Шэд Павел: другие произведения.

Крыса с кинжалом (full)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Смутное время для Пиоллы, древнего мира со странной историей. Крил - наемник-полукровка с обычной судьбой для своего племени. Спасаясь от преследования, он с друзьями бежит из города, но беды и несчастья постоянно переходят дорогу...

    Обновление: переписанные главы 1-4.


Глава первая

Прочь из города

   - Кри-и-и-ил! Помоги! Кри-и-ил! Не бросай меня, Крил! Крил!..
   Демон Лайонэ не выпустил из своего царства, но тело уже проснулось. Вернулись ощущения, появился душный воздух тесной каморки и жесткий неровный лежак, парящая вокруг пыль эхом повторила шум утренних улиц. Похмелье навалилось тяжестью, тревога забралась в сердце ясным ощущением, что кто-то вот-вот схватит за руку.
   - Крыса-Крыса! Это я! - Виол дрожащими пальцами вцепился в руку с кинжалом.
   - Чтоб тебя! - Крил проснулся окончательно. Перед ним действительно был Виол, эту белобрысую шевелюру и такое нелепое сочетание глаз, карий левый и серо-зеленый правый, сложно встретить у кого-нибудь еще. Убрав кинжал, Крил взъерошил волосы, и устало плюхнулся обратно на лежак.
   - Очухался? - приятель судорожно потер горло. - Тебя там стража ищет.
   Голова с похмелья гудела так, что Крил не сразу понял, что сказал Виол.
   - Эй? Слышишь? - белобрысый пнул лежак.
   - Много? - спросил Крил, выискивая остатки вина хоть в одном меху, которые валялись повсюду: на столе, на полу и даже на лежаке.
   - Порядком. Дюжина в таверне, еще и на улице есть. Хозяин пока отвлекает, но времени мало.
   - Понял.
   - У Галерта можно пересидеть, - сказал Виол уже у двери.
   Похоже, стража первым делом наведалась к Галерту и бабке Мо, а уже после принялась обыскивать более скромные забегаловки. Значит, у Галерта в ближайшее время будет спокойно, тут белобрысый прав. Одно плохо, придется вернуть хотя бы часть долга, а денег и так почти не осталось. Крил досадливо сплюнул.
   Интересно, с чего это вдруг стража так резво забегала? Крил задумался. Это ведь капитану или самому Лувуку его голова понадобилась, никак не меньше, а редко кто с таких посиделок уходил во здравии и с подарками. Нет, к демонам правителя, к демонам капитана с его стражей и к демонам этот город. Пора уходить куда подальше, а заодно и работенку какую-нибудь найти - в карманах почти пусто.
   Крил собрался быстро, благо вещей не так много. Пора уходить, но вот как? По гнилым крышам нищего Тир-Мая только кошки бегать могут. Сначала через окно, а там видно будет.
   С улицы послышался прерывистый кашель старика Рукха: если бы не владельцы таверн со своими знаками, большая часть вольного братства Тир-Мая давно бы украшала головами северную стену цитадели.
   Тайные запоры в раме поддались не сразу, видимо давно никто не пользовался. Проворно выбравшись наружу, Крил вернул окно на место и задержался, чтобы вставить крепления обратно. Ноги понесли к сараю, где за тремя ржавыми кадками есть потайной лаз в сарай.
   Выбравшись из сарая на улицу, Крил с неохотой накинул плащ. Жара, и это только первые дни времени Огня! Ночью было прохладно, а сейчас уже настоящее пекло.
   Крил обернулся к входу в таверну. Так и есть, десяток стражников в полном облачении. На лицах усталость, равнодушие и ненависть к жаре. И, похоже, они сами не понимают, зачем здесь стоят.
   За поворотом на рыночную площадь еще четверо - прятались в тонкой полоске тени у стены невысокого дома с кривой крышей. Стражники выглядели совсем замученными, похоже, всю ночь по городу бегали. Идея созрела сразу.
   - О! Капитан! - выпучив глаза, Крыса бросился к стражникам.
   Командир стражи с замученным, как у изнывающего от жары пса, лицом с силой отпихнул Крысу от себя, и устало утер лоб.
   - Кто такой? - командир безразлично покосился на капли пота, размазанные по пыльной ладони.
   - Капитан! Вон там, там... кто-то бежал по кры... крышам! Я видел! Только... Только что! Видел! - крича как можно сбивчивее, Крыса добрался до стражника и повис у него на шее, не забывая красноречивыми жестами показывать в сторону кабака и дышать в лицо перегаром. - Прямо по крышам!
   - По крышам, говоришь? - командир с усилием скинул руку Крысы со своей шеи, - И куда бежал?
   - К конюшне, капитан! Точно говорю! К ней самой!
   - Отлично! - стражник выхватил меч. - В сторону! Не мешать страже!
   От толчка в плечо Крыса повалился в уличную пыль, неуклюже размахивая руками.
   - А как же помощь страже, капитан?! - завопил Крыса вслед уходящим воинам.
   - Завтра зайдешь в Цитадель! - не оборачиваясь, крикнул командир патруля, обычный кандар, наверняка просто купивший свою должность.
   - Как же так?! - почти слезно кричал Крыса, пряча в глубокий карман штанов кошелек срезанный с пояса кандара.
   Крил поднялся и медленно пошел к торговым рядам. Оглянулся, нет ли стражи поблизости, и рванул со всех ног.
   Несмотря на жару, торговая улица жила полноценной жизнью. От домов тянулись большие навесы, под которыми на лавках, столах и подвесках ютились всевозможные товары, от домашней утвари до оружия. Торговцы всех рас и мастей, медленно попивая мятные напитки, всматривались в мельтешащую толпу. Рынок Тир-Мая мало чем отличался от сотен других, но все же отличался. Здесь не было богатых горожан, город, по сути, был нищий, и покупатели Тир-Мая бедняки, как и продавцы. Оружие на прилавках не раз меняло хозяев, на клинках виднелись следы ржавчины, доспехи в дырках и вмятинах. Одежда с заплатками, вся утварь далеко не самая лучшая, даже фрукты и овощи в больших ящиках попахивали гнилью. Единственное, что было на высоте - мятная освежающая брага, продавцы которой, в лохмотьях и с большими медными кувшинами за спинами, целыми стайками бродили по рынку.
   Крил шел как все, чуть спеша, и оглядывался по сторонам. Очень хотелось пить, но лучше не задерживаться и не рисковать. Нужно пересечь торговую улицу, юркнуть во второй слева проход, между серыми, чуть просевшими зданиями, и перейти в район трущоб. Пройти три квартала и вот оно, укромное местечко, таверна Галерта, где нажраться в долг, подцепить девку и умереть одинаково легко.
   Рыночная толпа вдруг загудела, продавцы засуетились. Крил обернулся и увидел воздетые над толпой копья - стража шла по следам. "Странно, слишком быстро опомнились", - подумал он.
   - А-ну, пропусти! - толкнув зеваку с изуродованным лицом, Крил устремился вперед.
   Возникла суматоха, местами народ скапливался и опытным взглядом Крил выхватывал из толпы воров. Он показал кинжал ближайшему и тот понятливо улыбнулся щербатым ртом.
   Миновав рынок, Крил побежал по подворотням. После очередного поворота его окликнули сиплым срывающимся голоском:
   - Крыса! Крыса! Эй!
   Из-за обломков полусгнившей бочки, выпирающей жалкими темными остатками из кучи мусора, выглянул Бикбун, один из слуг Галерта. Крил повидал много ангордов, но Бикбун был самым уродливым. Ходил, словно на спине рос стальной горб, левое ухо разодрано, правая сторона вытянутой морды опалена, серая шкура в белых синяках, а в пустой глазнице торчала покрытая зеленой ржавчиной медная монетка. Бикбуна когда-то переехала телега, теперь он жутко хромал, и его левая лапа почти не действовала. Племя выгнало бесполезного калеку, и он пришел в город. А синяки и ожоги это уже дело постояльцев Галерта.
   Уродец жестами подозвал к себе.
   - Так не ходи! Хозяин сказать! Опасна. Бикбун ходи.
   Прыгающей походкой, неуклюже припадая на правую ногу, ангорд побежал за дом, жестами подзывая Крила. Не смотря на искалеченные конечности, двигался Бикбун очень проворно, так что Крилу пришлось бежать следом.
   - Держать доска.
   Бикбун разгреб кучу мусора и поддел за кольцо крышку лаза в канализацию, откуда пахнуло таким ароматом, что Крил зажал рот, лишь бы не стошнило. Пересиливая накатывающие рвотные позывы, Крил брезгливо держал склизкие и холодные доски пока ангорд спускался, а когда в темноте загорелся свечной фонарик, полез следом. Бикбун закрепил веревку в стороне, чтобы не особенно попадалась на глаза, и захлюпал ногами по серо-зеленой жиже. Зажав нос и рот, Крил подобрал плащ, достал из кармана кусочек камня-светлячка и поспешил за уходящим ангордом.
   Путь знакомый, но привыкнуть к виду канализации Тир-Мая никак не получалось. За свою немалую жизнь Крил повидал много выгребных ям и водостоков, но катакомбы Тир-Мая стояли на особом месте. Здесь даже вонь была зеленого цвета, как стены, как жижа под ногами, как облезлые жирные крысы. Яркий желтый свет волшебного камня преображал пушистую плесень на стенах в сплошной изумрудный ковер, даже хлюпающая под ногами грязь казалась черным мрамором, если бы не выпирающие из нее кости, мусор и непонятные темные куски, выяснять происхождение которых не хотелось.
   - Яма. Болото, - Бикбун показал на пару костей, выпирающих из жижи, - лева ходи.
   Крил кивнул. Второй раз ангорд остановился у большой ржавой решетки.
   - Секрет! - с важным видом сказал Бикбун и протянул Крилу фонарик.
   Особые места в канализации частенько защищали ловушками и без ключа, которым сейчас неумело орудовал ангорд, их не обойти. Разве что ты стихийник и куда сильнее того чародея, что поставил ловушку. Но Крил стихийником не был, он иногда видел линии силы, единственный дар, доставшийся от предков. Но видеть, это еще не управлять. А вот Арэн могла...
   Он прогнал мысли о Арэн. Ее давно нет в живых. Пусть память о ней каждую ночь возвращается, и как не заливай мысли вином и кровью, каждое утро похоже на предыдущее. Крик из темноты. Только крик... Ни лица, ни глаз, ни улыбки. С годами все перегорело и поистерлось, от боли в груди остались одни воспоминания, но повелитель проклятий и снов, злопамятный демон Лайонэ, частенько напоминал о прошлом в утренних снах и порой напоминал так, что руки тряслись до полудня.
   - Иди. Бикбун закрыть секрет, - пробормотал запыхавшийся ангорд, которого местные "ароматы" совершенно не беспокоили.
   - Хозяин ждать, - сказал, выбравшись на поверхность, Бикбун.
   Хождение по катакомбам не прошло даром, сапоги и штаны хоть выбрасывай. Да и плащ немногим лучше. Грязь склизкая, на обуви остались жирные разводы, в зеленых комках попадались личинки не то жуков, не то чего похуже. Вымыв руки в подвернувшейся кадке с водой, Крил придирчиво осмотрел себя и оглянулся по сторонам.
   Оказался он позади забегаловки Галерта, как раз между кривым сараем и остатками городской стены. На крыше, заросшей пыльного цвета травой, жирный ворон ковырял что-то в щели, и за ним, распластавшись на пригорке, с интересом наблюдал упитанный серый кот. Как и на всех задворках Тир-Мая, тут и там навалены груды мусора и непонятного хлама. Если постараться, то почти в каждой куче можно найти труп, а то и по два. Кто считает, сколько бродяг в город заходит и сколько из него выходит?
   Крил влез через узкое окно возле заколоченной двери. Мало кто знает про эту лазейку, Галерт не очень охотно делился секретами. В тесной узкой кладовой вдоль стен стояли швабры, тупые копья, стулья, разбитые столы, горшки и куча другого барахла. При случае одним движением руки комнату можно полностью завалить, перекрыв путь преследователям.
   Крил вышел в душный коридор и пошел на хор громких глоток. Этим похожи все таверны и забегаловки, в любом месте и в любое время. Всегда есть выпившие и орущие посетители и не важно, спорят они, играют в кости или орут песни. Вот и у Галерта шума было предостаточно - за одним из столов под надзором двух серокожих великанов тумархов народ с азартом играл в кости. Чуть в стороне у окна сидел еще один охранник, которого Крил раньше не видел. Новичок заметно нервничал, перекладывал дубину, одергивал штаны, поправлял ремень и постоянно тер длинное серое ухо.
   Крил почесал левую ладонь и грустно вздохнул. Примета старая, как сама Пиолла. Придется расстаться с деньгами. Без особого интереса Крил окинул взглядом душный полупустой зал. У входа сидят трое рабочих, вся одежда в бурых глиняных пятнах, видать, только что с карьера. Им бы еще выпить от души, отметить удачу, что не завалило или не затянуло в глину, больше похожую на густую грязь, единственное, что мог добывать и продавать Тир-Май.
   Когда взгляд скользнул по посетителю за столиком в "норе", небольшой нише за дверью, Крил вздрогнул. Много кто бывал в Тир-Мае, да и забегаловка у Галерта одна из лучших, но этот тип... Незнакомец был хорошо одет, волосы ухожены и, скорее всего, окрашены. Ему больше подошли бы темные, почти черные волосы, а не что-то среднее между рыжими и соломенными. И смотрел он как-то странно, вроде без интереса, но Крил мог поклясться всем демонам сразу - когда незнакомец увидел его, в темно-карих глазах вспыхнул озорной огонек. Демоны! У полукровок не бывает одинаковых глаз! Этот тип из темных, из неккиран. Он-то что забыл в Тир-Мае?
   Крил услышал условный свист и обернулся. В зал вошел Виол и помахал вожаку рукой. Следом за ним вышел Галерт. Старик, конечно, с годами все больше сдает, но и сейчас, слегка сутулясь, он был почти на голову выше всех своих сородичей в таверне. Да и в плечах заметно шире. Если другие тумархи производили лишь настораживающее впечатление, то, глядя на серое лицо Галерта, украшенное боевыми шрамами, на его торс, на мощные и длинные руки становилось не по себе.
   Вздохнув, Крил пошел к Виолу, который облюбовал стол в дальнем углу и уже о чем-то шептался с Галертом, присевшим рядом. Пришлось задержаться, пока один из охранников, подняв за шкирку, вытаскивал рыдающего во всю пьяную глотку неудачливого игрока.
   - Что-то не любят нынче грызунов в нашем городе! - Галерт оскалился в подобии улыбки.
   - И не говори, - Крил плюхнулся на скамью и бросил тумарху свой кошелек: - Извини, остальное верну в следующий раз.
   Галерт задумчиво поскреб серый подбородок, крикнул служанке, чтоб принесла вина, и только после этого притронулся к кошельку. Крил наблюдал, как старый тумарх перебирает медяки - простые желтые кругляшки с кусочком фреланита. На один такой можно разве что корку хлеба купить.
   - Тут меньше половины.
   - Ровно треть. Времена тяжелые, - Крил пожал плечами.
   - Ха! Так ты и считать научился? - загоготал тумарх.
   Крил облегченно вздохнул. Если Галерт шутит, значит, он в хорошем настроении. Смех смехом, а все лошади у Галерта в качестве залога.
   - Знаешь, чего тебя ищут-та? - разливая вино, спросил Галерт.
   - Мало ли. Вроде никому не мешаю, - ответил Крил.
   - А ты? - Галерт повернулся к Виолу и тот чуть не поперхнулся кислым вином.
   - А я что?!
   - Всех воров собирают, вообще всех. А вот тебя лично... - Галерт ткнул пальцем в грудь Крила, - ищут отдельно. Его Паразитейшество Лувук хотят видеть собственными очами. Живым. Вот на какой ляд - не знаю. В полновесный золотой твою таббарскую голову оценили и по серебру за каждого крысенка. Чуешь?
   - Чую, - хмуро ответил Крил.
   - Так что на улицу не лезь, - добавил Галерт.
   "От силы день, ну два, не больше. Потом найдут. Не найдут, так сдадут!" - подумал Крил.
   - Уходить надо, - сказал Виол.
   - Кстати, слышали? Хромого Гарка порезали в прошлый айдон, - сказал вдруг Галерт.
   Виол присвистнул. У Гарка большая дружина и огромная деревня под началом. Два перевала держал, хорошие деньги собирал с купцов, с бродяг, да и сам не брезговал к соседям по ночам ходить.
   - И это, - Галерт уставился на Крила, - девочка новая есть. Светлая. Сегодня за долги забрал.
   - Сколько?
   - Молоденькая, свежая, не порченная. Серебро за первую ночь.
   - Идет, - Крил уже изучил содержимое кошелька не шибко умного кандара-стражника. На ночь со свежей девкой хватит. Галерт знает, что никто последние деньги не отдаст, потому девку и предложил. И попробуй откажись! Обидится. - Что за темный у тебя в гостях? - Крил незаметно кивнул на "нору".
   - Не знаю, сегодня появился. Ты зайди завтра, может, скажу что дельное, - уже встав, сказал Галерт.
  

* * *

   Крил шел в приподнятом настроении. Даже повелитель непогоды, маленький демон-проказник Аросданэ, смилостивился и наслал на город темные грозовые тучи.
   Ночь вышла на славу. Позабавила девчонка. Смотрела она странно. Крил как ни старался, не мог понять ее взгляд. Какая-то смесь обреченности и покорности. Глаза у нее красивые. Зеленые, как у истинного амал-тина. Именно девчушки светлых с голубыми или зелеными глазами нравятся таббарам больше всего. Крил не всегда обращал внимание на цвет глаз у очередной девки, но часто ловил себя на мысли, что они должны одинаковыми, а не по-таббарски разноцветными. Ему тут повезло, только на ярком свету и с близкого расстояния можно понять, что один глаз у него с зеленым оттенком, а второй с голубым. Если смотреть прямо и шагов так с десяти, то отличий и не увидеть. Да и с внешностью все в порядке - неприметный в толпе. Рост как у всех, сложение обычное, шрамов или еще чего приметного нет. И морда такая, что не запомнишь. Хоть в упор смотри целый день, а закрой глаза, и не вспомнишь, похож на всех сразу, и ни на кого в отдельности, таббар как таббар. Такое лицо наемнику только в помощь.
   У Галерта, несмотря на утро, набралось посетителей. Кто пришел опохмелиться, кто пропить заработанное ночью. Три пышнотелых служанки-таббарки бегали между столов, ловко выставляя вино, кружки с брагой, и не менее ловко отвешивая тумаки зарвавшимся посетителям. Как серые скалы, среди разношерстной нищенской толпы бродили без дела охранники, только один стоял у стола, где снова играли в кости.
   Виол сидел в дальнем углу у окна, подперев плечом стену и медленно потягивая вино.
   - Что Галерт? - спросил Крил, присаживаясь.
   - Пока не видел.
   Служанка молча поставила на стол одну кружку с вином и исчезла. Скоро притащит жирную кашу с непонятным черным мясом - Крил первое время думал, что если бы не специи, есть это однородное варево было бы невозможно, но ничего, годы шли, а вкус не менялся. Привык.
   - Посмотри на этого, - Виол незаметно кивнул Крилу за спину.
   Уловив момент, Крил обернулся на шум в зале и посмотрел в сторону двери. Темный сидел в "норе", пил вино и медленно жевал солонину. Сегодня он в сером плаще и темно-зеленом камзоле, немного вздувшимся в области груди. Что под одеждой у незнакомца кольчуга мог догадаться и зеленый юнец, а под плащом на левом бедре наверняка висит меч.
   - Кто такой - никто не знает, - улыбаясь, словно рассказывая прибаутку, сказал Виол.
   - Спросим у Галерта.
   Покончив с кашей и вином, Крил развернулся к залу и стал наблюдать за происходящим. Игроки в кости вели себя достаточно смирно, остальные заходили либо поесть, либо опохмелиться. Темный в "норе" откровенно скучал и даже не смотрел в сторону Крила, пил себе вино и дожевывал солонину. В целом было обычное утро для любой забегаловки Тир-Мая.
   Вскоре пришел Галерт, но сначала он обошел всех охранников, шепнул каждому что-то на ухо и только потом подсел к Крилу и Виолу.
   - Вот что, завтра с утра вас по всему городу искать будут, - сказал тумарх.
   Крил кивнул, этого следовало ожидать.
   - А гостя у двери откуда взял? - спросил он.
   - Не знаю. Сидит, пьет. Платит имперским золотом.
   - Что-то не похож он на имперского прихвостня, - Виол взъерошил волосы.
   - Его кошелек кровью пахнет, - пояснил Галерт. - Не думаю, что он служит Империи.
   На посла Империи темный действительно не похож. Крил украдкой глянул в "нору". Тир-Май находится на землях Империи, но так далеко от крупных городов, портов и главных дорог, что в расчет его никто не брал. Здесь только глина, да и та особо никому не нужна. Незачем здесь появляться послу Империи, тем более темному. Он один и это уже странно. Скорее уж прислали бы целый отряд для пущего страху. Впрочем, неккиран может быть наемником из Лиги и его меч, возможно, стоит целой армии полукровок.
   - Надо бы проверить, - прошептал Крил.
   - Вчера хотел. Так он за первым же поворотом как в тумане растаял. Или мои олухи прозевали просто.
   - Крыса, может я... - заговорил Виол.
   - Не лезь. У него на морде написано, что кусаться умеет. Ладно. Галерт, узнал что-нибудь про меня?
   - Заказал тебя кто-то. Очень хотят видеть, - тумарх пожал плечами, - сам не знаю что думать. Вроде и не торопятся, но уже все знают, что ты очень нужен Лувуку. И обязательно живым.
   - И на том спасибо. Стража что, по городу рыщет?
   - Рыщет, - Галерт кивнул, потер подбородок. - Вот что, Крыса. Война идет...
   Крил выругался про себя. Опять Преан с Империей что-то не поделили! Сколько этих войн было и все заканчивались одним и тем же - голодом и вереницами калек. Хоть бы уж кто-то взял вверх!
   - Ты вот что, - Галерт почесал ухо, - за долг свой в цитадель наведайся. Обоз собирают, так что узнай, куда и кому идет. Особенно когда.
   - Сделаю, - Крил подумал и кивнул, согласившись. Долг Галерту солидный, а в цитадель к правителю Крил ходил не раз. Тем более от таких вестей старик раздобреет, может и сверх долга чего перепадет. Хлебнув вина, Крил повторил: - Сделаю.
   Тумарх загадочно улыбнулся.

