Ильин Владимир Алексеевич: другие произведения.

Уровни Эдема

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.42*98  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    МС, разврат и плюшки :-)
    Ну и порталы в другой мир, через которые ничего нельзя пронести. Кроме самого себя :-)

Глава 1
  Восемнадцать градусов. Серый индикатор на пульте кондиционера погас, будучи выключенным вслед за настенным блоком, и вновь загорелся, отражая то же самое значение.
  - Ерунда какая-то, - поежился я от холода серверной и задумчиво глянул на резервный кондиционер, закрепленный чуть выше.
  Помещение три на пять метров гудело могучими вентиляторами, выдувающими тепло из трех десятков установленных в стойки машин. Весь этот нешуточный жар компенсировал блок обычной сплит-системы, без особой натуги выдерживая положенный интервал температур - от восемнадцати до двадцати четырех. То есть, все было нормально.
  - Ни черта не нормально, - не согласился я с собственными мыслями. - Вчера было двадцать, ровным счетом. Погода та же, - невольно обернулся в сторону закрытого кирпичом и давным-давно заштукатуренного окна. Первый этаж, все же, а в помещении дорогое оборудование.
  Освещение в серверной поступало от двух ламп дневного света, довольно приятных, не резких, без мерцания и желтых оттенков. Слегка блекловато, но вполне в духе середины марта, облачного, но бесснежного, удерживающего термометры на уровне чуть ниже нуля уже больше недели. Приятная погода без слякоти, холода и резкого ветра, стабильная на радость.
  - А тебе что не так? - Обратился с укором к кондиционеру, и пару раз клацнул на пульт, то снижая мощность, то повышая ее вновь, пока вновь не установил выдерживать температуру на старом уровне.
  На самом деле, хороший аппарат, пусть и бытового назначения. Чего-то лучше выбить из закупщиков все равно не удалось, а за нанятыми позже монтажниками приходилось следить лично, чтобы не угробили подключение старого кондиционера, ставшего с тех пор резервным.
  Заложенную точность сплит-система обеспечивала больше года, выдерживая температуру и в жаркие июльские деньги, прогревающие стены старого здания, и в лютую стужу, от которой в иных кабинетах оборонялись обогревателями, изредка просаживая старую проводку здания до характерного визга источников бесперебойного питания.
  К счастью, до серверной проложена отдельная ветка электричества от подстанции, с хорошим таким запасом мощности, не обремененным нормой потребления. Государство, коим частично являлось наше отделение министерства, равнодушно относилось к потребляемым самим собой ресурсам, предпочитая считать копеечку в карманах подконтрольных учреждений.
  Ну а если нужно сэкономить, всегда можно сократить премии или пару-тройку должностей. Вот как в нашем техотделе, в котором за всем парком оборудования остались следить трое: начальник отдела с высшим экономическим образованием, его зам, мечтающий занять место начальника, и я. Есть еще пять вакансий по шесть тысяч рублей в месяц, но на них как-то нет желающих. Даже возможные надбавки за стаж не привлекают. Словом, воровать у нас нечего, это умные понимают сразу, а излишне мечтательных обламывают еще на собеседовании - место режимное, инвентаризации каждый квартал. От такого положения дел, мое начальство весьма трепетно хранит единственного подчиненного, опасаясь, что сбегу. Иначе какое они после этого начальство? Даже в интриги между собой не включают, полагая человеком не от мира сего (за шесть тысяч в месяц, ага), но техником хорошим.
  А у меня тут тридцать биткоин-ферм с безлимитным электричеством на сверхмощных серверах, вырабатывающих криптовалюты на пять долларов в час, круглые сутки и без выходных. Хрен я куда отсюда уйду.
  Криптовалюта - это такой аналог денег, обеспеченный цифровыми мощностями и потребленным ими электричеством. Ну, почти как раньше бумажки обеспечивались золотом, а доллары сейчас - авианосцами и борьбой за демократические ценности. Считают себе компьютеры бесконечные значения, отдавая результаты в интернет в обмен на крохотные доли биткоина. В общем, в чем-то даже честнее рисованной бумаги, хотя издалека смахивает на аферу. Но биткоины вполне себе принимают к расчету в иных странах, а у нас настрого запрещены в рамках борьбы с уводом капиталов за границу, что мало кого из причастных волнует, откровенно говоря.
  Да не распространено у нас, по понятным причинам - мощности для этого нужны немалые, специфичные. Электричество все это ест прорву, выводя возможную прибыль в такой мизер, что даже браться смысла нет.
  Но вот если оборудование - вот оно, а счетчика энергии отродясь не было, то выходит вовсе недурно.
  Только вот кондиционер беспокоит - если начал так сбоить, температуру не выдерживая, то, неровен час, из строя выйдет, а за ним и все остальное железо от перегрева. Очень тревожно. И ведь обслуживал лично и строго по регламенту.
  - Ладно, - махнул рукой, пообещав себе зайти обратно вечером.
  Можно сказать, что все это сродни воровству электричества, но... Есть некоторые нюансы.
  На министерских машинах полагалось быть файловому серверу, серверу домена, базам данных программного обеспечения и еще много чему, что вполне себе существовало всего на десятой их части, с запасом справлявшейся со всей нагрузкой. До моего прихода, все это и вовсе было на обычных системных блоках, расставленных на полу в нашем кабинете. Всех устраивало, и ни у кого не вызывало вопросов - разве что шумело, мешая мудрому течению мыслей руководства, и об кабели, разбросанные паутиной вокруг, изредка спотыкались.
  А на дорогих серверах, установленных в дорогие стойки в отдельном помещении, раньше не было ровным счетом ни-че-го. Все было закуплено и подключено сторонними специалистами, активно пополнялось и обновлялось, потому что так положено по регламенту и на это выделены деньги. Но работало вхолостую, так как осваивать технику никто не спешил. Работает же и так, зачем трогать?
  В общем, за исчезновение источника шума из кабинета меня от всей души поблагодарили (предпочел бы премию) и передали ключи от серверной. Мол, теперь тебе за все там отвечать, сам там рули. А я и рулю потихонечку, за три шестьсот вечнозеленых в месяц. Ну и сто долларов родной зарплаты сверху. Для уже два года, как бывшего студента - благостно.
  - Сергей, у секретаря министра программа виснет, - не отрываясь от экрана компьютера, поприветствовал Эдуард Семенович.
