Сысоев: другие произведения.

Е-бемоль, или с княжной на кораблике

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Е-бе­моль, или с княж­ной на ко­раб­ли­ке
  
   Швей­цар­цам я во­жу ка­кие-то гвоз­ди­ки с фир­мы ме­до­бо­ру­до­ва­ния. Ко­роб­ка гвоз­дей сто­ит поч­ти три ты­ся­чи ев­ро, это спе­ци­аль­ный сплав, и в швей­цар­цах они ос­та­ют­ся по­сле опе­ра­ции на­­ве­чно, по гроб жиз­ни, как это го­во­рит­ся.
   Ко­неч­но, та­кую ко­роб­ку мож­но от­пра­вить по поч­те экс­прес­сом, но мей­лы из кли­ник при­хо­дят обыч­но к ве­че­ру, а гвоз­ди они хо­тят уже ут­ром, что, в об­щем-то, ха­рак­те­ри­зу­ет швей­цар­ский ме­недж­мент: за­куп­ка­ми ма­те­риа­лов у них ру­ко­во­дят та­кие же тупицы и без­дар­и, как и у нас... в об­щем, я бе­ру но­ги в ру­ки, уса­жи­ва­юсь в свой фургочик, за­би­раю на скла­де па­ру-трой­ку ко­ро­бок с гвоз­дя­ми на слу­чай ес­ли по пу­ти по­зво­нит с заказом кто-то еще - и вы­дви­га­юсь в ночь в на­прав­ле­нии Кон­стан­ца. Рань­ше я ез­дил че­рез Ба­зель, но та­мо­жен­ни­ки у них на тер­ми­на­ле ред­ко­ст­ные ха­мы и мне это ско­ро ­на­дое­ло: сперва сто­ишь, как ду­рак, в хво­сте за гру­зо­ви­ка­ми и фурами, по­том сто­ишь в оче­редь, чтоб по­лу­чить штем­пель на на­клад­ную, по­том сто­ишь за же­то­ном для шлаг­бау­ма. И вез­де с важ­ным ви­дом шныряют чиновники-ха­мы, тут же нагло переходящие на французский, если спрашиваешь их что-нибудь дельное.
   В Кон­стан­це об­ста­нов­ка по­ли­бе­раль­нее, так что по­рой я на­кру­чи­ваю сот­ню лиш­них ки­ло­мет­ров, толь­ко что­бы не ехать че­рез Ба­зель. Вот та­кая у нас спе­ци­фи­ка.
   По пути я звоню в Ал­лен­сба­х, что на подъезде к Кон­стан­цу, и бро­ни­рую гос­ти­ни­цу - это пря­мо у озе­ра, - а мне СМС-кой при­хо­дит код ящи­ка, в ко­то­ром но­чью мож­но за­брать ключ от вхо­да и от но­ме­ра, ес­ли за стой­кой по слу­чаю позд­не­го ча­са ни­ко­го не бу­дет. Так ча­ще все­го и бы­ва­ет: гос­ти­ни­ца за­пер­та, по­сто­яль­цы спят. Ес­ли я при­ез­жаю не слиш­ком позд­но, в час, в пол­вто­ро­го, то иду в тем­но­те ку­пать­ся, а по­том вы­пи­ваю не­множ­ко брен­ди. Ут­ром за пол­ча­са про­хо­жу та­мож­ню - и вот она Швей­ца­рия! До боль­нич­ки, ко­то­рой по­тре­бо­ва­лись гвоз­ди, обыч­но не боль­ше трех­сот ки­ло­мет­ров - мы об­слу­жи­ва­ем толь­ко не­мец­коя­зыч­ную зо­ну, - так что уже к обе­ду я сво­бо­ден, а на­ша фир­ма... ну, она за­ра­бо­та­ла свою ты­ся­чу, это за вы­че­том то­п­ли­ва и мо­их ко­ман­ди­ро­воч­ных. На­вар не­ве­лик, но за­то все до­воль­ны.
   Сле­дую­щий день у ме­ня, по­нят­ное де­ло, от­гул. По­рой, ес­ли по­го­да бла­го­при­ят­ст­ву­ет, я пла­чу в оте­ле еще за од­ну ночь и ос­та­юсь по­шлять­ся по го­ро­ду...
  