* * *

   В коморках бабки Мо всегда было тесно. Крил помнил каждый домик, разделенный перегородкой на две части, еще задолго до того, как все это добро выкупила тогда еще молодая и цепкая до звонкой монетки мадам Мо, одно время приглядывающая за девочками в доме утех, который принадлежал отцу Галерта. Из всех удобств один табурет, лежак с запахом травы против вшей и маленький столик, есть с которого можно только в одиночестве. Был еще медный тазик с водой и сальная свеча, которую Крил зажег между делом, хоть в этом за всю его память никогда не было необходимости. Оно и понятно, эти коморки снимают чтобы спрятаться или помять одну из продажных девок. И всегда здесь было тесно.
   Но сейчас стены давили еще больше, Крил находился в стадии, когда легкое раздражение переходит в беспокойство. Уже почти полночь, а Виол с вещами из тайника должен был прийти еще до сумерек. Что-то случилось.
   Послышались шаги, и Крил прильнул к щели в двери. Ничего не видно, темно. Шаркающие, сбивчивые шаги, он не сразу разобрал, что это несколько пьяных прошли мимо.
   Крил почти решил бросить все и вернуться к Галерту, но снова послышались шаги. Кто-то шел уверенно и торопливо. У самых дверей некто остановился, повернулся на месте, похоже, осмотрелся. Крил потянулся к кинжалу и осторожно присел с краю у двери.
   В дверь постучали условным стуком, и Крил облегченно вздохнул. Он открыл дверь и в узкий проем едва протиснулся широкоплечий здоровяк Гриол, еще один верный товарищ.
   - Что-то мы не понравились страже... - Гриол дернул пухлыми губами, что, видимо, означало усмешку, и скинул с плеча небольшой рюкзак.
   - Где Виол?
   - Да стража увязалась, он притаился пока. И за мной шли, еле отделался.
   - Ладно. Разберемся. Все принес?
   - Да. Виол написал, что тебе барахло нужно.
   Крил потянулся к мешку. Он довольно улыбался и хвалил себя. Те потраченные дни, которые он потратил, чтобы научить парней сносно читать и писать, окупились сполна и давно. Он порой и сам забывал, что парни могут выводить читаемые закорючки на листочке сейского лопуха, да так хитро, что, не зная секрета, никто ничего не увидит. Кто же догадается нагревать серый, словно отсыревшая мешковина лист лопуха? Он научил парней, а его научила Арэн... Крил вздохнул.
   - Так. Собирай всех и уходите к Кислому ручью, - сказал Крил, проверяя мешок, - у утру не вернусь - уходите. Слепой пусть меня до рассвета у Ларты подождет.
   - Ага. Виол еще написал: "В норе сидела Лига". Чего это он?
   "Значит, темный все-таки из Лиги" - подумал Крил. Хотя тут же усомнился, мало ли хороших бойцов на Пиолле бродит. Виол, скорее всего, видел драку с участием темного, не иначе. Бойцы Лиги не представляются без необходимости и не показывают свои знаменитые заговоренные браслеты. Хотя белобрысого его чутье редко подводит.
   - Из города уходите незаметно, - сказал Крил.
   На улице заметно похолодало. Крил поправил мешок, чтобы не мешал при ходьбе, и посмотрел на черное небо.
   - Сейчас ливанет... - Гриол вздохнул, чуть ли не блаженно.
   Крил ничего не сказал и, не обернувшись, сразу зашагал к цитадели. Он обдумывал путь, решал какой из лазеек воспользоваться. И думал, что делать с Лувуком. Лувук, конечно, гнида редкостная, тощий и кривой, как издохший глист, но при нем город хотя бы перестал голодать даже в самое тяжелое время Воды.
   "Нет, обоз и все!" - уговорил себя Крил.
   Медленно закапал дождь. Большими, тяжелыми каплями. Песок под ногами покрывался темными пятнами, воздух стал влажным, ударила первая молния.
   Крил свернул за угол и остановился. Длинная узкая улочка, нечастые косые домики, то из дерева, то из камня. Темно и тихо, слышно только как дождь шуршит каплями по песку. Полная идиллия, вот только верное чутье вдруг зашевелилось внутри, учуяв засаду.
   Пожалуй, это самое странное чувство, когда делаешь шаг и словно упираешься в невидимую стену, увешанную острыми шипами. Это что-то странное и необъяснимое, и нельзя однозначно описать ощущения, когда чувствуешь на себе пристальные взгляды. Крыса на миг подумал, что каждый раз это чувство приходит по-новому, с разными оттенками настораживающего холодка.
   Прижавшись к стене, он полез рукой в мешок. Осторожно вынул части небольшого арбалета, аккуратно соединил, вложил стрелу. Пошарил глазами по улице, ведь где-то сейчас сидят те, кто на него смотрит. Но, увы, никого. Врагов мог бы выдать случайный шум, но шаркающий каплями по песку дождь лишал и этой возможности.
   Держа наготове арбалет, Крыса попятился назад, ожидая нападения в любой момент. Он шагнул на улицу, с которой пришел, развернулся, и увидел двоих. Один поднял арбалет, но напарник его остановил. До ушей донеслось:"Живым!".
   Крыса выстрелил первым и рванул по улице. Справа из подворотен выскочили три темные фигуры. На ходу метнув нож, Крыса юркнул в узкий проход между домами и побежал по задворкам. Он пробежал немного и спрятался за кривой стеной старого дома.
   Тишина. Никто не идет следом. Крыса бесшумно зарядил арбалет и прислушался. Нет, только дождь молотит по крышам.
   Это не стража. Кто-то из воров или наемников. Но как нашли-то? Бабка Мо и Галерт никого не сдают, это даже Лувук знает. Похоже, что случайно напоролись. Да и засаду толком подготовить не успели. Ну, что же, Навардэ этой ночью голодным не останется, сожрет пару таббарских душонок.
   Сквозь шум дождя Крыса расслышал шаги. Шли двое, неторопливо. Значит, их не пятеро, а больше. Не торопятся, загоняют. Точно кто-то из наемников.
   Крыса левой рукой вынул из-за пояса кинжал, пальцами правой нащупал спуск на арбалете. Стало заметно холодать, от стены несло плесенью. Крыса ждал. Проход был узковат, так что преследователи шли друг за другом. Когда первый вышел из-за стены, Крыса размашисто, от груди, ударил его кинжалом под челюсть, отскочил в сторону и выпустил болт в живот второму. Пинком повалил раненного противника и побежал назад.
   На улице было пусто. Не рискуя, Крыса побежал по задворкам подальше от засады. Он нашел тихое местечко, старый домик с разбитой стеной и полуобвалившейся крышей, и спрятался.
   Он размышлял, стоит ли идти в цитадель. Его могут еще искать. Одного он отправил на встречу с Навардэ, еще двое ранены, если не ушли следом за первым. Не должны сунуться, уйдут, чтобы отсидеться и трупы спрятать. Или ограбить. Силенок-то поубавилось.
   Крил решил, что в цитадель он все-таки пойдет. Он тайком и задворками добрался до места, где стена цитадели упирается в городскую. Спрятал мешок, достал два крепких ножа и полоски грубой ткани.
   Оплот правителя Тир-Мая забавное место. Это единственное строение в городе, которое поддерживают в хорошем состоянии, хотя и не слишком стараются. Какая-нибудь сотня тумархов разнесет цитадель по камешкам вместе с укрывшейся внутри стражей.
   Крил обмотал рукояти ножей тканью, она грубая и руки скользить не будут. Этой же тканью он обвязал носки своих сапог и закрепил повязки над пятками так, чтобы не соскочили. Пощупав для верности рукояти ножей, Крил шагнул к стене.
   Здесь тяжело забираться наверх, да еще и дождь хлещет. Городская стена там, наверху, на сажень ниже стены цитадели, а до ближайшей строжки две дюжины шагов. Даже если стражник подойдет к краю стены с факелом и взглянет вниз, он все равно ничего не увидит.
   Крил вставил нож в щель между камнями, уперся ногой в стену, подтянулся, нащупал над головой еще одну щель и вставил туда второй нож. Снова подтянулся. Он держался за рукояти не полным хватом, а только пальцами. Этому его тоже научила Арэн. Если бы не старый камень и дождь, он бы поднимался без ножей. Арэн пальцами крошила фреланит, а Крил мог разве что ущипнуть до кровавой язвы, но и такой силы в пальцах хватало, чтобы без веревки забраться на обычную городскую стену.
   На полпути он решил передохнуть. Повис сначала на правой руке, размял пальца левой. Потом наоборот. Дождь стихать и не думал, с выступов на стене то и дело падали огромные капли или окатывало целым потоком. Пальцы не столько уставали, сколько замерзали. А ведь еще утром проклинал жару!
   Что же все-таки надо Лувуку? Никогда не искал, и вдруг целый золотой за голову пообещал. Да демоны с ним! Крил полез дальше.
   Он забрался на стену и осмотрелся. В ближайшей сторожке никого, только горит одиноко факел. Зато внизу суматоха, бегают стражники, бегают рабочие. Грузят тяжелые мешки на шесть огромных телег.
   "Зерно!" - догадался Крил.
   Пригибаясь, он добрался до сторожки и заглянул внутрь. Никого. Внизу царила суматоха, все бегали, кричали. У Крысы зачесалось под лопаткой.
   Он вышел из сторожки, поднялся в полный рост и спустился вниз. На него никто не обращал внимания, даже прикрикнули, чтобы не прохлаждался, а бежал таскать мешки.
   - Быстрее, сволочи! - орал одноглазый кладовщик с искалеченной рукой, - Еще десять дюжин перетаскать надо! Бегом! Бегом!
   - И чего орет-то, - едва слышно возмутился Крыса, поднимая за края большой мешок.
   Его напарник, крепкий малый с хмурым простым лицом, подхватил мешок с другой стороны и сказал:
   - Языком меньше ворочай, а то до рассвета не управимся.
   "Похоже, обоз уйдет с рассветом", - догадался Крыса. Пока зерно погрузят, пока приведут лошадей, пока выгонят телеги и выстроят в поход. Да, не раньше рассвета.
   Крыса честно таскал мешки и даже покрикивал на менее расторопных мужиков. Стражники носили из подвала небольшие кожаные мешки и складывали в отдельную телегу, к которой никого не подпускали. Уловив момент, Крыса подобрался к телеге и ощупал мешок. Он крайне удивился, поняв, что в мешках куски фреланита. Куда ценнее всего зерна в обозе.
   Когда с погрузкой закончили, Крыса помог выкатить телеги на улицу, где уже ждали лошади. Уловив момент, он украдкой ушел вдоль стены и нашел укрытие, откуда хорошо просматривались ворота. Еще в цитадели он обратил внимание на приметы телеги, на которую погрузили фреланит. Галерту будет интересно. И, похоже, никто даже не обратил внимания на пропажу одного из рабочих.
   Пора уходить, но Крыса задержался. К его удивлению появился тот самый темный из "норы", а за ним, почти вприпрыжку, выбежал сам Лувук. Правитель чуть ли не кланялся темному, заискивающе заглядывал в рот, улавливая каждое слово. Казалось, взмахни темный повелительно рукой и Лувук упадет к его ногам и начнет целовать сапоги. Крыса ехидно улыбнулся. Обычно правитель ведет себя совершенно иначе.
   Темный не стал ждать отправления обоза. Ему подвели лошадь, он резво вскочил в седло, что-то прокричал Лувуку, погрозил пальцем и умчался в ночь. Едва он скрылся в темноте, как правитель подпрыгнул на месте, воздел руки над головой и заорал на всех, кто оказался рядом. Под его вопли, которые слышал Крыса даже из своего укрытия, отряды стражников выскочили из ворот и чуть ли не бегом ушли в город. Лувук оббежал все повозки, проорал на всех и каждого и широким важным шагом ушел внутрь цитадели. Вскоре оттуда выскочили две дюжины стражников одетых уже по-походному. Они разбились на пары и разошлись вокруг обоза. Двое из них привлекли внимание Крысы. Они странно переглядывались, а когда их кандар отвлекся, оба тихонечко скрылись внутри ближайшего полуразвалившегося дома. Крыса решил проследить за ними.
   - Тихо ты, - услышал Крыса сипловатый простуженный голос, - тише говорю! Осторожной поднимай, а то скрипят, заразы!
   - Держу, держу! А крепкая штука? - второй стражник был моложе и немного нервничал.
   - А то! До костей пробирает! Лишь бы наш не прознал, паскуда!
   Крыса усмехнулся. Перед выходом кандар осмотрел мешки и забрал всю брагу, а эти двое догадались, спрятали за стенами. Как же в дороге и без браги.
   - А куда наших-то погнали на ночь глядя? - спросил молодой.
   - Да воров собирать, - простуженный тяжело дышал, - В ополчение. Ты сам-то три серебра собрал, а?
   - Зачем?
   - Эх, пацан! Закрывай. Да не так, осторожно. И мусора набросай, чтобы никто не видел.
   Внутри послышалась возня и шорохи, но все быстро прекратилось.
   - Мешок подержи. Или нет, давай в твой, а то у меня места мало, - сказал простуженный.
   - Так зачем серебро-то?
   - А что, у тебя нету?
   - Нет.
   - Плохо. Наш, сволота, сказал, кто ему по три серебра не принесет, пойдет с ворами в ополчение. Усек?
   - У-у-у...
   - Не боись, пока с обозом туда-сюда, никуда тебя не заберет. Идем, а то искать будет, паскуда.
   Кандар на то и кандар, чтобы деньги брать даже со своих бойцов. Хотя попадались и хорошие парни, но редко-редко. Крил сплюнул и пошел к тайнику. Он добрался до мешка, уже не радуясь, а проклиная дождь. Да какой дождь! Ливень!
   Крил промок, пока добрался до дома Ларты. Ему трижды попадались на улице стражники, приходилось прятаться и пережидать. Улов стражи был неплох, сначала провели двоих, потом еще четверых воров. Некоторых Крил неплохо знал. И это только начало, скольких еще уведут - одни демоны знают.
   Пришлось перебираться через высокий забор, которым Ларта обнесла небольшой огород позади дома. Ровные грядочки обнесены досками, проходы между ними выложены камнем. Из всех домов, пожалуй, дом Ларты-штопальницы был самым аккуратным в Тир-Мае. Крыша промаслена, бревна в стенах промазаны толстым слоем глины. Из-под резных ставней на окнах пробивался яркий свет. Ларта часто помогала всей шайке с вещами, что подштопает, что-то поможет продать. Сама же шила теплые плащи, подбитые собачьим мехом, мешки и прочую одежду. Вот только муженек ей попался с дурной головой, редко бывал дома, промышлял далеко от города - скотину у крестьян воровал. Слепой бы давно его прирезал, но знал, что Ларта не простит. Муж есть муж.
   Крил подошел к ставням и условно постучал. Задняя дверь открылась, и наружу выглянул Слепой.
   - Давай сюда, - сказал приятель.
   - Вай! Промок весь! - запричитала пышная Ларта, едва Крил переступил порог. - Раздевайся бегом! Сейчас сухое принесу!
   Одеваясь, Крил заметил, что Слепой наготове. На столе лежал арбалет, на грубой темной скамье два мешка с вещами. Теплый походный плащ аккуратно сложен и покоился на темном мешке Слепого. Второй принадлежал Крилу.
   - Виола нашли? - спросил Крил, застегивая куртку.
   - Ага. Ушел из города, будет ждать у Кислого Ручья. Гриол, Малыш и Стун с ним. Велес у бабки в лесу должен быть, - ответил Слепой.
   - Ну-ка, до сугреву! - Ларта протянула кружку горячего чая с брагой.
   - Ох, спасибо, хозяйка! - на выдохе сказал Крил, проглотив пойло.
   Сборы много времени не заняли, разве что задержались, пока Ларта суетилась с припасами на дорогу. Когда вышли на улицу, дождь заметно сбавил. Луж, по большому счету, не было, но там, где вместо остатков мостовой толстым слоем лежал песок, было сплошное темное месиво. Песок давно не убирали, и он за годы успел пропитаться всеми видами городской гадости, так что грязь приставала к сапогам большими вязкими кусками. Чуть позже, когда ветер разгонит дождевые тучи и жаркое солнце займет свое место на небе, весь город начнет парить, и лучше в тот момент оказаться где-нибудь в другом месте, например на берегу реки.
   Дождь гадко моросил, колко ударяя холодными капельками по лицу. Легкий ветерок и сырость разогнали с улиц всех бродяг и прохожих, даже стражи не было. Крил горел желанием быстрее добраться до Галерта.
   Оставив Слепого снаружи, Крил зашел внутрь и сразу посмотрел за дверь - на этот раз "дыра" пустовала. Галерт сидел у камина, как раз бросал очередное почерневшее полено в огонь. Завидев гостя, тумарх устало махнул рукой.
   - Все знаю, - сразу сказал Галерт, даже не обернувшись. - Виол был, сказал, чтобы я лошадей ваших подготовил. Что, все так плохо?
   - Очень.
   - Он трех парней моих угробил.
   - Виол?!
   - А? - тумарх обернулся, но взгляд его блуждал где-то далеко. - Ты присядь, до рассвета еще есть время. Наларт!
   Крил присел на табурет у камина и протянул руки к огню - все-таки озяб. В зал вышел один из бойцов Галерта, не из тех, кто охраняет таверну, а из способных думать и на досуге выбивать долги вместе с зубами.
   - Двух лошадей готовь. И быстро! - рыкнул на одной ноте Галерт.
   На лице бойца вообще ничего не отобразилось, он просто развернулся и исчез за дверью.
   - Нет, не Виол, - заговорил Галерт. - Тот, темный. Я отправил кое-кого потрясти нашего гостя, но он уложил троих раньше, чем потухла первая молния. Да Виол все видел. Расскажет складнее. Ты вот что...
   Тумарх вдруг потянулся и положил могучую руку на плечо Крилу.
   - Деньги хоть есть?
   - Мало, но хватит.
   - Вот, держи... - скорее силой, чем как-то иначе, Галерт вложил в руку полукровки пухлый кошелек. - Тут тоже не много, но на первое время тебе хватит. Отдашь, как сможешь. И все! Не говори ничего, слушай...
   Крил напрягся еще больше, что-то слишком уж тумарх взволнован, а, пожалуй, ничего такого, что могло бы поколебать старого солдата и, чего греха таить, славного головореза, в голову не приходило.
   - Мало у меня друзей, - заговорил тумарх. - Мало... Пусть даже таких как ты. В общем, слушай... - Галерт встряхнулся, потрепал ухо и вытянулся на скамье, протянув ноги к камину. - Едва начался дождь, сюда зашла одна особа. Я думаю, что это женщина, хотя не могу поручиться. Плащ такой обычный, их тысячи. И по фигуре ничего особенного не скажу, да и не видно ее. Но шла эта женщина, словно плыла над полом. Едва зашла - все сразу притихли как-то, кто пьян был - протрезвел. И шла прямо ко мне, так уверенно, легко, что, пусть меня покарают все демоны, словно тут чистое поле, а не лачуга с кучей всякой пьяни. Ко мне, значит, подошла, и говорит... А голос, проклятие! Таким голосом ворон на смерть пугать! Вроде и ласковый, и тихий... А словно наизнанку выворачивает. Я-то вроде как чую, что мне ничего не грозит, но колени, признаться, трястись начали. И вот, значит, она мне говорит, что тебя ищут и надо бы тебя из города хвост уносить. Ага, так и сказала - "Хвост уносить". Денег дала, говорит, ты потом с ней рассчитаешься. Даже и не знаю... Много кого повидал за свои дни и ночи, но такой странной ба... женщины, не видел.
   - Ничего не понимаю... - пробормотал Крил.
   - Вот и я тоже... И смотри, чем заплатила. Сказала, мне за заботы.
   Крил взял из рук тумарха брусок желтого металла. Нет, сразу можно сказать, что это золото, но сам слиток похож не то на слезу, не то на какую-то диковинную пластину. Вроде как и ювелир над ней знатно поработал, но с одной стороны пластинка словно обломана. Крыса повертел в руках слиток и вернул хозяину. Если это чистое золото, то Галерт еще одну забегаловку может отстроить и еще останется.
   - То-то и оно, - тумарх заботливо спрятал слиток в карман и даже погладил его, словно живое существо. - Идем. Наларт поди управился. Ты один?
   - Слепой на улице, - Крил встал.
   - Хорошо, - кивнул Галерт. - У проломов мои парни дежурят, если что - предупредят. Но вроде спокойно, стражи не видно.
   - А чужих не замечали? - поинтересовался Крыса.
   - Да были тут... Двоих добили, раненные были. Еще четверых положили, один вроде как ушел, но парни говорят, его за стенами бродяги растерзали.
   - Больше должно быть, - хмыкнул Крил. - На меня ночью напали.
   - А ты со страху тенями не обсчитался, а? - Галерт оскалился в улыбке.
   Крил пожал плечами.
   - Ладно, оставим до лучших времен. До рассвета тебе лучше смыться из города.
   - Это точно. Кстати, обоз уйдет на рассвете. Все телеги с зерном, кроме одной. У нее новое колесо с левой стороны, - сказал он и Галерт, улыбнувшись, кивнул.
   Крил позвал Слепого. До рассвета на самом деле безопасней, ведь за проломами начинаются бродяжьи лачуги, а там чуть зазевался, и все, пой колыбельную Навардэ. Вот только что за женщина... Галерт свою-то старуху, народившую дюжину удальцов, звал коровой. Остальных - девками или бабами. А тут "женщина"! Крил подумал, что может кто из Лиги. Вряд ли. Работенку подкидывали по-разному, были и темные, и светлые. Даже беары были. Хотя чаще через воров встречу искали. И всегда с глазу на глаз кого, где, и за сколько к Навардэ отправить. Но чтобы так странно. Да еще и золотом бросались!
   В небольшой конюшне на удивление уютно. Крил в очередной раз подумал, что лошадей в Тир-Мае ценят куда больше двуногих, а сам Галерт испытывал к скакунам какое-то свое, необъяснимое чувство. Были у старика и дети, но, пожалуй, к лошадям, пусть даже и чужим, он относился на порядок лучше и заботливее.
   Крил придирчиво осмотрел сбрую, хотя это скорее привычка, нежили недоверие. Заглянул в походные сумки, которых весело по две штуки позади седла. К седлу серой лошади Слепого тоже были подвешены сумки, из одной выглядывал небольшой лук - его любимое оружие, хотя и арбалетом он пользовался лучше Крила.
   - Легкой дороги! - сказал Галерт.
   - И легких денег, - с усмешкой добавил Слепой.
   Лошади рванулись вперед, Крил пригнулся к седлу, придерживая под плащом взведенный арбалет. Вскоре впереди замаячили разломы - большие дыры в некогда надежной городской стене. Иногда можно подумать, что диковинный зверь попробовал на вкус каменную кладку и плюнул, оставив отпечатки гигантских клыков. Каждый из проломов охранялся не хуже городских ворот, но охрана там стояла особенная, из воров и наемников.
   Выехав за стену, Крил почувствовал что-то совсем иное, чувство, которого давно не испытывал. До этого момента он даже и не знал, насколько ему хотелось вырваться из рук нищего города, но здесь, когда перед глазами ночными кочками растут палатки и хибары нищих, что-то проснулось внутри. Он поднялся в седле и вдохнул полной грудью, и даже воздух за стенами показался свободным и чистым, хотя для любого другого разницы, пожалуй, не будет.
   Но сладостный момент пропал. Что-то кольнуло в груди. Крил вдруг вспомнил Галерта, казалось, старый тумарх на глазах в разы постарел. Да и все его жесты, речь... Все выглядело так, словно он прощался и уже не надеялся увидеть старого знакомого живым.
   Грустное лицо Галерта стояло перед глазами до тех пор, пока Крил не поклялся себе, что будет как можно осторожнее. Клятва самому себе... Что может быть ненадежнее... Но немного отпустило, даже мутные мысли ушли из головы.

* * *

   В полдень Крил и Слепой добрались до Кислого Ручья. Издалека они заметили дежурившего Малыша. Его можно принять за мальчонку, настолько мелок он и неказист, но взглянув в азартные глаза, поневоле нащупаешь нож на поясе. Комплекция Малыша часто играла на руку не только ему, но и всей шайке, мало кто видел в нем серьезного противника и легко подставлял спину. Но вид Малыша и его улыбка не имели ничего общего с его проявлявшейся в бою злобой.
   Малыш увидел их и махнул рукой.
   Возле Кислого Ручья не было больших деревьев, только низкий колючий кустарник без ягод. Возможно, именно это сохранило ручей и его окрестности в первозданном виде. Дюжина родников с чистой водой, чуть отдающей кислинкой, густые заросли, узкие тропинки. В Тир-Мае шутили, что укрывшихся в зарослях Кислого Ручья не найдет и целая армия. Что-то в этом было. Нет здесь ни стражи, ни ночной погони. Спокойно, радостно, и войной не пахнет.
   Малыш резво спрыгнул с камней, подмигнул вожаку и кивнул в сторону кустов. Придерживая лошадей за поводья, Крил и Слепой пошли за ним следом. Навстречу вышел Гриол.
   - Ну наконец-то! - проворчал он, убирая под плащ арбалет.
   Среди зарослей можно найти немало уютных полян, где с успехом расположатся на отдых дюжина-полторы путников. Крил не очень хорошо знал эти места, а вот Гриол и Малыш словно родились тут.
   Стун возился с лошадьми, наверное, в сотый раз проверяя подпруги и подковы, не забывая при этом присвистывать - Крил, сколько не старался, не мог отучить его от этой привычки. За долгие годы солнце подпалило лысину Стуна, но кривой шрам над левым ухом все-таки виден. Он всегда говорил, что это память от одного тумарха, который дубиной чуть не раскрошил ему череп, но повезло, тот всего лишь сорвал с головы кусок кожи. Выслушивая эту историю, Крил всегда улыбался. Он помнил вечер в одной забегаловке, когда усмирили пьяного Стуна. И оружием в руках совсем не тумарха, а тучного таббара - владельца таверны, был обычный грязный табурет.
   Виол сидел, укутавшись в темный плащ, у журчащего родника. А вот кого Крил не ожидал увидеть, так это братьев-близнецов Туло и Айло. Пусть они принимали участие, чуть ли не в половине всех делишек шайки, но никто не считал их полноценными "крысятами". Хотя на настоящих крысят братья очень походили - острые носы, острые подбородки, глаза немного на выкате и слегка вздернутые вверх уши. Они оба неплохо управлялись с любым арбалетом, но предпочитали метательные кольца-шаары, этакие плоские бублики с зазубринами. В отличие от ножа, шааром нужно попасть очень точно в уязвимое место, в глаз или горло. Братья с детства увлекались метанием, уже в двенадцать Айло записал на свой счет первую жертву, а Туло отстал от него всего на два дня.
   Крил кивком приветствовал близнецов, передал поводья Стуну, и подошел к Виолу.
   - Чего задумался? - сказал он, хлопнув белобрысого по плечу.
   - Да так, - Виол кисло усмехнулся.
   - Близнецы? - спросил Крил, присев рядом.
   - Им тоже досталось. Стража вломилась в дом, нас с тобой искали. Вернее тебя.
   - Ну и?
   - Что и?! Весь дом перевернули. Айло сказал, что ты им теперь должен, так что если какое дело подвернется, в долю ты их просто обязан взять.
   - Дело еще найти надо, - хмыкнул Крил. - Ладно, идем. Обмозговать надо.
   Уже стало традицией собирать небольшой совет перед походом, а сейчас это более чем необходимо.
   - Ну и что? - прервал молчание Айло, хищно дернув подбородком.
   - Как дорогу-то нашли? - спросил у него Крил.
   - Да как... Сидели и ждали, - близнец пожал плечами. - Виол тебе уже рассказал?
   - В общем-то, да. Только дела у меня никакого нет, брод переходим.
   - Батя нам сказал без денег не возвращаться, - поддакнул брату Туло.
   Крил усмехнулся. Через отца близнецов прошло не мало воров, тот набирал на улице детей да учил их уму-разуму, по-своему, конечно. За многие годы куча мальцов прошла через его руки, Гриол и Стун пацанами тоже таскали кошельки на рынке. Сейчас в Тир-Мае отец Туло и Айло считался весьма уважаемым. Пожалуй, его можно было поставить на третье место после Галерта и старухи Мо, если не считать правителя Тир-Мая, но у того авторитет исчислялся в количестве стражи, а никак не в воровской памяти, которая злобу и доброе дело хранит куда дольше, чем самый крепкий металл.
   - Ладно, найдем дело, там сочтемся, - сказал Крыса, давая всем понять, что близнецы на время приняты в шайку. - У Галерта крутился один темный, после я его видел у Лувука в цитадели. Причем наше паразитейшиство кланялось неккирану как королю. А до этого меня стража чуть не сцапала. Вечерком, когда шел к правителю на поклон, на меня бродяги набросились. Чужие. Да и война к нам идет, все зерно обозом ушло неизвестно куда. Посему и надумал рвать когти. Кто еще чего хочет сказать?
   - Это, - как-то протяжно буркнул Виол. - Темный очень хорош. Галерт послал парней его пощупать, а он за мгновение троих уложил. Шустро так, и без стихии. И двигался он... никогда ничего подобного не видел. И не слышал.
   - На то он и темный! - Стун презрительно сплюнул под ноги.
   - Крил, еще кое-что, - Виол посмотрел на Крысу, впервые за несколько лет обратившись к нему по имени. - Тут такое дело... В общем, баба ко мне приходила.
   Стун тихонько заржал, но тут же прикрыл рот рукой, хотя смеяться не перестал. Малыш цыкнул на него и влепил локтем под ребра.
   - Ну и? - Крыса уставился на приятеля.
   - Красивая такая, высокая, - сказал Виол. - Ходит не как наши шмары. Лицо аккуратное, спокойное. А глаза странные. Темные такие, что зрачка не видно.
   - Слышь, Коготь! - тут уже Стун толкнул Виола, - Про баб мне на ночь расскажешь. Чего хотела-то твоя девка?
   - Да не девка она! - рыкнул Виол. - Благородная какая-то...
   Стун с Малышом разом заржали, причем последний повалился на траву, схватившись за живот.
   - Тихо! - прикрикнул Крил. - Мало чудес в нашей дыре, чтоль?
   - В общем, эта женщина... Она сказала, чтобы я шел к Галерту, а потом уходил из города. Потом сказала, чтобы нашел Гриола, дескать, он вместо меня к тебе идти должен.
   - Ну и?
   - А что ну? Я так и сделал. Она как-то так говорила, знаешь, я чуть со страху не обделался. Даже думал ее пырнуть разок, больно уж дерзкая, а она плащик так распахнет, а под ним доспех из золота!
   - Уххаа!!! - Стун повалился на траву к хохочущему Малышу в компанию.
   - Тихо, болваны! - Айло стукнул по заднице Малыша и замахнулся на Стуна.
   - Да она вся как из золота! И ожерелье, и обруч на голове странный. Да и кожа у нее отливает золотом! В общем, струхнул я. А потом подумал, не будут же ко мне по ночам женщины ходить одетые в золото, чтобы о каких-то глупостях говорить. Вот и рванул со всех ног.
   - Галерт видимо о ней говорил... - Крил задумчиво почесал подбородок.
   - Ну, бабы, золото... Оно все хорошо, - Айло шмыгнул носом. - А нам-то что? Куда едем-то?
   - Если где работенку я и найду, - Крил вздохнул: - то только в Арт-Ванате.
   - Тю... - тандемом взвыли близнецы, а Стун и Малыш перестали смеяться.
   Воцарилось молчание. Арт-Ванат издавна считался вотчиной воров, и правил там вор, и законы там воровские. Расположенный посреди пустыни и поначалу служивший небольшой крепостью, город стал оплотом наемников и лихих на руку бродяг, и даже в самую свирепую засуху в городе вдоволь было и еды, и питья. И проблем, само собой. Каждый думал о своем. Несмотря на целостность шайки, у каждого в Арт-Ванате свои счеты и свои долги. Но, пожалуй, никому в голову не пришло более дельной мысли.
   - Арт-Ванат, - нарушил молчание Гриол - так Арт-Ванат.
   - Ножей там много! - буркнул Стун, который умел находить проблемы даже там, где их не было.
   - Ты поедешь? - просил у него Крыса.
   - Да куда я... - отмахнулся Стун, - Поеду, поеду.
   - Остальные?
   - Едем, - ответил за двоих Айло.
   - Скучно. Поеду, - сказал Малыш.
   Виол пожал плечами, ему все едино.
   - Только Велеса заберем, - сказал Крил.
   Парни зашевелились, стали собираться. Крил обвел их взглядом, тяжко вздохнул. Самое главное сейчас уйти от войны. Но сначала дело какое-нибудь найти. С пустым кошельком далеко не уйдешь.

