Табашников Юрий: другие произведения.

В паутине чужих миров - 2. Эвакуация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "В паутине чужих миров"

  В паутине чужих миров.
  Книга вторая. Эвакуация.
  
  Пролог
  
  
  Мария Сергеевна, невысокая сухощавая женщина сорока лет, строго, с годами отработанным навыком, внимательно посмотрела поверх оправы очков на десяток студентов, притаившихся за баррикадами из старых книг. Несмотря на все возможности интернета, знаний, которые требовали преподаватели, в сети не хватало и невольно учащимся приходилось обращаться вновь и вновь к старым источникам информации.
  Последние тридцать лет своей жизни Мария Сергеевна связала с Центральной библиотекой. Точнее, с вполне определённым залом, в котором ей подчинялось всё - студенты, столы, книги; в котором она выступала неизменно в роли настоящей Хозяйки, одновременно помогавшая найти нужную тропинку к скрытым знаниям и в то же время присматривающая не только за порядком, но и за сохранностью порученных сокровищ. Память всегда и совершенно произвольно связывала её прошлое с большим зданием, расположившимся немного в стороне от центральной улицы города. Здесь она встретила мужа, сюда стремилась попасть поскорей, покормив и проверив уроки у детей. Если какая-либо болезнь приковывала женщину на некоторое время к кровати, то стоило недугу ослабить тяжёлые объятия, как Мария Сергеевна опять возвращалась в здание, словно собранное из огромных серых кубов в некую абстракцию ещё в советское время.
  Она знала здесь всё. Каждый уголок, от крыши до подвала. Знала библиотекарша и все уловки изредка попадавшихся жуликоватых субъектов из числа тех студентов, что выбирали пути попроще. В своё время, да и сейчас, отдельные экземпляры книг представляли собой большую ценность и имели странную тенденцию внезапно исчезать. Они могли понравиться юному изобретательному 'книголюбу' своим содержанием или, что было намного хуже, послужить сырьём для изготовления шпаргалок перед предстоящей сессией. Поэтому-то Мария Сергеевна так внимательно присматривала за сидящими за новыми, стандартными столами, студентами.
  Её слух и зрение работали в обострённо-поисковом режиме. Библиотекарше был хорошо известен каждый звук в её царстве, даже тот, что приходил из коридора. Шуршание листков, треск бумаги, лёгкий шепоток мог рассказать обо всём, что творилось вне пределов зрения.
  
   В десять сорок шесть местного времени, Мария Сергеевна принимала у невысокой плотной студентки ('ах, что с ними твориться, чем они питаются, мы уж такими точно не были!'), одетой в красную футболку и светлые джинсы цвета летнего безоблачного неба, небольшую пачку потрёпанных книг, посвящённых описанию событий далёкой Французской революции. Внезапно библиотекарша услышала очень необычный для её королевства шум. Звуки прорвались в здание снизу, через фойе, пронеслись по коридорам в виде приглушённых расстоянием и стенами криков, топота ног и лязга металла.
  Нахмурив брови, женщина довольно быстро нашла объяснение суматохе внизу и на пролётах между этажами огромной библиотеки. Директриса давно намекала на предстоящий плановый ремонт, как лицевого фасада, так и внутренних помещений. Ну, уж эти рабочие! Всегда шумные, мешающие окружающим тихо и спокойно исполнять своё дело... Необходимость вновь создать спокойную, привычную атмосферу, вернуть привычный порядок, заставило Марию Сергеевну нервно поджав нижнюю губу, встать со стула.
  - Подождите минуточку, - скорее приказала, а не попросила она стоявшую перед её столом студентку с книгами и порывисто шагнула в сторону двери.
  Марию Сергеевну опередили на секунду, а, может, и на две. Дверь резко, со стуком распахнулась, и в помещение ввалился огромного роста человек в камуфляже, в новых армейских берцах и в тёмной маске на голове, один в один похожей на те, что носили в фильмах преступники и сотрудники спецподразделений. В руках незнакомец держал автомат, самый настоящий, притягивающий взор хорошо знакомой, опять же по тем же фильмам и телепередачам, смертоносной формой. Как-то очень медленно, как в дурном сне, ствол автомата медленно повернулся в сторону женщины и застыл на уровне её груди.
  Библиотекарша сделала непроизвольный шаг совсем не в ту сторону, в которую первоначально имела намерение передвигаться и интуитивно попыталась найти убежище. Хотя бы за спинкой стула, с которого только что встала. Изменив положение тела, она заметила за спиной здоровяка фигуру поменьше. Напарник человека с автоматом оказался невысоким и невзрачным, одетым в цветастую рубашку, тёмные джинсы и голову ему закрывала всё такая же обезличенная маска. Один, ничего не значащий факт, немного успокоил женщину. У второго налётчика не было с собой никакого оружия. Если бы не чёрная маска на голове, он ничем не отличался бы от любого студента.
  - Игорёк, подстрахуйся-ка насчёт связи, - хрипло и как-то нарочито спокойно распорядился гигант, - нам лишние неприятности не нужны.
  Стоящая рядом с Марией Сергеевной девушка издала непонятного и неприятного характера продолжительный звук, похожий на испуганный писк пойманной в ловушку летучей мыши и выронила стопку книг на стол. Тяжёлые фолианты и тонкие брошюры загрохотали в полной тишине. Одни остались лежать на самом краю стола, другие же упали на пол, под ноги.
  - Будь спокоен, Митрич, - не обращая внимания на девушку, ответил молодой человек, достал из висевшей на плече сумки пакет, распрямил его и решительно направился вдоль учебных столов.
  - Бросаем в пакет телефончики. Освобождаемся от шумного хлама, - Мария Сергеевна отметила в голосе человека в маске нервные нотки. - Да, да, вы, девушка, подавайте его сюда. Ого, айфон, конечно, жалко такого красавца выпускать из рук. Теперь ты... - Студенты в явном замешательстве спешили выполнить приказ незнакомца. Они растерянно шарили по карманам, открывали сумочки и безропотно отправляли в тёмное жерло пакета один за другим дорогие аппараты. Когда Игорь обошёл всех в зале, включая и библиотекаршу, то вместе со всем уловом, легко вместившимся в непрозрачный пакет чёрного цвета, направился мимо стенда с выставленными книжными новинками к окну. Не мешкая и не оборачиваясь, он открыл створку пластикового окна и чуть нагнувшись, вытянул перед собой руку, чтобы бросить пакет вниз. Можно было себе представить, что стало с дорогими телефонами после приземления на асфальт с высоты пятого этажа. Кто-то невнятно охнул, кто-то тихо выругался, а парень в тёмных джинсах спокойно плотно и надёжно закрыл окно.
  - Специалистка? - довольно сурово спросил библиотекаршу огромного роста мужчина.
  - В каком смысле? Я работаю здесь... - едва слышно пролепетала порядком напуганная женщина. Сначала её испугал вид автомата, а теперь больше поразила решимость и спокойствие молодого человека в маске, в одно мгновение без всякого стеснения, уничтожившего чужой собственности на довольно приличную сумму.
  - Значит, специалистка, - довольно кивнул головой здоровяк. Порывшись в кармане брюк, он достал сложенный вчетверо стандартный листок или два, - вот список. По нему наберёшь всё, что указано.
  Он положил листки перед Марией Сергеевной, а подошедший напарник в джинсах достал из сумки несколько свёрнутых рулоном мешков и протянул их библиотекарше.
  - Вы цель неосновная, - довольно добродушно пояснил Митрич, - так что если вы специалист, на всё про всё вам двадцать минут, не больше. Особенное внимание Англии, островам Тихого океана первой половины девятнадцатого века. Разумеется, устройство колоний, наличие вооружённых сил. Геология, инженерика, химия, палеонтология - вот это науки, а у вас так, знаете, до кучи, не знаю, зачем всё это Денису потребовалось, хотя кой-какой слушок и доходит... Кроме списка соберёте всё самое ценное, да то что поинтересней. Поняли меня? - Мария Сергеевна растерянно утвердительно кивнула головой. - Ну, а потом пойдёте с нами. Игорёк, отбери себе помощников, и начинайте набивать мешки, а я пока присмотрю за зайчатами, чтобы не разбежались.
  Молодой человек в чёрной маске быстро прошёлся вдоль столов:
  - Ты... Ты... Ты... И ты... - указал он на двух наиболее привлекательных девушек и на пару крепких парней. - Пойдёте со мной.
  Все отобранные заложники и Мария Сергеевна под присмотром человека в маске скрылись среди многочисленных стеллажей в глуби хранилища, расположенного за столом работника библиотеки. Было хорошо слышно, как небольшая группа принялась действовать. Шуршание мешков, шелест бумаги, короткие вопросы и ответы говорили о том, что полученное задание выполняется быстро и сноровисто.
  - Давайте поторапливайтесь, - Митрич уселся на стул и, вопреки любой практике боевиков, поставил автомат к стене. - Это чтобы он ненароком не выстрелил, - пояснил он оставшимся в помещении студентам. - А вы не бойтесь. Ничего страшного с вами не случится, - на секунду он задумался, а потом добавил, - в ближайшие пять месяцев.
  Минут через двадцать показалась небольшая группа избранных, с трудом тащившие за собой по земле огромные тяжёлые мешки с уловом.
  - Всё по списку собрали? - глухо спросил сидящий на стуле гигант в камуфляже.
  - Всё, - отозвалась вторая маска, - ну, практически всё.
  - Подождём ещё минут десять, пятнадцать, чтобы со временем с другими сровняться. Техническую и медицинскую литературу хоть и начали чистить намного раньше, работы у них несоизмеримо больше. Почитать мне-то что-либо взял? Детективы или фантастику?
  - Посмотрел, Митрич, спросил. Да здесь у них художки совсем нет.
  - Мы вам ещё нужны? Вы нас не отпустите? - переминаясь с ноги на ногу, нерешительно спросил у похитителей книг один из отобранных 'счастливчиков'.
  - Эка, брат, - усмехнулся человек с автоматом, - нет, так не пойдёт. С нами пойдёшь, как и остальные счастливчики. Когда всё узнаешь, что происходит и самое главное, что должно произойти, повесишь на видное место наши иконки, и всю оставшуюся жизнь будешь молиться своему везению.
  В грудном кармане здоровяка звякнул то ли сотовый, то ли ещё какой прибор связи.
  - Ага, время пришло.
  - Митрич, - недовольно заворчал более молодой налётчик, - я так и не понял, зачем было отбирать у всех телефоны и выбрасывать в окно. Они ведь денег стоят. Вроде бы глушилки поставили, не должны были сигналы никакие пределы здания покинуть.
  - Во-первых, приказ есть приказ. А во-вторых, как говорится, и на старуху бывает проруха. Что-либо не сработало бы, сейчас сюда столько полиции и ОМОНа понаехало, что Проход пришлось бы здесь открывать. А Оеха говорит, что этого-то как раз делать нельзя. Что-то там у него потом не получится, не свяжется.
  - Да и маски, зачем одевали? Как бандиты какие-то...
  - Видишь камеры вокруг, а думаешь, ты здесь в последний раз? Нет, всё только начинается. Слушай, Игорёк, хватит уже отвлекаться. Берём по мешочку и на выход.
  Парни взвалили на плечи мешки и даже немного согнулись под тяжестью. Девушки вытащили свою ношу в коридор волоком. Когда и налётчики, и их помощники оказались в коридоре, огромный мужчина в камуфляже приказал запереть библиотекарше помещение на ключ. Когда Мария Сергеевна непослушными пальцами пыталась вставить ключ в замочную скважину, то случайно заметила сквозь разделявший рабочие блоки пластик, как по бетонным ступенькам ещё несколько групп, чуть больших по составу с мешками на плечах быстро спускались в сторону центрального выхода.
  Библиотекарша не могла понять, кому потребовалось такое странное ограбление не очень-то и ценных в последнее время предметов? Да ещё столь масштабное? Вот если бы на месте книг в мешках оказалось золото или деньги, тогда понятно... А здесь...
  - Опять же не понимаю, зачем нужно было начинать именно с этого? - не унимался Игорь.- С сети ведь скачали практически всё, что смогли. А тут такой риск связываться в дневное время с такими объёмами. Ведь поговаривали о банке и торговой базе...
  - Банк намечен по местному времени на сегодня, сразу после обеда. Группа захвата уже готова в Колыбели. Как раз выручку свезут со всех магазинов и предприятий. А база ночью. Выбрали уже одну на отшибе - кругом ни одного жилого дома. Два сторожа. Начинка хорошая - продукты и хозяйственные товары. Будем всю ночь всеми силами вывозить. Туда же должны первые переселенцы, отобранные через агентства подтянуться. А Денис тем временем на следующий день планировать будет - закупы, проходы, вылазки... А вы что уши развесили? Много будете знать, скоро состаритесь. В цепочку встаём, парни впереди, женщины за ними, мы замыкающие. И вниз, вниз по ступеням, уже отставать от других начали.
  Немного согнувшись, парни довольно быстро принялись с мешками на плечах спускаться по ступеням. Мария Сергеевна попробовала поднять свою ношу, но не смогла. Мешок, словно набитый кирпичами, давил, давил своей тяжестью вниз, не давая свободно двигаться. С большим трудом она стащила его с одной ступеньки на вторую.
  - Эх, вы, специалистка, - огромная рука Митрича легко подхватила ношу и, присев, он подкинул мешок сам себе на плечо. - Другим вон, девчонкам помогите.
  Игорь в свою очередь завладел ещё одним мешком, а оставшийся довольно легко понесли библиотекарша и две юные помощницы, захватив руками уголки тары.
  Не прошло и десяти минут, а за спиной осталась длинная лестница, такой же бесконечный переход, а потом ещё одна лестница, которая и вывела всех через фойе на улицу.
  На безоблачном небе ярко светило солнце, а перед крыльцом, загородив обзор, выстроились небольшой трёхтонный японский грузовичок, довольно потрёпанного вида городской рейсовый автобус с номером маршрута 'девятнадцать' и легковой полицейский патрульный автомобиль бежевого цвета. Как поняла Мария Сергеевна, полицейские действовали заодно с налётчиками, и обращаться к ним оказалось бы безнадёжным, а то и опасным занятием. Да и патрульная машина казалась пустой. Немного подальше от здания патрульные в форменной одежде со всеми необходимыми атрибутами полицейских, находящихся на службе, перекрыли въезд постороннего транспорта на улицу. Мало того, даже случайные пешеходы с возгласами удивления и раздражения должны были обходить оцепленное место.
  - Давайте сначала грузовик, остальное в автобус, да поскорее, пошевелитесь!
  Через несколько минут погрузка, проходившая в бешенном темпе, закончилась. Робкие ожидания библиотекарши, что на этом этапе её и остальных заложников отпустят, не оправдались.
  Огромный Митрич вырос перед открытой дверью автобуса:
  - Всех отобранных в автобус загоняйте вконец, пусть рассаживаются так, чтобы мы их видели.
