Тай Алина Леонидовна: другие произведения.

Моя вторая жизнь или мосты, которые нас соединяют... (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что происходит с людьми после того, как они умирают? А может, смерть - лишь начало чего-то нового, необычного?.. Мало, кто задумывается о своей жизни до тех пор, пока смерть не прервёт её бег... Но когда это происходит, уже поздно жалеть о содеянном... Пути обратно - нет!.. А, может быть, всё же, есть?.. Могут ли Небеса дать Второй Шанс? Шанс исправить ошибки, совершённые ещё при жизни? И если Шанс дан, то какова Цена?..Героем повести является Евгений Колышкин, попавший в результате аварии в очень необычные условия. Жил, себе, человек 40 лет, ни о чём не тужил: работа, семья, дети... Но, в один миг, весь мир перевернулся... Очнувшись в больнице после того, как его сбила машина, герой понимает, что вся его, хорошо налаженная, жизнь осталась в прошлом, и надо научиться жить заново. И виной тому - его "необычное" состояние...В прошлом - человек с чёрствой душой, теперь должен узнать, что же такое Настоящая Боль... Боль, когда можно лишиться всего самого дорогого, что ещё осталось от прошлой жизни, и, только-только, приобретённого в новой...Любовь и борьба! Борьба за новое Счастье со смертельно опасным врагом... Сдаться и уйти или остаться и бороться до конца?.. И где взять оружие для победы?..А что ждёт в конце Пути? Новая смерть или новая жизнь?..

   Вместо предисловия
   Каждый из нас, прожив определённое количество лет, мечтает изменить что-нибудь в своей жизни. Многие даже пытаются это сделать радикально, испытывая некое недовольство достигнутыми результатами. Многие считают, что количество попыток начать новую жизнь с нуля практически безгранично... поэтому, чаще всего, к этому нулю, в результате, и приходят... Однако, всё то, что мы совершаем в своей жизни, навсегда остаётся с нами и оставляет след, определяя все наши дальнейшие действия! Поэтому, надо всегда быть ответственным за свои поступки: кто знает, какой из них может привести к фатальному результату... Иногда же новую жизнь нам дарят Небеса, но с одним условием: мы должны при этом что-то совершить и что-то обязательно понять... Что-то очень важное, на что, обычно, никогда не хватает времени в нашей повседневной обыденности... Что же это: Божий Дар или Божья Кара?..
   У палки только два конца! Но всегда лишь одна середина!..
   Что лучше?.. Что хуже?.. А что правильнее и нужнее?..
   И, главное, для кого?.................
  
   Глава 1. Возрождение.
  
   ...Я продирался сквозь липкий туман из каких-то расплывчатых образов и дикой боли, пронизывавшей всё моё тело насквозь... Долго ли продолжалось это состояние - сказать не могу. Но по ощущениям длилось целую вечность... Я кричал и барахтался в липкой жиже этого ужаса, но не слышал своего голоса... Я пытался разглядеть что-либо в окружавшем меня мареве, но тщетно... Боль и темнота... Темнота и боль... Дикая боль, ради прекращения которой ты согласен даже на смерть... Но, наконец, прямо перед моими глазами замаячил просвет, и уже в следующее мгновение я вынырнул на поверхность заполнявшей всё моё существо боли...
   Тело моё судорожно дёрнулось и я резко сел... В первое мгновение я ничего не понял: изображение медленно, как бы нехотя, сфокусировалось..
   Я, почему-то, никак не мог закрыть глаза... Было ощущение, что глазные яблоки превратились в стекло, которое плавили на огне в жаровне... Глаза заслезились и драгоценная влага, наконец-то, заставила меня моргнуть...
   Немного поморгав, я разглядел прямо перед собой лицо немолодого уже мужчины, c большим изумлением смотревшего на меня... Рот его округлился... Видимо, мужчина пытался что-то сказать, но ничего, кроме тихого шипения, не было слышно...
   И тут в уши мои ворвался целый вихрь оглушающе - громких звуков, которые просто разорвали мою голову на тысячу мелких осколков...Целый сонм запахов ворвался в мои ноздри, заставив меня зайтись в тяжелом кашле... Я пережил ещё несколько мгновений, которые, как мне показалось, могли закончиться моей смертью...
   Однако, немного погодя, я всё же прокашлялся и вздохнул полной грудью... В груди что-то заскрипело, заставив меня нервно дёрнуться и скривиться от резкой боли... Но боль тут же отступила...
   И тут, наконец, я осознал, что нахожусь в операционной в окружении множества незнакомых мне людей в белых халатах. И у всех на лицах читалось неподдельное удивление, граничащее со страхом...
   Однако, никаких вопросов задать я просто не успел: мгновение спустя меня снова поглотила мгла, но на этот раз уже, слава Богу, без сводящей с ума дикой боли...
  
   ...Второе моё пробуждение было менее насыщено необычными ощущениями. Я просто открыл глаза и упёрся взглядом в потолок, покрашенный белой масляной краской. Время было позднее, о чём свидетельствовала непроглядная темень за единственным в палате, находящимся слева от меня, окном... Немного покрутив головой, я понял, что нахожусь в палате не один: компанию мне составляли какие-то люди, лежащие на соседних с моей пяти койках. Слава Богу, все они спали... Видимо, время было, всё-таки, очень позднее...
  
   Ну, что ж... Для начала надо определиться с тем, в каком я нахожусь состоянии... Я пошевелил руками и понял, что с ними, вроде, всё в порядке, за исключением небольшого нюанса в виде перебинтованного левого предплечья, где немного саднило...
   Затем поднёс ладони поближе к лицу, пытаясь рассмотреть их... В рассеянном свете стоящей в углу палаты настольной лампы, меня сильно озадачило то, что я увидел... Ладони были явно не мои...
   С минуту я тупо пялился на чужие руки перед глазами, которые, почему-то, вопреки здравому смыслу, повиновались моей воле, и никак не мог состыковать одно с другим... Мой разум усиленно пытался разрешить эту проблему, но лишь беспомощно буксовал...
   Так... Если не решается одна задача, значит, надо решить другую: в каком состоянии находится всё остальное?.. Оставив бесплотные попытки разгадать загадку с руками, я начал исследовать себя: ощупал голову и понял, что она туго перебинтована. Открытыми были только глаза, нос и рот... Туловище было примерно в том же состоянии: вся грудина в тугих бинтах, но пониже бинта не было. Однако, доступ к телу перекрывала какая-то больничная хламида. Ноги, слава Богу, не были забинтованы, но, на ощупь, все в многочисленных ссадинах.
   Где это я побывал??? Под танком, что ли???
   Куча вопросов, и ни одного ответа... Ну что ж... Тогда попробуем встать... Подъём произошёл почти без проблем, если не считать неприятного инцидента со скрипом в груди и мгновенной вспышкой боли, пронизавшей меня от головы до пят в момент подъёма...
   Так... Подъём состоялся... Теперь нужно найти хоть что-нибудь, имеющее свойства зеркала... Немного постояв возле кровати, я направился на его поиски... Идти было немного трудновато: всё тело ломило от боли, но чувствовал я себя достаточно сносно... Ну что ж, больницы у нас везде одинаковы, поэтому не прошло и десяти минут, как я обнаружил вход в туалет. Организм - то требует своё, и необходимо воспользоваться услугами "кафельного товарища", пока не стало слишком поздно...
   Ага, вот и зеркало... Надеясь поскорее узнать, что же со мной произошло, я посмотрел в него... Вот, блин!.. На меня смотрело "НЕЧТО" в бинтах по самую макушку...
   Глаза... Глаза совершенно не мои, нос и рот - тоже... Да и ростом я, вроде, немного ниже стал...
   Так, парить мозги не имело смысла, и я подошёл к унитазу...
   Больничная хламида с завязочками на спине долго не хотела поддаваться моим усилиям, но, наконец-то, всё получилось и я смог приступить к тому, к чему и стремился... Смог бы... Если бы...
   Чего-то явно не хватало... И это "что-то" было, как ни странно, моим мужским достоинством... Как я ни пытался его обнаружить, мне это упорно не удавалось... Однако, природа требовала своё, и я-таки, кое-как взгромоздившись на "белого друга", справил свою нужду...
   Да-а... Долго же я соображал. Ну и позднее же у меня зажигание!..
   Меня обдало волной холода и тут же бросило в жар... Я еле сдержался, чтобы не закричать... Бог ты мой... Я же явно побывал в аварии... У меня всё тело перепахано... А вдруг мне и все мои причиндалы по-отрывало??? ...??? А чем же я тогда в туалет ходил??? Мне там что, трубку какую вывели?.. Мама дорогая!..
   Меня снова бросило в холодный пот...
   Ну всё!.. Мозг закипел... Разглядеть своё лицо я не мог из-за бинтов, а понять, что же со мной произошло, был не в силах, поскольку не помнил событий, предшествовавших моему появлению здесь, в этой больнице...
   Так... Стоп! А что же я вообще-то помню?
   Тут я немного задумался... Нет, я помню, как меня зовут... Я помню, кто я... Я помню всю свою прошлую жизнь... Но я никак не могу понять, как и при каких обстоятельствах я оказался здесь, и почему, чёрт возьми, я, мягко говоря, не совсем я?..
   Ну ладно!.. Попробуем немного отмотать события моей жизни от этого момента назад, в прошлое... Что же я помню последнее?.. Так... Помню пешеходный переход... Помню... О!.. Кажется, я действительно попал под машину... Помню, как переходил дорогу и слегка замешкался, чтобы пропустить маршрутный автобус... Успел заметить только искажённые в предчувствии чего-то ужасно-неизбежного лица пассажиров маршрутки, и тут... Удар пришёлся откуда-то сбоку... Потом темнота...
   Теперь до меня окончательно дошло, что меня сбила машина...
   Вот, блин, попал... Но как же меня так "удачно" сбили, что я теперь себя в зеркало узнать не могу? Мне что, пересадили органы другого человека? Но, насколько я знаю, эти операции ОЧЕНЬ дорого стоят, и я их точно не смог бы оплатить... Или же их оплачивал тот, кто сбил?...
   Как много вопросов... А ответов - полный ноль!..
   Что же делать?..
   Ясно было одно: надо лечь в постель и дождаться утра, а там, может быть, что-нибудь и прояснится... Однако, я уже, похоже, стал инвалидом: причиндалов-то нет... А жизнь у бесполого существа, однако, похуже Ада будет... С такими невесёлыми мыслями я кое-как доковылял до своей лежанки и завалился спать... Утро вечера мудренее!!!
  
  Глава 2. Первое утро.
  
   Утро же оказалось ещё более хмурым, чем я мог предположить...
  
   Солнечный лучик пощекотал мои ноздри, и я, чуть-было, не чихнул. Вместо этого просто открыл глаза и посмотрел на окружающий меня мир... Да!.. Та же палата, что я видел ночью. Теперь я рассмотрел её при свете раннего утра. Ну, что сказать: палата - как палата... Обычная больничная палата "постсоветского" типа на шесть мест. Причём, эта палата, скорее всего, принадлежит отделу травматологии, так как у парочки соседей-пациентов видны были загипсованные руки и ноги, подвешенные за специальные крепления.
   Но вот что это были за пациенты!..
   Тревожный ветерок пробежал по моей спине, и я замер, буквально онемев от открывшегося мне зрелища: все мои соседи... а точнее, соседки... были ЖЕНЩИНАМИ... При ярком освещении я хорошо их рассмотрел...
   Так... Утро не принесло ожидаемого просветления в мозгах... Теперь я ещё больше запутался...
   Меня что, из-за отсутствия мужских причиндалов, причислили к женскому роду? Ну, дожился!.. Это же "курам на смех"!..
   Так, ладно!.. Палата продолжала наполняться ярким солнечным светом, а я лежал в полной растерянности и не знал, плакать мне или биться головой о стену... Когда у меня уже появились мысли о самоубийстве, в палату вошли двое: высокий мужчина в белом халате (явно лечащий врач) и невысокая круглолицая девушка-ассистентка, бегущая вприпрыжку мелкими шажками за крупным шагом своего патрона.
   - "С добрым утром!" - громогласно поздоровался врач, заставив всех больных проснуться...
   Каждый со своего места поприветствовал врача по имени-отчеству...
   Ну что ж, попробовал поприветствовать и я: "Доброе утро, Иван Степанович!.."
   И сам удивился силе и тону собственного голоса: голос был слаб, высок по тону и просто... Да голос был просто ЖЕНСКИМ... От осознания этого мне стало дурно...
   Но несмотря на слабость, мой голос произвёл на врача эффект разорвавшейся возле уха гранаты: от неожиданности он аж подпрыгнул и в мгновение ока оказался возле меня.
   - Вы в сознании? - радостно-удивлённо воскликнул доктор, белой глыбой нависнув надо мной. - Как Вы себя чувствуете?..
   - Нормально! - пролепетал я и снова подивился слабости и женственности своего голоса...
   - Так, так, так... Екатерина Васильевна... Болит что-нибудь?
   В голове моей что-то взорвалось... Екатерина Васильевна? Это он ко мне так обратился?... Что за бред? Я что, схожу с ума, или я уже давно по ту сторону разума?..
   - Как Вы меня назвали? - только и смог выдавить я из себя...
   - Екатерина Васильевна! Вы что, не помните, как Вас зовут?
   - Не помню... - я сглотнул слюну...
   - А Вы вообще хоть что-нибудь помните?
   - Почти ничего... - я немного призадумался. - Совершенно не понимаю, что произошло и почему я здесь...
   - Ну, после перенесённой автокатастрофы, месяца в реанимации, и пережитого состояния клинической смерти, длившегося почти полчаса, нет ничего удивительного в том, что у Вас могут быть проблемы с памятью...
   - Состояния клинической смерти?????????... Полчаса?... - в мозгу пробежало целое стадо диких бегемотов, поставивших всё в моём разуме с ног на голову...
   - Именно так! - стальной взгляд серых глаз буравил меня насквозь - Вы понимаете, Екатерина, что такого в медицинской практике ещё не было?
   Сначала меня бросило в жар, а потом резко прошиб ледяной пот... Я... Екатерина... Смерть...
   Что за бред? Мне это снится? Или у меня галлюцинации? А, может, я, всё-таки, умер?..
   - Честно говоря, не понимаю... - только и смог я из себя выдавить.
   Дальнейший разговор помню, как в тумане: доктор что-то говорил об аварии, о том, что меня, по его словам, очень хорошо "помяло" с переломом двух рёбер и проломом черепа, и голову мою буквально собирали по кускам... Потом упомянул о состоянии клинической смерти, когда врачи, несколько часов боровшиеся за мою жизнь, поняли, что меня уже не спасти... После многократных и безуспешных попыток запустить моё остановившееся сердце, они сдались и уже махнули-было на меня рукой... А я вот в потусторонний мир попасть не захотел и через полчаса "ожил"... Причём "ожил" так, что перепугал всех окружающих, а потом просто потерял сознание... Точнее, потеряла... Вот, блин!.. Прямо "цирк на дроте"!..
   Одного я никак не мог уразуметь: как я вдруг стал другим человеком? Что такого могло произойти, чтобы я оказался... как бы это помягче сказать... женщиной?.. Сдуреть и не встать!..
  
   Куча вопросов... Крайне мало ответов...
   Единственное, что я понял, так это то, что жила-была некая Екатерина Васильевна, которая в один прекрасный момент переходила дорогу по пешеходному переходу и до его конца не успела дойти по причине влетевшего в неё на полной скорости джипа...
   И жил-был на свете я, мужчина, 40 лет от роду, который тоже в один прекрасный день переходил дорогу по пешеходному переходу, но дойти до конца его, как и Екатерина, не успел примерно по той же причине... Только вот что именно выступило в качестве "прерывателя", мне увидеть было уже не суждено...
   Впрочем, результат данного происшествия я наблюдаю прямо здесь и сейчас...
   Сразу же напрашивается вопрос: а что случилось со мной?.. С тем, кем я был ранее?..
   Вопрос этот так и вертелся у меня на языке, но усилием воли я заставил себя промолчать: мне не нужны были лишние неприятности... Поэтому спросил доктора лишь о том, сколько таких, как я, бедолаг, попали под машину в тот же день. Конкретную цифру месячной давности доктор, конечно, не помнил... Однако, за вчерашний день количество жертв автомобильных аварий он мне назвал...
   Невесёлая арифметика: только в этой больнице таких насчитывалось пять человек, причём трое - со смертельным исходом... А сколько же тогда пострадавших в черте всего города? А если я не в том городе очутился? Дальнейшие расспросы меня немного успокоили: город тот же... По времени - я нахожусь в больнице чуть больше месяца, так что не так уж много воды утекло... Меня только на прошлой неделе перевели в общую палату из реанимации, т.к. состояние моего организма стабилизировалось и появились хорошие шансы на то, что в скором времени я смогу прийти в себя... Да уж... Хорошо, что я не заставил себя долго ждать...
   Так, дальше: есть ли у Екатерины родные и близкие?.. Хорошо, узнать-то я узнаю, но вот радоваться или нет по данному поводу - пока не решил... Что будет хуже для меня - это ещё неизвестно...
   Впрочем, размышления мои были прерваны внезапным и бурным появлением молодого человека приятной внешности, который ворвался в палату, как ураган, сметая всё на своём пути, и кинулся прямо ко мне:
   - Катюха, родная, как ты? Как ты себя чувствуешь? У тебя что-то болит? - засыпал меня вопросами вновь прибывший.
   - Да нет... Всё в порядке... - промямлил я, гадая, кто это: брат, муж, жених или любовник...
   - Ну слава Богу! - обрадовано выпалил молодой человек, и присел возле меня на кровати, взяв мою руку в свои...
   "Муж или любовник" - подумал я - "Обычно родственники не столь любвеобильны"...
   - Катя, я так переживал... - возбуждённо зашептал молодой человек... - целый месяц ты лежала в коме... Я уже не знал, что и делать... И вот сегодня, наконец-то, мне позвонили, и сказали, что ты очнулась... И вот я здесь!.. (я только сейчас осознал, что ассистентка доктора успела куда-то сбегать и теперь маячила за спиной вбежавшего молодого человека... Видимо, бегала звонить...)
   - Спасибо! - прошептал я... - Я тронут!..
   - Тронут?.. - недоумённо воскликнул муж-любовник.
   - Тронута! - чуть громче произнёс я, мысленно проклиная себя за невнимательность...
   - А, ну да... - всё ещё недоумевал мой собеседник... - Конечно, тронута...
   Разговор зашёл в тупик...
   Слава Богу, на выручку пришёл доктор, всё это время безмолвно взиравший на происходящее из-за спины вошедшего:
   - Андрей Валерьевич! Хорошо, что Вы пришли, но, извините, Екатерина Васильевна ещё слаба, и лишние волнения ей сейчас, ну просто, ни к чему!.. Давайте лучше пройдём ко мне в кабинет, и там поговорим...
   - Хорошо, Иван Степанович, я иду! - я мысленно поблагодарил доктора, благодаря которому узнал имя молодого человека. - Андрей улыбнулся мне, разжал, наконец, свои пальцы, от чего я почувствовал немалое облегчение (рука словно побывала в железных тисках), развернулся, и вместе с доктором вышел из палаты... Но вот ассистентка осталась...
  
  Глава 3. Первые проблемы.
  
   Дальнейшее описание больничных процедур, кои мне пришлось перенести, я опущу, поскольку они вызывают только неприятные воспоминания. Слава Богу, продолжались они недолго: после того, как пришёл в себя, я быстро шёл на поправку... Точнее, быстро восстанавливался организм дамы, в теле которой мне пришлось оказаться... Но вопрос с моим собственным телом пока оставался открытым...
   Единственное событие, которое хотелось бы упомянуть из моего больничного "заключения" - это снятие бинтов с моей головы...
   Накануне этого доктор обрадовал меня тем, что раны на голове уже зажили и "настала пора явить миру своё лицо"...
   Это был один из самых чёрных дней в моей дальнейшей жизни, когда, после снятия бинтов, я, нервничая и волнуясь, как перед первым в своей жизни экзаменом, подошёл к зеркалу...
   То, что я хотел там увидеть себя, вопреки здравому смыслу, - это правда! Но увидел я нечто такое, что повергло меня в такое уныние, от которого захотелось пойти и повеситься...
   Со стороны зеркала на меня смотрело женское лицо, обезображенное шрамами настолько, что само лицо казалось маской, надетой только для того, чтобы показать окружающим всю трагедию происходящего... Я настолько был ошеломлён увиденным, что поспешно отвернулся от зеркала и, неожиданно для себя, стал плакать навзрыд, закрыв лицо руками, жалея и оплакивая и себя прошлого, и эту несчастную женщину, в теле которой я оказался помимо своей воли... (Да ещё и неизвестно, помимо ли?..)
   За таким - вот нелицеприятным занятием меня и застал Иван Степанович, который в этот момент проходил мимо, но, услышав мои стенания, не постеснялся зайти в женский туалет, прекрасно понимая, что я очень сильно нуждался в утешении...
   Он сказал (обращаясь ко мне, как к женщине, конечно), чтобы я не так сильно переживал по поводу шрамов на лице: дескать, все они со временем практически полностью исчезнут и не будут доставлять мне никаких неудобств... Надо только немного потерпеть...
   Хирургом Иван Степанович был, как говорится, "от Бога" (в это я, почему-то, сразу безоговорочно поверил и успокоился)... А дальнейшие события лишь подтвердили, что доктор был прав: практически все шрамы "сошли на нет" и перестали обезображивать лицо юной леди (юной я называю её потому, что оказалось, что ей, всего-то, двадцать пять лет от роду)...
   Коротко остриженные волосы потихоньку отрастали, и за очень короткое время я превратился в молодую даму с достаточно привлекательной внешностью. То, что Екатерина была красавицей до аварии, - сказать было нельзя, но то, что она была очень симпатичной особой - в этом у меня, как у мужчины (хотя и в прошлом) не оставалось никаких сомнений!..
   Тем более, что процесс восстановления организма Екатерины продвигался прямо-таки "семимильными шагами": то, на что у обычного человека уходило несколько месяцев, в организме Екатерины происходило за несколько дней.
   Очень сильно напрягало то, что Андрей (молодой человек, о статусе которого раньше я мог только догадываться) оказался мужем этой самой Екатерины... И я просто не знал, как себя с ним вести... Памятуя о том, что в прошлом я, всё-таки, был мужчиной, да ещё на пятнадцать лет старше и Екатерины, и Андрея, я совершенно не понимал, как надо действовать, чтобы не вызвать никаких подозрений с его стороны... Единственное, что я смог придумать, так это то, чтобы прикинуться временно потерявшим память. Тем более, что это можно было даже представить, как правду в первой инстанции: я действительно ничего не знал о жизни Екатерины и Андрея, и поэтому выдуманная мной амнезия оказалась как нельзя кстати!
   Андрей, узнав, что я совершенно ничего не помню о прошлой жизни, сначала впал-было в уныние, но, всё же, смог преодолеть себя, и принялся рассказывать мне о "нашей прошлой жизни"... Благодаря этим рассказам, я хоть немного сориентировался в ситуации...
   Оказывается, Екатерина закончила педагогический институт и работала по распределению в школе учительницей русского языка и литературы...
   С одной стороны, это, конечно, неплохо: русский я немного помнил ещё со школьных времён... С литературой же было немного похуже... Но основная проблема была в том, что раньше я никогда не работал с детьми... Я и понятия не имел, как с ними общаться... Да и, если честно, я их просто боялся до смерти...
   Другой момент: преподавание как таковое...
   Преподаванием чего-либо я, естественно, тоже никогда не занимался, поэтому и понятия не имел о каких-либо методиках, практиках и тому подобное... Это всё могло привести только к одному: мне, вероятно, придётся уволиться из школы и поискать себе ту работу, в которой я хоть что-нибудь соображаю... Но резкая перемена вида деятельности может сильно насторожить родных и близких Екатерины. В свете черепно-мозговой травмы как бы это не привело к тому, что меня захотят упрятать в психушку... Поэтому в своих решениях я должен быть ОЧЕНЬ осторожен!..
   Но на этом мои неприятности не закончились. Дело в том, что семья Екатерины оказалась далеко не богатой, а лечение в больнице стоило-таки немалых денег, поэтому буквально через пару недель мне пришлось перебраться из больницы уже в квартиру, где ранее обитала Екатерина вместе с мужем...
   Вот тут-то и случилась очередная неприятность...
   Фактически, на следующий же день, после того, как мы перебрались в квартиру, прямо с утра меня буквально вывернуло наизнанку только от запаха жарящейся на плите яичницы... Я даже не смог позавтракать. Только выпил немного крепкого чёрного чаю. В обед повторилась почти та же картина. И только к ужину я смог запихнуть в себя небольшое количество пищи, расставание с которой произошло на следующее же утро: меня снова стошнило...
   Я испугался не на шутку: а вдруг это последствия травмы головы или ещё чего похуже? Не откладывая дела в долгий ящик, я вместе с Андреем снова отправился в больницу к Ивану Степановичу...
   Результатом посещения стал ещё один шок, который заставил меня просто оцепенеть от ужаса осознания полной нелепости данной ситуации... Немного порасспрашивав меня о самочувствии и сделав пару анализов, Иван Степанович, почему-то, хитро улыбнулся и подмигнул мне и Андрею:
   - В данном случае, молодые люди, Вам не ко мне, а в женскую консультацию! Я думаю, там Вас немного просветят на предмет Вашего плохого самочувствия!
   Почувствовав неладное, мы с Андреем зашли по указанному доктором адресу...
   Идя туда, я чувствовал, что силы покидают меня прямо на глазах... С дрожащими ногами и бешено бьющимся сердцем я вошёл в кабинет врача...
   - Вы беременны! - это было как приговор... как гром среди ясного неба... Эта простая фраза просто убила меня наповал.
   - Кто? Я? - только и смог прошептать я, почувствовав, как сердце проваливается куда-то в пятки...
   - Да, милочка, Вы! - невозмутимо ответила докторша, поправляя на носу очки в строгой оправе - А кто же ещё? У Вас срок уже семь недель. Так что готовьтесь к появлению нового члена Вашей семьи!..
   Едва поблагодарив её за эту информацию и кое-как добравшись до выхода из кабинета, я просто свалился прямо в объятия Андрея... В голове был полный разброд и шатание. Мысли скакали во все стороны одновременно и сосредоточиться на чём-то одном было практически невозможно...
   Я, бывший ранее сорокалетним мужчиной, оказался в теле двадцатипятилетней девчонки, которая, к тому же, ещё и ожидала появления на свет своего первенца... Это было уже слишком! Если у меня и были ещё какие-то слабые надежды на скорейшее разрешение большинства всех моих проблем, то после полученной информации о предстоящем материнстве все надежды испарились, как дым, без какой-либо надежды на дальнейшее воскрешение...
   Это что же мне теперь, всю свою сознательную жизнь надо прикидываться другим человеком? Лгать и изворачиваться? Да я и месяца не протяну в таком случае! Лучше бы я умер в той автокатастрофе! Лучше бы...
   О! Тут я вспомнил, что ещё ничего не знаю о судьбе себя самого (то есть собственного тела, в котором я существовал ранее и в котором же попал в аварию)...
   В голове моментально созрело решение: мне нужно сначала прозондировать почву на своей прошлой работе или по месту жительства, чтобы узнать, что случилось с моим мужским "я": а вдруг, как показывали в фильмах по переселению душ, "герои просто меняются телами, чтобы в дальнейшем можно было вернуться "на родину""... Раз был хоть маленький шанс получить своё тело обратно - надо было этот шанс использовать!
   Поэтому, обрадовав Андрея тем, что скоро он станет отцом, я, вернувшись домой, стал размышлять над тем, как бы побыстрее получить информацию о своём мужском прошлом...
   Самый быстрый способ - это, безусловно, телефон! Едва дождавшись, когда Андрей уйдет на работу, я просто вцепился в телефонную трубку мёртвой хваткой. Всего пара звонков...
   И новая волна апатии прямо-таки пригвоздила меня к стулу, на который я буквально рухнул из-за резко проявившейся слабости в ногах: надежды никакой уже не было!.. Я умер... То тело, в котором я находился целых 40 лет, уже похоронено на кладбище, и его давно оплакали все родные и близкие мне люди...
   Какой хреновый финал!.. Ну почему же так произошло? Как я понимаю, я умер... А потом мой дух переместился в тело... тоже умершей девушки и... оживил его? А почему бы мне было не вернуться в собственное тело и оживить именно его, а не какое-то чужое????? А где же тогда находится душа этой самой девушки, в теле которой я сейчас обитаю? Почему её-то душа не вернулась обратно? Что же ей помешало?
   Вопросы, вопросы, вопросы... А ответов - практически ни одного!..
   Как же мне узнать всю правду??? Что мне делать дальше? Как мне понять, почему произошло то, что произошло? Почему два человека, отдавшие Богу души, вдруг совместились в одном и остались в этом мире... Непонятно только, почему тело от одного, а душа от другого... Неужели нельзя было либо её целиком оставить, либо меня? А почему не обоих?.. И почему мы, всё же, не умерли? Почему нас оставили в таком вот "половинчатом" виде?
   Вопросы, вопросы, вопросы...
   И ладно бы хоть в "половинчатом"... Только вот есть ещё и третья составляющая - будущий ребёнок... Это-то зачем? Я и женщина - понятия, мягко сказать, достаточно далёкие друг от друга... Я же ВООБЩЕ ничего не понимаю ни в женской психологии, ни в женской жизни, как таковой... Да я даже не знаю, с какой стороны к юбке подойти, не говоря уже обо всём остальном... А что я буду с ребёнком делать, когда он появится? Понятия не имею!.. Нет, конечно, когда я ещё был мужчиной, у меня было две дочери... Поэтому о детях кое-какое представление я имел... Но, всё равно, бОльшая нагрузка ложилась на мать, а я лишь ПРИНИМАЛ УЧАСТИЕ: качал по ночам, менял подгузники, стирал бельё, кормил с ложечки, и так далее... Но без жены я бы точно не справился!.. А теперь?
   Мало того, что теперь я оказался по другую сторону баррикад, так ещё и совершенно не представлял, как вести себя в данной ситуации. Женственности во мне - полный ноль!.. Я всю жизнь был мужчиной, и совершенно не представлял себе, как быть дамой...
   Вот такие сомнения терзали и мучили меня, разрывая на куски... Я метался по квартире из угла в угол, как побитая, очумевшая от боли собака, в поисках выхода из создавшейся ситуации.
   Чтобы хоть как-то привести себя в чувство и отвлечься от сводящих с ума мыслей о своём дальнейшем существовании, я заварил себе крепкого чёрного чая и включил телевизор. Как раз шли новости.
   Говорили что-то о ситуации в городе, о кадровых перестановках в мэрии, о каких-то мероприятиях городского масштаба, потом дело дошло и до прогноза погоды. Я на всё это смотрел как сквозь стекло, невидящим взглядом... Информация пролетала мимо моих ушей, почти не задерживаясь на сознательном уровне... Я просто глотал эту бодягу, даже не замечая содержания. После новостей пошла реклама, и тут я случайно заинтересовался одним сообщением: рекламировали какую-то "потомственную" ведьму, которая, якобы, может предсказывать судьбу, снимать порчу... Ну и, так далее, стандартный набор магических услуг...
   Меня как молнией ударило: ведь вполне реально обратиться к какому-нибудь экстрасенсу, или даже ведьме, которые смогут мне помочь разобраться в этой ситуации. Главный вопрос: почему так получилось? И, в конце концов, что же мне делать дальше?..
   Единственная проблема: где взять деньги на услуги этого самого экстрасенса. Я слышал, что берут они совсем не копейки...
   ...
   Это только в фильмах главные герои ездят на крутых иномарках и сорят деньгами направо и налево, но проза жизни такова, что обычные люди ходят в магазины пешком, на работу ездят на трамвайчике и огромных денег в карманах никогда не имеют...
   Так было и у меня самого в прошлой жизни (жил, фактически, от зарплаты до зарплаты), и у Екатерины тоже: много ли у нас в стране зарабатывает учительница средней школы?.. Правильно думаете: заработки у данной категории людей, мягко говоря, очень скромные. Тут, как говорится, "не до жиру - быть бы живу"...
   Где же тогда, интересно, мне найти в скудном семейном бюджете лишнюю сумму на этих экстрасенсов? Тяжёлый вопрос... В любом случае, мне нужна более высокооплачиваемая работа. Да только проблема в том, что никто не захочет брать беременную девушку. А где у нас для девушек-то высокооплачиваемая работа? А-а-а... Наверное, "вечерней нимфой" с оплатой, согласно таксометра, в "зелёном" эквиваленте... Да только у них там, видите ли, конкуренция очень сильная, и вновь прибывшие - далеко не в почёте!.. Да и не для меня это всё!.. Торговля собственным телом... Фу, мерзость!..
   Может, тогда устроиться в какую-нибудь фирму секретаршей?
   Но, боюсь, секретарша получает ненамного больше учительницы... А играть роль "принеси-подайки", да ещё и стать объектом возможных сексуальных домогательств со стороны начальства мне бы уж точно не хотелось!..
   Ну и какие же ещё есть варианты? Перебрав в памяти всё, что знаю о женских профессиях, я устало опустил руки. Вариантов больше не было... Пойти работать, как раньше, сисадмином, я просто не мог: ну как это учительница вдруг резко сменит профессию, да ещё на такую, которой учиться в институте пять лет надо... А что же ещё я умею? Да практически ничего!..
   Блин! Ну что же делать? Может, на какие-нибудь курсы кройки и шитья пойти?.. Но на этом, опять-таки, ничего не заработаешь... Пойти продавщицей - копейки, пойти посудомойщицей - тоже копейки... Ну какие ещё профессии доступны обычной женщине? Официантки? Поварихи? Разносчицы пиццы? Уборщицы?
   Но это же просто смешно! Когда был мужчиной, как-то не задумывался особо о выборе профессии. Везде, где работал, был достаточно востребован... А вот когда оказался женщиной, то понял, насколько же мало, в сущности, высокооплачиваемых женских профессий. Зато все самые низкооплачиваемые и малоприятные заняты, в основном, именно женщинами...
   Ну и дискриминация!.. Прямо хоть волком вой... То есть волчицей...
   Хотя вот, например, профессия дизайнера или модели... Но на дизайнера тоже учиться надо и иметь какой-никакой художественный вкус, а для модели надо иметь, как минимум, привлекательную внешность, коей дама, в облике которой я оказался, явно не обладает...
   Подумав об этом, я зашёл в ванную и посмотрел в зеркало. На меня смотрело лицо миловидной девушки с большими карими глазами. Шрамы на лице ещё были видны, хотя, с такими темпами заживления, думаю, что через недельку-другую от них останется только воспоминание. Волосы уже немного отросли: ещё немного, и можно будет даже сделать маленький хвостик... В общем, внешний вид Екатерины стал понемногу приобретать очень даже приятный вид. В первое время я без дрожи не мог смотреть на себя в зеркало: короткий ёжик только-только начавших отрастать волос и страшные шрамы на лице приводили меня в неописуемый ужас...
   Теперь стало намного легче... Жизнь потихоньку стала налаживаться. Но на модель я явно не тянул: невысокий росточек (где-то метр-шестьдесят пять), узкие скулы, небольшой носик с крохотной горбинкой, небольшой рот с чуть припухлой верхней губой, небольшие, прижатые к черепу уши... В общем, всё достаточно миниатюрно, но, чёрт побери, приятно: лицо Екатерины вызывало искреннюю симпатию. Я опустил взгляд немного ниже: проклятье!.. За всё это время я, практически, ни разу не разглядывал себя нынешнего так внимательно...
   Ну что ж, стройная шейка меня впечатлила, а чуть пониже... Да, чуть пониже оказалось то, что в первую очередь мечтают облапать все мужчины... Форма "ничего себе так", приятна на вид, да и размер достаточно удачный... В общем, аккуратно и точно: есть, за что ухватиться, но не мешает передвижению...
   Опустив взгляд ещё ниже, я обратил внимание на уже слегка начавший полнеть живот и, не удержавшись, приложил к нему ладонь... Приятное тепло стало разливаться по всему телу и я испуганно отдёрнул руку. Какие странные ощущения... Никогда не испытывал ничего подобного...
   Ага!.. Вот взгляд упёрся и в нижнюю часть туловища. Я повертелся перед зеркалом.. Ну и ну!.. Да будь я мужчиной, я бы уже приударил за столь аппетитным сексуальным объектом... Жалко только, что я уже не мужчина...
   Ещё немного покрутившись, я был вынужден признать, что особа, коей я так нежданно оказался, оказалась очень симпатичной дамой... Несмотря на невысокий рост и некую миниатюрность, смотреть на это тело было очень приятно... Лицо, конечно, ещё оставляло желать лучшего, но шрамы затягивались с поразительной скоростью... Перелома рёбер - как не бывало: при расставании с травматологией Иван Степанович сам высказал удивление по поводу заживления всех моих ран и переломов: дескать, такой скорости восстановления ещё не было ни у одного из его пациентов... Так что из больницы я вернулся практически полностью восстановленным...
   Ну да ладно... Что-то я немного отвлёкся... А что же делать с работой?
   Интересно, а как у меня теперь обстоят дела с голосом? Он вообще есть или его совсем нет?
   Я немного порылся в своей памяти и попытался воспроизвести первую пришедшую на ум песню...
   Оп-па!.. А голос-то, оказывается, есть, и, притом, очень даже неплохой... Я ещё немного поупражнялся в вокале. Да-а-а. Голос действительно очень хорош! Раньше я о таком мог только мечтать...
   И... и... Слушай, да вот же оно! Вот, что я могу делать! Я могу петь! Репертуар, какой-никакой, ещё из моей прошлой жизни завалялся. Как играть на гитаре - я немного помню. И, думаю, не составит сильно большого труда освежить в памяти то, что я умел раньше. Раньше было одно "но": голос был не сильно хорош. Теперь этот недостаток мешать уже не будет...
   В голове постепенно созрел план: надо сначала "прошвырнуться" по городу в поисках подходящей кафешки ,"с претензией на"... А там уже видно будет... По крайней мере, до тех пор, пока не станет заментным моё "интересное" положение...
   Да, но где достать гитару? Денег-то - "кот наплакал"... А хороший инструмент, к сожалению, дорого стоит... Опять тупик... Я прошёлся по квартире и заглянул в каждый уголок: естественно, гитарой здесь и не пахло...
   Тут меня неожиданно замутило и пришлось срочно ретироваться в ванную комнату...
   Да, токсикоз у беременных - очень неприятная штука... Вот, зараза!.. И хотя я слышал, что бывает он, в основном, на ранней стадии беременности, но меня, почему-то, достало только сейчас...
   ...
   За всеми этими размышлениями я и не заметил, что наступил вечер. Скоро вернётся с работы муж Екатерины, а у меня ужин ещё только в проекте. Надо срочно что-то придумать... Слава Богу, я в прошлой своей жизни готовить немного умел, поэтому картошку жареную или варёную для меня сварганить не составляло никакого труда. Вот с мясными изделиями у меня был большой абзац: я и сам мясо не ел, и готовить его совершенно не умел... А ведь мужики-то, в первую очередь, хотят лопать, почему-то, именно мясо... Ну да ладно! В конце-концов, есть такое понятие, как поваренная книга: там написано, как готовить это проклятущее мясо. Только вот где эта книга? По наитию, я заглянул в шкафчик на кухне: ну конечно! Где же ещё находиться этой "бесценной" книге, как не в шкафчике рядом с посудой... Я даже нервно захихикал: похоже, я уже начал проникаться непобедимой женской логикой... Один-ноль в мою пользу!.. Хотя, если вдуматься, один-ноль в пользу женской логики...
   В общем, через пару часов ужин был готов!.. У меня ещё осталось времени минут двадцать до прихода мужа. Замечательно! Даже есть немного времени, чтобы помузицировать...
   Я стал старательно припоминать весь свой прошлый репертуар. И так увлёкся, что не заметил, как в дверях кухни за спиной "нарисовался" муж...
   - Ни разу не слышал, чтобы ты так пела... -удивлённо воскликнул он, стоя за моей спиной.
   От неожиданности я чуть не поперхнулся...
   - Ой, Андрей, здравствуй! Я и не заметила, как ты вошёл! - я старался говорить как можно естественнее. - Вот и ужин уже готов! - Я подошёл к Андрею и чмокнул его в щёчку, всеми силами пытаясь не показать своего смущения.
   - За ужин спасибо! - Андрей улыбнулся мне! - А всё же, что это за песни ты пела?..
   - Ну, вспомнилось что-то...
   - А что-то - это что? - Андрей упорствовал, явно показывая, что обычными отговорками здесь не отделаешься...
   - Ну, пела, когда-то, давно... - я по-прежнему пытался увильнуть от ответа...
   - Ты?.. - Андрей как-то подозрительно на меня посмотрел - Да я, сколько себя помню, ещё ни одной песни от тебя не слышал... У тебя же слуха, отродЯсь, не было... А тут ты так красиво пела, я аж заслушался... Что это с тобой?..
   - Слуха не было?.. - у меня даже челюсть отвисла..
   В моей голове воцарился полный хаос... Ну как, скажите на милость, у девушки с такими прекрасными вокальными данными, может быть полное отсутствие слуха??? А почему же у меня сейчас всё в порядке? Или отсутствие слуха - это явление чисто психологическое?
   Или, всё-таки, травма головы вдруг исправила ситуацию с "медвежьим ухом"?..
   - Катюша... Ты меня просто пугаешь... - Андрей недоумевал... - Ты ничего не путаешь? Когда это ты пела?..
   - Ну... Раньше... - я попытался разрядить неловкую ситуацию - в своих мыслях... - и, видя ещё более недоумённый взгляд Андрея - Чего же мы стоим, пошли ужинать!..
   - Ну давай! - Андрей, видимо, и сам был рад сменить тему разговора, так, что даже облегчённо вздохнул...
   Ужин прошёл под флагом общей умиротворённости и согласия со всем окружающим нас миром: я расспрашивал Андрея о том, как прошёл его рабочий день, о погоде, о дальнейших планах, а он мне степенно разъяснял: что, где, как и почему...
   Так незаметно прошли очередные полчаса, когда меня словно кто за язык дёрнул:
   - Андрей! А как ты смотришь на то, чтобы я сменила работу школьной учительницы на другую, более высокооплачиваемую?
   Андрей, пивший до этого чай, чуть не поперхнулся:
   - Катя! Да что с тобой сегодня?.. Ты же сама мне всегда говорила, что это твоё призвание - учить детей! И что ты никогда не променяешь свою профессию даже на всё золото мира!..
   Я выругался про себя: в данном деле надо быть предельно внимательным и осторожным. Ведь, чтобы делать такие заявления, надо было предварительно провентилировать обстановку: выяснить все пристрастия Екатерины... Ну, конечно, легче было ругать себя на все лады, нежели хоть что-нибудь узнать о её прошлой жизни...
   И тогда я пустил в ход свой последний "железобетонный" аргумент:
   - Андрей! Ты же знаешь, какие у меня провалы в памяти после этой аварии... Я ведь почти ничего не помню о своей прошлой жизни... И мне то кажется, что это уже было со мной, а то кажется, что не со мной...
   Андрей огорчённо покачал головой:
   - Ну я так и знал, что ты именно это и скажешь!.. Конечно же, провалы в памяти - это хорошая отмазка... А если по-честному?..
   Я лишь только и смог, что пожать плечами...
   - Понимаешь, Катя, после этой аварии ты просто сама на себя не похожа и ведёшь себя так, как будто ты - совершенно другой человек... У тебя даже и взгляд совершенно изменился! Ну прямо ты - не ты!..
   - Ну...
   - Подожди, не перебивай! - Андрей резко оборвал мои попытки оправдаться. - Я сначала никак не мог сообразить, но теперь-то ясно вижу, что ты стала совершенно другим человеком!.. Ты ведь не просто что-то там забыла... Такое впечатление, что и не знала никогда! У тебя всё другое: жесты, мимика, построение фраз, даже взгляд другой... Такое впечатление, что у тебя оболочку оставили, а душу заменили на другую!..
   Я невольно занервничал под цепким взглядом Андрея...
   - Слушай, Катя, скажи мне честно: кто ты? И куда делась та Катя, которую я любил?
   От такого вопроса прямо в лоб я чуть не поперхнулся...
   - Андрей!..
   - Только не надо врать! - Андрей в очередной раз опередил мои потуги оправдаться. - Я не знаю, что там произошло во время аварии, но в одном уверен точно: той Кати, что я знал раньше, не существует!.. Её место занял кто-то другой. И этот кто-то - ты!.. Так вот скажи мне правду: кто ты? И, пожалуйста, не юли! После больницы я всё время присматривался к тебе и в своих выводах уверен на все сто процентов!
   Видя железную уверенность Андрея, я решился если и не всю правду рассказать, то хотя бы частичную.
   - Ну что тебе сказать... - неуверенно начал я неприятный для нас обоих разговор - Ты практически во всём прав! Я действительно не твоя Катя!..
   От этих слов Андрей дёрнулся, как от удара током, но мужественно сдержался.
   Я оценил ситуацию и увидев готовность Андрея слушать дальше, продолжил:
   - Я не знаю, что там произошло во время аварии, но ситуация для нас обоих не очень приятна. Если покороче, то жили-были два разных человека, которые в один и тот же день попали в аварию (каждый в свою). В результате моё тело и душа Кати канули в небытие, а моя душа и тело Кати, почему-то, воссоединились. Результат ты видишь прямо перед собой... Мне тоже в первое время тяжело было осмыслить то, что произошло... Но что случилось, - то случилось! Я не знаю, почему это произошло, и что делать дальше... Я вижу, ты очень любил Катю?
   Андрей, едва сдерживаясь, кивнул головой.
   - Да, и только поэтому ты очень быстро догадался, что Катя - это не Катя... Извини! Конечно же, я не смогу тебе её заменить... Ведь твоя любимая женщина - это вместе душа и тело, а тут... Осталась только оболочка... Но, Андрей, поверь, мне тоже теперь непросто!.. Я же был совершенно другим человеком, а тут...
   - Был? - удивлённо переспросил Андрей... - Ты... был?
   Проклятье!!! Я и сам не заметил, как проболтался... Вот теперь кранты!.. Если вселение другой женской ипостаси в тело своей жены Андрей смог бы ещё хоть как-то пережить, то уж мужской - это чересчур!..
   - Ну, был... - я поднял глаза и с бешено бьющимся сердцем посмотрел Андрею прямо в лицо, не виляя и не уклоняясь, прямо и честно... - Да! Ты уж извини, но до этой проклЯтой аварии я был мужчиной...
   Лицо Андрея вдруг приобрело какой-то серо-землистый оттенок, и я скорее почувствовал, чем понял, что надо делать: сорвавшись с места, я быстро налил стакан воды, булькнул туда чуть ли не пятую часть пузырька первых попавшихся сердечных капель и заставил Андрея их выпить, затем схватил нашатырный спирт и сунул ему под нос. От резкого запаха, Андрей дёрнулся, но землистый оттенок быстро сменился на нормальный розовый... Я понял, что первый кризис миновал...
   - Андрей! Давай я тебя уложу! - одновременно с этими словами, я подхватил мужа Екатерины под руки, приподнял со стула и заставил опереться на моё плечо... Он попытался-было мне возразить, но я лишь отрицательно мотнул головой и быстро повёл его в направлении спальни. Андрей весил около 70 кг, но для хрупкой женщины, коей была Екатерина, оказалось достаточно сложной задачей тащить 70 кг живого веса на своих плечах... В общем, до спальни мы с ним не дотянули. Пришлось бросить его прямо на диване в гостиной.
   От услышанного Андрей впал в состояние полного ступора, поэтому мне больше ничего не оставалось, как уложить его на диван прямо в одежде и укрыть сверху пледом...
   Я не знал, как муж Екатерины переживёт всё то, что я ему понарассказывал, поэтому просто присел рядом на диван и молча взял его правую руку в свои ладони, надеясь, что хоть это приведёт его в чувство, и всё пережитое покажется ему лишь кошмарным сном...
   Но, буквально минут через пять, я понял, что просидеть дольше так просто не удастся: проклятый токсикоз заставил меня метнуться в уборную быстрее лани...
   Сколько прошло времени - я не знаю, но, кое-как приведя себя в порядок, умывшись и почистив зубы, я вернулся в гостиную, где лежал на диване Андрей.
   Он уже, похоже, полностью пришёл в себя и взял контроль над эмоциями:
   - Тошнит?.. - голос Андрея прозвучал как-то блекло, безжизненно.
   - Есть немного... - я старался говорить немногословно, чтобы не задеть чувства Андрея.
   - Ничего себе, немного... - Андрей невесело усмехнулся - Ты же в ванной почти полчаса просидела... Видно, достаёт тебя это конкретно...
   Я не знал, как реагировать: перевести в шутку или обидеться, или вообще никак не проявлять реакции на сказанное... Но Андрей сам решил "взять быка за рога":
   - Катя! Я понял и принял то, что ты мне сказала... Или сказал? - он вопросительно посмотрел на меня...
   - Говори лучше в женском роде! Так будет правильнее!
   - Хорошо! Так вот, Катя! - Андрей слегка поперхнулся... - А как тебя раньше звали?
   - Теперь это уже неважно! - я устало пожал плечами. У меня теперь есть лишь одно имя - Екатерина!..
   - Наверное, ты права... Ну да ладно! Я тебе правду сказал: Катю я любил больше жизни... Поэтому и понял, что ты - не она... Но раз уж так получилось, я теперь даже и не знаю, как мы будем жить дальше... Любить меня ты, конечно же, не сможешь... А видеть перед собой лицо любимой женщины и знать, что это не она - для меня сущая пытка...
   - Извини, что я тебя перебиваю - вклинился я в монолог Андрея - Ты упустил один момент: мне тоже крайне некомфортно изображать из себя совершенно другого человека! И любить тебя я не могу даже при всём своём желании... Но и ты не забывай о том, что Екатерина сейчас ждёт ТВОЕГО ребёнка! А он-то чем виноват? Раз уж так произошло, то это не говорит о том, что жизнь закончилась! Мне не менее тяжело, чем тебе сейчас! Можно даже сказать, что даже тяжелее... Эта дурацкая авария всю мою жизнь поставила с ног на голову... Я теперь уже и сам не знаю, кто я... Но одно могу сказать точно: любимыми людьми мы стать, конечно же, вряд ли сможем, но вот хорошими друзьями - думаю, стоит попробовать! Тем более, что впереди нас ожидает чудесное событие: рождение ребёнка Андрея и Екатерины! Так что же, малышу не дать появиться на свет? Ты этого хочешь?
   Андрей насупился и на несколько минут ушёл в себя...
   - Я согласен с тобой! - Андрей посмотрел мне прямо в глаза. - Может, душу моей Катеньки и не вернуть с того света, но пусть хоть ребёнок от неё останется! Он, действительно, ни в чём не виноват!
   - Вот это другое дело! - я слегка улыбнулся и мысленно облегчённо выдохнул - Ты думаешь, легко мне находиться в чужом теле? Мало того, что тело это женское, так ещё и беременное!.. Я же ума не приложу, как мне-то со всем этим быть?..
   Теперь Андрею настал черёд почувствовать себя виноватым...
   - Извини! Об этом я как-то не подумал...
   - Вот поэтому давай оставим всё, как прежде: я для тебя буду Катей, а ты для меня - моим мужем! И постараемся поменьше об этой истории думать! Всё-равно, толку от этого немного будет...
   Хотя... Мне придётся ещё многому научиться: ведь я о Кате практически ничего не знаю, кроме того, что ежедневно вижу в зеркале... Я не знаю, каким она была человеком, что любила, что ненавидела... И кто же, как не ты, можешь мне в этом помочь?.. Ну так как, по рукам?
   - Ладно! - Андрей немного поморщился, как от зубной боли - Действительно, ты права! Не время раскисать! Надо ещё ребёнка родить, на ноги его поставить! В общем, жизнь продолжается! Хотя... Мне будет ОЧЕНЬ не хватать моей Кати!!!
   Ну, что я мог сказать убитому горем Андрею? Лишь сел рядом с ним и взял его руки в свои...
   - Жизнь продолжается! - тихо прошептал я...
  
  Глава 4. Андрей.
  
   Несколько дней мы с Андреем, по обоюдному согласию, даже и не касались болезненной для нас темы. Мы улыбались друг другу, разговаривали, делились своими мыслями... В общем, вели себя, как два влюблённых голубка...
   Конечно же, всё это происходило с душевным надрывом: мы же не могли быть до конца откровенны в своих чувствах и мыслях, и поэтому в отношениях, всё же, присутствовала некая доля напряжённости... Многое было недосказано и не выяснено, поэтому период замалчивания проблем обязательно должен был вскоре закончиться.
   Оба потихоньку готовились к серьёзному разговору, исподволь кидая друг на друга взгляды, полные боли и ожидания... И вот, наконец, дождались...
   ...
   Андрей сегодня пришёл раньше, чем обычно. Впереди замаячила перспектива провести вместе пару выходных. Мы сели на кухне ужинать, и тут я понял: время пришло! Надо было расставить все точки над "и". Но он начал разговор первым.
   - Послушай, Катя, я больше не могу молча переносить всё это... Надо поговорить!..
   - Я тоже так думаю!
   - Всё-таки, расскажи мне о себе... - Андрей откинулся на спинку стула - Я не могу жить рядом с человеком, которого совершенно не знаю!..
   - Ну, спрашивай! - воспоминания о своей старой жизни вдруг нахлынули на меня со страшной силой - Постараюсь ответить на все твои вопросы!..
   ...
   Вопросы, ответы... Ответы, вопросы... Диалог оказался столь занимательным для нас обоих, что мы даже не заметили, как за окнами забрезжил рассвет...
   Я увлечённо рассказывал Андрею о своей прошлой жизни, а Андрей, в свою очередь, о себе и о времени, проведённом с Екатериной...
   За время этого разговора мы узнали друг о друге такое, что даже и самому близкому другу никогда не расскажешь, ведь нас объединяла общая беда: он потерял любимую женщину, а я - всю свою прошлую жизнь...
   Но всё хорошее (впрочем, как и плохое) когда-нибудь, да заканчивается: когда в окно просочился первый лучик восходящего солнца, мы решили, всё-таки, немного поспать.
   И тут Андрей вдруг положил свои руки мне на плечи и горячо зашептал:
   - Я не знаю, сколько неизрасходованной любви к Екатерине осталось в моём сердце, и я понятия не имею, сколько ещё оно выдержит мучений, но видеть лицо Кати перед собой... твоё лицо... и не иметь возможности прикоснуться к нему ни ладонью, ни губами, ни своим сердцем... это выше моих сил... Прости меня, Катя, и...
   Слова уже были не нужны! Я всё прекрасно понял и вынужден был признать, что нельзя вот так медленно, как это делаю я, находясь в чужом теле, убивать душу этого доброго и очень ранимого человека, у которого в сердце живёт самая настоящая, а не бутафорская, как у подавляющего большинства людей, любовь... Да-да, ЛЮБОВЬ с большой буквы, которая, несмотря на обстоятельства, продолжает жить, заставляя верить в великое счастье совместного жизненного Пути... Я просто не смог отказать...не смог даже и подумать оттолкнуть этого человека...
   Мгновение, - и наши губы слились в поцелуе, длинном, как жизнь, и коротком, как миг...
   Моменты близости были настолько великолепны и полны ощущений счастья и беспредельной радости, что хватило бы, наверное, на целую жизнь... И не было в этом ни грамма фальши, ни грамма разврата... Я просто купался в великом море любви, которое Андрей дарил Екатерине самозабвенно, честно, от чистого сердца...
   Мы провели вдвоём оба выходных, ходили по городским паркам и скверам, смотрели на диковинных рыб в океанариуме, ели мороженое, смеялись и любили друг друга просто до безумия...
   А в понедельник Андрея не стало...
   Как мне сказали потом врачи, у него просто остановилось сердце... Он вышел из дому, и больше уже не вернулся...
   Это потом только я уже понял, насколько любил Андрей свою Екатерину... Он всего себя, без остатка, отдал ей, он любовью своей согрел и своего будущего ребёнка... А себе просто ничего не оставил...
   Во время похорон я даже и не пытался скрывать свои слёзы: они просто текли по щекам непрерывным потоком, и я не стыдился их... Андрей был тем единственным светлым человеком в моей жизни, ради которого я был готов на всё... И не важно, мужчина ты или женщина... Просто есть такие люди, которые несут в себе Свет и дарят его окружающим просто так, от чистого сердца, не требуя ничего взамен... А если Свет ещё и переплетён с Любовью, то таких людей многие называют Ангелами во плоти... Они ещё не обзавелись крыльями, но уже ходят меж нас, даря людям свои мечты, сияя ярче Солнца и разгоняя тучи невзгод теплом своего горячего сердца...
   Я никогда ранее не встречался с Андреем... Но теперь, после его смерти, после того, как я узнал его поближе, я по-хорошему позавидовал Екатерине, чья душа уже, наверное, встретилась с душой возлюбленного на небесах...
   - Идите с миром! - попрощался я с Андреем и Екатериной, и слёзы, пуще прежнего, хлынули из моих глаз...
   Возвращался с похорон я не один, а в компании с матерью Андрея и его сестрой Анютой, которая была старше его на 5 лет... Возвращаться решили пешком, так как хотелось привести в порядок свои "растрёпанные" мысли... Лязгающие, смрадные и вечно битком забитые маршрутки к этому не располагали... Братьев и сестёр у Екатерины не было, а родители ещё три года назад погибли в автомобильной катастрофе... Ну, прямо, рок какой-то: сначала родители, потом сама Екатерина, а теперь, вот, и её муж... Это что-то из ряда вон выходящее...
   Так шёл я по пешеходной дорожке и даже не замечал, что слёзы до сих пор льются из моих глаз, что на улице осень и под ногами переливается всеми оттенками жёлтого и багряного целый ворох опавших листьев... Что мне плохо... Реально плохо... И что рядом идут родные Андрею люди... и что-то говорят... И что-то спрашивают... И, видимо, ждут ответа...
   Я всегда считал себя чёрствым человеком... Но перемещение моей души в чужое тело, потеря человека, чей внутренний Свет пробудил во мне самые тёплые человеческие чувства, заставили моё сердце кровоточить и болеть от Великой Скорби...
   Поэтому я шёл вперёд, глядя прямо перед собой, и не воспринимал окружающее до тех пор, пока не понял, что я уже не иду, а, почему-то, лежу навзничь, и кто-то хлопает меня по щекам, пытаясь привести меня в чувство... Дальше всё - как в тумане...
  
   Глава 5. Семья.
  
