Тахион: другие произведения.

Сложности паучьей жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.77*390  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Житие в теле неруба. Неспешное повествование о вхождении нашего соотечественника в сообщество пауков из Королевства Азжол-Неруб. Черновик.
    Правки от 24.08.16.


Сложности паучьей жизни.

Пролог.

  
   Пещера, погруженная во тьму, была наполнена нескончаемым движением едва различимых существ. У любого человека убранство этого места вызвало бы недоумение, а у многих ещё страх и отвращение. Владычице этих покоев ничего не стоило разогнать мрак, скрывающий несущественные детали, но в этом не было необходимости, тьма никогда не была преградой для её взора. Мать, Королева - она пристально наблюдала за своими детьми, как делала это на протяжении последних двухсот поколений, именно так она исчисляла неспешно текущее время. Как бы ни думали остальные властители королевства, именно это событие оставалось важнейшим для будущего её народа. Новая кладка яиц, в которую были вложены результаты исследований касты Провидцев, что нового принесет она в жизнь Королевства. От поколения к поколению королева пользуясь своим опытом, интуицией и конечно же магией отбирала черты для следующего поколения. Не всегда ей сопутствовали в этом удача и успех, порой немало несчастий всем ее подданным приносило желание добиться совершенства. В этот раз никаких радикальных изменений внесено не было, так что ожидать великих перемен не было причин, но предсказание будущего никогда не было в талантах ныне существующей королевы, опыт же подсказывал, что всегда остается множество неучтённых факторов. Оставалось только ждать и наблюдать за своими детьми и делать выводы, чтобы дать потомкам преимущество, ведь мир так враждебен и жесток к ее расе, как в прочем и к остальным. Другие виды разумных тревожили мать своим стремительным развитием и не менее стремительным регрессом, при этом умудряясь захватывать с собой в небытие и других. Как бы ни умна была королева, понять этих гуманоидов было крайне не просто. Провидцы активно занимались их исследованием уже многие поколения. Многообразие этих существ не облегчало исследователям задачу, как и различия в уровне знаний и умений с течением времени у подопытных образцов. Порой добытая информация устаревала раньше, чем появлялась возможность ей воспользоваться.
   Как реагировать на новые сведения ответа пока не было. Стоило обстоятельно обдумать это во время долгожданного отдыха, ведь новая кладка забрала много сил. Не смотря на богатый опыт и возросшее могущество, энергозатраты оставались весьма значительными. С каждым новым поколением она вкладывала в свое потомство все больше и больше сил, и это приносило результат. Следующий за этим упадок сил говорил ей о выполненном предназначении и требовал длительного отдыха и восстановления.
   Мать-Королева нерубов погрузилась в восстановительный сон, оставив нерешенные вопросы на будущее.
  
   Россия, г. ...нск.
  
   Утро нового дня встретило меня солнечными лучами, пробивающимися даже сквозь закрытые веки. Что ж, новый день требует принести в жертву, часть своего времени на работе. Сонно посмотрев на часы, и убедившись, что есть время подремать, так собственно и сделал. Спустя некоторое время окончательно проснувшись, занялся ежедневными утренними делами: душ, завтрак и т.д. До начала рабочего дня времени было предостаточно, так что не спеша собрался и позёвывая, направился к своему транспорту, до гаража можно было дойти неспешным шагом за пять минут. Удивительно, но старая "копейка" не преподнесла никаких сюрпризов и завелась с полуоборота, что навело на мысль: "Удачное начало дня должно сделать и день удачным". С таким оптимистическим настроением вырулил из гаража и, не забыв проклясть государство за столь прекрасное дорожное покрытие, направил копейку к выезду на трассу. Ехал не спеша, мыслей в голове не было, просто расслабленно наблюдал за дорогой и редкими пешеходами. Плавно остановившись на перекрестке ожидая зеленого света, стал заинтересовано наблюдать за спешащими пешеходами, внимание привлекала сухонькая старушка. Она активно ругалась с невысоким пареньком, при этом размахивала чем-то похожим на клюку. На возмущенные возгласы парень лениво отмахивался, чем еще больше распалял старушку. Досмотреть, чем же закончится неравная битва, не дала сомкнувшаяся толпа, которая успела собраться вокруг бесплатного представления. С легким сожалением тронулся с места, выехав на перекресток, внезапный визг тормозов заставил меня резко вдавить тормоз и осмотреться. Врезавшийся в мой автомобиль внедорожник стал полной неожиданностью, пристегнуться ремнем безопасности в голову не пришло и последнее, что сохранилось в памяти - это как меня откидывает на соседнее пассажирское сиденье.
   В сознание приходил тяжело, открыть глаза не получилось, во всем теле ощущалась глухая боль с отдельными очагами более острой, как это сочеталось с онемением во всем теле, было не понятно. Мысли были вялыми, вообще думать было тяжело, онемение заставило пошевелиться и попытаться изменить положение тела, результатом напряжения мышц стала острая боль в груди и шее. Глухой стон и попытка сделать вздох только усилили боль, и сознание милосердно меня покинуло.
   В сознание вернула та же боль, ну как в сознание, связанно мыслить и как то реагировать не получалось, постоянно проваливался в бездну беспамятства. Сколько длилось такое пограничное состояние, оценить не было никакой возможности, да и воспоминаниями такие ощущения назвать нельзя. В один из моментов пробуждения, когда мозг был способен осознавать информацию, удалось услышать отрывок разговора.
   - Ну как он?- голос был женский, воображение нарисовала красотку, лет двадцати. "Какая глупость, только прояснилось сознание, а мысли о бабах!"
   - Кравцов? Не жилец, пару дней еще протянет,- мужской голос равнодушно вынес приговор,- Так, сейчас посмотрим.
   Прикосновение к грудной клетке переросло в давление и боль быстро вернула меня в состояние, когда я ощущал себя комком боли. Череда неясных ощущений вперемешку с болью сменялась периодами забвения. В следующий раз придя в сознание, когда боль казалась терпимой, было относительно тихо, совсем рядом слышалось периодическое бульканье. Лишь через пару мгновений до меня дошло, что это мое дыхание. Выздоравливающие так не дышат, тело не чувствовалось совсем, как будто его не существовало, попытка открыть глаза, двинуть рукой или ногой успехом не увенчалось. Это пугало больше бесконечной боли, все что я мог, это слушать хриплое дыхание. Воспоминание о равнодушном голосе и оставшемся времени теперь почему-то не вызывали яростной мысли: "Как же так я еще жив, я смогу жить и дальше!". Некстати появившийся оптимизм породил мысль, что умру я раньше, чем сойду с ума от безысходности. Мельтешение мыслей о дальнейших перспективах вызвало угасание сознания , последняя мысль была о том, сколько всего еще можно было сделать.
  
   Ординаторская реанимации Центральной Городской Больницы N1
   Пара мужчин в белых халатах спокойно обсуждали пациентов.
   - Как состояние Кравцова в первой палате?- пожилой врач с полностью седой головой обращался к своему более молодому коллеге усталым голосом. Прошедшая смена была неспокойной, но обязанности заведующего отделением обязывали быть в курсе состояния всех больных.
   - Положительной динамики нет, находится на ИВЛ, на утро состояние ухудшилось, кома три,- ответ был краток, но о ситуации с больным заведующий интересовался ежедневно, так что общую картину знал прекрасно,- Родственников найти так и не удалось, с собой из документов были только водительские права, ни адреса ни места работы тоже выяснить не удалось.
   - Печально,- перспективы у Кравцова не было, жизнь теплилась в нем только в результате постоянного контроля медперсонала. Тишину прервала заглянувшая молодая медсестра.
   - Виктор Сергеевич, у Кравцова в первой палате ни давление, ни пульс не определяется,- затараторила взволнованная медсестра.
   Вскинувшиеся врачи бросились в палату проводить реанимацию, одновременно отдавая указания медсестре, но в этот раз жизнь покинула тело Кравцова окончательно, и мастерство врачей не могло вернуть ее назад. Но существование его на этом печальном моменте не закончилось.

ГЛАВА 1.

Новая жизнь, новое тело.

   Очередное пробуждение, сопровождалось неуловимо знакомыми ощущениями. Ожидаемой по предыдущему опыту боли или отсутствия чувствительности не было. Вместо этого было чувство полного комфорта, попытавшись пошевелиться, обнаружил, что, во-первых я могу двигаться, во-вторых движения скованные и окружающая меня субстанция оказывает сопротивление. Это было похоже на движение под водой, только сопротивление было больше. Несколько активных движений и я уперся в стенку, еще несколько минут барахтанья в этой жидкости показали наличие стенок по всему периметру. Вся эта ситуация вызывала сильнейшее недоумение, перерастающее в страх. Сильнее всего пугало, что конечности как то неправильно сгибаются, задумавшись над этим, осознал, что у меня четыре пары конечностей. После чего на несколько мгновений впал в ступор, дальше мысли понеслись вскачь. "Так, спокойно, не паниковать. Нужно вспомнить, что со мной случилось. Я поехал на работу, на светофоре какая-то бабка лупцевала палкой паренька, потом выехал на перекресток, и в мою копейку врезалась машина. Точно ДТП!! Хм, дальше провал, ничего не помню. Стоп, чей то разговор. Да, разговор обо мне. Сказали, что протяну пару дней, но это не объясняет еще одни конечности!!! Как такое может быть? Отправили на опыты чокнутым ученым? Чушь, какие ученые? Какие еще могут быть варианты? О чем я думаю, у меня выросли еще одни руки или все же ноги? А если еще одна голова выросла?" Паническое ощупывание головы совсем не успокоило, привычного носа глаз рта не было. "Такого уродца еще надо поискать",- эта мысль оптимизма не добавила. Что делать дальше было совершенно непонятно, дополнительные конечности, изуродованная голова, откуда это все взялось? Мысли в этом направлении были прерваны чувством нехватки воздуха, последовавшее паническое барахтанье в этой неправильной сфере с непонятной жидкостью, только усилило это чувство. В голове билась одна мысль: "Надо выбраться отсюда!". Уперев в стенку одни конечности, попытался надавить на противоположенную стенку. "Ну же, давай!" Силы быстро покидали уставшее барахтаться тело, сознание стало затуманиваться, когда стенка немного подалась. Жажда жизни вновь вспыхнула, и резко распрямив конечности, удалось проломить стенку, руки провалились в пустоту. Втянув руки обратно, стал наблюдать, как через это отверстие стала вытекать жидкость, пробившийся тусклый лучик света позволил рассмотреть, что все это время я находился в мерзкой на вид слизи. Оказалось, что все это время глаза были открыты, просто в этой сфере было темно. Все это было похоже на опыты над людьми. "..Цензура.. только бы не инопланетяне". Серые человечки никогда не вызывали у меня симпатии. Дышать было легче, но стало заметно холоднее, эта слизь быстро остывала и вызывала желание по быстрее покинуть ее общество. Со зрением тоже было что-то не так, копилка странностей пополнилась черно-белым, с различными оттенками серого, зрением, хотя четкость его была выше всяких похвал, и это не смотря на практически полное отсутствие света. Удалось рассмотреть свои руки, сложно было представить, какими знаниями и технологиями нужно обладать, чтобы превратить нормальные человеческие руки в подобные клешни. Несмотря на неказистый вид, эти трехпалые конечности оказались весьма ловкими и достаточно сильными, каждый палец венчал загнутый коготь, оставался только психологический дискомфорт. Все эти странности просто отмечались мозгом, который видимо даже не пытался их анализировать, так как находился в ступоре.
   Шум, доносящийся из пробитого отверстия, отвлек от рассматривания своих новых конечностей. Промелькнувшая в сознании вереница книг и фильмов, категорически не советовала выяснять его причины, но любопытство заставило осторожно расширить получившееся отверстие и осмотреться. Новые для меня руки справились с этим на удивление легко, материал моего вместилища оказался довольно ломким или сил в руках-лапах стало больше. В полученное импровизированное окно удалось осторожно выглянуть. Света было недостаточно для получения, хоть сколько бы ни было полной картины происходящего, но даже мельком увиденное заставило отпрянуть назад в уже знакомое и практически родное пространство. И на то была весомая причина, а именно, какая-то тварь копошилась на значительном отдалении от меня. Уже внутри своего убежища я осознал, что все обозримое пространство было заставлено вертикально стоящими яйцеобразными предметами, больше деталей окутанное страхом сознание не сохранило. "Дела мои плохи. И это весьма оптимистичный прогноз." Внезапным озарением стала мысль, что эти яйцеобразные предметы весьма похожи формой на мое текущее убежище: "Я вылупился из ..Цензура.. яйца" Сравнив в воображение размеры яиц вокруг которых крутилась та тварь и ее саму, умножил свои проблемы на десять. Перед глазами стоял размытый образ неведомой твари высотой несколько десятков метров, а мозг выдавал различные идеи о дальнейших действиях. "Нужно лучше осмотреться, паниковать всегда успею" С такими мыслями повторно выглянул из своего убежища и стал внимательно рассматривать увиденное ранее существо, первое, что бросилось в глаза это схожесть с паукообразными. Стало заметно светлее и окружающее пространство заиграло новыми красками, видимо света стало достаточно, чтобы различать цвета. Паук не спеша передвигался между яиц и периодически касался их своими трехпалыми лапами в ведомой лишь ему одному системе. "ТРЕХПАЛЫЕ ЛАПЫ!!!" Присмотревшись к своим рукам, понял, что они полностью повторяют собой конечности исполинского паука, только цвет моих конечностей был грязновато белым, а исполинский паук был весь преимущественно темно серым. Резко обернувшись, обнаружил мерно вздымающееся брюшко, которое было частью моего тела. "Как? Как можно было этого не заметить, ведь эта часть моего тела составляла примерно треть всей массы?" Только шоковым состоянием можно объяснить такую выборочную невнимательность. "Видимо я все же умер, нет смысла изменять человеческий организм в таких масштабах. Вот и не верь после всего этого в реинкарнацию, но за что эту жизнь я должен провести в теле паука? Неужто предыдущая жизнь была столь ничтожна? Сколько может прожить паук? Год или два? А потом перерождаться в бактерию?" В голове или головогруди, как оно у пауков называется, крутилось много вопросов, и с каждой секундой уныние сменялось обреченностью.
   Пока предавался самобичеванию большой паук вышел из поля зрения. Очнувшись от хрустнувшей скорлупы расположенного рядом яйца, начал вспоминать о повадках пауков. В голову лезла неактуальная информация об откусывании самкой паука головы самцу во время спаривания, что мгновенно сделало меня ярым холостяком, но никак не помогало выжить в текущий момент. Стали понятны различия в размерах между мной и большим пауком, видимо мне расти и расти. Яйца вокруг стали хрустеть активнее, аккуратно выглянув из своего убежища, заметил появление семерых больших пауков, трое прибежало по паутине на потолке, остальные по полу. В отличии от первого темно серого паука, эти были несколько крупнее и имели на хитине замысловатый узор красного цвета. Они взволновано затрещали-заскрипели между собой. От удивления захотелось потереть глаза, что с новыми конечностями оказалось очень удобно сделать. "Пауки разговаривают? Не думаю, что такое можно пропустить при изучении насекомых. Как-то очень уж разумно они выглядят" Повернувшийся ко мне боком паук направился вглубь пещеры, отчетливо видимый пояс с прикрепленным к нему светящимся камнем вогнал в ступор. "Мне повезло заново родиться в обществе пауков-ювелиров". Меня разобрал истерический смех, в результате чего особенно противно заскрипел своими хелицерами.
   А вокруг события развивались с необычайной скоростью, мелкие пауки выбирались из своих яиц и начинали быстро бегать по всей пещере, которая теперь ярко освещалась ранее не замеченным мной крупным кристаллом, висящим под потолком в центре сложнейшей паутины. Семеро пауков равномерно рассредоточились по пещере и ловили мелких паучков, аккуратно заворачивали в прозрачную паутину и складывали по несколько коконов в тут же сплетенные из паутины сумки. Семеро пауков с немыслимой скоростью сплетали из паутины удивительно красивые, хотя и простые вещи. Затаившись среди пустых яиц, я наблюдал за их слаженными действиями, надеясь, что мы не какая-нибудь кормовая порода. Наблюдая за их действиями уверенность в их разумности лавинообразно росла, возможно, благодаря надежде пожить в обществе разумных. Пойманные паучки громко пищали, чем весьма сильно напоминали недовольных младенцев. Закончив отлов самых активных мелких пауков, крупные особи стали прочесывать всю площадь пещеры по спирали от края к центру, при этом двигали руками, как будто сматывали невидимую паутину. Затаившихся паучков оказалось не так много их складывали в сумки с другим узором. Быть замотанным в кокон не хотелось, но действия семерки говорили о немалом опыте. Спрятаться же было негде, каждое яйцо тщательно проверялось. Писк мелких паучков отвлекал от планирования собственного спасения, а времени оставалось все меньше. Пещера имела форму сплющенного в вертикальном направлении шара, материалом стен служил темно серый камень, шершавый даже на вид. Потолок был затянут сложным трехмерным узором из паутины с кристаллом в центре, три темных провала я для себя обозначил как выходы. Пол был так же затянут паутиной, и эта конструкция удерживала на весу все яйца и самих пауков. Когда большая часть паучков была поймана, по слегка подрагивающей паутине можно было примерно определить, где находится семерка ловцов. Это чувство направления появлялось при прикосновении к нитям паутины, растянутой на полу и было смутным и нечетким. "Удивительно, если все пауки так чувствуют свою паутину, то нет никакой возможности скрыться от них пока касаешься её нитей. Раньше на пауков обращал внимание, чтобы тапком прихлопнуть. Видимо нужно менять такое тапкозакидательское отношение." А пауки времени не теряли и достаточно быстро приближались к центру пещеры. Единственное, что пришло в голову, или что там теперь у меня вместо головы, это быстро кинуться в сторону темного провала, когда пауки отвлекутся на очередного затаившегося паучка. Шансы на успешное выполнение плана казались призрачными, но терять мне было нечего. Дождавшись, когда один из ловцов стал выковыривать очередного несознательного паучка из его убежища. Я со всей возможной скоростью выскочив из своего яйца, кинулся в сторону отвлекшегося паука, чтобы проскочить рядом с ним, а затем кинуться к темному провалу. Это удалось на пятьдесят процентов, - паук на мое движение среагировал, но поймать не успел. Кинувшись в провал, почувствовал, что попал в липкие сети. " ..Цензура.., у них тут все схвачено, шансов не было!!". Осознав свое поражение, попытался выразить свое негодование матом, получился протяжный скрип, что даже спешивший меня замотать в кокон паук на секунду приостановился. Меня практически мгновенно замотали в кокон и закинули к остальным в паучью "авоську".
   Ждать долго не пришлось, закончив с проверкой оставшейся территории пещеры, нас всех потащили по коридорам по моим ощущениям, куда-то вниз. "Если меня используют как закуску, в следующей жизни буду истреблять пауков в промышленных масштабах",- эта мысль заставила немного приободриться, несмотря на столь плачевное положение.
  
   Пещера-концентратор магии высокого спектра.
   Смотрящий Тха-Мнаур был доволен, из восьмой партии яиц конечную обработку магией тьмы прошло и смогло выжить больше половины. Это был хороший результат, Королева решила в этот раз не идти на сомнительные эксперименты, что значительно облегчило ему работу. Тха-Мнаур сам когда то вылупился в этой пещере и полученная предрасположенность к магии Тьмы помогла занять столь высокую и ответственную должность. К сожалению не многие из собратьев и сестер получив шанс овладеть столь востребованным направлением магии, смогли им воспользоваться. Это направление магии требовало исключительного контроля. С контролем потоков у Тха-Мнаур все было великолепно, что, в конечном счете, и решило его судьбу, быть ответственным за обработку яиц. Точечное воздействие на будущее поколение на протяжении нескольких месяцев отбирало много времени и сил, сглаживать всплески и усиливать поток в строго выверенные временные рамки удавалось немногим. Вспоминая, как воспитатели собирали стремительно разбегающихся паучков, он чувствовал удовлетворение. Согласно указанием свыше, степень обработки оставалась на среднем уровне, что увеличило количество выживших, с другой стороны предрасположенность к нужному разделу магии будет не самой высокой. Конечно же, не все из них станут магами, королевству нужны и воины и рабочие. Не в правилах Тха-Манура было оспаривать приказы, ведь обеспечивать выживание его расы было делом непростым, и союзников у них не было. Проскочивший мимо воспитателя детеныш, скорее всего, будет либо разведчиком, либо воином. Тха-Мнаур изредка придумывал будущее запомнившимся детенышам. Иногда нарисованное его воображением совпадало с реальностью, чаще же не было никакого сходства. Отбросив тенета размышлений Тха-Мнаур поспешил отчитаться ответственному за молодняк Ануб-Хинору.
  
   Путешествие по коридорам принесло новую информацию, хотя из-за отсутствия возможности осмотреться, многого увидеть не удалось. Коридоры, через которые лежал наш путь, имели округлую форму и были освещены редкими полупрозрачными кристаллами, оплетенными паутиной, либо погруженными в облицовку коридоров, похожую на темно-серый пластик. Потолок в коридорах был затянут паутиной, по которой передвигались некоторые повстречавшиеся пауки. Путешествие продолжалось уже, наверное, больше часа, что дало возможность прийти в себя. По крайней мере, панические мысли приобрели более спокойное течение, к сожалению свернув на дорожку самобичевания и воображения нерадостных перспектив. Однообразие коридоров и общая запутанность местных коммуникаций не оставляла шанса выбраться из этого то ли муравейника, то ли гигантского паучьего гнезда. Особо запомнился попавшийся в коридоре гигантский жук. Он занимал почти всю ширину коридора, поэтому носильщики обошли его по потолку. Примечательным в этом жуке была схожесть в строении с остальными пауками, размером же он превосходил их, чуть ли не в три раза. Двигался он напролом, мало обращая внимание на встречных пауков. Периодически встречались совсем уж мелкие жуки и пауки, совсем не похожие на моих носильщиков и вели они себя как обычные насекомые.
   В конце концов, притихших паучков и меня, в том числе принесли в большой зал, который вначале из-за неудобного положения рассмотреть не удалось, да и освещался он весьма посредственно, несколько тусклых кристаллов на потолке едва разгоняли полумрак. Так что даже с текущим зрением рассмотреть что либо, кроме ошмётков паутины на стенах. Они отличались от встреченных ранее конструкций, как картины известных художников, от мазни трехлетних детей. В остальном этот зал ничем не отличался от естественной пещеры, и выход был только один, через него мы сюда и попали. Поскрипев минут пять между собой, наши носильщики стали быстро распутывать коконы и выпускать паучков, мне оставалось с нетерпением ждать своей очереди. Высвободившиеся паучки начали разбегаться по тёмным углам и пытались затаиться. Единственный выход охранял, вероятно, главный из семерки. Он мягко возвращал кинувшихся к выходу паучков обратно в зал. Когда меня всё-таки выпустили, я не спеша двинулся в один из свободных темных углов и стал следить за своими теперь уже сородичами. Носильщики, закончив с распаковкой коконов и выпустив оставшихся мелких пауков, заплели вход мелкоячеистой достаточно толстой паутинной и отправились по своим делам. Выпущенная на свободу малышня, активно исследовав не такую уж и большую пещеру, практически равномерно расположилась по углам и занялась пока неясной мне деятельностью.
   Более менее спокойное и безопасное место, заставило все-таки задуматься, что все это значит. Не спеша и вдумчиво перебирая варианты, пришлось согласиться, что наиболее вероятным является попаданство в какой-то другой мир. Конечно, приходилось читать подобные истории, но желания попасть на место одного из героев никогда не возникало. Мысленный призыв: "Верните меня обратно в человеческое тело!!", так и остался проигнорированным высшими силами. Смириться с получеловеческим, полупаучьим телом оказалось не просто. Повторный осмотр тела выявил мягкость и полупрозрачность экзоскелета. "Теперь у меня еще и костей, наверное, нет", - эта мысль совсем не понравилась. Строить планы на будущее казалось совершенно бесполезным занятием. Более тщательный осмотр своего нового тела дал новую пищу к размышлениям. Мягкий белесый хитин, который служил, скорее всего, внешним скелетом, говорил о возможном быстром росте этого тела, пока эта мягкость позволяла ему растягиваться. Для роста нужно много пищи, а вокруг только голые стены и сородичи. Голод особо не чувствовался и начинать новую жизнь с каннибализма не хотелось и честно говоря было противно. Да и как вообще теперь питаться было не совсем понятно. Ловить в паутину добычу - это логично. А дальше что? Насколько я помнил у пауков должно быть наружное пищеварение. Представив, как скорее всего придётся питаться, мысленно передернулся.
   Кстати сородичи не сидели без дела и чем-то активно занимались на своих небольших закутках. Наблюдения за сородичами увенчались успехом, один из них вынужден был показаться в тусклом освещении, чтобы закончить свою работу. Оказалось, все они плели паутину, не думаю, что это были осознанные действия, скорее инстинктивная деятельность. Это была простейшая плоская конструкция с несколькими лучами и спиральной нитью от центра к периферии. Такие паутины обычно плели обычные пауки, вроде это называется ловчая сеть. Из задумчивого наблюдения за работой паукообразных, вывело неприятное чувство, идущее от всех шести ног. Пару мгновений ушло на интерпретацию его в ощущение холода. М-да, будучи человеком, оно воспринималось совершенно иначе. Как оказалось, мягкий хитин был плохим теплоизолятором, несмотря на относительно теплый воздух, каменная поверхность пещеры ощущалась как лед. Сородичи возрастом пару часов были умнее меня и уже заканчивали плести свои сети и с холодным полом не контактировали.
   Замерзнуть или отморозить "лишние" ноги в первый день новой жизни было бы неприятно. "Ну что же, когда-нибудь все равно нужно было бы начинать плести эту паучью сеть. Да и стимул присутствует". Двигаться в новом теле было необычно, но удобно. Ноги не путались, устойчивость была выше всяких похвал. Попробовал взобраться на стену, вышло очень естественно, ноги почти сами цеплялись за неровности камня. Дальше пошла заминка, как получить эту паутину? Понятно, что из конца брюшка, там должен был находиться прядильный аппарат. Повисев на стене больше часа и перепробовав огромное количество мысленных команд, получил нулевой результат. Признав полную несостоятельность себя в получении путины, решил обратиться к первоисточнику, а именно к плетущим паутину сородичам. Пришлось пробежаться по стене до еще не закончивших свою работу пауков. Реагировали они весьма агрессивно, поднимали свои лапы и угрожающе шипели. Так что промелькнувшая мысль занять чужую паутину была отброшена, как опасная для здоровья. В паучьих боях мастером я пока не стал, а опыт прошлой жизни тут совершенно бесполезен. Посмотрев за чужой работой, я понял, что плетение паутины должно идти в разряде инстинктов или это сочетание запредельной точности движений и глазомера. Паук задними лапами прикасался к кончику брюшка, а дальше очень быстро вытягивал нить паутины. При этом умудрялся не запутываться в ней. Вернувшись в свой угол, решил попробовать подсмотренную технологию.
   Несколько часов спустя, истратив огромное количество нервных клеток и перебрав все известные маты, удалось сплести самую ущербную паутину в пещере и забыться в её центре беспокойным сном.

Глава 2.

Воспитание или дрессировка?

  
   Сложно сказать, сколько длилось состояние похожее на сон, но отдохнувшим я себя совсем не чувствовал. Процесс создания спального места изрядно меня измотал, и попытка подвигать лапами неприятно удивила болевыми ощущениями. Да и двигались лапы совсем не так точно и уверенно как раньше, даже немного подрагивали. И самое главное невыносимо хотелось жрать. О, чувство голода у моего теперешнего организма, это совершенно особенная вещь. В человеческом теле голод воспринимался более мягко, а тут даже разум начинал туманиться. Хотя в прошлой жизни особо и не голодал никогда. Сама попытка куда-то двигаться была вызвана намереньем утолить этот самый голод. Включившийся разум сделал несбыточным это стремление, так как никаких кухонь и холодильников в обозримом пространстве не было. А была только полутемная пещера с двумя десятками пауков, которые, как мне казалось, одержимые таким же голодом, внимательно следили друг за другом с гастрономическим интересом. Тускло светили кристаллы в паутине на потолке, практически неподвижно сидели пауки на своих сетках, и стояла нездоровая тишина. Скажу честно, стало жутковато, но прерывать эту тишину несильно то и хотелось. Сосредоточить на себе внимание стольких голодных взглядов? Нет, лучше сидеть тихо, как и остальные. Да и вообще не нужно выделяться, а то еще съедят. Кто знает, каковы паучьи привычки.
   Кстати о паутине на потолке. Вчера после многочисленных неудачных попыток сплести что-нибудь путное, я решил воспользоваться ей для отдыха и сна, но это оказалось непростым делом. Почему вчера? Ну, так никаких хронометров вокруг не было или я просто не понял, что это хронометр. Пока буду считать, что настал новый день. Но вернемся к паутине, она была намного толще моих собственных творений, и это было понятно, потому что плели её взрослые пауки. С нее соскальзывали лапы, и нити были будто наэлектризованы. Так что пришлось вернуться к трудовым подвигам. Как достигался подобный эффект было не понятно. Тут вообще все было непонятно.
   Размышления о собственном скудоумии были прерваны приходом вчерашних носильщиков в количестве трех штук, они тащили на себе те же авоськи, так похожие на средство нашей доставки в эту пещеру. Я было подумал, это притащили пополнение в наш голодный молчаливый коллектив, но оказалось, принесли еду. Едой были мелкие по сравнения с самими носильщиками насекомые, замотанные в тонкую паутину. Это стало понятно, когда в мою сетку бросили пару таких коконов. Еду раздали почти всем сородичам, а одного, по-видимому мертвого паука забрали с собой. В том углу где была его тушка даже не было сплетено паутины, замерз, наверное, за ночь. Это обстоятельство еще сильнее убедило меня не отрываться от коллектива и делать как все. Коконы спокойно лежали на паутине, а голод становился сильнее. Соседи уже вовсю занимались своим завтраком, и единственным нерешительным оставался я. Пришлось отбросить брезгливость и приступить к приему пищи. Все оказалось очень просто, впиваешься клыками в жертву и пьешь как через соломинку. На вкус оказалось похоже на немного сладковатый молочный коктейль. Вкус волновал не очень сильно, а вот стремительно наступающее чувство насыщения было истинным блаженством. Сразу захотелось поспать, хотя выпил, наверное, не больше трети содержимого кокона. Мысли стали вялыми, на инстинктах получше закрепил оба кокона, чтоб никуда не укатились, и практически мгновенно задремал, сопротивляться этому состоянию не было ни сил, ни желаний.
   Собственно так и протекали дни, прием пищи сменялся сном и наоборот. Кормили нас раз в несколько дней, поэтому приходилось растягивать пищу и не есть досыта, как в первый день. Легкое чувство голода должно было присутствовать постоянно, это давало заряд бодрости и пищи хватало до следующего кормления. Если для остальных это было как бы понятным, то мне пришлось выяснить эту нехитрую истину на практике и поголодать пару дней. Страхи, что у меня украдут пищу во время сна или съедят меня самого, оказались беспочвенными. Сородичи вели себя смирно - спали, ели и росли. Этот момент в первое время упустил, как собственно и свой рост. Наблюдал я в основном за пауком ближайшим ко мне, он находился на достаточно освещенном месте. Когда он стал занимать больше трети своей паутины, я это и заметил. Попеняв себя на невнимательность, оценил свой размер. Пропорции нисколько не изменились, но увеличение размера было неоспоримым. Хитин стал более темным и прочным. От остальных сородичей внешне ничем не отличался. За это время гипотеза о себе и соседях, как о кормовых животных была отброшена. Слишком уж аккуратно и заботливо к нам относились большие пауки. Нас не пинали, кормили регулярно, нашу паутину не рвали. И не чувствовал я себя поросенком на убой. Оставалось плыть по течению и ждать к чему все это приведет. Со своим новым телом пришлось окончательно смириться. По мере роста пришлось плести себе сеть побольше, я и так с этим тянул дольше всех, при этом внимательно наблюдая за действиями соседей. В этот раз получилось намного лучше, ошибки допускаемые другими пауками в этой пещере, старался не допускать. Конечно не шедевр, но и не самая худшая сеть, так это точно. Самое удивительное, особой двигательной активности пауки не проявляли. Ели, спали и гадили только в своем углу. Объедки в паутине не висели, их скидывали на пол. И конечно чистили себя от всякой грязи и мусора с маниакальным упорством, почти как кошки. Не знаю, почему они это делали, но на основе предыдущего опыта я уже понял, бесполезных вещей сородичи практически не делают, и также следил за чистотой.
   Согласно моему времяисчислению, через несколько месяцев мы перестали расти, и были уже всего в четыре раза меньше наших кормильцев. В пещере становилось тесновато. Кормильцы мгновенно уловили эти изменения и наш рацион сильно оскуднел, а подросшие пауки стали проявлять некую социальную активность. Такое резкое изменения поведения соседей навело меня на мысль, что в еду нам что-то подмешивали. Теперь большие пауки стали задерживаться в нашей пещере намного дольше и устраивали всякие игры. Приносили живых крупных насекомых, в основном жуков, чуть поменьше нас, на которых малышня с успехом охотилась. Обычно жука загоняли в заранее сплетенную ловушку. Владелец ловушки получал жука в единоличное пользование. Учитывая уменьшившийся рацион и необходимость много двигаться, голод был хорошим стимулом к охоте. Пару раз и мне удавалось попировать. Так получилось, что всем удалось попробовать свежепойманную добычу на вкус. Теперь приходилось самостоятельно впрыскивать жертве яд и специальный фермент, чтобы жук переваривался изнутри. Были настойчивые попытки научить основам языка, но сородичи не проявляли к этому особого интереса. Вот и мне, чтобы не выделяться пришлось игнорировать возможность поскорее начать полноценно общаться. Мысленно я просто изнемогал от желания поболтать, два месяца без разговоров и привычного объема информации отупляли и психологически угнетали. Мысленные разговоры с самим собой стали нормой, а хотелось бы обойтись без шизофрении. Когда же попытки обучить нас нормальному общению стали вызывать заинтересованность, я уже был готов плюнуть на все и знаками требовать обучить меня языку в индивидуальном порядке. Я конечно далеко не лингвист, но то что было языком общения у этих пауков никаких аналогов в моей прошлой жизни не имело. Не только звуки, но положения частей тела и запах имели значение. Да запах, оказалось, я улавливал определенные посылы от учителей и сам источал необычную заинтересованность и незамеченным это не осталось. Короче обучение продолжалось черепашьими темпами и больше ничему нас не учили, только правильно общаться. Мы безвылазно сидели в надоевшей всем пещере, но никаких вылазок и прогулок не позволяли. Иногда приходили сероватые и какие-то квелые пауки, чтобы убрать накопившийся мусор. В диалог с нами они не вступали. Научившись немного разговаривать, я попытался выведать у воспитателя дальнейшие планы на наше воспитание. Воспитанием занимались трое, они представились нам, как только сородичи стали вообще воспринимать понятие идентификации. Звали их Тихет-Акар, Сах-Карах и старшим среди них был Ануб-Пхет. Имена были дурацкими, но чужая культура была пока для меня чёрным ящиком. К нам же пока обращались словосочетанием обозначающим - "Эй ты, недоразвитая личинка" и указывали лапой, чтоб ошибок не было. Вот я и решил пообщаться с Ануб-Пхетом о своем будущем, остальных оно, похоже, не интересовало. Ануб-Пхет заинтересованно наблюдал, как я к нему с опаской приближаюсь. С опаской, потому что тумаки при воспитании теперь стали нормой, просто по-другому сородичи обычно не понимали. Я же выделялся на их фоне повышенным здравомыслием, что приводилось остальным в пример. Ну не хотелось мне получать по голове, именно по ней всегда метили воспитатели. И примером остальные меня почему-то не считали.
   - Ануб-Пхет, учитель, а долго нам еще учить язык и что будет дальше?- я постарался вложить в свои слова как можно больше почтения и заинтересованности.
   Судя по тому, как изменилось лицо и поза нашего учителя, мои успехи в обучении были далеки от необходимых результатов. Да, признаюсь, мне было тяжело переучиваться. Ранее привычный тип общения постоянно мешал правильно разговаривать на паучьем языке. Задумчивое шевеление хелицеров Ануб-Пхета говорило о том, что подопечные не часто задались подобными вопросами.
   - Не торопись личинка, наслаждайся своим детством-бесполезностью, - задумчиво проскрежетал старший учитель. И заинтересованно уставился, ожидая реакции на свои слова. Я же поспешил отойти и обдумать ответ Ануб-Пхета. Становилось понятно, что жизнь то у пауков не сахар. Если это время у них считается таким счастливым, тогда что будет дальше то?
  
  
   Пещера-питомник для выращивания личинок, Королевство Азжол-Неруб.
   Старший воспитатель личинок Ануб-Пхет.
   Наблюдая за отходящим в свой угол воспитанником, Ануб-Пхет думал, что подобный вопрос, за все время работы воспитателем, он слышал всего тринадцать раз и это за пятьдесят поколений. Нечастый вопрос, но своевременный. Скоро личинки покинут такую беззаботную пещеру, и получат свое первое имя и начнется жизнь полная труда и самосовершенствования. Его работой не было подготовить личинок к новым испытаниям. Зачем? Тысячи поколений отточили процесс воспитания новых членов сообщества нерубов практически до совершенства. Конечно, постоянно ведётся экспериментальная работа по улучшению этого процесса, но эта группа не экспериментальная. Так что методика отработанная. Но личинка всё-таки интересная, нужно будет присмотреться к ней и передать куратору информацию об интересном экземпляре. Возможно, определенная генетическая комбинация дала столь не типичный результат. Время покажет, нужна ли подобная мутация его расе. Да, время, оно всегда все ставит на свои места.

Глава 3.

Как быстро кончается детство.

  
   Проходили дни и мы продолжили изучать этот непокорный паучий язык. В ходе обучения удалось получить интересную информацию. В этом языке были такое понятие как магия, хотя самой магии пока увидеть так и не удалось. Светящиеся кристаллы ассоциировались у меня с лампочками и вопросов как-то не вызывали. И самое волнительное, было понятие гуманоидов. Ну, это я так себе расшифровал, пауки называли их "прямоходящими бесхвостыми млекопитающими". Упоминали их с презрением и в детали не вдавались, удалось выяснить, что гуманоидов было несколько видов. Об обществе самих пауков тоже не распространялись, что было для меня странным. Собратья принимали стиль обучения как данность. Они стали более прилежно изучать язык и даже (о чудо!!!) пытаться общаться между собой. Мне привыкшему к многословному общению, их короткие переговоры по нескольку слов-понятий за весь разговор были как общение с умственно отсталыми. В общении с учителями стали проскакивать слова "он" и "она". На мой вопрос, что имеется в виду? Под удивленными взглядами сородичей, мне доходчиво объяснили, что общество, в котором мне предстоит жить, состоит из мужских и женских особей. Я попытался донести до всех окружающих, что совсем не идиот, и знаю об этом. После уточнения вопроса мне наконец-то пояснили, что, во-первых, я самец. У меня прямо каменная плита с плеч упала. Во-вторых, самки отличаются не только строением, но и размером. Тут-то мне и стали более понятны отличия в размерах моих соседей. Пока мне разъясняли эти понятные для остальных истины, остальные поражались моим идиотизмом, а насколько низко я пал в глазах учителей страшно и подумать. Самки были примерно на двадцать пять, тридцать процентов больше самцов и соответственно сильнее и умнее. Я был категорически не согласен с таким положением дел. Быть тупее и слабее женской половины мне совсем не хотелось. На этом различия не заканчивались. Самцов, нет, пусть лучше будет мужиков, рождалось в три раза больше женщин. Какой из этого вывод? Мужики были менее ценными и с опасностью сталкивались преимущественно именно они. Из бабских разговоров мне удалось выяснить, что у любой из них была возможность стать Королевой. Вы спросите, откуда этим личинкам знать о Королеве и общественном устройстве пауков? Не черта они не знали, это была информация на уровне инстинктов. Чуть ли не цель всей жизни. Стать Королевой, именно с большой буквы, хотя, что же именно означает этот титул, они совершенно не понимали. Стало кристально ясно, что тут махровый матриархат, причем построенный на физическом и умственном превосходстве. От таких новостей лапы опускались.
   Если не могу стать сильнее, значит нужно тренировать мозги. В свободное время от уроков языка стал вспоминать свою прошлую жизнь, пытался восстановить школьные знания. Каких-то особых успехов не добился. В новом теле идеальной память почему-то не стала. Никакого паука-волшебника с длиннющей бородой наяривающего на рояле в кустах всеми восемью конечностями, я так и не нашел. Именно этот персонаж обязан был обеспечить мне хороший старт в паучьем обществе. Я считал такое положение дел несправедливым. Помимо подаренной жизни хотелось еще каких-нибудь плюшек. Много времени вспоминал солнце, небо, лес, море. Особого психологического давления полутемная пещера уже не оказывала, но хотелось снова все это увидеть. Теперь поговорка, что имевши не храним, а потерявши - плачем, стала для меня прописной истиной. Надежда снова увидеть небо меня пока еще не покинула, так что будем сражаться за такую возможность. Только сражаться было пока не с кем.
   Как бы я не ждал этого дня, а все равно он наступил неожиданно. Как говорится, ничего не предвещало беды. Только значит, настроился подремать после завтрака, а это был последний жук в моей паутине, остальные тоже подъели свои запасы. Ануб-Пхет решил двинуть какую-то речь, что уже было необычно. Так что после привлечения всеобщего внимания и наступления тишины он начал вещать.
   - Личинки, закончился бесполезный этап вашей жизни, - начало не очень воодушевляюще, но остальные прямо замерли в нетерпении,- теперь вы получаете первое имя и начинаете работать на благо королевства. Настало время вам узнать, что в нашем обществе несколько каст. Только от вас зависит, что станет вашим призванием. Наше королевство называется Азжол-Неруб и правят им Королевы и их советники. Провидцы изучают всё и вся. Вязальщики ткут паутину. Воины защищают. Рабочие же работают и крепят королевство. Знайте же, что нерубам нужны трудолюбивые члены общества, бездельники будут изгнаны,- как я понял, работать, работать и еще раз работать.
   Из дальнейшей речи я вынес следующее: кто не работает, тот не ест, учиться чему-то новому можно только в свободное от работы время, не умеешь колдовать, значит, ты бесполезен. Да, оказалось все нерубы должны уметь колдовать, хоть немного, но должны. Как я понял нерубы - это название расы. Услышав о магии, сразу преисполнился радужных перспектив. "Все теперь понятно, быстренько стану архимагом и буду нагибать всех". Я сразу успокоился, цель стала ясна и понятна. Впереди все-таки замаячил бородатый неруб играющий на рояле. Сразу же отпустило напряжение последних недель, магия может всё. Я снова смогу стать человеком. О, как же я ошибался. Видимо, сказок и фэнтези в своей прошлой жизни перечитал.
   Завершилась речь паучьего оратора настойчивым предложением покинуть занимаемую жилплощадь и идти работать, потому что ужин еще никто не заработал. Ничего не оставалось делать, как последовать совету Ануб-Пхета и отправиться за юными нерубами на новую работу. В том, что будущий начальник сволочь, я почему-то совершенно не сомневался. На выходе из пещеры нас встретил незнакомый неруб, который представился Хет-Ваном и сообщил, что он наш куратор, чему похоже был совсем не рад. Мне уже удавалось интерпретировать паучьи гримасы в привычные для меня выражения лиц, не всегда правильно, но удавалось. Вопрос: Что можно поручить свежеиспечённым нерубам в качестве работы? Ответ прост - уборка мусора. Банальная уборка мусора, не требующая никаких навыков от работника. Перед постановкой задачи, нас быстро наградили короткими именами. Мне досталось имя Хар. Судя по поведению куратора, имена раздавались от балды и сакрального значения не имели.
   Быстро распределив задачи и разбив буквально соседний коридор на рабочие участки, Хет-Ван слинял по своим делам. Пока не выяснена система учета проделанной работы решил не отлынивать, и принялся за свой участок. Ну как принялся, сначала посмотрел на действия самых трудолюбивых соседей, потому что сам процесс уборки территории в текущих реалиях оставался загадкой. Принцип думай, а потом делай, избавил меня от бессмысленных действий. Нерубы плели мелкоячеистую сетку из липкой паутины между стенами коридора, а потом растягивали получившуюся конструкцию между лап и укладывали на недостаточно чистую поверхность. Паутину с прилипшим к ней мусором скатывали в нечто похожее на мяч и откладывали в сторону. Получалась чистая поверхность. За время пребывания в пещере, я худо-бедно научился плести плоские конструкции. Главное не делать ошибок и не спешить. Представил в голове нужную конструкцию и строго делай по плану. Кстати с представлением и удержанием в голове таких конструкций воображение справлялось просто прекрасно. Правда, по сравнению с другими молодыми нерубами, я был откровенным тормозом в плане плетения паутины. Результат был ничего, но сам процесс занимал у меня в полтора раза больше времени. Я уже нацелился на звание архимага и былого огорчения это уже не вызывало.
   Коридор был широкий высокий и грязный, проваландались мы с ним несколько часов по моему субъективному времени. Мне не приходилось делать передышек, чтобы не отставать от соседей. За время работы через этот коридор не прошла ни одна живая душа. К появлению куратора, нерубы сложили мусор в несколько сеток и отдыхали. Лично мне хотелось только есть и спать, именно в таком порядке. Оценив нашу работу, как удовлетворительную, всем выдали по мелкому жучку. Внушение Ануб-Пхета возымело действие, и никто не сачковал. В голове крутился один вопрос: "И это всё?". Жучок был мелким и практически безвкусным, по сравнению с предыдущим рационом, это было ничто. Куратор сюсюкать с нами не стал и быстро провел нас к будущему месту жительства. Для меня этим местом оказалась совершенно пустая трехместная пещера, без каких бы то ни было намеков на освещение. Туда заселили меня, Тхана, слабо знакомого мне неруба из моей прошлой пещеры и Ланту. Эта паучиха была побольше нас, и спорить с ней было чревато. Собственно места плетения сетки для сна выбирали мы после нее. Решив не обращать внимания на голод и усталость, я грезил о неудержимой магической мощи, которая позволит мне изменить свою судьбу. "Завтра обязательно нужно спросить у куратора о библиотеке", - с такими мыслями сознание погрузилось в сон.
   Сколько бы я не просыпался, никаких снов запомнить не удавалось. Так что пока буду считать, что пауки снов не видят. Может в отличие от человека, нерубы свой мозг на ночь отключают от работы полностью? Пока возникающих вопросов на порядки больше, чем ответов. "Хватит предаваться ничегонеделанию, нужно заработать свою пайку". Пока я покачивался в своей паутине, соседи уже заканчивали утренний моцион. Пришлось догонять их, чтобы не выглядеть самым ленивым. План на сегодня был следующим: как можно быстрее выполнить предназначенную работу и идти искать библиотеку и учителя по магии. Может быть, пока рановато для этого, но магия манила, как героин наркомана. Сама магия всегда представлялась, как универсальный инструмент на все случаи жизни. Тратить время на уборку мусора в этих бесконечных пещерах, вместо того чтобы познавать секреты волшебства? Я был готов на многое, только бы побыстрее приступить к столь волнующему меня действу.
   Тхан и Ланту перекинулись меду собой парой слов и двинулись на выход. Остальные нерубы из той же, пусть будет, кладки (дико звучит), стали сторониться и игнорировать мою персону. Я не Штирлиц, чтобы постоянно имитировать поведение неруба и не совершать ошибок. А если учесть, что модель идеального поведения оставалась тайной за семью печатями, то ничего удивительного в настороженности по отношению ко мне не было. Оставалось только стараться не выделяться уж очень сильно среди своих сородичей.
   В коридоре, у входа в нашу "трёшку" пришлось больше получаса ждать нашего куратора. Тот явно спешил по своим загадочным делам и время на разговоры с такими мальками, как мы тратить был не намерен. Вот мы и следовали за Хет-Ваном, как цыплята за взрослой курицей. Собственно, соотношение наших размеров, делало это сравнение еще более точным и вызывало улыбку или что там может выражать, моё теперешнее лицо. Сначала Хет-Ван зашел за нами, а дальше стал собирать своих подопечных, двигаясь без всякой системы. Поправлюсь, для меня никакой системы в его метаниях по коридорам не было. Все змейкой двигались за ним в строгой иерархии, сначала шла женская часть, а за ними уже мужики в соответствии с размером и другими неясными пока для меня критериями. Никто не толкался и не пытался вырваться вперед или занять место поближе к куратору. Я и опомниться не успел, как оказался примерно посредине этой колонны. Общество нерубов смело определило меня в уверенные середнячки. Если в начале колонны была будущая элита, то в конце были откровенно недокормленные и обреченные самцы. Все надежды получить информацию о библиотеке и обучении магии, разбились о суровую действительность. Для этого не было никакой возможности, и слушать меня Хет-Ван совершенно не желал. Собралось нас в общей сложности в колонне восемнадцать членистоногих. Во время движения по незнакомым коридорам, ничего нового для себя не увидел. Те же полутёмные коридоры разного диаметра, паутина на потолке с редкими освещающими кристаллами и многочисленные нерубы разных видов, хотя преобладали в основном похожие на нас паукообразные. Забавно было передвигаться вниз головой по паутине на потолке, в новом теле такая смена "горизонта" никаких неприятных ощущений не вызывало, это казалось естественным.
   В конце концов, нас вывели в небольшой зал со зловещим чёрным обелиском, исписанным всякими закорючками светящимися желтоватым светом. С одной стороны точно магическая цацка, а с другой, добра от такой вещи ждать не приходилось. Хет-Ван остановился у обелиска и стал прогонять мимо него своих подопечных, заставляя касаться лапой небольшого участка на этом куске камня, свободного от надписей. После непродолжительного касания, во время которого нерубы замирали, они нетвердой походкой освобождали место для следующего кандидата. Происходило это всё очень быстро. Секунд на тридцать застываешь перед обелиском, касаясь его лапой, и идешь дальше. Так что моя очередь подошла неожиданно быстро, даже испугаться не успел. Раз и Хет-Ван говорит:
   - Сейчас ты почувствуешь магию/силу,- и так настойчиво тыкает своей лапой в гладкую поверхность камня, что отказываться даже не думаешь. "Может магическая инициация, какая-нибудь?",- такая мысль успокоила, и я решительно ткнул лапкой в обелиск. Что там чувствовали другие нерубы, я понятия не имею, но у меня возникло ощущение, что какой-то садист проткнул меня сотней шипастых жутко холодных крючьев и медленно тянет их на себя пытаясь делать это как можно больнее. Было ощущение, что душу выдирают из тела. О какой магии/силе вещал этот садюга, я не понимал. Для меня эти тридцать секунд у обелиска превратились в целый час и никакой возможности отдернуть лапу или заорать не было, тело отказывалось повиноваться. Когда камень насытился моими страданиями, и возможность двигаться вернулась, я первым делом отдернул лапу от коварного обелиска и отодвинулся подальше. А к нему уже подходила новая жертва. "Что это за хрень? Мы что все провинились и это наказание? Нужно обходить такие камешки десятой дорогой" ,- мысленно стал перебирать где мы могли так провиниться, что последовало наказание в виде пыток. В голову ничего не приходило. В теле ощущалась чудовищная слабость и нездоровая сонливость, а есть захотелось просто нестерпимо. Остальные пострадавшие уже оживились и обсуждали фронт работ на сегодня, скорее выдвигали свои версии, что же сегодня будет за работа. "Какая к черту работа? Тут бы в себя прийти, поесть, да и отлежаться после такого". Последним к обелиску прикасался сам Хет-Ван, постояв так больше пары минут, он спокойно двинулся к нам. "Мазохист какой-то",- единственное, что промелькнуло в голове. Хет-Ван бодренько сообщил, что такая процедура ожидает нас каждое утро, а в дальнейшем и вечером. После таких слов я, наверное, весь позеленел.
   - За что?- этот крик души вырвался сам собой, хотя из-за подавленного состояния был мало эмоциональным и на ответ я особо не рассчитывал.
   - Не за что? А зачем? Вот правильный вопрос,- ответ прозвучал снисходительно, но его заинтересовано слушали все нерубы, видимо эта информация среди нас была известна только Хет-Вану,- Этот обелиск является одним из многих поглотителей/накопителей энергии для нужд королевства Азжол-Неруб. Небольшое количество энергии, которое вы добровольно отдали камню будет использовано для того, чтобы вы не замерзли на смерть, чтобы вы не задохнулись от нехватки воздуха, чтобы кристаллы освещали ваш дом и многое другое. Самое же главное, вы должны научить свое тело вырабатывать энергию для занятий магией. Кто же не сможет даже этого, королевству не нужен. А теперь хватит бездельничать, кормить лентяев никто не собирается.
   Дополнительные вопросы задавать никто не решился, хотя и было заметно, что у многих они есть. Магия оказалась вещью не очень приятной. Архимаги небось, тут все поголовно сумасшедшие мазохисты. Альтернативы этим пыткам, похоже, не было. Надеюсь, поговорка "человек ко всему привыкает" подходит и для нерубов. Работой на сегодняшний день оказалась, барабанная дробь, уборка коридоров и небольших пустых залов от всякого мусора, никакого разнообразия. В конце дня скудная безвкусная пища. Еле волоча лапы, злой голодный и дико уставший, я так и не понял когда заниматься самообучением. Мне что вкалывать на этих бесконечных субботниках пока лапы не откину? Сплошные разочарования, нужно быстрее втягиваться в этот бешеный ритм трудоголиков. Ануб-Пхет явно не преувеличивал, когда советовал не спешить с взрослением и наслаждаться детством.
  

Глава 4.

Труд сделал из паука э...

  
   Привыкать к такому жесткому жизненному укладу пришлось больше пары месяцев. Нагрузку постепенно повышали. Как только удавалось сэкономить немного сил для каких-нибудь своих дел, сразу прибавлялось работы. Общались мы только между собой и с нашим "всеми любимым" куратором Хет-Ваном. Несмотря на мизерное время, отводимое им на общение с нами, он был в курсе всего. Глупые вопросы и надоедливость, он лечил трудотерапией и урезанием пайка. Результат был ошеломительным - практически мгновенное излечение. Постоянное недоедание, которое, по словам Хет-Вана, должно было стимулировать заинтересованность в самосовершенствовании, стимулировало только злость. Эти проклятые обелиски высасывали остатки жизненных сил. Народ злобно шипел вслед нашему куратору, но больше ничего себе не позволял. Неповиновения, несмотря на практически рабское положение не возникало. Ладно, у меня хватало мозгов, что ни к чему хорошему это не приведет, но остальным это знать откуда? Сохранялся в нашем небольшом коллективе какой-то нездоровый трудовой задор. Даже я сам его ощущал в начале дня, пока не касался обелиска-вампира. Объяснений этому факту не находилось. Может, опять в еду подмешивают стимуляторы или наркоту? Никаких побочных эффектов от возможных добавок не было. От таких нагрузок должны кони дохнуть, но нерубы были покрепче непарнокопытных. Были и более неприятные моменты. Наша группа стала меньше на троих самцов из конца негласного списка иерархии, так что я стал к этому концу ближе. Куда пропали эти слабаки, наш куратор не сообщил, только многозначительно промолчал на вопрос об их отсутствии. Я даже имен этих неудачников не запомнил, не до того было. Остальных исчезновение этих нерубов волновало недолго, их пропажу забыли и не вспоминали уже через десять минут. Как я заметил, особой привязанностью к себе подобным нерубы не страдали. Оказать помощь собрату, пожалуйста, но в определённых рамках. Милосердие и жалость вообще мной замечены не были, только бледные намёки на подобные чувства.
   Удалось добиться более менее нормального общения с сородичами. Они по-прежнему считали меня странным и совершенно не скрывали этого. Сторониться, правда, перестали, помогали в сложных ситуациях, но не более. С соседями по пещере общение было более плотным. Ланту через какое-то время дала понять, что за чистотой помещения будем следить мы с Тханом. Я было начал возмущаться такой наглостью и дедовщиной, но Тхан напомнил мне, что эта паучиха в скором времени возможно будет нашим прямым начальником и такую наглость без последствий не оставит. Пришлось задвинуть подальше свою гордость и заниматься поддержанием порядка наравне с Тханом, который не забыл напомнить, что я теперь ему должен. В общем, поиск возможных приятелей и друзей пришлось прекратить. Таким экземпляром спину доверять было опасно и приходилось рассчитывать только на себя.
   Предоставляемая нам работа, иногда радовала некоторым разнообразием. Приходилось заниматься сельскохозяйственными делами. Никаких бескрайних пещер засеянных пшеницей не было и в помине. Выращивали нерубы разные сорта грибов, вот за ними мы и ухаживали. Ничего сложного, но это требовало времени и аккуратности. Эти грибы ели безмозглые жуки, а уже нерубы ели самих жуков. Когда наша голодающая группа увидела это стадо жуков, от немедленного истребления их поголовья спасла только немедленная реакция нашего куратора и еще пары нерубов. Кинувшихся к обильному обеду молодых сородичей остановил слегка мерцающий силовой щит, заранее поставленный взрослыми. Это было одним из немногих проявлений магии, виденных мной за все время пребывания в этом теле. Куратор строго отчитал всех за несдержанность и урезал паек на треть. Я считал, что Хет-Ван отнятую у нас, таким образом, пищу съедает сам, даже выдвигал такую теорию на общее обсуждение, но никто состоятельной ее не признал. Потом нам объяснили, как ухаживать за этими жуками и грозили карами за попытки насытиться такими вкусняшками. Это было неплохой тренировкой силы воли, так и хотелось замотать аппетитного жучка в кокон и высосать его досуха. Я уже начинал на Тхана посматривать с гастрономическим интересом и ловил его голодный взгляд на себе.
   Однажды пришлось заниматься ремонтом обвалившегося коридора. Таскать булыжники было нелегким делом. Из-за неуклюжести этих самоуверенных паучих, здоровенный камень упал рядом со мной, начисто обломав мне среднюю лапу с правой стороны. "Я стал инвалидом в возрасте нескольких месяцев",- какая ирония, заново родиться, чтобы стать инвалидом. Боль, на удивление, была незначительной для такой серьёзной травмы. Пока я тупо пялился на потерянную конечность и небольшую лужицу зеленоватой крови, меня ткнули лапой и спросили, почему это я замер и перестал работать.
   - У меня ногу камнем оторвало, а ты спрашиваешь, почему я не работаю,- задавить истерические нотки в своем голосе я даже не пытался.
   - Оплакивать свою потерянную конечность будешь в свободное от работы время и наконец-то научись не зевать,- отповедь куратора прозвучала, примерно как "хватить истерить, баба". Может матёрый спецназовец просто поморщился. Невелика потеря, всего одна нога, но у меня опыта в этом деле доселе не было.
   - Усиленное питание ускорит регенерацию, новая лапа будет не хуже старой,- проскрежетал Хет-Ван.
   - Что? - я не мог оторвать взор от обрубка вместо лапы и не понял последних слов.
   - Отрастет она, нытик, давай работай уже или не стой на дороге,- голос у куратора стал раздраженный. Еще немного и начнется процесс урезания пайка за любые мелкие проступки.
   Но я все-таки решился уточнить, вдруг что-то недопонял. Опыт уже был. На один и тот же вопрос можно было получить противоположенные ответы.
   - Правда отрастёт?
   Хет-Ван раздраженно махнул лапой на меня, не удостоив никаким ответом. Я ещё больше уверился, в существовании пласта врождённых знаний у нерубов, с которым меня прокатили. С другой стороны, получить эти знания в обмен на часть свой памяти или личности? Нет уж, бесполезных воспоминаний не бывает. Твоя память и опыт формируют твою личность. Вырви кусок воспоминаний и это уже не ты, а редактированная версия тебя. Пришлось поковылять дальше и выполнять свою часть работы. Пока приноровился к отсутствию лапы, пару раз чуть не упал с потолка. Оставшийся обрубок почти не беспокоил, продолжала немного сочиться эта зеленоватая субстанция, заменяющая мне кровь или это гемолимфа. Неприятно конечно, но терпимо. Я даже подобрал свою лапу, чтобы получше её рассмотреть. Костей в месте отрыва не обнаружилось, все-таки экзоскелет. Тут есть, как преимущества, так и недостатки. Долго любоваться своей потерей мне не дали и пришлось возвращаться к работе. Хет-Ван бросил мне в конце работы жучка покрупнее, чем обычно, как пострадавшему. И конечно намекнул, что придётся отрабатывать эту подачку. Да что там отрабатывать? Этот жук всего на пятую часть больше, чем обычно. Что за жлобство? С таким отношением, добрых пауков вырасти не может в принципе.
   Ещё пообещали, что скоро начнётся обучение полезным вещам. Давно уже пора. Полезных нерубов, по слухам, кормили лучше. Можно было подумать, что за приземленные желания. Ощущение сытости я помнил только, когда мы были в пещере с Ануб-Пхетом. В нашем небольшом коллективе и разговоры то велись в основном о еде. Возможность улучшить качественный и количественный состав пищи путем получений полезных навыков и знаний, вызвала всеобщее воодушевление. Возникали ли у меня мысли свалить из этого концлагеря? Конечно, они возникали. Но куда бежать? Я с большим трудом ориентировался в окрестностях пещеры, которую делил с двумя соседями. Насколько далеко простираются эти рукотворные паучьи ходы, оставалось только гадать. Я даже пытался перед сном делать трехмерную карту из паутины. Таким образом, обучение было возможным билетом из королевства Азжол-Неруб.
   Впахивать на пауков остаток жизни у меня не было никакого желания. Остальные об альтернативах просто не знали. Планы на будущее были скорректированы - получить как можно больше полезных знаний и умений и валить отсюда подальше. Хотелось былой свободы, может и мнимой, но свободы.
   Пока отрастала утерянная лапа, моя эффективность заметно упала. Регенерация требовала много пищи, но разве дождешься от нерубов обильного питания. Инвалидов прибавилось, еще пара "зевак" потеряла лапы на стройке. Хет-Ван ворчал, но паек безногим не урезал. Как будто он каждого жука лично холил и лелеял. У меня уже и лапа отросла, а обещанного скорого обучения на горизонте не было. После этого случая, внимательность значительно возросла, пару раз пришлось уворачиваться от крупногабаритных предметов. Этих, недостаточно ловких нерубов, я мысленно вносил в черный список. Они могли не только себя, но и соседа угрохать. Незаметно для всех народ привык к нагрузкам и если бы не эти обелиски, то оставались бы силы и на обещанную учёбу.
   В один прекрасный день без всяких предупреждений Хет-Ван, отправил часть подконтрольных ему мелких нерубов на обучение. Остальных же и меня в том числе, по обычному графику. Я весь день изнывал от любопытства, чем же занимаются эти счастливчики и когда настанет моя очередь. Это сказалось на сосредоточенности и результатах труда. Вот и урезали паек до половины от нормы. Только бы не лишили возможности получения образования. Оказалось, о таком наш куратор и не помышлял. Учеба же оказалась не бесплатной.
   На следующий день я не скрывал своего предвкушения и вместе с четырьмя сородичами направился на долгожданную учебу. Пространные объяснения о местонахождении необходимой пещеры дали понять, что самостоятельно её можно было найти только по счастливой случайности. Это прозвучало примерно так - прямо по коридору, затем трижды повернуть направо, подняться на три яруса вверх, потом два поворота налево, спуститься на один ярус вниз, следовать по главному коридору минуя ответвления, потом снова спуститься на один ярус вниз, а дальше ... раз сорок менять направление. Я даже не смог бы запомнить все эти повороты с первого раза. Остальные просто кивнули, что все понятно. "Что, серьезно?? Всё запомнили?" Вот как ощущается неполноценность. "Может они уже были в этом месте раньше или это у меня проблемы с памятью?" Я всё пытался найти разумное объяснение своему топографическому кретинизму.
   - Хет-Ван, я не запомнил дорогу,- а что еще оставалось делать, потеряться в этом лабиринте,- не могли бы вы повторить.
   - Нет,- вот и все, что он мне ответил, коротко и ясно. Каждому нерубу Хет-Ван повесил по небольшой светящейся паутинке на спину.
   - А это зачем?- приятных ассоциаций эта паутина на спине не вызывала.
   - Пропуск,- куратор на удивление немногословен сегодня.
   Нет, так нет. От сородичей отставать ни в коем случае нельзя, искать меня никто не будет. Построившись в колонну-цепочку наша пятерка отправилась к нужной пещере. Меня, за "проблемы с памятью" скинули в иерархии в самый конец колонны. Неприятно, но делать вид, что все понятно может быть опасным. Если не задавать вопросов, так и останешься в неведении о самых простых вещах. Ориентирование в этом паучьем гнезде - это простейший навык, без него можно только сидеть в своей пещере и ждать смерти. Лидер нашей пятерки на поворотах в задумчивости не останавливался, а целенаправленно сворачивал в нужных местах. "Действительно запомнил. Я со своей памятью тут вообще смогу чему-нибудь научиться?". Коридоры, по которым мы двигались, были весьма оживленными. Видимо место нашего проживания и основной работы было медвежьим углом и кроме нас там практически никто не жил.
   Было ощущения, что из глухого села переместился в мегаполис. Нерубы спешили по своим делам, но во время движения никто не болтал, не останавливался, чтобы пообщаться. Все сосредоточенно двигались в известном только им направлении, как роботы. Никаких заторов, столкновений. Слышен был только перестук лап о пол и стены пещеры и скрип хитина. У некоторых переходов стояли нерубы-охранники, скорее всего из касты воинов. Здоровенные полужуки-полупауки внимательно провожали взглядами мимо пробегающих нерубов. Мощные пластины хитина надежно прикрывали их от возможно опасности. Лапы и жвала (а как их еще называть) были острыми и опасными даже на вид, об эффективности этих охранников можно было только догадываться. Таких как мы, они бы движением одной лапы превратили бы в изломанный хитин с вкраплениями плоти. Мы были мелкими по сравнению с взрослыми нерубами, а эти гиганты взирали на нас с высока, как кошка на мышь. Они лишь бросили взгляд на паутинку на спине каждого из нас и пропустили в охраняемый проход. Еще в нескольких проходах, нас сканировали такие же охранники и исправно пропускали дальше. Мысленно сравнивая этих воинов друг с другом, я заметил индивидуальные различия. У одного рост больше, у другого жвала необычной формы, у третьего хитиновая броня с металлическим отливом. Если не присматриваться, они все идентичные, а начнешь сравнивать, одинаковых охранников просто нет. Хорошо, что нас не клонируют, попробуй отличи в толпе нерубов своего знакомого, если все вылеплены как под копирку. Пока я занимался сравниванием охранников переходов, чуть не отстал от своих сородичей. Дорогу запомнить пытался первые минут пятнадцать нашего пути, потом отвлекся на охранников, затем на интересную конструкцию из паутины на потолке. Надеюсь, после получения знаний удастся запомнить путь.
   То, что мы уже почти на месте, стало понятно по изменению поведения моих сородичей. Они взволновано заторопились вперед, а потом замерли у входа в пещеру, который был заплетен паутиной. Я было подумал, что мы опоздали и "дверь" в паучий лекционный зал закрыта, но остальные так не думали. Распределившись по окружности входа нерубы стали расплетать паутину. Мне тоже пришлось включиться в работу, мое место оказалось с правой стороны от входа. Паутину расплетали не просто так, а с возможностью заплести вход обратно. Сквозь густо заплетенный вход ничего достойного внимания рассмотреть не удалось, учебная комната была погружена в полумрак и казалась пустой. "Запомнил он. Привел всех к пустой пещере, гений недоделанный". Именно такие мысли вертелись в голове, пока расплетали вход. Висеть на стене боком и расплетать густую сеть простым занятием не назовешь, так что времени на это ушло минут пять. И вот мы проникли в пещеру и начали заплетать вход в обратном порядке. К концу этого процесса в темноте пещеры что-то зашевелилось, но отвлекаться от работы и посмотреть на причину шума, не было возможности. Если бы я запорол работу, то остальные мне бы такого не простили.
   К возможной опасности повернулись мы все одновременно, это оказался крупный неруб, несколько больше нашего куратора. Неожиданным оказалось, что на его лапы были надеты широкие кольца из темного металла с непонятными мне символами. На каждом кольце находился кристалл, и одинаковых кристаллов не было. Никаких украшений, кроме чего-то похожего на пояса у нерубов мне видеть еще не приходилось. Учитывая количество ног, колец было восемнадцать штук, строго по три на каждой лапе и по одному на каждый сегмент. Рабочие верхние конечности никаких украшений не имели. Осмотрев нас, паучиха решила начать общение. Как я понял, что это паучиха? Множество факторов в сумме позволяли сделать такое заключение с вероятностью в сто процентов. И кольца тут совсем не причем. Поживи пару месяцев с нерубами и начнешь безошибочно определять пол сородичей.
   - Мое имя Ануб-Невах. Платите, и начнем,- сегодня все говорят очень кратко. "Чем платить, денег с собой сегодня не захватил?" Проследив, куда указывала лапа паучихи, все напряженно замерли. В месте, на которое она указывала, стоял ненавистный черный обелиск и призывно сверкал в тусклом освещении. После утреннего общения с его собратом прошло не больше часа, и кормить этого ненасытного вампира было нечем. Наша пятерка напряженно замерла, переводя взгляд то на обелиск-вампир, то на невозмутимую Ануб-Невах. Кредитов на образования у нерубов судя по всему не было.

Глава 5.

Ученье свет, а не ученье смерть.

  
   Ситуация, в которой мы оказались, ничего хорошего не предвещала. Раздражение Ануб-Невах ощущалось нашей группой очень хорошо, а учитывая малоэмоциональность нерубов, наше бездействие было чем-то из ряда вон выходящим для неё. Выяснять на собственном примере насколько далеко распространяются полномочия нашего учителя, было небезопасно и несвоевременно. Мысленно плюнув на последствия общения с обелиском, я решил подать пример остальным. Голова работала не только у меня одного. Наша пятерка двинулась к обелиску почти одновременно, но по мере приближения автоматически перестроилась в колону. После касания к камню нерубы не отходили, а отползали в сторону под одобрительным взглядом Ануб-Невах. У меня после непродолжительной экзекуции не было сил даже отползти от камня. Живописная, наверное, композиция: пятеро нерубов валяется на полу пещеры на брюхе, вытянув лапы в стороны. Уверенно стоять на лапах не мог никто. Паучиха без дела не сидела, а что-то проверяла у обелиска, при этом удовлетворённо потирая лапы. Видимо норму из нас обелиск-вампир высосал. Закончив проверку, Ануб-Невах обратила свое внимание на нашу группу.
   - Начнём урок,- начала неспешно рассказывать учитель,- Чтобы не тратить время попусту, вы должны научиться работать памятью и быстро запоминать информацию. Тратить много времени вдалбливая в ваши головы нужные знания, раз за разом из-за несовершенства вашего мозга, это непозволительная роскошь. Нерубы не подвержены никаким ментальным воздействиям, как и сами не способны к ним, поэтому каждый должен самостоятельно научиться работать с памятью. Нет возможности магией разума привести ваши мозги в надлежащий вид. Так что эффективность вашего разума, это будет только ваша заслуга и ничья больше. Моя задача направить вас по правильному пути.
   Это очень, очень хорошая новость. Когда я узнал о существовании магии, постоянно опасался, что меня просканируют менталисты или маги разума, в общем те, кто занимается работой с чужим разумом. После такого сканирования я бы за свою жизнь ломаного гроша не дал. Что делают пауки со всякими шпионами, узнавать пока не хотелось. Потрошить голову ни в чём неповинного попаданца никто не будет, такое делать и в голову никому не придет. Теперь можно вести себя немного свободнее, хотя простые пытки никто не отменял. Нет, бдительность и осторожность нужно соблюдать постоянно. Наверняка в этом достаточно высокоразвитом обществе должен существовать аналог службы безопасности.
   - Представьте свою память, как паутину,- продолжала свою речь учитель ментальных наук.
   Ну, конечно же, паутина. По-другому и быть не могло. Тут многое организовано по прообразу паутины, и в этом есть смысл. Для нерубов культ паутины понятен и приемлем, для меня же этот священный символ таковым не является. Как можно строить мышление и упорядочить память по типу паутины? Если бы можно было войти в некое ментальное пространство и там уже заниматься реструктуризацией мышления и памяти, но таких возможностей мне не досталось при переходе в это тело. Может это что-то из врожденных способностей сородичей, на место которых попала моя собственная память? Вопросы, вопросы и очень мало ответов. Голодными вечерами в своей пещере, вспоминая свою прошлую жизнь, каких-либо пробелов в памяти обнаружить так и не удалось, но и найти пласт новых знаний о паучьей жизни также не вышло. Ни опровергнуть, ни подтвердить гипотезу о пакете врожденных знаний и умений пока не получалось. Несмотря на все эти посторонние размышления, слова Ануб-Невах я слушал очень внимательно. Учить таких существ, как нерубы, это счастье для любого учителя. Слушают внимательно, не отвлекаются, глупые вопросы не задают. Люди в этом плане до нерубов не дотягивают, в таком возрасте учиться осознанно человек просто не может. Обучаемость у нерубов, по моему опыту, выше всяких похвал. Слабые стороны, должно быть, есть, но пока я их не улавливаю.
   - Центр паутины - это ваш разум, спиралью от центра к периферии располагаются ваши воспоминания,- продолжала объяснять Ануб-Невах,- плоская конструкция проста в понимании для каждого неруба. Это привычная конфигурация. Со временем организация полученной информации, будет усложняться, но ждать, пока это произойдёт естественным путем, никто не собирается. Вы должны перестроить привычную вам плоскую конструкцию для начала в трехмерную. Это несложно.
   У нерубов с пространственным воображением проблем не было. Ткать трехмерные конструкции из паутины, вися при этом вниз головой, требует не только навыков, но и определённого склада ума. Сделать то же самое мысленно особых сложностей не вызывает. Если учитывать, что даже мне в теле паука такая работа даётся непозволительно просто, то для прирожденных нерубов, это раз плюнуть. В таком ключе и продолжалась лекция. Ануб-Невах постоянно приводила в примеры и аналогии с паутиной при организации всего процесса мышления и запоминания. Объясняла мелкие нюансы в изменении мыслительных процессов. Она ни разу не повторилась. Всё это она делала простым и понятным языком. Было видно, что таких как мы, она обучила не меньше тысячи, а может и больше. Возможности задавать вопросы не было, да и не рвался никто их задавать. Как всё это может помочь в ускорении обучения, я понимал очень смутно, но добросовестно выполнял все рекомендации. Представлял, как перестраивается память, только исходной двухмерной паутины у меня взяться было неоткуда. В прошлой жизни подобными ментальными дисциплинами я никогда не занимался, даже не представлял, как выглядит моя память со стороны. Так что все эти простые упражнения казались какими-то магическими тренировками. Учитель развеяла все эти сомнения, указав, что никакой магии в этом нет. Но без необходимых показателей в управлении разумом, заниматься магией, никакого смысла нет. Закончился урок настоятельными рекомендациями выполнять эти ментальные упражнения в любое свободное время. Дальше нас убедительно попросили убираться восвояси. Спорить, конечно, никто не стал.
   Нагруженные новыми знаниями, мы автоматически расплели паутину на входе, заплели её обратно с другой стороны и отправились в сторону своих апартаментов. Пока остальные переваривали полученную информацию, я запоминал дорогу, не отвлекаясь на всякие мелочи. Основные моменты из объяснений Ануб-Невах я запомнил хорошо, а упражнения были не сложными и хорошо запоминающимися. Дословно запомнить все услышанное я даже не пытался, хотя привычной воды в речах паучихи практически не было. Обратный путь занял около часа и ничем новым не запомнился. Оказавшись в своей пещере, я был уверен, что смогу самостоятельно найти дорогу к лекционному залу. Если остальные сородичи пользовались словесным описанием пути, то я опирался на визуальные ориентиры. Такой способ был привычнее. К концу пути паутинки на брюшках оставленные Хет-Ваном, как пропуски через переходы со стражниками, потускнели и через час просто осыпались мелкой пылью. Временные пропуска, в моем понимании, это признак очень даже высокоразвитой цивилизации.
   Покачиваясь в паутине, я поражался, как быстро повзрослели мои соседи. Переход на самообеспечение в плане питания и пыточный черный обелиск привели бы многих существ к смерти, а нерубы стали только серьезнее и жестче, мигом избавившись от детской наивности. При общении со сверстниками не возникало чувства, что общаешься с ребенком. Нерубы, которые не могут приспособиться к текущей реальности, просто умирали. Видимо пропавшие сородичи не выдержали нагрузки. Вот вам искусственный отбор во всей красе. Неужели чуть более слабые сородичи могут настолько ослабить сообщество, что королевство Азжол-Неруб предпочитает избавляться от них? А как по-другому это назвать? Хотя, что я вообще знаю о королевстве и как могу судить что правильно, а что нет? Лучше оставить бесполезные размышления, ведь правильных ответов без глубокого понимания жизни нерубов все равно не найти.
   Так, что там было за первое упражнение дляЯ не капли улучшении памяти.
  
   Зал обучения ментальным дисциплинам. Королевство Азжол-Неруб.
   Ануб-Невах, старший наставник.
   В наступившей после ухода молодых нерубов тишине Ануб-Невах продолжала анализировать данные полученные от диагностического обелиска. Ничего необычного обнаружить не удалось, показатели в пределах допустимых значений, поэтому можно забрать свой законный процент, порядка сорока эргов. Откуда у молодняка может взяться много энергии. Обучением молодых нерубов мог бы заниматься кто-нибудь и пониже рангом. Основная задача Ануб-Невах была не в обучении методике улучшения памяти, а анализ показателей формирующегося магического ядра у временных учеников. Исправить проблемы в будущем будет намного сложнее, а так можно простой корректировкой питания исправить незначительные изъяны. Никакой жалости и заботы она к молодняку не испытывала и тратить свое драгоценное время на недалёких молодых нерубов ей не хотелось. Начальство на желания подчиненных внимания обращало меньше, чем драконы на мелких ящериц. Насколько было бы проще, если бы не врожденный иммунитет к ментальным воздействиям. Несколько минут и разум структурирован, как нужно. Ануб-Невах не критиковала давнее решение прародительницы нынешней Королевы. Соединить нити жизни древних нерубов и толвиров, было эпохальным решением и сложнейшей задачей. Толвиры создания титанов с великими дарами, доставшиеся недостойным носителям. Поучить иммунитет к ментальным манипуляциям для всей расы нерубов, тогда это было настоящим спасением. Сейчас сложно сказать было ли так задумано или это неожиданный эффект, но невозможность получать ману из магического фона планеты и тем самым полностью защитив себя от влияния владык стихий и Древних Богов, дало возможность выжить и существовать её народу. На этот шаг Королеву тех времен толкнули страх и отчаянье. Сородичи из Силитуса стали вести себя очень странно, а вгрызающиеся в холодные земли Нордскола нерубы стали сходить с ума. Послы нерубов в Силитусе через некоторое время начинали слать сообщения, в которых Силитус описывался как лучшее место на Азероте. Нерубы долго не могли понять, что происходит. Чтобы спастись, они ушли в полную изоляцию, прекратив всякое общение с силитидами и прекратив экспансию в Нордсколе, но помогало это слабо. Лучшие маги и ученые искали причину происходящего. Только через годы, когда уже нельзя было помочь братьям силитидам из еще живущей в сердцах нерубов единой империи Азж-Акир. Тлетворное влияние Древних Богов. К'Тун подчинил себе силитидов, проклятая кровь Йогг-Сарона сводила нерубов с ума. Ничего не оставалось, как пойти на этот шаг. Неописуемый ужас и безнадёжность влияли тогда на решения Королевы. Ануб-Невах всегда стремилась к положению и титулу Королевы, поэтому скрупулёзно изучала историю своего народа. Учиться на чужих ошибках всегда проще, чем на своих. В той ситуации не было иного решения, способного спасти расу нерубов. Ануб-Невах считала, что смогла бы поступить так же. Наблюдения за формированием магического ядра молодого поколения и их обучение, только ступенька к титулу Королевы и она преодолеет ступени на пути к своей цели.
  

Глава 6.

Познание - процесс бесконечный.

  
   Всю гениальность решения первым делом научить учиться, как бы глупо это не звучало, я осознал не сразу. Не факт, что подобная система могла работать в ином обществе. Конечно же, такая методика могла эффективно работать только в относительно однородном сообществе. Нерубы в плане однородности были ярким примером. А может нас с самого начала разделили на группы по какой-то совокупности признаков? Как бы там ни было, но улучшение в запоминании новой информации я ощутил уже через несколько дней. Сам этот факт, что я заметил какие-то изменения, меня очень впечатлил. Будучи изрядным скептиком, поверить в чудодейственную методику улучшения памяти ни с того ни сего, я не мог. Предыдущая жизнь отучила верить в чудеса. Изменения конечно были не очень значительными, но они были. Я даже рассматривал вероятность самовнушения, а не реального повышения показателей. Никакой эйдетической памяти не было и в помине, даже намёков на идеальную память не возникало, но сдвиги, определенно, были. Оставалось надеяться, что сородичи не обогнали меня в этом пути слишком уж сильно. Как часто остальные выполняли рекомендованные упражнения, можно было только гадать. Мне казалось, что я недопустимо мало времени уделяю этим тренировкам. Тренировки, тренировками, а работать приходилось всё больше и больше. Нагрузку продолжали плавно повышать, и конца этому процессу видно не было. Ненасытные обелиски исправно выпивали саму жизнь из наших тушек. Я пытался сопротивляться этому процессу, но оказалось, что силы несопоставимы. Такое сопротивление выматывало намного сильнее, а утаить от камня вампира ничего не удавалось. Хет-Ван посоветовал так не делать и честно делиться энергией.
   После той первой занимательной лекции, вот уже неделю я занимался только работой на благо нерубского сообщества. Убирать мусор и заниматься уходом за плантациями грибов и "отарами" жуков было скучным занятием, хотя и выматывающим. Наш распорядок дня определял куратор, и никой возможности на него повлиять не было. Принцип, которым он пользовался при составлении рабочего графика, был тайной за семью печатями. Любимчиков у него не было. Мне казалось, что у него даже мыслей в этом направлении появиться не могло. С другой стороны он никого не гнобил, отношения к нам было ровное, как математическая плоскость. Это не значит, что он не наказывал за проступки. Хотя без особой выдумки, просто увеличивал фронт работ.
   Все попытки социализироваться в обществе нерубов потерпели крах. Привычные для меня понятия дружбы и знакомства для остальных сородичей были предметом обсуждения моей ненормальности. Поговорить с другим нерубом без конкретной цели - это воспринималось ими, как трата времени. Их времени. Оказалось, что мое мнение по каким-либо вопросам никому не интересно, даже моим соседям по пещере. Строго говоря, не только мое. Представление обо мне сформировалось, как о нерубе, ведущим много бессмысленных разговоров. Откуда мне было знать о таких порядках. Я всё пытался наладить контакт с сородичами, чтобы получить больше информации и найти если не друзей, то хоть единомышленников. Да и отсутствие общения напрягало. Появлялся и нарастал психологический дискомфорт от продолжительного молчания. Я, конечно, потихоньку приспосабливался, и нерубанское тело сделало разум малоэмоциональным, но человеческие потребности иногда требовали своего. Вот и рвался поговорить с сородичами, а те этих моих порывов не понимали. Как с таким отношением их язык не деградировал до простых жестов, я не представлял. Может со временем это изменится? Взрослые нерубы разговаривали более свободно и подробно. Не со мной, конечно, а друг с другом. Попытки сблизиться с кем-то из сородичей пришлось отложить до более благоприятной ситуации.
   Из оговорок Хет-Вана удалось понять, что учиться магии мы будем еще не скоро. Это меня несказанно огорчило. Я понимал, что с магией не все так просто, как мне изначально казалось на волне эйфории, возникшей после подтверждения о её существовании. На мои порывы доказать готовность заниматься магией прямо сейчас куратор смотрел с жалостью, как на недоумка. От перспективы десятилетиями батрачить на нерубов и ждать, когда начнутся занятия по магии, лапы опускались. Это его "не скоро", могло значить все что угодно, а сроки он не уточнял. Сколько вообще живут нерубы? Это нужно выяснить побыстрее, может быть у меня времени в обрез. Слишком серьезный вопрос, чтобы откладывать его на потом. Пришлось припереть куратора к стенке, образно выражаясь. Физически это было невозможно, в виду его полного превосходства.
   - Хет-Ван, а сколько времени отпущено каждому нерубу,- нужно было немного заинтересовать вопросом куратора, чтобы тот не стал меня игнорировать.
   - Это от многого зависит,- куратор решился ответить на вопрос после непродолжительного разглядывания моей тушки,- твой жизненный путь долгим не будет.
   - Почему вы так считаете?- такой ответ меня изрядно испугал. Не угрожает ли мне Хет-Ван таким, не завуалированным способом?
   - Ты слишком много болтаешь, Хар,- видимо таким ответом куратор хотел закончить наш разговор.
   Так просто сдаваться я не собирался и продолжал вопросительно смотреть на Хет-Вана. Пара минут напряженного молчания и куратор со скрипом начал давать более развернутый ответ.
   - Каждый неруб сам определяет, сколько ему жить,- терпеливо начал меня просвещать Хет-Ван,- Когда один из нас устает жить, он просто умирает. В нашем королевстве нет никого старше трехсот поколений. Кто-то умирает в сражениях, кто-то гибнет из-за своей глупости.
   "Что еще за поколения такие? Поколение - это сколько лет?" У меня начали возникать нехорошие предчувствия, что я, возможно, нахожусь не на планете, раз не используется смена дня и ночи для учета времени. Спрашивать о привычном исчислении времени совсем не стоит. Как тогда объяснить мои знания об этом? Никаких признаков, кроме привычной силы притяжения, припомнить не получалось. "Так, этот вопрос нужно срочно прояснить. Если мы летим на каком-нибудь астероиде неизвестно куда? У меня раньше даже мысли не возникало, что мы не на обычной планете. А что если это не так? Королевством Азжол-Неруб можно называть что угодно".
   - Куратор, где находится наше Королевство и что за его пределами?- а как по-другому спрашивать? Нам никто не объяснял о мире за пределами Королевства практически ничего. А спрашивать живем ли мы на планете, было бы подозрительно. Вопрос был корявый, но как еще связать привычное для меня летоисчисление с вариантом нерубов в голову не приходило. Сначала нужно выяснить, где я нахожусь, и разобраться с продолжительностью жизни нерубов.
   - Мы живем в глубинах Нордскола,- к этим словам начали прислушиваться буквально все сородичи. В наступившей тишине был слышен только недовольный голос нашего куратора,- северном континенте Азерота. А наверху только покрытые снегом равнины и горы, освещаемые тусклой звездой.
   Такой короткий, но очень содержательный ответ позволил сбросить огромный груз моих нерубских плеч. Осталось выяснить, какой смысл нерубы вкладывают в понятие "поколение" и можно заканчивать с этим разговором. Немного подумав, как бы правильно сформулировать следующий вопрос, я понял, что мое текущее представление обо всем этом не имеет смысла. В прошлой жизни все строилось на том, что наша планета вращалась вокруг звезды, планета вращалась вокруг собственной оси, а звездная система вращалась вокруг центра галактики. Как дела обстоят тут, можно было только догадываться. Тогда нужно отталкиваться от распорядка моего дня. Тут всё более понятно и просто.
   - Хет-Ван сколько раз нужно отдыхать/спать, чтобы сменилось поколение?- несмотря на постоянную практику нормально разговаривать на языке нерубов давалось непросто.
   - Поколение сменяется, когда Королева решает внести изменения в нити жизни нерубов и отложить партию яиц с новыми свойствами. Между поколениями может проходить разное количество времени,- просветил всех наш куратор. С яйцами все более менее понятно, но о каких нитях жизни говорит Хет-Ван.
   - Срок жизни мы меряем поколениями, но время измеряют иначе, и на этом закончим. Остальное узнаете во время обучения, - стало понятно, что больше из Хет-Вана не вытянуть,- нет смысла продолжать дальше с вашей ущербной памятью.
   Когда куратор закончил свою речь, молодые нерубы вернулись к своим делам, при этом выглядели они слегка пришибленными. Как много остальные поняли из ответов Хет-Вана, могли прояснить только сородичи, но я получил много пищи для размышлений. Определенно ответы куратора меня успокоили и только разожгли огонь любопытства.
   На следующий день, возвращаясь в ставшую привычной пещеру после очередного стахановского подвига, я не узнал коридор, по которому ходил уже несколько недель. Входа в нашу пещеру просто не было, и сам коридор имел другую форму. Пока я в растерянности метался вдоль стены, где ранее был вход в пещеру, мои соседи, немного потоптавшись рядом, отправились дальше. На язык, которого у меня теперь не было, просились слова из и старого фильма - "замуровали, демоны!!!" В моей паутине оставался недоеденный жук, на которого я сильно рассчитывал. "Что происходит? Зачем нужно было замуровывать вход в пещеру? И как смогли сделать все так быстро?" Пришлось догонять Ланту и Тхана. На мои, прямо скажем, неспокойные вопли, что нас лишили жилплощади, они отреагировали ненормально спокойно.
   - Хар, ты что не замечаешь, как периодически меняются коридоры и залы, в которых мы бываем?- удивленно спросил Тхан. Ланту на меня внимания старалась не обращать.
   - Что?- растерянность на том, что заменяет мне нормальное человеческое лицо, была настолько явной, что Тхан на мой вопрос отреагировал через пару минут.
   - Хет-Ван говорил, что все ходы и залы постоянно изменяются, чтобы уменьшить потери энергии и тепла,- сосед пытался развеять мое недоумение.
   - Нам то, что теперь делать?- я все еще поражался такому наплевательскому отношению к нашей пещере. Меня больше беспокоил пропавший ужин и сам принцип, согласно которому нашего мнения никто не спросил. Просто сровняли с землей и никаких предупреждений.
   - Куратор определит нам другое место,- высказал свое мнение Тхан. Дальше мы втроем пошли искать нашего куратора.
   Всё случилось, как и предполагал Тхан. Хет-Ван указал нам на ни чем не примечательную пещеру и предложил заселяться. Я, было, заикнулся о пропавшем ужине, но куратор дал понять, чтобы я не беспокоил его всякими глупостями. Глупости глупостями, а кушать очень хотелось. Знания о том, что этот нерубский лабиринт еще и постоянно меняется, показали полную несостоятельность намерений мысленно построить его карту. Еще одно подтверждение, что перед тем, как изобретать велосипед, нужно перенять опыт нерубов. Мои попытки запомнить расположения ходов - это был мартышкин труд. Неприятно было осознавать свою очередную ошибку. Главное нужно не допускать повторения своих ошибок в будущем.

Глава 7.

А жизнь продолжает приносить сюрпризы.

  
   Три долгих месяца были в основном посвящены тренировкам памяти. Осознанно стоить ассоциативные цепочки на примере воображаемой трехмерной паутины оказалось весьма интересным и захватывающим занятием. Работая с памятью о прошлой жизни, я понял, что она напоминает решето. Это не было связано с попаданием в тело неруба, просто эффективность запоминания была далека от совершенства. Начинаешь строить ассоциативную цепочку, пытаясь упорядочить кашу в голове, и натыкаешься на пустоту. Я, конечно, понимаю, что механизмы забывания также важны, как и механизмы запоминания, но если все происходит неосознанно, то можно потерять важные воспоминания. Пока не начал заниматься нерубскими ментальными тренировками, мне казалось, что память работает как надо. Учитывая, что все тренировки проходили только в воображаемом пространстве, можно было с уверенностью говорить об изменениях моего разума и способа мышления. В моем собственном воображении память о предыдущей жизни представлялась аморфным клубком нитей, которые приходилось распутывать и упорядочивать по типу предложенной паутинной конструкции. В этом клубке я не находил никакой системы. С моим багажом знаний такая работа отнимала уйму времени. Чем могли в таком случае заниматься молодые нерубы, которым не было и года? Может быть экспериментировали? Друг с другом своими успехами никто делиться не спешил. Своего первого учителя Ануб-Невах я больше не видел, потому что теорию нам стали давать во время работы, а практиковались уже в свободное время. Зачем нас тогда отправляли в тот зал? Все активно получали простейшие навыки неквалифицированной работы. Насколько они могут пригодиться в дальнейшем, никто не уточнял. Очень надеюсь, что не пригодятся.
   Каждый новый день дарил новую крупицу знаний о нерубском обществе. Улучшающаяся память очень помогала с анализом получаемых данных. И хотя я не владел никакими методиками анализа и чаше использовал здравый смысл и логику, понимание особенностей жизни этой странноватой расы постепенно приходило ко мне. Несмотря на шаткость положения и неясное будущее, познавать чужую культуру было интересно. Важность этого была несомненна. Оказалось, что я смог допустить в общении с нерубами практически все мыслимые и немыслимые ошибки. Пока я не принял своеобразный местный этикет, остальные нерубы просто старались избегать любого общения со мной. Опыт предыдущей жизни только мешал. Старые привычки постоянно норовили втиснуться в процесс общения, а постоянный самоконтроль выматывал. Если обдумывать каждое слово и движение, то я превращался в откровенного тормоза.
   Я все никак не мог понять, как добиться успеха в обществе нерубов. Понятно, что нужно подниматься в иерархии. Для меня оставалось тайной, кто определяет порядок иерархии в нашей немногочисленной группе, а в масштабах Королевства Азжол-Неруб это понять будет очень непросто. Как будто все, кроме меня, знали свое место. Один я тыкался, как слепой котенок, пытаясь занять несоответствующее мне место. Сородичи воспринимали это, как необоснованные амбиции. Чтобы прояснить очередной насущный вопрос, я решил действовать проверенным способом - замучать вопросами Хет-Вана. Он, все-таки, куратор и это его работа. Не то чтобы я в полной мере знал, в чем заключается его работа, но достоверную информацию получить было больше неоткуда. После выдачи очередного скудного пайка, удалось задать свой вопрос до исчезновения нашего куратора.
   - Хет-Ван, какое место я занимаю среди сородичей?
   - Какое еще место?- видимо куратора еще не успели разозлить, и он был в хорошем настроении.
   - Мое место в иерархии нашей группы,- пояснения были не лишними. Хет-Ван мог бы просто сказать, что я бесполезная недоразвитая особь и на этом закончить.
   - Хар, ты продолжаешь меня удивлять,- то, что Хет-Ван не убежал по своим делам, просто махнув на меня лапой, это было хорошим знаком,- Как можно не знать своего места в группе? Может быть, ты считаешь себя первым?
   Нет, первым я себя не считал. Если учитывать, что иерархия могла меняться несколько раз в день, то вопрос был непростым. Мое место в иерархии варьировалось от седьмого до десятого, но это определял не я, а другие нерубы. Слабаков ниже первого десятка, я как конкурентов почему-то не рассматривал. Связываться с паучихами из первой пятерки никто из самцов не рвался, и я в том числе. Почему то мне приходилось мыкаться в указанном диапазоне. Немного подумав, я понял, что ориентировался на смутные ощущения, когда выбирал себе место в колоне.
   - Я думаю мое место между шестым и десятым,- осторожный ответ с нотками неуверенности будет в самый раз.
   - Ты плохо ощущаешь феромоны других нерубов?- с сомнением спросил Хет-Ван.
   - Феромоны?- переспросил я.
   - Вещества/запахи со смыслом, которые вокруг каждого неруба,- начал объяснять куратор.
   Феромоны, ну конечно же, а я дурак все в толк не возьму, как нерубы регулируют наше поведение. Все грешил на добавки в еде или наркоту, хотя может и без них не обошлось. Ануб-Невах говорила, что все нерубы имеют иммунитет к ментальным воздействиям. Нерубы подошли к проблеме с другой стороны. Они воздействуют на тело, минуя разум, вызывая нужные реакции распылением феромонов. Вот откуда необъяснимая тяга к труду и другое нелогичное поведение. Если еще и каждый неруб эти феромоны распространяет вокруг себя, то в воздухе присутствует дикая смесь, которая должна сводить с ума сородичей. Видимо не все так просто. Моя недостаточная чувствительность к феромонам нерубов еще не раз принесет мне неприятности. Значит, пока я волевым усилием заставлял себя пахать, как папа Карло, остальные просто следовали зову тела. Вот же халявщики. На меня феромоны тоже действовали, но не в полной мере. Будем надеяться, эта моя особенность не сделает меня полуслепым и полуглухим к меткам и знакам нерубов. Скрывать этот факт не стоит. Кто знает, к чему это может привести.
   - Вы правы куратор, я ощущаю их недостаточно четко,- может есть решение, и Хет-Ван его знает.
   - Хм, такое бывает редко, но страшного в этом нет,- успокаивал меня куратор,- Со временем у нас развивается невосприимчивость к феромонам. Просто взросление у тебя будет протекать сложнее. Феромоны задают нужный стимул молодым нерубам, тебе же стимул нужно будет искать самому, так что твои показатели будут ниже, чем у остальных. Феромоны определяют место в иерархии только у таких молодых нерубов, как вы. По мере взросления твое место будут определять способности и заслуги перед Королевством.
   - И что никаких преимуществ это не дает?- такая несправедливость и никаких "плюшек". Единственное известное мне заметное отличие от сородичей в плане устойчивости к внешним воздействиям оказалось бесполезным? Нет, я отказываюсь в это верить.
   - Нет, это просто достаточно редкий дефект. Твои нити жизни никогда не заинтересуют Королеву и Провидцев, и ты не сможешь сделать вклад в эволюцию своего вида. - "порадовал" меня Хет-Ван.- Какие бы положительные качества у тебя не проявятся, Королева не станет рисковать обучаемостью молодняка.
   - Откуда вы все это знаете, и о каких нитях жизни идет речь?- пока Хет-Ван охотно идет на контакт, нужно выяснить побольше.
   - Об этом феномене предупреждены все кураторы и учителя, а нити жизни - это аналог паутины, только очень маленькой, чтобы её можно было увидеть. В них заключена вся информация о твоем строении в мельчайших деталях. Я понимаю, что такой удар может выбить у тебя паутину из-под ног, и ты можешь посчитать, что твоя жизнь бессмысленна, но это не совсем так,- в голосе Хет-Вана были незнакомые нотки, которых раньше мне замечать не приходилось. Это что сочувствие? Быть того не может.
   Ударом, выбивающим паутину из-под ног, это могло быть только для настоящего неруба. Меня невозможность заинтересовать всяких местных правителей и вивисекторов только порадовала. Хет-Ван, скорее всего, занес меня в список неизлечимых инвалидов, только ни на какую "пенсию" рассчитывать не стоит. До таких высот социальной помощи общество нерубов еще не доросло и сильно сомневаюсь, что когда-нибудь дорастет. Значит нити жизни - это ДНК или его аналог. Если нерубы с ДНК активно работают и не бояться вмешиваться в ее структуру, то ничем новым в этом плане их удивить не удастся. Не сильно то и хотелось, но на заметку нужно взять, информация любопытная.
   Хет-Ван решив, что диалог окончен, поспешил вглубь нерубского лабиринта.
   Совершенно не радовали меня текущие тенденции - облом следовал за обломом. Я, значит, надрываюсь, когда остальные делают это не по своей воле и даже не понимают этого, а никаких поощрений всё нет и нет. Если окажется, что как маг я ничего собой не представляю, то можно вешаться на собственной паутине. Забавное будет зрелище - паук повесился на паутине. Только ничего это не даст, голова в дыхании не участвует совсем. Вот, еще один облом.
   Всё, хватит хандрить. Пойду пообщаюсь с Тханом, теперь то я лучше представляю, как это нужно делать. Я ни капли не сомневался, что после сегодняшнего разговора с куратором мое место в иерархии прочно опуститься до десятого. Такую информацию Хет-Ван скрывать от сородичей не станет. Общество нерубов достаточно открытое и тайны из моего дефекта делать никто не будет.
   Тхан и Ланту спокойно дрыхли в своих паутинах. Сколько времени я бился над проблемой, как определить спит паук или просто замер в центре паутины даже вспоминать не хочется. Будить сородичей без всяких последствий мог только Хет-Ван. Как мне недавно удалось выяснить, потеря мной конечности и была связана именно с этим. Подумаешь, ткнул лапой задремавшую паучиху, зачем нужно было камнем лапу отрывать. Я понимаю, когда прерывают сон неруба ощущения отвратные, но лапу!!! Инструкция побудки была достаточно простая, аккуратно трогаешь лапой нить паутины, в центре которой спит неруб и если он или она остается недвижим, то это сон. В ином случае всегда будет реакция.
   Нет собеседника, тогда нужно тренировать память, внешнего стимула то у меня нет. Чувствую, жизнь в нерубском сообществе сделает из меня весьма злобного паука.
  

Глава 8.

Принять свою суть непросто.

  
   Я не понял, как все остальные узнали о моем дефекте, но сделали они это очень оперативно. Еще вчера об этом никто не догадывался и я в том числе, а сегодня все в курсе. Сородичи что по ночам собираются и обмениваются сплетнями? Это совсем не похоже на нерубов. Сомневаюсь, что Хет-Ван специально всех оповестил. Мои предположения полностью подтвердились - в иерархии я оказался на твердом десятом месте. Куратор убедил меня в том, что вся эта канитель с иерархией временна, поэтому былой острой реакции не возникало. Личные заслуги и способности будут определять будущее, так что нужно строить свое поведение, ориентируясь на самосовершенствование, а не на социальную значимость. Собственно большая часть молодых нерубов так и поступала.
   Спустя несколько дней началась новая волна дополнительных занятий, которые должны были проходить не во время привычной работы. Хет-Ван отправлял нас группами по четыре-пять нерубов, не забывая вешать пропуска-паутинки. Стало понятно, что если обучение происходит в другом месте, то это неспроста. Важность таких занятий была несомненна и требовала повышенного внимания от молодых нерубов. Оставалось только ждать своей очереди и лично в этом удостовериться. Просто так от работы на целый день не освобождали. Было конечно интересно, что на этот раз будет предметом изучения, но Тхан и Ланту, получившие новые знания, не торопились с намеками. Они активно занимались плетением небольших паутинок из разного типа паутины, в чем раньше замечены не были. Может быть, следующее занятие будет посвящено правильному плетению паутины? Инстинктивно плести паутину мог каждый неруб, кроме меня, конечно. Но насколько правильно они это делали? Работая во всех этих бесконечных коридорах и пещерах, приходилось не раз сталкиваться со сложными конструкциями, которые делали взрослые нерубы. Мне даже не удавалось запомнить трехмерную схему таких конструкций, а уж сплести нечто подобное, это для фанатов геометрии и вязания. Сама паутина кардинально отличалась от того, что могли получить мои сородичи. Были толстые нити белого цвета, прозрачные, почти невесомые и разнообразных цветов, но ни когда не встречались нити паутины яркой, кричащей окраски. Для человеческого глаза уловить эти оттенки было бы не просто, если вообще возможно. У меня и моих сородичей получалось создавать только нити двух типов - тонкие липкие нити, которые хорошо подходили для заматывания жучков в кокон и более толстые и прочные, для строительства каркаса паутины. Так что учиться было чему. Я устал сравнивать и запоминать встречающиеся в коридорах разновидности нитей. В одной конструкции могли соседствовать больше сотни разных типов паутины и это только на мой непрофессиональный взгляд. Предназначение таких сложных структур из паутины вызывало дополнительные вопросы. Может быть, в человеческом обществе и понятий таких нет, объясняющих предназначение сложных переплетений разнообразных нитей, еще и с магической начинкой.
   Создавать паутину получалось не бесконечно. Наступал момент, когда она просто кончалась, и требовалось время, чтобы восполнить запасы веществ, необходимых для её синтеза. Это было моей теорией, подтверждённой практикой. Когда это случилось в первый раз, наш куратор был очень недоволен. Тратить весь запас паутины для нерубов было сродни ныряльщику, потратившему весь запас воздуха на середине пути. Настоятельно рекомендовалось всегда иметь запас паутины. Зачем? Без паутины нерубу найти пропитание не просто. Не гоняться же за добычей, уподобившись простому хищнику?
   За новыми знаниями я отправился в последней группе и был уже полностью уверен в теме занятий. Хет-Ван задал направление привычным уже способом и, обеспечив учащихся пропусками, пожелал успехов в этом нелегком деле. С более менее натренированной памятью мне не пришлось позориться и просить куратора еще раз повторить свои объяснения. Удалось всё запомнить с первого раза, что не могло не радовать. Расту над собой и есть чем гордиться. Такая память в прошлой жизни была бы очень кстати. Еще одним поводом для гордости стал порядок колоны - сородичи занимали свои места за моей спиной, а значит, вести группу буду я. В новой жизни мне впервые досталась роль лидера. Мелочь, а приятно. Ну что же не будем заставлять сородичей ждать, вперед за знаниями.
   С подробной инструкцией куратора и хорошей памятью это оказалось плёвым делом. Минуя коридор за коридором, зал за залом, приходилось приглядывать за сородичами, не хватало, чтобы кто-нибудь отстал или потерялся. Не сказать, что чужая судьба меня сильно волновала, но будучи впервые во главе группы, напортачить не хотелось.
   Архитектура нерубов не радовала ничем новым. Округлые коридоры с паутиной на потолке, редкие кристаллы освещения и одинаковые залы с изредка встречающимися обелисками. Хоть мы и находились под землей, с потолка никогда ничего не капало, не ощущалось сырости подземелий, воздух не был затхлым. Умеют, все-таки, нерубы строить подземелья, этого у них не отнять. Небольшие подземные озёра встречались редко и использовались сородичами для разных нужд, рыбу я там точно видел. Рыбка мне показалась маленькой, но сам факт существования такой привычной по прошлой жизни рыбы вызывал ностальгию. Нужно как-нибудь попробовать местную рыбу, если она не ядовита.
   Жуки-стражи сканируя паутину-пропуск беспрекословно пропускали нас через местные КПП. Добрались до нужного места, потратив не больше часа. Вход был свободен от всяких препятствий, и мы бодро вошли в пещеру колонной из пяти нерубов. Очередной учитель, на первый взгляд, ничем не выделялся. Неруб, как неруб, ничего особенного. Только подумать, не прошло и полгода, а нерубы для меня уже ничего особенного. Он спокойно висел вниз головой, цепляясь лапами за паутину на потолке. При этом перебирал свободными лапами нити некой конструкции из паутины. Появление пятерки молодых нерубов заставило его отвлечься своего занятия и обратить внимание на нас. Особых эмоций в поведении будущего учителя не проскальзывало. Окинув нас равнодушным взглядом, он, ничего не говоря, вернулся к прерванной деятельности.
   Не дожидаясь команды и не создавая толкотни, мы направились к обелиску. Не зря же он тут стоит. Последнее время общение с этими камнями стало привычным и не вызывало былого ужаса. Наверное, привык. Остальные тоже стали реагировать на обелиски более сдержано. После окончания экзекуции незнакомый неруб решил прояснить причину нашего появления в этой пещере.
   - Вы можете обращаться ко мне наставник или Ариматас, - хм, раньше односложные имена мне встречались только у других мелких нерубов. Хотя у нас скорее не имена, а клички, как у домашних животных.
   - Сегодня я научу вас основам плетения различных конструкций из паутины,- продолжал Ариматас,- Как ткать разные виды паутины и как изменять свойства яда, который вы раньше использовали только для переваривания пищи. Это основы и ничего сложного тут нет.
   - Ваша задача внимательно слушать и запоминать то, что я скажу и покажу,- при этом он предупреждающе уставился на меня. Что такое? Я же образец внимательности - замер и ловлю каждое его слово и жест. Вспомнив все свои действия в этой пещере, я не нашел к чему придраться. А, так это он о моей недостаточной чувствительности к феромонам. Хет-Ван что всё Королевство оповестил? Жалкий стукач. Или он на меня какую-нибудь метку повесил? Тогда намёки на слабое усердие в любых действиях будут сопровождать меня еще очень долго.
   Посверлив меня пару минут взглядом и удостоверившись, что я уяснил важность его слов, учитель продолжил свою лекцию.
   - Начнем с самого простого. Изменение свойств паутины и яда. В вашем состоянии это можно сделать одним единственным способом. Воображение и концентрация, вот ключевые навыки, которые помогут в этом деле. Конечно пределы изменений сильно ограничены. Пока вы не вырастите, на многое рассчитывать не стоит, но тренироваться нужно уже сейчас и с полной отдачей, - и снова требовательный взгляд в мою сторону. Похоже, Хет-Ван сильно приуменьшил значение моей особенности. Вон, как Ариматас зыркает, будто я беззастенчиво сплю, задрав лапы к потолку.
   - Для изменения свойств яда нужно избавиться от имеющегося запаса,- нерубы начали внимательно осматривать пещеру, но Ариматас развеял зарождающуюся радость,- Никто не собирается предоставлять вам пищу, чтобы вы могли избавиться от яда привычным способом. Нерубы могут плеваться ядом и довольно метко, что требует длительных тренировок, но сейчас не об этом. Нужно сделать движение хелицерами, как будто кусаете жука, и нужные мышцы сократят мешочек с ядом.
   Я посмотрел, как это делают соседи. Не буду скрывать, зрелище отвратное. Собравшись с мыслями и отбросив брезгливость, начал предложенную процедуру. Пол в пещере мы загадили желтовато-зеленым ядом весьма живописно. Ни о какой аккуратности говорить не приходилось. Некоторые энтузиасты умудрились заплевать весьма обширную территорию, потолок тоже пострадал. Истратив все запасы яда, мы вопросительно посмотрели на учителя, ожидая дальнейших указаний. Тот заворожено обозревал устроенный бардак. Когда Ариматас перевел взгляд на нас, былое равнодушие в его глазах кануло в небытие.
   - Что вы творите жалкие недоразвитые личинки без капли здравого смысла?- начал бушевать наш учитель,- Недоумки, вы все будете наказаны. Сейчас же убрать это непотребство.
   Похоже, иерархия существует неспроста. Зачем я вообще начал повторять за безмозглыми соседями? Нужно было до конца выслушать наставления Ариматаса, а потом уже действовать. Пока мы устраняли последствия наших необдуманных поступков, учитель успокаивался и настраивался на нужный лад, чтобы продолжить занятие. Его лапы продолжали гневно подергиваться, ясно давая понять, что это удается ему с трудом.
   - Продолжим. От яда вы избавились,- Ариматас замолчал и, скрывая гнев, продолжил,- теперь представляем, что новый яд будет парализовать жертву. Сконцентрировались на этом образе и, не нарушая его целостности, добавляйте уточняющие детали. Удерживать этот образ нужно до тех пор, пока не почувствуете, что яд готов. Не ждите парализующего яда высшего качества. Максимум чего можно добиться в вашем теле, это легкое замедление движений. С взрослением у вас появятся несколько емкостей для яда рядом с хелицерами, и только от вас зависит, будет ли чем их заполнить. Есть более продвинутые методики, но для вас они пока бесполезны.
   - Со свойствами паутины тот же принцип. У Вязальщиков всё намного сложнее, но вам достаточно и этого для тренировок. В дальнейшем покажут образцы паутины, чтобы вам было на что ориентироваться. Этим вы займётесь в своих пещерах, а теперь перейдём к принципам плетения паутины.
   Дальше пошла смесь геометрии и сопротивления паутины нагрузкам и внешним воздействиям, помноженное на идеальный глазомер. Определять углы нерубы умудрялись без всяких транспортиров на глазок с точностью до полградуса. У них конечно было другое обозначение, но для я перевёл в знакомые мне значения. Никакой методики расчёта или формул не было, всё делалось на глаз мысленно и делалось это идеально и очень быстро. Со слов учителя, это необходимые начальные навыки. Отставим в сторону обрывочные воспоминания о геометрии и всяких формулах и будем заниматься по новой методике. Похоже, нерубы понимают в этом толк, а в будущем можно будет применить знания из прошлой жизни. Я, судя по всему, и так в группе отстающих, а если не буду усваивать материал, то могу опуститься еще ниже. Даже думать не хочу, что там ниже.
   Запомнить все наставления труда не составило, но разбираться с этим нужно будет еще долго и вдумчиво. Множество странноватых выводов и концепций были сомнительными, но просто так их отбрасывать ошибочно. В большинстве своем нерубы отличались высоким интеллектом, поэтому содержать всякую чушь учебный материал не должен.
   Закончив лекцию, Ариматас с облегчением выгнал нас из пещеры. Да уж впечатление мы о себе оставили не лестное. Возвращение в родные места прошло без всяких происшествий. Разводить всех по пещерам не стал, сами доберутся. Моя пещера была пустой, так что я завалился спать, не дожидаясь соседей. Обдумывать полученные знания и практиковаться сегодня не хотелось.
   Упорядочивал я новую информацию больше месяца, она была намного сложнее, чем казалось изначально. Было много глубоких смыслов, и строить ассоциативные цепочки было сущим мучением. Приходилось переделывать уже существующие связи, потому что они противоречили старым данным. Сопоставлять знания нерубов и знания из прошлой жизни не всегда удавалось. Приходилось выбирать между ними. Помучавшись с выбором пару вечеров, и поняв, что дальше тянуть нет смысла, там, где это было нужно, в приоритет поставил знания нерубов. Уж они-то точно могут спасти жизнь. Конечно, земные знания некуда не девались. Просто к ним нужно будет обращаться сознательно, а нерубские будут всплывать сами собой. Задумка была именно такая, но как оно будет на практике, узнаю по ходу дела.
   Хет-Ван, этот мастер неожиданных новостей, был в своем репертуаре.
   - С завтрашнего дня начнется линька, так что советую заранее увеличить паутину для сна. Работать тоже не нужно, будете сидеть в своих пещерах. Едой вас обеспечат.
   Кто бы мог подумать, что жизнь неруба полна необычных явлений. Если "линька", это то, что я думаю, то советом Хет-Вана нужно воспользоваться. Фактически, линять телу неруба было нечем. А освобождение от работы - это невозможная ситуация. Меня даже с оторванной лапой заставляли работать. Значит оторванная лапа по сравнению с "линькой" это цветочки. Неужели мы будем сбрасывать хитин, но он же является опорным экзоскелетом. Без внешнего скелета мы будем валяться беспомощными медузами, неприятная перспектива. Какая тут может быть работа. Сети мы с соседями сплели с запасом, так что стало даже немного тесновато. Несмотря на взволнованность, царившую в пещере, заснули все без проблем.
   Утром соседи разбудили меня, несвойственной им, возней - сучили лапками лежа на спине, как припадочные. Либо обещанная линька началась, либо это предсмертные конвульсии. Первым этот вопрос разрешил Тхан. Он был помельче и сам процесс давался ему легче. У него разошелся хитин на спине, показалась белесая плоть, и он начал постепенно выбираться из хитинового панциря. Я с ужасом наблюдал за этим процессом. Меня даже в теле неруба начало подташнивать. Полностью выбравшись из своего "скафандра", он продолжать валяться на спине грязно белый и полупрозрачный. Нерубы, с моей точки зрения, и так не красавцы, а в этом виде просто отвратительны. Ланту продолжала биться в конвульсиях, а у меня нарастал дискомфорт во всем теле. Чем дальше, тем хуже мне становилось, было физически больно оставаться в неподвижности. Так что пришлось последовать примеру соседей и повторять их движения. Не скажу, что следующие полчаса были легкой щекоткой, и я легко выдержал это испытание. Сдирать с себя "кожу" было чертовски больно, но процесс был запущен без моего согласия, и оставалось только терпеть. Сил на этот процесс ушло, как на пятикратное общение с обелиском-вампиром. Так что приходить в себя пришлось несколько часов, валяться на паутине, на спине было непривычно. Вытянутые белесые полупрозрачные лапы слушались плохо, остро ощущался холод, о котором я уже успел позабыть, движение воздуха чувствовались всем телом, как в человеческом теле, а нити паутины неприятно давили на спину. Попытавшись привычно встать на лапы, я завороженно смотрел, как они изгибаются дугой под весом моего тела. Чтобы не травмировать себя пришлось вернуться к предыдущему положению, оно было более надежным и не грозило потерей конечностей.
   Спустя некоторое время нам принесли еды. Это было очень кстати, голод заиграл новыми красками. Очередного жука я брал с осторожностью, чтобы случайно не повредить свои лапы. Но мои опасения оказались напрасными, жука я держал уверено, видимо его масса была незначительной. Жук оказался весьма вкусным и питательным, явно из другой породы. После работы нас кормили совершенно безвкусными жуками, а это, как изысканное французское вино по сравнению с молдавской бормотухой. Приятное разнообразие. Надеюсь на такое питание и в дальнейшем. Чтобы не заострять внимание на болезненных ощущениях, решил вернуться к ментальным тренировкам. Они не требовали никакой физической активности.
   Меню оставалось по-прежнему насыщенным, кормили, как на убой. Как в светлом нерубском детстве, всё, что мы делали, это ели и спали. Усиленное питание, отсутствие нагрузок, забирающих большую часть сил и мягкий эластичный хитин, сделали свое дело. Уже зная чего ожидать, я не был ошеломлен своим столь быстрым ростом. Приходилось съедать жуков до пустого панциря за один присест, чтобы показатели прироста массы были впечатляющими. Неизвестно, когда будет следующая линька. Будь она неладна. Как показал непродолжительный опыт в теле неруба, у этой цивилизации размер имеет значение. Так что кушать, кушать и еще раз кушать. Постепенно хитин начинал темнеть, и это дало возможность встать на ноги, без опасения, что-нибудь себе сломать. Соседи тоже проявляли двигательную активность. Валяющийся на полу рядом с паутиной мой старый экзоскелет, казался таким маленьким.
   До взрослого неруба я еще не дотягивал, но и под ногами уже не путался. Появившийся Хет-Ван был всего на треть больше меня. Знатно я отъелся на дармовых харчах. Ланту была самую малость побольше меня, а Тхан, ранее бывший со мной примерно одного размера, теперь остался далеко позади. Куратор зашел не просто справиться о самочувствии, а сообщить, что пора выбираться из паутины и отрабатывать пропущенные трудодни. Значит, харчи оказались совсем не дармовыми. Если нужно, значит отработаем. Долгожданное преимущество получено без всяких затрат с моей стороны. Как бы не аукнулось мне это превосходство, этот мир очень скуп на халяву.
  
  

Глава 9.

Не только у пауков происходят интересные вещи.