* * *

   Бабка Велеса была типичной сварливой ведьмой-повитухой. После того, как однажды ночью в пьяной драке порезали ее мужа и сына, она перебралась подальше от города, в тихое укромное местечко. Был в лесу старый полуразвалившийся домик, и дорога была, правда заросла за годы, но старухе, решившей жить одной, это только на руку. Дело свое она продолжала, избавляла девочек, девушек и женщин от ненужной ноши, или помогала раз и навсегда забыть, что такое иметь детей. Новорожденных часто оставляли старой ведьме, и куда они потом девались, никого не интересовало. Почему она решила вырастить Велеса, никто не спрашивал, но паренек рос толковым. Крил считал, что скоро парнишка отойдет в сторону и соберет свою шайку, но Велес пока ни о чем таком даже и не заговаривал.
   В лесу было непривычно тихо. Узкая тропа порядком заросла, если кони шли свободно, то Крилу приходилось пригибаться в седле и отодвигать ветки.
   Крил потянулся к очередной ветке, но остановил руку и придержал лошадь. Листья слишком сухие, и сама ветвь неестественно согнута.
   - Ветка сломана, - чуть слышно сказал он.
   - Лошади прошли, - Айло уже сидел на земле и шарил руками в траве. - Вчера. Не меньше шести, следы не четкие. Сначала туда, - он кивнул вперед, - а потом вернулись.
   - Разошлись! - скомандовал Крил и соскочил с лошади.
   Виол бросил поводья Туло и исчез в кустах слева; Слепой ушел вправо. Малыш, пригибаясь к земле, двинулся вперед.
   Оставив близнецов с лошадьми, Крил и остальные пошли вперед по тропинке. Дорога здесь заросла еще сильней, чаще стали попадаться сломанные ветки и следы копыт.
   - Туда шли медленно, обратно уже на полном скаку, - сказал вышедший навстречу Малыш и в доказательство своих слов показал несколько сломанных веток. Судя по направлению излома все так и было, на большой скорости возвращались, особо не разбирая дороги.
   - Идем, - Крил сплюнул, что к чему не сложно догадаться.
   Лесную поляну с густым заячьим кустом Велес с бабкой превратили в небольшой огородик с аккуратными грядками и ровными дорожками. Велес даже две яблони посадил, тащил их двадцать дней демоны знают откуда, ухаживал, поливал... А они не прижились, так и остались торчать из земли сухими белыми огрызками. И домик заново отстроил из свежего сруба, покатую крышу сделал, колодец вырыл да камнем выложил.
   А сейчас от ладного дома остались низкие почерневшие стены, крыша провалилась внутрь, обугленными огрызками выглядывая в небо. Как солнечный зайчик, меж обуглившихся остатков дома мелькала шевелюра Виола. У земляной грядки возле колодца сидел Гриол и грыз большую редиску.
   - Тут кровь, - сказал он, кивнув себе под ноги. - И вон там, между грядок. Одного точно насмерть.
   Крил кивнул и дождался Виола.
   - Три трупа. Один точно старухи. Два других - не знаю. У одного в костях вот это торчало.
   Брошенный Виолом предмет оказался ножом Велеса. Рукоять сильно обгорела, но узнать оружие было не сложно. Не уберег...
   - Уходим. Нам тут делать нечего, - сжав кулаки, сказал Крил.
   Он посмотрел на сожженный дом, покачал головой, и со злобным выдохом швырнул нож в черную стену. Сталь запела, глубоко вонзившись в черное дерево. Костяная рукоять, не выдержав удара, развалилась на мелкие части.
  

Глава вторая.

Старые счеты

   - Крыса, ну чего делать-то будем?! - Виол присел рядом.
   - А то я знаю! - огрызнулся в ответ Крил.
   С пригорка открывался великолепный вид на Долину Оврагов. Узкая утоптанная дорожка тянулась издалека. Она извилась и петляла, огибая поросшие невысоким темным кустарником рвы. Словно трещины на куске надломленной подсохшей глины рытвины тянулись строго от заката к восходу и даже у подножия пригорка, откуда Крил смотрел вдаль, темнела небольшая впадина, на дне которой стояла небольшая лужица мутной воды.
   И сейчас по желтой дорожной глине, под беспощадным полуденным солнцем, под звучный скрип тяжелых грузовых телег, тянулась из-за горизонта вереница поникших и уставших солдат. Сквозь неравномерный топот сотен ног прорывались сдавленные стоны раненных, окрики осипших погонщиков и злые возгласы солдат. Армия отступала, отступала после поражения, без командиров, без обоза, лишь для приличия соблюдая видимость целостности.
   - Имперцы. С границы, - хмыкнул Виол.
   Крил недовольно покосился на белобрысого. Он и сам прекрасно видел несколько чудом уцелевших штандартов, но что с того? Если сейчас кто и командовал в этой толпе, то несколько ветеранов, чувствующих себя ничуть не лучше остальных.
   - Слепой! - позвал Крил.
   - Чего?
   - Посмотри, с кем тут поболтать можно.
   Слепой нехотя вылез из тени и поднялся к вожаку. Он чудесно видел в темноте, но яркий свет недолюбливал. Днем Слепой прятал глаза под капюшоном и хитрыми повязками, оставляя лишь небольшую щелочку.
   - А вон, у мостика присел один, - Слепой указал рукой на одного из солдат, - доспехи добрые и сам седой. Может даже кандар, не вижу. Все доспехи в пыли.
   - Виол, Стун со мной. Прокатимся. Может, чего нового узнаем, - Крил смахнул со лба пот, что-то уж слишком жарко сегодня.
   Изнуренные жарой солдаты смотрели на всадников с замученным безразличием. Их уставшие ноги шаркали по дороге, поднимая с каждым шагом небольшое облачко желтой пыли, которое тут же оседало на потерявшие свой пугающий вид щиты и доспехи. По пыльному налету на хмурых лицах катились вниз черные капли пота.
   - Досталось им, - пробормотал Стун, когда мимо проскрипели две старые угольные повозки с ранеными.
   - Следы от когтей, зубов, оружия... Они что, с демонами сцепились?! - прошептал Виол.
   - Поехали.
   Ветеран заметил Крила и парней, но не стал отвлекаться. Он сидел в скудной тени небольшого куста и тонкой веточкой рисовал на земле черточки.
   - Легкой службы, уважаемый, - поприветствовал его Крил
   - И вам легкой дороги... - солдат окинул взглядом Крысу и спутников, - ... вольное братство.
   - Жаркий денек, - Крил вынул флягу и бросил ее солдату. Тот ловко поймал ее, сделал один глоток и отдал проходящему мимо бойцу. Фляга пошла по кругу и вскоре, совершенно пустая, вернулась к Крилу.
   - Эй, брат твой где?! - окликнул ветеран проходящего мимо бойца.
   - Нет его, - зло ответил боец с лицом, похожим на десятки других, - вон, только щит на телеге остался.
   Старый солдат вздохнул и посмотрел на землю, на свои нехитрые подсчеты. Крил подумал, что еще вчера черточек на земле было немного больше.
   - Куда путь держите? - поинтересовался ветеран.
   - В Тир-Мееру.
   - Поворачивайте. Преанцы сожгли Тир-Мееру еще в начале айдона. Тир-Улег, говорят, тоже осажден. Так что, если надумали рвать когти, придется вам прямиком в Арт-Дол ехать. К преанцам не суйтесь, они всех подряд в строй ставят, - ветеран устало усмехнулся, встал и слился с потоком солдат.
   Крил сплюнул. Тир-Меера самый близкий порт, где можно найти корабль, чтобы убраться с Пергана. Тир-Улег немного дальше, но зато больше и найти подходящее суденышко было бы проще. Арт-Дол же легко переплюнет оба этих городишка вместе взятых, но есть одна небольшая беда - это вотчина неккиран, а там свои законы и правила. Да и тащиться туда полайдона, и то если без приключений.
   - Эй, вода есть? - окликнули из толпы.
   - Держи, служивый! - Стун сорвал с пояса флягу и бросил в строй. Повернулся к Виолу и протянул руку:
   - Флягу дай.
   - Чего? - возмутился белобрысый.
   - Давай сюда! - Стун выхватил из рук Виола флягу и бросил солдатам: - Себе оставь!
   Виол пробурчал что-то недовольное в ответ.
   - Поехали отсюда, - хмуро сказал Крил и толкнул пятками коня.

* * *

   - Крил! Не бросай меня! Крил! Крил! Помоги мне! Кри-и-и-и-ил!
   Очнулся он уже сидя. Тяжелые веки еще давили на глаза, но в голове никаких намеков на сон. Крил с усилием потер лицо.
   Темно. Рядом сопит под плащом Стун. Ночные тени нарисовали на его лысине причудливые узоры. У костра, укутавшись в плащ, сидел зевающий Гриол.
   - Спи, я посмотрю за огнем, - сказал Крил.
   - Ладно, - Гриол сладко зевнул, завернулся в плащ и тут же уснул прямо на траве.
   Сухие ветки упали в костер, огонь радостно дернулся, выбросил сноп темных искр. Крик Арэн все еще звучал в голове. Он попытался вспомнить ее лицо, но в памяти одна пустота. Сколько лет минуло. Крил обвел взглядом спящих парней. Гриол и Стун самые старшие, близнецы и Виол еще совсем пацаны. Малыш немного старше Виола, а по внешности так совсем ребенок. Если собрать все их годы вместе, то и столетия не наберется. А сколько этих столетий прожил он, Крил? Пять, шесть? И когда погибла Арэн, сколько столетий каждое утро ему снится ее последний крик? Он хотел, он пытался вспомнить, но образ боевой подруги и наставника растаял в памяти. Крил отлично помнил ее голос, грубоватый, с небольшой хрипотой, но не мог вспомнить ни единой черты лица или цвет глаз, не помнил очертания фигуры. Но он был уверен, что когда за ним придет Навардэ, среди сотен тысяч душ в раскрытой пасти демона он без труда узнает ее.
   - Крыса, - Слепой бесшумно вышел из зарослей и присел рядом, - уходить надо.
   Крил почувствовал легкий холодок, пробежавший от лопаток к пояснице.
   - За нами трое едут, - пояснил Слепой. - Следы посмотрели и ушли. Лиц не видел, тряпками морды замотали.
   - Точно за нами? - Крил приподнялся.
   - Да. На повороте конь Виола в кусты дернул, помнишь? Вот они там копались.
   - Буди парней. Уходим.
   - И это не воры.
   - Я догадался, - ответил Крил.
   Крил беспокойно потер ладони и огляделся. Воры лица не закрывают, незачем. А вот ассасины... Но им-то что надо? Ассасинам-то какое дело до шайки наемников-таббаров? Кто же столько золота отвалит, чтобы... Крил чуть язык не прикусил. Если в Тир-Мае за его голову скупердяй Лувук пообещал полновесный золотой, то сколько же заплатили ассасинам?! И кто?
   Ему стало дурно. Что-то странное происходит. Врагов за немалую жизнь нажил порядком, но чтобы к ассасинам кто обратился! Ублюдков все ненавидят, все!
   Крил сел, сжал кулаки. Кто и зачем? Настолько богатых и могущественных врагов, способных нанять ассасинов, Крил вспомнить не мог.

* * *

   - Крыса, слышь! - Слепой пришпорил коня и поравнялся с Крилом. - А ты когда в Арт-Ванате был последний раз?
   - Лет восемь назад.
   - А...
   Слепой резко смолк. Почуяв напряжение, Крыса потянулся к арбалету.
   - Конь Гриола. Там, - Слепой кивнул вперед.
   - А Гриол? - шепотом спросил Крыса, заряжая арбалет. Слепой в ответ покачал головой.
   Громкий свист резанул по ушам. Крыса успел выскочить из седла до того, как стрелы обрубили листья над головой. Кусты напротив шевельнулись, и он наугад выпустил стрелу. Успел осмотреться, пока заряжал арбалет. Кони стоят на месте, на дороге парней нет, успели скрыться. Свистел Гриол, значит жив.
   Крыса долго лежал в траве, высматривая врага. Лес настороженно молчал.
   - Эй, парни! Как там, в травке? - крикнули из-за кустов.
   Ложе арбалета заскрипело под пальцами. Крыса узнал говорившего!
   - Так и будем лежать?
   Крыса увидел, что Слепой скинул повязки с лица, перевернулся на спину. И как он умудрился лежа натянуть лук и прицелиться?! Стрела попала в цель, кто-то вскрикнул. Заметив движение, Крыса выпустил свою стрелу. Похоже, попал.
   - Ай-ай! Как можно со старыми друзьями...
   - Трехпалый, падаль! Ты-то мне друг, что ли?! - заорал Крыса.
   - Признал, признал! - Трехпалый смеялся.
   Засада на дороге как раз обычное дело для Трехпалого, он никогда в открытую не выходил. И никогда не разговаривал. Что-то ему нужно, Крыса забеспокоился.
   - Ну, долго там валяться будете? - крикнул Трехпалый.
   - Присоединяйся! - прокричал Слепой и выпустил стрелу. Тишина. Промахнулся.
   Крыса всматривался в заросли, но никого не видел, ни одна веточка не шелохнулась. Слишком уж некстати Трехпалый оказался на дороге и, похоже, совсем не случайно. Но как узнал-то? На мирный исход встречи нечего рассчитывать, Крыса никому бы не простил отрезанных пальцев. Жаль, что не добил тогда, в Тир-Мае, когда один слишком уж наглый и дерзкий паренек еще не был тварью и паскудой Трехпалым.
   - Слышь, Крыса...
   - Чего тебе, падаль?
   - С Сеймаром посчитаться хочешь?
   Крыса чуть не прикусил язык. Вот оно что! Добычу не поделили. Хотя, что может быть общего между придорожником-падалью Трехпалым и вожаком очень сильной шайки Сеймаром? Где они могли встретиться? Что не поделили?
   - Всегда мечтал! - отозвался Крыса.
   Сеймар жил вольно, никогда не появлялся в городах. Скотина редкая, но иногда мог поступить и как честный вор. По крайней мере, Сеймар никогда не бросался словами в отличие от Трехпалого, но именно он выследил и перебил прошлую шайку, а самому Крысе, с перебитой ногой и порезанным плечом, пришлось больше айдона гнить на болотах, скрываясь от преследователей. Такое нельзя прощать.
   - Вот и славненько! Он в доме Костерка уселся, - прокричал Трехпалый. - Сходи в гости, здоровья от меня пожелай, а я, быть может, тебя и твоих крысят живыми из леса выпущу.
   Крыса и Слепой переглянулись. Одновременно усмехнулись и вместе со стрелами прокричали:
   - Да пошел ты, падаль!
   Трехпалый начал что-то кричать, Крыса даже не слушал. Парни засуетились, Малыш и Виол вынырнули из кустов, жестами показали, что на дороге десяток бойцов. Показался Гриол, красноречивым жестом объяснил, что вперед дороги нет. Да и лошади стоят на открытом месте, перебьют за даром, если к ним сунешься.
   - Дел мне нет до твоего золота! - прокричал Крыса, когда Трехпалый дошел до обещаний поделиться добычей.
   - Есть вещи дороже золота, Крыса! - со смехом прокричал Трехпалый. - Сходи, узнаешь. Я пока ухожу, но мы еще встретимся!
   Ждали недолго, близнецы увели лошадей, остальные осмотрелись. Малыш и Виол ушли по следам Трехпалого, что-нибудь да узнают.
   - Уходим к болотам, - сказал Крил. Он хорошо знал эти места, как раз благодаря подаркам от Сеймара.
   Шли осторожно, часто устраивали засады, но никто не преследовал.
   Остановились у развилки на Черных Болотах. Местечко паршивое, жуткие топи, змей полно. Трехпалый побоится сунуться. Сейчас-то можно уйти вдоль болот или по одной из тропинок, а они настолько узкие, что Слепой со своим луком небольшую армию остановит. В общем, по части "унести ноги куда подальше" Крил был спокоен. Вот только близость двух сволочей, с которым очень хотелось поквитаться, пока удерживала от поспешного бегства. Слепой давно мечтает Трехпалого к Навардэ отправить, а Сеймар искалечил старшего брата Айло и Туло, так что близнецы сидели хмурые, то и дело, бросали требовательные взгляды на вожака. Но им, случись что, придется смотреть за лошадями, никто лучше не справится.
   Только к закату появился Малыш, чуть позже подошел и Виол.
   - С полсотни стрелков видел, - сказал Малыш. - Некоторых знаю. Это бойцы Гарка.
   - От паскуда! - Стун сплюнул, Гарк когда-то помог ему избежать встречи с Навардэ. - Ну, ясно, кто Хромого порезал!
   - И нюхачи вместе с ним, - добавил Малыш, для внушительности ударив кулаком в ладонь, - Семерых насчитал.
   - Ага, семеро, - поддакнул Виол.
   - Ясно, - Крил потер лицо. - Трехпалый не знает где дом Костерка. Думал, что проводим.
   - Уже не дом, крепость целая, - сказал Слепой. - Говорят, что воры постарались. Частокол есть, башенки, рядом еще домишко большой поставили. Дюжин пять бойцов там легко разместится, а то и больше.
   - Откуда знаешь? - Крил начал прикидывать, стоит ли лезть в петлю.
   - Муженек Ларты языком почесать любит, - Слепой усмехнулся, - Говорит, что недавно отсиживался там.
   - О как... - хмыкнул Крил.
   Ясное дело, что Слепому рассказала Ларта. Она-то знает, чем зарабатывает на хлеб и муж, и любовник. Так что был там муженек, был.
   Крил потер руки. Да и под лопаткой засвербело. Что-то не сходится. Трехпалый наверняка слышал, что дом Костерка основательно укрепили, а привел с собой всего полсотни бойцов. Значит, кто-то еще подойдет. Уже интересно. А если собирается целая армия воров, то возникает один большой вопрос - что же они такое не поделили?
   - Так что делать будем? - Малыш подкинул в руке нож.
   - Трехпалого по болотам потаскаем, - ответил Крил, предчувствуя, что дело будет не только интересным, но и прибыльным.