   Очнулся я, почему-то, уже в квартире у свекрови... Это я понял, когда поднял голову от подушки и мой взгляд упёрся в семейную фотографию, висящую на противоположной стене, на которой были запечатлены Андрей, его мама и сестра... Отца Андрей никогда не знал... По словам матери Андрея, ещё до рождения сына, отец ушёл в экспедицию в горы, где альпинисты попали под сход лавины... Из всей группы не нашли только его... Пропал без вести...
   Пока я сидел на кровати и пытался прийти в себя, в комнату вошла мать Андрея.
   "Ольга Владимировна!" - со скрипом вспомнил я ночной разговор с Андреем, когда мы друг другу рассказывали о себе и своих близких...
   В голове неприятно шумело, отчего я никак не мог собраться с мыслями... Меня слегка шатало от накатившей слабости и немного подташнивало...
   - Катенька, ты уже очнулась! - скороговоркой выпалила Ольга Владимировна и, пытаясь сама выглядеть бодрой, улыбнулась мне и подсела рядом на кровать. - Как ты себя чувствуешь?
   - Всё хорошо, Ольга Владимировна... - я попытался улыбнуться, но, вместо этого, пришлось скривиться от подступившей к самому горлу тошноты и сделать пару глубоких вдохов, чтобы не вырвать прямо в комнате... - Ольга Владимировна, пожалуйста, помогите мне добраться до ванны...
   И, кое-как, опёршись ей на руку, я доковылял до санузла... Поглядев на себя в зеркало, я ужаснулся произошедшим во мне переменам: лицо стало бледным, осунулось, под газами пролегли синие тени... В общем, впечатление было такое, что лицо Екатерины враз постарело лет на пять-десять... Плюс еще не до конца зажившие шрамы и короткие волосы... Картина, честно говоря, не слишком привлекательная...
   Холодная вода враз остудила разгорячённое лицо, и мне стало значительно легче... Несколько раз сполоснув лицо, я вытерся полотенцем и ещё раз посмотрел на себя в зеркало. О! Лицо слегка порозовело, тени под глазами чуть посветлели и, в общем и целом, внешний вид Екатерины стал производить гораздо более благоприятное впечатление...
   Обратно до кровати я уже добрался сам. Ольга Владимировна лишь слегка поддержала меня, когда на середине пути у меня вдруг внезапно подкосились ноги от накатившей слабости, и принесла горячего чаю с сушками.
   - Попей чайку немного...
   Хотя мама Андрея и пыталась ничем не показать своего горя, ей это плохо удавалось: то и дело у неё на глаза наворачивались слёзы...
   - Мама... Давайте вместе почаёвничаем... - предложил я... - И Анюту позовём...
   На моё предложение Ольга Владимировна широко улыбнулась и облегчённо вздохнула:
   - Спасибо, дочка! Я уж думала, ты совсем захандрила... Теперь тебе нельзя так сильно волноваться, ведь ты же не одна... Ты нам должна ещё родить крепкого и здорового внука... Это всё, что осталось у меня от Андрюши!..
   Её голос предательски задрожал и в уголках глаз выступила непрошенная влага, но, всё же, она сдержалась и не заплакала...
   - Сейчас позову Анюту, и мы все вместе почаёвничаем!..
   Анюту не пришлось долго уговаривать: все присутствующие в этом доме сейчас нуждались в поддержке и понимании...
   Уже буквально через пару минут все сидели вокруг низкого журнального столика и с большим наслаждением пили горячий ароматный чёрный чай...
   Тихо и незаметно текла беседа, ум и тело отдыхали после столь сильного потрясения... Израненная душа, наконец-то, нашла безопасный уголок и нежилась в тепле и уюте домашнего очага. Мозг оцепенел и находился в полусонном состоянии...
   - Ты не думала, что будешь делать дальше? - вдруг прорвался сквозь полудрёму голос Ольги Владимировны...
   - Думала... - встрепенулся я... - Надо работу искать...
   - А как же школа? Тебя что, уволили?
   - Нет, не уволили... Но в школу я больше не пойду!.. - и, видя попытки матери возразить мне, отрезал: - Не могу я там больше!.. Мне сейчас нужно что-нибудь совершенно другое...
   Сказать-то сказал, но проблем от этого у меня меньше не стало... Самая первая: работа в школе... Как я там буду работать, если, как говорится, "ни уха, ни рыла" в профессии учительницы не смыслю. Одно дело, когда сам хорошо знаешь предмет, и совершенно другое, когда нужно этому предмету обучать других... Мало того, в школе, где работала Екатерина, Андрей бывал крайне редко, и о людях, работавших там вместе с ней, знал только понаслышке... Так что, попытавшись вернуться в школу на работу, я сразу столкнулся бы с рядом неразрешимых для меня проблем... Людей, работающих там, я не знаю даже в лицо... О работе учительницы не имею ни малейшего представления, поэтому, скорее всего, с первых же минут все поймут, что учитель из меня никудышный...
   Нет, можно было бы сослаться, например, на амнезию после аварии... Но даже в этом случае, кому нужен работник, ничего не понимающий в рабочем процессе? Поэтому со школой вопрос уже давно решён: я могу появиться там лишь для того, чтобы уволиться... Но надо же как-то дальше жить: надо платить за квартиру, надо чем-то питаться... В конце-концов, через шесть с половиной месяцев уже рожать, а где на всё это "удовольствие" взять денег? В нашем мире, как известно, без денег ты никто и, соответственно, никому не нужен... Да, если честно, даже если ты и при деньгах, то тоже особо никому не нужен... Мы, к сожалению, живём в том мире, который сами и создали: в мире ханжества и безразличия... Потому-то люди и уходят в религию: там ты, хотя бы, чувствуешь себя кому-то нужным и для кого-то важным... Там, всем миром, можно выжить и без денег... А как быть здесь? У меня из прошлой жизни остались на этом свете жена и две дочери, плюс, конечно же, куча родственников с обеих сторон... И... да, как там мои родители? Смерть моя для них, наверное, была не лучшим известием...
   Но, в данный момент, ни мне никто не сможет помочь, ни я никому: мало того, что у меня самого проблем не меряно, так и сам факт моего появления как будет расценен? Я что, приду к жене домой и скажу: "здравствуйте, я ваш папа"? Они меня сразу же в дурку и отправят... А если я представлюсь знакомой себя самого, то у жены тут же возникнут подозрения, тем более, если она ещё и поймёт, что я "в интересном положении"...
   И вместо того, чтобы им помочь, я получу большой скандал, плюс необоснованные помои в память меня же самого... Вот как тут поступить? Великим умом я никогда не блистал, в интригах никогда не участвовал. По мере возможности, старался не врать и вести более-менее правильный образ жизни... Ёлки-палки, да я теперь и к родителям-то своим ну никак попасть не смогу... Им-то я что рассказывать буду? То, что я любовница их любимого сына? Тем более, что любовниц у меня, отродясь, никогда не было...
   В общем, копать можно только в сторону родственников Андрея... Если они мне сейчас не смогут помочь, то моя новая жизнь окончится, похоже, быстрее старой...
   Андрей рассказывал, что мама у него работала начальницей какого-то отдела в "Энергосбыте", а сестра - менеджером в фирме по продаже автомобилей... То есть, какие-то накопления у них, безусловно, были, но я же не буду просить, чтобы они поделились ими со мной... По меньшей мере, рассчитывать на это было бы просто глупо с моей стороны... Тем более, что с этой семьёй меня связывал только Андрей, и в каких отношениях Екатерина была с его родными - это тайна за семью печатями (Андрей об этом, почему-то, мне ничего не рассказывал)...
   Все вышеописанные мысли пронеслись вихрем в моей голове, оставив там только хаос и разруху и, после минутной паузы, я продолжил:
   - Буду другую работу искать! - Не знаю пока где, но искать её надо...
   Ольга Владимировна сделала большой глоток чая и повернулась ко мне:
   - Катенька! Нам всем сейчас тяжело... Но ты должна знать, что я тебя, как вдову моего сына, и мать моего будущего внука, в беде не оставлю!.. У меня есть кое-какие сбережения. Поэтому, я думаю, первое время мы можем прожить и на мою зарплату!..
   У меня немного от сердца отлегло: насущный денежный вопрос слегка потерял свою актуальность, но это не говорило о том, что я должен сидеть на шее у матери Андрея всю жизнь. Работа была нужна мне, как воздух, и не только потому, что нужны были деньги: мне сейчас нужны были люди, чтобы не чувствовать себя так одиноко и чтобы одному не вариться в собственных проблемах. Человек - существо социальное, и он жить не может без общества подобных себе. Хотя всю жизнь я и хорохорился, старался жить сам по себе и не нагружать своими проблемами окружающих, тем не менее, долго бы не протянул без общества. Несмотря на то, что люди всё время "грузили" меня своими проблемами, не давая мне задумываться о своих, и я всю жизнь хотел убежать от них куда-нибудь подальше, чтобы никого больше не видеть... Но, реально-то, я понимал, что долго я бы один не протянул: одно дело хотеть убежать от людей, и совершенно другое - жить одному... Поэтому-то я слегка улыбнулся матери Андрея и, не долго думая, сказал:
   - Спасибо Вам, мама! Огромное Вам спасибо за Вашу заботу! Я прекрасно понимаю, как Вам тяжело сейчас, ведь вы потеряли сына... Однако Вы находите в себе силы и меня поддержать, и самой не сорваться!.. Вы очень сильный человек!..- при этих словах веки Ольги Владимировны немного дрогнули и непрошенные слезинки попытались выскользнуть из глаз, но она взяла себя в руки и лишь утвердительно кивнула головой... Тогда я продолжил: - Но я не могу всё время висеть у Вас на шее! Мне сейчас очень нужна работа! В первую очередь, именно ради себя, ради будущего ребёнка, да и ради самого Андрея тоже!
   Ольга Владимировна вопросительно приподняла левую бровь.
   - Именно ради Андрея! Он не одобрил бы тот факт, что я сижу у кого-нибудь на шее!.. Кстати, почему Вы думаете, что у меня родится именно мальчик?..
   - Не знаю, но мне кажется, что именно так и будет!..
   - Спасибо за откровенность! Но если, всё же, родится девочка?
   - Я буду рада и внучке тоже!.. И моё материнское сердце подсказывает, что мальчик будет обязательно!
   - Странно, а моё, почему-то, молчит...
   - Не переживай так, Катя! Это дело наживное! Родишь - и сразу поймёшь, о чём я!..
   - Да мама, - подала вдруг голос до этого времени молчавшая Анюта, - твои предсказания имеют свойство сбываться...
   - Я не рвусь в предсказательницы! Там и без меня народу хватает! - усмехнулась Ольга Владимировна - Но чует моё сердце, что внук будет!
   - Ох, мама! Эти твои предчувствия... - Анюта раздосадовано покачала головой...
   - А что такое? - встрепенулся я...
   - Да понимаешь, Катя, ей что-то такое привиделось как раз перед самой аварией, в которую ты попала... Мам, ну расскажи лучше сама!..
   Я вопросительно посмотрел на Ольгу Владимировну:
   - И что же Вам привиделось?
   - Да как тебе сказать, дочка... Кошмар какой-то приснился...
   - Ну, и что же в нём было - от нетерпения я даже привстал
   - Да ерунда какая-то: мне привиделась не одна авария, а две... Я тогда ещё подумала: может, с Андреем что случилось... Притом аварии все со смертельным исходом: в одной - пьяный водитель насмерть сбил мужчину. Лица я не видела, потому и подумала, что сбили Андрея... А во второй я увидела тебя и водителя какой-то большой иномарки... джипа, наверное... Он говорил с кем-то по телефону, ехал на какую-то встречу, опаздывал, и тебя заметил уже, когда было поздно... Скорость у машины была большая... А тут, на пешеходном переходе, - ты ... Он не успел среагировать и, сбив тебя, на полной скорости сам врезался в столб на обочине... Столб всей своей массой упал прямо на машину сверху... Водитель скончался на месте... Только я, почему-то, вижу, что и ты умерла... Нет тебя на этом свете... И Андрей ушёл к тебе... Но ты, почему-то, здесь... Не понимаю, как можно было выжить в такой аварии... Во сне я чётко видела твоё лицо... И было оно какое-то странное, словно это и не ты, вовсе, а другой человек... Всё, вроде, при тебе, но впечатление, что ты - не ты...
   - Да уж... - я попытался снять неловкую паузу и притом выудить как можно больше информации - Если бы Вы, мама, видели меня после аварии, то могли бы вообще не узнать... На мне тогда живого места не осталось: одни шрамы, ушибы да царапины... А лицо так вообще на лицо не походило...
   - Да, Катя, конечно, я тебя прекрасно понимаю... Действительно, прямо как другой человек... Ну что ж, вполне может быть... - Ольга Владимировна на секунду задумалась... - И всё же, это немного не то ощущение... Я чувствую, что эти две аварии как-то связаны между собой, но понять, как именно, не могу... И впечатление такое, что Андрей сейчас там, наверху, счастлив... И Вы там вместе... И вам там обоим хорошо... Но ты-то здесь!.. Я ничего не понимаю...
   Я сразу смекнул, в чём дело... А оно приобретало скверный оборот: если я расскажу правду, то неизвестно ещё, как отреагирует мама Андрея, а если совру, то не будет ли хуже, если всё вскроется позже?..
   Я немного поколебался, и, всё-таки, решил попробовать остановиться на правдивом варианте, но говорить это нужно было с глазу на глаз... Анюта сейчас была совсем некстати...
   - Мама, ты что-то совсем расклеилась со своим потусторонним миром... - оторвала меня от тяжёлых мыслей Анюта. - Давай-ка, лучше, пойдём спать: тебе завтра на работу, мне - тоже!..
   - Нет, Анюта! Я на завтра взяла отгул, а ты, конечно, иди, - ложись! Тебе надо отдохнуть!
   - Ладно! Мама, Катя! Спокойной ночи! - с этими словами Анюта встала и вышла из комнаты... Минут пять она там чем-то шебуршала, а затем затихла. Видимо, легла в кровать.
   - Рассказывай, Катя! - вдруг обратилась ко мне Ольга Владимировна, - Анюта уже ушла, а я хочу услышать от тебя всю правду!
   Я смутился и даже заёрзал на месте от неприятного предчувствия:
   - Какую правду Вы хотите от меня услышать? - решился я задать вопрос после минутного молчания.
   - Правду о том, что произошло с тобой, с Катей и с Андреем.
   - ??? - я только вопросительно посмотрел на Ольгу Владимировну, боясь даже и подумать о том, что она может обо всём догадываться... Но дело обстояло даже хуже, чем я мог предположить: она знала ВСЁ...
   - Я ведь прекрасно вижу, что ты и Катя - два разных человека. Уж мне-то её не знать!!! - Ольга Владимировна прямо впилась в меня взглядом, от которого мне даже нехорошо стало. - Я в присутствии Анюты не хотела всего говорить: ей этого пока знать не нужно! А тебе скажу: это был пророческий сон, и видела я его очень чётко и ясно! И помню в мельчайших подробностях!
   Я видела, что произошло! И знаю, что ты - тот мужчина, которого сбил пьяный водитель! И я знаю, что Аня действительно погибла во второй катастрофе... Но, почему-то, Богу было угодно, чтобы твоя душа оживила её тело и продолжила своё существование на Земле... Почему? - я не знаю! Может быть, потому, что нужно, всё-таки, дать жизнь ребёнку, которого ты сейчас носишь под сердцем... Может, ещё для чего-то другого... Ничто на свете не совершается просто так! И всё происходящее для чего-то нужно!..
   - Ольга Владимировна! Я вижу, Вы прекрасно и без меня всё знаете! Зачем же тогда спрашиваете? - я был в шоке от услышанного и с трудом приходил в себя - Что я могу добавить к тому, что Вам и так известно?
   - Я хочу понять, кто ты такой и почему это всё произошло? Поэтому расскажи мне о себе! Кем ты был в своей прошлой жизни? О чём думал, к чему стремился? Может, где-то там и кроется ответ?
   - Ольга Владимировна! Вы слишком многого просите от меня! О многих вещах я и сам могу только догадываться! Это только кажется, что кто же может лучше всего знать человека, как не он сам?.. Я до сих пор сомневаюсь, что знаю себя хотя бы на сотую часть...
   - Ну, расскажи, хотя бы, про свою сотую часть, а я послушаю!.. Я пока приготовлю новую порцию чая, а ты соберись с мыслями! - с этими словами Ольга Владимировна вышла на кухню...
   Ну и ну! Я мог только беспомощно покачать головой... И ведь только недавно я хотел попасть на приём к экстрасенсу... За деньги... Да тут вообще кошмар: экстрасенс отдыхает! Я удивляюсь, как это мама Андрея ещё МНЕ про меня ничего не рассказала... Или это только вопрос времени?.. Мысли скакали в голове, как кузнечики, не давая мне сосредоточиться... В конце концов, я плюнул в сердцах на эти жалкие потуги, и решил: "будь, что будет!".. Как раз в этот момент в дверях появилась Ольга Владимировна с двумя чашками ароматного чая...
   - Чтобы ты не мучился, я буду задавать тебе наводящие вопросы! - сразу взяла она "быка за рога"... Я даже сначала не понял, что обращается она ко мне, как к мужчине... - Как тебя звали раньше?
   - Евгением... Когда-то я был Евгением Сергеевичем, 40 лет от роду... Были у меня жена и две дочери: старшей сейчас 15, а младшей 10... Родители живут далеко отсюда, на Дальнем Востоке... Есть у меня и две сестры, обе живут за границей... Мы редко виделись... Да и общались очень мало... Есть и куча племянников и племянниц... Только теперь это относится уже не ко мне, а к моей прошлой жизни, которую не вернёшь... Ведь перед Вами теперь сидит вообще непонятно кто... Вот скажите мне, по совести, кто я теперь? Урод? Мутант? Мужчина? Женщина? Кто? И как мне жить со всем этим дальше? Вы мне тут допросы устраиваете, а то, что у меня целая жизнь ушла в небытиё, Вы можете понять?.. - и, не дав Ольге Владимировне даже рта раскрыть, продолжил тираду: - Я прекрасно понимаю, как Вы тяжело переносите смерть сына... Я по глазам вижу, что Вы очень любили его! Я его знаю всего ничего, но за то время, что его видел...я успел понять, насколько замечательным человеком он был! И могу без зазрения совести сказать: я влюбился в Вашего сына! Не той любовью, что женщина любит мужчину... и наоборот... А Большой Человеческой Любовью, коей любят всё самое светлое и дорогое в жизни!..
   Да! Ваш сын нёс Свет в себе и раздавал его всем жаждущим!.. Он отдал свой Свет без остатка! И ушёл вслед за своим любимым человеком, за Екатериной... Он провёл выходные со мной... Он знал, кто я есть на самом деле... И... Я только теперь понял, что он уже тогда прощался с этим миром, и просил меня напоследок позаботиться о будущем ребёнке... О ребёнке его и Екатерины!.. Вы понимаете меня?..
   - Да, Женя, понимаю!.. - облегчённо вздохнула Ольга Владимировна... - Самое главное я услышала! Пойми и ты меня! У меня есть некоторые необычные способности, но я не афиширую их и стараюсь никому об этом не рассказывать... У меня есть дар предвидения, и о смерти Екатерины и Андрея я знала заранее... Но я не всё могу видеть!.. В твоём случае мне мешает какое-то марево, которое скрывает подробности... Я боялась, что ты - демон, вселившийся в тело Кати... Но теперь точно убедилась, что нет! Ты - человек, который ещё не до конца выполнил свою миссию на этой земле, и поэтому нужно было устроить это переселение душ, чтобы ты что-то закончил... какое-то начатое дело... А также, чтобы ты что-то понял, став другим человеком... Это тебе понадобится в дальнейшем!.. Что именно - я не знаю, т. к. вижу всё как в тумане. Однако, от слов своих не отказываюсь: ты вполне можешь положиться на меня!.. Катя!
   Последнее слово Ольга Владимировна произнесла с небольшим нажимом, давая мне понять, чтобы я уже не считал себя мужской ипостасью, а полностью включился в новую для себя роль!
   - Спасибо Вам, мама! - я тоже немного нажал на последнее слово, давая понять Ольге Владимировне о своём согласии с новой ролью. - Но вопрос с работой всё-равно остаётся для меня открытым...
   - А чем ты занималась ранее?
   - Ну, работала сисадмином, немного занималась веб-дизайном, немного пела под гитару... Так, ничего серьёзного...
   - Знаешь, Катя, если так уж хочешь поработать, попробуем тебя устроить либо ко мне, либо к Анютке на работу... Только времени-то у тебя, сама понимаешь, всего ничего: максимум месяца три... А потом пузо-то уже как скроешь? Если устроишься у меня на работу, то можно рассчитывать на соцпакет, и поработать удастся подольше: месяцев пять-шесть... А в коммерческой структуре, где работает Анютка, беременных ой, как не любят: норовят избавиться от таких в первую очередь... Да и никакого соцпакета тебе там не светит...
   - Спасибо! А какие у Вас на работе вакансии?
   - Конечно же, в основном, в бухгалтерии: бумажки с места на место перекладывать да на калькуляторе пальцами тарабанить... - Ольга Владимировна улыбнулась... - Ну, ты пей чай-то, а то остынет совсем!
   - Спасибо! - я сделал большой глоток из кружки. - Только как Вы себе это представляете: я же технарь?! А вы - бумажки... Да я там от тоски завою... Может, хоть как-то к компьютерам поближе? Всё же, знакомая тема!..
   - Раньше была знакомая! А теперь это для тебя вредно! Подумай о будущем ребёнке! Не до компьютеров тебе сейчас! За одним сидеть - и то здоровья много надо, а уж обслуживать целую компьютерную сеть - тут и мужского здоровья не хватит! Так что, либо в бухгалтерию, либо диспетчером... Но у диспетчеров работа очень нервная, плюс ночные смены... Опять же, кроме бухгалтерии - никуда!!!
   - Вот попал! - в сердцах бросил я...
   - Не попал, а попала! - поправила меня Ольга Владимировна. - И запомни, теперь ты не только о себе заботишься, но и о ребёнке, который растёт в тебе! Ну, так как? Согласна на бухгалтерию?
   - Согласна!.. - понурил я голову... Видимо, деваться было-таки некуда... Она права: ну, кому на работе нужна беременная женщина? Только пришла, как тут же, через несколько месяцев, свалила. И зарплату ей обязаны сохранить, и отпуск по беременности, да и после родов обеспечить обязаны!.. Только госконтора может на такое пойти! В частных лавочках это не приветствуется!..
   - Ещё немного поговорив на разные темы, мы договорились, что через пару дней я пойду и уволюсь из школы, а после пойду устраиваться на работу в "Энергосбыт."..
   Ну, что ж, новая жизнь - новые планы! Дерзай!..
  
   Душа парила над землёю,
   Как трепетная лань, учуяв льва,
   Ждала судилища пред раем,
   Но опасалась Ада дна...
   Что есть познанье, что - отрава?
   Что нам важнее: страх, любовь?
   Кто, взалкав правды, лил помои,
   А кто, отстав, стёр сердце в кровь...
   Мы не радетели, мы - судьи...
   Себя судить, всё ж, будем мы,
   И суд уж этот, Вы поверьте,
   Не обмануть, кто б ни был ты!!!
  
   Сказать-то легко, только вот выполнить - не так просто... Ольге Владимировне пришлось продлить свой отгул на пару дней, чтобы обучить меня, с грехом пополам, кое-каким премудростям женской жизни: как делать причёску, как накладывать макияж, как правильно красить губы, как одеваться, чем питаться... От обилия полученной информации у меня просто опухла голова, и последний день перед посещением школы я только и думал о том, чтобы хоть что-то удержалось в моей памяти... Свой первый жизненный экзамен провалить мне очень бы не хотелось!..
   Самые неприятные воспоминания до сих пор вызывает обучение искусству применения туши для ресниц и теней для век... Бр-р... Добровольно мазать свои глаза какой-то гадостью, от которой потом вечером надо избавляться, меня никак не воодушевляло... Поэтому я откровенно филонил и старался пропустить этот ненавистный для меня ритуал... А так как мазаться, всё-равно, надо было, то я старался обойтись наименьшим количеством красящих веществ... Губы красить мне тоже жутко не понравилось, но тут ещё можно было как-то перетерпеть: в конце-концов, я обходился минимальным применением бледных помадок, и всё получалось более-менее приемлемо: вроде и губы накрашены, но и не особо заметно...
   Ну... Боевая раскраска - это ещё хоть как-то понятно... Непонятно мне было, что делать с таким обилием всяких блузок-юбок-рюшечек и пимпочек... Когда я впервые увидел гардероб Ольги Владимировны, мне стало просто не по себе... Конечно же, гардероб самой Екатерины ему и в подмётки не годился, но и там была масса всякой тряпочной "дребедени". О назначении же многих вещей мне можно было лишь только догадываться...
   Лишний раз я убедился в том, что мужчины и женщины никогда друг друга понять не смогут: у них совершенно противоположные понятия практически обо всём, что их окружает...
   Поэтому, когда Ольга Владимировна, подвела меня к вещам, которые мне надо было перемерить, мне вообще стало дурно... В своей прошлой жизни я жил по правилу "не высовывайся": не любил быть на виду, не любил быть центром внимания, поэтому и одежда у меня была неброская, немаркая... В общем-то, пары штанов мне хватало на несколько лет... И даже когда очередные джинсы уже превращались в тряпочки, я с большой неохотой покупал новые, т. к. очень привязывался к тем вещам, в которых мне было удобно и комфортно...
   Некоторые вещи были уже очень старые, но я упорно не хотел от них избавляться, предпочитая покупке новой одежды заштопать то, что протёрлось в старой!..
   А тут выясняется, что у каждой женщины должна быть целая куча новых тряпок, которые она должна менять чуть ли не каждый день... Этого мой мозг выдержать принципиально не мог: ну скажите на милость, зачем мне напяливать на себя какую-то супермодную хламиду, если в ней жутко неудобно??? Эти непонятные жертвы божку по имени "Мода" меня просто вывели из себя, и я еле сдерживался, чтобы не развернуться и убежать отсюда куда подальше...
   Поняв моё состояние, Ольга Владимировна сжалилась надо мной, и мы остановились на тройке "основных" вариантов одежды более-менее универсального применения, которые устроили и меня, и её!
   Напоследок она вытащила из шкафа какое-то платье нейтральной расцветки невероятных размеров. "Это тебе "на вырост" - прокомментировала она и улыбнулась.
   - Я что, стану такой огромной? - ужаснулся я...
   - Думаю, что не совсем... Хотя кое-какой сюрприз тебя, несомненно, ожидает в будущем...
   - Это какой-такой сюрприз? - подозрительно воззрился я на Ольгу Владимировну.
   - Сюрприз - он на то и сюрприз, чтобы ничего о нём не знать заранее... Но кое о чём я тебе намекну: не всё то, что я сказала тебе о твоём будущем, правда... Точнее, я сказала правду, но некоторые детали умышленно опустила... - Ольга Владимировна хитро прищурилась. - Некоторая недосказанность, несомненно, присутствует... Но об этом ты узнаешь уже, наверное, недели через две-три... Что же такое должно произойти через две-три недели, чтобы я понял, что это и есть тот самый сюрприз?.. Ломать голову над этим вопросом дальше не имело смысла, поэтому я просто продолжил обучаться премудростям женской психологии у матери Андрея, даже и не надеясь хоть отдалённо понять даже сотую часть этой непростой науки...
  
  Глава 6. Неожиданная встреча.
  
   Вот и настал день, когда мне нужно было появиться в школе и написать заявление об увольнении... Чтобы не возникло ненужных вопросов, Ольга Владимировна решила сопровождать меня в школу.
   Слава Богу, она немного знала тот район и мы быстро добрались до нужного места.
   Естественно, тут же возникла проблема: я совершенно не знал, куда надо идти, как выглядит директор и так далее... А, кроме того, чтобы не попасться на глаза ученикам, которых, в своё время, учила Екатерина, мы выбрали время, когда шёл урок... Так как школы у нас везде примерно одинаковы, то кабинет директора был найден достаточно быстро. Неподалёку оказалась и учительская. Заявление об увольнении я написал заранее, оставалось только указать фамилию и имя директора школы...
   Слава Богу, директор оказался на месте и после того, как я постучал в кабинет и услышал "да-да, войдите", мы вошли в его кабинет...
   Ещё с порога голос мне показался подозрительно знакомым, а когда я оказался в кабинете, увиденное заставило меня тут же торопливо присесть на стул в директорской... Наверное, я сильно побледнел, поскольку Ольга Владимировна не на шутку разволновалась и тут же попросила воды у...
   Невероятно! Это либо какое-то бредовое стечение обстоятельств, либо меня просто ведут за руку по этой жизни, не давая и шага самостоятельно ступить без каких-либо "приколов"... Передо мной стояла... Ну, кто бы вы думали?.. Конечно же, моя бывшая одноклассница, моя первая школьная любовь... Виктория Васильева...
   - Е-тит-твою, кипятит!.. - невольно вырвалось у меня, - Вика!..
   Ну как было не вспомнить!.. Ведь после школы наши пути-дорожки разошлись на целых...двадцать лет...
   - Так вот ты где всё это время пропадала!..
   Ёлки-палки! Я это что, вслух сказал? Торопливо прикусив язык, я сквозь зубы сухо поздоровался и, торопливо вынув заявление, тут же, на директорском столе, дописал недостающие имя и фамилию и положил его "пред светлые очи" Виктории... Вика быстро пробежала глазами текст заявления и, внезапно побледнев, откинулась на спинку стула... У Ольги Владимировны даже брови чуть на макушке не оказались от удивления, но, всё же, от комментариев она воздержалась и промолчала...
   Однако, Вика, к моему большому разочарованию, всё-таки услышала мой возглас, и, внимательно вглядевшись в моё лицо и побледнев ещё сильнее, недоумённо поинтересовалась:
   - Катя, что это с тобой? Ты никогда такими фразами не кидалась... Только один человек на моей памяти мог такое произнести... - Виктория вдруг резко встала со стула, и, нависнув надо мной, как коршун, буквально "вцепилась" в моё лицо взглядом.. - А ну, быстро мне скажи, кто сидел вместе с тобой за одной партой?..
   Язык мой - враг мой! Он, зараза такая, оказался быстрее, чем я успел его прикусить:
   - Олька Воронина...
   Не дав мне опомниться, Вика тут же выдала второй вопрос:
   - Какая была кличка у нашего физрука?
   - Ярик... - уже умоляюще произнёс я...
   - Что мелом было написано на доске 8 марта на уроке географии, когда мы учились в 8-м классе?
   - Вика, я тебя люблю!..
   Шок от услышанного заставил Викторию со всего размаха брякнуться на стул, дико вращая глазами... Я, в свою очередь, проклинал себя на все лады из-за собственной глупости... Что ни говори, но женское начало, всё же, начинало потихоньку управлять мной: раньше я бы никогда не позволил своему языку опередить собственный разум!.. А тут... оконфузился я конкретно...
   - Женька?.. Ты?..
   - Я, блин... - только и смог промямлить я...
   - Так! Тихо все! - Ольга Владимировна предусмотрительно заперла входную дверь на замок и подняла вверх руку, привлекая наше внимание...
   - Вика и я повернули к ней головы и притихли...
   - То, что здесь произошло, пусть между нами и останется! Виктория Васильева, как директор школы, подпишет заявление об уходе, написанное Екатериной Стрельцовой, отдаст ей трудовую книжку, и мы тихо-мирно разойдёмся каждый в свою сторону! И не будем больше вспоминать о том, что здесь произошло ни при каких обстоятельствах!..
   - Я бы с удовольствием! - сказала моя бывшая школьная любовь... Она, хоть и пребывала в некотором шоке, всё же не потеряла способность анализировать - но по КЗОТу Катя обязана ещё пару недель отработать в школе, пока мы не найдём ей замену...
   - Вика! Ну ты сама посуди: какой из меня учитель?... - взмолился тут я... - да меня же на второй секунде расколят!... Я же ничегошеньки в Ваших школьных делах не понимаю!!!
   - Да... Это правда... - признала свою ошибку Виктория... - Но ты хоть объясни, как всё это понимать?
   - Это длинная история... - я старался говорить убедительно и, по-возможности, быстро: вот-вот прозвенит звонок, а тогда можно случайно "нарваться" на бывших учеников Екатерины, и вот тогда греха не оберёшься... А если, не дай Бог, появятся коллеги по работе... Тогда мне точно каюк!.. - Давай-ка лучше приходи ко мне домой часикам к семи, там я тебе всё подробно расскажу... А сейчас мне, извини, надо уже бежать, а то, неровен час, урок закончится, и тогда мне придётся туго...
   - Ладно! Поняла! - Виктория подняла со стола заявление, но подписывать пока не стала, а положила в свой портфель. - Вечером я буду у тебя! Где ты обитаешь теперь?
   Я назвал адрес квартиры Андрея и умоляюще посмотрел на Ольгу Владимировну.
   Ольга Владимировна утвердительно кивнула и направилась к выходу.
   Виктория, в свою очередь, только удивлённо поцокала языком, и пожала мне руку напоследок:
   - Я могла бы и догадаться, где тебя искать - сокрушённо пробормотала она и проводила нас до выхода из школы.
   Выйти за пределы школьного пространства мы успели ещё до звонка...
   По пути домой Ольга Владимировна всё время молчала и на мои попытки заговорить с ней не реагировала... Лишь когда подошли к дому Андрея, она повернулась ко мне и сказала:
   - Я не знаю, хорошо это или плохо, что о нашей тайне узнал ещё один человек, но склонна согласиться с тем, что тебе сейчас действительно необходима хорошая компания, которая поможет прийти в себя и не впасть в депрессию... Скажи, эта Вика... хороший человек? Она умеет хранить тайны?
   - Насколько я помню, у нас со школы друг о друге остались только хорошие воспоминания! Она была очень хорошим человеком тогда! Думаю, осталась такой и сейчас! - ответил я и моё сердце, почему-то, тоскливо сжалось от какого-то подспудного чувства утраты...
   - Да! Хорошо! Я тоже в будущем, вроде, проблем не наблюдаю с её стороны! Ну что ж, счастливо провести время! Только не забудь потом позвонить мне и рассказать, как прошла встреча! - Ольга Владимировна улыбнулась, махнула мне рукой и, напоследок бросив "Пока!", круто развернулась и зашагала по направлению к своему дому.
   - Я едва успел крикнуть "Счастливо!" в ответ, как её уже и след простыл...
   Ну вот, теперь время подумать о вечернем угощении для гостьи!.. Кое-какие сбережения у меня были. Да и Ольга Владимировна меня снабдила некоторым количеством денежных знаков "на первое время", как она сама сказала. Поэтому, недолго думая, я метнулся в магазин и накупил разных вкусностей. Конечно же, я не сорил деньгами направо и налево: купил только самое необходимое плюс чуть-чуть сверху, чтобы гостья осталась довольна...
   На приготовление ужина не потребовалось много времени, и уже к семи часам я накрыл на стол. Виктория появилась с небольшим опозданием в пять минут, как истинная женщина. Едва войдя в прихожую, она оглядела меня с головы до пят и, видимо, осталась довольна своими наблюдениями, показав мне в улыбке свои ровные белые зубы. От нахлынувших воспоминаний у меня так сжало сердце, что я невольно схватился за него от неожиданности... Голова пошла кругом и я едва удержался на ногах...
   - Ну, здравствуй, что ли! - первой подала мне руку Виктория.
   - Привет! - выдавил я из себя и неловко попытался помочь ей снять пальто...
   - Да! Как ты был в школе недотёпой, так и остался! - вдруг рассмеялась Вика, тем самым разрядив неловкую обстановку...
   - Ты права! - улыбнулся я в ответ... - Так и не научился за столько лет ухаживать за женщинами...
   - И поэтому сам решил стать одной из них? - ещё более развеселилась моя гостья...
   - Ну... Не совсем так... - я немного замялся и, чтобы снять снова возникшую неловкость, сделал пригласительный жест в сторону уже накрытого стола.
   - О! А я уже думала, ужинать у порога будем! - снова показала в широкой улыбке свои белые зубки Виктория... - Ну, посмотрим, как ты готовить научился!..
   Немного погодя, когда мы уже сидели за столом, я вскользь заметил:
   - Столько лет прошло, Вика, а ты всё такая же веселушка! И с тобой, как всегда, легко и приятно!..
   - А вот ты изменился! - снова рассмеялась Виктория. - Если честно, у меня сначала был шок... А теперь мне просто очень интересно, что же такое произошло с тобой! Так давай, рассказывай побыстрее? Я просто сгораю от нетерпения!
   И мне ничего не оставалось делать, как начать своё повествование. Скрывать что-либо не имело смысла, и я всё рассказал, как на духу: и то, чего я достиг в жизни за свои 40 лет, и про свою жену, и про детей, и про аварию, и про Андрея... Так что повествование оказалось, всё же, более грустным, чем я мог себе представить...
   - Вот, теперь даже и не знаю, что мне делать дальше?.. - закончил я свой рассказ.
   Виктория за всё время повествования ни разу меня не прервала и не произнесла ни единой реплики... Она сидела в полной задумчивости и только слегка помешивала почти остывший чай маленькой серебряной ложечкой. Когда я закончил, она как-то виновато посмотрела на меня и, слегка покраснев, вдруг тихо произнесла:
   - Так вот оно что... Могу тебе только посочувствовать... А ты знаешь, я ведь до сих пор не замужем... И детей у меня тоже нет...
   - Что?.. - от неожиданности я чуть не опрокинул свою чашку с чаем.
   - Представляешь... Теперь уже и надежды даже нет, что это всё когда-нибудь появится..
   - Почему? - Я никак не мог уразуметь, в чём причина столь разительной перемены в настроении Виктории.
   - Я ведь до сих пор... ещё со школы... люблю тебя... А теперь даже и тела-то твоего на этом свете нет... Похоронили... И я об этом ничего не знала... А ты, вот он, всё же смог оказаться рядом со мной... Через столько лет... И таким необычным способом... Наверное, ангел-хранитель дал мне последний шанс побыть с тобою рядом... Хотя это совсем не так, как я себе всегда представляла...
   Я внимательно посмотрел в глаза Виктории... В уголках её глаз предательски заблестели две маленькие слезинки и сорвались прямо в чашку с чаем. Но она, похоже, не заметила этого и вдруг, неожиданно для нас обоих, всхлипнула так жалобно, чисто по-женски, словно оплакивая свою горемычную судьбу...
   - Почему ты ушёл тогда от меня?.. - плечи её стали вздрагивать чаще, и я совсем растерялся... - Что я сделала не так, что ты решил не возвращаться? Ведь у нас с тобой всё было хорошо... Какая кошка пробежала между нами? - Вика посмотрела прямо в мои глаза, даже и не пытаясь скрыть текущие по её щекам слёзы... - Все эти годы я жила лишь одной мечтой - встретить тебя вновь и... вернуть... А ты... умудрился за это время даже... умереть... - она горько усмехнулась и с силой стиснула кулаки. - Ну почему я не нашла тебя раньше?..
   Повинуясь безотчётному импульсу, я подошёл вдруг к Виктории и обнял её за плечи:
   - Прости меня, Вика, если сможешь!.. Каким же дураком я тогда был... Моё счастье всё это время было рядом со мной, а я даже и не догадывался об этом: искал его на стороне...
   Виктория вдруг привлекла меня к себе и жарко поцеловала прямо в губы... Потом, словно опомнившись, оттолкнулась от меня и сцепила пальцы рук, пытаясь обуздать свои чувства...
   - Извини! - только и смогла произнести она... - Я настолько устала жить без тебя, что мне теперь абсолютно всё равно, кто ты: мужчина или женщина...
   - Это ты меня извини, что мне приходится встречаться с тобой уже в другом обличье... Если бы я хоть один раз увидел тебя за эти долгие двадцать лет... Всё могло бы быть совершенно по-другому!.. Я до сих пор проклинаю себя за собственную гордыню и глупость... Если бы я хоть как-то смог оправдаться перед тобой... Но нет... Нет мне прощения... - я уныло понурил голову...
   Виктория вдруг порывисто встала из-за стола, подошла ко мне вплотную и взяла меня за руки... совсем, как тогда, когда мы встречались в городском парке уже после окончания школы...
   - Ты... помнишь?... - только прошептал я...
   - Ну как я могу такое забыть! - с укоризной посмотрела на меня Виктория. Слёзы всё ещё блестели в уголках её глаз, но мощное магическое чувство с непреодолимой силой влекло нас друг к другу... И мы, не противясь более ему, слились в жарких объятиях...
   Дальнейшие события трудно описать словами: мы осыпали друг друга горячими поцелуями и шептали тёплые слова о любви, гладили руки и плечи и смотрели, смотрели друг на друга, не в силах оторваться... Сколько длилось единение наших сердец, я не знаю, но мне срочно пришлось прервать его из-за подступившей прямо к горлу тошноты... Я едва успел добежать до ванной, как меня всего вывернуло наизнанку...
   Немного позже, приведя себя в порядок, я вернулся в комнату к Виктории.
   Она немного успокоилась и уже могла держать себя в руках. Радость наполняла наши сердца, и нам, как и прежде, было легко и хорошо вдвоём.
   - Ты что это так быстро ретировался? - с хитрым прищуром спросила меня Вика. - Ты, чай, не в положении ли?..
   - Угадала! Именно в положении!.. - я как мог, мягче улыбнулся ей в ответ.
   - Вот те на!.. - Та самая, весёлая Виктория, снова возвращалась ко мне: - Только-только нашла своего любимого через прорву лет, а он и здесь успел мне изменить...
   - Да это Андрей постарался, ещё до аварии! - примирительно ответил я, и тут словно в моей голове щёлкнул рубильник: "Вот оно! Вот, почему так всё случилось!"
   - Слушай, Вика, я, кажется, знаю, почему произошло это переселение душ!
   - Говори! - враз посерьёзнела моя любимая.
   - Смотри! Жизненные Пути Евгения и Екатерины должны были оборваться в тот самый миг, когда их сбили машины. Но вмешались высшие силы, и, надо сказать, не без причины: Андрей очень любил свою Екатерину, а она - его. Мама Андрея очень жаждала стать бабушкой и ОЧЕНЬ любила обоих! Ты через всю свою жизнь пронесла свою Большую Любовь ко мне, а я, как оказалось, в действительности, всю жизнь любил только тебя, и моя женитьба на другой женщине была лишь страшной ошибкой, совершённой очень глупым и обидчивым юношей когда-то, двадцать лет назад... Улавливаешь?.. - я с надеждой посмотрел на Викторию. - Екатерина, видимо, была очень счастливым человеком, и, скорее всего, ничего не знала о своей беременности, раз с такой лёгкостью покинула этот мир... Но мама Андрея, похоже, была в курсе этого благодаря своему "вещему" сну...
   - Ты хочешь сказать, что Андрей и Екатерина смогли-таки воссоединиться на небесах и, таким образом, получили своё счастье. Ведь Андрей, по твоим словам, был "Ангелом во-плоти", и он не мог допустить несправедливости по отношению к своему будущему ребёнку и к своей жене. Вернуть дух Екатерины никто не мог, поскольку её Земной Путь уже был завершён. Она выполнила всё, что должна была сделать в своей жизни... Она бы погибла в любом случае, как я подозреваю, с ребёнком или без... Но любовь Ольги Владимировны к молодым и её огромное желание стать бабушкой перевесили чашу весов в сторону воскрешения Екатерины из мёртвых...
   - С одной поправкой! - вклинился я - Если бы не твоя любовь ко мне и не твоё желание видеть меня во что бы то ни стало в любом виде... я бы не стоял сейчас перед тобой в облике новоиспечённой Екатерины Стрельцовой! Просто огромное желание и огромная любовь твоя и Ольги Владимировны, ну и моя, наверное, немного, привели к тому, что произошло: я воскрес из мёртвых, но в теле Екатерины, жены Андрея... Теперь-вот, надо родить для бабушки ещё и внука... Тогда, похоже, круг замкнётся!..
   - А дальше? - вдруг вскрикнула Виктория.
   Я посмотрел ей прямо в глаза, в которых читался неподдельный страх за меня и за нашу вновь обретённую любовь...
   - А дальше, как распорядится Господь: если он дарует мне счастья побыть с тобой хоть немного рядом, то я ещё побарахтаюсь на этой Земле... Ну а если в Высших Кругах вдруг решат, что мне уже окончательно пора уйти со сцены... Что ж, так тому и быть! Я в этом плане абсолютно спокоен! На том свете я уже побывал... Мне лишь дали небольшую отсрочку, чтобы я мог насладиться общением с тобой и чтобы я мог ещё немного принести радости той же Ольге Владимировне в виде горячо ожидаемого ей внука...
   - Не говори так больше! - Вика подскочила ко мне и закрыла мой рот своей ладонью. - Пусть нам осталось совсем немного счастья побыть вместе и насладиться обществом друг друга, но я эти мгновения радости не променяю на вечность без тебя! И даже если времени у нас немного, но всё оно принадлежит нам!!! - и, не дав мне даже вставить слова, горячо поцеловала меня прямо в губы...
   Когда этот неимоверно долгий поцелуй прервался, я попытался пошутить, что вышло у меня несколько неловко:
   - Вика, я бы с удовольствием!!!.. Но как ты себе представляешь отношения между двумя женщинами?..
   - Дурачок! - Вика на меня совсем не обиделась - Я настолько истосковалась по тебе, тому, кто ты внутри, что внешние половые признаки меня абсолютно не волнуют! Так что поменьше говори, а лучше отдайся на волю собственным чувствам!
   Я счёл за лучшее сделать так, как просила Вика... Моя Вика!!! Я отдался тёплому и нежному чувству любви, которое, как оказалось, всё это время было рядом со мной... Отдался весь, без остатка, этой нежно любящей меня женщине, которая пронесла свои светлые чувства ко мне сквозь все эти годы и не испачкала их какими-то нелепыми обидами... Слёзы раскаяния стали душить меня и я, с утроенной нежностью, пытаясь восполнить то, что недодал Виктории, гладил её лицо, целовал её глаза и щёки, обнимал её... Я ласкал её руки, грудь, бёдра... И это восхитительное чувство полного единения с любимым человеком полностью овладело мной...
   Очнулся я только под утро... С нежностью посмотрел на лежащую рядом со мной на кровати Викторию. Её длинные волосы разметались по подушке, дыхание было глубоким и размеренным. Наверное, ей снились прекрасные сны, так как на губах блуждала сияющая улыбка абсолютно счастливого человека... Из-под одеяла выпросталась её белоснежная изящная рука... Я с нежностью смотрел на уже начавшие появляться морщинки возле глаз, на уже слегка начавшие седеть волосы и наслаждался каждым мгновением, проведённым рядом с ней... Вика немного переместилась во сне и одеяло сползло ниже, открыв моему взору небольшой аккуратный бугорок правой груди с розовым соском... Это зрелище было настолько завораживающим, что я не удержался, и поцеловал её прямо в этот розовый сосок на груди... Виктория довольно заурчала, прямо как большая кошка, выгнулась дугой и открыла глаза, встретившись глазами с моим взглядом...
   Она одарила меня ещё более прелестной улыбкой и обвила руками мою шею, прошептав:
   - А всё-таки, я нашла тебя! И теперь уже никому не отдам!!!
   Я лишь с радостью вынужден был согласиться...
   ...
   Мы бы могли так вечно наслаждаться обществом друг друга, но Виктории надо было идти на работу, а мне, в свою очередь, устраивать свою дальнейшую жизнь, какой бы она ни была: длинной или короткой...
   - Кстати, Вика, ты подписала моё заявление? - спросил я у неё, когда мы уже сидели на кухне и завтракали.
   - С удовольствием бы! - усмехнулась Виктория - Только, если бы ты хоть немного потрудился изменить свой почерк и подпись!
   Я удивлённо воззрился на неё.
   - На, посмотри! - и, вытащив из сумки, Вика протянула мне моё заявление.
   - С ума сойти!.. Я, наверное, был не в своём уме, когда писал это... - Я смотрел на заявление, написанное моим почерком и с моей же собственной подписью внизу.
   - Это был самый важный аргумент, который доказал мне, что ты - это ты, а не учительница Екатерина, которая раньше работала в нашей школе...
   - Да уж... Сейчас перепишу... - Я сходил за чистым листом бумаги, ручкой и паспортом моего Альтер-эго, откуда хотел скопировать подпись.
   - Давай лучше я! - выхватила у меня ручку и бумагу Виктория. Я хорошо знаю её почерк, а подделать подпись я и без тебя сумею!..
   - Ну что бы я без тебя делал! - я подошёл сзади и обнял Викторию за плечи, она лишь с благодарностью погладила меня по руке и принялась писать заявление. Не прошло и пяти минут, как всё было готово. Последним росчерком Виктория завизировала заявление и сложила бумагу в портфель...
   - Ну что ж, у нас ещё есть десять минут до выхода... - улыбнулась она мне и мягко взяла мои руки в свои. Нежное тепло её рук обволакивало меня и манило куда-то в заоблачные дали, где нет места лжи и обману, туда, где живёт настоящая Любовь...
   - Может, всё же попробуешь к нам в школу? - голос Виктории вернул меня с небес на грешную Землю... Я бы тебе помогла освоиться...
   - Ты же сама прекрасно понимаешь, что это невозможно!.. - я в учебном процессе понимаю ровно столько, сколько свинья в апельсинах... И как только я попытаюсь открыть рот, все сразу поймут, что со мной что-то не то... Да, кстати, нам же нельзя афишировать наши отношения... Ты же сама прекрасно понимаешь, что могут подумать люди, увидев двух милующихся женщин...
   - Я думаю, что многие из этих людей примут меня за твою мать... - горько усмехнулась Виктория.
   - Извини... Я как-то упустил из виду нашу нынешнюю разницу в возрасте... - я всё никак не мог привыкнуть к тому, что Екатерина, в чьём теле существует теперь моя душа, моложе меня и моей любимой женщины на целых 15 лет... - Я и к новому-то облику никак не могу привыкнуть, а тут ещё это...
   - Ничего, освоишься! - уверенно кивнула мне Виктория и направилась к выходу из квартиры.
   Возле дверей я немного замешкался, за что был вознаграждён горячим поцелуем, от которого голова пошла кругом...
   - Через пару дней занесу тебе трудовую... А вот мой телефон - протянула она мне свою визитку - Если что, звони в любое время... Сегодня я к тебе не приду... Созвонимся. - и с этими словами Вика выпорхнула за дверь...
   После её ухода из меня словно выкачали весь воздух и я без сил просто рухнул на стул прямо в прихожей. Господи, что же я делаю? Что же со мной происходит?.. Я всю жизнь думал, что никогда не испытаю более чувства любви, что встречи с Викторией в школе и после неё - это лишь юношеское увлечение, что это всё пройдёт со временем, что... Но только, став женщиной, я, наконец-то, понял всю глубину тех чувств, которые вот так просто взял и засунул на самые задворки своей души без зазрения совести... И только вот такой необычный случай заставил меня понять, что я своими собственными руками разрушил и своё счастье, и счастье другого, очень близкого мне человека... И, в сущности, сделал несчастными ещё жену и детей, которые не получили от меня даже крохи той любви, которую я мог бы им подарить... Нельзя связывать себя узами брака с человеком, которого не любишь! Результат ВСЕГДА оказывается плачевным... А ведь, по сути, подавляющее большинство людей так и живёт... Потому-то у нас так много несчастных... Ведь, в своё время, они просто недополучили любовь и ласку, которую просто не могли дать им их родители... Как можно другому человеку дать то, чего сам не имеешь?.. И этот порочный замкнутый круг разорвать, ой, как непросто!..
   И мне настолько стало жалко Викторию, которая столько лет мучилась из-за меня, дурака... Стало жалко жену и детей из моей прошлой жизни за то, что искалечил им всю их дальнейшую жизнь... Стало жалко себя самого за то, что своими руками погубил своё счастье и даже не заметил этого...
   Ольга Владимировна, открывшая дверь своим ключом, застала меня именно в таком виде: сидящим на стуле в коридоре и оплакивающим всё и вся, всего... точнее, всю в слезах...
   - О!.. - только и произнесла она, закрывая дверь за спиной... - Я смотрю, ты даром времени не теряла... Что случилось?..
   - Здравствуйте, мама - всё ещё всхлипывая, пробормотал я... - Извините, накатило... - и попытался ретироваться в ванную комнату...
   - Ладно, умывайся, приводи себя в порядок! Через двадцать минут выходим!..
   - Да, конечно! - пробормотал я и нырнул в ванную.
   - Через пятнадцать минут, уже в боевой раскраске индейцев племени "апачи", напомаженный и надушенный какой-то французской пахучей гадостью, я уже стоял у выхода. Так как волосы были ещё коротковаты, то с причёской, слава Богу, заморачиваться особо не приходилось!.. Стандартная форма номер "раз": джинсы, свободный свитер, куртка, осенние сапоги и шапочка...
   Ещё раз внимательно осмотрел себя с головы до ног в зеркале и остался доволен: шрамы практически исчезли с лица и теперь не доставляли никаких неудобств, глазки подведены, взор горит, губки напомажены... В общем, как говорится, девочка упакована "по полной"...
   Ольга Владимировна даже всплеснула руками от неожиданности, когда меня увидела:
   - Батюшки-светы, ты ли это, Катя?
   - Ну Вы же сами прекрасно знаете, что нет! - не преминул съязвить я.
   - Да ты не ёрничай! - отмахнулась от меня мама Андрея - Ты прекрасно поняла, что я имела в виду! Честно тебе скажу, ты сейчас выглядишь просто потрясающе! В тебе, как будто, огонь зажёгся, который освещает всё вокруг и делает тебя очень привлекательной... - тут до Ольги Владимировны что-то, видимо, дошло. - Подожди, подожди! А не директриса ли в этой перемене виновата?.. Чувствую, без большого и светлого тут не обошлось... Стой, Екатерина, уж не влюбилась ли ты ненароком?
   - Как в воду глядите, Ольга Владимировна! - ответил я, слегка потупившись - Именно моя старая любовь во всём и виновата!.. Видите, какие фортели иногда выкидывает судьба!.. Любим мы с Викой друг друга... Ещё со школьной парты...
   - И ей не помешало то, что ты теперь женщина??? Во истину, пути Господни неисповедимы!!! Я так понимаю, ушла она от тебя только утром?..
   - Есть немного!.. - я совсем смутился...
   - Ну дела... Значит, ей гораздо важнее твой внутренний мир, ты сам (она, почему-то, именно на слове САМ сделала ударение), нежели та внешность, под которой скрывается твоя душа... Она ИСТИННО любит тебя!!! - Ольга Владимировна даже немного замялась... - Такая сильная любовь... Одна на миллион жизней... Это великое счастье! Вот теперь и я понимаю, почему произошло переселение твоей души в тело Екатерины... Такое сильное чувство не могло не оставить свой след во Вселенной!!! Это великое счастье, но и великая ответственность, прежде всего, друг за друга!.. Ох... что-то я разнервничалась... - я немного посижу - отстранённо произнесла мама Андрея и присела на стул...
   Я тоже присел на другой стул рядом... Буквально через минуту Ольга Владимировна повелительно взмахнула рукой, призывая меня идти вслед за ней, и направилась к выходу из квартиры. Взявшись за ручку двери, она обернулась:
   - Паспорт при тебе?
   - Да! - ответил я
   - Тогда в путь! - и мы двинулись устраивать меня на работу...
  
  Глава 7. Новая работа.
  
   Процесс приёма на работу достаточно стандартен: пришёл, заполнил заявление о приёме на работу, ответил на кучу бестолковых вопросов, сделал ещё пару подписей в различных журналах, завизировал в журнале сам факт ознакомления с приказом о назначении на должность экономиста и пошёл знакомиться с местным коллективом и со своим кругом обязанностей.
   В государственных конторах мне приходилось бывать и ранее: "гадюшники" ещё те!.. Народ в госконторах ходит всегда озабоченный: "А будет ли зарплата?", "А не урежут ли?", "А не уволят ли?"... Их вечно нагружают всякими идиотскими поручениями, которые эти работники пытаются всеми силами спихнуть на других, таких же, как они, бедолаг...
   ...
   Конечно же, не всё обстоит так плохо! Но правда жизни такова, что в госучреждениях люди НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ проявлять инициативу. Поэтому работа и идёт там с большим-большим скрипом, очень не спеша, затягивая всё дальше и грубже в трясину безвременья любые интересные проекты и начинания...
   А жажда бурной деятельности у вновь прибывших обычно к концу первых трёх месяцев - полугода, сменяется на полную её противоположность - апатию придорожного валуна, которого и бульдозером-то трудно с места сдвинуть... Именно в такую контору я и собирался влезть, подписав заявление о приёме на работу... Но меня, в принципе, это как раз и устраивало! Мне нужно было спокойно перекантоваться полгода, а затем уйти в декретный отпуск...
   Так как я устраивался на работу "по блату" через Ольгу Владимировну, то собеседования со мной, конечно же, никто не проводил. Мне только указали на место моего дальнейшего размещения в конторе (небольшой столик с компьютером в дальнем углу помещения, где, похоже, за всё время существования этого "уголка" ни разу не побывало ни одного лучика солнечного света, и поэтому на столе стояла настольная лампа). Беглый осмотр рабочего места показал, что кроме настольной лампы, 19 - дюймового ЖК-монитора, клавиатуры с полустёршимися клавишами, старенькой мышки и, собственно, не менее старенького, достаточно сильно потёртого системного блока на столе ничего не было... Монитор, системник и настольная лампа были включены в один общий удлинитель на пять гнёзд, с тумблером включения/выключения. Ко всем рабочим местам была подключена локальная сеть...
   "Чудово! - подумал я, - надо побыстрее состыковаться с местным сисадмином!"
   Ведь, как известно, кто водит с ним дружбу, у того и в компьютере будет порядок, и Интернет всегда будет! А вот ссориться с системщиком я бы не стал! Ну, скажите мне на милость, кому нужно самому возиться с техникой, если системщик будет ставить вас в конец очереди на обслуживание? Да и вообще! Зачем нужно ссориться с кем-либо без веской на то причины?
   Пока я разглядывал своё новое рабочее место, ко мне кто-то тихонько подошёл сзади и пару раз кашлянул, чтобы привлечь моё внимание.
   Я обернулся и увидел немолодую уже даму лет 50-55, не очень приятной наружности. Её причёска представляла собой зачёсанные назад и собранные в пучок на затылке волосы... Как можно было бы догадаться, это была моя будущая начальница, и стандартным в данном случае украшением лица служили очки в строгой роговой оправе. Сухое вытянутое лицо, чем-то напоминающее сушёный финик, орлиный нос, узкие, вечно поджатые губы и прозрачно-рыбьи глаза дополняли впечатление о подошедшей даме, как об эдакой деловой леди-фурии, которая практически всю свою жизнь проработала в этой конторе и, скорее всего, именно здесь приобрела пресквернейший характер.
   Дальнейший мой разговор с ней (когда мы уже прошли в её кабинет) лишь подтвердил мои опасения. Дама оказалась очень строгой и терпеть не могла никаких вольностей в виде опозданий на работу, прогулов, курения в рабочее время, а уж вольности в одежде вообще не допускались! Мизерное применение косметики на моём лице явно читалось, как плюс в её глазах, но вот джинсы в её понимании с обликом женщины-экономиста никак не вязались... Я не стал её разубеждать в этом: мне было АБСОЛЮТНО плевать, что она думает о моём внешнем виде, так как собирался ходить лишь в том, в чём мне было удобно, и потакать её прихотям насчёт одежды не собирался!
   Далее она продиктовала мне, как её зовут... Именно продиктовала, поскольку имя Евлампия Аксельродовна в тот момент я даже под гипнозом не смог бы запомнить!..
   Потом дошло дело и до техники безопасности: начальница прочитала мне короткую лекцию о том, что здесь можно, а чего нельзя делать. Но это, в принципе, я и без неё прекрасно знал. Мне оставалось только периодически утвердительно кивать головой, показывая ей, что информация усвоена, и расписаться в очередном журнале о том, что инструктаж по технике безопасности я прошёл... прошла!..
   Дальше всё было обыденно и понятно: вот, дескать, тебе фронт работ (с этими словами откуда-то из закромов огромного шкафа были извлечены какие-то подозрительно-пухлые папки). Нужно было все документы рассортировать, свести концы с концами и подбить итоги. К пухлым папкам прилагался набор необходимых для работы канцтоваров... Естественно, был предусмотрен и большой калькулятор, ведь какой же экономист может работать без столь необходимого инструмента...
   Был бы я мужчиной, я бы даже и не заметил количества вещей, которые надо было перетащить на свой рабочий стол... Но, будучи теперь хрупкой женщиной, я враз понял, что допереть такую кучу вещей до своего места просто нереально, поэтому попросил у своего нового шефа разрешения сделать пару ходок туда и обратно, на что был получен утвердительный ответ. Когда выходил из кабинета начальницы, неся на руках кипу бумаг, чуть ли не в дверях столкнулся с каким-то длинноволосым парнем лет двадцати пяти-тридцати. Он сразу же извинился, внимательно осмотрел меня с головы до ног, спросил, не новенькая ли я и, когда получил утвердительный ответ, тут же представился Шуриком, местным системным администратором, и предложил свою помощь в доставке бумаг к месту назначения. Естественно, я согласился, назвав в ответ и своё имя. Так что два раза мне пришлось продефилировать к своему рабочему месту и обратно в паре с Шуриком, вызывая перекрёстные взгляды и перешёптывания со всех сторон... Блин!.. Хуже артобстрела с пристрелянными секторами... Поэтому, когда Шурик, получив в свой адрес слова благодарности и улыбку, удалился, предварительно оставив свои координаты для связи ("если что с компом будет не так"), я, забившись в этот уголок и спрятавшись за монитором, с облегчением перевёл дух... Да, похоже, денёк будет тот ещё...
   В рядом стоящий шкаф я тут же загрузил всю принесённую макулатуру, оставив на столе лишь одну папку для работы, и тут же попытался включить компьютер. Ага! Кто бы сомневался: железяка не подавала никаких признаков жизни!.. Посмотрев на удлинитель, я понял, что просто отсутствует питание: лампочка на удлинителе не горела. Пробежавшись взглядом по кабелю, увидел розетку, куда была воткнута вилка и подошёл к ней. Рассмотрев её повнимательнее, я понял, почему удлинитель не работает: сиротливо торчащая розетка была явно бутафорской. Рядом же находился целый ряд нормальных розеток. От некоторых их них были запитаны другие удлинители. Недолго думая, я передёрнул свой удлинитель в нормальную розетку и, подойдя к компьютеру, ткнул кнопку включения питания. Теперь "комп" нормально заурчал вентиляторами, пискнул, инициализируя нормальное прохождение тестов и, судя по издаваемым им звукам, далее стал нормально загружаться... Только экран, несмотря на моргающую лампочку подачи питания, оставался тёмным. Не долго думая, я, по старой привычке, заглянул в торец "системника" и увидел причину: разъём от монитора к компьютеру был просто не подключён... Ну, это мы быстро исправим: секунда-другая, и разъём вставлен на место. При помощи торчащих винтов я накрепко прикрутил его к "системнику". Конечно же, изображение на мониторе тут же появилось, но тут я случайно поднял голову и увидел, как, практически все, находящиеся в офисе, даже повставали со своих мест и внимательно следят за моими действиями, затаив дыхание...
   Лишь только все поняли, что замечены, тут же резко стали изображать кипучую деятельность, периодически, нет-нет, да и кидая полные интереса взгляды в мою сторону.
   "Проверка!" - понял я. Первый тест, так сказать, на профпригодность. Ну что ж, пока один-ноль в мою пользу. Я мысленно усмехнулся: "Думали, имеете дело с блондинкой?.. А оказалось, я ещё что-то соображаю в технике"...
   Ну да ладно, это всё мелочи жизни! Когда дело дойдёт уже до документов - вот тут мне надо быть предельно внимательным. Это та область, где я могу засыпаться на раз! Из меня экономист-то не очень хороший, хотя чуть-чуть я в этом деле, всё же, понимаю: ранее, как никак, с бухгалтерами приходилось тоже дело иметь! И от них я нахватался немного теории, перемешанной с практикой... Так что полным профаном в данной области я, всё же, не был! Но и специального экономического образования, конечно же, не имел!..
   Итак, что у нас там? Пока я возился с монитором, система уже успела загрузиться и... можно было и не сомневаться, что моим глазам предстанет до боли знакомый Windows с предложением ввести пароль.
   Ясно! Проверки ещё не закончились! Итак, что бы предприняла блондинка, будучи на моём месте? Конечно, позвала бы сисадмина! Но мне этот вариант не подходил! Я хотел иметь хоть один козырь в рукаве в дальнейших отношениях с местным "администратором кабельных сетей и вай-фай соединений", поэтому попробовал стандартные пароли, которые и сам частенько применял, когда просто нужна была защита от дурака. Толку от таких паролей - ноль: лишь люди, совсем далёкие от техники, их не знают... С третьей попытки система проглотила пароль и стала загружаться дальше. Через минуту моему взгляду предстал почти чистый рабочий стол с парой иконок...
   Стандартная "распальцовка" - и можно было бы посмотреть список процессов... Но сисадмин, похоже, не дурак: пользователь имел минимальные привилегии в системе: только запускать то, что уже установлено, и не более того. Шаг вправо, шаг влево карался расстрелом на месте. Ладно, теперь, похоже, пора было включать "дурочку": скорее всего, через удалённый доступ он мог наблюдать сейчас за моими действиями, и я не обманул его ожиданий: заглянул в папки "Мои документы", нашёл Word и EXCEL в программах и запустил их, изображая бурную деятельность.
   На сегодня программа "минимум" была выполнена, и я с чувством глубокого удовлетворения, приступил к изучению документов на своём рабочем столе, попутно делая пометки на чистом листе бумаги и в компьютере. Пока с сисадмином контакт был не налажен, нельзя было рассчитывать на сохранность тех документов, что я создавал в компьютере, поэтому число заметок на бумажном носителе росло быстрее, нежели в электронной версии. Я настолько увлёкся рабочим процессом, что даже не заметил, как наступило время обеда...
   Первоначальный интерес офисных работников ко мне немного приутих: "жертва" вся ушла с головой в работу, и пока нечего было обсуждать... Но подошло время обеда, и офис наполнился гомоном собирающихся на обед людей. Буквально за пару минут помещение опустело. Я же, дождавшись, когда последний работник покинет помещение, аккуратно сложил все бумаги, ещё раз внимательно просмотрел лист со своими заметками и запомнил ключевые моменты на тот случай, если у кого-то возникнет желание стащить его с моего рабочего стола (ну не таскать же всюду эти бумажки с собой). И только после этого пошёл на выход.
   Уже почти дойдя до двери, я обнаружил стоящего там своего недавнего знакомого сисадмина Шурика. Мне показалось, что отблеск от его улыбающейся физиономии было видно даже в противоположном углу помещения...
   - Ну, что ж, два-ноль в твою пользу! - просто и обезоруживающе констатировал он. - Я думал, ты из этих... - он витиевато покрутил в воздухе пальцами, пытаясь, видимо, показать очень ветреных дамочек с пудрой вместо мозгов...
   - А чем же это я так тебе не угодила? - усмехнулся я ему в ответ.
   - Да, в принципе, ничем! - честно ответил он - Понимаешь, это стандартная проверка для всех вновь прибывших!..
   - Ну, и как я сдала экзамен?
   - Пока на пять баллов по пятибальной шкале. - Шурик раскатисто рассмеялся - Ну что, пойдём в местную столовку или остановимся на кафешке напротив?
   - Столовскую пищу с института не перевариваю, а вот в кафешку пойти - самое то, если конечно, она не из дорогих! - я рассмеялся в ответ.
   - Кафешка не дорогая! Тем более, что я угощаю! - и Шурик галантно подал мне руку, приглашая проследовать за ним.
   - Ну что ж, пойдём!..
   Через пару минут мы уже сидели за столиком, потягивая яблочный сок из трубочек и заедая хрустящими круассанами... Времени до окончания обеда было ещё предостаточно (почти целый час), и я решил посвятить его знакомству с коллективом посредством расспросов Шурика.
   Как и должно было быть, отношения в коллективе, естественно, были далеко неоднозначными: были и серые мышки, и такие же серые кардиналы. Людей с одним слоем в природе практически не встретишь, а тут у многих было если и не тройное, то уж двойное-то дно точно!..
   Как человек, Шурик был достаточно весёлым и общительным человеком. Он честно считал себя старше меня по возрасту, конечно же, даже и не догадываясь о моей тайне, и поэтому мне иногда становилось смешно от его желания показать себя передо мной этаким умудрённым в жизни человеком, который повидал много всего на своём веку, и я периодически не мог удержаться от смеха, который воспринимался Александром как похвала его "искромётному юмору" и умению ладить с людьми...
   Так что в том, что мы быстро нашли общий язык, нет ничего удивительного... Тем более, что после "обязательной" проверки, я получил в его лице уважающего меня союзника. Для меня это было очень важно, поскольку влиться в чужой коллектив всегда достаточно трудно, а иногда бывает и опасно...
   Конечно же, не только я интересовался коллективом, в котором работал Шурик, но и сам Шурик активно интересовался мной. Его интересовало буквально всё: и где я родился, и где учился, и ещё много чего... Точнее, конечно же, интересовали его сведения о Екатерине, "исполняющим обязанности" которой в данный момент являлся я...
   Будучи человеком достаточно открытым, Шурик легко сходился с людьми, и людям также было легко и приятно общаться с ним. Его вопросы не напрягали, даже если на некоторые и не хотелось отвечать... Поэтому когда разговор заходил в ту область, куда заходить не следовало, я просто пользовался "правом женщины" не отвечать на опасные для меня вопросы. Андрей хорошо проинформировал меня о прошлой жизни Екатерины, поэтому в этой области я чувствовал себя более-менее уверенно и практически не плавал в знании большинства нюансов из её прошлого... Конечно, более глубокая проверка тут же выявила бы мои пробелы в знании предмета, но у меня ещё оставался козырь в рукаве в виде "амнезии", который, при случае, я спокойно мог бы пустить в ход... Несмотря на то, что раны мои очень быстро заживали, Шурик-таки заметил их остатки на моём лице и, естественно, не преминул спросить об их происхождении...
   Врать я не стал и честно сказал о том, что месяц, как выписался из больницы после автомобильной аварии.
   Александр был поражён данным известием, если не сказать больше... Его лицо удивлённо вытянулось и стало похоже на морду лошади, жующей овёс... Меня это несколько позабавило, и я спросил у него о том, что его так смутило в данном известии.
   - Сроки... - чётко ответил он.
   - Со сроками, как раз, всё в порядке: я же полтора месяца только лежала в больнице после аварии, так что в сумме - два с половиной месяца будет...
   - Всё равно... Как-то неожиданно... Только-только знакомишься с человеком, а оказывается, что он едва от аварии оправился...
   - Да не заморачивайся ты! Всё уже в прошлом!.. - я просто махнул рукой куда-то вдаль, но проследив взглядом за направлением жеста, уткнулся в висящие на стене заведения часы, которые показывали, что до конца обеда осталось всего лишь десять минут, и пора было уже возвращаться на своё рабочее место.
   Я сказал об этом Шурику, мы встали из-за столика и направились в офис. По пути туда Шурик сразу же взял "быка за рога", предложив вечером встретиться, так сказать, в неформальной обстановке. Так как Виктория сегодня вечером ко мне зайти не обещала, а особых планов на этот вечер я не строил, Александр получил моё согласие на встречу с ним в этой же кафешке после работы... Ему было интересно узнать побольше обо мне, а мне, соответственно, он тоже был нужен как информатор, от которого можно узнать много интересного. На том и порешили. В офис я пришёл уже один...
   Вернувшись, первым делом внимательно осмотрел своё рабочее место: всё, вроде бы, лежало на своих местах, за исключением материалов, которые я готовил: в них явно кто-то похозяйничал. Однако, ничего не пропало. "С конфиденциальными документами здесь надо быть поаккуратнее"- сделал я себе заметку на будущее - "В офисе есть кто-то, кто активно интересуется тем, что делают другие..." Это не стало для меня новостью. Так как я новичок в этом коллективе, да ещё и "по протекции сверху", то и отношение ко мне будет пока соответствующее...
  
