Сыромятникова Ирина: другие произведения.

И.О. капитана. Главы 5 - 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.41*76  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некоторые люди - как вода и масло, говорят, вроде, правильно, но каждый - о своем.


   Глава 5
  
   В жизни началась черная полоса, которую нужно было просто пережить. Виноват в неприятностях я был исключительно сам (даже на корпорантов не спишешь) - нельзя брать на борт неизвестно кого, не зря же внеземельщики придумали рейтинг! Но, если стандартный регламент обслуживания агрегатов у меня вопросов не вызывал, то в человеческих отношениях верх почему-то одержали эмоции. Оставалось надеяться, что альтруизмом я теперь переболел, как тропической лихорадкой.
   Первый звоночек раздался сразу после старта, но тогда мои мысли целиком занимала выходка м-м... чудаков с рейдера. Так ведь и убить можно было! Причем, не только меня. Я не говорю про стартующие и прибывающие корабли, они о реакторе в центре станции подумали?!! Управление термоядерным синтезом основано на тех же принципах, что и звездный привод.
   Сердце грело непередаваемое злорадство: сейчас для корпорантов единственный шанс спастись - подписать все предъявленные им документы не глядя и тихо слиться. Иначе на Инконе их ждет истерично-ассиметричный ответ, а при попытке силового противостояния - анонимная катастрофа. Изящно и без улик. Я, когда в первый раз узнал о такой практике, месяц ходил под впечатлением, а потом понял, что все логично: типы, не умеющие вежливо проигрывать, в дальнем космосе - хуже террористов. Единственный способ работать с организацией, многократно превосходящей тебя по возможностям - демонстративно игнорировать выгоду и мгновенно пресекать любое насилие, пока оно не превратилось в ежедневную практику. Мне на Инконе еще и спасибо скажут. Реально! За то, что заставил деструктивный элемент проявить себя прежде, чем его деятельность привела к жертвам. В такие моменты я остро чувствую, что не местный. В общем, выходка Альфреда прошла мимо моего сознания, занятого спасением корабля.
   Катастрофа была не то, чтобы эпической: уход фаз генератора на драйзерах - распространенная поломка. Нюанс в том, что устранить ее без помощи испытательного стенда нельзя, ну, теоретически. А на практике ваш покорный слуга - изобретатель программы, позволяющей худо-бедно настроить систему по результатам замера электрических параметров. Настоящий прорыв в гравитронике! Кто бы его еще оценил... Естественно, у аварийной системы появлялись свои ограничения, но программка все равно хорошо расходилась и быстро вошла в стандартный набор. До стенда-то надо еще долететь! Говорят, за два года смертность при прыжках средней дальности снизилась на тридцать процентов. Через шесть часов, наплевав на выкладки теории астронавигации, "Стриж" снова лег на курс. Теперь добраться до Торонги вовремя стало для меня делом принципа, и чем больше окажется запас, тем счастливее я смогу себя чувствовать.
   На следующий день в моей душе родилось легкое беспокойство.
   Проблемы начались с мелких разногласий, которые неизбежны в крошечном объеме драйзера, где один туалет, одна кухня и одно помещение для отдыха. Если лейтенант Кенеси с пониманием относилась к необходимости соблюдать очередность в пользовании удобствами, то пресловутый Альфред ею принципиально пренебрегал. Он был готов забраться в душ в любое время, сбивая ритм расхода жидкостей, или битые два часа пытаться приготовить в кухонном комбайне овсяную кашу с перцем (естественно, безуспешно). Причем, шесть порций овсянки он просто выкинул в утилизатор.
   Пару дней я пробовал действовать убеждением, а потом своей властью утвердил на все нормы и графики. После чего кухня перестала выдавать Альфред продукты более чем на три тысячи калорий в сутки, а дверка душа в неурочное время просто не открывалась.
   Что тут началось! Придурок пришел ко мне качать права. Сначала вид сердито сопящего пассажира вызвал у меня только недоумение. Я снова начал объяснять ему, как функционирует система жизнеобеспечения, и почему для нее так важно поддерживать режим. Как об стенку горох. Наверное, он воспринял мою вежливость за признак уступчивости или вообще за страх потому, что попытался схватить за грудки... и заработал удар по почкам. Взревел от боли, попытался ударить в ответ, после чего получил еще два раза под дых и один раз - в челюсть. Да, на планете из такого положения ногой ударить нельзя, но на то она и искусственная гравитация.
   - Ты что о себе возомнил, урод? - разум затопила холодная ярость. На меня напали, в моем собственном корабле!!!
   В коридорчик ввалилась лейтенант Кенеси и, судя по панике во взгляде, мгновенно оценила ситуацию. Это помогло мне успокоиться до того, как я закончил диктовать компьютеру код - от разряда станнера тело Альфреда выгнуло дугой, но дышать он не перестал. В воздухе запахло озоном.
   - Это - демонстрация. На моем корабле установлена охранная система класса "Берсерк", сейчас она активирована. Попытка приблизиться к двери рубки ближе, чем на два метра, будет караться смертью. Попытка войти в помещение, где я нахожусь, без устного разрешения - парализующим ударом. Вы поняли мои слова?
   - Да, поняли, - отозвалась лейтенант Кенеси, но мне нужна была юридически верная форма согласия.
   - Ты понял, что я сказал?
   Женщина толкнула Альфреда кулачком.
   - Да, понял.
   - Отлично. В таком случае, верните ЭТО в каюту, мэм.
   И я пошел в рубку, чтобы пережить свой позор в одиночестве, потому что неспособность просчитать последствия, имея все вводные на руках - целиком на совести капитана. Поймите правильно, мне не раз приходилось летать с экипажем, просто потому, что некоторые вещи в одиночку не сделаешь. Но до сих пор разница между коллективом единомышленников и праздно шатающимися личностями, которым нечем себя занять, не проявлялась так явно. Умом о ней знал, но сердцем - не чувствовал.
   А ведь я их еще и везу бесплатно (какой осел)! Но контракт для внеземельщика - святое, и обязательства придется как-то выполнять, попутно прививая Альфреду основы этикета. Нет, "Берсерка" я, конечно, вырублю - безумие долго держать работающей эту штуку, но осадок останется.
   Теперь, когда мозги заработали в нужном ключе, мне уже ничего не мешало посмотреть записи камер в каюте пассажиров. Лейтенант Кенеси ставила коллеге примочку.
   - Почему ты не помогла? - ныл он.
   - Убить тебя? Да я хоть сейчас.
   От такого шипения гадюке полагалось упасть в обморок. Альфред отодвинулся от женщины подальше.
   - Почему?
   - По уставу корабельной службы, глава о правах капитана, параграф "бунт на корабле", с отягчающими. Ты забыл, что у нас генератор - на честном слове? Капитан имел право пристрелить тебя в первый же день, я думала - обошлось. Незнание закона не освобождает от его действия. Ты будешь сидеть в каюте и ничего (слышишь?!) ничего не делать без моего разрешения. Понял?
   - Понял.
   Я облегченно вздохнул, но "Берсерка" на входе в рубку не выключил.
   И потянулись будни звездолетчика - рутина, рутина и еще раз рутина. Первые два прыжка с осторожной подстройкой заняли пять дней. Все это время я чувствовал себя как укротитель, по ошибке поселивший тигров в своей квартире. То есть, одного тигра и одного шакала, хотя не известно, кто сильнее кусается. И ладно бы злобный Альфред. Стоило мне отвернуться, как лейтенант Кенеси начинала облизывать меня взглядом. А что я могу поделать, если полевая форма пилота больше напоминает трико? Когда срочно потребуется надеть скафандр, вы же не побежите переодеваться! Другой повседневной одежды у меня не было, поскольку я не рассчитывал брать на борт озабоченных пассажиров. Причем комбинезон самой Кенеси выглядела как яркий бесформенный мешок, что казалось мне несправедливым.
   На пятый день прыжок привел нас в населенную людьми систему, окончательно подтвердив мой авторитет и позволив пассажирам немного развеяться. Мы прибыли в Каванараси.
   С формальной точки зрения, это поселение относилось к "опустившимся". В том смысле, что они не держали собственных звездолетов. С другой стороны, в данном конкретном случае в этом не было необходимости - место было оживленным, и прямо сейчас в пределах видимости грузились четыре корабля. Официально зарегистрированная как прииск, Каванараси специализировалась на поставке расходных материалов, чистых культур и всевозможных приблуд для замкнутых систем жизнеобеспечения. Кроме того, здешние гидропонные фермы производили продуктов больше, чем сельское хозяйство некоторых планет.