* * *

   Крыса любил дождь, как, наверное, любили и другие, не наделенные властью над линиями. Простая вода уравнивала шансы чародеев и бойцов, сводя на нет все способности по управлению стихией. А маг без линий, это уже не маг. Разве что драконы и носферату, но сколько веков Пиолла не слышала о них?
   Дождь яростно молотил по листьям, молнии разрывали черное небо. Крыса пробирался вперед, останавливался каждые пять шагов и осматривался. Где-то рядом должны бродить первые патрули Трехпалого, если тот поумнел за последние годы. Впрочем, если Трехпалый на самом деле отправил Гарка в пасть Навардэ, то у него хватит золота, чтобы нанять дежурных, - парней, обычно из солдат, кто и за делами присмотрит, и совет дельный даст. Только век дежурных короткий, тупому главарю умные помощники глаза мозолят, а то и на его место метят.
   Вот и первый дозорный. Стоит под деревом, вцепился лапищами в кривое древко копья. На голове мешок вместо плаща, озяб, дрожит весь. И рожа словно комок глины. Таким только детей пугать.
   Крыса предупредил идущих позади Слепого и Стуна, и сам пополз вперед. Нет, даже Трехпалый детину с умом придорожного камня в дозор не поставит. Есть кто-то еще.
   Пока ждали, Крыса сам слегка озяб. Дождь временами стихал, но потом, обманув ожидания, снова усиливался. В очередной раз, когда потоки воды хлынули вниз, Крыса заметил еще две темные фигуры. Один шел уверенно, деловито озирался по сторонам. Второй был заметно выше, чуть ли не на две головы, и шире в плечах, семенил следом, прикрывая лицо правой ладонью. Где Трехпалый таких находит?
   Внимание привлекал тот, что пониже. Он и одет лучше, штаны, сапоги с развернутым голенищем, широкая куртка и дождевой плащ с капюшоном, которой был опущен. Когда темная парочка остановилась возле дозорного, Крыса понял, что ему так не понравилось в коротышке. Меч на боку, военная выправка, кольчужная перчатка на левой руке. Вояка бывший.
   Дождавшись удачного момента, когда вояка настоятельными жестами принялся объяснять двум здоровякам, что надо делать, Крыса поднял арбалет и выстрелил. Бугаи даже не дернулись, одного снял Стун, второй повалился в кусты со стрелой в левом глазу.
   "Надо было в шею бить!" - подумал Крыса, бросаясь на вояку. Хорошая кольчуга под курткой сделала свое дело. Раненный боец выдернул из кармана свисток, но подать сигнал не успел - Крыса выхватил опасную игрушку из его руки. Нож опасно сверкнул рядом, но не достал. Стун опередил вожака, подскочил к вояке со спины и полоснул по горлу.
   Трупы оттащили подальше, прикрыв для надежности ветками. Дождь усилился, хлестало так, словно каждый миг из ведра окатывали.
   - Двинулись! - скомандовал Крыса.
   Черные болота - места глухие и стоянок удобных мало, особенно в ливень. Крыса дал себе слово, что принесет жертву проказнику Аросданэ на первом же попавшемся алтаре. В такую ночь Трехпалый наверняка сидит в Утиных скалах, только там более-менее могут разместиться полсотни бойцов с лошадьми. А если учесть, что при отряде семь нюхачей... Крилу нравилось это лесное полудикое племя, забавные волосатые коротыши с широкими носами, но сейчас они очень мешали. Запахи чуют лучше собак, но от самих при этом несет жутко. Скорее всего, Трехпалый отвел для полудиких отдельную пещеру, и это было бы очень кстати.
   Крыса помнил времена, когда возле Утиных скал было опасно задерживаться. Четыре небольших и острых каменных клыка торчали вверх, словно кто-то изнутри прокусил Пиоллу и показал свои зубы. Тогда на вершинах было полно утиных гнезд и птицы поднимали дикий шум, если какой-то зверь подбирался к скалам. Вот только медведей утки не боялись. Те устроили берлоги в каменных щелях и прятали там потомство. Это сейчас нет ни птиц, ни зверья, да и берлоги расширили, выдолбили в камне спальные ниши, смастерили очаги, обложили камнем дорожки. Здесь-то Трехпалый от дождя и спрятался, как медведь.
   Виол ждал в условленном месте. Ерзал, поглядывая на скалы.
   - С левой пещеры воняет, - сказал он. - Я одного снял, Малыш и Айло на скалах уже. Ждут.
   - Охрану видел?
   - Всех сняли.
   - Скоро хватятся, - Слепой отодвинул ветки и осмотрел скалы.
   - Кого-нибудь видишь? - спросил Крыса.
   - Нет. Малыша только. Вон, над входом во вторую пещеру.
   Крыса взглянул на скалы. Из двух входов справа пробивался робкий свет, все остальное скрывали темнота и ливень, даже верхушки скал утонули в дожде.
   - Слепой, давай-ка в наглую зайдем. Там четверо, не больше.
   - Арбалет мне свой дай, - сказал Слепой. Он повернулся к Виолу и протянул лук. - Ты тоже.
   Виол недовольно сморщился, но отдал арбалет. Он вертел лук Слепого в руках, не понимая, что с ним делать.
   - Так, - Крыса улыбнулся, переварив план нападения, - парни, берите остальных и бочком, бочком к крайней пещере. Там и встретимся. Пока знак не подам - никто не высовывается, ясно?
   Виол закивал, Стун равнодушно зевнул и начал что-то насвистывать. Слепой легонько стукнул его по губам и жестом показал, чтобы вел себя тихо.
   Крыса немного выждал, чтобы парни отошли. Посмотрел на Слепого, тот добродушно улыбнулся. Крыса подумал, что только в передрягах и боях видел друга без повязок. Даже забыл, что его лице появляются первые старческие морщинки, а сам-то не стареет, ждет, благодаря давнему подарку, когда кто-нибудь порежет.
   - Идем, - тихо сказал Крыса.
   Они вышли из засады, отряхнулись от листьев и грязи, затопали к скалам. В такой ливень никто по своей воле наружу не сунется, Крыса мог бы поклясться, что сейчас возле костров играли в кости, и ставкой было время, проведенное в дозоре снаружи. Трехпалому всегда было безразлично, кто исполняет его поручения, лишь бы исполнили, и за те гроши, которые он отваливал бойцам добровольно никто под дождь не пойдет. Так что шли они со Слепым в полный рост, ничего не боясь. Крыса даже заглянул в одну из пещер. Она пустовала. Из глубины несло трупным запахом, видать зверюга какая-то сдохла. Зато с крайней пещеры, как и говорил Виол, несло тошнотворной кислятиной.
   - Ох, и погодка, парни! - с широкой улыбкой Крыса зашел внутрь, скинул плащ. - Идите уж, наш черед сторожить вонючек.
   Навстречу вышел рослый паренек с большим шрамом на всю щеку.
   - А че нам не сказали че пыдете? - крепыш жутко гнусавил и говорил невнятно.
   - Так на спор играли. Проиграл. Вот, до утра должен тут торчать.
   На тоскующем лице крепыша засветилась радостная улыбка. Мало счастья сидеть в пещере, где воняет хуже, чем у покойника в заднице.
   В тусклом свете единственного факела Крыса разглядел еще троих.
   - Так ас твое... - крепыш сник. - Скано четрым быть.
   - Так двое снаружи. Эй, где вы там?! - крикнул Крыса и подал знак Слепому.
   Кинжал беззвучно вошел в грудь крепыша. Хлопнул мокрый плащ Слепого, с небольшой задержкой щелкнули арбалеты. Последнего охранника Крыса прижал к стене и дважды ударил - в сердце, и под скулу. Кто-то из парней бросил камень-светлячок, в пещере стало светло. В желтоватом свете отчетливо виднелись семь мелких фигур, прижавшихся к стенам. Визг поднялся жуткий, но ненадолго.
   - Тихо всем! - прикрикнул Крыса, и уселся у входа, накинув на себя плащ.
   Его опасения оправдались, вскоре подошли пятеро бойцов Трехпалого, проверить, что за шум.
   - Да один на улицу хотел выйти, я в морду треснул, - пояснил Крыса, кутаясь в плащ.
   Трупы успели затащить внутрь и убрали свет, проверяющие ничего не заметили, но на свою голову решили посмотреть, все ли в порядке с нюхачами. Немало бойцов потерял этой ночью Трехпалый.
   - Крыса, смотри! - Виол протянул находку.
   В небольшом кожаном мешочке лежали желтые комочки с зелеными прожилками. Дымная сера! Нюхачи, как и многие полудикие, часто шаманят, и много дыма для них - верный знак милости от бога.
   - Как кстати! - Крыса широко улыбнулся. - Пошли к Трехпалому в гости.
   - И? - Слепой перезаряжал арбалеты.
   - Пятеро ушли, пятеро пришли, кто там считать будет? - пояснил Крил. - Снимаем охрану. Виол, жги серу и бросай внутрь. Валим первых, кто из пещеры вынырнет, и деру. Их там с полсотни может быть.
   - Да хоть тысяча! - Виол рывком натянул свой арбалет.
   Сторожили четверо, как обычно. Всех сняли ножами. Виол метнул в пещеру серу, и началась потеха. Жаль, что Слепой без лука, берег верное оружие. Под дождем не особо постреляешь, да и арбалеты били не так точно. Крыса дал первым жертвам покричать, чтобы те, кто остался в пещере запаниковали. Когда разрядили арбалеты, метнули по паре ножей, Крыса скомандовал отход. Малыш и Айло с высоты положили еще троих, и тоже ушли.
   Шайка возвращалась к своей стоянке, никто не ранен, а Трехпалый, если не задохнулся в дыму, долго будет плеваться слюной, изрыгая проклятия. Без нюхачей выследить кого-либо в болотах сложно, а раз так, то можно и проверить, на самом ли деле Сеймар окопался в домике Костерка.
   Хороший был старик, подумал Крил про Костерка. Вор слова, только увлекался огнем. Любил поджечь что-нибудь, отмечая удачный налет, за что и получил свое прозвище. Уже в старости ушел на болота, отстроил себе домик и сразу к Навардэ. А домик остался, тайное место, где можно пересидеть невзгоды небольшой шайке. Так вот и пошла добрая память о воре, который хоть и держал слово, но резал беспощадно всех.

* * *

   Печальный опыт бывает разным. Однажды Крил остался без лошадей из-за маленькой неосторожности. Старики говорят, что на Пиолле нет бога или демона, кто управлял бы судьбой младших - полукровок, неккиран или амал-тинов. Дать душу при рождении или забрать - могут, пусть благословенны будут Ин Аене и ее брат Навардэ, но вот над судьбой не властен никто. И в тот день, когда Крыса с бойцами добрался до стоянки и не нашел лошадей, судьба определенно спряталась за туманом - по пятам шли головорезы Сеймара. К сожалению, лучший опыт, это свой собственный. Крил запомнил чуть не ставший последним урок.
   Вот и сегодня он оставил присматривать за лошадьми Туло. Пусть отряд небольшой, лишний нож не помешает, но лучше уйти ни с чем, чем остаться в болоте со стрелой под лопаткой. Тем более Туло был неплохим поваром, так что по возвращению всех ждала тягучая и горячая похлебка - смесь зерна, вина и трав, от которых пробирало до самых пяток.
   - Хорошо, - Гриол, хлебнув похлебки, протянул последний слог, пока в легких не кончился воздух.
   - Гадость! - пискляво произнес Малыш.
   Крил опустошил свой стакан, присел, протянул руки к огню. Не давали покоя слова Трехпалого. Что же такого Сеймар умыкнул из его лап? Или еще у кого. Трехпалый горит азартом, но не слишком-то суетится. Или просто знает, что Сеймару никуда не деться? Нет, что-то здесь есть. Сеймар может дать сдачи, бойцы у него верные, да и он сам толковый, хоть и сволочь. Трехпалый трус, каких еще поискать надо. Что же они не поделили?
   У Крила зачесалось под лопаткой. Чтобы там не спер Сеймар, надо торопиться. Скоро к Трехпалому прибудет подмога. Должна прибыть.
   Крил рывком встал, подскочил к своему походному мешку, вынул из него сухую одежду и "ползунок" - кожаные куртку и штаны. Они очень плотно прилегают к телу, хорошо держат тепло и не промокают. В таком костюме по болотам и дождю в самый раз ходить.
   - Крыса... ты куда? - опомнился вдруг Виол.
   - Спите. Я к дому Костерка. Проверю.
   - Может, я схожу?
   - Хочешь промокнуть - сходи, проверь Трехпалого.
   - Может, я пойду? - вмешался Туло. Ему было скучно, и это читалось по лицу.
   - Нет. Ты топи плохо знаешь.
   - Я к Трехпалому наведаюсь, - Малыш наконец-то нашел в себе силы допить варево Туло: скривившись, опрокинул чашку себе в рот.
   - Смотри просто, - сказал Крил, завязывая на груди "ползунок", - и чтобы никто тебя не видел.
   - Да знаю, знаю! - отмахнулся Малыш.
   - Все. Остальным спать. Если завтра до вечера не вернусь - уходите.
   Виол кивнул и стал собирать с земли мокрую одежду Крила.
   Крыса стоял под ливнем, подняв руки вверх. Сейчас одежда обмякнет, и двигаться будет легче. Такие костюмы часто использовали охотники на болотных гадов, и Крыса быстро сообразил, что при случае и ему такой костюм подойдет. Осталось только немного доработать, пришить ножны - для кинжалов у щиколоток, на пояснице для четырех метательных ножей, и за плечами для двух. На все случаи и для любого положения. В ползучем костюме можно обваляться в грязи по самую макушку, и, если не будет собак или нюхачей, тебя с трех шагов не заметят.
   Уровень воды заметно поднялся - раньше на этой тропинке было сухо, а сейчас воды по щиколотку. Крыса шел медленно, переставляя ноги так, чтобы густая от грязи вода не хлюпала. В такой ливень могут и не услышать посторонних шумов, но вот как услышат?
   Слепой был прав, дом Костерка стал крепостью. Выстроили частокол, подняли четыре башенки с бойницами. Крыса, укрывшись за кустом, долгое время наблюдал. Факелы в башнях горели, но никто не ходил по помосту за забором и не выглядывал из бойниц.
   Так и не дождавшись хоть какого-то движения, Крыса решил залезть на дерево. До забора шагов семьдесят, лучшего места для наблюдения не придумать. Хотя такие места укрывшимся известны, и их должны проверять в первую очередь.
   Забравшись на высоту локтей так пятнадцати, Крыса рассмотрел и двор за частоколом. Домик Костерка остался на месте как скромная серая пристройка к большому, ладно сложенному дому в два этажа. Во всех окнах горел свет, с трубы, красным хвостом выделявшейся на фоне серой крыши, вылил густой белый дым. Только опять же, ни в окнах, ни во дворе никакого движения.
   Пробежавшись глазами по частоколу, Крыса посмотрел в черную даль. Дождь скрывал, словно ширмой, притаившиеся за домами Железные Горы. До них не больше трех сотен шагов, но сейчас, в ночи, их практически не видно. Кажется, словно убежище Костерка стоит, а за ним одна темнота. Но скалы есть, а вот никого живого не видно.
   В левой башне у ворот дрогнул огонь. Прищурившись, Крыса увидел бойца. А вот и патруль появился. Трое, прикрываясь плащами, прошлись неспешно от башни к башне. Он дождался, пока проверяющие не зайдут в дом. В проеме широко открывшейся двери показался угол огромного стола заставленного едой, посудой и кувшинами. Судя по тесно сидящей толпе, народу там полно.
   Крыса задумался. За столом около тридцати бойцов. Башни узкие, больше чем вдвоем там будет тесно. Итого почти сорок. Сеймар, если он там, сидит на втором этаже. Возле него обычно пять-шесть верных псов, плюс кто-то где-то еще. Итого ножей шестьдесят. Многовато.
   Дождь резко стих, а потом, словно кто-то из богов сплюнул, водяная завеса дрогнула и разом пропала. Крыса повел плечами, пошевелил затекшими руками. Пора возвращаться. Только осторожно, чтобы не сорваться с мокрых веток.
   Дверь снова открылась. До ушей донесся гогот подвыпившей банды. Крыса усмехнулся, повернулся к убежищу, и замер. Фигуру с обнаженным торсом, пьяно покачивающуюся из стороны в сторону и отливающую прямо у входа невозможно не узнать. Сеймар. Рука сама собой сжала рукоять кинжала. Вор оправился, поддернул штаны, осмотрелся и сплюнул. Крыса проводил его взглядом до двери.
   "Скоро свидимся!".
   Влажная земля под ногами недовольно чавкнула. Крыса разогнулся, потер спину, прислонился к стволу дерева и принялся разминать ноги. Старательно убрав все следы на земле, он юркнул в кусты. Пора к парням, мысли в голове закрутились, нужно все обдумать.
   Что шайка не спит, Крил понял шагов за двадцать до вдоха в укрытие и ускорил шаг - шум определенно не к добру.
   - Тихо! - гаркнул он, едва вошел.
   Туло и Айло хмуро точили кинжалы, делая движения практически в такт. Слепой сидел у входа - проверял тетиву у лука. Стун безмятежно дрых у костра.
   Виол и Гриол стояли друг напротив друга с вытянутыми руками. Со стороны можно подумать, что еще миг, и они вцепились бы друг другу в глотки. Но, судя по сидящему у стены с понурой головой Малышу, стало ясно, что причина свары именно он.
   - Ну и? - Крил уставился на Виола.
   - Да вот... он... - Виол кивнул на Малыша. - Нашумел, в общем.
   - И правильно сделал! - добавил Гриол.
   - Да о живых надо думать! - рявкнул Виол.
   - За тебя я бы тоже отомстил! И не думая!
   - То-то и оно, что не думая!
   - Тихо! - Крил подошел к Малышу. - И чего нашумел?
   - Вот... - Малыш протянул нож.
   Тонкое лезвие, костяная рукоять с медной вставкой. Работа Велеса. А свои ножи он никогда не дарил и не продавал. Велес не раз выручал Малыша, так уж получилось, что в паре они работали на удивление дружно.
   - Забыли, - Крил вздохнул. Сам бы тоже нашумел, как выразился Виол. - Слепой... Проверь, что там.
   - Погоди, это еще все, - Малыш встал в полный рост. - К Трехпалому гости пришли. Геарру помнишь? Она, и еще двое. Я потом прошел за ними, до Гнилого Ручья. Банда большая, сотни полторы. Там вот и увидел... недоумка с ножом...
   - Геарра, значит... - Крил нахмурился.
   При всей своей привлекательной внешности, Геарра страдала одним недостатком - ростом. Пожалуй, не каждый тумарх выше ее. Стройная, подтянутая, ладная на лицо, и такая высокая, что всегда нагибалась, входя в любую дверь. И силы в руках не меньше, чем у взрослого тумарха. Но она не воровка, у нее другой промысел. Да и в Тир-Мае никогда не была. Банда клинков в сорок, все хорошо вооружены, у многих доспехи. И какого демона она к Трехпалому в подручные пошла-то?
   - Слепой, Виол - осмотритесь. Если что не так - уходите сразу. Мне подумать надо, - Крил принялся стягивать с себя грязную одежду.
   Он взял гость сухой мясной крошки, и сел у входа. Долго думал, по привычке прислушиваясь к ночным звукам. Сеймар-Трехпалый-Геарра. Паршивый треугольник. В доме Костерка есть проход на тропинку в Железных скалах, но туда еще попасть надо. У дороги сидит недорезанный Трехпалый, а безопасные тропинки ведут прямо в лапке к дылде Геарре.
   Большой бледный слизняк плюхнулся со стены напротив. Крил посмотрел на серый шевелящийся комок, размером с кулак. Посмотрел, и его осенило.
   - Малыш... - позвал он.
   - Чего?
   - Ты у нас как-то говорил, что из слизняка можно хорошую губку сделать?
   - Из этого чтоль? Можно.
   - Кровь она держать будет?
   - Ну, должна вроде.
   - Так вот сделай. И у своей кобылы крови возьми. Чтобы чуть надавил, и закапала. Ясно?
   - Э... А чего сразу моя кобыла?!
   - Ты самый легкий. И лошадь твоя молодая. Стерпит.
   - Не, Крыса...
   - Делай. Все.
   Бубня себе под нос что-то предосудительное, Малыш все же решил приказ выполнить. Правда, слизняку достался чувствительный пинок. "Так надо!" - пояснил Малыш.
   - Близнецы. Топайте сюда, - Крил поманил к себе братьев. - Тропинку у Змеиных Кустов найдете?
   - Не-а... - Айло почесал подбородок.
   - Найду, - уверенно сказал Туло. - Я ж вас два года назад там чуть ли не айдон караулил.
   - Хорошо. Лошадей готовьте, чтобы в любой момент уйти. Вам двоим и всем лошадям. Ясно?
   - Сделаем! - хором ответили братья.
  

* * *

   Вся шайка сидела кругом. Молчали, ждали, что скажет вожак. Крил не торопился, еще раз обдумывал план. Нет, все должно получиться.
   - Слепой, они секреты выставили на тропах?
   - Выставили, - Слепой кивнул. - Где три, где пять бойцов.
   - Снимем - и не заметят! - Малыш презрительно хмыкнул.
   - Не надо никого снимать, - Крил улыбнулся. - Наоборот, придется пошуметь сильно, чтобы следом пошли. Стун, близнецы, это ваша забота. Только осторожно, парни. Не рискуйте лишний раз.
   Стун в ответ присвистнул.
   - Умудрись пошуметь так, чтобы тебя и трехпаловские заметили, и кто под Геаррой, ясно?
   - Ладно, - Стун потер лысину. Справится, толковый в таких делах.
   - Где старое русло ручья помнишь? Ведешь туда. А мы, парни, - Крил посмотрел на всех по очереди, - а мы приведем туда Сеймара.
   - Стравим? - Малыш со злорадной ухмылкой на лице потер руки.
   - Стравим, - подтвердил его догадку Крил. - Близнецы, как свара начнется, вы бегом к лошадям и уходите из леса. Обогнете Железные Скалы, найдете поселение Таг-Блеер. Если сложности будут, обратитесь к тамошнему начальнику стражи, скажите, что от меня. Поможет. Ждете нас три дня, а потом уходите вместе с лошадьми. Ну, а если дождетесь, поделим добро Сеймара. Чую, что-то очень вкусное у него в закромах есть.
   Близнецы переглянулись и со счастливыми улыбками закивали.
   - А к Сеймару что, прям в пасть лезем? - Виол нервничал.
   - Прямо в пасть, - Крил кивнул. - С башен поснимаем народ, внимание привлечем и уходим. Хвост веду я и Слепой, остальные бегом к старому руслу и чтобы как мышки в травке! Свара начнется - бегом обратно к дому Костерка. Вот там будет тяжело, лучших бойцов Сеймар возле себя оставит. Так что, парни, никому на шило пузом не лезть, ясно?
   Эта часть задумки беспокоился не только Крила. Драка в доме всегда опасна, тесно, негде развернуться и за каждым углом может стоять вор с ножом. Но придется рискнуть, лучшего случая может и не быть.
   - Слепой, - Крил взглянул на друга, - когда в дом войдем - подстрели Сеймара, но чтобы жив был. В глаза его посмотреть хочется.
   Слепой взглянул на вожака. Хмуро, задумчиво. Не любит жестокость. Крил почти незаметно кивнул, он и не собирался резать Сеймара на куски, как тот резал бойцов из прошлой шайки, но взглянуть ему в глаза раньше Навардэ - вот что хотела старая таббарская душа.
   - Собираемся, - скомандовал Крил и встал.

