и растаяла. Парень выбрался следом. За ним, цепляясь за его плащ, вылезла девушка. За ней рухнули последние камни коридора, выплевывая пыль и пачкая снег.
  - Рассвет! - радостно сказал парень. - Думал, не доживу...
  ...И перехватил руку девушки, которая кинулась на него с острым камнем.
  - И где благодарность за спасение? - с ухмылкой покачал он головой. - Молчишь? Даже поговорить не хочешь? Чего же ты хочешь? Назад вернуться? Придется обойти горы. И отсюда-то далеко до тракта, не то, что до врат. Одна не дойдешь. Не дергайся. Сейчас достаточно светло, чтобы посмотреть, из-за чего я навлек на себя гнев божественной Велиры. Не то, чтобы меня это сильно беспокоило, но надо же когда-то это сделать, посмотреть. Не дергайся, сказал! Кто на тебя намотал столько тряпок?
  Девушка оказалась усаженной на большой камень и избавлена от ткани на лице. Именно ткань скрыла лицо от грязи пещеры, оставив его чистым.
  - В столице блондинки в моде, - сказал парень, глядя на темно-серые волосы девушки.
  Она недоуменно вскинула на него глаза. Светло-серые.
  - Сколько тебе лет? - спросил он, не в силах оторвать от нее взгляд.
  - Девятнадцать!
  - Обманул...
  Они смотрели друг на друга. Девушка разглядывала грязную физиономию парня, который все-таки решил оттереться снегом. После этого, уже намного менее грязный, отряхнул одежду, но понял, что это бесполезно, проще выбросить и купить новую.
  - Так о чем ты хотел поговорить со мной? - спросила девушка, все еще сидя на камне, словно на троне.
  - О том, что ты прекрасна. Не обманул... Хотел денег, и побоялся взять обычную девушку. Вдруг бы я решил на нее посмотреть...
  - Я не блондинка.
  - Вижу, - в его голосе сквозило легкое раздражение.
  - Что тебе от меня надо?
  - Решил вот тебя осчастливить.
  Девушка молчала, не спуская с него огромных серых глаз.
  - Теперь ты - хозяйка крепости на перевале Ранна. Стратегически важное место для нашего государства. Тебя зовут Альтара. Альтара из рода Сохрей. Я - Альнар барон Сохрей. Глава рода.
  Девушка думала, что на нее слишком много всего свалилось за очень короткое время. Свалилось - в прямом смысле, камни коридора считаются. И что сейчас пытается ей объяснить ее спаситель или похититель?
  Он сел возле нее на камень, не думая о том, что она может снова на него кинуться. Смотрел на рассвет, не замечая холода, и рассказывал. Ей, или сам себе, она не поняла.
  - Тебя камнем стукнуло, да? - предположила девушка. - Там в пещере? Какая еще крепость? Чья хозяйка? Пойдем отсюда, холодно...
  - Мой отец после смерти моей матери женился второй раз на вдове, она приехала издалека.
  - Но причем здесь я?! - девушка не собиралась слушать, мотала головой, стряхивая с волос снежинки. Конец зимы, последние снегопады.
  - Сейчас будет про тебя. Маленькая дочь мачехи от первого брака приехала с ней. Имущество матери наследуют только дочери, если они есть. Мой отец подарил мачехе в день свадьбы крепость на перевале Ранна.
  - Такой дорогой подарок? - все-таки заинтересовалась девушка, хоть предпочла бы не слушать совершенно не нужную ей историю. - Крепость и земельное владение. Это же очень дорого.
  - Старая развалина, куча камней, крохотный участок в горах, не жалко подарить, - не согласился парень. - Отец умер, потом умерла мачеха, она болела часто. Хозяйкой крепости стала ее дочь.
  Парень замолчал, не собираясь продолжать рассказ. Девушка подождала немного, но, поняв, что рассказ окончен, заговорила сама:
  - Мне очень жаль твоих родных. Сожалею о том, что ты остался сиротой. Но какое отношение к этому всему имею я?
  - Разве ты не поняла?
  Она качнула головой, не отводя огромных глаз. Он ответил:
  - Я - единственный представитель своего рода.
  - То есть, как это может быть? Как же Альтара, дочь твоей мачехи?
  - У моей мачехи никогда не было дочери.
  - Что?!
  - Альтары, хозяйки крепости, никогда не существовало, - пояснил он.
  Девушка встала с холодного камня.
  - Альнар барон Сохрей, глава рода, ты хочешь, чтобы я стала этой Альтарой, хозяйкой крепости на перевале Ранна?
  - Да, хочу, - подтвердил Альнар.
  - Зачем? Зачем тебе нужна именно я?! Посмотри, куда ты за мной залез! - она сделала жест рукой, чтобы парень не забыл, что находится в горах. - На тебя падет гнев богини. И еще более страшный гнев - ее служителей и охраны! Тебя чуть не убили в пещере! Потом нас чуть не завалило. И это все потому, что тебе нужна девушка на роль твоей родственницы?
  - Мы не родственники, она принята в мой род.
  - Кто принят? Альтара? Она же не существует!
  - Теперь существует. Это ты.
  - Почему нельзя было найти любую другую девушку, не меня?
  - Потому что эти идиоты барды разнесли повсюду песни о невиданной красоте Альтары, хозяйки перевала, - зло сказал парень.
  - Это ведь не главная причина? - угадала девушка.
  - Не главная.
  - Какая главная?
  - Ты слишком любопытна, - он тоже поднялся с камня. Дольше оставаться здесь не было никакого смысла, пора уходить, и так задержались. - Идешь со мной, или остаешься ждать, пока тебя разыщет охрана?
  - Это же я тебе нужна, а не ты мне! Ты за мной пришел, а не я за тобой. Что ты собираешься делать без моей помощи? - вскинула головку девушка, не сдвинувшись с места.
  - Жить, как жил, - недовольно посмотрел на нее парень. - Умерь свою гордость и подумай, кто из нас кому больше нужен. Если я уйду, куда ты денешься? Одна в горах? Для тебя же лучше, если я тебя прямо сейчас быстро убью и закопаю, хоть мучиться не будешь.
  Девушка сникла, снова опускаясь на плоский холодный камень. Он прав. Обычная девушка одна в горах не выживет.
  - Захочешь вернуться обратно к вратам подземного храма Велиры? Погибнешь, это точно, не дойдешь. Но если ты согласишься на мои условия, то выгода для тебя очевидная, - уговаривал он.
  - Если соглашусь. А если не соглашусь? Тебе ведь зачем-то нужна наследница? И если я откажусь ею стать, то у тебя могут быть проблемы? - не сдавалась девушка.
  - Могут быть, а могут и не быть, - пожал он плечами. - Я всегда смогу сказать, что наследница внезапно скончалась. Или найти на эту роль другую девушку.
  - Такую же красивую, как я? - с ноткой превосходства спросила девушка.
  - Нет, такую не найду, - не стал спорить Альнар.
  - Вот!
  - Но я могу сказать, что барды преувеличили твою красоту. То есть, красоту наследницы. Бывает, вкусы у всех разные. Поговорят и забудут.
  - Ты прав..., - загрустила она, сжав окоченевшие руки. - Что же мне делать...
  - Пещерный тоннель завален. К вратам назад я тебя не поведу. И что тебя там ждет, ты знаешь? Не знаешь? Я тебе скажу. Вся жизнь до старости в вечном служении богине земли Велире. Это же не обычный храм, а главный. Если в обычном храме жрицы и служанки могут выходить из него, то в главном - никогда. Ты больше не увидишь дневной свет.
  - Что меня ждет с тобой?
  - Я намерен выдать тебя замуж!
  Такого девушка не ожидала. И без того большие глаза стали вообще огромными. Парню идея про 'замуж' нравилась, он даже улыбнулся мечтательно.
  - За кого я выйду замуж? За тебя?
  Искреннее удивление на лице и вопрос:
  - Зачем ты мне нужна?!
  - Я очень красивая, - напомнила девушка. - Сам говорил.
  - Одни неприятности от твоей красоты, - поежился юноша. - Сначала годами слушать, как разрастаются слухи, а потом искать девушку, которая этим слухам соответствует. Уйму денег на это потратил! Уже вся столица ждет, когда ты приедешь. Ставки делают.
  - Ставки?!
  - Да, ставки. Какого цвета у тебя глаза, например. Длинные волосы или короткие.
  - Как же ты вообще такое допустил? - высказала девушка слишком умную с точки зрения парня мысль. - Ты должен был пресечь эти слухи в зародыше, или сразу найти маленькую девочку и вырастить ее как наследницу!
  Он на нее внимательно посмотрел, отмечая не просто красоту, а породу - безупречные черты лица, гордую посадку головы, прямую осанку, то, что она сидела, не сгорбившись, как на ее месте поступила любая другая девушка после всех испытаний, а спокойно, с достоинством. Взгляд внимательный, умный, надменный. Это плохо. Это ему не нужно. Ему нужна была смазливая девица, такая, какие в моде и нравятся абсолютному большинству его друзей. Девчонка должна была на коленях благодарить его за освобождение из темницы и рыдать от счастья при одном упоминании замужества. Эта же сидит и рассуждает, вопросы задает. Может, еще не поздно ее придушить и закопать? Хоть и редкостная красавица. Он сейчас настолько раздражен, что убить не убьет, а хорошенько встряхнуть может.
  - Решил меня убить и найти другую девушку?
  Неужели его так просто раскусить? Все мысли на лбу написаны? Альнар нахмурился, а девушка улыбалась. Смотрела при этом так, будто это она его оценивает, а не он ее.
  - Подумай, что другая менее красивая и менее умная девушка не сыграет роль как надо, может проболтаться, а я буду молчать.
  - То есть ты согласна стать Альтарой из рода Сохрей, хозяйкой крепости?
  - Согласна.
  - Отлично. Тогда пойдем отсюда. Холодно. И стража может драконов пустить по следу, нам надо быстрее дойти до леса. Хотя, наверное, все подумали, что Кырайн украл рабыню и сбежал, и их обоих завалило в тоннеле.
  - Да, - согласилась девушка. - Думаю, что все именно так и решили. Никто не будет нас искать. Но на всякий случай обыщут окрестности. Нельзя, чтобы нас здесь поймали. Пойдем.
  Она встала и пошла вперед, хотя, юноша был в этом уверен, не знала, куда идти.
  - Альтара!
  Девушка продолжала идти.
  - Альтара! - окликнул он ее еще раз. Она остановилась.
  - Альтара, нам в другую сторону!
  Она повернулась и побежала за юношей, который в отличном настроении быстро пошел между камней, не оглядываясь, чтобы проверить, догнала она его или нет. Она догнала, почти побежала, тяжело дыша за его спиной. Он довольно улыбался, мысленно поздравляя себя с удачно преведенными переговорами.
  - Теперь, Альтара, пока у нас есть время поговорить наедине, слушай все подробности своей жизни, и жизни своей матери, и запоминай. Потом времени может не быть, - юноша шел очень быстро, но у него даже дыхание не сбилось, хотя они в горах. Магия творит чудеса, особенно дорогая магия. Жаль только, что действие ее не такое длительное, как ему хотелось бы. Но на весь обратный путь до перевала Ранна должно хватить.
   Девушке было сложнее. Тонкое платье и накидка не защищали от холода и ветра, но она упрямо терпела.
  - Да, сделай милость, расскажи про мою жизнь, а то я не пойму, как мы с тобой попали в такую глупую историю! Наследница, надо же! Придумал ведь! Купить наследницу! - недовольно сказала она.
  - Слушай. Твою мать звали Мада Рук из Парата, с побережья, - громко говорил Альнар. Девушка сильно отстала, но слышала. - Когда она умерла, тебе было семь лет. Сейчас тебе семнадцать лет. Своего отчима ты не помнишь, потому что виделись вы редко. Ты всю жизнь прожила в крепости Ранна с двумя старыми слугами, которые за тобой ухаживали. Они в крепость никого не пускали. Только я тебя иногда навещал.
  - То есть я не выходила из крепости? - поразилась девушка. - Никогда? Ведь так не бывает. Почему не выходила? Я болела? Не могла встать? И вдруг пришел маг и меня вылечил? Или я сама поправилась?
  - Что значит 'почему не выходила'? Это древняя традиция - никому не показывать благородных девушек, пока им не исполнится семнадцать лет!
  - Это настолько древняя традиция, что о ней все давно забыли!
  - Я не забыл. Тем более что речь идет о девушке моего рода, которая обладает несказанной красотой. Ее ведь могут похитить, - ехидно сказал парень.
  - Что, пытались? - поняла девушка.
  - Два раза, - подтвердил он. - В этом году и в прошлом. Проникли в крепость, когда слуги уехали, никого не нашли и решили, что Альтара спряталась в тайнике. Тайник, разумеется, тоже не нашли.
  - Надо же...
  - Вот именно. Поэтому мне надо было срочно что-то делать.
  - Откуда вообще взялась мысль про наследницу? Зачем ты это придумал? Столько теперь проблем...
  - Я не придумывал, - вмиг помрачнел парень. - Вернее, почти не придумывал.
  Он остановился, дав девушке догнать его и отдышаться.
  - Когда мачеха прибыла с караваном, то там приехало очень много людей, и семьи с детьми. С одной такой семьей она подружилась. Все время возилась с их дочкой. Таскала ее везде с собой. Эта семья даже жила в поместье отца, но совсем недолго, потом уехала. То есть все часто видели мою мачеху с девочкой на руках. Вот все и подумали, что это ее дочь от первого брака, которую она сразу после свадьбы отправила жить в крепость. Когда Мада умерла, то, по закону, раз у нее нет мужа и детей, ее личное имущество должно было перейти государству.
  - И ты не мог этого допустить? - язвительно поинтересовалась девушка. - Как же я сама не догадалась...
  - Не совсем так. Десять лет назад мне было всего тринадцать, и я не умел строить многоходовые комбинации. Но понял, что на перевал командовать крепостью отправят человека, который всю жизнь конфликтовал с моим отцом. А такой человек в моих владениях мне не нужен. Еще обвинит в государственной измене.
  - Он хотел это сделать?
  - Приехал на похороны мачехи и намекнул, что я не справляюсь с обязанностями охранять важный перевал. И он заберет не только крепость, но и все баронство. Все мои земли, все имущество.
  - Поняла. Тогда ты...
  - Тогда я объявил, что дочь моей мачехи является наследницей. Думал, что за десять лет все об этом забудут. Не забыли.
  - Из-за слухов о красоте? - спросила девушка, которая все время отставала, потому что начала уставать. - Откуда они взялись, эти слухи? Не ты же их распустил?
  - Уж точно не я! - поклялся юноша, решил, что девушка достаточно отдохнула, и пошел дальше.
  - Кто? - продолжала спрашивать она.
  - Слуги. Никир и Кадия. Они и десять лет назад были очень старые. Я их отправил в крепость, приказал, чтобы выходили редко, только за провизией, никому ничего не говорили. Они и не говорили. Их спросят, они и ляпнут, какая красивая девочка эта самая Альтара, которую в род Сохрей приняли. Вот и пошли слухи. Никто же ее не видел. Лучше бы решили, что она страшная, проще бы было потом такую найти!
  - Тебе надо было сразу поселить в крепости девочку. Найти какую-нибудь сироту, - пожурила его девушка.
  - Надо было, - поморщился парень. Кому приятно признавать свои ошибки. - Только я в то время был слишком юн, чтобы об этом задуматься, а потом стало поздно.
  - Почему? - не успокаивалась девушка.
  - Какая тебе разница?
  - Большая! Мне же надо изображать Альтару, не тебе!
  - Я тебя и так слишком много рассказал.
  - Я почти все запомнила, а что не запомнила, ты мне повторишь! Так почему стало поздно?
  - Потому что я подписал договор о твоем замужестве с бароном долины Дигур, - объяснил парень. - Он отличный сосед, не конфликтный, и будет хорошим владельцем крепости, - и невнятно добавил: - хоть и полный придурок, если согласился взять себе этот перевал Ранна!
  - Ты хочешь выдать меня замуж за глупца? - все-таки разобрала последние слова девушка.
  - Очень хочу, - мечтательно произнес Альнар. - И не такой уж он глупец, если к тебе посватался. Ты, похоже, умна, и будешь вертеть мужем, как захочешь.
  - Ты не подумал о том, что я могу не захотеть мужа, который настолько глуп, что им можно вертеть, как захочется?
  - Не подумал.
  - Что не так с этим перевалом Ранна? Почему из-за него у тебя столько проблем?
  - Умная девушка, - расстроился Альнар. - Догадалась. Там нежить, на этом перевале.
  - Что?! Ты хочешь поселить меня рядом с нежитью?!
  - Всего на несколько дней, - уговаривал он. - Я буду рядом, и мои люди тоже. Тебе ничего не грозит. Нежити там сейчас нет, она в это время года не появляется. Приедет твой жених и тебя заберет оттуда. Оставит в крепости гарнизон, и я, наконец, перестану отвечать за эту государственную проблему. Да и какой у тебя выбор? Или замуж, или вся жизнь в пещерах под горами.
  - Лучше замуж.
  - Умница, - похвалил парень.
  - Вот только не за кого-то, а за тебя! - очень тихо, так, чтобы он не услышал, сказала Альтара.
  
  2.
  
  Они пришли к большому дому у края леса, когда уже совсем стемнело. Гостиница пользовалась своей хорошей репутацией - здесь еще ни разу никого не ограбили (то есть это не доказано). Мерцали желто-белые фонари у входа, завлекая клиентов, но сейчас был не сезон.
  У ворот расположился маленький караван небогатого купца, который уже слез с коня и покрикивал на подчиненных. Те носились, выгружая из телег корзины, а сами телеги располагая в ряд у забора.
  Альнар сильно устал, а девушка свалилась с ног еще днем, часа три назад. Зато и вопросы свои задавать перестала, разговорчивая. Лучше нести ее на руках, лишь бы молчала.
  Хозяин гостиницы ждал Альнара на пороге. Естественно, не просто так. Парень снял с руки браслет и отдал ему.
  - Вернул свою жену? - обрадовался хозяин. Он неплохо заработал. И не рисковал он ничем - браслет с обратным заклинанием был одноразового действия, хотя за аренду взял плату многоразового.
  - Как видишь. Моя комната готова?
  - Конечно! На втором этаже направо. Лучшая комната!
  - Лучшую комнату в этом заведении беру я! - купец с видом хозяина жизни отодвинул парня, входя в дверь.
  Девушка, которая услышала слова про жену и комнату, открыла глаза и завертела головой. Купец так и замер в дверях, не в силах оторвать взгляд от лица сероглазки.
  - И вот так со дня нашей свадьбы! - огорчился парень, сделав глупое лицо и почесав затылок, а про себя выругался. Кто ее просил высовываться?! Он ей лицо капюшоном прикрыл, думал, никто ее не заметит. - Мужики, не женитесь на красивых девушках, не повторяйте моей ошибки! Жрец нас венчать отказался - увидел невесту и влюбился. Пришлось искать слепого жреца. Лучший друг украл мою жену, еле их нагнал в горах, так он на меня с ножом бросился! Спасибо, обратное заклинание сработало.
  - Что ты несешь?! - шипела девушка, когда Альнар опять настойчиво попытался закрыть плащом ее голову.
  - Парень, уступи мне жену! - как заколдованный проговорил купец.
  Девушка задергалась под плащом.
  - Эй, у меня приличное заведение! - крикнул хозяин.
  Купец так удивился, услышав эти слова, что даже отвернулся от девушки, которую только что пытался рассмотреть под толстой тканью плаща, куда ее быстро замотал парень.
