Сыромятникова Ирина: другие произведения.

Ангелы по совместительству. Гости самозваные 17 - 21

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.22*143  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    5. Ссора двух черных магов - стихийное бедствие, а если помирятся, то вообще Армагеддон.


   Глава 17
  
   Не так Су'Никар представлял себе возвращение в Тусуан, не так. Он, конечно, не ожидал цветов и песен, но полагал, что за недостачу лошадей Ана'Расе будет отчитываться сам. Вместо этого лидер отряда, задрав хвост, умчался на доклад к Наместнику и все хозяйственные хлопоты легли на плечи Су'Никара.
   Хлопоты, а еще - новый пастырь, таскающийся за отрядом хвостиком, но при любой попытке заговорить шарахающийся прочь. Видать, решил, что ужасные колдуны его коллегу съели. И видят боги, если Су'Никар сегодня не пожрет нормально, так и произойдет.
   Последние метры пути давались мучительно - все в горку, да в горку. Лареш, единственное в Тусуане поселение черных, манил впереди, однако именно сейчас слабость была недопустима: стоит позволить подчиненным улизнуть с вещами, и считай, что подарил - все, что удается донести до дому, черный считает своим законным трофеем. А за утрату объясняться кому?!! Су'Никар рыкнул на обнаглевшую молодежь и твердой рукой повел отряд к хранилищам, сдавать скотину и амуницию. И вот только там, слушая краем уха привычно бухтящего хозяйствующего, Су'Никар начал понимать - с городом что-то не так.
   Сквозь пелену раздражения и усталости просачивались мелкие странности, отклонения от привычного хода вещей. Например, то, что в конюшне практически нет взрослых, тем не менее, оставленные без присмотра ученики гребут и скребут как очумелые (готовятся, что ли, к чему?). Внезапно припомнилось, что стражники на въезде в город караулили шлагбаум впятером, причем, именно караулили, а не кемарили в тенечке. Да и барыг, всегда первыми вылезающих навстречу возвращающимся отрядам, видно не было. Когда хозяйствующий спокойно, без воплей и разбирательства, расписался за утрату двух лошадей и шлепнул на приходный лист замысловатую печать, Су'Никара охватило легкое беспокойство.
   Где все? Ночных гостей изгоняющий не чувствовал, а другого повода бросить работу на подмастерий не видел. И не поймешь: то ли Наместник всех со службы отпустил, то ли всеобщую мобилизацию объявили. А может (есть в мире место чуду!) проверяющие с юга приехали?
   Нервозность командира передавалась отряду - подчиненные крутили головами, ученики уже вовсю шушукались с конюхами (им можно - статусом они не рискуют), а вот вожаку требовалось отреагировать на вызов вне зависимости от обстоятельств (продемонстрировать, так сказать, уверенность в себе).
   Су'Никар нахмурился. Что могло всех так торкнуть? В голову лезли предположения, все как одно - безумные. Стараясь выиграть время, изгоняющий вышел на улицу и напряг память, пытаясь воскресить в уме проделанный путь, любые встреченные на дороге странности. Что-то ведь бросилось ему в глаза... На повороте - широкий след, смятая большим полукругом трава, обтрепанные ветки разросшихся у дороги кустарников... Довольно высоко, надо сказать, обтрепанные, выше, чем от телеги.
   Су'Никар прикинул время, возможный маршрут, время и поймал за шиворот ближайшего конюха (запечатанного малолетку, из безнадежных):
   - Тут на днях два больших грузовика не проезжали?
   Мальчишка лихорадочно закивал, потрясенный его проницательностью. Су'Никар брезгливо оттолкнул мелкого.
   - Что-то мне уже домой не хочется, - С'Анишу погладил раненное плечо.
   Су'Никар расправил плечи:
   - А вот я - пойду!
   И пошел, потому что бегать от неприятностей недостойно изгоняющего. Кроме того (следует посмотреть правде в лицо) податься им все равно больше некуда.
   Хранилище амуниции было последним зданием на его пути, построенным с оглядкой на Уложение (и двойной защитой - без нее никак, когда рядом живет такая гопота). Миновав добротные ворота, дорога вздыбливалась подобием брусчатки, а дальше, за невидимой линией несуществующей ограды, начинался разноцветный хаос построек, в которых только наметанный взгляд изгоняющего мог признать человеческое жилье.
   Стражники у шлагбаума поглядывали на вновь прибывших с заговорщицким видом. Су'Никар скрипнул зубами и ни о чем не спросил: пошло любопытничать - недостойно боевого командира. Лареш - это вам не Крумлих и даже не Суроби-хуссо, тут параграфами Уложения не отделаешься. В городе практиковался свой, совершенно непонятный для посторонних этикет, ревниво хранились традиции, для обычного са-ориотца выглядящие как подсудная ересь. Каждый из почти тысячи обитавших в Лареше черных точно знал, что может себе позволить, когда и по отношению к кому, причем, никакой связи с Уложением это знание не имело. Нельзя сказать, что пастыри ни о чем не догадывались, но... Последний случай "боевого безумия" среди местных случился десять лет назад, несмотря на обилие полудиких новичков и общие для всей империи сложности (своего рода достижение!). Наверное, поэтому Лареш и не трогали.
   Существовал ли при закладке тусуанского питомника какой-либо план, никто доподлинно не знал, но, по прошествии множества лет, нескольких пожаров и одного землетрясения, всякие следы разумного замысла поселение черных покинули. Главная улица лихим зигзагом распихивала дома, в стороны от нее разбегались переулки и лестницы, про которые невозможно было сказать, кончаются ли они тупиком или пронзают город насквозь. На весь Лареш приходилось три официальных почтовых адреса, поэтому вывесками и нумерацией домов никто не заморачивался. Говорите, не удобно? Кому? Свои дорогу и так знают, а чужим скидок не полагается. Зато изгоняющие в форме (любой степени затасканности) чувствовали себя в Лареше хозяевами жизни и имели уважение.
   Су'Никар быстро научился принимать здешние порядки как нечто само собой разумеющееся, но сегодня шел по знакомым улицам, словно по проклятым руинам - упругим скользящим шагом. Лареш гудел, как опрокинутый медведем улей, однако уловить, что в ритме городской жизни что-то изменилось, могли далеко не все.
   Тут всегда гомонили, почем зря, любой разговор на взгляд непосвященного напоминал ссору, голоса никто не понижал, а споры и выяснения отношений не то, чтобы ежеминутно вспыхивали - они не на секунду не прекращались. Откуда постороннему знать, что яростные перебранки протекают по раз и на всегда установленным правилам, словно рыцарские турниры? Сейчас для Су'Никара было очевидно: по-настоящему ссорящихся людей на улице нет, вообще. Нынче тусуанским изгоняющим было не до иерархии: общество людей, незнакомых с концепцией страха, пыталось выработать реакцию на ужас и моральный террор. Горожане (черные, естественно, все - черные!) тусовались группами, объединяясь по каким-то не проявлявшимся доселе признакам, и обсуждали на все лады одно-единственное происшествие. Потому что ингернийцы не просто заглянули в Тусуан на огонек (Су'Никар еще на побережье понял, что такой исход - дело времени), а заявились с претензиями и миндальничать с подданными Наместника не стали. В бодром темпе, не заморачиваясь получением разрешения или хотя бы разведкой, приехали, взяли все, что могли, и отчалили, в буквальном смысле плюнув обществу в душу. Настоящие колдуны!
   Но главное повод, повод!!! Су'Никар просто не верил своим ушам: сначала повязать мага, а потом от него же и огрести!
   Погоня и возмездие не обсуждались - бесстрашие бесстрашием, а вот сумасшедшими волшебники не бывают (в смысле, одновременно - живыми и сумасшедшими). Пережитое потрясение уверенно трансформировалось в поиск виноватых (кто припер сюда эту сволочь?!!) и признание за чужаками права на виру (раз уж деньги все равно уплачены...). Тем более, что потери были, в основном, статусные: агрессоры помяли заборы у Су'Яги и Су'Рижу, раздавили любимую скамейку Сай'Хирка (почтенный ветеран пребывал в трауре), и, неожиданно, превратили в героя дня С'Пачика, артефактора-недоучку, который умудрился получить от грозного чужака в глаз, дать сдачи и уцелеть. А вот положение укрощающих (традиционно - весьма прочное) серьезно пошатнулось...
   Су'Никар остановился перед оскверненным питьевым фонтаном и покачал головой (трехсотведерный бассейн вычерпали и почистили, наверное, в первый раз от основания города). Вот ведь незадача! Положенный по Уложению отпуск он собирался провести, честно оплевывая потолок, а теперь придется потратить его на выяснение всех произошедших в городе изменений. С непроницаемым лицом он проследовал в свою квартиру и с удовлетворением отметил, что в такой узкий переулок грузовик точно не протиснется. Стоило двери захлопнуться за спиной, как все правила с шорохом вылетели у изгоняющего из головы. Он пинком отправил под кровать не разобранный вещмешок и, с наслаждением, растянулся на ней поверх одеяла (первое, что делает черный, вышедший из ученичества и получивший право на собственное жилье). Двигаться не хотелось.
   Сходить, что ли, пожрать? - Надо переодеваться. А прежде, чем переодеваться - мыться, это на полчаса. Не охота. Су'Никар пошарил в тумбочке на предмет харчей и ожидаемо ничего не нашел (сам же перед походом все выкинул). Купить в лавке сухарей? - Все равно - мыться, переодеваться... Как трудно жить...
   По дневному времени, в доме было на удивление тихо. За стеной не выяснял отношений с тещей и женой мастер-артефактор, этажом выше не бесились отпрыски Су'Кримча, которых давно пора было сдать в ученики, под окном не трындели старухи (особая каста - никогда не знавшие вкуса Силы, но при том способные загнать в гроб хоть темного рыцаря, только подойди). Су'Никар скрепя сердце признал, что визит иноземцев подействовал на горожан оздоравливающе: всякая мелкая шобла, слишком слабая, чтобы работать, но отсутствием гонора не страдающая, резко осознала свое место в жизни. Давно пора было вправить паразитам мозги!
   Под окном раздалось жизнерадостное посвистывание, нарочито громкое и настойчивое. Су'Никар выждал, чтобы убедиться - пришелец не собирается долбить в дверь уважаемого человека, и лишь затем пошел открывать. На ступеньках топтался посыльный - растрепанный мальчишка с диковатым взглядом (типичный ученик). Держась подальше от непредсказуемого взрослого и старательно глядя в бок, он сообщил:
   - Я тут мимо проходил и случайно услышал, что господин Сай'Коси ждет вас вечером на ужин.
   Естественно, старик лично послал его за бывшим учеником, но прямо требовать что-то от другого изгоняющего считалось неприличным, и в ход шли такие вот намеки и оговорки.
   - Вот как, - Су'Никаром принял утомленный вид и попытался решить, стоит ли бежать к старому наставнику по первому зову. Нет ли в такой поспешности скрытого оскорбления?
   - Да, - вздохнул мальчишка и выдал сокровенное: - А ма Коси утку жарит, с черносливом.
   Рот Су'Никара мгновенно наполнился слюной. Жена Сай'Коси удивительно хорошо готовила (особенно - для женщины из черных, которым простые ремесла обычно не даются), и хитрый старик бессовестно пользовался этим, чтобы удержать рядом повзрослевших учеников (слова, подкрепленные утиным бедрышком, действуют на черных лучше, чем просто слова).
   - Утка - это серьезно, - кивнул Су'Никар, и мальчишка, правильно поняв намек, испарился.
   Ну, вот, теперь волей-неволей придется отправляться в душ - явиться к наставнику в затрапезном виде изгоняющему не позволяла гордость. Вечером, когда каждое движение уже не заставляло неудержимо потеть, а холод с гор еще не вынуждал ежиться, он отправился за обещанной уткой.
   Сай'Коси жил в доме у фонтана - опытный наставник, регулярно выпускающий в жизнь умелых изгоняющих (а не поставляющий кости на кладбище), мог позволить себе занять лучшее в Лареше жилье. Блюдо риса и закуски уже ждали на столе. Ма Коси с независимым видом (черная!) поставила перед мужчинами тарелки с мясом (чтобы не устраивать вокруг еды возню, утка была предусмотрительно разделена на равные части).
   Сначала поели. Су'Никар старательно подавлял желание засунуть свою порцию в рот целиком - походная жизнь портит манеры. Сай'Коси невозмутимо жевал, но между делом, наверняка, оценивал произошедшие в бывшем ученике изменения. А они были! Су'Никар чувствовал себя... больше. Не в плане Силы - той не прибавилось - а в плане готовности ее применять. Это прямо противоречило духу Уложения, почитавшему высшей добродетелью повиновение и порядок, гарантировало в будущем большие неприятности, но прямо сейчас Су'Никару было хорошо.
   Когда руки были отмыты от жирного и заняты чашками с чаем, Сай'Коси подал голос:
   - Ну, и что вы там сотворили с вашим пастырем?
   Су'Никар мысленно внес в свой рассказ поправку - о происшедшем с Т'Ахиме наставнику, наверняка, рассказал племянник. Но есть вещи, которые ученик заметить не мог, просто в силу возрастного скудоумия.
   - Едем мы, значит, по береговому тракту, - начал издалека Су'Никар. - И вдруг видим следы. От грузовиков.