   Парадокс? Нет, простая демонстрация совершенства технологий, прежде всего - социальных.
   На самом деле, тут было все, что нужно человеку: воистину безграничный запас сырья, рядом - умеренно горячая звезда, две планеты-гиганта с ледяными спутниками. Весь набор первоэлементов, разве что распределен не так удачно, как на биосферных мирах. Но опыт показывал: иногда поселенцам не удавалось закрепиться и в более гостеприимном месте. Я был на Каванараси три раза, по делам, и с каждым разом у меня крепло подозрение, что часть "Памятки молодому офицеру", посвященная стабильности коллективов, написана именно здесь. Сомневаюсь, что обитатели прииска имели доступ к последним достижениям социальной науки, просто такое поведение было у них в крови.
   Сразу за створкой шлюза, прямо в колодце "елочки", нас ожидали два лучащихся дружелюбием клерка, совершенно одинаковых на вид. Стояли они под некоторым углом друг к другу. Нет, в жилых секциях тут стандартные ноль девять "же", просто внеземельщики проще относятся к понятиям верха и низа.
   Клерки взяли с меня плату за постой и проверили наличие летной страховки - без нее на коммерческие станции никого не пускают. Забавная бумажка гарантирует, что, даже если у вас не останется ни цента денег, вас отсюда увезут, без разницы - куда. Лично я страхуюсь у "Майерса" - они не продают своих клиентов корпорантам. Если наступит черный день и удача повернется тылом, у меня будет шанс начать все с нуля, скажем, в роли техника.
   А вот с моими пассажирами все было хуже. Планетники! Нужным набором документов не озаботились. Значит, за каждый чих будут платить. Выгулять их, конечно, необходимо, но не за мой же счет.
   Забавно, но клерки ни на секунду не приняли офицера Астроэкспедиционного корпуса за члена экипажа. Закончив с оформлением корабля, они начали вежливо интересоваться статусом моих спутников.
   - Ваши друзья?
   - Клиенты! - ответил я, небрежно постучав по створке шлюза. - Гарантия на мне, но портовый сбор они оплатят сами.
   И лихим правительственным агентам тут же выкатили счет, а в ответ на праведное возмущение предложили не покидать пределы судна. Деньги сразу нашлись, хотя Альфред выглядел недовольным. Наверное, он думал, что воздух здесь бесплатный.
   Я глубоко вздохнул и мысленно прикинул, как наилучшим образом потратить время стоянки.
   - Ну что ж, господа, идентификационные карточки не терять, схема транзитной секции - на стене, будут вопросы - задавайте сотрудникам в форме. Встречаемся здесь же через четыре часа. Все понятно?
   - А ты куда? - вскинулась Кенеси.
   Вот как, мы уже на ты.
   - По делам.
   - Можно с тобой?
   Ругаться с ней у всех на виду я не стал, понадеявшись оставить в первом попавшемся магазине. Ага, как же, проще отсудить деньги у Инкона. Лейтенант тащилась за мной хвостом, игнорируя возражения и намеки, а Альфред шел за ней и тяжко бредил. То есть, сам он, вероятно, воспринимал себя как остроумного и проницательного собеседника. С точки зрения местных жителей это был цирк, а он в нем - клоун.
   "Шлюзы маловаты, коридоры узковаты". А устойчивость формы длинных металлических труб кто ему будет обеспечивать? Габариты космических станций - всегда компромисс между прочностью материалов и комфортом проживания. Да и не бывает среди внеземельщиков плечистых великанов. Полированная нержавейка - не "пошлость", а удобный в обслуживании, гигиеничный и негорючий материал! Из чего, как он полагал, надо делать обшивку лифтовых шахт? Из газящего пластика, который треснет при перепаде давлений, снижая живучесть всей секции? Декоративные плиты из стекловолокна - "дешевка", то, что они не намазаны лаком, а изготовлены из цветной массы, этого мы, конечно, не замечаем. На взгляд внеземельщика, Каванараси была шедевром заботы о комфортной и безопасной среде: везде - только натуральные материалы (металл, стекло, керамика), классический неброский дизайн (на десятилетия, а не до следующего сезона), пунктуальное следование всем рекомендациям по защите конструкций, даже если это серьезно удорожает строительство.
   И вот этот, с позволения сказать, знаток, ходит и критикует. Ладно, себя выставляет посмешищем, но причем тут я? Ведь зрители могут решить, что мы - одна команда!
   На встречу попадалось подозрительно много народу, причем, некоторых я видел по нескольку раз, а тип в форме безопасника упрямо шагал по пятам и, вероятно, записывал номера на видео (попробует опубликовать - засужу!). Альфред все никак не желал заткнуться и отстать. Вместе мы дошли до терминала биржи, вместе обедали в столовой, вместе сходили на встречу с владельцем попутного груза, и только тут мне повезло - меня отозвал в сторону вежливый человек, напоминающий престарелую копию одинаковых клерков, и предложил встретиться с кем-то, чья обтекаемо звучащая должность для местных означает "полицейский босс".
   Значит, безопасник - не случайность. Обо мне дошли слухи с Торонги? Или это мои... гм, пассажиры успели где-то отметиться? Никакого беспокойства от внимания властей я не испытывал: с точки зрения внеземельщика, станция с многотысячным населением и капитан-владелец находятся в одной весовой категории. Рейтинг Каванараси приближался к ста и никаких намеков на то, что здесь не хотят соблюдать правила, до сих пор не было.
   Офис администрации Каванараси внушал - задачу достучаться до чувства прекрасного прагматичных и рациональных внеземельщиков дизайнеры решили на пять. Пол выложили минералом с Кауста: полупрозрачная основа тепло-серого цвета и множество опалесцирующих нитей внутри. Стены отделали серебряными панелями с изображениями в стиле дагерротипа, незаметно переходящими в геометрический орнамент (чередование матовых и полированных фигур). Никакой тяжелой мебели (потому что, случись чего, чем ее крепить к полу?), зато много удобных кресел для посетителей. И самый тяжелый удар - живые растения в нишах, с крупными белыми цветами (кажется, их далекими предками были цикламены).
   Хочу такое. Нет, камни и растения на драйзере, конечно, лишнее, а вот серебряные пластины с профилями древних кораблей...
   Менеджер средних лет, ничем (ни единым жестом!) не напоминающий хищника, встретил меня у дверей. Внеземельщики вообще не брутальны, но это не значит, что тебя не могут убить, если ты по-настоящему кого-то достанешь. Меня вежливо напоили чаем, а потом так же вежливо поинтересовались целями моих пассажиров. Я с не меньшей вежливостью послал вопрошающего на фиг - шпионаж не входит в обязанности капитана. Мой собеседник задумчиво проверил уровень воды в чайнике и решил настоять на своем. Чем-то очень заинтересовали его правительственные агенты.
   - Довольно рискованно брать на борт лиц с нулевым рейтингом и непонятными целями. На моей памяти не раз случалось, что уважаемые люди несли убытки из-за такой небрежности.
   Это он меня так молодым авантюристом назвал (для свободного капитана - серьезное оскорбление).
   - Я люблю Президента Линдерна! - сурово отрезал я (на случай, если про офицерские звания моих пассажиров ему еще не известно). - И не считаю, что работа на правительство вредит репутации.
   - Кто-то смог подсчитать рейтинг правительства? - босс позволил себе легкую иронию.
   Ах, это волшебное слово "рейтинг", который во Внеземелье исчисляется в баллах и стоит дороже денег. Официальная должность в бюрократической машине Федерации не означает, что тебе будут доверять.
   Неужели босс что-то такое знает?
   - Если прибытие двух людей на Торонгу может повредить Торонге, то дело не в людях, а в самой Торонге, - неуклюже пошутил я.
   - Это верно, - согласился он, вновь наполняя чашки соломенного цвета напитком. - Если за развитие ситуации отвечают только двое.
   Нет, не рожден я быть политиком, пятимерная математика проще.
   - Вы хотите сказать, что вас беспокоят не мои пассажиры, а ситуация в целом?
   - Да, - сделал над собой усилие босс.
   Я упрямо вздернул подбородок.
   - Не слежу за политикой Старых Миров.
   - Зря, - с глубокой убежденностью произнес каванарасец. - Последний год в прессе вновь зазвучала тема фронтира. А при соотношении один к тысячи даже намерение становится материальным.