  Одетые в гражданскую, яркую, цветную одежду всевозможных фасонов студенты и студентки, числом не менее тридцати человек торопливо полезли по ступенькам внутрь салона. В конце концов, на улице осталось только десятка полтора людей в масках.
  - Никого не забыли? Первая группа здесь?
  - Так точно.
  - Вторая присутствует.
  - Третья... Четвёртая... Пятая... Шестая... здесь...
  - Ну, пока всё как по маслу. Рассаживаемся и вперёд.
  Мария Сергеевна оказалось в числе последних заложников, попавших в автобус. Так как все дальние места оказались заняты, она растерянно остановилась в проходе, не зная, что делать. Один из налётчиков очень доброжелательно пригласил её к окну, рядом с собой, сразу за водительским креслом. Едва она села на мягкое кресло, как налётчики поспешили освободиться от масок. Видимо, для того, чтобы со стороны всё выглядело обыденно и натурально - обычный рейсовый автобус совершает движение по маршруту. Боязливо оглянувшись, библиотекарша увидела вокруг себя простые, добродушные славянские лица, никак не похожие на преступников. Одного из похитителей она точно знала, встречалась совсем недавно, только не помнила при каких обстоятельствах. Так же про себя она невольно отметила, что вооружены были всего трое или четверо из мнимых бандитов.
  Полицейские, получив условный сигнал, бегом вернулись к патрульному автомобилю, заняли в нём свои места. Сначала поехала, расчищая путь, машина с полицейскими, затем грузовик, а следом за ним и автобус мягко тронулся с места.
  Мария Сергеевна сидела так близко от водителя, что слышала каждое слово шофёра и пристроившегося рядом с ним неразлучного Игоря, оказавшегося симпатичным молодым человеком не более двадцати лет от роду.
  - Поехали, - торжественно объявил Митрич. - Блин, а ты-то куда лезешь? Ну и чудики, меня-то пропустите...
  - Слушай, Митрич, - не мог успокоиться Игорь, - я всё понимаю. А если нас на КПП на выезде из города тормознут?
  - Ну, это секретная часть операции, Игорёк. Там сегодня наши дежурят. Не дрейфь. Вся смена, что сегодня дежурит, пропуска ждёт. Просто трясутся, когда можно будет самим отсюда перебираться и вещи перевезти. Им пару месяцев отработать в родном мире ещё нужно, недвижимость свою сдвинуть, стройматериалов накупить. Они вроде и не знают ничего, а на льготы, большую зарплату и романтику поймались. Шучу. Особенно их впечатлили фотографии города после ядерной бомбардировки. Слушай, а что это ещё за коробки в переходе?
  - Да это мы из продуктовых киосков повытаскивали всяческие вкусности.
  - Мародёры, - хмыкнул Митрич без доли недовольства в голосе.
  Опустив голову, Мария Сергеевна смогла спрятать страх, появившийся на лице. Внезапно она поняла, что её втянули в какие-то тайные и чрезвычайно глобальные действия. И что ещё за... ядерная бомбардировка? Её тело стало бить неконтролируемая дрожь.
  Находясь в общем потоке движения, пару раз тормознув на светофорах, автобус, грузовик и патрульная машина ушли с центральной улицы на периферийные, ведущие на выезд. Практически исчезли многоэтажные здания, пошёл частный сектор. А сразу после него автобус въехал на мост через Обь. Огромная река несла свои мутные воды где-то внизу, между покрытыми зелёным обрамлением берегов. Мимо окна, куда смотрела Мария Сергеевна, мелькнуло здание КПП - мост закончился.
  Сразу за КПП пошли разросшиеся посадки хвойных деревьев, и ведущая машина свернула в первую же закрытую от постороннего взгляда просёлочную дорогу. Немного отъехав от центрального шоссе, машины остановились.
  - Сейчас Проход откроет, и сразу дома окажемся, - негромко произнёс один из сидевших на передних креслах похитителей.
  - Не люблю Переходов, два раза уже через них проходил, не нравятся они мне, - откликнулся его сосед, невысокий худощавый рыжеволосый парень, - не успеешь отреагировать, вовремя глаза закрыть, потом будут весь день болеть, да слезиться.
  - Как тронемся, все глаза закройте, - громко распорядился крепкого вида мужчина во втором ряду, - уж поверьте на слово.
  Мария Сергеевна немного наклонила вбок голову, что позволило ей продолжить наблюдение за развивающимися событиями.
  Дверь автомобиля с надписью ППС открылась, и из неё вылез довольно высокий мужчина в форме. Несмотря на погоду, на нём была рубашка с длинными рукавами, форменная фуражка и тёмные очки. Не торопясь, незнакомец сделал несколько шагов по окружённой елями и берёзами дороге вперёд. Не оборачиваясь, с уверенным видом, человек поднял руки до уровня груди и начал производить малопонятные пассы. Медленно поворачиваясь, он щупал, мял ладонями воздух, изредка встряхивая непонятно с какой целью кистями. Так, потоптавшись на одном месте, вскоре он переместился чуть подальше вперёд и немного развернулся боком к автобусу. Неожиданно вполне отчётливо Мария Сергеевна увидела, как незнакомец сжал кулаки, словно захватил в воздухе в ладони нечто осязаемое и имеющуюся плотность. Вокруг рук образовалась дымка, маленький кусочек, отобранный у тумана.
  - Начинается, - едва слышно произнёс Игорь, - ты уж, Митрич, не подкачай. Проход-то, как я знаю, нестабильный.
  - Яйцо курицу не учит, - недовольно буркнул водитель.
  Незнакомец совершал заметные усилия, пытаясь раздвинуть руки. Дымка порвалась и где-то в определённой точке пустоты, просто в воздухе появилась ярко-красная точка. Точка принялась, поддаваясь напору человека, расширяться, увеличиваясь как вширь, так и в высоту. Довольно быстро образовался красный уродливый багровый рубец, обратная стенка которого вдруг лопнула, мгновенно расползлась, и библиотекарша увидела совершенно иной мир. Сквозь окно в реальности, к которой принадлежала Мария Сергеевна, женщина разглядела по другую сторону барьера продолжение пыльной дороги. Однако в том, другом месте и солнце светило совсем по-иному и растения и деревья, буйно окружившие притоптанную земляную корку, выглядели необычно пышно и экзотично. Как в каком-то сказочном саду.
  Забыв о всякой конспирации, Мария Сергеевна даже немного привстала с кресла, а за её спиной какая-то студентка испуганно пискнула нечто нечленораздельное.
  Достаточно увеличив проход растяжениями и непонятными пассами до такого размера, чтобы в него спокойно могли пройти автобус и грузовик, странный и пугающий незнакомец вернулся в патрульную машину. Легковой автомобиль, слегка подпрыгнув на невидимой кочке, пересёк границу между мирами, а за ним тоже сделали грузовик и автобус. Следуя подсказкам, Мария Сергеевна плотно закрыла веки. Небольшой толчок возвестил пассажиров о том, что переход прошёл благополучно, лишь несколько студентов, либо растерявшихся, либо намеренно пытавшихся подсмотреть, с плачем и ругательством тёрли слезящиеся от боли глаза.
  Библиотекарша невольно оглянулась. Двери в её мир закрывались сами собой. Разорванная плоть медленно сжималась, закрывая от женщины всё больше и больше вид на родные ели и берёзки.
  Автобус проехал несколько сотен метров среди высоких разросшихся кустарников, и вдруг библиотекарша увидела первые следы присутствия в окружающем диком ландшафте людей. Выстроившись в ряд, обозначив своим построением контуры будущей улицы, к небу тянулись с десяток недостроенных зданий. Мария Сергеевна словно попала на стройку, которая началась с... нуля.
  Возле одного практически готового строения - огромного, продолговатого, если бы не облицовочная светлая плитка, напоминавшего барак, автобус остановился, и загрохотали створки раздвигаемых дверей.
  - Всё, господа хорошие, - спокойно сказал Митрич. - Приехали.
  Шофёр поставил автобус так, что двери открылись напротив входа в здание. Первыми покинули транспорт люди, носившие прежде маски. Здоровые, крепкие парни и молодые мужчины мгновенно образовали живой коридор от одних дверей к другим.
  Мария Сергеевна всё ещё сомневаясь в реальности происходящего, поспешила первой покинуть душный и пыльный автобус, а за ней потянулись и другие отобранные неизвестно для каких целей в библиотеке студенты и студентки. Два практически достроенных красавца из красного кирпича, с башенками, покрытые дорогой черепицей составляли контраст с тем неприметным зданием, куда их загоняли. Женщина невольно поморщилась от обрушившегося на её слух обычного для таких мест строительного шума, крика, гама и стука. Больше всего она всё же любила тишину.
  За самим зданием, куда ей пришлось невольно проследовать, Мария Сергеевна заметила немало странного. Метрах в пятидесяти - там, где позволяла это сделать чрезмерно разросшаяся невероятная тропическая растительность, блестела намного выше человеческого роста, натянутая в несколько рядов колючая проволока, за рядами которой кое-где ещё начали дополнительно возводить бетонный забор.
  Не успев толком осмотреться, библиотекарша оказалась внутри. Пара лестниц невольно уводило зрение на второй этаж, но везде, куда не посмотришь, среди светлого кафеля и плит первым делом Мария Сергеевна обратила внимание на множество выстроенных в ряд вдоль стен открытых кабинок. В каждой миниатюрной комнате находился стол и две заправленные кровати. Никаких излишеств. Либо рабовладельческий загон для говорящего скота, либо краткий перевалочный пункт на время карантина.
  Два вооружённых человека, давая понять своими намерениями, что помещение нельзя покидать до получения разрешения, заняли посты у самой двери, доступ к которой был ограничен к тому же неизвестного вида приземистым пропускным устройством. Кроме вновь прибывшей группы студентов и студенток в помещении уже находились люди самых разных возрастов. Они выходили и выглядывали из своих каморок-ячеек, но на лицах не читалось и следа страха - одно любопытство. Сколько их было? Да не меньше полусотни, хотя такой грандиозный приёмник точно был рассчитан на гораздо большую вместимость.
  Приятный женский голос диктора невольно заставил Марию Сергеевну поднять голову. Она осознала, что кроме неё и все остальные вновь прибывшие испуганные ребята и девушки тоже стоят на месте и, подняв голову, смотрят на большой экран, вмонтированный на уровне соединения двух этажей. На экране миловидная девушка с шикарными тёмными волосами приветствовала вновь прибывших переселенцев с Земли простой и в то же время ослепительной улыбкой.
  - Меня зовут Ирина и я безмерно рада видеть вас на Новой Земле, в месте, которое мы называем Колыбелью, - радостно сообщила она. - Давайте познакомимся. Я помощник руководителя проекта расселения. В этом помещении вам необходимо провести пару дней, пока с вами поработают наши медики, вакцинологи и прямые кураторы. А теперь, понимая страхи и любопытство, я расскажу о том месте, куда вы попали. Новая Земля - частный проект, способствующий спасению части человечества от неминуемой в ближайшее время глобальной катастрофы. В активную фазу переселение на планету Z вступило с начала этого дня. Пока мы точно не можем сказать, куда именно удалось открыть проход - в параллельную действительность или в нашу реальную линию развития примерно за миллион лет до нашего рождения. Сейчас в Колыбели проживают шесть тысяч двести три человека, без учёта вновь прибывших. С нами делят крышу так же девятнадцать полинезийцев из другого времени и семьдесят два палеоантропа, признанных примитивной разумной расой. Администрация просит относиться к представителям иных разумных видов и рас с соответствующим уважением.
  - Ровно через пять месяцев наша прежняя родина погибнет в огне ядерного катаклизма. Как это ни странно звучит, я - одна из трёх выживших в том аду. И я видела то, что предстоит произойти - ни у кого не осталось и малейшего шанса. В определённом смысле нам повезло, и мы имеем уникальную возможность возродить цивилизацию в новом месте. Для того, чтобы сделать нашу популяцию жизнеспособной, необходимо переселить любыми способами и средствами в Колыбель не менее пятидесяти тысяч человек. Вот в этом проекте вам всем и придётся принять самое активное участие. Вас осмотрят наши специалисты, выслушают пожелания и в соответствии с выбором и желаниями, вам будут предложены для проживания Колыбель, Порт, Прииск или первые охраняемые сельскохозяйственные поселения, наподобие еврейских кибуцов.
  Мария Сергеевна стояла и слушала, как и её спутники, красивую девушку с тёмными волосами и понимала, что то, что она сейчас слышит, просто не может быть.
  
  Глава 1.
  
   Фёдор Павлович тяжело и устало вздохнул. С тех пор, как недоступные пониманию силы втянули пожилого мастера в опасную игру, задачи, которые возникали перед ним во всё большем и большем объёме постоянно усложнялись. Первое время он старался держаться в тени Оехи, но странное создание (Фёдор Павлович был абсолютно уверен, что татуированный полинезиец не является человеком) вскоре покинуло группу попаданцев, прихватив с собой одного, как показалось переплётчику, самого бесполезного для маленькой общины переселенца. С уходом Оехи тяжёлое бремя целиком легло на плечи старого мастера.
   Непонятные слова татуированного полинезийца о существовании в непосредственной близости от колонии какой-то опасности вскоре подтвердились. В том районе, откуда недавно вернулась разведывательная группа, отягощённая добычей и куда Оеха отправился вместе с новым товарищем, через несколько часов после их ухода послышался отголосок мощного взрыва, а к небу поднялось большой гриб-облако, очень напоминающий своей формой последствия ядерный взрыва небольшой мощности. Впрочем, Фёдор Павлович знал, что такие 'грибы' из пыли и поднятой в воздух земли могут возникнуть и просто вследствие детонации взрывчатки большой мощности.
   Уцелел ли Оеха? Этот вопрос довольно долго мучил Фёдора Павловича. Ответить на него переплётчик определённо не мог, но на данный момент с полной долей основательности мог говорить, что угроза, о которой предупреждал пришелец, явившийся неизвестно откуда, до самого последнего момента всё же была реальной.
   Некоторое время старик размышлял, а затем послал в ту же сторону, где ещё что-то дымилось, хорошо экипированную группу, состоящую из капитана полиции и двух молодых людей, вооружённых копьями, луками и порядочным запасом стрел. Капитану Сергееву Фёдор Павлович дал вполне определённое задание, от выполнения которого, как понимали все, кто слышали разговор, зависела судьба каждого оказавшегося в неприятной переделке переселенца из будущего.
  Как только решительно настроенные разведчики скрылись в высокой траве бескрайней саванны, переплётчик направился в сторону автобуса, к открытой кабине. Внутри автобуса, в районе водительской двери, в расстёгнутой, пропахшей основательно потом рубашке, копался огромный Митрич. Бывший водитель одного из автобусных таксопарков выпрямился, заметив приближающегося старика.
  - Что, Палыч?
  - Слушай, Митрич, а у тебя топлива сколько осталось?
  - А что?
  - Хватит для последнего и решительного марш-броска?
