Сыромятникова Ирина: другие произведения.

Сердце Хаоса, главы 1-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть приключений Дэвида Икторна. Противостояние с Силами Тьмы подходит к кульминации.


   Сердце Хаоса.
  
   Глава 1
  
   Для Ункерте это был не самый лучший год.
   Беженцы, нашедшие приют в Обители Торна, пока были рады уж тем, что остались в живых, но вскоре им предстояло вспомнить и горько пожалеть о своих потерях - большая часть нечек, полегших под стенами крепости, при жизни была ункертцами. С приходом весны выжившие будут расчищать от трупов закопченные руины еще недавно преуспевающих городов и зажиточных ферм. Трудно сказать, сколько времени потребуется Гильдии, чтобы залечить нанесенные врагом раны. Если у них будет это время.
   А это был тот еще вопрос!
   Подчеркнуто оптимистичные на людях, среди своих маги Обители Торна не скрывали тревоги и озабоченности. Ирвин с каждым днем мрачнел все больше и грязно поносил особо ретивых Адептов Тьмы - в войске нежитей обнаружилось четыре доселе неизвестных вида тварей. "Макаки драные!" - было самым мягким его выражением.
   К счастью, из Предавших Свет уцелели немногие, а главное: ни один из них не мог открыть Врата Хаоса - для этого был необходим особый талант. Впрочем, у них были и другие способы отравить нам жизнь.
   Все сходились на том, что Силы Тьмы определенно стали сильнее и гильдийцы вдохновенно обсуждали причины сложившейся ситуации. Это вызывало у меня мигрень и будило нехорошие предчувствия, которым с некоторых пор я доверял больше, чем доводам рассудка. Знакомая жажда действий (предвестник больших неприятностей) охватывала меня. Едва оправившись от слабости, вызванной злоупотреблением магией Меча Лун, я начал готовиться к новому походу.
   Я ожидал, что мне придется изворачиваться и лгать, как чокгарскому гадателю, но старший маг Обители, мэтр Сэмуэл, воспринял мое желание покинуть Цитадель довольно спокойно, а, узнав, что сопровождать меня взялся Жак, совсем повеселел и предложил свою помощь в снаряжении дракона для дальнего перелета. Официально считалось, что я расчищу от тварей Западный тракт и проследую в свой замок, где буду сидеть тихо и ждать, когда Гильдия сможет послать войско для выяснения отношений с Родериком, однако меня такой поворот дел не устраивал.
   Во-первых: разоренный войной Ункерт не мог в раз собрать сильную армию; во-вторых: за такое время Темные Силы и сами могли что-нибудь предпринять, и в-третьих: если я хочу спасти Вильяма, мне следует поторопиться.
   Предоставив многоопытному Жаку незаметно собирать все необходимое, я старательно исполнял роль торжествующего героя, это было легко, тем более, что большинство ункертцев не сомневалось в моей победе. Я, с умным видом, просиживал штаны на совещаниях магов, присутствовал на учениях гарнизона Обители, участвовал в вылазках Стражей, зачищающих окрестности от уцелевших нежитей, и, с поразительной регулярностью, натыкался на потерянного вида одиночных тварей, гибнущих под Мечом Лун без особого сопротивления.
   Силы Тьмы мой способ времяпрепровождения определенно устраивал.
   Оставалось надеяться, что вся эта активность не позволит никому разглядеть охватывающую меня тревогу и нетерпение. Никому, особенно - старым друзьям, знающим меня как облупленного. Я спокойно встречал внимательные взгляды Смотрителя, улыбался Изабелле, по десять раз выслушивал рассказ Натаниэля об обороне Обители, постепенно приобретающий черты эпической легенды. И чувствовал себя самым отвратительным лицемером и лжецом среди Икторнов.
   Я действительно не мог раскрыть им свои планы - они бы приняли меня за умалишенного и немедленно оповестили бы об этом гильдийцев. Логически рассуждая, я вообще не имел права рисковать собой: Золотой Дракон Ин'Ктора был единственным средством, эффективным против новых тварей. Но в противоборстве с Тьмой нет места обычной логике, в моей душе росла необъяснимая уверенность, что времени не остается, и выбора нет. Магам не понять моих предчувствий, они будут сидеть на заднице и тянуть до последнего, пока Силы Тьмы не изобретут что-нибудь, с чем не сможет совладать даже дракон.
   День, назначенный мною самим для отлета, стремительно приближался, а Жак выполнил самую сложную задачу - раздобыл магические ингредиенты, требуемые для активации волшебного пути, тропы в Царство Хаоса. Даже теперь, обладая знаниями Герхарда, я холодел при мысли о том, что собираюсь сделать и безумно завидовал Жаку, который, похоже, не испытывал ни малейшего сомнения в правильности выбранного мною пути. Страж поддержал мое начинание с готовностью, отдающей фанатизмом. Должно быть, мы чокнулись на пару.
   Я назначил отлет на раннее утро в тщетной попытке избежать торжественных проводов, однако уже с рассвета все пространство перед воротами Цитадели было запружено народом. Стражи удерживали толпу на расстоянии, но и сами то и дело поглядывали в мою сторону. Должно быть, не желали пропустить самое интересное. Люди терпеливо топтались на морозе, кутали во что-то детей, но уходить не собирались. К счастью, в Ункерте зима не чета сантаррской и обморожение им не грозило.
   Я вдохнул холодный утренний воздух и прищурился на облака - день обещал быть ясным. Для полета - самое оно, лишь бы Жак не окочурился на высоте. Предусмотрительный Страж появился в одежде, рассчитанной на самую суровую сантаррскую зиму: овчинные штаны и куртка, плащ на меху и огромные собачьи сапоги на шнуровке. Я одобрительно кивнул - мало ему не покажется. Кто знает, сколько времени придется провести в небе? Следом четыре Стража тащили на себе драконье седло - сложную ременную упряжь, позволяющую дракону нести поклажу и пассажира, не занимая пасти (огненное дыхание могло мне здорово пригодиться). Описание этой диковинки Смотритель разыскал где-то в обширной библиотеке Цитадели, сохранившей не мало упоминаний о владетелях Меча.
   В толпе робко шушукались. Жак принялся проверять узлы, незаметно оттесняя от них добровольных помощников, а я вышел на середину свободного от людей пространства и украдкой поглядел на балкон южной башенки дворца. Среди набившихся на балкон ункертцев я разглядел Изабеллу, махающую мне какой-то пестрой тряпкой и белобрысую голову Мастера Лезвий. На мгновение я позволил своим мыслям ускользнуть прочь, как опытный пловец, выравнивающий дыхание перед прыжком в ледяную воду.
   Я вспомнил прошлый вечер, целиком посвященный прощанию с друзьями. Мы посидели у камина, выпили золотистого сантаррского вина и до поздней ночи болтали ни о чем. Никто особенно не беспокоился (они ведь не знали, куда я собираюсь) и расставание представлялось недолгим. Я наслаждался знакомыми голосами, смехом Изабеллы, ехидными замечаниями Ирвина и мечтал, чтобы этот вечер не кончился никогда.
   Каюсь, я не смог исчезнуть, не оставив о себе вестей. Рискуя сорвать все предприятие, я раздобыл вчера клочок бумаги и кратко изложил на нем свои планы. Записку я спрятал среди вещей Изабеллы, по-видимому, ее еще не нашли.
   Я улыбнулся своим мыслям и сместил сознание. Сразу стало очень тесно.
   По толпе пронесся восхищенный вздох, я поднял голову повыше, чтобы все могли рассмотреть, а потом опустился на землю и Стражи принялись деловито закреплять седло у меня на холке. Надо сказать, конструкция была на редкость удачная. Жак поглубже нахлобучил ушастую шапку, завязал тесемочки под подбородком и решительно полез вверх. Последним подошел Смотритель.
   Я наклонился и мой глаз оказался вровень с его лицом, он подошел поближе и прошептал туда, где, по его мнению, у дракона находилось ухо:
   - Если мне будет позволено принять участие в обсуждении, я бы рекомендовал использование Черной Тропы в Висмонте, - мэтр Сэмуэл развернул перед моим глазом свиток с выполненной от руки картой. - Руины города видны издалека, а устье Тропы выходит на центральную площадь, раньше от нее правильными лучами отходило восемь широких проспектов - ошибиться невозможно. Но главный плюс - вам не придется куда-либо ломиться. Ловушки, если они есть, расположены в руинах, а вы можете опуститься прямо к цели с воздуха. - Смотритель без трепета встретил мой свирепый взгляд. - Неразумно писать потайные письма в жилище мага.
   Жак, невзначай оказавшийся рядом, заглянул в чертеж.
   - А ведь верно, сэр! Так будет гораздо проще.
   - Проще чего? - оживился Смотритель.
   Жак вопросительно глянул на меня, я обреченно закатил глаза - обличие дракона лишало меня возможности высказаться.
   - Мы предполагали, что действующая Тропа есть в Сент-Аране, - пояснил Страж, - где-то под королевским дворцом.
   Мэтр Сэмуэл заломил бровь.
   - Весьма интересно! Это стоит обсудить. - Он укоризненно покачал головой: - Вам следует больше доверять старшему поколению, молодой человек!
   Я только фыркнул, окутав наблюдателей облаками пара. Жак вновь вскарабкался мне на спину и я стал медленно разворачиваться в сторону рукотворного утеса, серой гранитной волной вздымающегося посреди разоренных садов Обители Торна. Взлет - это как раз тот момент, который был у меня не доработан. Я надеялся проделать это без свидетелей, возможно, со второй или третьей попытки. Теперь же я не имел права на неудачу - на меня глазело тысячи три народу. Монумент был единственным в крепости возвышением, пригодным для взлета дракона. Кстати, затертые барельефы на его боках сильно напоминали меня. Вознеся краткую молитву, я разогнался одним прыжком и энергично заработал крыльями. Не хватало еще позорно шлепнуться на глазах стольких людей! Но древние строители прекрасно рассчитали высоту и уклон: успешно миновав крепостную стену, я начал быстро набирать высоту.
   Люди внизу разразились восторженными воплями. Я не стал разочаровывать многочисленных зрителей и сделал над Обителью широкий круг, издав воинственный клич и выпустив в небо струю пламени. Толпа пришла в неистовство, в воздух подбрасывали шляпы, чепчики и башмаки, хвала Небу - детей всего лишь поднимали выше.
   Не желая больше испытывать здравомыслие ункертцев, я устремился на север.
  
