Сыромятникова Ирина: другие произведения.

И.О. капитана. Главы 9 - 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.40*61  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бог, создавая рай, тоже не учел человеческий фактор.


  
   Глава 9
  
   Последний прыжок до цели, пусть даже ты абсолютно уверен в себе и корабле, оставляет в душе особенное ощущение - хочется сложить пальцы крестиком и в кого-нибудь плюнуть. А в этот раз я вообще испытывал искушение просидеть оставшееся время на стимуляторах, не спать и бдеть.
   Заранее уточнил у пассажиров, на какую из станций Торонги им надо - здесь их три. В принципе, господа агенты хотели попасть в систему до шестого, сейчас - четвертое, день в запасе у них есть, но, если можно выиграть еще пару часов - мне не сложно. Допустим, на платформу "Генезиса" меня не пустят (там с визитерами строго), а вот между Торонгой-пассажирской и грузовым терминалом Гротхорда выбрать можно.
   - Не знаю, - засомневалась лейтенант Кенеси. - По плану, мы должны ждать на пересадочной станции, в общественной сети для нас будет оставлено сообщение о месте встречи, которая запланирована на шестое. Нет никакого смысла назначать ее на грузовом терминале.
   - Главное, чтобы ее не назначили на поверхности, - пошутил я.
   Торонга - терроморфируемый мир, жить на нем еще долгое время будет невозможно. Тут слишком мало кислорода, слишком сильны ветры и время от времени идут сернистые дожди. Специальные корабли корпорации "Генезис" бомбардируют поверхность планеты ледяными глыбами, изменяя водный баланс. Твердь от этих ударов дрожит и стонет, а многочисленные вулканы плюются огнем. По расчетам экологов, через двести лет там, внизу вырастет первое дерево, к тому моменту вся поверхность суши будет поделена, продана и перепродана раза три. В любом случае, наблюдать за битвой льда и пламени лучше на расстоянии.
   "Стриж" вышел из прыжка в пяти часах лета от Торонги, так сказать, с запасом. На приемники обрушилась какофония, характерная для любой плотно заселенной системы - переговоры ЦУПа и кораблей, сигналы маяков и сетевых ретрансляторов, эхо работы мощных радаров и даже четыре местных развлекательных канала. Секунд тридцать компьютер сортировал это изобилие по приоритетам, а потом передал список мне на шлем. Первой строчкой в нем стояло сообщение, помеченное "всем, всем, всем!" - так отмечают только извещения о войне, эпидемиях или необходимости массовых спасательных операций. Естественно, я немедленно распаковал и прочел его.
   ЭТО случилось. Немыслимое, невозможное и необратимое, поразительно точно совпадающее с появлением на Торонге двух правительственных агентов.
   Рейсовый лайнер корпорации "Комстар" (полторы тысячи пассажиров, двести десять членов экипажа) не появился на Торонге по расписанию, а также ни через час, ни через два, ни через три. Следующий по тому же маршруту грузовоз принес подтверждение старта и лайнер "Исидора" официально был объявлен пропавшим без вести. Все корабли сектора готовы были немедленно изменить маршрут, чтобы отправиться на помощь терпящим бедствие. Вот только - куда? Пока власти Федерации и представители "Комстара" призывали граждан обращать внимание на любые необычные явления по предполагаемому маршруту судна. Для знающего человека это означало удар похоронного колокола - если спасатели, в первые несколько часов отработавшие все очевидные варианты, ничего не нашли, шанс для постороннего обнаружить выпавший в случайной точке пространства лайнер близок к нулю.
   Как и полагается в таких случаях капитану (вне зависимости от того, какого размера у него звездолет), я собрал в кают-компании пассажиров и довел до их сведения текст сообщения. В принципе, никакой реакции от них не ожидалось (что они сделать-то могут?), но она последовал.
   - Это - угон! - безапелляционно заявил Альфред, чем ввел меня в состоянии прострации.
   - Звездолета во время прыжка? Что-то новенькое в физике.
   - Куда еще мог деться корабль такого размера?!!
   - Да хоть куда, в масштабах Вселенной.
   Но бравый полисмен демонстративно от меня отвернулся, обращаясь теперь к лейтенанту Кенеси, которая на его речь вообще не реагировала.
   - Да-а-а! Ведь были, были же разговоры про непонятную активность в Кольце Рейда! Полезных ископаемых там нет, а вот возможности для организации секретных баз... - Тут он зыркнул на меня, будто произнес вслух какую-то жуткую тайну.
   Я не стал с ним спорить - большинство планетников о космосе судит по сюжетам сериалов (но забавно узнать, что офицер Космофлота принадлежит к этому большинству). Даже если я напишу на обсуждаемую тему трехтомный философский труд, мне не переспорить участников ток-шоу - специализация не та. Рациональную точку зрения вообще сложно отстаивать в споре, просто потому что она не подразумевает немедленного ответа на все вопросы.
