Табурцова Юлия Ивановна: другие произведения.

Лабиринт снов. Часть вторая..

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По закону жанра, рояль всегда неожиданно оказывается в кустах. А Светоч как выяснилось не одна в Средиземье такая пришлая. Старый друг лучше новых двух, а два поклонника лучше одного - конкуренции больше. Продолжение приключений Светоча на территории Толкиена.
    ==========================
    Так вот в чём дело, он увидел мои мысли! Слова он слышать не может, думаю-то я на русском, но образы и картинки в моём мозгу прокручивались явственно и не важно, что на самом деле тогда произошло. Леголас уже всё для себя решил сам. Я чуть не поперхнулась воздухом.
    - Не смей читать мои мысли! Я как голая!
    - Я не прикоснулся бы к тебе никогда, если б знал!
    Царевич смотрел на меня так, словно я на проверку оказалась всей мордорской нечистью вместе взятой. И даже объяснять ничего желания нет.
    Он схватился за кинжал. Я достала свой. Эльфы бросились врассыпную. Не верю, что это происходит. На войне не наигрались, двое идиотов?
    ==========================

  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  Когда закончится это сраженье,
  И если ты доживешь до рассвета.
  Тебе станет ясно, что запах победы
  Такой же едкий, как дым пораженья.
  И мед покажется горше соли.
  Слеза - полыни степной не слаще,
  И я не знаю сильнее боли.
  Чем быть живым среди многих спящих.
  
  ГЛАВА 1.
  
  "Меньше знаешь, лучше работаешь ложкой", -
  любила порой говорить одна моя знакомая отравительница.
  Арей.
  
  Дни, проведённые в плену у орков, состояли из нечётких обрывков памяти. Подобно кусочкам пазла, стекались они в обитель мыслей, дабы воссоздать более-менее целостную картину произошедшего.
  
  ***
  Невозможно трясёт на плечах этих громил, если в желудке оставались остатки пищи, непременно все выполоснуло давно. Хотя сильнее тошнило от жуткого запаха. Долго мы будем болтаться заплечными мешками? Или они совсем не отдыхают? Одна остановка всё же была: глубоко в лесу, нас напичкали какой-то дрянью из покрытых плесенью фляжек. Мысли завидев опасность куда-то разбежались. Последняя из них прошептала: Арагорн с гномом и эльфом наверное в пути, идут за нами. Чёрт, как кружится голова...
  
  ***
  Где мы вообще находимся? Похоже, кормить нас не собираются. Мне - то все равно, а Пин, бедняга, страдает. По-моему он слишком побелел, или позеленел. Надо попытаться собрать сознание в кучу. Сложновато определять цвет, урук-кхайское пойло ослабляет рефлексы и работу органов чувств. Питьё в нас заливают, по всей видимости, дурманящее сознание, дабы не убежали. Усиленным контролем они себя не обременяли - свалили нас в кучку внутрь толпы и 'Вася не царапайся'. Говорили на общепринятом, один Урук-хай говорил временами на темном языке Мордора.
  
  ***
  Ночь. День. Сутки? Я начинаю думать примерно два раза в день. Столько же раз нас поят этой дрянью. Глубоко на дне сознания проснулись Арагорн, Леголас и Гимли. Я представляла их бегущими по равнине... Далеко ли Фродо с Сэмом? Напрасно я надеюсь на освобождение. Десять минут. Остановились. Вспомнили, что нас сегодня утром не поили. Сейчас будут заливать новые порции. Мысли, куда вы? Опять разлетелись. Краем глаза я увидела как Пина вытошнило и его заполнили снова. Хоббит оттолкнул флягу, та покатилась по земле, расплескивая остатки 'зелья'. Зрелище не вызвало у меня ни удивления, ни жалости. Харрро-о-о-ший у них наркотик. Быстро действует. Растительного состава. Очевидно, Саурон не очень полагался на магию, - наверняка дошли слухи о моей невосприимчивости к ней.
  
  ***
  Приятно пребывать в небытии. Никаких мыслей, никаких чувств, ни страха и ни отчаянья.
  К вечеру (или ночи?..) мозги начали оттаивать. Я оглянулась с легким удивлением приветствуя мир. Орки жевали свой хлеб изготовленный, судя по запаху из каких-то растений. Снова остановились? Урукхай заметив мою двигательную активность, отдал приказ снова напоить нас. Тому приказу не суждено быть исполненным. Внезапно донёсся шум. Отряд орков метнулся к налетевшим на поляну конникам. Налатники их украшены гербами Теодена, но нам они помогать не станут. Противостояния как такового не было: пришельцы втрое превосходили врагов численностью. Всадники косили неприятеля аки травушку в поле. Доберутся и до нас. На нас нет никаких опознавательных знаков, примут за врагов. Бежать. Сейчас. Другой возможности не будет, или нас тоже убьют, в темноте не разбираясь. Рядом с нами если вспомнить книгу - Вековечный лес. Туда и бежать, но сначала растолкать Пиппина. О, моя голова!
  Хоббит смотрел непонимающе. Пришлось отвесить пощечину.
  - А?.. Что?.. - Пин медленно возвращался в реальность.
  Но у меня не было времени ждать, пока эта дрянь перестанет действовать, почти всех перебили. События развивались чрезвычайно стремительно, мой ослабевший ум за ними еле поспевал. Я перерезала веревку ножом, оброненным кем-то в схватке и начала развязывать хоббита. К нам приближались. Урук-хай орал чтобы обязательно нас утащили к его господину. Какой преданный слуга! Жаль не успел высказать накипевшее, предводитель Роханцев отрубил ему голову. Пользуясь случаем, я захватила Пиппина за ворот и потащила к деревьям.
  Нелёгкое дитё, скажу я вам! Забравшись глубже в лес, где звуки драки не сильно слышны, я прислонила хоббита к дереву.
  - Просыпайся, долго мы тут сидеть не можем, - я начала лупить его по лицу стараясь не оставлять следов.
  Едва оклемавшись, Пин стал удивленно озираться по сторонам. Через несколько минут его взгляд приобрёл осмысленность.
  - Всех убили? - первым делом спросил он. Мальчик не так плох, как я думала!
  - Роханцы, - ответила я. - И нас чуть не убили без разбора, еле ноги унесли.
  Дерево над нами зашевелилось. Мы замерли в ужасе пялясь в темноту. В таком-то легендарном лесу ночью и без того страшно. Может, показалось?
  Опровергая мою гипотезу, дерево гулко пробасило:
  - Кто тревожит мой покой?
  Силёнок у меня пока что маловато, у Пина тоже, поэтому мы как в мультике схватились друг за дружку не забывая дрожать в унисон.
  - Я хоббит, - пропищал Пиппин.
  - А я вообще не знаю кто...- пролепетала я невпопад.
  
  - Как тебе удалось? - вопрошал хоббит, удобно устроившись на смежной с моей ветви древа. Мы плыли по воздуху в направлении, известном лишь Хранителю Леса.
  - Сама не знаю, - честно призналась я. - Просто слышу его настроение. Главное - не обидеть Хранителя Леса, - заявила я наставительным тоном.
  На самом деле я бравировала. С меня сталось уважительно сказать на Синдарине, что мы не желаем зла, и нуждаемся в защите. Чего ожидать теперь я не знала, фильм и книга в этих местах явно расходятся, но одно я знала точно: в Вековечном лесу мы в безопасности. На некоторое время. Все динамичные события его миновали, и он находился в той очаровательной неприкосновенной гармонии. Казалось, Лес один остался девственно нетронутым Тьмой.
  Во время короткой передышки, удачно подаренной судьбой я начала восстанавливать цепь событий. Нас не стали убивать, древ надумал на всеобщем собрании определить, кто мы такие и куда нас деть. Вот и ладненько. А покуда мы с Пином наслаждались дарами здешних жителей - сочными, ароматными плодами, напоминающими по вкусу сливу, скрещенную с грушей.
  - Кого поймали, милый Энт? - окликнул на эльфийском, далеко не 'эльфийский' голос, хозяина коего нигде не было видно.
  Древ остановился и пробубнил дружелюбно:
  - Лишь невысоклика, да эльфа, кажись. Помощь, говорят, им оказать надобно.
  Похоже, хранитель Леса хорошо знал невидимого собеседника.
  - Эльфа говоришь...- задумчиво произнёс неизвестный, - это вряд ли, эльф не будет просить помощи. Далеко несёшь?
  Да где, ели-моталки, я могла этот голос слышать?..
  - Отсюда не видать! - согласился хранитель. - Ты бы собирал древов, когда так, а, Энтон милосердный?
  Быть того не может! У меня помутнение рассудка.
  - Сперва дай-ка поговорить с этим эльфом, великий хранитель, не возражаешь?
  Энт опустил ветвь до земли. Гибкая мужская фигура выскользнула из зарослей, совсем рядом. Молодой мужчина лет тридцати пяти выискивающе вглядывался в листву. Я смотрела на него и не верила глазам. С выцветшими волосами ниже плеч, загоревший, до степени негроида, в одежде непонятного происхождения, порядком возмужавший и обросший. Но то был Антон!
  Я спрыгнула с древа и застыла на месте ни в силах пошевелиться. Парень споткнулся взглядом о моё лицо, брови его удивленно взлетели, наморщив лоб.
  - Антон?.. - прошептала я по-русски, чертовски боясь ошибиться.
  - Ну ничего себе сходили за хлебушком, - выдохнул он и крепко сжал в объятиях приподняв на пару сантиметров над травой.
  Едва я начала задыхаться, Антон вернул на землю мой корпус. Придерживая за плечи, отодвинул на расстояние вытянутых рук, несколько секунд любовался и, наконец, заявил:
  - С нашей последней встречи от тебя осталась ровно половина!
  Разве мне может так повезти? Я поняла, что сейчас расплачусь, и немедленно спрятала лицо на груди друга.
  - Светильник, да ты ли это, так меня раз так? - и у него дрогнул голос.
  - Нет, мать моя женщина, а отец мужчина! Я призрак той Светы, которую ты знал, - говорю я и замечаю, что разговариваем мы на чистом русском.
  - Совет подождёт, уважаемый Энт, - обратился к древу Антон по-эльфийски. - Твои маленькие пленники - наши друзья!
  - Что ж, друг Энтона - друг Леса. Я не видел в них зла, но они просили о помощи... - легко соглашается Энт.
  Я невольно задумалась, какую роль в их сообществе играет Антон? Наверняка не последнюю.
  - Я выясню, какого рода помощь им требуется, а там решим, дорогой Энт, - благодушно предложил Антон.
  - Как пожелаешь, Энтон-джан!
  На последнем слове я нескромно рассмеялась, прикрыв рот рукой. В этом весь Антон, его только могила исправит!
  - Откуда такие церемонии? - спросила я.
  - Древы чтят традиции, - ответил Антон продолжая заинтересованно меня разглядывать, - уважительное обращение - одна из них. Давай об этом позже?
  
  - Почему 'Энтон'? - неприлично хихикая, я вертела в руках серебряную фляжку любуясь замысловатым флористическим узором, несомненно, эльфийской работы.
  - Они не выговаривают моё имя. Тебя как окрестили? - Антон забрал свою фляжку сделав хороший глоток.
  - Светоч, - ответила я, вновь отбирая сосуд.
  - Один - один! - ухмыльнулся Тошка.
  Ни одного костра не горело. В лесу тепло как в июльских Сочах. Роль лампы выполнял цветок, обёрнутый в листья, светившийся таинственным люминесцентным светом. Пин мирно похрапывал на ветке поблизости, приходя в себя от отравы и погони.
  - Ну, со мной ясно, а ты, сердешный, как сюда попал? - я свесилась в листве одного из деревьев как в гамаке.
  - За тобой под монтировки прыгнул, - ответил Антон. - Слышь, Светильник, лучше ответь: как дошла до такой худой жизни? - он показательно постучал пальцем по моей выделяющейся ключице. - Неудивительно, что древы тебя за эльфа приняли - ты совсем не выросла. Нашла эликсир молодости? Быстро выкладывай! - требовательно заявил он.
  Он жаждал информации. Я в блаженной прострации предавалась наблюдению за жестами и лицом друга. Речь и жестикуляция уверенного в себе мужчины, лицо хранит отпечаток времени. Антон повзрослел - из мальчишки превратился в мужчину, а взгляд остался тем же, как прежде говорящим: 'Что бы ещё такого учудить?' Однако и во взгляде прорезалась томительная грусть по тем временам, где заботы ограничивались работой, жильём и финансами. Одновременно жаль, и не жаль что это время кануло в лета. Обстоятельства вокруг нас стали другими, мы сами безвозвратно изменились.
  - Расскажу, - пообещала я. - Только поклянись, что никому не скажешь!
  Парень подоткнул ногтем резец, мол, зуб даю! На повествование ушёл остаток ночи и фляжка Антона с соком. Я ничего не утаила: ни про Фродо, ни про Кольцо, ни про Предназначение. Тошка слушал внимательно, иногда смеялся, иногда заворожёно молчал, изредка вставлял комментарии.
  - Про книгу я забыл, - признался он, - не думал попасть именно в это время. Ну, догадывался, конечно - слишком много совпадений и слухов. Каюсь, мне было лень сложить факты воедино и сделать вывод.
  Я пожала плечами. Странно не прийти к вполне логичному выводу, прожив почти двадцать лет в Средиземье. С другой стороны, он мог просто не попадать на места сих 'исторических' событий. Не насторожил меня и тот факт, что он о себе толком не рассказал, списала на неожиданность встречи. Все-таки мужчина априори от шока должен оправляться первым.
  Антон прихлебнул и кокетливо подмигнул мне.
  - Что, говоришь, у тебя с Леголасом?
  Он частенько интересовался моей личной жизнью на правах друга, там, в далёком прошлом. Мог безобидно подшутить, посоветовать. А мог помочь избавиться от незадачливого поклонника, или отмазать от Кости, например. Я не удивилась его вопросу, но настроение упало. В нём ещё что-то кроме взрослости. Не могу пока оформить свои предположения.
  - Ничего! О чём ты вообще?! Говорю же - он идиот.
  - Светка, я тебя умоляю, ты не глупая, но в отношениях никогда не разбиралась, - Антон покровительственно похлопал меня по плечу, разок промахнувшись, отчего возникло ощущение, что во фляге находился не просто сок.
  - Что во фляге? - с подозрением спросила я.
  - Сок, ему около трёх лет, - ответил ехидно Антон. - Почему ты его отвергла, ведь 'идиот' судя по всему прав.
  Ах да! Мужское безапелляционное мнение, что женщина должна подчиняться желаниям мужчины.
  - Следовало прогнуться? - зло спросила я.
  - Следовало наперед всё выяснить! - наставительно высказал друг, - Светильник! Он, конечно, дурак, но ты - полная дура!
  Снова меня клинит, - подумала я. Подчинять женщин силой - не в характере Антона, он пользовался лаской. Тот Антон, которого я знала, воспитан на рыцарских утверждениях, что в силу своего физического превосходства мужчина обязан защищать женщин и детей.
  Заметив мой удивленный взгляд, парень затих, обратив взор в сторону, мне даже обижаться расхотелось. Что происходит? С чего бы ему так переживать? Да, он помогал мне ни раз, и ни два, но таким побеждённым я его не видела. Люди склада Антона -жизнелюбы по природе, оптимисты по призванию. Такое не лечится. Вечно не унывающий, он никогда не жаловался на жизнь. Он найдёт положительный момент в самой безвыходной ситуации. Выберется из неё, сувенирчик прихватит, а потом будет вспоминать и смеяться. С одинаковым комфортом он устраивался на мягком диване и на покрытой сырой травой земле. Веселый, общительный, он и в компании филателистов находил друзей и подруг по интересам. Меня осенило: в моей тюрьме заключены два смертника.
  - Антон, как ты здесь оказался?
  Он не понял смысл фразы.
  - Я же сказал...
  - Нет, как ты оказался в Вековечном лесу?
  Антон опустил глаза, явно не желая отвечать на вопрос. Та-а-а-ак, дружище. Где твоё знаменитое 'казанцевское' чувство юмора?
  - Девушка? - прямо спрашиваю я.
  Антон пристально посмотрел на меня, на лице читалась целая выстраданная жизнь, будто он прожил ее лишь тут, в Средиземье, оставив юность далеко в нашем мире. Я инстинктивно почуяла, что его беда несоразмерно куда больше моей.
  - Если бы девушка... - сокрушенно пробормотал он, - я б тогда не отступился.
  Для Антона не существовало недоступных девушек. Просто ходячая легенда нашей компании. Он побеждал всегда и везде, обладая той восхитительной способностью производить впечатление на женщин любого склада и возраста. При всём на него никогда не обижались, обожали и лелеяли как плюшевого медвежонка, уповая на новую встречу. Как удавалось ему это чудо конкретно не объяснить. Я частенько становилась свидетелем его методики: обезоруживающая шутливость, неотразимая улыбка, уместный комплимент, умение выслушать, щедрость и доброта. За каждой он ухаживал как за единственной. А главное - он умел с ними красиво расставаться.
  - Не повторяй моих ошибок, ладно? - тихо попросил Антон.
  Вот это точно не про него, подменили мне друга. Как-то совсем 'не айс' мне стало.
  - Антон, что произошло? На тебе лица нет.
  Друг опустил глаза, плохо дело - чрезмерной скрытностью он не страдал никогда. Затем, словно проснувшись, улыбнулся. Вмиг он стал прежним: в зрачках заискрилось, уголки губ лукаво приподнялись, обрисовав мимические морщинки вокруг рта.
  - На себя посмотри! - задорно парировал он. - Эльфу твоему я навешаю, сразу поумнеет! Не дрейфь, Светильник, и на нашу улицу фургон с долларами упадёт!
  Мы расхохотались. Как в старые добрые времена. Наша незыблемая дружба бальзамом разливалась по моей израненной войной душе. Кстати о Войне - что делать-то будем?
  - Блин, Тоха, давай серьёзно! Надо брать Сарумана, динамит ему в анус. Будем собирать вече?
  - Тоха?! Нет, повтори-ка! Мне понравилось! - Антон развлекался, угомонить его могло лишь стихийное бедствие.
  - Щаз кому-то понравится пощупать головой землю! - я шутливо попыталась столкнуть его с дерева.
  Я охотно влилась в игру. Сейчас у нас есть на нее время. Что ни побило тебя, друг, со мной ты на время стал прежним.
  - Эй! Ай! - Тошка отбивался коварно подхихикивая. - Тише, тише! Может ты, эльф - недомерок совсем не спишь, я, смею заметить, человек. Людям надо отдыхать. Дай мне несколько часов и клянусь, сделаю всё, чего ни пожелаете, принцесса.
  
