Светличная Лариса: другие произведения.

Осенние алмазы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    На руках ревет подкинутый младенец. Голодный, наверное. Слева из солидарности орет кошка. Справа воет соседский дед. Тот вообще вечно голодный. Кошмар? Да. Только спасать меня не надо. Мне хорошо - в карман небрежно сунуто алмазное колье, за которое можно купить какую-нибудь не очень большую страну.

  ОСЕННИЕ АЛМАЗЫ
  
  детектив
  
  На руках ревет подкинутый младенец. Голодный, наверное. Слева из солидарности орет кошка. Справа воет соседский дед. Тот вообще вечно голодный. Кошмар? Да. Только спасать меня не надо. Мне хорошо - в карман небрежно сунуто алмазное колье, за которое можно купить какую-нибудь не очень большую страну.
  Любовь, конечно, замечательное чувство. Поэты стихи про нее сочиняют, писатели - романы. Я и сама могу что-нибудь складное наваять, если в ударе, или после коньяка. Влюблялась иногда, в меня, наверное, тоже.
  Объектом своей любви и в мечтах, и в реале привыкла видеть интересных парней, но уж точно не пожилую тетку. Все что угодно могла предположить, но то, что меня в мои двадцать семь лет примут за мальчика... Кто ее вообще заставлял в меня влюбляться?! С первого взгляда, между прочим. Как в романе. Тьфу ты!
  Я покачала младенца, ткнула ногой корзину с кошкой и шикнула на деда. Никто не впечатлился. Младенец посмотрел на меня и снова заорал, кошка истошно замяукала, дед хрипло закашлялся.
  Что-то не так с моей любовью. Может, порча? Сглаз? По этим делам подруга Марина специалист. К ней, что ли, сходить? Ну да, вместе с кошкой, дедом и младенцем. У меня не так не только с любовью, но и с головой.
  Ночевать на улице не хотелось. Холодно уже, осень на дворе. И деваться некуда. Вот зарекалась я делать добрые дела, так ведь нет, опять все на те же самые грабли! Ну как отказать соседке, когда она слезно просит:
  - Миля, присмотри пару дней за дедушкой, а? Просто заходи иногда его проведать и корми! Еды полный холодильник! Так получилось, что больше некому! Выручай!
  Я, кутаясь в банный халат, мрачно смотрела ей в глаза из-под накрученного на голову полотенца. После горячего душа стоять на сквозняке в прихожей неуютно. Когда соседке доверили присмотреть пару дней за моей кошкой, то кошку никто не кормил, зато в квартире оказался гроб. Не с кошкой, с царевной.
  - Миля! Дедушка после лечения почти все время спит! Он и сейчас спит! К нему сегодня вечерком надо забежать и завтра! Если ему что-то срочное понадобится - есть немного денег в комоде!
  Дедушка - человек, а не кошка. Это большая ответственность, и брать ее на себя не хочется. Тем более что дед в маразме уже несколько десятилетий.
  - Миля, ты же такая добрая, кроме тебя некому помочь!
  Как обычно. Что бы вы все без меня, доброй, делали.
  Соседка сунула мне в руки ключи от квартиры и унеслась, не дожидаясь, пока я передумаю. Тяжело вздохнув и покачав головой в тюрбане из полотенца, я собралась вернуться в теплую ванную продолжать спа-процедуры. После душа по плану шли обертывания, крем и увлажняющая маска.
  Из соседней квартиры раздался вопль: 'Люди! Дайте хлебушка!'.
  Спит, как же. Сейчас убьется там, а мне отвечать. Пойду, проверю, чем столетний дед занят. Накормлю его, глядишь, и уснет.
  Закрыла свою дверь на ключ, быстро открыла соседскую квартиру, вошла, положила ключи на полочку у двери. Дед топтался у холодильника, а открыть не мог, не умел.
  - Доброе утро! - вежливо поздоровалась я.
  Дед на меня отвлекаться не стал, он обхаживал холодильник, уговаривал дать ему поесть. Холодильник не сдавался и еду не отдавал.
  - Сейчас..., - начала я, но остановилась.
  Откуда-то сильно тянуло холодом. Точно, дед окно открыл. Побежала закрывать. Он только одно-единственное окно всегда открывал, остальные почему-то не трогал. Надо бы ручку открутить. Вывалится еще дед, откроет окно и вывалится. Хоть и первый этаж, но высоко.
  Ручка окна без труда открутилась с помощью взятых в этой же комнате ножниц. Перед приездом соседей прикручу обратно. Или они сами прикрутят.
  Пришла на кухню, но деда там не застала. Спать ушел? Как же. Из туалета зашумела вода, потом еще раз, и еще. Что он там делает?
  - Вас покормить? - громко спросила я.
  Дед осторожно высунулся из туалета.
  Я достала из холодильника тарелку с едой. Соседи уже разложили еду на порции, чтобы легче было разогревать. Но я вытащила салат и рыбное филе. Его разогревать не надо. Дед увидел и потрусил к столу.
  Я поняла, что он теперь надолго занят, и решила пойти домой, дел много. У меня сегодня день посвящен заботе о себе, любимой. Надо иногда. Мне подруга Елена сказала, что моя рожа напоминает сапог, и подарила крем, хорошо хоть не сапожный. Вот и намажусь, раз халява привалила.
  На полочке ключей не было. Никаких.
  - Где ключи?
  Дед не обернулся ко мне, когда я вновь вошла на кухню, но сказал:
  - Все ушли! Я один! Плохо одному.
  И физиономию такую скорбную сделал, что любая социальная служба вмиг бы поверила, что он весь одинокий и брошенный. Не доказать, что вокруг него хороводом прыгают не только родственники, но даже я.
  - Скоро все придут, - пообещала я и снова спросила: - Где ключи?
  - Никто отсюда не выйдет! - провозгласил дед.
  И мне поплохело. Я метнулась в туалет. Связка соседских ключей лежала на полу. Моих не было. Это ведь он их в унитаз так долго смывал. Потом я его есть позвала, и вторую связку дед сразу бросил, забыл.
  Я села на унитаз, обхватив голову руками. Плакать, или смеяться? Как я теперь домой попаду? Осталась в чужой квартире в банном халате и полотенце. Что я в таком виде буду делать два дня? Ну, допустим, еды в холодильнике нам с дедом хватит. В моей квартире открыта форточка, и кошка может прийти и выйти когда захочет. Свет и воду я выключила.
  Ключи из унитаза не достать. Запасные ключи есть у родителей, но они поехали вместе с моей теткой и двоюродным братом Андреем к родителям Оксаны, его жены. Приедут тоже через два дня, в понедельник. Сегодня утро пятницы. Ладно, доживем до понедельника. Без трусов.
  
  Надо еще одни запасные ключи сделать, и отдать кому-нибудь. Елене, например, или Марине. Лучше - обеим, чтобы уж наверняка. И для подстраховки - брату. И еще одни под ковриком у двери хранить. Другие - зарыть в тайном месте у подъезда. Так и поступлю. Чтобы больше не остаться за дверью в одном полотенце.
  Но это все потом, а что сейчас делать? Прежде всего, одеться. Извините, соседи, я у вас проведу обыск. Да, вот так, сами виноваты. Нанимайте в другой раз дедушке специально обученную сиделку. И унитаз скотчем заматывайте.
  Подходящей одежды не было. Откуда ей взяться, если у всех в этом доме однозначно не мой размер. Нашлись новые трусы в упаковке. Соседке они малы, поэтому и лежат. С размерчиком ошиблась, или покупала несколько штук на распродаже и не заметила. Ладно, трусы у меня есть, а дальше? Напялить чужое платье и веревкой подпоясаться? Эти платья почти как чехлы для танков. Нет, соседки не толстые, просто я худая. Подростковые мальчишеские джинсы, футболка, и грубая, словно рогожа, куртка нашлись в дальнем углу шкафа, и кроссовки там же. О, и еще вторая футболка! Ну, мне и одной хватит. Потом все вещи постираю и верну. За трусы деньги отдам, или новые куплю, как скажут.
  Откуда у соседки мальчишеские вещи? Включив память на полную мощность, я мысленным взором увидела, как года два назад у соседей гостил то ли двоюродный, то ли троюродный племянник, мальчишка лет четырнадцати. От него, наверное, осталось, он вещи забыл, а соседи не выбросили. Вот и хорошо. Можно хоть на улицу выйти. Размер подходит, только кроссовки великоваты. Джинсы обычные, обе футболки темные с каким-то рисунком, куртка темно-синяя с капюшоном. Ничего особенного.
  Нарядившись в мальчишеский наряд, высушила голову полотенцем, и завязала влажные волосы в низкий хвост резинкой, которую нашла в косметичке соседки. Посмотрела в зеркало - выгляжу убого. Никаких приятных глазу женских выпуклостей нет. Наряд все скрыл. Да там особо ничего и не было, но красивым бельем можно подчеркнуть имеющееся, и талию обозначить, а так... Ладно, надеюсь, моя вечная любовь мне сегодня не встретится. Обидно будет, если мужчина моей мечты мимо пройдет. Да и знакомые моего нового имиджа не поймут. Постараюсь вообще не попадаться на глаза никому из них. Надо продержаться всего каких-то пару дней. Я и с более сложными делами справлялась, чем спрятаться у соседей.
  Дед с причмокиванием поедал салат. Мне есть не хотелось, не до еды. Зато до еды было кошке. Она каким-то образом поняла, что дома ее кормить не будут, и заорала под соседской дверью. Я открыла. Кошка осмотрелась на пороге, и с достоинством вошла, распушив хвост. Принюхалась. Пошла в сторону кухни к деду. Теперь нас стало трое - кошка, я, дед.
  Вскоре народу прибыло. Вслед за кошкой пришла какая-то пьяная девка с младенцем. После звонка в дверь я посмотрела в глазок, решила, что опасности пришельцы не представляют, и их впустила. Девка вообще лыка не вязала, ее шатало в стороны, ребенка, которому с виду не было еще и года, она держала кое-как, а он смотрел на нее заплаканными глазами.
  - Люда? - сфокусировала на мне глаза девка. - Лю-у-у-да? Не, это парнишка! Парни-и-ишка! Не Лю-у-уда!
  Ясно, она явилась к Люде, которая мне поручила деда. Люда - моя ровесница, дочка соседки Ольги Тимофеевны. Сейчас из всей семьи дома только дедушка, но от него толка нет.
  - И че-е-ерная кошка! - продолжила девка.
  Я обернулась - в прихожую из кухни пришла любопытная кошка. Но она у меня не черная. Вообще-то я в прихожей свет не включила, двери в комнаты закрыты, только на кухню приоткрыта, так что почти темно. Я-то уже пригляделась, а девка из светлого подъезда вошла, вот и не видит ничего, все кошки серы, то есть черны. Да еще и пьяная в стельку. Хоть бы ребенка не уронила. Младенец попытался пискнуть, потому что девка его неудобно схватила, но она с размаху шлепнула его ладонью. Рука, видимо, была тяжелая, но младенец не заорал, видимо по опыту знал, что лучше этого не делать, а то хуже будет.
  Я стиснула зубы. Очень захотелось так же с размаху дать ей по роже.
  - Лю-у-уда... Это я, Наташа! Помнишь? Рядом живу, через дорогу третий дом, ты у меня была! Ну?
  Я молчала.
  - Лю-у-уда, я к тебе на мину-у-уточку! Мне надо к врачу сбегать, а сына оставить не с кем! - она тряхнула на руках младенца. - Это моя сыну-у-уля - тварь паскудная... Орет все время... нафига я его родила... Говорил мне его папашу - сделай аборт. Я думала - женится, а он сбежал, сын в него, такая же тварь паскудная-а-а!
  Девка зарыдала, привалившись к входной двери. Я молчала дальше.
  - Лю-у-уда, я у тебя его оставлю на часик? Через час вернусь, только к врачу схожу, вот клянусь! Спаси-и-бо, ты моя дорогая! То есть дорого-о-ой!
  Девка сунула мне младенца, и шустро, что было неожиданно в ее состоянии, шмыгнула за дверь. Я не сопротивлялась ни ее уходу, ни тому, что мне вручили помимо деда еще и младенца.
  Пусть ребенок побудет пока со мной. Мамаша его в это время проветрится, протрезвеет. А то еще уронит ребенка где-нибудь в метро на рельсы. Вернется за ним через час, я ее из квартиры не выпущу, спать уложу, к утру точно в себя придет. В ее состоянии ребенка ей отдавать опасно. Так что все нормально. Вот только у меня ни детской еды нет, ни памперсов.
  С ребенком на руках вошла на кухню. Дед о чем-то оживленно разговаривал с пустой тарелкой. Кошка, поняв, что йогурта нет, интересоваться дедом перестала.
  Следующий час я развлекала ребенка. Носила его на руках, пела песенки, разученные этим летом, я тогда в детском саду работала. Сказку про фараона рассказала, ребенок ничего не понял, но слушал внимательно. Смотрел на меня настороженно, ожидая какой-нибудь неприятности. Сонный какой-то, но спать боится, вздрагивает, просыпается и глаза кулачками трет. Через час я стала посматривать на дверь и в окно, через два разозлилась, через три - поняла, что мамаша младенца где-то загуляла.
  Младенец тихонечко и жалобно захныкал. Есть хочет, наверное. Одет плохо, в какие-то дырявые обноски, где можно такое взять? На помойке? Придет его мамаша, протрезвеет, я ей все скажу, что накипело. Но сейчас ребенка надо чем-то накормить. Чем? В холодильнике нет ничего подходящего. Говяжьи отбивные ему не сгрызть, и гречку не сжевать. Хотя, если есть захочет... Ну, нет. Не буду издеваться над ребенком.
  Ребенок у меня на руках уснул после того, как я попыталась напоить его водой из чашки, получилось не очень. Но он решил, что это на сегодня вся еда, и уснул. Еще бы, такой стресс. Бьют, не кормят, и еще в чужом доме бросила родная мать.
  Кстати, где она? Прошло уже три часа. Даже если учесть, что к врачу очередь, что она спутала время, врача и поликлинику, то уже должна была вернуться за сыном. Почему же не возвращается? Стало страшно, мысли всякие нехорошие полезли. Вдруг она под машину попала? Вдруг ей плохо стало и она в больнице? Вдруг на нее маньяк напал? Мало ли куда пьяная женщина вляпается!
  Это я во всем виновата! Прекрасно видела, что она пьяная, и отпустила. Надо было ее всеми правдами и неправдами не выпускать из дома и спать уложить, пока не протрезвеет! Хотя, она же взрослая женщина, сама знает, что пить вредно. Все равно надо ее найти. Ребенок спит, надеюсь, проспит еще пару часов. Что ему может понадобиться? Вниманием он не избалован, так что капризничать не будет.
  Итак, что известно об этой пьяной девке? Многое. Ее зовут Наташа, она знакомая моей соседки Люды. У Люды две знакомые с именем Наташа, но одна из них живет в другом районе. А эта Наташа живет недалеко. Я даже знаю, в каком доме. Люда у нее в гостях была, она мне рассказывала. Сама уже не вспомнит, но мы у подъезда тогда встретись, и она рассказывала. Наташа полезла на подоконник, посмотреть, дошел ли их приятель до магазина, куда они его за тортиком отправили (а скорее всего - за водкой). Люда тогда смеялась: 'Я ей говорю, Наташка, слезь, с шестого этажа падать высоко!'. Это было четыре года назад. Единственную квартиру на шестом этаже, из которой видно вход в магазин, вычислить легче легкого. Мои соседи и не догадываются, как много мне о них известно. Из разных недомолвок и случайно оброненных фраз я мгновенно составляю полную картину, и еще у меня память отличная. Но соседям лучше этого не знать.
  Я заглянула на кухню. Дед объяснялся поочередно, то с холодильником, то с пустой тарелкой. Вытащила из холодильника полную тарелку, дед обрадовался.
  - Дело есть. Важное. - Сказала я ему. Он чаще всего проявлял свой маразм, если дело касалось еды. В остальных случаях от него можно было добиться адекватных поступков. Или не совсем идиотских.
  - Кушать? - посмотрел на меня дед.
  - Младенца надо покараулить. Недолго.
  - Где?
  - В комнате на диване спит.
  - Покажи! - дед, не забыв прихватить с собой тарелку, пошел за мной в комнату. Он сам по комнатам не ходил. Или просто так, или потому что двери были прикрыты.
  Младенец спал на диване, внизу я накидала диванные подушки - вдруг малыш с дивана навернется.
  - В детскую кроватку надо Ванечку положить, - проявил удивительное здравомыслие дед.
  - Нет кроватки, - развела я руками.
  А кто такой Ванечка? Младенец? Так я его имени не знаю. Иван - муж моей соседки, внук этого самого деда. Ванечка, значит? Понятно.
  - Ты на работу пойдешь? Надолго? Опять кроме деда некому с ребенком посидеть!
  - Я постараюсь быстро!
  - Всегда так говорите, а сами долго. Молодежь... - Дед устроился рядом в кресле, тарелку в руках держал. - Иди, ничего с Ванечкой не случится...
  Очень хорошо, подумала я, закрывая рот, который от удивления сам открылся в начале нашего диалога.
  Если непутевая мать еще не вернулась к себе домой, то на обратном пути куплю кое-что ребенку. Где там деньги на неотложные нужды? Нужда настала. Пойду в аптеку, куплю памперсы, бутылочку с соской, и за молоком в магазин забегу. Деньги соседям потом верну, когда свою квартиру открою. Что за жизнь! Почему я всем всегда должна?!
  К Наташиному дому я добежала за пять минут. Из подъезда выходили люди, и я вошла вовнутрь. Взбежала на шестой этаж, постучала в дверь, звонок не работал.
  Открыл вонючий мужик, из квартиры несло бомжами.
  - Тебе кого надо?
  - Наташу! - выговорила я, пятясь.
  - Нет ее. Уже две недели не появлялась, таскается где-то. Дашка вместо нее сойдет? Дашка, иди сюда! К тебе клиент.
  За спиной мужика появилась не менее потасканная девка, сильно похожая на разыскиваемую мной Наташу, но старше на несколько лет.
  - Нет, не надо, я уже ухожу! - и я бросилась вниз по лестнице.
  - Еще молоко на губах не обсохло, а туда же - к шалавам! - донесся до меня хохот мужика.
  Это он сейчас о чем, а?
  Я выскочила на улицу и быстрым шагом двинулась к дороге. Пасмурная сырая погода и накрапывающий дождик не способствовали хорошему настроению. Слегка насторожило, что мне сладко улыбнулись несколько встречных мужчин. Один из них даже сунул мне шоколадку, и целый квартал шел следом. Наверное, это день такой, что мне по дороге психи попадаются. Смотрят странно, как будто в постель затащить хотят.
  Я недавно заметила, что если плохо выгляжу, например, мусор ночью выношу, или иду под дождем в мальчишеской куртке, то вокруг появляется множество интересных мужчин. Вот чего они смотрят? Хотят сказать, что я чудо как хороша без косметики, прически, дорогого наряда? И мне очень идет эта жуткая куртка с капюшоном на голове? Я капюшон вообще не снимала, как из дома вышла, потому что на голову какая-то изморозь капает, неприятно.
  Под ноги прилетела консервная банка. Обернулась. Недалеко от дороги мальчишки играли ею в футбол. Пнула банку им обратно. Они заржали и пнули ее мне. Снова отправила ее в обратный полет.
  Капюшон с головы немного съехал. Я вообще в футбол не играю, просто сейчас настроение плохое. Дальнейшая судьба банки осталась неизвестна, потому что меня украли. Да, вот так прямо взяли и украли. Я не знала, не заметила, что когда пинала банку, рядом на дороге остановилась машина, из нее выглянула тетка, и, ткнув в меня пальчиком, приказала своему прислужнику 'поймать!'.
  Из-под капюшона, на котором в это время затягивала завязку, обзор не позволял увидеть двоих мужчин - прислужника и водителя, которые схватили меня с двух сторон и сунули в машину. Я дернулась, но женщина, сидевшая на переднем сидении, обернулась ко мне и с крокодильей ухмылкой сказала:
  - Тише, радость моя, не бойся, не обижу. Тебе понравится.
  Я решила не спорить, тем более что прислужник с сильной нежностью сжимал мою шею. Так и поехали.
  Когда рассказывают истории про похищения, всегда думаешь, что с тобой такого не произойдет. Я взрослая, умная, живу в Москве, а не в тундре, если что-то случится - вокруг миллионы людей. Везде видеокамеры. Стоит только крикнуть - люди помогут.
  Вот и ничего подобного! Сообразить, что происходит, мне мозгов не хватило. Все просто мгновенно произошло. Я ничего не поняла, даже крикнуть не успела. Шла расстроенная, из-под капюшона ничего не видела. На проезжую часть не смотрела. Я вообще к переходу шла. Окружающие тоже не поняли, что меня украли. С тротуара до машины - шаг шагнуть. Ну, подумаешь, притормозила машина, люди выскочили, а потом я с ними в машину села, а что один держал - так это он мне помогал в машину забраться. Я же не кричала, не сопротивлялась.
  Вот идиотка! И они хороши! Зачем я им? Сижу, молчу. Остановятся, спрошу. Сейчас ничего спрашивать не буду, а то решат, что я им не нужна, и выбросят на ходу из машины. Я ж разобьюсь, а у меня дома семеро по лавкам. То есть трое - дед, младенец и кошка.
  Ехали долго, замелькало ближнее Подмосковье. Остановились возле шлагбаума какого-то коттеджного поселка. Прислужник сильно меня дернул, уткнул носом в свои колени, прикрыл каким-то пледом, который валялся на сиденье.
  - Поза-то какая! - прошептал он мне сверху. - Потерпи, потом тебя мне отдадут!
  Закричать не удалось. Не собиралась я терпеть. Ишь, размечтался! Кажется, убивать меня пока никто не собирается. Когда будем выходить из машины, попробую заорать или удрать.
  Мы въехали сразу в гараж, оттуда прошли в большой холл дома.
  - Все как обычно? - спросил прислужник.
  - Да, веди наверх, - дамочка прошла мимо меня, одарив пошлым взглядом.
  Мы пришли наверх. Там была страшная сказка. Ну, такая, все ее знают. В черном-черном лесу стоял черный-черный дом. В нем была черная-черная комната... Далее по тексту.
  Вот в такую черную комнату из страшилки мы и вошли. Странные у людей вкусы. Ей, дамочке этой, тут удавиться не хочется? Мне уже хочется, но не буду.
  - Раздевайся! - дернул меня за куртку прислужник. Куртка осталась в его руке, но он отбросил ее в сторону.
  - Не хочу!
  - Быстро в душ мыться! Она сейчас придет. Или хочешь, чтобы я тебя раздел? Я могу...
  - Не надо! - и я спряталась за дверью в ванную комнату.
  Дверь найти можно было с трудом, она тоже черная, но, видать, мне интуиция подсказала. И что дальше? Окон в ванной не было, она под скатом крыши располагалась, выбраться невозможно. Сама ванная комната большая, странно, что без окна. Тоже все черное, не оригинально.
  - Раздевайся, мойся и выходи, живо!
  Ну да, дожидайтесь. Я вообще не въехала в ситуацию. Зачем я нужна этой тетке, да еще и мытая? Вот если бы прислужник вышел из комнаты, а я бы в окно! Окон в комнате целых три! За одним растет такая замечательная пушистая сосенка, почти вплотную к стене.
  Но прислужник дождался хозяйку.
  - Все, свободен. Придешь, когда позову.
  Шаги, стук двери, потом цокот каблуков по полу. Голос прямо возле моей ванной:
  - Выходи ко мне! Я жду.
  Вот и жди. Я никуда не тороплюсь. Что делать-то? С теткой я справлюсь, если она не супершпион с суперспособностями. Но если прислужник не ушел, а стоит у двери? Надо посмотреть.
  Я выглянула в комнату и не поверила своим глазам. Дамочка в черном атласном халате развалилась на диване. Вообще-то в комнате разной мягкой мебели стояло много: кровать, диван, софа, какие-то кресла и стулья. Все на красивых высоких резных ножках. Зачем здесь все это? Стол тоже есть, он один твердый.
  - Иди сюда! - томно сказала мне тетка, после чего спустила с плеч халат, который свалился вниз, составив на полу компанию моей куртке.
  Я обалдела. Тетка осталась в чем мать родила. То есть, не совсем.
  Мне стало понятно, почему интерьер такой своеобразный, и подсветка точечная, как в ювелирном магазине.
  На шее дамочки висело колье. Сияло оно ярче люстры в Большом театре, особенно, если ее помыть. Мой взгляд прилип к колье, дыханье сперло, рот открылся. Дама поняла мой взгляд по-своему.
  - У тебя никогда еще не было женщины? - усмехнулась она томно.
  - Нет! - абсолютно честно призналась я, не погрешив против истины.
  - Я так и подумала. Я такие вещи сразу чувствую.
  Ну, милая, с такими талантами тебе в цирке выступать. Чувствительная. А колье настоящее? Оно так сверкает, что в глазах искры. Настоящее. И сколько такое стоит? Она не боится его носить?
  Дама эта ведь когда-то была красивая, лет двадцать пять назад. Сейчас она тоже думает, что красивая? Но драгоценное колье подчеркивает расплывшуюся фигуру, дряблую шею и второй подбородок.
  - Я тебя сразу захотела! - призналась мне дамочка. Я опешила от такого признания. - С другими - просто глупости, игра. Тебя увидела и поняла, что с тобой я буду до самой смерти! Перед смертью увижу твое лицо.
  Мамочки! С психами спорить нельзя! Я не хочу сидеть здесь с голой теткой до смерти! Она, наверное, пошутила! Или я случайно попала в шоу 'самый тупой розыгрыш года'! Где скрытая камера и ведущие? Куда смотреть?
  - Иди ко мне, тебе понравится! - тетка приняла позу модели из журнала, но если симпатичные модели могли похвастаться хорошими фигурками, то тетка могла похвастаться только своим колье.
  Я шумно выдохнула от ужаса, тетка приняла это за вздохи страсти, улыбнулась вставными зубами, но нас прервали. Крики и грохот за дверью раздались неожиданно. Окна дамочка завесила шторами, такими же черными, как и все вокруг, поэтому неясно, что делается на улице. Зато грохот в доме очень быстро приближался к нам. Тетка нахмурилась и нагнулась к полу за своим халатом. Я опять скрылась в ванной, выключила свет, на ощупь открыла дверцу, замаскированную под панель, и полезла туда прятаться. Не нравится мне этот шум. Хватит, я сегодня уже глупостей наделала, отсижусь пока в тихом темном месте. Дверцу эту я сразу заприметила, когда осмотр в ванной делала, хоть ее и не видно невооруженным глазом. Я после ремонта и изучения журналов по дизайну дока в таких делах.
  Кто-то зажег свет. Шаги. Грохот от упавшей ширмы в углу. Опять что-то разбилось. Ломайте все дальше, только ко мне не заглядывайте! У меня тут и так тесно! И ничего интересного нет, только я и какие-то трубы с кранами! Займитесь чем-нибудь другим!
  Свет горел. Я ждала. Откуда-то потянуло дымом. Это еще что такое? Пожар?! Все, выхожу. Я открыла дверцу. Никого. Ушли и свет оставили включенным. Экономить надо электроэнергию! Вылезла, огляделась. Разгром. Искали, где может спрятаться человек, но мою тайную панель не нашли. Осторожно выглянула в комнату. Выключено почти все освещение. Дверь в холл открыта, там светло и... Кажется, женщине отрезали голову, иначе откуда столько крови. Мне плохо видно, она в холле лежит, почти у двери, а подходить я боюсь.
  Бежать. Быстро! Сейчас! И следов нельзя оставлять! Мебель в комнате перевернута, покрывало с кровати сорвано, проверяли, есть ли кто внизу? Это легко сделать, кровать на высоких ножках, на полу под ней подсветка. А вот моя свернутая куртка валяется в самом неосвещенном месте. Там еще несколько мягких подушек разбросано, и пуфики стоят. Куртку могли не заметить, думала я, надевая ее и застегивая дрожащими руками. Ничего моего здесь не осталось. Я здесь ничего не трогала, ручку двери протерла футболкой на всякий случай, и панель тоже протерла, когда вылезала, теперь футболка грязная. Все, ухожу.
  Шмыгнула за занавеску, открыла окно. Сосна, как и ожидалась, оказалась на редкость удобной для спуска. Вокруг валил дым, можно было футболку не пачкать, сейчас здесь и без того все сгорит, сосну только жалко.
  