   - Господа, напоминаю вам, что прибытие на Торонгу-пассажирскую произойдет через четыре часа сорок восемь минут.
   Кажется, Альфред был не готов к такому внезапному завершению разговора (он еще не все слова сказал, не все позы принял).
   - Вам совсем не важно, что произошло?!
   - Найдут - узнаем, - пожал плечами я. - А фантазировать о таких вещах считаю неэтичным.
   - Как это все нехорошо, - бормотала Кенеси. - В такое время! Словно диверсия какая-то...
   Высокоморальный Альфред громко фыркнул.
   - Предлагаю вам вернуться в каюту и готовиться к завершению полета. Серьезных перегрузок не ожидается. Систему безопасности я отключил, но без необходимости прошу меня не беспокоить.
   - А могу я через вас попасть в локальную сеть? - заискивающе улыбнулась Кенеси. - Вдруг для нас есть какое-то сообщение.
   - В качестве исключения - можете. Советую взять подушку.
   Потому что сажать ее в капитанское кресло я не собираюсь.
   В результате, пассажиры пробрались-таки в рубку. Кенеси устроилась около незадействованного терминала навигатора, а Альфред просто стоял и сопел.
   - Ничего, - огорченно сообщила женщина. - Но можно, я еще...
   - Можно.
   В конце концов, ситуация действительно неординарная, и все мы в ней как-то замешаны. Если подумать, то менеджер с Каванараси намекал мне на глобальность проблемы еще до того, как "Исидора" ушла в свой последний прыжок. То есть, случайное, катастрофическое событие имело предысторию и было... неслучайно?
   - Проудер, Проудер, - повторяла про себя Кенеси. - М.Х. и Х.М.? Один пес, нет! - но попыток добиться от компьютера странного она не прекращала.
   Я закрыл глаза, думая о своем. Мне не давали покоя мысли, которые месяц назад вызвали бы только смех или возмущение. Поймите правильно, Внеземелье - жестокое место, здесь могут убить за вещи, которые планетнику достаются даром, или отказать в помощи умирающим, трезво рассудив, что ресурсов для этого нет. Любая служба безопасности без колебаний уничтожит личность, звездолет или груз, представляющие угрозу для поселения. Но стать инициатором вреда, хуже - мотивировать его чем бы то ни было, кроме собственной жизни, любой другой выгодой... Мысль о таком - своего рода бешенство, чреватое для внеземельщиков коллективным самоубийством. Любое действие в этом направлении обнуляет рейтинг и низводит безумца до положения опасного вируса, поэтому реальный пират во Внеземелье умрет от удушья, сидя на контейнерах со своей первой добычей, в обнимку с тем, кто попытается ее купить.
   Однако слова менеджера с Каванараси проросли в душе ядовитыми спорами - не думать о белой обезьяне я не мог.
   Допустим, что происшедшее - действительно диверсия, именно диверсия, а не спонтанная, пусть и наложившаяся на чьи-то ожидания катастрофа. Рационально задуманный теракт. Тот, кто его оплатил, желает получить максимальную выгоду от его реализации. И, рассуждая с позиции этой извращенной выгоды, я был не согласен с предположением Альфреда про Кольцо Рейда. Если обломки лайнера сумеют найти, причина происшедшего навсегда останется под подозрением. Корабли такого класса не в первый раз терпят бедствие, как не жестоко это звучит, а все разбитые суда до боли похожи друг на друга - при используемых скоростях и мощности никаких улик не остается, их просто нет. Выгоднее всего для заказчика будет сфабриковать улики, представить общественности распотрошенный корпус и дрейфующие в космосе трупы со следами лучевых ожогов. Все полторы тысячи. Но для реализации такого плана им нужны будут исполнители и оборудование, потому что лайнер - это очень большая штука. Никто из местных на такое не подрядится (это я точно знал), а любые чужаки будут как бельмо на глазу, слух об их появлении разойдется по сектору со скоростью прыжкового корабля, то есть, практически мгновенно. И потом (мы ведь уже знакомы с этой проблемой?) куда-то надо будет девать самих исполнителей, а есть только один способ заставить такое количество людей гарантировано молчать... Короче, цепочка преступлений будет завиваться все круче, и на каждом ее витке вероятность прокола будет только расти. Получить столько проблем за свои же деньги?
   Нет. Скорее всего, гипотетический заказчик выберет другой, абсолютно беспроигрышный вариант: лайнер просто исчезнет. Не будет ни вечно летящей в космосе вспышки, ни колебания уровня изотопов, ни инверсионного следа, ничего. Возможно, на рынке появятся предметы, которые то ли были взяты из трюма исчезнувшего судна, то ли нет, или даже что-то, предусмотрительно похищенное до старта. По центральным каналам прокрутят скверные записи мутных откровений от неустановленных "посвященных лиц", и на месте полутора тысяч несчастных останется только жирный вопросительный знак, который пугает гораздо сильнее, чем реально совершенное, раскрытое и наказанное зверство. Занавес.
