Тайга Ри: другие произведения.

Последняя из рода Блау. Глава 64-67

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.56*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление 18.05.


   Глава 64. Алтарь
   Открыла глаза я уже в лаборатории. Голова немного кружилось, плечо болело, но прическа и одежда были в полном порядке - я нащупала шпильку в тяжелом пучке волос, который с утра заплетала мне Нэнс.
   Хмурый Ликас сидел напротив, за чайным столиком, удерживая мои руки ладонями вниз.
   - Сколько здесь прошло времени?
   - Не более мгновения. Мы только сели, - Наставник прислушался к чему-то внутри себя и соизволил ответить.
   - Так будет всегда? После вашего Круга. Мне кажется, уже прошли декады... нет, целая зима, - я устало положила голову на столик и прикрыла глаза. - А здесь не изменилось ничего. К этому привыкаешь?
   - Привыкаешь. Вайю. Времени мало, - Ликас потянул меня за руки и заставил приподнять голову. - Обещай, что без меня ни шагу в Круг.
   Я торопливо горячо закивала. Не дай Великий ему придет в голову взять клятву, тогда ещё греть голову, как ее обойти. Ни шагу, Наставник, поверьте мне.
   - Ликас, Хакан... Старейшина сказал, что меня могут закрыть там. На все время мира...
   - Это не случится, - отрезал мастер.
   - Но все-таки. Они могут? Что произойдет, если я останусь в Круге?
   - Этого не случится, Вайю. Я должен вернуться. Отдыхай. И ни шагу в Круг, ты поняла? - Ликас торопился, я прямо физически ощущала, что он мыслями уже не здесь.
   - Угу, ясных снов... Наставник, - договаривала я уже в пустой лаборатории. Мягко захлопнулась дверь - Ликас умчался.
   Я вздохнула и пошла искать флаконы с зельями. Ночь предстояла очень длинная.
   Сонное, успокоительное, стимулирующее, все не то. Наконец, в дальнем углу второй полки стеллажа я нашла то, что нужно. Кроветворное.
   Маленький пузатый флакон из зеленого стекла отливал на свету синевой, значит свежее. Я проверила пробку и спрятала зелье во внутренний кармана халата. Ритуальный кинжал - в другой карман, и можно идти к Алтарю.
   Я шла коридорами нижнего уровня, поэтому встретила только одну из помощниц Маги, наказав ей передать Нэнс, что буду ночевать в алтарной комнате. Не беспокоить до утра. Молодая аларийка склонилась в коротком поклоне, с любопытством рассматривая меня. Неужели новости уже разошлись? И умчалась наверх выполнять распоряжение.
   Я торопилась. Неизвестно, сколько времени у меня есть, пока вернется Ликас и начнет задавать вопросы, а в том, что меня ждет форменный допрос по всем правилам, я не сомневалась.
   Коридор. Ещё коридор. Срезать через подвалы, и вот я стою на ступеньках в Хранилище.
   - Мисси, - сверху послышались торопливый топот и голос Нэнс. - Мисси.
   Я подхватила юбки халата и помчалась вниз по узкой лестнице в полной темноте, придерживаясь рукой за сырую стену. Один пролет, два, три, нижний уровень. Хранилище.
   Я почувствовала на входе мягкий толчок защитной границы, которую ставил дядя - вход только для Блау. Успела. Можно прислонится к стене и отдышаться.
   - Мисси, - голос затих где-то сверху. Нэнс не любит темноту, а факелы я не зажигала. Ищите меня дальше, ищите.
   Повороты в Хранилище я знала наизусть, поэтому хлопнула в ладоши, включая магические светильники, только когда прошла почти до центра зала. В алтарную придется тащить факелы, но хоть здесь можно попользоваться благами магической цивилизации.
   Точное расположение нужных мне свитков я не помнила. То, что закрытая секция - это точно, но малая печать Блау открывает любые двери. Немного силы и я в самой дальней части библиотеки, там, где дядя складировал все, что считал опасным для юных умов Блау. Запрещенные книги, старые свитки, экспериментальные техники, записи Эпохи грани, родовые дневники. Наверное, где-то здесь и дневник пра-пра, который мне обещали.
   Точнее обещали своей племяннице Вайю Блау. Мысль была неприятной, и я отодвинула ее в сторону. Я подумаю об этом позже.
   Мне нужен был раздел работы с духовными сущностями. Изменение духовных эманаций, Замеры потенциалов души для постижения небесного Дао, Создание второй духовной сущности, все не то. Не то. Драгоценные свитки летели на пол неаккуратной стопкой.
   Нет времени. У меня почти нет времени.