  В Москву я добралась почти через три часа после похищения. Сперва убегала кустами-огородами, потом ждала электричку на маленькой станции, потом ехала в метро. Соседские деньги на непредвиденные расходы лежали в кармане джинсов. У меня сегодня сплошная непредвиденность, а не день. И сплошные расходы. Вместо задуманных спа-процедур.
  Все нужное купила, пока электричку ждала. Все равно заняться нечем. Не по шпалам же до Москвы бежать. Вот и заскочила в магазинчик. Меня неприятно поразило то, что для детей ничего дешевого не было. То есть, вообще не было. Не знаю, как людям удается детей растить, затратное это дело. От своего списка не отступила, купила памперсы и бутылочку с соской и молоком. Внеплановыми оказались только черничный йогурт и две маленькие баночки с детским питанием. Тоже дорогие.
  У меня двое племянников. Я не самый большой специалист по младенцам, но имею общее представление, что с ними делать. Бить и голодом морить не буду.
  Ребенок тревожно спал, дергаясь во сне, а под боком у него примостилась кошка, щурилась и мурчала. Отлично, молодец, Милка. Дедушка в обнимку с пустой тарелкой спал в придвинутом к дивану кресле. Очень хорошо.
  Пока я готовила еду, ребенок проснулся и тихо заплакал, Милка принялась вылизывать ему мордашку. Я накормила и дитя и кошку, оба остались довольными. Ребенок, по-моему, вообще не подозревал, что бывает такая вкусная еда. Потом решила его помыть, грязный он какой-то. Он не сопротивлялся. После мытья соседским шампунем в соседской ванне и смены подгузника уснул мгновенно. Положила его на тот же диван, накрыла одеялом, кошка пришла сама.
  Потом быстренько зашила и постирала грязные вещи ребенка, повесила сушиться, надеюсь, к приходу его мамаши высохнут.
  Дед тоже проснулся и отправился на кухню пообщаться с холодильником, по дороге передумал и свернул в свою комнату.
  Кошка решила, что раз всех кормят, то и ее тоже, но йогурта больше не было. Дала ей отбивную, а сама принялась жевать гречку. Она в меня не лезла. Мне вообще было не по себе. Решила отвлечься, постирать свою грязную футболку. Надела чистую, грязную постирала, повесила на то же место, где недавно сохли вещички младенца, они вообще мгновенно высохли.
  Где, интересно, блудная мамаша? Вдруг приходила, а меня не было дома? Ничего, еще раз придет. Отдавать ей ребенка не хотелось. Она же его не кормит. Он прозрачный весь, одни глаза блестят. Я его из банки детским кормом кормила - так он рот открывал быстрее, чем я ложку наполняла.
  Кошка обиженно грызла мясо. Соус ей не нравился, но она поняла, что другой еды нет.
  Я пошла в прихожую. Надо из кармана куртки деньги достать. Билеты покупала и продукты, сдачу в карман сунула. И в кармане джинсов тоже какие-то деньги завалялись, я не все потратила. Вытащила все деньги, посчитала. Ничего, жить можно. Почему-то второй карман куртки тоже что-то оттягивало.
  Не что-то... Самое дорогое в мире колье... Если это камни настоящие... А они настоящие...
  
  Сунула колье обратно в глубокий карман куртки и застегнула пуговицу. Как это могло произойти? Я ведь не брала колье! Я его в последний раз видела на дамочке, прежде чем спрятаться в ванной. Откуда оно тут взялось? И я с ним ехала в электричке и в метро?!
  Держась за стену, пришла в комнату и села на диван рядом со спящим младенцем. Он и во сне сосал пустую бутылочку. Кошка лежала рядом.
  - Милка, мы крупно попали! - прошептала я.
  Все плохо. Никто бы про меня не вспомнил никогда, если бы не это колье. Теперь вспомнят. Те, кто убил его хозяйку, пришли не просто ее убить и поджечь дом, они за этим самым колье пришли. Когда поймут, что его нет, начнут искать, и найдут. Меня найдут. Все равно отыщут тех, кто меня видел, и придут сюда. А здесь дед, кошка и младенец. Всем крышка.
  Как колье оказалось в кармане? Попробую восстановить цепочку событий. Грохот. Дамочка наклоняется за халатом, я закрываю дверь. Что могло произойти дальше? Она понимает, что пришли за колье. Значит, его надо спрятать, чтобы поторговаться за свою жизнь. Негде, в этой комнате нет ни одного потайного уголка. Открыть окно и выбросить нет времени, да и под окном может кто-то находиться. Она наклоняется за халатом и видит мою куртку. Снимает колье, засовывает его в карман, сворачивает куртку наподобие подушки. Вокруг на полу лежат черные подушки, темная свернутая куртка похожа на них. Потом она подбежала к двери и выключила почти весь свет. Только искали не колье, а людей. Ее убили сразу.
  Вообще-то, не должны были. Как-то все не так произошло. То есть, пришли точно за колье. Вряд ли там было что-то дороже него, чай не Алмазный фонд. Собирались украсть колье, дождались, пока никого не будет дома, пришли. Оп! А хозяева-то дома! Пришлось всех убить. Но это только в том случае, если есть полная уверенность, что колье у них. Значит, было что-то, что они украли. Шкатулка, наверное, в тайнике, в какой-нибудь комнате. Спальня, или библиотека. Они открыли эту шкатулку? Она же была заперта. Если открыли, то что там могло лежать? Подделка? А настоящее колье хозяйка носила с собой в сумочке. Почему бы и нет. Я ведь таскала сегодня это колье по всей Москве и Подмосковью.
  Почему же я сразу не заметила колье и не выбросила его из кармана?! Ведь я надевала куртку, и руку в карман засовывала, когда деньги положила. Ирония судьбы. Я переученная левша. Я засовывала руку в левый карман, а колье лежало в правом. Дамочка - правша, положила колье в правый карман. Случайность. Мне не до колье было, когда убегала, поэтому и не заметила, что карман тяжелый. Меня вообще от страха трясло. Теперь еще больше трясет.
  Сходить в полицию и отдать колье? Ага, сейчас. Посадят меня надолго. Тетка там не шевелясь лежала, похоже, убили ее. И еще двое в доме были, про них ничего не знаю. Дом горел, когда я убегала. Кто поверит моему рассказу? Знаете, люди добрые, шла я по улице, а в меня какая-то проезжая тетя влюбилась, и колье мне отдала за красивые глаза. Такого колье ни у одной королевы в мире нет, только у простой россиянки, которая на зарплату живет. Так нам, россиянкам, все мечтают подарить колье за большие миллионы. А потом там, в доме, всех убили, так я ничего не видела, за трубой под ванной сидела. Нервная я, впечатлительная, громких звуков боюсь, сразу прячусь.
  Меня после такого не только посадят, я до суда не доживу. Повешусь в камере от раскаяния за совершенные злодеяния. Тройное убийство - не шутка. Повеситься кто-нибудь поможет. Веревку намылить, табурет толкнуть.
  Почему вообще все произошло? Как я такое допустила?
  Села. Задумалась. От мыслей глаза полезли на лоб. Быть того не может! Встала, надела куртку, подошла к зеркалу, натянула капюшон. Повертелась одним боком, другим. Может. Может такое быть. Это я знаю, что я не мальчик, а другие-то не в курсе.
  Стали понятны заинтересованные мужские взгляды. Подумать не могла, что вокруг столько гомосексуалистов-педофилов. Мальчик-то из меня получился заведомо несовершеннолетний.
  Подруга Янка на днях сказала, что у меня не волосы, а пакля, поэтому я решила немного обрезать кончики волос. Но, поскольку стригла все та же Янка, то она слегка перестаралась, я обычно сантиметров на пять длиннее ношу. Волосы - не зубы, вырастут. Низкий хвост носят не только девочки, но и многие мальчики, да и волос-то почти не было видно, я же все время в капюшоне ходила. Только когда с мальчишками банкой играла, он сполз. Тогда-то меня и приметила влюбчивая тетенька.
  Почему мимо не проехал сказочный принц на белом коне?! Ой, нет, принца-педофила мне не надо.
  Почему мимо не проехал нормальный принц на белом коне?! Которому женщины нравятся, а не мальчики. Я же сегодня как раз именно на принца и рассчитывала. Если бы я ему не понравилась, то можно Елену предложить, она тоже принца ждет.
  Надо же было в меня влюбиться пожилой тетеньке! Все девушки мечтают, что в них влюбятся и похитят. Вдруг и я мечтала? Впредь буду все мечты записывать и цензуре подвергать. Домечталась, идиотка.
  И про бриллианты девушки мечтают. Так их у меня сейчас больше всех в мире. Ой, чует одно мое место (умная голова) - зароют меня! Всхлипнула, жалко себя стало. Нельзя было небесам послать мне что-нибудь нормальное, как у всех людей?! Куда мне теперь столько свалившегося счастья девать?!
  За мной придут. Скоро. Сейчас. Вспомнят про видеокамеры и свидетелей, и меня найдут.
  Я забегала по квартире. Надо срочно отсюда уходить. В кладовке нашла плетеную корзину, бросила туда памперсы, не съеденную банку детской еды. Туда же сунула кошку, потом завязала корзину сверху какой-то тряпкой. Кошка ту же высунула оттуда голову и стала оглядываться. Найдя небольшое покрывало, завернула в него младенца, предварительно замотав еще и в Людину вязаную кофту. Дедушка оделся сам, когда я предложила ему сходить погулять за вкусной едой.
  - Это не торт? - на всякий случай уточнил дед. Торты он не ел - отравился летом.
  - Нет, это другая вкусная еда. Мы ее найдем.
  Одежда у дедушки была хорошая, теплая, по сезону. Не то, что у нас с младенцем.
  И мы пошли. Сначала просто шли. Потом опять шли. Потом я поняла, что мы таскаемся по району уже час, скоро девять вечера, у меня руки отвалятся младенца держать, хоть он и легкий. Корзину нес дед.
  - Брошу? - предложил он, когда ему надоело. Кошка возмущенно заорала из корзины.
  - А еду куда складывать, когда мы ее найдем? - спросила я.
  Дед задумался, кошка тоже.
  - В корзину! - догадался дед. Кошка обрадовалась. Против такого вкусного соседства она не возражала.
  В общем, через час я еще раз убедилась в том, что идиотка. Приступ паники схлынул, и я поняла, что идти некуда. Родня временно разъехалась. К подругам - не поймут. Если все будет совсем плохо - отнесу ребенка в ближайшую больницу, деда отведу к Марине, она эти выходные одна дома, мужа с дочкой куда-то сплавила. Отдам ей все деньги, которые остались, попрошу за дедом присмотреть. Она поорет, но не откажет. Магарыч какой-нибудь серьезный стребует, но с этим разберусь.
  Самой придется кантоваться по городу. От сумы и от тюрьмы...
  Если надеяться на лучшее, то можно пойти жить к брату Андрею. Он когда уезжает, часто оставляет ключ от квартиры у своего друга. Вот к другу за ключом и пойду.
  И мы поехали. Как нас никто не остановил документы проверить - чудо. Наверное, смотрелись благообразно - старый дедушка и два внука. И кошка в корзинке головой вертит.
  Приехали по адресу, уже десятый час, а дома никого нет. Телефон я не знаю.
  Сели на лавку возле дома. Сидим. Надо возвращаться к плану А. Больница-Маринка-улица. Не хочется.
  И тут:
  - Миля?!
  - Лёнька!
  Я подскочила. Младенец, кошка и дед, которые только что громко орали, примолкли.
  - Еда? - спросил дед. Кошка моргнула.
  - Кто? Я? - обалдел лучший друг моего старшего брата. - Я не еда!
  - Он не еда, он сейчас будет нас кормить. Если Зоя не против...
  Девушка Лёньки мне совершенно не нравилась. Он за ней бегал, замуж звал по три раза на дню, а она носом вертела и не шла, искала кандидата лучше. Пока не нашла, жила с Ленькой. Это понимали все, кроме самого Лёньки, но ему виднее, как себя вести со своей девушкой.
  Ленька смотрел на нашу компанию с подозрением. Вообще-то Леонид, лучший друг моего старшего двоюродного брата, являлся ортодоксальным врачом. Его искреннее, стойкое и непоколебимое убеждение относительно своей профессии заключалось в том, что если что-то не отрезано, значит не вылечено. Вылечить - значит отрезать, никак иначе. Ему я была обязана отсутствием гланд, и он несколько раз покушался на мой аппендицит. Поэтому под его взглядом сейчас я чувствовала себя неуютно. И не я одна. Дед замолк, младенец тоже, а кошке проще всех - она в корзине спряталась.
  