  
   Несмотря на мои опасения, полученное превосходство, таковым отнюдь не являлось. Ведь чувствовал, что всё это может выйти боком, но воображаемый феерический успех затмил мой взор. Поначалу ничего не предвещало беды. Пришлось восстанавливать все ранее наработанные навыки. Тело стало больше и тяжелее, хотя многое компенсировалось возросшей силой, но далеко не всё. Приноравливаясь к возросшим габаритам, я нарадоваться не мог на новые возможности и хвалил себя за правильное решение. Гордился остротой ума и смекалкой, недоступной остальным нерубам. Сравнивая себя с сородичами, я не увидел ни одного самца сравнимых со мной размеров среди нашей группы. Гипотеза о том, что размеры влияют на место в иерархии молодых нерубов, получила бесспорное подтверждение - я занимал в утренней колонне почетное седьмое место. Надежды на нормальное питание так и остались надеждами. Всё вернулось на круги свои - безвкусные жуки небольших размеров стали неприятным контрастом, по сравнению с предшествующим обилием пищи, насыщенной вкусовыми оттенками.
   Так продолжалось около недели, а потом сородичи стали бросать настороженные взгляды и сторониться меня. Весомых причин для этого, с моей точки зрения, не было. Я, было, подумал о нарушении очередного табу нерубов, но мое поведение оставалось прежним. Не считать же всеобщим оскорблением пару снисходительных взглядов на самых мелких самцов. Что поделать, не удержался. Ранее многие сородичи также на меня посматривали и ничего. Может это банальная зависть? Вот и объявили бойкот. Могут же нерубы ощущать зависть к более успешным сородичам? Несколько дней такого отношения и я уверился в причине - это просто зависть. Идиоты, нужно было не щелкать хелицерами, а съедать все, что давали и просить добавки. Тогда никаких различий между нами не было бы. Когда я уже уверился в преобладании негативных душевных качеств у всех нерубов, один из мелких сородичей разбил все мои выводы в пух и прах.
   - Хет-Ван, когда больного Хара уберут от нас, он ведь может быть заразным,- решился на вопрос один из сородичей. На что это крысёныш намекает?
   - Он не болен, просто Хар слишком жадный и глупый,- ответил наш куратор, при этом насмешливо поглядывая в мою сторону.
   Да что это такое? И куратор туда же. Еще и болезнь какую-то придумали. С болезнями у сородичей свои заморочки. Нерубы болеют очень редко и только один раз в жизни. Первый и последний. Лечением не занимаются, просто изолируют неруба, а после смерти уничтожают тело. Варварский способ, но действенный. По мнению пауков, заболеть могут только настолько слабые особи, что тратиться на их лечение не стоит. Конечно, никто не мешает излечиться самостоятельно, но о таких случаях Хет-Ван не упоминал во время своих нотаций. Можно подумать, что такое дилетантское отношение к возможным эпидемиям - это ничем не мотивируемая безалаберность, но за много поколений пауки почему-то не сталкивались с массовыми заболеваниями. Везение? Не думаю. Хет-Ван потратил много времени, вбивая в головы сородичей эту информацию. Поэтому намёки на болезнь меня так сильно уязвили. Стоит только зародиться подозрению на заражение, как изоляция обеспечена. По крайней мере, недомогания я не ощущал, а куратор с уверенностью опроверг необоснованные предположения несдержанного сородича. Замаячивший на горизонте "карцер", растаял, как мираж в пустыне.
   Полученный ответ сородича не удовлетворил.
   - Почему тогда он так странно выглядит?
   Вот ведь неугомонный. Нормально я выгляжу, получше, чем этот заморыш. Что ему не нравится?
   - Хар захотел вырасти больше других, но на всю оболочку не хватило пигмента, поэтому он выглядит так глупо,- пояснил куратор.
   О чем это он? О каком пигменте идёт речь? Быстро ощупав себя, никаких новых деталей обнаружить не удалось. С зеркалами в Королевстве Азжол-Неруб было туго, так что полностью осмотреть себя можно было только в водной глади немногих подземных озёр. После линьки стала мучать жажда, и напиться можно было только из озера. Хорошо, что воды было в достатке, и на вкус она была просто водой. Никогда не забуду, как первый раз решил напиться воды из озера. Сразу возник вопрос, а как собственно пить? Когтистые лапы сложить в подобие чаши для удержания воды не смог бы никто. Видимо жажда помутила мой разум. Недолго думая я нагнулся к поверхности воды и, попытавшись сделать глоток, чуть не упал в воду. Кое-как приняв устойчивое равновесие, удалось сделать глоток, погрузив пол лица в воду. Разогнувшись, я отметил странную тишину. Пауки смотрели на меня с удивлением. Таким варварским способом утолить жажду не пытался никто. Сородичи делали разнообразные сосуды из паутины и черпали ими воду из озера. Сделав вид, что ничего не было, я последовал их примеру, при этом мысленно обзывая себя нецензурными словами. Позориться перед остальными нерубами становилось традицией. Залазить в воду для неруба было неприятно, а плавать пауки совершенно не умели - камнем шли ко дну. К счастью, я узнал об этом не на своем опыте. Хет-Ван выдал эту информацию, когда кто-то интересовался встречающимися водоемами.
   Ближайшая пещера с озером была буквально за "углом", хотя углы в этом паучьем гнезде я видел только на обелисках-вампирах. В гладких водах озера можно было увидеть слегка нечёткое отражение моего выросшего тела, и увиденная картина полностью объясняла поведение моих сородичей. На меня смотрел неруб прелюбопытнейшей окраски. Человек с богатым воображением назвал бы это цветом "хаки" в серых тонах, более приземлённые умы выдали бы - "в грязно-белый горошек". Я был похож на уродливого паука, пораженного лишаем. "Что за ...?". Мои выводы о душевных качествах нерубов претерпели кардинальные изменения. С чувством такта и терпением у пауков все в полном порядке. Я бы такое чудо рядом с собой терпеть столько времени не стал. Как же я не заметил своей окраски? Хитин же начинал постепенно темнеть и становился более твердым. Остальные нерубы после линьки вернули привычный темно-серый цвет, а я стал посмешищем. Где там куратор, нужно срочно что-то делать для исправления ситуации.
   Хет-Ван ждал меня на прежнем месте. Сородичи расползлись по своим пещерам, демонстрируя полное равнодушие к моей окраске. Главное, что это не заразная болезнь, на остальное им плевать. Куратор не дал мне возможности задать вопросы или просто не захотел слушать мои обеспокоенные возгласы.
   - До следующей линьки цвет хитина никак не изменить - это будет тебе уроком на будущее,- припечатал Хет-Ван.
   - Но может...
   - Никаких может. Я всё сказал. Свободен,- закончил куратор.
   Нерубские уроки имеют свойство хорошо запоминаться. Насколько хорошо, мне еще предстояло выяснить.
   Слова Хет-Вана про мою глупость и жадность были приняты сородичами к сведению, и в негласной иерархии я упал почти на самое дно. За мной оставался только откровенно туповатый молодой неруб по имени Саргл, которые уяснил только одно - ходить нужно за Харом. Он постоянно шатался за мной, даже когда этого делать этого было не нужно, и постоянно бубнил о том, как нужно плести паутину. Его не интересовало ничего, кроме плетения паутины. Хотя он был на последнем месте в иерархии, в плетении паутины он был одним из лучших. В остальном же значительно отставал от сверстников. Одно это уже не добавляло спокойствия. К сожалению, на этом неприятности не заканчивались.
   Моя нестандартная окраска стала причиной для знакомства со многими взрослыми нерубами. Кто-то может подумать, что моя необычность вызывала у них любопытство и желание пообщаться. Ничего подобного. Завидев меня, любой взрослый неруб на секунду замирал, а потом начинал кричать о зараженном пауке. Оказалось, моя окраска напоминала одну из самых распространенных болезней среди пауков. Обычно дальше такой паникёр наколдовывал на меня что-то обездвиживающее и отгонял сородичей подальше. Если заклинание позволяло разговаривать, то иногда удавалось объяснить ситуацию и освободиться. Если же нет, то меня утаскивали в пустую пещеру и замуровывали там. Чаще всего вход закрывали светящейся паутиной с какими-то чарами, но один раз закрыли вход каменной плитой. Я думал, что задохнусь там, но этого не случилось. Хет-Ван исправно вытаскивал меня из импровизированных гробниц, и я не переставал благодарить его за это. Сколько раз я проклинал свое необдуманное решение. Теперь я ждал следующей линьки, как манны небесной и избавления от страданий.
   Я предлагал как-нибудь замаскировать эти белесые пятна, так напоминающие лишай, но куратор отвергал такие идеи. Попытки сплести "заплатки" из паутины похожего цвета ни к чему хорошему не привели, они долго не держались и начинали свисать неопрятными соплями, буквально через несколько минут. В таком виде меня могли сжечь на месте, не дожидаясь смерти от непонятной заразы. Пришлось сцепить хелицеры и терпеть причиняемые неудобства.
  
   Восточные Королевства. Лордерон.
   Облокотившись на каменные перила балкона, высокий мужчина смотрел в ночь. Свет факелов освещал его немного сгорбленную спину и гриву седых волос. Богато украшенный плащ не мог скрыть его болезненную худобу и совсем не богатырский размах плеч. Мужчина оставался недвижим, он наслаждался тишиной и покоем и даже порывы холодного ветра не заставляли его получше укутаться в плащ. Город внизу, за редким исключением, спал, что было неудивительно. Глубокая ночь. Чем еще заниматься благочестивым жителям столицы в столь поздний час? Закрыв глаза, мужчина слушал, как шумят могучие деревья близлежащих лесов. В столице было настолько тихо, что, казалось, вытяни руку и коснёшься коры древесного великана, не хватало только запаха леса. Уставший мужчина был готов поспорить, что отчетливо слышит слово в шепоте гигантских деревьев. Он мысленно проговаривал это слово, как завороженный, не смея произнести его вслух. Это занятие так захватило его, что раздавшийся за спиной голос, заставил вздрогнуть мужчину от неожиданности и прийти в себя.
   - Мой король, ваша супруга, она просит вас навестить её,- осторожно сказал слуга, низко склонив голову.
   - Королева в своих покоях, которые в западном крыле дворца?- уточнил, седовласый мужчина, надевая тяжелую корону, покоящуюся на каменном постаменте практически в центре залы. Избавившись от непонятного наваждения, король расправил плечи и требовательно поднял взгляд на слугу. Этот гордый и статный человек был совсем не похож на уставшего мужчину всего минуту назад стоявшего на балконе. Слуга замер под взглядом короля, стараясь не выказать удивления столь разительным превращением. Нетерпеливо поднятая бровь вывела слугу из непродолжительного ступора.
   - Да мой король.
   Отвернувшись от оплошавшего слуги, король быстрым шагом направился в покои своей супруги. В своем замке ему были не нужны сопровождающие. Мерно шагая по освещаемым факелами коридорам, мужчина размышлял. Править людьми - это никогда не было простой работой. Король готов был признаться себе, что он уже стар и становится всё сложнее и сложнее управлять королевством. Сколько еще он сможет достойно выполнять свои обязанности? Десять, пятнадцать лет, или всего год? Корона давно уже перестала быть символом гордости и величия, теперь она стала тяжким бременем, которое некому передать. Возможно, Лианна даст надежду и развеет мрачные мысли. Она была младше его на тридцать лет. Их брак был необходимостью, и теплые чувства между ними появились не сразу. Навстречу королю выскочил взволнованный невысокий толстый мужчина в белых одеяниях, сбив того с мысли.
   Быстро поклонившись, тот начал говорить, постоянно жестикулируя руками и непрестанно улыбаясь.
   - Мой король, радостная весть. У вас родился наследник. Здоровый, крепкий мальчик.
   Больше не слушая толстяка, король быстрым шагом вошел в покои своей жены, усилием воли, не давая себе перейти на бег. Лианна держала младенца у груди и счастливо улыбалась. Король не мог сдержать ответной улыбки, да и не пытался. Его надежда, его наследник. Он усилием воли одернул руки, потянувшиеся к сыну. Это может подождать, не стоит беспокоить малыша понапрасну.
   - Как мы назовём его Теренас,- спросила женщина, не переставая счастливо улыбаться.
   На секунду задумавшись, мужчина вспомнил слово, которое шептали древесные великаны и, больше не сомневаясь, ответил.
   - Артас. Артас Менетил.

Глава 10.

Манящее волшебство.

  
   Спокойно реагировать на попытки взрослых нерубов изолировать меня от сородичей я так и не научился. После всех часов, бесполезно потраченных за время ничем не обоснованных заключений, я стал инстинктивно напрягаться, встречая незнакомых пауков. Расценивать направляемые на меня заклинания, иначе, чем попытки причинить ущерб моему здоровью, причин не было. Первые пару раз это еще вызывало удивление, но потом я начал опасаться, что какой-нибудь неруб ударит заклинанием, опасным для жизни. Пока что после применения разнообразных заклинаний в моем самочувствии не наблюдалось никаких негативных изменений. Но это пока. Затерроризированный Хет-Ван уверил меня, что использовались только безопасные заклинания. Оставалось только поверить ему на слово.
   Нам стали доверять более сложную работу. Самым удивительным и трудным было задание сплести опорную сеть на потолке по представленному куратором образцу. Такой бесценный опыт был получен в большой пещере с высоким потолком, бывать в которой раньше не приходилось. Необычным в этом месте было наличие большого количества освещающих кристаллов и практически идеальная шарообразная форма пещеры. Завладев всеобщим вниманием, Хет-Ван показал весьма сложную трехмерную паутинку, натянутую между когтями его трехпалых рук. Он старался не шевелить руками, чтобы паутинка не подрагивала. Эта конструкция была похожа на прозрачную полусферу с весьма хаотичным внутренним строением. Я порадовался, что не стал забрасывать тренировки памяти. Не сказать, что это было просто, но запомнить необычную структуру паутинки удалось в полном объеме. Увидев заинтересованное внимание в глазах подопечных, куратор начал инструктаж.
   - Запоминайте структуру очень внимательно,- строго сказал куратор, обводя нашу группу взглядом, в поисках недостаточно ответственных лиц,- Вы должны сплести паутину строго по этому шаблону. Никакой отсебятины, эта работа должна быть выполнена правильно. И я дам вам стимул. Если всё будет сделано правильно, то все получат сегодня большого вкусного жука.
   Слово "вкусного", он выделил особой интонацией. Сородичи сконцентрировали всё внимание на паутинке в руках Хет-Вана. Как бы они своими напряженными взглядами не разрезали хрупкую конструкцию на части.
   - Это работа для всей группы. Раньше вы редко плели паутины совместно, но сейчас ошибок быть не должно. Времени вам на это восемь скарабеев. Приступайте.
   Когда нам впервые объяснили, как измеряют время нерубы, я был несказанно удивлен. Я осознаю, что традиции бывают важны, но такой анахронизм за пределами моего понимания. Что такое скарабей? Скарабей - это небольшой чёрный жук, размером с коготь на пальце взрослого неруба, с удивительно неприятным вкусом. Одним скарабеем нерубы называли время, за которое этот жук выберется из нерубского кокона толщиной в одну обычную липкую нить паутины. Любому пауку интересно наблюдать, как мучается жук, выбираясь из кокона, но использовать это, как эталон? Я осознал, что до конца нерубов мне никогда не понять. Нам всем предложили провести эксперимент с этим скарабеем и убедиться в действенности данного метода. Мой скепсис был объясним. Любому нормальному человеку понятно, что подобный способ измерения времени не может быть точным. Для проверки нам дали маленькие песочные часы из прозрачной паутины, с ходом времени в один скарабей и мы начали действовать. Мой скепсис развеивался с каждым проведенным опытом. Этот жук был точным, как швейцарские часы. Я менялся жуками и песочными часами с сородичами и никак не мог поверить в такое чудо. Хет-Ван рассказал, что этот способ определения времени очень древний и был выбран по нескольким причинам. Первая причина - это исключительная точность скарабея, что бы ни происходило с коконом - жук всегда выбирался за одинаковое время. Можно было вертеть, подкидывать, хоть жонглировать коконом, скарабею было все равно. Вторая причина - это вездесущность и неприхотливость этих жуков. Они выживали там, где не мог выжить никто. В Азжол-Нерубе этих насекомых было очень много. Третья причина - скарабей не менялся. Он вообще не менялся. Шли тысячелетия, а этот вид оставался неизменным даже в мельчайших деталях. У нерубов это насекомое стало символом стабильности и незыблемости. Я бы даже сказал символом вечности, но в понятие вечности нерубы не верили. В нынешние времена, таким способом время обычно не меряли, это было просто эталонное значение. Я, конечно, не стал лезть со своим уставом в чужой монастырь, но для себя пересчитывал в привычные часы и минуты. По моим подсчетам, один скарабей был равен примерно сорока минутам. Но вернемся к нашей задаче, восемь скарабеев - это не так уж много времени.
   Никто не кинулся штурмовать стены в попытке единым порывом сплести нужную конструкцию. Совет из представительниц отнюдь не слабого пола начал распределять задачи между всеми членами группы. И делалось это весьма профессионально. Сначала разделили будущую паутину на сектора, затем распределили участки между молодыми нерубами. Сами же самки взяли на себя управляющие функции. И это не было желанием взять работу попроще. Им постоянно приходилось координировать собратьев и поправлять огрехи. Не смотря на предупреждение Хет-Вана, некоторые работники пытались упростить конструкцию, не понимая её предназначения. Так что работы у паучих было в достатке.
   Мне достался не особо сложный участок, так что ошибок удалось избежать. Постоянно мешали соседи, дергая опорные нити в самые ответственные моменты. Судя по недовольным взглядам, я своими действиями тоже мешал нерубам, ткущим рядом расположенные участки. Мужская часть нашей группы, недовольно шипя друг на друга, ткала паутину на потолке, а женская умело дирижировала внизу, направляя несознательных самцов. В отведенное куратором время уложились с небольшим запасом, несмотря на то, что пришлось переделывать запоротый участок в самом центре. Сравнивая созданную конструкцию с запомненным образцом, отличий я не нашел. Паучихи влезли на паутину и стали тщательно её обследовать. Не найдя никаких недочетов, они удовлетворённые направились к Хет-Вану сдавать объект. Куратор в этот раз остался в пещере и внимательно наблюдал за нашей работой. Как ни странно работой он остался доволен.
   - Вашу группу теперь можно будет привлекать к более полезному труду,- удовлетворённо сказал Хет-Ван.
   Было заметно, что нерубы довольны такой своеобразной похвалой. Момент был нарушен Сарглом, который крутил в руках маленькую копию созданной нами конструкции. И когда только успел сделать её?
   - А для чего эта паутина?
   - Она послужит опорой для Вязальщиков, когда те будут плести нужную конструкцию.
   Мы что делали обычные строительные леса? Эта сложнейшая паутина служит для облегчения работы и экономии времени настоящих профессионалов? Теперь наше достижение, уже таковым не кажется. Хет-Ван не дал нам долго раздумывать и ошарашил долгожданной новостью.
   - Завтра начнутся занятия по магии,- будничным тоном сообщил куратор,- На занятие пойдет вся группа.
   Не знаю как остальные, но я воспрянул духом. Ну, наконец, то. До важнейшего дня в жизни каждого неруба оставалось не так уж много скарабеев. В смысле не так уж много часов. Я тут не больше года, но уже сейчас мне кажется, что к человеческому обществу пришлось бы адаптироваться заново.
   Обещанного жука наш куратор не зажал. В отличие от остальных сородичей меня больше волновал завтрашний день, чем вкусная еда.
   Настал знаменательный день и магия была близка, как никогда. Ощутить самому, что такое магия, почувствовать, каково это изменять реальность одним лишь желанием - начала сбываться потаенная мечта. Я очень надеялся, что магия меня не разочарует. Пребывание в теле неруба или даже слизняка может компенсировать только возможность прикоснуться к волшебству.
   Хет-Ван лично сопровождал нас на пути к новым знаниям. Меня мало интересовала дорога, ничего интересного всё равно не было. Мысленно я уже постигал основы волшебства. Конечным пунктом оказалась ничем не примечательная пещера, где нас уже ждал учитель из касты Провидцев. Куратор заранее предупредил, что учить магии нас будет один из Провидцев. Как же сильно он выделялся на фоне нашего куратора, хотя и размерами они не сильно отличались. Издалека его можно было принять за рядового неруба, но при детальном рассмотрении эта схожесть полностью терялась. Его хитин представлял из себя нечто особенное - набор антрацитово-черных пластин полностью защищающих тело. Толщина и размер щитков варьировались от небольших тонких чешуек, до мощных толстых пластин величиной с ладонь неруба. Каждый, даже самый мелкий щиток был исписан замысловатыми иероглифами золотистого цвета. Сочетание антрацитово-чёрной брони и золотистых глифов, вызывало уверенность в запредельной защищенности этого неруба. При более детальном осмотре можно было заметить на броне многочисленные сколы и царапины, но нигде его доспех не был пробит. Да уж, этот паук сталкивался с достойными противниками.
   Взгляд у нового учителя оказался тяжелый. Пока мы с завистью смотрели на его панцирь, он в свою очередь оценивал нас. Таких необычных пауков я еще ни разу не видел, хотя, сколько той жизни нерубской - всего около года. Хет-Ван покинул пещеру, как только получил разрешительный кивок от нашего учителя.
   - Я Ануб-Хагал,- голос у этого неруба оказался очень тихим,- Вы здесь находитесь, потому что у вас уже сформировалось магическое ядро. Магическое ядро - это краеугольный камень нашей магической системы. Наша раса не может черпать силу из магического фона планеты, что не может не радовать. Каждый неруб сам генерирует и накапливает энергию для волшебства. И пусть в объеме и скорости восстановления энергии мы проигрываем остальным расам, но это только наша энергия, без примеси оскверняющей силы Древних Богов и безумия Аспектов. Нерубы уже больше тысячи поколений не зависят от магического фона планеты. Исчезни магия в этом мире, и только мы сможем колдовать.
   После патриотической накачки Ануб-Хагал все-таки перешел к сути.
   - Сила нерубов не в исступленой накачке заклинаний энергией, а в разнообразии приемов и в их правильном и своевременном применении. Бить в уязвимые точки из засады вот наша тактика. Но вам до этого пока далеко. Сейчас вам нужно почувствовать энергию, накопленную в магическом ядре. Вспомните, как касались обелисков и попытайтесь уловить это состояние, когда энергия покидает ядро. Стоит только сделать свой первый шажок к безграничным возможностям волшебства, и, поверьте мне, вы больше не сможете остановиться.
   Какое очаровательное напутствие. С натренированной памятью вспоминать непрекращающиеся ежедневные экзекуции было не трудно. Образы были очень яркими, а ощущения незабываемыми. Если тот момент, когда обелиск пытается вырвать душу из тела и есть ощущение передачи энергии ядра, то вспомнить всё удалось в мельчайших деталях. Сейчас энергию никто не тянул, так что воспоминания помогали слабо. Пришлось медленно прогонять все этапы этого неприятного процесса в своем воображении. Казалось, никаких подвижек не происходит. Учитель молчаливо наблюдал за нашими попытками. Я решил попробовать совместить тренировки памяти и воспоминания о контакте с обелиском. Не знаю, как должно было выглядеть магическое ядро, но я представлял его в виде светящегося шара. Шар - это ведь такая простая и естественная форма. Представив, что от него куда-то вдаль вытягивается светящийся жгут и всасывается в ненавистный образ обелиска-вампира, я пытался уловить хоть что-нибудь. Перебирая различные образы, мне хотелось подобрать ключик к нужному состоянию. Испробовав больше двух десятков вариантов, я ощутил привычную слабость. При этом воображаемый шар начинал постепенно тускнеть. Так, стоп. Никакого камня тут нет, так откуда слабость? Это не воспоминания о последствиях общения с обелиском, это настоящее недомогание. Я даже пошевелился, чтобы проверить действительно ли это так. И не ошибся. Стоило только мелькнуть нужному ощущению, и я бросился перебирать различные визуализации этого неприятного процесса, как одержимый. И результат был достигнут. Постоянно сбиваясь, я все-таки смог войти в хрупкое состояние, когда энергия в магическом ядре переставала быть воображаемой. Это новое чувство ни с чем нельзя было сравнить. Можно было бы долго перебирать эпитеты и искать сравнения, но у меня просто не было нужных слов, чтобы описать такое состояние. Может у нерубов есть нужные слова?
   Осмотревшись, я заметил несколько сородичей отошедших в сторонку с неописуемым выражением на лицах. Ануб-Хагал, не нарушая хрупкую тишину, указал мне лапой на эту группу. Судя по всему, он определял успешность попыток по глупому выражению на лицах своих учеников. Понятливо кивнув, я подошел к счастливчикам, при этом стараясь не шуметь. Мы смотрели друг на друга желая поделиться пережитым опытом, узнать, как это было у остальных, но не находили слов. Видимо у нерубов тоже нет подходящих слов, что ж значит, нужно придумать их самому. Сородичи не могли сказать мне ничего нового, поэтому я полностью погрузился в доселе незнакомые ощущения. Всё, что я мог делать - это чувствовать магическое ядро. Оно не подчинялось моим желаниям, в отличие от воображаемого. Все попытки на него воздействовать выбрасывали меня из с трудом достигнутого состояния. Я бросил эти попытки и просто наслаждался ранее неизведанным ощущением.
   Когда все смогли достигнуть успеха, прикоснувшись к магическому ядру, Ануб-Хагал продолжил.
   - На этом закончим. До следующего занятия вы должны научиться постоянно чувствовать энергию в магическом ядре. Больше тренируйтесь, и результат не заставит себя ждать.
   Хет-Ван ждал нас на выходе из пещеры. Он даже разразился поздравлениями, но видя некоторую неадекватность подопечных, просто повел нас в родные пещеры.
   Первый шаг сделан, и слова Ануб-Хагала дарили надежду на радужные перспективы. Нужно будет обязательно пробиться в касту Провидцев. Ученые и хранители знаний, именно они самые искусные маги. В моем понимании, магия является безусловным приоритетом. Как говорил Ануб-Хагал, она дает безграничные возможности, а я не хочу иметь никаких ограничений.
  

Глава 11.

Битвы не всегда заканчиваются победой.

  
   Самостоятельные тренировки с магическим ядром шли ни шатко, ни валко. Прогресс, конечно, был, но совершенно не сопоставимый с затрачиваемыми усилиями и временем. С первого дня в теле неруба я обречённо ждал, когда начнутся "приключения", которые выпадают на долю каждого попаданца. И чем больше проходило времени, тем сильнее нарастало мое беспокойство. В спокойное время нужно получить хоть какое-нибудь преимущество. Рубиться в первых рядах никогда не было моей мечтой, так что магия казалась беспроигрышным вариантом. Магия и сама по себе была целью, но в сочетании с повышением шансов на выживание становилась еще привлекательнее.
   Хет-Ван видимо задался целью разнообразить нашу не такую уж скучную жизнь.
   - Мне нужно пару нерубов, которые будут помогать охотникам на поверхности.
   Выбраться из паучьего гнезда хоть на время и, возможно, увидеть небо нового мира. Нет уж, упускать такую возможность нельзя. Экскурсия по поверхности лишней не будет. Не будут же выпускать годовалых нерубов без охраны? Не обращая внимания на остальных, я смело подошел к нашему куратору, тот был несколько удивлён появлением добровольца. Для сородичей было нормальным всю жизнь провести под землей и ни разу не увидеть местного солнца, но мне хотелось выбраться из паучих катакомб.
   - Хар и Саргл.,- промолвил наш куратор,- Что ж следуйте за мной.
   Саргл по привычке следующий за мной, неожиданно для себя стал добровольцем. Оказалось, что наша группа жила очень глубоко. Мы поднялись уровней на тридцать вверх, прежде чем добрались до нужного места. На пути к этой пещере было четыре паучьих КПП. Жуки-стражи, в отличие от ранее виденных собратьев, выглядели очень сосредоточенными и чуть ли не обнюхивали нерубов проходящих мимо них. На моих глазах они никого не задерживали, но такая настороженность с их стороны вызывала беспокойство. В небольшой пещере нас ждала пара обычных нерубов. Хет- Ван быстро представил нас этим охотникам и отбыл восвояси. Взгляд новых знакомых сосредоточился на мне.
   - Больной?- строго спросил чуть более крупный неруб.
   - Нет, пигмента не хватило на окраску,- я уже устал объяснять это всем подряд.
   - Меня зовут Сахет, а это Кхемат,- представился, вероятно, главный в этой паре,- Мы идем на охоту, а вы двое в ознакомительных целях. Под ногами не путаться, по сторонам смотреть внимательно и не вздумайте шуметь. Охотиться будем на варгов. Они твари хитрые и быстрые, так что не зевать. Все понятно?
   Понятно было только то, что нужно быть осторожным и смотреть в оба. И кто такие эти варги? Саргл, как и я, не понимал о чем идет речь.
   - А как выглядят варги?- спросил он.
   - Четырехлапые мохнатые животные с клыкастой пастью,- ответил Сахет,- Увидишь, сразу поймешь.
   Очень точное описание. Пока пальцем не укажут, лично я не смогу отличить варга от любого другого животного. Похоже, Сахет не намерен долго распинаться перед нами. Уяснив, что вопросов больше не будет, он приказал следовать за ним и поспешил к выходу из подземелья. На нашем пути через каждые десять метров стали попадаться прозрачные конструкции из тонкой паутины, очень необычного вида и свойств. Эта паутина свободно пропускала нас сквозь себя, при этом очень плотно прилегая к телу. После прохождения каждой такой паутины становилось ощутимо холоднее. Похоже, что такие преграды служат для термоизоляции, не позволяя холодному воздуху проникать в наши пещеры, а может и еще какими-нибудь свойствами обладают. Всего на нашем пути было ровно пять таких преград. И вот, наконец, мы выбрались в холодную темную пещеру, где местами лежал грязно-белый снег. В таком месте не стал бы жить ни один уважающий себя неруб. Сахет повел нас необычным маршрутом. Мы сразу перешли на стену, а затем на потолок и уже по нему двинулись наружу. На вопросительный взгляд его напарник Кхемат бросил проясняющую фразу.
   - Ловушки.
   Паутины на потолке не было, так что передвигаться было неудобно. Все-таки я уже привык к благоустроенным нерубским подземельям. Из пещеры мы выбрались в небольшой каньон и двигались уже по его дну. Отвесные стены каньона представляли из себя толстые пласты льда. Погода была пасмурная, но ни снега, ни дождя с неба не падало. Сахет остановил группу и начал объяснять план. Судя по заскучавшему Кхемату, план был простым и не единожды опробованным и был хорошо тому знаком. Стоять на месте, и слушать Сахета на таком морозе было неприятно, потому что лапы начинали неметь. Пока двигаешься это не так заметно, но сейчас холод начинал пробираться под хитин. Сколько может продержаться неруб на таком морозе? Чувствую, что недолго.
   - Плетём ловушки и загоняем туда дичь, вот и весь план. Вы будете на подхвате. Главное не лезьте на варгов, пока те не запутаются в паутине. Если охота будет удачной, отведаете настоящего мяса.
   Мы с Сарглом больше смотрели, чем действительно помогали бывалым охотникам. Они плели практически прозрачную паутину, и умело маскировали ее в особенностях ландшафта. Со стороны такую ловушку очень сложно было рассмотреть даже с паучьим зрением. Если смотреть со стороны, то сами ловушки представляли собой этакие слабо закреплённые мешки из паутины. Почему слабо закреплённые? Так попавший в ловушку зверь будет стараться выбраться и своими попытками только сильнее себя запутает, а слабо закрепленные сети дадут ему возможность сделать это более качественно. Мы во все глаза наблюдали за работой профессионалов.
  
   Нордскол. Окрестности Грозовой Гряды.
   Пара скучающих врайкулов.
   Ингольф и Ньял были братьями, как по крови, так и по оружию. В Вилдерваре было скучно, а братья жаждали увидеть кровь на своих топорах. Чужую кровь. Окунуться в ярость схватки, снова почувствовать вкус жизни, что может быть приятнее. В тренировочных боях нельзя было убивать противников, ярл строго наказывал за это. Разве этой бой? Так забава для детей. Вот они и отправились на север в надежде омыть оружие в крови своих врагов. Пока попадались только обычные животные, которые не оказывали достойного сопротивления, что никак не могло утолить жажду битвы. Пара прирученных варгов вынюхивала следы в заснеженных горах и находила немногочисленных диких зверей, но разумной дичи, к сожалению, не встречалось. Братья и сами могли взять след, Прародитель не обделил их талантами. И хотя им было всего по пятьдесят зим, в Вилдерваре мало кто жаждал скрестить с ними оружие в поединке. Братья легко впадали в неконтролируемую ярость, и остановить их в этом состоянии было непросто.
   Варги внезапно замерли на месте и взволновано зашевелили носами. Ингольф шумно вдохнул воздух расширившимися ноздрями. Прислушиваясь к чему-то слышимому только ему одному, он зловеще оскалился, и негромко сказал столь желанные слова.
   - Умные пауки. Двести шагов на север. Не больше пяти.
   - Повеселимся,- сказал Ньял, весело оскалившись в ответ. И врайкулы сорвались на бег, крепко сжимая рукояти топоров и стараясь не вспугнуть добычу.
  
   В то время, как Сахет и Кхемат заканчивали сеть ловушек в этом ледяном каньоне, я смотрел на небо. Затянутое серыми тучами, оно не порадовала меня видом местного светила. Внезапно появившаяся тень стала полной неожиданностью. Всего миг и Саргл, стоящий недалеко от Кхемата превращается в груду искалеченной плоти почти разрубленной огромным топором и раздавленной весом, прыгнувшего с края каньона здоровенного мужика. Не прошло и нескольких секунд, а товарищ уже окончательно мертв. Обрушившийся на Саргла полувеликан с грубыми чертами лица оказался с головы до ног забрызган зеленовато-желтой кровью убитого неруба. Восстановив равновесие после прыжка, он взмахнул своим топором в сторону Кхемата. Я даже не заметил, как он высвободил лезвие топора из тела Саргла, настолько он был стремителен. Не смотря на поразительную скорость этого варвара, одетого только в шкуры животных, Кхемат успел отпрыгнуть от просвистевшего в опасной близости лезвия. В стороне раздался громкий вой, так похожий на волчий, который заставил меня отвлечься от схватки. В мою сторону кинулась пара больших волков с необычайно длинным мехом и огромными клыками в оскалившихся пастях. Я еще успел заметить, как Сахет уворачивается от взмахов топора еще одного верзилы, а потом эти волки с размаху попали в расставленные охотниками ловушки. Пока волки бились в паучьих сетях не в силах разорвать их, и еще больше запутывались, Кхемат уже потерял пару конечностей - правую руку и одну из опорных ног с той же стороны. У Сахета дела шли лучше - он успешно уворачивался от ударов и пока не пострадал, но и не пытался контратаковать. Для принятия решения у меня было несколько мгновений, и я решил постараться помочь сородичам. Возможность убежать от таких резвых полувеликанов была призрачной. Не знаю, почему охотники не пробовали воспользоваться магией, но у меня возможности были еще более ограниченными. Помочь я решил Кхемату, его дела были совсем плохи. Я подхватил не активированную волками ловушку и, бросившись на противника Кхемата, постарался набросить ее тому на голову. Чего я хотел добиться, таким образом, я в тот момент не осознавал, наверное, пытался закрыть обзор или даже ослепить общего врага. Варвар успел среагировал на мой рывок и приняв сеть на топор, отмахнулся от меня, как от надоедливой букашки. Эта попытка стоила мне правой руки, которую отсекли ленивым взмахом топора. Получивший возможность атаковать, Кхемат не колебался и бросился на нашего общего противника. Чтобы увеличить шансы охотника, я был вынужден имитировать атаку или действительно попытаться достать врага. Хорошо это или плохо, но варвар, не переставая скалиться безумной улыбкой, выбрал своей целью меня. Помня о поразительной скорости этих здоровяков, я отскочил от удара заранее и плюнул ядом тому в лицо. Мой плевок растекался по кожаным доспехам на груди полувеликана, не причиняя тому никаких неудобств. В отчаянном рывке Кхемату удалось прилепить ногу варвара паутиной к каменной поверхности каньона, тем самым значительно ограничив его подвижность. Бросив взгляд в сторону Сахета, я увидел, как тот, проявляя чудеса эквилибристики, убегает в сторону родных пещер. Ему чудом удалось увернуться от брошенного вдогонку топора. Недолго думая, мы с Кхематом последовали его примеру, пока наш противник пытался разрезать паутину, удерживающую его ногу.
   В общем, бежали мы, не останавливаясь. Может быть, какой-нибудь бесстрашный дурак попытался вырвать победу понадеявшись на удачу, но среди нас таких "героев" не было. К счастью, эти берсеркеры за нами не последовали, нарвались на наши оставшиеся ловушки или поостереглись лезть в пещеру, не важно, главное, что отстали. Остановились мы только в пещере, с которой и начиналась эта неудачная охота. "На ... такие прогулки!! Пока не смогу нормально себя защитить из нерубских пещер больше ни ногой".
   Передохнувшие охотники решили пообщаться.
   - На врайкулов нарвались. Что эти варвары тут забыли?
   - Может быть, охотились, как и мы.
   - Охотились с топорами?- удивленно спрашивал Кхемат, осторожно осматривая покалеченную руку.
   - Да, не похоже. Рубились они слишком уж яростно. Охотники более осторожные, они бы нас просто стрелами закидали издалека, а эти кинулись с топорами врукопашную.
   Задумчиво помолчав, они обратились ко мне.
   - Ну что малец. Как тебе первая охота?- спросил Сахет.
   - Насыщенно,- я уже немного успокоился пока бежали к этой пещере, и решил отвечать с достоинством,- только мяса варгов так и не попробовал.
   - В следующий раз попробуешь,- успокоил меня Кхемат.
   - Я больше к жукам привычный,- я решил эти намеки на еще одну охоту сразу пресечь. Затащить меня в ближайшее время в помощники к этим экстремалам можно будет только замотанного в кокон и накачанного парализующим ядом. Саргл так глупо погиб, а я уже к нему успел немного привязаться. Поменять тему беседы было бы правильным решением.
   - Что на счет Саргла?
   - Ничего. Его уже врайкулы вместе с варгами доедают.
   Эти врайкулы еще и любители паучатины. Надеюсь, что мясо нерубов не представляет из себя никакого деликатеса для других народов.
   - Отдохнули, и хватит. А ты Хар, как лапа отрастёт, приходи еще. Нам такие помощники пригодятся.
   Даже не надейтесь. Я теперь вижу рациональное звено в безвкусной и скудной пище.
   Охотники провели меня через посты стражи до знакомых пещер и, попрощавшись, ушли по своим делам. Нужно будет предупредить свою группу, чтоб не совались к этим охотникам. Вот уже начал беспокоиться за своих собратьев. Видимо, становлюсь настоящим нерубом.
  

Глава 12.

Нерубы продолжают делиться знаниями.

  
   Сородичи восприняли смерть одного из своей группы очень сдержано. Меня спросили только, как он умер и всё. Я понимаю, что нерубы малоэмоциональные создания без лишних привязанностей, но про Саргла почти сразу забыли, а ведь он был одним из нас. Мою обеспокоенность никто не разделял. Хет-Ван специально для меня объяснил такое отношение.
   - Саргл теперь бесполезен, его даже нельзя съесть. Так что забудь о нем.
   - В смысле съесть? - оторопело спросил я.
   - А что еще с ним делать?- в свою очередь удивился наш куратор.
   - Действительно, что с его телом еще можно сделать,- я постарался не выдать своего отвращения к такому обращению с умершими сородичами. Проклятые каннибалы. Не удивительно, что я не видел ничего похожего на кладбища. Нерубы, скорее всего, и оставшийся пустой хитин мертвых сородичей как-то перерабатывают. Экономят на всём, чём могут. Если бы был голод и нечего было есть, тогда каннибализм ещё можно было объяснить. Но есть сородичей, только потому, что они могут это сделать - это, по моему мнению, дикость. Для нерубов коллектив превыше всего, но я же вижу их выраженную индивидуальность. Где здоровый эгоизм? Если изначально знать, что тебя после смерти съедят, как обычного безмозглого жука, то чувствуешь себя таким незначительным и бесполезным. Кем бы ты ни был: великим магом или просто рабочим, убирающим мусор, результат будет одинаковым - после смерти твою органику съедят другие пауки. Чтобы остаться в памяти нерубов нужно совершить что-нибудь грандиозное и то не факт, что тебя не забудут. Вот так живешь и работаешь с соседом, а потом оказывается, что он не прочь съесть тебя после смерти. Надеюсь, мне не придется в будущем есть сородичей или других разумных.
   Как и обещал Хет-Ван, нам стали доверять плести более сложные и масштабные конструкции из паутины. Всякой уборкой, уходом за плантациями грибов и присмотром за кормовыми жуками мы стали заниматься гораздо реже. Совместное плетение сетей из паутины требовало умственных усилий и оттачивало командную работу. Наш куратор не просто наблюдал за нами, выискивая ошибки, но и давал дельные советы. В первый раз, он оценивал наш потенциал, поэтому не вмешивался. С его слов совместная работа нерубов подчинялась универсальным правилам. Были интуитивно понятные принципы, с которыми были проблемы только у меня, и выработанные паучьим сообществом за многие поколения. Как бы я ни старался, при моем участии всегда замедлялась командная работа. Если нужно было сделать что-то простое, то никаких проблем не возникало. Когда же требовалось выполнять точные и своевременные совместные действия, я начинал тормозить именно из-за отсутствия интуитивно понятных принципов взаимодействия с сородичами. Несмотря на мое упорство, исправить этот недостаток в полной мере не получалось.
   Хет-Ван долго бился над моей очередной проблемой, но вскоре сдался и вынес в какой-то степени обнадёживающий вердикт.
   -Хар, ты типичный одиночка. Такие, как ты либо высоко поднимаются в иерархии, либо навсегда остаются неквалифицированными рабочими, но совместная работа, это не для тебя. Если надумаешь возвыситься, знай, наверху всегда тесно.
   "Без тебя знаю, что на верхушке власти всегда тесно, а где иначе? У людей всё точно так же." Общество нерубов представляло из себя типичную пирамиду, с очень широким основанием и иглообразной вершиной, на которую забраться будет очень непросто. Видимо другого пути нет, или становись главным, или прозябай в самом низу. Надежных путей для своего возвышения я пока не видел.
   Занятия с Ануб-Хагалом возобновились, только когда все смогли постоянно ощущать магическое ядро. Хет-Ван лично удостоверился в наших достижениях и на следующий день мы снова отправились к нашему учителю по магическим дисциплинам. Местом наших уроков служила все та же пещера. Когда мы пришли, Ануб-Хагал занимался конструкцией, расположенной между тремя толстыми нитями паутины, которые были натянуты перпендикулярно полу и потолку. Заметив нас, учитель подозвал всех поближе.
   - Подходите ближе. Я расскажу, чем мы будем заниматься дальше. Хет-Ван убедил меня, что вы все уверенно чувствуете источник, поэтому я не собираюсь это проверять. Кто смог обмануть своего куратора, просто потеряет время.
   - Магическое ядро или источник будет увеличиваться по мере использования магической энергии. Так нелюбимые вами обелиски, справляются с раскачкой источника лучше, чем любые другие способы. Хотя это не их основная функция,- продолжал свою речь Ануб-Хагал,- Обратите внимание на конструкцию в центре.
   Учитель мог бы и не говорить. С самого начала никто глаз не спускал с такого новшества. Раньше все проводимые занятия протекали одинаково. Сначала давалась теория, а потом учитель иногда показывал практические приемы и давал возможность их повторить, при этом сразу исправляя ошибки. Учебных пособий, как таковых не было. Конструкция из нитей паутины, на которую указывал Ануб-Хагал, ничем особенным не выделялась - простая двухмерная паутина с кристаллом в центре. "И на что тут смотреть? Мне приходилось видеть и плести намного более сложные конструкции." Мое недоумение развеялось, когда учитель начал магически воздействовать на кристалл. А как иначе расценивать его странные движения руками? Засветившаяся над кристаллом точка развернулась в полупрозрачную, слегка пульсирующую конструкцию. Это было похоже на небольшую вращающуюся трехмерную паутинку. Я сразу подумал, что это очень похоже на голограмму.
   - Это простая иллюзия, обозначающая магическое ядро. Само ядро является основой энергетической системы каждого нормального неруба,- объяснял учитель,- А теперь посмотрим на систему в целом.
   Небрежный пасс трехпалой лапы и под любопытными взглядами нашей группы вращающаяся паутинка уменьшилась в размерах, а вокруг неё появилась трехмерная тусклая сеть с множеством мелких узлов. Эта картина напоминала трехмерное компьютерное моделирование галактик из прошлой жизни, только здесь звезды-узлы соединялись друг с другом тусклыми линиями. Изображение не было неподвижным, оно медленно вращалось, узлы сети то становились ярче, то медленно тускнели.
   Сородичи с жадностью разглядывали эту картину. Ничего подобного раньше им видеть не доводилось. В темном зале такая голограмма и правда смотрелась очень красиво и необычно, как какой-нибудь бластер в каменном веке. Может тут и космические корабли есть? Нерубы постоянно удивляют меня поразительным контрастом во всех сферах жизни. Как могут гармонично сочетаться голограммы, генная инженерия и каннибализм?
   - У молодых нерубов энергетическая матрица примерно так и выглядит - в центре ядро, а вокруг него однородная энергетическая сеть. Это естественная конфигурация, но далеко не самая оптимальная. Если пойти еще дальше и оценить размеры матрицы, то можно увидеть, что она не безгранична, а повторяет объем тела неруба и не может выйти за его пределы,- пока говорил Ануб-Хагал, изображение магического ядра уменьшалось, превратившись в яркую точку. Теперь на голограмме можно было увидеть неруба, нарисованного светящимися точками и линиями с небольшим ярким шаром в области головы, больше похожим на более крупную точку. Чем дальше от ядра были узлы и линии, тем более тусклыми они казались, поэтому образ неруба был несколько смазанным, но легко узнаваемым.
   - Задача каждого уважающего себя неруба совершенствовать свою энергетическую систему. Это работа долгая и трудоемкая, но крайне необходимая. Конечно, со временем матрица сама начинает усложняться, но это длительный процесс, который не всегда приводит к нужным результатам. Нерубы уже больше двухсот поколений практикуют целенаправленное изменение энергетической матрицы. Даже без начальных изменений использовать самые простейшие заклинания вы сможете еще очень нескоро. К счастью при постоянном и устойчивом ощущении магического ядра изменять матрицу можно используя воображение, предельную концентрацию и большие запасы магической энергии,- с последними словами наш учитель взмахнул кистью левой руки и голограмма погасла.
   - Попробуйте увидеть свой источник, как вы делали на прошлом занятии, а затем охватить всю матрицу взглядом,- предложил учитель.
   Не с первой попытки, но полностью осмотреть энергетическую систему все-таки удалось. От голограммы увиденное отличалось только менее ярким источником и меньшим количеством узлов. Оценить истинный размер матрицы по показанному Ануб-Хагалом изображению было невозможно. В моем воображении это было похоже на почти безграничное космическое пространство. Заниматься совершенствованием этих бескрайних просторов можно целую вечность. Мои неумелые попытки никак на окружающее не влияли. Попытавшись снова приблизить магическое ядро, я даже не заметил, как потерял с ним связь. Не чувствуя источника, воображаемое пространство воспринималось просто как бессмысленная картинка. Нужно тренировать концентрацию, иначе я рискую пополнить бесконечные ряды касты Рабочих, не добившись никакого прогресса в изучении волшебства. Из непродолжительного обдумывания планов на будущее меня вывел голос нашего учителя.
   - До следующего занятия вы должны тратить свободное время на изучение своей матрицы и пытаться выпускать в нее энергию из источника небольшими порциями. Изменять матрицу даже не пытайтесь. Сейчас это не имеет смысла,- закончил Ануб-Хагал.
   Немного подумав, он с сомнением спросил.
   - Вопросы есть?
   С вопросами по пройденному материалу у нерубов туговато. Сначала им нужно проанализировать полученную информацию, обдумать ее, разложить по полочкам, а уже потом задавать вопросы. Если быть точным, то хорошие и правильные вопросы. У меня с этим проблем не было. Я, как и остальные, тщательно разбирался с новыми знаниями, но задавать вопросы это мне не мешало.
   - Ануб-Хагал, источник может увеличиваться бесконечно?
   - Теоретически да, но на практике он никогда не достигает и одной десятой от общих размеров матрицы,- учитель отвечал с энтузиазмом, видимо ему нравилось, когда задавали вопросы. Упускать такую возможность я не собирался и был готов задавать вопросы, пока меня не выгонят из этой пещеры.
   - Если стать очень большим, то размер матрицы увеличится? - с надеждой спросил я.
   - Не всё так просто. Нерубы вырастают до определенного оптимального размера, а дальнейший рост сопряжен с большим количеством проблем. Приходится чем-то жертвовать: подвижностью, силой, разумом или чем-то еще. Гиганты, не смотря на свою пользу, требуют от остального общества много ресурсов для своей жизни, поэтому таких нерубов очень мало в нашем Королевстве. Если вам приходят на ум часто встречающиеся нерубы из касты Воинов, то не стоит им завидовать. Принадлежащие к касте Воинов очень многим жертвуют ради своей силы, скорости и мощной защиты.
   - А почему нет смысла изменять матрицу уже сейчас? Если раньше начать, то можно достигнуть намного большего?- я сегодня в ударе. Учитель не пытается заткнуть не в меру любопытного ученика, значит вопросы не совсем глупые.
   - Сначала вам нужно пройти последнюю линьку и определиться с кастой и только тогда целенаправленно заниматься совершенствованием матрицы. Закончим на сегодня, Хет-Ван уже ждет вас на выходе.
   У меня было еще полно вопросов, но остальные уже направились к выходу. Им что не интересно? Ануб-Хагал уже отвернулся и начал внимательно осматривать обелиск, пока я провожал взглядом сородичей. Пришлось последовать за остальными, наш куратор не любил долго ждать.
   В уютной пещере покачиваясь на своей паутине, я думал, что нас ждет после выбора касты. Разделят ли нашу группу? Конечно, разделят, что будут делать Провидцы и Воины в одном отряде. И дадут ли нам самим выбрать касту? У нерубов станется сделать это, ничего у нас не спрашивая. Пока есть свободное время, нужно заниматься, никто не застрахован от еще одной охоты.
  

Глава 13.

Выбор сделан, хотя и не нами.

  
   Из следующих занятий с Ануб-Хагалом стало понятно, что мгновенного прогресса в магии у нерубов ожидать не стоит. Источник не мог значительно наращивать свою мощность за короткий промежуток времени, для этого требовались годы его постоянного использования. Как бы я не пытался придумать способ улучшения методики сородичей, ничего дельного не получалось. Несмотря на незамысловатость всех наставлений Ануб-Хагала, в предлагаемых упражнениях был четкий, отшлифованный многими поколениями порядок. Наш учитель по основам магии своими простыми, но выверенными фразами, как будто бы вел нас по узкому, извилистому коридору к вершинам волшебства. На практике, отступление от его рекомендаций всегда заканчивались неудачами. Я начал понимать, что со своими практически нулевыми знаниями по магии мне нужно не заниматься бесполезными экспериментами, а с почтением впитывать мудрость сородичей. Раса, владеющая магией дольше, чем существует человечество, должна разбираться в волшебстве на порядки лучше такого дилетанта, как я. Наш куратор, как-то упоминал, что акири, прародители нерубов, появились на этой планете одними из первых. К сожалению, больше он эту тему не затрагивал. Я представил себе бесконечные исторические хроники нерубов и подумал, что изучать такое достояние можно всю жизнь.
   Своими несложными способами нерубы задействовали источник с максимальной нагрузкой. Обелиски-вампиры заставляли их работать практически на износ, остатки магической энергии тратились ответственными пауками на самосовершенствование. Явных разгильдяев в сообществе нерубов не было, феромоны действовали практически безотказно. Учитывая такую картину, было не удивительно, что нерубы так редко пользовались магией в повседневной жизни. Казалось бы, раса прирожденных магов, а применяет магию только в крайних случаях. Если можно что-то сделать без волшебства, неруб так и сделает. Примеров этому мне довелось увидеть великое множество. Сородичи очень ценили экономию и постоянно старались совершенствовать все вокруг, чтобы сберечь любую каплю ресурсов. Иногда нерубы доводили это стремление до абсурда. Они были готовы перестроить немаленькую часть сети своих пещер, ради полпроцента эффективности общей системы теплосбережения. Мне было неизвестно, насколько точны были расчёты, но такая перестройка потребовала уйму ресурсов, так трепетно сберегаемых нерубами.
   Нашей бригаде пришлось в полной мере поучаствовать в этом процессе. Хет-Ван с непонятным мне восторгом описывал преимущество новой конфигурации тоннелей. По моему мнению, подобные проекты могут окупиться только лет через двести. Видимо нерубы работали на дальнюю перспективу. С таким большим количеством работников эта грандиозная перестройка заняла совершенно смешное количество времени. Сородичи управились примерно за два месяца. В прошлой жизни такая задача отняла бы годы, даже с учетом использования современной техники и материалов. Я думаю, что постройка египетских пирамид для нерубов, оказалась бы плёвым делом.
   Очередная линька прошла как-то буднично. Куратор предупредил нас за день до ее начала. Я пытался анализировать ощущения, выделить предвестники начинающейся линьки, но не смог. Всё было, как всегда и изменения появились только на следующее утро. Никаких закономерностей я не улавливал. Казалось, что только воля Хет-Вана определяет, когда начнётся этот болезненный процесс.
   Сбросить с себя старый хитиновый "скафандр" получилось на удивление просто. Опыт предыдущей линьки помог, и я не совершал так много бестолковых движений, как в прошлый раз. Тут главное не паниковать и не пытаться выбраться из хитина одним рывком. Нужно действовать спокойно и методично. Движения, в идеале, должны напоминать перемещение осьминога или кальмара под водой. Такие же скоординированные и ритмичные движения всеми лапами хорошо экономили силы и позволяли выбираться из панциря, не подвергая хрупкие ноги опасности. Было бы неприятно повредить конечности во время последней линьки. Подобным способом из своего старого хитина выбиралась Ланту в конце прошлой линьки, и я решил взять его на вооружение. Эффективность его была намного выше, чем припадочные подергивания Тхана, это я выяснил на своем опыте. И почему этому не учат молодых нерубов?
   Беспомощными белесыми тушками мы провалялись не больше двух недель. Мой экзоскелет, валяющийся на полу, и правда, выглядел нездорово. И пока я рос, служил немым укором моей жадности. В этот раз я себя не насиловал и не пытался съедать все до последней капли, но и не голодал. Оставаться посмешищем и дальше не было никакого желания. Я внимательно осматривал себя со всех сторон, боясь появления ненавистных пятен, которые принесли мне столько страданий, но пока что новый панцирь радовал приятным монохроматическим темно-серым цветом. Не было и намека на какой-либо изъян.
   Когда хитин стал достаточно твердым, и мы смогли нормально передвигаться, Хет-Ван вполне ожидаемо завел разговор о будущем.
   - Вы все прошли через последнюю линьку, и совсем скоро исчезнет неопределенность с вашей кастой.
   С выбором я уже давно определился. Провидцы, вот моя цель. Другие варианты не сулили таких возможностей. Быть воином, значит постоянно подвергать свою жизнь опасности. После неудачной охоты вступать в рукопашную с бешеными берсеркерами мне казалось неоправданно опасной затеей. Для Вязальщиков мои навыки плетения паутины были совершено недостаточными. Каста Рабочих обещала весьма скучное и однообразное времяпровождение. Я считал, что для Провидцев мои несвойственные остальным нерубам качества будут интересны.
   - Через неделю, когда ваш экзоскелет придет в норму всё и решится, - закончил куратор.
   В его речах мне показалась странной обтекаемость формулировок. Он ни слова не сказал о том, как будет происходить выбор касты. Не к добру это.
   Спустя отпущенный куратором срок, пришел тот самый день. После привычного утреннего общения с камнем-вампиром, мы собрались в небольшом пустом зале с несколькими входами. Наша группа равномерно разбрелась по залу и напряженно замерла. Волнение чувствовалось нешуточное. Хет-Ван не стал нагнетать обстановку и рассказал о самом процессе выбора нашего будущего. Ничего хорошего в его словах не было.
   - Доверять столь важный выбор таким неопытным нерубам, как вы, было бы непростительной ошибкой. Можете успокоиться, за вас это решение примут более мудрые старшие собратья.
   "Какие старшие собратья? Я лучше всех знаю, что мне нужно и не собираюсь полагаться на суждения всяких пауков". Оглядевшись по сторонам, я искал поддержку среди соседей. Возмутиться такой несправедливостью должны были очень многие, но в позах сородичей можно было увидеть только облегчение. Почему сородичи такие безвольные? В повседневных делах они твердо отстаивали свою точку зрения. Хотя старшим нерубам подчинялись беспрекословно, правда, иногда позволяя себе небольшую заминку. Неужели это бездумное почитание дисциплины? Или может всех обработали ударными дозами феромонов? Не видя поддержки, я не стал выступать с революционными речами, надеясь на правильный выбор мифического "старшего собрата".
   Через несколько минут в пещеру вошел неруб, который имел необычный вид. Первое, что бросалось в глаза - это его хитин необычного светло-серого цвета. Можно было подумать, что это такой же несчастный, как и я, которому не хватило пигмента, но при детальном рассмотрении никакого сходства не было. Если пятна на моем прошлом панцире выделялись своим нездоровым видом, то его расцветка казалась необычной, но все-таки естественной. Обращали на себя внимание более длинные и изящные конечности с большим количеством разнообразных крючков на последних сегментах лап, а также слегка раздутое брюшко. Можно было с уверенностью сказать, что этот неруб не воин и не рабочий, слишком уже странно он выглядел. Либо Вязальщик, либо Провидец. Вязальщиков раньше видеть не доводилось, а виденные Провидцы всегда чем-то выделялись из толпы. Надеясь на правильность своих выводов, я принял позу поэффектней, как я её себе представлял, чтобы привлечь внимание "покупателя". Видимо мои представления были далеки от реальности, потому что взгляд паука на мне не задержался. С выбором тот не медлил и указал лапой на трёх самок из первой пятерки в иерархии. Так ничего не говоря, они вчетвером покинули пещеру.
   Это самый настоящий провал. Похоже, карьеры среди Провидцев мне не видать. Установившуюся тишину нарушил довольный голос Хет-Вана.
   - Вязальщики выбрали себе пополнение. Теперь очередь за Провидцами.
   От этих слов я воспрянул духом. Надеюсь, из Провидцев будет Ануб-Хагал. Такого любопытного неруба, как я, он был обязан запомнить. Наше ожидание долго не продлилось. Куратор довольно потирал свои руки. Такие движения руками он совершал только, когда был чем-то очень доволен. Бывало это не часто. Возможно, Вязальщики были очень придирчивы в выборе кандидатов и трое из всей группы это великолепный результат.
   Следующим нас посетил незнакомый неруб с совершенно заурядной внешностью. И это Провидец? Может, ошибся коридором? Моя теория о Провидцах, как о неординарных нерубах рушилась на глазах. Этот паук очень тихо переговорил с Хет-Ваном и даже весьма острый слух нерубов не дал возможности разобрать ни слова. Получив интересующую его информацию, он спокойно развернулся и покинул зал провожаемый взглядами полными надежды. Как же так? Это, наверное, просто посыльный. Нельзя же так непринужденно разрушать все планы и устремления подрастающего поколения. Хет-Ван подтвердил мои опасения.
   - Провидцы не видят достойных нерубов, способных смело идти по дороге познания всего сущего.
   Что он несет? Я же стремлюсь к этому всеми фибрами души. Моему возмущению не было предела. Смириться с такой несправедливостью было непросто.
   Я ожидал появления представителя касты Воинов и был готов принять это бремя, но следующим нас навестил один из Рабочих. Еще один ничем не примечательный паук вступать в разговоры был не намерен. Он, не церемонясь, указал лапой на десять сородичей и меня в том числе. Случилось то, чего я больше всего опасался - меня определили к Рабочим. Как говорил Ануб-Пхет, буду крепить Королевство. Что можно сказать, жизнь "удалась". То, что происходило дальше в той пещере навсегда осталось для меня секретом.
   Пока мы следовали за нашим, вполне вероятно, новым начальником, перед моими глазами мелькали бесконечные вереницы грибных плантаций и полчища кормовых жуков, за которыми я буду присматривать до конца жизни. Картина была не радостной. Если я предавался греху уныния, то сородичи были рады такому повороту дел. Чему тут радоваться? Единственный плюс я видел в принадлежности к Рабочим, это отсутствие необходимости участвовать в боях, хотя и обычная охота может стать смертельно опасной. Какие еще опасности могут подстерегать молодого неруба из касты Рабочих, мне предстояло узнать на практике.
   Идти до нового места жительства пришлось прилично. Молчаливый неруб вел нас совершенно незнакомыми тропами. В одном из проемов, охраняемом жуками-стражами удалось увидеть прямые стены и необычные конструкции из камня и металла. Я даже остановился, пытаясь получше рассмотреть архитектурные особенности этих строений, но следовавший за мной сородич был не намерен отставать от группы. Оказывается, виденные ранее пещеры и многочисленные залы, это только самые простые примеры работы нерубов-строителей. Сколько еще неизведанного таит в себе Королевство Азжол-Неруб? Мельком виденные строения напоминали обелиски-вампиры, которые можно было встретить в самых неожиданных местах. Неужели это был гигантский обелиск? Мои размышления были прерваны нашим провожатым.
   Мы пришли в большую, неплохо освещенную пещеру, в которой уже было около сорока нерубов. Судя по их поведению, это были такие же молодые пауки, только что определившиеся с кастой.
   - Сегодня вас выбрали в касту Рабочих. Гордитесь оказанным доверием,- сопровождающий нас паук начал свою речь с пафосных призывов. Неужто он сам верит в свои слова? Я привычно пропускал всякую чушь об избранности нашей новой касты и ее значении для всего Королевства. Со значимостью Рабочих я был согласен, мы же основная трудовая единица, но в остальном просто патриотический бред. Сородичи слушали все это затаив дыхание. Старший неруб толкает речь, как ему не поверить?
   Закончив с восхвалением, как оказалось не такой уж молчаливый паук, перешел к важной информации.
   - Мое имя Сах-Тхамар и я ваш направляющий/учитель/наказующий,- он выдал сложный термин, включающий в себя множество значений, но для себя я перевел его, как "начальник".
   - Распорядок дня в ближайшее время останется неизменным. Эта пещера послужит вам домом, так что обустраивайтесь. Все вопросы и проблемы будут решаться по мере их появления,- продолжал Сах-Тхамар,- Займитесь созданием паутины для сна, места хватит на всех.
   Как ни странно, в касту Рабочих вместе со мной попали и Ланту с Тханом. Мы, не сговариваясь, решили держаться поближе друг к другу и заняли небольшой угол, размерами как раз на три средние паутины. Остальные Рабочие тоже разбрелись и стали ткать уже привычные конструкции, при этом соблюдая нерубские приличия. Не дрались за более темные углы и не пытались выкинуть счастливчиков из их паутины. Пока лапы делали простую и привычную работу, я задумался над именами нерубов. Раньше они мне казались просто странными, но только сейчас я отметил возможную причину превалирования шипящих звуках в наших именах. А причина была настолько простой, что я не мог понять, почему не замечал этого ранее. Нерубам просто было проще произносить шипящие звуки. Может, существовали какие-нибудь значения у имен, но мне они пока не были известны.
   После заданий Хет-Вана плести простые плоские конструкции можно было автоматически, даже не задумываясь.
   В спокойной обстановке я решил подсчитать свои достижения. Подсчитывать особо было и нечего. Принадлежность к касте Рабочих никак нельзя назвать достижением, но пока этого никак не изменить. С магией подвижки есть, но это только самые основы. С синтезом яда тоже не все так просто, эффективность парализующего яда оценить особо было не на ком. Экспериментировать со скудной едой не хотелось. Испортить пищу было просто, а вот голодать было уж очень неприятно. Интуитивно я отмечал разницу и появившиеся после линьки емкости для яда заполнял его разными видами. А точнее двумя видами: парализующий яд паршивого качества и обычный яд для переваривания пищи. Моей гордостью было отсутствие в парализующем яде ферментов, переваривающих органику. Испытал на оторванной лапке у кормового жука. С изменением свойств паутины все было не так радужно. Методика учителя Ариматаса работала, но прогресс был ничтожным. Максимум, что получалось, это нечто среднее между липкой паутиной и толстыми опорными нитями. Удавалось менять оттенки паутины в небольших пределах от, практически идеально белой, до темно серой. Времени на все не хватало, и я больше концентрировался на яде, а с появлением занятий по магии, на волшебстве. Оно казалось мне более перспективным.
   Если смотреть на мои успехи под таким углом, то было понятно, что у Провидцев мне делать нечего, и это при том, что в группе я был отнюдь не самым выдающимся нерубом.
   Нужно обязательно выяснить, как можно поменять касту. Надеюсь, Ануб-Хагал ответит на этот вопрос на следующем занятии. С такими мыслями я задремал и изменившаяся обстановка никак мне не мешала.

Глава 14.

Прозреть не так уж просто.

  
   Жизнь нерубов из касты Рабочих была не совсем такой, как я её себе представлял. Спектр наших задач выходил далеко за границы моих самых смелых предположений. То, что особо сложных заданий нам сразу не дадут, было понятно, но и надоевшего низкоквалифицированного труда пока не было. Прежде чем начинать раздачу поручений, Сах-Тхамар осветил часть насущных вопросов.
   - Приоритетом для вас в ближайшее время будет выполнение приказов старших собратьев и получение необходимого опыта и знаний. На самосовершенствование будет свободное время только после выполнения всех поставленных задач. Успеете качественно всё сделать быстрее, тогда у вас будет больше времени на учебу. Не успеете, меньше времени останется на сон. Я постараюсь, чтобы каждый из вас в полной мере познал многообразие работ, выполняемых нашей кастой.
   Дальше наш начальник отбирал по несколько сородичей и отправлял на помощь опытным нерубам. Во мне такая система сразу вызывала неприятные предчувствия, вызванные воспоминаниями о недавней охоте. Только бы не отправили на помощь той паре охотников. С них станется оставить заявку или как у нерубов это делается, специально на меня. Всю опасность таких заданий я познал в полной мере и надеюсь, Сах-Тхамар об этом знает.
   Меня отправили в подчинение к незнакомому нерубу по имени Шахат вместе с еще тремя сородичами. С именами наш новый начальник не заморачивался, а просто указывал лапой на интересующих его нерубов. Быстро объяснив, куда нам нужно идти он не забыл дать напутствие, чем немного меня успокоил.
   - Запоминайте дорогу, вы должны будете поработать с Шахатом несколько дней, и объяснять дорогу каждый раз я не собираюсь,- сварливо закончил Сах-Тхамар.
   Главное, что не охота. Надеюсь, ничем опасным этот Шахат не занимается. Тхана и Ланту отправили еще раньше в совершенно другом направлении, так что встретимся только ближе к вечеру. Добрались мы не быстро, и в указанном месте никого не было. Сородичей пустой коридор совсем не смутил. Они разместились так, чтобы не мешать возможным прохожим и замерли в ожидании. Я был готов поспорить на самого большого кормового жука во всем Королевстве Азжол-Неруб, что соседи не просто ждали, а занимались какими-то тренировками. Поднимать шум было бы глупо, и я последовал примеру сородичей.
   Шахат появился довольно быстро и скарабея не прошло. Выглядел старший собрат как-то не так, неряшливо, что ли. В общем, приятного впечатления он не производил, даже учитывая специфику нерубов. Ко всему прочему, он прямо таки сочился недовольством. За всю недолгую нерубскую жизнь довольных сородичей встречалось крайне мало. Постоянное полуголодное существование, болезненные процедуры по отдаче энергии обелискам и каторжный труд не способствовали зарождению светлых чувств. Я, если честно, жил надеждой выбраться из нерубских катакомб и больше сюда не возвращаться. Остальным паукам оставалось только ждать скорой смерти, милосердно избавляющей от страданий. Что на самом деле творилось в головах прирожденных нерубов, было загадкой для меня. Я тут живу всего около года, но уже готов бежать отсюда, но сородичи живут так бесчисленные поколения и не жалуются. Лет через десять либо привыкнешь к суровой нерубской действительности, либо умрешь, не выдержав нагрузок.
   Шахат узнал наши имена и приказал следовать за собой. Оценивая общее направление движения, я начинал все больше и больше беспокоиться. Двигались мы всё время вверх. Что делать одному нормальному нерубу и четырем стажерам на поверхности? Замерзнуть и накормить варгов своим мясом? Если же снова повстречаемся с врайкулами, без потерь точно не уйдем. На великого воина или сильного мага Шахат совсем не походил, так что рассчитывать лучше только на себя. Был бы я в конце колоны, то просто тихо отстал от остальных, но за мной была пара сородичей. Когда мы миновали все посты жуков-стражей и начали миновать уже знакомые паутины-преграды, то последние сомнения в конечной точке нашего пути развеялись окончательно. После последней преграды, препятствующей потери тепла, Шахат остановился и рассказал, зачем мы собственно сюда пришли.
   - Для тех, кто не в курсе, поясню, почему мы пришли в эти нежилые пещеры,- начал Шахат. По внимательно слушающим соседям, я понял, что далеко не все сородичи бывали на поверхности за пределами нерубских катакомб. Последовавший рассказ был об устройстве входов и выходов в Королевство Азжол-Неруб. Из его слов стало ясно, что попасть обратно в уютные подземелья можно только через такие вот места. Обычную пещеру набивают сигнальными чарами и ловушками всех мастей, оставляя небольшой извилистый проход на потолке. Почему на потолке? Потому что мало кто может передвигаться по нему так же умело, как нерубы. Со слов Шахата, таких мер зачастую достаточно, чтобы в зародыше убить интерес к таким пещерам у большинства разумных существ. До облагороженных пещер очень редко кто-нибудь добирается.
   - Я здесь, чтобы осмотреть ловушки, кое-где их обновить, а вы должны следовать за мной, запоминать порядок действий и самое главное - не мешать, - в последние слова неруб вложил слишком много экспрессии. Радует, что не придётся выходить на поверхность. Ощущение солнечных лучей на хитине и морозный воздух этого нового мира не стоять потерянных конечностей и тем более жизни.
   Просто так сюда никто Рабочих не направил бы, значит, сработала нерубская сигнализация. Осторожно передвигаясь вслед за Шахатом, мы постепенно начали приближаться к источнику, издающему странные шумы. Шум появился, как только мы продвинулись ближе к выходу на поверхность метров на пятьдесят. Неожиданно возникшие звуки заставили нашу группу ненадолго замереть. Было похоже, что неизвестный нарушитель нас как-то почувствовал, что было удивительным. Мы все передвигались очень тихо, стараясь не привлекать внимания, но нежданного гостя этим было не обмануть. Чем ближе мы подходили к источнику шума, тем он становился громче, как будто неизвестный бился в паучьих сетях, не в силах выбраться. За очередным поворотом мы увидели небольшой кокон из паутины, содержимое которого и издавало эти звуки. Воспрянувший было Шахат, резко потерял к нему интерес, чего нельзя было сказать о менее опытных сородичах. Объясняя общее устройство ловушек, старший собрат упомянул, что пойманная добыча принадлежит нашедшим ее нерубам. Мы все горели желанием попробовать содержимое кокона на вкус. Настораживал только слишком спокойный Шахат.
   - Очередной мертвяк,- брезгливо сказал старший неруб.
   - Что за мертвяк?- забеспокоились сородичи.
   - Такие часто забредают в наши пещеры. Испорченное мясо никуда не годится. Освободите кокон и бросьте в углу, я займусь им, когда восстановлю ловчую сеть. И не вздумайте пытаться обездвижить мертвяка ядом.
   Предупреждение было не лишним, один из сородичей уже присматривался, куда бы воткнуть хелицеры. У меня и самого беспомощное существо, замотанное в кокон вызывало желание успокоить его бесполезные подергивания парализующим ядом. Со своей задачей мы справились в считанные минуты, Шахат тем временем сплел несложную ловушку из загадочно мерцающей паутины и начал колдовать, иначе это не назовешь. Он сплел невидимую конструкцию, существование которой можно было заметить по слегка подрагивающему воздуху, и аккуратно поместил ее на ловчую сеть. Магический конструкт впитался в приготовленную ловушку и та растворилась в воздухе не оставив и следа. У меня возникло желание потереть глаза. Несмотря на свой непрезентабельный вид, Шахат оказался весьма умелым чародеем. С коконом неруб разобрался очень зрелищно - плюнул ядом и тот начал обволакивать кокон, как живой, при этом растворяя его вместе с содержимым прямо на глазах. Шахат был полон сюрпризов, а на первый взгляд этого не скажешь.
   - Шахат, как этот мертвяк нас обнаружил? - решился на вопрос один из сородичей.
   - Нежить чувствует жизнь на приличном расстоянии, и ее трудно обмануть, - спокойно ответил неруб, продолжая двигаться по потолку,- Не отвлекайте меня.
   Больше в пещере нам никто не встретился. Наш временный начальник что-то поправлял в конструкции ловушек и внимательно осматривал стены и потолок. Что он надеялся там увидеть, было понятно только ему одному. Мы просто ходили за ним и смотрели, что и как тот делает. С запоминанием проблем не было, но без понимания основ, я не видел в этом особого смысла.
   Закончив с осмотром пещеры, Шахат отпустил нас, посчитав свою миссию выполненной.
   Времени и сил на этот ознакомительный поход мы потратили немного, и можно было позаниматься тренировками, но решение уже приняли за нас. Наша четверка примкнула к освободившемуся десятку нерубов и мы все вместе отправились на обучение в знакомую пещеру к Ануб-Хагалу. Хорошо, что не заменили учителя магии, к этому я уже привык.
   Для начала Ануб-Хагал научил нас создавать тонкостенные трубки небольшого диаметра из энергии источника, которые очень напоминали естественные образования энергосети. Мы собственно с уже имевшихся каналов их и копировали. Это было не столько сложным, сколько нудным занятием. Если не включать такую трубку в общую систему или не подключать к магическому ядру, то она достаточно быстро разрушалась. Когда этот навык закрепился, учитель перешел к основной теме этого занятия.
   - Если вы будете достаточно усердными, то сегодня вы сможете воспользоваться своим первым заклинанием,- сказал Ануб-Хагал.
   Это было замечательной новостью. В полезности первого заклинания я даже не сомневался. Бесполезным вещам нерубы в принципе не учили. Что же это будет? Заклинание света, огненный шар или молния? Я даже стал потирать руки в предвкушении.
   - В первую очередь нужно научиться видеть магические конструкты, иначе дальнейшее обучение волшебству окажется практически невозможным. Для этого в энергоструктуру каждого глаза нужно внедрить вот такой конструкт,- сказав эти слова, Ануб-Хагал активировал кристалл в центре знакомой системы из паутины. Появившаяся иллюзия показывала не слишком сложную фигуру, похожую на трехмерный глиф.
   - Его нужно собрать из искусственных каналов, которые вы уже научились делать. Внедряя такой знак в энергоструктуру глаза ни в коем случае нельзя повредить родную структуру органа зрения. После удачного внедрения к этому знаку нужно подвести каналы от источника в количестве не менее пяти и подсоединить их к этим точкам,- на иллюзии глифа засветились пять точек, доступно показывая, куда нужно будет присоединять созданные каналы.
   У нерубов с магией что-то явно не в порядке. Все слишком сложно. Мои представления по магии были почерпнуты в основном из фантастических книг и там все просто: магическое зрение включалось небрежным мысленным посылом или щелчком пальцев. Раз и готово. Здесь же самое первое и, наверное, самое простое заклинание, и такие сложности. Создать такую конструкцию из постоянно разваливающихся трубок и заставить ее правильно работать, это не тривиальная задача. Тем временем учитель продолжал делиться мудростью.
   - Это только основа, которую можно будет модернизировать в нужном направлении.
   Основа? Хватит ли мне мозгов, чтобы прилично продвинуться по пути мага? Где мой встроенный в голову квантовый суперкомпьютер с искусственным интеллектом? Чувствую у меня минимальная комплектация попаданца. Нельзя сдаваться. Должен же я хоть в чем-то превосходить местных жителей.
   - А теперь поговорим о самых частых проблемах,- продолжал Ануб-Хагал,- Не всегда родная матрица принимает искусственные включения, бывают так называемые отторжения. В этом случае нужно индивидуально дорабатывать знаки до нужной конфигурации. Возможна самопроизвольная деформация знаков в течение двух сотен скарабеев после внедрения. Нужно восстанавливать структуру по эталону раз за разом. В остальных случаях обязательно обратитесь к взрослому нерубу за советом.
   После первых же попыток выполнить предлагаемые учителем действия, стало понятно, что тут работы не на один день и даже не на два. С моим везением избежать проблем, скорее всего, тоже не удастся.
   Магия оказалась еще более крепким орешком, чем я ожидал, о который можно было запросто обломать хелицеры.
  

Глава 15.

У входа в сокровищницу знаний.

  
   Первое в жизни заклинание мне никак не удавалось. Не думаю, что Ануб-Хагал нагло врал, когда говорил о возможности воспользоваться им прямо во время урока. Может быть, гениальный ум в сочетании с ослиным упрямством и добился бы такого результата, но этих качеств у меня не обнаружилось. Из нашей группы ощутить на себе работу этого заклинания за время, отведенное на занятие, не смог никто. В кои то веки не пришлось выделяться среди сородичей своей неумелостью. Учитель воспринял наши неудачи спокойно и посоветовал больше тренироваться. Пора бы уже нашим наставникам заканчивать с советами тренироваться. Это самая частая рекомендация. Ясно, что нужно тренироваться, но неужели нельзя давать более полезные советы? Где индивидуальный подход к каждому ученику?
   Через три дня, когда, наконец, удалось выполнить все согласно рекомендациям Ануб-Хагала, ровным счетом ничего не произошло. Тщательная проверка ничего не дала. Построенные по образцу глифы были на месте, каналы от источника были подведены точно в указанные точки, энергия циркулировала по новым каналам без всяких препятствий. В чем же дело? Зрение оставалось таким же, как и было, ничего нового я не увидел. Пришлось обращаться за помощью к Сах-Тхамару. Только бы это была не одна из тех проблем, которые упоминал Ануб-Хагал.
   - Сах-Тхамар, наш учитель по магии сказал, что если возникнут проблемы обращаться к взрослым нерубам. У меня проблема. Заклинание магического зрения не работает, хоть я и перепроверил всю конструкцию на ошибки и недочеты.
   Сах-Тхамар немного подумал, задал несколько уточняющих вопросов и выдал до обидного очевидное решение.
   - Чтобы заклинание начало работать недостаточно обычных объемов энергии, которая своей циркуляцией только поддерживает структурную целостность всей конструкции, нужно увеличить подачу энергии из источника от трех до пяти эргов в час, в зависимости от качества каналов.
   Интересно, оказывается, и каналы могут быть разного качества. Ануб-Хагал ничего об этом не говорил. Как дозировать магическую энергию на эти эрги, если я понятия не имею о чем речь.
   - Эрг, это сколько магической энергии?- надеюсь тут попроще и понятнее, чем с исчислением времени. Только бы ничего связанного со скарабеями.
   - Как можно не знать, что такое эрг?- спросил наш начальник и уставился на меня.
   Своим вопросом он поставил меня в тупик. Я даже не знал, что ему ответить, просто стоял и молчал, как истукан. Сах-Тхамар поняв, что ответа не будет, решил просветить одного темного неруба, с прискорбным уровнем знаний.
   - Один эрг - это количество магической энергии, которое можно закачать в одного живого взрослого жука-скарабея.
   Нерубы, что помешались на этих скарабеях? Я уже не удивлюсь, если они будут вести все расчеты, используя этого несчастного жука. У них, что фантазии не хватает ни на что другое? Может как эталон этот скарабей и хорош, но есть же другие варианты. Чтобы нерубы перешли на нормальные значения, нужно извести этих вездесущих жуков во всем мире.
   Пока я разрабатывал планы по изничтожению скарабеев, как вида, Сах-Тхамар уже поспешил по своим делам. Нерубы не заморачивались с приветствиями и прощаниями, если ты отвлекся от разговора, значит, разговор окончен. Мне всегда казалось, что нерубы просто разворачиваются и уходят во время небольшой паузы в общении. Если считаешь разговор не оконченным, нужно пристально смотреть другому нерубу в глаза, этим ты даешь понять, что обдумываешь следующую фразу. В ином случае ты просто молчаливый неруб застывший на пути. Привыкнуть к такой манере общения тоже было непросто, нужно было выработать привычку.
   Теперь нужно поймать одного скарабея и выяснить, на сколько эргов хватит моего источника. Долго искать не пришлось, количество этих жуков в нерубских пещерах просто бесконечно. Не то, чтобы они кишели вокруг, но и проблем с поиском никогда бы не возникло. "Ну-ка иди сюда жучок, сейчас проверим тебя на магическую емкость". После нескольких "заправок" у меня начали возникать мысли об искусственном происхождении этих скарабеев. Не может обычный жук обладать такими точными показателями во многих аспектах. Они явно создания насекомоподобного бога точности.
   Я продолжал наполнять жуков одного за другим, несмотря на то, что объем магической энергии, составляющий один эрг, запомнил с первого раза. В одного скарабея влезало приличное, по моим меркам, количество маны. После семьдесят шестого жука, я уже не смог до конца наполнить следующий живой накопитель. Последний десяток вообще было довольно некомфортно "заправлять", источник не желал терять последние крохи энергии. Всего семьдесят шесть с половиной. Мне эта величина не внушала никакого почтения. С такими объемами не развернешься. Оставалось надеяться на проклятые обелиски и их хваленую эффективность в плане раскачки источника.
   Поднакопив нужное количество энергии, наконец, попытался активировать магическое зрение, про которое со всеми этими измерениями объема источника немного позабыл. Выстроенная мной конструкция пять эргов приняла без всякого напряжения, нигде не возникло никаких искажений. Честно говоря, от этого заклинания я ожидал намного большего. Визуализация магических полей или потоков была довольно стандартной. Светящихся нитей и экранов в нерубских подземельях было в достатке. Четкость была пропорциональна расстоянию, на расстоянии трех метров можно было различать детали, но дальше все смазывалось в слегка светящийся фон с немногими яркими точками, а дальше пятнадцати метров просто непроглядный мрак. Камень коридоров был проницаем для нового зрения на глубину не более двадцати сантиметров. Накладывалась эта картина на привычное изображение и никакого дискомфорта не вызывала.
   Я возвращался в свою пещеру после экспериментов со скарабеями с активированным магическим зрением и увидел, что паутины, без магической начинки практически не встречается, но энергии в ней обычно не больше десяти эргов. Местами больше, местами меньше. Всю сложность некоторых плетений разобрать не удавалось, даже приблизившись вплотную к паутине.
   Потраченные пять эргов продолжали циркулировать по каналам, постепенно уменьшаясь в количестве. Когда осталось около двух эргов, магическое зрение просто выключилось.
   С новым заклинанием я игрался, как ребенок больше недели. Обычно пяти эргов хватало примерно на час, затем нужно было добавлять еще энергии, доводя ее количество до пяти, чтобы зрение продолжало улавливать магические компоненты. Я такой был не один все сородичи ходили с активированным заклинанием и подолгу рассматривали заинтересовавшие их магические конструкции. Наставники нас не одергивали, давая привыкнуть к новым способностям.
   Шахат нас продолжал водить по пещерам, вплотную подходившим к поверхности. Магическое зрение давало намного больше информации и действия старшего неруба приобретали более глубокий смысл. В отличие от магических конструкций в нерубских пещерах, некоторые ловушки были невидимы как визуально, так и с нашим активированным заклинанием. Шахат пояснил этот момент, когда неосторожный сородич, чуть не попался в такую ловушку. С магическим зрением приходила уверенность, что тебе видно абсолютно все, но это было не так.
   - Не только нерубы владеют таким полезным навыком, некоторые расы даже превосходят нас в этом, поэтому скрывать заклинания очень полезная способность. Например, нежить прекрасно видит магические конструкты, несмотря на примитивность своего разума и может обойти такие ловушки.
   - А как скрывать плетения? - не удержался один из сородичей.
   - Есть несколько распространенных способов и много экзотических. У всех есть как недостатки, так и преимущества. Я использую на каждую скрытую ловушку разные варианты, для надежности. Сейчас, вы ничего не знаете о правилах плетения заклинаний, поэтому нет смысла вдаваться в детали. Скажу только, что в основном используется принцип закольцованного движения магической энергии по очень плотным каналам с минимальным рассеиванием, что трудно заметить в насыщенном магией фоне планеты.
   В этих пещерах нам так и не удалось отведать столь редкого в рационе неруба мяса млекопитающих. В магическом зрении было видно, что паутина, которую плел Шахат, изначально была с магической начинкой, а потом он еще и накладывал на нее заклинания. С его поразительным ядом тоже было не все так просто. Помимо сложной химической структуры он имел магический компонент. Это удалось увидеть, практически уперев глаз в поверхность очередного растворяющегося кокона с мелкой нежитью.
   На вопросы о природе удивительных ядов и паутины Шахат отвечал, что нам еще рано об этом думать. Может это результат работы таких же заклинаний, что мы создали в собственной матрице? Думаю, Ануб-Хагал осветит этот вопрос, когда придет время.
   В один прекрасный день наш начальник Сах-Тхамар сделал неожиданное объявление.
   - С сегодняшнего дня в свободное время вам будет доступна библиотека. Желающих приобщиться к знаниям я первый раз провожу лично. Смотрителя библиотеки не злить и ничего не ломать. Смотритель имеет право раз и навсегда лишить вас возможности пользоваться библиотекой. Конечно, в нашем Королевстве есть еще много подобных хранилищ знаний, но все смотрители знакомы друг с другом, так что делайте выводы.
   Библиотека, место, где я могу выбирать, какие знания мне сейчас нужно получить, а не довольствоваться только предлагаемой нерубами информацией. Узнать, наконец, куда можно сбежать из этих катакомб при возникновении неблагоприятной ситуации. Информации о новом мире отчаянно не хватало.
   К Сах-Тхамару я подошел одним из первых. Желающих посетить библиотеку наш начальник награждал, созданной прямо на наших глазах, паутинкой-пропуском с очень сложной, постоянно изменяющейся, магической начинкой. Для чего понадобились пропуска, было понятно сразу. Стражи на пути встречались чаще обычного, видимо это очень важное место для Королевства. Посмотрев магическим взором на неруба из касты Воинов, я был очень удивлен. Вся броня таких стражей была в несколько слоев расписана ярко светящимися глифами, которые можно было рассмотреть и моим зрением. Количество слоев оставалось загадкой, я мог насчитать только пять, дальше детали смазывались. У рабочих я никаких глифов не замечал. Мне сразу вспомнилась броня Ануб-Хагала. У него, наверное, этих слоев намного больше.
   Пока я обдумывал увиденную картину, мы добрались до библиотеки. Сах-Тхамар не заставил нас ждать и жестом пригласил входить в святая святых. Магическое зрение пришлось отключить, так как на входе в пещеру было столько заклинаний, что начинало слепить глаза. Предполагаемых мной рядов книжных полок и привычной конторки библиотекаря, конечно же не было. Нерубы не могли отказаться от своих традиций в угоду нормальным книгам гуманоидов. Пещера, в которой мы оказались, была очень большой. Каменные колоны без всяких следов обработки разделяли ее на небольшие помещения округлой формы, не больше десяти метров в диаметре. Между колонами были натянуты необычные горизонтально расположенными сети из паутины с кристаллом в центре. Такие паутины были натянуты через каждые несколько метров, почти до самого потолка. Со стороны такую конструкцию можно было принять за причудливый стеллаж, где натянутые сети служили полками, а колоны были опорами. Все это можно было хорошо рассмотреть благодаря немалому количеству кристаллов на потолке, ярко освещающих всю пещеру. Тут нерубы явно не экономят на освещении.
   Всем этим богатством заведовал недовольный паук ничем непримечательного вида. Только он преграждал нам путь в это царство света.
   - Следуйте за мной и ничего не трогайте без разрешения,- ничего удивительного, незнакомые сородичи еще никогда не встречали меня приветливо.
   Смотритель вел нас куда-то к центру этого лабиринта по довольно извилистому маршруту. Магическим зрением рассмотреть ничего не получалось, большое количество насыщенных энергией заклинаний и яркое освещение просто ослепляли. Конечной точкой была полупустая площадка с десятком углублений в полу, затянутых паутиной. По периметру каждого из этих углублений было вмонтировано несколько прозрачных кристаллов. В огранке я не разбираюсь, но ничего особенного не заметил. Может даже обычное стекло, кто его знает.
   - Располагайтесь на любой из этих сетей и начнем, - предложил смотритель.
   Нас было всего семеро и места хватило каждому. Я не понимал, почему было так мало желающих приобщиться к новым знаниям. Надеюсь, ничего опасного не намечается. Место было хорошо защищено, и никакая опасность тут грозить не могла. Когда все выбрали себе паутину по вкусу, смотритель продолжил прерванный инструктаж.
   - Для тех, кто не знает, я объясню принцип, с помощью которого вы будете получать новую информацию. Нерубы совершенно по особенному воспринимают паутину, любые, даже самые незначительные изменения положения нитей несут нам довольно большой объем сведений. Кристаллы будут вызывать нужные вибрации, а особая конфигурация паутины будет передавать вам информацию в нужном формате. С непривычки, такой способ может вызывать неприятные ощущения, но к ним быстро привыкаешь. Для начала каждый получит набор сведений о правилах поведения и использования книг в библиотеке.
   Создав какое-то заклинание, смотритель заставил окружающие наши паутины кристаллы завибрировать, рождая неприятный гул. После этого мы все провалились в некое подобие транса, сопровождаемое болезненными ощущениями.
   "Проклятые нерубы. Они вообще могут придумать что-нибудь полезное без сопутствующих ощущений боли!!"
   После этой мысли мой разум ненадолго погас.
  

Глава 16.

Встреча со старыми знакомыми.

  
   Сознание я потерял всего на какой-то миг, после ежедневных пыток обелисками болевой порог заметно повысился. Сама нервная система пауков не предполагала каких-либо переходных состояний между ясным сознанием и его полным отсутствием. Неруб либо в сознании, либо нет. Все остальное, это его личные ощущения никак не меняющие этот факт.
   Вибрировавшая под ногами паутина пыталась донести до моего разума череду образов. Обычно любая паутина, к которой я прикасался, несла достаточно четкую и однозначную информацию, и интерпретировать ее было не сложно. Теперь же сигналов было на несколько порядков больше, и они были намного сложнее. Они менялись настолько быстро, что мой разум начинал захлебываться в этом потоке. Я растеряно старался разобраться в этой мешанине, анализируя каждый образ в отдельности. Никакого смысла найти не удавалось, просто бессмысленные колебания нитей. "Я явно делаю что-то не так". Сородичи неподвижно замерли на своих местах и видимо уже разбирались с новыми знаниями, встраивая их в паутину своего разума. Да уж, среди нерубов для меня всегда найдется пример, на который можно равняться в плане успеваемости.
   Следующие минут десять были потрачены на различные попытки подстроиться под вибрации паутины, и научиться-таки нерубскому "чтению". Учитывая весьма болезненные ощущения, было непросто сохранять нужную концентрацию и методично перебирать варианты. Моя стойкость была вознаграждена в полной мере. Помогло сочетание ментальных тренировок некого транса с полным отсутствием мыслей, и что самое странное, правильное положение всех шести ног на паутине. Необычное положение конечностей подсмотрел у соседей. У всех оно было разным, так что подходящий вариант пришлось искать самостоятельно. Только тогда поток образов стал упорядоченным.
   Я бы не сказал, что такой метод подачи информации превосходил знакомые мне на порядки, но раза в два-три точно. Он мог стать революционным в моем прошлом мире, ведь тут не вовлекались такие привычные органы чувств, как зрение, слух, обоняние, осязание или вкус. Создавая такие библиотеки, нерубы были уверены, что больше никто не сможет получить их знания. Здесь все упиралось в способности, присущие только паукам. Любой гуманоид мог тысячелетиями пытаться расшифровать записи сородичей, так и не добившись никакого результата. Я не могу сказать насколько бы помог тут кластер суперкомпьютеров, но времени на декодирование понадобилось бы очень много.
   Сложно описать, на что это было похоже. Вибрация нитей паутины чередовала чьи-то воспоминания таким образом, что в разуме сами собой выстраивались довольно сложные вереницы понятий и значений. Воспринимать новую информацию в таком виде было на удивление удобно, несколько болезненно конечно, но в неком подобии транса можно было полностью сосредоточиться на анализе и запоминании информации. Больше не теряя времени, я углубился в саму суть передаваемых мне знаний.
   Инструкция была не слишком сложной. Сначала шли правила пользования тенетами знаний. Именно так я перевел для себя образ неурбских книг. Строго запрещалось каким-либо образом наносить повреждения паутине, за это налагалась повинность в зависимости от сложности и ценности самих тенет. К примеру, ценность одной такой паутины приравнивалась к пяти тысячам трехсот семидесяти эргам. И это только при повреждении нитей, когда наносился непоправимый вред кристаллу, эта цифра увеличивалась порой на порядок. В отличие от учебных паутин в библиотеке, тенета знаний были более капризными в обращении. Нельзя было просто забраться в центр паутины, как уже успели привыкнуть делать все нерубы, нужно было действовать предельно осторожно. Некоторых нитей вообще нельзя было касаться, настолько они были непрочными. Эта хрупкость объяснялась необычными свойствами таких нитей.
   Объемом информации некоторые тенета знаний могли превосходить несколько тысяч привычных книг. Нужно было брать в расчет, что нерубские "книги" практически не содержали лишних и ненужных сведений, поэтому можно было говорить о десятках тысяч книг. С поиском нужных знаний сородичи справились простым способом. Информация была разбита на равные блоки от начальных знаний к более сложным, и можно было выбирать нужный раздел, подавая магическую энергию в определенные точки резонирующего кристалла в центре паутины. И конечно же, для того, чтобы приобщиться к мудрости нерубов нужно было тратить собственную магическую энергию.
   Разбираясь с инструкцией, я как-то упустил удивительный факт - нерубские тенета знаний не использовали письменность, как способ передачи информации. А есть ли у сородичей аналог письменности? Все что мне встречалось за время неурбской жизни и напоминало письменность, на самом деле было магическими знаками. Закорючки на обелисках, глифы на панцирях воинов - это в первую очередь атрибуты волшебства. Для простой письменности не нужны трехмерные знаки, они слишком сложны. Смотритель должен знать об этом больше. Больше в инструкции ничего особо важного не было, так что можно и поговорить с хранителем знаний.
   - Смотритель скажите, в библиотеках есть только тенета знаний?
   - А что ты еще хотел тут увидеть,- спросил смотритель.
   - Знания других рас тоже хранятся в тенетах?- попробуем зайти с другой стороны.
   - В основном да, но есть и носители информации на бумаге и коже млекопитающих. Гуманоиды называют их книгами. Мало того, что такие книги неудобны, так они еще могут содержать непроверенные и зашифрованные сведения. Смотрители стараются вылавливать крупицы здравого смысла из порой просто смешных небылиц, записанных на разнообразных языках. Тяжелый и чаще всего бесполезный труд. С чего вдруг такой интерес к другим расам?- подозрительно спросил смотритель.
   Думаю, заранее приготовленная отмазка про врайкулов будет к месту.
   - Мне пришлось не так давно повстречаться с врайкулами на поверхности и те произвели на меня впечатление. Опасные противники. Мне захотелось знать об опасностях грозящих нерубам побольше.
   - Врайкулы? Их можно смело добавлять в категорию к самым серьезным врагам нашей расы. Сильные, быстрые со своей особенной магией и впечатляющими размерами, они действительно могут внушать опасения неопытным нерубам,- успокоился подозрительный библиотекарь,- Я даже посоветую тебе для начала ознакомиться с общим справочникам по расам Азерота, чтобы полностью развеять сомнения молодого сородича.
   - О каких языках вы упоминали?- я решил получить представление о способах общения других рас. Со знанием даже разговорной речи намного проще найти общий язык с любыми существами.
   - Это же очевидно. У каждой расы есть свой язык, как для непосредственного общения, так и для письма,- ответил смотритель. "Ясно, что очевидно. Вот брякнешь что-нибудь очевидное, а тебя потом запытают до смерти". Приходилось быть осторожным. Теперь-то пришло время узнать о письменности нерубов.
   - А у нас есть язык для письма? Я видел непонятные мне знаки на обелисках. Это наша письменность?
   - Это не совсем так. Магические глифы, которые ты видел ранее, несут смысловую нагрузку, но не сами по себе. Каждый такой знак выполняет определённую функцию и может даже служить ее обозначением. Были попытки построить из глифов алфавит, на подобие тех, что встречаются у гуманоидов, но в результате ничего хорошего не получилось. Наши магические знаки трехмерны и достаточно сложны, имеют множество модификаций, их просто недостаточно для выражения многообразия языка нерубов. Есть еще много нюансов, которые обуславливают бесполезность этой затеи. Самое главное - наш способ записи и хранения информации превосходит практически любые известные аналоги гуманоидов,- торжественно закончил местный библиотекарь.
   Пока я так удачно общался со смотрителем, остальные нерубы закончили ознакомление с инструкцией и готовы были штурмовать бастионы новых знаний. В основном сородичей интересовала информация по магически измененной паутине и ядам. Библиотекаря такая тенденция не удивила, наверное, нерубы просят в основном одно и то же. Не спорю, это очень важные знания наряду с магией, но эти темы обязательно будут освещать на занятиях, а вот о мире за пределами Королевства Азжол-Неруб почему-то не принято говорить. Недоступные знания всегда кажутся более важными. Даже для меня, знакомого с этой концепцией, это нисколько не уменьшало тяги к запретному плоду.
   Смотритель спокойно показывал сородичами тенета с интересующими их знаниями. Меня он удостоил короткими, но многозначительными комментариями.
   - Здесь ты найдешь информацию только о существующих сейчас расах. Вымерших видов тут не упоминается.
   Парапитеков каких-нибудь, наверное. Эволюция это ведь универсальный процесс? Сейчас и узнаем, кто еще кроме нерубов и врайкулов населяет Азерот.
   При внимательном осмотре становилось ясно, что тенета знаний отличались своим строением от привычных паутин весьма сильно. Асимметричное, какое-то неправильное строение, которое так и хотелось поправить. Полированный темный кристалл в центре паутины не имел граней, он был овальной формы и напоминал яйцо. Чтобы не попасть в энергетическую кабалу я решил действовать строго по инструкции. Точки, куда нужно было подавать магическую энергию, были видны и невооруженным зрением, они располагались спиралью от вершины кристалла до самой паутины. Согласно инструкции нужно было начинать от точки на вершине, которая ассоциировалась с первым самым простым блоком знаний.
   Приступим. Тридцать эргов долой, недолгий подбор нужной позиции конечностей и ворота в сокровищницу знаний немного приоткрылись.
   Тролли, силитиды, эльфы, гоблины, таурены, врайкулы, гномы, драконы, дварфы и, наконец, люди, куда уж без них. Кого только тут не было, и говорить об эволюции можно было с большим скепсисом. Такое разнообразие простым естественным отбором не объяснить. Пока совершенно неясной для меня оставалась роль магии в этом процессе, но какое-то влияние она все же должна оказывать. В описание всех видов делалась пометка - съедобны. Не думаю, что остальные расы считали это настолько важным. Сородичи не брезговали разумными, мясо есть мясо. К счастью о вкусовых качествах тех или иных рас данных в этом справочнике не было. Слабые и сильные стороны каждой расы описывались со всей доступной скрупулёзностью. Согласно этому источнику знаний союзников среди других видов у нерубов не было и быть не могло. Неудивительно, с таким то отношением. Пищу воспринимать союзником непросто, даже для разума сородичей.
   Мне было сложно нормально воспринимать время в таком состоянии, но вскоре энергия в кристалле закончилась, и поток образов прервался. Только после этого стало понятно, что начальный блок знаний закончился. Не сказать, что я запомнил всю информацию, но самое главное усвоил. Не перестаю удивляться эффективности паучьих ментальных тренировок. Будучи человеком, запомнить такой объем информации можно было только после десяти, двадцати повторений. Знания о расах Азерота были несколько однобокими, упор делался на вариантах уничтожения или поимки отдельных представителей. С других ракурсов разнообразные виды не освещались совсем.
   Смотритель ожидал только меня, других сородичей уже не было в храме знаний.
   - Пойдем Хар, тебе пора возвращаться,- нетерпеливо заметил смотритель и поспешил выпроводить меня из библиотеки.
   - Я заметил, что тенета знаний очень непрочные и плохо переносят нагрузки, их нельзя перемещать. Тогда как книги гуманоидов в этом плане более удобны. Неужели у нас нет более совершенных и долговечных носителей информации?- этот вопрос меня действительно интересовал и спешить то мне особо некуда.
   - Кристаллы это основа, кое-как работающие тенета в состоянии сплести любой взрослый неруб, а запасные кристаллы есть в специальном хранилище,- ответил на удивление хорошо информированный библиотекарь.
   - А зачем тогда смотрители, если каждый неруб может сплести похожую сеть,- осторожно спросил я.
   - Смотрители не только следят за библиотеками, но и обновляют их, восстанавливают поврежденные тенета знаний, создают специальные сети для нерубов-гигантов. У нас много обязанностей. И кое-как сплетенные тенета теряют до половины своей эффективности и требуют намного больше энергии для активации.
   До выхода мы добрались в рекордные сроки. Смотритель, так и не назвавший своего имени, убедился, что я покинул его вотчину и поспешил вглубь своих владений. С запоминанием дороги назад у меня уже давно не было проблем, поэтому в нашу общую пещеру я прибыл без всяких приключений. Во время пути, и даже устроившись на своей паутине, я обдумывал ситуацию с другими расами, и не видел вариантов, при которых мое пребывание за пределами Королевства Азжол-Неруб закончилось бы благополучно. Репутация у сородичей была сильно подмочена людоедством. Сами нерубы лапочками тоже не казались. Нормально нерубов могли бы воспринимать только вскользь упомянутые демоны, но тут уже сородичи отзывались о них нелицеприятно. Стоит сто раз подумать, прежде чем идти с такими существами на контакт. Оставим этот вариант на самый крайний случай.
   Когда я на следующий день был готов снова посетить библиотеку, Сах-Тхамар ответил мне отказом. Оказалось, что на частоту посещений хранилища знаний существовало ограничение для таких молодых нерубов, как мы. Я что просто так наскреб тридцать эргов? Моему возмущению не было предела, но это никак не повлияло на решение нашего начальника. Разработанный мной читальный план оказался бесполезными мечтаниями.
   Начав отслеживать состояние своего источника, я заметил неприятные особенности. Восстановление энергии в ядре происходило неравномерно. Самая активная выработка маны приходилось на первые несколько часов после общения с обелисками, когда количество энергии падало до одной десятой от максимального объема. Когда же величина маны достигала примерно шестидесяти-семидесяти процентов, то скорость восполнения резко замедлялась. Если не использовать глиф магического зрения, то все было в порядке и постепенно накапливалось те самые семьдесят шесть с половиной эргов, но использовать это заклинание приходилось довольно часто и длительно. Максимальный объем теперь можно было ощутить только после сна. И это только с одни единственным заклинанием, что будет дальше, можно было только предполагать.
   Ануб-Хагал на своих занятиях новых глифов или упомянутых модификаций не показывал. От вопросов на эту тему он мастерски уходил, перенаправляя наше внимание в нужную ему сторону. Он требовал сосредоточиться на расширении существующих естественных каналов. Это было утомительным и очень скучным занятием. Естественные каналы сопротивлялись, как могли, стараясь вернуться к более мелкому диаметру. Приходилось утолщать стенки, делая их более прочными и то это не всегда помогало. Строить искусственные каналы было на порядок проще, но Ануб-Хагал настаивал именно на расширении существующих естественных образований.
   Следующие несколько недель именно этим мы в основном и занимались. Все это время группы тасовались и отправлялись к старшим нерубам на помощь и учебу. С Шахатом было интереснее всего, остальные сородичи показывали несложные премудрости в повседневном труде, которые не будут лишними для любого паука из касты Рабочих, но никаких откровений мы не получали.
   Жизнь текла неторопливо и особых сюрпризов не ожидалось. Когда в один прекрасный день вместе с Сах-Тхамаром в нашу пещеру вошла пара нерубов, я сразу понял, что это не к добру и наш коллектив вскоре уменьшится на величину отличную от нуля. Нашего начальника сопровождала пара уже знакомых охотников-неудачников. Похоже, они пришли за новыми жертвами. Я был уверен, что опять будут вызывать добровольцев, и рваться на встречу со смертью в заснеженных горах я не собирался. В хороший исход будущей охоты я уже не верил.
   - Тас, Кемт, Хар и Тхан вы поступаете в распоряжение Сахета, он познакомит вас с тем, как нужно действовать на поверхности, распорядок остальных остается неизменным,- сделал убийственное заявление Сах-Тхамар. Пока наш начальник не ушел по своим загадочным делам, я решил попробовать добиться пересмотра этого решения.
   - Сах-Тхамар я уже был на поверхности и получил нужный опыт. Может быть, стоит предоставить такую редкую возможность сородичу, который ни разу не бывал под небом Азерота,- вот, как завернул. Конечно аргументы слабенькие, но больше ничего в голову не пришло.
   - Закрепишь приобретенные знания,- начальники нерубов тоже не любили, когда подчиненные лезут со своим мнением.
   Сородичи еще не понимали, в какой опасности мы оказались и выглядели немного возбужденными. Глупцы, когда вам конечности будут отрубать, сразу поймете всю серьезность ситуации.
   Ничего не оставалось, как последовать за парой охотников на поверхность, а ведь я обещал себе, что ни ногой не ступлю за пределы Королевства Азжол-Неруб, пока не смогу за себя постоять. Кто ж меня спросит то?
  

Глава 17.

Охота на мелкую дичь.

  
   Нордскол. Окрестности Грозовой Гряды.
   Голодные, но несломленные варги.
   Вожак не считал холод большой проблемой для своей небольшой стаи. Он помнил куда более лютые морозы, но добыча так не считала. Попряталась куда-то или ушла в более теплые места. Не так уж это и важно, главное, что еды перестало хватать на всю стаю, которая за последние годы как-то незаметно увеличилась. Сам-то вожак ел вдоволь, но оголодавший молодняк и самки стали понемногу сдавать, чего уже нельзя было игнорировать. Требовалось либо срочно накормить всех досыта, либо разделяться. Уходить всей стаей на юг было бы ошибкой, там слишком много соперников, они не пустят на свои угодья оголодавших конкурентов. Нужно будет драться за территорию и одному ему не справиться. Быть главным среди двенадцати варгов было намного сытнее и приятнее, чем довольствоваться превосходством над шестью или семью сородичами. Вожак не умел считать, но чувствовал, что половины стаи будет для него недостаточно. Он уверено сохранял свое лидерство. Равных ему не будет еще несколько зим. Слабые самцы не смели даже клыки скалить в его сторону. Не доросли еще. Учить таких еще и учить.
   Вот и вел вожак свою стаю сквозь заснеженные горы не жалея сил. Сколько бы ни старался он уловить запах добычи, сколько бы ни искал следы, все было напрасно. Ушел зверь, спрятался.
   Начавшийся буран заставил матёрого варга искать укрытие. Места были опасными, а пещеры, которые могли служить единственной надежной защитой от непогоды, были еще опаснее. Усиливающийся ветер заставлял рисковать, не давая найти полностью безопасное место. Молодых варгов на разведку не отправишь, глупые они, а оставлять стаю без вожака в этих местах еще опаснее. Рыкнув на заволновавшихся сородичей, он дал понять, чтобы те следовали за своим вожаком. Он надеялся, что всей стаей удастся порвать возможного хозяина пещеры, заодно и перекусить теплым мясом. Осторожности альфа самец не потерял и заставил всех подопечных красться со всей возможной осмотрительностью. На первый взгляд пещера была свободной, что заставило вожака напрячься еще больше. Прокравшись всего несколько метров вглубь пещеры, он замер и начал принюхиваться к запахам, царившим в этом месте. Ничего опасного учуять так и не удалось. Продолжая красться по кажущемуся безопасным пространству, опытный варг бросал взгляды по сторонам. Замеченная в углу небольшая паутинка заставила его замереть. Восьмилапые. Нужно уходить. Вожак начал пятиться назад, не нарушая тишины, и сородичи, не смея оспаривать превосходства матерого варга, поступали так же.
   Все предосторожности оказались напрасными. Упавшие с потолка сети не оставили его стае ни единого шанса. Забившиеся в сетях варги, только еще сильнее запутывались в коварных ловушках. Восьмилапые неторопливо приближались к беспомощным сородичам, поблескивая ядом на своих клыках. Вожак завыл в полном бессилии, наблюдая, как они вонзают свои клыки в членов его стаи. Последнее, что увидел в своей жизни матерый варг, были клыки направленные прямо в глаза, а потом наступила темнота.
  
  
   Зря я так волновался. В этот раз охота прошла просто идеально. Сахет выбрал совершенно другое место для охоты и с погодой нам явно повезло. Начавшийся буран был очень кстати. По прибытии на место работа сразу закипела. В отличие от ловушек устанавливаемых Шахатом, пара охотников устанавливала несложные ловушки, больше уповая на естественную маскировку. На вопрос Тхана, почему используются такие примитивные сети, охотники дали исчерпывающий ответ.
   - Мы же на простых зверей охотимся, зачем эти ненужные изыски.
   - Невидимая паутина была бы надежнее,- упрямо настаивал Тхан на своем.
   - А ты умеешь ее плести?- спросил Кхемат.
   - Не умею, но нам показывали, как ее делать,- ответил Тхан.
   - Я вот тоже не умею. Если бы умел, то не занимался бы охотой за пределами пещер,- закончил препирательства занятый ловушками охотник.
   Мы помогали старшим товарищам как могли. Сама паутина, которую они использовали в качестве ловушек, особой сложностью не отличалась, но вот навык ее маскировки у нас был в зачаточном состоянии. Охотники сначала осматривали место установки паутины, а потом начинали плести саму сеть для ловушки. Сплетенная паутина порой казалась ущербной, но когда Сахет с Кхематом устанавливали ее на предназначенное место, то такую сеть было очень трудно разглядеть на поверхности камня. Это можно было сделать только под определенным углом. В свою первую охоту я уже видел этот эффект. Сородичи же были удивлены таким мастерством, хоть и старались этого не показывать.
   Закончив все приготовления, мы спокойно расположились на потолке пещеры стараясь замаскироваться под камень. С нашей однообразной окраской это не составило особого труда. Ну и охотники подсказали пару хитростей. Сахет и Кхемат расположились у самого входа, чтобы поймать самых осторожных зверей. Большая часть ловушек была закреплена на потолке, остальные установили на полу пещеры и те были великолепно замаскированы постоянно задуваемым снегом, который скрыл и наши следы. Пока мы ожидали появления дичи, удалось выделить время расширения энергоканалов.
   Спустя несколько часов с пользой проведенного времени, появилась долгожданная дичь. Буран за пределами нашего укрытия разыгрался не на шутку. Варги, подгоняемые непогодой, прокрались в пещеру, не издав ни звука. Было интересно наблюдать, как они настороженно перетекали из одного положения в другое, забавно шевелили носами. Когда самый крупный варг, двигавшийся во главе всей стаи, внезапно замер, а затем начал пятиться назад, охотники активировали ловушки, слегка дернув за нить паутины. Бывалые звероловы не доверили нам активировать ловчие тенета, опасаясь потерять всю добычу из-за несдержанности молодого поколения. Неожиданно упавшие сети заставили варгов забиться в ловушках. Эта естественная для любого существа реакция, освободиться от пут сделала за нас большую часть работы.
   Мы приближались к пойманной добычи неторопливо, уверенные в полной беззащитности наших жертв. Просто подходили и вонзали в них хелицеры, парализуя варгов для удобства транспортировки, а то будут биться в коконах всю дорогу. Опытные охотники вонзали свои хелицеры прямо в глаза этим крупным волкам.
   - Зачем нужно ослеплять варгов,- такой неприятный способ вызывал у меня вопросы.
   - Так тратится всего небольшое количество яда. Он попадает прямо в мозг, поэтому достаточно маленькой порции. Это только разумных нужно по возможности сохранять нетравмированными,- ответил Кхемат,- Пара варгов наша остальное нужно доставить в Королевство.
   Добычу поделили согласно соображениям Сахета. Один варг отошел охотникам, а второй нам четверым. Мы разодрали волка-переростка на четыре части в мгновение ока. И только потом посмотрели, как добычу будут делить опытные охотники. Они просто замотали варга в компактный кокон и начали накачивать его пищеварительными ферментами по очереди, не потеряв ни единого кусочка. Мы же щедро залили кровью то место, где разделывали нашу часть добычи. Попеняв себя за поспешность, я быстро завернул свою часть варга в кокон и последовал примеру старших сородичей. Хищник промёрзшего Нордскола оказался необычным, но очень приятным на вкус и его мясо утоляло голод намного лучше, чем любые жуки. Жаль только мой кусок туши быстро кончился. Такая охота мне понравилась намного больше.
   Долго смаковать дичь никто не собирался. Даже охотники быстро закончили со своим волком. Не стоило искушать судьбу, нашу пещеру могли в любое время посетить другие нежданные гости. Повеселевшие сородичи споро замотали парализованных варгов в компактные коконы и, взяв по одному тюку в каждую руку, отправились в родные катакомбы. Тащить свою ношу пришлось волоком, слишком уж тяжелыми оказались варги. После преодоления всех преград и постов Стражей, нас встретили нерубы из касты Рабочих, которые уверенно выхватили коконы из наших лап и утащили в неизвестном направлении. У меня была надежда увидеть склад высококлассной пищи своими глазами, но не судьба.
   В то время, как мы возвращались в общую пещеру, я думал о своем туманном будущем, хотя после приема пищи хотелось подремать. Это сейчас, пока мы еще недостаточно опытные и мало знаем, нас стараются обучить, но долго так продолжаться не может. Можно было с полной уверенностью говорить о высоком статусе некоторых нерубов, имеющих уникальные навыки. На эту мысль навел меня Кхемат. Ведь у Шахата, владеющего специфическими навыками, вполне неплохое место. Никто не посылает его на уборку отходов жизнедеятельности кормовых жуков. Я бы назвал это примером рационального использования хорошего специалиста. Если немного проанализировать информацию, полученную в библиотеке, то становится предельно ясно, что за пределами Королевства Азжол-Неруб у меня практически нет шансов выжить. Миролюбивых существ, готовых привечать даже людоедов, эти самые людоеды и подъели. Выжили только воинственные арахнофобы или любители паучатины с внушительным списком рецептов для приготовления нерубов. Ни те, ни другие у меня симпатии не вызывали. Уж лучше пусть меня сородичи съедят.
   Нормальные условия жизни в нерубских пещерах можно получить, имея только редкие, но востребованные навыки. По этому поводу сама собой возникает парочка важных вопросов: что это за навыки и где их получить? Я не считаю сородичей глупее себя, поэтому не удивлюсь, что для каждого из нас Сах-Тхемар уже мысленно зарезервировал местечко в бесчисленных рядах простых ремесленников, нужных нерубскому обществу в больших количествах. Ну, там мусор убирать или еще что-нибудь. Меня такое будущее не устраивало. Неквалифицированный труд всегда отнимает больше времени и сил. На такой работе я навсегда останусь серой посредственностью, а это неприемлемо. Время еще есть и прежде чем терроризировать наставников, я сначала попытаюсь получить информацию об интересующих меня навыках в библиотеке.
   Теперь это первоочередная задача. Обеспечить себе нормальное будущее в сообществе пауков будет намного сложнее, чем среди людей.
  
  

Глава 18.

Новые открытия или очередной самообман?