   Глава 2
  
   - И как ты себе представляешь этот визит? - сухо поинтересовался маг. Вереница всадников медленно продвигалась по дороге, на окрестных холмах то и дело мелькали дозорные Стражи, хотя с тех пор, как отряд свернул с Западного тракта, на встречу им не попалось ни души.
   - Фернадос, друг мой, - граф мягко улыбнулся, - ответь: Ункерт способен справиться с Гвардией Родерика, если к королю присоединятся войска Совета Графств? - Маг промолчал. - А сколько безвинных людей погибнут с обеих сторон во славу торжества Хаоса? - Икторн покачал головой. - Если мы хотим принести реальную пользу, нужно постараться изменить соотношение сил до начала открытого противостояния. К счастью, зимние резиденции большинства графов находятся с юга от столицы, и нам не потребуется много времени для посещения моих старых друзей. Тут-то и пригодится вся возможная маскировка, которую смогут обеспечить наши спутники. - Граф кивнул на растянувшийся по дороге отряд.
   Фернадос, сам не новичок в политике и интригах, был вынужден согласиться с выводами Икторна. Если инициатива по свержению законного короля будет исходить от Зеленой Гильдии, половина графов не раздумывая вышлют свои войска на помощь монарху. Довольно того, что династия Фергана взошла на престол не без помощи южного соседа и в обход всех существующих традиций. Другое дело Икторн - герой Нашествия, авторитетный политик, пользующийся немалым уважением и доверием со стороны самых влиятельных Сантаррских Домов. Его слово способно было перевесить слово короля, ибо произвол, допущенный по отношению к одному из графов, являлся угрозой и для всех остальных.
   Сомнения у мага вызывал, преимущественно, выбор первой цели путешествия - поместья графа Нарсела. Фернадос беспокойно поерзал в жестком кавалерийском седле, одолженном в замке Икторна вместе со смирной гнедой кобылкой.
   - Ты действительно уверен, что лорд Кельвин станет с нами разговаривать, а не выгонит вон и не пустит вслед королевских ищеек?
   Икторн задумчиво кивнул:
   - Есть риск... Мы часто расходились во взглядах, но - Кельвин никогда не был беспринципным царедворцем, у него твердые представления не только о лояльности, но и о долге правителя перед вассалами. Если мы привлечем его на свою сторону - станем сильнее вдвое, нет - лучше будет подумать о спасении собственной шкуры, в политике нам не преуспеть.
   Вороной жеребец графа нервно всхрапнул. Холодный ветер хлестал всадников колючей снежной пылью и маг поглубже закутался в теплый меховой плащ. Мерзли все, но Фернадосу приходилось особенно туго - недавние травмы напоминали о себе ломотой в костях.
   Сантаррская зима сошла на землю во всем своем ледяном великолепии. Еще пару дней назад серая тоска поздней осени шуршала побуревшей травой и пряталась в прозрачных перелесках, деревья уныло тянули черные ветви к низким облакам, в колдобинах дороги блестели льдом глубокие лужи. Но за считанные часы мир волшебно преобразился - на землю лег снег. Зима воцарилась в Сантарре сразу и надолго - белый саван укутал мертвую траву, ветви деревьев заискрились инеем, а кони по бабки тонули в скрипучей снежной перине. Зимний путь еще не был наезжен - они первыми протоптали след в белой целине, и это обстоятельство заставляло Стражей удваивать бдительность. Северный ветер принес первые настоящие морозы и продрогший Фернадос с тоской вспоминал о мягкой ункертской зиме.
   Сумерки быстро сгущались, а мороз крепчал. Как припоминал Икторн, дороге уже пора было выйти к деревушке, первой на их пути по землям Нарселов. Он безуспешно вглядывался в снежную мглу, но ни робких огоньков деревенских окон, ни запахов печного дыма, ни даже лая вездесущих собак различить ему не удавалось. Сержант Дюрок, ни на шаг не отъезжающий от графа, беспокойно ерзал в седле - не хватало еще заплутать на ночь глядя, зимой в Сантарре это могло стоить жизни.
   Верховой Страж галопом вылетел из-за гребня холма, весь в белых хлопьях снега, серый башлык закрывал его лицо, но по крупному, гнедому с белой грудью жеребцу граф узнал высланного вперед разведчика. Фернадос встрепенулся.
   Страж осадил коня перед предводительствующим в отряде магом и сдернул башлык.
   - Мэтр Арсен, там что-то неладно, - судя по акценту, он был родом из Саркессии, а отражавшееся на его лице напряжение, с поправкой на самообладание Стражей, следовало рассматривать как крайнюю степень беспокойства.
   - Мы нашли деревню, проехали по улицам, но в дома заходить не рискнули, - Страж говорил коротко и быстро, ехавшие сзади гильдийцы стали подтягиваться вперед, - На улицах пусто, ни людей, ни животных. Следов то же нет. Огней нигде не видно. Такое впечатление, что во всей деревне нет ни одной живой души.
   У графа неприятно сжалось сердце.
   - Мне это не нравиться.
   - Нам придется ехать вперед, - заметил мэтр Арсен, - Выбора нет, ночевать на дороге мы не можем.
   Фернадос согласно закивал.
   - Может, они бежали, услышав об осаде замка Икторнов.
   - Хорошо если так.
   Икторн подобрал поводья. Отряд двинулся вперед плотно сомкнутой группой, Стражи обнажили оружие, маги доставали из-под одежды Амулеты, и голубой волшебный свет заиграл на лезвиях клинков и в зрачках испуганных лошадей.
   Граф не смог припомнить название этой деревеньки, хотя не раз проезжал через нее по дороге в замок Нарселов. Из темноты вынырнул занесенный снегом плетень, последние свет зимнего дня обозначил силуэты приземистых домов с высокими двускатными крышами, увенчанными, по сантаррскому обычаю, головами резных драконов. Бряцание сбруи и скрип шагов в клочья рвали мертвую тишину. Волосы на затылке Икторна встали дыбом - в молчании деревни было нечто большее, чем пустота. Паника сжимала горло, не выпуская наружу слова.
   - Остановитесь!
   Передовой волшебник вскинул руку и отряд замер на месте. Тишина схлопнулась вокруг них, словно капкан. Фернадос обеспокоено крутил головой.
   - В доме... - граф справился с непослушным голосом и твердо закончил. - Пусть кто-нибудь осмотрит дома.
   Маги обменялись взглядами, молодой волшебник с амулетом в виде друзы прозрачных кристаллов слез с коня и, в сопровождении двух Стражей, протиснулся в ближайшую калитку. Едва различимые в сумерках фигуры слились с темной громадой здания, надсадно скрипнула занесенная снегом дверь, голубой огонь амулета заметался в темных окнах. Почти сразу маг выскочил наружу и быстрым шагом вернулся к спутникам. Он был краток.
   - Трупы. Похоже, вся семья, шесть человек.
   Сержант Дюрок чертыхнулся и мэтр Арсен сурово зыркнул на гвардейцев.
   - Причина смерти?
   Молодой маг замялся:
   - Довольно странно: мне кажется, они замерзли насмерть. Причем, практически мгновенно.
   - Магия, - хмуро резюмировал Икторн.
   Люди графа беспокойно зашевелились, гильдийцы принялись в полголоса обсуждать новости. Икторн решительно окликнул Фернадоса.
   - Вот что: я не собираюсь делить ночлег с мертвецами. В центре деревни есть церковь. Боюсь, нам придется заночевать там.
   Мэтр Арсен одобрительно кивнул:
   - Хорошая мысль! Насколько я знаю, в любом сантаррском храме можно пересидеть небольшое Нашествие, а лишняя защита нам сейчас не повредит.
   Икторн пожал плечами - бурная история научила сантаррцев предусмотрительности: далеко не всякий мог поселиться вблизи укрепленного замка, ворота которого закрывались при первом же намеке на угрозу. Храму Божьему надлежало защищать не только души, но и тела своих прихожан.
   Отряд двинулся вдоль занесенных снегом улиц мертвого селения. Даже в плену нежитей Икторн не чувствовал себя так худо - мышцы сводила нервная дрожь, холодный пот застилал глаза и струйками стекал по спине. Умные кони чуяли неладное, прижимали уши и от любого звука норовили шарахнуться в сугроб. Впереди ждала пугающая неизвестность, позади таились сонмы врагов и ледяное крошево поземки, словно бич, хлестало лошадей по ногам. Дорога ощутимо забирала в гору, по ее сторонам сквозь начинающуюся метель проступали серые тени домов, ветер, словно бездомный дух, завывал в печных трубах. Мир превратился в лабиринт теней, белая пелена сократила границы вселенной до полутора десятков локтей, за пределами которых не было ничего, кроме бесконечного падения снежинок.
   В темноте они едва не проскочили мимо цели. Ехавший с левого фланга Страж наскочил на церковную ограду и громко объявил о своей находке. Икторн вздрогнул - словно тысячи глаз внезапно открылись в темноте, их ледяные взоры с мстительным предвкушением вонзились в спины пришельцев, осмелившихся посягнуть на владения смерти. Ожившая тьма холодно забавлялась суетой своих жертв.
   Невероятным усилием граф сдержал охватившую его панику - сантаррский лорд не впадет в истерику на глазах своих людей. Он вошел под церковные своды последним и облегченно вздохнул, когда створки дверей сомкнулись, отсекая шорох и шепот ночи.
   Но, на смену прежнему, уже спешил новый страх - Икторн был абсолютно убежден, что отряд угодил в ловушку.
  
