Связов Евгений Борисович: другие произведения.

Мужлан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Контр-женское фэнтези.


  
   ...Южная сторона холма осыпалась, став высоким обрывом. У упавшей - или спрыгнувшей - вниз шансов выжить не было.
   От женщины, сидящей на краю склона, желанием жить не веяло. От неё веяло сложным. Спокойствием распрощавшейся с жизнью, тихой светлой печалью по несбывшемуся, легкой растерянностью столкнувшейся с непознаваемым, и - усилием не знать.
   Взгляд её был прикован к двум сломанным мечам, лежащим на траве на самом краю обрыва. И потому женщину в чёрном балахоне она заметила, только когда та села рядом. Так рядом, чтобы услышать любое слово, но не коснуться.
   Сев, она отбросила на спину капюшон и, как могут лишь Ведающие, очень захотела услышать что угодно, что захотят сказать.
   Хозяйка сломанных мечей помедлила, вчувствуясь в поток внимания, тянущий слова. Еле заметно вздохнула и тихо, медленно сказала:
   - Знаешь, Первая, там, в поединке, когда он сломал первый меч, я поняла, что сейчас умру. И... тело сражалось, а я начала вспоминать, что я успела сделать в этой жизни для следующей. И получилось, что всё, что успела - взять двух таких же, как я толстых неповоротливых уродин и сделать из них всего лишь сносных витязей. И такой никчёмной вдруг себя почувствовала, что чуть сама на кинжал его не бросилась. А когда он второй меч сломал - умерла. Встала, и сказала себе - всё, конец Ламаярки Витовановой. И такое спокойствие вдруг наступило, такое тихое, светлое, грустное... словами сложно, но ты и так видишь.
   - А вместо кинжала под рёбра - пощёчина. И с ней, - прямо изнутри, но какая-то не моя - мысль: давай дерись. Точнее... не дерись, а как витязи положено - помогай противнику развиваться, создавая ему препятствия.
   - И ещё в ней... в общем, никто не знает, но был у меня мимолётный муж. Он... то, чем я стала, сделал он. Как-то... давно... я, толстая глупая злобная дура, издыхающая завистью, стояла на балу. В углу. А он подошёл, и - пронзительно, искренне - "давай потанцуем?" Без дуновения издевательства. И я вдруг ему честно - "не умею". А он - "давайте научу". Взял и - повёл в танце. Так повёл, что никто... почти... не увидел, что это он, а не я веду. Он учителем танцев был. И - научил. А танец с клинками - это уже потом.
   Она замолкла, развеивая старые воспоминания. Слушающая рассказ терпеливо ждала. Рассказывающая глубоким вздохом развеяла воспоминания и продолжила:
   - Так вот, в той пощёчине прилетело вот это "давай потанцуем". Причём всё сразу - и приглашение, и ответ на моё "не умею". И на вот это я не смогла не откликнуться. На Канон мне тогда было... всё равно. Так бы и стояла, хоть бы ногами забивал, хоть хером. Меня в теле-то толком не было, наверно. Где-то то ли рядом, то ли в мыслях была.
   В общем, открыла глаза, и... пошли мы в танце. В поединке. Казалось - медленно, плавно... нежно. А как закончилось - руки не поднять, ноги не держат от усталости. И сказали - иногда глаз еле ловил, как быстро.
   И - разумом не понять - как?... но пока танцевали, толкаясь еле ощутимыми мыслями, я... и этот поединок, и все прошлые - видела. И те, о каких слышала. И читала. Все. Всё. И где ошибки. И где описали неточно, а где вовсе соврали.
   Она помедлила, вздохнула и тихо прошептала:
   - И даже казалось - и будущие свои поединки вижу. С...
   - Тихо! - мягко прошептала слушающая. - Я - знаю. А выпускать словами в мир иллюзии будущего - бить их об скалы мыслей всех живущих.
   - Благодарю, Ведающая. - тихо ответила Рассказывающая. И замолчала. Ведающая вновь стала слухом. И Рассказывающая договорила:
   - И вот теперь я сижу, и не знаю, как быть. И быть ли. Разум... молчит. Точнее, он-то кричит только одно: сотенной Имперского Охранного Полка, которая не уберегла свою Принцессу, осталось только отослать мечи Императрице и шагнуть с обрыва, раз в поединке не получилось умереть.
   Только разум... не слушаю я его. Я - не он. Он - какой-то странный. Как глупый назойливый комар. Я... просто вижу... точней, наверное, могу видеть, но не хочу. И не понимаю... разум не понимает. Какой-то... глупо звучит... другой разум не понимает, что со мной. Вроде как - вижу, как Ведающая. Но... пока Затмение было, я в поединке была, а не медитировала...
   - Неуча ты, Сестрёнка. - мягко, но очень уверенно сказала слушавшая. Повернула голову и посмотрела на оцепеневшую собеседницу.
   -- Сестрёнка? - неверяще прошептала та через несколько вздохов. - Почему?
   - Не могу сказать. Но... - она плавно потекла в другую позу и оказалась сидящей на коленях лицом к говорившей. Наклонилась, подобрала обломок меча и полоснула по кисти. И протянула сочащуюся кровью ладонь.
   - Но... - растерянно пошептала говорившая, - Сестры-по-крови - ритуал витязей, а ты... - она подняла взгляд и осеклась. Во взгляде предлагающей сестринство бушевала насмешливая грусть знания, сражающаяся с истерикой рассудительности. И знание боялось проиграть в одиночку.
   Она быстро подхватила второй обломок, полоснула по кисти и вцепилась в протянутую руку. Помедлила и неуверенно сказала:
   - То есть я, как и ты...
   И была прервана мягким, весёлым:
   - Молчи, Сестрёнка! Мы и так много наболтали.
   - И теперь... теперь пора делать?
   - Нет. Теперь пора смотреть, что же мы сделали.
  
  
   .
   "И сходились раз в семьсот три года в долину Просветления под Затмением Старые Мудрые Женщины всего мира. И открывались им в медитациях в яркой лунной темноте тайны мироздания и структуры управления миром и людьми. И жили женщины и их мужья в мире и согласии, пока не открылось Гибкой Лиане Разума, что мужья и жены должны быть равными, но разными в миру и в жизни. И Раскололся мир" - летописи Империи Гармоники
  
   "И сходились раз в семьсот три года в долину просветления под Затмением Старые Мудрые Женщины всего мира. И открывались им в медитациях в яркой лунной темноте тайны мироздания и структуры управления миром и людьми. И жили женщины и мужья их в мире и согласии, пока не помутился разум Гибкой Лиане Разума, прозванной Пожирающей Мозг, и не нашептали ей демоны ересь великую, что мужья и жены должны быть равными. И Раскололся мир" - летописи Великой Империи
  
  
   - Ну что, телки недоеные, готовы потанцевать или титьки к постели тянут?
   Старшая Лидера второго ударного полка, гарцующая перед строем полутысячи закованных в латы витязяей, хищно осклабилась.
   Полк грянул хохотом, в котором чуткое ухо могло распознать первые нотки массового боевого безумия.
   - Мастра Багада! - пронзил затихающий хохот возмущённый голосок знаменщицы, - да где ж ты у кого титьки видела?
   Багада, мастерица Искусства Брани, потратила на создание атаки еле уловимый миг, а потом весело взревела:
   - Что, Посошка, у себя под рубахой никак не нащупаешь - ищешь, где под чужой поискать?
   Над рядами верховых взметнулся второй язык пламенного хохота. Через пару вздохов, когда он начал опадать, Багада плеснула маслица:
   - Ну так запрыгивай на любого Гору сзади и дергай его за титьки сколько влезет.
   Ещё через несколько вздохов хохота Багада добила:
   - Только не спутай: титьки: они две, круглые и выше, а не ниже пуза.
   Леди Второго Ударного отпустила полог палатки и повернулась к столу с картами, за которым продолжали утончённо переругиваться дюжина Леди полков и Главнокомандующая. Троица Ведающих, избравших своим Местом штаб армии Гармонии, тихонечко сидела за столом практически под перестрелкой фразами.