  Глава 8. Александр.
  
   Решив больше не забивать голову всякими сейчас совершенно бесполезными мыслями, я снова углубился в работу. Остаток рабочего дня прошёл совершенно спокойно: на меня уже не смотрели как на какое-то диковинное животное, и я был несказанно рад снижению интереса ко мне со стороны сотрудников.
   Единственное, в конце рабочего дня, ко мне подошла начальница поинтересоваться результатами моей работы, тут же вызвав новую волну интереса к моей персоне у окружающих. Результаты у меня уже кое-какие были, поэтому начальница осталась довольна скоростью и качеством моей работы, пожелала мне успехов в дальнейшем и удалилась. Собираясь на встречу с Александром, я аккуратно сложил все бумаги, оделся и постарался молча просочиться к выходу, но в полной мере мне это не удалось: возле самого выхода я случайно столкнулся с одной из молодых сотрудниц по имени Ирина. Естественно, я сразу же извинился, хотя, как мне показалось, она сама намеренно "подставилась". Информация об Ирине у меня была крайне скудной, т.к. Александр о ней почти ничего не рассказал за исключением того, что работала она здесь уже пару лет и пока особо себя никак не проявила...
   Однако, тут, похоже, назревал конфликт: бросив на меня гневный взгляд, Ирина приняла крайне оскорблённый вид и намеренно громко сказала:
   - Смотреть надо, куда идёшь! Тут, между прочим, тоже люди находятся!..
   Я всё прекрасно понял: Ирина шла на конфликт намеренно, стремясь, наверное, сразу показать свою неприязнь к людям "с протекцией"... Может быть, у неё даже были какие-то планы на Шурика, а я перешёл ей дорогу... Она могла видеть наш совместный поход в кафешку, и ревность вполне могла заставить пойти её на такие грубые меры. Я сначала хотел было приструнить зарвавшуюся "малолетку" (ей от силы - то лет двадцать пять было), но вовремя вспомнил, что в нынешнем виде я с ней в одной возрастной категории и поэтому мне пришлось сдержаться и пропустить мимо ушей её дерзость... Я постарался ответить ей вежливо, но достаточно громко:
   - Ещё раз извините, пожалуйста, я совсем не хотела задеть Вас!..
   Ирина, видимо, и не собиралась останавливаться, но тут, на моё счастье (или беду - это как посмотреть) появился Шурик и намеренно бодрым тоном постарался разрядить обстановку:
   - Что за шум, а драки нету?
   Ирина уже было открыла рот для гневной тирады, но я опередил её:
   - Мы случайно столкнулись в дверях... Пострадавшая сторона получила извинения, так что конфликт исчерпан! - я посмотрел Ирине прямо в глаза и с нажимом повторил: - Исчерпан ведь?
   Несколько мгновений Ирина буравила меня ответным взглядом, но, видя твёрдость моих намерений, решила отступить, и, буркнув что-то вроде "Всё в порядке!", вышла из офиса.
   Взяв за локоть и отведя в сторонку, чтобы никому не мешать, Александр прошептал мне на ухо:
   - Только что, в её лице, ты приобрела непримиримого врага!... Она за мной ещё с первого дня появления в конторе ухлёстывает. Но я её быстро просёк: гнилой человек... Очень завистливая и злопамятная... С такой опасно иметь дело... Я еле от неё отмахался в своё время... До сих пор икаю, как только о ней вспомню...
   "Этого мне ещё только не хватало!" - я от досады даже закусил губу: - "Вот тебе и спокойное тёплое местечко..."
   "Ну что за невезуха?.. Мне нужно-то всего лишь с полгода, чтобы спокойно дотянуть до родов, а тут всякие злопамятные "малолетки" мне будут козни строить? Это совершенно не нужно ни мне, ни моему будущему ребёнку!.." - бешено закрутились мысли в моей голове...
   "Ух, ты, как я начал думать!.." - Я даже сам себе удивился: только, можно сказать, начал новую жизнь, а женщина во мне уже начинает верховодить...
   "Надо же: "мой будущий ребёнок"... Ребёнок - Андрея и Екатерины, а я тут только... как бы это, помягче, выразиться... оказываю посильную помощь, что ли..." - Я мысленно усмехнулся... - "Помощничек!.."
   - Не надо её недооценивать! - неправильно расценил мою ухмылку Александр. - Ты не смотри, что она так молода! Пакости устраивать она, по-моему, ещё с пелёнок научилась!..
   - Так что же её до сих пор не уволят, пакостницу эдакую? - я выразил искреннее недоумение.
   - Э-э-э... Не всё так просто!... - начал было Александр, но тут же быстро ухватил меня под локоть и потащил в сторону кафешки. - Давай не здесь! Слишком много лишних ушей!..
   Только сейчас до меня дошло, что мы до сих пор ещё стоим возле выхода из здания, а мимо нас все проходят и проходят люди, и спешат с работы домой...
   Быстро добравшись до кафе, мы уселись за столиком в углу, чтобы нам никто не мешал. Хоть время было и позднее (уже полшестого вечера), но есть совершенно не хотелось, поэтому наш выбор остановился на лёгком "перекусоне": по чашке чая и по порции гренок каждому. Устроившись со всеми удобствами, мы возобновили прерванный разговор.
   - Так что ты там говорил насчёт того, что очень непросто уволить нашу пакостницу?.. - обратился я к Александру.
   - Дело в том, что у неё: а) есть кое-какие связи в верхах этой конторы; б) как специалист, Ирина отменно справляется со своими обязанностями; в) она очень хороший психолог, и при этом - очень скользкий тип, из любого положения выкрутится...Поэтому, сама понимаешь: Ирина у нас - человек ОЧЕНЬ нужный. Многие даже советуются с ней по любому поводу...
   - Как я поняла, ты тоже попал ей на зубок?
   - Не совсем! Я же из другого отдела, и у меня свой начальник имеется. А кроме того, я и сам могу напакостить, если меня задеть хорошенько! - Александр принял вид эдакого бравого воинствующего петуха, от созерцания которого я от смеха чуть не свалился со стула: пришлось даже зажать рот рукой, чтобы не рассмеяться во весь голос...
   - Ну ладно, Бог с ней, с Ириной! - успокоился я и постарался перевести разговор в иное русло: - Остальные-то как, люди терпимые?
   - В большинстве своём - да! Но если надо, то Ира сможет многих переубедить...
   - Блин! Мне это сейчас совсем ни к чему!.. - я задумался о своём будущем и немного отвлёкся от разговора...
   - Слушай! Чего ты так переживаешь? У тебя же самой есть связи наверху. В случае чего, воспользуешься!..
   - Да какие там связи! - я досадливо махнул рукой. - Я не буду по всяким пустякам Ольгу Владимировну дёргать!.. Ей и без того проблем хватает!..
   - Да, я слышал, у неё на прошлой неделе сын умер... Вот горе-то у человека... - Александр немного замялся, но, всё равно, высказал интересующий его вопрос: - А ты-то сама кем приходишься Ольге Владимировне?..
   В принципе, этот вопрос уже и так напрашивался сам собой, поэтому выбора у меня особо и не было... Всё равно, рано или поздно, ситуация вскроется, но... не хотелось бы, чтобы сейчас все, кому не лень, начали судачить о том, что у меня, дескать, неделю назад умер муж, а я уже по барам шляюсь с незнакомыми мужчинами... Честно говоря, мне было абсолютно наплевать на то, что обо мне будут говорить, но вот Ольгу Владимировну они могут достать своими разговорами... Поэтому, поразмыслив немного, я решил сказать правду!..
   Пусть далеко не всю, но, всё же, правду! Не люблю я лгать и изворачиваться! Не по мне эта китайская грамота! Я и по жизни-то был человек достаточно прямой и бесхитростный, в интригах ничего не смыслил и поэтому старался со всякими "хитрыми" людишками дел никаких не иметь! А тут... Чтобы выжить, мне нужны были союзники, а чтобы союзники у меня появились, нельзя им врать уже с первых минут! Чем ты честнее ведёшь себя с другими людьми, - тем честнее и они будут вести себя с тобой!..
   Поэтому я отставил в сторону чашку с чаем, посмотрел внимательно Александру в глаза и спросил:
   - Тебе как, откровенно рассказать или соврать?
   - Ну конечно, откровенно! - Шурик даже привстал, ожидая услышать от меня что-нибудь интересное...
   - А ты думаешь, правда тебе понравится?
   - Пока ещё не знаю! Но лучше правда, чем ложь! Это однозначно!..
   - В таком случае, попрошу тебя никому не разглашать эти сведения! Если кто об этом узнает, я буду знать, что это ты разболтал! Ну что, не проболтаешься?
   - Да я - могила! - Александр оскорблённо поджал губы, явно обидевшись на мои слова.
   - Ладно, верю! - я ещё немного помолчал, собираясь с мыслями.
   - Тогда отвечу сначала на твой вопрос о том, кто я для Ольги Владимировны. - при этих словах Александр затих и весь превратился в слух. - Дело в том, что она моя свекровь...
   Александр чуть не выронил гренку из рук...
   - Так ты... вдова... И никому ни слова... - Александр, казалось, не мог поверить в происходящее...
   - Понимаешь, мы с Ольгой Владимировной договорились не афишировать наши родственные связи... Кроме того, я бы не хотела, чтобы кто-нибудь был в курсе того, что у меня умер муж...
   - Но... - Александр замялся. Видимо, никак не мог подобрать слова, чтобы задать очередной, вертящийся у него на языке вопрос. В принципе, я догадывался, что его интересовало, и решил немного опередить события:
   - Ты хотел знать, почему я не в трауре?
   - Ну... и это тоже...
   - Дело в том, что мой муж был очень хорошим человеком, и я не хочу даже думать о том, что его нет рядом со мной!.. Он навсегда остался в моём сердце, и я даже представить себе его мёртвым не могу!.. А когда люди начинают выражать свои соболезнования и делать вид, что они очень мне сочувствуют... Это не по мне! Не люблю, когда меня жалеют! Андрей в моей памяти остался очень жизнелюбивым человеком, и мне не хочется видеть его каким-либо другим!.. Ты уж извини, Саша! Но и ты, пожалуйста, перестань затрагивать эту тему... Не нужно это!..
   - Ну, хорошо! Как ты пожелаешь! - Александр был немного озадачен моим поведением. И чтобы уже расставить все точки над и, я решил пойти в плане откровенности ещё дальше:
   - Дело в том, что я скоро стану мамой... Поэтому мне лишние неприятности ни к чему!.. - При этих словах лицо Шурика немного вытянулось от удивления, но я продолжил: я же сюда и устроилась работать, чтобы меня никто не трогал и не мешал... Как ты знаешь, для того, чтобы жить - нужны деньги. Поэтому нужно работать и получать зарплату... А мне скоро денег понадобится очень много... сам понимаешь, почему... Поэтому помимо основной работы я ищу небольшую подработку по вечерам...
   Александр всем своим видом выразил состояние полного внимания.
   - У тебя есть какие-нибудь знакомые в вечерних кафешках?
   - Ну... Если ты имеешь в виду стриптиз, то нет... - Шурик невесело усмехнулся...
   - Да нет же!.. Я могу петь под гитару... Ну, знаешь, бардовские песни... Могу немного фолк, рок...
   - А-а-а... - У Александра, сразу видно, от сердца отлегло... - Так бы сразу и сказала!!!
   - ???
   - Тебе несказанно повезло! У меня есть один приятель, хозяин бард-кафе "Симфония", я к нему частенько заглядываю на огонёк. Так вот, у него там как раз вакансия образовалась: дама, выступавшая по вечерам, буквально с неделю, как переехала в другой город, а на одних приезжих исполнителях далеко не уедешь...
   - Так ты можешь свести меня со своим приятелем? - от нетерпения у меня даже ладони взмокли...
   - Конечно! Можем пойти даже прямо сейчас! У него как раз вечерние посиделки около восьми начинаются... У нас ещё больше часа до начала. За это время и познакомиться с ним успеешь, и показать своё мастерство. А там уже, если друг другу понравитесь - флаг тебе в руки и, как говорится, попутного ветра!..
   - Ну, спасибо, Саша! Как хорошо, что я с тобой пересеклась!..
   - Да ладно! Сначала поговори с моим приятелем, а уж потом и спасибо скажешь, если будет за что!..
   - Замётано!.. Мы одновременно поднялись из-за столика и пошли в сторону известного Шурику бард-кафе "Симфония". Минут через десять мы оказались перед входом в заведение...
  
  Глава 9. "Симфония".
  
   Блин!.. Сколько раз проходил мимо... в прошлой жизни... И не замечал...
   Шурик не стал рассусоливать, а тут же, взяв меня за руку, потащил куда-то в глубь этого полуподвального заведения. Внутри пока ещё было пусто: народ начнёт собираться только через час, и поэтому Шурик усадил меня за один из столиков в углу, а сам побежал куда-то за барную стойку. У меня как раз было немного времени, чтобы осмотреться: кафе было небольшое, рассчитанное человек на 50. Но очень уютное. Слева от меня находилась барная стойка для любителей горячительных напитков, а справа и чуть в глубине - небольшая сцена, на которой могли бы разместиться человек пять одновременно... Хотя... Если использовать пространство и перед сценой, то можно было бы притащить целый хор из десяти-пятнадцати человек!.. Но, хоть отсюда и не было видно, похоже, что сбоку и сзади авансцены было ещё место. Скорее всего, для музыкантов...
  
   Пока я внимал внутренней атмосфере этого кафе, передо мной "нарисовался" Александр вместе с каким-то человеком невысокого роста. Несмотря на рост, вновь прибывший был отлично сложен: фигуру атлетического сложения подчёркивали штаны спортивного типа и обтягивающая темная футболка. Правильные черты лица, широкие скулы, нос с небольшой горбинкой вкупе с короткой стрижкой под "бобрик" придавали вошедшему вид грозный и суровый, но... Серые глаза под густыми бровями смотрели на меня с добрым и весёлым прищуром, нивелируя первое впечатление о суровости этого человека. Похоже, что в душе это как раз был человек добрый и отзывчивый... Думаю, что это и был хозяин заведения.
   - Знакомьтесь! - взял слово Александр, когда они подошли к моему столику - Это Екатерина Стрельцова - взмах рукой в мою сторону, - А это - Сергей Абисов, владелец "Симфонии"!
   Я встал и протянул руку для пожатия. Сергей аккуратно взял её в свою и слегка сжал в знак приветствия, а затем галантно поклонился.
   - Ну что ж! Не будем терять времени, а сразу возьмём, как говорится, "быка за рога" - начал Сергей. Голос у него был низкий, с небольшой хрипотцой, и только усиливал приятные впечатления о собеседнике. - Сашка мне всё о Вас рассказал! Так что я уже в курсе Вашего желания попрактиковаться в вокале. Гитара у меня есть: уже лежит на сцене. Сразу покажете то, что умеете, или, для начала, желаете горло промочить? Вода, сок, чай, кофе, или, быть может, что-нибудь горячительное?..
   - Нет, спасибо! Пить я не хочу, а вот гитару подержать в руках - не мешало бы!.. Видите ли, давненько не играла... Поэтому надо немного пообвыкнуть!.. - и с этими словами я направился прямиком к сцене...
   Идя туда, я проклинал себя на все лады: ну как можно было упустить из виду тот простой факт, что Екатерина сроду никогда гитары в руках не держала... А если у нее пальцы слабые? А если я не смогу играть так же, как раньше?.. Я был готов от стыда провалиться сквозь землю, но упорно шёл к сцене, как на эшафот...
   Ага, вот и гитара... Вот и высокий стул с подставкой для ног... Я взял инструмент в руки... Уселся поудобнее... Прижал гитару к себе, взял первый аккорд и тихонько провёл рукой по струнам...
   Бог ты мой!.. Ни с чем не сравнимая нега охватила меня с головы до пят: я слышу!.. Я чувствую!.. Я помню!.. Немного не строила третья струна, но я слегка подкрутил колок, и звук встал на место... Слава Богу, гитара оказалась классической, с нейлоновыми струнами. Иначе пальцы Екатерины, ни разу не державшие гитарный гриф в руках, не выдержали бы и одного куплета...
   Я взял второй аккорд, потом третий... Гитара идеально слушалась моих пальцев, отзываясь в душе ни с чем не сравнимым трепетом...
   Перебрав в уме несколько, как мне казалось, подходящих именно к сегодняшнему моменту композиций, я, почему-то, остановился на песне "Возвращение", которую сочинил ещё лет десять назад, да так потом ни разу и не спел... Тогда повода не было... А сейчас?
   Я посмотрел в ещё пустой зал, перевёл взгляд на Сашу с Сергеем, приготовившихся внимательно слушать, и... взял первый аккорд...
   Я мерно раскачивал темп: мягкие переборы по струнам плавно переходили в бьющий прямо в сердце бой, который к концу песни всё ускорялся и ускорялся, пока не достиг апогея и... резкая тишина после последнего, берущего за душу, аккорда...
   Оказалось, почти всю песню я исполнил с закрытыми глазами, вспоминая, как я её исполнял раньше... А когда открыл глаза, увидел, что в зале было уже много народу: это подошли музыканты, повара, официанты... И всюду царила гробовая тишина...
   Я не ожидал увидеть столько народу сразу и немного опешил... Раньше как-то не боялся публики: мои песни людям нравились, хотя я их особо и не афишировал (исполнял, в основном, лишь для друзей), но вот голос... Конечно же, у меня был далеко не оперный голос, и поэтому, несколько раз выступив перед большой аудиторией, решил, что без хорошего вокала мне на сцене не место... Да и был, честно говоря, всю жизнь достаточно стеснительным человеком... Потому особо и не высовывался...
   А тут... Все стояли молча и в зале царила такая тишина, что было слышно звук капающего крана на кухне... Не выдержав первым, я поднялся со стула и отложил в сторону гитару.
   - Ну вот, как-то так... - тихо произнёс я, пожав плечами...
   Что было дальше, мне трудно описать: зал просто взорвался аплодисментами. Слушатели стояли стеной, и никто не хотел уходить... Но я, всё-таки, сошёл со сцены и, смущённо улыбаясь, пошёл к ожидающим меня за столиком Сергею и Александру... Люди, не прекращая аплодировать, расступались передо мной, чтобы тут же сомкнуться сзади...
   - Так, так! Спасибо всем! - раздался вдруг голос Сергея, перекрыв шум от аплодисментов. - Всех попрошу разойтись по своим рабочим местам, и пропустить ко мне даму, наконец!!!
   От этих слов персонал потихоньку стал расходиться по своим делам, с огорчением посматривая на своего босса, пока мы не остались в зале втроём: я, Сергей и Александр.
   - Ну что ж... Впечатлило! - просто и ёмко произнёс Сергей. - Давненько я такого вокала не слыхивал!..
   - Что, сильно плохо? - забеспокоился я...
   - Наоборот!.. - Сергей широко улыбнулся от удовольствия. - Я ОЧЕНЬ доволен услышанным! Так что считай, что вакансия снята: можешь приступать к работе прямо с завтрашнего дня!.. Одного дня на подготовку тебе хватит?
   - А какие условия? - спросил я.
   - Очень простые: для начала давай ты пока пойдёшь с парой-тройкой своих песен на три вечера в неделю... Желательно, чтобы был занят хотя бы один выходной! На будущее нужно будет с десяток-другой хороших песен... Начнём с малого... А там посмотрим, как публика реагировать будет... Насчёт гонорара не беспокойся: если публика тебя хорошо будет принимать, с оплатой я не обижу! На хороших исполнителях я никогда не экономлю!!! Сашка тебе это подтвердит!
   При этих словах Александр утвердительно кивнул головой:
   - Он правду говорит!.. Мы с ним давние приятели! - Александр улыбнулся - Могу сказать и одним предложением: с Серёгой и в огонь, и в воду, и в разведку!.. Ему можно доверять!
   - Спасибо! Я это ценю! - улыбнулся я. - Тогда, с Вашего позволения, я откланяюсь!.. - встав и сделав небольшой реверанс, я направился к выходу. Александр и Сергей почти синхронно кивнули головами.
   - Постой! Я провожу! - кинулся Александр вдогонку, и на улицу мы вышли уже вместе.
   Пройдя всего пару метров, я обратился к нему с просьбой:
   - Саша! Не подскажешь, можно ли у кого из твоих знакомых на время гитару одолжить? Мне надо позаниматься, а с деньгами, чтобы купить новую, пока напряжёнка... Поможешь?
   - Да без проблем! - рассмеялся Шурик. - Ты обратилась прямо по адресу: у меня дома как раз завалялось то, что тебе нужно! И притом, совершенно бесплатно!..
   - Не поняла?.. - удивлённо воскликнул я.
   - Да я как-то пытался освоить игру на гитаре... Результатом стало то, что у меня появилась лишняя деревяшка на антресоли, к которой я уже с полгода, как не подхожу... В общем, бери и пользуйся, сколько надо!.. Если хочешь - вообще можешь себе оставить!..
   - Огромное тебе спасибо, Саша, но, я думаю, что только временно попользуюсь инструментом и верну тебе. По себе знаю, что иногда должно пройти много времени, прежде чем состыкуются желание с возможностью...
   - Ну ладно, как знаешь! Для меня это непринципиально! - Александр улыбнулся и увлёк меня за собой: - Я тут недалеко живу! Оглянуться не успеешь, как окажешься у меня дома!..
   От дальнейших комментариев я отказался, и вскоре мы оказались у Александра дома. Пока он ходил за гитарой, я успел немного разглядеть его небольшую однокомнатную квартирку. Хотя Александр и был холостяком, но жилище своё содержал в образцовой чистоте, чему я очень удивился. Например, в свою бытность холостяком, у меня бардак в квартире ещё тот был!.. Очень уж я не любил заниматься уборкой квартиры и мытьём посуды... Это лишь в дальнейшем жизнь всё расставила по своим местам, и я спокойно стал воспринимать обе трудовые повинности...
   Но пока я осматривал помещение и добрался уже до кухни, появился хозяин квартиры и предъявил мне инструмент, который, якобы, валялся на антресолях целых полгода...
   Инструмент был, как бы это помягче сказать, просто шикарным... Классика с нейлонками, но звук... Просто бесподобный... Я пару раз провёл рукой по струнам, чтобы составить представление об инструменте, и был им просто очарован...
   - И ты хочешь мне сказать, что это чудо у тебя валялось на антресолях??? - усмехнулся я, глядя Александру прямо в глаза.
   - Ну, не совсем... - Саша понял, что его раскусили, и виновато потупился - Это мне мой друг подогнал, чтобы я учился играть на гитаре... А я... У меня на ней, действительно, ничего не получается... Не моё это - играть на гитаре!.. Поэтому я её аккуратно на стеночку повесил в чехольчике, и только достаю иногда пыль протереть... Это правда!.. А тебе... Тебе она нужнее!!! Я слышал, как ты играла сегодня... И как ты пела... Вот это действительно бесподобно!.. Гитара - как раз для тебя!..
   - За инструмент - огромное спасибо!.. А вот льстить мне не надо!.. Я звёздной болезнью не страдаю!.. Мне от комплиментов немного не по себе становится...
   - Но если действительно хорошо было! Что же, мне об этом нельзя сказать тебе прямо?
   - Можно, конечно... Только... как-то неловко из-за этого... Не привыкла я к славе и почестям...
   - Ладно! Постараюсь впредь тебя поменьше баловать: в следующий раз напущу на себя гневный вид и скажу, что спела плохо!... - Саша скорчил смешную мину на лице, от чего я не удержался и согнулся в три погибели от хохота...
   Следом он и сам засмеялся на пару со мной...
   Отсмеявшись, он торжественно вручил мне чехол, в который я бережно сложил инструмент, и через пару минут я стоял уже на выходе. Саша предложил - было это отметить, но я сослался на позднее время (действительно, было уже начало девятого) и то, что мне ещё до дому добираться минут двадцать...
   Саша, как человек порядочный, тут же предложил меня проводить и, несмотря на мои слабые попытки отказаться от сопровождения, всё-таки довёл меня до самого подъезда, где мы, наконец, расстались: он пошёл домой с чувством выполненного долга, а я - в квартиру Екатерины со смесью радости, какой-то приятной истомы и, одновременно, усталости от столь богатого на события дня...
   Но, похоже, день ещё далеко не кончился... Открыв дверь в квартиру, я понял, что меня уже ждали... Оказалось, это была Ольга Владимировна.
   Она выглянула из кухни на скрип открываемой двери, и, увидев меня, слегка нахмурилась:
   - Что-то ты подзадержался!.. - прямо так, без обиняков, жёстко отчитала меня мама Андрея - Уже почти девять, а ты ещё не дома...
   - Ну, во-первых, Добрый вечер! А, во-вторых, ещё детское время не вышло... - я попытался перевести неловкость возникшей ситуации в шутку.
   - Детское, не детское... Послушай, Женя! - Ольга Владимировна намеренно обращалась ко мне, как к мужчине - Может, ты раньше и мог себе позволить гулять, сколько вздумается, но в данном случае это просто неприемлемо!
   - Но почему? - я был немного удивлён и раздосадован.
   - Потому что ты сейчас - женщина! А по вечерам ходить по городу без сопровождения опасно... Тем более, таким молоденьким девчонкам, как ты!.. Это ты раньше мог отбиться, в случае чего... А теперь-то как? Ты не о себе подумай, а о будущем ребёнке!.. Да мало ли что случиться может?
   - Зря Вы так переживаете, Ольга Владимировна! Во-первых, ни от кого отбиваться я не собираюсь! Я в этих местах и раньше бывал поздно вечером: спокойный район... А во-вторых, я был не один, а с сопровождением!..
   - Ладно! - смягчилась мама Андрея - Я знаю!.. Наверное, это был Шурик!..
   - Да, именно он! - удивился я - А откуда Вы знаете?
   - Так вы же вместе с работы ушли! Логично было предположить, что он тебя и до дому проводит!
   - Так, в принципе, и было!
   - Ладно! Давай раздевайся, не стой на пороге! Я тут немного похозяйничала: ужин сварганила, пока тебя не было!.. - и видя мои попытки возразить: что, мол, я и "сам всё могу делать", поспешно добавила: Как бы ты сам ни умел готовить, а женские руки - есть женские руки! Поэтому давай, не рассуждай, а мой руки - и бегом за стол!
   - Спасибо! - я был немного ошарашен столь резким поворотом событий - Я мигом!
   Уже через минуту я сидел за кухонным столом и уплетал за обе щеки отварную картошку с укропом и солёными огурцами... Конечно, время для ужина было позднее, но раньше поесть по-человечески, как-то, не представилось возможности, а под ложечкой уже ощутимо сосало...
   Ольга Владимировна, сославшись на то, что не голодна, только попила чаю с гренками. Самое интересное, за всё время ужина мы даже и парой слов не перекинулись...
   Наевшись до отвала, я откинулся на спинку стула и поблагодарил её за столь вкусный ужин... Тут же нахлынули воспоминания о том, как раньше готовила ужин мне моя мама... На глаза навернулись две непрошенные слезинки: увижу ли я когда-нибудь ещё своих родителей? А сестёр? А своих детей?.. Или мне до самой моей смерти путь к ним заказан?..
   - Что пригорюнилась? - вывела меня из состояния оцепенения Ольга Владимировна.
   - Да так, взгрустнулось... - попытался-было я уйти от ответа.
   - Ну смотри!.. Помню, когда я была беременна, у меня настроение менялось по пятьдесят раз за день: только что было всё хорошо, а через пять минут - дикая депрессия... Если бы не муж... Не знаю, как бы я это пережила...
   - Спасибо за понимание! - грустно улыбнулся я, не став рассказывать о своих мыслях.
   - В душу к тебе я лезть не собираюсь!.. Но постарайся, пожалуйста, дров не наломать!.. - Ольга Владимировна посмотрела мне прямо в глаза, от чего у меня мурашки побежали по спине. Через мгновение ощущение взгляда-рентгена исчезло, но лучше мне от этого не стало...
   - Ну да ладно! Засиделась я тут с тобой! - она поднялась из-за стола - В общем, суп в холодильнике, остатки картошки - ещё на плите. "Вкусняшка" - в хлебнице. А я пойду уже домой: завтра и тебе, и мне на работу, и надо хорошо выспаться!.. Кстати, как прошёл твой первый рабочий день на новом месте?
   - Замечательно! Осваиваю новую для себя профессию экономиста... Начальство, вроде, довольно, а с коллективом я ещё особо не контачил, поэтому о взаимоотношениях в офисе пока ничего сказать не могу!..
   - Ну что ж, так тому и быть!.. В общем, если возникнут какие-нибудь проблемы - обращайся!.. - с этими словами Ольга Владимировна вышла в коридор и стала одеваться.
   - Давайте я Вас провожу! - воскликнул я, пытаясь её опередить...
   - Перестань молоть чепуху! Я прекрасно доберусь и сама! А ты дома сиди, отдыхай! - и, не слушая моих возражений, Ольга Владимировна вышла из квартиры. Я едва успел попрощаться, как дверь захлопнулась прямо перед моим носом... Я остался один...
   "Ну и ну! Мне теперь уже по вечерам и по улице пройтись нельзя?.. Неужели женщины так беспомощны?" - Меня даже передёрнуло. - "Ну ладно! Об этом можно будет подумать и позже... А сейчас, пока ещё есть немного времени, нужно позаниматься!"..
   Даже и не пытаясь скрыть своего нетерпения, я тут же вцепился в гитару... Инструмент отозвался нежным гулом, явно готовый к сотрудничеству... О, эти сладкие звуки хорошо настроенной гитары... Меня совершенно очаровали мягкие переливы струн...
   За музицированием я даже и не заметил, что уже пробило 11 часов вечера, и пора было бы уже и "честь знать..".
   Прозвучал финальный аккорд и... Руки сами стали выводить мелодию, слова полились рекой легко и непринуждённо... Я едва-едва успел схватить бумагу и ручку - новая песня была написана буквально за 15 минут...
   Так быстро и вдохновенно я уже давно не писал!.. а песня, похоже, получилась очень хорошей... Меня самого так за душу взяла, что до самого конца исполнения не отпускало... Я и сам был в шоке... Такое впечатление, будто какой-то ангел управлял сейчас моим телом: руки выводили на гитаре мелодию, душа пела посредством голоса Екатерины... А я лишь стоял в стороне и наблюдал за происходящим как свидетель процесса, а не как его участник... Ни с чем не сравнимые ощущения... Я так и назвал новую песню "За руку с ангелом..."
   Как и раньше, в бытность свою мужчиной, я ещё раз исполнил новую песню для того, чтобы лучше запомнить... Но результат меня несколько озадачил: я не напрягался, как раньше, чтобы запомнить сочинённое мной же. Слова и музыка словно вросли в мою память и я с лёгкостью прошёлся вдоль всего текста, ни разу нигде не сбившись и не запнувшись... Такого у меня отродясь никогда не было: я с детства страдал от того, что с трудом запоминал что-либо новое... А даже если и запоминал, то ненадолго: если я не пользовался усвоенным материалом хотя бы около месяца, то можно было смело утверждать, что материал этот полностью выветрится из моей головы... Поэтому всю свою прошлую жизнь я мучался от того, что не мог стать профессионалом ни в чём: все усвоенные уроки и знания утекали из памяти, как вода... Учился в школе на отлично... но вот окончил школу, а в институте весь школьный курс благополучно испарился из моей головы... Осталось только то, что воспринималось на уровне интуиции. Ни правил, ни теорем, ни аксиом я уже не помнил... Окончил институт, прошло буквально с пару месяцев после его окончания, и я уже с трудом вспоминал о том, как звали того или иного преподавателя... А через пару лет я уже не мог вспомнить, чему же меня вообще учили в институте... Белое пятно в памяти, и новые впечатления ложились как на чистый лист, чтобы через какое-то время так же благополучно стать очередным белым пятном моей биографии...
   Нет, конечно же, память моя была не настолько дырява...Видимо, для отличной запоминаемости, требовались наиболее сильные впечатления: например, я хорошо помнил своих родителей... Но, как-то, в-целом, без частностей... Я хорошо помнил дедушку и бабушку, в памяти сохранились даже некоторые моменты из прошлой жизни, связанные с ними... Но, естественно, при попытке вспомнить какие-либо подробности того или иного события, я тут же натыкался на целую стену, состоящую из таких вот белых пятен... самое обидное, что я уверен, что там было много очень нужного и важного для меня... Но вот добраться до этого нужного и важного не было никакой возможности... Потому-то, в своё время, я и стал заниматься всякими восточными практиками, надеясь, что хоть они помогут мне восстановить утраченную память...
   Ведь дело доходило даже до абсурда: я начинал осваивать какое-либо новое дело, достигал в нём определённых успехов, а потом, при смене рода деятельности, через некоторое время выяснялось, что я ВООБЩЕ ничего не помню... И я начинал с чистого листа... Иногда я даже забывал день своего рождения... Хорошо, что мне кое-как удавалось скрывать своё потрясающее незнание предмета до тех пор, пока я учился ему заново... Но, представьте себе, что же это за жизнь, когда даже то, что ты раньше уже миллион раз делал с успехом, нужно было снова осваивать практически с нуля...
   Конечно же, это не могло продолжаться вечно... Поэтому я вынужден был уйти " в самостоятельное плавание", чтобы не зависеть от работодателя... Так я стал частным предпринимателем... Хотя таковым назвать меня было крайне сложно, поскольку заработанных денег с трудом хватало на пропитание... На развитие своего бизнеса денег не оставалось вообще, я лишь с трудом латал дыры в семейном бюджете: жена не работала, и я крутился, как умел, сам... К бизнесу душа у меня никогда не лежала: я был неплохим исполнителем, но вот начальник из меня был никудышный, потому-то я и перебивался, как говорят, с хлеба на воду и жил от зарплаты до зарплаты... Деньги я особо не ценил, поскольку не видел смысла во власти денег над человеком и был воспитан в старых советских традициях: сначала всё для людей и лишь потом - для себя... А так как людей, которые пользовались моими достаточно дешёвыми услугами, день ото дня становилось всё больше, то, соответственно, и времени на свою семью и, тем паче, себя самого, становилось всё меньше... Доходило даже до того, что жена видела меня дома только по ночам, а дети - вообще в единственный выходной, который я мог себе позволить (в воскресенье), да и то не каждую неделю... Отсюда и постоянные семейные разборки и склоки, и вечное недовольство жены тем, что я ничего не делаю по дому, и так далее... В общем, не жизнь, а сущий Ад, в создании которого единственным виновным был я сам!..
   Но даже и это не главное!.. Главным было то, что проблема с памятью с течением времени только усугублялась... Хорошо хоть то, что, при этом, я, худо-бедно, помнил-таки некоторые свои песни, и, чтобы не забыть окончательно, их архив я, в своё время, закинул и на несколько ресурсов во "Всемирной паутине", откуда намеревался их в ближайшее время достать...
   Мысли всё крутились в моей голове, ускоряя свой бег, до тех пор, пока я не понял: ещё немного, и мне придётся идти на работу с очень тяжёлой головой, не выспавшись. Глянул на часы: было уже пол-первого ночи... А вставать-то надо в пол-седьмого, потому как в восемь надо уже, как штык, торчать в офисе... Опять, двадцать пять! И в этой жизни начинается старая песня: отоспаться, я чувствую, мне удастся только на том свете...
   Усмехнувшись этому, я отложил гитару и через пару минут уже лежал под одеялом... Однако обилие неразрешённых проблем не давало уснуть. Я всё думал о своих будущих выступлениях, о себе, о Вике, о том, что же мне делать дальше... И сколько же мне предстоит наслаждаться жизнью в своей новой ипостаси?.. И, почему-то, всё больше и больше росла уверенность в том, что я здесь лишь временно... Лишь до тех пор, пока не родится ребёнок... А потом я, скорее всего, отправлюсь туда, куда и должен был отправиться ещё несколько месяцев назад... И я расстанусь с Викой уже навсегда... Боюсь, она будет от этого тоже не в восторге... Поэтому, желательно, как можно дольше этой темы не касаться... Тем более, что "надежда всегда умирает последней"... Странно было осознавать тот факт, что я совершенно не боялся смерти, но осознание того, что я могу потом никогда уже не увидеть свою Викторию, доставляло мне почти физическую боль... Конечно, мы могли встретиться и в потустороннем мире... Но как будет выглядеть эта встреча - я и понятия не имел... Вот с такими мыслями я и не заметил, как уснул...
   Утро выдалось на редкость солнечным, несмотря на наступившую глубокую осень: как-никак, начало ноября... Удивительно, но я выспался! Мне хватило буквально четырёх часов!!! Ну надо же! Это было хорошим знаком!
   Мало того, будильник ещё даже и не собирался звонить: до "официального" пробуждения оставалось ещё примерно полчаса. Я с удовольствием потянулся и выпрыгнул из постели. Быстренько умылся и подошёл к зеркалу, чтобы причесаться. Внимательно осмотрел себя с головы до ног: с каждым днём я нравился себе всё больше и больше: шрамы на лице уже были практически не видны, глаза светились радостью и... ожиданием чего-то очень хорошего... Тело... М-м-м... Тело что-то слишком быстро стало округляться: за эти несколько дней живот, вроде, довольно сильно прибавил в размерах, да и грудь стала как-то значительно больше...
   Так... Пора уже переходить на более просторную одежду, чтобы беременность была не так заметна. Мне пока абсолютно не нужно излишнее внимание сотрудников по работе, да и в бард-кафе "Симфония", желательно, не афишировать моё "интересное положение"!..
   Токсикоз уже практически не напоминал о себе. Поэтому я ощущал себя достаточно вольготно в новом теле... Ну, по крайней мере, у меня, я думаю, есть ещё пара месяцев, прежде чем живот станет настолько большим, что его уже не спрячешь от посторонних глаз. За это время надо многое успеть сделать...
   С этими мыслями я отправился на кухню и приготовил себе завтрак. Быстро поел, помыл посуду и решил перед работой немного помузицировать... Результатом стала весёлая жизнерадостная утренняя песня которую я назвал просто "Утренняя свежесть", от которой хотелось самому встать и пойти в плясовую... Меня откровенно радовало то, что я с такой лёгкостью стал писать такие хорошие песни: раньше это было достаточно большой редкостью... А теперь: пятнадцать минут вчера вечером - песня, пятнадцать минут сегодня - песня... Количество энергии, бурлящей во мне и пытающейся найти выход, росло просто не по дням, а по часам: она просто била из меня фонтаном, и мне хотелось поделиться ей как можно с большим количеством людей...
   Я так давно не писал песни, что, наверное, за то короткое время, что мне было отведено со времени моего второго рождения, пытался прожить целую жизнь, которую сам же ранее и погубил... И я писал... Писал новые песни так вдохновенно, как никогда ранее!..
   На работу я не шёл, а просто летел, словно на крыльях... Ведь сегодня у меня будет два радостных события!
   Первое: сегодня мой дебют в качестве солистки в в бард-кафе "Симфония".
   Второе: сегодня же ко мне должна прийти Виктория. Я очень скучал по ней... Ведь мы столько лет не виделись... И нам столько всего нужно друг другу рассказать... И... я очень люблю её и, как оказалось, жить без неё не желаю!..
   Дорога до работы заняла совсем немного времени: благо, жил я недалеко... Вспоминать, что было на работе в этот день даже и не хочется: я провёл его в предвкушении двух очень важных событий в моей жизни, поэтому всё остальное мне казалось совершенно не важным... Помню только, что Ирина что-то там фыркала в мою сторону, но я вообще не обращал на неё внимания, поскольку настроение было просто отличное, и портить его общением с этой злопамятной девчонкой мне совершенно не хотелось! Я настолько увлёкся мечтами о ближайшем будущем, которое меня ожидает, так стремился ускорить его приход, что не заметил, как переделал всю работу буквально за три часа... В другом состоянии я делал бы эту работу не менее пары суток... По идее, я должен был быть сегодня супер-рассеянным и, наоборот, ничего не сделать, но, странное дело, предвкушение предстоящих событий меня мобилизовало настолько, что я работал просто как суперкомпьютер: быстро, чётко и эффективно...Вот ведь, что любовь с людьми делает!..
   Даже начальница, зайдя ко мне до обеда и увидев, что всё уже готово, была настолько потрясена скоростью и производительностью моей работы, что даже выдавила из себя некое подобие улыбки и... навалила мне втрое больше работы... Ха!.. Кто бы сомневался!.. Если один человек делает работу всего отдела, то надо завалить этого человека работой по шею: пусть за всех и отдувается... Старые принципы работали, работают, и будут работать: если одна лошадь из десяти взяла барьер, то надо поставить перед ней другой, более высокий... В конце концов, найдётся такой барьер, о который эта лошадь сломает себе шею... Но так и надо: есть очень много других лошадей, которые, хотя и не берут такие высоты, но их много, и ими легко управлять... Конечно, может возникнуть такая ситуация, что все лошади сломают себе шеи, беря очередные неподъёмные барьеры, но это не страшно: новые лошади уже на подходе и они только и ждут того момента, чтобы заменить старых...
   Мысли - мыслями, но меня сейчас даже и во сто раз больший объём работы никак не взволновал бы! Всю бумажную работу я, всё-равно, не переделаю, а работа - на то и работа, чтобы на ней работать! Поэтому, когда Евлампия Аксельродовна (о, я даже имя теперь её выговариваю без запинки) позвала меня в свой кабинет и показала очередную пухлую пачку бумаг, я спокойно посмотрел ей в глаза, улыбнулся и сказал:
   - К такому количеству макулатуры надо бы выдать тачку для перевозки!
   Начальница слегка опешила от такой наглости с моей стороны и, в первое мгновение, даже и не нашлась, что ответить. Воспользовавшись некоторым замешательством с её стороны, я продолжил:
   - Против самой работы я ничего не имею! Но я не вьючная лошадь, чтобы таскать такие неподъёмные папки. - Всё это время я спокойно смотрел Евлампии Аксельродовне прямо в глаза, не выказывая ни капли волнения. - В общем, Вы - начальница, Вы и думайте, как доставить фронт работ на моё рабочее место! Хотите: найдите мне тачку и я сама потихоньку всё перевезу, а хотите - нанимайте грузчика! А я столько макулатуры просто физически не в состоянии поднять!..
   Всё то время, пока говорил, я внимательно наблюдал за выражением лица своей начальницы. Сначала она была в растерянности, потом выражение сменилось на нечто злобное, не предвещающее ничего хорошего собеседнику. И когда лицо её стало пурпурно-красного цвета и куча ругательств уже готова была сорваться с её языка, я снова её опередил:
   - Евлампия Аксельродовна! Не надо на меня смотреть таким уничижительным взглядом! Вы по-прежнему начальница, а я - подчинённая. Повторяю ещё раз: от работы я не отказываюсь! Но и Вы меня, пожалуйста, поймите: я не грузчик. Папки весьма тяжёлые, и я просто физически их не смогу их донести до своего рабочего места. Если таскать их по одной, то я только полдня потрачу на их перемещение! - снова внимательный взгляд "глаза в глаза". - Гнев - не лучший советчик! Может, всё-таки, включите логическое мышление?..
   Странно, но последние мои слова подействовали на неё, как ушат холодной воды: глаза приняли осмысленное выражение и, хотя до сих пор метали громы и молнии, вид у неё стал вполне вменяемым, а лицо обрело нормальный бледно-розовый цвет.
   - Вот так-то лучше! - опять сказал я.
   - Ладно! - Евлампия Аксельродовна, видимо, снова обрела способность мыслить здраво. - Я пришлю кого-нибудь перенести бумаги к тебе на рабочий стол.
   - Спасибо Вам большое! - я по-прежнему был спокоен, "как удав" - С Вами очень приятно работать!
   - Пожалуйста! - в голосе начальницы прослушивались ещё недовольные нотки. Но буря, похоже, прошла стороной...
   Через секунду я уже шёл в направлении своего рабочего места, даже не замечая мечтательной улыбки на своём лице: да-да, я весь был уже там, на сцене в бард-кафе "Симфония", и дома с Викторией... Причём, как ни странно, всё это в моих мыслях происходило одновременно...
   Но когда до начала обеда осталось минут пять, на пороге офиса вдруг возник Шурик, пригибающийся под тяжестью той самой макулатуры, которую моя начальница пыталась втюхать мне получасом ранее... Он с трудом дошёл до моего стола и вопросительно посмотрел на меня, как бы спрашивая моего позволения положить документы. Я кивком головы указал ему на свободное место рядом со столом, куда Александр, не скрывая облегчённого вздоха, кинул принесённую на руках объёмную пачку документов.
   - Привет! - поздоровался он со мной. - Это что, всё тебе?
   - Привет! - ответил я - А ты как думаешь?
   - Думаю, что да! - улыбнулся Шурик. - Только твоей предшественнице хватило первой стопки на две недели, а потом она просто уволилась...
   - Мне это не грозит! - рассмеялся я... - Только я не понимаю, почему именно тебя напрягли документы сюда тащить.
   - Да всё очень просто: я шёл пригласить тебя на обед, а тут Евлампия нарисовалась: не хочешь ли, говорит, помочь Екатерине с документами? Ну, я-то, грешным делом, подумал, что у тебя что-то с компьютером не получается, и сказал, что хотел бы... А она мне вот эту макулатуру в зубы всучила: "Неси, мол, Екатерина заждалась уже..."... Ну, я и понёс!.. А что, не нужно было?..
   - Да нет, всё в порядке! Спасибо, что принёс!
   - А я так и понял, что ты эту кипу сама, ну, никак не донесёшь! Потому и согласился!.. - Александр сделал небольшую паузу. - Ну что, на обед идёшь?
   - Конечно! - я быстро поднялся из-за стола и направился к выходу. Александр не заставил себя ждать - тут же вышел следом.
   Одним движением я подхватил висящее на вешалке своё пальто и выбежал в коридор, одеваясь на ходу. Настроение было - лучше некуда... Энергия просто распирала меня и я летел, как на крыльях... Подумать только, сегодня очень важный для меня день, и он просто не может быть плохим!...
   Александр вбежал в кафешку тогда, когда я сидел уже за столиком. Подойдя ко мне, он развёл руки и покачал головой:
   - Ты так быстро бежала, что я никак не мог тебя догнать... Спортом, что ли, занималась: бег на короткие дистанции?
   - Нет, не занималась!.. - рассмеялся я - просто у меня сегодня с утра очень хорошее настроение!..
   - Так это же чудесно!.. - обрадовался Александр. - То-то, я смотрю, ты летела, как на крыльях!..
   - Если честно, крылья мне сейчас точно не помешали бы!
   - А для чего они тебе?
   - Чтобы лететь навстречу ветру и собственной судьбе! - рассмеялся я.
   - Ну, ради этого, можно... по двойному соку ударить! - в свою очередь развеселился Александр.
   Он вскочил из-за столика и через минуту вернулся с литровой упаковкой томатного сока и двумя внушительного размера сырными булочками.
   - О! - только и смог сказать я - То есть, ты хочешь, чтобы я объелась этой огромной булочкой, обпилась сока и даже встать с этого места не смогла?
   - Да! - хитро подмигнул мне Александр - Будешь круглой, как эта сырная булочка, и уже никуда не улетишь!..
   - Тогда тебе нечего переживать по этому поводу! Ты уже немного опоздал! Я и так месяца через три-четыре именно такой и буду: круглой и неподъёмной... - представив себя в таком виде, я рассмеялся. Смех, видимо, был настолько заразителен, что и Александр покатился со смеху следом за мной...
   Отсмеявшись, мы, всё-таки, съели каждый по булочке, и запили их томатным соком. До конца обеда оставалось ещё 40 минут, и, вместо того, чтобы сидеть в этой кафешке, я предложил прогуляться. Благо, здесь, в пяти минутах ходьбы, располагался большой городской парк.
   Сказано-сделано: вскоре мы уже шли по одной из аллей парковой зоны и любовались разнообразными переливами жёлто-багряной листвы, усыпавшей всё пространство вокруг. Зимняя стужа ещё не наступила, но воздух был достаточно прохладен... Прохладен настолько, что при первом порыве ветра я, тут же, зябко передёрнул плечами, и потеплее укутался в своё осеннее пальто... К тому моменту, как мы добрались до середины аллеи, воздух ещё более заметно посвежел, и дыхание стало вырываться изо рта маленькими клубочками пара.
   Мы шли с Александром рядом и почти ни о чём не говорили: каждый думал о чём-то своём... На смену радостному утреннему возбуждению пришла ностальгическая грусть по ушедшему лету, по ушедшей прошлой жизни, по несбывшимся мечтам... Но как прекрасно, всё же, было это состояние души: я медленно шёл по усыпанной опавшими листьями аллее и с трепетом вспоминал всё, что было связано с Викторией... Несмотря на мою плохую память всё, что было связано с ней, до сих пор сияло красками первозданной чистоты... Про Викторию я НИЧЕГО не забыл!!! Память о ней прошла через всю мою жизнь и помогала мне в трудные минуты... И как же я жалею о том, что совершил один раз в жизни грубую и фатальную ошибку: оттолкнул Викторию от себя, посчитав себя оскорблённым из-за какого-то пустяка... Какой же я был дурак!.. Мало того - самонадеянный дурак!.. Вика - единственный, по-настоящему любимый человек в моей жизни... Как она пережила все эти годы - я даже и думать боюсь... Но среди нас двоих лишь она одна оказалась достойна Великого и Вечного чувства - Любви... А я... я тогда думал лишь о своих обидах и не замечал простых, очевидных вещей... Как же я виноват перед ней!..
   - Что с тобой? - голос Александра привёл меня в чувство...
   Увидев его перепуганное лицо, я вдруг осознал, что, почему-то, стою на коленях с лицом, мокрым от слёз...
   Он подхватил меня за локоть и помог подняться на ноги...
   - Катя! Что с тобой? - ещё раз переспросил Александр. - Мы вместе шли по аллее, а ты, ни с того, ни с сего, вдруг упала на колени, закрыла лицо руками и стала плакать навзрыд...
   - Странно!.. - я с трудом приходил в себя... Самое неприятное, что уже во второй раз буря чувств, бушующая у меня в душе, привела к тому, что я потерял контроль над собой... - И долго я так?..
   - Плакала, что ли?
   - Ну... да... и вообще...
   - Нет, не долго... - Александр немного замялся - Просто всё произошло настолько неожиданно... Я даже и не знал, что подумать...
   - Извини! - попросил я прощения у Александра. - Я сама от себя такого не ожидала... Видишь ли, сначала эта автокатастрофа... Потом смерть мужа... Извини... Нервы ни к чёрту...
   Говоря это, я был недалёк от истины: я больше хорохорился и бравировал, нежели реально был спокоен... Все предыдущие события настолько сильно ударили по моей психике, что иногда я с огромным трудом сдерживался, чтобы просто не начать со всей дури биться головой о стенку... Конечно, до этого бы не дошло: разбить самому себе голову - не большое удовольствие... Но вот то, что я ходил по грани истерического состояния - это был факт... Мне, к сожалению, только казалось, что я выдержу и не сломаюсь от всех этих событий в моей жизни... Реальность внесла свои коррективы: я, действительно, реально устал... Причём. устал в прямом смысле этого слова: ещё один толчок, и я могу сорваться прямо в пропасть... А сейчас у меня было только два желания, которые можно было бы даже соединить в одно: я просто ДИКО хотел встретиться с Викторией, и я ОЧЕНЬ хотел выступить вечером в бард-кафе "Симфония"... Мне сейчас так не хватало музыки в душе и гармонии в личных отношениях, что я готов был прямо сейчас сбегать в школу и у всех на глазах обнять Вику, осыпая её поцелуями...
   Желание было настолько сильным, что я прямо воочию увидел всё это и... устыдился необузданности своих чувств: разве мог я так подставлять своего единственного любимого человека? Что бы подумали люди кругом?..
   Видимо, целая гамма чувств отразилась на моём лице, заставив Александра просто замереть на месте, наблюдая мою борьбу с самим собой... Я с трудом выплыл на поверхность бушующего в моём сердце урагана и обратил внимание на часы: до конца обеда оставалось ещё целых двадцать минут.
   - Саша! Извини, пожалуйста, но давай, наверное, пойдём на работу... - умоляюще посмотрел на него я.
   - Да, конечно!.. - он был смущён моим поведением, но виду старался не подавать.
   Мы развернулись и зашагали к выходу из парка.
   ... Когда подошли к офису, я попросил Александра дальше идти без меня, а сам, когда он уже отошёл на достаточно большое расстояние, достал мобильный телефон Екатерины, который всё время носил с собой в выключенном состоянии, включил его и набрал номер Виктории...
   Слава Богу, ждать пришлось недолго:
   - Вика! Привет! - тут же выпалил я, когда на другом конце ответили: "Алло!" - Ты сейчас можешь говорить?
   - Женька! Привет!!! Как я рада тебя слышать! - в голосе Виктории слышалась неподдельная радость - Конечно могу!!! Как ты там на новой работе?
   - Вика! Я очень хочу увидеть тебя!
   - Я тоже хочу с тобой встретиться!.. Когда у тебя работа заканчивается?
   - В пять.
   - Отлично! У меня сегодня как раз короткий день! Где встретимся?
   - Давай прямо у меня дома! Где-то минут в пятнадцать шестого: я как раз от работы домой доберусь... Только оденься как-нибудь поприличнее: сегодня мы с тобой сходим в одну неплохую кафешку неподалёку...
   - Ты приглашаешь? - услышал я на том конце звонкий смех Виктории.
   - Именно! Причём тебя ожидает небольшой сюрприз!..
   - Заинтриговал!.. - Виктория сделала многозначительную паузу. - К пол-шестому я буду у тебя!
   - Отлично! Жду!.. - и, не дожидаясь ответа, я отбился и снова выключил телефон: мне не нужны были лишние звонки, которые могли быть адресованы только Екатерине. Конечно, давно стоило сменить карточку в аппарате, но всё было, как-то, недосуг... Чтобы исправить данное недоразумение я твёрдо решил сегодня же после работы заскочить в ближайшее отделение мобильной связи и купить себе новый пакет...
   Остаток рабочего дня прошёл спокойно: я корпел над документами, почти не замечая ничего вокруг, а мысли мои всё крутились вокруг предстоящей встречи и, конечно же, выступления... Пару раз я ловил на себе косые взгляды со стороны сослуживцев, но не стал на них акцентировать внимание. Я решил, что образ нелюдимой сотрудницы, по уши заваленной работой, может сослужить мне неплохую службу: чем меньше на меня будут замечать, тем для меня же лучше!
   Вот и конец рабочего дня. Оглядев заваленный бумагами стол, я даже немного удивился: всего лишь за полдня я сделал больше половины от общего объёма порученных мне работ... Расслабляться, конечно же, было рано, но я был очень доволен полученными результатами. Однако это не помешало мне аккуратно разложить всё по полочкам, чтобы не оставлять хлам на рабочем месте и подстраховаться на случай утраты или порчи электронной версии документов. От потери бумажной версии вряд ли что-нибудь могло меня спасти, но даже если кто-нибудь наберётся наглости и уничтожит весь мой труд, то меня это нисколько не заденет: среди моих приоритетов работа была в числе последних! Для меня она сейчас была актуальна лишь как способ обеспечения средствами для жизнедеятельности, но карьеру делать я не собирался, а тратить бесценное время, что мне ещё отпущено на земле, на всякую чушь для меня было бы верхом бестолковости и транжирства! Поэтому я спокойно буду делать любую работу, которую на меня взвалят и которая не будет во вред мне и будущему ребёнку! А остальное меня мало волновало: пусть суетятся те, кому очень нужен карьерный рост и кому нужна огромная зарплата. Мне было на всё это АБСОЛЮТНО наплевать! В моей жизни поменялись приоритеты и появились другие, гораздо более важные ценности: одна только наша любовь с Викторией стоила целого мира! Ожидание рождения ребёнка само по себе событие неординарное, и уж тем более неординарное в связи с тем, что мне в этом придётся принимать непосредственное участие!.. Были и ещё некоторые важные для меня вещи, но они стояли на втором плане после уже описанных мной выше...
   Поднявшись из-за стола, я уже, было, собрался уходить, но на пороге, как и вчера, вдруг "нарисовался" Александр.
   - Лёгок на помине! - улыбнулся я ему.
   - Ага! - усмехнулся он мне в ответ. - Проводить?
   - Как пожелаешь! - причин для отказа я не видел, но и приглашать домой мне его сегодня очень бы не хотелось, ведь там меня ожидала встреча с Викторией.
   - Ну тогда пошли!
   - Ты сегодня вечером будешь в "Симфонии"? - спросил его я.
   - Обязательно! - Александр расплылся в широкой улыбке. - Ты ещё спрашиваешь!..
   - Извини! Просто я немного волнуюсь... - я не обманывал Александра. Действительно, чем ближе была встреча с Викторией и чем ближе было время выступления, тем я всё больше и больше нервничал...
   - Всё нормально! Ты, главное, не переживай: всё у тебя получится! Я тебя буду поддерживать!
   - Спасибо, Саша! Ну что, двинулись?..
   И мы вышли из здания. Путь ко мне занимал порядка десяти-пятнадцати минут, и вскоре мы оказались на пороге дома Екатерины. Всю дорогу у Александра практически не закрывался рот: он рассказывал что-то о своей работе, о том, какой прикол у него сегодня случился с одним пользователем из соседнего отдела, который в качестве пароля пытался набирать "большие семёрки"... Я слушал вполуха, улыбаясь и периодически ему поддакивая, но мысли мои были далеко... Однако, вовремя опомнившись, я-таки забежал в магазинчик на пару минут за новым мобильным пакетом, и тут же заменил симку в телефоне. Это не осталось Александром незамеченным. И вполне естественно, что он стал первым обладателем моего нового номера. Оказавшись на пороге, я недвусмысленно дал понять, что мне сейчас нужно побыть в одиночестве для того, чтобы подготовиться к предстоящему выступлению. Слава Богу, Александр к этому отнёсся нормально и не обиделся:
   - Ну что ж, до вечера! - крикнул он мне, удаляясь с достаточно большой скоростью. - Счастливо! - помахал я ему рукой.
  
