Тахион: другие произведения.

Глава 68

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.61*52  Ваша оценка:


Глава 68.

Нескучные будни заключенного.

  
   Пребывание в плену иной расы для любого существа это, как правило, какой-никакой, а стресс. Стоит подумать, что твоя жизнь и судьба находится в руках неизвестных личностей, как разум захватывают безнадежность и страх, плавно переходящие в отчаянье. Постоянная тревога выматывает не хуже тяжелого труда на какой-нибудь каменоломне. Со временем многие сломались бы на моем месте. К счастью я относился к вынужденному заключению несколько иначе. Практически вся моя жизнь на Азероте представляла собой непрекращающееся сражение с обстоятельствами, потому время, когда я мало что могу изменить, казалось настоящим отдыхом. Скажем так, найти даже в текущем положении плюсы не составило труда. Кормили здесь на халяву - чем не плюс?
   Азжол-Неруб любому бы привил волей-неволей такую особенность характера, как тягу к труду. Любому труду. Привычка вкалывать каждый день глубоко угнездилась в паутине моего разума, потому спокойное время заключения расходовалось рационально. Плевать в потолок ядом или кислотой не стал бы ни один Рабочий, мне тем более не пристало предаваться лени, хотя сытная пища вызывала тягу ко сну. Тренировать память, и оптимизировать заклинания под особенности своей энергетики можно было вечно, так и не достигнув идеала. Как показала практика, мой откровенно бедный арсенал хоть и эффективен, но недостаточен для противостояния разносторонне подготовленным чародеям. Мне даже убежать не дали, не то что победить. И если с разнообразием чар сейчас ничего нельзя было сделать, то улучшить уже известное вполне. Вскоре мое одиночество нарушал лишь дознаватель и регулярная кормежка.
   Большие надежды я возлагал на свой магический взор. Благо эта "внутренняя" техника наравне с глифами усиления и укрепления брони полностью игнорировалась антимагическим полем, чему я был несказанно рад. Едва органы зрения полностью восстановились откладывать использование глифа Провидцев причин не осталось. Стоило направить немного энергии к сложному конструкту, как мир перед глазами изменился, окрасившись в новые цвета. Какие бы тут не использовались способы контроля над пленниками, на мои действия никакой реакции я не заметил. В бедной магией среде отчетливо выделялась вязь из двухмерных символов, которые находились в глубине камня, что подтверждалось осмотром с нескольких ракурсов. За красивой мозаикой на стенах скрывались подлинные шедевры магического искусства. Цвет их варьировался от практически белого, до светло-оранжевого, включая все оттенки солнца. И что это должно означать? А вот потолок и пол с виду абсолютно невзрачные таили в себе полностью идентичные асимметричные гептограммы, обрамленные похожими знаками. Я почему-то сразу уверился, что они обеспечивают работу антимагического поля - очень уж удобно они расположены.
   Двухмерные магические символы и геометрические фигуры даже на первый взгляд не выглядели статичными. Если говорить просто, то энергия мерно пульсировала в определенных границах, удерживая неизвестным способом. Никаких линий подачи энергии заметить так и не удалось, как бы я ни всматривался в светящиеся линии. С моей точки зрения у нерубов использовался иной принцип - обелиски Азжол-Неруба обеспечивали постоянное движение маны по специальным каналам, чтобы уменьшить естественное рассеивание. Эльфы же полагались на нечто иное. Ритуалы? Жертвоприношения? Черт его знает. Но выглядели творения остроухих впечатляюще, хоть и простовато. Любое заклинание нерубов - это трехмерный конструкт из маны, который нужно сформировать достаточно быстро для нормальной активации, за исключением сложной магии Провидцев. Там все намного сложнее. Даже эльфийские гептограммы любой арахнид может создавать из своей маны усилием воли практически мгновенно, не говоря о простейших закорючках внутри стен. Значит тут не все так просто, как кажется на первый взгляд, иначе сородичам не приходилось так усложнять свое волшебство.
   Еще раньше я попробовал стены на прочность, как и магический щит на входе в камеру. Что тут скажешь, надежно. В магическом спектре вход закрывал сплошной экран солнечно-желтого цвета, который на ощупь не сильно отличался от стен. Его структура, как и любого другого известного мне щита, после активации не имела характерных специфических черт. Тот же Щит Маны в моем исполнении после активации выглядел, как тонкая пленка, слегка искажающая воздух. Здесь наблюдался аналогичный эффект, но с избыточным рассеиванием энергии.