   А теперь, вопрос на десять тысяч: в каком месте нашего сектора гарантировано никто не появится ближайшие пятьдесят лет? Первая подсказка: лайнер должен суметь попасть туда за один прыжок. Живым людям при этом оставаться не обязательно, это даже лучше, если все умрут - никто не сможет вернуться назад, даже случайно.
   Я лежал с закрытыми глазами, крутя перед внутренним взором трехмерную карту сектора, точки входа и выхода, характеристики пропавшего лайнера. Я ведь не просто навигатор, я - слепой пилот, для меня бездна космоса за бортом - продолжение собственного тела, плотно набитое полями и материей, с засаженными, словно изюмины в тесто, вкраплениями звезд. Когда человек достигает такого знания окружающего пространства, он способен рассчитывать параметры прыжка быстрее компьютера, на одной интуиции. Пять лет автономных странствий принесены в жертву мертвым богам, и те щедро отдарились в ответ.
   Предположим, что цель звездолета - все же какая-то система, иначе для расчетов прыжка потребовались бы нестандартные навигационные таблицы, которые в Астроэкспедиционном корпусе составляют на заказ. Далее, примем за данность, что импульс тяги злоумышленники не меняли - это могли бы зафиксировать датчики в порту, а траекторию выбрали так, чтобы не получить на выходе облако плазмы. В принципе, сразу напрашивались два варианта, но те системы были слишком уж открыты для посещения. Еще одна возможность, довольно экзотическая, подразумевала разворот корабля в прыжке едва ли не в противоположенную от первоначального курса сторону. При этом лайнер попадал в местность, скажем так, не пользующуюся популярностью у свободных пилотов. От трасс далеко, ресурсов мало, свободных портов - нет. Рядом - полигон звездного десанта, свалка военного имущества и станция Космофлота, призванная (в том числе) эту свалку охранять. Военные скупы и нелюбопытны, за пределы патрулируемой зоны ни за что не высунуться. Кроме того, даже если хрупкое тело навигатора выдержало подобный разворот, звездный привод корабля ни на какие полеты больше не способен. Тоже в своем роде преимущество. При этом цена вопроса - простая подмена навигационных программ. Пилот жмет кнопку и - вуаля! - обратно не может попасть, даже если поймет, что произошло, и где он оказался. На сцене - пресловутый занавес.
   А теперь, кто бы еще согласился проверить эти мои гениальные догадки?
   Ремонтники будут возиться с моим кораблем сутки, а тут каждый час на счету. Придется брать кого-то в долю... Решено: первому же встречному с рейтингом больше шестидесяти предлагаю войти в дело!
   Ждать пришлось недолго. Уже в секторе торможения, перед самой Торонгой, мне отсигналился хороший знакомый, идущий тем же курсом, но на разгон. Известный ловец удачи. "Здравствуй, ты меня поймал!" Я запустил руки в перчатки мануальной клавиатуры.
   - Что? - напрягся Альфред.
   - Друг сигналит, надо сказать "привет". Не ссы, это всего лишь драйзер! Корпоранты на таких не летают.
   К счастью, навигационный шлем был только у меня, а весь дизайн рубки не был рассчитан на второго пилота (ну, не люблю я общества, не-лю-блю). Видеть, чем именно мы обмениваемся в текстовом режиме, никто из моих попутчиков не мог, даже если и владел жаргоном Внеземелья. Что к лучшему, потому что делиться прибылью я тоже не люблю.
   - Кстати, "Комстар" назначил приз за "Исидору", - поделился я новостью. - Сто тысяч за сведения, миллион - нашедшему обломки!
   Батюшки! Я богат, я богат!!! Йон Кисенджер, капитан-владелец встречного судна, мужик надежный, не надует (рейтинг девяносто за красивые глаза не дают). Миллион пополам, даже за вычетом налогов и расходов туда-обратно, это полновесные триста тысяч. Интересно, у меня слюни изо рта уже текут?
   Я потянулся и наподдал брелок, весящий над креслом пилота - вырезанный из обломка пластика профиль панка с ярко-красным ирокезом на голове. Кто знает, тот поймет: этот обломок - кусок моей самой первой добычи.
   - Ну, что, пристегивайтесь, служивые! Тормозимся.
   Скину их нафиг (расплатятся, не расплатятся - плевать!) и полечу забирать мою премию. Ух, заживем!
  
   Глава 10
  
   Атмосфера пересадочной станции Торонги навевала тревожные чувства.