  Глава 10. Дебют.
  
   - Ага!.. - раздался голос у меня за спиной. - Стоит мне только на денёк отлучиться, а у тебя уже от кавалеров отбоя нет!..
   - Вика! - радостно воскликнул я и, круто развернувшись, крепко стиснул её в объятиях.
   - Тихо-тихо!.. Не здесь! - осадила меня Виктория.
   - Да, конечно! - я немного сконфузился и быстро открыл дверь в подъезд. - Идём!
   Через минуту мы уже были дома. Только входная дверь захлопнулась, как Вика, даже не раздеваясь, тут же заключила меня в свои объятия и жарко поцеловала. Я в долгу, конечно же, не остался!
   Мы целую жизнь прожили порознь, так что теперь могли себе позволить немного расслабиться и подарить друг другу несколько мгновений душевной близости.
   - Пойдём на кухню! - пригласил я Викторию, когда мы, наконец, оторвались друг от друга и повесили верхнюю одежду на вешалку.- Ты голодна?
   - Если честно, последний раз утром завтракала... В обед времени не было, а вечером, вот, торопилась к тебе, и убежала из дому, даже не успев поужинать...
   - Ничего страшного! У меня тут холодильник свекровь под завязку набила. Взяла надо мной шефство: думает, я готовить не умею...
   - А ты умеешь? - игриво подмигнула Виктория.
   - Вообще-то, да! Не скажу, что готовлю прямо "супер", но не отравишься - это точно! - я принял шутливый тон собеседницы.
   - Ну ладно! Ты, пока, сходи, умойся с дороги, а я быстренько на стол соберу! - сразу взяла инициативу в руки Вика.
   - Не понял! - возмутился я, еле сдерживая улыбку. - Вообще-то здесь должен я выступать в роли хозяина!
   - Иди-иди! - подтолкнула меня Вика к двери ванной. - Я здесь и без тебя управлюсь! Всё-таки, как-никак, я женщина!
   - А я тут просто погулять вышел, да? - продолжил я дальше шутливую перепалку.
   - Не спорь! - настаивала на своём Виктория и, давая понять, что всё уже решено, демонстративно повернулась ко мне спиной.
   Мне ничего не оставалось, как, пожав плечами, покорно пройти в ванную комнату.
   Я вымыл руки и с удовольствием ополоснул лицо под струёй слегка тёплой воды... Хорошо... Вытерся махровым полотенцем и бросил взгляд на своё отражение в зеркале... До сих пор никак не могу привыкнуть к тому, что там всё время отражается не моё лицо... Хотя лицо и очень симпатичное, но... не моё...
   Я внимательно разглядывал отражение в зеркале и даже не заметил, как за моей спиной в ванну вошла Виктория. Она мягко обняла меня за талию и слегка приложилась своими губами к моей шее.
   - Пойдём! Ужин уже готов!.. - прошептала она.
   - Да, конечно! - я словно очнулся ото сна.
   Чувство безграничной нежности к этому родному для меня человеку поглотило меня целиком настолько, что я с трудом перевёл дыхание. Я обернулся к ней и в ответ прошептал:
   - Вика! Я так соскучился по тебе... Я так давно... так давно не видел тебя... Я очень тебя люблю!.. - с этими словами я прижал Викторию к себе и поцеловал прямо в губы... Она даже застонала от удовольствия, но ненавязчиво отстранилась от меня и с мягкой улыбкой произнесла:
   - Не сейчас, милый, не сейчас!.. Я тоже дико по тебе скучала... Но сначала давай поужинаем, потом сходим в твою кафешку, а потом... Подожди... - вдруг заинтересовалась она моим животом и легонько провела по нему ладонью. - О! Ты смотри! Растём потихоньку!.. - В глазах её заблестели весёлые искорки.
   - Да! Время-то идёт, ребёнок потихоньку растёт... - улыбнулся я. - Тут ничего не поделаешь: природа...
   Виктория ещё раз легонько коснулась ладонью моего живота, вздохнула и повела меня на кухню ужинать.
   Когда мы уже сидели за столом и наслаждались ужином, я поинтересовался у Виктории:
   - Вика! Ты... ребёнка хочешь?
   Вопрос не застал её врасплох... Видимо, она ждала подобного интереса с моей стороны, поэтому лишь глубоко вздохнула и, не говоря ни слова, кивнула головой.
   - Ради Бога, прости меня за столь бестактный вопрос... Я мог бы и сам догадаться... - мне стало неловко перед Викой за этот не вовремя проявленный интерес.
   - Не переживай! - Вика мягко посмотрела мне прямо в глаза и улыбнулась. - Я теперь уже старовата для подобных экспериментов: всё-таки, как-никак, за сорок уже перевалило... Зато тебе вот, зараза ты такая, придётся теперь за обоих отдуваться! - Виктория засмеялась своим чистым звонким смехом, в который я ещё с детства безоговорочно влюбился, давая мне понять, что не сердится на меня, но такие темы лучше не затрагивать.
   - Да! Это точно! - поддакнул я ей в тон - Теперь-то уж мне достанется и за "красных", и за "белых"!.. - я тоже с удовольствием рассмеялся.
   Покончив с ужином, мы ещё немного поболтали на разные отвлечённые темы, пока я не посмотрел на часы: до выступления оставалось ещё больше часа, но надо было уже собираться.
   - Так! Вика! Нам надо уже поторапливаться, если мы хотим успеть к началу вечеринки! - я взглядом показал Виктории на настенные часы, висящие в кухне. - У нас только час времени, а ещё собраться надо!
   - Я тебе помогу! - Виктория быстро убрала со стола и подтолкнула меня в спальню к платяному шкафу.
   Не знаю, что бы я делал без неё, но она-таки сотворила из меня просто шедевр женской красоты. Я только глянул в зеркало, как сразу обомлел: на меня смотрело... Чудо... В прямом и переносном смысле... Екатерина в строгом джинсовом костюме, тонко накрашенная и благоухающая неким чудом французской парфюмерии выглядела просто как королева красоты... Накинутая поверх однотонная серая кофточка скрывала уже немного заметный живот. Волосы, конечно, были ещё коротковаты, но Вика соорудила такую классную причёску, что я невольно ахнул. Это было невероятно: из почти неприметной девушки с симпатичным лицом Екатерина превратилась в первоклассную фотомодель с обложки глянцевого журнала... От такой метаморфозы у меня даже дыхание перехватило... Я просто не верил своим глазам...
   - Вика!.. - только и смог вымолвить я.
   - Да, Женя! - ответила мне Виктория, даже сама немного смущённая полученным результатом.
   - Как... как ты ТАКОЕ смогла сделать? - я не мог оправиться от полученного шока
   - Молча! - Виктория улыбнулась мне и слегка подтолкнула к выходу из комнаты: А теперь дай мне собраться!
   Я молча удалился, прикрыв за собою дверь... Минут через пятнадцать на пороге комнаты передо мной возникла и сама Виктория.
   - Мама дорогая! - второй шок был ещё сильнее первого.
   Это была уже не Виктория собственной персоной... Это была просто богиня, поражающая своим обаянием и красотой...
   - Вика! Ты ли это?... Я не верю своим глазам!..
   - Поживёшь немного в женском обличье - ещё и не такое увидишь! - с хитрой улыбкой произнесла Виктория.
   Прошло совсем немного времени, пока мы собрались и направились в бард-кафе "Симфония". Путь туда был недолог, но, идя по улицам города, я, то и дело, ловил на себе восхищённые, а то и откровенно пошлые взгляды проходивших мимо мужчин, и цепко-оценивающие взгляды женщин. Виктории досталось ничуть не меньше внимания, чем мне, а даже, может быть, гораздо больше, поскольку красота её была в самом расцвете. Екатерина же, по сравнению с ней, напоминала лишь полураспустившийся бутон... Но и от такого внимания окружающих мне стало немного не по себе: всё-таки, быть на виду у всех я очень не любил, поэтому и чувствовал себя не в своей тарелке...
   Но, как оказалось, это были лишь цветочки. Ягодки появились, когда мы вдвоём вошли под своды той самой "Симфонии", в стенах которой мне сегодня предстояло исполнить несколько своих песен.
   В углу, за тем же столиком, где я вчера встречался с хозяином заведения, уже сидел Александр и, видимо, поджидал меня. Он не изменил себе: пришёл в своём любимом джинсовом костюме. Увидев меня с Викторией, он, прямо-таки, обомлел и так и застыл со стаканом сока в руке, не в силах вымолвить ни слова...
   Однако, застыл не только он... К моему великому сожалению, наш приход заметили ещё человек пять обслуживающего персонала, и... надо же тут было появиться и самому хозяину... Когда первый шок от увиденного прошёл, Сергей, как галантный кавалер, всё же, отважился подойти к нам и, кивнув головой, как истинный джентльмен, поздоровался, взял нас под руки и повёл к столику, за которым уже ожидал нас Александр... Пока мы пробирались между столами, испытывая на себе перекрёстные взгляды окружавших людей, я успел познакомить Сергея с Викторией, представив её как свою подругу, что, в принципе, было недалеко от истины...
   В общем, такое излишнее внимание со стороны окружающих начало меня сильно нервировать, и я вдруг испугался того, что где-нибудь собьюсь и испорчу вечер... Заметив моё нервное состояние, Виктория, уже сидя за столиком рядом со мной, вдруг положила на мою руку свою, и, как по команде, я сразу успокоился и расслабился, улыбкой дав Виктории понять, что очень ей благодарен за оказанную поддержку. Её ответная улыбка окончательно успокоила меня, и я повёл неспешную беседу с хозяином кафе и Александром, сидящими напротив. Буквально несколько фраз ни о чём, и Сергей, сославшись на важные дела и извинившись за столь скорый уход, быстро шепнул мне, наклонившись к моему уху, что объявит мой выход...
   Пока же можно было немного расслабиться и утолить жажду за счёт заведения: лишь только хозяин нырнул за стойку бара, как перед нашим столиком тут же появился официант с тремя запотевшими бокалами апельсинового сока.
   - Знакомься! - обратился я к Александру, пытаясь вывести его из шокового состояния, в котором он пребывал с момента нашего появления. - Это моя подруга Виктория!..- кивнул я головой в сторону своей спутницы. - А это - очередной кивок в сторону Александра - один из сотрудников конторы, где я сейчас работаю, и, по совместительству, мой хороший знакомый - Александр! Прошу любить и жаловать!..
   - М-м-м... что-то промычал Александр в ответ. - Очень приятно!..
   - О! - не преминул заметить я с некоторой ехидцей - не прошло и полгода!..
   - Мне тоже очень приятно! - перебила меня Виктория и незаметно ткнула мне рукой в бок, чтобы я не ёрничал.
   - Весьма польщён вашим вниманием! - нашёлся с ответом Александр.
   Явно было видно, что он чувствует себя неловко рядом с нами и никак не может найти себе места.
   - Что случилось, Саша? - попытался я его расшевелить - Ты сейчас прямо "сам не свой"... У тебя какие-то проблемы?..
   Александр, было, замялся, но, всё же, справился с собственной нерешительностью и, глядя мне прямо в глаза, ответил:
   - Вы вдвоём и есть мои главные проблемы!!!
   - ??? - недоумённо воззрился на него я.
   - Вы так шикарно выглядите, что рядом с Вами я чувствую себя распоследним деревенским дурачком...
   - О-о-о... - протянул я - А я-то думала, что у тебя действительно есть какие-то серьёзные проблемы... - и хитро подмигнул ему левым глазом - Расслабься! Ты же сам говорил: не стоит нервничать! Лучше пей сок и наслаждайся жизнью!..
   Услышав эти слова, Александр действительно расслабился и даже пошутил по поводу "замёрзшего" официанта, который потерялся где-то с любимыми Сашиными гренками и сырными булочками...
   - Да, кстати! - обратилась вдруг Виктория ко мне с подозрительно-хитрым выражением лица - А где же твой обещанный сюрприз?
   - Всему своё время! - я тут же осадил Александра, у которого с языка уже был готов сорваться ответ, слегка сжав его руку в своей. - Не спеши! Скоро всё сама узнаешь!
   А меж тем зал потихоньку наполнялся посетителями. На нас мало кто обращал внимание, поскольку столик стоял почти в самом углу и свет падал так, что нас было практически не видно со стороны входа: Сергей не зря беседовал со своими гостями именно здесь. Обратив внимание на часы, висящие возле входа, я понял, что время "Ч" вот-вот настанет (до восьми оставалось каких-нибудь пара-тройка минут), и по спине пробежал предательский холодок...
   Осмотрев зал, я понял, что все места заняты, и новые люди больше не появляются. Значит, скоро начнётся... Тут меня кто-то слегка потянул за рукав. Я обернулся и увидел Александра, который знаками показывал мне куда-то в сторону самого тёмного угла, где я с трудом разглядел полуоткрытую дверь, за которой угадывался проход. Я понял, что надо идти прямо туда. Виктория как раз в это время была занята с официантом, размещавшем на нашем столике заказ. Поэтому, воспользовавшись моментом, я быстро юркнул в проход. За ним меня уже ждал какой-то человек, который аккуратно прикрыл дверь за моей спиной и, легонько сжав мой локоть, кивнул головой в противоположный конец коридора, указывая, куда мне нужно идти дальше. Скорее всего, коридор выходил либо в гримёрку, либо прямо позади сцены.
   Я был прав: коридор вывел меня в небольшой холл, где размещалось несколько дверей, над одними из которых висела большая табличка: "СЦЕНА".
   Слегка приоткрыв её, я увидел зал бард-кафе "Симфония" уже с другой стороны. За ширмой, прикрывающей сцену сзади, меня практически не было видно, зато весь зал был как на ладони.
   Человек, который сопровождал меня сюда, быстро исчез в одной из дверей, и я даже не успел у него ничего спросить. Поэтому мне ничего не оставалось, как ждать, пока не появится Сергей, и я стал прохаживаться по холлу, настраивая себя на предстоящее выступление. Но долго ждать мне не пришлось: буквально через минуту в холле появился хозяин заведения, вошедший через дверь, противоположную выходу на сцену.
   - Как настроение? - спросил он меня.
   - Полный порядок! - ответил я.
   - Гитара уже на сцене. Я проверял: она хорошо настроена!
   Я кивнул головой в знак того, что всё понял.
   - Сейчас проиграет наша стандартная заставка и я объявлю о твоём выходе! Сильно не напрягайся: для начала достаточно пары-тройки песен. Потом сделаешь маленький перерыв: возвращайся сюда, я тебя буду ждать. В это время на сцене будут выступать другие ребята... Ну а потом... Как отреагируют зрители: если захотят продолжения - ещё споёшь парочку своих песен, если же нет - тихонечко вернёшься за свой столик тем же боковым коридором... Я чуть позже к вам присоединюсь! Ясно?
   Я снова кивнул головой в знак согласия.
   - Ну всё! Удачи! - С этими словами Сергей исчез за дверью, ведущей на сцену, предусмотрительно оставив её приоткрытой, видимо, для того, чтобы я услышал, когда объявят мой выход.
   Вступление Сергея было коротким: он поприветствовал всех, сидящих в зале, пожелал им отлично провести время и напомнил о том, что с сегодняшнего дня у него есть для всех присутствующих сюрприз: новый автор-исполнитель, который и представит на суд публики парочку своих произведений... Последние его слова почти утонули в буре оваций:
   - Итак, встречайте Екатерину Стрельцову!
   Я понял, что вот он - мой Звёздный Час! С замирающим сердцем я поднялся на сцену и немного опешил: из того угла, где располагался наш столик, зал казался небольшим... Но здесь, со сцены, мне показалось, что количество людей, находящихся в помещении, выросло, как минимум, втрое... Я подозреваю, что всему виной было моё волнение, но в том момент мне действительно стало страшно: а вдруг я не смогу, вдруг не сумею, вдруг собьюсь... Тем не менее, пытаясь успокоиться, я подошёл к уже знакомому высокому стулу с подставкой для ног и взял в руки гитару.
   Медленно обвёл взглядом зал, улыбнулся и начал:
   - Добрый вечер, уважаемые посетители "Симфонии"! Скорее всего, никто из вас никогда и ничего обо мне не слышал!.. - Я сделал небольшую паузу и посмотрел в ту сторону, где должна была находиться Виктория. Свет теперь падал так, что столик прекрасно просматривался со стороны сцены. Быстро отыскав её, я встретился с ней взглядом и получил мощный прилив сил и энергии, увидев, с каким трепетом она ждёт от меня этого выступления. Более я ни секунды не сомневался: всё должно получиться! И всё ОБЯЗАТЕЛЬНО получится!!! Ведь я старался не только и не столько ради себя, сколько ради моей единственной горячо любимой женщины!!! Теперь я заговорил с залом во весь голос:
   - И, наверное, никогда и не услышал бы! Если бы не произошли некоторые события, предшествовавшие сегодняшнему вечеру... Дело в том, что я хочу исполнить пару песен, автором которых является человек, который всего три месяца назад ходил по этой земле так же, как и вы все... О чём-то мечтал, на что-то надеялся, строил планы на будущее... Но его планам не суждено было сбыться: он погиб в автомобильной катастрофе... Но песни его остались, и сегодня я хочу начать именно с них! Итак, автором песен, которые я сейчас исполню, является Евгений Колышкин.
   С этими словами я сел на стул, перехватил поудобнее гитару, один раз провел рукой по струнам, чтобы поймать тон звучания и...
   Я пел, почти не напрягаясь, мягко и плавно, словно волна шла за волной, накатываясь на песчаный берег. Гитара слушалась малейшего движения пальцев и звучала просто великолепно. Я просто утонул в этом звуке и слова шли легко и непринуждённо... Вот и последние завершающие переливы... Я опустил руки и прислушался к собственным ощущениям... Они подсказывали мне, что песню я исполнил на очень хорошем уровне. Переведя взгляд в зал, я наткнулся на... звенящую тишину... Прошло несколько томительных мгновений, в течение которых я не мог понять: понравилось ли слушателям моё исполнение или нет... А потом... возникло ощущение "дежа-вю": зал буквально взорвался аплодисментами, от которых на душе сразу стало легче: значит, не зря я, всё-таки, воскрес из мёртвых... Значит, мои песни ещё кого-то могут тронуть за душу... Значит, не всё ещё потеряно!..
   Когда шквал аплодисментов немного утих, я смог перейти ко второй песне. Исполнил я ту же песню "Возвращение", которую уже пел вчера перед Сергеем...
   Результатом этой песни стал всё тот же шквал аплодисментов и счастливые лица слушателей...
   Третьим составом я решил исполнить именно ту песню, которую сочинил вчера вечером и назвал "За руку с Ангелом", о чём честно и признался публике. Исполняя её, я целиком отдался во власть музыки, ничего не замечая вокруг... Последний финальный аккорд... Я встал со стула, поставил рядом гитару на специальную стойку и поклонился залу... Ответом мне была гробовая тишина... Подняв глаза и посмотрев в зал на людей, я даже слегка пошатнулся от неожиданности: буквально у всех в глазах стояли слёзы... Не став ожидать реакции слушателей, я ещё раз поклонился им и, сказав "Спасибо за то, что выслушали!", круто развернулся и вышел со сцены в холл, где меня уже ожидал Сергей... Помню только, что я опёрся на его руку, успел спросить "Ну как?", а дальше прямо в спину ударила такая мощная волна рукоплесканий, что от такого бешеного напора у меня волосы на затылке встали дыбом... А потом всё поплыло перед глазами и привело меня в чувство только чьё-то похлопывание по щекам... Я с трудом разлепил веки и увидел над собой перепуганное лицо Сергея... Сергей тут же поднёс к моим губам стакан воды и я с удовольствием выпил драгоценную влагу... Довольно быстро я пришёл в себя и сумел с помощью Сергея встать на ноги.
   - Долго я была без сознания? - сразу спросил я.
   - Нет! Буквально с минуту... - Сергей выглядел немного озадаченным.
   - Извините за эту неприятность! Надеюсь, в будущем она не повторится!..
   - Ничего! Бывает!.. - Сергей уже успокоился и только устало смахнул капельки пота со лба тыльной стороной ладони.
   За приоткрытой дверью на сцену до сих пор бушевал ураган аплодисментов: посетители хотели снова видеть меня...
   - Я надеюсь, никто ничего не заметил? - поинтересовался я у Сергея снова.
   - Надеюсь, нет! Вроде, мы были одни!..
   - Очень хорошо! Прошу вас, никому ничего не рассказывайте, ради Бога! - умоляющим тоном попросил я Сергея... - Не нужно, чтобы кто-нибудь об этом знал!..
   - Хорошо!.. - взгляд Сергея мгновенно стал жёстким, и за внешним видом человека, только что оказавшего мне помощь, уже нельзя было разглядеть никаких чувств... - Я пойду к посетителям! А то они никак не успокоятся... Пожалуйста, подождите меня здесь!
   - Хорошо! - я подчинился и остался в холле, ожидая возвращения Сергея. Голова уже не кружилась, да и ощущения, вроде бы, не предвещали повторения потери сознания... Что это было? Понятия не имею... Но если организм Екатерины так будет реагировать на выступления, то я тут надолго задержаться не смогу...
   Буквально через минуту со сцены спустился Сергей и попросил меня исполнить для публики последнюю песню: очень уж они хотели продолжения.
   - Сможешь? - только и спросил у меня он.
   - Смогу! - я так яростно кивнул головой, что даже сам себя испугался...
   - Ну давай! Последний штрих! - и Сергей в приветственном жесте поднял вверх сжатый кулак.
   - Поехали! - я улыбнулся и вышел на сцену к публике.
   Увидев меня и мою улыбку, зал притих в предвкушении чего-то необычного... Я не обманул их ожидания, объявив, что после ночи всегда наступает рассвет, поэтому я исполню ещё две песни: одну уже объявленного ранее автора Евгения Колышкина, а вторую - свою, "Утреннюю свежесть".
   Обе песни были весёлыми и заводными... Так что к концу второй песни почти весь зал уже подпевал, притопывал и прихлопывал в такт моей игре на гитаре... Меня попытались-было уговорить сыграть ещё, но, на моё спасение, на сцену вышел Сергей и успокоил всех взмахом руки.
   - На сегодня Екатерина закончила своё выступление! - отрезал он. - Следующий Вечер Встречи с ней состоится в субботу, в это же время. А теперь, уважаемые друзья и любители хорошей песни, позвольте Екатерине откланяться и давайте послушаем следующих гостей нашего бард-кафе "Симфония": группу "Степ"! Прошу любить и жаловать!
   Теперь мы спокойно смогли уйти со сцены, а наше место занял молодёжный квартет "Степ", поющий в стиле то ли фолк-, то ли кантри или что-то там ещё подобное этому. В деталях я уже не разбирался, т. к. хотел побыстрее уйти со сцены и добраться до Виктории.
   Моё возвращение было гораздо более бурным, нежели я мог ожидать. Виктория, как ни пыталась, но так не смогла сдержать своих чувств и, махнув рукой на все условности, просто крепко обняла меня и чмокнула в щёку. Александр тоже добавил свой "восхищённо-щёчечный" поцелуй, и чуть ли не насильно усадил меня за столик, где попытался накормить всем сразу и одновременно... Я еле его успокоил... Виктория тоже вела себя как-то странно: она притихла и только с великой нежностью, словно мать, обожающая своего ребёнка, смотрела на меня...
   Я просто не знал, что делать дальше и растерялся... Целая буря эмоций и ураган страстей, которые я невольно разбудил в этих людях, грозили утопить меня самого под их бешеным напором. Поэтому, чтобы всё вернулось "на круги своя", я попытался урезонить сразу всех, предложив отметить это событие церемонией распития вкусного томатного сока с "почётным" заеданием его маленькими сырными тарталетками...
   После того, как официант исполнил наш заказ, мы смогли уже в полной мере насладиться окружающей нас атмосферой. Квартет показывал высший класс: ребята играли профессионально и не давали народу скучать... Песен у них в репертуаре, сразу было видно, намного больше, чем у меня, поэтому они могли играть без перерыва спокойно ещё пару-тройку часов...
   Но... Завтра снова надо было на работу, а сегодня... Сегодня я не собирался отпускать от себя Викторию, пусть даже для этого мне придётся расставить капканы по всей кухне: я всем сердцем желал её общества и не желал расставаться с ней даже на миг...
   Виктория, похоже, тоже коротала вечер в этом кафе в превеликом нетерпении и предвкушении нашего дальнейшего совместного времяпрепровождения...
   Поэтому, быстренько расправившись с заказом, принесённым нам официантом, мы тут же постарались улизнуть на улицу. Но, к нашему с Викторией обоюдному огорчению, возле нашего столика вдруг появился Сергей и очень удивился тому факту, что мы собираемся уходить. По нему сразу стало видно, что он просто-таки "запал" на Викторию, и пытался всеми силами наладить с ней контакт. Но мы вдвоём упорствовали, ссылаясь на то, что завтра надо на работу, а мы устали... И так далее, и тому подобное... Лишь только получив от Вики слово, что она обязательно посетит его кафе в субботу вместе со мной, и вручив мне подозрительно увесистый конверт в качестве "аванса", Сергей отпустил нас домой, строго-настрого наказав Александру доставить нас до дому в целости и сохранности...
   Нам ничего не оставалось делать, как только согласиться. Александр довёл нас до дома без проблем, но когда узнал, что Виктория никуда уходить не собирается, а остаётся у меня дома, немного пригорюнился. Я смекнул, в чём дело: Александр, скорее всего, наводил мосты ко мне, но... моё сердце не могло ответить ему взаимностью, поэтому я лишь из вежливости поинтересовался, не желает ли он заглянуть ко мне домой выпить чашечку чая... Но и Александр был тоже человеком понятливым: он догадался, что его присутствие сегодня в моём доме крайне нежелательно, поэтому, скрепя сердце, вежливо отказался и пошёл домой, оставив меня, наконец-то, наедине с Викторией...
  
  Глава 11. Виктория.
  
   Зашли мы с Викой домой тихо, как мыши: каждый думал о чём-то своём, важном и сокровенном... Молча сняли верхнюю одежду, молча сходили в ванную, в полной тишине прошли на кухню, где Вика тут же приготовила чай. Затем мы молча сели друг напротив друга и положили руки на стол... Всё происходило настолько синхронно, что со стороны могло показаться, будто мы являемся частью друг друга и составляем единое целое... Мы действовали, как единый организм: просто и без лишних слов...
   Посидев так с пару минут и посмотрев друг другу глаза-в-глаза, мы, почему-то, одновременно решили включить телевизор, стоящий здесь же, на кухне, на подставке, прикрученной прямо к стене. Немного поклацав по каналам и не найдя там ничего интересного, оставили телевизор просто включённым, чтобы создавал какой-нибудь фон, только громкость немного убавили, чтобы разговору не мешал...
   - Всё!.. Больше молчать не могу! - первым нарушил я молчаливое согласие, царившее между нами... - Вика! Скажи: как тебе моё выступление?
   Вика слегка помассировала пальцами виски, словно собираясь с мыслями, а затем, без обиняков, резанула мне прямо в лицо:
   - Ты, Женя, сегодня меня просто убил!..
   От этих слов мне даже дурно стало:
   - Как?.. Вика... Я же... так старался... - наверное, у меня было настолько растерянное выражение лица, что Вика поневоле улыбнулась и взяла мои руки в свои.
   - Не в плохом смысле, нет! - успокоила она меня. - Просто пока я слушала твои песни, у меня вся душа наизнанку вывернулась... Ведь эти же песни и про меня тоже... Я когда слушала их, вспоминала нас с тобой, как мы с тобой ещё в школе встречались... Как мы любили друг друга... ещё в той... прошлой жизни... И как у нас с тобой всё непросто сейчас... А ведь ты же ни разу... Слышишь... Ни разу даже и не заикнулся мне, что пишешь такие прекрасные песни... - Виктория с укором посмотрела на меня.
   - Извини! Но песни-то писать я и начал именно после того, как мы расстались... Точнее, после того, как я ушёл от тебя... - тут же исправил я собственную оплошность, и в сердце снова заныла старая рана...
   - Неужели для того, чтобы научиться ценить то, что имеешь, нужно обязательно это потерять? - недоумённо воскликнула Виктория...
   - В моём случае именно так и было! - с горечью констатировал я этот факт.
   - Ладно! Не будем об этом! - сама себя одёрнула Виктория, дав мне шанс улизнуть от неприятной для обоих темы разговора...
   Слово - за - слово... Потихоньку мы с Викторией разговорились. Как приятно было вспоминать наши совместные велосипедные прогулки, когда мы выбирались из города и устраивали велопробег по автотрассе... Нас столь многое объединяло, и столь же многое разъединяло... У нас было много общих интересов, но так же много было и расхождений во взглядах на жизнь... Одни только мои юношеские обиды чего стоили...
   Мы и сами не заметили, как за разговорами прошло целых 2 часа... Первой заметила, что время позднее, Виктория. Она тут же выскочила из-за стола и пошла расстилать постель. Я, было, уже выключил телевизор и свет на кухне, как услышал удивлённый возглас Виктории: пока расстилала постель, она, видимо, решила послушать новости по телевизору и, вбежав в комнату на её призыв, я и сам застыл в изумлении: по одному из городских каналов крутили... что бы вы подумали? Да-да, по телевизору показывали моё вечернее выступление... Оператор, в качестве которого, похоже, выступил кто-то из гостей, снял на видеокамеру всё, что происходило в кафе в этот вечер...
   Я ещё раз пережил своё выступление (показали один куплет из первой песни, кусочек третьей, грустной, и... Проклятье... - Я, сцепив зубы, выругался про себя: оператору-таки удалось заснять тот момент, когда я, закрывая дверь, ведущую к сцене, вдруг, теряя сознание, начинаю тихо сползать по стенке вниз и... хозяин кафе ловит меня до того, как я достигаю пола... В приоткрытую дверь, хоть и плохо, но был виден этот момент... На моё счастье, дальше оператору уже ничего не удалось заснять на камеру, поскольку впереди него вдруг выросла стена из людей, аплодировавших стоя и перекрывших ему весь обзор...
   Я стоял посреди комнаты и с ужасом смотрел на происходящее на экране... В голове зазвенело от нехорошего предчувствия... С трудом сглотнув ставшую вдруг вязкой слюну, я повернулся к Виктории.
   Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, даже не мигая. Лицо её стало белым, как мел.
   - Давно это у тебя? - одними губами прошептала она.
   - Что это? - как можно невиннее поинтересовался я.
   - Я спрашиваю, часто ли ты в последнее время терял сознание? - в голосе Виктории появились стальные нотки.
   - Да всего-то два раза... Один раз на похоронах Андрея, а другой - вот сегодня после выступления... - я немного помахал рукой у себя перед глазами - Но сегодня вообще можно не считать: я практически тут же и пришёл в себя...
   - Завтра же пойдём к врачу! - голос Виктории был до невозможности категоричен и не предполагал отказа.
   - Хорошо! Но только после работы!.. - я изо всех сил делал вид, что всё это пустяки... Меня действительно пока эти потери сознания не особо беспокоили. Гораздо больше меня беспокоила реакция Виктории на это, да ещё то, что моё выступление показали по местному телевидению. Реклама мне сейчас была не только не нужна, но даже вредна: я не хотел излишнего интереса к своей персоне по причинам, которые описал немного ранее... Я готов был просто разорвать того человека, который снял всё это, но не за сам факт съёмки, а за то, что отснятый материал был им передан на телевидение. В конце-концов, я не давал разрешения на трансляцию видеоролика по ящику!..
   Блин!.. Ну что теперь делать?
   Виктория потихоньку отошла от первого шока и лицо её стало понемногу розоветь. Чтобы она успокоилась, я подошёл к ней, сел рядышком на уже расстеленную кровать и взял её руки в свои.
   - Вика! Да не переживай ты так! - заговорил я с ней как можно мягче - Это всё чепуха! Вот увидишь, завтра на обследовании скажут, что это просто небольшое нервное расстройство... Просто я, наверное, немного переутомился от обилия впечатлений, вот и всё!..
   Виктория ничего мне не ответила, только тяжело вздохнула и положила свою голову мне на плечо: если в прошлой жизни я был выше её сантиметров на десять, то теперь оказалось, что росточек-то у Екатерины аккурат как у Виктории будет, поэтому в данной ситуации мы с ней были на равных...
   - Меня больше волнует сам факт показа этого видео по телику... - продолжил я. - Мне бы совсем не хотелось, чтобы на каждом перекрёстке в меня начали тыкать пальцами и кричать "вот, дескать, та самая... из "Симфонии""... - я настолько был раздосадован, что даже не заметил, как изобразил всё в лицах.
   От показанного мини-представления Виктория даже заулыбалась и, совсем уже успокоившись, приложила руку мне к груди в районе сердца, чтобы тут же испуганно отдёрнуть её, наткнувшись на левую грудь Екатерины.
   - Фу ты!... - воскликнула она, - никак не могу привыкнуть к тому, что ты женщина!.. - Виктория от неожиданности даже покрутила ладонь прямо перед своим лицом, как бы не доверяя тактильным ощущениям... Она слегка улыбнулась и извиняющимся тоном продолжила - Хотела прочувствовать, как бьётся твоё сердце, а там...
   Тут Виктория рассмеялась своим переливчатым звонким смехом и посмотрела мне прямо в лицо. Несмотря на кажущуюся весёлость, её глаза были полны слёз и невысказанных страданий. От её взгляда у меня даже перехватило дыхание и единственное, что я мог сейчас ещё сделать, так это поцеловать её прямо в дорогие моему сердцу губы... То, что произошло дальше, трудно описать словами, поскольку общение наших душ происходило больше на эмоциональном плане, чем на физическом... Но та феерия чувств, которая захлестнула нас обоих, не шла ни в какое сравнение с нашей первой встречей день назад. На этот раз мы настолько глубоко прочувствовали мысли и переживания друг друга, что почти стали единым целым: мысль одного тут же находила отклик в душе у другого и ответная реакция словно была продолжением желания сразу обоих любящих сердец... Долго ли продолжалось наше состояние великого счастья и гармонии друг с другом, не знаю, но пришёл в себя я только под утро: открыв глаза, я понял, что уже не сплю, но никак не мог понять, где я нахожусь... Рядом со мной на кровати мирно посапывала Виктория, волосы её разметались по подушке и переливались в лучах утреннего солнца, словно веер из перьев диковинной птицы... Была какая-то странность в окружавшем меня мире, которая ощущалась, скорее, на подсознательном уровне, чем какими-либо органами чувств.
   Чтобы не разбудить Викторию, я тихонько выскользнул из-под одеяла и пошёл к тому месту на полу, куда падал сноп лучей утреннего солнца. Несмотря на наготу, мне было совсем не холодно. Мягко переступая босыми ногами, я удивлялся лёгкости походки и гибкости стройного тела Екатерины. Ощущения были легки и приятны, и хотелось просто взлететь высоко в небо и парить там, словно птица. Последний шаг оказался каким-то необычно длинным: мне показалось, что я просто взмыл над полом и плавно перенёсся прямо в освещённый квадрат на полу. И лишь только я оказался внутри этого квадрата, как яркое сияние словно окутало меня с головы до пят. Я просто купался в лучах утреннего света. Однако лучи вдруг превратились в ярко светящийся белёсый туман и я прямо кожей почувствовал, как свет касается моего тела. Ощущения были настолько необычны, что я, завороженно, застыл, даже боясь шелохнуться. И тут я услышал ГОЛОС... Голос зазвучал прямо в моей голове, минуя уши. Слов разобрать было невозможно, но это было и не нужно: со мной общались ВООБЩЕ без слов, при помощи мыслеобразов, которые мой человеческий разум воспринимал как едва слышимый шёпот... Трудно описать словами весь процесс общения!.. Так как ни с чем невозможно перепутать то великое чувство, которое охватило всего меня при общении с нашим Создателем. Это просто непередаваемо и невообразимо...
   Могу описать лишь миллионную долю всего процесса общения при помощи примитивных человеческих слов. Из нашего общения я понял, что остался на земле, действительно, по невысказанной просьбе Виктории и Ольги Владимировны. Но и сам Создатель хотел, чтобы я многое понял и принял в своём нынешнем статусе. Что именно, сказано не было, но, думаю, я догадался!.. На мой прямой вопрос о том, надолго ли оставлен жить в этом мире, ответа я не получил, но пришла информация о том, что я сам всё пойму... Я, похоже, действительно догадывался!.. Именно сейчас я понял, что все эти потери сознания были только прелюдией к моему скорому уходу в мир иной, на встречу с Богом... И пришла твёрдая уверенность в том, что завтрашний визит к врачу может стать сильным ударом по сердцу Виктории... Конечно же, я сильно обеспокоился за её здоровье, но в ответ мне пришло сильное уверенное чувство защищённости: она не останется без поддержки! Моя Виктория ещё сможет стать счастливой в своей жизни! И мой будущий ребёнок... а точнее, двое... (Я отчётливо ощутил, что у меня будет двойня: мальчик и девочка) станут для неё практически родными детьми, которые ещё много радости и счастья доставят моей любимой женщине... Долго ли продолжалось это чудо общения, не знаю, но я вдруг осознал себя лежащим на кровати, а рядом со мной посапывала спящая Виктория...
   Чтобы не разбудить её, я тихонько выскользнул из под одеяла, и внимательно осмотрел комнату: луч света из окна по-прежнему создавал светящийся квадрат на полу, но ощущение необычности происходящего ушло... И, когда я босыми ногами встал на освещённое место, то ничего, кроме тепла нагревшихся досок, не почувствовал. Однако, ощущение легкости и воздушности тела у меня не прошло, и я даже крутанулся вокруг собственной оси, чтобы удостовериться в его присутствии... Тело безупречно повиновалось мне, но поток воздуха, который я создал, видимо, разбудил и Викторию. Когда я в третий раз обернулся вокруг собственной оси, танцуя в квадрате света на полу, то вдруг почувствовал присутствие Виктории рядом с собой: так же, как и я, совершенно нагая, она подошла, и, купаясь в лучах солнечного света, прильнула ко мне всем телом. Это было великолепно: сияющая, отдохнувшая и счастливая, она выглядела словно богиня Афродита, рождённая из пены... Такая же прекрасная, воздушная и желанная, как никогда... В порыве чувств, я хотел-было подхватить её на руки, но она оказалась куда прозорливей меня, и просто не дала мне этого сделать: конечно же, Екатерине нельзя сейчас поднимать тяжести, ведь это может грозить её будущим малышам!.. В знак благодарности я прильнул к губам Виктории...
   А она ответила не менее страстным поцелуем и... Тут прозвенел будильник, сообщающий о том, что пора собираться на работу...
   От неожиданности мы замерли на мгновение и тут же прыснули от хохота...
   Отсмеявшись, Виктория внимательно осмотрела меня с головы до ног и, видимо, осталась довольна увиденным. Она обхватила левой рукой меня за талию, а правой провела по моему животу снизу вверх, добавив приятных ощущений, которых и так было уже получено чересчур много за это утро. И, не останавливая движение руки, плавно переместила её в область левой груди, прикрыв упругий бугорок ладонью, и ещё раз с чувством поцеловала меня в губы так, что у меня потеплело внизу живота... Но буквально через мгновение убрала руку, оттолкнулась от меня и торопливо отвернулась, отходя к своим вещам, висящим на спинке стула.
   - Прими душ! Оденься! А я пока приготовлю завтрак!.. - произнесла она тихо, надевая на себя нижнее бельё...
   Я понял, что на сегодня всё и, чтобы не расстраивать Викторию, быстренько ретировался в ванную комнату, предусмотрительно захватив с собой одежду...
   Упруго-горячие струи воды из душа привели меня в чувство и разогнали кровь, немного застоявшуюся после сна. Если сказать по правде, то в первый раз, попав в душ после больницы, я немного понервничал: никак не мог привыкнуть к необычной конструкции женского тела... Как ни взмахнёшь рукой - тут же натыкаешься на что-то упруго-податливое, которое не любит быстрых движений и всё время мешает... Пока был в больнице, как-то было не до того, а как оказался в нормальной одежде, так всё стало раздражать: как ни наденешь какую-нибудь майку - всё равно спереди всё торчит и топорщится... Руки на груди сложить - и то не получается... Очень меня это по началу нервировало... Потом, конечно, пообвык немного, но, честно Вам говорю: жить мужчиной на этом белом свете ГОРАЗДО приятнее и удобнее! Ни тебе этих индейских церемоний по раскрашиванию обличья с утра, ни кучи бесполезных тряпок, которые, то и дело, надо менять на новые... Хорошо ещё, что волосы пока короткие, а как отрастут - ещё и на причёску по полтора часа ухайдохивать... Да ещё всё время надо заботиться о своём внешнем виде: там подмазал, там подкрасил, там подправил... Бог ты мой! Да в каком же страшном сне могло присниться кому-нибудь оказаться в теле женщины????? Я совсем недолго побыл в женской шкуре, но одно могу сказать наверняка: не знаю, как женщины терпят всё это, но мужчина не выдержал бы и сотой части всего того, что выпадает на женскую долю... Вот и я периодически не выдерживаю: в таком, казалось бы, маленьком тельце, как оказалось, бушует целый ураган страстей, на который у меня просто физически нет управы...Раньше я никак не мог понять, как могут женщины столько всего выдерживать... Теперь я окончательно уверился в том, что это просто физически и морально невыносимо... Представьте себе, а они с этим живут всю свою жизнь!.. Это просто НЕВЕРОЯТНО!!!
   Можно долго перечислять все достоинства и недостатки как мужчин, так и женщин, но самое главное, - не то, кем ты родился, а кем ты стал!.. Причём, не в отношении пола, а отношении общечеловеческих ценностей...
   Кем ты стал?.. Распоследним негодяем?.. Ангелом, живущим среди людей? Или просто пустым местом, недостойным ни того, ни другого... Сами посудите: мы специально сделаны разными для того, чтобы, лишь познав любовь к человеку противоположного пола, слиться с ним в единое целое, способное породить что-то новое... вечное...
   Вся беда в том, что такого единения душ практически не найдётся сейчас на Земле... Наша доля - только мечтать о том, что было раньше... О том, как нам понять своё предназначение... Потому-то, в нашем мире такое огромное количество разводов, и такое огромное количество несчастных людей...
   А, ведь, казалось бы, чего уж проще: делай всё от чистого сердца, люби окружающий тебя мир, и будешь счастлив?!.
   Только, чтобы любить, - как минимум, надо это чувство иметь... А мы практически всегда путаем страсть с настоящей любовью... Мы и так уже опошлили всё, что могли, а теперь пытаемся опошлить даже то, до чего пока дотянуться не можем... Вот именно сейчас, когда я начинаю познавать жизнь с женской стороны, я понял, что препоны, поставленные перед нами, больше умозрительны и иллюзорны, но переступить через них могут только те, кто любит и верит по-настоящему!.. Вот разве могла бы Виктория полюбить подобную себе? Вряд ли! Самое важное то, что любящему сердцу всё равно, в какой оболочке находится любимый человек... Для настоящей любви физические преграды просто не существуют... Боюсь, что те, кто не познал это великое чувство, не способен познать и другие высокие духовные истины... Это всё равно, что человеку с ампутированными ногами бежать быстрее зайца... Человечество настолько озабочено тем, чтобы сделать себя и своё потомство легко управляемыми роботами, что забывает о том, что научившись управлять собой при помощи каких-то там техник и манипуляций, само создаёт мину, на которой, рано или поздно, но обязательно подорвётся... Всё дело только во времени...
   Бестолковы те, кто думает, что изобретя какую-то новую технологию для управления поведением людей, сами будут защищены от подобного воздействия... Есть некие силы, которые кровно заинтересованы в получении полной власти над всем родом человеческим... А мы сами куём цепи, которые на нас же и оденут... Кто сможет устоять перед этим? Да только сильные духом, истинно свободные люди, познавшие настоящую силу Духа, силу Любви! К сожалению, лишь немногие способны победить самих себя и стать "Ангелами-во-плоти"... А хотелось бы, чтобы таких было как можно больше!..
   ...
   Так текли мои мысли, перепрыгивая с одного на другое, и снова возвращались к моей Виктории и ко мне самому... Я думал о том, что не достоин даже её мизинца, поскольку много лет назад из-за собственной глупости предал то самое великое чувство, лишь благодаря которому, в конце-концов, и оказался рядом с ней... И благодарил Господа за шанс, который он мне дал, чтобы хоть как-то загладить свою вину...
   Видимо, я задумался надолго, поскольку очнулся от своих мыслей лишь тогда, когда Виктория похлопала меня по руке, привлекая к себе внимание...
   Она смотрела на меня своими карими глазами, ни слова не говоря... Я только душой смог почувствовать, что смотрит она сейчас не на тело Екатерины, стоящее под душем, а прямо в МОЁ сердце... И в её взгляде читалось столько любви и терпения, что у меня поневоле из глаз потекли слёзы, настолько я чувствовал свою вину перед ней... Я лишь одними губами прошептал: "Я люблю тебя, Вика!"... А она мне одними глазами ответила "Я знаю!", и улыбнулась своей удивительной улыбкой, за которую я готов был отдать всё на свете...
   Пары минут мне хватило, чтобы вытереться насухо и уступить место под душем Виктории, которая, ни капли меня не стесняясь, сбросила с себя одежду и встала под упругие струи воды...
   С минуту я заворожено смотрел на то, как моя любимая принимала душ... Даже не смотря на то, что сорокалетний барьер ни для кого не проходит даром, тело Виктории было безупречно... Вся "одетая" в струи воды и прекрасная, как лесная нимфа, она была просто великолепна!.. И я готов был вечно смотреть на неё, настолько сильна была моя любовь, разбуженная от дрёмы длиной во всю мою прошлую жизнь... И...
   Я не хотел уходить из ванной и завтракать в одиночестве, поэтому, с трудом пересилив себя, и заставив оторваться от принимающей душ Виктории, всё же, оделся, дождался, пока она закончит принимать водные процедуры, и с удовольствием вытер её махровым полотенцем...
   Виктория подождала, пока я с ней закончу, и лёгким шлепком выпроводила меня из ванной, не дав сказать даже слова... Её неразговорчивость и налёт грусти во взгляде начали меня беспокоить: с Викой что-то произошло, а я этого даже и не заметил... Надо обязательно выяснить у неё, что с ней такое...
   А пока я отправился на кухню и уселся возле окна, обозревая окрестности. Квартира Екатерины располагалась на третьем этаже девятиэтажного дома, и окна выходили на улицу, а не во двор, поэтому вид проезжающих мимо машин и вечно спешащих куда-то людей был обыденным делом...
   Ждать Вику пришлось недолго: буквально через пару минут она оказалась за кухонным столом напротив меня. Не говоря ни слова, насыпала нам обеим гречневую кашу и, не дожидаясь меня, принялась активно жевать... Вглядевшись внимательно в её лицо, я заметил некую отрешённость, присутствующую в её взгляде, и решил, всё же, выяснить причину столь странного её поведения.
   - Вика! - обратился я к ней. - Что с тобой? Тебе нехорошо?
   От звука моего голоса глаза Виктории приобрели вполне осмысленное выражение, и она посмотрела мне прямо в глаза:
   - Женя! Извини! Я пока не могу тебе всего рассказать... Но скоро ты всё узнаешь! - видя недоверие в моих глазах, добавила: - Нет-нет! Ничего страшного не произошло... Но, понимаешь, мне самой надо разобраться в случившемся... Как только я разберусь - обещаю: я всё тебе объясню!
   - Спасибо и на этом! - немного расстроился я. - А когда мы с тобой снова увидимся?..
   Виктория засмеялась своим заразительным смехом и с хитрой улыбкой произнесла:
   - Теперь ты от меня уже не отделаешься! И не надейся! - и, подмигнув мне, продолжила: - Я теперь буду навещать тебя почти каждый день! К сожалению, работа директором школы подразумевает большую ответственность перед кучей людей, поэтому, конечно же, я не могу всё время находиться с тобой рядом... Есть ещё и вечерняя работа, которую необходимо делать...
   - Поэтому, пока я здесь, переезжай ко мне, пожалуйста!.. - вдруг вырвалось у меня...
   Виктория посмотрела на меня каким-то странно-задумчивым взглядом и вдруг согласно кивнула головой:
   - Ладно! Я сегодня схожу домой и попрошу соседку присмотреть за квартирой в моё отсутствие, но имей в виду: мне ещё и работу надо будет делать периодически!..
   - Я буду в это время вести себя тише воды... ниже травы... - почти прошептал я... Я не мог остаться без Виктории... Без неё мне было бы очень тоскливо... У меня было так мало времени на то, чтобы побыть с ней вдвоём, что я готов был даже на колени перед ней встать, лишь бы она осталась...
   Виктория, похоже, находилась в таком же состоянии: мы были рядом и не могли надышаться друг другом...
   Она просто положила свою руку на мою и улыбнулась:
   - Ты думаешь, мне не хочется быть всё время рядом с тобой? - Вика грустно усмехнулась, - Да я бы жизнь свою отдала, лишь бы ты всегда был со мной!
   От этих слов мне стало так тепло и уютно, как никогда ранее. Я даже задрожал всем телом от мощной волны тепла, исходящей сейчас от Виктории...
   - Конечно же, любой работе я бы предпочла тебя!.. Но ты и сам прекрасно понимаешь, что есть у меня обязанности и по отношению к другим людям... К сожалению, я не могу бросить работу в самый разгар учебного сезона... Хотя, если очень уж приспичит, могу на недельку взять отгул "по болезни"...
   - Спасибо тебе, Вика! - чувства душили меня, выжимая из глаз моих слёзы, - Ты и так столько всего делаешь ради меня...
   - Женя! - примирительно сказала Виктория спокойным голосом, но, почему-то, в глазах её заблестели слёзы. - Одно только то, что ты вернулся ко мне, фактически, с того света, уже счастье для меня! Неужели ты этого не замечаешь?
   - Спасибо тебе! - я по-прежнему не мог обуздать свои чувства и готов был, того и гляди, разрыдаться, как самая обыкновенная девчонка...
   - Ну всё! Хватит слёз! Мы, наоборот, должны радоваться жизни, ценить каждое её мгновение, а особенно проведённое вместе! - Виктория встряхнула головой и её длинные шелковистые волосы рассыпались по плечам. - Уже пора на работу! Собирайся! - и с этими словами одним движением подхватила посуду, закинула её в мойку, и стремительно вышла из кухни, на ходу скидывая с себя халат, чтобы переодеться...
   Это привело меня в чувство и отрезвило. Бросив взгляд на часы, я понял, что до начала рабочего дня осталось чуть больше 40 минут, и тоже заторопился: ведь надо было ещё одеться, причесаться, да ещё нанести на лицо эту ненавистную мне боевую раскраску индейцев племени "апачи"...
   Включив "третью повышенную", я тоже рванул в комнату переодеваться... Уже буквально через десять минут мы с Викторией стояли возле зеркала одетые и напомаженные.
   Как я ни старался сейчас не обращать внимания на Вику, стоящую рядом со мной, всё же не смог удержаться от восхищённого восклицания в её адрес.
   Действительно, по сравнению с той серой мышкой, которую Виктория представляла собой при нашей первой встрече в ёё кабинете, она стала просто первой красавицей города, ещё более похорошевшей с тех пор, как я знал её ещё девчонкой! И дело тут вовсе не в количестве или качестве косметики, а в том, что вся она, как бы, сияла изнутри, привлекая к себе внимание окружающих... Количество "индейских раскрасок" (как я про себя стал называть макияж) у Виктории, как и у меня, было минимальным...
   - Ты тоже прекрасно выглядишь! - не преминула заметить Вика, улыбнувшись на моё восклицание. Явно было видно, что ей это приятно. - По сравнению с нашей первой встречей, ты сейчас выглядишь в тысячу раз лучше! - Вика снова улыбнулась мне. - Да у тебя же глаза прямо-таки светятся от счастья!!!
   - Как и у тебя! - улыбнулся и я в ответ.
   - Правильно! Поэтому-то я и переезжаю сегодня вечером к тебе!.. - Вика слегка щёлкнула меня пальцем по носу и тут же чмокнула в щёку. - Но это будет ТОЛЬКО вечером, после работы! - сделала она ударение на слове "только". - А сейчас - на работу! Спустя пару минут мы уже шли каждый в свою сторону: Виктория - в школу, а я - в "Энергосбыт"... Жалко, что учреждения, в которых мы работаем, находятся в разных местах, и нам было не по пути...
  
  Глава 12. Первые успехи.
  
