Светов Сергей: другие произведения.

Сказочник. Ч.3_Скала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть3. Глава 1 "ЮБК"___Продолжение (Сказочника ;) следует...


   Скала
  
  
   ЮБК
  
   1
  
   Симферопольский железнодорожный вокзал был пуст и безлюден в этот утренний час. Поезд тихо тронулся и, ускоряя ход, покатил в Севастополь. Пассажиры, нагрузившись сумками, коробками и баулами, потянулись к выходу в город. На площадке рядом с перроном остались только те, кто ждал троллейбуса до Ялты, остальные разбрелись по привокзальной площади, торгуясь с таксистами, которые вежливо улыбались и заламывали несусветные цены, зная, что в такую рань за меньшую сумму никто не повезет. Весенняя зелень настырно пробивалась сквозь мусор и хлам, валяющийся на газонах, навстречу холодному ветерку. Высоко в небе кружила одинокая птица, вычерчивая серпантин полета среди воздушных потоков. Человек, с большим рюкзаком и одетый не по погоде в легкие шорты и застиранную футболку, на которой была еле видна надпись: "Чемпионат мира по скалолазанию", возился и чертыхался, пытаясь застегнуть липучки на сандалиях. В конце концов, он достал из рюкзака горные ботинки, и печально простившись с любимой обувкой, выкинул сандалии в мусорный бачок, стоящий около стены вокзала.
  
   Закурив, и оценивающе посмотрев вверх, на надвигающиеся со стороны далекого моря дождевые облака, человек, которого, кстати, звали Павел Алексеевич, увидел кружащую в вышине птицу. С такого расстояния птица была похожа на точку с черточками крыльев, но скалолаз понял, что его встречают, и, улыбнувшись в густую бороду, приветственно помахал птице рукой. Рядом ойкнула и быстро зашагала, оглядываясь, старушка, негромко причитая, что развелось идиотов, которые руками размахивают. Паша, не обращая на ругань внимания, следил за снижающейся птицей, которая при приближении вырастала из точки в крупного ястреба, скользящего вниз с грациозностью мастера высшего пилотажа.
  
   - Привет, птица! - бородач не подал виду, что ему больно от острых когтей, когда спикировавший ястреб уселся ему на руку. Невольные свидетели могли умилиться этой сценке, но никому не было дела до встретившихся на пустом перроне друзей. Человек осторожно пересадил ястреба на рюкзак и достал из кармана припасенный загодя кружок колбасы. Ястреб вежливо наклонил голову, украшенную белым хохолком, и, разворошив салфетку, принялся крошить колбасу крепким клювом. Паша вспомнил морозное утро зимнего восхождения на Форосский кант, когда ему удалось спасти от стаи ворон маленького ястребёнка, который яростно сражался с противником, но быстро терял силы. Вороны гоняли ястреба, изредка с ленцой поклёвывая его, и было видно, что это занятие их развлекает. Паше их забава не понравилось и, используя палки, камни и громко ругаясь, он сумел отбить у негодяек уже почти бездыханное тельце птицы. Восхождение, конечно, сорвалось, но он не жалел об этом. Он нашёл друга. А через два месяца потерял другого. В тот год, как никогда, всё складывалось неудачно...
  
   Так как он не совершил тренировочного восхождения, его не взяли в непальскую экспедицию и лишили восхождения на Эверест. Вот так-то птица! Он поправил съезжающий клапан рюкзака и ястреб восстановил равновесие, расправив крылья и вцепившись лапами в лямки, пришитые к клапану для того, чтобы на восхождениях привязывать к ним снаряжение.
  
   Эверест накрылся медным тазом, но жалеть об этом было глупо. Брали его в экспедицию всего лишь шерпом, таскать снаряжение, продукты и кислород из базового лагеря до промежуточных стоянок на склоне горы. Эка невидаль, утюжить тропу на семи с половиной тысячах метров над уровнем моря. Ну, может чуть выше. И в скандале, о котором он узнал только несколько месяцев спустя после окончания экспедиции, - слава духам гор! - не довелось участвовать. Он саркастически хмыкнул. Коммерческие восходители, на которых держалось финансирование экспедиции, начали подворовывать кислород у других групп. Если б у товарищей стащили, то всё закончилось бы банальным битьём физиономии и последующим братанием за кружкой спирта, наши альпинисты - народ отходчивый, а так чуть до международного конфликта дело не дошло. Ох, да ладно, не поехал, так не поехал. Не первый черный шар упал в корзину, не первая черная полоса пролегла через жизнь.
  