   Ко­раб­лик по Бо­ден­зее хо­дит в два кру­га. По боль­шо­му мож­но при­ча­лить и на ав­ст­рий­ский, и на швей­цар­ский бе­рег, но это мне дав­но уже не­ин­те­рес­но, а вот ко­рот­кий мар­шрут кон­ча­ет­ся Ме­ерс­бур­гом, где в рес­то­ра­нах вез­де по­да­ют "фель­хен", ме­ст­ный де­ли­ка­тес: не­боль­шую рыб­ку, ба­наль­но об­жа­рен­ную в ско­во­род­ке с до­бав­кой кар­тош­ки и ук­ро­па. Про­стень­ко - но ведь тут и не Фран­ция, изы­ски нем­ца­ми не при­вет­ст­ву­ют­ся, и от­то­го кру­гом ца­рят по­ря­док, ста­биль­ность и здра­вый смысл.
   На ко­раб­ли­ке я бе­ру се­бе рюм­ку брен­ди и от­прав­ля­юсь на верх­нюю па­лу­бу, на ве­те­рок. Брен­ди, ко­неч­но, есть и на этой па­лу­бе, но пер­вую я все рав­но вы­пи­ваю вни­зу, сра­зу при вхо­де на суд­но, опа­са­ясь мор­ской бо­лез­ни. И тут же бе­ру вто­рую, что­бы не­спе­ша вы­пить ее уже на ве­тер­ке.
   Суд­но идет до Ме­ерс­бур­га чуть боль­ше чет­вер­ти ча­са, и я все­гда впол­не до­во­лен пу­те­ше­ст­ви­ем: и дви­же­ни­ем по во­де, и ка­че­ст­вом брен­ди, и пред­вку­ше­ни­ем встре­чи с об­жа­рен­ны­ми рыб­ка­ми "фель­хен".
  
   Она стоя­ла у штан­ги кор­мо­во­го вым­пе­ла, и длин­ные, до ло­па­ток, во­ло­сы, тем­ные, поч­ти чер­ные, по­бле­ски­ваю­щие в све­те зай­чи­ков, ко­то­рые тут и там пус­ка­ла вол­на за бор­том, об­ве­ва­ли, ох­ва­ты­ва­ли ее шею, и пле­чи, и от­кры­тый во­рот ка­кой-то блу­зоч­ки, ниж­ний край ко­то­рой по дей­ст­вую­щим ны­не пра­ви­лам на ши­ри­ну ла­до­ни не до­хо­дил до шта­нов, об­на­жая весь­ма ап­пе­тит­ный жи­во­тик с пир­син­гом у пу­па, и та­лию, сви­де­тель­ст­вую­щую об уси­лен­ных за­ня­ти­ях физ­куль­ту­рой. Ни­же на­чи­на­лись бед­ра, но их не бы­ло вид­но так от­чет­ли­во, как зо­ну с пир­син­гом, став­шую у дам в по­след­ние го­ды ме­стом ре­аль­но об­ще­ст­вен­ным, дос­туп­ным взгля­ду всех и ка­ж­до­го.
   Я по­ста­вил рюм­ку на спе­ци­аль­ный под­нос, дос­тал из кар­ма­на "ор­бит" и с ми­ну­ту же­вал его, что­бы пе­ре­бить за­пах брен­ди. За­тем ре­зин­ка по­ле­те­ла за борт, и я ре­ши­тель­ным ша­гом на­пра­вил­ся к да­ме.
   Она обер­ну­лась, ус­лы­шав ша­ги, - вер­нее, по­чуя­ла мой шаг, от­да­вав­ший­ся в па­лу­бе... - ве­тер сви­стел, су­до­вые мо­то­ры ре­ве­ли, ме­сто для зна­ком­ст­ва бы­ло не са­мым удоб­ным.
   - Sie werden es mir bestimmt verzeihen, aber ich glaube, da fragt jemand nach Ihnen vom Personal*. - И я ука­зал ру­кой в сто­ро­ну руб­ки с ле­сен­кой, ко­то­рая ве­ла в трюм.
   Ее вос­хи­ти­тель­ные во­ло­сы сно­ва об­ви­лись во­круг шеи, под­черк­нув бе­лиз­ну ко­жи. Она сня­ла тем­ные оч­ки и взгля­ну­ла мне в гла­за. "Хо­ро­ша...", по­ду­мал я про се­бя.
   - Ich... - про­из­нес­ла она при­ну­ж­ден­но. - Ich habe nicht gut Sie verstehen.**
   Ее не­мец­кий был стра­шен, как буд­то она учи­ла его в тюрь­ме, по кни­гам, как вождь рос­сий­ско­го про­ле­та­риа­та, не слы­шав ни­ко­гда ни од­но­го жи­во­го не­мец­ко­го сло­ва. "Р" и еще па­ра букв зву­ча­ли заметно по-рус­ски, но бы­ло что-то еще в этом ак­цен­те - как и во всем ее об­ли­ке: что-то гор­тан­ное, гор­ное, гор­дое...
   - Мне по­ка­за­лось, что кто-то из ко­ман­ды пы­тал­ся по­звать вас, не знаю за­чем. Но те­перь ку­да-то про­пал, ви­ди­мо его позвали снизу. Ес­ли хо­ти­те, я про­во­жу вас и мы его по­ищем.
   - Спа­сы­бо... - про­из­нес­ла она с тя­же­лым ак­цен­том уже по-рус­ски и улыб­ну­лась. - Ме­не за­вут Ма­на­на.
   - Алик, - про­сто пред­ста­вил­ся я. - Про­сто Алик.
   - Очэн пры­ят­на...
   Го­лос был с бас­ком, но уди­ви­тель­ной глу­би­ны и ка­кой-то не­рус­ской мно­го­зна­чи­тель­но­сти.
   - Мне то­же очень, очень при­ят­но, - про­из­нес я, ра­зом ис­поль­зо­вав все на­лич­ные за­па­сы хороших манер и шарк­нув нож­кой.
   Мы обош­ли весь ко­раб­лик, без­ус­пеш­но ра­зы­ски­вая не­су­ще­ст­вую­ще­го стю­ар­да, и уже уст­рои­лись бы­ло за сто­ли­ком в ка­фе на­вер­ху, но тут по­ка­зал­ся при­чал и нам при­шлось от­пра­вить­ся вниз, на вы­сад­ку.
  