   Чтобы запомнить все руны хватило одного мимолетного взгляда, так как до сложных иероглифов вроде китайских они не дотягивали. Неизвестного значения символы частенько повторялись, так что выяснить последовательность для укрепления стен получилось в считанные скарабеи. Всего шестнадцать рун обеспечивали камню необъяснимую прочность. К несчастью символы не были одинаковы словно близнецы. Как не бывает у человека одинаковых букв при письме, так и тут имелись аналогичные особенности. Вот как? Как оно может работать? Закорючка из двух прямых линий выполняла сложную функцию в то время, как нерубам приходилось полагаться на сложнейшие трехмерные геометрические конструкции. Нужно накопить побольше материала для анализа, но все равно эльфы халявщики.
   Огромный интерес вызвал следователь, стоило окинуть его, так сказать, вооруженным взглядом. Товарищ вовсе не пренебрегал артефактами. Тонкий браслет на его руке представлял собой целую поэму из рун. Я разглядел только три слоя, но их было больше. Характерный оттенок солнца четко указывал на связь украшения с магическим комплексом моего узилища. Остальные побрякушки выглядели проще, но отличались наполнением. Пара колец с маной огня и льда скорее всего предназначались для нападения, а вот кулон с зеленоватым светом больше напоминал защитный артефакт. Хоть цветом энергия и походила на проклятую Скверну, но точно ей не являлась. Уж я-то знал, о чем говорю.
   Весь разговор на тему Нордскола я рассматривал образчики чужого гения. Первое, что бросилось в глаза - артефакты истекали энергией, как вода течет сквозь ловчую паутину. Конечно, убыль энергии была не слишком велика по сравнению с общим зарядом, но с моей точки зрения существенна. Значит, недостатка в мане остроухие гуманоиды совершенно не испытывали.
   Визуально собеседник мало чем отличался от учителя Стокеры. Та же бурлящая аура, словно парус раздутая магическими течениями Азерота. Строение оболочек ауры, как я их понимал, почему-то имело намного больше общего с троллями, чем людьми. Далеко не сразу я заметил аномалии. В ауре эльфа хаотически появлялись искры желтого света, будто генерируемые самим волшебником. Почему я так решил? Да потому, что в окружающей среде ничего подобного не наблюдалось. Сходство между цветом искр и типом энергии в гептограммах и рунах наводило на интересные мысли - это ж неспроста.
   В этот раз эльф принес с собой книгу. Массивный прямоугольник толщиной в ладонь эльфа выглядел потрепанным и старым. Я бы даже сказал древним. Настоящую рукопись защищала массивная обложка, чьи уголки были усилены неким серебристым металлом. Это был первый бумажный носитель информации в этом мире, который мне довелось увидеть своими глазами. Хотя я поторопился, утверждая о происхождении материала книги - страницы оказались сделаны из чьей-то потемневшей от времени кожи.
   Следователь быстро пролистал порядка половины книги, остановившись на странице с отличной гравюрой, выполненной черной тушью. На ней был детально изображен какой-то демон с клыкастой пастью. Именно рисунок и был продемонстрирован эльфом, одновременно с очередным вопросом.
   - Ануб-Шах, ты видел этого демона?
   Вторая страница раскрытой книги оказалась исписана незнакомым языком, скорее всего эльфийским. На первый взгляд демон полностью подходил на мое недавнее описание, но были существенные отличия, на который я поспешил указать. Сотрудничать, так сотрудничать.
   - Похож, но это не он. У этого четыре рога, пусть вторая пара совсем небольшая, а у того, что мне повстречался, дополнительных наростов на голове я не помню. Длинна когтей на руках в книге значительно короче.
   Спустя еще несколько демонстраций похожих экземпляров я, наконец, обнаружил полное соответствие с той тварью, что чуть не убила меня в Нордсколе. Внимание к деталям настойчивого собеседника также позволило запомнить около пятнадцати страниц неизвестного текста и те самые изображения таких близких по внешнему виду демонов. Не в моих правилах отказываться от интересной информации, пусть и разрозненной.
   - Посмотри внимательнее,- настаивал эльф,- Ты уверен в своем выборе?
   - Да. Память меня не обманывает. Тот демон, которого я видел, определенно принадлежит к этому виду.
   - Тогда продолжим,- спокойно сказал дознаватель, аккуратно закрывая книгу.
   Эльф никак не показал, что результат опознаний демона как-то его обеспокоил. Совершенно непробиваемый тип.
   - Вернемся к Азжол-Нерубу...
   Допрос вернулся на круги свои. Эльфа очень интересовала численность нерубов и нежити, потому к этой теме мы возвращались регулярно. Ответы "я не знаю" дознаватель не принимал. А ведь много я действительно не знал. Примерная численность сородичей для меня всегда оставалась загадкой, как и число мертвых слуг неизвестного кукловода. Тех же нерубов вполне могло быть больше миллиона, намного больше, но это лишь мои догадки. Собеседника догадки интересовали слабо, он предпочитал оперировать фактами.
   - Если бы эльфы встретили таких же пауков, как ты, то смогли бы стороны договориться?
   Какой интересный вопрос.
   - Большинство сородичей не знает язык гуманоидов.