  Фёдор Павлович исходил из известного. Он знал, что совсем недалеко, в нескольких часах пути от выжженного солнцем плато, на котором рисковали появляться лишь змеи и редкие, единичные экземпляры странных крупных насекомых, существовала благодатная долина, с превосходным климатом и обилием различной дичи. К тому же, в тех местах присутствовала свежая, дающая силы родниковая вода, за которую не нужно платить никакой кровавой дани крокодилам и ещё неизвестно каким хищным речным жителям.
   Очень тревожило старого переплётчика обстановка, обострившаяся в последнее время. За прошедшие три дня периодически меняющиеся часовые в установленной на вершине автобуса вышке-шалаше, с всё большим пугающим постоянством сообщали о появлении рядом с поселением тех существ, с которыми вступил в схватку Оеха. Палеоантропы вернулись в большом количестве. Всё ближе и всё чаще замечали наблюдатели шарообразные предметы, поднимающиеся над травой и тут же исчезавшие в ней. Не оставалось никаких сомнений - крупное сообщество гоминидов готовилось для решительного удара. Для них стоянка людей была притягательна ещё и как своего рода лавка чудес, полная предметами, которыми очень хотелось бы завладеть.
   Любую версию внезапного нападения примитивных аборигенов Фёдор Павлович склонен был рассматривать как крайне неблагоприятную, а то и гибельную для всей колонии. Противник имел неоспоримое преимущество в выборе времени и места нанесения удара. Кроме того, наблюдая за схваткой Оехи с местными разумными реликтовыми предками человека, переплётчик вынес однозначное мнение. Притом, не в пользу человека. Гоминиды оказались намного сильнее, несмотря на свой рост, быстрее и жёстче в принятие решений, чем любой современный мужчина. По любым подсчётам хватило бы не более пятнадцати или двадцати агрессивно настроенных особей, чтобы уничтожить всю колонию. Некоторое преимущество давал пистолет капитана и луки со стрелами, с которыми довольно сносно научилась обращаться молодёжь. На них-то и уповал старик.
   Переплётчик не спеша прибросил, обращаясь к записной книжке те силы, которые могли бы противостоять безжалостному врагу. Первоначально в новый мир на автобусе оказалось перемещено с Земли сорок два человека. С тех пор, как колёса рейсовой маршрутки коснулись чужой земли, первоначальный состав значительно уменьшился. Ушёл Оеха, прихватив одного переселенца, главная опора и надежда колонистов. Огромного размера хищник расправился с пожилой пенсионеркой. После этого по настоянию Оехи, из числа итак немногочисленного состава маленькой группы был изгнан Алик, в силу той опасности, которую он стал представлять для невольных переселенцев. Итого оставалось тридцать восемь человек. Шесть пенсионерок и трёх совсем немощных стариков Фёдор Павлович отбросил сразу. Мало помощи могла оказать молодая мать с малолетним ребёнком. Два школьника и одна девочка восьми лет, оказавшиеся совершенно одни, без родственников, в автобусе, тоже представляли скорее лёгкую добычу. Итого абсолютно непригодных к ведению боевых действий насчитывалось четырнадцать человек. Остальные двадцать четыре были поделены по половому признаку примерно одинаково - десять молодых женщин и студенток и четырнадцать мужчин и крепких парней.
   Кроме палеоантропов существовала и ещё одна явная угроза, которая рано или поздно должна была перерасти в трагедию. Во время последнего похода за водой к реке одна из водоносок едва успела увернуться от смертельного выпада речного хищника. В какой-то момент, обитавшие в реке многочисленные крокодилы возьмут себе жертву, плату за спасительную влагу, а затем ещё и ещё одну...
  - Митрич, - снова подозвал к себе старый мастер водителя.
  - Да, Фёдор Павлович, - показался немного недовольный гигант.
  - Вот что я думаю, Митрич. Переезжать нам нужно отсюда. И чем скорее, тем лучше. В гибельном месте мы находимся. Днём пекло, ничего сделать толком не можешь. Воды на всех не хватает. Вот и земляные работы пришлось остановить. Перспективы никакой. Вернее есть одна - на медленное вымирание. Тут ещё приматы эти, нашим приходом недовольные, в любой момент напасть могут.
  - Думал тоже об этом. Ничего иного в голову не приходит, как долина эта, та, что рядом. Побросать всё ненужное, что можно на себя взвалить и в известном направлении прямиком всем вместе наобум махнуть. Там говорят вода чистая, кругом ручьи. А ручьи означают то, что нет поблизости никаких крокодилов. Трава опять же, другая, чем здесь. Мягкая, шелковистая, не то, что торчащие вокруг сухие палки. Значит, и посадить там что-то можно будет. Дичи море. Словом, один путь, один выход - переселяться нужно.
  - Вот, вот, и я о том же. Только, думаю, перекочуем мы, знаешь на чём?
  - На чём?
  - На твоём автобусе.
  Митрич на минуту задумался, видимо соединяя вместе всю информацию, которой владел только он один. Внезапно лицо озарила светлая улыбка:
  - А ведь можно. А я и не подумал...
  - Нос автобуса хорошо в землю зарылся. Нужно откопать его, подготовить к дороге. Загрузить внутрь побольше дров - всё, что мы заготовили за эти дни. На сколько, говоришь, у тебя топлива хватит?
  - Да если честно, - совсем уж раз улыбался водитель, - мы едва с парка выехали, заправленные доверху. Проехали-то совсем чуть-чуть, с десяток остановок, а потом - хлоп, и уже здесь... Видишь, жара здесь невыносимая, любая жидкость рано или поздно испарится. Вот я немного сразу и подстраховался. Часть слил, в тень спрятал, а бак тряпками обмотал.
  - Ну и как?
  - Я думаю, хватит.
  - Хорошо. Я ребят не просто так послал. Думаю, тянуть больше не стоит. Сергеев путь измерит и вехами удобный маршрут пометит. Чтобы ямок и бугров поменьше по пути попадалось. Так что, Митрич, давай за работу. Организуй погрузку всего нужного и нос автобуса с колёсами откапывать начинай в авральном режиме.
  Фёдор Павлович неожиданно понял, что принял очень важное и в то же время нужное решение. Стараясь обдумать дальнейшие шаги, сделал несколько шагов прочь от автобуса и с удовольствием услышал, как за его спиной Митрич своим звучным и громким голосом собрал колонистов всех вместе и объяснил предстоящую задачу. Видимо, втайне многие думали о таком спасительном шаге и в ответ на короткую речь водителя послышались радостные реплики:
  - Ну, наконец-то, догадались!
  - Дыхнуть здесь нечем!
  - Всегда, как за водой идёшь, думаешь - вернёшься или нет...
   Через несколько минут зашумела оживленная молодёжь, а совсем рядом застучал по дереву топор. Другая группа переселенцев шумно и в то же время деловито принялась откапывать колёса, выравнивать площадку перед носом автобуса, подготавливая транспорт покинуть ловушку.
   Пожилого мастера, между тем, волновали уже совершенно другие вещи. Он немного углубился в заросли высокой и жёсткой травы в том направлении, куда предположительно должен был совершить необычный рейс Митрич. То, что он обнаружил, одновременно и обрадовало и огорчило его. Выжженная почва напоминала по своей твёрдости асфальт. Не зря в Африке проводятся ралли, рассчитанные на преодоление больших пространств практически по бездорожью. Однако кое-где встречались препятствия, способные не только остановить автобус, но и перевернуть его вместе с людьми. В одном месте образовалась довольно большая канава, в другом куст какого-то растения создал выпирающий из под земли корнями холм, который при движении обязательно завалил бы автобус на бок. Без всякого сомнения, для успешного выполнения задуманного нужно было немало и кропотливо потрудиться, разровняв и устранив опасные участки.
   Закончив с необходимыми обследованиями, Фёдор Павлович вернулся к автобусу. Загрузка горючих материалов, сучков, сломанных веток шла полным ходом. А возле передних колёс с десятком добровольных помощников деловито возился Митрич. Усилия его небольшой дорожно-ремонтной бригады оказались на лицо. Оба передних колеса мужчины освободили со всех сторон, перед немного погнутым бампером образовалась как по волшебству хорошо очищенная покатая дорожка.
   Увидев переплётчика, Митрич доброжелательно улыбнулся.
  - Сейчас днище подкопаем, освободим его, ветками укрепим и дело сделано, - поспешил доложить о проделанной работе водитель, явно довольный как собой, так и своими помощниками.
  - Нужно будет у тебя несколько человек позаимствовать, - Фёдор Павлович кратко обрисовал ситуацию и возможные последствия.
  - Понял, - кивнул большой и взлахмоченной головой, Митрич, - бери кого хочешь. Дело необходимое...
   Первым делом Фёдор Павлович, как заправский минёр, отобрал из имеющегося материала большое количество длинных шестов. На конце каждого привязал по яркой тряпке, чтобы указатель можно было рассмотреть издалека, а потом обозначил шестами будущий путь для транспорта. Придерживаясь ориентиров, он и несколько крепких мужчин довольно быстро углубились вглубь саванны, ликвидируя малейшие препятствия для движения.
   Пройдя несколько километров, Фёдор Павлович решил, что на сегодня сделано достаточно и, собрав криком вокруг себя всех работников, вернулся назад. Да и характер местности в тех местах, куда удалось дойти 'дорожникам' начал стремительно меняться. Трава постепенно стала менее густой и низкорослой, появились многочисленные плеши и поляны. При достаточной доли осторожности и сноровки дальше можно было двигаться без особых опасений.
   Возвращаясь, издалека, мастер услышал звук, от которого у него ёкнуло сердце. Звук ровно работающего мотора. А достигнув круга, в своё время расчищенного Оехой от травы, он увидел Митрича. Водитель светился от счастья, готовый в любой момент обнять огромными ручищами любимую баранку.
   Автобус подготовили к тому, чтобы покинуть земляную ловушку, в которую он невольно попал. Переселенцы из будущего освободили колёса, откопали днище, а перед лобовой частью срезали часть земли, соорудив удобный для подъёма скат. Под колёсами набросали хвороста и веток, чтобы было, за что зацепиться колёсам.
  - Готов! Готов ведь, Фёдор Павлович! Хоть сейчас в путь.
  - А сейчас и давай начнём собираться. Попробуй выбраться из ямы.
  - Да мне это... раз плюнуть, - ещё шире улыбнулся водитель. Он скрылся в открытых дверях, двигатель взревел чуть громче, автобус, как живой, дёрнулся всем своим корпусом, а потом медленно пополз вперёд, по рукотворной дорожке, укреплённой сучьями. Натужно взревев, слегка качнувшись на левую сторону, городской транспорт, непонятно как оказавшийся в бездорожной саванне чужого мира, довольно легко выбрался на ровную площадку и принял обычное положение для дальнейшего путешествия.
  Все собравшиеся молчаливо наблюдали за движением автобуса, и благополучное окончание дела вызвало всеобщий вздох облегчения.
  - Молодцом, Митрич! Всё собрали, что я просил?
  - Да всё внутри, Фёдор Павлович. Даже туалет разобрали, деревяшки в задней части утрамбовали, теперь можно рассаживаться и по ветерку вперёд. Здесь езды-то совсем немного, одним словом, плёвое дело. За пару часов будем на месте, если ничего не приключится. Да и наших ещё по пути подберём.
  - Значит, с Богом, Митрич!
  - Всё, товарищи, цирк закончился. Рассаживаемся согласно купленным билетам. Следующая остановка - Райская долина.
  Толпа, издали наблюдавшая за движением транспорта, пришла в неспешное движение. Пропуская вперёд пожилых пенсионеров, людская масса, с шутками и смехом принялась втягиваться внутрь салона.
  Фёдор Павлович остался стоять на прежнем месте. Отсюда ему было удобно наблюдать за погрузкой, а заодно вести счёт всем вернувшимся в автобус, во избежание возможных трагических и неприятных ошибок.
  - Один, два, три... Шестнадцать. Похоже, все собрались?
  - Да все мы здесь, все. Уж никто остаться-то не хочет.
  - Ой, мам, а я забыл игрушку.
  - Где?
  - Да где-то вон в тех кустах... Или тех...
  - Поднимайся. Где её сейчас отыщешь, не загораживай проход.
  - Аоооогрх! - яростный рёв, заставивший вздрогнуть, раздался совсем рядом, за спиной старого мастера. Фёдор Павлович резко повернулся. В двух десятках метрах от него, на совершенно чистом от травы участке, на самом краю зарослей стоял, чуть ссутулившись, палеоантроп. Его лоб сморщился, надбровные дуги сошлись вместе, образуя грозное выражение лица, ничего хорошего не предвещающего. Гоминид словно понимал, что добыча собирается ускользнуть от него.
   На существе, фигурой напоминавшим всё же больше человека, чем обезьяну, не оказалось ни одного клочка одежды. Да и не нужна она была ему с таким густым волосяным покровом в такую жару.
   В правой руке, подтверждая свои далеко не миролюбивые намерения, палеоантроп держал крупный камень, со зловеще острыми краями. Получеловек-полуобезьяна поднял левую руку, сжал пальцы в кулак и с силой ударил себя в грудь.
  - Аооогрх! - взревел он громко и грозно.
  - Аооогрх!
  - Аооогрх! - пронесся эхом вокруг окружённого автобуса исторгнутый десятками глоток военный клич. Наверное, нападение готовилось заранее и намечалось на ближайшее время, и колонисты своим поведением лишь ускорили наступление развязки.
  - Продолжаем грузиться... Отходим... Отходим... Без резких движений, - тихо выговаривая каждое слово, Фёдор Павлович сделал осторожный маленький шаг спиной по направлению к автобусу.
  Его слов не услышали. Остававшиеся на свежем воздухе люди как-то испуганно и громко, то ли выдохнули из себя воздух, то ли простонали от страха. Возле дверей началась давка. Все те, кто оттягивали время, чтобы не попасть первыми в душный транспорт, теперь стремились поскорей пролезть внутрь.
  - Аооогрх! - стоявший напротив Фёдора Павловича гоминид невероятно быстро взмахнул рукой и запущенный им каменный снаряд угодил в самый центр толпы. Кто-то страшно закричал от боли.
  - Поднимите её!
  - Поднимите, не топчитесь по человеку!
  Фёдор Павлович поспешно нагнулся и подобрал с земли брошенную кем-то толстую ветку. Заметив, что человек вооружился, палеоантроп радостно оскалился, показав острые зубы. Он стремительно поднял свой вариант оружия ближнего боя - массивную берцовую кость какого-то крупного животного, с характерными круглыми наростами на конце. Понимая, что схватка неизбежна, человек сжался, заметно уменьшившись размером, и выставил перед собой внушительного вида палку. А вот его противник ещё шире растянул губы в улыбке, предчувствуя лёгкую добычу, и сделал первый шаг по направлению к переселенцу из будущего.
  За спиной первого гоминида, который возможно занимал лидирующее положение в своём обществе, зашевелилась и затрещала высокая трава, выпуская на очищенную поляну одного за другим соплеменников палеоантропа. За несколько секунд более двух десятков решительно настроенных врагов окружили, не скрываясь, автобус.