   Гул голосов, неизбежно сопровождающий попытки людей что-то делать вместе, звучал приглушенно, из-за чего технические шумы вылезали на передний план. Специалиста, привыкшего следить за агрегатами "на слух", такая ситуация ужасно напрягала. Люди вокруг держались непривычно тихо и сосредоточенно, при малейшей возможности - утыкались в свои коммуникаторы, но начальство их не ругало, ибо было занято тем же. Несчастные, которым не положено по службе экранных девайсов, оттягивали карманы чудовищными древними планшетами или вообще вешали этот страх на шею (потому что никуда не влезает). В воздухе словно вибрировала не находящая выхода энергия, неясная готовность непонятно, к чему.
   И вот вхожу я, предвидящий события на два дня вперед. Странное ощущение: будто ты - гость из будущего.
   Своих неимущих пассажиров я выпроводил с корабля со всей возможной вежливостью, но решительно (даже вещи помог донести). Намеки на продолжение дружеских контактов в упор не замечал. Нет, мы не будем вместе пить кофе, и я не стану рекомендовать им, где остановиться. Оно мне надо, в текущей ситуации? Человеческие отношения сейчас находились в одной плоскости бытия, а принимаемые мной решения - в другой (если бы я не умел переключать модели поведения, то не протянул бы так долго в роли капитана). В голову все время лез механизм расчета репутации: "значимая связь - плюс тридцать к негативному ожиданию". Не хватало еще попасть в соучастники!
   Обретя свободу, я первым делом отправился в контору адвоката и подтвердил договор с Кисенджером. Йон, как и ожидалось, скинул нужную форму перед стартом, мне оставалось ознакомиться с текстом и подписать. Дальше следовало привести в порядок "Стрижа", то есть, настроить его генераторы не на глаз, а по стандарту. На Торонге хорошая ремонтная база, поэтому стоила эта операция не дорого. Около стенда меня навестила лейтенант Кенеси - на встречу, как и ожидалось, никто не пришел. В форме Астроэкспедиционного корпуса она выглядела сногсшибательно, ей бы еще ракетницу на плечо и можно сразу в сериал.
   - Возможно, он летел сюда рейсом "Исидоры".
   - Спорю на четыре патрона, что не было тут никакого агента.
   - Что ты имеешь в виду?
   - То, что поделиться информацией он мог и не забираясь в такую задницу. Если ты не в курсе, то "Исидора" летела с Вирмана, а вы первый фрахт взяли на Лагуне. Между этими мирами челнок ходит, туда-сюда - восемь часов. Но добиться от внеземельщиков самооговора они бы не смогли, а вот присутствие на Торонге чиновника Космофлота совсем меняет картину происшедшего, верно?
   Если Альфред для чего и годился, так это для безответственных заявлений. Сам он до этого дошел или перед поездкой его идеологически прокачали - дело десятое.
   - Они? - мгновенно ухватила суть Лора.
   - Не дави на меня! Ты мне еще триста штук патронов не вернула. Принесешь - объясню.
   Женщина явно обиделась. А что она от меня ожидала, сексуальных подвигов за свои деньги? Ха! Я привык разделять дело и удовольствие.
   - Кстати, - в голосе - космический холод. - Я тут связалась с руководством корпуса, Рейкер. Адмирал Кристос готов принять тебя в наши ряды, если такого, как ты, это еще интересует. Наш бот улетает в десять, шлюз сорок семь, не опаздывай.
   Развернулась и ушла, оставив меня офигевать в одиночестве.
   Итак, меня опознали. После происшедшего на Инконе подобное - не сюрприз. Как это скажется на возможности получения приза? Да никак! Мое прошлое внеземельщиков не волнует - рейтинг ЧК в обратную сторону не действует. А вот приглашение в Астроэкспедиционный корпус... Моя детская мечта, давно уже перекочевавшая в разряд сновидений, вдруг оказалась на расстоянии вытянутой руки.
   Действуя на автомате, я принял у настройщиков работу, оплатил чек и перегнал "Стрижа" в парковочный сектор. Мелкие хлопоты, маневрирование, стыковка, переговоры с ЦУПом заняли какое-то время, но их ценность и смысл ускользали. Завершив ритуал, я отстегнул фиксаторы, но остался в ложементе, пьяный без вина и заторможенный. Часы в пилотском шлеме продолжали отсчет секунд.
   До десяти оставалось полчаса. По-хорошему, надо было гасить реактор, опечатывать шлюз, да и идти потихоньку, как раз успею. Я сидел и пытался понять, почему я этого не делаю, почему не тороплюсь?
   Во мне бурлило лихорадочное возбуждение, как перед экзаменами.
   Я не любил это чувство, я его перерос.
   Моя память, мой идеальный инструмент, играла со мной дурную шутку - она воскрешала Джона Рейкера пятилетней давности, фактически, уже не меня. Она мешала мне увидеть мир таким, каков он есть. Но в чем ошибка?