   - А если бы знали?
   - Другие разумные вызывают у нас скорее гастрономический, чем интеллектуальный интерес. Может старшие и поговорили бы с пленниками перед тем, как съесть. Раньше. Сейчас Азжол-Неруб, по крайней мере, большая его часть в руках нежити, потому живых нерубов так просто не найти. В любом случае ожидать от моих сородичей благожелательности к вашей расе не стоит.
   - Почему же тогда ты, Ануб-Шах, так охотно идешь нам на встречу?
   - У меня нет выбора. Жизнь для меня дороже знаний, к тому же знаю я не так уж много.
   На эти слова эльф лишь чуть приподнял левую бровь, словно сомневался в честности разумного паука. А зря. Я ни разу не лгал прямо на поставленные вопросы, лишь изредка вводил в заблуждение или умалчивал часть информации. Как бы ни был опытен дознаватель, но он просто не знал вопросов, которые нужно задавать. Будь на его месте настоящий неруб, отбрехаться мне было бы не по силам. Остроухий смотрел на Азжол-Неруб через призму своего гуманоидного опыта. Например, отсутствие товарно-денежных отношений и даже бартера никак не могло уложиться в сознании собеседника в стройную картину. Данный факт не раз подтверждался дополнительными вопросами, согласно которым эльф подразумевал наличие подобной экономической системы. Я прекрасно понимал дознавателя - одно дело узнать о фактически "коммунизме", а с другой стороны его ещё нужно было принять. Новые концепции в остроухой голове явно трансформировались в нечто иное, далекое от моих рассказов.
   - И все-таки, как заставить твоих сородичей на севере прислушаться к чужому мнению?
   - Если такой способ есть, то мне он не известен.
   - Я думаю, что такой неглупый паук, как ты найдет способ в случае необходимости.
   Проклятый эльф уже не в первый раз своими прозрачными намеками создавал вероятный сценарий моей будущей жизни и внимательно наблюдал за реакцией. А уж за шевелением хелицеров в эти моменты он следил словно охотник за знатной добычей. Смотреть-то больше было не на что. Остальное тело так и оставалось скованно заклинанием, а единственной подвижной частью оставались отростки, которыми я пользовался для разговора. Черные глаза нерубов скорее походили на блестящий обсидиан и не выражали абсолютно ничего, как и хитиновая маска, служащая мне аналогом лица. Когда эльф в первый раз применил столь необычный прием, я не сдержался, а сейчас просто поджал хелицеры, как можно естественнее, будто эта тема меня сильно беспокоит. Зловещая перспектива вернуться в Нордскол действительно мне совершенно не нравилась. С другой стороны, какой глупец возьмет с собой аборигена, который или заведет отряд в ловушку, или же сдаст своим сородичам при первой возможности? Остроухий дознаватель уж точно меня с собой не взял бы, но и делать ему на севере нечего, как надеюсь и мне.
   Вот так мы и общались с дотошным эльфом, пока тот не решил, что узнал достаточно. Для меня этот момент стал полной неожиданностью, так как запас историй еще не иссяк. К слову спрутообразных тварей из глубин, которые серьезно изменили расклад в Азжол-Нерубе во время войны с нежитью, можно было описывать еще дней десять. Я считал их не менее интересными, чем демоны, но у дознавателя критерии важности не соответствовали рациональным взглядам пауков.
   Просто в один из дней он пришел в камеру в сопровождении нескольких волшебников. Принадлежность к этой профессии легко угадывалась по внешнему виду и характерным жезлам на поясах. Мужской состав делегации разбавлялся единственной дамой, которая отдала предпочтение посоху. Размеренный ритм жизни сменился бурной деятельностью, а на смену спокойному и вежливому дознавателю пришли совершенно отмороженные товарищи в разноцветных богато украшенных халатах. Хорошо, что в первый раз меня хоть представили этим четырём исследователям магической науки. Хотя без скепсиса в речах чародеев не обошлось.
   - Ануб-Шах, теперь в подробностях расскажи чародеям о магии. Всё, что ты о ней знаешь,- велел эльф.
   Разница между магами и сотрудником местной тюрьмы ощущалась буквально с одного взгляда. Худосочные остроухие чародеи смотрели на меня, как на говорящего попугая. А высокомерие можно было брать и заматывать в кокон из паутины. Я не успел и слова проскрипеть, как эльфийка с посохом обошла меня по кругу и высказала свое мнение.
   - Здесь скорее нужен друид. Мы с коллегами не умеем общаться с животными.
   - Высокородная Ярслания,- обратился дознаватель к сереброволосой волшебнице с излишне выделяющимися скулами на лице,- Не стоит спешить с выводами. Если бы вы соизволили бы выслушать меня по дороге к этой камере, то не сделали ошибочных заключений.
   - И в чем же я ошибаюсь?- скептически спросила Ярслания, приподняв левую бровь.