   Создание слепка души, Связь духовной сущности и уровня внутреннего источника, Отражение души, ну наконец-то. Я развернула свиток, вчитываясь в блеклые иероглифы. Условия. Ограничения. Результат. Нужна только кровь и алтарь. Подходит. Первый свиток найден.
   Аллари могли думать что угодно. Аллари могли верить во что угодно. Аллари могли говорить, что угодно, и верить в то, что говорят, но я не аллари. Каждое слово требовало проверки, и именно этим я и собиралась заняться. Подтвердить или опровергнуть.
   Следующий пункт - проекции душ. С этим проще. Свиток я нашла практически сразу - простой ритуал, позволяющий определить уровень духовной сущности. Второй свиток перекочевал во внутренний карман халата. Осталось последнее и самое сложное. То, что я не знала, где искать. Потому что если теория аллари про осколок души верна...
   Я перерыла весь стеллаж. Все свитки валялись на полу, сваленные в кучу, ничего подходящего не было. Ни-че-го, что позволило бы объединить несколько духовных составляющих воедино, и, самое главное, контролировать этот процесс, не пуская его на самотек. Чтобы там ни было, а отказываться от любой части себя я не собиралась.
   Хорошо. Я ритмично отстукивала на горке книг имперский марш и думала. Пока первые два пункта. Возможно, аллари ошиблись, и никакое объединение сущностей не понадобится.
   Я отряхнулась и пошла вниз, прихватив с собой пару факелов, чтобы точно хватило. Вниз. Туда, где под домом пересекались силовые линии, туда, где вибрировал родовой силой Алтарь Блау.
  
   ***
   Себя я бы сочла крайне неудобным пациентом.
   Вены прятались глубоко, были тонкими и почти прозрачными, чтобы сделать нормальный продольный разрез мне пришлось помучиться. И никакой магии перед ритуалом, псаки, только кровь и железо. Я уже взмокла, а осталась ещё одна рука.
   Наконец я закончила. Разрезы были чистые и длинные, для надежности я ещё располосовала ладони, чтобы кровь точно не остановилась в середине ритуала.
   Я покачала на свету флакон с кроветворным. Сколько? Половину? Знать бы ещё, насколько затянется ритуал. Вытянула пробку и выпила весь. От потери крови не умру - организм просто впадет в кому, а вот если ритуал прервется на середине, я не берусь предсказывать последствия.
   Язык противно кольнуло полынной горечью, зелье просилось обратно, но я держалась, стиснув зубы. Нужно проглотить.
   Чего не сделаешь, ради истины.
   Свитки я установила на подставках справа и слева алтарного камня, чтобы, если что-то забуду, можно было быстро найти. Крови уже натекло достаточно, можно начинать.
   Я молчаливо попросила помощи Великого и положила ладони на теплую алтарную плиту. Руки обожгло так резко, что я рефлекторно одернула их, на камне остались два ярко алых отпечатка моих рук, которые с шипением впитались в гранит. Алтарь всосал кровь подчистую.
   Нужно потерпеть, Блау. Нужно просто потерпеть. Знания никогда не доставались тебе просто.
   Было больно. Пока просто очень больно, но скоро начнет кружиться голова, поэтому я сжала зубы и повторно опустила ладони на камень, придавив всем своим весом, чтобы не отодрать.
   Руки обожгло, Алтарь снова вспыхнул и присосался, жадно откачивая кровь.
   Жрите.
   Я начала с самого главного. Ритуал "Отражение души" был прост. Два коротких катрена и много, очень много крови. И боль. Поэтому редко когда кто-то использовал его осознанно, чаще проверяли отражение души на подселение, приковывая объект к Алтарю тяжелыми цепями, чтобы ничто не мешало пути крови.
   Слова я выговорила быстро, речитативом, и теперь просто ждала, пока крови будет достаточно. Камень уже нажрался и теперь кровь текла по узким бороздкам в граните, образуя рунный рисунок на верхней поверхности плиты, вправо и влево, из одной ладони и из другой, как только круг дорожек крови сомкнется, я получу ответы.
   Мгновение. Еще мгновение. Потерпеть ещё немного. Линии соединились, кровь на поверхности гранитной плиты вспыхнула проявленной силой, образуя рисунок, и испарилась, впитавшись.
   Родовой гобелен на потолке засиял мириадами звезд, которые закружились в бешеном темпе, приближая ко мне наше созвездие - я, дядя, Аксель, отец...
   Вспышки становились чаще и чаще, и вот вращение звезд остановилось. Прямо передо мной ярко сильно и ровно сияла звезда Акселя. Дядина светилась ещё ярче, так ярко, что слепило глаза. Звезда отца была тусклой - потухший гигант, а моя... моя звезда была немного сбоку.