   Если бы не привитая еще в учениках привычка отчитываться за каждый шаг, Су'Никар предпочел бы забыть все, как дурной сон. Ходил, понимаешь, заяц кабана травить - волк добычу отбил. В роли упомянутого ушастого и ощущал себя изгоняющий. Пастырю никогда не понять его чувств! Отряд отправился в опасный и ответственный поход, в итоге, цель - смылась, гостей гости же и прибрали, три недели гнались за уродами, только чтобы сказать: "Привет!". Всех достижений - учеников сберегли. Никогда еще он не выглядел настолько по-идиотски. А если Наместник завтра же не отправит в Суроби-хуссо карательную экспедицию, злые языки запишут Су'Никара в ревнители и хранители Уложения. К еретикам в пекло такую честь!
   - Не печалься, - тонко усмехнулся старый наставник. - Тут теперь есть кое-кто, вляпавшийся гораздо глубже. Поверь, о тебе даже не вспомнят.
   И рассказал. Спокойно так, без проклятий и божбы, словно ту самую байку о незадачливом зайце.
   Су'Никар слушал, как зачарованный. Он догадывался, что иноземцы способны на страшное, но чтобы так...Нужно принести жертву богам! Не сбеги молодой пастырь так вовремя, с Ана'Рассе сталось бы погнать подчиненных в бой. Что, в таком случае, ждало бы отряд? - Смерть и увечья - в лучшем случае, потому что рассказ об унижении укрощающих заставлял естество Су'Никара болезненно содрогаться. Он бы такого не пережил! Да и где там было прятаться? Разве что в болото прыгнуть...
   А вот Лареш смиренно принял на себя всю ярость оскорбленного чужеземца. Ну, и кто этих ослов гнал в колючки? Теперь Су'Никар мог спокойно забыть про неудачный поход, тихо злорадствовать и лицемерно сочувствовать потерпевшим.
   - Да как можно не распознать мага восьмого уровня?!! - искренне недоумевал он. - У меня от одного взгляда на них все волосы дыбом встали!
   - Только народу об этом не брякни, - хмыкнул Сай'Коси. - Мигом запишут в ловцы.
   Су'Никара передернуло.
   - Заметь, я не говорю, то ты обладаешь какими-то особыми талантами, - невозмутимо продолжал наставник. - Ограничители на полигоне тоже ничего не замерили (они теперь так и стоят там, как новые, но даже на файерболы не реагируют). Есть теория, что магов с таким уровнем контроля мы не способны воспринимать адекватно.
   - Либо это - особое свойство некромантов, - припомнил Су'Никар слухи, ходившие по Крумлиху, и мутные объяснения заморского жреца. - Понятно теперь, почему светлорожденные их так боятся!
   - Ты наблюдал проявления его силы? - жадно подался вперед Сай'Коси.
   Су'Никар покачал головой:
   - Он следы ворожбы за собою подтирал - ничего не разберешь.
   Тогда изгоняющий решил, что чужаки прячутся от властей, но теперь он понимал, что некромант поступал так чисто из вредности (не желал выдавать профессиональные секреты). Какое жмотство!
   Сай'Коси пожал плечами и перевернул чашку на блюдце, намекая гостю, что рассчитывать больше не на что. Не беда! Су'Никар сыт, репутация его вне опасности. Можно отправляться домой и спокойно почивать на лаврах.
   Изгоняющий шел по Ларешу с высоко поднятой головой и гордо расправленными плечам. Ничто так не поднимает настроение черному, как чужие неприятности! Да, он тоже не смог одолеть иноземцев (а кто бы смог?), но у него, по крайней мере, хватило ума не подставляться. Су'Никар уверился, что удача на его стороне и до самого утра спал сном младенца.
   А потом в его дверь постучали.
   Изгоняющий прислушался к царящей на улице тишине и не стал посылать визитера в поле лесом. Напротив, накинул почти чистый мундир, пробежал пальцами по воротнику и пуговицам и лишь затем выглянул наружу.
   На пороге стоял человек неопределенного возраста, в аккуратной длиннополой мантии, с доброй, но слегка отстраненной улыбкой на губах и тусклыми, как у снулой рыбы глазами - типичный пастырь. Тишина на улице стала понятной.
   - Прохладного дня, уважаемый! - белый отвесил вежливый поклон, чем окончательно испортил Су'Никару настроение (в Лареше имперские порядки были негласным табу).
   - Ну, допустим, еще только утро, - Су'Никар решил быть грубым. - А у меня отпуск на три дня.
   - Требования Уложения священны, - отозвался пастырь (издевается он что ли?). - Но я смиренно прошу уделить мне минуту вашего драгоценного времени. - И снова поклон.
   За подобные расшаркивания в Лареше принято было безжалостно гнобить. Су'Никар быстро огляделся. На улице - ни души, но, наверняка, все слушают и смотрят. Присутствие постороннего человека (тем более - неприкасаемого) вызовет множество вопросов, а общество и так взбудоражено... Нужно что-то делать.
   Жизнерадостно оскалившись, изгоняющий грудью оттеснил посетителя и захлопнул за собой дверь (пускать чужака в свое жилище он не собирался в любом случае).
   - Минутку - уделю. Только не здесь.
   Было в Лареше место, негласно считавшееся нейтральной территорией и использовавшееся для разного рода неудобных встреч. Выглядело оно как харчевня, да, в сущности, и являлось ей. Именно туда Су'Никар и поволок своего неожиданного визитера, без лишних церемоний ухватив за рукав. Пастырь держался с достоинством и к грубому обращению относился стоически - видно, сильно припекло. Немногочисленные из-за раннего времени прохожие провожали их недобрыми взглядами. В харчевню изгоняющий ворвался как вестник смерти.
   Подавальщик, привычный к странным посетителям, увидев пастыря поморщился, но ничего не сказал. Су'Никар выбрал столик, предназначенный для нейтрального общения - нарочито открытый со всех сторон, одинаково неудобный для обоих беседующих. На столе почти мгновенно появились чашки с дешевым зеленым чаем - условия игры были соблюдены. Су'Никар немного расслабился.
   - Ну, что молчишь? Твоя минута уже пошла.
   Пастырь глубоко вздохнул:
   - Вчера до меня дошло известие о недостойном поведении пастыря первой ступени Т'Ахиме Нацу. Поскольку по роду службы мне не доступно право задавать вопросы, я счел возможным навестить вас, свидетеля происшедшего, как частное лицо, и испросить милости рассеять мое невежество...
   - Тебе-то что до этого подонка?
   - Дело в том, что я занимался обучением Ахиме Нацу и его судьба мне не безразлична.
   Су'Никар только хмыкнул. Еще один наставник на его голову! Боится, небось, что Наместник ему хвоста накрутит за такое обучение.
   - Смотреть надо лучше за учениками!
   Пастырь спорить не стал, его взгляд, устремленный на изгоняющего, стал внимательным и цепким:
   - Могу ли я надеяться узнать обстоятельства происшедшего?
   Су'Никар припомнил, что они наплели Ана'Рассе и фыркнул:
   - Рассказ нашего лидера слышал? Так вот, все - правда, разве что на коленях Ахиме не ползал, это Су'Хамат приврал.
   - То есть, его уход был добровольным?
   - Еще как!
   - Что они друг другу говорили?
   - А что могут говорить друг другу пастыри? - пожал плечами черный. - "Сю-сю-сю, маленький, тебя обидели?" - "Папочка, возьми меня на ручки!"
   Взгляд пастыря снова стал рыбьим, но Су'Никар за собой никакой вины не чувствовал.
   - Можно ли сказать, что он бежал, спасаясь от непереносимого давления, или им двигало идейное неприятие службы? Возможно, он думал таким образом расширить границы своего мастерства?
   Секунду Су'Никар размышлял над возможностью демонстративно поперхнуться чаем, а потом все же проглотил напиток.
   - Я похож на жреца? Откуда мне знать, кто и что думает!
   Пастырь скорбно поджал губы, соглашаясь, что ждать проницательности от черного бессмысленно.
   - Насколько я понимаю, Лареш навестила та самая группа, к которой примкнул Ахиме. Что говорят свидетели, как изменилось положение отступника?
   Су'Никар поймал себя на том, что вчера, даже обсуждая дезертирство пастыря, он не сподобился уточнить, был ли Ахиме с чужаками. Послать его, что ли, к Сай'Коси? Нет, такой жест будет выглядеть наушничеством и неспособностью самостоятельно решать проблемы.
   - Бат, - окликнул Су'Никар подавальщика, со скрипом протиравшего идеально чистый бокал. - Ты чужаков видел?
   - Ну, допустим, видел, - Бат тоже был черным, запечатанным еще в учениках из-за нестабильности канала (впрочем, на его характере недоступность Источника не сказалось).
   Изгоняющий метнул к стойке мелкую серебряную монету (чтобы требовать ответов бесплатно, его статуса считалось недостаточно).
   - Ахиме с ними был?
   - Ну, допустим, был.
   Су'Никар демонстративно протянул ладонь, пастырь послушно вложил в нее два серебряных кругляшка и пристал уже к Бату:
   - И как он вам показался?
   - Сытый, наглый, лысый. Деньги в щелочку показывал.
   Брови Су'Никар удивленно поползли вверх. Ладно деньги (показать не значит - отдать), а вот то, что предателя обрили... Из-за какого-то мутного суеверия, пастыри никогда не стригли волос, отращивая длинные лохмы и собирая их в хвосты и косички. Круто же жрец взял Ахиме в оборот!
   - Гм. А деньги зачем?
   - Не знаю, не выяснял. Я дверь закрыл и засов накинул.
   Что, на взгляд Су'Никара было правильной позицией: пустить-то легко, выгнать - намного сложнее. А уж делиться с чужаками едой... да хоть бы и за деньги!
   - В докладах упоминается некий жрец-талле, вы его видели?
   Бат поджал губы и снова принялся полировать несчастный бокал. Причину молчания пастырь понял достаточно быстро, извлек откуда-то из глубины мантии еще одну монетку и неуклюже бросил ее в сторону стойки.
   - Жреца, значит, - удовлетворенно хмыкнул Бат (еще бы, за один разговор - такие деньги!). - Видел, как не видеть. Только он от грузовиков далеко не отходил. Стоял там, бухтел что-то по-своему. За делом Ахиме присматривал.
   - Доверял, значит, - вздохнул пастырь.
   - А может, кота упустить боялся.
   - Какого кота?
   - Белого такого, пушистого, замызганного только.
   - Вот как.
   И пастырь погрузился в размышления, прихлебывая остывающий чай и не обращая внимания на хмурые взгляды (Бат хотел побыстрее избавиться от нежеланного посетителя, а у Су'Никара на вечер были планы). Но вот он, наконец, перевернул чашку и встал, отвесив хозяевам очередной изысканный поклон.
   - Спасибо, уважаемые! Да продлятся ваши дни в свете.
   Бата аж передернуло.
   Су'Никар проследил за пастырем в пресловутую щелочку и пожаловался:
   - Ты смотри, к Сай'Коси идет. Нафиг было меня дергать, если он все равно к старику собирался?
   - Свидетелей опрашивал? - предположил Бат.
   - Ты вообще знаешь, кто он такой?
   - В первый раз вижу.
   Су'Никар смачно плюнул пастырю на следы и выкинул из головы неприятного визитера.
  
   Глава 18
  
   Черные не любят гостей, неприступная, одиноко стоящая башня - вот их ответ гостеприимству. Но...Уложение! Должность наставника в Школе Темного Истока требовала от Сай'Коси принимать в своем доме посторонних и не всегда - учеников. В качестве компромисса, для этих целей была приспособлена гостиная - шикарная (по меркам Лареша) веранда два на полтора метра. Вряд ли Тай'Мапаи смог оценить такие нюансы.
   Почтенный и тоже наставник, но только светлой стороны, пастырь приперся в дом изгоняющего без приглашения и даже без предупреждения. И это - после всех его разглагольствований о нормах и воспитании! Сай'Коси припомнил ему каждый нравоучительный пассаж, коих за четверть века общения наслушался немало. Через двадцать минут безуспешных попыток наладить диалог, Тай'Мапаи смирился с тем, что ничего, кроме цитат из Уложения, не услышит и отвалил. Ха!
   Сай'Коси отметил маленькую победу большим глотком вишневой настойки (гостю ее не предлагали) и задумался. О гармонии, если так можно выразиться. Что вообще происходит в Тусуане?
   Вчера, когда известие о визите ингернийцев разбиралось при дворе у Наместника (сохранить инцидент в тайне не получилось), злоключения изгоняющих вызывали у чиновников только ехидные усмешки. Причем, тот же Тай'Мапаи не счел нужным остановить травлю, хотя понимал, как плохо сказывается подобное на работоспособности черных. Впору решить, что чужаки действовали со светлорожденными заодно! Прошли всего лишь сутки, и вот старший пастырь мечется по Ларешу, нарываясь на любезности, а Наместник шлет в Школу высокую проверку (будто без надзирателей здесь скучно было!).
   Так что же изменилось?