  В отличие от меня, одетого в немаркий свитер и джинсы, мой шеф предпочитал приходить на работу в костюме с галстуком, отлично подходивший к его высокому росту и массивному начальственному столу. Ему под столами подключать оборудование не требуется, катушку с проводом на плечо закидывать тоже не по чину, вот и форма соответствующая, великосветская, рекомендуемая, между прочим, к ношению всеми сотрудниками. И мне тоже - судя по ворчанию кадровика, в жизни не нюхавшего запаха горелой проводки. Но остальные руководители понятливые, оттого за вольную форму одежды не преследуют. Думаю, пришел бы в веригах на босу грудь - тоже ничего не сказали бы (шесть тысяч - либо псих, либо подвижник). Хотя официально 'набираюсь опыта после университета' и 'работаю на стаж'.
  - Хорошо, - кивнул я, проходя к своему столу у дальней стены довольно крупного помещения, заставленного столами с компьютерами.
  Так как отдел был рассчитан на восемь человек, рабочих мест было соответственно. Такой себе лабиринт, который никак не разрешали отодвинуть к стене. Вдруг действительно кого наймут?
  - Добрый день, - спотыкнувшись о первый же стол, неловко поздоровался с замначальника.
  Зам, светлейшая Анна Михайловна, грустно посмотрела на меня покрасневшими от простуды глазами и прицельно чихнула в сторону шефа.
  Тот аж голову в плечи вжал и опасливо посмотрел в ее сторону.
  - Может, вам больничный взять? - С участливостью, в котором сквозило подозрение, спросил он.
  - Нет-нет, - простуженно прогудела зам и взялась за телефон кому-то названивать.
  'Скоро будет у меня новый шеф', - кивнул я своим мыслям, и, стараясь не вдыхать лишний раз, дошел до места, подхватил 'тревожный чемоданчик' и постарался быстро выйти из инфицированного помещения. - 'Выживет она его. Вычихает. А если тот не заболеет - отравит, точно говорю'.
  Сама Анна свет Михайловна выглядела совершенно безобидно и даже где-то прекрасно в свои тридцать два года. Высокий рост, строгий костюм с юбкой и блузкой, подтянутый внешний вид делали ее довольно симпатичной. Наверняка, если добавить немного косметики и мастерства парикмахера, то вышла бы и вовсе красавица. Но, думаю, красиво собранные черные волосы и эффектно подведенные ресницы уничтожили бы все ее отношения с другими отделами, где традиционно правили женщины (а как же стать начальницей без поддержки остального кошачьего прайда?). А так те ее даже любили, изредка пытаясь организовать личную жизнь Анны Михайловны с многочисленными племянниками и внуками. Именно на это она их поймала, вызвав некоторое подобие материнской любви, изредка исповедуясь об очередном разрушенном романе и очередном козле в ее одинокой жизни. Те верили и вздыхали - точно знаю, потому как присутствовал при таких посиделках не раз. Не как участник, разумеется - под столом сидел, технику обслуживая. К счастью, мне внучек-племянниц сосватать не пытались. Потому что никто не желал своей родне мужа с такой зарплатой.
  В общем, наш замначальника - монстр, с грацией ледокола идущий к повышению. Но главное, чтобы в серверную не лезли, и все равно, кто там у власти. Вон, в стране и мире еще и не та чертовщина творится, и ничего.
  Проблемой секретаря нашего дражайшего министра являлась старая 'досовская' программа, неведомо как пережившая уже трех президентов и, собственно, около пяти начальников сего здания. Если в декретных отпусках секретарей считать - вообще солидная цифра выходит. Но новую программу за это время так никто и не писал - 'потому что работает'. А начинающиеся зависания лечились просто - установкой новой оперативной памяти, на гигабайт больше прежней. Помогало на полгода, по моему опыту, но через несколько лет явно уткнется в физический предел объема модулей памяти. Надеюсь, технический прогресс спасет наше министерство.
  Полюбовавшись стройными ножками секретаря напоследок, выбрался из под стола и с умиротворенным видом сдал работу.
  - Спасибо, - изобразила Оленька дежурную улыбку и принялась по буковке выдавливать текст наманикюренным пальчиком из клавиатуры.
  Сисадмин больше не нужен, сисадмин может уходить. А ну и ладно, на самом деле. Начнешь за такой ухаживать - сразу появятся вопросы, откуда деньги. Так что будем выбирать ножки подальше от начальственных кабинетов. Благо, скоро весна, а значит скоро голые коленки покажутся из-под плотной зимней ткани.
  Проверил сотовый - ни одного пропущенного звонка, что говорило о стабильной работе ведомства. Да и чему там ломаться? Дисководов нет, интернета нет, юсб-порты закрыты, а значит никаких вирусов не предвидится. Контур сети физически изолирован от внешнего мира, электронная почта и сервисы через отдельную машину, и только у специально обученного работника. В общем, скука и тоска в кабинетах такие, что невольно приходится работать.
  В своем отделе, разумеется, мы сеть оставили - нам ведь 'поддерживать в актуальном состоянии программное обеспечение'. Ну а биткоин-фермы и вовсе сообщались с миром через 4ж-модем, не оставляя никаких следов и зацепок для потенциальных проверяющих.
  В общем, выполнив положенное задание, отчитавшись о нем и получив тоскливый кивок от чихнувшего в рукав шефа, удалился в свой дальний угол и спокойно принялся за обзор сети.
  Собственно, везде одна и та же тема, пусть и поутихшая за месяц, но горячая настолько, что никакие громкие скандалы, катастрофы в ближнем и дальнем зарубежье, старательно пропихиваемые через информационные каналы, не могли ее заглушить. Даже новая подборка обнаженных фото знаменитостей не отвлекла сеть от яростного обсуждения. Разве что вскользь прозвучал бредовый вопрос - а вдруг наши звезды тоже 'оттуда'?.
  '- Оцепление вполне естественно. Вы представить себе не можете, какую угрозу несет посещение Той Стороны', - пробубнил в наушник, тайком от начальства подцепленный в правое ухо, человек с ютуба. - 'Вирусные штаммы, способные выкосить жизнь в целых городах, пока не найдут вакцину!Если вообще найдут! Вы этого хотите?!'
  Мужчина добавил суровости во взгляде и отеческим взором посмотрел на известного блоггера, покаянно склонившего голову перед мудростью поколений.
  Этому, похоже, тоже заплатили, как и остальным, скупая пачками всех, кто хоть как-то влиял на умы населения. Телевизор-то уже особо не смотрят, а донести правильную точку зрения до населения надо. 'Правильную' - это единственно верную с точки зрения правительства, внезапно обнаружившего на своей территории сотни проходов на 'Ту Сторону'. А может, тысячи.
