Сыромятникова Ирина: другие произведения.

И.О. капитана. Главы 1 - 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.22*79  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пять лет спустя


   Глава 1

Пять лет спустя.

  
   Очередь у стойки для частных перевозчиков, как всегда, ползла медленно. Ну, по крайней мере, теперь можно обойтись без взяток. Я имею в виду без БОЛЬШИХ взяток. Отмена монополии корпораций на космические перевозки обернулась для Инкона бумом деловой активности. Каждый капитан-владелец стремился получить индивидуальную лицензию, а те, кто владел звездолетом на паях, немедленно объявляли себя компанией. Дело тормозил только процесс лицензирования пилотов и техосмотр - половина здешних калош не должна была выходить в космос ни при каких условиях. Наблюдать за этим было забавно и немного грустно - я не мог позволить себе светиться, официально я всего лишь занимался перегоном на Инкон чужой собственности. После прохлады и свежести своего корабля (система жизнеобеспечения - предмет моей гордости) таможенный терминал поражал духотой. И вонью. Рано или поздно станционному начальству придется менять очистные сооружения, но сейчас у них просто нет свободных мощностей. Наверное, пересадочную станцию Инкона проще построить заново, с хорошей вентиляцией, продуманным освещением, чтобы люди отдельно - контейнеры отдельно, и чтобы погрузчики не воняли паленой изоляцией.
   Я вздрогнул: среди теней померещился знакомый профиль: длинные челюсти, стоячие ушки, мощная шея - кошмар в готическом стиле. Я почти готов был услышать гортанный атакующий кличь, но что-то сдвинулось и образ распался. Уф, померещилось! Нет, пора брать отпуск, полететь куда-нибудь... А еще лучше - совсем никуда не летать. Эта последняя авантюра стоила мне слишком много нервов.
   - Ваши документы и лицензия! - мелодично пропела девушка-инспектор, взяла чип и, начав читать информацию, не удержалась, посмотрела на меня. Да, я знаменитость. Если ты попросишь у меня автограф, красавица, я тебе его дам.
   - Светло-серый драйзер, это ваш?
   - Мой, - честно признался я.
   - Красивая игрушка.
   - Берет на борт десять тысяч тонн, семь недель летает автономно, - вежливо поправил я.
   Красивые черные брови удивленно взметнулись (здесь рассуждать о технических характеристиках драйзеров могут решительно все), девушка протянула мне чип и пропела:
   - Добро пожаловать на Инкон-Орбитальный!
   Я чуть не предложил ей пойти выпить кофе. Увы, она на работе, еще по крайней мере на три часа. Я убедился, что мою посудину подключили к системе регенерации, оплатил счета и отправился искать пристанище на ближайшие два дня.
   Сразу за створкой тамбура меня ждал неприятный сюрприз - станция просто кишела чужаками. Било по глазам обилие начищенных мундиров, их было пополам: местные полицейские и люди в форме Космофлота, но с нашивками "Пан-Галаксис" на рукавах. Значит, радар меня не обманул и огромная масса по ту сторону станции - многотоннажный рейдер, принадлежащий корпорации. Я ухмыльнулся. Веселое времечко! Клево посмотреть, что твориться сейчас в барах, но более актуально было найти свободную каюту. Чертовски не хочется спать на корабле. Зона для транзитников была забита до отказа, и я пошел по знакомым, искать, не приютит ли меня кто-нибудь. Потом был цирк в столовой: группа корпорантов против агрессивно настроенных местных, полиция - в меньшинстве. Драку предотвратил хозяин забегаловки, окативший драчунов из огнетушителя и пригрозивший сбросить давление во всей секции. За одну такую угрозу можно сесть на десять суток, но тут патрульный ему аж руку пожал. Я нашел себе место потише - довольно дорогой ресторан в административном секторе, с шикарным стеклянным куполом, открывающим вид на планету. Нельзя сказать, что такая конструкция очень безопасна, но ради экзотического зрелища люди готовы и рисковать, и платить. А уж как тут кормят... Грешен! Не могу отказать себе в прелестях классической кухни, хотя настоящему внеземельщику полагается призирать планетарные изыски.
   После порции натурального бифштекса с зеленью на меня накатило благодушие и созерцательность. Налив себе белого вина (должно быть, это корпоранты привезли с собой всякие редкости) я принялся разглядывать посетителей, стараясь угадать, кто из них местный, а кто - с рейдера. Все были в гражданском, но приезжих выдавали удивленные взгляды. Дело не в том, что я был в комбинезоне (многие сидели в комбинезонах), а вот станнер военного образца бросается в глаза, да. Станционные жители предпочитают более скромные модели.
   Уверен, на эту сторону станции патрульные тащились исключительно ради зрелища (с той стороны Инкона, где швартуются крупные корабли, только дальние звезды и увидишь). На стеклянном куполе, как на гигантской сцене, разыгрывалась драма "Рассвет на Инконе-планетарном". Инфернально-мрачная ночная сторона планеты, в голубоватых отсветах титанических молний, была атакована ослепительно-яркой линией терминатора. Тьма отступала перед напором света, являя глазу дымчатую поверхность газового гиганта, всю в завитках вековых циклонов, желтых, красных, белых потоков газа. Рассвет на планете не был иллюзией - сутки Инкона-планетарного составляли всего пять стандартных часов. Станция опережала время, вылетая из ночи в день, отчего эффект создавался просто ошеломляющий. Я любовался космическим спектаклем. Не так часто мне удается просто посидеть и посмотреть на это чудо. Вот так вот суетимся, мечемся, дела, дела, а Вселенная величественно движется мимо нас, от начала к концу, или - от конца к началу (как кому приятнее).
   А потом моим вниманием завладел граненый кофейник.
   Вернее не сам кофейник, а отражение на нем - в него очень удачно попадал столик за моей спиной. Там сидели трое в форме корпорантов и энергично спорили полушепотом, компенсируя отсутствие звука бурной жестикуляцией. И показывали они при этом на меня.
   Помните, я говорил, что самые большие неприятности начинаются с пустяков? Так вот, это не мое мнение, это закон природы. За пять лет автономных странствий, я убеждался в его истинности бесчисленное множество раз. Сейчас я всей кожей чувствовал ЭТО. В смысле, начало Крупных Неприятностей, плавно переходящих в Полную Задницу.
   Я встал и расплатился. Пора было уносить ноги. Пробираясь к выходу я сманеврировал так, чтобы краем глаза захватить эту троицу.
   - Джон! Джон Рейкер! - раздалось за спиной.
   Я даже ухом не повел - я пять лет отучал себя реагировать на это имя. Двое из трех подходили по возрасту, чтобы обучаться в Академии одновременно со мной, но лица были мне не знакомы, а на память я никогда не жаловался. Скорее всего, мы не встречались лично, и в своих подозрениях они ориентируются на мои изображения, мелькавшие в прессе.
   О-о, что это было за время! Первый срок Президента Линдерна, драконовские меры против корпораций, биржевая паника, шум и гам на полгалактики. Даже до Инкона долетали ошметки этого добра, но здешний народ в тот момент еще не верил переменам и нарочито дистанцировался от бучи, охватившей Внутренние Миры. Хотя бы в этом мне повезло. То есть, даже если они прочешут станцию вдоль и поперек, как Джона Рейкера меня никто не опознает.