   - При всем глубоком уважении...
   - Несмотря на ваш обширный опыт, леди, возможно именно он...
   - Тем не менее, не могу не...
   Одна из Ведающих подняла на Вторую Леди Войны взгляд и в её разуме возникло желание... вполне совпадающее с её собственным, которое теперь получило оправдание столь странной выходке: грубо, как на трусящих витязаей, рявкнуть:
   - Мастры будят полки!
   На третьвздоха в палатку неуверенно заглянуло молчание.
   - Что вы себе... - бездумно, с блеклым возмущением затянула Леди пятого пехотного. Её прервало гулкое
   - Леди Гармолина. - Старшая Ведающая немножко послушала рождённое ею молчание и завершила: - напомнила вам, Леди, что до начала боя - вздохи. И решение надо принять сейчас.
   Она полвздоха помедлила и уронила страшное слово:
   - Немедленно.
   Командующая заскользила взглядом по Ведающим, но её взгляд почти сразу провалился в омут глаз Средней.
   - Но если всё не продумать, потери будут... - растерянно залепетала молоденькая Леди Сборного Верхового.
   - Молчать! - рявкнула Командующая. - Бой! Атака! Слушать! Выполнять!
   Леди дернулись и застыли, уронив подрагивающие от взбурлившей силы руки на рукояти мечей.
   - Второй Ударный!
   - Я!
   - Прорыв по центру Латного до Малого Холма Истины!
   - Сводный Верховой!
   - Я!
   - Расширить прорыв! Провести боевые фургоны к Холму!
   - Первый Ударный!
   - Я!
   - Имитация прорыва по Сводному Тяжелых Копий, вхождение в прорыв. Удержание Холма.
   - Тяжелый Пехотный!
   - Я!
   - Через полсотни вздохов начать давление на стык Латного и Ударного Пехотного. Исполнять!
   Леди Тяжелого Пехотного издала боевой клич и, звякая латами, выбежала из палатки.
   - Первый Стрелковый!
   - Я!
   - Первый Залп по Ударному Пехотному, второй - по Латному. Исполнять!
   Проводив взглядом выбегающую Леди Первого Стрелкового, Командующая прислушалась к истерическому рёву Второго Ударного и медленно сказала:
   - Остальные Леди - связывают противников боем по своему усмотрению. Напоминаю: наша цель - удержать повозки с Ведающими на Холме три часа, пока длиться затмение.
   - Да какой до пупа обвисшей титьки... - мрачно зарычала Леди Второго Стрелкового. - Нас в два раза больше! Уничтожим их!
   - А у них...! - заорала Командующая, осеклась, и тихо продолжила: - а у них две дюжины Гор и в основной Империи есть резервы войск. И ещё Старая Карга со своими могутными каженьями, которые...
   Старшая и Младшая Ведающие взревели, резко вскочили с табуреточек и стремительно выбежали из палатки.
   Средняя, оставшись на месте, поймала удивлённый взгляд Командующей и тихо произнесла:
   - Старая Карга начала ритуал Воплощения Даемона.
   Командующая несколько мгновений осознавала услышанное, а потом рванулась к выходу из палатки. Выскочив на простор, она мгновенно окинула взглядом бурлящие полки, набрала полную грудь воздуха и выплеснула истеричный ужас пронзительным визгом:
   - в а-а-ата-а-ак-у-у-у-у!
  
  
   - Что за жопа?! - рявкнула Вторая Принцесса, глядя на Старую Каргу, которая с невнятным хрипом упала на колени.
   Две Старших Ученицы, не занятые в Круге Призыва, метнулись к наставнице и склонились над ней, Разделяя Существование. Одна через миг дернулась всем телом и сломанной куклой упала рядом. Вторая резко отскочила на пару шагов и прохрипела:
   - Он... он перехватил вектор управления.
   - Что?! - злобно рявкнула Принцесса. В рявке было полно злобного непонимания, и Первая Ученица, подняв взгляд от крутящегося посредине шатра вихря Пробитого Пространства, медленно процедила:
   - Всё в порядке. Просто мы зацепили кого-то, кто перехватил от Учительницы...
   Взгляд Первой метнулся к центру шатра, её лицо исказилось ужасом напополам с восторгом, выплеснувшимся воплем:
   - Ой, хер невпихуемый! НАВАЛИСЬ! ДЕРЖАТЬ!...
   Дюжина Старших Учениц, сливших волю в единый поток Призыва, чуть вздрогнули, а Первая забормотала:
   - Безумцы... дюжина тмы тмущей жителей на посёлок... это ж какую плотность воли надо иметь, чтоб в такой стиснутости... не удивительно, что он перевернул...
   Её взгляд вернулся к Принцессе и она чуть громче прошептала:
   - Теперь не Учительница читает его мысли о своём теле и разуме, и воплощает их в Призванного, а он сам диктует их ей.
   Принцесса подумала, пытаясь понять, а потом буркнула:
   - И что у вас теперь получиться?
   Первая, скривилась, дернула глазом и прошептала, глядя в вихрь не воспринимаемого глазами посредине шатра:
   - Теперь он будет таким, каким хочет он. А не таким, каким хотим мы.
   - ЧТО?! - рявкнула Принцесса - СТОЯТЬ! ПРЕКРАТИТЬ!
   Первая изогнулась и посмотрела на Принцессу, стоящую у выхода из шатра. Принцесса вздрогнула от тмы, клубящейся в глазах Первой.
   - Не ори. - прошипела Первая. - Поводок Контроля мы накинем на любое, что бы там не вцепилось в нашего Ловца. И оно всё одно не проживёт в иной реальности больше часа. Или ты боишься и мне Вязать его на себя?
   - ТЫ! - бешено рявкнула Принцесса, хватаясь за рукоять шпаги. - Как ты пос...?!!!
   Её прервал громкий визг из-за стенки шатра:
   - Они атакуют!!!
   Принцесса вздрогнула и дернулась выскочить, но замерла от вскрика одной из Держащих Круг:
   - Меч! Он тащит с собой меч!
   Первая бросила взгляд в центр шатра и вопросительно посмотрела на Принцессу, ошарашено глядящую в тёмный вихрь.
   - Ну, кому вязать - тебе - мне? - рявкнула Первая
   - Меч... слитый с мечём... витязан... - прошептала Принцесса, перевела взгляд на Первую, убрала с лица ошарашенность и рявкнула:
   - Конечно, мне.
   Первая кивнула на место в кругу, отвернулась к вихрю и затараторила:
   - Ларана, выгляни за дверь, найди точку полного воплощения. Сто шагов перед остриём прорыва. Манула, Вереба - быстро Высшее Отторжение Железа на Принцессу...
   - У меня амулет - буркнула Принцесса, шагая в круг. Две Старших метнулись к ней и воздев руки, замерли за её спиной.
   - и-и-и-и... - задумчиво протянула Первая, - доложите Отторжения Меди, Дерева и Камня... Высшие или насколько сможете.
   - Ты ещё Отторжение Воздуха прикажи. - хмуро буркнула Принцесса
   - А что... - рассеяно протянула Первая. - ... чуйка ... просит ... Воздуховое?
   Принцесса нахмурилась, обратив взгляд в себя.
   - Готово! - рявкнула Манула.
   - Держим Высшие Стали, Меди, Дерева и Среднее Камня - протараторила Вереба.
   - Идут галопом! - заорала из-за стенки шатра Ларана. - Семьсот шагов до линии... атака... - голос дрогнул и сорвался на визг: - АТАКА НАЦЕЛЕНА НА ШАТЁР!
   - Быстрее! - заорала Принцесса
   - Есть! - рявкнула одна из Призывающих. - Считаю... семь... шесть...
   - Руку! - рявкнула Первая, резко протянув Принцессе раскрытую ладонь.
   - Пять!