  - Что ты здесь делаешь?
  - К тебе пришла. Мы все пришли.
  - Признаюсь, не ожидал.
  - Тебе Андрей ключ от его квартиры не оставлял? Мы бы тогда к нему пошли.
  - Не оставлял.
  - Плохо.
  - Пойдемте, нечего на холоде стоять. Уши замерзнут, заболят...
  - И?..., - в испуге переспросила я.
  - Пошли быстро.
  За целость ушей я волновалась. Мало ли...
  - А как же Зоя? Что она скажет? - бежала я за Ленькой, волоча младенца, деда и корзину с кошкой. Зое я категорически не нравилась. С первого взгляда и на всю жизнь. Я на этот счет не заморачивалась - ей редко кто нравился.
  - Ничего не скажет.
  - То есть? Как ничего не скажет? Почему?
  - Нет ее.
  - Что-о?
  - То.
  Я решительно остановилась. Поставила на пол корзинку. Покрепче перехватила младенца. Дед замер рядом.
  - Ты ей что-то отрезал? Аппендицит? Нет? Уши?! Или только как мне - гланды? А она сопротивлялась?
  Мне стало жалко Зою. С Ленькой вообще надо ухо востро держать. Зазеваешься - и уже без гланд.
  - Милана, не говори чушь. Жива и здорова твоя Зоя. И гланды у нее на месте, - шикнул на меня Леонид.
  - И уши? - уточнила я.
  - Все у нее на месте. Только ее нет.
  - Убил и прикопал? Целехонькую?
  - Говорю же - жива твоя Зоя.
  - Она не моя. Только недавно была твоя. И ты вроде был счастлив и не возражал.
  - Она ушла. И больше не спрашивай ни о чем.
  Наверное, на моей физиономии расцвела такая счастливая улыбка, что Леонид нахмурился. А что? Все так удачно сложилось! Зоя нашла кого-то лучше Леньки! Ура! И мне есть где отсидеться пару дней.
  - Что-то уж очень ты обрадовалась, - подозрительно посмотрел на меня Ленька. - Обещай, что будешь вести себя хорошо?
  - Обещаю, что скучно не будет.
  И мы пошли к нему домой.
  Кошка вылезла из корзины, едва оказавшись в квартире. Дед тоже отправился осматриваться. Младенцу дала бутылочку с молоком. Малыш ухватился за нее, причмокивая.
  - Надо купить еду ребенку. Кошке - корм и йогурт. Дедушка тоже прожорливый. Мне надо одежду. Женскую. Платье, юбка, пальто, никаких брюк!
  - А кольцо с бриллиантом тебе не надо?
  - Комплект? Кольцо и колье? Давай. Только найди такое, чтобы подошло к моему колье...
  Я вытащила колье из кармана и небрежно положила на кухонный стол, куда Леонид доставал из холодильника что-то съедобное. Дед сразу пришел есть, кошка тоже, а малыш спал у меня на руках. Я пока не знала, куда его можно положить.
  Сказать, что Леонид удивился - это ничего не сказать. Он, в отличие от меня, ни на секунду не усомнился в том, что колье настоящее. Опешил, забыв закрыть холодильник, чем тут же воспользовалась кошка, отыскав там колбасу. Она же вкуснее, чем колье.
  - Андрей должен был оставить тебе ключи? Не знал. В следующий раз обязательно возьму и тебе передам. Только больше не приходи ко мне никогда! - без всякой радости сказал мне Ленька.
  - Я же обещала, что скучно не будет.
  - Андрей всегда говорил, что ты особенная!
  Надо же, приятно-то как, я и не знала, что двоюродный брат обо мне такого хорошего мнения. Он мне об этом не говорил ни разу...
  - Андрей всегда говорил, что такой ненормальной сестры больше ни у кого во всей стране нет! - закончил Леонид. - Я не верил...
  - Убедился? - протянула я руку к колье, но он перехватил.
  - Где взяла?
  - Кошку? Деда? Ребенка? Колье? - прикинулась я дурочкой.
  - Рассказывай! Или я в полицию позвоню!
  - Давай, звони. Если совсем придурок.
  - Может оно поддельное...
  - Проверь, источники информации поизучай...
  Он изучал полчаса, все данные перерыл, какие где нашел. Я в это время за столом сидела, едва не уснула. Дед не спеша ел, кошка изучала квартиру.
  - Девочка мое, похоже ты крупно влипла.
  - А то я не догадалась!
  - Это проклятое колье.
  - Так любой мало-мальски крупный алмаз считается проклятым, - равнодушно пожала плечами я. - А тут их горстями...
  Кошка с дедом не поделили колбасу и стали ругаться. Малыш заплакал. У меня затекли руки его держать.
  - Где ты все-таки его взяла? - спросил Ленька.
  - Кого? - опять прикинулась наивной я. У меня всего много, пусть уточнит. - Ребенка? Кошку? Деда?
  - Кошку ты взяла на помойке.
  - Правильно. С помойки только мы с кошкой.
  - И ты тоже?
  - Да, вот недавно выяснилось...
  - Будем считать, что это шутка. Дед, как я понял, соседский. Ребенок чей?
  - Мне его подкинули! Честно! Сегодня утром! Слушай, Леня, вялый он какой-то, ребенок этот, - перевела я разговор. - Ты же врач...
  - Давай посмотрю.
  Ребенка у меня забрали, рукам сразу стало легче. Сунула колье снова в карман и пошла за Леней в комнату.
  Он уложил ребенка на кровать, развернул кофту, в которую тот был замотан. Посмотрел. Ребенок замер.
  - Миля, а ты его водкой не поила?
  - Зачем?!
  - Ну, мало ли... Чтобы все время спал и хлопот не доставлял. Некоторые так делают...
  - Да! Сознаюсь! - всплеснула я руками. - Так и было! Мы с утра втроем хлестали водку: я, дед и кошка. И тут пришел младенец! Но мы же на троих соображали, ему мало досталось.
  Ленька уставился на меня, сел на кровать рядом с младенцем.
  - Леонид! Думай, что говоришь!
  - Ну тебя. Скажи лучше, что мне делать с вашей компанией?
  - Есть несколько идей. Но что ты планируешь?
  - Всех убить, а колье взять себе.
  - Молодец! - восхитилась я. - Отлично придумал! Те его носить будешь, колье это? Тебе не пойдет. Зое подаришь? С головой вместе оторвут. Возьми колье и в тайник спрячь!
  Я протянула Леониду украшение, он взял, полюбовавшись на сияющие переливы граней, а потом сообразил:
  - Ты откуда знаешь про тайник?
  От верблюда, хотелось сказать. Он для своей ненаглядной Зои год назад делал ремонт. Капитальный. Ну, я напросилась с братом, когда он привез какой-то мешок с чем-то строительным. Прошлась, посмотрела, где что задумано. Я ж ремонтами тогда сильно интересовалась, это сейчас мне не актуально, уже сделала. Ремонт у него в холостяцком стиле. Это когда мужики делают что-то сильно модное, снеся все стены, а через день после окончания ремонта женятся, и начинают отгораживать углы под детские комнаты.
  - Ладно, знаешь. И открыть сможешь?
  Я фыркнула. Ленька сник.
  - Без необходимости не буду открывать, - пообещала я.
  - Да, легче стало..., - тихо проговорил Ленька, выходя из комнаты.
  Все, конечно, чудесно, но уже поздно, спать пора. У меня сегодня такой насыщенный событиями день выдался. Сон как рукой сняло, когда Ленька вернулся и приказал:
  - Рассказывай. Пока все не расскажешь, спать не ляжешь. Я же вижу, что у тебя глаза слипаются.
  Я к этому времени уже успела оценить размеры кровати и удобство ортопедического матраса, на котором уже почти уснула рядом с младенцем.
  - Давай завтра?
  - Сейчас.
  - Ленечка! Ты же такой хороший! Добрый! - я зевнула, но была безжалостно поднята за шкирку.
  - Ну-ка быстро, мелкая, колись!
  - Хорошо. Я вылезла утром из ванны, а мне подкинули деда. Он смыл в унитаз ключи от квартиры. Потом мне подкинули младенца. Я пошла искать его мать. Мимо ехала тетка, она в меня влюбилась и украла. Потом ее убили. Я вернулась домой, а в кармане - колье. И потом еще кошка.
  - Что кошка?!
  - Она сама пришла. Я думала, она не придет, будет гулять, и форточка в квартире приоткрыта, и корм в миске лежит, а она пришла.
  Ленька бы не поверил, Но как не поверить, если колье видел. И он стал кому-то звонить, просить прийти к нам. Не прошло и пяти минут, как в квартире появилась улыбчивая полненькая женщина лет пятидесяти.
  - Валерия Валерьевна, очень нужна ваша помощь! Надо посидеть с младенцем, пока мы не вернемся! - попросил ее Леонид.
  - И с дедушкой, - добавила я, решив, что с кошкой сидеть не надо, она сама найдет, чем себя занять.
  - Конечно-конечно! Посижу, сколько потребуется! - радостно согласилась та.
  Ничего себе! По звонку бежать на ночь глядя! И сразу соглашаться сидеть со стариком и младенцем! У нее своих дел нет? А выглядит-то как счастливо! Словно ей весь мир подарили. Приворожил ее Леонид, что ли?
  - Это малыш? Какой славный! - ворковала тетенька над младенцем. - Как его зовут?
  Кто ж его знает. Как-то, наверное, зовут. От его матери только плохие слова слышала. Навряд ли это записано в документах в строке 'имя'. Дед его Ванечкой назвал? Вот и будет Ванечкой. Так и ответила.
  - Миля, пойдем, - потянул меня за руку Ленька.
  - Зачем? Куда?
  - Надо. Возьми плащ.
  - Он мужской! - на все предметы гардероба, напоминающие мужские, я сегодня не могла смотреть.
  - Унисекс. Бери. Все равно ничего лучше нет. И скрывает тебя с ног до головы.
  - Уговорил. Сейчас еще волосы распущу.
  Потрясла головой. Губы покусала, чтоб поярче были, щеки пощипала, жаль, нет косметики. Вдруг опять не за того примут.
  - Лёня, куда мы едем? - спросила, зевая.
  - В ожоговый центр.
  
  Я бы с большим удовольствием осталась здесь. Такая большая кровать для младенца велика, нам вдвоем на ней будет намного удобнее, еще и кошка потом присоединится. Но, увы, меня никто не спрашивал. Спорить не хотелось - если Ленька выгонит, то просто не знаю, куда деться.
  Рассказала Валерии Валерьевне, что у ребенка есть еще одна баночка детского корма и остатки памперсов, может пригодиться. Даже если женщина и подумала обо мне плохо, приняв за мать ребенка, то вида не подала.
  Дед с кошкой уже подъели всю колбасу и дружно принялись за окорок. Они не лопнут, надеюсь.
  Мы пришли на парковку неподалеку от дома, где Леонид оставил машину. Я вот на общественном транспорте езжу. Ни пробок тебе, ни хлопот, ни дум, где эту технику ночью парковать.
  - Едем в ожоговый центр? - переспросила я. - Разве ты там работаешь? Зачем я там тебе? Боишься дома оставить?
  - Боюсь, - неохотно признался Ленька. - Если ты пошевелишь своими сонными мозгами, то поймешь, что тебе надо срочно сменить имидж...
  - И где я его менять буду? В ожоговом центре? Ты мне не только что-нибудь отрежешь, но и сожжешь? - не на шутку перепугалась я. С него станется.
  - Будь моя воля, - с предвкушением начал он, но продолжать не стал.
  Поехали молча. Я ждала, пока он сам объяснит, что задумал. Я, в конце концов, не феминистка, а слабая беспомощная женщина, которая всего лишь случайно сперла самое дорогое в мире колье. Вот пусть теперь сильные мужчины и расхлебывают результаты моей безалаберности, а я помолчу.
  Подъехали к огромному круглосуточному торговому центру с кучей магазинчиков, Леонид уверенно свернул на парковку.
  - Нам же не сюда! - воскликнула я. Это же явно не больница.
  - Сюда, милая, сюда, - ответил, ласково глядя на меня. Не к добру.
  Но оказалось, что волновалась я зря. Не прошло и часа, как я стала обладательницей осеннего гардероба: интеллигентного платья по фигуре, осеннего пальто и изящных ботиночек на невысоком каблуке. Ну, белье и колготки прилагаются. Вообще-то я так не одеваюсь, да и стоит это все дорого, Леонид не мелочился.
  - Я тебе отдам деньги. Если доживу до понедельника.
  - Считай, что это подарок ко дню рождения.
  - Так у меня день рождения в декабре!
  - Считай, что я заранее постарался.
  - Спасибо.
  - Неужели? - хмыкнул Леонид.
  - А что не так?
  - Я думал, что ты скажешь, что порядочные девушки не принимают от мужчин одежду и нижнее белье...
  - Ну да, правильно. Но то ведь от мужчин.
  - А я кто, по-твоему?!
  - Ты - друг детства! - напомнила я забывчивому Леониду. - Сколько лет мы с тобой знакомы? Забыл?
  - Молчи уж, мелкая, - вздохнул Ленька, заталкивая меня в парикмахерскую.
  Народа в торговом центре было много, несмотря на позднее время. Все бродили, делали покупки или сидели в кафешках. Но я работала над имиджем.
  - Сделайте девушке что-нибудь на голове, чтобы она перестала быть похожей на швабру! - попросил Ленька, отомстив за 'мужчину'. Ему пообещали выполнить просьбу.
  Я застряла в парикмахерской почти на два часа. Ленька куда-то ушел, надеюсь, вернется. Вернулся, не обманул. В руках - куча пакетов, еле тащит. Мне к этому времени еще короче обстригли волосы, чем-то покрасили, сделали укладку. Вроде бы ничего не изменилось - ни цвет, ни прическа в целом, но эффект заметен невооруженным глазом - волосы блестят, и кажется, что их в два раза больше, чем есть на самом деле. Но как тяжело часами терпеть все издевательства над своей головой! Не люблю.
  После того, как я переоделась, забежав на пять минут в женский туалет, мой внешний вид был полностью одобрен принимающей стороной - Ленькой.
  - Ну, теперь хоть не похожа на пацанку. Интеллигентная взрослая девушка. Так и ходи.
  Его забыла спросить, как мне ходить. Но он прав, от моего внешнего вида сегодня одни неприятности. Поэтому, чем меньше я на мальчика похожа, тем лучше. На двадцать семь все равно не выгляжу, но и на пятнадцать тоже.
  - Мелкая, не стой, помогай пакеты тащить, - прервал мое созерцание собственного отражения в витрине Ленька.
  - Что ты набрал такого тяжелого? - получив штук пять пакетов, охнула я.
  - Еду на два дня на всю нашу компанию. Корм кошке. Детское питание. Одежду ребенку, он у тебя в какую-то тряпку завернут.
  - Откуда знаешь размер одежды?
  - Врач я или кто? - делано обиделся он. - К тому же у меня глазомер хороший. - А вот в том белом пакете - косметика. Умеешь макияж накладывать?
  - Умею, - теперь я обиделась.
  - В машине накрасишься. У нас еще полчаса.
  - А что будет через полчаса?
  - А через полчаса, дорогуша, нас пустят к твоей несостоявшейся покойнице. Я договорился.
  
  Интереса предстоящая встреча у меня не вызвала. Я сегодня эту на тетку - любительницу малолетних мальчиков насмотрелась вдоволь. День с нее начался и ею же и закончится. Может, на надо? Колье уже у меня, а больше с этой извращенки взять нечего. Дом сгорел.
  Надо бы уже в Ленькину квартиру и баиньки. Пусть тетка сама без меня спокойно помрет, если ей судьба. Или поправляется, опять же если судьба.
  Вытащила косметичку, стала краситься. Все равно Ленька остановился на парковке и ждал назначенного часа. Он молодец, купил мне зеркальце с подсветкой, я давно о таком мечтала. Тени для век меня немного смущали, что-то мне говорило о том, что не надо ими краситься, но я решила, что это ненадолго. Потом вытру глаза влажными салфетками, и все.
  - Ну как? - повернулась я к Леньке, ожидая похвалы своему улучшенному внешнему виду. Не зря же мне подруга Елена мактер-классы устраивала.
  - Еще накладные ресницы надо было купить.
  Зараза! Нет бы похвалить девушку! Ничего, ему еще аукнется.
  Уже давно пропикало двенадцать, наступила суббота. Может быть, хоть она получится лучше пятницы.
  Врача, который нас встретил и за руку поздоровался с Ленькой, я видела впервые. Ленька называл его Игорем.
  - Твоя новая девушка? - шепнул Леньке.
  - Да какая она моя! Это же младшая сестра Андрея!
  - Неужели? - сразу разочаровались во мне. - Он же говорил, что его сестра еще мелкая.
  - Она и есть мелкая, просто вырядилась.
  - Эй, мальчики, я все слышу, - напомнила я о себе. - Мне обещали показать что-то интересное.
  Мальчики потихоньку трепались о чем-то своем, между делом обрядив меня в халат и нахлобучив на голову шапочку. Мы подошли к одной из палат, не встретив никого в этом участке коридора.
  - Милана, у тебя пять минут.
  - Леонид, а зачем ты меня сюда привез?
  Ленька опешил.
  - Ты разве не хотела поговорить с ней?
  - Не-а, не хотела.
  - Придется. Живо давай топай.
  И я потопала. Одна. Мальчики остались за дверью.
  О том, что пришла, пожалела сразу. Предупреждать надо! Нет, я знала, что это не курорт, а ожоговый центр, но такой кошмар я не готова была увидеть. Если бы не сказали, что это та самая женщина то не узнала бы ее. Ни белой кожи, ни черных волос. Ужас вместо лица. И о чем с ней говорить?
  Стянула с головы шапочку, помахала на себя вместо веера. Надо уходить, хоть вопросы можно было и задать. Я не врач, но понимаю, что она при смерти, и отвечать не может.
  Зато спрашивать может.
  - У тебя есть брат?
  Ее вопрос оказался для меня неожиданностью. Она задала его, как только открыла глаза и заметила меня. Как не заметить, я же к ней наклонилась.
  - Да, - ответила я, едва не отшатнувшись.
  - Я была права, мы были с ним до смерти, - жутко улыбнулась она. - Ты на него похожа.
  Вообще-то я на двоюродного брата Андрея ничуть не похожа. Она с ним была до... Это же она обо мне говорит! Думает, что мальчика, то есть меня, убили.
  - Мстить пришла? Не ты первая.
  - Нет, не мстить. Зачем? - пожала я плечами. Вот уж точно, с местью я припозднилась.
  - Песок все равно заберет меня. Песок опасен.
  - Точно песок? Не огонь?
  Логичнее было бы вспоминать про огонь. Или про нож, она ведь в крови лежала. Или хотя бы про бриллианты. А песок каким боком? Пыльная буря? Или сахар-песок?
  - Милана! Быстро на выход! - приказал от двери Ленька, и я сбежала.
  Говорить с этой тетей не о чем, она все равно глаза закрыла. Похоже, навсегда.
  Игорь повел нас на выход. Ленька ему что-то сказал, благодарил, что-то пообещал, Игорь ответил, что они же друзья, ну и еще какие-то общие мужские фразы про верную дружбу и взаимопомощь.
  - Ты ему что наврал? - спросила я, когда мы сидели в машине. - Почему он меня впустил? Это же не положено?
  - Сказал, что вы - подруги, и ты пришла просить у нее прощения, потому что сильно перед ней виновата.
  - Что?! Я виновата?! Я?!
  - Не я ведь у нее колье украл.
  - Она мне его сама дала!
  - Да, застегнула на шее, написала дарственную и благословила тебя на прощанье.
  - Леонид, от тебя не ожидала, - обиженно отвернулась к окну.
  - Вдруг это ты решила украсть колье, убила двоих и сожгла дом.
  - Двоих? Не троих?
  - Двоих. Женщину и шофера.
  - Там трое было! - забыла я про все обиды. - Она, шофер и охранник! Это тебе Игорь сказал про двоих?
  - Да. И в новостях сегодня вечером говорили. Женщина и мужчина сгорели в доме. Виноватой может быть дочь, которая рассчитывала на наследство, все так считают и пишут.
  - Может быть, а может и не быть. Вот ее мамаша поправится...
  - У нее ожоги - более восьмидесяти процентов поверхности кожи. Думаешь, поправится?
  - Я не Бог и не врач.
  - Я тоже не бог, я врач...
  Вот как все складывается-то в нашей жизни. У меня вдруг глаза зачесались. Сперва решила - слезы, потом поняла, что оказалась права насчет теней для век.
  - Леонид, у тебя есть влажные салфетки?
  - Нет, - не отрывая взгляд от дороги, сказал он.
  - То есть, как нет?!
  - Так и нет. Подожди, минут через двадцать домой доедем.
  - Я не могу ждать! - взвыла я. - Останови, вон круглосуточная аптека! Люди заходят и выходят...
  - Здесь остановка запрещена, - заволновался Ленька, глядя, как я тру кулаками глаза. - Подожди, сейчас поверну, встану, и беги назад к своей аптеке. Дойдешь сама?
  - Да, добегу, здесь же рядом. Денег дай!
  - Вот так вы, женщины, всегда говорите...
  - Мне только на платочки!
  - Начинается обычно с мелочей...
  В аптеку я прискакала за секунды, купила стразу две упаковки влажных салфеток, пристроилась возле урны и стала вытирать глаза. Вроде бы успела вовремя, должно обойтись без последствий. Немного ошиблась, увы. Когда выходила на улицу, запнулась за что-то и свалилась прямо из дверей на мужчину, который как раз в аптеку заходил.
  - Осторожней! - недовольно сказал он, ловя меня в охапку на лету.
  - Извините! - поморгала я.
  - Ослепла, что ли!
  - Да, ослепла. Сейчас пройдет.
  Мужчина посмотрел на меня внимательней. Я на него. Ничего такой. Если бы не торопилась, можно было бы познакомиться.
  - Что встали на дороге?! - стали отталкивать нас остальные страждущие, спешившие в аптеку. И кому только она понадобилась ночью.
  Мы отошли в сторону.
  - Извините! - еще раз сказала я и двинулась по своим делам.
  - Давай провожу. Опять куда-нибудь упадешь..., - взял меня за руку незнакомец.
  Оценив благородный порыв рыцаря, которому сама же отдавила ноги, пошла с ним. Пусть доведет до машины.
  - Меня зовут Прохор.
  - Миля.
  - Эля? Галя?
  - Миля. Если хотите - Милана, или Людмила.
  - Извини, - ни капельки не смутился он. - Не знал, что есть такое имя.
  - Прохор - тоже не самое распространенное имя.
  - Верно.
  Начинающейся романтике помешал злой как собака Ленька. Он дожидался меня возле машины и мое появление в компании незнакомого парня его не обрадовало:
  - На минуту одну оставить нельзя!
  - Леонид, познакомься, это Прохор. Он любезно согласился проводить меня.
  Ленька не изъявил желание знакомиться с дружелюбно настроенным Прохором. Посмотрел без интереса, кивнул.
  - Проводил? Спасибо. Миля, бегом в машину!
  И чтобы я никуда не делась, сам меня в нее запихнул.
  Прохор в недоумении остался наблюдать за быстро уезжающим автомобилем. Я тоже огорчилась.
  - Лёнь, чего ты злой? Человек помочь хотел.
  - Откуда он взялся? Что ему надо?
  - Я на него сама упала. И я ему понравилась.
  - Ты?! Платочки купила? Вот и утрись, мелкая.
  Я надулась и дальше молчала. Недолго. Ехать в тишине тоскливо, а меня любопытство гложет.
  - Леня, откуда ты взял такую отзывчивую Валерию Валерьевну?
  - Сама не догадалась?
  - Догадалась, хочу проверить.
  - Не надо, правильно догадалась.
  - А вдруг? Может быть, ты спас не ее ребенка, а ее саму?
  - Дочку. Девять лет назад. О себе забыла бы, а про дочку помнит. Вдруг еще пригожусь. У нее уже внуки пошли. Но ты не думай, я помощью не злоупотребляю!
  От стоянки пришлось нам обоим до дома тащить пакеты. Ленька потом побежал назад за самыми тяжелыми, оставшимися в машине, а я уже из квартиры не ушла. Хватит, спать хочу.
  Младенец, кстати, спал. Дед тоже - в другой комнате. И кошка возле младенца. Вот и мне пора. Скоро три часа ночи.
  Валерия Валерьевна, видимо, размышляла весь вечер и сделала выводы.
  - Леонид любит Зою, - поведала она мне, когда он побежал за нашими покупками, а мы с ней остались вдвоем.
  - Знаю.
  - Он ее очень любит.
  - Да.
  - Он ее фотографию с собой носит, хоть они и расстались.
  Я только отмахнулась. Они то сходятся, то расходятся, то ругаются, то мирятся. А о том, какая Зоя расчудесная, уже не может слушать даже мой брат Андрей.
  - Стерва эта Зоя и дрянь! - закончила Валерия Валерьевна.
  Я, думая, что она собирается читать мне нотации и стыдить за вольное поведение - она ведь думает, что ребенок мой, и откуда мы с ним взялись, не понятно - отступала к ванной умываться на ночь. Глаза надо бы помыть хорошенько водичкой.
  - Таких и любят. Стерв и дряней, - кивнула я.
  - Нужна ему такая?
  - Не нужна.
  - Что делать будем?
  - Я подумаю.
  Валерия Валерьевна одобрительно мне улыбнулась и ушла, пообещав прийти завтра перед обедом. Я умылась, потом помогла разобрать уйму покупок, которые притащил Ленька.
  Заревел младенец, пришлось менять ему памперс и дать поесть. Кошка тоже решила, что она не откажется от йогурта. Холодильник, где перед нашим уходом - я заметила - обитали в прохладе и неге окорок, колбаса, и, кажется, связка сосисок, пустовал. Уверена - ни кошка, ни дед не сознаются, кто съел все это. Лёнька разорится на нашей кормежке.
  - Миля, не ешь йогурт, я его для кошки купил!
  В думах не заметила, что ем йогурт. Ладно, не кошачий корм.
  - Леонид, тебе жалко?
  - Не жалко. Возьми что-нибудь нормальное, а не эту гадость.
  - Лучше я спать пойду. Разбуди утром.
  Он не разбудил. Сама проснулась, услышав голоса на кухне. К удивлению, всю ночь глаз не открыла, хоть ребенок, с которым мы спали на Ленькиной кровати, ночью решил, что хочет зареветь. На этот случай у меня был заранее заготовлен стратегический запас - бутылка с соской.
  Все могло быть намного хуже. На улице ночевать - это вам не теплая квартира с добрым хозяином и вкусной едой.
  Но голоса меня разбудили, на часах скоро десять, пора вставать и посмотреть, кто в гостях.
  
