Гамильтон Э.: другие произведения.

Звездный охотник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ранее не издававшаяся на русском языке повесть Эдмонда Гамильтона. Повесть впервые опубликована в журнале "Space Travel" в сентябрьском выпуске 1957 года. Название повести в оригинале "The Star hunter". Краткое содержание повести: В будущем весь космос поделен на королевства и империи, и агенты Империи Земли узнают тайну Империи Ориона о каком-то секретном оружии, которое появилось у Ориона, и которое способно перевернуть баланс сил в Галактике. В повести присутствуют гонки на сверхсветовых скоростях, Дьявольский Канал в Пограничных областях Космоса, мертвые безжизненные миры, грандиозные битвы эскадр крейсеров в полях космического мусора, и, конечно же, разгадка секретного оружия Ориона, которое применяется... От себя добавлю, что Гамильтон постарался на славу - лихо закрученная "космическая опера" в чистом виде.

  Автор: Эдмонд Гамильтон.
  Перевод с англ.: Шруб Евгений Федорович.
  
  ЗВЕЗДНЫЙ ОХОТНИК
  (повесть)
  
  ГЛАВА I
  
  Гнев короля Ориона пылал через весь космос.
  Из Хайдеса, Минтаки и Саифа поднялись его охотники - мрачные военные корабли, ускорившиеся меж звезд в мстительном поиске маленького, секретного судна, посмевшего нарушить их границы. Закодированные гневные и тревожные сообщения передавались вдаль. И вдоль всей галактики этой звездной империи их услышали, и тревога стала наблюдаться у их собственных границ. Королевство Кассиопеи, объединенные бароны Геркулеса, которые владели тысячами солнц и миров, короли Льва, Гидры, Дракона и более меньших королевств, до самых Пограничных областей космоса - все они выслали свои флоты для наблюдения к границам большой империи Ориона. Более ревниво они относились лишь к огромной и более древней Земной Империи, за корабликом которой шли попятам охотники.
  Убегающее судно было скаутом пятого класса Земного флота - крошечный, игрушечный кораблик по сравнению с большими и тяжелыми крейсерами, которые его преследовали. Его орудия являлись лишь отпугивающими пукалками, едва способными пробить какую-нибудь броню. Но за счет этого, скаут развивал высокую скорость.
  Пятнышко металла, летящее к границе Земной империи, теперь двигалось очень быстро. Но Хью Мэйсон с фатальным осознанием понимал - недостаточно быстро.
  - Мы не скроемся, - произнес Стек. Небритый и с красными глазами он не тянул на капитана скаута, когда стоял позади Мэйсона в небольшой рубке управления. Он выглядел как бродяга.
  - Те крейсера сзади не смогут нас поймать, - ответил спокойно Мэйсон.
  - Не смогут, - согласился Стек. - Ну а что относительно тех, что впереди? Они стартуют с Альдебарана прямо сейчас.
  Мэйсон не ответил и его рот сжался, когда он посмотрел на широкий обзорный экран рубки управления, который в действительности был сложным аналогом сканера, вбиравшего лучи обычного света. Свет миллионов звезд впитывался им с колоссальной панорамы яркого звездного мрака и космической темноты. Среди глубинных сапфировых гирлянд, синих, алмазно-белых и дымчато-апельсиновых светил, как дружественный маяк пылала беловато-зеленая великолепная звезда Сириуса, за которой желтела далекая искра Солнца - источник жизни старой столицы Земной Империи, из которой человек распространился по всей галактике. Но впереди, гораздо ближе, раскинулась кровавая вспышка системы Альдебарана, которая была частью Орионской Империи.
  Мэйсон часто задавался вопросом, какая ошеломительная перспектива открывалась для первых людей, которые тысячи лет назад полетели от Солнца, чтобы колонизировать галактику. Их хилые звездные суденышки с храбростью и верой направились в великие глубины, мечтая населить галактику, чтобы жить в мире, согласно универсальным законам. Но мечта развеялась. Один центр управления не смог удержать всю галактику - возникли политически независимые королевства, отклонившие власть Земной Империи, но оставившие старые земные названия. Самой древней и самой большой являлась Земная Империя, которая не имела правителя и управлялась избранным Советом. Но короли остальных государств - такие как Джаниссар Орионский, тосковали по большой славе.
  Думая об этом, Мэйсон руками сжал поручень. Он проскрежетал сквозь зубы:
  - Мы должны вернуть Олифанта на Землю прежде, чем он умрет. Он ключ ко всему.
  Стек безнадежно пожал плечами:
  - Альдебаран одна из главных баз Ориона. Скоро они будет знать, что мы летим. Коммуникационные лучи быстрее, чем корабли.
  Мэйсон резко вспылил:
  - Мне все это известно. Если ты забыл, то раньше я был летным офицером, прежде чем пошел в Разведывательную службу.
  Стек пробурчал:
  - Да никаких обид.
  Мэйсон отвернулся. Ему было тридцать два, но он чувствовал себя на все "сто два" - темноволосый мужчина со щетиной на лице и отчаянием в глазах. Он произнес:
  - Нас обоих порвут на части. Забудь мои слова. Если мы начнем ссориться, то от этого не выиграем. Надо что-то быстро придумать.
  Стек указал на огромную звезду впереди, которая кровавым глазом наблюдала за их прибытием.
  - Их крейсера раскинут невод на восток, запад, зенит и надир от Альдебарана. Мы сможем обойти вокруг планетарной системы Альдебарана. Но даже если мы сделаем широкий круг от радаров их крейсеров, то все равно столкнемся с кораблями, поднимающимися с Алефа и Чармара.
  Мэйсон посмотрел на сверкающий звездами небосвод и сказал:
  - Земная граница недалеко от Альдебарана. Но ты прав, нам не удастся сделать широкий круг от радаров их крейсеров.
  - Таким образом, мы должны просочиться сквозь их сеть, попробовать как-то пролезть через нее, - сделал вывод Стек.
  - Остается только единственный путь - через систему, - подвел черту Мэйсон. Его челюсть напряглась. - Надо как-то быстро и незаметно пробраться через тот космос.
  - Да нету никакого пути, - уныло возразил Стек. - Все руководство системы Альдебарана будет в таком напряжении, что и муха не сможет прожужжать через...
  И он внезапно смолк, глядя на перекошенное лицо Мэйсона. Затем, изменившимся голосом, поинтересовался:
  - И как же мы пролетим через планетарную систему Альдебарана?
  - А вот так! - кивнул Мэйсон.
  Стек скосил глаза на автопилот, после чего пораженный взгляд высветился в них:
  - Ты хоть знаешь, каковы наши шансы будут на этих скоростях?
  - Я знаю, что у нас вообще не будет никаких шансов для любого другого пути, - отрезал Мэйсон. - Настрой его. Пойду, проверю Олифанта.
  Он оставил тесную рубку управления и спустился по узкому сходному трапу, который был осью SC-1419. Звездный корабль класса скаута имел только машинное отделение с местом для восьми людей. Его металлический корпус, казалось, вибрировал каждым атомом от толчков его массивного двигателя, поскольку скаут летел на досветовой скорости к границе.
  Мэйсон протиснулся между высокими деталями ионного двигателя, которые воняли горячим металлом. В крошечном уютном местечке лежал на койке Олифант. Один из команды, молодой Финетти, сидящий возле него, взглянул на Мэйсона.
  - Ему хуже, - прошептал Финетти. - Пульс, дыхание и все.
  - Он не приходил в себя?
  - Нет, с той минуты, как мы подобрали его, - ответил Финетти, и добавил: - Мне жаль, что я не могу сделать большего для него, я ведь не санитар, а прошел только шестимесячное обучение, и имею только общее представление о первой медицинской помощи.
  - Ты делаешь все правильно, - успокоил его Мэйсон. Он наклонился к койке и позвал:
  - Олифант!
  Человек на койке не ответил. Его тонкое лицо было серым и неподвижным, глаза закрыты. Только слабо поднимались и опускались массы повязок, которыми обмотали все его тело.
  Он был маленьким человеком. Но Мэйсону он казался большим. Олифант, его большой друг, совершил то, что никто из людей во всей истории Земной Разведывательной службы не делал прежде. Он полетел прямо в тронный мир Империи Ориона, глубоко в Плеяды, в поисках тайны.
  Он мог не делать этого. Он достиг высокого ранга, и мог поручить эту работу Мэйсону или кому-нибудь еще. Но отправился сам.
  Мировое устройство галактики не всем было по нраву, и только вес и власть Земной Империи удерживали ревнивых звездных королей от того, чтобы впиться в глотку друг другу. И когда прошел слух с Ориона, Олифант лично полетел, чтобы узнать правду. Слухи, домыслы, сплетни - струились окольными путями через весь космос. Прошла информация, что Джаниссар, король-суверен Ориона, счастливый человек. Что оружие, которым он вскоре завладеет, сделает Орион самым главным среди королевств. И если он заполучит его, то сразу же использует, чтобы расширить свою империю. И мир в галактике будет разорван на клочки.
  Это мог быть только необоснованный слух, но Олифант полетел, чтобы все разузнать.
  SC-1419, тайно прокравшись в космос Ориона, высадил его на мертвый, безжизненный спутник в Плеядах. На своем небольшом флиттере Олифант вылетел оттуда, достигнув тронного мира короля Ориона. Они ждали, пока флиттер не вернулся. Но тот прилетел на автопилоте, со смертельно раненым Олифантом, находящимся в бессознательном состоянии. И с тех пор он не приходил в себя. И независимо от того, что он узнал, эта информация все еще была заперта в его мозге.
  - Олифант! - повторил Мэйсон снова, вблизи уха. - Это Мэйсон. Мэйсон.
  Бледное лицо даже не шевельнулось. Олифант находился далеко в царствах сна, где друзья, звезды и империи ничего не значили.
  - Я не думаю, что он сможет продержаться до дома, сэр, - произнес Финетти. И добавил с тревогой: - Если, конечно, мы вернемся домой.
  Мэйсон медленно выпрямился.
  - Сделай все, что можешь для него. Мы вернемся домой. Мы...
  Динамик в стене позвал голосом Стека:
  - Мэйсон!
  Мэйсон возвратился в рубку управления. Когда он вошел, истеричный треск компьютера прекратился. Стек сказал бесстрастно:
  - Их крейсеры впереди обнаружили нас радаром. Теперь мы летим прямо на них.
  Мэйсон взглянул на обзорный экран сканера. Альдебаран казался теперь большим красным пламенем среди звезд, пролегая немного справа. Его меньшее солнце-компаньон почти скрывалось в его ярком свете.
  - Теперь и дураку ясно о наших намерениях, - процедил Стек. - Скоро они начнут нас обстреливать.
  Мэйсон кивнул.
  - Теперь это твое судно.
  - Это? - протянул Стек неприятно. - Оно было моим, пока я не подчинился приказам Разведывательной службы. Теперь я не знаю, мое ли оно.
  Мэйсон не ответил на это высказывание. Он наблюдал, и ждал. Там, за мерцающей звездой в космосе, крейсеры Ориона поворачивались к ним, заработали прицелы, и...
  Красивая красно-золотая вспышка расцвела с левой стороны от них, разверзнув ослепительную сияющую вселенную. Мгновение спустя, второй взрыв с правой стороны раскрылся вспышкой так, что скаут был отброшен подобно фотону на гребне солнечного протуберанца. Орудия немыслимой дальности пускали ракеты, чьи самовключенные ионные двигатели швыряли их на сверхсветовой скорости быстрее, чем любой звездный корабль.
  Стек сказал пилоту:
  - Уже достаточно близко. Программа настроена, включай автопилот.
  Пилот переместил рычаги, и затем расслабился - его руки опустились, плечи задрожали. Скаут резко качнулся и погрузился в красное пламя Альдебарана, как бы намереваясь идти на самоубийство в могущественную звезду.
  - Я надеюсь, - высказал свое мнение Стек, - что у нас на пути ничего не окажется.
  Холодок пробежал по спине Мэйсона, когда он смотрел на большую красную звезду и ее маленького компаньона в шаге от них. Уже на этой скорости, пятнышки ее восемнадцати планет имели вид капелек. Пролетать планетарную систему на сверхсветовой скорости категорически запрещалось в соответствии с любыми законами галактики. Это было явным безумием. Компьютер мог учесть положение каждой планеты, луны и малого тела в системе, но не мог рассчитать всего того, что скапливалось между планетами. Они рисковали, и если бы столкнулись с чем-нибудь, то никогда бы об этом не узнали вообще.
  Никакой пилот-человек не смог бы совершить резкие маневры и движения при возникшей необходимости избегания всего того, что окружает те миры и луны. Автопилот самодовольно защелкал, когда стал увеличивать скорость.
  Мэйсон бросил взгляд на пятнышко света. Сердце замерло, глядя на то, как на скорости оно выросло подобно воздушному шару, увеличившись в широкую, одетую в лед планету с небольшими лунами, пролетевшую вихрем мимо них и исчезнувшую позади.
  Он уцепился за поручень, когда автопилот резко потянул SC-1419. Они промчались по оправе астероидной зоны, которая походила на могущественную каменную реку в небе, затем проследовали дальше, и теперь Альдебаран и его маленький компаньон ярко светили снова на их лицах. Два солнца остались вдали и слева, когда автопилот сместил их курс, и огромная шафранно-черная планета качнулась мимо.
  Стек издал звук, совсем не похожий на смех.
  - Держу пари, что в тех крейсерах позади нас есть удивленные люди, - и затем продолжил, - и черт с ними. Я все равно боюсь.
  "И у него имеются веские основания, - подумал Мэйсон, - потому что я тоже боюсь".
  Они ворвались в пространство внутренних планет, где судоходство было наиболее сложным, и если врезаться или даже задеть какое-нибудь судно, если...
  Он хотел закрыть глаза и не смотреть на красные, оранжевые, серовато-коричневые, цветные планеты и луны, пролетающие мимо них. Он думал, что автопилот сошел с ума, что они никогда не сделают это. Огромный, подавляющий Альдебаран сверкал впереди, и SC-1419 сокращал промежуток между ним и меньшим солнцем-спутником.
  Они проскочили через явный проход между светилами, поперек их планетарных орбит. Они совершили это, и Мэйсон вспотел, а пилот сидел, сгорбившись в кресле, и закрыв глаза.
  Автопилот, наверное, действительно сошел с ума, пробуя их убить, приближая скаут к громадной оранжевой планете, которая ширилась с ужасной скоростью. Их сознание раскалывалось, когда они сделали крен мимо качающейся луны, похожей на медный щит, и проследовали дальше.
  Как будто прошла целая вечность и чей-то голос произнес:
  - У нас получилось. Небеса, мы сделали это.
  SC-1419 был снова в открытом космосе, удаляясь от далеких огней Сириуса и приближаясь к земным границам. Альдебаран и его миры остались позади.
  Стек, со сверкающим красным лицом, вскричал:
  - Тем крейсерам потребуется некоторое время, чтобы развернуться вокруг внешней стороны их системы - но теперь они никогда не поймают нас.
  Мэйсон почувствовал, что кто-то тащит его за руку. Это был Финетти, серое лицо которого отражало испуг и волнение.
  - Мистер Мэйсон, он умирает. Он долго не проживет!
  Мэйсон поспешил назад с новой надеждой. Они проникли в цитадель Ориона и сбежали от его звездных кораблей, но все это будет напрасно, если Олифант умрет. Он спустился назад по сходному трапу, Финетти следовал за ним по пятам. Одного взгляда на Олифанта было достаточно.
  Его глаза все еще оставались закрытыми, а лицо неподвижным, но цвет кожи приобрел ужасный оттенок, а его дыхание казалось незаметным. Очевидно, что он умирал.
  Мэйсон понимал, что должен сделать, что сам Олифант хотел бы, чтобы его жизнь не была принесена в жертву напрасно. Но ему потребовались мгновения, прежде чем он смог произнести слова.
  - Дай ему стимулятор электрошока, - приказал он Финетти.
  Финетти пораженно воззрился на него.
  - Но при таких условиях это почти немедленно убьет его!
  - Почти, - заметил Мэйсон. - Он станет в состоянии говорить. Так или иначе, но он все равно умрет через несколько минут, и ничто не сможет спасти его. Делай это!
  Его голос подстегнул Финетти к действию. С дрожью в руках, он прикрепил электроды. Скулящий аппарат разорвал монотонную тишину. Олифант задергался, его тело задрожало и закорчилось. Внезапно глаза открылись, смотря безучастно вверх. Мэйсон склонился над ним.
  - Джон, это я, Хью Мэйсон. Что ты узнал?
  Олифант зашептал слова.
  - Я разобрался с этим. Я не думал, что они выстрелят в меня, когда уходил на флиттере...
  - Что ты узнал? Что за новое оружие у Ориона?
  Глаза Олифанта сосредоточились на лице Мэйсона. Он заговорил мучительно, страдальчески.
  - Чем точно это является, я не смог узнать. Оно было обнаружено Риллом Эмрисом, одним из их самых величайших ученых. Что-то космической силы. Но Рилл Эмрис сбежал с Ориона, захватив тайну с собой...
  Мэйсон согнулся поближе, поскольку голос Олифанта быстро угасал.
  - Рилл Эмрис сбежал в Пограничную область космоса. Орион послал за ним одного из своих лучших агентов, В'ранна. Они чем-то рискуют, пробуя вернуть его, они...
  Внезапно голос остановился, и недоверчивый взгляд застыл в глазах Олифанта.
  - Да ведь я умираю, я...
  Затем понимание отразилось в его глазах, и он прошептал:
  - Спасибо, Хью...
  Финетти склонился над ним, затем выпрямился.
  - Он ушел.
  Мэйсон замер, глядя вниз на неподвижное лицо Олифанта, затем сказал:
  - Он сделал свое дело. И теперь появилась новая большая работа для кого-то еще. В Пограничной области космоса.
  