   По-рус­ски она то­же не очень-то по­ни­ма­ла. Это вы­яс­ни­лось на бе­ре­гу, в рес­то­ран­чи­ке, за двой­ной пор­ци­ей "фель­хен".
   - У нас это те­перь не при­ня­то, - по­яс­ни­ла она, имея в ви­ду ов­ла­де­ни­е "ве­ли­ким и могу­чим". - Во­об­ще-то я са­ма то­же про­тив рус­ских. На­ши стра­ны вою­ют.
   - Это рань­ше они вое­ва­ли, - на­халь­но и уве­рен­но воз­ра­зил я. - Те­перь мир. Кро­ме то­го, я уже дав­но не рус­ский.
   - Да? - уди­ви­лась она. - А ка­кой?
   - Не­мец­кий, - не за­ду­мы­ва­ясь от­ве­тил я. - Хо­чешь, бу­ду го­во­рить толь­ко по-не­мец­ки?
   Сло­во "рус­ский" она ощу­ща­ла как при­ла­га­тель­ное.
   - Нэ на­да не­мец­кий... - про­го­во­ри­ла она. - И на "ты" сра­зу не на­до... Я княж­на, ес­ли хо­чешь знать.
   - Ты са­ма со мной на "ты", - рас­сме­ял­ся я. - А по­че­му княж­на?
   - Как по­че­му? - Она вски­ну­ла бро­ви. - Так ро­ди­лась. Гурд­жаа­ни, зна­ешь та­кое ви­но?
   Я на ми­нут­ку за­ду­мал­ся.
   - Ну да... Пом­ню вро­де... по­ни­ма­ешь, я уже дав­но здесь, поч­ти чет­верть ве­ка. За­был мно­гое...
   - Гурд­жаа­ни - на­ша зем­ля. Кня­зей Гурд­жаа­ни. Я Гурд­жаа­ни, та­кая фа­ми­лия.
   Ме­ня по­ко­ро­би­ло. Я во­об­ще про­тив соб­ст­вен­но­сти, осо­бен­но на зем­лю. И пра­виль­но, что боль­ше­ви­ст­ских чи­нов­ни­ков дер­жа­ли на всём ка­зен­ном, так мень­ше во­ру­ет­ся. То же со зна­тью, с раз­ным по­том­ст­вен­ным дво­рян­ст­вом... Знать на­зна­ча­ет ко­роль, а ес­ли нет ко­ро­ля - всё, друзья, окончен бал, иди­те гу­ляй­те. А то вы­ду­ма­ли вы­во­дить эли­ту из шай­ки раз­бой­ни­ков, слу­жив­ших три века назад не­ле­по­му удель­но­му князь­ку.
   - По­нял, ва­ше сия­тель­ст­во. - Я сде­лал стро­гое ли­цо. - Боль­ше не по­вто­рит­ся...
   Что имен­но "боль­ше не по­вто­рит­ся", я не ус­пел при­ду­мать, да это и не бы­ло важ­но, по­сколь­ку спут­ни­ца моя, по­хо­же, вся по­гру­зи­лась в мыс­ли о кня­же­ском...
  