  
  
   Удачная охота не только дала возможность попробовать экзотического мяса, но и имела далеко идущие последствия. Помимо того, что мясо варгов оказалось более вкусным и питательным, оно еще и оказывало стимулирующий эффект на источник. Такую особенность я заметил не сразу и еще не был до конца уверен в правильности своих выводов. О свойствах мяса волков переростков я задумался после того, как проверил объем энергии в магическом ядре на следующий день после охоты. Необъяснимый скачок на пол эрга был приятным сюрпризом. Не смотря на активную рекламу обелисков-вампиров, прогресс от них был весьма незначительным, хотя и постоянным. Для любого неруба постепенное увеличение доступной маны само по себе было прекрасным результатом, но только не для меня. Когда скорость прироста составляет примерно по одной десятой эрга в две недели, то кажется, что ты никогда не выберешься за пределы энергетической нищеты. Так что увеличение на пол эрга за одну ночь, это событие, настоящий праздник. Объяснить такое чудо ничем иным я так и не смог, только изменениями в рационе.
   Может остальные сородичи и не обратили своего внимания на этот факт, но я не собирался их просвещать, дабы не плодить конкурентов. Не думаю, что кто-то с таким же маниакальным упорством ежедневно проверял объем источника. А если и проверял, то таких не может быть много. Требовалось провести несколько экспериментов, чтобы подтвердить эту гипотезу. В следующий раз охотники получат добровольца. Настоящего добровольца, кровно заинтересованного в удачной охоте. Пусть это опасно, но если все подтвердится, можно будет заметно увеличить количество маны в магическом ядре. Нужно постоянно соблюдать осторожность и не дать всяким врайкулам застать нас врасплох. Не знаю, как это сделать, но бдительность стоит увеличить, пусть даже она перерастет в паранойю, мне все равно. Выжить, вот что важно. Пусть мертвецы хвалятся своей храбростью, а собираюсь жить долго и в хороших условиях.
   Согласно речам Сах-Тхемара, возможность снова попасть в библиотеку и получить побольше данных о нечасто встречающихся способностях у меня появится только через пару недель. Глупые ограничения меня не устраивали, но ничего поделать с этим я не мог. Это время можно и нужно потратить с пользой и постараться на охоте заполучить еще немного мяса местных животных. Думаю трех-четырех приемов пищи будет достаточно для более менее достоверных результатов. Проводить сотни или тысячи проб, как положено в нормальных исследованиях я не собирался. Убить столько времени ради выяснения уже, возможно, давным-давно известной нерубам истины? Нет уж, увольте. Спрашивать о таком в присутствие сородичей, значит увеличить число соперников на право вкусить столь желанную пищу. Лучше выясню все сам, по-тихому. Надо же проявлять здоровый эгоизм, а то стану еще настоящим нерубом.
   Порцию важных знаний Ануб-Хагал преподнес только, когда убедился в наличие у всех учеников в достаточной мере развитой системы искусственно расширенных каналов в матрице. Как он об этом узнал? Просто на каждом занятии он вдумчиво расспрашивал подопечных об успехах в тренировках. Обманывать Ануб-Хагала у сородичей, как и у меня, даже мысли не возникало. Может быть, он еще как-то контролировал результаты наших усилий или просто прекрасно видел матрицу каждого неруба. Наш учитель по магии или скорее наставник по манипулированию энергетической системой матрицы, перешел к следующему этапу обучения.
   - Теперь, когда ваша система каналов приобрела более менее достойный вид можно дать вам больше информации о магических глифах, которыми в основном пользуются нерубы. Есть две основные группы таких магических знаков: первая - это глифы используемые только внутри матрицы. Они наиболее легко даются даже самым неопытным адептам. С одним таким вы уже знакомы - это магический знак, значительно расширяющий ваше восприятие. Существует большое количество разнообразных глифов и их модификаций, которые тем или иным способом увеличивают ваши возможности.
   Ну, тут Ануб-Хагал ничего особо нового не сказал. Понятно, что магических заклинаний много, лучше бы показал, что-нибудь полезное и не сильно требовательное к объему магической энергии. Как бы исподволь выяснить объем доступной сородичам маны?
   - Ваша неопытность может оказаться губительной. Для поддержания даже неактивных заклинаний внутри матрицы нужно тратить определенное количество энергии, поэтому нельзя создавать слишком много глифов. Чем сложнее и больше заклинание вы пытаетесь создать, тем больше маны оно потребует для активации. Никаких предохранителей еще больше усложняющих их конструкцию мы не используем. Так что к выбору заклинаний и его модификации нужно подходить с умом. Все и сразу получить не выйдет,- продолжал Ануб-Хагал,- Вторая группа - это заклинания, создаваемые вне матрицы. Самое главное отличие от первой группы состоит в том, что такие заклинания временные, после их использования магический каркас разрушается. Глифы внутри матрицы включаются в общую энергосистему и становятся ее неотъемлемой частью. Конечно, можно изменять глифы внутри матрицы, но процесс это не быстрый. Вторая группа заклинаний еще более разнообразна, чем первая, но очень требовательна в плане маны. Разница порой достигает нескольких порядков. Ваша каста не позволяет сосредоточиться на узком направлении, поэтому вы все должны в некоторой мере владеть разнообразными заклинаниями. Подбор глифов внутри матрицы это личное дело каждого неруба, но я бы посоветовал обратить внимание на некоторые, весьма необходимые в жизни каждого неруба, заклинания...
   Дальше Ануб-Хагал пытался доступным языком донести до сородичей всю важность некоторых магических знаков, без которых полезность для общества оставалась бы сомнительной. Важными считались заклинания, встраивающие в паутину и яд определенный магический компонент. К моему несчастью они требовали немалого запаса маны для нормального функционирования. Ануб-Хагал указывал на многофункциональность усиливающих мышцы и укрепляющих хитин глифов. С помощью таких заклинаний можно было, если не победить, так убежать точно, а в повседневной работе они были просто незаменимы. В общем, он рекомендовал простой и проверенный "билд", доступный каждому новичку. Со слов Ануб-Хагала получалось, что процент выживших с такими начальными способностями был самым высоким.
   Наш учитель был ярким примером успешности подобной практики. Ануб-Хагалу я стал немного доверять и за все время моего с ним знакомства глупых советов он не давал. Так что я решил последовать его рекомендациям. Это не компьютерная игра с халявным бессмертием, поэтому идти на сомнительные эксперименты было бы глупо. Зачем учителю по магии предлагать своим ученикам наборы бесполезных магических заклинаний для матрицы? Конкурентами для него мы не станем еще лет триста точно. Может двинутый на всяких нетрадиционных раскачках геймер и занялся подбором сомнительных вариантов, но я не собирался полагаться на случай и озарение свыше. Думаю, любому уважающему логику существу было понятно, что нерубы за тысячелетия выработали практически идеальный комплекс таких знаков. Я удивлен, что нам предоставили выбор, а не загнали в нужные рамки, просто показав только строго необходимые глифы.
   Если с постоянными магическими знаками выбор был, в принципе, ограничен, то с заклинаниями за пределами матрицы все обстояло совершенно наоборот. Никаких ограничений. Можешь учить любые заклинания. Казалось бы, вот оно могущество, черпай ложкой, пока не лопнешь, но и тут были подводные камни. Для сколько бы то ни было эффективного применения, любое заклинание требовалось отточить чуть ли не до совершенства, иначе оно потребляло слишком много маны. Если глифы внутри матрицы можно было активировать практически мгновенно, по крайней мере, некоторые из них, то построить заклинание вне матрицы требовало времени. Чем сложнее заклинание, тем дольше и труднее его создать, поэтому нерубы в основном оттачивали несколько простых, но убойных заклинаний и на этом останавливались, больше концентрируюсь на своих врожденных способностях, усиленных глифами.
   Если суммировать все сказанное Ануб-Хагалом, чистых магов у нерубов не было вообще. Я вспомнил о заклинаниях виденных мной ранее и решил уточнить у нашего учителя, почему они были настолько эффективны. Меня волновали магические приемы, которыми взрослые нерубы парализовали предполагаемого больного сородича. Я не забыл тех издевательств.
   - Ануб-Хагал, а как же заклинания парализации, которыми награждали меня другие нерубы за мою необычную окраску или зачарованная на невидимость паутина?- я рассчитывал изучить какое-нибудь подобное заклинание, которое решало бы многие вопросы с моей безопасностью.
   - Такие заклинания парализации могут подействовать либо на действительно зараженного неруба, или на молодого паука с недоразвитой системой энергоканалов. На представителей других рас подобные заклинания действует весьма слабо или требуют неподъемных запасов маны. Касательно заклинания невидимости. Энергоемкость его просто непозволительно высока, а если еще и двигаться под такими чарами, то расход может увеличиваться в разы. Обычное заклинание невидимости легко можно заметить по яркому сиянию в магическом диапазоне. Если кому-то удастся скрыться и от магического взора, то это весьма могущественное существо, такому проще уничтожить наблюдателей, чем поддерживать такое волшебство,- очередной миф был жестоко развеян словами Ануб-Хагала.
   Закончилось наше занятие демонстрацией пары совсем несложных глифов на укрепление хитина и увеличение силы. Оказалось, одно без другого имеют серьезные ограничения в применении. Первое наряду с укреплением хитина несколько затрудняло движения, второе ломало конечности без первого при максимальном усилении. В сумме же они неплохо увеличивали защиту и немного повышали силу при активации. Почему не объединили эти глифы в один, чуть более сложный? Потому что при должной сноровке их можно было использовать независимо друг от друга, чего нам пока делать не рекомендовалось. С новыми заклинаниями или лучше сказать баффами предстояло разбираться намного больше месяца. Во-первых, их еще только предстояло встроить в систему энергоканалов. Во-вторых, привыкание к новым возможностям тоже требовало времени. И в-третьих, несмотря на простоту, встраивать нужно было не по одному символу, а во множественном числе. На каждую основную группу мышц и на небольшие участки хитина требовалось внедрять магические знаки разных размеров и в строго определенной последовательности. Ануб-Хагал не поленился и создал иллюзию, где подробно и наглядно показал порядок внедрения новых глифов.
   Этот урок отличался просто огромным объемом информации, так что выходили из учебной пещеры мы сполна нагруженные новыми знаниями. Из сородичей никто не отказался от предложенной учителем системы знаков, видимо, Ануб-Хагал не только у меня вызывал доверие.
   Как бы я не убеждал себя в полной бесполезности такого времяпровождения, но какие-то планы мне все-таки строить приходилось, а нерубы громили их небрежными взмахами своих лап. Передавая новые и все более сложные знания, они постоянно разрушали мои стройные представления об этой реальности. Небольшой фактик и все, что считал верным и правильным превращалось в бесполезные мечтания.
   Я не собирался отказываться от своего плана по получению не часто встречающихся навыков, но реальность внесла в него свои коррективы. За две недели удалось внедрить чуть больше половины необходимых глифов. На самом деле места они занимали совсем немного. Активировать заклинания без установки всех знаков было строго противопоказанно, и я не спешил нарушать этот запрет. К несчастью, на охоту никого из нас не приглашали, и послужить добровольцем так и не удалось.
   Сах-Тхемар в этот раз был не против допустить меня к библиотечным фондам. Поэтому получив по пропуску, наша небольшая группа жаждущих знаний нерубов поспешила в паучье книгохранилище, нигде не задерживаясь. Несмотря на то, что сородичи тоже занимались внедрением глифов в свою энергоструктуру, магическим зрением сами знаки обнаружить так и не удалось. Тогда почему у нерубов из касты Воинов они очень хорошо видны? Может они держат заклинания постоянно активированными? Тогда у них просто нереально большой объем магического ядра. Как только закончу с новыми глифами, сразу проверю свои догадки.
   Смотритель встретил нас равнодушно и перешел сразу к делу, выяснив, какая информация нужна каждому из нас. Сородичи оригинальностью не отличались: паутина и яды. Надо все-таки выяснить, что такого есть в нерубских книгах на эту тему. Меня интересовала совершенно другая тема, но начал я с другого.
   - Смотритель, меня интересует, есть ли возможность посещать ваше хранилище чаще, в идеале ежедневно?
   - Такой возможности нет. Библиотекой пользуется большое количество нерубов, поэтому время для каждого ограниченно. К тому же, это учит молодых пауков использовать предоставленную возможность с максимальной отдачей,- смотритель, в который раз подряд дал мне понять, что нерубы ничего просто так не делают,- А теперь скажи, какие знания тебя интересуют?
   - Мне нужна информация о редких навыках, которые востребованы в нашем обществе,- я постарался акцентировать внимание на последнем слове.
   - Зачем тебе это нужно?- равнодушие библиотекаря сменилось заинтересованностью.
   - Я хочу быть как можно более полезным Королевству и рассмотреть все варианты, прежде чем принять решение каким путем мне стоит следовать,- ответ я заготовил заранее и он был в духе патриотических заявлений старших товарищей.
   - Что же, это достойное желание, но тебе придется сдерживать свои устремления до следующего случая, у меня нет книги с нужной тебе информацией,- смотритель выглядел немного обескуражено,- Это хорошо, очень хорошо. Давненько мне не приходилось создавать новых книг. Я вижу в твоем вопросе отличный потенциал, такая книга может стать довольно важным элементом обучения молодых сородичей. Когда книга будет готова, я приглашу тебя в библиотеку вне очереди. А пока выбери другую тему.
   Видимо, не часто возникает необходимость пополнять библиотеку для молодых нерубов новыми знаниями. Так что же выбрать? Сегодня лимит на нестандартные вопросы исчерпан полностью, так что лучше последовать примеру сородичей.
   - Знания о ядах меня интересуют не меньше.
   С этим проблем не возникло, о ядах тут, наверное, информации больше, чем в моем прошлом мире.
   Первый блок информации в кристалле больше описывал способы создания ядов. Весьма познавательно. Создавать сложные яды только на голом воображении могли считанные единицы. Остальным предлагалось делать это в несколько этапов. Рецептура ядов расписывалась весьма подробно. Последовательный синтез различных ядов и их последующие реакции в свободных емкостях при полном соблюдении рецепта, в конце концов, приводили к получению достойной отравы, которую уже можно было использовать на врагах. Процесс этот требовал времени и усилий, но результат того стоил. Описывались только яды без магической начинки. Вариантов было всего несколько, но сложность технологии неприятно меня поразила. Парализующий состав нормального качества обещал до трех часов полной обездвиженности для живых теплокровных существ без магических способностей и массой не более двухсот килограмм. В книге никаких килограммов не было, а приводились для сравнения нерубы, но я для себя примерно определил максимальную массу в двести килограмм, не более. Укушенные нами варги, если честно, были парализованы только минуты две, а потом их неподвижность была обеспечена только крепкими нитями упаковки. Как вели себя обработанные охотниками экземпляры, я тогда внимания не обращал. Далее был состав смертельного действия, но тоже с кучей оговорок. Еще предлагался двухкомпонентный состав похожий на кислоту. Два состава хранились в разных емкостях и при смешивании образовывали сильную кислоту. Во избежание неприятных ожогов рекомендовалось этим составом плеваться. Такая кислота действовала на металлы и сплавы на их основе вполне сносно. Какие нерубы все-таки затейники. Большую часть описаний составляли порядок синтеза и условия применения. Средство против нежити эта книга не предлагала, а жаль.
   Всего три состава не самых сложных ядов, но времени на эту информацию ушло порядочно.
   Не знаю, сколько времени уйдет у хранителя знаний на новую книгу, но мне и без этого есть чем заняться. Потренироваться с синтезом ядов, а то у меня одно только гордое название, а не яды, закончить с внедрением глифов и привыкнуть к их работе. В общем, скучать не приходится, скорее на все времени не стало хватать, а это только основы.
   Может мне просто показалось, но жизнь начала набирать темп.
  

Глава 19.

Силы много не бывает.

  
  
   С темпом жизни я все-таки немного ошибался, просто времени не стало хватать на все расширяющееся разнообразие тренировок. Приходилось что-то откладывать на потом. Только когда это "потом" настанет? Судя по нашему ежедневному расписанию никогда. Сородичи осознали это намного раньше меня и уже не распыляли свои усилия на разные направления, а старались концентрироваться на определённой области знаний. Кто-то выбирал паутину, кто-то яды, но оставался некий минимум общих навыков, которые требовалось довести до приемлемого уровня. Сах-Тхемар давал нам разнообразные задания, чтобы никто не мог просто заниматься тем делом, которое у него лучше всего получалось. Я никак не мог понять, зачем это нужно. Если Тхан неплохо ткал паутину, так пусть бы только этим и занимался, но наш начальник был иного мнения. Он продолжал знакомить своих подопечных со всем спектром паучьих работ. Приходилось подтягивать все нерубские способности, чтобы достойно справляться с заданиями. Вот и получалось, что узких специалистов, заточенных только на однообразный труд, из нас делать никто не собирается. Это противоречило моим планам, согласно которым я хотел найти для себя "теплое" место с не слишком обременительными обязанностями.
   Я стал часто задумываться о будущем, точнее о дальней перспективе, и пока что она была мрачноватой. Может каста у нас такая, что все должны быть работниками широкого профиля? Провидцы, Вязальщики и Воины, вот они точно специализированы, а мы будем нерубами, которые могут делать что угодно, но только на среднем уровне. Не так уж это и плохо, в конце концов. Если другие касты намного превосходят нас в отдельных направлениях, то самостоятельно обеспечить себя могут только с большим трудом. Каста Рабочих - это кровь Королевства Азжол-Неруб, обеспечивающая нормальную жизнь всем остальным. Узнать все аспекты жизни нерубов будучи в любой другой касте было бы намного труднее. Такое самовнушение немного примерило меня с суровой действительностью.
   С внедрением глифов все продвигалось по намеченному плану, еще пара дней и можно будет попробовать усиление на практике. Матрица упорно сопротивлялась внедрению магических знаков, так что чем ближе становился тот день, когда последний глиф займет предназначенное уме место, тем больше времени приходилось тратить на каждый новый знак. Большую часть усилий нужно было направлять на восстановление уже готовых символов. После тяжелого трудового дня засыпаешь с правильно выполненным набором глифов, а просыпаешься уже с немного покореженными. Все, как и предупреждал Ануб-Хагал, матрица старалась избавиться от искусственных включений, и приходилось восстанавливать свою работу раз за разом. Никто из сородичей с этим делом пока не справился, значит, и я не в конце паучьей нити, что не может не радовать. Вот уже нерубские сравнения начинают пробираться в мысли. Все-таки полное погружение в среду сильно меняет наблюдателя. Я же не просто наблюдатель, а полноценный участник, испытывающий все события на своей шкуре или скорее хитине. Мне приходилось пропускать все новые знания через призму опыта предыдущей жизни и быть самокритичным, но это не всегда получалось. Появлялись чисто нерубские привычки и непроизвольные реакции, так что приходилось тщательно следить за собой. Стоило немного задуматься и руки начинали плавными движениями чистить хелицеры и странным это уже не казалось. Мне не хотелось окончательно отдаляться от человеческого общества, ведь надежа на возможность снова стать человеком еще теплилась в моем сознании. Поэтому такие изменения в поведении немного пугали.
   От смотрителя никаких приглашений не приходило, оставалось надеяться, что он закончит не через несколько лет, когда эта информация будет уже неактуальна для меня. Я как-то забыл уточнить у него, сколько времени понадобится на написание новой книги. Что там может быть сложного? Собрал нужную информацию из разных источников, скомпоновал в нужном порядке и можно записывать в кристалл, а путину сплести, это дело нескольких скарабеев. В смысле нескольких часов. Думаю, нерубская дотошность потребует еще несколько немаловажных действий, так что времени может понадобиться на порядки больше, придется набраться терпения и ждать.
   От дальнейших размышлений в своей паутине меня отвлек Тхан.
   - Хар, ты уже закончил с внедрением глифов?
   С вопросами сородичи обращались ко мне не часто, поэтому я несколько удивился такому интересу.
   - Нет, осталось еще несколько магических символов,- я решил не игнорировать своего соседа,- А почему тебя это так заинтересовало?
   - Не торопись сразу активировать заклинание, Ануб-Хагал обещал объяснить особенности новых возможностей, чтобы не было лишних травм,- спокойно ответил Тхан.
   Что-то такое наш учитель действительно говорил, но не заострял на этом внимание. С чего это Тхан решил об этом напомнить? Уточнить лишним не будет. Теперь-то я не собирался спешить с активацией, но мотивы Тхана меня все еще интересовали.
   - Я помню. Зачем ты мне это говоришь?
   - Старшие нерубы не раз предупреждали меня об этом, но многие сородичи не получали никаких предостережений, поэтому я и говорю это всем желающим слушать,- посчитав, что говорить больше не о чем, Тхан поспешил к следующему сородичу.
   Я давно заметил, что Тхан один из самых социально активных нерубов в нашей группе. У меня была мысль о причинах подобной активности, в этом я видел свою заслугу. Мы с Тханом слишком долго общаемся, буквально всю его жизнь. Вот он и перенял мою тягу к общению, только стремление к коммуникации проявлялось у Тхана более конструктивно. Вполне возможно мой сосед со временем выбьется в начальники, чего мне не светило даже при самом невероятном развитии событий. Это лишь предположение, не исключено, что он был бы таким и без моего участия.
   Ануб-Хагал действительно собрал нас всех, чтобы ознакомить с особенностями нового заклинания, когда все уже закончили с внедрением символов. Сородичи справились с этой задачей с небольшим разбросом в несколько дней, так что долго ждать отстающих не пришлось. Я считал новую систему глифов именно единым заклинанием. Не могу сказать, что наш учитель обманул всеобщие ожидания, но ложку дегтя в крохотную баночку меда он все-таки добавил.
   Весь этот набор знаков для усиления и укрепления тела оказался с большим подвохом. На словах все было очень впечатляюще, но на деле далеко от моих предположений. Я считал, что усиление даст еще и некоторое ускорение и Ануб-Хагал это косвенно подтвердил. Рассуждения мои были следующие: если сила сокращения паучьих мышц возрастает, подпитываемая магическими глифами, то логично предположить, что координированная работа этой системы даст какое-то ускорение. При той же нагрузке повышенная сила будет вызывать ускоренное сокращение мышц, вот и возрастает стремительность движений. Готовый шаблон в человеческом разуме на счет этого момента сыграл со мной злую шутку. Для начала неприятная особенность: новое заклинание начинало работу не мгновенно, по крайней мере, на текущем уровне моих навыков его использования. Нужно было потратить время для активации всех глифов. Основная цель этого баффа - это переноска тяжестей, медленная и неторопливая. Если раньше поднять определенный вес нельзя было даже при максимальном напряжении всех доступных сил, то теперь заклинание позволяло медленно поднимать весьма внушительные грузы. Это было похоже на работу гидравлических механизмов, плавно и неотвратимо. Как говорится, почувствуй себя муравьем. Конечно, о переносе тяжести, превышающей в десять-двадцать раз собственный вес, и речи не шло, но в два-три раза так точно. Недаром на трехпалые руки приходилось весьма значительная часть магических символов, это ведь основной инструмент. Теперь меня уже не удивляли нерубы, таскающие неподъемные валуны на стройке новых коридоров. К новым возможностям требовалось привыкать и я думаю, что Сах-Тхемар нас обеспечит всеми необходимыми условиями для оттачивания нужных навыков. Оставалось непонятными слова об универсальности, которую упоминал Ануб-Хагал. И, видимо, не для меня одного.
   - Ануб-Хагал, а как же ваши слова об исключительной многогранности этого заклинания,- в последнее время сородичи стали задавать больше вопросов, делая предварительный анализ новой информации. Теперь они требовали разъяснения неясных моментов практически сразу.
   - Во время работы старшие нерубы будут объяснять вам все нюансы применения нового заклинания. Сейчас же лучше сосредоточиться на оптимизации энергозатрат,- Ануб-Хагал вернулся к более важной, по его мнению, проблеме,- Минимальное количество маны для каждого глифа имеет индивидуальное значение, которое выясняется опытным путем...
   Насколько важной будет информация об оптимизации энергозатрат, удалось выяснить нас следующий день.
   Сах-Тхемар не обманул моих ожиданий, нас всех направили совершенствоваться на непрекращающуюся стройку на нижних уровнях. Несмотря на подземное существование нерубы не старались закапываться очень уж глубоко. Почему? У меня на этот счет были собственные соображения, а сородичи реальные причины таким молодым паукам, как мы, не сообщали. Во-первых, зачем? В глубине ничего полезного для нерубов по моему мнению быть не может. Долбить породу только ради разнообразных руд, как какие-нибудь дварфы, сородичи считали глупостью. Металла я пока вообще тут не встречал, только камень паутина и еще непонятный мне материал на стенах, похожий на пластик. Хотя может быть ради кристаллов нерубы и могли заняться добычей полезных ископаемых. Во-вторых, на глубине возрастает риск нарваться на полости с газом, который может отравить значительную часть пещер. Не знаю, как в этом мире, но на Земле это возможно. Обеспечивать нормальную вентиляцию и приемлемую температуру на большой глубине потребует больших затрат, а смысла в этом немного.
   Еще одну немаловажную причину удалось выяснить только на практике. Чем глубже копаешь, тем тверже становилась порода.
   Судя по всему, тут просто решили немного расширить пещеру. Я думал увидеть в этом "карьере" каких-нибудь огромных жуков, которые бы долбили породу, как проходческие комбайны. Ничего подобного не было, просто те же нерубы из касты Рабочих, но как они работали. Я завороженно смотрел, как один из сородичей выверенными движениями вонзает когти в твердую даже на вид породу и откалывает здоровенные куски. В магическом зрении все было еще интереснее, его когти были исписаны незнакомыми символами, которые ярко вспыхивали в момент удара, а затем загорались другие глифы и неруб тянул конечности вниз, буквально раскалывая камень на части. Со стороны это казалось очень просто, а самое главное незнакомый сородич работал в приличном темпе, как и его соседи. С такими работниками никакой техники не нужно. Периодически нерубы менялись, одни принимались рубить породу, а "уставшие" начинали оттаскивать куски камня в сторону. Наверное, так могут работать только насекомоподобные существа, четко слаженно и без всяких заминок. Идеальная команда для трудовых подвигов.
   Сах-Тхемар в этот раз лично отвел нас на этот карьер и быстро разъяснил наши обязанности.
   - Ничего сложного вам пока делать не нужно, просто оттаскивайте породу к общей куче и не мешайте остальным. Камни достаточно тяжелые, так что без применения нового заклинания вы будете бесполезны. Тренировка будет совмещена с полезной деятельностью. Во всём слушайтесь Хот-Сахта,- сказав это наш начальник указал на работающего наравне со всеми остальными неруба.
   Хот-Сахт был не настроен с нами сюсюкаться, он быстро передал нас в помощники к старшим товарищам, и вернулся к своей работе. Сах-Тхемар не обманул, камни оказались удивительно тяжелыми для своего небольшого размера. У меня даже возникла очень нехорошая мысль, а не урановая ли это руда? Я даже не представлял, как она должна выглядеть, но в воспоминаниях были немного детские предположения о высокой плотности урана, что объясняло бы такой большой вес этой руды. В магическом диапазоне камни имели неприятную окраску - сквозь темный ореол проблескивало гниловато-зеленое свечение. Я даже камень подальше отбросил, несмотря на его приличный вес, когда это увидел. Наплевав на последствия, обратился к Хот-Сахту, как к главному и единственному, чье имя мне было известно.
   - Хот-Сахт, эти камни не опасны? У них очень странный вид в магическом диапазоне,- я хотел, чтобы мои сомнения были развеяны.
   - За то, что отвлекаешь меня по пустякам, ты не получишь на ужин ничего, кроме ответа на свой вопрос. Это саронитовая руда и она опасна для всего живого, кроме нерубов,- ответил на мой вопрос бригадир шахтеров немного резковато,- Возвращайся к работе и тренируйся, как остальные, а не глазей по сторонам.
   Что-то я не подумал, когда кинулся с расспросами к начальнику. Ведь работают же тут нерубы и ничего. Если бы это было опасно, то Сах-Тхемар обязательно предупредил нас. Может нерубы, как тараканы неплохо переносят радиацию? Все размышления стоит оставить на потом, и заняться тренировками, совмещенными с работой, ведь именно для этого мы здесь.
   Да уж, с новым заклинанием возникло немало проблем. Координированная работы всех глифов обеспечивалась не сама собой, а волевым усилием и знанием собственной анатомии. Откуда появились знания об анатомии? Тут все намного проще, чем кажется. Матрица, она до мельчайших деталей повторяла устройство нерубского организма, и с экстраполяцией этой информации у меня проблем не было. Первые несколько десятков попыток были не совсем удачными, но я не пытался наполнять все знаки максимальным объемом энергии и еще приходилось заниматься упомянутой Ануб-Хангалом оптимизаций, потому что заклинание жрало просто неприличное количество маны. Постепенно удалось добиться приемлемой работы всех знаков, но отвлекаться ни на что другое было нельзя.
   В свою пещеру мы вернулись с почти полностью истощенными источниками, а меня вдобавок еще и лишили ужина. Просто тренироваться нерубы никому не позволяют, все совмещается с полезным трудом. Если так будут отрабатываться все новые заклинания, то владеть ими мы будем на весьма неплохом уровне.
   На следующий день Сах-Тхемар отозвал меня в сторону и передал долгожданное приглашение.
   - Хар, смотритель приглашает тебя в библиотеку, интересующая тебя книга уже доступна всем желающим.
   Всем желающим? Это несколько усложняет мои планы, хотя если раньше такие вопросы никого не волновали, большого числа желающих прочитать новую книгу ожидать не приходится.
   Не теряя драгоценного времени, я поспешил в библиотеку, не забыв получить пропуск у нашего начальника.
  

Глава 20.

Азерот продолжает жить своей жизнью.

  
   Восточные Королевства.
   Перевал Мертвого Ветра.
   Невольный шпион Кирин Тора.
   Весь путь из Даларана Кхадгар проклинал свое любопытство. Вот зачем он полез в секреты старших магов? Ведь чувствовал, что ничем хорошим это не закончится, но пересилить себя не смог. Ему всегда удавалось выкручиваться из самых безвыходных ситуаций, только не в этот раз. По информированности Кхадгар вплотную приближался к опытным интриганам Даларана. Пусть в магии он был на среднем уровне, но чужие тайны каким-то мистическим образом стремились раскрыться молодому магу. Где остальным требовался кропотливый труд и недюжинные аналитические способности, Кхадгару было достаточно нескольких неосторожно оброненных слов и тайное становилось явным. Он натыкался на секреты других людей повсюду и как ищейка бросался на расследование очередной загадки. Хорошо, что молодому магу всегда хватало ума держать язык за зубами, иначе его жизненный путь мог легко прерваться. О его таланте в полной мере не знал никто, что все равно не помешало заметить ничем не объяснимую информированность Кхадгара. По этим причинам старшие маги не горели желанием брать его в ученики или помощники. Все считали Кхадгара чьим-то шпионом и старались не заводить с ним откровенных разговоров, что никогда не помогало сохранить свои секреты.
   Последняя загадка касалась архимага Дрендена из Совета Шести. Кхалгар не видел в его постыдной тайне ничего особенного, но влиятельный маг как-то узнал об этом и решил отправить ни в чем не повинного юношу подальше от Даларана. Очень некстати подвернулось опасное задание. Кхалгар считал, что лучше бы ему остаться в родном Даларане, где он знает каждую улочку, чем переть в несусветную даль ради опасных игр с могущественным волшебником. Спровадили его с поразительной поспешностью, видимо, остальные архимаги тоже имели тайны, которые стоило скрывать от внимания общественности. Старые пер... уважаемые маги дали рекомендательное письмо, и настойчиво советовали вызнать все тайны могучего отшельника. Вот сами бы и отправлялись за секретами Медива.
   Дорога оказалась весьма опасной. Уже несколько лет королевства на юге тревожили непонятно откуда взявшиеся дикари, но Даларану до этого не было никакого дела. Приходилось быть осторожным и вот конечная точка этого затянувшегося путешествия уже видна на горизонте. Каражан, Башня Слоновой Кости. Выглядело это строение несколько зловеще, но уставшему молодому магу пришлось несколько дней пешком пробираться через негостеприимные Элвиннские леса, и ему было все равно. Нормальную дорогу к магу отшельнику никто проложить не догадался, поэтому протащить через лесные буреломы лошадь можно было только в виде вяленого мяса. Неудивительно, что ранее отправленные маги не возвращались. Городских волшебников, не державших в руках ничего тяжелее посоха, с тем же результатом можно было отправлять исследовать Великий Водоворот. Хоть Кхадгар и сам был городским жителем, но к путешествию подготовился основательно, поболтал с бывалыми наемниками и захватил с собой побольше провизии. Создавать еду с помощью магии могут себе позволить только эльфы, оттачивающие чары столетиями или архимаги, будь они не ладны.
   Последний рывок и вот уже вход в башню на расстоянии нескольких метров. Вход был закрыт массивными дверьми, которые Кхадгару и отдохнувшим не открыть, а уж в таком состоянии и подавно. То, что двери зачарованы на совесть, он даже не сомневался. Заставить себя стучать в дверь или орать хозяевам, чтобы открыли уставшему путнику, пока сил не было.
   Практически бесшумно открывшиеся двери стали полной неожиданностью, а появившийся в проеме худощавый старик с сумасшедшими глазами и шорами на голове придавал всей ситуации налет нереальности. Уздечку этот дед видимо где-то потерял. Вся усталость улетучилась, как после хорошего благословления паладина из Ордена Серебряной Длани.
   "Если это Медив, то я вежливо пообщаюсь со стариком и вернусь в Даларан, а Совету Шести придумаю что сказать. В одном строении с таким неадекватным дедом находиться просто опасно."
   Кхадгару еще только предстояло узнать, что этот старик самый адекватный старожил Каражана.
  
  
   Островное королевство Кул Тирас.
   Резиденция Даэлина Праудмура.
   Сегодня у командующего самого сильного флота людей был праздник, он в третий раз собирался стать отцом. Его сыновья радовали своими успехами энергичного морского волка, не брезгующего лично водить торговые флоты.
   Старший, Дерек уже стал одним из самых молодых и успешных капитанов. Он всегда возвращался с прибылью из торговых плаваний, успешно сражался при столкновении с пиратами, даже сам порой нападал на потерявших осторожность морских шакалов. Даэлину было на кого оставить свои дела в случае чего, и он этим уже неоднократно пользовался. Опытный мореплаватель превосходный боец и уважаемый лидер, Дерек был квинтэссенцией всего, что по-настоящему ценил владыка Кул Тираса. А если ни одной юбки не пропускает, так что в этом плохого? Бастарды? Пусть делом докажут, что они достойны фамилии своего отца.
   Тандренд, младший сын, пошел по другому пути и сосредоточил свое внимание на торговле. Тоже дело нужное и полезное, ведь Кул Тирас жил торговлей, а тут требовался строгий учет и неусыпный контроль. Такое дело постороннему доверить нельзя, а верных людей всегда не хватает. С детства любивший точные науки и прохладно относившийся к военному делу, Тандренд заслуженно получил место казначея и управляющего всеми торговыми операциями. И справлялся он со своей работой без всяких нареканий. Это поначалу он требовал пригляда и наставлений более опытного отца, но теперь далеко обогнал своего старика. Сам командующий иногда нуждался в совете сына.
   Повезло Даэлину с сыновьями, что тут скажешь. Каждый на своем месте и отлично понимают друг друга, никаких ссор нет между ними. Дружная семья не превратилась в змеиное логово отравленное интригами, как у некоторых королей, чему владыка Кул Тираса был искренне рад. Родной дом самая лучшая крепость.
   Теперь еще одному ребенку нужно будет занятие искать, да так, чтобы никому не было обидно. Если будет девочка, то ничего сложно, обучить ее всему, чему нужно и замуж отдать. У Теренаса то мальчик недавно родился, вот и жених готовый. С владыкой Кул Тираса породнится желающих не мало, да только достойных среди них меньше, чем хотелось. Король Лордерона будет достойной партией для леди Праудмур. Если же родится мальчик, то нужно подыскать занятие ему по вкусу. Как подрастет, тогда и думать нужно будет.
   Планировать будущее для Даэлина Праудмура было таким же естественным занятием, как и водить морские эскадры. Большинство его планов никогда не воплощалось в жизнь, но он этого не требовал, просто нравилось ему это занятие. Просчитывать чужие ходы и готовить ответные шаги это увлекало владыку Кул Тираса не меньше, чем морские битвы.
   От вереницы тактических решений его отвлекла уже старая повитуха, которая принимала всех детей Даэлина.
   - Дочка у тебя родилась бесстрашный капитан,- радостно сообщила старуха.
   Даэлин Праудмур только ей позволял такую фамильярность. После освобождения из пиратского трюма старая карга величала его этим прозвищем и была предана, как никто другой. Ведь вместе с ней он спас и ее единственного внука. В то время Даэлин был лишь одним из наследников Кул Тираса и простым капитаном торгового судна, на которое напали слишком самоуверенные пираты. Прозвище прижилось и будило у него воспоминания о молодости, когда все было намного проще, чем сейчас.
   - Дочка здорова?
   - Здорова, красавицей будет, твоя жена и имя ей уже дала. Джайна. Хорошее имя,- не прекращая улыбаться, ответила повитуха.
   - Джайна Праудмур. Быть тебе дочка королевой Лордерона, если у Теренаса вырастет достойный сын,- задумчиво прошептал владыка Кул Тираса.
   Теперь он строил планы в строго выбранном направлении, еще не зная, что в его семье сегодня родилась одна из самых могущественных волшебниц Азерота.
  
  

Глава 21.

Плюшка или черствый сухарь?

  
   В паучьем теле накал страстей и близко не приближался к человеческому, но желание поскорее узнать, что же приготовил смотритель, заставляло меня быстрее перебирать лапами. Не знаю на счет рекорда, но до библиотеки я добрался значительно быстрее, чем в прошлые разы. Сегодня хранилище представлялось мне гарантированным билетом в светлое будущее, что было излишне оптимистично. Хранитель знаний, конечно, мог составить совершенно бесполезный для моих планов сборник редких навыков, но в этот момент я верил в нерубских библиотекарей, как никогда раньше.
   Смотритель уже встречал меня у входа. Несмотря на видимое отсутствие какой-либо сигнализации, он либо уже ждал посетителей, либо появлялся через мгновения. Время нерубы ценили во всех аспектах своей жизни, как свое, так и чужое. Местный библиотекарь не стал нагнетать атмосферу загадочным молчанием и пронзительным взглядом, а сразу перешел к делу.
   - Я вижу, ты с нетерпением желаешь ознакомиться с новой книгой,- начал перечислять очевидные факты смотритель,- Не торопись с выбором. В Королевстве найдется место каждому достойному нерубу. Формат книги отличается от уже знакомых тебе экземпляров, поэтому будь внимательным.
   Смотритель направился к нужному месту неспешной походкой, или просто так казалось из-за снедавшего меня нетерпения. О чем он говорил я так и не понял. Знания есть знания. Вот если бы библиотекарь привел меня к настоящей книге, я бы удивился, а так паутина была ничем не хуже виденных ранее. Кристалл в центре отличался небольшим размером и всего одной точкой активации. Фактически это означало, что информации на интересующую меня тему на самом деле собрали не так уж много. В достаточной степени зная нерубов, сама мысль о недобросовестной работе хранителя знаний казалась абсурдной. Сачковать пауки просто не умели. На самом деле нашему коллективу никогда не предлагали невыполнимых задач. Были непростые и порой весьма трудные, но невыполнимых не было. Я мог это объяснить только прекрасной осведомленностью и богатым опытом управления вышестоящих сородичей. Может по мере взросления, и будут заметные изъяны, но сейчас они от меня надежно скрыты необычностью нерубского общества.
   В паутину я забирался затаив дыхание, образно выражаясь. С активацией никаких проблем не возникло, недолгий подбор нужного положения конечностей, и очередная тайна пауков открылась мне во всей красе.
   Только начав осмысливать новые знания, я понял, о чем говорил смотритель. Компоновка информации была не такой выверенной и последовательной, как в предыдущих книгах. Если описать кратко, то это был просто список вакансий, которые пустовали в гнезде нашей королевы. Я впервые узнал ее имя и то, что она оказывается лишь одна из многих владычиц Королевства Азжол-Неруб. Нашу королеву-мать звали Талиан-Схилаг-Шах. Странно, но это имя мне ранее нигде слышать не доводилось, в разговорах упоминался только титул. Хотя мои представления о титулах почерпнуты из прошлой жизни. У нерубов королева может быть не просто названием вершины иерархической цепочки. Если сравнить нерубское сообщество с колонией высокоорганизованных земных насекомых, то королева - это центральная особь, главенствующая над остальными и имеющая весьма значительные внешние и внутренние отличия от простых представителей ее вида. Как может выглядеть королева нерубов, я представлял очень смутно. Наверное, что-то очень большое и значительно превосходящее по многим параметрам всех ранее виденных сородичей, а может здоровенная безмозглая туша, неспособная даже пошевелиться из-за собственного веса. На основе предыдущего опыта можно было сказать, что мои гипотезы не стоят и выеденного яйца. Такое главное при разговоре с сородичами не ляпнуть.
   Вступление полностью изменило мои представления о нерубском сообществе. Сколько же тут королев? И есть ли король или короли? Продолжение тоже не разочаровало. Как таковых вакансий было не очень много, большую часть информации составляли требования к соискателям. И они были впечатляющими. Для большинства работ я был вообще непригоден и, наверное, не буду никогда. Для одних вакансий существовали просто нереальные критерии, названия некоторых навыков или способностей мне просто ничего не говорили. Нерубская терминология навевала тоску. Для других требовалось до нескольких сотен специальных глифов с узконаправленной модернизацией и огромным резервом источника. Всякие кормильцы каких-то неведомых личинок меня самого не устраивали. Своей непритязательностью запросов моим вниманием завладели следующие направления: Каменный Ткач, Зодчий Пустоты, Слуга Истины и Разведчик.
   За громкими названиями стояли банальные профессии в нерубском колорите. Каменные Ткачи перестраивали свои паутинные железы на производство полуорганического материала, который при застывании образовывал камень с интересными свойствами. Они могли выдавать большое количество подобного продукта, но взамен лишались возможности плести паутину, что было равносильно инвалидности. Неруб, неспособный плести паутину, мог бы вызвать жалость у сородичей, если бы те ее могли испытывать в полной мере. Каменные Ткачи, несмотря на свою полезность, никогда не поднимались в иерархии высоко и были на уровне неквалифицированных уборщиков. Не нужно быть гением, чтобы понять причину нехватки таких работников. Становиться одним из этих ущербных пауков я не собирался.
   Зодчие Пустоты обслуживали сеть обелисков-вампиров. В плюсах тут было доскональное знание устройства этих магических устройств и ускоренный рост объема источника из-за постоянного контакта с ними. Можно подумать вот оно, но были и минусы. Самым неприятным было частое нарушение целостности постоянных глифов-заклинаний в матрице, почти всегда полупустой резерв источника и самое неприятное большая смертность. Зодчие обычно долго не жили, видимо обелиски вытягивали не только магическую энергию. Высокая смертность обеспечивала стабильно высокую потребность в таких специалистах. Конечно, можно возомнить себя самым умным и выбрать этот путь, но что-то не хочется. Пусть какой-нибудь герой с запредельной удачливостью этим занимается. Мне бы чего попроще.
   Слугами Истины были нерубы, которые отслеживали настроения сородичей и докладывали об этом наверх. Обычные стукачи, но в красивой обертке. Вот и думай, сколько таких Слуг Истины в нашем коллективе, двое, трое или десяток? К кандидатам на эту должность требований практически не было, только небольшие модификации, расширяющие спектр восприятия всех основных чувств нерубов. Сами модификации в деталях не объяснялись, небось, только для стукачей. Я был удивлен, что информация о таких вакансиях вообще просочилась в общедоступные книги. Теперь мне казалось, что окружающие постоянно за мной наблюдали, и я все время был под колпаком у нерубских спецслужб. Может быть, прожженные пауки тайной службы подкинули эти сведения, чтобы посмотреть на мою реакцию? Немного поразмыслив, я решил не паниковать и вести себя, как раньше. Мне точно не тягаться с тысячелетней организацией со своими дилетантскими познаниями, почерпнутыми из фильмов про шпионов. С другой стороны, если это не липа и нехватка подобных умельцев действительно существует, то сородичи не склонны к доносам, что можно считать хорошей новостью.
   Разведчиков можно было назвать первопроходцами. Их всегда первыми отправляли на исследование опасных аномалий и пещер в пределах Королевства Азжол-Неруб. Основным условием был пол кандидата. Нужны были некрупные внимательные самцы, с неплохими способностями к маскировке. Опять же предлагался набор глифов для скрытного передвижения и улучшения зрения и слуха. О высокой смертности не упоминалось, но простейший анализ требований говорил о недолгой карьере таких авантюристов. На опасные направления всегда отправлялись менее ценные самцы, которых было в избытке. Выяснять, что же со мной будет после смерти, я пока не торопился, поэтому и Разведчики не удовлетворяли моих чаяний.
   Из полученной информации выходило, что все эти редкие навыки просто малопопулярные профессии, куда нормального неруба никаким жуком не заманишь. Быть глупее сородичей мне не пристало. Еще одним важным моментом было то, что эти вакансии касались только касты рабочих. Из паутины я выбирался изрядно огорченным. Очередная задумка позволила расшить горизонты моих знаний о сородичах, но и только.
   Мой вид был настолько выразительным, что смотрителю не составило труда разгадать ход мыслей одного неруба, чьи ожидания не подтвердились.
   - Ты не нашел того, что искал?- спросил хранитель знаний.
   - Я узнал много нового, но это еще больше затруднило мой выбор,- многозначительные и высокопарные фразы библиотекарь считал уместными и не требовал закругляться с философствованием, да и паранойя о постоянной слежке меня еще не отпустила.
   - Время еще есть, думай, но не затягивай,- предупредил смотритель,- А теперь тебе пора вернуться к своим обязанностям.
   На такое, не завуалированное пожелание покинуть библиотеку можно было отреагировать только одним единственным способом - побыстрее покинуть ее пределы. Возвращаясь в свою пещеру, я перебирал все варианты, которые описывала ранее прочитанная книга. Нерубы не навязывали молодняку каких-то определенных профессий и давали возможность самостоятельно сделать выбор. При жесткой структурированности общества такая свобода выбора была подозрительной. С какой стати сородичи идут на такие жертвы? Если бы нерубов направляли по строго определенному пути развития, то никаких протестов не последовало. Для сородичей слова старших товарищей значили очень много. Очередная загадка.
   Я наравне с остальными пауками продолжал осваиваться с комплексом глифов для усиления тела. Калибровка и оптимизация отнимали много времени и сил, но результаты постепенно позволяли экономить до нескольких эргов за весь рабочий день. С моим невыдающимся резервом, это было приличным достижением. Саронит был откровенно неприятным на вид минералом, контакта с которым хотелось избегать. Небольшие его кусочки и пыль создавали в магическом зрении гнилостную атмосферу. От оседающей на моем хитине пыли я избавлялся с маниакальным упорством. И не я один. Сородичи тоже не желали украшать свой экзоскелет опасным минералом. Слава Королеве, что в нерубские легкие эта гадость не попадала. Свою матрицу в проекции органа, являющегося аналогом легких у пауков, я изучал каждый вечер.
   Вопрос с удивительными свойствами мяса варгов решился сам собой, даже не понадобилось отправляться на охоту или выуживать нужную информацию у старших сородичей. Месяц спустя мой резерв постепенно уменьшился на те самые пол эрга. Временный эффект постепенно сходил на нет и я поначалу не обратил внимание на необъяснимые колебания максимального количества доступной маны. Мои сомнения были развеяны разговором соседей по пещере.
   - Эффект от мяса варгов полностью закончился, теперь придется ждать следующей вылазки на поверхность,- устало пробормотал один из сородичей, пока я выгребал накопившийся мусор из своего угла. Работа в местном карьере изматывала всех без исключения.
   - Того полезного эффекта, как тепла ото льда,- авторитетно заявил второй собеседник.
   - Дело не в небольшом увеличении резерва, а в скорости его восстановления. Чем больше тебе доступно энергии, тем быстрее она регенерируется. Пусть мясо варгов дает небольшую временную прибавку, но увеличение скорости восстановления будет постоянной.
   Оппоненту не нашлось, что ответить и разговор сам собой увял. "Вот откуда они все это узнают? Я как на необитаемом острове живу, еще и планы какие-то строю". Ну не может же все это быть врожденными знаниями? Возникало ощущение, что для остальных нерубов у местного творца нашлось по роялю для каждого.
   От очередного занятия по магии я много не ждал. Ануб-Хагал продолжал напирать на оптимизацию уже имевшихся глифов и нового материала последние пару недель не давал, но в этот раз он решил осчастливить нас первыми условно боевыми заклинаниями.
   - Сегодня мы приступим к простейшим заклинаниям внешнего действия,- после этих слов наш коллектив заинтересованно замер,- Начнем, пожалуй, с построения энергоканалов за пределами матрицы.
   Я уже приготовился к многочисленным неудачам на новом поприще, но особых проблем с созданием каналов не возникло. Да, сложно, непривычно, затратно в плане маны, в целом же этот процесс мало отличался от работы внутри матрицы. Ануб-Хагал по пунктам перечислял чего делать ни в коем случае не нужно и когда все усвоили его требования, показал несложное заклинание.
   - Смотрите внимательно, я буду создавать каналы медленно, чтобы вы смогли запомнить структуру заклинания,- пока он говорил, между его лап медленно сформировался каркас из энергоканалов, который наш учитель наполнил необычной маной, так, по крайней мере, казалось. В обычном диапазоне у него в руках появился небольшая темная сфера. Дав нам некоторое время, чтобы хорошо рассмотреть полученный результат, Ануб-Хагал отталкивающим движением направил сферу в стену пещеры. Не знаю, чего ожидали остальные, но я был разочарован. Темная сфера, оставляя быстро исчезающий шлейф, расплескалась о стену без всякого эффекта. Кого можно напугать комком темноты? Вполне возможно, что это заклинание действует только на живых существ или органику. Задать вопрос я так и не успел, Ануб-Хагал продолжил просвещать молодых нерубов.
   - Подобные заклинания требовательны к спектру энергии питающей глифы. Преобразователи могут быть встроены в заклинание или вы можете делать это самостоятельно. Настоятельно рекомендую пользоваться вторым вариантом, экономия маны порой достигает внушительных показателей. Сейчас мы этим заниматься не будем, просто попытайтесь создать нужную конструкцию и заливайте в нее энергию до активации глифа. Заклинание преимущественно учебное, поэтому ничего страшного не произойдет.
   Свое плетение я активировал десятым. На удивление энергии оно потребовало всего сорок эргов, я думал, придётся выложиться до донышка, как некоторые из нашей группы, которые обессилено валялись на полу. Моя сфера повторила траекторию своих предшественниц и бесполезно расплескалась по стене.
   Теперь меня можно назвать настоящим магом, вот только таких, а в основном более искусных и сильных магов целое Королевство. Я все размышлял, можно ли считать свою магическую выносливость долгожданным превосходством или не стоит спешить.
  

Глава 22.

Еще один поспешный выбор.

  
   Из других заклинаний Ануб-Хагал показал заклинание света и жалкое подобие на фаербол. Первое создавало крохотную светящуюся точку, совершенно безопасную и освещающую своим мертвенно-белым светом несколько метров вокруг. А второе вызывало крупную искру огня, которой можно было разжечь костер, хотя нерубы костров не жгли никогда. Если со сферой тьмы я справился достойно, то в двух других случаях повторил неудовлетворительный результат истощенных сородичей. Ануб-Хагал не стал дожидаться вопросов и объяснил причину наших неудач.
   - Каждое нерубское яйцо требует магической подпитки для созревания нормальных разумных особей. В зависимости от характера используемой для этого маны у молодых нерубов появляется сродство к определенной стихии. Такое упрощенное объяснение вам проще всего понять. Сейчас некоторые из вас узнали свою предрасположенность. Не стоит концентрироваться только на родственной стихии, разносторонние способности должны быть у всех нерубов из касты рабочих. В других направлениях вам никогда не добиться таких же выдающихся результатов, но иные стихии будут незаменимы чаще, чем вы можете подумать.
   "Как банально. Предрасположенность к Тьме. А я, было, начал сомневаться в том, что я канонный попаданец." Вот только мою исключительность омрачали еще десяток нерубов с такой же предрасположенностью. Еще минимум десять сородичей были конкурентами на должность Темного Властелина и шансов на это у них было побольше. Паучья жестокость еще недостаточно укоренилась в моем поведении и спокойно поедать разумных живьем я пока был неспособен.
   - На следующих занятиях мы пройдемся по всему спектру стихий и выявим предрасположенность для каждого ученика,- наш учитель продолжал свою лекцию,- Продолжайте оттачивать запомненные заклинания-глифы в свободное время.
   Занятие закончилось стандартным пожеланием. Ануб-Хагал всегда советовал тренироваться в любую свободную минуту и не сачковать. Воспоминания о прошлой жизни говорили, что жизнь не должна состоять только из работы тренировок и сна, но нерубское тело в это не верило. Хоть я и продолжал возиться со старыми воспоминаниями, но они все равно становились похожи на сон. Приходилось раз за разом прокручивать их в голове, освежая память.
   Наша группа продолжала помогать не знающим усталости работникам карьера. Использование усиления если и не стало привычным подобно дыханию, но и не требовало столько усилий, как раньше. Я с нетерпением ждал, когда, наконец, закончится этот однообразный труд в каменоломнях и можно будет вернуться к привычному распорядку дня. Саронит продолжал меня беспокоить своим неприятным видом в магическом диапазоне зрения, но никаких побочных эффектов от его присутствия я не наблюдал. Ни у себя, ни у окружающих сородичей.
   По моим прикидкам всего через три долгих месяца нас снова разделили на небольшие группки по несколько нерубов и стали отправлять на другие работы. Карьер был на время забыт. За эти месяцы удалось опробовать свои невеликие силы на других заклинаниях Ануб-Хагала. Результат не обнадеживал, только тьма была ко мне благосклонна, остальные стихии требовали намного больше энергии. Результат бесконечных тренировок был далек от того, что вырисовывался в моих мечтах. Чтобы быть на уровне сородичей приходилось заставлять себя заниматься до полного изнеможения, когда как мои соседи делали все это под влиянием феромонов.
   Я все больше склонялся направить часть усилий на путь Разведчика или Зодчего Пустоты. Несмотря на все усилия, мой резерв постепенно начал отставать от средних показателей сородичей. Реальных показателей я не знал, но по косвенным данным я постепенно скатывался вниз. Постоянно заниматься обслуживанием обелисков было нерационально, но на время можно было уделить внимание неприятным камням-вампирам. Еще через пару недель мне стало ясно, что тянуть с этим решением больше нельзя и Сах-Тхемар стал приоритетной целью для беседы.
   - Сах-Тхемар, мне хотелось бы уведомить вас о моих планах на будущее,- начал я несколько официально, но у нерубов не было принято хлопать сородичей по хитиновому плечу лапой и по-панибратски завязывать разговор.
   - Я тебя слушаю Хар,- ответил наш начальник, который, судя по всему, смирился с неизбежной потерей своего драгоценного времени.
   - Мне бы хотелось попробовать свои силы на поприще Разведчиков и Зодчих Пустоты,- осторожный ответ позволял в случае чего сменить поле деятельности на более подходящее и безопасное для жизни.
   - Я вижу, ты не терял времени даром и нацелился на нужные нашему Королевству способности. Это похвально. Зодчие Пустоты хороший выбор. Завтра же направлю тебя в помощники к одному из них набираться опыта.
   После моих слов Сах-Тхемар просто засветился от радости, как будто ему обеспечили бесплатное питание деликатесами до конца жизни, и говорил с большим энтузиазмом. Это показалось мне весьма подозрительным. Ему-то какой интерес от моего выбора? Наш начальник радовался точно не за меня. Неужели Зодчие Пустоты в таком дефиците?
   - Может лучше начать с пути Разведчика?- я сделал попытку изменить ход мыслей Сах-Тхемара.
   - Разведчики тоже важны, но сначала тебе лучше научиться ремеслу Зодчих Пустоты, - настойчиво сказал старший неруб,- С завтрашнего дня начнется твое восхождение в иерархии нашего Королевства, как ценного для общества неруба. Готовься.
   Похоже, Сах-Тхемар был не намерен слушать моих возражений и уже единолично определил мое будущее. Рисуемая им перспектива была довольно расплывчатой и ничего конкретного не обещала. Я уже был не рад, что завел разговор на эту тему, но начал понимать в какую задн.. эм, неприятную историю угодил только после встречи с одним из зодчих.
   Сах-Тхемар был не намерен упускать возможности начать мое обучение как можно раньше, поэтому лично отвел своего подопечного к будущему учителю. Им оказался неруб, казавшийся долго и неизлечимо больным. Неприятно серый хитин, тусклые глаза, печально обвисшие хелицеры, вот что я заметил при мимолетном осмотре. Становиться его подобием сразу расхотелось. Мгновенный отказ Сах-Тхемар мог воспринять, как личное оскорбление и последствия такого инцидента были пугающе туманными. Так что я решил выждать несколько дней, а потом решительно отказаться от чести быть одним из Зодчих Пустоты.
   - Вот, ученика привел к тебе Ануб-Хадах. Хар изъявил желание стать одним из Зодчих Пустоты,- таким незатейливым образом мой начальник представил нас друг другу.
   - И как же он узнал о Зодчих,- спросил Ануб-Хадах на редкость скрипучим даже среди нерубов голосом, язык которых очень активно использовал подобные звуки.
   - Вот и узнаешь у него сам, а мне пора возвращаться к своим делам,- ответил Сах-Тхемар и покинул небольшую пещеру, где мы сейчас и находились.
   Осмотрев меня с ног до головы, Ануб-Хадах сделал для себя какой-то вывод. Недовольно зашевелил хелицерами и все-таки решился полюбопытствовать.
   - Кто рассказал тебе о Зодчих Пустоты?
   - Прочитал в книге в библиотеке,- начинать врать я смысла не видел, ведь стоило один раз попасться, и сородичи могут пустить меня на мясо.
   - Да, библиотеки у нас обширные, вполне можно найти любую информацию,- проскрипел странный неруб,- Зодчих Пустоты не так уж и много, чтобы упускать любого желающего научиться нашим премудростям, поэтому в ближайшее время я буду твоим наставником. Будет очень неприятно, если ты решишь бросить занятия.
   В его интонациях была ничем не срытая угроза, которую и полный дурак бы заметил. Видимо, я от этого дурака не далеко ушел, если попал в такой переплет.
   "На что же я так самонадеянно подписался? Похоже все мои представления о свободе выбора в обществе нерубов не больше, чем обычное заблуждение".
  
  
   Восточные Королевства. Черные Топи.
   Воин из прославленного Клана Песни Войны.
   Пять лет назад Гулгарел испил варево Гул'Дана наравне со всеми остальными членами своего клана. Вкус был мерзопакостнее любых других шаманских эликсиров, которые ему доводилось пробовать, но закаленный в боях с ограми Гулгарел даже не поморщился. После этого зелья в душе опытного воина постоянно горела неутолимая ярость, дающая силы и туманящая разум. Сражаться теперь стало намного проще, чужая кровь только разжигала силы, а усталость теперь будто бы навсегда осталась в прошлом. Ранее казавшиеся слабостью сомнения незаметно покинули разум орка и больше не мешали полностью отдаваться круговерти схватки. Гулгарел чувствовал, что с каждым днем становится все сильнее и сильнее. Будь у него сейчас выбор пить или не пить то варево, орк Клана Песни Войны без раздумий выпил бы волшебный эликсир.
   Ступая в арку, ведущую на колдовские тропы, Гулгарел надеялся встретить достойного противника, так оно и случилось. Закованные в железо враги поначалу казались трусами и слабаками, но позже стали оказывать достойный отпор могучим оркам. Громмаш Адский Крик своей непоколебимой волей вел свой клан в самую гущу сражений и всегда был в первых рядах. Гулгарел не знал ни одного орка столь же храброго и бесстрашного. Громмаш выпил варево Гул'Дана одним из первых и никак не изменился, только яростный взгляд, который могли выдержать лишь немногие орки, сменился ярко алым свечением. Гулгарел считал, что Главе Клана Песни Войны шаманское зелье ничего не могло дать, ведь в его сердце уже пылала ярость, намного превосходящая действие любых магических заменителей. Все, кто сражался плечом к плечу с Громмашем Адскми Криком, понимали это лучше остальных.
   Запахи, деревья и вода в новом мире заставляли опытного воина спать чутко. Прошло уже несколько лет, а он все никак не мог привыкнуть к чужому звездному небу. Лагерь орков спал тревожно. Ярость порой не давала уснуть и требовала действий, любых действий, но больше всего окунуться в кровавую сечу. Когда полог юрты Громмаша откинулся в сторону, и он выбрался из нее, на вождя были направлены пылающие взоры всех бодрствующих орков. Немногочисленных спящих будили тычками, незаметными в слабоосвещённой кострами темноте лагеря.
   Вождь удовлетворительно обвел взглядом свое воинство, посмотрел на звезды и предвкушающе промолвил:
   - Какая сегодня ночь. Я вижу, многие не могут спокойно спать, пока наши враги нерешительно сидят в своем лагере. Если они не хотят прийти к нам, тогда мы сами навестим трусливых людишек. Сейчас самое время. Выступаем через час братья.
   Последние слова Громмаша были встречены восторженным ревом сотен орочьих глоток и лагерь буквально вскипел. Пусть ярость шептала бросить все и мчаться навстречу сражению, но слово Громмаша Адского Крика было сильнее любых желаний. Вождь одним только мимолетным взглядом мог притушить яростный порыв своих воинов. В Клане не было никого, кто бы мог бросить вызов вождю.
   Спящий лагерь людей никак не ожидал ночного нападения. После дневного сражения человеческая армия устала, как и должны были устать орки, но людей не гнала вперед кипящая в жилах демоническая кровь Маннорота.
  

Глава 23.

Страдать, значит жить.

  
   На следующий день Сах-Тхемар в ультимативной форме ознакомил меня с изменившимся распорядком дня.
   - Хар, ты теперь прикреплен к личному учителю Ануб-Хадаху и будешь заниматься в основном только с ним. С остальными соседями будешь встречаться только в своей пещере, на обязательных занятиях с Ануб-Хагалом и в библиотеке.
   - А где мне отрабатывать новые заклинания и навыки?- мой вопрос был жестом отчаянья, такие резкие изменения ничего хорошего не сулили.
   - Ануб-Хадах научит тебя всему необходимому. Гордись, не многие нерубы получают личного учителя,- Сах-Тхемар сказал это таким тоном, что возражать сразу перехотелось.
   Путь в пещеру моего личного учителя я запомнил прекрасно, поэтому добраться до нее было несложно. Зодчий Пустоты был на месте и выглядел все также нездорово. Я все-таки надеялся, что он просто стар и это не последствия общения камнями-вампирами.
   - Я смотрю ты не торопился,- недовольно проскрипел мой личный учитель,- Не будем терять времени и начнем с основ.
   Ануб-Хадах оказался требовательной сволочью, не знающей пощады, чем подтвердил мои ранее сделанные выводы. В общении он был язвителен и его лексикон содержал немалое количество оскорбительных нерубских сравнений. Не трудно догадаться, что предметом сравнений служил один недальновидный паук. Благодаря Зодчему Пустоты я сам того не желая детально ознакомился с флорой и фауной Нордскола. Такой разительный контраст сначала меня обрадовал. Я подумал, вот оно почти нормальное человеческое общение начальника и подчиненного, но со временем это стало утомительным. Если послушать Ануб-Хадаха, то такой никчемный неруб просто не смог бы выбраться из яйца. Говорить насколько он был близок к истине, мне показалось не лучшей идей.
   Первым делом Зодчий заставил меня модернизировать глиф магического зрения, улучшив детализацию за счет урезания дальности. Необходимость подобных изменений он объяснил в присущей ему манере.
   - Таким слепым личинкам йормуттара, как ты, только дерьмо за кормовыми жуками убирать, поэтому делай, как я сказал.
   Когда я впервые хотел возмутиться такому хамскому поведению, Ануб-Хадах уставился на меня и предвкушающе зашевелил хелицерами. Вся его поза в этот момент ясно давала понять, никаких извинений ждать не стоит, а вот наказание за ничем не обоснованную строптивость последует незамедлительно. Возможностей и полномочий у моего учителя для этого было предостаточно, и отращивать оторванные конечности мне не хотелось. Теперь все его оскорбления я спокойно пропускал мимо ушей, которых у меня все равно не было.
   Как только модернизированное заклинание стало работать без всяких сбоев, Ануб-Хадах продемонстрировал около двух тысяч глифов используемых в обелисках. На память я не жаловался и запомнить их труда не оставило, но вот понимание логики их состыковки и принципов взаимодействия потребовали серьезных усилий. Паучья логика, по крайней мере, в этих обелисках была, мягко говоря, странной. Не было единого шаблона, по которому соединялись глифы в готовую конструкцию. Одинаковых камней-вампиров не было вообще, поэтому обслуживание подобных заклинаний требовало понимания назначения и правильной взаимосвязи всех элементов. Сложно? Я бы сказал, что весьма непросто, но это были только основы.
   Пока Ануб-Хадах давал только теорию и заставлял внимательно следить за его манипуляциями при настройке обелисков, которая проводилось регулярно через каждые сто семьдесят три скарабея. Это был эмпирически выверенный промежуток времени, который позволял обеспечивать стабильную работу всей системы. Все эти камни были соединены в единую сеть энергоснабжения. В детали Ануб-Хадах почему-то не вдавался. Все свои действия он старался комментировать, но для меня все пока было слишком сложно и непонятно.
   Удивительным был сам процесс создания новых обелисков. В нем принимали участие нерубы из трех каст. Сначала Вязальщики ткали сложную сеть из особой паутины, которая под действием их особого яда превращалась в кристалл. Провидцы одномоментно накладывали комплекс глифов на кристаллическую основу, только их резерва маны хватало на это действо и то требовалось от трех до пяти Провидцев. Каменные Ткачи из касты Рабочих скрепляли такую конструкцию специально разработанным для обелисков камнем и обрабатывали грани до практически зеркального блеска. На полированную поверхность Провидцы наносили знаки управления и подключали обелиск к общей сети энергоснабжения. Это если вкратце. Звучит не так уж просто, но на деле все может быть намного сложнее.
   Через несколько недель, когда я немного начал понимать суть работы Зодчих Пустоты, Ануб-Хадах решил закрепить теорию практикой.
   - Давай Хар, попробуй провести диагностику этого обелиска, - сказал он и повелительно указал лапой на предмет разговора.
   Когда-нибудь это должно было случиться, но в этот момент я несколько растерялся и нерешительно топтался у обелиска несколько мгновений, что моему учителю совсем не понравилось.
   - Что ты застыл, как протодракон при виде самки? Действуй,- дополнительно простимулировал меня нетерпеливый Зодчий.
   Для диагностики требовался плотный контакт с камнем, желательно всеми конечностями. Приходилось как бы обнимать жадный до чужой жизненной силы камень. Я все сделал, как показывал Ануб-Хадах, но обелиск продолжал высасывать силы и осмотреть систему в целом не удалось. Максимум, что я смог оценить, так это треть. Без общей картины и внимательного осмотра каждого знака такой результат был полностью бесполезен. На большее моих сил не хватило, и я отвалился от обелиска вампира с практически полным истощением.
   - Не думал, что ты такой слабак, Хар. С этого момента испытываемое чувство станет твоим постоянным спутником,- сказал мой мучитель, презрительно поджав хелицеры.
   - Мне придётся чаще отдавать обелискам энергию?- я задал вопрос в надежде на иное развитие событий.
   - Чаще, намного чаще,- ответил Ануб-Хадах, продолжая источать презрение,- С таким резервом источника для меня ты также бесполезен, как и отравленное мясо нежити.
   Обещание мой учитель сдержал. Иначе и быть не могло, нерубы слов на ветер не бросают. Следующие полгода моя жизнь смазалась в непрекращающийся марафон экономии сил и энергии. После слишком частого общения с обелисками сознание стало ограниченным. Мысли текли только в строго необходимых направлениях, никаких лишних раздумий, мечтаний и планов на будущее. Я жил только одним днем, если так можно выразиться от заката до рассвета. Тренировки и занятия с нерубами сменялись общением с камнями-вампирами, и все заканчивалось внезапно наступавшим сном. Эмоции становились все более блеклыми и начинали преобладать чисто нерубские инстинкты. Желания умирали, так и не сформировавшись в сознании. У меня не было сил удивляться таким изменениям.
   В один прекрасный день Ануб-Хадах остановил меня и сказал.
   - Достаточно Хар. Тебе нужна передышка, иначе перегоришь.
   Тело отреагировало без вмешательства разума, просто вернулось в пещеру и заснуло. В себя я приходил дней десять, и это было непростым занятием. Нерубское тело само рвалось к злополучным обелискам отдать часть жизненных сил. Приходилось бороться с собственными привычками, которые для проснувшегося сознания были в новинку. В неподвижной глади подземного водоема можно было заметить, как посерел хитин и потускнели глаза. Внешним видом я стал немного похож на своего личного учителя. Конечно, до его серости было далеко, но начало положено и не сказать, что изменения пришлись мне по душе.
   Оценить полный объем резерва не представлялось возможным, так как Ануб-Хадах вплотную занялся практическими занятиями. Много усилий уходило на поддержание глифов в своей матрице в рабочем состоянии, постоянный контакт с обелисками их постоянно разрушал. О новых глифах пока даже не приходилось задумываться. Резерв не успевал восстановиться во время сна, из-за чего меня постоянно терзал голод. В моих мыслях царили злость и раздражение на неугомонного Зодчего Пустоты, которые невольно проскакивали в общении, что только забавляло Ануб-Хадаха и служило вдохновением для новых оскорблений.
   С обелисками особых подвижек не было. Все что я мог, это осмотреть не слишком большой обелиск в полном объеме. Да, камни-вампиры были разных размеров и сложности, что чаще всего было взаимосвязано. Зодчий говорил о моей полной бездарности и глупости, но продолжал учить, даже не заикаясь о переводе на другую специальность.
   Мои соседи по пещере уже прилично обогнали меня в магических дисциплинах и оттачивали навыки и заклинания до совершенства, пока я зубрил специализированные глифы и качал резерв. Что вышло из моей затеи наверстать сородичей, пока было неясно, но от рядовых нерубов я серьезно отстал.
   "Если все зря, то намертво примотаю Ануб-Хадаха к обелиску паутиной и буду счастливо наблюдать, как он медленно загибается от энергетического истощения".
   Снова мечтать и строить планы было так волнующе и приятно, что на миг я даже забыл про голод. Эта жизнь продолжает давать возможность в полной мере осознавать прописные истины.

Глава 24.

Страдания не напрасны.

  
   Имея неплохой опыт паучьей голодовки, к новой градации этого ощущения я адаптировался в считаные недели. А то, что сквозь усилившуюся малоэмоциональность теперь все чаще прорывалось желание кого-нибудь прибить, так это издержки сомнительных экспериментов наставника. Ментальные тренинги сглаживали такие порывы, но они все равно периодически проявлялись. В этом я винил проклятые камни, которые приходилось обнимать, как лучших друзей. Не было никаких сомнений в том, что свою будущую профессию я буду истово ненавидеть.
   С новыми глифами, которые мы изучали на занятиях Ануб-Хагала, проблем не возникало. Несложные и разнообразные заклинания давались в приличных количествах и легко запоминались. Я, конечно, за разнообразие всеми восемью лапами, но зачем может понадобиться заклинание, собирающее кучку пыли из мусора вокруг? И это в исполнении Ануб-Хагала. У меня и сородичей видимого эффекта вообще не было, просто часть резерва улетала в никуда. Собрать мусор можно намного более простым способом. И не нужно рассказывать мне о бросание этой пыли в глаза и ослеплении противника. Вы просто не видели время работы этого глифа.
   Сородичи выбирали несколько типов магических конструкций, чтобы перекрыть некий виртуальный спектр воздействий. Например, управление твердой материей. Кто-то концентрировался на использование льда, кто-то камня. Мгновенно наморозить сосульку из воздуха мог далеко не каждый паук и буду откровенным - это был просто хрупкий лед, который мог только бесславно рассыпаться от удара о хитин любого неруба, кроме только что вылупившегося из яйца. С камнем тоже было не просто. Единственный паук, достигшим каких-либо успехов в этом направлении имел врожденное сродство с этим элементом. Остальные просто совершили бесполезную трату своей энергии и с удивлением покосились на единственного счастливчика. Если суммировать мои впечатления, большая часть заклинаний была пригодна только для тренировок, а в повседневной жизни малополезна, но это было только мое мнение, кардинально расходящееся с позицией нашего наставника.
   Ануб-Хагал не переставал повторять, что подобное разнообразие способностей жизненно необходимо.
   - Для любого неруба из касты Рабочих в первую очередь важна универсальность и широкий спектр возможностей. Чем меньше может отдельный неруб, тем меньше его ценность для Королевства.
   Эти слова мне ничего конкретно не объясняли. Сородичи же согласно заскрипели хелицерами, один я пытался найти некий скрытый смысл в этом утверждении. Никому не нравится ощущать собственную глупость и непонимание происходящего, моя персона не была исключением.
   Еще одним незапланированным последствием моих мучений стало притупление инстинкта самосохранения, иначе, зачем я задал следующий вопрос.
   - А можно поконкретнее? Зачем каждому из нас столько разнонаправленных магических умений? Не проще сфокусироваться на одном направление, к которому есть способности?
   - Ты ведь выбрал путь Зодчего Пустоты, Хар? - спросил Ануб-Хагал без всяких загадочных пауз.
   Вопрос заставил меня немного замяться, ведь свой выбор я больше не считал удачным и он был мне практически навязан Сах-Тхемаром. Поэтому ответ мой был краток.
   - Да.
   - Тогда объяснение получишь от своего наставника. Он донесет важность разнообразия лучше, чем кто-либо и на практике,- ответил наш учитель.
   То, что Ануб-Хадах превратит ответ в изысканное издевательство, я даже не сомневался. Этот кадр был тем еще затейником в плане обучения, да и не только.
   Как ни посмотри, но магические тренировки и результаты подобных занятий были очень далеки от волшебных. Вкалывать сто лет ради какого-нибудь слабенького заклинания, которое твой противник и не заметить вовсе? Где, черт возьми, великое прозрение или скрытый потенциал? Обычно во всех книгах о магах они уже охрененно могущественные чародеи и мельком упоминается о нескольких десятилетиях саморазвития. Вот только саморазвитие опускается за ненадобностью. Неудивительно, что все эти волшебники уже в пенсионном возрасте.
   Похоже, настало время забацать себе могущественный артефакт или найти таковой. Амулетостроение, или как оно называется у нерубов, станет следующим моим хобби после ненавистных камней вампиров. Осталось только добраться до библиотеки.
   Результатом выматывающего марафона с Ануб-Хадахом стало неплохое увеличение резерва. Да, у меня получилось полностью заполнить ядро источника и оценить, наконец, свой прогресс в этом направлении. На момент вступления в эпоху измывательств язвительного Зодчего, я был счастливым обладателем не слишком выдающегося резерва в сто один эрг, плюс незначительное количество примерно на треть эрга. Как по мне, с таким резервом только варгов ловить в подготовленные ловушки в надежде, что все пойдет по плану. Но не буем отвлекаться. За посерение хитина и более тусклый взгляд я получил награду в размере ста тридцати эргов. Немного простейшей арифметики и мы получаем внушительную цифру в двести тридцать один эрг и совсем немодное изменение внешнего вида, более подходящее больному нерубу. Много это или мало? Нужно сравнить свои достижения с результатами других пауков и только потом радоваться или горевать.
   Где там мой добрый сосед Тхан, который просветит меня на счет своего резерва? Думаю, что моя неадекватность в последнее время послужит неплохим объяснением такой бестактности.
   Тхан спокойно доедал свой ужин, даже не подозревая, что его ожидает беседа не тему развития магического ядра. Отвлекать от принятия пищи своего знакомого показалось мне не лучшей идей. Уж некоторые элементы своеобразного паучьего этикета я усвоил. Когда он закончил и уже собирался погрузиться в сон, тогда и настало самое время начать беседу.
   - Скажи-ка Тхан, ты ведь уже выбрал свое направление в развитии?
   Задавать вопрос в лоб все еще казалось мне не совсем правильным решением. Надо же было с чего-то начать. Вопросы "как дела?" или "как жизнь?" могли вызвать у неруба только недоумение и скорейшее окончание разговора, чего хотелось бы избежать. Ну не о погоде же говорить, в конце концов.
   - А, Хар, ты снова стал странным,- утоливший голод сородич был благодушен и чуточку сонлив,- Я пока остановился на равномерном и разностороннем развитии.
   Какие же нерубы все-таки черствые создания. Пока я был с полупарализованным сознанием, то был нормальным, а сейчас стал странным? Такого от соседа я не ожидал. Не то чтобы я был особо злопамятным, но подобное отношение моему соседу так просто с рук не сойдет. Ну, ничего сейчас выясним, сколько у него резерва, а возможную месть отложим на будущее. Честно говоря, я даже не представлял, как можно отомстить нерубу и не быть отправленным на удобрения. Своими комментариями Тхан сразу укоротил извилистый путь нашей беседы.
   - Какое же количество эргов у тебя в магическом ядре? - после вопроса я замер в ожидании.
   - Пока что чуть больше девяноста пяти эргов,- ответ Тхана был приправлен нотками превосходства. Совсем немного, но я это заметил.
   В своем воображении я, можно сказать, танцевал победный танец и кричал - "Выкуси паучье отродье". Оповещать о своем превосходстве соседа и хвалиться намного большим резервом в мои планы не входило. Пусть это только Тхан, но я не зря страдал от издевательств Ануб-Хадаха и проклятых обелисков. С души свалился тяжкий груз беспросветности, и мечты о всемогуществе воскресли из пепла надежд и чаяний.
   Тхан был сразу забыт, а мой разум погрузился в видения своего бесспорно великого будущего. Пусть это была пустая трата времени, но я ничего не мог с собой поделать.
   Последняя мысль перед сном была следующая: "Период превозмогания моей паучьей жизни наконец-то закончен".
  
   Нордскол. Королевство Азжол-Неруб.
   Сфера влияния Королевы Талиан-Схилаг-Шах.
   Ануб-Хадах, Зодчий Пустоты.
   Несмотря на сравнительно небольшой срок существования, опытный Зодчий уже устал от жизни. С каждым новым днем все труднее и труднее становилось заставлять себя выполнять свои обязанности. Равнодушие уверенно поселилось в разуме еще совсем не старого паука. Равнодушие ко всему. Эти признаки были давно ожидаемым событием, но все равно всколыхнули пелену безразличия. Даже новый ученик не смог оттянуть неизбежное. Ануб-Хадах старался вызывать в себе разные эмоции, но результат этих попыток был весьма далек от требуемого.
   Обелиски, собирающие энергию для всего Королевства, были гениальным творением для всей расы нерубов и одновременно приговором для таких пауков, как он. Зодчие Пустоты. Он далеко не сразу понял истинное значение его призвания. Каждый Зодчий рано или поздно обнаруживает у себя в ментальном пространстве пустоту, постепенно разъедающую эмоциональную сферу, ответственную за спонтанные желания и самое главное за желание жить. О, пустота коварна. Сначала она помогает быть более собранным, целеустремленным и иметь всегда холодный разум, свободный от паники и страхов, но со временем приходится платить за эти дары. Тогда всякий неруб старается избавиться от такого опасного подарка, но этого сделать никак не получается и тогда Зодчие начинают гранить пустоту в попытках оттянуть бесславный конец.
   Ануб-Хадах, как и тысячи его предшественников, искал выход, пока не смирился со своей судьбой. Книги нерубов не лгут и ничего не утаивают от упорного искателя. История Зодчих Пустоты содержит немало попыток изменить неизбежное, но ни одна из них не увенчалась успехом, что не останавливает неопытных сородичей. Методики продления времени существования Зодчих весьма разнообразны и достаточно эффективны, вот только никак не меняют конечного результата. Ануб-Хадах знал и использовал их все. Единственное, что ему оставалось это стимулировать свои эмоции за счет молодых сородичей. Именно с этим был связан его характер общения с единственным учеником. Собственно, из-за повышенной эмоциональности Хара и подтолкнули в нужном направлении. Как показывал опыт, именно такие нерубы дольше всего могли выполнять обязанности Зодчих Пустоты.
   Единственным выходом для Ануб-Хадаха было сменить поле деятельности, но кто же ему это позволит. Длительность обучения и необходимость набора специфического опыта делают из каждого Зодчего уникального специалиста, которого нельзя просто направить на обучение подрастающего поколения сородичей. Крупные обелиски тоже нужно обслуживать, а делать это могут только опытные пауки. Кратковременные перерывы никак не меняли общую ситуацию.
   Долг перед сородичами всегда был важнее собственной жизни, поэтому Ануб-Хадах никогда не сомневался в правильности и необходимости своего предназначения. Ему оставалось только подготовить себе достойную смену. Пусть Хар ленив и откровенно слаб, но жажда жизни в нем превосходила все, что доводилось видеть уставшему пауку, если не считать редких гостей с поверхности. Ученику еще не скоро придется бороться с пустотой за свою жизнь.
  

Глава 25.

На подхвате у наставника.

  
   Мой личный наставник продолжал обучение в своем неповторимом стиле, периодически предоставляя мне возможность попрактиковаться на небольших обелисках. Увеличившийся резерв реально помогал в этом деле. Выжимая себя до нескольких последних эргов, мне удалось просканировать маленький обелиск в требуемом объеме и последовательности. И это был ожидаемый прорыв. Уверенность в собственных способностях была изрядно приправлена замечаниями моего шефа. Когда я закончил высказываться по поводу полученных данных, Ануб-Хадах опустил меня с небес на землю.
   - Хар, ты глуп, как марал. Какая еще деформация глифов третьего порядка в шестом витке? Ты что ничего не запоминаешь? - возмущенно скрипел хелицерами мой наставник.
   - Я точно видел деформацию,- уверенности в моем ответе было не так уж много,- Чем иначе можно объяснить такую конфигурацию глифов?
   - Глупец. Сколько можно объяснять тебе о таких элементарных вещах? Эта деформация обусловлена нормальным функционированием всей системы и не требует никакой коррекции,- на объяснения и оскорбления мой наставник никогда не скупился, отдавая предпочтение последним. Если бы не Ануб-Хадах, то разобраться в принципах работы обелисков я бы, наверное, не смог никогда. Дело было, конечно же, не в моей памяти, а в самой взаимосвязи символов. Она подчинялась некой трудноуловимой смеси интуиции и паучьей логики, которую просто нельзя было получить в готовом виде, только наработать в процессе обслуживания камней-вампиров. Скупое одобрение в общении с наставником наталкивало на мысли, что в этом направлении дела у меня идут не плохо.
   Сопровождая Ануб-Хадаха, я стал намного лучше представлять себе размеры королевства нерубов и разнообразие их цивилизации. Это обычному Рабочему самой судьбой предназначено всю жизнь находится в однообразных тоннелях, а на самом деле Азжол-Неруб таит немало удивительного и необычного. Где мне только не довелось побывать за последние несколько месяцев.
   Например, покои Провидцев были наполнены загадочными приборами и кристаллами всех расцветок и форм. В качестве рабочих поверхностей, подобиями столов и полок служил камень, искусно доработанный до нужной формы. На стенах пещер были закреплены целые грозди коконов из паутины разной величины и оттенка. Их предназначение невольно раскрыл один из нерубов, бережно распутывающий один из таких свертков. Коконы служили обычными контейнерами для хранения предметов или какой-нибудь еще дряни, которая могла представлять ценность только для пауков. Тут строго запрещалось колдовать или прикасаться к вещам хозяев. Обиталища Провидцев никак нельзя было назвать пустынными или незапоминающимися. Это место напоминало биолабораторию высокоразвитых пришельцев из фантастических фильмов моего прошлого мира. В магическом зрении все выглядело еще более непонятным и сложным, даже по ощущениям все было иначе. Я не сразу понял, в чем дело. Только сейчас ко мне пришло осознание, что магические течения и всплески мировых потоков рождали привычный "белый шум", который отсеивался сознанием. Каста мыслителей и магов каким-то образом создавала для себя практически полный "штиль", только редкая рябь особо сильных колебаний магического фона проскальзывала в этом месте, просто подтверждая, что я все еще на той же самой планете. Я даже смог заметить, как созданный одним из Провидцев глиф спокойно висел в воздухе и не торопился растворяться под действием бушующих магических потоков. Идеальная среда для разработки новых и оптимизации уже известных заклинаний. Вот где двигают магическую науку вперед. Я-то думал тут все несколько проще, вот только сородичи не спешили подтверждать мои представления о путях магического прогресса в Королевстве Азжол-Неруб.
   Просто стоять и наблюдать за экспериментами волшебников не давал спешащий наставник. Все ранее знакомые представители этой касты не отличались от привычных нерубов слишком уж кардинально Ануб-Хагал, Ануб-Невах и другие, виденные мной Провидцы, служили тому подтверждением. На самом же деле разнообразие внешнего вида превышало даже мои самые смелые представления. Некоторые из Провидцев имели порой весьма странный вид, который был очень далек от канонического неруба. Нам даже встретился неруб больше похожий на человека, которому ниже пояса добавили четыре длинные суставчатые лапы. Его можно было назвать прямоходящим при хорошем воображении. У этого представителя касты Провидцев было подобие одежды из паутины, скрывающее его недостатки. Я таращился на него, как идиот, пока Ануб-Хагал не вернул меня к действительности.
   - Хар, что ты замер, как дварф при виде золота?- недовольно отчитывал меня наставник.
   - Я не думал, что Провидцы могут так далеко зайти в своих поисках новых знаний,- свои слова я сопровождал выразительным движением хелицеров в сторону неруба приковавшего мое внимание.
   - У Провидцев свое понимание целесообразности,- осуждения в голосе Ануб-Хадаха я не услышал.
   - Зачем может понадобиться такая форма тела?- я был все еще обескуражен внешним видом этого неруба. К сородичам то я уже привык, а такие оригиналы мне пока не встречались. Что еще может скрывать это паучье гнездо? А что собой представляет Королева, я даже подумать боюсь.
   - Тебе незачем это знать, ведь ты из касты Рабочих,- строго сказал мой шеф.
   - Ведь можно сменить касту и стать Провидцем? Разве нет?
   - И начинать свой путь заново? К чему эти странные вопросы?- подозрительно сказал Ануб-Хадах,- Первичная трансформа изменит как матрицу, так и магическое ядро. Все твои достижения в магических и не только дисциплинах будут утеряны, сохранятся только знания. Очень немногие решились на такой поступок. Сейчас в живых только несколько таких смельчаков.
   Продолжить увлекательную беседу помешал обелиск, служивший целью нашего пути, да и наставник не был расположен к дальнейшему разговору на эту тему. Обелиск в этих покоях значительно превосходил все виденные мной ранее. Я бы назвал его четырехгранной стелой в четыре моих роста. Ануб-Хадах занимался этим камнем намного дольше, чем обычно и совершал совершенно незнакомые манипуляции. Со стороны можно было подумать, что идет настройка сложного музыкального инструмента квалифицированным специалистом. Моя роль заключалась в наблюдении за действиями наставника и запоминании новых приемов оперирования с глифами. В это раз Ануб-Хадах показал немало нового и потратил много сил, так как выглядел сильно уставшим и голодным. Желание подкрепиться у сородичей я научился определять с весьма высокой долей вероятности.
   - Здесь я закончил, пойдем дальше,- устало сказал мой наставник, уловив мой невысказанный вопрос.
   - Этот обелиск намного больше и сложнее тех, что доводилось мне видеть. Я бы, наверное, не смог просканировать и его десятой части,- камешек и впрямь был примечательный.
   - Это один из центральных узлов и он бы тебя просто убил. Так что не вздумай даже пробовать касаться похожих обелисков без моего разрешения,- серьезным тоном сказал мой наставник и не теряя времени направился к ближайшей "ферме" жуков. Да, Ануб-Хадаху дозволялось питаться в любое удобное для него время и в неограниченных количествах. Когда я об этом узнал, то зависть к привилегиям моего наставника вспыхнула жарким пламенем. Особенно неприятно было наблюдать своим голодным взглядом, как не спеша насыщается Зодчий Пустоты, источая вокруг феромоны полного превосходства. Зачем Ануб-Хадах постоянно пытается вывести меня из себя, я просто не понимал, но игнорировать его издевательства получалось далеко не всегда.
   Посещение покоев Провидцев запомнилось мне надолго. Мысль о смене касты как-то отступила на четвертый-пятый план. Еще раз изменять свое тело и снова привыкать ко всем сопутствующим изменениям? К такому я пока не готов. Может быть лет через пятьдесят, но не раньше, даже несмотря на манящий блеск вершин волшебства. Да и кто сказал, что меня сразу допустят ко всем тайнам и знаниям? Если Рабочим нужно заниматься тренировками так много времени, то Провидцам сами боги велят вкалывать в несколько раз больше.
   Пока что никакой великий архимаг не горел желанием взять такого умного и красивого меня в личные ученики и выпестовать из непримечательного неруба волшебника божественной силы. Если что, то я всегда готов. Ищи меня в Королевстве Азжол-Неруб, где-то в технических тоннелях, щедрый незнакомец. Помечтали и хватит. Вместо доброго белобородого архимага мне достался желчный Ануб-Хадах, а это совершенно не то, на что я рассчитывал, когда начинал разговор с Сах-Тхемаром.
   Пещеры Вязальщиков отличались большим количеством паутины, хотя казалось, куда уж больше, но в их пещерах она покрывала все поверхности в несколько слоев и это только то, что я смог определить на глаз. В просветах между нитями нельзя было рассмотреть ни кусочка камня пещеры. Впервые попавшему сюда существу могло показаться, что оно находится в каком-то коконе или мешке из паутины. Мерцание разноцветных нитей создавало иллюзию, что по стенам потолку и полу что-то постоянно двигается. Пусть в магическом спектре все было не так необычно, как у Провидцев, но свои особенности были и здесь. На первый взгляд странные хаотичные энергетические плетения встраивались в тонкие прозрачные тенета, полностью перекрывавшие тоннели или отгораживавшие участки пещеры от остального пространства. Похожие конструкции я видел, когда ходил на охоту. Суть этих преград была аналогичной - они поддерживали определенную температуру, а может и еще какие-нибудь параметры, например влажность или содержание кислорода. Такой вывод напрашивался в связи с более сложной структурой этих сетей. Логично было предполагать, что определенные показатели среды важны для создания некоторых видов паутины. Я, конечно, мог и ошибаться, ведь таких тонкостей по долгу службы мне знать не требовалось.
   Если Провидцы постоянно что-то колдовали, то Вязальщики беспрестанно что-то ткали, и их мастерству можно было только завидовать. Не то чтобы они просто сидели в своих пещерах и ткали паутину. Нет. Самих вязальщиков было немного, бездельничать в королевстве нерубов не может никто. Своим видом немногие встреченные тут Вязальщики меня не шокировали, в общем, укладываясь в образ неруба с небольшими особенностями. Никаких мутантов, как в пещерах Провидцев, тут не было. С местными обелисками проблем не возникло, своими размерами они от обычных камней-вампиров мало чем отличались. Мне даже удалось справиться с самым мелким из них и без огрехов поправить несколько покореженных глифов. Мой успех остался незамеченным или просто проигнорированным Ануб-Хадахом. Я и понял-то, что все сделал правильно, только когда никаких комментариев от наставника не последовало.
   Никаких скоплений нерубов из касты Воинов мне заметить так и не удалось. Может мы там просто еще не были, либо подобий казарм у пауков просто не существовало.
   По сравнению с серыми буднями Рабочих и местами нашего обычного проживания покои иных каст казались дворцами. Мельком виденные мной ранее самые настоящие каменные строения в больших пещерах мы с наставником не посещали и предназначение этих архитектурных решений все еще оставалось для меня загадкой, которую только предстояло разгадать.
   Размышляя об обществе сородичей, в голову приходили в основном очевидные мысли. Консерватизм пауков во многих аспектах был просто железобетонным Мне сложно понять, что же может меняться со временем в образе жизни отдельного неруба. Если судить по общим впечатлением сами сородичи нацелены на изоляцию и полное самообеспечение. Без серьезных катаклизмов пауки могут планомерно наращивать мощь и знания в течение многих тысячелетий. Пусть во многом нерубы были отвратительными существами, но как вид они весьма успешны и результативны. Надо бы почаще использовать знания прошлого мира для анализа всего происходящего со мной в этом.
   Шагнуть за рамки поставленные старшими сородичами раньше определенного времени просто невозможно. В таких случаях окружающие нерубы начинают видеть в "бунтаре" опасность или что-то на нее похожее для всего Королевства Азжол-Неруб. В общении с Ануб-Хадахом и другими наставниками или начальниками всегда существовала зыбкая граница, которую я боялся пересекать.
   После очередного дня плотного общения с камнями-вампирами мой наставник описал планы на следующий день, чего раньше не случалось.
   - Завтра меня ждет работа на территории другой Королевы, и ты будешь сопровождать меня. Будущему Зодчему нужно привыкать к общению с сородичами других Королев. Азжол-Неруб велик, а Зодчих Пустоты всегда не хватает. Советую тебе подкрепиться, работа может занять много времени и кормить нас там никто не будет.
   Главное, чтобы нас не приняли за вторженцев жуки-стражи местной владычицы, а голод можно и перетерпеть.
  

Глава 26.

Негостеприимные соседи и их проблемы.

  
   Пренебрегать советами "бывалого" было бы недальновидно, поэтому лелеемую заначку в виде черненького жучка со средними вкусовыми качествами пришлось прикончить в один присест. Экономные сородичи могли бы отлично привести любое существо к стандартам анорексии. Пусть самим паукам обжорство не могло никак угрожать, они все равно с маниакальным упорством продолжали морить самих себя голодом. Я все больше и больше уверялся в искусственности таких порядков. Из моих счастливых детских воспоминаний, когда всех паучков кормили досыта, я четко выловил чувство лени, которое теперь мне было недоступно. Да и как оно могло появиться при постоянном голоде, отголосках феромонов, требующих неустанно трудиться, и жесткой позиции начальства по отношению к недобросовестным работникам? Никак. Логично предполагать простую взаимосвязь: сытый неруб - это ленивый неруб. Умнее сородичей я себя не считал, хотя самонадеянно предполагал, что имею некое превосходство над остальными пауками. Судя по всему, раса нерубов обрекла себя на постоянный голод сознательно, чтобы не скатиться к примитивному образу жизни. Целесообразно и весьма похоже на сородичей, не так ли? Если и есть где сытые пауки, так это только на вершине иерархии, куда постоянно вожделенно смотрят более голодные собратья снизу. От таких предположений слегка утоленный голод показался незаслуженным наказанием, которое досталось по наследству от двоюродного дедушки. Что же добавим в колонку минусов "голод" со знаком вопроса - гипотеза требует фактов для своего подтверждения, а не домыслов. Да, я стал мысленно отмечать плюсы и минусы нерубского общества. Не трудно догадаться, что плюсов было мало, прискорбно мало.
   Ануб-Хадах при встрече выглядел энергичным и довольным, нажрался, небось, до отвала, упырь. Наставник хоть и питался вдоволь, сонным никогда не выглядел. О моем самочувствии или о здоровье он, конечно же, не спросил, а если бы и спросил, то это было бы очень странно.
   - Путь не близкий, так что не отставай. Когда войдем на территорию другой королевы, говори только по делу. И не замирай на месте, как черпорог при виде соперника.
   Инструктаж меня не впечатлил. Как будто в гости к врайкулам идем. Наставник, не теряя времени, наградил меня паутинкой-пропуском незнакомой конфигурации. Никакого веса в обществе пауков я не имел, потому без разрешения старших мог перемещаться только по маловажным пещерам. Ануб-Хадах уверенно двигался по бесконечной системе тоннелей с приличной скоростью. Автоматически запоминая маршрут, я старался не упустить своего наставника из виду. Движение в коридорах было весьма оживленным. Можно было с уверенностью говорить, что мы в одном из важных мест в этом паучьем гнезде. Количество нерубов, а главное жуков стражей из касты Воинов на это прямо указывало. По мере продвижения по нашему пути оживленность сменялась запустением. Чем дальше мы шли или скорее бежали, тем меньше нерубов нам встречалось. Становилось меньше кристаллов, освещающих пещеры, паутина на потолке полу и стенах упрощалась прямо пропорционально наполненности подземных коридоров.
   Момент, когда началась территория другой королевы, я уловил мгновенно. Несколько метров и ты понимаешь, что все вокруг чужое. Если в родных тоннелях было привычно и даже комфортно, то тут нет. Сразу появилось ощущение, что ты просто гость. Чем дальше мы шли, тем сильнее был дискомфорт. Внешне все было точно так же как и во владениях Талиан-Схилаг-Шах, но только внешне. Сложно было вычленить причину такого отношения к окружающему пространству. Взгляд не находил отличий, а другие чувства молчали. Перебирая разные варианты, я так и не нашел причины, объясняющий происходящее. Желания надолго оставаться на территории негостеприимных пещер не возникало.
   Как оказалось нас ждали. Только увидев встречающих нерубов, я понял, что они мне точно не родственники. Для других рас мы все, наверное, выглядим как клоны, но это не так. Эти же нерубы имели ряд черт, которые сразу бросались мне в глаза. Небольшие различия в пропорциях конечностей, размеров и положения хелицеров, формы глаз и многое другое делали нас такими же разными, как азиат и негр. Будь я человеком, то различий бы не нашел, но опыт жизни пауком научил видеть такие вещи.
   Наставления моего учителя были восприняты мной, как призыв к действию. Замирать подобно черпорогу я не спешил и следовал за Ануб-Хадахом на четко выверенном расстоянии, стараясь не выглядеть слишком удивленным. С определением касты встречающих лично у меня возникли некоторые проблемы. Пара пауков, напоминающих Рабочих и два жука-стража из касты Воинов. Взгляд у последних был какой-то недобрый и подозрительный. Даже более подозрительный, чем у стражей, виденных мной раньше. Самое интересное, что в деле нерубов-воинов мне еще видеть не довелось, и степень их опасности была интригующей тайной. Если что, то бросаться в атаку на эти "броневички" я не собирался, а вот попытка убежать могла бы быть успешной. Не может же существо таких габаритов быть не только сильнее, но и быстрее меня? По крайней мере я на это надеюсь.
   Ануб-Хадах без колебаний подошел к четверке сородичей и замер в ожидании. Встречающие нас нерубы Рабочие задумчиво пошевелили хелицерами, смерили меня несколько недоуменными взглядами и наконец-то прервали тревожную тишину.
   - Дело для Зодчих Пустоты не терпит отлагательств. Королевство нуждается в ваших умениях.
   - Мы готовы исполнить требуемое,- с ответом мой наставник не медлил и был предельно краток.
   На этом собственно общение и закончилось. Нас снабдили пропусками и объяснили дорогу к месту работы, после чего четверка сородичей нас покинула. Я уже думал, что нас будут конвоировать жуки-стражи, но те после предоставления паутинок-идентификаторов резко потеряли к нам интерес. Ануб-Хадах никаких экскурсий проводить был не намерен, хотя я бы от нее не отказался. Интересно же, как тут все устроено, но если мне и в родном "гнезде" не позволяли праздно шататься, где захочется, то на чужой территории тем более.
   Местные сородичи занимались тем же самым, что и пауки во владениях моей королевы. Вот уже не в первый раз мысленно называю Талиан-Схилаг-Шах своей Королевой. Вживаюсь в местное общество независимо от своих желаний. Мельтешение нерубов в тоннелях было практически идентично движению сородичей в родном гнезде. Этот факт меня успокоил. Нерубы, как нерубы, только немного другого экстерьера.
   Местные на нас изредка посматривали, но никаких толп глазеющих пауков не было и это хорошо. Чувствовать себя белой вороной мне не привыкать, но не сказать, что это мне нравится.
   Целью нашего путешествия служил целый комплекс камней-вампиров в просторной пещере, где уже находилось несколько Зодчих Пустоты. Как я это понял? Обслугу системы сбора энергии с головой выдавал внешний вид. Ануб-Хадах выглядел среди них еще вполне здоровым. Сам я был похож на ребенка в кругу умудренных жизнью седых старцев. Не совсем в кругу, конечно. Я в сторонке стоял, но из сопровождающих или учеников я был один.
   Сородичи в разговоры не вступали, а споро рассредотачивались по выверенным местам, как будто занимались чем-то подобным уже не в первый раз. Наверное, так и было. Шестнадцать больших обелисков располагались в хаотичном порядке вокруг своего более крупного собрата, создавая нечто похожее на композицию сталагмитов. В магическом зрении они буквально светились от переполнявшей их энергии, но я не обманывался. Одно мимолетное касание к такому артефакту скорее всего не оставит во мне ни эрга магической энергии. Даже на поверхности обелисков глифы заклинаний с поразительной скоростью меняли свою структуру и периодически ныряли вглубь камня. Такого мне еще видеть не доводилось. Выглядит красиво, вот только нормально ли это или нет. Сородичи признаков паники не проявляли, и я успокоился, пока Ануб-Хадах не обратился ко мне с предложением заняться делом.
   - Что ты замер в стороне? Вон тот крайний камень твой,- свои указания наставник сочетал с однозначным жестом в сторону самого маленького обелиска.
   - Я думал, что буду вас просто сопровождать.
   - Нет времени искать замену Зодчему, скончавшемуся всего десяток скарабеев назад,- спокойный голос Ануб-Хадаха без всяких намеков на издевательства мне не понравился,- Просто делай все, как я тебя учил. Твой обелиск входит в резервную систему и особых проблем доставить не должен.
   Может и так, но трансформация глифов протекала на его гранях с той же периодичностью, как и на более крупных камнях. Пока я занимал позицию, с которой можно было всеми конечностями обнять свою цель, остальные уже внимательно изучали обелиски на своих местах. Судя по всему, приниматься за работу следовало после некого сигнала. Им послужила команда от самого нездорового на вид сородича, взявшего на себя самый большой камень-вампир в центре.
   - Начали.
   Мгновенная потеря минимум половины всего резерва после касания к обелиску заставила меня сразу включиться в работу. С диагностикой проблем не было, трансформация глифов была всего лишь внешним эффектом от синхронизации местного распределительного узла, ничем иным эту конструкцию я назвать не мог. Мне следовало просто корректировать положения заклинаний, чтобы те совпадали с сигналами от центрального камня. Все было нормально, пока стабильная пульсация главного обелиска не сменилась хаотичными ритмами, на которые я просто не успевал реагировать. Ничего лучшего, чем попытаться выяснить причину происходящего я не придумал. Картина была нерадостная. Неруб скомандовавший начинать ритуал безжизненно валялся под своим обелиском. Что теперь делать я просто не знал. Ануб-Хадах о таких ситуациях не упоминал, так что я обратил свой взор на наставника. Тот, увидев мой взгляд, своими словами рассеял мою растерянность.
   - Хар, занимай мое место. Быстро.
   Сам он уже приближался к центральному камню. Более крупный обелиск сразу дал понять, что он в резервную систему не входит и почти осушил мой источник, оставив несколько эргов. Мысль, что я в полной ж...заднице была настолько очевидна, что я даже на секунду отвлекся от терзавшего меня энергетического истощения и принялся настраивать слишком мощный артефакт, экономя энергию всеми силами. Замедление реакции на новые сигналы центрального обелиска и сонливость давали понять, что до разрушения магического ядра оставалось всего ничего. О таких проблемах Ануб-Хадах упоминал вскользь и рекомендовал прекращать работу немедленно, что я и попытался сделать, зафиксировав последний глиф. Дальше последовал провал в темноту беспамятства.
   Очнулся я в том же самом зале, валяющимся на полу рядом с обелиском, с критическим истощением магического ядра и диким голодом. Все, что я мог это вяло шевелить хелицерами, конечности совсем не слушались. Видимые с моего ракурса трое сородичей выглядели уставшими, но без признаков беспокойства. Вот же пофигисты у нас самое настоящее чрезвычайное происшествие, а они, как ни в чем не бывало, что-то обсуждают. Течение моих мыслей было прервано чьим-то грубым тычком в брюшко. На такое беспардонное отношение к можно сказать герою я только гневно заскрежетал хелицерами и постарался еще раз пошевелить конечностями.
   - Живой? Хм, я в тебе не ошибся,- в голосе Ануб-Хадаха, не смотря на его слова, можно было услышать удивление.
   Что? Вот садист, я, наверное, и не должен был выжить. Злость немного прибавила сил и я смог пошевелить конечностями и даже утвердиться на лапах после нескольких попыток встать. Первое, что хотелось сделать, это насадить голову наставника на каменную пику, а потом попировать его останками. Жрать хотелось очень сильно, от этого мысли путались, взгляд самостоятельно рыскал вокруг в поисках еды. Ануб-Хадах решил, что я пришел в себя и поведал наши планы на будущее.
   - Возвращаемся, тут мы закончили.
   - Мне нужно поесть. Дорогу обратно я не выдержу. У меня почти не осталось магической энергии в ядре,- без утоления голода я бы больше сотни метров бы не прополз,- Отдохнуть бы тоже не помешало.
   - Так у тебя ядро осталось неповрежденным?- теперь наставник был действительно впечатлен.
   Его вопрос заставил меня судорожно заняться ревизией источника. Жалкие полтора эрга и отсутствие видимых повреждений меня успокоили. Непоправимого, скорее всего не произошло.
   - Да источник цел, но вот энергии осталось всего полтора эрга,- скрывать что-то от Ануб-Хадаха я смысла не видел.
   - Отлично. Мне не придется искать другого ученика. Я посчитал, что ты сможешь дотянуть до территории нашей королевы с поврежденным ядром. Не хотелось оставлять свежее мясо нашим соседям.
   Ах ты экономный м..дак. Теперь тебе лучше спиной ко мне не поворачиваться. Чтобы я еще раз помог этому больному уроду? Хрен вам, а не помощь. В задницу все это геройство.
   Перед отбытием мне разрешили съесть несколько вездесущих скарабеев. Жлобство местных сородичей я принял к сведению с внешним спокойствием. Обсуждать инцидент с наставником решил после того, как отойду от последствий истощения и немного успокоюсь. Всю дорогу обратно Ануб-Хадах упрекал меня за мою медлительность во время экстренной ситуации. По его словам я должен был со скоростью света занять его место и держаться до последнего эрга и ни в коем случае не прекращать работу.
   Если бы не полное превосходство наставника, я бы попытался прикончить его прямо в тоннеле. Свидетелей тут не было. Ануб-Хадах заливался соловьем, подбирая все более изощренные оскорбительные сравнения для моей персоны. В воображение отсеченная голова учителя была закреплена на самом видном месте моего хитина. Нет, нужно узнать все, что можно о некромантии, говорящая голова будет смотреться намного лучше.
  
   Восточные Королевства. Лордерон.
   Дворец короля Теренаса Менетила II.
   Зимнее солнце дарило слишком мало тепла, поэтому, не смотря на хорошо растопленные камины, советники были одеты в меховые плащи. Последние дни за окнами царила непогода, которой больше подходило определение снежная буря. Завывающий ветер всеми силами старался пробраться в человеческие жилища и засыпать все вокруг хрустящим снегом. Что поделать зимы в Лордероне всегда были суровыми.
   Всех советников и самого короля беспокоили вести с юга, принесенные вездесущими морскими торговцами Кул Тираса. Даэлин Праудмур решил лично навестить своего венценосного собрата и обсудить насущные проблемы. Владелец самого сильного флота из известных Теренасу прибыл в сопровождении жены и четырехлетней дочери. Свой визит он объяснял желанием познакомить Артаса и Джайну, ну и рассказать о событиях в южном королевстве Азерот. Вести оттуда были противоречивы. Война шла с переменным успехом и стоила Ллейну Ринну жизни его отца и основной части подготовленных войск, сопровождавших Адаманта Ринна III. Получить решающего преимущества не удавалось ни одной стороне. По слухам, когда в обсидиановых песочных часах, подаренных молодому Ллейну таинственным Медивом оставалось всего несколько песчинок зеленокожие дикари напали на Штормград. Таких полезных артефактов у Теренаса не было, но он бы никогда не стал полагаться на подарки волшебников, имеющих неприятную особенность отказывать в самый ответственный момент. По словам очевидцев торгового судна Кул Тираса в Штормграде никакой паники не было, только ожидаемое повышение цен на оружие и съестные припасы, особенно длительного хранения, характерные для любой войны. Сам Теренас считал, что Ллейн справится, учитывая, как ловко он подхватил узды правления после неожиданной кончины своего отца.
   Пригласив владыку Кул Тираса на обсуждение обстановки со своими советниками, Теренас хотел продемонстрировать степень доверия дорогому гостю и тот её оценил.
   - Я считаю, что необходимо оказать помощь молодому Ллейну. Зеленокожие варвары могут принести еще немало сюрпризов,- убежденно говорил Даэелин.
   Понять его позицию было можно. Один из крупнейших торговых партнеров уже второй год не экспортировал зерно, что значительно уменьшило доходы Кул Тираса. Даэлин Праудмур был кровно заинтересован в скорейшей победе армии Азерота над захватчиками из другого мира. Каждый отстаивал свои интересы. Для кого-то война на юге была причиной для кардинальных изменений налаженных торговых путей и некоторого уменьшения доходов, а для кого-то шансом укрепить свои собственные позиции. Отправлять войска на юг потребовало бы немалых затрат для Лордерона даже если бы Даэлин Праудмур обеспечил бесплатную доставку своими кораблями. Так же считали и некоторые его советники.
   - У нас нет лишних солдат, а оставлять собственные границы без защитников было бы недальновидно,- лорд Баров был категорически против неуместных авантюр. Проблемы королевства Азерот не должны были становиться его проблемами.
   - Если падет Штормград, то орды захватчиков хлынут на север и тогда нам придется сражаться с ними уже на своих границах,- Утер смотрел на окружающих как бы спрашивая: "как же вы не понимаете всей опасности"? Слухи о гибели многих жрецов Света требовали от опытного рыцаря, бывшего учеником Архиепископа Алонсуса Фаола, немедленно действовать. Военный советник уже выразил желание лично отправиться на юг. К сожалению таких рыцарей у короля Лордерона больше не было и жертвовать другом даже ради победы над иномирными захватчиками он не собирался.
   Теренас Менетил уже решил, что вмешиваться в войну пока рано и сейчас просто выслушивал мнения советников и владыки Кут Тираса. Ничего нового никто из них так и не сказал. У каждого присутствующих была твердая и довольно легко объяснимая позиция.
   - Я вас услышал. Лордерон пока не будет вступать в войну на юге, но если король Ллейн обратится к нам за помощью, мы ему не откажем,- твердо закончил дискуссию Теренас.
   Компромиссное решение никого в полной мере не удовлетворило, но и отторжения не вызвало. Каждый получил надежду на то, что именно его предложение воплотится в жизнь. Что и говорить Теренас Менетил II был хорошим королем.
   После совета Теренас и Даэлин неспешно отправились на встречу с супругами и детьми. Король Лордерона по многочисленным намекам уже понял скрытую причину появления хитроумного владыки Кул Тираса в столице его страны. Наблюдая за встречей Артаса и Джайны, у него самого промелькнула мысль о союзе с морской державой. Сразу было видно, что дети друг другу понравились и, спустя положенные этикетом приветствия, они уже весело обсуждали свои детские увлечения. Дети, они так быстро растут.
   Задумавшись о будущем своего наследника, Теренас пропустил слова Даэлина Праудмура.
   - Что скажешь Теренас Менетил? Укрепим наши договоры родственными связями?
   - Я не вижу причин, почему этого не следует делать. Артасу нужна будет достойная пара и Джайна подходит на эту роль лучше всего, но не будем их загонять в рамки королевского долга, пусть все идет своим чередом. Придет время, и мы объявим о нашем решении, Даэелин.
   - Да будет так. Я сделаю так, чтобы Джайна стала хорошей королевой и женой, а ты позаботься о достоинствах своего сына.
   - Непременно Даэлин, непременно.
   Теперь глаза королей видели в играющих детях, не веселящихся отпрысков, а будущих супругов и крепкий союз двух держав, отлично дополняющих друг друга.
  

Глава 27.

Снова магия и небольшой отпуск.

  
   Посещение соседей имело и некие положительные стороны. Во-первых, я осознал факт, что моя жизнь в нерубском обществе ничего не стоит, как собственно и жизнь любого другого паука. В прошлом мире громогласно проповедовалась ценность каждой личности, хотя на самом деле это было не совсем так. Во всяком случае, каждый верил, что у него есть некие права и чувствовал себя защищенным. Сородичи почти прямым текстом говорили о членах нерубского сообщества, как о легко заменимых винтиках в огромном механизме. Намеки на иное положение дел на вершине власти были противоречивы. Практически твоя жизнь и тело были собственностью Королевства Азжол-Неруб, любезно предоставленные тебе во временное пользование. Что и говорить это было неприятно. Одно дело, когда ты об этом знаешь, а другое когда тебя постоянно тыкают в это н.. хелицерами. Хорошо хоть у расы разумных пауков был полный иммунитет к магии разума, иначе все было бы еще печальнее. Во-вторых, мне было дано разрешение чаще посещать библиотеку. Помимо обязательного изучения литературы о проклятых обелисках, я смог выкроить время на некромантию. Говорящая голова Ануб-Хадаха все еще будоражила мое воображение. Хранитель знаний от вопроса о создании нежити замер на несколько мгновений в неподвижности, напоминавшей ступор.
   - Некромантия? Зачем она такому молодому нерубу?- спросил меня библиотекарь, делая удивленное "лицо".
   - Я хочу знать о нежити больше, её слабые и сильные стороны, уязвимые точки, - бодро отрапортовал я. Не говорить же, что мой интерес тесно связан с желанием избавить этот мир от своего наставника?
   - Хорошо. Только будь осторожен, применяя полученные знания.
   К чему это предупреждение? Если бы подобные знания были опасны, то их бы тут просто не было. Сначала я этого не замечал, но со временем понял, что допуск к информации у нерубов строго регламентирован социальной значимостью. Несмотря на все свои успехи, моим потолком был доступ самым простым знаниям. Эти ограничения не бросались в глаза, но они были.
   Некромантия в исполнении сородичей оказалась достаточно безопасной и практически полностью бесполезной дисциплиной. Если ваше воображение уже рисовало простирающиеся до горизонта армии послушных скелетов, вампиров, личей и костяных драконов, забудьте об этом. Для нерубов это просто невозможно.
   Фактически создание единичных мертвых слуг особых проблем не вызывало, главное, чтобы у подопытного материала не была разрушена энергетическая сеть, в том или ином виде имевшаяся у каждого живого существа. Предпочтительнее было использовать еще живых существ, тогда результат был намного лучше. Череда из десятка заклинаний далеко не запредельной сложности и свежий труп готов к использованию. О возвращении родной души обратно в тело, конечно же, и речи не шло. Чаще всего основу будущей личности составляли остатки информации, сохранившиеся в нервной ткани. Головной, спинной мозг или отдельные ганглии, не важно, в этом плане заклинания были универсальны. Личность, это громко сказано, больше всего это походило на сознание собаки или в лучшем случае трехлетнего ребенка. Создание полностью синтетической управляющей системы требовало очень серьезных знаний и опыта. В любом случае мертвое тело получало систему управления. И тут возникал справедливый вопрос - почему бы не внести коррективы в сознание нежити, тем самым обеспечив ее полное и безоговорочное подчинение? Не все так просто юные повелители мертвых. Когда личность была полностью синтетической, все было не так уж сложно. Различных запретов, директив, приоритетов для той или иной ситуации было огромное количество, но вот гибкость мышления такого существа оставляла желать лучшего, если вообще ее удавалось достигнуть. В ином случае, при задействовании прижизненных знаний материала всякое вмешательство снижало разумность будущей нежити, вплоть до полного разрушения сознания. И все это при хорошем состоянии исходного материала, требовало немало энергии. Специальная трансформация плоти или поднятие голых костяков требовало гигантских запасов маны. Подготовительный этап на этом заканчивался и наступал момент выбора источника питания вашего юнита.
   Всякую нежить, которая должна слушаться своего создателя, требовалось постоянно обеспечивать энергией. Откуда взять нужное количество маны? Вариантов было несколько. Личные запасы чистой и незамутненной маны обеспечивали кротость и послушание вашего питомца, а также несколько повышали его умственные способности. Самое безопасное и самое дорогостоящее решение, ведь нежить требует энергии регулярно и не будет ждать удобного для вас момента. Еще одни вариантом служили внешние источники и накопители, использующие магический фон планеты. В таком случае нежить получалась относительно независимой, сильной и рано или поздно выходящей из-под контроля. Магический фон подтачивал директивы даже у синтетической личности, обращая мертвых слуг против своих хозяев, а простых поднятых мог превратить в неуправляемых чудовищ практически сразу. Гибридные системы служили обычно дольше, но всегда скатывались ко второму варианту. О ментальном контроле нежити упоминалось вскользь, как о чем-то недоступном паукам и малодоступном остальным расам. Экзотические варианты типа вселения подконтрольных духов в мертвые тела для нерубов это все равно, что ткать панталоны из паутины на продажу - неописуемая глупость.
   Объем скармливаемой магии прямо пропорционально зависел от размеров, способностей и разумности мертвого слуги. Приводимые для примера расчеты давали представление о полной нерентабельности таких вложений для рядового сородича. Все что могла сделать нежить, любой неруб делал быстрее, качественнее, а главное, на порядок дешевле. В паучьей классификации присутствовала стихийно поднятая нежить. Такой тип мертвецов имел разомкнутую энергосеть и выкачивал всю доступную энергию из окружающего магического фона, оставляя после себя безжизненные пустыни, малопригодные даже для самой нежити. Такой процесс запускался только при отсутствии другого источника питании и длился в течение десятков лет. Подобную нежить рекомендовалось по возможности истреблять.
   Главным и весьма неприятным фактом было то, что любая нежить была ненасытна. Сколько ее не корми, она всегда жаждала большего, предпочитая концентрированную жизненную энергию более разряженной мане. Еще одним камнем преткновения служила проблема общения с мертвыми слугами и понимание теми приказов хозяев. Для магов с выдающимися ментальными способностями все было не так уж сложно, они могли и дикую нежить заломать, а вот у нерубов с этим возникали серьезные проблемы. Различия в мышлении по сравнению с другими видами делали коммуникацию трудной даже с живыми индивидами, а с их мертвыми представителями она становилась порой невозможной. Ошибки в понимании приказов или их полное игнорирование нежитью пауков совсем не радовали и убеждали в единственном правильном решении. Сородичи предпочитали употребить свежее мясо в качестве пищи, а не заниматься малополезными экспериментами. На этом делался акцент во всем начальном пакете информации по некромантии.
   Информация была полезной для общего развития, но в практическом плане для меня пока что не представляла особого интереса. Есть и более важные разделы, требующие моего внимания.
   Например, индивидуальный универсальный магический щит, продемонстрированный Ануб-Хагалом на последнем занятии, посещаемость которого как всегда была стопроцентной. Чтобы не происходило, но пропускать занятия по магии никто даже не пытался. Иначе и быть не могло, это же нерубы с железной дисциплиной, а не кто-нибудь другой. Если учесть, что мы в основном в последнее время нарабатывали сродство к непрофильным стихиям, то новые заклинания всегда служили поводом для радости. Пусть сородичи и склонны к однообразным занятиям, но любые изменения и сюрпризы встречали с заметным энтузиазмом.
   Единственной индивидуальной защитой до этого момента нам служили глифы комплексного укрепления экзоскелета. Не бог весть, какая защита, если быть откровенным. А тут настоящий магический щит. Как этому не радоваться?
   Наш учитель по магии сразу дал понять, что данная защита не панацея от всех проблем.
   - Я не зря обучаю молодых нерубов именно этому заклинанию, пусть оно и не самое простое. Главное преимущество данного щита, это универсальность. Полноценная защита весьма широкого спектра всегда пригодится особенно в критической и нестандартной ситуации. Если не знаете, чем вам могут нанести повреждения, используйте именно это заклинание. У других рас его называют Щитом Маны. Название полностью отображает его суть и недостаток. Даже при использовании ряда усовершенствований и оптимизаций под свою энергетику сложно выйти на соотношении один к одному. На условную единицу энергии, которую отражает щит нужно потратить равноценное количество маны и это при идеальных условиях. Чаще же соотношение один к трем и выше. Теперь обратите внимание на саму структуру глифа...
   Да уж глиф оказался не только сложным, но и странным. При моей удаче без такого заклинания в арсенале жизнь была бы намного опаснее. Раскачать резерв получше и можно фаерболы принимать на щит, а потом мой "гениальный" мозговой ганглий, или что там у нерубов заменяет мозг, немного доработает заклинание, чтобы то поглощало направленную энергию и за счет этого поддерживало защиту на должном уровне. Хотя лучше уточнить этот момент у наставника, может сородичи уже дошли до этого своим умом.
   - Как и большинство магических щитов, данное заклинание должно быть подключено к вашей энергетической сети, либо напрямую, либо через специальные фильтры ограничители. Активация заклинания происходит после замыкания контура и требует всего одной сотой скарабея. Собственно мана тратится на первичное плетение глифа, поддержание целостности каркаса заклинания и отражение возможных повреждений. Встроить элементы на автоматическое срабатывание только при непосредственной опасности невозможно. Щит отражает практически любые магические заклинания и физические атаки независимо от их силы. Он будет ограждать даже от холода дождя или снега, но с соответствующими затратами маны Если заклинание своей энергонасыщенностью не будет превышать природный магический фон, то оно свободно пройдет сквозь щит, как и яды распыленные в воздухе. Использовать Щит Маны в пределах Королевства Азжол-Неруб можно только в критических ситуациях. Тренироваться с этим заклинанием только под присмотром старших сородичей или в местах, где нет магических конструкций, которые вы можете повредить. Сейчас, под моим наблюдением вы можете смело осваивать новый глиф.
   Разжевывать все до мелочей было отличительной чертой Ануб-Хагала, после его объяснений многие вопросы отпадали сами собой. Он также подробно описывал каждый глиф, который демонстрировал своим ученикам, и это приносило свои плоды. С моей точки зрения успеваемость у нашей группы была неплохой.
   Пока остальные занялись новым заклинанием, я решил уточнить момент на счет поглощения энергии. Вдруг нерубы решили эту проблему, и мой "гениальный" ганглий может не напрягаться.
   - Ты что-то хотел Хар?- Ануб-Хагал давно привык к вопросам по материалу и не удивлялся, когда молодые подопечные уточняли интересующие их моменты.
   - Я бы хотел узнать, нельзя ли доработать это заклинание так, чтобы оно поглощало энергию от внешних атак и тем самым подзаряжало само себя?
   - Какой интересный вопрос. За последние сем тысяч лет никому этого не удавалось насколько я знаю. Любые поглощающие контуры нарушают стабильность заклинания, но ты можешь попробовать. Только сначала изучи всю доступную информацию по этому плетению и по теории и практике создания и модернизации заклинаний.
   Похоже, моему ганглию будет, чем заняться. Про гениальность я, конечно, преувеличил, но совсем безнадежным себя не считал. Универсальный щит мне понравился, удобно и для всех случаев жизни, не без недостатков, но для нужд молодого паука самое то. Устранить изъяны заклинания и жизнь станет намного безопаснее.
   Язвительный Ануб-Хадах активно вносил свою лепту в мое образование. На днях он объяснил, как делать паутинки-пропуски. Ничего особо секретного тут не было. Простенький глиф, самая обычная паутина и заветная конструкция готова. Вот только тремя литрами дегтя в этой бочке меда служила основа-калька, с которой нужно было копировать структуру пропуска. Ей являлась несколько упрощенная паутина разума, постоянно отнимавшая у меня часть свободного времени перед сном. Не знаю почему, но при активации глифа на любую другую конструкцию ничего не получалось. Все попытки сплести удачную подделку закончились полным крахом. А было бы неплохо сделать себе самый высокий допуск в любую точку владения Талиан-Схилаг-Шах. С моим теперешним пропуском обычному нерубу ничего не светило. Вспоминая ранее полученные пропуска, я мог косвенно оценить разум вышестоящих сородичей. Не то чтобы они были гениальными, но я пока к их необычной гармонии в структуре сознания даже не приближался. Нерубам из касты Воинов было сразу ясно, чей пропуск принадлежит развитому сородичу с высоким социальным уровнем, а чей уборщику продуктов жизнедеятельности кормовых жуков. Это как удостоверение личности, только намного информативнее. Зачем паукам вообще имена, если есть практически слепок разума?
   Сплетенную паутинку-пропуск я демонстрировал, только Ануб-Хадаху. Больной садист в течение нескольких скарабеев изгалялся над моими умственными способностями, обещая продемонстрировать мое творчество широкому кругу своих знакомых. Пока я проектировал в воображении ту пику, на которую насажу голову своего учителя, он продолжал осматривать пропуск-паутинку и комментировать изъяны моего разума. У наставника видимо совсем атрофировался инстинкт самосохранения. Его замечания не имели ни малейшего практического смысла.
   А через неделю мне представилась возможность отдохнуть от Ануб-Хадаха и попрактиковаться в использовании Щита Маны. Каким образом? О, все оказалось до банальности просто. Каста Рабочих помимо прочего обеспечивало всех едой, а внезапный мор среди кормовых жуков обеспечил молодых и соответственно не слишком ценных сородичей билетом на внеплановую охоту в холодной горной местности. Я считал себя высококвалифицированным сотрудником паучьего гнезда, а тут такая новость. Брызгать ядом во все стороны и требовать справедливости мог только слабоумный сородич, которого в детстве уронили вниз головогрудью. Жрать скарабеев тоже был не вариант, даже после сотни жучков намеков на утоление голода не появлялось. Все равно, что есть траву, можно, но смысла в этом нет никакого.
   Отправили на поверхность нас в составе небольших команд по семь пауков, с напутствием без еды не возвращаться. Платочком-паутинкой нам вслед никто на прощанье не махал. Все это было сделано так четко и организовано, как будто далеко не в первый раз. Хорошо хоть во главу отряда поставили опытного охотника, что обещало избежать самых глупых ошибок на нашем нелегком пути. Мясозаготовка началась со знакомства с другими неудачниками, которых вытурили из теплых тоннелей на мороз. Каждый неруб проскрипел свое имя и на этом общение временно прекратилось. Сородичи гуськом двинулись за старшим охотником. Мое самолюбие грел тот факт, что в колоне я был вторым.
   Как только мы выбрались за пределы охраняемых ловушками пещер, Молах, тот самый охотник, рассказал о цели нашего похода.
   - Мы пойдем за мясом троллей, оно вкуснее и питательнее. Придется пройти немного дальше чем обычно, но оно того стоит.
   После этих слов я сразу пожалел, что не попал в другую группу, без предводителя, предпочитающего охоту на разумную дичь. В моих планах было отсидеться в пещерах с ловушками и половить варгов в заранее заготовленные сети, а не тащиться неизвестно куда сквозь непроглядную метель под светом далеких звезд. Удача вновь отвернулась от своего самого преданного поклонника. Вредная тетка.
  