   Сай'Коси видел две новости, придавшие происходящему новое звучание - жрец и некромант. Первый отличился тем, что увел у светлорожденных пастыря, причем, надежно увел - даже вернувшись в Тусуан Ахиме не испытал желания остаться. Вчера отступника не опознали (большинство свидетелей не знали негодяя в лицо), а сегодня Тай'Мапаи оказался поставлен перед фактом. Некромант же... просто был. И присутствие в Тусуане проклятого (так близко - руку протянуть) будило в Сай'Коси полузабытые, но такие пленительные для черного чувства - восторг от первого прикосновения к Силе, недолгое, но от этого не менее яркое ощущение победы и торжества. Порочные влечения, которые укротители выбивали из учеников, не жалея сил (впрочем, укрощающие в этот раз больше всех и получили). Сильные боевики, конечно, впечатляют, но полностью укладываются в картину реальности, а вот носитель запрещенного таланта, живой, здоровый и успешный, неизбежно приводил са-ориотцев к простой мысли: "Почему ему - можно, а нам - нет?" Не этого ли светлорожденные боятся?
   Сай'Коси собрал беспокойные мысли в клубок и спрятал в дальнем уголке сознания, словно подушкой накрыл. Об этом он подумает завтра. А сегодня Лареш ожидает испытание пострашнее сердитых чужаков - налет банды проверяющих. Шесть часов подряд старшие маги Школы вынуждены будут вести себя в точном соответствии с Уложением, а потом еще сутки - успокаивать нервы, отводя душу на подчиненных. В итоге, дыбом окажутся поставлены все. Светлорожденные и на дольше бы задержались, но Лареш до сих пор официально считался питомником, вследствие чего, ни постоялого двора, ни даже средств не представительские нужды не имел. Может, и стоило накрыть проверяющим поляну (глядишь, добрее бы стали), но делиться с чужаками добытыми в обход Уложения припасами никто не собирался. Так и жили.
   Изгоняющий кликнул жену и начал облачаться в парадную форму, пошитую в точном соответствии с правилами - из плотной черной ткани (при сегодняшней жаре) с серебряным шитьем (плюс два кило к весу). Разыгравшийся с утра радикулит (наследие походной жизни) обещал сделать день совершенно незабываемым. Но его слабости конкуренты не увидят.
   Время он подгадал правильно - едва последняя шпилька встала на свое место, по улицам пронеслась весть: "Внизу показался караван из пяти автомобилей!" Удобно, все-таки, когда дорога на виду. Теперь следовало отметиться в компании вождей, обязанных лицом к лицу встречать приближающиеся неприятности. Благо идти недалеко: с карниза за харчевней Бата (если знать, куда идти) открывался прекрасный вид на окрестности, там-то все и собрались.
   Против обыкновения, никто не ругался. Полдюжины колдунов вместе и без скандала! Наверное, съели что-то не то. Пять маленьких красных точек ползли по склону медленно и печально (раньше, чем через полчаса, не доберутся). Старшие маги города наблюдали за приближением гостей без удовольствия, но с интересом. Глава боевиков, Сай'Чатах успел поспорить с Сай'Тарки, старшим артефактором - заглохнут или не заглохнут (колонна останавливалась дважды). Сай'Воргун (нынешний директор Школы) брюзжал и пытался поучать самого младшего в компании - главу стражевиков (тот ожидаемо не слушал).
   Старший укрощающий, Сай'Шарг держался в стороне и выглядел помятым, мундир с чужого плеча был ему маловат. А кто гнал кретина на полигон в парадной форме? Хотел ученикам пример групповой работы показать? Показал, чо. Так третий день всей группой и квасят. Теперь из-за этой жертвы иноземной агрессии Сай'Коси не может сосредоточиться на предстоящей встрече. Мерзавец мог бы проявить понимание и не мозолить глаза уважаемым людям! А лучше взять пример со своих учеников и уйти в запой.
   Изгоняющий фыркнул и решил перебраться к пресловутому фонтану (надо же, скоро простая вода будет вызывать у него нездоровые ассоциации). Следом потянулись остальные. Расположенные в тени скамейки заняли широко, свободно (укрощающему места не осталось). Тот спорить не стал и устроился на ступенях администрации Школы (Правильно! Грязнее не станет). Настроение установилось подходящее моменту - тоскливо раздраженное.
   Еще немного и начнется цирк, а все они там будут клоуны. В меру таланта и сил, темные мастера Лареша будут убеждать чиновников, что ничего такого не подумали и ничего такого не хотели, потому что светлорожденным не интересны нужды подданных, они просто желают убедиться, что тронутые порчей знают свое место. Надо улучить момент и обозвать иноземцев дикарями, глядишь, быстрее дело пойдет.
   Следовало выпить утром побольше, для бодрости. Или совсем не пить.
   Все, пора вставать.
   Сай'Коси привычно вогнал себя в состояние идиотического благодушия, не умея впадать в которое изгоняющий не имел шансов заполучить в Тусуане приличную должность (вот Никар - умный мальчик, но мастером ему не стать). Под бодрое тарахтение моторов, на площадь выруливали ярко-алые автомобили кортежа, два - с личными гербами светлоражденных, остальные - казенные (Проклятье! Глава надзирателей здесь. И мастер-хозяйствующий. Хорошо, что Сай'Тарки настоял на приведении в порядок общественных зданий! Всем бы такую интуицию). Место на дорожке было тик в тик, для того, чтобы выставить повозки в надлежащем моменту порядке, последнему из водителей пришлось сдавать задом.
   Все шло своим чередом, и тут Сай'Коси неожиданно поймал себя на мысли, что нарядные, словно лакированные игрушки автомобили кортежа выглядят просто глупо. На память приходили совсем другие машины, те, за которыми старый изгоняющий самым пошлым образом подглядывал в замочную скважину. Огромные, пропыленные и исцарапанные, окутанные облаком черной магии с крыши до колес, одним лишь звуком своих моторов заставляющие стекла дрожать. Они преодолевали крутые склоны тусуанских гор одним могучим рывком, лавируя по старому серпантину на такой скорости, с какой Сай'Коси и верхом бы ехать поостерегся. Вот настоящий транспорт для колдунов! На ветхих дорогах Лареша они оставили прокопанные колесами борозды, которые местные жители стыдливо пытались затереть башмаками. Куда там! Мелкие камни вырвали и выбросило, булыжники покрупнее сдвинуло с мест, казалось, даже плиты мостовой пытались разбежаться с пути иноземных машин.
   Изгоняющий сморгнул несвоевременные мысли. Хотя... По меньшей мере трое из присутствующих прямо сейчас делали то же сравнение. Значит, огребут. В том, что касается оскорбленного самолюбия, светлорожденные дадут черным приличную фору.
   Заглохли моторы, щелкнули замки. Первыми наружу вылезли гвардейцы-печатные, испытывающие к изгоняющим оправданное недоверие. Зачарованные доспехи сверкали полированным металлом, алые плащи сливались по цвету с покрытием автомобилей... если бы не пыль, легшая тонким слоем на эмаль (обновлять поддерживающие чистоту заклинания ради визита в Лареш чиновники не стали). Выставленные с равным интервалом люди и повозки чем-то неуловимо напоминали карусель...
   Сай'Коси мученически вздохнул.
   Тем временем водители-печатные распахнули дверцы, выпуская наружу своих драгоценных пассажиров. Утомленные дорогой люди разминали конечности, неторопливо поправляли смявшиеся одежды и вообще всячески затягивали церемонию приветствия. Сай'Коси, которому традиционный поклон давался с трудом, считал цыплят и мысленно поносил несвоевременную хворь (нужное положение спина принимать отказывалась). А ведь это только начало...
   Сегодня повторявшаяся бесчисленное множество раз церемония звучала особенно странно, начиная с пожелания благ скоту и полям (коих в Лареше никогда не было) и заканивая восхвалением щедрости Императора (учитывая все то, что он устроил). Сознание двоилось: одна его часть повторяла заученные фразы, а вторая пыталась осознать смысл необычного состава комиссии - впервые за много лет проверяющие приволокли с собой колдуна. И не кого-то там, а Сайк'Малута - единственного на всю долину изгоняющего четвертого ранга. Такой же, как у Сай'Коси, мундир, только с золотым шитьем, холодным углем проступал на фоне одежд, пламенеющих красным и оранжевым - официальными цветами Тусуана. И только когда к колдуну бочком пристроился опоздавший Тай'Мапаи (блеклый, словно бумажный пепел), изгоняющего осенило:
   "Проверяют. Боятся. Не иноземцев - нас!"
   Сай'Коси с трудом успел превратить презрительную гримасу в благостную улыбку. У-у, как не хорошо все получается! За неуважение придется платить, не деньгами, так унизительными повинностями. Сами не заметят - пастырь подскажет. Ввести в заблуждение Тай'Мапаи ни у кого из изгоняющих не получится по определению. Шепнет, как есть - шепнет!
   Но пастырь не демонстрировал ни тени осуждения, продолжая любезно улыбаться кому-то за спиной Сай'Коси. Нет там никого! Чего добивается этот старый хрен? Или своими мыслями так занят, что и не видит вокруг никого? С пастырями подобное случается. Если так, неспособный следить за своей харей Сай'Чатах практически ничем не рискует: понять, что такой улыбкой только блядей привечать, визитеры, может, и поймут, но спишут все на общеизвестную странноватость изгоняющих. А то, что Сай'Шарг забывает кланяться... Глава укрощающих теперь - опущенный, пусть светлорожденные делают с ним, что хотят.
   Нудная церемония закончилась. Гостям предложили отведать чаю. Нет, не потому, что люди с дороги захотят пить (хотя, и это тоже), просто никаких других напитков в учебном заведении иметь не полагалось, а официально Лареш считался питомником... ну и так далее.
   На низком, покрытом линялым бархатом столе разместился казенный фарфоровый сервиз и чайники с дрянным зеленым чаем (найти такой в Тусуане было не легко, но хозяйствующим как-то удавалось). Надзирающий держал обесцветившуюся за бесчисленные годы чашечку двумя пальцами и пить не решался, а вот мастер-хозяйствующий выхлебал целый чайник (кстати, луженый у мужика желудок, проверено опытом). Сай'Воргун затянул избитую песню о том, что денег недостаточно, поселение растет, а место под городскую ратушу размечено еще при его отце. Вот если бы Лареш официально признали городом, позволили расшириться, расселить переполненные казармы и общежития... Гости слушали совершенно равнодушно.
   Сай'Коси не вмешивался. Он так полагал, что если за двести лет шесть предыдущих Наместников ничего не сделали по этому поводу, то и теперь ничего не случится. Наверное, уже и смысла нет...
   - Сначала мы бы хотели оценить нанесенный Школе ущерб, - благодушно заметил мастер-хозяйствующий, перевернув чашку.
   "Анан'Кассик", - вспомнил изгоняющий имя румяного толстячка. - "Кстати, надо ему что-то сунуть на лапу! Нам у него еще этот самый ущерб списывать"
   Намеку хозяйствующего изгоняющие вняли, вылезли из-за стола и повели проверяющих к разоренной части Школы.
   Когда-то это было довольно оживленное место: полигон, казармы для учеников (которым до обретения звания жить в Лареше запрещалось), тюрьма для приговоренных, лаборатория артефакторов. В общем, закладывалась тусуанская Школа Темного Истока с запасом и прицелом на будущие свершения. Потом кипучая деятельность постепенно затихала, поставленные старыми мастерами знаки иссякали, инвентарь изнашивался, замысловатые рассеиватели простаивали без дела. Уже на памяти Сай'Коси часть старых артефактов вывезли в метрополию (что наводило на мысли), а ученикам позволили жить в городе - слишком мало их стало, чтобы возиться с постоянным надзором. Да и простых людей, которым они могли бы причинить вред, в Лареше к тому времени почти не осталось...
   Изгоняющие привычно лавировали по дороге, выбирая относительно ровные участки и стараясь избегать засыпанных щебнем ям. Денег для капитального ремонта мощения из гранитных плит в полную пядь толщиной, по Уложению не полагалось - такое обязано служить веками. Если бы еще его не тырили для разных хозяйственных нужд... Стоит отвернуться, глядь - кто-то себе уже камин отгрохал! Право разводить огонь в доме являлось привилегией, следовательно, получали его только заслуженные изгоняющие. Отобрать пропажу у сильного колдуна, как правило, уже успевшего приступить к обработке камня, не представлялось возможным, проще дыру заделать чем-нибудь.
   Надзиратель, старавшийся идти ровно, навернулся два раза и пришел в негодование:
   - Неужели нельзя привести дорогу в порядок! - возмущался он.
   Сай'Воргун сокрушенно всплеснул руками, а Сай'Коси поморщился. Может, объяснить надзирателю: то, что он видит - предел способности обитателей Лареша к созидательному труду? Бессмысленно требовать аккуратной работы от изгоняющих, у которых руки, как известно, не в том месте к мундиру приставлены.
   "Вот иноземный некромант, тот, пожалуй, взял и сплавил бы дорогу отсюда до самого Михори, попутно украсив ее фигурными столбиками"
   Сай'Коси подивился, с какой настойчивостью чужаки лезут ему на ум. Впрочем, он ведь за два дня так и не удосужился осмотреть разрушенную часть Школы. Вот результат!
   Посмотреть было на что, даже бывалые чиновники слегка притихли: периметр - в клочья, в стенах - проломы, сейф - вскрыт, дорога - перекопана, выложенная вдоль нее костяница испепелена в прямом смысле этого слова. Сай'Коси вдруг примстилось, что похороненные здесь предки покинули рай, ад, чистилище (или где там пребывали их грешные души) и ушли по своим делам, бросив разочаровавших их потомков на произвол судьбы. Свидетельство проживания в Лареше поколений изгоняющих исчезло без следа, и старый наставник неожиданно почувствовал себя неуверенно.