   Принцесса, вздрогнув, вынула взгляд из себя и с ужасом уставилась в вихрь, в котором начал проглядывать контур огромного уродливо-широкоплечего тела.
   - Нет... - прошептали её скованные ужасом губы.
   - Три!
   Первая с рычанием шагнула к Принцессе и схватила её за руку.
   - Один!
   - Н-е-е-е-т!!! - с диким ужасом завизжала Принцесса, пытаясь выдернуть руку из мертвой хватки Первой.
   Фигура в вихре стала ощутимой. Взгляд из вихря полоснул пронзительным вниманием. Собравшиеся в шатре вздрогнули.
   - Кидайте!!! - рявкнула Первая на Трёх Старших, держащий наготове давно сплетённый Поводок Воли. Принцесса содрогнулась от вонзившегося в её сознание Поводка и начала заваливаться внутрь круга.
   Чувства всех в шатре содрогнулись от ударившей из вихря пронзительной неимоверно расчётливой безжалостной ярости
   - Перебрасывайте! - прохрипела Первая.
   Фигура в шатре рванулась к Принцессе, сидящей на коленях в шаге от вихря. Вихрь дрогнул, выпуская в реальность молнию широкого маслянисто-чёрного клинка. Клинок, чуть колыхнувшись от Полей Отторжения, пробил горло Принцессы и мгновенно отдёрнулся обратно.
   Вихрь чуть вздрогнул и исчез.
   Принцесса булькнула, и, выбрасывая пульсирующий фонтанчик крови из артерии, рухнула на пол.
   Первая с перекошенным от ужаса лицом уставилась на подергивающийся труп в растекающейся луже крови. Потом взметнула взгляд на Ведающих и завизжала:
   - Все на улицу! В Круг Повиновения! Ловим Поводок!
   Четыре Старших Ученицы, стоявших в круге Призыва, рухнули на пол, теряя сознание. Остальные, пошатываясь и вздрагивая, ринулись к выходу.
  
  
  
   - Меня зовут Багада Приморская, Ваши Мудрости. Я - витязя в шестом поколении. Я, как вы знаете, шесть лет Лидера Второго Ударного Полка... Наверно, ВАМ следует сказать, что чуйка подсказывала, что в это затмение я погружусь в Медитацию и шагну из витязей в ведающие. А если не затмение - то мне немногое, треть года, оставалось по Колесу Варн.
   Всё это я говорю, чтобы убедить Вас, что в деталях мои восприятия могут быть искажёны, но в общем, они истинны, и мне лишь может не хватать опыта осознать, что же я видела, а так же слов рассказать об этом так, как следует.
   Как вы знаете, я шла со Своим полком в острие атаки на прорыв линии Первого Латного. Они почти успели перестроиться из семи линий в четырнадцать и я скакала умирать. Даже знала, что умру где-то в пятой-восьмой линии.
   Мы летели на линию латников волной боевой истерики. Я хорошо разбудила Полк и чуяла его до последней новки. Многие кричали. Никто не думал о своей жизни - только о смерти врага. Одно чувство на всех, как и надо. Распахнув все ворота души настежь, широко, как в последний раз.
   Частью сознания, не утопленной в битву, я чуяла холодную и голодную пустоту Первого Латного. Они... она ждала нас, чтобы заморозить и поглотить без остатка.
   До них было полторы сотни шагов. Один глубокий вздох на несущихся со всех ног псах.
   Вот тут это случилось.
   В сотне шагов перед нами возникло что-то, что отталкивало взгляды... взгляды глаз, но воспринимаемое чуйкой как какое-то облако темноты, в котором кто-то был.
   Сразу громко хлопнуло, облако исчезло, и глазам открылся ОН.
   Первое, что я ощутила... не уверена, как передать точно... если сказать, что наша атака была валом лесного пожара, то он него хлестнуло ураганным ветром воли, наполненным неимоверно хладными, острейшими иглами мысли. Снег... знаете, снег может быть очень разным. Тёплая нора. Невесомая пляска снежинок на ветру. Облепляющая лицо и рот липкая вьюга. Ледяная стена. А там была ледяная буря, сбивающая любой огонь, сдирающая плоть до костей, огибающая щиты и стены.
   И вот тем, что плеснуло от него, нашу атаку почти погасило. Крики затихли все. Цельность развалилась. Кто-то испугался. Кто-то пытался ответить ему таким же. Кто-то раздувал пламень истерики.
   Псы стали замедлять шаг. Почти остановились через пятьдесят шагов.
   Потом, как мне почуялось, он увидел и осознал то, что видит. Его взгляд... его внимание слегка прошлось по нам, и коснулось псов. Всех, но больше всего, думаю, досталось моему Гравру.
   И я смогла посмотреть на него. Потому что до этого... внимание, взгляд с него соскальзывал... мудро говоря, настолько много и такого интереса из него выхлёстывалось, что мой поток я просто не могла просочить навстречу.
   Вы его видели. Опишу свои первые чувства.
   Сначала я чуть успела испугаться, что это - Гора. Потом поняла, что он другой. Не ком плоти, а... более фигуристый. Как работники, много и тяжко трудящиеся руками. Кузнец. Гребец. И страх сменился некоторым... ну, уважительным, но... превосходством витязи над ремесленником. И потом я увидела, что он меньше Горы. Всего в полтора, а не в два раза выше трёх самых высоких витязей полка.
   Ещё через миг я разглядела, что он - гол по пояс, и мне стало чуть противно от того, что его кожа - блекло-зеленоватая, как бывает у почти мертвых каторжников, десятки лет не видевших солнца.
   Потом внимание соскользнуло на Гравра. Потому что он в ответ на взгляд... Битвеца... я слышала, его начали звать так... в ответ на взгляд Битвеца весело поднял уши и радостно подвизгнул. И остальные псы сделали то же. Не все, но многие. Соседний со мной, старый и злобный Брагран - недоумённо заворчал.
   Потом я увидела меч.
   Успела удивиться - почему не увидела оружие сразу? Потом как-то мгновенно осознала, что передо мной Слившийся с Мечём. Причём не с этим конкретно, а просто витязан, который включает меч в "я" своего тела.
   Потом мигом, как положено витязи, оценила меч... и стало... простите, никогда не приходилось описывать восприятие оружия... стало неуверенно, и... чуть жутковато. Неуверенно - потому что не поняла, что это за материал - чёрный, маслянисто поблескивающий. Если бы не остриё и гарда... и не мгновенное осознание его мастером меча - спутала бы эту... вещь с каменным посохом. А так - не было уверенности, сколько оно весит - и как он им будет бить при такой длине... он стоял в замахе на укол, было хорошо видно, что длинна клинка - от локтя до запястья, и клинок широкий по всей длине. В два раза шире двуручников Гор. Потому и стало жутковато. Как-то показалось, что клинок - из обсидана. Или другого камня. И удар им... представился хорошо.
   Потом я ощутила, что его... в него с Холма ударилось что-то липкое. Похожее на канал принудительного общения, которым рабов хулиганящих управляют.
   Он - вмиг - стал тем же ледовым ураганом и развернулся... так развернулся, что мне стало жутко. Мгновенно исчезло всё про работника, подгорного и всё такое. Потому что ТАК двигаются... даже не витязи, а танцовщицы, которым не надо вместе с собой перемещать доспехи и оружие. И меч в замах на рубку - порхнул как веер у танцовщицы.
   Взгляд его сначала куда-то... ну потом я.. мы узнали, что на Круг Ведающих... а тогда я не поняла - просто почуяла, что он на кого-то на Холме посмотрел, кто на него что-то вроде Хомута набросить пытается. Потом он посмотрел на Первый Латный, который... ну, они не очень поменялись... не настолько, как мы. Но половина пошатнулась - их пустота и холод стали не такими полными. Вонь страха туда добавилась.
   Потом он скользнул взглядом по всему - по двум Верховым полкам, что с флангов скакали, на стрелков вдалеке справа и копейщиц, подходящих слева, на пяток Гор, что вдалеке на холме виднелись.