   Я откинулся в ложементе, выровнял дыхание в ритме медитации, успокоился и позабыл про время (при некоторой тренировке, это получается очень легко). Представил себе все последующие действия, шаг за шагом. Вот я запечатываю шлюз, иду, вот вижу полицейских, сторожащих стоянку своего транспорта (специальных военных причалов на Торонге нет). Вот здороваюсь, называю свое имя. Меня проводят внутрь, задают какие-то вопросы... А первым из них будет "Что ты здесь делаешь?"
   И тут на сцене вновь звучит тема пиратов и контрабанды, особенно в виду того, что (по нынешней версии) "Исидору" кто-то угнал.
   Хорошо, если Йон оперативно отыщет пропавший лайнер, но о половине добычи можно будет забыть - внеземельщики не любят перевертышей (прощай, рейтинг!). И, конечно, "Стрижа" придется бросить. В лучшем случае его продадут по дешевке для компенсации ущерба, нанесенного "Пан-Галаксис" во время инцидента на Селене-5. Будет трудновато доказать, что у меня тогда не было выбора, кроме как нарушить закон. Ловкий адвокат сможет приплести сюда психологическое давление и временное помешательство, хотя мне самому такая постановка вопроса претила. Они обнаглели и получили за это по зубам, другое дело, что в Старых Мирах так делать дела не принято, мне полагалось сидеть на Селене-5 и добросовестно вкалывать на тех, кто поломал мне жизнь, в ожидании божественной справедливости, которая наступит лет через двадцать, а драться или там пользоваться наркотиками - ни-ни! Присяжные не испытывают сочувствия к тем, кто угоняет звездолеты и получает от этого прибыль.
   Ни один адвокат на свете не сможет выставить меня в суде милым и безобидным, потому что я не безобиден и не мил.
   Ну, допустим, я надавлю на тему мертвой секции, и мы придем к мировому соглашению (как ни мерзко это звучит). С таким багажом я и направлюсь в Астроэкспедиционный корпус. Туда меня возьмут ради моего опыта, ради знания тех мест, в которых я УЖЕ ПОБЫВАЛ без всякой помощи с их стороны. Естественно, никто не подпустит меня к штурвалу, хорошо, если в рубке позволят находиться. Я, в лучшем случае, буду гражданским специалистом без диплома (им даже мундиров не полагается). Диплом - отдельная статья, ради него мне придется возвращаться на Тассет и доказывать новому Директору Академии, что за пять лет я никак не мог заглянуть к ним и даже черкануть письмецо. И проделывать все это я буду, как на сцене, под объективами телекамер, потому что репортеры ни за что не пропустят такой цирк.
   И в чем пряник? В том, что я, наконец, смогу стать добровольной жертвой и очистить душу через покаяние. А каяться мне придется перед Гаем Челленджером. Блеск!
   Решение было столь очевидным, что ему просто не существовало альтернатив.
   Я резко открыл глаза, обнаружив себя в кресле собственного корабля, и потянулся за пилотским шлемом. Давно пора было связаться с ЦУПом и запросить разрешение на отлет, пока полицейские что-нибудь не выдумали...
   И в этот самый момент замигал вызов. Я не люблю звуковые сигналы и, пока нахожусь в рубке, заменяю их световой индикацией. Вызов был со станции, через коммерческую сеть. Я молча включил прием.
   - Рейкер, - произнес в динамиках голос, то ли преднамеренно искаженный, то ли вообще синтезированный. - Не ходите на встречу. Они будут стрелять.
   Я невольно улыбнулся. Какие милые сюрпризы! Теперь это не обижало и не задевало - так, планетники дурью маются.
   - Ответная любезность, - усмехнулся я. - Не покупайте акции Комстара ближайшие два дня.
   На том конце нажали отбой.
   Ах ты, поросенок, Альфред! Маленький, вонючий свин. Ты успел сделать дело, лизнул корпорантов. Приблизительно за трое суток до того, как они окажутся в полном дерьме. Не завидую я тебе, нет, не завидую.
   Я, не мешкая больше, вызвал ЦУП. Пора было улетать.
  
   Глава 11
  
   С утра Президент отдыхал на пляже - валялся в шезлонге расслабленной тушкой, надвинув на глаза черные очки, иногда ходил купаться. Секретарь виновато поглядывал на своего босса, но сообщать о проблемах со связью не спешил. Киборги-охранники тоже ничего не знали. Монтеры ковырялись где-то на линии, и пока еще никто из обслуги не озадачился мыслью, почему спутниковый телефон не звонит.
   Вирус в компьютер особняка выпустил сам секретарь (да, ему сделали предложение, от которого нельзя отказаться).
   "Но ведь это такая малость - шесть часов без связи! Они меня благодарить должны, что отдохнуть могут. Полицию я, на всякий случай, известил. Просто шесть часов без телефона"
   Секретарь отвернулся от окна.