  ГЛАВА II
  
  Эти два землянина походили на гигантов, идущих через галактику. Они шагали между ярким созвездием, колоссально возвышаясь над миллионом крошечных солнц, и большие потоки звезд омывали их грудь, плечи и головы.
  Но это была не реальная галактика, а бесконечно меньшее ее изображение, планетарий в крупном масштабе, заполонивший собой целую сотню футов круглой комнаты, расположенной глубоко внизу, под зданием Земной Разведывательной службы на Сириус-Четыре.
  Комплексы линз спроектировали точные изображения каждой важной звезды в галактике. Здесь находилось все - группы звезд и одинокие солнца, темные дыры, великолепие больших созвездий, размах целой галактики.
  Одним из этих двух мужчин был Хью Мэйсон, другим Вальдес, руководитель Земной Разведывательной службы, глубоко взволнованный человек. Его тонкое лицо немного дергалось, глубокие глаза тревожно бегали, когда они шли через большой рой легких пятен. Он указал на мягкие линии зеленого света, которые очерчивали ползущие границы Земной Империи, Империи Ориона, и всех королевств.
  Вальдес остановился, и его рука протянулась как рука бога, когда он указал на крошечные звезды в области на краю галактики, которые не имели никаких планомерных линий.
  - Пограничные области космоса, - сказал он. - Никакое королевство не может установить свою власть на них. Ни один из звездных королей не позволит конкуренту завоевать их. Таким образом, они остаются джунглями независимых миров.
  Мэйсон горько кивнул:
  - И еще потому, что Кассиопея, Дракон и Лира имеют королей, которые ревностно соперничают друг с другом. Поэтому Пограничные области остаются приютом для любого преступника и честолюбивого авантюриста в галактике.
  Вальдес пошел дальше, и остановился у ярких звезд Большой Медведицы, плавающих вокруг его груди. Он посмотрел на безымянную область звезд на Оправе.
  - Да, - произнес он. - Курун, это большая зеленая звезда за Туманностью Весов. Она является центром всей деятельности в Пограничных областях. И все же когда-нибудь кто-то попробует стать королем в Куруне.
  Мэйсон уставился на обширный край звезд, и снова услышал умирающий голос Олифанта: "Рилл Эмрис сбежал в Пограничную область космоса. Орион чем-то рискуют, пробуя вернуть его..."
  - Тот беглый ученый является ключом ко всему, - начал Вальдес. - Почему он убежал в Пограничные области? Что он обнаружил, какую силу или оружие? Это должно быть что-то очень ценное, если оно столь важно для Ориона.
  - Оно наверняка является значимым, - высказался Мэйсон. - Олифант сказал, что они послали главного агента за ним. Одного из своих асов по имени В'ранн.
  В'ранн. Имя, которое звучит как зловещий звонок. Кем бы ни являлся В'ранн, он должен быть профессионалом, раз послан с такой миссией.
  - Это серьезная фигура, - выдал напряженно Вальдес. - Орион лишь как последнее средство послал бы свой флот за человеком в Пограничные области, поскольку звездные короли возле Пограничных областей оказали бы яростное сопротивление, если бы Орион так сделал. Но если их секретный агент может заполучить там Рилла Эмриса и привести его назад...
  Мэйсон мрачно кивнул.
  - Мы не можем позволить Ориону захватить этого человеком и завладеть его тайной. Это без вопросов. Мы должны первыми захватить Рилла Эмриса.
  Вальдес посмотрел на него.
  - Ты все еще хочешь взяться за эту работу? Ты ведь знаешь, насколько это будет опасно, Мэйсон.
  Мэйсон категорически заявил:
  - Олифант был моим другом. Я собираюсь продолжить там, где он закончил. Да, я хочу сделать это.
  Они вышли из большого зала небольшой моделируемой галактики и проследовали в офис Вальдеса.
  - Тебе ведь известно, - напомнил Вальдес, - что любой человек из Разведывательной службы, который попадает в Пограничные области, рискует получить короткую расправу.
  - Я знаю это, - проговорил Мэйсон. - Поэтому я планирую отправиться туда не как мирный человек, а как преступник, ищущий убежище.
  - Не выгорит, - засомневался его руководитель. - Это пробовали, и никогда не срабатывало. Новый человек, которого там не знают, будет всегда под колпаком, и он не сможет ничего сделать.
  Вальдес вытащил из своего стола маленькую фотографию, и бросил ее Мэйсону.
  - Посмотри на этого человека.
  Мужчина на фотографии соответствовал возрасту и телосложению Мэйсона. Но его коротко подстриженные волосы были обесцвечены, костлявое, мощное лицо было глубоко окрашено в красный цвет, а синие глаза светились холодом и высокомерием. Волевое лицо человека выглядело жестким.
  - Его зовут Бронд Холл, - сообщил Вальдес. - Он служил офицером у одного из Баронов Геркулеса. В ссоре он убил брата Барона, и сбежал в Пограничные области. Там он был одним из самых жестоких преступных капитанов.
  - Был?
  Вальдес кивнул.
  - Год назад флот Кассиопеи получил повод, когда Бронд Холл разграбил одну из их маленьких новых звездных миров-колоний. Они попробовали захватить его и забрались далеко, вынудив отступить Холла в Земной космос, где наши собственные крейсера поймали его. Прямо сейчас он находится в тюрьме на Сириус-Шестнадцать.
  Немедленно Мэйсон понял, что крутилось в сознании его руководителя. Он посмотрел на фотографию уже с более откровенным интересом, затем сделал вывод:
  - В наши дни изменить волосы и цвет глаз не проблема. Но вот его лицо не очень походит на мое.
  Вальдес улыбнулся.
  - Это займет всего лишь несколько дней, даже при современных сверхбыстрых лечебных методах. Немного привить мускулы, вставить чуть-чуть пластмассы в лицевые ткани, и мы сделали бы тебя двойником Бронда Холла.
  Мэйсон поморщился.
  - Чтобы вернуться в Пограничные области Брондом Холлом, реальный Холл должен "сбежать". Сколько человек надо посвятить в это?
  - Три-четыре, включая нас, - сообщил Вальдес. - Слишком опасно посвящать больше. Мы тайно переведем Холла, в его в новую секретную камеру, в то время как ты сможешь украсть быстроходный флиттер и улететь.
  - С Земным флотом на хвосте? - уточнил Мэйсон.
  Вальдес покачал головой.
  - Мы можем обойти этот момент, рассчитав все должным образом. Если ты сделаешь большой прыжок к Пограничным областям, то ты окажешься в безопасности.
  - Это должен быть очень большой прыжок, - решительно сказал Мэйсон. - У меня нет шанса спокойно пролететь через три королевства. И я смогу с толком использовать полученное время - мне нужно будет изучить много лент, чтобы стать похожим на Бронда Холла.
  Четыре ночи спустя, Мэйсон сидел в тени зубчатых скал на Сириус-Шестнадцать, рассматривая внизу маленький официальный космопорт Военно-флотской тюрьмы. В небе плыла только одна из двух лун, распространяя достаточно света по темному, каменному миру.
  Массивная тюрьма располагалась непосредственно на заднем плане, мерцая многими огнями. Здесь, на маленьком космопорте, размещались два больших фрахтовщика снабжения, несколько маленьких межпланетных флиттера, и еще один флиттер, который выглядел значительно больше, чем его небольшие собратья.
  - Все спланировано на время посещения заместителя инспектора с Сола, - инструктировал его Вальдес. - Его флиттер дальнего действия может доставить тебя, куда захочешь. Он обслуживается четырьмя людьми, но ты сумеешь обращаться с ним один, включив автопилот.
  Мэйсон ожидал, наблюдая за округой, и мрачно думал, что начнется сущий переполох, когда охрана наткнется на него здесь. Он носил тюремный комбинезон установленного образца, а его лицо преобразилось в Бронда Холла. Химикалии быстро отбелили его волосы и изменили глаза с коричневого цвета на синий. Суперхирургия при навыках современной медицины сверхбыстро преобразило его лицо в точную копию геркулесца.
  Мэйсон поглядел на хронометр, затем приспособил квадратный металлический ящик на ремень через плечо. Он начал красться вниз через скалы к космопорту. Ящик весил много. Это стало неуклюжей неприятностью, но у него должен быть контейнер для хранения лент, которые научили бы его стать Брондом Холлом.
  По договоренности космопорт не охранялся. Охранники сконцентрировались непосредственно в тюрьме Сириус-Шестнадцать, в которой содержались несколько наиболее известных воров во всей галактике.
  - Дьявол! - сказал себе Мэйсон разъяренным шепотом, когда подползал ближе, в пределы ионного флиттера. Кто-то находился внутри. Дверь воздушного шлюза была открыта, и звуки доносились из его чрева.
  "Вероятно, - подумал Мэйсон, - остался член команды, чтобы что-то проверить".
  Он проклинал такую добросовестность. Это могло означать задержку, а остановка даже на несколько минут могла стать фатальной. Сейчас тюремные охранники должны обнаружить, что Бронд Холл отсутствует в своей камере, не зная, конечно, что Вальдес и его люди тайно забрали его. Затем прозвучит тревога, и он вынужден будет двигаться быстро, поскольку является олицетворением Бронда Холла, который должен сбежать.
  Мэйсону пришла в голову идея. У него заканчивалось время, и возможность ожидания отсутствовала. Он заполз в тень флиттера, и присел внизу у металлического борта возле открытого воздушного шлюза. Он ждал, пот орошал его лоб, несмотря на холод ночи. Бледная луна в тишине смотрела вниз на него.
  Как разрыв бомбы, по всей тюрьме завизжала тревога. Мэйсон напрягся. Он услышал, как член команды флиттера подбежал к воздушному шлюзу. Человек выскочил, взволнованно оглядываясь.
  - Что за... - проговорил он на одном дыхании.
  Мэйсон поднялся из тени позади него, и поразил члена команды, не нанося тяжелого увечья. Человек опустился без звука.
  Дьявольская сирена тревоги продолжал реветь, запрыгали прожекторные огни, пытаясь охватить всю область за тюрьмой.
  Двигаясь с бешеной скоростью, он отнес бессознательного члена команды на безопасное расстояние. Затем забросил свой металлический ящик во флиттер, вскочил за ним и закрыл дверь воздушного шлюза. Теперь он получил небольшой перерыв. Минибатарея, источник мощности флиттера, заряжалась; техник, должно быть, делал обычное тестирование. Мельком взглянув на ее индикаторы, Мэйсон побежал вперед в кабину, сел в пилотское кресло, и быстро пробежался по кнопкам.
  Флиттер поднялся как освобожденный джин, и на нем мгновенно скрестились лучи прожекторов. Затем ионный двигатель отбросил его с Сириуса-Шестнадцать в вызывающем головокружительном порыве. Как раз в тот момент, когда пальцы Мэйсона отчаянно нажимали на другие кнопки, поблизости начали взрываться ракеты.
  Он ударил кулаком по выключателю, помеченному как "УКЛОНЕНИЕ". В управление вступил автопилот, и флиттер начал делать ряд сумасшедших циркуляций, изменяя направление каждые две секунды в непредсказуемом порядке. Но, несмотря на случайные зигзаги, он удерживал свой основной курс. Мэйсон сцепив сильно руки вместе, ждал.
  Сигнальные ракеты, как молнии космической грозы взорвали все небо. Флиттер кружился и маневрировал таким образом, чтобы охранные батареи были не в состоянии, навестись на него. Затем он вышел из тени планеты, вырвавшись непосредственно в переливающийся ярко-белый свет Сириуса.
  "Теперь!" - подумал Мэйсон, и вырубил выключатель "УКЛОНЕНИЕ".
  Флиттер на полной скорости ионного двигателя ушел с прямой линии. Сигнальные ракеты на мгновение продолжили взрываться позади него, но на этой скорости, он был вне диапазона батарей.
  Мэйсон вытер пот.
  - Это должно выглядеть достаточно реалистичным, чтобы обмануть любого!
  В это мгновение всюду распространялось, что Бронд Холл сбежал из тюрьмы, украл у инспектора флиттер дальнего действия, и ломанулся в открытый космос. Пока неплохо.
  Слова, что он сбежал, должны проложить путь к его прибытию в Пограничные области. Но крейсеры Земного флота тоже услышали эту информацию.
  Вальдес рассчитал, что поддельное "спасение" придется на такое время, когда поблизости от Сириуса не будет никаких формирований военных земных кораблей. Иначе полное "спасение" стало бы невозможным.
  - Будем надеяться, - сказал себе мрачно Мэйсон, - что военная разведка не пропустила никаких крейсеров.
  Флиттер летел на увеличивающейся скорости, и огромный яркий свет Сириуса оставался далеко позади него. Но флиттер все еще находился в зоне действия радара дальнего действия. Он и Вальдес все тщательно спланировали. Мэйсон сделал поворот к Собачьей Звезде Сириуса - большому изгибу межзвездных дебрей с несколькими маленькими звездами и необитаемыми мирами.
  Как только Собачья Звезда оказалось между ним и Сириусом, он оказался замаскированным от радара и свободным в своих истинных намерениях. Флиттер взял курс примерно на "запад зенита", который отклонялся от главного роя галактики по направлению на запад.
  Через некоторое время Мэйсон поставил флиттер на автопилот и лег отдыхать. Когда он спал, то несколько раз просыпался, и когда, наконец, он окончательно проснулся, то обнаружил, что теперь флиттер на полной сверхсветовой скорости находится над главным роем галактики, имеющим форму линзы.
  Это называлось "высоким прыжком" - пересечение галактики над ней, вместо того, чтобы лететь через нее. Здесь находилось только несколько ослабленных и рассеянных звезд. И тут не действовали законы и флоты звездных королевств.
  Мэйсон посмотрел вниз через сканерный экран в обширное, горящее облако, каждая искра которого была солнцем. Флиттер перемещался во много тысяч раз быстрее, чем свет, который, казалось, только полз.
  - А теперь ленты, - сказал он себе. - Я должен стать настоящим Брондом Холлом прежде, чем достигну Пограничных областей.
  И все же Мэйсон задержал просмотр лент. Прежде он никогда не делал высотный прыжок. Теперь, оказавшись пойманным странным обаянием, он смотрел вниз на могущественный континент солнц, над которым пролетал. Его миссия, надежды, планы, судьба и непосредственное будущее Земной Империи, все это сейчас казалось незначительным в его сознании. Что за глупость - опасаться за людей, по сравнению с колоссальным величеством этого острова Вселенной, который как бы медленно ехал на велосипеде, перемещаясь через большие глубины по собственной космической дороге судьбы, навсегда отделенный от других гигантских роев звезд, одинокий свет которых мерцал недалеко.
  Необъятность зрелища диссонировала с мелочностью людей.
  И все же, подумал Мэйсон, выносливые сыновья Адама проигнорировали с наглой храбростью тот упрек. Они полетели с Земли на своих первых звездных судах так давно, что теперь в памяти осталась только легенда об этом, что они играли главную роль на звездах и мирах. Те планеты, на которых существовала интеллектуальная жизнь - гуманоидная или иная чужая, не говоря уже о земной, заключали союзы. Они заключали соглашения снова и снова, пока, наконец, обширные и растущие звездные королевства не набирали свой собственный вес, и не становились независимыми звездными империями и королевствами, которые проплывали теперь внизу под ним.
  Внизу, уже позади него, протягивала обширные солнца Земная Империя - самая большая изо всех, протянувшаяся от Арктура до далекого Центавра, с ее историческим центром у маленького Солнца, и с ее реальной столицей на Сириусе. С юга и запада от нее вырисовывались жестокие яркие солнца Империи Ориона, а дальше - королевство Арго, правители которого владели непосредственно большим Канопусом, солнцем их тронного мира.
  На востоке, также далеко, сияло сверкающее великолепие Геркулесового Роя - удивительный улей солнц принадлежал объединенным Баронам, которые считали себя равными любому из звездных королей.
  Пристальный взгляд Мэйсона понесся вперед, по ярким звездным государствам, которые он пересекал в этом высотном прыжке. Цефей и Кассиопея, два союзных королевства севера, владели маленькими звездными королевствами, которые вместе состояли в Лиге Полярных Солнц. Еще дальше лежало Королевство Лиры, которое наблюдало за происходящим жестким синим глазом с Веги. А в самом конце звездного края раскинулись Пограничные области космоса.
  Мэйсон отвлекся от своих грез. Пограничные области были его целью, и если он там не сыграет свою роль хорошо, то долго не проживет.
  Он вынул ленты. Настало время, когда он прекратит быть Хью Мэйсоном, агентом Земли, и станет Брондом Холлом, преступником с Геркулеса.
  "Интересно, - подумал он, приспосабливая энцелограф, - В'ранн, агент Ориона, использовал ту же самую уловку? Вероятнее всего. И все же об этом бесполезно волноваться".
  Он расслабился, и включил небольшую машину, позволяя данным литься в его сознание. Все воспоминания Бронда Холла были собраны на этих лентах электроэнцефалографической регистрации - все, что Вальдес снял с преступника в тюрьме Сириуса. Вся прошлая жизнь человека развернулась в сознании Мэйсона, когда он день за днем лежал в мчащемся флиттере.
  В зарегистрированных воспоминаниях о более ранней жизни Бронда Холла, Мэйсон был не так глубоко заинтересован. А вот жизнь геркулесовского преступника на Куруне действительно очень интересовала его, и он прогонял те ленты снова и снова.
  Он узнал все, что человек помнил о Городе Куруне и о преступных капитанах Пограничных областей. Гарр Аттен, громадный гидранин, был неофициальным лидером капитанов. Файаман, драконец, был вообще недругом Бронда Холла. Ему стало известно про старого землянина Хокси и других, таких как ригелианец Шаа, полярник Кикури, который являлся гуманоидом, а не человеком.
  Но затем Мэйсон узнал ошеломительную вещь. Сознание Холла Бронда содержало жестокое осуждение кого-то в Куруне.
  "Дьявол! - подумал Мэйсон. - Если это так, то кроме агента Ориона у меня будет еще куча врагов Бронда Холла, пока я ищу Рилла Эмриса".
  Он выбросил пока эту тревожную мысль из своего сознания, и начал изучать задачу - как исполнить роль Бронда Холла. Мэйсон надел визированные магнитные ленты, которые сняли с преступника. Он наблюдал их много раз, изучал каждую особенность, тон голоса и жестов Бронда Холла. Он практиковался быть геркулесовцем, ходил назад и вперед во флиттере, ругал заключение, хмурился. Когда он понял, что, наконец, впитал в себя с лент все, что мог, он тщательно уничтожил их все.
  Флиттер ускорялся снова и снова. Даже на его сверхсветовой скорости, рейс казался бесконечным. Но, наконец, автопилот изменил курс. Флиттер вышел из высотного прыжка, поворачивая вниз к границе между Королевством Лиры и Пограничными областями космоса.
  Мэйсон не ослабил бдительности, когда снижался к границе. Крейсеры Лиры время от времени бродили по Пограничным областям, и наверняка слышали сообщение о побеге Бронда Холла на земном флиттере.
  Он стал чувствовать себя немного более спокойно, когда увидел надвигающееся впереди гигантское, пылающее облако. Это была Туманность Весов - обширное облако космической пыли, освещенное светом глубоких звезд. Пыль делала радар практически беспомощным, и он мог бы безопасно сократить путь через туманность, поэтому направил флиттер в облако.
  Его радарный экран теперь потемнел, но Мэйсон наблюдал за ним постоянно. Туманные звезды здесь сияли как жуткие демонические огни, которых легко избежать. Но среди них могли оказаться темные тела, и у него могло оказаться недостаточно времени, чтобы совершить упреждающий маневр.
  Флиттер пролетел две трети пути через облако, когда Мэйсон издал внезапное восклицание. Радарный экран на секунду очистился и показал несколько симметрических формирований множества вспышек - не перемещающихся, а неподвижно сбалансированных здесь, в туманности, неподалеку от него.
  - Корабли-крейсеры! - пробормотал Мэйсон. - Целая эскадра скрывается здесь, в туманности...
  Радарный экран исказился и снова стал туманным. В тот краткий момент прячущиеся суда, возможно, не заметили его на своих прояснившихся радарах. Ну а вдруг обнаружили? Он послал флиттер вперед на самой высокой скорости, каждый момент ожидая взрыва ракет. Ничего не случилось. Возможно, что его не засекли?
  "Но чьи это корабли? Крейсера Лиры, ищущие космолеты преступников? Вряд ли. Они не смогли бы наблюдать за космосом при помощи своих затуманенных радаров".
  Внезапно тревожная мысль возникла у него.
  - Небеса, а ведь это может соответствовать действительности!
  Флиттер снова вынырнул из туманности на открытую площадь. Перед ним протягивалась обширная область рассеянных звезд и скученных групп светил, уменьшающихся в числе, поскольку он приблизился к краю галактики. Здесь простиралась нечеловеческая земля галактики - Пограничные области космоса. Где-то тут, в этой местности без названия, скрывался Рилл Эмрис, беглый ученый, которого Орион хотел заполучить обратно.
  "И это место переполнено врагами Бронда Холла", - подумал мрачно Мэйсон.
  Он послал флиттер прямым курсом к Куруну.
  