  Фёдор Павлович не оборачивался и не смотрел по сторонам. Он не мог отвести взгляд от насмешливого обезьяньего лица, с признаками всех человеческих эмоций и маленькими юркими необычайно умными глазами. У него внезапно образовалась уверенность в том, что стоит только отвести взгляд от демонической маски и противник наброситься на него. Несмотря на то, что из-за спины неслись тревожные крики, человек не мог оторвать взора от лица противника.
  - Быстрее!
  - Да вы можете побыстрее!
  Возможно, медлительность жертвы приостановило атаку. Не теряя времени, весь обливаясь потом, обильно выступившим от жары и страха, мастер всё же успел сделать несколько решающе важных шажков спиной в сторону спасительного транспорта, когда его атаковали.
  Гоминид бросился вперёд решительно и быстро, увлекая за собой остальных своих соплеменников. В несколько прыжков он преодолел разделявшее пространство. Обнажённое тело, обильно покрытое волосяным покровом, перекошенное от ярости лицо мгновенно выросло перед человеком. Палеоантроп легко и с огромной силой взмахнул своим костяным оружием, но Фёдору Павловичу каким-то чудом удалось поставить блок импровизированной деревянной дубинкой, больше похожей на крупную изогнутую ветку и отразить нацеленный на голову выпад. Сила, с которой был нанесён удар, оказалась такой, что оружие человека, хрустнув, разлетелось в две разные стороны, а руки безвольно опустились, практически перестав слушаться.
  От восторга гоминид даже высунул язык и во второй раз замахнулся костяной палицей, но нанести новый удар не успел. За спиной Фёдора Павловича вырос кто-то огромный, необычайно грозный, не уступавший в силе и ярости нападающему. Небольшое срубленное деревцо, описав дугу над головой старика, обрушилось на плечо гоминида, словно игрушку опрокинув его на землю.
   Не придавая значения почтению и этикету, Митрич грубо схватил за шиворот Фёдора Павловича и потащил к водительской двери. Только через несколько шагов, оставив борозду в утрамбованной почве, ноги переплётчика стали вновь подчиняться ему.
  Во время начала погрузки водитель оставил открытыми только центральные двери. Заднюю часть автобуса завалили сухим топливом, а переднюю Митрич специально не открыл, чтобы облегчить счёт Фёдору Павловичу. Это обстоятельство спасло переселенцев. Огромный мохнатый шар, орущий, визжащий, кричащий, размахивая костяными и деревянными дубинами, пытался, сбившись в кучу проникнуть внутрь. Открытые средние двери решительно защищали. Из тёмного проёма непреодолимым частоколом высовывались десятки острых копий, а порой из-за несокрушимой фаланги вылетали стрелы или дротики. Результаты схватки пока, казалось, были благоприятны для переселенцев. Один из палеоантропов поражённый в грудь копьём, лежал на спине, раскинув руки, совершенно без движений. Ещё один с жалобным стоном отползал на четвереньках в сторону спасительных зарослей, оставляя за собой кровавый след.
  - Двери! Ради Бога, закройте двери! - заметив Митрича с его тяжёлой ношей, закричали сразу несколько переселенцев.
   Обогнув переднею часть автобуса, с другой стороны Митрич столкнулся с двумя палеоантропами. На редкость сообразительные существа, используя вместо рычага заостренную палку, пытались вскрыть водительский вход внутрь автобуса.
  - Лизка! - заревел Митрич, отпустил наконец-то старика и двумя мощными ударами своих на редкость внушительных кулаков на время отправил гоминидов в нокдаун. Один, видимо, потерял сознание и так и остался лежать на земле. Другой же быстро оклемался, отлетев в сторону, он почти сразу попытался встать на ноги.
  За лобовым стеклом мелькнуло испуганное лицо некрасивой, рано располневшей кондукторши Елизаветы:
  - Одну минуту, Митрич!
  Двери, судорожно подёргавшись, всё же открылись. Видимо, люди-обезьяны как-то повредили механизм.
  - Быстрее, лезь вперёд, - огромный водитель поднял на руках сухопарого и невысокого старичка и забросил внутрь, за рулевое колесо. А затем и сам занял водительское кресло и закрыл при помощи автоматики за собой водительскую дверь. Одновременно что-то нажав на приборной доске, закрыл и средние входные двери. Обе половинки сработали как надо, в один миг, разделив две противоборствующие стороны и с треском переломив копьё одного из защитников передвижного очага цивилизации.
  - Трогаемся! Трогаемся! - закричало несколько человек самыми разными голосами с оттенком нарастающей истерии и страха.
  - Нет, ещё чаю попью. Сам без вас знаю, - проворчал водитель. Автобус, хрустя разбросанными под колёсами мелкими ветками, медленно развернулся и нацелился на хорошо заметную проверенную дорогу.
  - Вон, вон, ориентируйся на шесты с тряпками, - откуда-то снизу подсказал, пытающийся встать Фёдор Павлович. - Километров десять спокойного пути обеспечено, можешь безбоязненно прибавить скорости. Только езжай так, чтобы шесты находились слева, почти вплотную к боку.
  - Понял.
  В салоне перекрывая весь другой шум, надрывно плакал ребёнок, и кто-то громко то ли кричал, то ли стонал от боли.
  Маневр огромного городского транспорта, в котором успела укрыться и пыталась ускользнуть добыча, палеоантропы встретили недовольным, раздражённым и грозным рёвом.
  Ломая кустарники и сгибая траву, маршрутный автобус, вовсе не предназначенный для таких условий, углубился в первобытную саванну. Высохшая высокая трава била с силой по стёклам, прежде чем пропасть внизу, подмятая под днище.
  - Чёрт, - Митрич был явно всерьёз озабочен, - дорога получше наших городских будет, с их-то ямами весенними и кочками, не видно только ни зги. Боюсь, мы далеко так уехать не сможем. Трава забьёт сейчас всё внутри капота и заглушит двигатель.
  - Скорость, скорость, может, на ней проскочим, - не сказала - пискнула растерянная и испуганная контролёрша, так и не получившая возможность сменить свои кроссовки, спортивные штаны не первой свежести и футболку на что-либо более приличное.
  Сильный удар по одному из окон вызвал новый приступ шумной паники в салоне. Гоминиды приспособились к движению автобуса и один из самых ловких примитивных людей, передвигаясь бегом, на большой скорости параллельно транспорту, смог нанести костяной дубиной невероятной мощности удар. Стекло выгнулось внутрь, едва удерживаемое ограничителями, по поверхности от зловещей вмятины во все стороны побежали крупные и мелкие трещины.
  С другой стороны автобуса крупный камень, пущенный умелой рукой, пробил пластик и застрял в нём.
  - Окна!
  - Окна! Следите за окнами!
  - Прибавляй скорость, - решительно приказал Фёдор Павлович, - если будем двигаться слишком медленно, они повыбивают все окна и проникнут внутрь.
  - Догадались ведь... Палыч, видишь, в слепую еду?! Застрянем ведь, перевернёмся, точно тебе говорю.
  - А нам деваться некуда...
  Громко и совсем не по детски выругавшись, Митрич прибавил скорости. Автобус запрыгал, его закачало из стороны в сторону, в каких-то слабых местах он застонал и заскрежетал так, что люди в салоне замолчали.
  - Блин!
  Фёдор Павлович обернулся и только сейчас обратил внимание на то, что колонисты в короткой стычке понесли ощутимые потери. Два тела, с накрытыми тряпками лицами, лежали в проходе. Один мужчина с разбитой головой, весь в крови пытался подняться с пола на площадке. Практически все, кого видел старый мастер, имели на теле синяки или кровавые пятна. Раненным пытался помочь Игорь и ещё две девушки. Насколько помнил Фёдор Павлович во время составления списков, парень указал на то, что является студентом одного из последних курсов медицинского университета. И вот теперь его знания пригодились как нельзя вовремя.
  Перевязывая голову разорванной футболкой сидящей в пластиковом кресле пожилой женщине, постоянно охающей и постанывающей, молодой человек посмотрел на Митрича и старого мастера, и довольно громко сказал:
  - Вот и поговорили... - а затем продолжил вязать один слой на другой, пытаясь остановить кровь.
  Автобус, опасно скрипя, рыча мотором и покачиваясь, набрал неплохую скорость, оставив преследователей где-то позади.
  'Удивительно, как они нас просто не перебили камнями', - подумал Фёдор Павлович. Когда-то он читал, что аборигены юга Африки очень удивили белых пришельцев меткостью, с которой сбивали пролетающих птиц камнями. Вероятно, только удалённость реки спасло переселенцев от взаимодействия с примитивным оружием дальнего боя. Каждый из напавших на колонистов гоминидов смог принести не более одного или двух камней - ведь у них ещё не существовало таких понятий, как обоз или обычная сумка.
  'Лишь бы Митрич со своей техникой не подкачал', - с тревогой подумал старик и, повернувшись, с трудом удерживаясь на ногах при помощи перил, двинулся на помощь Игорю...
  ***
  Капитан полиции Сергеев Илья Васильевич резко выпрямился и громко крикнул. Небольшое стадо довольно крупных травоядных, размером с хорошего дога стремительно бросились прочь от человека. Длинные отвислые уши при каждом движении высоко взлетали вверх, короткие передние лапы животные прижали к покрытому шерстью телу, а вот задние ноги, невероятно длинные и мощные с каждым прыжком отбрасывали тело прочь более чем метра на два или три от источника шума. Как заметил Сергеев, практически у всех местных животных задние лапы оказывались непропорционально большими по сравнению с передними.
  Бах, бах фхс-с, огромными прыжками удалялось стадо от человека, невольно подчиняясь общему замыслу полицейскому. Пытаясь укрыться, животные направились к небольшой банановой роще, естественному и единственному укрытию поблизости, на что и рассчитывал капитан. Похожие одновременно и на плюшевых медведей и на гигантских кроликов-переростков с очень необычной анатомией, звери даже не смогли остановиться, когда из засады появились два спутника капитана, до подходящего момента тихо сидевшие в засаде и ничем не выдавшие своего присутствия. Михаил и Олег одновременно вскинули луки, звякнула тетива. Один из прыгунов тяжело повалился на бок - стрела попало точно в голову животному. Остальная часть стада быстро сориентировалась и не дала больше охотникам не единого шанса.
   С криками, полными страха и ужаса стадо резко взяло в своём движении влево, и скрылась за ближайшими деревьями.
   К убитому животному прежде капитана добрались молодые охотники. Перед засадой они пометили свои стрелы для того, чтобы знать, чей выстрел окажется удачным.
  - Моя! Видишь, моя! - поднял над головой переломленное древко Олег, невысокий тёмноволосый худощавый парень лет двадцати, одетый в шорты, изготовленные им из собственных джинсов и в чёрную футболку, с надписями и рисунками. В то время как Олег торжествовал, Михаил недовольно и виновато опустил голову. Он уже один раз 'отличился' во время ночного дежурства, а теперь ещё умудрился промахнуться, когда его сосед точно попал в близко пробегающую добычу.
  - Хороший выстрел, - похвалил капитан меткого стрелка, когда оказался поблизости. Металлический наконечник, убийственно заточенный, вошёл точно в глаз животного и поразил мозг. Зверь умер сразу же, без мучений. Илья Васильевич, провёдший долгое и интересное детство в деревне, уверенно присел на корточки, достал крепкий нож, затем переместился на колени и ловко освежевал добычу. Прежде всего, капитан снял шкурку. Сделав надрез, сдёрнул её с тушки совсем как чулок с ноги и растянул на земле, используя для придания формы подобранные прутья и ветви.
  - Как бананы? - безучастным тоном поинтересовался полицейский.
  - Так себе, - буркнул Михаил.
  - Ну, если так себе, вот тебе нож, - Илья Васильевич протянул молодому человеку стальной клинок рукояткой вперёд, - соскобли со шкуры всё лишнее. Только действуй аккуратно, не порви и не попорть материал.
  - Бананы очень вкусные, - хмыкнул Олег, - это он так, от расстройства. Ничего лучшего я на Земле не ел. Барахло в магазинах продают по сравнению с этими.
  - Это хорошо, - одобрительно кивнул головой капитан, - ты набери их побольше в роще, наших хоть угостим.
  - Я ещё видел много фруктов самых разных. По телеку ни одного похожего ни разу не показывали.
  - Ума-то хоть не хватило попробовать? - нахмурился полицейский, отчего его и без того грубые мясистые черты лица приняли грозное выражение.
  Олег попытался избежать тяжёлого взгляда, отведя глаза:
  - А вы сами бы попробовали. Ничего ведь с нами не случилось. Бесподобные.
  - Вот подожду с полдня и попробую. А пока и их набери в сумки и пакет. Да поосторожней там.
  Действительно, пока люди неторопливо вели беседу, небольшое стадо из нескольких десятков крупных травоядных, защищённых на голове веером крепких рогов самого разного размера не спеша втянулись в рощу. Некоторые принялись подбирать передними конечностями упавшие плоды с земли, другие, встав на задние лапы, обняли передними стволы и принялись без труда обрывать низко висящие плоды.
  - Да вроде нестрашные, я мигом, - Олег с пакетом направился к роще.
  - Вот где жить-то надо, - вздохнул Михаил, - рай настоящий.
  - Ты быстрее заканчивай.
  - А у меня всё готово, и место немного займёт. Сейчас свернём, а дома просушим как надо.
  - Перегружаться сильно нельзя, - сильными ударами капитан отделил голову и лапы. Не колеблясь, быстро и уверенно обрезал с туши самые аппетитные куски, оставив практически лишённый мяса скелет на земле. К тому времени, когда офицер упаковал мясо в ручную сумку, вернулся Олег с пакетом полным невиданных фруктов и крупных бананов.
   - Михаил, бери сумку со шкурой и мясом на плечо, а Олег пакет с фруктами. Тяжело будет, перебрасывайте из руки в руку. Нам ещё топать и топать, но теперь не пустые придём, принесём с собой доказательства, зачем и почему нужно перебираться. Ну, как?
  - Терпимо, - почти одновременно отозвались разведчики.
  - Вот и хорошо. Только сейчас обойдём эту рощицу, посмотрим, что здесь так бабахнуть могло и назад.
  Один за другим - сначала капитан, а за ним нагруженные добычей разведчики, обогнули банановую рощу, в которой по-прежнему безмятежно трапезничали большие рогатые травоядные, и вскоре вышли на открытое пространство. Через несколько сотен тяжело давшихся шагов под палящими лучами тропического солнца, небольшая группа достигла цели, ради которой был затеяна вылазка. Довольно крупный кратер, глубиной в несколько десятков метров, окружил эпицентр взрыва ровно очёрченным кругом. Внутри окружности, ярко констатируя с окружающей зеленью, захватившей каждый свободный участок земли, образовалось сплавившаяся наподобие асфальта чёрная корка, посыпанная пеплом.