   Безмятежное выражение лица давалось Линдерну нелегко - по экрану объемного видео перед его глазами плыли выпуски последних новостей и переписка с доверенными лицами, беспроводной джойстик под ладонью раскалялся от нагрузки. Затребованный во время приступа паранойи секретный канал исправно работал.
   А из-под шкурки симпатичного белого лисенка, в которого стараниями политкорректных карикатуристов за пять лет превратился Президент, стремительно проступал другой зверь - тассетанский шакал, хищник с мерзкими повадками, умный и небрезгливый, изливал свою ярость заливистым, хохочущим лаем.
   "Без вмешательства в пункте отправления подобное развитие событий невозможно. Ящер"
   "Наблюдаются все признаки информационного вброса. Хеопс"
   "Предлагаю канализировать недовольство предложением наведения порядка на фронтире. Отправить первый из новых крейсеров в то же Кольцо Рейда, например. Пусть составят список незарегистрированных поселений, для начала. Брахмапутра"
   Но Линдерну не нравилась идея наводить порядок среди тех, кто не был источником проблем.
   "Найдите способ подключить наших людей к следствию на Вирмане, пусть перероют весь этот комстаровский гадючник. Ящер, на тебе подбор экспертов. Хеопс, они не могли не оставить следов! А тот умник, который утверждал, что будет скандал о малолетках, пусть отслеживает замешанных в деле, всех, кто выскажет главную идею до выступления экспертов"
   "Виновен. Но такое только больной на голову предположил бы. Брахмапутра"
   Да, никто из президентских аналитиков не предположил ТАКОЕ развитие событий, хотя начало атаки они предсказали верно. Линдерн, имевший опыт судебных тяжб с новоявленной экономической элитой, смотрел на вещи более рационально, но переубедить союзников не сумел. Так пусть же они разделят с ним чувство вины за происшедшее!
  
   В тысячах километров от президентского особняка малоизвестный фрилансер кропотливо просеивал архивы в поисках любых упоминаний об "Исидоре". Его запросы аккуратно вплетались в переписку новостных агентств, и даже многомудрый мистер Смит не смог бы назвать его имя.
   А на противоположной стороне планеты Директор Центральной Академии Тассета готовился грудью встретить то, от чего Президент на ближайшие шесть часов был избавлен. Фриц Харпер удалил из компьютера всякие упоминания об "Исидоре", сунул флешку с данными во внутренний карман и шагнул к дверям, даже в строгом мундире умудряясь выглядеть вызывающе.
   Снаружи было светло, как днем, ступени административного корпуса осаждала толпа журналистов. Ящер вышел под объективы камер и улыбнулся. Самые нервные из операторов поспешили найти более нейтральный объект для съемки.
   - Господа, вы не меня ждете?
   Неразличимое в ярком свете море голов и ног заволновалось, заголосило.
   - Та-та-та, господа, по одному. Я всем отвечу. Вы!
   - Что можете сказать о происшедшем? - выдохнул счастливчик.
   - Полагаю, речь идет об исчезновении лайнера "Исидора", - возвысил голос Харпер, и толпа послушно замолкла. В общении с прессой бывший декан навигаторов придерживался твердых правил, как при дрессировке хищника, те, кто их соблюдал, получали все, не желающие смириться - игнорировались. А с пройдохами, решившимися слишком много добавить от себя, Ящер не стеснялся судиться (расплачиваться кредитками за свой длинный язык желали не многие). - Кошмарная катастрофа, вторая по численности пострадавших после крушения "Эрзин Трейвел". Выражаю сочувствие родственникам пропавших. Надеюсь, экспертам удастся прояснить судьбу корабля. Вы!
   - Знали ли вы кого-нибудь из пассажиров?
   - Четверо членов экипажа "Иссидоры" обучались в нашей Академии, двоим из них я имел честь преподавать свой предмет. Скот Кельмик и Рональд Джезиган - отличные специалисты, их исчезновение - большая потеря для флота.
   Харпер упорно избегал слова "смерть", из чистого суеверия, которое у звездолетчиков иногда доходит до смешного. Неписанное правило гласило, что поиски не прекращаются, пока у пропавшего дважды не иссякнут запасы кислорода.
   - Как вы относитесь к предположению об угоне лайнера?
   В голове Директора раздался тревожный сигнал, но, поскольку вопрос был задан без очереди, он имел возможность не отвечать на него прямо. Ящер прищурился, запоминая значки на микрофоне нахала, и устремил взгляд поверх голов. Журналисты возбужденно зашевелились, предвкушая шоу.
   - Уважая слабоумных инвалидов, которые имеют в нашем обществе определенные права, я позволю себе использовать доступную аналогию. Представьте себе арбуз, брошенный уверенной рукой по направлению к земле, скажем, с высоты четвертого этажа. Может ли житель второго этажа получить эту крупную ягоду, именуемую в дальнейшем "плод", орудуя, к примеру, сковородкой? Нет и еще раз нет! Он может лишь присоединиться к падению либо принять душ из сочной мякоти, потому что судьба плода решена в момент броска. Таким образом, вопрос об угоне вам следует задать персоналу пересадочной станции Вирмана. Понятно излагаю?