  ГЛАВА III
  
  Глубоко в плотной группе звезд горело блестящее, светло-изумрудное солнце с единственным миром. Это большое зеленое солнце и его планета охранялись со всех сторон плотно-роящимися мертвыми звездами, чьи взаимодействующие поля тяготения создавали навигационную опасность - нагнетали большие дрейфующие потоки.
  К пышному теплому миру зеленого солнца, населяемого только маленькими и примитивными гуманоидами, некогда пришли несколько первых исследователей, которые достигли этого края галактики. Это было давно, в дни, когда человеческий род распространялся от Солнца небезопасными способами. Но даже в те великие времена, когда звездные королевства расширялись и захватывали миры в пустынной дикой местности, эта группа звезд никого не манила. Колонизаторы и разведчики королевств игнорировали эту окраинную область, направляясь в более богатые части галактики. Позже преступники, скрывающиеся от законов звездных королей, прилетали в мир этой зеленой звезды Курун. Со временем все больше и больше такого народа прибывало сюда - людей и гуманоидов, землян, орионцев, кассиопейцев, пока не выросла странная преступная цивилизация, которой управляли капитаны вооруженных звездных крейсеров, являющиеся здесь, на окраине, законом. Часто, короли Кассиопеи, Лиры и Дракона рассуждали о совместных объединенных действиях, с целью уничтожения преступников в Пограничных областях, но их конкурентные притязания на территорию всегда предотвращали такие усилия.
  Мэйсон, ведя флиттер на маленькой скорости через изумительное пламя группы солнц, думал, что, в конечном итоге одно из звездных королевств попробует захватить Пограничные области.
  "И хорошую работенку они получат, когда попытаются сделать это" - подумал он.
  Мощные магнитные поля и области тяготения, скапливающиеся между звезд, сбивали с толку его приборы. Он почти не раз брал курс между системами звезд, которые оказывались дрейфующими тупиками. Но воспоминания Бронда Холла, которые вели его, позволяли лавировать через группу знакомых звезд, приближаясь к изумрудному солнцу. Он знал, что автоматические предупредительные радарные станции, расположенные на планетах и мертвых звездах, передавали ему вспыхивающие сообщения, продвигая его маленькое суденышко к Куруну. Если бы кораблей пробиралось больше, чем один, капитаны Пограничных областей сразу бы вызвали его по связи, но он не получил ни единого запроса, пока не обогнул последнюю звезду, и не приблизился к зеленому солнцу.
  Внезапно тонкий голос заговорил из передатчика.
  - Уменьшите вашу скорость, - предложили ему. - Быстро назовитесь. Вы находитесь в радиусе применения ракет.
  Мэйсон хорошо знал этот голос. Точнее Бронд Холл знал его хорошо. Он резко заговорил в передатчик:
  - Это входит земной флиттер. И разрази меня дьявол, если ты не позволишь мне закончить этот полет, Хокси.
  Крик удивления и радости донесся из передатчика.
  - Бронд Холл, ради всех святых! До нас дошли слухи, что ты сбежал с Сириуса, но мы не думали, что ты появишься когда-нибудь здесь.
  - Я уверен, что разочарую этим многих, - неприятно произнес Мэйсон.
  Говорить, как Бронд Холл, думать как он, быть им - или ты не проживешь больше часа здесь, в Куруне! Он понесся к единственному миру зеленого солнца, устойчиво уменьшая скорость, пока не стал снижаться возле двух зеленоватых лун у темной стороны планеты.
  Огни Города Куруна далеко простирались на черной поверхности. Мэйсон снизился к маякам космопорта. Сквозь зеленый свет двух мчащихся лун много кораблей возвращалось к месту посадки. Мэйсон напрягся. Это выглядело так, как если бы все капитаны решили вернуться, и это должно стать интересным.
  Флиттер приземлился недалеко от радарных башен и ракетных установок. Мэйсон захватил пистолет, который взял у члена команды на Сириусе-Шестнадцать, затем открыл воздушный шлюз и вышел наружу. Он находился на странном звездном мире под переливающимся сиянием двух лун, и тяжелый приторно-гниловатый запах доносился из джунглей, раскинувшихся вокруг космопорта, с которыми он был неплохо знаком. Они имелись в воспоминаниях Бронда Холла, и он очень хорошо помнил странные полиповые джунгли Куруна, чья необычная раса лежала на полпути между растениями и животным, как актинии на старой Земле.
  Он также узнал человека, который направлялся к нему от радарной башни через лунный свет. Старый землянин с седыми волосами и напряженным лицом, на котором отражалась вся его недобродетельная жизнь, подходил к нему с глазами светившимися радостью.
  - Ты сделал это, в конце концов! - вскричал он восхищенно. - Отлично, ну, в общем, лучше быть немножко живым в Куруне, чем мертвым Брондом Холлом вдали.
  Мэйсон напустил угрюмый вид, так как почувствовал, что реальный Бронд Холл именно так и сделает. Он произнес:
  - В чем дело, Хокси? Разве тебе в последнее время было не достаточно кровопролития, чтобы развлечься?
  - Ты редкий молодой чертяка, Бронд, - сказал нисколько не оскорбленный старый Хокси. - В прошлом я был точно таким же, как и ты. Я бы не отобрал ничего у другого. Славные деньки крутились раньше в Куруне.
  - Послушай, - прорычал Мэйсон. - Только не подстраивай со мной какие-нибудь поединки, за которыми ты так любишь наблюдать!
  - Ты меня неправильно понял, Бронд, - сказал Хокси, оскорбленный таким тоном. Он взял за руку Мэйсона, и повел его к башне, рассуждая на ходу. - Я только рад видеть тебя здесь, и все. Все парни будут радоваться тебе. Кроме, возможно, Файамана.
  Он бросил боковой взгляд на Мэйсона, когда называл имя - такой хитрый, быстрый взгляд. У радарной башни стоял автомобиль, и Хокси заботливо отвел Мэйсона к нему.
  - Я сам отвезу тебя в Город, Бронд. Я хочу наблюдать за лицами парней, когда они тебя увидят.
  - Ты их не известил? Даже Гарра? - спросил Мэйсон.
  Хокси издал носом смех.
  - Нет, я не сделал этого. Я хотел, чтобы это стало для них реальным удивлением.
  Когда автомобиль тронулся вперед, Мэйсон срочно прокрутил все знания, которые пришли к нему из ленты воспоминаний Бронда Холла. Хокси был старым грешником, который всегда восхищался жестким и опрометчивым Брондом Холлом. Драконец Файаман, которого в молодые годы изгнали с Дракона, был врагом Бронда Холла. Однажды между ними возникла ссора по поводу награбленного добра, а Файаман не из тех, кто может просто все простить.
  Гарр Аттен виделся намного большей проблемой. С молчаливого согласия капитанов Гарр в течение многих лет считался лидером Пограничных областей и тоже никогда не питал большой любви к Бронду Холлу.
  Мэйсон вернул свое внимание к Хокси. Старый землянин словоохотливо разговаривал, когда они двигались вниз по дороге через джунгли. Внезапно с обеих сторон автомобиля надвинулись странные полиповые растения, украшенные чашеподобными листьями и цветами, медленно покачивающимися и корчащимися в лунном свете. Из их теней доносились многообразные звуки маленьких форм жизни, которые, как он знал, были столь же странными, как и полиповые растения.
  - Теперь Гарр занят торговлей, - пожаловался старый Хокси. - Адские времена наступили для Куруна. Было время, когда забава и грабежи процветали здесь, но теперь Гарр скандалит, если кто-нибудь совершит набег.
  И он снова бросил на Мэйсона хитрый, боковой взгляд. Но Мэйсон отказался подталкивать его на продолжение, его сознание занималось собственными проблемами. Он как-то должен был разузнать, здесь ли вообще Рилл Эмрис, но не мог прямо спросить об этом.
  - Что произошло, когда я улетел? - поинтересовался он у Хокси.
  - Это то, что мы все хотели бы знать, Бронд, - загадочно ответил Хокси.
  - Что ты подразумеваешь?
  Старый землянин взглянул на него проницательно.
  - Гарр что-то недоговаривает. Он взволнован и говорит о создании из Пограничных областей реального независимого королевства. Он требует, чтобы мы прекратили совершать набеги и подождали, - пробормотал Хокси. - А люди уже устали от ожидания.
  Это немногое прояснило Мэйсону, и не дало ему никакого ключа для того, что он хотел больше всего знать. Он попробовал еще раз.
  - Появились ли новенькие после того, как я улетел?
  Хокси пожал плечами.
  - Обычные люди, у которых неприятности дома, и которые сбежали в Пограничные области - но никого особенного. Кроме одного человека, который скрывается от Лиры по имени Чен Фэрли. Он привез сюда женщину, и она безумно красива. Все парни положили на нее глаз, особенно Файаман.
  Мэйсон не думал, что это ученый-беглец с Ориона.
  - Когда Фэрли появился здесь? - спросил он.
  - Несколько недель назад, - ответил Хокси.
  "Тогда это не Рилл Эмрис", - сообразил Мэйсон.
  Наверняка это секретный агент с Ориона, их ас В'ранн, которого они послали за Риллом Эмрисом. Но такой агент не станет обременять себя женщиной. Тем не менее, он должен взглянуть на этого Фэрли.
  Огни Города Куруна показались перед ними, и автомобиль въехал на немощеные улицы города. Мэйсон бывал во многих странных городах на далеких звездных мирах, но на таком - никогда. Фактически он состоял из невпечатляющего собрания одноэтажных строений из черного камня, построенных во все стороны. Впереди небрежно простирались хаотичные улицы с маленькими домиками. Далеко среди высоких полиповых деревьев вилась ярко-освещенная улица, которая являлась главной осью Города. Здесь располагались питейные заведения, магазины, обслуживающие разномастное население, которое Мэйсон когда-либо видел. Люди и гуманоиды, мужчины и почти мужчины, женщины - с сотен звездных миров пролегающих далеко по всей галактике. Волосы, фигуры, перья перемешивались с крючковатыми и безносыми злыми лицами. Примитивные маленькие гуманоидные аборигены Куруна, большие и пушистые белые гуманоиды с холодных планет, кто задыхался влажной ночью, гордо украшенные гребнем люди старых рас Ригеля, передвигающиеся мягко, как тигры, гибкие змеиноподобные мужчины с Полярных Солнц, которые никогда не были сыновьями Адама - обычно всех их связывало две вещи: они ходили на двух ногах вертикально и имели неприятности где-то в другом месте галактики.
  Котообразные, выпученные, круглые, подбитые, прозрачные, бледные глаза уставились на Мэйсона, когда он и Хокси вышли из автомобиля. Он был известен, и услышал имя "Бронд Холл", передающееся туда-сюда.
  - Пошли, - сказал Хокси, наслаждаясь вниманием. - Мы приехали в нужное время - капитаны встречаются сегодня вечером.
  - Почему? - спросил резко Мэйсон.
  - Я говорил тебе, что они устали от ожиданий Гарра и хотят обсудить его планы. Именно поэтому.
  Они протолкнулись через разномастную толпу, и Мэйсон позволил Хокси следовать впереди его, как оказалось, в самое большое питейное место в Куруне. Но изнутри не доносилась никакой музыки или звука смеха, а слышался сердитый, громогласный голос. Он вошел вслед за Хокси.
  Комната оказалась большим, выложенным камнем темным помещением, чьи тени не могли рассеять криптоновые огни. Столы сгруппировались в грубом кольце, часть людей и гуманоидов сидели за столами, а остальные сгрудились толпой вокруг, слушая человека, который говорил с ними сердито.
  Речь произносил Гарр Аттен, который, должно быть, пытался создать звездное королевство, в то время как его тронной комнатой сейчас была питейная комната таверны в мире преступников.
  - Да будь я проклят, если все брошу и позволю вам всем разориться, как вы хотите! И это то, чего вы добиваетесь? - ревел Гарр Аттен.
  Он был гигантским гидранцем, молодым, рыжеволосым, с разбитным, бронзовым лицом и желтовато-коричневыми глазами, которые пылали с львиным гневом. Он стоял со сжатыми большими кулаками перед толпой.
  - Я разъяснил вам, что имею ввиду. Работает мой план, и вы можете либо доверять мне, или не доверять. Как пожелаете, - ревел он.
  Красивый, бледный человек с сонными подбитыми глазами сказал за всю угрюмую толпу.
  - Мы доверяем тебе, Гарр. Но мы бы хотели узнать немного больше об этом.
  Глаза Мэйсона устремились на выскочку. Из воспоминаний Бронда Холла, он знал его очень хорошо. Это был драконец Файаман, опасный человек.
  - Да-да, это твой старый друг, - подначил Хокси хихикающим шепотом и добавил, - а возле него новый человек - Чен Фэрли. А та женщина возле Фэрли - Луа.
  Мэйсон увидел жестко-выглядящего человека с квадратным лицом, иссиня-черными волосами и слабо-синей кожей лириан. Позади него стояла красивая девушка-лирианка, такая же хорошенькая, как и все синекожие женщины Лиры. Ее мягкое лицо выглядело беспокойным и полунапуганным, когда она слушала требовательные голоса на повышенных тонах.
  Говорил большой гуманоид-бетельгейзец с поразительной фигурой, покрытой мехом ярко-желтого цвета. Его огромные глаза не сводились с Гарра Аттена, а слова, которые он говорил, были умеренны.
  - Гарр, когда ты сказал нам, что можешь сделать Пограничные области свободным королевством, все мы сказали, что последуем за тобой. И мы последовали.
  Высокий гуманоидный капитан с Ригеля, с крылатым, гривасто-вертикальным гребнем, добавил:
  - Только нас утомляет этот простой.
  Гарр Аттен не стерпел:
  - И что вы хотите сделать? Снова отправиться и совершить набег на Лиру и Кассиопею? - прорычал он. - Тогда полдюжины звездных королей последует за нами, чтобы всеми силами разбить нас! Я говорю вам, что времена изменились. И если вы попробуете сделать так, то закончите как...
  В этот момент Мэйсон выступил перед ним из-за заднего ряда мужчин. Это движение словили глаза Гарра. Огромный гидранец уставился на него, раскрыв рот в удивлении.
  - Как Бронд Холл? - приветливо закончил Мэйсон. - Это то, что ты собирался сказать? Твое лицо, Гарр, отражает, как будто бы ты увидел кислоту.
  Он услышал гудение голосов, пораженных восклицаний, но не обратил на них внимания. Он должен был играть роль Бронда Холла, чтобы не вызвать подозрение у этих жестких звездных капитанов Пограничных областей.
  Белое лицо Файамана внезапно приобрело более светлый оттенок, когда он впился взглядом в Мэйсона. С придушенным ругательством он вскочил на ноги. Его рука поползла к ракетному пистолету, скрытому под рубашкой. Мэйсон ожидал чего-либо подобного, и уже держал руку на рукоятке своего собственного оружия.
  Он равномерно произнес:
  - Только попробуй это, Файаман и я пристрелю тебя. Я более чем уверен, что это именно ты проинформировал Кассиопею, которая схватила меня, и это даст мне те оправдания, в которых я нуждаюсь.
  Наступила гробовая тишина, затем Гарр Аттен неистово махнул своим собственным пистолетом в руке.
  - Я убью любого из вас, кто останется в живых после стрельбы, - проревел он. Затем он холодно посмотрел на Мэйсона и спросил:
  - Есть у тебя какое-либо доказательство, что Файаман сделал это?
  - Никто из всех здесь присутствующих не хотел этого больше, чем он, - проговорил Мэсон.
  - Это не доказательство, - веско возразил гигантский гидранец. - Таким образом, ты вернулся, Бронд. Я не буду говорить, что рад этому, поскольку ты всегда был буяном. Но Пограничные области открыты для любого беглеца, какими они всегда и были. Но теперь ты принес сюда неприятность, в то время когда мы собираемся осуществить самую великую вещь в галактике, и это будет конец для тебя!
  