   Глава 3
  
   За пять минут полета я избавился ото всех тревог и сомнений, одолевавших меня последние несколько недель. Словно набегающие потоки эфира смыли и унесли с собой все земные заботы.
   Это невозможно описать словами! Человеку, никогда не поднимавшемуся в небо, не понять чувства крылатого существа. Как объяснить это внезапное осознание того, что мир больше не ограничивается плоскостью земли? В нем есть бездонное небо над тобой и безбрежный мир внизу, убегающий в дымку горизонта.
   Полет дарит понимание истинных размеров вселенной, для которой нет большой разницы между драконом и воробьем. Воспоминания прежней жизни заволакивает дымка нереальности, сердце наполняет пьянящая радость и сладостная тоска. Не будь со мной Жака, дни на пролет я бы парил меж облаков, упиваясь свободой и позабыв о далекой земле.
   Не знаю, почувствовал ли Страж сотую долю охватывающих меня чувств, по крайней мере, сидел он очень тихо. Ослепительно золотой диск солнца вставал за нашей спиной и я вдруг впервые поверил, что у нас все получится. Глупо, да? Отец любил повторять: "Вера в победу - половина успеха ". Вот и проверим.
   Границу Ункерта мы миновали за полчаса. По нынешним картам как-то не сразу понятно, сколь малую часть от населенных в древности земель составляют нынешние государства Запада, но короткое путешествие все расставляет на свои места - от Обители Торна до руин Висмонта было более трех часов лету. Коричнево-багряная масса Пограничных лесов давно сменилась бурыми травянистыми равнинами, потом появились зловещие серые пятна запустения и вот уже Проклятые Земли простерлись от горизонта до горизонта - чуждый и враждебный мир.
   Жак принялся колотить рукоятью меча по моей спине. Да, да, знаю - наша цель уже близка. Но снижаться все равно не буду: для драконьих глаз расстояние - не помеха, а вот если нас разглядят снизу, разговор пойдет иной. Меня-то магия Меча Лун защитит, а вот Стража - наврядли.
   Спустя столько лет разыскать по карте руины города, даже такого крупного, каким был Висмонт, не слабый трюк. Весь расчет был на то, что твари не стали разрушать все до основания, а Хаос, пока еще, не властен над погодой. Дожди, принесенные ветрами с далекого Западного океана, исправно орошали бесплодные земли и стекали по изъеденным эрозией холмам в обмелевшие русла некогда величественных рек. И помоги Небо тому, кто напьется этой воды!
   Город стоял в излучине двух рек - Лурьены и Сатры, после слияния образовывавших Великий Нарк, крупнейшую водную артерию тогдашнего Запада. В нашем замке хранилось древнее блюдо с изображением волшебного белого города лежащего меж двух лазурных потоков, может, таким и был когда-то Висмонт.
   То, что я сейчас принимал за долину Лурьены, было похоже на вонючую гангренозную рану, истекающую желтоватой сукровицей. Над рекой висела ядовито-оранжевая дымка и я старался держаться подальше от подозрительных испарений.
   Мутная речонка вилась среди отмелей, все дальше на запад. Если я ошибся, то дело дрянь. Придется обшаривать всю равнину кругами, тратя уйму сил, потому что отдыхать в здешних местах я не решусь, а возвращаться домой - не стану.
   За пару минут полета речка расширилась до тридцати локтей и украсилась ошметками белой пены, взбиваемой многочисленными перекатами. Где-то я читал, что Лурьена славилась буйностью нрава.
   Время было далеко за полдень, солнце теперь светило мне прямо в глаза и это дико затрудняло поиск. На горизонте вроде что-то заблестело. Вторая река?
   Я удвоил бдительность, буравя взглядом каменистые холмы под нами. В итоге цель нашего путешествия первым обнаружил Жак, смотревший, преимущественно, вперед. Страж снова принялся лупить меня по спине, я поднял голову и - вот он.
   Город у слияния двух рек, но не белый, давно уже не белый. Желтоватые воды Лурьены смешивались с мутно-серыми водами Сарты и текли дальше одним, свинцово-тусклым потоком. Над местом, где сплетались первые струи, висела сизая мгла. Я медленно снизился и осторожно облетел руины.
   Все, что могло сгнить - сгнило. Все, что могло рухнуть - рухнуло. Дожди и годы смыли без следа и яркие краски, и копоть пожаров. Над землей возвышались бесформенные груды обветренных камней и редкие уцелевшие фрагменты зданий, где - упрямая старая стена, где - одинокая колоннада. Утес над мутными водоворотами излучины был расколот почти до основания, и сквозь трещину виднелись пробитые в его чреве переходы.
   С глубоким подозрением я рассматривал древние дороги, ведущие к центральной площади. Тремя из них явно пользовались - завалы были расчищены, мостовая в центре отремонтирована за счет краев. Да и уцелевшие мосты выглядели чересчур хорошо для своего возраста. А в южной гавани города раскачивалось на волнах совсем еще не старое судно.
   Угадай, кто? Живым в Висмонте делать нечего. Жак тоже разглядел эти странности и опять принялся барабанить по бронированным чешуям. Должно быть, ему понравился звук. Пусть его, но в следующий раз надо будет договориться об условных знаках.
   Поверхность огромной городской площади диаметром, наверно, локтей в полтысячи была удивительно ровной, словно огромное матовое зеркало. Я пригляделся - в самом центре над камнями вился крохотный смерч из мельчайших частичек пыли. До темноты оставалось часа три, от силы - четыре. Я не имел понятия, сколько времени займет ритуал открытия Тропы, но отлично понимал, что если сяду тут, снова подняться в воздух будет очень не просто. Даже при свете дня.
   Жак выжидающе притих. Я глубоко вздохнул, прочистил глотку и решительно пошел на снижение.
   С земли руины Висмонта выглядели иначе - жутко. Лабиринты завалов окружали площадь со всех сторон, в темных провалах под обломками способна была спрятаться целая армия монстров, а возможно и пряталась. Ночью город мог превратиться в смертельную ловушку, из которой не легко будет выбраться даже дракону.
   Жак мрачно оглядел зловещий пейзаж и сплюнул.
   - Пока все тихо, сэр, но долго это не продлится.
   Я кивнул и сместил сознание в человеческое тело. Мир увеличился в размерах и стал еще более чужим и холодными. Собственно, холод исходил от камней мостовой, ступни сразу онемели, неприятная слабость поползла вверх по ногам.
   - Жак, действовать надо быстро!
   Страж хмуро кивнул и принялся потрошить наши узлы. Я прошелся взад-вперед по площади, чтобы разогнать противную дрожь и прислушался. Где-то далеко монотонно шумела река, среди руин же было удивительно тихо, в воздухе витал едва ощутимый затхлый запах, какой бывает на старых чердаках. Жак с грохотом вывалил на камни содержимое тюка с оружием. Я вздрогнул, бряцание и скрежет гулко разнеслись по площади и пошли гулять эхом в мрачных коридорах улиц. Магия, тут все было пропитано ей. Я начал помогать Жаку разбирать вещи, следовало поспешить - мы добрались сюда без приключений только потому, что нас никто не ждал. Но скоро Силы Тьмы опомнятся и у меня появится возможность узнать, какие сюрпризы они приберегли для владетеля Ин'Ктора.