   Нордскол. Восточные предгорья Грозовой Гряды.
   Молодые охотники из небольшого племени Морозного Клыка радовались удачной охоте. Пара диких варгов оказалась неосторожной и позволила бледнокожим троллям вкусить свежего мяса и испить теплой крови. Жилистые туши северных волков утыкали копьями в считанные мгновения и сразу набросились на добычу подобно диким животным. Ни о какой разделке или тем более обработке мяса и речи не шло. Охотники были слишком голодны. Не смотря на метель и крепкий мороз, единственной одеждой им служили набедренные повязки и ожерелья-амулеты из костей убитых животных и частей тел побежденных в ритуальных поединках сородичей. Ледяных троллей холодом не проймешь. Удача и вовремя сделанные подношения Хар'коа позволили Гиркашу сохранить всех своих соплеменников. Если бы не варги, пришлось бы съесть самого молодого и слабого - Тарбаша. Даже родство с главой небольшой общины не спасло бы мальца от оголодавших соплеменников. Хорошо, что все обошлось, настраивать вождя против себя последнее дело.
   Выковыривая разгрызенной костью остатки трапезы из-за левого клыка, Гиркаш думал, куда бы направиться дальше. Богатый опыт советовал не соваться на юг, хоть там и больше живности. Топоры врайкулов и паутина разумных пауков сильно затрудняли поиски дичи. Из-за непрекращающейся метели выследить животных в хорошо знакомой местности никак не удавалось, поэтому и особого выбора у него не было - племя нуждалось в пище. Хрустящие паучьи лапки были весьма приятны на вкус даже в сыром виде. Автоматически утерев кулаком слюну, капающую изо рта, Гиркаш принял решения отправляться в земли пауков.
   - Пойдем южнее, там полным полно жирненьких потомков Акири.
   Остальные охотники согласно закивали, паучье мясо всегда считалось деликатесом у племени Морозного Клыка, а к опасности они были привычны. Почистив копья и избавившись от остатков трапезы, ледяные тролли просто зарывались в теплый снег, представляя сотни ароматных паучьих лапок. Несмотря на свою дикость, охотники были своеобразными гурманами и знали немало рецептов для приготовления любого мяса.
  
  

Глава 28.

Битва за мясо.

  
   Наше путешествие в поисках неприятностей началось неважно. Ночь, холод, метель и немаленький слой снега весьма затрудняли наше движение, но бравый охотник упорно шел вперед. На что можно ориентироваться в такую непогоду я решительно не понимал. Ни солнца, ни заметных ориентиров, по которым можно было найти обратную дорогу, мне заметить не удалось. Для себя я решил следующее: что бы не случилось, но Молах должен остаться в живых. Кроме него обратный путь никому не был известен. Нет, оставлять возвращение в родные пещеры на волю случая никак нельзя. На первом же привале нужно уточнить, как найти дорогу обратно, но будет ли этот привал?
   Наш предводитель своим телом уверенно прокладывал тропу сквозь заснеженное плато. Ничего удивительного в отсутствии каких-либо растений в этой местности не было. С таким-то климатом. Пока вокруг бушует снежная буря никакой дичи не найти, это было ясно даже мне. В магическом спектре окружающая метель не просматривалась дальше пары метров. Видимо одной из причин непогоды было буйство магического фона. Упорядоченного движения потоков, которое могло свидетельствовать о рукотворности снежной бури, я своим магическим взором не приметил.
   Так уныло и однообразно мы тащились практически всю ночь, пока Молах не привел нас к входу в пещеру. На врата в рай или на худой конец в Азжол-Неруб это похоже не было, радостно заходить в темный провал в первых рядах не хотелось. Кто его знает, что там живет, может варги, а может кто и похуже. Предводитель отряда был того же мнения и вперед не рвался.
   - Хар, проверь пещеру, а мы тут подождем,- в приказном тоне произнес Молах,- Если обнаружишь опасность, немедленно отступай назад.
   Такой подставы я не ожидал. Какого хрена матерый охотник и великий выслеживатель дичи сам не осмотрел это место? Я ему, что сертифицированный разведчик? Молах явно не видел ни одного фильма ужасов, поэтому не знал, что соваться в такие места в одиночку смертельно опасно.
   - Я не разведчик. Может кто-нибудь обладает нужными навыками? - я не трус, но к чему это геройство.
   Сородичи не спешили обрадовать меня, перечисляя свои способности и скромно молчали.
   - Обученных разведчиков нет, так что действуй,- бывалый охотник требовательно ткнул лапой в сторону темного провала, решительно не понимая причины моих препирательств.
   - Напарник мне бы не помешал, так больше вероятность предупредить отряд, если внизу есть опасность,- лезть туда в одиночку мне отчаянно не хотелось.
   - Разумно. Пусть Тхилаг пойдет с тобой.
   Последний в иерархии нашего небольшого отряда паук обреченно двинулся за мной. Прокрасться тихо, подобно ниндзя, не получилось. Только вступив в пещеру, мы провалились в наметенный снег почти с головой, нарушая тишину природных тоннелей. Осознав, какую глупость совершил, я шустро переместился на потолок, чтобы не создавать лишнего шума. Замерев вниз головой, невольный разведчик в моем лице начал вслушиваться в звуки этого места. Пока что были слышны только завывания ветра снаружи и поскрипывание хитина Тхилага, цеплявшегося за неровности стены. Магическое зрение ничего нового не показывало, пещера, как пещера. Отчаянно не хватало длинного копья или алебарды, безбоязненно подпускать к себе возможных противников могли нерубы из касты Воинов, но не молодые Рабочие. Щит Маны был подготовлен заранее и ждал активации. Так мы и двинулись навстречу опасности, постоянно останавливаясь и вслушиваясь в окружающее пространство. Напарник дисциплинировано следовал за мной, и выдвигаться на передний край не стремился. В очередной раз осматривая убранство пещеры во всех доступных спектрах, я заприметил несколько крупных костей на полу. С анатомией местной фауны у меня было туго, так что опознать владельца обглоданных мослов не получилось. Дальше мы двигались с удвоенной осторожностью, и это помогло избежать большой беды. Первым мы услышали громкий храп, больше похожий на работу двигателя бульдозера, а через несколько поворотов тоннеля увидели источник шума. Первое, что я подумал - мамонт. Такая же длинношерстная здоровенная туша, похожая на тело вымершего северного слона, резко переходила в огромный человекоподобный торс. Странный кентавр переросток имел на голове пару внушительных бивней. Магнатавр, тонн, наверное, на пятнадцать, спокойно спал в центре естественного расширения небольшого подземелья, а вокруг него все было усыпано разнообразными костями. Прямо иллюстрация для книги о людоеде. К стене пещеры была прислонена внушительная дубина со следами частого и активного использования. Приближаться вплотную к хозяину пещеры я даже не собирался, пусть Молах решает, что дальше делать. У меня возникли серьезные сомнения, что мы всемером уделаем этого здоровяка, да еще и без потерь. Обратно пришлось передвигаться точно также по потолку, не факт, что магнатавр не поставил простенькие ловушки на полу пещеры. Достаточно будет только нарушить сон этого гиганта и нам двоим несдобровать.
   Молах увидев нас целыми и невредимыми немного расслабился, пока не услышал новости.
   - Там спит один магнатавр, взрослый. Скорее всего охотник, на шамана совсем не похож,- мой отчет был по военному краток. Тхилаг всем своим видом выражал полное согласие и никаких комментариев от не го не последовало.
   - Какая удача. Мы нашли добычу в первый же день,- наш предводитель был полон энтузиазма.
   - Вообще-то эта "добыча" может неплохо проредить наш отряд, стоит ли рисковать?- я сомневался в необходимости нападать на спящего гиганта.
   - Мясо есть мясо. Осторожно подберемся поближе и убьем его одним слаженным ударом. Ни ядом, ни магией магнатавра за считанные секунды нам нейтрализовать не удастся, так что действуем по-простому. Доставим тушу в Азжол-Неруб, а потом пойдем за троллями.
   Этот баран, что помешался на троллях? Спорить было бесполезно, Молах для себя уже все решил. Остальные даже и не думали вступать в дискуссию, демонстрирую беспрекословное послушание. Пока мы не двинулись в опасную пещеру нужно решить вопрос с моим возвращением. Молах вместе с другими сородичами может и не пережить общения человекомамонтом.
   - Как найти дорогу обратно? В бою может всякое случиться.
   - Что тут непонятного? Просто возвращайся в Азжол-Неруб. Следую за шлейфом феромонов и все.
   Твою мать, мне без проводника обратно не вернуться. Долбанные феромоны. Помимо прочего меня еще и встроенного навигатора лишили.
   - Молах, мы шли по потолку, магнатавр мог установить ловушки на полу. Вокруг него раскидано много костей, так что одно неосторожное движение, и мы можем его разбудить, - я собирался свести риски к минимуму.
   - Тогда попробуем сначала его аккуратно обездвижить паутиной,- наш предводитель упускать такую гору мяса был не намерен.
   Мы всем отрядом осторожно отправились вглубь пещеры, двигаясь по потолку. Когда нужно пауки могут двигаться практически бесшумно, что мы сейчас и демонстрировали. Наша цель все также храпела и не думала просыпаться. У меня даже мелькнула мысль, что все пройдет строго по плану и без сюрпризов. Паутину мы плели осторожно, каждый раз замирая, когда магнатавр беспокойно всхрапывал. О каком одном ударе говорил Молах? Там шеи даже не видно, а череп, наверное, толщиной сантиметров пять. Глаза были надежно прикрыты мощными надбровными дугами и казались слишком маленькими для такого тела. Через слой мышц, костей и сухожилий до уязвимых точек достать будет непросто. Сеть плели мелкоячеистую, чтобы точно удержала этого гиганта. Когда она была готова, мы ее аккуратно стали опускать на тело гигантского кентавра. Все шло гладко. Паутина опустилась на тело нашей жертвы, не потревожив ее сна, пока очередной глубокий вдох не затянул одну нить прямо в ей нос. Магнатавр тревожно зафыркал, не понимая причину затрудненного дыхания. Я все смотрел на Молаха, ожидая команды на атаку, а тот все медлил. Цели были заранее распределены, чтобы не создавать неразберихи при атаке. Охотник взял на себя самую ответственную цель - голову. Я должен был попытаться вспороть нашей цели живот, что было практически невыполнимой задачей. Грубая кожа и толстый слой твердых мышц неплохо защищали своего владельца. Остальные должны были атаковать другие уязвимые точки.
   Активно заворочавшийся гигант стал сигналом к атаке, дальше ждать было бессмысленно. Гениальный план пошел прахом почти сразу. Пока наш отряд падал с потолка на свои цели, магнатавр немного изменил положение тела и открыл глаза. Еще в полете я активировал систему глифов для усиления своего тела и Щит Маны. Брюшная стенка кентавра переростка с честью выдержала мою атаку. Мои когти завязли в мышечной ткани, не достав до внутренних органов. Совершив свою запланированную атаку, я отскочил от магнатавра для оценки ситуации. Дела шли неплохо, противник уже практически встал и фонтанировал кровью из многочисленных ран. Особенно радовала рана на шее, все-таки Молах сделал свое дело. Паутина этого гиганта практически не замедлила, и тот с яростным криком сделал небольшой рывок и начал топтать одного из нерубов, попутно размахивая подхваченной дубиной. Сколько он еще будет так резвиться, я предсказать не мог, поэтому сделал то, что считал необходимым. Забрался повыше и стал бомбардировать магнатавра стрелами тьмы, метя в глаза. В ответ на эти действия в меня полетела дубина гиганта, от которой не увернулся бы и ловкий эльф. Щит Маны сработал, как надо. Выжрал всю доступную энергию из источника и замедлил дубину, но не остановил. Ослабленный удар сломал мне всего пару лап и вмял их в хитин левого бока. Удержаться на потолке не получилось, и я кулем свалился на пол, поджав лапы, дабы избежать лишних травм. Все, теперь один самоуверенный "воин" на следующие две недели инвалид, конечно если будет усиленное питание. Магнатавр, демонстрировавший чудеса живучести, внезапно резко замедлился, а затем упал набок, окончательно раздавив Тхилага. Крови в этой туше оказалось немало, под ногами не хлюпала, но ложкой ее можно было черпать смело.
   Единственным нерубом, не получившим не единой царапины оказался Молах, который после своей успешной атаки сразу юркнул за поворот тоннеля. Как показывает практика, командиры нерубов в первые ряды лезут неохотно. Теперь нас осталось четверо, три инвалида и один самый умный охотник. Главное, что я выжил, а лапы отрастут.
   - Я знал, что вы справитесь,- похвала нашего предводителя была встречена без должного внимания, всех больше беспокоили полученные раны,- Можете выпить кровь, пока она свежая.
   Взяв осколок чьего-то черепа в здоровую руку, я начал черпать еще теплую кровь. Силы и ману нужно срочно восстанавливать, до безопасных тоннелей Азжол-Неруба еще нужно добраться. Остальные пострадавшие занялись тем же самым. Пещеру заполнил перестук костей о камень и характерные звуки паучьей трапезы.
   Теплая кровь убитого врага была вкусна как никогда, и ее было много, так что можно было напиться до отвала. Молах оставил нас у туши поправлять здоровье, а сам отправился на выход.
   - Я установлю несколько ловушек, чтобы нас не застали врасплох.
   Вбрасывается ли в гемолифу нерубов адреналин, я не знаю, но особых скачков настроения не почувствовал. Может быть из-за занятий с Ануб-Хадахом, а может по какой-нибудь другой причине. Наевшись досыта, я постарался вправить сломанные лапы. Каждое движение рождало волну болевых ощущений, и с этим нужно было что-то делать. Рука пострадала меньше и поддалась на мои усилия, а вот нога просто отломилась от неумелых действий. Неприятно. Надеюсь, кровь хорошо подстегнет регенерацию, иначе в следующей стычке от меня будет мало толку. Хитин левого бока радовал вмятиной и обилием трещин, из которых сочилась зеленоватая гемолимфа. Рассчитывать только на возможности собственного организма я не стал и как смог залепил повреждения паутиной, хуже от этого точно не будет.
   Выводы из столкновения с новым противником не радовали. Мои атакующие способности оказались не на высоте. Когти, хоть и острые и прочные на вид, без усиливающих глифов были не слишком опасны для серьезного противника. Этот изъян требовалось устранить как можно раньше. Только бы добраться до библиотеки, а там я знаю, что делать. Стрелы Тьмы по общему впечатлению только разозлили магнатавра и привлекли ко мне его внимание, да и с точностью были проблемы. Одно дело стрелять ими по неподвижной стенке тоннеля, а другое в боевой обстановке выцелить голову гарцующего человекомамонта. Минус мне и наставникам за недоработку. При осмотре головы противника я заметил только три следа от попадания, а выпущено было семь заклинаний. Да уж, на снайпера я пока не тяну. Главной ошибкой, ставшей причиной серьезных травм, я считал неподвижную позицию на потолке, но прицельно атаковать заклинаниями в движении было еще сложнее. Ну что тут скажешь Рабочий это не Воин. Остальные сородичи и погибшие и выжившие показали еще худшие результаты. Почти все остальные молодые пауки бестолково отплевались ядом и слабой кислотой, а потом кинулись врукопашную. Ни то, ни другое особого вреда магнатавру не нанесло.
   Примитивный анализ столкновения закончился с возвращением нашего предводителя, у которого были свои соображения по дальнейшим действиям.
   - Тушу нужно будет разделать на куски и упаковать в коконы. На счет оставшейся крови не беспокойтесь, ей я займусь сам.
   Отдыха не планировалось вовсе. Работа предстояла не самая интересная, но кто-то же её должен делать. Пока мы работали мясниками, раздирая магнатавра на более удобные для транспортировки части, Молах плел из паутины необычное приспособление. Изредка поглядывая на его старания, я на всякий случай запоминал порядок действий. Больше всего это походило на бурдюк с трубкой, на конце которой была мелкоячеистая паутинка, похожая на фильтр. Её он делал особо тщательно и аккуратно внедрил какой-то слабенький глиф в структуру нитей. Остальных мертвый магнатавр заставил помучаться. Мясо было жилистым и приходилось разделывать тушу строго по суставам, которые еще нужно было найти. Со стороны это казалось простым занятием, но на деле все было не так уж просто. Молах уже вовсю закачивал в свой бурдюк кровь поверженного гиганта, оставшуюся после нашей трапезы. Фильтр на конце трубки работал исправно, отсекая мелкий мусор.
   Пол туши было уже упаковано в светло-серые коконы, когда наш предводитель, до этого момента удовлетворенно наполнявший уже третий бурдюк, напряженно замер и обратил свой взор в сторону выхода. Застопорившийся процесс сбора кровавого коктейля ничего хорошего не предвещал.
   - Бросайте все и начинайте быстро плести любые ловушки, какие можете. К нам пожаловали гости,- голос у Молаха был на удивление спокойный.
   Наверное, его ловушки на входе сработали, хоть тут он не оплошал. Если это варги пришли на запах крови, то мы должны справиться, а если товарищ здешнего хозяина, то дело худо. Сородичи активно забегали по пещере и начали все вокруг заплетать паутиной. Бросать добычу никто не собирался.
  
   Нордскол. Восточные предгорья Грозовой Гряды.
   Гиркаш вел свой отряд на юг по извилистой траектории. Пауки пауками, а другую дичь упускать не следовало. Соплеменники не роптали, ведь предводителю было решать, кого первого в случае чего пустить под нож. Вставать пришлось рано, еще звезды не погасли на небесном своде, а неутомимые охотники уже прошли немалое расстояние. До владений разумных пауков было еще несколько часов бега, но настороженность у троллей резко подскочила. Недооценивать свою дичь они не собирались.
   Не смотря на недостаток опыта, первым вход в пещеру заметил самый молодой соплеменник. Удача и ничего больше, так подумал Гиркаш. Вход в подземелья выглядел многообещающе. Хоть какая-то живность там быть просто обязана, а троллю в пищу сгодится все, что угодно. Сделав знак двигаться тихо и молча, Гиркаш первым ступил в темный провал, внимательно осматривая каждый камешек и тыкая копьем в подозрительные места. Ступать по снегу так, чтобы не проваливаться, каждый ледяной тролль учился с самого детства. Именно предводитель охотников и заметил паутину. Не просто паутину, самую настоящую ловушку из паутины. Вскинутая вверх трехпалая кисть заставила остальных замереть. Отряд стал медленно отступать к входу, ощетинившись копьями. Только снаружи тролли перевели дух.
   - Логово пауков. Нужно кое-что проверить. Охраняйте меня, пока я буду в трансе,- Гиркаш говорил уверенно и возражений на его слова не последовало.
   Нет, настоящим шаманом глава отряда не был, но призвать мелкого духа для проверки своих соображений был способен. Главное, чтобы пещера не была напичкана магическими ловушками, тогда можно рискнуть и аккуратно прокрасться в логово давних врагов. В своих соплеменниках он был уверен, те не оплошают. Хлебнув немного настойки для раскрепощения разума, Гиркаш осторожно погрузился в транс и начал транслировать образы призыва в мир духов, как учил его отец. В этот раз долго ждать не пришлось. Мелкий лоа, похожий на белошерстного хомяка со сверкающими красными глазками оказался на диво понятливым созданием и согласился на несложную работу. Проверить есть ли рядом спящие заклинания, дух был способен, но на большее рассчитывать не приходилось. Платой служили десять дней жизни бывалого охотника, вполне справедливая цена. Сведения пришли почти сразу. "Сильной магии вокруг нет". Именно в такие слова складывались образы, полученные от хомяка. Встряхнувшись, Гиркаш открыл глаза и сразу начал объяснять соплеменникам свой план.
   - Пещера магией не напичкана, так что можно попробовать поохотиться. Идем тихо и внимательно смотрим под ноги. Это особенно касается Тарбаша. Далеко не пойдем, шагов на триста, дальше смысла нет,- охотник говорил тихо. Его слова слышали только тролли небольшого отряда, на расстоянии десяти шагов завывающий ветер надежно скрывал звуки даже от самого чуткого уха.
   Охотники двигались плавно и практически бесшумно, мягко ступая на каменный пол пещеры. Замеченную ловушку все обошли стороной и двинулись вглубь подземелья. Несколько крупных костей привели Гиркаша в недоумение. Пауки таких следов в преддверии своего дома никогда не оставляли и у них не было зубов, которыми можно так обглодать ребра мамонта. Сомнения о хозяевах этих тоннелей не позволили охотнику задерживаться. От звука удара дерева о камень крадущиеся тролли вздрогнули и обернулись на источник шума. Им оказался Тарбаш, зацепившийся ногой за незамеченную им паутину и выронивший свое копье. Заковыристые тролльи ругательства не огласили своды тоннелей только потому, что оставалась надежа на отсутствие сигнальной нити на ловушке. Знаками Гиркаш дал понять, что все разборки и наказание будут в безопасном месте.
   Когда в тоннеле наметилось расширение, переходящее в подземный зал отряд временно приостановился. Провинившийся Тарбаш был отправлен на разведку.
  
  
   До команды Молаха затаиться мы успели наплести немало ловушек. Практически все они были закреплены на потолке, чтобы не бросаться в глаза гостям. Наш отряд почти в полном составе сейчас вжимался в холодный камень свода пещеры и удерживал контрольные нити от сплетенных тенет.
   Первым из тоннеля настороженно прокрался ледяной тролль, которого легко было узнать по типичной окраске и характерному телосложению. На шее у него висело несколько амулетов неясного назначения. В магическом диапазоне его первобытные талисманы были окружены кроваво красной дымкой. Явно не амулет для приятных сновидений. Хорошо, что не знакомый убитого нами гиганта. Шансы на выживание значительно подросли. Увидев половину туши магнатавра, тролль оскалил свою пасть в подобии улыбки и завертел головой. Все свои коконы мы заботливо подвесили на потолке, укрыв их от чужих взглядов.
   Ничего опасного не заметив, нежданный гость обернулся к тоннелю и что-то негромко крикнул. Прозвучало это странно, совсем не похоже на то, что я помнил из прошлой жизни. Неужели все гуманоиды так смешно разговаривают или это я просто привык к паучьей речи. После слов ледяного тролля нашему взгляду предстали более серьезные дядьки в количестве семи настороженных копейщиков, которые сразу посмотрели наверх. Видимо эти ребята неплохо знали повадки нерубов, в отличие от высланного вперед разведчика.
   Пусть в зоне действия сетей находилось только четверо противников, мы были вынуждены активировать ловушки. Из самых торопливых врагов отпрыгнуть не успел никто. Четверых троллей, попытавшихся избавиться от липкой паутины, можно было считать на время выбывшими из схватки. Остальные резво метнули свои копья в нерубов, устроивших засаду. Мои сородичи никаких выводов из последней битвы сделать не успели, за что получили по деревянной палке со стальным зазубренным наконечником в брюшко. Больно, наверное. Молах и я на месте не висели и активно перебирали лапами. Противники без оружия не остались, они выхватывали новые метательные снаряды из-за спины и метко бросали их в нашу сторону. Осторожный предводитель пауков поймал особо метко брошенную палку левым глазом и сразу выбыл из сражения. Самоуверенный баран понадеялся на свою ловкость и не активировал никаких защитных заклинаний, как и остальные сородичи. Тут бережливость была совсем неуместна. Пара отраженных копий Щитом Маны снизила мои запасы до критической отметки, восстановиться после сражения с магнатавром я еще не успел. Пришлось отключить универсальный щит, да и снаряды у противника были не бесконечны. Брошенная стрела тьмы бессильно разбилась о возникшую красноватую дымку, перед лицом самого меткого тролля. Долбанные амулеты. Удачные плевки ядом и метко брошенные сети с нашей стороны вывели из активной борьбы троих копьеметателей. Последний тролль выглядел самым матерым, у него клыки были длинной сантиметров пятьдесят, не меньше. Он не желал расставаться со своим последним копьем и медленно отступал по тоннелю, кровожадно скалясь в нашу сторону.
   Отпускать его было нельзя, это было понятно нам всем. Неизвестно сколько еще этих бешенных бледнокожих снаружи. Трое инвалидов бросились за отступающим противником, уж одного то мы должны завалить. За моими сородичами тянулась широкая дорожка зеленоватой крови, и выглядели они, как на последнем издыхании, но продолжали преследование. Приближаться к опасному копейщику на расстояние удара копьем никто не хотел, поэтому мы закидывали его наскоро сплетенными липкими паутинками и остатками яда. Тролль легко уворачивался и медленно отступал, опасаясь поворачиваться к нам спиной. Так могло продолжаться довольно долго, но копейщик угодил в ловушку, расставленную еще Молахом. Прилипшая к паутине нога стала для него приговором, наша совместная атака не оставила ни шанса на спасение. Тролль без боя не сдался и засадил свое копье в многострадальное брюшко нерубу, напавшему с правой стороны, а своими внушительными зубами впился в мою неповрежденную руку. Это было его единственным успехом, потом мы быстро разодрали паршивца на куски. Радоваться победе было пока рано. Что творилось в пещере после нашего ухода, предугадать было нельзя. Если хоть один тролль выбрался из пут, то все может закончиться печально.
   К счастью мои опасения не оправдались. Только один долговязый гуманоид смог освободить руку и теперь отчаянно пытался разрезать нити паутины своим ножом. Его труд пришлось жестоко прервать, распоров горло своими когтями, с зафиксированным пленником это проблем не составило. Другие тролли только злобно сверкали глазами и активно пытались освободиться. Двое выживших сородичей вырубились уже в пещере и теперь просто истекали гемолимфой из многочисленных ран.
   Картина была не радостной. Теперь один условно трудоспособный неруб с шестью пленниками, кучей мяса и тремя полудохлыми пауками должен добраться до дома. Молах вроде как еще дышал, только надолго ли?
   Я снова в полной заднице. Вроде как молиться не такая уж и плохая идея. Только кому?
  

Глава 29.

Подземный восьмилапый хомяк.

  
   С молитвами пришлось повременить, времени мало. Первым делом я бегло осмотрел надежность пут на пленниках. Последнее что мне было нужно, это нападение освободившегося тролля в самый неподходящий момент. На первый взгляд, еще несколько часов паутина точно продержится, так что можно помочь соплеменникам. Необходим хоть один неруб, уверенно чующий феромоновый след, иначе найти дорогу обратно будет весьма непросто. Самыми обнадеживающими выглядела пара истыканных копьями пауков с неповрежденной головой, с них я и начал. Покалеченные руки слушались плохо, и аккуратно вытаскивать зазубренные наконечники было практически невозможно. Рваные раны я старался сразу закрывать липкой паутиной. Получалось так себе, но гемолимфа больше не текла и сквозь своеобразную повязку не сочилась. Копья проникли достаточно глубоко, так что можно смело говорить о повреждениях внутренних органов у сородичей. Человек с такими ранами точно долго не протянул бы, но нерубы по живучести превосходили людей, по крайней мере, я на это надеялся. Мне плевать на самих пауков, но без "компаса" оставаться не хотелось. Мысль отправиться на сольные гастроли по заснеженным пустошам в сознании надолго не задержалась из-за своей полной нелепости. Мы всемером и суток не протянули, а у одинокого нерубианца вообще нет никаких шансов.
   Молах валялся на том же месте без проблесков сознания. Копье из его головы я постарался вытаскивать медленно и осторожно. Не тут то было. Наконечник намертво застрял в головогруди и не хотел покидать своего места. Пришлось погрызенной рукой немного расширить рану. После моих манипуляций метательный снаряд вышел из его тела с неприятным хрустом, а зияющая рана выглядела не очень хорошо. Стараясь не вглядываться в мешанину из хитина, мозга и еще какой-то дряни, я побыстрее залепил её паутиной. Брюшко у него продолжало вздыматься, не смотря на варварски оказанную помощь, значит, жизнь в нем еще теплилась. Шанс на полное восстановление с такими повреждениями мозгового ганглия мне казался минимальным. Регенерация - это, конечно, замечательно, но и медицину не стоит игнорировать. В длинный список библиотечных книг добавилась еще и это направление. Сородичи раненого, скорее всего схарчат, чем будут лечить. Такой судьбы для себя я не хотел, потому заботу о собственном здоровье отдавать в чужие лапы не собирался. Хватило опыта, полученного за время необычной окраски после линьки.
   Теперь следовало получше упаковать троллей, попутно освобождая тех от волшебных побрякушек. Я снимал все, что в магическом спектре отличалось от обычных вещей. В список попали нашейные ожерелья, пара сережек из кости у самых продвинутых и три копья извлеченных из сородичей. С этим барахлом потом разберусь. Паутины оставалось мало, поэтому коконы получились далеки от идеальной формы. Неблагодарные мерзавцы извивались, как черви, и имели наглость плеваться в своего пленителя. Я бы их успокоил ядом, но все запасы были потрачены во время преследования последнего тролля. Кстати о нем. Чего мясу пропадать. Выглядело место его героической гибели живописно. Потеки крови на стенах и разорванный на пять частей труп были мечтой стаи голодных варгов. До входа в пещеру было метров десять, поэтому кровь уже покрылась ледяной корочкой. Пусть в самой пещере было чуть теплее, но не намного. Отлично, меньше шансов, что на запах придут очередные гости. Отскребать все это со стен и потолка потребовало бы много времени и сил, поэтому я оставил все как есть. Куски тела клыкастого противника были бережно собраны и отнесены к остальному мясу. Да, я бережливый хомяк и что тут такого?
   Кровь магнатавра, которую не успел собрать Молах частично свернулась, частично замерзла и в темноте пещеры мало чем отличалась от природного камня. Сколько таких стычек видела пещера и сколько еще увидит неведомо никому. Может мы постоянно ходили по еще чьей-то окаменевшей крови.
   Освещением подземелья, хозяин, конечно же, не озаботился, но это никому не мешало уверенно сражаться. Что сам магнатавр, что тролли неплохо видели в темноте, про нерубов и говорить не стоит.
   Поразмыслив, я решил остаться в пещере и залечить свои раны, а там видно будет. Возник справедливый вопрос: "Как обезопасить себя и свои продуктовые запасы?" Ничего иного, кроме как заплести вход в пещеру мелкоячеистой сетью и надеяться, что снежная буря надежно скроет мое убежище за толстым слоем снега, я так и не придумал.
   Вход всё ещё был завален больше чем на треть. Метель замела следы последних гостей не хуже наших. Лопаты для уборки снега никто с собой не захватил, так что пришлось поработать всеми целыми конечностями. Даже с шестью рабочими манипуляторами это намного быстрее, чем в человеческом теле. Слегка отчистив от снега пол у входа, чтобы было, за что зацепить паутину, я начал заплетать проем. Простейшая двухмерная конструкция идеально подошла для этой цели. Законченная сеть все-таки пропускала часть снежинок, но постепенно ветер сделал свое дело и укрыл вход от любопытных глаз. Только бы нежить какая к нам не пожаловала. Немертвые чуют живых просто таки мистическим чутьем. С чувством хорошо выполненной работы я вернулся в пещеру, где меня ждала куча проблем.
   Вроде недавно насытился, а уже опять хочется есть. Недолго думая, опустошил один из трех бурдюков с кровью. Это я не о троллях, а о тех коконах, которые наполнял Молах. Соваться за пределы своего убежища на разведку мне показалось не лучшей идей. Если к нам не пожаловали другие тролли, то их снаружи, скорее всего, нет, но допросить пленных всё равно не помешает. Только как? Языком бледнокожих аборигенов я не владел. Можно было "запытать" одного в назидание остальным и надеяться, что кто-то из них вспомнит нерубианский, вот только на полиглотов пленники что-то не походили. На злобных мордах троллей не лежало печати выдающегося интеллекта, а скошенный назад лоб говорил об отсутствии большого мозга. Логическое предположение, не более, у меня самого того лба вообще не просматривалось. Попробовать некромантию? Хм, материал неплохой и даже в полном здравии, так что все может получиться. Опасно ли это? А как же, но где еще можно будет получить такой опыт? Сородичи не дадут бездарно разбазаривать отменное мясо. Маны сейчас практически нет, да и не помешает подготовиться, так что все эксперименты не сегодня.
   Взгляд остановился на коченеющей туше магнатавра. Эх, еще и вторую половину гиганта нужно разделать и упаковать. Покосившись на свои покалеченные конечности, я решил оставить это дело на потом. Все, на сегодня хватит. Развесив коконы с пленниками на потолке, и закрепив похожим образом сородичей, чтобы не замерзли насмерть, я быстро сплел себе самую простую паутину и заснул в ее центре.
   Причиной моего пробуждения стал странный шум. Это неутомимые тролли раскачивались в своих коконах и старались перекусить паутину, фиксирующую соседа по несчастью. Упорные ребята, не сдаются даже в безысходных ситуациях. Успеха этом непростом деле никто их них так и не достиг. Обнаружив проснувшегося паука, они прекратили свои попытки и стали сверлить меня недружелюбными взглядами. Оголодали, небось, но кормить врага в мои планы не входило.
   Регенерация свое дело делала хорошо. Наименее пострадавшая рука ощущалась почти как здоровая, а вторая обещала восстановиться в ближайшие дни. Кровь магнатавра оказалась не только вкусна, но и очень питательна и полезна. Отсутствие необходимости делиться энергией с обелиском подняло планку моего настроения на пару делений вверх. Выбрав кусочек убитого ранее тролля поаппетитнее, я замотал его в кокон и заполнил его пищеварительными ферментами. Вроде и привык, но каждый раз хочется откусить и прожевать хоть кусочек пищи, но нечем.
   Завтрак был отложен в сторону, а моим вниманием завладели сородичи. Молах как ни странно еще дышал, а вот из оставшихся двоих пауков один уже окоченел. Минус один "компас", осталось два. Мертвого сородича я бросил к остальному мясу, пусть послужит нашему общему делу, как сможет. Никто из оставшихся раненых нерубов в сознание не пришел, так что посоветоваться было не с кем.
   Троллье мясо оказалось чрезвычайно питательным продуктом с богатой палитрой вкусовых оттенков. Теперь мне стали понятны восторги нерубов, описывающих этих гуманоидов в своих книгах, как весьма приятных на вкус. Желание Молаха найти именно троллей обрело смысл. Я немного увлекся и незаметно для себя доел все кусочки убитого ранее клыкастого врага. Пришлось одергивать себя, когда возникла мысль уменьшить количество пленников на единицу. Зачем нерубы выращивают невкусных жуков, когда можно переключиться на замечательных троллей? Что-то со мной не так. Мало того, что спокойно ем разумных, так и планирую заниматься их разведением на мясо. В душе даже ничего не шелохнулось от такой варварской мысли. Порефлексировать не получилось, обстоятельства диктовали самый практичный тип поведения и моральные установки, вдалбливаемые в прошлой жизни, отошли на третий или четвертый план. Все эти размышлений не отняли и минуты моего времени.
   Волшебные цацки троллей при внимательном изучении магическом зрении преподнесли сюрприз. Кроваво-красная дымка, окутывающая их магические побрякушки, не содержала никаких упорядоченных структур. Просто более плотная концентрация маны со странным оттенком и все. Загадочная хрень, которую невозможно было скопировать без знания способа её производства. Рискнул одеть на себя один из амулетов. Никаких изменений. Одел на связанного тролля. Эффект был - красноватая дымка в считанные мгновения покрыла его тело тонким слоем и снова сконцентрировалась вокруг амулета. Подопытный был мгновенно освобожден от талисмана. Логично предположить, что это защита от вредоносной магии, но только ли этим ограничиваются его возможности. Серьги визуально оказывали аналогичный результат, а назначение копий выяснить так и не удалось. Не тыкать же ими себя или сородичей, портить пленников тоже не хотелось. В общем, в моих руках эта бижутерия работать отказывалась. А жаль.
   Обломавшись с магическими побрякушками, я решил заняться некромантией. А чего тянуть. На роль первого юнита был выбран самый метко плевавшийся тролль. Ах да, эти варвары за неимением другой возможности доставали меня своими криками и плевками. Пришлось залепить пасть каждому бледнокожему аборигену. Гигиена мне не чужда, да просто быть буквально оплёванным неприятно.
   Вся подготовка свелась к тщательной проверки нужных заклинаний в памяти и нескольких дополнительных слоях паутины на будущей нежити. Кто его знает, а вдруг у меня талант к некромантии и удастся поднять слишком сильную нежить. Маловероятно, но такая возможность есть. Хорошо, что никаких экзотических компонентов для некромантии не требовалось. Знай себе читай заклинания в нужной последовательности и с правильными интервалами. Завершив последний глиф, я с нетерпением уставился на своего первого слугу.
   Мертвец задергался в коконе и протяжно захрипел. Путы уверенно держали моего миньона, поэтому я без опасений приблизился к его голове. Потемневшая кожа как-то обвисла на костях и выглядела тонкой, как бумага. Запавшие глаза тускло светились зеленоватым светом. Вроде получилось. Надеюсь, от знаний покойника осталось хоть что-то полезное. Спутать мое творение с живым не смогло бы даже существо никогда не видевшее живого тролля. Предположения о моем таланте в некромантии развеивались как дым на ветру.
   - Ты меня понимаешь?
   Было бы глупо подражать великим некромантам и кричать: "Повинуйся мне раб!!!" Раскормленной гордыней и необъятным эгом я пока еще не обременен и слава всем богам. Чуда не произошло, и язык нерубов не стал для нежити родным. Как я заметил, с чудесами тут туго. Мертвец продолжал беспокойно ворочаться, игнорируя прямые приказы своего владыки. Тупая нежить. Расчёты по созданию мертвого слуги я проверял трижды, ошибок не было. Гибридная схема обещала как минимум несколько дней гарантированного подчинения, но практика от теории серьезно отличалась. Я остановился на варианте, когда большая часть сознания работала на моей энергии, а двигательный аппарат на девяносто процентов обеспечивался магическим фоном. Дохлый тролль молчал, как партизан, хотя агрессии ко мне не проявлял. Умеренный риск я посчитал оправданным, поэтому освободил ноги своему созданию. Ничего не изменилось. Поставленный на ноги покойник вяло завертел головой и пошаркал в сторону еще живых пленников. Не так быстро, мой голодный друг. Заранее накинутый на шею поводок из паутины приостановил порыв моего единственного юнита. Если дергать за паутину, то мертвяк следовал за мной, часто падал, спотыкаясь на ровном месте, но шел. Для чего можно приспособить это недоразумение? В качестве ущербного ослика? Эксперимент прошел удачно, нежить тянула пару коконов с мясом без особого напряжения. План одномоментной доставки всего собранного мяса постепенно начал вырисовываться. Дальнейшие опыты показали, что тягловой силы у моего юнита хватает примерно на десятую часть туши магнатавра. Нехитрые вычисления показали, что даже преобразование всех троллей в условно полезных "осликов" не позволит вывести все за одну ходку. Пришлось обратиться к продукции амулетостроителей троллей. Навешенный на мертвяка амулет работал и увеличивал переносимый вес на треть. С этим уже можно работать. Повыбрасывать кости, шкуру и другие малосъедобные части магнатавра и в нужный вес уложимся.
   Руки показались мне излишеством, без которого нежить сможет выполнять возложенную на нее задачу. Верхние конечности долой. Жаль, нельзя было ободрать подоптытных до голого скелета, ведь тогда двигать костяк будет одна лишь магия, моя магия, которой не так уж много. После преобразования в мертвого слугу мясо становилось несъедобным даже для неприхотливых нерубов, так что лишать рук нужно еще живых троллей. Дело оставалось за проводником. Нужно спешить, потому что свежесозданная нежить будет покладистой не слишком долго. Тратить живых пленников просто так даже я считал расточительным.
   Молах по-прежнему дышал, живучий попался начальник, а вот второй паук дал дуба. Круг нерубов, способных вывести меня к подземельям Азжол-Неруба, сузился до одного претендента и тот не подвел. Наш предводитель очнулся через несколько часов после смерти второго раненного сородича, но был неадекватен. В наглую схарчил только что умершего собрата и стал плести ловчую сеть. Игнорировать поведение предводителя я не собирался.
   - Молах, как видишь, мы остались только вдвоем. Как мы будем добираться до Азжол-Неруба с таким количеством мяса и шестью пленниками?- мой голос лучился неподдельной надеждой. Может у начальника есть гениальный план. Молах, на обращение только бессмысленно зашипел, не отвлекаясь от своего занятия. В его единственном глазу не было ни единого проблеска мысли. Совсем охренел, одноглазый. Только спустя пару часов я понял, что травма головы не прошла для сородича даром. Он вел себя как животное, не делая попыток вступить в нормальное общение. Ситуация порядком усложнилась. Не факт, что у Молаха вообще сможет когда-нибудь восстановиться нормальная умственная деятельность. Сейчас этот инвалид приносил больше вреда, чем пользы. Троллей пришлось оттащить подальше от неадекватного сородича. Пусть уж он лучше ест уже умерших нерубов, чем уменьшает количество здоровых пленников.
   Занимаясь более тщательной разделкой магнатавра, я постоянно следил за Молахом, чтобы тот не натворил дел. Как заставить одноглазого инвалида идти в направлении Азжол-Неруба? Убеждать словами? Не смешно. Как вариант, выкинуть на мороз и не пускать в пещеру, но этот идиот может привести меня прямо в лагерь троллей. Да и ненадежно это, идти за полоумным. В конце концов, я решил поднять второго мертвого сородича в качестве проводника. Все прошло удачно, выверенные формулы нерубов работали безупречно, вот только мертвый сородич после поднятия окраской стал сильно напоминать меня самого. Неприятная особенность, наводящая на тягостные мысли. К черту переживания, только бы новая нежить была способна к общению.
   - Ты понимаешь мои слова?- да, я был неоригинален в своих вопросах.
   Замотанный в кокон из паутины сородич зашевелил хелицерами, блеснул зеленоватым светом своих глаз и ответил.
   - Д..ха,- дикция у моего создания изрядно пострадала.
   - Ты улавливаешь запах феромонов?
   От ответа нового слуги зависело слишком многое, чтобы мой голос оставался спокойным.
   - Н..хе..т.
   - Повтори еще раз,- я, наверное, просто ослышался.
   - Н..хет.
   Вот и все, остается выгонять Молаха на мороз и довериться чутью слабоумного.
   - Дорогу в Азжол-Неруб найти сможешь,- это уже был вопрос больше от отчаянья.
   - Д..ха.
   - Что? Сможешь? Точно?
   - Д..ха.
   А я еще считал некромантию малополезной, это незаменимая в хозяйстве вещь.
   Молаха пришлось обездвижить парализующим ядом и упаковать в кокон, может сородичи поставят его на ноги. С созданием еще трех безруких осликов проблем не возникло и те заняли свое место в продовольственном обозе. Живые тролли смотрели на мой варварский отрезания рук с неодобрением, а будущие нежити своими активными движениями не упрощали мне задачу. Делать сани или еще что-то подобное я не стал. Сами коконы имели обтекаемую форму, а нежить не жаловалась. На "осликов" пришлось навесить их же амулеты. Пусть от костей и других бесполезных частей магнатавра я и избавился, но мяса было еще много.
   Со стороны зрелище было, наверное, забавным. Ночь, метель и наша пестрая компания. Впереди шел проводник нагруженный парой коконов с мясом, затем я с тремя живыми троллями на спине и их магическими вещами, а замыкали шествие четыре тролля-нежити, тащившие целую связку свертков из паутины. Живые пленники за моими плечами и были основным стимулом для движения мертвецов, потому что спустя десяток скарабеев миньоны стали агрессивно посматривать на своего создателя. Кокон Молаха приходилось тащить волоком лично мне. Хорошо, что поднятый сородич не проявлял признаков неповиновения. Как мы не напоролись на нежить или варгов я не представляю, но факт остается фактом, до знакомой пещеры мы добрались через два дня.
   Я с облегчением обезглавил всю поднятую нежить и поспешил активировать одну из сигнальных нитей, во множестве натянутых недалеко от входа. Героическое путешествие подошло концу, надеюсь, награда не заставит себя ждать.
  

Глава 30.

Дом, милый дом.

  
   Какую-то особую награду от сородичей мог получить только сам паучий бог, если он вообще существует. Я же просто надеялся, что меня не отправят обратно в метель добывать пищу.
   После первой активации сигнальной нити ничего не произошло, ни единого неруба не появилось в поле зрения. У меня даже возникло беспокойство по поводу этой пещеры и ситуации в целом. После четвертой попытки привлечь внимание сородичей я стал с сожалением поглядывать на обезглавленного проводника. Корить себя за его излишне поспешное уничтожение было еще рано, но к этому все и шло. Неруб, который первым встретил замерзающего скитальца и отреагировал на мои призывы, появился внезапно. Он плавно опустился на паутине с потолка недалеко от входа и приблизился ко мне на расстояние вытянутой лапы. Несмотря на то, что глаз с входа в спасительную пещеру я не спускал, этот паук оставался незамеченным столько, сколько ему было нужно. Непростой, видимо, сородич. Коконы с мясом встречающего особо не заинтересовали. Он цепким взглядом окинул всю композицию и сосредоточил свое внимание на мне. Тратить время на непонятные ритуалы, когда какой-нибудь голодный варг может накинуться со спины, мог только бесстрашный идиот. Я же хотел поскорее вернуться в теплые пещеры, а то мороз уже надоел. Пока двигаешься еще ничего, а как остановишься, лапы начинают неметь. На фоне других приключений, выпавших на мою долю в этом походе, холод казался несущественным. Просто ломануться в тепло мимо непонятного сородича было не самой лучшей идей, поэтому пришлось первому вступать в диалог.
   - Я из охотничьей группы Молаха, а он сам в том коконе, живой, но сильно пострадал в схватке.
   - Где остальные?- суховатый голос неизвестного звучал холодно и строго.
   - Больше никто не выжил. Всё добытое отрядом мясо я принес с собой.
   Нужно сделать упор на своих достижениях, а то еще отправят и дальше охотиться, но и расхваливать себя нельзя, так как будет аналогичный результат. Все мои наблюдения и опыт полученный в теле паука не могли подсказать, что конкретно говорить этому сородичу.
   - Хорошо. Что в коконах?
   - В больших мясо магнатавра, в том, что поменьше, охотник Молах, приставленный к нам в качестве начальника. В трех свертках у меня за спиной живые тролли,- свои объяснения я сопровождал небрежными пасами наименее пострадавшей руки, указывая на интересующие объекты. Незнакомца моя жестикуляция не впечатлила.
   При упоминании троллей сородич заметно оживился и слегка придвинулся ко мне, заглядывая за спину. "Свежатинки захотел, восьмилапый ниндзя". Такие мысли возникли в связи с нарастающим раздражением. К чему эти расспросы, ведь их можно провести в безопасности, а не в снежных предгорьях. Собеседник быстро обвел все моё богатство взглядом и задал тот вопрос, ответа на который я бы хотел избежать.
   - Как ты все это дотащил до Азжол-Неруба, Хар?
   Ещё и имя мое знает, хоть я его и не называл. Что-то неуютно стало, но сородич ждал ответа, поэтому медлить не стал.
   - Поднял простую нежить из пленных троллей и погибшего сородича.
   Скрыть это было невозможно, обезглавленные результаты моих первых шагов в некромантии лежали недалеко от пещеры. После долгого пути и постоянной подпитки носильщиков своей маной, мой источник почти показал дно и заниматься еще уничтожением тел, сил просто не хватило.
   - Где они?- в раз напрягшийся сородич стал внимательно осматривать окружающую местность.
   - Снегом уже замело. Они в десяти шагах от нас.
   - Показывай.
   Окоченевшего мертвого собрата мой собеседник шустро завернул в кокон и наградил уже знакомым плевком, после которого нежить стала быстро разлагаться прямо на глазах. Погибших троллей он просто бегло осмотрел и точными движениями лап превратил отрубленные головы в месиво мозга и костей. Техника безопасности? Хм, в первом пакете информации по некромантии ни о чем таком не упоминалось.
   - Здесь все? Больше ты ни на ком свои умения не испытывал?
   - Они все тут.
   - Есть еще что добавить?
   - Да.
   - И что же?
   - Нас отправили практически на убой. Без нормальных тренировок мы в качестве охотников непригодны. О повадках животных и разумной дичи никто из нас ничего не знал и то, что я выжил, это просто удачное стечение обстоятельств. Пятеро Рабочих были бессмысленно потеряны, а Молах стал недееспособным,- что тут сказать, не сдержался.
   - Все так и есть. Вы выполнили возложенную на вас задачу, когда покинули Азжол-Неруб. Своим уходом наравне с другими группами молодых нерубов вы уменьшили нагрузку на оскудевшие продовольственные запасы. Возвращение с мясом это приятная неожиданность, хотя так скоро вас не ждали. Я говорю тебе все это, Хар, потому, что ты в будущем станешь Зодчим Пустоты и на подобные охоты вряд ли еще раз попадешь, но разговаривать с другими молодыми сородичами на эту тему тебе не нужно. Поднимать нежить, а тем более из нерубов, было большой ошибкой. Пока не овладеешь этим опасным направлением в надлежащем объеме, манипуляции с энергией источника я тебе ограничу,- чем дальше говорил незнакомец, тем больше мне становилось не по себе.
   Глиф, который он создал я даже не смог запомнить. Просто разрешающей способности моего магического взора было недостаточно, чтобы рассмотреть его сложную структуру. Пока я завороженно смотрел на странное заклинание, сородич запустил им прямо в меня, и магическое зрение просто выключилось само собой. Вот она, награда за мои мучения - блокировка магических способностей. Безуспешные попытки достучаться до источника оказались напрасны. Послушная энергия, с помощью которой я уже привык творить волшебство, теперь никак не реагировала на мои попытки. В матрице внедренный сородичем глиф выглядел как череда туманных барьеров, из которых рассмотреть удалось только первых два, но ощущения говорили, что их еще много. Источник выглядел слегка светящейся точкой в глубине этих преград.
   Хорошо, что это только временно. К магии я уже как-то незаметно для себя привык, и лишаться её возможностей даже на короткий срок радости не добавляло.
   - Ты можешь снять блокировку самостоятельно, но эффективнее будет потратить свое время на изучение некромантии. Запомни, каждый, кто владеет ей хоть на начальном уровне, всегда будет находиться в поле зрения Провидцев.
   Так этот паук из Провидцев. Слишком уж у него поведение похоже на большого начальника или просто начальника. Старался не попадаться местным спецслужбам на глаза и тут такой прокол. А я-то думал, почему это библиотекарь так удивленно на меня смотрел, когда указывал на нужную книгу-паутину. Какого хрена некромантия тогда вообще есть в свободном доступе? Заковыристая паучья логика меня просто убивала. Теперь я не просто физически инвалид, но и магически на неопределенное время. Предвиденье или интуиция, а главное мозги, вот что нужно развивать, а не магические щиты и мощные заклинания. Наступил на те же грабли, что и все попаданцы. Доступная магия, как чистейший героин, исказила нормальное мышление, и её блеск частично затмил суровую действительность. Общество пауков - это минное поле, по которому я до сего времени весело шагал вприпрыжку, пока не наступил на мину под названием некромантия. Ведь не лез ни в какие авантюры, но все равно нарвался.
   Я все еще приходил в себя, а вокруг уже забегали нерубы из касты Рабочих и стремительно утаскивали коконы с едой в наше общее паучье гнездо. Живых троллей утащили первыми, как самый ценный ресурс. Магические побрякушки, которые я честно добыл в бою, изъяли с той же непосредственностью, что и последний бурдюк с кровью магнатавра. Я и хелицерами не успел дернуть, как оказался без трофеев. Гол, как сокол, или как комар, что больше подходило к ситуации. Социализм во всей красе - все общее, частной собственности не существует, кроме той, что у тебя в голове.
   До родной паутины я добрался в течение нескольких скарабеев, в смысле пару часов. Коротким путем пройти не удалось из-за отсутствия паутинки-пропуска, поэтому пришлось идти не через центральные тоннели, а через обходные коридоры. Ну, хоть отдохну в тепле и безопасности. Мне даже выделили небольшого жучка в качестве награды, но после мяса троллей и крови магнатавра это была безвкусная бурда. Отдых мой закончился на следующий день.
   Ануб-Хадах меня встретил, как родного. В смысле долго издевался над моими похождениями.
   - Хар, зачем вообще было нападать на магнатавра, уподобляясь безмозглым тундровым баранам? Нашли бы пару варгов и спокойно вернулись через пару недель,- выглядящий полутрупом наставник разговаривал с жизнерадостным задором.
   - Молах был главным, это его решение,- развлекать Ануб-Хадаха в мои планы не входило.
   - Молах? Этот охотник не старше вас и опыта у него не намного больше. Его, кстати, еще на входе обезглавил один из Воинов, свежесть мяса особой роли уже не играла, но ты правильно поступил, что доставил его живым.
   Лечением Молаха никто даже не озаботился. Голову долой и в общий котел, вот он, замечательный принцип паучьего общества. Зато нет никакой социальной нагрузки в виде инвалидов, сирот, недееспособных стариков. Что сказать, не по-человечески это, но и нерубы не люди. Оценивать сородичей человеческими мерками бесполезное занятие, так к местному сообществу не подстроиться.
   - Зачем ты изучал некромантию? Откуда такие мысли и как ты о ней вообще узнал?
   Действительно откуда? Из прошлой жизни дотошный старикан, но не говорить же это. Быстро перебирая в своей памяти все варианты, я нашел упоминание в одной из книг, прочитанных в местной библиотеке. Я бы еще спросил у библиотекаря о порталах в другие миры, тогда бы точно попал в местную пыточную.
   - Другого варианта, как в одиночку дойти до Азжол-Неруба я не придумал, а о некромантии узнал из одной книги в библиотеке.
   Выкрутился. Утолив свое любопытство, Ануб-Хадах решил вернуться к предстоящей работе, которой оказалось немало.
   - Пока ты бездельничал на поверхности, мне приходилось выполнять твою работу, так что теперь ты будешь выполнять часть моей.
   Этот маразматик вообще оборзел. Что значит бездельничал? Пока он тут неограниченно набивал свое брюхо едой, я с риском для жизни добывал пропитание. Ну, ничего у меня есть, что ему сказать.
   - Мне поставили блокировку на источник, пока не подучу некромантию, так что ничем помочь не могу.
   Смотреть, как меняется довольная морда Ануб-Хадаха было настоящим подарком.
   - Что?
   Некоторое время мой наставник в красочных сравнениях описывал мои недостатки, которые по его словам и послужили основной причиной блокировки магии. Он грозно топорщил хелицеры и не скупился на эпитеты, продолжая удивлять меня своими познаниями животного мира Нордскола. Почувствовав, что начал повторяться Ануб-Хадах вернул свой монолог в конструктивное русло.
   - Мы используем это время с толком. Если ты сейчас бесполезен, то будешь раскачивать источник по уже знакомой тебе методике, только менее интенсивной, а в перерывах изучай свою некромантию.
   Не самый плохой вариант. По крайней мере, это не пустая трата времени, ведь наставник мог и на уборку мусора отправить, с него станется.
   В этот раз в библиотеку я входил с твердым намерением получить хоть часть ответов на мучающие меня вопросы. Развитие мозгов шло в фоновом режиме постоянно, так что ничего нового тут придумать было нельзя, а вот по поводу интуиции в доступном хранилище знаний ничего не было. Какая несправедливость. Где книги по развитию дара предвидения или становления оракулом? Пришлось вернуться к суровой действительности. Если конкретно, то на первом месте стояла медицина, а точнее первая помощь себе любимому. Даже простые методики по самопомощи были бы весьма полезны, а с моим везением очень даже востребованы в повседневной жизни. Обещаниям одного подозрительно информированного Провидца я решил не верить. Жизнь она такая, всегда готова преподнести сюрпризы. Надеяться можно на лучшее, но готовиться нужно к худшему. В моем случае первый вариант с надеждой на чудо рассматривать просто не имеет смысла. Так вот, медицина сейчас находилась в приоритете. На втором месте стояли глифы для усиления когтей и способы преодоления амулетной защиты, которая спокойно ограждала троллей от моих заклинаний. Рекомендации по противостоянию как разумной, так и не очень фауны Нордскола интересовали меня не меньше. Что касается некромантии, то её пришлось отложить на будущее. С блокировкой магии меня точно не пошлют в самое пекло, так что можно потратить отведенное время с толком - прокачать резерв маны и пополнить свою копилку знаний.
   Библиотекарь никак мой выбор не прокомментировал. Он просто показал нужные книги и предоставил мне возможность знакомиться с новым материалом.
   Медицина нерубов ничего сверхэффективного собой не представляла. Никаких заклинаний высшего исцеления от всех типов повреждений или воскрешения из мельчайшей частички пепла. Рецептов истинного бессмертия тоже не раскрывалось. В первую очередь рекомендовалось самостоятельно избавляться от сильно поврежденных конечностей. До этого я дошел эмпирическим путем в недавнем столкновении. Как таковой хирургии у нерубов не существовало. Сородичи не вскрывали себеподобных с целью что-то удалить или восстановить поврежденные органы. Для этого существовало изредка используемое заклинание с ничего не значащим названием Кхилезис, которое подстегивало регенерацию в пределах сферы диаметром двух-трех нерубских ладоней. Неприятные особенности у него, конечно же, были: большая энергозатратность, много еды на саму регенерацию и принадлежность к касте Рабочих. На нерубов из других каст это заклинание применять запрещалось. Глиф выглядел не слишком сложным, поэтому прочно обосновался в моей памяти. Больше ничего интересного и полезного в медицинском трактате я не почерпнул. Нет, информации было предостаточно, но вся она описывала совсем не то, что меня интересовало. Какие-то бесконечные образы о правильной подборки продуктов питания, гарантирующий хороший скачок трудоспособности. Взаимосвязи между диетой и тем, сколько паутины я смогу из себя выдавить сейчас волновали меня не слишком сильно. В общем, на медицину я убил порядка десяти посещений хранилища знаний и теперь планировал переключиться на следующую тему. Отсутствующая конечность уже практически достигла своих нормальных размеров, даже без нового заклинания, так что здоровье уже почти полностью восстановилось.
   Для когтей я подобрал простенькую пару глифов, которые использовались при обработке твердой горной породы. Никаких боевых модификаций в местной библиотеке найти не удалось. Намеки на многоуровневость и сложность подобных глифов для касты Воинов остались только намеками. Как я неожиданно для себя заметил, в этом хранилище знаний появлялись сородичи только из моей касты, ни Провидцев, ни Воинов за всё время ни разу не было. Возможно у них свои собственные библиотеки, да и как жук-страж заберется на паутину-книгу?
   Лафа закончилась, как всегда, неожиданно. У меня полностью восстановилась лапа, и в тот же момент прекратилось снабжение пищей. Сначала этот беспредел я воспринял, как некое послание затянуть пояса в связи с истощением популяции кормовых жуков, но соседей продолжали исправно кормить. Не понимая причины внезапной дискриминации, я обратился к Сах-Тхемару.
   - Сах-Тхемар, почему мне не выделяют положенной пищи?- голод притупил осторожность, поэтому возмущение в моем голосе слышалось весьма отчётливо.
   - Все вопросы к твоему наставнику. Он определяет, насколько хорошо ты работаешь.
   Ануб-Хадах, теперь всё становится на свои места - этот засранец решил морить меня голодом. Недолго думая, я поспешил к Зодчему Пустоты для выяснения причин его необоснованного решения. Наставник выслушал претензии своего ученика с неким удовлетворением и в свою очередь задал свой вопрос.
   - Хар, ты что-нибудь полезное для Азжол-Неруба сделал за последние две недели?
   - Я ... Нет, но у меня блокирован источник, что я могу?
   - Снимай блокировку и начинай приносить пользу.
   - На это нужно время. Что мне теперь голодать?
   - Сходи на охоту вместо посещения библиотеки или выполняй работу наравне с остальными Рабочими, но долго ждать я не намерен.
   Замечательно, теперь либо вкалывай как остальные, либо опять иди на охоту. В первом случае за два три дня работы получу одного жучка, а во втором шанс пострадать весьма высок. Называется, отложил некромантию на потом, решил подтянуть теорию на халяву. Почему никто не предупредил? Уверен Ануб-Хадах еще отыграется на мне за эту заминку. Посещение обелисков продолжалось в учащенном режиме, что только усиливало голод. Единственный выбор, это охота. В ином случае следующие полгода я буду тратить большую часть времени на однотипную работу и вполне вероятно просто убирать мусор. Вынужденный риск, которого я так старался избегать, снова меня настиг. А я так и не изучил рекомендации по борьбе с противниками на поверхности.
   Откладывать, смысла нет, и так уже голодаю три дня. В затуманенном голодом состоянии можно и соседа ночью на автопилоте сожрать. Если учитывать, что такого на моей памяти еще не было, то наказание может быть слишком суровым.
   Ночь прошла спокойно, и мое голодающее тело попыток закусить сородичем не делало. Теперь дождаться Сах-Тхемара и можно отправляться на охоту.
   Начальник небольшой бригады Рабочих на мое пожелание поохотиться ответил решительным согласием и определил меня в обычную группу любителей погулять на морозе. В этот раз правила я для себя определил следующие: охотиться только в засаде и иметь безопасный путь к отступлению. Только бы главный охотник думал точно так же.
  
  

Глава 31.

Разнообразие в охоте.

  
   Пока топал в сторону выхода с парой таких же голодных неудачников, я все думал, как мне не хватает какого-нибудь копья. Представив, что у меня в руках длинная палка со стальным острием на конце, которой один самоуверенный паук лихо отбивается от врагов, желание обладать похожим инструментом сразу поутихло. Руки неруба не смогли бы орудовать копьем так же, как человек или другой гуманоид. Суставы не там гнутся и не в ту сторону - просто неудобно. Вот в сборке мелких деталей на заводе в Китае сородичи бы преуспели. Пальцы с длинными когтями будто бы самой природой предназначены для удержания микросхем, диодов и других транзисторов, а усидчивости и сосредоточенности у нас в достатке. То же самое относится к луку, а вот арбалет паукам вполне по силам. Только одна проблема из чего его делать конкретно мне? Тетива понятно из паутины, а остальное? Плечи арбалета, что из камня выдалбливать или может из хрупких костей нежити? Металла в Азжол-Нерубе просто нет, по крайней мере, для молодого неруба из касты Рабочих. Дерево? На поверхности росли деревья, но заниматься лесозаготовкой мне никто бы не позволил. Дело тут вовсе не в заботе об экологии Нордскола. У пауков такого термина я даже не встречал. С бревном на плече меня бы просто не пропустили в Азжол-Неруб. Всё, что я могу соорудить из подручных материалов, это рогатку, которая будет особенно эффективна против магнатавров с хорошим чувством юмора, если у них оно вообще есть. Пока гигант будет ржать надо мной, у сородичей будет шанс с ним справиться.
   При отсутствии доступа к магии единственной защитой для меня стала родная хитиновая броня, которую теперь нельзя было укрепить, активировав внедренные заклинания. То же касалось и остальных глифов. Делать защитную амуницию из паутины особого смысла не было. Почему? Это со стороны кажется, что паутина прекрасный защитный материал. Может оно и так, только не та, которую могу делать я. Замотать себя в подобие одежды не проблема, но в этом случае серьезно сковываются движения. Плести настоящее полотно даже мне по силам, вот только любые конструкции из него только мешают паучьему телу, запутываются в ногах, цепляются за окружающие предметы. Хитиновый панцирь превосходил по своим характеристикам любые мои поделки на порядок. Так к чему это бессмысленное изобретательство? Для него просто-напросто нет времени.
   Еще одним немаловажным вопросом, серьезно меня беспокоящим, служили цели наших охот. Опасные косматые волки, меткие тролли, обвешанные амулетами, гигант с огромной дубиной. Где обычные бараны, которых то и дело вспоминает Ануб-Хадах? Какие-нибудь не слишком опасные травоядные, козы там или олени? Я хочу спокойно поохотиться на горного барашка без риска стать обедом своему противнику. Если и эти сородичи захотят искать свою смерть в заснеженных равнинах, то я лучше отправлюсь в одиночку на поиски того самого козла, хоть и рогатого, но без пасти с клыками и топора за поясом. У меня уже после нескольких выходов на поверхность возникли смутные предположения, которые заключались в необычном контингенте охотников. Неприкаянные или не имевшие выдающихся способностей пауки из моей касты добровольно шли на эту опасную работу. Проштрафившиеся и просто оголодавшие сородичи составляли вторую половину добытчиков провианта. Как вообще можно оголодать в Азжол-Нерубе? Очень просто. Принцип "кто не работает, тот не ест" соблюдался неукоснительно. Я последнее время со слов Ануб-Хадаха не работал, поэтому и попал в категорию тех, кто не ест. Статус будущего Зодчего Пустоты никак меня не защитил от справедливости системы, к тому же небольшой кредит доверия я бездарно потратил.
   Хорошо, что у каждого неруба была пара способностей никак не связанная с магией. С паутиной все понятно, а вот яд несомненно поможет в охоте и снизит риск травматизации. Пусть я уделял этому направлению не слишком много времени, но подвижки все-таки были. Тут нужно было с умом выбрать противника, тогда и яд будет действенным. Одно дело в магнатавра плеваться и совсем другое в горного барана. Разница очевидна. Длинный мех северных существ в той или иной мере нивелировал эффективность дистанционных атак - стрелы застревали в шерсти, кислота и яд достигали кожи в незначительных для предполагаемого воздействия количествах. Попасть в глаза или другие открытые участки тела это нетривиальная задача. Честно говоря, баллистика жидкого снаряда для меня пока оставалась тайной. Я сделал ставку на магию и теперь пожинал плоды собственной недальновидности. Нельзя преуспевать во всех областях одновременно. Я же не гений какой-нибудь.
   Традиционный брифинг проводили уже под местным солнцем. Погода стояла хорошая, и я уловил в этом благоприятное предзнаменование. Лучи местной звезды, на мой взгляд, немного отличались от света привычного солнца, что при ясном небе сразу бросалось в глаза. Окраска неба сюрпризов не принесла - озоновый слой даже на этой планете радовал глаз знакомым с детства насыщенным голубым цветом. Глава охотников выглядел бывалым пауком, к словам которого стоит прислушаться, пока не начал говорить.
   - Пойдем на юг. Там достаточно целей для охоты. Если повезет, наткнемся на врайкулов.
   Еще один искатель неприятностей свалился на мою голову. Таких индивидов, наверное, специально отправляют на охоту, чтобы они сгинули на поверхности и не снижали общий уровень разумности в популяции сородичей. С этим отрядом самоубийц мне точно не по пути. Пусть в иерархии я вновь оказался вторым, но лучше рискнуть в одиночку, чем погибнуть из-за дурости отдельных представителей нерубского сообщества.
   - Я предпочитаю поохотиться на менее опасную дичь. Есть желающие составить мне компанию,- истинной причиной последних слов послужила необходимость в проводнике, никак не связанная с желанием получить напарника.
   После моих слов установилась многозначительная пауза. Все сородичи уставились на меня, как на еретика, размахивающего горящим крестом в церкви. Плевать мне на последствия нарушения субординации. С таким предводителем я уже один раз пошел на охоту, больше не хочется погружаться в пучину опасных приключений.
   - Что ты задумал, Хар?- предводитель отряда больше недоумевал, чем испытывал какие-то негативные чувства,- Делить свою группу я не собираюсь.
   - Врайкулы слишком опасный противник. Есть цели полегче.
   Померившись взглядом около минуты, главный охотник с недовольством дал добро на самостоятельную охоту и даже выделили мне самого бесполезного неруба в напарники.
   - Тал, пойдешь с Харом и лучше вам с пустыми руками не возвращаться.
   Судя по всему, предводитель оказался практически равным мне по социальному статусу, поэтому не перешел к силовому воздействию. Повезло. Ануб-Хадах, например, церемониться не стал бы. В тоннелях Азжол-Неруба у главы охотничьей партии нашлось бы больше рычагов давления на непокорного сородича, но на снежной равнине все было не так однозначно.
   Тал, как и следовало ожидать, являлся замыкающим в нашем отряде, поэтому свое мнение высказывать даже не решился. Он покорно последовал за мной, когда я отделился от основной колоны. Выслеживать дичь в прошлой жизни как-то не приходилось, но логичным было предположить, что интересующие меня животные обнаружатся недалеко от источников пищи и воды. В холодном климате Нордскола еды всегда не хватало, как для хищников, так и для травоядных. Насколько мне известно, животные предпочитали пить холодную воду, чем жевать вездесущий снег. В качестве цели я наметил какую-нибудь реку или заросли кустов, которые могли заинтересовать местную фауну. Со стороны наш маленький отряд выделялся на фоне заснеженных предгорий, как пламя костра в ночи. Пара нерубов - один практически черный, а второй несколько сероватый, наверное, были видны на многие километры. Неровности рельефа значительно уменьшали это расстояние, но все равно о незаметности и речи ни шло. Будь мы с основным отрядом, скрытность меня так не беспокоила. Теперь же выживание полностью зависело от меня самого, поэтому требовалось принимать какие-нибудь меры. Что-то типа накидки из паутины белого цвета пришлось бы очень кстати. Недолгая остановка, минут десять работы и зимний маскировочный костюм бюджетного образца уже скрывает мое тело от взглядов предполагаемых противников, а главное от внимательных животных. Тал повторял каждое мое действие шаг за шагом и тоже сделал белую накидку, которая практически не выделялась цветом на фоне окружающего снега. То, что надо. Главный недостаток своеобразного плаща выявился при первом движении - одна из лап зацепилась за край и чуть не стащила новый элемент одежды с моего тела. Приспособиться к аксессуару из паутины удалось далеко не сразу.
   Рек, даже замерзших, в обозримом пространстве нам обнаружить так и не удалось, но отсутствие снегопада позволило заметить следы каких-то копытных животных всего после нескольких часов блужданий. Еще пару скарабеев преследования и мы с Талом увидели нашу цель - группа маралов. Десяток самок и пара самцов с внушительными рогами мирно жевала что-то под ногами, активно разрывая снежный наст. Несмотря на маскировку, местные олени засекли нас моментально. На равнине негде было спрятаться, только зарываться в снег и медленно приближающиеся "сугробы" животных не обманули. Что-то тревожно мекнув, самец шустро увел свое небольшое стадо за пределы нашей видимости. Тот же сценарий повторился и с чуть меньшей группой оленей. Я стал немного понимать причину, по которой нерубские охотники искали разумную дичь. Когда цель охоты сама на тебя нападает, нет нужды в длительном выслеживании и аккуратном подкрадывании к настороженным животным. На дистанцию уверенного магического поражения олени к себе нас не подпускали, что для меня сейчас было не актуально, но в будущем развеивало надежду на легкую охоту с помощью простых атакующих глифов.
   Одинокая скала, похожая на башню, позволила осмотреться и наметить цель для движения более точно. А самое главное случилось настоящее чудо. Удача наконец-то убрала свою филейную часть у меня из-под носа и повернулась к несчастному попаданцу лицом. С природной дозорной вышки можно было наблюдать, как всего в нескольких километрах от нас у подножья горной гряды пасутся пятеро длинношерстных барашков, которые прекрасно выделялись белым мехом на фоне темного камня, почему-то не прикрытого снегом. Везение, ничем иным происходящее назвать нельзя, ведь местность вокруг них позволяла скрываться в изгибах рельефа без особого труда.
   - Поторопимся Тал. Нас ждут пятеро еще живых кусков мяса,- я не скрывал предвкушения в голосе, ведь голод беспокоил все больше.
   После неудачи с маралами мой подчиненный пал духом, но демонстрируемый мной энтузиазм его немного успокоил.
   Последние метров двести пришлось красться. Барашки оказались на диво осторожными созданиями. Они периодически внимательно осматривали местность, делая это по очереди, настороженно шевелили ушами при малейшем шуме и непрестанно жевали траву и немногочисленные листья с кустов. Если бы не накидки, к этим животным мы даже не смогли приблизиться и на сотню метров. Чем ближе была дичь, тем труднее становилось красться, мелкие камни под ногами так и норовили вывернуться и покатиться вниз по склону. Снег скреплял их между собой, но и скрывал от нас неудобные точки для опоры, а ведь мы шли по местам, где поверхность была наименее прочной. Внушительный набор конечностей позволял лучше распределять свой вес и заметно облегчал скрытое передвижение. Хорониться в каждой ямке и замирать на время, когда взгляд очередного барашка останавливается именно на тебе, приходилось все чаще. У травоядных по мере нашего приближения нарастала тревожность. Их взгляд с каждым разом чуть дольше задерживался на маскировочных накидках. Чувствуют опасность, рогатые.
   Порядок действий и цели обсудили еще в самом начале. Тал на удивление взвешенно прокомментировал мой план и предложил заранее заготовить небольшую ловчую сеть, которая умещалась в руках без всяких проблем. Попеняв себя за то, что не смог сам предложить столь очевидное решение, я внес небольшое усовершенствование в ловчие тенета. По краям паутины прикрепил небольшие камни, чтобы можно было бросить сеть дальше и с большей скоростью. К тому же за счет этих своеобразных грузил обеспечивалось первичное заматывание цели в подобие кокона. Тал повторил модификацию, но всем своим видом выражал скепсис. Ядом предполагалось плевать барашков, избежавших паутины. Конечно, можно было попытаться забраться наверх и уже оттуда накрыть всех животных большой сетью, но они посматривали наверх намного чаще, да и склон выглядел совсем не вертикальным. В любую минуту к нашей охоте могли присоединиться нежданные гости и распугать добычу. Барашки выглядели мечтой любого голодного хищника. Мысли о хищниках заставили отвести взгляд от вожделенного обеда и посмотреть по сторонам. Всего в десяти метрах от меня замер самый настоящий варг, который взгляда от травоядных вообще не отводил. Вот тебе и удача. Быстрый осмотр местности больше соперников не выявил и я немного успокоился. С одним-то варгом мы с Талом справимся. К несчастью именно волк переросток чуть не запорол все дело. Скрежет камней с его стороны остановил непрекращающееся ни на секунду жевание барашков. От поспешного бегства моей пищи оставались считанные мгновения, поэтому пришлось бросать ловчую сеть и плевать ядом незамедлительно. К такому выводу пришли все заинтересованные стороны одновременно. Бросок варга в сторону ближайшего к нему барашка и наши с Талом действия разделяли десятые доли секунды. Паутина сработала идеально и пара отчаянно блеющих рогатых животных задергалась в подобие коконов. Моя модернизация оказалась на удивление удачной, чего нельзя было сказать о меткости плевков ядом. Попасть в движущуюся цель удалось, но вот эффекта никакого не было. От варга его цель ушла внушающим уважение прыжком и с тремя своими сородичами заскакала вверх по склону, демонстрируя чудеса ловкости и акробатики. Не растерявшийся волк переросток бросился на пойманного мной барана с понятной всем целью. Пресечь такую наглость удалось с помощью предусмотрительно оставленной нити, которая крепилась к ловчим тенетам. Барашек был стремительно подтянут к своему владельцу, но голодный варг сдаваться не собирался и бесстрашно кинулся на меня. Видимо совсем разум помутился у бедняги. Плевок яда в оскаленную пасть получился просто-таки образцовым. Закашлявшийся еще в воздухе противник упал к моим ногам уже частично парализованным. Некая хладнокровность и собранность в бою выработалась у меня слишком уж быстро, но это здорово помогало в сложных ситуациях. Бонусная туша тут же упаковалась в стандартный нерубский кокон. Теперь следовало заняться преследованием ускользнувших барашков, ведь шанс на то, что яд все-таки подействует, был не нулевым.
   - Тал пакуй мясо и в погоню. Четыре барана лучше, чем два.
   С такой математикой сородич не мог не согласиться, поэтому в считанные мгновения замотал свою добычу и закинул за спину, как рюкзак. Я тоже без дела не сидел и совершал аналогичные действия. Нагруженные мясом и довольные удачной охотой, мы начали карабкаться вверх по склону. В паучьем теле это было довольно просто. Конечно, барашки передвигались намного быстрее, но и мы не сильно уступали им в скорости. Пара скарабеев, вернее полтора часа доказали нам эффективность длинной шерсти в защите от яда и других агрессивных жидкостей. Тал умудрился плеваться вдогонку кислотой, но без особого результата. Ни одного ослабевшего рогатого скалолаза догнать так и не удалось. Редкие следы говорили о планомерном движении баранов вверх по заснеженному склону. В дальнейшем преследовании никакого смысла не было, к тому же до сумерков оставалось не так уж много времени.
   Мы с талом негласно решили приговорить по барашку, а варга отдать на благо родины. Трапезу устроили прямо на горном склоне. Нерубам столов, стульев или столовых приборов не нужно. Барашек на вкус от варга отличался не сильно. Мясо, как мясо. Мы все равно дегустируем только некий полупереваренный мясной бульон. По ощущениям целого барашка мне хватит на неделю, а потом нужно будет повторить эту прогулку.
   Возвращались мы в приподнятом настроении - сытые, с добычей и без каких-либо травм. Маскировочные халаты сняли только у входа в родную пещеру. Тал функции проводника выполнил отлично и вывел нас в нужную точку самым коротким маршрутом. Проводник это замечательно, но озаботиться ориентированием по феромонам нужно в ближайшем будущем. Каждый раз надеяться на другого неруба просто ненадёжно. Варга у нас забрали и пропустили в теплые тоннели. Кстати группа, от которой мы отделились, к этому времени еще не вернулась. По данному поводу состоялся короткий разговор с одним из жуков-стражей на входе. Это был мой первый настоящий разговор с одним из нерубов касты Воинов. Тот обратился ко мне, как к старшему из нас двоих с Талом.
   - Где остальные члены группы? - голос у здоровенного неруба был холодный и безэмоциональный.
   - Мы разделились. Они отправились на юг выслеживать врайкулов.
   - Зачем разделились? Вас отправили в южном направлении в составе полной группы.
   - Предводитель отряда разрешил. Мы с Талом охотились на юго-востоке, поймали одного варга.
   О сторонах света я судил по траектории движения основной группы охотников и ориентированию Тала. С компасом было бы проще, но где его взять? По поводу магнитного поля этой планеты у меня однозначного мнения еще не сформировалось. Плохо иметь проблемы с обонянием.
   - Кого-нибудь еще встретили?
   - Нет, только маралы, горные бараны и варг.
   - Возвращайтесь к своим делам, а со своевольным предводителем отряда разберутся.
   Не зря я опустил в своем рассказе источник инициировавший разделение нашей охотничьей партии. Только что это даст? Когда группа вернется, главный охотник переложит всю вину на меня. Никаких проступков я за собой не ощущал, но даже небольшие неприятности были ни к чему. Проблем хватает и без этого. Силы, восстановленные теплокровной пищей, требовали выхода. Лучшим их применением я посчитал посещение библиотеки и изучение некромантии. Сколько на это уйдет времени, пока было не ясно, но откладывать и дальше этот раздел бессмысленно. Без магии жить в этом мире намного опаснее.
   Ануб-Хадах еще не прознал о моем возвращении, так что свободное время нужно срочно использовать. В библиотеке все тот же хранитель знаний без долгих расспросов проводил меня к интересующей книге, путь к которой уже намертво отпечатался в моей памяти.
   Остаток дня обогатил одного недальновидного попаданца немалым объемом информации по основам работы с мертвецами. Уже спустя несколько часов стало понятно волнение безымянного Провидца. Моя топорная работа с поднятием нежити являлась иллюстрацией запредельной удачи и нереального стечения обстоятельств. Ничем иным свое выживание объяснить нельзя. Частично тот факт, что меня не сожрали свежеподнятые мертвяки, был связан с щедрым расходом энергии источника и свежестью материала. В остальном же, ошибка на ошибке. Те заклинания, что я использовал в походных условиях, годились только для поднятия нежити размером с мышь. Контроль поднятого сородича вообще отсутствовал на магическом уровне и обеспечивался только прижизненным подчинением. Еще несколько часов и коварная нежить напала бы на меня в самый неожиданный момент. Универсальные заклинания, конечно, удобны, но применять их нужно с осторожностью. Техника безопасности содержала немало примеров и методов, с помощью которых можно было избежать большинства ошибок. Самое непростительное, это то, что я не поставил никаких ограничителей на развитие поднятых мертвецов. Вернее не вычленил из каскада глифов модуль, обеспечивающий постепенное развитие поднятым существам. Как оказалось нежить может развиваться и эволюционировать с течением времени. Кто-то медленнее, кто-то быстрее. Хитрая тварь через несколько сотен лет может доставить немало неприятностей даже группе охотников. Сотни лет, кажется, когда это еще будет, но зачем плодить врагов на пустом месте? Необычный нюанс объяснял сохранение остатков разума у мертвого сородича. Намного проще поднимать нежить из существ своего вида, чем другого. Сходство энергии, еще какие-то сложные взаимосвязи и коэффициенты всеми силами указывали на предпочтительное использование нерубов в качестве исходного материала. Что же учтем на будущее.
   Для поднятия, например, тролля существовал специально разработанный вариант, который мог применяться только для существ этого вида. Особей способных к оперированию магией, будь то шаманы, маги или жрецы, следовало использовать только в крайних случаях и учитывать немаловажное правило. Для неруба оно было следующим - примерная оценка прижизненного резерва материала должна в количественном эквиваленте быть в два и три десятых раза меньше чем резерв некроманта. Пауки, кстати, использовали десятеричную систему исчисления, чем меня порадовали с самого начала. Это правило имело несколько десятков поправочных коэффициентов. В целом при более детальном изучении, некромантия оказалась непростой дисциплиной, требующей хорошо считать риски и иметь огромный резерв.
   Мой наставник глумлением надо мной не злоупотреблял и ничего нового в процесс раскачки источника не внес. Обелиски на фоне остального негативных мыслей уже не вызывали. Уже неплохо знакомое зло даже создавало иллюзию стабильности.
   На шестой день изучения искусства повелевать мертвыми явился Провидец, поставивший мне блокировку на источник, с целью убрать свое заклинание. Этот процесс он сопровождал многозначительной беседой.
   - Теперь-то ты понимаешь, почему применение некромантии столь опасно?
   - В общих чертах.
   - Раз ты уже начал вникать в особенности такой непростой дисциплины, то останавливаться на достигнутом не стоит. Развивай её и дальше.
   Зачем мне оно надо? Судя по всему в сообществе нерубов это невостребованная профессия. Внимание местной службы безопасности польстило бы какому-нибудь герою или шпиону-недоучке, но мне такого добра не нужно.
   - Не вижу в этом никого смысла. Лучше я потрачу время на более полезные навыки.
   - Ты не понял, Хар. Это не предложение, а руководство к действию. Заинтересованные Провидцы будут периодически проверять твой прогресс в этой области,- собеседник давил приоритетом и по привычке феромонами, которых я не чувствовал, иначе бы уже согласно кивал на каждое слово.
   - Мне бы не хотелось этим заниматься,- я все старался вывернуться из крепкой хватки представителя паучьей СБ и уйти в несознанку.
   - Никто не хочет, но выбора у тебя нет.
   Последними словами Провидец поставил жирную точку в нашем разговоре и удалился, оставив меня наедине с невеселыми мыслями. Зодчий Пустоты и некромант поневоле, так получается. В далеком будущем замаячили какие-то героические свершения, что ничего хорошего не предвещало. Особенно напрягала последняя фраза. Что значит "никто не хочет"? Упрекать сородичей в брезгливости не мог никто. Так в чем же причина? Заваленный вопросами библиотекарь увиливать не стал и поведал причину такой непопулярности некромантии.
   - Постоянное использование некромантии пагубно влияет на рост магического ядра у нерубов. Если учесть, что у нас источник увеличивается на протяжении всей жизни, то причин для овладения такой спорной дисциплиной ни у кого нет. Я был очень удивлен, когда ты попросил книги по работе с нежитью. Ограничивать себя с самого начала это необычный план.
   - Почему этого нет в самом начале книги-паутины?- возмущение в моих словах на хранителя знаний впечатления не произвели.
   - Иногда некроманты бывают нужны Королевству. Нужно же как-то восполнять их утрату.
   - Из любого Провидца получился бы намного лучший некромант, чем из меня.
   - Они слишком ценят магию, чтобы жертвовать даже частичкой своей силы. К тому же твой резерв никогда не сравнится с магическим ядром Провидца, поэтому ты потеряешь намного меньше, чем они. В какой-то степени работа Зодчим нивелирует эту проблему. Полезным для Азжол-Неруба можно быть разными путями и твой не самый сложный, пусть и несколько необычен.
   - Можно же хоть что-то сделать?
   - Конечно. Пока ты не начал активно пользоваться поднятием мертвых, источник не пострадает.
   - Что значит активно?
   Несколько созданных мной нежитей не должны сильно навредить моему магическому ядру. Нужно было с самого начала специализироваться на уходе за личинками или кормовыми жуками. Так нет же - некромантия, обслуживание обелисков. Все внешне привлекательные дисциплины оказались с подвохом уже при чуть более углубленном изучении, а что дальше?
   - После трех десятков поднятий появятся первые изменения,- ответ хранителя знаний сбросил пару килограмм с тонны неприятностей повисших на моей шее.
   - В Азжол-Нерубе ведь нет никаких пророчеств?- на эту мысль меня натолкнули последние события.
   - Пророчеств? Такими глупостями занимаются только гуманоиды.
   Этими словами библиотекарь успокоил мою паранойю. Одно из главных правил для попаданца - это избегать пророчеств всеми возможными силами. Стоит только ему замаячить на горизонте и все, песенка спета. Я как от пули увернулся.
   Надеюсь, что провидцы благополучно забудут о моем существовании лет на двадцать. За это время я уж как-нибудь смогу найти выход.
  

Глава 32.

Тревоги иных королевств.

  
   В то время, как один беспокойный неруб беззаботно жил на северном континенте, события на остальном Азероте бурлили не переставая. Безжалостная рука судьбы трепетно хранила жизни будущих героев и их противников, при этом небрежно убирала с шахматной доски уже отыгравшие свою роль фигуры. Одних ждало забвение, у других же еще оставался шанс на возвращение.
  
   Восточные королевства. Перевал Мертвого Ветра. Каражан.
   Рыцарь Дерклар.
   Мрачные подземелья, где еще минуту назад кипело ожесточенное сражение, теперь наполнились вздохами облегчения. Дерклар до последнего не верил, что задуманное удастся его командующему. Не первый год сражаясь с орками, рыцарь повидал всякого, но и предполагать не мог, что приход орды это дело человеческого мага. Не просто мага, а друга Андуила Лотара и самого короля Ллейна Ринна. Дерклар последние пять лет входил в состав элитного отряда Льва Азерота и встречался с Медивом неоднократно. По первому впечатлению темноволосый маг ничего особенного собой не представлял и силу свою всем вокруг не демонстрировал. Причин, по которым колдун пошел против своей расы, рыцарь даже придумать не мог. Продался орочьим шаманам? Кто его знает. Не ему судить, командующему видней, что и как нужно делать.
   Обезглавленное тело могучего волшебника удерживалось в вертикальном положении только мечом в руке Кхадгара. Ученик убил учителя, Лотар отрубил голову своему другу, окончательно поставив точку в противостоянии с Медивом. Эта картина вызывала в душе ветерана неодобрение. Неправильно это, слишком уж походит на предательство. И цена за него заплачена сполна - состарившийся до седины Кхадгар выглядел лет на пятьдесят. Как только глаза отрубленной головы потеряли последние искры жизни, на месте гибели сильнейшего в Азероте мага началось буйство света, огня и тьмы. Это окончательно развеяло сомнения Дерклара - их дело правое. В очередной раз честная сталь доказала превосходство над книжными знаниями и тайными силами.
   Разговор между Кхадгаром и Лотаром много времени не занял. Дольше необходимого задерживаться в этом странном жилище приспешника орков отряд рыцарей не горел желанием, но их мнение никого из предводителей не интересовало.
   Лев Азерота больше горевал о потерянном друге, чем о погибших соратниках смело жертвовавших собой, чтобы прикрыть своего командира. Оставшиеся в живых рыцари единогласно отказались хоронить павших в бою воинов на оскверненной земле. Дерклар и сам не хотел бы лежать тут. Каражан пугал не только своими бесконечными видениями, сводящими с ума даже волевых людей, сама атмосфера вблизи башни вызывала неприятные ощущения. "Поскорее бы убраться отсюда",- так думал каждый рыцарь, за исключением их предводителя потратившего немало времени, чтобы похоронить останки Медива.
   Команда на возвращение к войскам Штормграда была воспринята рыцарями с воодушевлением и ускорила затянувшиеся сборы. Кхадгар оставшийся рыскать в доме своего учителя уставших воинов не беспокоил. Маги, что с них взять. Книгочтеев от библиотеки даже силой не оторвёшь.
   Впереди их ждал взятый орками в ходе кровопролитной осады Штормград и новость о гибели короля Ллейна Ринна, сломившая моральный дух защитников королевства. Война с орками набирала силу.
  
   Восточные Королевства. Основная ставка армии орков.
   Оргрим Молот Рока.
   Весть о недееспособности Гул'Дана Оргрим узнал одним из первых. Не то чтобы он ожидал чего-то подобного, но будучи приближенным соратником Вождя всей Орды Чернорука, который в то же время возглавлял клан Черной Горы, оставаться в неведении мог только полный идиот. Оргрим скудоумием не страдал и старался быть в курсе последних новостей. Предводитель, назначенный Теневым Советом, хоть и неплохо себя показал в сражениях еще на Дреноре, но в новых землях совершил немало ошибок, чем вызвал глухое недовольство даже в своем клане. Орки хотели побед над людьми, а не бессмысленно топтаться на месте. Оргрим прекрасно осознавал причины осторожности Чернорука, потому что сохранил ясность ума, отказавшись от варева шаманов Теневого Совета. Он был одним из немногих, у кого глаза не пылали кровавым светом. В отличие от других молодой орк не считал свое решение ошибкой. Он видел, как изменились недавние друзья и знакомые. Чрезмерная жестокость, нетерпеливость, вспыльчивость стали постоянными спутниками орков испивших странное зелье. Управлять ордой стало совсем непросто, теперь её можно было только направлять на врага. Чернорук, которым он раньше восхищался, теперь стал совсем другим орком, полностью подчиняющимся горстке шаманов.
   Оргрим Молот Рока жаждал власти и считал себя достойным занимать её вершину, но поддержка Чернорука Теневым Советом не позволяла воплотить свои амбиции в реальность. Теперь же непонятная болезнь Гул'Дана давала ему шанс, который нельзя было упускать. Отомстить за смерть друга Дуротана и стать во главе Орды - чего еще нужно наследнику Телкара Молота Рока. Действовать нужно было быстро, пока его не опередили другие желающие, а их хватало.
   В палатку Чернорука Оргрим входил со скрытым нетерпением и долей опаски. Пара самых преданных лично ему орков придавала уверенности в благоприятном исходе происходящего. Вождь Орды в окружении телохранителей переваривал новость о болезни своего покровителя Гул'Дана, и видеть никого не желал.
   - Чего тебе, Оргрим? Сейчас не время для пустых разговоров.
   - Я слышал о Гул'Дане. Его болезнь вызовет беспокойство среди воинов,- пользуясь возможностью, Оргрим подходил к своему вождю все ближе. Чернорук верил ему, как и другим оркам, с которыми прошел множество сражений. Именно он отдал в руки Оргрима реликвию его рода - Молот Рока, достав его из огненного озера, поэтому считал молодого орка почти братом, которому можно доверить спину. Как же он ошибался.
   Приблизившись вплотную к ничего не подозревающему орку, Оргрим положил руку тому на плечо.
   - Орде нужен новый Вождь, Чернорук. Вождь, который не будет марионеткой Теневого Совета.
   Не дожидаясь реакции на его слова, Оргрим нанес удар в спину своего давнего соратника. Не легендарное оружие вроде Молота Рока, а обычный кинжал прервал жизнь Вождя Орды. Телохранители Чернорука и его собственные воины с непониманием уставились на упавшего Вождя. От одного из ближайших друзей такого предательства никто не ждал. Орки не бьют в спину - это известно каждому. Оргрим, не теряя времени, отрезал голову своему мертвому товарищу и посмотрел на замерших орков.
   - У орды теперь новый Вождь. Разнесите эту весть по всем оркам. Теперь не Теневой Совет управляет Ордой. Я поведу вас к победе, которой вы все так жаждите.
   Обескураженные действиями Оргрима Молота Рока орки подчинились его приказу, ведь вторым после Чернорука был именно он.
   Когда самопровозглашенный вождь вышел из палатки, его встречали взгляды тысячи орков. В их глазах кроме привычного кровавого света нельзя было ничего разобрать, а вот лица выражали широкий спектр эмоций. От ненависти до почитания. Они все молча наблюдали, как забрызганный кровью военачальник поднимается на небольшой холм.
   Подняв голову Чернорука в вытянутой руке, Оргрим прорычал орочий клич бессмысленный для других народов, но совершенно понятный каждому орку.
   - Ар-гра-а-а-а...
   В этом вое-крике было все: жажда власти, требование подчиниться, вызов всем несогласным и сила, для которой не нашлось соперников среди окружающих воинов. Клич все звучал и звучал, с каждой секундой заставляя все большее число орков склонять голову и признавать власть нового Вождя. Спустя всего десяток секунд Орда с воодушевлением подхватила этот клич, огласив окрестности первобытным воем. Оргрим Молот Рока получил власть так, как это делали в давние, практически позабытые времена. Пусть некоторые орки будут называть его Бьющий-в-Спину, но задуманное свершилось, и Теневой Совет больше не властвовал над Ордой безраздельно.
   Через несколько дней, укрепив свою власть и разобравшись с самыми непримиримыми командирами, новый Вождь отправился штурмовать крепость Теневого Совета. Оставлять Гул'Дана и его прихвостней за спиной не стал бы ни один разумный стратег. Растерянные шаманы не смогли оказать сопротивления закаленным войной отрядам орков и покорно склонили головы перед Огримом Молотом Рока, признавая его единственным повелителем их жизней. Отдавать за один день власть, которую по крупицам собирали шаманы многие годы, было тяжело, но когда на одной чаше весов находится твоя жизнь решение принимать намного проще. Выжили лишь немногие, лишь те, кто успел вовремя осознать реалии настоящего времени. Остальные же канули в небытие, не успев оказать достойного сопротивления.
   Всё еще пребывающий в коме Гул'Дан, круглосуточно находился под охраной самых преданных воинов. Нож у горла обеспечивал покладистость шамана на момент пробуждения. Впереди его ждал непростой разговор с новоиспеченным вождем.

Глава 33.

Факультет иностранных языков.

  
   Избавление от заклинания Провидца сразу вернуло уверенность в своих силах. Я старался этого не показывать, но без магии было совсем тоскливо и неуютно. К хорошему быстро привыкаешь, а магия это благо, без которого жизнь становится намного опаснее. Подтверждено личным опытом. По моим сведениям команда самоубийц, от которой мне посчастливилось вовремя отделиться, назад так и не вернулась. Вопросов на эту тему никто не задавал и я подумал, что это не такая уж редкая ситуация. У начальства, наверное, и так проблем хватает, чтобы тратить время на выяснение всех обстоятельств о пропаже очередного отряда охотников.
   Наставник лучился удовольствием, наблюдая, как я занимаюсь работой с обелисками. Ануб-Хадах только контролировал мои действия, а сам к работе не подключался. Из этого я сделал простой вывод - последние несколько дней мне приходится выполнять норму за учителя. Вынужденная нетрудоспособность стала лишь небольшой отсрочкой и никак не избавляла меня от обещаний одного ворчливого неруба. Начинать качать права по поводу несправедливости смысла не имело. Если наставник что-то решил, то на это у него есть право. Бессмысленно младших нерубов сородичи не шпыняли, хотя Ануб-Хадах кардинально отличался от остальных учителей и причин для таких особенностей я не находил, не считая того, что он Зодчий Пустоты. Он посматривал на меня, как дед на новообретенного внука. Только мне такой родственник и даром не нужен. Я сильно сомневался, что мотивы этого неруба как-то связаны с моим благополучием.
   К повседневной рутине пауков я вернулся с облегчением. Все эти путешествия в составе охотничьих отрядов ничего хорошего мне не принесли. Впустую потраченное время можно было с толком потратить на совершенствование в магии и раскачке резерва. Не считать же удачным результатом простое выживание? Сородичам, особенно молодым, просто не хватало опыта, чтобы не бежать сломя голову навстречу опасности. Да и откуда взяться опыту у паука нескольких лет отроду. Людям бы такую основательность и рассудительность в соответствующем возрасте. Большинство выживших нерубов сразу брались за ум и по собственному желанию на поверхность больше не стремились. Некоторым требовалось несколько "уроков", другие же всё понимали с первого раза. Я причислял себя к тем, кому никакие "уроки" вообще не нужны, но начальству было видней.
   Появление безымянного Провидца на моем пути стало неприятным сюрпризом. Вроде шел по пустому коридору и раз, откуда не возьмись, нарисовался этот мастер маскировки. Неужели уже нужно практиковаться в некромантии? Так скоро? Я думал у меня еще минимум пару лет в запасе. Как можно ожидать от такого дилетанта, как я, каких-то удовлетворительных результатов спустя пару недель.
   Для начала Провидец сделал то, чего я от него вообще не ожидал. Он представился.
   - Мое имя Хаг-Тисал. Встречаться мы будем часто, так что знать мое имя для тебя лишним не будет.
   Включаться в работу с Провидцами я считал преждевременным событием и решил сразу выяснить причину появления этого кадра. Ни за что не поверю, что он заявился только для раскрытия тайны своего имени. Без этой информации я бы еще лет сто жил, не тужил.
   - Королевству понадобились мои способности некроманта? Я думал у меня еще много времени для самообучения.
   - Нет, твои умения пока малополезны, но наравне с некромантией тебе следует изучить еще кое-что.
   Этой новостью Хаг-Тисал меня одновременно успокоил и насторожил. В его разжатой кисти тускло сверкал какой-то небольшой кристалл размерами вдвое меньше когтя на нерубском пальце. Нехорошие предчувствия по поводу этого камешка зародись с первого взгляда. Внешне он походил на те кристаллы, что я видел в библиотеке, конечно меньшего размера, но с ясно видимой точкой активации. Только бы не демонология или еще какая-нибудь опасная хрень, которая напрочь убьет мои магические способности.
   - Бери,- требовательно сказал мой собеседник, протягивая мне это сомнительное сокровище.
   - Что это?- прикасаться к камешку, похожему на горный хрусталь, я не спешил.
   - Здесь знания о языке троллей. Этого пока будет достаточно для твоей будущей работы.
   После его слов кристалл я взял без опаски. Язык троллей это хорошо. Знание языков вообще полезно, особенно при моих смутных планах когда-нибудь свалить из паучьих пещер.
   - Как его читать?
   - Спроси библиотекаря, он покажет, где найти информацию по плетению простых тенет для считывания знаний с кристаллов.
   - Я мог бы прийти в библиотеку Провидцев. Насколько я знаю, сплетенные неспециалистами тенета не так эффективны.
   - Ни в одну из наших библиотек тебя никто не пустит, так что работай, с чем есть.
   Беседа закончилась также неожиданно, как и началась. Хаг-Тисал видимо посчитал отвечать на мои вопросы бесполезной тратой своего драгоценного времени. Жаль не удалось проникнуть в библиотеку к этим зазнайкам. Уж я бы там развернулся. Не знаю, что за информация хранится в библиотеках Провидцев, но бесполезные знания так строго не берегут.
   Кристаллик я замотал в несколько слоев паутины, чтобы случайно не повредить, и закрепил в районе шеи. Потерять или разбить ценную побрякушку, а потом объясняться с провидцем, было бы неприятно. Зачем некроманту вообще учить язык другой расы? Ответ напрашивался сам собой - чтобы общаться с поднятой нежитью. А зачем с ней общаться? Понятно, что нужно отдавать команды на понятном мертвецу языке, но в чем смысл? Единственное, что пришло в голову - это допрос или проверка информации полученной в ходе пыток. Застенки местной СБ я скорее всего увижу в ближайшем будущем, пусть и не в качестве жертвы, чего я опасался с первого дня в теле паука.
   Библиотекаря я навестил на следующий день и по интересующему меня вопросу он дал исчерпывающую информацию, хотя и не сразу. Сначала его заинтересовала причина, по которой я отклонился от привычного набора литературы.
   - Зачем тебе знания по плетению резонирующих тенет.
   Так вот как они называются. Забавно. Пауки вполне успешно используют эффект резонанса для обучения. У сородичей с математиков вообще все прекрасно, особенно с прикладной геометрией. Хранитель знаний ждал ответа, поэтому пришлось прервать свои отвлеченные размышления.
   - Хаг-Тисал, Провидец, дал мне кристалл с информацией и сказал разузнать о тенетах для его использования.
   - Хорошо. Пойдем, покажу тебе нужную книгу.
   И все? Ни искры интереса о содержании кристалла? Видимо библиотекарь, прекрасно знает кто такой этот Хаг-Тисал. Только упомянул его имя, и любопытство хранителя знаний как когтём отрезало. Да что такое, ножом, ножом отрезало. Уже и в мыслях стал заговариваться. Скарабеи, тенета, когти так просятся на место привычных слов.
   Ну, с плетением самой простой резонирующей паутины я точно справлюсь. К такому выводу я пришел после некоторого времени наедине с довольно интересной книгой. Эффективность обучения будет процентов десять, но без нескольких лет работы в этом направлении лучших результатов добиться сложно. Предлагалась даже полевая структура, сплетаемая между тремя широко расставленными пальцами одной руки. На таком примитивном считывателе один процент был уже неплохим результатом. Зачем вообще могут понадобиться такие портативные варианты сканирующих тенет? А вот оно как. Оказывается, этот вариант использовался разведчиками для составления отчетов и карт. На будущее я этот способ чтения кристаллов запомнил. Жизнь она такая, пригодиться может все, что угодно.
   Изучать язык троллей я стал еще в пути с помощью варианта разведчиков. Малоэффективно, зато можно использовать в движении. Не могли сородичи дать чистый язык без основ и традиций общества их старых врагов. Как ни печально, но начало "букваря" составлял набор звуков означающих отдельные сочетания букв или даже целые слова. Язык троллей не походил на нерубский, но и от привычных для меня языков заметно отличался. Кристалл по первому впечатлению мог ознакомить только с устной речью, о письменности даже намеков не было. Имеют ли тролли письменность или подобно паукам используют образы в кристаллах оставалось тайной. Представления о культуре можно было почерпнуть только из внимательно изучаемого лексикона худощавых гуманоидов. По первому впечатлению - дикари.
   Правила произношения особых затруднений не вызывали, но смысл некоторых слов я просто не понимал. Что не удивительно, чужой язык, чужая культура. С пауками поначалу тоже так было. Сложность возникла не с пониманием языка как такового, а с произношением. Звуки были рассчитаны на существо с языком. У нерубов такой полезный орган во рту отсутствовал. Что за идиотизм? Так, посмотрим, что предлагает неизвестный полиглот, создавший этот кристалл? Хелицерами? Создавать такие сложные звуки хелицерами? Проще осла научить высшей математике. Если дать человеку пару палочек и попросить с их помощью поговорить о чем-нибудь, то он скорее пошлет подальше такого шутника. Сородичи не шутили. Упражнения по созданию нужных звуков занимали большую часть кристалла. Попробовав несколько из них, я чуть не вывихнул один из хелицеров. Извращенцы, неужели нет магического аналога для общения с другими расами? Универсальное заклинание переводчик, или что-то подобное? Родные хелицеры для такого природой просто не предназначены.
   Ануб-Хагала расспросить на регулярных занятиях по магии не удалось по обескураживающей причине. Занятия для нашей группы закончились. Учитель по магии завешал самостоятельно совершенствоваться в волшебстве и трудиться на благо Азжол-Неруба. По всем вопросам предлагалось обращаться к наставникам и непосредственным начальникам. К Ануб-Хадаху? Только в крайнем случае. На темы отличные от обелисков он отвечал весьма скупо в плане полезной информации.
   Для меня это был страшный удар. Всё теперь дальше сам, без разъяснений опытного педагога и ответов на интересующие вопросы. Технику безопасности наш учитель во всех вбил хорошо, так что убиться по неосторожности никому не грозит. С другой стороны из нас не магов делали, а Рабочих, к касте которых мы все и относились. Если есть желание - самосовершенствуйся, а если нет, то впрягайся в работу на благо общества.
   Библиотекарь меня даже слушать не стал, а отправил к моему личному наставнику. Литература по данному вопросу в подконтрольном ему хозяйстве тоже отсутствовала, о чем он мне поведал без утайки. Но это не означало, что такого заклинания в закромах пауков вообще нет.
   Ничего не оставалось, как идти на поклон к язвительному Ануб-Хадаху. Момент для вопроса я подобрал самый лучший. Наставник насыщался уже вторым жуком, а я в это время загибался над очередным обелиском под его довольным взглядом.
   - Ануб-Хадах, мне нужно изучить язык троллей по требованию Провидцев. Нет ли заклинания-переводчика для этой цели?
   Наставник даже прервал свою трапезу и начал меня внимательно рассматривать.
   - По требованию Провидцев говоришь?
   - Да, Хаг-Тисал лично передал мне кристалл для обучения.
   - Такого заклинания мне не встречалось. Спроси у провидца при следующей встрече,- в словах моего личного учителя сквозило неприкрытое недовольство.
   Больше хороших знакомых в Азжол-Нерубе у меня не было. Хаг-Тисал мне точно ничем не поможет. С полезными знакомствами в Азжол-Нерубе вообще беда. Создать некую команду единомышленников просто невозможно. Судя по оговоркам, сородичи считали, что мы все уже в одной команде. Выбраться на вершину иерархии, опираясь на других нерубов просто не получится. Личные заслуги и навыки определяют твое положение и никак иначе. Конечно система намного сложнее, чем кажется, но мне не хотелось ломать панцирь в безуспешных попытках ее сломать, проще принять правила игры. Ничто не мешало искать обходные пути на основе новых сведений в будущем.
   Язык клыкастых товарищей пришлось изучать по предоставленной методике. Небольшое уточнение в самом конце меня просто убило. Оказывается это только наречие одного из племен троллей Нордскола. Сомневаюсь, что язык разумных пауков широко распространен за пределами Азжол-Неруба, поэтому концентрируемся на хелицерах и пытаемся выдать самую распространенную букву алфавита троллей.
   - Фх-х-х-хш.
   Однообразное шипение никак не походило на правильное произношение. Никто не говорил, что все будет просто. Как все эти попаданцы быстро учат незнакомый язык и уже через день виртуозно лопочут на эльфийском? Видимо мир, в который мне посчастливилось угодить, недостаточно "магический".
  
   Нордскол. Королевство Азжол-Неруб.
   Владения Талион-Схилаг-Шах
   Провидец Анак-Хан.
   В сознании Провидца медленно вращался очередной глиф, который следовало довести до ума. Полезное и нужное заклинание все еще было слишком затратным. Для самого исследователя оно таковым не являлось, но для слабаков из других каст это слишком сложный и затратный вариант. Тренированный разум последовательно подбирал комбинацию, при которой глиф станет завершенным. Для кого-то это была бы скучная и рутинная работа, но Анак-Хану такое занятие доставляло удовольствие. Склад характера, нужная конфигурация разума и отличный магический резерв предопределили его касту с самого начала. Впервые с его рождения сменилось поколение и это ознаменовалось неприятным событием для многих Провидцев. В небытие ушел один из пяти некромантов во владениях Талион-Схилаг-Шах. Теперь одному из нерубов его касты нужно было начинать изучать это спорное искусство. Анак-Хану, как одному из самых младших, избежать рассмотрения своей кандидатуры на должность некроманта точно не удастся. Если остальные не видели решения проблемы иным способом, то молодой Провидец мог мыслить несколько шире. Нужно было просто найти подходящего кандидата среди других каст, тем самым обеспечивая благодарность сородичей, не желающих для себя такой судьбы. Становиться некромантом не хотел никто, и на это хватало причин, как общеизвестных, так и не столь очевидных. Для самых старых Провидцев изучение сомнительной дисциплины никакого вреда практически не несло, а вот для молодых дарований некромантия являлась настоящим приговором. Контакт с нежитью без последствий не оставался. Передавая энергию поднятому миньону, маг получал кое-что взамен. То, от чего нельзя было никак защититься. Легчайшая, практически незаметная, дымка некроэнергии накапливалась в энергетической матрице некроманта. Она была послушна, как и собственная энергия, но избавиться от нее и вывести из организма еще ни у кого не получилось. Природная защита и обособленность от магического фона планеты служила непреодолимым барьером для этой гадости, но только когда от некроэнергии пытались избавиться. Получалось, что своеобразный яд постепенно накапливался в теле неруба. Он никак не влиял на срок жизни, но постепенно снижал скорость роста магического ядра. Источник служил поводом для гордости Провидцев и одним из параметров, влияющих на их положение в касте. Стоит ли говорить, что для увеличения резерва сородичи использовали любую возможность. В ход шло все, от изнурительных тренировок до индивидуально подобранных диет. Возможная потеря темпа роста источника вызывала острое недовольство среди всех Провидцев. Еще одним немаловажным фактом служила статистика. Ни одного некроманта на вершине иерархии за всю историю Азжол-Неруба не было.
   Решение проблемы посчастливилось найти во время разговора с хорошим знакомым, который занимался поиском внешних угроз и разведкой, хотя его скорее нашел сам собеседник.
   - Один из Рабочих вернулся с охоты в сопровождении поднятой им нежити. Довольно необычное событие, не находишь?- многозначительный намек Хаг-Тисала упал на благодатную почву.
   Анак-Хан в общих чертах знал, зачем сородичей отправляют на поверхность. Заготовка пищи была не основной причиной. Неопытная молодежь своими жизнями решала сразу несколько задач. Во-первых, проводила разведку, ведь каждый отряд направлялся в определенную точку. Если группа вернулась, то местность условно безопасна, если же нет, то туда высылался опытный разведчик. Во-вторых, отсеивались бесполезные особи, неспособные даже выжить на поверхности. В-третьих, экономилась пища, а вернувшиеся охотники вносили разнообразие в рацион Королевства. Таким нехитрым способом обеспечивалась безопасность определенной территории на поверхности. Никому не нужны племена троллей прямо над головой. Наверняка были и другие причины, которых молодой Провидец просто не знал.
   - Рабочий? Да, это необычно. Кто научил его этому?
   - Он сам изучал некромантию в библиотеке Рабочих.
   - Кто бы мог подумать, что у них есть такие знания.
   - На самом деле информация по некромантии есть практически в каждой библиотеке. Разнится только качество материала, но основы везде одинаковы.
   - Возможно, этот рабочий решит нашу проблему с нехваткой некромантов?
   - Он же простой Рабочий. Его резерва ни на что не хватит.
   - Я думаю, для рутинной работы этого будет достаточно. Остальные Провидцы поддержат наше предложение, а если кандидат не справится со своими обязанностями никогда не поздно выбрать одного из нас для этой работы.
   - Так и поступим Анак-Хан.
   Наверняка Хаг-Тисал уже предпринял некоторые шаги в этом направлении, но для Анак-Хана главным было не участие, а результат. Избежать доли некроманта - вот что его по-настоящему беспокоило.
  

Глава 34.

Тайны старых врагов.