   - Ануб-Шах,- перевел на меня взгляд дознаватель,- Мне повторить вопрос?
   - Хм. Что я знаю о магии?- на движения хелицеров эльфийка с товарищами смотрели, по меньшей мере, удивленно, но быстро пришли в себя,- К сожалению, я всего лишь неруб из касты Рабочих, потому знаю о магии примерно столько же, сколько слуги моющие полы.
   Стоило прозвучать последним словам, как браслет на запястье Ярслании заставил меня замолчать, исполняя мысленную команду своей владелицы. Неизвестные заклинания вновь зафиксировали каждую пядь нерубского тела, в том числе и хелицеры.
   - Как это понимать?- воскликнула волшебница при полной поддержке своих коллег, роптавших чуть тише,- Вы отвлекаете мою исследовательскую группу от важных дел для чего? Чтобы мы выслушивали бредни какого-то членистоногого слуги? Высокородный Беллесор узнает о ваших шутках уже сегодня!
   - Успокойтесь,- примирительно поднял ладони дознаватель, которого никто даже не пытался назвать по имени,- Этот с позволения сказать "слуга" чуть не уничтожил поисковый отряд ордена Странников во главе с Невайре в одиночку, так что его умения требуют вдумчивого изучения. К тому же Ануб-Шах раньше проживал в Нордсколе в анклаве древней империи Акири. Насколько мне известно, археология одно из ваших необычных увлечений, высокородная Ярслания.
   Пожар гнева и недовольства в глазах чародейки погас также быстро, как и появился. Весьма занятное зрелище.
   - Это меняет дело. Мы заберем его в свою лабораторию,- уже с большим интересом стала меня рассматривать сереброволосая эльфийка, словно недавняя вспышка гнева была легким недоразумением,- Ментальный контроль поддерживается амулетом?
   - Нет, высокородная Ярслания. Арахнид имеет абсолютный иммунитет к ментальной магии, но готов сотрудничать.
   - И как же будет обеспечиваться наша безопасность в этом случае?- подал голос чародей в небесно-голубом халате, тиская жезл на поясе.
   - Я предлагаю вам пока заняться теоретическими изысканиями. В случае необходимости вашей группе предоставят охрану из боевых чародеев. Такой вариант вас устроит?
   - Меня устроит вариант, в котором не нужно будет заниматься всякими глупостями!- недовольно ответила эльфийка, но выпускать из своих костлявых ручек меня похоже не собиралась.
   - Высокородная Ярслания, мы просто сделали запрос в Гильдию Магов и это они решили направить именно вашу группу, так что свое недовольство можете выразить своим товарищам.
   - Уж будьте уверены, именно так я и поступлю, если вы меня обманываете, и арахнид ничего не знает про Акири.
   - Будьте снисходительны к пауку, он из низшего сословия, впрочем, не буду вам мешать.
   Низшее сословие? Ах ты ж буржуй ушастый! Да социальный лифт у нерубов позволяет любому пауку стать Лордом-Пауком, любому! Сильно сомневаюсь, что у эльфов столь прогрессивная система. Конечно, в переводе на эльфийский каста Рабочих действительно звучала, как слуги, но я же столько времени потратил на объяснения. Жаль было только своего труда вложенного в процесс общения. Нести просвещение в умы гуманоидов оказалось сложной задачей и в принципе бесполезной.
   Не прошло и скарабея, как в камеру под руководством чародеев какие-то эльфы притащили настоящий стол, несколько стульев, небольшую книжицу, которая впоследствии оказалась блокнотом для записей, и конечно перо с чернильницей. Видимо своей памяти они доверяли не полностью, в отличие от ушедшего эльфа, ни разу, не пользовавшегося костылями для запоминания информации. Писарем быстро назначили самого молодого на вид эльфа в зеленой мантии.
   - И так, Ануб-Шах, кажется. Что же такого ты знаешь о магии, если потребовалось целых четыре чародея для исследования бредней северных аборигенов?
   В каждой дисциплине будь то магия физика или же лингвистика всегда есть свои специфические термины, которыми специалисты пользуются не задумываясь. Для непосвященного в их речи становятся понятны лишь предлоги. Не стали исключением и чародеи. Если дознаватель терпеливо искал ассоциации и наиболее близкие по значению слова, то четверо исследователей таким терпением похвастаться не могли. Самой эмоциональной оказалась их начальница, которая не то чтобы не могла вести себя сдержанно, а просто не хотела этого делать, давая своим чувствам и переживанием выход. Остальные эльфы прекрасно знали характер своей начальницы, потому терпеливо сносили все её закидоны. Это не стоило им абсолютно ничего, ведь энтузиазм Ярслании сконцентрировался на мне одном. Тот же дознаватель и не подумал запретить насилие над пленником, впрочем, чародейка слишком сильно не усердствовала. Но... приятного было мало.