  В гостях сидели Яна и Витек.
  То я и подумала, что голоса знакомые. Я смотрела на них, а они - на меня. А я-то в Ленькиной футболке. Он мне вчера дал свою, новую, с какой-то страшной мужской физиономией, нарисованной на груди. Мне эта футболка почти до колен, смотрюсь я так двусмысленно в ней. Вид растрепанный, но укладка красивая со вчерашнего дня сохранилась.
  И вот смотрю я на округлившиеся глаза Витька и прищуренные - Янки, и думаю, что полицейский и подружка, это самое последнее, что мне с утра хочется видеть.
  Зато они-то как рады! Аж глазки засветились. Яночка особенно счастлива.
  - Эээ... Привет! - зевнула я. - Вы уже завтракали?
  - Еда? - высунулся из-за моей спины дед. Снизу шмыгнула кошка.
  - О, как..., - ошалела от избытка информации Яна.
  Витек пытался эту информацию классифицировать.
  Дед пошел к холодильнику искать еду, кошка его опередила.
  Леонид решил разрядить напряженную обстановку.
  - Нет, мы не завтракали. Яна с Виктором только что пришли. Миля, ты, наверное, хочешь сходить умыться, переодеться...
  - Не хочу, мне и так хорошо, - помотала я головой, устраиваясь у стола. В квартире тепло, можно босиком ходить, футболка качественная, мяконькая, нигде не трет, не жмет и не давит. Выгляжу не как королева на великосветском приеме? Никого в гости не звала, ступайте восвояси.
  - Миля, ты шутишь, - намекнул мне Ленька. - Ты хочешь умыться и посмотреть, как там ребенок.
  - Ребенок?! - как суслик у норки замерла Яна. - Миля, пойдем, я тебе помогу! - и добавила, пристально глядя на Витька: - Я обожаю детей!
  Ленька ей поверил, Витек, вроде, тоже. Они с умилением глядели, как она нежно приобняв свою лучшую подругу, меня, то есть, идет помогать ей в нелегком деле ухода за детьми.
  Яна вытащила меня за шкирку из кухни, сунула в ванную комнату и сказала:
  - Ровно одна секунда! Умывайся, я жду!
  Лучше сейчас не конфликтовать, проще жить будет. Шустро привела себя в порядок, хотя считала, что сегодня с утра я чудо как хороша. Высунула нос из ванной, попала в цепкие ручки подруги и повела ее в комнату.
  - Так, что тут у нас? - настроилась на негатив Янка.
  Негатив не замедлил явиться в виде грязных подгузников. Младенец был очень ими недоволен, настойчиво кряхтел, требуя замены. Вот ведь только вчера лежал весь несчастный и голодный, а сегодня уже и минутки потерпеть не хочет. К хорошему быстро привыкают.
  Еще раз сбегала в ванную, помыла ребенка, под удивленным взглядом Витька забежала на кухню за детским кормом, принесла и корм и ребенка обратно в комнату, принялась кормить.
  Яна мрачнела все больше и больше, наблюдая, как я по-хозяйски бегаю по чужой квартире. То, что она сама без приглашения явилась, ее не смущало.
  - Я смотрю, подруженька, наглость твоя не имеет предела.
  - Наглость - второе счастье! - возвестила я.
  - У кого-то - первое.
  - Яна, ну не ругайся, а?
  - Как не ругайся?! Я звоню - не отвечаешь! Я прихожу - тебя нет! Звоню твоей маме...
  - Ты хоть ей не сказала, что я исчезла?!
  Если сказала - прибью. Еще родителей от моих похождений хватит удар, все тогда, всех порву и еще раз сожгу.
  - Не сказала, не волнуйся.
  - Яна, а зачем ты меня искала? Случилось что?
  Подруга села на кровать, но далеко, чтобы ребенок, готовый перемазаться в пюре, оказался на расстоянии. Но он ее не испачкает, я ему все время мордашку вытираю.
  - Я нашла квартирантов на твой загородный дом.
  - Квартирантов? - пронесла я ложку с кормом мимо рта Ванечки. Он потянулся и сам хамкнул кашу.
  - Сама же говорила, что тебя не устраивает огромная сауна. На деньги от сдачи дома летом надо сделать там ремонт.
  - Яночка, большое спасибо, но у тебя есть ключи от дома, и ты, вроде бы еще на той неделе говорила, что нашлись квартиранты, и что они уже въехали?
  - Это были плохие квартиранты. Я нашла хороших. Вчера вечером решила сказать тебе, а тебя нигде нет, - с обидой заявила подруга.
  - Яна, спасибо. Но зачем меня так срочно искать? Вдруг я просто телефон потеряла...
  - Ты? Потеряла? Ты три новых найдешь. И еще три тебе добровольно отдадут! Не понимаю, откуда у людей счастье!
  - Да, давай, поплачься мне, нищая...
  Мы недовольно посмотрели друг на друга. Я замолчала, а подруге молчать не резон, ей любопытно.
  - Я все поняла, - ткнула она в меня пальцем, но Ванечка решил его откусить, и больше она руками не махала. Берегла маникюр.
  - Что ты поняла?
  - Все знают, что Леонид расстался с Зоей. Ты воспользовалась ситуацией! Заявилась к нему с кошкой и соседским дедом!
  - Да, соседский дед нужен был просто позарез. Без него вся эта акция потеряла бы смысл. И еще я прямо вчера вечером решила родить от Леонида ребенка. Вот он!
  Ванечка сыто икнул и улыбнулся.
  - Допустим, ребенок Леонида... Он встречался с другой женщиной, Зоя узнала об этом и от него ушла!
  - А я узнала и пришла...
  - Но ведь пришла?
  Ванечка, которого я положила на кровать, сделал над собой усилие и перевернулся на животик.
  Я подскочила и заорала:
  - Лёня! Иди сюда! - и принялась объяснять обоим перепуганным парням, примчавшимся на мой зов. - Ванечка еще вчера не умел переворачиваться! Посмотрите! Он повернулся! Его просто кормить надо чаще!
  - Что с ним надо чаще делать?! - переспросил Витек.
  - Ой... Мы просто поменяли марку детского питания, и посмотрите на результат!
  Ленька заинтересовался, врач все-таки.
  - Да, в полгода уже должен уметь...
  Мы наклонились над ребенком, а Яна, опершись на Витька, томно сказала:
  - Тут прямо семейная идиллия.
  Кошка с дедом на всякие мелочи не отвлекались - что-то тихо ели на кухне, пока никого нет.
  - Надо отметить! Идем на кухню! - сказал Ленька.
  - Да, идите, а мне надо с Виктором поговорить, Яночка, возьми ребенка, ты ведь детей любишь! - я с удовольствием смотрела, как подруга одарила меня убойным взглядом, и как Ленька ее увел, и Ванечку унес.
  Витек окинул понимающим взглядом разобранную постель, меня в Ленькиной футболке.
  - Вить, ладно, Яна любопытная, но ты зачем с ней пришел?
  - А как не прийти? Она звонит, говорит, спасите, помогите, лучшая подруга исчезла, не смогу пережить такую потерю.
  - Ясно.
  - Ты об этом хотела поговорить?
  - Нет, не об этом. Дело есть. Надо узнать все, что возможно про одну женщину. Ее зовут Наташа...
  - Так я и знал, что ты куда-то...
  - Не угадал. Это знакомая моей соседки, они когда-то дружили... Я тебе сейчас напишу, что о ней знаю, чтобы ты не забыл...
  Вырвав лист из ежедневника, быстро все записала. Протянула Витьку. Он взял, отвернулся.
  С кухни раздался кошачий мяв. Кажется, пострадал чей-то хвост.
  В нашей компании хвостом обладала только кошка. Судя по словам очевидца - Лёньки - она сама оказалась виноватой. Защемилась в холодильник. Потерпевшая, не став ничего комментировать, покинула место происшествия, быстро перебирая всеми четырьмя лапами.
  Дед, при отсутствии конкурента, остался доедать остатки буженины. Но кошка, как оказалось, была малой угрозой вкусной еде.
  - Леонид! - воскликнула Яна, утащив из большого блюда, возле которого пристроился дед, кусок буженины себе на бутерброд. - Я все знаю! Мне Миля все рассказала! Ты не забыл, что мы лучшие подруги?
  - Ты ей не верь, Миле этой, - тоже утащил кусок буженины Ленька.
  Дед обиженно провожал взглядом вкусное мясо, которое уже считал своим, но которое растаскивали в разные стороны. Я тоже утащила, положила на кусок хлеба, чайку себе налила. Вкусно. Одной рукой и чай наливать и бутерброд делать совсем неудобно, потому что в другой руке - Ванечка. Но никто ни чайку, ни бутик не предложил. И дитя подержать никто не захотел. Злодеи. Съем тогда еще один кусок буженины.
  Дед, посмотрев на нас, решал вернуть назад кошку и ушел.
  - Леонид! Ребенок должен быть с матерью! - внушала Яна. Ленька молча трескал бутерброды, и подруга повернулась ко мне. - Миля, неужели ты с этим не согласна?
  - Нет, не согласна.
  - Миля?! Ты против того, чтобы малыш жил с родной мамочкой?!
  - Я за то, чтобы ребенок жил там, где ему лучше. Возможно, этому конкретному ребенку было бы лучше жить с отцом.
  - Давайте про всякую мораль потом? Или вообще не будем, - предложил Леонид. Витек кивнул, сочтя идею здравой. - Теперь все убедились, что Миля жива, цела, здорова и невредима. Никто их с кошкой не украл и насильно не держит. Все в порядке?
  - Конечно! - захлопала большими голубыми глазами Яна. - Я же ничего такого не имела в виду. Кому придет в голову красть Милю? Просто я очень волновалась. Не верите?
  - Верим, - ответила я. Приятно, что за тебя кто-то волнуется.
  Ванечка сидел на ручках смирно, ему все нравилось, но чашка с горячим чаем в моей руке казалась ему очень интересной, и он иногда пытался к ней тянуться. Пришлось быстро допивать, пока не обжегся.
  - Миля, так ты когда домой возвращаешься? - невинно поинтересовалась Яна, вставая из-за стола.
  Почему никто не верит, что я вдруг влюбилась в мужчину и решила жить у него, с геройской самоотверженностью воспитывая его ребенка?! Что, совсем не похоже, да?
  - Не знаю, Яночка, - так же поморгала глазками я.
  - Буду к вам заглядывать! - напоследок сказала подруга, и они с Витьком ушли.
  Детей носят на руках, пока они в школу не пойдут? Как брат с женой справлялись, когда их дети были маленькими? Они и сейчас маленькие, но на ручки уже не лезут. В общем, в холостяцкой квартире для малыша ничего не предусмотрено, а покупать пока не надо.
  - Не ожидал от Яны, что она такая заботливая.
  - Ты же ее видел всего раз пять, не больше.
  - Больше. Надеюсь, незваных гостей не будет?
  - Не надейся. Скоро Елена придет. Может быть и Марина.
  - Что делать?
  - Уходить отсюда надо. Или никому не открывать.
  - Через полчаса придет Валерия Валерьевна. Займется ребенком.
  Я радостно вздохнула. Нет, Ванечка чудный малыш, но тяжело-то как! Или это просто потому, что ребенок чужой, ответственность большая, нет никаких детских вещей, начиная с кроватки.
  - Если бы эта извращенка с ожерельем меня не украла, то я бы вызвала полицию, честное слово! Отдала бы им ребенка. Пусть бы сами разбирались с его мамашей. Родительских прав ее лишали, или что там положено делать. Нашла бы кого-нибудь сломать дверь в мою квартиру. Подумаешь, пришлось бы новую дверь ставить, мелочи-то какие. А теперь куда податься с ворованным колье?
  Ванечка меня пожалел и захныкал.
  Пришел дед, принес кошку. Буженины не осталось, и оба приуныли.
  Беда, в общем. Один Леонид испытывал нездоровый оптимизм.
  - С такой вещью тебе спрятаться не удастся. Найдут.
  - Вопрос времени, - согласилась я. - Недолгого времени.
  - Что собираешься делать? Искать убийцу? - скептически выгнул бровь Ленька.
  Я только отмахнулась. Заняться больше нечем. Без этого столько дел - не знаю, за какое хвататься. Первое - переодеться. Ленька как-то подозрительно разглядывает свою футболку на мне, задерживая взгляд на голых ногах. Неужели дошло, что мне не восемь лет? Как не вовремя.
  - Да чего его искать-то. Шофер, больше некому. Нашли уже его, наверное, и без меня.
  - Откуда знаешь? - удивился Ленька, даже перевел взгляд с ног на лицо. - Нам про дочь говорили...
  - Не верю, что дочь. Она бы все нашла, или рассказала убийце. А шофер в доме не бывал почти никогда. То есть был, но как-то быстро, галопом по комнатам.
  - С чего ты взяла?
  - Так он меня не нашел, когда я под ванной пряталась. Решил, что убежала из комнаты до того, как он пришел.
  - Сумбурно как-то...
  - А я не следователь! - обиделась я. - Держи ребенка, пока у меня руки не отвалились! Покорми его чем-нибудь! Я пойду оденусь...
  Когда вернулась наряженная в красивое платье, Ленька пытался всунуть в дитя кусок соленой сырокопченой колбасы, приговаривая:
  - Отличная вещь! Моя любимая! Качество отменное! Не то, что твое пюре из этой банки!
  И на банку и на колбасу с неприкрытым интересом взирали кошка с дедом.
  Кажется, оба потолстели в полтора раза со вчерашнего дня. Ну, так столько жрать! Хоть бы не поплохело! Хорошо, что Ленька вчера купил кошке и ящик, и наполнитель для кошачьих туалетов. Животных он любит, но свою квартиру тоже любит. Не хочет, чтобы киска где-нибудь нагадила в неположенном месте.
  Пока мы собирались куда-то, Ленька еще не сказал, куда, пришла Валерия Валерьевна и протащила какие-то железные палки и тряпку.
  - Это разборная детская кроватка. Очень удобная. Деревянная, конечно, лучше, но временно и эта подойдет. Помогите собрать.
  Собиралась кроватка легко, в собранном виде напоминала детский манеж. Бока огорожены сеткой, чтобы ребенок не вывалился, дно кроватки регулируется по высоте, мы его опустили пониже.
  - Моей внучке эта кроватка пока не понадобится. Покупали, чтобы она вместо манежа там сидела, а она не хочет, плачет и на ручки просится.
  Ну, не тупая же. Конечно, на ручках намного лучше. Ванечка, и тот понял, где ему хорошо, и возмущался, если его хотели куда-нибудь положить. Но в новой кроватке, да еще с купленной вчера мягкой яркой игрушкой, ему понравилось. Лежал и грыз игрушку.
  Валерия Валерьевна оценила купленные ребенку вещи и обещала все посмотреть, отрезать бирки и нарядить дитя в обновки. Мы поблагодарили и отбыли.
  
  - Куда теперь? - полюбопытствовала я, когда мы сели в машину.
  - Как куда? Ловить убийц, бандитов, грабителей.
  - Поехали назад.
  - Что так?
  - Не хочу.
  - Я же пошутил. Но что ты собираешься делать? Прятаться у меня?
  - Только до вечера понедельника, - подумав немного, решила я.
  - Что такого случится вечером в понедельник?
  - Вернутся соседи, верну им деда. Потом пойду в полицию сдаваться. Отдам и колье и ребенка.
  - Сама же говорила, что тебе не поверят.
  - Говорила. Да. Не знаю. Что делать? Ждать, пока меня убьют из-за этих алмазов? А с ребенком что будет?
  - Иди прямо сейчас.
  - Не хочу. Боюсь. Время тяну. Ехать на дорогом автомобиле лучше, чем в полиции сидеть. Вдруг что-то произойдет? - понадеялась напоследок. - Как-нибудь все решится?
  Ленька хотел покрутить пальцем у виска, но побоялся отпускать руль.
  - Само рассосется? Как беременность? - скривился он. - Но, надеюсь, ты права, потому что стало опасно рядом с тобой находиться.
  - Так я предупреждала, что скучно не будет.
  - Надо было тогда тебе поверить...
  - Куда мы едем?
  - На выставку медицинской техники. Она всю неделю длилась, сегодня закрытие. Я обещал друзьям туда прийти. Хотели и пообщаться, и посмотреть. Зарегистрируемся с тобой как посетители, погуляем, там много интересного.
  - С друзьями? Я же там буду лишняя? Может, я пока в кино схожу?
  - Со мной пойдешь.
  Вскоре приехали к большому выставочному залу. Я тихой тенью бродила за Ленькой, который встретился там с какими-то коллегами. Из троих я знала только Игоря, которого видела в ожоговом центре. Они что-то умное обсуждали, медицинское. Я все равно ничего не понимала, и обо мне все забыли, хоть Ленька меня представил, и я удостоилась заинтересованных взглядов. Мужчины шли впереди, а я старалась не отставать, хотя получалось плохо, из-за большого количества посетителей.
  Вот плетусь я сзади и натыкаюсь прямо на Прохора. Того самого, на которого уже падала возле аптеки.
  - Дежа вю, - сказала я.
  - Нон, же ну парль..., - начал он, и мы оба сдержанно улыбнулись друг другу. - Интересуешься, медицинской техникой, Людмила?
  - Нет, и я даже не врач.
  - Пришла со спутником?
  - Да, ты его видел. А ты врач?
  - Отнюдь. Скажем, посредник.
  Врачей тут и нет почти. Ленька и тот случайно.
  - Еще раз извини, что все время на тебя падаю. Обычно я довольно устойчивая к внешним воздействиям.
  - Может быть, это судьба? Не бывает в Москве таких случайностей...
  - Да, судьба, - нежно улыбнулась я. - Звезды сошлись, планеты в ряд встали.
  - Тогда предлагаю продолжить знакомство. В кафе?
  - Тебе ведь надо работать.
  - Я работал всю неделю. Сегодня могу отдохнуть.
  - Ну...
  - Позвони своему парню, скажи, что уходишь, - настаивал Прохор.
  - Хорошо, только давай дойдем вон до той красивой штуки в конце ряда? Я туда шла.
  - Ничего там такого...
  - Пожалуйста! Мне так любопытно, там огонечки мигают!
  - Пойдем, - милостиво позволил Прохор.
  Мы пошли, и я сразу от него сбежала, затерялась в толпе. Пора к Леньке. Не верю я в такие парады планет над моей головой. Звезды сошлись, как же. Прямо хожу по Москве и каждый день на Прохора наступаю. Что-то здесь совсем не так. Бежать, и побыстрее.
  Я обогнула несколько павильонов, вспоминая, где оставила Леньку. Он с друзьями шел медленно, везде останавливаясь, быстро найду.
  Так и оказалось. Нашла. И остолбенела, потому что Ленька беседовал с водителем. Тем самым, который в моем похищении участвовал. Значит, я угадала, и убит прислужник, а убийца - водитель.
  Вон он, живой и здоровый о чем-то беседует с человеком, которому я доверяла как себе. И Прохор в толпе замелькал.
  Надо подумать. В одиночестве. Где тут ближайшее одиночество? Только в женском туалете.
  Женщин на этой выставке почему-то почти не было, может быть ходили в предыдущие дни, а сегодня, в последний день, уже решили не приходить. Поэтому в большом и чистом туалете я металась из угла в угол совсем одна. Ну как обдумывать ситуацию в общественном сортире? Не думается совсем.
  Я ведь сначала решила, что грабители залезли потому, что никого нет дома. Мы вернулись внепланово, и они нас застали, вот и решили всех убить, когда увидели. Но если водитель жив и расхаживает по Москве, как у себя дома, и никто его не ловит, то что-то я не учла. Что? Значит, не было никаких грабителей? Когда я узнала, что в доме убиты двое, то сразу подумала на водителя. Трупов-то по логике должно было быть три. Прислужник находился где-то недалеко от двери в комнату, его должны были убить, женщину, всю в крови, я сама видела, подумала, что она умерла. Водитель плохо знал дом, меня не нашел. И колье не нашел. Или не искал?
  Ладно, допустим, никаких посторонних грабителей в доме не было и водитель - убийца. А как тогда он меня выследил? На джипе за мной под елками крался? Нет. Тогда как? Выследили же меня! Водитель, и Прохор этот сильно подозрительный. Он-то откуда взялся? Ему вообще взяться неоткуда. Неужели и впрямь звезды сошлись? Ну да, сошлись. Как сошлись, так и разойдутся.
  А почему тогда водитель решил всех убить именно в тот момент? Вожжа под хвост попала? Вдруг понял, что мы все ему не нравимся, и стал убивать? А он вообще знал про колье? Или просто так решил всех убить и дом ограбить? Должен был знать про колье, наверное. Да, должен. Точно. Он дождался, пока хозяйка, прислужник и мальчик, то есть я, уйдут на второй этаж. Наверное, какое-то время прислужник всегда стоял у двери, а потом, может, спускался вниз. Пока прислужник наверху, водитель решил чем-нибудь поживиться. Но прислужник спустился и его застал. И начали они друг друга убивать. Потом и хозяйке досталось. И у меня вопрос. Если все знали, что я нахожусь в доме, то почему не нашли? Убийца решил, что я сбежала под шумок? Вероятно, так. Но что-то мне все равно не нравится, пока даже не понимаю, что именно.
  Метаться из угла в угол вдоль ряда раковин надоело, остановилась, нагнулась над одной из них, побрызгала на лицо водичкой. Что-то нехорошо стало от тяжких дум. Взяла салфетку, промокнуть лицо, и чуть не задохнулась.
  Мне сзади на шею удавку накинули и сильно сдавили. Удавка оказалась ремнем, поняла, когда попыталась ее отодрать от шеи. Не тут-то было. Она затянулась еще сильнее, и меня поволокли в кабинку. Дверь захлопнулась.
  Попыталась брыкаться, не вышло, упустила момент. И что? Почему меня еще не придушили?
  - Говори, почему убита моя мать?! - прошипел мне в ухо женский голос.
  Я бы с удовольствием пообщалась, но у меня шея стянута ремнем, и в глазах звездочки пляшут.
  - Как ты к этому причастна?!
  Я опять задергалась, получила коленом в зад, не успокоилась, почувствовав ослабление ремня, стала пинаться.
  - Эй, дамочки!!!
  Мы обе притихли от грозного голоса.
  - Плановая уборка туалета!!!
  Мы замерли. Точно, снизу-то из-под двери всем отлично видны наши четыре ноги.
  - Нашли где сексом заниматься... А ну-ка пошли вон отсюда!!!
  Ремень с моей шеи исчез, застучали по кафельному полу каблучки, дверь шарахнулась. Я вцепилась в шею, пыталась перевести дух. И ведь я так и не увидела, ее, ту, которая на меня напала.
  Уборщица с ведром и тряпкой глядела на меня, как на таракана, посмевшего вылезти из-под плинтуса. Уважения к сексуальным меньшинствам, правам человека в ее глазах не было ни на грош.
  - Вы ее разглядели? - прохрипела я. - Как она выглядит?
  Уборщица уронила свое ведро, хорошо, пустое. Кажется, она не так меня поняла:
  - Что ж делается! - даже не попыталась ведро поднять. Еще не понравилась нацеленная мне в глаз швабра. - Ты что?! Не посмотрела с кем?!
  И я трусливо сбежала. Злые все-таки люди. Не толерантные.
  