* * *

   В темных сумерках моросил легкий дождик, такой, что его можно, в общем-то, и не замечать. Только что в башнях сменили бойцов. Крыса выждал, и пошел вперед. Дождь намочил кусты, которыми шагов на пятьдесят поросло поле перед частоколом. Сухими ветками кустарник разодрал бы одежду и хрустел бы так, что слышно за целую лигу. Но сейчас он только мягко прогибался под ногами.
   Прижавшись к бревнам, Крыса посмотрел наверх, на небольшой выступ башни. Бесшумно карабкаться он научился давно, осталось надеяться, что дозорные не решат вдруг выглянуть.
   Все прошло как по маслу. Виол через бойницу с арбалета уложил одного, а Крыса, ворвавшись в башню, ногой выбил арбалет из рук второго. Тот заорал, и для пущего страха Крыса полоснул парня по морде. Раненный взвыл, но тут же стих, получив удар ножом в сердце.
   Из дальней башни высунулся сеймаровский боец, поводил факелом из стороны в сторону, и с криком "Воры!" скрылся внутри, когда болт Малыша ударил рядом в бревна.
   Из башен никто и носа не покажет, пока вся банда не выскочит из дома. Обычно на страже оставляют трусоватых парней, чтобы орали при случае. Вряд ли дела у Сеймара идут так хорошо, чтобы нанять бывалых вояк, кто и с оружием управляться умеет, и на страже стоит, как кошка в засаде.
   Орава не заставила себя ждать. Выскочили, кто в чем, но с оружием.
   - Вот он! - заорал кто-то из толпы, указывая на Крысу.
   А Крыса искал, искал глазами Сеймара. Вот он, высунулся в окно на втором этаже. Крыса показал на окно, отогнул большой палец и провел им по горлу. Сеймар все увидел.
   Крыса сиганул с частокола вниз и бросился бежать. Стрелы свистнули где-то рядом - проснулись дозорные в башнях. Но ворота не открыли, сеймаровские трусы бегали с факелами по частоколу.
   - Слепой! - тихо позвал Крыса. - Сними одного!
   Взгляд остановился на черноволосом парне, слишком уж сильно выглянувшему из-за пиков частокола.
   Своим выстрелом Слевой наконец расшевелил банду. Вот ворота дрогнули, и головорезы вывалились на поле. Все с факелами. Слепой снял еще одного, попав точно в горло.
   - Тянем! - крикнул негромко Крыса и дернул ветви своего куста.
   Стрелы срубили мокрые листья, Крыса выхватил из кармана губку с кровью, мазнул по траве, схватил одну из стрел, и рванул в лес. Каждые три-четыре шага он останавливался, вдавливал пятку в землю, выдавливал немного крови и бежал дальше.
   Погонщики шли широкой цепью, освещая факелами путь. Крыса несколько раз останавливался, стрелял, и снова бежал. Слепой мелькал рядом, каждый раз, когда погоня бросалась в бег, он ранил или убивал первого в толпе и преследователи чуть сбавляли темп. Когда до засады осталось не больше сотни шагов, Крыса прокричал совой и бросился со всех ног к заранее подготовленному укрытию.
   Ожидание длилось долго. Уткнувшись носом в землю, Крыса высматривал преследователей. Добравшись до небольшого оврага с водой, цепь остановилась. Сеймаровские забегали по берегу, пока один не заметил оставленный на другом берегу кусок ткани. Естественно, с кровью.
   Банда пошла вперед, а через полсотни шагов заметила огни напротив. Это Стун справился с задачей.
   Сеймаровские остановились и затихли. Когда уже до них дошло, что навстречу идет большой отряд, кто-то крикнул:
   - Эй, кто там?
   - Сами кто такие? - крикнули в ответ.
   - Бей! - заорал Крыса и выстрелил в сторону бойцов Геарры.
   Слепой в кого-то попал - из кустов заорали матом. Сеймароские ничего не поняли, как из кустов по ним дали дружный залп, а потом несколько десятков орущих мужиков с воздетым над головой оружием кинулись в атаку.
   Лес за мгновение захлебнулся криками раненных, испуганных, и обозленных. Крыса быстро перезарядил арбалет, выстрелил в толпу, и свистнул своим, чтобы уходили.
   Со всех ног шайка неслась к дому Костерка, прихватив по пути припрятанные сумки и мешки. Только у самой границы, где начинается поле с низким кустарником, Крыса остановил отряд и дал парням прийти в себя.
   Через забор перебирались у левой башни, там, где частокол соприкасался с горой. Сцепив руки, Крыса и Гриол перебрасывали парней через острые зубья бревен. Потом Гриол, как самый крепкий, подсадил Крысу наверх, и уже сам проворно забрался по скинутой веревке.
   Стун и Малыш рванули к ближайшей башне - там кто-то маячил. Остальные побежали к дому. Если кто-то сейчас и смотрел, то, скорее всего в лес, а не в сторону дома.
   Подкравшись к окну, Крыса заглянул внутрь. Самого Сеймара не видно, хотя нет, вот он, сидит в кресле у стены. Еще восемь бойцов за столом. Возле каждого лежит заряженный арбалет и топор или дубина.
   - Сколько? - спросил чуть запыхавшийся Малыш, утирая забрызганное кровью лицо.
   - Девять, - ответил Крыса, сдерживая частое дыхание. - Так, все по окнам. Виол, за мной через дверь.
   Пришлось ползти, в окна могли заметить. У двери Крыса зарядил арбалет, проверил, как выходят из пазов метательные ножи. Достал кинжал.
   - Готов? - спросил он у Виола.
   - Готов, - приятель держал в руках два ножа.
   Крыса подошел к двери и со всей силы пнул ее несколько раз.
   - Мать вашу! Открывайте! Крепыша ранили!
   Конечно, Крепыш прозвище частое, но если в банде Сеймара нет никакого Крепыша? Впрочем, уже не важно. Засов на дверях заскрипел.
   - И как вы у...
   Выверенным движением Крыса ударил парня под скулу и ввалился внутрь, одновременно разрядив арбалет в живот второго бойца. Прикрываясь обоими, как щитом, он протолкнулся вперед, освобождая дорогу Виолу. Тот кувырком вкатился внутрь, и, сразу встав на колени, метнул из-за головы ножи. Треснули окна, мелькнули болты и стрела.
   Крыса в широком прыжке добрался до стола, спихинул с него арбалеты руками и ногами. Слишком поздно он заметил угрозу в руках седого страшилы со шрамом от переносицы до середины левой щеки. Дубина уродца ударила по столу, вскользь задев за бок - Крыса успел свалиться со стола на скамью. Он ткнул кинжалом в толстую руку над головой, и провернулся, падая на пол. Левый бок выстрелил болью, и Крыса на миг забылся. Когда он встал на ноги, то увидел Виола, восседающего на трупе страшилы, так и выронившего из раненной руки тяжелой, оббитой железом, дубины.
   Малыш подскочил к оседающему парню напротив. Одернул голову за волосы и полоснул ножом по шее. Потеряв всякий интерес к умирающему, Малыш пнул ногой соседний труп.
   - И тихо стало в курятнике... - ухмыльнулся он.
   - Цел? - спросил Виол у вожака.
   - Ребро сломано вроде, - Крыса скривился от боли.
   - Стун?! Стун?! Ты где? - Малыш вертелся по сторонам.
   Стуна нашли сразу - свисал из окна головой вниз. Малыш и Гриол бросились к нему, а Крыса подошел к Сеймару.
   Вор лежал на боку, схватившись руками за стрелу, угодившую в печень. Слепой молодец, вырубил, но не убил. Сеймар сознание не потерял, только дрожал от дикой боли. Не уберегла кольчуга от стрелы.
   - Жив, тварь? - Крыса пинком опрокинул вора на спину, а Виол наступил тому на правую руку.
   - Узнал?! - Крыса присел, придавив коленом вторую руку вора, и поднял его голову за волосы. Хотелось от души врезать кулаком в эту морду, но сдержался.
   Сеймар зашевелил губами, то тут же закашлял и задергался.
   - Узнал... И хрен с тобой. Ты у меня так просто не сдохнешь! - Крыса оскалился. Слишком долго он ждал этого момента, можно немного потянуть. Много гвоздей в ботинок Сеймар накидал, и еще больше молва воровская ходила. Можно и расспросить, вдруг что-то приврали, но для встречи с Навардэ у Сеймара делишек набралось уже достаточно.
   Выхватив с пояса вора кинжал, Крыса пригвоздил его руку к полу. Виол проделал тоже самое со второй рукой.
   - Что с ним? - крикнул Крыса Малышу, видя, как они с Гриолом бережно укладывают Стуна на пол.
   - Ранен. Сильно, - сухо ответил Малыш.
   - Дом осмотрите! - скомандовал Крыса.
   Он разбирался в ранах, так что сам занялся Стуном. Арбалетный болт засел глубоко в груди, на три пальца ниже сердца. Стун без сознания, но дышит. Осмотрев рану, Крыса выругался. Его скромных познаний не хватит, чтобы вытянуть друга из пасти Навардэ.
   - Это... - на лестнице, ведущей на второй этаж, появился ошарашенный Виол. - Крыса... Тут девка...
   - А этому все бабы мерещатся! - прошипел Малыш.
   - Что за девка? - поднимаясь наверх, спросил Крыса.
   - Сам глянь.
   "Девка, как девка..." - подумал Крил, глядя на сидящую, словно сирота, девчушку лет так десяти. Молодая и не помятая, за такую на рынке и немало золота можно выторговать. И глаза у нее изумрудно зеленые, как у настоящей светлой. Только одета странно. Платье и платок грубые, такие в деревнях носят в сарае, а ручки белые, как у царицы какой. И сидит ровно, словно ей кол в зад вбили.
   - Понимаешь меня? - спросил Крил.
   Девочка кивнула.
   - Тогда веди себя спокойно, и я тебя отведу домой. Ясно?
   Она опять кивнула.
   - Это... - Крыса толкнул Виола. - Закутай ее в одеяло и отнеси вниз, к тайному ходу. Найдешь?
   - Он раньше в старом доме был?
   - Да. Его никто в своем уме заделывать не станет.
   - Понял.
   Крыса пробежался по комнатам, нашел какие-то побрякушки с камнями, на ходу сунул в карман, и рванул вниз. На кухне Гриол забивал мешки едой, Малыш возился с замком огромного зеленого ящика в кладовке, одного из, наверное, дюжины таких же. Замок на главной двери он просто выбил. Хотя скорее Гриол, у того силенок побольше. Старый замок на ящике поддался и звучно щелкнул.
   - Ох, ты!!! Чтоб меня демоны сожрали! Крыса! Да тут камни одни! - Малыш вопил от радости, вываливая из мешочков на ладонь зеленые, белые и красные камни.
   - Это фреланит... - да за эти сундуки половину Тир-Мая можно купить! Крыса радовался не меньше Малыша. - Забирай, сколько сможешь.
   Снова заглянул на кухню, но Гриол уже справился. Держал в руках три сумки, до отказа набитые едой. Он молодец, не брал хлеб или сырое мясо. Взял, что хранится дольше. Хотя, конечно, свежее мясо сейчас было бы кстати.
   - Крыса... Тут много масла в кувшинах. А воды нет! - Гриол еще раз осмотрел кухню.
   - Найди Виола. Отдай ему сумки и дуй сюда. Мысль есть! - Крыса злорадно улыбнулся.
   - Крыса! В лесу уже шумят! - прокричал Малыш, по цепочке передавая слова Слепого.
   - Понял!
   Он схватил два кувшина и поволок их в дом.
   - Гриол! Разлей масло по всему дому! И этого... - Крыса плюнул в распростертого на полу Сеймара - искупать не забудь!
   С маслом управились быстро. Гриол, зажав под мышкой два кувшина, бегал, как резвящийся ребенок, по всему дому, а Малыш подтаскивал новые. Дальше очередь факелов. Пролив дорожку до тайного входа, который Виол едва нашел, Крыса и Малыш развешали на каждом шагу по горящему факелу.
   - Ждите! - скомандовал Крыса и выскочил на улицу, заряжая на ходу арбалет.
   - Сейчас появятся! - сказал Слепой, уставившись в бойницу в башне.
   - Подпусти поближе и бей. Я арбалеты принесу.
   - Ты же говорил, уходить будем?
   - Надо оставить подарок Трехпалому и Геарре.
   Когда Крыса вернулся, Слепой уже уложил двоих.
   - Эти первыми рванули, - пояснил он. - Сейчас и остальные повалят!
   От банды Сеймара осталось девять бойцов. Подпустили их к воротам, а потом просто перестреляли. Место открытое, а эти болваны без арбалетов. Побросали, видимо.
   - Гриол, давай в дом. Стуна в проход подальше отнесите.
   - Ага!
   Не успел Гриол исчезнуть в доме, как появились новые огни. И много. Трехпалый со всей ордой вышел к дому Костерка. Пока было безопасно, Крыса и Слепой огрызались стрелами из башни, а потом рванули со всех ног в дом.
   - Закрывайте окна! - закричал Крыса и хватился за стол, чтобы подпереть им дверь.
   Трехпаловские не полезли через забор, а просто вырубили топорами ворота. Некоторое время их еще сдерживали, благо арбалетов в доме много. Пока Малыш и Гриол заряжали, Слепой и Крыса отстреливались, но вот ворота обвалились, и десятками головорезы Трехпалого рванули внутрь.
   - Уходим! - скомандовал Крыса.
   В окна высунули "ежей" - связанные вместе копья, а между ними, под самые жала, вбили колья. Это, конечно, сдержит ненадолго, но лишнее время даст.
   Крыса прятался за перевернутой скамьей, наблюдая, как вырубают двери и пытаются выломать "ежей" из окон. Слепой бил с арбалетов, свои стрелы берег. Когда вырвали дверь, Крыса разрядил два арбалета и побежал к тайному ходу. Схватил факелы, и стал ждать.
   Слепой всадил стрелу в брюхо бойцы, который первым ворвался в комнатку. Молодой еще, морда бледная, на шее яркий платок. Может подарок девчушки какой или матери.
   Крыса приподнялся из-за стола. Когда в проходе появился еще один боец, он швырнул в него оба факела. Выскочил Гриол, бросил факел в центр комнаты, а потом помог Крысе закрыть оббитую железом тяжелую дверь.
   - Сейчас птички запоют... - Крыса устало осел у стены.
   В дверь принялись колотить, и, судя по звукам, даже пытались прорубить. Масло разгорелось быстро, вскоре послышались крики и проклятия, стук прекратился. В наступившей тишине Крил отчетливо слышал, как огонь стал с треском поедать дом.
  

Глава третья

Встречи в тумане

   Дым пробивался через узкие щели, из-за двери доносился треск танцующего огня. Дышать становилось сложнее, но сил подняться не было. Крил морщился от боли, не рискуя прикасаться к раненному боку. То ли в разгар драки забыл про боль, то ли ребро решило сказать, что Навардэ прошел рядом. Трясло так, что колени танцевали как листья на ветру.
   - Крыса! - позвал Гриол.
   - Здесь...
   - Ты чего? - приятель помог встать и подставил плечо.
   - Ребро...
   Шаги давались легче, если не двигать корпусом или левой рукой. Чуть шевельнул, и огненный кол под самое сердце, да так, что в глазах темнело от танцующих искр.
   - Стой... - прошептал Крил и устало осел. Отошли далеко, дымом не пахнет.
   Гриол стоял в растерянности. Видимо привык, что вожак всегда из огня без подпалин уходил. А тут...
   - Мешок мой принеси.
   - Угу, - буркнул Гриол и быстрым шагом ушел вперед.
   Как-то в очередной таверне бывалый солдат говорил, что как бы ты не был покалечен, всегда можно найти позу, когда боль или пропадает совсем, или становится более-менее сносной. Тогда, за кружкой свежего пива его слова казались дуростью, а вот сейчас можно и проверить на деле опыт старого солдата. Крил долго приспосабливался, пока не вытянул правую ногу, поджал к груди левую, и на самом деле, боль стихла настолько, что получилось ощупать бок.
   Он облегченно вздохнул. Боль пронзала бок от прикосновений только в одном месте, и то если надавить. Значит, в ребре всего лишь трещина. А трещина дело такое, срастется, если не дергать.
   Гриол вернулся быстро, протянул мешок. Крил достал из бокового кармана маленький кисет. Эх... Опять Арэн. Если бы не ее уроки, сдох бы лет пятьсот назад. Но что-то нужное не попадалось в заначке, был тут и фреланит, и несколько не ахти каких противоядий. Хотя нет, вот оно.
   Достав маленький мешочек, Крил вывалил на ладонь сухой комок желтого цвета. Гавно, и не только на вид.
   - До вечера - Слепой за старшего, - сказал он. Закинул в рот желтую гадость, проглотил и закрыл глаза.
   Арэн требовала, чтобы он всегда изучал то, что использует. Хотя бы пытался понять и сделать зелье или порошок сам. Чушь. Стоит только узнать, из чего эта алхимическая дурость варится и вообще пропадает желание пить, есть, или нюхать. Ну, кто в здравом уме додумается делать обезболивающее из помета каких-то там тараканов?! Причем, разжевав такой кусочек, иногда можно схлопотать расстройство желудка, а то и сны наяву посмотреть.
   Впрочем, все знахари или ведьмы предупреждали, что их "лекарства" не только лечат. Некоторые противоядия настоящие наркотики. Лечишься от одного, а заболеваешь другим. Хотя сейчас оно того стоило. Надо уходить, а он своих же бойцов задерживает. А впереди Железные Горы, далеко не самое приятное место на Пиолле.
   Во рту появился солоноватый привкус - все, отрава подействовала.
   - Вставай... пора... - донесся приглушенный голос Гриола.
   На лице встревоженного приятеля темными пятнами выросли кровоточащие язвы. Начитается, подумал Крил. Когда знаешь, что видения будут - не так страшно. Многое может померещиться. Самое главное - не сигануть со скалы вниз.
   В ушах разбегались звуки. То словно мальчонка на свирели играет, то конь копытом бьет. А новый звук был похож, словно о голову разбили полную бутылку с вином. Как доказательство, под ногами проявились мутные осколки битого стекла в луже красного цвета с непонятным оттенком.
   "А может и не бутылка... Может, табурет был..." - поправил себя Крил, и стал наблюдать, как под ногами осколки медленно превращаются в белесые древесные щепки.
   Есть разного рода наркотики, от которых спишь наяву. Некоторые такие крепкие, что народ седым на глазах становился и даже демоны не ведают, что одурманенный мозг нарисовал. А это "лекарство" попроще. О чем думаешь, то перед глазами и стоит.
   "Надо собраться!". Слабость и красочная чушь - временные явления, главное перетерпеть первое время, самое дурное.
   Гриол взял Крила под руку, но тот отмахнулся:
   - Иди вперед.
   Вместо рослого друга осталась сизая дымка грозящая пальцем. Придерживаясь левой стены, Крил шагнул вперед. Потолок вдруг рухнул вниз, подмяв собой стены, и оставил перед носом крошечную дырку, в которую не каждая букашка пролезет.
   "Да тут армия пройдет!" - попробовал Крил сыграть с разумом в его игру.
   Стены вернулись на место, колыхнулись тряпкой, и разбежались далеко в стороны. Впереди замаячил едва заметный огонек, как раз там, где Крил нарисовал для себя выход. Все просто, если в голове не пусто.
   Часто на свежем воздухе приходит облегчение, дышать становиться легче, и голова проясняется. Сразу выйдя из пещеры, Крил почувствовал легкую тошноту, которая быстро усилилась. Замутило так, что дыхание сперло.
   Сколько он стоял так, согнувшись пополам, он не знал. Но когда пришел в себя, голова немного прояснилась. Все виделось через какую-то дымную рамку с черной окантовкой, смутно, но более-менее ясно. По крайней мере, тропинку Крил видел отчетливо. Осмотревшись, собравшись с силами, он двинулся вперед.
   Шаги давались с какой-то тупой болью в пятках, колени дрожали, жуткая тошнота подкатывала к горлу. Складывалось впечатление, что если открыть рот, то все содержимое желудка просто вывалится наружу. Шел Крил шатаясь, часто задевал правым плечом отвесную скалу, или присаживался, когда казалось, что он вот-вот свалится в пропасть. На очередном повороте, когда между ним и пропастью маячил лишь невысокий седой сухой куст, Крил присел, и бездумно уставился на мешок в руке. Что это его мешок он догадался, но вот когда и каким образом он его взял - так и не вспомнил.
   Взгляд упал на порошок из щебня под ногами, сапоги по самый носок зарывались в эти каменные крохи. Казалось, что эта черно-серая масса шевелится, невежливо вспоминая Крила самыми последними словами. Чуть собравшись с мыслями, стало понятно, что это ветер шумит где-то над головой, а песок под ногами - отличное место для сигнальной ловушки.
   Только с третьей или пятой попытки удалось развязать мешок. Где-то на самом дне оказалось то, что нужно - большой кисет с фреланитом желтого цвета. Надо его закопать так, чтобы кто угодно хоть на один, да наступил. Крил возился долго, постоянно забывал, где закопал предыдущий камень. Он уставился себе под ноги, а потом решительно выковырял весь фреланит обратно. Надолго задумался, а потом, отметив пальцем точки в нужных местах, принялся старательно зарывать камни. Снова спохватился, переполз вперед, развернулся, и повторил свои действия. Пожалуй, получилось. Если кто и пойдет следом, то непременно ступит на один из камней, столб света к облакам взлетит, и будет стоять добрых полдня.
   Как добрался до пещеры - не понял. Что-то смутное. Тропинка, кусты, камни, снова кусты. Хмурая рожа Виола, Гриол что-то пытался сказать, но без толку. Крил, окинув смутным взглядом знакомый пещерный свод, провалился в тяжелый сон.