   И - шагнул к линии латниц, на ходу что-то проревев. Слов не поняла, но показалось что-то вроде "Уйдите, кто жить хочет".
   Кричал он спокойно, хотя очень громко. Но голос его как-то странно по сознанию прошёлся. Вроде похожий на гулкий низкий хриплый рёв Гор, но значительно чище. Как набатный колокол. И меня всю пронзило... не боевым безумием, а так, как на пожаре - тело дрожит от действия, и летает, но голова холодная. Разве что очень страшно не успеть. Или другу не понять быстро. Потому что не с врагом, а с бедой справляешься.
   А он, как крикнул - на бег перешёл. И тут я вдруг ощутила, что полк за мной - так же, как я - все как один дрожим с бедой справляться. А беда наша... ну, показалось, что вот он счас один-одинёшенек пойдёт в битву, и беда в том, что сгинет там без подмоги... простите. Очень чётко уж вспомнилось, как тогда стало его жалко. Все, кого спрашивала - все говорят, что зарыдали, зубы сцепив, чтоб не в голос. И мы рванули за ним - спасать. Как рвутся своих детей из огня вытаскивать, когда они там, в пламени, в голос орут от ожогов.
   Как так оно - что чужого... даже не человека, наверно... не знаю я, что это на нас.
   Нагнали мы его вовремя. За ним как раз пробитый строй смыкался, когда я в него врубилась.
   Как он шиты прошёл, я видела. Танцуя прошёл. Мечом смахнул копья, за мечом с подшагом прокрутил корпус и с разворота лягнул в щит. Щитоноску бросило на копейщицу второй линии, и их вместе унесло на мечницу третьей. Он вошёл в дыру с уколом в подмышку шитоноски справа, в обратную строну крутанулся в глубоком присяде, ноги всем вокруг подсекая, в чуть скользнул вперёд, подпрыгнул и в прыжке упал на четвёртую линию. Сначала взмах меча упал, которым он две головы снёс. Потом сам он упал.
   Дальше я сражалась и не очень видела, как он идёт. Хотя он был в пяти шагах спереди-слева. То есть я приняла вправо, моя Первая - влево, а он шёл остриём.
   Думаю, латниц он бы прошёл сам. Мы шли в пяти шагах за ним, потому что он вычищал всё вокруг себя. А вот верховых, которые с двух сторон подошли к месту прорыва - не знаю. Наверное, не прошёл бы. Потому что латницы бы его догнать не успевали, а верховые, чтобы сунуть копьё в спину - вполне.
   Когда он вышел из строя латниц, верховые в полусотне шагов были. Шли рысью двумя клиньями - хотели в месте прорыва отсёчь первых прорвавшихся, и затем закупорить прорыв. Если бы получилось - Латный бы нас стиснул и перемолол. Только Битвец им всё попортил.
   Он, как вышел, направо-налево глянул, и через плечё на меня покосился... прошу извинить, ВСЕ ощущения я рассказывать не буду. Скажу так... когда любовники вместе сражаются за свою жизнь, они... занимаются любовью втроём - она, он и смерть. И мужчина понимает, что пока он помогает женщине вести в этом танце - они живы. А он глянул так, что я мгновенно почуяла: ведёт - он. И я на миг выпала из боя. Потому что... почуяла, что пока он ведёт - смерть танцует к нам спиной, причём с большим удовольствием... в общем... ну, он меня легко и непринуждённо изнасиловал до глубины души одним коротким взглядом.
   А он мне махнул мечом на Сборный Верховой, который брал галоп слева, а сам, медленно разгоняясь, побежал на Разведчиц справа.
   Я чуть замешкалась, потому что надо было вести полк на Сборный, а хотелось - за ним. Потом поняла, что за мной мои встают - ждут моего движения. Завизжала "в атаку!" и ринулась на Сборный.
   Сборный - это сборный. Цельности чувства у них не было. Кто-то напугался. Кто-то в боевую истерику ударился. Кто-то в холодную расчётливость боя. А мы на них - дружно пошли.
   Только разогнались, как из-за спины - вой. Такой, что все псы испугано ушами прянули. Глянула на ходу через плечё - Битвец в лоб лаве Разведчиц несётся, а псы с его пути в разные стороны разбегаются. Видимо, до нас только звук долетел, а чувство он конусом вперёд себя пустил. Псы разбегаются, а передние разведчицы в него копья мечут. Успела испугаться, что забросают. Успела увидеть, как он прямо на бегу изгибается, копья мимо пропуская, а пару - отбивая мечом. Потом повернулась обратно, и в строй Сборного врезалась. Безумно врезалась, страх ударами выплёскивая. Ну, дальше как обычно - толком не помнишь, как сквозь бой идёшь. Удары, удары, удары. В общем, я с передовой полусотней вбила клин, остальные додавили. Раскололи Сборный. Часть прижали к Латному, который перестроиться не успел. Вторая часть - бежать бросилась.
   Когда отдышалась и мыслить начала - огляделась. Мы по холму на полтора роста поднялись, и видно было всё.
   Увидела тот момент, когда Разведочный, в двух сотнях шагов от места прорыва ряды выстраивал, напротив строился Первый Верховой, который за нами в прорыв прошёл, Правый кусок Латного, от которого четверть оставалась, к Стрелковому пятился. Моими - Леди Полка командует, перемалывая Сборный, к Латному прижатый. А на прорыв уже пехотные подтягиваются.
   А Битвец - вверх по холму бежит, за спинами Разведчиц. И в сотне шагов у него за спиной - полсотни разведчиц пытаются псов за ним послать, а те лишь на месте крутятся. А к Битвецу сверху холма наперерез сходятся три Горы. А ещё четыре, которые в линии стояли, но дальше от прорыва - идут к вершине холма, туда, где палатки и шатры.
   Я тут вспомнила что Битвеца оттуда Захомутать пытаются. И - вспышкой! - жуткая, аж дыхание заморозившая мысль, что он идёт УБИТЬ Ведающих.
   Потом медленно и неуверенно подумала, что если прорваться к шатрам и командиров взять - битву выиграли. Странная мысль. Не знаю, почему подумала, что Леди и Лидеры Полков битву прекратят. А тут как раз в прорыв Второй Пехотный прошёл и начал вклиниваться между нами и остатками Первого Латного. И - не знаю, как... просто поняла, что так надо... чуйка просто орала, что - НАДО. В общем, провизжала "за мной!" и - поскакала вверх по холму к шатрам. Точнее, медленной рысью начали карабкаться . Ну, знаете, как псы в гору ходят.
   Скачу и смотрю вправо. И думаю... думала о том, успеют ли Горы Битвеца остановить, чтоб до палаток мы первыми добрались. А вот чувствовала себя... неприятно. Как предательница.
   Горы втроём сойтись не успели. Передний даже встал, чтобы соседа слева дождаться, которому шагов полсотни оставалось. Встал - и присел в оборону на колено, как они против лавы тяжелых верховых делают - щиток на левой голени закрывает весь низ, щиток на левой руке закрывает корпус, а поверх шита - забрало шлема и острие меча. И спинной щит в землю упирается.
   Только Битвец на него внимания не обратил. Сначала просто оббежал справа. И вроде как дальше побежал. Прямо на ближайшего из тех четырёх, что вверх шли. Тогда трое ближних - на нас начали разворачиваться.
   Мне страшно стало. И остальным, половине полка, что за мной пошла - тоже. Потому что вверх по холму, без скорости, на линию из трёх Гор... ну, половина может, прошла бы.
   Потом вижу - Битвец влево принял. И уже под холм на среднего из тройки бежит. Тот успел встать, повернуться и приготовиться. И мечом махнул под ребра - тем ударом, которым они латницу по пупку напополам делят. А вот что Битвец сделал - до сих пор в разум не лезет. Он выпустил меч и упал в низкий кувырок. Видимо, хотел мимо прокатиться. Но зацепился рукой за ногу. Начал вскакивать, локтем левой руки правую стопу Горы зацепив. И пришлось ему тащить, как бы мешок на плечо закидывая. А потом не удержав, он поворачивает корпус и толкает ногу. И Гора со всего веса втыкается шлемом в землю. Вздрагивает и не шевелиться.