   Зато все Пограничье знает Рика Хитмана, знает по удачным старательским экспедициям, спасательной операции на Кантон-Эй, непревзойденному рекорду скорости полета от Инкона до Торонги. А еще - по шикарным кораблям, предмету лютой зависти всех, кто хоть раз садился за штурвал.
   Да, с кораблями мне везло, начиная с самого первого, хотя ту здоровую ворованную дуру, конечно же, пришлось продать. Но мне подфартило: за свою долю в корабле и грузе я приобрел маленький пронырливый драйзер, использовавшийся прежним хозяином как каботажное судно. Никто не верил, что он сможет летать, но настроить звездный привод оказалось неожиданно легко. Три дня вычислений, потом пятнадцать минут работы и - фазы генератора совпали до 0,01. Конечно, крупный корабль при таком сопряжении разнесло бы в клочья, но для моей крошки этого хватало. Я назвал ее "Сойка", с тех пор все, чего я касался, приобретало птичьи имена. Сейчас мой корабль назывался "Стриж" и представлял собой образчик творческого гения: модифицировано было все, начиная от звездного привода и кончая туалетом. Хвала тебе, академическое образование! За "Стрижа" мне предлагали бешенные деньги, рано или поздно я его продам и возьмусь переделывать что-нибудь еще.
   Суть в том, как много времени им потребуется, чтобы соединить Рейкера и Рика. Тут уж как повезет. "Джони, мальчик мой, а чем ты занимался все эти годы?" Полиция и Космофлот на рога встанут. Они способны переварить сомнительную деятельность мелких жуликов с Пограничья (всем надо как-то жить), но дипломированный пилот, промышляющий контрабандой - это перебор. Плюс ко всему - непрекращающийся бред о зарождающемся пиратстве... Рудник - это самое малое, что меня ожидает, причем, уже по официальному приговору.
   Я убедился, что за мной никто не следит, и нырнул в шлюз жилой секции.
  
   Глава 2
  
   Распорядитель закончил оформлять сделку, принял оплату и выдал электронный ключ на короткой декоративной цепочке. Броско одетая женщина сняла номер на одну ночь и отправилась туда в сопровождении невзрачного долговязого мужчины.
   Казалось бы, причем тут Космофлот?
   Но распорядитель не первый год был на должности. На Инконе женщина с отчетливыми следами пилотской гарнитуры на висках могла найти гораздо более выгодное занятие, чем проституция. Даже такая фигуристая бабенка, как эта. Если уж такая шалава бросает штурвал, то только ради обладателя толстого кошелька, а не для ублажения заезжих планетников по съемным номерам (а этот тип был классическим, можно сказать, вопиющим планетником).
   "Вот на таких мелочах они все время и прокалываются", - с некоторым даже сочувствием подумал распорядитель, последовательно набирая номера хозяина гостиницы, куратора из службы безопасности и одного своего очень информированного друга.
   Распорядитель был не вполне прав, этих путешественников не интересовала полукриминальная деятельность обитателей станции, хотя долговязый мужчина действительно состоял на жаловании в Космофлоте. Они были здесь проездом и должны были задержаться не более чем на один день, но в том дурацком плане, который составила для них контора, обнаружилась очередная неувязка. Молодая женщина раздраженно оттолкнула ноги своего спутника, первым делом шлепнувшегося на кровать, и включила информационный терминал. Ей тоже хотелось спать, но раздвинуть лежанку можно было, только перегородив крошечную каюту от одной стены до другой, терминал в этом случае становился недоступен.
   - Уф, ненавижу низкие потолки! - объявил мужчина.
   - Это коммерческая станция, Альфред, - рассеяно ответила женщина. - Скажи спасибо, что они экономили не на регенераторах и радиационной защите.
   - Ну, спасибо! - издевательски заметил Альфред.
   Его спутница не стала развивать тему. На ее взгляд, станция отличалась от военной только масштабным фактором. Неплохо для самотворчества! Но объяснять это человеку, умудрившемуся за десять лет службы в Космофлоте ни разу не покидать Старые Миры, было заведомо бесполезно.
   - Я думаю, нашу миссию можно считать оконченной.
   - Ерунда! - она отвлеклась от изучения записей. - Ты что, собирался ждать распродажи билетов Инкон-Торонга? Нам нужно зафрахтовать корабль, именно для этого нам и выделили столько денег.
   - Я в курсе, Лора, деточка! Но свободных для фрахта судов тоже нет.
   Женщина ткнула пальцем в экран.
   - Вот!
   Альфред приподнялся на локте.
   - Рик Хитман, да? - он хмыкнул. - Мог бы уж сразу Нилом Линдерном назваться. Это транзитник, не думаю, что он может шиковать за хозяйский счет.
   - Эти песни про транзит на Инконе означают только одно: владелец не может официально предъявить права на судно. Парень прилетает сюда на этом корабле уже третий раз. Перегонщик, как же!
   - Проблемы с законом? - насторожился Альфред.
   - Здесь у всех проблемы с законом. Добро пожаловать в свободный космос!
   Женщина разглядывала лицо на записи, сделанной камерой в порту. Молодой человек, слишком крепкий в кости, чтобы быть уроженцем Внеземелья. Без следов обычных для "вольных капитанов" слабостей - обжорства или пристрастия к релаксантам. Собственно, и без следов этих самых "вольных странствий". На крохотных драйзерах человеку всегда чего-то не хватает - хорошего воздуха, воды, еды, движения, радиационной защиты или правильного светового режима. Не зря в период Освоения малотоннажный флот был запрещен - это был путь в тупик, безвозвратно сжирающий человеческие ресурсы. А юноша выглядел так, словно только сейчас с Эвридики. Это было не правильно, не сходилось.
   Но выбора у них все равно не было.
   - Ладно, - постановила она. - Четыре часа на сон. Потом я попробую его найти и договориться о фрахте.
   - Пойдем вместе!
   - Одной мне будет проще...
   - Этот человек может быть опасным, Лора! Я обещал дяде приглядывать за тобой.
   - Альфред, это - космическая станция, а не трущобы Терры. Тех, от кого ты мог бы меня защитить, здесь попросту нет.
   - Не будь так в этом уверена! Почему же все местные ходят с оружием?
   Лора пожала плечами - способа отделаться от озабоченного сослуживца все равно не было.
   Бравый офицер Космофлота потратил бы неделю и две зарплаты на поиск по всему Инкону человека по имени Рик Хитман. Лора Кенеси поступила проще: пошла в ближайшую жилую секцию и стала спрашивать всех подряд, не видели ли они капитана Хитмана. Инкон-орбитальный - станция не маленькая, даже в худшие годы на ней единовременно обитало не менее сорока тысяч человек, никакой гарантии, что искомый капитан устроился здесь, а не в противоположенном ее конце, не было, однако уже через пятнадцать минут появился первый человек, который на вопрос ответил взмахом руки, а через полчаса встречные называли вполне конкретные блок и ярус.