  Солнце поднялось к полудню. Я исходила близлежащую окрестность вдоль и поперёк, вернулась к дереву, на верхотуре которого преспокойно дрых Антон. Мне не терпелось. Нам предстоит реализовать приписанное Мерри: уговорить энтов взять Изенгард. Не свернув с книги ни на шаг. Сарумана надо повязать, Саурона уничтожить, Кольцо расплавить. Иначе не представляю, чем эта война может обернуться для Средиземья.
  - Пиппин, хочу сказать тебе: мы скоро уходим, игры закончились, - захватив сочный оранжевый плод я устроилась рядом с завтракающим хоббитом. - Дальше начнётся битва. Поступай как пожелаешь. Можешь, разумеется, пойти с нами, - я сглотнула. - Подумай хорошенько, не время геройствовать, тебя не осудят если ты останешься. Никто не назовёт тебя клятвопреступником. Здесь ты будешь в безопасности. Там правда будет битва. Не одна.
  Я ожидала всего, он мог забить кулаком в грудь, схватиться за оружие, испугаться. Однако Пин задумался. Редкое, несвойственное ему занятие. Я просила небо сжалиться и надоумить его не выходить из Вековечного Леса.
  - Я так разумею, госпожа: мы ж не знаем, что кому на роду написано, раз убьют - так тому и быть. Никто не назовёт, да я сам. Здесь оставаться мне тоскливо будет. Сколько мы прошли с вами. Неужто Братство и впрямь распалось?.. Вы простите, не верю я, чтоб они померли. Живехоньки они, и я чаю Фродо да Сэму помочь когда увижу!
  - Достойный ответ, - кивнула я.
  Не хочу брать на себя лишнюю ответственность, да видно не отвертеться. Хорош ты сейчас, хоббит, посмотрю я на тебя в битве. В настоящей битве, не тех двух стычках, в которых мы участвовали. Храбрость - вещь хорошая, да опыт не помешает. Мы приобрели немалые его крохи, научились не сдаваться, держать страхи в узде. Обнажая клинок в первый раз, я боялась его. Второй и третий разы ничего не изменили, хоть я и была уверена в обратном. Сколько не дерись, всё одно будешь бояться драки. Мальчишка, которого зажимают хулиганы в темном переулке, ощущает то же самое. Имея за спиной школу дзюдо и кастет в руке, но не имея опыта - страх не преодолеть. Уверенность в своих силах приходит с систематическими упражнениями. Увы, не мне запрещать малышу идти.
  - Добро! - согласилась я. - Только не говори потом, что судьба не давала тебе шанса выжить.
  Пин радостно вскрикнул. Чему радуешься, бедолага?
  - Ну чего расшумелись ни свет ни заря? - прозвучал за спиной заспанный голос Антона.
  - Уже полдень, - уточнила я и добавила не удержавшись, - Пин идёт с нами.
  Тошка достал фляжку из-за пояса и прихлебнул. Я было понадеялась, что он не захочет брать хоббита и я с чистой совестью разведу руками.
  - Ты сказала ему? - вернув сосуд на место, парень, скорчив недовольную гримасу, потёр виски. О, дружище, да у нас похмелье!
  - Сказала. Эй, вчера она была пуста, мы всё выпили! - заметила я.
  Антон посмотрел на меня, как на логарифмическое уравнение. Осмыслив вопрос и проведя в уме сложные математические расчеты, он придал лицу шутливо - напыщенный вид.
  - Дорогая, если мне что-то надо - я добуду, - заявил он, подняв указательный палец.
  - Сэр, да вы алкоголик, - улыбнулась я.
  Последовал дружный смех.
  - Ладно, - отыскивая подходящую кандидатуру на роль завтрака, сказал Антон. - Готова к труду и обороне?
  - Всегда готов! - отсалютовала я.
  
  
  ГЛАВА 2.
  
  'А я что? Сижу тихо, никого не трогаю, примус починяю'.
  Кот Бегемот.
  
  День прошёл в дипломатических тяжбах. Решить дело путём переговоров, как я хотела, - как оказалось не просто. Сложнее убедить Древов в правдивости своих слов. Старцы наотрез отказывались верить, что Саруман их враг. Они видели его 'белым' главой магов. Очень близко подобрался Тёмный Властелин к столицам людей и эльфов. Выясняя отношения с Древами я пополняла копилку знаний. Тьма прокралась сюда давненько, задолго раньше описанного Толкиеном в книге. Кем был этот удивительный человек, сумевший так конкретно описать историю Средиземья? С детализацией у него возникли проблемы, но в целом... Предпосылки зла, навестили земли Средиземья задолго до появления Саурона. Мало чем помогли мне полученные знания: ничего про свой мир и как вернуться я не узнала. Ничего про пространства, никаких свидетельств путешествий во времени.
  Я уж подумала, наши переговоры накрываются медным тазом. Как вмешался Антон, и вскоре дело сдвинулось с мертвой точки. К вечеру, мы вконец осоловевшие, с мозолями на языках, забрели на одну из полянок отдохнуть под раскинувшим свою листву деревом. Итак, из двух главных злодеев Алой книги - один, надеюсь, будет повержен. Остаётся Саурон, но он орешек нам не по зубам, Фродо победит его, уничтожив Кольцо Всевластья в коем сосредоточена сила Тёмного Властелина. Наше вмешательство не пройдёт бесследно, вопрос в том, как оно отразится на жизни в Средиземье.
  Фродо с Сэмом несут Кольцо в Ордоруин. Арагорн, Леголас и Гимли направились выручать меня и Пина. Мы с Пином и Антоном - направимся в Изенгард. И дай Высшие, чтоб так оно и было! Боюсь, любые изменения губительны для устоявшихся здесь законов существования.
  
  В девственно чистых джунглях деревья от десяти метров в высоту и не менее четырех обхватов в поперечнике. Листва перешептывается между собой, отдельные листочки смеялись чуть слышным шелестом. Давно ли я начала прислушиваться к растительности? Куда ни глянь - промежутки между стволами не толще меня. Будто деревья нарочно сдвинулись в круг оберегая нас, но почему тогда я не заметила манипуляций? Я посмотрела на Антона, устал бедняга, по сути проделав всю нашу работу.
  - Что бы я без тебя делала, герой? - устало констатировала я.
  Хоббит уже жевал, непринужденно вслушиваясь в наш разговор. Пин вообще вёл себя на редкость мудро, не вмешиваясь в беседы, помогая по мере возможностей. Трудно поверить, но очевидно, до него дошло в какую передрягу мы встряли.
  - Ах, оставьте! - Антон замусолено улыбался.
  - Антон, если б не ты, они бы нас не послушали, - я смотрела, как он вынимает полюбившуюся баклажку и делает большой глоток.
  - Ещё слово - и краснеть начну, - небрежно отмахнулся он.
  Я проводила взглядом его руку, нервно поерзала на траве, его фляга не давала мне покоя. Не замечала за ним тяги к алкоголю. Будет ли бестактным спросить? После недолгих колебаний решаю, что не будет.
  - Антон, ты каждый день пьёшь? - спрашиваю тоном профессионального нарколога.
  В ответ, отсалютовав мне фляжкой, парень продолжил занятие. Вообще нехорошо. Если у него зависимость развилась, то ситуация паршивая.
  - Может, расскажешь? - осторожно спросила я.
  - Может, - Антон кивнул, - когда-нибудь расскажу.
  Да-а-а-а-а... Как всё запущено. Я оглянулась на Пина, хоббит немедленно отвернулся и старательно делал вид, что нас не замечает.
  
  В то время, как у Хельмовой Пади бушевали вполне приземленные войны, мы брали крепость волшебника Сарумана, именующего себя 'белым'.
  Перед выступлением Антон выдал нам лук и колчан со стрелами. На вопрос, что мне с этим богатством делать ответил, что я могу в принципе и в носу ими поковырять, но лучше бы использовать по назначению. Я потратила впустую не один десяток, пока научилась посылать стрелу в желаемую сторону. Отсмеявшись вдоволь под моим ядовитым взглядом, Антон пообещал научить пользоваться такой 'игрушкой'.
  В разгар осады маг Саруман заперся в своей башне. Энты долго разрушали шахты. Важнейшее сделано - колдун обезврежен. Пусть заседает в своём 'белом доме' до схождения Творцов. Нам несказанно повезло: основные силы Сарумана были брошены на Хельмову Падь. Будь орков больше, и мы - покойники.
  
  На фруктовой диете хоббитам долго не протянуть. Разведав подземелье, мы нашли немало полезного, в первую очередь оружие, броню и продукты. Разумеется, мы с Пиппином дорвались до трофейной колбасы. Устроили достархан прямо на выемке осыпавшейся от каменных снарядов широкой стены. Рассевшись по краям скатерти, мы с упоением угощались.
  - Вкуснота! - хоббит счастливо поглощал еду, срывая улыбки: сочувственную мою и умильную моего друга, намучился бедолага хоббит в плену.
  Антон, вяло пожевав сыр, забрался повыше, вынул кисет, трубку и задымил. Напоровшись до отвала, аки дураки мыла, мы с хоббитом улеглись неподалеку и, подставив лица солнышку, отдыхали. Мысли мои блуждали где-то около Фродо с Сэмом и Кольца. Я возвращалась к ним со стойкостью маньяка. Вновь и вновь оценивала свой поступок. Узнать бы, был ли он единственно верным? Я могла пойти с ними, но тогда как бы я выбралась из Мордора? Кольцо наденет Сэм, на меня оно не подействует. Сэм вытащит Фродо из плена орков. Сэм донесет его до расщелины. Сэм, а не я. Оставшись здесь я возможно обрекла их обоих на смерть. Кто знает, была ли моя помощь для них незаменимой? Эдак недалеко и до шизофрении.
  От невеселых мыслей меня отвлек голос хоббита.
  - Хочешь, покажу, что нашел? - загадочно спросил он.
  Мы кивнули. Пин вынул из-за пазухи палантир. Антон присвистнул, приподнявшись на локте.
  - Дай сюда, - строго велел он, высовывая изо рта трубку.
  Хоббиты - что дети, дай только новую игрушку позабавиться. Парень запрятал прозрачный шар в одежду, мечтательно затянулся и выпустил пышное облачко дыма.
  Мне дико захотелось курить. Я редко курю. Вот сейчас, что называется, приперло.
  - Тоха, дай закурить? - попросила я валяющегося сверху товарища.
  Пин, посмотрев на нас, неловко поежился. Обращаясь к Антону, я, не задумываясь, говорила на родном языке. Хоббит как будто не замечал этого. Вот тебе и душа нараспашку.
  С трудом подобрав кости, Антон присел и бросил мне мешочек. Немного поморщившись, он вернул тело в исходное положение. Неслабо нас помяли. Антошку серьезнее всех.
  Трубку в руках раньше я держала исключительно как сувенир. Я ухватила ее, не совсем зная как оно делается, набила трубку табаком, взяла огниво и честно попробовала затянуться. Дым обжег горло и легкие. Я немедленно закашлялась и замычала, задев ненароком разбитую в драке нижнюю губу. В носу и горле саднило. Ребята захохотали. Я метала на них гневные взгляды и прочищала дыхательные пути. Они откалывали шутки в мой адрес, я же не сдавалась, пытаясь раскурить проклятущую трубку. Быстро перестав обижаться, продолжая попеременно кашлять и смеяться, я случайно подняла взгляд. И потерялась в синих как небо глазах. Трубка выпала из рук, Пиппин еле успел ее подхватить. Я перестала дышать, мысли бессвязно путались. В голове мелькало что-то вроде: эльфы не любят запах табака и не уважают курящих, и какой же он красивый, а его губы...
  Поодаль стояли также Гендальф, Гимли и Агагорн. На нас с Леголасом они внимания не обращали, визуально оценивали результаты нашего сражения.
  - Поглядите на них! Мы там, понимаешь, бились, а они тут, понимаешь, курят! - возмутился Гимли, нисколечко не сердясь на нас.
  - Вкушаем плоды победы! - хвастался хоббит.
  Я изображала статую. Антон, почуяв неладное, проследил за моим взглядом. Увидел Леголаса и вонзился в него оценивающим взглядом. Похоже было, как он размышляет с какой стороны удобнее начать его убивать. Эльф и ухом не повел.
  Напряжение заземлил Пин.
  - Мы здесь по приказу древа, он теперь тут голова, - хоббит пребывал в состоянии эйфории.
  - Вы взяли Изенгард? - изумился Арагорн.
  - Нам древы помогали, - ну ты и хвастунишка хоббит!
  С высоты, взирая на меня неподвижную, Антон поднял свой порядком побитый корпус и спустился вниз, направляясь к Леголасу. Эльф, не сводя с меня осуждающе - гипнотизирующего взгляда, по-прежнему упор не замечал парня. Кажется, сейчас будет драка. Я отняла зрение от губ эльфа, и, чтобы отвлечь внимание, радостно завопила. Антон остановился.
  Мы с хоббитом кубарем скатились вниз и кинулись обнимать друзей.
  - Ах, вы, пройдохи! - восхищался Гимли.
  Волшебник и Странник распростерли объятия, признавая безоговорочную победу нашего разномастного отряда.
  - Гендальф! - я обняла старика.
  Облик мага изменился: белоснежные развевающиеся одежды, побелевшие пряди волос - до пояса, борода, сверкающий посох. Теперь он Глава Белого Совета магов.
  - Да, дитя, пусть не прежний, то, все ж, я. Но где Саруман? - спросил он.
  - В башне заперт, - ответила я.
  Леголас с Антошкой единственными не сказали ни слова. Они играли в игру 'кто - кого переглядит'. Я не знала, насколько ранен эльф после битвы под Хельмовой Падью, но если он нападёт, Антону точно придет конец. В бою Леголас даже в полуживом состоянии мог зарубить полроты противников, а Антону и стоять больно, побледнел, лицо напряженно-неподвижное. Тоже мне герой нашёлся! Хотя на душе приятно потеплело: в коем-то веке у меня появился заступник. Антон первым отвернулся, отыскивая меня взглядом.
  - Светильник! - позвал он по-русски, и добавил на синдарине, очевидно, для эльфа, - иди сюда!
  Опасаясь перестрелки между ними, я подчинилась, у меня и в мыслях не было, ЧТО он задумал. Ухватив меня за талию, Антон властно приник ртом к моим разбитым губам. Удивившись, я не сопротивлялась. Не могу солгать, что мне не понравилось, целоваться он умел непревзойденно, иначе не бегало бы за ним столько девок, но я не загорелась. Парадокс: наш школьный ловелас, перебравший без малого полгорода женщин, совершено не затрагивал моё тело, однако стоило увидеть конкретную эльфийскую мордашку - внутри всё обрывалось, и я готова буквально из одежды выпрыгнуть. За что мне это, о, Высшие?
  Эффект не заставил себя ждать. Даже изваляв эльфа в выгребной яме, такого потрясающего результата не достичь. Эмоции читались на лице царевича: гнев, разочарование, обида. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Леголас гордо удалился.
  Арагорн воззрился на меня с укоризной. Гимли хмыкнул. Пин осклабился. Гендальф отправился к башне. Гном и хоббит потрусили за волшебником. Я не радовалась - мне не за что мстить эльфу. Не обижалась на Антона - он поступил как считал нужным, и возможно поступок стал единственно верным.
  - Напрасно. Он боялся за твою жизнь, - вклинился странник. - Нашёл твою пряжку и флягу с Урукхайской отравой. Видала бы ты его...
  Чувство вины не всколыхнулось. Леголас не настолько учтив со мной для этого. Мстить я не хотела, но так уж получилось. Вот куда, кстати, делась пряжка? Я нарисовала на лице вежливую улыбку.
  - Да, поили они нас редкой гадостью, по сию пору в голове туман.
  Антон, убедившись в моей полной безопасности, отпустил мою талию, слабо покачнувшись. Его состояние вызвало у меня новый приступ тревоги.
  - Тоха, с тобой что-то надо делать, - сказала я другу по-русски и с мольбой посмотрела на странника.
  - Есть какие снадобья? Антон - мой друг и друг Древов, - представила я парня, - он уговорил древов и взял крепость Белого колдуна. Антон - это Арагорн, будущий король Гондора.
  Арагорн кивнул, без лишних вопросов аккуратно взяв Антона за плечо, подвел его к своему коню. Он порылся в сумке, вручил моему другу маленький и направился за магом.
  Пока сильные мира сего, в лице странника, мага, эльфа и гнома выясняли подробности и раздавали древам ценные указания и советы, я не отходила от друга. Антон рвался к Арагорну, обсудить личные дела. Не понимаю, с чего горячка? Я убеждала парня, что дела подождут, во что бы то ни стало, мне надо привести его в чувство.
  - Ладно, валяй, - сдался Антон и скинул мягкую шёлковую рубашку.
  Не удержавшись, я подняла и внимательно осмотрела гладкую и прочную одежду. Эльфийская ткань, безупречного чернейшего как ночь цвета, с темно-красным шитьем холодила руки, возникло желание прислонить её к щеке.
  - Может, займёшься плечом? - Антон с довольным видом скалился.
  Я ухмыльнулась, опустила рубашку на его колени и сосредоточилась на парне. Тщательно ощупала ребра, вроде целы, но не факт, что в них нет трещин. По сдавленным утробным стонам поняла, какие из них повреждены. Хорошенько умастила целебным бальзамом больные места. Бальзам не вылечит, но боль снимет, для полного исцеления нужен покой и силы здорового организма.
  - Действительно, твоя помощь не помешала, я руку поднять не могу, - поблагодарил друг.
  Затем ухмыльнулся и положил здоровую руку мне на плечо.
  - Улыбайся, на нас смотрят.
  Недоумевая, я обернулась: Леголас внимательно следил за нами со зверским блеском в глазах. Антон улыбнулся мне той самой улыбкой победителя, которая обычно сводила с ума слабохарактерных девушек и тряхнул солнечной шевелюрой, непринужденным жестом откидывая волосы за спину. Это ещё что за новости? Соперничество? Вот уж нет, невооруженным взглядом видно, что Антон оседлал любимого конька и играет, для него я не больше чем друг. Погодите, видно тому, кто его хорошо знает, то бишь мне. Для остальных - он мой воздыхатель. Выходит, весь спектакль предназначался для эльфа? Убью!
  - Антон, - нежно улыбнувшись отвечаю я на русском, - чего ты добиваешься? Срочно, отвечай, пока не получил в глаз.
  Друг задорно подмигнул мне, произнес сладким голосом:
  - Пусть поймет, что он не один в попе дырочка.
  Я стиснула зубы, с трудом удержавшись чтобы не заржать в голос, и не отругать парня, иначе наш спектакль с треском провалился бы.
  - Очень образное сравнение! - медовым голоском, что аж мамой противно, ответила я.
  - Потом сама мне спасибо скажешь, когда он к тебе прибежит объясняться.
  Самоуверенность Антона перешла границы.
  - Всё, ты труп, - проникновенно прошептала я, потрепав его по голове. - Без свидетелей со мной наедине не оставайся, предупреждаю. За поцелуй еще получишь, учти.
  Он усек, что я в ярости и с минуты на минуту приму решение снести одному юмористу башку. Не осмелившись злить меня дальше, Антон аккуратно убрал ладонь, не гася притом приторную улыбку. 'Ну подыграй же мне!' - смеялись его глаза. Я притворно вздохнула и закончила перевязку. Парень накинул на плечо рубашку, я помогла надеть рукав на больную руку, застегнула.
  Добравшись до Гендальфа, Антон отдал ему завернутый в тряпицу палантир. Они перебросились парой - тройкой слов. Маг посмотрел на хоббита взглядом 'мочилась ли ты на ночь, Дездемона?'
  - Тук, ты заглядывал в шар? - спросил волшебник.
  Хоббит задрожал под грозным видом старого мага.
  - Я.. я только одним глазком, господин Гендальф!
  Ну кто бы сомневался! Старик нахмурился.
  - Что ты там видел? Говори!
  Хоббит задрожал.
  - Ничего! Только око, лишенное век, оно спрашивало!
  - Что спрашивало?
  - Хотело знать, где ОНО, - забито пробормотал Пин.
  - Что ты говорил? Не тяни! - Гендальф терял терпение.
  - Ничего! Я ничего не сказал, я испугался! Правду говорю! - казалось хоббит сейчас расплачется.
  - Ладно, я верю тебе, Перегрин Тук. Не смей больше трогать его, понял?
  - Понял, господин Гендальф!
  - Надо убрать подальше, - резонно заметил странник.
  Арагорн вполслуха о чем-то перешептывался с Антоном. Леголас подозрительно на меня пялился. Наверное начинал явственно ощущать прорастание рогов в прическе. Не то, чтобы я наслаждалась результатом, но определенное удовлетворение все же имело место.
  - Отправляемся в Ристанию! - провозгласил Арагорн так неожиданно, что я вздрогнула.
  Сарумана постановили оставить в башне под присмотром древов, что и следовало ожидать. Частично восстановленное Братство тронулось в Рохан.
  Дорога заняла небольшое количество времени. Все время Антон доводил меня до состояния безмолвного бешенства постоянно перешептываясь с Леголасом, оставляя меня в компании хоббита.
  - Светильник, ты в порядке? Да? И ладушки! - и пока я раздумывала каким бы эпитетом его наградить, исчезал впереди каравана с эльфом.
  Вали, вали, предатель рода человеческого.
  Что, скажите на милость, эти двое могли обсуждать? Что у них общего? Ну вот, сама и ответила. Обида накатила с новой силой. Куда делась его недавняя ненависть? Что такого эльф мог сказать моему другу, чтоб тот проникся к нему симпатией?
  