  По всему миру вдруг замерцали звездной мглой прямоугольники, открывая доступ неведомо куда. В чистом поле, в горах, на оживленных улицах городов, в подвалах - одномоментно, будто рубильник провернули. Было это месяц назад, и тогда же нашлись психи и смельчаки, шагнувшие за грань. Вернулись все и практически сразу - без одежды, ошарашенные и изрядно замерзшие. ТАМ было тоже начало весны, но дули дикие ветра, выстуживая непокрытую кожу. Потому что одежда сползла гнилыми нитями, рассыпавшись в прах практически в ту же секунду, как нога человека шагнула в неведомое.
  На форумах пишут, от касания земли разъедало резину ботинок за две-три секунды. Но нога оставалась в целости, позволяя ощутить талый снег под ногами. Другие материалы, вне зависимости от прочности и производителя, так же не выдерживали больше десяти секунд. Однако главный ужас был не в этом - рассыпались в пыль керамические пломбы зубов, существенно раня психику и финансовое положение смельчаков.
  Золото и серебро, обескураживая многих, тоже обращалось в ничто, не оставляя после себя даже песка. Обескураживая не только потому, что хотелось скупить весь новый мир (если Там вообще есть кто разумный, кто жалует золото), а еще по той причине, что все принесенное с собой с Той Стороны обернулось пылью уже у нас. Кто-то торопился принести обратно красивый листик, оторванный или вместе с землей и корнями. Кто-то умудрился раздобыть веточку и даже накопать червя - жизнь, хоть такая примитивная, но там была. Но все обращалось серым облачком , стоило перейти мерцающий барьер. Не нашлось и остатков рванувшей в мерцающее марево дворняги.
  Разумеется, никаких записей, никаких фото. Разве что рисунки, изображенные вернувшимися обратно - заснеженная степь или поле рядом с опушкой леса, горы вдали, тишина и ни одного признака человека.
  Потом нарушение суверенных границ всяческой чертовщиной пресекло государство, заблокировав доступные входы - там, где можно, замуровывали вместе со стеной близлежащего здания. В чистом поле - ставили опалубку и заливали бетоном, будто коробкой накрывая. Подвалы - опечатывали, пути в горах - закрывали лавинами. И, разумеется, за три дня приняли уголовную ответственность как за переход Туда, так и за сокрытие обнаруженного выхода. Народ было возмутился таким возмутительным попранием прав и свобод по поиску приключений на пятую точку. Но остальной мир солидарно принял те же самые законы, где-то даже перегнув до смертной казни и расстрела на месте.
  Одновременно ввели активную трансляцию по всем каналам: 'Там' зараза, 'Там' опасно, 'Там' ничего интересного для вас нет. И вообще, вон у соседей придурки почище наших во власти, а за океаном актер на собаке женился, вот их и обсуждайте. Ладно, вот вам еще титьки известных актрис, украденных с их телефонов. А про 'Ту Сторону' забудьте. Нет там ничего, а если есть - украсть не получится.
  Думаю, именно потому, что оттуда нельзя притащить обмененное на бусы золото или качать нефть, взятую платой на демократию, государства мира предпочли забыть о существовании такого парадокса. Наверное, втихую изучают то, что профессора на ютубе называют 'пересечением реальностей', но вряд ли будут это дело форсировать. Ведь 'Там' все наши правители будут смешными и голыми, без могучих боеголовок и авианосцев. Хотя если нагнать пару батальонов голых солдат, нарубить лес, возвести крепости, заняться наукой Там... Веселая выйдет игра в 'Цивилизацию', наверное. Сомневаюсь, что тем, у кого есть власть 'здесь' это нужно.
  Ну а если кто-то придет 'оттуда', то выйдет в бетонный короб, голым и безоружным, и наверняка вернется восвояси. В свою очередь, орду голых 'чужаков' у нас точно одолеют.
  Вот и идет жизнь дальше, если верить официальным каналам, словно не случилось ничего. Разве что изредка проскакивает, что хорошо бы 'туда' весь наш мусор и ядерные отходы, вместе с самим ядерным оружием, если там все так здорово и экологически чисто утилизируется. Но таким энтузиастам наверняка быстро объяснили, что утилизация отработки и мусора - это серьезный бизнес, и нечего его ломать. Не верите - смотрите сериал 'Сопрано'.
  Сеть, конечно, будоражит не смотря на все запреты. Поговаривают, можно купить билет 'Туда', и не дико дорого. И никакие 'вирусные штаммы' народ не пугают - потому как точно известно, что загрипповавшие 'исследователи' вернулись обратно без своей респираторной инфекции. То есть, посторонних 'гостей' в организме новый мир тоже не жалует. Вот если 'Там' подхватишь заразу - прыгай в портал обратно. Тем более, что 'экскурсия' всего на пару минут - Там все равно нечего делать без одежды.
  Жалко, что рак и иные поражения организма никак не лечатся. Отчего-то 'Там' это тоже считают частью тела, а жаль. Но все равно - хоть вирусы и бактерии эта штука убивает, оттого спрос на 'прыжок' туда постоянен и велик. И под контролем ФСБ, думается мне, который и организовывает 'нелегальные' походы, контролируя рынок и зачищая конкурентов. Пока все порталы не найдут, лучше самим возглавить то, что не получается запретить.
  Да и честных (и не особо) налогоплательщиков, возжелавших освоить новый мир, терять государству вряд ли хочется. Ведь какая они власть, если не будет людей? Такая же, как мои шефы - без меня.
  У 'Той стороны' уже сотни названий на всех языках мира. Но мне отчего-то нравится 'Эдем' - чистотой, намеком на райское место, откуда люди были изгнаны за нарушение дисциплины. Не особо верю, что нам дали шанс вернуться обратно. Вряд ли мы за это время исправились, только хуже стали. Однако название красивое.
  Иногда хочется выглянуть в это окошко нового мира, вздохнуть чужой атмосферы и издалека посмотреть на горы. Поговаривают, есть особое удовольствие заглянуть туда ночью, постоять под миллиардами ярких звезд,
  образующих чужие созвездия. Может быть, даже дать название какому-нибудь из них, первым.
  - Как-нибудь, обязательно, - закрыл страничку с очередным обсуждением и волевым усилием приступил к работе.
  Потому что нет проверяющих там, где все идеально - и моя работа обязана тому соответствовать.
  За делом время летит быстро, прокручивая стрелки часов до шестнадцати часов и веселого смеха работниц казначейства в коридоре, первыми завершившими рабочий (и операционно-кассовый) день. Затем был пятый час вечера, и ожесточенное переглядывание между начальственными больными - кто первый оставит свой пост. Ведь каждый знает, министр может задержаться до шести часов! А выйдя - оглядеть окна подвластного учреждения, и, заметив сияние в кабинете, спросить отечески у референта - кто же у нас перерабатывает во славу министерства, себя не щадя? И если это будет не шеф, а его зам - еще один камешек упадет на весы нового назначения. Тут главное вовремя возле окошка пройтись, себя показав. Но у Анны Михайловны техника отработана - и картинка с камеры в фойе выведена на монитор. О чем знаю я и определенно догадывается босс.