   А к нему уже с двух сторон ещё двое торопливым шагом подходят. Один - с алебардой, второй - с двумя боевыми цепами. И крутят их так, что воздух стонет. Как надо крутят - мельницей. Шагов десять им было пройти - что тому, что другому.
   Он подхватил двуручник Горы, крутанул баланс проверяя, взялся двумя руками - и покосился на нас, ползущих вверх по холму. Потом взялся Гор по очереди разглядывать. Потом пошёл на того, что с алебардой. Не останавливаясь, принял удар алебардой на клинок у основания. У него все тело от удара вбок повело, и он как-то резко ногу для равновесия вперёд выкинул. Так резко, что она, в колено Горе врезавшись, ногу назад бросила. Сломать-то колено нельзя - латы удержат. А так Гора начал прямо на Битвеца падать, руки расставив, чтобы под себя подмять. Только тот как-то так выкрутился, что сам оказался почти за спиной, и ещё и взявшись за шлем Горы поперёк лица. И тот, падая, своим весом голову сам повернул. Хрустнуло-лязгнуло. И Гора вздрогнул и упал. Прямо под ноги третьего, с цепами. Тот заревел, цепы закрутил, и на Битвеца шагнул . Только с ним Битвец драться не стал. Отвернулся, и побежал дальше на холм, на бегу в кувырке свой меч подобрав.
   Гору с рычанием за ним пару шагов прошёл. Остановился. К нам повернулся - нас до него как раз шагов пятьдесят оставалось. Ну, Гору на нас пошёл. Я и десятка два резко в сторону приняли, его обходя, а остальные задержались его валить. Но как там дело прошло, не видела. Смотрела на Битвеца, который побежал на вершину холма. Очень быстро побежал, время от времени вырыкивая что-то ругательное.
   И вот тут я поняла, что я опаздываю. Что не успею к вершине быстрее его. И страх не успеть меня помутил так, что я стукнула пса мечом, хот и плашмя. Пес зарычал, замедлил ход, чтобы обернуться и на меня посмотреть, и я ему в бешенстве стукнула мечом по морде и заорала "Вперёд!!". Он с рычанием попытался меня кусить, в другую сторону изогнувшись, ещё раз получил мечом по морде, и потом ещё раз, и ещё раз и ещё. Он заскулил, и наконец, припустил вверх по склону со всех сил.
   Битвец, пока я с псом разбиралась, почти взбежал до вершины холма. Там четыре шатра стояли и пяток палаток вокруг. Прямо перед палатками - Ведающие в кругу, перед ними в полусотне шагов полукругом - полусотня Имперского Охранного с двумя своими Горами впереди строя. И к краям строя по два Горы из линии подходили, но крайним ещё по паре сотен шагов было.
   В Охранном, как положено десяток стрелков был. Как Битвец на полсотни подбежал - услышала я "Цельсь! Стрели!". Стрельнули, но Битвец через миг вбок кувыркнулся. Только одна стрела по голове царапнула, струйку крови выбив. Но он её как не заметил - вышел из кувырка и дальше побежал. Прямо между Гор. Те друг к другу шагнули, двуручни поднимая. А Битвец в последний момент как-то вбок оттанцевал. Присел, скручиваясь и отмахивая себе поверх головы удар Горы в шею, и, продолжая поворот корпуса с шагом вперёд, с размаху - Горе изнутри под колено. Тот вздрогнул, пошатнулся, заревел и встал на здоровую ногу. А Битвец уже с рёвом врезался в ряды Охранного. Те успели завизжать - то ли от ужаса, то ли в истерике. Но толку? Они в две линии стояли. Это когда на них со спины пса смотришь, на рослых, в латах, как у Гор, с щитами в рост и тяжелыми копьями - страшненько. А Битвец чуть шаг замедлил, копья снёс, и - пинка в шит с разбегу. Две по краям щели шагнули было щель закрыть - в стороны разлетелись, когда он, пробегая, плечами в щиты ударился.
   Охранные растерялись. Часть шагнула из строя за ним. Часть осталась, потому как тут мы подскакали.
   И мне очень страшно стало. Потому что Битвец к кругу Ведающих побежал. И - мысль ударила, что надо попробовать предупредить.
   Остановила пса, в двух десятках шагов от Гор, и заорала в кольцо Ведающих:
   - На колени!! Он вас убьёт!!
   Мои за моей спиной встали. Гора, который не раненый, вроде как к нам шагнул, но от крика повернулся к кругу. А Охранные - так все повернулись.
   И по их рядам вразнобой чувством плеснуло. Кто - не поверил и в раздражении, что врут. Кто - поверил, и оцепенел от ужаса.
   А Ведающие, что в кругу стояли, вроде как и не услышали. Лишь увидели, что Битвец к ним подбегает, и руки опустили и к нему повернулись. И - чую - изо всей воли посмотрели на него, ну, как Ведающие на буйствующую витязю - с любовью, пониманием, ласково, успокаивая. Но через треть вздоха лица и чувства у них рассыпались, потому что Битвец как бежал на них с мечом наизготовку, так и продолжил бежать. И кто начал гневиться, кто - растерялся, кто - испугался. И лишь две Ведающие поняли, и резко упали на колени, лбом в землю, и даже руки за спиной сложили, как у них в империи в рабство сдаются.
   Остальные на них удивлённо посмотрели. И это всё, что они успели.
   Я и кто-то из Охранных поняли, что будет и завизжали до того, как оно случилось. Остальные - после.
   Битвец добежал, и сразу мечом махнул направо-налево. И четыре головы в воздух взлетели, кровь разбрызгивая. А за ними, почти сразу - ещё две.
   Вот тут завизжали все. Кто - в ужасе, кто - в горе, кто - в истерике. Но - все. И мои, и Охранные. И все вместе, и они, и мы - к Битвецу бросились. Не все. Кто-то просто на месте застыл. Кто на колени упал. Но кто смог двигаться - бросились.
   А пять Ведающих, что остались на ногах, в разные стороны отшатнулись. Две - на колени упали, одна - в палатку кинулась, две - руки протянули и начали кричать проклятия. Точнее, крикнуть хоть что-то успела только одна, которую Битвец второй ударил. Первой он полоснул мечом по горлу. И, не глядя, как она, булькая, оседает - второй клинок вбил прямо в рот. Потом он бегло глянул на Четырёх, что на коленях стояли, на нас, к нему несущихся, - и бросился в палатку.
   Первыми к палатке доскакали мы. Охранные бежали в латах, да своими ногами.
   Я, как подскакала, с пса соскочила, и вбежала в палатку. Просто в гневе. Ни единой мысли не было, что делать.
   Внутри увидела, что посреди палатки в луже крови подрагивает та, что из круга в палатку убежала. И в руке у неё - склянка с зельем. Ещё восемь Ведающих по палатке на полу лежат, но без крови. Одна - сидит, и постанывает, за голову держась. А Битвец вынимает меч из Старой Карги. Я её по бронзовому посоху узнала, что рядом с телом в земле торчал.
   А Битвец - на меня глянул. Таким взглядом, каком дровосек на веточку... и меч крутанул, и в стойку встал. И с меня его взглядом все чувства снесло. Только мысли понеслись. Сразу поняла, что ни сами, ни с Охранными мы с ним ничего не сделаем. Только сами же Ведающих затопчем. И... озарением, вспышкой упало знание, что делать. Если бы не затмение, до которого полчасти оставалось...
   В общем, я рявкнула "делай, как я!". Медленно отбросила меч, медленно сделала пяток шагов вперёд, чтобы остальные в палатку вошли. И чтобы успеть проверить - выполняют ли. Помедлили чуток, но - выполнили. А я чётко, спокойно сказала, "глаза - в пол!" А потом медленно сняла шлем на локоть, и упала на колено.
