Светличная Лариса: другие произведения.

Сквозь века

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Увлекательное путешествие в старинный рыцарский замок - об этом мечтает каждая девушка! Но это только если за тобой по замку не шляются всякие потусторонние недопокойники. Так что мне намного уютнее в обычной квартире в компании с кошкой.

  СКВОЗЬ ВЕКА
  
  
  Детектив, мистика
  
  
  ***
  
  В успех нашей авантюры я не верила с самого начала.
  - Мама, твоя сестра даже не юрист!
  - Зато мы с ней близнецы! Поработает несколько дней судьей, эка невидаль! - отозвалась мать.
  Ну да, конечно, судьей. Это же вообще такая работа, просто легче легкого. Приходи с улицы и работай. Главное, чтобы человек внешне на судью похож был. Вот мама похожа. Она иногда как глазами своими зыркнет - мне самой захочется в камере спрятаться и дверь за собой закрыть. И комплименты у нее для меня, любимой единственной дочери, тоже критические, типа: 'Красотка без волос, румянец во весь нос'. Да, она права, нет у меня копны кудрей до колен, не выросли почему-то. Но и нос не красный, это она преувеличивает. С чем согласна мама - так это с тем, что я талантливая, но тут не поспоришь, это абсолютно точно. Так что, если она сильно начинает ругаться, я ей на скрипке играю, чтобы успокоилась, мама это любит. Отец, правда, уши затыкает и сбегает. Хорошо, что я живу отдельно от родителей. Но моя кошка тоже не меломан, скрипку не выносит. Воет, бедная, а я ведь хорошо играю.
  Никто меня, умную и талантливую, не ценит, и к моим советам не прислушивается! А ведь я говорила Равене Карповне, маминой подруге, и не раз! Я предупреждала! Еще год назад! Зачем ей этот замок в Испании?! Зачем?!
  - Как зачем? - сказала она мне тогда. - Это же так романтично! Я в детстве читала Вальтера Скотта, который написал 'Фанфан-тюльпан', это происходило в Испании. Я еще тогда мечтала жить в настоящем рыцарском замке!
  Вот еще одна нашлась! Первая - это моя подруга Елена. Она тоже хочет жить во дворце, а перед этим выйти замуж за принца. Мне вот ни замка, ни принца не надо. Мы с кошкой вдвоем живем очень даже неплохо.
  Если честно, у меня ни на какой замок денег нет, я же не нотариус. Это у Равены Карповны в каждом большом городе по квартире. Теперь вот и замок ей понадобился. Даже ее муж возражал и с нами в Испанию не поехал. И сына не пустил.
  На замки и квартиры деньги есть только у богатых. Или нотариусов, или любовниц депутатов. Я, как уже понятно, не нотариус, и даже не любовница депутата. Депутаты предпочитают эффектных дамочек, типа Равены Карповны. Поэтому когда пятнадцать лет назад ее муж увидел своего новорожденного сына, то заорал на весь роддом, откуда у него - блондина, и жены - блондинки взялся сын с самой что ни на есть азиатской внешностью.
  Важная шишка - чернявый узкоглазый депутат, у которого Равена в то время работала помощницей, сказал, что это довольно частое явление. Мутация называется. После этого сделал Равену нотариусом и тепло с нею распрощался. А большая квартира, загородный дом и две машины у Равены сами просто так появились, пока она у депутата работала. Муж подумал и решил, что ему лучше в холе и неге жить с богатой женой, чем разводиться и зарабатывать себе на жизнь самому, и теперь всем говорит, что сын похож на деда, который был то ли казаком, то ли китайским принцем. Дед тот давно умер, портретов после себя не оставил, и проверить схожесть не представляется возможным.
  Ехать я не хотела, и на провокации не поддавалась, хоть мама и сказала, что всегда мечтала со мной вместе путешествовать. Ну да, на халяву. Поездка-то предстояла за счет Равены, так почему бы не съездить. Равена с мамой вместе учились в университете, и дружат уже много лет.
  Третьей в их компании подружек Лала. То есть Лолита. Вообще-то я давно подозреваю, что она Лидия, но паспорт не видала, так что точно сказать не могу. Она в университете завидовала, что подружка вся такая из себя блондинка, да еще имя красивое, а она сама и не блондинка, и не Равена. Вот и представляется всем не Лидией, а Лолитой или Лалой. Еще Лидия - адвокат. Маме от этого дурно. Она адвокатов людьми не считает, но университетская дружба оказалась сильнее. Но данную себе клятву - не пускать на порог своего судейского кабинета ни одного адвоката - мама держит. Лидия у нее ни разу не была.
  Почему бы маме не дружить с собственной сестрой-близнецом? Они, конечно, дружат, но мама у меня общительная, я не в нее. Мама любит всякие походы-поездки-посиделки-шопинг с подружками. Ее сестра, моя тетка Вера, в этом участия не принимает. С единственным сыном Веры - моим двоюродным братом Андреем - мы в прекрасных отношениях. Вот и брали бы его с собой, он тоже по-испански говорит.
  В то, что меня берут с собой исключительно, чтобы сделать мне приятное и показать новую страну, я не верила ни на миг. И в то, что едут только девочки, и что мы все такие подруги, и так друг к другу замечательно относимся. Ерунда. Горькая и жестокая правда состоит в том, что по-испански я говорю очень хорошо. С каталонским акцентом, учитель постарался. Мама с подругами по-испански не говорят. А куда они денутся в Испании без переводчика? Вот именно.
  - Не поеду, - сразу сказала я. - У меня работа. И кошку я не брошу.
  - Так я же..., - начала было мама, но я прервала.
  - Ты как-то уже обещала покормить кошку, когда я уезжала. И что? Кошка чуть с голоду не сдохла! Не поеду.
  - Папа поживет в твоей квартире все эти дни.
  - Да, конечно. Не верю. Зайдет разок и обратно к себе уедет. А кошка опять одна и голодная!
  - Милана, твой папа весь день на работе, а приходить будет только ночевать. Ну, и кошку кормить.
  - Ладно, папе верю, - подумав, согласилась я.
  - Ну, не мне, так хоть отцу..., - немного обиделась мать.
  - Но меня с работы никто не отпустит, - осталась последняя надежда.
  - И не надо. Марина мне сказала, что в четверг занятия отменяются, потому что студентов ведут то ли на экскурсию, то ли на конференцию.
  - На экскурсию...
  Ну, Маринка, предательница, а еще подруга называется! Я ей припомню!
  - Милана, доченька, так что четверг у тебя свободен, в пятницу ты не работаешь, в субботу и воскресенье тоже. В следующий понедельник и вторник у тебя занятий по расписанию нет, я на сайте университета посмотрела.
  - В среду есть вечером.
  - Марина обещала провести за тебя, если самолет задержится. Она все равно только после часа должна работать. Но все будет хорошо, самолет прилетит вовремя. В ту среду ты работаешь не с утра, а самолет у нас во вторник второй половине дня, почти ночью. Отлично успеем.
  - Мама, с моей работой, это ладно, я не судья. А вот ты как с работы исчезнешь на неделю?
  - У меня есть сестра-близнец!
  - Обалдеть...
  - Дочь, не выражайся! Ты из интеллигентной семьи!
  - Мама, вы очень похожи, но...
  - Мы просто невероятно похожи. Это просто сейчас у нас имидж разный. А ты помнишь наши детские фотографии?
  - Мама, у вас не только имидж, у вас голос разный. Это точно, поверь моему абсолютному музыкальному слуху!
  - Я и это учла! - очень довольная собой, сказала мне мать. - Простуда! Охрипла!
  - Кто?
  - Я уже третий день хриплю на работе. Сестре говорить не придется. У меня почти голос пропал.
  - А в судебные заседания ей тоже идти не придется? Дела сами все рассмотрятся и отпишутся?
  - Про почту слышала? Я знаю, что ты технику не любишь, но не настолько же.
  - Ладно. Должно прокатить. Ты у меня умная. Но авантюры, мама, это не твое. Что мы с тобой забыли в той Испании? На родине лучше!
  Кошка, которая пришла послушать, о чем мы говорим, мяргнула. Поняла, наверное, что ей опять на диете сидеть. Она предпочитала видеть хозяйку именно на родине, а не где-то еще. Если уеду надолго, догрызет-таки кактус. Он пока еще держится. Прикидывается он, я так думаю. У него всегда такой вид, будто вот-вот последние колючки отвалятся, а сам живет себе потихоньку.
  - У Равенки собственный замок!
  - Мама, ты же не завистливая.
  - Не завистливая. Любопытная. Она его продаст скоро, а я его так и не увижу. Тем более нам надо отметить годовщину знакомства. Я в группу, где учились Лалка и Равена перевелась из другой группы. Там мне не нравилось. Не сокурсники, а ужас. У них почти вся группа потом адвокатами стала, а у нас только трое. Можешь себе такое представить?
  - С трудом.
  - Да, теперь понимаешь, как тяжело было с ними учиться!
  Осталось только пожалеть дорогую мамочку. Плохо ей, когда вокруг сплошняком одни адвокаты.
  И вот в среду днем меня неподалеку от вуза встретила Равена Карповна. На машине, разумеется, она пешком не ходит. В машине она сама, Лидия, моя тетка Вера и мой чемодан с вещами, его туда заранее загрузили. Народ в салоне, чемодан в багажнике. Наверное, весь багажник забит, мамины знакомые налегке не ездят.
  - Едем в суд? - обреченно спросила я.
  - Едем в суд! - радостно ответили мне.
  - Вы же взрослые люди! - попыталась я наставить на ум авантюрных теток. - Как вы до такого додумались?
  - Миля, ты с детства была занудой! - проинформировала меня Лидия. - Завесишься своей челкой от мира, и зудишь, зудишь!
  - А у нее разве была челка в детстве? Что-то я не помню! - не отвлекаясь от дороги, сказала Равена Карповна.
  - Была челка! - подтвердила Лидия. - До того дня, когда она решила проверить, горят ли мокрые волосы, если их облить зеленкой!
  - Миля, и ты нас после этого учишь жить?! Как сама-то уцелела?
  Я пожала плечами. Волосы горели очень замечательно. Но так я же эксперимент проводила в ванне с водой. И песок у меня рядом в ведре стоял, и огнетушитель, и аптечка.
  - А вот моя доченька с пятнадцати лет серьезно ухаживает за волосами. Пять лет прошло, и сейчас у нее такая коса, просто загляденье! - ворковала Лидия.
  То есть, как это пять лет? Если ей было пятнадцать, а прошло пять лет, то ей сейчас двадцать, что ли? Я же точно знаю, что она меня на год старше, а мне двадцать семь!
  - Тебе ведь сейчас тридцать? Да? - уточнила Лидия. - Я же помню, что ты лет на десять моей Лизоньки старше.
  Я молчала. Вытащила из сумочки зеркальце, заглянула. Нет, с утра ничего не поменялось. Мне все говорят, что я молодо выгляжу. Или уже не выгляжу?
  Тетка Вера, которая сидела рядом со мной на заднем сидении, ткнула меня локтем в бок и улыбнулась.
  - Не идет тебе этот парик, - сказала я ей.
  - На это и расчет.
  Сейчас сложно было вообразить двух более непохожих друг на друга женщин, чем моя мать и ее сестра-близнец. Каштановый парик, зеленое полупальто, высокие каблуки. Все это делало Веру выше, толще и старше мамы.
  - Приехали. У вас полчаса.
  Равена Карповна остановила машину неподалеку от суда.
  Мы с Верой вышли. Она могла бы и без меня сходить, но я нужна была для количества, чтобы отвлекать внимание. Мне так сказали. Конспираторы, зла на них не хватает. Для нас на проходной были заказаны пропуска, и мы спокойно пришли в мамин кабинет.
  - Я болею, близко не подходите! - прохрипела мама. - Знала бы, отменила бы нашу встречу.
  - Не волнуйся, мы на минутку. Я все в пакете принесла! - Вера положила на стол пакет с какими-то документами на ее дачу. - Посмотри, пожалуйста, проверь. Дача - это же серьезно. Еще земельный участок. Вдруг что-то не так оформлено? Ты же юрист, помоги!
  - Конечно! - закивала мама.
  Играют как по нотам. Кто тут разберет, есть в кабинетах прослушка, или вообще наблюдают, так что к нам не подкопаться. То, что они близнецы - верно, но вот совсем непохожие. Да и мало людей про мамину сестру знают, она не афиширует. Скрытная она у меня. Со всеми общается, а никто про нее ничего не знает.
  Еще пара ничего не значащих фраз со стороны Веры. Пожелание здоровья от дочери, от меня, то есть. Предложение купить лекарств. Отказ. Заявление, что помогает горячий чай, кружка всегда на столе. Ну, и кульминация:
  - Ой, Галина, проводи в дамскую комнату!
  - Пойдемте.
  Пришли. Ручки помыли, подождав, пока посетители разойдутся. Потом мама с теткой вошли в две соседние кабинки и переоделись мгновенно. Одежду или сверху друг другу передавали, или я помогала. Вышли - мама в парике и пальто, Вера - в костюме. Чуть подправили макияж, придав лицу Веры болезненное выражение, шарф на шею, голову книзу, отлично получилось.
  Вошла в суд девушка с яркой дамой и вышла с ней же. Только не с ней.
  Все-таки, думаю, что сдавали они друг за дружку экзамены в школе. И на свидания, наверное, одна за другую бегали. Может быть, и нет, они до сих пор не сознались. Но ведь действуют слаженно и мгновенно, сама видела!
  Интересно, как Вера судьей почти неделю проработает? Вдруг они этот фокус уже проделывали? Нет, все-таки авантюристки. Мы все.
  Вот так мы и прилетели в Испанию. Мама по Вериным документам. Остальные - по своим. Хорошо все-таки иметь сестру-близнеца. Захочется тебе в Испанию слетать - сестра за тебя работает. Захочется на море недельку отдохнуть - сестра опять за тебя работает. Где таких сестер дают? Жаль, мне не хватило. Зато хватило глупости поддаться на уговоры и поехать с этими авантюристками.
  Ну, приехали мы, значит, высадились из самолета, вещи погрузили на две тележки и поехали. Выезжаем, а нас никто не встречает. Равена говорила, что должны. У нее риэлтор знакомый или просто мужик знакомый. Дамы сразу сгрузились в какое-то кафе, а мне велели звонить по всем номерам, которые у Равены были.
  Вот пьют они кофе, едят что-то вкусное, а я звоню. Никто со мной общаться не желал, хорошо, что дозвонилась всего лишь по третьему номеру. Тот самый знакомый и оказался. Оказывается, спутал рейс. Часовые пояса позабыл, или просто проспал, кто его знает. Поклялся, что прямо сейчас за нами приедет. То есть через час. Я тоже успела кофе выпить и что-то сладкое и вкусное съесть.
  Потом к нам в кафешку прибежал мужик с простецкой русской физиономией, явно не риэлтор. Попытался извиниться, но его не слушали. Дамы радовались удачному началу авантюры.
  - Ну что, едем прямо в мой замок! - важно приказала Равена.
  - Э... нет! - отказался мужик.
  - Почему?
  - Так ночь на дворе!
  - И что? - удивилась Равена. - Как в Черногорской Подгорице? Солнце село, фонари не горят и самолеты не летают, потому что ничего не видно?
  - Мы же не на самолете полетим, надеюсь? - тихо спросила я, потому что налеталась на сегодня.
  - Завтра поедем, сегодня отвезу вас в гостиницу!
  - Девочки, давайте сами в замок доедем? Возьмем машину напрокат! - предложила Лидия.
  Все кивнули и посмотрели почему-то на меня. На самую молодую.
  Я как представила, что мне сейчас придется вести несколько часов машину ночью по незнакомой дороге, то сразу одобрила идею насчет завтра.
  - Хочу в гостиницу! - заорала я и кинулась цепляться за мужика. Тот закивал и нежно приобнял меня, опустив руку намного ниже талии.
  Я драться не стала, все-таки воспитанная девушка. Я просто немного толкнула тележку, и она проехала по его ноге. Так как в тележке лежали чемоданы, то ноге, видимо, было больно, потому что хозяин ноги взвыл и дернулся. Это расценили как согласие с моим планом, и мы пошли.
  Гостиница хорошая, меня там еще раз накормили и отправили спать. А дамы, злодейки, ушли в ночной клуб. Меня не взяли, сказали, что меня туда все равно не пустят. Даже с паспортом. Не поверят, скажут, паспорт у старшей сестры сперла. Так что ночью я спала.
  