   - Что ты молчишь, паучье отродье? Что еще за магия Тьмы? Что ты под этим подразумеваешь?- ярилась эльфийка,- Даже не вздумай повторять ту чушь, которую нес раньше!
   Тварь тупая! Мое вынужденное молчание вновь спровоцировало рукоприкладство. Ярслания, пользуясь моей неподвижностью и бесправностью, вновь использовала заклинание похожее на плеть из молний. На мощности она не экономила, потому ощущения стекающих с хитина разрядов сопровождались весьма неприятной болью. Вот так идешь эльфам на встречу, а они тебя молнией по брюшку.
   - Ярслания, боль меня никак не мотивирует и уж точно не стимулирует память,- я честно пытался наладить диалог, несмотря на жесткое обращение.
   - Вот значит, как заговорил, арахнид. Для тебя я высокородная Ярслания,- прошипела безбашенная девка, и вновь стеганула меня по брюшку своей молнией.
   Да что ж мне так не везет на эльфиек, что не баба, то стерва психованная. При таком способе общения объяснение доступных мне основ магии нерубов затянулось на целых два месяца. Отмороженные чародеи работали со мной три дня, а потом всегда брали двое суток на отдых и формулирование новых вопросов. В их руках любой разумный почувствовал бы себя смертником, которого выжмут досуха, а затем милосердно отправят на тот свет. Если бы общение в плену началось с них, то я бы давно пал духом. А так терпеливо ждал, когда волшебники закончат и свалят в свою гильдию. Уроды высокомерные! Стоило проскрипеть, что об Акири я ничего не знаю, как эльфийка, мягко говоря, вспылила. Начала шипеть не хуже змеи, обещая кары сначала мне, а потом и неизвестным мне эльфам.
   В конце концов, меня заставили под прицелом жезлов плести из паутины те знаки, которыми нерубы активировали заклинания. Хоть лапы размял. Трехмерный знак зарисовывали с нескольких ракурсов намного дольше, чем я его воссоздал из паутины. Из заклинаний я показал только те, которыми пользовался в бою с эльфами, а на беспричинное наказание плетью молний повторял свою историю про касту Рабочих. От некромантии удалось отбрехаться с трудом, а вот создание обелиска ожидалось в ближайшее время. Я возлагал на один из краеугольных камней нерубского общества большие надежды. Судя по тому, как эльфы обожали артефакты, обелиск должен стать тем аргументом, который сохранит мне жизнь.
   - Мне нужны материалы для создания артефакта, а также вы должны вернуть возможность колдовать,- я сухо цедил требования под заинтересованным взглядом чародеев, вновь сменивших цвет своих мантий. Даже скуластая предводительница ученой братии вырядилась в практичный темный балахон, который уже успела заляпать моей зеленоватой гемолимфой.
   - Какие именно материалы?
   - Любых камней в три ваших веса, высокородная. Так же мне понадобятся насекомые общей массой чуть меньше шести эльфов, чтобы восстановить силы и создать нужную паутину.
   Рацион из оленей порядком поднадоел, а главное не способствовал синтезу хитина и паутины нужного качества, особенно манопроводящей. Ману из ядра я регулярно сливал за пределы тела, чтобы не останавливаться в развитии, но без обелиска этот процесс оказался неполноценным. Камень сородичей забирал намного больше, чем я мог вытравить из себя лишь усилием воли.
   - Паук размером с тебя подойдет?
   - Да.
   - Так ты каннибал!- обвиняюще выкрикнула эльфийка, тыкая в меня концом посоха,- Готов сожрать даже своего разумного собрата!
   - И что в этом плохого? Живьем мы сородичей не едим, только после смерти. Не пропадать же мясу.
   - Ладно, паучье отродье, будет тебе и камни и еда.
   Ярслания не обманула. Булыжники и паука доставили в считанные скарабеи и без дела на это время меня не оставили. Едва две левитирующие платформы оказались у входа, как меня отогнали в угол камеры и пригрозили жестокой расправой в случае неповиновения. Чувствовать себя мухой в янтаре я уже пообвык, потому занял позицию удобную для наблюдения перед тем, как чары сковали тело.
   - Попробуешь колдовать, и тебе несдобровать,- угрожающе сказал один из помощников Ярслании, направив в мою сторону свой жезл, на кончике которого весело плясало темное пламя.
   Предосторожности стали понятны, когда антимагическое поле отключилось, и платформы с грузом влетели в камеру под контролем другого подчиненного эльфийки. Значит, летающие артефакты из какого-то светлого камня в камере работать не будут, даже с браслетами-ключами. На пол платформы они опустились плавно, лишь в самом конце раздался глухой звук удара камня о камень, после чего магия вновь стала вытягиваться из окружающей среды активированными гептограммами в потолке и в полу.
   - Вот твои материалы,- взмахнула своим посохом Ярслания.