   "Знали, куда бить, собаки заморские!"
   Сайк'Малут, сохраняя достоинство, прошелся по разоренному полигону, потер в ладонях обломки печатей, ковырнул сапогом костяной пепел. Ларешские колдуны терпеливо сносили близость чужого Источника (чего не сделаешь ради спокойной старости), и только Сай'Шарг не утерпел:
   - Что мы должны были сделать? Что?!! - попытался воззвать он к совести коллеги. - Он как открылся, все мои проклятья разом перебило, одной сырой Силой. А он ЭТО безо всяких знаков направлял, и ОНО СЛУШАЛОСЬ!!!
   Сайк'Малут брезгливо покосился на укротителя: что именно тот сделал, среди изгоняющих знали абсолютно все. Увы, слушали Сай'Шарга не только черные.
   - Что сделать, что сделать... - злобно процедил надзиратель. - Похоже, это становится новой традицией! В прошлом году за морем перебили шеститысячный экспедиционный корпус, и бригадный генерал Каруб бился лбом об пол: "Мы ничего не могли сделать!". Зимой на траверзе Миронге сожгли восемь фрегатов, так бортовые заклинатели первыми в воду попрыгали. Теперь какие-то банды колесят по побережью, и опять - ничего невозможно предпринять!
   Сайк'Малут играл желваками, похоже, это был плевок на его следы.
   - А тут вас было две дюжины на одного и чем дело кончилось, напомнить? Толпа печатных имела больше шансов на успех!
   Тут даже Сай'Коси, не имевший прямого отношения к делу, обиделся: всем известно, что при разнице больше двух уровней количество противников роли не играет. Была бы у укрощающих пентаграмма, полдня на подготовку, может, они и отбились бы (и то не обязательно). А так...
   - Изгоняющим, не входящим в личную гвардию Императора, владеть оперативными проклятьями запрещено! - не выдержал Сай'Шарг, но его правильные, в общем-то, возражения были подобны гласу вопиющего в пустыне.
   - А какую технику вы использовали, в таком случае? И использовали ли вы хоть что-то? Пока я вижу только разворованное имущество, а на вас - ни царапины! Притом, что ваша братия считается самой беспокойной частью населения и не устает напоминать об этом всем остальным.
   Сай'Коси могучим усилием подавил желание влезть в разговор - не хватало еще под надзор попасть, на старости лет. И все равно, не правильно обвинять в недостаточной свирепости укротителя, чья суть, уникальный талант - в умении верно оценить возможности противника и тщательно дозировать свою силу. Боевик вроде Сай'Чатаха любого ученика на месте прибьет, а Сай'Шарг вытягивал самых слабых, приводил к повиновению самых беспокойных. Запечатанных неудачников в его карьере не было! Естественно, что последствия противостояния он осознал немного раньше, чем начал действовать. Если подумать... в чем таком мужик виноват?!
   Сай'Шарг промолчал. Это все, на что хватало теперь его выдержки - укротителя заметно потряхивало.
   "Сорвется, как есть - сорвется"
   Сай'Коси украдкой бросил взгляд по сторонам и неожиданно заметил, что Сайк'Малут тоже краем глаза следит за укротителем. И встал он так занимательно - за пределами поля зрения, чтобы не смущать...
   - Кстати, ваш затрапезный вид имеет какое-то оправдание, или я опять что-то не понимаю в магии? - не унимался надзиратель.
   "А ведь он Шарга провоцирует!" - понял Сай'Коси. - "И ничем не рискует: от первого удара его прикроет Малут, а дальше пастырь приведет приговор в исполнение. Отличное напоминание о судьбе отступников! "
   Бледный как утопленник Тай'Мапаи пялился в землю остекленевшим взглядом - от хладнокровно спланированного убийства его заранее мутило.
   Усилием воли Сай'Коси устранился от конфликта, почти перестал слышать произносимые слова, так устранялся от непереносимой усталости после сложной ворожбы или от боли, причиняемой растревоженными узами (в обычном состоянии все это пастырское творчество обязано быть пассивным, а ведь поди ж ты!). Он не позволит сделать из себя поучительный пример для остальных! И не важно, что там задумали светлорожденные.
   Надзиратель продолжал изощряться, Сай'Шарг упорно молчал.
   И это молчание распространялось среди изгоняющих, как проказа. Сайк'Малут, лучше понимающий расклад сил, напряженно щурился - один против пяти? С пастырем, готовым хлопнуться в обморок, в качестве балласта.
   А Сай'Коси был спокоен: Сай'Шарг уже доказал, что чувство самосохранения у него берет верх в любых обстоятельствах. Вот если бы укротителя удалось заранее раздразнить... Но устраивать для светлорожденных кровавый цирк изгоняющий не собирался: неожиданно для себя он обнаружил, что принадлежность Сай'Шарга Ларешу важнее, чем хорошие отношения с надзирателями. Если хотят, пусть переступят через священное для них Уложение открыто, в присутствии Тай'Мапаи. Сай'Коси всегда хотел узнать, как выглядит взбунтовавшийся пастырь.
   Воображение надзирателя кончилось раньше, чем выдержка Сай'Шарга. Возможно, Сай'Коси показалось, но хозяйствующий облегченно вздохнул (кто бы не принял решение преподать изгоняющим урок, Анан'Кассик эту затею не поддерживал). Сохраняя внешнее благолепие чиновники вернулись к машинам.
   Укрощающий отстал и пропал куда-то, на что изгоняющие вежливо не отреагировали. Надо надзирателю - пусть сам его выкликает.
   Сай'Коси задним числом попытался решить для себя, чью сторону бы принял, если бы Сай'Шарг додумался дать обидчику в глаз (никакой магии, тупо кулаком по морде). Впятером они успели бы славно навалять надзирателю прежде, чем подоспели бы гвардейцы. И потом, что - гвардейцы? Печатные, конечно, мужики крепкие, но их били бы уже всем Ларешем.
   Надо умерить фантазию - попорченные нервы Сай'Шарга не стоят таких неприятностей.
   Сайк'Малут подумал немного, приотстал от светлорожденных и завязал с ларешскими изгоняющими непринужденный разговор (Правильно! Работать вместе им еще долго, а удар в спину и не таких мастеров носом в землю клал).
   - Я слышал, эти сволочи вам еще и казну уполовинили?
   Ну, да, тактичный черный маг - просто сказочное чудовище.
   - А я должен был ждать, когда они от школы головешки оставят? - огрызнулся задерганный проверяющими Сай'Воргун. - Там одних пособий на полтыщи монет, склад с продовольствием...
   - Не рычи! - Сайк'Малут примирительно поднял руку. - У тебя тут одна дюжина резвилась, а у меня на побережье каждый день по две высаживается. Лезут всюду, словно очумевшие кабаны, тырят как дышат, цены сбивают, никого не слушают. Я теперь дальше Михори не езжу. Смысл? Куда не сунешься - мастеру уже заплачено.
   - И как работа? - равнодушно поинтересовался Сай'Коси.
   - Не будем об этом! - поморщился колдун. - Единственный способ их отшить - все зачистить под ноль, чтобы они даже фомы в подвале найти не сумели. А Наместник (да продлятся его годы) нормальных бойцов за пределы Тусуана не отпускает, всю работу на себе ученики тащат.
   Сай'Коси поморщился - новость была не из приятных. Не важно, что заставляло Наместника грести под себя черных, словно зерно в амбар. Против ночных гостей лучше всего помогала профилактика, с которой последнее время в империи дела обстояли... не очень. Судя по всему, светозарный Анатари'Шарп либо не имел, либо не слушал своих черных советников, а значит, с логической неизбежностью, рано или поздно изгоняющие будут загнаны в ситуацию противостояния с чем-то очень крупным, запущенным и требующим для изгнания множества жертв.
   И это тоже следовало принять во внимание...
   Проверяющие шли по главной улице Лареша, волей-неволей повторяя путь иноземных машин (кстати, никто так и не выяснил, как они сумели забраться на склон выше Школы). Сай'Коси гадал, замечает ли надзиратель тревожные признаки, как замечал их он, или мог бы замечать Тай'Мапаи, если бы не затея с укрощающим, сильно выбившая пастыря из колеи. Если для любого другого города признаком неприятностей стали бы суета и хаос, то здесь им выступало неожиданное воцарение порядка. В Лареше было ненормально тихо и чисто, никто не пытался, презрев Уложение, выносить стулья и столы на улицу, застигнутые врасплох жители проходили мимо молча гуськом по одному. Сай'Коси досадливо поджал губы: проверяющие явились очень не вовремя - ларешские обыватели были сыты по горло всякими агрессивными чужаками. Если в первом случае инстинкты сработали верно, то во втором могли дать сбой... но не при Сайк'Малуте. Очень продуманно светлорожлденные подобрали себе компанию.
   Проводы с трудом удалось превратить в официальный ритуал - усталость и раздражение давили на мозги абсолютно всем. Изгоняющие недружно кланялись, Сай'Воргун от нетерпения подпрыгивал на месте, готовый силой распихать гостей по машинам. Чиновники, кряхтя, усаживались в прохладное нутро автомобилей, печатные, успевшие до блеска надраить алую эмаль (а воду, небось, в фонтане брали!), с почтением поправляли складки пропитавшихся потом одежд, выполняли какие-то несложные пожелания хозяев. Сайк'Малут, с независимым видом, сел в казенную таратайку, рядом с которой уже топтался пастырь.
   А ведь обратно магам придется ехать вместе. Ха! Настроение Сай'Коси тут же улучшилось.
   Моторы завелись и кортеж отчалил. Никто даже не пытался скрыть облегчения.
   Лареш живыми и здоровыми покидали люди, бросившие вызов черным магам, подвергшие сомнению их силу и навыки, высмеивавшие их, выставлявшие дураками, покушавшиеся на жизнь и... уверенные, что это ничего не изменит?
   - Что делать будем, старик? - окликнул изгоняющего Сай'Чатах (некоторым образом, публичное признание старшинства!).
   Но Сай'Коси не слышал его. Чувства, задавленные волевым усилием, оживали и удушливая, нечеловеческая ярость поднималась в душе, словно восстающий из бездны дэв. Сейчас изгоняющий прикидывал, что вполне мог пробить щиты Сайк'Малута (давнего ученика, слишком много возомнившего о себе). Да и с этого места до машин может достать в легкую... Однако действовать, поддаваясь сиюминутному порыву, не станет даже затравленный всеми Сай'Шарг.
   - Сейчас я пойду спать, - объявил Сай'Коси, не задумываясь, как выглядит со стороны такое заявление. - Да, спать.
   Завтра с утра он сядет у злополучного фонтана, в прохладе и тишине, воскресит в памяти былые времена и забытые чувства. Терпеливо рассмотрит все обстоятельства и трепетно переберет доводы. Они развернутся и лягут на обновленную картину мира широким, смертоносным веером. И тогда Сай'Коси совершит нечто.
   Нечто ужасное.
  
   Глава 19
  
   Старый Сай'Коси решил отпраздновать юбилей. Какой именно, он сказать то ли постеснялся, то ли не придумал. Су'Никар был приглашен, и это наполняло его сердце оправданной гордостью. В такой компании и напиться не грех! Весь Лареш знал, что в харчевне Бата соберутся наставники Школы (признанные авторитеты), негласные лидеры магических направлений, а также кое-кто из молодой поросли (ранней, но борзой). И, чем бы ни обернулась эта встреча, кормить там будут хорошо.
   В назначенный час к харчевне начали подтягиваться гости. Су'Никар с непроницаемым видом пропустил вперед наставников, позвякивающего амулетами старичка Сай'Гьяпе, а вот нахального Су'Джочу ловко оттеснил плечом - командиры боевых отрядов не имели друг перед другом статусных преимуществ. В просторном зале витали соблазнительные ароматы, но на столе пока стояли только чашки и чай. Непривычно добродушные изгоняющие рассаживались по местам, самые предусмотрительные ослабляли пояса.
   Старший укрощающий вошел последним и примостился у дверей. Всегда бодрый и образцово аккуратный, Сай'Шарг выглядел тенью самого себя - изможденным болезненным призраком. Неистующий некромант не нанес ему физических увечий, но достоинство мага было растоптано - способ, которым жертвы спасли себе жизнь, оказался едва ли не хуже смерти. Что говорить, если даже сдержанный Су'Никар при встрече с укрощающим тянул ноздрями воздух, ожидая почувствовать некий запашок? Унять же нахальных и невоспитанных учеников было просто невозможно. За спиной Сай'Шарга черные смеялись в голос, а ведь здоровье мага сильно зависит от его душевного состояния. Удавить всех шутников несчастный не мог, значит, ему оставалось только удавиться самому.
   Сесть на полагающуюся ему подушечку укрощающий не решился - нашел себе скамейку в углу.
   Сай'Коси вышел к гостям в цивильном халате, проследил, как Бат запирает двери, и, наконец, обозначил истинную цель встречи:
   - Уважаемые, - без лишних околичностей начал маг. - Жрать будете позже. Сейчас надо решить, что делать. Еще немного, и все мы дружно отправимся под нож.