   Главным компонентом открывающего Тропу заклятия была обыкновенная соль - увесистый кулек мелких белых кристаллов правильной формы и одинакового размера, блестящих, как алмазная пыль. Самым же ценным снадобьем был порошок из черного янтаря в маленьком прозрачном пузырьке. Янтарь можно было заменить жженой костью, но при этом Крабат (мой главный магический консультант) не гарантировал, что Тропа пропустит двоих. Я осторожно развернул ветошь, предохраняющую от повреждений две стеклянные реторты и бутыль с ярко-зеленым раствором. Кажется, все на месте.
   - А вы раньше магией занимались, сэр? - напряженно поинтересовался Жак.
   - А как же! - автоматически соврал я, удавив в зародыше истерический хохот.
   Вот если у меня ничего не получится, будет не до смеху. Времени исправлять ошибки не останется, а второго шанса нам не дадут. И смыться тоже не позволят.
   - Поглядывай по сторонам, - посоветовал я Жаку, прихватил кулек с солью и направился к центру площади.
   Водоворот пылинок танцевал в неподвижном воздухе, пронизывающий холод усилился, подбираясь к сердцу. Я выровнял дыхание и сосредоточился на теплой волне Силы, которая посещала меня при прикосновении Меча Лун.
   Начертание магических Знаков не имело ничего общего с геометрией. Основой всего была последовательность внутренних ощущений адепта, его понимание гармонии. Чтение мантр и распевание гимнов только облегчали создание необходимого настроя. Крабат утверждал, что я очень талантлив, но любой уважающий себя маг тренирует чувствительность не менее пятнадцати лет и даже потом только один волшебник из тысячи способен открывать Тропу, а я со своей Силой познакомился меньше года назад.
   Теперь Меча Лун со мной не было, но в таком тонком деле он мог скорее навредить, чем помочь. Мне предстояло научиться ходить без костылей - обуздать Хаос не полагаясь на помощь Амулета.
   Сила пришла, подобная потокам солнечного света, я вздохнул и отпустил беспокойные мысли, и они поплыли в золотистых струях, подобные листьям в октябре. Ощущение мира и покоя пронизало все мое существо, бесследно смывая холод смерти. Очертания магического Знака всплыли перед моим внутренним взором, я осторожно совместил их с реальностью и, как сотню раз показывал это Крабат, тщательно выбрал точку равновесия, вокруг которой мне предстояло выстроить узор.
   Руки действовали словно сами по себе, высыпая на камни тонкую струйку белых кристаллов. Магическое зрение показывало мне истинную картину реальности, пронизанную незримыми потоками без начала и конца. Я скапливал волшебную влагу, возводя плотины и арыки, изгибая русла искристых ручейков и закручивая их в тугие водовороты. Каждая проведенная мною линия сжимала могучую пружину, силу которой мне еще предстояло испытать.
   Мурлыча под нос что-то неопределенное, я закончил последний завиток и выпрямился, обозревая результаты своих трудов. Стало заметно темнее, солнце клонилось к западу. Должно быть, я провел за работой два часа драгоценного дневного времени. Страж, пристроившись рядом с вещами, внимательно наблюдал за происходящим, о последствиях неправильных заклинаний он наверняка знал больше моего.
   Половина дела сделана, половина - осталась. Я вздохнул и взял в руки первую из реторт, наполненную ярко-голубой пылью. Теперь - все с начала, завиток за завитком, один рисунок внутри другого. Время пролетало незаметно, весь окружающий мир перестал для меня существовать. Немудрено, что гильдийские маги повсюду таскают с собой Стражей: в момент произнесения заклятия убить любого из них - пара пустяков.
   Когда голубые и желтые узоры легли поверх белого основания, я позволил себе передохнуть. Диск солнца уже коснулся горизонта, длинные тени развалин перечеркивали площадь, странным образом избегая вступать в границы слабо фосфоресцирующего Знака. Я смертельно устал и взмок как мышь, хотя вечер был совсем не жаркий, но расслабляться было рано - Жак, напряженный, как струна, пристально вглядывался в подступающую тьму, а Стража чутье еще не разу не подводило.
   Осталось самое главное. Мысленно сформулировав пожелание, я всыпал янтарный порошок в бутылку с зеленым раствором. Смесь немедленно начала менять цвет, норовя приобрести серовато-бурую окраску. Несколько драгоценных минут я боролся с непокорной субстанцией, пока сосуд не засветился чистым рубиновым огнем.
   - Жак! Бери вещи.
   Страж повиновался мгновенно. Он быстро занял отведенное ему место и замер, крепко сжимая рукоять меча. Я нервно усмехнулся - если что-нибудь пойдет не так, оружие ему не поможет. Быстро перелив рубиновую жидкость в пустую реторту, я приступил к заключительной части заклинания - красную подводку следовало выполнять, начиная с внешнего края Знака, двигаясь к центру и окончательно запирая его контур. Огненные капли, словно живые, растекались вдоль магических линий. Струйки не падали на землю, а прихотливо извивались в воздухе, следую незримым потокам Силы.
   Вызванные мною энергии заставляли холодный воздух едва заметно вибрировать, каменные плиты больше не были ровными, они прогибались и вспучивались согласно сложной топографии Знака. Накопленная этой трехмерной конструкцией энергия стремительно росла, грозя сокрушить возведенные мною преграды. Отступать было поздно. Я подавил предательскую дрожь в коленях - мне предстояло освободить плененную стихию, заставив всю ее мощь сосредоточится на одном титаническом усилии, пробивающем брешь между мирами. Если я в чем-то ошибся, мы об этом никогда не узнаем - дикая ярость Силы не оставит от нас даже облачка пара.
   Я закрыл глаза и мысленно потянулся к ключевым элементам Знака, где-то за его пределами что-то выло и металось, но было слишком поздно - вращающиеся с грацией мельничных жерновов эфирные потоки, шутя, перемелют любое существо, рискнувшее нам помешать.
   Я усилил давление. Воздух наполнился многоголосием чистых звуков, какофония отдельных нот неумолимо сливалась в гармоничные аккорды, заставляющие содрогаться небо и землю. Потоки Силы опадали, рождая потрясающей красоты мелодию. У меня мурашки побежали по спине.
   Мир вокруг пошел рябью и раскололся, океан небытия принял нас в свои объятия, на мгновение лишив зрения и слуха. Неназванное Нечто, связующая ткань между мирами, неохотно поддалась моим усилиям и пропустила нас.
   Мой желудок немедленно подпрыгнул к горлу - мир без верха и низа, Царство Хаоса, приветствовал меня.
  