  Глава 3.
  
  Имеющий уши - да услышит, имеющий глаза - да увидит...
  Имеющий язык - да сболтнет!
  Агент Молдер.
  
  Ристанийские дома напоминали бутафорский 'Городок' детской площадки в увеличенном масштабе. Сравнивая с пребыванием в Ривенделле, я испытала легкое разочарование, которое скоро прошло. Уровень развития местного общества намного ниже эльфийского. Возможно, ниже уровня хоббитского Раздола. Рохан представлялся как большое село огороженное высокими кольями из стволов деревьев. Дома, по большей части, одноэтажные, простенькие, но добротные и аккуратные, сколоченные 'без гвоздя'. В центре города разместилось большое, в три этажа, здание со знаменами на крыше. Местная администрация, надо полагать. Дорожки меж домами песчаные, накатанные телегами и утоптанные лошадиными копытами да людскими ногами. Площадь на коей мы остановились, закончив 'триумфальное шествие', широкая, способная вместить без малого тысяч пять народу, единственная вымощена камнем.
  Ступая по разноцветной мостовой, кони с непривычки перебирали копытами. Тащились мы всю ночь и устали смертельно. Потому, дорвавшись 'цивилизации', члены братства разбежались по своим неотложным делам. Кто - спать, кто - есть, я, естественно, хотела поскорей искупаться. Разузнала, где сие можно осуществить, уверилась, что Антону лучше (он уж без поддержки спешился, выспросив местонахождение ближайшей корчмы, устремился туда), и пообещав присоединиться к нему, попросила показать мое временное обиталище.
  Расселили нас в мэрии. Скромное убранство в комнатах гласило об умеренном финансовом положении страны. Кровать и сундук подле ее задней спинки, стол и стул напротив, подсвечник. Вот и вся утварь, которой располагала комната. Зеркало, и то - отсутствовало. Оно и к лучшему. Меблировка из простого дерева, далеко не так шикарно и изящно, как в эльфийской столице, но есть в простоте своя изюминка. Я сложила в сундук немногочисленные пожитки, оставила при себе лишь короткий клинок из Ривенделла, мало ли кто повстречается. А не побаловать ли себя немножко? В баню, непременно в баню!
  В первый этап косметологических процедур я записала сауну и тщательно распарила кожу в парилке с камнями. В качестве скраба здесь использовалась соль морская обыкновенная. Особливо меня порадовал богатый выбор масел. Натершись одним из предложенных на выбор маслом, подождала несколько минут, чтобы впиталось. Какая роскошь для здешних мест после стольких месяцев 'бомжевания' и бродяжничества по широким просторам Средиземья! Аромат... Апельсин с персиком?.. Прелесть! Дальнейшим пунктиком шли водные процедуры, то есть ванная, находившаяся в соседней комнате, куда я по - партизански пробиралась через длинный коридор завернутая в простыню. Да - да, как в анекдоте: баня, через дорогу - раздевалка. Задание выполнено на 'отлично', я, возликовав, залегла на лежбище в небольшой прямоугольный бассейн из дерева.
  Нож лежал на полке слева, ближе к руке (дверь не замыкалась), свеча погашена, глаза закрыты, а тело расслабленно. Мозг расслабляться не хотел. После всех расслабляющих процедур... Нет, не рвусь я знать, как он выглядит без одежды! Я открыла глаза. Образ противного эльфа не исчез. Да я грежу наяву! Не-на-ви-жу! Стоило этому 'засранцу' появиться на горизонте, и сумасшествие возобновилось. Меня снова тянет к нему. Не пойду! Плевать на его губы, руки, тело... и на треклятое Предназначение, не пойду! Из груди вырвался тяжкий вздох. Надо признаться, в чём-то он прав, жажда выжигает меня. Не просто жажда, то что я испытываю похоже на муку: невозможно не есть, не спать, не о чём думать. Чтоб тебя!.. Ванну спокойно не принять.
  
  Вечеринка в Роханском 'белом доме' находилась в самом разгаре. На официальную часть, я, Хвала Высшим, не успела. Судя по речам на общепринятом языке - поминали павших. Знатные поминки. Побывали бы они на наших, - с тоской подумала я.
  Заняв комфортную позицию наблюдателя, я стала следить за людьми, высматривая друга в толпе. Вблизи принцесса Эовин показалась мне вполне земной красавицей. Я уж не завидовала её росту и фигуре, насмотревшись на эльфов. С Арвен по красоте и длине ног ей, как человеку, не сравниться, но стройность ее выше похвал. Куда мне, со своей детской костлявой фигурой в рубашке и брюках до этих моделей в роскошных платьях! Жаль, что я не смогла познакомиться с эльфийской принцессой. Хотя, о чём жалеть-то? Кто б меня к ней подпустил? Там охраны полдворца. Я обошла столы, Антошки нигде не наблюдалось. Зато обнаружился Арагорн. Тебя - то мне и надо, голубчик!
  - Где Антон? - забеспокоилась я.
  - Я подсыпал ему сонного листа в вино, - странник сделал успокаивающий жест рукой, мол, садись. - Слаб покамест твой друг.
  Я испытала удовлетворение от новости. За Антона давно пора было взяться всерьёз и здоровый сон ему не помешает. Антон игрок, но Арагорн тоже игрок, и весьма хороший. Хитёр, брат.
  - Всё понял уже? - догадалась я.
  - Что он тебе не любовник? Так сразу видать! - Арагорн развеселился. - Но ведь ты не за тем пришла? Спрашивай.
  Да, к тебе я подошла не за этим, мудрый ты человек, Антон к слову пришёлся. Язык, отнялся, не поворачивался задать главный вопрос. Едва я вспомнила о Леголасе, сердце подскочило, в глазах помутилось. Я облокотилась о край стола.
  - Оно когда-нибудь прекратится? - спрашиваю унимая стук сердца отдающийся в ушах.
  Арагорн сочувственно покачал головой. Дело дрянь... долго я не продержусь. 'Шикарно' я буду выглядеть приползя к царевичу на коленях.
  - Можно обойтись малой кровью? - надежда на свободу, крохотным угольком тлела в душе. - Я хочу избавиться от наваждения.
  Арагорн долго безмолвствовал. Из-под усов выплывали кольца дыма. Я начинала терять терпение.
  - Почему бы тебе его самого не попытать? - изрёк он.
  И ты, о, Брут? Сговорились вы что ли? Благодарствую, господа, хватило одного раза.
  - Ты осведомлен, чем окончилась наша последняя беседа, - резонно заметила я.
  - Мы должны приносить жертвы - мы правители, - молвил будущий государь Гондора.
  - Вы и приносите, сколько вашей душе угодно! - разобиделась я, встав с места.
  Странник снисходительно усмехнулся, жестом возвращая меня обратно.
  - Погоди, не кипятись, давай о другом потолкуем. Я про Фродо и Кольцо.
  Он нарочно выбирает больные темы?
  - Я не могу сказать, - привычно бормочу скороговоркой.
  Арагорна пробрало. Он бросил трубку, наклонился ко мне через стол и схватил за воротник.
  - Дольше нельзя скрывать! Пришло время определить, как поступить. Мы не знаем где Фродо, жив ли он, достиг ли Мордора? - долгая выжидательная пауза. - Ты знала про Гендальфа, знаешь про кольцо, сердцем чую, - ещё пауза и как следствие, не дождавшись ответа, - хочешь, чтобы мы помогли хоббиту - не молчи!
  Кто бы знал, как надоело строить из себя Зою Космодемьянскую! Выдать вам информацию ко всем чертям и разбирайтесь сами. Я могла бесконечно долго обдумывать ответ, решать дилемму. Но не стала. 'Остановись, дитя! Каждое твоё слово способно изменить наши судьбы и твой мир'.
  - Прости... - виновато пожимаю плечами.
  Искра решимости в глазах странника уступила место чему-то иному, доселе мною не виденному. Надумал сменить тактику.
  - Ежели я твоего друга спрошу? Он ведь из твоего мира.
  О, шантаж, как мило! Неплохой ход, ваше величество! Не знала, что мы способны на подобные интриги. Не самый лучший способ вытянуть информацию. Сыграем? Я широко улыбнулась.
  - Попытай. Тем паче, возможность тебе не раз представится. Если уже не спрашивал, - я испытующе глядела на странника, ожидая ответного хода.
  Поединок взглядов длился пару минут. Удивление на лице Арагорна сменилось уважением.
  - Верно, спрашивал.
  Я криво ухмыльнулась.
  - Так в чём дело, 'вашество'? Что не получилось?
  - Он ответил, что не читает маразмы свихнувшихся стариканов, страдающих педофилией и комплексом неполноценности. Что это означало?
  Я расхохоталась, представляя, как глупо выгляжу со стороны. Антошка в своём репертуаре. Странник невольно улыбнулся.
  - Это значит - правда не читал, - отсмеявшись вволю ответила я. - Пьян был?
  Арагорн кивнул.
  Тревожный холодок зашевелился в животе. Нехороший знак, - памятовала я. Со спины Арагорна к нам протискивались через толпу праздно шатающихся, Гендальф и Леголас. Я внутренне съёжилась в комочек. Право, как школьница, что краснеет перед своим кумиром. А я своего - боялась. Боялась, что он приблизится ещё на метр. Матом тебя прошу, отойди! Но эльф назло стоял как вкопанный на расстоянии вытянутой руки, распространяя вокруг себя сладковато-свежий растительный аромат. Мне стало любопытно происхождение этого запаха. Фродо пах выпечкой и дубом, Антон - травой и сыромятной кожей, какого рода запах исходящий от эльфа я так и не догадалась. Что-то было в нём неуловимо знакомое, из моего давнего прошлого.
  - Пин смотрел в палантир, - без прологов выдал Гендальф.
  - Что? Снова? Ему мало показалось? - странник негодовал.
  - Заглянувший в око Саурона однажды, будет в его власти до смерти, - вклинился эльф.
  'До чьей смерти?' - захотелось уточнить мне.
  - Он видел Минас-Тирит, - пояснил волшебник.
  - Минас-Тирит? Зло уже в Гондоре? - ужаснулся Арагорн.
  - У Саурона другие намерения. Как только хоббит придёт в себя, соберём причастных, пришло время поведать вам наши планы, - волшебник обратил ко мне серые очи, - друга своего прихвати, пригодится. Ешьте, пейте, ни к чему шум поднимать.
  Я кивнула, мол, поняла, и решила, что пора линять отсюда. Сделала всем ручкой и срочненько намылила лыжи на выход. Самое время смыться, Света, и побыстрей, побыстрей, - старайся на него не смотреть.
  Остановиться смогла ощутив себя в относительной безопасности. Я окинула взором помещение где находилась. Дверь слева вроде моя. Возле двери напротив валялась маленькая фляжка. По-моему, я даже знаю чья. Подняла ценную вещицу и приоткрыла дверь, одновременно корректно постучав, вдруг он не один? Антошка спал один, по - детски свесив руку с кровати на пол. Во сне он бормотал что-то неразборчивое и хмурил брови. Мои губы задела грустная улыбка. Что ты натворил, дружище? Могу ли я помочь тебе? Покрывало сползло, я накрыла им спину парня. Некоторое время стояла, наблюдая за ним спящим, затем запустила руку в его волосы развязала черную ленточку стягивающую отросшие до лопаток пряди. В нашем прошлом мире, его волосы едва доставали до плеч. В прошлом... Подумать только, я занесла наш мир в список давно ушедшего и утерянного! Почти не осталось надежды на возвращение домой.
  Я матерински потрепала его шевелюру, положила ленточку на сундук у кровати и тихо покинула комнату, притворив дверь.
  
  На рассвете, заспанные, голодные люди (и прочие существа), недовольно спорили в ожидании Гендальфа о возможностях победы в этой борьбе с Тёмным Властелином.
  Леголас тоже был здесь, но на меня он больше не смотрел.
  Вошедший Гендальф волочил за собой запуганного Пина. Он обвёл суровым взором собравшихся и в холле наступило затишье.
  - Нам удалось глазами Перегрина Тука подсмотреть мысли Саурона. Он боится нашего объединения. Он сравняет Минас-Тирит с землей, но не допустит возвращения короля людей на трон.
  - Какого короля? - ляпнул Гимли, но Леголас легонько ткнул его в локтем в бок, красноречивым кивком указав на странника. Неужели эти двое сдружились?
  - Саурон теперь знает где мы? - спросил Теоден.
  - Нет. Тук - недотепа, но недотепа честный, он ничего врагу не выдал. Саурон и не догадывается где сейчас Кольцо.
  - И тьма воцарилась и правила миром, - зловещим шёпотом наклонившись к моему плечу сзади прошептал Антон. Он отчаянно зевал, выказывая нестерпимую скуку.
  Я притворно закатила глаза.
  - Гондор надо предупредить, - заметил Арагорн.
  - Предупредят, - успокоил его Гендальф. - Ты войдёшь в Минас-Тирит с юга, перехватите чёрные корабли. Паутина Саурона раскинулась по всему Средиземью. Многих он собрал и многие земли и народы в его власти.
  - Саурон силён, ему по силам изгнать эльфов из Средиземья! - вставил Леголас. - Где вы будете искать воинов? Эльфы и люди больше не будут воевать вместе. Наши корабли давно отплывают за море.
  Странник помрачнел. Он знал - Арвен должна отплыть на одном из них.
  - Если хотим победить, нам нужно сражаться сообща, - невозмутимо продолжал Гендальф, неспешно прохаживаясь по комнате. - Когда Саурон нападёт на Минас-Тирит, он нападёт с двух сторон. Со стороны моря их остановишь ты, Арагорн. С восточной стороны он бросит основные из заготовленных сил, но там буду я с войском. Отстоим Гондор!
  - Коим образом, позволь спросить? Чем мне останавливать корабли с наёмниками и пиратами? Голыми руками? - перебил его странник.
  - Помнишь легенду о Тропе мертвецов?
  - Всего лишь легенда! - возмутился Арагорн.
  - На досуге я тебе её получше изложу. К тому же у тебя будет провожатый, ни понаслышке знакомый с Мраком Преисподней.
  Да? Как интересно! И кто же? Гендальф сменил курс в мою сторону. Рука друга сползла с моего плеча. Как медленно до меня доходит. Та-а-а-а-ак. Вопреки всем ожиданиям Антон словно в рот воды набрал. От лица его отхлынула кровь, и у меня создалось впечатление, что он прикидывал в какую сторону ему лучше бежать. Всё, красавчик, не надейся отвертеться, все сведения из тебя вытяну и по ниточке распутаю, с живого не слезу!
  Маг дождался короткого кивка и продолжил:
  - Не изволь беспокоиться, у тебя будет войско для сражения на море. Важней сейчас Гондору заручиться поддержкой Рохана.
  На лице короля Теодена отразилась та неприязнь, на какую он только был способен.
  - Зачем нам помогать правителю, не разу о нас не вспомнившему? Не пришедшему нам на подмогу? И с чего ты решил, что хоббиты живы? Их ведь могли убить и Саурону осталось всего-то найти кольцо!
  - Я знаю одного маленького человечка, который растолкует тебе причину, - тёплый взгляд в мою сторону.
  Незаслуженное доверие всегда вызывало смущение, я покраснела и ответила той же теплотой в улыбке.
  - Фродо жив. Покамест жив. Он надеется на нашу помощь.
  По залу прокатился одобрительный шепоток. Волшебник удовлетворённо огладил бороду большим и указательным пальцами.
  - А с хоббитом что будешь делать? - полюбопытствовал Странник.
  - С собой возьму, в Гондор, - милостиво решил маг.
  Пин аж подрос от гордости. Ну-ну, флаг тебе в руки и барабан на шею, беги вперёд поезда.
  Напоследок, удостоверившись, что ни у кого больше сомнений в дальнейшем плане нет, маг опустил занавес и распустил всех восвояси.
  Антон лавировал в толпе как мог, пытаясь от меня оторваться. Я прочно села на кильватер и не отставала от него дальше, чем на пять шагов. Меня отвлёк Пин, он дёргал за рукав, тащась за мной нелегким грузом пока я не остановилась.
  - Фродо взаправду жив? - спросил он, невинно хлопая ресницами.
  - Жив. Пиппин, я занята, - нетерпеливо пробормотала я оглядываясь. Антона и след простыл.
  Хоббит виновато понурился. Я ласково пригладила его кудри, ну как на такого мальца сердиться? Размышляя о том, что мой товарищ по несчастью не скоро появится, я поплелась перекусить чего-нибудь, и помыться. Нет, сначала помыться.
  
  Глава 4.
  
  Я тоже физику не люблю, перестал её любить
  ещё в восьмом классе, когда мне сказали, что
  если я обойду с мешком картошки на плече вокруг
  школы пять раз, то совершенная мною работа будет равна нулю...
  (с) Препод по матану.
  