   Почти такая же яркая, как дядина, она пульсировала неровными вспышками света. И... моя звезда была двойной. Двойная звезда Вайи Блау. Вокруг более яркого гиганта по определенной траектории вращается маленький затухающий спутник, именно и создавал неровную пульсацию.
   Двойная звезда. Псаки, демоны и все порождения грани! За что же ты так со мной, Великий!
   Значит, в этой части псаковы аларийские хрычи сказали мне правду. Первый ритуал был закончен, я попыталась убрать ладони с алтаря, потому что уже увидела все, что хотела, но не смогла.
   Меня не пускал Алтарь.
   Я попыталась снова, но руки как-будто впаяли в камень намертво. Начавшие затягиваться порезы снова открылись и кровь хлынула щедрым потоком, начиная заполнять бороздки на алтарном камне. Ритуал? Но я не читала катренов, не плела чар, не просила. Я не запускала никакой ритуал.
   Кровь побежала быстрее, стремясь замкнуть рисунок на алтаре, и в этот момент пол вокруг меня пришел в движение.
   Вращение со скрежетом. Казалось механизм заржавел, или песок попал между плитами, и теперь мешает плавному ходу, потому был звук трения камня о камень, когда плиты истираются в пыль.
   Сегменты вокруг алтаря пришли в движение, меняясь местами. Одна плита уходила вниз, ее место занимала другая, как в детской головоломке, чтобы собрать какой-то рисунок, нужно правильно сложить кусочки. Плиты двигались, формируя новый рисунок на полу. Рисунок какого-то рунного круга.
   Я бестолково дергалась, снова и снова, пытаясь отодрать руки от Алтаря, от усердия я даже прикусила губу до крови. Бесполезно. Наверное, так чувствуют себя пришпиленные на иглу бабочки, они тоже трепыхаются до тех пор, пока теплится жизнь.
   Кровь бежала все быстрее и быстрее, бороздки на граните заполнились уже наполовину, когда движение плит пола вокруг меня остановилось с четким щелчком, который прозвучал оглушительно в наступившей тишине.
   Я вытянула шею, пытаясь с неудобного ракурса рассмотреть рисунок рунного круга и сосчитать лучи.
   Два, четыре, восемь, шестнадцать. Шестнадцать лучей.
   Псаки, да что же мне так не везет в этой жизни, или правильнее уже говорить в этом мире? Это и есть хваленое аларийское стремление к равновесию?
   Это и есть обещанная аллари быстрая смерть? Старые хрычи наврали мне. Была обещана хотя бы декада.
   Шестнадцать долбанных лучей. Этот мир определенно любит меня. Или шестнадцать - это сакральное число для Вайи Блау?
   Кровь продолжала наполнять бороздки рисунка на алтарной плите. Осталось меньше одной трети пути, пока алые линии не сойдутся в одной точке. И что тогда? Алтарь сработает, рунный круг замкнется, и...
   В голове было пусто. Сила внутри не отвечала. Источник не откликался. И я тупо смотрела, как кровь с каждым толчком пульса, приближает меня к концу.
   Блау, ты идиотка! Нельзя было лезть самой. Можно было открыться дяде, можно было подождать, можно...
   Осталось не больше пары мгновений, и за это время у меня промелькнули десятками примеры из родовых хроник Блау, когда в алтарной комнате находили высушенные трупы, обескровленные тела, и просто находили... части... бывшие ранее представителем рода Блау. Кара неблагонадежных, наказание предателей, смерть для отступников.
   Шестнадцать лучей. Рунный круг с шестнадцатью псаковыми лучами. Великий, спаси и сохрани глупую дочь твою!
   Мгновение. Еще мгновение. И алые линии соединились, кровь на поверхности гранитной плиты вспыхнула проявленной силой, образуя рисунок, и испарилась, впитавшись.
   Родовой гобелен на потолке засиял мириадами звезд, на полу плавно начал вспыхивать один луч за другим. По очереди.
   Первый луч. Второй. Третий...
   Жертвоприношение началось.
   Глава 65. Выбор
   Лучи на полу продолжали вспыхивать один за другим, освещая алтарную плиту по кругу. Четвертый, пятый, шестой, седьмой луч...
   В голове было пусто и как-то звонко. Единственная мысль, которая крутилась в сознании - полный псаков бред. Умереть вот так, на собственном родовом Алтаре, пройдя через время и пространство... это полный псаков бред. Чушь. Идиотизм. Кто-бы ни притащил меня сюда, потратил слишком много сил, вложил слишком много энергии, чтобы так бездарно...