   Глава 4
  
   Золотистый свет лампад наполнял храм, свечи горели на каждой пяди свободного пространства. Должно быть, зажигавшие их гвардейцы неосознанно искали защиты от надвигающейся беды.
   - Если они не оставят на часах хотя бы двоих, Небом клянусь, никто из вас не заснет! - Икторн был непреклонен.
   Фернадос воздел руки:
   - Но, Джеймс, сторожевые заклинания...
   - В бездну их! - граф резко понизил голос. - Здесь есть набатный колокол, так? Если я не ошибаюсь, наговоры священников действуют так же, как и ваши заклинания. И кому они помогли? Колокол ни разу не ударил.
   - Хм, - маг задумчиво окинул взглядом испещренные рунами стойки колокольни, - Я поговорю с Арсеном. - Фернадос ушел.
   Со своей скамейки граф внимательно следил за разговором, мэтр Арсен лично сходил осмотреть набатную колокольню, в итоге на часах оставили двоих магов и четверых Стражей.
   - Не очень-то от них много толку! - незаметно подошедший сержант Дюрок хмуро наблюдал за гильдийцами.
   Граф поднял на него глаза.
   - А что тебя беспокоит?
   - Тот чародей сказал, что все умерли на месте. Значит, набата не было, - старый воин просто констатировал факт.
   - Похоже на то, - кивнул Икторн, - Держите ухо востро, сержант! Похоже, ночь будет долгая.
   - А то как же, милорд! - Дюрок отправился наводить порядок среди устраивающихся на ночлег гвардейцев.
   Граф постарался забыть об уюте фамильного замка - постелью для него служила свернутая попона и подложенные под голову седельные сумки. И то, и другое было влажным от растаявшего снега. Икторн вздохнул - приключения последних нескольких месяцев дались ему не легко, те времена, когда он мог круглый год жить в палатке, давно миновали, и теперь старческое тело требовало комфорта. Влажная ли постель, холодные ли сквозняки или нервное напряжение были тому виной, но заснуть он не мог. Люди перестали ходить, лошади дожевали скудные порции овса и теперь мерно дышали в полумраке. Стоящие на часах волшебники сменились, часть свечей погасла, и Стражи подлили масла в оставшиеся светильники. В полудреме Икторн наблюдал, как за витражными окнами храма беззвучно кружится метель.
   Внезапно в тишине стал слышен шорох снега. Граф напрягся, сон мгновенно слетел с него. Чуть приподняв голову, он посмотрел на магов-часовых, устроившихся на алтарном возвышении. Волшебник, сидевший к Икторну лицом, держал на коленях книгу, но глаза его были закрыты - гильдиец спал сидя. Дурное предчувствие окатило графа горячей волной, сердце бешено заколотилось. Превозмогая слабость и отчаянную неохоту, он выпростался из складок попоны и встал.
   Спали все - и маги-часовые, и Стражи. Люди и кони пребывали в объятиях сна, тихие и неподвижные, только громко шуршало ледяное крошево, барабанящее в запертую дверь.
   - Тревога!.. - густой, как патока, воздух не давал выговорить слова, но никакая магия не могла заставить Икторна замолчать. - Подъем!!! - рявкнул человек, лично водивший в бой легионы.
   Задремавший над книгой гильдиец вскинулся, паника, отразившаяся на лице мага подтвердила худшие опасения графа.
   - Всем встать!! Нас атакуют! - зычный голос Икторна раскатился под сводами храма и - грянул набатный колокол, зазвенели витражи и подсвечники, злобный северный ветер дико взвыл за толстыми стенами.
   Люди просыпались и вскакивали, маги тот час же хватались за амулеты, те двое, которым полагалось охранять, уже бормотали что-то, освещенные голубоватым волшебным мерцанием.
   А тяжелые заговоренные засовы на входной двери сами собой отъезжали в сторону.
   Стражи оттеснили графа и его людей в дальний конец церкви, привязанные у самых дверей, кони храпели от ужаса и рвались с привязи. Икторн напряженно следил за единоборством - видимого эффекта от действий магов не было, засовы медленно выходили из петель. Дверь церкви со скрипом приоткрылась, и порыв ледяного ветра разом загасил все свечи и лампады. Голубое магическое пламя высветило в проеме дверей их врага - смутно-человекоподобную фигуру из вьющихся в воздухе снежинок, зыбкую и нереальную. Пришелец из-за Грани покачнулся и двинулся вперед, призывно протягивая к людям искрящиеся инеем руки.
   Гильдийцы нестройно бормотали, пробуя на невиданной твари все известные им защитные заклинания. Граф мрачно скривился - уверенно преодолевая их сопротивление, Ледяной Призрак входил под своды храма. Магам нужно было время, хотя бы секундная передышка, чтобы собраться с силами и скоординировать действия. Икторн быстро огляделся - помощи ждать было не откуда, даже Стражи были слишком ошеломлены происшедшим, чтобы предложить что-нибудь толковое. Возможно, свет? Однажды это сработало.
   Распихав людей локтями, граф протиснулся за алтарь и снял с крючка над мозаикой, изображающей Вечное Творение, закопченную медную лампаду. На дне сосуда бултыхалось немного масла. Прикрытый от ледяного ветра алтарем и телами людей, Икторн принялся орудовать кремнем и кресалом. Ничего похожего на трут под рукой не было, оставалось лишь надеяться, что достаточно большая искра попадет на фитиль. Из-за алтаря доносились звуки противоборства магов и твари - бормотание, шорох ледяных кристаллов и тихий, заунывный напев на чужом языке, от которого немели скулы. Потребовалась не меньше дюжины попыток прежде, чем крохотный язычок пламени заплясал на фитиле. Голубоватый дымок отдавал благовониями, но честный священник не экономил на масле - огонь горел ярко и ровно. Граф выпрямился, золотистый свет немного отодвинул границы подступающей тьмы, но единственный светильник не мог, конечно, осветить всю церковь. Ледяная тварь стала словно бы менее материальной и просвечивала насквозь, но ее продвижения это не замедлило - до ближайшего мага ей оставалось пройти пару локтей, похожие на белые щупальца конечности уже почти касались мерцающего амулета.
   Граф немного растерялся - свет это существо явно не беспокоил. "В трудном положении полагайся на интуицию." - любил повторять его отец. Резко выдохнув, старый Икторн подхватил лампаду и полез на алтарь. Тварь отсюда было видно отлично - гротескная белая фигура, словно кукла из ваты, с глазами-крестиками. Нежить заметил графа и взволнованно замахал конечностями. Икторн мрачно усмехнулся и начал раскачивать лампаду на длинной цепочке. Только бы не сбилось пламя! Тварь атаковала, графа окатила волна цепенящего холода. Яростно оскалившись, он швырнул светильник на пол перед монстром.
   Все, что ожидал от своей выходки граф, это "пш-ш" - каменный пол был весь в лужах от растаявшего снега и физически не мог гореть. Но прежде, чем завести в церковь лошадей, аккуратные Стражи убрали с прохода скамьи и плетеные циновки, любовно расстеленные священником для удобства молящихся. Лампада со звоном покатилась по камням, брызнувшее масло мгновенно пропитало солому, и та вспыхнула жарким трескучим пламенем. Икторн с удовлетворением смотрел на импровизированный костер.
   Жар пламени заставил тварь попятится и тут на гильдийцев, наконец, снизошло вдохновение. Молодой маг с амулетом в виде друзы прозрачных кристаллов неуверенно пропел несколько слов, и голубые сполохи окутали тварь, она завертелась на месте, выглядывая нового соперника. Мэтр Арсен развил идею, исполнив короткий звучный куплет - нежить заметался, испуская надрывный многоголосый вой. Воспрянувшие духом маги объединили усилия, хором повторяя новое заклинание, и с каждым разом оно все шире отдавалось под высокими церковными сводами. Всеми голосами зимнего ветра Ледяной Призрак оплакивал свою кончину, голубой ореол окутал его, и беззвучная молния озарила храм, разметав пламя начинающегося пожара. Кошмар закончился.
   Стражи бросились гасить огонь и оттаскивать подальше измотанных схваткой магов. Гвардейцы загомонили, шумно выражая одобрение своему господину, но граф только отмахнулся - на него накатила волна странной слабости, словно бы поднимающейся изнутри. Едва найдя в себе силы дотащится до скамейки, Икторн рухнул на нее и забылся глубоким сном, презрев творящуюся вокруг суету и смятение.
   К утру снег перестал, и небо расчистилось, яркий солнечный свет пробивался сквозь витражи, заполняя храм цветными зайчиками. А за окнами барабанила капель - лютые морозы сменились первой за эту зиму оттепелью.
   Нахальный солнечный лучик щекотал глаза, проникая под веки и разгоняя сон, но граф решительно не спешил вставать. Он лежал, наслаждаясь теплом, приятной усталостью и давно забытым ощущением покоя.
   Однако же природа брала свое - за ночь, проведенную на жесткой скамье старый Икторн отлежал бок, а неудачно подвернутая рука совсем онемела. Граф досадливо поморщился и принялся выбираться из-под многочисленных плащей. Чьи плащи, он не помнил, но надеялся, что никому не пришлось всю ночь из-за него мерзнуть.
   - С добрым утром, хотя вернее было бы сказать - днем, - Фернадос, возникший словно ниоткуда, услужливо протянул графу чашку с горячим напитком. - Знаешь, Джеймс, хотел бы я иметь такой сон. Особенно - в таком возрасте.
   Икторн огляделся - в церкви было пусто, лошадей уже увели, из людей осталось только несколько увязывающих узлы гвардейцев.
   - Где все?
   Фернадос пожал плечами.
   - Арсен организовал команду могильщиков, - маг поморщился. - Им придется поработать. Это задержит нас на день, но и оставлять людей так мы не можем. Они заслужили достойное погребение.
   Граф согласно кивнул.
   - Это правильно, - он повертел в руках чашку и задал вопрос, ответ на который был очевиден, - Кто-нибудь уцелел?
   - Из тех, кто сидел по домам - никто, - Фернадос сдвинул в сторону плащи и пристроился на скамейке, - Но ты знаешь, создается впечатление, что часть жителей покинула деревню до инцидента. Надеюсь, они нашли себе более безопасное пристанище.
   - Ближайшее отсюда укрепление - замок Нарселов, - граф задумчиво отхлебнул из чашки. - Если доберемся туда, многое станет понятней.
   - Несомненно, - маг тяжело встал. - Ну, отдыхай. Сейчас кто-нибудь соберет тебе завтрак.
   И Фернадос заспешил куда-то, озабоченно хмуря брови. Граф собрался было предложить свою помощь, но раздумал - будь нужда, маги не поленились бы его разбудить. Настроение было подстать погоде - ленивое и благодушное, тянуло посидеть на солнышке, погреться и подремать. Он не спеша позавтракал, не обращая внимания на возвращение гвардейцев и сержанта. Молодые ребята, года два, как надевшие форму, выглядели бледно. Немудрено - никто из них, за исключением, конечно же, Дюрока, не сталкивался до сих пор с проявлениями Темных Сил. "То ли еще будет." Увы, В Сантарре редко выпадало десять мирных лет подряд. Подтянувшимся следом Стражам, казалось, было просто скучно.
   Маги торопились с отъездом. Сам Икторн не против был провести в деревенской церкви еще одну ночь, но мэтр Арсен был непреклонен и во втором часу пополудни отряд покинул опустевшее селение. Двигаясь быстрым маршем, гильдийцы надеялись до темноты добраться до замка Нарселов.
   - Если нас вообще туда пустят, - многозначительно заметил граф.
   Отчаянно не любивший быстрой езды Фернадос был не расположен к шуткам.
   - А это уже твоя задача, Джеймс, - буркнул маг, сражаясь со своей меланхоличной кобылой, не желавшей бежать слишком быстро. - Постарайся придумать для лорда Кельвина что-нибудь убедительное, у тебя всегда это не плохо получалось.
   Старый кавалерист ухитрился сдержать улыбку, наблюдая за потугами волшебника.
   - И не подумаю, - весело заявил он. - Если Кельвин до сих пор не понял, что нуждается в союзниках, я немедленно поверну назад!
   Отряд врезался в бескрайние просторы снежной целины темным клином. Копыта коней расшвыривали комья тяжелого снега, и не до конца промерзшая почва мгновенно превращалась в грязь. Для того чтобы проследить их путь, особого таланта не требовалось. Вокруг простирались обработанные земли, черная полоска леса отдалилась к самому горизонту и исчезла, вдоль дороги начали встречаться небольшие хутора, темные и покинутые. Впереди, озаренный последними лучами солнца, щетинился башнями и зубцами замок Нарселов. Жидкое золото заката струилось по равнине, в каждой впадинке и овражке копилась тень. Шкурой чуя надвигающуюся беду, кони рвались к заветным воротам, обгоняя подступающую ночь.
   Граф удивительно точно оценил ситуацию - долгих переговоров не потребовалось. Имя Икторна открыло им дорогу, как тайный пароль, через минуту отряд уже въезжал в замок, оставив заснеженную пустошь позади.
   Едва последний из Стражей одолел мост, створки ворот захлопнулись и заскрипели подъемные механизмы - солнце падало за горизонт, ночь наползала на заснеженные равнины Сантарры, и лютый северный ветер уже бросал вдогон отряду первые горсти колючих ледяных кристаллов.
  