   Сорок пять миллиардов человек населяют планеты Федерации, сорок пять миллионов - официальное население станций, кораблей, рудников, всего того, что расположилось за пределами чудовищных гравитационных колодцев и гордо именуется Внеземельем. Причем, значительная часть этих миллионов болтается в тех системах, где находятся биосферные миры.
   Но я не могу нести ответственность за чью-то паранойю.
   - Перевозка пассажиров - стандартный контракт, - пусть и оплату мне обещают не вполне стандартную. - Если правительству действительно присвоили рейтинг, а предпочел бы узнать об этом из базы ЧК.
   А все остальное, каким бы умным менеджер с Каванараси ни был, называется внеэкономическим давлением и сильно не поощряется.
   Мой собеседник рассыпался в извинениях. Это - тоже местный стиль. Здесь каждый готов каяться до исступления, пока клиент сам не почувствует себя мерзавцем. Но на меня, опять же, не действует. Быстро свернув ритуальные причитания, босс перевоплотился в менеджера и перешел к делу. Руководство прииска желало обналичить пять регенераторов, я был не против (всегда летаю с запасом), а в качестве бонуса получал законные три процента, которые здесь же превратил в чистый металл. На сладкое, мне предложили почтовый контракт, так сказать, чтобы не поминал лихом. Я немедленно согласился. Правда, до Торонги придется лететь не в два прыжка, а в три, но дело того стоит. А клиентам мы ничего не скажем.
   Мы расставались довольные друг другом. Все-таки, приятный здесь народ.
   Со своими пассажирами я снова встретился только у шлюза. Альфред опять устраивал шоу.
   - Вы представляете, у них нет почты! Никакой возможности отправить сообщение.
   Я внутренне усмехнулся. Если бы он попросил стакан воды, ему объявили бы, что цистерны пересохли. Здешние ребята исключительно чувствительны к жестам и намекам, их в секторе считают чуть ли не расой мутантов, очень уж специфические у них взгляды. На глазах у Альфреда я парой недвусмысленных знаков дал понять мое к нему отношение (хотя мог бы и не светиться перед безопасниками). Учитывая общую настороженность, все дружно перестраховались.
   - Что вы удивляетесь? - равнодушно спросил я. - Это же стихийное поселение! Радуйтесь, что здесь стыковочные узлы стандартного размера.
   - А с кем ты хотел связаться, Альфред? - мрачно поинтересовалась Лора.
   - Собирался отправить жалобу на "Пан-Галаксис", конечно! Нас ведь едва не убили.
   - Успеете еще, - примирительно заметил я. - До Торонги всего три прыжка, мы все равно будем там раньше назначенного вам срока.
   А вот то, что, отбившись от коллеги, он первым делом побежал к коммуникатору, я запомнил. Менеджер Каванараси в чем-то прав: рискованно брать на борт пассажиров без рейтинга. И, если в лейтенанте Кенеси я был более-менее уверен, то ее спутник вызывал серьезные сомнения. Странный он. Зачем они вместе? Надо все-таки это разъяснить.
  
   Глава 6
  
   Президент Линдерн проводил на Тассете первые после переизбрания на второй срок каникулы. Так назывался краткий период в тридцать дней стандартного трехсотсуточного года, которые глава Федерации традиционно тратил на поддержание имиджа хранителя традиций и приверженца ценностям. Почему год нельзя было сделать, скажем, пятисотсуточным, Фриц Харпер не понимал (все равно на далекой родине человечества он занимал почти полтора года). Теперь официальные мероприятия потребуют от Харпера полдня провести в ненавистном костюме, но возможности поболтать с Белым Лисом он никогда не упускал.
   Забавно, всю жизнь бравируя критикой власти, неожиданно обнаружить себя причисленным к ней же. Бывший декан Навигаторов сам пережил такое, когда уходящий на покой Директор Академии предложил его на свое место, а попечительский совет лихо утвердил спорную кандидатуру. Официально - ради поддержания имиджа, но Харпер был уверен, что это - месть старика. Не дождутся! От высокой должности он отказываться не стал и теперь предводительствовал чудовищно неорганизованной ордой, по недоразумению носящей звание лучшего учебного заведения сектора. Гранты, спонсоры, попечители, утверждение сотен бумажек (от распоряжения о премировании уборщиц до годовых учебных программ), причем, больше всего времени отнимали склоки преподавателей. Специфика, однако!
   Хорошо хоть от пластической операции удалось отмахаться - внешность Ящера по-прежнему оставалось гадкой и сотрудников это мобилизовало.
   В свою очередь, Нил Линдерн превращение в Господина Президента пережил легко, словно всю жизнь готовился именно к этой роли. Записные трепачи и тут обнаруживали следы семейственности и сговора, но Харпер как никто понимал - Белый Лис встал между двух миров, одинаково чуждый тут и там, и только невероятная энергия и целеустремленность позволяют ему удержать равновесие. Это следовало поощрять.
   На этот раз шашлыки делал Харпер, из собственноручно пойманной речной форели. Правильно подобранный маринад дела рыбу умеренно плотной, но не сухой. Аромат кушанья разносился по окрестностям так соблазнительно, что даже президентские охранники-киборги имели нехарактерно задумчивый вид.
   - С лимоном? - уточнил Линдерн.
   - Нет, местный фрукт на манер яблока, - Харпер продемонстрировал жмыхи. - Кстати, белое вино - из него же.
   - Никогда бы не подумал!
   - Шедевр генной инженерии, - похвастался Ящер.
   На некоторое время воцарилась тишина.
   - Вот чего не хватает Терре, - резюмировал Президент. - Да и остальным Старым Мирам. Возможности выйти на природу и разжечь костер, не чувствуя себя преступником. То, что в ресторане под вытяжкой готовят - все не то!
   - Воздух, насыщенный фитонцидами, придает мясу особый вкус, - выдвинул теорию Харпер.
   - Никому этого не говори, - посоветовал Президент. - А то придумают еще распылять химикаты над жаровней.
   Тут облеченные властью люди выпили и закусили.
   - Что-то ты нервный сегодня, - проницательно прищурился Харпер. - Салат на столе стоит - даже не попробовал.
   Белый Лис нашел на столе тарелочку с особо изысканной закуской и вынужден был признаться.
   - Есть такое. Ты первый заметил.
   - Коллеги достают?
   - Хуже. Извини, не могу рассказать, все слишком запутано.
   - А что тут запутанного? Банкиры отошли от неожиданности и теперь пытаются сожрать тебя, как всех других.
   - Что-то вроде этого.
   - Решения Сената им недостаточно?
   - Дело не в Сенате. Это ползучая реакция чистой воды! Ни я, ни мои аналитики не способны отследить все микроизменения на местах, а наши союзники считают происходящее незначительным и неважным. Все возражения звучат в предположительном ключе, и инерция тащит общество в очередную яму. Мне нужен козырь против них, не меньший, чем тогда, с Рейкером. Чего кривишься? Парень историю Федерации изменил! Если я результаты реформы ушами прохлопаю, потомки меня проклянут.
   - Некоторые считают, что твои реформы слишком рациональны и неестественны.
   - Вопрос естественности - как одежда, дело привычки. Никогда не задумывался, почему мы ходим в штанах? На Терре входят в моду тоги и хитоны.
   - Тьфу! Пидорастическая блажь.
   Линдерн широко улыбнулся.
   - Фриц, ты неподражаем! Я с тобой душою отдыхаю, честное слово.
   - А еще чем-нибудь я могу помочь?
   - Если сможешь, я обязательно о тебе вспомню.
   Голубое небо Тассета, кудрявые облачка и ветер с запахом сена - все располагало к философии. Харпер терпеливо ждал, когда его влиятельный гость созреет для откровенности. Иначе, зачем водку пить?
   - Естественность... Новый жупел пропагандистов. Хотел бы я знать, как они ее определяют, если все (абсолютно все!), что делает человек по определению - искусственное!
   - Близостью к природе? - предположил Харпер, подливая собеседнику вина.
   - Близостью к природе обладают дикари, живущие собирательством, и то не всегда. Мы рождаемся зверями и остаемся ими, если окружающие силой не введут нас в свой круг, не заставят быть членами какого-нибудь общества. А все эти общества только и отличаются, что наборами табу!
   Харпер задумчиво наблюдал за полетом блескучей искорки на горизонте. Ему никогда не нравилась проповедь благородного насилия, особенно - со стороны власть имущих.
   - Но согласись, есть некоторое поведение, которое людям присуще, либо - не присуще, и не всегда его определяет мораль.