  ГЛАВА IV
  
  Мэйсон стоял, замкнувшись, как бы раздумывая, бросить ли вызов Гарру Аттену или нет. Фактически, капитан-гидранец предотвратил стычку. И последняя вещь, которую он хотел бы - это была схватка с личными врагами Бронда Холла, но он должен поступать так, как действовал бы реальный Бронд Холл.
  Он снял руку с пистолета, и, надувшись, процедил:
  - Я не принесу никаких неприятностей, но я еще подумаю над тем, кто заставил меня гнить в тюрьме Сириуса целый год.
  Гарр Аттен обратился к нему с мрачным акцентом:
  - Бронд, выбрось это из своей головы прямо сейчас, так как многое изменилось. И если ты полетишь в грабительский налет, то я пошлю предупреждение всем близлежащим звездным королевствам.
  - И что мы теперь должны делать? Заняться сельским хозяйством? - прорычал Мэйсон.
  - Здесь, в Пограничных областях, можно много торговать с гуманоидами, ваши корабли также пригодны для этих миссий, а не для разграбления, - твердо сказал Гарр.
  Старый Хокси подал свой гундосый голос.
  - Выходит, я стал жить мимо своего времени, в то время как капитанам Пограничных областей не позволяется совершить небольшое ограбление, если они хотят этого.
  Ропот согласия раздался от многих в большой комнате. И пылающая искра вошла в желтовато-коричневые глаза Гарра Аттена.
  - Вы полные дураки! У нас есть шанс сделаться реальным звездным королевством, а не укрытием для беглецов. Самый грандиозный шанс, который кто-либо когда-либо здесь имел. И вы отбросите его ради небольшого ограбления?
  - Ты все еще не сказал нам, как собираешься достичь всего этого, - проворчал один из людей.
  - Вы узнаете это позже, - ответил Гарр. - До этого времени, вы подождете.
  Эти неустрашимые преступные капитаны не были довольны, это явно видел Мэйсон. Но ни один из них не стал прямо сейчас спорить с грозным лидером-гидранцем. Он вынуждал их принять его планы на доверии. Но что планировал Гарр Аттен? Как он мог добиться становления королевства, чтобы другие галактические правительства признали бы его? Мозг Мэйсона начал быстро переваривать все. Это могло бы оказаться ключом к объекту его миссии.
  Капитаны отвернулись, разбившись на кучки. Мэйсон шагнул поперек комнаты, игнорируя враждебный взгляд Файамана, и подошел к Гарру Аттену.
  - У меня есть некоторые новости, и я думаю, что ты должен их знать.
  Гидранец нахмурился.
  - Какие?
  - Я могу рассказать это всему Куруну, если ты этого захочешь. Ну так как?
  Гарр Аттен повернулся с унылой краснотой на лице.
  - Хорошо, пойдем, и ты расскажешь мне свои драгоценные новости конфиденциально.
  Он пошел к двери. Мэйсон последовал за ним, отмечая, что Файаман все еще наблюдает с выражением, которое казалось ему странно знакомым. Он попробовал вспомнить, где видел его прежде, и его личные банки памяти подсунули изображение огромного голодного серого кота, который уставился на молодого кролика в траве.
  Он не увидел Фэрли и девушку Луа, пока не оказался снаружи. Те шли вниз по улице под руку. Девушка влюблено смотрела на Фэрли, покачивая под ярким шелком бедрами с провокационным изяществом. Ее длинные волосы ниспускались вниз по спине. Мэйсон позавидовал Фэрли, но в следующий момент забыл об этих двоих.
  Гарр Аттен последовал вперед через заполненную людской толпой улицу. Этот путь Бронд Холл помнил хорошо. Они перемещались мимо потока человеческих, получеловеческих и нечеловеческих лиц, разукрашенных как маски странного хора. Затем они сместились в более темные места, где окна зданий светились осторожными тусклыми огнями, прошли мимо пояса высоких и гротескных полиповых деревьев, которые двигались в их странной полуживотной эволюции, корчась далеко от любого прохожего. Их большие сладко-зловонные вымпелы цветов кивались и колебались.
  
  * * * *
  
  Место, куда они вошли, оказалось растянутым помещением черного каменного здания, отдельно стоящее на краю города в полиповой роще. Джунгли, казалось, цеплялись за него толстыми пальцами. Миллионы крошечных вечерних голосов мелких существ, звучали в них с каждого побега и листа травы. Туман возвышался с грунта и пробовал скрыть все в серебряной завесе. Но это здание выглядело столь же упрямо и неподвижно, как и человек, который построил его.
  Служащие, которые впускали их, тоже были знакомы Бронду Холлу, но Мэйсон не мог подавить дрожь отвращения. Эти родные гуманоиды Куруна выглядели слабо похожими на человека - существа небольшого роста с выпирающими зубами и неприятно голой кожей. Гарр Аттен отослал их, и завел Мэйсона в большую пустую комнату, весьма аскетичную по сравнению с роскошью других капитанов.
  - Хорошо, Бронд. Теперь мы здесь одни. Что за новости?
  Резкие и пронзительные голоса небольшого количества насекомых, дрейфовавших в ночи снаружи, зашумели на потоках теплого воздуха через окна.
  Мэйсон вспотел. Он вытер рукавом поперек лба и сказал:
  - Я подумал, что тебя могло бы заинтересовать, что целая эскадра чьих-то крейсеров, висит в Туманности Весов. Я почти протаранил их в облаке, следуя сюда.
  Своими словами он поразил Гарра Аттена, и прежде чем тот вернул свой обычный контроль над чувствами, проговорился:
  - Ей-Богу, если Орион...
  Затем он внезапно остановился.
  - Но зачем, - невинно поинтересовался Мэйсон, - крейсерам Ориона сидеть в туманности, с закрытыми глазами? Они что, ждут сигнала напасть?
  - Возможно, - раздумывая произнес Гарр Аттен, когда шагал взад-вперед. - Возможно.
  Горячий влажный воздух тяжело оседал в легких Мэйсона. Его нервы внезапно стали покалывать иглы тревоги. Монотонные голоса вечерних певцов-насекомых снаружи диссонировали в ушах. Слишком много и так мало он узнал. А ведь одно слово и ложно брошенный взгляд, невзрачное дыхание - могли сыграть злую шутку, и он никогда не получит ответа, и даже может потерять свою жизнь.
  И он бросил вызов, сделав голос Бронда Холла резким:
  - Почему ты сказал Орион? Ты даже не размышлял, а ответил моментально. Что ты знаешь такого, Гарр, чего не знают остальные?
  Гарр Аттен посмотрел на него тяжело, озабоченно.
  - Я ничего не могу сказать тебе сейчас. Ты должен будешь подождать...
  Мэйсон приблизился к нему.
  - Подождать, - хмыкнул он. - Это прекрасно. Я и остальная часть, мы, конечно, подождем с эскадрой из крейсеров, нависшей над нашими головами, пока ты не соизволишь сказать нам, для чего они появились. А вот я не думаю, что остальные купятся на это, Гарр. Я думаю, что они захотят сразу знать, зачем и для чего им все это терпеть.
  Что-то быстрое случилось с лицом Гарра Аттена. Холодок пробежал по спине Мэйсона, несмотря на влажную высокую температуру.
  - Не пробуй меня шантажировать, Бронд. Я не люблю этого. Я хочу чтобы ты скрыл эту информацию от других. И не пробуй при помощи нее вынудить меня рассказать тебе что-то.
  "Как далеко мне продвигаться теперь? - думал Мэйсон. - Как далеко идти Холлу Бронду, если бы я был Холлом Брондом, и размышлял только о своей собственной шее, а не о том, что мне в действительности надо?"
  - Я не собираюсь доверять тебе свою безопасность без объяснений, - сказал он Гарру Аттену. - Те крейсеры...
  Он замер на середине предложения, прислушиваясь. Ничего не услышал. Все вечерние насекомые разом перестали петь. За открытым окном сад джунглей затих, как если бы его дыхание задержали.
  - Те крейсеры, - продолжил мягко Мэйсон, - находятся далеко.
  Он двинулся к письменному столу в углу.
  - Я могу нарисовать тебе грубую диаграмму их местоположения...
  Он увидел замешательство, и затем внезапное понимание в глазах Гарра Аттена.
  - Хорошо, сделай это, - согласился Гарр Аттен, склонив плечо, и с интересом наблюдая, как Мэйсон рисует. Внезапно предводитель капитанов потянулся и коснулся лампы, и комната почернела. В тот же самый момент Мэйсон услышал шепот Гарра Аттена: "Двигайся!"
  Но он уже перемещался и бежал через комнату. Но прежде, чем он успел ее пересечь, крошечная звезда, интенсивная и ослепляющая, коротко вспыхнула за письменным столом и исчезла, забрав с собой большую часть стола и кусок соседней каменной стены. Все произошло беззвучно, так как смертельная ракетная энергия очень бесшумна.
  Мэйсон прыжком преодолел оставшуюся часть пути через комнату, выхватывая свой собственный пистолет. Снова появился свет из эжекторного механизма оружия, и второй взрыв звезды умер за окном. Гарр Аттен открыл ответный огонь. Он был невредим, и это хорошо. Убийцы не было видно...
  Хорошо. Да, действительно. Но это также хорошо и для Хью Мэйсона, потому что они вдвоем стояли вместе за столом, и разряд энергии был нацелен на любого из них. Но кто его выпустил? Файаман, желая завалить Холла Бронда? Один из капитанов, желая убрать Гарра Аттена с пути, с его новым режимом законов и приказов? Или же кто-то под именем В'ранн, возжелал уничтожить замаскированного шпиона-землянина под именем Хью Мэйсон?
  Мэйсон на скорости выбрался в зал с Гарром Аттеном, чуть не опрокинув друг друга. Позади них в комнате появился внезапный свет, и когда они заскочили в зал, то дверь, которую они только что миновали, исчезла в бесшумной вспышке.
  - Другая сторона дома, - прохрипел Мэйсон. - Выйдем и окружим...
  Гарр Аттен испепелил его убийственным взглядом, но ничего не сказал. Они пробежали длинноватый зал, где полудюжина гуманоидных служащих скорчилась в напряженных шарах в углу, а их встревоженные небольшие лица обменивались информационными сигналами. Они выскочили на черную каменную скользкую террасу, орошенную росой, и затем завернули за угол дома.
  Маленькие певцы ночи все еще тихо молчали среди листьев и трав, пережидая гигантов, сотрясающих их мир. Воздух был наполнен запахом жизни и смерти - обычным в тех джунглях, независимо от того, где ты находишься. И где-то здесь, в тени высоких полиповых деревьев, где зеленоватый лунный свет смешался с туманом, как сладкий яд в чашке, затаилась потаённая смерть.
  Гарр Аттен тихо зажестикулировал, и они разделились. Вползая в тень, каждый теперь рассчитывал только на себя, в то время как холодная роса впитывалась в их одежду. Они прислушивались, останавливались, замирали у полиповых деревьев, быстро перемещались как олени поперек залитых лунным светом мест, каждым тугим нервом ожидая внезапный свет и воздействие разрушения.
  Они преследовали кого-то, и кто-то преследовал их.
  Стена дома с окном, за которым стоял убийца, показалось черной и голой в лунном свете. Мэйсон находился в тени между двумя высокими полиповыми деревьями и прислушивался. Когда он так стоял, то вытер руки о рабочий комбинезон, чтобы стереть с них сальный пот, а затем потер руку об руку, чтобы согреться. Его конечности были холодны, несмотря на то, что остальная часть его тела находилась во влажной теплоте.
  Стояла глубокая тишина, и казалось, что весь этот мир мертв в течение миллиона лет.
  Затем внезапно Мэйсон услышал движение и шорох возле полипового дерева в нескольких ярдах от него, издававшие неопределенный звук в округе, как будто что-то корчилось и крутилось. Мгновенно он понял, что звук означает то, что кто-то близко передвигается у гротескного дерева. Мэйсон отодвинулся подальше на дюжину футов от того места, где он был, и скользнул во влажную траву.
  Взрыв тихого света появился там, где он только что находился. Он перевернулся и ударил бесшумным выстрелом из своего собственного ракетного пистолета туда, где размещалось полиповое дерево.
  Его разряд поразил дерево, взорвавшись еще одной беззвучной звездой. Но человек стоял близко у дерева, его оружие поднялось для второго выстрела в Мэйсона, и звезда полетела в его сторону.
  Снова все покрылось темнотой, затем раздался ворчащий звук, шумный треск и падение разъединенного полипового дерева. Мэйсон поднялся на ноги и побежал вперед. Свободной рукой он выхватил карманный фонарик и посветил.
  Там лежал Чен Фэрли, его широкие глаза на лице были ослеплены, одна рука все еще сжимала пистолет. Другая рука и часть его тела, задетые ракетным разрядом, отсутствовали.
  Когда Мэйсон смотрел вниз на окаменевшее синеющее лицо мертвого лиранца, у него сразу же возник вопрос. Был ли Фэрли агентом Ориона? Был ли?
  "Если он агент Ориона, - размышлял Мэйсон, - то стал бы подозревать, что своевременное спасение Бронда Холла могло быть уловкой, чтобы появиться здесь замаскированному агенту-землянину. Но он привел с собой сюда женщину, и это не логично..."
  Его сознание прыгнуло к другой мысли. Это девушка-лиранка, которая прилетела в пограничные области с Фэрли - все еще была живой. Он бы мог ее найти...
  Внезапно он повернулся вокруг, поскольку услышал шаги. Свет поймал видную фигуру Гарра Аттена, подходящую между корчащимися деревьями.
  - Я подумал, что он поразил тебя, - сказал Гарр. - Что за дьявол...
  Затем он на мгновение затих, когда Мэйсон отошел от света над мертвым лицом. Наконец он произнес:
  - Чен Фэрли. Но он был здесь только несколько недель, почему он попробовал...
  Он прервался и резко спросил Мэйсона:
  - Ты никогда не знал его прежде, чем прилетел сюда, Бронд?
  - Нет, - ответил честно Мэйсон.
  Гарр Аттен кивнул:
  - Да, он не выказал сегодня вечером никакого признака, что узнал тебя. Таким образом, он, возможно, ничего не имел против тебя. Скорее всего, он попробовал убить меня.
  - Если он здесь немного времени, то почему он так сделал?
  Гарр сказал мрачно:
  - Возможно, он был подослан одним из капитанов. Кем-то, кто хочет заполучить то, что я имею.
  - А что ты имеешь, Гарр? - прямо спросил Мэйсон.
  Гидранец посмотрел на него мрачно.
  - Ты воспрепятствовал, чтобы меня здесь убили, Бронд. Поэтому я должен тебе кое-что рассказать.
  Его большая, гигантская фигура, казалось, вырисовывалась в зеленом, туманном, лунном свете, и его голос зазвучал резко.
  - В то время как ты находился в тюрьме, Бронд, сюда прилетел один человек. И у него есть тайна силы, которую галактика никогда не знала.
  Мэйсону удалось сохранить непоколебимость на лице, но его мозг возликовал - это Рилл Эмрис!
  - И с этой силой, - продолжил Гарр Аттен, - я могу сделать Пограничные области свободным королевством. Я говорю тебе, что могу разбить всех звездных королей, как яичные скорлупы, если они попробуют меня остановить!
  Холодное чувство вернулось к Мэйсону, когда он посмотрел на угрюмое темное лицо, отражающее фанатичную страсть. Он вспомнил предупреждение умирающего Олифанта об оружии космической мощи, как если бы он в тот момент увидел галактику, все ее империи и звездные королевства на краю пропасти.
  - У меня осталось не так много времени, - с нажимом закончил Гарр Аттен. - Слишком мало! И я должен нанести удар, с крейсерами Ориона в засаде и моими капитанами, настроенными против меня. Теперь или никогда!
  