   И чувствую - Битвец замер. В... каком-то гневном весёлом удивлении. И я собралась - и подняла взгляд. И натолкнулась на его взгляд. И почуяла, что он - как... просто он увидел в нас что-то, что раньше не видел. И что мы ему любопытны так, что он почти остановился... почти вышел из боевой... боевого гнева. То, какой он был, наверное, так называется.
   В этот миг в палатку ворвались Охранные.
   И он - взгляд на них, и сразу - та же ледяная буря в нём.
   Я, от него взгляд не отводя, руку взметнула и рявкнула:
   - Замрите! Замрите, или он всех убьёт!
   - Он! - прорычала кто-то из Охранных.
   А потом кто-то ещё вскрикнула:
   - Принцесса!
   И чую - шок и горе за спиной. И что им - без разницы. Счас - кинуться умирать.
   Тогда я - не думая, само пришло! - на него посмотрела, встала на второе колено, взгляд его поймала, махнула рукой на Ведающих, и руки молитвенно сложила. И лицо слёзно-просящее сделала.
   А он сначала в улыбке расплылся, а потом - захохотал. Очень громко. Я чуть успела испугаться. И только потом почуяла, что он веселиться, а не издевается. Что я ему смешна, точнее, то, как я прошу.
   А потом он меч уронил, и - схватил посох Старой Карги! И вперёд прыгнул, к выходу из палатки. Я вскочила, повернулась. Вижу - Охранные от его смеха замерли было, но навстречу ему качнулись. А он посохом мечи отбил... точнее - отодвинул легкими касаниями, и всех из, посохом толкая - вынес из палатки.
   Я вскочила, шлем нахлобучивая, и из палатки ринулась, меч свой по дороге подхватив.
   Выбежала - у порога десяток Охранных на земле кучей ворочаются и стонут. В десятке шагов - полукруг щитов. А перед ним - он стоит, посох в кисти медленно покручивая.
   Ну, я на лежащих своим кивнула и бросила "разоружить!", а сама медленно к нему подхожу. И думаю, что делать - то ли рядом становиться, то ли что. Это самое что обдумать не успела. Из-за линии щитов - невнятный, сквозь стиснутые зубы, голос, безумный, полный решительности:
   - НИКОМУ НЕ ДВИГАТЬСЯ! ОН - МОЙ!
   Два щита вздрогнули, в стороны подались. Из-за них вышла Охранная. Здоровая. С мечом в каждой руке. Встала напротив Битвеца. Остальные как-то назад подались, в полукруг становясь. И Горы тоже - в круг встали. Оба охранных, и четыре строевых. И даже четыре Ведающих, что на улице остались.
   Ну, я на своих посмотрела, которые закончили оружие отбирать. И руками им махнула. Мы тоже в полукруг разошлись. Встали. И только я поняла, что нас - меньше, как за спинами Охранных - голос издалека, воли полный:
   - Замрите! Замрите все!
   Ведающую все почувствовали. Охранные - повернулись на голос, увидели, что сотни три верховых скачут, и оружие в ножны начали засовывать. Только эта, которая напротив Битвеца стояла - не пошевелилась. И он напротив неё встал, на посох опираясь, и замер. Четверо Ведающих, что в круге стояли, через плечё посмотрели, и по нам взглядом прошлись. На мне - задержались. И какой-то ленью повеяло. Захотелось просто стоять и смотреть.
   Потом они повернулись. Две из круга шагнули. И тут Битвец свистнул. Громко. Возмущённо. Пронзительно. С меня всю леность сшибло, а Ведающие замерли. Три к нему повернулись. Одна, помедлив, шагнула дальше за круг. Битвец ей в спину рявкнул. Слов - не понять, но мысль была очень чёткой: "стоять!". Она замерла. А потом дальше пошла.
   И тут я - опять не думая, - вскинула меч, ей в спину направила, и кричу:
   - Стой, трусливое мясо! Ты сдалась ему в рабство!!!
   Она с шага сбилась, а потом - зарычала и побежала. К нашим псам. Они, как мы соскочили, в сторону отошли.
   Двое моих не выдержали - за ней. Охранные - кто-то дёрнулся, но все на месте остались, потому как Битвец что-то прошипел, посох за конец подхватил, крутанул над головой - и метнул. Посох с гулом пролетел и - хрястнул по бегущей. Её на пару шагов отбросило. Как-то сразу понятно, что насмерть.
   А эта здоровая, что напротив Битвеца стояла, сразу, как он посох метнул, завизжала и на него прыгнула, мечами замахиваясь. Он отклонился, но чуть не успел - один меч ему по животу полоснул. Но он как не заметил - отшагнул на шаг, сразу повернулся и побежал в палатку. Эта, с мечами, за ним два шага пробежала, встала и заорала:
   - Стой, трус!
   А ей - из-за спин Охранных:
   - А на безоружного - не трусость?
   Охранные повернулись, а потом резко в стороны раздались. Их клин латниц развинул, в стороны разошёлся, и явил Ведающую Листовую.
   Эта, здоровая, к ней лицом повернувшись, сквозь зубы прошипела:
   - Я, сотенная Имперского Охранного Полка, требую поединка по праву Мести за Госпожу.
   Ведающая по нам взглядом про... проскакала. Быстро глянула на Битвеца, что со своим мечом из палатки выскользнул, чуть подробнее - на трёх Ведающих, что так в кругу и стояли, на меня глянула... ну, я тут ощутила, что она глянула не на меня, а на происходящее моими глазами. А потом упёрла взгляд в одну из Ведающих и спросила:
   - А что, Первая Ученица, он убил Принцессу?
   Эту... Первую Ученицу, как-то повело, перекосило - не поняла, что с ней такое стало. Закрыла она все чувства, как труп стала. Потом вышла из круга, медленно подошла к Битвецу, в двух шагах от него упала на колени, голову склонила, и - спокойным, мертвым голосом:
   - Мой Хозяин убил Принцессу из-за моей ошибки. Я не услышала то, что ей сказала чуйка, и не закрыла её Отторжением Воздуха.
   От этого "мой хозяин" все... удивились. По разному. Кто - брезгливо, кто - гневно, кто - не верящее. Только Битвец, что в шаге от меня стоял - весело. Но все - замерли. Одна из Ведающих, что в кругу стояла, почти завизжала:
   - Баграта, ты что, разумом...?
   А она, не шевелясь, говорит:
   - Тупица - ты, что не видишь, что мы сделали. А я - спасаю свою карму.
   Ведающие вздрогнули. Все. И Листовая, и две в кругу. Та, что промолчала, вышла из круга и неуверенно пошла к Битвецу. Третья, как это увидела, завизжала, заплакала, и за волосы схватилась. Безумием от неё хлестнуло. От неё отшатнулись. Я краем глаза отметила, что за Охранными уже второй круг стоит - наших латных. А чуть дальше - фургоны с Ведающими подъезжают. Чуть порадовалась, что всё получилось - прорвались.
   Истерящая тем временем на колени упала и завыла. Листовая - к ней метнулась, упала на колени, обняла, заговорила спокойно, как дитя утешая:
   - Тихо-тихо. Тишенько. Затмение! Затмение! Затмение вот-вот начнётся. Тебе ещё в медитацию. Тихо. В медитацию. Там поймешь, как жить. Там. Тихо.
   Та затихла. Потом где была - там и уселась, ноги скрутив и руки в мудру сложив. И глаза закрыла.
   Охранная же, которая сотенная, глухо рыкнула:
   - Я жду ответа на моё Требование.
   Листовая на неё через плечо взгляд бросила, потом с колен поднялась, повернулась и говорит тихо, грустно:
   - Глупо. Откажись от поединка - и в это Затмение уйдёшь в медитацию.
   Та на миг оцепенела, а потом с истерикой:
   - Требую поединка!