   - Чем ты недоволен, Альфред? - усмехалась Лора. - Какой же капитан Внеземелья удалится от своего корабля дальше, чем на пятнадцать минут ходьбы? Из-за рейдера в транзитной зоне нет мест, мы с тобой сами в этом убедились. Он не на корабле, значит, пошел по ближайшим знакомым.
   Рик Хитман обнаружился завтракающим в секционной столовой - не слишком удачное место для деловых переговоров. Ночная смена еще не закончила работу, народу было мало, и Лоре удалось занять место прямо напротив капитана. При личной встрече он казался даже моложе, чем на записи. Никаких намеков на криминальное прошлое, порочную сущность и маниакальные наклонности в его внешности не было. Однако не стоило забывать, что при посещении Инкона он всякий раз был на своем корабле один. По крайней мере - официально.
   - Здравствуйте!
   Капитан поднял глаза и скользнул по визитерам равнодушным взглядом, слегка задержавшимся на Лоре, а потом снова вернувшимся к тарелке.
   - Ну, допустим, привет.
   - Вы ведь Рик Хитман, капитан "Стрижа"?
   - Ну, допустим, да.
   Лора попыталась завладеть взглядом собеседника, безуспешно.
   - Нам необходимо попасть на Торонгу. Мы заплатим.
   - Ничем не могу помочь, мэм.
   Альфред попытался что-то сказать, но спутница ловко пнула его под столом ногой.
   - Тридцать тысяч.
   - Мэм...
   - Сорок.
   Капитан на мгновение прервал завтрак.
   - Я понимаю ваши затруднения, мэм, но ничем не могу вам помощь. Я занимаюсь только перегоном. Поищите корабль, свободный для фрахта.
   Лора пару секунда внимательно разглядывала его лицо, потом кивнула.
   - Извините, сэр.
   В коридоре Альфред не сдержал насмешливого фырчанья.
   - Что я говорил!
   - Чем-то мы его насторожили, - Лора закусила губу. - Проклятье! Придется ждать другого транспорта.
   Весь оставшийся вечер Альфред подбивал клинья к своей спутнице, очевидно, воодушевленный размерами каюты, но Лора осталась равнодушной к неуклюжему флирту: на выделенные начальством средства даме можно было преподнести разве что энергетический батончик, а желания тратить деньги сверх командировочных офицер не демонстрировал. Очистив стандартные алюминиевые тарелки от стандартных порций запеканки и запив это счастье стандартным витаминизированным напитком, маскирующимся под апельсиновый сок, коллеги вернулись в номер, тайно недовольные друг другом.
   Мозг Лоры продолжал атаковать нерешенную задачу. Четыре часа сна и размышлений привели ее к выводу, что причина их неудач - Альфред. Что-то во внешности офицера Космофлота не вписывалось в здешние понятия о благонадежности. При его появлении все, с кем она говорила, замыкались и переставали идти на уступки. Прямо как проклятье какое-то! Когда она узнала, что ее напарником будет какой-то дальний родственник, то отнеслась к этому совершенно равнодушно. Личность полицейского ничего не решала, он был необходим, чтобы придать этой миссии законный характер, поскольку на Торонге, цели их путешествия, офиса Космофлота не было. Так называемые "патрульные" (по сути - частные армии корпораций, получающие от правительства лицензии на исполнение полицейских функций) в данном случае не годились - они летели на встречу с перебежчиком, человеком, готовым утопить "Комстар". Желание некоторых сил навести порядок во Внеземелье должно было оставаться секретом как можно дольше. Три новейших крейсера Астроэкспедиционного корпуса все еще стояли на стапелях, а устаревшие и маломощные суда Космофлота физически не могли охватить патрулированием такие пространства. Сейчас фактическая власть на окраинах Федерации принадлежала корпорациям.
   Хорошо еще, что в новом правительстве это поняли, и готовы были что-то изменить.
   Но чем руководствовалось начальство, отправляя на такое дело Альфреда? При виде его, местные уже дважды разрывали заключенные с нею договоренности либо так задирали цену на свои услуги, что расходы вдвое перекрывали их бюджет. И все равно они опаздывали уже на три дня. Что будет, если они все-таки не успеют к сроку, лейтенант Кенеси думать отказывалась. Она не может провалить такое задание! Придется импровизировать. Ждать больше нельзя: создавалось впечатление, что на Инконе, этом центре частной инициативы Внеземелья, вообще не осталось свободных капитанов. И еще этот рейдер...
   Убедившись, что бравый офицер спит без задних ног, Лора осторожно выскользнула из каюты. Сквозь суету "вечернего" цикла станции она пробралась к входу на тот ярус, где завтракал звездолетчик. Скорее всего, капитан Хитман выбрал ближайшую к своему блоку забегаловку - если бы он хотел деликатесов, то отправился бы в ресторан транзитной зоны. Если он еще не съехал, если не завалился спать, если будет покидать секцию в сторону порта... Короче, помочь делу мог только личный разговор.
   Она пристроилась около гермошлюза, соединяющего верхний, коммерческий уровень станции с лифтовым отсеком. Лейтенант Кенеси не верила, что местные власти нарушили правила безопасности и позволили внутренним уровням секций сообщаться, пусть и ради удобства постоянных обитателей. Если так, то шанс встретить капитана у нее неплохой - другие лифты далеко, а ходить ногами внеземельщики, как правило, не любят.
   Дежурный некоторое время многозначительно подмигивал ей, но, не дождавшись реакции, отстал. Шло время. Сквозь полуприкрытые веки Лора видела, как входили и выходили люди, множество, множество людей. В рабочих комбинезонах, в гражданской одежде, в легких скафандрах. Как и говорил Альфред, очень много оружия. Почти у каждого третьего был станнер, но она не заметила ни одного дешевого электрошокера или пистолета с проникающим зарядом. Даже ее скромных представлений о социальных техниках было достаточно, чтобы понять: в данном случае станнер скорее всего является непонятным ей символом, а не инструментом защиты. Кобуру украшали, подбирая по стилю к остальной одежде, оружие раскрашивали. Иногда получалось забавно - идет себе завитая барашком блондинка, покачивая бедрами, на которых закреплен пояс со стразами и розовый пистолет в белой кружевной кобуре. Лора улыбнулась, и дежурный снова начал отчаянно моргать.
   Именно это зарождающееся понимание заставило ее проводить удивленным взглядом четверых ремонтников, вошедших на ярус с деловым видом. Станционные жители никогда не носили свое оружие поверх рабочего комбинезона и никогда не заменяли его очень похожими по виду электрическими пистолетами. Заметив, в какой блок они свернули, Лора потянулась и решила, что может позволить себе немного пройтись. Так сказать, удовлетворить любопытство.
   Было тихо, станционный "вечер" перешел в "ночь", одна смена ушла на работу, другая легла спать, желающих нарушать покой сограждан не находилось. Коридорное освещение, разбуженное датчиками движения, постепенно переходило в ждущий режим, и Лора надеялась, что задержка, вызванная ее появлением, не будет слишком заметна. При свете дежурных ламп было отлично видно, как худощавый "ремонтник" склонился над замком каюты, а трое его плечистых коллег стоят на стреме и напряженно оглядываются. Пистолеты они уже держали в руках. Непрошенная гостья тенью притаилась у дверей блока.