  - Семнадцать ноль пять, - нервно произнес Эдуард Семенович, убирая от покрасневшего носа платок.
  - Да, - хлюпнула носом зам, перекладывая с озабоченным видом бумагу со стопки на стопку.
  - Рабочий день закончен.
  - Я посижу, надо завершить, - пробормотала она, окончательно испортив шефу настроение.
  - Анна Михайловна, вы болеете! Я настаиваю! Из заботы о вашем здоровье, разумеется - немедленно отправляйтесь домой! И берите больничный!
  - Но, - посмотрела она кротко на босса, изобразив вселенскую обиду и даже обозначив будущие слезы. - Эдуард Семенович, я не могу! Андрей Сергеевич ждет этот отчет завтра с самого утра!
  Андрей Сергеевич - министр. Характер нордический, подпись размашистая, на пол-листа. Собственно, это все известные мне данные - потому как не мой уровень. Компьютер ему чинить мне не доводилось, потому что он его не включает. Человек старой закалки, предпочитает бумагу и проектор с экраном два и два запятая три метра, показывать на котором графики приходят со своими ноутбуками.
  - Здоровье - дороже! - Как-то вяло продолжил шеф и наверняка загрустил.
  Потому что требование этого отчета наверняка прошло мимо него. Узды власти уходят из рук!
  - Спасибо, Эдуард Михайлович! - Обрадовалась зам. - Значит, я скажу ему завтра, что не доделала, потому что вы приказали мне идти домой?
  - Нет! То есть, доделайте отчет и идите домой. А завтра берите больничный! Я сам отнесу отчет.
  - Хорошо, - покорно склонила она голову, скрывая торжествующую улыбку.
  Потому как завтра она будет точно, и отчет занесет лично, будьте уверены. А вот здоровье шефа точно под вопросом - что-то расчихался он под конец.
  - До завтра, - собрался шеф и первым покинул кабинет.
  Ну, мне точно сидеть до восемнадцати. Должность такая - пока не уйдет светлейшее руководство здания, обязательно должен быть тот, кто перезагрузит компьютер секретарю или встряхнет тонер в принтере.
  А я, в общем-то, и не спешу. Холост, съемная квартира в десяти минутах неспешным шагом. В цоколе моего дома кафе, наплыв народа в котором аккурат к восемнадцати тридцати спадает. Так что через час - выключить компьютер тут, прогуляться, поесть и включить компьютер там. Иногда в этот маршрут включается тренажерный зал, добавляя разнообразия тяжестей к тем, что приходится таскать на работе.
  - Сергей, - прозевал я момент, когда к столу подошла Анна Михайловна.
  - Да? - бросил я взгляд снизу вверх, подумывая - стоит ли подниматься с места.
  Все же, дама, будущий шеф, да и вообще неудобно, когда так нависают.
  Хотя конкретно в этом случае вид у зама выходил вовсе не начальственный, а вовсе даже приятный - сложенные под грудью руки весьма приподнимали бюст, да и распущенные как попало волосы отчего-то оказались зачесаны чуть набок. Только красные глаза слегка портили вид. Если бы не красный нос вдобавок - чистая вампирша из 'Другого мира', по виду и своей сути. Но с носом - смотрелась разносчиком вируса, и всякая романтика уходила из опасения заразиться. Не настолько люблю работу, чтобы бояться пропустить пару дней, но категорические не желаю оставлять без присмотра свои сервера.
  - Анна Михайловна? - Изобразил я на всякий в глаза восхищение.
  Это стандартная реакция на изменение в прическе. Причина - следствие, и нечего нарушать заведенный порядок.
  - Сережа, как вы относитесь к повышению? - промурлыкала она.
  Это она меня в свои замы прочит? Приятное удивление тут же сменилось легкой паникой. Это значит, что у нас появится подчиненный?! Легкая паника переросла в священный ужас. И он полезет к моим машинам?!
  - Хорошо, - выдавил я очевидное, обозначив радушную улыбку.
  - Повышение оклада, премии, увеличенный на два дня отпуск, - продолжила она соблазнять меня перспективами и добавила после выразительной паузы. - Летом.
  - Что?
  - Отпуск - летом. А не как сейчас, - посмотрела она сострадающе.
  Сейчас - это без отпуска, за двойную ставку. Биткоин-фермы не должны оставаться без присмотра!
  - Скоро Эдуарда Михайловича переведут на другую должность, и мое место освободится, - обозначила она масштаб перестановок. - Мне очень понадобится ответственный, а главное - верный помощник. Понимаешь, Сережа?
  - Ага, - кивнул я, панически обдумывая, что делать дальше.
  Ее надо срочно останавливать! Я должен остаться на свой должности! Мысли перепуганной молью носились из стороны в сторону. Только все наладилось - и на тебе, повышение!
  - Только у меня будет условие, - решился я на отчаянный шаг, который обязан был оставить меня на веки подчиненным.
  - Какое? - Растерялась она.
  Я взмыл с места, шагнул прямо к ней, осторожно подхватывая за талию, и коснулся поцелуем слегка обветренных простудой губ.
  В грудь осторожно толкнули ладонями. Анна Михайловна отшатнулась на полшага, повернулась от меня, подхватила сумочку и пальто с крюка вешалки и выбежала из кабинета. Хлопнула дверь, отразившись эхом в коридоре под аккомпанемент быстро удаляющихся шагов.
  Все, хана мне - постучалась черная мысль. Либо уволят, либо заболею.
  Побродив по кабинету, остановился возле окна. Положил руки на подоконник и так и застыл, вглядываясь в силуэт загорающегося огнями города.
  '- А этот сотрудник молодец', - одобрительно посмотрел с улицы на здание министр до того, как сесть в салон служебной тойоты.
  
  Глава 2
  Утро случается на нашей планете уже четыре с половиной миллиарда лет, и этот день тоже не был исключением. Пропищал будильник на сотовом, зазвенел таймер на микроволновке и напоследок гневно прогудел автомобиль, требуя себе дорогу и окончательно лишая остатков сна.
  '- Неудачник', - посмотрела с высоты Икс-пятого бмв холеная леди.
  '- Сорок шестая квартира, - прищурился я взглядом снайпера на номера машины и повернул обратно в подъезд.
  По давней привычке, сетевой инвентарь всегда со мной, а провода у нас на общей площадке.