   - Все произошло слишком быстро, иначе подобное не сошло бы ему с рук, - старый Нарсел устало покачал головой и сделал большой глоток из своего кубка.
   В комнате, прежде являвшейся кабинетом, жарко горел камин, но все излишества, так хорошо способствующие пожарам во время осады (занавеси, драпировки, деревянная мебель), были куда-то убраны, что делало замок Нарсела похожим на захваченный нежитями Кер-Орки.
   - Итак, - подвел черту Икторн, - одним махом он приобрел заложников из каждой сколько-нибудь важной сантаррской семьи.
   Лорд Кельвин кивнул:
   - Было заявлено, что жесткие меры принимаются для обеспечения единства перед угрозой Нашествия и многие с этим согласились. Но до сих пор для усиления обороны не предпринято ничего! - Нарсел раздраженно брякнул кубком об стол. - Более того, войска потребовались ему именно теперь, когда угроза Нашествия миновала. Даже полным идиотам понятно, что дело не чисто, но они боятся рисковать жизнью заложников и надеются на лучшее. А самое главное - главы Домов на стороне короля: старики опасаются гражданской войны, которая неизбежна при смещении монарха. - Он осуждающе посмотрел на Икторна. - Твой визит в Ункерт слишком затянулся.
   Граф усмехнулся:
   - Не так уж долго я там пробыл. Я полагаю, тебе пора кое-что узнать о моем "путешествии".
   Он обменялся взглядами с Фернадосом и маг послушно принялся излагать свою версию событий, начиная с весенних событий в Сент-Аране и кончая схваткой с нежитем на подступах к замку. Услышав некоторые из формулировок, мэтр Арсен поморщился, но смолчал.
   Лорд Кельвин слушал мага не перебивая и постепенно все больше мрачнел. Начальник гарнизона замка, капитан Брайток, не пытался скрыть беспокойство. Он был единственным, кроме самого Нарсела, кого было решено посвятить во всю сложность создавшегося положения и рассказ, изобилующий именами колдунов и тварей, произвел на сантаррца сильное впечатление.
   - Что ж, - капитан первым нарушил затянувшееся молчание, - это разрешает все сомнения. Продолжать бездействовать было бы преступлением.
   Лорд Кельвин молча кивнул. Икторн вспомнил, что пережил, когда узнал о исчезновении Дэвида, и посочувствовал графу - Нарсел только что понял, что практически потерял сына.
   Но мэтр Арсен не был склонен к сентиментальности, расценив молчание, как принципиальное согласие, гильдиец приступил к выяснению практических вопросов:
   - Насколько скоординированы действия Совета Графств?
   Нарсел почти совладал с собой и поспешил отвлечься от размышлений:
   - Физически мы изолированы друг от друга, но в некоторых замках есть сигнальная система, - граф кивнул Икторну, - та, которую потребовал установить Джордан. Однако, если король - колдун, ему наверняка будут известны все наши переговоры.
   - И действовать он начнет одновременно с нами, - закончил за него Брайток.
   Икторн поморщился - смерть заложников была бы первым результатом их действий. Какая-то простая идея витала вокруг, щекоча его сознание и не желая проявляться.
   - Мы допускаем ошибку.
   Фернадос глубоко вздохнул:
   - Джеймс, я понимаю твое желание...
   Икторн звучно хлопнул ладонью об стол:
   - Существует другое решение! Вы просто не хотите его видеть, - миг осознания заставил его замолчать. План действий, еще не облеченный в слова, встал перед его внутренним взором и граф несколько секунд обдумывал свою идею, оценивая риск и последствия.
   Фернадос терпеливо ждал продолжения. Все как-то неожиданно замолчали и стало слышно, как потрескивают в камине дрова. Икторн широко улыбнулся магам:
   - На этот раз Гильдии не удастся отвертеться от решения проблемы.
   - Ункерт не способен собрать боеспособную армию раньше весны, - осторожно заметил мэтр Арсен.
   Улыбка графа приобрела маниакальное выражение:
   - Кто сказал, что она должна быть боеспособной?
   Лорд Кельвин нахмурился, пытаясь понять замысел Икторна:
   - Это дало бы нам повод не отсылать в столицу войска.
   - И возможность собрать личные гвардии Совета в единый кулак, - добавил Брайток.
   - И время, чтобы освободить заложников, - оскалился Икторн, - ибо именно этим я и намерен заняться.
   Фернадос живо встрепенулся:
   - Надеюсь, ты не собираешься возглавить эту авантюру, Джеймс?
   - У меня есть должок к нашему доброму монарху, - усмехнулся Икторн, - полагаю, у тебя тоже. Нет желания рассчитаться?
   Мэтр Арсен покачал головой:
   - Но где гарантия, что собранные для войны с Ункетром войска удастся развернуть в сторону истинного противника?
   - А это уже не имеет значения, - Икторн откинулся в кресле, наслаждаясь вновь приобретенным ощущением цели и смысла. - Победу нам может принести только возвращение Дэвида, куда бы он там не отправился. Или вы думали - сантаррцы мечами будут сражаться со всеми этими тварями? - Граф хмыкнул и наполнил свой кубок отличным привозным вином из личных запасов Нарсела. - Когда в дело идет магия, клинки становятся бесполезны. Единственное, что может от нас зависеть - это число жертв. Попробуем их избежать. Все эти маневры, - он пренебрежительно покрутил пальцами над головой, - позволят нам выиграть время, которого катастрофически не хватает. В этом - единственный их смысл, - граф поглядел на мрачную физиономию Фернадоса и улыбнулся. - Ты со мной, старина?
   Маг зябко поежился и сокрушенно вздохнул:
   - Боги! Такой далекий путь и в такую погоду.
  
   Глава 5
  
   В детстве он искренне верил в Бога и каждый вечер истово молился, уверенный, что Всевышний убережет его от любых бед. Заповеди, усвоенные в детстве, сопровождали его всю жизнь. В награду судьбе угодно было исполнить самые жуткие его кошмары. Может ли существовать для Стража участь страшнее, чем быть превращенным в тварь?
   Сломанная во время неудачного побега нога быстро заживала, даже без помощи заклинаний, и Страж, с удушающей безысходностью, ощущал приближение конца.
   С того момента, когда истощенный магической дуэлью Фернадос не смог привести в действие Клятву Верности, судьба Вильяма была решена. Твари, проверяющие состояние его ноги, поглядывали на пленника почти собственнически - теперь он принадлежал им, он был обречен стать одним из них и они это знали. Перелом позволил ему выиграть немного времени, но ничего, в сущности, не решал - покончить с собой ему не дали, а начать трансформацию они могли в любой момент, просто им хотелось иметь умертвие без серьезных дефектов. Не то, чтобы Вильям страдал склонностью к самоубийству, но теперь он отчаянно сожалел, что не освоил это полезное искусство раньше - считалось, что некоторые Стражи были способны остановить свое сердце усилием воли.
   В спрятанной глубоко под землей камере не существовало времени, единственным светом был мерцающий огонек крохотной масляной лампы, единственными звуками - шаги нежитей и его собственное дыхание. С тех пор, как долгое путешествие закончилось в подвалах королевского дворца, у Стража появилась масса времени на размышление: о судьбе Фернадоса и графа, гильдийцев, оставшихся в Сент-Аране, своей собственной судьбе. Ему никак не удавалось представить себе цепочку трансформаций, при помощи которой живой и дышащий человек превращался в наполненного ядовитой злобой мертвеца, и от таких мыслей можно было свихнуться.
   Он ждал, когда это произойдет, день за днем, и все же они застали его врасплох. Как всегда перед перевязкой, один нежить разжал Стражу челюсти, а другой засунул за язык горлышко бутылки, только полилось из нее не привычное горьковатое снотворное, а омерзительно-приторная жидкость с сильным трупным запахом. Желудок немедленно взбунтовался, но нежить бесцеремонно заткнул ему нос и заставил глотать, а потом внутренности словно онемели. Волны холода расходились по телу, дыхание замедлилось и с мыслью, что это и есть конец, Вильям потерял сознание.
  