   Н-да, привлечь внимание у старика получилось. Наставники напряглись, Су'Джочу перестал ерзать и превратился в слух (похоже, для него такая постановка вопроса стала новостью).
   - Кто был в комиссии, тот знает: Наместник не высылает группы зачистки за пределы Тусуана. А наша долина - не остров! От нашествия ночных гостей мы не гарантированы. Побережье прикрыто иноземцами. А вот за тех тварей, что отожрутся на ничейной земле, нам придется платить жизнью. Все на это готовы?
   Готовы - не готовы, но Су'Никар предпочитал о подобном не думать, особенно в свете того, что недавно видел. Какой смысл портить себе остаток жизни? Судя по всему, большинство поступало так же.
   - Нечего на цимбалах играть, - буркнул Сай'Чатах. - Предлагай, что хотел!
   Про музыку он зря упомянул - Сай'Коси ею действительно увлекался, более того, имел слух и некоторый талант.
   - Тут у нас на днях один господин гостил, - улыбка старика стала благостной, голос ласково зажурчал. - Всех вас видел, кое с кем даже пообщался. Молодой, красивый. Силы неописуемой! Стая за ним такая, что никакой бог не поможет, что светлый, что темный. А грузовики его помните? Не машины, птицы небесные! Ох, и чудесный же был господин! Одна беда (не дайте соврать), кажется, из проклятых? Всем бы такие проклятья.
   Су'Никар аж пот прошиб.
   Ну, вот, зачем говорить гадости уважаемым людям? За прошедшие несколько дней упоминание некроманта стало в Лареше табу - общество не нашло другого способа смириться с унижением. Допустим, для разной пузатой мелочи, никогда в жизни гостя не видавшей, подобное было нормальным состоянием души - голос черной натуры они и прежде успешно игнорировали. А вот практикующие изгоняющие не могли позволить себе компромисс - прикосновение к Источнику требовало полного соответствия образу колдуна, не только внешнего, но и внутреннего. Какое тут соответствие, когда ты оплеван с ног до головы?!!
   Сай'Коси сунул палку в осиное гнездо и теперь, с наслаждением, шуровал там.
   - А вот Наместник наш знакомиться с господином не пожелал (ая-яй!), следом никого не послал и сам не поехал, - не унимался старик.
   Да! И это ничуть не упрощало ситуацию - авторитет вождя должен быть абсолютен. Всю сознательную жизнь над изгоняющими нависала необоримая мощь Империи и непререкаемый авторитет Уложения. И где они? Последние полгода об империи уже никто не вспоминал. Наместник не сомневался в своем праве требовать повиновения, но примеров стальной воли не демонстрировал, чиновники грелись в лучах чужой силы. Визит некроманта убедительно доказал, что Уложение - для неудачников... Су'Никар обнаружил, что последним оплотом власти в Тусуане остались пастыри. Белые - вожаки?!! К еретикам в пекло такие порядки!
   Сай'Коси убедился, что все приглашенные прочувствовали унизительность своего положения и закруглил речь:
   - Я вот что думаю: может нам рискнуть поближе познакомиться?
   - В смысле, всем по шее получить? - хихикнул Су'Джочу.
   Сай'Коси покосился на него с состраданием:
   - В смысле, подойти с подарочком. Куда он там направлялся, не уточняли?
   - В Кунг-Харн, - невольно отозвался Су'Никар и с опасением зыркнул на старших наставников.
   С теми явно происходило что-то не то: Сай'Чатах словил озарение (или вспомнил, где заначку зарыл), Сай'Тарки задумчиво прихлебывал чай, Сай'Шарг грыз ногти с совершенно безумным видом.
   - Ну, ладно, чужой - крут, - согласился Су'Джочу. - Но нам-то что делать?
   Сай'Коси воздел очи горе:
   - Валить отсюда. Для начала, в Кунг-Харн, а там видно будет.
   Сказанная в лоб истина привела черных в замешательство - все уткнулись в чашки.
   - Умеешь же ты, старый, кошку перцем накормить, - пробормотал Сай'Воргун.
   - За церемониями - к пастырям! Я еще со вчера этикетом сыт по уши. Решайтесь на что-то или освободите стол!
   Устрой Сай'Коси свой юбилей неделю назад, через минут духу изгоняющих рядом не было бы. А теперь... Выражением лица Су'Джочу в точности повторил Чатаха. Су'Никар закатил глаза. Неужели этот дурень не понимал, что выходов из сложившейся ситуации три - смирение, бунт и бегство? Су'Никар потратил на размышления об этом целый день и теперь мог аргументировано раскритиковать предложение старика.
   - Наставник, - предельно почтительно начал он. - К чему пустые разговоры? Меченому жеребцу никогда не гулять свободно. Мы можем лишь сменить одного господина на другого, не обязательно более достойного. Куда бы мы не направились - в Кунг-Харн, Суроби-хуссо или Миронге, узы приведут нас в повиновение.
   Сай'Чатах поморщился, но возражать не стал - Су'Никар еще очень мягко обозначил проблему. Во всей разоренной империи не найдется места, где они не наткнулись бы на пастыря, бывшего или настоящего. Рано или поздно беглецов снова взнуздают и запрягут, только кормить станут еще хуже
   - Узы, - задумчиво протянул Сай'Коси, словно в первый раз услышал это слово. - А вот тут у нас человек, очень хорошо разбирающийся в магии пастырей. Правда, мастер Сай'Шарг? Чего вы там прячетесь, садитесь к столу!
   Вот так, одним словом, старик проломил окружавшую укрощающего стену отчуждения, с каждым днем становившуюся все непреодолимей: никто не желал первым подойти к опозоренному, чтобы самому не стать мишенью насмешек, а отсутствие общения еще раз подчеркивало глубину позора. Сильный и умелый маг оказался в положении приблудившегося черноголового! И вдруг Сай'Коси сделал шаг... Не веря своему счастью, укрощающий отклеился от скамейки и вернулся в круг наставников, встретивших его с умеренным раздражением.
   - Узы, значит, - Сай'Шарг с усилием растер лицо. Даже тень былого уважения заставила его воспрянуть духом. Прежде невероятно законопослушный, теперь Сай'Шарг готов был сровнять с землей империю, Тусуан и лично Наместника, надеясь похоронить позорный инцидент под трупами врагов. Даже очень короткая жизнь лучше никакой! - С этим не должно быть проблем.
   - Ну да? - не удержался Су'Джочу, и Су'Никар мог понять его недоверие.
   - Да! - нотка былой надменности зазвучала в голосе укрощающего (черный быстро приходил в себя). - Магия пастырей имеет градации. Обычных людей зачаровывают на ситуативный контроль - печатный сам определяет, когда ситуация отвечает вложенной инструкции, и, незаметно для себя, начинает действовать по шаблону, но черные с такими ограничениями на Обретении сразу дохнут, а инициированный колдун под Лунным Причастием хуже всякой нечисти - упустит проклятье, угробит и себя, и окружающих. Наши узы - разновидность чиновничих клятв, заточенных под амулеты Уложения!
   - Не утонуть, так повеситься, - пробормотал Су'Никар, помнивший, как чиновники "любят" такое волшебство.
   Сай'Коси молча ждал продолжения.
   - В узах контролирующий элемент вынесен за пределы тела, - закруглился изгоняющий и небрежно щелкнул пальцем по хранителю. - Без этого они безвредны.
   - Я слышал такое, - кивнул Сай'Коси. - Но опасался, что есть неизвестные посторонним тонкости.
   - Были тонкости, - пожал плечами укрощающий. - На старых магах чего только не было - я застал. Но после мятежа в Орри концепция изменилась. Больно уж удачно старикам удавалось обойти запреты (или неудачно, с какой стороны посмотреть). Теперь все проще: пастырей - мотивируют, изгоняющих - контролируют. Печати, обратимо отсекающие Источник, создаются строго индивидуально и только для магов ранга темного рыцаря. Считается, что колдунов помельче проще убить, чем перевоспитывать, а среди нас никого сильнее третьего ранга не осталось. Или ты имел в виду не летальные методы воздействия?
   Изгоняющие помоложе дружно насупились - они слишком хорошо помнили, как в Школе используют упомянутые "методы".
   - Я не понял, - осторожно подал голос Су'Никар. - В чем смысл? Ну, да, хранитель - ключевой элемент. Но ведь снять-то его нельзя!
   Это первое, что демонстрировали ученикам, и не всегда на овцах.
   Присутствующие согласно покивали, а вот двое старейших изгоняющих как-то разом притихли: Сай'Гьяпе нервно тискал свои побрякушки, а Сай'Коси на него многозначительно поглядывал.
   - Или - можно? - не то удивился, не то догадался Су'Никар.
   - Способ есть, - через силу выдавил Сай'Гьяпе (не в обычаях черных делиться секретами). - Но на моей памяти им никто не пользовался.
   - Потому что это - самоубийство, - согласился Сай'Коси. - Просто умираешь не сразу. Снять - можно, надеть обратно - нет.
   И Су'Никар, уже мысленно примеривавший на себя свободу, очень ясно представил ее последствия. Колдун без хранителя - лакомая добыча и для изгоняющих, и для вербовщиков. Ах, какие награды выдавались за удачный донос, не говоря уж о поимке! Если бы олухи, притащившие в Тусуан некроманта, вовремя распознали его, то сейчас купались бы в роскоши. Правда, судьба самого иноземца была бы незавидной...
   - А в чем заключается способ? - живо заинтересовался менее впечатлительный Су'Джочу.
   - Текущая вода, - нехотя объяснил Сай'Гьяпе.
   - Да ну, фигня! - не удержался Су'Никар, который регулярно мылся не только в бадье (походные условия!).
   - Не фигня! - поддержал коллегу Сай'Коси. - При погружении в большой водоем, полноводную реку, а лучше - море, хранитель дает сбой и тратит несколько секунд на подстройку. Главное - не зевать!
   - Что, так просто? - обиделся Су'Джочу.
   Действительно, неужели столько лет пастыри разводили изгоняющих на такой мелочи?
   - Просто? - прищурился Сай'Коси. - Давай, ты сейчас сбегаешь до речки, снимешь хранитель, а мы - нет!
   Су'Джочу смутился и заткнулся, наверное, вспомнил последнюю зрелищную казнь "дикаря". Наблюдая за озадаченными коллегами, Су'Никар неожиданно понял, что никакого заклинания на хранителе могло вовсе не быть - в повиновении черных удерживала готовность ловить и нежелание оказаться пойманными. Тогда зачем все эти сложности? Впервые за много лет мудрость Уложения перестала казаться изгоняющему абсолютной.
   - Замнем, для ясности, - постановил Сай'Воргун. - Что предлагаешь?
   Слово снова взял Сай'Коси.
   - С тем, что из Тусуана надо валить, как я вижу, все согласны. Ничего невозможного в этом нет. Снять хранители - реально, вызвать из метрополии карательный отряд Наместник не сможет, Сайк'Малута, если потребуется, я возьму на себя. Не настолько уж он и сильный! Остается что?
   - Пастыри? - вслух "догадался" неугомонный Су'Джочу.
   Сай'Коси мученически вздохнул.
   - Нет, серьезно, - поддержал ученика Сай'Чатаха. - Могут они обойтись без хранителя, скажем, одним заклинанием?
   - Работать с узами, минуя хранитель, способны только пастыри не ниже третьего ранга, - назидательным тоном объяснил Сай'Шарг. - Таких в Тусуане два. Уверен, Наместник не решится рисковать мастерами, потому что за одного... ну трех убитых наших им придется заплатить жизнью - на массовые воздействия узы не рассчитаны.
   То есть, если прижмет, то дюжина безбашенных учеников запинает пастыря с минимальными потерями! Су'Никар повеселел.
   А Сай'Коси, наоборот, вспомнил, что его прервали, и нахмурился:
   - Но я имел в виду не это! Туда ли мы едем?
   - А куда еще? - спокойно пожал плечами Сай'Воргун. - Побережье слишком открыто, не отобьемся, земли вдоль Тималао - тоже. Про Суроби-хуссо ты знаешь... А Кунг-Харн удален, у него дурная репутация, надежно отпугивающая поселенцев. Народ на рудниках, в основном, ссыльный, и за Уложение в бутылку не полезет. Своих изгоняющих там сейчас, что удачно, нет: перед закрытием трактов гонец приезжал - их босс в шахте навернулся. Пастырей передушим, гостей (если они после чужаков останутся) - выселим. И будет у нас своя земля, на начальников, наоборот - не будет.
   Слова Сай'Воргуна вошли Су'Никару в уши и прикипели к сердцу. В уме у него почему-то возник образ горы, одинокой и неприступной, а вокруг - ни души...
   - А бабы? - мечтательно улыбнулся Су'Джочу. - Бабы будут?
   - Баб своих возьмем! - обломал его Сай'Коси. - Так надежней. И потом, что, кто-то здесь надеется слинять без них?
   Сбежать так, чтобы не узнали жены-сестры-матери, действительно, не представлялось возможным, а своих детей ни один изгоняющий и так не бросит.
   - Все упрется в транспорт. Лошадей на конюшне - десятка полтора, еще десяток быков на службе у хозяйствующих, да у горожан ослов штук восемь. Телеги всего три. Даже если тикать с голой задницей, все равно на всех не хватит, а нам еще харчи с собой тащить...