   ... восьмой луч, девятый, десятый...
   Если только все затевалось не ради этого. Чтобы восполнить силу родового источника за счет энергии души, или... или это проверка.
   Очередная псакова проверка на пригодность и соответствие родовым нормам и стандартам. Вариант испытания. Доверие Роду. Готовность принести жертву. Блау всегда хранят Блау.
   Или ... про другой вариант думать не хотелось совершенно.
   "... войти в источник... добровольная жертва... чтобы что-то получить, нужно что-то отдать..."
   Источник. Алтарь - это тоже источник. Маленький, не такой, как у аллари, но источник. Псаки.
   ... одиннадцатый луч, двенадцатый, тринадцатый...
   Напряжение нарастало, алтарная плита под моими ладонями начала нагреваться и вибрировать в том же ритме, в котором вспыхивали лучи, в том же ритме, в котором бился мой пульс.
   ... четырнадцатый, пятнадцатый луч...
   Вот он, момент истины.
   Последний шестнадцатый луч вспыхнул ослепительным светом, и рунный круг на полу замкнулся. Над моей головой засияли силовые лучи полусферы, образуя ловушку из энергетических линий, алтарный зал затрясся так, что я еле устояла на ногах, и из центра гранитной плиты в потолок выстрелил поток света, закручиваясь в спираль.
   Родовой источник Блау проснулся полностью. Впервые на моей памяти.
   В голове было совершенно пусто, звонко и светло. Я не видела ничего, потому что свет был слишком ярким, я стояла в потоке бьющей из Алтаря силы. Тысячи лиц вереницей проносились вокруг, тысячи звезд - больших гигантов и маленьких карликов, тысячи созвездий рода Блау.
   Боль нарастала постепенно. Слишком много чужих мыслей. Слишком много чужих намерений. Слишком много нереализованных желаний. Слишком сильный поток. Даже менталисты более милосердны к своим жертвам...
   Мне казалось, что вскрыли голову и препарируют без анестезирующих чар, взламывая самые сокровенные двери сознания, в груди стало жарко, нестерпимо жарко, казалось, мой темный источник взбесился, и его сейчас разорвет от силы, она просто хлынет через горло.
   Боль. Боль. Боль. И свет. Белый слепящий свет кругом. Я горела и плавилась, не в силах оторвать руки от алтарной плиты, я просто сгорала заживо, не в силах выносить накал силы...
   Ещё больше света, ещё больше боли, ещё больше силы... я просто не могу больше... я не могу больше... я-не-могу-больше. И я подняла голову вверх и закричала, вкладывая в крик всю свою ярость, всю свою боль, всю свою обиду на Блау... за что... зачем... почему...
   "Я скучаю по тем нам, Вайю...". Голос Фей-Фей кружится в голове.
   "... было больше света и жизни, больше радости... сейчас горечь и ярость...". Образ Ликаса появился рядом.
   "Ты иногда пугаешь меня, Вайю...". Кривится в усмешке дядя.
   "... нежная и деликатная... моя сестра никогда не была чудовищем...". Аксель укоризненно качает головой.
   "...это не твой мир, чужая душа. Твой мир умер. Это не твои родные. Твои умерли в твоем мире. Это не твоя жизнь..."
   "...это было предначертано. Тебя забросило в чужой поток мира. Этот Мир принадлежит юной деве...". Слепые глаза Помнящего смотрят куда-то глубже, прямо в душу.
   "... это не твои родные..."
   "...должна умереть... смерть..."
   "...вторая душа выполнила свое предназначение и больше не нужна..."
   "...юная дева умирает ... остался только осколок ...нет якоря в новом мире ...твою душу ничего не держит... нет прошлого - не за что держаться..."
   "... выбор...должна сделать выбор... кто будет жить..."
   Кто будет жить. Кто будет жить. Кто будет жить. Пропел свет вокруг серебряными колокольчиками.
   Выбор. Выбор. Выбор. Выбор. Выбор. Рвались струны цитры на ветру.
   Решай. Решай. Решай. Прозвучало раскатом грома. Решай.
   И этого было мало. Они пошли дальше, копнули так далеко, взломав самые тайные двери в моей душе - мои чувства.
   Я ненавидела ее.
   Бесполезную. Неумелую, влюбленную глупышку. Ленивую. Ту, что позволяет смеяться над собой. Ту, что выставляет себя на посмешище раз за разом, следуя за Квинтом. Я ненавидела ее. Я презирала ее. За то, что не ценит того, что есть, семью и Род. За то, что принимает все как должное. За то, что слабая, за то, что безвольная, за то, что трусливая.