  С утра мне было очень хорошо и радостно. Народ там, в Москве, на работе, а я тут в Испании отдыхаю. Приятно, когда ты отдыхаешь, а работает кто-то другой. Хоть бы не загореть сильно, а то заподозрят что-нибудь. Скажу, в солярии загорала. Пускай докажут, что это не так.
  Спутницам моим радостно не было, у них головка отчего-то болела у всех, с похмелья, вроде бы, но они готовы преодолеть трудности предстоящего тяжелого пути. Ехать оказалось действительно далеко. В какие-то горы. Ну, не Кавказ, конечно, но у них это называется горами. Им виднее, горы, так горы.
  Мы остановились по пути перед маленьким уютным магазинчиком. Мои дамы решили, что им обязательно надо в него войти за всякой всячиной. Будто мало своего барахла везем.
  Наш провожатый-шофер уже устал, против того, чтобы сделать остановку возражал, но его не послушали. Он вышел из машины, хромая после вчерашнего наезда тележки, и нервно бродил туда-сюда, поджидая нас.
  Хозяин магазинчика - немолодой мужчина - нам обрадовался, понял, что можно много всего продать. Я переводила все, что он быстро говорил, но и без меня бы обошлись. Международный язык торговли.
  - Мама, мы так до замка никогда не доедем.
  - Доедем. Спроси у этого местного, далеко еще?
  - В машине навигатор.
  - А если сломается?
  Я в ненадежную технику свято верила, поэтому обратилась к продавцу:
  - Мы едем в замок, здесь недалеко...
  - Но скоро ночь! - ахнул он.
  - Что он сказал? - спросили меня все.
  - Что скоро ночь.
  - Они что тут, сговорились? - удивилась Равена Карповна. - Опять ночью никуда нельзя?
  - Он этого не говорил.
  - По его лицу видно, что именно это он и сказал. Куда хотим, туда и едем!
  - Мы успеем добраться до замка! - успокоила я продавца, но он испугался еще больше.
  - Но вы не успеете вернуться до темноты назад в гостиницу!
  - Благодарю за заботу, но мы останемся в замке! - попробовала я еще раз объяснить продавцу, что волноваться за нас совсем не обязательно.
  Но он вообще посерел лицом и перекрестился. Набожный здесь народ. И заботливый. Вон как быстро начал все наши покупки собирать в пакеты и нас выпроваживать из магазина.
  Водитель едва дождался, когда мы сядем в машину и рванул с места.
  - Надо было раньше выехать! - сердито сказал он.
  - Оставайтесь ночевать в замке, завтра поедете обратно! - гостеприимно предложила ему Равена. Она хозяйка замка, да и мужские руки в хозяйстве пригодятся - вдруг мы войдем в замок и сразу поймем, что надо подвинуть какой-нибудь тяжелый шкаф? А тут будет кому двигать.
  Но услышав приглашение, провожатый так дернулся, что машина заскрипела всеми четырьмя колесами.
  - Осторожно! - заорали мы все.
  - Извините! - ответил белый как мел мужик. - Довезу в сохранности, не волнуйтесь.
  - Вы устали, зачем ехать обратно так поздно? Надо отдохнуть ночью! - сказала Лидия.
  Машина понеслась так, что горные повороты мелькали один за другим.
  Можно было, конечно, выехать утром пораньше, но дамы решили пройтись по магазинам. Я предлагала музей, но мне сказали, что это в старости, а в молодости надо посещать магазины. Так что оставалась надежда, что мы доедем до замка раньше, чем стемнеет, что в замке есть электричество и вода. Равена вроде бы говорила, что есть и то и другое.
  Замок оказался маленьким. У Равениного депутата дом и то больше был. То есть, замок, конечно, большой, но не как в рыцарских фильмах показывают - что-то такое высокое и неприступное. Каменный, пара этажей, ничего особенного. Равена как раз ждала что-то особенное. На фотографиях, которые она нам показывала, это все выглядело более значительно и величественно. Она здесь тоже, как и мы, впервые и не впечатлена. Значит, быстро продаст. Перед этим похвастается заграничной недвижимостью перед подругами. Равена Карповна быстро пришла в себя и сделала довольное лицо.
  - Как здесь мило! Такой очаровательный замок! Прямо жаль продавать.
  - Есть желающие купить? - полюбопытствовала Лидия.
  - Конечно! Осталось выбрать достойного претендента на такую красоту.
  Провожатый быстренько выгрузил из машины вещи, поглядывая на солнце, которое вот-вот скроется за горой.
  У массивной двери нас встречала высокая худая женщина с гладкой прической. Волосы черные, ни единого седого волоска. Красит, наверное. Но, приглядевшись к ней внимательней, я поняла, что, наверное, ошиблась насчет ее возраста. Сначала я подумала, что она ровесница моей мамы, а теперь готова была согласиться с тем, что она моя ровесница.
  - Добрый вечер! - обрадовалась живому лицу Равена. - Я думала, что в замке никого нет!
  Я перевела.
  - Добро пожаловать. Меня зовут Мария. В замке, действительно, никого нет. Я присматриваю за ним, но живу не здесь, - сухо кивнула нам женщина, будто хозяйка здесь она, а мы набиваемся в гости из подворотни.
  - Оставайтесь с нами. Покажете, где что находится, - пригласила Равена.
  - К сожалению, не могу, - отказалась та, тоже глянув на закат. - Я вернусь завтра утром.
  - Она отказалась, - перевела я.
  - Да поняли мы. Никого в гости не заманишь. А в компании пьянствовать веселее! Пусть хоть вещи помогут занести...
  Вещи оказались в доме за считанные минуты. Провожатый пообещал с нами связаться и унесся к машине. Марию я схватила за руку, иначе она бы тоже сбежала, но ей пришлось быстро объяснить мне, где располагаются комнаты, службы и кухня. У Равены был план замка, но зачем ориентироваться по карте, когда есть живой человек, который может все рассказать и показать. Не показала. Мария выдернула у меня свою руку, напомнила, что приедет завтра, и что комнаты для нас готовы.
  После этого мы наблюдали, как подгоняемые последними лучами заходящего солнца наперегонки мчатся по узкой дороге две машины - провожатого, который сбежал первым, а вслед за ним - Марии.
  - Странные они, эти испанцы, - поделилась впечатлениями Равена.
  - Так ведь наш шофер русский! - не согласилась Лидия.
  - С кем поведешься..., - обобщила мама.
  
  Свет не горел. Зажгли свечи. Экзотика.
  - Я все больше убеждаюсь в том, что Россия - самая лучшая страна на земле! - заметила Лидия-Лолита.
  - Разве кто-то этого не знал?! - удивилась я. - Конечно, самая лучшая.
  - Только на царей не везет, - сказала Равена. - Так в каком-то фильме говорили.
  Мама промолчала. Ей власть критиковать не полагалось. Она сама - власть.
  Мы расположились за большим длинным столом в главном зале замка. Лет этак четыреста назад здесь пировали рыцари. Горел камин. Сейчас не горит, но можно представить. На стенах отрезанные головы дохлых кабанов и всякой другой живности, темно, не видно, завтра рассмотрю. Гобелен у окон. Деревянные резные стулья возле стола. Каменный пол, несколько ступенек в разных концах зала ведут к дверям. Обычная такая обстановка средневековая. Чистота идеальная. Мама это оценила. А то бы сейчас принялась пол мыть во всем замке, с нее станется. И еще бы меня припахала.
  Сидим так хорошо, чемоданы в углу свалены, корзины, коробки. Нам лень их разбирать, вот мы и сидим.
  - Кто-нибудь понял, чего они как ошпаренные отсюда унеслись? - спросила Равена.
  - Русских боятся? - с надеждой спросила я.
  - Наш шофер был русским, - напомнили мне.
  - Может, поэтому и боится?
  - Эх, бабоньки! Не посрамим Родины нашей, России-матушки...! - начала Равена.
  - Я пить не буду!!! - подскочила я. То есть, я бы от ужина не отказалась, но она ведь не про ужин разговор заговорила.
  Если они тут пьянку устроят, то я ж завтра не встану, а хочется по окрестностям погулять. Можно без меня? Пожалуйста!
  - Куда тебе пить. Детей вообще за взрослый стол не сажают, - ответили мне.
  Ну да, детей. Деточке, мне, то есть, всего двадцать восьмой годочек идет. Конечно, рановато. Может, надо остаться, всем назло? Нет, пить вредно.
  И я пошла на разведку. Взяла свечу и пошла. Комнаты, приготовленные для нас, обнаружились в разных частях замка. Две большие рядом, и одна маленькая через зал в конце узкого коридора. Я решила, что буду жить в ней. Перетащила свои вещи, потом помогла накрыть на стол. Еды накупили столько, что можно пережить в том замке не очень длительную осаду.
  Женщины остались обмывать Равенину недвижимость. Я нашла, где тут можно умыться, а потом пошла спать. Комнатка в темноте напоминала монастырскую келью. Узкая кровать, над ней крест, белые стены, шкафчик и сундук. Стул еще. Окно выходило непонятно куда, потому что темно. Завтра рассмотрю. Я попыталась открыть окно, не получилось. Оно деревянное, рассохлось, наверно. Надеюсь, что спать будет не жарко. Нарядилась в пижамку и залезла под одеяло. Баиньки пора.
  Считала овец, потом верблюдов, не спалось. Начала вслух напевать сама себе колыбельную: 'Один верблюд идет, второй верблюд идет, и целый караван идет и песенку поет!'. Все равно не спалось. Хуже стало, когда к моей тихой колыбельной присоединился из зала пьяное трио с песней 'На Муромской дорожке'. Ладно бы, чисто пели, так ведь фальшивят! В ноты не попадают! Нельзя же так песню уродовать. Пойти, что ли, подпеть? Пускай поучатся у специалиста.
  Подумала и решила не ходить. Закрыла голову подушкой и начала заново считать овец. Досчитала до пятисот, и поняла, что в комнате кроме меня кто-то есть. Прямо у кровати стоит. Неужели, решили переделать трио в квартет, и пришли за мной?
  Убрала подушку и повернулась, садясь в кровати.
  Передо мной стояло огромное, около двух метров ростом, шерстистое существо.
  - Бомжи у них, в этой Испании совсем одичали! - пробормотала я, протирая глаза.
  Существо дернулось.
  Я снова уткнулась головой в подушку, но подскочила.
  - Постой-ка! Ты же не бомж! - дошло до меня. - Ты - домовой!
  Существо не шевелилось, ни подтверждать, ни опровергать мои слова не стало.
  - Ты здесь живешь, да? Давно? Хочешь, я тебя кормить буду? Тебя кормят здесь? Ты пришел посмотреть, кто сюда приехал? Я ни на что не претендую, мы все здесь временно, совсем скоро уедем, так что ты не волнуйся за свой замок...
  Существо тронуло меня пальцем в лоб, и я уснула. Только успела заметить, что оно ушло. Стена там была, или дверь, я не разглядела.
  