  ГЛАВА V
  
  Рассвет полз по планете. Затемнение уже отступало перед сверкающим блеском неба, группы звезд побледнели, когда болезненный зеленый свет хлынул с горизонта. Затем зеленое сияние изумрудного солнца возвысилось и ярко осветило горячим светом полиповые джунгли вокруг Города Куруна.
  Гуманоидные служащие Гарра Аттена убрали мертвеца для похорон, болтая между собой, как обезьяны. Сам Гарр шагал туда-сюда в большой пустой комнате, которая почти увидела его смерть, а Мэйсон наблюдал за ним.
  - Они потребовали знать, что я планирую, - бормотал Гарр. - Хорошо, я им скажу. Передай мое послание, чтобы все капитаны собрались здесь этим вечером.
  Мэйсон стремительно вышел, поскольку имел свои собственные планы и должен был торопиться. Он двинулся к двери.
  - И главное, ты не должен ничего рассказывать о тех крейсерах Ориона, - напомнил гидранец.
  Мэйсон кивнул:
  - Не буду.
  Гарр Аттен внезапно уставился на него. Затем он резко преградил Мэйсону путь и пронзительно посмотрел в его лицо:
  - Я не помню, Бронд, что ты когда-нибудь приносил пользу, но и лгуном ты никогда не был. Тебе есть, что сказать мне?
  - Что?
  - То! - ответил Гарр. - Правду. Ты со мной или против меня?
  Мэйсон почувствовал странную эмоцию. Он находится с секретной миссией для Империи Земли, для мира во всей галактике, при этом задействовано множество людей, чтобы достигнуть этого. А этот гидранец является лишь преступником и мечтателем. Но он также человек.
  - Я скажу тебе правду, Гарр, - произнес он. - Я думаю, что ты достоин стать звездным королем, и я не против тебя.
  Гарр осклабился.
  - Я почти готов доверять тебе полностью. Хорошо, теперь слово за капитанами.
  Мэйсон проследовал на главную улицу сквозь великолепный зеленый восход солнца. Шум и деятельность все еще стояла в питейных заведениях, и он обошел их всех, пока не нашел Хокси. Старые глаза преступника-землянина засветились, когда Мэйсон передал ему сообщение Гарра.
  - Будь уверен, я все расскажу парням, - проговорил он. - Так Гарр, наконец, собрался сказать нам что-то, а? Вовремя.
  - Где жил Чен Фэрли? - поинтересовался Мэйсон.
  Хокси усмехнулся.
  - Ты хочешь получить его женщину? Ну, хорошо. Но это не заставит Файамана полюбить тебя больше, потому что, как я говорил тебе, он всегда бродит вокруг нее.
  Он высказал это ему, и Мэйсон ушел оттуда. Он направился на одну из улиц, состоящую из черных каменных зданий и хижин, которая небрежно располагалась возле джунглей, и нашел Луа. Девушка-лиранка сидела перед одной из хижин и тщательно расчесывала свои длинные темные волосы.
  Гротескные зеленые полиповые деревья колебались и корчились вдали от нее, когда он подошел. Ее широкие темные глаза ясно светились на бледно-синем лице. Полосатые шелковые штаны и куртка, которые она носила, обтягивали ее фигуру, и Мэйсон подумал, что старый Хокси прав, когда говорил, что эта женщина может принести неприятности. И он хотел узнать, является ли она чем-то большим, чем просто спутница Фэрли.
  - Чен Фэрли мертв, - сказал он ей, вперившись взглядом ей между глаз, потому что не придумал никакого другого способа, чтобы прояснить ситуацию.
  Она вскочила на ноги с потрясенным лицом, и длительный момент неверяще смотрела на него, затем сказала:
  - Кто убил его? Ты...
  - Да, - подтвердил Мэйсон. - Он пришел, чтобы убить Гарра Аттена, а кроме того, убил бы и меня. И мне пришлось...
  Он успел договорить до этого момента, когда в следующий миг она бросилась на него, ее пальцы нацелились ему в лицо, в то время как другая рука попыталась выхватить пистолет с его пояса. Он пресек это, схватив ее руки своими руками, и потряс ее. Затем Мэйсон продолжил:
  - Убийцы склонны убивать. Ты должна была подумать об этом прежде, чем прилетела сюда с ним.
  Луа внезапно прекратила бороться и разрыдалась.
  - Что теперь со мной будет?
  Мэйсон сказал едко:
  - Я рад, что твое горе не настолько сильно и что ты можешь думать о себе.
  Он отпустил ее и отстранился. Девушка-лиранка теперь была ни сексуальной, ни сердитой, а только испуганной девушкой, со щеками, смазанными от слез и дрожащим ртом.
  - Кем был Фэрли? - потребовал ответа Мэйсон. - Кем он был на самом деле?
  Она уставилась на него.
  - Я не знаю, что ты подразумеваешь. Он пришел в Линнабар, где я танцевала во дворце удовольствий космопорта. Он захотел, чтобы я полетела с ним, сказал мне, что он звездный торговец и имеет маленькое судно. Я согласилась. Затем он позже признался, что он преступник, украл небольшое судно, и что держит путь в Пограничные области, где закон не сможет покарать его.
  "Это все может быть правдой, - подумал Мэйсон, - но если Фэрли только преступник, отправившийся в Пограничные области, то зачем он попробовал убить Гарра?".
  С другой стороны, если бы Фэрли был В'ранном, агентом Ориона, то он, возможно, изобразил бы из себя преступника-лиранца и взял бы с собой девушку, под видом защитного камуфляжа. И В'ранн имел бы серьезное основание подозревать, что "Бронд Холл" является земным агентом и захотел бы его убить.
  - Что теперь со мной будет? - снова печально спросила Луа.
  Мэйсон ухмыльнулся.
  - Я не думаю, что тебе будет слишком трудно найти здесь другого защитника.
  - Файаман-драконец хорошо относиться ко мне, - произнесла Луа с вдумчивым взглядом в глазах.
  Мэйсон сказал себе с отвращением, что она дешевая мелкая бродяга. Но он переключился на главную проблему - установление личности Фэрли. Конечно, если Фэрли был В'ранном, то его синий цвет лиранца был всего лишь маскировкой, но современные косметические уловки настолько хороши, что потребуются лабораторные методы, чтобы обнаружить их. А он не имел лаборатории, и у него даже не было времени, поскольку Гарр сделал так, чтобы его служащие похоронили Фэрли.
  Мэйсон вошел в открытую дверь маленького дома из черного камня.
  - Что ты собираешься делать? - тревожно спросила Луа.
  Он ей не ответил, и продолжил идти.
  
  * * * *
  
  Из темных сырых комнат каменного дома только в трех проживали. Кухня погрязла в беспорядке, и он решил, что кулинария и домашнее хозяйство среди талантов Луа не числятся. А вот в спальной комнате безвкусные шелка и браслеты были аккуратно разложены, с нежной любовью.
  Он стремительно порылся в вещах Чена Фэрли. Они представляли только видимость сбежавшего преступника - запасной пистолет, диаграммы, бутылки, несколько фотографий девушек, которых взревновала бы Луа, если бы увидела. И здесь не оказалось вещей, которые могли бы показать, что Фэрли являлся В'ранном с Ориона. С другой стороны, если бы Фэрли был В'ранном, тайным агентом-асом, то он у него хватило бы ума, чтобы не брать с собой что-нибудь эдакое.
  Когда Мэйсон стоял, хмурясь, то внезапно услышал резкий голос Файамана снаружи.
  - Луа, я только что услышал, что Гарр Аттен, наконец, собирается сегодня рассказать нам о своих планах, и...
  Голос Луа пронзительно прервал его.
  - Чен мертв! Бронд Холл убил его, так он сказал. И теперь он находится там!
  Мэйсон шагнул в великолепный солнечный зеленый свет. С удивлением Файаман повернулся от девушки, его рука потянулась к поясу на рубашке.
  Мэйсон сказал:
  - Я точно знаю, Файаман, что ты удивлен этими новостями. Если это ты отправил Фэрли убить Гарра, то ты бы вообще не удивился.
  - О чем, черт возьми, ты говоришь? - спросил Файаман, его мраморно-белое лицо стало напряженным и опасным.
  - Он сказал, что Чен попробовал убить Гарра, - завопила Луа. - Он сказал, что именно поэтому он убил Чена, - слезы снова появились на ее глазах, когда она добавила: - И он потряс меня этим.
  Файаман заколебался, доставать ему пистолет или нет. Оттенок нерешительности появился на его лице.
  - Это правильно, - кивнул Мэйсон. - Гарр не думает, что Фэрли, только прибыв в Пограничные области, сразу же задумал его убийство. Гарр очень хитер и вскоре узнает, кто отправил Фэрли для этого.
  Колебание Файамана еще больше углубилось, и он медленно убрал руку с пояса. В этот момент он произнес:
  - Я вижу, что ты сделаешь большую игру Гарру, если согласишься с ним. Ты умен, Бронд. Но неприятность в том, что ты недостаточно умен.
  - А я не повторю того, что было в прошлом, когда я полетел совершать набег и оставил тебя за спиной. А ты отослал сообщение, чтобы меня схватили, - резко бросил Мэйсон. - Я не дам тебе снова такого шанса. Я удостоверюсь, где ты находишься, прежде чем куда-либо отправлюсь.
  Файаман тонко улыбнулся.
  - В любое время, Бронд, в любое время.
  Мэйсон прошел мимо них, заметив, что Луа уже прижимается к Файаману, как будто щенок выбирает нового владельца. Он не думал, что зашел очень далеко. Мэйсон предполагал, что Чен Фэрли был В'ранном, но это не означало, что В'ранн мертв, поскольку он вообще не имел никакого доказательства этого. И если это неверно, то В'ранном здесь был кто-то еще. Агент Ориона и эскадра крейсеров Ориона, ожидающая в туманности, могли послать к черту свободу Пограничных областей, если бы они узнали, где находится без вести пропавший Рилл Эмрис.
  Он раздумывал над этим, пока возвращался, чтобы снова найти Хокси. Старый землянин к этому времени имел новости, которыми поделился с Мэйсоном:
  - Так это ты убил Чена Фэрли! Ну, в общем, хорошо. Такие вещи снова оживят Курун. Я предполагаю, что ты и Файаман теперь будете драться из-за той распутной девки.
  Он хлопнул Мэйсона по спине восхищенно.
  - Пошли ко мне домой, Бронд. Ты так надолго улетел из своего дома, что он к настоящему времени развалился. А у меня есть несколько отличнейших бутылок.
  