   За то, что подлая, за то, что считает, что ей все должны, потому что она Блау. Я ненавидела ее за то, что позволила умереть Нэнс. Так глупо. Я ненавидела ее за то, что Данд умер, чтобы она жила. Я презирала ее за то, что она не смогла защитить наследие и просто сдалась, опустила руки.
   Бесполезная. Тупая. Безвольная. Разряженная кукла.
   Я ненавидела себя.
   Я ненавидела Вайю Блау до зубовного скрежета. Это то, с чем я жила каждое мгновение прошлой жизни. Это то, что я принесла сюда, в эту жизнь.
   Неумение прощать. Такое нельзя простить. Такая недостойна жить. У такой не должно быть вторых шансов.
   У меня не должно быть вторых шансов.
   Я ненавидела и презирала себя сильнее, чем кого-либо. Никто из Империи не удостаивался такой чести от Вайи Блау. Я сама была судьей, я сама вынесла себе приговор и привела его в исполнение. Именно поэтому целительский контракт с шестнадцатым Легионом.
   Чтобы сдохнуть.
   Я двигалась, жила, лечила, но это единственное, чего я хотела на самом деле. Понести наказание, отработать свою кару и наконец-то иметь право сдохнуть.
   Просто сдохнуть, приведя приговор в исполнение, и если очень повезет, прихватить с собой таких же тварей, как я. Тех, что предали. А я предала Род. Я не справилась. Я не смогла. Не успела. Не...
   И юную деву этого Мира я ненавидела такой же чистой незамутненной ненавистью. За голубое платье с рюшами, за счастье в глазах, за дебильную улыбку в зеркале истины, за то, что сдалась, и не стала бороться со мной за свою жизнь, за то, что посмела так бездарно сдохнуть в шахтах. За то, что остался только осколок души.
   Она тоже недостойна жить. Она слабая. Она не справится. Уже не справилась. Даже слабее, чем была я.
   И ещё, потому что это все - её.
   Чужое.
   Чужая душа. Чужой мир. Все - ее. Ее дядя, ей - любовь Акселя, ее Фей-Фей, Данд, Нике, все ее, и даже сила и та чужая.
   У нее было все, и она сдалась и сдохла.
   И завидовала юной деве Блау. Завидовала так, что почти задыхалась. Потому что первый раз в своей жизни я так хотела чужое, хотела так, что просто мутнело в глазах, забрать, выцарапать, присвоить, отвоевать. Мое. Мое. Мое. Звучало внутри.
   Мой мир. Мой Род. Моя сила. Моя Империя. Мое право.
   Кто будет жить. Кто будет жить. Кто будет жить. Пел свет вокруг серебряными колокольчиками.
   Выбор. Выбор. Выбор. Рвались струны цитры на ветру.
   Решай. Решай. Решай. Гремели раскаты грома.
   Решай, кто должен умереть... кто должен умереть... кто должен умереть...
   Внутри билась только одно намеренье - мое, мое, мое, мое...
   "Блау всегда хранят Блау, Вайю". Короткий ласковый щелчок по носу и дядя подбрасывает маленькую меня на коленке.
   "Блау всегда хранят Блау". Аксель хлопает меня по спине так, что перехватывает дыхание.
   "Блау всегда хранят Блау". Тихо отзывается Данд.
   Блау всегда хранят Блау. Кто я? Кто я такая? Я - Вайю Блау. Я - Старшая. Юная дева - дитя рода Блау. Младшая. Драгоценная дочь. Возлюбленное дитя, а Блау всегда хранят Блау.
   Это ее мир. Это ее жизнь. Это ее право делать свои собственные ошибки, я свои уже совершила.
   Решай. Решай. Решай. Все громче гремели раскаты грома.
   Я РЕШИЛА.
   Я - недостойна. Живи, дитя Блау.
   Я отдам все - силу, опыт, воспоминания. Живи, и храни Блау.
   Решение отозвалось внутри щемящей нежностью и легкостью, как будто пушистым перышком ласково провели внутри.
   Живи. Юная дева Блау.
   Свет вспыхнул ослепительно белым, стирая границы, сила внутри взвилась в последний раз и я отпустила себя, растворяясь в источнике... мое сознание рассыпалось на тысячи частиц и становилось часть чего-то большего, уходили чувства, таяли воспоминания, исчезали мысли...
   ... свет звал и манил за собой, обещая вечность... и я послушно растворилась в нем.
   Вайю Блау, перестала существовать.
   Глава 66. Три условия
   Где-то в подземельях капала вода. Тихий, монотонный, выматывающий звук. Кап-кап-кап... кап-кап-кап...