  Почему все так сложно?! Хотела всего-навсего устроить себе в собственный законный выходной спа-салон на дому. И что? То самое.
  Ладно, не буду гневить небеса. Вместо крема у меня алмазное колье. Я, может, сейчас самая богатая женщина в мире. Могу любоваться алмазами, когда захочу. Когда никто не видит. С головой вместе оторвут, попытки были. Если еще вспомнить судьбу предыдущей хозяйки. Не хочется ее повторять.
  Подруга Марина всегда твердит, что надо прислушиваться к советам тех, кто многого достиг в жизни. Если это так, но надо поговорить с моей кошкой. Вот у кого жизнь удалась! Стремительный взлет по карьерной лестнице от помойки до моей свежеотремонтированной квартиры! И это за неполных два года! Надо с Милкой посоветоваться, вдруг, что дельное подскажет.
  Подождав несколько секунд, пока выровняется дыхание, уверенной походкой пошла искать Лёньку. Не прятаться же теперь. Есть, конечно, шанс, что в такой толпе мне сунут в бок острый ножик, но вряд ли. Им я нужна живая, колье-то у меня. И очень обидно, что среди встречавшихся мне женщин вполне могла быть моя обидчица. Я не видела ее, но поняла, что она молодая, выше меня. Тут все выше меня. Надо бы Настю попросить порыскать по разным ресурсам, и найти, как она выглядит. Имя-то ее я смогу узнать. Но она имидж может поменять, грим наложить. Тогда могу и не узнать, я же ее не видела ни разу.
  Лёнька, злой как черт, нашелся почти сразу. Рядом стоял Игорь, остальные ушли.
  - Миля, а предупредить?
  - Что? - удивилась я
  - Тебя не было пятнадцать минут!
  - Девушке надо припудрить носик, - отмахнулась я.
  - Какой носик?! Ты сразу чесаться начинаешь!
  - Ну, и почесаться надо. Не при тебе же.
  - Я волновался.
  Игорь подвел черту под диалогом:
  - Вот что любовь с людьми делает!
  Мы оба повернулись к нему. На него посмотрели, потом друг на друга.
  - Мелкая, надо было нам тебя в детстве колотить чаще! Глядишь, и научилась бы себя вести!
  - Вы и так весь шоколад всегда сами съедали! Жмоты! Маленьких легко обижать.
  - Да ты сама...
  - Эй! - прервал нас Игорь. - Давайте семейные разборки дома!
  Я замолчала, незачем скандалить в людном месте, я же воспитанная девушка. Да и ругались-то мы тихонечко, с улыбкой. Мило так.
  - Ну, Леонид, поможешь? - продолжил Игорь прерванный моим приходом разговор.
  - О чем речь? - сразу встряла я.
  - Он хочет купить автомобиль, - ответил Лёнька.
  - Да. Я долго собирался.
  - Очень. Всю жизнь. Ты не разбираешься в автомобилях.
  - Поэтому и спрашиваю совет у специалиста. У тебя.
  - Ладно, едем.
  - Постойте, - споткнулась я. - Куда едем?
  - По автосалонам Москвы! - воодушевленно ответили мужчины.
  Это мне совсем не понравилось. Там же Валерия Валерьевна с Ванечкой. Зачем ее так нагружать? Она не нанималась так долго сидеть с ребенком! И очень тревожили дед с кошкой. То есть, тревожило, как там после их нашествия холодильник? Не пусто ли в нем? Вернемся - и опять в магазин?
  Мужчины ездили по Москве долго и со вкусом. Меня за собой таскали. Сопротивление не помогло. Хотела слинять к метро, когда они машину парковали - Лёнька поймал и предупредил, что схлопочу по башке. Пришлось смотреть всякие новые автомобили, слушать про них, хоть я ничего не понимала, и мне это не интересно.
  Когда я тоскливо завыла, отвезли в кафе, дали тортик и мороженое. Я съела, попросила добавки, плюс салат, супчик, отбивную с гарниром, кофе и булочку. Мне сказали, что в меня столько не влезет. Я взвыла еще громче и тоскливее. Принесли все, что заказывала.
  Они оказались правы. Давилась я долго. Деда бы сюда, он бы сразу все умял.
  Мужчины на меня не обращали внимания, ели свой обед и вели разговоры про автомобили. Игорь попытался втянуть меня в разговор, спросил:
  - Миля, какие тебе нравятся автомобили?
  - Красные! - сказала я. - Чтоб было четыре колеса, а по бокам две двери!
  - Две?!
  - Да, по одной с каждой стороны!
  Больше ко мне не приставали. А я еще хотела с ними посоветоваться, что лучше прицепить внутри - флаг России, или герб Москвы?
  Посетив после обеда еще один салон, Игорь сказал, что все обдумает, и завтра точно примет решение.
  Мы довезли его до дома и поехали восвояси. Напряженный выдался денек. И дома тоже радостные вести не ждали.
  Во-первых, кошка с дедом переели, и туалет, скорее всего, очень долго будет занят.
  Во-вторых, нас ограбили.
  
  - Где Ванечка?! - сразу заорала я, как только Валерия Валерьевна сообщила нам новость.
  Ванечка спал в кроватке.
  Кошка окопалась в лотке, дед кряхтел в туалете, то есть все на месте, а остальное меня не очень волновало.
  Лёнька сразу ломанулся к своему тайнику. Там, разумеется, колье не оказалось. Тайник-то несерьезный такой. Я это говорила, еще когда в стену встраивали, и потом еще поржала, когда Лёнька все это дело картиной прикрыл. Умора, да и только.
  Лёньке было не до смеха.
  - Миля, я..., - потом он немного поколотил в стену кулаком, приговаривая разные плохие слова, которые при ребенке произносить нельзя, но ребенок спал и не слышал.
  Хуже всех было Валерии Валерьевне. Она так выглядела, что впору скорую вызывать.
  - Мы гулять пошли, - сухими губами прошептала она. - Я подумала, что ребенку свежий воздух будет полезен. И дедушку с собой взяли. Мы долго гуляли, только что вернулись. Пришли, а тут... Если бы я знала!
  - Все хорошо, Валерия Валерьевна, не волнуйтесь, - успокоила ее я. - Главное, что вы все живы и здоровы.
  - Но ведь...
  - Миля права! - пришел в чувство Ленька, перестав пугать своим видом окружающих. - Главное, что все живы.
  - Валерия Валерьевна, в этом тайнике не было ни одной вещи Леонида, - сказала я.
  - То есть там ничего не было? - не поверила она. - Денег...?
  - Не было там денег, не волнуйтесь.
  Женщина вытерла слезы:
  - Вы ведь не подумали, что это я?
  - Ни в коем случае! - твердо ответил Лёнька. - Вы здесь совершенно не причем, я вообще рад, что никого не было дома, когда влезли грабители. Это просто удача. У вас великолепная интуиция, потому что вы ушли.
  Женщина помялась, опустив глаза, потопталась на месте, потом попросила:
  - Я обещала присматривать за ребенком три дня...
  - Валерия Валерьевна, я пойму, если вы откажетесь, - кивнул Лёнька.
  - Что вы! Ни в коем случае! Просто я хотела попросить, чтобы завтра Ванечка побыл в моей квартире. Я ведь живу в этом же доме, если вдруг что-то срочно понадобится, сразу приду...
  - Я не возражаю, конечно. Спасибо большое.
  Женщина утерла слезы и распрощалась с нами до завтра.
  Лёнька боялся смотреть мне в глаза. А я что? Сам место для тайника выбирал. И зачем ему тайник в доме? Что прятать? Чужое колье? Ха!
  - Лёнь, успокойся. Не бери в голову. Лучше подумай, как входную дверь починить. Замок надо новый врезать.
  - Дверь?! У тебя колье украли! А его стоимость по самым приблизительным подсчетам составляет...
  - Лёнь! - дернула я его за руку.
  - Что?
  - Ну его, это колье. Зачем оно мне?
  - Не понимаю я тебя.
  - Сам же сказал, что оно проклятое.
  - Зато какое дорогое!
  - Все, нет его больше, забудь.
  Лёнька поскрипел зубами, подергался, потом выдохнул, и стал решать, что делать с дверью.
  К его счастью, решать ничего не пришлось. В гости заявилась Марина. Ей, наверное, Янка рассказала, что здесь делается, вот она и пришла проверить лично.
  - Я днем звонила, хотела зайти, а мне какая-то женщина ответила, что вы придете только вечером.
  У Марины были номера телефонов всего населения земного шара. Поэтому уже через полчаса Лёнька вместе с найденным мастером занимался дверью.
  Мы с Мариной на кухне пили чай.
  Из туалета, наконец, вылез дед и утащился в комнату спать. Кошка, ища теплое место и простое человеческое сочувствие, попыталась влезть мне на колени, но я ее прогнала. Ее мыть надо, а у меня гости, так что не сейчас.
  - Милка, хочешь йогурт? - предложила я.
  Кошка брезгливо на него посмотрела и ушла вслед за дедом.
  - Да, все понятно, - сказала Марина. - Серый быт и скукота здесь у вас.
  - Скукота? - чуть не подавилась я чаем.
  - А разве не видно? Хочешь сказать, что ты со мной не согласна? Ну?
  - Э... Не знаю что и сказать...
  Марина отодвинула кружку, всмотрелась в потолок, как в звездное небо. Потом нежным голосом молвила:
  - Я тебе не рассказывала, как познакомилась со своим мужем?
  - Нет.
  - Никогда не забуду тот день, когда Олег познакомил меня со своей мамой. Она только взглянула на меня и сразу возненавидела. Вот скажи, за что? Сразу! Мгновенно! Тут же! Сын привел невесту - молодую, красивую, здоровую, с образованием. Что не так?!
  - И что не так?
  - Больше десяти лет пытаюсь понять, и не поняла, - закусила подруга конфетой. - Загадка осталась неразрешимой. Зато одно я поняла твердо. Как только я взглянула на эту змеюку подколодную, я поняла, что ни за что не расстанусь с Олегом. Я просто обязана прожить с ним долгую и счастливую жизнь назло этой гниде-свекровке!
  - Даже так?
  - Именно так. Представляешь, скольких людей я осчастливлю, если разведусь? Свекровь как бы удар не хватил от счастья. Подружки мои злорадствовать будут. Это не о тебе, о других. На работе все скажут, ее муж с ребенком бросил. Что-то в ней не так. Никому ведь не докажешь, что это я его бросила. Олег сразу женится, мужики одни жить не могут, им прислуга нужна...
  - Так ведь и ты сразу замуж выйдешь, - предположила я.
  - Это другое дело. Конечно, выйду, а как же иначе.
  - Марина, а что ты хотела всем этим сказать?
  - Уходи отсюда.
  - Что?
  - Прямо сейчас вставай и уходи. Я тебе добра желаю. Суди сама: адреналина в отношениях у вас с Леонидом нет, ты его с детства знаешь. Он пытается навязать тебе чужого ребенка. Зачем тебе это все?
  - Так ведь вы все выпихиваете меня замуж!
  - Считай, что этот вариант я не одобряю. Доверься моему опыту.
  - Ладно, обещаю, что пойду домой. Завтра вечером.
  Маринка заулыбалась и снова потянулась к конфетам. Поверила. У меня завтра дел полно, вечером надо забрать ключи, а послезавтра мне на работу, так что обещание выполню.
  - Марина, так как ты все-таки познакомилась с Олегом?
  - Понятия не имею.
  - Это как?
  - Я девушка красивая, вокруг меня всегда толпились поклонники. Не помню, откуда этот Олег взялся.
  - Так ты у него спроси, как вы познакомились, - предложила я.
  - Это мысль! - вдохновилась подруга. - Репетируем.
  - Что репетируем?
  - Мой монолог. Скажешь, если не понравится.
  - Давай, - люблю концерты в Маринкном исполнении.
  - Ты помнишь, как мы познакомились?
  Я молчала, слушала, готовилась анализировать.
  - Миля, чего молчишь?!
  - Это ведь твой монолог.
  - Не сиди просто так, вставляй реплики.
  - Ладно.
  - Как мы познакомились?
  - Марина, конечно, я помню.
  - Я тебе сразу понравилась? Или после того как мы получше друг друга узнали? А ты помнишь, что я тогда сказала тебе?
  - Конечно, помню.
  - Это была любовь с первого взгляда. Как только я тебя увидела, то сразу...
  - Хм..., - и мы обе обернулись.
  Мастер, который с Лёнькой как раз чинил входную дверь, то есть, мы думали, что он чинит, ошарашено смотрел на нас. Мы нахмурились, мол, чего надо, не мешай.
  - Извините, хозяин сказал взять на тумбе нож и отвертку, он там дверь держит... Я вам не мешаю, объясняйтесь дальше...
  Мастер боком вошел, схватил нужные вещи и так же боком вышел.
  - Попытка провалилась, - сказала Марина. - Не получится у меня ничего.
  - Совмести с раздеванием, сразу все расскажет. И у меня последние дни какие-то странные. Вот и сейчас...
  - А что было сейчас? - так ничего и не поняла подруга.
  - Меня принимают не за ту. Я вообще другая.
  - Если все принимают не за ту, то, может, не другая?
  - Ну тебя! - обиделась я. - Лучше скажи, где Елена? Не поверю, что не придет.
  - Мы вместе собирались, но у нее в последний момент возникли какие-то дела, они с Настей придут в восемь. Посидим часик, а потом Олег за нами заедет. Должна от мужа быть польза...
  Пока мы пили чай, дверь починили, замок поменяли. Мастер, бросив на нас с Маринкой сумрачный взгляд, ушел. Пусть думает, что хочет. Я же не виновата, что он недослышал и недопонял.
  Елена с Настей пришли, как только восемь пропикало. Ни на секунду не опоздали. Лёнька вообще никого не ждал и не звал. У него, кажется, за всю жизнь столько гостей не было. Возмущаться он даже не думал. Колье-то он прошляпил, вот и будет молчать, хоть всю улицу в гости приведу.
  Марина сразу вцепилась в Елену, и со словами: 'Ты не представляешь, что я тебе расскажу!' утащила ее секретничать. Лёнька проводил их тоскливым взглядом, выражающим смирение перед стихийным бедствием и надежду, что долго оно не продлится.
  Я же в свою очередь повела Настю в комнату показать Ванечку.
  - Какой маленький! - осторожно пальчиком потрогала ребенка Настя. Тот в своей детской кроватке даже не проснулся. - Ой, как смешно морщит носик!
  Настя ворковала над младенцем. Я велела ей говорить тише, чтобы их не разбудить. Их - это дитя и деда. Дед мирно спал на кровати, отвернулся к стене, чтоб никого не видеть. Он, бедный, животом маялся. Хвост Милки торчал из-под кровати. Не люблю, когда она в таких местах пыль собирает.
  - Настя, у меня к тебе дело.
  - А что мне за это будет?
  - Большое человеческое спасибо?
  - Сделаешь за меня уроки, если мне будет лень, или я буду занята?
  -Не вопрос. Мне нужны все сведения. Панис Элла Севостьяновна. Сорок восемь лет. Ищи во вчерашних и сегодняшних новостях. Пожар в коттеджном поселке. Ожоговый центр. Вся ее биография. Родня - бабки, дочки, внучки, Жучки...
  - Хорошо, скопирую все, что найду.
  Настя уселась в мягкое кресло, и на время выпала из реальности. Любит ребенок возиться с техникой. Сосредоточилась, ищет.
  Марина насекретничалась и привела к нам Елену. Та нагнулась над кроваткой.
  - Маленький совсем! Где же его мать?
  - Вот и мне интересно, - кивнула я.
  - Тебе Леонид не сказал? Почему он забрал ребенка у матери?
  - У него спроси.
  - Может быть, там такая мать, что ребенку с отцом намного лучше? - прозорливо сказала Марина.
  - Я тоже так думаю, - согласилась я.
  - Хорошенький какой! И одежка у него дорогая, - наметанным глазом сразу определила стоимость купленных Лёнькой вещей Елена. - Отец на сына денег не жалеет. Может и впрямь ему с отцом будет лучше.
  - Если бы у меня забрали ребенка, я бы сидела под его дверью и орала. А где его мать? Разве сидит под дверью?
  И тут в эту самую отремонтированную дверь позвонили.
  Лёнька открыл, мы все выглянули из комнаты. Любопытно ведь.
  В дверь вплыл огромный краб. Сувенир такой - краб на подставке из ракушек. И даже какой-то зеленый куст сбоку приделан. Типа, привет с моря. Пошло, если честно. И жалко сушеного краба.
  За крабом в квартиру внесла себя Зоя. Вот ее-то я не ждала. И что сейчас будет? Ясно, что. Эта фифа щелкнет пальчиками, и я вместе с кошкой, дедом и младенцем окажусь на улице. А она останется здесь. И Лёнька всю ночь в разных позах будет вымаливать прощение.
  - Зоя? - глядя на краба, поздоровался Лёнька.
  - Приве-е-ет! - томно протянула она. Свеженькая вся такая, с легким загаром. - Это подарок с моря. Я надеюсь, мы все еще друзья. Зашла проведать. По дружески.
  Она сунула краба Леньке и вперила в нас неприветливый взгляд. Стушевалась я одна. Девчонки приняли самые соблазнительные позы: Марина выпятила крутое бедро, а Елена приникла к косяку двери всем телом. Вот если я приму любую из этих поз, то все ржать начнут, а у них так получается, что глаз не оторвать.
  Ленька быстро поставил неудобного большого краба на тумбочку и потянул Зою за руку в другую комнату:
  - Зоя, заходи, поговорим...
  Дверь закрылась. Мы не подслушивали, но иногда долетали фразы на повышенных тонах: 'Ты сама... Он может мне обеспечить... Зачем тогда... А у тебя сразу толпа каких-то...Кто это такие...', и в том же духе.
  Ванечка решил проснуться и понял, что готов к общению. Он, как и любой нормальный мужчина, был рад вниманию женщин, столпившихся у его кроватки. Тем более, что его взяла на ручки самая лучшая из них - Елена Прекрасная. Ванечка на нее внимательно посмотрел, оценил и улыбнулся. Всегда одно и то же.
  - Между прочим, я всегда хотела младшего братика, а не сестру!
  Камень в огород Насти. Та сделала вид, что не слышит. Или правда не слышала, увлеклась своей техникой.
  - Младший брат всегда бы меня слушался, вел бы себя прилично, родителям бы не ябедничал. Да, маленький?
  - Брат? Младший? Хорошо себя вел?! - возмутилась Настя. - Надо было маме третьего родить, вот ты бы тогда поняла, что я - самая лучшая сестра. Тебе повезло, а ты не ценишь.
  - Счастье ты мое... Я тебе говорила, сиди дома, зачем со мной пошла?
  - Дома? В воскресенье? Я хочу к Миле в гости.
  Настя уткнулась в свою технику, которой у нее откуда-то взялось много, и в дальнейшем разговоре участия не принимала.
  Это нас более чем устроило, потому что личную жизнь стали обсуждать. Мою, разумеется. Она у меня, как оказалось, из всех присутствующих самая насыщенная сексуальными приключениями. Дед, может, и опережал, но уже забыл.
  - Миля, Леонид, разумеется, видный мужчина, но это не твое! - вторя Марине, пророчила мне Елена.
  - Девочки, я ценю ваше мнение...
  - Послушай! Я даже представить не могу, что эта тупая фифа Зоя нянчит чужого ребенка. А вот тебя представить - могу. Ты сейчас себе жизнь испортишь! И знаешь, чем это все закончится? Он, - Елена ткнула пальчиком в Ваню, - вырастет и скажет: чего ты меня воспитываешь, ты мне не мать! И потом уйдет искать свою ненаглядную родную мамочку, которая его очень любит, но судьба их разлучила.
  Ванечка заревел.
  - Не пугай ребенка, - не поверила я. - И откуда ты все это знаешь?
  - Я психологию изучаю, не забыли? - Елена укачивала дитя на ручках.
  - Ты сама забыла. Когда, кстати, оканчиваешь университет?
  - Отстань. Мы важное дело обсуждаем, а ты о мелочах.
  Подруги глядели на меня с осуждением.
  - Миля, отдай ребенка матери или отцу, деда - соседям, Леонида - Зое, а сама иди домой.
  Друзья, тоже мне. Вдруг это последний шанс мне, убогой, устроить личную жизнь. Все горазды палки в колеса ставить. Удачно, что они считают Ванечку невесть откуда взявшимся сыном Леонида. Разубеждать их я совсем не спешила.
  Разговор в соседней комнате меж тем достиг апогея, и спорщики переместились в прихожую, видимо, для заключительного действия. Туда же вышли и мы. Подруги вышли, им любопытно, а я за ними.
  - Так ты себе бабу с ребенком привел?! - зашипела Зоя, при виде Елены с Ванечкой на руках. - От кого нагуляла, шалава малолетняя?! И сразу к чужому мужику пристроилась?!
  Елена напора не ожидала, да и ребенок на руках сковывал ее движения.
  - Зоя, прекрати! - осадил ее Лёнька.
  Она повернулась к нему и заорала. Вот так просто заорала: а-а-а! Кошку мою испугала. Она как раз в тот момент не тумбочке догрызала сушеного краба.
  Я чуть тоже не заорала. Кошка только что в себя пришла от переедания, под кроватью отлеживалась в темном месте. И чем только ее привлек этот ужасный дохлый высушенный краб?!
  - Дрянь! - Зоя схватила железный подсвечник, поставленный в прихожей в сугубо декоративных целях, и бросилась к кошке.
  Лёнька тумбочку с кошкой загораживал, поэтому мы не сразу заметили, что там происходит, и он сам тоже не заметил, он не на кошку смотрел, а на Зою.
  Кошка слышала, что люди орут, но продолжала быстро догрызать краба, от него одни лапы остались, и то не все.
  Зоя до кошки не добежала. Упала. А то, что нос расшибла, так я не виновата, что пол кафельный, и я не хотела. По моим расчетам траектории ее падения, свалиться она должна была на Леньку, а он мягкий. Но она на него подсвечник уронила.
  Мою подножку никто не заметил, и Зоя в такой суматохе тоже. Если бы она в тот момент не дернулась еще сильнее к кошке, то свалилась бы, как и было мною задумано. Но я не очень по ее разбитому носу горевала. Сильно не люблю тех, кто хочет убить мою кошку подсвечником. Этот краб все равно уже сушеный, так зачем по нему так убиваться?
  - Не трогай мою кошку! - предупредила я, а животное, схватив крабью ногу, ретировалось в комнату.
  Зоя решила приложить подсвечником теперь уже меня. Ходить бы мне с разбитой головой, но выручил Лёнька. Осторожно взял фифу за шкирку и выбросил из квартиры со словами: чтоб я тебя больше здесь не видел. Сам за ней вышел, наверное, пинками подгонять, чтобы быстрее выметалась.
  Ванечка заревел, испугался шума.
  Из комнаты вышел дед, увидел остатки краба, попробовал погрызть, выплюнул, собрал оставшиеся лапы и понес кошке.
  - Вернется, - решила Марина.
  - Дед? - переспросила я. - Так краба-то уже того... съели...
  - Зоя вернется. Я бы на ее месте вернулась.
  - Что делать? - спросила Елена.
  - Примета есть, - вспомнила Марина. - Надо за ней полы вымыть, тогда не вернется.
  - Давай!
  Елена сунула мне плачущего младенца, и они вместе с Мариной принялись мыть полы.
  