  Нет, никаких диверсий, вандализма и даже коврик перед ее дверью остался сухим. Просто моя квартира - сорок пятая, и не далее, как две недели назад я чинил этой барышне интернет (потому что у нее Т-роском, и от этого провайдера проще отключиться, чем дождаться помощи) . Так что пятиминутка обдумывания, как лучше о себе напомнить, и ее сетевой роутер теперь считает, что все сайты в сети ведут на посольство Ирака, раздел 'получение визы'. Либо уедет, либо попросит помощи.
  Со слегка приподнятым настроением, направился к работе. Мысли о неминуемом выговоре и увольнении в это прекрасное утро вовсе не мучали. Они терзали всю прошлую ночь.
  - Анна Михайловна приходила? - Спросил я вахтера, скрестив пальцы.
  Тот перевел бессмысленный взгляд с рябившего волнами телевизора на меня и спросил пропуск.
  - Проходите. - Отвернулся он обратно к экрану.
  - Ясно, понятно, - хмыкнул я под нос и заторопился на родной четвертый этаж.
  В дверь кабинета просочился, стараясь лишний раз не скрипнуть. Убедился в отсутствии шефа, а после осторожного поворота головы - и остального светлого начальства.
  - Точно, у нее же с утра отчет, - обрадованно постучалась мысль. - Ну а шефа, конечно, жаль.
  В общем, пока еще все можно спасти - написал покаянное письмо, обвинив во всем начинающуюся простуду, ее красоту, переутомление, ее обворожительность, авитаминоз, ее безупречность и мое повышенное артериальное давление. Присовокупил с десяток нарисованных от руки грустных смайликов - человек современный, поймет. Подумал, написать ли о больной бабушке, которой перевожу деньги, но посчитал версию неубедительной. На шесть тысяч бабушку не вылечить. Тут скорее выпнут в дворники - они получают одиннадцать. Зато у них нет престижной государственной службы и карьерного роста! И у меня, если все провалится, тоже не будет...
  Накинув спецовку и демонстративно оставив на столе свой телефон (это чтобы не дозвонились), отправился пугать пауков на чердак. Там как раз тарелка резервной связи перекосилась, и ее следовало выставить по указанному азимуту ровно в ноль-ноль минут, и даже табличка прилагалась.
  В первые ноль-ноль минут не успел: воевал с голубем, охранявшим гнездо. А еще птица мира! Да не нужны мне эти желто-серые комочки, мало смахивающие на своего родителя. Но на следующий сеанс успел все выставить, судя по силе сигнала. Затем обнаружил, что кабель физически оборван. Потратил немного синей изоленты, меланхолично раздумывая над тем, что можно было вообще не трогать тарелку.
  Оценив время до обеда по наручным часам, решил навестить серверную. Вот тут сердце действительно кольнуло тоской от возможной разлуки. Это ведь если увольняться, то все стирать своими руками. А время потрачено, чтобы все синхронизировать и привязать к внешним ресурсам - тьма. Будем надеяться, письмо возымеет действие. Или хотя бы не усугубит.
  - Семнадцать градусов.
  Пульт выдержал пытку похлопыванием по ладони, но стоял на своем.
  - Да как так то?!
  Кондиционер шумел ощутимо сильнее, чем вчера, пытаясь скомпенсировать разницу. А в помещении действительно похолодало. Градус - он вещь такая, не пощупать. Но если каждый раз приходить сюда в одной и той же одежде, та грань, когда уже 'не тепло', чувствуется уверенно. Или знобит надвигающейся ОРВИ? Да нет, пока просто холодно.
  Должны быть причины. Не может градус вот так взять исчезнуть, это вам не пиво в привокзальном кафе. Что-то вытягивает из комнаты эти три градуса - если вычитать из заложенных двадцати. Было бы окно, грешил бы на него. Но на всякий, ощупал заштукатуренную кладку окна в поисках тяги воздуха.
  Вентиляция тоже не при чем - тянула так себе, огонек зажигалки (не курю, это чтобы термоусадку делать) отклонился еле-еле. Вытяжку этой ветки чинили при прошлом капитальном ремонте и политическом строе.
  Пол? Лаз в подвал, тянущий тепло на себя? Вполне возможно и очень тревожно - как бы крысы не повадились жрать биткоин. То есть, проводку и все остальное, что им покажется достаточно съедобным.
  В общем, облазил каждый сантиметр, открыт все шкафы и посмотрел там. Никакого результата - разве что шмыгать стал отчетливей, и голова отозвалась смутным предчувствием будущей простуды. Все-таки, зараза зацепилась, как бы вчера не камлал над чесноком и не пел горловые песни с раствором ромашки.
  - Вот пакость, - объединил я эмоции к болезни, чесноку и отсутствию ответа, куда делись три градуса.
  Остались потолок, стены и сбой программы кондиционера. Но потолок высоко, программисты 'Хитачи' далеко, а стены - вот они, прощупываются. Только смысла в этом, если ровные они и залиты одинаковой светло-желтой краской? Для успокоения совести и одновременно - оценки, как подняться к потолку, пошел по периметру комнаты, наваливаясь ладонью на плоскость стены.
  Не знаю, почему именно наваливаясь - наверное, просто не верил, что причина там, а идти, отталкиваясь, было интереснее. Но со следующим шагом у правой стены, закрытой от входа серверными стойками, ощутил в руке неожиданную слабость, услышал хруст тонкого слоя краски и тут же - ощущение провала, утянувшего за собой остальное тело.
  Мгновение падения ударило по чувству координации, и отчаянная попытка зацепиться за что-то провалилась. Страшнее того, руки, выставленные вперед (как бывает у каждого, кто падал с лестницы), тоже не ощутили в ожидаемый момент пола. Тело кувыркнуло в воздухе, ударив в полете по ногам, затем по плечу, ошарашив болью, а затем волной жгучего холода, под мой крик и стон иглами вцепившегося в тело.
  'Подвал, мать его. Капремонт, мать его'. - Пронеслась гневная мысль через дрожь тела, соединяясь с секундной волной страха, ужаса. - 'Т-темно. Что за стеной? Пролет лестницы над головой?'
  В сумраке, подсвеченным тусклым огоньком вверху - это от серверной проем - виделась наклонная каменная плита, подходившая под описание лестницы. Если ее не ремонтировать, как, видимо, было тут.
  Руки, скованные холодом, как и все тело, потянулись к ногам, поджимая их под себя. Заодно справляясь с ноющей болью по всему организму и осторожно проверяя, не сломалось ли чего.
  Тело ныло, движения отдавали болью в оцарапанной коже, страшно болела челюсть, почти заглушая боль от плеча. Но все это шло фоном совсем другому ощущению.
  Ощущению, что под ладонями голая кожа. Там, где положено быть плотной ткани джинсы. Там, где была спецовка поверх свитера и серой рубашки. И там, где острые камни кололи подошву ног, хотя обязаны были бессильно скрипеть под подошве кроссовок.