   Спина затекла, рук я не чувствовала, шея онемела. Лоб и правую щеку обжигало каменным пробирающим до костей осенним холодом.
   Кто я? Где я?
   Слипшиеся от слез ресницы открылись с большим трудом, но я не видела ничего вокруг, меня окружала полная и абсолютная темнота.
   Факелы. Подземелье. Мысли мелькнули вспугнутыми птичками. Я - Блау. Подземелье. Это... Я лихорадочно заскребла ногтями по полу, но соломы не было.
   Не было, Великий! Пальцы ощущали только могильный холод плит, ровные бороздки на полу от линий рунного круга, но никакой соломы не было. Значит, я не в тюрьме. Хвала Великому!
   Руки нащупали гранитное основание Алтаря, к которому я прислонилась боком, видимо когда сползла на пол, и я расплакалась от облегчения.
   Я-не-в-тюрьме. И я - живая.
   Горячие капли обжигали щеки, стекая на шею и дальше вниз, во впадинки над ключицами, щекоча кожу солью. Сколько я сижу здесь, раз так замерзла? Что здесь происходит, к псакам?
   Лестница вниз и голос Нэнс. Хранилище. Свитки. Алтарь. Ритуал. Воспоминания возвращались рывками, последнее, что я помнила - это ослепительный свет источника, который звал меня за собой. А дальше - пустота.
   Значит, все-таки проверка. Я сменила положение тела, развернувшись удобнее, чтобы расслабить мышцы. Руки покрывала заскорузлая корочка, ладони, подол халата, браслеты-наручи - все было неприятно жестким. Крови было много.
   Значит, моя ставка была верной.
   Я не любила азартные игры и не участвовала в таких обязательных развлечениях, потому что не была поцелована судьбой и госпожой удачей. Я проигрывала девять раз из десяти, но сейчас милость богов была на моей стороне.
   Моя ставка была верной. Это была проверка Рода. Жертвоприношение, Алтарь, правильно расставленные загодя силки, и любопытная птичка сама идет прямо в руки, чтобы узреть истину.
   Я криво и мстительно усмехнулась одной стороной рта, надеюсь, они потратили на это столько энергии, что восполнят не скоро. Псаковы предки Рода. Псаковы экспериментаторы. Все во имя Рода, все во имя служения. Засуньте такие проверки знаете куда... внутри до сих отзывалось болью, гортань саднило от крика, я сомневаюсь, что смогу произнести хоть слово. Уж что-то, а голос я сорвала полностью.
   Это первый и последний раз в этой жизни, когда я отдала свое. Первый и последний раз, цените. Теперь это мой второй шанс. Моя вторая жизнь. Я испоганила первую, но свой второй шанс я не отдам никому, сколько бы ни было проверок.
   Сзади над моей головой вспыхнул тусклый свет, освещая подземелье не далее пары шагов вокруг. Прямо над алтарной плитой завис маленький энергетический шарик.
   Я не смогла подняться на ноги ни с первого раза ни со второго, ноги не держали, поэтому я просто развернулась на четвереньках лицом к Алтарю.
   - Род приветствует драгоценное дитя Блау..., - звук раздавался отовсюду, голос был ни мужским ни женским, казалось, он просто исходит из шарика света, отражается от полукруглых стен, сферического потолка и резонирует эхом, возвращаясь обратно.
   Я рвано кивнула. Голова дернулась, как у марионетки на ниточках. Разговаривать с ними я не планировала.
   - Жертва была принесена и жертва была принята. Путь открыт. Груз прошлого мешал служению. Прошлого больше нет. Во имя Блау...
   Звук затихал с каждым произнесенным словом, и в конце был почти не различим. Точно потратили псакову прорву энергии, чтобы провернуть такое. Если сейчас даже на нормальную материализацию образа не хватает. Даже если учесть, сколько крови у меня вытянули, все остальное очень энергозатратно.
   Странно, обычно предки как скупцы берегут каждую крупицы силы, щедро отбирая у приходящих, но ничего не давая взамен, а тут...
   Энергетический шарик над Алтарем затих и продолжал тускло пульсировать, постепенно угасая. Мои факелы потухли, и я поползла к выходу, пока совсем не осталась без света. Встать получилось не сразу, меня шатало, подрагивали руки и ноги, но я выровнялась и маленькими шажками пошаркала к двери из алтарного зала.
   - Три условия... три условия... три условия..., - прилетело шепотом мне в спину, когда шарик света окончательно потух и я осталось в абсолютной темноте.
   Хоть четыре, хоть пять условий. Хоть десять.