   Она жи­ла в Ме­ерс­бур­ге, в гос­ти­ни­це у са­мо­го бе­ре­га, прие­ха­ла по при­гла­ше­нию на ка­кую-то вы­став­ку с дю­жи­ной соб­ст­вен­ных ра­бот. Про­во­див княж­ну до оте­ля, я вер­нул­ся мо­рем к се­бе и тут же за­бил в ин­тер­не­те ее фа­ми­лию. Да, ху­дож­ни­ца, да, княжь­е­го ро­да - всё сов­па­да­ло. "Вот так встре­ча! - по­ду­мал я про се­бя. - Ведь на­до же! В Кон­стан­це, на ко­раб­ли­ке..."
   Мы до­го­во­ри­лись еще по­гу­лять по го­ро­ду - вы­став­ка от­кры­ва­лась толь­ко ве­че­ром. К оте­лю в Ме­ерс­бург я прие­хал те­перь не по во­де, а на сво­ем бу­се, хо­тя это поч­ти час ез­ды по бе­ре­гу. Но тес­ное про­стран­ст­во, я имею в ви­ду ка­би­ну фур­го­на, сбли­жа­ет, а сбли­же­ния мне, ка­жет­ся, уже хо­те­лось.
   Всё уда­лось как нель­зя луч­ше. В Кон­станц мы не по­еха­ли, а про­сто не­мно­го по­ко­ле­си­ли по бе­ре­гам озе­ра, ос­та­нав­ли­ва­ясь в жи­во­пис­ных мес­тах, по­дол­гу стоя на бе­ре­гу. Я по­сте­пен­но при­вы­кал к ее ди­ко­ва­то­му слогу, и она уже про­си­ла ме­ня по­прав­лять ее ошиб­ки в вы­го­во­ре и грам­ма­ти­ке. Что по­прав­лять! То и де­ло она во­об­ще не по­ни­ма­ла фра­зы или слСва, пе­ре­спра­ши­ва­ла, а ко­гда смысл ска­зан­но­го ста­но­вил­ся ясен, от ду­ши хо­хо­та­ла над не­ле­пи­ца­ми и не­до­по­ни­ма­ни­ем. В из­вест­ной ме­ре сбли­же­ние мож­но бы­ло счи­тать со­сто­яв­шим­ся.
   - Ес­ли хо­чешь, за­едем к те­бе, - вдруг ска­за­ла она. - Те­бе нуж­но пе­ре­одеть­ся. У те­бя есть с со­бой фрак?
   О кня­же­ская кровь! Фра­ка у ме­ня ко­неч­но не бы­ло, но в ма­ши­не, в чех­ле, все­гда ез­дит мой стро­гий кос­тюм - на слу­чай ес­ли при­дет­ся о чем-то ря­дить­ся с ди­рек­то­ром кли­ни­ки: эта пуб­ли­ка не лю­бит об­щать­ся с шо­фе­ра­ми, им по­да­вай со­бе­сед­ни­ка ста­тус­но­го, ина­че раз­го­вор не по­лу­чит­ся, так что шеф мой дав­но уже на­сто­ял на стро­гом кос­тю­ме, в смыс­ле то­го чтоб он все­гда на­хо­дил­ся при мне в до­ро­ге.
   А еще у ме­ня с со­бою ги­та­ра, то­же в чех­ле. В ба­гаж­ном от­де­ле­нии фур­го­на я да­же при­стро­ил для нее спе­ци­аль­ный ящи­чек с двер­цей. В до­ро­гу я бе­ру ее от ску­ки, для раз­ви­тия тон­кой мо­то­ри­ки. Вра­чи го­во­рят, что паль­ца­ми сле­ду­ет ше­ве­лить, что это, дес­кать, тре­ни­ру­ет мозг - ну, как кросс­вор­ды. Вот я и наи­гры­ваю на сон все­воз­мож­ные ме­ло­дии без кон­ца и на­ча­ла.
  