   Эти четверо определенно были не местными, а дело, которым они занимались, сильно попахивало криминалом. Чувство гражданской ответственности кадрового офицера взвыло пожарной сиреной. К сожалению, сейчас в распоряжении Лоры находился только миниатюрный инжектор со снотворным, оружие скорее для обороны, чем для нападения, радиус его действия - метра полтора, тогда как электрические пистолеты выбрасывают проволоку, соединенную с электродами, метров на восемь, причем каюта, в которую ломятся неизвестные - седьмая от поворота, эффект неожиданности исключается полностью. Если они задумали что-то изуверское, ей придется подождать, когда они отвлекутся или будут выходить. Как вариант - просто поднять шум и перебудить всех в секции. Злодеям это помешало бы, но лейтенанту Кенеси совсем не улыбалось сорвать официальную полицейскую операцию. Кто знает, как работает здешняя служба безопасности!
   Взломщик справился с замком, четверо обменялись знаками и ввалились в каюту. Раздался шум борьбы, крик боли, треск разряда. Через минуту двое из нападавших вышли и заняли позицию у дверей, один из них безуспешно пытался остановить кровь, хлещущую из носа. Никаких объявлений или сигналов тревоги не последовало.
   Нет, то, что делали эти типы, не могло быть одобрено официально.
   Лора Кенеси имела четкие понятия о законности и своих обязанностях по отношению к согражданам. Достав инжектор и прикинув расстановку сил, она легкой походкой вошла в двери блока. Вести себя, как тот капитан: заметить чужаков на третьем-четвертом шаге, равнодушный взгляд слегка задерживается при виде крови, бровь вздрагивает "ну, надо же!". Шаг замедляется у дверей пятой каюты слева, рука тянется к полоске магнитного ключа, высовывающейся из-за выреза обтягивающего комбинезона, но достает из-за декольте не ключ, а маленький блестящий инжектор. Еще один шаг и она уже на дистанции поражения. Инжектор выплевывает два облачка сильнодействующего наркотика, даже если этим парням удалось вовремя задержать дыхание, средство все равно попадет на кожу. Они не успели и обмякшими тушками повалились на пол. Теперь - выждать десять секунд, за которые аэрозоль распадется на безобидные компоненты.
   Лейтенант Кенеси сдвинула в сторону потерявшего сознание человека и решительно, три раза постучала в двери каюты.
  
   Глава 3
  
   На космической станции, пусть даже такой большой как Инкон-орбитальный, очень мало мест для уединения. В плотно заполненном людьми и техникой объеме нет естественной смены дня и ночи, а в конструкцию не заложены уровни или коридоры, которые персонал посещал бы менее чем два-три раза в сутки. Есть, конечно, регенерационный отсек, но что за удовольствие уединяться в месте, где нельзя находиться без изолирующего противогаза? Предвидя дефицит конфиденциальности, строители станции возвели в принцип неприкосновенность жилища - "Мой дом - моя крепость!". И, хотя назвать крепостью тесные жилые каюты можно было лишь при большой фантазии, правило соблюдалось неукоснительно. Случаи, когда станционная полиция врывалась в чей-нибудь дом, можно было сосчитать по пальцам, и вызваны они были, как правило, подозрениями в скоропостижной кончине обитателя апартаментов.
   Поэтому, когда дверь каюты начала открываться, без звонка и без моего сигнала, я мгновенно сгруппировался и врезал входящему ногами куда-то в район головы.
   Драка была короткой, но выразительной. Быстро встать мне помешало одеяло, оно же и защитило от выстрела электропистолета, почти (током все же долбануло). Нападающие сумели притиснуть меня к постели и надеть наручники. Двое из них вышли, двое остались, поскольку для пятерых в каюте элементарно не хватало места.
   Предводитель налетчиков, отличавшийся от коллег возрастом и неожиданно приятными четами лица, зловеще улыбнулся.
   - Ну, что, парень, отбегался?
   Никогда не стоит каяться в том, о чем тебя еще не спросили. Пусть я убежден, что знаю их цель, но чем черт не шутит...
   - Ребята, да вы чего?!
   Бац! Контакты шокера втыкаются мне в живот, а ведь так и убить можно. Хорошо хоть разряд в четверть мощности.
   - У, - съеденный не так давно ужин властно попросился наружу. - Ур-роды...
   Бац! Шокер явно был нацелен в пах, но жизнь давно отучила меня от веры в благородство - разряд угодил в бицепс. А если бы руки сковали за спиной?!!
   - Сволочи, за что?!!
   Бац, бац.
   - Умный очень? Имя!
   Я старательно изображал судороги, по интенсивности близкие к летальным. Никаких умных мыслей в голову не приходило. Эти твари сейчас - на правах полицейских. Если я назову им фальшивое имя - буду виновен в подлоге, а если настоящее - потеряю последний шанс смыться. И даже факт насилия не докажешь - вряд ли на рейдере мне позволят вызвать медика. Оставалось молчать и мучаться в надежде, что убить меня они не рискнут. Должна же станционная безопасность вступиться за капитана?!
   Внезапно, дверь каюты снова поехала в сторону. В проеме возникла радостно улыбающаяся блондинка с во-от такими буферами. Поймите правильно, нормальный мужчина, увидев такую женщину, не сразу начинает следить за ее руками. Струя газа из миниатюрного инжектора ударила по физиономиям моих мучителей практически в упор. Я уткнулся носом в штаны и порадовался, что лежу низко. Бесчувственные тела посыпались на меня сверху... ох, еще и в бронежилетах!
   Быстро, без тени замешательства, кровожадная леди выудила из кармана предводителя брелок с ключами и открыла наручники. Где-то я ее уже видел. Ракурс, конечно, экстремальный... Точно! Несостоявшаяся нанимательница. У них тут что, война спецслужб?
   - Извини! Они, наверное, видели, как я с тобой встречалась. Я не ожидала, что у них так...
   Это она что, так спасать меня решила?
   - Дура!!! - не выдержал я. - Ненормальная дура! Полицию надо было вызывать, станционную полицию!!!
   Она обиженно отодвинулась от меня. Плевать, в некоторых случаях кретинизм не лечится. Вот, что бы она делала, имей эти козлы группу поддержки?
   Я пинком ноги активировал терминал и по памяти ввел номер...
   - Служба безопасности и контроля...
   - Привет Шим, - это хорошо, что на вызовах сидел он. - На меня только что напали ребята с рейдера, прямо в моей каюте. Как это квалифицируется, на сегодняшний день?
   Шим пожевал губами и поморщился.
   - Они живы?
   - Да.
   - Досадно. Значит, так. Они предъявили лицензию Космофлота на вооруженное патрулирование, так что, формально, ты напал на представителей федеральной власти при исполнении обязанностей. И они могут тебя опознать.
   Выходило, что мне гораздо выгоднее свернуть этим типам шеи, камер наблюдения в жилых каютах принципиально нет, а выносом трупов служба безопасности занимается за небольшие деньги. Какое искушение!
   - Проехали. Сможешь придержать их здесь?
   - Какой номер?
   Я назвал ему номер каюты, уровня и секции, он сверился по своим записям.
   - Через три минуты вирус заблокирует двери и пульт коммуникатора на четыре часа. Если решишь действовать резко, дай мне знать.