  Допустим, мне удастся убедить Теодена выступить за Минас-Тирит. И что? Много ли мы изменили? Можно вылезти из кожи вон, но победа не приблизится ни на день. Пока Фродо не расплавит Кольцо. Мы можем лишь сдерживать Саурона. Не дать ему захватить власть раньше времени, не дать ему найти кольцо пока его несёт хоббит. Делать, что просят? Я не волшебник, могу видеть и слышать магию, ощущать её тепло, но не могу ею пользоваться. Что ж нам остаётся? Отработать слаженную программу. Хорошо сыграть отведённую роль. Сколько нас таких, шестерёнок в громадной машине войны? Не так давно я ведь не считала происходящее реальностью. Печально.
  Я полила на голову смывая мыльную пену. С водой уходили страх и грусть. Сомнения прочь. Сдюжу. Шестерёнки должны вращаться чтобы механизм находился в движении.
  В дверь вежливо постучали. Черт!!! Первым моим порывом было выскочить из деревяшки и одеться, хотя бы в простыню. Не орать же на весь коридор как в поезде - 'Занято!' Проворно я выпрыгнула из воды, безмерно гордясь собой потянулась за тканью. И в ту же секунду с оглушительным грохотом распласталась на скользком полу. Кто бы не вошёл сейчас, пред ним предстал бы редкой красоты кадр! Тщетные попытки встать с моей стороны одна за другой терпели неудачу. Правильно: попробуйте плеснуть мыльной воды на доски и постоять на них. Я готова была провалиться от стыда под землю.
  - Светильник, ты в порядке? Помощь не нужна?
  Голос Антона. Я смачно выругалась. За дверью послышался негромкий смех.
  - Я вхожу.
  Я надеялась успеть схватить что-нибудь прикрыться. Не судьба. Антон приоткрыл дверь. Не глядя на меня он наклонился, постелил простыню на пол, поднял за плечи и поставил на ткань. Стянул с полки рубашку и накинул на мою спину.
  - Ничего не ушибла?
  Я отрицательно завертела головой просовывая в рукава руки. Так как есть, в одной рубахе по колено, с остатками одежды под мышкой мы пробирались до комнаты. На моей кровати лежал чехол для лука и колчан со стрелами.
  - Заглянул прежде сюда, - ответил Антошка на мой вопрошающий взгляд. - Я обещал научить тебя им пользоваться. Заодно проверю твои таланты владеть оружием класса 'иное'.
  - Сначала мы поговорим, - я застёгивала ремень на штанах, парень тактично не поворачивал головы. - Антон, какое отношение ты имеешь к усопшим?
  Антон молча расчехлял лук.
  - Антоша! - меня начинала бесить его скрытность.
  Парень любовно погладил оружие.
  - Давай так, Светильник: достанешь меня хоть раз - я карты раскрою. И мне проще, и у тебя стимул будет. Мы не только луком займемся, я взял обязательство подготовить тебя и выполню его. Так что все вопросы задашь позже. Договорились?
  - Лады!
  - Так пошли!
  Хорошо, что я не успела позавтракать, судя по солнцу было часов семь утра. Предчувствую, завтрак достался бы земле. Антон завёл меня на тренировочную армейскую площадку. Землю покрывал нетолстый слой песка. По периметру были симметрично расставлены чучела, мишени и столбы, на заборе прибиты стенды с оружием. Антошка скинул пониженку, бросив подле себя на песок снаряжение. В руке остался короткий меч. Я гордо выпрямилась, сжала в ладони рукоять своего серебряного клинка.
  - У нас что-то около трех недель, а потом будем в любой момент ждать сигнала. Не в курсе твоего уровня - не видел, но помню ты рассказывала про брата.
  Я передёрнула плечами.
  - И не увидишь. Потому, что ничего нормально не умею.
  Антон скептически изогнул бровь, отбросил меч и взял со стойки деревянный муляж. Побоялся ранить. Не понравилось мне это.
  - Сгруппируйся, будет больно, - посоветовал он. - Попробуй сделать выпад.
  Я замахнулась в его сторону. Из всего, что произошло дальше, я запомнила толчок под рёбра и как поднималась с колен.
  - Всё сложнее, чем я думал, но небезнадёжно, - подвёл оценочный итог мой друг.
  - Удобно пользоваться приёмом, которым владеешь в совершенстве, - я была слегка обижена подобным применением силы. - У каждого есть свои примочки, даже у меня.
  Антон не смутился.
  - Показывай свою.
  - Нападай, - предложила я.
  Антон нарочито медля подался вперед, я поднырнула под руку и прислонила лезвие к его затылку сзади.
  - Не дурствено, - он криво ухмыльнулся, - чересчур медлительно. Попробуй так быстро, как можешь. Давай!
  Я попробовала. Через секунду поднимаясь с песка, отплёвывалась и гневно сверкая очами на друга.
  - Не честно, ты знал!
  - Хочешь так научиться?
  Я утвердительно закивала.
  - Тогда нам предстоит нелёгкая работёнка.
  Времени у нас оказалось больше, чем мы предполагали. Почти четыре недели, встречаясь на тренировочной площадке до рассвета, мы тренировались до упаду. Ни разу мне ещё не удалось зацепить его. Я практически ни с кем не виделась. У меня не было времени общаться с окружающими, нормально поесть и поспать, впрочем, последнее не особенно беспокоило. К тому же Антон был неплохим учителем. На каждой тренировке я задавалась вопросом: где он научился так двигаться?
  - Учись видеть следующее движение противника. Урук-кхай - ни тупые животные, ни орки, каких ты знаешь. Будь умнее, когда столкнёшься с ними снова. Ты неплохо умеешь уходить от удара, но недостаточно скоро. Нападать ты не умеешь абсолютно - придётся учить. Из лука ты не стреляешь...
  Мда-а-а-а... Лук я смогла натянуть далеко не с первого раза.
  - Сразу бери стрелу, как ты собираешься делать это отдельно?
  Я стушевалась. Рука ощупывала спину. Ни одна из стрел не хотела попадать в пальцы, предательски падая на песок. Антон зашёл сзади, положил свои ладони на мои. Спиной я ощутила жар его тела. В этом жесте не было ничего, что могло бы взволновать кровь, тронуть во мне женщину. Движения Антона мягки, в них нежность, но нежность братская, оберегающая, сострадательная, ни следа мужского желания.
  - Это должно быть отработанно у тебя до автоматизма: рукой без стрелы тетиву не натягиваешь, так и запиши на лбу. Смотри. Лук был сделан из живого дерева и он такой же живой как ты, - он провёл моей ладонью по плечам лука. - Стрела умеет петь. Нужно её услышать. Некоторые воспеватели считали лук легкомысленным оружием. Какой героизм без ближнего боя? На практике он оказывался одним из самых смертоносных орудий. Одна стрела - и противник повержен. В зависимости от расстояния и наконечника стрелы она может пробить любой щит и броню. У орков обычно тяжёлые боевые стрелы с коваными наконечниками, ни о какой прицельной стрельбе на дистанцию дольше пятидесяти метров здесь не может быть и речи. Твоя позиция втрое выигрышна.
  - Эльфийский лук, - поняла я.
  - Верно, - похвалил друг. - Стрелу на сердцевину, - он приладил стрелу, проследил чтоб мои пальцы заняли законное положение. - Используй всю силу чтобы натянуть тетиву. Тяжеловато, но со временем и тренировками она будет увеличиваться. В скольких метрах мишень?
  - Сто? - брякнула я навскидку.
  - Правильно. Можешь сказать какова скорость и направление ветра?
  - Не задавай глупых вопросов!
  - Чем сильней ветер, тем больше сил тебе понадобиться, чтобы послать стрелу на то же расстояние, - терпеливо объяснял Антон. - Направление корректируется по ветру. От ветра зависит вероятность твоего попадания в цель. Ветер - твой союзник и противник, его нельзя игнорировать. Такая глупость будет стоить тебе дырки в голове.
  Угу, чья бы корова мычала!
  - Теперь мишень: всегда бери чуть выше намеченной цели. Стрела в полёте имеет не прямую траекторию. Для особо одаренных, чьи родители физики - она летит по параболе. Заметила, как я прицелился? Позже приноровишься. Отпускай.
  Мы отпустили тетиву. Точно в яблочко со ста метров!
  Последующие разы мне пришлось стрелять одной. С неделю я тупо посылала стрелы 'в молоко'. На второй неделе начала приспосабливаться. Скорость моей реакции росла день ото дня. Благодаря только усилиям друга, - он с меня живой не слазил не добиваясь чего хотел.
  - Чего ты косИшь? Бей прямо. Рука вперёд и прямо, - Антон, похоже, имел безграничный запас терпения, он не уставал понукать меня и показывать как верно.
  - Ты должна попадать куда метила. Применяй всю мощь к удару, враги больше, сильнее и крепче тебя. Но ни быстрей. Слабеньким напролом ударом ничего не добьешься. Так что не жалей сил. Куда опять пошла рука? У стенки поставлю. И заставлю как новичка по стеночке ровненько отрабатывать прямой удар. Вот! Можешь, когда хочешь.
  Так по сто, двести раз подряд. Он мучил меня до полусмерти, а далее, когда я уже не могла стоять на ногах - пробовал на спарринг. Исход поединков был одинаковым: вытряхивающая изо рта, носа, глаз, волос и ушей песок побеждённая девушка и довольно ухмыляющийся парень. Я уж отчаялась когда-нибудь его задеть.
  К концу третьей недели со дня, отъезда Гендальф с хоббитом, у меня намного улучшилась ловкость, сила. Округлились и стали заметны мускулы на руках и ногах. Я созерцала себя в зеркале и чувствовала как на лицо наползает глупая улыбка: надо же, не знала что у меня есть ягодицы! Лицо порозовело. Даром что проклятое Предназначение не оставляло ни на секунду, но внешность радовала.
  
  - Сегодня ты быстрее, - шла четвертая неделя, мы ждали вестей от Гендальфа в любой момент.
  Антон впервые не ворчал на тренировке. Погоняв меня до полудня, он разминался с тяжелым двуручником, пока не решил начать спарринг.
  - Всё время я щадил тебя, - Антон выудил из своего снаряжения небольшой стальной (!!!) клинок. - Теперь не буду, - Сегодня ты можешь лишиться любой части своего тела, или сделать аналогичное со мной. Выбирай.
  Он не предупреждая налетел на меня с оружием.
  Я тут чуть ёжика не родила! Откатилась в сторону нервно разгребая в кучке одежды эльфийский нож. Антон был уже поблизости. Он не шутит? Следующий удар я встретила лезвием на вытянутой руке. В Тоху как демон вселился: он нанёс восемь ударов кряду, я ловко увернулась от каждого из них, прячась за столбом, вокруг которого мы вертелись.
  - Пинка дать, для скорости? - прошипел парень, меч описал окружность около его кисти. Тоже мне, Маклауд!
  Чёрт! Может, согласиться на мизинчик, там?..
  Очередной раз оказавшись на песке я решила пойти ва-банк, подпустив его ближе просто сдвинулась чуть вправо использовав против парня его же ньютоны. Возможны два варианта: мне удается уйти от удара и я выигрываю, в противном случае - даже не знаю, чего ему захочется мне отрезать. На песке теперь лежали двое, с одним преимуществом: я держала нож у его шеи.
  - Только не забирай самое дорогое, - пробормотал Антон в песок, боясь пошевелиться.
  Я силилась понять шутит он или всерьёз?
  - Повернись, - наигранно приказала я.
  Антон развернулся. Улыбкой продемонстрировал своё стоматологическое производство.
  - Понравилось, котёночек?
  Позёр, он и не думал пугаться.
  Я захватила двумя пальчиками прядь его волос у виска, притянула к себе, Антон подался вперёд за моей рукой. Я отсекла локон. Он сграбастал мою голову одной рукой, прижал к своей груди, а другой ладонью ласково взлохматил мою макушку.
  - Ах, Светильник, молодца!
  Я гордо осклабилась. Достала! Антон расхаживал по песку собирая наши вещи.
  - Харэ сидеть на попе и лыбиться. Пошли, перекусим, твою победу надо отметить, - бросил он мне направляясь к выходу.
  Я вскочила и догнала Антошку, мы шли смеясь, попеременно толкая друг друга. Я думала, что наверное, сейчас я счастлива. Досадная ошибка.
  
  
  Глава 5.
  
  'Если снег идет за окошком значит, наступила зима.
  Если в лоб ударили грабли - значит наступила сама'.
  Псевдо-Алсу.
  
  В харчевне, хозяин принял заказ, а симпатичная девчонка принесла нам по пинте эля, куску сыра и вяленого мяса.
  - Антоха, не томи.
  Антон отхлебнул из кружки, он не пил со дня, как начал меня тренировать. Поколебался, будто что-то тщательно взвешивал и выдал:
  - Светка, я расскажу, конечно, но после этого я не буду твоим другом.
  Та-а-а-а-а-а-ак. Нормальное заявленьице, да?
  - Продолжай, - просто сказала я.
  - Хочу попросить тебя перед тем как ты всё узнаешь об одной просьбе.
  Начинается...
  - Я вся внимание.
  - Поговори с ним, после нашего разговора. Пойди и поговори. Я не прошу о невозможном, просто выслушай.
  - С какого перепугу? - взъерепенилась я.
  - Узнаешь, когда расскажу. Идёт?
  Заинтриговал.
  - Идёт, - нетвёрдо выдохнула я. Пусть говорит. Там видно будет.
  Антошка тоскливо глянул на кружку с элем и начал повесть.
  - В общем я тебя хотел из-под декораций вытащить и попал в этот мир. Нашли меня эльфы. Не убили из чистого пацифизма. Приютили, накормили, даже учиться у них разрешили. Остался я, значит, там жить. Долго в себя не мог прийти. Всё в новинку, всё странное. Где ты - не знаю. Что делать - и подавно. Так и болтался бы. И тогда мне помогла одна девчонка. Вернее, я думал, что девчонка. Наивный был, что твой валенок. Она встретила меня в лесу, куда я ходил медитировать после занятий. Называла себя - Лориль*. Сначала мы просто разговаривали. Затем она начала объяснять устройство течения магии в Средиземье. Я начал постигать много нового для себя. Вовлёкся в процесс и нечего вокруг не замечал. Встречались мы почему-то украдкой. Дурак, я не понимал. До меня не доходило, откуда она знала такие вещи и смогла объяснить тонкости перехода меж пространствами. Для меня она нашла корабль, 'надёжных' спутников. Никому не сообщив, мы сбежали и отправились на твои поиски. Вот, значит, так. Кругом море. Сначала время шло спокойно. Но я долго был без женщин и вскоре начал замечать, что она по-особому ко мне относится. Стесняется разговаривать, чего раньше за ней не водилось. Ошивается рядом, всякий раз, когда нужна помощь. Я попытался выяснить... ну, и... Тебе подробно объяснять, что произошло?
  - Изволь, - я отсалютовала ему кружкой.
  - Недолго думая, я соблазнил её. В общем, ты мою природу знаешь.
  Я хмыкнула. Не ново. Что такого-то? Откуда горечь в словах?
  - Сразу после того, как мы переспали, я узнал, что она не человек, а вроде бы фейри - божественное существо. Большой грех - прикасаться к ним. Наказание за этот грех - вечный мрак - как сказала моя команда. Я должен был поплатиться. Короче, моя развязность в первый раз не довела до добра. Рано или поздно наша связь открылась бы.
  Я удивленно хлопала глазами на друга.
  - Ещё не всё. Дальше выяснилось, что она меня любила. Когда пришла пора платить по счетам, я как позорный пёс скрылся, а она заняла моё место в Преисподней. Спасла мою задницу. Удивлена? Думаешь, я побежал её выручать? Нетушки. Во мне ничегошеньки не шелохнулось. Когда команда узнала, что произошло, меня нашли. Я заявил, что пожалел её и совсем не любил. Сам не понимаю, что на меня тогда нашло, ну, не знаю! Не пошёл я её вытаскивать и сейчас не пойду!
  Я не ела и не пила внимая речам Антона.
  - Но и ЭТО ещё не всё! - тоном заправского коммивояжёра продолжил он. - Эльфы в команде решили мне отомстить. Они объединились и низвергли меня туда, где мне было самое место. Они положили свои жизни в надежде на то, что их богиня вернётся. Знаешь, что я сделал? Пожалел их? Исправил ошибку и спас Иль? Нет, я и не собирался искать её. Пробыв там пять лет я сбежал. Потратил остатки сил на свободу, как я тогда думал. Понадобилось немало времени организовать побег, но на грани возможностей я смог. Не могу сказать тебе каким путём - прости. К эльфам не сунулся, догадывался, что они меня не простят, узнав о моём проступке. Спрятался в лесу у древов. Кои на удивление тепло меня приняли. Здесь я надеялся найти покой. Но если бы ты знала, через что я прошёл, чтобы сбежать... Так страстно искомая мной свобода не принесла счастья. В итоге я понял, что за ошибку совершил. Но покаяние не помогло. Я проклят. Ничто не принесёт мне успокоения. Я предал и погубил ту, что любила меня и пожертвовала ради меня своей жизнью. Погубил нашу команду. Такие грехи не прощаются. Неважно, что я на самом деле чувствовал, ничто не оправдывает моего поступка.
  Антон стукнул кулаком по столу. Я подскочила.
  - На совете Гендальф дал мне великую возможность выплатить часть моего долга. После собрания я сразу пошёл поговорить, с кем пойду Тропой мертвецов. Всё честно им обсказал. На мой страх, риск и отчаянье, они не прогневались, а удивились. Арагорн ничего не слыхал про эту богиню, хоть и прожил практически всю жизнь среди эльфов. Леголас одинаково ничего не знал, но его заинтересовала моя история и он дал слово разобраться взамен на моё слово позаботиться о тебе. Да, он не такой, как ты думаешь. У меня появился шанс. Светка, я дам им столько времени, сколько смогу. Я пойду первым и займу на себя призраков. Человек, которого ты видишь, подлец и предатель. Но я больше никого не предам потому, что я не вернусь.
  Что-то вертелось в голове, проскользнувшее в его словах, сомнения, что я не могла оформить.
  - Антон...
  - Подожди. Доешь, прошу. Не уходи сейчас. Дай хоть немного посмотреть на тебя.
  - Не собиралась я уходить, - торопливо сказала я.
  Настала очередь Антошки удивлённо пялиться на меня.
  - Я хочу сказать, что-то в твоей истории не срастается. Не знаю почему ты так поступил, но точно могу сказать - не из вредности, - пояснила я.
  В глазах Антона светилась благодарность.
  - Антошка, ты мне расскажешь про магию? Ты её использовал?
  - Нет, Светка, тебе не расскажу. Знание - не только сила, знание - смертельная опасность.
  Девчушка принесла по второй кружке. Парень пододвинул мне одну.
  - Пей. Тебе понадобится, не будешь напрягаться при разговоре с ним.
  - О чём нам разглагольствовать? - запротестовала я.
  - Послушай, Леголас - неплохой парень, я-то знаю, он точно не предаст тебя. Просто для него долг и честь превыше личных желаний. Подумай хорошенько, что ты будешь делать, если мы не вернёмся домой? Он попросил подготовить тебя, потому, что его может не быть с тобой при сражении в Гондоре. Эльф о тебе заботится, что бы ты не думала. А то, что он не бегает за тобой с цветами, так это воспитание его папаши сказывается. В ежовых рукавицах держал. Бил и плакать не давал.
  О-о-очень сомневалась. Однако сейчас мне было море по колено. Очевидно, действие алкоголя на мой скелет. Ой, пардон, не скелет, у меня уже кой-какие формочки появились!
  - Улыбаешься? Отлично! Пошли, пока тёплая.
  Дёрнул меня за руку, поднимая из-за стола. Остановить его, как 'Паниковского' было нереально. Я поднялась со стула и кривовато заковыляла между столов. Друг, всё-таки друг, не смотря ни на что; прыснул со смеху, подхватил меня за талию и вывел наружу.
  
  Мы уставились на дубовую дверь с кованными набитыми узорами.
  Антон взял меня за плечи, заглянул в лицо.
  - Готова?
  Я рьяно замотала головой по сторонам. Нет-нет-нет! Ни за что!
  - Ничего, - ухмыльнулся он. - Я за дверью - не бойся. Глубокий вдох. Пошла!
  Парень открыл дверь и с силой втолкнул меня внутрь.
  Я споткнулась на пороге с трудом удержав равновесие подняла голову. Картина писанная маслом: эльф и что-то легкодоступное, судя по полураздетому виду, обжимались у кровати. Завидев меня оба замерли, как будто нажали стоп кадр. Я стояла не зная кинуть в них увесистым предметом или спасаться бегством. Учитывая, что из увесистого в пределах досягаемости был лишь стол и та самая кровать, я склонялась ко второму.
  - ЧТО это? - насмешливо проворковала девица.
  Действительно, стоит на пороге всклокоченное чучело в тренировочных штанах, рубахе, серой от песка. Трудно принять меня за кого-то человекообразного. Не дожидаясь очередных реплик я пулей вылетела из комнаты.
  Первым делом наткнулась на грудь Антошки.
  - Куда? А ну - назад!
  - Говоришь, долг и честь превыше всего? - хрипло бросила я.
  В сердцах я отвесила парню порядочную оплеуху и понеслась прочь, краем глаза заметив, как Антон ринулся в комнату.
  Мне было фиолетово куда бежать, лишь бы подальше, но пришла я в свою комнату. Боль пронзила меня, скрутив пополам. Боль, которую таблетки и настои не заглушат - болела душа. Я опустилась на корточки, спрятавшись за сундуком и тихо застонала. Чёрт! Чёрт!! Чёрт!!! Он мне ничего не обещал, не подавал ни малейшей надежды, повода на хоть малейшее чувство. Тогда, ради дьявола, почему так больно?!! Щёки обожгло что-то горячее. Потрогав, с изумлением обнаружила слёзы на кончиках пальцев. Я не плакала в этом мире. Не плакала, когда поняла, что родителей и брата не увижу. Не плакала почти двадцать долбаных лет...
  Не помню сколько просидела. Час или два.
  На плечах покоились горячие мужские ладони.
  - Светка?.. - позвал Антон, присаживаясь подле меня.
  Эх, не вовремя ты пришёл.
  - Чего? - выдавила я.
  - Ты можешь допустить, что случилась недомолвка?
  Лучший способ отвлечь меня - разозлить. Антон не прогадал.
  - Да что ты говоришь! И как я не догадалась? - язвительно заметила я.
  - Сама подумай, на кой ляд ему женщина? Самой тебе много мужчин хотелось?
  - Антон...
  - Ладно, Светильник, не буду. Не сейчас.
  Я вздохнула.
  - Мне уйти? - тихо спрашивает он.
  - Если можно... останься.
  Хороший всё-таки у меня друг.
  