* * *

   Бывает, только закрыл глаза и уже проснулся. Ощущения странные, словно и не спал. Голова мутная и тяжелая. Где-то внутри понимаешь, что проспал всю ночь или больше, но сна нет, а тяжесть во всем теле осталась.
   Крил не припоминал настолько паршивого пробуждения. Раненный бок горел, в ушах стоял мерзкий звон, а во рту поселился кисло-горький привкус. Он потер лицо, помассировал глаза. Не помогло.
   Гриол сидел шагах в трех, вытирал лицо Стуна мокрой тряпкой.
   - Ну, как он? - Крил не узнал свой голос, жутко хотелось пить.
   - Паршиво, - сухо и емко ответил Гриол.
   Крил подобрался поближе. Веки у Стуна подрагивали, лицо бледное, сплошь покрытое мелкой испариной. Дышал он прерывисто и тяжело. Крови нет, скапливается где-то внутри. Оттого Стун и дергается, оттого и пот на лице. И как ему помочь? Знахаря бы толкового. Крил беззвучно выругался. Не уберег. Трехпалый, гнида!
   - Сколько я спал? - поинтересовался Крил.
   - Порядком. Рассвет скоро, - ответил Гриол, выжимая лапищами мокрую тряпицу.
   - Меха возьми под воду, - Крил встал, пошатнулся, но равновесие не потерял. Чуть-чуть постоял, пока не пришел в себя. - Идем, тут родник недалеко.
   Гриол вздохнул, посмотрел на Стуна. На плащах вместо лежака, укрытый чьей-то походной курткой, он казался куклой. Слишком неестественно расслаблено лицо, и если бы не дрожащие веки, можно было подумать, что он уже встретился с Навардэ.
   Слепой сидел у выхода, часто зевал, тер лицо. Увидев Крила, он молча кивнул на раненный бок.
   - Терпимо, - ответил Крил. - Ты погоди, с ручья вернемся, подменю тебя.
   Источник совсем не изменился, и вода в нем такая же чистая и ледяная до боли в пальцах. Бежит себе тонкими струйками по желобку в узкой расщелине.
   Крил набрал горсть воды и плеснул в лицо. Ощущение, словно лицо в костер сунул, но через мгновение стало легче, разве что пальцы заломило. Он взял у Гриола мех, подставил под отдельную струю. Мелкие капли падали на кожу, пальцы быстро замерзали и Крил часто менял руки. Сложнее стало, когда мех наполнился, сложно было удержать.
   - Все! Набери ты! - Крил не выдержал и отступил в сторону.
   - Ох ты! - прыснул Гриол, едва его руки коснулись воды. - Ледяная!
   - Во-во! - Крил усмехнулся. - Она всегда была такая, руки не терпят. А если в железную флягу набрать и закрыть, то крышка примерзает сразу.
   - Слушай... - Гриол закрыл мех пробкой, отложил в сторону. Поднес пальцы ко рту и задышал на покрасневшие пальцы. - Все хотел спросить, а чего эти горы Железными зовут? Руды тут вроде нет.
   - Верно, нет, - Крил отодвинул крепыша и подставил под струю воды очередной мех. - Помнишь, я близнецов в Таг-Блеер спровадил?
   - Ну и?
   - Там рудники фреланитовые. Под нами, - Крил топнул ногой, - его очень и очень много.
   - А причем тут фреланит?
   - Темные тут раньше жили. Они считали, что фреланит, это как рубец на теле Прародительницы Пиоллы.
   - То есть, как у нас с тобой шрамы не исчезают, так и скалы что ли не меняются? - Гриол почесал макушку.
   - Ага, так и получается... Ай! - Крил едва не выронил мех. Гриол подскочил, помог.
   - И не растет тут ничего, - чуть позже сказал Гриол, осматривая скалы. - Даже птиц нету.
   - И никогда не было.
   Они возились долго, Гриол даже сказал, что худшей пытки не припоминает. Крил с ним согласился, но куда деваться? Нужна вода, свои запасы закончились. Хорошо хоть в мешках у парней всегда лежат пустые меха или фляги на всякий случай.
   - Ты как? - спросил Крил.
   - Да нормально пока, - Гриол пожал плечами и признался: - Хотя в сон клонит.
   - Ну, ложись да отсыпайся. Тащить тебя по скалам никто не собирается, - Крил улыбнулся, но крепыш не понял шутку вожака, насупился. Он бы, конечно, мог доказать, что может целый день на ногах простоять, вот только лишнее это. Все устали.
   - Стуна жалко, - Гриол вздохнул.
   Крил буркнул в ответ что-то неразборчивое. Жалко, но что делать? До Таг-Блеера три дня нелегкого пути. Если сейчас выдвинуться, то кто знает, дойдут ли парни, не сорвется ли кто в пропасть. Лучше один Стун, чем он и еще кто-нибудь.
   - Кстати, Крыса... В Стуна болт кованый всадили.
   - Чего?!
   - Я мельком глянул - у всех сейммаровских на стрелах жала точеные, у нас тоже, даже у Слепого. А тут - кованый. И сталь хорошая. И болт потяжелее наших.
   - А чего не захватил с собой?
   - Да как-то... Ах-ты! - Гриол не выдержал и выронил мех.
   Они снова поменялись местами. Крил подумал, что Гриол не так уж и ошибался насчет пытки, если передержать конечность в это водице, то, пожалуй, она совсем отнимется.
   - Двинулись, - скомандовал Крил, закрывая последний мех.
   Слепой обрадовался воде. Осторожно, маленькими глотками, отпил из фляги.
   - Погоди спать, я быстро... - сказал Крил и прошел к небольшому очагу, вытесанному в стене. Был он в этой пещере, лет тридцать назад. Оттого и свод казался знакомым, правда, на потолке тогда не было копоти.
   Пригодился фреланит, который так заботливо запихал в мешки Малыш. Красные куски заряжены огнем, если осторожно, то можно согреть воду, чем Крил и занялся. Хорошо, что посуда походная разная. Подогрев в двух кружках воду, Крил окликнул Гриола и кивнул на Стуна.
   - Рану промой, и если что - попить дай. Я пойду, осмотрюсь.
   Место, где поставил ловушку, нашел не сразу. Помнил, что был поворот. А вот какой и где... Умудрился же в дурмане почти тысячу шагов пройти. Фреланит зарыт как надо. Хоть мозги пропали в дури, но руки все помнили. Разложено, как учили. И место хорошее, идти надо осторожно, дорожка покатая, шаг большой не сделаешь.
   Какое-то время Крил сидел у ловушки и слушал молчание. Ничего постороннего, шелестом переговариваются горы с небесами и только.
   Как-то не сразу в голове всплыли воспоминания о девчушке. Что-то не видно ее в пещере. Стараясь не оставлять следов, Крил поспешил к убежищу.
   Гриол сидел у входа, задумчиво созерцая горные пики вдали.
   - Отдохни, я присмотрю, - распорядился Крил и прошел внутрь.
   Девчушка нашлась сразу. Закутавшись в темно-серое одеяло по самый нос, дремала, прижавшись к спине Малыша. Идиллия, ребенок светлых и головорез таббаров. Смех и только.
   Отправив Гриола спать, Крил зарядил арбалет, присел у входа, так, чтобы хорошо просматривалась тропинка сотни на три шагов, и вытянул ноги. Раненный бок пекло, но терпимо. Он сидел, стараясь не думать ни о чем и ни на что не обращать внимания, разве что слушать тишину, не будет ли в ней постороннего звука.
   В голову лезли дурные мысли. Мерещился умирающий Стун, маячило лицо девчушки, которое Крил не мог полностью вспомнить, зато отлично помнил ее зеленые глаза, неестественно яркие. Кстати, о девчушке. Не о ней ли говорил Трехпалый? Благородная, это сразу видно. Даже за простую девку с такими глазками на рынке можно порядочно золота выручить, а если еще и дочка какого-нибудь значимого светлого, то цену представить себе сложно.
   Крил с азартом облизнул губы, повернулся, посмотрел в пещеру. Спят все. Ну и хорошо, пусть отдыхают. А Стун... Нет, дрожат веки. Жив еще.
   Но девчонка. Демоны, что-то не так. Спокойная, как камень. Хотя благородных этому с детства учат, выдержка, значимость и все такое. Порой, даже тошно. Спит спокойно, как ни в чем не бывало. Вот только зачем же она нужна была Трехпалому? В доме-то и фреланита на пару телег, уже добыча за которую глотки можно резать, но, похоже, фреланит эту падаль не интересовал. Да еще и Геарра в помощь пришла. Она же наемник чистой воды, с ворами никогда не связывалась. Вот караван провести или порядок где навести - это Геарра всегда, за хорошую плату и вперед. Нет, не так просто она пришла. Видать, есть что-то в девчушке. Но что? Если бы Геарре поручили спасти девчонку, она бы оторвала голову Трехпалому и принесла ему, Крысе, в белом мешочке с золотым шнурочком. Он-то надежнее этой недорезанной твари с обрубками вместо пальцев на правой руке. Может, хотели отбить у Сеймара? А зачем тогда засада на дороге? Неужто у Геарры в отряде никто не знает, где дом Костера стоит? Стоял. Чушь какая-то. Загадка на загадке. Хотя...
   Крил осмотрелся, прислушался. Тихо. Вот если Геарру наняли и сказали что делать, то она могла и с Трехпалым свестись, и к Сеймару в гости не торопиться. Нет, это полная чушь.
   Крил тряхнул головой. Не мог он понять мотивов Геарры. Трехпалого еще можно, а вот ее...
   Он сидел до заката, думал, что же во всей этой истории неправильно, но так и не смог найти ответа. Только когда укрывшиеся ночью скалы выпустили пронизывающий ледяной ветерок, Крил зашел в пещеру. Разбудил парней, заставил закутаться в одеяла, чтобы никто не простыл. Себе же вскипятил воды, заварил отвар. Слепой было подорвался сменить его на карауле, но Крил отмахнулся, что-то, а завтра глаза Слепого могут быть дороже армии таббаров. Есть только не хотелось, Крил через силу запихал в себя кусок хлеба и немного вяленого жесткого мяса.
   Так и сидел всю ночь, заваривал очередную кружку отвара и любовался звездами над скалами. Один раз даже подумал, что задремал. Показалось. Засмотрелся на ночные скалы. Дождавшись рассвета, Крил пошел будить парней.
   Дорога выдалась трудной, Стуна на плащах несли по очереди, все, кроме Малыша. С его ростом лучше за девкой присматривать. Крил наблюдал за парнями, вроде все в порядке. Но к закату, когда добрались до очередной стоянки, все вымотались порядком.
   Скомандовав привал, Крил прошелся по пещере, наблюдая, как парни устраиваются. Помогая Виолу укладывать Стуна, он встретился взглядами с девчушкой. Смотрела она спокойно, так дети разглядывают надоевшую игрушку. Личико чистое, хотя мгновение назад на щеках была грязь. И сидит на камушке, как царица на троне.
   - Вы таббары? - спросила она, немного протягивая слова.
   Крил кивнул. Определенно тинка. В их родной речи много мягких слов, потому твердые слоги на общем языке они произносят с растяжкой.
   - И вы меня не домой ведете, да? - таким же ровным и тихим голосом спросила она.
   Все парни разом переглянулись. В первую секунду никто не нашелся что ответить. Либо умна не по годам, либо натерпелась столько, что и самое страшное для нее - обычный вечер каждого дня. Других объяснений Крил не видел.
   - Нет, - ответил он.
   Девчушка отвела глаза, вздохнула, и стала искать себе местечко, где прилечь.
   - Мое одеяло возьми. И плащ, - сказал Крил.
   Малышка глянула на него немного испуганно, или, скорее, недоверчиво, а потом смело взяла протянутый плащ.
   - Крыса... Что-то он совсем плох, - сказал Виол, ощупав шею и голову Стуна.
   - Вижу...
   А что еще делать? Самому зарезать друга? В данном случае "мог бы попытаться" совсем лишнее. Тут либо спасать, либо добить, чтобы не мучился. Но добить верного товарища Крил мог, но не сейчас. Пока еще есть шансы, что Стун выживет. Пусть эти шансы тише, чем поступь Ин Аенэ, но все же они есть. Добраться бы до Таг-Блеера. Но ночью по скалам слишком опасно идти. Еще и ветер поднялся.
   Под стенания Стуна всем вдруг нашлась работа. Кто осматривал оружие, кто крошил фреланит в очаге, поддерживая тихий, но жаркий огонь. Девчушка ворочалась у стены, она явно не привыкла засыпать под стоны умирающих, а то, что Стуну осталось не долго, понимали все.
   Слепой вдруг пшикнул. Махнул рукой к входу и откатился через спину назад, вкладывая стрелу в лук. Малыш метнулся к девчушке, осторожно накрыл ей рот ладонью. Виол и Гриол тихонько достали арбалеты и стали беззвучно их заряжать.
   Теперь и Крыса ощущал, что рядом кто-то есть. Причем этот кто-то был один. Как он мог пройти за ними незамеченным? Или шел навстречу? Нет, навстречу не мог. Тропинка из пещеры чуть ли не на лигу просматривается. Ну не летает же этот незнакомец на самом-то деле!
   - У меня мало времени, и у вас тоже! - послышался сипловатый и грубый голос. - Поговорим о деле, или будем молчать?
   - Так говори! - крикнул Крыса.
   - У вас моя сестра. Я ее долго искал, и вот, она у вас. Я знахарь и стихийник. У вас смертельно раненный друг. Я вырываю его из пасти Навардэ, вы отдаете мне сестру. Идет? Повторяю, у меня времени мало.
   - А нам что до твоего времени?!
   - Крыса, я знаю, что ты умнее. Мне нужна сестра. Тебе - твой друг. Я видел бой в лесу, шел за вами по следу. Я бы мог тебе глотку перерезать пару раз, да вот думаю, что договориться нам проще. Если хочешь - я заплачу и выкуп!
   - Заходи, покажи себя.
   - Арбалеты отпустите. Я не боя ищу.
   Крыса кивнул парням, те опустили оружие, но так, чтобы оно под рукой было.
   - Заходи.
   Если бы незнакомец не назвался братом, он вполне бы мог быть отцом девчушки. Тот же овал лица, те же глаза, разве что немного ярче да подбородок как у стервятника. Воин, другого и не скажешь. Длинные седые волосы собраны в хвост, потертый доспех на груди, длинный меч на поясе, метательные ножи на бедрах, старый, надежный плащ. И самое главное - выправка и уверенные движения. Пожалуй, такой половину шайки положит, прежде чем его на свидание с Навардэ отправишь.
   - Мы договорились? - спросил зеленоглазый.
   Крыса засомневался. С одной стороны, демоны с ней, с девкой, но это деньги и не малые. И тут же хрипящий Стун. И что-то недоброе в этом незнакомце, с глазами амал-тина, но повадками настоящего темного. Да демоны с этими мыслями! Стун живым нужен!
   - Валяй! - Крыса отходчиво махнул рукой. - Поможешь, так забирай девку.
   Зеленоглазый кивнул и шагнул вперед. Вдруг девчушка вырвалась из рук Малыша и бросилась к незнакомцу с криком:
   - Ларак!
   Ручонками малышка обвила бедра зеленоглазого и прижалась к нему, как обычно дети прижимаются к матерям.
   - Ну что ты, маленькая! - незнакомец погладил девчушку по голове и присел. - Ну-ка, не плачь!
   Шмыгнув носом, малышка чуть отстранилась, кивнула, и через миг уже стояла с гордым и счастливым личиком.
   - Хорошо. Сейчас я уговор выполню, и мы пойдем домой. Хорошо?
   Девочка опять кивнула.
   - Вот, посиди тут, а я быстро, - сказал зеленоглазый, усадил девочку рядом с Гриолом.
   Осмотрев Стуна, незнакомец пробормотал нечто явно ругательное и уставился на Крысу.
   - Поздно, - сказал зеленоглазый. - Я обещаю, что сделаю все, но рана тяжелая. И крови много в груди скопилось.
   - Мне поверить тебе на слово, светлый? - Крыса хмыкнул.
   - Можешь не верить, таббар, - не менее грубо ответил зеленоглазый. - Горячая вода нужна, и огонь. И кто тут посильнее, его... - он кивнул на Стуна, - держать придется. Ему будет больно.
   Малыш уселся у входа, чтобы при случае помешать девочке или зеленоглазому выскочить из пещеры. Слепой стоял в стороне, придерживая лук на коленях. Зеленоглазый усмехнулся, красноречиво снял с себя все оружие и отложил в сторону. Из неприметной сумки за спиной он достал пару свертков с тонколезвийными ножами разной изогнутости, кривыми иглами, и прочими хитрыми предметами, о назначении которых мог догадаться разве что палач.
   Возился со Стуном зеленоглазый долго, Виол с Гриолом наблюдали со стороны, подносили кружки с горячей водой или отдавали красные куски фреланита. Крыса сидел у стены, смотрел то за девчушку, то на действия незнакомца. Малышка вела себя странно, сидела смирно, но глядела на всех как бы свысока, в ее взгляде появилась надменность и грубость, если не сказать явное превосходство. Впрочем, многие темные и светлые именно так смотрят на таббаров, даже дети.
   - Держите его, - зеленоглазый посмотрел на Крысу. - Я ему из груди кровь пущу. Если не заорет, то будет жить.
   Стун не заорал, разве что дернулся разок и затих. Когда зеленоглазый стал собирать инструменты, Крыса отчетливо видел его лицо, покрытое потом.
   - Жить будет, - изрек незнакомец. - Но отлежаться надо, дня три-четыре, пока в сознание не придет. Пить попросит, жирного и горячего не давать. Хорошо бы сок какой из ягод. И тепло на ноги, а грудь слегка прикрыть и все. Но отлежаться должен непременно. Иначе все зря.
   Зеленоглазый встал, утер пот. Виол оглянулся на вожака, ожидая приказа.
   - Я не верю светлым, - сказал Крыса. - Если что, я даже в мире демонов тебя найду, светлый!
   - Попробуй, таббар! - зеленоглазый ухмыльнулся. - Мне плевать и на тебя, и на всю твою шайку. Я держу слово. А что ты думаешь - мне тоже плевать. Или ты забыл, что боги любят честных?
   - Честь и честность к светлым и темным - что навоз на дороге.
   - Верно. Как и слова таббара, - зеленоглазый опять ухмыльнулся. - Или нет?
   - Я твою сестру найду, - спокойно ответил Крыса. Светлый просто кивнул, но вот глаза его издевательски смеялись. Ясно было, что он не считает за соперников всех таббаров вместе взятых. Может, он не так прост, этот светлый? - Проваливайте, - Крыса кивнул на выход.
   - Пусть отлежится! - повторил зеленоглазый, придерживая за плечо девочку.
   - Вали уже, пока не передумали... - Виол сплюнул.
   Уже когда парочка прошла мимо Слепого и Малыша, Крил окликнул светлого.
   - Эй! Арбалет свой не продашь случаем?
   Тот медленно повернул голову, усмехнулся.
   - Неблагородное это оружие.
   "Врет! Наверняка припрятал по пути!" - мелькнуло в голове. И хорошо бы на болты взглянуть. Ну да ладно, уговор есть уговор, пусть проваливает. За честным словом, говорят, и боги и демоны присматривают. Не дело это, слово свое нарушать.
   Зеленоглазые ушли, их удаляющиеся фигуры еще долго виднелись на тропинке. Крил смотрел им вслед какое-то время, а потом подошел к Стуну. Ему лучше, это факт. Дышит ровно, не задыхается. Рана зашита до безобразия идеальным швом, кожа на лице не снежно белая, а чуть розоватая. И не хрипит. Кажется, спит спокойно. Вообще Стун крепкий, может даже раньше очухается, чем светлый пророчил.
   - Виол... Посмотри за хвостом, - распорядился Крил. - И кто-нибудь, пожрать приготовьте! Надоело мясо сухое жрать! Мне подумать надо, что-то на душе муторно.
   - Я тут кустарник видел рядом, - сказал Гриол. - Огонь можно разжечь.
   - Не, - отмахнулся Слепой. - Дыму много будет. Давай на фреланите чего попроще сварим.
   Усевшись у стены, Крил смотрел то на Стуна, то на одеяло, единственное, что осталось как напоминание о девчушке, если не считать дурного предчувствия. Давило что-то, но пояснить или найти хоть какой-то намек он не мог. Незаметно для себя Крил уткнулся носом в колени, и так же незаметно уснул.

* * *

   Сквозь сон постучала в ребра боль. Сначала ненавязчиво, словно толкнула легонько, потом разок тверже, и уже со всей дури засадила в раненный бок.
   Не в силах двинуться, Крил лежал на земле, поджав ноги к животу. Скрутило так, что не вдохнуть, не выдохнуть. С каждым пятым ударом сердца боль приходила снова. Крил считал, и сжимал зубы.
   Но скоро пошло на убыль. Дергаясь, когда огнем отдавалось в ребрах, Крил приподнялся и осмотрелся.
   Парни спали. Снаружи темно, не еще не ночь. И тревожно что-то. Морщась, Крил встал. Гриол лежал возле Слепого, нелепо вывернув руку, словно хотел дотянуться до горсти рассыпанных бобов. Малыш валялся у стены, сладко похрапывая.
   - Ах, ты ж паскуда! - взревел Крил. - Как ребенка!
   Скрипя зубами, проклиная разом всех светлых и темных, он кинулся к выходу, на ходу подобрав арбалет Малыша. Справа, за скальными пиками пряталось красно-рыжее солнце. Легкий ветерок дышал в лицо, таща на своем горбе черные грозовые тучи.
   Прихрамывая от боли, Крил пробежал шагов двадцать вниз по тропе до ближайшего поворота, и замер, увидев вдалеке яркий столб белого света, упершийся в небо.
   Матеря себя за глупость, он вихрем залетел в пещеру. Схватил мех с водой, и с криком "Подъем!" щедро плеснул в лицо Слепому, закричал, но тому все едино, спит. Крил подскочил к Гриолу.
   - Гриол! Вставай! - он дважды плеснул приятелю в лицо и отвесил оплеуху. - Вставай!
   - Что?.. - сонно пробормотал очухавшийся Гриол.
   - Засада! - проорал Крил.
   Гриол вскочил, покачнулся, и чуть не рухнул. Чтобы окончательно не свалиться, он стал растирать лицо.
   - Слепой! Слепой! ЗА-СА-ДА! - кричал Крил, тормоша спящего друга.
   Слепой пробормотал что-то неразборчивое, задергал веками, но в себя не пришел.
   - А... Проклятие!
   Отпустив Слепого, Крыса кинулся к Малышу. Коротышка пришел в себя, но какое-то время бессмысленно таращился на вожака, пытаясь понять, чего тот от него хочет. Если, конечно, вообще понимал, кто перед ним.
   - А?.. Что? - пролепетал Малыш после звонкой пощечины.
   - Оружие держать можешь?! Засада! Малыш! ЗА-СА-ДА!
   - Да... ага... да! Могу!
   Всучив Малышу заряженный арбалет, Крил чуть ли не пинками выгнал его наружу, приказывав следить за тропой.
   Гриол привел в чувства Виола, съездив несильно по промежности. Выслушивая маты белобрысого, Крил клял себя последними словами, что поверил светлому. Вдвоем с Гриолом, в спешке, переложили Стуна на плащи; жив вроде, и то хорошо. Уходить надо.
   Вперед Крил отправил Виола и все еще одурманенного Слепого. Сам же с Гриолом тащил невероятного тяжелого Стуна, накрытого сумками с едой и с водой. Последним шел Малыш, и за него Крил переживал больше всего - с виду-то он бодрый, но пару раз уже ткнулся носом в стенку.
   - Стой! Стой! - раздался вдруг голос Слепого на очередном повороте.
   - Виол! Подхвати! - крикнул Крил.
   - Дальше тропа узкая... - Слепой тяжело дышал, его трясло. - По одному только идти.
   - Ты как сам-то?
   - Мутит, но ничего, проветрюсь. Ты это, вперед иди. Я за хвостом присмотрю.
   - Развилка где, помнишь? Я мост перейду, чуть обожду и обвалю. Ты, если что - уходи горами.
   Слепой кивнул, вынул из сумки ножи, поправил лук, и ушел.
   Крил пробежал вперед, с каждым ударом боли вспоминая светлых до первой крови. Даже птицы так не мечутся к гнезду с птенцами, как он носился вперед и назад, то проверяя дорогу на сотню шагов вперед, то возвращаясь, чтобы присмотреть за парнями.
   У Вороньих скал тропинка шла зигзагом и хорошо просматривалась шагов на пятьсот. Крил осмотрелся и побежал назад к парням, раз поскользнулся и едва не сорвался в пропасть. Не в силах ругаться, он выбрался из ущелья на тропинку, и, уже соблюдая осторожность, быстрым шагом пошел на встречу шайке.
   - Иди вперед! - крикнул Гриол, поправляя на плече узел из плащей. - Слепой говорит, хвоста нет.
   - Понял! - ответил Крил, немного успокоившись.
   За Вороньими скалами тропа ушла резко вверх, но тут не было щебня и песка, оттого и двигаться легче. Да и сама дорожка расширялась, можно даже пробежать немного, не рискуя сорваться вниз. А вот дальше мирная тропинка превращалась в настоящую горную гадюку. Вытесанная когда-то в скале умельцами темными, они извивалась по краю скал и прыгала, то вверх, то вниз. Шириной шага в полтора, с одной стороны ее подпирала гладкая стена, с другой начиналась пропасть, дна которой не видно даже днем при чистом солнце.
   Крил шел вперед, каждые пятьдесят шагов бросая под ноги желтую горошину. Если сейчас ветер усилится, то идти будет сложно, а мощный порыв может и вовсе скинуть вниз.
   Решив, что прошел достаточно, Крил осмотрелся. Парни далеко, можно перевести дух. Вдруг спохватившись, он пробежал вверх по тропе: там, на высоте и далеко видно, и место спокойное, нет страха перед раскрывшей пасть пропастью. Хорошо сумерки не прошли. Хотя здесь и ночи такие, воздух чистый, тумана не бывает, и даже без глаз Слепого видно чуть ли не на лигу.
   Тропинка шла вниз, разок извивалась по скале, и словно русло реки превращалась в широкую площадку перед темным зевом пещеры, а там - длинный тоннель, за ним опять тропа и спасительный мост. Но пока перед пещерой маячили три фигурки, одна низенькая, а две очень даже рослые.
   Крил заскрипел зубами, увидев голову с длинным хвостом из белых волос. Да и вторая фигура уж больно знакома была, и этот плащ, и ухоженная прическа. Неккиран! Гость Лувука! Ах ты...
   Хорошо видно, только не слышно ничего. Светлый и темный явно спорили, махали руками, но ближе, чем на пять шагов не подходили. Крил очень хотел оказаться поближе, но в бок вдруг кольнуло так, что он на время забыл и про темного, и про светлого, и даже про своих бойцов. А когда опомнился, темный широким жестом скинул плащ и выхватил изогнутый меч. Причем выхватил резко, угрожая. Светлый же медленно достал тонкий, как игла, клинок.
   Крил много видел оружия за свою жизнь, но вот такого диковинного меча не припоминал. И ни разу не видел, чтобы так умело дрались. Оба бойца мастера своего дела, стало ясно сразу. Сошлись, разошлись, закрутились, и снова сошлись. Вскоре стало ясно, что верх одержит светлый - темный явно не знаком с его техникой боя, уже несколько раз узкий клинок мелькал рядом с его шеей.
   Светлый, выждав момент, обернулся к девчушке, крикнул что-то. Малышка подхватила какой-то мешок из-за камней и бросилась в пещеру. Светлый отступил, опустил меч, сказал что-то, и побежал следом. Темный погрозил в темноту пещеры, подхватил плащ, зажал левое плечо и бросился за противником.
   Крил так и лежал на пригорке, раздумывая. Он даже не заметил, как подошли парни.
   - Крыса... Ты чего? - сказал запыхавшийся Гриол.
   - Малыш, зови Слепого. И быстро! - не оборачиваясь, сказал Крил.
   - Э... так чего случилось-то?! - повторил Гриол.
   - Потом!
   В пещеру вошли втроем, освещая дорогу камнями-светляками. В руках арбалеты, Малыш вдоль стены, Слепой по центру. Дважды видели кровь, но больше ни шума, ни каких-то намеков на живых.
   - Идем. Только тихо, - скомандовал Крил.
   До подвесного моста дошли спокойно. Даже следов не попалось. Мост Крил перешел последним, и долго думал, стоит ли на самом деле перерезать канаты. Выругавшись, он на пару с Гриолом перерезал толстые, промасленные узлы.
   С грохотом мост обвалился в черную пропасть, отрезав преследователям, если такие были, дорогу то Таг-Блеера. Можно пройти восточнее, но там тропа длиннее и выходит на пустошь, а с лошадьми по скалам не пройдешь. Крил надеялся, что хоть пару дней выиграл.
   - Во, смотри! - Гриол показал плащ с зеленоватой кляксой. - Видимо это... Не знаю, чего я отключился.
   - Наркотик какой-то... - добавил Малыш, зевнув.
   - Как ребенка! - процедил сквозь зубы Крил. - И купился же!
   - Со Стуном все путем, - сказал Виол и добавил: - Вроде...
   Крил пробурчал себе под нос пару ругательств, вскочил, заорал на парней.
   - Идем в Таг-Блеер. Там и отоспимся!
   - Так чего ты увидел-то там, у пещеры? - поинтересовался Гриол.
   - А этот ублюдок светлый с темным дрался. Виол, понял, про кого я?
   - Эт который у Галерта крутился? - белобрысый нахмурился.
   - Он самый. По одежде узнал.
   - А трупов не было, - хмыкнул Слепой.
   - В пещере скрылись. Кажись, из-за девки дрались, - Крил пожал плечами. - Так что идем строем, арбалеты заряжены. Мало ли. Все, двинулись.

* * *

   С первыми лучами солнца добрались до постов Таг-Блеера. Башенки из светлого дерева, выросшие на скалах по обе стороны от прохода, выглядели по-прежнему грозно, а усевшаяся в них охрана оказалась недоверчивой.
   Крил долго стоял посреди прохода на виду и пытался договориться. "Велено не пускать никого!" - прокричал кто-то с высоты, видимо, старший. Что, как и почему - боец не говорил, оно и чувствовалось по голосу, вояка, приказ есть приказ. Пришлось пойти в открытую. Крил признался, что у него в отряде раненый, ему нужна помощь, а заплатить он готов фреланитом, благо немного сохранилось с каких-то там удачных времен. Наверху долго молчали, потом из башни показалось задумчивое лицо вояки. Солдат глянул на Крила, посмотрел на шайку, и крикнул: "Ну, проходите!".
   Шагов через пятьдесят Крил остановился перед мощными, оббитыми железными листами, воротами, целиком перекрывшими проход из ущелья. Такие и таран не сразу возьмет!
   Раздался длинный протяжный свист, особенный, такой без длительной тренировки и не повторишь. Вскоре за воротами послышались шаги, заскрипели механизмы, и тяжелые створки приоткрылись.
   - Проходите! Да поживей! - буркнул солдат в потертом медном шлеме и ладных имперских доспехах без наплечников.
   За воротами оказалось еще пятеро бойцов, двое стояли у натяжного станка, в доспехах, но без шлемов. Еще трое стояли на тропинке, демонстрируя тяжелые копья и большие круглые щиты. Крил поторопил своих парней, улыбнулся безразличной страже, и поспешил в поселение.
   - Крыса... А близнецов-то пустят? - поинтересовался Гриол. - С такой-то охраной...
   - Пустят! - Крил благодушно улыбнулся. - Это темных был городок. Так вот они башни и ворота поставили, чтобы воры к ним не бегали через скалы. Как война началась, так сразу и поставили.
   - С кем война? - Гриол нахмурился.
   - С нами! - с усмешкой хлопнул его по плечу Слепой.
   Крил усмехнулся. "С нами!". То есть с таббарами. Хотя начали войну светлые, но так уж получилось, что амал-тины не смогли взять ни одного города или крепости, и единственный павший Таг-Блеер захватили оказавшиеся меж двумя копьями полукровки. Темные после победы либо плюнули, либо просто забыли про поселение. Да и на самом деле, фреланит-то и дальше добывают. А цены... Все порты все равно под явной или негласной властью неккиран или Империи, а те считать умеют.
   Каменные домики Таг-Блеера в два, а то и три этажа, стояли ровными рядами в дюжину улиц. Фреланитовые амбары, как три горы близнеца, возвышались на центральной площади. Покосившийся местами частокол меняли на каменную стену, Крил видел рабочих, снующих тут и там. На мостовой, то и дело, попадались горки тесаных булыжников, к которым постоянно подбегали носильщики. Рабочий задор висел в воздухе, слышались окрики надсмотрщиков, стук молотков, ржание грузовых мулов. Город жил работой в это утро.
   - А весело у них тут, - выдал Малыш, провожая взглядом рабочих, тащивших большую корзину с камнями.
   - Любезная! - Крил обратился к проходившей мимо пожилой женщине, с большой родинкой на левой щеке. Корзинка в ее руках, накрытая белой тканью, испускала дивный, сладкий аромат свежего хлеба. - Не подскажите, где могут шесть путников разместиться, чтобы под ногами рабочему люду не мешаться?
   - А по улице и идите до самой стены. Там пекарню найдете, спросите Зибуна, он и скажет.
   Поблагодарив, Крил повел отряд к пекарне. Зибун, как он и подумал, оказался ангордом. Деловито вытерев руки о фартук, Зибун показал лапой за дом и сказал, сильно протягивая мягкие слоги:
   - Там чистый са-арай, сено есть. Колодец ря-адом.
   - Спасибо, - Крил кивнул парням.
   - Сейча-ас хлеб поспеет, Лишнего немного бу-удет, - лукаво прищурившись, ангорд смерил взглядом Крила.
   - Мы бы купили.
   - Вино, солонина-а?
   - Нам бы горячего...
   - Если по дома-ам спросить, - ангорд виновато развел руки в стороны.
   - Тогда солонины. И нет ли здесь знахаря?
   - Есть, есть. В лес пода-ался, к вечеру только будет, - обернувшись к входу в пекарню, ангорд крикнул без запинки: - Ганка!
   На крик выскочила девчушка, лет двенадцати. В выцветшем подшитом платье, с чистым белым фартучком, на голове не по размеру шапка поварихи, натянутая почти на уши. Стрельнув разноцветными глазами, малышка дернула подбородком, показывая всем, что ее оторвали от важного дела.
   - На скла-ад гостя проведи, солонины дай.
   - Сама принесу, - хмуро ответила девчушка и юркнула в дом.
   Крил потянулся к кошельку, но ангорд его остановил:
   - Ка-ак уходить будете, - пояснил Зибун и зашел в пекарню.
   Ангорд был совершенно прав, назвав сарай чистым. Здесь можно и муку хранить. Пол приподнят над землей, устлан широкими досками, куча свежей соломы у дальней стены, а до хорошо уложенной крыши добрых двадцать локтей.
   Парни соорудили лежак и уложили Стуна. Крил осмотрел раны - все хорошо, но Стун все еще без сознания.
   - Знахарь есть? - спросил Слепой.
   - К вечеру.
   Вернулся от колодца с ведром чистой воды Виол. Молча набросали под ноги соломы, разложили плащи. С рюкзаков вытащили еду, арбалеты прикрыли плащами, и вовремя - пришла девчушка из пекарни, принесла три каравая хлеба, два больших куска солонины, сыр и зелень. Помимо прочего она принесла и небольшой мех с вином, Крил хотел вернуть его, но оставил, увидев кислые лица приятелей.
   - Мир этому столу!
   Крил так и замер, зажав зубами первый кусок хлеба с мясом. Впрочем, этого гостя ждать стоило.
   У входа, подперев косяк плечом, стоял Стратон, бессменный командир стражи Таг-Блеера в последние лет двадцать. Годы закрасили сединой его голову, на честном лице танцевали морщины.
   За едой сидели как обычно, Крил в центре, спиной к дальней стене, парни по двое по краям, так что все видели и Стратона, и маячивших чуть поодаль бойцов. Тоже солдаты, видно по ним. И выправка, и в доспехах ходят как в рубашках. Только шлемов нет и щитов, одни мечи и кинжалы на поясах. И все как на подбор, высокие и широкоплечие.
   - Прошу и вас! - Крил кивнул Стратону, приглашая присесть.
   - А благодарю! - стражник сел, отломил кусок хлеба, положил сверху ломтик мяса, лучок, принял из рук Виола кружку с вином.
   Щедро откусив угощения, Стратон уперся свободной рукой в колено, прищурился, и выжидательно уставился на Крила, медленно работая челюстями. С невозмутимым видом Крил ел, поглядывая на стражника и болтая с парнями о разной чепухе. Стратон отлично знал, кто он такой. Это его отряду поручили при первом неудачном штурме Таг-Блеера идти по следу за Крысой. И именно он тащил по Железным Горам раненного наемника, уходя от погони. А ровно через айдон Крил списал долг, вытянув из западни и Стратона, и его бойцов.
   - Ладно, - Стратон стряхнул крошки с ладоней, - Это твои близнецы вчера пришли с лошадьми?
   - Мои, - признался Крил.
   - Один ранен, лежит в доме у знахаря. Второй в лес помчался.
   - А лошади? - спросил Виол.
   - Целы. Все восемь, - Стратон усмехнулся и посмотрел через плечо на Стуна, - У тебя тоже один ранен?
   - Угу, - буркнул Крил.
   - Бросал бы ты это дело.
   - Годы не те.
   Старый солдат улыбнулся.
   - По следу кто идет?
   - Я уйду раньше.
   - Смотри, - Стратон встал. Дружба дружбой, но первым делом - долг перед городом. Со Стратоном лучше не портить отношения.
   - Погоди. Мне бы припасов на дорогу, - Крил вынул из рюкзака два мешочка с фреланитом и бросил их солдату.
   Стратон, не оборачиваясь, поманил к себе одного из бойцов. Вручил ему мешочки и наказал вернуться сюда же, принести бобов и солонины.
   - Малыш, Виол. Лошадей проверьте, и посмотрите, кто у знахаря лежит, - распорядился Крил.
   - Мои проводят, - сказал Стратон с улыбкой, - Чтобы не заплутал никто.
   Крил смотрел вслед уходящим солдатам и вдруг подумал, что он бы так не смог, сидеть на одном месте, ждать чего-то, а однажды принять бой и умереть. Отчасти он завидовал и Стратону, и его бойцам. Завидовал, но не понимал.