   - О морали люди вспоминают только тогда, когда ее нарушают, - отмахнулся Линдерн, но вынужден был признать. - Да, есть типичные для всех поступки, но они зависят от обстоятельств и окружения.
   - Это естественно, - философски заметил Харпер.
   - Люди зависят от окружения, которое состоит из людей, которые зависят от окружения, - Линдерн невесело рассмеялся. - Интересно, кто-нибудь находил выход из этого круга?
   - Да! Мы ведь не занимаемся сбором фруктов.
   - Не заделаться ли мне в пророки.
   - Причем тут пророки? - удивился Харпер. - Наше окружение состоит не только из людей, - он многозначительно покачал за горлышко опустевшую бутылку. - Классики учат, что общественные отношения соответствуют производительным силам.
   - Слишком общо и для практики бесполезно.
   - Ну, извини!
   Президент примирительно улыбнулся.
   - Не сердись, я иногда забываюсь.
   Помолчали. Харпер, не спеша, добил салат, и теперь сонно клевал носом.
   - Хотел бы я знать, какую машину надо изобрести, чтобы все люди стали честными и уважали друг друга.
   Харпер не ответил. Когда-то он с юношеской горячностью ненавидел звериную природу человека, потом обнаружил ее в себе, потом боролся, чтобы ее обуздать... Типичная судьба типичного разумного. Сейчас он руководил заведением, одной из задач которого было заставить молодых оболтусов видеть мир таким, каков он есть, потому что иллюзиям не место в рубке звездолета. Можно ли было назвать это честностью? Харпер не знал.
   - Своим занудством порчу выходные, - вздохнул Линдерн.
   - Шутишь? Мясо, водка, поиск смысла жизни - все пучком!
   И они вдвоем хохотали, как ненормальные, пугая киборгов своей неадекватностью.
  
   Помимо охранников у этой встречи был еще один зритель, пожелавший остаться неизвестным. Подчиненные называли его "мистер Смит" и указания от шефа получали через длинную цепочку посредников, обеспечивающую ответственному лицу полное инкогнито. Тем не менее, все выполнялось точно и в срок, потому что иначе...
   Мистер Смит без удовольствия изучал кадры, сделанные через объективы киборга паразитической программой-шпионом и пытался понять, можно ли использовать их в качестве компромата. Увы, аналитик склонялся к мысли, что вид двух пьяных мужиков в майках, жрущих обугленную плоть и запивающих ее вытяжкой из генномодивифированных растений, вызовет у электората скорее романтическую ностальгию, чем отвращение (это ведь так демократично - самому крутить шампур!). Более того, экспорт продукции компании "Биоматик-про" с Тассета возрастет на десять процентов (раз уж сам Президент не брезгует...), что позволит ей составить серьезную конкуренцию корпорации "Биотекник Ланд". А уж для попечительского совета Академии Тассета встреча ее директора с Президентом (пусть и в формате "без галстуков") - чистый праздник. Больше влияния, больше популярности, больше учеников (хотя, куда уж больше-то!).
   Это немного не то, за что платила мистеру Смиту группа ОБЕСПОКОЕННЫХ граждан.
   - Мне будет проще работать, если я буду точно знать, какого рода компромат вам нужен. Порочащие связи? Нецелевое расходование средств? Комичное поведение?
   - Нет, нет и еще раз нет, - энергично потряс головой человек с внешностью мультяшного простофили. Курносый, тощий и подвижный, во всем выбирающий аляповато-яркое, он словно запрещал относиться к себе серьезно. Тем не менее, в определенных кругах его репутация политического киллера считалась почти легендарной. - Окно возможностей у старины Нила такое, что электорат может простить ему даже убийство с расчленением.
   - Тогда зачем деньги тратить?
   - Затем, что независимая команда сейчас работает над изменением ситуации. Непрямыми методами. И, когда чаша весов качнется, ваш удар должен быть молниеносен и неотвратим.
   Мистер Смит мысленно поморщился: выходило, что судьба его премиальных целиком зависела от неизвестных факторов.
   - Я вас понял, мистер Хим. Мы продолжим наблюдение.
  
   Глава 7
  
   Почтовый контракт привел нас к орбитальной станции с неоригинальным названием Глория-22. Так себе новодел. Это поселение наследовало не добротным военным сооружениям времен Освоения, не корпоративным приискам, которые хотя бы монтировали набившие в своем деле руку специалисты, а научной станции, построенной за государственные деньги частной подрядной организацией, выигравшей тендер. Со всеми вытекающими (я бы, например, здесь жить не стал). Глория-22 претендовала на роль пересадочного узла и базы для нескольких добывающих комплексов - еще ученые обнаружили в системе астероиды с очень высоким содержанием редкоземельных элементов. Хороший источник дохода, жалко только - недолговечный, соответственно, особых средств хозяева в предприятие не вкладывали. Шанс превратиться в стабильно развивающееся поселение у Глории-22 был... ну, как у Альфреда стать матерым внеземельщиком - руки, как у всех, но растут не оттуда.
   В данный момент проблемы поселенцев меня интересовали слабо - я пытался понять, что не так, следуя неписанному правилу свободных капитанов "Прилетел - осмотрись, не уверен - не стыкуйся". Настораживало обилие свободных мест у стыковочного отсека - из двенадцати шлюзов было занято только три, я такой дивный простор только на корпоративных форпостах видел. На автомате залез в локальную сеть - тишь и благолепие. Вот только на моих глазах грузовоз из зоны торможения, не стыкуясь, ушел на разгон. Я немедленно послал вызов.
   - Хайбой! Эпидемия?
   - Хуже, - видеоканал послушно показал злую физиономию пилота. - Экономический конфликт!
   Ах ты, мертвый бог! Если окажется, что менеджер с Каванараси знал...
   Казалось бы, какая разница, что не поделили между собой совершенно незнакомые мне люди. Но баллы репутации капитана и корабля рассчитывает суперкомпьютер конторы под многозначительным названием ЧК, который двести лет анализирует опыт конфликтов и катастроф по методу нечеткой логики. И, согласно этим расчетам, к спору двух хозяйствующих субъектов могут быть причастны третьи лица, с некоторым вероятностным коэффициентом, всегда отличным от нуля. Логично, верно? Повлиять на результат расчетов невозможно. Хорошо, если причиной проблем окажутся "непреодолимые обстоятельства", а если - мошенничество или подлог? Рейтинг виновного просядет процентов на тридцать и всех, кто окажется связан с ним по какому-то значимому параметру, одарит той же фишкой. У меня, как назло, почтовый контракт со станцией - финансовая зависимость чистой воды. В результате, если местная администрация проворачивает какую-то аферу, в моем безупречном личном деле появятся сотые или даже тысячные доли балла "сомнительной сделки". Цифры смешные, но важен сам факт появления соответствующей графы!
   А если я "забуду" про почтовый контейнер, то огребу за невыполнение условий контракта. И улечу на аварийном корабле с наполовину осушенными регенераторами - присутствие пассажиров сильно загружает систему.
   Ненавижу!!! Приспичило же им судиться именно сейчас!
   Я вздохнул, уступая необходимости, и запросил разрешение на стыковку.
   Не часто мне удается быть первым в очереди на обслуживание, да и в почтовый офис, как правило, приходится тащиться самому, а тут меня буквально у шлюза ждали. Вот только выглядел почтовик виноватым и на меня старался не смотреть (правильно понимал ситуацию). Убедившись, что контракт закрыт, я в лоб спросил его, какого фига тут происходит.
   - Да ерунда! - нервно хихикнул клерк. - Аварийный корабль. Пришли с течью в генераторе, а платить за ремонт не хотят.
   Исчерпывающее описание. Вечный вопрос: сколько должен стоить ремонт, если у тебя нет возможности выбрать подрядчика? Редко на какой станции работает одновременно две или три независимые бригады. Внеплановые работы всегда дороже и суд тут не поможет, если капитан решился на разбирательство, причина должна быть очень серьезной.
   Дело - дрянь. Отношение к терпящим бедствие всегда оценивалось ЧК в приоритетном порядке. Нужно что-то делать, если я не хочу на всю жизнь остаться оплеванным.
   Забавно, но первое желание, которое меня посетило в связи с этим - избавиться от пассажиров, хотя бы на время.
   - Стоянка - двенадцать часов. Станция находится в федеральной собственности, так что, можете считать, что вы на Терре.
   Никаких особых требований к прибывающим здесь не предъявляли и кредитки принимали охотно.