   После месяца зимних восхождений "соло", то есть в одиночку, в крымских горах, практически без снаряжения и с минимумом продуктов, которыми он к тому же подкармливал поправляющегося ястреба, обида, связанная с несправедливой отставкой, истаяла, как снег на южном склоне яйлы. Все равно он считал себя лучшим скалолазом, альпинистом и специалистом по прыжкам с парашютом. Хм, скромность украшает человека, если нет других украшений. Птица неодобрительно покосилась на него и начала чистить перья загнутым крючком клюва.
  
   Той весной, несколько лет назад, он вернулся в город, окрыленный удачными прохождениями маршрутов, дружбой с ястребом, с которым он делил небо, прыгая с парашютом с отвесной стены Форосского канта, и застал дома разорённое гнездо - свою семейную жизнь. Не кривя душой, он мог сказать только одно - его женитьба с самого начала была фатальной ошибкой. А после неё всё покатилось под гору, как снежный ком. Особенно неприятно было возвращаться с выездов на скалы или в горы и вытряхивать, немного помяв для острастки, разных типчиков, греющих в его отсутствие супружеское ложе... Это был даже не шар, это был ливень из черных градин, пробивающих душу насквозь.
  
   Ястреб вертел головой, заинтересованно смотря по сторонам и ища добычу, но никакой маломальской птахи на завтрак на пустой привокзальной площади, на которую они перебрались, чтобы быть ближе к остановке скоростного троллейбуса, не наблюдалось. Взмыв в небо, проголодавшийся хищник полетел искать чего-нибудь вкусненького. Паша пожелал ему удачной охоты, пусть немного подкрепиться перед дальней дорогой до побережья.
  
   Он в очередной раз удивился такой преданности. Уже несколько лет птица была его талисманом, сопровождая в поездках по южному берегу Крыма, узнавая среди тысяч людей и каждый раз встречая его на вокзале. Эх, если бы люди были такими же верными. Ему стало грустно... Троллейбус до Ялты, наверное, отменили и, оставив рюкзак около столба с номером маршрута, он пошел к окну кассы, над которым висело расписание.
  
   Задержка в полтора часа, что же случилось? Кассир объяснила, что на трассе произошел обрыв проводов. Троллейбусы сегодня ходить не будут, а, может, и будут, кто ж его знает. Трясет потихоньку. Вон, турок тряхнуло, у нас цунами было. Скалолаз недоверчиво посмотрел сквозь стекло на тетеньку, которая с унылым выражением лица, вязала носок и спокойным голосом рассказывала, как у её сестры смыло сына в море, когда он катался на виндсерфере, так и не нашли. Да и много кого побило, разорило. Паша слушал ровное течение монолога и не мог понять, отчего ему стало вдруг жутко.
  
   Беседуя о том о сём, но больше о катаклизмах, сплошной чередой сотрясающие полуостров, и последующих за ними бедах и несчастьях, Паша всё больше тревожился за судьбу поездки. Граница, будь она неладна, пролегла не только по земле между странами. Информация о несчастьях давно была запретной темой для масс-медиа. Тем более катастрофы, участившиеся в период летних отпусков, старались скрыть или исказить данные о разрушениях и жертвах. Смягчить, не расстроить, убаюкать. Такая вот виртуальная жизнь настала. Некоторые горные районы в этом году были всё-таки закрыты и народ начал набиваться в поезда и самолеты, чтобы уехать хотя бы в Европу или Крым. Но на полуострове, как оказалось, тоже трясёт. Не везет, так не везёт...
  
   Если землетрясения обрушили скалолазные маршруты, то в одиночку их пройти будет невозможно. Придётся искать напарника по связке, такого же безрассудного, как он. Очень тяжёлое это занятие - поиск среди лайкровых "гимнастов" с "гекконовыми" нашлёпками на перчатках и обуви вдумчивого любителя ходьбы по-старинке, с верёвками и страховкой через крючья. Он поправил себя: не любителя, ох, уж эти любители! Профи нужен. А их за несколько лет словно вымело поганой метлой.
  
   Сколько трасс, годных для классических восхождений, на полуострове, да и в горах? Совсем немного, если учесть, что скалолазание, как вид спорта давно стал олимпийской гордостью и увлекательным шоу. Количество желающих участвовать в соревнованиях и тренироваться возросло неимоверно. После того, как была сконструирована липучка - геккон, напророченная фантастами ещё в прошлом веке и ужесточились требования к безопасности при восхождениях, все, кто хотел серьёзно заниматься горными восхождениями, обязаны были приобрести комплекты спасения для страховки. Иначе спасатели их не выпускали на гору, а страховые фирмы отказывались покрывать расходы на лечение после несчастных случаев, происшедших на маршруте. Тогда-то всё и началось...
  