  * * * *
  
  Они пошли, засели в доме у Хокси и пили, пока голова Мэйсона не загудела. Он вынудил себя думать ясно, поскольку намеревался накачать Хокси, не пробуждая его подозрений. Он страшно хотел знать, кто из вновь прибывших в Пограничные области, мог быть В'ранном.
  - Нет, теперь мы не получаем смелых и крепких ребят, которые обычно прилетали сюда, - проговорил с сожалением Хокси, вытирая рот. - В этом смысле Гарр стал слишком привередлив, он не хочет убийц. Как будто несколько честных убийств имеют какое-то значение.
  - Ты упоминал парня по имени Зин Дири, который прилетел сюда, но затем улетел, - напомнил Мэйсон.
  - Он не очень хорошо работал вне закона, - рассказал Хокси. - Этот раздражительный товарищ заявил, что он прибыл с Арго, хотя как по мне, так он не выглядел как явившийся оттуда. Но это было месяцами ранее, и Гарр отвез его куда-то в другое место.
  "Это не В'ранн", - подумал Мэйсон. Но внезапно он понял, что это мог быть Рилл Эмрис.
  А В'ранн? Мэйсон поймал себя на мысли, что он поглощен неудобным суждением, что агент Ориона все еще жив. И Гарр Аттен собирается рассказать свою тайну через нескольких часов...
  Вдруг дикая мысль резко осенила Мэйсона. Если В'ранн здесь, скрываясь в чьем-то обличье, то существует один путь, как его установить этой ночью после встречи капитанов с Гарром. В'ранн, конечно, запланирует свой ход таким образом, чтобы услышать то, что скажет Гарр, и В'ранн будет действовать стремительно, а это его, Мэйсона, шанс.
  Мэйсон решил, что это единственная стоящая возможность, которую он имел, и он должен ею правильно распорядиться. Избегая больше пить с хитрым старым землянином, он стал симулировать сон.
  - Тюрьма, должно быть, ослабила тебя, раз ты свалился в обморок так быстро, Бронд, - услышал он изречение Хокси, и затем его притворный сон стал реальным.
  Когда Хокси спустя несколько часов разбудил его, то он ни на йоту не выглядел плохо.
  - Время для встречи с Гарром. Ты уверен, что не хочешь пропустить ее?
  
  * * * *
  
  Когда Мэйсон и Хокси пришли в дом Гарра Аттена, зеленое солнце опустилось, а хозяева темнеющего неба - звезды, снова взлетели. Вооруженные люди слонялись тут и там, но позволили им войти.
  - Предполагаю, что Гарр не очень-то хочет, чтобы все мы услышали его большую тайну, - пробормотал старый землянин.
  Мэйсон подумал, что тот, пожалуй, прав, и также подумал, что, если бы В'ранн был жив, то его не остановили бы немногочисленные охранники.
  В большой, пустой комнате перед капитанами мрачно стоял Гарр Аттен. Там находились все, люди и гуманоиды, они молчали, но их лица горели волнением. И глаза Файамана ярко светились, как у поисковой собаки.
  Голос Гарра был горек.
  - Вы не доверяете мне, и, таким образом, я должен рискнуть и, возможно, потерять все, если произойдет утечка информации. Ну да ладно, раз вы этого хотите.
  Он мрачно посмотрел на них прежде, чем заговорил снова.
  - В течение многих лет у нас была мечта о создании Пограничной области как свободного и независимого королевства. Но этого бы никогда не произошло, поскольку если бы мы объявили себя свободным королевством, то все звездные короли этой стороны галактики атаковали бы нас, чтобы остановить. И мы не имели бы достаточной силы, чтобы отразить их нападение. Но если бы у нас появилось достаточно сильное оружие, чтобы отбросить их всех прочь, то мы могли бы сделать Пограничные области государством.
  Он снова сделал паузу, и затем продолжил:
  - Несколько месяцев назад сюда прилетел беглец по имени Зин Дири. Он казался приличным человеком, и я дал ему убежище. Зин Дири был настолько благодарен, что через некоторое время рассказал мне кое-что. Он сказал, что его настоящее имя Рилл Эмрис, и что он ученый из империи Ориона. Он поведал, что сделал далеко идущее научное открытие, но испугался, что орионцы захотят, чтобы он приспособил его как завоевательное оружие для короля Ориона. Рилл Эмрис пояснил, что он настолько напуган, что решил тайно сбежать в Пограничные области, и, наконец, сделал это. Но теперь он волнуется, потому что чувствует, что рано или поздно Орион узнает, где он прячется. И тогда они применят силу, чтобы заполучить его, и разобьют всех нас в пух и прах, когда мы попробуем выступить против них. Он был благодарен за убежище, которое мы дали ему, и сожалел, что его присутствие здесь может обернуться гибелью для нас.
  Желтовато-коричневые глаза Гарра Аттена вспыхнули.
  - И здесь я увидел великий шанс для нас. Я сказал Риллу Эмрису: "Дайте нам это ваше новое оружие. Если оно столь же мощно, как Вы говорите, мы сможем использовать его, чтобы удержать Орион или кого-нибудь еще". Сначала он открестился от этой идеи. Он заявил, что именно из этих соображений он и убежал, поскольку не хочет использовать эту вещь для войны, и поэтому он не может изготовить ее. Я возразил ему, что в то время как Орион использовал бы эту вещь для галактического завоевания, мы бы только хотели, чтобы она защитила нас, и Пограничные области стали бы королевством, которое могло быть убежищем для других людей, таких как он. Это, наконец, убедило Рилла Эмриса. Он согласился построить эту вещь для меня. Ее должны были создать на необитаемом мире. Таким образом, я отвез его в ту область, где навигация настолько плоха, что единственный путь через нее - Дьявольский Канал. За Каналом есть мертвая звездная система, с безжизненными планетами, хотя если судить по руинам на самом внутреннем мире, там когда-то имелась гуманоидная жизнь. Рилл Эмрис начал свою работу там. Я прилетал к нему много раз, беря необходимые для него материалы, в которых он нуждался. Пока он изготовил только единственный экземпляр оружия - но мы будем нуждаться в большом его количестве, прежде чем мы сможем оказаться перед границей звездных королей, не говоря уже об Орионе. Именно поэтому я нуждаюсь во времени.
  Мэйсон, как и другие, слушал в напряженной тишине. Но теперь он услышал, как Хокси задал вопрос, который бередил умы всех капитанов.
  - Но что это за оружие, Гарр? Что изготовил Рилл Эмрис?
  Гарр ответил медленно.
  - Он сделал то, что ученые пытались выяснить еще в древние времена на старой Земле. Он нашел способ нейтрализовать внешнюю гравитацию при любых условиях.
  Капитаны не выразили никаких эмоций, и Гарр Аттен добавил разъяснение:
  - Рилл Эмрис может сделать это в планетарном масштабе.
  Мэйсона охватил холод. Возможности кошмара такой вещи промчались в его сознании, в то время как преступные капитаны все еще непонятливо смотрели на Гарра Аттена.
  - Но как оно работает? - спросил Хокси.
  Голос Гарра Аттена загрохотал как отдаленный гром.
  - Разве вам непонятно? Нейтрализация внешней гравитации в таком масштабе может устранить все и отправить планету в любом направлении. Вы можете переместить планету по любому курсу, которому захотите - она полетит в нужном направлении все быстрее и быстрее.
  Его лицо пылало.
  - Теперь вы понимаете? Аппарат Рилла сделал мертвую планету ракетой. Если мы построим такие же аппараты на других мертвых мирах, мы будем иметь так много планетарных ракет, сколько захотим. И мы сдержим звездных королей или самого короля Ориона, которые прибудут, чтобы сокрушить нас. И что они нам сделают, когда у нас будут такие кулаки, которые могут разбивать звездные системы?
  Мэйсон почувствовал себя ошеломленным. Он крайне недооценил потенциал таинственного открытия Рилла Эмриса, и не ожидал такую разрушительную вещь невероятных возможностей. Неудивительно, что Джаниссар Орионский послал эскадру вдоль галактики, чтобы выждать и захватить оружие такой ужасной силы.
  Но преступные капитаны загорелись с таким же самым волнением, которое играло на лице Гарра Аттена. Крики голосов заполнили комнату и только несколько людей имели оттенок внушенного страха.
  - Боги Ригеля! С такой вещью мы сможем захватить всю галактику! - вскричал Шаа.
  - Нет, - резко возразил Гарр Аттен. - Вы можете забыть эту идею. Большинство из нас здесь, потому что проклятые амбиции звездных королей вытеснили нас сюда, но мы не собираемся становиться такими же, как они. Я поклялся Риллу Эмрису, что использую это оружие исключительно для защиты. Так и будет.
  Его глаза отчаянно взглянули на них.
  - Теперь послушайте меня. Я сразу улечу, чтобы проконсультироваться с Риллом о рабочих и материалах. Мы должны будем построить такие же аппараты на других мертвых мирах. Но нам нужно время, чтобы сделать это. Если хоть один из вас разболтает об этом, то я убью его. Всем понятно?
  Через час они оставили дом, выйдя на улицу взволнованной толпой. Мэйсон был среди первых, и немедленно скрылся во влажной темноте, направившись в сторону от дороги. Группы звезд сверкали над его головой. Он думал о том, что на мертвом мире среди тех звезд, есть угроза галактическому миру. Она была скрыта там, и он быстрее побежал через темные глухие улицы к неосвещенному дому Хокси.
  Он помнил, что они оставили реактивный автомобиль старого землянина за домом, и теперь молился, чтобы тот все еще стоял там. И он там действительно находился. Мэйсон запрыгнул в него и направил автомобиль прочь из Города Куруна, не включая огней, пока не достиг дороги в джунглях, которая вела к космопорту.
  Он продолжал оглядываться, но никого позади не было. "Кто-то скоро должен появиться, - думал он, - если, конечно, В'ранн все еще жив". Теперь тайна раскрыта, и первую вещь, которую В'ранн обязан сделать - это послать сообщение орионским крейсерам в Туманность Весов. Он выяснил у Хокси, что непосредственно в городе нет никакого передающего оборудования дальнего действия, и, таким образом, В'ранн должен прибыть в космопорт, чтобы воспользоваться передатчиком корабля или радарной башни.
  Когда Мэйсон достиг края звездного порта, то свернул с дороги и остановил автомобиль среди темных деревьев-полипов. Он вышел из транспортного средства, вытащил ракетный пистолет, и присел внизу, в тени, возле границы звездного порта и стал ждать.
  Большие корабли на гудроновой взлетной полосе ярко заблестели, когда появились две нефритовые луны, двигаясь друг возле друга по горизонту. Огни в радарной башне сияли устойчиво. Никакого звука не доносилось, кроме поющих в ночи насекомых джунглей, летающих повсюду, но не рядом с ним.
  Затем послышался другой звук, и Мэйсон насторожился. Это было мурлыканье двигателя, мчащегося по дороге из Города Куруна. Горящие огни автомобиля промчались мимо него и направились в звездный порт.
  
  ГЛАВА VI
  
  Мэйсон не осмелился стрелять, поскольку не видел, кто был в транспорте, ведь им мог оказаться и Гарр Аттен. Гарр сказал, что он собирается увидеть Рилла Эмриса, поэтому он не решился рисковать.
  Вместо этого Мэйсон побежал по гудронной взлетной полосе за автомобилем. Тот быстро промчался по длинной дуге к преступным звездным кораблям, и исчез из поля зрения между двумя из них. Ноги Мэйсона трудно бежали по бетонному покрытию, когда он спешил к вырисовывающимся гребням судов с их мрачными пусковыми ракетными установками, мрачно блестящими в лунном свете.
  Он проскочил между двух больших кораблей, и затем увидел автомобиль, который был в спешке оставлен около судна. Мэйсон сразу узнал этот корабль по знакам отличия, намалеванным на его боках. Воспоминания Бронда Холла имели причину помнить это специфическое судно.
  Космолет Файамана.
  Так Файаман действительно В'ранн? Но этого не может быть! Хотя это и хорошие новости. Ведь знания об искусстве маскировки и изменении лица известны далеко за пределами одной империи.
  И если он, Мэйсон, мог быть Брондом Холлом, то шпион Ориона запросто мог быть Файаманом.
  Он дошел до корабля. Дверь воздушного шлюза находилась в закрытом состоянии и была заперта - он напрасно подергал ручку. В отчаянии, поскольку мгновения убывали, Мэйсон немного отошел назад. Он быстро выстрелил и зажглись три быстрых тихих звезды белого света. Когда они исчезли, то обвалились воздушный шлюз и часть металлической стены вокруг него. Он шагнул вперед, через открывшееся отверстие.
  Перед Мэйсоном лежал освещенный главный боковой сходной трап, а когда он пролез через зубчатообразное отверстие, то увидел, что с той стороны вышел Файаман. Его белое лицо выглядело смертельной маской, а пистолет находился в руке. Они оба одновременно выстрелили.
  Поскольку они поспешили, то оба промазали. Разряд ракеты Файамана прошел над головой Мэйсона и улетел в темноту через дыру. А ракета Мэйсона задела Файамана, ударив в стену возле него. Тихая белая звезда торжествующе сверкнула и Файамана в ореоле сияния упал. Мэйсон подошел и посмотрел вниз на него. Внезапно он взглянул вверх, поскольку что-то услышал: в комнате связи раздавался голос.
  В отчаянной поспешности, Мэйсон ускорил шаги. Теперь он слышал голос более четко, и понял, что тот очень быстро передает информацию о мертвом мире и способе достигнуть его. Он стремительно ворвался в комнату связи. Там оказалась Луа, девушка-лиранка, которая говорила в микрофон коммутатора дальнего действия.
  Мэйсон схватил ее одной рукой, и отключил все выключатели. Затем он развернул Луа так, что она оказалась перед ним.
  Она рассмеялась ему в лицо.
  - Ты немного опоздал, я передала все эскадре.
  Она больше не была испуганной девушкой, с которой он разговаривал этим утром. Мягкий, робкий взгляд стерся с ее лица, превратившись в столь же сильно безжалостный, как и красивый клинок. Ее глаза горели презрением к нему.
  Теперь Мэйсон все понял, и прошептал ее имя:
  - В'ранн.
  Она снова рассмеялась.
  - Да, землянин. Я не знаю твоего имени, но когда Бронд Холл так замечательно сбежал из тюрьмы, то я стала подозревать, что агент Земли замаскируется под него. И ты подтвердил мои подозрения этим утром.
  Насмешка в ее глазах углубилась. Она была секретным агентом, и сегодняшняя операция стала венцом ее карьеры, самым большим деянием, как и пламя триумфа. И ни смерть двух людей, ни ее собственная возможная судьба, теперь не имели значения для нее.
  - Ты ведь никогда не думал, что агент-ас Ориона мог быть женщиной, не так ли? - усмехнулась она. - Ты подозревал Фэрли, но не меня. А ведь Фэрли являлся только подчиненным, повинующимся моим приказам. И я все запутала, когда послала его, чтобы убить тебя и Гарра.
  Мэйсон медленно произнес:
  - И Файаман знал, кем ты была на самом деле, и принял участие в твоем деле.
  - Файаман был дураком, - сказала она презрительно. - Было легко завоевать его, обещая, что Орион отдаст ему здесь королевство, если мы заполучим Рилла Эмриса. И он фактически поверил этому!
  - Но ведь это не сделает тебя счастливой, - сказал Мэйсон.
  - Я знаю, что это сделает Орион высшим государством в галактике, а все остальное не имеет значение! - вспыхнула она.
  Снаружи вошло судно, с пульсацией гремящих двигателей, которая быстро становились более громкой.
  - Это Гарр и остальные, - проговорил Мэйсон. - Ты должна была знать, что радарная башня услышит твое сообщение, и вызовет его.
  Она пожала плечами.
  - Мне известно это и я никуда не собиралась убегать. Но я сказала Файаману, что использую секретную волну, которую никто не услышат. И он тоже поверил этому.
  Руки Мэйсона напряглись на ее руках, но она смотрела на него с холодной улыбкой. Тогда он мрачно произнес:
  - Не будь слишком радостной, В'ранн. Та эскадра орионских крейсеров проделает целый путь, чтобы прилететь. А мы сможем что-нибудь сделать раньше, чем они достигнут Рилла Эмриса.
  Насмешка оставила ее лицо, но внезапно безжалостная мысль вырвалась у нее:
  - О, нет, - прохрипела она. - Независимо от того, какую умную идею ты имеешь, она не сработает. Я только скажу Гарру и остальным, что Бронд Холл - агент Земли.
  Рев двигателей теперь громко раздавался снаружи. Автомобили затормозили около судна Файамана, и снизу донесся топот ног.
  - А я уже подумал об этом, - заявил Мэйсон.
  Он поднял кулак и внезапно сильно ударил ее в подбородок. Глаза В'ранн остекленели, и она осела напротив него. Прибыл сердитый, взволнованный крик, и затем Гарр Аттен с пистолетом в руке вошел в комнату связи вместе с Хокси, Шаа и толпой остальных позади него.
  Лицо Гарра было ужасно. Он посмотрел на бессознательную девушку, затем на Мэйсона, и произнес:
  - Радарная башня сообщила мне об исходящем сообщении. Она орионский шпион?
  Мэйсон кивнул:
  - Да, и она осуществила передачу. Прямо сейчас орионская эскадра, скрывающаяся в Туманности Весов, продвигается к мертвой планете, где находится Рилл Эмрис.
  Могучие плечи Гарра осели, и унылый взгляд появился на его лице. Он застыл, и пистолет мягко выскользнул из его руки. Преступные капитаны смотрели один на другого пораженными глазами, и никто ничего не говорил, пока гундосый голос старого Хокси не нарушил тишину.
  - Прощай наше супероружие и наше звездное королевство.
  Мэйсон подошел к Гарру Аттену. Он заговорил с ним, и его голос прозвучал, как удар кнута:
  - Это, конечно, возможно, но какой ты к дьяволу звездный король, когда бросаешь все так легко.
  Гарр поднял массивную голову, и прыгающее пламя гнева появилось в его желтовато-коричневых глазах. Он приподнял свои руки, но затем его выражение изменилось, и он посмотрел на Мэйсона прищуренными глазами.
  - Мы ближе к мертвой планете, чем орионские крейсеры, которые направляются длинным путем, - стал излагать свой план Мэйсон. - Здесь мы имеем почти столько же вооруженных кораблей, как и у них. Мы сможем дать им сражение, чтобы сдержать их, в то время как заберем Рилла Эмриса и разрушим его аппарат. Таким образом, они ничего не получат.
  Мэйсон почувствовал, что это будет отчаянная азартная игра, но если бы он преуспел в этом, то все еще смог бы увезти Рилла Эмриса подальше от Пограничных областей и убрать тайну, которая могла разорвать галактику на части.
  Но Гарр Аттен не являлся марионеткой, которой можно управлять как простым человеком. Ему передался момент боя и тревоги.
  - Мы можем добиться большего успеха, чем то, что предлагает Брон Холл, - стал размышлять он. - Канал Дьявола - единственный путь к той планете. Мы сможем удерживать их там достаточно долго, чтобы Рилл Эмрис использовал свой аппарат и переместил всю планету глубже в группу, где они никогда не найдут ее.
  Внезапно его голос громко взревел:
  - Вы все испортили, и вот ваш шанс для полной реабилитации. Если мы сильно потрепаем эту эскадру, то спасем аппарат, который когда-нибудь сделает Пограничные области свободным королевством. Кто за?
  Среди человеческих и гуманоидных капитанов Пограничных областей вообще не было никаких сомнений. Их голоса жестко зазвенели в мгновенном подтверждении.
  - Хорошо, соберите ваши команды, - приказал Гарр. - Я хочу, чтобы каждый отправился отсюда через час. Ускорьте движение!
  Они стали перемещаться с диким топотом ног и визжанием волков, выпущенных на волю. Хокси посмотрел вниз на бессознательную В'ранн и спросил:
  - Что делать с этой распутной дьявольской девкой?
  - У нас будет достаточно времени, чтобы поговорить с ней, когда мы вернемся назад. Если, конечно, мы все правильно сделаем, - ответил Гарр. - Это судно не сможет улететь со взорванным воздушным шлюзом. Запри ее в каюте и выстави охрану снаружи.
  