   Ну что ж, хотелось бы написать, что рабочий день начался, как обычно, но это не так. У входа в учреждение меня УЖЕ поджидал Александр, и вид у него был, как бы это сказать, "не очень"...
   - Привет! - поздоровался я первым.
   - Привет! - по лицу Александра было видно, что он немного нервничал.
   - Что случилось? Саша, да на тебе просто лица нет! - недоумевая, спросил я.
   - Катя! Давай на минутку в сторону отойдём - Александр кивнул головой в сторону от входа.
   Я бросил взгляд на часы, висящие над входом: до начала рабочего дня оставалось всего 10 минут.
   - Ну, давай отойдём! Только имей в виду, что времени у нас совсем мало.
   - Успеем! - воскликнул Александр, увлекая меня в сторону от входа.
   Недалеко от входа в здание стояла трансформаторная будка, поэтому можно было встать сбоку от неё, чтобы не привлекать внимания окружающих...
   - Извини, Катя, но у меня к тебе два очень важных вопроса!
   - Времени хватит только на один, и то я, возможно, даже не успею на него ответить! - спокойно ответил я.
   - Ну ладно! Тогда вопрос первый: что случилось вчера после твоего выступления?
   - А что вчера было? - я сделал вид, что не понимаю вопроса.
   - Я вчера по телику видел... Ты потеряла сознание, когда сошла со сцены... Я тут же позвонил Сергею, и он всё подтвердил...
   - Во-первых, почему ты придаёшь такое большое значение всяким пустякам? - я пытался придать своему лицу обиженно-гневное выражение, но, судя по реакции Александра, мне это не вполне удалось.- Ты забыл, что я в положении? А у беременных всякое бывает!..
   - Это кто тут в положении? - послышался голос за спиной.
   Предчувствуя недоброе, я резко обернулся... Проклятье! Когда это Евлампия Аксельродовна успела к нам присоединиться? Когда мы отходили, рядом никого, вроде, не было...
   - Доброе утро, Евлампия Аксельродовна! - чуть ли не в один голос поздоровались мы с ней. - Какими судьбàми? - продолжил уже я один, сделав вид, что не услышал предыдущего вопроса.
   - Доброе утро! - приветствовала нас она. - До начала рабочего дня осталось пять минут. Прошу всех разойтись по своим рабочим местам. А Вас, Екатерина, через десять минут прошу зайти ко мне в кабинет с результатами Вашей вчерашней работы.
   "Началось!" - подумал я, кивнул начальнице и, буркнув: "Ясно!",- пулей метнулся на своё рабочее место.
   Судя по топоту бегущего за мной стада носорогов, Александр двинулся следом, но, похоже, угнаться за моими быстрыми ногами ему не удалось, и он отстал...
   Влетев на полной скорости в помещение, я тут же направился к своему рабочему месту, громко поприветствовав всех присутствующих.
   Со мной тоже поздоровались. Однако, подойдя к своему рабочему месту, я заметил какое-то движение сбоку и, резко развернувшись, только успел заметить спину Ирины, удаляющейся от моего стола со скоростью испуганной лани. Повернувшись к столу снова, я понял, что кто-то уже порылся в моих вещах без спроса...
   Разбираться с тем, что изменилось, не было времени, и я просто подцепил свои вчерашние бумаги, сложил их в стопку и, усевшись за стол, стал внимательно просматривать. У меня было ещё в запасе пять минут, чтобы понять, что уже можно показывать Евлампии Аксельродовне, а что ещё нельзя.
   Через минуту я понял, что пропал очень важный документ, который я вчера уже обработал и который нужно было показать в числе первых: без него вся остальная работа была просто бессмысленна.
   Так... Ирина объявила мне войну... И, похоже, Евлампию на меня науськала... А та ещё и про беременность мою услышала не вовремя... Ну, надо же!.. Только третий день на новой работе, а я уже нажил себе непримиримого врага в лице Ирины, да ещё и оказался на грани увольнения... Весело! Но, как ни странно, меня это абсолютно не трогало: мне было настолько глубоко "начхать" на потуги Ирины выжить меня с работы, что я даже не стал выяснять с ней отношения по поводу пропавшего документа. Я просто взял чистый лист бумаги, ручку, немного напряг память и через пару минут документ, практически, в первозданном виде (за исключением, разве что, подписи и печати), был восстановлен. Осталось только собрать документы и пройти в кабинет начальника, что я и собирался благополучно проделать.
   Однако, проходя мимо Ирины, сидящей за своим рабочим столом, всё-таки, не удержался, и, подойдя поближе, сказал ей, понизив голос почти до шёпота:
   - Первый класс, вторая четверть! - и тут же продолжил, пока она не успела мне ничего ответить - Такими подставами можно было ещё в детском саду развлекаться. Чтобы через полчаса документ был на месте!
   - А иначе что? - вызывающе вздёрнув подбородок, фыркнула Ирина.
   - А ничего! - я был спокоен, как удав - Мне "до лампочки" твоя "мышиная возня": я в вашей конторе надолго не задержусь! Карьера в вашем болоте меня тоже не прельщает! Поэтому на период моего пребывания здесь не осложняй жизнь ни мне, ни себе! - я по-прежнему говорил тихо, чтобы слышала только Ирина. - Поэтому давай договоримся миром!
   Ирина, похоже, ожидала чего угодно, вплоть до угроз, но я повёл себя совсем не так, как она рассчитывала, и поэтому она немного опешила. Воспользовавшись её замешательством, я решил "добить" её окончательно:
   - Посмотри на себя: ты же красивая и умная девушка! А ведешь себя, как капризный ребёнок! - и, не дожидаясь ответа, быстро удалился в сторону кабинета начальницы.
   Мне не нужна была война! Тем более, что начата она была не мной! И я до последнего пытался предотвратить военные действия, которые могли привести лишь к тому, что вместо нормальной работы пришлось бы заниматься "крысиными бегами", чтобы не дать себя подставить... Ну, скажите на милость, когда у вас впереди останется лишь несколько месяцев жизни, захотите ли вы тратить её на всякую ерунду и вправлять мозги каким-то зарвавшимся девчонкам? Думаю, что нет!
   Поэтому меня даже не заинтересовала реакция Ирины на мои слова. Не оглядываясь, я просто направился к Евлампии Аксельродовне.
   И вскоре уже сидел перед ней в кабинете, представляя результаты своей вчерашней работы. Я даже не сомневался в том, что первый вопрос Евлампии будет о том, куда делся тот самый документ. Но поведение начальницы оказалось намного более странным, чем я мог себе представить: она сначала строго посмотрела на меня из-под своих очков в роговой оправе, потом вышла из-за стола, закрыла дверь на защёлку, а затем, вернувшись ко мне, села напротив, показывая, наверное, тем самым, что разговор будет по душам...
   Я заинтересованно следил за перемещениями начальницы и пока не мог понять, о чём же будет наш разговор...
   Меж тем, Евлампия Аксельродовна, устроившись напротив меня, сняла свои очки и задумчиво протёрла их носовым платком. Затем водрузила их на законное место у себя на носу и внимательно посмотрела на меня.
   - Екатерина! - обратилась она ко мне - Я не люблю ходить вокруг да около, поэтому сразу прямо тебе скажу: я вчера была в "Симфонии"...
   Ах, вот оно что!.. А я-то уж начал нервничать... Стараясь не показывать вида, я слегка улыбнулся и, чтобы подтолкнуть начальницу к развязке, тихо произнёс:
   - И?
   - Честно тебе скажу: от твоего выступления я получила массу удовольствия!
   - Спасибо! - я не торопился с комментариями, поэтому спокойно ждал продолжения.
   - А вечером я случайно увидела передачу про это кафе...
   Блин!.. А вот это уже не очень хорошо! Я-то надеялся, что поздно вечером новости по какому-то местному каналу вряд ли кто будет смотреть... А оказалось, что у нас в городе этот канал обладает гораздо большей популярностью, чем мне бы хотелось...
   Я по-прежнему молча ждал продолжения.
   - А сегодня утром я услышала, что ты в положении...
   Я по-прежнему не проронил ни слова.
   - Катя! Я скажу тебе следующее: сегодня у тебя наступил третий день на новом рабочем месте. Сначала я думала, что ты обычная бестолковая протеже начальства свыше, но эти два дня в корне изменили моё мнение о тебе, как о человеке!
   Я внимательно слушал, не перебивая.
   - Я почти ничего ещё о тебе не знаю, но одно могу сказать уже точно: работник ты хороший! И твоей работой, как начальница, я очень довольна!.. Но слишком уж много тайн вокруг твоей персоны! Может, немного просветишь меня хотя бы о некоторых?..
   - А о каких тайнах Вы говорите? - осторожно поинтересовался я.
   - Ну, например, о том, какое отношение ты имеешь к Ольге Владимировне.
   - А можно на этот вопрос не отвечать? - я не очень хотел рассказывать кому-либо о том, что Ольга Владимировна - моя свекровь, что у неё умер сын, и что я теперь - вдова.
   - Можно, конечно! Ты вправе вообще не отвечать на мои вопросы, но хочу тебе сказать, что... - Евлампия Аксельродовна немного помолчала, видимо, собираясь с мыслями, и продолжила:
   - После вчерашнего вечера в "Симфонии" я до сих пор себе места найти не могу... - её лицо приобрело какое-то растерянное выражение. - Я... одинокий человек... Всю свою жизнь отдала работе, а получила лишь место начальницы отдела... Это за тридцать-то лет безупречной работы...
   От столь потрясающей откровенности я даже немного ошалел.
   - Твоё вчерашнее выступление потрясло меня просто до глубины души!.. Я в первый раз за много лет почти не спала ночью, мучаясь от обилия мыслей о жизни, о себе... Понимаешь, Катя, что ты мне всю душу наизнанку вывернула?.. - с этими словами Евлампия сняла очки и вытерла платком вдруг повлажневшие глаза...
   Я не знал, что сказать, и только растерянно хлопал глазами.
   Сколько себя помню, всегда старался внимательно выслушивать других людей и даже помогать им в чём-то... Из-за мягкости своего характера (мне трудно было кому-либо отказать) почти всё моё время было отдано другим людям... На семью и на себя самого времени катастрофически не хватало... Несмотря на это, друзей у меня практически не было... Были лишь знакомые, которые, при случае, пользовались моими услугами либо как специалиста, либо как "жилетки", в которую можно поплакаться... Однако я не обольщался: знал, что если попаду в беду - никто из моих знакомых палец о палец не ударит, чтобы мне помочь... Да я и сам не любил просить кого-либо о чём-либо... Очень не люблю быть должным!.. Однако, жалобы - жалобами, но подобного поведения я ещё ни у кого не встречал, поэтому-то и был несколько растерян... Выслушивать других людей - это одно, но вот утешать - немного другое...
   - Евлампия Аксельродовна! - подал я голос, пытаясь разрядить возникшее напряжение. - Извините, пожалуйста, но я не думала, что мои песни возымеют такой эффект... Я обычно пишу то, что лежит у меня на душе: если настроение хорошее, то и песни получаются весёлыми, а если душу гложет тоска, то и песни, соответственно, похожи на затянувшиеся осенние дожди, вгоняющие в минорное настроение...
   - Да нет же, Катя! Я не жалуюсь на твоё исполнение! - Евлампия Аксельродовна перестала вытирать глаза и посмотрела на меня. - Я хочу сказать, что ты сумела затронуть самые тонкие и потаённые струны моей души, которые до этого времени не смог затронуть никто!.. Твои песни заставили меня переоценить всю мою прошлую жизнь... И... я благодарна тебе за это!..
   - Да не за что!.. - мне стало прямо неловко от таких откровений начальницы... Я даже почувствовал, что краснею, и смущённо уставился в пол...
   - Я уже немного отошла от "минора", как ты его называешь - моя собеседница мотнула головой, словно отгоняя от себя остатки тоски, и продолжила уже будничным деловым тоном:
   - В общем, насчёт документации ты не переживай: если у тебя со стола что-нибудь пропало, я знаю, где это "что-то" найти... Я уже не первый год работаю "бок о бок" с Ириной, и знаю, на что она способна!.. - Евлампия Аксельродовна снова водрузила свои очки на место и улыбнулась мне. - Кроме того, я имею привычку копировать особо важные и ценные документы!.. Так что если у тебя со стола исчез какой-то важный документ, - не переживай - то была лишь копия!.. Все оригиналы я храню в сейфе! А понадобится какой-нибудь документ - всегда можно будет сделать копию!..
   - Спасибо, но я уже восстановила этот документ! - с этими словами я протянул лист бумаги с восстановленным мной пять минут назад текстом.
   Начальница взяла из моих рук бумагу, затем повернулась к сейфу, открыла его, немного покопалась там и извлекла на свет божий оригинал. С минуту посидела, сравнивая два документа, и снова подняла глаза на меня.
   - Катя! Ты меня всё больше и больше поражаешь! - на лице начальницы расплылась широкая улыбка. - Документы практически идентичны!
   - Спасибо, Евлампия Аксельродовна, я старалась!.. - улыбнулся и я ей в ответ.
   - Ты знаешь, Катя, - голос Евлампии перешёл в доверительный полушёпот - меня здесь все считают старой каргой и деловым "сухарём", не способным на эмоции...
   Я опять весь перешёл во внимание.
   - Скорее всего, до вчерашнего вечера, это было правдой на 95 процентов... - Евлампия Аксельродовна немного помолчала, видимо, собираясь с мыслями, и, подняв на меня сияющий взгляд, продолжила: - Но ты разбудила во мне Человека! Именно за это я и говорю тебе "спасибо"!.. И именно поэтому в моем лице ты сейчас приобрела настоящего друга! Точнее... подругу!.. - засмеялась вдруг она. И, не дав мне заговорить, продолжила: - Я по глазам вижу, что человек ты хороший, и тебе смело можно доверить любую тайну: ты о ней никому не расскажешь!
   - И всё это Вы определили лишь на основе моего вчерашнего выступления? - сумел-таки вклиниться я со своими "пятью копейками"...
   - Я достаточно хорошо разбираюсь в людях, и моё чутьё меня ещё никогда не подводило! - гордо выпрямившись, ответила Евлампия. - Даже несмотря на мой прескверный характер! - улыбка чуть тронула её губы. - Разговор этот, естественно, останется только между нами!
   - Безусловно! - подтвердил я.
   - Если что будет нужно - обращайся ко мне безо всякого стеснения! - начальница даже подмигнула мне.
   - Большое Вам спасибо! - я нормально реагировал на такие "душевные" разговоры, поэтому можно было считать, что уж Евлампия-то палки в колёса мне ставить точно не будет!
   - Однако... Ты уж извини, но, как начальница, я обязана знать: ты действительно "в положении"?
   - Да! Срок уже 9 с половиной недель!.. - врать не имело смысла, потому что скоро и так всё станет видно...
   - Ясно! То есть, ты у нас реально месяцев пять-шесть сможешь поработать... - Евлампия о чём-то задумалась... - Но не беда! Пусть и ненадолго, но, я думаю, мы с тобой сработаемся!..
   - Я тоже так думаю! - я улыбнулся...
   - Хотя... Если тебе у нас понравится, ты же, вполне, можешь и после декретного отпуска вернуться сюда на работу...
   - Наверное, да!.. - я не хотел разочаровывать собеседницу тем, что вряд ли сюда уже когда-либо вернусь.
   - Ну и ладненько!.. - У начальницы настроение сильно улучшилось после "слёзного" откровения. - Теперь ты можешь спокойно идти работать. За Ириной я присмотрю!..
   - Я думаю, не стоит! - я посмотрел ей в глаза. - Мы с ней сами разберёмся!..
   - Хорошо!.. Тогда я вмешиваться пока не буду... Кстати, я так поняла, в субботу ты снова выступаешь в "Симфонии"?
   - Да!
   - Я обязательно приду!..
   - Спасибо! Буду очень рада Вас там видеть! - мне опять стало не по себе от этих "дифирамбов".
   После этих слов Евлампия Аксельродовна встала, подошла к двери и, открыв защёлку, жестом показала мне, что можно идти. Кивнув головой в знак того, что всё понял, я подхватил рабочие материалы и вышел из помещения, направившись к своему рабочему месту.
   Ирина сидела за своим столом и не подала виду, что заметила меня, но, тем не менее, документ, о котором я с ней говорил, лежал у меня на столе на самом видном месте. Усевшись на стул, я посмотрел в её сторону. Она тоже посмотрела на меня. Я ей слегка улыбнулся и беззвучно, одними губами, произнёс "спасибо". Как ни странно, Ирина тоже улыбнулась мне и так же, одними губами, ответила: "всегда пожалуйста!"...
   Ну надо же!... Похоже, и с Ириной можно договориться!.. Хотя, конечно, осторожность в общении с ней, совсем не помешает!..
   Итак, покончив с одним делом, пора было начинать другое: а точнее, приступить к своим непосредственным обязанностям! Я снова с головой погрузился в мир чужих документов и цифр, которые мне необходимо было свести... Самое интересное заключалось в том, что я, ранее страдающий жуткой забывчивостью, теперь запоминал целые тома документов с такой лёгкостью, словно это была лишь пара строчек в детском стихотворении... И это не могло не радовать меня...
   Когда работа спорится, то даже не замечаешь течения времени: я оглянуться не успел, как настало время обеда, и народ начал потихоньку подтягиваться... к моему рабочему месту... Вот это было для меня уже не очень хорошо и поэтому я постарался потихоньку улизнуть, но не тут-то было: дамы, которых в отделе, где я работал, насчитывалось 10 человек, включая меня, уже успели перекрыть все пути к отступлению и стояли плотной стеной. Хотя, как ни странно, выражения лиц у всех были дружелюбны... Мало того, все, как-то, странно улыбались... Я застыл на месте, не зная, что и предпринять...
   Но тут в задних рядах возникло какое-то шевеление, и вперёд вышла... Ирина... с букетом цветов... А за ней, в фарватере, - Александр собственной персоной...
   - Э-э-э... Извините?.. - я никак не мог сообразить, что мне нужно сказать в этом случае.
   - Дорогая Катя! - начала вдруг Ирина. - Хоть ты и недавно работаешь в нашем коллективе, но уже успела себя зарекомендовать трудолюбивой и ответственной работницей!..
   Я ещё не успел ничего ответить, как всё перекрыли аплодисменты.
   - Внимание! - подняла руку Ирина, заставив присутствующих утихнуть, - Кроме того, оказалось, что Екатерина ещё и поёт! Все мы стали свидетелями её выступления: вчера вечером и сегодня утром местное телевидение показало кусочек концерта с её участием... - и, перекрывая нарастающий гул одобрения - Успех был настолько ошеломляющим, что хозяин кафе даже вынес нашу героиню с подмостков на руках!..
   Дальнейшие слова Ирины потонули в буре аплодисментов... Ну что с неё возьмёшь: не может не уколоть... Хоть чуть-чуть, но укусить обязательно надо!.. Могла бы спокойно последние кадры не комментировать... Но не удержалась... Я посмотрел ей в глаза: там торжествовала ПОБЕДА. Укол удался, и Ирина радовалась, как ребёнок удачной шалости... Ладно... Сделаю вид, что не заметил подвоха...
   Когда аплодисменты стихли, Ирина торжественно вручила мне букет цветов и громко объявила:
   - Я надеюсь, ты пригласишь нас на своё следующее выступление? Кроме того, с тебя угощение: за новое место работы и за вокал!!!
   А, ну да! Вот оно что!.. Ну что ж...:
   - Спасибо всем Вам за внимание! - наконец смог вставить и я свои "пять копеек". - Кто хочет, может прийти на моё следующее выступление, которое состоится в эту субботу в восемь вечера. Милости прошу! Угощение, естественно, за мой счёт!..
   - Все слышали? - Ирина торжествовала - В субботу все в "Симфонию"!..
   Шквал аплодисментов заглушил дальнейшее... Но потихоньку народ стал расходиться на обед и через некоторое время остались только я, Ирина и Александр.
   - Ира! - послышался возмущённый голос Александра - Ты опять за своё?
   - А что тебе не понравилось? - Ирина была прямо "сама невинность".
   - Ты хоть представляешь, сколько надо денег, чтобы прокормить целую ораву из десяти человек? - Александр пытался урезонить Ирину. Но я-то понимал, что это была её маленькая месть, поэтому взмахнул рукой, прерывая дальнейшую перебранку:
   - Саша! Всё в порядке! Я согласна с Ириной! Действительно, надо всех было пригласить на вечер в кафе и отпраздновать там мой, так сказать, бенефис!.. Так что всё нормально! Ты, главное, сам не забудь там появиться!
   Ирина победно взглянула на Александра и непринуждённо облокотилась ему на руку:
   - Ну что, может, пойдём, пообедаем? - обратилась она к нему.
   - Да мы тут с Катей собрались... - попытался отшить её Саша, но не тут-то было:
   - Отлично! - деланно обрадовалась Ирина. - Значит, пойдём все вместе! - и, не дав никому вставить и слова, схватила Сашу за руку и потащила к выходу. Мне ничего не оставалось делать, как отправиться вслед за ними.
   Я шёл сзади и размышлял: Ирина, как пить дать, от Александра не отцепится... Будет липнуть к нему, как банный лист. Избавиться от неё можно лишь одним способом: прямо сказать о том, что мы не хотим находиться в её обществе... Однако, фактически, это будет означать возобновление боевых действий, которые мне АБСОЛЮТНО не нужны! Да и Александр, похоже, попал, "как кур в ощип": с одной стороны, он, как я подозреваю, с первого дня "запал" на меня, но не получает взаимности, а вот общества Ирины ему хотелось бы избежать, но тут уже она к нему "неровно дышит", и так просто его не отпустит...
   Конечно же, мне бы не хотелось, чтобы Ирина всё испортила... Но повлиять на неё я не мог: столь упёртая особа могла себе и лоб расшибить, но сдаться - вряд ли!..
   Буквально через пару минут мы уже сидели за столиком в кафе напротив и уминали так полюбившиеся Александру сырные булочки. Сначала разговор не заладился: Ирина болтала без умолку на разные темы, и всё пыталась поддеть меня по поводу вчерашнего выступления: дескать, у меня, возможно, роман с владельцем бард-кафе, раз после выступления я просто бросаюсь к нему прямо на руки...
   Я слушал молча, думая лишь о своей сегодняшней встрече с Викторией, и меня абсолютно не трогал даже сам факт присутствия Ирины, не говоря уже о её неуклюжих попытках вывести меня из равновесия...
   Я и раньше-то на всякие оскорбления не обращал никакого внимания: как сошли юношеские прыщи, так и перестало меня волновать чужое мнение о своей персоне... Не хочу сказать, что я был в восторге от наносимых мне оскорблений или от того, что многие относились ко мне, как к человеку второго (если не третьего) сорта... Но, практически, полное отсутствие жажды славы и, может даже, некая трусоватость, заставили выработать иммунитет к подобным оскорблениям: можно было поливать меня грязью, но апатичная реакция на данный раздражитель приводила многих в недоумение. Меня считали человеком, неспособным защитить себя самого от нападок со стороны, т.е., попросту говоря, "тряпкой"...
   И, действительно, мне трудно было порой расставить собственные приоритеты: очень часто я не знал, что хочу получить от жизни и куда мне двигаться дальше... Просто плыл по течению, которое несло меня в... никуда... Поэтому-то, и к жизни у меня отношение было... никакое: я же сам не знал, чего хотел. Нет, конечно, некоторые мои желания были такие же, как и у всех: квартира, машина, дача, хорошая работа, спокойная старость... Но после некоторых событий в моей жизни на рубеже 33 лет заставили меня немного призадуматься о смысле бытия земного... Я, чуть-было, в монастырь не ушёл, но вовремя одумался: там мне было ТОЧНО не место! Не люблю религию: считаю, что она, действительно, есть "опиум для народа", затуманивающая разум и ведущая не к Богу, а совсем в противоположном направлении... Религия и Вера - разные вещи! Так, вот, в Бога я верил! А религии - не доверял! И как только нашёл решение вопроса "а для чего мы живём на белом свете?", сразу же появился смысл жизни, а, следовательно, и стержень, который стал держать меня на плаву и направлять мои действия в правильное русло... Жалко только, что недолго... Целых пять лет я боролся со своей апатией и безразличием к жизни, но, в конце-концов, впав, как-то, в состояние дикой депрессии, я так из него до конца своей прошлой жизни, и не вышел. Иногда состояние апатии и безразличия временно отступало, но всегда возвращалось с новыми, утроенными силами, заставляя меня даже желать собственной смерти...
   Я тогда настолько устал от мира, в котором жил... И настолько полюбил его сейчас, когда совсем ненадолго, но вернулся, что сам себя не узнавал. Мне стали интересны очень многие вещи, о существовании которых я раньше даже и не догадывался, так как всегда равнодушно проходил мимо: шелест ветра в кронах деревьев, чириканье вездесущих воробьёв на подоконнике, курлыканье голубей... и даже полночные крики "очумевших" от полового воздержания котов...
   Я стал очень сильно дорожить временем... Причём, не так, как раньше, когда постоянно спешил, боясь опоздать, и, в конце-концов, опоздал... А теперь мне была дорога каждая минута, проведённая в этом мире, в результате чего иногда она растягивалась на невообразимо длинное время... Так случилось и сейчас: мне было приятно находиться в обществе Александра потому, что он был хорошим собеседником и очень хорошим человеком. Но вот Ирина...
   Пока она говорила очередную гадость про меня, которую я, как всегда, пропустил мимо ушей, я вдруг почувствовал, что время, как бы, растягивается. Возникло впечатление, что люди вокруг меня, будто, застыли, и я, посмотрев в этот момент на Ирину, вдруг понял настоящую причину её поведения: она была третьим, причём самым нелюбимым ребёнком в семье, так как появилась на свет "неожиданно" для своих родителей, у которых уже было две дочери... Поэтому третья оказалась явно "лишней". Отец много пил: он хотел сына, а получил третью дочь... Ей всё время приходилось донашивать одежду своих старших сестёр и быть всегда последней, из-за чего у неё выработался своеобразный комплекс: "хочу быть первой во всём, невзирая ни на что!"... Недополученная в детстве родительская любовь трансформировалась в дикое желание "шагать по головам" своих соперников, втаптывая их в грязь, и добиваться желаемого любой ценой, невзирая ни на какие преграды... Но... с тех пор, как она повстречалась с Александром, постоянный страх одиночества и желание быть первой немного потеснились в её сердце и уступили место для нового чувства... Да-да! Не страсти! В её сердце начало зарождаться то самое чувство, которое невозможно ни с чем перепутать: в её сердце появилась ЛЮБОВЬ... Любовь к Александру... И если бы не её скверный характер, который мешал полностью раскрыться этому нежному чувству, Ирина вполне могла бы составить ему партию... Тем более, что он и сам был не прочь воспылать к ней с ответными чувствами, но его отталкивала бесцеремонность Ирины и её неразборчивость в выборе способов достижения цели... Хотя именно здесь и был ключ к спасению: если бы не Александр, Ирина давно бы уже сделала карьеру, обойдя всех своих соперников, и стала бы тиранить честной народ... Но так уж случилось, что лишь присутствие Александра сдерживало её буйный нрав, заставляя быть более мягкой и покладистой...
   О!!! Вот это новость!.. Я понял, как мне поступить, чтобы всем стало, в конечном итоге, хорошо: надо, всего лишь, умудриться подтолкнуть Александра навстречу Ирине, а дальше пойдёт цепная реакция, которая, в конце-концов, и приведёт к возникновению Великого чувства между ними... Ну а потом... Я думаю, вся "ершистость" слетит с Ирины, как луковая шелуха, и останутся лишь два верных, нежно любящих друг друга человека!..
   Осталось только воплотить задуманное в жизнь...
   Потихоньку люди вокруг меня "зашевелились", и я понял, что "момент истины" прошёл: всё вернулось на "круги своя", но в голове у меня уже созрело верное решение... И это было великолепно! Несмотря на то, что думал я лишь о предстоящей встрече с Викторией, попутно я понял, как ещё и в чужую жизнь привнести толику счастья... Это наполнило меня доселе невиданной радостью: мне стало очень хорошо и приятно от осознания того факта, что и я чем-то могу помочь людям в этом мире...
   Естественно, что резкая перемена моего настроения от состояния "мрачной задумчивости" к состоянию "лучистого веселья" не могла не быть замечена моими собеседниками...
   Первой удивлённо посмотрела на меня Ирина: только что поливала меня грязью и видела моё мрачное состояние, и вдруг "бац!" - а мне стало, вдруг, почему-то, хорошо.
   - Катя! У тебя в чае, случайно, нет ничего наркотического? - недовольно скривилась она, как от зубной боли.
   - Нет! - я намеренно делал вид, что ничего не понимаю, - а с чего ты взяла?
   - Да так... - Ирина сделала многозначительную паузу и продолжила ещё более недовольным тоном, напомнив мне фразу из старого анекдота: - Съешь лимон!.. А то лицо у тебя стало какое-то довольное...
   - Спасибочки! - я старался говорить ровным и доброжелательным тоном, не обращая внимания на подколки Ирины. - Что-то не хочется... - И, улыбнувшись, продолжил - А у тебя, разве, не бывает приятных воспоминаний?
   - Нет! - фыркнула Ирина в ответ. - У меня с памятью полный порядок! И телячьим нежностям там не место!.. - и с этими словами демонстративно повернулась к Александру, показывая, что со мной у неё разговор закончен...
   Дальнейшее совместное чаепитие прошло в полном молчании. Неудивительно, что Александр несколько раз бросал в мою сторону благодарные взгляды: Ирина, наконец, замолчала, дав нам спокойно закончить обед... Так как разговор не клеился, - с обедом мы управились в рекордные сроки. Я бросил взгляд на часы: прошло только пятнадцать минут... До конца обеда осталось ещё целых 45, и я, недолго думая, встал, махнул Александру и Ирине рукой в знак прощания, и вышел на улицу. Слава Богу, Александру хватило ума не последовать за мной. Я лишь успел заметить недовольное выражение его лица прежде, чем вышел наружу...
  
  Глава 13. Встреча с прошлым.
  
   Погода была сегодня, как на заказ: во всю светило осеннее солнышко, и по прогнозу ещё целых три дня должна была стоять тёплая, ясная погода... Но вот с понедельника уже обещали затяжные осенние дожди и резкое понижение температуры. Что поделать?! Как-никак - уже вторая половина ноября... Пора бы уже и к зиме готовиться...
   Я не стал долго раздумывать и сразу направился в парк, где мы вчера гуляли с Александром. Тёплая погода располагала к прогулкам на природе. Кроме того, в парке лучше думалось и легче дышалось...
   Уже буквально через пять минут я шёл по одной из аллей парка и с удовольствием вдыхал аромат опавшей листвы. Мысли мои текли легко и непринуждённо: свободные и вольные, как ветер...
   Я просто шёл вперёд и наслаждался хорошей погодой, забыв о том, что сейчас я - уже не совсем я... Пока случайно не поднял глаза и не встретился взглядом с двумя идущими мне навстречу девочками...
   Я их сразу узнал: старшей, которую звали Сашей, было 15, а младшей, Ксении, - 10... Да, ёлки-палки, это ведь были мои дочери!.. Увидев их, я встал, как вкопанный, не в силах больше сделать ни шага: моя прошлая жизнь была от меня на расстоянии всего в паре десятков метров...
   Матери с ними не было. Странно, ведь обе ещё должны были быть в школе...
   От моего взгляда девочкам, похоже, стало немного не по себе: они о чём-то зашушукались, то и дело поглядывая в мою сторону, и увеличили скорость, намереваясь, видимо, побыстрее проскочить мимо...
   Я еле сдержался, чтобы не окликнуть их, и лишь беспомощно проводил взглядом до того момента, пока они не вышли за пределы видимости... Лишь потеряв их из виду и обретя способность к передвижению, я посмотрел на часы: до конца обеда оставалось ещё около получаса...
   В голове царил сущий хаос... Я засуетился... Рука сама потянулась к мобильнику... Дрожащей рукой набрал номер Виктории и с нетерпением приложил аппарат к уху... Слава Богу, Вика оказалась в этот момент свободна и могла со мной немного поболтать.
   - Вика! - чуть ли не прокричал я в трубку - Вика!... Ты когда у меня будешь?
   - Где-то к семи часам, а что?
   - Вика, давай пораньше пересечёмся! Я хочу тебе помочь вещи перенести...
   - Женя! Вещей у меня немного, поэтому я прекрасно и сама управлюсь... Или что-то случилось?.. - в голосе Виктории появились тревожные нотки.
   - Не по телефону... Давай, всё же, раньше! - я прекрасно понимал, что показываться в доме Виктории было крайне нежелательно, чтобы не компрометировать её перед другими людьми... Но удержаться не мог: меня уже просто колотило от произошедшей встречи, и я не знал, чем это может для меня закончиться... Кусочек моей прошлой жизни настолько меня взволновал, что я потерял способность контролировать свои эмоции. - Вика! Давай я тебя тогда недалеко от твоего дома подожду... - наверное, в моём голосе прорезались панические нотки, так как Вика тут же согласилась:
   - Хорошо! Давай тогда к концу рабочего дня я к твоей работе подойду.
   - Отлично! - хотя голос у меня дрожал, но, сделав над собой усилие, я закончил, сказав, что в начале шестого я буду ждать её в кафе напротив и указал адрес, куда прийти...
   Вика подтвердила, что поняла, и отключилась... Я опять остался один на один со своими мыслями...
   Вот в этом состоянии меня и застал Александр, вдруг выскочивший на аллее у меня за спиной, как чёртик из табакерки... Хорошо, хоть Ирины с ним рядом не было.
   - Что с тобой? - обеспокоено поинтересовался он.
   - Всё в порядке! - хоть голос ещё с трудом повиновался мне, но я уже оправился от полученного шока, и потихоньку приходил в себя.
   - Да на тебе лица нет... Ты бледна, как сама смерть... Тебе что, плохо? - Александр не на шутку встревожился.
   - Нет, Саша, успокойся! Всё уже хорошо!.. - я попытался улыбнуться, но, видимо, улыбка получилась слишком вымученной, поскольку, по глазам Александра, было видно, что он не поверил моим словам.
   - Ты уверена? - подозрительно переспросил он. - Давай я тебе помогу!..
   - Не переживай! Я справлюсь! - я отказался от предложенной им руки, пояснив: - Не нужно, чтобы Ирина увидела нас идущими "под ручку"...
   - Почему? - искренне удивился Александр. - Я же не её парень, чтобы бояться...
   - Зато она - твоя девушка, хотя ты об этом даже не догадываешься! И она тебе об этом напомнит обязательно!
   - Напомнит?.. Мне? - Александр недоумевал...
   - Да, тебе!.. - я уже успокоился настолько, что мог контролировать свои мысли и действия - Ладно, не заморачивайся! Пойдём на работу!
   - Да... - Александр и сам заметил, что уже пора. - Действительно, идём.
   Мы развернулись и пошли в сторону конторы. Вскоре я уже сидел за своим рабочим столом и занимался документами. Но мысли мои, честно говоря, были далеко отсюда: я всё думал об этой неожиданной встрече со своими дочерьми и пытался понять, стоит ли мне снова искать встречи со своей бывшей семьёй...
   К сожалению, бывшую жену свою я любил, как родную сестру, но не более. К дочерям отношение также было неоднозначное: я относился к ним тепло, по-дружески...
   Но как отец...
   Как отец, я просто не мог найти к ним правильный подход, и в отношениях с дочками было больше выматывающего нервы психоза, чем нормального общения... Я не понимал их, а они не понимали меня... А роль "цербера" в семье меня сильно угнетала... Впрочем, наверное, как и моих дочурок... Поэтому те недолгие минуты общения с ними, когда я не был занят "добыванием" денег на пропитание, были очень редки и не слишком удачны с точки зрения сближения отца и дочерей в духовном плане... Однако, я по-прежнему тянул свою лямку, втайне надеясь лишь на то, что когда-нибудь они смогут меня понять... и простить...
   Интересно, как там они сейчас без меня?.. Не бедствуют ли?.. А вдруг у них дома сейчас "хоть шаром покати?" Меня давно уже этот вопрос подспудно беспокоил, но как передать деньги своим семейным, не вызывая ни у кого подозрения, я просто не знал...
   Хотя... Если немного подумать... У них умер отец и муж... У меня, как Екатерины, тоже умер муж... На этой почве можно попытаться подружиться... Только надо найти какой-нибудь существенный повод... О!.. А что, если?.. Если попытаться как-нибудь пригласить их в "Симфонию"? Ведь я же, вроде, пою песни их мужа и отца?.. И я... специально разыскивала их, чтобы почтить память своего друга... А ведь это же может сработать!.. - я довольно улыбнулся: решение одного вопроса, вроде бы, проклюнулось... С моими родителями было немного посложнее: во-первых, они жили далеко, на Алтае, а, во-вторых, ехать в такую даль, будучи в положении, я бы не рискнул... Но есть же Интернет! Я мог, хотя бы, поговорить с ними напоследок и даже передать пару роликов со своих концертов через Скайп, чтобы они знали, что их сын умер-таки не зря... Вот!.. Это уже было похоже на правду! И вполне мне по силам! Я действительно мог в последние дни своей второй жизни сделать что-то полезное для своих родных и близких! И я это ОБЯЗАТЕЛЬНО сделаю!..
   Пока одна часть моего мозга совершала круговорот вокруг родственников, другая напряжённо работала над сортировкой документов, наваленных грудой на моём рабочем столе...
   И вообще, в последнее время я стал замечать за собой, что могу делать несколько дел одновременно!.. Причём, такие "прорывы" стали случаться всё чаще: думая об одном, я мог делать другое, совершенно не связанное с первым, да ещё, вдобавок, что-то печатать на компьютере, не делая при этом ни единой ошибки... Сам дивился подобному "чуду" и не мог понять, как у меня это получается... Но мне это определённо нравилось!..
   Так что к концу рабочего дня я "перелопатил", практически, все документы, и на утро мне осталось, всего лишь, только подбить итоги.
   Ещё раз оглядев результаты своего труда, я прибрал рабочее место, сохранил документы в электронном виде, и, попрощавшись со всеми, вышел из помещения.
   Ирина попыталась - было мне что-то сказать, но я сделал вид, что очень тороплюсь (тем более, что так оно и было), и быстренько выскользнул на улицу. Буквально через минуту я уже был возле кафе...
   Александр, видимо, немного задержался на работе, поскольку я его нигде не встретил, но это было даже к лучшему: думаю, что в ближайшие выходные его мнение об Ирине должно в корне измениться... По крайней мере, я очень надеялся на это!
   Не успел я забежать в кафешку, как у входа появилась и Виктория. Радость от встречи с ней, видимо, явно читалась на моём лице, поскольку Вика встретила меня, широко улыбаясь:
   - Светишься прямо, как лампочка! А по телефону - прямо жуть... Я уж, было, подумала, что у тебя горе какое...
   - Насчёт горя - это ты загнула... Но кое-какие проблемы, несомненно, присутствуют... - я многозначительно прищурился и махнул рукой, приглашая Вику следовать за собой. - Ну, идём к тебе, что ли?..
   Виктория, однако, схватила меня за локоть и повернула в другую сторону:
   - Ты ничего не забыл? - с нажимом спросила она, увлекая меня за собой.
   - А что я должен был забыть? - попытался я сделать невинное лицо.
   - Бегом в поликлинику! Я уже договорилась о приёме...
   - А, ты об этом... - я прекрасно знал, что визит к врачу ничем хорошим не кончится, и пытался отсрочить его, насколько это возможно. - А может, ну его?.. Однако Виктория была непреклонна и силой потащила меня к поликлинике... Пришлось смириться и следовать за ней молча.
  
  Глава 14. Приговор.
  
   Больниц я с детства не любил... И это ещё слабо сказано! На самом деле, я их на дух не переносил: почти всё моё сознательное и бессознательное детство прошло в таких - вот медицинских учреждениях... То одна болячка, то другая... То инфекция какая, то гастрит, то воспаление лёгких, то ещё что... Конечно же, я немного утрирую, так как всю жизнь мотаться по больницам я принципиально не мог, но количество времени, проведённого в этих "белокаменных палатах", просто зашкаливало... Отсюда и нелюбовь моя к подобным учреждениям...
   Ну а, кроме того, когда я учился в восьмом классе, - у меня обнаружили аллергию, которую сколько ни лечили, - она лишь всё более прогрессировала. Началось всё с аллергии на домашнюю пыль, но затем появилась аллергия и на некоторые виды пищи... Со временем количество аллергенов лишь увеличивалось, и я уже и сам не знал, что мне ещё можно есть, а что - нет!..
   В общем, если бы Виктория так упорно не тащила меня за собой, сам я к врачу ни в жизнь бы не пошёл... Так что через некоторое время мы оказались в частной поликлинике перед дверью какого-то "лекаря", у которого мне и был назначен приём (Вика постаралась)...
   Буквально через пару минут меня вызвали. Виктория не пожелала остаться за дверью и вошла вместе со мной...
   Разговор с врачом происходил больше между ним и Викторией, на меня же обращали внимание "постольку - поскольку", из-за чего я немного нервничал. Но, наконец, дошла очередь и до меня: мне пришлось раздеться до пояса для того, чтобы меня послушали...
   Сначала лицо доктора ничего не выражало, а затем стало мрачнеть на глазах... Я-то уже знал, что будет дальше, но вот Виктория - нет, и сейчас мне бы очень хотелось остаться с доктором один на один, чтобы Вика не узнала правду. Я попытался - было переключить его внимание на себя, и намёками дать ему понять, чтобы он ничего плохого Вике не говорил, но куда там... Похоже, он думал (или ему Виктория так внушила), что она - моя мать, поэтому внимание его переключить не удалось... Вместо этого, меня самого отправили делать кардиограмму, а Вика осталась с доктором с глазу на глаз.
   Проклятье!!! Это был худший вариант!.. Но я ничего не мог с этим поделать: ведь я нынешний по возрасту годился ей лишь в дочери... Поэтому, скрепя сердце, я поплёлся в кабинет делать эту растреклятую кардиограмму... Я заранее знал результат, но мне совсем не хотелось, чтобы Виктория его знала... Однако, похоже, этого, всё же, не избежать...
   Прошло совсем немного времени, прежде чем я снова "нарисовался" на пороге кабинета, где меня уже ждали доктор и Виктория, и положил врачу на стол свою кардиограмму.
   Ему хватило беглого взгляда, чтобы понять, что я уже не жилец на этом свете, но, видимо, врождённая врачебная этика не позволила ему озвучить приговор сразу. Он прекратил разглядывать мою кардиограмму и посмотрел сначала на Викторию, а затем на меня. Пока Вика сидела спиной ко мне, я почти прямым текстом пытался сказать доктору, чтобы он ни слова ей не говорил, но он, видимо, посчитав, что мать должна знать всё, а ребёнку это не положено, попросил именно меня удалиться из кабинета... Я попытался - было возразить, мотивируя это тем, что мне давно уже не 15 лет, но на врача мои доводы не подействовали, и он отправил меня на УЗИ сердца... Ну, понятно!.. Это чтобы уж добить наверняка... Чёрт побери! Да ведь он же не меня хоронит! Он же Викторию может в гроб свести своими сантиментами...
   Я еле сдержался, чтобы не нагрубить, и, сжав зубы, пошёл на УЗИ...
   Не прошло и получаса, как я сдал ещё пару анализов, которые захотел получить от меня доктор, и, наконец, сел напротив него в кабинете, ожидая конечного приговора... На Вику я уже даже не смотрел: в моё отсутствие доктор явно посвятил её во все мои проблемы со здоровьем, так что надеяться было не на что... На Вике и так уже, практически, не было лица: она сидела бледная, как смерть и едва сдерживала себя, чтобы не разрыдаться... Что я мог ей сказать? То, что это было заранее предрешено? Что в этом никто не виноват и просто так НАДО? Все эти доводы на неё вряд ли могли подействовать... И я мог лишь терпеливо сидеть и ждать, пока этот... врач... вколотит последний гвоздь в крышку моего гроба...
   Боже, как бы я хотел, чтобы Виктория не переживала из-за всей этой ерунды... Сам-то я давно уже смирился с тем, что сроку у меня - всего несколько месяцев до рождения двух прекрасных малышей, которые сейчас потихоньку росли в чреве Екатерины... Но я же не мог приказать ей не думать о моей близкой смерти!.. Впрочем, как и уговорить... Теперь это зависело лишь от силы воли и от твёрдости характера моей любимой женщины...
   Доктор, всё же, решился огласить свой приговор в моём присутствии...
   Я послушал лишь самое начало, но затем сразу встал, подошёл к столу, налил воды из графина в стакан и поднёс его к губам Виктории... Похоже, я это сделал вовремя: ещё немного, и нервы у неё могли сдать окончательно, но пару глотков прохладной воды вернули её в чувство и заставили более спокойно воспринимать информацию, преподносимую врачом...
   В тот момент, когда доктор закончил, плечи Виктории опустились вниз, и в уголках рта пролегли резкие тени... Она как-то сразу осунулась, и прямо на глазах, сразу постарела лет на десять... Но нашла в себе силы не заплакать, и лишь тихо спросила доктора:
   - Что-нибудь можно сделать?
   - К сожалению, нет... Екатерина сейчас в положении, а операции подобного рода могут привести к выкидышу... Решать только ей: либо операция и жизнь, либо ребёнок...
   - Я выбираю ребёнка! - как можно спокойнее сказал я и добавил, чтобы ни у кого не возникло и тени сомнений: - Этот вопрос можно даже не обсуждать! То, что Вы тут наговорили по поводу моего здоровья - это ещё "бабушка надвое сказала", а убить своего ребёнка из-за каких-то там подозрений я не дам! Вы уж извините!..
   Доктор с Викторией многозначительно переглянулись и... меня попросили подождать за дверью...
   Буквально через пару минут вышла и Виктория. Она молча взяла меня за руку и вывела на улицу. Остановившись всего в паре шагов от поликлиники, она резко повернулась ко мне и, с большим трудом сдерживая слёзы, горячо зашептала, глядя глаза в глаза:
   - Ты знал?
   - Я догадывался... - что я сейчас мог сказать Вике... - Я потому и не хотел идти к врачу, чтобы тебя не расстраивать...
   - Ну вот и всё... вот и всё... - Вика была на грани срыва, и я попытался успокоить её тем, что погладил по руке, приговаривая:
   - Не переживай так, Вика! Это же не окончательный приговор! В мире огромное количество случаев, когда люди даже от рака излечивались самостоятельно, а тут сердце... Подумаешь!.. Давай-ка, лучше, пойдём и перевезём твои вещи ко мне: я, честно говоря, уже проголодался...
   Такие простые, обыденные вещи, бывает, излечивают даже лучше дорогостоящих лекарств... От моих слов Виктория быстро успокоилась. Лишь пару раз всхлипнула, вытерла глаза тыльной стороной ладони, и, ни слова не сказав, развернулась и зашагала в сторону своего дома... Я пошёл следом...
   Уже буквально часа через полтора мы сидели на кухне Екатерины и наслаждались немного припозднившимся ужином...
   Сначала мы просто сидели друг напротив друга и молча ели. Чего только за это время мне в голову не пришло: я успел вспомнить и о встрече со своими дочками, и о больнице, и понервничать из-за духовного состояния Виктории, и...
   Да... Хотя я внешне и храбрился перед Викой, изо всех сил изображая, что не боюсь смерти, но... Если бы мне дали хоть маленький шанс остаться ещё чуть-чуть подольше в этом мире, чтобы насладиться обществом Виктории... чтобы вдыхать аромат её волос, чтобы целовать её по утрам и носить ей кофе в постель... Да, в конце-то концов, чтобы сделать её счастливой... И самому испытать радость от своей любви к ней... Я бы воспользовался этим шансом!
   Но когда тебе предлагают выбор: убей своих будущих детей и живи себе спокойно или дай им жизнь и умри сам... Я думаю, что подавляющее большинство людей решили бы именно так, как решил я: пусть родится новая жизнь, тогда и умереть не стыдно будет!.. Разве можно отнять чью-то жизнь в обмен на свою?
   Только когда мне подарили вторую жизнь, пусть и короткую, но безумно ценную, я понял, что она становится бесценным даром лишь тогда, когда приобретает смысл! Пока мы живём и развлекаемся, как хотим, и плывём по течению, не желая наполнить её смыслом, мы просто убиваем себя и своих детей: медленно, но верно...
   Такая жизнь не стоит и ломаного гроша! Она пуста и бесцельна, и человек, живущий так, просто проматывает её вхолостую, не задумываясь о том, насколько ценным может быть каждое её мгновение... К сожалению, пока я не получил второй шанс, я и сам болтался по жизни, как... (нехорошее слово) в проруби. И лишь только теперь, когда мне стал понятен смысл своего существования, я стал ценить каждое мгновение своей новой жизни, и каждая минута, проведённая с Викторией, музыкой откликалась в моём сердце, заставляя его биться сильнее...
   Я и сам ничего сообразить не успел, как, повинуясь мгновенному духовному порыву, вдруг вскочил из-за стола и стремглав промчался мимо опешившей Виктории в комнату, где тут же вцепился в гитару... На этот раз мне хватило всего пяти минут: слова, как-будто, уже существовали в моей голове... А как только я взялся за гитару, буквально прочувствовал каждый аккорд, который мне предстояло сыграть... На мгновение оглянувшись, я увидел в недоумении стоящую в дверях Викторию, и запел...
   Пел даже не я... Это моё сердце кровоточило и болело от предчувствия надвигающегося скорого расставания с моей любимой, но, вместе с тем, я чувствовал душевный подъём, поскольку, как бы мало ни осталось времени, которое мы можем подарить друг другу, но это бесценное время принадлежит только нам! И только мы вправе распоряжаться им! Начало песни получилось, конечно, очень грустным: я в ней потихоньку умирал, но к концу возрождался вновь уже в памяти моей любимой и в детях, которые скоро должны были появиться на свет... Круговорот жизни... Нельзя думать только о себе! Всегда найдётся тот, кому можно подарить свою любовь и нежность, не требуя ничего взамен!.. И это прекрасно!!! Такова жизнь, которая лишь вместе с Вечной любовью сможет дать новые всходы!..
   Когда я закончил играть, и последний аккорд эхом упал в тишину... В общем, только теперь я отважился посмотреть на Викторию... В её глазах, как в зеркале, отразились все мои чувства... Она всё поняла!.. С её губ не сорвалось ни единого слова... Лишь смахнув рукой текущие по щекам слёзы, она подошла ко мне и обняла так ласково и нежно, как не обнимала никогда ранее... Я обнял её в ответ и просто растаял в буре нахлынувших на меня чувств...
  
  Глава 15. Отождествление.
  
   Сколько времени прошло - не знаю, но когда я открыл глаза, стояла уже глубокая ночь, а Виктории рядом со мной не было... Однако в приоткрытую дверь просочился лучик света с кухни. Я вынырнул из-под одеяла и вышел в коридор, тихонько ступая босыми ногами по полу... Я был лишь в нижнем белье, но совершенно не помнил, как разделся и лёг спать... А вот и кухня... Горит настольная лампа... На табуретке, полусидя, положив голову на стол, спит Виктория, а на столе лежит внушительная стопка ученических тетрадей...
   "Видимо, проверяла классную работу учеников" - подумал я...
   Однако, на пустом, казалось бы, месте, нарисовалась проблема... Будь я мужчиной, мне бы не составило большого труда взять Вику на руки и аккуратно перенести в постель... Но дело-то в том, что Екатерина - девушка довольно хрупкого телосложения, да ещё и в положении... А беременным ничего тяжёлого поднимать нельзя... Поэтому переложить Вику в постель я бы при всём желании не смог... Но не оставлять же её так!.. Мне ничего не оставалось делать, как слегка потормошить Вику за плечо.
   Она зашевелилась и подняла на меня сонные глаза. Я аккуратно потянул её за руку наверх и подставил своё плечо, чтобы она могла опереться при ходьбе. Вика благодарно кивнула головой и, опёршись на подставленное плечо, проследовала за мной в спальню, где я с удовольствием стянул с неё верхнюю одежду, укрыл пуховым одеялом и сам лёг рядом, прижавшись к её телу своим...
   Вика даже замурлыкала от удовольствия, как кошка... Думаю, что не прошло и пары минут, как мы провалились в глубокий сон, так как следующее моё пробуждение состоялось уже утром, когда прозвенел будильник.
   Утро началось, как обычно: подъём, ванна, завтрак... Только вот на лице Виктории застыло какое-то странно-отрешённое выражение... Поэтому я не смог удержаться, чтобы не спросить у неё за завтраком о причине такого настроения. Виктория немного помолчала, дожёвывая свой бутерброд, отхлебнула из кружки чай и, наконец, обратила внимание на меня:
   - Женя! Ты вчера снова потерял сознание...
   - Да?.. - только и смог я произнести.. - То-то, думаю, чего это я оказался в постели... - Я улыбкой попытался подбодрить и себя, и Викторию, но, на неё это, почему-то, не подействовало...
   - Женя! Пока ты делал анализы, я поговорила с врачом... - Виктория сделала многозначительную паузу и посмотрела мне прямо в глаза. - С твоими перебоями сердечного ритма трудно будет всё время оставаться в сознании... А врач сказал, что со временем твоя аритмия может стать очень частым явлением... В конце-концов, это закончится твоей смертью... Если не сделать операцию на сердце, твой конец предрешён... Возвращение к жизни после автомобильной аварии не прошло для тебя даром: появились серьёзные проблемы с сердцем, которые день ото дня всё больше усугубляются... Он дал мне таблетки, которые можно принимать и беременным. Они помогут тебе не терять сознание каждые пять минут...
   Пока Вика говорила, на её лице не дрогнул ни один мускул: она сидела напротив меня с мёртвенно-бледным лицом и говорила настолько безжизненным голосом, от которого у меня мурашки поползли по спине...
   - Вика! - я взял её руку в свои ладони и слегка погладил. - Плюнь ты на эти горе-предсказания! С сегодняшнего дня я займусь своим любимым цигуном, и, глядишь, никакие лекарства мне скоро не понадобятся вообще!..
   То ли от того, что я взял её руки в свои, то ли от звуков моего голоса, но безжизненная маска на лице Виктории исчезла, уступив место тёплым живым краскам. Вика даже как-то облегчённо вздохнула и жизненная сила снова наполнила её тело...
   - Я... - начала она снова... - Я... Я не могу снова потерять тебя!... - её глаза наполнились слезами. - Я всю жизнь ждала тебя, чтобы... снова потерять?.. - Виктория едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться.
   - Вика! Не переживай ты так! Нам дали такой уникальный шанс, ты только подумай!!! Много ли людей получают возможность исправить ошибки, совершённые в молодости? Думаю, что очень и очень немного! Так давай лучше радоваться жизни, радоваться тому, что мы любим друг друга! Пусть времени нам отпущено совсем немного, ну так давай проведём это время так, чтобы за несколько месяцев, проведённых вместе, нам казалось, что мы прожили целую жизнь!.. Нет времени огорчаться, Вика! Есть время жить и радоваться тому, что мы вместе, и мы любим друг друга!!!
   Слёзы на глазах Виктории ещё не высохли, но она уже нашла в себе силы улыбнуться мне и взгляд её засиял от счастья:
   - Спасибо тебе, Женя!.. Я постараюсь не думать о том, что будет дальше!.. Буду жить только сегодняшним днём! Обещаю!..
   - Умница! Такую прекрасную женщину, как ты, поискать - не найдёшь!!! - я и сам, наверное, засветился от счастья, переполнявшего всего меня снизу доверху. - И... я люблю тебя!!! А с диагнозом этим мы ещё поборемся! Вот это я тебе обещаю!.. - Я, в свою очередь, улыбнулся Виктории и снова погладил её руки...
   - Ладно! - Вика потихоньку успокоилась и её тихое умиротворение передалось и мне. - Надо уже собираться и идти на работу... Но сегодня... - Лицо у Вики приобрело какое-то хитрое выражение. - Сегодня я из тебя сделаю нечто особенное! Пойдём! - и она потянула меня за собой в комнату...
   Буквально через десять минут я посмотрел на результат творения Виктории в зеркало...
   Ну что сказать?.. На первый свой концерт, оказывается, я пошёл с лицом начинающей феи... Теперь же на меня с другой стороны стекла смотрела юная богиня... Макияжа Вика почти не использовала, но результат, похоже, ошеломил даже её... Я с восторгом смотрел на это чудо и не мог поверить своим глазам...
   - Вика! Кто это? - только и смог вымолвить я.
   - Знаешь... По-моему, это ты!.. - Вика и сама, казалось, была озадачена.
   - Нет, ну я-то только виртуально здесь присутствую... - я смущённо улыбнулся - А физически-то это - Екатерина...
   - Ошибаешься!.. - Вика многозначительно вздохнула... - От Екатерины в этом теле уже, похоже, мало осталось... - Вика немного помолчала, собираясь с мыслями. - Я видела альбом с её фотографиями... И я тебе честно скажу: ничего общего между тем, что было раньше, и тем, что получилось сейчас - нет! Именно поэтому, Женя - это ТЫ!
   - Как я?.. - я совсем потерялся от обилия чувств, бушующих сейчас во мне...
   - В каждом человеке, я думаю, существует и мужская, и женская ипостась... Так вот, если бы ты изначально родился женщиной, то, думаю, стал бы именно ТАКОЙ, какая ты есть сейчас!!!
   - Не знаю... - я был совсем сбит с толку - если честно, то от мужчины во мне ещё многое осталось! Я же мыслю мужскими категориями и ровным счётом ничего не смыслю в ваших женских штучках-дрючках. Меня не тянет к бесконечной смене нарядов, я не люблю краситься и не замечаю мелочей, на которые любая женщина сразу бы обратила внимание! Не умею одеваться красиво и вести себя, как настоящая леди... И мне чуждо женское жеманство и кокетливость... Я даже задницей не умею крутить, как любая мало-мальски взрослая девчонка!..
   - Поверь мне! - Вика даже засмеялась от удовольствия. - Я, вот, только вчера увидела тебя со спины, когда ты... ШЛА к кафешке на встречу со мной... Задом ты виляешь ещё покруче заправской модели на подиуме... У всех мужиков, что тебя видели, языки аж по полу волочились...
   - Ты.. это... серьёзно? - я чуть не поперхнулся собственной слюной... - Это я-то?.. Виляю задом?.. Мужики?.. - меня даже типАть начало...
   - Представь себе, ты! - смех разобрал Викторию уже не на шутку. - Ты, действительно, уже давно стал вести себя, как самая настоящая женщина, а сам этого упорно не замечаешь!..
   - Это всё гены Екатерины! - я тоже начал потихоньку прыскать в кулак от подступившего к горлу смеха. - Я заразился от неё женственностью... Меня уже пора в поликлинику сдать для опытов... - но я тут же посерьёзнел. - Вика! Я действительно изменился... Я уже мало похож на себя самого, каким я был ранее... Ты... Полюбишь ли ты меня таким, каким я становлюсь сейчас?..
   Виктория тоже мгновенно стала серьёзной.
   - Женя! Если честно, то я даже и не замечала, что передо мной находится женщина... Глаза видят, руки ощущают, уши слышат Екатерину... Но сердце моё видит только тебя! Именно такого, каким я знала тебя раньше, и именно такого, каким ты становишься сейчас! Я тебе даже больше скажу: сейчас сердце говорит мне, что ты с каждым днём становишься ещё лучше и краше, чем был раньше! И с каждым днём моя любовь к тебе становится лишь сильнее!.. Ты сейчас уже стал гораздо более настоящим и реальным, чем в прошлом! А всё потому, что научился всего лишь трём вещам: чувствовать, сопереживать и любить по-настоящему! А не так, как раньше!..
   Глаза Виктории ярко горели от переполнявших её чувств, и я вынужден был с ней согласиться... Да... мало того, что я и сам сильно изменился с тех пор, как очнулся женщиной, так, кроме того, действительно стал ощущать себя более гармоничным человеком... Мне сейчас быстро и с лёгкостью удавалось то, на что раньше уходило огромное количество времени... И я чувствовал, что в этом виноват был сам: ведь всю жизнь я лгал себе самому и окружающим...
   Жене лгал о том, что люблю её, себе - что пытаюсь сделать её и детей счастливыми...
   А ведь, реально, своими действиями и неискренностью, именно я сделал детей своих несчастными... Это себя можно всё время обманывать и верить в свои же басни... Но дети любую неискренность воспринимают на подсознательном уровне: они могут и не понимать своих поступков, спровоцированных неискренними родителями... Но результат будет всегда один: нечестность порождает нечестность в энной степени... И дети ведут себя с родителями точно так же, как родители ведут себя с детьми: неискренне, пытаясь противопоставить себя везде и во всём тем, кто породил их на этот свет... Отсюда и чёрствость души, и моральные уродства, и всё более усугубляющееся взаимонепонимание между двумя поколениями... А что может породить вокруг себя такой чёрствый человек?
   Лишь такую же чёрствость, помноженную на равнодушие, в квадрате... Вот так и возникает замкнутый круг, из которого, на первый взгляд, нет выхода: несчастные семьи, в которых царствует насилие, глупость, жадность, даже ненависть друг к другу, порождают таких же несчастных детей, которые лишь усугубляют и без того плохую ситуацию...
   Но, тем не менее, выход есть! Простая истина, известная с древнейших времён: "Начни с себя!"... Не обращай внимания на то, что вокруг тебя много зла, что сам ты, к сожалению, тоже далеко не идеален! Старайся стать добрее и спокойнее! Победи себя! Сначала сам стань лучше, а потом помоги стать лучше другим! Если ты не можешь быть примером для своих детей - тогда дети и вырастут с изъянами морального характера! А если сам станешь Человеком с большой буквы, то и детям будет за что тебя уважать! И разве смогут они тогда своим плохим поведением огорчить тебя? Думаю, вряд ли!.. Так кто же в ответе за то, что дети становятся моральными чудовищами? Родители! Именно родители, в первую очередь! И лишь затем все остальные!..
   Однако, понимать - это одно, а вот делом подтвердить эту убеждённость - совершенно другое!.. Вот и я не успел сделать ничего хорошего для своих детей в плане воспитания... Может, хоть сейчас мне удастся немного исправить свои прошлые промахи? Вчера я не успел Виктории рассказать о своей встрече с детьми... Да и сейчас уже, похоже, не успею... Может, оно и к лучшему!.. Зачем лишний раз напоминать ей о своей чудовищной ошибке, которая поломала столько жизней сразу...
   В голове у меня уже сформировалось незатейливое решение, которое позволило бы пригласить бывшую семью на моё очередное выступление. Но это я сделаю чуть позже, а сейчас... Сейчас я больше всего на свете желал заключить Викторию в объятия и расцеловать, что незамедлительно и сделал... Однако, она буквально через пару минут выдворила меня в коридор и закрылась в спальне для того, чтобы через короткое время предстать передо мной в... умопомрачительном виде... Ну что я мог сказать? Виктория, раз от разу, становилась всё красивее и красивее: словно получила второе дыхание и во второй раз расцвела, как весенний цветок. Мимо ТАКОЙ женщины, по-моему, не смог бы пройти спокойно НИ ОДИН мужчина... И мне было очень приятно, что Виктория стала так хорошо выглядеть: что ни говори, но любовь, прямо-таки, творит чудеса! Это я могу утверждать с троекратной уверенностью! Уж мне ли этого не знать?!
   - Вика! Ты... просто бесподобна! - только и смог сказать я, восхищённо взирая на чудо, стоящее передо мной.
   - Вот это-то меня и беспокоит! - немного смутилась Виктория. - Я привыкла всю жизнь существовать, как серенькая мышка: тихо и незаметно... А тут... За один только вчерашний день ко мне на улице пристало трое мужчин... А на работе я даже получила предложение о замужестве...
   - По-моему, событий на один день явно многовато... - я откровенно сыронизировал, но ирония была весёлой, и Виктория это поняла.
   - Если так будет продолжаться и дальше, придётся нанять охрану, которая будет оберегать меня от мужчин... - Виктория широко улыбнулась.
   - А я в качестве такой охраны не подойду? Я всё-таки, как-никак, в своё время немного самбо занимался... - я хитро прищурился, ожидая реакции Виктории.
   - Ага! И как ты себе это представляешь? Выставив вперёд живот с младенцем внутри, ты будешь бегать за мной по всему городу? Не смеши меня, герой! - Вика даже рассмеялась, представив себе эту ситуацию.
   - Да ладно тебе! Я же пошутил! - я виновато понурил голову, тем не менее, хитро поглядывая на неё исподлобья...
   - Проехали! - Вика просто махнула на меня рукой, по-прежнему улыбаясь, - Не заморачивайся!.. Ну что?.. Как говорится, "по кОням!"... - с этими словами Вика накинула на себя куртку, показывая мне, что пора бы уже и выдвигаться на работу... Но выйти мы не успели: раздался звонок в дверь и я, недоумевая, кто бы это мог быть в такую рань, открыл дверь.
   На пороге стояла Ольга Владимировна. Увидев друг друга, мы на мгновение застыли, как изваяния, но она, очнувшись первой, лишь развела руками:
   - Катя!.. Вика!.. - удивлённо произнесла она. - Да Вы ли это? Я глазам своим не верю!..
   - Мы, Ольга Владимировна! - я немного смутился. - Доброе утро!
   Виктория тоже поздоровалась, возобновив при этом попытку одеться для того, чтобы уйти на работу.
   Ольга Владимировна не стала входить в квартиру, сказав, что подождёт меня на улице, и тут же пошла вниз. Мне ничего не оставалось делать, как быстренько собраться и взять с собой всё необходимое. Оказывается, для женщины всё самое необходимое находится в сумочке, где всегда хранятся кошелёк, мобильный телефон, ключи от квартиры и... целый ворох всякой женской дребедени типа расчёски, пудреницы, помады и ещё тысячи бесполезных вещей, которые только занимают место и добавляют веса к этому непременному атрибуту дамы... По виду - маленькой, а по весу - весьма большой... В общем, очень скоро мы с Викой вышли из квартиры, едва успев махнуть друг другу рукой и попрощаться до вечера...
  
  Глава 16. Больница.
  