   - А украсть? - вклинился в разговор Су'Джочу.
   - У кого? - терпеливо переспросил Сай'Коси.
   Даже ребенок знал, что крестьяне-печатные лошадей не держат: им главное - продукты до пункта сбора дотащить, тачки для этого вполне хватает. Сай'Чатах принял сосредоточенный и независимый вид. Правильно, чей ученик тут - самый тупой?
   - Так у Наместника! - обрадовал Су'Джочу изгоняющих.
   Сай'Коси властным жестом заткнул Сай'Чатаха, готового обрушиться на бывшего воспитанника с потоком брани.
   - Расскажи об этом подробнее, - поощрительно улыбнулся он.
   Су'Джочу едва не забыл, о чем собирался говорить.
   - С'Румчи - помните С'Румчи? - спьяну проболтался. Когда император скотину и повозки реквизировал, вроде как для военных нужд, Наместник, жучара, кое-что заныкал на верхних пастбищах. Про лошадей не скажу, а телеги там точно были, Римчи на них отвращающие знаки ставил. А потом дороги закрылись, так, небось, все без дела и пропадает.
   - То, что поставил Римчи, я завсегда снять смогу, - веско обронил Сай'Тарки.
   - Где именно "на пастбищах"? - принялся допытываться Сай'Коси.
   - Ну, Римчи точно не говорил... Где-то по южной стороне!
   Южный склон Тусуанской долины был изрезан ущельями и отрогами до невероятности, искать там спрятанное Наместником имущество можно было годами.
   - Горы большие, но нормальных дорог в них немного, - подал голос обычно молчаливый Сай'Юрим. Наставник стражевиков был мало того, что самый молодой, так еще и не местный. Естественно, что в компании ларешцев он чувствовал себя неуютно. - Вряд ли светлорожденные решили угробить повозки на камнях. Я тут ставил охранку паре пастухов, могу расспросить их насчет этого.
   - Не сдадут? - нахмурился Сай'Тарки.
   - Скажу, что хочу присмотреть место под стоянки патрулей, мол, чужаки по горам шастают, как у себя дома.
   - Дело говоришь! - Сай'Коси покивал.
   И заговор состоялся.
   За жирным пловом и пряными закусками обговорили мелочи: кого с собой звать, что - воровать, кто поедет с Сай'Юримом, а кто останется приглядывать за горожанами, чтобы какие-нибудь доброхоты не послали весточку Наместнику. Мелочей оказалось много, разговор затянулся до темноты.
   Голубоватый свет зачарованных масляных ламп гонял по углам боязливые тени, спертый воздух давил на виски. Момент, когда двери снова открыли, Су'Никар воспринял с облегчением. За порогом смеркалось и нехороший, "черный" час как бы намекал, что и дела под его покровом творятся тоже нехорошие. Впрочем, особой впечатлительностью никто из изгоняющих не страдал, их больше беспокоили затекшие спины и переполненные мочевые пузыри.
   Подавальщик сноровисто перетаскивал на кухню опустевшие тарелки и блюда. Су'Никар вспомнил, что в разговоре он не участвовал и своего отношения к заговору не проявлял.
   - Бат, а ты с нами пойдешь? - окликнул он молчаливого свидетеля их преступлений.
   Тот покачал головой.
   - Почему?!!
   - Что я там буду делать, без Источника? А здесь у меня дом, должность...
   И Су'Никар вынужден был признать его правоту. Человеку без магии добиться уважения среди изгоняющих сложно, а попасть под горячую руку - как нечего делать. Бат не доверял соплеменникам - слишком уж хорошо он знал их натуру. Также будут рассуждать и другие ларешцы, черные только по имени. Значит, заговор будет иметь успех только среди практикующих изгоняющих, не имеющих предубеждений против Сай'Коси или видов на его место. Су'Никар знал таких немного - сильнейшие из них только что покинули трактир, довольно срыгивая. Умен старый наставник, ничего не скажешь - умен!
   За какую-то пару часов идея восстать против потерявших край светлорожденных стала естественной и очевидной. Мысли о цене неудачи вытеснялись из сознания также надежно, как прежде - несогласие с приказами командиров. Су'Никар постоял в дверях харчевни, покачиваясь на носках и прислушиваясь к журчанию фонтана. Почему ему раньше не приходило в голову что-то предпринять? Себе не соврешь: он никогда не думал о том, чтобы подготовить убежище или поискать подходы к хранителю. Но, поскольку выводы на этот счет ранили самолюбие изгоняющего, их он тоже забыл. К чему ломать голову? Никакого интереса в сохранении существующего положения дел он не имел, а то, что они затеяли, по крайней мере, соответствовало голосу черной натуры и приносило удовлетворение само по себе.
   Уже знакомый Су'Никару жрец-талле мог бы поведать, что происходит, когда черный шаг за шагом начинает уступать зову хаоса (и чем это кончается для окружающих). Но изгоняющему идея добровольно ограничивать свои порывы представлялась странной. Однажды светлорожденные узурпировали право устанавливать запреты, а теперь не удержали власть, и под руинами Уложения погребло все намерения предков, как благие, так и эгоистичные.
   Хранитель еще не был снят, нашивки с мундира не спороты, а в сердце Су'Никара уже рождался черный маг, дикий в худшем смысле этого слова.
  
   Глава 20
  
   Два дня ситуация колебалась между затуханием и взрывом. Сай'Юрим определил, где может находиться заначка Наместника, но государево имущество пока не трогал. Сай'Воргун заставил конюхов привести в порядок старую упряжь, но к продуктовым запасам Школы еще не подступался. Су'Никар переговорил насчет побега с Анишу и Лахимом, получил согласие, а вот учеников трясти не стал - болтливы не в меру (настоящий изгоняющий доверенной ему тайной, как куском хлеба - не поделится).
   И только Сай'Коси ходил, многозначительно улыбаясь, словно видел их жалкие уловки насквозь, из-за чего Су'Никар чувствовал себя прозрачным, как сосуд из арх-харамского стекла. Ну, да, изгоняющие никогда еще не брались за какое-либо дело добровольно! Отойдя от злосчастного юбилея и немного подумав, они обнаружили, что побег сам по себе не приведет их на берега молочных рек - придется работать, много и упорно, с непредсказуемым результатом, возможно, голодать. А надо ли? Гордость гордостью, но даже на ритуал смертного колдовства не заберут сразу всех, первыми пострадают младшие изгоняющие и ученики, сильнейшие же еще долго смогут жить в свое удовольствие...
   Сай'Коси улыбался и никого не торопил - он не сомневался, что боги сумеют обеспечить своим пасынкам животворящий пендаль. И не надо намекать, что Создатель может оказаться не на их стороне! Если бы светлорожденные, как это принято считать, умели жить в гармонии с бытием, империя не оказалась бы в такой жопе.
   Терпение богов кончилось на третий день.
   Су'Никар скучал: отпуск закончился, но полигон в Школе не восстановили, так что, заниматься предусмотренными Уложением тренировками изгоняющему было негде. Свободное время он проводил так же, как и все прочие обитатели Лареша - за его пределами. Все более-менее пологие участки склона вокруг питомника были вдумчиво поделены и превращены в подобие загородных вилл. Никаких (боги оборони) навесов или палаток, ничего, имеющего более двух опор! Самым распространенным решением был вбитый между камнями шест (его можно было объявить местом поминовения предков) или невысокий плетень (сооружение для защиты склона), популярностью пользовались складные зонтики. Су'Никар сумел занять участок с большим валуном, очень удачно закрывающим вид на Лареш. С раннего утра изгоняющий, прихватив воды и лепешек, отправлялся на свое место, закреплял на шест усиленную двумя поперечинам циновку, устраивался в ее тени и пытался представить, что один. А ветер с гор хлопал диковинными тростниковыми парусами.
   Тут-то его и нашел ученик Сай'Коси.
   Придерживая одной рукой штаны, мальчишка ловко прыгал по камням, игнорируя головокружительный обрыв и границы участков. Как мелкому удалось пройти мимо отдыхающих колдунов, оставалось загадкой, но выглядел он целым и бодрым.
   - Наставник предлагает вам разделить с ним честь общения с посланцами Анатари'Шарпа! - на одном дыхании выпалил посыльный.
   Су'Никар едва не брякнул, что такую честь в гробу видал, но вовремя вспомнил о заговоре.
   - Разделить, стало быть, с наставниками, - проговорил он достаточно громко, чтобы окружающие поняли: его выделили и возвысили. - Ну, есть у меня немного времени до обеда... А ну, стоять! Возьмешь это, это и это и отнесешь к Бату. Я потом сам заберу.
   Ученик поволок циновку и недоеденные лепешки в харчевню, а Су'Никар отправился на смотровую площадку, где обычно собирались наставники. Переодеваться он не стал - спешно извлеченный из сундука парадный мундир будет выглядеть хуже повседневной одежды, а уж какой запах... Наставнику следовало предупредить его о своей затее хотя бы за полдня.
   Встречающих собралось немного и настроение среди них царило мрачное. По склону медленно ползли две алые машинки и крытый грузовик.
   - Наставник! - попытался отболтаться от сомнительной чести Су'Никар. - Я-то здесь зачем? Сай'Юрим точно в городе, да и Сай'Тарки...
   - Не пойдет! - Сай'Коси был решителен и непреклонен. - Рядом должны быть только самые надежные. Без Воргуна не обойтись - он директор Школы, а у остальных - чин не подходящий. Скажем: предупреждения не было, не успели всех собрать.
   Су'Никар чувствовал себя польщенным, но в чем именно заключалась его надежность - не понимал. Тем более, что четвертым встречающим оказался Сай'Шарг. Укротитель немного отъелся, порозовел, раздобыл совершенно новый мундир, идеально сидящий по фигуре, и окончательно приобрел вид недобитого еретика: взгляд у него стал пристальный, темный, к лицу намертво приклеилась кривая улыбка. Су'Никар бы такому ученика не доверил.
   - На вот, кстати, подарок, - спохватился наставник. - Давно хотел передать.
   Подарком оказался метательный кинжал в ручных ножнах, идеально скрывшихся в одежде изгоняющего. Хорошая вещь! И в дороге, наверняка, пригодится. Су'Никар немедленно пристроил подарок на место, и укрощающий покосился на него с плохо скрываемой завистью - парадный мундир, обнажающий руки по локоть, подобных дополнений не подразумевал.
   Сай'Коси убедился, что его подсудный презент надежно скрыт от посторонних глаз и выдал бывшему ученику странные указания:
   - Пойдешь впереди меня, за Воргуном или Шаргом, как получится. Дальше - по обстановке.
   По традиции, краткие имена изгоняющие использовали только в бою (ночным гостям, знаете ли, безразличны титулы), однако подходящего врага Су'Никар поблизости не чуял. Оставалось только кивнуть.
   Автомобили въехали на площадь чихая и перхая - старая казенная рухлядь. На грузовик изгоняющие поглядывали со сдержанным любопытством, но ни материалов для восстановления полигона, ни давно ожидаемых харчей (пайкового мяса уже месяц никто не видел) в нем не оказалось. В своей неизъяснимой мудрости Наместник решил, что тронутым порчей сейчас больше всего нужен десяток штурмовиков в полном боевом облачении. Рядом с увешанными амулетами крепышами Су'Никар чувствовал себя нашкодившим мальчишкой (даже несмотря на кинжал в рукаве). Ну, да, изгоняющие не отличаются могучим телосложением, другая у них стать!
   "Одно точно - на церемониальную охрану это не похоже"
   Впрочем, откуда Су'Никару знать, как обычно происходят встречи с посланцами Наместника? Он в них первый раз участвует.
   В автомобилях приехали гвардейский офицер и два самых необычных пастыря, которых Су'Никар встретил за свою недолгую карьеру. Он привык, что маги светлой стороны держатся скромно и стараются не привлекать к себе внимание, а эти двое могли бы поспорить богатством одежд с иными светлорожденными: вместо сукна - серый шелк, вместо легко тускнеющего серебренного шитья - бисерный орнамент, на шее у старшего - амулет Уложения с крупным, бледно-зеленым камнем. Вид пастырей произвел на старших изгоняющих неоднозначное впечатление: Сай'Коси едва слышно хмыкнул, Сай'Шарг продолжил плескаться в океане безумия, Сай'Воргун пропел на удивление слащавым голосом:
   - Прохладного дня, досточтимый Тай'Илоу! Радость встречи с вами омрачена неожиданностью вашего визита, не позволившей преподавателям Школы приветствовать вас в полном составе.
   "Вот он, стало быть, второй тусуанский тай", - догадался Су'Никар. - "Один облажался, так нам другого выдали, тоже с учеником. Ха!"
   - Священный долг может потребовать от нас служения в любой час, - вздернул подбородок пастырь, и Су'Никар прикинул, что по возрасту он с Сай'Коси один в один, только ухожен лучше. - Воля Анатари'Шарпа должна быть исполнена.
   Спорить с этим утверждением никто не стал, но положенный по Уложению порядок встречи явно поломался.
   - И в чем же заключается его воля? - с явным подозрением поинтересовался Сай'Воргун.
   - В поддержании равновесия! - голос пастыря зазвенел. - Магия - слишком большое искушение, слишком тяжелый груз, чтобы нести его в одиночку. Разумно, когда родичи волшебника служат опорой Уложения и следят за исполнением закона. Семьи одаренных светлой стороны приносят соответствующие клятвы. Теперь бремя служения обязаны принять и родственники тронутых порчей!