* * *

   - Да не знаю я! - вскричав, отмахнулся Туло.
   - Сядь, говорю! - прикрикнул Гриол.
   Туло метался по сараю, бормоча под нос что-то неразборчивое. Уже сколько времени от него ничего толком узнать не получалось.
   - Сядь! - рыкнул Гриол и силой усадил Туло у стены. - И рассказывай!
   Разом опрокинув в себя кружку с вином, Туло затих, уставился себе под ноги и замолчал.
   - Ну! Говори! - не выдержал Гриол.
   - А? - Туло встрепенулся, окинул всех мутным взглядом.
   - Что случилось? - тихо спросил Крил, подливая вина в кружку Туло.
   - Напали.
   - Кто?
   - Не знаю! Трое было, в тряпках все. Мы уже из леса почти выбрались, а тут они на тропе появились, на лошадях. Морды в тряпках. Ножи бросили, я в ответ. Вроде зацепил одного. Чуть лошадей не упустил. Выскочили из леса и ходу прибавили. Оборачиваюсь - погони нет, а Айло на седле лежит. И как не упал...
   - Яд, - пояснил Малыш. - В бедро попали. Распухло все.
   - Специально метили... - сказал Слепой и посмотрел на Крила. - И яд такой, чтобы далеко не уйти.
   Крил незаметно кивнул. Трое с дороги. По следу идут. И ножи с ядом. Ассасины, будь они не ладны.
   К сараю подошел знахарь, заросший горбун непонятной расы. В плечах широк, руки мощные и длинные, морда таббарская, а глаза - светло-карие. Гнусавым голосом с присвистом знахарь сказал, что с Айло все в порядке, встанет дня через два, но хромать еще дней десять будет. Осмотрев Стуна, знахарь возмутился:
   - Тут мастер швы наложил! И так живой! От меня надобно звать было!
   Чтобы особо старик не ворчал, Крил отсыпал ему горсть чистого фреланита. Издевательски хмыкнув, знахарь растворился в сумерках.
   - Ладно. Всем отдыхать. И Туло еще вина дайте.
   Крил улегся, но сон не шел. Для себя он решил, что утром Таг-Блеер придется покинуть.

* * *

   - Крил! Крил! Не уходи! Крил!..
   - Крыса!
   Виол тряс его за плечо с обеспокоенным лицом, словно демона увидел.
   - Чего? - прогоняя сон, спросил Крил.
   Ничего не ответив, приятель кивнул в сторону ворот и пошел будить остальных.
   Прячась за стеной сарая, из темноты выглянул стражник. Один из тех, с кем приходил Стратон.
   - Тут у стен отряд, десятка два бойцов. Вас ищут. Стратон послал меня, - сказал солдат. - Велел уходить. Я по стройке проведу, чтобы никто не видел.
   - Хорошо! - Крил зашел в сарай.
   - Поживей! - крикнул вслед солдат.
   Стратон держит город под ногой, так что о засаде не стоит и думать. Лишь бы уйти спокойно. Пока выносили Стуна и вещи, Малыш с Туло привели лошадей. Раненым придется потерпеть, носилки на седла некогда собирать.
   Уже далеко в поле Крил обернулся, чтобы взглянуть на почти неразличимый в темноте Таг-Блеер. Давило в груди ощущение, что теперь погоня дышать в спину не перестанет. Все, покатился с горы камень.

Глава четвертая

Подседок

   Похоже, сегодня Аросданэ строил проказы в другом месте. Маленький серый демон с длинным носом и неприятной внешностью никогда не отличался покладистым нравом и добродушием, но сейчас Крил был бы рад услышать его злобный смех сквозь треск грозовых молний.
   Холод и ливни прошлых дней исчезли, над полем повис весенний зной, солнце жарило с неимоверной силой и даже казалось, что безоблачное небо вторит ему и само светится жарой. Парящее марево поднималось над поникшей травой, толкало дорожную пыль неуловимым ветерком. Кони шли медленно, лениво переставляя копыта. Парни молчали и даже не переглядывались. Айло чувствовал себя лучше, но в седле сидел с трудом. Стун был слишком слаб и постоянно спал.
   Крил посматривал на парней и молчал, лишь посоветовал поберечь воду. Жара это еще полбеды. Крил не хотел признаваться себе, что заблудился. Давно не был в этих местах. Вот, кажется, знакомый холмик показался, но дорога идет не слева, а прямо по нему. Раньше путь был один, а теперь каждые пять-шесть лиг дорога разветвлялась, да все как-то хитро, то шла прямиком, виднелись следы повозок и лошадей, то сразу же превращалась в едва заметную тропинку и быстро терялась в невысокой траве.
   - Куда теперь? - Туло вздохнул и махнул рукой вперед.
   Крил не сразу заметил очередную развилку. Пожалуй, без шуток демонов здесь не обошлось. Не может одна дорога столько петлять, извиваться и множится в месте, где на десятки лиг нет ни одного поселения.
   - Сам выбирай, - усмехнулся Крил.
   - Чего?
   - Заблудился я. Не помню этих мест.
   - Как не помнишь?! - подъехал обеспокоенный Гриол.
   - Совсем не помню.
   Крил остановился коня и спрыгнул на землю. Следы, хорошие четкие следы.
   - А вот этот свежий, - Туло присел рядом и показал на след ноги. Мужской, пятка сильная ушла в землю, но нога поскользнулась и чуть съехала по грязи в сторону. Сейчас-то грязи нет, в сухой желтой земле обычный след ступни казался отпечатком демона, но земля по краям не обвалилась, значит, прошли совсем недавно, вчера ближе к вечеру или даже ночью.
   - Ну, раз кто-то шел туда, - Крил кивнул вправо, - то и нам можно.
   Никто ничего не сказал, молча забрались в седла и поехали. Через лигу дорога снова разошлась в стороны. Одна тропинка вела вправо и исчезала где-то в глуши старого леса. Путь налево терялся в овраге, зато вперед можно было ехать смело. Дорога петляла желтой змейкой, изгибалась меж двух холмиков и уходила дальше, по краю леса. Крил улыбнулся. Он знал этот лес.
   Сразу за холмиками обнаружились десятки приподнятых над землей грядок, на которых ютилась всевозможная зелень. Было несколько ягодных кустов и дюжины две странных деревьев. И все выглядело ухоженным, на земле остались следы от недавней поливки. Парни покосились на грядки.
   - И чего за ними никто не смотрит, - задумчиво проговорил Малыш.
   - Смотрят, - Слепой впервые за весь день заговорил. - Вон, в траве, - и показал рукой.
   Рассмотрели не сразу. Знак повалился недавно, земля в ямке еще сырая. Подняли, посмотрели. Тут же швырнули назад и вскочили в седла. Малыш даже ноги поджал к седлу.
   Крил усмехнулся, слез. Подобрал знак, воткнул в ямку поглубже и притоптал ногами. Так и есть, на небольшой дощечке красовался символ змеи.
   - А ты говоришь, не смотрит никто! - хмыкнул Гриол.
   - Змеиный лес, - сказал Крил, забираясь в седло. - Впереди деревня. Пару дней пересидим.
   Деревня порядком выросла и дома теперь ладные. Даже с расстояния заметно оживление, кто-то ходил туда-сюда, в небольшом овражке купались гуси под присмотром двух мохнатых псов, еще дальше, где, изгибаясь, исчезал за поворотом ручеек, резвились ребятишки.
   Первой на дорогу вышла бабушка с большим родимым пятном прямо на лбу, подозвала к себе Крила и спросила, что ему нужно.
   - Палеола найди, он и поможет! - сказала старушка и отошла с дороги.
   Но кроме старушки никто больше не подходил. Побаивались и прятались, но не со страха, а подальше от беды. Отряд незнакомцев проезжал мимо, и все возвращались к своим делам. Казалось, эти низкие заборы, ладные дома из сруба, пыльная дорожка вместо улицы не исчезнут, даже приди сюда разгневанные демоны. Повезло, что на дорогу вышел стройный паренек, и, не оборачиваясь, пошел впереди отряда. Крил пришпорил лошадь и окликнул его.
   - Чего? - паренек обернулся.
   Милое личико, тонкие губы, вздернутый носик. Девушка! Штаны-то мужские, грубые, из кожи с огромными карманами на бедрах и больше по размеру. Грубая рубаха, кожаная накидка без рукавов. Волосы короткие, но до жути странные - издали Крил думал, что они белые как соль, а оказалось, что и седины и черноты в них поровну.
   - Ну?! - хмуро сказала девчонка звонким голоском, спрятала руку в карман, а другой ловко закинула на плечо лямки небольшой сумки.
   - Э... - Крил окончательно опешил, рассмотрев темно-карие зрачки незнакомки, но все же пробормотал, продолжая пялиться: - Нам бы Палеола найти.
   - За мной езжайте, - сказала девушка, и пошла по дороге дальше.
   Крил тряхнул головой. Девочка-неккиран в селение таббаров?! Много что повидал, но такое - редкость! Он даже и не сразу сообразил кликнуть парней, чтобы ехали следом.
   Пройдя до конца улицы, девушка обернулась, резко бросила "ждите!" и подошла к двери. Аккуратный дом, забор низкий, приличия ради. А земля ухоженная. Вроде как и глина везде, а тут грядки высокие, камнем выложены, и земля черная. Растет что-то, собака лежит у порога, птица разная у сарая возится в большом корыте.
   - Пап! - с порога крикнула девчонка. - Тебя тут ищут! Чужие!
   Ну, может в селении полукровок жить и чистокровный неккиран, почему нет? Это если все скопом, то ненависти на океан хватит и еще останется, но что Палеол таббар, а дочь темная... Крыса решил, что лучше не удивляться. Тем более Палеол бывший солдат, вышел, на ходу цепляя пояс с мечом.
   - День добрый, уважаемый, - сказал Крил, слезая с лошади.
   - И вам легкой дороги, - грубым, громким голосом ответил Палеол.
   - Нам бы воды, еды, да ночлег на пару дней.
   - Ты старший?
   - Я, - ответил Крил.
   - Зайдем в дом. Селина, милая, - Палеол обнял девчушку за плечо, - Проводи гостей к колодцу, пусть лошадей напоят.
   Крил прошел в светлый дом. Скромная обстановка, но дельная. Стол, скамьи, каменная печь, большие окна. Вместо дверей в комнаты - расшитые цветные занавески. Ничего лишнего.
   - Анрита! Налей-ка гостю чего-нибудь! - крикнул хозяин и уселся за стол, не забыв поправить оружие.
   Из комнаты справа вышла женщина, обычная, ничего приметного в ней и не было, если не считать теплой улыбки и того взгляда, когда смотрела на мужа. Любят, подумал Крил. Светлые шутят, что любовь таббаров единственное, что может длиться вечно. Пожалуй, эти двое друг без друга и дня не проживут. А раз так, то стоит быть осторожным. Честность, она ведь честность, но Палеол всегда будет беречь жену и деревню.
   - Спасибо, - хлебнув ягодной настойки, сказал Крил.
   - Итак, вы - наемники, - проговорил Палеол. - Далеко от городов что-то.
   - Наемники, - Крил кивнул. - Ищу вот, где чуть пересидеть и дальше уйти.
   - Потрепали, значит, - хозяин потер подборок. - Двое раненых, лошади в мыле... Три дня в седле?
   Крыса снова кивнул.
   - Наемники, - раздался от дверей звонкий голос Селины. - Арбалеты, кинжалы, ножи. Нет, не наемники. Убийцы.
   Девчонка презрительно фыркнула и скрылась за одной из занавесок.
   - Дочка моя, - с улыбкой сказал Палеол, с интересом разглядывая Крила. - Приемная. Так нашего брата сразу глазом бьет, кто, что, откуда, да зачем.
   - И красавица не по годам! - с улыбкой прокричал Крил.
   - Ха! - презрительно донеслось из-за занавески.
   - Ладно, - Палеол улыбнулся. - С едой поможем, но право, лучше тебе дальше проехать, лиги две по дороге. Там поселение ангордов, вот в дорогу и запасешься. Птицу, хлеб, овощей дадим, уродилось в этом году. А вот ночлег, - Палеол хитро прищурился, кивнул жене, чтобы отошла подальше, и, как мальчуган, нагнувшись к столу, зашептал: - Есть у нас тут одна вдова. Ох, и любит мужиков! Наши-то жены как что, так ведром огреют. А кто из твоих, или ты сам, с лаской подойдете, будет вам и ночлег, и еда, и отдых.
   Крил едва не захохотал. Он почему-то сразу подумал, на кого падет выбор вдовушки. А что, Гриол и мордой ладен и сам крепок.
   - Веди! Договоримся! - сдерживая смех, выдавил из себя Крил.
   Палеол подмигнул и встал из-за стола.
   Разумеется, никто из парней от вожака и слова не услышал, хотя улыбку он не скрывал. Вдовушка оказалась женщиной видной, в годах, но глазки разноцветные сразу именно в Гриола и вцепились.
   - Ох, конечно, конечно! - причитала она. - Домик-то тесный, но банька и сеновал есть! И белье, и постель дам! Как же бедняжкам не помочь! А вот лошадей к соседям можно, я договорюсь! Но только кормить сами! Уж больно они, лошади, хозяйскую руку любят!
   Пока разбирались, разгружались, дошло до того, что хозяйка сама решила перебраться в баньку свою, а то и к соседке податься, как раз домик пустой, на поля уехали, а кто-то присматривать должен. Как занесли Стуна и Айло в дом, так хозяйка окончательно решила к соседке уйти. Разве что разок пробежала по дому, показывая что и где, а после скрылась на кухне, сказав, что скоро ужин будет.
   Вот только дров не было, чтобы баньку истопить. Вдова предупредила, чтобы в лес никто не ходил:
   - Сеппиты там! Кусят, и все, смерть лютая! - пояснила она и убежала на улицу.
   Крил решил проститься с баней, но чуть погодя хозяйка вернулась с дочкой Палеола.
   - Вот Подседок проводит!
   - Виол, Слепой! - скомандовал Крил.
   - Пусть Гриол идет!
   - Слепой!
   - Ладно...
   Гриола лучше не отпускать, пусть будет на глазах у вдовушки. От этой мысли Крил тихонько заржал.
   - Только под ноги смотрите! - сказала девчонка. - Если наступите на сеппита - точно укусит.
   - А кто это? - спросил Виол.
   - Змея. Маленькая. Они не шипят, не любят. Так что под ноги - внимательно!
   Пока парни ходили за дровами, вдовушка успела и на кухне побывать, и Стуна с Айло осмотреть, и лошадей пристроить. Едва она выскочила из дома, чтобы растопить баньку, Крил свои соображения Гриолу и выложил.
   Малыш катался со смеху, Туло отвернулся, чтобы его улыбки до ушей никто не видел. Гриол сидел как водой облитый.
   - Это ради нас, Гриол! - шепотом, срываясь на смех, выдавил из себя Малыш.
   - Да ну вас! - здоровяк немного расстроился.
   - Нашел чего пугаться, - раздался звонкий голосок у дверей.
   Крил обернулся. Девчушка стояла у входа, подперев плечом стену и вертела в руках чей-то арбалет.
   - Положи лучше, красавица! - проворчал Малыш. Арбалет принадлежал ему. Вон, рукоять темной кожей обтянута.
   - А-то поранишься! - добавил Виол с улыбкой.
   Девка хмыкнула, небрежно швырнула арбалет на груду мешков. Ее тонкая ручка юркнула за спину, и через миг Селина показала Виолу жало небольшого метательного ножа. Хитрое оружие, Крил видел его. Впору дискам-шаарам близнецов. Лезвие небольшое, а рукоять такая, что и как кастет сгодится, и бросить можно. К тому же змеи рядом, деревня процветает, значит, знахарь есть, в ядах разбираются. Лезвия отравлены, а что девочка с таким оружием ходит - не удивительно. Неккиран мало какие яды берут.
   - В баню приходи, это лучшее оружие! - загоготав, сказал Малыш.
   - Мордами не вышли! - девчонка скривилась и юркнула за дверь.
   Девочка не робкого десятка, ей-ей, вырастет жена кому-то! За смехом не заметили, как в дом вошла вдова.
   - Готова банька, милые мои! Мойтесь, а я на стол накрою!
   Первым напросились Виол и Туло, последним выпала очередь Гриолу. Вместе с вдовушкой. Она решила посмотреть, как у него дела, да так оба до утра и не вернулись. Благо, что успела накормить парня хорошей кашей с мясцом и вина крепкого налить.

* * *

   - Кри-и-ил!..
   Он вздрогнул. Проклятие! Только задремал и... Хоть вообще спать не ложись!
   Крил утер лицо. Ему показалось, лицо покрыто испариной, но это ладони вспотели. Он скривился, сел на лежаке и обнял голову руками. Что-то происходит, становится муторно. Предчувствие большой беды. Может не зря эти сны приходят? Может Лайонэ не так уж и плох, как думает один таббар-недоумок?
   Крил тяжело встал, осмотрелся. Малыш дрых у дальней стены, больше в доме никого не было. На улице светло, как бы не полдень. Немного душно, где-то гогочут гуси. Обычный деревенский день.
   Он с ленцой вышел на улицу. Виол сидел на крыльце, правил ножи точильным камнем. Туло помогал брату ходить по двору - это знахарка посоветовала, чтобы яд из тела с потом выгнать. Отваров каких-то дала, порошков, травы разной, а фреланит не взяла, сказала, что и так у нее все есть. Странная она вообще, эта знахарка. Волосы висели космами до самого носа, только рот с крупными белоснежными зубами и видно. А одета прилично, в хорошее платье, в накидку с кучей карманов. Местные ее побаиваются, словно она не знахарка, а настоящая ведьма.
   И Стуну она помогла. Он быстро пришел в себя, но ходил еле-еле и мало. Похоже, сегодня Виол помог ему выйти и усадил рядом у стены, чтобы лысину свою погрел на солнышке. Еще немного и Стун уснет, настолько уставшим и одновременно расслабленным он выглядел.
   Слепой сидел в тенечке у забора, мастерил себе стрелы. Изредка поднимал голову и бросал взгляд на близнецов. Убедившись, что с ними все в порядке, возвращался к перьям и жалам.
   Гриола, само собой, нет. Все эти три дня его почти не видно, придет, посидит немного и уйдет. Хмурый какой-то, не говорит ничего. Как бы он не надумал бросить все и с вдовушкой в деревне остаться. Чушь! Это же Гриол! Мечтатель, солдат в душе, да вот не сложилось у него на службу поступить, хоть за оружие взялся еще в детстве.
   Виол подвинулся на ступенях, уступая место вожаку. Крил присел рядом, достал из сапога вечный спутник вора - небольшой нож с тонким лезвием. Но передумал подтачивать, и так острый.
   Слепой вдруг усмехнулся, посмотрел на Крила и кивнул на улицу. Девчонка пришла. Слишком часто приходит. Местные побаивались с шайкой связываться, но только не Подседок.
   "- И как Палеол ее отпускает?" - подумал Крил, рассматривая девчушку. Хотя Палеол, похоже, не знает, что его дочурка к чужакам тянется. Тайком все делает, дуреха.
   Парни в первый день думали, что приглянулся ей кто-то. Виол даже схлопотал коленкой в промежность, полдня потом ходил и крякал.
   Селина толкнула калитку, подошла прямиком к Крилу.
   - Вы когда уезжаете?
   - Скоро, - ответил он.
   Ответил и понял, куда девчонка клонит. Не по душе ей деревенская жизнь, темная, что еще сказать. Приключений захотелось. Сколько ей на вид-то? Младше этого белобрысого дурня Виола, определенно младше. Пожалуй, стоит Палеолу сказать, пусть образумит.
   - А куда поедете? - девчушка наклонила голову и стрельнула глазками.
   - Далеко, - Крил нахмурился. Ведь не отстанет, увяжется следом.
   Он встал, отряхнулся.
   - Слепой! Зайди в дом, разговор есть, - посмотрел на девчонку и кивнул на дверь.
   Пинком разбудил Малыша, выпроводил на улицу, закрыл дверь. Слепой сидел за столом, внимательно изучая Подседка. Крил пододвинул табурет и устроился рядом с другом.
   - Что, уйти с нами хочешь? - спросил он.
   Девчонка в ответ кивнула.
   - Не получится, - сказал Слепой. - У нас своих бед хватает, чтобы еще и девку беречь. Хоть ты и с силой, но молода слишком.
   - Я умею драться! - воскликнула девчонка.
   "С силой?!" - Крил покосился на друга, потом на девчонку. Это как он разглядел-то? Да, некоторые темные рождаются с даром от Пиоллы, сильны, как десяток тумархов, но это редкость большая. Да еще чтобы у девки такой дар был...
   - Крыса. Нет, - отрезал Слепой и встал.
   - Стойте! - Подседок сжала кулаки. - Я не только сильная. Меня знахарка наша многому научила.
   - Ну-ну, - Слепой усмехнулся, но все-таки сел. - Показывай тогда.
   - Сейчас! - торопливыми движениями девчушка расстегнула тонкую курточку, распустила завязки на рубашонке.
   - Это нам не интересно, - Слепой покачал головой.
   - Вот! Смотрите!
   Рубашку Подседок распустила до самой ложбинки между грудей, Крил невольно залюбовался молодым телом, позволив воображению дорисовать картину полностью. Оттого и не сразу заметил, шарахнулся в сторону, чуть не навернувшись с табурета.
   Из-за края рубашонки выглянула желтая головка маленькой змеи с крошечными зелеными глазками. Подседок шагнула вперед и протянула левую руку ладонью вверх. Второй сеппит вылез из рукава и уставился на Крила. Змея едва слышно шипела и постоянно высовывала ярко-красный язычок.
   - Я с любой змеей могу поговорить, - Подседок широко улыбалась.
   - Срам спрячь.
   Девчонка спохватилась, стыдливо прикрылась. Сеппит выскочил из рукава, проскользнул по плечу и нырнул за белый ворот рубахи. Подседок этого словно и не заметила.
   Слепой тяжело вздохнул, посмотрел на Крила. Тот уже пришел в себя и пытался собраться с мыслями. Айдона два назад не задумываясь взяли бы девчонку в шайку, с такими-то задатками из нее отличного бойца можно сделать. Но сейчас, с двумя раненными и кучей неприятностей на хвосте. Не вовремя!
   - Не знаю, - Слепой покачал головой и посмотрел на Крила. - Если дело серьезное подвернется - не убережем, сам понимаешь.
   - Понимаю, - Крил поскреб ногтем стол. Да, прав Слепой, не вовремя. Но руки чесались заняться Подседком. Эх, темная, да еще с такими навыками! - Ладно, ступай домой пока, не маячь возле нас, - сказал ей Крил. - Завтра в полдень зайди, там как все решат, так и будет. Ясно?
   Подседок радостно кивнула, быстро запахнулась и стрелой вылетела на улицу.
   - Уходим ночью? - спросил Слепой.
   - Ночью, - ответил Крил.
  