  - Да? Приличное? - решив, что ослышался, переспросил купец.
  - Именно. Ты, недоумок, забирай свою жену и топай живо наверх! А вы, господин, можете поселиться в комнатах на первом этаже. Они намного комфортабельнее!
  Альнар без возражений подхватил девушку на руки и уже через минуту был в своей комнате на втором этаже. Там перестал прикидываться деревенским дурачком. Закрыл дверь на ключ. Проверил окна. Заглянул под кровать. Решил, что все в порядке и повернулся к девушке. Она размотала с себя грязный плащ и готовилась высказать все, что накипело.
  - Молчи! - сразу остановил он ее. - Это легенда. Надо же было мне что-то придумать, чтобы объяснить хозяину, почему я ухожу на два дня, а вернусь с девушкой.
  - Мог бы сказать, что я твоя сестра и меня похитили.
  - Не мог. История с женой более убедительна. Сестру не возвращают, заставляют похитителя на ней жениться, и все дела.
  - Я не буду ночевать с тобой в одной комнате!
  - Где будешь? В коридоре?
  - Иди туда сам!
  - Давай потом ругаться? Сейчас у нас ванна, ужин и сон.
  - Это у меня ванна, ужин и сон! А ты ищи себе другую комнату.
  - Смелая стала, - понял парень.
  - Да! Я буду кричать!
  - Не трону я тебя, могла бы уже сообразить.
  - Не знаю, не знаю...
  В дверь настойчиво заколотили.
  - Не мешайте, у меня семейная разборка! - крикнул парень.
  Стук не прекращался. Альнар опять сделал глупое лицо и выглянул в коридор. Там дрожащий от страха мальчишка-слуга попросил:
  - Хозяин велел мне сказать, чтобы вы, господин, спустились в зал, надо поговорить...
  Альнар прошел несколько шагов к лестнице, осторожно посмотрел вниз.
  - Скажи, сейчас приду. И, да, вот еще что, для тебя есть работа. Хочешь монету?
  - Хочу. Но причинить вред хозяину не могу. У меня привязка, - мальчишка показал маленькую татуировку на шее.
  Да, против хозяина он выступать не будет, а то умрет на месте. Но ничего такого и не потребуется.
  - Твои действия к хозяину отношения не имеют, поверь. Бери монетку, а поступишь вот как...
  Убедившись, что мальчишка все понял, Альнар вернулся в комнату, где девушка стояла прямо, гордо задрав подбородок, изваянием вечной скорби и поруганной добродетели. Ничего, до ее свадьбы с бароном-соседом он это ее поведение как-нибудь потерпит. И ставки через подставных лиц можно сделать, что у нее глаза серые, волосы длинные, до пояса, брови тонкие черные, губки пухлые, ножки стройные, талия... Так, стоп.
  - Альтара, я скоро вернусь. Ужин на подносе на столе. Ванна за ширмой.
  Парень вышел в коридор, закрыв дверь на ключ. Если девушка в здравом уме, то не станет убегать из окна второго этажа в зимнюю ночь.
  Глупой девушку никто назвать не мог. Едва за юношей закрылась дверь, она бросилась к подносу, наелась, потом быстро искупалась в горячей воде, и легла спать, заснув мгновенно.
  Хозяин ждал внизу прямо у деревянной лестницы. Улыбался, кланялся. Альнар задумался. С небогатым и незнатным постояльцем, каким он здесь представился, так себя не ведут, даже если мало клиентов и не сезон.
  - С купцом я все уладил! Он со свитой уже в других комнатах. Никто не помешает ночью твоей прекрасной жене.
  - Благодарствую, - глупо поклонился парень.
  - Надо обсудить одно дело. Надолго не задержу! - подмигнул хозяин. - Красотка твоя всю ночь в одиночестве скучать не будет, обещаю.
  Хозяин опять подмигнул, и еще раз, так, что Альнар решил, что у того нервный тик. Потом последовало приглашение к столу для серьезного разговора. В зале было пусто, немногие постояльцы уже разошлись по своим комнатам, в углу горел очаг, возле него возился слуга-мальчишка. На одном из столов у стены уже стояли два больших блюда - вареные овощи и жареное мясо. За этот стол они оба - парень, принявший вид недотепы, и хозяин - уселись.
  - Так что у тебя ко мне за дело? - спросил Альнар, накладывая себе в миску мясо из общего блюда. Если еда за счет заведения, то можно есть до отвала. Деньги, сэкономленные на дармовом ужине, всегда пригодятся.
  - Ты ешь, не торопись! Устал, поди, с дороги.
  Альнар не торопился. Возвращаться в комнату и ругаться с девчонкой ему не хотелось. Она ему за день надоела. Он, конечно, понимал, что именно ей предстоит играть роль наследницы, и надо многое понять, но нельзя же быть такой любопытной. И зачем ей знать про его дом в столице? Он не собирается ее туда приглашать. Пусть после свадьбы ее муж в столицу везет, и деньги на нее тратит. У Альнара ни желания, ни денег на содержание такой красивой девицы нет. Ей одних только нарядов захочется уйму. А драгоценности? Нет, замуж ей надо и поскорее. В этом он ей поспособствует.
  Сонная ленивая служанка принесла вино, разлила в две высокие глиняные кружки.
  - Ну, понимаешь, позвал я тебя поговорить, - медленно жуя мясо, говорил грузный хозяин гостиницы, - дело серьезное...
  - Рассказывай.
  - Выпьем сначала?
  - Не откажусь.
  Оба подняли кружки, и в этот миг от кухонного очага раздался грохот. Альнар громко вскрикнул, с перепуганным лицом вскочил и повернулся к очагу, где мальчишка уронил большой железный чугунок и две сковороды.
  - Я все приберу! - пролепетал слуга. - Ничего не разбилось!
  - Пошел вон отсюда! - кинулся к нему хозяин, отвесил подзатыльник, но больше ничего предпринимать не стал, вернулся обратно. - Так сложно обучить прислугу! Никто не хочет работать!
  - Выпьем? - Альнар опять уселся, взяв кружку.
  Хозяин, очень довольный, выхлебал свою до дна.
  - Так что за дело ко мне? - Альнар тоже выпил свое вино, закусил мясом.
  - Нет у тебя больше никаких дел, недоумок. Ты труп. А жена твоя будет обслуживать клиентов в моей гостинице. Начнет с меня. Слишком хороша она для такого деревенского дурня, как ты.
  Хозяин захохотал, но хохот быстро перешел в хрип. Удивленный взгляд остановился на парне, который из деревенского увальня вдруг стал аристократом.
  - Да, - констатировал Альнар барон Сохрей. - Ты никогда не жил при дворе. Это же совсем наивно - яд в одной из кружек. Ты думал, я поведусь? Вижу, что думал. Больше так не поступай.
  Хозяин повалился мешком на пол.
  В зал заглянула служанка, увидела мертвого хозяина, завизжала и умчалась. За подмогой, наверное, думал Альнар, доедая мясо с овощами. Вкусно. Пока он ел, набежали люди, попытались привести хозяина в чувство. Ничего не вышло, разумеется.
  - Эй, что здесь случилась? - спросил один из слуг, с шеи которого быстро исчезала татуировка.
  - Так мы тут ели, а он мясом подавился! - сообщил Альнар. - Упал и помер сразу.
  - А ты что сидишь?!
  - Так ем я тут...
  - Дурак!
  - Вот и жена так же говорит, - огорчился парень.
  - Правильно говорит. Что же нам теперь делать? - спросил слуга.
  - Имущество покойного делить, - подсказал Альнар. - У него, хозяина вашего бывшего, ведь нет наследников, так? Все имущество перейдет в казну. Вы теперь не рабы, ваши татуировки исчезли. Можете разбежаться, можете остаться здесь ждать представителей власти, а можете забрать здесь, кто что захочет, и начать безбедную жизнь в другом месте.
  - А дурак правильно говорит! - сразу согласились все.
  Еще бы не правильно, думал Альнар, если я окончил курс столичной высшей академии. Не с самыми лучшими баллами, но ведь окончил. Выход, предложенный им, был не совсем законным, то есть совсем не законным, но зато отвлекал всех присутствующих в гостинице от его персоны и от его спутницы. Теперь надо отсюда бежать. Арендованная заранее лошадь стояла в конюшне. В горы он ушел пешком, там никакая лошадь не пролезет, только дракон пролетит. Но дракона у него не было. Ничего, на своих двоих дотопал и туда и обратно.
  Альнар вышел из-за стола, перешагнув через всеми забытого хозяина. Слуги уже начали заниматься грабежом и мародерством. Пора сваливать отсюда и быстро, пока серьезные драки не начались. Парень, перескакивая через две ступеньки, взбежал по лестнице, достал на ходу из кармана ключ, открыл им дверь комнаты, Щелкнул пальцами - вспыхнул свет в светильнике под потолком.
  Комната была пуста.
  Почти съеденный ужин на подносе, вода в ванне грязная, куча тряпок на полу - одежда. Смятая постель.
  - Альтара! Где ты? - позвал парень и стал обыскивать комнату.
  Девушка испарилась из закрытой комнаты. Как она это сделала?
  - Запасной ключ.
  - Что? - обернулся Альнар к двери. Там стоял слуга-мальчишка уже без татуировки на шее. Смерть человека отменяет любой заключенный им договор. И рабский тоже.
  - Меня отец за долги продал хозяину работать в гостинице десять лет. А я только четыре месяца здесь проработал. Отец не хотел меня продавать, просто я старший, младшие работать еще не могут, а год был неурожайный... Теперь у отца деньги есть, хозяин ему за меня заплатил, и у меня будут, я знаю, где хозяин спрятал выручку за одну сделку... Я отсюда уйду. Спасибо, господин.
  - Какой ключ? - не слушал его парень.
  - Как только вы спустились в зал, купец, который внизу живет, у него на первом этаже лучшая комната, забрал из ящика в шкафу хозяина запасной ключ от комнаты. Он следил за вами, когда вы с хозяином сели за стол, а потом увез вашу жену. Наверх пришел и ее украл. Мне служанки сказали.
  - Что?! Давно увез?!
  - Не очень. Он один с ней уехал. Через седло перекинул и сбежал. Каравану велел его нагнать в речном порту.
  - Понятно. Спасибо тебе. Не говори никому обо всем этом.
  - Не скажу. Желаю удачи, господин. Верните жену, она у вас такая красивая.
  А ведь считал себя счастливым! Даже эта глупая история с наследницей его не выбила из колеи. Подумаешь, какие проблемы найти хорошенькую рабыню? Да никаких. То есть почти никаких. Весь масштаб катастрофы он осознал только когда приехал из своих владений в столицу, где отсутствовал почти три года. Недалекий сосед всем успел похвастаться своей невестой. Столица гудела в ожидании прекраснейшей и несравненнейшей Альтары из рода Сохрей. Тут он начал понимать, что грядут большие неприятности, но не догадывался, насколько они велики.
  Лишь бы с ней все было в порядке. Лишь бы этот урод-купец ее не покалечил. Если хоть пальцем ее тронет, ему не жить. Ему и так не жить, но если тронет, то будет умирать медленно.
  Альнар проехал мимо. Он просто ехал по следам, а потом понял, что их нет. И еще снег опять пошел. Пришлось возвращаться. Следы заканчивались у оврага. Ничего удивительного, что он их пропустил, даже не подумал, что можно спрятаться в овраге. Что делать ночью холодной зимой в снегу в овраге? Умнее было бы ехать до большого города, в котором так просто затеряться. Если купец остановился для того, чтобы изнасиловать девушку, то этот овраг станет его могилой. Привязав коня к дереву, Альнар осторожно полез вниз, прислушиваясь и ожидая нападения. Вокруг стояла тишина.
  - Альтара! - крикнул юноша, держа наготове кинжал, который позаимствовал в зале гостиницы, со стены снял. Там еще рапиры висели, но ему кинжал больше понравился. Привычка. В узких дворцовых коридорах рапирами особо не помашешь. С кинжалом удобнее.
  - Я здесь...
  Девушка выглянула из-под большой мохнатой ели, где укрывалась. Волосы всколочены, личико заплаканное, закутана в белую простыню с кровати. Как только не закоченела. Нет, закоченела, зубы стучат.
  - Помоги мне...
  - Что с тобой? - Альнар заметил, что простыня порвана и грязная. - Где этот урод?! Убью!
  - Не убьешь...
  - Убью!
  - Он сам уже умер, - простучала зубами девушка. - Его лошадь сбросила. То есть он с нее сам упал. То есть я не видела. Лошадь дернулась, и мы с нее упали. Только я в сугроб, а он на камни...
  Альнар обернулся и увидел тело купца недалеко от дерева, где пряталась девушка. Подошел, перевернул, убедился, что тот мертв, жаль, что умер быстро. Срезал с пояса тяжелый кошель.
  - Ты грабишь мертвого?!
  - Именно. Он тебя вытащил голую из постели и простудил, пока вез. Должен тебе платье и лекарство. Пусть расплачивается. Где его лошадь?
  - Не знаю, где-то там осталась, или убежала.
  - Верхом ездить умеешь?
  - Умею.
  - Скоро рассвет. К вечеру надо добраться до речного порта. День в седле мы еще продержимся, но не более. Ночевать в лесу тебе нельзя.
  Альнар снял с купца теплый меховой плащ и закутал в него девушку, та сопротивлялась. Кожаные варежки, найденные в кармане плаща, попытался обуть ей на ноги.
  - Ни за что! - задергалась девушка. - Слышишь? Я ни за что не стану носить вещи покойника!
  - Так в простыне и поедешь?
  - Да!
  - Да?
  - Альнар, отдай мне свой плащ!
  - С удовольствием. Забирай. Он грязный и мокрый.
  Девушка подумала и замолчала, перестав сбрасывать с плеч тяжелый плащ, а с ног - варежки. Юноша с большим интересом посмотрел на ее теплый плащ, и она сильнее в него закуталась, предупредив:
  - Не отдам!
  - Так-то лучше. Пошли.
  Вторая лошадь далеко не убежала, а бродила в ельнике, пытаясь глодать ветки. Посадив девушку в седло и убедившись, что она не свалится, Альнар решил ехать некоторое время медленно, чтобы она освоилась.
  - Альнар, разве нам не надо спешить? За нами никто не гонится? Как же слуги купца? Они его разве не ищут?
  - Они гостиницу грабят.
  - Зачем?
  - Так вышло. Молчи, горло простудишь.
  - Почему ты придумал мне имя Альтара? - молчаливой девушка не была. - Так звали какую-нибудь прекрасную героиню?
  - Так звали мою бабушку...
  - Бабушку?! Издеваешься?!
  - Я ее очень любил. Все, поехали быстрее, хватит разговоров.
  Девушка обиженно замолчала, а потом ей некогда было ни о чем думать, потому что приходилось следить и за лошадью, и за дорогой, и за Альнаром, который ехал впереди. В порт они приехали глубокой ночью, и она почти теряла сознание от слабости и усталости. Надеялась на то, что они быстро поселятся где-нибудь, но парень долго петлял по городу, разыскивая подходящее место для ночлега. Нашел неприметный постоялый двор на окраине, взял ключ от номера, маленького, под самой крышей.
  - Все удобства вниз по лестнице и в конце коридора. Пошли.
  - Я сама.
  - Нет. Я покараулю у двери. И не усни в ванной!
  Да, уснешь тут, думала девушка, залезая в меленькую деревянную лохань. Хорошо, хоть вода была горячая. Быстро вымывшись, она вылезла, замоталась в полотенце, которое висело у лохани на гвозде, накинула сверху плащ.
  Альнар, сразу закрыв ей лицо капюшоном, отвел в комнату, где уже ждал ужин - хлеб, сыр и горячая настойка из трав.
  - Дверь в комнату я закрою на ключ. Твоего лица никто не видел, поэтому украсть не должны. Сиди здесь и никому не отзывайся. Скоро вернусь.
  Вернулся он действительно очень скоро. Сходил в ванную, вымылся мгновенно, выстирал в этой же лохани грязную одежду, почистил сапоги. Правильно нянька в детстве говорила, что надо все уметь делать самому, даже если ты барон. Все равно придется вещи выбросить, но до торговых рядов завтра в этом тряпье все же дойти придется.
  Когда Альнар вернулся, снял и развесил на стуле, вешалке у двери и на гвозде у окна мокрую одежду сушить, девушка давно спала, тяжело дыша. Все-таки заболела. Придется завтра еще и к лекарю сходить.
  Альнар проверил дверь, окно, положил у кровати кинжал и уснул рядом с девушкой.
  Ему казалось, что он спал несколько минут, но возмущенный голос девчонки громко пытался убедить его в обратном.
  - Ты всю ночь спал со мной? В одной постели? Голый?!
  - Не с тобой, а рядом с тобой. Понимаешь разницу? - и Альнар, отвернувшись, уткнулся носом в одеяло, решив спать дальше.
  - Нет никакой разницы! Как ты мог! - и девица с размаху стукнула его подушкой.
  - Боги, дайте мне терпения не придушить одну наглую девку..., - повернулся он к ней и проснулся окончательно.
  - Кто наглая? Я? - и она возмущенно подскочила на постели.
  - Ты, - подтвердил он. - И очень красивая...
  - Что? Ой! - и девушка, которая совсем забыла, что голый здесь не только парень, быстро натянула на себя одеяло.
  - Так что ты там намекала про ночь с тобой? Или утро тоже подойдет? - Быстро прижав ее к кровати, навис над ней Альнар.
  - Ничего не намекала! Уйди от меня! Ты тяжелый!
  - Знал бы, что у тебя такой склочный характер, оставил бы тебя в той пещере...
  - Ничего бы ты не сделал, я тебе нужна.
  - Вот и терплю поэтому. Но мое терпение не безгранично.
  Альнар вылез из теплой постели, в которой притихла красивая девушка, и стал одеваться, поражаясь сам себе. Очень хотелось обратно в постель, и девица явно нарывалась. Но уходить действительно надо было срочно. Одежда высохла плохо и почти развалилась, придется потерпеть.
  - Альтара! - приказал он девушке, которая, пока он одевался, просидела с головой под одеялом. - Заворачивайся в свою тряпку, плащ сверху, капюшон на лицо. Жду за дверью. Мы отсюда уходим.
  Портовый город начинал жизнь до рассвета, так что пока они шли по улице, позавтракав перед уходом на постоялом дворе хлебом и водой, вокруг во все стороны сновали люди.
  - С меня варежки сваливаются, мне неудобно! - ныла девушка.
  - Какие варежки?
  - Которые ты мне вместо сапог вчера дал!
  - О, демоны подземья! Пойдем покупать одежду.
  - А куда мы шли? Разве не за одеждой?
  - К лекарю, - прерывая готовую к громким возмущениям девушку, объяснил он. - Это важнее, ты больна. Но если так, то ладно, начнем с одежды.
  Напрасно девушка надеялась, что они зайдут в какой-нибудь сияющий цветными огнями магазин на чистой улице. Парень привел ее в самую непрезентабельную лавку готового платья. Девушка решила не скандалить, а, выглянув на миг из-под капюшона, тихо сказала:
  - Хочу то платье, белое с золотым кружевом! Оно здесь самое красивое!
  - Дайте вот это коричневое платье без отделки! - попросил Альнар у услужливой и почти трезвой, то есть не совсем пьяной, хозяйки этой барахолки.
  - Я же сказала, что хочу белое! - шипела из-под плаща Альтара.
  - Да-да, вот это темно-коричневое. Спасибо.
  Девушке в руки было сунуто невзрачное платье.
  - Я это не надену!
  - И еще вон те ботинки, черные, на толстой подошве!