  
   Полгода, целые полгода я потратил на язык троллей. Первые пару месяцев учился просто издавать нужные звуки хелицерами, а уже после шлифовал произношение. В моей речи все равно был отчетливо слышен акцент, если его можно так назвать, но я считал, что время потрачено не зря. Основные приемы генерирования звуков гуманоидной речи намертво отпечатались в моем сознании, и следующий язык освоить будет намного легче. Человеческий или гномий, неважно, у них всех было одно общее свойство. Если у носителя нужного языка есть аналогичный мышечный орган во рту, то особых проблем возникнуть не должно.
   Выданный мне кристалл я изучал не только в плане самого языка троллей, но и саму структуру магических нитей в нем. В этом кусочке горного хрусталя не было ни единого глифа. Ажурная сеть силовых линий была похожа на неполноценную, или скорее отредактированную структуру чьей-то паучьей памяти. Сходство мог заметить любой внимательный неруб. А несколько смещенным центром всей конструкции служила точка активации на кристалле. Тут и дураку стал понятен механизм создания местных книг - нерубы просто копируют часть своей памяти на кристалл. Единственный вопрос состоял в том, как они это делают. В библиотеке присутствовали только крупные камни с информацией, и разобрать их внутреннюю структуру не удавалось. В них все силовые линии были очень плотно уложены и сливались в монолитную энергоструктуру. Специфическая настройка глифа магического зрения могла помочь в изучении отдельных блоков, но не в моем случае. Обелиски такой разрешающей способности не требовали, поэтому я пользовался более простым вариантом. Простой Рабочий и в мелком кристалле ничего бы не заметил. Этот факт по большому счету ничего мне давал. Просто очередная загадка нерубов, которую удалось решить самостоятельно.
   Защитные амулеты троллей заставили проштудировать литературу по магическим талисманам, когда выдалось свободное время. Информации было не так уж и много, зато она раскрывала практический аспект противостояния подобным артефактам. Амулеты троллей отличались неплохой надежностью и широким спектром противодействия различным агрессивным факторам. Объяснение этому было очень простым - лоа. Шаманы троллей привязывали духа к амулету, и он защищал владельца. Просто, как удар дубиной и столь же эффективно. Дух, даже самый слабый, это уже разумная система защиты, ограниченная только типом лоа, его силами и опытом. Проклятые духи бдели круглые сутки, им не нужно было спать, они не уставали. Идеальные стражи, если бы не необходимость постоянно подкармливать этих сущностей. Тут тролли действовали не менее просто. Они вовсю использовали кровавые ритуалы, насыщая своих защитников силой агонирующих жертв, обеспечивая верность бестелесных союзников. Этого хватало на месяцы, особенно если дух мелкий. С простыми магами намного проще. Зачарованная висюлька обходилась обычно без проблем любым из двух десятков способов. С эльфами все проходило не настолько просто, но решения существовали, если, конечно, сил хватало. С троллями приходилось действовать либо грубой силой, либо использовать специальные глифы против духов. Второй способ имел довольно спорный результат. Примерно каждая третья попытка нужного эффекта не достигала. Плетение против лоа в некоторых случаях приводило к странным результатам - дух нападал на заклинателя, лишая владельца амулета защиты или реагировал другим неожиданным образом. Судя по описаниям, пауки бились над решением этого вопроса уже очень долго. Существовали затратные глифы, описание которых не приводилось, с очень высокой эффективностью, но они могли применяться только Провидцами. Для остальных каст существовала только лайт версия заклинания. Ну, мы не привередливые, любое заклинание пригодится.
   Нерубы не использовали личные амулеты по банальной причине. КПД таких талисманов не превышал тридцати процентов. Стоило увидеть эту цифру и все вопросы отпали. Сородичи даже не рассматривали подобные варианты. Стационарные системы артефактов пауки использовали повсеместно, и эффективность достигалась впечатляющая. Капризные каскады глифов требовали постоянного присмотра, но впустую тратилось не больше десятой части энергии, накопленной сетью обелисков. Только на первый взгляд для изучения информации на эту тему потребовалось бы лет сто, так что углубляться в эту область я не стал.
   Хаг-Тисал регулярно справлялся об успехах в навязанных мне дисциплинах. Как бы то ни было, но в нерубской некромантии я преуспел, хотя только в теории. Практика все еще маячила в отдаленном будущем, к сожалению, только в моем воображении.
   Провидец заявился очень неожиданно. Случилось небывалое, по крайней мере, до сего дня такого со мной не происходило. Меня грубо разбудили во время заслуженного отдыха. Ничего святого у сородичей нет. Если разум заработал на полную, то тело не желало прерывать восстановительный сон. Это никак не сказалось на моих движениях, но ощущения были не из приятных. Хаг-Тисал выглядел бодрым и полным сил. Повелительным жестом он дал понять, что мне следует немедленно следовать за ним. Уверенности Провидцу было не занимать, поэтому он сразу заспешил в известное только ему место, и мне ничего не оставалось, как броситься вдогонку. Пока мы путешествовали по запутанному лабиринту нерубов, я лихорадочно перебирал причины для столь неожиданной побудки. Учитывая личность неруба, лишившего меня сна, варианты на самом деле сводились к использованию некромантии в том или ином качестве. Чем дальше мы шли, тем больше Воинов нам встречалось. Видимо, конечная точка нашего пути имела стратегическое значение для сородичей.
   За очередным поворотом Хаг-Тисал остановился и заговорил с еще одним Провидцем, который нас, скорее всего, и ждал.
   - Я привел некроманта. Не будем терять время.
   - Надеюсь, он справится,- прошипел его собеседник, бросив на меня короткий взгляд. Этого сородича некромант из касты Рабочих совсем не впечатлил.
   В хорошо освещенной пещере меня ожидал совсем маленький сверток длинной в четыре ладони взрослого неруба. Он сиротливо лежал на камне в центре пещеры и слегка поблескивал паутиной в свете довольно ярких кристаллов. Даже для гнома это был слишком маленький кокон.
   Пока я осматривал единственный интересный предмет, Провидцы заслонили своими телами объект, завладевший моим вниманием, и начали инструктаж.
   - Хар, поднимай нежить и выясни у него, где сейчас находится шаман Зул-Акар. Уточни состав его охраны и их особенности. На остальное времени нет,- быстро объяснил мне задачу незнакомый Провидец.
   Все-таки некромантия, а я в глубине души надеялся, на что-нибудь другое. Сородичи остались на своих местах, пропуская меня вперед, и теперь наблюдали за моими действиями. Я почувствовал себя, как на экзамене. Вблизи сверток оказался изуродованной головой тролля с частью позвоночника. Освобожденное от десятка липких нитей, содержимое предстало передо мной во все красе. Белесый череп с пустыми глазницами и нетронутый рот с почти полным комплектом клыков и зубов имели четкий переход. Наверное, так могут препарировать тело только опытные анатомы. Свернувшаяся кровь выглядела достаточно свежей, а мне было с чем сравнивать. На мой непрофессиональный взгляд клыкастый дикарь еще утром самостоятельно дышал, но ему не повезло попасть в лапы пауков. Казалось, что материалу оставили только возможность слышать и говорить, а остальное намеренно удалили, как бесполезную плоть. Общее впечатление от этого довольно неприятного зрелища говорило о знакомстве тролля с опытным палачом, а то и не одним. От чего я так спокоен? Когда приходится есть гуманоидов и лично разделывать их тела голыми руками, брезгливость отступает на второй, а то и десятый план.
   Поднять и допросить, это мы можем. Заученные заклинания я плел уверенно и неторопливо, не хватало ошибиться из-за спешки. Не удивлюсь, если от тролля отрезали куски и поедали у него на глазах. Не ради бесполезной жестокости, а для психологического давления, ведь рационализм у нерубов занимает одно из самых главных мест. Возможность оказаться во власти местных палачей в качестве опрашиваемого теперь пугала намного больше, чем раньше. Этим живодерам расскажешь все, что знаешь без утайки. Тролля допрашивали, не могли не допрашивать, а мне досталась честь подтвердить показания покойника.
   Тусклые зеленоватые огоньки в пустых глазницах зажглись одновременно с окончанием последнего заклинания. Пара недавно изученных диагностических глифов, которые я сразу применил к подопытному, отклонений от нормы не выявила. Вот и хорошо. Исправлять ошибки под взглядами сородичей желания не было. Небольшая разминка для хелицеров и можно общаться о свежеподнятой нежитью.
   Сам допрос протекал строго по плану. Я не знал, насколько хорошо Провидцы владеют языком троллей, поэтому интересующие меня вопросы не задавал. Мертвец покладисто выдавал информацию, которая требовалось Провидцам, и не буянил. Да и как побуянишь, если у тебя только одна голова?
   Шаман чем-то не угодивший Провидцам находился черт знает где. Ориентиры троллей мне ничего не говорили. Что значит Тропа Одноухого Варга или Пик Беспокойных Духов? Может неруб лучше знакомый с ландшафтом северного континента и смог бы сопоставить причудливые названия дикарей с паучьей географией, но точно не я. Мои знания о местности за пределами Азжол-Неруба ограничивались областями, посещенными во время нескольких вылазок. Этого совершенно недостаточно, чтобы найти указанное троллем место. Со второй частью задания я справился лучше. У шамана было три ученика и два десятка простых воинов. Мелкие детали о предпочтениях соплеменников тролля оказались бесполезными. Какое значение для нерубов могут иметь вкусовые предпочтения отдельных дикарей или их отношения друг к другу? Как бы то ни было, но добровольно сотрудничать с пауками тролли не станут никогда. Древняя вражда закрепилась чуть ли не на генетическом уровне. Со слов нежити выходило, что Зул-Акар постоянно кочует, не задерживаясь на одном месте более четырех дней. На стоянках шаман совершал несколько обрядов с призывом духов, а затем двигался дальше. Параноик какой-то, потому, скорее всего, и жив до сих пор.
   Начальство в виде пары сородичей прекрасно ориентировалось в географических терминах троллей и пришло к неожиданным для меня выводам.
   - Нужно спешить. Некроманта берем с собой, он еще может понадобиться.
   С этим я был решительно не согласен, но мое мнение никого не интересовало. Жалкое подобие на нежить пришлось добивать именно мне. Контактное заклинание огня, которое я тренировал наравне с целым рядом глифов на основе магии тьмы, оставил от головы тролля только обугленный череп, легко сломавшийся от слабого удара когтями. Провидцы даже не отвлеклись на мои действия.
   События завертелись с характерной для нерубов скоростью. Хаг-Тисал без понуканий принял бразды правления небольшим отрядом, а второй Провидец участвовать в вылазке и не собирался. По пути к выходу на поверхность к нам присоединялись новые соратники. Я не сразу понял, что это не просто попутчики. Сородичи, не говоря ни слова, занимали свое место в колонне. Сначала один, потом второй и так далее. Никакие рядовые рабочие, кроме меня, в состав не вошли. Десяток жуков-стражей из касты Воинов обещал победу над любым соизмеримым отрядом противников, а пара нерубов сильно напоминавших разведчиков должна была защитить от неприятных неожиданностей. Воинов в деле видеть еще не приходилось, но судя по интенсивности сверкания многослойных систем глифов на их броне и лапах больше напоминавших зазубренные копья или мечи, это не новички. Наш отряд не задержался в пределах Азжол-Неруба ни одного лишнего мгновения. На выходе из пещеры разведчики выдвинулись вперед и шустро скрылись в складках рельефа, не выдавая себя ни единым движением. Десяток Воинов построился в построение напоминавшее ромб со мной и Хаг-Тисалом в центре. Приятно, когда у тебя есть телохранители, пусть они и защищали в большей степени именно Провидца. Охрана своими массивными телами буквально торила путь сквозь снежный наст, облегчая путь следующим за ними сородичам. Вот это совсем другое дело. Отлично организованное путешествие, где мне отведена роль незаменимого специалиста, намного больше походило на нормальную прогулку. Тусклое солнце в небе, небольшой снежок и несколько живых "бульдозеров", шагающих впереди, вызывали только приятные ассоциации.
   К нужному месту мы приблизились только, когда солнце скрылось за горизонтом. Конец путешествия ознаменовался появлением разведчиков. Шустрые сородичи как из-под земли появились и начали доклад Хаг-Тисалу.
   - Лагерь троллей в двух скарабеях пути на север. Шамана не видно, но ученики на месте. Десяток воинов дремлет в снегу, а остальные несут стражу.
   - Ищите следы шамана,- судя по тону Хаг-Тисала, мы здесь только ради повелителя духов.
   Разведчики поспешили выполнить распоряжение начальника, а остальной отряд остался на месте в ожидании новостей. Я все время осматривал окружающую местность магическим взглядом, чтобы вовремя заметить любые возмущения магического плана или засечь духов. Провидец делал тоже самое и наверняка намного эффективнее. С моей точки зрения все было спокойно. Природные флюктуации магического фона опасений не вызывали.
   Ожидание затянулось, но прерывать напряженную тишину никто не стремился. Неподвижность отряда не означала бездействия. Пока мы с Провидцем сканировали местность, Воины разогревались. Не знаю, как это еще назвать. Они перебирали конечностями, при этом вспыхивали то один, то другой глиф на их теле. Они были настолько переполнены силой, что светились в магическом диапазоне даже на расстоянии нескольких метров. Сколько же у них энергии? Больше всего глифов сосредотачивалось в подобии рук. У каждого Воина заклинания отличались, некоторые дублировались несколько раз, другие объединялись в целые системы. Я даже смог оценить примерный возраст каждого жука-стража. Не в годах, конечно, и тем более не скарабеях. Например, предположительно самый молодой из них имел меньше всего глифов и "разминался" дольше остальных. Моего внимания, сосредоточенного на представителях иной касты, не хватило на контроль пространства, поэтому повторное появление разведчиков я заметил только, когда те начали говорить.
   - Шаман вернулся на стоянку отряда, с ним пришло еще пять троллей.
   - Прекрасно. Следите за окрестностями, пока мы разберемся с дикарями. Хар, вперед не лезь, ты только помешаешь Воинам. Можешь пользоваться дистанционными заклинаниями,- строго сказал наш предводитель.
   - Хорошо.
   Да я и не собирался лезть в гущу боя. Вот пострелять с безопасного расстояния это как раз по моей части. Только чувствую, что провидца постараются вынести в первую очередь, так что лучше стоять от него подальше. Воины двинулись в нужном направлении, постепенно набирая скорость. Не думал, что они такие шустрые.
   Я ожидал увидеть костры, шалаши или что-нибудь подобное, но реальность меня разочаровала. Лагерь троллей располагался в низине, защищенной от ветра небольшой скалой или даже скорее несколькими огромными булыжниками. Никаких признаков длительного пребывания разумных в мое поле зрения не попало, камень снег и тролли, вот и все, что я увидел. Воины не старались соблюдать тишину и сходу ворвались в стоянку своих извечных врагов широким клином. Эффект неожиданности не был реализован в должной мере и чуть позже мне стало понятно почему. В этом не было необходимости. Превосходство бронированных жуков-стражей оказалось подавляющим. Активированные глифы сделали их быстрыми и смертоносными. Тролли, слегка подготовившиеся к ночному бою, не смогли оказать достойного сопротивления. Копья, топоры отскакивали от бронированных хитиновых панцирей, а ответные удары буквально рассекали худощавых дикарей пополам. Редкое магическое оружие наших противников не смогло остановить разошедшихся не на шутку нерубов. В одну из организованных групп троллей один из Воинов просто прыгнул. Он реально оторвался от земли и пролетел по воздуху метров пять. Выглядело это впечатляюще - огромная туша слегка прижимается к земле, а затем совершает стремительный прыжок, еще в полете начиная замахиваться своими конечностями в сторону противников. Мясорубка длилась не больше минуты, а троллей осталось всего ничего. Праздновать победу еще было рано. Оказалось, шаманы готовили свой ответ, и их воины просто выиграли время. Десяток призрачных варгов, как будто свитых из струй тумана, вклинился в битву, но особого успеха новые враги не достигли. Жуки-стражи с той же легкостью рассекали их тела, активируя иные глифы на своих конечностях. Материализовавшийся огненный змей длиной метров десять стал неприятным сюрпризом. Если внешне он выглядел довольно опасно, то в магическом зрении просто сверкал, как небольшое солнце. Лоа, при том не из слабых. Огненный плевок нового участника схватки оставил на броне одного из Воинов обожжённый участок, не смотря на вспыхнувшие глифы защиты. Меня бы такой подарок прожег насквозь. Трое жуков стражей остались добивать дикарей, а остальные окружили потустороннюю тварь, которая своим телом защищала шамана и его учеников. За кольцами ее массивного тела было видно, что шаманы не бездействуют. Давать время противнику на подготовку очередного хода не стоило, поэтому я подключился к веселью. На мой глиф против духов этот лоа никак не прореагировал, так что пришлось использовать старые добрые заклинания тьмы. Отработанные стрелы, копья и шары полетели в опасного противника, опустошая мой резерв. Энергию я не экономил помня о защитных амулетах дикарей, а такого сильного духа слабыми заклинаниями не пронять. От нескольких змей увернулся, умудряясь в то же время отбиваться от семерых Воинов, но большая часть попала в цель. Впрочем, особого вреда они лоа не нанесли, он только недовольно зашипел и бросил в мою сторону злобный взгляд. Чем занимается Хаг-Тисал? Его помощь бы не помешала.
   Не знаю, что сделали шаманы, но поднявшийся ветер подхватил снег и значительно ухудшил видимость. В одного из Воинов с неба ударила самая настоящая молния. Задымившийся сородич поспешил отойти подальше от огненного змея, занявшись поправкой пошатнувшегося здоровья. Шаманы и на меня обратили внимание. Единственным нерубом использовавшим дистанционные заклинания до этого момента был я, поэтому очередную вспышку с неба встретил не на любимый Щит Маны, а специализированный щит против электричества.
   Змей уверенно держался против наших Воинов, нанося неприятные раны лишь самым слабым из них, остальные же спокойно принимали его плевки на хитиновую броню или отражали своими конечностями, похожими на зазубренные клинки. Тело лоа покрывали неглубокие раны, из которых текла кровь, похожая на жидкий огонь. Сородичи действовали слажено и методично, нанося одну рану за другой. Шаманы еще дважды попробовали мой щит против электричества на прочность и переключились на Воинов, согласовывая свои атаки с нападением змея. Им удалось нанести только один слаженный удар, а затем одно из моих копий Тьмы оборвало жизнь сразу двух учеников шамана. В живых оставалось только два тролля под защитой сильного духа, простых же воинов противника благополучно добили. Возможную попытку побега наших целей предотвратило долго подготавливаемое заклинание Хаг-Тисала. Рой небольших зеленоватых огоньков облепил лоа и спустя мгновение изгнал духа из нашей реальности, а затем сложился в двухмерную паутину, лишившую шаманов сознания и упаковавшую их в два аккуратных кокона. Мда, это не мои примитивные заклинания. После заклинания Провидца все амулеты троллей превратились в бесполезный хлам, а я наделся провести пару экспериментов.
   Пока я щелкал хелицерами, Воины уже начали подъедать павших врагов. Я с удивлением смотрел, как они разрывают тела спрятанными до сего момента жвалами и глотают целые куски мяса троллей. Какие же они пауки, они самые настоящие жуки. Как часть сородичей могла мутировать в совершенно иной вид насекомых? Пауки от жуков отличаются очень сильно.
   Хаг-Тисал тем временем заматывал пленников в паутину, не рассчитывая только на свое заклинание. Ядом он их тоже угостил, предусмотрительный товарищ. На двух учеников шамана он поглядывал с сожалением. Кстати жуки-стражи их тела оставили без внимания. Видимо убившему и достается мясо жертвы. С такими традициями я был полностью согласен, ведь голод нужно чем-то утолять, а требовать у Воинов часть добычи мог попробовать только Провидец и уж никак не простой Рабочий. Учитывая последние траты маны и то, что последний раз я вкушал пищу пару дней назад, одного тролля пришлось съесть сразу. По ощущениям ученик шамана оказался намного питательнее всего того, что раньше пробовал. Какое замечательное открытие.
   Небрежно брошенный в мою сторону слегка обглоданный череп тролля, я успел подхватить в последний момент. Покрутив этот неоднозначный подарок, я посмотрел на Провидца, ожидая объяснений. Череп бросал один из Воинов, но все решения принимал другой неруб. Хаг-Тисал только и ждал, когда я обращу свое внимание на него и отдал короткий приказ.
   - Допросить.
   Зачем допрашивать простого воина, когда у нас есть живой шаман? Странные решения начальников еще в прошлой жизни вызывали немало вопросов, но даже в сообществе пауков нравы оказались похожими. А есть ли миры, где вышестоящие сущности не считают подчиненных тупыми исполнителями их воли? Пока что статистика говорит об обратном.
   Дополнительных указаний не последовало, и я посчитал эту ситуацию своеобразным испытанием. Не выпуская череп из своей трехпалой руки, я уверенно накладывал заклинания на будущую нежить. Со стороны это было похоже на сцену из одной очень известной трагедии Шекспира, только вопросы были иные. Мне эта ситуация казалась забавной. Ночь, поле боя, хруст костей вокруг, кровавые пятна на снегу и неруб разговаривающий с черепом - можно картину рисовать. А самое главное, что я воспринимаю это нормально, даже с юмором.
   Безымянный тролль ничего нового не поведал. Пришли сюда всем отрядом три дня назад, охотились, охраняли шамана, ничего необычного. Тогда я решил выяснить, чем занимались говорящий с духами и его ученики.
   - Что делал Зул-Акар? Расскажи подробно с самого первого дня.
   - Он сс..пал дв..ха дня. Потом хх..одил к Кх..амню Ду..ухов. А..
   - Тихо. Что за камень? Где он находится?
   - Т..хам,- голова пыталась своим языком указать в нужную сторону, потому что больше было нечем. Не знаю почему, но у моей нежити дикция всегда страдала. Помимо того, что язык дикарей местами вызывал затруднения из-за культурных особенностей, так еще и мертвецы языком ворочали с трудом. Никаких ошибок в заклинаниях, может оно так и должно быть? Мне бы с опытным некромантом пообщаться, а то все сам да сам.
   Хаг-Тисал мое предложение прогуляться до загадочного Камня Духов поддержал без возражений. Это было не совсем предложение, я просто сообщил об интересе шамана к этой достопримечательности, что и решило исход дела. Жуки-стражи уже доели поверженных врагов поправили здоровье и восстановили силы. У двух Воинов оставались подпалины на панцирях, но их это не особо беспокоило. У меня еще оставался один кокон с мертвым учеником шамана и некромантский компас, указывающий в нужную сторону. Так бы мы и двинулись по указаниям черепа, но Хаг-Тисал перед этим изъял мой провиант и передал его появившимся разведчикам. Грабеж!!! Почему долю разведчиков не выделили из добычи Воинов. Я, конечно, самый молодой, но это не значит, что меня можно обдирать, как липку. Хватит терпеть, пришла пора бунтовать.
   - Верните мою еду обратно.
   Разведчики остановились и вопросительно посмотрели на Провидца, как бы спрашивая: "Он это серьезно?"
   В ответ на мою реплику прозвучал неожиданный вопрос со стороны нашего предводителя.
   - Что значит твою? То, что добыто, принадлежит всем нам, а не кому то одному. Каждый получает то, что заслужил. Не больше и не меньше. Разве ты не сыт? Или быть может, не считаешь защиту от неожиданного нападения насущной необходимостью?
   - Я считаю, что обеспечить разведчиков едой должны были не только за мой счет.
   Мой твердый ответ уверил Хаг-Тисала в том, что это не глупость молодого сородича, а сознательный акт неповиновения. Дальше в действия вступили жуки-стражи. Незамеченный мной сигнал заставил одного из них в считанные мгновения зажать мое тело между его зазубренных конечностей таким образом, что малейшее движение привело бы к разделению меня на две неравные части. Такого я точно не переживу.
   - Подчинись или умри,- холодный голос Провидца, и крошащаяся хитиновая броня сразу вымели из моего разума все мысли о неповиновении. Видимо предыдущий опыт вскружил мне голову. Если один раз получилось, то и в следующий все пойдет согласно плану. Одно дело спорить с сородичем, который почти на той же социальной ступени, и совсем другое бунтовать против намного более опытных нерубов.
   - Подчиняюсь и признаю свою ошибку.
   А что мне еще остается? Гордо умереть? Я не настолько верю в третий шанс, чтобы так глупо погибать.
   - Если бы ты не был нужен, то послужил бы кормом для нас. Только твой дефект оправдывает такую наглость, но больше я подобного неуважения не потерплю.
   Легко отделался. Нечувствительность к феромонам в этот раз спасла меня от печального исхода. Только когда Воин убрал свои "клинки" от моего тела, я смог вздохнуть спокойно. Право сильного единственная дипломатия нерубов, теперь то я это усвоил на всю оставшуюся жизнь.
   Подняв выпавший из руки череп, я повел наш отряд к загадочному Камню Духов. Надеюсь, достопримечательность троллей отвлечет сородичей от моей глупости.
   Нужное место мы заметили примерно за триста шагов. Огромный булыжник как будто разрисовали дети. Корявые рисунки изображали разных животных и троллей в различных сценках из дикарской жизни. Рисунки оказались настолько большими, что их можно было рассмотреть даже с такого расстояния. В магическом зрении все выглядело намного более зрелищно. Сотни или даже тысячи духов создавали круговерть вокруг этого камня, предостерегая любого видящего магию от необдуманных поступков. Изучение опасной аномалии или скорее творения шаманов прервал Провидец.
   - Уходим.
   И все? Никаких исследований? Причину для такого решения я видел только одну. Хаг-Тисал прекрасно знал, что это такое на самом деле. В моем положении задавать вопросы для простого утоления любопытства могли только бесстрашные герои. Чувствую, неприятности от этого булыжника нам еще аукнутся. Хорошо, что мы захватили пленника, который просветит Провидцев на счет этого сооружения.
  

Глава 35.

Некромант на полях сражений.

  
   Прогулка с Провидцем и его компанией имела далеко идущие последствия, хотя поначалу этого ничего не предвещало. Меня больше тревожили последствия безрассудного неповиновения, но Хаг-Тисал просто отмахнулся от непокорного некроманта. Наказания, как такового, не последовало или я не понял, в чем оно заключалось. Еды не лишили, новой работы не поручили, отношение сородичей тоже никакого изменения не претерпело, так что и волноваться не о чем. Может такое отношение легкомысленно, но зачем забивать себе голову еще и этой проблемой? Повлиять на Провидца я все равно никак не мог.
   Ануб-Хадах отлучек своего ученика по делам Провидцев и раньше не приветствовал, а сейчас градус недовольства превысил все допустимые значения. Неодобрение он демонстрировал всеми возможными способами и, конечно же, в качестве цели избрал самого бесправного паука, то есть меня. Если учесть, что причину моего отсутствия на рабочем месте он узнал последним, то недовольство учителя было в какой-то степени оправданным. Упертый паук накинулся на своего подопечного с множеством вопросов, главным из которых был следующий.
   - Зачем ты вообще последовал за Провидцем без всяких вопросов и возражений?
   - А что мне оставалось делать? Хаг-Тисал появился во время отдыха и выбора мне не оставил,- я искренне недоумевал. Это Ануб-Хадах может посылать Провидцев куда подальше, а у меня такой возможности просто нет. Выгонят на мороз и все, здравствуй голод, холод и вечный покой. Старый маразматик, что этого не понимает?
   - С этого момента ставь меня в известность о своих отлучках за пределы Азжол-Неруба. Я не собираюсь тратить время на некроманта. Зодчий Пустоты нужен всем, а некромант только Провидцам.
   - Где искать тебя посреди ночи, наставник? Если нужно будет поработать некромантом в пределах Азжол-Неруба, то тебя в известность не ставить?
   Я представил себе, как рыскаю по тоннелям в поисках Аньу-Хадаха или пытаюсь разбудить его в неурочный час, одновременно скрываясь от разозленного Провидца. Ну да, ищите дурака. В этом случае учитель будет очень недоволен, а Провидец просто взбешен и, в конце концов, пострадает самый молодой неруб.
   Над моими безобидными вопросами Ануб-Хадах думал пару секунд или сколько-то сотых скарабея.
   - Если не будешь покидать владения Талион-Схилаг-Шах, то искать меня не нужно, в ином случае сначала оповести своего наставника. Когда закончим с обелисками, я покажу, где меня можно найти,- последнее слова он произносил с явной неохотой.
   Наконец-то я увижу, как живут высокопоставленные сородичи. Наверное, отдельные апартаменты с теплым полом и отличным освещением. Дальше моя фантазия буксовала. Что может служить показателем статуса неруба, кроме значимости для общества? Вот и посмотрим. Как ни крути, а Ануб-Хадах не простой Рабочий. Раздраженный наставник заставил меня работать с обелисками практически до потери сознания, но настроения это ему так и не подняло. Бросив на своего ученика недовольный взгляд, Зодчий коротко бросил.
   - Пойдем.
   Любопытство придало мне сил и до нужной пещеры мы добрались с обычной скоростью, а не тащились, как полудохлые черепахи из-за моей слабости. Если судит по местоположению, то хоромы Зодчего пустоты находились не в самой престижной части паучьего гнезда. Фактически он обитал не намного ближе к центральным помещениям, чем другие Рабочие. Я приготовился завидовать своему наставнику, но реальность оказалась до обидного прозаичной. Заслуженный Зодчий Пустоты жил в обычной пещере с еще десятком таких же нерубов. Пусть они выглядели солидно и ощущения неопытных пауков не производили, но это? Где награда за тяжкий и упорный труд? Даже отдельного жилья не выделили. До меня только что дошло, что нерубская общага это навсегда. Ануб-Хадах спал в паутине, которая была даже меньше той, в которой отдыхал я сам. Будущее в касте Рабочих оказалось совсем не радостным. Живи и умри на благо Азжол-Неруба и платой тебе послужит удовлетворение от выполненной работы. В родную пещеру я возвращался в некоторой прострации. С каждым новым днем все больше и больше хотелось покинуть гостеприимные бараки Азжол-Неруба и отправиться в одиночное плавание. Не может же где-то быть еще хуже, чем здесь? В аду и то комфортнее. Получаем образование и до свидания. Пахать за еду могут только сородичи ничего больше в своей жизни не видевшие. Если бы я ощущал феромоны, стал бы таким же безвольным болванчиком на службе у безжалостной системы Азжол-Неруба, а там привык бы и не помышлял об ином.
   Не знаю, что произошло между Хаг-Тисалом и Ануб-Хадахом, но Провидец теперь навещал меня только в те моменты, когда наставника рядом не было. Какие-то разногласия у старших сородичей из-за меня возникли. Все-таки у учителя немалый вес в нерубском обществе, если даже Провидец избегает Зодчего Пустоты. Ничего хорошего для себя я в этом не видел. От конфликта между старшими сородичами, в конце концов, пострадаю именно я. Судя по оговоркам обоих, противостояние шло на уровне двух опытных интриганов, а не конфликта разных каст. Не хватало, чтобы на начинающего Зодчего Пустоты и по совместительству некроманта обратили внимание какие-нибудь более высокопоставленные нерубы. Пристальное внимание начальства до добра обычно не доводит, особенно если ты служишь причиной распри между двумя кастами.
   Как ни странно, но на моем обучении эта возня никак не сказалась. Помимо освоения некромантии Хаг-Тисал особо ничего не требовал и на новые допросы не приглашал, а вот наставник преподнес сюрприз. В недавно вырытой пещере Ануб-Хадах показывал, как делать временный обелиск с нуля только своими силами.
   - Смотри и запоминай нужные глифы, Хар. Ты уже достаточно квалифицирован для выполнения таких работ.
   Похвала? Должно быть, конец света уже близко.
   На ровном участке он с помощью магии земли сделал четыре трехгранных сталагмита и между ними соткал сеть из прозрачной паутины, напоминавшей ту, что ткали Вязальщики для стационарных обелисков. Собственно дальнейшие действия повторяли все этапы создания полноценных камней для сбора маны, только качество материала его компонентов оставляло желать лучшего. Наставник активно использовал магию земли для придания обелиску нужной формы. Вымотавшийся Ануб-Хадах активировал это сооружение, и оно заработало. Я видел, как поплыли глифы внутри камня, как зашевелились нити заклинаний. Даже внешне обелиск выглядел неказисто, а при внимательном осмотре в магическом диапазоне я не увидел привычной системы глифов. Знаков было намного меньше, что говорило об урезанном функционале данного артефакта. Наставник мои сомнения заметил без труда и предложил поближе познакомиться с его творением.
   - Осмотри внимательно то, что у меня вышло и выскажи свое мнение.
   Да уж о стабильности немногочисленных глифов говорить не приходилось. Обелиск жрал энергию моего магического ядра со страшной силой и запасал процентов пятьдесят от полученного, а остальное терялось при передаче. Халтура одним словом, зато сделано когтистыми лапами одного единственного Рабочего, без привлечения остальных каст.
   - Характеристики этого артефакта необычны,- я постарался дипломатично подвести наставника к мысли, что его творение полное убожество.
   - Думаешь, что такие обелиски бесполезны?
   - Нет. Просто мне не понятно, где они будут эффективны.
   Ануб-Хадах сокрушенно опустил хелицеры и продолжил.
   - Хар, кому как не тебе эти знания будут полезны. Ты часто выбираешься на поверхность, а там может случиться все, что угодно. Подобный артефакт это готовая автономная система управления и питания для любых стационарных заклинаний. В обелиске помещается до сотни твоих резервов и если у тебя будет время, то ты сможешь серьезно укрепиться в любой пещере. Только научись создавать манопроводящую паутину.
   В общем, походный вариант. Если долго и упорно дорабатывать эту конструкцию, то можно будет добиться неплохого результата. В случае побега из нерубского трудового лагеря эти знания мне очень пригодятся. Наставника я завалил кучей уточняющих вопросов. Самым неприятным моментом стал срок службы такого сооружения. В пересчете со скарабеев выходило около пары месяцев при своевременном обслуживании. Негусто, конечно, но я сразу предложил вариант использования кристаллов вместо паутины и более тонкой работы с камнем.
   - Возможно, получится нечто более долговечное, только это не имеет смысла. Зачем тратить редкие кристаллы на обелиски, когда Вязальщики сплетут намного более дешевую конструкцию, а Каменные Ткачи обработают камень? Для временного сооружения это оптимальный вариант,- уточнил наставник.
   Тебе-то незачем, как и остальным нерубам, а вот для попаданца с грандиозными планами это вопрос выживания и хоть какого-то превосходства.
   - Вдруг ситуация потребует более совершенной конструкции?
   - В доступных тебе книгах этого точно не найти. Знания о временных обелисках можно обнаружить только в библиотеке Провидцев.
   Вот как. После этих слов мне еще больше захотелось попасть в святая святых местных ученых. С другой стороны некоторые знания можно получить таким вот образом. Из уст в уста, или скорее из хелицеров в хелицеры. С чистой магией в этом плане глухо. У меня нет в достаточной степени обоснованных причин требовать себе наставника или учителя в этой дисциплине, чего не скажешь о некромантии. Нужно выяснить, есть ли возможность получить несколько уроков у опытных некромантов. Хаг-Тисал может пойти на встречу, если доказать ему такую необходимость. В библиотеке оставалось всего одна книга по некромантии, которую я еще не читал, так что и причина есть. Знания по работе с мертвецами в доступной мне библиотеке подходили к концу. Если не найдет мне учителя, то пусть хоть даст допуск к нужным книгам. Нагло ли требовать что-то у неруба, с которым недавно спорил в боевой обстановке по поводу куска мяса? Может и так, но что еще мне остается? Скоро счетчик поднятой нежити перевалит через критическую отметку, и поганая некромантия уменьшит скорость роста магического ядра. В запасе не так уж много времени. Советы опытного некроманта могут оказаться поистине бесценными.
   Сражение с шаманами я проанализировал, насколько это возможно для дилетанта. Что тут скажешь, магические щиты рулят, а вот эффективность копий стрел и шаров магии тьмы оказалась неоднозначной. Разные формы были придуманы не просто так, а строго для определенных случаев, но о тактике применения глифов я задумался уже после сражения. Стрелы против мелочи или определенных видов магических щитов, копья для пробивания преград и крупных противников, а шары для трудноубиваемых тварей. Арсенал мой оказался беден, как церковная мышь. К счастью из стихийных щитов именно противоэлектрический был самым эффективным, тут мне просто повезло. Принцип его прост, как кирпич. Магический аналог проводника и заземление, ничего сложного. Если воткнуть металлический шест рядом в землю выйдет не намного хуже. Остальные стихийные щиты этим похвастаться не могли, но всю линейку простых защит я изучил полностью. В идиотизм своих противников я как-то не верил, а Щит Маны пусть универсален, но слишком уж прожорлив. Заклинаний останавливающих сердце за счет копеечного расхода маны или аналогичных глифов в нерубских закромах не нашлось, их-то я искал в первую очередь. Какие-то хитрые глифы наверняка существовали, просто не могли не существовать, но простому Рабочему они были недоступны. Оперирование довольно зрелищными заклинаниями было не прихотью и не красованием перед публикой, а необходимостью. Боевая магия требовала скорости и силы, красота и изящество заклинаний стояли на последнем месте. Мастеров способных плести сложнейшие чары за мгновения никогда не было много, а бездарностей, способных закидывать простыми, но действенными заклинаниями, всегда в достатке. Обучение большинства нерубов строилось на этом простом факте.
   Из других стихий я освоил только стрелы огня, ледяные сосульки и каменные шипы. С тьмой было работать намного проще и быстрее, но разнообразие в способностях не раз восхвалялось наставниками, и причин сомневаться в их профессионализме я пока не находил. Последнее время пытался осваивать стихию света. Она была необходима для многих заклинаний некромантии наравне с тьмой. Начав чуть более углубленно заниматься магией я понял, что глифы для трансформации энергии в нужную стихию только для ленивых нерубов с гигантским объемом источника. И тут возникала проблема - пауков с подобными характеристиками просто не существовало или я их не встречал. Так что непокорному свету уделялось немало моего времени, хотя подвижки были слабые. Довольно универсальное копье тьмы я шлифовал с маниакальным упорством, но каждый новый шаг в нужном направлении выявлял очередные "шероховатости". Может в этом и есть специфика нерубской магии? Оптимизацией даже простого заклинания пауки упорно занимались годами, а самые упорные десятилетиями. Базовый глиф постепенно менялся на тот, который практически идеально подходит для личных особенностей матрицы конкретного неруба. У каждого паука получался свое индивидуальное заклинание, бесполезное для других магов. Сколько еще тонкостей в непростом ремесле мага могли знать только самые опытные сородичи.
  
   Хаг-Тисал в этот раз получил санкцию на использование Рабочего-некроманта заранее и о готовящемся походе на поверхность мне поведал недовольный наставник. Ануб-Хадах даже поведал мне причину, по которой на холод тащат именно меня, а не какого-нибудь другого неруба той же специализации.
   - Ты самый молодой некромант. Остальные могут легко пренебрегать пожеланиями Хаг-Тисала. Они намного старше и сильнее знакомого тебе Провидца, а вот ты мало что можешь сделать, чтобы отказаться от похода на поверхность.
   Как все банально. Стариков, которые и накостылять могут младшему собрату трогать никто не хочет, а молодого Рабочего легко заставить выполнять любые капризы. На уроки от опытных коллег можно, наверное, не рассчитывать, те еще козлы.
   В этот раз отряд разросся до пятидесяти нерубов. Серьезная сила, на мой взгляд. Десяток Провидцев примерно одного возраста с Хаг-Тисалом, три разведчика, неурбы из касты Воинов, и некромант само собой в единственном экземпляре. Зачем такая внушительная толпа пауков? Нет, не вырезать деревни троллей, а уничтожить тот самый камень с рисунками. Дикари уже в который раз открывают Врата Духов, чтобы облегчить себе задачу в подборе лоа для амулетов, личной свиты и еще каких-то шаманских закидонов. Как я понял, уничтожать подобные магические конструкции приходилось с завидной регулярностью. Тролли не хотели понимать, что ослабление ткани реальности чуют не только духи, но и демоны. Всего пара десятков не слишком сильных вторженцев натворит немало бед, хотя и уничтожит своим появлением сами Врата, но нам от этого не легче. Тролли просто откочуют подальше от опасных соседей, а паукам придётся разбираться с чужими ошибками. Торить дорогу демонам могут либо идиоты, либо умелые демонологи, среди клыкастых дикарей последних никогда не было. Кровожадные темные духи ледяных троллей от демонов отличались не слишком сильно, но разрушений приносили чуть меньше и уничтожались проще, поэтому необходимо было уничтожить Врата Духов как можно раньше. Все время после недавней прогулки Хаг-Тисал организовывал следующую вылазку. Судя по затраченному времени, Провидцы не горели желанием рисковать своими жизнями в битве с давними врагами и были главными виновниками долгих сборов. Жуки-стражи и разведчики не могли служить причиной столь длительной задержки.
   Руководство отрядом по-прежнему лежало на "хрупком" хитиновом панцире Хаг-Тисала. Сборы и путь до интересующего нас камня ничем особым от предыдущего опыта не отличался. Надежная защита, своевременная разведка. Что еще нужно? Еда скорее всего будет недалеко от Врат Духов. Это я о троллях говорю.
   Как и предполагалось, здоровенный булыжник от одиночества не страдал. Разведчики принесли не слишком радостные вести. Предприимчивые тролли уже вовсю использовали артефакт по прямому назначению и уже довольно долго. Два десятка шаманов и около сотни обычных воинов остудили мой боевой пыл до температуры окружающей среды. Хаг-Тисал с остальными Провидцами занялся планированием сражения, а меня просто отогнали от "штаба", чтобы не мешался. Кто я для них? Просто Рабочий, который должен допросить останки троллей после битвы. Как магическую единицу меня даже не рассматривали, в принципе вполне обосновано. Задачу мне поставили простую и понятную.
   - Помогай Воинам, чем сможешь и постарайся не сдохнуть.
   После таких слов я сразу почувствовало себя бесполезным балластом. Я бы лучше остался с разведчиками в безопасности и подальше от магических баталий.
   Появление нерубов для троллей неожиданностью не стало. Духи вились вокруг нас последние пару часов и сообщили своим хозяевам достаточно информации, чтобы те встретили нас во всеоружии. В плане тактики ничего нового сородичи не придумали, только разделили жуков-стражей на две неравные группы. Небольшой части самых опытных Воинов дали задачу сковать боем шаманов и их духов, а остальным направили против обычных троллей. Как показала практика, против рядовых дикарей наши жуки имеют подавляющее превосходство. Я конечно не стратег и опыта командования у меня практически нет, но можно было придумать что-то более эффективное. Атака в лоб на подготовленные позиции? Слишком это предсказуемо.
   Тролли даже никакого строя не создали, просто толпа дикарей вперемешку с призванными духами бросилась на клин наших Воинов, а шаманы поддержали свою пехоту редкими магическими атаками, в основном молниями. Противник тоже оригинальностью не отличался. Пока Провидцы плели зубодробительные заклинания под общим многослойным щитом, я атаковал привычными для меня глифами. Мои копья тьмы были направлены на самых необычно выглядящих в магическом спектре троллей. Как оказалось не зря. Я колдовал не со скоростью пулемета, но по одному заклинанию каждые три-четыре секунды точно. Шаманы, например, атаковали намного реже. Так вот статистика была не слишком обнадеживающей. Треть противников с грацией кошки уворачивалась от довольно быстрых заклинаний и это в тесной толпе сородичей. Какие прыткие, оказывается, есть дикари. Для некоторых требовалось по несколько копий, чтобы пробить их защитные амулеты, а часть просто отбивала мои заклинания своим явно непростым оружием. Вот тебе и безотказная магия. Заняв позицию на почтительном расстоянии от Провидцев, я хладнокровно выцеливал самых опытных воинов противника. Пока нерубы из касты Воинов не врубились в ряды троллей, я успел вывести из строя порядка десяти не самых простых противников. Щит наших магов регулярно пробовали на прочность заклинания шаманов. После череды необычных красноватых молний пара Провидцев занялась латанием своей защиты, потому что от её многослойности ничего не осталось. Если наши маги расположились компактной группой, то шаманы разбились на три неравные кучки, но атаковали слаженно.
   Жуки-стражи уже вовсю косили троллей, периодически в воздух взлетали какие-то ошметки после особенно сильных взмахов их конечностей. В общей свалке я стал чаще промахиваться и чуть не зацепил своих пару раз, поэтому стал атаковать реже. Как бы ни были сильны жуки-стражи, но играть в одни ворота у нерубов не получалось. Уже пара Воинов замерла неподвижными тушами, истыканная копьями, как ежи. Дальше следить за полем битвы и колдовать в полной безопасности мне не дала пара духов похожих на крупных крылатых змеек. Видимо, моя огневая точка незамеченной не осталась.
  
   Нордскол. Грозовая Гряда.
   Шаман Некагеш.
   Когда молодой тролль получил весть о возможности быстро увеличить собственные силы, размышления не заняли и секунды. Он только сожалел, что не ему выпала честь открыть Врата Духов. Награда от лоа всегда оправдывала затраты и была весьма щедрой. Сам ритуал никому из шаманов полностью не был известен. Это духи выбирали счастливчика и открывали ему тщательно сберегаемую тайну. По слухам основную работу делали сами лоа со стороны астральных троп, а шаман служил своеобразным ключом, отпирающим созданную дверь.
   Некагеш прибыл в нужное место далеко не первым, от чего скрежетал зубами в бессильной злобе. Ушлые сородичи успели перехватить самых сильных и нетребовательных лоа, а ему оставалось работать с не самыми лучшими экземплярами. В этом он винил всех подряд, от собственных воинов, не способных шевелить ногами с нужной скоростью, до хитрых конкурентов, наславших на его отряд непогоду. Вся нелепость таких выводов не могла поколебать сложившихся убеждений.
   Плохое настроение и сдерживаемый гнев помогли молодому шаману пополнить свою свиту на чистой силе и упрямстве. Даже удалось подселить пару духов в собственных воинов, превратив их в одержимых. В случае серьезной опасности такие воины могут сильно удивить противника и подчиняться будут только шаману. Дальше работа пошла более кропотливая и, следовательно, требовала больше времени.
   Некагеш уже через семь дней пожалел, что не взял с собой ни одной жены. Женская ласка помогла бы сбросить скопившееся напряжение. Своеобразные переговоры с кровожадными лоа съедали немало сил и терпения, которого молодому троллю никогда не хватало. Еще и тупые подчиненные не радовали успехами в охоте. В последний раз ужином служил жилистый врайкул, которого не удалось схватить живьем, а хорошая жертва сейчас бы не помешала.
   Мечты молодого шамана прервали сторожевые лоа, которых каждый говорящий с духами уже подчинил больше десятка. Таких мелких духов вокруг Врат вилось в достатке, поэтому обеспечение собственной безопасности шаманам практически ничего не стоило. Коллеги начали криками созывать воинов и готовиться к сражению.
   Акири, жалкие тараканы, снова вылезли из-под земли. Некагеш ненавидел их больше любых других тварей Нордскола, хотя это чувство было иррационально, но разве молодому троллю нужны обоснованные причины? Оценить всю опасность их положения он просто не мог, так как с акири никогда в своей жизни не встречался. Духи сообщили, что противник немногочисленный. Всего несколько десятков тварей против внушительного количества лучших воинов и шаманов? Эта новость еще больше убедила Некагеша в идиотизме и скудоумии наглых тараканов, но поучаствовать в отражении атаки он собирался наравне с остальными. Хоть какое-то разнообразие. Оставив при себе пару одержимых сородичей, молодой шаман присоединился к одной из групп своих коллег, с которыми был лучше всего знаком. Пока противник неторопливо приближался Некагеш, скрывая зависть, прислушался к завязавшемуся разговору.
   - ... выбивайте магов в первую очередь,- воодушевленно вешал один из самых старых шаманов.
   - Тараканов забьют копьями даже мои воины, а духи без проблем расправятся с их беззащитными магами. Волшебники всегда проигрывают говорящим с духами,- пренебрежительно бросил Некагеш, не понимая озабоченности соплеменников.
   Его слова вызвали только презрительные оскалы на лицах собеседников.
   - У тебя еще клыки не отросли, когда я сражался с нерубами, так что помалкивай и делай, как старшие,- процедил самый сильный шаман.
   Некагеш с трудом удержал первый порыв выхватить ритуальный нож и всадить его в живот своему коллеге, но оскорбление запомнил, обещая себе отплатить сторицей. На этой ноте разговор прервался, потому что акири появились в поле зрения троллей. Противники были двух видов: здоровенные бронированные туши и более подвижные и мелкие пауки. Духи говорили о большей опасности последних, поэтому целью молодой тролль выбрал именно их, выбросив из головы более массивных тварей. Его воины должны справиться, а если что-то пойдет не так, им помогут другие соплеменники.
   Первая совместная атака показала, что его представления о слабости тараканов, как магов, оказались, мягко говоря, не совсем верными. Проклятые акири держали удар за ударом, а их более крупные собратья резали простых воинов и духов, как беззащитных щенков. Десяток сильных духов маги противника прихлопнули одним заклинанием, чем вызвали вспышку гнева у Некагеша. Духи, которых он пестовал последние пару лет, были потеряны в считанные мгновения и не факт, что удастся их вызвать снова.
   Чуть в стороне от кучки магов акири одиноко стоял их коллега и уничтожал опытных воинов одного за другим дальнобойными заклинаниями, которые легко пробивали защиту обычных амулетов. Некагеш, недолго думая, натравил на этого мага пару своих самых сильных духов. Он наделся, что те быстро растерзают паука, но тот окружил себя щитом и переключился на ловких лоа.
   Шаманам удалось еще три раза атаковать паучьих магов, а потом те ответили. Духи быстро убрались с пути неизвестного заклинания, которое вызывало сильные возмущения на астральных тропах, это чувствовал и сам Некагеш. Удар пришелся туда, куда никто не ожидал. Не пострадал ни один тролль, а вот Врата Духов оказались не настолько прочными, как всем казалось. Веретенообразное заклинание, свитое из нитей света и тьмы, попало точно в центр камня, служившего материальным якорем для Врат. Темные нити проникли вглубь камня, а светлые образовали прекрасно видимый трехмерный узор, который стремительно превратился в странный магический знак. Спустя мгновение каждый шаман ощутил, как дверь в иное измерение с глухим стуком захлопнулась, и вся конструкция осыпалась бесполезными осколками.
   Некагеш пораженно уставился в то место, где еще секунду назад роились многочисленные духи. Как же так? Сам он даже не представлял, как можно закрыть Врата одним лишь заклинанием, ведь их держали открытыми сотни не самых слабых духов. Пялиться на бесполезный булыжник, который от заклинания никак не пострадал, молодому шаману не позволили действия давних врагов.
   Следующее заклинание акири сплели намного быстрее. Первой пострадала соседняя группа шаманов. От полуметрового огненного шара не помогли ни духи, ни многочисленные амулеты. Шар не взорвался, как ожидали шаманы, а на излете пролился на цели огненной волной, превратив их в коротко взвизгнувшие огарки. Даже у Некагеша докатившийся жар вызвал дрожь, а погибшие коллеги не имели никаких шансов. Спешно поднятая защита его группе не помогла, потому что на них обрушился целый дождь из магических ледяных игл. Некагеша спасли амулеты и одержимый, прикрывший его от опасности своим телом. Соседи же лежали истыканные сосульками, а у него самого пострадали только руки. Проткнутые в нескольких местах конечности не слушались, но он, превозмогая боль, поднялся, чтобы увидеть, как последних шаманов поглощает темное облако. Бежать, вот единственная мысль, которая захватила его сознание и Некагеш благодаря лоа, за то, что у него уцелели ноги, бросился подальше от хитрых акири. Молодой шаман не мог принять факт превосходства нерубов в магическом плане. Те могли победить только обманом и никак иначе. Его не волновало, что из двух десятков шаманов только четверо прожили больше тридцати зим и могли достойно противостоять противникам, а остальные только начинали восхождение к вершинам сложного искусства. Эти четверо ушли астральными тропами, как только нерубы уничтожили Врата Духов, но Некагеш узнает об этом еще не скоро. Сейчас же он бежал подальше от воинов и магов акири, приказав оставшимся духам обеспечить ему безопасность. Он оказался единственным, кому это удалось.
  
   Да уж, крылатые лоа заставили меня поволноваться. Они мастерски уклонялись от заклинаний и постоянно атаковали какой-то магией. Непонятное воздействие не принадлежало ни к одной из стихий, против которых у меня имелась защита. Оно было похоже на полупрозрачное зеленоватое дыхание, которое эти твари направляли на меня. Наверное, это чистая магия лоа. Проклятые духи кружили вокруг меня, стараясь атаковать со спины. Я ничего не мог с ними поделать и даже перестал использовать заклинания, сосредоточившись только на защите. Долго так продолжаться не могло, ведь запасы маны у меня не бесконечные. Я в серьез рассматривал вариант рукопашной с этими тварями, но эти планы остались только планами. Провидцы долго готовились, но результат был превосходным. Беспокоящие меня духи исчезли сразу после третьего заклинания, похожего на ледяной дождь.
   Когда шаманов не стало, остатки воинства троллей обратились в бегство. А что им еще оставалось делать? Жуки-стражи только этого и ждали. Они ударили в спины врагов коротким рывком, сократив количество беглецов наполовину. Я успел запустить еще пару копий тьмы в сторону самых прытких, а потом противники закончились.
   Подойдя поближе к месту основного сражения, я не услышал ни единого стона раненых троллей. После ударов жуков-стражей оставались только располовиненные тела, не оставляющие сомнений в окончательной смерти. Выжившие сородичи не теряли времени и жевали еще свежее мясо, одновременно с этим активируя заклинания регенерации. Я подключился к этому процессу с удовольствием и оскаленные в предсмертном крике морды троллей аппетит мне не испортили. Картина гибели множества разумных гуманоидов никаких струн в глубине души не затронула. С человеком я себя ассоциировал от случая к случаю, что особой тревоги не вызывало. Брезгливость давно канула в небытие, а испачкать свой хитиновый панцирь в крови я не боялся. Воины вообще были залиты этой субстанцией от жвал до кончиков когтей. Среди жуков-стражей были и невосполнимые потери. Я насчитал двенадцать неподвижных туш, которые не подавали признаков жизни. Можно сколько угодно называть троллей дикарями, но им удалось убить больше десятка тяжело бронированных противников. Провидцев за потерю такого количества Воинов по панцирю точно не погладят. Судя по всему, разведчиков мы потеряли всех, ведь те даже не показались после конца сражения, чтобы подкрепиться. Долго смаковать высококлассную пищу мне, конечно же, не дали.
   Хаг-Тисал обратился ко всем с однозначным приказом, не имеющим иного толкования.
   - Головы старых троллей складывайте рядом с Харом.
   После чего лично бросил первую "ласточку" рядом со мной. Не успел я и хелицерами взмахнуть, как в метре от меня образовалась аккуратная пирамида с торчащими во все стороны клыками. Что-то многовато источников информации. Три десятка голов это перебор.
   - Хаг-Тисал, их слишком много. Может, стоит отобрать самых перспективных?
   - Для начала выясни имена всех шаманов и насколько далеко разнеслась весть о Вратах Духов. Обязательно уточни, собирается ли кто-нибудь заявиться сюда в ближайшее время. Если ты сможешь сделать это с помощью одной головы, тогда остальные не понадобятся.
   Одно хорошо с таким способом допроса, на небольшую часть тела требуется намного меньше энергии. Пока я рылся в пирамиде в поисках наиболее интересного экземпляра, остальные сородичи неожиданно затихли. Я начал переводить взгляд с одного на другого, не понимая, почему нерубы напряженно замерли. Что случилось, неужели подошел еще один отряд троллей? Когда по окровавленному снегу промелькнула крылатая тень, я сначала подумал о стервятниках. Только контуры тени были не слишком похожи на любителя тухлятины. Посмотрев в небо, я увидел большую птицу высоко в небе. Слишком большую. Дракон, твою мать!!! Нет, драконы! В небе кружили уже семь бронированных тварей сомнительной разумности, но со встроенным огнеметом и врожденной сопротивляемостью к магии. Что за невезение!
   Похоже, всю серьезность ситуации осознавал не только я.
   - Бросайте все и уходим,- взволновано прошипел Хаг-Тисал.
   Какое "уходим"? Нужно бежать без оглядки. Мы только двинулись подальше от залежей первоклассного мяса, как крылатые рептилии стали стремительно снижаться.
   Я напитал щит против огня по максимуму и рванул подальше, но Провидцы все равно выбились в первые ряды. Видимо драпать нерубские волшебники большие мастера. Рев драконов придал нам всем дополнительное ускорение. Ну почему все шишки сыплются на мою голову?
  

Глава 36.

Выживание в одиночку.

  
   Есть такая охотничья мудрость - от медведя в лесу не убежишь, но этого и не требуется, главное бежать быстрее соседа по несчастью. Драконы были намного мобильнее косолапого, к тому же их целых семь штук, так что как бы шустро ни перебирали лапами нерубы, оторваться от волшебных птеродактилей мы не могли. Пока они безнаказанно добивали наших Воинов, пострадавших в той или иной степени в недавнем сражении, для остальной группы все складывалось вполне удачно. Мы беспрепятственно преодолели метров триста, прежде чем первые заклинания крылатых ящеров стали обрушиваться на наши головы. Это были не потоки пламени, а самые настоящие заклинания. Я мысленно застонал. Драконы оказались не самыми плохими магами, хоть и с точностью у них были проблемы. Основной целью крылатые крокодилы оправданно выбрали Провидцев, поэтому внешние эффекты их атак я рассмотрел отлично. Переполненные энергией заклинания больше всего походили на хорошо знакомые стрелы и копья, только вот идентифицировать стихию у меня не получилось даже приблизительно. Три-четыре дракона вырывался вперед, зависали на месте, плетя заклинания, а потом выпускали их в сторону бегущих нерубов. Точным прицеливанием они себя не утруждали, просто делали упреждающую поправку. Крылатые волшебники менялись местами со сноровкой выдававшей немалый опыт преследования убегающих противников и не давали ни секунды передышки. Как я понял, остальные драконы страховали колдующих сородичей. Это все говорило как минимум о некой тактической подготовке крылатых и их разумности.
   Провидцы во главе с Хаг-Тисалом передвигались по рваной траектории единым клином и менялись местами друг с другом в четкой последовательности. Я сразу понял, что это неспроста. Чтобы не попасть под шальные заклинания крылатых ящеров мне пришлось бежать чуть в стороне от сородичей. Отставшего неруба те пока что игнорировали. Защиту от огня сменил уже не раз, доказавший свою эффективность Щит Маны, а я пытался на ходу сплести маскирующую накидку. То еще удовольствие. Заклинания драконов стали все ближе и ближе подбираться к Провидцам, но те еще раз доказали, что у паучьих магов немало козырей в рукаве. Простенькое заклинание, брошенное одним из сородичей за спину, подняло целое облако снега, которое скрыло действие настоящей ловушки. Оказалось, что во время движения каждый Провидец оставлял на снегу нить липкой паутины, а своими перестановками в клине они фактически переплетали нити между собой в крупноячеистую сеть. Это я понял уже потом.
   Драконы такой подлянки не ожидали и один из них угодил в расставленную ловушку, как неосторожная муха. Он успел в последний раз взмахнуть крыльями, стараясь разорвать хлипкие на вид нити, но только усугубил свое положение. Инстинктивная реакция силой выпутаться из паучьих сетей срабатывала против наших жертв безотказно. Неважно кто попадал в ловушку, гениальный волшебник или горный баран. Все они совершали одну и ту же ошибку. Чем больше телодвижений совершала добыча, тем лучше упаковывала себя для охотника. Может дракон и неплохой маг, но контролировать свои инстинкты он точно не умел. Отчаянно взревевший ящер с ускорением устремился к земле. Я не мог отказать себе в удовольствии ненадолго остановиться и запечатлеть в памяти это падение. Дракон сделал всего три-четыре оборота в воздухе и кулем упал на спину. Раздавшийся отчетливый хруст и торчащие под странным углом крылья дали понять, что он теперь, по крайней мере, пешеход. Замершие на миг крылатые крокодилы подлую расправу над своим собратом восприняли не очень хорошо. Они гневно взревели и включили свои огнеметы. На короткое время магия была забыта и вход пошли врожденные способности. Не знаю, что там за пламя вырывалось их пасти, но для Провидцев оно оказалось слишком горячим. Выбравшиеся из целого облака огня сородичи выглядели черными тенями, от которых поднимались редкие струйки дыма, а их численный состав уменьшился на двух пауков. Закоптившиеся волшебники бросились в рассыпную и разъяренные драконы стали беспорядочно поливать огнем заметавшихся нерубов, одновременно плетя убойные заклинания. Судя по всему у Провидцев запас маны еще не восстановился, поэтому они в магический поединок не вступали, а целенаправленно искали, куда бы спрятаться. Впрочем, не очень успешно.
   Пара ослепительно синих копий ударившихся в мой щит, несмотря на хаотичные маневры уклонения, напомнили, что одинокий некромант не забыт. Следующее заклинание с легкостью пробило защиту и укоротило опорные конечности с левой стороны до полуметровых обрубков. Боль от внезапной потери трех лап на мгновения нарушила ясность мышления, а потом отошла на второй план. Все отбегался. Дальше я мог только ползти и первое же заклинание поставит точку в моем существовании. Спонтанное решение притвориться мертвым сработало как надо, и крылатые ящеры продолжили охоту на более шустрых нерубов.
   Похоже это конец. Если не драконы, так варги меня точно добьют, не говоря уже о других опасностях Нордскола. Надежда на высшие силы вспыхнула как никогда раньше, но ответа так и не последовало.
   Что делать? Думай ганглий, думай. Боевые действия перемещались все дальше и дальше, но мне от этого легче не становилось. Маны почти нет, местность незнакомая, вокруг одни враги, а я недееспособный калека. Если вернусь в Азжол-Неруб, напишу книгу по выживанию для молодых пауков. Пока размышлял, на автомате наложил повязки из паутины на поврежденные места, чтобы не терять драгоценную гемолимфу. Обрубки опорных лап были довольно длинными, поэтому мне пришло в голову мысль сделать что-то типа костылей. Я как можно быстрее наморозил метровые сосульки и примотал их паутиной к пострадавшим конечностям. Протезы вышли тяжелыми и неудобными, но медленно хромать в нужную сторону по ровной поверхности с ними я все-таки мог.
   Укрытие, мне нужно укрытие и срочно. Щель для своего пострадавшего тела я обнаружил метров через пятьдесят. Лед вперемешку с камнем заполнял подобие расщелины, но под напором укрепленных глифами когтей преграда не продержалась и минуты. Всего через несколько скарабеев я смог перевести дух в рукотворной пещере, вход в которую я на последних крохах маны смог запечатать магией земли. Каменные шипы надежно защищали от посягательств обычных хищников, на что-то большее сил просто не хватило. Чтобы не спать на льду пришлось плести небольшую паутину, но она моих мучений стоила.
   Во сне меня никто так и не побеспокоил, ни драконы, ни варги так и не объявились за моей головогрудью. Выжить-то я выжил, а дальше что? Пока лапы не отрастут до Азжол-Неруба не дойти, это неоспоримый факт. Долететь на драконе? Проще телепортироваться прямо в теплую родную пещеру. Сани и упряжка из нежити уже ближе к реальности, но материал для любимого средства передвижения бородатого мужика в красном костюме еще нужно найти. Может недавнее поле битвы порадует трофеями? Кто мне необходим, так это живой и вменяемый сородич.
   Те же грабли ударили меня в очередной раз по многострадальному месту - ориентирование на местности без способности чуять феромоны сущее мучение. Стоит только отойти от правила запоминания дороги обратно, как случается какая-нибудь неприятность. Ну что могло случиться с мощным отрядом из Провидцев, Воинов и Разведчиков? Надо же было проклятым драконам явиться именно в тот момент, когда нас уже изрядно потрепали, а маги выдохлись из-за противостояния шаманам. И ведь подгадали самый удачный момент для нападения. Крылатые ящеры из Синей стаи. Кто их вообще видел вживую из нерубов? Десяток, а может два сородичей. Нельзя же быть готовым ко всему, верно?
   Магический резерв заполнился только на половину, а большая часть энергии ушла на регенерацию потерянных конечностей. Обрубки стали чуть длиннее, но и только. Лучше бы источник был максимально полон, но организму виднее. Свою маскировочную накидку я сплел заранее и выбирался из своей норы очень осторожно, внимательно изучая небеса. Ледяные костыли постоянно цеплялись за камни и повышали градус моего недовольства. Небо было чистым и безоблачным, а выпавший за ночь снег срыл все следы вчерашнего сражения. Приходилось опираться на одни воспоминания и искать тела погибших, на выживших я уже не надеялся. Главное пища, а там и лапы отрастут.
   Хромой, озирающийся по сторонам инвалид в белой накидке, мог вызвать только жалость, а постоянное разгребание снега напоминало рытье бомжа на помойке. Так я себя и чувствовал. Находки поначалу совсем не радовали - вычищенные до блеска куски хитина говорили о вдумчивой и кропотливой работе падальщиков и ни намека на подмороженный труп тролля. А вот на месте упавшего дракона еще шла непрекращающаяся возня каких-то созданий. Значит, хрустнули не только крылья. Я решил отбить себе хоть часть туши и осторожно заковылял к законному трофею нерубов.
   Бесхозного мяса все равно не найти, а тут из противников только три варга и десяток крупных птиц, которые разделили сферы влияния и активно рвали тушу на части, по крайней мере так казалось издалека. На птиц я кинул широкую сеть с несколькими вплетенными по краям камнями, а варгов просто насадил на каменные шипы. Не хотелось портить мясо эманациями тьмы, привкус у него потом несколько специфический. Эффект неожиданности в этот раз сработал на все сто процентов, только шестеро пташек упорхнули в небеса. Вблизи стало заметно, что усилия местной фауны были незначительными. Толстую шкуру дракона мусолили в разных местах, но без результата, а вот более мягкие части пострадали намного сильнее. Глаза выклевали какие-то вандалы, языка на месте тоже не было. Практически непострадавшая туша - это великолепно. Разделать и утащить, а то еще заявятся драконы для похоронных обрядов. Только куда тащить припасы?
   Пару варгов я съел сразу. Они скорее походили на обтянутые кожей скелеты. Будь я незнаком с некромантией, заподозрил бы в них нежить. Теперь-то понятно, почему они так легко расстались жизнью. Старые, жилистые звери растеряли всякую сноровку, и отреагировать на мое нападение просто не успели. Повезло? Я бы так не сказал. Такие особи либо полностью уходят из стаи, либо следуют за ней на расстоянии и подбирают объедки. Судя по следам зубов на шкуре дракона, тут поработали более молодые собратья с острыми клыками и сильной челюстью, так что я склонялся ко второму варианту. Вывод неутешителен - где-то рядом рыскает стая варгов голов так двадцать, а может и больше.
   Разведчик. Мне нужен разведчик, чтобы найти пещеру повместительнее. Первым подопытным стала крупная птичка с совершенно пустыми глазами, которую удалось отделить от ее товарок без всякого труда. Остальных упаковал в коконы, оставив торчать только клюв. Я планировал при необходимости кормить пташек, чтобы всегда было свежее мясо. Так вот подопытная птичка легко и непринужденно стала нежитью, но лишилась самого главного своего преимущества. Она была способна только ковылять по земле, а подняться в воздух у нее больше не получалось. Такой примитивный разум можно было легко изменять и настраивать на несколько не слишком сложных задач. Типа поиска живых, или места с определенными параметрами. Ограниченный разум мог обнаружить что-то темное среди снега и идентифицировать это как пещеру. На что-то большее куцего умишки нежити, с которым так топорно поработал начинающий некромант, не хватало. Команды я привязывал к жестам, что оказалось совершенно бесполезным.
   - Что же ты так, а?- на мои слова дохлая птица никак не прореагировала.
   Сожалея о потраченных силах и времени, я раздробил голову своему творению уцелевшей ногой. Надеюсь, нежить из варга получится умнее. Мозг у него побольше будет. Второй экземпляр дружелюбно сверкнул зеленью в белесых глазах и оскалился стершимися клыками. Команду искать пещеру он воспринял только с третьего раза, но с самого начала потрусил по расширяющейся спирали. Это было многообещающим знаком. Птички, несмотря на незавидное положение, чирикали не слишком громко, я то думал, что они будут пищать не переставая. Видимо беспросветная тьма, наступившая в результате упаковки в кокон, воспринималась ими как ночь, что избавило меня от необходимости мастерить им кляпы.
   Пока мой разведчик наматывал круги в поисках пещеры, я занялся разделкой дракона. Нерубы те еще мясники, но данным навыком владеют почти все. С такими когтями это практически рутинная операция, а с активированными глифами работать одно удовольствие. Дракон развеял эти убеждения. Каждый разрез длиной чуть больше моего когтя давался с большим трудом. Искры не летели, но намучался я с этим крокодилом изрядно. Чешуйчатая шкура оказалась очень прочным материалом, к тому же приходилось постоянно отвлекаться на контроль пространства и в особенности небосвода, но все когда-нибудь заканчивается.
   Варг-разведчик явился в тот момент, когда я уже собирался тащить часть мяса в свое старое убежище. Нежить выглядела не пострадавшей, значит, особой опасности на своем пути не встретила. Уже хорошо.
   - Давай родимый, не подведи,- слова из прошлой жизни пришлись как нельзя кстати в этой ситуации.
   Чтобы нежить не бегала налегке, я нагрузил на нее максимально возможный объем мяса. В общей сложности удалось забрать только треть драконьей туши. Остальное пришлось быстро закапывать. Думаю, что в коконах куски мяса не будут вонять на всю округу и шанс на то, что провизия меня дождётся не нулевой.
   Сперва мертвый варг показал, что в умственном развитии он от дохлой птицы ушел недалеко. Нежить остановилась около темного камня, который имел четкие границы на фоне снега. Жест рука-лицо в данном положении мог лишить меня зрения, поэтому я просто ограничился командой на движение к следующей точке. Варг с упорством неверно составленной программы выполнял одну и ту же операцию. Три попытки - три темных камня на фоне снега. Я уже подумывал пустить эту бракованную ищейку под огненное заклинание контактного действия, но в четвертый раз мы нашли какую-то пещеру. Каждый шаг я теперь фиксировал в памяти, чтобы не потеряться в этом заснеженном аду, а не такой уж далекий вой варгов придавал мне сил и бодрил подуставший разум.
   Темный вход в пещеру выглядел безжизненным, но меня таким больше не обманешь. Избавленная от поклажи нежить была отправлена сильным пинком прямо в провал. Глухой удар падения костлявого варга и тишина. Вроде спокойно. Так я и обшаривал пещеру пинками направляя нежить в нужном направлении. Что поделать команды следовать передо мной я своему творению в голову не вложил, а на собственную бесшумность в покалеченном состоянии полагаться не приходилось. Пещера оказалась то расширяющимся, то сужающимся извилистым тоннелем без следов каких-либо жильцов. Вот оно, мое прибежище на ближайшее время.
   Вход я сразу заплел паутиной, а за первым же поворотом привязал нежить, как сторожевого пса. На своем пути я создал еще три преграды из паутины и на этом успокоился. Привычно подвесив мясо дракона и птичек на любимом паучьем строительном материале, я спокойно заснул в новом "гамаке".
   Две недели росли новые конечности, в течение которых я обустраивал свое жилище, не помышляя о разведывательной деятельности. Вход на следующий же день был основательно закрыт каменными шипами с небольшими отверстиями для вентиляции. Ущербный Мухтар сорвался с цепи в первую же ночь и ушел на вольные хлеба, больше этого мертвого варга я никогда не видел.
   Пещеру пришлось заплетать паутиной так, что двигаться в ней мог только кто-нибудь паукообразный. Нити переплетались друг с другом и надежно преграждали путь любому другому существу. Больше всего меня беспокоила скука, если бы не временный обелиск, который я создал сразу на второй день, то ждать полного выздоровления в полном одиночестве у меня не хватило бы терпения. Скука возникала скорее от безделья, чем от одиночества. Временный камень-вампир помимо прочего каким-то образом стимулировал регенерацию, хотя возможно мне просто показалось. Осветительными и обогревательными элементами служили стабилизированные огненные стрелы. Они просто висели под потолком в коконе из манопроводящей паутины и минимально запитывались от обелиска. Мои поделки напоминали японские бумажные фонарики и служили в дополнение ко всему сигнализацией. Питающие их нити натягивались поперек коридора среди прочих, и если кто-то повреждал их, то один из фонариков гас. Примитивно, но что я еще мог сделать со своими возможностями? Развешать нежить из птиц? Жалко тратить провиант. Драконье мясо быстро подходило к концу, так как регенерация и обелиск требовали энергии постоянно, но эффект от нового компонента в рационе питания был впечатляющим. Даже мясо шаманов осталось далеко позади. Недаром нерубский справочник по расам оценивал драконов, как отличный источник питательных веществ и витаминов. Распробовав деликатесный продукт, я решил не тратить его на птиц, а сделать пернатых каннибалами, уменьшив их популяцию на одну особь.
   Шкура крылатой рептилии в моем пищеварительном соке не растворялась, но выглядела как хорошо выделанная чешуйчатая кожа, кстати, довольно эластичная. Кости, зубы и шкуру я аккуратно упаковал в разные коконы и спрятал в тайнике, который сделал в стене пещеры. Ценные должно быть материалы. Вдруг будет возможность продать кому-нибудь, а то уже и о значении слова "деньги" стал забывать. Заначка на черный день ничего мне не стоила, но грела холодное паучье сердце одним лишь фактом своего существования.
   Жизнь вне колонии разумных пауков наскучила уже через неделю. На отдых от гнета старших сородичей было достаточно этого времени, а дальше постоянно приходилось искать себе занятие. Информационный голод стал доставать все сильнее и сильнее, а я-то думал это все байки психологов, но жизнь у нерубов насыщена информацией не намного меньше, чем у людей в моем прошлом мире, пусть и несколько иначе. Единственный кристалл со знаниями о языке троллей был просмотрен уже два десятка раз. Несколько попыток изменения заклинаний выявили огромный пробел в теории магического конструирования или как это называется у пауков. Даже базовых знаний по этой дисциплине у меня не было, так что все результаты экспериментов оказались бесполезными. В общем, пока не отросли лапы, я бросался из одной крайности в другую.
   Возвращение в безопасное Королевство Азжол-Неруб началось с разведки и пополнения запасов драконьего мяса. Если с первым особых проблем не возникло, то на месте моей заначки обнаружилась только яма и пара обглоданных костей неизвестного происхождения, но точно не драконьих. Вот же носатые твари, нашли все-таки "консервы".
   За пять дней мне удалось обследовать окружающую местность в радиусе нескольких километров. Я следовал простым правилам: не рисковать, не оставлять следов, всегда маскироваться и быть предельно внимательным. В пещере стихийно образовалась самая настоящая карта с условными обозначениями, которые ассоциировались у меня с теми или иными объектами. Сломанные Врата Духов расположились в стороне безымянных гор, которые я окрестил севером, ориентируясь на движения небесного светила. Теперь вокруг изрисованного булыжника лежали только кости, и больше ничего интересного там не было. По моим расчетам Азжол-Неруб располагался на юге или юго-востоке, а Провидцы отступали куда-то на запад, чем вводили меня в еще большее заблуждение. Кто может уточнить для меня направление, кроме самих нерубов? Любой достаточно информированный разумный, который живет рядом с пауками. Тролли, магнатавры, врайкулы, ...драконы. Решение напрашивалось само собой найти одинокого представителя упомянутой расы и допросить. Мой выбор пал на троллей. Они самые безобидные и легкие в транспортировке.
   Охотничий отряд клыкастых дикарей я выслеживал около трех дней, но пока они не смогли взять на копье пару маралов, приблизиться к троллям не получалось. Голод сделал их настороженными и внимательными, а как они принюхивались или проводили экспертизу чьих-то экскрементов. Это нужно видеть. Стоило им набить животы теплым мясом, и они сразу расслабились - оставили всего пару караульных, которые не могли обеспечить нормальный контроль окружающего отряд пространства. Аккуратно спуститься на паутине с отвесной скалы и по-тихому умыкнуть пару троллей труда не составило. Сытый тролль, как и сытый неруб - сонлив и расслаблен. Крепкие объятья, затянутая петля на шее сразу после выдоха и парализующий укус позволили провернуть все тихо. Я был готов в любую секунду разразиться целым арсеналом заклинаний, но к счастью этого не потребовалось. Можно было напасть на них и попробовать перебить весь отряд, но зачем рисковать? Пары пленников вполне достаточно. Десяток охотников могли при удаче нашпиговать меня своими копьями как подушку для иголок или повредить мозг, навсегда превратив меня в идиота. Противники были не особо матерые, так что риск был минимален. Даже не у всех были защитные амулеты.
   Разговора с троллями я ждал с нетерпением. Раньше я подумывал приручить одну из птиц, но потом представил себя со стервятником на плече, необходимость постоянно отмывать птичье дерьмо с хитина, и все-таки отказался от этой идеи. Неруб-пират - это просто смешно, хотя ледяные протезы помогли бы создать нужный образ.
   Общение с дикарями решено было проводить в моем убежище. Тепло, спокойно, а крики будет глушить толстый слой камня. Об эхе можно не волноваться, я проверял. Первым очнулся самый мелкий тролль. Он, не открывая глаз, чуть шевельнулся, пробуя путы на прочность и только потом начал осматриваться. Заметив здоровенного паука перед собой, он сразу поник, а вот его сосед сразу начал извиваться, как червь. Само собой начинать следовало с самого тупого, чтобы умный был сговорчивее.
   Ухватив бойкого дикаря за длинный клык своей трехпалой рукой, я посмотрел тому в глаза. Злоба, ярость, больше ничего они не выражали.
   - Ты меня понимаешь?
   Всего на миг во взгляде тролля промелькнуло удивление, но лишь на миг. Затем извернувшийся дикарь попытался цапнуть меня за руку. Идиот. Как он собирался это сделать, если я фактически удерживал его голову? Легкий удар по голове ясности мышления пленнику не добавил. Отсеченный палец тоже не помог. Дальнейшую экзекуцию прервал вопрос более смышленого тролля.
   - Чего ты хочешь неруб?
   - Я хочу знать, где искать других нерубов.
   Спроси я у пленника, где обычно появляется солнце, он бы выглядел менее удивленным.
   - Они там, откуда ты пришел,- злобно выкрикнул туповатый дикарь, подключаясь к диалогу. Ничего другого от лишившегося пальца тролля я и не ожидал, но меня интересовал ответ его товарища, который все-таки решился продолжить разговор.
   - Могу отвести тебя к другим нерубам, но зачем мне это?
   Он еще торговаться собрался? Может кто-то и стал бы слушать этого дипломата, но у меня такого желания не было. Я подхватил оба кокона с пленниками и подтащил их карте, которая занимала небольшой участок пола, выровненного моими усилиями. На объяснение понятных только мне обозначений ушло довольно много времени. Тролли молча слушали монолог нового знакомого и вопросов не задавали. От них мне нужно было только понимание, а от интеллекта самого тупого дикаря зависело, кто останется жив ближайшие минуты. Недалекий глупец продемонстрировал зачатки понимания общей картины изображающей местность и задал уточняющий вопрос.
   - Это что карта? Зачем столько непонятных значков?
   О недавней потере пальца местный абориген не забыл, но доказать свое превосходство над глупым нерубом он собирался до того, как продолжатся пытки.
   - Отлично. Покажи-ка где север?
   - Вон та стрелка,- сказал дикарь, указывая клыком нужное обозначение.
   - Ты только что спас жизнь своему товарищу.
   - Что?- удивился тролль. Хотя его соплеменник тоже был в недоумении.
   Взмах рукой с активацией глифов и голова говорливого дикаря аккуратно отделена от тела. Зачем мне слушать их требования, если я могу просто допросить голову мертвеца, и та не сможет соврать. Дикарь в обозначениях моей карты разобрался, так что нужное направление укажет без проблем.
   Второй тролль пока меня не интересовал, он должен будет послужить источником информации для Провидцев по поводу Камня Духов и своеобразным извинением за долгое отсутствие. Надеюсь, сильно прессовать меня за вынужденные прогулы не станут. Реакция еще живого дикаря на некромантию была забавной. Он сначала округлил глаза, а потом брезгливо отвернулся. Какой неженка.
   С головой все прошло гладко, строптивость дикаря осталось в прошлой жизни, и теперь он был покладист и услужлив. Дикция по-прежнему оставляла желать лучшего, но направление он указал довольно точно. Дорога, судя по всему, займет около суток, так что птичек можно придушить и съесть, оставив одну про запас. Драконье мясо закончилось еще три дня назад, так что смысла оставаться тут и дальше не было. Привычно хрустнув черепом нежити сжав его в кулаке, я принялся за сборы, которые были недолгими. Коконы с птичкой и троллем за спину, сверху надеть белую накидку и в путь.
   Пещеру я аккуратно запечатал, вдруг еще понадобится, да и тайник остался там. Жаль, что обелиск долго без меня не протянет, но в случае чего можно сделать новый. Тролля я на всякий случай парализовал ядом, а то еще дернется или замычит в самый неподходящий момент, а так спит себе как младенец и никого не беспокоит.
   Идти пришлось извилистым маршрутом, обходя предположительно опасные места по широкой дуге. Главным было не вляпаться в еще что-нибудь по дороге, но в пути назад проблем не возникало. Тут прослеживалась определенная закономерность. Все несчастья происходили только на пути к цели, либо в конечной точке маршрута, когда как обратная дорога всегда была безопасной. Если учесть, что возвращался я только один или во главе отряда, то статистика упрямо советовала передвигаться предпочтительно в гордом одиночестве, а лучше вообще Азжол-Неруб не покидать.
   Говорящая голова не обманула, но этот вход мне знаком не был. Паутина сплетена немного в другом стиле, а ловушки расположены несколько необычно. Вроде и нерубская работа, но не родная какая-то. Точно. Здесь территория другой королевы. Тролля и птичку я отнес подальше и только потом аккуратно активировал сигнальную нить. Нерубы вполне могут реквизировать провиант без возврата, а я останусь без пленника.
   Через треть скарабея с потолка пещеры свесился рабочий и удивленно уставился на одинокого собрата.
   - Я Рабочий из сферы влияния Королевы Талион-Схилаг-Шах. Можно ли воспользоваться вашими тропами?
   - Нет.
   - Почему?
   - У тебя нет пропуска.
   - Я готов внести свой вклад...
   После этих слов сородич стал более заинтересованным. Надеюсь, что птичкой вы удовлетворитесь. Подношение в виде упакованной пернатой тушки неруб принял без всяких вопросов и принялся осматривать подарок.
   - Теперь я могу войти в Азжол-Неруб?
   - Конечно. Только не здесь.
   - Что? Верните провиант.
   Вот же с.. нехороший паук. Похоже неруб на мои требования реагировать не собирался. Пока наглец не скрылся, я решил задать еще пару вопросов.
   - Где территория Королевы Талион-Схилаг-Шах? Хоть это ты можешь сказать?
   Паук смерил меня взглядом и указал в нужную сторону. Ну, хоть не послал искать ветра в поле.
   - Кто твоя Королева?
   - Слааш-Камал-Исх,- произнес удаляющийся сородич.
   Я запомню. Вот понадобится Зодчий Пустоты, и мне будет, что ответить на предложение твоей владычицы. Плеваться ядом или еще как-то реагировать на банальный обман и грабеж было бы глупо, поэтому я просто направился в указанном направлении, подхватив кокон с троллем.
   Остаток пути прошел без эксцессов. Места уже были знакомы, так что и уверенности у меня прибавилось. Семерых нерубов передвигавшихся стройной колонной я заметил намного раньше, чем они меня. Молодые, я бы даже сказал совсем зеленые сородичи недавно вышли из теплых катакомб и с удивлением озирались вокруг. У меня зародилась мысль, что для некоторых это первый выход на поверхность. Вот так неожиданно и понимаешь, что ты уже далеко не самый молодой паук в Азжол-Нерубе. Как время бежит. Вроде только недавно вылупился из яйца.
   На входе ели отбился от сородича, решившего избавить меня от ноши, несмотря на твердые протесты добытчика. Попробуй потом докажи, что это тот самый пленник. Кокон все-таки удалось доставить в пещеры, где обычно проводились допросы и найти нужного паука, отвечающего за работу палачей. Незнакомый Провидец принял ценного пленника и сообщил, что Хаг-Тисал благополучно добрался до Азжол-Неруба. Кто бы сомневался. Как правило, всякие сволочи практически бессмертны.
  
   Дренор. Крепость Теневого Совета.
   Глава Теневого Совета Нер'Зул.
   Времени оставалось слишком мало, но Нер'Зул не мог оторвать взгляд от красного неба. Момент, когда успокаивающая синева сменилась оттенком крови, старый шаман хорошо помнил. Это произошло не сразу, но начало было положено с появлением демонов в их мире. Величественные создания вызвали трепет даже у него, постоянно контактировавшего с сильными духами и элементалями. Сила не похожая ни на что ранее виденное бурлила вокруг них, рождая зависть в сердцах видящих истинную суть орков, желание обладать такой же силой. Теперь-то Нер'Зул понимал, что демоны сыграли на их чувствах, подобно опытному воину, который с легкостью направляет горячего юнца в нужном направлении. Жесты, взгляды и непринужденная демонстрация могущества околдовали каждого, и его в том числе. А теперь будучи лишь игрушкой в чужих руках он привел весь мир к гибели. Бросив последний взгляд на небо Нер'Зул поспешил в заклинательные покои.
   Старый орк торопился. Его дар позволял услышать, как безнадежно воют элементали, паникующие духи создавали какофонию звуков погибающего мира, доступную только сильным шаманам, но и они далеко не сразу поймут, с чем это связано. Земная твердь еще держалась, но энергетическая оболочка родной планеты, подточенная неоднократными призывами демонов, трещала по швам. Нер'Зул с ужасом осознавал, к чему привели его эксперименты с пространственной магией. Он вспоминал, как легкомысленно игнорировал нехарактерную для сезонов погоду, изменения магического фона и другие детали, которые в сумме насторожили бы и куда менее опытного Говорящего с Духами. Магия демонов увлекла каждого шамана, получившего в подарок знания или силу. Колдовать самому, а не надеяться на благосклонность непостоянных элементалей и капризных духов, это казалось настоящим сокровищем. Способность нести разрушение и погибель врагам оказалась с подвохом. Теперь оставалось только покинуть Дренор в поисках другого места для жизни. Сейчас рядом с Нер'Зулом стояли самые преданные соратники, которым можно доверить спину. Несколько шаманов и простые воины должны обеспечить выживание своему предводителю во чтобы то ни стало. Проклятая магия демонов теперь спасала его собственную шкуру. Какая ирония.
   Последние приготовления закончены и до открытия портала в иной мир оставались считанные мгновения. Нетерпение и страх сейчас направляли действия старого орка, но не они подвели его в последний момент. Возникшие из воздуха демоны проломили все защитные заклинания меньше чем за секунду. Стражи Рока - это были не молодые сопляки, а матерые ветераны, покорившие не один мир. Почти четырехметровые демоны сжимали в руках кривые мечи, а у их ног замерли те, кого больше всего боялись маги - Охотники Скверны. Нер'Зул прекрасно понимал, что это не визит вежливости, но сдаваться на милость исчадием мрака было бы глупо. Демоны не знают жалости, это он усвоил очень хорошо. Платить по счетам хозяевам Пылающего Легиона пришлось бы рано или поздно, но Нер'Зул, как многие другие до него, надеялся вывернуться из хватки демонов. Старый шаман получил от покровителей все, чего желал. Сила и знания пришли к нему практически в один день. Могущественные сущности из-за грани мира не поскупились, но о цене за столь щедрый дар говорили расплывчато.
   На размышления времени не было и Нер'Зул атаковал, как привык - темная магия ударила быстро и неотвратимо. Вот только демоны знали о ней намного больше шамана и хорошо подготовились. То, что не раз доказывало свою эффективность в иных сражениях, против Стражей Рока оказалось бессильным, а через мгновения в противостояние вступили Охотники Скверны. Уродливые твари, похожие на приземистых рептилий могли выжигать ману у существ, способных использовать магию. Мерзкие отростки, торчащие из спины, чем-то напоминали беспокойных змей, а пасть с крупными зубами служила неплохим подспорьем лапам с внушительными когтями. Этим демонам не нужно было приближаться к своим целям вплотную. Одно желание или действие активировало их врожденную способность и Нер'Зул вместе с другими шаманами лишился своих сил, получив при этом неприятные ожоги, которые служили лишь внешним проявлением истинных увечий. Духовное тело пострадало намного сильнее. Попытка сопротивления ни к чему не привела, Стражи Рока раскидали его подчиненных, как щенков. Они не убивали орков, а лишали их оружия и способности к сопротивлению. Многочисленные переломы не угрожали жизни, но о каком противостоянии можно говорить, когда руки сломаны в нескольких местах. Орки, конечно крепкие существа, но не настолько. Демоны захватили всех живыми и Нер'Зул понимал, что ничего хорошего их не ждет. Попытки лишить себя жизни легко пресекались, а магия теперь была недоступна. Страх и ужас обуяли старого шамана. Он отчаянно боялся смерти. Не для того он пожертвовал столь многим, чтобы пойти на корм демонам.
   Стражи Рока небрежно открыли портал и стали входить в него, удерживая в когтистых лапах пленных орков. На другой стороне их ждал огромный зал, в котором находился самый настоящий гигант. Паника Нер'Зула переросла в неконтролируемый первобытный ужас. Ни огненная бездна, ни другие демоны не пугали шамана так, как это делал Хозяин этого зала одним лишь взглядом. Теперь слишком самоуверенный Глава Теневого Совета жаждал смерти, потому что участь его будет в сто крат страшнее простого забвения.
   Кил'Джерен восседал на каменном троне и смотрел прямо в глаза задрожавшего орка.
   - Ты неоднократно подводил нас, а потом решил сбежать? Наши щедрые Дары нужно отрабатывать и ты, жалкий червь, сделаешь это,- голос генерала Пылающего Легиона подобно зазубренному клинку терзал разум Нер'Зула.
   Больше ничего говорить Кил'Джерен не собирался, и его воля вырвала душу шамана из тела, лишая ее защитных покровов. Дух Нер'Зула забился в призрачных силках, страдая от невыносимой боли, но это было лишь начало. Неведомое заклинание разорвало саму суть старого орка на составляющие элементы. Угасающее сознание уловило действия безжалостного мучителя - он с поразительной сноровкой собирал душу Нер'Зула, как детскую головоломку, но картинка получалась совсем иная.
   Проснувшийся разум осознал себя в тех же силках, но что-то было не так, и старый шаман не мог понять что. Ощущения говорили, что он потерял важные части самого себя, но собраться с мыслями ему не дали. Могучая воля вновь расщепила его на части, меняя и перестраивая душу, убирая лишние и добавляя нужные с точки зрения Кил'Джерена элементы. Нер'Зул не сдавался и старался сопротивляться, но с каждым разом это желание становилось все меньше и меньше. Угасающим сознанием он цеплялся за самые дорогие и яркие участки свое души, не давая Кил'Джерену забрать их у него. Он потерял почти все, изменился окончательно и бесповоротно. Знания и сила, чужие и одновременно хорошо знакомые воспоминания теперь занимали мысли нового существа. Пытливый разум осматривал их, как рачительный хозяин проверяет накопленное богатство. Среди всего прочего манящей жемчужиной служил план. Нет, ПЛАН, разветвленный и по-своему совершенный, предусматривающий практически все. Только заприметив его Нер'Зул захотел его исполнить в точности, воплотить в жизнь. Это было желание, подкрепленное логическими объяснениями. Измененный дух понимал необходимость следовать совершенному плану, казалось, что он долго продумывал всю разветвленную череду действий самостоятельно, но так только казалось.
   Отвлекшись от изучения своей памяти Нер'Зул осознал себя душой заключенной в металлических доспехах с совершенно определенной целью. Вмороженный в глыбу льда, он уловил последний посыл от своего господина, прежде чем сложная магическая фигура отправила его в новый мир вместе с измененными слугами.
   "Отвори для нас Врата пошире, раб".
  

Глава 37.

Знакомство с коллегой.

  
   По комфортабельным и безопасным тоннелям Азжол-Неруба я даже как-то соскучился. Почти месяц скитаний на поверхности выявил множество недочетов в моей подготовке. Бытовых заклинаний я практически не знал. Даже с освещением пришлось изворачиваться, не говоря уже о поддержании комфортной температуры. От моих поделок было то жарко, то холодно. Незаметно для себя я превратился в типичного рядового неруба. Несколько отработанных заклинаний для повседневного использования и на этом разнообразие заканчивалось. Нормальных ловушек кроме примитивных растяжек я делать так и не научился, а они были не менее важны, как показала практика самостоятельной жизни. Универсальным заклинанием регенерации нормально отрастить лапу не получилось бы при всем желании. Ну не предназначено оно для таких случаев. Восстановление утраченной конечности только со стороны было похоже на простую и обыденную операцию. Стоит влезть в этот тонкий процесс и на выходе получится далекий от идеала результат. Если одна нога будет отличаться от остальных, то о нормальном передвижении можно забыть. В моторной памяти каждого неруба имелись четкие соотношения и пропорции частей тела, которые не так уж просто заменить на что-то другое. Проще вырастить стандартные конечности, чем мучатся с кривыми лапами.
   Если бы я знал к чему готовиться в следующий раз, то начал бы сразу после возвращения, но с предвидением будущего все еще были проблемы. Благодаря богатой фантазии и полученным оплеухам судьбы мне в голову пришло много вариантов. От нежитиаппокалипсиса до падения метеорита прямо на Азжол-Неруб, но эти случаи требовали быть готовым буквально ко всему. Теперь даже селекция кормовых жуков казалась важным и востребованным навыком, а время-то не резиновое. Когда все успеть?
   На благоразумие Провидцев надеяться не приходилось. Великие паучьи мыслители могут потащить только что вернувшегося некроманта в новый поход в любую минуту. Я сам себе напоминал того генерала, что готовится к уже закончившейся войне.
   Еды мне, конечно же, не дали - не заработал. Ожидаемо. Хоть к такому развитию событий я оказался готов благодаря предыдущему опыту. Простое правило возвращаться на родину сытым после длительных командировок, теперь прочно было вбито в мою головогрудь. Возникало чувство, что сородичи считали меня вернувшимся из длительного отпуска на тропическом курорте, где текут реки теплой эльфийской крови и повсюду развешаны коконы с первоклассным мясом троллей. Так что на работу к Ануб-Хадаху я пришел с желанием поскорее присосаться к местной кормушке, но там меня ждал небольшой сюрприз. Наставник что-то объяснял молодому нерубу из касты Рабочих и на меня он обратил внимание не сразу.
   - Анак-Хар? Хаг-Тисал сказал, что тебя потеряли в последнем походе,- немного удивленно сказал Ануб-Хадах.
   Тому, что меня списали в утиль, я не удивился, а вот приставка к имени выбила из колеи. Что еще за Анак? Наставник явно не оговорился, но что это значит? В библиотеке об именах нерубов не говорилось абсолютно ничего, даже авторы книг не упоминались, просто безличная информация. Просто так в историю Ажол-Неруба не попасть.
   - Он ошибся. Мое возвращение заняло чуть больше времени, чем я рассчитывал и почему Анак-Хар?
   - Ты показал достаточно, чтобы определить твою модель поведения. "Анак" значит действующий.
   Действие. Значит, окрестили меня простым исполнителем чужих замыслов. Не самый плохой вариант и вполне вероятно пауки оценили меня намного точнее, чем мне кажется. Особой гениальности я сородичам не продемонстрировал, поэтому чего-то большего был недостоин. Меня беспокоило, что это звание дает. Открывает новые возможности или наоборот лишь закрывает ранее доступные двери? Считаюсь ли я полностью взрослым нерубом или еще нет? Как бы там ни было, стоит пообщаться с сородичами и все станет ясно, на сначала не помешает прояснить сам собой напрашивающийся вопрос.
   - Что тогда значит Ануб, учитель?
   Наставник внимательно смерил меня взглядом и спокойно ответил.
   - "Ануб" значит мыслящий. Сейчас не время для пустых разговоров, у нас много работы.
   Молодой неруб, с которым общался Ануб-Хадах, следовал за нами, как привязанный. То, что этому пауку не просто по пути стало понятно довольно быстро. Наставник определенно знает, в чем тут дело, не зря же он разговаривал с юным сородичем до моего появления. Момент для вопроса выдался в небольшом перерыве между обелисками. Каждый занимался своим камнем, и мы с Ануб-Хадахом закончили раньше, чем начинающий Зодчий.
   - Кто это?- заинтересовано спросил я своего учителя.
   - Мой новый ученик. Уже второй, кстати. Его предшественник не протянул и десяти дней обучения, поэтому-то Зодчие в дефиците. Слишком большая смертность при обучении и в процессе работы. После новостей о твоей гибели, пришлось восполнять потери и брать в обучение следующих кандидатов. Вскоре тебе придется выполнять свои обязанности Зодчего без моего присмотра.
   - Но мой потолок это обелиски чуть больше средних размеров.
   - Дальше каждый Зодчий Пустоты совершенствуется самостоятельно. Со временем придет опыт и подрастет резерв для более сложных систем, хотя с твоей некромантией это случится не настолько быстро, как хотелось бы,- сказал наставник, а потом раздраженно добавил,- Ты, что думал, я буду вечно за тобой приглядывать и исправлять ошибки? Даже детеныши драконов учатся быстрее, чем мои безмозглые ученики.
   Внимание Ануб-Хадаха переместилось на его второго ученика, который бездыханно лежал у маленького обелиска.
   - Еще один. Что за слабаки пошли.
   Наставник перевел недовольный взгляд на меня и продолжил свою реплику.
   - Что ты замер, как люторог? Твое обучение скоро закончится, а ты вместо того, чтобы работать и получать опыт, стоишь как вкопанный. Шевелись давай, а мне пора искать нового ученика.
   Это событие еще раз напомнило об опасности обелисков и специальности Зодчего Пустоты в целом. На заре карьеры я не хотел становиться серой массой, кем-то наподобие уборщика или пастуха кормовых жуков, но теплого места и сытой жизни мне все равно не досталось. Куда ни глянь везде опасность умереть. У всех попаданцев это профессиональный риск, но я даже в кабаке ни разу не дрался и ни капли местного алкоголя не попробовал, а все равно гуляю по лезвию ножа буквально с рождения.
   Слова наставника о некромантии заставили меня проверить характерные изменения в матрице, и результаты оказались неутешительными. Едва заметная дымка некроэнергии уже начала влиять на мое магическое ядро. Я постарался сконцентрировать вредные эманации подальше от источника, загнав те в одну из лап. Как бы я не напрягался, но часть некроэнергии все равно циркулировала по матрице. Надеюсь, что после манипуляций хоть на какую-то долю ее влияние уменьшилось. Бесполезные игры с вредными включениями в матрице я оставил на потом. Надежда на обелиск, как универсальный поглотитель маны не оправдалась. Вредный артефакт отказывался принимать даже малейшую частичку некроэнергии. Даже когда мой источник показывал дно, обелиск старался вытянуть оставшиеся эрги чистой энергии, фильтруя некромантскую дрянь. Кстати магическое ядро своим запасом уже уверенно перевалило за отметку в две тысячи эргов и радовало меня хорошей скоростью восстановления резерва. Диета из драконьего мяса в течение месяца внесла немалую лепту в этот процесс. На самом деле адекватно оценить скорость восполнения энергии в источнике было не так уж просто. Идеальных условий для измерений никак не подворачивалось, то голод, то травма, то еще какие-то неприятности. Я оценивал этот параметр на основании комфортного использования магии и подвижки, безусловно, были, но как бы ты ни был силен, обелиск заберет столько, сколько ему надо. С каждого по возможностям - данный принцип камни-вампиры воплощали в жизнь идеально, только Зодчих объедали намного сильнее.
   С нормальными обелисками работать намного комфортнее, чем с моей временной поделкой. Глифы не расползаются от неосторожного воздействия, а энергию камень забирает плавно и без рывков. Все познается в сравнении. Никогда бы не подумал, что походный вариант обелиска может служить отличной тренировочной платформой на определенном этапе становления Зодчего. Наставник видимо это прекрасно понимал, поэтому и научил созданию временных сборщиков маны только тогда, когда от этого был бы толк. Например, недавно почивший ученик не смог ничего сделать с таким камнем. Он бы просто впустую потерял энергию и ничему бы не научился. Что и говорить, учитель из Ануб-Хадаха не самый плохой.
   Самому искать Хаг-Тисала мне даже в голову не пришло. Я бы этого товарища еще лет десять бы не видел, но тот считал совершенно иначе. Провидец в этот раз не играл в шпиона и дал себя заметить издалека. Он приближался ко мне с подозрительной неторопливостью. Поганец выглядел здоровым и вполне счастливым, если так можно сказать про неруба. Хитин у него прямо-таки лоснился, что указывало на обильное питание и своевременный отдых. На фоне Провидца я выглядел больным и измотанным путешественником, вернувшимся из длительной экспедиции. Если бы Хаг-Тисал мог улыбаться, то картина была бы еще более полной.
   - Анак-Хар. Хорошо, что тебе удалось выжить.
   У меня на хитиновом панцире написано, что я Анак? Откуда все вокруг знают о смене имени? Заговор какой-то. Нерубское общество явно не дает мне полный доступ к местной информационной службе. Ну не может же все быть завязано на феромоны.
   Провидец пришел лично потребовать от меня исполнения обязанностей некроманта. Хоть бы рацион расширили штатному специалисту, так ведь нет, только и могут, что работой нагружать. Пока ушлый сородич не вывалил на меня весь ворох накопившихся проблем, я поспешил уточнить некоторые моменты.
   - Хаг-Тисал, мне необходимо получить доступ к более обширным знаниям по некромантии или же взять несколько уроков у опытного специалиста. В библиотеке Рабочих я изучил все, что было по этой дисциплине.
   Провидец слушал завуалированное требование внимательно и с каждым словом недовольно кривил хелицеры. Мимика у нерубов не слишком выразительная, но живя с ними бок о бок, понимать гримасы сородичей не научился бы только слепой опарыш. Я готовился к длительной осаде Хаг-Тисала с постоянным капаньем на мозги при любом удобном случае и тот своим ответом подтвердил насущную необходимость подобной настойчивости.
   - Это невозможно.
   - Что именно?
   - Доступ в библиотеку Провидцев я организовать не могу, а другие некроманты не станут тратить на тебя свое время,- раздраженно отвечал собеседник.
   - Я активно участвую в ваших допросах и тем самым избавляю коллег от рутинной работы. Может кто-то из них сделать ответную любезность и дать несколько уроков молодому сородичу? Разве я многого прошу?
   - Если ты думаешь, что все так просто, то ошибаешься. Я передам твою просьбу, но положительный ответ ты вряд ли получишь. Пока ты скитался на поверхности, другие некроманты не слишком охотно откликались на наши призывы допросить пленников, так что работы скопилось немало.
   Судя по всему, коллеги просто-напросто забили на требования Провидцев и с радостью переложили эту рутину на самого молодого некроманта, к тому же Рабочего. Фактически в распоряжении Хаг-Тисала остался всего один не самый опытный некромант, который пропал во время последней вылазки. Теперь-то стала понятна радость этого работника паутины и когтя, то есть плаща и кинжала, когда он меня увидел живым и здоровым. Раньше Провидец мои требования и слушать бы не стал, а после возвращения и модификации имени его отношение стало не столь категоричным. Все-таки этот "Анак" не простая формальность.
   В пещеру дознания, или как она называется у нерубов, подчиненный Хаг-Тисала притащил целый десяток голов троллей в мешке из паутины и доставал их по одной. Конвейерная работа: поднял, допросил, сжег голову до состояния пепла. Провидцы требовали уничтожать нежить полностью, чтобы не захламлять помещение костями и измененной плотью. Магическое пламя практически не создавало дыма, а запах горелой плоти я не ощущал. На уборщиках они что ли экономят?
   Провидцев интересовали в основном навыки шаманов, их привычки, слабости. Часто вопросы касались вождей и перспективных троллей с выдающимися способностями. Как я понял, нерубы скрупулёзно собирали информацию о ближайших племенах троллей и периодически уменьшали численность своих врагов. Анализ и достоверность полученных данных была под большим вопросом, так как дикари из одного и того же племени порой выдавали диаметрально противоположенную информацию. Я выполнял свою работу и вплетал нити повествования мертвых троллей в свою паутину понимания этой расы. Кое-куда я соваться больше бы не стал. Рассказы некоторых дикарей о шаманах вызывали чувство ущербности собственных способностей, хотя какие мои годы.
   Ответ от сообщества некромантов пришел дней через десять. Хаг-Тисалу роль курьера пришлась не по вкусу, и тем приятнее был ответ коллег из хелицеров высокомерного Провидца.
   - Они согласны дать тебе несколько уроков.
   Вот, главное правильно попросить и благородные пауки не откажут страждущему. Что-то тут не так. Нерубы все поголовно рациональные сволочи с налетом садизма на их безжалостном холодном разуме. Где же подвох? Допустим есть молодой коллега, который хочет расширить свой кругозор и есть четыре зажравшихся высокомерных Провидца, которым точно есть чем заняться. Зачем некромантам выделять часть своего времени на обучение неопытного специалиста? Единственное что кажется достоверным, это сделать сородича более квалифицированным, чтобы он взял на себя больше некромантской работы. Фактически старшие коллеги прилагают усилия только для того, чтобы в будущем освободить себя от части неприятных обязанностей. Логично. Надеюсь, я не ошибаюсь с оценкой сородичей.
   - И когда же они смогут уделить мне время?
   - Положительный ответ дал только самый молодой некромант. О времени тебе сообщат.
   Я и не ожидал, что старший коллега станет подстраиваться под мое расписание. Уроки Ануб-Хадаха дали мне очень многое и от пока безымянного некроманта хотелось получить что-нибудь не менее ценное. Я был даже готов жертвовать сном ради эксклюзивных знаний, которых в нерубских книгах просто нет.
   Пока незнакомый благодетель из касты Провидцев не созрел для общения с молодым коллегой, я тратил все свое время в библиотеке. Добил-таки заклинания по уничтожению нежити на основе стихии света. Если быть точным там использовались еще и тьма с водой, но это детали. Комбинированные заклинания мне пока встречались только в разделе некромантии, где прогресс был пока самым большим. Согласно описанию магическая конструкция повреждала аналог матрицы нежити, тем самым выводя ее из строя. Правда если нежить была сильной, то повреждения восстанавливались в считанные минуты. Я видел эффективность этого метода, когда нужно было поубавить прыти отожравшемуся мертвецу. В иных случаях огонь справлялся не хуже, к тому же затраты на комбинированное заклинание, как в энергетическом, так и хронологическом плане превосходили первый вариант на порядок.
   Описание ловушек и бытовых глифов в знакомом мне хранилище знаний отличались на удивление скудным разнообразием. Странно, ведь даже на входе в Азжол-Неруб были более интересные экземпляры. Фактически большая часть ловушек была представлена вариациями ловчих тенет с хорошей маскировкой и без магических компонентов. Обработка нитей ядом предлагалась в половине вариантов. В принципе понятно. Зачем тратить энергию на постоянно активированные магические ловушки, если дешевле использовать механические варианты? К тому же духи в той или иной мере видят магию, да и шаманы не чужды этому навыку при определенных условиях.
   Из бытовых заклинаний самым необходимым мне показался обогреватель. Этот глиф имел просто-таки запредельный КПД, что и неудивительно. Его дорабатывали нерубы в течение тысячелетий, как тут не добиться успеха? Девяноста девять и девять десятых процента. Как вам такая экономия? Конечно, нужно подстроить глиф под себя, но эта цифра вполне достижима. Контролер влажности особого интереса не вызвал, хотя свое место в памяти он получил. Для осветительных глифов требовались кристаллы то ли кварца, то ли еще какого-то минерала. Паучья кристаллография упоминалась только мельком и других на эту тему я так и не нашел. Кристалл у меня был только один с языком троллей, а точнее одним из его диалектов. Тратить такое сокровище на обычную лампочку было расточительно.
   С ядами у меня все складывалось не очень плодотворно, единственное, что я шлифовал практически ежедневно это парализующий состав. Без него нормальному нерубу очень сложно жить - обедать брыкающейся пищей просто-напросто неудобно. На первый взгляд безграничные возможности по синтезу сложнейших веществ таковыми не являлись. Вначале кажется, что это самая сильная сторона нерубов наравне с магией, но стоит углубиться в эту область знаний, как наступает разочарование. Сотни оговорок и ограничений делают данную дисциплину уделом немногих специалистов узкого профиля. Мне нужно отбросить все остальное и только тогда будет впечатляющий результат в использовании встроенной биолаборатории, но не раньше, чем через лет пятьдесят. Я столько на одних ядах не проживу. Моей усидчивости хватило только на двухкомпонентную кислоту среднего качества и тот яд, который растворяет паутину со всем содержимым. Остальное было отложено на будущее.
   У меня постепенно складывалось ощущение, что библиотека это только часть знаний нерубов, пусть и очень большая. Практическим навыкам и нестандартным решениям обучали в основном учителя и личные наставники, чьего внимания еще нужно удостоиться. Ануб-Хадах эту гипотезу своими действиями подтверждал полностью. Может и паучий повелитель мертвых предложит ученичество.
   Некромант прислал за мной своего то ли секретаря, то ли просто подчиненного. Этот Провидец выглядел и ощущался моложе меня самого. Если бы феромоны были доступны, сказал бы точнее, но чего нет, того нет. Я вообще стал последнее время замечать большое количество юных нерубов в Азжол-Нерубе. Недавно встреченная группа мелких паучков под предводительством взрослого сородича вызвала череду воспоминаний из моего беззаботного нерубского детства. Значит, Королева не сачкует и пополняет популяцию сородичей малыми порциями. Неизбежные потери и отсев дефектных особей идет постоянно, особенно в первые годы жизни, так что деваться ей некуда. Смены поколения еще не объявляли, следовательно, это пауки той же модификации, что и я. Можно сказать младшие братья и сестры или скорее клоны.
   Провидец нашел меня работающим с очередным обелиском под присмотром Ануб-Хадаха, который больше внимания уделял своему новому ученику.
   - Анак-Хар, мне поручили проводить тебя до нужного места.
   Гонец прибыл практически в середине рабочего дня, поэтому шанс получить новые знания висел на тонкой паутине хорошего настроения Ануб-Хадаха. Наставник окинул сначала юного Провидца, а затем и меня недовольным взглядом и вскинул хелицеры в безмолвном жесте, означающем согласие. Хорошо, что язвительному начальнику есть куда приложить свое остроумие. Очередной молодой неруб уже почувствовал на своем хитине всю прелесть ученичества. Мой наставник с выбором следующего кандидата ни медлил и дня.
   Долгожданная встреча с некромантом произошла в лаборатории Провидцев, где мой будущий учитель живодерствовал над телом пленного врайкула. От великана осталось не слишком много, но его тело еще булькало кровью и подавало иные признаки жизни. Часть органов была развешена на закрепленных у потолка нитях паутины и активно выполняла свою функцию. Со стороны композиция напоминала буйство кровожадного маньяка, но так считал только я один.
   Провидец аккуратно стряхнул кровь с длинных когтей и обратил свой заинтересованный взгляд на гостей. Ничего стоящего внимания кроме нас троих и многочисленных приспособлений самой нелепой конструкции в пещере не было. Врайкула я легко причислил к предметам обстановки с такими повреждениями он точно не жилец.
   - Анак-Хар. Я полагаю?- спросила эта ученая-вивисектор. Я представлял себе перевалившего за третью сотню лет неруба мужского пола, но некромантом оказалась паучиха. Крупная особь, темный хитиновый панцирь с сияющими в магическом зрении глифами, в целом ничего особо бросающегося в глаза я так и не заметил. Вот уже и к прослойке женской части начальства подобрался. Я уже давно заметил, что паучихи быстро уходят на повышение, а пределы Азжол-Неруба вообще не покидают. Хорошо устроились дамы.
   - Да, это я,- голос мой был холоден и безмятежен, не хватало еще чем-то задеть эту представительницу сильного пола. Никакой ошибки, женщины были сильнее - это генетически обусловленный факт. При равных возможностях самцы нерубов всегда будут уступать самкам. О равенстве даже речи не шло, да и в рядах Воинов женской части нашего общества я не замечал.
   - Мое имя Ануб-Саташ.
   Провидцев с другим идентификатором перед именем, наверное, не слишком много. Пока уточняли наши имена, сопровождающий незаметно удалился и мы остались наедине. Долгих расшаркиваний местным этикетом не предусматривалось, поэтому собеседница сразу перешла к делу.
   Паучиха в хорошем темпе задала несколько десятков вопросов по некромантии, на большую часть которых я ничего не смог ответить. Мне просто неоткуда было взять нужные знания, и на результат неожиданного экзамена повлиять я никак не мог. Провал, это самый настоящий провал. Сейчас Ануб-Саташ просто отправит меня восвояси и прощай желанное ученичество.
   - Анак-Хар, нам не о чем разговаривать,- сказала паучиха.
   - Как же тогда мне еще подтянуть свои навыки в некромантии?- сдаваться так просто я был не намерен.
   - Библиотека всегда открыта для страждущих новых знаний. Я удивлена, что мне приходится тебе это объяснять.
   - Доступная библиотека Рабочих дала мне все, что могла. Больше там книг по некромантии нет, я изучил все.
   Мои слова заставили Ануб-Саташ на секунду задуматься.
   - Тогда обратись в библиотеку Провидцев,- гениальный ответ собеседницы вызвал у меня только мысленный вздох.
   - У меня нет доступа в эту обитель знаний.
   Ну же, некромантка, дай мне пропуск-паутинку в святая святых. Я напряжено замер в ожидании ответа паучихи, которая, скорее всего, взвешивала все последствия данного решения. Надеюсь, что других вариантов просто не существует и мне наконец-то удастся попасть в хранилище знаний наших ученых.
   - Хорошо, ты получишь временный допуск, но только к книгам по некромантии, а дальше посмотрим на твои успехи.
   Если мой внешний вид выражал сдержанную благодарность за оказанное доверие, то в мыслях я счастливо улыбался.
   Знания - это сила, личная сила, которую у меня можно забрать только вместе с жизнью. Постараться усложнить данную задачу любому желающему и входит в мои ближайшие планы.
  

Глава 38.

Истинное богатство.

  
   Стоило только паутинке-пропуску Ануб-Саташ закрепиться на моем хитине, как я сразу отправился на поиски нужного мне хранилища знаний. Расположение палат Провидцев тайной уже не было, так что поиски обещали не затянуться. Первый же неруб из касты Воинов объяснил дорогу со свойственной всем паукам скрупулёзностью. Теперь не оставалось сомнений, что мое взросление перешло как минимум на следующую ступень. Раньше жуки-стражи на реплики молодого сородича реагировали довольно слабо, если едва заметный поворот головы можно считать за реакцию. Стоило только поменять имя, как высокомерный неруб разразился вразумительным ответом. Как бы там ни было, но я посчитал это, безусловно, положительным сдвигом.
   Хранилище знаний иной касты разительно отличалось от всего, что мне ранее доводилось видеть в Азжол-Нерубе. Для начала стоит отметить, что библиотека находилась в самом настоящем здании, которое располагалось в огромной пещере, освещенной сотнями тусклых кристаллов. Уместнее будет сказать комплекс зданий, объединенных между собой в едином архитектурном стиле. У меня не возникало сомнений, что это построили мои сородичи. Да и кто мог еще заняться возведением зданий в глубине Азжол-Неруба? Издалека детище паучьей инженерной мысли напоминало приплюснутую многогранную пирамиду с широким основанием. Сородичи даже отступили от правила голой функциональности и украсили стены своей символикой. Паутина, стилизованные изображения самих нерубов и наших прародителей, какие-то символы, сливающиеся в странный орнамент, покрывали отполированные темные стены от самого основания до вершины. Здание вызывало ощущение глубокой древности, но идеальное состояние камня ставило это предположение под большой вопрос. Что тут скажешь, "обертка" долгожданного подарка превзошла даже самые смелые ожидания.
   К огромному входу, имевшему форму трапеции, я приближался с некоторым трепетом. Если судить по размеру дверного проема это здание могло принять под свои своды посетителя высотой до семи метров. Сначала мне такая гигантомания показалась несвойственным для сородичей излишеством, но замеченный вдалеке вход в пещеру аналогичных размеров данную гипотезу развеял. Что за гиганты водятся в родных тоннелях Азжол-Неруба? А главное, сколько такие твари жрут?
   Жуки-стражи, стоявшие у входа, пропустили меня без всяких возражений, но дальше продвижение по длинному коридору застопорилось. Из бокового тоннеля вырулил Провидец и удивленно уставился на сородича из касты Рабочих. Видимо мы не частые гости в этом месте.
   - Кто ты такой и что тут делаешь?- с некой долей интереса спросил неруб.
   - Я Анак-Хар и пришел сюда за знаниями,- быстро ответил я и только потом понял, как глупо прозвучал мой ответ. Тратить время на бесполезный диалог я вовсе не собирался, поэтому практически без паузы продолжил,- Ануб-Саташ выдала мне допуск для изучения некромантии.
   Незначительным поворотом корпуса, мне легко удалось продемонстрировать Провидцу свой пропуск-паутинку. Стоило представителю ученой братии увидеть разрешение некромантки, как все возражения у него пропали. Упускать отличный источник информации мне не хотелось, поэтому в спину Неруба был адресован вопрос для продолжения беседы.
   - Назови свое имя, Провидец.
   - Анак-Сахтас. У тебя какие-то вопросы, Рабочий?- тон собеседника по-прежнему выражал только легкий интерес, без следов недовольства.
   Сородича отнесли к той же группе пауков со схожими поведенческими реакциями, что и меня. Первый знакомый мне лично Анак. Думаю, неруб с таким именем в помощи своему тезке не откажет.
   - Я бы хотел узнать, где найти хранителя знаний, который проконсультирует по поводу некромантии.
   - Ты обратился к нужному нерубу, едва вступил под своды библиотеки Провидцев. Следуй за мной, Рабочий.
   Значит Анак-Сахтас и есть нужный мне библиотекарь. Боюсь даже представить, сколько времени удалось сэкономить своей настойчивостью.
   Путь наш был извилист и направлен куда-то вниз. Спуск на приличную глубину проходил по широкой спирали, и движение в тоннелях библиотеки было не менее оживленным, чем в иных местах Азжол-Неруба. Лишь некоторые Провидцы провожали меня взглядом, а у большей части встреченных пауков были дела и поважнее. Необычная трапециевидная форма коридоров хоть и повторяла силуэт неруба в фас, но не оставляла иного выбора, как двигаться по полу. Движение по потолку и по стенам так прочно вошло в привычку, что ограничения этих коридоров вызывало легкий дискомфорт. Паутины практически не встречалось, только редкие кристаллы в специальных нишах разгоняли мрак паучьих подземелий. Часть боковых ответвлений была заплетена уже знакомыми мелкоячеистыми конструкциями, другие же призывно зияли темнотой, хранящей тайны моего народа.
   Привык я уже к нерубам и считал их своим народом, который во многих аспектах превосходит людей. Желание снова стать человеком меркло день ото дня. Если бы в данный момент представилась возможность изменить свою расу, я бы надолго задумался над необходимостью такого выбора. Если на время, чтобы только вспомнить, что значит быть человеком. Вкус пищи, запах вдыхаемого воздуха, тепло солнца, близость с женщиной, в конце концов. Но стоит на чашу весов положить умение вырабатывать и плести паутину, как все становится не так однозначно. Для обычного человека это глупо звучит, вот только, сколько во мне осталось от человека?
   Нужное ответвление нам пришлось расплетать вместе, и Анак-Сахтас работой в паре со мной не гнушался. После активации глифа на стене огромное пространство осветили многочисленные кристаллы. Когда в фильмах из прошлой жизни показывали ряды шкафов, уходящие вдаль, мне всегда казалось это преувеличением. Нерубы никаких кинолент отродясь не видели, но данную концепцию понимали не хуже, поэтому расположенные спиралью каменные столбы удерживали целые гирлянды информационных кристаллов. Своеобразные полки уходили вдаль и напоминали сложный лабиринт с того места, где мы сейчас находились. Здесь не было уже готовых паутин, только кристаллы, сверкающие в тусклом освещении. Тысячи кристаллов или быть может десятки тысяч. Оценить их количество я не мог даже приблизительно.
   Дальше смотреть на это богатство мне не дал голос библиотекаря, который обвел лапой ряды каменных столбов и сказал.
   - Здесь все знания Провидцев о некромантии. Не думаю, что где-то еще есть нечто подобное. В центре есть паутина с информацией о местонахождении того или иного аспекта знаний по данной дисциплине, а тенета для чтения тебе придется плести под каждый кристалл самостоятельно.
   Последняя реплика заставила отвлечься от грандиозной задачи изучить весь массив этих знаний.
   - Как это плести самому? Эффективность моих поделок будет намного хуже, чем работа профессионалов.
   - Ты в библиотеке Провидцев, так что привыкай к нашим правилам. Учись плести информационные тенета, в будущем может пригодиться,- продолжал инструктаж библиотекарь,- Выбирай кристалл и работай, но будь осторожен. Хоть все они и зачарованы, но при должной сноровке разбить их сможешь даже ты. Если это случится, лучше тебе просто умереть.
   Провидец держал многозначительную паузу и буравил меня взглядом, давая понять всю серьезность последнего предупреждения.
   - Весь зал в твоем распоряжении. Обязательно возвращай кристаллы на место и не забудь заплести вход, когда закончишь,- начал закругляться Анак-Сахтас.
   - А если придут другие некроманты или Провидцы? Что мне делать?- я не хотел блеять овечкой на вопросы старших сородичей в этом случае.
   - У нашей Королевы только пять активных некромантов и вероятность их появления тут невысока, а Провидцев сюда не заманишь ничем. В любом случае каждый некромант знает, что делать и с вопросами к тебе никогда не обратится.
   Не успел мой сопровождающий скрыться за поворотом, как я уже начал просматривать библиотечный каталог. Времени в обрез, а работы непочатый край. Выражение "глаза разбегаются" в целом неплохо передавало ситуацию, в которой я оказался. Чего тут только не было. Большую часть названий книг я просто не понимал. Знаний не хватало, как в терминологии, так и понимании основ некромантии. Нерубы за тысячелетия отменно поработали даже в такой непопулярной дисциплине. О природе некроэнергии было создано порядка нескольких сотен кристаллов-книг. Практические рекомендации, методики комбинации с другими стихиями. Классификация нежити от самых мелких тварюшек до запредельных монстров, которых никто никогда не видел. Я цеплял образы с краткими описаниями из кристалла с реестром книг и понимал, что жизни на это просто не хватит.
   Вот она настоящая сокровищница нерубов. Знания сородичей обо всем скрупулёзно собирались и преумножались на протяжении тысячелетий. Богатство разумных пауков не поддавалось осмыслению. Золото, любые деньги - это тлен перед настоящими ценностями.
   В библиотеке я находился до тех пор, пока источник не показал дно. Активация кристаллов на самодельной паутине требовала намного больше энергии, чем на тех, что были сплетены библиотекарями. Разум, как машина, переосмысливал и распределял знания по паутине памяти, тем самым усложняя ее. Перестраиваемые ассоциативные цепочки создавали чуть более совершенную конструкцию. Ежедневные медитации и перестройка разума давала не меньшее преимущество, чем магия. Пусть прогресс со времен моего детства сильно замедлился, но он все-таки был.
   Сильно распыляться я не стал и сосредоточился на вопросах, что задавала Ануб-Саташ, а для души стал изучать природу некроэнергии. Первым сюрпризом на этом пути стал факт, что та зеленоватая дымка в моей матрице на самом деле далека от той, которая циркулирует в теле нежити. Энергия мертвецов была не едина, а делилась сородичами на несколько групп, соответствующим тем или иным свойствам изучаемой субстанции. Наиболее близкий аналог это дисперсия света в призмах. Используя этот принцип, нерубы разделяли некроэнергию на несколько спектров. Я, конечно же, сосредоточился на том самом, который присутствовал в моей матрице, как и любой другой некромант на моем месте. Голые факты без всякой эмоциональной окраски рисовали неприятную картину. Данный спектр энергии даже сама нежить не использовала, что говорит о нем в самом неблагоприятном ключе. Фактически эта дрянь замедляла эволюцию нежити не хуже чем рост ядра у нерубов. Большая часть способов борьбы с паразитной энергией сородичи почерпнули именно у врагов всего живого. Если быть точным у разумной нежити, которая столкнулась с той же проблемой. Варварские и жестокие методы, которые можно сказать стали традициями у живых мертвецов, были переосмыслены и переработаны нерубами для своих нужд.
   Краткий экскурс в историю данных исследований был не менее интересным, чем практические выкладки. Например, вожак стаи нежити даже не будучи разумным инстинктивно делился частью некроэнергии со своими миньонами, делая тех сильнее. В то же время развитие подконтрольных единиц замедлялось за счет повышения у них паразитного спектра. С живыми все было еще проще. За счет разности потенциалов в тело неудачника закачивалось как можно больше вредных эманаций, что приводило к смерти подопытного и его превращению в ущербную единицу нежити. Привычки поедать своих жертв живьем имели под собой немало оснований, одной из которых было инстинктивное желание мертвого существа поскорее эволюционировать, что в обязательном порядке требовало избавиться от части вредного спектра энергии. В общем, пребывание в виде нежити имело свои недостатки и проблемы.
   Эти замечательные способы для нерубов к несчастью были бесполезны. Если нежить представляла собой дырявый мешок, свободно перекачивающий энергию, то у нас все было не так. Некроэнергию мы могли только принимать, но не отдавать обратно. Предпочтение еще живым экземплярам для поднятия нежити отдавалось пауками еще и по причине получения меньшего количество вредных эманаций.
   Сородичи на начальном этапе становления некромантом занимались самовредительством. Молодые повелители мертвых поступали, как и я. Они фокусировали максимальное количество некроэнергии в одной из конечностей и избавлялись от нее. Примитивно, но действенно. По крайней мере, таким образом можно было избавиться от части этой зеленоватой дымки. От желания поскорее отрезать себе ногу я отказался по причине неуместности этого действия в библиотеке Провидцев. Не хватало еще лишиться допуска из-за загрязнения практически стерильных помещений. Кстати в этом здании царила удивительная чистота. Полированные плиты пола отражали свет подобно зеркалам, и любая грязь была бы видна издалека, но ее просто не было. Вот куда нужно было устраиваться уборщиком, а не лезть в первые ряды смертников.
   На этой многообещающей ноте мне пришлось прерваться. Энергия подошла к концу, да и времени я потратил изрядно. Как бы мне того не хотелось, но уделять библиотеке все свое время никак не получится. Ануб-Хадах найдет способ вернуть ученика к его обязанностям и ничего приятного в этом процессе не будет.
   На следующий день, освободившись от обязательной рутины в обществе Зодчего Пустоты, я бодро шагал в сторону библиотеки. Настрой был боевой, потому что мой наставник сжалился над своим подчиненным и позволил уделять больше времени самостоятельному обучению. О пропуске в библиотеку Провидец он спросил мимоходом, как о незначительной мелочи, но желание воспользоваться предоставленной возможностью поддержал. Адекватность Ануб-Хадаха меня приятно удивила.
   Войдя в пещеру с комплексом зданий библиотеки, я остановился, как будто налетев на стену. У входа в сокровищницу знаний стоял мой старый знакомый и внимательно всматривался в приближающихся нерубов. Поток посетителей был небольшой, но он был.
   Хаг-Тисал кого-то искал. Обманывать себя не было никакого смысла, у этого нехорошего паука появилась срочная работа для одного молодого некроманта. Опыт встреч с проклятым Провидцем в неожиданных местах приучил к тому, что дальше последует что-то очень опасное. Стоило мне начать осторожное движение назад, как взгляд Хаг-Тисала зафиксировался на цели его поисков. Убегать от старшего сородича было бы глупо, но я все-таки не сразу отпустил эту мысль. В моем воображении манящий проем в библиотеку с грохотом перекрыла каменная плита. Отдых закончился очень неожиданно. Попеняв себя за решение отложить отсечение лапы заполненной некроэнергией на потом, я наблюдал за приближением воплощения моих неприятностей. А ведь Провидец мог и не привлекать к своим планам инвалида. Теперь уже поздно об этом думать.
   Старший сородич увлек меня за собой и привел в какую-то допросную или пыточную. Дальше последовало описание причин, по которым срочно потребовался некромант. Как по мне глупость и обучение гораздо важнее, но старшим виднее. Со слов Хаг-Тисала выходило, что резко уменьшилось число встречаемой нерубами нежити. Я так за все время только одну тварь и видел в детстве, кроме поднятых лично, конечно. Провидца, а скорее его начальников такое положение дел беспокоило. Им бы радоваться, но пауки так не могут. Удивительным был сам факт того, что сволочной сородич стал вводить меня в курс дела, а не просто отдал приказ.
   Это все было очень интересно, но не настолько, как книги по некромантии, так что я прервал поток объяснений и уточнил интересующий меня момент.
   - Я-то зачем нужен? Разведчики найду пропавших тварей намного быстрее.
   - Слишком долго. Ты поднимешь дикую нежить без всякого контроля, и мы за ней проследим,- раскрыл свой план Провидец.
   Надо ли говорить, что следить за безмозглым мертвецом в мои планы не входило. С возвращением обратно проблемы возникнут обязательно, и решить их может оказаться не в моих силах. Но какой у меня выбор? Пусть в общении с Хаг-Тисалом стало отчетливо заметено увеличение моей значимости для Азжол-Неруба, но его недостаточно, чтобы открыто отказываться от таких предложений.
   - Кто это мы?- отвертеться уже не выйдет, а вот состав самоубийственной группы важен для спасения.
   - Твоя задача тебе понятна?- спросил в ответ Хаг-Тисал изменившимся голосом.
   - Да.
   - Остальное не твоего ума дела. Следуй за мной. Группа ждет только тебя.
   Вот и поговорили. Когда уже появится некромант помоложе, на которого можно свалить все заботы неугомонного Хаг-Тисала? Эти вылазки на поверхность уже в печенках сидят, или что у нерубов заменяет данный жизненно важный орган.
   Провидец вновь собрал пеструю компанию. Три разведчика, некромант, пара Провидцев вот и весь состав исследователей. Мне под ноги сразу бросили кокон с кандидатом на превращение в дикую нежить. Тихо храпящий тролль, что неудивительно, был аккуратно замотан в компактную упаковку.
   Пока мы не покинули Азжол-Неруб, я решил поставить небольшое условие. Должна же жизнь меня чему-то научить.
   - Хаг-Тисал, ты ведь осведомлен о моем дефекте?
   - Конечно.
   - В прошлый раз из-за отсутствия сородичей рядом мне пришлось выяснять обратную дорогу у троллей. Поэтому я настоятельно прошу снабдить меня подробной картой окрестностей. Ведь Разведчики составляют отчеты на кристаллах. Вот такого типа карту я и хочу получить.
   Провидец не стал говорить, что сейчас совершенно иная ситуация и все пройдет гладко. В такую чушь я уже не верил. Он потратил на раздумья лишь пару минут, а затем обратился ко мне с предложением.
   - Кристалл с языком троллей у тебя?
   - Да, вот он,- я осторожно продемонстрировал свое сокровище Хаг-Тисалу. Кристалл возвращать не хотелось. Он был единственной по-настоящему ценной вещью в моем распоряжении.
   - Давай его сюда,- потребовал Провидец, протянув свою трехпалую кисть.
   Подхватив небольшой драгоценный камень, Хаг-Тисал передал его самому старому из Разведчиков.
   - Сделай ему карту.
   Ну, наконец-то. Чтобы получить карту всего-то и потребовалось пережить несколько десятков своих сородичей. Ценность кристалла возросла в несколько раз. Осталось научиться вносить туда свои пометки, и я никогда не потеряюсь. Разведчик потратил на карту не больше скарабея и занимался ей во время движения. Терять время Хаг-Тисал не стал и повел отряд куда-то на северо-запад, если верить положению солнца.
   - Держи,- сказал безымянный сородич, возвращая мне драгоценный камень,- Теперь в нем только карта.
   Полученный кристалл я бережно завернул в несколько слоев паутины и аккуратно закрепил на хитиновом панцире в самом безопасном месте. Надежда на то, что карта мне не понадобится была призрачна. Задания Хаг-Тисал выполнял не самые простые и безопасные, поэтому случиться могло что угодно.
   В конце неглубокой расщелины, по которой мы двигались, Провидец остановился и отдал приказ начинать операцию.
   - Анак-Хар, поднимай нежить, но не попадайся ей на глаза.
   Какие предосторожности. Я был уверен, что нежить выведет нас на какое-нибудь стадо оленей, или еще какую группу живых, но Хаг-Тисал считал иначе. В коконе оказался самый обычный тролль. Долговязый дикарь с внушительными клыками был надежно усыплен парализующим ядом и сладко спал.
   Превращение прошло без всяких проблем и тролль стал нежитью. Дикой неуправляемой тварью, которая сначала стояла на месте около трех скарабеев, а затем пошаркала в неизвестном направлении извилистым маршрутом. Наша группа держалась от преследуемого на почтительно расстоянии, чтобы он не почуял нас раньше времени. Объект осторожно вели Разведчики, которые и докладывали о действиях нежити.
   Бесполезные скитания продолжались уже сутки, когда поведение нашего мертвого друга разительно изменилось. Он стал больше вертеть головой и с приличной скоростью поспешил на запад. Это событие заставило Хаг-Тисала довольно потирать лапы.
   Я бы поспорил на две тонны паутины, что мое творение кто-то взял под контроль. Но ведь это невозможно? Так или иначе, к ответу нас приведет шустрый мертвец, который нацелился штурмовать высокий горный хребет на своем пути. Приключение, будь оно не ладно, продолжалось.
  