   На работу, в это раз, я пошёл уже вместе со свекровью Екатерины.
   Она не стала слишком долго расшаркиваться передо мной и объяснять смысл своего столь раннего визита, а сразу перешла к делу! Оказывается, и она успела позавчера посмотреть ту злополучную передачу с моим первым выступлением... Вообще, у меня начало складываться впечатление, что практически весь город смотрел этот растреклятый канал... И как мне теперь укрыться от внимания смотревших это действо людей, я понятия не имел...
   Меж тем, Ольга Владимировна сказала:
   - Я и не знала, что ты умеешь так играть и петь...
   - Что, плохо? - не удержался я от напрашивающегося вопроса.
   - Наоборот! Очень хорошо! Плохо только то, что ты упала потом в обморок в конце выступления...
   - А кто вам сказал, что это был обморок?.. - поинтересовался я...
   - Странные вопросы ты мне задаешь!.. - тон Ольги Владимировны показался мне немного обиженным. - Я знаю немного больше, чем обычные люди... И также вижу, что у тебя серьёзные проблемы со здоровьем!.. Боюсь, что без моей помощи тебе будет очень трудно справиться!..
   - Спасибо конечно, Ольга Владимировна!, - я старался говорить повежливее, - Но чем конкретно Вы можете мне помочь? Вы же ведь сами прекрасно и без меня знаете, что я здесь ненадолго: лишь до рождения детей...
   - А... Я смотрю, что для тебя сюрприз уже и не сюрприз... Ты в курсе... И как давно?
   - Не далее, как позавчера ночью я поговорил кое с кем... Поэтому-то я уже в курсе, что детей будет двое, а я... а меня после родов не станет... - Я повернул голову в сторону Ольги Владимировны и посмотрел ей прямо в глаза.
   Она не стала долго испытывать мой взгляд и улыбнулась мне в ответ:
   - Я думаю, что ты ещё не совсем всё понял!.. Ведь я тоже многое вижу, многое слышу... Но понимаю ли я всё то, что мне показывают? - Ольга Владимировна вдруг хитро подмигнула и прищурилась. - Вряд ли!.. Думаю, что тебе тоже показали многое, но вот понял ли ты до конца смысл того, что тебе показали?..
   Я немного призадумался, вспоминая подробности "ночного разговора", и ответил:
   - Думаю, что понял!..
   - Неужели ты считаешь нашего Создателя настолько недальновидным или нелюбящим свои творения?
   - Нет, ни в коем случае! - даже сама мысль о подобном мне и в голову прийти не могла.
   - Тогда почему, ты думаешь, Бог дал нам Свободу Выбора? И дал нам в напутствие сначала лишь одну фразу: "Не Навреди!"?.. Не навреди себе, окружающим, Миру, в конце-концов...
   - Ну а как же я должен был понять иначе то, что мне показали?..
   - Ты что, получил конкретный ответ, что умрёшь в тот самый час, когда родишь сына и дочь?
   - Ну... - я немного замялся... - На самом деле, прямого ответа я не получил, но мне показалось, что именно так и будет!..
   - А что ты скажешь на то, что Свобода Выбора всегда оставляет варианты для дальнейшего развития событий? Тебе лишь показали, что так будет, но если ты всё будешь делать правильно и решишь изменить финал - то к твоему мнению ОБЯЗАТЕЛЬНО прислушаются, и финал, действительно, может быть изменён! Дело-то только за тобой!.. - Ольга Владимировна посмотрела на моё удивлённое лицо и неожиданно рассмеялась.
   - Если бы в нашем мире всё изначально было предопределено, то жизнь стала бы пресной и неинтересной! Есть некие вехи, которые предопределены для каждого человека, но в какую сторону двигаться от каждой из них, решает лишь сам человек! Не больше и не меньше!.. - Ольга Владимировна взяла меня за руку и повернула мою ладонь вверх. - Представь, что у тебя весь мир - как на ладони. И от твоих действий зависит, существовать ему или нет. Когда ответственность за результат любых твоих действий сравняется с ответственностью за весь мир в твоей ладони - вот тогда ты точно будешь знать, правильно делаешь или нет! Тогда и результат твоих действий станет наиболее ценен и правилен! Запомни: тебе решать!..
   - Спасибо, Ольга Владимировна! Я понял!.. - хоть я и понял, но, пока лишь, на уровне сознания... Душа моя такое объяснение пока, к сожалению, не принимала... К этому мне придётся ещё прийти! Хотя времени остаётся всё меньше и меньше... - Ну что, мы уже почти пришли...
   До работы оставалось всего пару сотен метров, но тут Ольга Владимировна вдруг остановилась и повернулась лицом ко мне.
   - Женя!.. (она назвала меня, почему-то, моим старым именем) - и, когда я обратил на неё внимание, продолжила: - Ты со своим здоровьем сейчас, пожалуйста, не шути! А то с такими темпами ты даже и родить-то не успеешь...
   - Ну, я это тоже хорошо понимаю, поэтому буду потихоньку заниматься, приводить себя в порядок... Мне, честно говоря, раньше срока тоже как-то не улыбается загреметь на тот свет... У меня, знаете ли, есть ещё незавершённые дела на этом!..
   - Я понимаю! - Ольга Владимировна улыбнулась какой-то отстранённо-мечтательной улыбкой и снова обратилась ко мне: - Редко встретишь на этом свете настолько сильно любящих друг друга людей, как вы с Викторией... Ты, кстати, в "Симфонии" завтра вечером выступаешь?
   - Да... А Вы откуда знаете? - мне было интересно, сколько уже народу в курсе...
   - Да вчера вся контора гудела... Все были под впечатлением от увиденного в вечерних новостях... - Ольга Владимировна неожиданно рассмеялась. - Боюсь, что завтра вечером придётся ставить столики на улице: народу придёт очень много...
   - Спасибо, конечно, за комплимент о впечатлениях...- я недовольно поморщился, так как мои худшие опасения насчёт популярности этого "треклятущего" телевизионного канала подтвердились. - Но, думаю, Вы ошибаетесь насчёт посещаемости...
   - Думаю, что ошибаешься как раз ты! - Ольга Владимировна была в хорошем настроении и даже подмигнула мне. - В общем, сегодня после работы сходим с тобой в аптеку, я куплю кое-какие травки, а потом заглянем к тебе: приготовлю тебе на завтра отвар... - и, видя моё растущее недоумение, добавила: иначе твои выступления закончатся, не успев даже и начаться: сердце подведёт!..
   - Понятно! - я понял, что имела в виду свекровь. - После работы Вы сами зайдёте или мне подойти к вам?
   - Лучше ты заскочи ко мне в кабинет!..
   - Тогда до вечера! - я улыбнулся Ольге Владимировне, махнул ей на прощание рукой и быстро зашагал к конторе. Ольга Владимировна немного отстала, так как, по-прежнему, не хотела особо афишировать наши отношения перед сотрудниками.
   - До вечера - донеслось до меня сзади. Я лишь улыбнулся и прибавил шагу. Буквально через пару минут я уже сидел за своим рабочим столом и разбирал вчерашние документы.
   ...
   Когда никто не мешает, то и работа спорится: я настолько быстро пробежал к своему рабочему месту, что со мной мало кто успел поздороваться... Ну и что! Я сегодня, честно говоря, не в настроении общаться и играть роль суперзвезды, охотно рассказывающей о том, как же она достигла таких высот в искусстве... А, судя по вчерашним событиям, со мной хотели бы поговорить многие...
   Только вот мне не очень хочется играть роль "общительной леди" и трепать языком налево и направо... Жуть, как не люблю, когда начинают тебя расхваливать, да ещё и при всём честном народе!.. А потом начинается череда вопросов: "А как Вы смогли?", "А какие у Вас дальнейшие творческие планы?", "А что Вы чувствуете, когда поёте?"... И т.д., и т.п...
   В общем, терпеть не могу все эти слащавые словесные излияния и дифирамбы... В эти моменты мне просто хочется, как черепахе, укрыться с головой под непроницаемым для всех панцирем, и никого не видеть и не слышать... Или сбежать на край света, чтобы меня там никто не нашёл... Что ни говори, я ведь "человек без амбиций"... Ну, не интересна мне слава!.. Не люблю популярность!.. И, однако, при этом хочется, чтобы все кругом считали тебя хорошим человеком... И стыдно, если кого случайно обидишь... Сам себя не понимал, и не понимаю до сих пор: то ли я безвольный слюнтяй, то ли трус и подхалим... Но, почему-то, верить в это не хочется!.. Иногда я совершал поступки, от которых становилось не по себе... А теперь... Впрочем, теперь-то это уже совсем неважно!..
   Так вот, я уже заканчивал работу с документами и выписывал последние итоговые данные, как в помещение вошёл Александр и, подойдя к моему столу, наклонился и прошептал мне на ухо:
   - Катя! Надо срочно поговорить!.. - и сделал нетерпеливо-приглашающий жест рукой...
   - Через минуту я выйду! - ответил я, намереваясь закончить работу.
   Александр кивнул и быстро вышел в коридор. Я быстренько свёл последние цифры, сложил готовую работу в папку для бумаг, сунул её под мышку и... При попытке резко встать в глазах у меня потемнело... Очнулся я уже от того, что кто-то хлопал меня по щекам, пытаясь привести в чувство... Когда зрение немного сфокусировалось, я увидел Ирину и Александра, склонившихся надо мной. Александр одной рукой неуклюже поддерживал мне голову, а другой хлопал по щекам. За ними я увидел испуганные лица всех остальных работников этого кабинета. Я глубоко вдохнул и сел, отстраняя руку Александра... Честно говоря, от его "похлопываний" у меня уже болело всё лицо: силу свою он контролировать ещё не научился...
   - Спасибо! - с трудом произнёс я: шею немного саднило. Видимо, при падении, я обо что-то ударился...
   И тут, легко разрезав собравшуюся толпу надвое, неудержимая, как ледокол, перемалывающий столетний лёд, появилась Ольга Владимировна, в кильватере которой семенила Евлампия Аксельродовна.
   - Что за шум, а драки нет? - грозно спросила свекровь, нависнув уже непосредственно надо мной
   - Всё в порядке! - я сделал вид, что ничего серьёзного не произошло и попытался встать на ноги...
   Но как только я принял более-менее вертикальное положение, дикое головокружение заставило меня вцепиться в Ольгу Владимировну, чтобы не упасть. Думаю, что вид у меня был "не очень", раз она тут же попросила Александра, чтобы он помог довести меня до служебной машины и сопроводить в ближайшую больницу. Я попытался - было возразить и предпринял ещё одну попытку встать, но... очнулся снова уже в больнице...
  
   Опять эти белые потолки и неистребимый специфический запах лекарств и человеческих страданий...
   Как мне всё это уже надоело!!! Я устал от постоянной "больничной жизни"!!! Я хотел сейчас находиться дома, вместе с Викторией! И ничего другого мне было не нужно! Поэтому, когда в поле моего зрения попал доктор и о чём-то беседующая с ним Ольга Владимировна, я попытался привлечь их внимание к себе, помахав рукой.
   Слава Богу, меня быстро заметили и тут же подошли.
   - Ну, как ты? - сразу же спросила Ольга Владимировна.
   - Вроде ничего! Только вставать еще не пробовала... - настроение было неплохое и, несмотря на неприятность создавшейся ситуации, я даже попытался пошутить: - главное, чтобы не перепутать ноги и голову: голова наверх, а ноги - вниз...
   Ольга Владимировна переглянулась с доктором и подошла к изголовью кровати.
   - Понимаешь... Доктор говорит, что тебе, возможно, придётся провести здесь ещё некоторое время... - она немного замялась, словно не могла подыскать правильные слова... - Не хотелось тебе говорить... Но, похоже, с сердцем у тебя всё гораздо серьёзнее, чем мы могли себе представить...
   - Ольга Владимировна! Я в курсе! - я старался говорить спокойно - Я знаю, что могу умереть... И также знаю, что не могу позволить себе такую роскошь!.. Однако и Вы меня поймите: я не хочу остаток своей жизни провести в больнице!.. Поэтому большая просьба: поставьте меня на ноги так, чтобы я смогла продержаться оставшиеся шесть месяцев... А дальше - на всё воля Божья! И... я хочу домой!..
   Следующие полчаса мы спорили друг с другом... Они доказывали, что мне пока нельзя вставать и, тем более, возвращаться домой, но я был непреклонен... Всё, на что я мог согласиться - это побыть в больнице максимум до обеда завтрашнего дня. А потом, кровь из носа, но я просто обязан был выступить в "Симфонии" вечером... И это было ОЧЕНЬ важно не только для меня...
   Видя, что меня ничем не прошибить, доктор принёс бумагу и ручку, и я был вынужден написать под его диктовку заявление о том, что отказываюсь лечиться стационарно, и всю ответственность за своё будущее состояние беру на себя... Бумага стандартная: ни один врач в своём уме не захотел бы потом сесть в тюрьму из-за столь строптивого пациента... А мне настолько все эти больницы уже осточертели, что я и лишней минуты не хотел тут оставаться... Врач, получив бумагу, тут же пошёл по своим делам, пообещав мне, что вечером заглянет "в гости"... Тут же в палату "впорхнула" медсестра, что-то поколдовала у изголовья кровати, поставила мне капельницу и упорхнула, оставив нас вдвоём со свекровью...
   Я прекрасно понимал, что если прямо сейчас побегу домой, то сильно рискую укоротить время своего пребывания на земле... Поэтому взял у врача список необходимых лекарств и попросил Ольгу Владимировну купить всё, что нужно. Она согласилась, хотя, видимо, сумма там была заложена немалая... И тут я вспомнил про пухлый конверт, оставшийся нетронутым с моего первого выступления в "Симфонии" и до сих пор лежащий дома в ящике стола... Честно говоря, я и не догадывался, какая сумма могла там находиться.
   Попросив Ольгу Владимировну дать мне мобильник, я посмотрел на часы: было уже три пополудни... Где сейчас Виктория? Чем занимается? Не утерпев, я тут же набрал её номер...
   Оказалось, она уже освободилась и могла, по моей просьбе, подойти куда нужно. Я не стал вдаваться в подробности и рассказывать о том, где я нахожусь и что со мной... Попросил лишь, чтобы она встретилась с Ольгой Владимировной и передала ей необходимую сумму денег... На что именно, я тоже не сказал... Однако, Вику так просто было не провести... Она тут же поняла, что со мной что-то случилось и настояла на том, чтобы я рассказал всю правду... Мне пришлось сознаться, что деньги нужны на лекарства, и объяснил, где в этот момент нахожусь...
   В общем, буквально минут через сорок Вика уже стояла в палате рядом со мной и Ольгой Владимировной, готовая уже бежать за лекарствами, но свекровь мягко остановила её. Взяв рецепт и деньги, сама пошла в аптеку, оставив нас наедине... Капельницу уже давно сняли, и я пребывал в состоянии полусонной расслабленности... Но как только мы с Викой остались наедине, - сонливость, как рукой, сняло...
   - Вика! - я настолько соскучился, что готов был выпрыгнуть из постели, чтобы заключить её в свои объятия.
   - Да, Женя! - Видя моё неистовое желание, Виктория тут же подошла ко мне и присела на краешек кровати, взяв мои руки в свои.
   - Вика! Извини, что так получилось!.. - мне было больно от того, что почти целый день пропал зря и что всё это время я не мог общаться с моим любимым человеком... Ни видеть её, ни слышать, ни ощущать...
   У меня остался такой маленький отрезок времени, когда ещё можно и нужно стать счастливым... А тут ещё эта больница... Как это всё не вовремя!.. Я так много хотел сказать Виктории, но...
   Она не заплакала... Лишь грустно посмотрела на меня, поднесла мои руки к своим губам и поцеловала их... А потом наклонилась ко мне и поцеловала в лоб, как мать целует своё дитя... И от таких простых, казалось бы, вещей, мне стало так хорошо и спокойно, как никогда ранее... Весь мой бешеный темперамент враз стал мягким и податливым, как пластилин в руках Мастера... И не нужны были никакие слова, всё стало ясно и так! Когда два любящих сердца начинают стучать в унисон, никакие слова не нужны! Общение происходит уже на гораздо более глубоком уровне, когда понимаешь человека всего лишь с полу-взгляда... Прошло довольно много времени, прежде чем я решился нарушить единение наших сердец и спросить:
   - Ну, как там в школе?
   - Всё в порядке! - Виктория была спокойна и немногословна. - Все готовятся к встрече Нового года: сценки, спектакли... Репетиции идут уже полным ходом... Дети стараются... А ты как думаешь встретить Новый год?
   - Знаешь... так далеко я ещё не заглядывал... Однако могу сказать одно совершенно точно: С ТОБОЙ!.. - Виктория согласно кивнула, показывая, что поняла, и молча погладила меня по голове, словно я маленький ребёнок... Может, внешний вид Екатерины стал вызывать в ней материнские чувства?.. Но думать об этом не хотелось... Вика гладила меня по голове, и мои веки стали вдруг тяжёлыми, словно гири... На сердце воцарилось полное умиротворение и стало так хорошо, что я даже не заметил, как заснул.
   О том, что заснул, я понял позже, когда, открыв глаза, увидел, что Виктории рядом нет, за окнами царит непроглядная тьма, а в палате - полумрак, рассеиваемый слабенькой настольной лампой...
   Мне захотелось в туалет и, недолго думая, я осторожно поднялся и сел, свесив ноги с кровати.
   Голова уже не кружилась, и я немного осмелел: придерживаясь рукой за изголовье кровати, соскользнул босыми ногами на пол. Рядом с кроватью стояли тапочки, видимо, предусмотрительно оставленные Ольгой Владимировной. Не долго думая, я обул их и потихоньку "пошкандыбал" в сторону уборной. Палата, где я находился, была рассчитана лишь на одного (не знаю, почему Ольга Владимировна решила поместить меня в дорогущую VIP-палату...)... Однако, дойдя до двери, я наткнулся на небольшой "предбанник" с маленькой кушеткой, на которой... мирно посапывала Виктория...
   Залюбовавшись её ангельски-невинным выражением лица, я споткнулся о высокий порожек, и, еле удержав равновесие, быстро проскочил мимо Виктории в коридор, уже более внимательно глядя себе под ноги...
   Путешествие туда и обратно прошло "без проблем" в том смысле, что мне не стало плохо, и я не потерял сознание снова... Но слегка напрягал тот момент, что меня немного подташнивало, и в ногах чувствовалась небольшая слабость, из-за которой мне было немного некомфортно... А так, в принципе, самочувствие было вполне нормальное.
   Возвращаясь обратно, я постарался ничем не выдать своего присутствия и бесшумно прокрасться мимо Виктории, но, как только я собрался юркнуть в палату, сзади раздался её голос:
   - Ну и где тебя носило? - в голосе слышалось столько тепла, приправленного юмором, что я прямо растаял от удовольствия.
   - Да так, ходил припудрить носик!.. - ответил я, уже оборачиваясь.
   Боже мой, до чего же, всё-таки, хороша Вика, даже несмотря на то, что от переживаний и усталости у неё появились тёмные круги под глазами... Несмотря на то, что волосы на голове растрёпаны и скорее похожи на копну сена, чем на причёску...
   Да! Я любил её в любом виде! И буквально купался в её глазах, как в живительном источнике, дарующем вечную жизнь и вечное блаженство...
   - Ух, ты!.. - вздохнул я, подошёл к ней и присел рядом на край кушетки... - Что ни говори, но ты просто великолепна!.. Даже, несмотря на то, что у тебя сейчас на голове гнездо! - я засмеялся от удовольствия, видя её недовольно сморщившийся носик...
   Конечно же, она не обиделась, а просто приняла правила игры, в которую мне захотелось немного поиграть... Что ни говори, а жить без юмора просто невозможно! А над кем же подтрунивать, как не над самым близким тебе человеком, который тебя поймёт, примет и поддержит все твои начинания?
   - Ты на себя посмотри! - осклабилась Виктория, всё еще морща носик от якобы сильного возмущения. - Еле на ногах стоишь, а всё туда же - "попудрить носик"... Ты когда себя в последний раз в зеркало видел?.. Смерть ходячая!..
   - Всего пять минут назад... - я еле сдерживался, чтобы не засмеяться во весь голос. - Ты знаешь, на смерть, ну ни капельки, не похоже!.. Ну, разве только, если косу взять... А так - совсем нет!..
   Секунда - и Вика прыснула со смеху, чуть не свалившись на пол от неожиданности... Через пару минут мы уже ползали по полу, не в силах подняться от согнувшего нас пополам приступа хохота... Отсмеявшись, мы почувствовали сильное облегчение. Виктория, наконец-таки, смогла заползти на кушетку и махнула мне рукой, приглашая присесть рядом. Но моих сил хватило только на то, чтобы привалиться к лежанке спиной и ткнуться головой в колени Виктории... Она тут же запустила обе руки в мою шевелюру и промурлыкала, явно испытывая огромное удовольствие от самого процесса расчёсывания:
   - Даже уже и не знаю, кем тебя считать: своей дочерью или своим парнем... - Хотя Вика и улыбалась, но в словах чувствовался двойной подтекст.
   - Действительно!..
   Я уже и сам себя с трудом ассоциировал с Евгением... Но и Екатериной я себя не чувствовал тоже... Как-то Виктория сказала, что я теперешний - это именно я в женской ипостаси... Точно такой, каким бы стал, родившись женщиной... Даже и не знаю, согласиться мне с этим или поспорить... Слишком мало данных... Да и судить о том, кто же я такой, можно, наверное, только со стороны, так как я пока особых изменений в своём поведении не заметил. Вика, например, утверждала, что я задом кручу не хуже любой женщины... А я, вот, этого даже не ощущаю... Ну и что же мне думать?..
   - Знаешь что? - пришла мне вдруг в голову мысль - А считай-ка ты меня ЕвгенерИной!...
   Видя недоумённое выражение лица Виктории, я пояснил: - Евгений плюс Екатерина получается ЕвгенерИна...
   Тут уж, не удержавшись, мы вдвоём покатились со смеху... Не прошло и минуты, как на шум прибежала дежурная санитарка. Увидев её перепуганное лицо мы, ничего лучше не придумав, зашлись от хохота пуще прежнего, рискуя разбудить всё крыло здания, в котором находились. Санитарка от неожиданности потеряла дар речи, не зная, что делать дальше: кричать на нас или успокаивать и лишь переводила взгляд с одной на другую и хватала открытым ртом воздух, как выброшенная на берег рыба...
   - Господи! - наконец-то обрела она дар речи. - Вы же сейчас всю больницу разбудите... Мы, "с большим скрипом", зажав рты руками, наконец успокоились, и я первым попросил у санитарки прощения за "причинённые неудобства". Но тут до неё дошло, что я никак не должен находиться вне больничной койки и она по-настоящему перепугалась из-за того, что ей может попасть от лечащего врача за мои самовольные прогулки по ночам... Однако я заверил санитарку, что доктор ни о чём не узнает, и попросил её тоже умолчать об этом ночном инциденте... Мы расстались с ней при полном взаимопонимании: дежурная удалилась, попросив нас более не шуметь, а мы, в свою очередь, перебрались уже поближе к моей больничной койке с тем, чтобы я успел в неё "нырнуть", в случае чего...
  
  Глава 17. Жизнь налаживается.
  
   - Слушай, Вика! - я только сейчас сообразил - А тебе, случайно, на работу сегодня не надо?
   - Слава Богу, у нас пятидневка! - Вика усмехнулась. - Хотя, конечно, как директору мне надо было бы там появиться на часок-другой, но это совсем необязательно!..
   - Ох, как хорошо! Я с удовольствием проведу этот день с тобой!.. А вечером сходим в "Симфонию"... И впереди ещё целое воскресенье... - в предвкушении приятного времяпрепровождения я даже зажмурился.
   - Не спеши! А как же больница? - Вика, казалось, недоумевала.
   - А что с ней сделается? - я хитро подмигнул - Как стояла - так и будет стоять! А мне в ней делать абсолютно нечего!..
   - Подожди-подожди! - Вика не на шутку встревожилась - А как же твоё сердце? А вдруг ты снова потеряешь сознание?..
   - Я думаю, что всё будет в порядке! - успокаивая Викторию, я и сам думал, что так и будет: у меня, почему-то, зрела уверенность, что дальше будет полегче. Пока организм Екатерины приспосабливался к новому для него состоянию беременности, да ещё и боролся с последствиями аварии, на сердце шла сумасшедшая нагрузка и поэтому периодически происходили сбои в его работе. Но теперь, когда организм получил небольшую передышку, на некоторое время, возможно, потери сознания прекратятся...
   Кроме того, я обязательно займусь цигуном. Чтобы не откладывать всё это в долгий ящик, я решил начать прямо сейчас и, недолго думая, встал на коврик рядом с кроватью, предложив и Виктории последовать моему примеру. Вика отказалась, предпочитая сначала понаблюдать, а затем решить для себя, стоит ли и ей заниматься подобным.
   Я лишь пожал плечами, встал в исходную позицию: ноги на ширине плеч, руки свободно опущены по бокам туловища и начал... Сначала я ничего необычного не заметил, но когда дошла очередь до "дерева", то я, как бы, провалился в небытие и какое-то время ничего не воспринимал, а затем пришло ощущение поддержки и заботы, и я понемногу стал воспринимать окружающий меня мир во всей его красе...
   Ощущения были настолько яркими и насыщенными, что я с трудом вышел из состояния статики (хотелось подольше насладиться возникшими ощущениями), закончил комплекс, но, вместо того, чтобы расслабиться и потихоньку отойти ко сну, меня вдруг потянуло на "тайчи". За свою прошлую жизнь я так и не освоил тайцзицюань, как следует, но тут меня просто чуть ли не насильно подорвало заняться и им тоже. Я только что и успел принять базовую стойку, как... Перед глазами всё закружилось и поплыло... Пришёл я в себя через полчаса (ощущение прошедшего времени было каким-то особенно чётким) и первое, на что наткнулся по окончании комплекса упражнений, был полный изумления взгляд Виктории.
   - Что это было? - тихо прошептала она.
   - Где? - недоумевал я.
   - Вот! - Виктория протянула мне свой мобильник.
   Я взял его в руки и запустил предложенный Викой ролик на воспроизведение.
   Она умудрилась записать видео моих занятий. Однако, увиденное заставило меня замереть на месте от удивления... Начало было похоже на тайчи, но потом... Таких головокружительных кульбитов и плавных перетекающих переходов из одного положения тела в другое я, отродясь, не видел... Даже в условиях плохого освещения и отвратительного качества съёмок, я видел каждое движение, каждый свой вздох... Самое поразительное было в том, что я ЗНАЛ, что каждое движение означает и для чего оно нужно... Но чтобы я это СДЕЛАЛ... Это было просто невероятно! Как - будто это не я делал упражнения, а кто-то другой управлял телом Екатерины... Но вот кто?..
   Ответ пришёл словно сам по себе: просто родился в моей голове... Эти знания ВСЕГДА были рядом со мной и нужно было лишь протянуть руку, совершить небольшое умственное усилие над собой... Но мне всегда не хватало последнего шага... Очень ВАЖНОГО и нужного шага, чтобы добраться до этих знаний... Всего-то ничего: нужно было лишь победить себя... А вот до этого-то момента я и не мог дойти всю свою прошлую жизнь... И только теперь... Да, только теперь мне это удалось в полной мере... Лишний раз я пожалел, что ничего похожего ранее не испытывал... Ощущения были просто божественны: теперь я чувствовал себя не выжатым лимоном, а человеком, из которого просто фонтаном бьёт избыток энергии... Я был полон сил и уверенности, что в ближайшее время со мной всё будет в порядке. На ближайшую неделю потерь сознания более не предвиделось. А если буду заниматься регулярно, то и до самых родов смогу дотянуть "без проблем"...
   - Всё в порядке! - заверил я Викторию - Это мне немного подсобили! Теперь я в полном порядке и могу сегодня с чистой совестью выступить в "Симфонии": с сердцем проблем пока больше не будет!
   - Ты в этом уверен? - подозрительно переспросила Виктория.
   - Абсолютно! - я улыбнулся. - Да ты и сама видела, какие я тут кренделя выписывал! Разве больной человек сможет такое провернуть?.. - и не дав ей даже подумать над вопросом, сам же и ответил: - Нет! То есть я уже практически здоровый человек!..
   Конечно же, Виктория до конца мне не поверила: ну разве можно вылечить такое серьёзное заболевание всего за один час при помощи каких-то там упражнений? Однако, когда утром (спали мы всего четыре часа, но, как ни странно, полностью выспались) мне сделали очередные анализы, то сам врач прибежал в палату с квадратными глазами.
   Лично осмотрев меня ещё раз, он сделал кардиограмму, чтобы удостовериться в том, что у него нет галлюцинаций. Болезнь до конца, конечно, не исчезла, но практически сошла на нет, совершенно не мешая жизнедеятельности моего организма. Я вынужден был сознаться в своих ночных занятиях цигуном в ответ на вполне понятное желание доктора узнать истину, но не стал описывать всех нюансов, а лишь упомянул о "стандартном" наборе упражнений для лечебных целей... Доктору пришлось довольствоваться тем, что он услышал от меня, поскольку Виктория просто сказала, что она всю ночь проспала на кушетке и ничего этого не видела...
   Так что вопрос с выпиской меня сегодня из больницы был решён положительно. В большей степени этому, конечно же, способствовала моя неуёмная настойчивость: я просто физически не мог пропустить вечер в "Симфонии", и поэтому не придумал ничего лучше, как пригласить и доктора на своё выступление... Доктор, к моему великому сожалению, отказался, сославшись на предстоящее ночное дежурство... Теперь осталось как-то вывернуться наизнанку и суметь "затащить" на концерт своих дочек и бывшую жену... Решение пришло простое и достаточно неожиданное: я решил написать открытку-приглашение на своё выступление с указанием автора исполняемых мной песен... Да и выступление назвать в честь автора "Памяти Евгения..." для "пущей" важности... Если первыми эту открытку увидят мои дочери, то уж они уговорят и жену пойти в "Симфонию"...
  
  Глава 18. Разговор по душам.
  
   Через пару часов мы с Викторией вышли из больницы. Уже подходя к дому, я заглянул в магазин и купил нужную мне открытку, а дома её тут же заполнил. Хотел сразу же подкинуть приглашение, но Вика настояла на том, чтобы я обязательно поел, и лишь потом шёл исполнять задуманное...
   Я вынужден был с ней согласиться и остался дома. Видимо, не зря, так как буквально через полчаса, с интервалом в минуту, в моей квартире оказались Ольга Владимировна, Александр и... Ирина...
   Объяснив всем, что со мной сейчас всё в порядке, я попытался - было побыстрее избавиться от незваных гостей, но не тут-то было...
   Ирина, почему-то, сразу стала интересоваться всем тем, что её не касалось в принципе: и тем, кто такая Виктория, и что здесь делает Ольга Владимировна... От подобной наглости у меня даже дыхание перехватило, но я, всё же, сдержался, и постарался, как можно мягче, объяснить ей, что не её ума это дело, и она лишь непрошенный гость в моей квартире. За заботу о моём здоровье, как говорится, спасибо, приглашение в "Симфонию" остаётся в силе, но вот остальное её не касается в принципе!
   Поняв, что меня так просто не возьмёшь, Ирина обиженно вздёрнула носик и собралась уже уходить, но тут меня осенило... Может, идея была и не очень умная, но другой, как говорится, под рукой не оказалось.
   Я попросил подождать её пару минут, а сам отвёл Александра в комнату и прямо спросил его о том, сможет ли он выполнить для меня одну просьбу.
   - Да без проблем! - Александр выразил готовность выполнить любое моё поручение.
   - Во-первых, ты ещё не созванивался с Сергеем насчёт ожидаемого наплыва посетителей?
   - Ещё вчера позвонил. Он сказал, что уже подготовил дополнительные места в зале.
   - Отлично! А теперь скажи, сможешь ли ты сейчас сбегать вот по этому адресу (я показал Александру адрес, по которому проживала моя бывшая семья) и вручить открытку лично в руки девочке, которую зовут Александрой?
   - Почему бы не сбегать! Часика за полтора обернусь! Ей что-то передать? - догадался Александр, видя моё нетерпение.
   - Да! - я немного задумался, но затем продолжил: - Скажи, что сегодня будет вечер памяти её отца в "Симфонии"... И нужно, чтобы она привела и младшую сестру, и маму обязательно!..
   - Ого! - Александр немного удивился.- Оказывается, у автора-то семья имеется...
   - Да, имеется! Только ты, пожалуйста, не распространяйся об этом, а то их потом заклюют всякие дотошные и бестолковые репортёры... Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь знал, что они имеют какое-то отношение к автору песен, которые я буду исполнять...
   - Понял! Хорошо! Я никому не скажу!..
   - Особенно, Ирине - ни слова!!! - для усиления эффекта от сказанного я рубанул воздух ребром ладони, показывая тем самым, насколько для меня это важно.
   - Хорошо-хорошо!.. - Александр уверенно мотнул головой и направился к двери, чтобы выполнить моё поручение.
   Я вышел вслед за ним не для того, чтобы проститься, а для того, чтобы пресечь поползновения Ирины увязаться с ним за компанию... И лишь только Ирина "намылилась" выскользнуть из квартиры, я тут же ухватил её за руку и попросил остаться и выпить чаю. По лицу Ирины было видно, как в ней борются два необузданных желания: во-первых, узнать, куда и для чего направляется Александр, и, во-вторых, приподнять завесу таинственности над моей личной жизнью, получив знание прямо из "первых рук" (то бишь, от меня)...
   Победило второе: немного поколебавшись и отбросив все свои обиды в сторону, Ирина проследовала на кухню, надменно подняв подбородок, видимо, пытаясь таким способом показать свою независимость... Я едва сдержался, чтобы не прыснуть со смеху в открытую, глядя на её потуги... Вот так мы и вошли на кухню: сначала она, затем я... гуськом...
   Что ни говори, а женские "посиделки" имеют своё неоспоримое преимущество перед мужскими: женщинам, как ни странно, легче договориться между собой... Хотя, по правде сказать, лишь до первого конфликта: ещё вчера лучшие подруги могут практически мгновенно стать непримиримыми врагами... Но лишь только запахнет новым "девичником", как бывшие враги тут же становятся самыми близкими подругами... опять-таки, до первого конфликта... Например, из-за одинакового фасона одежды... или из-за одинаковых причёсок... или ещё из-за какой-нибудь мелочи...
   Таковы, как ни странно, почти все женщины: склонность из мухи делать слона у них в крови... Странные, всё же, они создания! И мужчинам, с их удручающей прямолинейностью, никогда женщин не понять!.. Ну как, скажите на милость, в одном тщедушном женском теле может одновременно существовать столько разноплановых и совершенно противоположных друг другу личностей?
   До сих пор не могу понять, почему по выходу из художественной галереи тонко чувствующая "женщина-загадка" превращается в откровенную хамку, когда проходящая мимо пара случайно задевает её плечо... А нежная и застенчивая леди, с которой ты повстречался утром в библиотеке, вечером, почему-то, оказывается разнузданной развращённой валькирией из соседнего подъезда, к которой выстраивается целая очередь из мужчин...
   Женщины... Только что она была нежной и ласковой, а через мгновение рядом с Вами оказывается дикая рассерженная кошка с очень острыми когтями... Только что Вы говорили с умным, образованным человеком, а через мгновение, немного углубившись в интересующую Вас тему, Вы понимаете, что у стоящего рядом с Вами существа нет ни капли интеллекта...
   Правду же говорят: "Если две женщины дерутся между собой,- мужчина им не мешает, потому как женщины-то смогут договориться, а вот мужчина, в любом случае, окажется виноват!.."... И нет страшнее и коварнее существа, нежели женщина... Поэтому я с детства их слегка побаивался и старался обходить "десятой дорогой"... И даже когда сам очутился в женском теле, никак не мог уразуметь, в чём причина такого поведения женского рода.
   Нет, теоретически-то я знал о существовании женщин, которые сочетали в себе одни только добродетели людские, но вот практически... практически ни с одной такой, к сожалению, не был знаком... Виктория здесь, конечно же, не в счёт: её я любил, люблю и буду любить! А это автоматически означает только одно: любые её недостатки я уже заранее принимаю, как должное, и прощаю, не заостряя своё внимание на них! И это, наверное, правильно! Иначе это была бы уже не любовь, а лишь мимолётное увлечение. Понять и принять человека таким, как он есть, и не пытаться переделать его "под себя", а также беззаветно, без остатка, посвятить свою жизнь этому человеку - это, наверное, и есть Любовь - Великое Созидающее Чувство!.. Я прожил на свете 40 лет, фактически вытерев ноги об это чувство, за что был безмерно наказан тем, что жил неизвестно для чего и неизвестно зачем с нелюбимым мной человеком. При этом мучался сам и заставлял испытывать мучения других...Это даже жизнью-то нельзя было назвать... Существование, и не более того!.. Лишь сейчас я понял, что такое жить полнокровной жизнью, когда любишь сам и любим другим человеком!.. Приятно чувствовать, что ты НУЖЕН кому-то! И приятно осознавать, что кто-то НУЖЕН тебе!..
   Однако, "рассуждалки" - "рассуждалками", но "обсуждалки" при этом только начинались: пока я думал да размышлял, Ольга Владимировна о чём-то уже говорила с Ириной на повышенных тонах, а Виктория, задумавшись о чём-то, смотрела в окно и грустно улыбалась...
   Посмотрев в ту же сторону, куда смотрела Вика, я увидел женщину, одной рукой везущую коляску с малышом, а второй ведущую за ручку маленькую девчушку лет пяти, личико которой обрамляли милые светлые кудряшки. Девчушка явно не хотела идти, капризничала и упиралась, при этом столь смешно дёргая своим конопатым носиком, что и я невольно расплылся в улыбке... Понятно, конечно, что Виктория очень бы хотела иметь детей, однако, к сожалению, теперь я ей в этом ну ничем не мог помочь... Я и сам-то здесь, как приживала какой-то... Что от меня прошлого осталось?.. Только память...
   - Вика, прости!.. - прошептал я одними губами...
   - Женя, не переживай! Всё, что было - уже давно быльём поросло! - как ни странно, Вика услышала меня, но вот её ответ, почему-то, кроме меня услышала и Ирина тоже:
   - А кто такая Женя? - тут же отреагировала она.
   - Да так, одна знакомая... - Виктория не растерялась и спокойно посмотрела Ирине прямо в глаза.
   Ирина, конечно же, ничего не поняла и, лишь неопределённо хмыкнув, пожала плечами и продолжила прерванный с Ольгой Владимировной спор. Я, в свою очередь, подмигнул Виктории и жестом показал, что пойду приготовлю для всех чай. Но когда я подошёл к плите, Виктория тут же присоединилась ко мне и стала помогать. Вдвоём мы действовали как один очень слаженный механизм: быстро и чётко. Поэтому вскоре на кухонном столе уже стояли дымящиеся чашки с ароматным чаем и большая ваза со всякими сладостями. Спор Ирины с Ольгой Владимировной тут же прервался и все с удовольствием накинулись на угощение.
   За интересным разговором и время летит незаметно. И, хотя, больше всего общались Ирина с Ольгой Владимировной, а мы с Викторией лишь иногда вставляли реплики, всё-равно я был несказанно счастлив: мне хорошо, тепло, я рядом со своей любимой женщиной, и я жив, несмотря ни на что!!! Ну, разве это не прекрасно?.. Я даже забыл на время, что, помимо нас с Викторией, в доме есть ещё и посторонние люди.
   - А ты помнишь, как в десятом классе мы бегали в лес за земляникой?.. - тихо спросил я Викторию. - Ты тогда ещё возле ручья поскользнулась и ногу подвернула?..
   - А ты меня тогда на руках почти всю дорогу тащил... - мягкая улыбка осветила глаза моей собеседницы, и я готов был поклясться, что они даже сами стали светиться каким-то ярким внутренним светом...
   - Ты знаешь, я тогда даже и веса твоего не замечал... Пришёл домой, а руки даже к ручке двери не могу поднять... Сил нет... Правда, смешно?..
   - Смешно... - эхом вторила мне Виктория... - А ты сам-то помнишь, когда в девятом хотел передо мной повыделываться, и на спор с мальчишками прыгнул со стены строящегося дома на ветку дерева?.. А упал в мусорный бак...
   - Да... Мне тогда ещё от мамы влетело за порванную куртку и грязные штаны... - я хихикнул. - Хорошо хоть обеими ногами в бак сиганул... Могло быть и хуже...
   - Ну, ещё бы!.. - Виктория тоже усмехнулась. - Ты же тогда считал, что я назло тебе встречаюсь с Пашкой Пшонкиным!..
   - Было дело! Но я же не знал, что он попросил тебя помочь ему по физике... Хотя, наверное, и у него были на тебя виды... кстати, ты не знаешь, где он сейчас?..
   - Если бы!.. Он же сразу после девятого с родителями уехал куда-то на Дальний Восток, и с концами...
   - Девочки!.. - послышался вдруг суровый голос Ольги Владимировны. - Мы вам не мешаем?..
   От неожиданности я чуть не подпрыгнул и испуганно воззрился на свекровь. Она пыталась привлечь моё внимание, чтобы я перестал болтать.
   - А что такое?.. - я лихорадочно соображал, сколько из сказанного нами могло быть услышано Ириной.
   - У вас какой-то странный разговор получается! - Ирина в полном недоумении всматривалась в моё лицо. - Вы говорили так, как будто учились в одном классе... - сказав это, Ирина подозрительно сощурилась...
   - Это мы репетируем сценку на Вечер Встречи Выпускников! - тут же выдала Виктория и глазом не моргнув. - Или мы вам помешали?.. Извините, если что не так!.. - Вика вела себя настолько естественно, что я никогда бы не подумал, что она врёт, если бы сам не был участником этого самого разговора.
   Ирина немного помялась, но, похоже, результат её не совсем удовлетворил:
   - А можно я приду на представление? - она явно пыталась выведать у нас всё, что только возможно.
   - Конечно же, на вечер встречи выпускников ходят, именно, выпускники... А Вы, простите, в какой школе учились? - Вика спокойно парировала выпад Ирины.
   - В шестнадцатой! - Ирина гордо выпрямилась на стуле.
   - Ну, так почему бы Вам не пойти на Вечер Встречи в ВАШУ школу? Уверена, там тоже будет немало интересного!
   Такого отпора Ирина не ожидала и беспокойно заёрзала на стуле, не зная, что ответить.
   - Знаете поговорку: "любопытной Варваре..."? - Виктория явно разозлилась на Ирину - Не надо лезть в чужую личную жизнь! Займитесь, лучше, своей!.. Видите ли, иногда нужно проявлять к другим людям хотя бы чуточку уважения!.. Но вы, однако, ведёте себя чрезвычайно грубо и самонадеянно: лезете в чужой монастырь со своим уставом... Не пора ли остановиться, пока Ваше неуёмное любопытство не довело Вас до греха?!
  
   Несколько мгновений Ирина выглядела, словно рыба, выброшенная на берег. Конечно же, она вела себя чересчур назойливо, и, безусловно, получила по заслугам, но мне стало жалко её чисто по-человечески... Не люблю, когда кто-нибудь кому-нибудь делает больно. Поэтому я, недолго думая, одной рукой накрыл руку Виктории, а другой - Ирины.
   - Девочки! Давайте не будем ссориться!.. - улыбнулся я сразу обеим. - Ирина, ты действительно проявляешь слишком много любопытства там, где не нужно... Вика!.. Тебе нужно немного успокоиться, и мы все вместе пойдём на "мировую"!..
   Несколько секунд Ирина с Викторией смотрели друг на друга с нескрываемым презрением, но Вика первой успокоилась и откинулась назад:
   - Я ничего против Ирины не имею! Но она тоже должна понять: тот, кто суёт свой нос в чужие дела, рискует его прищемить!.. А то и вообще остаться без носа!.. И, между прочим, именно ОНА у нас в гостях, а не мы у неё!.. Молодёжь нынче пошла какая-то очень невоспитанная: я на пятнадцать лет её старше, а она мне тут мозги компостирует!..
   Ирина хотела - было недовольно фыркнуть, но, немного подумав, лишь потупила свой взгляд.
   - Извините, пожалуйста!.. Я впредь не буду столь любопытной!..
   - Спасибо, Ирина!.. - я немного сжал её ладонь в своей руке. - Я надеюсь, сегодняшний вечер тебе не покажется скучным... В нашей жизни и так много негатива, так зачем ещё больше увеличивать количество неприятностей на единицу площади?..
   - Вика! И тебе спасибо! Не будем больше ссориться по пустякам! - я легонько сжал и её руку.
   Ответом мне был мельком брошенный на меня взгляд из-под полуопущенных ресниц, но исполненный настолько тёплых чувств, что показался мне почти осязаемо горячим... Я от неожиданности, похоже, даже покраснел... По крайней мере, уши мои просто запылали огнём...
   Опасаясь продолжения, я поднял взгляд на Ирину, и понял, что это не укрылось от её хитро-прищуренных глаз. Но вида она не показала, хотя целый ворох вопросов так и хотел сорваться с её острого язычка...
   Лишь мгновение длилась эта стрельба глазами, а в следующий момент я уже поднялся и демонстративно показал на часы:
   - Извините, милые дамы, но у меня осталось совсем немного времени: нужно ещё подготовиться к вечеру... Да и вам, наверное, нужно привести себя в порядок!..
   Все, как по команде, посмотрели на часы и тут же засобирались домой: шутки-шутками, но до вечера осталось лишь немногим более двух часов...
   Я и Виктория быстро проводили гостей... И хотя на лице Ирины прямо-таки светился немой вопрос: "А почему Виктория не уходит со всеми?", тем не менее, с её языка он так и не слетел!..
   Только за гостями закрылась дверь, как я вздохнул с облегчением:
   - Боже! Никогда не думал, что настолько устану...
   - И вот эта "профурсетка" работает с тобой в одном помещении? - возмущённо спросила меня Вика.
   - А что делать?! Приходиться терпеть!.. - я смущённо улыбнулся. - Ну не убивать же её, в конце-то концов, за её неуёмную жажду "знать всё и про всех"!.
   - Да уж! Она ещё много крови нам попортит!.. - задумчиво пробормотала Виктория.
   - Поверь мне: не успеет! - я хитро улыбнулся.
   - То есть? - недоумённый взгляд Виктории прямо-таки пригвоздил меня к месту.
   - Да не переживай! Всё без крови и без жертв!
   - ???
   - Я не зря потащил её на свой концерт!.. У меня есть вполне обоснованные подозрения, что после сегодняшнего вечера она захочет поближе познакомиться с Александром... И это... благотворно повлияет на её характер...
   - Ты думаешь?
   - Уверен!.. - Ну, раз так... Пошли собираться!.. - и Виктория с хитрой улыбкой потащила меня в комнату...
  
  Глава 19. Целитель душ.
  
   Зал был не просто полон... Он был забит людьми "под завязку"... Я сидел на "нашем" месте и с большим трудом удерживал себя в руках... Виктория на этот раз просто превзошла саму себя: как и в прошлый раз - минимум косметики, но результат - просто сногсшибательный... Потому-то я и нервничал: девушка, которую я увидел в зеркале, была не просто великолепна... Я чуть сам не влюбился в это чудо... Меня спасло только одно: я уже любил одно чудо! И второго мне было уже не нужно!.. Кстати, это самое чудо, по имени Виктория, сидело рядом со мной... И она была в тысячу раз прекраснее той, кого я увидел в зеркале не более часа назад... Поэтому я всерьёз начал опасаться того, что вместо подола своего платья она притащит домой целую гроздь воздыхателей...
   Через пару столов от меня сидели моя бывшая жена, две дочки и Ольга Владимировна: Сергей позаботился о том, чтобы они сидели в таком месте, где были не особо заметны, но при этом оказал им чуть ли не королевские почести, от чего и жена, и дети сильно нервничали: столько внимания они не получали ещё нигде... Ольга Владимировна тоже вниманием была не обижена и также чувствовала себя "не в своей тарелке"... За одним из столиков, чуть поодаль, сидели Александр и Ирина. Рядом с ними - сотрудники моей конторы... Сергей, как хозяин заведения, был где-то в зале и приветствовал вновь прибывших... За столь короткое время между моими выступлениями он умудрился организовать снаружи крытую площадку ещё на тридцать мест и поставил плазменный экран для того, чтобы находившиеся снаружи видели и слышали то, что находится внутри... Оказалось, что и снаружи для всех желающих мест не хватило, а вместо заявленных тридцати, там уже находилось, как минимум, в два раза больше людей...
   Но, суть - да - дело,.. вот и пробил час моего выхода на сцену...
   Выйдя на площадку, я настолько испугался, что чуть не упал от внезапно проявившейся слабости в ногах и настолько разволновался, что позабыл даже то, что хотел сказать в качестве приветствия...
   Слава Богу, вовремя брошенный взгляд в сторону Виктории, - и её спокойная уверенность передалась и мне, приведя в чувство. Я как - будто почувствовал руку, поддерживающую меня, и начал...
   Поблагодарив всех присутствующих за то, что они пришли на моё выступление, сразу отметил, что большинство песен, что я исполняю - песни моего трагически погибшего друга Евгения, у которого остались на этом свете ещё жена и две дочери, которые могут сейчас видеть и слышать то, что происходит здесь и сейчас... Поэтому вечер этот можно назвать вечером памяти Автора и маленьким подарком его жене и детям.
   Немного помолчал, ожидая, когда утихнут аплодисменты, и заиграл...
   Я настолько ушёл в себя и отдался на волю чарующих звуков великолепно настроенной гитары, что очнулся только тогда, когда аплодисменты обрушились на меня оглушающее-громкой лавиной, заставив всё помещение содрогнуться от акустического удара... И я спел-то, вроде, совсем немного: всего лишь порядка двадцати песен... Но спел их так, как не пел ещё никогда в своей жизни... от ДУШИ!.. От своей тоскующе - счастливой души, которую приобрёл лишь во время своего второго рождения... Я и не мог раньше ТАК петь: лишь потеряв ВСЁ, я приобрёл ЛЮБОВЬ! И моя душа чутко откликнулась на это! Обуреваемый настолько мощными чувствами, я, фактически, сам стал инструментом, который исполнял эти песни... Гитара лишь вторила моим чувствам, и поэтому только теперь я мог с уверенностью сказать: одни исцеляют своим умением и мастерством, другие - своей собственной душой... Видимо, именно для этого меня и возродили вновь: чтобы я поделился частичкой своих настоящих чувств со всеми, кто слушает меня... Чтобы на земле стало хоть немного светлее от того, что у каждого в сердце загорелся маленький огонёк настоящей любви...
   Вот моё предназначение!.. Мне лишь дали возможность пробудить в слушателях хоть немного добра и понимания... И я воспользовался этим даром!
   И пусть я вскоре покину этот мир, зёрна добра и любви, посеянные в сердцах слушателей, заставят их задуматься о том, как им жить дальше и что им делать... Хоть пара зёрен, но обязательно даст столь необходимые в нашем, изгаженном нами же, мире всходы, и будущее станет немного светлее...
   Несмотря на то, что аплодисменты долго не стихали и люди аплодировали мне стоя, я вынужден был откланяться. И напоследок, махнув рукой и призывая всех к молчанию, сказал:
   - Это ещё не последняя моя встреча с вами!.. И ещё не раз я выйду на эти подмостки, так что, кто пожелает, может приходить сюда каждую среду и субботу. Я буду с нетерпением ждать встречи с вами!
   На этом, сделав прощальный реверанс, я покинул сцену... Я мог бы петь ещё и ещё... Но чувствовал, что на сегодня хватит. Как говорится, "хорошего - помаленьку!"..
   Буквально через пару минут я уже сидел за столиком рядом с Викторией и слушал вышедшую мне на смену группу, внимательно осматриваясь кругом... Люди потихоньку отходили от выступления, и, понемногу, зал заполнился гулом голосов... Некоторые покинули зал, видимо, посчитав, что им здесь больше делать нечего... Некоторые о чём-то увлечённо беседовали, не обращая внимания на происходящее кругом. Больше всего меня заинтересовала реакция жены и детей: они сначала сидели, как в воду опущенные, понурив головы, затем жена подозвала официанта и о чём-то спросила. Официант кивком головы указал на наш столик. Жена тут же подошла к нам.
   - Извините! - произнесла она, приблизившись, - Можно задать вам пару вопросов? - взгляд её был прикован ко мне, и у меня не возникло никаких иллюзий насчёт того, что сейчас мне придётся выкручиваться...
   - Да, конечно! - улыбнулся я и взглядом указал на пустующее место рядом. - Присаживайтесь!
   Елена (так звали мою бывшую жену) присела рядом и вопросительно посмотрела на меня:
   - Скажите, Катя, а как давно Вы знали моего мужа?
   - Одно время, лет пять назад, мы с ним пересекались в Клубе Авторской песни: вместе участвовали в концертах... С тех пор у меня о нём остались самые хорошие воспоминания...
   - Но как же так получилось, что о вас до сего дня ничего не было слышно?.. С таким-то голосом...
   - Я долго не выступала: были проблемы со здоровьем...
   Мой ответ, похоже, удовлетворил Елену, и она слегка покачала головой.
   - Вы знаете... Я не очень-то уж люблю Авторскую песню... Да, если честно, я ни на одном концерте мужа так и не была... - её глаза вдруг увлажнились, и Елена быстро опустила голову, чтобы этого никто не заметил. - Но ваше сегодняшнее выступление просто... душу мне наизнанку вывернуло... А мои девчонки - так вообще в восторге... Мы... никогда ещё ничего подобного не слышали...
   - Спасибо! - я постарался говорить как можно мягче. - Может, сока выпьете? - Я взглядом указал на стоящий на столе графин с апельсиновым соком.
   - Нет, спасибо! Я не хочу пить!.. Но у меня есть ещё одна просьба.
   - Я вас внимательно слушаю!
   - Мои дочки очень просили меня получить у вас автограф. Можно я их позову?
   Красный сигнал опасности замигал у меня в голове: я совсем упустил из виду, что мне нужно расписаться так же, как и Екатерина... А расписывался я, до сих пор, ещё плохо: одно дело поставить закорючку в государственном заведении, где тебя никто не знает, и совсем другое - когда почерк известен твоим родным, как облупленый...
   - В принципе-то, я не против, но у меня нет при себе ручки. - я бросил быстрый взгляд в сторону Виктории: дескать, выручай! Вика мне едва заметно кивнула... Поняла, значит!..
   - Ничего страшного! У меня всё есть! - Елена тут же обернулась и махнула рукой дочкам, которые спустя пару секунд уже стояли возле нашего стола.
   Поздоровавшись по очереди, они встали за спиной матери, не решаясь подойти поближе, у каждой в руках была открытка (как я подумал, для автографа). Восхищённые взгляды так и прожигали меня насквозь так, что я даже позавидовал Екатерине: на меня-то они, когда я был их отцом, с таким восхищением не смотрели... Ну, что ж... Не всё ж коту Масленица!.. Отец - это отец, а кумир - это немного другое...
   - Как вас зовут, девочки? - спросил я их.
   - Саша и Ксюша - за обеих ответила Елена, видя, что они от волнения просто "язык проглотили"...
   - Я так понимаю, Саша постарше, а Ксюша - помладше, - улыбнулся я. - Девочки, вам нужен мой автограф?
   - Да! - первой робко протянула мне открытку старшая.
   Через мгновение и младшая присоединилась к ней.
   Я взял сразу обе открытки у девочек и ручку из рук Елены и постарался сообразить, чем бы их отвлечь, пока Виктория будет ставить автографы. На моё счастье подошёл Сергей и поинтересовался у Елены, довольна ли она обслуживанием. Мне сильно повезло в том, что Сергей встал так, что ненадолго загородил детей от меня, а Елена вынужденно отвлеклась на разговор с ним и не видела, что происходит рядом. Я быстро подсунул открытки Виктории. Она едва успела поставить последний автограф, как Сергей отошёл от стола. Я быстренько сделал вид, что подписываю последнюю открытку и, закончив, протянул сразу обе дочерям:
   - Разбирайте!.. - улыбнулся я детям. - Спасибо, что пришли на моё выступление!..
   Девочки взяли открытки и старшая вдруг спросила:
   - Извините, пожалуйста! А можно нам будет сюда прийти в следующий раз?
   Как же я мог ей отказать?
   - Конечно приходите!.. Я буду очень рада вас видеть!.. Улыбки распустились на лицах детей, как майские розы. Уходили они от меня радостные и счастливые. Даже на лице у жены, с которой я жил раньше "как кошка с собакой", и то сияла счастливая улыбка. Я даже диву дался: человек, который всю жизнь считал себя "жертвой обстоятельств" и был обижен на весь мир, из-за чего имел очень скверный характер, тут просто "расцвёл"... Никогда не видел я свою жену такой счастливой...
  
  Глава 20. Неприятности начинаются.
  
   На этот раз мы с Викторией немного задержались. Спешить нам было никуда не надо, ведь завтра воскресенье. Поэтому мы сидели за столиком вдвоём, потягивали апельсиновый сок и вели неспешную беседу. Народ уже потихоньку стал расходиться по домам, и из сотрудников с моей работы остались только Ирина и Александр. Ольга Владимировна ушла немного раньше, выразив восхищение услышанным, впрочем, не забыв при этом поблагодарить меня за полученное удовольствие.
   Вот и Ирина с Александром засобирались домой. Подойдя к нашему столику, они тоже поблагодарили меня за приятно проведённый вечер и...
   Посмотрев на них повнимательней, я улыбнулся: мои предсказания сбылись практически на все сто! Ирина была мягка и скромна, как пречистая Дева Мария, а Александр так и светился от счастья: явно было видно, что эти двое очень сильно сблизились. Теперь их и трактором друг от друга не оттащишь! Когда они попрощались с нами и вышли из кафе, я с победным видом повернулся к Виктории:
   - Ну, что я говорил! Можно было найти управу на Ирину?..
   - Я потрясена! - Виктория засмеялась. - Что ни говори, а твой вокал действительно пробуждает в людях самые хорошие и светлые чувства! Я снимаю перед тобой шляпу!..
   - То-то же! - я кокетливо подбоченился. - А ты мне не верила!
   - Беру свои слова обратно!..
   - Вот!.. - тут я не выдержал и тоже засмеялся.
   Вот за этим занятием нас и застал подошедший к столику Сергей.
   - А можно и мне с Вами? - Сергей хитро сощурил правый глаз.
   - Да, конечно присоединяйтесь! - я широким жестом указал на свободный стул возле нашего столика.
   Сергей поблагодарил за приглашение, плюхнулся на стул и подозвал официанта.
   - Ну что, девчонки, гуляем? - его озорной тон не оставлял сомнений в намерении принять чего-нибудь горячительного.
   - Я не пью! - сразу предупредил я.
   - А я, пожалуй, выпью немного хорошего красного вина. - Виктория бесшабашно махнула рукой.
   Через секунду официант исчез, чтобы вскоре вернуться с заказом Сергея...
   В общем, расслабились мы по - полной: пока я попивал апельсиновый сок, Виктория с Сергеем, потихоньку - помаленьку, "выбулькали" бутылочку вина. Увидев, как раскраснелись их лица от обильных возлияний, я решил, что пора завязывать. Тем более, что Сергей в порыве страстных ухаживаний за Викторией перешёл уже от прикольных историй к довольно-таки откровенным анекдотцам с некоторой долей похабщины. Поэтому, решительно отодвинув стул, я встал из-за стола и прямо заявил, что нам с Викторией пора бы уже и по домам. Это заявление немного отрезвило собеседников, и, буквально через пару минут, мы втроём уже стояли на пороге заведения. Даже в несколько подпитом состоянии, Сергей, тем не менее, оказался весьма галантным кавалером, и выразил пожелание проводить нас с Викторией до дома. Время, ведь, было уже позднее: как-никак, начало двенадцатого. Я хотел - было отказаться, но Вика опередила меня, согласившись на предложение Сергея. Это меня немного покоробило: я даже начал - было ревновать, но Вика легонько погладила меня по плечу и я тут же успокоился: в конце-концов, какое я имею право судить Викторию за её поступки! Я-то ведь повёл себя далеко не лучшим образом: именно я тогда ушёл от неё и сделал несчастными столько людей... А вину с меня никто не снимал!..
   Ну что ж, пришлось смириться с неизбежным, и я уныло поплёлся рядом с Викой и Сергеем. Сергей шёл по центру и вёл нас под руки, так что у меня не было возможности переговорить с Викторией с глазу на глаз. А они почти всю дорогу до дома ворковали, словно голубки, почти не замечая того, что я иду рядом с ними... Это навело на меня такую тоску, что я чуть - было не прослезился (проклятая девичья натура: чуть что - и сразу глаза "на мокром месте")...
   До дома оставалось совсем немного (каких-то три-четыре сотни метров), а я чувствовал себя так плохо, что готов был уже начать жалеть себя, со стонами и причитаниями, в лучших традициях "бабского семейства". Однако, тут мы, вдруг, резко остановились, и я даже протёр глаза, которые уже застилал слезливый туман, чтобы узреть причину столь внезапной остановки.
   - Какие цыпочки!.. - развязно ухмыляясь, процедил сквозь зубы молодой парень, лет двадцати пяти, с недельной щетиной на подбородке, стоящий шагах в пяти перед нами в центре ватаги таких же наглых, как и он сам, парней с хамскими выражениями на помято-небритых лицах. Он, похоже, был самым старшим из них и являлся лидером этой шайки-лейки...
   - Девять впереди, - автоматически подсчитал я.. - четверо сзади... - я, почему-то был уверен, что сзади находилось ещё четверо парней сомнительной наружности, хотя глаз на затылке не имел.
   Повернув голову к Сергею, я увидел его хмурый взгляд и плотно сжатые губы. Было видно, что хмель практически мгновенно выветрился у него из головы, а, судя по выражению его лица, я понял, что Сергей из тех, кто всегда идёт до конца. Таких, как он, даже толпа отъявленных уголовников не сможет запугать. Поэтому, предугадывая дальнейшее развитие событий, я забеспокоился: Сергей один, и против тринадцати человек он вряд ли сможет устоять... Они просто задавят его своей численностью. А что же тогда будет с Викторией? Меня кинуло в жар. Если с ней что-нибудь случится - я себе этого никогда не прощу! В тот момент о себе я как-то даже и не подумал... А тем временем, события стали разворачиваться с очень большой скоростью.
   Судя по моим ощущениям, четверо задних уже приготовились к нападению и только ждали сигнала предводителя. А он наслаждался моментом: власть над другим человеком при полном отсутствии элементарной ответственности за свои действия приводит к печальным результатам... Так и появляются на свет белый страшные монстры: с виду - обычные люди, место души у которых занимает жажда власти, денег, бессмысленная жестокость и сластолюбие... Больные люди... Ущербные люди... У которых в стае царят волчьи законы: прав тот, кто сильнее, богаче и находится наверху карьерной лестницы... Тех, кто не согласен с этим утверждением, ждёт наказание... вплоть до полного физического устранения... Тьфу ты!.. Отвратительно!.. Я даже задрожал от негодования...
   А тем временем, Сергей вышел немного вперёд и незаметно подтолкнул меня с Викторией к стене ближайшего к нам дома. Разумно! Здесь на нас наседать могли только с трёх сторон, одну из которых уже перекрыл собой Сергей. Спину же нам защищала стена.
   - Что надо? - голос Сергея был твёрд и суров. Одна только интонация заставила бы любого почувствовать себя грязью под ногами.
   Глазки предводителя быстро забегали по сторонам, как бы ища поддержки у своих подельников. Явно было видно, что, несмотря на численное превосходство, он сильно засомневался в успехе всего мероприятия, столкнувшись с прямым, как стрела, взглядом своей потенциальной жертвы в лице Сергея.
   Пытаясь вернуть себе сильно пошатнувшуюся уверенность, парень снова скривил губы в кривой усмешке и процедил сквозь зубы:
   - Ты же видишь: ты один, и у тебя целых две бабы!.. А нас так много, и у нас ни одной... Справедливо это?..
   - Несправедливо!. - поддакнула толпа.
   - Поделись: одну тебе, а другую - нам! - парень снова скривил свои губы в усмешке. - Согласен?
   - А пупок у тебя не развяжется? - голос Сергея был до предела спокоен и холоден, как лёд. - Пропусти нас, и может быть, я даже прощу тебе твою неучтивость. При дамах так говорить не пристало!
   Глазки предводителя забегали ещё быстрее: он, видимо, понял, что столкнулся с добычей, которая ему была не по зубам, но отступать было уже поздно: подельники ему бы этого точно не простили! Поэтому, видимо, понадеявшись на численное превосходство, парень как-то вяло махнул рукой:
   - Ну, ты сам нарвался!.. Или выкладываешь сейчас же все свои бабки и оставляешь одну свою подругу на наше попечение, или... пеняй на себя!
   - Ты в этом уверен? - каменное спокойствие Сергея вкупе со скрытой угрозой в голосе даже на меня навело "мандраж".
   - Ты на кого "хвост пружинишь", падаль? - Парень, похоже, начал входить в раж.
   - Я тебя предупредил!.. - Сергей, во время разговора потихоньку перемещаясь в сторону девятерых нападающих, занял наиболее выгодную позицию, и встал наизготовку.
   По его внешнему виду об этом невозможно было догадаться: ноги на ширине плеч, руки чуть согнуты в локтях и расслаблены... Но у меня вдруг возникло очень чёткое впечатление, что за внешней расслабленностью кроется туго взведённая пружина, готовая в любую секунду раскрутиться и сокрушить всё и вся... Лишь с большим запозданием я понял, что он ЗНАЕТ! Знает, как справиться с толпой обезумевших от безнаказанности "молодчиков". Скорее всего, Сергей имел уже опыт подобного общения с противником. Возможно, даже не на уровне обычных тренировок, а в реальных "боевых" условиях. Об этом говорило множество факторов: и то, как он незаметно переместился в наиболее выгодную для себя позицию, и его поведение затаившегося, до поры до времени, хищника, и внешнее спокойствие, вкупе с уверенностью в собственных силах. Мы с Викторией оказались, фактически, за его спиной, и подойти к нам можно было только с боков. Причём, Сергей, похоже, эту возможность мог сразу пресечь всего в один прыжок. Так что такое грамотное расположение сводило на нет численное преимущество противника. Хотя, конечно, четверо, подошедших к нам сзади, могли сильно спутать карты Сергею, но я понадеялся на хороший исход.
   В своей прошлой жизни я практически не владел искусством боя. Было дело, в детстве пришлось немного подраться, но те драки были, в основном, один - на - один. Всё было по-честному... Во время учёбы в институте пару раз мне пришлось столкнуться с подобным "групповым наездом", но, слава Богу, обошлось, опять-таки, разборкой уровня "один - на - один" с наиболее рьяно желающим помахать кулаками "молодчиком", после чего инцидент оказался исчерпанным. Но здесь было совершенно другое... Похоже, мы достаточно серьёзно влипли. Был бы я мужчиной - помог бы Сергею разобраться, хотя бы, с парочкой задних "товарищей", а тут... Мало того, что я теперь женщина, да ещё и беременная - кулаками не особо помашешь, да ещё, не дай-то Бог, ребёнку навредишь... От этого мне сделалось настолько тоскливо, что я чуть - было не просмотрел начало схватки...
   Сергей выбрал верную тактику: сначала разобраться с главарём шайки, а потом остальных добить поодиночке: когда на глазах толпы выводят из строя их главаря, это оказывает сильное воздействие на оставшихся желающих "поразвлечься"... Но. когда Сергей, фактически, с одного, почти незаметного, удара "вырубил" главного, остальных это, почему-то, не остановило, а распалило ещё больше. С дикими воплями они, почти одновременно, бросились на Сергея.
   "Да они же под кайфом"... - с опозданием пришла мне в голову мысль. И как я сразу не заметил блестящие расширенные зрачки и блуждающие "наркомовские" взгляды...
   - Вот теперь мы точно влипли!. - видимо, я сказал это вслух, поскольку Виктория испуганно обернулась ко мне. - Держись! - шепнул я уже ей, отбивая попытку схватить меня за руку одним из подоспевших четырёх...
   Дальнейшие события запомнились мне хорошо, но были словно скрыты в тумане... Что-то щёлкнуло у меня в голове и я "поплыл": движения нападающих сильно замедлились. Я, вдруг, увидел их, как мух в вязком сиропе: почти неподвижно стоящих в разных позах вокруг.
   Будто со стороны, я наблюдал за собственными действиями: руки и ноги пришли в движение, и я почувствовал вдруг необычайную лёгкость во всём теле. Хорошо, что платье, которое я напялил на себя по совету Виктории, было достаточно просторным и не мешало передвижению...
   Ткнув схватившего меня за руку парня в особую точку на шее, я почти мгновенно преодолел расстояние до оставшихся трёх и проделал с ними ту же операцию. Поворот, прыжок...
   Я успел вовремя: один из нападавших на Сергея умудрился зайти ему сзади и, вот-вот. должен был всадить ему в спину нож...
   Удар по руке с ножом... Подсечка... "Довесок" на будущее, чтобы неповадно было, в дальнейшем, даже и пытаться взять в руки хоть какое-нибудь оружие... Тычок в шею... Следующий...
   Пока я "развлекался" с задними, Сергей успел уложить уже четверых нападающих, включая главаря, и уже "разбирался" с пятым. По сравнению с остальными, его действия были гораздо более быстрыми: мне он не казался "мухой" в кленовом сиропе, а двигался гораздо быстрее, хотя и не так быстро, как я. Вместо моих "щадящих" обездвиживающих ударов, он использовал прямые короткие, но крайне эффективные удары руками, после которых, я думаю, у нападающих, скорее всего, будут огромные лиловые и крайне болезненные синяки... С парнями он особо не церемонился: один - два коротких, мощных удара, мгновенно сваливающих противника с ног и повергающих того в пучину беспамятства... Плохо, конечно, то, что количество нападавших было очень велико для одного, пусть даже и профессионального, бойца, потому-то один парень и смог незаметно зайти Сергею за спину... Но, слава Богу, всё обошлось... Оценив поле боя, я отправил в глубокий сон ещё двоих, и вернулся на место возле Виктории, ожидая, пока Сергей разберётся с оставшимися. Ему понадобилось буквально с полминуты, прежде чем последний "товарищ" потерял сознание и ткнулся лицом в асфальт.
   Виктория лишь изумлённо воззрилась на меня, когда я "нарисовался" возле неё и тихонько взял её за руку... Постепенно ощущение растянутого времени пришло в норму и восприятие моих чувств вернулось в обычное русло...
   - Всё в порядке! - кивнул я Виктории. - Сергею - ни слова!
   Вика лишь молча кивнула в знак согласия...
   В этот момент Сергей резко обернулся и изумлённо оглядел поле боя ...
   - Оп-па... - поразился он увиденному... - А кто же этих "достал"? - взгляд его упал на выведенного мной из строя "молодчика", рядом с которым валялся нож.
   - Не знаю... - тихо пробормотала Виктория, памятуя о своём согласии ничего не говорить Сергею.
   - Я тоже не видела. - подхватил и я...
   - Вы в порядке? - спросил Сергей, уже направляясь к нам.
   - Да! - за обеих ответила Виктория. - Они даже не успели до нас дотронуться...
   Тут взгляд Сергея упал на самого первого парня, который успел-таки меня схватить за руку. Он лежал, скрючившись, почти у самых моих ног, и тихонько постанывал...
   - Странно... - видимо, Сергей до конца нам не поверил, и изумлённо воззрился на меня.
   - Да я даже ничего не заметила: он хотел - было схватить меня за руку, но вдруг упал... А потом и эти трое - я указал на оставшихся "задних"... - А потом тот, с ножом...
   Я изо всех сил пытался казаться испуганным, чтобы Сергей ничего не заподозрил. Видимо, мне это, всё-таки, удалось, так как, хотя изумлению его и не было предела, подозрительный взгляд от меня он, всё-таки отвёл.
   Оглядев "поле боя" и убедившись в том, что нападавшие, ставшие теперь уже потерпевшими, в медицинской помощи не нуждаются, Сергей кивнул нам головой, призывая идти следом, и повёл к моему дому. По пути он сделал один звонок. Слов я не разобрал, так как Сергей чуть приотстал, чтобы мы не стали свидетелями его разговора, а затем догнал нас и проводил уже до самых дверей квартиры. Буквально через пять минут мы втроём уже сидели на кухне и пили чай...
   Сначала обстановка была немного напряжённая, т.к. каждый думал о чём-то своём и хмуро отмалчивался. Затем Сергей, усмехнувшись чему-то в своих мыслях, поднял на нас с Викторией глаза и улыбнулся.
   - Так, дамы, чего нервничаем?.. Всё окончилось хорошо, а без приключений жизнь была бы очень пресной...
   - Потому и нервничаем, что, ещё немного, и Вы, Сергей, могли бы оказаться на том свете... - я угрюмо вздохнул. - А это, знаете ли, на развлечение, как-то, не очень похоже... Кроме того, эти "обдолбанные" юнцы могут опять появиться в неподходящее время в неподходящем месте...
   - Юнцы? - удивился Сергей. - Да они всего на пару-тройку лет младше Вас, Катя... Если только Вам, конечно, не под сорок, в чём я сильно сомневаюсь... - Сергей выжидательно посмотрел на меня.
   - Ну... мне показалось, что им лет по семнадцать-восемнадцать... - попытался выкрутиться я из неловкого положения...- В темноте-то я их особо и не разглядела...
   - Боюсь, они немного старше и наглее, чем Вы себе представляете... - Сергей устало покачал головой. - Но больше они Вам уже не доставят неприятностей! Поверьте мне!
   Мы с Викторией недоумённо переглянулись и практически в один голос спросили:
   - Почему?..
   - Ну... Скажем так: у меня есть некоторые связи, которые в данный момент очень пригодились...
   - Я надеюсь, не в преступном мире? - я немного насторожился.
   - Нет! - к моему облегчению, Сергей даже рассмеялся от нелепости такого предположения. - Когда-то я работал в Органах... А, кроме того, мой Бизнес, сам по себе, также подразумевает наличие кое-каких полезных связей в организациях подобного рода...
   - Понятно! - мы с Викой снова переглянулись и улыбнулись с явным облегчением: ещё не хватало с бандитами связаться... Слава Богу, Сергей оказался не из их числа...
   Тут у Сергея зазвонил телефон. Выслушав говорящего, он коротко ответил: "Иду!" и тут же засобирался на выход.
   - Спасибо Вам большое! - прощаясь, Виктория не могла не поблагодарить Сергея за то, что он спас нас от толпы "обдолбанных молодцов".
   - Да не за что! - Сергей расплылся в довольной ухмылке. - Но мне кто-то помог... Если бы ещё знать, кто?..
   Мы с Викторией лишь пожали плечами: дескать, понятия не имеем...
   Выходя из прихожей, Сергей случайно зацепил плечом полочку, на которой висели ключи, и связка упала на пол... Видимо, события сегодняшнего вечера до сих пор будоражили мою кровь, если я, даже не отдавая себе отчёта в собственных действиях, мгновенно "ускорился", подхватил связку ещё до того, как она упала на пол, и повесил её снова на крючок. Лишь выйдя из состояния "ускоренного восприятия", я запоздало понял, что "купился" на простейший трюк. Сергей специально уронил ключи и пытался их поймать у пола, но я опередил его, и тем самым выдал себя со всеми потрохами...
   Сергей лишь крякнул, выпрямился во весь рост и расплылся в своей самой добродушной улыбке. Затем, довольный, развернулся и зашагал вниз по лестнице, помахав на прощание нам рукой.
   - Проклятье!.. - расстроившись, я хлопнул дверью немного сильнее, чем следовало бы. - Ну, как я сразу не понял, что он сомневается...
   Я даже хлопнул рукой об руку от досады на самого себя.
   - Вика! Ну, скажи мне, пожалуйста, неужели я был настолько неубедителен, что Сергей не перестал подозревать о моём участии? - я обернулся к ней и увидел её хитрую улыбку.
   Виктория еле сдерживалась, чтобы не засмеяться, но, всё-таки, не удержалась и прыснула в кулак.
   - Что? - недоумённо воззрился на неё я. - Я что-то сделал не так?
   - Всё так!.. Только врать ты так и не научился за столько-то лет!.. - Виктория, наконец, уняла смех и откровенно улыбалась, глядя на моё удивлённое лицо. - Я бы тоже заподозрила, что ты обманываешь! Даже скрыть тот факт, что ты - не совсем ты, и то у тебя не получается!..
   - ???
   - Но вот именно неумение врать в тебе и подкупает!..
   - Это я-то врать не умею? - я даже задохнулся от неожиданности. - А как же я умудрялся столько лет врать своей жене?
   - Очень просто! Ты просто уверил себя, что любишь её... Только, я думаю, твоя жена знала, что ты её не любишь, просто молчала об этом... У вас же дети... Вот она, молча, и терпела...
   - Вполне возможно... - я уныло опустил голову. - Вика! А что ИМЕННО ТЫ думаешь об инциденте на улице?
   - Да ничего не думаю!.. - Вика устало откинула голову назад - Когда эти ребята подошли к нам, у меня просто сердце в пятки ушло... Я уж думала, что конец нам пришёл... Если бы не Сергей... Его спокойствие заставило меня поверить, что всё будет хорошо, и я успокоилась...
   - Да уж! Сергей просто молодец: только так и поступают настоящие мужчины!.. Я бы так не смог!..
   - Но ты же не растерялся!.. И... разобрался с остальными...
   - Мне помогли!.. Моей заслуги в этом немного! - я посмотрел Виктории прямо в глаза: - Честно тебе говорю, будь я самим собой - я бы так точно не смог! У меня же и подготовки-то никакой нет! Максимум, что я смог бы сделать в этой ситуации - так это завалить одного... максимум, двух человек... Остальные сделали бы из меня бифштекс... Так что Сергей действительно - очень крутой мужик! Мне до него - как до Луны пешком... Да и дорога вся - сплошь лесом... - Я грустно улыбнулся. - Ну, что, пойдём спать?.. А то событий на сегодня, что-то, многовато будет... Как говорится, утро вечера мудренее!.. - Пойдём! - Вика поднялась и направилась в спальню...
  