   Я подхватил одной рукой свою сумку (спать, держа все вещи упакованными - привычка внеземельщика), другой - комбинезон и ботинки, грудью вытолкал девицу наружу и ногой отправил за дверь ее инжектор. После электрошока меня еще немного трясло. Ненавижу!
   У нас едва хватило времени затолкать в каюту бесчувственные тела тех, кто находился снаружи. Огонек на замке замигал, сменил цвет на красный и окончательно погас. Четырех часов у меня, конечно же, нет, но пока этих громил хватятся, пока сообразят, что произошло... К тому моменту, как их выпустят, я так или иначе буду уже на "Стриже", а оттуда меня никакой десант не вынет.
   Блондинка разглядывала меня с некоторым недоумением. Она ведь и вправду не понимает. Хотя, пилот на Инконе, не знающим местных порядков... Может, в первый раз?
   - Станционная безопасность всегда на стороне местных пилотов, - начал объяснять я, одеваясь. - В противном случае их бизнес мгновенно утечет на Торонгу. Они будут из всех сил тормозить федералов, а корпорантам - даже немного вредить. И прикрывать своих до последнего.
   - А я-то думала, почему так мало прибывающих...
   Я пожал плечами.
   - Естественно! Они сами в первую очередь известили всех о появлении рейдера. А что ты морду кривишь? Накуй сдались кому эти "патрульные", - я постарался успокоиться. - Но за попытку - спасибо. Пойдем, я пушку заберу.
   Я забрал у дежурного по блоку станнер с портупеей и плоскую нагрудную сумочку со всякой ценной мелочевкой. Сдавать оружие в сейф - это такой неписаный закон, проверенный многолетней практикой. Так персонал относится к тебе заметно дружелюбнее, а спросонья все равно много не настреляешь. Девица волочилась за мной. Я вздохнул.
   - Что тебе от меня надо?
   - На Торонгу.
   - Других дураков, что ли, нет?
   - Нет. Почему ты против, мы же деньги даем!
   - Учитывая, как вы засветились? - уточнил я.
   Она попыталась изобразить воплощенную невинность. Довольно убедительно, между прочим.
   - Ой, да перестань! Я когда вас двоих увидел, сразу все просек. На вас хоть транспарант вешай: "Космофлот приветствует тебя!"
   Она с бессильной злостью покачала головой.
   - Это Альфред работает на Космофлот. Я - офицер Астроэкспедиционного корпуса.
   От неожиданности, я чуть мимо лифта не промахнулся. Впервые встречаю офицера Астроэкспедиционного корпуса при исполнении.
   - И что у тебя с ним?
   - Задание.
   - Нифига ж у вас теперь задания.
   Она не выдержала и начала оправдываться.
   - Это очень важное задание! Черед двенадцать дней мы должны быть на Торонге, от этого зависит множество жизней, будущее Федерации... Сам Президент... - она заметила выражение моего лица и закруглилась. - Короче, надо.
   Я вздохнул, мысленно прикидывая наличные ресурсы. В принципе, можно позволить себе прогуляться до Торонги за свой счет. Предложенная ими сумма была весьма немаленькой, но имела смысл только для легальных граждан, коих во Внеземелье - меньшинство, а для того, чтобы вывести средства из банка и остаться в прибыли, нужно было требовать втрое больше. Банки, они ведь, знаете ли, весьма надежные и прозрачные организации. Понять бы только, кому они такие нужны...
   Но я уже знал, что повезу их. В тот момент, когда прозвучало это слово, Астроэкспедиционный корпус, я перестал себе принадлежать. В этом было так много... личного. Молодость, надежды, мечты. А что есть деньги? Деньги - прах!
   - Ты патроны для регенераторов достать можешь? - праздно поинтересовался я. Она осторожно кивнула. - Будешь должна мне триста штук. Собирайте манатки и дуйте в третий док, я буду ждать вас у седьмого шлюза. Жду через час, не опаздывать!
   Вот так. Прокачусь, а может, даже не в накладе останусь.
   Во Внешних Мирах бытовала своя, квазинатуральная система расчетов. Ее единицей был стандартный патрон для регенератора, который позволялось заменять другими запчастями для самого распространенного драйзера Д6037-ВР в фиксированном соотношении, отражающем не себестоимость деталей, а срок их службы и применимость в конструкции. Это ведь логично - ценностью является то, что нельзя сделать самим. При этом не было необходимости таскать с собой стальные контейнеры, набитые запчастями, достаточно было депонировать их на складах надежных поставщиков или в проверенных ремонтных доках. Это была полноценная местная валюта, и, если федеральные власти знали о ней, то я не понимаю, каким местом они думали.
   Ладно, мужик обещал - мужик делает.
   Я закинул за спину сумку (надо было отдать ее даме, а не играть в джентльмена) и отправился в сторону, строго противоположенную причалам. Ясень пень, что одной атакой все не ограничится. Мальчики в мундирах сработали неожиданно быстро, и передо мной встал нетривиальный вопрос: где провести следующий час так, чтобы по возвращении не обнаружить шлюзовую камеру, набитую полицейскими в три слоя. Именно час, потому что дело тут не в пассажирах - нештатное завершение цикла зарядки накопителей сильно снижает их ресурс, а я никому не позволю калечить мой корабль. Выход виделся один: посадить корпорантов на хвост и таскать по станции с минимальным отрывом, заставив подтянуть все силы, а затем совершить стремительный рывок к причалам. План авантюрный и почти не реализуемый - на Инконе-орбитальном попросту нет места для игры в прятки. Не надо забывать также, что станция имеет модульную конструкцию: стоит какому-нибудь умнику дорваться до управления переборками, как меня запрут в первом же коридоре наглухо - подходи и бери.
   Однако дело не безнадежно. Во-первых, корпоранты не смогут высадить на станцию все наличные силы - начнется бунт, стрелять им здесь тоже никто не позволит. Во-вторых, я могу рассчитывать на не совсем пассивную помощь службы безопасности станции - Шим знает, что на меня напали, а местным властям совсем ни к чему, чтобы в пределах их юрисдикции арестовали известного капитана. Значит, мне предстоит коллективный забег с группой захвата по коридорам сечением в шесть квадратных метров, что все-таки лучше, чем необходимость прорывать сплошной кордон.
   Я мысленно раскрасил схему Инкона в цвета своего интереса: служебные проходы, не подлежащие блокированию ни при каких обстоятельствах, эвакуационные пути, о закрытии которых нужно заранее сообщать по громкой связи, внутриярусные коридоры, вообще не имеющие средств герметизации. Что ж, места для маневра мало, но оно есть. С одной поправкой: если кто-нибудь из корпорантов не разбирается в устройстве станции так же хорошо, как и я.
   Начинаем операцию "Клоуны разбежались". На старт!
   Первые признаки враждебного внимания появились только минут через двадцать - либо корпоранты были очень уверены в себе, либо просто тупо ждали меня рядом со шлюзом и то, что я не мчусь на "Стриж" задрав штаны, превратилось для них в неприятный сюрприз. Любое промедление - хорошо, но встретить врага мне следовало в определенной точке, а вы попробуйте стоять двадцать минут на одном месте и выглядеть естественно! Я сделал вид, что разговариваю по телефону. И плевать, что на Инконе любое общение завязано на терминалы и центральный компьютер, когда планетники видят человека, беседующего с прямоугольной коробкой, у них в сознании непременно возникает образ телефона. А вот местные косятся на меня с подозрением - не шизофреник ли? Здешние переговорные устройства - две клипсы с голосовым управлением.