  - Хорошо тряхнуло, - уважительно оценил масштаб капитан. Ровное, чистое поле, с кое-где возвышавшимися холмиками практически сгоревших животных, имевших несчастье оказаться в роковой момент поблизости от взрыва, постепенно спускалась к центру огромной ямы. Совсем недавно здесь находился пункт пришельцев, одна из станций огромной транспортной межзвёздной системы, но об этом Сергеев, конечно, знать не мог.
  - Пустыня.
  - Странно, что не было никакой взрывной волны, - с недоумением заметил Михаил, - банановая роща совсем рядом находится - и совсем целая.
  - Довольно таки, - согласился Илья Васильевич. - Но и интересного ничего я перед собой не вижу. Лезть внутрь мёртвого круга глупо. А вдруг участок радиоактивен или заражён каким-либо другим способом?
  Капитан ненадолго задумался и заметил, что множество небольших птиц и довольно крупных насекомых стараются не залетать на территорию мёртвой земли, резко отворачивая при приближении к невидимой границе.
  - А я прав был, ребятки, - ухмыльнулся полицейский, - ни птицы, ни насекомые местечко-то проклятое не уважают. Давайте, хотя бы немного исследуем аномалию. Пройдём вдоль круга, ни в коем случае не заходя внутрь. Ты, Олег, пойдёшь слева, а Михаил - справа. Я же останусь на месте, в центре, чтобы в случае надобности побыстрее оказаться поблизости.
  Помощники Ильи Васильевича молча побрели в некотором отдалении от выжженной земли, каждый в своём направлении. Полицейский же, присев на корточки, подобрал с земли засохшую ветку и бросил её внутрь круга. К огромному изумлению капитана с деревом начали происходить непонятные изменения. Ветка на глазах почернела, просела в объёме и, как показалось, Сергееву, пару раз треснула. Удивлённый, полицейский выпрямился. Что могло послужить причиной взрыва такой мощности? Конечно, нечто техническое. Но какого характера это была техника и что, собственно говоря, представлял собой сам взрыв? Не зря Оеха говорил, что это нечто представляло главную опасность для переселенцев.
  - Илья Васильевич, - взволнованным голосом позвал капитана с левого фланга Олег, - подойдите сюда, здесь есть кое-что интересное!
  - Хорошо... Михаил, а ты продолжай идти по кругу. Если что, к нам и выберешься. Может, и тебе попадётся что-то стоящее внимания.
  Погладив правой рукой кобуру с пистолетом, из которого он ещё не сделал в этом мире ни единого выстрела, капитан торопливо поспешил на голос своего помощника. Вскоре среди разросшихся кустов с огромными листьями клиновидной формы, он заметил фигуру парня. Поставив пакет с фруктами, и опустив голову, Олег растерянно осматривал нечто большое и круглое, явно металлическое и оттого несуразно смотревшееся, спрятанное кем-то для каких-то целей в укромном месте дикой природы.
   Огромный, похожий на бункер металлический купол, круглый, без малейшего намёка на вход уходил основанием глубоко под землю, оставив наверху лишь небольшую видимую часть, которая возвышалась не более чем на полметра.
  - Что это? - недоумённо спросил у полицейского молодой человек. - Ничего не могу понять. Пост? Какое-то хранилище? Но как попасть внутрь...
  - Металл очень странный, - в свою очередь отметил капитан, - издалека вроде как блестел, а стоило подойти поближе, как будто покрашен чем-то...
  - И ещё... Оно тёплое, я попробовал, - сообщил Олег.
  - Я же на русском языке предупреждал, чтобы ничего не трогали!
  - Но если эта штука тёплая, значит, она работает...
  - Логично. Интересно, что же это? Хранилище? Посадочная площадка? Солнечная батарея?
  - Не знаю я, Илья Васильевич. Вот только если оно здесь находится, значит, мы здесь не одни?
  Капитан даже вздрогнул. Вот так - так! А он даже не подумал. Привык уже, что те, кто окружали его в последние дни - немногочисленные пассажиры неудачного рейса и есть все разумные обитатели этого мира.
  - И вот, что мне в голову приходит, - продолжал делиться своими мыслями Олег, - осмотрел я эту штуку, ни одной зацепки, везде и всюду ровная. Зачем же она нужна? И металл ни на что не похожий. Не людьми это построено, вот что я думаю.
  - Ну, хватит страх нагонять. Давай-ка отметим её первым делом на карте, а попозже с Митричем и Фёдором Павловичем разберёмся.
   Илья Васильевич достал из своей пустой сумки, подвешенной на бок, ученическую тетрадь и старательно занёс в неё место нахождения объекта, выжженной площадки и банановой рощи. Карта у полицейского получалась отменная. Со всем, пройденным путём, с отмеченным преодолённым расстоянием и с рисунками-пиктограммами всего выдающегося, что попало им на пути.
  Едва Сергеев сложил в сумку тетрадь и ручку, как его позвал второй помощник.
  - Илья Васильевич, и у меня здесь кое-что...
  - Идём! Идём! - капитан решительно зашагал, поднимая высоко вверх ноги, пригибая довольно высокую в этом месте густую траву. Негромко, чтобы не слышал его спутник, полицейский едва слышно пробормотал: - Слишком много всего...
   Через несколько минут он уже стоял возле Михаила. Парень подошёл к самому краю чёрного и мёртвого, оплавленного круга. Капитан в очередной раз успел подумать о странной ровной конфигурации видимых разрушений. Словно ограниченный чем-то огонь поднялся в виде круга в воздух, а затем в строго определённом пространстве ухнул вниз, сжигая и уничтожая всё на своём пути...
  - Ну и что у тебя здесь такого? - недовольно спросил полицейский.
  - Следы. Свежие, - просто ответил Михаил.
  - Чьи следы? Наши?
  - Конечно, нет, - немного обиделся на заметно прозвучавший сарказм в голосе капитана Михаил и указал рукой на самый край чётко очёрченной пустыни. - Смотрите. Вот след от мужского ботинка. А рядом ещё от одного.
  - Точно, - оживился Олег, заметив хорошо различимый отпечаток, - вдавился как в глину.
  - И сигарета. Свежая. Пепел не успело разнести по сторонам. Они, ну, те, кто оставил след, прошли здесь менее часа назад.
  - А вот ещё след.
  - И ещё один... Ха... Да это же женский каблук!
  - Итак, что мы имеем, - после короткого молчания подытожил результаты обследования полицейский. - Небольшая группа туристов, нисколько не прячась и неторопливо прогуливаясь, любуются местными окрестностями. Судя по обуви, туристы явно заблудились, как во времени, так и в пространстве. Следы говорят нам, что туристов совсем немного. Двое мужчин, женщина и ребёнок. Подошли, посмотрели, догадались, что лезть внутрь круга нельзя и пустились дальше искать приключений.
  - Направились в ту сторону, откуда мы пришли, - задумчиво заметил Михаил. - Следовательно, явились откуда-то с противоположного направления.
  - Идут прямо к нам в гости.
  - И отлично, - улыбнулся капитан, - догоним их за полчаса, следить они умеют, а потом спросим кто и откуда. И самое главное - как здесь оказались.
  Присутствие женщины необычайно помогало преследователям. Каблуки глубоко отпечатывались в мягкой поверхности на открытых местах, в листве, оставляя хорошо заметную тропинку, которую не смог бы потерять самый неопытный следопыт.
  'Туристы' никуда не торопились, и не прошло и двадцати минут ускоренного марша, как преследователи услышали характерный при передвижении шум, который производили незнакомцы.
  - Так они быстро здесь беду на себя накликают, - тихо произнёс Олег, - попадут кому-либо в желудок, глазом не успеют моргнуть.
  Пышная растительность местами то собиралась внезапно в густую чащу небольших лесов, то вдруг распадалась на довольно большие открытые многокилометровые плеши с редким кустарником.
  Стараясь двигаться, как можно осторожней Сергеев достиг очередного скопления деревьев и здесь замер, сделав знак товарищам.
   - Всё, вот я и осталась без каблука, - услышал капитан совсем рядом приятный, слегка раздражённый, женский голос. Незаметно скользнув к следующему дереву, Илья Васильевич смог намного лучше разглядеть всю группу, которая вынужденно остановилась совсем рядом, в нескольких метрах от того места, где прятался капитан.
  Молодая женщина, одетая в серую блузку и синие джинсы расстроено рассматривала туфлю, которую держала в руках. Длинные крашенные в тёмный цвет волосы ниспадали на плечи, а тонкие черты лица делали её, по крайней мере, симпатичной особой. Нимфа собрала на себе внимание всех мужчин. Один, довольно плотный, низкорослый и светловолосый, внешним видом показывал участие и старался изобразить на своей откормленной физиономии искреннее сочувствие. Видимо, это был муж женщины, вооружённый топором с пластиковой ручкой. Другой мужчина, высокий, лет за тридцать, хорошо сложенный, одетый в строгий костюм, что очень удивило полицейского, с хорошо заметной залысиной, которую не смогла спрятать полувоенная причёска, несколько секунд тоже пытался изобразить нечто похожее на соболезнование, но скоро спектакль порядком надоел ему, и он начал осматривать со скучающим видом окружающую местность. Третий мужчина, совсем ещё маленький, готов был разреветься от постигшего его мать горя.
  Капитан невольно улыбнулся, рассматривая крепыша лет семи, очень похожего на отца, в цветных шортах и в такой же яркой рубашке. Внезапно Илья Васильевич понял, что малыш смотрит на него и как можно более широко и добродушно улыбнулся.
  - Ой, мама, - тихо сказал мальчик и дёрнул мать за руку.
  - Что тебе, Артём?
  - Ой, мам, полиция.
  - Полиция? Здесь? Артём, не смей... - на полуслове осеклась женщина, увидев появившегося из-за ствола дерева человека в форме. Олег и Михаил по-прежнему благоразумно прятались, прикрывая Сергеева.
  - Капитан полиции Сергеев Илья Васильевич, - представился офицер, понимая всю нелепость обстановки, в которой происходило знакомство, - и что это мы делаем в заповеднике?
  - В каком заповеднике? Никакой это не заповедник! - первым пришёл в себя муж симпатичной женщины и сразу же попытался оправдаться, приняв шутку за правду. - Какой же это заповедник? Я таких животных ни в одной передаче не видел.
  - Давно здесь?
  - Да уже часа три.
  - Хорошо. Можно ваши документы, - внезапно спросил капитан, вспомнив один из разговоров с Оехой о присутствии поблизости от переселенцев некоей постоянной опасности.
  Как-то обидно буднично, порывшись в карманах и сумочке, мужчина и женщина протянули офицеру паспорта и водительское удостоверение.
  - Может, ещё свидетельство о рождение хотите посмотреть? - не смогла сдержаться, чтобы не съязвить женщина.
  - Да нет, что вы в такую крайность впадаете... Вполне достаточно. Так, Миронова Нина Сергеевна, а вы - Миронов Александр Викторович. Хорошая у вас фамилия. Актёр у меня любимый с такой фамилией. Выходит, муж и жена? Так?
  - Ну, да, - робко подтвердил старший Миронов.
  - А это ваш сын Артём, как я понимаю. Правильно?
  - Совершенно, - фыркнула женщина, показывая и тоном и выражением лица недовольство всей затеянной проверкой.
  - А ваши документы могу посмотреть? - обратился капитан ко второму мужчине. Тот открыто улыбнулся и пожал плечами:
  - Искать долго. Да и разобраться вы в них не сможете.
  - Как это - искать долго? И почему разобраться не смогу? - насторожился Сергеев.
  - В сумке они, где-то на дне, - головой показал на дорожную сумку серого цвета, стоящую у его ног мужчина в строгом костюме, нелепо выглядевшем на фоне буйных незнакомых зарослей и пасшихся вдалеке странных крупных травоядных. - И указывают они, как я понимаю, на мою принадлежность другому государству. К тому же я ничего не совершил предосудительного, чтобы требовать с меня документы.
  - Иностранец?
  - Типа того. Путешествую, люблю узнавать новое.
  - А как звать-то вас, можно узнать, как?
  - Антон Петрович. Можно просто Антон.
  - Странно, а имя-то у вас русское, - полицейский добрался до водительского удостоверения Миронова, продолжая опрос. - А вы здесь на машине?
  - Да.
  - На ней родной.
  - Внедорожник, - гордо добавил Артём очень важную, по его мнению, информацию.
  - Старый, правда, - перебивая друг друга, доложились супруги.
  - Он перевернулся, - важно произнёс мальчик.
  - Ого! Значит, в аварию попали. А как, собственно говоря, сюда попали?
  - Ну, сегодня же суббота, - пожала плечами женщина, - вот мы за город и собрались все вместе отдохнуть. Я, Саша и Артёмка. На машине выехать на природу, шашлыки пожарить, по травке побегать. Лето ведь быстро проходит - приходиться каждый момент ловить. Только за мост выехали - смотрим, вот этот товарищ стоит и сигналит на обочине, просит подвезти. Я говорю, мол, Сань, не бери его, мало кто, сейчас попасться может, но он же добрый - остановился. А товарищ...
  - Между прочим, Антон Петрович, - напомнил с истинно аристократическим холодом в голосе высокий мужчина.
  - Да, Антон Петрович говорит: 'О, как хорошо, мне всего-то до поворота'. Подобрали мы его на пригорке, а как начали спускаться вниз, в лощину, попали в туман. Вдруг машину как бы подняло и понесло влево. Ничего не видно. Я кричу: 'Тормози, там же обрыв!'. Сашка на тормоз нажал, и мы... полетели вверх тормашками. Если б не тормознул, наверное, в лепёшку бы сразу скатало, а так приземлились, пару раз перевернуло, и на крышу встали, а не как положено на колёса. Кое-как изнутри выбрались и решили пройтись через некоторое время, помощь поискать.
  - Я, как понимаю, машина совсем близко? - оживился полицейский. Какой великолепный подарок внезапно получили колонисты!
  - Да километров, может, десять отсюда.
  - Любопытно.
  - Пошли мы. Решили держаться вместе с мужчиной этим...
  - Антоном Петровичем, пора бы запомнить, - несколько раздражённо напомнил мужчина в костюме.
  - Ну да, с ним. Идём, ничего понять не можем. Что за природа такая... Жара... Растения совершенно незнакомые, а потом ещё и животных местных разглядели, так вообще на полчаса остановились, только охали, да ахали.
  - Я, как понимаю, мы не на Земле? - неожиданно спросил высокий Антон. Видимо, такая простая мысль супругам в голову не приходила, и они сразу испуганно замолчали, удивлённо не сводя взглядов с капитана.
  - Да кто его знает. - Немного помедлил с ответом полицейский. - Скорее всего - нет. В какой-то законсервированной реальности, которую нечто пытается заселить людьми.
   Пока шла неторопливая беседа, из перелеска появились оба спутника Сергеева. Новые переселенцы только сейчас заметили их, но только у Антона одна бровь немного удивлённо поднялась вверх. Вооружённые луками, загоревшие, в порядком потрёпанных и заметно выгоревших джинсах, всем своим видом они указывали на то, что уже не первые сутки находятся под обжигающими лучами местного светила.