   Присутствующие восприняли новость скептически. Может, с пастырями подобный подход и работает, а изгоняющим на заложников сто раз плевать. И только Сай'Коси, всегда первым понимавший, в чем подвох, вкрадчиво уточнил:
   - Кого вы понимаете под родственниками?
   - Наследников первого круга, включая детей, начиная с десятилетнего возраста.
   Сай'Воргун опешил:
   - Но, десять лет - возраст Силы. Если Источник проснется после наложения печатей, они же умрут в таком случае!
   - Те, кто до такого возраста не открыл в себе Силу, империи не нужны!
   Су'Никара аж передернуло. Да, черный, не услышавший голос Силы до десяти лет, сильным изгоняющим уже не будет. Однако с каких это пор порчи стало слишком мало?!!
   - Это явное противоречие Уложению! - взвился Сай'Воргун. - Нижний предел возраста клятв для свободнорожденного - двенадцать лет!
   - Для обитателей Лареша будет сделано исключение.
   Су'Никар решил, что ослышался. Отказать черным в правах свободных граждан? Обойтись с изгоняющими, как с какими-то запаршивевшими черноголовыми, словно магия - не дар, а породный признак!!!
   - Мы что-то пропустили, с юга прибыли гонцы? - сквозь зубы процедил Сай'Воргун.
   - Светозарный Анатари'Шарп возложил на себя тяжкий груз приведения законов в соответствие с нуждами Тусуана и империи.
   Тут даже Сай'Шарг не смог скрыть удивления. Уложение специально оговаривало невозможность подобных "благородных жестов" - только Император, только с благословения высших жрецов, только после двухнедельного поста и медитаций... Да там этих условий на целый том! А этот - "возложил на себя", благодетель. То есть, Наместник - еретик, это понятно, вернется Император, он ему покажет "тяжкий груз". Вот только - когда вернется и вернется ли? Сейчас отступнику в Тусуане никто слова поперек не скажет. Вовремя же они сговорились линять!
   - И что же светозарный Анатари'Шарп требует от нас? - с завидным хладнокровием поинтересовался Сай'Коси.
   - Всемерного содействия!
   - Конкретней.
   - Покажите мне дом изгоняющего второго ранга Кираша Наконе.
   Сай'Шарг молча развернулся и пошел вперед. Сай'Воргун вился вокруг пастыря, а Су'Никар, вовремя вспомнив про уговор, тупо вперся между старшими и учеником. Имеет право! Тот не стал возражать и вообще оказался не редкость малохольным, все его внимание было сосредоточено на поклаже - кожаном саквояже, невероятно потертом и не единожды заляпанном. Молодой пастырь пыхтел, тряс башкой, пытаясь закинуть за спину сползающие на глаза косички, но попыток сбагрить ношу печатным не делал. Ценная, должно быть, штука! Интересно, что внутри.
   Процессия двигалась неторопливо, с достоинством. Сай'Воргун бухтел вполголоса, пытаясь воззвать к здравомыслию Тай'Илоу, тщетно. Су'Никар праздно размышлял, к чему именно ему следует готовиться. Ну, вот вломятся они к Су'Кирашу с пастырями и амулетом Уложения наперевес. В доме пять человек, попадающих под новый указ, в том числе - сын изгоняющего, к огорчению отца - бездарный. Спрятать его Кираш не успеет, помешать пастырям - не сможет. Прежде, чем слухи разлетятся по городу, Илоу успеет навестить минимум три семьи и во всех будут дети, просто потому, что взрослые без Источника в Лареше не задерживаются. Дальше новоявленных печатных начнут прятать... А те, кто уже пострадал, станут сдавать беглецов, просто из принципа. Надо ли говорить, какой всплеск обид и взаимных обвинений это вызовет? Тщательно поддерживаемый в Лареше баланс сил рухнет, потом польется кровь. Никакие слова и заветы не смогут остановить колдунов, впавших в боевое безумие! Властям придется убивать зачинщиков беспорядков, то есть - вожаков, сильнейших. А ночных гостей кто после этого гонять будет, Наместник? Вовремя они решили валить из Тусуана! Ничего хорошего долину не ждет, это ясно. Судьба Кираша Су'Никара не беспокоила - этот изгоняющий стоял в оппозиции наставникам и в число заговорщиков не входил. Оставалось придумать, как побыстрей избавиться от пастырей...
   И тут Су'Никар внезапно осознал, почему наставник считает надежным именно его: Сай'Коси нужны были помощники, доказавшие свою способность совершить убийство.
   Изгоняющий покосился на ученика Илоу с нездоровым интересом. По виду - не боец. Но хорошо ли натаскан? Маг, все-таки. Знавал он людей, которые неприятности жопой чуяли, к таким даже со спины не очень-то подойдешь. Готов ли вот этот обливающийся потом мальчишка убить первым, потому что уж Никар-то своего не упустит? Нельзя недооценивать пастырей.
   Уклониться от встречи с посланцами Наместника Су'Кираш не мог, подвоха от их визита не ожидал (он был из тех, кто политической ситуацией принципиально не интересуется). В общем, дверь им открыли.
   Сай'Воргун вошел первым (директор Школы как-никак) и тут же ненавязчиво переместился вбок, как бы устраняясь от конфликта (а заодно и уходя с линии возможных атак). Сай'Шарг услужливо придержал дверь, пропуская Тай'Илоу вперед, потом вошел сам, ему на пятки наступал Никар, а ученик уже с трудом втиснулся в типичную ларешскую квартиру Су'Кираша - штурмовикам пришлось остаться на улице. Будь помещения в Лареше нормальных размеров, и изгоняющим ни за что не удалось бы разделить пастыря и ученика, а маг, которому кто-то прикрывает спину - серьезный противник (Никар на месте их самозваного лидера вообще взгрел бы команду и заставил перестроиться). Но Тай'Илоу, похоже, вопросами безопасности заниматься не приходилось (либо покладистость Сай'Коси ввела его в заблуждение), в общем, кретин позволил ларешцам выстроиться предельно удобным для атаки способом. Особенно принимая во внимание Шарга, нехарактерно сложившего руки на груди и пристроившегося у пастыря за левым плечом.
   Как он собирается избавляться от старика? Душить? Не лучший способ убить мага.
   Хозяин дома с некоторым недоумением взирал на завалившуюся к нему пеструю компанию. Секунд пять потребовалось ему, чтобы понять - предводительствует гостями пастырь, еще столько же, чтобы вспомнить положенные по Уложению фразы о светлом пути и прохладном дне, однако проникнуть мыслью в чужие намерения он оказался не в состоянии. Су'Кираш был типичным, можно сказать - образцовым изгоняющим.
   И теперь он оказался с чудаковатым пастырем один на один.
   - Возрадуйтесь, досточтимый, милость светозарного Анатари'Шарпа обратилась на ваш дом! - Тай'Илоу приступил к изложению своего дела. - Ибо что может быть большей честью, чем служение основам? Предвижу радость, которая охватит ваших родичей при известии, что они призваны! Не сомневаюсь, также, в их благочестивом послушании.
   М-да, изъясняться понятным для изгоняющих способом усопший явно не умел (интересно, чем он вообще обычно занимается?). Смысла сказанного Су'Кираш не понял, а признаться в этом на глазах свидетелей - не решался.
   Тай'Илоу сделал над собой усилие и снизошел до разъяснений:
   - Все ваши родственники обязаны принести клятву на амулете Уложения. Сын - тоже.
   - Это что же - печать? - прозрел Кираш. - На Ричико?
   - Больно не будет, - успокаивающе улыбнулся пастырь. - Я занимаюсь наложением Печатей больше полувека и давно уже не терял пациентов. Все будет сделано наилучшим образом!
   Кирашу было плевать на чувства пацана, а вот как изменится его статус он осознал быстро и отчетливо - именно из-за таких "милостей" чиновники не задумываясь пускают в ход "хранители". Иметь в семье печатного - клеймо, в Лареше подобное будет заметно особенно отчетливо. Кличка "черноголовые" намертво приклеится к мальчишке, самому Кирашу и всему его возможному потомству. У изгоняющих появятся собственные парии...
   Возможно, Наместник просто хотел разделить ларешцев на касты, для лучшей управляемости, но Никар понимал, что затея обречена. И Су'Кираш сейчас покажет, почему.
   - Но так ведь не положено! - изгоняющий зыркнул на Воргуна (разногласия разногласиями, но этот, хотя бы, свой).
   Директор Школы притворился, что оглох и ослеп.
   - Я могу показать указ с печатью и личной подписью святозарного Анатари'Шарпа, - приосанился Тай'Илоу. - Вы ведь грамотный?
   - А если Источник проснется позже? - осенило незадачливого отца.
   - Будем молиться светлым богам, чтобы этого не случилось, - скорбно поджал губы пастырь.
   Молиться о бездарности своих детей - это было что-то новое. На лице Су'Кираша появилось упрямое выражение - первый намек на готовность к бунту.
   - Только через мой труп! - выложил он последний козырь. Не станут же чиновники пускать в расход хорошего изгоняющего!
   Бедняга просто не понял изменившейся ситуации: если бы светлорожденные допускали дискуссию, они бы послали с пастырем кого-то из своих.
   Тай'Илоу сокрушенно вздохнул:
   - Иногда нам приходится жертвовать ради будущего...
   Никар сообразил, что поучительный пример для бунтовщиков заранее предусмотрен планом, и неожиданно почувствовал сильное возбуждение. Рассчитывает ли Коси избавиться под шумок от конкурента или начнет действовать до того, как прольется кровь? Как бы это узнать?
   - ... чем-то очень ценным. Это правильно, а значит - хорошо! - пастырь выпрямился, словно жердь проглотил, и, кажется, потянулся к амулету.
   Шарг опустил руки, в левой мелькнуло остро отточенное шило с головкой, замаскированной под пуговицу - известный воровской прием. Длины в оружии было чуть больше ладони, удар им следовало наносить в упор, но не зря же укротитель так долго маневрировал! Точку, из которой его приготовления хорошо просматривались, занимал Воргун, а различить градации угрозы от разных целей у Тай'Илоу не получилось бы - здесь прибить его желали все. Никар демонстративно отвернулся от спорщиков - Шарг стоял к пастырю ближе, а покойников в комнате было двое - ученика тоже следовало валить.
   - Одумайся и смирись!
   Тут укротитель решил, что пафоса достаточно, и вогнал пастырю в бок заточку. Сердце Илоу остановилось мгновенно, и никакой Источник ему не помог.
   Не дожидаясь, когда мертвое тело осядет на пол, Шарг издал пронзительный свист, одновременно с ним Никар метнул свое оружие.
   С такого расстояния промахнуться невозможно - дареный кинжал вошел молодому пастырю под челюсть. Тот еще некоторое время булькал, хрипел, и его деловито добили. На улице собранная Коси банда дралась с гвардейцами и побеждала - в руках ларешцев неожиданно появились арбалеты и копья, защиты от бронебойных болтов печатные не имели, развернуться в атакующий порядок не смогли и за пять минут полегли все.
   Ошалевший от такого поворота дел, Кираш успел инстинктивно схватиться за Источник, и теперь судорожно тискал потеплевший хранитель, пытаясь осознать глубину своего падения.
   - Не дергайся, - примирительно сказал ему Воргун. - Мы после прошлого раза чего-то подобного и ждали. Какой смысл позволять им калечить мелких, если мы все равно собирались отсюда валить? Кстати, присоединяйся! Мы знаем, как снять хранители, собираемся обосноваться в Кунг-Харне.
   - Мы, это - кто?
   - Все наставники, их семьи, вот этот, - кивок на Никара. - Еще пара десятков бойцов. Видел, какие шустрые?
   (С улицы заглянул перепачканный в крови Джочу. Шарг сосредоточенно обшаривал мертвецов.)
   - Согласен. Что мне делать?
   Как будто у Кираша теперь выбор был! Никар обтер об одежду покойника отлично послуживший нож и пошел домой - по ходу, собираться в путь надо уже сейчас.
  
   Глава 21
  
   Сбор вещей занял у Никара до обидного мало времени. Вроде бы жил-жил, вкалывал как ишак, а всего-то и скопил пару мундиров да сапоги! Нельзя же считать достоянием рюмочки из арх-харамского хрусталя или фарфоровую чашку без блюдца?
   Из недр сундука и дальних углов полок извлекались позабытые свидетельства существования дикого бродяжки, незаметно превратившегося в изгоняющего без вредных привычек: коралловые бусины, купленные непонятно где и для кого, серебряная вилка с эмалевой ручкой (целая), потускневшая медная пряжка, когда-то показавшаяся Никару безумно красивой. Старые вещи, забытые мысли, несбывшиеся мечты. Глядя на них хотелось не то - выпить, не то - дать себе кучу невразумительных обещаний. А пока Никар старательно перекладывал свои сокровища тряпьем, чтобы не поцарапались и не побились в дороге.
   Он как раз решал, не добавить ли к свертку с полотенцами рукомойник, как в дверь вломился это хамло - Джучи (давно козла не били).
   Впрочем, повод у наглеца был:
   - Беда! Су'Фучи ученика из города отослал - на лошади хозяйствующих уехал.
   - Ах, ты ж светлый папа!