   Группы целеустремленных крепышей появились в разных концах коридора одновременно. Не киборги ли? Ненавижу таких, и пусть меня считают шовинистом. Я весело попрощался с упаковкой одноразовых фильтров (спаспакет на случай задымления), задумчиво покачался на пятках и непринужденно нырнул в торговую галерею - дань неистребимой любви человека толкаться локтями с себе подобными. Не важно, сколько разумных обитает в данном конкретном поселении, в таких местах всегда много народа, и никакие нормы пожарной безопасности не могут заставить торговцев держать свои товары на стеллажах - обязательно что-то окажется висящим в проходе. Я быстро ввинтился в толпу покупателей, чтобы вынырнуть из нее под характерной светящейся табличкой. Повторюсь: здесь негде прятаться, секция орбитальной станции - большой металлический бублик без всяких скрытых полостей, но в каждую его точку можно попасть минимум двумя путями. Например, мало кто знает, что за стеной любого туалета есть служебный коридор, по которому вывозят сменные контейнеры с ароматным содержимым - никто не станет устраивать в космосе полноценный канализационный коллектор. А дальше все просто - пройти метров двадцать, найти другую дверь и выйти из неприметного заведения прямо за спинами своих преследователей.
   Один - ноль в мою пользу.
   Бежать в сторону межсекционного шлюза не стал - там-то меня и скрутят. Вместо этого я дал корпорантам время осознать, что они меня потеряли, а потом позвонил с общественного терминала в офис одной фирмочки, с которой пару раз пересекался. Поздоровался, спросил насчет фрахта, пожаловался на потерянную клипсу и попросил узнать, долго ли еще ждать с заправкой "Стрижа". Оказалось - полчаса. Главным смыслом маневра было расположение офиса - в следующей по ходу моего движения секции. Конечно, этот блеф раскусят, но не сразу.
   Еще одна достопримечательность Инкона-орбитального - общественный транспорт, правда, популярностью он не пользуется. Зачем? Когда все службы компонуются так, чтобы из секции в секцию народ не бегал. Тем не менее, верхние уровни насквозь пронизывает кольцевой рельс, по которому катаются составы по четыре вагона в каждом, используемые, в основном, для перевозки грузов. Официально рельсы и вагончики - часть системы гироскопов. На первый взгляд - безумный расход полезного объема, но на самом деле помещения на верхнем, коммерческом ярусе очень дешевые и используются едва ли на треть. Из соображений безопасности, естественно: пространство вдоль оси полого цилиндра станции отведено под то, чему не нужна сила тяжести и кислородная атмосфера - открытые доки, контейнерные склады, главный реактор и накопители. Кто позволит, чтобы такое количества хлама болталось у него над головой?
   Я отправился к ближайшей линии. Вела она, по идее, не в ту сторону, в которую мне надо. За станцией, наверняка, следили, хотя бы через те же камеры службы безопасности (если корпоранты заставили Шима пропустить их к мониторам), но тупо воспользоваться перроном - это не наш путь. Я подошел к местным работягам и честно признался, что набил морду залетному полисмену. Попросил помочь попасть в порт, но не в малый, для драйзеров и тягачей, а в главный, тот, к которому как раз сейчас пришвартован рейдер. Ждать пришлось минут десять. Суть в том, что эти составы стоят на месте считанные секунды, поэтому загружают их как бы заранее, а потом просто меняют установленный на колесной тележке контейнер. Меня упаковали в оранжевый цилиндр с теми самыми ароматными бачками, в котором я доехал до станции регенерации, там дал денег оператору и в компании тех же бачков, но уже пустых, отправился в порт. Немного провонял. Пригодились фильтры.
   Два - ноль в мою пользу.
   Дальше все зависело от того, чью сторону примут Шим и его начальство - на космической станции нельзя спрятаться, если ее администрация этого не хочет. С другой стороны, найти кого-нибудь без полной лояльности местных властей тут тоже нельзя. С очередного терминала я тупо забронировал билет на рейс до Бетрики (пришлось отдать деньги, но свобода дороже), а потом завернул в коридор, ведущий к стоянке местного транспорта - катерам спасателей, таможенников, ремонтников. Дежурный безопасник при виде меня понимающе ухмыльнулся.
   - Здравствуйте... э-э... офицер Джонсон, - правильный служащий всегда носит бейджик. - Не поможете добраться до двенадцатого причала?
   - Не поможем, - хмыкнул офицер и кивнул на группу ремонтников в голубых комбинезонах.
   Работяги проявили потрясающее равнодушие к тому, что в их транспортный модуль забрался какой-то непонятный тип. Через четверть часа я оказался на двенадцатом причале всего в десятке метров от шлюза собственного корабля, а ремонтники полетели кататься дальше. Теперь все решала скорость. На всех выходах из секции копошились люди, от которых буквально разило корпорацией, но я-то уже здесь! А к "елочке" - вынесенному за пределы станции сооружению, сплошь состоящему из коридоров и шлюзов - их не пропустили (техника безопасности!). На моем пути к свободе остался только тот, кто подкарауливает меня непосредственно рядом со "Стрижом" (не идиоты же они, в самом деле). Что ж, я сделал все возможное, чтобы не напороться на группу захвата. Дальше остается положиться на кулаки.
   Около нужного колодца знакомая парочка с баулом и алюминиевыми чемоданами для личных вещей лениво препиралась с типом в форме Космофлота, но без нашивок.
   - Покиньте помещение.
   - Наш знакомый сказал, чтобы мы ждали его здесь.
   - Тут нельзя находиться.
   - Почему?
   - Полицейская операция.
   - Покажите ордер.
   - Он у руководства.
   - Мы подождем.
   - Покиньте помещение!
   И так по кругу. К моменту моего появление корпорант стоял спиной и я имел хороший шанс его вырубить, если бы не придурок Альфред, вылупивший на меня глаза. Интересно, чем может занимается в Космофлоте такой осел? Охранник начал разворачиваться, и быть бы мне парализованному, если бы не дама, ловко вырубившая корпоранта ударом по шее. Люблю профессионалов.
   Три - ноль в мою пользу!
   Шлюз я открыл вручную - лампочка на пульте все равно замигает, зато запроса не надо посылать.
   - Ну, что замерли? Заходим, быстро!
  
   Глава 4
  
   Путешествие на частном перевозчике начиналось... нервно. Для начала у единственного на Инконе свободного капитана обнаружились какие-то крупные разногласия с Пан-Галаксис (ради простого контрабандиста или тривиального убийцы корпоранты не станут собирать такую группу захвата). Затем офицера Астроэкспедиционного корпуса, походя, посвятили в глобальный заговор администрации станции против официальных представителей власти. Еще немного, и Лоре пришлось бы вступаться за парализованных мерзавцев, которых оказалось проще убить, чем задержать. Обошлось.