  Хозяйка подала с полки, где большой кучей валялась обувь, ботинки.
  - Отлично. Теперь моя жена переоденется вон в том углу, а я выберу мужскую одежду. Пока мы переодеваемся, посчитайте, сколько с нас.
  Парень сунул Альтару в угол, где она, прислушиваясь к разговору хозяйки с парнем, и шмыгая носом, то ли от обиды, то ли от простуды, напялила на себя то, что дали. Получилось плохо. Высунув головку из-за вешалки, она уткнулась носом в Альнара, который раньше нее умудрился переодеться в только что купленный мужской костюм.
  - Мне это платье велико! - пожаловалась она, с намеком посмотрев на белое платье, которое висело высоко на стене, чтобы посетители не хватали руками.
  - Не мало же, раз налезло, - не понял намека парень. Вообще-то, не захотел понимать. Вся эта одежда временно, для маскировки, потом он все выбросит и купит другую. Для себя. Для нее тоже купит что-нибудь немного подороже, просто, чтобы будущий муж не подумал, будто она все семнадцать лет проходила в дерюге.
  Зато огорченная девушка молчала, пока они дошли до лекаря. У него оставили тоже несколько монет, зато приобрели пять маленьких пузырьков, содержимое которых он заставил ее выпить здесь же у вывески, где лекарь разместил весьма завлекательную надпись о своем могучем даре целительства. Альнар выпил только из одной склянки. Поморщился и сам себя успокоил:
  - Зато теперь не заболеем.
  - Что ты мне дал?
  - Лекарство, что же еще.
  - В последнем пузырьке что было?
  - Успокоительное. Надоела мне твоя болтовня. Пять часов будешь молчать.
  - Что?! Да как ты..., - начала девушка, но зевнула и замолчала.
  - Очень хорошо. Идем на пристань. Надо найти наш корабль.
  Девушка безропотно собралась идти с ним, даже не захотелось спросить, куда они поедут.
  Лекарь обогнал их почти сразу, выскочив из-за двери своей лавки.
  Богатый клиент в подбитом мехом пальто, который в этот момент вытаскивал из паланкина свою не менее богатую жену, возмутился:
  - Мы к вам! Вчера предупреждали! Лекарство моей супруге!
  Рабы, которые тащили паланкин, дружно тяжело вздохнули, считая, что лучшее лекарство для нее - диета.
  - Не могу, - начал объяснение лекарь, и сразу поправил оговорку, - то есть, не сейчас. Меня срочно вызвали в службу охраны города. В горах разграбили и сожгли гостиницу, а хозяина убили. И купец, который туда на днях уехал, тоже мертв.
  - Некроманта уже позвали? - сразу спросил богатый клиент, забыв про болезненную супругу.
  - Наверное. Кто же еще поднимет покойных спросить про убийцу? Если оба эти случая, конечно, убийство.
  - Пойду с вами. Я в этом городе не последний налогоплательщик. Имею право знать, что в округе делается.
  Загрузив жену обратно в носилки к огорчению рабов, которые надеялись отдохнуть, они быстро пошли по улице.
  - В порт! Скорее! - приказал Альнар.
  - Что? - зевнула девушка.
  - Пошли! Надо очень быстро убираться из города.
  - Почему мы вчера не уехали из города?
  - Потому что именно сегодня нам надо попасть на 'Речную тину'.
  - Это что?
  - Слушай, разговорчивая, на тебя даже успокоительное не действует.
  - Действует. Я сейчас усну.
  - Не вздумай, я тебя не понесу. 'Речная тина' - торговый корабль. Я договорился, что нас возьмут на него.
  - Когда договорился?
  - Перед тем как идти в горы.
  - А-а, - зевнула девушка, привалившись к плечу парня.
  Очнулась она уже на корабле.
  
  3.
  
  - Зачем тебе на берег именно здесь? Дороги от этой пристани ведут только в горы, да еще в приграничные села.
  - Вот и поищу там работу.
  - Раньше ты кем работал?
  - Гончар я, - ответил Альнар. - После женитьбы отношения с родней разладились, пришлось уехать.
  - Понятно. Ладно, спустим трап, вылезайте с женой быстрее.
  - Так и сделаю. Спасибо, что подвезли.
  - Да не за что, - ухмыльнулся капитан. - Хорошему человеку не жалко даже скидку за проезд сделать.
  - И за скидку спасибо, - поблагодарил Альнар, хотя и не очень понял, откуда такая доброта.
  Капитан не хотел его отпускать от себя, все время задавая какие-то ничего не значащие вопросы, и парень прибежал под навес, где оставил сонную Альтару, когда уже на берег был сброшен трап.
  - Альтара! Пойдем, закутайся в плащ, капюшон не поднимай и молчи!
  Она так и сделала. Голову нагнула и продолжала молчать, даже когда корабль отошел от берега, а они приблизились к разномастным постройкам у пристани. В одной из них конюшня, дальше дом, где сдавали комнаты, вдалеке кузница.
  Девушка продолжала молчать, хоть действие успокаивающего зелья закончилось примерно час назад. Устала, наверное. Придется ночевать здесь, думал Альнар, с неохотой входя в одноэтажный дом с низкой крышей. С кухни неслись аппетитные запахи, и ему пришло в голову, что девушку надо бы покормить, с утра ничего не ели. Ему-то все равно, наложенная перед отъездом магия пока еще продолжала действовать, а девушка какая-то тихая очень. Может, от голода молчит?
  - Альтара, садись за стол, будем обедать. Можешь снять свой капюшон.
  Девушка села, но голову не подняла. Слуга поставил перед ними миски, глиняный горшок с горячим тушеным мясом. Парень наложил одну миску с верхом и поставил перед девушкой. Она взяла ложку и принялась есть, так и не подняв головы.
  Холодея от внезапной мысли, Альнар протянул руку и откинул капюшон с головы девушки. Его взгляду предстало молодое, но довольно-таки заурядное женское лицо.
  - Демоны..., - прошептал он.
  - Не, меня Кана звать! - сказала женщина, хебая из своей миски и чавкая.
  - Демоны! - Альнар не помнил, когда в последний раз был так зол. Капитан обвел его вокруг пальца как мальчишку. Пока они разговаривали, красивую девушку подменили вот на это недоразумение. И корабль не догнать!
  Парень схватил горячий горшок с едой и швырнул его в стену.
  - Заплатить придется за посуду! - выскочил на шум низенький и худой владелец этой харчевни.
  - Это не она! - со стоном обхватил голову руками парень.
  - Не посуда? Ты только что с 'Речной тины'? Не она, говоришь? А, понятно, капитан твою рабыню подменил? Так он часто так поступает. Сам виноват, следить надо лучше за своей собственностью, - владелец даже и не удивился.
  - Ты почему ничего не сказала?! - встряхнул за плечи женщину Альнар.
  - А зачем? Ты, красавчик, лучше капитана с его вонючей командой! - и она одарила его улыбкой, в которой не хватало передних зубов. - Тебе еще скидку за проезд сделали.
  - Она права, - подтвердил владелец харчевни. - Все было честно, ничего никому не докажешь, жаловаться бесполезно. Ты сам согласился на замену и не возражал. Вся команда подтвердит. И вот она тоже подтвердит.
  Женщина кивнула, что обязательно подтвердит, а потом вульгарно спросила:
  - Ну, красавчик, куда пойдем? В комнату отдыхать?
  - С тобой? Никуда не пойдем. - Альнар встал из-за стола. - Ты не хочешь на корабль? Нет? Что же, раз так, то остаешься здесь служанкой на четыре месяца. А сейчас мне нужна лошадь. Разницу в цене я заплачу. И еще какая-нибудь одежда, и еда в дорогу...
  Владелец харчевни, счастливый, что ему просто так досталась служанка, побежал на конюшню. Парень за ним.
  - Ничего твоей крале до вечера не сделают, им надо пороги пройти, - крикнула вдогонку женщина, немного расстроенная уходом красавчика, которого уже мысленно называла своим. - Или сделают, не знаю...
  Поминая про себя демонов, Альнар добрался до поворота реки. Упитанная и отдохнувшая лошадь бойко бежала по плохой дороге вдоль берега. Лошадей хозяина гостиницы в горах и купца - покойников, в общем - он быстро продал еще в городе на постоялом дворе. Денег много не бывает. Да и не тащить же животных с собой. Вот если бы у него был собственный дракон, то он давно уже догнал бы корабль. Ну, капитан уже труп, команда, скорее всего, тоже. Они еще об этом не знают, но скоро он сообщит. Не успокоится, пока не отрежет капитану все лишние места. Потом придется лечить девушку, которую они покалечат к тому моменту, когда он ее найдет. Все деньги уйдут на услуги лекарей и магов. Альнар опять помянул демонов, и, продолжая себя ругать, погонял лошадь, которая отличалась пожилым возрастом, добродушным нравом и никуда не спешила.
  Кусты, летом густые и непроходимые, сейчас топорщились острыми прозрачными ветками. Реку хорошо было видно. Лед недавно сошел, и навигация только началась.
  Корабль он увидел сразу. Тот сидел на мели очень далеко от берега, накренившись в одну сторону. Весла почти все сломаны, прямой парус висел тряпкой. В речной тишине ветер далеко разносил с корабля ругань и вопли.
  Альнар спрыгнул с лошади, подошел к воде, вглядываясь в корабль. Он был уверен, что его самого не видно из-за кустов - хоть и без листьев, зато многочисленных. Да и не до него теперь на корабле. И как доставать оттуда девушку? Плыть придется. Вода холодная. Такой идиот как он заслужил подобное купание. Парень скинул плащ, привязал лошадь к самому крепкому кусту, и, бросив еще один взгляд на едва державшийся на плаву корабль, сам себя вслух спросил:
  - Что же там произошло?
  - Они что-то кричали про лоцмана, навигацию и фарватер!
  Парень повернулся, у него в горле сжалось, и он только тихо прохрипел:
  - Альтара?!
  Девушка осторожно вылезала из прибрежных кустов, где пряталась. Мокрая, как взъерошенный котенок, которого не получилось утопить. Красивая при этом очень. Как можно быть красивой, если ты мокрая, грязная, продрогшая и усталая? А она красивая.
  - Не хватай меня так, ты мне что-нибудь сломаешь! - стуча зубами от холода, пыталась выговорить Альтара, когда парень сгреб ее в охапку и стал осматривать от макушки до пяток, ощупывая руки и ноги. - И юбку мою не задирай!
  - Ты цела?! Что они с тобой сделали?!
  - Ничего не сделали. Ты пошел к капитану, а мне рот зажали и утащили за те бочки, которые там были привязаны, помнишь? А ты потом ушел с той женщиной! И даже не посмотрел на нее, а это была не я! Тебе все равно, да, какая с тобой женщина? Знаешь, как я испугалась! Я там сидела за бочками, а капитан говорит, давайте посмотрим на жену этого олуха.
  - Даже не олуха. Идиота..., - не стал возражать парень. - И что дальше? Посмотрели?
  - Посмотрели. И корабль сразу как тряхнуло! И я в воду упала. Я плавать умею, а забыла.
  - Что-то не так, - с подозрением покачал головой Альнар, отпустив ее и отойдя на шаг. - Плыть очень далеко. Вода ледяная. Нет, тебе не доплыть до берега.
  - Я на плавучем острове плыла. Ухватилась за него, залезла и плыла. Они про меня даже не вспомнили, а потом звали, а я молчала. Они кричали, что утонула, потому что мой плащ увидели в воде. Я его развязала и сбросила, он тяжелый и на дно меня тащил. И я выбрала правильный берег! Ты ведь пошел бы меня искать, и я ждала здесь. Только боялась, что они тоже решат уплыть с корабля, но пока они там бегают и кричат.
  Плавучие островки, большие и маленькие, из сцепившихся корнями невысоких деревьев и кустов, в изобилии встречались на реке, путешествуя годами по течению. Некоторые становились настолько большими, что даже не верилось, что это всего лишь зыбкое, покачивающееся на воде сооружение природы.
  - Волосы спутались, не расчесать никогда. И еще я хочу есть, и очень замерзла, - закончила свой рассказ девушка.
  - Переодевайся.
  - Во что?
  - Вот в это.
  Альнар достал из седельного мешка стопку одежды.
  - Здесь теплая накидка. Не плащ, конечно, но с капюшоном. Все равно ничего другого у владельца той харчевни не было. Еще нижняя рубаха и платье. Старые, но выбирать не из чего было. Башмаки тебе велики, но на носки сойдет, не смотри, что они дырявые.
  - Я не смогу снять свое платье, потому что завязки размокли и затянулись! - пожаловалась девушка.
  - Сейчас!
  Парень развязывать ничего не стал, не для того кинжал с собой носил.
  - Ай! - взвизгнула девушка, за секунду избавленная от платья, остатки которого полетели в разные стороны, схватила сухую одежду и убежала.
  Девушка переоделась в кустах очень быстро. Альнар делал вид, что не подглядывает. Для себя он уже решил, что глаз с нее больше не спустит. Закутавшись в накидку и перестав, наконец, стучать зубами, она подошла, и он дал ей купленный в харчевне хлеб и вяленое мясо. Она принялась аккуратно есть.
  - Как тебя зовут? - спросил парень.
  Девушка едва не подавилась, но ответила сразу же:
  - Альтара из рода Сохрей!
  - Нет, я спрашиваю твое настоящее имя?
  - Не помню.
  - То есть как это?
  - Говорю же, не помню, - девушка грызла хлеб и совсем не страдала от потери памяти. - Пещеру помню с яркими коврами, из которой меня тот человек унес, и все.
  - Понятно.
  - Что тебе понятно?
  - Мне говорили, но я не верил. Служанок Велиры чем-то опаивают. Они все забывают. Им так легче. И тем, кому они служат, тоже.
  - Да, тогда понятно, - девушка доела поздний обед, отряхнула ручки, облизнулась.
  - И все же есть у меня сомнения в твоей честности...
  - Ты о чем? - удивилась она.
  - Очень уж ты везучая. Пещеры рушатся, кони спотыкаются, корабли тонут, а тебе все равно!
  - Да! Я очень счастливая! Меня украли, меня чуть не засыпало в пещере! Я упала в овраг, я чуть не утонула! Скажи мне, по чьей вине это все со мной произошло?! - Она отвернулась, разглядывая тонущий корабль.
  - Альтара!
  Она встретила серьезный взгляд парня.
  - Что?
  - Прости меня. Обещаю, что впредь буду лучше тебя защищать.
  Она осторожно кивнула.
  - Теперь выпей вот это, - предложил он.
  - Склянка? Одна из тех, что мы купили у лекаря? Чтобы я молчала?
  - Чтобы ты не заболела.
  - Тогда ладно, выпью.
  - Быстрее пей и поехали. Лошади тяжело придется нести нас двоих. Нам скоро опять сворачивать в горы. Но к ночи доедем до следующего постоялого двора. Их по этому берегу реки много.
  Он отвернулся к лошади и не заметил двоих мужиков, которые выглянули из-за далеких больших камней за дорогой. Зато девушка заметила.
  - Альнар! - в ужасе прошептала она. - У нас проблемы! Их двое, они бегут сюда и у них большие сабли!
  Парень бросил беглый взгляд назад и ответил:
  - Это не проблемы, это придурки. Стой здесь.
  Альтара, начиная впадать в истерику, смотрела, как парень развернулся к мчащимся к нему явно не с благой вестью мужикам, потом кинулся вперед, упал, прокатившись несколько шагов между ними. Она не заметила, как он несколько раз махнул кинжалом, а потом он встал, а они остались лежать и орать.
  Парень обошел обоих, обыскал, приговаривая:
  - Так у вас и метательные ножи с собой? Так надо же было ими пользоваться! Если не умеете, зачем носить? Что еще? Кошельки, отлично. Ножи тоже возьму... Все, оставайтесь, нам пора. Если на том корабле, который вы пришли грабить... Ведь так? Увидели на мели корабль и пришли мародерствовать? Так если с корабля сюда доберутся, то или вас вылечат, или добьют.
  Альнар вернулся к лошади, вскочил в седло, закинул девушку перед собой. На вопли раненых не реагировал.
  - Ты им ноги порезал? - спросила девушка.
  - И руки. Чтоб впредь на людей не нападали.
  - Как ты быстро. Я думала, будет бой, а ты быстро...
  - Опыт. Я ведь приграничный барон. С таким отребъем мне часто приходится иметь дело.
  - Что теперь с ними будет? - начала она и натолкнулась на удивленный взгляд. - Знаю, они хотели нас убить...
  - Вот именно. Держись за меня крепче и постарайся не уснуть и не свалиться.
  - Хорошо, - отозвалась она, хоть ей и не было хорошо.
  Альнар в это время старался не думать, как хорошо ему. Девчонка жива, цела и невредима, и сидит, доверчиво прижавшись к нему всем телом. Это ли не счастье?
  - Можно спросить, - осторожно начала девушка, - о чем ты думаешь, когда вот так на меня смотришь?
  - Мечтаю о твоей свадьбе! - честно ответил парень.
  - Ты хочешь на мне жениться?! - и он заметил, как засияли ее глаза.
  - Об этом я как раз и не мечтаю! - ухмыльнулся он, а девушка отвернулась. - Просто думаю, что день твоей свадьбы станет самым счастливым днем моей жизни!
  - Желаю, чтобы так и случилась! - тихо прошептала Альтара.
  За те дни, что они ехали до его приграничного баронства, девушка успела хорошо изучить своего спутника. Разговаривать он не любил, хотя казался общительным. Разжалобить его ей никак не удавалось. На горестные стоны и слезы по поводу холода, усталости, нежелания прятаться под капюшоном, невкусной еды или некрасивой одежды он не велся. Он не отходил от нее ни на шаг, или стоял в паре шагов от нее за дверью ванной на очередном постоялом дворе, предварительно проверив, все ли там в порядке. Спал рядом, на ее возмущение его неподобающим поведением не реагировал.
  Последние сутки они вообще ехали только ночью. Альтара устала так, что не выдержала и предупредила:
  - Ты меня не довезешь.
  - Отчего же?
  - Я больше не могу, - с усталым равнодушием ответила она. - Мы в пути скоро пять дней. Спим не больше четырех часов в день. Толком ни разу не ели. Ноги болят, из седла не вылезаю. Наряжена как чучело. Если мне так ходить неудобно, значит, раньше я одевалась лучше. И волосы никак не могу расчесать. Придется их коротко состричь, потому что на всех постоялых дворах плохое мыло и нет никаких средств по уходу за кожей! Лицо шелушится. И у еще меня губы растрескались, посмотри!
  Она подняла личико к юноше, который склонился над ней, пытаясь понять, капризы это, или она серьезно. Только глядя на губы, которые она ему подставила, не хотелось ни о чем думать, а хотелось сначала ее целовать, потом опрокинуть на постель, где девчонка сидела, замотанная в одеяло, и не вставать с этой кровати неделю.
  - Все с тобой в порядке, - глухо сказал он и отошел.
  Надо держать себя в руках, не для этого он с такими трудностями ее купил и почти уже привез домой. Скоро выдаст ее замуж и поедет в столицу, давно там не был. Осталось потерпеть каких-то пару дней. Но как же трудно!
  - Ладно, сегодня весь день до самой ночи спи. Еду принесу в комнату, - сдался парень. - Ты просто очень устала, но скоро все закончится, потерпи еще немного.
  - Хорошо, - немного удивленно произнесла Альтара. - Как скажешь. Ложись ко мне, будем вместе спать. Но губы все равно болят!
  Альнар застонал. Похоже, девочка вообще не соображает, что говорит. И еще волосами длинными тряхнула, и одеяло с голых плечиков скинула. Хоть лицо осунулось от усталости, и круги залегли под ясными серыми глазами, но какая же она красивая, на его беду!