  С чего начинается утро нормального среднестатистического человека? С кофе. С душа, у нормальных людей. Моё утро началось с бесцеремонного стука с дверь. Стук не прерывался, пришлось не разлепляя ресниц сползти с кровати и двигаться на звук.
  За дверью стоял царевич-эльф, в своей белоснежной сорочке, вышитой тонкой серебряной вязью. Полминуты я любовалась веточками с листвой которые, причудливо переплетясь, украшали рукава и воротник его туники. Затем приняла величественный вид и изрекла осипшим от бессонной ночи голосом:
  - О, сами его высочество Трандуилович! Чем обязана такой чести? - бодро проговорила я, наблюдая на себе заинтересованный взгляд Леголаса.
  Получилось так себе, выдавал голос, но даже под пытками не признаюсь в том как сейчас тяжело на сердце. Антошка вправе видеть мои слёзы. Он знает меня всю, Костик так не знал. Но эльф никогда ничего не увидит.
  Упоминание об отце царевича повлекло следующую фразу:
  - Владыка Трандуил сам изъявлял желание тебя видеть. Не изволь беспокоиться.
  Вот как. Знаю я ваши игры. Умею в них играть. Актриса я, или кто?
  - Боюсь он не будет удовлетворён нашей встречей, ваше высочество.
  - Именно он будет полностью удовлетворён, - царевич ни на секунду не потерял душевного равновесия. - Он одобрил бы твой настрой.
  Премного благодарна, в чём я не нуждалась - так в его одобрении.
  - Не сомневаюсь, ведь вы, кажется, не оправдали его ожиданий.
  За спиной послышалось шевеление. Антошка поди проснулся. Леголас обратил внимание на движение в моей кровати, но не произвёл никаких эмоций. Ни смущения, ни удивления, ни гнева. Либо ему до лампочки, либо так же хорошо играет как и я. А вот, хрен тебе - живой не дамся.
  - Вероятно, я не оправдал ТВОИХ ожиданий? - заметил Леголас.
  - Что вы, ваше высочество, я не ожидала от вас иного.
  - Очевидно, ты пытаешься сказать о том недоразумении в моей опочивальне?
  Я холодно улыбнулась. Догадливый, ты мой.
  - Как звали 'недоразумение'? - небрежно осведомилась я.
  - Не удосужился поинтересоваться.
  - О да, вы были весьма заняты.
  - Разумеется, я пытался выпроводить её за дверь и возобновить свои дела, - не моргнув и глазом ответил эльф, - до появления нежданной гостьи я был занят смазыванием кольчуги, если бы ты потрудилась, то заметила её на столе.
  Сдаётся мне, будь на моём месте другой человек, эльф не утруждал бы себя объяснениями.
  - В хорошем месте у вас дверь - возле кровати, - отвечаю, стоически прослушав его оправдание, гашу укол боли в сердце.
  - Мне следовало заколоть её и нанести обиду Теодену Роханскому? Не стоило труда, думаю.
  Ох, отвыкла я от интриг за четыре недели. Удостоверившись, что мне нечего боле ответить, царевич безжалостно продолжил:
  - Потрясающе, какие уроки способна преподать одна ночь. Ты научилась овладевать чувствами. Надеюсь, следующим ты переменишь своё мнение и уяснишь, что Предназначение не игрушка.
  Тоже мне, Макаренко. Подавив желание двинуть ему в причинное место, гордо приподнимаю подбородок и произношу со всем сарказмом:
  - Позвольте-ка вам выйти вон!
  Мой совет не возымел за собой никаких действий. У эльфа ни один мускул нигде не шевельнулся.
  - Благоразумие - основа доблести. Со временем, ты научишься вести себя должным образом, - наставительным тоном подбодрил царевич. - Пришла пора взрослеть, не находишь? Смею заметить, вне пределов Лихолесья, тебе дозволено обращаться ко мне без обозначения титулов и ранга, - легкая усмешка.
  На 'ты'? Легко!
  - Ты глупец, - быстро соглашаюсь я.
  Губы царевича сжались и побелели, кисти превратились в кулаки. Еще бы, - он проявил неслыханное благородство, а я ответила 'черной неблагодарностью'! За разговором мы почти вплотную придвинулись друг к другу и теперь между нами разве что искры не сверкали от напряжения и ярости.
  - Полегче, ребятки, - Антон предостерегающе протиснул руку между нами и мягко сместил меня на ярд в сторону, противоположную от собеседника.
  Как он подобрался, что я не слышала?
  - Я разведал, что ты просил, - оповестил Леголас.
  
  
  *Loril - Дарующая мечту (пер. синдарин).
  
  
  
  Глава 6.
  
  Если судьба это механизм, то мы её шестеренки.
  У нас иного выбора, кроме как верить, что этот механизм безупречен.
  Кубо Тайто.
  
  
  - Проходи, - Антон посторонился, пропуская эльфа.
  Эльф победителем прошествовал внутрь и замер посреди комнаты чертовски красивой статуей. Тишина. Чего стоим? Кого ждём?
  - Желаешь говорить при ней? - спрашивает эльф.
  Хм. Как скажете, ваше высочество, жираф большой - ему видней.
  - Не надо, я ухожу купаться, - радуясь возможности скрыться от него подальше, говорю я.
  - У меня нет секретов от друзей, - ответственно заявляет Антон царевичу, пронзив меня долгим просительным взором.
  Друг хотел, чтобы я присутствовала. Ладушки. Приземляюсь на постель пятой точкой.
  - Обломки вашего корабля нашли, - не дожидаясь письменного приглашения, приступил к сути дела царевич. - На дереве отпечатались отчётливые следы присутствия магии Саурона. Однако его сила здесь ни причём. Тут другое. Зло может принимать любое обличие, но чтоб властвовать над тем, кто его не принимает, требуется немагический проводник. У тебя при себе был предмет к которому она прикасалась?
  Антошка на миг замер и поднял руку, дотронулся до крестика на груди.
  - Сними, - категорично велел Леголас.
  Антон сдёрнул кожаный шнурок и бросил крест на пол.
  - Мой подарок, она его вернула через сутки, - пробормотал он.
  - Вполне достаточное количество времени. Останки ваших помощников нашли. Они все так же были во власти иллюзии, кругом отпечатки чёрной магии. Лишь тебя и Светоч она так и не коснулась.
  Достаточное для чего? Мой друг зашвырнул в дверь первую попавшуюся под руку вещь. Кувшин вдребезги разлетелся по комнате. Я содрогнулась. Леголас - само спокойствие - сохраняет безмолвие. Не поднимаюсь с места испытывая священный страх услышать дальнейшее. Но задавать вопросы сейчас имеет право Антошка.
  - Зачем? - замогильным голосом произнёс Антоха.
  От услышанной боли, я окончательно поникла.
  - Сложись, как задумано - и ты стал бы незаменимым защитником Саурона. Замечу, могущим управлять всякой силой. Власть его стала бы нерушимой.
  На лице Антона отразилось понимание. Похоже, его гложет какой-то вопрос. Что же он может, чего не знаю я? Ну, почему ты не расскажешь, дружище?
  - Как?..
  Леголас помялся несколько секунд. Очень ему не хотелось отвечать.
  - Подобно Светочи, ты обнаружил в себе стойкую нечувствительность к магии. Чтобы сделать внушение, пришлось употребить против тебя силы природы. Сперва тебя опоили. Помогло отчасти. Впоследствии, твой амулет искупали в отваре. Ты вдыхал пары доверяя и следуя прямиком в обиталище Тёмного Властелина. Ты был в плену иллюзий. К счастью, он не вечен и ты вырвался. Я говорил, если бы ты незамедлительно явился к эльфам, то все разъяснилось бы сразу.
  - Кто же она такая? Кем была ваша загадочная Иль на самом деле? - не удержалась я.
  - Это только Энтон может вспомнить. Многое из того, что ты видел и осязал - грамотный морок, полный, по всем чувствам. Ты должен сам понять, что именно. Остальное, возможно что угодно. Иль кто угодно...
  Обычно я матом выражаю своё удивление, но теперь...
  Лицо Антона отображало приятный салатный оттенок. Я подумала, что его должно быть тошнит. Опасения оправдались, когда Антон утекал из комнаты.
  - Тебе так же повезло сбежать от орков. Ты находилась в йоте от того, чтобы занять его место и разрушить всё. Осознаешь ли ты, как ходишь по тонкой нити? Не подвергай ненужной опасности себя и других.
  - Сделай одолжение, исчезни, - с тоской промолвила я, раздумывая о том, что к Антошке временно лучше и на милю не подходить.
  Леголас наблюдал. Я добывала из сундука чистую смену белья.
  - Жалость - твоё уязвимое место, - многозначительно изрёк он.
  Ну, почему ты никогда не уходишь когда просят? Ждёшь ответа, красавчик? Долго тебе придётся ждать. Мне всё равно, мои мысли с другом. И я БУДУ его жалеть. Можешь треснуть от злости. Завидуй, тебе не грозит.
  
  Из бани возвращалась я чистая, без раздражения. Заплела сложную 'косу-нерасплетайку', кто имеет маленьких дочерей или племянниц - наверняка знает. Постиранные вещи развешаны, комната в относительном порядке. В окне солнышко. Как ты, дружище? Что делаешь? Как ты переваришь помойку один?
  Ты не один. У тебя есть друг. Ты не оставил меня, чёрта с два теперь от меня отвяжешься.
  В твердой уверенности найти родного мне человечка, я задалась мыслью - где он мог обитать? В корчме он отсутствовал. Вздохнув с облегчением - не пошёл топить печаль в алкоголе - отправилась дальше. Нашёлся Антон на тренировочной площадке. Тяжёлым двуручником, он вышибал из себя душевную боль - физической, до изнеможения. Я припёрла столб и стала ждать. Да и как сыскать слова утешившие его?
  Шли минуты, парень крушил столбы, неистово, как злейших врагов. Останавливался на секунду перевести дух и с новой силой полосовал мишени. Кто же твои враги, дружище? Кого ты пытаешься победить? Саурона? Силу заставившую тебя поверить в любовь? Самого себя?
  И я не выдерживаю:
  - Тошка... Тошенька! Не молчи, а? Давай поговорим?
  В том, что он давно в курсе моего присутствия - не сомневалась. Антон не оглядываясь яростно замахнулся. Отдача от удара вышла большей силы, чем он смог выдержать. Потеряв равновесие парень сверзился на песок.
  Я уж рядом, прижимаю к себе его голову, успокаивающе глажу по волосам, шепчу ничего не значащие слова.
  
  Выклянчив у трактирщика успокоительный травяной отвар, я выложила на стойку две монеты и поплелась к столу.
  С облегчением вздохнула - он не скрылся. Антошка сидел на стуле, апатично глядя прямо перед собой. Я соображала, с какой стороны подобраться к беседе. Пришла к мнению, что лучше издалека.
  - Тоха, как ОН объяснил тебе? - отвлечь, надо его отвлечь.
  Передаю ему в руки отвар принесённый корчмарем. Неподалеку бренчал на лютне пожилого вида менестрель. По-моему, мы выбрали самую дорогую таверну в станице.
  - Правда хочешь знать? Тебе же не нужны его оправдания! - ядовито отозвался друг.
  Я понимала, что его сарказм продиктован обидой, больше него, для меня никто не делал. Зараза, я неблагодарная!
  - Антош, прости! - взмолилась я.
  - Ладно, - грустная полуулыбка. - Короче, наделала девка шуму. Леголас её из постели танком вытащил. Покуда он решал как выпроводить её за дверь, пинком или матами, тут не к месту явилась ты. Придумала невесть что. Вместо того, чтоб спросить. А девица всего-то дверью ошиблась. Прикинь её удивление: узрела эльфа!
  Память лихорадочно восстанавливала последовательность действий вчерашнего вечера. Я вхожу. Они стоят. Её руки на его талии. Его руки держат её за плечи. Отталкивал?.. Тряс, приводя в чувство? Пытался обнять? Нет, пытался бы - обнял. Скорее брезгливо удерживал на расстоянии не давая приблизиться. Вот я пьянь истеричная!
  - Когда я вошёл, был шокирован не меньше тебя. С той лишь разницей, что я умею оценивать ситуацию. Мы вывели девицу и попросили экономку проводить до дома. Эльф посоветовал тебя успокоить. Кстати, он не соврал - кольчуга на столе присутствовала, наполовину смазанная маслом, которое тоже было там. И... да! Ты будешь приятно удивлена: масло из косточек плодов дерева похожего на манго. Могу достать тебе немного попозже.
  Блестяще! Я мозги сломала пытаясь вспомнить, отчего у эльфа знакомый запах, а ларчик просто открывался... Давно, очень давно, кажется, в моей прошлой несуществующей жизни, мама подарила мне на восьмое марта мыло ручной работы. Кусочек был изготовлен с добавлением масла из косточек и кожуры манго. Запах полюбился мне, и я стала постоянным клиентом компании производящей мыло ручной работы, неизменно выбирая из всех сортов именно манго. Куда катится мир? Я забыла любимый аромат...
  Антон допил отвар, встал со скамьи. Я лишь заинтересованно наблюдала. Они о чём-то кратко переговорили с патлатым мужичком - менестрелем, после чего Антон сунул ему монету и завладел лютней.
  Осторожно тронув струны пальцем парень негромко запел. У него замечательный голос! Очень печальный, певучий, плавно льющийся по музыке как родник по камням.
  
  Я пел о богах и пел о героях, о звоне клинков и кровавых битвах;
  Покуда сокол мой был со мною, мне клёкот его заменял молитвы.
  Но вот уже вечность, как он улетел - его унесла колдовская метель,
  Милого друга похитила вьюга, пришедшая из далёких земель.
  
  Стань моей душою, птица, дай на время ветер в крылья,
  Каждую ночь полёт мне снится - холодные фьорды, миля за милей;
  Шёлком - твои рукава, королевна, белым вереском - вышиты горы,
  Знаю, что там никогда я не был, а если и был, то себе на горе;
  Мне бы вспомнить, что случилось не с тобой и не со мною,
  Я мечусь, как палый лист, и нет моей душе покоя;
  Ты платишь за песню полной луною, как иные платят звонкой монетой;
  В дальней стране, укрытой зимою, ты краше весны и пьянее лета...
  
  Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье,
  Полетим с тобой в ненастье - тонок лёд твоих запястий;
  Шёлком - твои рукава, королевна, ясным золотом - вышиты перья;
  Я смеюсь и взмываю в небо, я и сам в себя не верю...
  
  Подойди ко мне поближе, дай коснуться оперенья,
  Каждую ночь я горы вижу, каждое утро теряю зренье;
  Шёлком - твои рукава, королевна, ясным месяцем - вышито небо,
  Унеси и меня, ветер северный, в те края, где боль и небыль;
  Как больно знать, что всё случилось не с тобой и не со мною,
  Время не остановилось, чтоб взглянуть в окно резное;
  О тебе, моя радость, я мечтал ночами, но ты печали плащом одета,
  Я, конечно, ещё спою на прощанье, но покину твой дом - с лучом рассвета.
  
  Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье...
  Мне ль не знать, что всё случилось не с тобой и не со мною,
  Сердце ранит твоя милость, как стрела над тетивою;
  Ты платишь - за песню луною, как иные платят монетой,
  Я отдал бы всё, чтобы быть с тобою, но, может, тебя и на свете нету...
  
  Hellawes.
  
  Слов нет. Меня б так жизнь ударила... Антошка возвратил лютню хозяину, тот благоговейно обнял инструмент и принялся нашептывать над ним молитвы.
  - Не знала, что ты ТАК поёшь! - с улыбкой заметила я когда он вернулся за стол.
  - У эльфов и не такому научат, - криво ухмыльнулся Тошка. Я неприлично хихикнула.
  Начала уточнять - чему именно, Антошка подхватил эстафету, и мы немного пошутили на эту тему. Наступила немая пауза. Антон попытался отмолчаться, но я твёрдо решила, что не уйду. Я подожду. Даже одно твоё слово, друг скажет о причинах твоих страданий больше.
  - Меня скоро не будет рядом. Может статься, что эльф единственное существо в этом мире, кто захочет защитить тебя и позаботиться, - говорит он. - Не смотри на меня как великая инквизиция!
  - Думаешь я тебя осуждаю?! Да кто я такая, чтобы судить?
  - Светильник, ты думаешь мне больно оттого, что я занимался сексом непонятно с кем? Что я поддался придуманной любви, которой не существует? Что я испытывал неизмеримую вину столько лет? Сам наслал на себя проклятье и тешился этим? А теперь мучаюсь тем, что из бывшего со мною - правда, а что нет. Нет, Светка. Мне больно оттого, что все наши потуги напрасны. Мы победим Тьму, на смену её придёт другая напасть, под названием 'цивилизация'. Из этой земли исчезнет волшебство. Мы прольём кровь, потеряем друзей, любимых, родных, и всё зря. Люди, пришедшие за нами растопчут наше начинание. Над нашими костями будут добывать нефть, газ, уголь, горные породы, ценные металлы, и прочее. Люди придумают новые способы разрушения и загрязнения почвы, воды и атмосферы для своих изысканий. На нашей крови. На нашей боли, на пролитых слезах матерей, сыновья и мужья которых не вернуться с Войны Кольца. Мы пытаемся спасти заведомо загубленное.
  Держу пари, то лишь сотая часть, того что он испытывает.
  - Ты что?! До этого не дойдёт. Человек разумен...
  - Человек разумен, а толпа - тупой, склонный к самоуничтожению зверь.
  Ой-ё, шире Вселенной горе моё...
  - Без вариантов? - спрашиваю.
  - Всегда есть выбор. Подарок Галадриэль с тобой?
  Рука метнулась внутрь, нащупав кольцо с адамантом. Я не расставалась с Нэнья, по совету владычицы Лориэна.
  - Умница. Не потеряй. Оно - твоё будущее. Возможное будущее этой планеты.
  - Антош, чего ты недоговариваешь? Причем здесь я? Не я - Арагорн будущий правитель людей. Если ты опять про эльфа, то впустую тратишь время.
  Парень сокрушённо покачал головой.
  - Выходит, я прав: мы все мертвы еще не родившись.
  Я вздохнула.
  - Не утрируй. От меня ничего не зависит.
  - Закрой глаза. Представь что ты дома. Выходишь на улицу. Вокруг цветы и деревья. Небо голубое-голубое. Легкие вдыхают чистый воздух пропитанный травой и цветами, но не бензином. Ты слышишь шёпот листвы и пение птиц. По земле ходят, эльфы, гномы, хоббиты! Цветущая планета. Ожившая сказка. Мир, утопающий в совершенстве.
  Я саркастически хмыкнула.
  - Ожившая сказка? Да ты мечтатель! Это утопия, Антон. Нет совершенной системы. Ты не остановишь технический прогресс.
  - В нём не будет надобности, - не успокаивался друг. - Останутся эльфы - и технический прогресс сменит магия. Вы сохраните традиции.
  - Маловероятно. Войны. Сотни, тысячи жертв. Они будут, начнем с различной продолжительности жизни. Толпа - тупой зверь! Не желаю быть их палачом.
  - Палачом или миротворцем? Зависит от управляющего. Хороший руководитель в силах наладить совершенный биогеоценоз. Всякая проблема 'решабельна'. Запомни: нет плохих команд, есть плохие командиры.
  Я взялась за виски.
  - Ты не пробиваем.
  Антон неопределенно пожал плечами.
  - Вот вы где! - возник взволнованный Арагорн. - Сигнальные огни Гондора зажглись! Сбирайтесь!
  Дождались.
  