  Меня отчего-то трогать на стали, велели только помыть посуду, но я смухлевала и сгрузила все в посудомойку. Подруги мыли полы целых два раза. После первого мытья, когда уже воду из ведра вылили и тряпки убрали, вдруг оказалось, что по всей квартире почему-то валяются недоеденные остатки крабьих сушеных лап и противно хрустят под ногами. Подруги пошли ругать предполагаемых виновников. Не вышло. Дед с кошкой тихо сидели в комнате. Дед смотрел своими выцведшими добрыми глазами, а кошка сидела у него на коленях, поджав лапки, и мурчала. Нарушать идиллию не поднялась рука, и пол был помыт еще раз. Теперь никакая Зоя не придет. Примета.
  Где ходил Лёнька эти полчаса, не знаю. Вернулся хмурый. Заглянул в холодильник, опять не порадовался. Как он хотел? Народу много, продукты убывают быстро. Вон, сушеного краба, и того схарчили.
  Мои подруги Лёньку радовать не стали. Повели для серьезного разговора. В ту же комнату, где он с Зоей беседу вел. Я разговор не слышала, но представить очень даже могла: 'Леонид, откуда взялся ребенок? Зою ты напрягать не хочешь, навесил его на Милю?' 'Она не возражает' 'Так она у нас безотказная. Где мать ребенка? Выясни лучше с ней отношения!' и так далее.
  Не долго, к счастью, ругались, всего минут пять. Потом позвонил Олег, сказал, что ждет у подъезда, мы пошли провожать подруг. Настя мне шепнула, что скопировала все данные, я обрадовалась.
  Подруги уехали, Ванечка спать не собирался, ему хотелось бодрствовать, и, желательно, на чьих-нибудь ручках. Лёнька это понял, и решил, что ему пора спать.
  - Будешь с ребенком сидеть? - спросил он у меня.
  - Да. Мне еще надо кое-что прочитать, написать несколько писем...
  - Ну, до утра...
  Лёнька быстро скрылся в соседней комнате. Боится, что заставлю колыбельку качать, и дитя на руках баюкать.
  Не заставлю. Ребенок мне не мешает. Еще кошка пришла. Она технику любит, особенно на ней спать. Или в ней, как получится. Я дома всегда перед тем, как включить стиральную машинку, проверяю ее внутри на наличие кошки. Часто нахожу.
  Кошка вертелась, не находя себе места, Ванечка за ней тянулся, спать никто не хотел, кроме меня. Я целых два часа читала, на письма отвечала, сама их отправляла. И далеко не все по работе. По делу тоже. Завтра понедельник, пора заканчивать всю эту историю с колье.
  Ванечка, наконец, заснул. Кошка немного покачалась на занавеске и стала выбирать, где ей обустраиваться на ночлег - в Ванечкиной кроватке, или пойти в другую комнату к деду. Решила, что пока останется здесь.
  Мне не спалось. Витек в письме рассказал, что у Наташи было трое детей. Ванечка - младший.
  Младший и единственный. Остальные того, померли. Дети - такие хрупкие существа. Простыли. Аж двое. Сначала она одного родила, он у нее до двух лет не дожил, так застудился, что умер. Где ж это он так простыл? Потом второй родился - и та же самая история. Теперь вот третий. Или простынет и последует за братьями, или она его где-нибудь забудет. То есть уже забыла. Еще можно на органы продать или на бутылку выменять.
  Почему я не верю, что годовалый ребенок умер от простуды. Ладно бы еще один, а таких детей двое. Мамаша и врача не вызвала, и лечить не стала. Поставила потом перед фактом - вот, были дети, а теперь их нет. Ну, надо же! Во как!
  Не нужен ей этот ребенок, и те двое не нужны были. Я эту мамашу своими глазами видела. Верю. Только Ванечку жалко. Все равно надо будет что-то с ним решать. А что? Скажу про него потом Витьку, пусть найдет эту Наташу. Она и третьего дитя уморит. Ее потом еще всю жизнь все жалеть будут. Она начнет плач Ярославны: ой, я вся такая несчастная, были у меня дети, да все трое померли, и зачем я окно зимой открыла, их рядом положила и на два дня ушла! Это меня никто жалеть не будет, я стара дева, а ее будут - она ж бедная обездоленная мать, как такую не пожалеть.
  Еще всем повезло, что когда квартиру ограбили, никого не было дома. Видимо, специально дождались, пока все уйдут. Вот только это подозрительно. Если пытались украсть колье такой невероятной стоимости, то логично было бы просто прийти и прирезать всех от младенца до кошки, тем более что обычно так делают и за меньшие суммы на кону. Можно было бы этим младенцем шантажировать взрослых, не надо было бы сейф ломать, сами бы все открыли.
  А если никого не полезли убивать, то получается два варианта. Первый - случайно вышло. Бывает. Все ушли, а тут воры нагрянули. И второй - это кто-то знакомый, которому по какой-то причине люди не менее важны, чем деньги. Да, вот такая редкость тоже встречается. И никого этот вор убивать не хотел. Намеревался тихонечко утянуть плохо лежащее колье.
  Почему не спится? День завтра предстоит нервный. Успеть бы все до вечера. Родители приедут ближе к ночи, надо забрать у них ключи. Потому что соседи возвращаются тоже в понедельник вечером, то есть завтра. Деда надо вернуть. Мне во вторник на работу. Очень хочу, соскучилась. У меня прическа новая, наряд. Такую красоту люди должны видеть.
  Надо бы до этого времени, до вторника, убийцу поймать. Почему-то считаю, что вор и убийца - два разных человека. Разный у них подход к делам. Мне оно без разницы, но, наверное, так.
  В общем, лежу, не спится, думы одолели.
  Пришел дед, наклонился над кроваткой, погладил Ванечку по головке.
  - Маленький мой внучек, опять твоя мать на работе! Ну, не плачь, дедушка тебя не бросит! На тебе колбаски!
  Дед положил в кроватку кусок колбасы. И где только взял.
  Кошку тоже это удивило, и она запрыгнула в кроватку лично убедиться.
  - Это Ванечке! - предупредил дед.
  Но у кошки на этот счет было другое мнение. Или ей после сушеного краба колбаса казалась небесной манной.
  - Брысь! - предложил ей дед.
  Кошка возразила.
  - Тише вы, ребенка разбудите! - шикнула я на обоих. Она притихли, а Ванечка все-таки проснулся и захныкал.
  - Эх, вы! - сказала я деду с кошкой.
   Дед сразу ретировался, а кошка, прихватив колбасу с собой, спряталась под кроватью.
  Покачала дитя на руках, дала бутылку с соской. Ванечка поерзал и уснул. Непритязательный ребенок. Он еще не знает, что жить ему осталось всего ничего. И как это изменить, я пока понятия не имею.
  
  Утро порадовало солнечной погодой, как раз ловить убийцу. Все видно, никто не сбежит. Не надо от меня убегать. Мне некогда, я вообще-то собираюсь разобраться с этим делом еще до обеда. Потом можно Лёньку расколоть сводить меня в кафе, я уже привыкла, мне понравилось. Да и домой уже пора собираться. Заставлю Лёньку позвонить моему брату, а тот пусть позвонит родителям и точно узнает, во сколько они приедут. Не хочется их караулить у двери. Лучше все заранее узнать.
  Кошка с дедом поссорились из-за вчерашней колбасы. Кошка смотрела на деда со шкафа, а дед демонстративно делал вид, что ее не замечает.
  Ленька, сонный и лохматый, пришел проверить Ванечку, убедился, что тот занят погремушками. Мне вставать не хотелось, но Ленька швырнул подушкой со словами:
  - Подъем, мелкая!
  - Отвали, - вяло огрызнулась я.
  - Нас ждут великие дела!
  - Откуда ты знаешь?
  - Ты же обещала сегодня вечером отсюда уйти, так?
  - Не-е, ну где романтика, вежливость, наконец? Все рады выгнать бедную бездомную беззащитную девушку!
  - Это ты о себе?
  - Ну, да, я - нежный цветок, который зачахнет от жизненных неурядиц...
  Ленька заржал громче лошади и договорить мне не дал. Так и ушел умываться, давясь смехом. Даже кошка уши поджала, испугалась.
  Вот почему? Не жалко меня почему? Я же соответствую всем известным поговоркам про тех, кого обычно жалеют. Про маленьких женщин, которые не созданы для работы. Ага, не созданы! Созданы. Я - маленькая, а пашу всю жизнь. И женщин с неудачной личной жизнью жалеют, но не меня. И некрасивых жалеют, но опять не меня. Так что вывод - я самая красивая, счастливая и высокая.
  Встала, потянулась, посмотрелась в зеркало, за ночь не похорошела, жаль. Дождалась пока Лёнька выйдет из ванной, пошла умываться. Просидела долго, надеялась, что Лёнька сам завтрак сделает. Он сам сделал. И сам съел, зараза такая.
  Дед с кошкой со мной согласились. Так что я пила чай, кошке достался йогурт, а деду - что сам в холодильнике нашел. Хорошо, что у Ванечки специальная еда имеется. Он ее съел без возражений.
  - Лёня, отнеси Ванечку сам Валерии Валерьевне? - предложила я.
  - Она же сказала, что придет и заберет его. И деда тоже обещала забрать и покараулить.
  - Да, сказала, да, обещала. Но ты подумай, зачем гонять пожилую женщину по этажам? И Ванечка тяжелый, ей трудно. Она бы сама тебе сказала его принести ей, да боится обидеть.
  - Боится? Думаешь? Ладно, отнесу. Одень его сама, и в сумку еда положи, и памперсы... И дед пусть собирается.
  - Сейчас, я мигом всех одену и соберу! - и я заметалась веником по квартире. - Лёня, мы же друзья, да? Лёня, забеги, пожалуйста, на обратном пути в магазин! Там с утра такие батоны вкусные пекут в кулинарии! Очень хочется! Ну, что тебе стоит, пожалуйста!
  - Рано еще, не испекли, придется ждать минут пятнадцать.
  - Лёня! - взвыла я. - Ты же хороший! Ты же добрый! Купи хле-е-ебушка!
  - Мелкая, зачем он тебе? Ты ж его не ешь!
  - Этот ем! Он вкусный! Мяконький! Теплый! Купи! Я тебе потом деньги отдам!
  - Тьфу ты! Затихни. Куплю.
  - Спасибо! Я тебя ждать буду! В окно смотреть!
  Лёнька взял Ванечку, а дед пошел сам, потому что ему пообещали горячий суп.
  Закрыв за ними дверь, я быстро стала наводить в квартире порядок, но все равно не успела. Пришлось впустить Витька. Он смотрел на меня недоверчиво, но он в подомных случаях на меня именно так и смотрел.
  - Сделал все, как ты сказала. Они вышли из подъезда, направились к няньке. Она рядом живет?
  - Да, ты молодец, подожди, я быстро.
  - Чего ты носишься?
  - Так свалка, постели не прибраны, а скоро гости...
  - Плюнь.
  - Нет, сейчас приберу.
  За пару минут навела относительный порядок, хоть перед людьми стыдно не будет, а то живу в чужой квартире, а уборку не делаю. Неловко даже.
  - Миля, меня с работы выгонят, если у нас не получится.
  - Тебе там много платят, на той работе?
  - Может быть, я за идею работаю?
  - Не может быть.
  - Планы не поменялись? Все, как ты вчера в письме объяснила?
  - Ага! Подожди, проверю почту. Настя обещала за ночь еще кое-что узнать...
  - Настя?! Так ты малолетнего дитя впутала?! Убью лично! Тебя убью. Или нет, тебя Елена прибьет.
  - Вить, ладно тебе! Я ей ничего не рассказала!
  - Она сама догадалась...
  - Елена? Настя? Не смеши. Догадки не в счет. Она все равно головоломку не сложит и ничего не узнает, ей всего одиннадцать лет! Брось!
  - Досматривай свою почту. Что улыбаешься?
  - Новости хорошие.
  Честное слово, хорошие. Песок, значит? Будет вам песок. Хоть засыпьтесь.
  