  * * * *
  
  Мэйсон почувствовал облегчение, когда увидел, как В'ранн бросили на койку в каюте без окон, и металлическая дверь заперлась за ней. Она придет в себя позже и станет вопить, что Бронд Холл является агентом-землянином, но к тому времени они улетят.
  Очень быстро весь звездный порт наполнился автомобилями и грузовиками, бегущими мужчинами и гуманоидами, разномастными женщинами, визжащими с волнением и страхом. Огни вспыхивали, голоса отдавали приказы сквозь рокот двигателей, и затем, наконец, завыли сирены взлета, разрывая шум в ужасном протяжном вое. Корабль Гарра Аттена первым последовал прочь с планеты.
  Мэйсон находился в рубке управления с Гарром. Там также разместился старый Хокси, чье лицо мерцало счастьем от перспективы сраженья. Но у Мэйсона отсутствовала такая радость, поскольку возможность отогнать эскадру флота не казалась ему правильной. Даже если они сделают это, тайна Рилла Эмриса станет известна всем, и половина звездных королей галактики попытается его захватить.
  Двадцать три корабля поднялись в ярко-зеленом свете Куруна и быстро помчались вдаль. Мэйсон знал, что здесь кораблей больше, чем в орионской эскадре, и они быстрее и лучше вооружены. Но он не видел никакой радости на мрачном, грубом лице Гарра Аттена, когда тот смотрел на обзорный экран.
  Они проникали глубже в дебри, и дикий яркий свет бил по ним с солнца. Поперек павлиньего пера роящихся звезд тащились могущественные туманности, космические сгибы, которые были настолько обширны, как мантия Бога. Постоянное неоднородное размытое изображение и контуры штрихов на радарном экране показывали, насколько тяжела навигация во многих местах. Но выносливые капитаны Пограничных областей продолжали наращивать скорость, летя теперь с головокружительной быстротой к тройке белых солнц.
  Они промчались мимо этого трезубца, и затем резко повернули в настолько плотную космическую область, что она крайне отличалась от ясного космоса. Мэйсон мог визуально видеть постоянное искрение сверканий поперек небосвода, и осознавал, что видит дикую местность больших и маленьких каменных кусков, которые мигали, когда сталкивались между собой, кувыркаясь в пустоте.
  - Здесь начинается Канал Дьявола, - пояснил Хокси, а Гарр добавил, не оборачиваясь: - Не волнуйся, мой пилот знает Канал. Я был здесь очень много раз.
  Мэйсон очень надеялся, что пилот знает путь. Весь космос вокруг них, между сгруппированными солнцами, был переполнен мигающими точками света, и радарный экран показывал только один узкий проход-кишку, через наполненный многочисленными объектами космос.
  Судно помчалось вперед, и на экране появились вспышки, которые были остальными кораблями их небольшого флота, одинаково быстро перемещающиеся позади них.
  - Здесь мы зададим жару орионцам, - сообщил Гарр. - Теперь надо подготовиться к этому.
  Прежде чем они оставили Курун, он раздал приказы, и теперь корабли позади них действовали по полученным инструкциям. Они замедлились, и начали перемещаться к дрейфующим вокруг обломкам. Суда преступных капитанов должны были остановиться и скрытно парить среди плотных нагромождений различного космического мусора, где орионские радары не смогли бы их засечь. Таким образом, они намеревались заманить в засаду эскадру крейсеров, когда та сюда проникнет.
  Но корабль Гарра Аттена не прекратил полет. Он помчался вниз по Каналу на полной скорости, пока не вышел на открытую площадь. Впереди вблизи пылали красные огни умирающей древней звезды, а вокруг нее расположилось одиннадцать тусклых планет. Их пилот теперь уменьшил скорость, и направил космоплан к серовато-коричневому миру, который был самым внутренним из всех.
  Теперь они стали приземляться. Мэйсон увидел засушливый, безжизненный пейзаж. Там присутствовали только песок и разрушенные скалы, а атмосферные ветры поднимали пыль в небольших вихрях и воронках. Затем он увидел рассеянные груды красных камней, слишком симметрические, чтобы быть естественными.
  - На каждом из этих миров системы отсутствовала какая-либо жизнь в течение долгого времени, - разъяснил Гарр Аттен. - Но жизнь здесь была. Очень давно. Гуманоидная, если судить по руинам.
  Судно помчалось вниз на приземление. Когда открыли воздушный шлюз, то к ним сразу же ворвалось холодное дыхание ветра.
  - Мы должны двигаться слишком быстро, - сказал Гарр, и Хокси последовал за ним.
  Мэйсон тоже направился вслед за гидранцем, спустился на коричневый песчаный грунт, и осмотрелся поперек бесконечной пустоши. Умирающее солнце глядело вниз на них, немногочисленные ветра шептали и шелестели, груды покрошившегося камня лежали в грустном красном свете, как забытые надгробные плиты.
  - Этим путем, - указал Гарр.
  Он последовал вперед, и когда они огибали судно, Мэйсон увидел в миле квартал далеких руин в виде конуса из массивного обрезанного красного камня. Он казался большим, как пирамида на древней Земле, и вырезанные ступени вели к плоской вершине. На самом верху неестественно возвышалась квадратная структура из яркого металла и стекла. Из нее наружу во все стороны были направлены блестящие металлические трубы, возвышаясь в высоту, как поднявшиеся пушки.
  - Это оно? - поинтересовался Мэйсон, неспособный даже полностью поверить в это.
  - Ага, - согласился Гарр. - Поспешим!
  Кроме этого существовала еще одна причина ускориться - Мэйсон сразу понял это. Холодный воздух был настолько беден кислородом, что нос, горло и легкие начало сушить и жечь.
  - Именно поэтому мы должны были создать ту воздухонепроницаемую лабораторию для Рилла и тех людей, которых я дал ему для работы, - закашлялся Гарр.
  Они поднялись по ступенькам одной из сторон могущественного каменного конуса, и достигли двери воздушного шлюза металлического кубического стакана. Они отметили, что воздушный шлюз открыт, и быстро прошли через него.
  Большая, тихая комната составляла интерьер всего куба. Вокруг возвышались сверкающие машины, которые для глаз Мэйсона выглядели очень маленькими и незнакомыми. Внутри отсутствовал какой-либо силовой реактор, хотя он предположил, что тот находится где-то внизу конуса. Но даже при том что он знал, что эти механизмы управляют небольшим количеством спроектированной радиации, которое нейтрализовывало силу тяготения, ему не казалось, что эти небольшие машины смогли бы когда-нибудь переместить мир.
  Здесь их ждала полудюжина людей - представители многих рас, но большую часть из них составляли розоватые орионцы. И Рилл Эмрис не казался человеком, который может переместить мир. Он выглядел как худой и маленький человек средних лет. Опасение и боль отражались в его глубоких глазах.
  - В чем дело, Гарр? - закричал он пронзительным голосом. - Вы не должны были так скоро вернуться, или что-то идет не по плану? Объясните мне!
  Гарр все рассказал ему. И, как показалось Мэйсону, он увидел предзнаменование космической катастрофы в муке, которая появилась в глазах Рилла Эмриса.
  - Я предполагал, что так и будет, - прошептал он, когда Гарр закончил. - Я знал, что они станут охотиться за мной, пока не найдут. Зря я изобрел эту вещь, которая будет использована для войны.
  - Они не получат ни Вас, ни это изобретение, - твердо сказал Гарр, ударив кулаком по одной из ярких машин. - Вы в состоянии переместить эту планету, Рилл. Так сделайте это! Уберите ее отсюда, глубже в группу миров, в то время как мы остановим эскадру орионцев.
  Рилл Эмрис часто заморгал, глядя на него.
  - Это даст отрицательный результат. Галактические короли никогда не отступят, пока не получат эту тайну.
  - Мы сможем помешать им, - возразил Гарр. - Но это все в будущем. Прямо сейчас Вы должны переместить планету подальше отсюда на случай, если некоторые из орионцев прорвутся через нас.
  Рилл Эмрис отвернулся от них, прошел мимо тихих помощников, затем вернулся. Его лицо было трагично, но заговорил он спокойно.
  - Те корабли, которые хотят уничтожить вас, в Пограничные области привел я, Гарр. И независимо от того, какие у Вас планы, я отведу планету очень далеко.
  - Только сделайте это побыстрее! - подытожил Гарр. - Мы позже вернемся, если, конечно, будем живы.
  Он повернулся, и Мэйсон снова сопроводил его в горький удушающий воздух. Они спешно спустились по стороне большого конуса, и добрались до судна. В течение минуты, корабль резко взмыл в небо. Оглядываясь назад, Мэйсон увидел, как громадная металлическая пушка, уходящая ввысь из конуса, запульсировала сиянием, которое стало образовывать вокруг мертвой планеты сеть из почти невидимого света.
  - Я не вижу, что она перемещается, - пробормотал Хокси.
  - Скоро начнется, - ответил Гарр. - Планета уже сдвинулась в одном направлении, в котором нейтрализовано тяготение. Сначала медленно, как любая падающая вещь. Но теперь ее скорость увеличивается каждую секунду...
  Корабль мчался к широкому, мигающему туману космоса, в узкий Канал. Теперь Гарр отдал приказ, и их скорость быстро уменьшилась, пока они не стали едва лететь. Пилот осторожно управлял судном, и теперь корабль медленно крался возле могущественной области, где вертелись различные фрагменты камней - от самых крошечных кусков до массивных булыжников. На радаре приближающейся эскадры их судно нельзя было отличить от крупной каменной глыбы.
  Они стали ждать, как и остальные корабли капитанов Пограничных областей, затаившиеся по сторонам Канала. Мэйсону казалось, что они простояли целую вечность, прежде чем пилот тихо указал на большой радарный экран.
  Гарр Аттен с невыразительным лицом кивнул. Он взял микрофон, который отправил его голос посредством связи на все остальные корабли:
  - Атакуйте их!
  