   Пассажиры ушли развлекаться. Я на отрез отказался их сопровождать и засел в ближайшей к причальному отсеку забегаловке, завтракать овощами и думать. Омерзительное ощущение: ничего не сделал и оказался виноватым, у меня аллергия на такие ситуации. В жизни не поверю, что нельзя как-то вывернуться! Надеяться на удачу бессмысленно, оставалось ворошить в памяти известные мне случаи подобных разборок и их последствия для окружающих. Когда-то я очень серьезно подошел к этому вопросу, потому что правоприменительная практика во Внеземелье почти ничем не пересекается с законодательством Старых Миров. Да, возможность оспорить изменение рейтинга имелась, но случаи удачной апелляции можно пересчитать по пальцам одной руки - суперкомпьютер, как ни странно, зарекомендовал себя исключительно проницательной сволочью. Чтобы доказать ему свою непричастность к делу, нужно заново родиться.
   Озарение, словно вспышка сверхновой, пронзила мрак моих мыслей. Выход есть! Все нужно сделать наоборот - сознательно вмешаться в разворачивающийся конфликт. Тогда, если моя роль будет положительной, я не только ничего не потеряю, но и приобрету. Идеальным было бы положение арбитра, стоящего над схваткой, но кто же мне его предложит? Придется наниматься по специальности. Гравитронщиком, например.
   Кому же первому предложить свои услуги? - Естественно, капитану-владельцу!
   Я отправил в урну недоеденный салатик и направил стопы на поиски невезучего экипажа.
   Через полчаса выяснилось, что искомый звездолет называется "Привет Родриге". В ответ на просьбу встретиться с капитаном из "елочки" вылез какой-то задерганный мужик в линялом комбинезоне (то ли техник, то ли навигатор). Сильно ребят припекло, если они даже на постое решили экономить.
   - Хайбой! Предлагаю диагностику и ремонт генераторов с выездом к клиенту. Дешево.
   - Ты кто такой? - недружелюбно буркнул мужик.
   - Простите, не представился. Рик Хитман.
   Приятно, когда тебя узнают! Мужик схватил меня в охапку и буквально силой заволок в шлюз.
   Изнутри грузовоз выглядел ухоженным и гораздо более просторным, чем драйзер - до жилого отсека пришлось лететь около минуты. Искусственная гравитация не работала (генератор-то барахлит). Пахло на аварийном корабле безнадежностью и немного спиртом. Смысл моего предложение капитан понял не с первого и не со второго раза (то ли успокоительное принял, то ли свихиваться понемногу стал). Но когда дошло... Неловко наблюдать, как солидный взрослый человек начинают лебезить и суетиться, а пальцы у него дрожат так, что тачскрин не может распознать команду. Минут пять я занимался только тем, что проговаривал вслух ожидаемую последовательность действий, снова и снова.
   Если так пойдет, им врач нужен будет, а не гравитронщик.
   Потом прилетел суперкарго - железный дядька, самообладание которого не смогла бы поколебать гибель Вселенной, и дело завертелось.
   - Будем действовать последовательно: сначала диагностика, потом - ремонт. Осмотр сделаю бесплатно, но контракты на то и другое - отдельно.
   Каюсь, была у меня мысль о том, чтобы их сдать: если окажется, что повреждения действительно велики, а ребята не захотят отозвать иск, я могу выступить в качестве эксперта противоположенной стороны. Так или иначе, конфликт разрешится.
   Капитан плюнул на приличия и посадил меня в свое кресло. Первым делом я полез в систему самодиагностики, проверил причину срабатывания тревоги, прогнал на экране графики интересующих меня величин, наслаждаясь их совершенно классическим видом.
   - Ремонтники эти записи запрашивали?
   - Нет!
   Опаньки.
   - А что они вообще делали?
   - Пришли, посмотрели, сказали, что схема нестандартная, документации не хватает, точная диагностика не возможна и агрегат надо заменять целиком.
   - То есть, признались, что ничего не понимают в ремонте малотонажек?
   - Вроде того, - скривился капитан. - Мы послали запрос в местную инспекцию, но нам ответили, что оценщика с нужной специализацией у них нет, и будет он только через месяц.
   - А лицензия? Лицензия у них есть?
   - Есть. Это-то самое смешное! Месяц стоянки здесь будет стоить нам судна. Мы послали жалобу в Арбитраж, ждем ответа.
   - Значит так, бродяги: вы - правы, а они - нет. Здесь ремонта на четыре часа работы и полтысячи кредитов деньгами. Единственное - специальное оборудование нужно.
   - Понятно... - погрустнел капитан.
   - А если понятно, готовьте наружный шлюз и два скафандра - поможете тащить контейнер. Или у вас шлюпка есть?
   Потому что пошлины здесь просто сумасшедшие, а на своем корабле капитан может держать что угодно, главное, через таможню не проносить.
   Все пришло в неудержимое и целеустремленное движение: техник отправился готовить генератор к вскрытию, навигатор и суперкарго полетели облачаться в скафандры, а капитана посадили выбивать у администрации разрешение на наружный осмотр агрегатов. Я вернулся к себе через станцию и на всякий случай заблокировал шлюз. Пассажиры перетопчутся - не хочу оставлять корабль без присмотра в таком месте.
   Пока выполнялись сложные, но чисто механические действия по подготовке ремонтного скафандра к выходу в космос и перетаскиванию двухсоткилограммового контейнера со сварочным автоматом, я размышлял. Происходящее находилось на грани моих знаний, полученных в Академии, и опыта, заработанного уже здесь. Утечка в генераторе - это не дырка, а участок плазмопровода с пониженным коэффициентом отражения, который начинает греться, вызывать потери энергии и расфокусировку плазменного пучка. В тот момент, когда через него действительно прорвется вещество, спасать будет некого. К счастью, диагностируется проблема легко, а все производители предусматривают возможность частичной замены плазмопроводящего канала. Не спорю, владельцам верфи выгодней провести капитальный ремонт генератора, чем ковыряться в нем по мелочам, но разбираться в своей работе они обязаны. По факту техники даже процедуру осмотра не завершили. После чего станционное начальство буквально вынудило клиента обратиться в Арбитраж.
   Они что, не соображают, что делают?
   Или как раз соображают - последнее время грузовозы такого тоннажа резко возросли в цене. Арбитраж руководствуется федеральными законами, в которых есть пунктик, что звездолет, не прошедший техосмотр, эксплуатироваться не может. У ребят - нестандартная конструкция (хотя все мы знаем, откуда такие берутся), техобслуживание они проходят регулярно, но бумажку об этом предъявить не смогут. Суд вынесет решение по формальным признакам, все расходы, накопившиеся за время тяжбы, повесят на экипаж, а потом на рынке появится подержанный грузовой со знакомыми номерами агрегатов. На этой станции слишком много бывших планетников, а у них мозги работают иначе, они действительно могут такое провернуть.
   А у меня теперь алиби!
   - Группа со "Стрижа", - шумы в наушниках перекрыл голос диспетчера. - Держитесь ближе к оси - впереди маневрирует транспортный модуль.
   - Вас поняли.
   Мои добровольные помощники подтянули контейнер ближе к обшивке "елочки". Я стоял на стреме - следил, чтобы в нас никто не врезался, и от нас ничто не улетело (иногда проще глазами посмотреть). На завершение работ нам дали три часа, хотя, на мой взгляд, могли бы не мелочиться - гостей на Глории-22 было исчезающе мало.
   - Что с температурой?
   - Сто пятьдесят. Газ вышел.
   Хотя генератор заглушили три дня назад, некоторые элементы конструкции все еще были горячими - вакуум, его мать. К тому же, весь загруженный в систему носитель теперь потерян - невидимый в пустоте факел выброса ушел в сторону планеты. Хорошо хоть звезда далеко - об излучении можно не думать.
   Впереди слабо освещенным массивом возник аварийный грузовоз. Стыковочный узел у него находился почти посередине, реакторный отсек - от меня справа и довольно далеко. Полчаса только на дорогу. Но это, хотя бы, не коммерческий контейнеровоз - те в длину бываю до километра, а ориентироваться в них можно только с помощью навигатора (звездный привод большого корабля так сильно искажает пространство, что закрывать всю конструкцию монолитной обшивкой не имеет смысла, вот разработчики и отрываются). "Привет Родриге" занимал промежуточное положение в классификации - у него различался передний щит, реакторный отсек и капсула обитаемой секции с внутренним боксом для особо ценных грузов.
   Четвертый член экипажа, оставшийся для меня неизвестным, уже снял крышку ремонтного тоннеля и перетащил с корабля сменную секцию плазмопровода.