  Первым пришел Лёнька. Вернулся он домой, значит, в хорошем настроении, а тут его Витек сзади по темечку. Ну, или как-то еще, я не заметила, входную дверь открыла и на кухню пошла.
  Лёнька зашатался, но попытался сопротивляться. Когда я увидела, что он валяется на полу в коридоре, то распсиховалась.
  - Витя! Ты чем думал?!
  - Я не думал, я по инструкции действовал!
  - Чьей инструкции?!
  - Сама говорила.
  - Витя! Я говорила, больно не бить. И еще я говорила, что позову его на кухню, там и бей.
  - Мне здесь захотелось, а не там!
  - Захотелось?! А кто теперь его на кухню потащит?! Он же тяжеленный! Не мог подождать, пока он сам туда придет?!
  - Не ори. Сейчас дотащу.
  - Тащи. Надо было Яну позвать. Она и бьет так, что все сразу падают. Я сама видела.
  Витек, пыхтя, приволок Лёньку на кухню, потом поставил на пол свою сумку, вытащил наручники и стал пристегивать тяжелого неповоротливого Лёньку к батарее.
  Пришла Милка, сунула морду в сумку. Ничего съедобного там не нашлось.
  - Брысь! - сказала я кошке. - Сейчас всем будет не до тебя.
  Та, обладая недюжинным талантом к самосохранению, поверила и полезла прятаться на шкаф.
  Я тоже заглянула в сумку. Интересно же.
  - О! Наручники! По количеству участников! А вот эти откуда... С розовым мехом... Надо же, что у полицейских есть...
  - Миля, не шарь в чужой сумке!
  - Я только посмотрела! - обиделась я. Тоже мне, нашли воровку! Да я ничего не брала! Только самое дорогое в мире колье сперла, но я не нарочно. И вообще оно мне понравилось, а вдруг это судьба? Скиталось по миру несчастное колье, и набрело на меня, такую замечательную девушку Милю. Ну как устоять? Конечно, оно осталось у меня. Только злые люди нас разлучить хотели.
  - Так, к батарее пристегнул, рот заткнул, что дальше?
  - Сейчас придут остальные. Ты их тоже по голове и к батарее.
  - Всех к одной батарее? Места не хватит, - с сомнением посмотрел на трубу Витёк.
  - Не к одной! К трем! У Леонида двухкомнатная квартира!
  - Какой он молодец, такое удачное количество батарей!
  В это время владелец батарей очнулся, обнаружил себя в странной позе и попытался на нас заорать. Не получилось. Кляп во рту. Лёнька не испугался, разозлился, и по его мычанию можно было догадаться, что он хочет с нами сделать, когда освободится.
  - Лёня, не обижайся, не дергайся, Я ничего другого не придумала. Это самый надежный способ, ты бы ведь все равно не ушел погулять до вечера, да ведь?
  Лёнька промычал, что не ушел бы никуда из родного дома.
  - Лёня, придется немного потерпеть. Батарея совсем не горячая. Если хочешь, я полотенце положу. Не надо? Голова? Виктор обещал не бить сильно, и обещал, что голова не будет болеть.
  Лёнька повернулся к Витьку, который ухмылялся во весь рот.
  - Ничего я не обещал. Подозрительный он, твой Леонид. И откуда ты знаешь, что он тяжелый?
  - Глупостей не говори. Звонок! Пошли открывать!
  Пришел к нам водитель.
  Я открыла, Витек за вешалкой схоронился.
  - Здравствуйте, проходите, пожалуйста. Это я вам написала, насчет моего брата.
  - Ну, что надо? - недоверчиво спросил водитель, но раз пришел, то в чем-то виноват. Я даже знаю, в чем.
  - Мой брат мне рассказал кое что интересное... Про убийство и пожар.
  - Брат? Я здесь вообще не причем.
  - Он про вас ничего не говорил.
  - Ты на него вообще не похожа.
  Ясное дело, не похожа. Я ж при наряде, прическе и макияже. Ни разу не мальчик, это точно. Самая натуральная девочка.
  - Иногда только, когда голову поворачиваешь направо, вот повернись...
  Я, как дура, повернула свою тупую башку в сторону, тут бы мне и получить кулаком в морду, но Витек не дремал.
  Водитель мешком свалился на пол.
  - Надо было все-таки его привести на кухню. Опять теперь тащить.
  - Вот и вела бы, а не разговоры разговаривала, - Витёк пыхтел и тащил еще одного мужика на кухню.
  Лёнька компании не обрадовался, замычал, задергался.
  - Леонид, веди себя тихо. Если тебя услышат, всем будет очень плохо. И тебе тоже, ты сбежать не сможешь.
  Ленька замолчал, но так сверкал глазами, что отвязывать его расхотелось. Сбежать, что ли? Нет, поздно уже.
  Потом нас посетил Прохор. Я ему вчера позвонила и свиданку назначила. Ну, подумаешь, в чужой квартире с хозяином, прикованным к батарее.
  - Я все время о тебе думала! - облизнулась я, как только Прохор вошел в дом. Потом кинулась целоваться. Тот мою инициативу поддержал.
  Витьку я строго-настрого приказала не бить гостей по голове прямо в прихожей. Он и не высовывался.
  Прохор дотащил меня до кровати в спальне, или я его дотащила. В процессе он умудрился мне платье расстегнуть и подол до талии поднять. Шустрый. И только тогда, когда мы уже расположились на кровати, Прохор получил-таки по голове.
  - Витёк! Прибью! Ты чего ждал?! Он меня чуть не изнасиловал!
  - Так ты такое представление разыграла. Я уж засомневался, надо ли вам мешать, такая любовь у людей.
  - Витёк!
  - Ладно, вылазь из-под него, куда его, к батарее?
  - Да. Он здесь один будет, без компании.
  - Как скажешь.
  Витёк бросал на меня насмешливые взгляды, пока я поправляла одежду. Ничего вроде бы не порвалось. Мне в этом наряде завтра на работу, нельзя его рвать.
  Потом пришел Игорь, который знакомый Лёньки, врач.
  Его Витёк опять вырубил в прихожей. Я ругалась, а бестолку. Витек сказал, что ему так удобнее. Или этот бугай тоже решит утащить меня на кровать, а там уже есть прикованный к батарее гость.
  Так что Игорь был пристегнут к батарее в зале. Туда же я планировала приделать и Алину - дочку дамочки с колье. Благо, она вскорости пришла, и сразу ко мне с расспросами:
  - Ты написала мне, что знаешь, кто убил мою мать!
  - Не знаю, - созналась я. - Но скоро узнаю.
  Не успела Алина открыть рот, чтобы на меня заорать, как с помощью Витька оказалась, во-первых, без памяти, во-вторых - прикованной к батарее в зале теми самыми меховыми розовыми наручниками.
  Как бы теперь договориться с гостями, чтобы они не сильно на меня обижались, когда я их отпущу. Если отпущу. То есть, отпущу, конечно, я ведь добрая. К батарее наручниками? Это почти что шутка. Ну, я раскаиваюсь, потом извинюсь. А сейчас мне надо с ними со всеми поговорить. И побыстрее, дело к обеду, а я еще хотела с Лёнькой помириться, если он меня не прибьет. Я бы на его месте тоже на меня обиделась.
  - Миля, ты допрос проводить будешь? Или просто так ходишь, любуешься?
  - А если хожу, любуюсь?
  - Я тогда тебя к батарее привяжу, чтоб без дела не шлялась, - пообещал Витёк.
  - Ладно, не пугай. С кого начнем?
  - Ты не знаешь?!
  - Не-а! - жизнерадостно отозвалась я, но увидев злобную рожу друга, добавила: - С водителя.
  - Двигай, давай, живее! - подтолкнул меня Витёк. - До зимы, что ли тут толпиться будем...
  Витёк дотолкал меня до кухни, а там я замерла на пороге, не замечая ни злых глаз Витька, ни злых глаз водителя, он оклемался уже. Зато злой взгляд Лёньки очень даже заметила.
  - Лёня! - восторженно выдохнула я.
  Лёня ответил мне таким взглядом, что впору на этой батарее удавиться.
  - Лёнь! Ты так потрясающе смотришься! Со связанными руками, и с этой расстегнутой пуговицей на рубашке! - я присела на корточки и потрогала пальчиком ту самую пуговицу.
  Лёнька поморгал глазами, и дергаться перестал.
  - Лёня, а давай я тебя потом отвяжу, у меня одна мысль появилась, то есть не одна...
  - Мы не мешаем? - крякнул сзади Витёк, а водитель кивнул. Даже кошка откуда-то сверху мявкнула.
  - Нет, что вы! Извините, я отвлеклась. Витя, развяжи, пожалуйста, рот нашему гостю.
  Я отошла немного, чтобы меня никто из привязанных достать не смог, а то мало ли...
  Витек слегка пнул водителя, потом кляп вытащил. Водитель рожицы скорчил, потому что не понравилось ему с закрытым ртом сидеть. Как только понял, что зубы целы, и язык не отсох, то стал на нас ругаться, а я очень не люблю, когда на меня ругаются. Витек ему легонечко ботинком стукнул между ног, и тот ругаться перестал.
  - У меня тоже много претензий, - надулась я. - Вы помогали похищать детей.
  - Каких детей?
  - Заведомо несовершеннолетних!
  - Так все живы, и даже довольны.
  - Неужели? Мне другое известно!
  - Это только в последний раз.
  - Рассказывайте.
  - Я что, на дурака похож?
  - Правду сказать?
  Он промолчал, а я молчать не стала, у меня тут народу много привязанного, так что мне надо быстрее.
  - Не хотите, как хотите. Я сама расскажу. Откуда вы его знаете? - и я ткнула пальцем в Леонида.
  - Его?!
  - Да, его.
  - Впервые вижу!
  - Ну, да...
  - Точно!
  - Не верю.
  Лёнька, на водителя посмотрев, тоже плечами пожал, мол, понятия не имею, о чем тут речь. Я разозлилась.
  - Вы разговаривали с ним вчера на выставке!
  - С ним?! Я?! Не помню.
  - Я сама видела, как вы с ним разговаривали.
  - Я только один раз там разговаривал. Спросил у каких-то мужиков, где здесь выход. Потому что тебя из виду потерял. И понял, что вообще зря это все затеял.
  - Что?
  Тишина. В партизан играем. Даже неслабый пинок от Витька не помог.
  Лёнька глядел на меня, как на садистку. Я только плечами пожала. Этот гад, который водитель, меня помогал украсть, и по его милости меня чуть не убили, в общем, я пережила не самые приятные мгновения. Так что пусть тоже полчаса пострадает. Его-то никто убивать не будет.
  - Хорошо, я сама расскажу. Вы помогали своей хозяйке-извращенке похищать молодых парней. Но в последний раз вы решили, что пока она и охранник наверху, вы можете стащить деньги из тайника. Откуда знали про тайник? Молчите? Ладно, какая теперь разница. Дальше что случилась? Вы туда пошли и что? Опять молчите? Я думаю, что вы засекли незнакомого человека. Испугались и убежали. Так это было? Деньги не удалось украсть?
  - Ты не знаешь всех обстоятельств! Мне позарез деньги нужны были!
  - Разумеется.
  - Что я мог сделать? - зло спросил он.
  - Нажать кнопку вызова охраны? - предположила я. - Кнопка ведь была в гараже?
  - Не мог. Я испугался, и в гараж вернуться не мог! Убежал через боковую дверь на террасу.
  - Верю. Но почему вы стали следить за мной? Откуда вы вообще про меня узнали?
  - В больнице выследил. Когда ты хозяйку навещала.
  - Не смешите меня, - фыркнула, и нос почесала.
  - Что здесь такого?
  - Вы больницу эту видели? Она огромная! Как там можно вообще кого-то выследить?!
  Опять тихо. Молчит.
  - Кто вам про меня рассказал? - спросила я.
  Не ответил, разумеется, да и не надо.
  - Витя, отпусти его.
  - Совсем?
  - Совсем. Он здесь не причем. Он никого не убивал. И с Леонидом заговорил случайно. Он его, конечно, видел рядом со мной, но не у всех же такая хорошая память на лица, как у меня.
  - Но ты сказала, что он похищал...
  - Ну и ладно. Судьба его сама накажет.
  Мужики на меня посмотрели, и пришлось пояснить:
  - За долги его прибьют, и, похоже, скоро.
  Водителю мои слова не понравились, и он сказал:
  - Я убегу.
  - Вперед, - пожелала ему удачи я.
  Витек развязал мужика и утащил его в прихожую, что-то тихо выговаривая на ходу, я услышала только что-то вроде: если еще раз, только близко к ней подойдешь, я тебя...
  - Лёня, - присела я опять возле Лёньки. - А ты в спортзал ходишь, да? Я не замечала... А можно я еще одну пуговичку расстегну?...
  - Миля! - не дал мне спокойно пообщаться Витек. - Давай уже заканчивать! Мне через час надо уходить!
  - Так мы раньше управимся. Уже чуть-чуть осталось!
  - Пошли!
  - Давай к сладкой парочке!
  Лёнька глаза раскрыл. Он же не видел, кого я в его квартиру натащила. Вот и хорошо.
  Игорь и Алина любехонько сидели в зале у батареи. Глазками на меня зло сверкали, а мне без разницы.
  - Не нравится? - с улыбкой спросила я Алину. Та брови нахмурила. - А кидаться на меня в женском туалете зачем? Уборщицу пугать? Она лесбиянок боится!
  - Ничего себе! - присвистнул Витек, а Игорь часто заморгал.
  - Витя, отпусти ее, - попросила я.
  - Кого, лесбиянку эту? А ну как она на тебя прямо здесь кинется, до туалета не дотерпит?
  - Так ведь ты меня спасешь!
  - Если успею.
  - Витя, отпусти ее. Я вообще ее просто так сюда позвала.
  - Что значит просто так?
  - Из вредности. Из мести. Как хочешь думай. Ну, она меня перепугала, и я тоже решила ее испугать. Алина, без обид. Я твою мать не убивала. Сядь вот здесь, если хочешь послушать мою беседу с Игорем, а не хочешь - уходи, не держу.
  Алина потрясла затекшими руками, закашлялась, потом села на диван. Витёк зорко за ней следил. Я кивнула своим мыслям. Она не убежала от нас сразу же вызывать подмогу, а это значит...
  - Игорь, Алина, на свадьбу позовете?
  Никто мне не ответил. Так и знала. Как у людей веселье - меня не приглашают, а как у людей докука, пожар там, или убийство, так без Мили не обойтись. Даже обидно.
  - Ну, нет, так нет. Тогда допрос. Игорь, в больнице ты сказал, что в убийстве обвиняют дочь. Я все новости на эту тему прочитала и посмотрела. Никто ее не обвиняет. Зачем ты так сказал? Ой, Витя, рот ему развяжи, он говорить не может!
  Витек чертыхнулся и убрал кляп.
  Алина удивленно спросила:
  - И почему же ты обвинил в убийстве меня?!
  Игорь отвел глаза, а я ответила за него.
  - Да потому, что он считал убийцей тебя!
  - Меня?! То есть, как это, меня?!
  - Так вот и есть. Объяснишь нам, почему он так считал? У него были на это основания?
  - У нас с матерью были сложные взаимоотношения. Наверное, у многих людей сложные взаимоотношения с родителями, но никто же их не убивает!
  - Верно. Игорь, зачем ты устроил пожар в доме? Зачем ты вообще туда пришел?
  - Просить руки Алины.
  - Игорь! - прижала руки к груди Алина. - Правда? Ты хочешь на мне жениться?
  - Вообще-то, сначала надо у девушки спросить, а не у ее мамаши! - подал голос Витёк.
  - Я старомоден, - опустил голову Игорь. - Когда я увидел два трупа, то подумал, что... И я поджег дом, чтобы никто не смог доказать причастность Алины.
  - Моя мать была еще жива!
  - Я врач! Я был уверен, что она мертва! Клянусь! Это просто мистика! Я чуть с ума не сошел, когда ее привезли к нам! Ее смерть - была вопросом времени. Мне жаль, Алина...
  Алина промолчала.
  Я тоже думала, что тетка мертва, когда ее увидела. Так что действительно, мистика. Ну, что теперь. Ничего.
  - Так, понятно. Значит, когда ты увидел трупы, то решил, что Алина убила свою мать и свидетеля, и поджег дом?
  - Да, сигарету бросил.
  - И сразу загорелось?
  Я думала, там как минимум, керосином полили, ведра два. Вон оно как. И вся эта толпа народа промелькнула в доме сплошной чередой. Как только друг с другом не столкнулись? Это только я сталкиваюсь с начальством или когда на работу опаздываю, или когда с работы пораньше убегаю. А другие спокойно по трупам ходят, и никто их не видит.
  - Ладно, ребята, всем спасибо, все свободны.
  Игорь и Алина вздрогнули, оторвались от влюбленного созерцания друг друга и на меня посмотрели.
  - Но с одним условием! - погрозила пальчиком я. - Мне надо очень много детских вещей.
  Все внимательно посмотрели на мой живот. Потом Витек догадался, что это для Ванечки.
  - Нехорошо! - сказал он мне. - Нехорошо пользоваться ситуацией.
  - Приходится, - развела я руками. - Такая ситуация подвернулась, просто грех не воспользоваться!
  - Какие вещи нужны? - спросила Алина. Она ж девушка не бедная, с такой-то мамой.
  - Мальчику примерно полгода, но вы покупайте на вырост. Одежду, игрушки, коляску, кроватку. Еще детское питание. Только проверяйте срок годности, еще не хватало ребенка отравить.
  - Хорошо, куплю, - поджала губки Алина. - Какие сроки?
  - Ограниченные. Через три часа жду вас здесь возле подъезда. И я очень сильно огорчусь, если вы не придете. Надеюсь, поняли? Время пошло. Витя, отпусти Игоря.
  - Ничего, что он дом поджег?
  - Ничего. Это мистика. Тебе ведь сказали.
  - Ну, мистика, так мистика...
  Игорь с Алиной шустро вымелись из квартиры.
  Витек закрыл за ними дверь и спросил:
  - Думаешь, вернутся?
  - Думаю, да. Если не вернутся, тогда ловим их еще раз и обвиняем в поджоге дома. Если получится, конечно.
  - Поймать? Обвинить?
  - Вернутся они.
  - Теперь кто на очереди? Одиночка?
  - Ага, его Прохор зовут. Пошли к нему.
  Одиночка сидел на полу и пинал ножку кровати, а ботинки грязные! Кровать жалко! Зачем же в чужом доме вещи портить!
  - Здравствуй, Прохор! Извини, что пришлось таким образом назначить встречу. Я просто хотела поговорить о том, как ты убил хозяйку фирма, где работал, и ее охранника.
  - Это вы о чем? - равнодушно сказал он.
  - Ты их убил. А потом убежал.
  - Миля, про мотив забыла? - напомнил Витёк. - Зачем ему убивать?
  - Элементарный мотив. Очевидный.
  - Да я не..., - начал Прохор, но я прижала палец к губам и замотала головой. Он удивился и замолчал.
  Витек, который как раз наклонился к Прохору, быстро повернулся ко мне, но я уже сделала наивную физиономию.
  - Так что там с мотивом?
  - Ревность! - заявила я. Прохор ошалело на меня воззрился. - Он был влюблен в свою начальницу. Она ему изменила. Он застукал ее с любовником, приревновал и убил обоих. В состоянии аффекта, разумеется. Потом понял, что натворил, закурил с горя, а я всегда говорила, что курить вредно, случайно уронил сигарету, а дом загорелся. Прохор испугался и убежал. Но он все осознал и сейчас добровольно пойдет раскаиваться, явка с повинной. Так ведь, Прохор?
  - Да... Так...
  Я одобрительно кивнула и опять приложила палец к губам. Прохор моргнул, мол, понял. А куда ему деваться, не поймет, что я ему добра желаю, ему же хуже будет.
  - Как вы догадались, что я их убил? Вычислили?
  - Нет! - заржал Витёк. - Ты единственный, кто возле дома в коттеджном поселке попал под видеокамеру! Придурок!
  Прохор расстроился, я тоже.
  - Ты бы мог мне сразу сказать, - поджала губы я, и от Витька отвернулась.
  - Так я сразу и сказал! Видно и то, как он заходит, и как выходит. Больше никого в доме не было.
  - Не сразу сказал.
  - Когда узнал, тогда и сказал.
  - Я до этого момента всякие догадки строила! Не совестно тебе?
  - Нет. Мне вообще пора. Мне кое-кто явку с повинной пообещал.
  - Не кое-кто, а Прохор. Ой, а что такое на кухне?!
  - Где?
  - Там!
  Витек ломанулся на кухню, а я прошептала Прохору:
  - Не ищи!
  - Где оно?!
  - Его нет, правда, забудь! Что хочешь думай, украли, сгорело. Я не знаю его судьбу.
  Он кивнул. Если не дурак, то разыграет и любовь и аффект. А если нет, то я не виновата. Я побежала на кухню за Витьком.
  Лёнька к этому времени уже походил на кипящий чайник. Витёк на него посмотрел и решил не связываться, тем более, что у него другой интерес появился - Прохор.
  - Что на кухне? - помотал головой Витек.
  - Что? - переспросила я.
  - Ты сказала, что слышала что-то на кухне!
  - Да? Показалось, наверное. Или это он шумел! - кивнула я на Лёньку.
  Он замычал, видимо, доказывая, что сидел тут тише мыши.
  Витек почесал в затылке и решил, что ему пора. Только, что делать с Лёнькой? Ленька, к гадалке не ходи, очень хотел набить кому-то морду. И этот кто-то - Витёк. Меня бить не будут, ясно. Поругают маленько, и все.
  - Витя, дай мне ключ? Я потом его тебе верну вместе с наручниками!
  - Бери! - обрадовался Витёк.
  - Может, оставишь еще те, розовые с мехом?
  - Самому нужны.
  - А зачем? - захлопала я ресничками.
  Но мне не ответили и гордо удалились в сопровождении пойманного Прохора. Ну и ладно, сама подумаю и догадаюсь.
  Лёнька тревожным взглядом проводил Витька, с явным сожалением прикрыл глаза. Сегодня драки не будет. Я устроилась у друга на коленях и прикинула, сколько еще пуговиц можно расстегнуть на рубашке, до того, как получу по рукам. Ой, а кто мне даст по рукам? Объект моего интереса привязан!
  - Так! - бодренько сказала я и принялась за пуговицы. - Рубашка новая, они плохо расстегиваются! О! На рукавах - запонки! Это вообще моя слабость! Леонид, извини, что думала о тебе плохо и сломала в пятом классе твой перочинный ножик!
  - У! - задергался Лёнька.
  - Да, это была я. Ты подумал на Андрея, это входило в мой план. Я решила, что не надо ему друзей. Зачем? Ведь у него есть младшая сестра! Я! Вот и задумала рассорить всю вашу компанию...
  - У-о..., - замычал Лёнька.
  - Ты хочешь сказать, что я тогда умоляла вас не ссориться из-за мелочей? Да, было такое. Планы поменялись. Воздействие неожиданных факторов. Кто ж знал, что твой отец в тот день пообещает научить метать ножички? А если бы вы поссорились, то он не стал бы учить меня и Андрея. Но, согласись, я научилась метать ножички лучше всех мальчишек! - Я закончила с пуговицами и взялась за ремень брюк. Запонки решила оставить, они так смотрятся обалденно.
  Пока Лёнька осмысливал дела давно минувших дней, убрала кляп, Лёнька и не понял, что рот свободен, и можно всласть меня поругать. Тихо сидел и думал, наверное, что женщины коварны с детства. Но ведь, во-первых, больше я никого не ссорила, потому что поняла, что народ зря поговорки придумывать не будет. Это я про 'не имей сто рублей, а имей сто друзей'. И во- вторых, я же все-таки поняла, что полученные умения важнее, чем какие-то разборки с друзьями старшего брата.
  - Никогда не думала, что мне может нравиться прикованный наручниками к батарее полураздетый мужчина, - сама себе поражаюсь.
  - Ну, ты, мелочь... Да я тебя... Я все твоему брату расскажу!
  - Все-все? - не поверила я. - И это тоже?
  Поцелуй получился не очень, потому что... Ну, Лёнька все испортил. А я такую красивую позу приняла, меня Елена научила. А этот гад как заорет:
  - Да сними ты эти наручники!
  Пришлось лезть за ключом и снимать. Думала, Лёнька будет хныкать и руки растирать, а он целоваться полез. Значит, поза сработала. Ура, товарищи! От батареи мы не отошли. Тепло тут, места много.
  - Что дальше будем делать? - шепнул мне в ухо Лёнька.
  - Какие предложения? - томно спросила я.
  - Жра-а-ать! - отозвалась рядом кошка.
  Мы к ней повернулись, а она, уже давно поняв, что опасность миновала, слезла с верхних ярусов квартиры, уселась рядом с нами и хвостом лапки обвила.
  - Сейчас я ее выброшу, - потянулся к ней Лёнька.
  - Не тронь мою кошку! - напрочь забыв про всю любовь, подскочила я.
  Лёнька не послушался, я собралась ринуться в бой, но у Лёньки зазвонил телефон. Он быстро поговорил, одеваясь на ходу, потом вернулся ко мне.
  - Извини, мне на работу.
  - Хорошо, пока.
  - А ты в это время подождешь меня вот здесь!
  И Лёнька, пресекая мое яростное сопротивление, пристроил меня к батарее в компании все тех же наручников.
  - Лёня, ты же это не серьезно? - захныкала я. - Если ты только завтра придешь? Мне так и сидеть?
  - Сиди, зараза мелкая! Вернусь, поговорим.
  - Ну, конечно, сиди! Я такая несчастная! Это из-за тебя мое колье сперли! Была бы я богаче любой королевы!
  Лёнька замер, потом присел возле меня.
  - Да, из-за меня. Я ведь не положил тогда колье в сейф. Просто так в квартире спрятал. Испугался, когда ты сказала, что сможешь этот сейф открыть. Мог бы в банковскую ячейку положить, но... Прости. Я когда вернусь, извинюсь как следует, ты не пожалеешь.
  И ушел! Гад.
  Кошка меня пожалела, стала мурчать и тереться, но я ее вежливо отодвинула ногой. Мне еще наручники надо снять. Ну, 'крабы' легко снимаются, они же мне велики, а Лёнька в таких тонкостях не силен.
  - Милка! - возмущенно сказала я кошке. - Как тяжело жить нам, женщинам! И кто нормальный выходит замуж?! Заметь, я за этим типом не замужем, мы только разок поцеловались, а он ушел на работу и приковал меня к батарее! Что будет дальше? Нет, дальше ничего не будет! Я ж в здравом уме! Я знаю, что надо делать!
  - Жра-а-ать! - предложила свой вариант кошка.
  - Давай, - согласилась я. - Уже обед. Что не съедим, то понадкусываем.
  Обед получился сытным и калорийным. Вздремнув в обнимку с кошкой после обеда, решила, что надо погулять. Ванечке полезно часик побыть на свежем воздухе. И если Лёнька думал, что я не смогу выйти из закрытой квартиры, то зря. Я знаю, где у него запасные ключи лежат.
  Поэтому через три часа я гуляла возле подъезда с Ванечкой на руках. Валерия Валерьевна мне его отдала без разговоров.
  - Бери, конечно, только я удивлена. Леонид позвонил и сказал, что просит посидеть с ребенком еще денек...
  - Обстоятельства изменились, - улыбнулась я. - За дедушкой я чуть позже зайду.
  - Понятно. А как там Зоя поживает? Видела ее?
  - Видела. Думаю, вряд ли она еще придет. Надолго придет, я имела в виду.
  - А ты сама не хочешь остаться?
  - Не думала над этим.
  - Ну, может, когда подумаешь... Леонид хороший человек, добрый.
  Ага, добрый, несчастную, ограбленную, беззащитную девушку к батарее привязал. Доброта без границ.
  На детской площадке меня Игорь и Алина и застали. Приехали на большущей машине, у нее много дверей и окон. Я такие не люблю.
  