Глава 39.

Приоритеты разведчиков.

  
   Когда речь заходит о молодой нежити, то говорить о какой-либо серьезной опасности получивших новую жизнь существ не приходится. На данный момент такие противники представляли бы какую-то угрозу только при неожиданном нападении целой толпой. Мой питомец как раз относился к подобной нежити. Неуклюжий, спотыкающийся практически на ровном месте, он отличался только неутомимостью. Огибать преграды нежить даже не пыталась. Движение строго по прямой и бесконечные падения превратили свеженький труп тролля в нечто замызганное и ободранное. Единственная его одежда потерялась еще в первые часы. Набедренная повязка зацепилась за острый камень, и мертвец даже не заметил потери. Спустя двое суток безостановочного ковыляния наш подопечный выглядел так, как будто скитался по Нордсколу уже несколько десятков лет.
   За первым штурмом горного хребта на пути нежити мы наблюдали с интересом всем составом и за вторым, и за третьим, а дальше этим занимались только самые упертые. Мертвец с каждым разом забирался чуть выше по отвесному склону, но все равно срывался в низ, теряя целые лоскуты кожи, скатываясь по камням. Мне стало ясно, что вскоре этот бракованный образчик некромантии сломает себе все кости и станет полностью бесполезен.
   Стыдно сказать, но мы просидели под горой практически трое суток, и только тогда Хаг-Тисал признал, что мешок переломанных костей и мяса больше никуда нас не приведет. Нежить еще шевелилась и со временем вполне вероятно сможет восстановиться, но ждать этого момента мы не собирались, и так потеряли кучу времени. Еды никто с собой взять не удосужился, так что вставал вопрос о пропитании или скорейшем окончании неудачного рейда. В моем понимании план Провидца был не до конца проработанным, поэтому следовало возвращаться. Я так ему и сказал, пока события не понеслись в опасном направлении под влиянием моего запредельного везения.
   - Хаг-Тисал, пора возвращаться. Нежить явно направлялась через горы на запад, так что позже туда следует направить разведчиков.
   - Нет, аномалия может быть подвижной. Перейдем через горы, и там ты поднимешь еще одного "проводника",- отбросил мои увещевания Провидец.
   - Из кого?- логичный ответ главы отряда разбил все заготовленные мной аргументы.
   - Нам все равно придется охотиться, вот и поймаем тебе кого-нибудь,- ответил Хаг-Тисал.
   Отряд нерубов внимательно выслушал это решение и посчитал его приемлемым. Неужели только у меня одного полно дел в Азжол-Нерубе?
   Дальнейший путь через горы оказался не так уж легок, как мне представлялось. Шесть ног, конечно, серьезно упрощали карабканье вверх по заснеженным скалам, но сильные порывы ветра так и норовили сбросить нас вниз. О страховке сородичи даже не помышляли и остановок в пути не делали. За время монотонного движения вверх оживление вызвала только пара высокогорных баранов, которые разумных пауков к себе близко так и не подпустили. Осторожные попались животные, да и мы заметили их далеко не сразу. Белошёрстные бараны были почти неразличимы на фоне снега, особенно когда ветер бросает хлопья характерных для Нордскола осадков прямо в лицо.
   Как вообще хоть какая-то нежить смогла преодолеть этот горный хребет? Перелетела что ли? Хотя, должны же быть какие-то перевалы, в конце концов. Были бы с нами Воины, тогда поиск нормального пути стал насущной необходимостью, а так Хаг-Тисал не стал заморачиваться. Анатомические особенности и немалый вес ограничивали возможности жуков-стражей к карабканью по отвесным скалам. Магия, магией, но большинство физических законов моего родного мира все еще действовали и тут.
   На половине пути к едва заметной вершине начался обильный снегопад, который ограничил видимость до нескольких метров. В магическом диапазоне были видны мелкие элементарные духи, притянутые разбушевавшейся непогодой и в то же время поддерживающие своим присутствием этот снежный буран. В Нордсколе, по моим наблюдениям было сложно определить причину погодных катаклизмов, они всегда имели смешанную природу. Магия и основные принципы метеорологии создавали необычный сплав, который давал неожиданные результаты. Скорость нашего движения упала до черепашьей. Приходилось буквально вбивать концы своих лап в узкие расщелины или лёд. Вот где пригодились глифы для усиления тела.
   Когда я забрался на очередной уступ, моему взгляду предстала пара напряженно замерших разведчиков, которые внимательно всматривались в снежную пелену. Поневоле и мне пришлось замереть, так как между порывами ветра впереди смутно прорисовывался угол большого бревенчатого строения. В этом мире таких зданий видеть еще не доводилось, но ничего хорошего в признаках цивилизации я не видел. Забравшийся на уступ, или скорее высокогорную долину, Хаг-Тисал нашу задержку воспринял как незапланированный отдых.
   - Что замерли? Нужно двигаться вперед,- прошипел он..
   Разведчики лишь указали ему на неуместный в горах сруб из толстенных бревен. Начальник сразу напрягся и стал водить вокруг взглядом, сканируя местность доступным ему магическим зрением. Применять какие-нибудь заклинания Провидец пока не спешил.
   - Врайкулы?- спросил Хаг-Тисал.
   - Да,- ответил безымянный разведчик, обеспечивший меня картой,- Скорее всего целая деревня или даже поселок. Буря приглушает мои чувства, как и местных жителей. В ином случае нас бы уже заметили. Мы, пожалуй, аккуратно осмотрим местность, пока непогода загнала врайкулов по домам.
   - Действуйте.
   Пока шел тихий разговор с разведчиками, остальные сородичи построились в некое подобие защитного строя у самого края. С каждой минутой я мрачнел все больше и больше. С моим везением ничего хорошего случиться и не могло. Отчетливо скрипнувшая дверь одного из домов заставила всех сородичей, как тараканов, метнуться за край обрыва и замереть. Даже команды от Хаг-Тисала не потребовалось. Хорошо хоть отряд попался здравомыслящий и не один неруб не кинулся на врайкула с паутиной наперевес. Через несколько минут скрип повторился, но сородичи не спешили взбираться наверх. Ожидание, когда от тебя ничего не зависит, хуже всего, стоит разведчикам попасться и великаны нас так просто не отпустят. Я надеялся, что у нашего предводителя не появится глупой мысли перебить всю деревню этих отмороженных гигантов силами нашего небольшого отряда.
   Разведчики появились, словно призраки. Они бесшумно вынырнули из снежной метели и сразу начали доклад.
   - Деревня большая, порядка сотни домов. Дозорные не дремлют, но в такую непогоду сложно что-то увидеть. Я нашел три дома с признаками Мастеров Рун. Похоже, что это поселок морозных врайкулов.
   Что еще за Мастера Рун? Только этого нам не хватало. Видимо маги врайкулов, не зря же разведчик выделил их среди остальных.
   - Есть возможность захватить одного местного без шума?- спросил Хаг-Тисал.
   - Лучше не рисковать.
   - Тогда обойдем селение.
   Есть хотелось все сильнее, но от голода наш предводитель голову не потерял и в авантюры не пустился. Врайкулы, это не тролли. Такого амбала быстро не обезвредишь, а сотню заклинаниями не закидаешь. Я каждую минуту ждал неприятностей, но деревню викингов-переростков мы обошли без всяких проблем, в основном благодаря мастерству разведчиков и бушующей снежной буре.
   На преодоление горного хребта мы в сумме потратили чуть больше пяти дней, если судить по движению местного светила. Голодные и довольно злые мы хотели только жрать. Тут даже Хаг-Тисал не стал разводить пустые разговоры, а просто приказал разведчикам искать еду. Те выполнили задание довольно быстро и притащили пару неосторожных оленей в общий котел. Были бы у нас клыки, тогда туши разорвали на части в считанные мгновения, а так пришлось ждать, пока подействуют пищеварительные ферменты. Подобревшие и насытившиеся сородичи теперь были готовы выслушать дальнейшие планы Хаг-Тисала, которые никаких изменений не претерпели. Поднять очередного мертвеца и повторить эксперимент.
   Отряд продолжил неторопливое и осторожное движение примерно в том же направлении, куда стремился предыдущий мертвец, а разведчики должны были добыть следующего подопытного. Такой план не требовал героических свершений, поэтому получил мою полную и безоговорочную поддержку. Постепенно утихувший буран позволил лучше рассмотреть местность за горным хребтом. Ничего нового открывшийся пейзаж не продемонстрировал. Предгорья сменились все той же снежной равниной, которая в скором времени обещала вновь смениться горами, пусть и не такими высокими.
   Кристалл с картой я даже не пытался просматривать. Это же Нордскол, стоит только отвлечься, и какой-нибудь сумасшедший дракон спалит тебя к чертям собачим. Не доверяя сородичам, я продолжал сосредоточенно осматривать все вокруг, особенно уделяя внимание любым движущимся силуэтам в небе. Нечто похожее на чайку или альбатроса вызвало оправданное опасение. Впечатления о драконах все еще были свежи в моей памяти, поэтому пролетевшая вдалеке птица сопровождалась пристальным взором. Хаг-Тисал тоже не забыл драконьего пламени и задумчиво следил, как это крылатое создание целеустремленно движется на север. Видимо море недалеко, раз подобная птица тут летает. Еще один факт в копилку знаний лишь немного дополнил мои представления об окружающем мире.
   Еще через сутки разведчикам посчастливилось поймать каких-то приземистых существ, похожих на прямоходящих крыс. Низенькие, всего метр в высоту, одетые в лохмотья из шкур, они не выглядели, как высокоразвитые существа, с которыми можно наладить диалог. Огарок восковой свечи, закрепленный на покатом лбу, выглядел просто смешно. Десяток коконов с сомнительным уловом был предоставлен на всеобщее обозрение. Не только я глядел на них с недоумением, второй молчаливый Провидец тоже не узнавал этих существ.
   - Кобольды,- пояснил Хаг-Тисал не самым эрудированным членам отряда,- Одного некроманту для поднятия нежити, троих про запас, а остальных съедим прямо сейчас.
   Простой и приятный для желудка план никаких возражений у сородичей не вызывал. Кто же от еды будет отказываться? Как раз каждому по мелкой тушке. На вкус такая же дрянь, как и на вид, но голод утоляет.
   Эта раса упоминалась в нерубском справочнике по расам Азерота вскользь. Мелкие крысоподобные вредители, живущие в подземельях, сородичам никакого неудобства не доставляли, в отличие от остальных гуманоидов. Кобольды стремились пакостить всем тем, кто посмел углубиться в землю на десяток метров. Мозгов у них было не слишком много, но смекалки и хитрости хватало, чтобы выживать в опасном мире Азерота. Разумные пауки этих существ в своих пещерах никогда не видели, или же еще в седой древности критически снизили их популяцию путем внесения разнообразия в свой рацион. Что тут скажешь, не прижились они в Азжол-Нерубе. Сосуществовать с нерубами не так уж просто, как кажется на первый взгляд.
   Мертвец номер два получился более ловким, но за счет коротких ножек двигался медленнее. Улучшенная координация позволяла надеяться, что некоторые преграды нежить преодолеет без проблем. Направление движения у моего подопытного не поменялось, он все так же двигался на запад и под контроль неизвестного кукловода данный экземпляр попал почти мгновенно. Неизвестный собиратель нежити мне совсем перестал нравиться, как и цель нашего похода. Рядовой выход на поверхность по мере удаления от Азжол-Неруба перерастал во что-то очень опасное и непонятное. Дурацкие мысли о черном властелине или внезапно появившемся повелителе мертвых я старался гнать подальше. Мне только этого не хватало.
   Следующие скопления скал и ущелий мелкая нежить преодолела довольно легко, упав всего пару раз. Определенно кобольды намного лучшее сырье для создания своеобразного "проводника". Не знаю, сколько километров мы уже отмотали, но чем дальше, тем пустыннее становилась местность. Нет, все те же горы и равнины, покрытые снегом, а вот животных становилось меньше. Несколько раз замеченные охотничьи отряды троллей и врайкулов, наша дружная компания пауков обходила по широкой дуге, как и бродящих магнатавров. Сделанный запас кобольдов пригодился дважды. Упрямо бегущую нежить попадавшиеся на пути разумные дикари легко обезвреживали, а кое-кто даже поиграл мелкой тварью в футбол. Смешанный отряд врайкулов больше трех скарабеев весело пинал мертвого кобольда между собой, пока у него просто не отлетела голова от богатырского удара. Женщины врайкулов наравне с мужчинами принимали активное участие в этой несложной забаве, отложив в сторону свои монструозные топоры. Одинокий магнатавр просто размазал нежить небрежным ударом слоноподобной ноги, а потом долго чистил свою стопу об камни. Драконы в небе так и не появились, чему все мы были несказанно рады.
   Чем ближе становилась наша конечная цель, тем меньше незапланированных встреч было на нашем пути. Сородичи данную закономерность уловили не хуже меня, и это никому не пришлось по душе. Конечно, может местность тут такая безлюдная вот только ничем особенным она не отличалась. Снег и камень. Как тут вообще все эти племена живут? Что едят, в конце концов, кроме друг друга?
   За очередным холмом нас остановили разведчики, и причина для этого у них была.
   - Наш мертвец влился в отряд нежити и теперь следует в его составе. В округе насчитывается несколько таких скоплений мертвецов разных рас от сорока до сотни голов в каждом.
   Новости скажем так пугающие. Во всяком случае, для меня некромант, управляющий несколькими сотнями разнообразной нежити, представлял серьезную угрозу. Дальше мы двигались осторожно и скрытно. Мысль использовать накидку из паутины умерла, так и не родившись. Против нежити с их умением чувствовать живых, такая маскировка полностью бесполезна, а за всё время путешествия рельеф скрывал нас от местного населения не хуже. Да и какой в ней смысл, когда рядом шествуют Провидцы с черным хитином?
   Через километр или около того появились патрулирующие местность твари, которые подобно автоматам двигались по окружности, протоптав хорошо видимые дорожки. Разведчики выведали более-менее безопасный путь сквозь частую, но довольно небрежную систему постов и патрулей и мы, наконец, нашли то, что искали.
   Огромный котлован был заполнен тысячами единиц нежити и все они работали. Больше всего это напоминало грандиозную стройку. Действительно вся эта орда рыла яму под фундамент или скорее подземелье. Что же неизвестные некроманты собрались тут строить? Город или большую крепость? Вся нежить действовала слажено, как единый организм. Периодически в общую массу вливались подкрепления, которые просто растворялись в этом муравейнике. Кого только тут не было и тролли и врайкулы, и даже самые настоящие гиганты, высотой несколько метров. Пусть большинство из них просто низшая нежить, но если все они ломануться штурмовать Азжол-Неруб, то потери с нашей стороны будут огромны.
   Среди мертвецов выделялись отдельные экземпляры, которые явно обладали магическими способностями. Переполняющая их энергия была заметна и в видимом диапазоне. Личи! Самые настоящие личи. Откуда их столько? Около двух десятков опаснейших мертвых магов контролировали работу своих кукол, в этом я больше не сомневался. А еще они периодически колдовали. Не знаю, кем они были до смерти, но заклинания они использовали уверенно, а ману совсем не жалели. Своей магией личи буквально восстанавливали рассыпающуюся от постоянного труда нежить. Сейчас я своими глазами видел зарождающуюся армию нежити, если её можно так назвать. Для нежити продуктивная деятельность была совсем нехарактерна.
   Сородичи, похоже, тоже осознали весь масштаб опасности, что в скором времени обрушится на наши головы.
   - Анак-Хар,- отвлек меня Хаг-Тисал,- Ты можешь объяснить как такое возможно?
   Я несколько переоценил нерубов. Если не изучать некромантию, то все происходящее безусловно вызывает опасение, но истинное положение дел не сразу становится ясным. От Провидцев я такого не ожидал, поэтому поспешил донести всю серьезность ситуации.
   - Парящие в воздухе костяки в лохмотьях - это личи. В них основная опасность. Скорее всего, именно они управляют всей нежитью, которая вырыла этот гигантский котлован. Я бы сказал, что мертвые маги необычайно сильны и их очень много, а самое неприятное - личи работают сообща. Хаг-Тисал, мы преодолели немалое расстояние, пока сюда добирались. Поднятую мной нежить взяли под контроль недалеко от Азжол-Неруба, значит, личи сканируют местность на наличие мертвецов и практически сразу берут ее под контроль на огромной площади. Даже для сильного мертвого мага - это уже слишком. Я просто не могу объяснить, как такое возможно.
   Мои слова никого не порадовали в особенности Хаг-Тисала.
   - Смотри и запоминай, ты единственный среди нас некромант и сможешь заметить то, что остальные упустят из виду,- проинструктировал меня Провидец.
   - Всё, что можно я уже увидел. Думаю, нам стоит поскорее уходить. Нежить нас заметить рано или поздно, а от такой толпы мы не убежим и не отобьемся. Стоит одному мертвецу нас засечь, как об этом узнают личи,- пока я говорил, остальные сородичи не отрывали взгляда от копошащихся внизу тварей.
   -Хорошо, сейчас главное донести сведения до Азжол-Неруба,- легко согласился Провидец.
   Отступали мы еще осторожнее, чем приближались. Самыми слабыми единицами оказались я и Провидцы. Разведчикам постоянно приходилось следить, чтобы мы не шумели и не попадали в зону обнаружения нежити. Оставленные следы они за нами тоже затирали, благо снег позволял это сделать без особых проблем. Я каждую секунду ожидал неприятностей, поэтому заклинание против мощной нежити стал готовить на ходу. Может оно и не пригодится, но лучше быть готовым. Провидцы тоже обратились к своим магическим способностям. К счастью, наши приготовления так и не потребовались. Отряд спокойно пробрался сквозь патрули и посты нежити и сразу ускорился. Разведчики разошлись в стороны, а я с Провидцами двигался компактной змейкой, стараясь не выходить на открытые пространства. Напряжение постепенно меня отпускало. Ушли, все-таки ушли.
   Попались мы до смешного просто. Хаг-Тисал наступил на мертвяка, который неподвижно лежал в снегу и выполнял функцию скрытого поста наблюдения. Быстрая реакция предводителя позволила быстро обезвредить нежить, но уповать на удачу никто не собирался. Теперь мы двигались все вместе и бегом.
   Очень скоро за нами сформировался приличный хвост из скоростной нежити, которая и не думала отставать. Присоединившийся к общему веселью десяток мертвых варгов постепенно сокращал дистанцию, а на горизонте уже нарисовался первый лич. Надеюсь, что единственный. Погоня выглядела примерно так: вырвавшиеся вперед облезлые волки-переростки, за ними следовало чуть больше трех десятков поджарых гуманоидов со сверкающими зеленью провалами вместо глаз, а замыкал картину летящий, словно супергерой, лич. С его стороны в нас уже летели громоздкие куски льда. Пусть не прицельно, но с каждой минутой меткость стрелка возрастала.
   Пока мертвые варги не стали кусать нас за брюшки, Хаг-Тисал приказал принять бой.
   - Анак-Хар вместе с разведчиками прикройте нас и задержите нежить,- отрывисто бросил предводитель отряда.
   Несмотря на поганую ситуацию, особой паники я не ощущал и приказ Хаг-Тисала воспринял нормально. Прикрыть магов, пока те плетут сложное заклинание, что может быть естественнее? Быстрый разворот на сто восемьдесят градусов и заготовленное комбинированное заклинание, которое я готовил последние пару скарабеев, отправляется в лича. Наблюдать за результатом его срабатывания не получилось из-за мертвых варгов, прыгнувших на жидкую шеренгу пауков. Своими телами они заслонили весь обзор. Хладнокровно приняв тела врагов на активированный Щит Маны, я постарался вывести из строя нападавших быстрыми ударами когтистых лап с активированными глифами. Это на удивление прошло без проблем, и нежить с рассеченными головами упала на снег. Сородичи справились со своими противниками не без потерь. Один из разведчиков потерял лапу, понадеявшись на собственное проворство. Стоило мне оценить понесенный ущерб, как следующая волна мертвецов вступила врукопашную. Как я и говорил, толпа низшей нежити опасна только в больших количествах. Это был тот самый случай. Твари не давали спокойно формировать заклинания и быстро перегружали Щит Маны, который пришлось отключить, заменив его защитой ото льда, пока что лич больше ничего не продемострировал. Теперь град ударов больше ничего не сдерживало. Опыт схваток в паучьем теле на ближней дистанции за этот короткий бой изрядно пополнился, как и увечья нашего отряда. Потеряв правый глаз, я сразу отбросил удивительное спокойствие и завертел головой в поисках бездействующих Провидцев. Тех нигде не было. Только сейчас до меня дошло, что мы и есть та самая жертва, которая прикрывает отступление спасающего свой зад начальства.
   Неизвестное заклинание льда, ударившее по площади, вмиг превратило всех кроме меня в замороженные фигуры. Пострадавшие разведчики замерли вместе с нежитью подобно скульптурам, и если нежить вскоре разморозится и снова сможет бегать по Нордсколу, то сородичи уже нет. Пусть щит ото льда съел немало энергии, но позволил перенести эту атаку без серьезных потерь, а главное спас мне жизнь.
   Лич неторопливо приближался ко мне, используя одно замораживающее заклинание за другим. Похоже, брошенный мной в начале боя глиф вывел его из строя только на короткое время.
   Вблизи его клыкастый череп был похож на троллий, но только похож, а прозвучавшая реплика на неизвестном языке никаких ассоциаций у меня не вызвала. Магический поединок продолжился обменом ударами, которые мой оппонент спокойно принимал на какую-то весьма затратную, но эффективную версию ледяного щита. Мне же пришлось попрыгать, избегая гигантских сосулек и настоящих глыб льда. Если лич не показывал симптомов истощения маны, то мой запас просел больше чем наполовину. Копья тьмы этот выкидыш бездны с легкостью принимал на свой универсальный щит и даже не двигался с места. Изредка бросаемые им фразы становились все злее и короче. С такими темпами или подоспеет помощь личу, или нежить оттает. Внезапно подлетевший к одной из замороженных статуй лич, схватил нежить за голову и странным заклинанием высосал всю энергию из её тела. Ну, ни х... себе!!! Я тоже так хочу. Насосавшийся дармовой энергии противник усилил натиск, а мне не пришло ничего другого в голову, как уйти в глухую оборону и плести сложный глиф, который и дал нам призрачный шанс отбиться в самом начале. Противник даже не пытался уворачиваться от моего заклинания, так что живописное разлетание костей во все стороны я наблюдал своим единственным глазом с лучшего ракурса. Практически сразу начавшийся процесс восстановления костяка в прежнюю форму заставил меня действовать быстро и решительно. Контактные заклинания огня, которыми я сжигал нежить в Азжол-Нерубе, пришлись твари не по вкусу. Пришлось применять их больше десяти раз, пока движение отдельных костей не замедлилось до приемлемого уровня. Поразительная живучесть. Он чуть ли не из пепла восстанавливался. Относительно целый череп я схватил в непострадавшую руку, чтобы отбросить подальше, о чем сразу пожалел. Мгновенно превратившаяся в лед рука отломилась от малейшего движения. Тварь, что же ты не сдохнешь никак!!! Быстро вморозив опасную голову в лед я осторожно прихватил ее с собой, чтобы этот неубиваемый товарищ не смог воскреснуть.
   Если бы лич не ограничивался только магией холода, то он бы уделал меня еще в самом начале, да и действовал этот маг как-то однообразно. Может личем он стал не так уж давно? Вокруг не было ни души, поэтому я уделил время остальным участникам сражения, после обработки своих многочисленных ран. Все еще замороженной нежити поотрывал головы, а сородичей решил не оставлять на поживу некромантам. Один из разведчиков утолил голод единственного выжившего неруба, а остальные были полно замотаны в компактные коконы. Запас продовольствия лишним никогда не будет. А каннибализм? Выживание, вот что важно.
   С промороженными пауками пришлось изрядно помучаться. На всё про всё ушло меньше скарабея времени. Несмотря на раны, я действовал без задержек и долгих размышлений. Нежить могла появиться в любую минуту. Дольше всего я намучался с головой лича, вмороженной в кусок льда.
   Оставлять трофей за спиной я побоялся, его кости все еще шевелились и понемногу ползли в мою сторону. Существовала немаленькая вероятность неизвестных коллег этого мертвеца обнаружить меня по куску черепа, поэтому обезопаситься пришлось нетривиальным способом. Манопроводящая паутина укутала кусок льда в десяток слоев и надежно экранировала получившийся артефакт, по крайней мере, на какое-то время. Этот тип паутины, несмотря на свое название, проводил только нерубскую чистую ману, так что в магическом зрении получившийся кокон выглядел серо и непримечательно. Время покажет, насколько глупо я поступил.
   С благодарностью бросив взгляд на свой ужин, который не так давно снабдил меня картой, я поковылял на север, заметая свои следы длинной накидкой из паутины. Свои наработки по выживанию в экстремальных условиях Нордскола отбрасывать не стоило. Может хоть так удастся сбить преследователей со следа, а то, что погоня будет, я не сомневался. Убить одного из личей - это не шутки.
   Когда стемнело, я забился в какую-то щель и активировал карту, приготовившись прокладывать обратный маршрут.
   - Чтоб тебя тролли сожрали, проклятый Хаг-Тисал!!!
   Негодование мое было обосновано, той местности, в которой я неволей оказался, на странной карте разведчика просто не было, слишком далеко мы забрались.
  

Глава 40.

Недопонимание между видами.

  
   Нордскол. Грозовая гряда.
   Бывший седьмой ученик шамана Зуманоша, свежеиспечённый лич Одардан.
   Жизнь с самого детства баловала Одардана. Родиться в эпоху объединения всех орков и великой войны, не каждому выпадает такая возможность. Клан Призрачной Луны и способности к шаманизму обеспечили ему хороший старт. Вот только заносчив и ленив оказался Одардан, так говорили наставники. Поносить старших нехорошими словами молодой шаман осмеливался только шепотом, и с таким определением гордости и славного прошлого своих предков, которое требовало уважения окружающих, он был не согласен. Потомственный шаман в седьмом поколении - это явный признак покровительства духов. Как данный факт мог сочетаться с неумением Одардана обуздать даже самого слабого элементаля, устраивающих его объяснений не находилось.
   Благодаря родственным связям удалось пробиться в ученики Зуманоша, который был на хорошем счету у самого Нер'Зула. Глава Клана Призрачной Луны заслуженно слыл самым искусным и сильным шаманом, а теперь и чернокнижником среди орков. Официально находиться в свите такого уважаемого орка давало Одардану немало как скрытых, так и явных возможностей. Теневой Совет давал каждому говорящему с духами столько власти, сколько он хотел и мог взять. Тайные знания иномирных сущностей давались Одардану не лучше, чем практики шаманов. Напрасно он искал проклятья завистников на своем астральном теле, дело было не в этом.
   Когда открылся портал в другой мир, молодой орк был рад, что Зуманош остался на Дреноре. Дела по ту строну врат шли не слишком гладко и могучие орки никак не могли сломить сопротивление местных жителей. Одардан не был трусом, но считал ниже своего достоинства ночевать на голой земле и жевать солонину на ходу вместо нормальной трапезы, а тем более подчиняться глуповатым военным вождям, ничего не смыслящим в высоком искусстве общения с духами.
   Шли годы, а орков преследовали одно поражение за другим. Редкие успехи на военном поприще сменялись еще более ошеломительными провалами. Когда Нер'Зул собрал своих приближенных в крепости Теневого Совета, то Одардан сразу понял, что ухватил удачу за хвост. Зуманош объяснил своим ученикам, почему им следует поскорее покинуть этот мир. Демоны решили обрушить свой гнев на их родину за все те неудачи, которые потерпело объединенное войско Великих Кланов. Молодой чернокнижник не понимал, как можно так бездарно проиграть каким-то слабакам и во всем винил вождей, способных только трепать языком. Сам бы Одардан легко выполнил это простое задание, но его так никто и не попросил об этом. Идиоты.
   Захват демонами и последующие пытки он помнил смутно, как и своё превращение в подобие злого духа вселившегося в мертвую плоть. Голос Нер'Зула теперь звучал в его голове четко и ясно, заставляя выполнять любые приказы. Одардан никогда не перечил великому чернокнижнику и шаману, а теперь и подавно забыл все возражения. Заключенный в магический лёд дух улавливал каждую мысль и не скупился на наказания. Причиной ментальных оплеух служили не пререкания, а нерадивость и глупость. Стоит заметить, что неудовольствие вызывал не только бывший ученик Зуманоша, но и другие слуги Нер'Зула.
   Способностями молодого чернокнижника демоны несправедливо обделили. Управление льдом и низшей нежитью, вот и все дары, что достались недооцененному орку. Нер'Зул без доли сомнения отправлял одного из самых бесполезных своих слуг на патрулирование территории, полагая, что больше он ни на что не годен.
   Гигантских насекомых Одардан увидеть в этих ледяных горах никак не ожидал. Шестеро жуков или скорее пауков убегали от его отряда, который он лично подбирал в меру своего разумения. Управление безмозглой нежитью слегка коробило его эго и не приносило удовлетворения, но иных вариантов пока что не было. Первое заклинание от убегающих пауков ненадолго вывело лича из строя, нанеся не слишком серьезные, но болезненные раны астральному телу. Неприятно, но ничего непоправимого. В теперешнем состоянии его так просто не остановить.
   Разумность насекомых еще раз подтвердилась, когда они с легкостью уничтожили мертвых волков и перешли на других его подчиненных. Отряд немертвых слуг таял как лед, а гигантские насекомые получили только незначительные раны. Одардану не составит труда вернуть пострадавших к их нежизни, но это потребует слишком много усилий и времени. Мерзавцы продолжали упорно крошить его воинство, пока двое самых шустрых пауков улепетывали в строну гор. Мощное заклинание заморозки легко расправилось с противниками, кроме одного, который прикрылся непонятным щитом. Нормальную речь тупой жук не воспринимал, хоть Одардан и пытался быть снисходительным.
   - Пади ниц мерзкий уродец. Перед тобой великий чернокнижник Одардан.
   Ловкое насекомое избегало его заклинаний и постоянно атаковало щит разными слабыми заклинаниями. Они как иглы ломались о его непробиваемую защиту и не могли причинить вреда. Оскудевший резерв пришлось пополнить, осушив подконтрольную нежить. У жука таких возможностей не было, и он просто перестал атаковать. Мерзкая тварь никак не реагировала на призывы сдаться и стать его рабом. А в рабе Одардан нуждался больше всего. Кто-то же должен восхищаться силой и бояться его гнева.
   Дальше все пошло наперекосяк. Сложное заклинание, ударившее практически в упор, сильно повредило астральное тело, а потом наглый жук просто начал сжигать его кости жарким огнем. Спустя всего десяток ударов сердца, которого орк не так давно лишился, его вместилище погрузилось во тьму, где не чувствовались водопады мощи астральных течений, а Одардан никак не мог докричаться до Нер'Зула, хотя прекрасно слышал его голос и ощущал наказания. Дух, который некогда был предводителем Клана Призрачной Луны, требовал ответа все настойчивее и настойчивее, постепенно усиливая ментальные пытки.
   Страдая от несправедливой кары, лич поклялся уничтожить гигантского жука, из-за которого он попал в эту ситуацию.
  
   Бывалый путешественник и гроза горных баранов, дважды брошенный на произвол судьбы хитрож..., просто хитрым Хаг-Тисалом, я прекрасно знал, что дальше делать. Чай не первый раз в такой ситуации и, наверное, не последний. Найти убежище, обосноваться, вылечить свои ранения, а потом уже искать дорогу назад. Скоро у меня по всему Нордсколу будут небольшие укрепленные базы. Поднимать сородичей я даже пробовать не собирался. Легкость, с которой личи брали нежить под контроль, говорила, что она приведет меня куда угодно, но не обратно в Азжол-Неруб.
   Нет, дорогу назад я помнил неплохо, но без хороших разведчиков повторить этот путь будет непросто. Сколько раз только они спасали отряд от обнаружения всякими охотниками и не сосчитать, хотя отличная паучья память насчитала ровно девяноста семь раз. Должен быть простой и безопасный, пусть и извилистый путь обратно и моя задача найти его в сжатые сроки. Нордскол место весьма густонаселенное дорогу всегда найдётся у кого спросить. Лич, в конце концов, не может быть пустоголовым идиотом, так что информацией при должной аргументации должен поделиться. Пытками голой кости мне еще заниматься не приходилось, но чем черт не шутит.
   Долго бомжевать в мои планы не входило, поэтому поисками подходящей пещеры я озаботился с первого дня. Нежить активно рыскала в округе, так что передвигался я не слишком быстро. Приходилось подолгу вжиматься в холодные камни и даже закапываться в снег, который неплохо экранировал от чутья мертвецов, во всяком случае, лучше чем воздух.
   В течение трех последующих дней поиски подходящего жилья проходили безуспешно. Небольшие пещеры, куда я сам с трудом помещался, меня не устраивали. Рытье тоннелей единственной целой рукой пришлось оставить на самый крайний случай. Чем дальше на север я смешался, тем хуже становилась погода. Последние сутки снегопад не прекращался, делая поиск убежища непростым занятием, а шанс попасться в лапы нежити наоборот возрастал.
   Долгожданная пещера на моем пути оказалась с сюрпризом, который проявил себя не сразу. Широкое сухое разветвленное помещение мне прекрасно подходило. Беглый и острожный осмотр не выявил никаких признаков иных жильцов. Пусть еще оставалось пару длинных ходов, в которых мог кто-то прятаться, но испытывать удачу в поисках другого места мне показалось слишком опасным. Поэтому я начал спокойно заплетать вход паутиной, когда из стены вышел каменный бородатый недомерок с кристаллами вместо глаз. Он буквально вынырнул из монолитной поверхности пещеры, как из воды. Лишь незначительные изменения камня в том месте, откуда вышел незнакомец, говорили, что это не иллюзия и не чудо.
   Мы удивленно уставились друг на друга. Что думала эта ожившая статуя, я не представлял, но мои мысли крутились вокруг скудного описания подобных существ в нерубских книгах. Это определенно был земельник. Везет же мне на встречи с необычными жителями Нордскола.
   Если бы на Азероте существовала Красная Книга, то земельники в нее точно попали. Вымирающий вид, прародители дварфов и по сути творения Титанов. Но по порядку, первые в пищу непригодны, потому что к органической форме жизни не относятся. Великолепно управляют землей и довольно агрессивны к другим расам. Если кратко, то обычные каменные големы с урезанным интеллектом. Ареал обитания этих существ оставался для сородичей загадкой.
   О вкусовых особенностях Титанов нерубы ничего не сообщали, как и о пригодности их мяса для нас. По легендам эти металлокожие гиганты приперлись в Азерот строить светлое будущее, кроить уже существующий мир так, как им того хотелось. Местные почему-то прогрессивных веяний не оценили и стали сопротивляться вместо того, чтобы спокойно умереть во время катаклизмов, которые буйствовали в мире, подвергавшемся кардинальной коррекции. Битву Богов выиграли нахальные гости, и, наигравшись с новой игрушкой, улетели дальше творить добро где-нибудь еще. Такова была версия от нерубов. Кое-что по истории своего вида я тоже умудрился прочитать, хотя это были скорее легенды, дошедшие до нас от древних разумных насекомых. У других рас сказки, скорее всего, иные. Краткий экскурс по истории Азжол-Неруба упоминал единую империю Акири, войны с троллями, а дальше начинался отсчет по поколениям сородичей. Скучнейшее описание жизни пауков на этом я бросил. Смысла знать имена древних Королев, которые жили несколько тысяч лет назад, я не видел.
   Земельник что-то хрустнул своим каменным ртом, и я едва успел отпрыгнуть от каменного шипа, который чуть не распорол мне брюшко. Туповатому голему хватило брошенного на рефлексах Копья Тьмы, и он осыпался крупными каменными кусками. Вот против кого это заклинание особенно эффективно. Эх, Азерот потерял еще одного представителя вымирающего вида.
   Когда я выковыривал из куска головы второй кристалл, заменяющий поверженному противнику глаз, из стены вынырнули еще двое земельников. Вымирающий вид? Что-то не похоже. Кристалл, зажатый в моей руке, заставил их злобно нахмурить каменные брови. Потрошение сородичей мало у кого вызывает понимание, но не думаю, что у меня и до этого момента была хоть какая-то возможность наладить продуктивный диалог. Через секунду к напряженному молчанию присоединилось еще трое земельников. Столь быстрое увеличение числа каменных недомерков навело меня на мысль, что тут у них гнездо.
   Переговоры так и не начались. Атаковали друг друга мы практически одновременно. Сражение с земельниками изрядно подняло мне самооценку. Приятно, когда отточенное Копье Тьмы гарантировано уничтожает противника с первого раза. Слуги Титанов виртуозно управляли камнем и если бы старались избегать моих заклинаний или имели какую-нибудь защиту, то все могло быть иначе. Щит Маны неплохо защищал от острых камней, что стремительно вырастали из стен пещеры и пытались пришпилить меня, как бабочку. Небольшими камнями земельники швырялись в перерывах между своими заклинаниями. Поначалу такой массированный обстрел ошеломлял, но просадив треть резерва, я нашел верную тактику. Чтобы защитное заклинание работало экономнее, следовало больше двигаться и не упираться ногами в пол, когда каменный шип пытался пробить магический барьер. Хаотичное маневрирование сбивало противникам прицел и не позволяло заключить меня в каменную клетку. Жизнь быстро научила меня использовать простые заклинания в движении, пусть и на их плетение в таком режиме уходило больше времени. Противники закончились в считанные минуты, заставив перед этим побегать неруба-инвалида как по полу, так и по стенам с потолком. Они гибли один за другим, оставляя после себя небольшие кучки камней. Поле боя выглядело необычно - творчество земельников с их гибелью никуда не исчезло. Фактически они вырастили каменный лес, через который обычный гуманоид пробрался бы не без труда. Для любого неруба переплетение каменных шипов служило прекрасной лестницей, а если внести в этот хаос немного паутины, то он превращался в неплохое фортификационное сооружение.
   Решено. Остаюсь пока что тут. Защита входа практически готова.
   Во время прыжков по пещере я потерял свои продовольственные запасы и по совместительству погибших соотечественников. Два кокона были варварски нанизаны на каменные шипы, которые затем срастались друг с другом. Кое-как освободив пищу и соорудив удобную дорогу к выходу, я продолжил обследование всех закоулков этой пещеры. К счастью больше никого живого мне не встретилось. Один их ходов заканчивался большим помещением, в котором находилась, наверное, святыня земельников. Четырехметровый каменный блин был прикреплен к ровной стене и по периферии к нему крепились каменные шипы. Огромная шестеренка была сделана довольно грубо и топорно. Ничего не понимаю. Для культового сооружения это выглядит слишком просто. Разбираться с каменной шестеренкой не было никакого желания, сейчас есть вещи поважнее, чем верования земельников.
   Обустроился я по отработанной схеме, только добавил несколько бытовых заклинаний для создания более комфортабельных условий. Провиант быстро закончился, а оставшийся пустотелый внешние скелеты нерубов я просто сжег, как и их товарища на месте сражения с нежитью. Хитин сородичей горел намного хуже, чем кости нежити, но магическому пламени сопротивлялся не долго. Не думаю, что кто-то сможет поднять нежить из пепла.
   Каждый земельник честно поделился со мной парой замечательных кристаллов, которые были идентичны друг другу до мелочей. Сейчас шесть из двенадцати камней служили светильниками в моем временном убежище. Обелиск исправно снабжал всю систему заклинаний энергией, но на большее мне рассчитывать не приходилось. Учитывая все особенности энергоообеспечения, я мог позволить себе не так уж много постоянных магических конструктов.
   Вынужденная охота не заладилась с самого начала. Нежить либо съела, либо выжила с этой территории почти всю живность, поэтому времени на поиск пищи уходило немало. Худосочный барашек послужил неравноценной наградой за многочасовой терренкур в суровых погодных условиях Нордскола.
   Допрос трофейного черепа был отложен по объективным причинам. Небольшой закуток я стал постепенно оплетать манопроводящей паутиной, чтобы изолировать его от поисковых заклинаний личей. Этот тип паутины в тех же объемах что и обычные нити синтезировать никак не получалось, поэтому на все про все ушло несколько дней. К созданию комнаты для допросов я подошел со всей серьёзностью. Многослойное защитное покрытие и примитивный шлюз из той же паутины обещали безопасное общение с представителем мертвецов.
   В закупоренном тесном помещении я стал освобождать череп от нитей паутины очень осторожно, опасаясь подлянок со стороны пленника. Глыба льда местами подтаяла и помутнела, а зеленые огоньки в глубине глазниц заметно потускнели. Опасения были напрасны, мертвец, скорее всего, получил слишком серьезные повреждения, чтобы тратить силы на нападение. Лёд легко растекся небольшой лужицей после минимального воздействия огнем, а останки лича заняли свое место на небольшом каменном постаменте, созданном с помощью магии земли.
   - Поговорим?- начал я доброжелательно, ведь перейти к силовым методам никогда не поздно. Язык троллей собеседник если и понимал, то виду не подал. У меня были сомнения в способности черепа без нижней челюсти общаться, да и единственной изменчивой частью лича были глаза, по яркости которых мало что можно было понять.
   Магическое зрение четко показало, как за частоколом зубов нежити сформировалось необычная структура из некроэнергии, а затем тишину нарушили гневные крики потерявшего свое тело лича. Я вслушивался чужую речь в надежде обнаружить хоть какое-то сходство с речью троллей, но безуспешно. Гортанные вопли ничего общего с изученным мной языком не имели. Через несколько минут собеседник стал повторяться. У меня возникло предположение, что пока лич упражнялся только в нецензурной лексике. Щит Маны позволял надеяться, что неожиданная атака мертвого мага не причинит мне вреда.
   По хорошему не вышло, значит, перейдем к плану Б. Простые заклинания заставили череп заголосить еще яростнее, а вот тот магический конструкт, который и принес мне победу, легко прервал поток бранных слов. Десяток скарабеев непрерывных попыток наладить диалог ни к чему не привели, и я оставил упрямую нежить в одиночестве.
   На следующий день я принял решение продолжить разговор с личем. Пока не восстановятся потерянная конечность и правый глаз, пускаться в опасное путешествие было бы опрометчиво. Особенно неприятным было ограничение обзора. Слепая зона справа вызывала беспокойство, и заставляла постоянно осматриваться вокруг. После недолгих размышлений, я избавился от лапы, в которой накапливал некроэнергию. Все равно регенерировать, так почему бы не все, что планировалось? Особой разницы я так и не заметил, зеленоватая дымка стала лишь немного прозрачней.
   Не надеясь на ответ, я обратился к упрямому личу.
   - Ты еще не созрел для общения, мертвяк?
   Зеленоватые огоньки сменились насыщенным синим цветом и череп ответил.
   - Почему бы и нет.
   Прозвучавшие слова на ломаном языке троллей или скорее ином диалекте, заставили меня насторожиться. Похоже, кое-кто выучил новый язык за одну ночь. Впечатляет.
  

Глава 41.

Опасные разговоры с мертвецами.

  
   Внезапно прорезавшийся талант к языкам у пленного лича вызывал обоснованную тревогу. Даже голос и тот стал иным. Сейчас в словах мертвеца не было ни капли гнева или ярости, только холодный интерес наполнял их. В том, что со мной разговаривает кто-то иной, даже сомнений не возникало. Какой смысл было личу претворяться полным идиотом в течение нескольких часов? Зачем было тянуть время? Если бы мой пленник мог рассказать, где он находится своим компаньонам, то вокруг пещеры уже собралась толпа нежити. Без активированного Щита Маны к личу я даже не приближался.
   - Назови свое имя, вор,- продолжил разговор череп с сияющими глазницами после небольшой паузы.
   Какой шустрый попался собеседник. Всего вторая реплика, а уже пошел в атаку с обвинениями. Вор, это же надо так интерпретировать полученный в бою трофей, а больше ничего иного я из сражения с нежитью не получил, за исключением сомнительного опыта и ран.
   Внезапно мозговой ганглий выдал неожиданный прогноз. Товарищ пленника неизвестным способом нашел мое убежище и теперь общается через череп. Пока он заговаривает мне хелицеры, с трудом отбитое у земельников убежище уже окружают легионы нежити. Эта картинка так четко нарисовалась в воображении, что игнорировать неутешительный прогноз мне показалось излишне самонадеянным.
   Наплевав на приличия, я быстро замотал голову обратно в кокон из манопроводящей паутины и бросился к выходу. Следующие несколько скарабеев было потрачено на внимательное изучение окрестностей, поиск следов нежити и сканированию горизонта в магическом диапазоне. Слегка успокоившаяся паранойя позволила вернуться к варварски прерванному диалогу, если, конечно, собеседник еще готов продолжать. Теперь я был в какой-то степени уверен, что голову лича не запеленговали.
   Былого яркого сияния в глазах мертвеца больше не было, а на стимулирующее заклинание огня полилась уже знакомая тарабарщина с оттенками гнева. Сеанс плодотворного общения сорвался. Отчаиваться я не стал и простимулировал пленника еще парой заклинаний, чтобы привлечь внимание "повесившего трубку" абонента.
   - Теперь я готов уделить время разговору, незнакомец.
   Вновь вспыхнувшие синевой глазницы дали понять, что собеседнику общение не менее важно, чем мне.
   - Ты испытываешь мое терпение насекомое.
   Оправдываться и зацикливаться на странных представлениях незнакомца о правах собственности я не собирался.
   - Может, ты для начала представишься, лич.
   Как бы я не упражнялся в речи троллей, но передавать эмоциональную окраску с помощью одних только хелицеров мог только настоящий виртуоз. Мой же голос звучал сухо и безэмоционально. Сейчас этот недостаток становился преимуществом. Не хватало, чтобы могущественный лич, некромант или черный властелин получил лишнюю информацию.
   - Ты можешь обращаться ко мне Нер'Зул. А теперь представься сам и ответь на мой предыдущий вопрос,- холодно ответил череп, не подтвердив, но и не опровергнув свою принадлежность к нежити. Обращение "лич" он просто проигнорировал.
   - Я Хаг-Тисал. Трофейный череп получен в честном бою, и теперь мой по праву.
   Пусть имя прозвучало, как набор поскрипываний и шипящих глухих звуков, но лучше Провидец станет целью для гнева неизвестного мага, чем непримечательный неруб из касты Рабочих, у которого и так полно проблем. Никто, кроме существа владеющего магией на высоком уровне, не смог бы пробиться сквозь изоляцию моей пыточной, хотя способ, которым это было сделано, пока оставался загадкой. Конечно, импровизированная защита использовалось мной впервые, но в магическом зрении все выглядело надежно.
   - Тот, кого ты победил, принадлежит мне и тебе лучше вернуть пропажу как можно быстрее,- угрожающе произнес собеседник.
   - Зачем мне отдавать свою собственность?
   - Ты что-то хочешь получить взамен,- сообразил Нер'Зул.
   Теперь пойдет конструктивный разговор, а то одни пустые угрозы и грозное сверкание глазами. Опасался ли я так нахально общаться с магом неизвестной силы? Конечно, но союз с мертвецами ничем хорошим закончиться не мог. Это с сородичами шутки плохи, потому что с ними еще жить и жить, а с нежитью мне точно не по пути. В любом случае стрелки были переведены на кидающего меня уже не в первый раз Провидца.
   - Для начала я хотел бы выслушать, что ты можешь мне предложить, Нер'Зул,- наглеть, так наглеть.
   После своей реплики я заинтересованно наблюдал, как светящиеся глазницы трансформировались в злобный прищур. Видать не по нраву ему такое формат общения. Собеседник, точно большой начальник, которому перечить никто себе не позволяет, а тут какое-то насекомое права качает на пустом месте.
   - Ты ведь сейчас один и без поддержки соплеменников, которые легко бросили тебя на растерзание моим слугам, не так ли? Стань моим соратником и больше никаких проблем у тебя не будет,- зашел с другой стороны Нер'Зул,- Сила, власть, знания - всего этого будет в достатке. То, что могу дать я, больше никто не сможет предложить. Соглашайся и ты не пожалеешь. Я знаю, ты не чужд магии. В моем распоряжении есть знания, которых твои примитивные сородичи, никогда не достигнут.
   Вот же какой хитрый товарищ попался. Даже в свои обещания вплетает вопросы, и надеется из моих слов побольше узнать о нерубах. Так я и рассказал тебе о знания нерубов. Предложение Нер'Зула не могло заинтересовать ни одного разумного паука, да и неразумного тоже. Какой-нибудь честолюбивый человек мог бы предать свою расу и кинуться в объятья нежити, но я уже слишком много узнал о мертвецах. Созидать они могут только в определенных рамках, а по сути своей они паразиты и несут только разруху. Стать нежитью добровольно? Пример легкого пути сейчас лежал передо мной и служил бессловесным ретранслятором речей своего господина. Такой судьбы я себе желать никак не мог. Мысли о том, что смогу легко обвести новых союзников вокруг пальца пришлось отбросить, как бред душевнобольного. На счет нерубов у меня поначалу тоже были подобные соображения. Диванная аналитика себя не оправдала, сородичи оказались совсем не тупыми.
   - Не интересует,- я небрежно отмахнулся от щедрого предложения, которое, скорее всего, привело бы меня в ряды безмозглой нежити после длительных пыток.
   - Ты так предан своему племени?
   - Не настолько, чтобы не выслушать интересного предложения. Пока что прозвучали только пустые обещания,- не то чтобы я нагло врал, просто несколько искажал истину,- Расскажи, что ты с личами делаешь в Нордсколе, и может быть, не самый глупый житель Нордскола согласится примкнуть к вам.
   - Не самый глупый? Тебе стоит подумать получше. Как долго продержаться твои сородичи под атаками моего войска? Нам лучше договориться или же я сотру твою расу с лица Азерота.
   - Что ты знаешь о нас, Нер'Зул, чтобы так уверенно бросаться угрозами геноцида,- свои реплики я сознательно сдабривал пафосом, чтобы производить впечатление гордого идиота. Пока эта тактика ничего не принесла.
   Наличие в лексиконе нерубов и троллей слова "геноцид" объяснялось тем, что в былые времена сородичи наравне со своими вечными врагами полностью уничтожили не одну расу, которых на Азероте было очень много. Наполненный магией мир порождал разум в самых необыкновенных существах, а эволюция шагала семимильными шагами. Исчезнувших по тем или иным причинам рас насчитывалось больше сотни.
   - Тролли поведали немало интересного, так что я знаю, о чем говорю, Хаг-Тисал. Я могу потребовать тебя в качестве платы за перемирие в будущем конфликте, причиной которого станут твои упрямство и наглость.
   Угроза действительно выглядела реально опасной. Сородичи легко отдадут Рабочего ради прекращения войны на сутки, что уж говорить о более длительном мире, а вот на счет Провидца я не был столь уверен.
   - Я постараюсь донести до соплеменников мысль о том, что тебе нельзя доверять,- жалкий аргумент никого из нас не обманул.
   - Что же вернемся к моей собственности,- легко поменял направление разговора Нер'Зул, как будто и не было взаимных угроз всего минуту назад,- Я сделал тебе щедрое предложение, но ты его отверг. Теперь мне хотелось бы услышать чего же ты хочешь?
   - Знания об ... управлении нежитью, в котором ты, судя по всему, весьма искусен были бы достойной платой за череп этого лича.
   Чуть не прокололся с термином некромантия, который на языке троллей обозначал подселение темных непривередливых лоа в мертвые тела.
   - Какие необычные у тебя интересы, насекомое,- заинтригованно промолвил Нер'Зул,- Чтобы научить этому, нам нужно встретиться лично или же просто убери маскировку.
   - Какую маскировку?- недоуменно спросил я.
   - Не играй со мной, Хаг-Тисал. Заклинание, которое скрывает моего слугу и затрудняет общение с тобой.
   - Об этом не может быть и речи. Мне будет достаточно объяснений в устной форме, ведь это не проблема?
   - А где гарантии, что ты вернешь мне моего слугу?
   - Их нет, только мое слово.
   - Оно ничего для меня не значит, насекомое,- недовольно сказал Нер'Зул.
   - Тебе придется довериться мне, лич.
   - Доверие нужно заслужить. Пустые разговоры ни к чему не приведут, так что до скорой встречи, Хаг-Тисал,- угрожающе произнес собеседник.
   В глазницы черепа вернулась тусклая зелень. Ну, ну, попробуй отличить одного неруба от другого, если ты сам к паукам не относишься. У меня конечно окраска заметно отличается от большинства, но все рано это задача непростая. Эх, слишком явно стал расспрашивать этого Нер'Зула, нужно было действовать осторожнее, мягче. Там где требовалось плести паутину взаимных намеков и обещаний, я использовал слишком толстые нити прямолинейности. Коммуникабельность на уровне уборщика из касты Рабочих. Не мастер я вести переговоры, хорошо, что ничего лишнего не выболтал.
   Внезапно череп лича охватило синее пламя, и тот заорал благим матом. А что еще мог кричать на газах разрушающийся трофей. Вода лишь слегка притушила необычный огонь, который не обжигал мою руку, но постепенно уничтожал важнейший источник информации. Когда от черепа остался лишь лицевой скелет с практически потухшими глазницами, я догадался укутать его в десяток слоев паутины изолирующей магию. Фактически после неожиданной попытки уничтожения Нер'Зулом моего трофея, на руках у меня осталась только обугленная костяная маска, которая сейчас была заключена в плотный кокон из всей доступной манопроводящей паутины. Если бы я сразу вышел из пыточной, то по возвращении увидел бы только мелкий сероватый пепел на грубом каменном пьедестале. Ценность пленного лича возросла многократно. Ничего не знающих слуг не пытаются гарантированно уничтожить странным синеватым пламенем, а ведь в магическом спектре этот огонь практически не был виден. Пусть Провидцы сами теперь разбираются с Нер'Зулом и его слугами. Больше я во всякие переговоры с бешеными некромантами ни ногой.
   Оставшийся день был потрачен на регенерацию ран с помощью заклинаний и настройке обелиска. Последний под нагрузкой требовал больше внимания и более частого обслуживания. Чтобы какая-нибудь настырная нежить не полезла в мое убежище, пришлось практически полностью замуровать вход магией земли, оставив небольшую отдушину под самым потолком для вентиляции. Нер'Зул не был похож на существо, способное прощать или забывать даже мельчайшие обиды, поэтому рисковать там, где без этого можно обойтись не стоило.
   В те моменты, когда резерв расходовался до одной трети, я изучал творчество земельников. В доступных мне диапазонах магического зрения, так и визуально камень ничем не выделялся. Скорее всего, гранит или еще какая-нибудь распространенная горная порода. Аккуратно отколов кусочек от каменной шестеренки я отскочил от нее и активировал Щит Маны. Земельников варварское уничтожение их святыни не привлекло, поэтому дальше мне ничего не мешало действовать смелее. Одной рукой откалывать куски камня было неудобно, но надежда на тайник с огромным кристаллом или еще с чем-нибудь полезным не давала бросить выматывающее занятие. Под очередным куском камня появился металлический блеск.
   Так и знал. Чуйка сработала в этот раз как надо. Воображение рисовало как минимум артефакт огромной мощи и это придавало сил и упорства в нелегком деле обработки камня. Слой гранита соответствовал длине когтей на руке, а под ним была матовая полированная поверхность металла. Очистив площадь в несколько ладоней, я так и не увидел края шкатулки или сундука, замурованного земельниками. С каждым потраченным скарабеем времени надежда становилась все призрачнее. В конце концов, я применил заклинания земли, чтобы убрать камень одним махом. Осевшая пыль дала рассмотреть сокровище слуг Титанов. Огромная футуристического вида гайка из необычного металла диаметром около трех метров была накручена на не менее гигантскую шпильку, которая уходила в глубину горной породы. Что за хрень? Где мой законный артефакт? Еще пару скарабеев я простукивал всю поверхность металла в поисках тайников, не в силах поверить во вселенскую несправедливость.
   Земельники как вид упали в моих глазах на самое дно. Поразмыслив, я понял предназначение шестеренки, которую на скорую руку сделали слуги Титанов. Каменные болваны просто создали ее с целью крутить эту самую гайку, а я выдумал какие-то святыни. Монументальный памятник механикам, судя по всему, в этой пещере находится уже не одну сотню лет и является частью некого сооружения глубоко под землей. Не может же это быть просто чей-то шуткой? Слишком уж сложно.
   Металл стойко пережил все попытки поцарапать его когтями с активированными глифами. Все известные заклинания он тоже пережил без потерь. Вот он металл для создания нужных в хозяйстве вещей, только как его взять? Заклинание огня при максимальной запитке энергией его даже не нагрело. В магическом спектре никаких особенностей я не увидел, хотя рассматривал свое "скоровище" практически в упор. И что делать с этим богатством? Куда подевались все мечи-кладенцы и кольца власти? У меня если дракон, то с кишками и дерьмом, а готовых артефактов ни в одной пещере нет.
   Помещение, где находилась каменная шестеренка, я еще раз внимательно осмотрел, заглядывая в каждую щель, но ничего кроме пыли и грязи так и не нашел.
   Последние приобретения были весьма сомнительной ценности. Череп лича, яростно кричащий на неизвестном языке и металлическая гайка в несколько тонн весом. Как все попаданцы находят только нужные вещи?
   Радовали только кристаллы-глаза земельников - малогабаритный ценный груз. Всегда бы так.
  
   Нордскол. Ледник Ледяной Короны.
   Нер'Зул, шаман, чернокнижник, некромант и просто очень хороший орк.
   Попав в Азерот с тремя десятками личей, которые раньше были шаманами, и двадцатью воинами, превращённых демонами в умертвий, Нер'Зул действовал строго по Плану. Армия росла день ото дня. Дикой нежити на северном континенте и вправду было намного больше, чем в любом другом месте. Измененный разум и огромная ментальная мощь позволяли брать под контроль даже самых строптивых мертвецов. Приходилось постоянно контролировать и поправлять своих подчиненных, которые так и норовили сделать что-нибудь не так. Часть нежити контролировали личи, но их силы были не безграничны. Демоны поработали на славу, теперь-то он это понимал. Слуги Кил'Джерена не сделали бывших шаманов и чернокнижников великолепными некромантами и магами. Они заложили в них потенциал и наделили живучестью. Этого было достаточно, чтобы выполнять текущие задачи, а со временем каждый из них мог достигнуть вершин мастерства и силы при должном усердии.
   Жители Нордскола оказались не такими слабаками, как сообщала ему новая память. Шаманы троллей успешно противостояли нежити и личам. Живя бок о бок с мертвецами, им пришлось научиться уничтожать опасных соседей. Бывшие коллеги специализировались на общении с темными духами, но против его ментальной мощи мало что могли сделать. Все те лоа, которые пытались защитить разум своих хозяев, лишь оттягивали неизбежный конец. Постоянно держать под контролем шаманов требовало слишком много усилий, поэтому Нер'Зул пускал их на преобразование в нежить. Тут-то и проявлялась разница между личами, которыми занимались демоны, и результатами его трудов. Ущербный разум поднятой нежити застилала жажда теплой крови, а резкое снижение интеллекта ставило их на одну ступеньку с дикими тварями. Новые знания обещали, что через какое-то время личи станут более адекватными, но сейчас полагаться приходилось только на тех, с которыми он пришел в этот мир.
   Каждый новый мертвый слуга становился небольшим узелком его ментальной сети, которой Нер'Зул охватывал все большую территорию. Опираясь на мертвых слуг, удавалось экономить свои силы. Они служили своеобразным ретранслятором для ментальных нитей, которыми бывший чернокнижник сканировал местность. Разум бывшего главы Теневого Совета одновременно решал сначала десятки, а потом и сотни задач. Спустя месяц, он научился делить свое внимание между множеством своих подчиненных, вынужденно отдавая предпочтения сильным, но бестолковым слугам.
   Исчезновение самого ущербного своего лича, которого он отправил в патруль, было неожиданным. Одардан оставался все тем же заносчивым неумехой, что и раньше, но, как и остальные преобразованные орки, знал слишком много. Искра его разума размазывалась по пространству, но все еще ощущалась, как дееспособная. Призывы и легкие ментальные удары не заставили лича ответить, что сначала вызвало удивление, а потом гнев.
   Высвободить часть сил для поиска и наказания глупца, посмевшего укрыться от его власти, удалось только на следующий день. Постройка мощной цитадели имела первоочередной приоритет, и оставлять без внимания мертвых великанов не следовало. Бестолковые гиганты могли затоптать немало нежити и разрушить часть построек, если выйдут из-под контроля.
   Каково же было удивление Нер'Зула, когда он все-таки достучался до пропавшего лича. Одардана взяло в плен огромное насекомое. Обрывки памяти поднятых троллей и остальных дикарей Нордскола подсказывали, что с этими гигантскими пауками не все так просто. Память Одардана говорила, что его одолели магией, необычным заклинанием, которое корежило духовное тело. Бездарного идиота мог бы одолеть и достаточно искусный воин орков, но сам факт того, что насекомые так близко подобрались незамеченными к его будущей цитадели, Нер'Зула встревожил. Его ментальная сеть на таком расстоянии должна была засечь неподконтрольные разумы, чего по какой-то причине не произошло.
   Не смотря на то, что проникнуть в мысли Одардана удалось, его местоположение оставалось неизвестным. Только общее направление. Если бы рядом с глупым личем было бы больше нежити, то можно быдло сказать точнее.
   Разговор с одноглазым пауком, который сильно пострадал в бою с нежитью, Нер'Зула не порадовал. Вместо того, чтобы прислушаться к голосу разума Хаг-Тисал посмел что-то требовать у него. Заключенный в магический лед дух опустился до общения с насекомым только из-за тех знаний, что хранились в черепе непутевого лича. Информация о нем и причастности демонов не должна была распространиться по Азероту. Время для этого еще не пришло.
   Непонятная защита с трудом пропускала его ментальные волны, которых едва хватало для общения, благо Одардан не посмел чинить сопротивления его воле. За время разговора с насекомым Нер'Зул накопил в останках лича достаточно ментальной энергии, чтобы запустить его уничтожение. Он и продолжал разговор только чтобы вытянуть из насекомого побольше информации и потянуть время. Одардан так ничего и не понял, пока не стало слишком поздно. Бывший глава Теневого Совета сосредоточил большую часть сил на уничтожении самых опасных знаний, но полностью избавиться от глупого слуги не удалось. Насекомое каким-то образом усилило маскировку, тем самым полностью блокируя доступ к разуму пленного лича. Неудача вызвала лишь глухое недовольство.
   Мысленный приказ заставил три сотни мертвецов под предводительством Зуманоша отправиться на поиски Одардана. Нер'Зул планировал обнаружить искру разума лича или же самого наглого паука. Хаг-Тисал, какое странное сочетание звуков. Идеальная память духа прекрасно сохранила имя собеседника, но вот его внешний вид искажался незнакомым магическим щитом. Нежить видит не так, как живые, поэтому Нер'Зул отметил только детали - отсутствие руки и глаза. Много ли насекомых с такими приметами?
   Рано или поздно весь Нордскол окажется в его власти и этот паук поплатится за свое неуважение. Терпения бывшему шаману было не занимать.
  

Глава 42.

Высшие эшелоны власти.

  
   Всю недальновидность своего решения пообщаться с местным Темным Властелином я осознал уже на следующий день. Это был день, запланированный для охоты, так как критическая недостача провизии выходила на первое место. Только я настроился на длительное выслеживание редкой для этих мест дичи, как на горизонте появились несколько групп каких-то существ, которые неторопливо брели на север. Моя позиция на возвышенности позволяла отлично видеть человекоподобных гостей, которые и не думали скрываться. Неизвестные явно чувствовали себя уверенно. Спустя пару скарабеев удалось более детально рассмотреть, кто же составляет основу разномастного отряда, а замаячившие вдалеке еще несколько групп говорили, что идентификация гостей жизненно необходима. Нежить! Теперь было прекрасно видно сверкающие зеленью глазницы нескольких иссушенных до состояния скелетов гуманоидов и остальных неопознанных тварей. Первые активно крутили черепушками и уверенно сжимали разномастное оружие. Это точно не тупые зомби без единой извилины в голове.
   Все-таки Нер'Зул про меня не забыл, вот же злопамятная сволочь. Не пожалел времени и сил на одинокого неруба. В том, что ищут именно меня, я даже не сомневался. В ином случае это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой. Скрываться бегством в моем положении никаких преимуществ не имело. Вполне возможно, что мое убежище уже находится в окружении нежити, и те сейчас просто прочесывают оцепленную территорию. Даже если и не так, то бежать без оглядки в неизвестность тоже не выход. Без нормальной разведки легко нарваться на не менее опасных и злобных существ. С другой стороны в убежище у меня есть хоть какие-то укрепления и ловушки. Все эти мысли быстро пронеслись в мозговом ганглии пока я незаметно пробирался в свою пещеру.
   Вход аккуратно запечатывался мной с помощью магии земли с минимальным расходом энергии, чтобы не привлечь внимание нежити и личей. Дальше пришлось отключать каждое активное заклинание, запитанное от обелиска, вручную и упрекать себя, что не додумался до некого аналога общего рубильника. Сам обелиск я с грехом пополам демонтировал и затащил в пыточную, которая могла эффективно экранировать фонящий в магическом зрении камень. Процесс перемещения несовершенного хранилища энергии сопровождался многочисленными препятствиями и вспоминанием всего матерного лексикона из прошлой жизни. Обелиск цеплялся за каждую неровность пола пещеры, который был весьма далек от идеала. Это в нерубских тоннелях не было ни единой щели или выбоины, а данная пещера служила прекрасным примером первозданной природы. Одно дело передвигаться по таким поверхностям с помощью шести или пяти ног, как в моем случае, а другое тащить тяжеленный обелиск, который не позволял нести себя на весу. Ведь режима ожидания в конструкции камня пауки не предусмотрели, поэтому он продолжал тянуть из меня ману, что в текущей ситуации было смерти подобно. Стоило только нежити появиться на горизонте, как сами собой проявились недостатки в планировке временной стоянки, и список получился внушительным.
   В конце концов, я заперся в пыточной комнате наедине с упакованной в несколько слоев костяной маской лича и нестабильным обелиском, который от варварской транспортировки пошел в разнос. Следующие сутки я напряжено вслушивался в тишину подземелья и пытался утихомирить взбунтовавшийся камень. Если бы я был уверен в его тихом и спокойном отключении, то сам бы доломал этот артефакт, но такой вариант развития событий вызывал большие сомнения.
   Не знаю насколько помогли мои суматошные действия, но никто так и не предложил мне выйти с поднятыми лапами из пещеры. Осторожные короткие вылазки дали некоторую информацию к размышлению. Большая часть нежити ушла куда-то дальше на север, но никто не гарантировал, что в снегу не закопано несколько скрытых наблюдателей. Нежить для этой цели подходила идеально. Мертвец ничем не выдавал своего местоположения и мог терпеливо лежать так годами, только подпитывай его некроэнергией в минимальном количестве. Для личей эта задача не составила бы никакой сложности. Теперь я старался избегать тех мест, где могла быть спрятана подобная засада. Дикая нежить так никогда бы не поступила, а вот взятые под контроль экземпляры отлично выписывались в данную концепцию наблюдения за территорией. А что еще мог придумать Нер'Зул со своими коллегами оставалось только догадываться. Если в небе будут парить дохлые птицы-наблюдатели, то с прогулками по поверхности мне придётся завязывать, как впрочем, и остальным нерубам.
   Следующие несколько недель протекали без значительных происшествий. Нежить то усиливала свое присутствие, то опять устремлялась в другое место. Животных в округе совсем не стало. Единственного зашуганного мертвецами барашка, который буквально попытался меня перепрыгнуть, я использовал со всей доступной экономией. Чего стоило не сожрать его в один присест, это отдельная история.
   В очередную вылазку, когда я сосредоточенно осматривал унылый пейзаж Нордскола в поисках пищи и опасностей, мне на спину осторожно опустилась некая тяжесть. Даже сквозь маскировочную накидку, которая обзавелась вторым слоем из манопроводящей паутины, ощущалось чужое прикосновение. Был бы я человеком, отреагировал не совсем адекватно, а так мгновенно активировал Щит Маны и резко обернулся, приготовившись к бою. Каково же было мое облегчение, когда передо мной оказалась пара нерубов-разведчиков. С плеч сразу упало несколько тонн невидимого груза. Тот факт, что у нас была одна и та же Королева, резко переместил стрелку моего настроения на отметку заоблачного оптимизма. Спасители появились очень вовремя. С каждым разом нежить задерживалась в районе моего убежища все дольше и дольше, что ничего хорошего не предвещало. Сородичи молчаливо изучали мою накидку и еще не до конца регенерировавшие травмы.
   - Анак-Хар?- с долей сомнения спросил один из пауков.
   - Да. Вас только двое?- в свою очередь я решил выяснить, сколько еще разведчиков послали Провидцы в эту местность. Конечно, меня никто искать не собирался, а вот необходимость получше изучить силы нежити могла сподвигнуть нерубов на такой риск.
   - В нашей группе пятеро Разведчиков,- соизволил ответить сородич,- Что это за паутина на тебе и почему ты не вернулся в Азжол-Неруб, если остался жив?
   - Это маскировка, а вернуться назад я самостоятельно не смог бы. Прокрасться незамеченным, или пробиться силой? На такие деяния у меня просто не хватит таланта.
   - Маскировка? Против кого?- удивленно сказал собеседник,- Нежить этим не обмануть.
   Неруб непринужденно втоптал в грязь все мои выводы и логические построения одной лишь фразой. Дальше развивать эту тему и становиться настоящим посмешищем я не хотел, поэтому предложил пройти в мои апартаменты.
   - Тут слишком много нежити, продолжим разговор в моем убежище.
   Сородичи не стали выяснять детали и осторожно последовали за мной. Паранойя заставляла постоянно оглядываться и тревожно вслушиваться в каждый шорох, что существенно замедляло наше движение. Практически у входа в пещеру к нам присоединилось еще трое разведчиков, и теперь все они с любопытством наблюдали, как я аккуратно распечатываю вход магией. Убранство моего временного пристанища произвело на сородичей хорошее впечатление. Они провожали взглядами мягко светящиеся кристаллы, а наибольшее удивление у них вызвал работающий обелиск, который я так и оставил в экранированной пыточной. Еще одну транспортировку артефакт мог не пережить.
   - Обелиск? Откуда он тут взялся,- не удержался глава небольшого отряда.
   - Это я его сделал.
   - Так ты Зодчий Пустоты?- почтения в голосе у сородича сразу прибавилось.
   - Да и к тому же начинающий некромант. Мне пришлось сделать обелиск, чтобы выжить в землях заполоненных нежитью.
   Удивления разведчика я не понимал. Топорно сделанный обелиск по сравнению с работой профессионалов вызывал только сожаление своей несовершенной конструкцией и удручающим КПД. На временную конструкцию добытых из земельников кристаллов я просто пожалел. Экспериментировать можно в безопасных условиях, а не в боевой обстановке.
   - Здесь я восстанавливался после ранений и хранил пленника. Хаг-Тисал вернулся в Азжол-Неруб?
   - Мне об этом ничего неизвестно и что за пленник? Его нужно доставить в Азжол-Неруб после того, как мы соберем информацию о нежити.
   Подхватив клубок паутины диаметром около метра, я передал его главному разведчику. Манопроводящего материала на свой трофей я не пожалел и позаботился чтобы останки лича не пострадали от еще одной непонятной атаки Нер'Зула или его соратников.
   - Как тебя зовут,- спросил я, наблюдая, как сородич взвешивает кокон в руках.
   - Саг-Кхамис,- не задумываясь, ответил собеседник,- Что это такое?
   - Я захватил лича. Он несколько пострадал, но все еще должен быть пригоден для допроса и лучше бы его доставить к Провидцам как можно быстрее.
   Напрягшийся сородич, аккуратно передал трофей обратно.
   - Некроманту я в этом вопросе доверяю больше чем себе. Хорошо, мы возвращаемся.
   - И еще, Саг-Кхамис, нежить завела привычку закапываться в снег и поджидать неосторожных путников, так что учти это при составлении обратного маршрута.
   - Мы уже успели познакомиться с такой ловушкой.
   - Когда?
   Разведчики называется. Неужели Хаг-Тисал не просветил начальство, что нежить под контролем и каждый мертвец, это глаза и уши таинственных кукловодов. Теперь отряд нерубов выдал свое местоположение и мое заодно.
   - Около семи скарабеев назад. Нежить быстро уничтожили, так что все в порядке.
   - Это не так. Другие отряды разведчиков получали аналогичное задание?
   - Насколько я знаю, помимо нас отправили еще два десятка малых групп по пять разведчиков в каждой,- недоуменно просветил меня Саг-Кхамис.
   - Надеюсь, они отвлекут нежить с нашего направления. Уходим и побыстрее.
   Главный разведчик не стал уточнять причину спешки. Он либо сам понял свой промах или просто положился на знания некроманта.
   Обратный путь в Азжол-Неруб легким назвать было нельзя, но пятеро Разведчиков показали высший класс. Впервые мне удалось увидеть работу их специализированных глифов, которые и обеспечивали им оптический камуфляж, да и в магическом зрении они выделялись не больше обычного. С расстояния пятидесяти шагов я их вообще не замечал. Моя накидка на этом фоне выглядела как каменный топор в сравнении с отличным стальным клинком. Помимо прочего сородичи активно использовали рельеф и демонстрировали отличную работу в команде. Единственного мертвеца, которого не удалось незаметно обойти, Саг-Кхамис мастерски упокоил обычным камнем. Трехгранный гранитный осколок мгновенно отсек нежити голову, не позволив той даже заметить группу нерубов. На это он потратил не больше десяти эргов и больше времени выбирал нужный камень, чем плел заклинание. На мое любопытство по поводу такой экономичности Саг-Кхамис отреагировал спокойно и дал простое объяснение.
   - Все Разведчики проводят большую часть своей жизни за пределами Азжол-Неруба, поэтому у нас нет возможности методично и регулярно развивать резерв с помощью обелисков. Нам приходится использовать самые малозатратные заклинания и глифы.
   Теперь мне стало понятна реакция сородичей на временный обелиск. Мало того, что он обеспечивал рост резерва, так и позволял жить за пределами Азжол-Неруба в относительно комфортных условиях. Разведчик даже согласился пополнить карту своими познаниями о Нордсколе, хотя и удивился наличию такого аксессуара в моем распоряжении.
   К кокону с останками лича никто из сородичей не хотел даже прикасаться, поэтому всю дорогу свой трофей я тащил сам.
   Стоило нам войти под своды родного Королевства, как попутчики, не теряя времени на прощания, умотали вглубь тоннелей, оставив меня наедине с сомнительным трофеем. Ни один Рабочий не попытался избавить уставшего некроманта от надоевшей ноши. Стоит только принести еду, так они тут как тут, а за бесполезными костями никто явиться не соизволил. У них что сканеры стоят на входе? Прикинув все за и против, я решил осчастливить несколько пострадавшим черепом единственную знакомую некромантку, а затем немного отдохнуть от бесконечных странствий. Знакомая мне часть Азжол-Неруба выглядела все так же. Никого намека на тревожность не сквозило в спокойной атмосфере родных пещер, и я посчитал это хорошим знаком. Значит ситуация с нежитью не настолько серьезна, чтобы менять привычный распорядок нашего Королевства.
   Ануб-Саташ к счастью оказалась на месте и пребывала в полной неподвижности, внимательно рассматривая сложный глиф магическим зрением. Я его заметил только потому, что сам активировал аналогичное заклинание. Прозекторский стол оказался свободен от подопытных и именно на него я водрузил кокон с останками лича, чем привлек внимание некромантки. Отсутствие некоторых частей тела или скорее их неполная регенерация не помешали ей узнать недавнего знакомого.
   - Анак-Хар,- произнесла Ануб-Саташ, осматривая кокон на каменном столе,- Никакие древние ритуалы, связанные с дарами не изменят моего решения. Обучение только при наличии минимума необходимых знаний.
   Какие на хрен подарки? Я сюда пришел получить еще один пропуск в библиотеку и избавиться от лича, а не подкатывать к паучихе. Обходить условие некромантки каким-либо иным способом не имело смысла. Не зная основ, усвоить более сложную информацию мог надеяться только самоуверенный идиот. От такого звания я старался держаться подальше. Мне оно ни к чему.
   - Это не подарок. В библиотеке я был только один раз и не смог охватить весь объем требуемой теории, а потом Хаг-Тисал забрал меня на разведку странной деятельности нежити. Ты единственная некромантка, которую я знаю, поэтому пленного лича пришлось доставить именно тебе. Не думаю, что Провидцы справятся с таким упрямым источником важных сведений самостоятельно.
   Следующие несколько скарабеев я описывал все свои наблюдения и выводы из последнего похода. Ануб-Саташ слушала, не прерывая, и никак не выражала своего отношения к описываемым событиям. Слушая себя со стороны, я очень скоро понял, что лезть в какие-либо переговоры мне вообще не стоит, особенно с более опытными и опасными существами. После рассказа о Нер'Зуле некромантка жестом приказала приостановиться и активировала несколько глифов, после чего принесенный мной кокон оказался заключен в многослойном магическом щите неизвестного назначения. Стоило поставить точку в затянувшемся монологе, как Ануб-Саташ вместо того, чтобы отпустить меня восвояси наградив пропуском в библиотеку, приказала следовать за собой.
   - Повторишь свой рассказ еще одному заинтересованному нерубу, у которого могут возникнуть уточняющие вопросы.
   - Кому?- повторять монолог еще раз неизвестно кому меня не радовало. Сегодня еще предстояло честно заработать ужин на непаханом поле Ануб-Хадаха.
   - Лорд-Паук Ануб-Ильхас один из советников Королевы, поэтому немного почтительности не помешает.
   Только этого мне не хватало. На горизонте замаячили какие-то Лорды-Пауки. Держаться поближе к кухне и подальше от начальства никак не получалось.
   Ануб-Ильхиас занимался своими делами в большой хорошо освещенной пещере, которая находилась очень близко к геометрическому центру владений нашей Королевы по моим не слишком точным расчётам. Количество стражей-жуков на каждые десять метров элитных тоннелей просто зашкаливало. Ануб-Саташ легко преодолевала все преграды, а нерубы из касты Воинов даже не делали попыток остановить ее шествие. Чем ближе была цель, тем более матерыми выглядели стражи.
   Сам Лорд-Паук оказался похож на увеличенного в три раза неруба из касты Воинов. Гигантский размер владельца покоев объяснял аномально широкие тоннели в этой части нашего паучьего гнезда и действовал на меня подавляюще. Когда мы вошли в пещеру Лорд-Паук демонстрировал нам только своё гигантское брюшко, а вот развернулся он с грацией и скоростью, которых от такого огромного существа никак не ожидаешь. Я как-то сразу понял, что в рукопашной он превосходит обычных Воинов на порядки, если не больше. Первой к хозяину пещеры обратилась Ануб-Саташ, сделав при этом нечто похожее на поклон. Мне пришлось неуклюже повторять ее телодвижения, чтобы не ударить в грязь хелицерами.
   - Ануб-Ильхиас я посчитала, что услышать рассказ молодого некроманта вам не помешает. Он вместе с Хаг-Тисалом участвовал в разведке и прожил рядом с нежитью какое-то время. Анак-Хар может дополнить рассказ вернувшегося Провидца.
   - И что же такого важного узнал юный сородич, что упустили более опытные нерубы?- глухой, слегка вибрирующий голос Лорда-Паука буквально резонировал со стенами пещеры, порождая быстро затухающее эхо.
   С такими вокальными данными нужно речи толкать, лучше с броневика, хотя Ануб-Ильхиас имел хитин впечатляющей толщины и был защищен лучше всякой бронетехники. Стоило только начать рассказ, как на меня посыпались уточняющие вопросы. Каждое слово и действие разбиралось с нерубской скрупулёзностью. Лорд-Паук выяснял мотивацию моих решений с дотошностью достойной лучшего применения. Если в первый раз рассказ занял не так уж много времени, то теперь мне пришлось напрягать свою память и обрамлять факты в паутину подробностей, как этого требовал Ануб-Ильхиас.
   Вопрос гигантского сородича о необходимости моего присутствия в отряде разведки я без сожаления предложил переадресовать Хаг-Тисалу, который, судя по всему, вернулся в Азжол-Неруб без особых потерь. Напоследок Лорд-Паук сделал мне щедрый подарок, что сразу нивелировало негативное к нему отношение, после дотошного перетряхивания кладовой моей памяти.
   - Ануб-Саташ проследи, чтобы молодого сородича больше не брали на такие опасные миссии, пока он не получит должных навыков. Его удачливость никогда не заменит отточенных умений. Когда что-нибудь узнаешь у пленного лича, обязательно сообщи мне результаты. Король Ануб-Арак уже выступил в поход вместе с пятью сотнями Воинов и надеюсь, новая информация никак не повлияет на исход операции.
   - Будет исполнено, Ануб-Ильхиас.
   Я уходил из покоев Лорда-Паука полным впечатлений и нагруженный новой информацией. Мало того, что у Азжол-Неруба оказывается есть Король, так он еще и ушел всего с полутысячей воинов против многотысячной армии Нер'Зула. Или я чего-то не понимаю, или у начальства есть очень хитрый план.

Глава 43.

Первая ласточка войны.

  
   В рабочем кабинете Ануб-Саташ я стал свидетелем, как она отключает поставленные ранее щиты на коконе с личом от общей системы маноснабжения. Неприметный обелиск прятался в темноте и на общем фоне помещения не выделялся. Возможно, это был личный артефакт некромантки, но я так не думал. Профессиональный интерес даже заставил сделать пару шагов в его направлении, но голос Ануб-Саташ вернул меня к действительности.
   - Я дам тебе пропуск в библиотеку на сотню скарабеев времени, а потом займемся практикой. На сегодня всё.
   Повелительный взмах рукой со стороны некромантки не имел двояких толкований. Паутинка-пропуск словно часовой механизм отсчитывал мгновения, и я решил не тратить время понапрасну. Отработать общественную повинность можно и на следующий день, а сном можно и пренебречь.
   В святую святых Провидцев я прошел без проблем и, не задерживаясь, направился в нужную секцию. Соблазн осмотреть другие помещения был велик, но объяснения с недовольными библиотекарями в случае чего могли привести к неприятным последствиям. Так что некромантия, значит, некромантия. В этот раз в полузаброшенном хранилище неоднозначных знаний было светло. Трое Провидцев, среди которых находился бессмертный Хаг-Тисал внимательно изучали кристаллы с начальными знаниями по некромантии. А что поделать, без знаний терминологии понять более сложную информацию можно было только чудом. Прерывать отрешенность сородичей я не стал, хотя желание запустить пару Копий Тьмы в брюшко ничего не подозревающего Хаг-Тисала никуда не исчезло.
   Стоило мне только погрузиться в изучение кристалла с информацией о принципах трансформации некроэнергии у скелетированной нежити, как правильные ритмы в сплетенных тенетах были грубо нарушены. Что за бесцеремонность. На моей памяти так нагло еще никто не поступал. Представший перед моим взором Хаг-Тисал и был причиной, которая меня отвлекла.
   - Как я вижу, ты вновь выжил и вернулся в Азжол-Неруб, не понеся серьезных потерь. Первая хорошая новость за последнее время. Мне даже пришлось вникать в суть твоей специализации, так как я посчитал тебя погибшим. Очень хорошо, что мы встретились. Я планирую организовать еще одну разведывающую экспедицию в ближайшее время, поэтому будь готов отправиться вместе со мной,- с каждым произнесенным словом Провидец выглядел все более довольным.
   Ничего, мне есть чем стереть довольное выражение с твоего лица, Хаг-Тисал.
   - Я теперь нахожусь в ученичестве у Ануб-Саташ, поэтому все вопросы по привлечению меня к выходам за пределы Азжол-Неруба решай с ней. Ануб-Ильхиас ограничил мои путешествия на поверхность до момента получения минимальных навыков.
   Вот теперь у Провидца лицо приняло приятное взору выражение. Недовольно поджатые хелицеры и поза выражающая зарождающуюся злость стали мне единственной наградой за все время знакомство с хитрым сородичем из другой касты.
   - Какие еще "навыки", ты и так неплохо справляешься своими силами?
   - Ануб-Ильхиас считает иначе.
   - Я уточню этот момент,- сказал Хаг-Тисал и без особого энтузиазма вернулся к кристаллам по некромантии.
   Пусть Провидцы бодаются между собой, а меня не трогают. Судя по всему, Ануб-Саташ не собирается делать из меня чистого теоретика-некроманта. Еще какая-то практика не за горами. Так что претензии Хаг-Тисала совсем не к месту и пусть лучше другие нерубы объяснят Провидцу его неправоту.
   Когда я закончил сородичи уже покинули эту часть библиотеки, и заплетать вход мне пришлось в полном одиночестве. К своему месту отдыха я двигался на автомате и остановился только у импровизированного паучьего гамака. Сплетенной мной паутины уже не было, и на ее месте находилась другая конструкция с новым жильцом.
   Молодой сородич еще не спал и с долей опаски смотрел на замершего перед ним одноглазого старшего товарища.
   - Ты кто?- я пребывал в недоумении, и вопрос вырвался сам собой.
   - Нихас.
   - И что ты делаешь на моем месте?
   - Сах-Тхемар указал мне на этот угол пещеры, как свободный.
   Стоит только чуть дольше задержаться в походе, как тебя уже считают погибшим. Жилплощадь сразу отдают молодому поколению, а мне теперь что делать? Можно конечно скинуть этого Нихаса со своего законного места, но что это даст кроме морального удовлетворения? Да и вины этого молодого неруба в текущем положении нет никакой. В пещере осталось не так уж много старых знакомых. Ланту с Тханом тоже куда-то исчезли.
   Поиски Сах-Тхемара надолго не затянулись. Он уже спокойно дрых в своих скромных апартаментах вместе с десятком других нерубов и на аккуратное касание его паутины отреагировал довольно спокойно. Видимо его не в первый раз уже будят в неурочное время.
   - Анак-Хар? Что-то случилось?
   - Да. Меня лишили жилья, хотя я все еще жив,- недовольство в моем голосе не нашло отклика у начальника над несколькими десятками Рабочих.
   - Если неруб не ночует в своей паутине дольше определенного времени, его место отдыха уходит другому,- оправдываться Сах-Тхемар даже не собирался.
   - А как же Разведчики?
   - У них другие условия проживания и если посмотреть на проблему с этой стороны, то тебя, Анак-Хар, следует переселить к ним.
   - Сейчас мне просто негде спать, так что реши эту проблему, Сах-Тхемар.
   - Хорошо. Следуй за мной.
   Заселение в кельи разведчиков прошло без эксцессов. Нерубам этой специальности были выделены не самые комфортные пещеры с минимальным обогревом и освещением, что было обусловлено экономией энергии. Тут было множество свободных тенет для сна и особого смысла в обогреве полупустых помещений действительно не было. С точки зрения сообщества нерубов. У меня же на этот счет были другие соображения. Жить в таких условиях конечно можно, но нужно ли? Согревающие глифы я пока что запитал от своего источника, благо их конструктивные особенности это позволяли. Появившаяся было идея потребовать нормальных условий для всех разведчиков, быстро угасла. Такое положение дел остается неизменным уже долгое время не просто так.
   Следующие пару дней я курсировал между тремя направлениями: библиотека, проклятые обелиски, с которыми я теперь работал в полном одиночестве, и казармы разведчиков. Из-за того, что отдыхать приходилось буквально в ста шагах от входа в Азжол-Неруб, сон был несколько тревожным. Для Разведчиков близкое расположение выхода на поверхность было удобно, но не для меня. Безопасностью даже не пахло. От возможного нападения меня отделял один-единственный пост жуков-стражей и несколько десятков ловушек. Желание переехать поближе к центральным пещерам появилось в первые же сутки, но все было не так просто. Если говорить проще, то попасть сюда можно без проблем, а вот выбраться...
   Новые сожители к общению совсем не стремились. Они приходили сюда спать и отдыхать, а не трепать хелицерами без умолку. Даже Разведчики, с которыми я вернулся в Азжол-Неруб, только удивленно проводили меня взглядами, но подходить ближе не спешили.
   Возобновление нормального сбалансированного питания кормовыми жуками подстегнуло регенерацию и ускорило восстановление бинокулярного зрения. Отсутствие лапы волновало меня не столь сильно, как проблемы с правым глазом. Я даже стал опасаться того, что на всю оставшуюся жизнь останусь инвалидом, но прогресс восстановления небольшими шажками двигался к намеченной цели.
   Как только паутинка-пропуск осыпалась бесполезными нитями, я был вынужден идти к Ануб-Саташ на запланированную практику, о содержании которой оставалось только догадываться. Изученные материалы по некромантии мысленно перебирались и прокручивались в мозговом ганглии по третьему разу всю дорогу к пещере моего нового учителя. Я был готов увидеть какое-нибудь учебное пособие, но кабинет Ануб-Саташ оказался таким же, как и в мое прошлое посещение. Только трофейный череп лича куда-то исчез.
   - Сегодня практики не будет. Тебе стоит посетить собрание некромантов подчиненных нашей Королеве. Теперь ты один из пяти.
   Общий невербальный посыл совсем не сочетался с только что сказанным. Что бы там не пыталась донести до меня некромантка, но о каких-либо привилегиях думать пока было рано. Скорее не за горами целая уйма новых обязанностей.
   Сходка некромантов проходила совсем недалеко. Нам нужно было подняться всего на несколько уровней вверх, и мы оказались в небольшой пещере с тремя входами, в центре которой находился оплетенный паутиной плоский камень, похожий на стол. Свет кристаллов прекрасно освещал помещение и пока что единственного пришедшего кроме нас некроманта. Это был типичный Провидец без бросающихся в глаза особенностей и ярких примет. Неруб, как неруб. Не прошло и десятой части скарабея, как появились припозднившиеся властители мертвых. Расположившись вокруг каменного стола, сородичи ненадолго замерли, а затем самый старый на вид паук выступил с речью, предварительно швырнув на камень хорошо знакомый мне предмет.
   - Я так ничего существенного и не выяснил,- проскрипел он, когда глухо стукнувшаяся о камень костяная маска лича замерла в центре стола,- Единственное, что могу с уверенностью сказать, нежить создана искусственно и незнакомым мне способом. Очень тонкая работа с матрицей.
   - Новая разработка гуманоидов?- заинтересованно вскинулся еще один задержавшийся некромант.
   - Не думаю. Совершенно иная школа.
   - Поясни,- спросила Ануб-Саташ.
   - Матрица скомпонована таким образом...,- затянул свою лекцию подкованный в этом вопросе сородич.
   Я пытался вычленить из потока незнакомых терминов основную суть, но так в этом и не преуспел. Знаний мне отчаянно не хватало. Дискуссия разгорелась не на шутку. Это гуманоиды могли повысить голос или даже кинуться на оппонента с кулаками, пытаясь так доказать свою правоту, нерубы же методично строили логически выверенные цепочки рассуждений. Если бы удалось что-нибудь понять, то мое здесь пребывание обрело бы смысл, а так я чувствовал себя тут белой вороной, как в прямом, так и переносном смысле. Утоление жажды в один из напряженных дней, позволило рассмотреть свое отражение в водной глади подземного озера. Помимо травм я был удивлен и своим окрасом, который уже стал вплотную приближаться к пигментации незабываемого Ануб-Хадаха. Грязно-белый оттенок хитина и единственный потускневший глаз придавали мне особый колорит и на фоне практически черных коллег я сильно выделялся. Если так пойдет и дальше, то мне не понадобятся никакие маскировочные уловки, чтобы оставаться незамеченным в снегах Нордскола.
   Обсуждение окончательно упокоенного лича постепенно утихло, и сородичи перешли к следующему не менее интересному вопросу.
   - Ануб-Арак, наш главнокомандующий потерпел сокрушительное поражение на ниве борьбы с расплодившейся нежитью,- спокойно произнесла Ануб-Саташ, вызвав своими словами задумчивое шевеление хелицеров у всех коллег без исключения.
   Сородичам накостыляли? Печально это слышать, хотя с полутысячей нерубов не стоило и соваться к многотысячным марионеткам этого Нер'Зула.
   - Каждая Королева в результате потеряла не один десяток опытных Воинов, которых не так уж просто вырастить. Сам главнокомандующий дал развернутый отчет о своей "разведке боем" и теперь готовится к реваншу. Меня же беспокоит ответная реакция предводителей нежити. С такой угрозой нерубы еще никогда не сталкивались,- закончила некромантка и посмотрела в мою сторону.
   Видимо нужно высказать свое мнение на этот счет, как контактировавшего с нежитью. Что ж попробуем. Только бы не брякнуть какую-нибудь глупость, ибо падать в глазах коллег последнее дело.
   - По моему недолгому опыту общения с Нер'Зулом, который по всем признакам занимает немалый пост в иерархии нежити, на наше нападение будет адекватный ответ. Проскальзывающие оговорки указывают на то, что о войне с нерубами нежить думала и раньше. Может, стоит как-то подготовиться к возможной агрессии?
   - Война?- проскрипел один из некромантов,- Давненько наш народ полноценно не воевал.
   - Ничего иного никто из нас и не ожидал, а всеми приготовлениями будет заниматься Ануб-Арак и Королевы.
   Тут-то мне стало ясно, что этот Ануб-Арак не простой Лорд-Паук, а нечто большее, раз командует какой-то частью Воинов каждой Королевы. С другой стороны где он и где я. Вряд ли в будущем будет возможна наша встреча.
   Следующие пол скарабея сородичи прикидывали, как все это скажется на их жизни. В результате чего у каждого сформировалось стойкое ощущение приближающихся проблем. Логично. С нежитью нужно разбираться при активном участии некромантов.
   Закончилось наше собрание обсуждение моей персоны и официальным знакомством с коллегами, которого я уже и не ждал. С моей точки зрения, с этого и стоило начинать - с представления друг другу, но у нерубов как всегда несколько иные приоритеты. Самого старого и уважаемого паука, похожего своей хитиновой броней на Ануб-Хагала звали Сах-Ксарос. Именно он занимался финальными исследованиями трофейного лича. Остальных Провидцев звали Ануб-Часх и Хаг-Уфал. По очевидной причине последний вызвал у меня настороженность и незначительную неприязнь.
   Последняя повестка собрания надолго не затянулась. Каждый желающий задал мне несколько вопросов для выяснения уровня моих знаний по некромантии. Судя по недовольно поджатым хелицерам особого впечатления я на сородичей не произвел. Ну, так я не чистый некромант у меня еще несколько тонн обелисков на хрупкой шее висит. Нужно отдать должное, в незнание меня сородичи хелицерами не тыкали.
   Уже в своем кабинете Ануб-Саташ пояснила мне необходимость своеобразного экзамена.
   - Ты самый молодой, а соответственно неопытный некромант. Остальные должны были выяснить предел твоих способностей, чтобы передать часть своей работы. Это и будет обещанной практикой.
   Просто великолепно. Мне придется взвалить на свои плечи немалый пласт чужих забот, который дипломатично обозвали "практикой". Главное, чтобы толк от этого был. На фоне возможной полномасштабной войны такие мелочи как-то терялись. Единственный более менее безопасный дом, который у меня есть, это Азжол-Неруб. Вопрос стоит ли его защищать не стоял, у меня и выбора просто нет. До появления Нер'Зула еще был шанс свалить куда-нибудь подальше, а теперь любой выход на поверхность с высокой вероятностью закончится смертью в лапах нежити. Нерадостные мысли тревожили меня практически до самых пещер Разведчиков.
   За очередным поворотом тоннеля я увидел, как одинокий разведчик пытается пройти мимо поста Воинов. Привычная картина, которую я постоянно наблюдаю на пути в пещеру для сна. Если бы не практически постоянное использование магического зрения еще не восстановившимся глазом, я бы так ничего и не понял. Визуально неруб выглядел обычно, а вот в магическом диапазоне он заметно отличался от любого паука. Слишком много странной магии было в этом сородиче. Пока я пытался разобраться с аномалией, Воины уже действовали. Стремительный рывок с последующим использованием напитанных магией глифов конечностей должен был разорвать сородича на части, но этого не произошло. Мощный магический щит неизвестной конфигурации легко заблокировал атаку, а потом Разведчик ответил на агрессию стражей. Неизвестное заклинание буквально отбросило Воинов на несколько метров, и маскировка спала со странного неруба. Тело его не поменялось, но вот в магическом диапазоне он буквально засверкал подобно солнцу. Куда там личам до этого противника. Они не обладали и двадцатой частью подобной мощи. Не думая о последствиях, я запустил в хитрого диверсанта несколько Копий Тьмы и сразу убрался за поворот тоннеля. Ситуация небезвыходная, так что сражаться смысла нет. Пусть лучше кто-нибудь более компетентный наваляет этому магу или кто он там на самом деле. У неизвестного на этот счет были иные соображения. Появившаяся передо мной стена из плотной энергии перегородила единственный путь к отступлению и заставила вернуться к Воинам. Надеюсь, тревогу уже подняли, потому что надолго нас не хватит.
   Ситуация у входа в Азжол-Неруб особо не поменялась. Воины показывали чудеса акробатики, подскакивали к диверсанту, маскирующемуся под разведчика, наносили пару ударов по щиту, а затем прыжком назад уходили на безопасное расстояние. Активировав Щит Маны, я присоединился к взлому защиты противника. Я заметил, что Воины каждый раз активировали разные глифы на своих саблевидных конечностях, стараясь подобрать наиболее действенную комбинацию. Пришлось и мне использовать весь небогатый арсенал заклинаний с той же целью. Мои попытки помочь Воинам не принесли никакого результата. Диверсант или шпион отвечал редкими, но изощренными заклинаниями тьмы и в то же время старался сделать что-то еще. Вывести нас из строя было его не первоочередной задачей. Злобно посмотрев на несколько слоев паутины покрывающие стены тоннеля, он стал целенаправленно выжигать её огненными заклинаниями. Я не понимал что происходит. Зачем уничтожать паутину? Щит нашего противника поглощал одно мое заклинание за другим и никак не менял своего стабильного красноватого свечения. Видя такое положение дел, я перешел на более экзотические варианты. Глиф против духов заставил этого неруба обратить внимание на мою персону.
   В этот момент одному из жуков-стражей удалось пробить щит отвлекшегося на меня противника и отсечь тому руку. Раздраженно зашипев, как ни один из пауков никогда бы не смог сделать, фальшивый неруб просто взорвался, украсив пещеру кусками хитина и гемолимфой. Перед нами же предстал трехметровый демон, который, будь он немного выше, задевал бы рогами потолок. Бледная кожа, массивные рога, слегка закрученные назад и соответствующие размеру всего остального копыта не оставляли иного толкования принадлежности нашего противника к данному виду существ. Взгляд черных глаз с сияющим зеленью зрачком не выражал ничего кроме недовольства, а человекоподобное лицо оставалось бесстрастным. Демон носил массивные доспехи из материала отдаленно похожего на хитин или темный металл, а из-за спины выглядывала пара перепончатых крыльев, которые совсем не выглядели атавизмом. Все это я приметил в одно мгновение в особенности неглубокий быстро зарастающий порез на его четырехпалой кисти с длинными острыми когтями. То, что демон сдерживался, стало ясно уже через мгновение.
   -Умнахат кури,- рокочущим голосом произнес демон.
   От небрежного взмаха руки перед ним повисла гирлянда небольших зеленоватых шаров, которые в магическом диапазоне выглядели очень опасно. Запустив эти снаряды в нашу строну, демон охватил себя крыльями и беззвучно исчез, породив тем самым в волну деформаций в энергетическом плане. Зеленоватые шары Воины бесстрашно приняли на свои бронированные конечности, постаравшись отбить их в сторону, но те просто расплескались подобно жидкости, и попали на хитин жуков-стражей. Я же не решился принимать сомнительные подарки демона на Щит Маны и рывком переместился на потолок, уцепившись за патину. Гравитация на зеленоватые шары все-таки действовала, и те просто ударились о стены и пол. Небольшая капля легко проникла через мой щит и упала на непострадавшую среднюю лапу. Это незабываемое чувство. Боль, пополам с эйфорией прокатилась по матрице и ударилась в сознание подобно тарану. Что это за дрянь? Опасаясь неизвестных последствий, я просто отсек лапу заклинанием каменного шипа. Воины, которые молчаливо принимали самую лютую смерть, теперь скрежетали своими жвалами и буквально катались по полу чуть дольше минуты, прежде чем навсегда затихнуть сжавшимися в подобие шара телами. Вот тебе и магия демонов.
   Подмога как всегда припозднилась. Первые Воины чуть не влетели со всего размаху в медленно испаряющиеся пятна зеленоватой дряни, а маячившие за их спинами Провидцы, скорее всего, боевой специализации окружили себя несколькими щитами и шарили глазами в поисках нападавших.
   Выскочивший в первые ряды Хаг-Тисал немедленно потребовал ответов.
   - Что тут произошло?
   - Скверна,- заскрежетал один из Провидцев и отпрянул подальше от ядовитой зелени на полу тоннеля.
   Сразу стало ясно, кто знаком со значением этого слова. Половина Провидцев торопливо отошла на почтительное расстояние, а бесстрашные и немного туповатые Воины даже не сдвинулись с места. Хаг-Тисал тоже продемонстрировал "храбрость" перед лицом неизвестной ему опасности и все еще ждал объяснений произошедшего инцидента.
   - Анак-Хар, поведай, что тут случилось.
   У нас тут нежить почти под боком, а теперь еще и демоны появились. Я родился не в то время и не в том месте. Участь простого крестьянина не так уж плоха на самом то деле. Эх, надеюсь, я зря волнуюсь. В своем рассказе требовалось придерживаться только фактов, что я и сделал.
   - Демон...
  
   Азерот. Нордскол.
   Натрезим Теродар, один из присматривающих за Нер'Зулом.
   Сам Теродал не участвовал в предыдущем вторжении в Азерот, но немало слышал об этом мире и его обитателях. Будучи не самым сильным среди своих собратьев, именно ему поручили провести разведку в стане недооцененного противника Нер'Зула. Для любого натрезима проникнуть в чужое общество никогда не составляло проблем. Прекрасное владение ментальной магией, к которой каждый натрезим имел предрасположенность, облегчало это процесс на порядки. За тысячелетия существования каждый из собратьев раскрывал свой потенциал в этом направлении. Неудивительно, что они играли в пылающем Легионе роль шпионов, диверсантов и намного реже командовали войсками.
   Найти подходящих кандидатов труда не составило. Группа насекомых с самоназванием "нерубы" умело скрывалась от нежити, но вот для опытного демона они были как на ладони. Никакого достойного сопротивления при неожиданном нападении они оказать так и не смогли.одно единственное заклинание сковало их тела и куцые магические способности.
   Процесс ментального допроса застопорился в самом начале. Парализованные нерубы имели какую-то природную защиту, которая была похожа на монолитную стену. Никакие изощренные ментальные приемы не помогали проникнуть сквозь нее. В конце концов, грубая сила расколола крепкий орешек, но вместе с тем и полностью разрушила содержимое памяти. Теродар недовольно перешел к следующей цели, благо из оставшихся нерубов он не спешил уничтожать. Со вторым подопытным, несмотря на аккуратность, приключилась та же неприятность. Два из трех это еще не статистика, но уже показатель.
   С последним нерубом Теродар решил провернуть иной фокус и самому окунуться в жизнь насекомых. За свою долгую жизнь и покорение не одного мира он уже сталкивался с подобными существами и примерно знал чего ожидать. Жестко структурированное общество с четкой специализацией каждого индивида. Демонизации такие существа поддавались весьма неохотно, слишком уж они были интегрированы в свое общество. Процесс вселения в тело неруба прошел удачно, но от сознания жертвы в процессе все равно ничего не осталось, кроме некоторых моторных навыков. Даже языка насекомых Теродар не получил, так что первое время придется не сладко.
   Преодоление череды не слишком сложных ловушек у входа в подобие гигантского муравейника далось Теродару довольно легко.
   Проблемы начались при встрече с самими нерубами. Хорошая маскировка не помогла. Крупные насекомые другого вида не пропустили Теродара мимо себя, а с неожиданной сноровкой напали на натрезима. Не достаточно быстро чтобы застать врасплох, но сам факт раскрытия простыми стражниками был необычен. За короткий бой удалось выяснить немало интересного. Пара стражников и присоединившийся к ним белый неруб использовали магию, использовали умело и экономно. Попытка телепортироваться за пределы тоннелей насекомых не удалась из-за блокирующей астральные перемещения конструкции из паутины, что вызвало череду дополнительных вопросов. Стоило немного отвлечься на частично преодолевшее щит заклинание, как один из воинов преодолел магический щит и нанес рану не только захваченному телу, но и самому натрезиму. Рассвирепев, Теродар принял свои истинный облик и больше не сдерживаясь, бросил в настырных нерубов несколько шаров Скверны.
   - Настырные букашки,- презрительно констатировал демон.
   Разозленный неудачной разведкой натрезим телепортировался к остальным сородичам. Его ожидал поток как скрытых, так и явных насмешек в связи с провалом простого задания. Потеря авторитета, пусть и незначительная, будила в его душе холодную ярость. Сообщество демонов из мира Ксорот было весьма консервативным и не терпело слабаков и неудачников, что учитывая их врожденные способности и культуру, было понятно.
   Пусть выполнить поставленные задачи и не удалось, но полученные сведения требовали осмысления. Нерубы отличались использованием сложных магических конструкций напитанных небольшим количеством хорошо структурированной маны, а это необычно. Необычное всегда привлекало внимание Пылающего Легиона. Если это явление нельзя было использовать, его просто уничтожали. Теродар, вкусивший Скверны еще при рождении, всегда ратовал за уничтожение.

Глава 44.

Военные рельсы паучьего общества.

  
   Повторять свой рассказ пришлось больше двадцати раз. Провидцы как с цепи сорвались и старались выжать из моих воспоминаний максимум информации. Особенно сильно их взволновала реплика брошенная демоном напоследок. Что такого важного мог сказать этот рогатый товарищ? Уж точно не секрет вечной жизни.
   Хаг-Тисал был самым настырным из "следователей". Вместе с парой нерубов из своей касты он буквально обнюхал каждый миллиметр пещеры, в котором произошел неприятный инцидент. Ошметки сородича, ставшего вместилищем для демона, собирали со всей возможной скрупулёзностью, но только после деактивации той самой Скверны. Чисто магическая субстанция имела ко всему прочему еще и свойства материи. Она подобно концентрированной кислоте прожгла камень на глубину чуть меньше десятой части когтя на пальце моей руки и теперь медленно испарялась. После недавнего знакомства со Скверной я даже боялся дышать рядом с этой гадостью.
   Провидцы с маниакальным упорством требовали точного описания демона, и ждать были не намерены. Одному из них просто надоело выслушивать о характере кривизны рогов демона, который я пытался изобразить взмахами трехпалых рук. Я сам уже начинал думать, что у меня проблемы с речью, так как словесные описания всё никак не могли удовлетворить любопытство сородичей из касты мыслителей и ученых.
   - Просто сделай иллюзию демона, так дело пойдет быстрее.
   - Этим навыком я не владею даже на минимальном уровне,- спокойно ответил я, хотя дотошные сородичи уже порядком надоели своими въедливыми опросами.
   - Что там уметь? Бери и делай.
   - Повторю еще раз, я не умею делать иллюзии.
   Провидец недовольно поджал хелицеры и предложил иной вариант.
   - Что же есть вариант и получше иллюзии. Возьми этот кристалл и закинь в него свои воспоминания о бое.
   На протянутый мне небрежно ограненный камень я посмотрел с сожалением. Одно касание и я бы был полностью свободен. Зачем Провидцам возиться с Рабочим, когда есть готовая информация, с которой намного удобнее работать?
   - Я вас разочарую, но и это мне не по силам.
   - А что тебе по силам? Путано описывать бесполезные детали?- раздраженно сказал Хаг-Тисал. Определенная доля правды в его словах была. Вспоминая упущенные детали, я периодически возвращался к описанию тех или иных событий, стараясь дополнить общую картину. Сородичам такая подача информации только мешала формированию целостного образа.
   - Если время терпит, меня можно обучить одному из вариантов прямо сейчас.
   - Надеюсь твоя обучаемость достойна моих усилий,- сказал один из Провидцев.
   К сожалению, работу с кристаллами безымянный сородич даже не рассматривал. Да и иллюзии оказались делом непростым. Если бы существовал какой-нибудь хитрый глиф, который просто воплощал тем или иным способом воображаемую картинку, то процесс обучения занял бы не больше скарабея времени. У нерубов создание магических голограмм скорее напоминало работу скульптора. Специальный глиф создавал форму из модулированной маны в виде шара или иного простого объекта, которая хорошо была видна невооруженным взглядом, а дальше нужно было поработать либо когтями, либо небольшим манипулятором из собственной энергии. Последние могли принимать любые конфигурации. Процесс создания рабочего инструмента напоминал плетение заклинаний, только без оформления силовых линий в глифы. Если бы не отличная память и координация движений, то иллюзией демона можно было лишь вызвать недоумение на лицах сородичей. С созданием миниатюрной проекции рогатого гостя пришлось помучаться чуть дольше пяти скарабеев. Я даже сумел окрасить её близко к оригиналу, что оказалось очень просто. Цвет голограммы зависел от концентрации маны, которую можно было изменять по ходу работы. Ткнул кончиком когтя в нужное место, выпустил дозированное количество энергии и вот тебе черный цвет, чуть меньше маны - будет фиолетовый и так далее. Не фотошоп конечно, но за неимением лучшего и это сгодится. Образ полузабытой программы всколыхнул целый пласт воспоминаний о прошлой жизни.
   Первый комментарий о моей работе был далек от хвалебного.
   - Демон был такой маленький?- недоуменно спросил ближайший Провидец, рассматривая иллюзию высотой около метра.
   - Нет, он практически доставал рогами до потолка.
   - Так почему ты не сделал иллюзию один к одному?
   Первый порыв объяснить это обычной ленью, я убрал на задворки памяти, как и само понятие "лени". У нерубов это слово имело очень негативный окрас. Когда о тебе так говорит наставник, это еще можно терпеть, но характеризовать так самого себя - недопустимо. Все равно, что сказать - я трутень, который объедает сородичей просто так.
   - Экономия времени.
   Дальше следствие пошло веселее. После уточнения деталей меня отпустили восвояси, чем я и воспользовался. Сон вещь необходимая любому нерубу.
   Проснувшись на следующий день, я почувствовал угрозу, которая буквально витала в воздухе. С чем бы это сравнить? Как будто кто-то постоянно отбивал беззвучный боевой ритм на барабанах, но никакой вибрации не ощущалось. Возникло желание подготовиться к нападению и заняться полезным делом. Какому еще нападению? Что происходит?
   В тоннелях Азжол-Неруба было неспокойно. Нерубы двигались как минимум в полтора раза быстрее и более сосредоточено, хотя я раньше считал, что мы и так вкалываем на все сто процентов. Не успел я сделать и сотни паучьих шагов, как нарвался на Рабочих, которые перестраивали тоннель. Они работали споро, но не мешали активному движению других нерубов, которых направляли по паутине натянутой над работающими пауками. Подавив навязчивое желание присоединиться к сородичам в этом деле, я поспешил к Ануб-Саташ за объяснениями. Перестройка тоннелей была намного масштабнее, чем казалось вначале. Работы шли практически везде, хотя ближе к центру активность строителей заметно падала. Выверенная конфигурация пещер изменялась на менее совершенную, скорее приоритет занимала не экономичность, а другой показатель. Это было заметно даже мне. Видимо я проспал что-то очень важное. И этот бодрящий ритм становился все более навязчивым и требовательным. Работать захотелось до невозможности и судя по всему не мне одному. Часть жуков-стражей поменяла привычные места дислокации, и угрожающе заносили свои конечности над каждым пробегавшим нерубом. Война что ли началась?
   Ануб-Саташ отсутствовала на месте, поэтому пришлось впрягаться в работу с обелисками, от которой похоже никто меня не собирался освобождать. В этот раз посчастливилось наткнуться на Ануб-Хадаха и его уже, наверное, восьмого ученика. Бывший наставник всегда неплохо владел информацией и мог бы просветить своего коллегу. Первая же реплика грязно-белого паука прояснила изменения в Азжол-Нерубе.
   - Даже тебя проняло Анак-Хар. Феромоны Королевы предвещают войну, знать бы с кем.
   Феромоны. Это же какая должна быть концентрация, чтобы и меня зацепило? Только зачем перестраивать тоннели? Неужели это своеобразные укрепления военного времени? Я далек от тактики и тем более стратегии военной мысли сородичей, поэтому мне сложно судить об эффективности таких изменений, но впустую тратить паукоресурсы нерубы не стали бы.
   - Воевать мы будем, скорее всего, с нежитью, а может и демонами. Я встречался и теми и другими, с последним прямо здесь, в Азжол-Нерубе.
   - Демон в наших пещерах?- взволновался Ануб-Хадах,- Как такое возможно?
   Если бывший наставник понимал всю опасность появления рогатых гостей в ранее безопасных тоннелях, то его ученик выражал всем своим видом полное непонимание ситуации. Салага. А ведь если бы я вылупился на десять лет позже, то и сам мог бы так же бестолково вслушиваться в чужой разговор.
   - Маскировался под неруба, но Воины вычислили его сразу. Мне тоже пришлось поучаствовать. Ануб-Хадах, пусть я еще молод, вот только никого столь же сильного в магическом плане, как этот демон в Азжол-Нерубе мне не встречалось. Выжить удалось только чудом, вероятно из-за того, что неудавшийся диверсант или шпион не ставил себе задачу нас уничтожить. Провидцы говорили о какой-то Скверне, которой нас атаковал демон.
   - Тревожные вести ты принес. Я мало что знаю о демонах, а о Скверне никогда раньше не слышал,- сказал Ануб-Хадах,- В любом случае работы у нас будет немало. Каменные Ткачи вместе с Провидцами и Вязальщиками решили модифицировать систему сбора энергии и теперь мне понятно почему. Всем Зодчим Пустоты найдется занятие. На счет силы демона не беспокойся, не всегда сила решает исход противостояния.
   Да уж если бывший наставник говорить о том, что работы полно, то на само деле её очень много. Как бы меня не запрягли на все сто процентов. Где тогда взять время на некромантию? Пожелание не беспокоиться о силе демона меня несколько покоробило. Тебе бы, Ануб-Хадах, повстречаться с этим рогатым бледнолицым, сразу бы изменил свое мнение.
   К Ануб-Саташ я попал только через два дня. Оказалось, что свежесозданные обелиски требовали тщательной настройки и правильного подключения к общей сети. Частные моменты были малопонятны, но общая идея улавливалась без труда, если конечно ты несколько лет только и делаешь, что настраиваешь эти камни с функционалом ненасытных вампиров. Жестко централизованную систему разбивали на условные самобеспечивающиеся сектора, чтобы в случае чего не обвалилось энергоснабжение важных участков. Отдаленное сходство с электрификацией просматривалось, но слишком уж отдаленное, да и всем объемом информации я не владел. Либо сородичи не надеются на легкую победу, либо просто очень предусмотрительные. Я надеялся на последнее.
   На некромантку тоже взвалили целый ряд задач по ее профилю, и выглядела она столь же усталой. Увидев меня, Ануб-Саташ приободрилась. Интуиция легко расшифровала метаморфозы некромантки - её намерение поделиться некоторой частью навалившихся обязанностей не стало для меня неожиданностью. А как я понял из дальнейшего разговора, остальные властители мертвых тоже щедро выделили наиболее скучную работу для самого низкоквалифицированного коллеги.
   - Ануб-Саташ, я просто физически не могу взвалить на себя такой объем работ,- начал устало объяснять ей свою ситуацию,- Помимо некромантии мне приходится обслуживать и обелиски, а сейчас кардинальная перестройка системы сбора и распределения энергии мне почему-то кажется более важной.
   - Указания Королевы превыше всего,- задумчиво прошипела некромантка.
   - Какие указания?
   - Ты же не до конца осознаешь влияние феромонов?
   - Да. Моя чувствительность к ним намного ниже нормы, но некие изменения я ощущаю.
   - Странно, что тебя не определили в постоянные охотники с такой особенностью,- сказала паучиха,- Остальные нерубы прекрасно чувствуют приоритеты, которые четко обозначила Королева. Твоя работа Зодчего Пустоты сейчас важнее некромантии, так что больше я тебя не задерживаю. Или у тебя есть вопросы?
   - Как ни странно есть. Демоны и Скверна, с которыми я встретился недавно, очень меня беспокоят. Новой опасности я не смог противопоставить абсолютно ничего. Рогатое гуманоидоподобное существо разделалось с Воинами с необычайной легкостью. Я считаю себя достаточно ценным специалистом, чтобы получить доступ к более мощным заклинаниям для собственной защиты.
   - Причина беспокойства остальных Провидцев понятна, но я не предполагала, что источником информации о демоне станешь именно ты. Что ты там вообще делал?
   - Я там живу, в покоях разведчиков.
   - Глупый выбор. Что же я тебе помогу, но ожидаю ответной услуги.
   Радостное ликование так и не отразилось на моем лице. Может только глаза стали менее тусклыми, но в остальном я внешне оставался спокоен. Какая бы не была помощь, меня устроит что угодно. В текущих условиях выселиться из местных "трущоб" это за гранью возможного. Пока идет перестройка тоннелей меня никто не станет даже слушать. Стоит еще одному демону с боем ворваться в Азжол-Неруб, и моя своеобразная удачливость может резко закончиться. Я настроился на многодневное нытье и жалобы на злодейку судьбу, но Ануб-Саташ сама пошла мне на встречу. Золото, а не учитель.
   - Вот,- произнесла паучиха, доставая откуда-то из закромов небольшой информационный кристалл,- Это поможет тебе в освоении новых заклинаний.
   - Что это?
   Я нетерпеливо вертел кристалл, в руках стараясь угадать, что же он скрывает за своими гранями.
   - Принципы создания и изменения глифов. Со временем создашь себе те заклинания, в которых больше всего нуждаешься. Времени на библиотеку у тебя нет, так что изучай этот кристалл. Я найду тебя, когда настанет черед некромантии.
   - Благодарю.
   Знакомиться с новыми знаниями я стал, как только вышел из пещеры Ануб-Саташ, используя методику Разведчиков. Теоретическая часть оказалась на удивление простой, пусть и с нюансами. Предлагалось начинать свое шествие, к вершинам волшебства с самых простых глифов. Не создания с нуля, конечно, а изменения уже существующих под свои нужды. У меня и выбора иного не было, основу моего "богатства" составляли простые заклинания стихий и бытовые чары. Многие термины к счастью перекликались с некромантской тематикой, что позволило с уверенностью разбираться в предоставленных материалах. Объяснение строения самого простого глифа создало в моем воображении картину конструктора, где каждая деталь отвечала за определенный элемент и могла соседствовать со строго определенным набором своих собратьев. Метод "научного тыка" тут был неприемлем и даже опасен. Просто понатыкать дополнительных "деталек" или продублировать их и надеяться на отличный результат мог только идиот. Первичная модель обсчитывалась с помощью необычной паучьей математики, и только потом начинался процесс тестирования на практике отдельных элементов заклинания. Стала сразу понятна необходимость стабилизации магического фона и другие уловки Провидцев. В ином случае оценить результат своего труда не представлялось возможным. С этой точки зрения банальное Копье Тьмы, которым я разбрасывался направо и налево, выглядело настоящим произведением искусства. Сбалансированное, откалиброванное до идеала, с динамическими элементами, обеспечивающими возможность настройки под конкретного пользователя, его усовершенствование на первый взгляд представлялось чем-то запредельным.
   "Создай заклинания, какие тебе больше всего нужны" - как она себе это представляла? Спроектируй в одиночку самолет или нечто подобное. Сейчас бы не помешал биокомпьютер в мозговом ганглии или мифическая нейросеть. Загрузил информацию, а они тебе сразу выдадут результат, может и не сразу, но выдадут. С человеческим мозгом и примитивными счетами я бы вообще не стал браться за такую задачу. С паучьей памятью было немного полегче.
   Где простые приемы? Воображение и побольше силы и ты властелин магии. Вместо навороченного "комбайна" мне дали деревянную "мотыгу", с которой я должен выжить в этом негостеприимном мире. Беспощадный рандом.
   Несмотря на не совсем радужные перспективы изучение кристалла шло ходко. За следующую неделю полностью восстановился глаз и начала расти потерянная конечность. Меня сразу насторожил сегмент лапы, на которую попала Скверна. Внешне он ничем не отличался от других, но в матрице имелся хорошо заметный дефект. Скверна оставила самый настоящий шрам на энергетическом теле и циркуляция маны на этом участке была затруднена. Попытки исправить хаотическое переплетение каналов поначалу ни к чему не привело, и теперь одна из конечностей не могла эффективно использовать глифы усиления тела. Одна капля демонического плевка и ты инвалид. А если бы Скверны было бы больше? Так можно и магии лишиться. Я начал с упорством восстанавливать повреждения, взяв за эталон здоровую конечность. Процесс обещал затянуться надолго. К специалистам паучьего племени обращаться было бесполезно, еще объявят меня каким-нибудь Помеченным Скверной.
   Азжол-Неруб или скорее его небольшая часть постепенно преображалась. Появились многочисленные ямы прямо посреди тоннелей, а над полом натягивалась крепкая паутина. На скорость движения эти изменения повлияли не сильно, но выглядели они необычно, хотя если посмотреть со стороны, то теперь иным расам двигаться по Азжол-Нерубу будет ой как непросто. Стало чуть-чуть холоднее в тоннелях, а расход энергии обелисков заметно возрос. Последний факт мне стал известен одному из первых. Вот что значит не самая эффективная конфигурация пещер и подземных коммуникаций.
   Феромоны Королевы продолжали биться в сознание своим бодрящим боевым мотивом, и это все-таки подстегнуло мою работоспособность в плане модификации глифа огненных стрел. Самое простое заклинание выглядело для первой попытки наиболее приемлемым. Процесс расчётов был закончен и перепроверен по старой памяти уже трижды, но недочетов и ошибок по сравнению с первым результатом я так и не нашел.
   Эксперимент было решено проводить в покоях Разведчиков, ибо другого места у меня просто не было. Да и что может случиться от тестирования одного лишь элемента простенького глифа?
  