  ГЛАВА 7.
  
  - А знаешь, Скалли, отец учил меня: чтобы согреться,
  надо залезть в спальный мешок с другим человеком.
  - Молись, чтобы здесь пошел дождь из спальных мешков, Молдер.
  'Секретные материалы'.
  
  Начались спешные сборы. Меж домов и казарм зашелестел люд, снующий туда-сюда с оружием, доспехами, сбруей, и прочим снаряжением. Кузни перегружены. Впечатлительные подростки разносили слухи о том, что Сауроново войско не в пример нашему по численности, втрое превосходит Гондорцев, Ристанийцев и прочих.
  Мужчины в латном, подгоняли младшим оружие по руке. Никто из мужского населения не избежал участия. Лишь самые малые да немощные были неудел. Глядя, как отроки лет четырнадцати отроду неумело, но с достоинством держались за рукоять меча, я с тоской вспоминала слова Антона. Преисполненные решимости, мальчишки рвались в пекло, поиграть 'в войнушку', не взяв в толк, сколь опасно 'развлечение'. Многие из них не вернутся. Слабейшие погибают первыми.
  Антошка не отставал от меня. Мы не расставались и на минутку. Глубоко в кулуарах сознания, я подозревала, что он боится меня больше не увидеть. Выспавшись накануне, оба человека твердо решили не спать в последнюю ночь, заменив сон обществом друг друга.
  - Вот этот. Легкий, длина тебе по росту, на мальчишек, поди, ковали, - Тошка приставил выбранный меч к моим ногам, лезвием в пол, он поднимался до середины бедра.
  - Легкий - для тебя, не для меня. Сталь никакая. Обойдусь клинком из Раздола, - вежливо отказалась я. - Ножей бы добавить, их побольше можно.
  Блин, вот это щас откуда взялось? Когда я научилась разбираться в металле?
  - Ну, как знаешь, - кисло улыбнулся друг.
  Мы вышли из кузни и продолжили отбирать облачение, припасы, болтая между делом о всякой ерунде. Консультируя юнцов, и прячась от местного муниципалитета.
  - Обвыкнешься. Это как в шахматы играть, - увещевал парень, не оставляя попыток направить меня на 'путь истинный', уговаривая меня принять предназначение.
   - Ты вправду думаешь, что такая жизнь для меня? Я обычная женщина и хочу обычной свадьбы, нормальной жизни, и не горю желанием каждодневно 'разруливать' дворцовые интриги.
  - Что ты понимаешь под 'обычным'? Да и что есть 'обычное' для социума? Всё относительно.
  Мне, как бывшему физику, всегда приятно вести с ним беседы на философские и высокоинтеллектуальные темы. Он единственный из друзей мог поддержать любой разговор со мной.
  - Ну знаешь, на руках из загса, дождь из конфет и риса, квартира, ребёнок...
  - Жизнь не состоит только из слова 'хочу'. Существует слово 'надо'. Поверь, мне теперь вовсе не хочется уходить. Наворотишь ты тут без меня. Мужика тебе надо... слушаться, - закончил он. - Чтоб на одну ладонь положил, другой накрыл.
  Под мужиком понимался, очевидно, небезызвестный нам царевич. Существо, обладающее, несомненно, многогранными талантами и достоинствами, но милосердия среди них не имелось. Впрочем, вполне возможно, мне не доставалось пока его увидеть. Понимая беззлобность намерений Антона, я шутливо сложила из пяти пальцев фигуру под названием 'четверо одного зажали'. Под дружеское ржание мы двинулись дальше.
  Так и шатались по станице, готовясь к бою и оказывая посильную помощь всем, кто просил. Рано или поздно всё хорошее кончается, и утро настало.
  Первые проблески рассвета засверкали на горизонте.
  - Пора, - сообщил Антон приблизив своего коня.
  Я притормозила лошадь. Кто бы знал, какие мозоли на заднице потом от этой самой лошади бывают, к чертям вся надуманная романтика!
  Арагорн, Леголас и Гимли погнали коней к ущелью. Леголас на миг замешкался пронзая нас пристальным взглядом. Антошка порывисто обнял меня и так же резко отстранился.
  - Помни, за ошибки придётся платить самой. Не делай то, о чём придётся пожалеть.
  Не очень подходящие слова для прощания, - горько подумалось мне. Он даже не пообещал вернуться! Вообще, плохая примета сказать в бою - 'увидимся'. У меня не хватило сил сказать, что-либо в ответ. А когда я открыла рот, их уже и след простыл.
  - Двигайся! - подгоняли сзади.
  Я пришпорила лошадь, прогоняя кошек, скребущих моё стесненное страхом сердечко.
  Удача шла в ногу: одолев ночь, мы приспели ко второму дню осады. Как раз тогда, как предводитель войск Мордора разбил главные врата Минас-Тирита. Забрезжил рассвет. Эх, не без помощи магии мы добрались за одну ночь туда, докуда минимум пятеро суток пути. Кто знает, какие обходные тропки имеет Имраиль?
  Кровавое месиво, толпа, развернуться практически негде. Окрестности охвачены огнём. От вида мерзких тварей уже воротит. Вот она - сечь Гондорская. Моего неопытного взгляда хватило, дабы оценить ситуацию: даже с нашей помощью враги много превосходили войска численностью. Антон был прав, противники гораздо поумнели. Я на своей шкуре познала, что значит реальная битва. Насколько жалкой я была, через час выискивая убежища в надежде отсидеться. Герои - наши отцы и деды сражавшиеся в Великой Отечественной! Годами не сдавались они, находили в себе мужество снова и снова вставать, принимая бой. Я и суток не проживу. Наперекор страху, взыграла гордость и не дала спрятаться. Не тягаться мне с мужами в рубке, силе и выносливости. Вот в ловкости да быстроте - вполне. Призвания к делу ратному у меня нет, сколь бы не упражнялась, однако я не сдалась духом. Повременно отдыхала в сторонке, уступая место другим. Жестокой и славной запомнится в веках это сражение.
  Невдалеке раздались возгласы с тем, что царевна Эовин убита. Тяжело дыша за камнем, я припомнила юное личико на передовой позиции отряда. Жаль, я не видела как она сразила назгула, не успела с ней подружиться. В Рохане меня страшились как ведьму. Я успокаивала себя тем, что Арагорн её вылечит. Руки государя обладают целительной силой, недаром в народе говорят. Книга не лгала до сих пор.
  С усталостью накатила грусть. Что я вообще успела? Второй раз благополучно откосила. Могла же пойти с Антошкой. Поупирался немного, и ничего бы мне не сделал. Я была бы к нему ближе всех. Он единственный ко мне сейчас ближе всех.
  Полуденное солнце пекло нещадно, натертая и взопревшая кожа зудела под доспехом. Я приподняла бармицу и почесала затылок. Полдня паримся, а толку? Врагов меньше не становится. Надобно пробиваться к западной стене, поближе к сутолоке. Азарт боя захватил меня. Не удастся освободить город, - то хоть прикончим побольше этих выродков.
  Какая-то 'жертва кариеса' долбанула меня сзади по спине. Больно-то как! Исхитрившись засунуть ему нож в горло, я решила не испытывать больше судьбу и поискать знакомые лица и сражаться вместе. Стоило отвернуться и я получила стрелу под лопатку. Всё, блин, уже не больно. Какая сволочь стреляла? Спины не чувствую, подняться не могу, один выход - лежать и делать вид трупика. Если не добьют, то смогу уползти потом куда-нибудь. Недолго я провалялась на земле. Твердым движением стрелу выдернули. Боль всеми цветами радуги заиграла перед глазами, язык онемел, я сделала попытку развернуться. Рядышком, на коленях сидел ребёнок, двенадцати лет. Это ещё что за герой Куликовской битвы? На плечах ветошь и фрагменты видавших виды доспехов, на ряшке и волосах чернела запекшаяся кровь, но вёл он себя вполне дееспособно.
  - Откуда ты, такой, взялся? - хрипло спрашиваю.
  - Я Драмир, высокородная, с ристании, - ответил он коротко склонив голову.
  Право слово, надо мной что, неоновая реклама висит? Или я не замечаю, что они все видят?
  - С чего взял? - меня гложет живейший интерес.
  - Наши девицы белой кожей да тонкой костью не похвастаются, - ответил пацан, не стесняясь меня рассматривать.
  - Ты значит, тайком пробрался в отряд?
  Угадала, вон как глазки потупил.
  - Не можно ль с вами пойти?
  Бойкий мальчик, за словом в карман не полезет. Славный малый.
  - Пираты! Глядите, пираты плывут! Мы приговорены!
  - Ходу!
  Началась паника. Каково же было ликование публики когда первым на берег сошёл мужчина с мечом наперевес увенчанный короной Элендила, сверкающей на солнце. Один за другим выскакивали на пристань воители, был среди них Гимли, раскручивающий над головой секиру в предвкушении хорошей драки. Антона и Леголаса я, отнюдь, как не напрягалась - не углядела. Может на другом корабле?
  Живём! Я переключилась на сражение, весело подмигнув мальчишке:
  - Не боись, Драмир, щаз бицца будем! - панибратски я ткнула его кулаком в плечо.
  Туманное марево поднялось. Перевес отныне был на нашей стороне. Во многом благодаря призракам, давшим обет и не исполнившим его. Бок о бок продвигались они к вратам цитадели. Душераздирающее выдалось зрелище. Мертвым не ведом страх, усталость и боль. Слабые, как выяснилось, у меня нервы. Зелёным, что болотная тина лицом я наблюдала, как не оглядываясь, оставляли они за собой части тел и оружия растерзанных ворогов. Бои не утихали до позднего вечера. В конце, странник счёл клятвы призраков исполненными и освободил их.
  По своим политическим причинам, опасаясь распрей со стороны простого люда, Арагорн приказал поставить свои шатры у городских ворот и не вошёл в город. Я кричала вдогонку, но он меня не услыхал. Не мудрено - при подобном хоре голосов, приветствовавших его, победителя, наместника государя гондорского. Я надумала самостоятельно поискать друзей. Где же Антошка, коли жив остался? Мысль о том, что друг мог сгинуть, я отмела сразу.
  Радостно бы теперь увидеть мудрого и старого Гендальфа, простоту да чудака Пина, низенького, кряжистого Гимли, и, что греха таить - нашего 'несравненного королевишна', - помышляла я, разгуливая по ристалищу.
  Что-то остановило меня. Среди серой каши тел и обломков выделялась светлым пятном до боли знакомая макушка с косичками. Сердце бешено заколотилось норовя выпрыгнуть из груди. Лоб покрыла холодная испарина, я содрала тяжёлые наручи и бросила наземь тяжело дыша. Здесь кто-то желал увидеть знакомое лицо? Чёрт!!! Я на четвереньках ломанулась разгребать зловонные останки и камни дабы добраться до него, обдирая руки до крови об острые края. Эльф признаков жизни не подавал. Переворачиваю на спину и осматриваю на предмет кровоточащих ран, торчащего наружу орудия убийства. Ничего говорящего о смертельных ранениях нет. Голова цела, следовательно, вариант о черепно-мозговой травме отпадает. Что ещё делают в таких случаях? Нервно нащупываю пульс на виске, шее, запястье. Рука эльфа холоднее льда. Я прислонила ухо к груди Леголаса. Чуть различимое биение сердца. Жив! Жив!!! Надо занести его внутрь города, в палаты врачевания. Звать некого. Росту в нём футов шесть, супротив моих пяти с натяжкой. Эх, где наша не пропадала! Перевертывая царевича на живот, перекидываю его руку себе через плечо и кряхтя, поднимаю. Щека коснулась его бицепса, мозг на миг затуманивается, не замечая какой же он тяжелый, зараза. Сколько ты весишь, мамонт?
  Минут сорок, распиная генеалогию кронпринца по женской линии, приходится за руку тащить его тушу, аж до западных ворот. Живописная картина: 'муравей' тянет за собой на полусогнутых вдвое больше него 'тело', ноги которого волочатся где-то позади. Заперто. 'Прекрасно!' Не выпуская эльфийской руки (как не оторвала?) я ещё десять минут долбила поочередно ногами по дубовым укреплениям. На шум прибежали два ратника.
  - Это эльфийский царевич, он ранен!
   Выслушав мои просьбы о лекарях, они подхватили Леголаса и внесли по лестнице вовнутрь.
  Арагорн встретил меня неподдельным изумлением, они с Гендальфом врачевали раненных:
  - Ты жива ещё? Однако!.. Тебе нужна помощь? - приговаривал он шаманя у ложа Фарамира.
  Старый маг поприветствовал меня легким кивком. Мое лицо озарилось искренне-радостной улыбкой.
  - Не мне, - отозвалась я, - Леголасу.
  - Что вы натворили? - испуганно спросил он.
  - Вот и выспроси у него, если получится. Я нашла его без чувств за треть лиги к западу от крепости.
  Брови странника взлетели вверх. Он отдал Гендальфу миску с отваром княженицы и поспешил за мной.
  
  Леголас лежал на постели с мертвенно бледным лицом. Я приблизилась к кровати. Арагорн сказал: нельзя вернуть то, что забрали призраки. Душа царевича по капле утекает, а я сижу у изголовья и ничем не могу помочь. Он ведь не единственный павший в этом сражении. Зачем я таскаюсь за ним? О чём я вообще думаю? Я отлучилась по настоянию странника помыться, переодеться и вернулась. Лишь очутившись во врачебной палате, я так расстроилась, что не догадалась поискать Антошку и остальных. Но всё равно осталась развлекать ледяную скульптуру по имени 'его высочество Леголас'. Умом-то понимала, что надо уходить, и потом справиться о его состоянии, надо найти Антона. Сейчас, чуточку побуду и пойду.
  Я запустила руку себе за тунику. Есть у меня одна мыслишка, - говаривал один герой. По преданию, кольцо Нэнья способно исцелять, если призвать целительную силу Воды. Но я совершенно не представляла сей процесс. Единственное, до чего я додумалась - надеть кольцо Вод на его палец, мысленно попросила помочь эльфу, и заметила, что рука царевича заметно потеплела. Минут пять я сидела в ожидании результата. Ничего не происходило. Леголас по-прежнему пребывал в лежачем положении, не размыкая век.
  Я загипнотизировано наблюдала за ним, положив подбородок на простыню. Верхняя губа царевича приподнялась, обозначив вдох. Похоже, проснулся.
  Мне бы подскочить да бежать со всех ног, но вместо того, я склонилась к лицу кронпринца проверяя свои предположения, забывая обо всех предосторожностях. Опасная дистанция. Ещё полдюйма - не устою, слишком долго я сидела близко к нему. Словно предчувствуя, эльф распахнул небесно-голубого цвета глаза, и стена, которую я так усердно воздвигала, осыпалась. И я преодолеваю несчастные полдюйма, поздновато сознавая своё поражение. Наши губы соприкоснулись, стирая последние преграды. Казалось я получила, наконец, чего вечно хотела, не подозревая как оно необходимо. Эльф не обманул: это действительно жажда, не оставляющая ни на минуту, невыносимая, принимаемая скорее за боль. Меня окружили крепкие руки. На миг стало боязно открыть глаза и увидеть действительность на его лице снова. Поэтому, я просто обхватываю ладонями его голову, отметая свою гордость в сторону и посылая все принципы в черту, льну к нему всем телом. Несравнимо со своей комплекцией, он очень бережно переворачивает меня на спину через свой торс нарочно задержав сверху. Я могу думать только о том, как неимоверно хорош поцелуй. Эльф укладывает моё тонкое тело на горизонтальную плоскость кровати, медленно подплавляя под себя. Он не отнимает губ от моей кожи, он тёплый, не горячий как другие, - то ровное, спокойное тепло. Мне не хотелось его прерывать, как не хочется прерывать предутренний сон. Вот оно, воистину исцеляющее волшебство кольца Галадриэль! Или магия Предназначения? Тесные объятия, бесчисленное множество поцелуев... счастье нескончаемо. Всё моё существо охвачено великим ощущением ПРАВИЛЬНОСТИ свершения. Урвать каждый момент и намертво занести в память. Каждое его движение, когда мы становимся единым организмом, дышим одними легкими, я навсегда запомню. Каждую клеточку его гибкого, мускулистого тела. Непостижимо, как я могла противиться столько времени?! Всё, что было до нынешнего момента утратило свою ценность. Для нас двоих есть только мы: его губы, его пальцы, мои губы - все слилось воедино...
  Царствующая тишь нарушилась нашим совместным стоном. Я практически не чувствую своего тела, но не могу остановиться. Тождественно мне, не в силах оторваться, он целует меня ещё разок и тесно прижимая к себе, обессилено опускается на подушки. Сон приходит к нам мгновенно.
  По старой многолетней привычке я раскрыла глаза до рассвета. Памятуя о случившемся, я воззрилась на спящего эльфа. Леголас спал, трогательно приоткрыв губы. Спящие мужчины так похожи на детей. Краснея, исследую жадным взглядом, что не узрела под покровом ночи. Чрезмерная бледность выдавала покамест болезненную слабость в нём. Царевич поднял угольно-черные ресницы и принялся любоваться мной. Именно любоваться: в его глазах облегчение, понимание, желание. Ни крупицы гнева, снобизма и страха. Окутанная ароматом манго, под его лишённым негатива взором, я начала надеяться, что могу что-нибудь построить на руинах собственной судьбы. Антошка, ты был бы счастлив нас видеть, ты ведь хотел, чтоб мы сошлись. Кстати, надо найти парня и порадовать вестью. Я озвучила последнюю мысль.
  - Нет, - коротко отсёк эльф.
  Я удивленно изогнула бровь призывая к ответу.
  - Он пал на тропе Мертвецов.
  Нокаут. Удар ниже пояса. Я предавалась наслаждениям, не ведая, что мой лучший друг погиб?..
  - Вы... предали его тело земле?
  Сама знаю, что тупой вопрос. Как мне реагировать?
  - Нет, - в интонации - усталость.
  И всего-то?! Есть в тебе хоть отголоски сострадания? Я пёрла тебя полкилометра надрываясь! Почему ты вчера не сказал? С трудом выпутывавшись из тёплой постели, дрожащими пальцами хватаю вещи и выметаюсь из палаты, не говоря ни слова, по дороге напяливая первое, попавшееся в руку.
  