   Наглец попытался что-то ответить, но Харпер уже отвечал на другой вопрос, потом на следующий и следующий. Через полчаса интенсивного ора все выдохлись, и Директор, с видом победителя, покинул импровизированную трибуну - ничего, кроме голимых банальностей, репортеры от него не услышали.
   Еще через пятнадцать минут респектабельный черный лимузин выкатился из ворот Академии и погрузился в водоворот столичного часа пик. Потоки разномастного автотранспорта текли по улицам и эстакадам, сгущались на перекрестках. Харпер тащился следом за электрическим фургончиком доставки, явно поставленным на круиз-контроль, и с тоской вспоминал о пылящемся в гараже спорткаре цвета "спектра-металлик". Нечего и думать вырваться вперед на мощной, но длинномерной машине, да и не солидно это как-то теперь - метаться через три полосы. Общественное положение требовало от него постоянных жертв... К счастью, Тассет еще не дорос до чудовищных транспортных артерий Терры (и до тамошних пробок тоже), поэтому опоздать на встречу Ящер не рисковал. Президенту нужен личный эксперт по катастрофам? Он у него будет!
   Черный лимузин припарковался в квартале трех-пятиэтажных зданий, замерший на незримой границе между деловым центром и северными предместьями (элитная недвижимость с видом на Мемориальный парк). Дорогое авто отлично вписалось в окружение. Шагая от гостевой парковки, Харпер в который раз озадачился вопросом: "Зачем на Тассете небоскребы?" При такой-то плотности населения. Пижонство! Хотя нельзя отрицать: стеклянные башни в голубой дымке выглядели весьма живописно. Рукотворные скалы парили над изгибом реки, на их фоне терялись осыпающиеся халупы Летного Поля, темные щупальца автострад, утилитарно-серые корпуса заводских цехов. Аллегория развивающейся планеты.
   Харпер нажал кнопку домофона и позволил обитателю апартаментов себя рассмотреть.
   - Заходи, - буркнул недовольный мужской голос.
   Дорогу Ящер знал. В подъезде все так же пахло лимонной свежестью, пальма перед витражным окном подросла еще на локоть, щит с объявлениями для жильцов кондоминиума сменил дизайн. Дверь в квартиру была уже открыта, на стенах играли блики от старомодного, хотя и очень качественного экрана - здешний хозяин не признавал головидео. Антонио Санчеса раздражали технические иллюзии в любых формах, а сложную неисправность он воспринимал как личного врага. С точки зрения ведущего эксперта в области техногенных катастроф, машины обязаны были быть простыми и послушными.
   Сейчас на экране под тихий бубнеж диктора мелькали изображения лайнера "Исидора".
   - Печальный инцидент, - пухловатый гладко выбритый мужчина не предложил Харперу сесть, но тот сам нашел себе место. - И как ты будешь смотреть им в глаза через месяц?
   - А почему у меня должны быть с этим проблемы? - Ящер выудил из бара бутылку минералки и, с недовольным видом, повертел.
   - Люди шокированы, ищут поддержки у авторитетов. А ты единственный вопрос, на который можно было ответить однозначно, превратил в шоу!
   Глупо было уточнять, чем Санчес недоволен.
   - Ты не прав! Он ведь спросил не про то, можно ли "Исидору" угнать, а о том, как я отношусь к предположению об угоне. Так вот и отношусь - как к идиотизму. Если бы я ответил серьезно, сложилось бы ощущение, что по этому вопросу возможна дискуссия и (будь уверен!) дискуссию нам бы обеспечили. А так есть возможность, что журналисты запомнят арбуз и не захотят выглядеть глупо. Это - политика!
   - Как же ты со студентами-то управляешься?
   - Студентам я говорю то, в чем абсолютно уверен.
   - Я со страхом вспоминаю, о чем еще с тобой откровенничал.
   Да, историю возвращения "Эрзин Трейвел" Харпер впервые услышал от старины Тони - Санчес участвовал в том деле еще будучи стажером.
   Переселенческий корабль (шесть тысяч человек на борту) возник из ледяного мрака через сто пятьдесят лет после ухода в прыжок. Возник, чтобы продемонстрировать смятые чудовищной перегрузкой пассажирские отсеки и совершенно целую рубку. По иронии судьбы, экипаж на две недели пережил катастрофу. Им хватило времени, чтобы описать повреждения, констатировать смерть пассажиров, написать пару слов семьям, а потом принять "пилюли бессмертия" - капсулы с сильнодействующим ядом, по умолчанию хранящиеся в сейфе каждого корабля. Ни дети, ни внуки пропавших на "Эрзин Трейвел" об их судьбе не узнали. Отличная тема для сериала!