  Глава 21. Сумасшествие.
  
   Всю ночь мы спали, как убитые. Проснулся я только рано утром от монотонного "бубнения" телевизора. Виктория встала раньше меня и смотрела по телевизору новости.
   Чувствовал себя я великолепно и даже умудрился выспаться, поэтому, с удовольствием потянувшись, обнял Викторию одной рукой и чмокнул её в щёчку.
   - Что интересного показывают?
   - Пока ничего! - Виктория взъерошила мои волосы и, в свою очередь, обняла рукой меня за плечи. - Но в начале выпуска обещали, что покажут нечто интересное.
   - Ну-ну... С нетерпением жду!..
   Виктория не ответила мне, а лишь слегка потеребила мочку моего уха.
   Минуты две рассказывали о событиях в нашем городе, произошедших за вчерашний день, а затем перешли к сенсационным, по их мнению, событиям.
   Одним из первых упомянули о моём прошедшем выступлении в "Симфонии", которое, якобы, сильно потрясло всех присутствующих. Ещё более интересным им показался тот факт, что после выступления я никогда не общаюсь с прессой и тут же куда-то исчезаю из поля зрения папарацци. Ну, этот факт легко было объяснить. Сергей не даром "ел свой хлеб": по моей с ним устной договорённости он, при помощи одних ему известных способов, отправлял репортёров по ложному следу, и они покидали "Симфонию" "не солоно хлебавши"... Тех же, кто пытался прорваться "за кулисы", выпроваживали клубные "вышибалы", мягко объясняя нежелательность таких действий особо рьяным...
   А вот дальше по новостям показали результаты и нашей ночной стычки. Оказалось, кто-то из жильцов того дома, возле которого на нас напали, позвонил в милицию и вызвал наряд. Прибывшие на место правоохранители взяли под арест группу из тринадцати молодых людей в возрасте двадцати-двадцати пяти лет, пребывающих в состоянии наркотического опьянения, которые пытались осуществить нападение на мужчину и двух женщин, проходивших мимо них по улице. По свидетельствам очевидцев, мужчина оказал нападавшим активное сопротивление, в результате чего они все оказались в бессознательном состоянии, в коем и были доставлены в ближайшее отделение милиции. По факту группового разбойного нападения возбуждено уголовное дело... К сожалению, из-за плохого освещения на улице, свидетели происшествия не смогли дать точного описания мужчины и бывших с ним двух женщин... Поэтому большая просьба ко всем, кто был свидетелем этого происшествия, позвонить по телефону такому-то... Поиск свидетелей продолжается...
   Бла-бла-бла, бла-бла-бла... Дальнейшие новости были пресными и, как обычно, закончились прогнозом погоды...
   Я повернулся к Виктории и ещё раз потянулся всем телом:
   - Хорошо, что нас почти не разглядели! А то пришлось бы сейчас в милиции париться и давать показания...
   - Боюсь, ты не совсем прав! - Виктория повернулась ко мне и прищурилась. - Когда мы уходили после той потасовки, я обернулась, и в одном из окон видела человека, который просто не мог нас не разглядеть. Было не так темно, и, я думаю, нас прекрасно рассмотрели во всех подробностях...
   - Ты хочешь сказать, что Сергей просто воспользовался своими связями в органах, чтобы замять это дело?
   - Ну, насчёт того, чтобы замять - сомневаюсь! А вот чтобы сведения не просочились в прессу - вполне! Сергей не производит впечатления нечистого на руку человека. Поэтому, скорее всего, он будет фигурировать в деле, как участник и свидетель...
   - А мы?..
   - Ну, это мы, я думаю, вскоре узнаем...
   - Либо от Сергея, либо от милиции? - я ухмыльнулся.
   - Правильно думаешь, моя дорогая!.. - Виктория довольно улыбнулась.
   - А чего это ты меня уже "своей дорогой" называть стала? - я немного удивился.
   - Привыкай! - Вика с явным удовольствием запустила свою пятерню мне в волосы. - Ты же, как никак, женщина! И от этого факта тебе уже не отвертеться, Катерина!
   - Да уж! - уныло протянул я.
   - Если честно, я уже как-то стала привыкать к тому, что ты - женщина... - Вика разве только что не мурлыкала от удовольствия. - И, знаешь, в этом есть и свои плюсы! Ну, скажи мне, разве был бы ты так податлив, мягок и нежен со мной, если бы остался мужчиной?
   - ???
   - Нет! Не был бы! - голос Виктории даже зазвенел от радости. - А сейчас, побывав в нашей женской шкуре, ты и сам на себе уже прочувствовал, что такое - быть женщиной! И только не говори мне, что это тебе не понравилось!..
   - Ну... В некоторой степени женщиной быть, конечно, неплохо... - уши мои от смущения запылали огнём. - Но, если честно, всё-таки я бы предпочёл остаться мужчиной!.. Ты уж извини, Вика, но иногда я себя очень неловко с тобой чувствую... Ну... ощущаю себя какой-то ненормальной лесбиянкой, что ли... И... мне немного стыдно из-за этого...
   - А я совершенно на это внимания не обращаю! - Вика рассмеялась своим, так обожаемым мной, переливистым искрящимся смехом, который сильно будоражил меня и заставлял кровь приливать к лицу. Уши мои, и так пылающие от смущения, просто охватило уже нестерпимым пламенем. - Ты мне в любом виде дорог! Я сначала тоже никак не могла привыкнуть к твоему женскому облику, а теперь мне даже стало это нравиться!
   - Вика! - взмолился я. - Пощади мои чувства!..
   - Вот именно теперь ты мне даже ещё больше нравишься, чем раньше! - Вика откровенно радовалась жизни и общению со мной. Если раньше она вела себя тихо и грусть была её обычным состоянием, то сегодня её будто подменили. - Вчерашние события, словно, что-то сдвинули во мне... - Вика распалилась и заговорила напористей и громче. - После вчерашнего я, как-будто, заново на свет родилась! И... Я примирилась с тем, что ты теперь женщина!... Да! Моя ЛЮБИМАЯ ЖЕНЩИНА!!! И, при этом, я себя лесбиянкой не считаю! Просто я ЛЮБЛЮ тебя, и всё тут!
   При этих словах, даже не дав мне ответить, Виктория резко обернулась ко мне и... Я просто утонул в её бездонных глазах и море страсти, бушующем в её сердце...
  
   ...Боже, более бурного утра с ней у меня ещё не было. Она мне такое устроила, что у меня просто чуть "крышу не снесло" от обилия страсти и некоторой доли сумасшествия...
   Мы еле очухались только через час, когда зазвонил телефон...
   Это был Сергей. Он сослался на неотложное дело и в связи с этим напросился к нам в гости... Обещал прибыть в течение сорока минут...
   Бросив мимолётный взгляд на Викторию, я просто поразился произошедшим с ней переменам: если ранее я видел пред собой тихую и незаметную, нежно любящую меня женщину, во взгляде которой читалась грусть от предчувствия нашего скорого расставания, то теперь это была сильная, уверенная в своих силах женщина, полная жизни и неуёмной энергии, очень сексуальная и очень желанная... После такого бурного утра у неё был очень довольный "сытый" вид, и она так и лучилась от избытка энергии.
   - Вика! Что с тобой? - только и смог недоумённо спросить её я.
   - Просто вчера вечером я поняла, что жизнь коротка, и она может оборваться в любой момент... И пусть нам с тобой не суждено прожить долго вместе, то время, что я буду с тобой, я проживу "на полную катушку"! К чёрту условности! - Взгляд Виктории просто метал громы и молнии. - Я буду наслаждаться нашей любовью, невзирая ни на какие ограничения! Начхать на всякие дурацкие предрассудки! Я люблю тебя и не буду ни от кого скрывать своих чувств! Мне надоело жить вполсилы... в полвздоха... Я и так всю жизнь прожила, словно привидение: и ни на этом свете, и ни на том... Разве это жизнь?.. Лишь твоё появление вдохнуло в меня жизнь и надежду на будущее! А вчера я просто поняла, что и Сергей, и ты, да и я могли запросто отправиться на тот свет... Так к чему ограничивать свою и так короткую жизнь из-за каких-то нелепостей? Я буду любить тебя так, как никогда до этого! Может, нам и мало осталось... Но это НАША жизнь! И я её НИКОМУ не отдам!..
   И... Вика настолько зажгла меня, что мы во второй раз за утро устроили такой бурный переворот, что лишь звонок в дверь смог привести нас немного в чувство.
   Боже, какая это была феерия чувств!.. Я прямо взрывался от обилия энергии, фонтаном бившей из меня во все стороны. Я не только не устал, но был готов горы свернуть! С большим сожалением мы оторвались друг от друга и я, накинув халат прямо на голое тело, пошёл к двери. По пути слегка привёл в порядок свою растрёпанную причёску и открыл дверь.
   - Доброе утро! - Сергей, как всегда, был вежлив и галантен, но даже он не смог скрыть своего удивления, когда у меня за плечом "нарисовалась" Виктория в таком же, как и я, халатике на голое тело, но... Наверное, по нашему виду только слепой не смог бы заметить, что за бурная ночка у нас сегодня выдалась...
   - Проходите, пожалуйста! - я жестом пригласил Сергея в квартиру, указывая ему на вторую комнату.
   Сергей прекрасно понял, что нужно немного подождать, пока мы не приведём себя в порядок, и молча подчинился, прикрыв за собой дверь.
   Нам не понадобилось много времени. Благо, Виктория в совершенстве уже освоила искусство "превращения" себя и меня в "женщину-мечту". Так что, минут через пятнадцать-двадцать, мы уже предстали перед Сергеем при "полном параде": на этот раз Виктория, почему-то, решила облачить нас в некое, до неприличия облегающее одеяние полуспортивного типа... Взглянув на себя в зеркало, я от неожиданности отшатнулся и просто обомлел... Мой внешний вид вызвал во мне просто дикое сексуальное желание... Оно было настолько явственным и почти физически ощутимым, что я даже застонал и умоляюще схватился за Викторию обеими руками:
   - Я не могу выйти к нему в таком виде!.. Это... неправильно... Я... не смогу... - я едва смог пролепетать эти слова, прежде чем внимательно оглядел и саму Викторию... - Проклятье!.. Вика! Ты сдурела! Ты что, хочешь его прямо здесь соблазнить?.. - Она выглядела гораздо более аппетитно, чем я. И меня одолело огромное сомнение в том, что хоть какой-нибудь мужчина, включая и меня, сможет устоять перед дико необузданными чарами Виктории... - Мама дорогая!.. Вика! Что ты делаешь? Да он же прямо здесь на тебя набросится... Как ты можешь?..
   - Ничего! Он выдержит! Если нет - грош ему цена!.. Но... Он - настоящий мужчина!.. - голос Виктории был твёрд, а глаза так и сверкали лукавством. - Мне это очень надо!.. Пойми, Катя, это проверка! Мне это ОЧЕНЬ нужно! Всё! Пошли!.. - и не дав мне опомниться, Виктория первой предстала пред очи Сергея. С некоторым запозданием я понял, что меня уже второй раз за это утро Виктория назвала Катей... Да-а-а... Что-то неладно в Датском королевстве... Но, смирившись с неизбежным, я вошёл в комнату следом за ней.
   Сказать, что Сергей был поражён увиденным - значит, ничего не сказать. В момент, когда Виктория появилась перед ним, его взгляд словно "примёрз" к ней намертво. Меня он даже и не заметил... Как только я понял, что разглядывание меня как сексуального объекта немного откладывается, мне даже дышать стало легче, и я понемногу успокоился. Я и раньше заметил, что Сергей, практически, с первого дня нашего знакомства "глаз положил" на Викторию... Теперь же он почти дар речи потерял и лишь стоял перед ней, ошалело разглядывая ведьму, стоящую перед ним, во все глаза, не в силах оторвать от неё своего взгляда...
   Да-да! В тот момент даже мне показалось, что Виктория на какое-то время перевоплотилась в женщину-ведьму, повелевающую судьбами людей... Но, слава Богу, длилось это ощущение лишь пару биений моего сердца. Затем это ощущение пропало, да и Виктория, видимо, немного "притушила" свой сексуальный фон, сжалившись над чувствами стоящего перед ней мужчины.
   - Ну, что ж, идёмте на кухню! - предложила она. - Сейчас позавтракаем и чайку попьём. Там всё нам и расскажете!
   Сергей едва нашёл в себе силы кивнуть головой и, когда Виктория, круто развернувшись, проследовала мимо меня на кухню, дрожащей рукой достал из кармана носовой платок и вытер выступившую на лбу испарину... Тут он заметил меня и, смутившись, быстро опустил глаза...
   - Извините! - тихо прохрипел он, так как, похоже, в горле у него всё пересохло. - Вы сегодня с Викторией просто в ударе...
   - Это Вы извините нас!.. - я и сам сильно смутился. - Я не знаю, что на нас сегодня нашло, но... Вы - молодец! Когда Вика в таком состоянии - я сама превращаюсь в некое податливое желе, с которым можно делать всё, что хочешь... Ещё раз извините... Устоять перед ней... Вы - человек с очень сильной волей!.. Ну что ж, пойдёмте! - я уже повернулся, чтобы выйти, но тут услышал сзади тихий голос Сергея:
   - Вы беременны?..
   Инстинктивно приложив руки к животу, я посмотрел вниз. Да, действительно... Облегающий костюм уже явно "высветил" моё "интересное" положение и скрывать это от Сергея было бессмысленно.
   - Да, вы правы! Уже двенадцать недель... - я снова обернулся и лишь успел заметить очередной недоумённый взгляд, прежде чем Сергей поспешно отвёл глаза в сторону...
   - И... Вы одна, без мужа? - он по-прежнему избегал прямого взгляда.
   - Да! Муж умер две недели назад... Сердце остановилось...
   - А как же Виктория?.. И Вы? - слова давались Сергею с большим трудом.
   - Это долгая история... - Я улыбнулся и попытался поймать взгляд собеседника. Сергей, словно почувствовав это, посмотрел мне прямо в глаза. - Может быть, в своё время Вы и узнаете всё... Я вижу, Вы - порядочный человек, и только слепой бы не заметил, что Вы влюблены в Викторию. Как ей поступить в отношении Вас - решать будет только она! Предупреждая Ваши дальнейшие вопросы, я сразу скажу, что Вика - не лесбиянка и не сексуально-озабоченная особа!.. Но что касается моих с ней отношений, поверьте, пока Вам знать об этом совсем не обязательно! Повторюсь, что, возможно, придёт время, и Вы узнаете всё, что Вас интересует. Но не надо торопить события! Просто принимайте нас такими, какие мы есть, и не требуйте пока большего! Вы поняли меня?
   - Да, безусловно! - Сергей мотнул головой, словно отгоняя дурные мысли, и снова посмотрел мне прямо в глаза: - Я не буду торопить события! Хотя, если честно, Виктория любого мужчину может свести с ума...
   - Охотно вам верю!.. Особенно, если учесть, что всего пару недель назад она делала всё, чтобы её в упор никто не замечал...
   - Такая женщина... - Сергей не поверил моим словам. - Не может быть!..
   - Да уж, представьте себе!.. - видя неподдельное удивление собеседника, я даже рассмеялся. - Ладно, пойдёмте на кухню: Виктория, поди, нас уже заждалась...
   Уже через пару минут мы сидели за столом и, даже не сговариваясь, дружно нахваливали кулинарные изыски Виктории, которая сегодня не переставала изумлять нас своими талантами.
   Однако, Сергей вёл себя теперь гораздо более осторожно и не рисковал подолгу смотреть на неё, то и дело отводя взгляд в сторону.
   Явно было видно, что Виктории такое внимание очень льстило, и она иногда, словно невзначай, нет-нет, да и поворачивалась к Сергею то одним боком, то другим, выгодно преподнося свою великолепно - отточенную фигуру. Я смотрел-смотрел на это безобразие, но тоже не выдержал и прямо, без обиняков, заявил:
   - Слушай, Вика, ну хватит уже соблазнять нашего гостя! Совесть имей! Одень уже что-нибудь более приличное, а то у Сергея, вон, уже язык по полу волочится!..
   В ответ на это Вика звонко и обезоруживающе-добродушно засмеялась:
   - Ага! Проняло-таки!.. - от такого заявления Сергей чуть куском не подавился. - Ну ладно, не нервничайте! Это я так шалю! У меня сегодня просто великолепное настроение, и я решила это как-то по-особому отметить!..
   - Ничего себе, по-особому! - от возмущения я чуть не задохнулся. - У Сергея от твоих выкрутасов чуть прострел не случился... А я - так вообще уже второй инфаркт переживаю!..
   Ответом был дружный залп смеха, который чуть не заставил нас всех втроём кататься по полу, но зато сильно разрядил обстановку.
   Виктория тут же натянула на себя халат, не забыв и меня снабдить подобным, и, взглянув на Сергея, выражающего крайнюю степень облегчения, снова звонко рассмеялась:
   - Извините меня, пожалуйста, за маленькую женскую слабость!.. Ей-богу, я не ожидала подобного эффекта...
   Ещё минут пять мы обменивались дружескими "подколками", в результате которых к концу перепалки все сидящие за столом уже чувствовали себя старыми друзьями, которые вместе прошли "огонь, воду и медные трубы"... Как только все успокоились, настала очередь и Сергею рассказать о цели своего визита.
   Действительно, оказалось, что вчерашний инцидент не прошёл мимо внимания правоохранительных органов. И Сергей употребил свои связи на то, чтобы информация о его подробностях не попала в средства "масс - медиа". Но выступить в качестве свидетелей нам, похоже, придётся. Однако, чтобы сильно нас не напрягать, следователь согласился взять показания прямо на дому. Но тут, как говорится, "дело - есть дело"! В будущем, скорее всего, придётся ещё побывать в суде, и лишь потом уже нас могут оставить в покое. Репортёров Сергей обещал взять на себя, чтобы они нам не досаждали, но... В конце своего повествования, он вдруг посмотрел на меня и, пользуясь тем, что наши отношения перешли на более близкий дружественный уровень, не преминул спросить:
   - А когда я смогу услышать историю Екатерины, как говорится, из "первых рук"?
   Вопрос, в принципе, был предсказуем, поскольку человеческое любопытство крайне трудно "заткнуть за пояс", и я, немного подумав, ответил:
   - Сама я, наверное, не хотела бы рассказывать об этом. Вот Виктория, наверное, смогла бы... Вопрос только в том, захочет ли она... А если захочет, то когда именно? Да и готов ли ты, Сергей, услышать нечто настолько фантастическое, во что просто невозможно поверить?
   - Готов! - Сергей тут же выразил полную готовность услышать нечто, совсем не укладывающееся ни в какие рамки...
   Мы с Викторией только и смогли, что переглянуться...
   - Думаю, что лучше немного подождать с откровениями! - твёрдо заявила она. - Потому как, не зная нас достаточно хорошо, в эту дикую историю просто невозможно поверить нормальному человеку!.. Так что предлагаю взять небольшой тайм-аут. - и, предупреждая напрашивающийся вопрос Сергея, тут же продолжила: - Обещаю, что удовлетворю твоё любопытство! Только немного позже. Согласен?
   - Ладно... - Сергей отвёл от Виктории глаза с явной неохотой. - Но хоть скажи мне, Катя, только честно: это ты остальных "молодцов" вчера уложила?
   Я не стал долго мучить Сергея с ответом, и поэтому просто коротко кивнул головой в знак согласия.
   - Я так и думал! - с облегчением улыбнулся Сергей. - Хоть ты и двигалась очень быстро, но запах твой я бы ни с чем не смог перепутать!
   - Это всё Вика виновата! - я засмеялся. - Если бы не эти дурацкие французские духи, которых она вылила на меня почти пол-флакона, ты бы ничего и не заметил!..
   - Не ври! - Вика тоже не удержалась и засмеялась следом за мной. - Я совсем чуть-чуть на тебя капнула.
   - Да от меня за километр этими духами разило! - от хохота я согнулся пополам и чуть не упал под стол. - А ты чуть-чуть...
   - Ну, я же не виновата, что французы делают такие качественные духи, что аромат от них чувствуется даже на следующий день...
   Дружный хохот снова потряс маленькую кухоньку... Лишь спустя несколько минут мы втроём, размазывая слёзы по щекам, и всё ещё хохоча, одновременно ломанулись в ванную умываться, из-за чего возникла небольшая "куча-мала"... Кое-как мы перевели дух и, наконец-то, смогли привести себя в порядок, и даже принять ванну... Конечно же, после всего случившегося, напяливать на себя "облегашки" ни я, ни Вика больше не стали. К приходу гостей из следственного отдела мы оделись весьма "цивильно" и обыденно, безо всяких "изысков".
  
  Глава 22. Следователь.
  
   Когда раздался звонок, Вика на кухне мыла посуду, а Сергей в комнате смотрел телевизор.
   Открыв дверь, я немного удивился: следователь оказался женщиной.
   Но я и не ожидал, насколько удивится она:
   - Катя?.. Какими судьбами?.. - женщине, которая вошла, на вид можно было дать лет пятьдесят. Я уже понял, что меня она знала, но вот только и понятия не имел, откуда она знает Екатерину.
   Выкручиваться и делать вид, что я её узнал, смысла не имело. Поэтому я лишь улыбнулся и мягко произнёс:
   - Здравствуйте! Извините, пожалуйста, но я Вас не узнаЮ... Дело в том, что около трёх месяцев назад я попала в автомобильную аварию, и у меня амнезия: я практически ничего не помню о своей прошлой жизни...
   - О... - женщина казалась сильно смущённой. - Извини, я не знала...
   - Ничего страшного!.. Давайте пройдём в комнату: там будет удобнее.
   Женщина лишь кивнула головой и проследовала в гостиную, где уже находился Сергей. При виде вошедшей, Сергей тут же выключил телевизор и удивлённо воскликнул:
   - Ну, надо же!.. Мне, конечно, обещали сюрприз, но чтобы такой... Здравствуй, Людмила!..
   - Здравствуй!.. Хорошо, что хоть ты меня помнишь!.. - женщина улыбнулась Сергею и присела на диван рядом с журнальным столиком. - А вот твоя подопечная, почему-то, нет...
   - Не понял? - Сергей ещё больше изумился.
   - Я говорю, Екатерина меня не помнит совсем...
   Такое развитие разговора меня немного не устраивало, и я вклинился со своими "пятью копейками":
   - Извините, пожалуйста, но я не виновата в том, что меня немного... переехали...
   - Извини, Катя, конечно. - Людмила повернулась ко мне и виновато улыбнулась. - Но мне очень трудно сразу привыкнуть к мысли о том, что моя любимая крестница совершенно ничего не помнит обо мне...
   - Крестница?.. - вот это сюрприз!.. Мысли в голове заметались и я лихорадочно стал соображать, что же я могу о ней знать... Андрей, почему-то, ни разу про неё даже и не намекнул... Возможно, он и сам не был в курсе... И на свадебных фотографиях я её, что-то, не припомню... - Извините, пожалуйста, но я теперь могу судить лишь по тому, что осталось документально зафиксировано... А в моём фотоальбоме Вашей фотографии я, что-то, не припомню...
   - Верно! Её там и не было... Я крайне редко фотографируюсь... У меня даже с твоей мамой была только одна совместная фотография... Да и та школьная... - Людмила грустно улыбнулась... - Я и на свадьбе твоей тоже не была: как раз в это время я была в командировке в другом городе...
   - Наверное, это так... Ещё раз извините... Но я действительно ничего не помню из своего прошлого...
   - Понятно... А где же Андрей? Сегодня, вроде, воскресенье, и он должен быть дома...
   - Боюсь, он уже никогда не вернётся... - у меня на глаза непроизвольно навернулись слёзы. - Две недели назад он умер...
   Людмила мгновенно помрачнела.
   - Бедная моя девочка... Извини, я не знала...
   - Вы не виноваты! Просто так... вышло... У него остановилось сердце...
   - Да уж... Сначала родители... Потом муж... Да ещё и авария...
   - Я уже пережила это всё... Дело прошлое... - я быстрым взмахом вытер слёзы на глазах и присел рядом с Людмилой. - Давайте, лучше, приступим!..
   - Да, конечно!.. - Людмила положила на столик папку с бумагами, достала из неё чистый лист и ручку и приготовилась писать. Сергей в это время присел на стул с другой стороны стола и стал ожидать продолжения.
   - Людмила! Может, Вам чай, кофе? - поинтересовался я у неё.
   - Спасибо, чуть позже... А пока давайте приступим.
   - Я не помешала? - тут в дверях появилась Виктория.
   - О, нет!.. - Людмила поздоровалась со вновь прибывшей. - Вы как раз вовремя! Я только собиралась начать!.. Так что можете смело присаживаться.
   - Спасибо!.. - и Виктория присоединилась к нам за столиком...
   Разговор был достаточно долгим: Людмила задала каждому из нас огромное количество вопросов, ответы на которые старательно записывала на бумагу, количество которой на столе стремительно росло... В конце-концов, допрос был окончен и каждый из нас подписался под своими показаниями.
   Теперь можно было немного расслабиться. В честь этого Виктория сбегала на кухню и, пока Людмила складывала свои бумаги в папку, принесла на подносе четыре чашечки ароматного, только что сваренного кофе...
   - Ну, в общем-то, история вполне мне понятна. - подытожила Людмила. - Единственное, чего я в ней никак не могу уразуметь, так это то, как Сергей умудрился справиться с целой толпой из тринадцати человек, практически, в одиночку...
   - Случайно! - улыбнулся Сергей в ответ. - Я, честно говоря, и сам не ожидал подобного...
   - Да... Особенно, если учесть характер повреждений, полученных нападающими...
   - А что, повреждения были сильными?.. - Сергей не на шутку встревожился. - Мне сказали, что кроме синяков ничего больше не было.
   - Да, конечно! - Людмила внимательно посмотрела ему в глаза. - Переломов не было, все живы и здоровы... Только вот у шестерых огромные и очень болезненные синяки, а у семерых оставшихся - никаких следов, только стойкое отвращение к табаку, наркотикам и алкоголю... Да, у одного из этих семерых, который пытался напасть на Вас, Сергей, сзади с ножом, появился страх брать в руки какое-либо оружие... Из-за этого он нам, кстати, чуть весь следственный эксперимент не завалил... А один из тех же самых семерых утверждает, что когда он схватил Екатерину за руку, то Вы в этот момент были заняты со вторым нападающим, и последнее, что он помнит, - это лицо Екатерины рядом... Как Вы ЭТО мне объясните? - Людмила с интересом обвела нас взглядом.
   Ломать комедию можно было, конечно, и дальше, но когда взгляд Людмилы дошёл до меня, я поднял руку, привлекая её внимание.
   - У меня есть встречный вопрос. Можно?
   - Да, пожалуйста! - Людмила взяла в руки чашку кофе и приготовилась слушать.
   - Скажите, пожалуйста, а имеет ли очень большое значение, кто именно справился с семерыми нападавшими? Ведь, вроде, они получили по заслугам... Тем более, по их же словам, они не видели того, кто их "вырубил", стало быть, ценность их, как свидетелей, стремится к нулю...
   - С точки зрения справедливости, как таковой, наверное, не имеет... - Людмила медленно отхлебнула из чашки. - А вот с точки зрения закона и дела, которое я веду - имеет!.. Сразу поясню: эта банда начинающих наркоманов нас всех уже достала... Уже с год мы не можем их поймать с поличным и предъявить им обвинение в групповом разбое и употреблении и распространении наркотиков...
   - Они настолько неуловимы?.. - удивился я.
   - Нет!... - Людмила усмехнулась. - Просто у них ОЧЕНЬ хорошая "крыша"...
   - У всех поголовно, или только у некоторых? - поинтересовался Сергей.
   - У главаря этой шайки, Степана Приходько, отец - владелец целой сети заправок и депутат горсовета... А у Петра Приимского, который первый напал на Екатерину, и того интереснее: отец - местный криминальный авторитет... Полгорода под ним "ходит"...
   - Вот, блин! - я в сердцах хлопнул ладонью себе по бедру. - Только криминальных авторитетов нам ИМЕННО сейчас и не хватало!..
   - Да уж... - Сергей задумчиво потёр подбородок. - Но, я думаю, на этот раз у милиции хоть какие-нибудь улики оказались в руках?..
   - К счастью для Вас, у нападавших обнаружили наркотики и холодное оружие... Кстати, у Степана Приходько обнаружили пистолет... - Людмила усмехнулась. - Только, на Вашем месте, я бы сильно не обольщалась: улики против этой банды имеют обыкновение очень быстро "испаряться"... Поэтому-то, когда дело доходит до суда, предъявлять этим парням нам уже, практически, нечего...
   - А как же свидетели? - возмутилась Виктория.
   - Боюсь, что они могут тоже либо случайно исчезнуть, либо резко изменить свою точку зрения на произошедшие события. - Людмила понурила голову, сделав вид, что что-то разглядывает на столе, но через пару секунд подняла глаза и добавила - Вот именно поэтому я и здесь!.. Я пришла предупредить вас о возможных осложнениях... И, думаю, что Вам нужно как можно скорее покинуть пределы города и не показываться здесь до тех пор, пока Ваше присутствие на суде не станет необходимым!..
   - Весёленькое дельце! - от досады я даже взмахнул руками. - У меня, можно сказать, только жизнь началась, а тут такая "засада"...
   - Не переживай ты так! - попыталась успокоить меня Виктория - Выкрутимся, как-нибудь!..
   - Вика, если бы я был один - нет проблем!.. Действительно, выкрутился бы! А что прикажешь мне делать, если они тебя достанут?.. Бежать тебе на выручку, вот с этим? (я указал на свой живот)...
   Я не на шутку разнервничался:
   - А если я не успею?.. А если они с тобой что-нибудь сделают?.. Да я же тогда всю жизнь себе этого не прощу!.. А, не дай Бог, с малышами что-нибудь случится?.. Как мне тогда жить после этого?..
   - Извини, что вмешиваюсь... - попыталась прервать мою тираду Людмила. - Катя! По-моему, ты на спецназовца немного не тянешь!.. И не слишком ли много ответственности ты на себя хочешь взвалить? Если бы я не знала тебя, практически, с пелёнок, то подумала бы, что ты мужчина!.. У тебя после аварии с мозгами никаких проблем не было?..
   Я осёкся...Даже не заметил, как, разнервничавшись, стал говорить о себе, в мужском роде.
   - Было... Немного... - промямлил я, надеясь на корректное разрешение вопроса... - Но сейчас, вроде, всё нормально...
   - Ничего себе, нормально! - удивилась Людмила. - Сколько тебя помню, всегда была тиха и скромна, как ангелочек... А тут... Прямо Рэмбо какой-то!.. Никогда бы не подумала!..
   - Обстоятельства заставили... - я по-прежнему не мог придумать отвлекающий манёвр, чтобы не заострять внимание на моей оплошности. - Если крысу загнать в угол - она, ведь, и укусить может...
   - Да, наверное, это так! - Людмила о чём-то задумалась. - Но ведь ты-то не крыса! И рисковать тебе я не позволю!.. - в голосе Людмилы появились металлические нотки... - Поэтому в течение ближайших суток вы все вместе должны исчезнуть из города хотя бы на месяц-другой... Куда хотите: в деревню, к родственникам, в другую страну... Но чтобы послезавтра вас здесь уже не было!..
   - А как Вы себе это представляете? - возмутился я. - Здесь нет миллионеров. Работать за нас никто не будет! И жить тоже на что-то надо!.. Ну, как, скажите на милость, Виктория бросит школу в разгар учебного года? А мне как дадут отпуск, если я только-только устроилась на работу? А как Сергей бросит "Симфонию"? Мы в какой стране живём?.. Если я не буду работать - через неделю с голоду помру!.. Можно подумать, что наша доблестная милиция вдруг, ни с того, ни с сего, возьмёт нас на содержание...
   - Насчёт содержания ты, Катя, верно подметила!.. Как ты говоришь, "наша доблестная милиция" действительно, не сможет вас обеспечить деньгами... - Людмила криво усмехнулась. - Тут ты, безусловно, права!.. Но если вы сейчас не исчезнете... боюсь, до суда можете не дожить...
   - Людмила! - вдруг вклинился в разговор Сергей. - У меня есть кое-какие связи среди нужных людей... Я попробую с ними договориться... А там - как знать... Ещё неизвестно, кто именно до суда не доживёт: они или мы...
   - Ну... если ты так уверен в своих связях... - дерзай! - Людмила невесело усмехнулась... - Могу, лишь, обещать, что со своей стороны я обеспечу всяческую поддержку... Но вы тоже должны понимать, что силы милиции далеко не беспредельны... К тому же, у нас в органах, по всей видимости, есть и свои, "нечистые на руку", люди... По своей воле улики не исчезают!.. К сожалению, мы пока не знаем: кто у нас - "крот"...
   - Отлично! - обрадовано воскликнул Сергей - Вот, благодаря нашему делу, у вас есть шанс узнать, кто этим занимается!.. Если будем действовать сообща: дело выгорит!..
   - Ладно! Тогда встретимся сегодня вечером. - Людмила отбросила назад волосы и встала из-за стола. - Я позвоню... - С этими словами она сложила все бумаги в папку, которую принесла с собой, махнула нам на прощание рукой, и вышла из квартиры.
   - Так! Девчонки! - Сергей тоже встал из-за стола и направился к выходу. - мне нужно кое с кем переговорить. А вы сегодня сидите дома и никого в квартиру не пускайте! Я вам сам позвоню!.. - и не дав нам даже рта раскрыть, Сергей быстро ретировался...
   Оставшись вдвоём с Викторией, мы лишь молча переглянулись и, как по команде, поднялись и пошли на кухню.
   - Ну и дела! - только и сказал я, удобно устроившись за кухонным столом.
   - Мгм... - невнятно пробормотала в ответ Виктория, разливая чай по чашкам.
   Через минуту она уселась напротив меня, поставив на стол две чашки ароматного горячего чая и вазу с печеньем и конфетами.
   - Понятно! - резюмировал я. - Теперь мы будем обжираться сладким... И к вечеру растолстеем настолько, что Сергей, даже при всём желании, не сможет нас из квартиры вытащить. Так?
   Виктория хитро улыбнулась и молча кивнула.
   - Ага! - включился я в её игру. - Шоколад - гормон счастья... Мы будем счастливы и неподъёмны, как две бегемотихи... И будем такие большие, что нас никто не узнает...
   - Ну, что-то вроде этого!.. - Виктория откровенно рассмеялась.
   - И? - вопросительно посмотрел я на неё.
   - И я сегодня буду любить тебя до безумия!!! - глаза Виктории засверкали, словно два бриллианта. И, не дав мне ответить, продолжила. - И чихать я хотела на всяких там Приходьков со своими шайками-лейками!.. А начну я прямо сейчас!!!
   Я даже прийти в себя не успел, как Виктория резко встала из-за стола и потащила меня в комнату...
   Про то, что там произошло, вынужденно промолчу... Виктория была просто неподражаема... Единственное сравнение, которое в тот момент пришло мне в голову: тигрица, защищающая своё потомство... Яростная и нежная... Нежная до безумия... И... такая прекрасная... Как богиня... Я был просто в ауте...
   - Если так будет продолжаться и дальше. - предупредил я Вику, когда мы, уже обессиленные, лежали на кровати. - то никакая банда не понадобится: приходи и бери нас прямо так, тёпленькими... Вика... Ты сегодня просто в ударе!.. Я уже сил никаких не имею...
   - Ничего-ничего - ободрительно похлопала меня по плечу Виктория - привыкай!.. Это только начало!.. - и рассмеялась своим заразительным звонким смехом.
   Я ничего не смог на это возразить... Лишь молча улыбнулся и поцеловал Викторию в губы...
   - Продолжение следует!..
  
   ***
   До самого вечера мы практически ничего не делали: лишь валялись в кровати, вели неспешную беседу "ни о чём", наслаждаясь обществом друг друга, и смотрели телевизор, приглушив звук, чтобы не мешал общению.
   Я отдохнул "на все сто"!.. Столько времени я ещё никогда не бездельничал с пользой для себя... Да и Виктория, судя по всему, очень хорошо расслабилась за этот выходной. Думать о предстоящих неприятностях было совершенно не интересно (как говорится, когда "петух клюнет" - тогда и будем пошевеливаться), а расслабиться хотя бы один раз за... две жизни можно было вполне!.. А в восемь вечера позвонил Сергей и сообщил, что в понедельник мы можем спокойно идти на работу. Он обо всём договорился: нас будет сопровождать охрана. Утром он заскочит к нам с группой охранения (для того, чтобы мы могли их отличить от посторонних), а затем пойдёт по своим делам. В среду, как и договаривались, очередной "вечер песни". В общем, живём пока обычной жизнью. Нас с Викой это сильно успокоило: раз за дело взялся Сергей - всё должно быть в порядке!..
  
  Глава 23. Охрана.
  
   На следующий день, как и было обещано, нам с Викой предъявили группу охранения в составе шести человек. На Вику они не произвели никакого впечатления: ничем не примечательные молодые люди спортивного телосложения среднего роста с плохо запоминающимися лицами... Этакие "серые" мыши, которых невозможно заметить в толпе людей... Но я каким-то шестым чувством "учуял" их необычные боевые способности: мне сразу стало ясно, что передо мной действительно профессионалы в своём деле. Это было видно по их поведению и мягкой крадущейся (так называемой "стелющейся" походке). Движения их были скупы и выверены. Выглядя внешне расслабленными, они, тем не менее, готовы были мгновенно отразить любую атаку противника... Узрев такое "чудо", я с большим уважением пожал руку Сергею и поблагодарил его за профессиональный подход к делу. Под защитой этих людей я почувствовал себя прямо как за каменной стеной...
   Но, всё-таки, отведя Сергея чуть подальше от "бравых ребятишек", не преминул поинтересоваться о "цене" вопроса:
   - Сергей, я прекрасно понимаю, что, во-первых, это "удовольствие" очень недёшево, а во-вторых, я вряд ли смогу расплатиться с тобой за это когда-нибудь...
   В ответ на это Сергей улыбнулся и, взяв меня за руку, прошептал на ухо:
   - Не переживай! Мне они тоже далеко не по карману... Но их хозяин - мой старый и очень хороший друг!.. Он не мог мне отказать в небольшой просьбе!.. Поэтому временно они перешли в моё распоряжение...
   - Понятно!.. - я счёл за лучшее больше ни о чём не спрашивать...
   Так что самым знаменательным событием того утра была прогулка до работы под бдительным надзором охраны, которую, впрочем, очень сложно было обнаружить: ребята справлялись со своими обязанностями просто великолепно: они были всё время рядом, но так, что я их практически не замечал. Двое охраняли меня, двое - Викторию, а двое ушли вместе с Сергеем.
   Одного из моих охранников я периодически замечал в непосредственной близости от себя, а второй шёл где-то в стороне... притом, за время моей прогулки до работы, они успели один раз поменяться ролями...
   На работе в этот день ничего особенного не произошло, за исключением, разве что, повышенного внимания к моей персоне сотрудников и сотрудниц, побывавших в субботу в "Симфонии". Я и шагу не мог ступить без того, чтобы не услышать очередные дифирамбы моему таланту. Создавалось впечатление, что весь "Энергосбыт" в полном составе побывал на этом вечере... Так что к концу рабочего дня я уже немного подустал от своей, начинающей набирать обороты, популярности... Особенно обихаживала меня Евлампия Аксельродовна, которая, прямо с утра, не могла нарадоваться на вдруг ставшую такой покладистой Ирину...
   Во время обеденного перерыва за ней забежал Александр, и они вместе куда-то ушли. Вернулись же, прямо светясь от переполнявшего их обоих счастья...
   Я тоже порадовался за них от всей души...
   А меж тем, время текло тихо и незаметно. Вот прошла среда и я снова выступил в "Симфонии", а вот и суббота незаметно пролетела... Мы с Викторией теперь практически не расставались: лишь во время работы мы находились порознь, но, как только работа заканчивалась, мы не упускали момента прогуляться по парку, а потом вместе пойти до дому... Всего за какую-то неделю Виктория настолько расцвела пышной красотой зрелой женщины, что только совсем слепые не обращали на неё внимания... Причём, как женщины, так и мужчины не могли не отдать должное моей прекрасной спутнице... Я всё подшучивал над ней по этому поводу: дескать, всю свою красоту специально берегла для меня... А теперь стала сиять с настолько неистовой силою, что просто затмила всех вокруг, из-за чего даже у меня начал проявляться комплекс неполноценности... Но, к сожалению, всему приходит конец... Так было и с нашим безоблачным существованием...
   Неприятности начались, как ни странно, в среду, через одиннадцать дней после того "памятного" вечера...
   Как раз наступил последний день осени. Погода выдалась, на удивление, тихая и безветренная. Однако, с утра уже немного подморозило: я увидел первую изморозь на высохших стебельках травы... Поэтому оделся потеплее: джинсы, свитер и тёплое пальто с короткими полами. На голову же водрузил вязанную шапочку небесного цвета...
   И хотя срок беременности у меня был ещё небольшой, но живот уже ощутимо начинал мешать передвижению: наклоняться стало уже немного некомфортно... Но, что самое неприятное, мою беременность стало уже достаточно хорошо видно невооружённым взглядом... А я-то ведь надеялся на то, что, хотя бы, ещё пару месяцев ничего видно не будет... Однако, видимо, конструкция хрупкого тела Екатерины была такова, что уже малейшие изменения, практически, сразу становились заметны окружающим... С одной стороны меня это немного огорчало, а с другой...
   Я ещё ни разу не испытывал таких интересных ощущений... Два младенца, росшие во мне, стали занимать в моих мыслях всё больше и больше места, вытесняя на второй план всё остальное... Один раз даже Виктория заметила, не без грусти в голосе, что я всё больше становлюсь похожим на курицу, высиживающую своих цыплят: иногда я настолько увлекался рассказами о своих внутренних ощущениях и чувстве единения с младенцами, что Виктория даже начинала меня ревновать к ещё не родившимся малышам...
   Так и в этот раз, я ушёл в себя, мысленно разговаривая с малышами, и прозевал момент, когда перед самым моим носом вдруг вынырнул из ниоткуда какой-то паренёк невысокого роста и чуть не сбил меня на с ног... Слава Богу, один из моих охранников отреагировал практически мгновенно: я успел увидеть лишь выпавший из руки паренька нож в момент, когда охранник заламывал ему руку за спину... Блин! Куда делась моя хвалёная "суперскорость"?.. Если я и дальше буду вести себя, как бестолковая дамочка с раскисшими мозгами, то, боюсь, что до родов просто не доживу... Надо собраться! Конечно, детки-детками... Но надо и о собственной безопасности немного подумать!.. Ведь, если бы не зоркий охранник, - паренёк мог остаться практически не замеченным, и тут же растворился бы в толпе - ищи ветра в поле!..
   А дальше было ещё хуже: через пару минут раздался звонок и Виктория сообщила мне, что на неё только что совершили покушение... Но и там охранники отреагировали на опасность и вовремя нейтрализовали нападавшего... схема была практически идентична моей: ещё один шустрый паренёк с ножом...
   Вот тебе и на!..
   Только... странно всё это, однако... Если хорошенько подумать, то гораздо проще было бы нанять какого-нибудь киллера с винтовкой с оптическим прицелом, который, совершенно не напрягаясь, мог бы перещёлкать нас, как куропаток... Или это было сделано, чтобы прощупать нашу, так сказать, степень боеготовности?.. Или... Это сделали специально, чтобы выявить того самого бойца, который работал на пару с Сергеем и действовал так быстро, что его не смогли заметить (то есть меня)...
   Ага! Вот это более реальная причина, почему нас сразу не отправили на тот свет!.. Им, похоже, нужен именно я... Только, слава Богу, меня сегодня не выявили... Это же надо, моя рассеянность отвела от меня самого подозрения!..
   Однако, я теперь совершенно не знал, какие действия могут предпринять мои противники. Либо эта игра в кошки-мышки им совершенно наскучит, и они решат просто от нас избавиться наиболее простым и эффективным способом, либо попытаются снова выйти на меня, устроив очередную "проверку"...
   Если бы я имел хоть малейшее представление о том, с кем имею дело... Мало того, что я этих людей и в глаза не видел, я и понятия не имел об их образе мышления... Соответственно, их дальнейшие действия в отношении меня, Виктории и Сергея - тайна за семью печатями... Ну и как, в таком случае, я могу позаботиться о безопасности близких мне людей? Да и себя самого тоже?.. Сплошная засада!..
   Но, делать нечего, и надо было, всё-таки, идти на работу... Поэтому, подождав пару минут, пока охрана "уладит" дела со сдачей задержанного паренька в ближайшем отделении милиции, я снова направился на работу...
   Странные ощущения... Находясь под опекой этих профессионалов, я всё больше и больше чувствовал себя индейкой, которую готовят к встрече Рождества: сначала я "нагуляю жирок", набегаюсь всласть на воле, а затем... хлоп!..
   Представив себе эту картину, я передёрнул плечами и вошёл в уже ставшее почти родным здание "Энергосбыта"... Ну, что ж... Пора немного и поработать...
   За столь небольшое время, которое я работал в этой конторе, атмосфера в коллективе в отношении меня значительно потеплела. Со мной уже здоровались, как со старой приятельницей. Советовались по всяким пустякам и даже доверяли "страшные семейные тайны"... Я старался вести себя со всеми ровно, по-приятельски, не выказывая особо никому предпочтений... Но, буквально пару дней назад, почему-то, стал чувствовать особое расположение к одной из самых молодых сотрудниц , которую звали Леночкой... Может, потому, что она напоминала мне моих дочурок, к которым я потихоньку втирался в доверие, приглашая на каждое свое выступление в "Симфонии", а может, потому, что была глубоко несчастна из-за своего детдомовского прошлого: Леночка жила одна в малюсенькой комнатушке в коммунальной квартире и кое-как сводила концы с концами... Но, буквально за пару дней до описываемых событий, я случайно подслушал её вокал, когда она, идя на работу и не видя меня, напевала одну из песен моего репертуара, которую, видимо, запомнила, послушав одно из моих выступлений.
   Подкупало не то, что она пела именно мои песни, а её чистый голосок и эмоции, которые она "генерировала" при этом. Я незаметно шёл сзади и с удовольствием слушал, как она поёт... Жалко, до работы было недалеко, и перед самыми дверями, чтобы не смущать Леночку, я приотстал. Она меня тогда так и не заметила, но я от её исполнения получил массу удовольствия... Поэтому стал потихоньку "сближаться" с ней, в надежде на то, что она сможет, в скором времени, заменить меня в "Симфонии"... А, кроме этого, вдруг она, когда-нибудь, начнёт писать и свои песни (если уже не пишет). Ведь это же явно видно: у девочки - природный дар! И дать ей похоронить себя в этой конторе я не собирался!
   Если она может приносить радость людям своим талантом - пусть приносит!.. Конечно же, я не понаслышке знал, насколько мир шоу-бизнеса коварен и непостоянен: на любом мало-мальски приличном исполнителе уже сидит куча "кровососов", использующая его в своих интересах... Мне просто ДИКО повезло, что я встретил Александра, у которого был такой замечательный приятель, как Сергей. Конечно же, Сергей был бизнесменом, и на моих выступлениях он тоже зарабатывал... Но делал он это по-честному! И, я больше чем уверен, если бы я попросил его сделать все мои выступления бесплатными для желающих, он бы и глазом не моргнул - пошёл бы на это... Для него человек, всё-таки, был превыше каких-то там бумажек... Он прекрасно знал, как заработать и без моих выступлений!.. Но, повторюсь, главная черта в нём была - оставаться ЧЕЛОВЕКОМ при любых обстоятельствах! И, поэтому-то, с ним можно было чувствовать себя, как за каменной стеной!.. Сергей уже не раз доказал на деле свою надёжность и тот факт, что "негодяй" и "бизнесмен" не всегда являются словами-синонимами!..
   Если бы в мире побольше было таких - вот "Сергеев"!.. Тогда мир стал бы совсем другим: светлым и добрым!..
   И вообще, с того момента, как мне подарили вторую жизнь, я встретил уже достаточно много хороших и достойных людей! Жалко только, не все из них теперь живы (я имею в виду Андрея)... А некоторым и сейчас грозит смертельная опасность... И чтобы мир будущего мог хоть чуточку стать лучше, нельзя допустить, чтобы кто-нибудь из этих достойных людей пострадал! Плохо только то, что я и сам-то теперь особо подставляться не могу по известным причинам... А если вопрос не решить в течение ближайшего времени - на будущее уже может просто не остаться возможностей...
   Вот так, думая об одном, а делая совершенно другое, я и проводил потихоньку свой рабочий день. Даже со строгой Евлампией Аксельродовной мы давно уже перешли на "ты", и она с удовольствием заглядывала в наш отдел по нескольку раз на день, чтобы немного пообщаться... Благо, теперь я мог это делать, практически "без отрыва от производства"...
   Отношения моей начальницы с подчинёнными тоже потеплели на довольно большое количество градусов. Из строгой, сухой и сварливой дамы Евлампия превратилась в великолепного человека, душу любой компании, но, однако, требовательной к подчинённым из-за этого быть не перестала. В свою очередь, и у подчинённых отношение к ней (да и к работе тоже) разительно переменилось: если раньше все шли на работу с неохотой и проводили свой рабочий день с унылыми лицами, то теперь с рабочего места вытащить кого-либо стало большой проблемой...
   Работа у всех, без исключения, спорилась: всё выполнялось в срок и с отличным качеством..
   Ирина, например, хоть и осталась "любопытной Варварой", которая суёт нос даже в те дела, которые её не касаются, но поменяла полярность: теперь её любопытство стало носить не зловредный характер, а приобрело черты заботы о ближнем. А вдруг чем надо помочь, а может, идеи какие нужны, и так далее...
   Евлампия Аксельродовна, вдруг, из Главного Врага превратилась в Лучшую Подругу, которая и посоветовать что-нибудь дельное может, и помочь, если что...
   В общем, если всего пару недель назад наш отдел представлял из себя жуткий серпентарий, где сосед старался укусить соседа побольнее, то теперь работники экономического отдела сплотились в единый дружный коллектив, каждый член которого потихоньку стал приобретать яркие индивидуальные черты, что не могло не радовать!
   Коллектив двухнедельной давности представлял из себя некое серое поле, поверхность которого, образно говоря, была усыпана острыми зубами и червоточинами... Теперь же стал представлять цветущий сад, каждый представитель которого был ярок, индивидуален, интересен окружающим и, что немаловажно, дружелюбен. Плохо, конечно, что это была государственная контора, где такие яркие и цветущие коллективы выглядели, как бельмо на глазу... Ну, скажите на милость, какой государственной структуре нужен "Человек-Разумный"? Да никакой! Любому государству нужна серая послушная "амёбообразная" масса, заменить которую - раз плюнуть!.. А тут...
   Подспудно, я уже начал беспокоиться о том, как бы нашу контору не разогнали из-за произошедших в ней перемен...
   В общем-то, прокручивая в памяти все события, произошедшие со мной на этой работе, я понял, каким наивным был, когда мечтал тихо и незаметно проработать здесь несколько месяцев... Видимо, даже изначально это было "порочной" идеей. Если бы здесь по-прежнему существовал серпентарий, то меня по-любому "сожрали" бы... А так как полярность интересов "аборигенов" экономического отдела радикально поменялась, то я и сам не хотел оставаться в стороне от коллектива: ведь работать в нём стало намного интереснее!.. А когда люди, окружающие тебя, работают " с огоньком", то и сам, поневоле, загораешься!..
   Слава Богу, "звёздная болезнь" была чужда моему характеру: любая похвала воспринималась мной как нечто незаслуженное, и заставляла мои уши полыхать от смущения... Конечно же, очень приятно, когда тебя хвалят... Но почему же при этом так стыдно, как будто я сделал что-то очень нехорошее?
   Я, например, сильно сомневаюсь, что обладаю каким-либо талантом, так как всё, чего я достиг за это время - "Божий промысел"... То есть, мне это "подарили", дали во временное пользование, чтобы я, как можно эффективнее, смог решить поставленные передо мной задачи... То есть, фактически, мой "проявившийся" талант исполнителя - лишь инструмент... Хотя... Если хорошенько подумать, а не такая же ситуация у всех, без исключения, людей на Земле? Что есть талант?
   Трудно ответить!..
   Одно лишь могу сказать с уверенностью: всё, что мы имеем в этом мире - мы имеем, лишь, благодаря нашему Творцу! Может быть, изначально, первые поколения людей рождались с одинаковыми возможностями... Но теперь все люди рождаются разными: одни умеют одно, другие - другое... Причём, не всем всё одинаково удаётся освоить... А почему?... Одни в чём-то провинились и их наказали, а другие - нет?.. Боюсь, что ответ на этот вопрос я смогу получить, лишь только отправившись на тот свет... Ответ где-то рядом, но ухватить его я не могу... Может, у кого другого получится?.. Есть у меня одна идея по поводу нашего предназначения, но проверить мне её, уж точно, не удастся: время крайне ограничено... Высказывать-то можно разные предположения... Проблема в том, что предположениями они так и останутся... Хотя способ узнать правду есть, и он описан в любой мало-мальски порядочной эзотерической литературе, но в том-то и суть, что опыт этот - сугубо ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ... Один дойдёт, как ему кажется, до конца, и поймёт, что это лишь только начало чего-то более общего и обширного, и устремится к новым горизонтам... А другой, только начав, поймёт, что это уже конец... И откажется от дальнейших поисков... А уверены ли Вы, что возможны только эти два варианта? А нет ли какого-нибудь третьего? Или четвёртого?.. А может быть, их вообще бесконечное количество?.. В общем, как говорится, сердце подскажет! Только, вот, каждый ли эту подсказку услышит?..
  