   Было такое чувство, будто мы с размаху шлепнулись в тесто. Я сразу потерял всякую ориентацию и пару секунд прикидывал, где верх, а где низ. В Царстве Хаоса это имело принципиальное значение - ткань реальности здесь крайне пластична и легко выполняет любые пожелания. В конце концов, я поместил пол себе под спину, и сила тяжести сразу вернулась. Не такая, как дома, но все же.
   Я сел. Пространство немного стабилизировалось, но перед глазами все плыло и мерцало, зрение стало совершенно бесполезно. Должно быть, именно поэтому приходящие из-за Грани так плохо видят. Память Герхарда проснулась во мне, я сосредоточился и расширил сферу контроля до предела. Вокруг сформировалась заполненная светлой дымкой область относительного покоя. Я глубоко вздохнул - первый экзамен сдан.
   Но Жака память предков не защищала. Мой спутник скорчился рядом со мной, отчаянно хватаясь за горло - Страж задыхался. Я бухнулся на колени рядом с ним (когда это я успел наколдовать каменный пол?) и принялся трясти его за плечи.
   - Вспомни, вспомни, как учил меня обращаться с мечом! Сосредоточься на дыхании!
   Он закрыл глаза, словно медитируя, а я срочно постарался убедить себя, будто нас окружает холодный пещерный воздух. Как ни странно, все получилось. Дыхание Жака выровнялось.
   - Добро пожаловать в Хаос! - я похлопал Стража по спине. - Хорошо встречают! Если так дальше пойдет, никаких врагов не потребуется.
   Жак покачал головой:
   - Я в порядке, я уже в порядке...
   Я позволил себе усомниться.
   - Знаешь что, у меня не было времени объяснять раньше, но тут такое дело: реальность это то, во что ты веришь. Веришь, что вокруг есть воздух, свет и тепло - так и будет. Нет - значит, дело дрянь. Я не смогу одновременно сражаться и удерживать вокруг комфортные условия, тебе необходимо научиться делать это самому. Прямо сейчас.
   Страж сосредоточенно кивнул, я ослабил контроль, но с дыхания он не сбился. Зато пол покрылся мраморной плиткой. Неплохо для начала!
   - Старайся вмешиваться в реальность как можно меньше - так нас труднее будет обнаружить. Пойдем потихоньку!
   Мы встали. Если бы не состояние Жака, я просто переместился бы вверх и влево, но сейчас его опасно было дезориентировать. Пусть обвыкнется. Мы медленно побрели по каменным ступеням, материализующимся из жемчужного тумана на границе моего восприятия. Нам везло - в окрестностях никого не было. Я сомневался, что способен сейчас кому-либо противостоять.
   Страж быстро адаптировался.
   - Что мы собираемся делать, сэр?
   Я неопределенно пожал плечами.
   - Для начала не плохо бы отыскать Вильяма. Хаос безграничен, но его область, соприкасающаяся с нашим миром, не велика. Именно здесь сосредоточена враждебная активность, есть шанс, что они не уволокли парня далеко. Найдем его, а заодно оглядимся.
   Жак с сомнением покачал головой:
   - Это замечательно, сэр. А что дальше?
   Забавно, что он только сейчас об этом спросил.
   - Видишь ли, должно существовать что-то, что позволяет им выбирать наш мир из сотен других. Объект для фокусировки - предмет или структура - Крабат упорно отказывался обсуждать этот вопрос подробнее. - Без него два раза подряд попасть отсюда туда и обратно было бы крайне проблематичным, а существование всякого рода порталов стало бы просто невозможным. Мы должны найти эту штуку, пока не поздно, и уничтожить. Дальше - победа, слава, почести.
   К слову сказать, Герхарду сделать это так и не удалось.
   Жак понимающе кивнул, пространство вокруг него почти перестало дрожать, угрожающие багровые отблески исчезли.
   - Думаете, Вильям где-то здесь?
   Я вздохнул.
   - По-правде говоря, я думаю, что наша помощь сильно запоздала. Но чем черт не шутит - по крайней мере, помешаем им закончить!
   Разговор иссяк. Мы подбирались к границе массива плотной материи, которую приходилось раздвигать коридором. Перед нами распахнулся мир из моих снов - царство парящих скал и летающих замков. Не думал, что когда-либо увижу подобное наяву.
   Я невольно остановился, любуясь странной гармонией этого мира. В кристальной прозрачности эфира были разбросаны темные массивы скал и замысловатые лоскуты жемчужного тумана, вроде того, из которого мы выбрались. Полосы света невероятно чистых оттенков жили собственной жизнью, струясь и отражаясь в незримых зеркалах. Вселенной словно бы вздумалось облечь плотью абстрактные понятия: пустота и протяженность, инерция и масса, преломление и сдвиг. Я чувствовал присутствие магии постоянно - она была неотъемлемой частью этого мира. Силу даже не требовалось призывать. Я мог бы выстроить на нашем пути мост из хрусталя или превратить его в полоску радуги, но подобное усилие измотало бы меня и оповестило бы о нашем присутствии всех в округе. За кажущейся подвижностью материи скрывалась ленивая медовая тягучесть. Утомление...
   Жак замер, как зачарованный, устремив потрясенный взгляд куда-то вверх. Он почти перестал проецировать искажения, словно разом примерился с необычностью здешнего бытия.
   В добрый путь! Я трансформировался (это получилось как-то особенно легко) и решительно подставил Стражу шею. По крайней мере, падать ему будет некуда.
   Моя зеркальная золотая чешуя, такая броская в том мире, в этом - волшебно сливалась с окружением. Я устремился вперед незримой тенью, ведомый лишь инстинктом и чутьем. Существует магия и магия - эхо темных заклинаний отдавалось в моем сознании оттенком горечи.
   Мы мчались, ввинчиваясь в пространство, загроможденное темными массами и полотнищами света, или, может, само пространство закручивалось вокруг нас. Зло остается Злом, в каком бы мире оно не появлялось и его присутствие нарушало гармонию Хаоса так же, как равновесие моего собственного мира.
   Мы погрузились в лабиринт сталкивающихся скал, лавируя между потоками каменного крошева и бритвенно-острыми кристаллическими пиками. В эфире появились злые, враждебные потоки, норовящие швырнуть меня в грохочущий каменный водоворот. Мы пересекали пространства жара и холода, находя путь между друзами мутного льда и пузырями магмы. Мне пришли на память картины Проклятых земель - разрушение, не уравновешенное созиданием, нечто распадается, не становясь ни чем.
   Видение Падающего Замка на Границе Всего мелькнуло передо мной и скрылось за нагромождением камней. Лететь дальше было безумием, следовало сменить тактику.
   Я приземлился на все четыре лапы, хотя в последний момент меня сильно повело в сторону и едва не перевернуло. На этот раз трансформация прошла труднее, теперь на мне почему-то были рыцарские латы.
   - Значит, так: замок ихний от нас никуда не денется, а Вильяма, если он здесь, следует искать на периферии. Там дальше - слишком шумно, гутла ни за что не устроит там гнезда.
   Жак с готовностью кивнул и я не стал вдаваться в объяснения. О таком в раз не расскажешь, это надо видеть.
   Мы подошли к устью расщелины, которую я заметил сверху, и начали спуск. Беззвездное небо Хаоса, озаренное недобрыми багровыми сполохами, скрылось из виду.
  
   Сознание возвращалось мучительно медленно. Он долго не мог сообразить, кто он и где находится, мешало отсутствие привычных ощущений верха и низа, тепла и холода. Какое-то время Вильяму казалось, что он спит, но смутное воспоминание о холодных прикосновениях и замогильных голосах заставило его очнутся - не этот ли сон называют мертвым?
   Что-то мягкое и упругое опутывало все его тело, он попытался закрыть рот и не смог - челюсти не смыкались.
   Много ли времени прошло? И далеко ли они продвинулись? В душе все еще теплилась искорка иррациональной надежды - его не забудут, его спасут.
   Собравшись с духом и поборов дурноту, Страж разлепил веки и попытался оглядеться. И тот час же пожалел об этом. Он словно оказался под водой: перед глазами шла рябь, очертания предметов дрожали и расплывались. Совершенно невозможно было сфокусировать на чем либо взгляд, в ушах гудел невидимый колокол, в висках ломило. Он попытался вздохнуть и легкие словно наполнились густым супом, на мгновение возникла паническая мысль об удушье. Вдруг до ноздрей человека долетел странный запах и зрение сразу прояснилось. В окружающем его переплетении белых канатов и занавесей зашевелилось что-то очень большое. По мере того, как оно подползало, раздвигая упругие переплетения, волосы Вильяма становились дыбом. Какое-то время мозг просто отказывался признавать существование увиденного, потом синевато-отечный хоботок потянулся к его лицу, и остатки самообладания покинули Стража. Он судорожно забился в коконе из мягкой паутины, стремясь либо вырваться на свободу, либо, на худой конец, сойти с ума.
  