   - Первый номер со мной, остальные - страхуют. Технику безопасности все помнят? Идти след в след, руками не махать, за конструкции не хвататься, двигаться медленно и печально.
   - Я все понял, - отозвался суперкарго. Не знаю, участвовал ли он в ремонте кораблей, но хотя бы команды будет выполнять в точности и без вопросов.
   - Тогда вперед помалу.
   Постепенно огни станции и причальных рамп скрылись из виду, нас обступила тьма. Но не абсолютная - просвечивали красным неостывшие сетки разрядников, словно радиолампы без корпусов (а зачем им корпус, когда вокруг вакуум?). Мы продвигались вперед со скоростью издыхающей черепахи: контейнер - двести кило, ремонтные скафандры - еще триста, инерцию никто не отменял. Стоит сделать резкое движение, магнитные захваты не справятся, и тебя унесет в сторону тех самых решеток. Защитных ограждений здесь нет, потому что в момент работы агрегата никому не нужны паразитические емкости. Честно скажу: при заполненных накопителях я такую работу ни разу не делал, и повторять номер не собираюсь.
   - Медленнее. Еще медленнее. Якоримся.
   Плазмопроводы были перед нами - сборка из толстых труб, чем-то напоминающая вульгарный радиатор. Посветив налобной фарой, я убедился, что нужный сектор найден, подцепил манипуляторами и с усилием выдрал из гнезда зонд телеметрии.
   - Борт, как там с сигналом?
   - Только что пропал.
   Значит, не ошиблись.
   - Раз, два... три!
   Мы с суперкарго синхронно щелкнули фиксаторами и отвели в сторону крышку контейнера. Первой на свет появилась аккумуляторная дрель. Ага. Кожух плазмопровода тупо крепится на болтах, которые за годы работы в вакууме схватываются намертво - только высверливать. Я орудовал дрелью, а суперкарго магнитным щупом ловил неудачно отлетающую стружку. В реакторном отсеке ничего нельзя выпускать из рук - в лучшем случае, тебя равномерно покроет слоем металлического напыления, о худшем думать слишком неаппетитно. Через сорок минут половинки кожуха заняли место в магнитных захватах. Теперь дело было за сварочным автоматом - он сам распаяет аварийный кусок канала, проверит срезы на отсутствие деформации, вварит принесенную нами запчасть (люди с такой точностью работать неспособны) и даже соединит питающие шины магнитных ловушек. От нас требуется только менять рабочие насадки, а потом - поставить кожух на место.
   Как бы просто, да? Теперь считаем: индивидуальные прецизионные фиксаторы для каждого размера соединений, сам сварочный автомат, плюс ремонтный скафандр (неповоротливая штука с невероятным количеством степеней защиты). Помним также про навык работы, поскольку все манипуляции должны выполняться не руками, а специальными телеуправляемыми захватами. Добавляем близость накопителя, одно прикосновение к которому испаряет человеческое тело без остатка, и понимаем, почему большинство свободных капитанов не включает подобные вещи в ремонтный набор. Проще рискнуть и сделать еще один прыжок к ближайшей станции.
   Наверное, я один такой мазохист.
   - Что с сигналом?
   - Появился, идет проверка. Готово!
   Никаких воплей ликования - операция не закончена, пока экипаж не вернулся на борт.
   - Ближайшие два часа ничего не предпринимайте. Мы возвращаемся.
   Теперь темп движение задавал суперкарго, такой же похоронно-неторпливый. Особенно сложно было держать себя в руках на последних метрах пути, а потом ожидавшие снаружи члены экипажа аккуратно вынули нас из тоннеля. Меня немного потряхивало от избытка впечатлений.
   За два часа вынужденной паузы нужно было вернуть контейнер на "Стрижа", законсервировать скафандр и разобраться с пассажирами, которые уже ломились в шлюз.
   - Зачем ногами барабанить? По голове себе постучи!
   - Почему Вы нас не пускали?! - это, кстати, лейтенант Кенеси.
   - Спал я. Договаривались, вроде, на четыре тридцать.
   - У нас не хватило денег снять номер.
   Вот ведь нищета!
   - Хорошо, устраивайтесь в каюте.
   - Когда стартуем? - а это уже Альфред.
   - Когда обслуживание завершим.
   Обсуждать с ними происходящее на "Привете Родриге" я не стал, чтобы не сглазить. Впереди еще заполнение системы носителем и пробный прыжок.
   Это - своего рода традиция. Прикасаться к святая святых звездолета - почет и ответственность, почти священнодействие, поэтому первый прыжок после ремонта генератора гравитронщик совершает вместе с кораблем. Пусть это будет стоить мне нескольких часов задержки, но нарушать правило я не стану.
   Вмешательства людей в происходящее практически не требовалось: автоматика заполнила систему носителем, установила параметры тестового режима, осуществила разгон, прыжок и торможение. Показания телеметрии ничем не отличались от ожидаемых. Контракт на ремонт генератора был успешно закрыт.
   Вот теперь можно праздновать.
   На лицах ребят цвели счастливые улыбки, а капитан от облегчения вообще впал в нирвану.
   - Мстить будете? - деловито поинтересовался я. Судя по лицам, да. - Тогда не отзывайте иск из Арбитража. Учтите, решение будет не в вашу пользу. - Формально, они должны были иметь не только работающий звездолет, но и все бумажки на него. - После скиньте на сайт ЧК стенограмму заседания, те записи, что я смотрел, и переписку. Все. Дальше - наблюдайте за рейтингом этой конторы.
   Если администрация не просечет фишку и позволит Арбитражу вынести решение, последствия будут ужасны - к некомпетентности добавится сговор. Потому что любой независимый эксперт установит то же, что и я - повреждения генератора были минимальны. По федеральным законам, максимум, что с ними можно сделать - лицензию отобрать. Но компьютер ЧК не нуждается в судебных решениях, потому что не обладает властью, он всего лишь вычисляет баллы, прислушиваться или не прислушиваться к его рекомендациям - каждый решает сам. По факту же все потенциальные выгодополучатели этой аферы превратятся в парий, которых во Внеземелье даже ассенизаторами не наймут - побоятся, что фекалии стибрят.
   Чувствую ли я себя виноватым за то, что отравил жизнь такому количеству народа? - Ни коим образом. Инстинкт самосохранения требует от меня давать на подобные угрозы ассиметричный ответ.
   В качестве последнего штриха, я отправил администрации Каванараси коротенькое послание: скан моего почтового контракта, скан обращения "Привета Родриге" в Арбитраж и скан графика вылета звездолетов. Рейтинг такого огромного агломерата из-за одной накладки, конечно же, не упадет, но я не злопамятный - у меня на такой случай в компьютере напоминалки стоят.
   - Где вы были столько времени? Заправка кончилась два часа назад, я узнавал. Почему мы все еще не летим?!
   До чего ж я не люблю людей, пытающихся рулить капитаном!
   - Расположение звезд плохое. Нестабильная работа привода могла наложиться на гравитационные возмущения, и вызвать серьезные отклонения от курса. Оптимальная траектория будет доступна через полчаса.
   Лейтенант Кенеси едва не поперхнулась. Угу, а еще Марс проходит созвездие Рака во второй четверти. На сколько реально может измениться положение звезд за два часа - сами решайте, но Альфреду такого объяснения хватило.
   Делиться с ними радостью победы я не стал по очень веской причине - пока меня не было, Альфред пытался провести на борт постороннего. "Берсерк" заблокировал их в шлюзе, продержал там пятнадцать минут и вышвырнул вон. Проштрафившийся полисмен осознавал свою вину и не жаловался. Самое интересное - лейтенант Кенеси тоже ничего не говорила. Вот так и узнаешь, где проходит граница человеческой порядочности: как бы ни ругались эти двое, они - команда, а я так, сбоку прилип.
  
   Глава 8
  
   Невидимые электронные папки постепенно наполнялись слайдами, клипами, записями разговоров и ссылками на документы. Изучая жизнь Президента со всех сторон, Смит уже догадывался, куда будет направлен удар мистера Хима - Линдерн слишком сильно увязал свою карьеру с лозунгами времен Освоения. Любая идея, продержавшаяся в умах людей несколько веков, начинает вырождаться и давать уродливые побеги. Чувствуя порчу в себе, человек легко найдет ее у другого. Надо только намекнуть...