  - Меня не жди, приду поздно, - буркнул парень и быстро вышел из комнаты, закрыв дверь на ключ.
  Альтара осталась обдумывать, что она сделала не так.
  Альнар решил напиться внизу в зале, но передумал и пошел в город. Городишко небольшой и невзрачный, последний в предгорьях, дальше никакого жилья не будет до самого его баронства. За Альтару парень не волновался, надоело уже. Лица ее никто не видел, из комнаты она не выйдет, пусть спит, раз устала. А она и вправду устала, он сегодня это заметил. Надо зайти в лавочку местного аптекаря, купить зелье от простуды, к которой она близка, и что-нибудь для восстановления сил. Ей осталось продержаться еще двое суток, а потом он выдаст ее замуж, и дальше уже не его проблемы. Альнар помянул демонов, потому что от мысли о замужестве девчонки стало неуютно, и после аптекаря ноги сами принесли его в самый дорогой женский магазин.
  Нарядная дородная модистка сначала просто мазнула по нему взглядом, но чутье подсказало ей, что, несмотря на бедный наряд парня, он намерен здесь многое купить. Поэтому Эния заулыбалась, подходя к клиенту.
  - Что-то желаете, молодой человек?
  - Желаю, - оглянулся вокруг парень, вспоминая, что носят дамы при дворе. Такого изящества и изобилия, как там, в этом городишке, конечно, не могло быть, но кое-что можно выбрать. - Вон то жемчужного цвета платье с отложным воротником. Еще вот это малиновое с широким вышитым поясом. И, да, белое с золотой кружевной отделкой.
  Эния едва перевела дух от радости. Эти три платья вообще были настолько дорогие, что висели у нее в магазине просто для красоты на витрине. Она не рассчитывала, что их купят до следующего зимнего бала в их городке, или до праздника урожая в долинах. И то если мэр расщедрится на подарки двум старшим дочкам - девицам на выданье, или скупщик пушнины - молодой жене.
  - Конечно, господин! - воскликнула она, переводя его в ранг знати. - Что-то еще? - это она спросила просто так, даже не думая, что после таких дорогих покупок у ее клиента останутся деньги. Разве что на корку хлеба у булочника.
  - Да. Но прежде подшейте все платья короче на ладонь, и талию сделайте уже..., - показывал на пальцах Альнар.
  - Нет проблем, подождите немного, сейчас все будет готово.
  Из двери за драпировкой выскочили две служанки и унесли выбранные им платья на переделку.
  - Если вы изволите немного подождать..., - начала Эния.
  - Я подожду, а пока подберите еще женское белье, или что там надо девушке...
  - Девушке много надо, - оценивающе прищурилась Эния, поняв, что сегодня лучший день в году.
  - Вот и принесите все, что надо.
  - Дорожный плащ. Сапожки. К платьям необходима обувь. У нас есть несколько подходящих пар обуви. Если вы скажете размер ноги вашей дамы...
  - Принесите сапоги и туфли, я сам выберу.
  - Разумеется, сейчас вам все принесут! И еще, только для вас, пока никому не показывала новую модель из столицы! Там только что вошло в моду! Женский костюм с брюками! Вы такого не видели!
  Он видел и не раз, даже думал, что это очень смело. В столице так рисковали ходить только самые отчаянные и знатные дамы, на которых никто не посмел бы показать пальцем. Но ни одна из этих девушек не могла похвастаться такой фигурой, как у Альтары. Костюм будет сидеть на ней как влитой.
  Альнар разглядывал костюм - шляпку, брючки и курточку болотного цвета с коричневой отделкой - который принесла Эния и расхваливала на все лады. Парень понял, что очень хочет увидеть в нем Альтару. И чтобы она улыбалась ему и вертелась перед зеркалом.
  - Да, костюм тоже беру.
  - Вы не пожалеете!
  - И еще что-нибудь волосы причесать. Гребень там...
  - Щетку из черного дерева с натуральной щетиной? - с надеждой спросила Эния. Эта дорогая щетка уже давно ждала такого покупателя. Полтора года.
  - Да, несите щетку.
  - А две серебряные заколки для волос с натуральным жемчугом? Ваша дама будет в восторге.
  - Думаете?
  Эния энергично закивала, рискуя потерять прицепные кудри.
  - Пусть будут заколки с жемчугом.
  - И золотой ободок, - на всякий случай спросила Эния, трясясь от жадности.
  - И его тоже...
  - Под ободок есть прекрасная газовая накидка.
  - Давайте.
  - Нитка жемчуга? Ленты для волос к каждому платью?
  - Несите.
  - И, конечно, даме потребуется набор для ухода за ногтями!
  - Да, - безнадежно согласился парень. - Еще она просила средства для кожи. И что-то для губ...
  - Конечно-конечно! В нашем магазине все есть! Какая кожа у вашей дамы?
  - Что значит какая? - не понял Альнар. - Обыкновенная.
  - Не сухая? Не жирная? Пятна? Прыщи, рубцы?
  - Ничего такого не замечал...
  - Значит крем, бальзам, лосьон для ухода за нормальной кожей, блеск для губ. И средства для волос, без них никак.
  - Да, правильно, - смирился парень с таким количеством покупок, решив, что все равно не сможет показать жениху Альтару в дырявых носках и старом чужом платье. А если она еще волосы не расчешет и острижет налысо, то все его труды по добыванию несказанной красотки пойдут насмарку.
  Через полчаса он вышел из магазина с мешком покупок, оставив Эние содержимое кошеля купца и двух мародеров. Из своего добавил совсем немного. А ведь собирался просто купить одно платьице подешевле. Ох уж эти женщины. Нет, на жену у него пока денег нет. Рано еще жениться. Это он просто так сходил в дорогой магазин, который даже не в столице.
  Альтара спала, посапывая, и иногда кашляя. Парень немного посидел возле нее, очень хотелось лечь в постель и уснуть в уютной комнате. Надо же, комната, где спит Альтара, казалась ему спокойной и уютной. Удивился этой мысли, потом тронул девушку за плечо:
  - Альтара, просыпайся, нам пора!
  - Что-о? - Сладко зевнула она, вызывая прилив желания залезть к ней в кровать.
  - Уже темнеет, пора ехать.
  - Да, - взглянула она в окно, - темнеет. Ложись спать! - и потянулась.
  Парень дернулся от нее:
  - Вставай, живо! Пей лекарство от простуды и от кашля. Я ходил в аптеку.
  - Эти два мешка из аптеки? - девушка села в кровати. - Так много?
  - Нет. Из аптеки только три склянки. Две выпей сейчас, а третью - в дороге. Она для восстановления сил.
  - Что в мешках?
  - В одном еда, в другом вещи, - ответил Альнар.
  - Какие?
  - Потом покажу. Вставай!
  - Я не выспалась, - закапризничала девушка. - Давай поедем утром.
  - Жду за дверью ровно пять минут. Не выйдешь - заверну в простыню и унесу.
  - Конечно, тебе легко приказывать, ты сильнее!
  - Правильно. Поэтому слушайся.
  Он вышел из комнаты, оставив Альтару вновь одеваться в поношенное платье, рваные носки и растоптанные ботинки. Она попыталась пальцами причесать волосы, но бросила. Потом еще раз попробует, сейчас некогда. И еще ей очень хотелось быть нарядной с аккуратной прической. Может быть, тогда Альнар перестанет на нее смотреть как на средство достижения цели.
  
  4.
  
  Двое суток в пути в горах - это не шутки. Альтара поняла, что путешествие до этого проходило в комфорте и безопасности. Теперь же они все время лезли по каким-то козьим тропам над бездной, или шли по узеньким проходам между скал. Останавливались поесть, поспать, и покормить лошадей зерном, которое везли с собой. Лошадям путешествие тоже не нравилось.
  Альнар сказал девушке, что на нем стоит купленная дорогая магическая защита от болезней и упадка сил на две недели, которые уже подходили к концу. У Альтары никакой защиты не было, и настойки аптекаря очень пригодились. В первую ночь в горах парень разбил на выбранной площадке у скалы маленький, с ноготь, алый шарик. Появился купол, три человеческих роста в диаметре, под которым в тепле и без снега они вместе с лошадьми ночевали. На вторую ночь шарик оказался желтым. Под куполом, который получился из него, было прохладно, и он исчез часа через четыре. Альнар попенял, что на два дорогих купола, добытых им еще в столице, денег не хватило, и велел ехать дальше.
  К путешествию за ней он готовился основательно, это девушка поняла.
  - Почему ты не купил подходящую рабыню в столице? - спросила она.
  - Не было там подходящих рабынь, - не стал поддерживать разговор юноша.
  Не говорить же ей, что когда он понял желание всех его друзей полюбоваться прославленной красавицей, то однажды на улице ткнул пальцем в девчонку, которую счел хорошенькой. Она, мол, похожа на Альтару. Друзья - компания придворной знати - чуть не подняли его на смех, хорошо, он догадался быстро сказать, что пошутил. Больше на свой вкус он не полагался. А вот к вкусу Кырайна при выборе служанок ни у кого не возникало претензий. Те немногие, кто присутствовал на закрытых службах в храме, утверждали, что все девушки там - необычайные красавицы. Вот Альнар и решил рискнуть. Риск оправдался.
  В полночь, когда погас желтый купол, юноша отодвинул от большого валуна несколько маленьких камней, и принялся вытаскивать оттуда набитые чем-то мешки. Усталые лошади поняли, что это все нагрузят на них, и возмущенно заржали.
  Альтара потопала заледеневшими ногами в рваных носках и стоптанных ботинках, пытаясь согреться, потому что как только исчез купол, ветер сразу стал задувать под одежду. По поведению спутника она догадалась, что они почти приехали. Вряд ли эти мешки в камнях появились сами по себе. Ясно же, что парень их там спрятал до путешествия, и теперь зачем-то достает. Скорей бы уже приехать хоть куда-нибудь! По горам она напутешествовалась на всю оставшуюся жизнь.
  Нагрузив лошадей, привязанных к камню с вделанным крюком, мешками, юноша повернулся к Альтаре, и его улыбка ей не понравилась. Хотя вряд ли он привез сюда красавицу, чтоб убить ее именно возле этой горы. Решив ничего не опасаться, Альтара улыбнулась в ответ.
  - Идем со мной! - позвал парень.
  - Зачем?
  - Узнаешь.
  - Альнар, куда мы идем?
  - Здесь недалеко.
  Оказалось, действительно недалеко. Через полчаса они пришли в круг больших валунов, в центре которых возвышался довольно высокий, по пояс Альтаре, плоский и длинный камень. На него-то барон, легко подняв, и посадил девушку. Она попыталась усесться удобно, но он толкнул ее, укладывая на ледяную поверхность. Склонился над Альтарой, уставился шальными глазами цвета темного янтаря.
  - Не бойся! - попросил он.
  - Я и не боюсь, - прошептала Альтара, ничего не понимая.
  - Лежи смирно.
  - Я и лежу.
  - Не шевелись.
  - Холодно.
  - Потерпи. Больно не будет. Я все сделаю быстро!
  Альтара с надеждой смотрела в глаза парня, потом зажмурилась и несмело потянулась к нему губами. Да, долго не получится, здесь очень холодно. Но с ним она согласна и быстро, хотя не очень поняла, что именно ей надо делать, но разберется. Он подскажет. А долго - это потом, когда можно будет разглядывать его, не таясь, как на постоялом дворе из-под одеяла. Ради этого стоило терпеть это ужасное путешествие. Ради этого она бы еще раз пережила все снова.
  Яркая вспышка даже сквозь закрытые глаза после нескольких быстро произнесенных парнем фраз на непонятном языке.
  Девушка подождала считанные секунды, стараясь понять, что произошло. Поежилась, приоткрыла глаза, села, осмотрелась.
  Альнар расположился прямо на земле возле ее камня, привалился к нему спиной и пил вино прямо из горла бутылки. С собой принес, наверное. Девушка и не заметила. И хорошо-то ему было, не передать. Даже в темноте видно. В душе Альтары начал закипать и разрастаться гнев.
  - Поздравляю, детка! - отсалютовал ей парень бутылкой. - Ты принята в род баронов Сохрей.
  - Что?!
  - Я же говорил - все сделаю быстро!
  - Это что сейчас произошло?!
  - Что положено, то и произошло. Фамильный алтарь. Полнолуние. Заклинание принятия в род. Молодец маг...
  - Какой маг?! - шипела девушка, у которой от злости даже голос пропал.
  - Понятия не имею. Он уже лет шестьсот как умер. Но заклинание сработало, а я опасался, если честно. Я его ни разу не применял.
  - Что значит... То есть как... Да я сейчас...
  - На длинные формулы у мужчин нашего рода способностей нет, это и древний маг понял, поэтому придумал самую короткую формулу заклинания..., - парень уже выпил почти полбутылки и останавливаться на этом не собирался.
  - Зачем ты так со мной?! - слезы текли по щекам девушки, застывая на ветру, а она не замечала.
  - Зачем? Так ведь любой мало-мальски знающий маг поймет, что ты не из рода Сохрей, а теперь все в порядке! - разъяснил Альнар.
  - Дай сюда бутылку!
  Девушка соскочила с камня, и, отняв бутылку, сделала большой глоток. И тут же повалилась на землю. Парень едва успел подхватить. Не ее, бутылку.
  - Осторожней, разобьешь! Заговоренная настойка и дорогая! Последняя у трактирщика оставалась. Как раз для такого случая!
  Ошарашенная Альтара отфыркивалась, сидя на земле, и злилась. Почему она сразу при первом знакомстве не прибила его камнем?! Хотела ведь! Теперь поздно. Злость куда-то ушла, досада осталась. И вопросы.
  - Почему принятие в род должно происходить в горах?
  - Оглядись вокруг. Когда-то здесь было селение. Одни камни остались. Фамильный алтарь уцелел только из-за магии.
  - Куда делось селение?
  - Раньше климат был лучше. До наступления зимних столетий. Люди отсюда давно ушли.
  - Значит, я теперь законная наследница вот этой всей груды камней и этих гор, да? Я ведь правильно поняла, что мы находимся на перевале Ранна? Стратегически важного места для государства!
  - Все так. Альтара, если ты не заметила - я нищий барон. Почти все мои и без того небольшие владения засыпало снегом за пятьсот лет зимы. Раньше, конечно, здесь было теплее. Но никто не знает, вернутся ли эти времена. Я и мои люди охраняем несколько перевалов от контрабандистов и охотимся в горах. Мех очень дорого ценится. Перевал Ранна мы не можем удерживать, а обязаны. Я обязан. Или позор и смерть не только мне, но и всем моим людям.
  - Печально, - без тени сочувствия произнесла Альтара и снова потянулась за бутылкой, но Альнар не отдал.
  - У барона долины Дигур во владениях не одна, а несколько долин. Там поля, пастбища. Есть небольшой порт на реке. И барон в состоянии платить наемникам.
  - Все ясно. Ты решил сбагрить ему этот ненужный тебе проблемный перевал? На законных основаниях в качестве приданого за женщиной твоего рода?
  - Умница.
  - Отдай бутылку!
  - Тебе хватит!
  - Мне мало!
  Альтара попыталась все-таки отобрать бутылку, но силы оказались неравны, и вскоре она сидела на коленях у парня, который одной рукой держал ее, а второй - бутылку. Настроение у парня - лучше некуда.
  - Альнар, - отвлекла его девушка. - Помнишь, я говорила, что мне не семнадцать лет, а девятнадцать? Вдруг это определит любой мало-мальски знающий маг?
  - Я магию не изучал, способностей нет. Но у нас в академии был спецкурс. И там говорили, что маги не могут определить дату рождения с точностью до дня. Погрешность - от одного до трех лет. И время проведения семейных обрядов маги тоже не могут определять. Определяют только, проводились они, или нет. В нашем случае обряд был. Так что все в порядке.
  - Как все удачно у тебя получается! - зло сказала девушка.
  - И не говори, - радостно отозвался парень, допивая содержимое бутылки. - Ну что, пошли домой? Здесь совсем рядом.
  - Уж лучше идти, чем здесь пьянствовать! Знаешь, я не помню, но мне кажется, я первый раз пожалела, что красивая.
  - Да ладно, все в порядке. Нормально будешь жить с бароном Дигура. Уж точно лучше, чем со мной в этих горах. Потерпи немного. Честно, совсем немного!
  - Только то и делаю, что терплю...
  - И не будь сварливой, тебе не идет!
  - Пойдем уже! Вставай! Дорогу помнишь?
  - Найду пьяный с закрытыми глазами.
  - Вот только глаза-то открой! А то заблудимся, я до свадьбы не доживу.
  - Доживешь, обещаю...
  Парень, к удивлению Альтары, крепко держался на ногах. Они шли в гору еще около двух часов почти до рассвета, пока не добрались до крепости, целой в которой выглядела одна только невысокая башня. От разрушенного селения до крепости недалеко, но лезть вверх долго. Пройдя ворота, которые сами открылись Альнару, в эту башню они и вошли.
  - Теперь поднимайся по лестнице наверх, там твоя комната. Я приеду днем. Все должно выглядеть правдоподобно. Придется заехать в гарнизон, он недалеко отсюда. Приеду со своими людьми. Человек десять возьму. Раз ты теперь здесь, то нужна охрана.
  - Раньше не нужна была?
  - Кто нормальный полезет сюда?
  - Но ведь лезли?
  - И всем рассказали, что зря это делали. Не бери в голову. Запомни, что ты всегда жила здесь. Когда приеду, покажу всю крепость, чтобы ориентировалась.
  - А слуги?
  - Никир и Кадия? Не обращай на них внимания. Они уверены, что ты все время живешь с ними.
  Альтара не поверила, но промолчала.
  Альнар быстро ушел, оставив ее одну, и не обернулся даже.
  Девушка поднялась по каменной лестнице в маленькую комнату. Холодно и безлико. Она не смогла бы прожить здесь десять лет. Невзрачная комнатушка, узкая кровать под грубым шерстяным покрывалом. Столик на трех ножках у единственного окна с задвинутой ставней. Две табуретки, грубо сколоченные. Большой сундук. Букет засохших цветов в кружке на столе. Свеча в глиняном подсвечнике, огниво рядом.
  Альтара зажгла свет, открыла сундук. Надежда, что в нем есть хоть что-то из теплых вещей, не оправдалась. Несколько детских платьев и тряпичная кукла. Взяла в руки куклу, и, прижав ее к себе, не замечая слез, залезла с ногами на кровать, завернувшись в шерстяное покрывало. Уснуть не получилось, холодно. Комната не отапливалась. Злиться на Альнара уже надоело. Он действует, как считает нужным, но ведь и у нее есть голова, и эта голова не только красивая, но и умная. Альтара что-нибудь придумает. Или, возможно, само собой произойдет что-то такое, чтобы парень понял, что ему совсем не хочется с ней расставаться. Ведь он на нее иногда так смотрел, когда думал, что она не видит! Не могло же ей это все показаться?
  Кажется, девушка все-таки задремала, потому что скрип открываемой двери стал для нее неожиданностью, как и слова сгорбленной старухи в теплом платке:
  - Доброе утро, госпожа Альтара!
  - Доброе утро..., - сонно хлопая ресницами, отозвалась девушка.
  Ее слова также стали неожиданностью для старухи. Та прищурилась почти белыми глазами на кровать, где сидела девушка. Потом улыбнулась и закивала.
  - Благородная дева должна просыпаться с первыми лучами солнца! Я бужу вас каждый день!
  - Спасибо, Кадия...