   Я на ощупь прошла в проем выхода, и начала искать справа, хоть одну треногу с факелами, чтобы добыть свет.
   - Три условия..., - последнее эхо затихало в воздухе.
   Найденный факел покатился в сторону, тренога ударилась о пол с глухим металлическим стуком, опрокинувшись, а меня накрыло волной образов-воспоминаний... три условия ... у меня есть желания, Старшая...
   ... свет был ласковым. Как ослепительно белое море, которое качает на волнах. Бесцельно, без направления и времени, без конца и края, только свет и спокойствие, и сила, которая наполняет каждую частицу энергии.
   Я была и не была. Я пребывала и отсутствовала. Я существовала, и одновременно нет.
   В этом ничто кружились образы, фигуры и лица, сплошным водоворотом. Вот седой мужчина, так сильно похожий чертами лица на дядю, вот светлая женщина с такими нехарактерными для Блау длинными волосами с легкой рыжинкой, вот вереница детей в нарядных халатиках, вот ...
   Лица вращались каруселью, казалось, каждый оставляет частицу своей энергии-сущности, приближаясь к тому, кем была я, чем была я, частью абсолютного света.
   Достойна. Достойна. Достойна хранить Род. Голоса рефреном звучали со всем сторон.
   Отпустить прошлое. Отпустить ненависть. Отдай. Отдай. Отдай. Скандировало эхо.
   Верни. Верни. Верни. Прошлое - прошлому. Мешает служению. Мешает служению. Мешает служению.
   Среди этой вереницы лиц появился смутно знакомый образ девочки, почти девушки, на пороге цветения. Это лицо было чем-то знакомым, оно волновало, тянуло куда-то, тревожило.
   Девочка-девушка была совсем юной. В голубом нарядном платье-халате. Темные глаза, с характерным северным разрезом, чуть приподнятые к вискам, темные волосы, забранные вверх в сложную прическу, сияющая ласковая улыбка, с едва заметными ямочками на щеках. В маленьких аккуратных ушках покачивались длинные нефритовые серьги. Девочка протягивала ко мне руки, но не приближалась, ждала, продолжая звать меня улыбкой.
   Девочка в голубом мне нравилась. Она была знакомой и какой-то родной, безопасной и близкой. Я хотела ответить ей, но голоса не было, я хотела протянуть руки, но не было рук, я хотела приблизиться, но не смогла сдвинуться с места.
   Море чужих образов вокруг нас заволновалось.
   Улыбка девочки манила, обещая успокоение, и я попыталась ещё раз. Свет вокруг вспыхнул, темные глаза мелькнули совсем близко, нефритовые серьги качнулись, и... мы слились в единое целое.
   Я и она. Странная счастливая девочка-девушка. Я и юная дева. Я и юная Вайю.
   Передо мной проносилось пространство и время, разные миры, разные временные потоки, ломаные и прямые линии жизней. Мы есть одно, мы все части одного целого, разбросанные осколками по разным мирам. Я испытывала счастье от обретения внутренней целостности, я есть свет, я есть Вайю Блау.
   Светимость вокруг увеличилась, и я обрела память. Воспоминания о прошлой жизни закружились образами. Я на коленях перед Квинтом, вымаливаю прощение, дождливая Столица и Аксель покачивается в петле, родовой перстень Блау на кости высохшего в подземельях скелета, гром и молния на равнине у Рифейского, где нас теснит орда умертвий, а над головами сияет багровым светом Око прорыва...
   Отдай, отдай, отдай. Лился серебристый свет.
   Отпусти. Отпусти. Отпусти. Стонала цитра.
   Не отдам, мое. Я крепко держалась за свою память. Мое. Моя ненависть. Моя боль. Моя карма. Боль и гнев - источник моей силы. Мое право. Моя месть.
   Отдай, отдай, отдай... чтобы жить...чтобы жить... чтобы жить...
   Воспоминания закружились каскадом, перемешиваясь. Первая диковатая улыбка Нике, мой уставший райхарец, пирог Нэнс, который она спекла для меня под руководством Маги, серьезный Ликас, дядя в черном кафтане, пузатый смешливый Луций, молчаливый Данд... образы смешивались и я уже не могла отделить, где мое и чужое.
   Мы обе любили дядю. Младшая боялась и уважала, но любила. А я любила просто потому что вернула утраченное. Любовь к дяде вспыхнула факелом и затопила все внутри. Любви стало в несколько раз больше.
   Мы обе любили Акселя, Нэнс и Фей-Фей. Я любила Данда, а Младшей Вайю нравился его образ в моих воспоминаниях - большой, сильный, молчаливый и лохматый, гораздо более близкий и понятный, чем Акс.