   Начал я естественно с пищи. Внешний вид местной фауны кардинально отличался от нерубов. Просто увеличенный в размерах паук с крошечным мозгом. Хелицеры легко пробили хитин, выпуская дозу пищеварительных ферментов, после чего будущий бурдюк с питательной жидкостью был отложен в сторону.
   - Мне нужна магия.
   - Смотри не делай глупостей, арахнид. Артефакт делай прямо на платформе.
   Магия Земли быстро сформировала каркас, внутри которого я стал неторопливо плести ячеистую структуру. Чародеи следили за моими движениями с заметным интересом. Я даже вспомнил своего старого учителя Ануб-Хадаха, который показывал, как нужно создавать временные обелиски. В то время в артефакт помещалось около сотни моих резервов, сейчас лишь двадцать три, возникни такая надобность. Пока нити паутины занимали нужные места, я быстро провел ряд неутешительных экспериментов с рунами остроухих. Простота их знаков позволила опробовать целые цепочки. Когда мне еще дадут доступ к магии. Какой бы маной я не пытался наполнять эльфийские руны, в результате не наблюдалось никакого эффекта - они просто растворялись в магическом фоне. Та участь постигла пентаграммы, которые я оставил напоследок. Сформированные рунные цепочки в толще каменного пола продержались на десятую долю скарабея дольше, но и только. Отрицательный результат тоже результат. Соваться к образчикам эльфийской ритуалистики жгутами управляемой мной маны я побоялся - вдруг действительно смогу что-то повредить. Вот сломаю я антимагическое подавление, а дальше что? Нет, пока слишком мало информации, чтобы задумываться о побеге.
   Эльфы хоть и внимательно смотрели за моими манипуляциями, но о своей безопасности не забывали - держали наготове заклинания и укрылись за целым десятком разнообразных защитных экранов. Не прошло и двух скарабеев, как артефакт был готов к эксплуатации. О предназначении обелиска чародеи узнали еще в первые дни, так что вскоре я остался в компании только мертвого паука, богатого нужным протеином и микроэлементами. Я не представлял, как они собираются исследовать или же настраивать нерубский артфеакт без моего участия или помощи другого Зодчего Пустоты.
   Ближе к вечеру я мысленно вернулся в паучье детство, вспоминая уроки магии в поисках подсказок. Подсказок, которые могут помочь в понимании волшебства остроухих. Сейчас вместо структурированных знаний в паутину разума попались лишь жалкие кусочки разрозненной информации. Соединить их в нечто стоящее пока не получалось, как и проникнуть в саму суть эльфийской магии. А если зайти с другой стороны? Ведь нас учили превращать вырабатываемую в магическом ядре ману в ту же огненную или же ледяную. И как же начинающему магу понять, как она должна выглядеть? Мы все просто подражали наставнику, кто-то лучше, кто-то хуже. Почему бы и мне не сосредоточиться на превращение родной маны с темным оттенком в солнечно-желтый вариант остроухих гуманоидов? Если получиться, тогда может и получиться активировать их руны. Это занятие ничем не хуже других вариантов, хотя и не гарантировало однозначного успеха, в отличие от тонкой настройки уже известных заклинаний. Теперь, когда я смог досконально рассмотреть, как выглядит загадочная энергия в ауре эльфов, можно было и попробовать получить нечто похожее. Чародеи подошли для наблюдения как нельзя лучше. Именно в их аурах искрилась самая чистая и незамутненная сила, в тех же рунах в глубине стен оттенок чуть отличался.
   Что же, начнем эксперимент с порядковым номером две тысячи сто сорок три.
  
   Азерот. Восточные Королевства.
   Кель'Талас. Луносвет.
   Невайре, Лейтенант ордена Странников.
   Изящное строение посреди величественного леса, насколько было известно, принадлежало королевской семье с самого основания Кель'Таласа. Его можно было назвать загородной резиденцией или же летним дворцом, если бы Анестериан и его предки хоть раз покидал Луносвет. По неизвестным для друида причинам окончательное решение вопроса об арахниде принималось в столь необычном месте. Сильвана Ветрокрылая посчитала свое присутствие излишним, потому отправила на встречу вместо себя того, кто притащил пленника в Луносвет. Невайре была рада, наконец, завершить дело, вызывающее неприятные воспоминания. Смерть друга не так уж просто забыть.
   Помимо отрицательных эмоций сознание терзало любопытство. При чем здесь правящая семья монарха? Встретить Анестериана в неформальной обстановке друид не опасалась. Тот редко покидал свой дворец, и причина в виде паука была совершенно незначительной, чтобы нарушать жизненный уклад правителя эльфов. Учитывая тему предстоящей беседы, Невайре надела шелковое платье, вместо популярного в последнее время среди высокородных аналога из паутины. Привычные кожаные доспехи смотрелись бы среди роскоши небольшого дворца слишком вызывающе.