   Мы могли блуждать по Хаосу час, день или месяц. Единственным мерилом времени являлось количество шагов, но и оно было весьма относительным. Исходя из моего субъективного ощущения, прошло часов восемь. В моем собственном мире за это время могли пройти века, смениться поколения. Лучше о таком не думать.
   Объективно, наше время пребывания в Хаосе ограничивалось двумя сутками: именно по истечении такого срока вся взятая нами с собой пища изменит структуру и счет пойдет на часы. А искать человека в лабиринте парящих скал можно годами. Единственная надежда Вильяма была в том, что тварям не удалось до конца погасить его сознание и тогда то, что я отчетливо чувствовал впереди - это он.
   Следы обитателей Хаоса были повсюду: бесформенные панцири, наполовину растворившиеся в стенах, обрывки паутины, свежепробитые ходы. Один раз наш путь пересек гигантский червь: он полз мимо минут пять, чудовищной толщины тело, сотрясаемое волнообразными сокращениями. Внутри червя жили... черви, их красные хвостики высовывались из-под брони на границе сегментов, как тонкая бахрома. Парочка розовых прутиков отцепилась от хозяина и заскользила к нам. Я ловко раздавил их каблуком - нам такие жильцы ни к чему.
   Я оглянулся на Стража - Жак стал каким-то зеленым.
   - Гляди веселей! Это что-то типа блох, он их даже не чувствует.
   Мы видели два или три покинутых гутлами гнезда, но самих Ткачей нигде не было. Я начал беспокоиться - присутствие человека было близким, даже если это был не Вильям, но нас могла разделять толща материи в сотни локтей, а я не был уверен, что смогу пробить проход такого размера.
   - Далеко еще, сэр?
   - А пес его знает!
   Чужое сознание щекотало разум, поток образов ускорялся - тот, кого я искал, приходил в себя.
   Была - не была! Я сформулировал пожелание и надавил, камень, который не был камнем, смялся и лопнул узкой щелью, уводящей влево и вниз.
   То, что мы искали, было совсем рядом - обширная гнездовая камера, заполненная переплетением белых занавесей и канатов. Паутина ощутимо вибрировала, Жак выругался и полез вперед. В самом центре камеры копошилось что-то действительно большое, гутла почуяла нас и ползла навстречу, в отчаянной решимости защитить гнездо.
   Из всех обитателей парящих скал Ткачи - наиболее безобидные, хотя при взгляде на это многоногое чудо так не скажешь. Я отобрал у Стража меч и подсек несколько силовых канатов. Лопнувшие нити отшвырнули шипящую и плюющуюся гутлу в самую гущу паутины.
   - Быстро! Надо его освободить!
   В паутине запутались маленькие ссохшиеся трупики: личинки гутлы, вынутые из уютных коконов, рассеченные почти надвое и выброшенные прочь - тому, кто это сделал, не нужна была пища. Хозяйка гнезда жила, плела тенета, сохраняла стабильность родовой камеры, будучи не в силах понять, что ее выводка уже не существует. Перед нами были две жертвы, и от этого преступление казалось еще отвратительней.
   Жак пытался счистить с бесчувственного тела налипшую паутину.
   - Оставь так. Уходим отсюда!
   В любой момент гутла могла пуститься за нами в погоню, и у меня не осталось бы другого выбора, кроме как убить ее. Мы поволокли спасенного к пробитому мною каналу, уже оплывающему по краям. Мне не составило труда закрыть за собой проход. Псевдокамни пронизывала глубинная вибрация - отчаянный вопль гутлы, потерявшей детеныша.
   - Вот гад!
   - Она, - и, поскольку Жак ничего не понял, добавил. - Это не он, а она. Она не хотела причинить вреда. Она решила, что он - ее детеныш.
   Я не стал вдаваться в подробности, это вообще трудно было объяснить. Не знаю, как Темные Силы обнаружили этот эффект. У размножения в условиях Хаоса есть свои тонкости, а зарождающаяся жизнь так хрупка и уязвима... Гутлы заботливо пестуют бесформенные комки плоти, пока те не превратятся в их подобие, как такой процесс действует на человека, словами не расскажешь. Беда в том, что Ткачи слепы, а мир Хаоса не содержит запаха, опознать личинку родители могут только по эфирным вибрациям и положению в паутине. Полная свобода для манипуляции... Не мудрено, что в окрестностях Замка гутл почти не осталось.
   Очищенный от остатков паутины, человек действительно оказался Вильямом. Этот парень - настоящий везунчик. Выглядел он скверно, отчасти от нервного потрясения, отчасти из-за того, что твари заклинаниями придали ему отдаленное сходство с Ткачем. Оставалось надеяться, что эффект рассеется, когда мы вернемся в свой мир, но до этого было еще далеко. Я выждал пару минут, пока Жак приводил товарища в чувства, отпаивая его рябиновым бальзамом. Жидкость, сохранившая структуру родного мира, подействовала на Стража почти магически: взгляд его прояснился и сосредоточился на мне.
   - Лорд Дэвид... Что вы здесь делаете?
   Он может говорить - это добрый знак.
   - Где я?
   Я опустился на колени, взял его за руку и постарался окружить себя облаком уверенности и здравомыслия.
   - Мы в Царстве Хаоса, недалеко от сосредоточия враждебной мощи. Мы пришли с великой миссией, наша цель - поразить Тьму в самое сердце. Ты готов идти и сражаться?
   - Да!!
   Он резко встал, в его движениях еще сохранилось что-то от порывистости гутлы. Однако чем больше он действует, тем быстрее вернуться навыки. Быть может, он так и не успеет прийти в форму: шансов, что мы останемся здесь навсегда, больше, чем достаточно.
   - Теперь слушайте внимательно. Я буду объяснять все, что делаю, на тот случай, если со мной что-нибудь случиться и я не смогу вами руководить.
   Оба Стража превратились в слух.
   - Наша цель и наш единственный шанс вернуться домой - Пространственный Ключ, с помощью него открывают Врата отсюда в наш мир. Никто из людей даже приблизительно не знает, как эта штука выглядит. Чисто теоретически, в ней должно присутствовать некое подобие нашей вселенной, но внешне это может никак не проявляться. Самое простое решение - пробраться в их Замок и найти начало всех Троп. Кстати, вернуться домой мы можем только оттуда. Все не так безнадежно: сейчас большая часть их сил перекинута в наш мир. Но уж то, что осталось - самые сливки.
   Некоторое время мои спутники переваривали информацию.
   - Положительный момент заключается в том, что я чувствую, куда надо идти, отрицательный - не могу использовать свои возможности, если не хочу, чтобы нас обнаружили, так что, врагов придется душить вручную. Помните, ваш разум - ваше оружие, сосредоточенность на ударе важнее, чем усилие.
   Пожалуй, Стражи способны понять такую постановку вопроса - на тренировках Жак все время мне это повторял.
   - Вопросы есть?
   - С кем нам придется иметь дело?
   Я задумался.
   - Как правило, Дети Тьмы - размером примерно с человека и быстро движутся. Это принципиальное отличие - коренные обитатели Хаоса велики и довольно медлительны. Как только увидите быстро перемещающееся существо, особенно если у него есть глаза и руки - немедленно атакуйте.
   Я не стал добавлять, что, скорее всего, мы будем атакованы первыми. У непрерывного говорения был и другой положительный эффект - я не успевал сосредоточиться на собственных страхах. Память Герхарда услужливо рисовала мне ужасы из далекого прошлого, а я подозревал, что с тех пор Темные Силы ушли далеко вперед. Стоит только вообразить какой-нибудь кошмар, и в Хаосе он непременно сбудется.
   - Раз они притащили тебя сюда, поблизости должен остаться проход их логову. Все это, - я обвел рукой трехгранные стены коридора, покрытые многоцветными наплывами и натеками. - Имеет естественное происхождение, так происходит взаимопроникновение двух масс. Мы должны отыскать нечто неестественное, слишком правильной формы или имеющее углы, близкие к прямым.
   Мы пошли в обход гнезда гутлы, внимательно глядя по сторонам. Не знаю, что искали они, но я обнаружил остатки прохода довольно быстро.
   - Вот, - я торжествующе указал на складку в стене туннеля. Жак скептически поджал губы. - Канал затянулся, но видно, что он практически перпендикулярен коридору. В Хаосе все, что имеет форму, имеет назначение.
   Идти по уже пробитому каналу было значительно проще, чем делать его самому. Он вел нас через толщу псевдокамня несколько беспорядочно, словно тот, кто его открывал, был сильно пьян. Возможно, все дело было в смещении масс - скалы медленно проплывали сквозь друг друга. Локальные сгущения материи рождали все оттенки цвета от лилового до пурпурного. К счастью, скалы были слишком велики, чтобы раздробиться на части - на что это похоже в Хаосе, лучше не смотреть.
   Я украдкой поглядывал на своих спутников. Жак был сосредоточен и бодр, а вот Вильям внушал мне опасения. Пока взгляд Стража сохранял осмысленность, но говорить он больше не пытался. Не хорошо это, очень не хорошо.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) М.Шугар "Училка и хулиган"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"