   Затем был привычно нудящий Альфред и непривычный холодок в животе - а с тем ли человеком она связалась? Пройдя через шлюз, они на несколько дней окажутся в полной власти капитана Хитмана, в личности которого она так и не разобралась. Их деньги этого человека явно не заинтересовали. Тогда что? Во внеземную благодарность Лора не верила.
   Следующим шоком стал набитый корпорантами шлюз и закономерный вопрос - что же их так всполошило? И не состоит ли Рик Хитман в какой-нибудь мафии. Судя по масштабам полицейской операции, он должен был быть, по меньшей мере, крестным отцом всего Внеземелья. В то, что капитан "Стрижа" сможет прорваться к кораблю, Лора не верила, но он прошел, что однозначно характеризовало либо самих полицейских, либо - капитана. Единственное вмешательство, которое позволила себе лейтенант Кенеси - вырубить часового, но это было скорее устранение собственной ошибки.
   Хитман на бесчувственное тело никак не отреагировал, только буркнул:
   - Ну, что замерли? Заходим, быстро! - и лихо прыгнул в слабо подсвеченный проем.
   Лора последовала за ним после секундного замешательства, Альфред долго и нудно спускался по лесенке, словно забыл, что в "елочке" искусственная гравитация станции практически не действует - для свободного полета достаточно оторвать подошвы от пола, а в самом драйзере генераторы на время стоянки отключают.
   В люк лейтенант Кенеси протискивалась со смешанным чувством облегчения и гадливости. Любой, кто имел возможность сравнить драйзер с нормальным кораблем (а Лора такую возможность имела), начинал испытывать по отношению к малотоннажному флоту жестокие комплексы. Изначально эти штуки должны были стать роботизированными курьерами, связывающими между собой вновь осваиваемые миры, потом списанные агрегаты стали приспосабливать для личных целей и - вуаля! - убогие калоши стали самым массовым выпускаемым звездолетом. И плевать всем, что конструкция не рассчитывалась под нужды человеческого экипажа.
   То есть, изначально не рассчитывалась, но на этом конкретном драйзере сделали все, чтобы устранить конструктивный дефект.
   - Вау! - только и могла сказать Лора.
   Светлый матовый пластик покрывал стены, в точно рассчитанных местах прерываясь контрастными полосами расшивки. В результате, скромное помещение тамбура не давило на входящих и не дезориентировало. Потоки чистого прохладного воздуха омыли Лору, и она улыбнулась, внезапно осознав, что атмосфера станции далека от горной свежести. Запахло грозой, вероятно, где-то сработали стерилизаторы, но в глаза это не бросалось. Последний раз такая предупредительная автоматика встречалась Лоре на личной яхте президента, но за внутренней дверью тамбура располагался интерьер типичного драйзера, только светлый, чистый и бежевый. С удобным резиновым полосами на всех поверхностях и причудливо тиснеными коробами под электрику.
   Лора сердито потрясла головой - звездолет был похож на гостиную загородного дома ее матери. Святотатство!
   Капитан Хитман промчался мимо, ловко разминувшись с заторможенной гостьей.
   - Ваша каюта - вторая слева. Пристегивайтесь!
   Лора привычно повиновалась, радуясь, что на драйзере вообще есть каюты для пассажиров, а вот Альфред бесцеремонно свернул в сторону рубки. Лейтенант Кенеси рванула следом, мысленно понося коллегу - даже на очень либеральных к пассажирам круизных лайнерах входить туда без приглашения капитана запрещалось уставом. Есть же, в конце концов, определенный этикет!
   Паркетный звездолетчик успел добраться до рубки первым и теперь растерянно вертел головой - ложемент здесь оказался только один.
   - А как же...
   - Пристегивайтесь, живо! - Хитман, уже в пилотском шлеме и манипуляторах, ни на секунду не прерывал приготовления к отлету. Судя по скорости, с которой подергивались пальцы капитана, обмен информацией шел втрое быстрей, чем позволяла речь. Значит, максимум минут через пять он стартует, наплевав на положение пассажиров. И будет прав.
   Взяв за плечи и ласково бормоча "Я все покажу!", Лора увела коллегу, как дите малое, пристегиваться. Обнаружив обман, Альфред долго возмущался (перегрузки и резкие толчки при маневрах ему ничуть не мешали).
   - Я же ничего не вижу!
   Лора поморщилась и мысленно плюнула.
   - На что ты собрался смотреть, Альфред? Это не лайнер, где скучающим пассажирам показывают на стенах картинки.
   - Мы же не знаем, куда летим!
   - Мы летим на Торонгу.
   - А что, если...
   - Ты навигатор, Альфред? Даже если так - второй пилот на драйзере не нужен. Сомневаюсь, что ты сможешь опознать координаты по набору цифр или сориентироваться без приборов. Большую часть времени за бортом будет чернота или вообще ничего, там не на что смотреть, расслабься!
   Альфред что-то бубнил, но лейтенант Кенеси его уже не слушала - она следила за ходом полета. В какой-то момент перегрузки прекратились - заработал звездный привод, превращающий корабль в изолированный кусочек вселенной, готовый исчезнуть в одном месте и появиться в другом. Если пространство вокруг свободно от больших масс, секунд за тридцать драйзер наберет необходимую скорость, а затем - прощайте злые силы!
   Особенность малых кораблей - все стадии их полета можно проследить на слух, здесь просто нет места для буферов и звукоизоляции. Генераторы и накопители крепятся на те же силовые элементы, что и обшивка кают, из-за чего весь корпус драйзера превращается в музыкальную коробочку. Внезапно в ровном гуле, пронизывающем хрупкую конструкцию корабля, появилась фальшь - до боли знакомое высоко тональное дребезжание. От дурных воспоминаний заныло в животе. Космос еще не созрел для звездных войн, и особого разнообразия вооружений не было даже у корпорантов, но помешать кораблю совершить прыжок они могли. Вот этой вот штукой - генератором помех.
   Лора ожидала мгновенной тишины. Опознав работу глушителя, любой вменяемый пилот немедленно остановит генератор, опасаясь сбить настройки звездного привода и превратить судно в груду нелетающего хлама. Капитан Хитман хладнокровно игнорировал воздействие и через десять секунд ушел в прыжок.
   Привод отработал минуту и замолк, оставив Лору в звенящей тишине. Грудь распирало ватным комком паники. Да, они живы, это несомненный плюс, но куда они попали, и кто их будет отсюда вытаскивать? Еще стажером Лора вдоволь наслушалась баек про мертвые корабли, внезапно появляющиеся на экранах локаторов, и леденящую душу судьбу их экипажей. Про белый иней на лицах, сплетающиеся в жестокой схватке тела, про безумцев, не пожелавших принимать медленную смерть и распахнувших загрузочные шлюзы лайнеров. Не так офицер Астроэкспедиционного корпуса представляла себе конец своей карьеры.
   "Но первым мы съедим Альфреда!"
   Впрочем, оставался еще крохотный шанс на то, что их унесло не далеко или очень удачно, что рядом с точкой выхода пролетал безымянный рудовоз или расположилась обитаемая станция (угу, с трехкратным запасом регенераторов). Короче, паниковать до разговора с капитаном было рано. Совершив очередное насилие над своим чувством такта, Лора отправилась в рубку.