   И изгоняющие уже вместе метнулись к дому Коси.
   - Куда смотрели?!! - взвился старик.
   - Эти скоты Пачика притравили - кончается уже. Он на выезде стоял!
   Никар оскалился - противники бегства пролили первую кровь, однозначно перейдя в стан врагов.
   - Общий сбор! - рявкнул Коси. - Начинаем действовать по плану, вариант "пастыри в городе".
   На стороне заговорщиков была решимость и дисциплина. Черные маги, связанные иерархией - страшная сила! Командиры побежали по улицам, сзывая сторонников и, по мере роста отряда, разбивались на группы. Если Су'Фучи планировал нечто большее, чем донос, желания связываться с группами в пять-семь серьезно настроенных бойцов у него не возникло. Юрим и Тарки умчались к конюшням во главе отряда мародеров - повозки нужны были прямо сейчас. Доверенные бойцы брали под охрану склады, а женщины уже деловито тащили на площадь первые узлы и корзины.
   - Не рано ли мы дергаемся? - сладко зевнул Джочу (больше него давить ухо любил только покойный Пачик). - Телег еще нет. Что, все так на землю и положим? Вдруг - дождь!
   Коси сердито хлопнул себя по бедру:
   - Завтра - поздно будет. Светлорожденные - не дураки! Сегодня вечером получат весть, завтра к полудню тут будет не протолкнуться от гвардейцев и бунт они станут давить без пощады. Времени на сборы в обрез. В кучу не сгребать! Самое необходимое - вперед, то, что можно кинуть - сзади.
   Мысль о разгневанных светлорожденных немного взбодрила собравшихся. Воргун взялся описывать имущество каждой семьи и следить, чтобы пожитки не перемешивались. Укротители Шарга выгнали из хранилища хозяйствующих и упаковали для перевозки все колдовские ингредиенты, какие нашли. Дело было за транспортом. Пока выходило так, что за повозками с провизией беглецам придется идти пешком.
   Надежда появилась вечером.
   Наблюдатели заметили караван и подняли шум. Никар тоже сходил посмотреть: по дороге неторопливо взбиралось три десятка длинных телег. Уже в сумерках они въехали под защиту городского периметра, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что запряжены в них попарно рослые гнедые тяжеловозы, а две последние волокут, выбиваясь из сил, мелкие коньки изгоняющих, только сейчас из-под седла. Несмотря на полгода небрежения, тяжеловозы выглядели неплохо (разве что шерсть не стрижена), на телегах не хватало тентов, но дело было не в том.
   - Мало, - констатировал Коси.
   - Быков не поймали! - огрызнулся Юрим. - Одичали, сволочи, бодаются. Лошади, какие были, все здесь.
   Вот когда начинаешь с теплом вспоминать о пастырях! За теми любая скотина ходила, как привязанная.
   - Перековать бы, - добавил от себя Тарки.
   Коси отправился столковываться с кузнецом, не готовым работать в ночь даже ради спасения собственной жизни. И уговорил как-то! Вот ведь талант у старика.
   Возвращаться в покинутую квартиру Никар не стал - заночевал в телеге, закутавшись в одеяло и положив под голову узелок помягче. Повозки длинной вереницей заполнили почти всю центральную улицу, вдоль сваленных грудами вещей ходили сторожа, гоняющие всякую предприимчивую шелупонь. Пару раз за ночь он просыпался от каких-то мутных видений, поэтому и утреннюю тревогу по первости принял за сон - все бодрствующие изгоняющие, перекрикиваясь, спешили к харчевне Бата. Никар подумал и тоже пошел.
   С обзорной площадки, ставшей внезапно тесной и узкой, глазам собравшихся представало необычное явление - в прозрачном предрассветном сумраке по долине ползла серая река. Догадка пришла мгновенно - печатные. Кого еще можно было заставить идти сквозь ночь! Сколько их там - тысяча, полторы? Добраться до подножия горы раньше этой толпы не представлялось возможным. У Никара от бессильной ярости свело скулы.
   И только Юрим не потерял головы:
   - Верхом пройдем, по следам грузовиков. Где-то же они на гору въехали!
   - Живо все по телегам! - рявкнул Коси. - Времени на сборы - час.
   Площадь вскипела движением: над повозками крепили спешно сметаные из одеял тенты, внутрь закидывали оставшиеся вещи, в оглобли заводили перекованных коней, Воргун лихорадочно листал свои списки и отбивался от попыток хозяек брать с собой мебель (Никару просто не хватило фантазии до такого додуматься). Коси, черный от сдерживаемой ярости, раздавал последние указания - работа доставалась всем.
   - Никар, смотайся за учениками!
   - Да нафига нам эти дармоеды... - забухтел Тарки, но Никар только хмыкнул. Артефактор слишком редко выбирался из мастерской! Ученики были нужны.
   Кто будет безропотно стирать носки и мыть кружки после наполненного тяжелой работой дня? Кого можно отправить на проверку всяких подозрительных мест, тупо взяв на слабо или задавив авторитетом? Кто будет жадно внимать каждому слову наставника, лелея мечту однажды сравняться с ним в мастерстве? А когда долгожданный момент настанет, с радостью отправится нафиг, сопровождаемый сакраментальным "Мне больше нечему тебя учить"? Нет-нет, ученики изгоняющим совершенно необходимы! Очень удачно, что шантрапа, собранная ловцами по городам и весям, с таким восторгом отнеслась к идее свободной жизни. Им еще многое предстояло узнать...
   Никар оставил сохранность своего узла на совести наставника и пошел к казарме - первому дому каждого привезенного ловцами ребенка и приюту для сирот (местные попроще тоже, бывало, сдавали отпрысков на попечение империи, если мелкий совсем доставал). Свое пребывание там он помнил плохо, из чего заключал, что жить в приюте ему не понравилось. Впрочем, он очень быстро стал личным учеником Коси, а нынешним малолеткам это не светило - слишком многих Император забрал на юг. Изгоняющий почти не сомневался, что беглецы смогут забрать все молодое пополнение скопом, а уж приставить его к делу командиры сумеют.
   То, что с учениками не все чисто, Никар понял еще на подходе к казармам - на улице было нехарактерно тихо и безлюдно. Черные ничего не боятся, но влезать в чужие разборки не любят, не важно, на чьей стороне. Следовательно, впереди изгоняющего ожидало нечто враждебное. Но когда это его останавливало? Узкий переулок вывел Никара к цели и бросил, позорно спрятавшись за углом. Пришло время оценить расстановку сил.
   Казарма оказалась надежно блокирована - ставни на окнах и так запирались снаружи, а дверь приперли скамейкой. Хвала всем богам, лезть на крышу ученики пока не додумались (или чердак закрыт). Лишенная возможности выбраться мелюзга азартно материла своих пленителей (Никар прислушался - в чем-то наивно, но изобретательно).
   Подходы к зданию охраняла пятерка ларешцев под предводительством Су'Фучи. Прежде Никару достаточно было на них цыкнуть, но побег исказил понятия о рангах - теперь мирного разрешения конфликт не подразумевал. Мысли об отступлении тоже не возникало. Тут важно правильно рассчитать точку приложения сил... Проще говоря: кого резать первым?
   Обозначив предводителя, Никар поторопился - в первые ряды Су'Фучи не полез, неожиданно вспомнив о рангах. Изгоняющим паразит считался чисто условно - ничему сложнее зарядки амулетов он научиться то ли не смог, то ли не захотел. Всю свою энергию Су'Фучи направил на спекуляцию едой и скупку краденого, на чем и выцыганил у надзирателей свой второй ранг. Он и в мастера пролезть пытался, но регулярно получал по рогам - тут знакомства среди светлорожденных ему помочь не могли. У Никара сложилось ощущение, что о дареном кинжале Су'Фучи знал, но встречать его грудью не планировал - вперед он выставил Су'Ралека, вполне приличного стражевика-практика. Этот-то что забыл в такой компании? Прогнулся под барыгу? (Тут Никар не к месту вспомнил свои рюмочки).
   Опыт уличных драк шепнул голосом бродяжки-Никариши, что выпускать перо из рук станет плохой идеей - враги были вооружены палками (Никар хмыкнул: а вот Коси перешел сразу на арбалеты и ножи, мысли о дубье у него не возникло). Выгоднее всего представлялось разозлить уродов и заставить напасть первыми - в плотном единоборстве кинжал давал преимущество. Если поганцы додумаются рассредоточиться и окружить Никара, изгоняющий может крепко огрести...
   - Вы что, шпана, совсем край потеряли?
   Под прямым взглядом Су'Фучи заерзал и попытался спрятаться за чужие спины. И это - черный! Какая срамота. А вот Су'Ралек оказался правильным, хотя и дурным - не отступился.
   - Младшим не место среди убийц и воров! - изгоняющий упрямо смотрел Никару в глаза. - Они останутся здесь.
   Никар фыркнул. Моралисты, ага! Все, что интересует Су'Фучи - ресурс, будущие изгоняющие, способные поддержать существование Лареша. Кто их будет учить, кормить и резать на ритуалах - барыгу не волнует.
   - Вор стоит за твоей спиной! - Никар вытряхнул кинжал из рукава и взял обратным хватом.
   Прихлебатели Су'Фучи начали расходиться в стороны, готовясь обойти Никара с боков. Скверно-скверно, но не безнадежно. Изгоняющий подался к стене и приготовился прыгать нападающим под ноги. При виде крови они не отступят (черные!), значит, резать их придется жестоко и наверняка.
   - Я тебе не пастырь, - накачивал себя Су'Ралек. - Меня ты своей пальцовкой не разведешь!
   Кусок штукатурки чуть выше его головы лопнул с сердитым треском, и решимость черного рассыпалась пылью.
   - Да ну? - в проходе стоял Чатах, и тень его Силы злобно дрожала в амулетах.
   Никар едва не рассмеялся. Правильно! Какой смысл беспокоиться о чистоте хранителей, если они все равно собираются их снимать? И изгоняющий, не таясь, призвал Источник.
   - Вон пошли, ур-роды!
   И уроды отвалили. Потому что заставить огонь плясать в небе Чатах с Никаром, может, и не могли, но им и меньшего хватило бы, а что б противостоять колдунам на равных пришлось бы самим преступить закон. Какой смысл тогда нарываться? Ученики, воспользовавшись минуткой, выбили дверь и высыпали наружу вопящей гурьбой. Ничто так не вселяет в черных энтузиазм, как прямая демонстрация силы!
   - Так-то! - ухмыльнулся Чатах, поморщился и растер плечо. - Я с этими мешками верней калекой стану. Так. Шмотки подняли и понесли, быстро!
   Ученики наперегонки помчались вперед, старшие - к наставникам, младшие - в теплые объятья укротителей. Никар хмыкнул и пожелал помощникам Шарга удачи.
   Тем временем, большинство беглецов уже распределились по фургонам. Никара рядом с повозкой ждали Анишу и Лахим, Лахим привел с собой девицу.
   - Командир, с собой - возьмем?
   Никар окинул взглядом молодку, кутающуюся в платок из небеленого полотна. Дикая, Источник отбит поздновато - в глазах так и остались навсегда бесовские искорки. Зато ныть в дороге не будет и вести хозяйство обучена.
   - Возьмем, - решился Никар.
   Колонна беглецов приобрела полное сходство с табором.
   Дальше загрузка фургонов пошла с невероятной скоростью. Недоброжелатели испарились. Толпа печатных не одолела еще и трети склона, когда повозки, под гомон седоков и храп встревоженных коней, покатились в сторону развалин Школы.
   К побегу присоединилось всего около полутора сотен горожан, включая учеников и женщин, остальные предпочли положиться на милость Наместника. Слишком слабые, слишком послушные, неуверенные в себе или надеющиеся выиграть после ухода конкурентов, ларешцы решили продемонстрировать верность имперским идеалам. А может, они так и не поняли, что империя - все? Да кому это интересно!
   Шарг был прав - сил пастырей оказалось недостаточно, чтобы остановить такое количество целей, по крайней мере, с безопасного расстояния (откровенно говоря, Никар вообще ни одного пастыря на своем пути не увидел). Заполонившие город печатные дальше Лареша не пошли - им не давали команду кого-то преследовать (если они вообще поняли, что стряслось). Когда на место подоспели гвардейские офицеры, беглецов уже след простыл. К вечеру весь Тусуан ходил на бровях, войска Наместика перекрыли брод, пристани, дорогу на побережье и тракт в сторону Суроби-хуссо, всюду метались патрули. Тем временем мятежники по безымянному проселку выбрались к Тималао ниже порогов, дружно утопили хранители в реке и отправились через правобережную степь без дороги, напрямик.
   Бегство изгоняющих стало для светлорожденных последним ударом. Наместник рвал и метал, обещая всем немыслимые кары, но недолго - тем же вечером кто-то поднес ему яду в вине. Долина вскипела безумием войны всех против всех, победителем из которой предсказуемо вышел Сайк'Малут - первый черный владыка Тусуана. Не успевших сбежать пастырей и слишком борзых печатных безжалостно истребили (своим места не хватает!), да и свободных граждан проредили весьма и весьма. Невредимыми остались только женщины, которых бывший изгоняющий собрал себе целый гарем.
   Подумывали, было, назвать Тусуан империей, но решили порченным именем духов не привлекать.
  

Оценка: 7.22*143  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Женский роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"