  Мы сели на лавочку. Никто кроме нас на улице не гулял, только редкие прохожие пробегали по своим важным делам. Погода к прогулкам не располагала - пасмурно и прохладно. Ванечка решил, что в такую погоду хорошо спится, и спал. Сразу стал тяжелый. Когда не спал, был легче, а как уснул, потяжелел. Вот почему так? Разбудить его, что ли.
  - Это для него вещи? - спросил Игорь. - Для твоего ребенка?
  - Для него, для ребенка, - подтвердила я, качая Ванечку.
  - Куда разгружать машину? Не волнуйся, все вещи наилучшего качества и самых известных фирм. Сейчас все отнесем и уедем, - сообщила Алина.
  - Э, не так быстро. Сидите пока. Когда отпущу, тогда и поедете.
  Алина возмущенно на меня уставилась, не привыкла к такому тону. Я всегда так студентам говорю, когда они пытаются потихоньку с занятий раньше времени улизнуть. Обычно остаются.
  - За детские вещи большое спасибо, они ребенку пригодятся. Теперь поговорим серьезно.
  - Что значит серьезно? - развыступалась богатенькая Алина. Она ж теперь наследница покойной мамочки, а та не бедная была. Одну из ее драгоценностей на шее я сама видела. - А наручниками к батарее - это несерьезно?
  - Да, - улыбнулась я. - Это так, глупости были. Просто, чтобы не уговаривать всех остаться ненадолго.
  - Что?! - подскочила Алина.
  - Сядь! - резко сказала я ей. Хоть бы Ванечка не проснулся. Нельзя кричать.
  - Алина, делай, как она говорит, - попросил свою невесту Игорь. Та села.
  Я побаюкала немного ребенка, он захныкал, но опять уснул. Надо разруливать ситуацию, пока совсем не стемнело и не похолодало. Домой уже скоро пора возвращаться.
  - Игорь, можешь не волноваться, в поджоге тебя никто не обвинит, - начала я.
  - Кого тогда обвинят? - сразу спросил он. Молодец, правильный вопрос.
  - Прохора. Знаете такого?
  - Знаю. Помощник моей матери. Правая рука. Незаменимый человек, - ответила Алина.
  - Это ты ему рассказала про колье? Откуда он узнал?
  - Колье? - искренне удивилась Алина.
  - Колье..., - дернулся Игорь.
  - Так, ясненько. Будем разбираться. Слушай, Игорь, подержи ребенка, у меня уже руки скоро отвалятся, он тяжелый. Спасибо. Не урони. Алина, извини, что отвлеклась, то есть про колье ты ничего не знала, так?
  - Моя мать вообще не носила драгоценности. Никогда. У нее даже уши не проколоты. Не были проколоты.
  - Не носила? Даже в исключительных случаях? Может, она коллекционировала драгоценности?
  - Я ничего об этом не знаю. Нет, я бы наверняка знала, не было драгоценностей.
  - Игорь, а ты как думаешь, откуда Прохор узнал про колье?
  - Случайно увидел, - буркнул тот.
  - Ты ему не говорил?
  - Да какое колье?! - непонимающе возмутилась Алина.
  - Не кричи, ребенка разбудишь, - шикнул на нее Игорь.
  - Да, не надо кричать, - поддержала я. - Он скоро сам проснется. Итак, ребята, продолжаем. Прохор убил твою мать, Алина, и ее охранника. Твоя мать поставила в холле второго этажа камеру, и в холле первого этажа тоже поставила камеру. На подвиги Прохора благодаря ней вся полиция любовалась. Отлично видно холл и лестницу. И все двери, кроме одной. Еще не видно вторую, узкую лестницу, черный ход, которая ведет из гаража прямо к этой двери. Прохор ударил ножом охранника, который вышел из комнаты. Потом - твою мать, она через минуту выбежала из той же комнаты, вход в которую не просматривается. Потом он вошел в комнату, но пробыл в ней недолго. Пожар он устроил уже позже, когда осмотрел другие комнаты на втором этаже.
  Я улыбнулась, с радостью осознав, что могла с ними столкнуться, и не столкнулась. Сперва Прохор осматривал спальню, когда я под ванной пряталась, а потом - Игорь. И каждый из них меня наверняка бы прибил. И когда я из ванной вылезла и сбежала, могла с Игорем столкнуться, он тоже по кустам убегал, а не через парадный вход. Везет мне!
  - Игорь, ты пришел просить руки Алины. А как насчет колье? Думал, тебе его так отдадут? В качестве приданого?
  - Какое колье? - опять спросила Алина.
  - Расскажи ей, какое колье.
  - Давай, ты?
  - Я подробностей не знаю, только в общих чертах, - отмахнулась я. Самой интересно про подробности послушать.
  - Расскажи. Я уточню, если не так.
  - Ладно, начинаю. Ты почти полжизни провел в Монголии. В пустыне на юге, где песок. С отцом. Он кто был? Геолог? Турист? Авантюрист? Без разницы. Откуда я знаю? Есть люди, которые дружат с техникой, - надеюсь, они не подумают, что это я о себе. - И информацию разную мгновенно отыскивают. А уж потом я выводы делаю. Это колье каким-то образом попало в руки матери Алины. Скорее всего, она была любовницей твоего отца, по молодости работала в дипломатическом корпусе, как выяснилось. Она это колье, скорее всего, украла и увезла в Россию. Вы с отцом решили его вернуть. Да?
  - Нет. Я решил. Отец умер, как только узнал о краже. Сердце.
  - Колье-то у вас откуда взялось?
  - Не догадалась?
  - Догадалась. Выносить из Кремля вёдрами драгоценности во время революции - плохой поступок.
  - Вы о чем? - тихонько уточнила Алина.
  - Да все о том же, - вздохнула я. - Все норовят обобрать любимую родину. И свои, и чужие. Что говорить, если даже английский посол спер под шумок из Кремля какую-то диадему для своей королевы. Она ее до сих пор носит. Ворованную.
  - Мой предок хотел сохранить сокровища для новой возрожденной великой России! - с пафосом воскликнул Игорь.
  - Ага, - задушевно отозвалась я. - Именно так. Они что, большую часть зарыли и забыли, где?
  Игорь промолчал. Не знал, или не хотел говорить. Мне без разницы, меня только колье Романовых волнует.
  - Игорь, а своего друга Леонида ты хотел убить? И меня?
  - Не хотел. Я только хотел найти колье. Дождался, пока в квартире никого не будет. Как узнала, что это был я?
  - Тонкая работа. Прохор бы так не смог. А если тебя готовили в хранители сокровищ, то научили разбираться и в сокровищах, и в сейфах. Причем, на высшем уровне. Как же ты стал врачом?
  - Когда пропало колье, мне было семнадцать. Дед сделал мне документы, я стал Российским гражданином и поехал учиться в Москву. Меня всегда привлекала медицина. Колье долго не мог найти, любовница отца вышла замуж, сменила фамилию. Я ведь эту женщину никогда не видел. Искал ее долго. Потом нашел, но тут познакомился с Алиной...
  - Ладно, лирику пропускаем. Давай дальше. Когда мать Алины привезли в больницу, то ты заставил всех под твою дудку плясать?
  - Случайно. Я не мог знать, что Леонид станет ею интересоваться, и ты тоже. Пришлось Прохора позвать сразу же, как только вы ушли из больницы. И еще водитель спрашивал. Я и ему рассказал, кто вы такие и где вас искать.
  - И Алине рассказал?
  - И ей тоже. Она вас видела в больнице, когда пришла, вы уже уходили. Вот еще что. Ее мать говорила про прекрасного мальчика, это твой брат?
  - Я бы не сказала, что мой брат прекрасный, - осторожно ответила я.
  - Я так и подумал. Или ты на него не похожа.
  - Вот спасибо! - возмутилась я. Не похожа на себя! Да я очень красивая! Лучше любого мальчика.
  - Колье пропало, у меня ничего не получилось. Доверия предков я не оправдал, - закончил Игорь.
  - Не поняла! То есть, я тебе не нужна? Тебе нужно какое-то дурацкое колье? - Восстала фурией со скамейки Алина.
  - Почему дурацкое? - обиделась я за колье. - Самое красивое и дорогое в мире!
  Тут Ванечка решил, что стало очень шумно, и проснулся. Заморгал глазенками, замотал головкой, увидел, что вокруг народ, который готов оказывать ему внимание и им восхищаться, и заулыбался.
  - Какой хорошенький! Какие у него глазки! - забыла про колье Алина.
  Ванечка что-то свое залопотал, показывая, что у него не только глазки, но и оратор он тоже ничего так.
  Алина и Игорь, позабыв про такую умную, важную и значимую персону как я, принялись возиться с младенцем. Лучше бы меня похвалили. Я ведь преступление распутала. И Игоря этого сажать не собираюсь, хоть он и не ангелок. Но везучий, под видеокамеру не попал, в отличие от Прохора. Тому теперь прямая дорога, убеждать всех в своей великой любви к начальнице, ревности, убийству в состоянии аффекта. А что в комнаты заходил - так это он других любовников искал. Не колье, что вы! Он про него никогда ничего не слышал, и убивал вовсе не из-за него!
  Как же все-таки он заметил это колье? Скорее всего, пришел по срочному делу неожиданно, когда хозяйка была наверху с очередным пойманным мальчиком. Охранник велел ему подождать, позвал хозяйку, она оделась, а колье снять забыла, или шарфиком прикрыла, а тот сполз. Или еще как-нибудь, но сам увидел, никто ему про колье не говорил.
  Ванечка работал на публику. Улыбался, бровками шевелил. Публика умилялась и требовала продолжения представления.
  - Ребята, а можно последний вопрос? - отвлекла их я. - На какой почве вы сошлись? Нищий врач и богатенькая девица, которая его на десять лет моложе. Шансов никаких. Про любовь с первого взгляда не поверю. Расскажите правду, очень любопытно.
  Они переглянулись. На Ванечку посмотрели.
  - Ты счастливая, у тебя есть ребенок, - сказал Игорь. - У меня никогда не будет детей.
  - И у меня, - добавила Алина. - Я не говорила, почему ненавидела мать? Я была совсем маленькая, она развлекалась с любовником, а меня выставили на улицу, чтоб не мешала. Наверное, думали, что я войду сама, а дверь захлопнулась. На улице ночь, зима... Она про меня так и не вспомнила. Другие люди меня нашли и отвезли в больницу. Я сильно болела. И я всегда хотела детей. Играла в куклы, будто они мои дети...
  Темнело, туман мокрый пополз. Домой срочно надо уходить, хватит гулять.
  - Берите его себе, - предложила я.
  - Кого?!
  - Его зовут Ванечка. Он не мой сын. Мне его отдали, а назад не забрали. Берите его себе.
  - Ты серьезно? - настороженно спросила Алина.
  - Абсолютно.
  - Но документы..., - молвил Игорь.
  - Кто бы говорил! Монгольский гражданин России!
  - Миля, я просто не знаю даже... Видишь ли, я - приемный сын. Отец сказал, что меня привела судьба. Судьба приводит человека охранять сокровища. Может быть, этот мальчик, это тоже судьба...
  - Откуда мне знать, - поежилась я. - Алина, бери ребенка, пойдемте, зайдем в подъезд.
  - Надо забрать что-то из квартиры? Детские вещи? - уточнила Алина, прижав к себе Ванечку. - Так все же купили!
  - Пошли, мы быстро, - я шустро доскакала до подъезда, понимая, что ноги все-таки замерзли.
  Алина несла Ванечку, Игорь - большущую сумку с детскими вещами, которые Лёнька купил, я же с утра к Валерии Валерьевне с вещами выпроводила, мало ли, что ребенку срочно понадобится. Потом забрала и дитя и сумку. Поставила на площадке и гуляла вокруг нее.
  Игорь придержал для нас дверь, мы вошли в самый обычный полутемный подъезд, который просил ремонта, народ направился к лифту, но я свернула к лестнице.
  - Мы разве не едем наверх? - пошел за мной Игорь.
  - В квартиру? В гости хотите? Можно потом чай попить.
  - Нет!!! - взвизгнули оба, даже ребенка испугали. Зачем же так нервничать.
  Мне нужен был пожарный кран. Он за дверцей, на которой замок задуман, но сломан давно, все могут посмотреть, что внутри. Раз все могут, то никого это не интересует. Самое отличное место для раритетного дорогущего колье. Я его в первую же ночь пребывания в Лёнькиной квартире в кусок бумажки завернула, в уголочек положила и припорошила мусором. Там оно спокойно и пролежало до моего прихода. И про замок и сейф я Лёньке специально сказала. Нет, я бы открыла сейф, но возни с ним! А зачем? Лёнька почему-то решил, что он меня умнее, и самый хитрый. А уж найти колье на полке за книгами, куда он его спрятал, вообще никакого труда не составило.
  - Ну и пылища! - чихнула я. - Игорь, бери свое колье.
  - Быть не может... Это просто... Такого быть... Оно все время здесь... Ты его сюда?! Да как ты могла?! Его же могли!...
  - Игорь, ну ты берешь колье, или мне его обратно положить?
  - Это и есть то самое колье? - заинтересовалась Алина, хотя Ванечка ее интересовал намного больше.
  - Оно! Это оно! Миля, и ты просто так отдаешь его мне?!
  - Ванечке. Оно принадлежит Ванечке. Раз уж это судьба. Имейте в виду, я узнаю, если вы будете с ребенком плохо обращаться. И тогда я отрою ваши сокровища, даже если вы сами забыли, где их спрятали! И на родину верну, новую, возрожденную и великую. И грызите там свой песок с досады. Ясно?
  - Можешь не угрожать. Мой сын ни в чем не будет нуждаться, - пообещал Игорь.
  - Очень на это надеюсь.
  Но могла и не говорить. Они на дитя глядели как на небесную манну. Даже про колье почти забыли. Игорь его за пазуху засунул, и все.
  Потом они уехали, я им ручкой помахала.
  Сходила забрала деда. Посадила кошку назад в корзину, и мы пришли домой. Я оставила деда с кошкой на хозяйстве, пришла к метро и позвонила родителям.
  - Как съездили, мама?
  - Отлично. Я не могла тебе дозвониться. Почему у тебя шумно?
  - Потому что я возле метро. Я ключи от квартиры потеряла. Давай встретимся через полчаса в центре, где-нибудь в метро, привези мне запасные!
  Мать ругаться не стала, приехала, привезла.
  - Ты же ничего не теряешь! - сразу не поверила она мне.
  - Соседский дед смыл их в унитаз
  - Такое только с тобой могло произойти. Надо менять квартиру, такие соседи тебе не по статусу.
  - Меня все устраивает.
  Мать не стала скандалить в метро, долго со мной общаться тоже не стала, разозлилась на меня потому что. Позвала приходить в любое время (отругать-то надо) и уехала.
  Я вернулась, успела прибрать у соседей, вещи, которые брала, разложить на место, и деньги. Едва не забыла про еду, которую соседи оставили в холодильнике. Она же почти вся целая, никто ее не ел! Быстро перетаскала запасы в свой холодильник, вроде как дед почти все съел. Едва успела. Соседи вернулись, все хором меня благодарили. Я, переодетая в старый халат, кивала, говорила, что почти все выходные просидела дома, ничего особенного не произошло. Дед вел себя мирно, рассказывал, как он везде гулял, но ему не поверили.
  Лёнька еще приходил через день. Наручники принес с розовым мехом. Или с Витьком помирился, или новые купил. Я не открыла. Обиделась. Мне можно было его привязать к батарее, потому что я действовала по важному делу и на благо всего человечества, а ему меня нельзя было привязывать. Он это сделал из плохих побуждений. И получается, что я замечательная, а он - бяка. Поэтому я имею право обидеться, а потом когда-нибудь его прощу.
  Лёнька молодец, никому не проговорился, что я жила у него все выходные. Моя родня так ничего и не знает. Вот и пусть дальше не знают.
  
  Мамаша Ванечки объявилась где-то через полгода, когда я давно про нее думать забыла. Я услышала шум за дверью, выглянула в глазок и стала быстро наряжаться. Каблуки, платье, волосы распустила, макияж, какой успела.
  Когда в мою дверь позвонила соседка Людмила, я была готова.
  - Заходите, пожалуйста! - радушно позвала я.
  Вошли Людмила, мать Ванечки - Наташа, трезвее стеклышка, и полиция. Огляделись. Я счастливо улыбалась.
  - Ваши документы...
  - Всегда рада помочь! - заверила я, протягивая паспорт. И никто не подумал, почему он уже у меня в руках. - А что случилось?
  - Эта женщина утверждает, что вы отняли у нее ребенка.
  - Я?! Когда?
  - Ты, полгода назад! - сказала Наташа. - Ты была мальчиком!
  - Я?! Кем была?! - демонстративно схватилась я за сердце. Двое полицейских проследили за моей рукой, которая остановилась на внушительном бюсте. Как ему не быть внушительным, если я сама только что перед их приходом в лифчик вязаные перчатки запихала.
  - Ваша соседка утверждает, что просила вас присмотреть за дедом, когда их семья уезжала, - начал полицейский.
  - Да, помню. Я несколько раз заходила проверить его и покормить. Но дед очень спокойный, он все время спал.
  - И вы не видели мальчика-подростка?
  - Нет, не видела.
  - Там еще был огромный черный кот! - завопила Наташа.
  - У вас есть кот?
  - Кошка. Но она не черная.
  - Да, - подтвердила соседка Людмила. - Кошка не черная, это точно. У нас в доме многие держат кошек. И собаки есть. Черных нет ни у кого, точно.
  - Это последняя подходящая квартира в этом районе, - устало сказал второй полицейский.
  - Всего доброго! - намекнула я.
  Они сделали вид, что намеков не понимают, еще немного потоптались, и только потом ушли.
  Людмила вернулась почти сразу.
  - Представляешь, эта непутевая Наташка где-то своего ребенка потеряла!
  - Кто она такая? - равнодушно спросила я.
  - Знакомая моя, в школе учились вместе! Я тебе разве про нее не рассказывала?
  - Не помню.
  - Так вот у нее два ребенка умерли, представляешь! Так ее жалко! А младшего похитили полгода назад!
  - И она только сейчас начала его искать?
  - Миля, ну как ты можешь так говорить! Она очень страдала все это время!
  - Хорошо, я ведь не спорю. Так кому он понадобился, ребенок этот?
  - Откуда ты знаешь, что не ей? Ой, ладно, расскажу! Приехал ее бывший хахаль, у него две дочки, а он их терпеть не может, выгнал вместе с бывшей женой, он сына хочет! Вот он и узнал, что у Наташки от него вроде бы сын! Озолочу, говорит, тебя, дом подарю, денег дам, только покажи сына. А его похитили! Представляешь! Ее чем-то насильно напоили, заманили в какую-то квартиру, она не помнит, куда! И отобрали ребенка! Такого ни в одном сериале не увидишь!
  - Точно! - кивнула я. Даже у самых тупых сценаристов не получится такой бред сочинить.
  - Бедная Наташка! Двое детей умерли, третьего похитили!
  Ну да, а где была эта разнесчастная мать, пока одни умирали, а другого похищали, никто и не спросит.
  - Как ее жалко! - навзрыд страдала Людмила. - И хахаль теперь ее тоже бросит!
  - Так пусть она ему нового ребенка родит.
  - Ой, а я разве не сказала?
  - Нет.
  - Она хотела, и не получилось! Выкидыш! Бедная Наташка! Почему же не везет ей так! У нее теперь детей не будет, врачи сказали! Надо девчонкам все рассказать! Ну, пока, я побежала!
  Я только головой покачала. Но потом отвлеклась на вытаскивание из лифчика колючих шерстяных перчаток, от которых едва чесотка не началась, и обо всем позабыла.
  Очень редко представляю себе такую картину - прошло двадцать лет. Ванечка, весь нарядный и почему-то на коне, в пустыне держит на вытянутой руке блестящее колье. Глупо, знаю, наивно и сказочно, но красиво ведь?
  
  
  
  
  
  
  КОНЕЦ
  Будет еще вычитка и правка текста
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"