  - А вы давно сюда попали? Ну, в это место? - робко спросил невысокий Миронов.
  - Да не помню уже точно. Где-то, наверное, недели две назад.
  - И как здесь?
  - Выжить можно, если соблюдать везде необходимые меры осторожности, - ухмыльнулся капитан, наблюдая за испуганным выражением лиц четы Мироновых, - вам от нас отставать нельзя, так что пойдёте с нами.
  - Куда? - забеспокоилась женщина.
  - К нам, в лагерь. Понимаете, у нас такая же история приключилась, что и с вами. Только немного раньше и с тем отличием, что вместо машины я и мои спутники на момент перехода находились в рейсовом городском автобусе.
  - И сколько вас? - довольно настороженным тоном вмешался Антон.
  Странный парень, этот Антон. Документы не показал, сел в машину как раз перед переходом. Забеспокоился не вовремя. Капитан даже на секунду задумался, стоит ли отвечать на вопрос, а потом коснулся ладонью кобуры, улыбнулся, вспомнив про двух стрелков за спиной и негромко, но уверенно ответил:
  - Изначально было сорок два. Потом стало немного меньше.
  - А что случилось?
  - Хищники... Одного изгнали. Вы дайте, пожалуйста, мне второй туфель, тот, что с каблуком.
  Нина подняла ногу, стянула туфлю и доверчиво протянула её капитану. Тот взял её за нос, другой рукой вытащил нож и неуловимо быстрым движением отрубил каблук.
  - Что вы... наделали? - на мгновение задохнулась от возмущения молодая женщина.
  - Ремонтной мастерской у нас нет. Ходить же на каблуках, тем более на одном, по такой местности очень затруднительно. Теперь же вам будет удобно передвигаться. Вы потеряли две туфли, совершенно здесь ненужные и приобрели пару прекрасных, просто необходимых босоножек. Держите, можете примерить.
  Медленно, обмениваясь вопросами и ответами несколько заброшенных далеко-далеко от Земли людей, двинулись в том направлении, куда указал полицейский. Внезапно встретившиеся на необъятных просторах дикого и опасного мира, в неизвестно какой удалённой Галактике, они с каждым словом и пройденным шагом всё больше привязывались друг к другу... Через несколько минут капитан вдруг понял, что испытывает глубокие симпатии к совершенно неизвестным ему недавно людям...
  - Какой необычайно богатый местный мир животных, - заметил Миронов, - никогда не видел такого многообразия. А количество! Немного смущает схожесть с... земными собратьями.
  - Ну, что тут поделаешь, человек ещё не успел постараться, - усмехнулся Антон.
  - Мы тоже вначале обратили внимание на похожесть и...
  - Слышите, какой-то шум, совсем близко? - неожиданно вмешался в разговор Михаил.
  - Здесь всегда шумно, это не у нас на плато, - пожал плечами Олег, - то хищники преследуют стадо травоядных, то схватятся за добычу. А то и покричать хором захотят.
  - Нет, нет, вы прислушайтесь, - настойчиво произнёс Михаил, - вроде, что-то очень знакомое...
  Сквозь шум ветра, шелест листвы, стрекот крыльев пролетающих насекомых и удалённый рёв рассерженного крупного хищника, капитан вдруг вполне отчетливо услышал удалённые крики, вовсе не похожие на звериные. Неожиданно порыв ветра выделил и принёс с собой вполне различимый человеческий вопль, полный боли и страха.
  Женщина заметно побледнела, а Артём поспешил испуганно прижаться к матери.
  - Оставшиеся на стоянке ваши товарищи могли пойти за вами? - деловито осведомился, казавшийся внешне совершенно спокойным, Антон.
  - Конечно, могли. В наше отсутствие могло произойти всё что угодно, - недовольно пробурчал капитан. Он нетерпеливо расстегнул кобуру и достал пистолет. Похоже, наконец-то пришло его время.
  - Олег, со мной, - распорядился полицейский, - остальные остаются на месте и ведут себя очень-очень тихо, не высовываясь из рощи. Михаил, головой за них отвечаешь.
  - Я пойду с вами, - совершенно без эмоций в голосе произнёс Антон.
  - Я же сказал...
  - Откажете - пойду следом...
  Сергеев только рукой махнул:
  - Не отставай и под ногами не путайся. Пошли.
  Почти бегом, по едва заметной тропе капитан с помощниками быстро выбрались из небольшого леса. Только закончились последние деревья, километрах в двух среди зелёного поля полицейский заметил большой продолговатый предмет с признаками непонятной активности вокруг него. Что-то тёмное облепило светло выкрашенный объект и угрожающе шевелилось, изменялось, словно пытаясь проглотить его.
  - Ничего не могу толком разглядеть, - тяжело дыша, произнёс Сергеев. - Что это и что там происходит?
  - Дело поправимое, - Антон расстегнул молнию на своей сумке, висевшей на ремне через плечо, и достал из неё нечто, напоминающее внешним видом бинокль. Предмет имел по два больших и малых конца, совсем как обычные бинокли, соединённые посередине планкой.
  - Что это?
  - Бинокль. Новейшая разработка.
  - У вас? Обычного путешественника? Откуда?
  - Долгая история.
  - Думаю, позже мы разберёмся. Дайте сюда, - Сергеев торопливо взял предмет и поднёс маленькие концы к глазам.
  - Нет, нет, не той стороной, - поправил его Антон, - небольшие отверстия направляйте на предмет, а в большие смотрите.
  Полицейский послушно последовал инструкциям. Едва приблизил окуляры, как словно прыгнул вперёд - объёмный, совершенно реальный мир, за секунду удалённый, окружил его со всех сторон.
  - Вот чёрт, - ругнулся капитан. По какой-то причине переселенцы решили внезапно покинуть прежнее место обитания. Им удалось проехать практически всё плато, большую часть спуска в долину и только в одном предательском месте какая-то ловушка остановила дальнейшее движение.
  Автобус опасно наклонился в левую сторону. Сергеев помнил его совсем не таким. Ровную поверхность покрывали следы внезапного нападения в виде вмятин от многочисленных ударов, выбитые окна чернели вдоль всего корпуса. И в темнеющие открывшиеся проходы внутрь автобуса, пытались ворваться несколько десятков разъярённых палеоантропов. По всей видимости, наблюдатели смогли поспеть к самому концу трагедии. Лишь несколько окровавленных людей ещё пытались сдержать натиск, но момент, когда враг ворвётся внутрь, был очень близок. Внезапно полицейский заметил знакомую фигуру. Почти вывалившись из разбитого окна огромный Митрич с криком насквозь пронзил копьём одного из противников.
  Сергеев сунул необычный предмет обратно в руки Антону и бросился вперёд, стараясь как можно быстрее достичь места схватки. Рядом тяжело запыхтел Олег.
  - Вы не успеете, - услышал он за спиной спокойный голос, остановился и обернулся. Антон аккуратно поставил дорожную сумку возле ног на землю.
  - Что вы предлагаете?
  Мужчина в костюме, не отвечая на вопрос, извлёк из сумки небольшую блестящую трубку и порядком вытянул её, почти незаметным быстрым движением рук. Трубу он ввинтил в коробку серого цвета, из которой выдернул и закрепил щелчком приклад. Куда-то вбок Антон вставил что-то тёмное и продолговатое, наверное, магазин с патронами. Клацк, щёлк, всего за минуту он собрал портативную винтовку неизвестного для наблюдавших людей, вида.
  - Новейшая разработка, - вновь пояснил человек в деловом костюме особо непонятливым.
  - Ага, - с сарказмом в голосе сказал полицейский, - я так сразу и понял.
  Антон хладнокровно и спокойно, как профессиональный военный, прошедший не одну горячую точку, выпрямился, отставил одну ногу назад, а другую выставил вперёд. Хлоп! Хлоп! Тихо, почти неслышно быстро застучали выстрелы. Человек деловито расстреливал палеоантропов и ни один мускул не дрогнул на лице.
   Гоминиды часто, один за другим повалились на землю. Одни застыли в самых разных позах, другие, по-видимому, раненные кто ползком, а кто и на коленях попытались укрыться от внезапно пришедшей смерти. Немногие уцелевшие с пронзительными воплями до смерти испуганных животных бросились прочь от автобуса. Расправа заняла не более одной минуты. Всё произошло настолько быстро, и сделано было настолько эффективно, что невольные зрители в немом изумлении застыли рядом со стрелком, совершенно одурманенные увиденным.
  - Вот и всё, делов-то, - Антон в обратной последовательности вмиг разобрал ружьё на две компактные невзрачные части, - и боеприпасов почти не истратил.
  - Пожалуйста... предъявите ваши документы, - с трудом хрипло выдавил из себя капитан.
  - А это так необходимо в данных обстоятельствах? - Антон оставался по-прежнему спокоен, - может, лучше побыстрее постараться помочь пострадавшим? Вы не находите?
  - Документы, - прохрипел Сергеев, достал из кобуры на бедре пистолет и направил ствол в сторону человека в костюме.
  - Ну, раз так, пожалуйте, - Антон расстегнул грудной кармашек на пиджаке и вынул из него стандартный на вид предмет, а затем протянул его офицеру. Полицейский взял затянутый в красивую кожу документ в руки. На обложке красовалась выдавленная надпись: 'Паспорт'. Немного замешкавшись, Сергеев открыл обложку и... тут же чуть не выронил документ из рук. В ладонях капитана возникла объёмное изображение лица его собеседника, а рядом повисли закреплённые на фоне звёздного неба яркие цветные русские буквы: 'Антон Петрович Вавилов. Граф и губернатор третий Луны Мандорры. Подданный Российской империи. Год рождения - 1967, 6 февраля...'
  - Вы следующую страницу переверните, - безмятежно посоветовал граф Вавилов, - там увеличенная копия моего ДНК, фотография дома и ещё много чего другого. Документ ведь должен быть исчерпывающим, не так ли?
  Глава 2
  - Пойдём со мной!.. Пойдём со мной!.. - позвала меня Та Таха и, не оборачиваясь, вытянув вверх руки и выполняя какой-то замысловатый танец, направилась по едва заметной дорожке, ведущей к ближайшему озеру. Её бёдра грациозно раскачивались, одновременно и, призывая, и приказывая следовать за ней. Не в силах ослушаться, я сделал первый шаг. Словно загипнотизированные послушно выстроились в цепочку уцелевшие в битве полинезийцы и люди из моего времени.
  - Ветер, ветер, помоги, замети мои следы, - под музыку необычно звучащих, чарующих инструментов, запела приятным голосом нимфа богини смерти, встреча с которой для обычного смертного всегда заканчивалась мучительной гибелью. - Ты следы нам замети... Скрой их и прикрой... Прикрой, прикрой... Закрой! Чтоб никто их не увидел и не знал... Чтобы нас он не нашёл... Не нашёл... Никогда...
  Продолжая напевать рифмованные строки, она вызвала к жизни какие-то потусторонние силы. Невольно, почувствовав лёгкое дуновение, я обернулся. Лёгкий бриз тщательно расправлял каждую согнувшуюся травинку, раскладывал на привычные места потревоженные пылинки, образовав невысокий крутящийся вокруг своей оси вихрь, попутно разравнивая песок. На моих глазах происходило что-то, что не поддавалась никакому объяснению и логике, но, как бы ни было, мы исчезли для наших преследователей. Ни один самый опытный следопыт из Акульего народа не сможет найти нас, вычислить по следам.
  Вскоре среди густо разросшихся экзотических кустов и деревьев блеснула полоска воды. Возле хорошо спрятавшегося горного озера, не более пятисот метров в диаметре, Та Таха остановилась. Она продолжала танцевать, даже передвигаясь по наваленным в труднопроходимые кучи камням на берегу.
  - Расступись вода, разойдись вода и пусти нас внутрь вода. Разойдись вода, и пройти нам дай, вода. Но пусти живыми их, не забирай себе никого, вода... Не забирай, вода... Рано ещё, рано, вода...
  Я с изумлением увидел, как поверхность озера начала вдруг делиться на две половины и обнажила блестящее от влаги каменистое дно. Напротив того места, где мы стояли, посередине озера появилась дорожка, которая всё углублялась и углублялась, образуя проход. Озеро показалось мне очень странным по своему строению. Скорее всего, передо мной находилось искусственно созданное убежище, возможно, ещё прилетевшими на Землю первыми людьми. Берег уходил вниз очень круто, каждый камень составлял как бы очередную ступеньку. Я не видел дна. Наверное, как писал в своё время один знаменитый французский писатель, оно находилось в центре Земли.
  - Идём вниз, идём, идём, никого не ждём... Только вниз! Только вниз! Ждут там нас, ждут там всех вас, - продолжала на полинезийском напевать Та Таха, ловко перепрыгивая с одного камня на другой. Её обнажённое тело почти полностью прикрывали светлые кудрявые волосы, волной взлетавшие при каждом прыжке. Глядя на неё, я понимал, что меня всё больше тянет к нимфе, что-то в памяти подсказывало, что когда-то мы уже встречались. Когда-то, до смерти тела моего биологического носителя, куклы, в которое втиснул моё сознание Тангароа.
  Следом вглубь озера начали спускаться мои спутники. К моему удивлению, оцепенение не покидало их. Даже если кто-нибудь падал, а это случалось довольно часто, никто не издавал ни единого звука.
  Скоро весь наш отряд втянулся в каменистый спуск, передвигаясь один за другим, и тогда вода сошлась над нашими головами. Не говоря об остальных, даже я испуганно поднял голову вверх. Оказалось, что почти вплотную наш отряд окружает большой воздушный пузырь, вытянутый наподобие искривлённого и изломанного тоннеля. За тонкой, почти неразличимой гранью, где сходились две сферы, я увидел мрачную темноту подводного мира, уходящую в неведомо какую глубину.
  Мы спускались вниз, а вместе с нами двигалась наша воздушная сфера-батискаф. Та Таха всё время находила тему, о чём ещё можно спеть. Постоянно напоминала о нашей смелости и начинала время от времени восхвалять отвагу героев, решившихся на рискованное предприятие, которое практически не оставляло шансов вернуться в мир живых.
  Становилось всё темнее и холоднее. Несмотря на почти полный мрак, я прекрасно ориентировался в темноте. Мои глаза видели всюду, куда бы я ни посмотрел. А вот моим спутникам приходилось несладко. Они всё время поскальзывались, но стоически переносили трудности и лишения. Мы находились как будто в совсем другом измерении. Запахи водорослей и тины, совершенно фантастические тёмные блики каждую секунду напоминали о том, в какое опасное место удалось проникнуть. Однако, не проронив ни слова, мы продолжали спускаться в бездонный колодец. Время от времени какая-либо рыба совершенно невероятных расцветок натыкалась на воздушную преграду, а потом, немного недоумённо покружив вокруг, исчезала во мраке родного для неё царства.