  Утром солнце рано стало светить в окно. Восточная сторона. Поспать не удастся, надо было вчера штору закрыть. Если она здесь есть, не помню. Спала как убитая. Зато теперь с интересом рассматривала то, что не успела увидеть вчера при свете единственной тонкой свечи. Вешалку у двери, и висящий на ней серо-коричневый шерстяной плед. Ведь я же не пила вчера! Почему тогда приняла плед за домового? Вопрос. Устала, наверное, вот и померещилось.
  Я пришла в зал. Чистоте, царящей там, даже не удивилась. Моя мама не ляжет спать, пока уборку ни сделает. Пьяная она, или трезвая, значения не имеет. Правильно, и пол тоже помыла, его, наверное, вчера запачкали.
  Сходив в комнаты для гостей и убедившись, что все еще спят, потому что рано, принялась за важное дело. Занималась им примерно час. Надеялась, что никто не заметит, но, увы.
  - Я наступила в тарелку с молоком! - взвизгнула Мария.
  Сама виновата. Зачем было ходить в темном углу. Но и я тоже немного виновата. Надо было эту тарелку с молоком запрятать под какую-нибудь мебель, как я поступила с остальными тарелками.
  - Что делает в углу одноразовая тарелка с молоком?!
  - Стояла себе спокойно, пока вы в нее не наступили, - пожала я плечами.
  - Почему она там стояла?
  - Э... Для кошки!
  - Здесь нет кошек.
  - А вдруг есть?
  - Нет, кошек здесь не видели.
  - А кого видели? - сразу насторожилась я.
  Мария уточнять не стала, ушла выбрасывать тарелку и отмываться от молока.
  Н-да, подумала я, с молоком вышел прокол. Надо было тоже печенья положить, или сухарей. Не знаю, чем здесь кормят домовых. Я же обещала покормить. Ну и что, что домовым оказался всего лишь шерстистый плед, а у страха глаза велики. Все равно надо сдержать обещание. Моя кошка, может, тоже сейчас дома одна, и ее покормить забыли. Надеюсь, что не забыли, но вдруг? Домовой тоже человек, он есть хочет, так что надо кормить.
  В зал вошла Регина Карповна, огляделась, зевнула, потянулась, запахнула посильнее красивый зеленый халат с золотыми драконами.
  - Доброе утро, Миля.
  - Доброе! Как спалось?
  - Отлично. Только зачем ты бродила и дверями хлопала?
  - Я? Нет, я спала.
  - Кто тогда хлопал дверями? Почти всю ночь?
  - Не я!
  - Но ведь я слышала... Миля, а ты часом, не лунатик? Ходила и забыла?
  - Не лунатик, честно. Наверное, это где-то сквозняк хлопал дверью. Или за окном шумно было.
  - Замок один в горах. К нему одна дорога. Никого здесь нет. Не могло быть шумно.
  Зачем ей замок, который стоит один, как перст, в горах, и к нему одна дорога? И еще в нем всю ночь двери хлопают?
  - Наверное, ты права. Это был сквозняк. Или пить меньше надо..., - тихо добавила она.
  Я сидела на длинном диване, и вспоминала, куда еще можно втолкать пластиковую тарелку с печеньем. Еды и пластиковой посуды у нас было много. На всех хватит, и на домового тоже.
  - Мария уже приехала? - спросила Равена.
  - Да, недавно.
  - Странно.
  - Что именно?
  - Что она - Мария. Я думала, что в Испании все женщины - какие-нибудь Мерседесы, Кончиты и Консепсьоны.
  - И я думала, что в России не встречается имя Равена, - заметила Мария, появившись в дверях за нашими спинами. И сказала она это по-русски.
  - В России чего только не встречается, - отмахнулась от нее Равена, а потом уставилась во все глаза. - Почему вы нам вчера не сказали, что говорите по-русски?
  - Не успела, - спокойно ответила та.
  - Понятно. Откуда знаете русский?
  - Училась в Санкт-Петербурге.
  - Да? Я училась в Москве...
  Равена еще раз зевнула, видно, решила, что зря так рано встала.
  - Пойду, заварю чай. Завтракать буду в комнате. Миля, ты есть хочешь?
  - Нет, спасибо, не хочу. Рано еще.
  Сознаваться, что уже натрескалась печенья, пока кормила домового, не стала.
  Равена Карповна отправилась в сопровождении Марии на кухню готовить себе завтрак. Я же осталась на диване. Решив, что домовому еды хватит, стала думать про поведение нашей испанской знакомой. Вот прямо так и забыла она сказать о том, что знает русский. И как раз в тот момент, когда приехали русские. С русскими же проще по-испански говорить. Особенно, если они ничего не понимают. Или бы уж молчала и не сознавалась. Но ведь созналась. Почему? Услышала, что Равена говорит про ее недостаточно испанское имя? Глупости, не верю, это предлог. И смотрела эта Мария на меня странно. Надо бы пообщаться с этой самой Марией поближе. Любопытная дама.
  Марию я застала на кухне. Равена уже ушла вместе с завтраком, а Мария наводила порядок. На кухне тоже был камин, только не такой большой, как в зале.
  - Я слышала, что русские задабривают нечистую силу, бросая еду в печь? - сказала Мария.
  - Печи здесь нет, камин не горит.
  - Зажечь?
  - Нет, спасибо.
  Еще домовых можно задабривать, оставив еду в укромном месте, а в замке таковых кроме камина достаточно.
  - Про нечистую силу, это вам в Санкт-Петербурге рассказали? - спросила я, обосновавшись на табурете.
  - Нет.
  - У вас акцент южный. Вы не учились в Санкт-Петербурге. Крайняя северная точка вашей учебы - Краснодар. Зачем вы меня обманываете?
  - Тебя? Именно тебя? - усмехнулась та. - С чего ты это взяла?
  - Меня. Я оставила тарелку, в которую вы случайно наступили. И что-то вас заинтересовало. Пока не пойму, что именно.
  - Ты кормишь нечистую силу.
  - А вы - набожная католичка?
  Женщина не ответила. И не перекрестилась.
  - У тебя каталонский акцент, - сказала она.
  - Учитель постарался, - ответила я. - Заметьте, я не говорю, что училась в Испании. Я вообще впервые в этой стране. Наш провожатый вчера нам сказал, что за замком присматривает женщина, что она испанка, живет неподалеку. А вы говорите, что учились на севере России, а акцент у вас южный. Зачем все это? Сказали бы, что учились на юге.
  - В следующий раз так и поступлю.
  Может быть, я себя накручиваю? Ну, захотелось женщине похвастаться, и что с того? Надо мириться.
  - Покажите мне, пожалуйста, замок? Вас ведь не затруднит? Вчера вы так спешно уехали, а мы почти сразу легли спать, и ничего не успели посмотреть. Ведь вы давно присматриваете за замком?
  - Несколько лет. До этого за ним присматривал мой отец.
  - А хозяева? Разве хозяева здесь не жили? - удивилась я.
  - Замок часто меняет хозяев. Никто здесь долго не живет.
  - Понятно. Вы ведь иногда остаетесь в замке. Где ваша комната?
  - Я никогда не ночую в замке, - резко ответила женщина. - У меня нет своей комнаты.
  Неужели проще таскаться каждый день сюда? А если вдруг непогода? Нельзя уехать? Что, она вообще ни разу здесь не ночевала? Об этом и спросила.
  - Нет, - ответила она мне. - Ни разу.
  Ну, у каждого свои странности. И непогоды в горах, конечно, никогда не бывает. Вечное лето, как в раю.
  Потом меня долго водили по замку, показывали старую мебель и гобелены. Несколько кладовок даже было, в одну из них мы заглянули, проинспектировали какое-то барахло. В общем, первое впечатление не поменялось. Красиво, но места мало, лестницы узкие, непривычно, и дома лучше.
  Как бы еще теперь по улице погулять, или в город съездить. Какой там у нас сегодня день недели? Пятница? Отличный день. Я бы съездила по магазинам. Хочется привести подругам всяких милых сувенирчиков. Они мне всегда привозят. Вот и я привезу. Надо выбрать что-нибудь не тяжелое и полезное.
  Вернулась в комнату, открыла окно, потому что услышала шум на улице. Прямо у замка остановились две машины. Из одной выбрался наш провожатый, а из другой - незнакомый мужчина. Интересно, зачем приехали? Я что-то вчера пропустила? Надо спросить. И вот еще - вчера я не смогла открыть окно, а сейчас открыла с легкостью. Что-то я вчера совсем замотанная была, раз даже окно не смогла открыть.
  В зале собралась вся компания, кроме незнакомца, который на машине приехал. Он почему-то не пришел. Не пригласили, что ли? Но Равена Карповна, вроде бы не должна была оставить человека на улице. Сам не захотел войти? Почему?
  - Отлично! - радовалась Равена. - Целых две машины! Можно поездить по окрестностям!
  - Да, все как вы просили, две, - кивал наш провожатый. - Только не забывайте о делах. Надо проверить документы, и покупателя тоже найти не помешало бы. Есть несколько предложений...
  - Я же говорила, что меня не устраивает цена!
  - Да, но...
  - Нет!
  - Мы еще...
  - Нет!
  - Равена! - подошла к ней мама. - Поехали куда-нибудь? Замок, конечно, замечательный. Но не сидеть же тут весь день?
  - Да! - обрадовалась Лидия. - Поехали!
  - Хорошо. В ресторане пообедаем, потом бумагами займемся. Проверишь, все ли в порядке? - обратилась Равена к моей маме.
  Сразу видно, кто тут самый грамотный юрист. И зачем этого юриста поволокли в Испанию. Мама тоже это знала, но они же все-таки подруги. Надо помогать. Значит, поедут с бумагами разбираться.
  - Миля, едешь с нами?
  Я хотела поехать. И сувениры купить. И местность посмотреть. Очень хотела, вот честно.
  - Нет, - почему-то сказала я. Как за язык тянули. Сама удивилась.
  - Ну, сегодня нам ничего переводить не надо. Но мы поедем в ресторан. Ты здесь что есть будешь?
  - Еды в замке полно. Мы вчера купили.
  - Это точно.
  - Я здесь погуляю, а к вечеру спать пойду. Почему-то все время спать хочется.
  - Погода? - предположила Лидия. - Давление? Акклиматизация?
  - Не знаю.
  - Ладно, оставайся, - сказала мама. - И после обеда не забудь убрать посуду!
  Ну, как же, кто про что, а мама про чистоту.
  Все пошли во двор, я с ними - провожать.
  Ехать решили в одной машине. Свою собственную наш провожатый оставил на стоянке в городке. Все пятеро в машине помещались с трудом, поэтому залезать в нее не спешили. Стояли рядом и распределяли, кто где будет сидеть.
  Из замка вышла Мария, сразу поняла наши затруднения и предложила:
  - Я уже уезжаю, могу подвезти. Садитесь кто-нибудь в мою машину.
  Оба мужчины от нее шарахнулись в стороны.
  - Вы говорите по-русски?! - это наш провожатый удивился.
  Ну, говорит. Зачем так пугаться? Даже, если не знал.
  Испанец вообще на три метра отскочил. И черта еще помянул. Того и гляди пешкодравом отсюда убежит.
  Гады, эти мужики, обижают женщину. Она стоит спокойно, ждет. В результате, с ней поехала моя мама. И мне подмигнула, прежде чем сесть в машину. Ну, все, Мария, ты еще не знаешь, но ты попала. К концу поездки моя мамочка о тебе все будет знать, ты и не заметишь, как расскажешь.
  Проводив долгим взглядом обе машины, вернулась в замок. Подкинула еще печенья домовому. Прошлась по залу. Потом мне очень сильно захотелось посмотреть те кладовки, мимо которых мы шли сегодня с Марией. Она сказала, что там нет ничего интересного. Вот и посмотрю, чего там нет такого интересного.
  В первой кладовке ничего и не было. Зато во второй стояли статуи. Я открыла темную ставню на окне, чтобы лучше видеть.
  Такого не бывает! Настоящие! В натуральную величину! Пятнадцать штук! Мужчины и женщины. Прекрасные, молодые.
  Стоят близко друг к другу, но между ними можно пройти. Никогда таких не видела. И никто не видел больше двух тысяч лет. Я не искусствовед, но статуи эти - древнегреческие.
  Очень похоже на конец архаики или даже на ранний классицизм. Красота какая! Ни в одном музее такого не найти! Потрясающе!
  Девочка с каким-то плодом в руках, гранатом, наверное, лапочка! Уже не ребенок, но и не взрослая девушка. Трогательная такая!
  Женских скульптур всего пять. Кроме этого полуребенка, еще четыре статуи девушек. Все четыре прекрасны каждая по-своему. Одна надменная красавица, вторая - со склоненной головой в покрывале, третья - дерзкая кокетка, четвертая - смотрит куда-то, прижав руки к груди.
  Мужских скульптур десять. Три мальчика подросткового возраста. Семь мужчин - примерно от восемнадцати до тридцати лет. Хотела бы я посмотреть на модели! Вот, мужики раньше были! Сейчас так не делают! Аж слюнки текут!
  Собрав мысли в кучу, еще раз прошлась между рядами статуй, уже с ясной головой пытаясь еще раз все проанализировать. Первая мысль о Древней Греции. Ну, такая мысль возникла бы у каждого, кто читал школьный учебник истории. Вторая мысль - подделка все эти статуи. И вот эта вторая мысль казалась мне наиболее правдоподобной.
  Статуи в идеальном состоянии. Никаких отбитых рук, ног, носов и других частей тела. Да и кто видел живьем те греческие статуи? Почти никто. То римская копия, то неудачная реплика. Поэтому не может же такое быть, что в маленьком замке в Испанских горах хранится такое богатство? Правильно, не может.
  Статуи не раскрашены, что было модно в те времена. Ни одна не раскрашена. Почему? Ну, допустим, автор так решил. Хозяин - барин.
  Все-таки, между архаикой и ранним классицизмам есть разница. А здесь... Не понимаю. Автор, безусловно, являлся знатоком анатомии. Тела безупречны. Мужские тела, то есть. Женские - одеты, там не разберешь. Но все равно красивы. Позы вроде бы статичны, но без обычного для того периода подражания Древнему Египту. Нет поз, где вытянутые по швам руки и ровно поставленные ноги.
  Да, подделка. Очень талантливо, просто необычайно. Я бы так ни в жизнь не слепила, а лепкой я занималась. Мне до такого уровня - как отсюда пешком до Китайской границы, и дальше по экватору.
  Следующий вопрос - как вся эта красота оказалась в Равениной кладовке? Вот как? Об этом, думается мне, может поведать Мария. За домом она присматривает. Ну да. И хранит здесь, не пойми что. И не пойми зачем.
  Ну, серьезно, зачем она приволокла сюда эти статуи? Равена не говорила, что у нее в замке есть коллекция скульптур. Знала бы, наверное, если бы были. И эти скульптуры ведь в натуральную величину. Их ведь совсем не так просто туда-сюда таскать. Это же не детские куклы. А она, Мария, их притащила зачем-то и поставила. Смысл?
  Ладно, спрошу завтра. Вдруг окажется, что это и не она вовсе.
  Задвинула ставень и пошла обедать. Налила в тарелку еще молока и поставила там, где никто не найдет - под шкафом. Пусть домовой ест спокойно. А как следующий хозяин этого замка будет выгребать из разных потаенных мест пластиковые тарелки - это уже не моя забота. Я к тому времени буду уже в Москве.
  - Домовой! - предупредила я. - Наедайся впрок! Неизвестно, кто следующий тебя будет кормить. И когда.
  От ветра где-то хлопнула дверь. Вроде бы в моей комнате. Да, я ее неплотно закрыла, когда ушла.
  Обед получился всухомятку. Овощи, сыр, хлеб, вяленое мясо. В Испании, кстати, оно не вкусное. Наше лучше. Запила все это дело минеральной водой и решила погулять. Не зря же мне машину оставили.
  Сходила переоделась, решив, что в город надо что-то понаряднее, чем шорты с футболкой. Покрутились у антикварного зеркала, в котором все равно ничего не было видно, и поехала. Петляла по серпантину, чуть не укачало, но доехала благополучно.
  До самого вечера гуляла по городу, ела мороженое, посидела в кафе, пообщалась с народом. Все понравилось, и даже не очень жарко, осень, все-таки. Сувениров купила. На обратном пути решила, что сувениров много не бывает, и остановилась возле давешнего магазина.
  Хозяин меня узнал, удивился, поздоровался. Пока я выбирала мелкие сувениры и продукты, бродил рядом, бросая на меня заинтересованные взгляды. Заговорить не решался, пришлось мне.
  - Мы вчера замечательно добрались до замка, и ночь там провели тоже чудесно. Напрасно вы за нас волновались!
  - Отлично, я рад! - закивал он мне.
  - Очень живописное место! Такой великолепный вид из окон на горы! Вообще, в Испании очень красиво! - воспевала я дифирамбы его родине, и он соглашался. - Замок нам понравился...
  - Вы не хозяйка?
  -Я? Нет. Хозяйка - подруга моей матери. Она приехала посмотреть на недвижимость, а мы просто в гости.
  - Понятно.
  - Хозяйка хочет этот замок продать. Возможно, его купит кто-нибудь из местных.
  - Нет, местные не купят, - уверенно сказал он мне.
  - Почему же? Замок очень мил, да и цена на него, как мне известно, не сильно высокая.
  - Это да...
  - Мы тоже удивились. На недвижимость подобного уровня цены обычно значительно выше.
  - И вас это не насторожило? - усмехнулся хозяин магазинчика.
  - Нет. Мы решили, что замок не в идеальном состоянии, и находится вдали от туристических маршрутов и вообще не в самой людной части страны, поэтому и цена не очень высокая. Я выбрала вот эти яркие магнитики и еще... Ой!
  Я подскочила, едва не выронив из рук все товары. Нет, ну нельзя же быть такой склерозной! Рано еще! Не по возрасту!
  - Что случилось? - всполошился хозяин магазина.
  - Я забыла закрыть дверь, когда уезжала! - созналась я, придя в ужас от такого проступка.
  В замке куча ценностей и антиквариата, и статуи. Вот вернусь сейчас - а там одни голые стены! Меня прибьют наши, когда вернутся! Осталась на хозяйстве! Ужас.
  - Ничего страшного, - успокоил меня мужчина. - Никто туда не войдет.
  - Я понимаю, что это далеко, но вдруг кто-то случайно свернет на ту дорогу, приедет в замок, а там...
  - Не беспокойтесь. Туда никто не ездит.
  - Почему?
  - Все знают, что туда не надо ездить.
  - Отчего же?
  - Там вообще не надо было строить этот замок, и первому владельцу это было известно.
  - Замок построили в шестнадцатом веке, - напомнила я.
  - В шестнадцатом веке ему и говорили. Не послушал. И до этого там стояла крепость, а до нее - что-то языческое.
  - Понятно. Все считают, что это неудачное место?
  - Да как вам сказать. Замок это вроде бы и не пустовал никогда, но хозяева редко в нем жили, и менялись часто. Продавали его все время.
  - Ну, такое бывает, - не удивилась я.
  - Так что никто в ваше отсутствие в замок не войдет.
  - Надеюсь, что мне повезет, и именно так и случится.
  - Именно, - ничуть не сомневаясь в сказанном, ответил мне.
  - Почему вы так уверены? - с подозрением спросила я.
  - Когда-то в замок залезли трое грабителей.
  - И что?
  - Умерли.
  - В сто лет от старости, весело прожив всю жизнь на награбленное? - улыбнулась я.
  - Их нашли в замке. Они ничего не оттуда вынесли и сами не ушли.
  - Раскаялись в том, что хотели украсть чужое добро и умерли с горя? - предположила я, но мужчина шутку не поддержал.
  - Поверьте мне, никто туда не залезет.
  И я поверила.
  Забрав все покупки, погрузилась в арендованную машину и не спеша поехала домой. В замок, то есть. Ехала себе, ехала потихоньку вверх по серпантину, и вдруг машина дальше ехать отказалась. Заглохла, то есть, и остановилась. Не любит меня техника. Я же вроде бы никакие кнопки не нажимала, педали давила аккуратно, руль крутила нежно. Вот, что этой машине надо? Я ее даже нигде не испачкала!
  Пришлось выйти, погоревать, побродить вокруг. Телефона у меня не было, ждать, пока мимо кто-нибудь проедет можно до бесконечности, потому что никто не проедет. Мои все - мама с подругами - наверное, уже дома. Я припозднилась, солнце уже садится. Поторопиться надо. Если срезать дорогу наискосок через горку, а потом опять выйти к серпантину, то доберусь в два раза быстрее, решила я и рванула напрямик.
  Кусты какие-то встречаются мелкие. Надеюсь, змеи и всякие звери не встретятся. Припустив шаг, я поскакала в горку, и уже почти вышла на дорогу, как услышала за спиной приятный мужской голос:
  - Куда спешит такая прелестная сеньорита, одна и ночью?
  Даже спорить не буду. Я необычайно прелестна ночью со спины.
  Это он меня еще спереди не видел!
  А может и не надо? Иду вся такая пыльная и уставшая. Растрепанная. На плече сумка с каким-то барахлом, которое почему-то не оставила в машине. Брюки ни на что не похожи, кажется, я ими за все колючки зацепилась, пока по здешним буеракам лезла. Интересно, тут змеи водятся? Знала ведь, точно помню, что знала, но забыла. Мне вообще не до змей, когда рядом такой мужчина.
  - Сеньорита наслаждается пейзажем, - поведала я.
  - В темноте?
  - Может быть, я отлично вижу в темноте?
  - И я тоже! - в голосе говорившего послышалась ухмылка.
  Я ему поверила, доверчивая я сегодня. Идет он, не спотыкаясь, в отличие от меня. Даже поддержал под локоток, когда я вдруг решила свалиться в канаву.
  Отлично видеть в темноте - это разве нормально? Не нормально. Он меня разыгрывает, а сам - местный абориген, который все тропы здесь с детства знает, и пройдет по ним не то что ночью, а даже с завязанными глазами при лунном затмении. Решив, что это объяснение наиболее приемлемое, я принялась разглядывать своего нового знакомца.
  Ничего не видно, темно, но он хорош. Для этого женщине можно не смотреть, она такие вещи сразу чует. Хоть вокруг темнота, но его рост и разворот плеч не заметить невозможно, я ж к нему почти прижалась. Кажется, если приглядеться, когда луна из-за туч выглядывает, то и черты лица правильные, и возраст молодой. Так может мне сейчас романтический вечер под луной организуют? Будет что вспомнить в старости, сидя с внуками на печке.
  Я приосанилась и даже улыбнулась в его сторону. Если видит в темноте, то пусть смотрит, что зубы у меня свои, вот. И чего он молчит и от меня отвернулся? Где мой романтический вечер и жаркие объятия под испанской луной? Надо еще раз споткнуться, а он меня поймает. Я сделаю вид, что за него держусь, тут и обнимашки начнутся. Главное, действовать быстро, решительно и не теряться в ответственный момент.
  Глубоко вздохнула, еще раз обдумала эту заманчивую мысль, и решила повременить с ее осуществлением.
  Споткнуться-то я сумею, а дальше? А ну как он меня не поймает, да я на землю грохнусь? Больно будет. И вся эта романтика на колючей траве. И змеи, опять же. Есть они тут или нет, но одна-то ко мне обязательно приползет, с моим счастьем. Пойду-ка лучше я домой. Да и спутник никаких поползновений в моем направлении не предпринимал. У него, может, обет безбрачия, а я тут уже себе насочиняла.
  - Сеньорита живет в замке? - утверждающе сказал он.
  - Да. Там нас четыре женщины. Приглашаю в гости.
  Тут уже он споткнулся, и мне пришлось его схватить. Никакой романтики, тяжелый, зараза.
  - Нет! - и уже тише и спокойнее: - Нет, спасибо.
  У него точно обет безбрачия, или он монах, или вообще евнух. Зря я про женщин сказала. Мы как-то с подругой Еленой в кафе не нашли свободного столика, и решили подсесть к какому-то мужчине. Он, едва поняв, что мы хотим сесть рядом, заорал: 'Уйдите, я женат!', и сам от нас убежал. Я тогда долго смеялась, а Елена обиделась, ее ломало, пришлось минералкой отпаивать.
  - Я иду в замок. Куда идете вы? Здесь больше нет никакого жилья.
  - Если я просто гулял?
  - Ага...
  - Не верите? Я люблю здесь гулять.
  - По ночам.
  - Да, по ночам.
  - Верю. Вы изучили все местные тропы так, что идете в темноте, не глядя под ноги. Вопрос - зачем вам это надо?
  - У сеньориты каталонский акцент, - увел он разговор в другую сторону.
  Дался им всем мой акцент.
  - Меня зовут Миля.
  - Милли?
  - Как вам угодно.
  Он в ответ не представился. Странный. Вдруг маньяк? Вот не повезет. Прибьют, и никакой тебе перед этим романтики. Где уже этот замок?! Я вроде бы в ту сторону иду. Раз никакой пользы нет от нового знакомства, то незачем это знакомство продолжать. Пусть знакомый идет гулять дальше.
  - Милли, вы обиделись? - грустно спросил он.
  На обиженных воду возят, если кто не знал. Я вообще-то уже собралась о нем забыть навек, тем более что замок вдали показался.
  - Нет, просто думаю, как буду ремонтировать машину. Она заглохла по дороге, пришлось по горам пешком идти. Я не любитель гулять по ночам.
  - Я понял. Вы все-таки больше прагматик. В чудеса, которые могут случиться с вами, не верите.
  Да, точно, я скорее в большое гадство поверю, чем в розовое чудо. Это пускай Елена в принцев верит, а меня даже маньяки ночью насиловать не хотят, аж расстроилась немного. Ну, ладно, тогда буду с ним дружить, раз ничего другого от него добиться не удалось.
  - Может быть, я как раз в чудеса и верю?
  - Тогда бы я вам приснился.
  - Чего?! - я засмеялась. Юморист. - Нет, мне снилось шерстистое чудище. Это точно были не вы!
  Мужчина остановился.
  - И что вам сказало это чудище? Оно вас душило?
  - Нельзя так безоговорочно верить снам, - укоризненно посмотрела я на него. - Моя подруга учится на психолога, и она мне сказала, что если снятся кошмары, то объяснений этому только три. Первое - вам жарко, второе - вам холодно, третье - вы болеете. Ничего больше.
  - И никакой романтики!
  - Чудовище оказалось шерстяным пледом. Только и всего.
  - А если нет? Если оно настоящее?
  - Извините, конечно, оно настоящее. Оно живет на чердаке вместе с гномиками и Санта Клаусом! - и добавила: - Не смешите меня. И мы уже пришли, спасибо, что проводили. Я вас заверяю, что в замке кроме нас никого нет. А статуи, хоть и похожи на людей, но совершенно мраморные. И асбестовые еще есть.
  - Статуи? - встрепенулся мужчина. - В замке? Это точно?
  - Зайдите, посмотрите. Хозяйка не будет возражать.
  - Хозяйка статуй?
  - Хозяйка замка.
  - Не могу, - еще раз повторил он, действительно, огорчился, даже безысходностью какой-то от него повеяло.
  - Как знаете, - мне-то все равно.
  - Может, хотя бы расскажете, что это за статуи? Я не слышал, чтобы в замке находилось что-то подобное.
  - И мы не слышали. Сами хотим узнать. Поверьте, узнаем.
  Мужчина хмыкнул. Не верит. Зря.
  Надо посмотреть, как Равена Карповна отнесется к складированию статуй в ее замке. Мария-то у нее разрешения не спросила. Ну, скоро узнаю.
  Мы подошли к стене, и тут мужчина сказал:
  - Вряд ли вам, Милли, удастся войти в замок до утра.
  - Не шутите так. Куда я денусь? У двери ночевать буду?
  - Вы не сможете войти в замок до утра. Не войти, ни выйти.
  - Кто сказал? - удивилась я.
  Вообще-то мне очень сильно не хотелось стучаться в закрытую дверь и привлекать к себе внимание. Я ее подергала и поняла, что все вернулись и дверь закрыли. Если постучусь, то, разумеется, меня пустят. А потом придирками изведут. Я же обещала, что спать лягу. Есть шанс, что никто не приходил в комнату меня проверять. Конечно, завтра все заметят, что нет машины. Вот завтра и буду объясняться, а сегодня не хочется. Темно, поздно, надо в душ и спать.
  - Никто не входит в этот замок ночью.
  - Правильно делают. Нечего ночью шляться по чужим замкам. Подсадите меня вон к тому верхнему окошку...
  - Не дотянетесь.
  Я?! Не дотянусь?! Оскорбляют, как хотят. Я бы и без него, наверное, допрыгнула, но раз уж он здесь, то пусть помогает.
  Наступив на сцепленные в замок сильные руки, подтянулась вверх на подоконник. Ставни, разумеется, закрыты и не открываются.
  - Милли, спускайтесь вниз!
  Я дергала ставень и приговаривала: 'Домовой, пусти меня, пожалуйста, а? Я тебе еще молока налью! Я машину потеряла, и пешком шла, и целовать меня никто не хочет!'. Это я уже просто так пожаловалась, на жалость била. Но ставни поддались, и я, не забывая про сумку, полезла вовнутрь.
  - Милли! - раздалось сзади. - Там кольцо! Никогда не...
  Ставня захлопнулась от сквозняка, отрезав от меня все звуки.
  Ну его, этого чудика испанского. Целоваться не хочет, ерунды всякой наговорил, забыть, как сон.
  - Домовой, спасибо, ты молодец! Меня еще кольцом только что пугали. Не поняла, что за кольцо? Не знаешь?
  Я пошла по какому-то коридору, где-то заворачивала, стукнулась о косяк, набрела на ванную комнату, умылась. Потом пришла к себе и увидела, что на кровати сплю я.
  Решила не пугаться, меня уже шерстяными пледами не проведешь. Подошла к кровати и поняла, что это вовсе не я, а одеяло. Оно почему-то так лежит, что кажется, будто под ним спит человек. Я же вроде бы заправляла постель? Или нет? Не помню. Надо следить за собой и в чужом доме беспорядок не устраивать.
  Спать почему-то расхотелось, и я пошла в каминный зал. Тем более, оттуда доносилась одна из моих любимых песен 'Напилася я пьяна'. На первом месте по любимости стоит песня про молодого Ленина.
  Пока пришла, песню допели и стали обсуждать всякую всячину.
  - Говорят, что на новом месте приснись жених невесте, - вспомнила Равена. - Кому что снилось?
  - Мы все замужем! - гордо оповестила Лидия-Лолита, и повернулась ко мне. - Кроме Мили. Может быть, ей что-то снилось?
  - Чудище шерстистое, - честно ответила я.
  - Галина, скажи своей дочери, что у нее странный вкус, - по-змеиному улыбнулась Лидия.
  - Говорила, - мама потягивала из бокала красное вино. - Она мне не верит. Миля, я думала, ты спишь. Заглядывала в комнату, ты даже не проснулась. Выспалась что ли? Что ночью будешь делать?
  - Мне приснился горячий испанский мачо! - с триумфом глядя на меня, сказала замужняя дама Лидия. Не муж ведь ей приснился. Ее мужа я видела, он и не мачо, и не горячий.
  - Мне тоже, - равнодушно сказала мама. - Хорош, ничего не скажешь.
  - Высокий такой! - переспросила Лидия. - И плечи, и весь такой...
  - Он, все точно. Я его как увидела во сне, так сразу и говорю - у меня дочь не замужем. Очень милая умная девушка.
  - Это не ты, это я ему так сказала! - перебила маму Лидия. - Это у меня дочь красавица, и молоденькая совсем! - Лилия покосилась на меня.
  Равена, перед которой на столике стояла батарея бутылок, отмахнулась бокалом:
  - Я тоже его видела. Он мне только начал про какое-то кольцо говорить, я его сразу послала... Лесом, полем... Альфонсы. Кольца им еще дарить! Он и побежал.
  - Ты видела, как он убежал? - заинтересовалась Лидия.
  - Это вы сейчас все придумали, да? - уселась я на диван и тоже взяла пустой бокал, сейчас вина налью. Вот сыр лежит, и вяленое мясо! Живем!
  - Я поняла! - хлебнула вина Лидия. - Это он от Мили убегал. Она ему свою диссертацию начала рассказывать!
  - Нет, - подумав, решила я. - Если докторская диссертация, то не сбежал бы. Она интересная. Особенно вторая глава.
  Лидия глянула на меня, как на убогую. А что я такого сказала? Не ругать же свою собственную диссертацию? Раз мне за нее докторскую степень присудили, то значит все с ней в порядке.
  - Вокруг моей доченьки мужчины вьются, как пчелы возле меда! - не удержалась Лидия от похвалы своей ненаглядной дочурки, которой не пойми сколько лет.
  - То она и не замужем, - посочувствовала мама.
  - Она выбрать не может!
  - Хорошо, что у меня сын! - порадовалась Равена.
  - Вот! Он-то и женится! Будете вы с Лолитой родня! - предложила мама.
  Лидия-Лолита очень заинтересовалась, а Равена побледнела и решила, что всем пора спать.
  Мне снились статуи. Только не мраморные, а живые. Я же хотела увидеть тех людей, с которых их лепили, вот во сне и увидела. Они в жизни еще лучше, чем в мраморе. Правильно, что их слепили. Все должны видеть, что бывают такие красивые люди. И ведь все до одного совершенно разные! Типаж разный. До чего же все красивые. Я во сне окинула себя мысленным взором, и поняла, что не достойна находиться с ними рядом. Пусть даже во сне в райском саду с цветами и фруктами. Мы там все гуляли и радовались, а я решила уйти. Девушки окружили меня, и я осталась. Девочка, которая держала красный спелый гранат, что-то запела голосом чистым, как родник. Юноши молчали, они к нашей девичьей компании не приближались, гуляли вокруг и глазели на нас.
  