   Слуга проводил гостью в небольшой светлый зал, где за столом уже сидели несколько эльфов. Атмосфера царила серьезная, где не было места алкоголю, закускам и праздным беседам. На поверхности стола лежали бумаги, книги и несколько пергаментов весьма древнего вида. Но Невайре не могла отвести взгляд от эльфа, сосредоточенно читающего очередную страницу небольшой книги. Она была удивлена, что Кель'Талас навестил сам принц Кель'Тас Солнечный Скиталец и об этом еще не узнали все аристократы столицы. Эльфийка тут же вспомнила все уроки этикета, выполнив подобающий в данной ситуации поклон. Взгляд высокородной сфокусировался на наследнике престола. Сильный и умелый маг проводил практически всё свое время за пределами родного королевства. Вместо своего народа он тратил время на человеческих магов, участвуя в жизни Даларана больше, чем того требовалось. Так считала Невайре и многие другие кель'дорай. Даже тот факт, что люди приняли принца в свой Совет Шести Кирин-Тора никак не влиял на недовольство остальных эльфов. Что же заставило Кель'Таса обратить внимание на арахнида?
   На ее поклон Кель'Тас лишь кивнул, возвращаясь к чтению. Молодая эльфийка столь мимолетную реакцию на своё появление посчитала недостаточной, особенно когда ей предпочли потрепанную книгу.
   Уловив движение краем глаза, Невайре, наконец, обратила внимание на остальных присутствующих, среди которых слуг не было вовсе. Все как один высокородные. Сидящий за столом Беллесор откинулся на спинку резного деревянного стула и холодно смотрел на лейтенанта ордена Странников. Его взгляд легко интерпретировался в слова - "Тебе здесь не место!" Игнорировать такой посыл от могущественного Беллесора было нелегко. В свою очередь представительница Гильдии Магов не отводила жадного взгляда от принца. Незнакомка выглядела необычно - слишком худая фигура, заостренные черты лица в сочетании с резко выделяющимися скулами точно не являлись эталоном красоты. Друид без колебаний вынесла вердикт о том, что у чародейки нет никаких шансов добиться благосклонности наследника Анестериана. Третьим оказался невзрачный эльф, единственным, что могла о нем сказать Невайре - он точно высокорожденный.
   - Присаживайтесь, Невайре,- доброжелательно предложил высокородный незнакомец. Он выглядел самым безобидным в непростой компании, что заставило эльфийку задуматься, а так ли это? Опустившись на стул рядом с вежливым сородичем, друид решила продолжить знакомство и узнать хоть что-то о происходящем в небольшом светлом зале.
   - Мы, кажется, незнакомы, хотя мое имя вам уже известно,- вопросительно промолвила Невайре.
   - Вы правы в своем последнем утверждении,- улыбаясь, ответил эльф,- При рождении меня нарекли Хальверен.
   - Позвольте узнать, Хальверен, чем же вы занимаетесь? Если это не тайна,- перешла в наступление лейтенант ордена Странников, чтобы поскорее забыть взгляд владыки казематов.
   - О, какие тайны, меня порой привлекает высокородный Беллесор для бесед с некоторыми его гостями в случае необходимости.
   Ровный тон больше подходил какому-нибудь дипломату из свиты принца, чем палачу Беллесора. Невайре непринужденно улыбнулась, стараясь инстинктивно не отпрянуть от собеседника. Высокородный - палач? Нет, такого просто не может быть. Тревожные мысли друида прервал принц, закончивший читать небольшую рукопись.
   - Чья это была идея?- обратился Кель'Тас ко всем присутствующим.
   - Моя,- неожиданно для друида промолвил Хальверен.
   - И чем же вы руководствовались, выдвигая столь дерзкое предложение на мой суд?
   Невайре пока не знала о предмете разговора, потому настроилась внимать более информированным участникам.
   - Я один из тех, кто прекрасно понимает причину вашего сближения с человеческими магами, Кель'Тас. Люди вероломны, деятельны и легко забывают добро сделанное эльфами. Их устремления нужно направлять и желательно тормозить прогресс в магическом искусстве. Чем собственно вы и занимаетесь в Даларане уже не первое десятилетие. Насколько мне известно, тот же последний страж Тирисфаля не оправдал надежд ни в первую, ни во вторую войну с орками. Могущество смертных будет расти и этот процесс не остановить, но его можно притормозить, для чего идеально подходят ложные пути. Пусть маги людей и гномов тратят свои силы и ресурсы на тупиковые направления. Арахнид как нельзя лучше подходит для этих целей. Пришелец из Нордскола с необычными знаниями и совершенно иной школой магии, как тут любопытным людишкам удержаться от соблазна?
   - Во многом ты прав, Хальверен,- одобрительно кивнул принц,- Идея не нова, но такого необычного пленника стоит еще поискать. Ты ведь общался с ним дольше остальных, так ведь?