  - Раньше вы были не очень разговорчивая, все время молчали. Это правильно. Зачем благородной деве разговаривать с такими как мы. Принести вам еду в комнату, как обычно, или пойдете в зал? Вы почти ничего не едите. Я каждый день уношу обратно еду нетронутой, - ворчала старуха.
  - Я пойду в зал! - подскочила с кровати Альтара. На кухне тепло, и есть хочется очень.
  - Благородной деве подобает проводить время в одиночестве и в молитвах, но можно иногда и выходить из комнаты.
  - Вы правы, я готова, пойдемте!
  - У вас кукла?
  - Что? - Альтара даже не заметила, что все еще держит самодельную куклу, и сразу положила ее на кровать.
  - Эту куклу я вам смастерила. Вы ее очень любили в детстве, но вы уже взрослая. И из тех платьиц, что я вам сшила, уже выросли. Идемте, госпожа Альтара.
  Старуха бойко побежала вниз по лестнице, а девушка поняла, что не успевает за ней, качаясь от усталости и голода. Они прошли через двор к низкой каменной двухэтажной постройке. На первом этаже находился большой зал с длинным столом, очагом и примыкающими комнатами. На второй этаж вела лестница.
  - Здесь в зале на очаге мы готовим еду. Вон в той дальней холодной комнате - кладовка с провизией. Слева - комната барона. Еще три маленьких комнаты пустуют, - показала ей Кадия. - Никир, не спи, поставь на стол еду для госпожи!
  Старик, греющийся у огня, ничуть не удивился.
  - Госпожа Альтара? Вы стали красивее со вчерашнего дня!
  - Что ты несешь, дурень?! Какого вчерашнего?! Ты видел госпожу ровно два месяца назад, когда она выглянула в окно!
  - Вот и нет! Я вчера ее видел!
  - Она не выглядывала вчера в окно! Благородной деве нельзя смотреть на мужчин!
  Альтара с удивлением рассматривала мужчину, которому, наверное, уже исполнилось сто лет. Его жена не выглядела моложе.
  - Почему же госпожа сегодня вышла из башни?
  - Потому что ей уже семнадцать лет! Благородная дева в семнадцать лет должна готовиться к встрече жениха, а он у нее есть, и скоро она к нему поедет! А сейчас надо накормить госпожу.
  Лепешка из серой муки, которую ей предложили, оказалась очень вкусной, и чай из трав тоже. Сразу захотелось спать, но девушка решила сперва осмотреться. Скоро приедет Альнар, и неизвестно, что ему придет в голову. Может закрыть ее в башне, и замок на дверь повесить, тогда не выйти. Надо пользоваться возможностью, пока она есть.
  Девушка заглянула во все помещения первого этажа. Потом, несмотря на стенания Кадии, вышла на улицу. Поднялась на крепостную стену, осмотрела перевал, но его плохо было видно из-за наползающего тумана. Альтара вернулась в дом, поднялась на второй этаж. Там тоже оказался зал меньших размеров, и две комнаты, одна из них прямо над очагом. В ней тепло. И это теперь ее спальня на все то время, что она здесь проживет. Об этом она и оповестила слуг. Они стали возражать, но одна только мысль, что ей придется ночевать в ледяной башне, привела девушку в ужас. Поэтому ей принесли вещи из башни, и еще небольшую деревянную лохань, где можно помыться, чистые простыни и полотенца. Потом Альтара совсем на минутку присела на кровать в своей новой теплой комнате, а проснулась от крика Кадии:
  - Госпожа Альтара! Господин барон со свитой приехал!
  Альтара вскочила, хотела бежать на улицу, потому что соскучилась. Прошло несколько часов с момента их расставания, а она скучала по этому несносному парню. Как он посмел бросить ее одну! Метнулась к двери, остановилась, подумала, как она выглядит, расстроилась. Как выглядит? Да как обычно - измученной, грязной и лохматой! Ну и что, он уже привык к тому, что она именно такая. Так может быть, он именно поэтому не захотел ее даже поцеловать, не говоря уж о чем-то другом? Стало обидно. Но ведь все время повторял, что она красивая. Или сам себя убеждал?
  Выходить из комнаты нельзя, решила Альтара. Если он приехал не один, то лучше, чтобы ее не видели. Девушка села на колченогую табуретку и стала ждать. За закрытым ставней окном весело шумели люди, распрягая коней под навесом.
  Альтара старалась услышать среди других голосов именно его голос и ругала себя за это, даже в щель побоялась выглянуть. Нет, надо держать себя в руках. Она просидела на табуретке все то время, пока люди входили в нижний зал, садились за столы, слушала, как стучат о стол глиняные миски с едой, когда Кадия принесла обед хозяину и гостям. Пыталась понять, о чем говорят в зале, когда доносился смех над какими-то шутками.
  Потом люди вышли на улицу, а она, наконец, услышала шаги по лестнице. Замерла, уставившись на дверь. Он вошел, глянул светло-карими глазами из-под выгоревших волос челки, нахмурился. Она не пошевелилась. Ясно же, что ее вид на него никакого впечатления не произвел. Ни на одного мужчину сейчас бы не произвел. Альтара съежилась и опустила голову. Плакать опять захотелось.
  Парень быстро подошел, присел перед ней на корточки, заглянул в грустные дымчатые глаза.
  - Альтара, ты решила жить в этой комнате, а не в башне? Правильно, здесь тепло. Я бы сам мог догадаться. Не переживай, это все ненадолго! Скоро ты уедешь к барону Дигура. У него огромная крепость, там много каминов и ковров. И у него еще усадьба в долине. А в столице вообще целый дворец! Вот увидишь, тебе там понравится! Только не плачь! Барон Дигур не злой, тебя не обидит! И купит тебе все, что захочешь!
  Альтара, стиснув зубы, старалась не зарыдать в голос. Он вот зачем ей все это говорит? Неужели утешает? Думает, что ей это все надо?
  - Я же понял, что ты очень устала. Завтра отдыхай весь день, а потом поедем к барону. Под охраной поедешь, со мной десять человек. Самые лучшие и опытные бойцы, тебе ничего не грозит. Ну, не плачь! Пожалуйста!
  Альтара заревела громче, а он прижал ее к себе, и сам не понял, как оба оказались на кровати. Она опять сидела у него на коленях, уткнув личико ему в плечо. Только когда девушка вытерла заплаканные глаза ладошкой и посмотрела на него, он подскочил, тряхнув головой, будто отгоняя наваждение.
  - Я тебе сейчас горячей воды принесу для ванны! Котел внизу закипел.
  И выскочил за дверь, будто бы ошпаренный той самой горячей водой из котла. Альтара в полном недоумении осталась сидеть на кровати в одиночестве, размышляя, так ли она прекрасна, как все говорят. И если так прекрасна, то почему он сбежал.
  Альнар, больше не глядя на нее, принес несколько ведер воды, а вместе с последним ведром притащил в комнату два дорожных мешка.
  - Это тебе. В городе купил. Подумал, что тебе понадобится...
  И ушел.
  Любопытство пересилило обиду, и девушка, едва закрылась дверь и стихли на лестнице шаги, принялась распутывать ремни на мешках и выгружать из них все вещи на кровать. Слезы сразу высохли. И совсем не из-за красивых платьев, которые обнаружились в мешках. Аккуратно переложив все новые наряды в сундук, она влезла в ванну, пока вода не остыла, вымылась, потом высушила волосы полотенцем, причесала новой щеткой. Уснула девушка в отличном настроении.
  Альнар же в комнате на нижнем этаже наоборот пребывал в мерзком настроении. Он слушал легкие шаги наверху, плеск воды в лохани, и ему не спалось. Завтра надо постараться не встречаться с девчонкой. Почему-то стало сложно на нее смотреть. Нет, завтра он к ней не подойдет, дел в крепости много. Надо все подготовить к отъезду. С этой здравой мыслью он уснул.
  Проснулись все люди до единого в этой полузаброшенной крепости после полуночи от вопля: 'Нежить!'.
  Альтара подскочила в постели, но из комнаты выходить не спешила. Ждала.
  Внизу в зале закричали люди, зазвенело оружие. Потом голоса переместились на улицу к нервным, рвавшимся с привязи, лошадям.
  Шаги по лестнице через несколько ступенек, распахнутая дверь, и Альнар влетел, небрежно наспех одетый и с мечом в руке. Она никогда не видела его с мечом. Он сгреб ее в охапку, свободной рукой прижал к себе. Она ждала его, стоя босыми ногами на холодном полу, колючее покрывало, в которое завернулась, совсем не грело.
  - Альтара, послушай меня! Я не смогу тебя спрятать, и ты не успеешь убежать! Возьми вот это! - он быстро вложил ей в ладонь хрустальную капельку на тоненькой цепочке. - Это сильный защитный амулет. Раздави его, и вокруг на расстоянии вытянутой руки от тебя появится купол. Он будет держаться четыре дня. За это время должна прийти помощь, - он пытался скрыть неуверенность, но она уловила сомнения в голосе и испугалась так, как не пугалась ни разу в жизни. Но не за себя.
  - Что будет с тобой? - вцепилась в него девушка, но он молчал. - Ты же сказал 'на расстоянии вытянутой руки'! Останься здесь! Мы поместимся под куполом оба!
  - Я не могу остаться.
  - Там нежить!
  - Прости.
  Альтара хотела что-то еще сказать, но все ее доводы прервал поцелуй. Она даже не подозревала, что можно так целоваться. Думала, что поцелуй, это просто прикоснуться губами.
  - Пожалуйста, - прошептала она, сама не понимая, о чем простит, но он уже выбегал из комнаты.
  Сжав в ладони капельку, девушка подумала, что не станет покорно дожидаться нежить, стоя в этой комнате завернутая в одно только одеяло. И если он ее поцеловал, то не имеет права просто так уйти и не вернуться обратно.
  
  5.
  
  Альнар не понимал, откуда взялась нежить. В это время года ее вообще не должно здесь быть. Но его непонимание ничего не меняло. Толпы нежити неслись с гор, готовые раздавить старую крепость и десяток ее защитников на низких ветхих стенах.
  Когда дозорный примчался с известием, что нежить прёт потоком, все бросились на стены, думая, что ему померещилось, и это, как обычно, пара-тройка особей, с которыми одиннадцать человек справятся без особого труда. Но на них неслась лавина существ не похожих одно на другое, и через несколько минут они сметут здесь все.
  Это понимал каждый, и молча ждал, готовясь прибить как можно больше этих тварей, осознавая, что бой получится очень недолгим.
  - Отойдите от меня! - приказал Альнар. - Прячьтесь за стенами. Стреляйте по тварям из арбалетов из укрытий. Так продержимся дольше.
  - Барон, не стойте там на виду!
  - Какая теперь разница, где стоять.
  - Я с вами, - подошел к нему высоченный и коряжистый воин. - Ваш покойный отец не сможет сказать при встрече, что я бросил своего барона.
  - Я ему скоро сам все скажу. Увидимся в чертогах теней.
  Потом начался кошмар.
  Твари ринулись на крепость. Первые, самые сильные и злые, а далеко за ними основной поток.
  Альнар снес головы трем тварям, а четвертая распорола ему бок, и, уже падая, показалось, что слышит знакомый голосок, с надрывом кричащий 'Не-е-ет!'...
  ...Полоса черного мертвого света понеслась от крепости на нежить, не оставляя ей никакого шанса выжить. Свет сжигал тварей, повергая в изумление защитников крепости, живых, но сильно израненных за несколько минут этого короткого сражения. Секунды - и только падающий последний в этом году снег закрывал собой грязный пепел после нежити.
  - Как это произошло? - спросил кто-то из людей, после того, как пришел в себя от увиденного. Ему никто не ответил, а потом заговорили разом.
  - Вся нежить сгорела!
  - Откуда нежить вообще взялась?
  - Если опять набегут?
  - Опять сгорят.
  - Откуда знаешь?
  - А ты не понял, что это магия камней?
  - Что?!
  - Древняя магия крепости.
  - Откуда здесь магия?
  - У барона спросим. Барон?
  - Барон! Что с бароном?
  Ранены были абсолютно все, двое тяжело, но в сознании. Альнар неподвижно лежал на снегу у стены, закрыв глаза, а снег пытался скрыть кровь на правом боку. Коряжистый воин, который из-за наличия усов и короткой бороды выглядел намного старше остальных, поднял парня и понес в дом, хоть и сам шатался и плохо видел - кровь из рассеченного лба лилась в глаза.
  - Несите его наверх в пустую комнату! - командовала старая Кадия, подталкивая воина в спину. Она только что вылезла из кладовки, где пряталась вместе с мужем.
  Воин с трудом поднялся по лестнице, опустил парня на кровать в пустой комнате, ушел вниз в зал и только тогда свалился без сознания.
  Старый Никир, увидев это, выглянул во двор и прикрикнул:
  - А ну-ка, все в дом! Не хватало, чтобы померли от ран! Сейчас лечиться будете!
  Все пошли в зал, помогая друг другу. Те, кто еще не падал, принесли из родника воды. Никир и Кадия принялись перевязывать раны и поить всех отварами трав, хоть все настойчиво требовали вино.
  Наверху Альтара сидела у постели барона. Это она приказала Кадие принести его наверх, как только увидела, что он ранен, потому что сама вниз спускаться не хотела.
  Рана парня выглядела плохо, как любая рана, полученная в схватке с нежитью. Ничего, заживет. Больше с ним такого не случится. Девушка никогда не забудет, как он ушел, а потом стоял там, на стене, и на него кинулись все эти твари. Нет, еще раз она не хочет такое пережить. Просто сама не выживет.
  - Альнар барон Сохрей, ты никуда от меня не денешься, запомни.
  Парень лежал без сознания и ничего не мог ответить, пока она промывала и перевязывала рану.
  - И не вздумай умереть!
  Парень застонал, но в себя не пришел.
  - Не надо было меня целовать, - строго сказала ему девушка. - Теперь я не поверю, что совсем тебе не нравлюсь!
  Внизу едва пережившие нападение нежити люди пили лечебные настойки Кадии, терпели перевязки, ругались, обменивались впечатлениями, которые были одни страшнее других, но по лестнице никто не рисковал подняться. Кадия строго-настрого запретила. Альтара слышала, как старуха своим скрипучим голосом вопила кому-то: 'Лежи на месте, Гиром! Тебе и так досталось! Барон в порядке! Если опять здесь на пол свалишься, никто тебя поднимать не будет!'.
  Альтара уже несколько часов, забыв, день сейчас или ночь, сидела у постели юноши. Он ее прогнать не мог, ей вообще никто не мешал, и она рассматривала его: прямой нос, сжатые губы, волосы, выгоревшие на солнце прядями, интересно так и необычно. И очень хочется провести пальцем по скуле, можно же, никто не узнает. Ресницы у него длинные, и тоже выгорели.
  - Альнар барон Сохрей, ты обязательно поправишься. Совсем скоро. И должен же ты понять, что хочешь жениться именно на мне! Почему до сих пор не понял?!
  Девушка сжала его руку, он поморщился, но не очнулся.
  - Ой, извини! Но ты сам виноват. Я очень сильно за тебя испугалась, когда нежить напала. И не хочу я четыре дня стоять под куполом. Сам бы умер и все, а как же я? Нет, я с тобой! Ты только поправляйся скорее. Жаль, что я ничего не могу для тебя сделать...
  Девушка прижала ладошку ко лбу парня и вздрогнула.
  - Только не говори мне, что у тебя лихорадка!
  Парень ничего такого не говорил, он вообще до сих пор не пришел в сознание.
  Девушка намочила кусок ткани в ведре холодной воды, которое притащил наверх старый Никир, положила на лоб Альнару. Компресс сразу же стал горячим. Несколько часов она вытирала парня холодной водой.
  - Может, хватит уже? - совершенно измученная Альтара бросила тряпку в ведро. - Этак у тебя воспаление легких случится от холодной воды! Поправляйся уже скорей!
  Парень не реагировал, Альтара подвинула табуретку как можно ближе к кровати, уселась, взяв его за руку, а проснулась в очень неудобной позе с затекшим плечом и шеей. Плохо было то, что она уже не сидела на табуретке, а почти лежала на Альнаре, обняв его обеими руками. Совсем плохо было то, что он на нее смотрел.
  - Доброе утро, - промямлила девушка.
  - Доброе! - весело согласился парень. - Залезай уже под одеяло, что ли, и обнимайся дальше.
  - Ой! - Альтара отскочила от кровати, опрокинув табуретку, которая упала на тканый коврик. Хорошо, что не на доски пола, а то шум бы разбудил всех.
  Дневной свет проникал в комнату сквозь щели в оконных ставнях, но даже в полутьме Альнар заметил, как покраснела девушка, и усмехнулся.
  - Почему здесь сидишь? - спросил он.
  - Хочу и сижу, - отвернулась она.
  - Устала?
  - Нет.
  - Устала, вижу. Иди в свою комнату спать.
  - Ты меня гонишь? - Альтара топталась у кровати. Уходить ей не хотелось, хоть она и засыпала на месте.
  - Альтара, иди спать. Обещаю лежать здесь и не вставать.
  - Я тебе не верю. Обязательно встанешь. Не беспокойся, с твоими людьми все в порядке, все живы. И даже почти здоровы. Их Кадия и Никир лечат.
  - Да, они это могут...
  - Вот видишь! Тебе не о чем беспокоиться. Твое желание исполнилось.
  - Что ты знаешь о моих желаниях? - улыбнулся Альнар.
  - Что знаю? - девушка поставила на место табурет и чинно уселась на него. - Ты хочешь, чтобы в твоих владениях царили мир и спокойствие.
  - Да, хочу.
  - Что-то еще хочешь? Может, ты влюблен в какую-то девушку? - допытывалась Альтара.
  - Если честно, я хочу собственного дракона.
  - Дракона?! Не девушку?
  - Дракона. Я их видел только издали, наверное, это здорово - летать на драконе!
  Альтара сидела в замешательстве. Он что, намеков вообще не понимает? Ждет, что она ему вот просто так признается в любви? А может быть так и положено? И спросить не у кого. Не у него же спрашивать? Или спросить? Нет, пока не надо.
  - Только никакой дракон мне даже не светит, - сокрушался парень.
  - Почему? - удивилась девушка. - Накопишь денег и купишь.
  - Деньги тут ни при чем. По статусу не положен.
  - Статус можно изменить.
  - Не в моем случае. Да меня и так все устраивает.
  - Я думаю, что если сильно чего-то захотеть, то оно исполнится.
  - Ты уверена, что тебе девятнадцать лет? - хмыкнул парень. - Точно не пять?
  - Все равно надо верить в свою мечту.
  Про себя она добавила: и еще делать что-нибудь для ее достижения, но вслух не сказала. Зато решила поблагодарить.
  - Альнар, спасибо за вещи. Платья очень красивые.
  - Почему тогда не переоделась?
  - Некогда было.
  - Иди спать. Днем прикажи Кадие позвать ко мне Гирома, это высокий мужчина с бородой, может, видела его в окно. Он был помощником и правой рукой моего отца, - устало попросил Альнар.
  - Зачем ты хочешь его видеть, этого Гирома?
  - Пусть расскажет мне, что случилось во время нападения нежити. Я только помню черный свет. И не знаю, чья защита сработала. Даже не слышал о таком уровне защиты. Не могу взять в толк, откуда она здесь взялась.
  - Альнар, я не уверена, но мне кажется, все от тебя хотят об этом услышать.
  - Не понял.
  - Про древнюю магию камней крепости.
  - Какую еще магию камней?
  - Древнюю. Которая смела всю нежить.
  - Что? - парень попытался встать, но свалился назад.