  - Кто всю ночь песни пел и дверями хлопал? - начала утро со скандала Равена.
  - Не я! - открестилась я. - Я спала!
  - И не я, - прихлебывая кофе, сказала мама.
  - И не я, - неуверенно добавила Лидия.
  Все промолчали и на нее посмотрели.
  - Среди нас точно нет лунатиков? - не успокоилась Равена. - Почему все время звуки и голоса по ночам?
  - Призраки? - тихо предположила Лидия.
  - Лунатики! - припечатала Равена. - И я все равно выясню, кто это. Не буду спать ни эту ночь, ни следующую. Я могу, мне не трудно. Но все равно поймаю того, кто здесь шляется и мне мешает спать.
  Пауза, во время которой Равена осматривала каждого из нас тяжелым взглядом, затягивалась. Меня лично это не беспокоило. Мне бояться нечего, я не лунатик, по ночам не хожу и не пою. Только чувствую себя с утра уставшей, словно и правда всю ночь по лугу круги наматывала.
  Мама тоже вела себя спокойно, пила кофе и бутербродом заедала. Она спала, песни не пела и двери не трогала.
  Лидия же напряглась и руки у нее затряслись. На воре шапка горит, чует кошка, чье мясо съела.
  - Ну? - хищно подвинулась к ней Равена.
  - Я уже давно не лунатик!
  - Давно?
  - С молодости!
  - То есть, ты была лунатиком? Я не знала, - с укоризной смотрела на подругу Равена.
  - Никто не знал, я же не дура, о таком всем рассказывать. У нас в деревне все знали, что я по ночам хожу. Замуж мне там не выйти. Едва восемнадцать стукнуло, выскочила за первого же солдата, который неподалеку в части в армии служил, он меня к себе увез. Родители его нас в дом не пустили, раз сын без их одобрения женился, и мы уехали в Москву. Мужу повезло, устроился на хорошую работу, деньги стал зарабатывать, я в университет поступила. Но, поверьте, весь мой лунатизм еще до свадьбы в переходный возраст прошел. Не было ни разу с тех пор ни одного случая! Я даже не знаю, что со мной сейчас случилось! Стресс... Не помню...
  - Верим. Но ты тут осторожней ходи. Место незнакомое, свалишься еще где-нибудь.
  Все Лидию пожалели, и я тоже. Неприятно, наверное, ходить с песнями и дверями хлопать, а потом ничего не помнить об этом.
  - И петь прекращай, - завершили разговор Равена. - Красиво поешь, но спать мешаешь. Пой уж тогда днем, что ли. Хоть послушаем нормально.
  Лидия только покачала головой.
  - Я соло петь не умею, у меня слуха и голоса нет.
  - Это бывает, - сказала мама. - На людях человек поет плохо, стесняется, или боязнь сцены, а дома в ванной - золотой голос страны!
  - Это не про меня, я точно петь не умею, - не согласилась Лидия, а потом на меня посмотрела.
  - Я умею петь, но я не пела! - еще раз заверила я всех окружающих.
  Честное слово, я не пела, я спала. Перед этим гуляла, потеряла по дороге арендованную машину, но в этом пока не сознаюсь. Пускай люди позавтракают спокойно. Отложу пока неприятный разговор на неопределенное время.
  Приехала Мария. Поздоровалась, словно она здесь хозяйка, а не Равена. Равена, конечно, не сноб, но на Марию посмотрела и запомнила. Теперь не даст ей премию за хорошую работу.
  - Давайте съездим через час погулять по окрестностям. У меня еще встреча назначена, и я бы хотела, чтобы Миля посмотрела документы, которые составлены по-испански. Их, конечно, переводчик проверил, но мало ли..., - предложила Равена.
  Все согласились, а я опять промолчала насчет потерянной машины. Страшно. Вот соберемся через час, выйдем на улицу, тут я покаюсь и прощения попрошу.
  Все разбрелись собираться, а я пошла к Марии. Она переставляла на кухне какие-то плошки. Делает вид, что занята чем-то важным. Зачем она ездит сюда каждый день? Она еду нам не готовит и не прибирает здесь каждый день. За уборку со дня приезда отвечает моя мама, а за еду - все, кроме меня. И что тогда она каждое утро как на работу приезжает. То есть, конечно, она работает, но раз хозяйка приехала, то можно сделать перерыв.
  Но спросила я не это.
  - Мария, скажите, почему хозяйка замка не знает, что вы устроили здесь склад статуй?
  Женщина даже не удивилась вопросу и равнодушно сказала:
  - Она не знает и не узнает? Или пока не знает?
  - Узнает, конечно. Это же ее недвижимость. Просто ей пока некогда делать подробный осмотр всех помещений. А эти статуи, они же в натуральную величину, их не спрятать.
  - Да, верно, - холодно кивнула Мария.
  - От кого вы их здесь прячете? Чьи они?
  - Мои. Я их автор.
  Жаль, что я не сидела, потому что это заявление заставило меня покачнуться. Нельзя недооценивать людей и считать себя самой талантливой. Вот эта женщина с сухим взглядом сумела создать великолепные произведения искусства. Я издала восхищенный вздох, а потом нахмурилась. Не похожа кладовка, в которой хранились статуи на мастерскую скульптора.
  - Не верю, - озвучила я. - Там не мастерская!
  - Правильно. Не мастерская. Склад.
  - В чужом замке?
  - Я не успела их забрать. Хозяйка поздно предупредила о своем приезде.
  - Это ведь ее замок. Она могла вообще никого не предупреждать.
  - Я учту, - все так же равнодушно сказала женщина.
  - Выражаю свое восхищение вашим талантом. Если бы мне позволили средства, то я бы обязательно сделала у вас заказ.
  Я, правда, не думала, куда я потом этот заказ в натуральную величину дену, не на дачу же отправлять в компанию к роботу?
  - У меня достаточно заказов, поверьте..., - сказала она.
  Верю, как не верить. Грустно стало, что не видать мне моей статуи в мраморе. Не будут мною восхищаться любители искусства. И еще вопрос возник. Если у нее много денежных заказов, то зачем ей работать...
  Мария с интересом на меня посмотрела и предложила:
  - Хотите, я слеплю вас?
  - Да! - обрадовалась я.
  Попрошу Марию слепить меня красивее, чем я есть на самом деле, и тогда не испорчу своим простецким видом аристократическую компанию в кладовке.
  - Мне надо сделать несколько набросков.
  - Здесь? - оглядела я кухню.
  - Нет, пойдемте к остальным статуям.
  - Конечно!
  Я вприпрыжку поскакала вперед, а Мария задержалась, чтобы подобрать миску, которая свалилась с полки, хотя до этого стояла спокойно. Потом зазвенели железные половники, которые висели на крючках на стене.
  - Наверное, небольшое землетрясение, - предположила я, жалея, что мы задерживаемся.
  - Да, иногда такое бывает, - Мария выбросила разбитую миску, вытащила из сумочки блокнот и карандаш и мы пошли.
  В кладовке я сама открыла ставни, впуская дневной свет и размышляя, где мне встать. Мария решила за меня, указав на низенький мраморный постамент. Я тут же на него встала. Мария замотала меня в тяжелую шерстяную ткань, уложив ее складками, распустила мне волосы.
  - Отлично. Не шевелись.
  Да я здесь не то, что шевелиться, даже дышать не буду! Лишь бы все получилось, и моя статуя удалась не хуже, чем эти.
  - В древности люди знали секрет, - рассказывала Мария, и ее голос действовал на меня гипнотически. - Утерянный секрет, при котором мрамор становился мягче воска. Из него лепили прекрасные статуи, а потом он застывал, и даже через века никто не мог повторить то, что получалось тогда. Люди выглядели, словно живые...
  Я не только не шевелилась, но даже не моргала.
  - Отлично, то, что надо! В тебе что-то есть, девочка..., - Мария протянула ко мне руку, и я заметила у нее на пальце кольцо, даже нет, не кольцо, большой перстень. Она не носила кольца, я не видела на ней ни одного кольца.
  - Милана, мы уезжаем! Быстрее! Тебя все ждут! - голос мамы вывел меня из оцепенения, а Мария отдернула руку. - Ты чувствовала землетрясение?
  - Мама, замок выдержит, он уже давно здесь стоит.
  Я спрыгнула со своего постамента и сняла накидку. Жарко в ней, а я не замечала.
  - Продолжим в другой раз? - спросила я Марию, она кивнула. - Извините, мне пора. Если бы не землетрясение, то успели бы.
  - Уже несколько толчков было, - сказала мама.
  - Мы ничего не почувствовали, - ответила я.
  - Не может быть.
  - У страха глаза велики, один раз тряхнуло, и вы все испугались.
  - Милана, пошли быстрее.
  - Может быть, я останусь? - все-таки очень хочется, чтобы Мария закончила наброски и скорее принялась лепить.
  - Не спорь, пошли.
  Пришлось подчиниться.
  - Мария, возможно, вам не следует сегодня здесь оставаться из-за землетрясения? - спросила мама таким тоном, что будь Мария поумнее, сбежала бы, выпрыгнув в окно. Мама ничего про статуи не сказала, пропустила меня вперед и вышла за мной, а Мария осталась. Ну, я с ней еще увижусь. Не в окно же она убежит.
  Разговор про машину все-таки назрел, но не состоялся. Потому что машина стояла на парковке возле замка. Интересно. Неужели мой вчерашний провожатый ее починил и пригнал? Больше ведь некому. А ключи у него откуда? Похоже, из моего кармана, когда в окно помогал залезть. Но все равно спасибо добрый человек за полезное дело. Романтической ночи не вышло, а утро удалось. И ругать меня теперь не будут. Красота!
  