   Азерот. Восточные Королевства.
   Город Лордерон.
   Первый паладин Серебряной Длани, Утер Светоносный.
   Кровавые сражения с дикой Ордой закалили дух уже немолодого воина Света, оставив немало шрамов на его сердце. Сколько жизней ни в чем не повинных мирных жителей унесли годы войны. Утер просто устал считать. Слезы матерей и сотни сирот так и стояли перед его глазами. Не один раз паладин благодарил своего учителя Архиепископа Алонсуса Фаола за его наставления, которые укрепляли веру и заставляли крепче сжимать тяжелый молот в затяжных битвах. Тот факт, что Свет каждый раз отвечал на молитвы Утера, убеждал его в мудрости Алонсуса Фаола, взрастившего в своем ученике только лучшие черты. Даже придворные интриги при дворе Менентила II не смогли испортить чистого душой паладина, хотя и внесли немалое разнообразие в картину видения мира. Разбавили категоричные концепции Света и Тьмы оттенками серого.
   Теперь Орден Серебряной Длани хоть и насчитывал всего два десятка полноценных паладинов, но имел заслуженное уважение среди людей и некоторых эльфов. Магия Света доступная клерикам и собратьям Утера была подвластна только им и требовала определённого склада ума и характера. Даже остроухие зазнайки с оговорками признавали исключительные способности уверовавших в Святой Свет.
   Подходил ли Артас Менетил для роли паладина? Несомненно. Ведь Утер сам воспитывал одаренного отрока в нужном ключе и прививал ему нужные черты. Желание давнего друга Теренаса сделать из своего наследника умелого воина и командира, было продиктовано сложной политической ситуацией военного времени. Это-то Утер хорошо понимал. В свои шестнадцать лет Артас поучаствовал далеко не в одном сражении и не в шатрах командования армии, а в самой гуще битвы, обагряя свой молот кровь орков наравне с другими паладинами. Как мог мальчишка противостоять могучим оркам? Свет откликался на его призывы почти так же часто и мощно, как и на воззвания самого Утера, делая Артаса сильнее, быстрее и живучее. Гордость переполняла сердце первого паладина в эти мгновения. Сын старого друга стал ему как родной. Порой у молодого Артаса случались приступы гордыни и ослиного упрямства, но для будущего короля это было позволительно. Если быть откровенным причин для гордости у принца хватало. Популярность самого Артаса Менетила сравнялась с авторитетом его отца среди простого народа.
   Сейчас наблюдая, как легко двигается его воспитанник и чего уж там боевой товарищ в тяжелых латах, Утер сожалел, что ему вскоре вновь придется возвращаться в Штормград. Собор Света и молодые рыцари, решившие стать на путь воина Света, требовали внимания от Главы Ордена Серебряной Длани.
   Увидев Утера, Артас поспешил закончить свою разминку и с достоинством приблизился к наставнику.
   - Я слышал, ты вскоре отбываешь в Штрормград?
   - Так и есть юный принц. Долг зовет меня в Собор Света.
   - Прошло больше года с тех пор, как Орда была разбита, а на твоем лике по-прежнему пелена печали. Я не призываю забыть павших товарищей, но жизнь продолжается,- сказал Артас, сдержано улыбаясь.
   Чистое лицо без единого шрама было открытым и искренним, только серьезный взгляд портил общую картину. Утер помнил своего подопечного и иным. Рассеченное топором свирепого орка лицо с оскаленным в яростном крике ртом как будто принадлежало другому человеку. Магия Света залечила раны принца не оставив и следа, но Утер Светоносный знал как может преображаться его ученик.
   - Слишком много потерь и многие из них на моей совести.
   - Ты слишком строг с собой, наставник.
   - Оставим этот спор. Ты еще молод и вырос во времена нескончаемых войн, поэтому так легко переносишь утраты. Даже сейчас, пока царит мир, ежедневным тренировкам всегда находится время в твоем распорядке дня, в отличие от занятий по управлению королевством. Твой отец не вечен и придет время тебе править Лордероном.
   - Он еще достаточно крепок, чтобы уверенно удерживать бразды правления следующие десять лет,- холодно ответил Артас на не завуалированный укор.
   - Просто знай, что сочетать в себе мудрого монарха и благочестивого паладина очень непросто.
   - У меня получится наставник, будь в этом уверен.
   Провожая взглядом юного Артаса, который все-таки внял увещеваниям своего учителя, Утер ощущал смутную тревогу. Порой Свет посылал своим слугам откровения, но далеко не каждый готов к ним прислушаться.

Глава 45.

Попробовать противника на з... хелицер.

  
   Королева концентрацию феромонов по моим ощущениям пока что не снижала, поэтому все её подданные работали как проклятые. А что еще оставалось, если организм физически требовал потратить энергию? Ментальный же компонент направлял устремления сородичей в нужное русло. Недовольным этим фактом был только я один, и быть может другие нерубы иммунные к феромонам. Очень неприятно, когда ты не в состоянии контролировать свои порывы в полной мере. Эти вещества даже голод притупляли. Фраза "заработаешься до смерти" прекрасно описывала сложившееся положение дел.
   Когда на фронте работ Зодчих появился долгожданный просвет, у меня, наконец, получилось выкроить немного времени на долгожданные эксперименты с магией. Привычные тренировки ментальной сферы и изучение "методички" Ануб-Саташ приходилось совершать во время передвижения между местами расположения обелисков. Нет, полностью привыкнуть к их манере вытягивать магические и душевные силы до самого дна невозможно. Пока некромантка не призвала меня к себе, я поспешил опробовать хоть один из элементов будущего глифа на практике.
   Еще одной постоянной головной болью и одновременно неожиданным источником информации стала лапа пораженная Скверной. В ходе восстановления правильной конфигурации потоков у меня возникло смелое предположение, что Скверна не вызывала бессмысленной хаотической деформации матрицы, как я посчитал с самого начала. Изменения имели запутанную, но функциональную структуру. Насколько получившийся вариант превосходит врожденное строение потоков, я не имел ни малейшего понятия. Знаний на эту тему мне почерпнуть пока что было неоткуда. Фактически шла лавинообразная перестройка матрицы под определенный вид энергии. Другое дело, что пережить этот процесс было практически невозможно. Скверна действовала подобно магическому вирусу. В моей лапе весь ее запас ушел на перестройку небольшого участка матрицы и это хорошо. Как бороться с такой агрессивной субстанцией я даже не представлял. Если дозировать эту энергию небольшими порциями или использовать менее агрессивную её вариацию, то можно и выжить. Что получится в результате я мог только предполагать. Скорее всего демон. Испытывать на себе этот вариант я все равно не собирался.
   Магические испытания было решено проводить в самом дальнем углу, где в случае непредвиденных обстоятельств никто не пострадает. Разведчики несмотря ни на что большую часть своего времени проводили за пределами Азжол-Неруба, поэтому в пещере было совсем не тесно. Нежить нежитью, а оставлять близлежащую территорию без внимания никто не собирался.
   Что тут сказать, эксперимент прошел без всяких неожиданностей. Это с одной стороны, а с другой полезной информации я получил абсолютный ноль. Элемент глифа продержался в буйном магическом фоне этого мира меньше секунды, превратившись затем в бесполезное образование неструктурированной маны. Даже тестов никаких провести не удалось. Следующие два десятка попыток дали аналогичный результат. Добавить побольше маны? Сделано. Эффекта по-прежнему никакого. Тут я вспомнил работу самих Провидцев, которые создавали новые заклинания только в своих хорошо экранированных пещерах. А я пытаюсь плести паутину одной лапой, то есть впустую трачу свои силы и время. Иного варианта, кроме как создать небольшую камеру из манопроводящей паутины я так и не придумал. Рабочего в палаты Провидцев никто не пустит, даже для создания нового глифа.
   Эксперимент зашел в тупик, даже толком не начавшись. Плести такую камеру - это дело не одного дня, но начать можно и сейчас. Столь длительный срок объяснялся немаленькими размерами самого сооружения и невозможностью одномоментно выдать такое количество специфической паутины. Экспериментальная комната должна была вмещать самого испытателя и иметь некоторое свободное пространство для формирования глифов. Я планировал поставить создание заклинаний на поток, поэтому за задачу взялся с размахом. Через пару скарабеев времени моим занятием заинтересовались отдыхающие Разведчики.
   - Что это ты делаешь, Анак-Хар? - спросил Саг-Кхамис, знакомый по предыдущему походу на поверхность Нордскола.
   - Хочу спроектировать пару новых глифов, вот мне и понадобилась экранированная камера.
   - Ты же не Провидец? Как можно создавать новые заклинания самому? - недоуменно спросил Разведчик.
   Мышление ограниченное кастовой системой сразу вызвало подобие сожаления об упущенных возможностях для сородича. На полноценную жалость моих моральных принципов уже не хватало. А ведь таких как он абсолютное большинство среди нерубов. Инициативность и стремление возвыситься над остальными пауками встречалось не так уж часто, если смотреть на всю популяцию пауков в целом. Тех же Рабочих среди нерубов на порядки больше, чем иных каст. Это мог бы заметить любой достаточно внимательный наблюдатель.
   - Да, я не Провидец, но это не мешает мне создавать новые глифы.
   - И что это будет за заклинание?
   - Усовершенствованная огненная стрела или нечто более разрушительное, если получится.
   - Что же лишним оно не будет. Нежить все ближе подступает к нашим границам.
   Новость не слишком радостная, но вполне ожидаемая. Рано или поздно это должно было случиться.
   - Чем же занимается нежить? Уничтожает все живое в попытках утолить свой вечный голод?
   - Нет, Анак-Хар. Мертвецы строят укрепления. Я бы даже сказал целую сеть небольших крепостей. Скелеты-лучники стали встречаться гораздо чаще, особенно на стенах созданных укреплений. Эти стрелки могут заметить нерубов на значительно большем расстоянии, чем обычная нежить.
   А вот это уже очень тревожная весть. Нежить строит целую систему обороны, и явно собирается задержаться тут надолго. Как бы Азжол-Неруб не взяли в осаду, хотя если учитывать протяженность тоннелей и подконтрольную территорию больше двадцати Королев, то сделать это будет практически невозможно, даже с учетом многочисленности нежити.
   - Саг-Кхамис, как ваша маскировка работает против этих скелетов-лучников?
   - В зависимости от навыков Разведчика, но они не самая большая наша проблема. Личи подняли несколько десятков мелких дракончиков, которые теперь патрулируют земли нежити. Пусть они могут держаться в воздухе всего семь-восемь скарабеев времени, а потом им нужно подкрепиться, но маскироваться приходится намного тщательнее. Эти твари просто парят в небе и наводят на замеченных нерубов наземную нежить. Может, ты знаешь какие-нибудь простые заклинания дальнего действия?
   - Ничем не могу помочь. Даже заклинания некромантии из тех, что мне известны, тут не помогут.
   - Шаманы троллей сбивают летающих тварей молниями над своей территорией, а мы просто прячемся. Что же, надеюсь, у твоих начинаний будет достойный результат.
   Нужно почаще общаться с Разведчиками, они оказались весьма информированными товарищами, что и неудивительно. Крепости, летающая нежить, выжившие шаманы. А я тут сижу в пещерах в полном неведении. Относительно безопасно, но, учитывая напряженную обстановку, информация о событиях на поверхности Нордскола кажется весьма важной.
   Плетение камеры для экспериментов затянулось на пять дней. Пришлось строго-настрого запретить уборщикам приближаться к моему творению. Эти вездесущие мелковатые сородичи чуть не растащили недоплетенную камеру, посчитав ее мусором. Откровенно туповатые пауки понимали только лапоприкладство. Несколько пинков по брюшку и они поняли мои требования.
   По сравнению с комнатами Провидцев среда для тестирования глифов получилась не столь же благоприятной, но позволяла тестировать отдельные элементы заклинания. Через три дня проб и ошибок получилось нечто вполне работоспособное. Так как заклинание предназначалось для личного пользования и сразу настраивалось на мою энергетику, то многие лишние в данном случае элементы получилось убрать. В магическо спектре глиф получился кривоватым и далеким от совершенных результатов трудов Провидцев. Практические испытания с минимальным вливанием сил дали неоднозначный результат. Неоднородный шарообразный комок огня летел медленно и при соприкосновении с какой-либо преградой высвобождал стихию огня в виде небольшой вспышки. Поражающий потенциал я оценил, как средний. Нужны были испытания на живых или не очень существах. Легендарный фаербол так и не получился, но это только начало. Ах да, расход маны был приличным, как на два десятка огненных стрел.
   На следующий день после первых практических испытаний моего первого заклинания стали появляться смешанные группы нерубов, которые уходили на поверхность.
   Проживая рядом с выходом, я сталкивался с различными комплектациями. Численность отрядов варьировалось от четырех, до сотен нерубов. Когда я впервые увидел такую колонну сородичей, то подумал о переселении части нерубов в другое место. На самом деле это оказался отряд для уничтожения ближайшей крепости нежити, как позже поведал Саг-Кхамис. Недавнее указание Ануб-Ильхиаса пока что действовало, и меня не привлекали к боевым действиям, которые постепенно набирали силу. Успешность нашей тактики и стратегии оставалась под вопросом, но численность Разведчиков заметно упала, пока не появились молодые и неопытные сородичи на их место. Наставников на всех не хватало, поэтому некоторые из них постигали эту сложную науку на практике. Меня сначала посчитали дряхлым стариком, не способным к работе на поверхности из-за моей окраски и так и норовили получить несколько бесплатных уроков, отвлекая от экспериментов с заклинанием.
   Внутрення перестройка тоннелей была практически закончена, когда нежить впервые за много лет вторглась в подземелья Азжол-Неруба. Может во владениях других Королевств это уже случилось, но наши границы до этого дня не были нарушены.
   Внезапностью атака не отличалась, поэтому успели сработать ловушки у входа, а самое главное - сигнальные нити. Я только вернулся в пещеру, как зашедший следом Воин предупредил собравшихся нерубов о вторжении.
   - Уходите в комнаты рабочих на пятом уровне. Искусные маги могут помочь в отражении атаки, по мере своих возможностей,- спокойно сообщил сородич из касты жуков-стражей.
   Разведчики уходили из пещеры, не создавая суеты, а я решил опробовать новое заклинание из-за спин Воинов и только потом уходить в безопасное место. У меня специальность не та, чтобы глупо умирать под напором нежити. Герои могут идти лесом и бросаться голой грудью на копья, а лучше сразу головой о камни, чтоб наверняка.
   Замерев в узком проходе, Воины сосредоточенно ждали наступающую нежить, их было всего десяток, но впереди бок о бок стояли только двое, полностью перегораживая проход. Остальные же ждали своей очереди в будущем сражение, готовые заменить уставших, либо раненных товарищей. Между их бронированными спинами и потолком оставалось небольшое пространство, куда можно было запустить несколько неприятных подарков для наступающих. Прежде чем стук костлявых конечностей мертвецов нарушил возникшую тишину, к нам подоспело подкрепление в виде пятерки Провидцев и двадцати жуков-стражей.
   Рассмотреть приближающегося противника не было никакой возможности, так как наша позиция была как раз сразу за крутым поворотом тоннеля примерно на девяносто градусов. Это обеспечивало надежную защиту от метких стрелков и прямолинейных атак магов.
   Один из Провидцев сразу взял командование обороной на себя и согласно своим представлениям перетасовал Воинов в нужном ему порядке и построил своих коллег в подобие колдовского круга. Они сразу начали плетение какого-то сложного заклинания. Не будучи последним идиотом, я заранее активировал Щит Маны и приготовился внести свою малую лепту в военные действия сородичей.
   Перестук костей по камню постоянно прерывался, так как нежить спотыкалась о нити паутины и падала, погребаемая под основной массой нападавших. Ничем иным это необычное звуковое сопровождение я объяснить не мог. Первым показался поджарый скелет с ржавой сабелькой. Он только и успел сверкнуть глазами, как осыпался раздробленными осколками костей от стремительного взмаха клешнеобразной руки Воина. Затем повалили разнообразные шустрые костяки, которые даже пытались перепрыгнуть жуков-стражей, но взмахи их конечностей легко пресекали подобные попытки, отправляя неудачников обратно в толпу нежити. Два Воина успели безнаказанно перемолоть порядка сотни скелетов, не получив ни одной раны. Я уже подумал, что так все и будет продолжаться, пока нежить не кончится, но не тут-то было. Сначала выскочило несколько лучников, которые успели сделать пару выстрелов из своих костяных луков. Почему-то оба метили именно в меня. Наполненные некроэнергией наконечники стрел пробили Щит Маны, потеряв убойную силу, и с глухим стуком ударились об укрепленный глифами хитин. Не осталось и царапины, но пребывание за спинами Воинов больше не казалось полностью безопасным. Какие-то примитивные стрелы пробивают универсальный щит. Как это возможно? Конфигурацию некроэнергии на наконечнике я не рассмотрел, но не может же там быть чего-то слишком убойного. Сюрприз нежить преподнесла неприятный.
   Дальше, хуже. Из-за поворота вылетело заклинание явно работы личей и впиталось в кости погибшей нежити. Мгновенно сформировавшаяся громоздкая тварь просто уперлась своими конечностями в стену, и бросилась на жуков-стражей всей своей массой. Костяной голем, а как еще можно назвать беспорядочно соединенные между собой части погибших скелетов, сдвинул своим весом двойку Воинов, которые пробороздили в камне неглубокие дорожки, стараясь удержать свою позицию. Многочисленные конечности и щелкающие зубами черепа вынудили их отступить еще на пару небольших нерубских шагов.
   Нахрен эту войну опробую заклинание и до свидания. Мое огненное заклинание пролетело над спинами Воинов и ударилось в гигантский уродливый костяк. Что сказать, сухие, хоть и промороженные кости только закоптились. Небольшая вспышка огня оторвала несколько слабо прикрепленных костлявых рук, но больше никакого эффекта не принесла. Мда, первый блин получился комом. Провидцы же на мелочи не разменивались. Их совместное заклинание отбросило голема к подступающей нежити, перемолов всех попавших в радиус поражения в мелкую костяную муку. Из такого порошка поднять что-то путное не так уж и просто.
   Бросив еще несколько раз свое заклинание в сторону однообразных скелетов, и уверившись в его низкой эффективности, я покинул поле боя, чтобы не мешать профессионалам и не ловить шальные стрелы своим телом. Останавливать меня никто не стал.
   Двигаясь к нужному уровню, я так и не заметил никакой тревожности в тоннелях Азжол-Неруба. Рабочие все так же бегали по своим делам, жуки-стражи бдели на своих постах. Как будто на нас и не нападает сейчас орда нежити. Следует завтра же обратиться к Ануб-Саташ за нормальными заклинаниями, а то с этой методичкой по созданию глифов я буду мучиться еще долго. Окончательно бросать эксперименты я пока считал преждевременным, но с текущими тенденциями сиюминутное повышение боеспособности намного важнее.
   Заснуть мне не дал заглянувший к нам Рабочий.
   - Разведчики могут возвращаться в свои пещеры. Нападение отбито.
   Честно говоря, возвращаться я уже не собирался и с любовью сплел отличные тенета для сна, а тут такая новость.
   Место сражения выглядело неважно. Закопчённый потолок (каюсь моя заслуга), побитые стены, груды костей и пятеро погибших Воинов, которых уже упаковывали в продовольственные коконы. Отбиться без потерь не получилось. Провидцев на месте уже не было, а выжившие жуки-стражи неторопливо брели к центру нашего гнезда, за исключением двоих ставших на освободившийся пост. Судя по следам, отступать сородичам практически не пришлось. Рабочие утилизировали кости нежити, аккуратно закатывая их в ямки с фирменной нерубской кислотой. Шансов на восстановление у нежити после такой процедуры не оставалось никаких.
   В пещере Разведчиков явно были видны следы нежити. Эти твари разорвали все тенета, до которых могли дотянуться, а самое паршивое угробили мою камеру из манопроводящей паутины. Вандалы дохлые, чем она вам помешала? Создание собственных заклинаний, похоже, откладывается до более спокойных времен.
   Первое нападение нежити на владения Королевы Талион-Схилаг-Шах успешно отбито, вот только, сколько еще их впереди?

Глава 46.

Удар в самое сердце.

  
   После инцидента с наглым нападением нежити я немного запаниковал. Не сразу, конечно, но стоило прикинуть варианты и становилось грустно. Была разрушена важная для меня иллюзия относительной безопасности Азжол-Неруба и несокрушимости его защитников. Последовавшие далее события только ухудшили мой прогноз. Нельзя выиграть какую-либо войну только обороняясь, а с моей паутины все так и выглядело.
   Сражения стали собирать свою жатву всё чаще. Если первые столкновения с нежитью заканчивались всего несколькими убитыми Воинами с нашей стороны и почти полным истреблением отряда мертвецов, то в последующих битвах соотношения потерь изменились в худшую для нас сторону. Нежить теперь не пыталась задавить защитников Азжол-Неруба неуправляемой толпой и старалась не оставлять своих павших на поле боя. Охапки костей мертвецы с собой обратно не тащили, но выбирали момент для отступления, когда неведомый лич вновь собирал уцелевший материал в некое подобие костяного голема. Такой конструкт мало того, что был весьма опасен, так он еще и утаскивал в себе целую гору останков простых скелетов.
   Мелкие отряды, а то и единичные мертвецы маячили на границе охраняемых тоннелей и сверкали из темноты своими тусклыми огоньками в глазницах. Такая опека не оставляла иного толкования - за нами внимательно наблюдают и ждут подходящего момента. Огромное свое преимущество мертвецы продемонстрировали в течение следующих нескольких недель и продолжали им пользоваться. Нежить не ведала усталости и не нуждалась во сне. Насколько это неприятно нерубы и я, в том числе, ощутили на себе в полной мере. Наши противники беспокоили границы Азжол-Неруба непрерывно. День за днем, скарабей за скарабеем они малыми, а чаще крупными отрядами пробовали нашу оборону на прочность. Когда-то это была одна единственная стрела, пущенная невидимым лучником, в иной раз целая сотня скелетов и иной нежити. Нельзя было угадать, что будет дальше, противники действовали хаотично.
   Сородичи цеплялись за каждый метр тоннелей, а я вместе с Разведчиками удерживал этот "стратегический" выход на поверхность, терял драгоценные часы сна и гемолимифу в бесконечных стычках. Нерубы были намного крепче и выносливей людей, но и наши силы постепенно таяли. Вырваться за пределы этого порочного круга не было никакой возможности. Место жительства я покидал теперь редко, только когда срочно нужен был Зодчий, и как-то так получалось, что дальше тысячи шагов от своих апартаментов удаляться не приходилось. Похоже, чья-то злая паучья воля определила такого ценного члена общества, как я, в заградительный отряд и соответственно в неизбежные потери. Мириться с таким пренебрежением к моей жизни у неизвестных нерубов, скорее всего из касты Провидцев, мог только законченный фаталист, к числу которых я пока не относился.
   Так в один из дней я все-таки попытался проникнуть вглубь паучьего гнезда и выяснить положение дел у той же Ануб-Саташ или еще кого. Наивно? А что оставалось делать? Отдать свою жизнь за некого великого стратега? Эта самая жизнь пока еще служила основным приоритетом моего существования. Другим сородичам мог прийти соответствующий ответ в виде феромонов, но я принять подобную информацию просто не мог по известным причинам. Опрос соседей по несчастью ничего не дал. Они просто не понимали причин моего волнения.
   Жуки-стражи одного из безымянных постов выглядели куда серьезней тех, что в данный момент удерживали выход на поверхность. Всё, от кончиков жвал, до краев хитинового панциря говорило о превосходстве и почтенном возрасте этих представителей воинской касты. Возраст же говорил совсем не о дряхлости, а о богатом опыте и развитых способностях.
   Попытку безмолвного проникновения они пресекли лишь скупым шажком, в результате которого проход стал надежно перекрыт бронированными тушами.
   - Возвращайся назад,- проскрежетал Воин, делая повелительный взмах своей саблевидной конечностью.
   Мои доводы он даже слушать не стал, и заготовленная речь канула в небытие. Терпеливостью эти нерубы не отличались, как и желанием уговаривать замершего перед ними сородича. Стоило одному из стражей сделать угрожающее движение в сторону не спешившего исполнять указание неруба, и я решил не испытывать удачу.
   Аналогичная картина наблюдалась вокруг всей центральной части владений Талион-Схалаг-Шах. Мощные посты на границах некой сферы пресекали проникновение сородичей в ее пределы. Картину появившихся изменений пришлось составлять не одну неделю, обслуживая ближайшие обелиски.
   Ротация Воинов в последние дни совсем прекратилась, и я видел в этом тревожный знак. Провидцы же стали появляться на нашем боевом посту все реже. Был бы я человеком, то уже давно бы начал паниковать, а так просто перебирал варианты действий. Фактически десяток Воинов и все Разведчики стали небольшим оборонным отрядом у этого входа.
   Появившийся в очередной раз Провидец был сразу окружен встревоженными сородичами и подвергнут допросу. Сидеть без информации о текущем положении дел могли далеко не все. Паук, принадлежавший касте мыслителей и ученых, такому вниманию не удивился и имел часть ответов на наши вопросы. Первым на него насел по праву старшинства самый опытный Воин, который негласно командовал обороной и вполне успешно на мой взгляд. Как всегда у пауков феромоны вывели в лидеры самого сильного и опытного. Удобно, на самом деле. Не нужно проводить никаких голосований и назначений. Раз и готово.
   Первым делом Воин заинтересовался указаниями из "штаба".
   - Какие для нас есть приказы, Хаг-Талок?
   - Вам по-прежнему нужно защищать этот участок Азжол-Неруба и по возможности помогать соседним подразделениям. Можете использовать Разведчиков для связи с ними.
   - Будет исполнено,- спокойно сказал Ших-Грас. Такое редкое имя, как и его отдельные элементы, мне в Азжол-Нерубе мне до этого момента не встречалось.
   Командующий небольшим отрядом продолжил наседать на Провидца, как на единственный источник информации.
   - Хаг-Талок, как идет война с нежитью и скоро ли ожидается наша контратака? Ведь поэтому нет ротации моих подчиненных?
   По характерному поджатию хелицеров я понял, что Провидец именно этот вопрос затрагивать не хотел.
   - Отвечу по порядку, контратака пока не планируется, насколько мне известно, а ротация невозможна из-за более тяжелого положения на других направлениях боевых действий. У вас здесь очень тихо и спокойно на мой взгляд.
   В кои то веки мне повезло - попал в тихую заводь. Не все же время скакать бешеным кузнечиком на передовой, хотя даже в нашем "тихом" месте хватало проблем. Для начала, нежить беспокоила нас чаще стрелками, и при попытке Воинов завязать с лучниками ближний бой сразу откатывалась назад, уступая место хилым скелетам с ржавым оружием неизвестного происхождения. Убивать таких противников было бесполезно, потому что лучники не давали утилизировать кости, а неизвестный лич, который и не думал показываться нам на глаза, вновь поднимал их за десятую часть скарабея, или ваял уже знакомого голема. А вот стрелы порой наносили нам незначительный, но неприятный ущерб. Глаза у нерубов теперь казались мне слишком уж большими. Одноглазые Воины стали нормой, пока не научились закрываться своими серповидными руками, а то и наловчились отбивать стелы в сторону. Терять конечности или получать иные раны в таких условиях было строго противопоказано, и мы все стали весьма острожными.
   Сложилась забавная ситуация. С одной стороны мы не могли окончательно выбить нежить из подземелья на своем участке, опасаясь засады, а сами наши противники не сильно то и рвались в охраняемые тоннели - так называемая позиционная война. У меня даже возникло предположение, что они просто охраняли один из выходов из Азжол-Неруба, как и мы. Самое же неприятное, что нежить эволюционировала, не столько физически, сколько умственно. Стала применять простые тактические схемы, пользоваться укрытиями. Это было не простое управление извне, нет, каждая единица стала обретать все более совершенный разум. Может в иных местах шла непрерывная "мясорубка" и времени у мертвецов на получение опыта не было, но вот у нас ситуация была именно такая.
   Вопросы к Хаг-Талоку сыпались один за другим. Многие были недовольны сократившимся пайком и невозможностью вести привычную охоту. Последний факт больше всего удручал Разведчиков, которые неожиданно для себя были переквалифицированы в установщиков ловушек и магов. Со своим небольшим резервом маны их хватало ненадолго. Теперь они стали регулярно посещать обелиски, но когда будет тот результат? До него еще дожить надо.
   - Пища сейчас нужнее будущим Воинам, потерю которых сейчас поспешно восполняет Королева, так что на большее не рассчитывайте. В ближайшее время Провидцев для отражения нападений не будет. Учитесь справляться сами,- продолжал отвечать на вопросы Хаг-Талок.
   Справиться то мы справимся, главное, чтобы ситуация оставалась стабильной.
   Стоило только вопросам иссякнуть, как я поспешил задать свои.
   - Много ли территории Азжол-Неруба захвачено нежитью?
   От простого вопроса все сородичи на мгновение замерли, а затем со странным выражением посмотрели в мою сторону. Я понимаю, что пауки высоко ценят каждый метр своего любимого Азжол-Неруба, но зачем так болезненно реагировать?
   - У меня нет точной информации, но важные объекты под нашим контролем, как и основные тоннели,- высокомерно ответил Провидец. Я поспешил сменить тему, пока меня не записали в какую-нибудь самоубийственную разведывательную операцию в самое сердце территории нежити.
   - Что-нибудь известно о происходящем в сферах влияния других Королев?
   - Кое-что я знаю. Нежить осаждает территорию только тринадцати Королев и это позволяет главнокомандующему Ануб-Араку контратаковать наземные силы и выискивать резервы. Могу понять ваше беспокойство, но сфера влияния Талион-Схилаг-Шах далеко не в самом бедственном положении.
   - Среди нежити есть демоны?
   Этот вопрос заставил дернуться брюшко Провидца, и я заметил знакомые повреждения на его хитине. Скверна. Похоже с ней Хаг-Талок знаком не понаслышке.
   - Они... изредка встречаются. Поодиночке, реже вдвоем, но при их появлении у нежити появляется запредельная слаженность действий, а их заклинания весьма изощренные и при этом энергонасыщенные. Лучше даже не пытаться принимать их на щит. Скажем так, немногие выживают после встречи с демонами.
   Сородичи внимали Провидцу сосредоточенно, стараясь не упустить ни единой крупицы информации.
   В следующее мгновение по моему сознанию был нанесен сокрушающий удар. Единственная мысль "защитить!" билась о врожденные ментальные барьеры, которые сдерживали приказ лишь частично. Пока ноги сами несли меня по подземным тоннелям вместе с остальными сородичами я все-таки смог расшифровать сумбурное послание. Королева атакована и призывает всех на свою защиту. Холодный паучий разум выдал мысль, полностью описывающую наше положение - "мы в полной .., в общем, ситуация заметно осложнилась".
  
   Мир Азерот. Нордскол.
   Нер'Зул, владыка тысяч юнитов.
   Бывший шаман был недоволен сложившейся ситуацией. План требовал исполнения, а он все еще буксовал на северном континенте и завяз в войне с назойливыми тараканами. Если бы не наглое и вполне успешное нападение на его строящуюся цитадель целого отряда этих жуков, он бы еще мог отложить решение проблемы насекомых на будущее, но теперь оставлять в тылу такого соперника было опасно.
   Первым делом Нер'Зул еще раз обратился к памяти своих новых личей из местных шаманов и просеял мелким ситом своего интеллекта их знания в попытках обнаружить слабости нерубов. Разрозненные сведения порой противоречили друг другу и были замешаны на извечной вражде и древних легендах. В этой куче мусора не нашлось ничего стоящего.
   Простое желание просто воззвать к элементалям земли и обрушить своды подземелий нерубам на их паучьи головы, было невыполнимо. Былые способности в общении с духами теперь безвозвратно утрачены, а многие приемы магии Дренора на Азероте не всегда работали. Многие шаманские знания теперь были заменены на иные волей Кил'Джерена. Из воспоминаний же шаманов троллей становилось ясно, что местные элементали не такие покладистые, как в его прежнем мире.
   Тайное оружие демонов, которое они высокомерно передали в распоряжение Нер'Зула, было безотлагательно использовано против насекомых, но оказалось бесполезным. Магическую Чуму, способную уничтожить этот мир насекомые просто не заметили. Натрезимы от такой новости полыхнули настоящим бешенством в ментальном спектре энергий. Детище Пылающего Легиона оказалось очередным пшиком.
   Постройка сети укреплений и наблюдательных пунктов и так была необходима, а в преддверии войны с пауками становилась обязательной. Как оказалось загнать нерубов в их норы - это только первый этап, при чем самый простой. Преимущество в численности нежити в узких тоннелях становилось не таким уж важным, да и действовать на исконной территории противника тем было непросто. Пусть у Нер'Зула и была великолепная координация взаимодействия, но это не давало результата, по крайней мере такого, которого он ожидал. Великолепная, исполнительная армия застряла в паучьих пещерах не в силах уничтожить своего врага.
   Недовольные задержкой натрезмы вдоволь поизгалялись над умственными способностями бывшего шамана, прежде чем отправиться на разведку. Высокомерные демоны принесли информации сущие крохи и о причинах своей неудачи не распространялись.
   - Что же помешало элите Пылающего Легиона узнать слабости нашего общего врага?
   - Мы дали тебе предостаточно информации, чтобы втоптать насекомых в снега Нордскола.
   - Не ментальная ли защита нерубов ограничила ваши способности в получении информации?
   Если высказанное сомнение как-либо и зацепило лидера натрезимов Тихондрия, то внешне это никак не проявилось. Все тем же холодным голосом он ответил на словесный укол Нер'Зула.
   - Твои жалкие попытки задеть меня забавляют, но и только. Ты существуешь, пока полезен нашему общему господину, так что не стоит забывать об этом.
   Даже вся ментальная сила Нер'Зула оказалась бесполезна, когда невесомое щупальце натрезима прошлось по мыслям заточенного во льду духа. Сила и мощь легко уступили тысячелетиями оттачиваемому мастерству, и демон своим действием поставил зарвавшегося шамана на место. Активированные закладки на подчинение сбили всю спесь и недовольство. С каждым таким воздействием Нер'Зул намного лучше осознавал пределы своей свободы. Он даже не пытался прятать сокровенные мысли от своих тюремщиков, а старался ухватить крупицы чужого мастерства, и это у него получалось все лучше и лучше. Происходящее не было каким-то хитроумным планом против хозяев из Пылающего Легиона. Сконструированный Кил'Джереном разум не мог восстать против своего создателя, но он мог совершенствоваться, набираться сил. Такие установки стояли на первых строчках заложенных приоритетов.
  
   Азерот. Нордскол.
   Цитадель Нер'Зула в Ледяной Короне.
   Тихондрий и компания натрезимов.
   Последние приказы генерала демонов Кил'Джерена не имел иного толкования. Уничтожить жалких нерубов и двигаться дальше согласно разработанному плану. Натрезим никогда не считал бывших эредаров достойными командующими. Слишком импульсивные и подверженные приступам гнева, нетерпеливые, как и Саргерас. Его раса стояла у истоков Скверны еще тогда, когда Титаны только начали осваивать иные миры. Конечно, сам Тихондрий не застал тех времен, но прекрасно изучил историю своего народа в библиотеках Ксарота. Родной мир был полон древних тайн и загадок, скрытых беспроглядным мраком для всех, кто не принадлежал к расе демонов-вампиров.
   Неудачи с привычными вариантами разведки не вызвали у натрезима тех чувств, которые обуревали более молодых и неопытных сородичей. Если бы его раса опиралась только лишь на свои природные возможности, то давно бы вымерла под гнетом непреодолимых обстоятельств. Сейчас каждый натрезим участвовавший в сражениях вместе с нежитью кропотливо собирал информацию для выстраивания общей картины энергетических аномалий в подземельях насекомых. Тихондрий искал уязвимые точки, которые и собирался использовать для победы. С каждым днем информации становилось все больше. Очередные данные позволили выявить хоть и умело скрытые, но все еще заметные аномалии. Их было тринадцать. Ровно по числу видов или скорее народов насекомых, с которыми столкнулся и так неумело воевал Нер'Зул. Кил'Джерен особо указал на необходимость получения этим духом опыта командования и запретил перехватывать управление нежитью в глобальных масштабах.
   Тринадцать центров. Как показывал опыт предыдущих столкновений с насекомыми в иных мирах - это, скорее всего, матки. Здоровенные туповатые туши, но с запредельной возможностью воспроизводства. Стоит их уничтожить и вся система защиты букашек развалится, как бы она не была совершенна. Натрезим не разделял тяги социальных насекомых к запредельной специализации. Стоит только убрать небольшой винтик в их идеальной машине, как весь механизм приходил в негодность. Сейчас он собирался так и сделать - уничтожить стержень, на котором держится все их общество.
   Мысленный вызов приказал собратьям явиться в один из залов строящейся цитадели, который облюбовал Тихондрий.
   Когда остальные натрезимы прибыли во вспышках порталов, их лидер начал обрисовывать общую цель собрания. Негласное правило не пользоваться постоянно мыслеречью соблюдалось демонами Ксорота неукоснительно.
   - Орудие Кил'Джерена все еще топчется на месте, так что наша задача подтолкнуть этого духа в нужном направлении. Не все из вас сталкивались с цивилизациями насекомых, поэтому не лишним будет рассказать об их особенностях.
   Некоторое время Тихондрий давал краткую выжимку для самых молодых и неопытных сородичей, чтобы они понимали смысл сегодняшней акции. Пусть Легион и ставил естественный отбор среди своих членов, как единственно верное мерило ценности для каждого индивида, но натрезимы имели среди себеподобных несколько иные традиции. Не менее жестокие и построенные на постоянном соперничестве, они требовали удерживать определенную планку профессионализма. Быть простым "мясом" на острие атак Пылающего Легиона демоны Ксорота не желали.
   - Мал'Ганис на тебе порталы в случае экстренной ситуации. Бальназар, Детерок на вас защита. Остальные могут уничтожать насекомых в любой последовательности после гибели матки.
   Детальной проработки не требовалось, так как натрезимы воевали вместе уже не одно тысячелетие и понимали друг друга в боевых условиях без слов.
   Общее усилие лейтенантов Пылающего Легиона позволило прорвать покров, препятствующий телепортации, и демоны оказались в огромной пещере заполненной сотнями разнообразных насекомых, среди которых выделялась обладательница впечатляющей магической мощи. Гигантская паучиха с непомерно большим брюшком и относительно небольшой головогрудью вкушала пищу, если так можно было назвать зажатый в передних лапах крупный кокон.
   Не теряя ни мгновения, натрезимы обрушили на главную цель десятки заклинаний щедро сдобренных энергией Скверны. Матка нерубов, будучи настоящим гигантом на фоне немаленьких демонов, с поразительной для того огромного существа скоростью избежала большей части вредоносного волшебства просто отпрыгнув в сторону. Два десятка более мелких жуков мгновенно превратились в расплющенные силуэты на каменном полу под ее весом, но кого это волновало? Тихондрий был неприятно удивлен нерубской расторопностью. Слаженная магическая атака насекомых ударила тараном в общий щит, а затем на них накатила волна воинов ближнего боя разных размеров. Те не жалея своих жизней пытались достать демонов и своими телами перехватывали заклинания бросаемые в сторону их Королевы. Чуть в стороне два десятка пауков плели какие-то мощные заклинания, а сама матка долбила по щиту быстрыми и насыщенными энергией конструкциями, подбирая наиболее эффективное воздействие. Бальназар и Детерок активно модифицировали общий щит с противоположенными целями.
   Трое более крупных жуков наконец достигли щита и буквально прорезали его своими саблевидными конечностями, игнорируя сложность составных чар и усилия двух искушенных в магии натрезимов. План трещал по швам и Тихондрий отдал мысленную команду на более динамичное ведение боя, жалея о неэффективности ментальной магии. Одновременное высвобождение более половины запасов Скверны из запасов демонов в виде зеленоватого непроглядного тумана в считанные мгновения выкосило большую часть слабых жуков и пауков, сейчас они агонировали на полу пещеры, тогда как остальные, несмотря на терзающую их боль, продолжали сражение.
   Каждый натрезим поспешил призвать подчиненных из Круговерти Пустоты в меру своего мастерства. Кто-то смог выдернуть через плотную оболочку окружающую Азерот только пару Гончих Пустоты, у других получилось провести шестируких Шиварр. К несчастью призванные сущности не смогли достойно себя показать, а лишь выиграли своим хозяевам немного времени. Более слабых демонов Пылающего Легиона разъярённые нерубы разорвали на куски или забросали заклинаниями.
   Натрезимы постоянными телепортациями на десятки шагов уходили от отчаянных бросков и атаковали в ответ, стараясь попасть в подвижную матку, которая легко отражала все заклинания и Туман Скверны своим мощным динамическим щитом. Высокие прыжки за счет задействованных крыльев позволяли обрушиваться на насекомых сверху, благо потолок в пещере был высокий.
   Замкнутое пространство освещалось непрекращающимися вспышками магического огня и росчерками разноцветных молний. Круговерть схватки полностью поглотила внимание Тихондрия и его собратьев. Они хоть и не так часто участвовали в чем-то подобном, но всегда отдавались сражению без остатка. Демоническое начало высвобождалось в такие минуты из железной хватки несгибаемой воли. Натрезимы жадно вдыхали запах горелого хитина и плоти своих врагов перемешанный с туманом Скверны. На холодных беспристрастных лицах появлялась скупая улыбка, постепенно перерастающая в дикий оскал. Очень немногие во всех мирах могли сказать, что видели жителей Ксорота такими.
   Каждая минута уносила несколько жизней из свиты Королевы, но в десятки проходов вливались все больше и больше новых насекомых. Скверна сразу выводила их из строя, становясь при этом более разряженной и не такой смертоносной. В потоках насекомых встречались отдельные личности способные противостоять опасному туману. Они действовали более результативно - жертвовали своими жизнями, чтобы уберечь свою Королеву. Годы изнурительных тренировок и лишений одного неруба превращались в мгновения чужой жизни, пусть и очень важной для остального сообщества разумных насекомых.
   Работу небольших групп пауков натрезимы без внимания не оставили и доплести свои сложные заклинания не дали. Телепортировавшийся под их защитный купол Детерок своими когтями, объятыми Скверной, мгновенно распотрошил защищенных хитином тварей. Со второй группой расправился Мал'Ганис аналогичным способом. Демоны пресекали любую попытку матки нерубов сбежать из пещеры, они обрушивали своды тоннелей один за другим, тем самым уменьшая поток подкреплений.
   Когда одно хитрое волшебство из арсенала некромантии работы Тихондрия оторвало Королеве пару конечностей, в пещере оставалось не больше десятка живых нерубов. Здоровенные воины таки надышались Туманом Скверны и превратились в неподвижные туши, а более юркие пауки огрызались из-под своих хлипких щитов и даже на несколько мгновений умудрялись обездвижить натрезимов паутиной. Конечно, огонь Скверны сжигал полумагическую гадость, но это замедляло движения демонов.
   Потерявшая подвижность матка стала легкой добычей для отряда лейтенантов Пылающего Легиона. Они как стая волков растерзали раненую Королеву. Та умирала молча и попыталась забрать с собой за порог смерти окружающих демонов, но лишь нанесла несколько неприятных ран, которые регенерировали за два десятка ударов сердца.
   Бросив несколько заклинаний некромантии в поверженную матку, что окончательно уничтожить еще теплившуюся в ней жизнь, Тихондрий дал команду своим собратьям.
   - Возвращаемся.
   Одновременные вспышки телепортов и тишину пещеры нарушал только скрип хитина о камень. Несколько десятков нерубов, чудом оставшихся в живых, мучительно умирали, но еще держались в надежде поведать своим сородичам о могущественных осквернителях. Передать их образы, знания об их возможностях и способностях.
   В безопасности строящейся цитадели Тихондрий удовлетворенно счищал бытовыми чарами со своих доспехов останки и зеленоватую кровь насекомых. Осталось двенадцать маток. Теперь он знает о противнике больше, намного больше.

Глава 47.

Королевство без королевы.

  
   Стоило только паническому зову угаснуть, и сородичи замерли, как громом пораженные. Все, от простого Рабочего до высокомерного Провидца застыли подобно статуям. Мне в головогрудь пришла единственная причина такого ступора - похоже наша высокоуважаемая Королева не пережила встречи с нападающими, либо сильно пострадала. Беглый осмотр нерубов не выявил ни одного живчика, отреагировавшего так же, как и я. Феромоновый ступор? А как еще можно назвать подобную кататонию? Неконтролируемый рывок к центру паучьего гнезда четко определил самых шустрых и самых медленных сородичей. Я оказался практически в самом конце вместе с отставшими Воинами, которые под действием мощного зова не удосужились воспользоваться системой глифов для ускорения своего движения. Практически вокруг и были одни жуки-стражи, а единственный затесавшийся среди них Провидец просто не смог протиснуться между такими габаритными соседями и слегка разбавил общество брутальных вояк.
   В глубине тоннеля, по которому мы недавно так быстро мчались, мелькнули первые силуэты нежити. Тусклое освещение, помноженное на отличное зрение, позволили легко идентифицировать их, как ненавистных стрелков, испивших порядочно нерубской гемолимфы. Скелеты двигались настороженно. Замирая на мгновения, они как бы прислушивались к своим чувствам. Мне хватило одного взгляда, чтобы запечатлеть данную картину и начать действовать во благо своего спасения. Хорошо, что наша смешавшаяся группа преодолела не больше трех сотен шагов, и впереди как раз был практически вертикальный ход.
   - Ших-Грас нежить наступает нам на брюшко, нужно что-то делать,- я начал тормошить нашего командира, стуча руками по хитиновому панцирю в районе головы. На комбинированное воздействие застывший Воин начал хоть как-то реагировать. Бессмысленная пелена в его таких же черных, как и мои глазах начала проясняться.
   - Что? О чем ты говоришь Анак-Хар?- наконец-то очнулся Воин, в голосе которого звучали все возможные оттенки безнадежности.
   - Нежить уже близко.
   Свои слова я сопроводил красноречивым взмахом лап. Если бы мог, то развернул заторможенного Ших-Граса насильно, но его тушу с места так просто в одиночку не сдвинешь.
   Развернувшийся, наконец, Ших-Грас вероятно оценил опасность намного лучше меня. Мертвецы уже успели накинуться на отставшего от основной массы сородича без пары лап и быстро смяли несопротивляющегося неруба. Окружающие пауки никак не хотели выходить из своего транса, несмотря на нешуточную опасность.
   - Да что с вами такое?- раздраженно воскликнул я, когда осмелевшая нежить начала безнаказанно уничтожать покалеченных сородичей в конце колонны.
   - Королева больше не поет нам,- внезапно очнулся Хаг-Талок.
   - Какие еще песни? Хватит уже рефлексировать, иначе нежить сожрет нас прямо сейчас,- безучастно опущенные хелицеры окружающих нерубов меня порядком разозлили. Этот клуб самоубийц собирался отдаться в лапы нежити без всякого сопротивления. Спасибо, но я пас. Если бы знать, что впереди, то бросил бы этих малодушных созданий и ушел бы вглубь нерубских владений, но вдруг там полно нежити или еще хуже - демонов. В компании даже таких пауков я чувствовал себя безопаснее.
   Заметавшись среди сородичей, я стал тумаками, а где и минимальным воздействием контактного заклинания огня, приводить нерубов в нужное состояние. Может пока что они еще не совсем вышли из ступора, но злость в их глазах уже загорелась недобрым пламенем. Пока я этим занимался, Ших-Грас уже оклемался и начал принимать хоть какие-то действия, пусть без былого огонька, но опыт-то никуда не делся.
   Четкие команды довольно быстро перестроили порядок нерубов и нежить мы встретили во всеоружии. Жаль было полусотни бессмысленно погибших сородичей, которые стали жертвой давшей нам время прийти в себя. Ших-Грас принял правильное решение занять оборону в конце практически вертикального изгиба тоннеля. Нежить приняла всего одну попытку взобраться наверх, но мы с Хаг-Талоком остудили пыл наступавших без вмешательства готовых к бою Воинов. Отбив пару стрел руками, я с помощью магии Земли создал из камня пещеры шарообразный валун и отправил его вниз по склону. Нехитрый прием я почерпнул у одного Провидца заставшего атаку нежити на нашем посту. Судя по зазвучавшему хрусту костей, результат был неплох. Хаг-Талок опыта отбивания стрел имел заметно меньше, но его магический щит справился не хуже. Пущенные вверх стрелы на излете потеряли большую часть убойной силы и отрекошетили от его хитиновой брони, пробив, судя по всему, стандартный Щит Маны. Заклинание Хаг-Талока разлилось внизу огненной рекой. Зрелищно, но непонятно насколько эффективно. Замелькавшие угловатые тени на фоне бушующего пламени дали не слишком много информации.
   Былая уверенность возвращалась к сородичам и те стали недобро поглядывать на меня, почесывая подпалины на хитине. Благодарить нужно, а не бросать в мою сторону недовольные взгляды. Неблагодарные членистоногие.
   В наступившей паузе прозвучал голос Хаг-Талока.
   - Я собираюсь выяснить, что случилось с Королевой. Ших-Грас пара Воинов в сопровождение мне не помешает, как и помощь Анак-Хара.
   Волна воодушевления прокатилась по разрозненным рядам сородичей. Надежда, вот то чувство, которое у них появилось. Сильное незамутненное желание видеть и ощущать Королеву целой и невредимой буквально витало в воздухе. Я бы даже сказал сородичи стали испускать феромоны, призывая свою владычицу откликнуться, подать хоть какой-то знак. Что не нравится мне этот "запашок". Как бы чего плохого не случилось от такого всеобщего настроя.
   Тот факт, что Провидец захотел взять меня в напарники меня особо не удивил. Не простых Рабочих же ему брать с собой? Те еще даже не пришли в себя и лишь заторможено вслушивались в звучащие речи.
   План провидца пошел прахом с самого начала. Тоннель был забит сородичами, которые постепенно начинали приходить в себя, но не все, далеко не все. Не растерявшийся Провидец проверенным мной методом начал приводить окружающих нерубов в сознание.
   - Анак-Хар, займись Рабочими, а Воины помогут очнуться своим собратьям.
   Не самый глупый приказ. Какой-нибудь высокомерный Провидец может сгоряча угостить пробудившего его затейливым заклинанием, а сородича из своей касты, скорее всего, не тронет. Помощь к счастью требовалось не всем. Часть нерубов уже пришла в себя и начала суетиться, приводя в сознание своих соседей. Стихийно образовавшаяся "пробка" на пути к сердцу нашего улья вызвала у Хаг-Талока недоумение. Не он один хотел удостовериться в том, что Королева в порядке. Даже простые Рабочие-уборщики целенаправленно пытались пробиться в ту же сторону. От того, что идеальная логистика пошла прахом, сородичи волновались все сильнее. Зазвучавшие команды старших нерубов только добавили сумятицы в происходящее, а вынырнувшая из бокового прохода нежить окончательно разрушила былой порядок.
   Вот тебе и стабильная обстановка. Нарушители границ Королевства заставили нерубов начать действовать сообща, забыв о тяготившей их беде. Небольшие отряды самоорганизовывались прямо на глазах. Я не успел и хелицером скрипнуть, как попал в одну из таких групп, потеряв из виду Хаг-Талока.
   - Зодчий?- спросил бывалый Воин, усыпанный осколками костей нежити, живописно застрявших в стыках хитиновой брони. Хотя его вопрос прозвучал скорее утверждением с глубоко спрятанным сомнением. Мою специальность довольно легко определить по внешнему виду - природных альбиносов среди нерубов отродясь не встречалось.
   - Да.
   - Идешь с нами.
   Следующие несколько дней наша небольшая компания без отдыха и сна метались по бурлившему улью в попытках наладить оборону, питание и энергообеспечение отдельных его частей. С аналогичными группами мы пересекались редко и моих коллег среди встреченных нерубов не попадалось вовсе, поэтому работать приходилась за десятерых. Я не сразу смог поверить в то, что видят мои глаза. Зачатки разрухи появились в темных углах наших пещер, а самое главное в умах сородичей. Привычной целеустремленности в действиях окружающих пауков я больше не видел, по крайней мере, у большинства из них. Работа шла без огонька, и только примеры редких неунывающих собратьев заставляли нерубов выполнять свои обязанности. Вот тебе и отсутствие феромонов. Как я это понял? Элементарно. Меня самого потянуло подремать, какая-то нездоровая лень стала подтачивать волю. Похоже, включились инстинкты тела, которому совсем не нравилось выматываться на полную катушку и это у меня, практически иммунного к феромонам! Удивительно, что простые Рабочие вообще хоть что-то делали. Сейчас темп задавала не Королева, а старшие нерубы, на которых феромоны действовали слабее. Эти стахановцы волевым усилием подавали пример остальным, но без единого центра управления они зачастую выполняли бессмысленную работу. Например, десяток уборщиков чистили пещеру, когда в десяти шагах от них хозяйничала нежить.
   Размышления о текущей ситуации совершались мной урывками, а все оставшееся время я как заведенный обслуживал нескончаемую череду обелисков. Старший Воин, которого звали Анак-Сарт, просто указывал на нужный камень и потом оттаскивал меня после окончания работы. Какие уж тут озарения или планирование будущего?
   На вторые сутки один прибившийся к нам Разведчик остановил нерубов, начавших плести тенета для сна.
   - Это слишком долго. Смотрите, как нужно делать.
   Далее он за пару мгновений прикрепил нить паутины к потолку и повис на ней, продев лапы в хитрые петельки. Дав самым любопытным осмотреть получившуюся конструкцию, этот сородич одним движением высвободился из созданных им пут.
   Быстро, экономно и на кой черт я последние годы ваял эти спальные тенета? С того дня мы более компактно располагались на отдых. Внизу сворачивались в подобие шара Воины, напоминая ежей из моего прошлого мира, а с потолка свисали остальные сородичи, пользуясь методом Разведчиков. Два десятка нерубов легко умещались на сравнительно небольшой площади.
   Хорошо, что командовавший нами Анак-Сарт умудрялся где-то доставать пищу. Заморенные и оголодавшие кормовые жуки съедались за один присест, ведь до следующего приема пищи еще нужно было дожить. Голод с большой буквы приближался к нашему улью неотвратимо. На гуманитарную помощь рассчитывать не приходилось.
   Не раз приходилось отбивать у нежити важные точки, которые они умудрились захватить, а иногда не по одному разу. Потери были страшными, особенно среди жуков-стражей. Костяк из трех Воинов и пяти Провидцев оставался неизменным, но другие нерубы умирали в каждом столкновении с нежитью. За павших собратьев мы бились отчаянно по простой причине - двести килограмм отменной пищи найти было не так уж просто. Каннибализм? Еда есть еда, никто не отказывался.
   Меня, как ценного специалиста берегли, но это удавалось не всегда, так что ранения покрывали мой хитиновый панцирь в самых неожиданных местах. Свою лепту в боевые действия приходилось вносить каждому. Я благодарил библиотеку и заклинание регенерации, иначе бы отправился в паучий загробный мир уже в первые сутки.
   Командование нежить не было идиотами, и воспользовалось нашей слабостью на все сто процентов. Нежить показывала впечатляющую координацию действий. Болезненные уколы небольших отрядов личей сменялись напористостью тысяч простых скелетов. Без единого командования нам оставалось лишь запоздало реагировать на нападения мертвецов и терять ценных бойцов и магов. Не было единого фронта, простое отступление могло закончиться очередной ловушкой нежити, которая намеренно выбивала наших магов. Фактически небольшой отряд Анак-Сарта кочевал по границе боевых действия, решая насущные проблемы, и не давал определенному участку фронта окончательно пасть под натиском неутомимых мертвяков.
   Чудом нашедший нас в этой неразберихе Провидец был несказанно рад наконец обнаружить разыскиваемого Зодчего.
   - Анак-Хар полагаю?
   - Ты не ошибся,- раздраженно ответил я, покачиваясь на паутине. Сородичи, посягавшие на мой сон, сразу заносились в список врагов без всяких исключений. Память у пауков отличная, а жизнь продолжительная, если нежить не сожрет.
   - Ануб-Саташ желает видеть своего ученика.
   Жива некромантка. Чего это она про меня вдруг вспомнила? Несколько месяцев ни слуху, ни духу, а тут желает видеть. Когда меня вместе с остальными списали в "неизбежные" потери, никто о некроманте-зодчем даже не вспомнил.
   Анак-Сарт оставаться без Зодчего в команде, видимо, не желал и вклинился в беседу со своими вопросами. Смысл дальнейших пререканий сводился к позиции Воина о том, что "это его корова, и он ее доит". Охренел жучара, я ему, что имущество? Провидец в ответ стал сыпать своими полномочиями. В конце концов, меня фактически обменяли на десяток кормовых жуков. Нет, это уже ни в какие ворота не лезет. Похоже, Азжол-Неруб или скорее его часть скатывается в пропасть капиталистических отношений.
   Перед Ануб-Саташ я предстал спустя три десятка скарабеев. Путь наш был извилист и непрост. Кратчайший путь по основным тоннелям оставался в прошлом, теперь приходилось искать более безопасные дороги. Проводник петлял по пещерам Азжол-Неруба, выбирая какие-то брошенные пути, так мне казалось в тот момент. Во многих местах не было никакого освещения, кроме пылающих глаз потерявшейся в этом лабиринте нежити, хотя это могли быть разведчики. Кого-то мы быстро уничтожали, кого-то просто обходили стороной. Узкие проходы плавно переходили в широкие тоннели и приближали конечную цель практически безопасного пути.
   Некромантка обитала теперь в немаленькой пещере, подступы к которой охраняло больше двух сотен Воинов. Количество Рабочих не поддавалось быстрому подсчету, так как они на месте не стояли, Провидцев же было заметно меньше. Я думал, что мы сейчас свернем в боковой отнорок, но проводник уверенно шествовал в самое защищенное место. Нехорошие подозрения о внезапно возросшем статусе Ануб-Саташ подтвердились в конце нашего пути.
   Старая знакомая занимала центральное место среди нескольких десятков нерубов. Я без удивления вычислил среди них ранее виденных некромантов в полном составе. А меня бросили нежити в пасть, козлы. Ануб-Саташ с прошлого раза выросла раза так в два, и... нет, ошибки быть не может - от нее исходил совершенно иной запах. Стоило приблизиться, как на грани ощущений появилась мысль-образ "королева". Я по-настоящему удивился. Некромантка смогла стать Королевой? Странно и очень маловероятно. Закрутившиеся шестеренки разума выдали опасный вопрос: А Королева ли? Феромоны были какими-то не такими. Слабыми. Они не давали полной уверенности в возникшем ощущении. Ага, значит лишь претендентка на звание Королевы и сколько таких сейчас сидит в нашем улье?
   Бывшая некромантка с долей любопытства наблюдала за изменениями на моем лице. Молчание немного затянулось и окружающие нерубы с нездоровым интересом уставились на меня. Тишина заставила меня занервничать, как и пара Воинов за спиной. Похоже, от меня чего-то ждут.
   - Королева?- свой вопрос-утвеждение я сопровождал своеобразным нерубским поклоном. Ничего спина не сломается, а некромантке будет приятно.
   Зашушукавшиеся нерубы и отступившие на пару шагов назад Воины за моей спиной дали понять, что я сделал правильный выбор. Ануб-Саташ удовлетворенно повела хелицерами, обводя торжествующим взглядом своих подданных. Доминирующий посыл от нее стал более уверенным. Логично. Если особь слабочувствительная к феромонам признала в ней Королеву, то и остальные не ошиблись в выборе. Меня в очередной раз использовали втемную.
   Повелительный взмах лап и большая часть нерубов покинула пещеру, уйдя в многочисленные ходы.
   - Ты не разочаровал меня, Анак-Хар, хотя коллеги уже давно списали тебя на корм нежити,- голос у некромантки тоже поменялся. Скрип хелицеров наполнился какой-то мелодичностью и глубоким смыслом. Для звуковоспринимающего аппарата нерубов так уж точно. Я даже мысленно встряхнулся, сбрасывая с себя чарующий эффект этих звуков.
   - Возможно, это станет для тебя новостью, но старая Королева погибла от лап демонов, как и десяток ее преемниц. В тот день мы потеряли лучших из лучших. Все Лорды Пауки, цвет касты Провидцев, опытнейшие управленцы пали в попытке спасти Королеву. Как ты уже догадался, я собираюсь занять вакантное место, к несчастью не я одна. Еще два десятка дев нашего народа встали у меня на пути.
   Вот же властолюбивые твари. Нет, чтобы договориться между собой и удержать подконтрольную нашему улью часть Азжол-Неруба в сохранности, вместо этого они устроили войну за власть. Может и не настоящую войну, но противостояние точно идет, а страдают простые сородичи. Хотя когда бывало иначе? Ничем иным творящееся безобразие я объяснить просто не могу. Нет единого командования, снабжения отрядов защищающих остальных от нежити, ротации уставших и раненых Воинов и много другого. Я уже не говорю о проблемах с провизией.
   - Ты обладаешь редким деф... , редкой особенностью слабо ощущать феромоны, так что не возникает опасности попасть под влияние другой паучихи, посмевшей претендовать на мое место.
   Что-то мне это уже не нравится. Сейчас как выдадут квест - убей двадцать претенденток на трон, и можно сразу искать выход на поверхность, а потом ходу, ходу с этого материка. Мысленно я сжался, ожидая самого худшего.
   - Учитывая этот факт, я предоставляю тебе шанс стать моим посланником с соответствующими привилегиями. Готов ли ты стать нести мое слово?
   Это весьма напоминает роль посла. Главное, чтобы подальше от фронта и поближе к пище. В любом случае возвращаться на передовую я не собирался.
   - Конечно, я готов исполнить любую волю моей Королевы,- лести и смирения в таких ответах много не бывает.
   - Хаг-Тисал ознакомит с возложенными на тебя обязанностями.
   Так и знал, что старый знакомый не просто выжил, а устроился на тепленькое место. Вон, какое брюшко отожрал на казенных харчах. Свое отношение к подошедшему нерубу я никак внешне не выразил. Не хватало еще одного врага нажить.
   Через четверть скарабея хорошо знакомый мне Провидец кратко описал мою профессию в свободной пещере всего в пятидесяти шагах от логова самопровозглашенной Королевы, которую я за таковую не считал. Если отбросить череду правил и требований, то все сводилось к одной фразе - что услышал, то и передал. Никакой отсебятины и уж тем более никаких личных комментариев. Нет не посол, я теперь скорее гонец для особо важных сообщений, которых накопилось вагон и маленькая тележка. Освоиться и отъесться, наконец, мне, конечно же, не дали. Хаг-Тисал даже не оставил меня одного, а сразу потащил обратно к Ануб-Саташ.
   У некромантки было задание, которое требовало именно такого гонца, как я.
   - Твоя задача дойти до границы территории Королевы Слааш-Камал-Исх и передать какому-нибудь Провидцу вот этот кристалл и честно ответить на все вопросы. Сомневаюсь, что моим соперницам пришло в голову сообщить нашим соседям о настоящей опасности демонов. Это сделаешь ты. Другие нерубы не смогут пройти мимо других паучих, претендующих на звание Королевы. Пусть и ослабленные феромоны заставят их подчиниться и рассказать им все, а вот ты сможешь.
   Как бы меня не заслали в стан врага в качестве шпиона. Я быстро прогнал эту мысль, чтобы она ненароком не продублировалась в мозговом ганглии у кого-то из советников Ануб-Саташ. Спалюсь на простейшем тесте. Вот отдаст мне какая-нибудь паучиха приказ только с помощью феромонов, а я даже не замечу. Сколько тогда времени будет отделять меня пред мучительной смертью? Не думаю, что много.
   - Мне бы поесть сначала и поспать.
   Торжественность момента была полностью разрушена моим невежественным предложением. А что тут такого? Я же не железный, а как выяснилось еще и фактически незаменимый неруб. Судя по мелькнувшему неодобрению в глазах Ануб-Саташ, мои слова были неуместны. Другие же присуствующие сородичи возмушенно вскинулись на наглеца, но этим и ограничились. От недосыпа и голода я действительно соображал туговато.
   - Накормить,- коротко приказала некромантка,- Дорогу к сфере влияния Слааш-Камал-Исх найдешь самостоятельно.
   В одну руку мне вложили кристалл, а во вторую кокон с упитанным кормовым жуком. Сон видимо откладывается, хорошо хоть под брюшко не пнули. Желание поскорее остаться без присмотра старших сородичей удачно совпало с необходимостью поскорее выполнить выданное задание. Меня буквально в считанные скарабеи провели по освещенным тоннелям и вытолкнули за пределы охраняемой территории. Не хотел оставаться один против неизвестности, а все равно пришлось. Карма что ли такая?
   Неприметный тупичок стал для меня временным прибежищем. Именно в нем я выдолбил небольшую нишу на потолке с помощью магии Земли и когтей. Там, удобно разместившись и замаскировав вход, прошла короткая трапеза, и начался долгожданный сон.

Глава 48.

Место, где царит порядок.

  
   Небольшой отдых и полноценный сон заметно улучшили мое самочувствие. Съеденный накануне жук наделил тело кипящей энергией, которая так и требовала выхода. Привычка экономить силы не позволила мне даже шевельнуться, чтобы размять конечности после сна. Хорошая и весьма полезная привычка сформировалась за последние несколько месяцев и делала порой сородичей похожими на нежить. Некоторые эволюционировавшие мертвецы легко определялись на общем фоне по скупым размеренным движениям, вот и нерубы перенимали чужой стиль. Этот факт подметил один из Провидцев в прошлом отряде и поделился своими наблюдениями с остальными. Действительно, схожесть порой была пугающей.
   Сытость в сочетании со сном прояснили разум от пелены постоянного стресса последних месяцев. В спокойной обстановке я тщательно просеивал свои воспоминания и ужасался, сколько раз моя паучья жизнь висела на волоске. Не на прочной нити паутины, а на хлипком человеческом волоске. Не раз и не два, а на порядки больше. Когти нежити, железная хватка мертвецов, меткие выстрелы лучников и губительная волшба личей оставили множество меток на моем хитине. Да я практически ветеран! Ранений полно и все боевые. Психические травмы и настороженность по отношению ко всяким костям теперь будет со мной до конца жизни, а если повезет, то и в следующей. Вторую жизнь уже проживаю все-таки. Хоть оптимизм не потерял в этом подземелье, которое с устрашающей скоростью превращалось в склеп. По совокупности я мог бы претендовать на инвалидность в более сочувствующем обществе. Стоит ли говорить, что у нерубов подобных социально-экономических программ не существовало.
   Сложившаяся ситуация развивалась со стремительностью и неотвратимостью разогнавшегося гоночного болида, а я был лишь одной из мелких щепок в океане бушующих событий. Столь незначительны были мои трепыхания на фоне жестокой войны. Что мог сделать один неруб из касты Рабочих? Даже свою собственную жизнь удавалось сохранить лишь благодаря тяжкому труду и внезапно воспылавшей ко мне любовью госпоже Удаче. Неполные три десятка заклинаний, из которых половина была защитными, не ставили меня вровень даже с самыми молодыми Провидцами. Как тут переломить ход войны? Бородатый паук с роялем так и не появился и вспоминал я об этом сказочном персонаже все реже и реже.
   Возможность еще раз посетить территорию другой Королевы меня особо не прельщала, но и пребывание в медленно гибнущем родном гнезде было не лучше. Неторопливое движение по потолку не требовало слишком много внимания . Паучий шаг, когда нерубы не спешат, выглядит завораживающе. Со стороны длинные опорные лапы выглядят как пальцы музыканта ласково и бесшумно перебирающие струны своего инструмента. Меня такой способ передвижения успокаивал, жаль, что сородичи всегда куда-то торопятся и торопят остальных, не давая насладиться грацией своих движений.
     Мысленно я составлял или скорее корректировал карту небольшого участка Азжол-Неруба в котором находился. Десятки ходов, которые еще недавно были наполнены нескончаемым движением и деловитой суетой, теперь были пусты, а то и просто обвалены. Магические сражения сказались на архитектуре нерубов совсем не положительно. Одинокую нежить легко уничтожал внезапными атаками, в иных случаях искал обходные пути. Чувствительность мертвецов к жизни неплохо глушил окружающий камень, а направление на вошедших в радиус обнаружения живых существ рядовые скелеты улавливали не мгновенно, чем я и пользовался.
     К мелькавшим сородичам я приближался без опаски и те встречали меня с распростертыми объятьями. А как же иначе теперь Зодчие встречались нечасто.
     - Анак-Хар посмотри еще вот три обелиска,- предлагал работу очередной Провидец, возглавлявший небольшую группу нерубов из сорока особей. Приказывать он не пытался, хорошо осознавая пределы своего влияния на одинокого Зодчего.
     Не первый и далеко не второй раз я получал такое предложение. Отказаться не было никакой возможности, не поймут. Нерубы могут быть хоть самыми закоренелыми эгоистами, но благо общества все еще стоит на первом месте и этого не смогла изменить даже смерть Королевы. Как все это может сочетаться с борьбой самок за власть, я не понимал.
    - Конечно Ануб-Сух, показывайте.
     Моя шпионско-курьерская миссия заглохла по непреодолимым причинам. Если от нежити еще удавалось скрываться, то опытные разведчики нерубов находили меня безошибочно. Скажем так, прятаться от своих меня никогда не учили. Претендентки на звания Королевы не требовали одинокого Зодчего Пустоты явиться к ним на поклон и пасть к их ногам. Хватало и того, что я медленно, но верно приближался к границам нашего гнезда, попутно восстанавливая, а местами создавая временные обелиски. Поднаторел я в этом деле, что тут скажешь. Особой благодарности я от сородичей не видел. Да и за что? За обычное выполнение своих обязанностей? Простые уборщики из моей касты продолжают убирать помещения и не требуют к себе какого-то особого обращения. Чем я лучше?
      Легенда, которую я состряпал в порыве озарения во время первой встречи с Разведчиками иной претендентки на трон, была проста и понятна любому сородичу. Заключалась она вот в чем - я, как сознательный неруб решил совершить обход территории и восстановить энергоснабжение, где это возможно. Ни у кого вопросов данный мотив не вызывал. На фоне многих сородичей потерявших смысл жизни и желание работать, я фактически был еще одним примером для остальных.
     Стоило закончить с тремя средними камнями-вампирами и я поспешил откланяться, пока Провидец не вспомнил о каком-нибудь еще обелиске.
     - Я последую дальше Ануб-Сух.
     - Жаль, что ты не в силах нам помочь с центральным узлом, Анак-Хар.
     - Мне не доводилось пока что работать с такими сложными и мощными системами обелисков. Я скорее принесу больше вреда, чем пользы.
     К тем огромным глыбам без страха может подойти только какой-нибудь Лорд-Паук или мой учитель Ануб-Хадах. Стоило только взглянуть на них, как зачесались все недавние раны в предвидении смертельной опасности. Когда эти мегалиты выйдут из строя будет большой "бум". А сколько таких осталось без присмотра на захваченных нежитью территориях? Один, два, а может и больше. Все, что я смог сделать, это уменьшить накачку центрального узла энергией перенаправив ее в другие обелиски. Это только отсрочит неизбежное, но отсрочка намного лучше, чем ничего.
     - Поищите Ануб-Хадаха, возможно он сможет помочь.
     - Если он жив, мы его найдем.
     Выжил ли ты в этом хаосе язвительный наставник? Надеюсь, что да.
     За время этих блужданий я получил много плохих новостей, одна из которых особенно меня огорчила. Безмозглые мертвецы таки захватили библиотеку наших Провидцев. Как? Как нерубы могли это допустить? Помимо самой Королевы и кладок яиц это было одним из самых охраняемых мест нашего гнезда. Там была надежда на возрождение, а что теперь? Хотелось прибить самонадеянных Провидцев, высокомерных идиотов, потерявших самое дорогое. Мало того, что теперь многие тоннели Азжол-Неруба стали негостеприимными холодными пещерами, забитыми голодными мертвецами, так сородичи еще и профукали тысячелетия опыта и кропотливого поиска знаний, записанного на хрупкие носители. Перед глазами так и стояла картина, как неуклюжие мертвецы разбивают ценные кристаллы и рвут сложные тенета паутины.
     К границам чужой Королевы я подошел в не самом хорошем настроении. Пробираться мимо нежити пришлось через вертикальные шахты воздуховодов, которые были традиционно заплетены паутиной каждые пару метров. Неудивительно, что нежить не попыталась прорываться сквозь них куда-либо. Практически вертикальный ход с множеством препятствий, который вполне может закончиться тупиком, охранялся всего лишь одним скелетом-лучником, которому хватило броска острым камнем по методу Разведчиков. Разогнанный заклинанием до большой скорости булыжник разбил череп сторожа на мелкие кусочки и погасил его не жизнь мгновенно. Редкое поскрипывание костей нарушил звук осколков удавшихся о стены пещеры, а затем наступила тишина. Если бы это было какое-нибудь мощное заклинание, то шуму и световых спецэффектов было бы намного больше, что значительно повысило бы шанс моего обнаружения. Сейчас незаметность была на первом месте.
      Выждав пару мгновений и не уловив характерного топота скелетированных тварей, я полез в вертикальный колодец. Нерубское тело легко находило неровности и карабкалось вверх. Больше времени требовалось на сворачивание и восстановление паутины, после преодоления тенет, служащих для фильтрации, поддержания равномерного движения воздуха и кто его знает для еще чего. Узкий горизонтальный ход, сменивший вертикальную шахту, потребовал сноровки в передвижении с практически прижатыми к телу конечностями, но и с этим я справился. Никаких следов я за собой не оставил, чтобы не заинтересовать слишком бдительную нежить, точнее того, кто будет смотреть ее глазами.
     Что помешало сразу дойти до нужного места по этим путям? Объективные причины. Это не фильм "Крепкий Орешек", где бессмертный герой в окровавленной майке мог добраться по вентиляции в любую точку огромного здания. Система вентиляции была сегментирована на отдельные никак не связанные участки, а ее устройство на территории другой Королевы вообще было покрыто вуалью тайны. Даже в наших тоннелях хватало ловушек, пусть и простых и понятных каждому нерубу из моего гнезда, а вот на счет соседей я не был так уверен. Уже хорошо, что удалось без проблем обойти крупный отряд нежити, судя по косвенным признакам под предводительством лича.
     Сородичи, подчиненные чужой Королеве, встретили гонца неласково. Ледяные иглы или скорее копья полетели в меня раньше, чем я увидел пауков. Слабенькие заклинания расплескались по Щиту Маны, не причинив мне вреда, но заставили меня приготовиться защищаться или бежать. Панические мысли о встречи с личем, сменились узнаванием характерного для нерубов заклинания.
    - Свои,- заскрежетал я хелицерами, как можно громче,- Я принес информацию вашим Провидцам.
   - Никому не нужны нерубы, не сумевшие сберечь свою Королеву, как их ошибочные выводы,- презрительно произнес Разведчик, спустившийся с потолка. Больше никого я не заметил, хотя и внимательно осмотрел каждое подозрительное место. Это не означало, что мы были наедине, Разведчики могли прятаться совсем рядом и страховать своего коллегу. Стоило нам потерять главную самку, как тысячи нерубов стали изгоями. Законы и традиции пауков легко игнорировали характерный рационализм всей расы. Краеугольный камень нерубского общества диктовал свои условия и отношения к таким неудачникам, как мы. Отверженные. Такими мы будем оставаться, пока новая Королева не подхватит бразды правления осиротевшим гнездом. Было бы намного хуже, если бы на нас объявили охоту, как на зверей, чтобы пополнить запасы провианта.
   Затевать спор, и что-то требовать от Разведчика было бы несвоевременно, поэтому я зашел с другой стороны и решил сразу передать важную информацию. Пусть я и не питал теплых чувств к подданным Слааш-Камал-Исх, но личная неприязнь была лишь мелочью по сравнению с жизнью другой Королевы.
   - Меня послали, чтобы предупредить о демонах. Они могут игнорировать пологи, блокирующие телепортацию. Так мы и потеряли нашу Королеву. Передай этот кристалл Провидцам, пусть они решают, насколько важна эта информация. Ануб-Саташ желает процветания детям Слааш-Камал-Исх.
    Хаг-Тисал особо настаивал на последней фразе, пока проводил инструктаж, как и на упоминании способностей рогатых парнокопытных. Демонов, конечно.
   Безымянный Разведчик активировал стандартное заклинание светлячка и теперь более внимательно разглядывал меня, впрочем, находясь на безопасном расстоянии. Пусть зрение нерубов позволяло хорошо видеть даже в непроглядной темноте, но различать детали и цвета могли далеко не все. Я так, например, в этом не слишком преуспел.
    - Ты ведь Зодчий Пустоты? - с долей сомнения спросил этот молодой неруб.
     Чем еще объяснить неуверенность в его выводах на мой счет, как внешний вид сородича. Разведчик выглядел так, как будто ни разу не получал никаких травм. Черный хитин не имел ни одного изъяна. Я уже давненько не встречал таких везунчиков, на территории моего гнезда нерубы участвовавшие в сражениях просто не успевали регенерировать в спокойной обстановке, вот и выглядели, как жертвы палача. Этот салага видимо никогда не видел ни одного Зодчего за свою жизнь, ведь окрас выдавал нас головой.
   - Да,- коротко ответил я на его вопрос, не выражая пренебрежения к этому мальцу.
   - Тогда ты достаточно ценен, чтобы получить укрытие среди нас.
     Разведчик резал правду матку и даже не пытался скрывать своих мотивов. Не то, что какой-нибудь Хаг-Тисал, который мог долго сотрясать воздух в попытках скрыть свои помыслы под паутиной намеков и недомолвок. Простые прагматичные побуждения были мне намного ближе, чем многоуровневые игры интриганов. Да и откуда взяться опыту подобных разговоров у молодого сородича?
   - Для начала проводи меня к Провидцу, чтобы передать кристалл с информацией.
   - Что же следуй за мной, Зодчий.
     Если представится возможность, я собирался принять любое предложение, чтобы остаться в неразобщенном борьбой за власть гнезде. Феромоны не делали меня стойким патриотом и верным подданным одной единственной Королевы. Последнее время я находил все больше и больше преимуществ в низкой чувствительности к такому виду коммуникации.
     
     
     Азерот .Нордскол.
     Король Ануб-Арак.
     Лорд-Паук достигший доступной ему вершины в Азжол-Нерубе уже многие дни работал в интенсивном режиме. Война, то, в чем он должен быть лучшим раз за разом подкидывала ему сложные задачи. Противник уже не раз доказывал свой ум и опыт. Ануб-Арак никогда не участвовал в столь масштабных сражениях, но как любой главнокомандующий детально изучал и разбирал события прошлых тысячелетий. Немалый багаж знаний собранный расой нерубов давал возможность подготовиться ко многим вариантам и использовать различные тактики и стратегии. Противник легко и непринужденно разбил заблуждения Лорда Паука в превосходстве нерубов над безмозглой нежитью. Враг превосходил его на порядок - это можно было признать уже спустя месяц сражений. Откуда у нежити столько знаний и опыта? Казалось бы, новые тактики должны удивить командира мертвецов, но тот отвечал на его потуги весьма эффективно, как будто уже не раз сталкивался с подобным.
     Информация о демонах сразу прояснила истоки профессионализма командования противника. Бессмертные твари из межмирья порой превосходили возрастом всю историю существования нерубов, как расы. Ануб-Арак не опустил лапы, а учился у противника. Да он жертвовал невозобновляемый ресурс в виде опытных воинов и Провидцев, подчиняющихся ему, но получал драгоценные знания. Нежить, как саранча поедала его народ. Жаль, что он не мог сказать так же. Проклятая мертвечина не была съедобной, и Лорд-Паук был вынужден тщательно просчитывать логистику снабжения его армии пищей.
     Контратаки на поверхности неизвестный полководец нежити теперь парировал жестко и не оставлял без ответа. Единственная удачная вылазка окончилась немалыми потерями, но стойкость обороняющихся говорила о том, что они были близко к их уязвимому месту. Сейчас такое нападение было попросту невозможным. Численность разнообразных мертвецов уже превышала численность его армии втрое, если не больше.
     Смерть одной из Королев стала настоящим бедствием. Шаткое равновесие, достигнутое с таким трудом, было разрушено.
     Еще одной проблемой было противостояние на магическом фронте. Начальное превосходство Провидцев над личами в плане универсальности сохранило немало жизней, но сейчас мертвые маги набрались опыта, и им было, что противопоставить магии нерубов в бою.
     Сейчас Ануб-Арак полностью погрузился в анализ общей картины боевых действий. Тренированный разум Лорда Паука легко удерживал в воображении тысячи пещер и переходов составлявших Азжол-Неруб. Часть из них окрашивалось в черные цвета нежити, другая же принадлежала нерубам. Сегмент погибшей Королевы без контроля его владычицы быстро пал под усилившимся натиском нежити. Гнев на бездарных сородичей, потерявших самое дорогое, что у них было, давно угас, превратившись в пепел сожаления.
     Многоплановость мышления позволяла отдавать команды и корректировать стратегию ведения войны каждое мгновение. Огромная паутина сплетенная Вязальщиками чутко реагировала на касания конечностей Ануб-Арака, передавая сложные пакеты приказов своей вибрацией. Подчиненные разносили ее все дальше и дальше. Воля Лорда Паука подобно воде растекалась по пещерам Азжол-Неруба, спасая одних пауков и, жертвуя другими. Взамен Ануб-Арак получал сведения с передовой.
     Если бы командующему нерубами сообщили, что его противник действует также, то он бы не удивился. Система Нер'Зула была лишь намного эффективнее, ведь для этой цели он и создавался.
     
     Азерот. Нордскол.
     Королева Слааш-Камал-Исх.
     Пещера достойная ее положения теперь не казалась Королеве безопасной. Смерть другой правительницы народа нерубов она почувствовала сразу. Как же так? Сильная и осторожная Талион-Схилаг-Шах казалась незыблемой. Мрачные мысли и предположения занимали десятую часть её активно работающего разума. Страх за свою жизнь и наследие многих поколений нерубов не давало Слааш-Камал-Исх покоя. Она уже успела перетасовать охрану, укрепить защитные чары и даже приказала вырыть еще один тоннель для своего отступления, но все казалось бесполезным и не приносило успокоения.
     В то же время Королева координировала тысячи задач на своей территории, в считанные секунды просчитывая последствия и нужный результат. Она не только наполняла жизнь своих подданных смыслом и целями, но чутко реагировала на их запросы. Труд Королевы никогда не был прост, а во время войны с нежитью усложнился многократно. Ануб-Арак своими милитаристскими планами лишь вносил дополнительный хаос. Раздражение - вот то чувство, которое описывало реакцию на действия данного субъекта. Стройные долговременные планы плохо сочетались с непредсказуемостью военных действий, и Слааш-Камал-Исх прекрасно осознавала, что ее порывы в этом направлении не принесут ничего, кроме дополнительных потерь.
     Враги подбирались все ближе и ближе. Единственное оставшееся направление для отступления находилось внизу. Укрыться от опасности в глубинах скал за слоями саронитовой руды? Необычный минерал несмотря на свою токсичность хорошо экранировал проявления магии. Многочисленные варианты событий замелькали в разуме Королевы. Окончательное решение требовало мнения советников.
     Почувствовав желание Слааш-Камал-Исх говорить, остальные нерубы в ее покоях затихли.
     - Ануб-Карах,- обратилась Королева к своему приближенному Лорду Пауку,- Я собираюсь перенести свои покои за границу саронитового слоя. Что ты думаешь по этому поводу
     Лорд-Паук состоял в свите Королевы уже не первое поколение, и это позволяло прогнозировать часть её мыслей и решений с высокой долей вероятности. Несмотря на высокую опасность, перебираться на большую глубину он считал поспешным решением, хоть и не обладал той информацией, которой руководствовалась его владычица.
     - Королева, стоит ли так поступать, пока не станет больше известно о причинах гибели Талион-Схилаг-Шах?- осторожно ответил вопросом на вопрос Ануб-Карах, осознавая причины волнения своей повелительницы.
     Осторожность старейшего Лорда Паука не нашла поддержки в мыслях Королевы и та перенесла внимание на других советников из своей свиты.
     - Что думают Провидцы о моих намерениях?
     Относительно молодая паучиха из касты мыслителей и ученых стремилась во всех вопросах поддерживать Королеву, ведь место преемницы пока что пустовало, и она собиралась сделать все, чтобы его занять.
     - Провидцы поддержат любое ваше решение, владычица.
     Опрос остальных Лордов Пауков и советников никак не повлиял на окончательное решение Слааш-Камал-Исх. Рисковать благополучием своих детей она не могла.
     - Хас-Крахар,- обратилась Королева к советнику из касты Рабочих,- Начинайте строить мои покои на достаточной глубине.
     - Как прикажете, повелительница,- склонился Хас-Крахар, выражая почтение и полное согласие с решением Королевы.
     Смогли бы нарушить непоколебимость умозаключений Слааш-Камал-Исх туманные упоминания об опасных обитателях глубин, оставалось только догадываться. Один-единственный информационный кристалл в библиотеке Провидцев не пользовался спросом уже девятое поколение нерубов, поэтому именно Рабочим предстояло выяснить на практике, что скрывалось за неясным термином Безликие.
  

Глава 49.

Осторожно! Здесь водятся тентакли.

  
   Проводник легко провел меня мимо нежити. Собственно большую часть пути я проделал самостоятельно и нам встретился только одинокий мертвец-кобольд, который и в живом состоянии не мог причинить нерубу особого вреда, а уж в виде нежити мог служить только разведчиком. Не задумываясь ни на секунду, я насадил поганца на каменный шип, чем вызвал укоризненный взгляд Разведчика.
   - Пустая трата маны,- прокомментировал мое заклинание молодой сородич,- У нежити подобных существ много и тратить энергию на эту мелочь расточительно.
   - Не хотелось бы, чтобы мое появление спровоцировало атаку мертвяков.
   Лишь презрительный скрежет хелицеров послужил мне ответом.
   Как бы там ни было, но считать существ контролирующих нежить идиотами, глупо, а потраченную энергию можно и восполнить. Основным желанием было не мозолить глаза мертвецам лишний раз. Легкая паранойя стала моей постоянной спутницей, пусть за мной особо никто и не следил. Логика наших противников все еще оставалась для меня загадкой. Они то нападали, не жалея подконтрольных юнитов, то сидели в обороне, когда был благоприятный момент для атаки. Предсказать, как повлияет на них мое появление перед глазами разведчика, было невозможно, потому любой возможный риск хотелось свести к минимуму. Конечно, можно возразить, что сама гибель мелкой твари уже звоночек, но аргументов в пользу уничтожения чужих "глаз" в конце концов набиралось больше. Такое решение в моем родном гнезде, разрозненном противостоянием кандидаток в Королевы, осознанно принимали все знакомые нерубы независимо от принадлежности к той или иной касте. За время недолгих скитаний это вошло в привычку, имеющую вполне логичные обоснования.
   Жуки-стражи пропустили нас без задержек и длительных проверок, позволив протиснуться мимо себя. Мы автоматически цеплялись за изорванную паутину на потолке тоннеля и сгруппировались таким образом, чтобы не пораниться об острые шипы на панцире замерших Воинов. За их спинами я сразу почувствовал себя спокойнее и с интересом смотрел на подтягивающегося к месту моего прибытия Провидца. Разведчик же не задержался больше необходимого и вернулся обратно к своим товарищам, в наличие которых я по-прежнему не сомневался.
   Феромоны чужой Королевы, наконец, начали влиять на мой разум и заставляли чувствовать себя неуютно, как и недобрые взгляды сородичей. Мимолетное спокойствие сменилось возрастающей настороженностью. Казалось, само пространство говорило "уходи, тебе тут не рады". Эх, сколько нужно прожить, чтобы спокойно передвигаться по любой территории Азжол-Неруба и не чувствовать никакого дискомфорта? Есть ли вообще такие нерубы в нашем царстве?
   - Зодчий, ты хотел увидеть Провидца? Сейчас я перед тобой, говори, что тебе нужно и уходи,- проскрипел сородич.
   Негостеприимно, но иного я от соседей и не ожидал. В памяти еще не померк эпизод, когда мне отказали в проходе по их территории и послали обратно в заснеженную тундру.
   - Послание моей Королевы Ануб-Саташ на этом кристалле,- сказал я, протягивая сородичу упомянутый драгоценный камень, который заметно отличался от остальных моих богатств. В первую очередь размером и чистотой самого кристалла. Карта поверхности Нордскола и "глаза" земельников были надежно упрятаны в небольших пространствах между пластинами хитина и замотаны в несколько слоев паутины. За все время боевых действий ни один из них так и не пострадал. Небольшой вес и компактность не позволяли выбросить эти трофеи в надежде, что в будущем они мне еще пригодятся. Пока приспособить с пользой данное имущество было некуда, вот и таскал его с собой, как паукообразное с инстинктами хомяка.
   - А от себя хочу добавить, что предыдущая Королева погибла от магии демонов, которые легко преодолели тенета заклятий защищающих от телепортации. Они проникли сразу в покои Талиан-Схилаг-Шах и её защитники не смогли сдержать обитателей межмирья. Я лишь желаю предостеречь вас от такого развития событий.
   - Я услышал тебя Зодчий и передам твои опасения... кому необходимо.
   Последняя реплика несколько разуверила меня в ценности предоставленной информации.
   Задание было выполнено, но возвращаться в чертоги ежедневного выживания и борьбы за свою жизнь не хотелось. Сородичи вокруг чуть ли не поголовно транслировали в пространство пожелание поскорее уматывать на свою территорию. Нет, от меня так просто не избавиться.
   Отбросив сомнения и неуместную скромность, я сказал Провидцу как есть.
   - Возвращаться обратно бессмысленно, надеюсь, что достаточно опытный Зодчий Пустоты пригодится подданным Слааш-Камал-Исх?
   - Ты готов сменить Королеву? - со смесью презрения и сильного удивления произнес сородич из касты мыслителей.
   - Моя Королева мертва, а несвоевременные игры самок за освободившееся место лишь уничтожают былое величие. Мои навыки вскоре станут не нужны, и я стану еще одним Рабочим в умирающем гнезде. Надеюсь, здесь никто не собирается повторять наших ошибок, так что не самый плохой Зодчий Пустоты сможет принести вам пользу.
   Заготовленная речь вызвала заметное негодование у троих паучих в небольшом отряде. Как же, какой-то Рабочий покусился на увековеченное право самок конкурировать за звание Королевы, покусился на древние традиции! Они даже приняли угрожающие позы и сделали несколько шагов в моем направление, вот только главными здесь были не они. Провидец оказался не столь твердолобым, но тоже выглядел порядком обескураженным. Я, честно говоря, рассчитывал на более спокойную реакцию. В родном гнезде такого не скажешь, пока идет борьба за власть, сразу пустят на мясо, ведь усомниться в претендентке на королевскую камеру - это бросить ей вызов.
   - Каково твое имя, саурах?
   Это слово мне было знакомо. Саурах - сомневающийся в устоях. Хорошо хоть не асоциальная личность, в обществе насекомых это просто смертный приговор.
   - Анак-Хар.
   - Что же Анак-Хар свое нестандартное мышление ты уже продемонстрировал, и прежде чем дать окончательный ответ стоит проверить твои навыки Зодчего.
   - Я готов это сделать немедленно.
   - Следуй за мной.
   По краю прошел. Могли ведь и не выпустить обратно в такой всеобщей неразберихе и непрекращающемся противостоянии с нежитью. Сейчас остается только не запутаться в паутине и говорить поменьше, чтобы не ляпнуть чего похожего. Одно дело единичный случай, другое, если неруб нарушает традиции регулярно. В родном гнезде ко мне все уже давно привыкли и реагировали на странные мысли молодого сородича не так остро. Здесь же, если все сложится удачно, придется следить за хелицерами тщательнее.
   - Анак-Хар ты ведь понимаешь, что выдержать постоянное давление феромонов нашей Королевы тебе будет очень непросто? Не ты первый, кто решил сменить место проживания на более спокойное, но лишь единицы из самых старых смогли приспособиться. А такие молодые как ты еще к нам просто не приходят.
   Значит ни один я такой умный, наиболее сообразительные сородичи уже давно слиняли, а тормознутый Зодчий в моем лице ждал непонятно чего. Да уж свой интеллект я сильно переоценил.
   - У меня чувствительность к феромонам пониженная, так что справлюсь.
   - Вот значит как. Тогда все понятно,- задумчиво проскрипел Провидец, сразу потерявший ко мне необъяснимый интерес.
   Геометрия тоннелей и пещер на нашем пути в мелочах отличалась от уже привычных мне. Незначительные детали постоянно цепляли взгляд, как и сородичи с чуть измененным строением тела, выбивавшимся из уже знакомого диапазона видовой изменчивости. Поданные Слааш-Камал-Исх были чуть стройнее что ли. Брюшко было более вытянутым, а опорные лапы на треть когтя длиннее. За отсутствием, каких либо эталонов в измерении для этих целей приходилось по-прежнему пользоваться своими частями тела. Так как руки постоянно были на виду, то когтями я постоянно и примерялся к окружающим предметам. Легко удобно и измерительный инструмент всегда с собой. Не так точно, как со скарабеями, но тоже ничего.
   Больше никаких особых различий между нами я не замечал, да и не было возможности проводить вдумчивый сравнительный анализ. Полноводная река спешащих нерубов большого магистрального тоннеля подхватила нас и понесла к неведомым обелискам, которые при благоприятном исходе станут билетом в новую семью и обезопасят мою жизнь.
   Сам "экзамен" принимал практически полный двойник небезызвестного Ануб-Хадаха, отличающийся от него только абсолютным равнодушием и молчаливостью. Сородичи не спешили знакомиться и что-то объяснять. Указующий жест местного Зодчего недвусмысленно был направлен в сторону очередной композиции обелисков. Опять какой-то распределительный узел. В последнее время мне частенько приходилось заниматься ими одному без всякой страховки со стороны более опытных коллег. Осторожный осмотр не выявил каких-то особых отличий в структуре плетений и энергоканалов. Скажем так, общая основа была обычной, а вот детали, как и везде, отличались. Так что работа шла привычно, без надрыва и превозмогания.
   Экзамен я сдал, если можно так назвать краткую характеристику от альбиносоподобного Зодчего.
   - Удовлетворительно.
   Могло бы быть и хорошо, если бы не привычка на время отрываться от работы и посматривать вокруг, чтобы нежить не цапнула за брюшко. На отлично при моем опыте и возрасте рассчитывать мог только какой-нибудь гений, вылупившийся рядом с обелиском и ничего иного не видевший.
   - Вот и хорошо,- начал радостно потирать руки сопровождающий меня Провидец.
   Ему что дают дополнительное питание за найденных специалистов? Ответ на данный вопрос я так и не получил.
   Следующие несколько дней приходилось только спать и работать. Прямо как в былые времена, когда явная опасность существовала только за пределами Азжол-Неруба. Никогда бы не подумал, что такой режим будет восприниматься, как отдых. Как говорили великие, "все познается в сравнении". Вот и я сравнивал и делал выводы. Местные нерубы относились к беженцу предвзято и презрительно, даже больше чем обычно, но та польза, которую приносил еще один Зодчий, практически полностью уравновешивала мое сомнительное происхождение. Дальше презрительных взглядов и возмущенного скрежетания хелицерами не заходило. Что еще сказать, кормили неплохо, но вкус у местных кормовых жуков был немного другой. Даже не знаю как описать различие, просто непривычный.
   Библиотека и другие источники знаний оказались для меня полностью недоступными, и никакого просвета на этом пути пока не было. Когда еще удастся почерпнуть знаний в спокойной обстановке? Одному богу известно, хотя ну их богов, особенно местных.
   Провидец так и сказал:
   - Доверия ты еще не заслужил, как и привилегии прикоснуться к нашим знаниям.
   А жаль. Было бы занимательно сравнить информацию из двух источников. Уяснив, что у эксплуатируемого Зодчего хватает сил на поиск библиотеки, норму общения с камнями-вампирами заметно увеличили, где-то процентов на пятнадцать. Интерес сразу пропал.
   О некромантии я даже не заикался. Тихая спокойная профессия Зодчего в такое неспокойное время была буквально золотым дном. Знай себе соблюдай правила, не зарывайся и четко рассчитывай свои силы. Шансы выжить на данной работе на порядок превышали таковые на прежнем месте.
   Спальный район, в котором я имел счастье проживать, был довольно близко к границе боевых действий, а самое удивительное к местной достопримечательности. Представьте себе большую пещеру с двумя десятками осветительных кристаллов, в центре которой из паутины сплетена самая настоящая клетка или даже вольер. Единственным жителем в нем был паук циклопических размеров, такой, знаете ли, безмозглый гигант. Казалось бы, среди населения Азжол-Неруба подобное существо не должно вызывать никакого ажиотажа, подумаешь, еще одно насекомое, пусть большое, но и Лорды Пауки не крохи. На самом деле это был некий проект или скорее прожект одного из советников местной Королевы зачем-то выставленный на всеобщее обозрение. Нерубы этого гиганта не любили и особой пользы в его присутствии не находили. Мне даже спрашивать не пришлось, сородичи просветили новичка в первый же день.
   - Вот полюбуйся на детище Кил-Сараха,- презрительно заскрежетал коллега Зодчий, указывая на содержимое вольера,- Хадронокс - глупое злобное животное, которое по замыслу Лорда Паука должно уничтожать нежить сотнями.
   - Не слишком ли он большой для ваших тоннелей?- с сомнением задал я первый, пришедший в головогрудь вопрос. Десятиметрового паука можно было вытащить из пещеры только через один ход, в остальные же лишь по частям.
   Завязавший беседу неруб даже повернулся в мою сторону, возмущенный таким дилетантским вопросом.
   - Мало того, что он уничтожает кормовых жуков десятками в день, так он совершенно не обучаем. Пример чудовищной расточительности и просчета Кил-Сараха жив лишь благодаря упорности своего создателя и его былых заслуг.
   Нецелесообразное использование ресурсов на этот затянувшийся эксперимент вызывало справедливое негодование у всех сородичей. Я удивился, как это в нерубском обществе, где экономия и крохи эффективности стоят в приоритете может быть такая несуразность. При том, что многим разумным паукам приходилось ежедневно видеть пред собой этого гиганта и практически плеваться ядом в адрес недальновидного Лорда Паука. Думаю, для него это было самым страшным наказанием и ежедневным уничтожением авторитета и влияния в гнезде.
   Злой рок, преследовавший меня последние годы, и не думал оставлять в покое свою жертву. Мистическое проклятье неудачи настигло уставшего Зодчего на берегу одного из множества подземных водоемов. Когда я вместе с десятком Рабочих неторопливо утолял жажду из собственноручно сплетенной чаши и расслабленно следил за небольшим косяком мелкой рыбешки, в прозрачных водах появилось щупальце. Интересно, что еще местные выращивают в своих озерах? Что-то крупноват осьминог или это кальмар? Четко определяемые присоски не давали иного толкования, а опыт нерубской жизни никаких данных о подобных головоногих моллюсках не давал. Щупальце ловко ловило одну рыбку за другой и те просто растворялись в его хватке. Так оно весь косяк сожрет.
   - Зачем вы выращиваете хищников? Разве это рентабельно?
   Вопрос был обращен к соседу, который был не столь наблюдателен, и просто устало смотрел в даль. И да, нерубы прекрасно осознавали значение второй части вопроса. Скорее всего, лучше большинства человечества.
   - Какие хищники?
   - Вон то щупальце в воде.
   Сородич молчаливо смотрел на процесс изничтожения рыбёшек не меньше минуты.
   - Впервые вижу, нужно спросить у Рабочих ответственных за водоем.
   Тут-то у меня и возникли неприятные ощущения. Неведомая зверушка в искусственном биоценозе это не к добру. К тому же пытливый отросток уже выбрался на сушу всего в трех шагах от меня. Прежде чем ситуация прояснилась резко изменился феромоновый ритм. Для меня он всегда ощущался настойчивым пожеланием валить отсюда, а тут запестрил тревогой. Неужели нежить атаковала по всему фронту? От вдумчивого анализа меня отвлекли звуки громкого плеска воды и вспышка огненного заклинания. Активация Щита Маны вбитая в подкорку мозгового ганглия спасла от серьезных увечий, если не от смерти. Из воды выпрыгивали клубки щупалец и прыгали на оторопевших нерубов. Среагировать успевали немногие. "Твою мать, кто-то выпустил детенышей кракена"- это была первая мысль, когда я рассмотрел осьминога переростка. Стоило мелкой пасти прорезаться на конце одного из мясистых отростков, как сходство сразу пропало.
   Запустив несколько Стрел Тьмы в накинувшуюся на мой щит тварь, и не увидев особого эффекта, мне пришлось шустро перебирать лапами и отрываться от целой горы плоти, которая вспенила ранее спокойное озеро. Два десятка нерубов стали лишь закуской для этих созданий. Среди груды щупалец в месте их короткой трапезы начало подниматься нечто человекоподобное, но наблюдать, что будет дальше, было опасно, особенно когда у ближайшего прохода уже начала формироваться толчея из сородичей.
   Пусть Воины сражаются, а обслуживающий персонал в моем лице слишком ценен. Пленка странного магического щита на этих червеподобных отростках, проявившаяся в момент попадания Стрел Тьмы, придавала паучьим ногам дополнительное ускорение. Осьминоги-маги, только этого мне не хватало.
   Прямо как в дешевых фильмах ужасов - подводные монстры атакуют мирных ... насекомых. Я конечно неруб белого цвета, но это не давало никаких гарантий выживания. В гостях хорошо, а дома лучше. Похоже, пришло время возвращаться к некромантке под брюшко, а то тут стало совсем неуютно.
   Стоит все же заглянуть в библиотеку, пока эти спруты не заполонили тут все.
  
  
   Азерот. Нордскол.
   Скопление Безликих.
   На глубине, где еще не властвовал жар подземного огня, неведомыми существами на заре эпох были прорыты пещеры, а может быть они были естественного происхождения. Не осталось тех, кто знал это наверняка, как и следов тех, что могли приложить к этому руку. Гладкие стены наводили мысли о подземных реках или глубинных магматичных червях, которые когда-то жили на Азероте. Покоившиеся здесь существа никогда не задавались такими вопросами. Никого иного кроме них тут не было уже тысячи лет, а если когда-нибудь и появился, то был бы мгновенно съеден. Запечатанные тысячелетия назад создания Древних Богов находились в длительной спячке, мало чем отличавшейся от смерти.
   Замершие в неподвижности тысячи щупалец с многочисленными присосками, когтями и острыми крючьями были похожи на скульптуру безумного творца, решившего запечатлеть чудовище морских глубин. Лучи света никогда не оскверняли первозданную тьму в глубинах Азерота. Погребенное в давние времена должно было оставаться таким до нужного часа, но разве смертные существа обращали когда-нибудь внимание на предостережения высших сущностей? Зловещие тени подземелий и камни, сводящие с ума, отпугнули бы любого, но только не рациональных насекомых, отгородившихся от мира непроницаемым щитом. Они не обратили на эти знаки никакого внимания и продолжали вгрызаться в оскверненный минерал - саронит.
   Безликие - миф, чудом сохранившийся в преданиях, выживших в катаклизмах немногочисленных рас Азерота, готов был вновь явить себя миру, если будет нарушен их тревожный сон. Оставаясь недвижимыми, они чувствовали страдания своего прародителя Йог-Сарона заключенного в темнице титанов. Именно его окаменевшая кровь скрывала Безликих от мира, но теперь целостность защитной скорлупы была грубо нарушена. Прятавшиеся от ищеек Титанов осколки некогда могущественной расы и не подозревали, что их уже давно никто не ищет.
   Вибрации от камня лишь ненадолго тревожили существ в древних пещерах. Редкая дрожь прочной темницы от неистовства огненных и земляных элементалей лишь на мгновения будила Безликих от их крепкого сна. Так дремлющий дракон на секунду открывает глаз, чтобы бросить взгляд в сторону подозрительного шороха, а затем вновь погружается в сон. Сейчас же в надежных сводах впервые наметились трещины, а спустя один оборот Азерота вокруг звезды первый камень упал на неподвижный ковер щупалец. Это породило целую волну движений, подобно кругам на воде после брошенного камня. Скованные тысячелетиями неподвижности кольца щупалец зашевелились. Неуверенные и осторожные движения, как у любого живого существа после долгой спячки. Со стороны казалось, что это единый организм и для многих это так и было, но не для Безликих. Сотни примитивных особей могли сливаться вместе, образуя более умное и совершенное создание, но был определенный барьер, который древние твари не могли переступить и превратиться в гигантского монстра. Будь все иначе, Азерот возможно никогда не стал таким, как сейчас. Рушащийся свод пробуждал их ото сна, и они чувствовали голод.
   Когда тусклый луч упал сквозь трещину на одно из щупалец, тысячи из них взвились вверх в желании покинуть тесную тюрьму. Камень не смог сдержать Древних и бесформенная волна извивающейся плоти устремилась наверх, туда, где была желанная энергия и пища. Первые щупальца ударили в узкие трещины, подобно копьям, превращая их сначала в крупные отверстия, а затем в полноценные колодцы, куда мог бы протиснуться даже самый толстый дварф. Десятки погребенных под этим валом нерубов даже не успели осознать произошедшего, как были смяты и съедены многочисленными пастями, прорезавшимися в мясистых отростках.
   Смело бросившиеся на неприятеля Воины расы нерубов погибли бесславно и быстро. Рассеченная ими плоть падала на камни, заливая все вокруг темной кровью похожей на земляное масло, чтобы быть съеденной своими же товарищами. Пока Безликие не утолят свой голод, остановить их было очень непросто. В то время, как первая волна щупалец разрывала запаниковавших Рабочих и нескольких Воинов из пролома выбирались все новые и новые существа. Извивающиеся подобно червям, они улавливали запахи и ощущали привкус магии потревоживших их нерубов. Единственный проход в лабиринт разумных пауков мгновенно заполнился голодными тварями, а насытившиеся Безликие медленно, но уверенно принимали гуманоидную форму. Плоть текла подобно воску, соединяясь друг с другом, а местами разделяясь на более мелкие отростки. Сейчас возрождался первый за многие годы полноценный представитель этой древней расы. Ассиметричное тело с одной гипертрофированной трехпалой рукой в сравнении с другой конечностью, медленно принимало окончательную форму. Утвердившись на подобие ног, существо, наконец, сформировало нечто похожее на голову. Пылающий фиолетовым светом взор окинул примитивных собратьев и Безликий сделал первый шаг. В его глазах не было признаков только что рожденного существа. Ни удивления, ни неуверенности и тем более страха. Это была сложная личность с внушительным набором навыков и великолепным владением магией присущей только Безликим. Щупальца вокруг отвратительно выглядевшей пасти пришли в движение, и существо издало булькающий звук, который сменился клокотанием. На языках, которые сохранились в сознании Древних, говорили расы, вымершие на Азероте несколько тысяч лет назад, но ментальные способности позволяли быстро найти общий язык с кем угодно. Насмешкой судьбы можно считать то, что после долгой спячки слуги Йог-Сарона столкнулись с насекомыми, игнорирующими любые попытки достучаться до их сознания. Агрессивные твари не собирались налаживать диалог с нерубами, но желали подавить разум невольных соперников. Первый из Безликих с недовольством обнаруживал пробелы в своей памяти, вызванные гибелью десятка примитивных составляющих его тела за тысячелетия длительного заключения под земной твердью. Имя, оно не потерялось в прошедшем времени. Волаж, глашатай Волаж, такое имя оно помнило.
   Архаичная магия прошлых тысячелетий окутала Безликого и тот уверенно последовал за своими примитивными собратьями. Он подобно волку втягивал в себя воздух через щелевидные отверстия на лице, пробуя его на вкус, анализировал его состав. На уровне ощущений он составлял для себя картину мира, чтобы действовать наиболее эффективно. Щупальца пребывали в хаотичном движении, цепляясь за стены, собирая паутину нерубов. Волаж поднес несколько нитей к своим глазам и даже попробовал их на вкус.
   - Акири,- побулькал он на древнем языке и отбросил липкую паутину в сторону.
   Ментальный зов разошедшийся по тоннелям канул в пустоту, не вернувшись ни с одним откликом. Последовавшие попытки оказались столь же неудачны. Глашатай Волжан устремил свое внимание и мысли к тонкой нити связывающей его с Йог-Сароном. Ответ пришел быстро и не имел иного толкования - "уничтожить всех на своем пути и освободить повелителя из темницы".
   Третья сторона окончательно нарушила хрупкое равновесие Войны Паука.
  

Глава 50.

Мешок с подарками.

  
   Оторваться от преследователей в виде десятка разнообразных щупалец удалось не сразу. Они своими повадками напоминали смесь змеи и осьминога - стремительные броски с оскаленными пастями и умение цепляться присосками за стены. Последнее качество было особенно неприятным, так как опробованная стратегия забраться повыше и расстрелять заклинаниями беснующихся тварей, не работала. Дальние братья кальмаров ползли по стенам с впечатляющей скоростью, а тонкая темная пленка используемого ими магического щита успешно блокировала простые глифы, которые были в моем распоряжении.
   Приобретенное и закаленное в сражениях хладнокровие пришлось очень кстати. Воцарившийся хаос стоил замешкавшимся нерубам если не жизни, то потери нескольких конечностей так точно. По моим начальным предположениям неведомые зверушки лезли из центра гнезда. "Если это какие-нибудь вырвавшиеся на волю результаты экспериментов, то оставаться тут точно не стоит". Мысль, что мы отобьемся от новой напасти без проблем, продержалась недолго.
   Вариантов куда бежать у меня было всего несколько, так как знакомым была только небольшая часть владений Слааш-Камал-Исх. Что можно выяснить за несколько дней? Опытный шпион собрал бы впечатляющий пакет информации, но где я и упомянутый мастер разведки? Мы и рядом не стояли. Запомненные ориентиры складывались в небольшой кусочек известного пространства, где основными отметками были многочисленные обелиски, подземное озеро и пещера для отдыха. Уже хорошо, что библиотека была рядом, как раз на пути к охраняемой границе с нежитью. Выход на заснеженную поверхность Нордскола я даже не рассматривал, сородичи туда даже Разведчиков не посылали. Верная смерть в лапах нежити была обеспечена. Конечно, всегда существовал шанс проскочить, но не с моей удачей.
   Оптимистические мысли вырвали вместе с куском хитина и мяса на брюшке свесившиеся с потолка щупальца, которые без особых затруднений пробили хваленый Щит Маны и вкусили моей плоти. Это событие отрезвляло. По ощущениям, еще пару сантиметров и они бы достали до важного нервного ганглия, а так просто дикая боль и хлещущая из верхней части брюшка гемолимфа стали еще одним уроком для невнимательного неруба. Яростно заскрежетав хелицерами, я расплющил этих прожорливых гадов каменными шипами. Сил ушло много, но оно того стоило. Брызнувшее из-под камней темное месиво принесло мне некоторое удовлетворение. А небольшая задержка для наложения паутинных латок на хитин и несколько мгновений для заклятья регенерации, чтобы хоть как то остановить незапланированное кровотечение, была жизненно необходима. Все это делалось на автомате, ведь в сражениях с нежитью каждый нормальный неруб отрабатывал эти действия в первых же стычках. Неудачники, не имевшие даже таких простых навыков, жили недолго. Некоторые сородичи не стеснялись попросить продемонстрировать несложное заклинание регенерации. Самым же трудным было научиться закрывать паутиной ранения в малодоступных местах, особенно на спине. Тут требовалась определенная сноровка и наличие хотя бы двух пар неповрежденных опорных лап. Соответственно говорить об изяществе и красоте подобных "повязок" не приходилось.
   Дальше двигаться пришлось осторожнее, что позволило по дуге обойти клубок щупалец, обвивший неруба из касты Воинов. Зеленоватая гемолимфа смешалась с темной кровью неведомой твари и исход своеобразной рукопашной был не очевиден. Помочь сородичу я ничем не мог. Они и так катались по тоннелю подобно уродливому колобку, и влезать под этот каток не было никакого желания. Мана тоже была не бесконечная.
   В библиотеку я не вошел, а ворвался. Затянутый паутиной проход некогда было расплетать, поэтому пара стрел огня превратила красивый и прочный узор в тлеющие лохмотья. Здесь было тихо, в отличие от нехороших звуков борьбы за спиной. С первого взгляда стало ясно, что это хранилище знаний для Рабочих. Моя первая библиотека у нерубов и то выглядела побогаче.
   Короткую задержку и осмотр переплетений паутины прервал подозрительный шум в дальнем конце пещеры. Мысленно шуганув зашевелившееся любопытство, я начал забрасывать кристаллы с информацией в заранее подготовленную авоську. Скорость выдирания кристаллов из родных тенет ограничивалась лишь необходимостью соблюдать тишину. Неизвестный источник шума так и не появлялся на глаза, но постепенно двигался в мою сторону. "Кто бы это ни был, но встреча с неизвестным ничем хорошим не кончится".
   Мешок уже был забит кристаллами под завязку, так что испытывать удачу и дальше не было смысла. Сверкающие драгоценные камни не стучали друг о друга, только из-за оставшихся на них обрывков тенет. Неплохо было бы каждый из них замотать в три слоя паутины, но времени просто не было. Главное, что удавалось двигаться довольно тихо и не греметь награбленным, нет, спасенным имуществом. Знаю я сородичей, как дойдет до дела, все ринуться делать что угодно, но не спасать мудрость предков.
   Медленно, шаг за шагом я выбрался из хранилища знаний и поспешил в сторону своего старого гнезда. Приятная ноша за спиной служила неплохим щитом, но при движении теребила свежие раны. "Лучше бы лапу одну оторвали".
   В большом зале Хадронокс таки вырвался из своей "клетки" и сейчас сражался с десятком крупных клубков щупалец. Его плевки ядом мерзкие твари переносили плохо, а внушительная толщина хитинового панциря защищала гиганта от очень острых зубов. В отличие от остальных нерубов дела у проекта Кил-Сараха шли хорошо. Вот тебе и запредельная растрата ресурсов. Паучок то на диво эффективен. За то, что я отвлекся на сражение паука-гиганта, последовало мгновенное наказание. На спину прыгнула спрутообразная тварь и начала терзать ни в чем не повинный мешок с кристаллами. "Сволочь, там же хрупкие вещи!".
   Прилетевший со стороны Хадронокса плевок яда чуть не попал прямо в мешок с кристаллами из бибилиотеки. Целил этот снайпер в еще один крупный клубок из десятков щупалец, который как раз выбрался из прохода за моей спиной. "Наездника" на мешке обдало несколькими каплями и он начал извиваться и явно не от экстаза. Отбросив осторожность, я рванул к выходу со всей возможной скоростью.
   Смешанный отряд нерубов верно нёс службу, но большая часть сородичей то и дело тревожно смотрела в сторону родных тоннелей, поэтому друг друга мы заметили одновременно.
   - Ты что здесь делаешь,- возмущенно вскинул хелицеры Провидец,- И что это у тебя за спиной.
   Задурить голову Провидцу, можно было даже не рассчитывать. Да выглядел я подозрительно, недавно принятый беженец со здоровенной авоськой на спине. Только то, что понятие "вор" у сородичей встречалось очень редко, спасало меня от знакомства с пыточным искусством нерубов и мучительной смерти.
   - Я спасаю часть библиотеки.
   Прозвучало настолько неубедительно, что даже последнему уборщику из касты Рабочих все стало ясно. Желая исправить ситуацию, я решил вывалить на нерубов более важную информацию.
   - На нас напали, какие-то твари убивают наших братьев и сестер. Королева в опасности.
   Заветные слова сломали стену недоверия, что успела образоваться между нами, а последовавший знакомый по прошлому разу призыв расставил все по местам. Королева Слааш-Камал-Исх выбросила в пространство чудовищное количество феромонов с простым призывом - "На помощь!". Если мне просто дало по мозгам и тело само развернулось в нужную сторону, то окружающие нерубы со спринтерской скоростью ломанулись в центр своего гнезда к королевской камере.
   "Второй раз не так уж и сильно пробирало, привыкаю, наверное".
   Пропустить мимо себя оболваненных нерубов удалось с некоторым изяществом, а то могли и затоптать. Похоже, сухопутные спруты практически сожрали Королеву или демоны пожаловали. Как бы там ни было, прощай гнездо Слааш-Камал-Исх. Что будет происходить тут дальше, я видеть не хочу, а тем более участвовать.
   Пока нежить не воспользовалась ситуацией пора сматывать паутину и шустро двигать в знакомые районы, хоть там у меня будет преимущество. Знание подробной конфигурации тоннелей на практике оказалось наиважнейшим в данной ситуации. Обходные пути, скрытые ниши, источники воды, в конце концов, были теми процентами, которые увеличивали шанс выживания.
   Возвращение к ставке Ануб-Саташ заняло у меня пару дней. Не так-то просто быть незаметным с мешком на спине. Не раз драгоценная ноша оставалась спрятанной, пока я искал наиболее безопасный путь. Необъяснимое уменьшение мертвецов на единицу объема тоннелей и пещер тоже сыграло немаловажную роль.
   В одном из тупичков, где ощущалась зона относительной безопасности, удалось внимательно осмотреть сухопутного кальмара. Эта тварь своими присосками так сильно прилипла к авоське, что пришлось аккуратно капать на нее синтезированной кислотой. Да научился я ее делать, научился.
   Прежде чем съесть этот экземпляр, провел вскрытие и натуральный эксперимент на скарабеях. Знай своего врага, поэтому даже варварское потрошение когтями не будет бессмысленным. Присоски, так просто копия осьминожьих, кожа прочная эластичная, нерубским когтям противостоит отлично. Я не знаток анатомии, но ничего похожего на мозги обнаружить не смог. Всяких зубов, когтей внутри щупалец оказалось великое множество, так что тварь еще скромно показывала окружающим лишь их малую часть. Непрезентабельные комки неясного назначения хаотично рассеянные в тканях исследуемого экземпляра содержали в себе маслянисто-черную субстанцию, которая в магическом спектре один в один напоминала саронит. Слабых мест не нашел, но любопытство потешил. Да и саронитоподобные включения тут неспроста, что опять же наводило на мысли об экспериментах сородичей.
   Как бы ни хотелось просмотреть кристаллы памяти, но это может подождать в отличие от пованивающего спрута. Кстати, следы от яда остались впечатляющие - полная деструкция тканей. Мне бы такой, никакой магии не нужно. Выловленные скарабеи от предложенной пищи не отказались и готовы были драться за добавку. Несколько часов внимательных наблюдений за подопытными жуками не выявили негативных последствий. Магический взор также не нашел отклонений. Решено, мясо будет употреблено в пищу.
   На вкус осьминожка был необычным, хоть и питательным. Может из-за яда Хадронокса? Впрочем, неприятный вкус не помешал полностью подчистить мешок со всей органикой оставшейся после вскрытия. Саронитовые включения все до последней частички были вырезаны, а остальное мясо тщательно проверено магическим зрением. И признано съедобным. Что поделать, голод уже замучал.
   К моему удивлению резиденции Ануб-Саташ больше не существовало. Нежить не ленилась и планомерно истребляла нерубов. Спрятавшись на потолке пещеры, я наблюдал, как скелеты аккуратно утаскивали тела погибших нерубов. Место крупной битвы было усеяно костями нежити, гнилой плотью и оторванными конечностями разумных пауков. Осколки хитина сородичей всех каст раскрывали картину ожесточенной схватки. Следы некоторых заклинаний я легко идентифицировал, другие же вызывали недоумение. Зная тактику сородичей, восстановить ход событий можно было относительно легко. Видимо ставку Ануб-Саташ нашли, окружили, не оставив иного выхода, кроме как подороже продать свои жизни. Выжил ли кто-то, было совершенно не понятно, но рассчитывать буду на худшее.
   Здраво прикинув будущее моей расы, на первое место пришлось поставить голод. Рано или поздно данный вопрос станет остро. Я сильно сомневался, что нерубы смогут защитить оставшихся Королев, сколько бы их там не оставалось. С потерей последней вся выверенная структура царства разумных пауков покатится в тартарары. За примером ходить далеко не нужно. На территории покойно Схилаг-Талион-Шах прекрасно просматривалась сумятица и откровенное головотяпство без чуткого контроля со стороны Королевы. Запасы сородичи традиционно не делали за исключением небольшого количества промороженного мяса со времен нормальной охоты. С одной стороны это нормально, когда в любую секунду можно съесть свеженького кормового жука, который только пару скарабеев назад еще питался грибами, но в условиях самого настоящего зомби-аппокалипсиса тучные стада стали недоступны. Нежить между кормовыми жуками и простыми Рабочими разницы не делала.
   Существовал отличный от нуля шанс, что часть особо прозорливых сородичей просто-напросто завалила проходы и замкнулась в малых коллективах, обеспеченных небольшим стадом тех самых выращиваемых насекомых и обширными посадками грибов. Я бы так и сделал, если бы мог, но судьба была ко мне не так благосклонна.
   Поиск анклавов такого типа казался бесперспективным и опасным занятием.
   Следующим возможным шагом была попытка втереться в доверие к очередной еще живой Королеве, но что-то подсказывало, они доживают последние дни. А ведь я так молод! Несколько скарабеев взвешивания тех или иных вариантов привели к неоднозначному выбору - не надеяться на чужого дядю, а организовать миниферму своими когтистыми руками и в ходе этого процесса обзавестись помощниками, сформировать СВОЮ команду. А главное сделать безопасное место для жизни, учесть все ошибки сородичей.
   Так начались поиски места для задуманного хозяйства полного цикла.
  