  ГЛАВА VII
  
  И они атаковали их. Все преступные корабли, укрывшиеся по краям каменных скоплений, выстрелили сверхсветовыми ракетами в приближающуюся к Каналу орионскую эскадру.
  Мэйсон вместе с Гарром и старым Хокси напряженно всматривались на далекие искры небольших точек белого света, которые коротко засияли напротив мигающего космического тумана, и затем пропали.
  - Небеса, мы уничтожили четверть их! - завопил Хокси своим гундосым голосом.
  Полдюжины приближающихся вспышек, которые были крейсерами Ориона, внезапно исчезли на радарном экране. Остальные белые точки замедлились в Канале, начиная поворачиваться и рассредоточиваться, рассеиваясь как формирование насколько это было возможно.
  Мэйсон подумал, что орионский командующий летел слишком медленно. На высокой скорости его эскадра смогла бы прорваться через преступные корабли и свести свои потери к минимуму. Но осторожная медлительность в продвижении через Канал сработало против него.
  - Продолжайте стрелять, и сражайтесь с ними по краям Канала! - прокричал Гарр в микрофон. - Зажмите их в Канале!
  Орионцы находились в неудобном положении. Они располагались на открытой площади Канала, где радар легко мог определить их местонахождение, в то время как преступные суда было трудно отделить радаром от беспорядка каменных глыб.
  Еще двое орионских крейсеров исчезли в отдаленных взрывах. Затем внезапно на радаре вспышки в Канале превратились в формирование, и стали быстро перемещаться к смешанному пятну, которое было нагромождением различных обломков.
  - Они собираются попробовать проломиться мимо нас через эту область! - предупредил Мэйсон.
  Гарр мрачно кивнул.
  - Только жаль, что у них ничего не получится. Там будут некоторые из нас, но мы знаем о полетах в этой области больше, чем они.
  Он резко заговорил в микрофон. Образование штрихов внизу и поперек Канала Дьявола, обозначавшие корабли Пограничных областей и судно Гарра, оставили Канал и погрузились в скопление камней. По обычным стандартам звездные корабли преступников и орионцев теперь двигались на самой крошечной и малой скорости. Никакая более высокая скорость здесь была просто невозможна. И все же даже в этом случае, вид, который открылся глазам Мэйсона, когда он смотрел через обзорный экран, был ужасен.
  Зубчатые куски металла и камня каких-то безымянных космических развалин, столь же большие как здания, мчались мимо них, как и рои меньших частиц, размером от гальки до валунов. Пилот, как лихорадочный музыкант, играл на средствах управления судна, прокладывая путь через этот кружащийся лабиринт. Радар был бесполезен в этом месте, и предупредительные сигналы постоянно завывали о неизбежной опасности столкновения, как истеричные старухи. Но судно Гарра, как и другие корабли капитанов Пограничных областей, продвигалось вперед, чтобы перехватить орионские крейсера, которые попробовали сократить путь через этот лабиринт.
  Внезапно длинное металлическое большое тело выдвинулось вперед, летя к ним через реки камня, и Гарр моментально завопил координаты по селекторной связи. Ракеты выскочили из нижних пусковых установок. Но орионский крейсер заметил их, и повернул в уклонительном маневре.
  Но он не учел опасную область, в которой находился, более смертельную, чем любая ракета. Крутящийся, кувыркающийся рой зубчатых камней хлестнул по нему, и послал его вдаль - уже беспомощно вращающегося и со сломанным корпусом.
  - Догнать их! - проревел Гарр в микрофон, и длинные суда Пограничных областей, рванули через смертельный лабиринт, как собаки через джунгли. Мэйсон видел раньше звездные корабли в действии, и даже служил на одном из них, но он никогда не видел что-нибудь похожее. Здесь, где радар для обнаружения вражеских целей был бесполезен, суда сражались друг с другом посредством визуального контакта, прячась среди циркулирующих развалин, нападая друг на друга, снова прячась и опять нанося удар.
  Люди Пограничных областей не раз в жизни прятались и скрывались среди каменных обломков. Они владели этим видом сумасшедшего полета лучше, чем любой обычный флот, и это было их большим преимуществом перед быстрыми и тяжеловооруженными орионскими крейсерами. На открытой площади эскадра Ориона разнесла бы их на атомы прежде, чем они смогли бы засечь ее местоположение, но здесь все было по-другому.
  Все вокруг них смертельно взрывалось и умирало. Большинство ракет, посланные любой из сторон, не попадали и взрывались возле какого-нибудь куска развалины. Тут и там корабли исчезали в сияющем ореоле. Мэйсон видел, как двое преступных судов противостояли пяти орионским, и, тем не менее, люди Пограничных областей стреляли, прятались и снова наносили удар.
  Старый Хокси вопил и шумел высоким, пронзительным голосом, крича в триумфе:
  - Мы зададим им на полную катушку! Они захотели бороться в каменных джунглях, а получат больше, чем хотели...
  Мэйсон теперь достаточно четко видел, что орионские крейсеры отступают, пробуя уйти из области вращающихся камней, но их поражали все больше и больше. Затем он внезапно услышал экстренный вызов по связи.
  Гарр Аттен, который отдавал приказы по селекторной связи, повернулся и прокричал Хокси:
  - Заткнись! Я не могу услышать чей-то запрос по связи...
  Хокси замолчал, и они услышали тяжелый голос Шаа с Ригеля, нечленораздельно звучащий из своего судна где-то в лабиринте.
  - Гарр, вызываю тебя! Один из крейсеров Ориона уклонился от битвы и полетел на запад. Я сражаюсь с двумя другими и не могу его преследовать.
  Напряженное лицо Гарра вспыхнуло с тревогой. Он закричал в микрофон:
  - Продолжай сковывать их продвижение! Я последую за тем!
  Он обернулся к пилоту. Человек все слышал и уже быстро приводил судно в движение. Он сделал зигзагообразные выкрутасы через крутящийся каменный лабиринт, пока они снова не ворвались в Канал Дьявола.
  Глаза Мэйсона и Гарра вцепились в радарный экран. Канал был пуст от вспышек.
  - Тот крейсер движется к планете Рилла Эмриса! - сделал заключение Гарр. - Мы должны поймать его.
  Космоплан понесся вниз по Каналу на запад, разогнавшись до сверхсветовой скорости, войдя в самый пик ускорения. Но Мэйсон знал, что орионский крейсер намного быстрее. Неужели он положит начало тому, что Джаниссар Орионский и В'ранн победят, в конце концов?
  Они вырвались из Канала, и помчались через открытый космос к умирающему красному солнцу. Радар не показывал никакого судна поблизости, и страдание на лице Гарра увеличилось. Затем, когда они подлетели очень близко, старый Хокси указал дрожащей рукой:
  - Мой Бог, взгляните на это! Вы только посмотрите...
  Они все прильнули к обзорному экрану, и холодный страх навалился на Мэйсона, когда он увидел вещь, которую никакой человек никогда не видел прежде.
  В течение всего этого времени серовато-коричневая планета, которая была самым внутренним миром, перемещалась со своей орбиты. Она величественно плыла, направляясь наружу, и вскоре оказалась поперек орбиты второй планеты, перед вторым мертвым миром.
  Тайну природы одолел ум, ее мощь была ослаблена, и теперь человек управлял планетой. Перед Мэйсоном нарисовалось ужасное видение, когда такая сила будет выпущена звездными королями в галактической войне.
  - Они уже приземлились! - вскричал Гарр. - Их судно село около башни. Подготовить все батареи, но, ради Бога, не поразите башню!
  Они проследовали мимо второго ледяного мира к серовато-коричневой планете. Атмосфера с шипением прошла мимо, когда они замедлились, и затем внизу показалась пустыня, крошащиеся камни и вырисовывающийся конус с вздымающимся металлическим орудием, распыляющим вдаль жуткое сияние, управляющее движением этого мира.
  Орионский крейсер попробовал взлететь от основания башни, чтобы избежать быть пойманным. Он начал подниматься вверх, начав вращение ракетных батарей, чтобы вступить в игру. Но это случилось слишком поздно - корабль Гарра уже выпустил ракеты, которые уничтожили орионский крейсер, и только разломанные части упали на грунт.
  Они быстро снизились и приземлились возле башни. Когда большой гидранец направился к воздушному шлюзу, Мэйсон последовал за ним.
  - Внимание, орионцы в башне! Все туда! - отдал распоряжение Гарр.
  Через холод и жгучий воздух они побежали к башне. Люди, одетые в форму, выбежали на плоскую вершину конуса, перед металлическим кубом-стаканом, который являлся лабораторией Рилла Эмриса, и стали стрелять вниз.
  Маленький ракетный взрыв среди них - и люди опустились в опаленной массе. Мэйсон выстрелил вверх из своего собственного пистолета, другие последовали его примеру. Орионцы упали.
  - Прекратить стрельбу! - завопил Гарр Аттен в муке предчувствия. - Если мы уничтожим Рилла и его машины, то потеряем все!
  Они продолжили бежать. Дверь воздушного шлюза, имеющая кубическую форму лаборатории, уже была взломана людьми Ориона, и теперь они не могли закрыть ее. Гарр, Мэйсон и их последователи ворвались внутрь.
  
  * * * *
  
  Большая комната была усыпана телами. Люди, которые работали с Риллом Эмрисом, лежали мертвыми. Они были убиты не ракетными пулями, а ножами и металлическими брусками, которые пронесли орионцы в комнату.
  - Никакой стрельбы! - снова напомнил Гарр, когда они вошли.
  Мэйсон увидел, что в дальнем углу комнаты орионский офицер склонился к Риллу Эмрису, который сидел в углу и не двигался. Мэйсон опустил свой пистолет, и попробовал достичь его, но сразу почувствовал, как лезвие ножа царапнуло по плечу, как горячее железо. В комнате, в самом центре сверхсовременной науки галактики боролись самым примитивным оружием, потому что ни преступники, ни орионцы не смели рисковать разрушением механизмов вокруг них.
  Мэйсон бросил взгляд на Гарра и увидел, как металлический брусок опустился ему на голову со стороны. Офицер уходил с Риллом Эмрисом, проталкиваясь через схватку, отдавая приказы своим людям. Без своего лидера преступники заколебались.
  Мэйсон поднял свой пистолет. Он был единственным человеком, который не боялся поразить машины вокруг, и кто страстно хотел разрушить машины прежде, чем они порвут галактику надвое. Он начал стрелять.
  Посланные им крошечные ракеты затанцевали смертельными звездами среди орионцев. Люди, одетые в форму, были неспособны выстоять, поскольку им запретили отвечать оружием, поэтому сломленные они побежали за дверь.
  Мэйсон двинулся за ними, но орионцы подняли руки, чтобы сдаться.
  - Свяжите и отведите их на корабль, - приказал Мэйсон людям Гарра. - Там передадите их Хокси.
  Он зашел в лабораторию и сначала согнулся возле Гарра Аттена. Череп гидранца состоял из твердых костей, иначе сейчас он был бы мертв. Но Гарр находился без сознания, и Мэйсон понял, что понадобится некоторое время, чтобы он пришел в себя.
  Он двинулся к Риллу Эмрису, который находился в сознании, и проводил его неподвижным, пристальным взглядом. У него имелась глубокая ножевая рана в груди, и эту рану орионский офицер пробовал перевязать, когда началась борьба.
  - Когда они вошли и убили моих людей, - прошептал Рилл Мэйсону, - я стал сопротивляться. Они не хотели убивать меня, но так уж вышло.
  Мэйсон понял, что с такой раной Рилл Эмрис не сможет выжить. Он подумал, что ученый преднамеренно искал смерть, как решение его проблемы.
  - Гарр мертв? - прошептал ученый.
  - Нет, - ответил Мэйсон. - Он получил тяжелый удар, но будет в порядке.
  - Он был моим другом, - произнес Рилл Эмрис. - А я принес ему только беспокойство. Теперь он возьмет, и будет использовать построенный мною механизм, и, в конце концов, это принесет ему и всем остальным в галактике разрушение и бедствие.
  Мэйсон согнулся ниже.
  - Послушай, Рилл, ты не должен волноваться об этом. Я собираюсь приложить все усилия, чтобы разрушить эту установку. Я агент Земли, и Империя Земли тоже не хочет эту вещь.
  Надежда вспыхнула как умирающее пламя в пристальном, замутненном взгляде Рилла Эмриса.
  - Если Вы сделаете это, то предотвратите ужасное наследство для людей! Если тайна умрет со мной, и если установка будет полностью унич...
  Он прервался, и затем добавил:
  - Нет, Вы не сможете разрушить это совсем. Даже из фрагментов частей люди смогли бы сложить снова все вместе. Но у меня получится уничтожить это полностью. Отведите меня к пульту управления.
  Мэйсон поднял его, и, поддерживая, чувствуя, что тот умирает в его объятиях, помог ему подойти к большой группе непостижимых средств управления. Рилл Эмрис стал называть Мэйсону один за другим кнопки и рычаги управления, и параметры настроек, которые необходимо изменить.
  Затем он затих, ослабев в объятиях Мэйсона, но все еще наблюдая за большими шкалами индикаторов. Наконец, он прошептал:
  - Все сделано. Теперь этот мир пересечется со второй планетой. Она находится на курсе столкновения. Забирайте Гарра и быстро улетайте.
  Мэйсон отнес его к стулу, но Рилл Эмрис был уже мертв. Он переместился к Гарру, подхватил его на плечо и понес массивную фигуру бессознательного гидранца. Напрягаясь от веса, и с воздухом, все больше забивающим легкие, он вышел из комнаты смерти на грустный красный дневной свет.
  Хокси и два человека Гарра подошли к нему со стороны конуса. Эти двое взяли Гарра, а Хокси поинтересовался:
  - Рилл Эмрис?
  - Мертв, - ответил Мэйсон. - И мы все будем мертвы, если быстро не улетим. Рилл с помощью средств управления этой планетой направил ее на другую.
  Потрясенный, Хокси посмотрел ввысь. Там, в небе, мерцала как проясняющаяся луна вторая планета. Старый землянин завопил с ужасом своим гундосым голосом:
  - Тогда поспешим!
  
  * * * *
  
  Полчаса спустя их судно взлетело и быстро помчалось вдаль от планеты, которая перемещалась на роковую встречу.
  Мэйсон, Хокси и остальная команда смотрели вниз на серовато-коричневую планету, которая теперь плыла по измененной тангенциальной линии ко второй планете.
  Раздался голос Шаа из передатчика:
  - Гарр, мы уничтожили последних орионцев! Только шестеро из них спаслось, мы же потеряли пятерых.
  Ему ответил Мэйсон:
  - Говорит Бронд Холл. Гарр ранен, но скоро придет в себя. Присоединяйтесь к нам, но не подлетайте близко к той планете.
  Корабли соединились и сбалансировались вместе, люди в них в испуганной тишине смотрели вниз, как серовато-коричневый мир и более яркая мертвая планета медленно сходились.
  И вот эти два небесных тела встретились.
  Взрыв расколол и разрушил их; они завихрились в пламенной, непостоянной массе, и затем эта масса медленно стала разламываться на рушащиеся фрагменты, и вскоре новый большой рой космических развалин переместился на новую орбиту вокруг умирающего солнца. Два безжизненных мира погибли.
  Рилл Эмрис и его тайна умерли, и Мэйсон надеялся, что это навсегда. Но самая сильная черта сыновей Адама была жадным любопытством, которая и отправила их со старой Земли к звездам. А вдруг это любопытство снова отопрет когда-нибудь дверь, только что закрытую?
  Старый Хокси вздохнул.
  - Вот теперь все в порядке. И мы можем отправляться домой.
  Когда корабли преступников полетели обратно через Канал и сквозь лабиринт обломков на Курун, Мэйсон заперся в комнате связи. Он послал закодированные сообщения, и через время пришли ответы. Когда он вышел оттуда, они уже приземлялись на Куруне. Хокси сказал ему:
  - Гарр пришел в себя.
  Мэйсон проследовал в каюту и застал там Гарра Аттена, сидящим с бинтом вокруг головы и каменным взглядом на лице. Он сказал Мэйсону:
  - Получается, что Рилл и его работа уничтожены. И наш шанс стать свободным королевством погребены вместе с ними. Ну что ж, мы приложили все усилия, которые только могли.
  Мэйсон возразил ему:
  - Я говорил раньше, что ты бросаешь все слишком легко, Гарр. Еще есть шанс, только шанс, что мы увидим Королевство Пограничных областей.
  Гарр Аттен пробурчал неприятно:
  - Это хорошо, что ты пробуешь ободрить меня, Бронд, но не делай из меня полного дурака.
  - Полушай, Гарр, - продолжил развивать свою мысль Мэйсон. - Орион, возможно, вообще не убежден, что тайна Рилла в действительности погибла. Они, вероятно, попытаются захватить все Пограничные области принудительной аннексией, чтобы все точно разузнать. Если Орион так сделает, то Пограничные области сразу же объявят ему войну, чтобы остановить их.
  Гарр кивнул:
  - Скорее всего, что случиться именно так. И небольшой драгоценный комфорт для нас закончится.
  - Я разговаривал с некоторыми офицерами Империи Земли, - добавил Мэйсон. - Они согласны со мной, что кризис можно предотвратить, если построить независимое королевство в Пограничных областях. Земля признала бы такое королевство, и дало бы гарантию его границ. Тогда никакой Джаниссар Орионский или другой звездный король не посмели бы беспокоить Пограничные области.
  Гарр Аттен слушал с растущим изумлением, и в конце он встал на ноги.
  - Они собираются быстро все решить на Соле, и сообщат мне, как только Совет встретится, - закончил Мэйсон.
  - Они сообщат! Ты говорил с офицерами Империи Земли! - вспыхнул Гарр. - Да ведь ты...
  - Я не Бронд Холл, Гарр, - открылся Мэйсон. - Я агент Земли.
  
  * * * *
  
  Только спустя три дня волеизъявление пришло в Курун для Мэйсона, ждущего в комнате связи космоплана Гарра. Он сразу вышел из корабля и поехал к зеленому, сверкающему солнечным светом Городу Курун, где направился в большое питейное заведение к ожидавшему Гарру и его капитанам.
  Аттен ничего не спросил, но нетерпеливый Хокси задал вопрос:
  - Ну, чем порадуешь?
  Мэйсон улыбнулся:
  - Два часа назад формальным голосованием Совета, Империя Земли признала новое Королевство Пограничных областей Космоса. Как только обычный референдум покажет, что люди здесь хотят этого, Гарра Аттена признают законным сувереном.
  Он больше не успел ничего сказать, как рев вырвался из глоток преступных капитанов, заглушив его голос. Мэйсон вспомнил, как он впервые увидел Гарра Аттена, полного грез о королевском сане в этой таверне питейного заведения, и подумал о том, что мечты человека могут осуществиться самыми странными способами.
  Позже Мэйсон сказал Гарру:
  - Скоро я улечу. Как ты поступишь с В'ранн?
  Гарр повысил свой голос, чтобы все его услышали, и серьезно произнес:
  - Теперь мы здесь установим законы, и люди будут повиноваться им. Она подстрекала к покушению на жизнь, и за это отсидит в тюрьме, прежде чем вернется на Орион.
  Хокси простонал:
  - Этого я не выдержу. Тюрьма здесь, в Куруне!
  
  КОНЕЦ
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Р.Маркова "Хранительница"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"