   Листовая глянула вверх, на солнце, которое уже затеняться начало, молча рукой махнула. И шагнула в круг.
   А Сотенная вышла в центр круга, и встала, на Битвеца глядя. И ткнула мечами перед собой. А Битвец - стоит, задумчиво на Солнце пялиться. Потом резко опустил взгляд на ту Ведающую, что в медитацию села, перевёл на тех двоих, что перед ним сидели и тихо им пшикнул. Они - не пошевелились. Тогда он к ним шагнул, присел на корточки и руки на плечи положил. Они обе вздрогнули, и взгляд поняли. Он им рукой - на усевшуюся, на них, на палатку, пяток пальцев показал, потом ещё раз на них рукой, и ткнул в палатку и сложил руки в мудру.
   Я - поняла. Эти две, по лицами вижу - нет. Сидят, в глазах - холод и смерть.
   Тогда я, уже привычно не думая, рявкнула:
   - Вы, тупицы! Хотите Затмение пропустить? Он вам показывает - живо в палатку тех, кто там, в порядок приводить, и - в медитацию.
   Они вздрогнули. Та, что Баграна, взгляд на палатку перевела и шепчет:
   - Там - трупы.
   Я вздохнула и своим - на палатку махнула. Десяток кинулся выносить.
   Тут сотенная в Битвеца мечи направила и завизжала:
   - ТЫ-Ы-Ы!
   Он а неё посмотрел, по царапине на животе задумчиво провёл, и на меня посмотрел. Ткнул в Гору, показал три пальца и махнул туда, где три Горы, им и нами побитые, остались.
   Я к своим повернулась, крикнула:
   - Притащите сюда доспехи с тех троих.
   Эта, сотенная, зарычала глухо, мечи в землю воткнула, выхватила кинжал и начала с себя латы срезать. Осталась в одном натитьнике и подлатных штанах.
   Битвец, пока она латы снимала, стоял и смотрел. И - чуяла я, просто любовался. А чем - не понятно. Титьки огромные, как у дойной, жопа - огромная, как у рожавшей. Руки - толстые, ноги - толстенные, мышцы под кожей - как у рабочего, никогда их не сушившего. Запасу жира на животе и бёдрах - почти нет, как в длинном бою воевать собирается - не понятно.
   А Битвец - прямо залюбовался. И поняла я, что... ну, не хочет он её убивать. И мне как-то страшно стало, что счас эта уродина его убьёт.
   Она латы скинула, мечи подхватила, снова ткнула в него и в место перед собой.
   И - гляжу, - истерика в ней утихает. Вместе со светом. Потому что с каждым мгновением все темней и темней становилось.
   Битвец на неё посмотрел, на свой меч, воткнул его в землю и по краешку круга пошёл к Горам, что в кругу стояли. Дошёл к первому, ткнул в кинжал на поясе и руку протянул. Тот помедлил - отдал. Второй сам протянул, не дожидаясь просьбы. Покрутил Битвец кинжалы в руках, взял обратным хватом и шагнул к Сотенной, встал в пяти шагах и - склонился в поклоне.
   Сотенная, как он склоняться начал, вперёд было дёрнулась - да замерла. Лишь завыла тихонько от бессилья. Потому что сама на поединок вызвала, как витяза витязю, и не ответить на поклон равной... то есть его - равным признать - всему Канону неуважение выказать.
   Помедлила, и тоже поклонилась.
   А дальше они как-то вместе из поклона вышли, вместе в стойку встали и - замерли.
   И увидела я, что они - вместе... очень вместе. Как две мастеры, молодая и старая, которые сотни боёв провели. Или сотню танцев станцевали. И навалилось такое ощущение гармонии, что разум повело.
   Что дальше с Битвецом было - не видела. Последнее, что запомнила - лицо этой, Багряны, которая мне на плечи давит и шепчет "Усаживайся. Медитируй". И чьи-то руки, которые пальца складывают.
   То, как медитация прошла, я уже поделилась с Ведающими Корнеслышашей и Гибководной. Второй раз рассказывать не хочу. Скажу лишь, что там ощущение Битвеца постоянно было на краю сознания. Битвеца и этой... Сотенной.
   Вот и всё, что я могу рассказать.
   Если что - спрашивайте.
  
   Она прошлась взглядами по девяти Ведающим, собравшихся в шатре, пытаясь угадать, кто первая задаст вопрос.
   Ведающие молчали, задумчиво глядя в пространство перед собой. Потом подняли взгляды и начали переглядываться. Багада, оказавшаяся в центре круга, через который летали взгляды, неуютно повела плечами и поднялась на ноги.
   Коротко поклонившись, Багада пошла к выходу из шатра.
   - Погоди-ка! - мягко окликнула её Травянка. - Ты куда?
   Багада повернулась и настороженно уставилась на неё.
   - Ну вы тут... - буркнула она
   - Ага. Мы тут. - подхватила Знойка. - И ты... Приморька, тоже. Так что раз встала - сходи за... Битвецом, а потом садись в круг.
   Багада, растерянно помедлив, натужно ужала поклон в короткий кивок и вышла из шатра.
   Постояв на пороге, она оглядела холм, размышляя, где искать Битвеца. И ощущая, как за спиной висит ожидание, когда она отойдёт от шатра далеко, чтобы не слышать.
   Вздохнув, она поняла, что Битвеца искать будет долго и побрела к ближайшему костру спрашивать.
  
   - Выскажем? - спросила вслух Листовая, когда Багада отошла далеко.
   - Да. - подтвердила Каменька, и начала окутывать шатёр пологом неинтересности.
   Через полвздоха, когда Полог поддержали остальные, Каменька вопросительно посмотрела на Листовую.
   - Ну ладно. - тихо улыбнулась она в пол. - Я это видела, мне и начинать. В общем... мне видится, что он накрыл Ударный полк Малым Ошеломлением, затем Багаду - Средней Привязкой, пёсиков Разведчиц - непонятно чем... похожим на Кипение Крови дикарок, затем...
   Она проверила Полог Неинтересности и продолжила:
   - Затем, наверное, применил по Горам искусство Знанья-Боя, возможно с Времяглядом... возможно, он применял Времягляд всегда. Потом он... убил Древних Ведающих, которые пытались накинуть на него Поводок Повиновения... причём всё время боя - пятнадцать глубоких вздохов - они не смогли его накинуть... Лично я в одиночку на бегу продержалась бы не более сотни. Затем он убил Старую Каргу, которая единственная знала наверняка и точно, что они нам воплотили.
   Затем... когда я подскакала к шатру, я немного грубо - в попыхах дело было, - вязалась читать память. Его - не смогла. Он закрылся Пологом Пустоты.
   И затем...
   Она ещё раз проверила Полог Неинтересности
   - Затем он взял ту сотенную и из поединка мести вывел её в... медитацию в поединке. И у нас впервые за полтысячи лет есть Боевая Ведающая. Итого: у нас есть Учитель Боевых Ведающих. Перед тем, как сравнивать виденье действий дальше: кто-нибудь видит что-то по-другому?
   - А кто-нибудь говорил с Древними - что у них там пошло наперекосяк? - спросила Корнеевка.
   - Говорила. - откликнулась Травянка. - Первая и ещё две, которые сдались в рабство, говорить отказались. Сложно принять... но, видимо, они приняли его Хозяином на полном серьёзе. Почему - тоже молчат. Только Первая посоветовала перечитать полный Трактат Варн.
   Остальные рассказали, что во время призыва произошёл переворот векторов воплощения, Старая Карга потеряла сознание, и что объём силы, который ушёл на воплощение, был раза в три больше, чем рассчитывали.
   - А...? - начала Знойка.
   - Смотрела. - ответила Травянка то того, как вопрос был задан. - Старой Карги не было в теле, когда он её... добил. И... немножко там глубоким безумием попахивало от тела. И по телу найти её я не смогла. Как растворилась. И на месте мы с Волной смотрели. Пятно чуть дырявой реальности, след ухода туда Обменного - всё как... в книге.