   Нормальному, уважающему риск и противоборство с горами, альпинисту стало не продохнуть на маршрутах от толп граждан. "Хотите почувствовать себя Месснером!" - зазывала реклама гекконовых товаров. Теперь даже тётеньки с детишками, словно грузовики с прицепами утюжили склоны гор, наслаждаясь панорамой с вершин. И настоящие скалолазы вымерли. Погоня за результатами и массовость с детских пелёнок убили чувство первопрохождения вроде бы известного пути наверх и преодоления себя в поединке с горой. А дальше - брюшко и диван с компьютерной книжкой. Год, два и нет скалолаза. Три, пять, и нет альпиниста. Безрадостно, господа, это наблюдать...
  
   Скалолазание и альпинизм познакомили и подружили его со Сказочником. Но горы их и разлучили. Сказ, Сказочник, в миру - Сергей, уже который год изображал растение, валяясь в коме. Медики говорили об уникальном случае: бессознательной шизофрении и защищали докторские диссертации, препарируя его напарника по связке.
  
   А всё последствия необдуманных поступков. Сказочник решил попытать счастья и совершить в одиночку первопрохождение сложнейшей стены Борханского хребта. Оказалось, что сил он не рассчитал.
  
   Паша вспомнил, как что-то его вытолкнуло тогда из города и заставило гнать до Борханской долины. Хотя, что значит "что-то"? Когда он разобрал записи, Монбланом громоздившиеся на столе в квартире друга, его чуть кондратий не хватил. Во-первых, он видел за несколько лет до несчастья эту скальную стену, покрытую нетающим от высоты натечным льдом и плоскую как стеклянный лист; во-вторых, их руководителя чабаны всё же отговорили идти через Борханский ледник, утверждая, что там, за стеной хребта, находится жилище дьявола. Шеф им, конечно, не поверил, но маршрут подходов под базовый лагерь всё же изменил. А Сказ туда пошёл. Один. Уж насколько Паша считался сумасшедшим, но такого отношения к горам себе не позволял.
  
   Подготовлен Сергей был плохо. Болел с полгода, да и денег у него было тогда в обрез, с работы уволили. Тридцать три несчастья, если считать совместно с его бедами. Нашёл он беднягу быстро. Перебитые верёвки болтались на ветру где-то на середине стены, а Сергей лежал без сознания в снежнике под стеной, присыпанный камнями. Можно было позавидовать такой везучести - сто метров вертикали! - но в глубине души Паша не желал подобной участи. Видимо горе-скалолаз попал под камнепад, и его сильно побило камнями. Паша сделал всё, что смог: перевязал раны и наложил шины на сломанные ноги. Голова у Сказа была вроде цела, но он был в шоке и уже тогда видимо начала развиваться его болезнь, потому что он нёс совершенную ахинею. Но потом затих и Паша, где волоком, а где на руках, тащил умирающего друга вниз в долину. Хорошо, что чабаны уже вывели отары на верхние пастбища, он попросил их вызвать вертолёт с медиками, и Сказочника спасли. Правда, за спасработы надо было расплачиваться, впрочем, как и за жильё и лечение. Жаль, конечно, но забрали за долги квартиру у Серёги... Жизнь - тварь безжалостная...
  
   2
  
   Линию в этот день всё-таки починили. Троллейбус с опоздавшими на поезд пассажирами, которым после отдыха не хватило денег на такси от Ялты до Симферополя, прибыл в конце дня. Угрюмый водитель курил, не выходя из кабины, а галдящая и ругающая всех и вся на чём свет стоит публика начала вываливаться на остановку. Паша купил билет, заплатив какую-то смешную сумму, и попрощавшись с ястребом, который нервно кружил над суматохой вокзала, сел в троллейбус. Больше половины мест пустовало, и это было очень удивительно. Спросив у сухонького старичка о причине такого "аншлага" на курортах, он получил развёрнутое объяснение, в чём-то совпадающее с мнением кассира о разрухе, царившей на всём южном берегу Крыма. Употребив местное название "ЮБК" он совсем расположил старичка к себе, и они все два часа мило пробеседовали, а в конце обменялись адресами и пожеланиями здоровья и успехов в безнадёжном деле. Какое может быть дело у восьмидесятилетнего пенсионера, Паша спросить постеснялся, да и не любил он лезть в душу к каждому встречному, но приглашение погостить в Никите принял. Тем более скалы там были отменные, да и Никитский ботанический сад пережил все беды и напасти, всё больше, по словам старожила, вырастая и врастая в каменистую почву полуострова.
  
  
   Продолжение следует...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"