  - Лежи смирно! - кинулась к нему Альтара. - Обещал ведь не вставать! Ты ранен.
  - Мне уже лучше.
  - Вижу я, как тебе лучше! Пожалуйста, лежи смирно!
  - Лежу... И пытаюсь понять некоторые вещи. Во-первых, откуда взялось столько нежити, а во-вторых, откуда взялась магия. И не понимаю ни того, ни другого.
  Девушка переминалась с ноги на ногу и старалась не глядеть на парня, который сидел на кровати, откинув до пояса одеяло. Хоть бок старательно перевязан, но взгляд ее почему-то все время возвращался и к его лицу, и тому, что ниже.
  - Альнар, ты, конечно, лучше меня знаешь, как тебе вести себя и разговаривать с твоими людьми, но...
  Девушка не решалась говорить дальше.
  - Что 'но'? Продолжай.
  - Но лучше тебе подтвердить, что это была древняя магия камней.
  - Я должен обманывать своих людей? - прищурился парень, сейчас перед девушкой сидел не ее вечно жизнерадостный и насмешливый спутник, а лидер.
  - Почему же сразу обманывать? - попробовала убедить она. - Ты же сам говорил, что много столетий назад сюда приезжал маг зачаровывать семейный алтарь.
  - И что?
  - Он мог наложить заклятье и на крепость! - предположила она.
  - Не мог.
  - Почему?
  - Ты хоть примерно представляешь, сколько это стоит?
  - Нет, если честно, - призналась девушка.
  - За тот амулет, который я тебе дал, я выложил четыре золотых.
  - Это много, да? Я отдам тебе его обратно! - и она принялась снимать с шеи цепочку.
  - Оставь, мне так спокойней.
  - Да? Правда? - на личике Альтары засияла такая улыбка, что барон немного смутился. - Не оставляй меня больше одну! Я думала, сама умру, когда на тебя нежить бросилась! И мне понравилось, как ты меня целуешь! Хочу еще раз.
  - Альтара, прекрати! - жестко остановил ее парень.
  - Ты жалеешь о том, что поцеловал меня?
  - Жалею.
  Потом Альнар смотрел, как девушка, прикусив губу, выскочила из комнаты, тихо закрыв дверь. И ее рыдания за стеной тоже почти не были ему слышны.
  Ничего, поревет и перестанет, все девчонки легкомысленные. Наверное, думает, что влюбилась, но это у нее пройдет. Ей скоро замуж выходить, поэтому незачем забивать голову всякими глупостями. Тем более что оставить ее у себя совершенно невозможно. Договор не позволяет. Надо только самому забыть о том, что ночью, вместо того, чтобы бежать на стены крепости, он вдруг понял, что больше всего ему хочется ее поцеловать. И не только, но время не позволяло. Теперь все прошло, он жив, и надо вести себя как положено.
  Больше Альтара в этот день к нему не заходила. Несколько раз поднималась в его комнату Кадия, приносила поесть и кувшин воды, а так он почти все время спал. Гиром пришел только вечером. Еле поднялся по лестнице, голова перевязана, покачивается, бледный, но когда Альнар предложил ему сесть, отказался и остался стоять у двери. Наверное, побоялся, что если сядет, то уже не встанет.
  Альнар озвучил сочиненную за день сказочку о том, что несколько столетий назад сильный маг зачаровал стены крепости от нежити. Вот заклинание и сработало.
  - Почему же оно сработало только сейчас? - рассудительность - важное качество, и Гиром им обладал.
  - Потому что на нас напало очень много нежити.
  - Откуда она взялась?
  - Сам удивляюсь, - пожал плечами Альнар, движение отдалось болью. - Сейчас мы не можем отправить людей в разведку, но обязательно это сделаем.
  - Позже, барон. Вам нельзя вставать еще неделю.
  - Видимо, это так. Но нам некуда торопиться. Вряд ли пойдет вторая волна нежити. И у нас есть древняя магия камней.
  - Если нежить догадается окружить крепость и взять нас в осаду, то мания не спасет.
  - Надеюсь, до этого не дойдет, и ума на это у нежити не хватит.
  - И еще, барон..., - мужчина замолчал.
  - Спрашивай.
  - Все знают, что род баронов Сохрей никогда не был настолько богат, чтобы нанять сильного мага зачаровать целую крепость...
  - Это так, - согласился парень. - Но никто не отменял оплаты долгов. Долга жизни, например. Отдавать долги обязаны даже маги.
  - То есть барон Сохрей оказал услугу магу, и тот эту услугу отработал, так дело было?
  Альнар многозначительно промолчал. И что главное - не солгал ни словом. Про долги и магов - все правда, а кто как понял его слова, он не виноват.
  После того, как Гиром спустился в общий зал, все внизу заговорили про первого барона, который с риском для жизни спас самого могущественного мага. Как он умудрился это сделать - тайна, скрытая во мраке веков, но в благодарность за услугу маг зачаровал крепость. В общем, им всем вчера просто повезло.
  Альнар прислушивался много раз, но из комнаты девушки не доносилось ни звука. Спит, наверное. И ему надо спать. Неделю. К вечеру он чувствовал себя плохо, хуже, чем этим утром.
  Неделю выспаться ему не удалось. Даже день не удалось. На рассвете всех в крепости разбудил крик дозорного: 'Барон Дигур подъезжает!'.
  Внизу все враз поднялись и стали прибирать зал: убрали шкуры, на которых спали у очага, спрятали в боковые комнаты свои вещи, унесли все бинты, мази и настойки. Неизвестно, что придется делать - воевать, или принимать гостей. Оделись, и, несмотря на раны, вышли на стены.
  Барон Дигур появился неподалеку от крепости в сопровождении двух сотен наемников. Силы не равны. Вместе с Альнаром защитников крепости одиннадцать человек. Старики и девушка не считаются.
  - Гиром, просигналь факелом, что мы открываем ворота, - устало приказал Альнар. Чувствовал он себя все так же плохо.
  Когда помощник доложил ему обстановку, барон решил, что сопротивляться бесполезно. Проще договориться. Или сложнее. Зачем-то же барон Дигур привел сюда толпу наемников. Не просто же так прогуляться в хорошую погоду до перевала. Но всегда можно выторговать жизни своих людей. Похоже, только это и остается.
  - Барон, мы можем сражаться.
  - Не можем. Их двести человек.
  - И что? Каждый из нас убивает по двадцать противников...
  - Приказываю открыть ворота. Барона Дигура проводить в зал, как самого высокого гостя.
  - Может быть, лучше проводить его сюда, в вашу комнату?
  - Я встречу его в зале, в кресле хозяина крепости, - сказал Альнар, вспоминая, сколько баронов осталось сидеть пригвожденными к креслу хозяина дома мечом противника. Такая судьба подошла к нему очень близко.
  - Что ж, барон, ваше право. Умереть в кресле хозяина крепости - это достойная смерть, - стараясь скрыть грусть, согласился Гиром, сразу все поняв.
  - Вот и я так считаю. Выполняй.
  Гиром ушел, а Альнар стал одеваться. Это удавалось с большим трудом. Глаза застилала темная пелена, пол с потолком пытались поменяться местами. Оделся он быстро, зная, что Гиром задержит барона Дигура насколько можно всякими условностями и ритуалами, но пора спускаться в зал. Вышел, остановился у соседней двери. Не вошел и даже не постучал. Бросил рядом с дверью мужскую рубаху, штаны и сапоги. Прислонился лбом к закрытой двери.
  - Альтара, переоденься, притворись мальчишкой, вылези в окно и присоединись к моим людям. Уходи с ними, их отпустят в том случае, если барон Дигур прикажет. Нет, лучше спрячься в сарае, там есть ниша справа от двери. Дождешься, пока все уедут, и беги отсюда. Прости меня.
  Комната отозвалась мертвой тишиной.
  Как спустился вниз, не помнил. В голове прояснилось только тогда, когда оказался в резном деревянном кресле с прямой спинкой и подлокотниками, грубом, но устойчивом.
  Едва успел восстановить дыхание, вошел барон Дигур. Наряжен в красный подбитый мехом плащ, дорогие сапоги. Меч весь в самоцветах. Ну, хоть убьют не стрелой, а приличной дорогой вещью, порадовался Альнар, когда вошедший поприветствовал его:
  - Альнар барон Сохрей!
  - Ихак барон Дигур! - отозвался Альнар, еще раз порадовался, что голос звучит твердо, а положение хозяина обязывает принимать гостей сидя. Что бы ни предпринял Дигур, ответить, и даже просто встать, Альнар не сможет. Что ж, так тому и быть.
  Барон Дигур подошел к длинному столу, во главе которого сидел Альнар, осмотрелся, остался доволен. Во дворе стояла тишина. Ясно, что наемники держали всех находившихся в крепости под контролем и ждали сигнал. Сигналом станет смерть барона Сохрей.
  - Располагайтесь, барон! - изображая гостеприимство, кивнул Альнар. - Чем обязан чести столь внезапного посещения мой скромной крепости?
  - Барон Сохрей, не та ли это крепость, где живет моя драгоценная невеста, прекраснейшая Альтара? - вопрос был скорее риторическим, и злая ирония в голосе Дигура от внимания парня не ускользнула. - Нечего сказать? И о нежити, которая напала на крепость недавно тоже нечего сказать?
  - О нежити, мой дорогой будущий родственник, я вам обязательно поведаю. Но не сейчас.
  - Другого времени у вас может не быть, - осознавая свое превосходство, предупредил Дигур.
  Но о нежити Альнар разговаривать не хотел. Об Альтаре хотел разговаривать еще меньше. У барона Дигура с собой обязательно есть маг, и еще неизвестно, что он скажет, узнав про какую-то магию камней. Ясно, что нападение нежити Дигур заметил, но не поспешил на помощь, а переждал. Поняв, что нападение больше не повторится, а все защитники ранены, двинулся в крепость.
  - Ихак барон Дигур, позвольте все же узнать, для чего вы сюда явились? Ваша невеста прибудет на свадьбу через три недели, и вам это известно.
  - Не ври мне, мальчишка! - от удара кулака по столу и от вопля вздрогнули даже двое огромных наемников, которые вошли вместе с бароном и встали по обе стороны от входной двери.
  Альнар повадки Дугура знал и на вопль не среагировал.
  - Никакой Альтары из рода Сохрей не существует! Ты навязал мне этот перевал, через который к нам лезет нежить! Единственный перевал в стране! Это твоя проблема, а не моя! И теперь по договору я за него отвечаю! У меня нет невесты, зато есть нежить! Как ловко ты всех обманул! О красоте моей несуществующей невесты уже слагают песни! И вот пока я не стал посмешищем во всех баронствах, я тебя убью, Сохрей!
  Последние слова Дигур произнес тихо и спокойно, и Альнар напрягся. Обычно за подобными словами и следовал удар меча.
  Но в этот раз меч остался в ножнах. Барон Дигур округлил глаза и упал на стул. Альнар повернул голову, проследив за взглядом противника - по лестнице в зал спускалось чудесное видение.
  Распущенные волосы, малиновое платье с широким поясом. Вроде бы она ничего с собой не сделала: ни прически, ни украшений. Но глаз от нее не оторвать. Хорошо, что парень сидел, а то тоже упал бы.
  Она такая яркая в этом безликом зале. Глаза искрятся восторженным любопытством и пухлые губы нежно улыбаются, когда она говорит:
  - Это вы мой нареченный жених барон Дигур? Я - Альтара из рода Сохрей!
  Кто-то из охранников у двери уронил какую-то железяку. И вроде бы эту железяку, меч, наверное, уронил на ногу второго охранника. Тот и не заметил. В окна зала уже заглядывали с улицы люди.
  В дверь вошел человек, по узору на воротнике Альнар определил, что это маг, и не из слабых. Маг напрягся, прищурился, посмотрел сквозь пальцы левой руки, унизанной перстнями, кивнул, подтверждая личность.
  - Это дева Альтара из рода Сохрей, - вслух сказал маг, потому что на него никто не смотрел.
  - Мне все равно, кто она, - очень тихо произнес барон Дигур, вставая со стула и делая несколько шагов к девушке.
  - Это она, - опять подтвердил маг, пытаясь обратить на себя внимание, но на него не реагировали.
  Альтара подошла почти вплотную к барону Дигура. Подняла к нему личико, положила пальчики на его руку, ту самую, которая меч сжимала.
  - Я твой жених Ихак барон Дигур! - сказал барон, поняв, что девушка ждет ответ.
  - Как хорошо, что вы ко мне приехали! Нет-нет, не подумайте ничего плохого, юной деве подобает проводить время в молитве, но разве нельзя мечтать о встрече со своим женихом? - Альтара не отпускала взгляд барона, и уже обеими руками взялась за его руку.
  Барон Дигур позабыл про меч и провел ладонями от предплечий к плечам девушки, сминая рукава платья.
  - Альтара! - очнулся, наконец, Альнар. - Я не давал тебе разрешения спускаться вниз!
  Та и бровью не повела. По-прежнему улыбалась барону Дигура.
  - Мне уже исполнилось семнадцать лет, у меня есть жених, и теперь он обо мне позаботится. Ведь это правда, Ихак барон Дигур? - не сводя с него сияющих глаз, произнесла она.
  - Альтара! Барон Дигур еще не подтвердил свое согласие жениться на тебе! Ты ведешь себя неподобающе! - рыкнул парень.
  Губки девушки дрогнули, в глазах появились слезы, Она жалобно посмотрела на барона Дигура и как-то потерянно прошептала:
  - Разве вы приехали не за мной?.. Я часто представляла себе нашу встречу, и вы оказались именно таким, как я мечтала, и я хотела, чтобы вы взяли меня себе..., - и попробовала освободить плечи от хватки барона.
  - Сохрей! Не смей больше никогда повышать голос на мою невесту! - зло прошипел барон Дигур, не отпуская Альтару.
  - Ты подтверждаешь намерение жениться на ней?
  - Я от него и не отказывался!
  - Пожалуйста, не кричите, - очень тихо проговорила девушка, но ее все услышали. - Вы пугаете меня, мне так страшно...
  При этом она почти уткнулась лицом в плечо барона Дигура и обняла его за пояс.
  Это ей-то страшно? Альнар фыркнул про себя. Да она самая отчаянная женщина из всех, кого он видел. Все-таки она должна была подчиниться его приказу и спрятаться. Она рисковала, спускаясь сюда. Она и сейчас рискует. Барону Дигура ничто не мешает вырезать подчистую всех защитников крепости, а девчонку изнасиловать. И жениться совершенно необязательно.
  Но взглянув на барона, парень понял, что девушка несколькими фразами достигла нужного эффекта. Барон был готов защищать ее и сдувать пылинки. Ну, совет да любовь. В глазах почему-то потемнело, и он подумал, что без посторонней помощи ему с кресла не встать и наверх в комнату не подняться. Но если барон Дигур позовет пройтись воздухом подышать, или даже просто подойти к нему, то придется это сделать. Сознание терять нельзя и падать нельзя. Это признание поражения и сдача крепости на милость противника. С ним считаются, пока он в сознании.
  Альнар вцепился в подлокотники так, что побелели пальцы, и прикусил губу, надеясь, что боль не позволит свалиться на пол. Вкус крови во рту дал понять, что еще несколько минут у него есть, прежде чем он потеряет сознание. Он почти ничего не видел в черноте, только слышал ускользающий голосок Альтары
  - Ихак барон Дигур, пойдемте со мной на улицу, я покажу вам башню, где я молилась. Она большая и высокая. Зачем молиться Велире так высоко? Она ведь подземная богиня. Но мне нравятся высокие башни. А вам?
  Альнар почти упал, но его подхватили чьи-то руки, и он услышал голоса своих людей, которые тихо переругивались с Кадией:
  - Не верили старой Кадие? Видели эту красавицу? Убедились?
  - Кто бы мог в такое поверить! Таких красивых девушек не бывает!
  - Не надо было сомневаться в слове барона!
  - Помогите барону!
  - Надо его отвести наверх!
  - Быстрее, пока Дигур не вернулся!
  - Барон, обопритесь о Гирома!
  Альнар понял, что сегодня ему повезло, хотя немного волновался за девушку. Но только совсем немного. Похоже, Дигура она скоро с рук кормить будет. Лишь бы не переусердствовала и не переиграла.
  
  6.
  
  Альтара стояла возле башни, в которой была всего один раз, и делала вид, что ей здесь очень интересно. Телохранители близко не подходили, и вообще все, кто хотел поглазеть на прекрасную невесту, отошли, повинуясь грозно сдвинутым бровям барона.
  Барон Дигур, напыщенный идиот, что у него на лице и было написано, если уметь читать по лицу, тоже делал вид, что ему интересна башня, а сам обнимал девушку за талию обеими руками, причем одна рука съехала выше, а другая ниже. Альтара изо всех сил прикидывалась, что ничего не понимает и, хлопая глазами, говорила:
  - Правда, огромная башня? Мне всегда хочется провести по ней рукой, вот так...
  Девушка провела по камню рукой вверх-вниз и еще раз наивно похлопала глазами.
  - Мы уезжаем немедленно! - барон прижал ее к себе и дал волю рукам. - Если ехать, не останавливаясь, то через четыре дня доберемся до ближайшего храма, где и поженимся. Барон Сохрей будет нас сопровождать.
  Альтара стиснула зубы. Барон Сохрей, она имела все основания так считать, сейчас лежит без сознания в комнате, и сопровождать их не сможет. И ехать, не останавливаясь, четыре дня тоже не сможет. Когда Альнар приказал ей прятаться, а сам спустился в зал, она перепугалась ничуть не меньше, чем во время нападения нежити. Барон Дигур с его претензиями ее разозлил, и она решила действовать на свой страх и риск, то есть спуститься вниз и побеседовать с навязанным женихом. Потом уже поняла, что Альнар вот-вот свалится со своего кресла, и увела барона на улицу, а он пошел за ней как привязанный. Легко. Как легко управлять глупыми мужчинами.
  - Ах, неужели прямо сейчас? - улыбнулась девушка.
  - Немедленно!
  - Я не успею собраться.
  - Тебе надо собираться?
  - Конечно!
  - Тебе помогут.
  - Да, но... Не смейтесь надо мной, обещайте! Мне так неловко...
  - Что случилось?
  - Когда я проснулась, то услышала, как вы внизу говорили про нежить, а я ее очень боюсь. И еще я испугалась, что барон Сохрей не даст разрешения на наш брак. У меня руки до сих пор дрожат, посмотрите!
  Альтара провела кончиками пальцев по щекам и губам барона. Руки действительно дрожали, но барон не мог догадаться, почему.
  - И ехать уже поздно, скоро ночь! - сейчас только начался день, но барон этого не заметил. - Я не смогу сейчас ехать, мне надо успокоиться, - тихо сказала Альтара, и еще тише добавила: - И... ой, нет, мне стыдно...
  - Скажи мне, не бойся!
  - В дороге мы не сможем остаться одни целых четыре дня...
  - Ты читаешь мои мысли, - почти прохрипел барон, прижимая ее к себе.
  - Мне хочется, чтобы мы сидели у очага, смотрели на огонь... И чтобы я сидела у вас на коленях... Это плохо?
  - Это хорошо. Идем в зал к огню прямо сейчас.
  Барон Дигура принес ее на руках в зал, выгнав оттуда всех, кто сидел за столом, воспользовавшись отлучкой обоих баронов. Осталась только Кадия, крутилась возле кладовки. Мужчина расстелил на полу свой меховой плащ, потом опустился на него, усадив девушку на коленях.
  - Ты мечтала об этом?
  - Да, - честно ответила Альтара. Об этом. Но не с этим. У этого на коленях сидеть твердо и неудобно.