  Устраивать праздник в честь победы, когда война не окочена, по меньшей мере жестоко. Умом я понимала, что пир даётся для поднятия боевого духа армии, но для меня сие равносильно дикости. Я и не подозревала, уважаемый читатель о том, что не мыслю как человек в бытовом понимании этого слова. Люди задавали празднество, а эльфы отпевали бы павших. Последнее ближе по духу, и увы, не потому, что я женщина. Странника я переманила в отдельный закуток, подальше от людских глаз.
  - Не зрю радости на твоём лике, - с деланным огорчением молвит странник.
  Я устало закатила глаза к потолку. Предпочтительней найти было бы Гимли, дабы избавиться от нравоучений. Но у меня нет настроения веселиться.
  - Почему ты сразу не сказал мне про Антона?
  Огорчение на его 'фейсе' перестает быть деланным.
  - Я шёл последним и не видел. Леголас следовал за ним. Попытай его.
  - Что сделали с телом?
  - Тела я не видел.
  - Нет ни малейшей надежды?
  Странник тяжело вздохнул.
  - Леголас не мог солгать. Раз говорит - значит видал.
  - Как всё у вас просто, - грустно вымолвила я.
  - Выпить не желаешь? - неожиданно предлагает странник, - я не спал с Дунхерга и не ел со вчерашнего вечера. - Закусить бы.
  Я встрепенулась.
  - Есть что покрепче вина?
  Арагорн задержался, подсчитывая что-то в уме.
  - Я принесу два, - выдал он.
  - Три.
  Странник удивился, но ничего не возразив, исчез из поля зрения. Немного погодя, он возвратился, водрузив на стол три чарки, приземлился напротив. Поднял одну чарку, вторая досталась мне, на третью я возложила ломоть хлеба спёртый с соседнего стола.
  - Обычай, - объяснила я, в ответ на немую заинтересованность Арагорна. - Пусть тоже с нами выпьет. Возможно, у них водилось в традициях нечто похожее.
  Арагорн оценил важность момента.
  - За Антона.
  - За нашего друга, - согласился он.
  Мы не чокаясь выпили. В горло полилась обжигающая жидкость по качеству напоминающая самогон. Я глотнула раскалённое олово, переводя дух, прикрыла пальцами рот. Но героически не закусываю. Делаю шумный выдох. По-моему, сейчас буду плакать. Я зажмурилась.
  - Он не хотел твоих слёз, - скуксился при виде начинающейся женской истерики будущий король. - Я слышал. Он королевичу зарок дал: как прольёшь ты хоть бы одну слезинку, он эльфа с того света достанет. Так и сказал.
  Я через силу улыбнулась, прогоняя подступившую к ресницам влагу.
  - Не лей слёзы по павшим. Лучше помяни добрым словом. Однако, я чаял тебя ныне счастливой увидеть. Опосля нашей победы да эдакой ночи.
  Он ощерил зубы в ухмылке.
  - Не поняла, - откуда здесь все и всё знают?
  - Эльфы не лгут, а я сдюжил, - признаётся король.
  - Поясни, - потребовала я.
  - У царевича нутро повредилось. К вечеру, он сам бы оклемался.
  Как вы мне все 'дороги'! Когда же это издевательство прекратится?
  - Я нарочно. Вас свести. А то смотреть больно.
  - О, Вышние! - Со стоном уронила голову на руки.
  - Это единичный случай. Оставим его в тайне меж нами. Уж извини, коли обидел.
  Я не стала говорить о своих соображениях, куда ему следует засунуть извинения. Киваю, не поднимая на него глаз. Ни одним мускулом и извилиной шевелить не хочется. Старею, пора на пенсию. Желание короля женить нас естественно. Наслушался легенд и предреканий, излюбленное занятие эльфов. Да любой без колдовства скажет - мы вместе жить не сможем. Леголас - породистый, практически бессмертный 'перворожденный' и потомственный престолодержатель. Я - домашняя выделка, и родители у меня обычные инженеры. Между нами ничего общего, кроме болезненного инстинкта влечения.
  Странник, вероятно, безмолвно ушёл в толчею. Потому как я почувствовала близко присутствие другого существа, оно всегда отдавалось дрожью внутри. Чуть не ставшего для меня всем миром существа. Намеренно не подаю никаких признаков жизни.
  - Пришёл за моей головой - запишись в очередь, - индифферентно произнесла я.
  - Не имел мочи сказать, - молвил эльф. - Упустить единственную возможность соединиться.
  Встала, с намерением уйти, но притормозила, посмотреть в его наглые очи.
  - Вы всегда загодя думаете о себе?
  Глаза царевича сверкнули праведным гневом.
  - Я думал о выживании своего народа! - оскорблёно заявляет Леголас.
  Конечно, поэтому ты и шёл вторым. А Тошка - первым. Царевич - трус!
  - Неужто?
  Брови Леголаса сдвигаются на переносице:
  - Не поспел я, да и никто не поспел бы его спасти.
  - Почему тогда не забрали тело или не схоронили как положено?
  - Да потому, что не осталось ничего! - в отчаянии выкрикнул эльф.
  А я думала - хуже в моём положении быть не может.
  - По кускам разорвали. Ты это добивалась услышать?
  Кошмарище. По мурсалам тебе, Светка, по мурсалам. Как бы я хотела сию секунду оглохнуть. Воображение живо нарисовало картинку, к горлу подкатил тяжелый ком. Стены заплясали сумасбродную круговерть.
  - У меня не было намерений причинять тебе непотребную боль.
  - Знаешь, ты прав: жалость - моё слабое место, - мёртвым голосом заключила я.
  Он вновь нахмурился глядя на меня с подозрением.
  Я нашарила глазами выход и питала надежду добрести до цели не свалившись в обморок. Леголас резво сорвался с места, привлёк к себе моё тело. Я упираюсь во всю мочь, смекая, что силы скоро покинут меня. Бесполезно. Царевич фиксирует ладонью мой затылок и завладевает моим лицом. Нахлынувшее чувство сродни легкому бризу для путника в пустыне. Сдувает жар ужаса и страха. Одаряет спокойствием и приливом нежности. Губы царевича касаются моего рта, ресниц, носа, скул...
  
  ГЛАВА 8.
  
  'Запрись получше и открывай лишь в том случае, когда назовут цвет твоих трусов'.
  Говорили Саурону за вратами Мордора.
  
  Голоса доносились как сквозь толщу воды.
  - Чем ты её опоил? Чистая отрава! - укорял переливчатый эльфийский голос.
  Синдарин. Блин, ничего не соображаю. Каша в голове.
  - Воды! - рявкнул королевич Лихолесья куда-то в сторону от меня.
  Так. Значит, я все же потеряла сознание. Ко рту приставили твердый прохладный предмет, по ощущениям - край кружки.
  Я попыталась оценить обстановку. Видно меня вынесли на лоджию, поближе к свежему воздуху. Делаю глоток, и до меня доходит абсурдность моего положения. Скорость, с которой я вскочила, и рванула от него - 'Феррари' нервно дымится за треком. Оба мужчины вздрогнули от неожиданности. По дороге я бесцеремонно и довольно грубо толкнула царевича, кружка с водой выпала из рук эльфа и заюлила по полу.
  - Что ты себе позволяешь? - хладнокровно спрашивает Леголас, и не думая наклониться за сосудом, не барское, дескать, дело. - Пить неизвестно какое пойло! Где твоё достоинство?
  А ты затем здесь, чтобы меня оприличивать?
  - Тебе своё точно без компаса и карты не найти, - отбиваю я 'подачу'.
  Наглая провокация: эльф весь состоял из достоинства и сдержанности.
  Леголас указал на меня раскрытой ладонью, посмотрев на Арагорна взглядом 'Ну, я же тебе говорил!' Странник вернул ему жест с взглядом 'С девчонкой не справишься?'
  - Думаешь, мне не довелось никого терять? Думаешь, я безразличен ко всему? - эльф забрасывает пробный камень, пробуя воззвать к остаткам моего разума.
  Я запнулась в подготовленной речи. Попал. Вправду, с чего я решила, что он равнодушен к происходящему? А исчезновение его матери? Тайна за сто двадцатью печатями. Моя вера, что он воспользовался моей слабостью для достижения своей цели, пошатнулась. Жалость ли заставила меня тащить его до ворот? Жалость ли подтолкнула меня к его постели? Жалость ли?.. Ни за что на свете я не озвучу мысли и сомнения, одолевавшие меня.
  Арагорн отошёл к пролету, оставаясь на страже и наблюдая за нами. Мы с Леголасом упорно молчим, одинаково сложив на груди руки.
  В дверной проём просунулась чернявая голова. Тот мальчонка. Как его?..
  - Госпожа, вам ничто не угрожает? - воинственно спрашивает малец.
  Ах ты, пролаза мелкая!
  Леголас отвернулся, схватившись за рукой за лоб. Не вынесла душа поэта... Есть предел эльфийской сдержанности, - ухмыльнулась я про себя.
  - Драмир, а ну марш отсюда, пострелёнок! - вспомнила я его имя.
  - Вы долго отсутствовали, я забеспокоился, - до мальчишки дошло, что он 'не то что-то' сделал, тон его голоса затихал и на последнем слове перетёк в шёпот.
  - Кому говорю - брысь!
  Мальчонка испугано исчезает. Тоже мне, защитничек. И как мне удается цеплять их повсюду?
  - Требую ответа и подчинения, я с тобой не шутки шучу, - начал свою лекцию королевич. - Существует непреложность правил, коих мы, будущие правители, обязаны придерживаться. Я не намерен терпеть подобное ребячество. Будь добра, соблюдай приличия. По окончании войны Его величество Трандуил прибудет в Минас-Тирит, где нам надлежит обсудить условия заключения союза, - говорит он тоном не предполагающим никаких возражений с моей стороны.
  Ещё одно 'алаверды' по поводу свадьбы. Папашей пугаешь? В принципе справедливо. Доигралась, сразу не расставила точки. Меня ожидает сомнительное удовольствие - лицезреть его персону. Примчится сюда, начнёт запугивать, угрожать. Сыночка вон как запугал, что отцом его ни разу не назвал. Фиг вам! Не на ту напали:
  - Интересно, кто же меня заставит?
  Эльф делает решительный шаг ко мне. Немедля включаю вторую передачу и отдаляюсь на безопасную дистанцию.
  Так. Этот по добру не отстанет, надо найти компромисс, чтобы успокоить его на время.
  - Пожалуй, мы можем договориться. Предлагаю следующее: я обещаю не чинить умышленных препятствий нашему союзу после войны и увидеться с твоим отцом. Если будет кому жениться, разумеется. Взамен обещай не приближаться ко мне до брака и не препятствовать моему возвращению домой. Если у меня не выйдет - заключим союз как ты хочешь.
  Леголас, не ожидавший, что я тут буду ставить условия его высочеству (кто он, а кто я?!) до крайности возмутился. Невдомёк бедолаге, что я из другого теста. Для меня не аргумент его знатность, у нас короли давнишние рудименты прошлого, мы на них в музеях любуемся.
  - Ты не можешь вернуться!
  Да ну? ТЫ меня остановишь? Мы буравили друг друга взглядами. Никто не желал уступать первым.
  - Соглашайся, - вставил Арагорн, - условия равноценные. Лучших - для перемирия не сыскать, я свидетель. После того, что она узнает от Владыки Элронда, ей незачем будет возвращаться.
  По-видимому, прозвучала ключевая фраза, после которой Леголас сменяет гнев на милость и снисходительно кивает.
  - Согласен, при жёстком исполнении договора. В противном случае, я собственноручно засуну тебя в мешок и отправлю в Лихолесье.
  - Вот и чудно, остальное - увидим, - странник доволен.
  Победителем я покидаю помещение. Теперь у меня есть время собрать информацию. За выходом, обняв стену, стоял Драмир. Я упёрла руки в бока, мол, подслушиваешь? Сорванец не растерялся, приложив палец к губам, он предложил присоединиться, делая из меня соучастника преступления. Я сгребла ребёнка за шкирку и выволокла его наружу, где шутливо дала пинка. Негодник улепетывал, аж пятки засверкали.
  
  Нет худа - без добра. У меня появилось время поговорить с волшебником, мы так долго не разговаривали. Во врачевальных палатах гондорский лекарь приклеился ко мне с просьбой на время оторвать хоббита от ложа ристанийской княжны Эовин. Нашлась и для меня работка.
  День клонился к полудню. Гендальф укрылся в шатре Арагорна и о чём-то долго с ним совещался. Отзавтракав, мы с Пиппином вернулись в палаты к Эовин и Фарамиру, обнаружив с ними Гимли и Леголаса. Ха! Ни одну меня не пригласили на совещание. Никак не отметив моё появление, Леголас продолжал ранее начатый рассказ о Стезе мертвецов. По-дружески похлопав по спине Гимли, я обратила весь слух в повествование.
  - От ужаса они бежали. Мертвецы убивают страхом быстрее меча или стрелы. У Пеленорской равнины Арагорн поднял Андрил, и молвил: 'Вы исполнили клятву, которую преступили, возвращайтесь и не тревожьте больше живых. Покойтесь с миром'. Каким великим государем он будет, подумал я тогда. Все любят его, и каждый по своей причине. Ты видел, как народ обступил его с просьбами об исцелении? Мы не отдыхали четверо суток.
  - Опозорился я там, - сокрушался гном. - Считал себя покрепче и выносливее любого мужа - человека. А на деле, лишь Арагорн помог мне осилить тот путь.
  - Ты стойко держался, - подбодрил эльф.
  О, лучшие друзья! Мило.
  Не успела я задать главный вопрос, тревоживший мою душу, объявился посланник Имраиля, исполняющего на данный момент обязанности правителя Гондора.
  - Государь Имраиль, просит явиться вас, госпожа Свет...- он запнулся, произнося моё имя, - Свет-лана.
  Ух ты, научились выговаривать! Не прошло и полгода!
  - Меня?!!
  - Вас, госпожа.
  
  В шатре собрались правители ближних земель и Гендальф. Я тишком пробралась в уголок. Я не знала имён и половины собравшихся.
  - Саурон не ждёт нападения на захваченных землях.
  - Нападать на Мордор? Безумие! - кажется Эомер, брат Эовин.
  Гендальф нахмурил седые брови:
  - Безопасней запереться в своих крепостях и отбивать осады! Но длиться это будет недолго, до решительного удара Саурону осталось полшага. Он и без Кольца Всевластья всех нас одолеет.
  Истину глаголешь, батюшка. Меня зачем позвали?
  - Я думаю, все знают про Кольцо ровно столько, чтобы понять, какую беду оно несет Средиземью. Как только Саурон завладеет Кольцом, он станет несокрушимым. Никому никогда его уже не победить.
  Арагорн вежливо интересуется:
  - Что же нам делать, Гендальф?
  Маг протискивает сухую, тёплую кисть сквозь спины и выводит меня на свет Божий. Я обращаю на старика полный недоумения взгляд: что, я? Нет! Кто меня будет слушать?
  - Вы наслышаны, и наверняка знаете кто перед вами. Дитя из грядущей эпохи. Ей известно как одержать победу. До сей поры я запрещал ей говорить.
  - Но Гендальф, вы же сами можете сказать, - робко пробормотала я.
  - Могу, да не всё. Но ты видела своими глазами.
  Помочь тебе послать на смерть тысячи людей? Алая Книга просто сказка! Хотя, сказать сейчас такие слова - обречь нас всех на гибель в своих норках. Никто не высунется. Никто не поверит. Им нужно подтверждение, иначе они не решатся. Понятно, зачем меня притащили. Что вам, волшебника недостаточно? Обязательно, чтобы клоун тут сплясал ритуальный танец? Ага, сейчас возьму бубен и приступлю. От меня ждали речи. Ну, господа, сами напросились.
  - Не победы над сауроновым войском мы должны искать, а победы над Темной силой. Кольцо и есть тьма. Кольцо не признает другого хозяина, кроме Темного Властелина. За тем оно и отослано к уничтожению в Ордоруин. Фродо добрался до Мордора. Мы поможем ему беспрепятственно проникнуть внутрь, если отвлечем на себя Саурона, - сказала я.
  - Мы все послужим приманкой Саурону, без надежды на жизнь. Темный властелин должен утвердиться в том, что его кольцо у нас. У нас нет ничего окромя слепой веры в Хранителя, - молвил волшебник.
  - Лучше погибнуть в бою, чем прислужником Саурона! - подтвердил Имраиль.
  Идем на смерть, ради жизни?
  Не ранее, как послезавтра решено было выступать. Арагорн вызвался собрать пару тысяч воинов. С юга также ждали подкрепления. Но и со всеми силами, мы ничто против армии Мордора. Что пчела против осиного улья.
  Пользуясь случаем, я пристаю к магу:
  - Гендальф, я слышала, Элронд знает, что мне незачем возвращаться. Скажи мне, прошу, - почему? Скажи, как я сюда попала?
  Гендальф развёл рукавами:
  - Я старый человек, дитя. Коли Владыка знает, его и спроси. Я подлинно ничего про твоё время не знаю. С Творцами я всего раз встречался. Мнится мне, Элронд разрешит твои думы.
  - Кабы получилось с ним увидеться, - горько замечаю я.
  - Истинно так, - согласно кивает Гендальф.
  
  Шесть дней мы провели пути, отбиваясь от слабых атак орков по дороге. Врата Мордора вселяли ужас. Вот и главное сражение. Последнее. На зов Арагорна вышел глашатай Саурона, со своей свитой. Что собака на цепи лаял он на будущего государя, да кусить не мог. Кремнем стоял Арагорн против черной своры. Изыди, отродье тьмы, говорил его уверенный взор. Сгинь, отродье света, - говорил не менее уверенный взгляд посланца Саурона.
  - Выполните условия Темного властелина, и может быть, он отменит вашу скорую смерть. Вы можете стать его слугами.
  Но не так легко запугать тех, кто осознано пришёл в ловушку. Тогда парламентёр тёмного властелина прибег к особой хитрости. Он щёлкнул пальцами и стражник подал ему серый свёрток.
  - Тебе эти вещи могут быть знакомы, колдун.
  Ты кого колдуном назвал?
  Он развернул и показал нашей венценосной процессии клинок Сэма, митриловую кольчугу и изодранную одежду Фродо. Лица правителей посерели от горя. Пин издал душераздирающий вопль.
  - Спокойно! - предостерёг Гендальф.
  - Это обман! - отчаянно пропищала я, удерживая за шкварник Пиппина, рыдающего в голос. - Они упустили хоббитов! Пусть покажут пленников, если они правы!
  - Я того же мнения, - отозвался Гендальф и обратился к сауроновской собаке, - покажи пленников, и быть может мы поверим!
  - Вы обрекаете на вечные пытки своих слуг, жестоко!
  Пин продолжал выть.
  - Да уймись ты, глупый, они живы, и более того, у меня теперь полная уверенность в нашей победе. Мало что нам может помешать. Хватит ныть, ты воин!
  Пин утих и отряхнулся. Гонец Саурона скрылся за створками врат. Мы наблюдали, как методично нашу немногочисленную армию берут в 'кольцо' лучники и конники Мордора. Наши выстраивали свой круг по принципу - офицеры снаружи, остальные внутрь. Я притёрлась к краю, там был Гимли. Завидев меня, гном не проявил радости, но недовольства не показа. И то дело. Знакомо зашевелились мурашки внутри. Так, и где же ты? Эльфийский царевич стоял на передовой, рядом с Гимли. Чёрт, забыла что они теперь друзья. Когда я увидела его спину с колчаном, он напрягся, медленно повернул голову. От его взгляда мне захотелось умереть на месте.
  Надеюсь, убьют не раньше, чем Фродо совершит то, зачем шёл к одинокой горе.
  Посыпалась первая туча стрел. Внешний ряд поднял щиты, звук получился словно нас камнями закидали. Тяжеленные же стрелы у Урук-кхай. Щиты затрещали. Леголас выпустил одновременно две стрелы в сторону противника. Я выхватила свой серебряный нож, но царевич как-то ловко и незаметно замял меня плечом за спины второго ряда. Предательское чувство страха, отмело на второй план возмущения по поводу того, что мне не дадут сражаться на передовой. Вторая гряда стрел доломала кованые щиты, немедля ратники подняли с земли боевые. Остатки первого ряда поднялись наизготовку с оружием, мечники второго ряда заполнили прорехи передовой. Раздались первые звуки боя. Звон клинков. Крики сражающихся. Стоны раненных. Падали люди. Их места занимали следующие. Новая порция вражеских стрел, на сей раз высоко, досталось всем, мы с гномом подняли щиты, прикрылись, и тут же поднялись обнажив оружие набрасываясь на врага. Вернее Гимли храбро набросился, а меня Леголас снова оттёр назад широким взмахом руки отрубая голову ближайшему орку.
  Нечисть напирала.
  - В центр! - приказал мне королевич.
  Я почти готова подчиниться без споров. Почти. Но в памяти проскользнул образ родного лица: мальчишески - задорная улыбка, добрый взгляд ясных голубых глаз, и слова - 'Человек, которого ты видишь, подлец и предатель. Но я больше никого не предам потому, что я не вернусь'. Красивые слова, сказанные так естественно с тихим отчаяньем.
  И я поняла, что не подчинюсь. Довольно прятаться за спинами других! Прошмыгнуть из-под руки королевича, врезаться в гущу схватки. Отсчитывать последние секунды. Удар. Другой. Третий успею?
  Вдруг Гендальф воздел к небу руки и возвестил:
  - Орлы! Орлы летят!
  Внезапно потемнело, будто на небе наступило затмение. Нечисть отпрянула от нас, словно от прокаженных.
  Орлы явились вестниками нашей полной победы. Фродо добрался-таки до Ордоруина! До сего момента, у меня были сомнения, что он дойдёт, книга книгой, но реальность порой сурова и далека от сказки.
  Кольцо кануло в расщелине Роковой Горы. Волшебник развернулся к нашим войскам и повелел:
  - Не двигайтесь! Обитель Саурона разрушена, слава Хранителю он исполнил задание!
  Я ждала невероятных визуальных эффектов. И была слегка разочарована. В моих глазах падение темного царя показалось заурядным: его земли и воины обрушились в бездну.
  Башня рушилась. Осыпи дошли до Горы и она накренилась. Цитадель зла повергнута в прах. Бывший Носитель Кольца спасён в последний момент орлами и Старым магом из горящей лавы.
  