* * *

  
   - Крил!
   Сон исчез. Остался легкий гул в ушах и тяжелое, сбитое дыхание. Крил встал с пола, где оказался сразу после пробуждения.
   Парни спят, тишина и покой. Глубокая ночь, слышен далекий собачий вой и шелест ветра по крыше.
   Крил потер лицо и сел на лежак, теперь он точно не уснет. Странно, что резкий крик из сна сразу же исчез: как пущенная стрела, раз, и нет его. Опять шутки Лайоне...
   В ночной музыке появился новый звук - кто-то крался вдоль дома, слегка шурша песком. Крыса осторожно прошел до двери и прислушался. Два голоса, приглушенных. Один принадлежал Виолу, а второй он сразу не узнал.
   Дверь, приоткрывшись, скрипнула, и в проеме показалась лохматая голова Виола.
   - О... ты не спишь, - хмыкнул приятель и повернулся за спину. - Заходи, - и подманил кого-то рукой. - Я лошадей проверю, - напоследок сказал Виол и растаял за дверью.
   - Что с лицом? - спросил Крыса.
   Подседок спиной прижалась к дверному косяку и потерла левую щеку, где темнел размытым пятном свежий синяк.
   - Я по ночам к внешним посадкам хожу, возле холмов которые, - заговорила она. - Змей ловлю. Сегодня там два чужака были, с лошадьми. Копались в грядках.
   - И?
   Темная тряхнула головой, уставилась обычным женским взглядом, когда хотят сказать, что ты сам все знаешь. Конечно, два мужика и девка в тихом месте ночью.
   - Спрашивали, не проезжал ли кто недавно, шесть-восемь лошадей, возможно двое ранены, - продолжила Подседок.
   Погоня. Настигли все-таки.
   - И где эти двое сейчас? - спросил Крил, не сводя глаз с лица девчонки.
   - На огородах. Я поводья к рукам привязала, лошади никуда не денутся. Подумают, что змеи покусали.
   И ни один мускул на лице не дрогнул. Ясное дело, змеи покусали. Кто там разберет, ее ручные змеи, или что в траве копошатся. А ведь ребенок еще... Нет, волчица в шкуре ребенка. Неккиран или амал-тин среди полукровок добрым и ласковым никогда не вырастет, если вообще вырастет.
   - Ладно. Если не передумала, собирайся. Мы сейчас уходим.
   - Моя лошадь в овраге ждет, - совсем тихо сказала девчонка.
   Под пинками парни быстро вскочили, Стуну и Айло пришлось засыпать в рот по горсти порошка, выглядели неважно, а сколько в седле просидеть придется, это и демоны не знают. Хорошо в эту ночь Гриол в доме был, а не с вдовушкой. Собрались тихо, ушли незаметно. Крил надеялся, что два мешочка фреланита на столе достаточная цена за еду, питье и ночлег.
   По деревне отряд провела Подседок, уже на дороге расстались, парни помчались вперед, а Крил решил осмотреться и заодно подождать девочку. У пологого спуска в овраг Подседок мелодично и длинно свистнула. Вскоре, довольно похрапывая от натуги, оттуда выбрался молодой вороной жеребец с седой гривой. Седло с накидкой на круп, сбруя с клепками и рюшечками, точно бабский любимец. Но хорош! Поджарый, горячий, в холке не высок, ноги крепкие. Должен по лесу хорошо ходить. Правда, парни собакой прозвать могут из-за роста.
   Подседок потрепала коня за гриву, погладила по морде и резво вскочила в седло. Игриво перебирая копытами, конь пошел вперед.
   - Я на холмы поднималась. Костров много было, где-то за поллиги, - деловито подняв подбородок, проговорила девчушка.
   - Ясно. Часа за два до деревни доберутся.
   - Угу, - буркнула девчушка.
   Парней нагнали быстро. Хмурые все, не до шуток, но днем вороному Подседка достанется ласковых словечек. А может и не достанется, если близнецы заступятся. Они-то в конях разбираются.
   Отряд мчался по дороге вдоль лесной кромки. Даже когда занялся рассвет, лесная чаща осталась невозмутимо черной. У Крила засвербело под ложечкой, улыбка потянулась к ушам, и он резко окрикнул всех.
   - Малышка, в лесу всегда темно? - спросил он у девчонки.
   - Да. В кронах много пушистых лиан, цветет сейчас. Вот солнце до земли и не достает.
   - А змеи? - спросил Слепой, поняв мысль вожака.
   - Тут сухо, мало их, - Подседок обернулась к лесу.
   - Костров много было? - спросил у нее Крил.
   - Дюжины две.
   По три-четыре бойца на костер, итого с полсотни или немногим больше. Но лес не поле, тут волком надо быть, или крысой. Подседок знала место, где может большой отряд остановиться, туда и надо завести погоню. Заодно Крыса решил проверить, бахвалилась девчонка по поводу змей или нет. Может себя показать и парни поймут, кто в шайке объявился. Да и спесь с погони собьется надолго.
  

* * *

   Крыса лежал в кустах, и наблюдал за преследователями. Они хорошо повелись на оставленные следы, и пришли как раз в западню. Где-то сорок бойцов, все на лошадях, с мешками, сумками, да и вооружены неплохо. Серьезно подготовились. Вот только неизвестно кто их послал. Точно, что не Трехпалый. Тот не дал бы столько оружия и провианта в дорогу. Чьи же? Ни одной знакомой рожи. Главарь еще диковинный какой-то - рослый, белобрысый, нос картошкой. Сидит вон на пеньке возле костра, жрет мясо, пока остальные суетятся. А суетиться было от чего. Место-то маленькое, костров много не разведешь, везде сухие кусты, а в ручье полно змей, благодаря Подседку. Парочка недоумков сунулась за водой, так одного еле откачали.
   Осталось подождать, когда все улягутся спать. Крыса умел ждать, только приходилось иногда отталкивать веточкой подползающих змей. Те недовольно шипели, извивались, но быстренько уходили восвояси. Подседок, конечно, умница, но всех змей сразу контролировать не могла - их тут десятки, если не сотни.
   Когда в лагере все улеглись, Крыса подал знак парням, чтобы занялись охраной. Плохо, что Стун и Айло в укрытии вместе с лошадьми, да и Подседок в бою пока небольшое подспорье. Но все должно получиться.
   Крыса приподнялся, немного размялся, чтобы разогнать кровь по затекшему телу. Осмотрел еще раз засыпающий лагерь преследователей, и повернулся к Подседку.
   - Пора, - он подмигнул девчушке.
   Все-таки колдовство - жуткое зрелище. Девчонка присела на корточки, положила руки на землю. Ее глаза стали желтыми, зрачки сузились, а потом растянулись в тонкую вертикальную линию. Крысе показалось, что он слышит змеиный шепот из ее уст, но только показалось. На всякий случай он отмахнулся от наваждения и шепотом попросил защиты у демонов.
   Он пробрался вперед, присел за густым кустом, зарядил арбалет. Сейчас начнется.
   Ждать пришлось недолго, кто-то вскрикнул, пошла волна ругани и возгласов. Все вскочили, засуетились, заржали испуганные кони. Крыса свистнул и рванул из кустов к ближайшим лошадям. Подскочил к вбитому в землю толстому суку, на который были намотаны поводья, и быстрым движением перерезал почти все, с трудом увернулся от кинувшихся в сторону лошадей.
   Следом парни подняли жуткий крик, пугая животных и наводя суматоху. Один из чужаков кинулся к лошадям, но рухнул под копыта, схлопотав в брюхо арбалетный болт. Второй не успел даже вскрикнуть, когда вместо испуганного коня перед ним встал Виол с отведенным для удара ножом.
   Крыса подгонял лошадей в центр поляны, кричал, бил по крупам кинжалом. Справа мелькнул Туло, бросил шаар, резво подхватил горящую головешку из костра и швырнул в толпу. Сбив с ног проворного бойца, Крыса воткнул ему под скулу кинжал и едва увернулся от копыт перепуганной лошади. Ему не удавалось в этой толпе разглядеть вожака.
   Слепому повезло больше, его резкий свит дал понять, что вожака он нашел. Стрелой. Крыса кинулся в лес, на ходу подцепив попавший под ноги мешок.
   - Крыса! - окрикнул его в зарослях Гриол. - Виол!
   Белобрысому не повезло - лошадь лягнула в бедро. Идти мог, но хромал изрядно. Гриол держался за грудь и тяжко вздыхал. Вовремя подоспел Туло с мешком, не только вожаку пришло в голову разжиться по пути чужим добром. Сцепили с близнецом руки, усадили на них Виола, и побежали в лес, словно унося из отчего дома невесту.
   - Вперед, вперед! Не стой! - прикрикнул Крыса на Подседка, некстати вставшую на пути.
   Пробежали шагов триста, остановились отдышаться. Гвалт стоят знатный, весь лес перебудили. Хорошо бы пару медведей на шум привести, но где их в темном лесу взять? Если разбегутся лошади, да вожака нового не выберут, застрянет погоня надолго. Или, что еще лучше, уберется восвояси.
   - Она на свет вылезла, - прошипел не хуже змеи Виол, и кивнул на девчонку.
   Ох, не хотел Крыса читать руками по лицу нотации, но надо бы. Подседок все поняла и отступила робко на шаг. Зря отступила, руки еще сильней зачесались. Ладно, не дура. Второй раз сунется - пойдет со своим бабским вороным ко всем демонам с богами в придачу!
   - Двинулись!
   На стоянке осмотрели Виола и Гриола. Первому больше досталось, синяк на все бедро. Ничего, постенает денек-другой и козленком запрыгает. Гриолу копытом бок оцарапало, но тоже не страшно, разве что спать на левом боку не сможет пару ночей. Рассмешил всех Слепой - приволок мешков пять, Крил, хохоча, подумал, что приятель самым наглым образом прошелся по лагерю и собрал мешки потолще. Когда уже принялись копаться в честно добытом барахле, вспомнили про девчонку. Сидела у костра, повернувшись спиной.
   - А почему у костра и без котелка? - подметил Слепой.
   Под легкий гогот парней девчонка огрызнулась, вскочила, рывком подхватила из груды вещей котелок и ушла к ручью.
   - Она лошадям под нос змею бросила, - усмехнувшись, сказал Виол. - Они шарахнулись, я и не успел увильнуть.
   - А нечего во время дела на девок пялиться! - со смешком выдал Малыш.
   Парни снова заржали. Слепой, став вдруг серьезным, махнул рукой и ушел проверить, не идет ли кто по следу. Потихоньку стали готовиться к ужину. Хорошо бы уйти подальше, но не сейчас. Двое раненых было, еще Гриол и Виол, вряд ли в седле долго продержатся. От троп вроде далеко в лес ушли, может и не найдут.
   Крил выругал себя. Расслабился в последнее время. Домашним стал, как говорят темные. Было время - погнал бы всех дальше от беды, а сейчас позволяет отдыхать. После такой взбучки погоня не скоро опомнится, но всегда нужно думать наперед. Демоны с отдыхом, пусть парни животы набьют, и уходить лесом дальше. Радости приказ не вызвал, но согласились. Подседок хмуро вылила воду из котелка в костер. Хватит и мяса с хлебом.
   Собирались молча, даже чересчур хмурые. Айло кормил с руки ягодами своего коня, придерживаясь за гриву. Вороной Подседка нервничал и недовольно фыркал.
   - Лысая собака, - пробурчал на него Слепой и вскочил в седло.
   Виол запрыгнул в седло и застонал сквозь сжатые зубы. Гриол сидел, согнувшись, и не убирал руки с раненного бока. Да уж, половина шайки бесполезна сейчас. Хорошо хоть Слепой без царапин и лошади целы.
   Крил погнал отряд вперед, если повезет - к рассвету лес кончится, а там быстрей дело пойдет. Одно плохо, чтобы до Арт-Дола добраться, надо заложить огромный крюк, а это три дня потерянных. Но другого пути нет.
  

* * *

   В дебрях черного леса звезда удачи не видела Крила, или просто решила остаться слепой. Проехали всего ничего, как вдруг Гриол застонал и свалился из седла на землю. Потерял создание, и непонятно почему. Крил забеспокоился, ребра-то целы, отеков нет, дышит ровно. Да и не могло ничего серьезного приключиться, удар вскользь прошел. Царапина, а не рана. Но дальше двигаться нельзя. Отсидеться надо, хоть на углях танцуй, а надо.
   Все, что мог придумать сейчас Крил - уйти дальше в лес, найти сносное место и отлежаться. Настроение пропало окончательно, даже лошади шли молча, изредка недовольно дергая головами. Гриола пришлось привязать к седлу, деревья растут тесно, кусты высокие, все норовят ветвями за одежду зацепиться. Тут одна лошадь с трудом пробирается, не то что пара с лежаком меж седел.
   Крил для начал нашел ручей. Дальше ехали вдоль русла, пока не нашли сносную прогалинку. Ну и змей Подседку пришлось уговорить убраться к демонам. Вытоптали кострище, собрали хвороста, травы сухой для лежаков, привязали лошадей, и как-то спокойней сразу стало. Даже Гриол пришел в себя, пожаловался, что ноет в груди, пошевелиться сложно. Крил только развел руками, рану перевязать или заштопать на скорую руку, даже с нехитрым отравлением разобраться он мог. Ну, знал еще, как лечить от некоторых болезней. Но что с крепышом Гриолом делать - понятия не имел.
   Настроение чуть поднял Малыш. Когда набирал воду, увидел в кустах дохлого ужа. Выпрыгнул из оврага ловчее кошки, бледный, словно гриву Навардэ потрепал. Это уже потом, когда Подседок, сдерживая смешок, принесла мертвую змею, все захохотали, а, по сути, смеяться нечему.
   Неспешно потянулось время за ленивыми делами. Разве что всполошились, когда вороной Подседка перегрыз ветвь, к которой был привязан, и пришел к костру. Упрямое животное не хотело слушаться даже хозяйку. Жеребец не убегал в лес, а, словно издеваясь, резво отскакивал от преследователей, и, гордо долбя копытом землю, оставался стоять в ожидании. Слепой, потеряв терпение, потянулся к луку, и вороной сдался, виновато позволив хозяйке перехватить поводья.
   - Я эту собаку на мясо пущу! - прорычал Слепой, грозя зверю стрелой.
   Чуть не пострадал Туло, когда пошел проверить, как Подседок привязала своего баловня. Конь попытался лягнуть непрошеного гостя, и если бы не проворство близнеца, одним пришибленным в шайке стало бы больше.
   - Свяжите ему передние ноги, - приказал Крил.
   Вороному затея не понравилась, тут уже никто справиться не мог. Снова выручил Слепой. Грубо схватив коня за ухо, он силой притянул его голову вниз, да видимо так расстарался, что животное и не подумало вырваться или дергаться.
   - Повыступай мне еще! - Слепой погрозил коню кулаком.
   Словно поняв сказанное, вороной мотнул головой, но когда Слепой отошел от него, конь ударил копытом по земле так, что многих обдало грязью и сухими листьями.
   - Это не собака! - отряхиваясь, усмехнулся Слепой. - Это вша лохматая!
   Вороной снова не остался в долгу, ударил копытом, но все успели отскочить от нового потока мусора.
   - Змеями ты его чтоль кормишь?! - Малыш, захохотав, сказал Подседку.
   - Спину ему потри, где седло было, - посоветовал Туло. - Успокоится сразу.
   Оставив девчушку возиться с конем, все вернулись к костру. Сейчас бы Велес начал рассказывать байки, истории и страшилки. Кто-нибудь, прервав рассказ и зацепившись за сущий пустяк, принялся бы спросить, переходя на разные темы от "на базаре слышал!" до "знакомая бабка говаривала..." И так до поздней ночи, пока кто-нибудь не оборвал бы спорщиков гневной фразой, что пора спать. Так было раньше, но сейчас раненые мгновенно уснули после горячей каши, Подседок с головой исчезла под одеялом, а Слепой с Малышом резались в ножички - не могли они спать.
   Отправив Туло еще раз проверить лошадей, Крил ушел бродить по лесу, а заодно проверить следы и просто подумать. Дела не клеятся с того самого утра в Тир-Мае. Пусть не клеятся, но дурно то, что Крил не мог разобраться в происходящем. Если Трехпалого он еще мог понять, хоть и с оговоркой, то все остальное выглядело слишком мутным. Пусть Трехпалому подсказали, где окажется Крил с шайкой. И все ради того, чтобы он вывел его к дому Костерка. Но не один же он знал, где находится убежище! Этот темный из таверны, чего он крутится рядом, и что не поделил с тем зеленоглазым? Еще эта золотая баба Виола.
   Хитро получается, подумал Крил, между делом срезая кстати подвернувшиеся грибы. Один присматривает, вторая просит уехать из города, щедро бросаясь золотом. Еще есть воры, которые ножами прогоняют с улиц в поле. Причем гонят как-то так, не подумав и словно ни на что не надеясь. Трехпалый урод еще тот, но послал бы полсотни бойцов на него, Крысу, одного. А тут еще город родной, да шайка под боком. Нет, не Трехпалый в Тир-Май прислал бойцов. А кто?
   "Муть какая-то!" - Крил тряхнул головой и присел в темноте, нащупывая глубокую ямку в земле. Копыто, попало в неприкрытую мусором землю. Вот и отпечаток четкий, по такому за раз можно понять, когда проехали, какой груз лошадь несла.
   Ножом он расковырял ямку, присыпал чем-то подвернувшимся под руку. Дойти до изгиба ручья, а там и назад можно поворачивать.
   Крил осмотрелся. Темный лес погрузился в тихую ночь. Где-то над головой, над черными пушистыми кронами, ползут по небу звезды, уступая место желтому диску луны Айдон. Хорошо все, если бы не погоня, нехватка денег и куча змей.

* * *

   На третий день откровенную скуку каждый прогонял как мог. Туло и Малыш крутились возле Подседка, к великому неудовольствию Виола, и как могли, поучали ее ножевому бою. Девчонка схватывала быстро, но не хватало ей тренировки - движения грубые, резкие, рука дергается. Слепой нашел где-то тростник, и мастерил себе стрелы. Стун вроде оправился, сам сходил к ручью утром, умылся. Да и лицо не бледное. Виол на пару с Айло бродили туда сюда, больно, но надо ноги разрабатывать. Гриол перестал хрипеть во сне, тоже поправляется. Плохо, что корма для лошадей не много - сомнительного вида траву и листья животные отказывались есть и не все принимали хлеб и бобы. Вороной Подседка, которого уже все называли не иначе, чем Псиной, чуть не лягнул Туло. С руки девчушки дурной конь слизнул корку хлеба, но остальное есть отказался. Хорошо хоть вода в ручье чистая.
   Костер упорно не хотел разгораться, мало хорошего хвороста в округе - одна труха. Когда робкий огонь захрустел ветвями, выпустив вверх сном пепельного дыма, Крил отошел подальше. Сейчас разгорится, и дыма меньше станет. Подседок воду принесет, Слепой уже кашу намешал, засыпать только и подождать.
   - Кри-и-ил... - сдавленно прозвучал за спиной голос девчушки.
   Лес навалился со всех сторон, земля под ногами зашаталась. Крыса медленно повернулся на голос. Сверкающее лезвие замерло у горла девчушки, а за ее спиной стоял высокий парень. Плечи широкие, жилистые руки. За ним еще двое, под стать первому. В руках по арбалету с голодными стальными болтами. Морды замотаны тряпками, глаза узкие, на голове кожаные колпаки, а на кистях рук шрамы. Ассасины!
   - Ты тот, кого прозвали Крысой? - спросил с жуткой хрипотой придурок, державший Подседка.
   - Ну, я... - Крыса чуть пригнулся, незаметно выпуская из рукава метательный нож.
   - Где вторая? - задал ассасин непонятный вопрос.
   - У лошадей была, там... - Крыса кивнул в сторону.
   С хрипом Подседок забросила руку за голову, к шее ассасина. Крыса сразу прыгнул в сторону, бросил нож. Мимо! Хриплый ассасин выстрелил, болт прошел рядом. Он схватился за нож, но глаза его вдруг закатились, он вздрогнул и повалился на землю.
   Еще одним занялся Слепой - засадил стрелу в ногу и полез с ножом. Туло и Малыш обходили раненого ассасина стороной, тот вертел головой, не зная, кто опаснее. Крысе же достался последний и, похоже, самый ловкий.
   Ассасин скинул плащ и развел руки. Меж пальцев на обеих руках вынырнули тонкие лезвия - истинное оружие ублюдков. Закружились, противник изучал Крысу, шел осторожно, но, дурак, повернулся спиной к Туло. Крыса свистнул, ассасин на миг отвлекся, но увернулся от брошенного шаара. Вот только от ножа Крысы он увернуться не успел. Крыса трижды ударил кинжалом в сердце, сбросил тело ассасина на землю и смачно плюнул в лицо.
   Парни прибили третьего, только Слепой морду не уберег - полоснул его ассасин по лбу. Кровищи много, но не страшно. Малыш не унимался, рычал, тыкал ножом в грудь убитого. Туло пытался его оттащить, но Малыш брыкался и отмахивался.
   Крыса усмехнулся, шагнул и рухнул на землю. Демоны! Левая нога отнялась! Он ощупал влажное от крови бедро. Все-таки зацепили!
   Пока Крил перетягивал бедро веревкой, Туло подскочил к девчонке. Крил уже простился с ней, но тут заметил, что у Подседка подрагивают веки. Жива!
   Он подскочил, отодвинул руки Туло, пальцами сжал широкий порез на шее девчонки. Крил орал, парни выворачивали сумки, искали иглу и нитки, искали мелицу.
   - Крыса! Шерсть есть! - закричал Малыш.
   - Давай!
   Малыш приволок пучок шерсти и толстую тлеющую ветку. На углях жгли шерсть и прикладывали к ране на шее девчонки. Порез не глубокий, но через всю шею. Повезло ей, очень повезло.
   Кровь остановили, Крил облегченно вздохнул. Рано Подседку с Навардэ встречаться, еще побегать должна.
   Навалилась усталость, Крил опустился на землю, закрыл глаза. Его растолкал Малыш. Стоял, кроша в руках красный кусочек фреланита.
   - Давай, задницу показывай! - и скалился, паскуда.
   Крил перевернулся на живот. Рану действительно прижечь надо, тут мелкий прав. Он взвыл, когда Малыш расплавил порошок огнем. В глазах потемнело.
   Очнулся он уже лежа на своем плаще. Рядом, закинув голову и приложив ко лбу пучок травы, лежал Слепой.
   - Ты как? - спросил Крил слабым голосом.
   - Лучше тебя!
   Крил осмотрелся. Стун и Гриол сидели у костра и держали наготове арбалеты, Малыш исчез. Туло и Виол возились с Подседком. Приплыли, подумал Крил. Теперь точно никуда не деться, торчать в лесу долго. На ногах только Малыш и Туло, бойцы хорошие, но тащить на себе семерых не смогут.
   - Да не такие они и страшные, - Виол подошел к одному из ассасинов и содрал с лица повязку.
   Через миг тело засветилось синим светом и на глазах начало таять. Белобрысый с воплем отскочил, но подвела нога, и он рухнул на землю. Шустро заработав руками и здоровой ногой, Виол отполз в сторону. Сразу же сгорели тела и остальных ассасинов.
   - Чего это было?! - опомнившись, завопил Виол.
   - Колдовство... - тяжело повернув голову, сказал Слепой.
   - Да... Я думал, что будет похлеще. А то ассасины, ассасины, - издевательским тоном проговорил Малыш.
   - Точно. Не всем байкам нужно верить, - подметил Туло.
   - Гавкать перестали! - крикнул Крил и сморщился от боли. - Напади они на нас сразу, положили бы всех. Или перерезали по очереди, сами так делаем!
   У воров хоть совесть есть. Даже с последним недоумком с дороги можно договориться, да и тот не станет женщин и детей резать - демонов побоится. А ассасины и детей режут. Нет, с ними не разойтись на дороге, коли повстречал.
   Крил застонал. Бедро жжет. Неужто яд? Нет, лезвие зазубренное было. Вот и орет тело болью.
   - Так ты в лоб одного уложил! - заметил Малыш.
   - За его годы и ты бы научился на ножах с ублюдками справляться, - подал голос Слепой.
   - Чего?! За какие годы?
   - Возьми Туло и лошадей найди. Заодно наших проверь. И быстро! - прервал все рассуждения Крил, и осуждающее посмотрел на Слепого, но тот устало отмахнулся. - Виол, ты как с ногой?
   Белобрысый сказал, что ходить тяжело, но терпимо.
   Застонала девчонка. Крил подвинулся поближе, и, когда она потянулась к лицу, придержал ее руки, но, вспомнив про сеппитов, отстранился.
   - Змей своих успокой, - сказал он, и Подседок слабо кивнула. - Болеть будет, так что терпи, делать нечего.
   Умница моя, похвалил ее про себя Крил. Уснуть бы ей сейчас, но вряд ли. Женщины боль чувствуют сильнее, хотя, говорят, и переносят легче. Пореветь бы ей в голос, но горло, щека...
   - Эх, полезла ведь! - Гриол накрыл малышку одеялом.
   - А чего, - отозвался Слепой. - Поняла, поди, что все равно убьют. Хоть так, хоть эдак. Это ублюдки если нож к горлу поставили, то все, пой колыбельную Навардэ.
   - И как только поняла...
   - Ты бы тоже понял, - усмехнулся Крил.
  

Оценка: 4.70*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"