  - Очень скоро мы поженимся, - шаря по ней руками, напомнил барон Дигур.
  - Вы заставите меня молиться?
  - Нет, - хохотнул он. - Молиться в нашем браке ты точно не будешь!
  - Что я буду делать?
  - Узнаешь.
  - Барон Сохрей тоже так сказал, что потом все узнаю, - огорчилась Альтара.
  - Что он еще сказал? - начал злиться барон Дигур.
  - Он вообще со мной почти не разговаривал, - пожаловалась девушка. - И приезжал очень редко, я его видела всего несколько раз за жизнь. Он сказал, что мой муж мне все расскажет. Вы расскажете?
  - Да, детка, и покажу!
  - Что покажете? Когда?
  - Скоро...
  - И вы меня поцелуете? Ведь вы мой жених. Или этого нам делать нельзя?
  - Можно!
  Целоваться с бароном Дигура Альтаре не понравилось, чего нельзя сказать о самом бароне. Он потянулся к ней снова, но она уперлась в его плечи руками, пытаясь отодвинуть от себя.
  - Я устала, у меня болит голова! - и она не обманывала. - И мне кажется, что до свадьбы такого делать нельзя! Того, что мы сейчас делаем! Барон Дигур, что бы вы ни думали - сегодня один из самых счастливых дней в моей жизни. Я благодарна вам. Мы увидимся завтра, я пойду в свою комнату... Мне кажется, если останусь с вами, то не смогу уйти...
  Ну да, он потеряет голову и ее не отпустит. И она счастлива, что Альнару ничего не угрожает, хотя бы сейчас.
  - Возле твоей двери будут дежурить телохранители. И под окном тоже.
  - Вы очень предусмотрительны, барон Дигур. Я вам так благодарна!
  - Мы выезжаем завтра утром.
  - Я буду готова. И мечтаю о свадьбе в храме.
  Он довел девушку до дверей, в комнату она его не пустила. Вошла, приложила ухо к двери, послушала, как барон Дигур позвал телохранителей и приказал постелить ему возле ее двери. Усмехнулась, быстро собрала вещи, подошла к общей стене между их с Альнаром комнатами. Оттуда доносились голоса старого Никира и Гирома. Альнар, видимо, спал, его слышно не было. Девушка села на кровать, спать не хотелось, но из комнаты выходить было нельзя. К Альнару тоже нельзя. Он с ней плохо обошелся, унизил. Ничего, он еще поймет, как был неправ! Как бы ей узнать, почему с одним нравится целоваться, а с другим - нет? Странно.
  Альнару уже донесли, что барон Дигур целуется у очага с невестой, он промолчал. Барон Дигур пообещал жениться, значит, пока поцелуями ограничится, дотерпит до храма, и опекуна своей невесты не зарежет. Когда Никир напоил его какой-то дрянью, а потом перевязал, в глазах у Альнара прояснилось, и он приказал своим готовиться завтра к отъезду. Ну, и быть на страже всю ночь, разумеется.
  В зале Кадия вытащила из старых запасов вино. Или это наемники барона Дигура с собой привезли. В общем, в зале все веселились. Пьянка в честь помолвки барона стихла лишь после полуночи.
  Рано утром крепость поднялась от криков дозорных:
  - Барон Правой Руки подъезжает! Акгар барон Найлин!
  - Это еще кто такой? - выглянула из своей комнаты сонная Альтара.
  Барон Дигур, который спал у ее двери, завернувшись в свой плащ, увидев свою невесту в одной полупрозрачной ночной сорочке, решил, что это прекрасный сон, но быстро понял, что этот сон снится не только ему, но и двоим телохранителям тоже.
  - Кто это - Акгар барон Найлин?! - настойчиво повторила девушка.
  - Вам не о чем волноваться, дорогая невеста. Вернитесь в свою комнату!
  Барон Дигур втолкнул девушку назад и убежал вниз, прихватив одного из телохранителей, второй остался на месте. Альтара прислонилась ухом к стене, надеясь услышать сквозь щели, о чем говорят в соседней комнате.
  - Барон Сохрей, вам нельзя вставать! - уговаривал старый Никир.
  - Придется, - это уже голос Альнара.
  - Что здесь надо этому барону Найлин? - это голос Гирома. Видимо, тоже оба караулили всю ночь в комнате своего барона.
  - Маги узнали о нападении нежити. Ничего другого мне в голову не приходит, - усталый голос Альнара. - Барону Найлин здесь нечего делать.
  - Это все очень плохо...
  - Это? - равнодушно отозвался Альнар. - Нет, не это. Плохо то, что он никуда не ездит без пятисот вооруженных наемников! Помоги встать.
  - Вам нельзя...
  - Подайте одежду, мне надо спускаться, и побыстрее, пока ворота не открыли!
  - Этот барон Найлин убил вашего отца!
  - Не доказано!
  - Он вам угрожал! Да он явился, чтобы вас убить! И с бароном Дигура он договорится! Оба против вас!
  - Не впервые...
  Альтара слушала, как по лестнице удаляются шаги.
  Серое платье тоже очень красивое, к нему есть украшения. И времени полно, пока мужчины друг на дружку будут смотреть волками. Нет, ничего они Альнару не сделают, пусть даже не пытаются!
  Все повторяется. Альнар сидит в кресле и чувствует себя так же мерзко, как и вчера. Его люди опять ждут своей участи на улице. Там же наемники Дигура. Сам барон вместе с двумя телохранителями стоит в средине комнаты между креслом и входной дверью. Сидеть ему нельзя. Сидя баронов Правой Руки может встречать только хозяин дома. Хозяин дома вообще всех может встречать сидя. Даже жрецов и короля. Альнар искренне порадовался этому обстоятельству. Стоять ему не хочется. Разговаривать, и вообще даже видеть Акгара барона Найлина не хочется. Решать политические вопросы не хочется. А придется.
  Что за напасть! Почему они все к нему заявились? Не могли подождать несколько дней, пока ему не станет легче? Бок болел, раны, нанесенные нежитью, вообще долго заживали, зато почему-то шрамов не оставалось. Но этот вопрос Альнара волновал сейчас меньше всего. То есть, вообще не волновал.
  Судя по шуму во дворе, незваные гости уже в крепости. Триста человек вошли, определил по звукам Альнар. Еще двести наверняка рассредоточились вокруг, на всякий случай. И маг с ними обязательно. Минимум двое магов сейчас рядом с бароном Правой Руки. Как вся эта толпа вообще в его крепости поместилась?! Шли бы они отсюда...
  Дверь открылась, впустив двух магов с узорами на широких воротниках. Маги огляделись поблескивающими глазами и встали по обе стороны от входа. Вслед за магами появился Акгар барон Найлин, не пошел вглубь комнаты, остановился недалеко от двери. Что можно сказать? Почти не постарел, седины прибавилось, но фигура подтянутая и крепкая, взгляд острый. Альтар чуть не поежился, как в детстве, но сдержался.
  - Альнар барон Сохрей!
  - Акгар барон Найлин!
  Пауза. Мужчины разглядывали друг друга, отмечая слабые места, потом барон Правой Руки довольно улыбнулся, поняв, что противник сейчас из парня никакой, и обратился к третьему присутствующему здесь барону.
  - Ихак барон Дигур!
  - Акгар барон Найлин! - ответил тот.
  Парень сидел, другим сесть не предлагал, намекая на деловую основу встречи. Может, поймут, что им не рады и сами уберутся.
  Барон Найлин чувствовал себя хозяином положения, стоял и смотрел на всех свысока. Он здесь единственный барон Правой Руки, таких, как он в государстве всего тридцать. Он - не чета этим нищим приграничным баронам. И вообще этих баронов слишком много развелось. Скоро на одного станет меньше. Или на двух.
  Оба приграничных барона поняли безмолвный намек и напряглись. Альнар нащупал метательные ножи, подумал, что правильно сделал, взяв их с собой. Барон Дигур длинным шагом переместился за спины телохранителей.
  - Барон Сохрей, до короля дошли сведения о том, что нежить прорвала границы твоего баронства. Это так?
  - Это так.
  - Почему не было отправлено сообщение о массовой волне нежити?
  Барон Найлин спросил об этом с огромным и нескрываемым удовольствием. Альнар не ответил. Оправдываться бессмысленно. Какое сообщение? Куда отправлено? Все и так знали, что раз в году поздним летом на перевале можно встретить нежить. Больше пяти штук за сезон никто ее не видел, а летом Альнар направлял на перевал почти всех своих людей. Нежить убивали, и все успокаивалось до следующего лета. Так и жили потихоньку.
  - Почему не выставлены дозоры? Где разведчики? Откуда взялась нежить? - бушевал барон Найлин.
  Кто ж знает, откуда она берется? Альнар ищет много лет и не нашел. И не он один искал, и отец его и дед - никто не нашел. Какие могут быть дозоры и разведчики, у него сейчас десять человек и все ранены. Самим бы убраться с этого перевала. Хорошо, что никто из приезжих не знает, что парень еле жив. Хотя барон Найлин догадался, а если еще не догадался, то ему маги скажут. Они у него, вероятно, с высоким уровнем дара.
  Знал бы, что все так обернется, ни за что не привез бы сюда Альтару. Хоть бы сейчас сидела в своей комнате и не высовывалась. Этот мужчина - не барон Дигур, которому она поулыбалась - и он уже возле ее юбки вьется как привязанный. Барон Найлин умен, и молоденькой девчонке его ни за что не переиграть и не обмануть, пусть она даже не пытается.
  Альтара и сама поняла, что строить глазки и врать бесполезно. Она внимательно слушала разговор, делала выводы, и выводы эти снова были неутешительными. Что они все привязались к ее Альнару?! Неужели так трудно оставить его в покое?! Расклад-то не в его пользу. Но это поправимо.
  - Альнар барон Сохрей, ты должен был отправить донесение! Маги могли вмешаться и помочь! А так они просто констатировали всплеск нежити на этом перевале! - буйствовал барон Найлин. Он уже представлял Сохрея пригвожденным к креслу его мечом. Частая смерть для баронов. Так и будет. Скоро. - Ты не можешь выполнить свои прямые обязанности по защите баронства! Мало того, ты ввел в заблуждение всю столицу, рассказав о несуществующей Альтаре из рода Сохрей! Не придумал ничего умнее! Даже имя сочинить не мог! Фантазии не хватило! В вашем роду почти всех мужчин звать Альнар, а женщин - Альтара! И сосватал эту сочиненную Альтару барону Дигура! Не приехал ли Барон Дигур требовать поединок за оскорбление?
  - Нет, он приехал за мной!
  Никто не заметил, как Альтара спустилась вниз. Альнар не заметил, потому что держал в поле зрения всех, кто мог на него броситься, а это - каждый. Барон Дигур не заметил, потому что из-за спин телохранителей ему плохо видно зал. Барон Найлин не заметил, потому что орал на Альнара. Маги сразу заметили, но не сочли опасной. Кто бы счел опасной тоненькую девушку в жемчужного цвета платье с кружевным отложным воротничком, тяжелыми длинными локонами, подобранными двумя серебряными с жемчугом заколками? Она вся хрупкая и изящная, и даже светится изнутри, как дорогая жемчужина.
  Девушка подошла к барону Дигура, подняла к нему личико и сказала:
  - Это мой жених!
  Потом улыбнулась. И каждый мужчина в зале, даже маги, захотели, чтобы эти слова и улыбку она подарила только ему одному. И за это готов драться.
  Альнар в это время не отвлекался на пустяки, осторожно вытаскивая метательные ножи. Пригодятся, точно. Кажется, тут скоро резня начнется. В двоих не промахнется, потом нырнуть под стол, там четыре кинжала прикреплены. Хозяину не положено встречать гостей с мечом, но что-то спрятать про запас - это можно.
  - Это моя невеста - Альтара из рода Сохрей! У нас скоро свадьба. Барон Найлин, мы не будем мешать вашей миссии, и уедем из крепости прямо сейчас.
  - Стоять! - пресек попытку барона Дигура выйти из зала с девушкой и телохранителями барон Найлин. - Никто не уйдет из зала без моего позволения.
  Он подошел к девушке, она молча смотрела на него, чуть улыбаясь уголками губ.
  - Кто она такая? - быстро повернулся он к своим магам.
  - Альтара из рода Сохрей, - подтвердил один маг.
  - Дева, возрастом от семнадцати до двадцати лет, - определил второй.
  Барон Найлин нахмурился и мрачно уставился на девушку. Она все так же стояла рядом с женихом. Жених нервничал.
  - Даю тебе за нее двадцать рабынь!
  - Что? - переспросил барон Дигур, когда понял, что предложение сделано ему.
  - Двадцать рабынь за твою невесту! - повторил барон Найлин и победно ухмыльнулся.
  - Нет! - неожиданно для всех и для себя самого ответил барон Дигур.
  - Двадцать пять рабынь.
  - Нет. Я подписал договор с бароном Сохрей. Альтара моя!
  - Двадцать пять рабынь и мой дом в столице со всем имуществом, которое в нем находится.
  - Нет, - пересохшими губами прошептал барон Дигур, не смея даже представить сумму, которую ему предложили.
  - Рабыни, дом и долина бурлящих родников.
  - Нет...
  Альтара не шевельнулась, словно не слышала торг, просто смотрела на барона Найлин. Он не мог от нее глаз оторвать. И не он один.
  - Мало? - спросил барон Найлин. - Да, ее красота не преувеличена. Скорее преуменьшена. Ей требуется охрана. Ты здесь с наемниками? Ко всему, что я перечислил, плачу каждому из твоих двухсот наемников тройное жалование за год.
  - Нет..., - просипел барон Дигур.
  - Тройное? - чуть ли не хором спросили оба его телохранителя.
  - Тройное жалование за год каждому! - подтвердил барон Найлин.
  - Барон Дигур согласен на твои условия! - оповестили наемники.
  - Нет! - попытался возразить барон Дигур.
  - Барон Дигур согласен! - многозначительно подтвердили оба наемника, положив тяжелые руки ему на плечи, чтобы не дергался.
  Они же его на кусочки порвут, если он откажется, восхищенно думал Альнар. Двести наемников против барона, ясно, кто победит! Ничего себе! Кто бы мог подумать, что девушка столько стоит! Нет, это было самое удачное вложение денег в его жизни. Вот только теперь получается, что...
  - Отойди от нее! - приказал барон Найлин, и двое наемников вывели разжалованного жениха за дверь.
  Барон Дигур, дав согласие, почти не сопротивлялся, когда его уводили, только пытался заглянуть в глаза Альтаре. Она на него не смотрела - тихо улыбалась барону Найлин.
  - Альтара из рода Сохрей, - медленно произнес тот.
  - Вам не нравится мое имя? - тихо спросила она.
  - Это самое красивое имя в мире. Как и его обладательница.
  Альтара потупила глазки, лукаво улыбаясь:
  - Я осталась без жениха.
  - Тебя это огорчает?
  - Нет.
  - Отчего же?
  - Я не сомневаюсь, что барон Сохрей найдет мне другого жениха.
  - О, нет! - расхохотался барон Найлин. - Он не станет этого делать!
  - Отчего же? - наивно спросила девушка.
  Альнар чуть не застонал. Он ведь уже несколько лет назад по договору передал Альтару барону Дигура, так что свадьба всего лишь формальность. И барон Дигур мог сделать с Альтарой все что угодно. Вот он и сделал. Отказался от брака при свидетелях. Альтара осталась одна. Он уже не считается ее опекуном. Теперь уже барон Найлин может сделать с Альтарой все что угодно. Просто по праву самого сильного в этой крепости. Но девушка этого не знала и ждала, что ей скажут.
  - Теперь ты моя невеста, - без раздумий произнес барон Найлин. - До ближайшего храма ехать четыре дня, там мы поженимся.
  Альнар едва не свалился с кресла от счастья. Он понял, что до этого момента только ее судьба его и волновала, не своя и не своих людей. Если барон сказал об этом при свидетелях, то значит женится. Не убьет, как всех его людей с ним заодно. Но девушка почему-то нахмурилась и опустила голову. Она что, совсем своей выгоды не видит? Барон Найлин, новоиспеченный жених, сжал пальцами ее подбородок и поднял вверх, заглянув в нежное личико.
  - Ты была влюблена в своего бывшего жениха? - с яростью спросил он.
  - Благородная дева должна почитать своего будущего мужа! - строго сказала Альтара. - Мне так велел барон Сохрей.
  - Неужели он смог сказать что-то умное, - облегченно вздохнул седой барон Найлин.
  Альнар поморщился. Он уже надеялся, что про него все-таки не вспомнят. Потому что теперь, раз он не являлся опекуном Альтары, его могут убить. То есть, не могут, а обязательно убьют. Барон лично этим займется.
  - Акгар барон Найлин, вы - мой жених? - зачем-то переспросила Альтара.
  - И ты должна быть мне за это благодарна. Ведь благородная дева должна почитать своего будущего мужа. Поняла?
  - Да, - и снова глаза опустила.
  - Альтара посмотри на меня!
  Парню показалось, или в голосе грозного барона и правда послышалась мольба. Девушка подняла взгляд до уровня застежки на плаще барона.
  - Я хотела вас попросить...
  - Чтобы барон Сохрей присутствовал на нашей свадьбе? - со злой усмешкой предположил седой жених. - Сразу вынужден отказать, драгоценная невеста.
  Ну да, судя по тому, сколько он за нее заплатил, и вправду драгоценная, расстроился Альнар. Все-таки его убьют, раз барон злится.
  - Нет, я не хочу, чтобы он ехал на нашу свадьбу!
  Альтара испугалась. Ей совсем не нужно было, чтобы парня тащили четыре дня до храма. Его там и отпоют, и похоронят. Он еле сидит в кресле, хоть и делает вид, что просто вальяжно развалился. И ведь все ему верят.
  - Не хочешь? Альтара! Скажи, ведь он молод и красив?
  Теперь точно убьют, тоскливо подумал Альнар. С особой жестокостью. Если барон еще и приревновал, то ему не жить. Хорошо хоть девушка промолчала.
  - Альнар барон Сохрей, может быть, ты хочешь вернуть себе Альтару из рода Сохрей? - вкрадчиво поинтересовался барон Найлин.
  Альнар мысленно помянул демонов, который раз за это время. Только вызова ему сейчас и не хватало. Драться на мечах он сейчас не сможет. Если только попросит барона постоять спокойно и метнет в него ножи. Однако парень равнодушным взглядом скользнул по девушке и едва пожал плечами.
  - Ты не хочешь бросить мне вызов? - почти настаивал Борон Найлин.
  Альнар лихорадочно соображал, как из этого выпутаться, и надо ли вообще это делать или проще один раз уже спокойно умереть, а девушка вдруг испуганно спросила барона:
  - Неужели вы хотите оставить меня здесь? Вы передумали на мне жениться?
  - Что ты сказала? - поразился барон Найлин, подумав, что, наверное, начал ревновать раньше времени.
  - Я хочу уехать с вами! Заберите меня отсюда прямо сейчас! Я не хочу, чтобы вы дрались! Вы мой жених и я вас должна уважать.
  - Должна, но не хочешь?
  - Барон Дигур говорил, что не будет меня обижать.
  - Не произноси больше это имя. И разве я тебя обидел?
  - Нет. Но я хотела попросить...
  - О чем?
  - Барон Сохрей...
  Альнар опять напрягся, а ведь решил, что пронесло.
  - Так что барон Сохрей?
  - Он сказал, что я не блондинка!
  Все мужчины в зале открыли рты, и Альнар забыл, что от боли весь вечер готов просто сложиться пополам. Альтара гневно продолжала. К искренности и правдивости ее слов не подкопался бы ни один маг.