   - О! Ги­та­ра! - об­ра­до­ва­лась она, уви­дев ле­жа­щий на кро­ва­ти че­хол. - Сей­час я спою те­бе ро­манс.
   Она, вы­нув ин­ст­ру­мент, про­шлась паль­ца­ми по гри­фу, при­по­ми­ная ак­кор­ды.
   Я вско­ре уз­нал "Ка­лит­ку", ко­то­рую иг­раю сам, и кста­ти до­воль­но бег­ло. Что-то не ла­ди­лось у Ма­на­ны с гар­мо­ни­ей, и она уже по треть­ему ра­зу по­вто­ря­ла од­ну и ту же ли­нию.
   - Щас Е-бе­моль! - на­ко­нец гру­бо­ва­то по­пра­вил я, не вы­дер­жав.
   В ком­па­нии мы, ес­ли иг­ра­ем что-ни­будь вме­сте, все­гда на­зы­ва­ем ак­кор­ды по циф­ров­ке, а не рус­ски­ми име­на­ми - так по край­ней ме­ре всем сра­зу яс­но, что это ак­корд, а не про­сто от­дель­ная но­та.
   - Что? - под­ня­ла она на ме­ня гла­за. - Аа-а... хо­ро­шо. Я то­гда на ми­нут­ку в душ. Бы­ст­ро... - И она, лег­ко под­няв­шись, ис­чез­ла за две­рью ван­ной.
   Гла­за у ме­ня еще па­ру ми­нут ос­та­ва­лись вы­пу­че­ны, но по­том я как-то очу­хал­ся, на­ско­ро уб­рал ве­щи с кро­ва­ти и при­нял­ся ее раз­би­рать. За­тем за­што­рил ок­но и про­ве­рил, не вы­лез­ла ли на ску­лах ще­ти­на...
  
   К от­кры­тию вы­став­ки мы ко­неч­но опо­зда­ли - нуж­но бы­ло еще за­ехать в отель к Ма­на­не, пе­ре­одеть ее в ве­чер­нее пла­тье.
   Мы важ­но хо­ди­ли по вы­став­ке, на Ма­на­ну от­кро­вен­но гла­зе­ли муж­чи­ны, кто-то не­зна­ко­мый под­хо­дил и здо­ро­вал­ся, по­здрав­лял, да­же об­ни­мал­ся, хо­тя и впол­не по-ев­ро­пей­ски, то есть слег­ка при­жи­ма­ясь ще­кой к ще­ке, как ес­ли б рас­ска­зы­вал на уш­ко сплет­ню.
   По­том мы про­сто па­рад­но стоя­ли у стен­да, где бы­ли вы­ве­ше­ны ее ра­бо­ты. Я в жи­во­пи­си не­да­лек и ком­мен­та­рии по­это­му опу­щу - на по­лот­нах что-то по­бле­ски­ва­ло, ис­кри­лась ка­кая-то кра­ше­ная кру­па, в об­щем, это на­вер­ное на­зы­ва­лось "сме­ша­ная тех­ни­ка", как я это по­ни­маю.
   Че­рез пол­ча­са объ­я­ви­ли фур­шет, и, ед­ва мы ух­ва­ти­ли по бо­ка­лу и ка­на­пе с чем-то пе­ст­рень­ким, как на не­боль­шую сце­ну в уг­лу взо­бра­лись пиа­нист и скри­пач­ка. Вот уж он-то, в от­ли­чие от ме­ня, был точ­но во фра­ке, а де­воч­ка - в том, что на­зы­ва­ют "ма­лень­кое чер­ное пла­тье", то есть ко­лен­ки и что по­вы­ше у нее яс­но и ап­пе­тит­но взы­ва­ли... мне при­шлось со­сре­до­то­чить­ся и уме­рить прыть, что­бы не за­деть и не оби­деть Ма­на­ну.
   Ар­ти­сты сыг­ра­ли ка­кой-то не­слож­ный ду­эт. Ме­ло­дия бы­ла зна­ко­мая; нем­цы во­об­ще не лю­би­те­ли ут­ру­ж­дать се­бя по­ис­ка­ми ре­пер­туа­ра. "К Эли­зе" в Бун­де­се с лю­бой сце­ны пой­дет на ура, а для рус­ско­го уха это уже гра­ни­чит с без­вку­си­цей. Мо­жет, спе­циа­ли­сты дру­го­го мне­ния, не знаю.
   Ста­но­ви­лось скуч­но­ва­то. Пуб­ли­ка раз­би­лась на групп­ки, со­са­ла да­ро­вое шам­пан­ское, грыз­ла ореш­ки, бе­се­до­ва­ла.
   - По­слу­шай... - Ма­на­на по­дер­га­ла ме­ня за ру­кав. - Ка­кой, ты го­во­рил, там ну­жен был ак­корд?
   Я взгля­нул ей в гла­за, и улыб­ка не­воль­но рас­тя­ну­лась у ме­ня до ушей.
   - Е-бе­моль, ва­ше сия­тель­ст­во, - от­ве­тил я мо­лод­це­ва­то и от­дал честь, при­ло­жив два паль­ца к вис­ку.
   "Пой­дем?" - по­ка­за­ла взгля­дом на вы­ход княж­на.
  