  
   Азерот. Нордскол.
   Ледяная Корона.
   Нер'Зул, владыка ментальной сети.
   Дух древнего шамана трудился, не ведая усталости и сна. Ментальная мощь, заложенная в него Кил'Джереном, вливалась бурным потокам в бесчисленное воинство и растворялась без остатка. Тысячи задач, тактика, стратегия войны с пауками требовала совсем неорочьих усилий. Старое тело просто не справилось бы с такой нагрузкой, а вот бестелесный дух лишь креп. Мало того, что раса нерубианцев перемалывала его армию на костяной прах, та еще и натрезимы отвлекали своими проверками. Чем сильнее и опытнее он становился, тем пристальнее становилось внимание демонов. Вторжения в разум с целью внимательно изучить намерения и приоритеты стали нормой. Нер'Зул уже научился прятать некоторые сокровенные мысли, но ничего не мог поделать с сущностью заложенных в него указаний, они горели холодным огнем в его памяти, заставляя думать в нужном его хозяевам ключе. Редкие проблески осознаний навязанного рабства были мучительны.
   После первой уничтоженной Королевы демоны затаились. Кто-то могущественный искал любые проявления демонических сил, но полностью игнорировал армию нежити. Волны странной магии прошлись по Нордсколу. Древний шаман уловил их лишь самым краешком своего сознания.
   Неожиданностью стали размеры Азжол-Неруба, так назвали сеть подземных тоннелей разумные пауки, иммунные к ментальной магии. Простые расчеты показывали, что если не использовать самих нерубов в качестве нежити о контроле даже части королевства пауков, а тем более о его завоевании не стоит даже и думать. Как показал опыт, простые пытки на них действовали плохо, но натрезимы научили воздействовать на насекомых должным образом. К сожалению, рядовые члены общества нерубианцев знали очень мало, а более информированные "тараканы" предпочитали умереть.
   Тихондрий был в курсе сложной ситуации и непредвиденной задержки, а потому довел до ведома Нер'Зула дополнение к плану.
   - На полную зачистку Азжол-Неруба потребуются десятилетия, даже при благоприятном развитии противостояния. Мы поступим иначе. Расположение камер Королев нам теперь известно, поэтому натрезимы сделают всю основную работу, тебе же раб стоит воспользоваться неразберихой после смерти маток этих насекомых. По моему опыту нерубы будут разобщены и слабы не менее нескольких десятков дней, так что уничтожить большое количество особей этого вида будет несложно. Не подведи нас.
   Ответа и комментариев Тихондрий не ждал, и все время короткого монолога активно сканировал разум Нер'Зула легко преодолевая его сопротивление. Монотонный голос без всякой эмоциональной окраски проникал в ментальное пространство мертвого шамана и настойчиво вбивал приказы в его сущность.
   Терпения высшей нежити, в которую превратили Нер'Зула было не занимать, поэтому вспышка злобы и жажды иссушить наглого демона до состояния скелета так и осталась на задворках сознания среди мусора былых надежд и обрывков выпотрошенной памяти. "Еще не время".
   Сейчас дух древнего шамана пытался переиграть уже известного военачальника насекомых Ануб-Арака. Огромным тактическим преимуществом была возможность мгновенно реагировать на ходы оппонента, чего нельзя было сказать о противнике. Управление тысячами единиц нежити напоминало Нер'Зулу попытку удержать в узде многоголовое голодное чудовище. Стоит одернуть одну "голову", как другая уже вляпалась в ловушку нерубов. Положение спасали личи, на которых возлагалось множества задач, но из-за разной степени адекватности подопечных магов результат был далек от совершенства и как предполагал мертвый шаман, то самое совершенство было практически не достижимо.
   Исчезновение сотен нерубов на воображаемом фронте, сразу же переросло в активное наступление нежити. На ловушку это было не похоже, так как разумные пауки не сдавали позиций так поспешно. Это напоминало смерть Королевы, тогда была аналогичная ситуация, но сейчас натрезимы ни о чем подобном не предупреждали. Многосторонний анализ ситуации подтвердил первые выводы и заставил послать запрос Тихондриусу.
   - Что тебе нужно, раб?- недовольно отозвался тюремщик.
   - Я наблюдаю признаки гибели очередной Королевы.
   - Это маловероятно. Сейчас посмотрим.
   Натрезим с легкостью перехватил ментальные путы и собрал интересующую его информацию. Это было похоже, на выхватывание поводьев варга из рук ребенка опытным ветераном. Нер'Зул отмечал малейшие колебания ментального поля, стараясь понять чужое мастерство, но так и не увидел ничего стоящего или скорее не понял принципа.
   - Ты оказался прав раб. Не теряй возможности сокрушить врага и выясни причину смерти Королевы. Это важно.
   - Будет исполнено.
   Тысячи нитей контроля натянулись, чтобы послать осторожную волну нежити на захват негостеприимных тоннелей Азжол-Неруба. Насекомые научили старого орка осторожности.
   Не успело солнце встать в зенит, как начались неприятности. Ментальная сеть, опора и основное преимущество Нер'Зула лишилась сотен опорных точек. Кто-то умелый и хитрый вырывал нити управления над мертвецами из лап мертвого шамана. Это было похоже на недавние действия натрезима и впервые минуты Нер'Зул так и считал, но нити вырывались из его власти полностью не оставляя возможности обратить этот процесс. Если раньше "поводья" мягко, но уверенно перехватывали, то сейчас "наездника" небрежно сбрасывали с варга на землю. Мертвый орк рассвирепел, но лишь на мгновение, затем холодный расчет взял верх и нежити поступил приказ на отступление.
   Просеивать своеобразную память марионеток пришлось долго, но важные моменты кое-кто смог запечатлеть в своих пустых черепах. Нечто похожее на морских тварей доедало нерубов и брало под контроль нежить. Новый противник? Откуда ему взяться?
  
   Азерот. Глубоко под поверхностью Нордскола.
   Глашатай Волаж.
   Акири. Спустя столетия они стали иными - умнее, опаснее, но так и остались лишь пищей для созданий Йог-Сарона. Достойный отпор давали немногие, но их было достаточно, чтобы проредить и так немногочисленных Безликих. Глупые младшие, обуреваемые голодом, были неудержимы, но неосторожны. Лишь немногие из них инстинктивно пользовались магией. Управлять младшими было невозможно, просто не было за что зацепиться ментальным щупальцам, поэтому они гибли.
   Когда набрался десяток полноценных антропоморфных Безликих, Глашатай Волаж решился на полноценное изучение лабиринта странноватых акири. Он продолжал искать тех, кто станет рабом для древних. Терять еще кого-нибудь из сородичей не хотелось. Владыка поставил цель, которую не так уж просто будет выполнить.
   Магия паукоподобных была неправильной, чужой для мира Древних Богов, отличалась излишней упорядоченностью и отвергала влияние высших сущностей, а самое неприятное она была везде. В паутине, осветительных кристаллах, камнях расписанных необычными символами. Младший, коснувшийся такого камня, задергался как после попадания молнии.
   Магическая мощь позволяла окатывать насекомых десятками энергетически насыщенных заклинаний и пробивать их сложно структурированные щиты. Смутно ощущаемая Линия Леи позволяла вкладывать в магический узор немалую долю тайной магии, придавая ему особые свойства. Создания Йог-Сарона шли туда, где чувствовалось "сердце" лабиринта акири. Чем дальше они шли, тем сильнее становилось сопротивление, а уж в большой пещере, разросшийся до шести десятков отряд Безликих, встретила элита, которая первой же атакой сократила число вторженцев на треть.
   Сражение длилось недолго, но исчерпало силы Безликих. Гигантские жуки собрали богатый урожай, разорвав немало собратьев Глашатая Волажа. Древняя магия схлестнулась с разработками нерубов и доказала превосходства многих тысячелетий властвования Йог-Сарона над удивительными открытиями относительно молодой расы. Как бы ни были сильны Королева нерубов и её Лорды Пауки, но их запас маны был конечен и ограничен. Безликие же сразу присосались к магическому плану Азерота и Линиям Леи, чем обеспечили себе неисчерпаемые резервы. Стараясь насытить тела и зарастить полученные раны, Волаж наравне с собратьями вкусил плоти врага и с удивлением ощутил мерзкий вкус созданий Титанов. Он был едва ощутим, и говорил лишь о небольшой частице врагов повелителя. Неужто акири породнились с одним из созданий вероломных захватчиков? О, ненависть ко всем последышам Титанов была у Безликих с момента рождения. Это объясняло непревзойденную защиту разума. Когда Проклятье Плоти поразило механизмы аэсиров и ваниров, с помощью которых они меняли облик Азерота, уничтожали тех, кто был не согласен с представлениями Титанов об идеальном облике планеты, некоторых созданий успели защитить от ментальных атак. Кого-то лучше, кого-то хуже. Теперь же стало ясно, что акири воспользовались этим, чтобы защитить свой разум. Недовольство данным фактом выразилось возмущенным бульканьем.
   На границе сферы восприятия сородичей появились некие магические конструкции, которые были оплетены мощнейшими ментальными нитями. Странная энергия питала их. Опыт Глашатая Волажа пусть и был велик, но сразу узнать в них нежить не удалось. Мертвые тоже эволюционировали за тысячи лет и сильно отличались от своих собратьев древней эпохи. Избавить будущих слуг от ментального поводка стоило немало сил, и только просканировав память, стало возможным идентифицировать их как нежить.
   Все подконтрольные мертвецы раньше были потомками созданий Титанов, тем приятнее была обретенная власть над ними. Память скелетов позволила войти в курс происходящего всем Безликим. Война акири со ставленниками обитателей Круговерти Пустоты стала неожиданностью. Пусть Безликим и удалось перехватить управление, но мощь неизвестной твари, которая властвовала над нежитью вызывала опасение. Нет, захватить разум Безликого не сможет никто, ведь связь с создателем защитить их от самого изощренного менталиста, но противостоять такому существу будет непросто, как и демонам.
   Добытые сведения были отправлены страдающему Йог-Сарону с призывом о помощи и совете.
   В ответ пришло описание места, где спал еще один союзник - Забытый. Это имя ассоциировалось со сложным понятием сородича повелителя, младшего брата или скорее молодого слуги, который должен был направить Безликих.
   Это существо было рядом, всего в двух тысячах шагов, находился в глубоком анабиозе представитель древнейшей расы Азерота, которая послужила основой для возникновения Древних Богов.

Глава 51.

Первые ласт... кузнечики.

  
   Даже примерные расчеты показывали, что прежде чем обеспечить одного неруба пищей, нужно потратить не меньше месяца. Все это время нужно что-то есть и это неоспоримый факт. Прокорм одного единственного паука осложнялся таким неприятным моментом, как абсолютное отсутствие у сородичей продуктов длительного хранения, каких-нибудь мороженых жуков или иных деликатесов. Единственным выходом оставался подъем животноводства из состояния клинической смерти. Когда нежить прорвала оборону и добралась-таки до мягкого "брюшка" нашего гнезда, то не видела разницы между кормовыми жуками и разумными пауками, вырезая все живое. Если сородичи активно сопротивлялись, то беззащитные объекты животноводства были заперты в своих помещениях и стали лишь закуской для ненасытной нежити. Даже один скелет-доходяга был приговором для целого стада кормовых жуков. От такой простейшей арифметики лапы опускались. Сколько же пищи было потеряно?
   Дефицит свежего мяса проявился практически сразу. За время скитаний кое-кто из Рабочих смог выделить небольшое количество на развод, но где сейчас искать этих дальновидных товарищей? Даже если удача повернётся ко мне лицом и поиск увенчается успехом, как убедить поделиться хотя бы парой жуков разного пола? Услуги Зодчего? Коммунизм паучьего сообщества не подразумевал платы подобного типа.
   В любом случае стоит найти грибную плантацию и провести разведку. Если с первым этапом все получилось как нельзя лучше - грибы были обнаружены в первый же день, то разведка затянулась надолго. Я не ставил задачу обследовать как можно больше территории, а сосредоточился на доскональном осмотре окружающего пространства. Что касается плантации грибов, то здесь даже был выбор. Десяток покинутых пещер без всяких признаков сбора урожая стали приятным сюрпризом, но без аналога травоядных реализовать их потенциал не мог ни один паук. Шесть из них пришлось отвергнуть сразу из-за следов бывающей там нежити, которая безжалостно втаптывала грибочки в грунт. Привлекать к себе внимание уничтожением мертвецов и периодическим сбором урожая смысла не было, благо оставался выбор. Приходилось учитывать близость водоема и активность сородичей, а также свободное пространство для выращивания практически эндемичных жуков. Скажем так, это были лишь основные факторы и предъявленным требованиям соответствовали только две оставшиеся плантации. Окончательный выбор пал на тупиковую пещеру, в которую я и перетащил все свои пожитки.
   Основательная и осторожная разведка показала, что нежить внезапно перегруппировалась и в основной своей массе куда-то ушла, оставив гарнизон с единственным личем для контроля территории. Засели они, как назло, в здании разорённой библиотеки. По поводу числа мертвых магов у меня пока были серьезные сомнения, но за время наблюдений на глаза попадался один и тот же субъект. Парящий костяк имел один-единственный наряд и ранее принадлежал к расе троллей, судя по выдающимся клыкам. Патрулирование тоннелей осуществлялось нежитью с педантичной периодичностью, хоть время по ним сверяй.
   Вопрос ближайшего пропитания удалось решить с помощью обитателей водоема. Рыбку пока еще не всю выловили, так что мои самодельные сети никогда не пустовали. Вход в эту обитель озерного рыбного промысла я аккуратно запечатывал с помощью магии земли, уделяя много времени маскировке. Два десятка нерубов опустошили бы водоем в считанные дни, а у меня были планы пользоваться данным источником еще долго, пока не наладится выращивание потребителей грибов.
   Все свободное время я осматривал тоннели и пещеры в поисках неуловимых кормовых жуков не теряя надежды обнаружить их в каком-нибудь закоулке. В периоды отдыха изучал доставшиеся кристаллы. Чем считать совпадение, благодаря которому в моем личном пользовании оказалась практически полная энциклопедия по выращиванию грибов, я пока еще не решил. Продираться через незнакомую терминологию удавалось с большим трудом. Первичная сортировка отнимала часы драгоценного сна, но откладывать на будущее этот процесс я не мог. Любопытство заставляло раз за разом возвращаться к увлекательному занятию, предвкушая, как я обнаруживаю на одном из кристаллов важнейшую информацию. Ну а вдруг? Злобный недруг среди Высших Сил зорко следил, чтобы этого не случилось. Мой кругозор обогатился сведениями об источнике энергии для активно растущих грибочков. Составленная каким-то Провидцем в древние времена классификация описывала столько разновидностей "шампиньонов", что на нее можно было потратить несколько лет жизни. Энциклопедические знания меня интересовали мало, так что пришлось ограничиться только тем видом, который охотно ели кормовые жуки. Сами эти грибы были обычными, с поправкой на магический фон Азерота. Изюминка была в бактериях или чем-то похожем на них, которые фактически работали на магии и превращали неорганические вещества в органику. Неприхотливые милашки согласно кристаллу существовали на Азероте уже очень давно в неизменном виде. В общем, узнал много новой интересной и абсолютно бесполезной информации.
   Помимо знаний о грибах в кристаллах были уже известные рецепты по синтезу ядов и кислоты. Сказать по правде, соседи продвинулись в этом направлении дальше подданных покойной Талион-Схилаг-Шах. Это было ясно даже по начальной книге, которая попала мне в руки. Эффективность плевков Ходронокса теперь нашла объяснение. Если уж сами соседи научились создавать отличные яды и кислоты, то привить такое умение своему творению сами боги велели.
   Кое-какие данные по плетению прозрачной паутины для ловушек стали приятным сюрпризом, а в остальном библиотека для Рабочих ничем особым не порадовала. Книг по магии мне не попалось, а часть кристаллов один в один соответствовали тем, которые изучали молодые нерубы в нашем гнезде. Видимо, некоторая информация идентична у всех пауков, независимо от принадлежности к той или иной Королеве.
   Короткие встречи с сородичами стали редки и скорее напоминали осторожный танец. Встреченные нерубы были готовы отразить нападение с моей стороны и на контакт шли неохотно, впрочем, кое-что рассказывали.
   - Будь осторожнее, Анак-Хар,- вещал один из нерубов,- Каннибализм теперь применяется не только к мертвым. Лучше присоединись к одной из Королев, тогда у тебя будет защита.
   - Я так и сделал, но моя повелительница либо мертва, либо скрылась в неизвестном направлении.
   - Нежить рыщет в поисках Королев и уничтожает их, когда ее магические силы возрастают,- гневно проскрипел мой собеседник из касты Рабочих.
   Несмотря на разговор, сородич не убирал заклинание магического щита неизвестной модификации. Быстрое знакомство состоялось недалеко от оскверненной королевской камеры Талион-Схилаг-Шах, где все еще ощущались эманации Скверны. Разреженный туман, видимый только магическим зрением, стелился по полу тоннеля и не проявлял никакой активности. Сородич бесшумно появился из бокового тоннеля и замер, активировав свой магический щит. Любопытство заманило меня в это место, а встреча с разговорчивым нерубом стала очередным подарком свыше. Так и завязалась острожная беседа. Мы пытались выведать друг у друга побольше информации, пока безуспешно, хотя в риторике сородич был откровенно слаб, если можно так выразиться: хелицеры у него были "подвешены" плохо.
   - Где вы берете пищу? Я так и не смог найти ни одного кормового жука.
   - И не найдешь, ежедневно Разведчики прочесывают тоннели, ища их. Пойдем со мной, ты ведь Зодчий Пустоты?
   - Да.
   - Моя Королева нуждается в таких, как ты и выделит тебе достойное пропитание.
   - Я подумаю.
   - Что значит подумаю? Стоит ей позвать, и ты сам придешь к ней,- удивился Рабочий.
   - Буду ждать ее Зова.
   - Ты странный, Анак-Хар,- сказал сородич,- И говоришь странные вещи. Дальше не ходи, там смерть. Провидцы сказали, что невидимая отрава убьет любого.
   - Я вижу, где граница Скверны, но благодарю за предупреждение.
   Сородич внимательно посмотрел в сторону зараженного тоннеля, видимо активировав магическое зрение.
   - Не вижу ничего необычного.
   Значит, конфигурация глифа магического зрения не позволяет Рабочему рассмотреть туман Скверны. Не зря учитель, Ануб-Хадах, заставил меня откалибровать этот знак в начале карьеры Зодчего. У Провидцев, скорее всего, конфигурация еще совершеннее. Эх, где же ты утерянная библиотека?
   - Я же Зодчий.
   - Что же, Анак-Хар, я поведаю Королеве о тебе,- многообещающе проскрипел хелицерами осторожный неруб.
   Другие встречи прошли так же напряженно, но если Разведчики показывались на глаза лишь изредка, то редкие Воины и Провидцы старались отконвоировать безхозную рабочую единицу к очередной самопровозглашённой владычице. На отказ реагировали кратковременным ступором и долгими уговорами. Отдавать обретенную свободу дорвавшейся до власти самке я не собирался. Возможность возвыситься стандартными методами в сообществе нерубов уже опробована - долго, муторно, небезопасно, да и без особых достижений. Лучше жить своим умом, чем работать на чужого "дядю".
   Я как раз сматывал паутину в малопосещаемом тоннеле с целью употребить ее в пищу, чтобы восполнить недостаток белка в организме, когда кто-то начал аккуратно расплетать мою сигнальную сеть или если быть точным десяток прозрачных нитей. Звучит глупо тратить паутину, чтобы собрать еще паутины, но и свои нити я оставлять не собирался.
   Вопрос с тенетами встал неожиданно. Как-то так получилось, что мой прядильный аппарат стал вырабатывать мало паутины, особенно сложноструктурированной, которая использовалась для создания обелисков. Аккумулятор энергии был традиционно создан мной в первый же день после выбора грибницы, как основного места жительства. Освещение, некоторые виды ловушек требовали постоянного источника манны. Так вот ощущение нехватки строительных материалов для синтеза паутины стало неожиданным. Раз и ощущение, что еще метров пятнадцать нити и все, суши весла. Тело четко указывало на отсутствие крайне важных компонентов в рационе, оказалось, что рыбная диета не способствовала накоплению нужных веществ. Тут-то в голову и пришло осознание причины, по которой желательно употреблять в пищу именно насекомых - белок. Подошел бы любой животный белок, но где найти столько еды? Одна небольшая рыбка раз в три дня лишь разжигала аппетит и поддерживала организм, но и только. Поедание чужой паутины стало острой необходимостью, чтобы поддерживать тонус и способность синтезировать многофункциональный инструмент паукообразных. Вкус, конечно, оставлял желать лучшего, но мне не привыкать.
   Неизвестный сородич мастерски снимал мои сигнальные нити, но замаскированную под камень паутину, прикреплённую другим концом к моей ноге, не заметил. Нерубов, коих оказалось четверо, я встретил во всеоружии: с действующим Щитом Маны и ждущими активации копьями Тьмы. Недавняя встреча с говорливым Рабочим послужила очень хорошим топливом для моей паранойи. Каннибалы, это не шутки. Стоит расслабиться и особо голодные собратья тут же ударят тебе в спину.
   Два Воина, Разведчик и побитый жизнью Провидец выглядели голодными, а самое главное потрепанными навалившимися несчастьями. У кого-то не хватало лап, у других хитиновый панцирь носил следы жестоких боев, а представитель касты мыслителей оказался слеп на оба глаза. Следы на его голове говорили о попадании некого заклинания на основе льда. За время войны с нежитью, я уже насмотрелся на подобные отметины и сам не раз их получал.
   Усталые взгляды сородичей зафиксировались на клубке паутины у моих ног, который напоминал кокон с пищей. Вперед выдвинулся один из Воинов, который был чуть крупнее своего собрата, а его хитиновый панцирь имел заметный металлический блеск.
   - Кому ты служишь, Зодчий?- сказал он.
   Не каннибалы, уже хорошо. Те бы даже стали начинать диалог. Начало беседы можно сказать было каноническим - главное выяснить что за "крыша" и уже от этого отталкиваться.
   - Никому.
   - Значит, отвести нас к Королеве ты не сможешь. Оставь кокон с пищей и уходи.
   - Он пуст, это лишь паутина.
   Обманом ускользнуть от этих доходяг было довольно просто, но я увидел ШАНС. Собирать команду нужно, пока можно им что-то предложить. Например, пищу. А хороший Разведчик поможет в поисках кормовых жуков намного лучше, чем кто-либо другой. Собственно именно из-за него я и продолжил общение. Пара Воинов и недееспособный Провидец с отсутствующими хелицерами были не столь полезным довеском, но не бросать же их.
   У Воина даже саблевидные конечности опустились от такой новости.
   - Если хотите жить идемте со мной, но подчиняться будете беспрекословно.
   Несмотря на усталость, все нерубы встрепенулись от удивления. Рабочий, пусть и Зодчий Пустоты предъявил права на власть, поправ традиции строгой иерархии.
   - Кто ты такой, чтобы требовать подчинения?- не выдержал второй Воин, а потерявший хелицеры Провидец просто принял позу запредельного возмущения.
   Разведчик же отреагировал на мою заявку более сдержано. Что за глупцы, еле на ногах стоят, а все требуют каких-то доказательств. В установившейся тишине все ждали решения молчавшего предводителя небольшого отряда, а тот лишь смотрел в мою сторону.
   Целую двадцатую часть скарабея он потратил на размышления и анализ ситуации, а потом все-таки сдался.
   - Хорошо, пока мы не найдем Королеву, будем тебе подчиняться.
   Мне такая формулировка не понравилась. Зачем откармливать этих дармоедов, когда они в любой момент могут покинуть своего благодетеля? Стоит потратить немного времени и нервов, чтобы донести до возможных соратников изменившуюся ситуацию, как я ее понимал.
   - Реальность такова, что сейчас любая самка, ставшая на путь Королевы, привлекает к себе орды нежити и быстро заканчивает свое существование, забрав с собой своих подданных. Если догмы затмевают вам разум, то нам с вами не по пути. Решайте сейчас.
   - Без Королевы у нас нет будущего,- спокойно сказал более крупный Воин.
   - Я предлагаю выжить сейчас и подготовить плацдарм под моим предводительством для становления Королевы в будущем.
   - Мы... согласны,- через силу проскрежетал Воин.
   - Я Рах-Хатас, мой собрат,- указал он на другого Воина,- Анак-Зар, Разведчика зовут Ануб-Килат, а имени Провидца мы не знаем.
   - Мое имя Анак-Хар.
   Чувствую, проблем с этими нерубами будет много, очень много, но нужно же с чего-то начинать.
   - Рассказывайте, что вам известно.
  
   Азерот. Нордскол. Азжол-Неруб.
   Рах-Хатас, Воин гибнущего Королевства.
   Зодчий, который им встретился и предложил помощь вел себя необычно. Его как будто не угнетало существование без Королевы, которая олицетворяла смысл жизни каждого неруба. Воин держался из последних сил и уже был готов служить хоть самой молодой самке, только бы сбросить с себя обязанности командира. Рах-Хатас хотел вернуться в те времена, когда все было ясно и понятно, а строгая иерархия обеспечивала достойное место для каждого разумного паука. К несчастью дни, когда воля опытной Королевы вела их через лабиринт опасностей, канули в небытие.
   Надежды на скорейшее выздоровление Провидца пришлось отбросить, ведь без хорошего питания тот был лишь бесполезной особью, от съедения которого защищала лишь принадлежность к уважаемой касте.
   Стоило нежити убраться подальше, как оголодавший отряд в полном составе отправился на поиски пищи или более удачливых сородичей. Довольно молодой Воин чувствовал, что его могут легко списать в расход и принимал это как должное, но не мог просто сдаться. Он искал место, где его способности могли пригодиться расе нерубов. Анак-Хар, один из редких Зодчих Пустоты предлагал забыть о долге. Весь путь Рах-Хатас помимо разговора со странным сородичем обдумывал такую концепцию. Она была отталкивающая и не находила отклика в разуме неруба, предназначение которого было умереть за Королевство.
   Желание напасть на ренегата останавливало ощущение феромонов уверенности и настороженности со стороны Анак-Хара. В сочетании с все еще активным магическим щитом это убивало решимость действовать с каждым шагом. Воин был просто не уверен, что у них хватит сил одолеть Зодчего.
   Вытребовавший подчинения Рабочий действовал с умом и хитростью, достойной какого-нибудь Провидца, а не паука, чье имя указывало предрасположенность действовать, а не думать. Первой неожиданностью стало убежище, в котором тот обитал. Обычная грибная пещера была хорошо замаскирована и оборудована настоящим обелиском, который опутывали нити манопроводящей паутины. Внешний непрезентабельный вид без привычных тусклых узоров-знаков говорил о том, что это новодел. Уважение окружающих к Анак-Хару сразу подскочило на порядок. Одно дело Зодчий неизвестных способностей, и совсем другое, когда он может создавать такие сложные артефакты самостоятельно. Всего одна деталь и нерубы смирились с главенством ренегата.
   - Это работающий обелиск?- не смог сдержаться Ануб-Килат, который уже крутился рядом с четырехгранной стелой.
   - Ничего не трогать!- заволновался Зодчий, когда Разведчик попытался коснуться обелиска.
   - Почему?
   - Потому, что я так сказал. Чуть позже сделаю вам отдельный маносборник.
   Провидец, услышав такие новости, радостно начал потирать руки. Взгляд Анак-Хара не отрывался от взволнованного Провидца и ничего хорошего ему не сулил.
   - Так, сейчас мы с Ануб-Килатом сходим за едой, а остальные будут отдыхать. Если кто-то начнет шарить по пещере, то останется голодным. Это ясно?
   - Да,- проскрипел Рах-Хатас, а остальные согласились вслед за ним.
   Воин предполагал, что источник пищи находится прямо в убежище и был неприятно удивлен предусмотрительностью Зодчего. Получать пайки по милости странноватого благодетеля не понравилось никому. Оставалась надежда на таланты Разведчика, но Рах-Хатас почему-то не верил в то, что Анак-Хар может совершить такую ошибку.
  

Глава 52.

Переворот.

  
   Подчиненные, сколько скрывается в этом слове. Властвовать даже над кучкой инвалидов для некоторых уже счастье, а вот я не чувствовал никакого душевного подъема. Привычка рассчитывать только на себя превращала сородичей в балласт, к тому же опыта управления малыми коллективами у меня было немного, как в этой, так и в прошлой жизни. Будет непросто.
   В ближайшее время первые места в планах занимали такие широко известные приемы высших приматов как метод "кнута и пряника", "разделяй и властвуй" и другие достижения цивилизации людей. Насколько они будут эффективны в сообществе нерубов, только предстояло выяснить.
   На практике же все оказалось довольно мирно и спокойно. Стоило бросить в желудок сородичей немного пищи, как те присмирели и уже посматривали в сторону своего нового предводителя без былой неприязни. Накорми голодного и у тебя появиться шанс стать ему товарищем - это работало даже с насекомыми.
   Открытого недовольства в нашей общине никто пока не демонстрировал, но выздоравливающий Провидец пока оставался темной лошадкой. Воинам было достаточно услышать команду охранять "базу", и они без возражений вернулись к привычной для них работе. Любому пауку было ясно, что даже такое мнимое возвращение старых порядков пришлось им по нраву. Помимо охраны Рах-Хатас и Анак-Зар добровольно-принудительно делились своими знаниями о глифах, которыми были утыканы их панцири и серповидные конечности. Единственным слушателем был лишь один Зодчий, но данный факт не останавливал Воинов, которым даже такое обучение было в новинку. Мои попытки направить извилистую тропу преподавательского энтузиазма в нужное русло воспринимались спокойно и принимались на вооружение без особых возражений. Большая часть магических знаков была довольно специфической и подходила только для касты жуков-стражей с их странноватой энергетикой, но были и универсальные глифы. Укрепление брони, сопротивление стихиям, пробивание магических щитов, вот краткий перечень способностей, даруемых встроенными в матрицу плетениями. Дорвавшись до непрофильных знаний, я отправлял Разведчика на поиск жуков, а сам расспрашивал Воинов, заодно приглядывая за коллективом. Провидец забился в один из темных углов и сосредоточенно регенерировал аппарат для вербального общения и не пытался участвовать в жизни маленькой группы, чем меня откровенно радовал. Навык паучьих интриг данного индивида был непрогнозируемой величиной, так что оставалось укреплять свой авторитет.
   Обещанный обелиск обретал очертания под пристальными взглядами сородичей, которые каждый этап фиксировали в своей памяти. Может они и никогда не видели, как создаются камни-вампиры, но взирать на это, как на чудо? Это уже слишком.
   - Можно?- спросил Рах-Хатас, приблизившись к обелиску.
   - Конечно, он специально для вас и сделан.
   Построившись в колонну по старшинству, сородичи исполняли знакомый с самого детства ритуал отдачи энергии. Я наконец понял, почему они так реагировали. На их глазах восстанавливался традиционный уклад, когда каждый неруб был уверен в завтрашнем дне на сто процентов. Золотые времена, когда социальные механизмы были отлажены до совершенства, а на вершине стояли самые достойные нерубы. Я бы и сам не отказался вернуться в тишину и спокойствие Азжол-Неруба десятилетней давности. Сейчас же сородичи оказались представлены сами себе, да еще и в окружении нежити. Одним словом из теплой постели на лютый мороз. Если настрой сородичей был правильно мной интерпретирован, то построить что-то путное с Рабочим-самцом во главе будет очень тяжело, если вообще возможно.
   Добывать рыбу приходилось самостоятельно, так как доверять стратегический источник пищи слабо знакомым паукам было вершиной глупости и недальновидности. Впрочем попыток увязаться за мной они не делали. Раз в три-четыре дня я уходил на рыбалку, оставляя за главного Рах-Хатаса, который с молчаливого согласия принял на себя обязанности моего заместителя - Второго в иерархии.
   В один из таких дней на одного Зодчего пролилась благодать. На обратном пути мне встретились трое кормовых жуков, которые куда-то целенаправленно передвигались, насторожено шевеля усами. Улов из озера был бережно повешен на стенку тоннеля, а у меня в руках в считанные мгновения оказалась ловчая сеть.
   - Где же вы прятались, родненькие. Идите-ка к папочке.
   На тихий скрип хелицеров жуки никак не отреагировали и легко попались в мои тенета. Со своими коротенькими лапами им не светило скрыться от неруба ни при каких обстоятельствах, если только не броситься в разные стороны, чего они конечно сделать не додумались. "Сокровище!". Никак иначе три плотных едва подрагивающих кокона я назвать не мог. Теперь-то шансов выжить и даже восстановить былое величие у нас больше, намного больше.
   Мое триумфальное возвращение не вызвало у сородичей должного отклика, хотя они все были на месте. Коконы осмотрели, и если бы не моя внимательность, то Анак-Зар откусил бы голову одному из пойманных существ.
   - Все отошли от коконов на пять шагов,- я старался говорить спокойно и не запустить во вредителя Копьем Тьмы,- Если кто-то не понял, то эти три жука наше будущее. Глупца, который посмеет покуситься на одного из них, мы съедим в тот же день. Это ясно?
   - Нам все ясно, Анак-Хар, но зачем тогда они нужны?- спросил Рах-Хатас, который до сего момента старательно отбирал наиболее упитанного питомца.
   Похоже, мне достались в соратники наиглупейшие пауки из всех возможных. Нет, нельзя судить их строго. В своей отрасли они отличные специалисты, но оценивать перспективу в целом способны не многие пауки. Пресловутая специализация ограничивала их интересы лишь своей областью.
   - Мы будем выращивать жуков. Зачем, по-вашему, мы обосновались в пещере с грибами?
   Если так можно сказать, то после непродолжительной мысленной деятельности сородичи посветлели лицами. Отблеска понимания во взглядах было достаточно, чтобы унять мое раздражение.
   - А кто умеет выращивать кормовых жуков,- задал витавший в воздухе вопрос Разведчик.
   - Не думаю, что это сложно. Нам лишь стоит убедиться, что среди них есть особи разного пола.
   Консилиум в лице двух Воинов, немого Провидца, Разведчика и уважаемого Зодчего после долгого и тщательного осмотра не выявил у объектов исследования никаких отличий, которые прояснили бы их пол. Разумные насекомые не смогли выявить у своих не таких уж дальних родственников особых примет. Иронию происходящего мог оценить только я один.
   - В любом случае стоит посадить жуков в вольер и обеспечить доступ к грибам в любом количестве. Думаю, благоприятные условия проживания поспособствуют их размножению.
   С таким решением согласились все присутствующие. Озадачив Ануб-Килата доставкой воды для новообретенных питомцев, я выдал указание Воинам стеречь жуков день и ночь. Не хватало, чтобы кто-нибудь пока все спят схомячил неприкосновенный запас. Степень ответственности за потерю даже одного экземпляра установил жесткую, так что Воины будут бдеть со всем старанием, хотя нерубы по-другому не умеют. Головотяпство Анак-Зара заставило сомневаться в том, насколько хорошо сородичи осознают будущее. Как далеко простираются их личные планы, и есть ли они вообще? Осторожные беседы не выявили четких и проработанных действий со стороны Воинов и единственного Разведчика. Нерубы плыли по течению, тем не менее установив некие границы.
   Как и предполагалось ранее, самым полезным стал Разведчик, который уверено обозначил ареал обитания одной юной Королевы по соседству и выявил еще одного лича в разоренной библиотеке Провидцев, о чем естественно поведал только мне. Остальные же лишь обогатили мои знания о глифах и сожрали под пять центнеров рыбы. Не Воины, а обжоры какие-то.
   Я прямо так и высказал им свое мнение, что нужно ограничить свои аппетиты, запасы-то не бесконечны. Рах-Хатас при молчаливой поддержке Провидца пояснил этот момент с научной точки зрения.
   - Анак-Хар, тебе, как базовой особи не ведомы особенности ускоренного метаболизма Воинов и Провидцев, но как нашему предводителю стоит учитывать это при распределении пищи.
   Затянувшаяся лекция сводилась к тому, что традиционные коэффициенты стоит задействовать в ближайшее время, во избежание неприятных последствий. По словам сородичей, если принять норму для Рабочего, как базовой особи без каких либо трансформаций за единицу, то Воины должны были получать пищу с коэффициентом в один и три, Вязальщики один и два, Провидцы один и семь. Немой представитель касты мыслителей показывал нужные цифры на пальцах с большим упорством, нахлебник. Значит, как добыть еду они не знают и даже продумать план создания фермы не могут, а вот порядок распределения у них давно рассчитан. Если бы не исключительная редкость лжи в среде пауков, то соратники закатали бы свои жвала и хелицеры обратно. Пришлось выделить всем пайку в соответствии со стандартами Азжол-Неруба. Мне только голодных бунтов не хватало.
   Отрастивший, наконец, хелицеры Провидец выступил с проникновенной речью.
   - Благодарю, Анак-Хар, что взял на себя полномочия лидера, пока я был не способен направлять нерубов. Теперь же можешь вернуться к своим обязанностям. Я уверен, что роль главного тяготит тебя, как и любого Рабочего.
   Не знаю, чего он ожидал, но получил он только пару ослабленных Стрел Тьмы, которые не убили наглеца, но вновь лишили его дара речи. Да, я пощадил Провидца в надежде, что он одумается. Если же нет, то всегда есть возможность скормить его голодным Воинам. На эту разборку сородичи смотрели с неодобрением, что навело меня на мысли почаще капать пропагандой паукам на мозговой ганглий. Толкать речи это не мое, но что поделать, если к власти рвется глупец, который угробит всех в считанные дни.
   - Я потребовал подчинения и ничего с тех пор не поменялось. Если будет кто-то более достойный, я сам сложу полномочия, но пока такой личности среди присутствующих нет,- пояснение удовлетворило даже вскинувшегося на защиту Анак-Зара.
   Затаил ли обиду Провидец? Несомненно, но тратить силы и время на дипломатию в условиях перманентной войны и ежедневного выживания не стал бы ни один неруб, так что все в пределах традиций пауков. Если он, не зазнавшийся гордец, то новую модель иерархии воспримет с пониманием.
   Трое жуков поглощали один гриб за другим, гадили и больше ничего не делали. Стали проскальзывать разговоры о необходимости сократить поголовье, пока не наступила их естественная смерть от старости. Когда среди грибов появились двести тридцать три личинки, похожие на черных гусениц длинной в два нерубских когтя, поступило предложение разделить старых особей по-братски.
   - Пока я не увижу молодых жуков, старичков не трогать. Никто из нас не знает, что это за личинки. Если это какие-то паразиты другого вида?
   - Хорошо, будем ждать.
   Ждать. Это было довольно просто, если бы не пробудившиеся от долгой спячки инстинкты. Вернее один инстинкт, но какой. У всего живого есть несколько основополагающих: выживание, добыча пищи и размножение. С двумя первыми мы худо-бедно справлялись, а вот последний подавленный феромонами Королевы спал. Представьте себе, проснулись, и вас потянуло на женщин. Ничего особенного и я с вами соглашусь, но вот для нерубов это был шок. Организм требовал искать самку. Изменения в поведении появились далеко не сразу, но императив проявился в первую очередь у касты Рабочих. На мое сознание новое желание повлияло не так сильно, как на Ануб-Килата. Недоделанный Казанова, используя свои навыки скрытности, упер одного жука и скрылся в неизвестном направлении. Скажем так, для нерубов это не типичное поведение. Искать его смысла не было. По крайней мере, не с моими навыками искать умелого Разведчика, который явно не хочет, чтобы его нашли. У меня возникли проблемы посерьезнее, начали чудить оставшиеся сородичи. Каюсь, причину переполоха удалось выяснить постфактум.
   Уговоры действовали слабо, нерубы не желали сидеть в пещере и сторожить "ферму". Лишь обещание покалечить нарушителей моего приказа и демонстративное формирование атакующих заклинаний остудили пыл Воинов. Детальный опрос каждого подчиненного и собственные ощущения пролили свет на неадекватное поведение сородичей. Стоило им понять, что причина кроется в феромонах, как дисциплинированный разум сбросил одурманивающий туман инстинктивных желаний.
   Слов благодарности так не прозвучало.
   - Анак-Хар, может все-таки найти Королеву? Сейчас мы себя контролируем, но что будет дальше?
   - Исключено.
   - Мы примем твое решение, но будь объективен,- проскрипел Рах-Хатас.
   Искать Королеву не пришлось. В отряд вернулся Казанова и, к сожалению, в сопровождении самки.
   Я смотрел на Разведчика и мысленно обдирал с него хитиновый панцирь, медленно и неторопливо. В считанные мгновения власть утекала из моих трехпалых рук к особи противоположенного пола, которая просто появилась на пороге пещеры. Одномоментный выброс феромонов со стороны паучихи расставил все на свои места.
   Лидерские качества, умения, навыки, здравый смысл, в конце концов, в этот миг стали незначительными. Древние традиции заложенные в гены еще первыми Королевами сработали безотказно.
  
   Азерот.
   Восточные королевства. Даларан.
   Кел'Тузед, один из членов ордена магов Кирин Тора, вновь слышал далекий шепот. Он звучал лишь в его голове, и никто другой не мог его услышать. С каждым днем голос становился все отчетливее и вместе с тем разобрать отдельные слова никак не удавалось. Тренированный ум уже давно перебрал самые вероятные и невероятные причины галлюцинаций. Десятки зелий, медитаций и простой отдых не принесли успокоения. Шепот лишь усиливался день ото дня. Вскоре неизвестная сила, одолевавшая могущественного чародея, наконец, внесла некую ясность. Север, ему стоит отправиться на север. Для такого опытного скитальца, как Кел'Тузед собраться в поход, только подхватить посох, да предупредить слуг и коллег. Почему же волшебник поддался на посылы загадочного волшебника? Был ли он наивен словно дитя? Конечно же нет. Глупец никогда бы не достиг его положения среди честолюбивых магов.
   Любопытство и желание узнать нечто новое, вот что толкало его на риск. Именно поэтому он исходил материк вдоль и поперек, забираясь в поисках знаний в далекие уголки Азерота. Пусть удача не слишком благоволила магу, но знания его стали намного разнообразнее, а яркие впечатления от неожиданных встреч расширили горизонты сознания. Коллеги порой считали увлечения Кел'Тузеда опасными, непозволительными для уважаемого мага, но ему всегда удавалось отстоять свою точку зрения. Некромантия интересовала чародея Кирин Тора больше остальных дисциплин, но ни люди, ни эльфы не владели этим искусством в должной мере. Сама же нежить оставалась врагом для всего живого испокон веков и знаниями никогда не делилась.
   Единичные успехи на фоне множества открытий в стихийной магии и артефакторики выглядели блекло. Сам же Кел'Тузед исправить такую несправедливость в одиночку не мог. Для любых серьезных исследований требовались ресурсы и самое главное люди, единомышленники. Голый энтузиазм был хорош только в самом начале, а затем непременно угасал даже у самых ярых сторонников. Заинтересовать молодых магов при жестком противостоянии с Советом Даларана у Кел'Тузеда пока не получалось.
   Уже немолодой маг прилагал все силы, чтобы установить более стойкую связь с неизвестным, который выбрал именно его для общения, в чем преуспел лишь спустя месяцы, отложив поход на север. Очищая разум в центре магических рисунков, Кел'Тузед превращал себя в чуткую, принимающую сигналы антенну. Тогда и состоялась беседа двух разумов, и были они несоизмеримы по своему могуществу.
   Маг Кирин Тора воспринимал собеседника, как туманную человекоподобную фигуру, которая была наполнена чуждой мощью. Незнакомец транслировал картины и образы, сдобренные обещаниями и настоящими знаниями о некромантии. Пусть ему демонстрировали лишь кусочки чего-то большего, но маг мог оценить совершенство даже таких небольших частей. Если и был в мире мастер некромантии, то Кел'Тузеду повезло натолкнуться именно на него.
   Одержимый новыми знаниями волшебник был готов идти за ними на край света, в чем он как раз не ошибался. Неизвестный некромант настойчиво предлагал прийти к нему в гости. На север, через море на далекий Нордскол, где сгинуло немало экспедиций. Суровый край легко забирал жизни и тщательно хранил свои секреты.
   "Это потребует времени, но я найду тебя".
   В ответ он получил образ терпеливого ожидания.
   Как бы ни был богат один из могущественных чародеев, но организация такого дальнего путешествия требовала слишком много средств, особенно если он хотел все оставить втайне от коллег. Одно дело простое путешествие и совсем другое дорогостоящая экспедиция на другой материк, о котором больше легенд и мифов, чем реальной информации. Шпионов в Даларане традиционно было много, каждый третий маг являлся двойным, а то и тройным агентом.
   Отвлекающим маневром стала его старая лаборатория, где проводились опыты над нежитью, естественно неодобренные Советом Даларана. Пожертвовать тупиковыми исследованиями и тем самым навлечь на себя очередную опалу показалось Кел'Тузеду вполне неплохой завесой, скрывающей истинные планы.
   Антонидас, старый друг сверкал глазами и обличал своего оппонента перед остальным Советом. Демонстративное сжигание его зашифрованных дневников и лабораторных журналов состоялось несколько ранее.
   - Кел'Тузед, ты уже не единожды испытываешь на прочность наше доверие и хорошее к тебе отношение. Мы терпели твои выходки многие годы, но больше не станем. В течение трех лет ты не должен появляться в Даларане, иначе будешь навсегда исключен из братства Кирин Тора.
   Это заявление фактически убирало фигуру уважаемого члена Совета Даларана из политической игры. Для многих страшное наказание, но для мага жаждущего запретных знаний оно значило мало. Пусть раньше он тратил много сил и времени на продвижение своих идей, но сейчас на кону стояло нечто более ценное - неизвестные магические практики.
   Чтобы избежать подозрений Кел'Тузед боролся за свои права, как лев, что вылилось лишь в уменьшении срока до двух лет.
   - Я повинуюсь воле большинства,- зло бросил осужденный маг своим собратьям и, резко развернувшись, вышел из зала совета.
   Впереди были месяцы осторожной подготовки судна к дальнему плаванию, поиск надежных людей, нещепетильных наемников и игры с многочисленными шпионами, не желавшими упускать опального чародея из виду.

Глава 53.

Шаг назад.

  
   Едва вставшая на путь Королевы самка с опасной грацией хищного насекомого неторопливо и планомерно исследовала нашу пещеру. Молча, нагло и с высокомерным игнорированием ее коренных обитателей, которые автоматически переходили в разряд как минимум подчиненных. Вот же с... самоуверенная. Матово черный хитин крупной самки не имел следов затяжных боев, а отсутствие даже намека на скованность исключало голодание. Двигалась эта представительница объективно сильного пола нерубов уверено, инспектируя свои новые владения. Тут любой уважающий себя разумный должен был отреагировать, будь он человеком или пауком. Отдавать свои богатства не пойми кому только лишь в силу замшелых традиций? Нет уж.
   - Ищешь пристанище, Провидица? Или быть может, ты принадлежишь к другой касте?
   Если сородичи замерли в ступоре от сочетания феромонов самки и моих слов, то гостья стремительно обернулась в мою сторону и отбросила былую вальяжность. Самка выглядела теперь напряженно и опасно. В словах звучала неприкрытая угроза, поэтому паучиха смотрела в первую очередь в мою сторону, но и остальных сородичей из поля зрения не выпускала. Оценивающе так смотрела, взвешивая на виртуальных весах. Я сомневался, что она в состоянии раскидать всех присутствующих, как несмышленых скарабеев, но выглядела она достаточно уверено.
   - Анак-Хар, я полагаю?- голос у самки был... никакой. Сухое скрежетание хелицеров звучало бесстрастно и холодно.
   - Верно.
   - Ты не рад видеть будущую Королеву?- с любопытством спросила паучиха, добавив в свою речь оттенки переживаний.
   - Лишь кандидатку на это место. Слишком много сейчас тех, кто называет себя "Королевой", при этом, не соответствуя столь высокому званию.
   Неприятно ощущать, как подчиненные в считанные минуты меняют к тебе свое отношение. Воины вышли из оцепенения и встали рядом с самкой в оборонительных позициях. Мда, теперь силовое решение конфликта с моей стороны исключается полностью. Я ведь даже не подготовился к ситуации, когда сородичи восстанут против моей "тирании". Самоуверенный баран.
   - Не желаешь подчиняться?- проигнорировала мой словесный укол собеседница.
   - Пока что не вижу для этого причин. Твои феромоны не впечатляют, как и успехи на ниве формирования собственной свиты.
   Услышав последнюю реплику, самка приободрилась и в считанные мгновения сменила внешнее проявление гневного возмущения на удовлетворенность.
   - Не стоит спешить с выводами, Зодчий. Я уверена, что мы найдем твоим талантам достойное применение, как и другим нерубам. Удерживать силой не стану, но наберись терпения, прежде чем искать себе другую владычицу. Имя мне Ануб-Зарах-Ши.
   Я ожидал от паучихи жесткого поведения, отстранения меня от принятия каких-либо решений или полного изгнания, как потенциальной оппозиции. С точки зрения человеческого мышления соперников отведавших единоличной власти следует удалять из коллектива, либо понижать социальный статус до общего уровня. Так думает подавляющее большинство, пусть и не вполне осознает необходимость подобного отношения.
   Самка нерубов действовала иначе. Во-первых, посрамила мою организацию совместных действий нерубов. Когда можно феромонами и общим преклонением заткнуть все недовольные возгласы, то это выглядит как мастерская работа. Внезапно в карусель повседневных дел были вовлечены все поголовно, даже онемевшему во второй раз Провидцу нашлось занятие. Самка четко отсортировала маленький коллектив по ценности каждого индивида в отдельности по общепринятым критериям. Но как она это сделала! Настолько быстро, и как бы мимоходом, что я лишь с завистью поджал хелицеры. Даже неискушенному существу становилось ясно, то паучиха до зомбиаппокалипсиса занимала управляющую должность, слишком уж гладко у нее все получалось. На ее фоне я со своими потугами работать на убеждении и силовых методах выглядел жалко. Феромоны рулят, однозначно.
   Осознание того, что на поприще лидера нерубов мне ничего не светило при любых раскладах, огорчало. Конечно, можно вырастить и воспитать себе подчиненных фактически из яйца, но это не гарантирует аналогичной эффективности коллектива. Да и где эти яйца сейчас искать? Труд няньки и наставника для бесшабашных мелких паучков заманчивостью не отличался, особенно в условиях геноцида со стороны недремлющей нежити. Убить несколько лет на воспитание? Да я ни одного ребенка в прошлой жизни даже не вырастил.
   Физиология нерубов - это то обстоятельство, которое ограничивает любые мои задумки в данном направлении. Можно быть гением с настоящим талантом лидера, но видеть, как менее способные соперники легко превосходят тебя во всем, угнетает. Даже не обладая никакой гениальностью, я видел такое развитие событий как наяву. Захотелось воткнуть в кого-нибудь хелицеры и накачать жертву самым смертоносным ядом.
   Если с остальными сородичами Ануб-Зарах-Ши общалась строго и по делу, то меня она ... обхаживала, что ли. В новой пирамиде иерархии я заслужено занимал второе место, но отношение самки ко мне было уж очень странным. Её впечатлили мои навыки по созданию, отладке и обслуживанию обелисков, как и остальных сородичей, что все равно не объясняло происходящего. О некромантии и припрятанных кристаллах я пока не обмолвился, как и о координатах озера с рыбой. С другой стороны щедро поделился знаниями об опасности демонов и спрутобразных тварей, а также об охоте нежити на крупные скопления нерубов и сильных самок, далеко ушедших на пути становления Королевой.
   Стоит ли говорить, что последний пункт был жестко раскритикован и отброшен в сторону, как маловероятный? Так как с Ануб-Зарах-Ши я общался больше других, то имел возможность раз за разом поднимать эту тему. Спустя неделю паучиха стала не столь категоричной в этом вопросе, и я собирался ее дожать. Смелое и самонадеянное желание, но куда деваться? Жить пока еще хотелось, и жить не в качестве полубезумного отшельника.
   Хорошее отношение к себе со стороны начальства всколыхнуло старые фобии на счет интимных отношений паукообразных и отрыванию головы во время спаривания. Никак иначе этот процесс я назвать не мог. Так вот, похоже, что паучиха положила на меня глаз. Если бы помогло, то плюнул бы ядом через плечо нужное количество раз. Может я себя и накручивал, но с каждым днем находилось все больше и больше аргументов в пользу этого вывода. Полное отсутствие информации по данному поводу и загадочное молчание инстинктов делали меня настороженным и подозрительным. Совершать хоть какие-то шаги в сторону сближения с самкой стал бы только истинный неруб, да и то с оглядкой. Я же отгораживался от неясных поползновений со стороны самки за маской полного непонимания ситуации.
   Если мне приходилось большую часть времени сидеть на базе в обществе Ануб-Зарах-Ши и присматривать за растущими личинками кормовых жуков с обелисками, то Воины вместе с Разведчиком патрулировали территорию согласно расписанию. Ануб-Килат за свой подвиг не получил никаких преференций и мотался по тоннелям больше остальных. Паучиха притупила тягу к противоположенному полу своими феромонами и сородичи больше не дурели, хотя некие изменения в поведении все еще оставались.
   Провидец, отрастивший-таки хелицеры и регенерировавший глаза, прильнул к возможной Королеве со всем почтением и естественно стал приближенным. К несчастью всю свою предыдущую жизнь он занимался разработкой глифов для запутанных околонаучных целей, что в текущей ситуации было абсолютно бесполезно. Ценный специалист лишь в узкой отрасли, который на данный момент уже не существовало. Насколько я понял, в отрыве от коллег его навыки на практике были не применимы. Из боевых заклинаний он отточил до приемлемого уровня всего несколько магических конструкций на основе льда. Против личей это был не аргумент, отсюда неприятные повреждения головогруди и глаз.
   Хаг-Чарас мягко говоря затаил на меня зло. Легкая неприязнь и взгляд говорящий, что в будущем стоит ждать неприятностей, вполне доходчиво раскрывали его отношение к единственному Зодчему в коллективе. Необходимость работать руками - ухаживать за личинками кормовых жуков, а не заниматься умственным трудом, негативно влияли на Провидца. Он прекрасно понимал сложившуюся ситуацию, но такое осквернение самой сути его касты принять не мог. Ворчал, скорбно скрипел хелицерами, но от задач поставленных Ануб-Зарах-Ши не отлынивал. Мое отношение к гадящим личинкам корректировалось пониманием важности продовольственной независимости маленькой колонии нерубов. Сородич, похоже, этого до конца не осознавал.
   Мне от Провидца нужен был глиф на улучшение магического зрения. Энергии магического ядра на поддержание его работы уже хватало с избытком, так что пока есть возможность, стоит урвать часть знаний иной касты. При благоприятном стечении обстоятельств, я надеялся получить расширенную модификацию глифа, которую используют только сами Провидцы. А теперь вопрос, как заставить Хаг-Чараса дать то, что мне нужно?
   Я банально сбросил на Хаг-Чараса украденную библиотеку, все равно полезной информации для меня там практически не было. Конечно, я мог пропустить "бриллианты" неоцененных знаний, но вероятность такого исхода оценивалась мной крайне низко. Хрупкий и неудобный багаж, который не принес желаемых знаний, был предоставлен Королеве. Судя по жадным взглядам Провидца и по тому, как нетерпеливо осматривала кристаллы Ануб-Зарах-Ши, можно было понять о ценности информации даже для малого осколка нерубского общества.
   - Где ты нашел это богатство?- жадно спросила паучиха, вглядываясь в полупрозрачный кристалл в поисках дефектов и трещин.
   - Это кристаллы из библиотеки. Все что удалось спасти.
   - На них метки чужой Королевы,- весомо высказался Хаг-Чарас, который уже расположил один из камней в крошечной паутине меж пальцев, как это делали Разведчики.
   Я надеялся обойти эту тему. Жаль, что о метках мне было неизвестно. Отредактированный рассказ о том, как в моем распоряжении оказались столь важные предметы, выслушали со всем вниманием, а уже потом самка засыпала уточняющими вопросами. Её интересовало абсолютно все, даже цвет паутины на потолке и вид узоров. Когда допрос свернул на совсем уж незначительные детали, я не выдержал.
   - К чему эти расспросы?
   - Ты не понимаешь, каждая деталь обстановки в сфере влияния Слааш-Камал-Исх это результат столетий верных решений. Важно все, даже мелочи,- с запалом проскрипела паучиха, сопровождая свои слова выразительными жестами.
   - Я принес часть их библиотеки, а если и этого будет мало, просто посети ее владения лично. Все равно старая Королева, скорее всего, погибла, как и наша. Если нежить демоны и подземные твари тебя не пугают? Вместо того, чтобы грезить о чужих тайнах, лучше спасти свои.
   - Хочешь проникнуть в библиотеку Провидцев?
   - Нет. Риск слишком велик.
   - Хаг-Чарас, теперь ты отвечаешь за хранение знаний,- дала указание Ануб-Зарах-Ши.
   Судя по тому, как он вцепился в авоську с кристаллами, другого решения Провидец просто не принял бы. Бросив прощальный взгляд в сторону личинок кормовых жуков, сородич важно удалился в ту часть пещеры, где было свободное пространство, и стал размечать границы будущей библиотеки. Козырей в моей колоде осталось немного, лишь некромантия.
   Появление даже намёков на хранилище знаний внесло оживление в жизнь нашего маленького коллектива. Воины осадили Провидца просьбами сплести для них специальные сети, которые могли выдерживать вес жуков-стражей, но что тот только давал обещания. Если кто-то подумал, что вся слава упала в мои паучьи лапы, то он глубоко ошибался. Вырос авторитет Провидца и в чуть меньшей степени Ануб-Зарах-Ши. Я же оказался тем самым Рабочим, что просто доставил кристаллы по назначению.
   На завуалированное требование поделиться сокровенными знаниями о глифах Хаг-Чарас вначале ответил категорическим отказом с налетом нескрываемого удивления. Дескать, куда лезешь трудяга? Твое место на грибной плантации и обелисков. Такое ощущение, что до встречи со мной он видел только затюканных уборщиков из касты Рабочих.
   Прямое напоминание о нерубе, что позволил ему выбраться из личиночно-грибной фермы, заставило Провидца передумать. На это ему понадобилось всего трое суток, и то он закатил целую речь о своем великодушии. Самодовольный сородич втолковывал мне все нюансы с таким видом, как будто разговаривал с едва вылупившимся нерубом. Своеобразная месть меня не задевала, главное, что знания укладывались в памяти аккуратными узорами, а "дотошность" учителя лишь расширяла границы использования нового глифа. Подробности и вправду оказались к месту, ведь без них раскрыть потенциал такого сложного глифа было бы не просто. Опыт самообучения не сказать чтобы блистал алмазами удачных озарений.
   Присоединение сначала троих Рабочих, а затем еще двух Воинов прошло гладко и те легко влились в наше маленькое сообщество. Нерубы, ведомые ощущением феромонов, подобно ищейкам находили закрытый магией земли проход и топтались у входа в растерянности. Преграду я обновлял наравне с Ануб-Зарах-Ши, которая владела элементом магии земли намного лучше меня. Демаскирующий "запах" феромонов и подозрительно выглядящий в магическом зрении проход от частого волшебства, похоже, беспокоили одного меня. Да стоит просто проследить за каким-нибудь одиноким сородичем, и наша база станет известна всем желающим. К сожалению, разумные пауки не могут просто отключить эту функцию по желанию. Для них это все равно, что не дышать, нет, скорее остановить аналог сердца в своем организме - технически возможно, но с жизнью несовместимо. Я так вообще не могу контролировать себя с этой стороны.
   Относительно молодые сородичи не представляли собой ничего ценного, поэтому претендовать на особое место в иерархии не могли, да и не пытались. Оголодавшие нерубы отнеслись к отъевшимся личинкам со всем возможным вниманием. Глядя, как они ухаживают за нашим будущим стадом, я стал понимать, что мы с Провидцем филонили. Как ни странно, но патруль приносил с собой порой некое количество провианта, что снижало нагрузку на мое рыбное хозяйство. Наша будущая королева с аппетитом поедала личинок, выделяя по одной на неруба раз в десять дней.
   Опасения за свою безопасность подвигли меня присоединиться к патрулю. Отчеты Ануб-Килата о деятельности нежити не отличались разнообразием и не давали понимания о целях мертвецов. Ануб-Зарах-Ши от озвученного предложения в восторг не пришла. Самка не хотела выпускать своего самого непокорного подчиненного из поля зрения и продолжала лелеять на мой счет загадочные планы.
   - Анак-Хар, рисковать единственным Зодчим нельзя,- привела свой основной аргумент претендентка на звание Королевы.
   - Я не собираюсь ввязываться в сражения.
   - Зачем Рабочему и тем более Зодчему патрулировать тоннели? Разве это твоя задача? Или быть может труд Разведчиков и Воинов не вызывает у тебя доверия?
   Скользкий вопрос. Стоит только подтвердить это высказывание и отношение со стороны сородичей изменится. Это будет означать, что свои навыки в этих областях я считаю более совершенными и ни во что не ставлю Ануб-Килата и всех Воинов. Любого разумного паука подобная постановка вопроса заставила бы отступить. Сомневаться в превосходстве кастовой системы могли лишь отщепенцы, которым самое место в желудке товарищей.
   - Конечно же, нет. Я лишь предлагаю дополнить возможности патруля своими магическими способностями и оценить обстановку с помощью более совершенного магического зрения.
   Разговор шел в присутствии остальных сородичей, так как ни о каком уединении в нашей пещере говорить не приходилось. С самкой позволял себе дискутировать я один, что с одной стороны возносило меня на вершину местной иерархии, а с другой вызывало недовольство и одновременно непонятное воодушевление у Ануб-Зарах-Ши. Сейчас все неподвижно следили за беседой, за исключением пары Рабочих и Провидца. Одни не могли бросить беспокойных личинок ни на минуту, а Хаг-Чарас продолжал неустанно плести тенета для кристаллов.
   - Как маг ты возможно и сможешь помочь патрулю в случае опасности, но в чем твое магическое зрение совершеннее такового у Разведчика?
   - Я использую глиф Провидцев, любезно предоставленный мне Хаг-Чарасом.
   Взгляд Ануб-Зарах-Ши в сторону сосредоточенного Провидца обещал тому непростой разговор.
   - Рах-Хатас, как ты оцениваешь предложение нашего Зодчего?- обратилась паучиха к главе Воинов.
   - Магическая поддержка нам бы не помешала,- осторожно ответил тот.
   - В таком случае разрешение на присоединение к патрулю тобой получено, Анак-Хар.
   Пара Разведчик и Воин превратилась в трио. Жизнь даже в небольшом коллективе позволяет разделить сферы ответственности и выкроить больше свободного времени для каждого отдельного индивида. Территорию, которую мы должны были контролировать, наша "владычица" обозначила с непозволительным размахом. Для двух нерубов, где сменялся только Воин, а Разведчик был задействован постоянно, размер обследуемого пространства был слишком велик. Ануб-Килат был основным наблюдателем, когда как мы с Воином должны привлекаться в качестве силовой поддержки и выявления магических аномалий. На меня возложили обязанности "мага" за неимением обученных Провидцев нужной квалификации, чего я собственно и добивался. Рисковать своей драгоценной жизнью я, конечно же, не собирался.
   Разруха, царившая в пустых тоннелях, всколыхнула воспоминания о том, какой поток сородичей наблюдался тут ранее. Вязальщики, Провидцы, Рабочие различных специализаций, куда всё подевалось? Мощный пресс из нежити с редкими вкраплениями демонов раздавил нашу цивилизацию как тараканов. Обвалившиеся тоннели и редкие пустые хитиновые панцири без следов плоти добавляли свою изюминку к постапокалиптической картине. Все встреченные обелиски либо пришли в негодность без должного присмотра, погибнув в магическом взрыве, либо были аккуратно вырезаны из пола нежитью. А кто бы не стал исследовать неизвестный артефакт?
   Если на нашем пути и были другие нерубы, то видел их только Ануб-Килат, благодаря своей маскировке. Если представить себе трехмерную карту этой части Азжол-Неруба, то согласно отчетам Ануб-Килата и моим собственным данным на севере располагалась наша бывшая библиотека оккупированная нежитью, а на юго-западе обосновалась еще одна колония сородичей. С других направлений изредка появлялись одиночки максимум тройки скелетов и одинокие оголодавшие нерубы. Ареал иной паучьей владычицы, как ни странно определял даже простой Воин с точностью до трех нерубских шагов. Феромоны, мать их.
   Гордое значение слова "патруль" не совсем точно описывало то, чем мы занимались. Красться подобно ворам и скрываться в темных отнорках, вот в чем был наш удел. Я бы и Воина оставил на базе, но начальству как всегда виднее.
   Новый глиф магического зрения работал великолепно и обладал набором интересных настроек. К несчастью понять, что же делала нежить в пирамиде библиотеки, мог бы только архимаг паучьего племени. С трудом проскользнув мимо зорких костяных лучников, мы наблюдали за захваченным строением из какого-то вентиляционного колодца на потолке. Воина, как самого громоздкого члена отряда пришлось оставить в более широкой части тоннеля, строго-настрого запретив шуметь.
   Огромная пещера пребывала в кромешной тьме из-за погасших осветительных кристаллов, к которым больше не подавалась энергия. Тусклые зеленые огоньки в глазницах нежити позволяли легко их сосчитать - сто тридцать юнитов и это только снаружи. Что скрывает в себе огромный пирамидальный комплекс, можно было только догадываться. Уж точно ничего хорошего для нерубов там нет, за исключением потерянных знаний.
   На пятый выход в патруль Ануб-Зарах-Ши выпускала меня очень неохотно, ведь ничего стоящего я так и не нашел даже благодаря разрекламированному магическому зрению, а боев мы благоразумно избегали.
   Сейчас мы вновь следили за лагерем нежити, повиснув на потолке рядом с вентиляционным колодцем. Ануб-Килат запоминал важные для Разведчика детали, я же помимо желания проникнуть в замыслы командира мертвецов лелеял планы по скрытому проникновению в залы библиотеки. Знания находились в какой-то тысяче шагов. Но как до них добраться и остаться в живых? Желание отправить простого скарабея в виде нежити на поиск кристаллов попахивало идиотизмом. Экспериментировать с искусственными матрицами поведения в такой ситуации было слишком опасно. Стоит личу заметить неподконтрольную нежить и тут же начнется тотальное прочесывание территории. Но как же хотелось рискнуть.
   Метание между осторожностью и бесшабашным риском остановило острожное касание Ануб-Килата. Его лапа указывала вниз на вход в пирамиду, и там было на что посмотреть. Из высокого проема уверенно вышел неруб. Черный хитиновый панцирь, шесть опорных лап, две трехпалые руки, типичная голова разумного паука. Сородич, игнорируемый нежитью, начал карабкаться вверх по стене пещеры. Ренегат, предатель? В мозговом ганглии мелькали невероятные предположения, отбрасываемые здравым смыслом. С каждым мигом информация о сородиче пополнялась за счет великолепной памяти и внимательного наблюдения. Если внешне он выглядел, как обычный Рабочий, то в его движениях проскальзывали несвойственные паукам вещи. То, как он цеплялся за паутину, вот что окончательно выдало диверсанта. Его лапа промазала мимо нити! Дважды! В магическом зрении все сразу стало на свои места. Нежить. Они все-таки научились поднимать из нерубов нежить.
   Если я все осознал в считанные доли скарабея, то Ануб-Килат пребывал в замешательстве. Он даже попытался двинуться в сторону сородича, и был мной сразу же остановлен. Знаками показав Разведчику на вентиляционный колодец, я последовал за собратом. Сколько же тел нерубов оказалось в распоряжении армии мертвецов? Десятки тысяч или сотни? Похоже, спокойные дни канули в небытие.
   Ануб-Килат стойко держал себя в руках, пока мы не выбрались за пределы территории нежити.
   - Анак-Хар, нужно было поговорить с тем нерубом.
   - Каким нерубом?- с интересом спросил Анак-Зар, которого всегда интересовали наши изыскания. Для Воина он был слишком уж любопытен.
   - Мы увидели сородича среди нежити, и была возможность с ним переговорить, но..
   - Это нежить. Личи научились поднимать наших собратьев. Ведь не зря же мы вначале войны не оставляли им ни одного павшего соплеменника.
   Удивление на лицах собратьев всегда сопровождалось забавными движениями хелицеров, а вот распахнутая пасть Воина выглядела просто смешно.
   - Но сделать из неруба нежить невозможно!- запротестовал Разведчик.
   - Глупости. С чего ты это взял, Ануб-Килат?
   - Наставник мне говорил, что мы защищены от такого исхода.
   - Значит, наши противники нашли способ, как обойти это препятствие. Новости слишком важные чтобы продолжать патрулирование. Ануб-Зарах-Ши должна узнать об этом как можно быстрее.
   Оспаривать мое предложение никто не стал, понимая своевременность такого решения.
  
   Азерот. Нордскол.
   Азжол-Неруб.
   Король павшего королевства, Ануб-Арак.
   Главнокомандующий боролся с наступающими ордами скелетов до последнего Воина, планомерно и непоколебимо, подобно механизму. Королевы гибли одна за другой, забирая с собой Лордов-Пауков и самых опытных управленцев, что сказывалось на духе подчиненных весьма плачевно. Помимо чисто военного противостояния на хитиновый панцирь главного стратега опустилась многотонная плита обязанностей по снабжению армии. То, чем издавна занимались одни лишь Королевы, Ануб-Араку пришлось осваивать в спешке, что негативно сказалось на результатах. Если бы не подчиненные Провидцы, то Лорд-Паук наломал бы дров. Активировавшиеся самки уводили в свою свиту драгоценных специалистов, и Королю лишь оставалось в ярости скрежетать жвалами. Глупые сиюскарабейные потребности и инстинкты ломали все планы, построенные на основе бесстрастной логики.
   Даже показательная казнь возомнившей себя неприкосновенной паучихи лишь усугубила ситуацию. Сородичи так и не осознали, зачем он попрал традиции и устои Азжол-Неруба своим поступком. "Король-Предатель" скрежатали хелицерами самые молодые и недалёкие сородичи. Глупцы, неспособные заглянуть в будущее. Более опытные нерубы, над которыми не так абсолютно властвовали феромоны, понимали гораздо больше, но и в их отношение сквозило неодобрение.
   Появление на поле боевых действий овеянных мифами Безликих внесло свои коррективы, ограничив театр противостояния с нежитью, отодвинув его ближе к поверхности. Ануб-Арак просто приказал запечатать проходы, где видели спрутообразных тварей. Воевать еще и с позабытыми чудовищами, когда основной враг уничтожает воинство пауков, стал бы только недалекий глупец. К сожалению, на Безликих это не оказало должного влияния. Они прогрызали новые пути, где магией, а где чисто с помощью когтей. Их нападки были несравнимы с прессом нежити, но теперь тылы оказались в опасности, и приходилось оттягивать часть сил на эту проблему.
   Третьим переломным моментом стала нежить поднятая из нерубов. Теперь верхние пути перестали быть безопасными. Новый вид нежити пользовался натянутыми на недосягаемой для простых скелетов высоте нитями и атаковал с разных сторон. Мертвые сородичи не сохранили личности и были лишь безмозглым мясом, но легче от этого не становилось. Они ловко скользили по тенетам своих живых собратьев и были в самые уязвимые точки.
   Голод, невосполнимые потери и банальное истощение сломили волю сначала простых нерубов, а потом и стойких представителей касты Воинов.
   Оставшаяся горстка в тысячу жуков-стражей, пусть и самых матерых, теперь лишь защищалась. Три сотни Провидцев выкашивали заклинаниями целые орды скелетов и поднятых сородичей, но нежить не останавливалась. Давила многотонным прессом, не давая ни минуты покоя.
   Подчиненные пускали в ход запрещенные глифы, превращая себя в неостановимые машины смерти. Вот и сейчас десяток Воинов-ветеранов запустил процесс разрушения своего магического ядра, чтобы вломиться в строй нежити, размазываясь в пространстве в мелькающие темные фигуры. Они не ставили себе целью уничтожить как можно больше скелетов. Воины нацеливались на личей, которые уже давно перестали быть похожи на жучков с мягким панцирем. Непрекращающаяся бойня превратила этих магов в серьезных противников. Просеки в рядах нежити образовались в считанные мгновения. Замешкавшийся лич успел вывести из строя пятерых смертников, но оставшиеся бойцы перемололи костяк волшебника в труху, обрекая того на упокоение. Лишь один из сотен и тысяч эпизодов короткой, но яростной войны для Короля Азжол-Неруба стал той песчинкой, что окончательно сломила надежду.
   День, когда Лорд-Паук, Король Ануб-Арак сам пойдет в последнюю самоубийственную атаку был не за горами. Своими действиями командующий уже не пытался выиграть войну, она была проиграна уже пару месяцев назад, он лишь наносил противнику как можно более чувствительный урон, невосполнимый, как жизнь каждого его подчиненного. Несмотря на это Ануб-Арак хотел жить, и если бы была возможность избежать смерти, то он ею бы воспользовался. Окружение остатков его армии погубило эту возможность и теперь ему оставалось только умереть.
   Всего месяц противостояния и день гибели стал предрешен и неумолим, как восход солнца. В тупиковой пещере Ануб-Арак решил провести свой последний бой, и только трое подчиненных составляли ему компанию. Не самые сильные Воины или могущественные Провидцы - лишь наиболее умелые командиры его своеобразного штаба. Десятки поднятых искусством личей йормуттаров ворвались в помещение, чтобы быть рассеченными на части. Гигантские снежные черви появились совсем недавно, потому использовались командиром нежити не слишком эффективно. Далее началось банальное сражение на истощение, и ничего удивительного, что, в конце концов, единственным оставшимся в живых остался Лорд-Паук. Как бы он ни был силен и умел, но сражаться вечно не могло ни одно живое существо. Не стал исключением и Ануб-Арак. Отражать наполненные энергией заклинания льда и тьмы становилось все труднее и труднее, а прочный хитиновый панцирь - его заслуженная гордость, обзавелся парой трещин. Обессиленного командующего внезапно настигло виртуозно исполненное заклинание неведомого противника. В нем были искусно сплетены элементы некромантии, магии льда и приемы шаманизма троллей. Духи умерших поддерживаемые магией холода сковывали не только конечности, но и всякое движение энергии в теле. Магическое ядро в считанные мгновения окуталось непроницаемым щитом, отрезая Ануб-Арака от активации саморазрушающих глифов. Внешне Лорда-Паука сковал прозрачный магический лед, заключив того в кристалл. Холодная ярость, охватившая разум неруба, направила все силы на преодоления щита, укрывшего его источник магии. Чего бы не хотел противник, сдаваться Лорд-Паук не собирался.
   - Оставь тщетные попытки освободиться, Ануб-Арак.
   Услышать нерубскую речь от левитирующего лича было неожиданно, поэтому Король Азжол-Неруба уделил часть своего внимания магу-скелету, не бросив распутывать ограничитель на своем даре. Череп с массивными клыками и ярко пылающим синевой взглядом носил следы неоднократных повреждений в ходе сражений.
   - Откуда тебе известен наш язык?
   - Не все твои сородичи устойчивы к пыткам.
   - Что вам от меня нужно?
   - Нам нужен ты, Ануб-Арак. Стань одним из нас и получи свое Королевство обратно.
   - Нет.
   - О, мы умеем убеждать, неруб. А времени у нас предостаточно.
  

Глава 54.

Король жил, жив и будет жить!

  
   Нордскол. Азжол-Неруб.
   Ануб-Зарах-Ши, дева в беде.
   Как и всякая представительница сильного пола нерубов, она желала от жизни большего и всегда стремилась к вершинам власти. Инстинкты требовали повелевать, а не подчиняться, особенно это стало ярко проявляться после смерти ее Королевы. Период мытарств в составе крупных объединений сородичей вокруг наиболее сильной дочери Талион-Схилаг-Шах серьезно повлиял на взгляды предприимчивой самки. Просто встать на вершину пирамиды иерархии в условиях вторжения нежити и демонов в Азжол-Неруб оказалось недостаточно, чтобы исправить ситуацию и выдворить скелетов из царства пауков. Далеко не самая опытная и умная, Ануб-Зарах-Ши видела ошибки старших сестер своими глазами, хотя в начале их решения казались правильными и своевременными. Те же инстинкты потусторонним шепотом вкрадывались в её кристально чистые помыслы, навязывая простую и эффективную череду задач и поступков. К несчастью в сложившейся ситуации такой подход не приносил нужных результатов.
   Первым спасением от отряда нежити, возглавляемого тройкой личей, Ануб-Зарах-Ши была обязана простому стечению обстоятельств, что позволило ей избежать окружения врагом. Видеть, как твоих сородичей убивают и даже не попытаться помочь, было непросто, но долг перед расой и инстинкт самосохранения оказались сильнее, поэтому она лишь наблюдала. С горечью паучиха вычеркивала ценных представителей различных каст из списков живых. Жалко было терять отличных специалистов: архитекторов, ткачей великолепных тенет, тех, кто поколениями шлифовал грани своего таланта. Жизни Воинов для Ануб-Зарах-Ши были не столь ценны, ведь их предназначением было умереть за свою Королеву, что они и делали. Неравный бой в очередной раз закончился уверенной победой нежити.
   Следующую группу нерубов Ануб-Зарах-Ши покинула самостоятельно, отметив характерные признаки надвигающейся беды. Слишком быстро стала эволюционировать в полноценную Королеву доминирующая паучиха. Её опасения даже не донесли до лап владычицы крупного анклава.
   Терзаемая противоречиями между инстинктами и доводами разума, Ануб-Зарах-Ши решилась набраться опыта, возглавив небольшой коллектив сородичей. Выбор пал на маленькую группу по той причине, что именно там она сможет стать главной, сместив менее опытную самку.
   Всю опасность своего опрометчивого решения она осознала на третьи сутки бесполезных блужданий. Отсутствие пищи, безопасного убежища и хоть каких-то подчиненных обострили чувства одинокой паучихи. Мелкие отряды нежити щекотали нервы и рождали неприятное ощущение страха. Редкие сородичи несли на себе метки иной самки нерубов и сторонились возможной конкурентки их владычицы. Феромоны другой самки говорили о ее силе и высоком статусе, поэтому Ануб-Зарах-Ши продолжала искать.
   Встреча с осторожным Разведчиком без всяких меток возродила надежду в светлое будущее. Бесхозный анклав сородичей хоть и насчитывал всего пятерых пауков, но приятно удивил навыками отдельных индивидов и хорошей ресурсной базой. В крохотной пещере было все необходимое: кормовые жуки, грибная плантация, даже обелиск. Главным же сокровищем был Зодчий Пустоты, способный создавать обелиски буквально из ничего в одиночку. О, как она была рада заполучить такого сородича в подчиненные. Судя по сопротивляемости к феромонам, Анак-Хар прожил уже не одно поколение, что делало его еще ценнее. Именно такие нерубы становились кандидатами в советники и составляли окружение Королевы. Умные Провидцы, Рабочие, Вязальщики или даже Воины должны были выражать свое мнение даже вопреки воле Королевы. Как показывала практика, одурманенные феромонами подчиненные думали и действовали только в пределах замыслов их владычицы, что, конечно же, делало таких нерубов идеальными исполнителями, но плохими советчиками. Сейчас Ануб-Зарах-Ши старалась завоевать доверие и уважение этого Зодчего. Совершенно нетипичная задача ставила самку в тупик. Любые попытки направить деятельность Анак-Хара в нужное русло с помощью феромонов тот просто игнорировал. Это... раздражало и заставляло чаще использовать убеждение словами, доказывая свою точку зрения. Такой способ позволял выявить допущенные ошибки в ходе дискуссий, что совершенствовало её логические выкладки. Использовать силу паучиха остерегалась, учитывая возможный возраст Зодчего, который мог, как выиграть в таком противостоянии, так и просто уйти к другой Королеве.
   Сейчас этот Рабочий, вытребовавший у Провидца глиф магического зрения, вернулся из очередного патруля с очень тревожными вестями.
   - Личи все-таки научились создавать нежить из нерубов.
   - Почему все-таки?
   - Потому что рано или поздно они бы добились успехов в этом направлении. Не зря же мы уничтожали тела павших сородичей. Это делалось, чтобы предотвратить такой исход,- отвечал на вопрос Хаг-Чараса Зодчий.
   - Скольких мертвых сородичей вы видели?
   Ответ на данный вопрос должен был решить дальнейшую судьбу ее анклава, поэтому Ануб-Зарах-Ши с нетерпением ожидала, что скажет Анак-Хар.
   - Мы видели только одного на ближайшей базе нежити.
   Если среди скелетов еще нет мертвых нерубов, то личи научились превращать сородичей в нежить недавно. Внешне оставаясь бесстрастной, паучиха испытала облегчение. У её колонии еще есть время.
   - Ануб-Килат, сообщи эту неприятную новость всем "соседям".
   Приказ, подкреплённый волной феромонов, заставил Разведчика броситься к выходу, не задавая глупых вопросов, а будущей Королеве предстояло позаботиться о создании нескольких путей отступления, как лично для себя, так и для ее подчиненных. Первоочередную задачу она возложила на Анак-Хара способного принимать нестандартные решения, именно это сейчас и требовалось.
   - Анак-Хар, займись созданием нескольких тоннелей для бегства в случае нашего обнаружения.
   - Не хотелось бы привлечь к себе внимание личей активным использованием Магии Земли,- подметил недочет в ее планах Зодчий.
   - Значит, придется поработать руками.
   - Мне понадобятся помощники.
   - Сейчас безопасность в приоритете, так что привлекай всех Рабочих к этому делу.
   Анак-Хар торопливо направился к личинкам кормовых жуков, чтобы направить нерубов из своей касты на новую задачу.
  
   "Работать руками". Сказать легко, а вот исполнить указание Ануб-Зарах-Ши силами лишь четверых нерубов, нет. Перестройкой тоннелей всегда занимались Каменные Ткачи и их помощники, я же мог только долбить камень, как простой рудокоп. Что же, сложности существуют, чтобы их преодолевать.
   - Все владеют усиливающими и укрепляющими когти глифами?
   К моему облегчению все трое Рабочих ответили уверенным согласием. Вот и хорошо. Благодаря Высшим Силам и счастливому случаю бесполезных нерубов среди новичков не оказалось. Личинки кормовых жуков как-нибудь проживут без ежеминутного контроля со стороны сородичей.
   - Значит, будем долбить тоннели с расчетом на самого крупного Воина среди нас.
   На Рах-Хатаса охраняющего единственный вход сородичи бросили лишь мимолетный взгляд, чего было вполне достаточно, чтобы мозговой ганглий рассчитал оптимальный диаметр будущего прохода. Уникальная система расчетов нерубов опиралась на непревзойденный глазомер и генетически закрепленный опыт плетения паутины. Как и всякий навык, он раскрывался далеко не сразу, но для взрослого паука это было естественно, как дыхание. С другой стороны это не мешало ошибаться и промахиваться при использовании заклинаний.
   Самка не вдавалась в подробности, поэтому конфигурацию путей отступления пришлось продумывать самому. Мысленная карта ближайших окрестностей была довольно точна, ведь не зря же я выбрал это место в качестве основной базы и облазил пещеры вокруг вдоль и поперек. Мысленно соединив две пещеры условной линией и путем нехитрых вычислений, мной был спроектировано несколько возможных ходов. Простой план сородичи поняли с первого раза, что выгодно отличало их от гуманоидов.
   Рубить камень оказалось в разы проще, чем саронитовую руду, на которой я получил нужный опыт. Когти входили в податливый материал, как нож в масло, а чуть более твердые включения проходили преобразования по образу заклинания каменных шипов с минимальными затратами энергии. Работать вчетвером в одном месте не имело особого смысла, поэтому пару рабочих пришлось направить к месту второго по важности запланированного хода, указав им точное направление. Пока я размеренно долбил камень, помощник оттаскивал в сторону осколки, увязывая те в небольшие сети из паутины. Несмотря на приличную скорость, прорубание даже одного хода по плану займет не меньше пары суток безустанного труда.
   Странно, что Ануб-Зарах-Ши опомнилась только после сообщения о мертвом сородиче. Раньше нужно было думать на этот счет, да и я сам не лучше. Даже не подумал об этом. С другой стороны изначально база создавалась лишь для меня одного и не предусматривала иных жильцов. Самка же демаскировала поселение одним лишь своим появлением, привлекая скитавшихся сородичей, как маяк в ночи.
   В перерывах между вкалыванием на стройке каста Рабочих в полном составе перекусывала подросшими личинками кормовых жуков, некоторые из которых уже превратились в неподвижных куколок. Их Рабочие аккуратно развешивали у стен на паутине специально для этого сотканной самой паучихой. Удобные для переноски, они стали неприкосновенным запасом нашей колонии. В случае эвакуации куколки дадут возможность вырастить новую популяцию с нуля в короткие сроки.
   Вернувшийся с задания Ануб-Килат принес не только скучные и ожидаемые вести. Возбужденный сородич, не сдерживая себя, поведал о том, что ему сообщили собратья Разведчики другой самки и в чем он убедился своими глазами.
   - Ануб-Арак, наш Король, жив! Нежить пленила его и, заковав в лед, транспортирует его по самым широким тоннелям на северо-запад.
   Небольшие размеры нашего обиталища не позволили скрыть эту новость от рядовых нерубов и те с ожиданием смотрели в сторону Ануб-Зарах-Ши. Самка напряженно осмысливала неожиданную весть. Сам же я мысленно матерился, стараясь зафиксировать хелицеры в положении характерном для легкого беспокойства. В том, что сородичи не удержаться от искушения спасти символ своей расы и своего "великого" военачальника, у меня сомнений не было. Как же не вовремя. Естественно, сородичи соберут все силы для атаки, а ведь это может быть ловушка. Простая и очевидная, но действенная даже для рациональных нерубов.
   - Ануб-Зарах-Ши, если нежить смогла превратить в нежить нерубов, то и Ануб-Арак мог стать одним из них,- моя встревоженная реплика прозвучала среди всеобщего ликования, подобно выстрелу огнестрельного оружия.
   - Он жив!- эмоционально воскликнул Разведчик.
   - Ты даже не смог опознать нежить в нашем собрате всего сутки назад, а сейчас с уверенностью говоришь о Короле.
   Попытка смутить Ануб-Килата не увенчалась успехом.
   - Это не только мои слова. Все кто видел, закованного в лед, Лорда-Паука подтвердят, что жизнь в нем еще теплится.
   Здравый смысл сородичей затмевал образ непобедимого воина и стратега, способного опрокинуть орды нежити и очистить Азжол-Неруб от захватчиков. Бараны. Ведь этот военачальник профукал всю многотысячную армию без особого результата. По крайней мере, я лично не заметил среди нежити невосполнимых потерь.
   - Сколько нежити охраняют пленного?- задала важный вопрос Ануб-Зарах-Ши, прервав тем самым нашу дискуссию.
   - Подобраться близко мы не смогли, но их не больше трех сотен, половина из которых используется в качестве тягловой силы.
   - Меня интересуют личи,- направила речь Ануб-Килата в нужную сторону паучиха.
   - Тридцать пять. Столько магов мы насчитали.
   - Слишком много.
   - Они подновляют неизвестные заклинания на Ануб-Араке, но их возможности в полной мере нам неизвестны.
   Я решил встрять в разговор, чтобы уточнить пару неясных моментов, пока Ануб-Зарах-Ши переваривала последние слова разведчика.
   - Как же вы смогли близко подобраться к такому скоплению нежити и личам? Может вам лишь позволили это сделать?
   - Мы использовали систему ледяных зеркал в вентиляционных тоннелях,- чуть высокомерно бросил в ответ Ануб-Килат,- Ануб-Арак дышал, его брюшко пусть и заковано в лед, но нежить предусмотрительно оставила ему эту возможность.
   Система зеркал. Я даже не знаю, как это можно сделать, но звучит убедительно и объясняет, как они избежали внимания нежити. Неужели у каждого неруба есть такой козырь под брюшком?
   - Соседи предлагают нам присоединиться к акции спасения Короля?- спросила самка.
   - Они в любом случае попытаются это сделать, но примут любую помощь.
   - Тебе известно кто возглавит сородичей?
   - Этого не скрывали. Провидец, Хаг-Тисал.
   Мое удивление, мягко говоря, было настолько велико, что хелицеры непроизвольно разошлись в стороны. Этот муд..к жив! Все-таки предположения о бессмертии этой твари были истинны. Реакция на имя Провидца от внимания самки не ускользнула.
   - Тебе известно это имя?
   - Да.
   - И что же ты можешь сказать об этом Провидце?
   - Отличный маг, умеет выживать в любой ситуации. Если он готов возглавить операцию по спасению Ануб-Арака, то это неспроста. Я бы предпочел не участвовать.
   Ануб-Зарах-Ши задумалась на пару мгновений и одарила меня своим "гениальным" решением.
   - Возьмешь троих Воинов и Ануб-Килата. Жизнь Ануб-Арака слишком важна, чтобы упустить возможность вернуть его в ряды нерубов.
   Приняв позу согласия, я начал планировать побег. Больше с этим Провидцем никаких дел иметь не хотелось.
   Хаг-Тисал, нет ну какой все-таки изворотливый паук, об такого можно все тапки сломать.
   Несмотря на шокирующие новости, бежать сломя голову к месту сбора никто не торопился. Для начала Ануб-Зарах-Ши желала, чтобы я закончил с тоннелями для эвакуации. Весьма здравый подход в этом вопросе сильно ограничивал мои возможности слинять по-тихому. Если у сородичей и были аналогичные опасения, их они не демонстрировали и трудились с прежним энтузиазмом. Первоначальный прилив воодушевления от новости о живом Ануб-Араке сменился привычной сосредоточенностью, в чем я видел происки самки, которая утихомирила подчиненных феромонами. Параноидальные мысли о тотальной слежке со стороны сородичей меня не покидали ни на минуту. Не могла паучиха оставить своего самого непокорного подчиненного без присмотра, а выявить из окружающих нерубов того же Слугу Истины было не в моих силах. На то они и доносчики, чтобы быть незаметными и сливаться с окружением, поэтому мои подозрительные взгляды в сторону Рабочих лишь заставляли тех работать усерднее. Сородичей такой специализации могли определить только самки и Провидцы, да и то не все. Идеальная память, которую я по-прежнему тренировал с былым усердием перед сном, не находила в поведении Рабочих изменений, что несколько успокаивало.
   За отведенное время удалось закончить намеченную пару тоннелей, а Ануб-Зарах-Ши созрела для более детального разговора, разослав подчиненных с различными заданиями в разные концы нашей небольшой пещеры и за ее пределы.
   - Анак-Хар,- вещала паучиха, подросшая на диете из личинок жуков где-то на треть,- Твоя задача сохранить Разведчика и, конечно же, самого себя, а главное получить часть информации.
   - Какой информации?
   - Ануб-Арак не просто Король Азжол-Неруба, он по праву знал, где находятся резервные библиотеки и последние кладки Королев, иначе как он мог управлять Воинами и защищать нерубов? Эта информация не должна попасть в костлявые руки нежити. В кладках сосредоточено будущее нашей расы, а в хранилищах знаний возможность восстановить былое величие. Если Ануб-Арак захочет поделиться этими знаниями, ты должен быть рядом. В этом свете твое знакомство с Хаг-Тисалом становится преимуществом. Не подведи свою Королеву, Зодчий.
   А я то думаю, чего это рациональные нерубы так зашевелились, а осторожный Хаг-Тисал добровольно пошел на серьезный риск? Король это важно, но не настолько, чтобы рисковать всем. Да, кладки позволят восстановить популяцию довольно быстро, но кто будет воспитывать подрастающее поколение?
   - А если Ануб-Арак не захочет ничего говорить своим спасителям?
   - Тогда мы найдем скрытые залы сами, хоть и времени на это уйдет намного больше. Хаг-Тисал найдет, что сказать Королю проигравшему войну, а ты будь рядом с ним, будь полезен Провидцу.
   - Информация может быть передана на кристалле, тогда все знания останутся у владельца этого камня.
   Банальная мысль, озвученная подчиненным, самку не смутила.
   - Такой исход наиболее вероятен, так что заслужи награду.
   А ты не ох..ла, женщина. Пойди и заслужи. Так спокойно, она просто самка нерубов и не поймет моих притязаний. С её точки зрения все в рамках допустимого - подчиненные живут ради своей Королевы. Это еще адекватная паучиха, умная и на фоне остальных, власть не вскружила ей головогрудь. Другие бы даже до объяснений не опустились.
   - Сделаю все возможное,- свое согласие я попытался подкрепить уверенной позой и другими невербальными сигналами, оставаясь спокойным.
   Хрен тебе, а не информация на халяву. Я понимаю, что самкам всегда другие сородичи таскают каштаны из огня, но мне подобная роль не нравится, ведь награда заключается лишь в поощряющей волне феромонов, для меня даже неощутимой.
   В любом случае под таким углом все решения Ануб-Зарах-Ши выглядят обосновано. Рискнуть и выйти на новую ступень за счет кладок и библиотеки, пусть даже части этого богатства, не отказался бы ни один неруб. Когда на кону такая ставка, приходится рисковать. При том рисковать не своей жизнью и здоровьем, а чужой. Я бы поступил также - эгоистически, но если смотреть в будущее дальше нескольких лет, то это единственный выход и спасение расы нерубов от забвения.
   Говорить самке, что хитрый Хаг-Тисал кинет всех участников было бессмысленно, не поверит. Провидец ведь не просто так командует операцией и это только один из "игроков". Как всегда за любой ресурс идет борьба, особенно за такой. Сомневаюсь, что другие владычицы столь глупы и не поймут подоплёку событий. Нежить хорошо почистила популяцию нерубов от баласта и глупцов. Выжили только наиболее разумные, опытные и удачливые.
   Самого Ануб-Арака будут "потрошить" на информацию не на месте возможного спасения, а в более безопасном убежище. Тот еще процесс - уговорить отдать стратегические запасы в лапы разрозненного сообщества разумных пауков. Как бы Ануб-Арак не послал всех куда подальше.
   Слишком много факторов и призрачная возможность удачного исхода операции по спасению Короля не давали моей авантюрной жилке затмить все трудности будущего мероприятия. Что учинит нежить после вызволения Ануб-Арака и думать не хочется. Как по мне лучше синица в руке, чем дятел в ...брюшке. В качестве синицы выступала моя жизнь, ценнее которой ничего не было.
   Внутренний голос человеческой натуры так и подбивал рискнуть, положиться на удачу, но холодный разум неруба отрезвлял затуманивающийся взор. Вероятности просчитывались весьма смутно, но жалкие полпроцента при невероятном везении? Нет уж, азарт для слабых духом и глупцов, а я выбираю жизнь.
   Взвесив все за и против, в своеобразном конкурсе победил сценарий, когда Зодчий теряется на пути к основной группировке нерубов. Просто отделиться от сородичей под вымышленным предлогом и помахать им лапкой. Пусть это будет выглядеть странно и вызовет вопросы как у Ануб-Зарах-Ши, так и остальных пауков нашей общественной ячейки, но сбегать в бою под взглядами сотен нерубов, когда неизвестно кто из них выживет - это испортит мне репутацию намного хуже. Жизнь слишком непредсказуема, чтобы сжигать все мосты. А так вдруг нежить какая убила Анак-Хара, пока он был один? На мой взгляд, история получится вполне правдоподобной. Лозунг "Умри за свою расу, трус!" для тех, кто больше ничего полезного сделать не может. Умереть дело не хитрое, а вот выжить и восстановить былое величие Азжол-Неруба не каждому по плечу.
   В ночь перед походом мне удалось незаметно вынести четырех куколок кормовых жуков по новому тоннелю, который был надежно запечатан магией земли и не охранялся. Почему только четырех? Так это не аккуратненькие коконы размером с кулак неруба. Куколки мало того, что имели приличный вес, своими размерами достигали до четвертой части брюшка взрослого разумного паука. Опыт передвижения с частью библиотеки на спине говорил, что путешествовать нужно налегке. Когда жизненно необходимый груз превращается в затрудняющую путешествие ношу, которую жалко бросить, то сами странствия становятся пыткой, сопряженной с опасностью угодить в ловушку.
   В пещере с истощившимся рыбным озером разместились немногочисленные пожитки неудачливого Зодчего Пустоты: несколько камней Земельников, куколки кормовых жуков, кристалл-карта поверхности Нордскола и пара библиотечных камней с интересной информацией о необычных видах паутины, которые я зажал отдавать нашему Провидцу. Что-то хомячья привычка делать нычки прочно обосновалась в моем характере.
   Оставалось только воплотить свои планы в реальности и не потерять контроль над паутиной событий.
  

Глава 55.

Битва за Короля.

  
   Слышал ли кто-нибудь выражение: "Хочешь рассмешить богов, расскажи им свои планы на будущее"? Привлекать внимание к своей персоне божественных сущностей в мои планы не входило, потому хлипкий план остался известен только его разработчику. Даже мысленно я не беспокоил Высшие Силы, дабы не вводить непрогнозируемый элемент в уравнение моего спасения.
   Ануб-Зарах-Ши определила в смертники трех Воинов, присоединившихся к нам последними. Соотношение защитников и условно полезных трудящихся явно перевалило за оптимальную отметку, потому участь новичков меня не удивила. За какие грехи к ним присоединился Зодчий Пустоты, я все еще не знал. Доводы самки хоть и были убедительны, но не настолько, чтобы поверить им безоговорочно. Эх, надо было подыграть ей, когда она подкатывала ко мне, глядишь и не пришлось бы отправляться на самоубийственную миссию. Прощай очередное убежище, и здравствуй выживание в одиночку. Бросать пещеру, в обустройство которой вложено немало сил и времени было жаль.
   Кандидатка в Королевы проводила нас внимательным взглядом и вернулась к своему, несомненно, важному занятию. Другие же сородичи "храбрецов" не удостоили и взгляда, как будто очередной патруль ушел на обход территории. Куда же делось былое воодушевление нерубов? Похоже, возможное возвращение Ануб-Арака больше их не волновало столь сильно, как всего десяток скарабеев назад. Как бы я не старался понять логику и мысли нерубов и примерить на себя идеальное мировоззрение свойственное разумному пауку, это не позволяло осознать извилистые лабиринты чужой логики. Предположения, как правило, оказывались ошибочными, а в лучшем случае неточными. Гипотетический ксенопсихолог на моем месте давно бы уже раскрыл все секреты общества нерубов, только где такого найти?
   Ануб-Килат скрылся в тенях, как только мы миновали десяток шагов, выйдя за пределы пещеры. Разведчик не верил в безопасность тоннелей, несмотря на постоянное патрулирование и тщательный осмотр каждого подозрительного места. Я был уверен, что идеальная память Ануб-Килата позволяла ему запомнить положения каждого камня и паутины в подземном лабиринте, что не исключало присутствия шпионов. Быть незаметным могли как другие сородичи, так и опытная нежить. Не стоило забывать и о странных спрутообразных тварях, которые затаились на нижних уровнях Азжол-Неруба. Враги, кругом одни враги.
   Оставлять за собой тончайшие сигнальные нити пришло мне в голову не так давно. Не настоящие ловушки и сложные сигнальные тенета, а простую паутину, перегораживающую проход. Наш Разведчик, скорее всего, развесил их в немалом количестве среди тоннелей, куда патруль даже не заглядывал. Конечно, такие меры не позволяли в реальном времени запеленговать гостей, но при регулярном осмотре можно было узнать о самом факте их проникновения на нашу территорию. Сейчас я замыкал колонну и оставлял за собой прозрачные, практически невесомые нити таким образом, чтобы их нельзя было обойти или просто переступить. Периодически возвращавшийся к нам Ануб-Килат выражал полное одобрение моим действиям.
   - Наконец-то кто-то еще стал оставлять сигнальные нити,- сказал он и аккуратно провел рукой вдоль моей паутины,- Очень хорошая нить, незаметная и тонкая. Кто научил тебя делать такую? Вязальщики?
   - Как ни странно, но нет. В тех кристаллах, что я отдал Провидцу, есть подробное описание, как делать такие нити.
   - Я обязательно ознакомлюсь с этой информацией.
   Тут я внезапно осознал, что ранее не уделял поиску подобных нитей паутины ни секунды своего времени, особенно когда ходил к своему озеру с рыбой. Твою.... Этот жучара не мог оставить без присмотра близлежащие тоннели, никак не мог. Он точно знает, где я прячу свое барахло, а значит и Ануб-Зарах-Ши тоже. Спокойно, не стоит паниковать. Вещи спрятаны в тайнике и прикрыты камнем, а куколки я принес туда только этой ночью, когда Разведчик спал. Значит, об изъятии четырех коконов кормовых жуков никто пока не знает. Один камень с брюшка сброшен.
   В свете новой информации незаметный побег, мягко говоря, маловероятен. Ануб-Килат быстро найдет меня по оборванным сигнальным нитям, которые мне быстро не обнаружить. Даже если удастся это сделать, то их еще нужно обойти не потревожив. Задача не самая простая, как ни посмотри. Болван, почему же я не подумал о способе, которым один единственный Разведчик контролирует столь обширную территорию? Тупица! План он разработал. Самка давно знает о моей маленькой заначке. Если она что-то заподозрила, то около озера меня будет ждать неприятный сюрприз. Соваться к тайнику опасно, а без куколок побег станет делом бессмысленным. Да что же это такое? Похоже, в планировании чего бы то ни было я полный ноль.
   Стоит ли теперь пытаться бежать? Однозначно стоит. На одной чаше весов лишь обиженная Ануб-Зарах-Ши, а на другой нежить неизвестной силы и возможная ловушка. Выбор очевиден.
   Когда Ануб-Килат вновь ушел за пределы моего восприятия, я отдал команду Воинам.
   - Двигайтесь дальше, я чуть позже вас догоню.
   Сородичи на приказ отреагировали самым нежелательным способом.
   - Королева приказала следовать за тобой куда угодно, Анак-Хар, пока не доберемся до сил Хаг-Тисала.
   Значит, самка заподозрила что-то, как бы я ни старался демонстрировать покорность и согласие.
   - Оставайтесь здесь, мне нужно кое-что разведать, а вы неспособны передвигаться тихо.
   - Подождем Ануб-Килата. Он справится с твоим заданием намного лучше.
   Нет, ну каков наглец. Перечить мне вздумал!
   Мгновенно сформировавшаяся Стрела Тьмы ударила в прочный панцирь Воина и заставила того отпрянуть от меня на пару шагов. Агрессия к сородичу вызвала в их среде недовольное скрежетание жвал. Активированный Щит Маны тускло мерцал, создавая блики на черном хитине насторожившихся бойцов.
   - Мне объяснить, кто тут главный на понятном Воинам языке?- мой спокойный голос заставил нерубов замереть.
   Играть в ораторские игры со строптивыми сородичами я посчитал глупой затеей. Эти представители касты жуков-стражей не могли похвастаться большим опытом сражений, как и сложностью глифов на броне. Как бы ни храбрились Воины, но они оставались простыми стражами, которых Ануб-Арак не стал призывать в объединенную армию, а это о чем-то да говорит. Все сливки опытных и талантливых бойцов попадали либо к Королю Азжол-Неруба, либо в свиту Королев. Сейчас передо мной стояли рядовые нерубы, обязанные своим существованием лишь удачному стечению абстоятельств, а не своим навыкам. Рах-Хатасу хватило лишь одного взгляда, чтобы определить иерархию среди бойцов - законные последние три места. Даже такие Воины представляли для Зодчего Пустоты немалую опасность, но мне не нужно было их убивать, да и не хотелось. Достаточно было отступить в один из тоннелей и закрыть его Магией Земли. Хватило бы пары каменных шипов, чтобы жуки-стражи не смогли последовать за мной.
   - Хорошо. Мы будем ждать здесь, Анак-Хар,- злобно проскрежетал Воин.
   Поворачиваться к сородичам спиной я не опасался, как и не стал деактивировать глиф универсального магического щита. Мало ли что перемкнет в их мозговом ганглии.
   Настало время проверить опасения на счет тайника. Одно из ответвлений тоннеля приняло белесое тело Зодчего Пустоты, провожаемое многообещающими взглядами трех жуков-стражей, которым не хватило силы воли противостоять феромонам Рабочего. Магическая атака пусть и была внезапной, их беспокоила не столь сильно.
   Всего через триста шагов я запечатал проход за собой Магией Земли в надежде, что это задержит возможную погоню. Бег по тоннелям к скрытой пещере с рыбным озером запомнился как череда стремительно меняющихся картинок. Сигнальные нити Ануб-Килата на глаза попадались очень редко. Разведчик устанавливал их на разной высоте, учитывая как движения по потолку и стенам, так и особенности паучьего зрения. Мной было замечено только пять нитей, настолько тонких, что попытка почувствовать их сопротивление хитиновыми конечностями не увенчалась успехом. Паутина рвалась, а я отмечал это только с помощью зрения. Осязание паучьего тела пасовало перед столь хлипкой субстанцией чужого производства. Свои же нити даже более тонкие и менее прочные ощущались иначе. В трех случаях из пяти получалось аккуратно снять родную паутину, лишь благодаря интуитивному пониманию строения тонких нитей. Магия, иначе не скажешь. Сколько же тогда нитей было пропущено? Судя по всему, немало. Как люторог оставляет за собой четко видимый след, так и за мной тянулся шлейф оборванной сигнальной паутины.
   Предчувствия в этот раз обманули ожидания мозгового ганглия. Куколки находились на своем месте, как и вещи в тайнике. Удача в кои-то веки повернулась ко мне лицом. Тратить драгоценное время на ликование не было никакого желания. Взвалив на себя свои пожитки, я отправился по самым узким ходам на юг, не забывая запечатывать за собой тоннели каждую тысячу шагов тонкой перегородкой камня. Очередной период странствий и полной свободы от груза обязательств перед сородичами поднял мне настроение. Чахлые ростки совести твердили о том, что такому предателю, как мне самое место среди нежити. Да уж Ануб-Зарах-Ши иными словами сбежавшего Зодчего и не назовет, как и остальные её подданные. Плевать, пауки предавали меня раз за разом, отправляя на смертельно опасные задания без моего на то согласия.
   По моим представлениям и благодаря банальной логике на юге находились теплые края, яркое солнце и другие прелести экваториального климата. Даже если Нордскол не достаточно велик, то в выбранном направлении будет все равно теплее. А там где температура окружающей среды выше, соответственно больше пищи. Хотелось бы, в конце концов, увидеть море этого мира своими глазами. Кто знает, что ждет меня в неизведанных землях? Мечта о бесхозной башне древнего волшебника под управлением не слишком параноидального искусственного интеллекта сверкала подобно бриллианту и воспринималась холодным разумом паука весьма скептично. Каждому попаданцу положена такая башня! Чем я хуже?
   Хаг-Тисалу помимо лютой смерти я искренне желал успеха в спасении Ануб-Арака. Пообщаться с самым влиятельным Лордом-Пауком Азжол-Неруба было бы интересно, но этот момент можно отложить на будущее, если оно у меня будет.
  
   Азерот. Нордскол.
   Азжол-Неруб
   Хаг-Тисал, вольный Провидец.
   Выживать в захваченном нежитью Азжол-Нерубе с каждым днем становилось все труднее. Даже такому разносторонне развитому нерубу, как ему. Бесславно сгинула многообещающая Корлева-Некромантка, тогда ему удалось спастись лишь благодаря своему уникальному умению. Еще пара претенденток на звание Королевы слишком сильно полагались на свою свиту и стали жертвами личей. Самки не хотели принимать во внимание, что даже старая опытная Талион-Схилаг-Шах не устояла под натиском демонов. Куда уж им ущербным? Хаг-Тисал благодаря высокому статусу мог благоприятно влиять на не столь уж опытных дев своего народа, но стоило лишь на десяток скарабеев отлучиться, как те возвращались к гибельному пути правления. Не раз и не два способность к телепортации спасала жизнь дальновидному Провидцу. Модифицированное под его энергетику заклинание требовало немало энергии и с трудом преодолевало ограничение свойственное всем нерубам. Магическое ядро отрезанное от мировых потоков и линий Лей, как защищало сородичей от пагубного влияния загаженного Древними Богами магического фона, так и ограничивало их возможности. Телепортация и была одним из таких недоступных умений. Хаг-Тисал нашел способ обойти ограничения. Способ сложный и не всегда применимый, он, тем не менее, был рабочим. Два поколения по летоисчислению Королев ушло на переработку волшебства эльфов под его нужды. Тайная магия остроухих оставалась непознаваемым искусством, потому глифы разрабатывались долго и тяжело. Теория самого процесса все еще была сомнительной, пестрела пробелами и нестыковками, а вот практическое эксперименты увенчались успехом. Преимущество Провидца служило тому отличным подспорьем, и, как он справедливо считал, будет служить впредь.
   Сейчас сотни сородичей стекались к месту сбора, чтобы спасти Ануб-Арака, вырвать его из лап нежити. Хаг-Тисал, как все рациональные нерубы хотел получить от Короля ранее недоступную информацию. Библиотеки и самое главное кладки погибшей Королевы манили каждого честолюбивого сородича. Сам Провидец не стал исключением и смело выразил желание возглавить сложную операцию, так как имел возможность отступить в случае опасности. Многие не менее уважаемые Провидцы отказались от такой чести, избегая риска погибнуть в ловушке.
   Хаг-Тисал с неудовольствием отмечал слабость и неопытность своего воинства. Где могучие маги и Воины-ветераны? Разведчики, что могли уничтожить личей, не попадаясь им на глаза? Командующий хотел видеть среди подчиненных некромантов, которые были способны вывести самых опасных противников из битвы на неопределенный срок, но где теперь найти их? Все известные сородичи с такими навыками канули в небытие, как и кристаллы для их обучения. Сам Хаг-Тисал владел поверхностными знаниями об этой дисциплине и не желал становиться практикующим данное искусство. Не хватало толковых командиров и заместителей, проще перечислить то, что имелось в распоряжении командующего.
   Около тысячи Рабочих Провидец задействовал с целью создания условий для успешной эвакуации Ануб-Арака в случае успеха. Развеять незнакомые заклинания, сковывающие Короля, в считанные мгновения опытный маг даже не рассчитывал. Предполагалось утащить бесценное тело плененного военачальника в подготовленную пещеру и уже там попробовать избавить того от оков. Расширенный проход был заранее подготовлен, а сейчас Рабочие рыли соответствующий тоннель под габариты Лорда-Паука в следующую точку эвакуации. Хаг-Тисал пошел на непопулярные меры и решил обрушить своды за собой, чтобы нежить не смогла преследовать беглеца.
   Три сотни Разведчиков обыскали каждый тоннель в радиусе трех тысяч шагов от точки предполагаемой битвы и должны были обеспечить своевременное обнаружения подкрепления, спешащего к личам. Чего стоило им не попасть в сферу восприятия разбросанных по Азжол-Нерубу скелетов и других мертвых слуг, осталось известно только им самим. Именно шпионы обнаружили нерубов-мертвецов в стане противника. Незначительное количество, но это только пока.
   Пять сотен Воинов и сотня Провидцев должны были ошеломить и уничтожить всякое подобие сопротивления среди нежити, конвоирующей Короля Азжол-Неруба. Предполагалось разделить силы на две неравные части и зажать противника с обеих сторон тоннеля. Банальная тактика компенсировалась способностью касты мыслителей объединять усилия и строить по-настоящему могущественные арканы, особенно если им дать время на подготовку.
   К Хаг-Тисалу грациозно подошла паучиха на треть крупнее его самого. Азар-Хат, единственная известная ему самка, которая совладала с жаждой власти и приняла сторону более опытной сестры, отложив мечты становления Королевой на будущее. Она командовала Разведчиками и делала это виртуозно. Её черный панцирь нес на себе следы недавних сражений, как и у многих других нерубов. Длинные полосы от Ледяных Копий на брюшке и отсутствующая задняя лапа говорили о бое с личем. Хаг-Тисал со своим абсолютно целым хитиновым панцирем выглядел, как пришелец из прошлого, когда Азжол-Неруб был силен и несокрушим.
   - Не пройдет и скарабея, как нас почувствуют передовые разведотряды мертецов,- проскрипела паучиха, смотря на мелкого самца свысока.
   - Есть какие-то изменения в докладах Разведчиков?- проигнорировал нелестную волну феромонов командующий.
   - Нет, все по-прежнему. Никакой активности нежити за пределами допустимых отклонений.
   - Прекрасно. Будь на чеку, в сражение не вмешивайся.
   - Я так и сделаю, Хаг-Тисал.
   - Пора начинать.
   Команды, сдобренные выверенной дозой феромонов, прокатились по строю разумных насекомых, заставляя тех полностью сосредоточиться на будущем сражении. Активировавшиеся глифы Воинов в магическом зрении выглядели, как иллюминация разноцветных светлячков танцующих замысловатый танец. Особый десяток готовился пожертвовать собой, но добраться до скелетов-волшебников любой ценой. Они внедряли глифы последнего шанса прямо в магическое ядро, тем самым выводя свои возможности на недосягаемую обычным жукам-стражам ступень, пусть и на короткое время.
   Провидцы формировали лишь атакующее плетение на основе света, вложенная сила даже на начальном этапе вызвала интенсивное свечение многомерного глифа. К несчастью половина присутствующих Провидцев служила лишь "батарейкой" для более опытных собратьев в виду небоевой специализации.
   Вторая часть воинства совершала аналогичные действия лишь с тем отличием, что им необходимо было догнать колону нежити и ударить с тыла. У них был свой командир, которого командующий инструктировал больше двух скарабеев.
   Хаг-Тисал окинул сородичей взглядом, и его уверенность в успехе операции выросла многократно. Толкать воодушевляющие речи своему воинству? Такой мысли в мозговом ганглии нормального разумного паука даже зародиться не могло.
   Едва первый скелет попал в поле зрения нерубов, как те стали действовать. Извилистость тоннеля позволяла перемалывать нежить частями, избегая гибельной магии личей. Именно на Воинов легла основная нагрузка, тогда как Провидцы связали боем магов. Сияющая холодным светом сфера вырвалась из круга паучьих волшебников и устремилась в сторону личей. Исходящие из нее лучи замедляли скелетов и разномастных зомби, буквально выжигая зеленоватую некроэнергию, но это были лишь побочные эффекты. Прямо перед кругом скелетов-магов маневрирующая сфера развернулась в сияющую паутину, оплетая их общий магический щит. В этот момент сияние нитей достигло максимума, ослепляя окружающих. Хоть и застать врасплох мертвецов не удалось, они отвлеклись на поддержание щита, бросив формирование общего ледяного заклинания. Сияющие светом нити медленно проникали сквозь насыщенный магией щит и грозили бывшим шаманам серьезными неприятностями.
   Нежить не паникует и не боится. Так и личей не ошеломила внезапная атака с тыла. Пока десять мертвых магов разрушали Паутину Света, остальные использовали атакующие чары. Каждый лич создавал что-то свое. Нерубы заблаговременно окутавшиеся щитами ото льда, попали под магматические глыбы и молнии. Нежить тоже могла действовать нешаблонно, что убедительно доказала в первые же минуты сражения. Если в магическом поединке установилось хрупкое равновесие, то в ближнем бою нерубы выкашивали нежить с небывалой легкостью, изредка натыкаясь на эволюционировавших скелетов. Преимущество в количестве позволяло давить очаги сопротивления. Попытки личей вновь поднимать рассеченных на части бойцов пресекалась проинструктированными Воинами в зародыше. Прошла всего треть скарабея, а от трех сотен нежити осталось не больше сотни. Потери были с обеих сторон, но нерубы побеждали. Пусть заклинания скелетов-магов уносили жизни Воинов из первой линии, словно косой смерти пройдясь вдоль всего тоннеля, но и Провидцы не дремали, помогая своим.
   - Подкрепление вошло на контролируемую нами территорию,- доложила Азар-Хат.
   - Сколько их и каков состав?- спросил Хаг-Тисал, не прекращая следить за обстановкой. Его отряду Провидцев пришлось приблизиться к группе личей, чтобы эффективно