  - К-как же х-холодно, - отчаянно не веря мелькнувшей мысли, повернулся я к пролому в серверной.
  Но, приглядевшись, увидел только серое марево, искристо мерцавшее в карнизе на вышине двух с половиной метров над плоской стеной, собранной из гладкого коричневого камня.
  Кое-как собравшись с силами, заставил себя подняться с места и потянуться к карнизу.
  Унимая дрожь от холода в коленях, прыгнул вверх, ударившись о камень телом и тут же отпрянув, спасаясь от ледяного ожога.
  -Я тут сдохну, да? - После нескольких попыток, теряя силы, с тоской выдохнул я облачко пара.
  Под ногами скальная плита, щедро покрытая угловатыми обломками. Вокруг колодец стен, выложенных из крупного булыжника, и надгробием всему этому - еще одна плита, застрявшая наискосок в десятке метров над головой, оттого показавшаяся пролетом лестницы. А единственный выход - вот он, манит и вытягивает силы в очередной попытке до него добраться. Обрывает ногти, бессильно пытающиеся зацепиться за трещины в стенах. Срывает кожу на ногах и запястьях. Выбивает скупую слезу отчаяния и дикий крик в полный голос: - Помогите!!!
  Может ли голос провраться сквозь завесу меж двух миров? Не знаю. Но он точно не выйдет за плотные двери серверной.
  Холод тянул силы до дрожи в пальцах и коленях. Тело хрипело легкими, желая сжаться в клубок и не отпускать остатки тепла. Но я продолжал двигаться, растирал кожу ладонями, прекращая панику резкими махами рук или несколькими приседаниями.
  В попытке выбить себе ступеньку в стене, подобрал камень у ног и с силой ударил по заметной трещине чуть выше груди. От удара, раскололся мой булыжник... Не сдаваясь, принялся собирать все, что было под ногами, и собрал небольшой подъем, под конец ощущаю первые признаки судороги в левой ноге. На нее я и упал после отчаянного прыжка, не достав до карниза всего две ладони.
  Со вскриком боли рухнул на плиту пола и съежился от безнадежности. Крохотные осколки, впившиеся в кожу на боку, отозвались приглушенной ноющей болью, на которую организм уже никак не реагировал. Даже холод - и тот чувствовался, будто под теплой одеждой, в безветренную погоду зимой.
  - Помогите, - сипло вырвалось вместе со взглядом наверх.
  Тело не хотело бороться, а попытки разума перебирать руками и ползти по камню, казалось ему глупым. Организм хотел просто лежать, сберегая силы для лишней секунды до смерти. Но разум хотел жить. Я хотел жить, вот и полз, заставив наконец-таки руки поднять тело.
  Смутный шум, раздавшийся где-то рядом, поначалу показался галлюцинацией. Не было вокруг ничего, камень не умеет говорить, а обращенный вверх взор, стоивший очередного падения набок, не увидел спасителя на карнизе перед порталом. Но шум повторился, выбив из уже было смирившегося с неизбежным разума отчаянную вспышку надежды. Да хотя бы потому, что шум был справа, а стена под порталом - впереди.
  - Помогите! - Рвал я связи простуженным голосом и упрямо полз на звук, то и дело натыкаясь ладонями и коленями на камни, раня кожу, но продолжая движение.
  Совсем скоро перед лицом раздался гулкий звук упавшего камня - это рука неосторожно коснулась его и отбросила вперед... Слепо пощупав пространство перед собой, с невероятным и ничем не обоснованным счастьем обнаружил провал меж плитой пола и стеной. Широкий! Сантиметров сорок, не меньше! Больше метра длиной - это все, куда удалось дотянуться.
  'Что тебе в нем?' - Шептал разум. - 'Могила поглубже?'.
  Но сама возможность идти хоть куда-нибудь дала сил. Возможность выбора - да хотя бы могилы, пусть! Но не лежать, ожидая смерти.
  Дрожащей рукой бросил еще один камень, на этот раз прислушавшись к звуку падения. Не высоко! Метра два, вряд ли выше!
  А затем шум, приведший меня сюда, повторился. Совсем рядом. И мгновением позже лицо обожгло волной близкого жара от огня, ослепив и заставив откатиться в сторону.
  - П-помогите! - Сквозь слезы от вспышки, тер я рукой лицо и глаза, пытаясь отделаться от яркого пятна, не позволяющего ничего разглядеть. - Я с Земли! Д-дружба! Мирный!
  А в разуме, ошеломленным за это время наготой, холодом, осознанием близкой смерти и шансом на спасения, яркой вспышкой гражданской сознательности вспыхнуло - Первый контакт!
  Никто не говорил о встрече с разумом в Эдеме. А факел - он разум бесспорный и не подлежащий сомнению.
  - Е-есть, зачем жить, - сипло выдохнул остатки тепла, чтобы убедить тело двигаться. - И т-там есть тепло, - напомнил я ему про огонь.
  Второй довод оказался убедительнее и дал сил, чтобы перевернулся на живот и вновь посмотреть в отверстия лаза.
  - М-мы пришли с миром, - выдохнул я, щурясь в тень отведенного в сторону факела.
  И каким-то чудом, непонятно каким чутьем и неведомо какими силами, резко отклонился вбок, пропуская мимо лица что-то заостренное, влетевшая в пещеру за моей спиной. Ошарашенно замер, растеряв все приветственные слова о дружбе народов. Потому что на меня недовольно скалилась крупная рожа ящерицы с распахнутым кожистым капюшоном, выходящим из спины, отведя лапу с факелом в сторону. В неровном свете успел отметить серую тряпку через зеленое тело и участок коридора, исполненный ритмичным узором.
  - Ах ты сволочь зеленая, - слабой рукой метнул я камень ей в рожу и тут же откатился в сторону.
  Снизу возмущенно проклокотали и запустили мне вслед еще один дротик. Или как это назвать - короткое копье? Короче, палка с заостренным наконечником, глухо стукнувшаяся о противоположную стену и уткнувшаяся стоймя в землю.
  Тут же показалась немалого - не меньше средней мужской - размера лапа, украшенная когтями, вцепившаяся в край лаза. А за ней вторая, до этого резко размахнувшаяся факелом под громкое шипение, будто отгоняя зверя. Ждать, пока эта ящерица влезет целиком, я не стал - метнулся из последних сил к копью, отчетливо различимому в появившемся свете факела. Тело человекоподобного ящера уже практически было внутри, оставалось подняться на ноги и подтянуть за собой видимый хвост, когда я, крича от отчаяния, бросился на него, целя острием ей в живот. Потому что попасть легче.