  Вернулись мы далеко за полночь. Дверь не открывалась. Равена ругала старые ржавые поломанные замки, негодные ключи и неправильную политику правительства. Все это не позволяло ей быть счастливой и попасть ночевать в собственную недвижимость.
  В недвижимость пришлось лезть мне через все то же окно.
  - Миля, не застрянь, окно узкое, а ты в последнее время сильно поправилась! - напутствовала меня Лидия. - Вот моя дочь следит за фигурой и занимается фитнесом!
  Ага. Хотела бы я посмотреть, как ее дочь впихнется в это окошко. Я-то впихнулась и в темноте пошла через подвал к лестнице наверх. Домовой на этот раз оказался в углу. Стоял все такой же большой и молчал.
  - Привет! - поздоровалась я. - Тебе еда понравилась? Аллергии ни на что не было? Ты скажи, я поменяю ассортимент!
  Домовой не ответил, видимо, его все устраивало.
  - Только не усыпляй меня, пожалуйста, мне надо входную дверь открыть!
  Со стороны домового я почувствовала угрозу. Он ничего не сказал, не сделал, не шевельнулся даже, но угроза ощущалась.
  - Не сердись. Дверь надо открыть. Они ж ее выбьют.
  Угроза нарастала.
  - Ты просто с русскими не сталкивался. Не сердись. Начнешь сопротивляться - прибьют и замок по камушкам разнесут. Будешь хорошо себя вести - электричество починят, уборку сделают и еды дадут. Спорим, электричество опять не работает?
  Я щелкнула выключателем - ярко загорелся свет. В углу вместо домового висела пыльная овчина. Зачем здесь в самых неожиданных местах висят пледы и шкуры?
  Из зала доносились звуки флейты и голоса, но когда я пришла туда, то не обнаружила никого. Не удивлюсь, если где-нибудь включается радио с этнической музыкой.
  Дверь я все-таки открыла.
  - Тебя за смертью посылать! - поблагодарили меня все. - Почему так долго?
  - Так я...
  - Шевелиться надо, не стоять же нам на улице всю ночь!
  - Открыла же...
  Как только мои тетки вошли в замок, призраки и домовые, если и были, сразу попрятались. Даже нечисть понимает, с кем ей лучше не связываться.
  Возникли всякие срочные дела, типа ночного чаепития с коньяком, обсуждения новостей, случившихся за день. Потом делили душевую и полотенца с тапочками. Мама в это время мыла пол в зале. Это у нее такой релакс. У кого - сауна, у кого - вязанье, у кого - шопинг, а у мамы мытье полов.
  Я попыталась по стеночке улизнуть в свою комнату, но холодный, как воды северных морей, голос мамы меня настиг.
  - Доченька, ты ведь еще не ложишься спать?
  - Ложусь!
  - Нам надо поговорить.
  - А завтра?
  - Нам надо очень серьезно поговорить.
  Дело плохо. Ругать будут. Знать бы еще, за что. Неужели мать ткнула шваброй под буфет, и выгребла оттуда печенье, которое я положила для домового? Надо будет завтра перепрятать.
  - Да, мамочка, конечно. Тебе помочь с уборкой?
  - Нет, ты не умеешь. Я уже заканчиваю
  Спорить не стала. Не умею, так не умею. В двадцать семь лет, имея ученую степень, очень сложно научиться махать шваброй.
  Села на диван, стала ждать. Через пять минут пришла мама, принесла бокал-тюльпан с коньяком и лимон. Тоже села на диван. Блюдце с лимоном, нарезанным дольками, поставила рядом, бокал в руках держала.
  Сидим, молчим. Мать злится, коньяк прихлебывает, лимоном заедает, подражая Николаю II. Я бы фруктами заела, но мне ни коньяк, ни фрукты никто не предложил.
  Я уже начала дремать, когда мама сказала:
  - В молодости я хотела быть следователем.
  - Не может такого быть! - сон с меня слетел. - Я бы поверила, если бы ты хотела стать председателем Верховного Суда!
  - Следователем. Все говорили, что я очень наблюдательная.
  Ну да, мама у меня, конечно, умница, но в нашей семье - во всех прошлых, настоящих и будущих поколениях - самой талантливой всегда считалась я и только я. Так что вряд ли она наблюдательнее меня.
  - И я не могу понять, - продолжала мама, - как умудрилась вырастить такую бестолковую дочь!
  Шок. Это я-то бестолковая?! А кто тогда толковый?!
  Мама, видя, что я, во-первых, не верю, а во вторых не понимаю, добавила:
  - Милана, ты сегодня общалась с Марией.
  - Не секрет. Она обещала с меня слепить статую, и делала наброски. Видела статуи в кладовке? Это ее работа, она очень талантливый скульптор.
  - Ну, конечно, - уверенно сказала мама. - Ты серьезно в это веришь?
  - Мама! - не люблю я такой тон, будто мне три года.
  - Нет, правда, веришь? - со снисходительной жалостью глянула на меня мать и пригубила коньяк.
  Я пыталась что-то вспомнить, что-то проанализировать, сделать какие-то выводы, но терялась в мыслях. Зато у матери все мысли уже были расставлены по полочкам, а перед этим с полочек вытерли пыль.
  - Вижу, что ты так ничего и не поняла. Даю намек. Доченька, ты ящики в этой кладовке хорошо разглядела?
  - Ящики?
  Ну да, большие такие, деревянные, внутри стружка, упаковка. В них, наверное, эти статуи перевозили. Ящики в кладовке стояли друг на друге, и в коридоре, который в кладовку вел, тоже. И что с того?
  - Не поняла, да? - печально изрекла мама.
  - Нет...
  - Надписи на ящиках!!!
  - О, черт...
  Нет, ну, права мама, я идиотка, безнадежная и неизлечимая. Кто тут сказал, что я талантливая? У меня один талант - тупость беспросветная!
  - Милана, не выражайся, не в подворотне росла.
  - Мне плохо...
  - Это мне было плохо, когда я поняла, куда ты чуть не вляпалась.
  - Значит, Мария - не скульптор?
  Мама повертела в руках бокал и призналась с неохотой:
  - Не знаю, не уверена... Но вор - это точно.
  Мне хотелось надеяться, что все-таки скульптор, и будет в мире статуя с моей внешностью. Но факт - надписи сделаны по-немецки, Маркировка. Именно из-за этих статуй так бесславно завершилась карьера нашего соседа по даче - разведчика Константин Сергеевич Стуганова.
  