   Платный шпион с неким благоговением наблюдал за агонией политического гиганта, который чувствовал давление, беспокойно ворочался, но предотвратить смертельный удар не мог. Мистер Хим, словно гениальный музыкант, из ничего не значащих фраз и безобидных тем сплетал прелюдию грандиозного скандала. И, как истинный художник, он нуждался в зрителях. Единственным доверенным был Смит.
   - Прелесть ситуации в том, что нам не придется внедрять в общество какие-то деструктивные мемы, - заливался соловьем рейдер от социальной инженерии. - Необходимо лишь бросить тень сомнения на пережиток времен экспансии - уверенность в том, что развитая цивилизация должна заселять космос. Зачем?!! В пределах Федерации достаточно биосферных миров, чтобы на долгие века развеять призрак демографического давления, а экономической развитие обеспечит освоение внутренних рынков. Причем, для этого не придется искать каких-то забубенных решений, только следовать указаниям экспертов. Внутренняя структура корпораций идеально приспособлена для подобного. Меньше рисков, меньше ответственности. Всем проще!
   Смит неопределенно повел бровями - был уроженцем Терры и к экспансии человечества в космос относился с равнодушием, переходящим в раздражение. Вот уже несколько веков официальная безработица на планете держалась на фантастически низком уровне - всякому, кто начинал возмущаться, предлагали билет в один конец. Бедности и трущоб это не отменяло, просто теперь половина их обитателей считалась инвалидами, спокойно тратящими свои немалые пособия. Смит имел собственность на Тассете и возвращаться домой не собирался, но разговоры про потерю человеческих ресурсов помнил хорошо. В Совете Федерации прародина человечества давно пребывала на вторых ролях, потому что восемьдесят процентов ее населения не могли одолеть образовательный ценз.
   - Предсказываю! - мистер Хим глубокомысленно ткнул пальцем в лоб. - В ближайшие пять лет корпорации на треть сократят деятельность в пограничье. Закроются убыточные или малоприбыльные направления, доходы от этого только возрастут. Акционеры будут писать кипятком от восторга!
   Смит поймал себя на том, что согласно кивает. Лично он не понимал, что может заставить человека добровольно поселиться в металлической скорлупке, заброшенной к черту на рога. Кто-то зашибает деньгу, а жители Федерации вынуждены это оплачивать. В нем даже проснулась некоторая гордость за свою работу.
   "Хорош, стервец!" - невольно позавидовал он Химу. - "Если уж меня пробирает. А уж быдло-то за ним пойдет, как осел за морковкой"
  
   И снова прыгал в бездну космоса корабль, по всем инструкциям не годный для полета, вновь вел его к цели капитан, откуда-то знающий все сокровенные тайны навигаторов. День за днем Лора проникалась подлинным духом Внеземелья, места, где необходимо предусмотреть все, а счастливых случайностей не бывает. Ей, офицеру Астроэспедиционного корпуса с двумя рейдами на счету, сделать это было не то, чтобы проще, но хотя бы возможно.
   Что ожидает увидеть обыватель, отправившийся на фронтир? - Персонажей сериалов, великанов, привыкших к пониженной гравитации, или летающие жировые шарики с глазами. Типичные внеземельщики оказались людьми среднего роста и средней комплекции, с характерными тягучими движениями, создающими ощущение заторможенности. Альфред ходил гоголем, поглядывая на окружающих свысока, а лейтенанту Кенеси сразу вспомнились разговоры о пристрастии "внешников" к метаболической медицине. В эпоху, когда из любого биологического материала можно было вырастить хоть двухголового кентавра, обитатели Лагуны, Инкона, малых пересадочных станций и бесчисленных рудников предпочитали стандарт во всем, начиная от резьбы на креплениях и кончая собственным телом.
   Своя мода, свои развлечения (требующие предельно сложной координации движений игры), ни одной наклейки от жвачек на стенах (их сюда просто не везут) и ни одного граффити. Наверное, за попытку распылить что-то в жилом объеме здесь просто в космос выкидывают.
   "Ты увидишь другую версию человеческой цивилизации", - говорил ей дядя перед тем, как отправить сюда. - "В чем-то отставшей от метрополии на десятилетия, а в чем-то просто пошедшей другим путем. Очень поучительное зрелище"
   Если по возвращении она не докажет, что поняла обращенные к ней слова, дядя будет смотреть на нее снисходительно, как на заигравшегося ребенка. Местные, наверняка, сами не знают, в чем их уникальные особенности, но вот перед ней реальный, действующий капитан, удачно объединяющий в себе два мира - внутренний и внешний. Неужели она упустит возможность его расспросить?
   Время, оставшееся им для общения, шло на часы. После эскапад Альфреда пересечься с Хитманом удавалось только в кают-компании или на тренажерах, что тоже не упрощало задачу.
   - С добрым утром!
   - Привет.
   - Занимаетесь?
   - Да.
   - Можно спросить?
   - Нет.
   Странно, при первой встрече Лоре показалось, что она капитану нравится. Можно же и полюбезней быть! Тогда она решила действовать решительнее и задавать вопросы в лоб. Например, пока объект ест.
   - У нас в Астроэкспедиционном корпусе практически не рассказывают о жизни во внешних поселениях.
   - М-м...
   - Людям кажется, что здесь сплошные тюремные колонии. А мы тут полетали и я заметила, что все вокруг такое... такое...
   Капитан оторвался от контейнера с ужином и поднял на Лору заинтересованный взгляд.
   - Обжитое.
   - Мэм, большинство поселений в этом районе основаны более пятидесяти лет назад, у некоторых людей, которые здесь родились, уже внуки подрастают. Они здесь действительно живут!
   - Куча дармоедов, неэффективно эксплуатирующих собственность.
   Услышав звуки речи (при таком размере корабля - попробуй, не услышь), компаньон Лоры немедленно встрял в разговор. Бежал, должно быть!
   - Альфред, у-убь...
   - Не спорь, Лора, иначе половина персонала корпораций состояла бы из внеземельщиков!
   Хитман как-то не по-доброму усмехнулся.
   - А какая связь между эффективностью и работой на корпорации?
   - Вы будете утверждать, что все дотации...
   - Незарегистрированным поселениям? - развеселился Хитман. - Кому-то, что, за нас деньги дают?
   Лора придала лицу невозмутимое выражение и потянула за блесну.
   - Просто один наш общий знакомый любит рассуждать о принудительных контрактах, это его аргумент. Не обращайте внимания!
   - Следующий раз посоветуйте ему поинтересоваться условиями на предполагаемом месте работы, - доверительно сообщил капитан. - А потом пусть узнает, какие контракты на самом деле предлагают на местах.
   - Да, мы вот узнали! - Альфред наставил на капитана обвиняющий перст. - Билет на корпоративный транспорт до Лагуны стоит восемь сотен, а оттуда до Инкона капитан содрал пять тысяч! Как нам сказали - надежный капитан!!!
   - Повезло! Это все равно, что возить бесплатно, если корабль не заточен под живой груз. На корпоративной дуре вы - пара добавочных ртов на сотню экипажа, а у частника - двое на пятерых. Улавливаете?
   - На Багрум нас готовы были отвести за три тысячи! А это гораздо дальше.
   - Кто вам это предложил?
   - А вам зачем? - насторожился Альфред.
   - Кто? - капитан повернулся к Лоре.
   - Это принципиально?
   - Да. Потому что рейтинг Багрума - ноль. Попасть туда за три тысячи, может быть, и можно, а вот улететь меньше чем за сотню - нет. Свободные капитаны к этой колонии не летают, а рейсовым рудовозам корпораций запрещено брать пассажиров. Итак?
   - Некто Юлий Хальски, капитан "Акации".
   - М-м, - Хитман сразу успокоился. - Он уже не капитан. Наверное, это была его последняя афера.
   - Откуда вы знаете? - подняла бровь Лора.
   - Базу данных обновил, - капитан щелкнул пальцем по панели коммуникатора и встретил непонимающие взгляды. - Ну, базу данных рейтингов. Только не говорите, что Космофлот о ней не знает.
   Лейтенант Кенеси немного помялась, но нашла в себе честность признать:
   - Никогда не слышала.
   - Это же основа всего бизнеса!
   - Мы - не бизнесмены! - задрал нос Альфред.
   - Значит, вы - груз. Во Внеземелье иначе не бывает.
   - Альфред, заткнись! - прошипела Лора, и тот действительно заткнулся, поэтому капитан счел возможным их просветить.