   Вид работающей аппаратуры, светящихся экранов и меняющихся на них символов действовал умиротворяюще, но отрадней всего было смотреть на сосредоточенно работающего человека.
   - Как-то мы слишком быстро прилетели, - натянуто пошутила Лора. - Надеюсь, ничего серьезного не случилось?
   - Сопряжение разошлось, - буркнул Хитман, словно не приговор вынес, а об утечке в туалете сообщил.
   - Мы... застряли здесь! - потрясенно выдохнул Альфред. - Из-за тебя!!!
   И рванулся восстанавливать справедливость кулаками. На аварийном корабле, с действующим капитаном - единственным, кто может их спасти. Хитман даже ухом не повел: пилотское кресло - не такая штука, через которую просто перебраться.
   - Тьфу! Убери его отсюда.
   Если служба чему и научила Лору, то это контролировать эмоции и соблюдать субординацию в любых условиях. Обругать коллегу по матери можно после смены, в кают-компании, за рюмочкой чая, а скандалить в условиях глобальной катастрофы могут позволить себе только персонажи мыльных опер. Лейтенант Кенеси взяла руку Альфреда в жесткий захват и прошипев придурку на ухо "Не мешай работать!" водворила его в каюту. По правилам корпуса ей самой полагалось остаться там, но гражданский статус корабля не позволял привычно расслабиться. В конце концов, Хитман просто не знает, на что она способна и о чем ее можно попросить...
   Стараясь выглядеть непринужденно-сосредоточенной, Лора вернулась в рубку.
   Капитан увлеченно работал с какой-то служебной программой, интерфейс которой был лейтенанту Кенеси не знаком (специфические навигаторские штучки).
   - Это не снимает вопрос, - лейтенант попыталась сообразить, много ли может себе позволить, и ограничилась констатацией. - Мы не можем лететь.
   - Можем. Дай мне полдня. Лететь придется серией прыжков, но в ваш срок мы все равно уложимся.
   Это оказалось последней подсказкой. Холодный рассудок (верный друг звездолетчика) не прекращавший работать ни на секунду, сообщил Лоре свой вердикт - обрывок воспоминания с одного из тренингов. Инструктор (бывший навигатор) рассказывал им о возможности определения точки выхода по рабочим характеристикам прыжка и честно предупреждал, что их квалификации на подобное не хватит. Границы применимости подобного навыка системным пилотам не разъясняли - подчиненным надлежало повиноваться отцам-командирам, а не рассуждать о том, что те могут или не могут. Что ж, теперь Лоре продемонстрировали все на практике. Правда, вопрос сопряжения это не снимало, но профессиональные фишки навигаторов для посторонних - темный лес, густая чаща. Главное, капитан Хитман не совершал самоубийства - он точно знал, что последствия нападения корпорантов не будут для него фатальными. Вот только специалистов, способных проделать подобный трюк в любой ситуации, обучает лишь одно учебное заведение сектора.
   С кем же они все-таки связались?
  
   Многофункциональный модульный звездолет типа МДП-67-2649"набла" официально собственного имени не имел, только номер (психологи корпорации советовали максимально обезличивать патрульные корабли). Неофициально экипаж рейдера именовал его "Нибелунгом", хотя никаких ассоциаций с карликом огромный, полностью автономный комплекс не вызывал. Общего корпуса и постоянной конфигурации он тоже не имел. Сейчас большинство слотов для контейнеров были свободны - "Нибелунг" ушел в рейд в минимальной комплектации. Официально снабжением дальних поселений рейдер не занимался, но чьи-то частные коммерческие операции, наверняка, пошли прахом.
   Капитан ничему не удивлялся и не возмущался, хотя мысленно отмечал, что время для срыва контрактов неудачное - расплодившиеся частники мигом перехватят клиентов. Каждый договор в отдельности - мелочь, но соблюдение графика полетов - основное преимущество корпоративных судов. Нестабильно работающий перевозчик никогда не поднимется в местном рейтинге выше двадцатки, а без участия в грузопотоке патрулирование перестанет окупаться, останутся только два - три прямых рейса к рудникам и крупным форпостам.
   "Год - два, и начнутся сокращения", - мудро определил капитан.
   Но сейчас всем в рубке заправлял представитель корпорации, и спорить с ним о маршруте было неразумно. Обстановка и так напряженная.
   - Они закрыли шлюзы и объявили карантин, - представитель фыркнул. - А те головорезы, что избили наших людей - это, оказывается, карантинные бригады, которым мы оказали сопротивление. Теперь нашему кораблю предлагается освободить захваты и покинуть станцию. И еще что-то... Да это же счет! Счет на семь лимонов!!!
   - Я ведь предупреждал вас насчет работы глушителем в зоне безопасности станции. Вы подвергли риску экипажи кораблей и местный персонал, а безопасность для внеземельщиков - это все. Официально штраф пойдет на компенсацию страховки. Таковы местные правила, надо было внимательней читать соглашение, которое мы подписали.
   - Проклятье!!
   - Для того они и подсовывают эту бумажку любому транспорту весом более семисот тысяч тонн. Все наши корабли автоматически попадают в эту категорию.
   - И они надеются выиграть?
   - Они уже выигрывали, минимум три раза. В том числе и иски к Космофлоту. Мы и Комстар просадили на тяжбах с внеземельщиками кучу денег, они способны вести дело годами, одновременно повышая стоимость обслуживания наших кораблей. Кроме того, если мы доведем дело до суда, то к обвинениям добавятся "нарушение космической безопасности", а может и "пиратство". Преступления федерального уровня. Добро пожаловать в свободный космос!
   - Как они еще живы до сих пор...
   - Думайте, что говорите! - одернул его капитан. - Они живы, потому что всегда наносят удар первыми. Гуманистам во Внешних Мирах не место. Поэтому мы будем платить и каяться, платить и каяться! И улетим отсюда так быстро, как это только возможно.
  
   Корабль "Пан-Галаксис" окутался радужными сполохами и ушел в прыжок. Босс Дилан снял руку с пульта автоматического управления и размял кисть. Стареем! Пим начал процедуры, призванные заглушить реакторы трех припаркованных в разных частях станции катеров. Брандеры - самое надежное средство против корабля такого размера, при этом доказать что происшедшее - не несчастный случай, попросту невозможно. Разве что дороговато мероприятие выходит.
   Стоявший слева офицер истово перекрестился. Босс Дилан покосился на него и тот виновато пожал плечами.
   - Все же двести душ, как-никак! Жалко их.
   - А причем тут мы? - резонно заметил начальник службы безопасности Инкона. - Мало ли что в прыжке бывает.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.22*79  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Вопреки..." (Современный любовный роман) | | Е.Васина "Крылья для Доминанта" (Романтическая проза) | | М.Весенняя "Беглянка. Будешь ее ловить!" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | | Ш.Галина "Когда-то моя половинка..." (Любовные романы) | | А.Кувайкова "Ришик или Личная собственность медведя" (Современный любовный роман) | | Д.Елизарьева "Если я так решила (Следом за судьбой - 1)" (Любовное фэнтези) | | Е.Гичко "Тяжесть слова" (Фэнтези) | | Лаэндэл "Заханд. Начало" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"