   Как уже говорилось, головидео Антонио Санчес не любил.
   Харпер выложил на зеркальную поверхность бара утилитарно-черную флешку.
   - Думай обо мне, что хочешь, дружище, мы не первый раз расходимся во мнениях. Однако соберись: господин Президент желал знать, как такое можно СДЕЛАТЬ.
   Санчес уставился на флешку, как на живую змею.
   - Ты воображаешь, что...
   - Проблемы со связью начались за час до прихода сообщения, то есть, раньше, чем штаб спасателей выпустил коммюнике. Тот, кто плюнул в суп Линдерну, должен был быть абсолютно уверен в последствиях своих действий.
   - Угробить лайнер стоимостью в полмиллиарда!
   - ... только что прошедший капитальный ремонт, летевший по этому маршруту в первый раз.
   - ... не считая страховых выплат! - но во взгляде Санчеса уже появилось сомнение, мысль заработала. - Капремонт - скорее плюс, чем минус. При таких работах перебирают и тестируют все, от привода до душевых кабинок. К тому же, перед приемом пассажиров корабль всегда проходит обкатку.
   - Поэтому-то нам и нужен твой нюх. Все очевидные версии, наверняка, отсечены, а следователей обеспечат надежной, хорошо документированной обманкой. Нам кровь из носа нужно найти корабль, или хотя бы понять, каких людей трясти под протокол! Прими как данность: существовал способ заставить "Исидору" исчезнуть, и мы должны его узнать. Тут все, что наши умники нарыли про лайнер. Сделаешь?
   Санчес цапнул флешку с поверхности бара.
   - Я подумаю над этим.
   - Если надумаешь что-то - не звони мне, напиши вот на этот адрес.
   Харпер ушел не прощаясь, уверенный, что спать сегодня старина Тони не будет, да и завтра, пожалуй, тоже. В иной ситуации это гарантировало бы успех, но сейчас Ящер сомневался. Одно дело - противостоять непредсказуемой, но неразумной природе, а другое - извращенному человеческому интеллекту. В какой области лежит решение? Сколько они будут копаться, последовательно проверяя версии? - Недели, возможно, месяцы. Будет ли у них это время? У пассажиров с "Исидоры" его, наверняка, нет.
   В холле под пальмой Харпер остановился, снял с руки старинные позолоченные часы и внимательно изучил показания крошечных мониторов, закрепленных с обратной стороны массивного браслета. К машине никто не прикасался, привычных сопровождающих (тех же журналистов) тоже не было заметно. Забавно! Похоже, все обычные оппоненты шарахнулись от него прочь, предвидя битву гигантов. Это говорило о ситуации даже больше, чем рассуждения аналитиков: Харпер входил в расклад Линдерна и ему предстояло разделить судьбу Президента.
   "Ну-ну, господа. Хотим поиграть в богов, решать судьбу простых смертных одним движением пальца? А боги-то ревнивы, да и любимчики у них могут быть свои. Поиграем, господа, поиграем".
  
   Курьер от обеспокоенной молчанием Президента администрации примчался в поместье ближе к обеду. Выслушав новости и раздав поручения, Линдерн небрежно бросил на шезлонг контактные очки и пошел купаться, пытаясь ледяной водой погасить в крови адреналиновый шторм. С минуты на минуту он ждал прибытия в поместье группы ближайших соратников, нельзя позволить себе сорваться - эти люди ему еще нужны. Вот только теперь он будет не договариваться, а манипулировать.
   Из-за них он вынужден был уступить врагу право первого удара. Что поделать, политики редко мыслят черно-белыми категориями, сторонники кулуарных соглашений не желали загонять оппонентов в угол, хотя для этого достаточно было поднять уже имеющиеся в полиции дела. Теперь они смотрели на мелькающие в новостях лица покойников, слушали заливистый лай загонной своры и ощущали в душе первобытный страх, так непреличиствующий цивилизованным людям.
   "Испуганного человека легче подтолкнуть к насилию".
   Изощренный ум Линдерна, слабо приспособленный к бесконфликтному существованию, планировал партию, результатом которой должно было стать полное уничтожение противника, если не физически, то экономически и морально. Да, политиков с такими установками нужно сажать в психушку, да, плану остро не хватало конструктивной составляющей. Но идея обойтись избранными мальчиками для битья умерла, когда в сети появились списки пассажиров "Исидоры" (ему уже объяснили, что найти этих людей в космосе - нереальная задача, тем более - быстро, быстрее, чем откажут системы жизнеобеспечения). Он доберется до тех, кто организовал, оплатил или хотя бы кивком одобрил происшедшее, даже если ему придется нанимать киллеров за собственные деньги.
   "Горы содрогнуться, звезды погаснут, вселенная закуклится, а от Белого Шакала еще никто не уходил!"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.40*61  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Герр "Невеста против воли"(Любовное фэнтези) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"