   - Двести лет назад четыре свободных капитана, имена которых вам ничего не скажут, организовали "Движение за честную коммерцию" (сокращается как ЧК). Созданная ими компания высчитывала рейтинги надежности кораблей, поселений, фирм и личностей, участвующих в жизни Внеземелья, и предоставляла результат всем желающим. Механизм прост: любой объект можно включить в список за символическую сумму, изначально он будет иметь рейтинг ноль. Дальше работает система наследования: корабля - от капитана, служащего - от фирмы, которая в первый раз его наняла, поселения - от его основателей. Каждая операция - сделка, найм, перелет - изменяют значение. Сейчас у ЧК три суперкомпьютера, которые обмениваются результатами расчетов между собой. Предоставление информации в базу - добровольное, обновление баз - платное, но не дорого. За отдельные деньги - список выполненных контрактов, даты гарантийного обслуживания, объем добычи и подсчет износа. Для любого внеземельщика поддержание рейтинга в ЧК - вторая задача после смены регенераторов.
   - Это нарушение коммерческой тайны! - возмутился Альфред.
   - Скажи это мертвецам Келли.
   - Ась? - встрепенулась Лора.
   - Мертвый бог! Я уже и забыл, что на свете есть люди, которые не понимают смысл подобных выражений!
   Лора вздохнула, сделала глаза пошире и начала изо всех сил транслировать собеседнику свою заинтересованность. Хитман снизошел.
   - Молодой глава администрации поселения Келли заключил контракт на доставку катализатора системы очистки с фирмой, рейтинг которой был нулевым. И груз им доставили (новички были честными), но только через месяц после назначенного срока. Обстоятельства неодолимой силы! Производительность системы (и так критическая) упала на пять процентов. Для замены реагента техники вынуждены были отключить одну из секций поселения от коммуникаций на сутки. Индивидуальных комплектов жизнеобеспечения хватило не всем, шестьдесят четыре человека погибло.
   - И что стало с виновными? - напряженно уточнила Лора. Она отчетливо представляла себе весь кошмар борьбы за выживание при отсутствии основных ресурсов (в корпусе проводились очень хорошие тренинги).
   Капитан пожал плечами.
   - Глава администрации вернулся на ту планету, с которой прилетел. Рейтинг поселения упал на половину, они до сих пор работают над его восстановлением. Фирме пришлось продать корабли - стартовый капитал два раза не дается.
   - Я имею в виду, они сели?
   - Не знаю. Кажется, федералы назначили виноватым капитана опоздавшего звездолета, но здесь это никого не волнует - нормальное руководство не поручает такие работы перевозчикам с рейтингом меньше восьмидесяти и не доводит дела до критического состояния.
   Капитан оптимистично улыбнулся и слинял в рубку, куда Лора соваться не решалась, памятуя об автоматическом станнере.
   Несколько оброненных слов, а сколько новой информации! Лейтенант Кенеси потратила два часа на составление конспекта беседы и краткого резюме по услышанному. Но она чувствовала, что это еще не предел. Из капитана Хитмана можно выжать гораздо, гораздо больше! И тогда ее дядя, известный политик, возглавляющий в Сенате собственную фракцию, наконец, посмотрит на племянницу с гордостью.
   Следующий раз Лора устроила засаду у душа.
  
   Что ж это такое делается-то? На собственном корабле скоро в сортир сходить не смогу! Когда до Торонги оставались буквально считанные часы полета, моя пассажирка словно с цепи сорвалась. Наверное, съела что-то не то.
   Сами-то вопросы были нормальными, такие приходят в голову любому планетнику, вкурившему Внеземелье. Вспоминаю, как меня просвещали на те же темы, сразу такая ностальгия охватывает... Но я, в отличие от лейтенанта Кенеси, видел тень за ее спиной - Альфреда, между прочим, действующего офицера Космофлота. Оно мне надо, откровенничать под протокол?
   Не верю я, что он безобидный клоун, даже без намеков Каванараси.
   Изучение записей "Берсерка" показало, что Альфред пытался протащить на борт таможенного инспектора. Во-первых, почему вообще таможенник с ним пошел - двенадцать часов оплаченной стоянки еще не закончились? Во-вторых - мотивировка "капитан бросил корабль и пассажиров". Откуда он узнал, что меня нет на станции? Подошли, стало быть, к незнакомому гражданскому, хлопнули по плечу и сказали: "Хо! Ты ведь полицейский? Вот и проведи нас на ту посудину!" Темное дело. Как бы не наградили меня за помощь правительству железными браслетами.
   От безумного лейтенанта я отделывался байками, вроде страшилки про одинокого пассажира, выбирающего для полета корабли, не внесенные в базу ЧК (если такие вообще существуют). Пересказывал банальности, например, историю возникновения Приисков Майерса (в девичестве - рудника "Минерал Джинерик", если кто не знал). А если совсем прижимало - переводил разговор на поиски инопланетного разума (беспроигрышная тема).
   На язык просились другие истории: о брошенных мертвецах Селены-5, о поставках пенополистирольных гранул вместо адсорбента для очистки воды, про бесшумную радиоактивную смерть, прогрызающую стенки Кантон-Эй, про старателей, отчаянно путающих следы, чтобы не навести рейдер на свое поселение. Но следовало соблюдать осторожность. Чем ближе становилась Торонга, тем больше осторожности я проявлял.
   И вот что характерно: в вопросах дальней разведки Кенеси оказалась слишком информированной (для простого лейтенанта, я имею в виду). Например, она не только знала, что в ближайшие пару лет Астроэкспедиционный корпус получит три новейших корабля (Несмотря на отчаянное сопротивление корпоративных лоббистов. Правильно, кто захочет добровольно терять монополию?), но и готова была обсуждать цели их первых полетов.
   - И куда они собрались? - автоматически поинтересовался я.
   - Пи-Си-Ай 338690. Астрономы с Аркадии зафиксировали радиосигналы, покинувшие эту систему на две тысячи лет старше, чем наши первые звездолеты вышли в космос. Но это секрет.
   Я мысленно прикинул возможный маршрут. Они летели приблизительно туда, откуда мне едва-едва удалось смотаться. Стоит ли предупредить лейтенанта, что ей следует держать под рукой скафандр?
   - Секрет так секрет. Но вы осознаете, что данная система лежит в пределах досягаемости от нескольких человеческих поселений? Причем, с двукратным запасом.
   - На что вы намекаете?
   - На то, что вы не будете там первыми.
   Взгляд Кенеси стал совершенно демоническим.
   - Ты. Там. Был?!!
   Я, на всякий случай, размял пальцы ("Берсерка" можно активировать жестами).
   - Ну, допустим, пролетал неподалеку.
   - Что там?!!
   Я задумался, пытаясь описать вещи, человеческим языком в принципе неописуемые.
   - Кладбище. Очень большое и очень древнее. И, как на всяком порядочном кладбище, там водятся могильные крысы.
   Тарки. С людьми я их принципиально не сравниваю, хотя бы потому, что люди друг друга не едят даже при очень большой нужде, а для тарков это норма. Никто не выяснял, разумны ли вообще эти существа с человеческой точки зрения (разум ведь нечто большее, чем умение нажимать на кнопки). Вероятность встречи с ними делает систему крайне непопулярной в качестве источника дохода - в локальном пространстве "диски" тарков быстрее драйзера и лучше вооружены. Но если хочешь изумиться и ужаснуться, это место - самое то.
   Словно недра планет вывернули наизнанку, уложив на поверхности грудами металлических и керамических обломков, неровными пятнами рассыпавшейся за века пластмассы. Ближе к звезде просматриваются какие-то гигантские сооружения, но при хорошем увеличении видно, что это - просвечивающие насквозь фрагменты. Исходное назначение бескрайних руин никому из внеземельщиков непонятно. Сами тарки неразговорчивы, никаких особых технологий в их распоряжении нет. Лично мне кажется, что они - сторожевые собаки, пережившие своих хозяев.
   Задумавшись, я скользнул взглядом по металлической панели с непонятными символами, тщательно очищенной и закрепленной на стене кают-компании. Даже не знаю, вдруг это табличка с туалета?
   - В общем, сами все увидите. Местные будут вам по-своему рады. Лично я предпочел смыться от них, не прощаясь.
   Со стороны лейтенанта Кенеси донесся какой-то утробный рык.
   Кажется, меня здесь ненавидят. Я подхватил коробку с завтраком и отступил в сторону рубки. Пес с ними, с душем и тренажерами, один день перекантуюсь, а завтра уже Торонга.
  

Оценка: 8.41*76  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Силаева "Искушение проклятого демона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"