  Глава 24. Стычка.
  
   Но, суть да дело, а за всеми этими рассуждениями рабочий день, в очередной раз, подошёл к концу... Настало время идти на встречу с Викторией, а затем домой, чтобы подготовиться к очередному выступлению в "Симфонии"... Но, когда я дошёл до парка (нашего места встречи с Викторией), то понял, что меня уже ждут: по аллее прохаживался незнакомый мне мужчина лет пятидесяти. Увидев меня, он тут же пошёл на встречу, не сводя с меня взгляда... Я слегка притормозил, давая возможность ребятам из охраны занять более выгодные позиции. Один из них до предела приблизился ко мне, а второй вообще пропал из поля зрения: видимо, обходил приближающегося субъекта с другой стороны.
   Меж тем, человек уже практически вплотную подошёл ко мне и встал поперёк дороги, показывая тем самым, что хочет говорить со мной именно на этом месте...
   Его лицо ни о чём мне не говорило: я видел его первый раз в жизни. Человек был достаточно высок (если честно, с тех пор, как я оказался в теле Екатерины, которая была значительно ниже меня, все люди мне стали казаться высокими), примерно, метр - восемьдесят, сухощав и жилист. Одет был по погоде: в теплое демисезонное пальто мышиного цвета. На ногах - отутюженные серые же брюки со стрелками и блестящие напомаженные чёрные ботинки. На голове - ёжик коротко остриженных волос... На спортсмена он явно не тянул, но было видно, что о своём внешнем виде заботился постоянно... Судя по выражению лица, человек был властолюбив. Скорее всего, он привык только отдавать приказания, нежели подчиняться. А если так, то это была птица достаточно высокого полёта, и мне было совершенно непонятно, что же он один здесь делает. Ведь спокойно мог бы подослать ко мне какую-нибудь "шестёрку" или "пригласить" к себе в гости... Тогда он был бы на своей территории и играл бы роль хозяина положения... А тут?.. Или я чего-то не понимаю?.. А, может быть, он настолько уверовал в собственное всемогущество, что потерял всякую осторожность?..
   - Екатерина?! - обратился ко мне по имени подошедший, сразу дав понять, что многое обо мне знает. - Ты меня не знаешь, но вот с моим сыном уже успела повстречаться...
   Человек подчёркнуто грубо обращался ко мне на "ты", тем самым давая понять, что считает меня ниже себя по положению, а, следовательно, церемониться со мной не собирается... Сердце у меня неприятно заныло: последствия этого разговора могли достаточно печально отразиться на моей дальнейшей жизни...
   - Добрый день! Извините, не знаю Вашего имени. - подчёркнуто вежливо ответил я.
   - Меня зовут Анатолий Приходько. Депутат горсовета. - ответил мой собеседник и буквально впился в меня колючим взглядом своих водянистых серых глаз.
   Волна негодования бесцеремонностью стоящего передо мной человека прошла снизу вверх по моему телу и с силой ударила в затылок. И тут...
   Я словно отделился от тела и резко очутился на высоте нескольких десятков метров над парком. Мне открылась удивительная картина: я вдруг увидел и почувствовал абсолютно каждый предмет и каждое живое существо, находящееся сейчас в парке. Я вдруг понял, что знаю, где и когда упадёт каждый листик с седой берёзы над парковым прудом, знаю, сколько червей копошатся именно сейчас в земле у меня под ногами... Знаю, сколько людей находятся сейчас в парке, и даже знаю, о чём многие из них думают... Такое состояние продолжалось лишь несколько ударов моего сердца, но ощутив себя снова в теле Екатерины, я уже знал, что моя жизнь, жизнь Виктории, жизнь Сергея и даже жизнь всех ребят из нашей охраны напрямую зависят сейчас от моего поведения...
   Анатолий пришёл, естественно, не один. Он притащил за собой чуть ли не целый взвод охранения с очень высокой степенью подготовки. И хотя наши ребята из охраны тоже были профессионалами, но с таким количеством боевого охранения Приходько и они вряд ли что могли сделать... А заставлять их рисковать своей жизнью ради меня я не хотел...
   - О чём Вы хотели со мной поговорить? - как можно спокойнее произнёс я, глядя прямо в глаза своему собеседнику.
   - Я, так понимаю, ты уже в курсе, кто я такой! - это был скорее не вопрос, а утверждение, не требующее ответа. - А если так, то догадываешься о том, что тебе светит? Вам втроём надо было ещё неделю назад отсюда уматывать!.. А теперь вы попали "по полной"!!!... Я пришёл сюда затем, чтобы посмотреть на тебя... лично! Мне доложили, что ты отличная певичка!.. Может, споёшь мне напоследок?.. - Анатолий цинично рассмеялся и сплюнул мне прямо под ноги, видимо, думая, что меня испугает такое поведение...
   Однако, я стоял и спокойно смотрел ему прямо в глаза, даже не шелохнувшись.
   -Ну, что ж...Мне нравятся смелые люди!.. - резюмировал он, видя моё спокойствие. - Но я терпеть не могу безрассудных!.. В твоём случае я пока вижу лишь зарвавшуюся сучку, которой явно не хватает кобеля!.. - Анатолий скривился в презрительной усмешке и продолжил: - По словам моего старшего отпрыска кто-то помог вам справиться с целой оравой из тринадцати человек... Жаль, что мы не нашли этого помощничка... Тем хуже для вас!.. Я-то ожидал увидеть нечто из ряда вон выходящее, а тут... обычная малолетняя шлюшка, да ещё и беременная при этом... - Анатолий уже, похоже, считал, что дело "в шляпе" и собирался напоследок завернуть ещё что-нибудь "эдакое"... Но я решил его "немного огорчить", перебив на полуслове.
   - А я смотрю, Вы просто хам и невежа! Да ещё и достаточно трусливый, раз имеете наглость оскорблять стоящую перед Вами женщину!.. - и, не дав ему опомниться, тут же продолжил. - Думаю, что с таким отношением к окружающим, долго вы не протянете...Вас свои же "сожрут" и не подавятся!..
   От таких слов Анатолий пришёл в бешенство: шея его стала багрово-красной, глаза метали громы и молнии, руки сжались в кулаки:
   - Да как ты смеешь, тварь, так мне дерзить?.. Да я тебя одним движением пальца прихлопну, как вонючую вошь!... - с этими словами он стал приближаться, желая, видимо, прибить меня на месте, и совершенно забыв о моей охране...
   Ну что ж, этого я и добивался: выведенный из психологического равновесия Анатолий уже плохо себя контролировал и, двинувшись навстречу мне, перекрыл обзор одному из двоих стрелков, притаившихся неподалёку и держащих меня на мушке.
   Промедление - смерти подобно! Договариваться и терять время с такими типами - себя не уважать!..
   Я не стал дожидаться, пока оставшийся на линии огня стрелок сделает аккуратную дырку в моей голове и... "вошёл в разнос"... Окружающее для меня уже привычно замедлилось, став тягучим, словно патока, в которой увязали все движения...
   Быстрый наклон и уход в сторону (на всякий случай я ушёл с линии огня, попутно оттолкнув в сторону своего охранника, чтобы и он случайно не подставился под пулю)...
   Соревноваться в скорости реакции со стрелками мне очень не хотелось: ведь, будь я даже семи пядей во лбу, но преодолеть незамеченным расстояние в несколько десятков метров в одну сторону, а потом - в другую даже с моей "суперскоростью" было достаточно проблематичным делом... Поэтому я даже и не стал пытаться это сделать, а просто подобрал горсть мелких камушков с обочины аллеи и, тщательно выверив скорость и направление бросков, направил "оружие пролетариата" точно в цель. Два стрелка и восемь "профи" по периметру... Сила бросков была такова, чтобы не причинить больших повреждений нападающим, а всего лишь вывести их из строя на часок-другой, отправив в нокаут. Ничего страшного: помучаются потом немного от головной боли, и всё будет в порядке. Я вовсе не хотел никого даже случайно отправить на "тот свет". Не для того меня вернули в этот мир, чтобы я тут же начал умерщвлять людей, пусть даже и не совсем чистых на руку. Бог им судья! В конце концов, они сами себя накажут, и не мне их судить!..
   Камешки были ещё в полёте, когда я вернулся почти на то самое место, откуда и начал своё движение мгновение назад ( с учётом того, чтобы не находиться на линии огня, ведь от случайностей никто не застрахован...). Мир тут же прекратил своё замедленное вращение и перешёл на обычную скорость. Мне осталось только сделать шаг в сторону и дождаться удара Анатолия, который вхолостую пронзил уже пустое место. ..
   Мой охранник, хотя и немного дезориентированный грубым толчком, отбросившим его в сторону, всё-таки, сумел быстро собраться и практически мгновенно отреагировал на попытку Анатолия ударить меня по лицу. Буквально через секунду депутат уже стоял, согнувшись в три погибели, с заломленной за спину правой рукой и кривился от боли.
   - Отпустите его, пожалуйста! - попросил я охранника, попутно отметив для себя, что все камешки достигли цели и, слава Богу, ни одного выстрела не последовало... - Он больше не будет! Ведь правда, Анатолий? - совершенно спокойным голосом спросил я, что ещё больше вывело из себя противника...
   Охранник, послушав меня, отпустил ему руку и отошёл чуть в сторону, всё же, оставаясь в полной боевой готовности.
   - Да ты знаешь, с кем связалась? - чуть не задохнувшись от злости, просипел депутат.
   - По-моему, Анатолий, это Вы немного не поняли, с кем имеете дело! - я по-прежнему говорил ровно, не повышая голоса. Но при этом придал голосу оттенок некой зловещей таинственности.
   Мой собеседник злобно зыркнул в мою сторону и, выпрямившись во весь рост, поднял вверх левую руку, сжатую в кулак. Несколько секунд он удивлённо разглядывал нас, видимо, силясь понять, почему мы до сих пор ещё живы. А затем гаркнул во весь голос:
   - Пынзарь, твою мать! Ты что, уснул?..
   Ответом ему была, естественно, тишина...
   - Вы до сих пор не поняли, что не на ту нарвались? - я ещё немного подлил масла в огонь. - Ну что ж, раз на вас не действует сила убеждения, я вынуждена применить к вам другие меры. - сказал я, резко ускорившись...
   Три точечных укола кончиками пальцев в три узловые точки на теле Анатолия и, в довесок, не сильный, но очень чувствительный удар раскрытой ладонью по лицу... Глянув на себя завтра в зеркало, он будет очень удивлён тем, что отпечаток моей ладони по-прежнему будет "светиться" на его лице... И на следующий день тоже... И через день... Даже через неделю...
   Я, конечно, сильно рисковал... Такие люди, как этот депутат, обид своих никогда не прощают... Обычно, они бьют по самым уязвимым местам. В данном случае, моим уязвимым местом была Виктория... Ведь я даже при всём своём желании не смог бы постоянно обеспечивать её безопасность... Я надеялся лишь на главный свой козырь - время... Его у меня было мало, поэтому решить эту проблему надо было как можно быстрее... Именно поэтому я пошёл на риск. Лучше встретиться со своими врагами лицом к лицу, чем ждать удара из-за угла в спину... А в погоне за мной есть шанс, что они о Виктории даже и не вспомнят, полностью переключившись на меня. Ведь, в сущности, кто она такая для них? Лишь свидетель, мелкая сошка... Какая-то малозначительная "училка"...
   Я специально злил своего противника, надеясь, что он совершит как можно больше ошибок и невольно выдаст мне свои планы... А ведь ещё оставался его подельник Приимский... Он-то меня сейчас гораздо больше беспокоил, чем Приходько. Ведь то, что скрыто, всегда гораздо опаснее того, что на виду. Вот я и хотел повернуть дело так, чтобы в разборки со мной включился и "авторитет". А я бы уж, как-нибудь, позаботился о нейтрализации их обоих...
   Вернувшись на своё место (и в обычное состояние) я стал с интересом наблюдать за результатами своей "вылазки". А посмотреть было на что!
   От полученной пощёчины Анатолий скривился и, застонав, схватился рукой за полыхающую щёку, одновременно пытаясь снова добраться до меня, но тут понял, что не может и шагу ступить... Это сначала привело его в некоторое замешательство... Он сделал одну, вторую попытку сделать шаг мне навстречу, но понял, что не может управлять своими ногами... И тут он по-настоящему испугался... похоже, это было новое для него ощущение, ведь он привык только "повелевать" другими, и никогда сам не был в роли "просителя"... Ещё немного, и его глаза "затопила" настоящая паника:
   - Что... Что со мной? - испуганно закричал он. - Что ты со мной сделала, крысиное отродье?..
   Сохраняя спокойное выражение лица, я тихо, но тщательно выговаривая каждое слово, угрожающе пророкотал низким голосом:
   - Если ты сейчас же не заткнёшься, я сделаю так, что тебя вообще всего парализует!..
   По-наитию, я знал эффект от такого голоса. Это всё равно, что пробираясь в кромешной темноте по узкому коридору, услышать позади себя приговор о собственной смерти... Мало кто не наложит в штаны от такого ужаса... Видя перед собой враз ставшее пепельно-серым лицо Анатолия, я понял, что мои слова возымели действие.
   - А теперь слушай меня, Толик! - намеренно грубо продолжил я начатый разговор. - Меня мало волнуют твои вшивые делишки! Но я не люблю, когда мне или моим друзьям кто-то угрожает. Поэтому слушай и запоминай! Если ты или твои шестёрки ещё хоть раз попытаетесь влезть на мою территорию - вам конец! Я не буду никого убивать! Это было бы слишком милосердно с моей стороны! - я выдержал эффектную паузу и продолжил: - Я просто сделаю вас инвалидами: вы у меня мочиться будете строго по расписанию, и только тогда, когда я разрешу!.. Чтобы ты понял, что я не шучу - у меня для тебя небольшой сюрприз...
   Видя непонимающие глаза Анатолия я, придав своему голосу как можно больше жестокости, закончил:
   - Кругом!.. - вне зависимости от желаний хозяина, его тело полностью подчинялось мне, и ему ничего не оставалось, как выполнить команду...
   - Кругом! - и Анатолий снова повернулся ко мне лицом...
   Мне было очень неприятно этим заниматься, но если бы мой противник не понял, что он целиком в моей власти - мы все были бы в большой опасности... А так у меня был шанс разобраться со своими врагами как можно быстрее и, по возможности, без потерь с нашей стороны...
   - Дошло? - я старался вести себя надменно и нагло...
   Но, видя его округлившиеся от неимоверного ужаса глаза, я внутренне плакал: к сожалению, я не нашёл другого решения этого вопроса... Пришлось поступать очень жестоко... Но лишь это могло гарантировать нашу неприкосновенность в ближайшем будущем...
   - А теперь иди домой и собирайся! У тебя три дня, чтобы убраться из этого города куда подальше! Если через три дня увижу тебя здесь - станешь пожизненным инвалидом! У шестёрок твоих ещё неделю будут проблемы со зрением!.. До кого не дойдёт - пожалеют на всю оставшуюся жизнь!..
   Закончив свою тираду, я медленно подошёл к Анатолию и сжал его плечо своими пальцами. От дикой боли его тело выгнулось дугой, и он непроизвольно застонал...
   - Три дня! - напомнил я и отпустил его плечо. - А теперь иди!..
   Глядя в спину его удаляющейся фигуры, мне хотелось плакать... Хотелось упасть на землю и измолотить её кулаками, разбив пальцы в кровь... Я и не думал, что будет настолько тяжело... Я не мог... Не хотел...Зачем я был с ним так жесток?.. Один вечер... Разговор по душам... Может, он бы ещё смог понять, что был не прав...
   Но я тут же себя одёрнул: к сожалению, именно для него этот вариант отпадал однозначно... Анатолий был из породы тех людей, которые не понимают ничего, кроме грубой силы... Это было отвратительно... Гнусно... Но это было именно так!..
   Несмотря на то, что он давно уже скрылся из виду, я всё ещё смотрел в ту сторону, куда он ушёл и...
   - Катя!.. Вы плачете? - вывел меня из состояния "прострации" голос охранника...
   Я сделал над собой усилие и перевёл на него взгляд...
   Вид у него был такой, словно он увидел божество, которым восхищался и которого боялся одновременно...
   Когда Сергей знакомил нас, он не назвал ни одного имени. Охранники оставались для нас лишь безликими тенями... Мы запоминали лишь лица... Но я, почему-то, знал, что стоящего рядом со мной человека зовут Степаном, что ему тридцать один год от роду, что он до сих пор не женат и не имеет детей, а живет у своей родной тётки в частном секторе... И уже пять лет прошло с тех пор, как умерли его родители... А у него до сих пор нет даже девушки на примете... Всё это пронеслось в одно мгновение у меня в голове, прежде, чем я ответил:
   - Да, Степан!.. Очень плохо совершать такие жестокие вещи... Никто не заслуживает такого отношения к себе... Даже такие, как этот Анатолий...
   - Но ещё немного, и он бы убил нас тут всех... Вы же просто защищались!.. - недоумевал Степан.
   - Одно дело, когда мы равны в своих возможностях... А я воспользовалась своим преимуществом...Мы говорили не на равных... Я не имела права так поступать!.. Наверное, был какой-то другой путь... Только я его вовремя не разглядела...
   - Ну... - задумчиво протянул Степан... - странные у Вас, всё-таки, взгляды...
   - Да уж, какие есть!..
   - Кстати, откуда Вы знаете, как меня зовут?..
   - Не удивляйся! Я много чего знаю! Но ещё большего не знаю!..
   Степан не ответил. Он внимательно смотрел на кого-то позади меня.
   - Привет, Вика! - я медленно обернулся. - Что-то ты сегодня рановато...
   - Здравствуй! - Виктория подошла ко мне с белым, как простыня, лицом...
   - Что с тобой? - обеспокоился я.
   - Когда я шла сюда, мне навстречу пробежал человек в пальто мышиного цвета... У него на лице застыла маска ужаса... Он бежал так, словно за ним гнались все демоны ада... А когда я прошла немного дальше... Там, за деревьями, лежат несколько человек без сознания... Один из них с винтовкой... Что здесь произошло?.. - Виктория сильно нервничала и даже не пыталась это скрыть.
   - Ничего страшного! - постарался я её успокоить. - Я только что немного пообщался с одним из источников наших неприятностей...
   - Так это он от тебя так бежал?
   - К сожалению, да... Это был депутат Анатолий Приходько... - я пожал плечами. - Он сегодня, похоже, немного не в себе...
   - Слушай, Женя, ты меня в последнее время сильно пугаешь... - Виктория удручённо вздохнула. - Сначала ведёшь себя, как ниндзя, а теперь что... ещё и чёрной магией занялся?
   - Нет, не занялся! Просто надоела мне эта мышиная возня... Какая-то кучка беспредельщиков терроризирует целый город... Не слишком ли?.. - и, не дожидаясь ответа Виктории, продолжил: - Просто я решил ускорить разборки... Вызвать, так сказать, ответную реакцию... Так что, чувствую, вечерок сегодня ещё тот будет...
   Виктория посмотрела на меня с явной тревогой:
   - Что ты задумал? А если всё пойдёт не так, как ты думаешь? А если они тебя убьют?..
   - Я об одном только беспокоюсь: чтобы они тебя с Сергеем не тронули!.. На меня-то где сядешь - там и слезешь... Ну а если что-нибудь пойдёт не так - что ж... Значит, не судьба... Главное, чтобы вы остались в неприкосновенности!..
   - Женя... Ты.. не можешь так со мной поступить... Я... не могу без тебя... - у Виктории на глаза навернулись слёзы.
   - Вика! Успокойся! Всё будет хорошо! - я взял её руки в свои...
   Тут я заметил, что наша охрана возвращается. Пока мы с Викой разговаривали, они успели обследовать близлежащие окрестности, а заодно, похоже, и пообщаться. Они шли молча, и вид у них был подавленный. Когда они подошли к нам вплотную, я поинтересовался:
   - Что случилось? У вас такой вид, будто вы с похорон возвращаетесь...
   Охранники переглянулись между собой и вперёд вышел Степан.
   - Мы многое на своём веку повидали... - начал он. - но такого... - и протянул мне камеру. Я взял её и посмотрел на экран.
   - Надо воспроизводить на замедленной скорости. - подсказал мне Степан. - Я выполнил его указания.
   Виктория подошла и встала рядом со мной, заинтересовавшись тем, что принесли охранники.
   Судя по всему, это была камера одного из боевиков депутата. Непонятно было только для кого предназначались эти съёмки: либо сам депутат обожал смотреть на кровавые расправы, учинённые им же самим, либо существовала ещё одна заинтересованная сторона, собирающая на этого депутата компромат... Если заказчиком съёмок являлись либо сам Анатолий, либо его подельники - это ещё не так страшно! А вот если заказчиком выступали правоохранительные органы или, тем паче, какие-нибудь спецслужбы... - мне совсем бы тогда не поздоровилось... Материал был отличного качества. Снимал явно подготовленный человек, поэтому всё, что происходило во время встречи с Анатолием, было зафиксировано: вот кадр, где он пошёл на меня, а вот... на мониторе хорошо было видно, как я отхожу в сторону и наклоняюсь к земле... Замедлив воспроизведение до предела, я даже увидел сам момент броска, когда от меня веером пошли одновременно в разные стороны камни... Потом камера снимала уже близлежащую траву...
   Я попытался рассмотреть интересующие меня моменты, но... разглядеть подробностей больше не удалось: камера, всё же, снимала немного медленнее, чем я двигался: вместо меня видно было только нечёткое размытое пятно...
   Увидев то, что было снято камерой, я раздосадовано поцокал языком... Без сомнения, запись следовало уничтожить! Нельзя было оставлять в чужих руках компрометирующий меня материал, о чём я тут же прямо и сказал Виктории.
   Она со мной согласилась и я тут же удалил видео...
   По моей просьбе камеру снова поставили на запись и оставили у владельца снимать траву, как и было до этого.
   Вызывать "скорую" к боевикам смысла не имело, так как максимум через полчаса они все придут в себя, но вот что делать со стрелкАми? Вызвать милицию? Но там, скорее всего, "всё схвачено, за всё заплачено". И тогда вместо жертвы я могу предстать в виде "криминального элемента"... Но и оставлять всё, как есть, тоже очень опасно...
   Прикинув варианты, я решил рискнуть, и устроить сеанс массового гипноза, благо в последнее время всякие экстрасенсорные способности так и лезли из меня, как из Рога Изобилия... У меня, почему-то, была уверенность, что всё должно получиться... Поэтому я попросил наших охранников позаботиться о том, чтобы в эту область парка никто не заходил, а сам с Викторией принялся за дело: она помогала мне поднимать и переворачивать боевиков, т.к. хрупкое тело Екатерины не могло в одиночку справиться с таким весом. Мне, почему-то, было важно видеть лицо гипнотизируемого мной человека. Я не собирался производить насилие над личностью людей, так как это претило моей природе, да и "в вышестоящих кругах" это действие вряд ли одобрили бы....
   Так как боевики провинились передо мной (если бы я их не опередил, то был бы сейчас уже мёртв), то я имел некоторое моральное право совершить к ним не очень приятный для меня поступок, а именно вмешательство в их память: я просто стёр из неё события последнего часа от момента моего появления в парке... Пусть теперь ломают головы над тем, что здесь случилось...
   Времени это заняло немного: минут через десять дело было сделано и я счёл за лучшее ретироваться из парка, предварительно приведя обе винтовки в нерабочее состояние: мне бы очень не хотелось, чтобы при помощи этого оружия впоследствии кого-нибудь убили...
   Не знаю, что потом случилось с людьми депутата... Мне посчастливилось никогда их более не видеть...
   До вечера в "Симфонии" оставалось совсем немного времени (каких-нибудь полтора часа), и я с Викторией поспешили домой, чтобы привести себя в порядок... Слава Богу, мы успели вовремя...
   Выступление прошло, как обычно, "на ура"... Я не ставлю себе это в заслугу: мне подарили возможность, а я, лишь, только ей воспользовался... Ведь это особого таланта, вроде как, не требует...
   Однако, когда народ уже стал расходиться, я вдруг почувствовал какое-то подспудное неприятное чувство: что-то в этот раз было не так... Виктория заметила моё волнение и не преминула поинтересоваться его причинами. Но что я мог ей объяснить, если и сам ещё не понимал, что же вызвало мою тревогу...
   Как гончая, я стал ходить по кругу и, в буквальном смысле, принюхиваться, пытаясь определить источник неприятных ощущений... Сергей тоже заметил моё необычное поведение и подошёл ко мне. В тот момент, когда он уже готов был спросить меня о том, что случилось, я уже понял, что сейчас произойдёт нечто ужасное, и, не дав Сергею и рта раскрыть, выпалил ему прямо в лицо:
   - Кухня... Поджог... Газ... Огнетушители... Срочно!.. А то рванёт!...
   И, более не сказав ни слова, ринулся вниз, на кухню... Следом за мной сиганул и Сергей. Виктория, слава Богу, не слышала нашего разговора и осталась наверху...
   Мы едва успели. Срывая на ходу висящие на стене огнетушители, почти одновременно ворвались на кухню, где уже от смрадного дыма стало нечем дышать... Оба, как по команде, задержали дыхание и нажали на рукоятки баллонов... Пенные струи одновременно ударили в самую гущу огня, заставив его отступить почти к самому источнику возгорания. Благодаря чётким синхронным действиям нам удалось быстро отсечь огонь от газовых труб и электрического щита... Как только газовые вентили оказались в пределах досягаемости - Сергей метнулся к ним и перекрыл поступление газа... Я, в свою очередь, успел отключить электрические пакетники, подающие питание на кухонную технику... Хорошо, что лампочки питались от другой дозы, поэтому в темноте мы не остались... Кроме того, нам сильно повезло, что на кухне оказалось ещё несколько рабочих огнетушителей, которыми мы и воспользовались, когда в старых вышла вся пена...
   Тушить, локтем одной руки прикрывая рот и дыша через ткань вечернего платья, было жутко неудобно, но иначе я наглотался бы дыма и вышел из строя... Сергей же успел обмотать вокруг головы какое-то кухонное полотенце и держал огнетушитель обеими руками... Ему было немного легче, чем мне, хотя в сильно задымлённом помещении обоим было не весело...
   Хорошо ещё, что огонь не добрался до распределительного щита и Сергею удалось включить вытяжную вентиляцию на полную мощность, от чего дым очень быстро рассосался.
   В общем, не прошло и десяти минут, как с возгоранием было покончено...
   Уставшие, все в саже, но довольные тем, что предотвратили взрыв, мы торжествующе посмотрели друг на друга... Видок у нас был тот ещё... Но, похоже, расслабились мы рановато: из дальнего угла кухни до нас донёсся слабый стон.
   Через мгновение мы оказались возле лежащих на полу со связанными руками работников кухни. Их было четверо: три мужчины и девушка... Все были без сознания, что и неудивительно: похоже, все получили удары по голове, о чём красноречиво свидетельствовали их разбитые затылки... Кроме того, видимо, они угорели, поэтому мы с Сергеем поспешили вытащить их наверх, где было больше воздуха..
   Честно говоря, нас и самих немного подташнивало: несмотря на все меры предосторожности, угарного газа и на нас хватило с лихвой...
   За то время, пока я тащил наверх пострадавшую девушку, Сергей успел вынести одного из мужчин и вернуться обратно уже с подмогой... Хорошо хоть, в этот раз "Скорая" приехала очень быстро, так что жизнь спасённых, похоже, уже была вне опасности... Дождавшись, пока Сергей разберётся с медиками и приехавшей вслед за ними милицией, мы с Викторией сидели за "своим" столиком и молча потягивали из трубочек минеральную воду.
   Настроение было "не очень": сегодняшний поджог, ясно, как день, - дело рук подельника Приходько - Приимского...
   После моей "обработки" Приходько ещё долго в себя не придёт, а вот Приимский, похоже, быстро учится на ошибках своего товарища... Сам-то он, небось, сюда не пришёл, а поручил дело своим "шестёркам"...
   Дождавшись, когда Сергей освободится, мы решили, наконец-то, отправиться до дому. Охрана поджидала нас на улице. Однако, только ступив за порог, я сразу вернулся обратно, оттолкнув шедших за мной Викторию и Сергея.
   - Стоп!.. - остановил я их готовые сорваться с языка вопросы. - Сейчас же возвращайтесь за столик, а мне надо немного прогуляться... Сергей! - обратился я к нему с просьбой. - Не завалялся ли у тебя, случайно, среди реквизитов какой-нибудь спортивный костюм?
   Сергей немного поморщил лоб и улыбнулся:
   - От одной артистки остался. Он ей по размеру не подошёл: маловат оказался... А тебе, похоже, в самый раз будет!..
   - Отлично! - я чуть не подпрыгнул от радости. - А то в моём вечернем платье, сам понимаешь, не очень удобно бегать по пересечённой местности...
   - Подожди! - Сергей недоумевающе посмотрел на меня. - А ты-то куда собралась?
   - Сейчас нет времени!.. Я потом всё объясню... Пойдём, костюм мне дашь!.. - и с этими словами нырнул в гримёрку переодеваться.
   Сергею ничего не оставалось, как только последовать за мной. Виктория не успела даже рта раскрыть, и осталась сидеть за столиком.
   - Так! Ждите меня здесь! Я вернусь примерно через час-полтора! - вынырнув из гримёрки, я на ходу бросил эту фразу и тут же выскочил на улицу.
   Времени, действительно, было маловато: когда мы вместе выходили на улицу после выступления, меня как током ударило осознание того факта, что впереди нас ждал неприятный "сюрприз" в виде парочки профессиональных головорезов...
   Предчувствия такого рода меня ещё не обманывали, поэтому я решил сей же час, во чтобы то ни стало, решить все проблемы, связанные с Приимским. Чем дольше бы я тянул с решением этого вопроса, тем больше вероятности было нарваться на очень крупные неприятности, вплоть до лишения жизни очень близких мне людей... А мне этого очень бы не хотелось!
   Поэтому я очень быстро выскользнул из помещения, ускоряясь на ходу, и на огромной скорости "пролетел" мимо нашей охраны, так что они практически ничего не заметили, и направился к "месту встречи"... Сначала я убрал препятствие с нашего пути домой, направив головорезов со стёртой памятью прямиком к боссу... Сам же, незаметно, последовал за ними... Плохо, конечно, что они поехали на машине, ведь мне-то пришлось преследовать их пешком... Применять к ним внушение, сидя на заднем сидении их автомобиля, мне совершенно не улыбалось, так как лимит насилия над личностью был уже достигнут, и уподобляться очередному мерзавцу я не хотел...
   Вместо этого я быстро побежал вслед за машиной, благо, пока физическое состояние ещё позволяло это делать без каких-либо особых проблем...
   С тех пор, как я стал ежедневно заниматься, сердце перестало меня беспокоить, и я чувствуя себя вполне здоровым человеком, мог, без ущерба для здоровья, бегать, прыгать, скакать... В общем, делать кучу вещей, которые свойственны молодым, здоровым людям...
   И теперь я кроссовым бегом следовал за машиной, на которой уехали два преследуемых мной человека. Потерять их из виду я не боялся, так как уже знал, куда они направляются.
   Да они особо и не спешили на встречу с боссом... Поэтому, к тому моменту, как я добрался до места их конечной остановки (во дворе у босса) прошло порядка 20 минут...
   Даже не притормозив, я сразу ("с места - в карьер") взял трёхметровой высоты "хозяйскую" ограду, и буквально через пару секунд очутился под окнами огромного особняка Приимского...
   Меня уже перестали смущать сверх-возможности моего нового организма. Это стало уже, как бы, само-собой разумеющимся... Поэтому, используя их, я практически не задумывался над тем, получится у меня очередной "фокус" или нет: я просто знал, что всё будет как надо, и всё тут... Тем более, что пользоваться всеми этими "сверх-" я старался только тогда, когда это было, действительно, необходимо.
   Так и в этот раз: моё поведение в лучших традициях японских ниндзя меня ни капли не смутило: словно я с рождения обладал всеми необходимыми навыками и умениями.
   Конечно, дом, скорее всего, был под видеонаблюдением, но я, почему-то, был уверен на все сто процентов, что успешно избежал появления в фокусе хотя бы одной камеры...
   А дальше, как говорится, было делом техники... Проникнуть в помещение со множеством окон и дверей было совсем нетрудно: хотя бы одна из них обязательно должна была оказаться открытой, что я довольно быстро и обнаружил: одно из окон на втором этаже было приоткрыто, сквозь неплотно прикрытые шторы пробивался лучик света. Взобраться на второй этаж было делом нескольких секунд: оказавшись наверху, я аккуратно заглянул в щель...
   Блин! Ну что за невезуха: похоже, это была комната дочери Приимского... Ну, или какой-нибудь молодой его родственницы: в комнате я увидел молодую девушку лет восемнадцати, которая сидела на кровати и читала какую-то книгу. Ну вот как, скажите на милость, я теперь должен был пробираться мимо неё к выходу из комнаты? Я, конечно, стал обладать разными интересными возможностями, но сейчас мне, почему-то, совершенно не хотелось их применять... В конце-концов, эта девушка мне ничего плохого не делала, и пугать её или, тем более, совершать насилие над её личностью, мне совершенно "не улыбалось"... Поэтому я просто притих за окном, надеясь на то, что ситуация вскоре разрешится... Так оно и произошло: не прошло и пары минут, как дверь в комнату открылась, и на пороге оказался... Ба! Да это же Приимский, собственной персоной... Хотя я его никогда раньше не видел, но тут сомнений быть не могло: я был уверен, что это был именно он!..
   Судя по всему, он пришёл пожелать спокойной ночи обитательнице этой комнаты... В сам разговор я особо не вслушивался, но по интонациям голосов понял, что разговор шёл между отцом и дочерью... Причём, отец, похоже, любил свою дочь, и она отвечала ему взаимностью...
   Вот это новости!.. Человек, держащий в страхе полгорода, обладающий жестоким нравом и не церемонящийся со своими врагами, всегда готовый на убийство... И такие нежные чувства... Как же такая гремучая смесь может существовать в одном человеке?.. И тут... я даже сам не понял, как одним движением оказался посреди комнаты, прямо перед лицом господина Приимского. Его дочь оказалась от меня по правую руку.
   - Добрый вечер! - вежливо поздоровался я. - Извините, не помешала?
   Надо было видеть лица отца и дочери в этот момент... В другое время я бы от души рассмеялся: настолько потрясло их моё появление... Но сейчас мне нужно было решить очень важную для меня задачу: раз и навсегда отбить охоту "авторитета" портить людям жизнь... Да и отнимать её, тем более!..
   - Кто Вы? - первым очнулся отец девушки. - И как сюда попали?..
   - Да вот, гуляла тут неподалёку... И решила заглянуть на огонёк...
   - Подождите... Вы ведь Екатерина Стрельцова - вдруг воскликнула девушка. - Я Вас по телевизору видела...
   - Да!.. Меня немного по ящику покрутили... - усмехнулся я. - Вот и отец ваш, похоже, понял, кто сейчас перед ним стоит. - я махнул рукой в сторону Приимского, у которого в этот момент на лице промелькнули первые признаки панического состояния.. - Он ведь всего около часа назад пытался от меня избавиться.. Не так ли, господин Приимский... Извините, к сожалению, не знаю Вашего имени-отчества...
   На лице собеседника явное желание как можно скорее заткнуть мне рот боролось с желанием не допустить разглашения информации о его делах перед дочерью. Похоже, именно это слабое место моего противника я случайно и нащупал... Ну что ж.... Не дав Приимскому и рта раскрыть, я продолжил:
   - А Вы, наверное, думаете, что у Вашего отца большой бизнес, связанный с импортом? - обратился я уже к его дочери... - А он тут, видите ли, не очень богоугодными делами пробавляется...
   - Давайте пройдём ко мне в кабинет! - оборвал меня "авторитет" и попытался вцепиться в мою руку с тем, чтобы насильно вытащить в коридор...
   Однако я тут же пресёк эту попытку и мягко произнёс:
   - Боюсь, тогда я никогда больше не смогу пообщаться с вашей дочерью... Ну и, как следствие, видимо, с Вами тоже!..
   - Это почему? - удивилась девушка.
   - Ну, спросите лучше у вашего отца! - я усмехнулся. - Думаю, вам пора бы уже узнать то, что от вас скрывали столько лет.
   - Что скрывали? - не поняла она.
   Взглянув в глаза Приимского, я увидел лишь бессильную злобу, душившую его и искавшую выхода. Ждать, когда разразится буря, я не стал, и решил сразу пойти "ва-банк".
   - То, что ваш отец не очень порядочный человек! - отрезал я. - Я пришла сюда лишь потому, что ваш отец хотел взорвать кафе одного моего очень хорошего друга... Ну, соответственно, и нас всех вместе с ним...
   - Что за беспочвенные обвинения? - возмутился Приимский. - Как вы смеете меня обвинять в подобном!..
   - Давайте не будем ходить вокруг да около! - оборвал его. - Достаточно того, что и я, и Вы, знаем, что это правда! Остальное уже не имеет значения!..
   - Да Вы, вообще, в своём уме?..Врываетесь в чужой дом совершенно непонятным образом и обвиняете меня вообще невесть в чём!.. - Лицо Приимского побагровело от злости, а его самого стала бить крупная дрожь. - Я сейчас охрану вызову и Вас с треском вышвырнут отсюда! А потом подам на Вас в суд и за свои нелепые оскорбления Вы сядете в тюрьму!..
   Не знаю, каким-таким образом, но хозяин, всё же, сдерживал свои эмоции в присутствии дочери и изо всех сил пытался говорить со мной культурно, не переходя на мат...
   - Не знаю, как насчёт камеры для меня, но вот Вас, похоже, ожидает кое-что похуже... - я усмехнулся - Ваш цирк с разводом прохожих на улице и мордобитием при выходе, с Вашим сыном в главной роли разводящего, Вам ничего не напоминает?.. Вы полгорода держите в страхе!.. Никто не хочет с Вами связываться: все боятся... А теперь Вы мне ещё смеете угрожать расправой?.. - я буквально буравил взглядом глаза Приимского. - После того, как сначала Ваш сынок попытался надо мной и моими друзьями покуражится? Затем, по Вашему же заказу, на нас было совершено покушение... Потом пришёл Ваш дружок Приходько с группой киллеров и только по счастливой случайности ничего страшного со мной не произошло... А потом уже, снова по Вашему же заказу, на кухне "Симфонии" вдруг случайно произошло возгорание, которое могло закончиться гибелью множества людей, включая и меня тоже... Вот только не надо говорить, что Вы тут ни при чём! Слишком глубоко Вы влезли в это дело... Та куча неприятностей, которую Вы ежедневно причиняете огромному количеству людей, Вам даром не пройдёт!.. И я, похоже, именно тот человек, который заставит Вас задуматься над собственным поведением...
   - Что? - Приимский аж задохнулся от возмущения. - Ты? - его глаза, казалось, сейчас вылезут из орбит. - Чтобы какая-то сучка в спортивном костюме, у которой ещё молоко на губах не обсохло, стала меня учить уму-разуму?..
   В какой-то момент мне показалось, что хозяин готов задушить меня собственными руками. Поэтому, вместо того, чтобы сказать ему "пару ласковых", я взял и просто нагло, с вызовом, уселся прямо перед ним в кресло и положил ногу на ногу...
   - Так! - продолжил я. - В общем-то, с Вами всё понятно! Криминальный мир затягивает очень быстро: оглянуться не успеешь, как обратного пути уже нет... Но уж больно Вы насолили этому городу, да и мне в том числе, если честно... Поэтому я имею полное право вернуть вам должок, так сказать, с процентами...
   - ???
   - С Вас - ремонт "Симфонии", денежные компенсации всем пострадавшим плюс ЛИЧНЫЕ извинения за причинённые неудобства... И гарантии того, что Вы отныне перестанете терроризировать население нашего города!..
   - А ты, падла, не охренела? - Приимский был, похоже, уже вне себя от душившей его ярости...
   - Иначе пеняйте на себя! - я спокойно смотрел ему в глаза.
   - Сбитень! - гаркнул вдруг во всё горло хозяин и, когда в комнату вбежал начальник его охраны, коротко отрезал, показывая на меня рукой. - Эту тварь в асфальт закатать!.. Её дружков из "Симфонии" - туда же... Кафешку по камням раскидать, чтобы и следа её не осталось!.. Исполнять! Быстро!..
   Вот этого я и дожидался. Он всего себя выдал с головой. Дочка его только тихо стояла в сторонке, впав в состояние, близкое к помешательству, и только молча, с ужасом, взирала на происходящее...
   - Ничего, Вероника, успокойся! Всё будет хорошо! - успокоил её я (и откуда только узнал её имя?.. само как-то на ум пришло). Короткий кивок головой показал мне, что она меня услышала... Ну а дальше... Мне не понадобилось много времени, чтобы "промыть" мозги Приимскому и его начальнику охраны...
   Минут через десять я уже выходил со Сбитнем, который, галантно взял меня под руку, чтобы проводить до ворот...
   Сергей Приимский же остался наедине со своей дочерью и с собственными угрызениями совести... Ведь, если вдуматься, Совесть - это СТРАШНОЕ оружие! Против неё ещё, к счастью, не придумали противоядия!.. Надеюсь, никогда и не найдут: уж если она проснулась, усыпить её снова оказывается чрезвычайно сложно!..
   Выходя из комнаты, я обернулся и посмотрел на Веронику. Она, хоть и выглядела чрезвычайно потрясённой, всё же нашла в себе силы улыбнуться мне в ответ и помахала на прощанье рукой...
   - Приходи в "Симфонию"! - прошептал я ей одними губами. - Каждую среду и субботу в восемь!
   - Спасибо! - также тихо, одними губами ответила мне Вероника, и улыбнулась...
   Эта чистая, честная улыбка дорогого стоила! Видя её глаза, я сразу понял, что Вероника вырастет хорошим человеком, и станет незаурядной личностью... У отца-негодяя выросла чуткая и добрая дочурка... Странно, правда?..
   Слава Богу, жестокость одних людей компенсируется добросердечностью других...
   И хорошо, что есть на свете такие, как Вероника, чистые сердцем люди... Без них мир сильно бы обеднел...
   ...
   Всего через полчаса я уже входил в кафе "Симфония".
   Меня встретили напряжённые взгляды Виктории и Сергея. Кроме них в кафе уже почти никого не было, не считая, конечно, ребят из нашей охраны.
   Видя нахмуренный взгляд Виктории, я ободрительно улыбнулся:
   - Всё в порядке! Можем смело идти домой!
   - Сергей! - обратился я к хозяину "Симфонии" - отпустите, наверное, ребят по домам, а то они за целый день уже, наверное, подустали нас охранять.
   - Ты уверена? - переспросил Сергей, не скрывая своего удивления.
   - Вполне!.. - видя недоумение на лицах Сергея и Виктории, я не мог не рассмеяться. - Ну и кислые же у вас лица!.. Да не переживайте вы так! Все проблемы решены. Думаю, что на следующее выступление к нам заглянут интересные гости... А теперь все по домам! - скомандовал я и, призывно махнув рукой, первым вышел на улицу... Остальные последовали моему примеру...
   С этого дня мы уже беспрепятственно смогли передвигаться по городу. Вначале Сергей настаивал на продолжении нашего охранения... Но на очередное моё выступление пришли... Да-да... "Приимский со-товарищи" со всеми своими отпрысками, включая и тех, кто устроил первую нашу встречу "на Эльбе", и все они принесли личные извинения каждому из нас, не забыв при этом финансово поддержать всех пострадавших данного инцидента...
   После того, как Сергей увидел посветлевшие лица бывших наших врагов, и понял, что больше неприятностей они нам не доставят, он снял охрану, и после вечера от души поблагодарил меня за то, что своим творчеством я делаю жизнь в городе более безопасной, а людей чище и добрее...
   Что я мог ответить Сергею на его слова? Если бы это была только моя заслуга, наверное, я бы сильно смутился... Но искусство "высветлять" людям сердца мне было дано свыше, и только на короткий срок... Поэтому не использовать его по назначению было бы просто преступлением с моей стороны! И...
   Я просто улыбнулся и сказал, что "на всё воля Божья"... На этом разговор тогда и закончился...
   Ну, что ж, мало или много воды утекло с тех пор - судить не мне!
   Много было интересного, много обыкновенного, как и у всех в жизни...
   За шесть месяцев я успел уговорить нашу молодую "певунью" из финансового отдела выступать у Сергея в "Симфонии", за что получил персональное "Спасибо!" от обоих...
   С родителями, к сожалению, повидаться так и не удалось, но, зато, представившись близкой знакомой меня самого, я поговорил с ними по телефону, а по почте отправил записи пары своих концертов так сказать, "на память"... Со своими детьми я сошёлся достаточно близко... Настолько, что разжёг в них дикое желание музицировать: обе дочки стали с усердием осваивать гитару и вокал... Ну, что ж, лишнее умение, думаю, будет совсем не лишним в их жизни... Шурик с Ириной за это время настолько сошлись, что решили пожениться... Свадьба была назначена на июль... Жалко, я её уже не увижу...
   Евлампия Аксельродовна настолько "разошлась", что стала писать повести и рассказы. И так у неё это ладно выходило, что она даже в нескольких журналах напечаталась, получив при этом законное признание читателей...
   Ольга Владимировна немного ослабила своё внимание к моей персоне, поскольку поняла, что у меня тоже есть личная жизнь, и нечего постоянно вмешиваться в мои отношения с другими людьми, поэтому чаще всего я виделся с ней на собственных выступлениях в "Симфонии", куда она с завидной регулярностью заглядывала "на огонёк"...
   "Приимский и компания" перестали нас беспокоить и занялись каким-то легальным бизнесом, так что я их просто потерял из виду. Допускаю, что "отруби голову гидре - вырастет две новых", а "свято место пусто не бывает". Поэтому, возможно, в криминальном мире города мог произойти некий "передел собственности", и к власти, вместо таких, как Приходько и Приимских, пришли другие "Авторитеты"... Но мне об этом ничего не известно... Однако, в любом случае, я рад, что, хоть, один-два человека, но пошли по правильному Пути, освещаемому ярким сиянием их сильно посветлевших сердец. И мне очень приятно осознавать, что я принимал в этом непосредственное участие!..
  
  Глава 25. Окончание.
  
   Много чего случилось за 9 месяцев моей новой жизни... Многое я понял, многое успел сделать, но, конечно же, ещё больше я сделать не успел... Однако, одно могу сказать точно: за эти 9 месяцев я, словно, прожил целую огромную жизнь, а впечатление было такое, что впереди меня ожидает нечто ещё более огромное и интересное... Мы с Викторией стали настолько близки друг другу, что, казалось, составляем единое целое: мои мысли были продолжением её мыслей, а её - моими... Мы жили друг другом, дышали друг другом и друг без друга жить не могли... Однако, приближалось время разлуки... Короткой... и долгой... как сама жизнь... Я не мог требовать от Небес большего!.. Мне и так преподнесли поистине бесценный подарок - целую жизнь! Жизнь, в которой царила Любовь...
   Именно поэтому маленькая жизнь длиной всего в 9 месяцев, стала для меня ценнее ста тысяч жизней, прожитых без этого великого чувства...
   Последний месяц мы с ещё большей нежностью стали относиться друг к другу: и я, и Виктория чувствовали скорое расставание...И, хоть, эту тему мы старательно обходили стороной, но она - таки, нет-нет, да и всплывала то в наших взглядах, брошенных друг на друга, то, в самый неподходящий момент времени, в предательски - быстро увлажнявшихся уголках глаз ... Но, несмотря на то, что нам было горько и больно сознавать нашу скорую разлуку, ни я, ни Виктория ни на секунду не пожалели о том, что с нами случилось...
   Мы не властны над внешними обстоятельствами, ведь мир существует для всего живого... Мы можем иметь власть лишь над собой... И если добиваемся этой власти, то обстоятельства поворачиваются к нам лицом и становятся нашими друзьями...
   К сожалению, я не имел такой власти над собой, а все мои экстрасенсорные способности были лишь подарком Небес, позволившим мне выполнить моё предназначение, и не более того!.. Так что гордиться мне было особо нечем... Я лишь попытался исправить те чудовищные ошибки, которые совершил в своей прошлой жизни... Слава Богу, кое-что у меня, всё - таки, получилось!.. Но и только!.. Да и время моё вышло... По ощущениям, где-то три дня у меня в запасе ещё было ...
   И чем меньше времени у меня оставалось, тем всё больше и больше мне не хотелось покидать этот мир... Мир, в котором я оставлял троих, ставших такими близкими, любимыми и родными теперь людей: Викторию и двух моих детишек... Да - да! Теперь и я имел на них право... Никогда бы не подумал, что у меня когда-нибудь проявится материнский инстинкт... Однако, он проявился... Да ещё как!..
   Несмотря на ставший таким огромным и неподъёмным живот, я совсем его не замечал, и носился по дому, как угорелый, готовясь к рождению детей. Вместе с Викторией мы подготовили детскую комнату: всего за месяц сделали шикарный ремонт, расставили мебель и, притом, заметьте, лишь собственными силами... И всё это - на восьмом месяце беременности, когда, по идее, мне стоило только стонать и валяться без сил на диване с опухшими ногами... Но, однако, я был резв, как горная лань, и практически не замечал неудобств, доставляемых мне растущими малышами...
   Как раз по окончании ремонта я сфотографировался вместе с Викой: и ей на память, и детишки, когда подрастут, смогут увидеть свою мать... Разглядывая, как-то, этот снимок, я невольно потянулся к альбому, где были свадебные фото Екатерины и, взяв в руки её первую попавшуюся фотографию, просто обомлел: между Екатериной и мной сегодняшним почти ничего общего уже не было... Мы отличались теперь друг от друга, как небо и земля... Фактически, мне казалось, что я держу в руках фотографии двух разных людей... На ум пришли слова, сказанные когда-то Викторией обо мне: дескать, я - уже не Екатерина, а именно Я... - такой, как если бы родился на свет женщиной... Теперь я окончательно в этом убедился... И смирился с этим...
   А потом попросил у Виктории её старую карточку... У неё нашлось фото годичной давности (фотографировали для школы)... Сравнив снимки, я молча протянул все три Виктории.
   Только взглянув на них, она всё поняла и, улыбнувшись, поцеловала меня в нос...
   Да... О разнице между мной и Екатериной я уже рассказал выше, а вот Виктория... Ситуация была немного похожа на мою... Год назад Вика представляла собой блёклое подобие женщины, которая выглядела лет на десять старше своего физического возраста: ничем не примечательное серое создание, которое практически никто не замечает... Она сама себя довела до такого состояния: жизнь без меня ей казалась лишённой смысла... Теперь же это была ЛЕДИ, даже находясь рядом с которой, ты поневоле испытывал благоговение... Она распустилась, как майская роза, и всех, кто видел её, поражала своей красотой... Не было уже в её волосах седины, а в уголках глаз морщинок... Она стала выглядеть лет на десять моложе, чем было на самом деле, и тот, кто видел нас вместе, мог посчитать нас сёстрами, но никак не матерью и дочерью, как было в самом начале...
   Когда есть цель в жизни... Когда есть, для кого и для чего жить, поневоле становишься более активным человеком, а это, в свою очередь, ведёт к эффективному омоложению организма...
   Тем паче, когда человек любит!!! Настоящая любовь способна творить чудеса!..
   Мы с Викторией любили друг друга! И чудес за эти месяцы с нами случилось предостаточно...
   В последний месяц я уже не ходил на работу. Да и Виктория, несмотря на конец учебного года, всё-таки смогла выкроить недельку для того, чтобы не расставаться со мной до последнего дня...
   То, что впереди осталось ещё почти три дня моей жизни, почувствовала и она... И поэтому была рядом... Хоть сейчас мы могли забыть об окружающих нас людях и думать только о нас... и детях, которые скоро уже появятся на этот белый свет... Как-то, само-собой, решилось, что Виктория возьмёт их себе, став им приёмной матерью... Я был уверен, что она станет им даже ближе, нежели родная мать... Сергей вызвался стать им отцом... И, хотя, он уже знал, что Сердце Виктории принадлежало мне (Вика, всё-таки, сумела рассказать ему о моей тайне), но надеялся, что она, со временем, повернётся к нему лицом...
   Я же был просто уверен, что именно так всё и будет! Нельзя всё время страдать из-за того, кто уже умер!.. Жизнь продолжается!.. Уверен, что, после моего ухода, в сердце Виктории найдётся местечко и для Сергея... Тем более, что более достойного кандидата для моей любимой я бы, при всём желании, не смог подыскать!..
   Ну, вот и всё!.. Я заканчиваю...
   Думаю, что в последние три дня мне будет не до этих записей... Лишь по просьбе Виктории я постарался задокументировать моё последнее в этой жизни приключение и описать события, которые произошли со мной по воле нашего Создателя...
   Нет!.. Наверное, всё-таки, не совсем так... Скорее, по НАШЕЙ воле и с СОГЛАСИЯ Создателя... Мы попросили - и нам было позволено...
   Как говорится, и на том спасибо!.. Нам и так дали слишком много: целую жизнь... Пора возвращать долги!..
   Эх, дорого бы я дал за то, чтобы снова оказаться мужчиной... Нет, против женского рода я, собственно, ничего против не имею... Но, несмотря на то, что я целых 9 месяцев "парился" в женском облике, и даже, по словам Виктории, фактически, сам стал женщиной даже внутренне, по моим ощущениям, я так и не смог смириться со сменой пола... Мне, по-прежнему, была непонятна дикая тяга дам к нарядам, косметике и всяческим украшениям: сам я не видел в этом никакого смысла. Для меня удобный, простенький, но приятный на вид, сарафанчик был в сто раз дороже расфуфыренного вечернего платья, в котором было жутко неудобно... Да и вообще, как можно сравнивать простенькую, но очень удобную вещь с какой-либо дорогущей тряпкой, в которой ты ощущаешь себя просто пугалом огородным? А украшения? Я до сих пор не понимаю тяги прекрасного пола ко всяким там "брюликам" и жемчугам... А серёжки? Да это же "пыточная" для ушей!.. Ну, кто в своём уме будет дырявить себе уши какими-то, пусть даже золотыми, проволочками? Ради чего? Ради мифа под названием "мода"? А что, собственное здоровье нынче совсем не ценится? А всякие кольца, перстни?.. Иные представительницы женского рода на каждый палец по пять перстней одевают... Это что, нормально? Да мне и дела нет до того, богата ты или нет! Если ты миллионерша, а за душой у тебя пусто, то ты просто нищая! И все твои перстни - лишь блеф, пустышка... Кому это нужно?
   Почему же никто не понимает простой истины: мы голыми пришли в этот мир, голыми и уйдём из него?! Ничего с собой забрать туда не удастся, кроме памяти и собственных деяний!.. Так стоит ли всю жизнь гоняться за химерой по имени "богатство"? А может, лучше позаботиться о себе и своих родных? Так, по крайней мере, будет гораздо правильнее!..
   Да и вообще! Кто знает, для чего мы приходим в этот мир? Мы можем только догадываться... О замыслах Создателя знает лишь сам Создатель!..
   Мне-то, я считаю, повезло больше многих: я люблю, любим и прожил целых две жизни!.. Хотя, по большому-то счёту, жизнью, наверное, можно считать только вторую!.. Первую свою жизнь я, похоже, всю спустил под откос... И не жил вовсе, а мучился... Потому и провёл бесцельно... прожёг... прогулял... не совершил ничего полезного и правильного...
   Вот, такие - вот пироги!
   Как бы хотелось мне, чтобы другие не совершали ошибок, совершённых мной!.. Однако, это, скорее всего, невозможно...
   Видимо, без ошибок не бывает и правильных решений! Но, если честно, очень бы хотелось, чтобы этих самых ошибок было как можно меньше...
   А уж ошибок, из-за которых ломаются судьбы других людей, и вообще бы не допускать!..
   Но это всё "лирика"... А вообще-то, если честно, так хочется пожить ещё хоть немного, пусть даже и в женском облике, но лишь бы снова дышать воздухом, встречать рассветы и закаты, и любить... любить мою ненаглядную Викторию... Просто до безумия...
   Уходить в мир, где нет её... И находиться там целую вечность... Прости меня, Господи!.. Конечно, так устроен мир... Но как же хочется, чтобы он был устроен немного по-другому!..
   Но ладно! Вот и вышло моё время! Удачи нам всем! Не совершайте глупых и страшных ошибок, и живите счастливо! Помните о том, что настоящие ценности не в деньгах и модных одеждах, а лишь в душе человеческой!.. Похоже, именно за тем, чтобы понять такие простые вещи, меня и отправили во второй раз в этот мир... Вещи-то простые, да только понять их не умом, а сердцем, к сожалению, далеко не всякий может...
   Вот и я до сих пор не уверен, понял ли это до конца... И правильно ли?..
   Ну да ладно! Бывайте!.. Как говорится, не поминайте лихом!..
  
  Эпилог.
  
   Ну надо же! Не удержался, и решил ещё чуть-чуть написать напоследок...
   Дописывая эти строки, надеюсь лишь на то, что кто-нибудь прочтёт их и сможет сделать для себя какие-нибудь полезные выводы...
   Ведь, в сущности, прожив всю свою жизнь, я не сделал в ней ничего полезного, ничего из того, что нужно и должно было бы сделать... И лишь чистая и светлая любовь любимого мной человека смогла возвратить меня к жизни! Пусть ненадолго, пусть не в том виде, как хотелось бы, но любовь оказалась настолько велика и благородна, что небеса сжалились надо мной и дали мне второй шанс превратить свою жизнь и жизнь любимого мной человека хотя бы в близкое подобие рая... А, самое главное, - чтобы прожить свою вторую жизнь со смыслом, которого не было в первой! Ведь многого не надо для счастья: всего лишь иметь любящее и преданное сердце и большое желание сделать любимого человека счастливым!...
   Во истину, пути Господни неисповедимы! Я не знаю, долго ли мне осталось жить на этом свете: с одной стороны, я уверен в том, что сегодняшний день станет для меня последним, а с другой - надеюсь на хороший исход, ведь надежда, как известно, умирает последней!.. Спешу дописать эти строки, потому как времени уже почти не осталось...
   Екатерина сидит рядом со мной, улыбается и подбадривает, хотя в глазах её я читаю всё тот же немой вопрос и тревогу за моё будущее и будущее малышей, которых мне предстоит в скором времени произвести на свет... Если бы не Катя... Если бы не она, ничего этого просто не было бы: не было бы у меня второго шанса, и не писал бы я сейчас этот рассказ о своей второй жизненной попытке.
   Ирония бестолкового существования подавляющего большинства из нас: всю жизнь гоняться за химерами, рисуемыми нашим воображением, жертвовать всем, в том числе и своим собственным счастьем, и счастьем своих родных и близких, чтобы уже на смертном одре вдруг понять, что вся твоя прошлая жизнь - пустышка, не стоящая и ломаного гроша...
   Что мы обычно делаем, когда ищем оправдание своим действиям? - Конечно же, бьём себя в грудь, заявляя, что мы "пашем, как буйволы", зарабатываем своим тяжёлым трудом на хлеб насущный, пытаемся обуть, одеть, прокормить, обучить своих детей... Только, вот, чему? Мы сами живём в этом замкнутом круге и детей своих насильно загоняем в него... Как разорвать порочный круг? Да очень просто: надо начать с себя! Пока сам не станешь человеком, достойным уважения со стороны себя самого и окружающих тебя людей, ничего у тебя не получится!
   Формула "для того, чтобы стать хорошим, начну с завтрашнего дня помогать окружающим" здесь не проходит! Только человек, полностью осознающий свои поступки и совершающий любые свои деяния от души, сможет побороть себя и стать достойным уважения! А "от души" - значит, без какой-либо корысти, от чистого сердца и с чистыми помыслами! Кто-нибудь из нас делал хоть раз в жизни хоть что-нибудь от чистого сердца?..
   Да уж!..
   Ну, что ж, вот и пришло время: за окном послышался рокот подъезжающего автомобиля, который увезёт меня в роддом... И кто знает, останусь ли я ещё жить в этом мире или навсегда покину его... Если же мне придётся покинуть этот мир, то приму это спокойно: я оставляю на Земле любимого мной человека, и твёрдо знаю, что, когда ей придётся покинуть это мир, мы сможем воссоединиться в ином! Теперь я в этом твёрдо уверен! Для любящих сердец не существует ни преград, ни расстояний! Такими изначально сотворил нас Господь: с горячими любящими сердцами, готовыми творить и создавать новое, светлое, вечное!..
   Вот и всё! Удачи нам всем!
  
   Евгений Колышкин и Екатерина Стрельцова.
  
   P.S. Родились мальчик и девочка! Мальчика назвали Евгением, а девочку Ольга Владимировна, почему-то, решила назвать Викторией... Детки вполне здоровы и чувствуют себя хорошо...
   ...Жизнь продолжается!..
   Виктория Васильева.
   Алина Тай. Ноябрь 2010г. - Май 2012г.
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"