  На встречу раздался визг куда грознее, и огонь факела оказался выставлен ровно мне навстречу - тоже на уровне живота.
  Но я уже не боялся. Я был жив, но кое-что уже умерло в этой ледяной пещере. Страх, осторожность, стыдливость - та самая, что заставила прикрыться ладонями в первые секунды. Не ведаю, как выглядел в момент атаки. Наверняка не очень грозно, потому что ящер не отвел факел и не уклонился сам, спокойно ожидая, когда жертва остановится, потеряв скорость, или сама напорется на огонь. А я прыгнул.
  Прыгнул так, как, наверное, никогда за этот адовый час. Те самые последние силы, которые должны были давным-давно завершиться. Хотя, возможно, помог разбег - в эту сторону каменный колодец шире, чем от карниза с порталом до противоположной стены. Помог и расчищенный от камня пол. Главное - прыгнул я выше факела, и ящер, за яркостью собственного огня, потерял этот момент.
  Подхваченное копье ударило всей массой разогнанного тела, с ощутимым чувством преодоления вязкой преграды вонзившись ящеру в грудь. За его спиной была стена, он не успел выбраться из лаза, так что плохонькое и кривенькое (по ощущениям ладоней) копьецо нанизало его насквозь, явно пробив что-то жизненно необходимое. Потому что потом была тишина и стук о камень выпавшего из лапы факела.
  Я же вновь порезал руку, свалившись с твари на скальную плиту.
  - Теперь нас тут двое сдохнет, - смотрел я на близкий огонь, робко протягивая к нему ладони, приближая до легкого ожога.
  На противника смотреть не хотелось. Этот первый контакт точно не войдет в учебники, потому что рассказывать о нем будет некому.
  Но скоро пришлось подниматься - пакля или что там было намотано на факел, прогорало, грозясь лишить последних искорок света и тепла. А я помнил, что на ящере были серые тряпки, и они наверняка могли гореть. О том, чтобы пытаться залезть наверх, используя тело побеждённого, как ступеньку, мыслей не было - потому что сил для этого не осталось никаких. Это особенно прочувствовалось в тот короткий путь, когда я подтаскивал факел к ящеру. Так, наверное, не ползают и дети. Даже опытный фрезеровщик, победивший ящик водки, ползет к остановке уверенней.
  Мысль поджечь ткань прямо на нем отбросил, как недостойную. Неправильно это. Просто неправильно, даже если его нехитрая одежка загорится. Да, сил стянуть эти ленты серой ткани, намотанной на тело, может и не быть, но я попытаюсь.
  Привалился кое-как к стене около лаза, кристально четко ощутив, что не чувствую тела. Провел рукой по коже ног - и не почувствовал и этого. Неровный свет огня давал бело-синей коже странный оттенок, из-за которого на себя смотреть совсем не хотелось. Даже факел нужно было покормить не из-за жара, а просто, чтобы не возвращаться в темноту. Чтобы взгляд сам собой не находил единственное свечение в черноте - серебристое облачко портала.
  Наклонился к поверженному и кое-как зацепил озябшими пальцами ткань. Но вместо того, чтобы потянуть, неловко завалился ему на грудь.
  Не сразу заметив, как под правой рукой протаивает кожа, расступаясь и позволяя войти ладони внутрь тела. Будто не мощный организм под ней, а восковая фигура, таявшая от остатков тепла моего тела. Я наблюдал за этим отстраненно, сквозь усталость и погасшие эмоции. И момент, когда рука уперлось во что-то округлое и теплое, тоже прозевал, отреагировав не сразу. А как ощущения оформились в удивление, уже держал туско-коричневый кристаллик, размером с грецкий орех, перед глазами. Мутный камешек, слегка прозрачный, овальный - будто намытый водой.
  - Это ты чего? - Пробормотал непослушными губами.
  Хотел посмотреть на рептилоида, но к уже ощутимо толкнувшему удивлению обнаружил только серые повязки его одежды на камне. А сам он - будто испарился, будто не было его. Только камень...
  - А... - Посмотрел я на уже растекшуюся по ладони тускло-коричневую массу, бывшую камнем. - Эй!
  Первым желанием было оторвать ее о что-нибудь, скинуть с себя, но взамен пришла грустная ирония.
  - Победивший дракона, становится драконом, да? Буду новой здешней жабой. Жаль, факела нет. - Закрыл я глаза, ожидая конца.
  Но через какое-то время ощутил, что по телу разливаются волны тепла. Горячие волны - пульсацией от правой ладони. Кипящие волны!
  - Ах ты ж е! - Вскочил я, махая руками и тряся будто горящей рукой.
  На ладони ничего не было, но организм будто горел изнутри - и это точно не воспаление легких! Спасаясь, припал к камню стены, еще совсем недавно казавшимся ледяным и убийственным.
  - Хорошо-о, - чуть сдвинувшись, чтобы было удобнее, а потом и вовсе опершись спиной, потерся я о камень.
  Тело буквально парило жаром, а на камне оставались мокрые следы. Ощущение непередаваемой легкости сменялось новой волной жара и тянуще-приятным ощущением, от которого тянуло в пляс, подталкивало закричать ликующе во все горло - еще потому, что я все еще жив! Но рядом могли быть другие ящерицы, в том числе ходящие строем, а не по одиночке.
  Счастье распирало сердце, веселый напев, все-таки прорвавшийся тихим бормотанием, кружил голову. Я был жив.
  То, что моя жизнь - заслуга непонятного камня, могло подождать. То, что случилось с ящером, тоже шло к демонам. Пусть так, да путь как угодно! Я жив!
  Нелепые движения обнаженного человека в каменном колодце были танцем жизни. Прихлопывания, притопывания и игривое размахивание тем, что восстает обычно по утрам, составляли эту пляску, дикую и безумно приятную. Тело хотело жить - всеми его частями. Даже глаза будто стали легче различать окружающую темень, уже не освещаемую толком факелом.
  - Я жив, - воткнулся коленями в пол и рухнул лбом о камень. Поднялся, провел рукой по лицу, стирая слезы радости. И уже потом, успокоившись, ощутил еще дивную вещь - ран не было. Всех этих царапин, порезов, натиров, рассечений - ничего. Ощущается только мягкая кожа, словно над зажившим порезом, еще не огрубевшая от загара. Провел языком по зубам - там, где были пломбы, стоят целые зубы... Коснулся ладонью ниже живота - не выросло. Но там и так все хорошо, не жалуюсь.
  - Я хочу домой, - оформилась первая спокойная и уверенная мысль после всего этого дикого стресса.
  А еще я вновь стал ощущать холод - пока еще далекий, но уже покусывающий тело. Пока есть силы, надо возвращаться.