   Я сно­ва раз­би­рал кро­вать, те­перь уже у нее в но­ме­ре. Она пле­ска­лась за тон­кой две­рью ван­ной и что-то на­пе­ва­ла на сво­ем язы­ке, род­ном язы­ке гор.
   На сле­дую­щее ут­ро я под­нял­ся до све­та, око­ло че­ты­рех, и, не зав­тра­кая, от­пра­вил­ся в путь - че­рез Штут­гарт, Кар­лс­руе и Манн­хайм. На фир­ме сле­до­ва­ло по­ка­зать­ся хо­тя бы к обе­ду. Вре­мя под­жи­ма­ло, я гнал свой фур­гон на всю его прыть, ос­та­но­вив­шись толь­ко два­ж­ды, что­бы сже­вать сэн­двич и за­пить его чаш­кою ко­фе. Во­об­ще це­ны на ав­то­бан­ных за­прав­ках... мне ка­жет­ся торгаши-нем­цы реально со­шли с ума.
  
   - Фу! - го­во­рит дочь, до­чи­тав рас­сказ. - Ну что у те­бя за ма­не­ра... - Она сво­ра­чи­ва­ет гу­бы в пре­зри­тель­ную гри­ма­ску. - За­чем же ты всё рас­тре­пал про бед­ную оди­но­кую жен­щи­ну. Да еще княж­ну.
   - Ни­че­го я не рас­тре­пал! - воз­ра­жаю я с чув­ст­вом. - Ес­ли хо­чешь знать...
   Она взгля­ды­ва­ет на ме­ня с брезг­ли­вым ин­те­ре­сом.
   - Ес­ли хо­чешь знать - я и в Кон­стан­це-то ни­ко­гда не был.
   Те­перь дочь смот­рит не­до­умен­но.
   - А где же ты был с са­мой сре­ды?
   - Уж точ­но не в Кон­стан­це, - уве­рен­но от­ве­чаю я. - В сре­ду по­ехал в Дарм­штадт, на фаб­ри­ку со­бачь­их ошей­ни­ков.
   Дочь ми­га­ет гла­за­ми.
   - Что? Съе­ла? - Я до­воль­но ух­мы­ля­юсь.
   - Не был? - не­до­вер­чи­во пе­ре­спра­ши­ва­ет она. - А где же ты то­гда...
   - Спер­ва дол­го за­се­да­ли с та­мош­ним ше­фом по сбы­ту, по­том дви­ну­лись с ним по кнай­пам***, а на­ут­ро, про­спав­шись, он по­та­щил ме­ня на охо­ту: у них же там це­лая псар­ня со­бак для про­бы ошей­ни­ков. Но­че­ва­ли в ле­су, в сто­рож­ке у еге­ря.
   - Ну... - го­во­рит дочь всё еще не­до­вер­чи­во. - Ну, то­гда хо­ро­шо...
   Мы са­дим­ся обе­дать.
   По­сле обе­да я ти­хонь­ко под­хо­жу к сво­ему сто­лу и пря­чу от лиш­них глаз са­мо­учи­тель гру­зин­ско­го, ко­то­рый вче­ра рас­пе­ча­тал из ин­тер­не­та.
  
   ________________________
   * Вы безусловно простите меня, но мне кажется, что там вас ищет кто-то из персонала.
   ** Я... я нехорошо вас понимать.
   *** Kneipe - пивная.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"