  Глава 9.
  
  Если у вас растут рога - не спешите обвинять жену,
  возможно, вы просто козёл.
  Фоменко.
  
  Бедный маленький Фродо, - думала я, укрывшись ото всех в беседке. Надо было идти с ними, а не играть роль паяца. Меня снедало чувство вины. Почему я не могу с радостью принять победу - всё же получилось! Как же мне плохо...
  Горячая ладонь знакомо легла на моё плечо. Тело сделалось каменным. Я задержала дыхание.
  - Госпожа, вы к нему не пойдёте?
  Это был Сэм. Чёрт! Светка, ты такая тупь! Как я могла допустить, что он жив? С того света не возвращаются и точка. Глаза защипало. Я скучаю по тебе, дружище.
  Я повернула голову. На Сэма страшно было смотреть: руки черного цвета от пепла, вплавившегося в кожу. Лицо и шея покрыты красными рубцами, а волосы обгорели. Но одет он был в чистую одежду и раны щедро смазаны.
  - Не могу, - с трудом вымолвила я. - Ему столько пришлось пережить. Это моя вина.
  Сэм присел рядышком.
  - Он только о вас и говорил: мол, свершу подвиг и вернусь к своей госпоже.
  - Он просто не знает всего, - я покачала головой.
  - Идите к нему, - Сэм заставил меня встать. - Идите, он в вас души не чает.
  Собравшись с духом, я вошла в покои врачевальных палат. Больно видеть, как хоббит улыбается в кровати. Бедняга, краше в гроб кладут. Рядом кувыркается Пин, стоят Гимли, Арагорн и Леголас.
  Завидев меня, Фродо сначала затих. Потом преодолевая сопротивление Пина, встал и пошел навстречу. На обуглившейся местами ладони он протянул цепочку от кольца. Правую кисть хоббит спрятал за спину, ибо на ней не было среднего пальца.
   Не обращая внимания на цепочку, я подошла и мягко прижала к себе хоббита. Тот ответно обнял меня своими несчастными обожженными руками. Я не могла сдержать слезы.
  - Прости меня. Это моя вина, я должна была помочь.
  - Ты прости, что не верил тебе! Теперь я знаю почему ты молчала, всё знала и молчала. Одно твоё слово - я бы не пошёл. Бежал и спрятался.
  И он плакал, я поспешила утереть слёзы с его щёк:
  - Не бежал бы. Ты не трус.
  Что за месяц, за такой! Столько слёз пролила, сколько за полжизни не проливала. Фродо обнял меня крепче.
  - Человеческие глупости говоришь? - тихо прозвучал за спиной голос Арагорна.
  Раздался громкий стук. Я обернулась, Леголаса в комнате не было.
  Посмотрела на Арагорна - у него был хитрющий вид. Сводник, ты.
  - Отдыхай, малыш, - посоветовала я Фродо, погладила по голове и под одобрительными взглядами вышла.
  Снаружи, держась рукой за балку, дрожа от негодования, стоял Леголас. Я чувствовала его ярость. Прислонилась спиной к бревну в ярде от него.
  - Зря ты, пустое это... - заметила я.
  - Уходи, - гневно произнёс эльф.
  Я не двинулась. Стояла и ждала.
  - Любишь его?
  У меня уши заложило или он про любовь спросил? А как же вселенская ненависть к человеческим чувствам?
  - Не так, как ты думаешь.
  Царевич посмотрел на меня непонимающе. Я рассмеялась, наблюдая забавно-глупое выражение царского лица.
  - Мы прожили вместе семнадцать лет, - я разволновалась, фразы получались отрывчатыми. - Мы друзья. Я так рада, что он жив. Мне надо было помочь ему. Пойти с ним. Понимаешь? Если бы не Сэм, не знаю, как он вообще дошёл бы до горы...
  Ответ удовлетворил его раньше, чем я успела закончить.
  - Через неделю приедет владыка Трандуил, - прервал мою эмоциональную тираду эльф.
  - Так рано? - обреченно спросила я. - За декаду до свадьбы Арвен и Арагорна?
  - Для нас - чем раньше, тем лучше.
  Мне оставалось надеяться, что я поговорю с Элрондом раньше, чем меня увезут.
  
  Леголас ни словечка не солгал: Трандуил прибыл в срок совместно с посольством из Ривенделла и с дороги незамедлительно потребовал аудиенции. Я брела за Леголасом, вперившись взглядом в эльфийскую гибкую спину и испытывала ощущения, словно иду на приём к стоматологу. Арагорн выделил нам отдельные покои для переговоров. У окна, примостившись спиной к входу темнел стройный мужской силуэт. Под стук закрывающихся дверей я невольно дёрнулась.
  - Ты предназначена в спутницы моему сыну, - король Лихолесья повернулся к нам.
  На глаза предстал высокий, статный эльф. Возраст в нём выдавали лишь редкие нити посеребренной седины, пронизывавшие прическу. Глаз острый, рука твердая. Тонкие, бесстрастные губы. Безупречная осанка, будто всю жизнь простоял у балетного станка. Или на передовой, коварно подсказала память. Понятно откуда у Леголаса эти бесподобные ярко-синие глаза. Хорош, слов нет, как хорош. Про таких мужчин говорят - гранд комильфо.
  - Оставь нас, - приказал он сыну.
  Промедление обличало внутреннюю борьбу в Леголасе, но отца ослушаться он не посмел.
  - Догадываешься ты, какие обязанности возлагаешь на свои плечи? - спрашивает эльф, когда двери захлопнулись второй раз.
  Странно, не слышу угрозы в голосе. Не выспался что ли?
  - Ничего я не возлагаю, это вы навешиваете на меня чьи - либо обязанности.
  - Нельзя недооценивать значение своего положения. Я разъясню. Ты должна стать опорой мужу в делах государственных и перед народом, подарить и воспитать ему наследника, быть мудрой женой и доброй матерью. Это великая честь и твоё священное право. То, что ты мнишь наказанием, благословение для вас обоих.
  Я чего-то не понимаю, или он не зол? Царевич, ты у меня схлопочешь. Зачем доводить невесту до инфаркта, запугивая своим папашей?
  - Моему сыну нет и трех тысяч зим. Он молод и горяч. Ты ещё юна, но время не стоит на месте, оно решило за вас. Прояви ум. Жена хитрей мужа, жена правителя - вдвое хитрей и втрое сильней. Тебя должно хватать на двоих.
  - Почему я?
  - Случайностей не бывает, - его голос по-прежнему спокоен.
  - Гендальф то же говорил, - отвечаю я, начиная испытывать уважение к этому красавцу.
  Я готовилась к бою без войны. Его 'буддистское' спокойствие погасило во мне все воинственные начинания. Но один провокационный вопрос я ему задала:
  - Если я спрошу вас, кто меня сюда отправил, и как вернуться, вы мне не ответите?
  - Не отвечу. За сим обратись к Владыке Элронду, - спокойно произнёс эльф. - И знал бы, не стал помогать тебе бежать.
  Раньше мне не повезло пообщаться с настоящим правителем. Отличие Трандуила от других в том, что достоинство и величие для него не пустой звук. Арагорн - следопыт, с ним можно разговаривать, не ломаясь, как с 'почти другом'. Иначе говоря - вести себя как дома, но не забывать, что в гостях. Элронд в разговорах применял шоковую терапию. Трандуил поступал как отец, которому отпущено катастрофически мало времени: передавал престол нерадивому сыночку. Но он не человек, нельзя упускать такой факт.
  - Ваше величество, я не бегу, я пытаюсь вернуться. Это разные вещи. Мне никто не объяснял суть моего происхождения здесь. Не исключено, что мне удастся уйти. Но это будет условием нашего договора. Я дала слово и сдержу его. Стоит ли нам дальше упражняться в острословии?
  - Не стоит. Ты избыточно откровенна.
  Размеренным шагом он прошествовал к двери, открыл её и позвал Леголаса.
  Я промаялась несколько минут за дверью размышляя о том, ожидать ли так называемого 'жениха' или мне позволено уже удалиться, язык чесался задать все вопросы Элронду.
  - Добро бы - красавица, а то ростом с ноготок, тельце щуплое. Домой она собралась! - Ярился обиженный кронпринц.
  Сдается мне, он специально так горланит, чтоб я услышала. О, кому ведро валерьянки не помешает!
  - Не больно ты тем щуплым тельцем брезговал, я заметил.
  - Я был ранен и уязвим, она была слишком близко.
  - Не скажи, сын, девушка не дурна и не глупа. Уделает она тебя на троне, помянешь потом моё слово.
  Царевич презрительно фыркает:
  - Когда духом вырастет, до того пройдёт добрых пару тысяч лет.
  Нет, ну бывают же мужики... Я оставляю бессмысленную затею: подслушивать под дверью - себе во вред, (доказанная на опыте гипотеза) и покидаю царские апартаменты.
  
  Владыка не пожелал принять меня, очевидно после победы он потерял ко мне интерес, что странно, если вспомнить его намёки на Предназначение. Взаправду знал или пыль наводил? Попробую утречком снова.
  Вечером ко мне в комнату заглянул Фродо.
  - Фродо! - я крепко прижала к себе хоббита.
  Полурослик выглядел вполне сносно. Кожный покров в основном восстановился, только в редких местах следы остались. Волосы, правда, не отросли. Так это дело времени.
  - Вижу, тебе лучше, - говорю я.
  - Лекари знают своё дело, - заметил Фродо.
  Ух ты, мальчишка изменился. Мы смотрим друг дружке в глаза, я решаюсь первой открыть рот.
  - Фродо, я должна тебе рассказать кое-что. Я понимаю твои чувства, но... я не хочу терять друга. Если ты хочешь большего, я не смогу говорить с тобой как раньше, не таясь.
  Фродо испуганно захлопал ресницами.
  - Вовсе нет! То бишь, хочу, да ведь я не за этим пришёл, я тебе вот принёс.
  Он вынул из-за спины свёрток. Мне стало неловко.
  - Фродо... Не надо...
  И онемела, увидев содержимое свертка.
  - Я думал его тебе надо вернуть.
  На кровати лежал мой театральный костюм. Тот самый, в котором я тут появилась и не надеялась когда-нибудь увидеть. Каждая шпилька из причёски была цела! Я надолго умолкла. Пальцы гладили платье, вспоминая, переживая, радуясь и печалясь.
  - Поможешь надеть? - спросила я, обретя дар речи.
  - И причёску помогу сделать, - обрадовался хоббит. - Я помню каждый волосок на твоей голове в тот день, я тогда ничего краше в жизни не видал.
  Платье оказалось велико. Полтени осталось от Светланы Александровой. Затянув корсет как следует, я виновато улыбнулась обвинительно глядевшему на меня хоббиту.
  Фродо действительно помог сделать прическу. Ту самую. Не хватало шарфика.
  - Шарф потеряла, - грустно констатировала я.
  - Нет, его царевич Леголас забрал в Лориэне - знал, что ты дорожишь им.
  Ну, блин, фетишист местного пошива на мою голову. Потом конфискую.
  - Как же ты хранил вещи? Где?
  Фродо улыбнулся, поправляя шпильки в моих волосах.
  - Не только я, Сэм помог. Помнишь кольцо? Мы ловкие!
  - Спасибо, - с чувством поблагодарила я.
  Мне стало тоскливо. Фродо вздохнул.
  - Расскажи мне, дружок, как вы с Сэмом без нас выкарабкивались?
  - А то ты не знаешь!
  - Всё - никому знать не дано.
  Фродо гордо приосанился. Мы протрещали полночи, как две подружки, дивясь своим же приключениям. Под утро он убежал потому, что лекари начали его искать. Мне не спалось. В моей душе уже не зерно, а целое засеянное поле сомнений на счёт правильности моих действий. Чувствую, надо проветрить голову.
  
  Народу на площади видимо - невидимо. Подготовка к коронации Арагорна, а скоро короля Эллесара идет полным ходом. Владыка Трандуил привёз с собой полдюжины эльфов, они высаживали сады в Минас-Тирите. Гимли обещался при первом случае прислать гномов для реставрации стен и разбитых назгулом главных врат города. Всё шло своим чередом. Жители по камешку созидали разрушенное тьмой. Город просыпался после войны и окрашивался в привычные краски и даже ярче.
  Мне захотелось потрогать живое дерево. Ощутить шероховатость его коры и гладкость листочков. Но назло мне намного лиг вокруг простиралась Пеленорская равнина. С востока к граду примыкала гора Миндоллуин. Я затесалась среди эльфов, и предложила им помочь с посадкой. Услыхав синдарин, эльфы зашептались, с опаской поглядывая на меня. Я приготовилась услышать возглас 'Привидение!' и узреть мелькающие конечности. Наконец, один вроде как признал во мне будущую госпожу. Минуты две жарких споров и они сошлись на том, что я могу поливать саженцы, дабы не испачкать наряд. Небольшим ковшиком я аккуратно поливала нежные деревца, богато присыпанные землицей садоводами. Занятие доставляло мне невообразимое удовольствие. Я узнала их имена, и вежливо расспрашивала эльфов о видах и продолжительности жизни растений, которые они высаживали. Идиллия продолжалась часа два.
  Неожиданно эльфы, не обращая на меня внимания, выстроились по стойке 'смирно'. За моей спиной, скрестив у груди руки, произрастал Леголас. Причём, мне подумалось, что он намертво врос в землю и сдвинуть его можно разве что БТРом. Ну ЧТО опять? Чем на этот раз ваше сиятельство оскорбили?
  Он оглядел меня с любопытством. Обошёл кругом, подержался за ткань.
  - Его величество Трандуил отбыл, - чисто барским жестом он махнул эльфам, те приступили к прерванному субботнику.
  Что-то не так. Печёнкой чую.
  - Совсем отбыл? - осторожно спрашиваю.
  В точку: зрачки потемнели, ноздри расширились. Натянутое спокойствие выветрилось. Жаль, славный дядька был. Я испытала искреннюю печаль.
  - Мне доложили, Фродо провёл ночь в твоей опочивальне, - не ответив известил эльф.
  Не поняла, приступ ревности? Невиданно!
  - Что за глупости! Он мне как брат, - улыбаясь, сказала я.
  Память ехидно напомнила обрывки сцены нашего с Фродо ночного загула в Шире, которую я старалась никогда оттуда не вытаскивать. Леголас выглядел так, будто его из-за угла мешком с цементом ударили. Я вопросительно приподняла бровь, но он отстранился.
  - Отдавалась ты ему тоже как брату? - с отвращением спросил он.
  Так вот в чём дело, он увидел мои мысли! Слова он слышать не может, думаю-то я на русском, но образы и картинки в моём мозгу прокручивались явственно и не важно, что на самом деле тогда произошло. Леголас уже всё для себя решил сам. Я чуть не поперхнулась воздухом.
  - Не смей читать мои мысли! Я как голая!
  - Я не прикоснулся бы к тебе никогда, если б знал!
  Царевич смотрел на меня так, словно я на проверку оказалась всей мордорской нечистью вместе взятой. И даже объяснять ничего желания нет.
  Он схватился за кинжал. Я достала свой. Эльфы бросились врассыпную. Не верю, что это происходит. На войне не наигрались, двое идиотов?
  Леголас нанёс удар первым. Быстро и лихо, я чудом успела отразить. Удар был по-мужски тяжёлым и точным. Рука ныла, с врагами и то было легче. Нельзя давать слабину. Удары посыпались без остановки. Надо что-то придумать, иначе быстро вымотаюсь. Я использовала излюбленный приём: поднырнула под плечо и ударила его сзади в затылок. Рукоятью, я просто хотела, чтобы он прекратил нападать. Королевич упал. Я отошла на несколько шагов в сторону. Я сумасшедшая. Если я сейчас же не брошу оружие и не перестану отвечать, поединок плохо кончится.
  - Сдаёшься? - спросила я спокойно, убирая кинжал за пояс.
  Такой реакции я от него не ожидала: эльф вскочил и накинулся на меня серьёзно, следующий удар я отбила, впечатавшись в стену от его силы. Он с ума сошёл! Бьёт на поражение, как в бою! Сперва я испугалась - действительно ведь убьёт. Потом стало обидно - я что, не справлюсь с ним?! Уж лучше умереть, чем сдаться! Я не сдамся! Только не ему, не ему!
  - Не потерплю позора, - сквозь зубы прошипел эльф и уверенно двинулся ко мне.
  Я метнула в него нож. Остановись рука!
  Леголас ловко увернулся, но нож задел мочку уха. Тонкая прерывистая струйка из бордовых капель потянулась на его плечо. Первая кровь. Ну, всё - мне крышка. Царевич подошёл, молниеносным движением обезоружил и пригвоздил меня к стене, скрестил мечи на моём горле. Странное чувство. Мне почему-то страстно захотелось этого. Избавления от всего что случилось. Я ведь тоже так больше не могу...
  - Вы совсем ума лишились! - кричал издали Арагорн.
  Безусловный инстинкт, врождённый в нас с кровью матери: поворачивать голову на голос. Не каждый испытывает после него болезненное давление на шее и вздрагивает. И какая разница, он убил или я сама?.. Через пелену бурого тумана я наблюдала, как странник схватил эльфа за руки и отбирал клинки. На них и на руках будущих королей Средиземья - кровь.
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"