  
  (ВНИМАНИЕ!!! ИМЯ РАЗВЕДЧИКА ИЗМЕНЕНО!!! ЧЕМ ОН НА САМОМ ДЕЛЕ ЗАНИМАЛСЯ, Я НЕ ЗНАЮ, ОН НЕ ГОВОРИЛ!!! ПОДЛИННЫЕ ФОТОГРАФИИ СМОТРИТЕ В ИЛЛЮСТРАЦИЯХ!!!)
  
  
  То есть, я так предполагаю, что из-за них. И мама, видимо, тоже так решила, а она вообще никогда не ошибается. Значит, так оно и есть.
  Случилось все очень-очень давно, когда в войну союзники бомбили Дрезден. А Константин Сергеевич эти особо ценные статуи упустил. За что был отозван, и сидел всю жизнь почти безвылазно в дачном поселке в Подмосковье. Ждал, пока о нем забудут. Забыли, не до него тогда было. Он, когда разведчиком был, прикидывался лордом (все знают, у нас в России каждый пацан воспитан как лорд, не отличишь), Черчилль его очень ценил. Ну, и поручил ему добыть уворованные немцами где-то статуи, и в Англию их привезти. А Сталин, разумеется, велел везти в СССР. Но что-то там у разведчика не сложилось, статуи пропали. Не достались ни Черчиллю, ни Сталину. И оба они, разумеется, на Константина Сергеевича очень сильно обиделись.
  Конечно, историями из своей прошлой жизни Константин Сергеевич с соседями по дачному поселку не делился, сидя в старости на завалинке. Но на его беду в том же поселке обитала моя родня. А у нас не только я одна наблюдательная. Бабушка и прабабушка по отцовской линии тоже. И вот как-то на очередной массовой встрече в поселке очередного нового года, он танцевал с моей прабабушкой. И по глупости сделал ей комплимент:
  - Вы танцуете не хуже английской королевы!
  - Что значит, не хуже? - обиделась прабабушка. - Я лучше танцую!
  - Пожалуй, так, - согласился он.
  - Вы танцевали с английской королевой? А когда? А где? А зачем? А почему? А для чего?
  Не отвертелся разведчик. Ничего не рассказал, но все же... Родня все просчитала и выводы сделала.
  Вообще Константин Сергеевич мужик был видный и колоритный. Я спрашивала у отца, почему прабабушка не прибрала к рукам такое сокровище, оказалось, что хотела, но она в то время была счастливо замужем, а муж возражал.
  Семья у Константина Сергеевича погибла - немцы разбомбили караван, где плыли в Англию его жена и ребенок. После этого он очень долго не женился, а когда женился, вторая жена тяжело заболела, и лежала много лет.
  Как-то раз богатого интересного деда заприметила одна пожилая ушлая дама, вдова, и закрутился роман. Было в ту пору влюбленным почти девяносто лет. И гуляли они по набережной, и нежно целовались. Как вдруг, откуда ни возьмись, появился репортер с фотоаппаратом, и их сфотографировал, а они не заметили. На другой день самая популярная газета столицы вышла с огромной фотографией парочки и подписью 'они пронесли любовь сквозь годы!'. Разведчик прокололся конкретно. Возраст, видимо, сказался. Особенно испугался он, что увидит жена. Бегал по всей Москве и скупал тираж газеты. Обошлось, вроде. Но дамочка не дремала, и, поняв, что возлюбленный затаился на даче, прибежала к нему, перемахнув через забор.
  Жена вскорости умерла в неведении, а разведчик женился снова. Так что настойчивость дамочки восторжествовала.
  И вот я нашла те самые статуи, которые Константин Сергеевич потерял в войну. И что мне теперь с ними делать?
  