  По моим подсчётам, где-то на глубине метров двухсот, из пучины показалось неизвестное мне существо. Получеловек - полулягушка, с растопыренными перепончатыми пальцами, покрытыми, как и всё тело, крупной чешуёй, с выпученными глазами и костяным гребнем на лысой голове, быстро приблизился к нашему защитному куполу и завис в воде, в нескольких метрах от меня.
  Медленно поворачиваясь, он холодно скользнул взглядом по всей нашей группе, столь бесцеремонно вторгнувшейся в его владения. Здоровая зверюга! Я нисколько его не испугался, горячая южная кровь взыграла, и мне захотелось схватиться с монстром в смертельной схватке. А вот Та Таха заволновалась. Поднявшись на пару камней вверх, она остановилась напротив озёрного стража и, продолжая бесконечный танец, запела:
  - Тихо, тихо, тихо... Успокойся и не гневись, демон глубин... Успокойся, успокойся, демон глубин! Нам не разрушь проход, уйди и дай пройти спокойно! Уйди, уйди и дай пройти свободно! Сам Вхиро нас призвал, он ждёт нас... Нас Вхиро ждёт!
  Непонятно как, но демон услышал нимфу подземного мира, хотя они и находились оба в совершенно разной среде. Он развернулся и нехотя скрылся в темноте.
  А я невольно опять залюбовался, как танцевала Та Таха. Её волосы немного светились, освещая людям путь. Никогда раньше я не встречал таких женщин. Колдовство не отпускало. Я не мог отвести взор от обнажённого тела. Руки то переплетались вместе, то разлетались резко в стороны, как испуганные птицы. Стройные ноги постоянно поддерживали неспешный темп.
  - Пойдём со мной! Пойдём со мной! - снова и снова звала она за собой. - Осталось так немного, почти пришли мы в гости к мёртвым!
   На глубине четырёхсот метров выдвинувшаяся из общей гранитной массы скала образовала большой выступ. На огромном, плоском сверху валуне, как на пьедестале, вальяжно развалилась гигантского вида ящерица. Точнее, передо мной находилась не ящерица, а самый настоящий дракон, метров около десяти длинной, с большой головой песочно-зелёного цвета.
  - Я ухожу! Не смею слышать слов чужих! Я ухожу! Я ухожу!
  Нимфа испуганно и быстро заскользила по камням, легко прошла сквозь оболочку воздушного пузыря. Очертания её тела расплылись, а секундой позже она растворилась во мраке глубины. Я опять не успел ничего сказать ей из того, что так долго планировал.
  -- Вот мы снова встретились... Я рад приветствовать и вновь лицезреть благородного и мудрого Вхиро! - В этот раз подземный бог нашёл подходящую оболочку для своей сущности. Я хорошо видел его. Определённо, откуда-то к нам попадало немного света.
   Готов поклясться, что Вхиро улыбнулся приветствию. Я стоял перед могущественным богом мёртвых прямо, без показной подобострастности. В одной руке держал неизменную спутницу-дубинку, покрытую порядочным коричневато - красным слоём крови существ, убитых мною в самых различных мирах. В другой руке крепко сжимал тяжёлое, оттягивающее вниз руку, оружие звёздного воина, подобранное мной после поединка.
  Услышав имя Вхиро, ожившие к этому времени полинезийцы испуганно сбились в кучу, шепча молитвы и заговоры. Наш воздушный батискаф заметно сжался. Мои помощники из далёкого, но отнюдь не прекрасного будущего, стояли отдельно, с любопытством рассматривая до смерти напуганных туземцев.
  - Никогда бы не подумал, что их что-то способно испугать, - негромко произнёс Денис.
  Но ещё больше мои товарищи по несчастью изумились, когда заговорила большая ящерица.
  - Вот так вот, вот так вот, глупый Оеха. Проходит время, проносятся дни и все рано или поздно приходят к Вхиро. Приходят напуганными, трясущимися от страха. Ты спрашивал о теле? Мне оно самому нравится, - его голос грохотал внутри закрытого пространства так, что закладывало уши, - внушительное. Только хозяин его умер давным-давно, тысячи лет назад. А знаешь, почему я оживил мёртвое тело, и оно может разговаривать с тобой?
  - Почему, о мудрый Вхиро?
  - Потому что совсем близко от всех вас находится вход в подземное царство мёртвых. Даже на границе миров, хозяин всему - я. В моей преисподней все страдают в ужасных мучениях бесконечное количество лет, как того я захочу. Именно туда ушла ТаТаха.
   За моей спиной ещё громче застонали и запричитали полинезийцы, теряющие последний контроль над собой из-за панического страха, овладевшего ими.
  - Столько, сколько мне за последнее время подкинули душ, - продолжал бог мёртвых, - ко мне никогда не поступало. Знаешь, а ведь среди них есть и Каду. Ты помнишь Каду?
   Я вздрогнул. Дракон - ящерица заметил это, и теперь на самом деле широко улыбнулся плотоядной отвратительной улыбкой. Морда ящерицы осветили вполне человеческие эмоции, отчего она стало ещё более жуткой.
  - Да, да, Каду. Он ждёт тебя и он очень зол на тебя. Ты прокрался тайком в его тело, вытеснил из родной плоти, а потом убил пристанище для духа. Он плачет и кричит, просит дать ему другое тело, чтобы найти и убить тебя, Оеха. Лишить и тебя оболочки из плоти, как это сделал ты. Как думаешь, стоит ему помочь?
   Да, ещё осталось добавить к нашим неприятностям Каду с его ненавистью и обидами, и мир станет сразу вдвойне прекрасней...
   - Я бы очень не хотел с ним встречаться, Вхиро, - честно признался я богу мёртвых. Как заметил, моё откровение немало позабавило хозяина подземного царства. Его толстые зелёно-коричневые вараньи губы расплылись в отвратительной улыбке, обнажив крепкие и острые клыки:
   - Неужели бесстрашный Оеха испугался? - с заметной насмешкой в голосе пророкотал Вхиро. - Смертный больше не надсмехается над богами? Наконец-то я могу насладиться твоим страхом, безумец! Я всё вижу, я всё знаю. Знаешь, как Каду просит его отпустить? Каждый день умоляет меня, обещаясь в скором времени доставить твою душу в моё царство. Пока я не слушаю его. И знаешь, почему?
   - Почему? - довольно уныло переспросил я, мысленно представив встречу со своим разъярённым двойником, ведь частично я всё же стал Каду, когда переместился в чужоё тело и получил массу совершенно незнакомых воспоминаний, навыков и мыслей.
   - Потому что, как меня уверяют, ты нужен здесь. Так решил не я. Будь моя воля, я поигрался бы с тобой в такую игру, о которой позже сложили ужасные легенды. Но старые боги против, и, наоборот, просят тебе помочь.
   - Хоть одна хорошая новость, - попытался сострить я, - да и ту принёсли из загробного мира.
   Похожая на маленького дракона, ящерица недовольно заворчала:
   - Не перестарайся, Оеха. Ты не понимаешь, с какими силами столкнулся. Впрочем, не завидую твоей участи и судьбе всех, кого ты привёл с поверхности. Теперь у вас нет никакого выбора - вы должны войти внутрь большого калипоуло, доставившего первых людей со звёзд. Хочешь, я скажу, что вас там ждёт? Существа, ни на что не похожие. Они прилетели вместе со мной, Тангороа, Одином, Локки, Ра и другими богами в незапамятные времена. Мы так и не смогли понять, в каком из миров подцепили заразу, хотя досадная неосторожность стоила жизни многим переселенцам на звёздном корабле. Сначала твари незаметно и тихо размножились в каком-то тихом и закрытом от посторонних взоров уголке большой лодки, а потом начали нападать на нас. От их беспощадности и прожорливости погибли многие мои друзья. Поэтому ещё в полёте было принято решение, как можно скорее покинуть стены судна, едва покажется подходящая планета. Волей случая, это оказалась Земля. Может быть, не лучший выбор, но деваться было некуда. Если бы мы не высадились, то скоро погибли бы все. Не было бы в таком случае в вашем мире ни людей, ни богов.
   Загадки мира Макоа всё больше раскрывались для меня. Вхиро, по его словам, принадлежал к той же компании, что и Тангороа с Одином. В мире Макоа, своеобразной альма-матер всех связанных между собой параллельных миров и моей действительности, боги жили полноценной жизнью, легко проявляясь среди смертных, в то время как в наш мир им была открыта, скорее всего, всего лишь небольшая лазейка.
   - Как их можно убить? - тихо спросил я.
   - Мы не смогли, как не старались, победить даже одного, - просто ответил бог мёртвых. - После высадки, когда мой дух покинул бренное тело, я стал богом подземного мира. Многие боялись меня при жизни, и мы, допуская такую возможность, заранее готовили колдунов и жрецов, в задачи которых входило почитать и прославлять нас, не давая возможности жизни угаснуть... Хранители прошлого, создав избранным и прославленным вождям тонкие тела, долгое время подпитывали их своей энергией, пока мы не смогли вновь действовать... Впрочем, отбросим не нужные слова. Вернёмся к звёздной лодке. Давным-давно, когда я уже вовсю терзал души грешников, у нас возникла необходимость вновь попасть внутрь. Один из богов, которого никто теперь не помнит, повёл большой отряд, состоящий из людей - героев и демонов в опасный поход. Назад, из лодки, никто не вышел.
   Он испытывающее посмотрел на меня, а потом снова жутко ухмыльнулся:
   - Теперь ты идёшь тем же путём, глупый смертный. Второй раз на моей памяти, второй раз... И выбора у тебя нет никакого.
   - Почему?
   - Пока мы беседуем и за некоторое время до этого, когда вы шли за Та Тахой и перед тем спасались бегством, враждебные расы открыли звёздные ворота. Они раскрыли наше прибежище. Мало того, окружили себя полем, в котором мы не можем действовать. А затем на остров начали высаживаться всё новые и новые воины со звёзд. Вместе с ними появились устрашающие машины, которые могут плавать или летать. Оставшиеся в живых воины Акульего Братства перешли на сторону сильнейшего, в то время как солдат хаоле, бывших союзников, звёздные воины принялись истреблять повсюду. Мало того, небольшая флотилия отправилась в поход к земле хаоле.
   Ого, пришельцы, значит, приступили к следующему этапу - полномасштабному вторжению. В таком случае путь наверх и в самом деле закрыт для нас. Мы оказались в ловушке, и двигаться можем только вперёд - внутрь корабля. Если наверху нас ждала в любом случае смерть, то в звёздной лодке ожидала пока лишь неизвестность.
   - Но как мы попадём внутрь?
   - У меня есть ключ. Всё это время он хранился здесь, в самом близком месте, всегда под рукой. Раньше он принадлежал Одину, но великий северный бог отдал его мне.
   - У нас тоже раньше имели привычку прятать ключ от дверей под половичок перед входом, - неосторожно заметил я, на время забыв, с кем имею дело. Большая ящерица принялась увеличиваться, разбухать от гнева. Над её головой потемнел воздух. В тёмном сгустке громко загрохотало, и сверкнула маленькая молния. Однако, Вхиро быстро справился с собой, вернувшись к прежним размерам.
   - Ты по-прежнему очень глуп, Оеха. Мне почему-то кажется, что скоро мы встретимся с тобой на моей территории. А пока возьми его, - большой зелёной лапой, покрытой крупной чешуёй, он подтолкнул ко мне крупный предмет. Я немного вытянулся, перехватил в одну руку ружьё и дубинку, а другой взял ключ. Сразу почувствовал, что он очень тяжёл и для того, чтобы рассмотреть получше, поднёс к лицу. На моей ладони находился небольшой кубик, сделанный из странного светлого металла. Стороны кубика покрывали неземным узором выпуклые символы и знаки, совершенно мне непонятные. От угловатых пропорций и неизвестных перспектив на меня повеяло чем-то невероятно чуждым и далёким. Впечатление, которое на меня произвёл предмет, не укрылось от пытливого взора хозяина полинезийской преисподней:
   - Он очень древний. Я живу долго. Очень долго. Годы в моей памяти давно сложились в минуты, а тысячелетия в часы. Но ключ, как и вся звёздная лодка, намного старше меня. Они были созданы в неведомом мире задолго до моего рождения. Как я заметил, что тот, что другой не подвластны времени. Остаются неизменными из поколения в поколение. Влага не может оставить на их поверхности следов, огонь вулканов не причиняет никакого вреда. Я пробовал, я знаю. Я долго храню его... Тебе нужно всего лишь вставить ключ в едва заметную нишу, и сложный механизм будет запущен.
   - Вхиро, я не вижу никаких дверей...
   - Они прямо перед тобой, - с насмешкой ответил он, - мы хорошенько их спрятали от посторонних глаз, под грудой камней, в глубоком водяном колодце. В таком глубоком, что враждебные расы побоялись или же не смогли спуститься следом за вами. К тому же сверху мы навалили множество неподъёмных камней, скрепив их вместо раствора между собой древними заклинаниями. Таких камней здесь много. Вы сейчас стоите на них. И вся та гора, на которую вы взошли, на самом деле и есть тот корабль.
   - Что я должен сделать, чтобы увидеть её? - уже нетерпеливо вновь спросил я сумрачного бога.
   - Просто очисть вход от тины. Ты стоишь прямо перед ним. Надеюсь, хоть это-то ты сможешь сделать сам?
   Я вытянул перед собой руку и ткнул дубиной в зеленоватую кашеобразную массу, стеной преграждавшую путь под каменным помостом, на котором лежал Вхиро. К моему удивлению, дубина легко вошла внутрь водорослей, а следом за ней в холодную и липкую субстанцию погрузилась и вся моя рука, до самого плеча. Конца преграды я не достиг.
   - Слой достаточно глубокий, - заметил хозяин подземного мира, - верхняя часть просто затвердела от прикосновения к моему телу и превратилась в камень. Демоны-стражи изредка, когда корка становится слишком толстой и твёрдой, один раз лет в двадцать, чистят поверхность от защитного слоя водорослей, подобных которым нет ни в одном из известных мне миров. Любое живое существо умрёт от прикосновения к ним. Но оно не опасно для тебя. Ведь ты давно перестал быть человеком.
   Невольно я оглянулся на своих спутников. Да, сейчас бы мне не помешала их помощь. Не одному же чистить подводные авгиевы конюшни. Впрочем, помощники из них получились бы никакие. Полинезийцы, впав в мистический ступор, сбились в дрожащую от страха кучу. Воины, не знающие пощады, раскачивались из стороны в сторону и тихо пели песню мёртвых. Мои товарищи из будущего выглядели под стать им - растерянными и ошеломлёнными. Даже бесстрашный палеоантроп Ургх, которого мы освободили в страшном космическом зверинце, спрятался за чужими спинами. Впрочем, как сказал Вхиро, любая попытка помочь мне будет смертельной для них. Они просто умрут от прикосновения к стражам - водорослям. Все, кроме меня. Ведь я давно уже был мёртв...