  На этот раз у меня были две палки, которые удалось воткнуть в трещины в камне. Факел, подумав, тоже зацепил и потащил за собой. Если ту жабу станут искать, не нужно, чтобы такие улики находили. На всякий, раскидал собранные камни обратно по полу, добившись изначального хаоса. С этими же мыслями, обвязал палки-копья тканью от одежды рептилоида, с мыслью выдернуть их потом и сложить на карнизе.
  Восхождение вышло на удивление будничным. Сложив копья, ткань и факел на карнизе, встал во весь рост и шагнул обратно в свой мир. Можно было на корточках, но после недавнего падения, хотелось вернуться гордо, победителем.
  Выйти красиво не вышло - с кряхтеньем, вывалился. Что-то там не так с уровнями карниза и пола. Тут же бросился к кондиционерам, выкручивая температуру на уровень чуть выше комнатной. Сервера перетерпят.
  И только после этого расслабленно привалился к стене рядом с проходом, буквально растекаясь от слынувшего напряжения.
  Где-то на краю сознания вились мысли - рассказать о найденном портале или нет. Но выходило, что у нашего государства и без этого их куча, что им еще один? Сообщу - замуруют тут все, и не будет у меня никакой работы. А значит, и денег. Первый контакт с инопланетной жизнью? А что им скажу? 'Извините, я его убил?'. Отлично просто.
  В общем, пусть найдут себе ящеров в другом месте. Если уже не нашли. Тут ведь никаких тебе новых нанотехнологий и гипердрайва - дремучее первобытное нечто. Даже ничего бронзового, не говоря о железном, у ящерицы не было. Хотя ткань - это уже куда ближе к цивилизации?
   'Портал обоями заклею... На чердаке сегодня видел'.
  Идти туда еще раз - сродни игры со смертью. В общем, без 'Той Стороны' я точно проживу. Ноги моей там не будет, если кратко. Хотя, если просто присесть на самый край, и свесить ноги с карниза... И застудить себе чего-нибудь. Нет уж, нечего там делать.
  А мысли про тот странный камешек я волевым усилием убрал в сторону.
  Вон, интереснее есть вопросы. Как пройти без одежды через все министерство? Сервера-то на первом, а лифта нет. Скептически посмотрел на коробки от оборудования, сложенные у стены. Сделать костюм робота и изобразить утренник?
  Я стер руками пыль с кожи, помассировал подошву и с силой провел руками по лицу. М-да. И телефона нет. Хотя, есть сервера, и можно попросить через чат кого-то из товарищей захватить спецовку в моем кабинете, пообещав за помощь доступ в сеть... Хм, а дверь я ему как открою?
  - Сергей? - Открылась дверь, и из пролета показалось лицо Анны Михайловны.
  Я так рванул за серверные стойки, стараясь спрятаться, что невольно выдал себя звуком.
  - Сергей, нам надо поговорить, - прикрыла она за собой дверь и вошла внутрь.
  'Вот блин!'
  Меня, конечно, не видно, но если она подойдет... Да хрен с ней, с видом, у меня в стене портал!
  - Да-да? - Отозвался я, срочно отыскивая решение, и выглянул в ее сторону. - Анна Михайловна, не подходите пожалуйста, тут высокое напряжение и провода по полу.
  - Да? - Скептически посмотрела она на чистый пол, но подходить не решилась. - В общем, я прочитала письмо. Ничего страшного. Просто... Ты мне нравишься, но я и сама не готова к отношениям, понимаешь? Это все карьера...
  Сказав, шагнула она в мою сторону.
  'Блин!' - Взвыло все внутри.
  - Ой, а что это...
  - Это любовь, - ляпнул, что пришло на ум, и вышагнул ей на встречу.
  Как был. С восставшей нижней провинцией организма, все еще распирающей от чудесного спасения.
  - Сережа? - Перевела она удивленный взгляд с моего лица вниз и округлила глаза, замерев на полушаге.
  Решительно подошел ближе, положил ладони ей на локти, а затем мягко перетек ими на талию.
  - Я подожду твою карьеру, - прошептал ей на ушко. - Ничего от тебя не требую.
  Правой рукой опустился чуть ниже, забрался под пиджак и повел молнию юбки вниз.
  Потому что из этой ситуации могло быть только три выхода: либо она станет бегать от меня по серверной и точно упадет в портал, либо выбежит в дверь с криками и скандалом, либо какой-нибудь правильный и логичный, до которого разгоряченный паникой разум никак не мог додуматься.
  Пока планировал, юбка под перешагивание владелицы, упала на пол.
  - Только между нами ничего не будет, - сглотнула она и просительно посмотрела на меня.
  - Хорошо, - подтвердил я, закрепив долгим поцелуем и уверенно развернул ее спиной к себе.
  Так она точно ничего не увидит. Да и застежка лифчика перед глазами.
  В общем, это были очень интересные и приятные тридцать минут рабочего времени. Хотя некоторая робость по поводу должностного положения была, но установка, что это - не шеф, а сложный технический механизм, к которому надо наощупь найти подходящие настройки, кое-что подкручивая, нажимая и похлопывая время от времени под нежное нашептывание, придавала уверенности. К счастью, механизм настроить удалось, и, к довольству моей технической души, дважды. Заодно уровень стресса слетел до приемлемого уровня.
  - Ты чудо, но не забывай, кто начальник, - отметилась Анна Михайловна коротким поцелуем, наскоро оделась и убежала делать карьеру.
  - Дела, - откинулся я на пол, оттирая трудовой пот.
  А затем довольно посмотрел на спрятанный тайком за ее спиной пиджак. Вернее, убранный незаметно из-под ее коленок под серверные стойки. Там, конечно, пыльно, но мы это дело отряхнем.
  Напялил на манер кельтской юбки и, осторожно выглянув из дверей, отправился покорять путь до пожарной лестницы. А записи видеонаблюдения я потом удалю.
  Просчет вышел только в самом конце.
  - Сережа? - Удивленно посмотрела на меня Анна Михайловна, стоило зайти в кабинет.
  'Лять!'
  - Да, дорогая, - выпрямившись, картинным жестом скинул с чресел пиджак и шагнул в ее сторону.
  В общем, стол начальника Анна Михайловна примерила еще до назначения.
  
  
  
  
Оценка: 8.42*98  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Сапункова "Жена Чудовища" (Любовные романы) | | В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | С.Торубарова "Василиса в стране варваров" (Попаданцы в другие миры) | | А.Довлатова "Цифровая рабыня. Книга первая: пустоши" (ЛитРПГ) | | П.Роман "Игра. Темный" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Жена навеки (Пока смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | А.Тьюдор "Сертификат" (Романтическая проза) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"