  
  ПРОДА
  
  Первая мысль была - спереть. Не, ну так не честно! Это наш разведчик Стуганов за ними всю войну охотился! Это наши законные российские статуи. Сталин врать не будет. Раз он сказал, привезти их к нам, значит, они наши. Ну и что, что они все в Испании. Я их отсюда сопру, и сразу будут наши.
  Вторая мысль - вот я сперла все эти мраморные тяжеленные штуки, сгрузила в грузовик и привезла в аэропорт. Как их сдавать в багаж? Или надо сказать, что это у меня ручная кладь? Не, спереть не выйдет. Но и оставлять врагу не хочется. То есть, уже не врагу, но все равно никому не хочется. Или наши, или ничьи.
  Разбить на мелкие кусочки? Рука не поднимется. Красивые очень. Я ж не террорист, с культурными ценностями воевать.
  Как умудрилась эта самая Мария, которая выглядит типичной заурядной теткой, обмануть британскую и советскую разведку? Ну, не совсем заурядной, это я зря сказала. И не обманывала она никого, если хорошо подумать. Она молодая, значит, разведку обманывал кто-то из ныне покойных друзей или родственников Марии. Все-таки странная эта Мария. Притащить статуи в чужой замок! И держать их тут несколько десятилетий! Зачем?! Какой в этом смысл?! Да еще и ящики с немецкой маркировкой! Это ж ни в какие ворота! Она вообще страх потеряла? Думает, что никто не заметит, не найдет, полная безнаказанность? Ага. Русские идут. Всех найду и накажу. Еще только придумаю, за что.
  Всегда остается маленький шанс на то, что Мария - скульптор, сама сваяла все эти шедевры, и маркировку тоже сама нарисовала. Захотелось. Сколотила ящики и маркировку сделала. Такие вот арт-объекты. А что? Не запрещено ведь. Что хочет, то и делает.
  Любой человек так бы и подумал, но не я. Я маме поверила. Твердо запомнила с детства, что если мама сказала - значит, так оно и есть. Можно дальше не думать. Раз мама сказала, что Мария - воровка, можно принять это за аксиому. Если захочется для души - просто так поискать подтверждение. А можно и не искать.
  - Милана, подумай, кому по закону могут принадлежать эти статуи. От кого их здесь прячут. Кто прячет. И, самое главное, как нам не впутаться во все это до отъезда.
  Мама была сильно раздражена. Даже лимон доедать не стала.
  - Мам, ты так говоришь, будто я в чем-то виновата! - решила обидеться на несправедливость я.
  - То есть, ты не виновата?
  - Шутишь? - сделала обиженную мордашку, но мать не повелась. - Я же вся такая хорошая, послушная!
  - Ну...
  - Не лепила я эти статуи!
  - Вот это точно.
  - Хоть что-то. А то сразу на меня все шишки.
  - Так не ходи там, где шишки и кирпичи летают! Ты моя единственная дочь! Роди сперва нам с отцом внуков! Потом можешь искать себе приключений на все места!
  - Опять ты... Я ничего не делаю.
  - Очень на это надеюсь.
  Мать ушла, а я осталась сидеть в зале у холодного камина.
  Что за манера у людей - чуть что, сразу ко мне претензии предъявлять! Моду взяли! Будто бы я эти статуи сюда приволокла! Вот уверена - Марии никто и слова не скажет! Будто так и надо - прятать в чужих домах награбленное. Зато я по жизни во всем виновата. Это у меня карма такая. Что ж делать, надо терпеть. Пару дней. И в полицию заявить нельзя. У Равены Карповны тогда неприятностей будет - не счесть.
  Ну, а пока я на эту тему подумаю, или оно само рассосется.
  
  На следующий день к нам приехал Равенин риэлтор, который уже почти не хромал на ту ногу, которую я ему телегой переехала. Ко мне он ближе, чем на шаг, не подходил, и руки больше не распускал.
  - Скажите пожалуйста, - спросила я, - Мария давно здесь работает?
  - Лет десять. Когда я начал вести дела, она уже работала в этом замке.
  - А до этого?
  - Не знаю.
  - Ясно...
  То есть, пока не ясно, но скоро будет ясно.
  Сама Мария тоже приехала и принялась за уборку. Мы уже собирались уезжать по делам, но я зашла на кухню, где она как раз надевала поверх платья серый халат, а на руки - перчатки.
  - Доброе утро, Мария.
  - Доброе.
  - Мы скоро уезжаем в Москву.
  - Да, я знаю.
  - Жаль, что не получилось сделать наброски, но, если вы не возражаете, то я могла бы еще позировать.
  - Спасибо, вполне возможно.
  Так, она уже не рвется меня лепить. Не суждено мне стать шедевром. Не будут на мое прекрасное юное лицо любоваться потомки. Оби-и-идно! Переживу. С трудом, конечно, но переживу. Стану сильнее, трудности закаляют характер. Но и еще кое-кому трудности организую. Надо заботиться о людях. Пускай и у других тоже будет сильный характер.
  
  Весь день мы ездили по делам, к вечеру вернулись в замок, предварительно остановившись у знакомого магазинчика. Мама с подругами купили минералки и решили пройтись дальше по улице, а потом еще куда-то зайти. Мне велели купить еды и вина и ехать домой. Сами обещали приехать через час.
  Знакомый продавец заулыбался мне, как давней подруге, а я спросила:
  - Скажите, Мария давно работает в замке?
  - Десять лет.
  - А до этого?
  - До этого работала ее бабка.
  - Да? И какая она была, бабка? Она местная, или приезжая?
  - Приезжая. Какая была?.. Такая же, как Мария. Очень похожа. Жаль, на фотографиях ее нет.
  Он кивнул на стену. Я до этого видела, но особого внимания не обратила - на стенах в рамочках висели фотографии, что-то вроде фото-архива города. Старые здания, люди. Даже замок есть. Только снят издали, фотограф близко не подходил.
  Живет в замке тетка. Живет, живет, выглядит моложаво. Потом уезжает, через некоторое время все узнают, что она где-то там умерла. Еще через какое-то время в замок приезжает молодая женщина, и говорит всем, что она внучка умершей. Фамильное сходство налицо. Может ведь такое быть? Вот только две были женщины, или одна и та же? Не узнать.
  - Знаете, - осторожно начала я. - Исторический опыт показывает, что если людям не нравится дом, или его обитатели, то люди бьют окна камнями, убивают обитателей, сжигают дом...
  Стояла я в этот момент возле фотографии замка, и преувеличенным вниманием ее рассматривала.
  - Да, люди обычно так и делают, - понятливо закивал мне хозяин магазинчика. - То есть, раньше так делали. Веке, примерно, в восемнадцатом в последний раз. Только потом эти люди в течение года все поумирали. И родные их тоже. Больше таких людей агрессивных здесь не нашлось.
  - Надо же! Умерли? Какое удивительное совпадение! Ну, раньше ведь высокий процент смертности был среди населения. Чума там всякая, холера...
  - Вот именно. Холера.
  Я смотрела на фотографию замка. Бедный домовой! Жил себе спокойно, никого не трогал, а его жечь пришли и камнями бить. Наведешь тут порчу на всех с перепугу.
  - Пожалуйста, - попросила я, - дайте мне еще две пачки печенья. Нет, лучше три! И молока.
  
  Я, затарившись продуктами, которые мне велели купить, сама не знаю зачем, у нас и так всего полно, ехала по серпантину. Никого впереди не было, и вдруг возник мужчина. Да, тот самый, ночной спутник. Вот только я глазом моргнула, а он уже стоит. Ладно хоть впереди, а не в машине. Как в страшной истории. Ехал мужик по дороге и сбил девушку в белом платье, испугался, не остановился ей помочь. Глядь - а она сзади в салоне сидит и говорит: ты меня убил. Ну, и загрызла злодея.
  Я повторять ошибок мужика из страшилки не стала, притормозила сама добровольно.
  - Вас подвезти? - доброжелательно и с улыбкой предложила я.
  Он не менее доброжелательно кивнул и с такой же радушной улыбкой сел на переднее сиденье.
  - Совсем не далеко, пару поворотов, если не сложно.
  - Что вы, совсем не сложно.
  - Как вы в прошлый раз добрались, Милли?
  - Отлично, вы же видели.
  - А в доме ничего не произошло?
  - Что там могло произойти?
  - Да, действительно...
  - Огромное спасибо за то, что починили машину. Сколько я вам должна?
  - Ни сколько. Разве что услугу, - он улыбнулся, а я почуяла подвох. - Вы говорили про статуи?
  - А вы говорили про кольцо, - напомнила я. Сам начал, пусть расскажет.
  - Говорил. Вы должны мне помочь, Милли. Мне необходимо это кольцо.
  Я чуть с дороги не съехала. Он что имеет в виду? Это и есть услуга? Лучше я заплачу за ремонт этой машины, чем такие услуги оказывать.
  - Около этих статуй должна находиться женщина...
  - Статуя?
  - Живая. Настоящая женщина, лет тридцати, высокая стройная брюнетка. Это ее кольцо.
  - И оно вам нужно?
  - Да, - подтвердил он.
  Я решила обернуть все шуткой.
  - С пальцем оторвать?
  - А сможете? - с надеждой спросил он.
  Я остановила машину. Еще пара таких замечаний, и под откос уеду.
  - Рассказывайте, - не глядя на него, сказала я. - Рассказывайте, для чего вам кольцо Марии?
  - Она называет себя Марией?
  - Вы вообще никак себя не зазываете.
  Он хмыкнул и опять не представился.
  - Это мое кольцо.
  - Если я правильно рассмотрела большую старую и неуклюжую штуку на ее руке, то она женская.
  - Это кольцо передают в нашем роду мужчины своим избранницам.
  Картина начала проясняться.
  - Вы подарили кольцо Марии, а потом нашли другую избранницу, а Мария отказалась вернуть кольцо? Так?
  - Не так. Но это уже не важно.
  По мне, так важно. Если подарил, то это ее кольцо. А то, гляньте на него, сегодня подарил, завтра забрал, потом опять подарил, снова передумал. Сразу надо думать. Я на стороне женщин.
  - Я ничего не поняла. Почему бы вам самому не поговорить с Марией, и не выяснить отношения?
  - Смертельно опасно.
  - Не преувеличивайте.
  - Ничуть.
  Я невольно улыбнулась. Боятся мужики своих бывших. Но этот больше всех. Странности уже начались.
  - Я попробую что-нибудь сделать. Но не обещаю.
  - Пообещай.
  - Ну... хорошо, я посмотрю, что там за кольцо такое.
  - Спасибо!
  Он вышел из машины и куда-то подевался. Вроде и растительности вокруг особой нет, а исчез. Мне его искать некогда, ехать пора.
  
  Не доезжая до замка, повстречала Марию на машине. Посигналила, она остановилась, я тоже. Встрече она была не рада, смотрела хмуро. Я же улыбалась. Я милая и воспитанная.
  - Добрый вечер, Мария.
  - Я спешу.
  - Вас только что искал молодой человек.
  - Здесь? - она махнула рукой вокруг, указывая на пустынный, как на Луне, пейзаж.
  - Да, здесь. Я его уже второй раз вижу. Он просил, чтобы вы отдали ему его подарок. Да-да, знаю, что вы скажете, я тоже ему говорила, чтобы он сам к вам подошел, но он боится.
  - И правильно делает!
  Мария умчалась, словно за ней черти гонятся.
  
  В замке было сумрачно и пусто.
  - Привет, домовой! Я тебе три пачки вкусного печенья принесла.
  Разложила на кухне купленные продукты. Печенье рассовала во все тайные труднодоступные места замка. Сходила еще раз полюбовалась статуями. Равена Карповна так их и не увидела, Лидия тоже, а мы с мамой им не сказали. Надо - пускай сами ходят по замку и ищут. Но Равене вообще здесь не интересно. Она только ночевать приезжает и мечтает побыстрее эту недвижимость кому-нибудь продать.
  Мои дамы приехали в замок, когда я уже засыпала в зале на диване. Чистота и порядок после устроенной Марией уборки всех порадовали, но вечно недовольная Лидия все равно зашипела:
  - Все прибедняются! Нищими прикидываются! Эта Мария - просто дрянь!
  - Но уборку сделала очень хорошо, - признала мама.
  - Да? Вот посмотри на свои руки! Смотришь? Все посмотрите на свои руки! Ну?
  Мы посмотрели. Ничего особенного.
  - Ни у кого из нас нет такого перстня, как у этой поломойки!
  - Мне такого перстня и не надо, - отмахнулась Равена Карповна.
  - Так ты заметила! - воскликнула Лидия.
  - Еще в первый день.
  - И молчала?!
  Равена на выпад не ответила, только ласково сказала:
  - Лала, зачем нам с тобой это старье?
  - Это не старье, это антиквариат!
  - Нет, надо что-то современного дизайа.
  - Откуда у нее такое кольцо?!
  - Кольцо, или перстень? - уточнила я.
  Мы все сидели в зале, как обычно, обсуждая прошедший день.
  - Кольцо, - ответили мне. - С камнями, странное, грубое, но все-таки кольцо.
  - Может, по наследству досталось? От бабушки? - предположила я. - Или любовник подарил?
  - Да, не повезло Марии ни с любовником, ни с бабушкой. Деньги есть. Вкуса нет, - решили все.
  - Вы заметили, как только мы приехали сюда, то все время спорим? - спросила Равена.
  - Да? Мы, вроде, вообще всегда спорим? - задумалась Лидия.
  - Не всегда.
  - У меня голова болит. И чувствую себя как выжатый лимон, - заявила Лидия.
  - Все такие.
  - Это акклиматизация, - встряла я.
  - Не лезь в разговоры старших, - сказали мне. - И вообще иди спать.
  