   - Что-то ты долго думаешь, Оеха, - пригласил меня к действиям Вхиро. Я положил на блестевшую от влаги, полированную поверхность огромного камня, на котором стоял, к своим ногам, полинезийскую дубинку, оружие звёздного воина и тяжёлый ключ. А затем принялся обеими руками разгребать неприятно пахнущую и столь же отвратительную по ощущениям скользкую и мерзкую тину. Водоросли тонкими маслянистыми стеблями переплетались между собой только в верхнем слое, за которым сразу же превращались в вязкий компост. Воздушный пузырь позволял мне двигаться метров на пять вправо и влево, точно почти по ширине камня, на котором я находился. Правда, с левой стороны внутрь нашего воздушного батискафа попал и небольшой кусок провала, с обеих сторон окружившего каменную ступень. Я скидывал, раз за разом, в бездонную пропасть смертоносные водоросли и они исчезали во мраке, в не имеющей дна бездне.
   - Давай помогу, - совсем рядом по-русски предложил Денис.
   - Не подходи, они опасны для вас, - поспешно остановил я его, продолжая разрушать защитную стену. Внезапно над головой громко затрещало, и я едва успел отскочить в сторону. Каменный свод, который образовался от прикосновения водорослей к телу бога мёртвых, развалился на крупные куски, и они рухнули вниз, туда, где я только что стоял. Их я тоже отправил в полёт в бездонный колодец. Он оказался настолько глубок, что я даже не услышал, как обломки достигли дна. Только разогнувшись, понял, что в момент, когда обрушился свод над моей головой, под который я сделал глубокий подкоп, бог подземного мира куда-то исчез, посчитав свою миссию выполненной. Через несколько минут после того, как я расчистил участок, мои руки коснулись, наконец-то, холодного металла. Я принялся лихорадочно убирать мешавшую преграду и скоро расчистил большой участок. Металл, некогда побывавший возле многих звёзд, тускло блестел в полумраке подводного мира. Невольно меня охватил почти мистический трепет, как будто я стоял возле древнего алтаря.
   Наверное, такое же чувство охватило полинезийцев и людей из моего времени.
   - Что это? - хриплым голосом спросил Денис.
   - Корабль. Древний космический корабль, на котором прибыли на Землю много тысяч лет назад первые люди, похожие на нас, - ответил я ему.
   - Чёрт, - тихо выругался Серый.
   - Командир, - так же негромко, словно боясь потревожить святыню, произнёс Василий, - я ничего не понял, о чём вы говорили там с большой ящерицей, но что будем делать дальше?
   - Войдём внутрь.
   - Внутрь него?!
   - Да.
   - И что там внутри? - настороженно вмешалась Ирина.
   - Сплошные неприятности, - я нагнулся и поднял оружие и ключ. К моему удивлению, заметил, как что-то зашевелилось по краям очищенной площадки. Водоросли, регенерируя на удивление быстро, принялись, извиваясь, быстро расти, увеличиваясь на глазах.
   Ощутив тяжесть ключа, я принялся взглядом искать место, в которое его можно было поместить. Ровная поверхность нигде не указывала на наличие дверей, но скоро мне удалось заметить небольшую выемку в дальнем правом углу, расположенную выше головы. Вытянувшись и снова встав на носки, вставил куб в нишу. Вошёл он хорошо, зацепившись барельефами за невидимые выступы. Едва я надавил на него, как сработал невидимый механизм, и ключ медленно пополз внутрь гигантского корпуса.
   Я замер в нерешительности. Ничего не произошло. Лишь тихий шорох быстро наступающих водорослей нарушал тишину. Внезапно ключ выбросило назад. Он отлетел метра на два, и я не успел его поймать. Тускло сверкнув, реликвия упала в расщелину между камней, туда, где находилась все долгие годы - в царство мёртвых.
   А на поверхности корабля появилась первая трещинка. Она резво и весело побежала вниз и вверх одновременно, быстро увеличиваясь в длину. Вверху, метрах в двух над головой, тонкая линия вдруг повернула налево, чётко обозначив вход. Так же завернул в нужном направлении и нижний край трещины. Теперь отчётливо две линии быстро приближались навстречу друг другу, торопясь соединиться. Передо мной за несколько секунд образовался большой четырёхугольник, аккуратно втиснувшийся в точно расчищенный участок. Видимо, камень, на котором я стоял, совпадал с границами дверей.
   - Что дальше? - я услышал в голосе Ирины плохо скрытый страх.
   - Сейчас нас запустят внутрь, - пояснил я очевидное и оглянулся. Пришельцы из будущего сбились в кучу за моей спиной, а за ними полукругом собрались татуированные воины Макоа. Воздушный пузырь ещё сильнее сжался, уменьшившись до необходимых размеров, в которые с большим трудом поместилась наша группа. Совсем рядом, за защитной стенкой из сжатого воздуха, по другую сторону барьера, мимо нас проплыла стайка крупных, ярко и щедро раскрашенных природой, рыб. - Когда войдём внутрь, держитесь поближе ко мне.
   Я с силой сжал ствол ружья и рукоятку боевой дубинки. Туда, куда мы направлялись, для них наверняка найдётся немало работы.
   Между тем, тяжёлая дверь тяжело отъехала немного внутрь корабля, а затем поскользила вбок. Перед нами открылся довольно просторный проход, метров десять в ширину и около трёх в высоту. За порогом нас ждала темнота и неизвестность, пугающая даже меня. Уж слишком много страшилок успел рассказать об этом месте Вхиро. Что из его сказок соответствует действительности, а что всего лишь выдумка, нам предстояло узнать в самое ближайшее время.
   Решительно вдохнув воздух, я шагнул внутрь древней реликвии. Следом за мной торопливо поспешили воины, собранные воедино из разных эпох. Мои ноги коснулись почему-то тёплой поверхности и темнота рассеялась. Довольно высоко над головой вспыхнул тусклый свет. Мы стояли в начале огромного коридора. Первым делом я посмотрел вверх. Потолок создавал полную иллюзию собственного отсутствия. Казалось, что наверху существует только один свет, мягкий, совсем не яркий, на который можно смотреть, даже не прищуриваясь.
   Удалённые от меня равномерно, на пару десятков метров с обеих сторон, стены ввиду необычных и непривычных смешиваний неземных пропорций казались невероятно далёкими и высокими.
   Почти бесшумно за последним, вошедшим в помещение полинезийцем, закрылась дверь, отрезав возможность для спасения, но на неё уже никто не обратил внимания.
   - Олег, ты должен мне рассказать, о чём вы так долго беседовали с большой ящерицей, - серьёзном тоном заявил Денис, встав рядом.
   - К твоему сведению, видел ты не ящерицу. Нас посетил собственной персоной бог мёртвых, - усмехнулся я.
   - Тем более, - продолжал настаивать он. - Что это за место? Куда мы попали? Ты говорил, что нужно войти в какой-то старый корабль, но насколько безопасно находиться в нём?
   - Как ты правильно заметил, мы попали внутрь гигантского космического судна. Вся гора и является, к твоему сведению, этим кораблём. А насчёт безопасности... Не знаю даже, как сказать. Если честно, то сюда побоится зайти любой из местных богов или демонов, какими бы силами и могуществом он не обладал. Дело в том... Дело в том, что первые люди что-то привезли с собой с далёких звёзд, где-то случайно подцепили какую-то смертоносную заразу... Что-то такое, чего боятся даже они. Вопрос в том, живо ли ещё зло...
   - Командир, тогда мы должны поторопиться, - я почувствовал по голосу, как сразу собрался и подтянулся Василий.
   - Мы попали в царство мёртвых, - словно понимая, на какую тему мы ведём беседу, вмешался долго молчавший Макоа на полинезийском языке. - И путь отсюда не найдёт ни один смертный. Я встречу здесь, наконец-то, Солнышко, Вамбо и многих других своих родственников... Ведь я один, совсем один... А теперь я попал домой, и они все ждут старика. Я познакомлю их с тобой, Оеха, думаю, вы подружитесь...
   Проигнорировав слова старого воина, я продолжил, первым делом, вводить в курс дела моих спутников из будущего. В надёжности, храбрости и отваге полинезийцев я был уверен, после того, что пережил вместе с ними.
   - Здесь есть помещение, - продолжил я на своём родном языке, совершенно непонятным для Макоа, - подобное земным оружейным комнатам. Работает оно, конечно, по другим, неизвестным нам принципам. Индивидуально с каждым. После того, как корабль обработает попавшего в потаённую комнату человека, тот приобретает массу серьёзных преимуществ над своими потенциальными противниками. Мне об этом рассказал в своё время Один.
   - Как человек-паук? - невольно усмехнулся Денис. - Я всё больше удивляюсь в последнее время твоему новому кругу знакомых. Запросто так беседуешь с богом мёртвых, как со старым и хорошим знакомым, теперь Одина вспомнил... Впрочем, увидев большую говорящую ящерицу, я могу уверенно сказать: больше желания пересекаться с твоими новыми друзьями у меня нет.
   - Денис...
   Не дав мне сказать больше ни слова, откуда-то из глубин корабля, на нас обрушился яростный вопль:
   - Ррррагагатууу! Ррра-гага-тууу!
   Я понятие не имел, как должно было выглядеть существо, настолько громко и страшно выкрикнувшее фразу-приглашение на пир. Наверное, оно представляло собой нечто очень пугающе. Во всяком случае, так мне показалось по тембру, скрытой силе и ненависти, прозвучавшей в голосе.
   Я посмотрел на Дениса. Он сильно побледнел. А стоящую рядом с ним Ирину стала бить нервная дрожь.
   - Помоги нам, Тангороа! - неожиданно громко закричал Макоа. - Появись и защити! Древние демоны проснулись!
   - Вперёд! - я решительно двинулся вглубь коридора. И так слишком много драгоценного времени потратили на разговоры. С каждым новым шагом свет над нами перемещался на несколько метров вперёд, освещая непосредственный участок коридора по ходу движения. В то же время за нашими спинами, по мере удаления, он медленно гас. Получается, прав был Один. Всё это время, долгие тысячелетия, корабль ждал прихода людей.
   - Ррраггагатууу! - ответили первому глашатаю гораздо ближе ещё несколько его собратьев.
   - Рррагагатууу! - подхватили клич голодного мира сразу во всех направлениях десятки голосов. Без всякого сомнения, они приближались к нам.
   Я почти перешёл на бег, когда меня остановил один из полинезийцев:
   - Оеха, постой!
   - Что? - я резко остановился и обернулся.
   - Здесь дверь, - на своём языке растерянно ответил один из воинов Макоа. Действительно, один высокий полинезиец, весь покрытый знаками смерти, которого я не знал, стоял возле тёмного овального провала, прохода в стене. Странно, я только что там прошёл и ничего подобного не видел.
   - Что ты сделал, чтобы её открыть? - требовательно и строго спросил я полинезийца, одетого в полотняную набедренную повязку.
   - Ничего, - он повернул голову ко мне. На его лице, тоже порядком татуированном, читались лишь растерянность и страх. - Просто уронил дубинку и подошёл к стене. А когда поднял голову, то увидел дверь...
   - Подошёл к стене?
   Он утвердительно кивнул головой.
   - Может, она открылась оттого, что ты оказался возле неё? - Денис, не один день, до моего появления проживший среди воинов Акульего Братства, видимо, всё же немного понимал язык полинезийцев. - Может, их здесь масса и они сразу открываются, стоит только немного к ним приблизиться?
   - Рррагагатууу! - оглушительно взревела темнота за порогом освещённого пространства, и я отчётливо разглядел, как нечто большоё зашевелилось во мраке.
   - Берегись! - закричал Макоа, наверное, тоже что-то заметивший. А секундой позже тёмные, напоминающие жгуты или щупальца, отростки, сотканные из дымчатого мрака и чернильной краски, обхватили бедолагу в нескольких местах в районе живота и резко оторвали от пола. Полинезиец выронил дубинку, из-за которой попал в ловушку, и попытался вырваться. Нечеловеческая сила, которой он хотел противостоять, согнула тело вдвое. Он только успел закричать:
   - Аааа! - как исчез во мраке. Темнота проглотила его быстро, жадно, стремительно и голос несчастного сразу смолк, едва он пропал из освещённого участка. Только некоторое время перед моими глазами навязчиво продолжало висеть где-то там, во тьме, за дверями, искажённое гримасой боли и страха татуированное лицо.
   Неизвестное существо за входом на другую ветку внутри корабля, утащило добычу куда-то подальше. Я понял это потому, что вход начал закрываться. За неуловимый миг на месте прохода появилась едва заметная плёнка, которая мгновенно затвердела, превративший в светлый металл.
   Мне удалось, ко всему прочему, заметить нечто такое своим обострившимся зрением, что мои воины могли и не увидеть. В местах, где хищник обхватил жертву, я успел отчётливо разглядеть, как тёмные сгустки разрезали или растворили кожу и проникли внутрь тела.
   Некоторое время всё наше храброе воинство молчаливо и ошеломлённо стояло на месте, словно поражённое громом. Первым опомнился Серый. Не сказав ни слова, он развернулся и бросился бежать вперёд, подальше от опасного места. Следом за ним устремились и остальные.
   Я не заметил, как оказался втянут в общее движение, внезапно охваченный паникой. Почему-то из головы исчезли все здравые мысли, осталось только стремление выжить. Мы стремительно неслись в неизвестность, стараясь обогнать друг друга и в первую очередь свой страх. Свет бежал вместе с нами, загораясь перед испуганными людьми и поспешно прячась в темноте там, где нас уже не было.
   Касаясь голыми пятками тёплого металла, в один момент я вдруг почувствовал, как пол заметно завибрировал. А потом сзади кто-то страшно закричал. Я остановился. Всё моё воинство, тяжело дыша, сбилось в кучу, как загнанное страхом стадо. Обернувшись, увидел совсем недалеко зияющую в полу тёмную дыру. В самый край вцепились чьи-то пальцы. Не хватало нескольких полинезийцев, а из моих преторианцев пропал Ургх. Тот самый бесстрашный палеоантроп, который в битве с пришельцами бросился вперёд, заслоняя меня грудью. Тот, кого мы спасли на неизвестной планете из ужасного зверинца от страшной участи, уготованной ему ункасами.
   - Оееех-х, - простонал из темноты мой могучий друг, зовя на помощь. Это он пальцами держался за края открывшегося люка.
   Не выдержав веса, пальцы скользнули к краю и исчезли из поля зрения.
   Я не мог допустить, чтобы он погиб.
   И тогда, движимый вполне понятным порывом, я совершил самый безумный поступок в своей жизни.
   - Оао! - закричал я что было мочи своим хриплым голосом, и бросился к провалу.
   - Оеха! - одна тень отделилась от общей массы и последовала за мной. Верный Макоа и на самом деле ничего не боялся.
   Оттолкнувшись, подняв над головой полинезийскую дубинку и ружьё звёздного воина, я прыгнул в центр пугающей тьмы... ВСЯ КНИГА по адресу: https://litmarket.ru/books/evakuaciya
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"