   - Паук охотно идет на контакт, практически не скрывает своих знаний, но эти знания на самом деле ущербны. Высокродная Ярслания может рассказать больше.
   - Мы занимались не только арахнидом, но и пиратами, а также человеческим магом,- немедленно взяла слово представительница Гильдии Магов, чей голос оказался довольно мелодичен,- На счет способностей паука особых сомнений не возникает - его магия на уровне тонкого манипулирования небольшими энергиями и их эффективная комбинация в сочетании с врожденными умениями пауков. Неожиданно, но ничего неординарного тут нет. Подобного эффекта можно достигнуть при определенных тренировках в случае слабого дара, что для нас бессмысленно, а люди даже не берут таких в обучение. Некромантом арахнида назвать нельзя, несмотря на высказанные ранее подозрения, но доля некроэнергии в мане присутствует, что подтверждает его версию о войне с нежитью. Длительный контакт с немертвыми дает аналогичный результат, соответствующий хроническому отравлению. Артефакт для сбора и хранения энергии все еще исследуется, но это скорее забавная игрушка насекомых, чем полезный инструмент. Может он и способствует росту магического потенциала, но так корёжит энергетику, что в результате получаются не чародеи, а одаренные способные лишь сливать ману в накопители. Конечно, паук что-то скрывает и недоговаривает, но общее направление развития чародейства Азжол-Неруба вполне очевидно. Рекомендации по противостоянию таким врагам мы вскоре выработаем и предоставим всем желающим. Если обобщить, то магическое искусство арахнидов Нордскола на уровне этого Ануб-Шаха вызывает лишь академический интерес. Гильдия Магов не заинтересована в его дальнейшем планомерном изучении.
   - Достаточно. Я понял вашу точку зрения, Ярслания. Вы абсолютно уверены в своих словах?- остановил чародейку Кель'Тас.
   - Со мной согласны и другие опытные члены Гильдии Магов.
   - Я не нахожу изъяна в ваших выводах, хотя ознакомился с результатами двухмесячного труда только сегодня,- промолвил принц и обратился к источнику странной на взгляд Невайре идеи,- Как вы видите интеграцию арахнида в Даларан?
   - Подарок необычной зверушки одному из ваших "коллег"?- тут же предложил Хельверен, будто ожидал подобного вопроса.
   - Нет, слишком подозрительно и навязчиво,- задумчиво протянул принц,- Лучше пусть арахнид будет подарком мне от ордена Странников. Обеспечить доступ к нему заинтересованных лиц в Аметистовой Цитадели я смогу довольно легко, как и определить его в особую тюрьму Даларана. К тому же запретный плод манит сильнее. Невайре, что вы скажете на мое предложение? Леди Сильвана не будет против такого исхода?
   Эльфийка слушала беседу с плохо скрываемым удивлением. Её, как и большинство сородичей, внешняя политика Кель'Таласа абсолютно не интересовала, оказалось зря. Внешнюю угрозу со стороны союзников теперь она не могла назвать несущественной и отношение к наследнику Анестериана кардинально изменилось. На вопрос принца Невайре могла ответить лишь полным согласием. Она желала смерти проклятому пауку, но не настолько сильно, чтобы перечить Кель'Тасу Солнечному Скитальцу даже наедине, а тем более в присутствии посторонних.
   - Орден Странников готов всецело поддержать ваше предложение, принц.
   - Иного я и не ожидал от надежной опоры трона.
   - В свете принятого решения я хотел бы напомнить об учителе человеческого мага, который остался в Нордсколе...- заговорил Хельверен.
   - Обсудим это позже,- прервал речь загадочного эльфа принц,- Высокородный Беллесор, что вы думаете на этот счет. Сегодня вы на удивление молчаливы.
   - Я не согласен с вашим решением,- холодно произнес владыка казематов,- Играя в свои игры, вы забыли о том, что арахнид четко указал на лейтенанта Пылающего Легиона в своих описаниях демона. Меня одного беспокоят эмиссары Саргераса? Натрезимы так просто не появляются на Азероте.
   - Конечно, нет,- ответил Кель'Тас,- Но этот вопрос будет решать отец.
   - Тогда стоит дождаться королевского слова, прежде чем делить хитиновый панцирь арахнида.
   - Действительно я несколько поспешил,- заметил принц, не сводя многообещающего взгляда с Беллесора.
   Невайре захотелось поскорее покинуть небольшой дворец и больше никогда не слышать о проклятом пауке. Она совершенно не ожидала, что станет свидетелем противостояния принца и Беллесора. Сильвана Ветрокрылая обязательно должна узнать о разладе между столь влиятельными высокородными. Как бы она своим преждевременным согласием с планом принца не втянула орден Странников в политические дрязги.

Оценка: 9.61*52  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"