  Я ушла спать. Мама с подругами опять засиделись допоздна. Спалось мне отлично, пока не распахнулось окно. То его не откроешь, то не закроешь. Надо закрыть, сквозняк. Или не надо? Свежий воздух.
  У окна в темном углу стоял домовой. Я подскочила, разом проснувшись. Тем более, что за окном вдалеке мелькнуло что-то светлое.
  Я высунулась в окно. Скоро рассвет.
  Женщина в белой одежде шла от замка прочь, и уже была далеко.
  И ведь я знаю кто это. Хорошо, что она не вздумала на крыше голая танцевать. Лунатики такое могут. А так, ничего страшного, догоню.
  - Лидия! - попробовала крикнуть я, но поняла, что она не услышит.
  Так, быстрее, напялить брюки, теперь ноги в кроссовки, курточку на себя, и бегом, бегом! Выскочила за дверь, промчалась по коридору к другим спальням, стукнула кулаком в обе двери и крикнула:
  - Мама, Равена! Лидия ушла!
  Потом понеслась догонять. Входная дверь, кажется, сама передо мной распахнулась, и я оказалась на улице. Куда бежать я помнила. Успею. Мама и Равена уже проснулись, и скоро помогут в поисках.
  Минут через десять я поняла, что давно потеряла Лидию из виду. Кричать я боялась. Вдруг ее напугаю, и она свалится в какой-нибудь овраг. Но если я ее прямо сейчас не найду, то в такой темноте в овраг свалюсь уже я.
  - Куда же она подевалась? - спрашивала я в темноту, та не отвечала, хоть мне и казалось иногда, что рядом мелькает мохнатая тень.
  Низкий вход в пещеру возник прямо перед моим носом. Не обойти. Прямо как дверь. Подозрительно. Или нет. Мне точно надо туда идти? Из пещеры послышался женский голос, и я поняла, что надо. Если Лидия там поорет, а потом уснет, то когда проснется, может помереть со страха. Я ее разбужу и домой отведу.
  Я осторожно пошагала по темному извилистому тоннелю вниз. Шла довольно долго и медленно, потому что боялась упасть, или за что-нибудь зацепиться. Когда пришла к месту назначения и осторожно выглянула из-за угла, любовная сцена была в самом разгаре. Я, видимо, почти ничего не пропустила.
  На полу стояла свечка. Свечка! Они шутят? Нельзя было взять фонарик?! Ничего же не видно!
  Мой давешний спутник, который так жаждал увидеть Марию, наконец-то ее видел. И радости, похоже, от встречи не испытывал. Потому что она держала кинжал прямо у его лица. Почему-то сразу стало ясно, что она этим кинжалом отлично владеет. Это Мария и продемонстрировала, сделав несколько легких движений рукой, после чего вся одежда мужчины рваными тряпочками полетела к его ногам, и он остался, в чем мать родила.
  - Дрянь! - сказал он ей и сделал движение навстречу.
  Мария только обрадовалась и дорезала остатки тряпок, которые еще болтались на нем. Сама она, как я только что заметила, оказалась наряжена в тяжелую светлую шерстяную тряпку. Зачем? В таком виде последний раз ходили еще в Древней Греции.
  - Ты всегда был неудачником! - еще раз махнула кинжалом, мужчина отшатнулся.
  Так, здесь, кажется, взрослые мальчик с девочкой собрались устроить костюмированные ролевые игры. Один вон уже раздет. И я - третий лишний. Судя по тому, как Мария обращается с острыми предметами, мне лучше туда не соваться. Надо тихонько пробираться к выходу. Вот сейчас они друг другом окончательно увлекутся, и пойду. Хорошо, что это Мария, а не Лидия. А я-то всех разбудила. Если они пошли за мной, то набредут на эту пещеру. Нет, сразу не набредут, минут десять у меня есть. Может, они вообще на нее не набредут.
  - Я помню тебя такой. Ты специально так оделась, знала, что мне нравится?
  - Замолчи!
  - Почему ты сбежала? Знаешь, сколько я тебя искал?
  - Ты не должен был меня найти.
  - Только что нашел. Ты вернулась сюда. Вспомнила, как нам было здесь хорошо. В храме. В вечном лесу.
  Это он сейчас о чем? Каком храме? И лес здесь не растет. Или это у них просто образные выражения?
  - Это тебе было хорошо! - заорала она. - Не мне!
  - Но ты вернулась.
  - Да, потому что знала, что ты не сможешь войти в храм!
  - Давай прекратим все это. Мы ведь уже почти не люди.
  Ну да, не люди. Психи. Согласна.
  - Да, почти не люди. Но знаешь, мне это нравится!
  - Отдай кольцо!
  - Ты понял, что я собираюсь сделать? - мерзко усмехнулась Мария.
  - Отдай! Твой отец делал это кольцо мне.
  - Он был не прав. Я более достойна этого изобретенья.
  - Я скульптор!
  - Да? Где же твои творенья? Их нет! А мои остались в веках! Я сильнее! - Мария толкнула мужчину, и он свалился на пол, а она занесла над ним кинжал. И кольцо с пальца сняла. Я не заметила когда, но теперь у нее в одной руке кинжал, а в другой - кольцо.
  Э, нет, я на такое не подписывалась. Ни в свидетели, ни в соучастники не пойду. Она потом скажет, что это я его прирезала. Вот не успею сбежать, она меня увидит, и скажет. Спорить готова, что увидит. Поэтому выхожу добровольно.
  - Так, ребята, поиграли в свою порнографию, и хватит. Давайте по домам. Снимите номер в отеле, и делайте все там по-человечески, без ножей.
  Оба уставились на меня, позабыв друг о друге. Мужчина, который лежал, женщина, которая над ним стояла.
  - Да, кстати, на какое количество человек рассчитан яд в кольце?
  - На девятьсот примерно..., - не подумав, ответил мужчина.
  - Осталось меньше..., - добавила Мария.
  Потом они оба сразу поняли, что только что ляпнули, и сплотились против общего врага, то есть меня. Ну, мне это, конечно, не понравилось. А кому бы понравилось? Ринулись они на меня, а тут стены как зашатались, камни как посыпались. Один, большой, прямо под ноги Марии. Она за него споткнулась и свалилась, кольцо только на секундочку выпустила из рук, но мне этого было достаточно, чтобы его схватить. Бросить один внимательный взгляд, прочесть всего две буквы ионического алфавита с разных сторон кольца, и с силой ударить Марию по руке с кинжалом. Той стороной кольца, где буква 'Альфа'. Ну, и мужчину тоже стукнула. А нече было подхватывать у Марии упавший кинжал, и на меня с ним бросаться. Еле увернулась. Если бы он до нападения на меня не лежал, если бы камни не мешали, и если бы кроме кинжала не пытался еще и Марию поймать, то точно бы меня достал. Не убил, так ранил бы.
  Камни засыпали вход за моей спиной, и я побежала. Долго бежала, а потом поняла, что здесь целая система подземных ходов, и что я заблудилась. Ходила долго, а когда устала, сползла вниз по стеночке и заревела.
  - Ууу, - ныла я. - Не везет! То есть, когда камни попадали, думала, что везет, а на самом деле не везет. Стоило спасаться, чтобы тут помереть. Самой уколоться кольцом, что ли? Нет, пока не буду. И вообще вслух разговаривать нельзя. Это признак ненормальности. Хотя, кого это сейчас волнует?
  Вся надежда на маму с подругами. Я так орала и в дверь колотила, что они точно проснулись. Должны почувствовать землетрясение, и меня найти. Найдут, обязательно. Мама здесь все экскаватором перероет, но меня найдет.
  Настроение улучшилось, но не сильно. Кольцо спрятала в карман. Нельзя его никому показывать. Когда-то у Лукреции Борджиа - прелестной девы из знатной семьи, был перстень с отравленной иглой. Лукреция таким образом избавлялась от надоевших любовников. Вряд ли идея с перстнем пришла в голову ей первой. А что касается скульптур, которые делали из мягкого, как глина, мрамора, так на эту тему есть еще одна легенда. Что статуи были когда-то живыми людьми. Но кто-то нашел способ сделать их каменными изваяниями. Сказка, разумеется, придуманная из зависти к великим зодчим и гениям, но...
  Как уснула, не помню, а проснулась от голоса Равены:
  - Миля, что ты делаешь с утра в моем винном погребе?!
  Я подскочила с пола.
  - Миля, ты же тут простынешь!
  - Ой, простите...
  - Сколько ты выпила? Вино с собой взяла? Погреб-то много лет пустой! Сама не знаю, зачем с утра сюда пришла. Будто толкнул кто.
  - Как пришли?
  - По лестнице пришла! Сверху!
  - Ой, а мы разве в замке?!
  - Ну... Не пей больше.
  - В погреб только один вход? Сверху? А снизу есть? Или потайные двери в стенах?
  - Нет. Абсолютно точно. Пошли отсюда. И быстро в ванну мыться и греться! Пока не заболела! И пока твоя мать тебя не увидела!
  - Равена Карповна, не говорите ей ничего, пожалуйста! Я больше так не буду!
  - Не скажу. Если не заболеешь.
  - Обещаю.
  Я не заболела. Помылась в горячей водичке, чай выпила, обошлось. Потом до обеда гуляла на жаре. Пещеру не нашла. Ни намека. Я точно помню, где она была, но она исчезла. Неужели землетрясение от нее даже следа не оставило?
  Об этом и спросила за обедом:
  - Вы ночью землетрясения не почувствовали?
  - Нет.
  - И к вам в дверь никто не стучался?
  - Я же говорю, что мне тоже мерещилось, будто кто-то ходил? И дверями стучал! - кивнула Равена.
  - Да, - подтвердила Лидия. - Мне сегодня кошмары снились. Будто Мария бьет каких-то девушек и юношей, а они кричат.
  - Забудь про Марию, она вчера уволилась и уехала, - махнула рукой Равена. - Я ей лично расчет платила. Без премии.
  - Нам тоже пора, здесь хорошо, но работать надо. Равена, спасибо, что пригласила, - поблагодарила мама.
  Дальше все хвалили Равену Карповну.
  Может, мне вообще это ночное приключение приснилось. Вот приснилось и все. А кольцо я на полу нашла. Его Мария случайно потеряла, а я нашла. И в погреб я сама ночью пришла. Может, я всегда была лунатиком, бродила по ночам, и об этом не догадывалась.
  
  Когда все вещи были уже погружены в машину, я вернулась в замок. Равена Карповна уже хотела двери закрывать, но я пошла внутрь.
  - Миля, ты куда? - понеслось мне вдогонку.
  - Равена, давай подождем десять минут, пусть она все проверит еще раз, хуже не будет, - попросила мама.
  - Ладно, пусть идет. Я, кажется, в комнате свет не выключила...
  Свет в комнате горел, я его выключила. Но шла я не туда. В кладовку, к статуям.
  - Вы очень красивые, - сказала я им. - Я не знаю, где вы жили и когда. Мы с вами никогда не увидимся. Но я хочу, чтобы вы были счастливы. Да, я фантазерка. Кто вас создал? Я не знаю. Мне больше нравятся такие скульптуры, как вы, а не какой-нибудь голый умирающий мужчина с кинжалом в груди. Могла бы и такая скульптура получиться. Еще мне кажется, что наш Сталин искал не какие-то там скульптуры, у него своего такого добра было полно. Он искал не вас. Ладно, мне пора. А теперь мой прощальный подарок. Надеюсь, у меня получится.
  Кольцо стороной 'Омега'. Сильный укол в руку каждой статуи. Просто так игла не выскочит. Надо знать, куда надавить и покрутить. Спиральный узор подсказал.
  Я пришла в зал и положила кольцо на стол.
  - Домовой, спрячь, пожалуйста, это кольцо, чтобы его никто никогда не нашел. Спасибо тебе огромное за все! Прощай.
  Отовсюду завыл ветер.
  
  Равена продала свой замок через пару месяцев, и по этому поводу устроила банкет в ресторане. Обмыть удачную сделку. Народа собралось немного, а мне так вообще там нечего делать, но она настояла. Вроде как ездили все вместе, и отмечать тоже надо вместе.
  Я боялась, что зайдет разговор про статуи, но никто ничего не сказал. Зато на банкете я увидела того самого риэлтора. Он вообще не хромал, со мной поздоровался, новостями из Испании поделился. Он уже навеселе был, когда мы разговор начали, так бы может ничего не сказал. Но присел рядом и громко зашептал, хотя на нас и так никто не смотрел.
  - Хорошо, что Равена Карповна замок продала!
  - Да, я тоже за нее рада.
  - Та теперь шумно, недавно куча археологов наехала!
  - Да?
  - Буквально в километре нашли пещеру! А в ней статую!
  - Статую?
  - То есть две! Древние такие! Мужчина и женщина! У меня там знакомый работает, он фотографию показывал! Ты не представляешь, какая красота! Уж на что я в искусстве профан, но сильно красивые.
  - Да что вы говорите!
  - Да! Сидят и обнимаются! Вот раньше любовь была! - и он хряпнул рюмку водки. - Ты же вроде бы археолог?
  - Историк.
  - Какая разница. Главное, что не политик. За миграцией политики должны следить. Хорошо, что Равена не знает, я ей не говорил. И не скажу. И ты не говори.
  - Не скажу. О чем?
  - Еще когда сделка по продаже заключалась, в ее замке нелегальных мигрантов поймали, жили они там. Больше десятка их. Как они туда попали? Откуда? Все удивляются.
  - Что вы говорите!
  - Не вру. Все молодые и красивые, сам их видел. Ничего, не пропадут.
  Не пропадут. Мир не без добрых людей, помогут. Не всегда же встречаются на пути злодеи. Пускай всем встречаются только хорошие люди. Особенно мне.
  
  
  
  
  
  
  
  
  КОНЕЦ
  
  Будет вычитка и правка текста
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"