   В шатре повисло молчание.
   - В общем, - высказала общую мысль Знойка. - Пока мы слишком мало увидели, чтобы что-то решать. Нужно...
   В полог шатра резко дрогнул и в него вошли Битвец и Баграта. Они замерли на пороге от девяти внимательных взглядов. Битвец, чуть усмехнувшись, оглядел шатёр, нашёл в кругу место поближе к пологу и пошёл к нему. Игнорируя бьющее в него возмущение, он уселся, уложил рядом меч и вопросительно уставился на Баграту, замершую на пороге. Махнув рукой, он похлопал по полу рядом с собой. Баграта, помедлив, пошла к указанному месту, а Битвец начал по очереди заглядывать в глаза присутствующих, которые все как одна бурлили возмущением.
   - Эй, Древняя! - враждебно окликнула Баграту Травянка. Баграта чуть вздрогнула, но дошла до места, уселась и только после этого вопросительно уставилась на Травянку.
   - Ты тут что - его переводить? - издевательски спросила Травянка. И оцепенела, услышав гулкий, медленный голос:
   - Я могу говорить сам.
   Девять взглядов ввинтились в Битвеца, чуть насмешливо смотревшего на Травянку.
   - Она здесь мне советовать. - сказал Битвец.
   - Советовать - ЧТО? - злобно спросила Знойка
   Битвец перевёл взгляд на неё и заглянул в глаза, пылавшие раздражением.
   - Советовать - ВСЁ. - в тон ей ответил он.
   - Да ты кто такой? - зашипела Знойка под его насмешливым взглядом.
   - А вот ЭТО... - он прошёлся взглядом по девяти и закончил - давайте обсудим.
   По шатру прокатилась плотная эмоциональная волна раздражения.
   Знойка взвилась в воздух и решительно пошагала к выходу из шатра, набирая воздух для крика. Воздух вырвался вскриком боли, когда в её колено стукнул камень, брошенный Битвецом.
   Ведающие дружно вскочили на ноги, распахивая рты для крика - и застыли, глядя на сосуд в левой руке Битвеца. Молчание, воцарившееся в шатре, нарушала Знойка, невнятно шипящая проклятия.
   Битвец неторопливо сунул правую руку в мешочек на поясе и извлёк ещё один камешек.
   - Заткнись. - холодно обронил он, подбрасывая камешек на ладони.
   - Ты, выро... - зашипела Знойка, дернулась от удара камня в лоб и рухнула на пол.
   Битвец неторопливо достал ещё один камешек и задумчиво оглядел замерших Ведающих.
   - Вы присаживайтесь. - дружелюбно сказал он.
   - Если разобьёшь... - тихо прошептала Травянка и подняла взгляд от сосуда на Битвеца, - ... тоже умрёшь. - неуверенно закончила она, увидев безумное веселье в его глазах.
   - А мы успеем выбежать! - уверенно сказала Листовая.
   - А давайте проверим! - весело сказал Битвец и подбросил сосуд.
   Ведающие сорвались с места.
   Камень врезался в ногу Корнеевки, бежавшей первой. Она со вскриком упала на колено. Листовая и Каменька запнулись об неё и упали.
   Второй камень подбил ногу Ручейки. Огнёвка, прыгнувшая через упавших, врезалась во встающую Корнеевку. Ручейка, падая, схватилась за Древеску и повалила её на пол. Все упавшие миг поворочались, пытаясь встать, а потом судорожно застыли, ожидая вспышки боли от разлетающихся паров яда.
   Травянка, бегущая последней, резко встала и обернулась посмотреть в глаза смерти.
   Битвец, глубоко наклонившись, держал сосуд на вытянутой руке.
   - Не успели. - грустно сказал он и медленно выпрямился.
   - Да вы вставайте и рассаживайтесь. - миролюбиво сказал он.
   Куча на полу не шевелилась.
   Полог шатра откинулся и на пороге показалась Багада.
   - Что...? - шокировано спросила она, глядя на Ведающих. - Что тут случилось?!
   Те зашевелились и начали медленно, сдерживая стоны, вставать на ноги.
   Багада перевела взгляд на Битвеца и побелела, увидев сосуд в его руке.
   - И ты тоже - присаживайся. - миролюбиво сказал он ей.
   Ведающие, встав, хмуро косились на два камешка в руке Битвеца.
   - Что? Тут? Случилось?! - отчеканила Багада, кладя руку на рукоять меча и устремляя в Битвеца взгляд, в котором начала пробуждаться боевая истерика.
   - Лови! - рявкнул Битвец и кинул сосуд ей под ноги.
   Багада с тихим вскриком присела и поймала сосуд у самой земли.
   - Умница! - с чувством сказал Битвец, выхватывая из мешочка на поясе второй сосуд. - А теперь поставь на землю.
   - Хватит! - рявкнула Листовая. Битвец, уставился на неё, задумчиво подкидывая сосуд в руке.
   - Хватит. - тихо и жалобно повторила Листовая. - Всё. Ты победил. Можно я сяду на место?
   - На какое место тебе нужно моё разрешение? - удивлённо спросил Битвец. - На моё? - он похлопал рукой с сосудом между ног.
   Листовая шумно втянула воздух сквозь стиснутые зубы.
   - Тихо! - рявкнула Корнеевка. - Все сели! Ты! - она бросила взгляд на Багаду - поставь сосуд и тоже садись. Молча! - добавила она, увидев раскрывающийся рот Багады.
   Багада мрачно оглядела рассаживающихся Ведающих, покосилась на лежащую без сознания Знойку и, поставив сосуд, пошла к свободному месту в кругу.
   Когда все расселись, полвздоха висела тишина. Ведающие внимательно смотрели на Битвеца. Тот, с прищуром глядя на сосуд у порога, медленно крутил в руке камешки.
   Корнеевка вздохнула, привлекая к себе внимание. Никто ничего не сказал, дав её слово. Битвец всё так же продолжал крутить камешки.
   - Итак, - сказала Корнеевка, - Чего ты хочешь?
   - Чтобы вы подумали. - мгновенно отозвался Битвец, не поднимая взгляда. - Всего лишь прекратили бабскую истерику и подумали.
   - О чём? - глухо спросила Корнеевка, сдерживая гнев.
   Битвец поднял на неё удивлённый взгляд.
   - Хочешь сказать, что успокоилась? - удивлённо спросил он. - Что готова просто слушать мои вопросы, а не искать в них оскорбления и придумывать ответные оскорбления?
   Он прошёлся взглядом по угрюмым лицам Ведающих.
   - Так что вы посидите, подышите, успокойтесь.
   Он вернул взгляд на сосуд.
   Ведающие переглянулись. Корнеевка, Травянка и Листовая еле заметно фыркнули -и мрачно уставились на сосуд. Остальные, закрыв глаза, ушли в легкую медитацию.
   Через несколько вздохов они почти одновременно шумно вздохнули, открыли глаза и посмотрели на Битвеца.
   - Так о чём нам подумать? - тихо спросила Ручейка.
   - О Каное. - так же тихо ответил Битвец. - О том, сколько Ведающих мужчин у вас в Империи, где якобы равенство.
   Он замолчал. Ведающие выжидательно посмотрели на него. Потом на пол в центре зала. Потом переглянулись и подняли взгляд на него.
   - Не понимаю твою мысль. - хмуро сказала Ручейка.
   Баграта, всё это время сидевшая каменным изваянием начала громко хохотать.
   - Ну вы... ну вы тупые! - выдавила она сквозь хохот.
   - А ты объясни, раз умная. - прошипела Каменька.
   Баграта резко оборвала хохот и холодно, жестко сказала:
   - Какон Варн: раб принуждается, вещевик создаёт и меняет вещи, витязь развивается, обучаясь брать противника под контроль, ведающий помогает и убирает преграды, ас невидим и сохраняет всё существующим.
   Обвела всех взглядом и сказала:
   - Тот, кто пытается взять другого под контроль - витязь.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"