  - Он сказал, что в столице в моде блондинки! И что я никогда не смогу войти в высший свет! Барон Найлин, я знаю, что такой высокородный и умный мужчина как вы сочтет мою просьбу глупой и детской. Да, это так. Но я прошу вас позволить барону Сохрей посетить столицу через месяц. Пусть он убедится, что я принята в обществе в качестве жены барона Правой Руки!
  Мужчины до сих пор не могли подобрать свои челюсти, а девушка опустила головку и закончила:
  - Конечно, если вы тоже считаете, что если я не блондинка... И что такая жена, как я, не сделает чести своему мужу... То я... Вы можете...
  И опять она была абсолютно искренна. Блондинку он, видите ли, захотел! Обойдется! Ему и шатенки не видать!
  - Конечно, моя дорогая невеста!
  Альтара вмиг подняла на барона глаза и робко улыбнулась. Барон окинул парня презрительным взглядом, то ему ответил спокойным, терять уже нечего.
  - Барон Сохрей, ты обязан явиться в столицу ровно через месяц.
  Альнар не знал, что хуже. Сейчас убьет барон Найлин, или через месяц приговорит к смертной казни король за промах с нежитью, о которой не было доложено. Но склонил голову.
  - Я готов выполнить приказ барона Правой Руки.
  Барон Найлин радовался удачному стечению обстоятельств. Юная и прекрасная как жемчужная звезда невеста восторженно смотрит на него. Явно уже видит себя при дворе. Барона Сохрей он убьет не сейчас, а через месяц. И еще можно устроить над ним показательный процесс. Обвинить в том, что он знает, где нежить, но никому не позволяет с ней бороться.
  Альтара же поняла, что парень вот-вот упадет. Пряди волос прилипли к влажному лбу, зрачки расширились, поза стала слишком напряженной.
  - Акгар барон Найлин! Я хочу уехать отсюда прямо сейчас! Заберите меня отсюда сейчас! Я не могу здесь больше оставаться!
  - Но сейчас ночь.
  - Ну и что? Я хочу уехать с вами! До храма ехать четыре дня, может, мы приедем раньше?
  - И ты даже не хочешь собрать вещи?
  - Очень хочу! Я быстро! - Альтара испугалась, что ее игру разоблачат. Какая же девушка, по мнению мужчин, пустится в дорогу без вещей. Она только без вещей все время и путешествует.
  - Не надо, - остановил ее барон, кивнул магам, один из них сразу пошел наверх в комнату девушки.
  Вернулся маг очень быстро с двумя мешками. Ну да, она же собиралась уезжать, думал Альнар, в это время, наблюдая, как девушка, взяв за руку очередного жениха, второго по счету, пытается утащить его к выходу. Проще скалу сдвинуть. Но жених поддался. Перед тем, как выйти за дверь надменно бросит парню:
  - Альнар барон Сохрей!
  - Акгар барон Найлин!
  Вот и попрощались.
  Через минуту в пустой зал вошли его люди, а он все-таки потерял сознание, и так и не понял, успели все его незваные гости выехать из крепости или нет.
  Когда пришел в себя через день, ему доложили, что все уехали сразу. Альтару барон Найлин вез перед собой в седле, завернув в плащ. Ей не привыкать.
  
  7.
  
  Альнар лежал в кровати и обдумывал, как бы избежать ненужной поездки в столицу. Если барон Найлин увлечется молодой женой, то может забыть о любезном приглашении. От такой любезности парень готов отказаться хоть сейчас.
  Если бы ни Альтара, то крепость сравняли бы с землей, а его труп засыпали обломками. Альнар ни на минуту не поверил, что девушка разобиделась из-за слов о цвете ее волос. Ясно же, что просто нашла предлог. Его спасала, постаралась быстро увести отсюда барона. Альтара молодец, пусть у нее все будет хорошо, она заслужила. Барон Найлин, который с любовью смотрел только на свой боевой топор и меч, и тот влюбился в Альтару с первого взгляда, обязательно женится, как только до храма доедет. Но рисковала она, конечно, очень серьезно. Парень решил, что не заслужил такого хорошего отношения с ее стороны. Хотя, если бы он ее ни вытащил, то сидеть бы ей в горном подземелье Велиры до тех пор, пока не состарится, а что случается со старыми служанками, никто не знал.
  Рана на боку заживала быстро, он даже не ожидал. Обычно раны, нанесенные нежитью, дольше заживали. Списал это на свою молодость и хорошее здоровье. До этого боя он с нежитью только летом воевал, так может быть, в начале весны раны лучше заживают, просто раньше он этого не знал.
  В общем, пролежав в кровати все утро, днем он встал, потому что чувствовал себя вполне сносно. Обед прошел за общим столом, где собрались все его люди. Ели похлебку, сваренную Кадией, хвалили мудрость своего барона, Альнар возражать не стал, и восхищались красотой девы Альтары из рода Сохрей. Все как-то умудрились ее увидеть, хоть она почти не показывалась на людях. Желали ей счастья, хоть и признавали, что барон Найлин не заслужил такого сокровища.
  Двое разведчиков, отправленных Гиромом следить за уходом обоих баронов с их наемниками, еще не возвращались. И не должны были еще дня два, пока не доведут баронов и девушку в долину. Можно не волноваться. Но волноваться пришлось. Днем, сразу после обеда, прибежал один из этих самых разведчиков. Сведения принес об обеих армиях - и барона Дигура, и барона Найлина. В горах сошла лавина. Погибли все.
  Альнар, услышав об этом, откинулся на спинку своего кресла и надолго замолчал, хоть все смотрели на своего барона и ждали его приказов.
  Сход лавин к весне - дело обычное. Об этом знали и оба приехавших к нему барона, и их наемники, и, разумеется, маги. Магов всего четыре или пять. И все довольно сильные. Не самые сильные, конечно, но этого обычно и не требовалось. Значит, против лавины они ничего не смогли предпринять, или не успели. Разведчику можно верить, человек надежный, местность знает. В донесении только одно слабое место - за сутки объединенная армия барона Дигура и барона Найлина должна была удалиться от его крепости намного дальше. Надо проверить лично.
  - Я выезжаю немедленно, - поднялся он с кресла.
  - Но, барон...
  - Немедленно! Четверо едут следом за мной вместе с нужными вещами и провизией, остальные остаются в крепости.
  - Барон, я еду с тобой!
  - Нет, Гиром, ты отвечаешь за крепость, пока я не вернусь.
  Тот не стал спорить и настаивать. Рана на голове Гирома заживала плохо, у остальных тоже, то есть, все как обычно. Но почти все они были ранены легко, кроме Альнара с Гиромом.
  Пока Альнар собирался, никто больше не произнес ни слова.
  Подъехав на закате к указанному разведчиком месту, Альнар уже понимал, что почти весь день в седле - это для него сейчас перебор. Бок болел нестерпимо. И все же, глядя на покореженные деревья и месиво из снега и камней, он старался понять, как разгрести это все. Потому что он не уйдет отсюда, пока не найдет Альтару. Он состарится здесь, разгребая этот завал, раскинувшийся, куда хватало взгляда, но без нее не уйдет.
  Она должна быть где-то здесь. У нее серые глаза и обветренные губки. И она любит нарядные платья. Она умная, храбрая и сильная. Но лавина сильнее.
  Что ж, до заката есть время, можно начинать поиски прямо сейчас. Альнар принялся разгребать снег своим мечом и руками. Вскоре руки были в крови, меч тоже. Он не замечал.
  - Лопатой намного удобнее! - услышал он знакомый голосок.
  Повернулся, бросив меч.
  Альтара стояла за его спиной в нескольких шагах. Целая и невредимая. Все в том же жемчужного цвета платье. И заколки в локонах, которые ничуть не растрепались.
  - Я думала, ты возьмешь с собой лопату. Там возле моей палатки полно снега, а расчистить его...
  Она не договорила, потому что парень сгреб ее в охапку. Она не возражала. И когда он ее целовал, тоже не возражала. Только когда дыхание начало сбиваться, попыталась обнять его сильнее, а он рухнул вместе с ней на колени...
  - Кровь?! Альнар! И у тебя руки в крови!
  - Что?... Пройдет...
  - Когда?!
  - Что когда? - не понимал он.
  - Так, все понятно. Пойдем со мной. Вставай, мне тебя не дотащить до палатки, ты тяжелый.
  Альнар поднялся и пошел за ней, испытывая искреннее удивление. Ему это кажется? Что она идет впереди, иногда оглядываясь с тревогой на него? Кажется? Ну и пусть.
  Палатка оказалась не очень далеко, за елками, и вокруг действительно лежал снег, и неподалеку шумел ручей. Удобное место для ночлега, парень и сам иногда здесь останавливался, но редко, предпочитал доезжать до крепости. Альнар несколько раз сунул руки в снег, оттер снегом кровь. К ручью не пошел. Понял, что все сливается перед глазами, но свалиться в нескольких шагах от палатки счел глупым.
  - Все-таки тебе надо было взять с собой лопату! Лавина не задела палатку, но снега много, и лезть по сугробам неудобно, - пеняла ему девушка.
  Пригнувшись, они вошли внутрь. Просторная палатка, украшенная знаком борона Найлина. Оба мешка с вещами Альтары лежали здесь же. Несколько теплых шкур для ночлега.
  - Раздевайся! - приказала девушка. - Тебя надо перевязать. Не хочу, чтобы ты здесь умер!
  - Теперь не умру.
  - Даже и не думай умирать! Ой, ты не сможешь сам раздеться! Твои руки! Я тебя раздену!
  - Обычно я говорю это девушкам, - вслух подумал Альнар и сразу об этом пожалел.
  - И часто?
  - Что? - очнулся Альнар.
  - Говоришь часто?
  - Что говорю?
  - Про раздевание!
  - Кому?
  - Ты нарочно, да?! - Альтара решила поругаться, но передумала, оставив на потом. Не отменила, а отложила. - Ладно, сиди спокойно, плащ я расстегнула, теперь камзол... Он плохо снимается, помоги, ой только не руками, тебе же больно!
  Сняв с парня все лишнее, она вытащила из мешка бутыль и бинты, перевязала ему бок и чем-то намазала пальцы, их тут же невыносимо стало щипать. Альнар только тут понял, что у него за поясом заткнуты перчатки. Забыл.
  - Мне Кадия сказала, что надо всегда носить все для обработки ран. Вот я и взяла на всякий случай с собой. Видишь, пригодилось! - Альтара любовалась его широкими плечами, сильными руками, можно сидеть совсем рядом, и он ее не гонит. И он, правда, был рад ей, она же поняла.
  Сейчас он почувствует себя лучше и снова ее поцелует. И пальцы после мази только первое время щиплет, а потом пройдет, Кадия ей говорила.
  Альтара села рядом и стала ждать, пока подействуют ее лекарства. Скоро закат, они одни, ну неужели она хочет так много? Всего лишь, чтобы он ее поцеловал! Вот прямо сейчас.
  Вместо этого парень спросил:
  - Альтара, что здесь случилось?
  Она ждала этого вопроса, но надеялась, что его не зададут ей до утра, и отвечать не очень хотела. И так сделала все, чтобы они с армией еле тащились по этим горам. То просить: 'Ах, какая прекрасная елочка! Барон Найлин, я так хочу, чтобы вы меня под ней поцеловали!'. И все их ждут. То уговаривать: 'Ах, какой чистый ручеек! Барон Найлин, я так хочу к нему подойти!'. И все их опять ждут. Или умолять: 'Ах, как я хочу подняться с вами на этот склон, оттуда чудесный вид, я уверена!'. И снова все их ждут. Едва начало темнеть, она уже жалобно стенала: 'Ах, как меня вымотала эта ужасная дорога! Барон Найлин, мне так жаль, что я хрупкая и нежная!'. И стоянка была разбита сразу же.
  - Они все погибли под лавиной.
  - Альтара, я спросил, что здесь случилось?
  - Я ответила.
  Парень лег на теплую шкуру, прикрыл глаза, потому что в палатке все равно царил полумрак, смотреть не на что, кроме Альтары, а она и так сидит рядом. И на улице скоро стемнеет, придется ночевать здесь. Его люди приедут сюда только завтра.
  - Альтара, нам с тобой надо срочно отсюда уезжать.
  - Ты не сможешь сейчас никуда ехать, - покачала головой девушка.
  - Знаю. И все же, нам надо уезжать. Чем быстрее, тем лучше.
  - Ты приехал один? Где твои люди?
  - Едут следом. Собирайся, поедем им навстречу.
  - Мы останемся здесь. И почему ты так настаиваешь на отъезде?
  - Здесь опасно.
  - Лавина?
  - Нет, уже нет.
  - Что тогда? Я не хочу никуда ехать, пожалуйста! Мы дождемся твоих людей и уедем завтра утром!
  Альнар задумался. До утра вполне можно было подождать. И чувствовал он себя совсем не для долгой поездки. Ладно, они остаются здесь, хоть ему и не хочется. Лучше бы все-таки уехать.
  Девушка с радостью поняла, что они остаются здесь, по тому, как расслабленно разлегся на шкурах парень. Но ее счастье оказалось не долгим.
  - Расскажи мне обо всем подробно, - попросил Альнар, не открывая глаз. - Почему вы сделали привал именно здесь? Я думал, что вы уже намного дальше.
  - Просто я устала, и поэтому привал сделали именно здесь. Все так и было.
  - Ты устала? - приоткрыл один глаз парень.
  - Да, и не смейся.
  - Не собирался.
  - Барон Найлин приказал разбить лагерь далеко от моей палатки, то есть поставил мою палатку далеко от лагеря, и запретил всем приближаться сюда. Мы с ним сидели и разговаривали, я сказала, что до свадьбы ночую одна, а он говорил, что ему снаружи холодно, и вдруг - шум. Он сказал, чтобы я никуда не выходила, пока он не вернется и убежал, и что-то кричал магам. Я до утра ждала, правда. Никто не пришел, и я вышла посмотреть. Лавина. Все погибли. Только, - она вскинула голову, - можешь считать меня бессердечной, я не могу сказать, что мне очень жаль!
  - Если честно, мне тоже не сильно жаль, - поддержал ее Альнар.
  - Правда?
  - И мне тоже одному ночевать снаружи холодно.
  - Ну, тебе я разрешаю остаться здесь!
  - И почему ты разрешаешь?
  - Ты ранен. И с тобой я в безопасности.
  - Потому что я ранен?
  - Смеешься, да? - поняла девушка. - Я испугалась, когда поняла, что осталась одна. Потом подумала, что ты обязательно за мной кого-нибудь пришлешь, и стала ждать. Ты ведь отправил разведчика следить за нами?
  - Двоих.
  - Ну вот, я и решила, что твои люди приедут завтра, раз ты сам ранен и не сможешь ехать верхом. А потом услышала, что чья-то лошадь заржала, вылезла из палатки, прибежала и тебя увидела. Только зря ты лопату не привез.
  Альнар лежал, закрыв глаза. Бок болел, сбитые пальцы щипало, а он был совершенно счастлив. Девчонка, которая чудом уцелела, сидит рядом, что-то рассказывает, он не слушает смысл, слышит только звук ее голоса. Она возмущается, а он понимает, что это счастье и есть. Оно именно такое.
  - Альнар барон Сохрей, почему ты приехал сам?
  Парень вздохнул и ответил честно:
  - Альтара, когда я понял, что ты погибла, мне показалось, что это на меня лавина обрушилась.
  - Ты волновался, да?
  - Альтара, ты слышала, что я тебе сказал?
  - Слышала. Еще скажи, что хочешь меня поцеловать, - прошептала девушка.
  - Хочу. Очень.
  - И?
  - Зря мы отсюда не уехали.
  - Так ты меня поцелуешь?
  - Собираюсь заниматься этим всю ночь.
  - Так долго целоваться? Тебе не надоест? - нахмурила тонкие бровки девушка. - Хотя, надо попробовать... Ой!
  Она и опомниться не успела, как оказалась прижатой спиной к шкурам, а парень нависал сверху, хотя только что валялся с таким видом, будто не мог шевельнуться. Попробовала устроиться поудобнее, но поняла, что придавлена и затихла.
  - Альтара, хочу тебе кое-что объяснить.
  - Может быть, слезешь, а то тяжело, - состроила жалобную мордашку.
  - Привыкай.
  - Тогда объясняй быстрее и слезай!
  - Да, объясняю быстро. Вообще-то я сейчас с тобой не разговаривать собирался.
  - Целоваться, да? Хорошо, молчу, объясняй и целуйся.
  - Альтара, когда я подписал договор с бароном Дигура, то ты сразу же стала его собственностью. Твоим опекуном я считался чисто номинально. Свадьба была отложена до тех пор, пока тебе не исполнится семнадцать лет. После того, как барон Дигур при свидетелях отказался на тебе жениться, на тебя мог заявить права я или кто угодно. Заявил барон Найлин. Когда он погиб, то барон Дигур мог потребовать тебя назад. Если он тоже погиб...
  - То я возвращаюсь к тебе?
  - Да. По закону ты из моего рода. Если только тебя не потребует кто-то другой. Но я очень надеюсь, что смогу к этому времени ответить на вызов...
  Парень стиснул зубы и отодвинулся от девушки.
  - Альнар? Что с тобой? - девушке удалось высвободить руку, прижать ладонь к его щеке. - У тебя опять лихорадка?
  - К утру пройдет. Наверное...
  - Давай тогда сейчас не будем целоваться? Потом?
  - Альтара, если потеряю сознание, не волнуйся, к утру очнусь обязательно...
  - Что?! Не пугай меня!
  Парень промолчал.
  - Аньнар! - начала девушка, - если мы...
  От тихого, но резкого звука оба замерли. Девушка вскочила на ноги, завертела головой, пытаясь определить, откуда идет звук. Парень со стоном поднялся со своего ложа из шкур. Вот знал же, что надо уезжать отсюда. Потянулся за одеждой. Ничего, справится.
  - Альнар, тебе нельзя вставать! - увидев, что он одевается, возмутилась девушка.
  - Придется. Слышала зов?
  - Что это?
  - Драконы, - тяжело вздохнул парень.
  - Они летят сюда, правильно? Ты поэтому хотел уехать? Я же тебя отговорила... Зачем они сюда летят?
  Альнар не отвечал, он уже оделся и выходил из палатки. Придется опять идти к месту схода лавины. Как же не хочется.
  - Альтара, ты должна пойти со мной.
  - У меня платье в твоей крови! Я тебя догоню, я быстро, только переоденусь!
  Парень полез по сугробам. Вообще, он надеялся, что они прилетят только завтра к вечеру. Да что там надеялся, он был уверен, что они прилетят завтра к вечеру. Они не должны были оказаться здесь так быстро. Но оказались.
  Он натянул перчатки, поднял со снега свой меч, про который забыл впервые в жизни из-за Альтары. Ну что же, пожалуй, он сможет не упасть, пока все будет происходить.
  Девушка прибежала почти следом за ним, действительно быстро переоделась. Парень даже загляделся на нее, потому что, как он и предполагал, обтягивающий брючный костюмчик ей очень шел. Только вырез великоват, и грудь еле прикрыта каким-то прозрачным кружевом. Пока он ее рассматривал, она впилась глазами в необычную картину. Драконы в закатном небе гор. И эти драконы явно направлялись именно к ним.
  - Альнар, что происходит?
  - Бароны Трона. Все восемь.
  Парень оторвал взгляд от Альтары, и восхищенно смотрел на драконов и их всадников, которых уже стало видно.
   Полная версия романа на Призрачных Мирах

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"