   Мы обе любили пироги с зимником, Маги, Пинки и читать, задрав ноги на тахту. Солнечные дни, запах прелых листьев и вересковые пустоши за поместьем.
   Мы обе хотели, чтобы Род процветал, а сила Блау приумножалась. Мы обе... у нас было так много общего, почти все можно было разделить на двоих и становилось больше и больше, здесь просто не оставалось места для ярости и боли, для моей ненависти, за которую я так держалась. Младшая не испытывала ненависти, она просто ещё не научилась не ненавидеть. Она не испытывала испепеляющего сжимающего горла страха, и горечи, которая кровью оседает на языке.
   Дети ещё не умеют ненавидеть.
   В ее мире дом был там, где дядя и брат, подруги и нарядные платья. Большой и безопасный. В ее мире принцы должны быть светловолосыми, как Квинт, а лошади белыми, как та райхарка, которую обещал привезти от Хэсау дядя.
   Бесполезно. Тупо. Глупо. Мысли колыхнулись внутри, но их смыло волной света и умиротворения. Жизнь не состоит из ненависти и мести. В ее мире было место только для любви.
   Мы проживали наши жизни вместе.
   Я делала первые шаги по гостиной, держась за руку Ликаса, косолапо шагая в заботливо протянутые навстречу ласковые мамины руки. Она лечила, диагностировала, зашивала и сращивала, проводя мгновения в моем полевом госпитале. Я разучивала тайком танец, спрятавшись в закрытой бальной зале, ловя свое отражение в новом платье, а она изучала углы и плиты пола шестой камеры.
   Воспоминания бежали все быстрее и быстрее. Ночь. Шахты. Последние остатки смелости, чтобы доказать себе и им... Смерть. Переход. Зов.
   И Младшая спрятась, притаилась, испугавшись, выбирая время помочь, глядя на мир уже моими глазами. И этот мир ей не нравился. Ей не нравились тренировки и каллиграфия, ее испугал Вызванный и лабиринт у Фейу, но ей нравились Кантор и Таджо, Квинт и Марий...
   Воспоминания заканчивались, время подходило к концу, юная Вайю таяла, растворяясь во мне, щедро делясь последними образами...
   Жить за меня, жить за нее, жить за двоих. Не место для ненависти. Не тратить драгоценный дар так глупо, спасти, обрести, хранить, беречь, защищать... Образы дяди и Акселя растаяли в светлой дымке.
   Юная Вайю не прощалась, потому что она оставалась со мной... навсегда, она просила ...Квинт на коленях перед нами, умоляющий о прощении... семь танцевальных комплектов в шкафу, она хочет продолжать танцевать... и белый райхарец... у принцессы рода Блау непременно должна быть белая лошадь...
   Три условия. Три условия. Три условия. Прошелестело осенним ветром.
   И мы вспыхнули вместе, сливаясь в единое целое, становясь беспредельным белым светом, становясь бесконечностью, становясь вечностью и силой... становясь истинной дочерью рода Блау.
   Храни, храни, храни...
  
   ***
   В себя я пришла от резкой пощечины, голова мотнулась в сторону и я прикусила язык до крови. На стенах плясали сполохи живого огня. Меня придерживали за плечи крепкие и такие родные руки. Дядя.
   - Вайю, - он выдохнул рвано, с облегчением прикрыв глаза. Что он тут делает, они же недавно отбыли к Хэсау.
   Дядя выглядел страшно. Оторванная пуговица у камзола, местами черная рубашка, которой положено быть свежей, темные тени под глазами и впалые щеки. Кожа на лице так обтянула кости, что дядю можно было принять за несвежее умертвие.
   Что случилось? Война? Прорыв грани? Нападение на поместье? Мятежники выступили раньше?
   Я открыла рот спросить, но не смогла произнести ни звука, сорванное горло болело. Я открывала и закрывала рот, дядя начал хмурится, сурово сдвинув брови, в глазах вспыхнули темные молнии.
   Оу, кажется приближается гроза.
   Я подумала, вцепилась в дядины руки, прижавшись к надежному плечу, и заревела, чувствуя, как облегчение накатывает изнутри.
   Я жива. Я прошла проверку Рода. И я ... я больше не чужая для этого мира.
   Слезы катились и катились крупным горохом, я шмыгала и с удовольствием возила мокрым носом по тонкому сукну. В случае с дядей слезы никогда не бывали лишними. Я поплачу, он успокоится, и глядишь гроза пройдет стороной, минуя...
   Но в этот раз я ошиблась. Гроза не миновала...
   Глава 67. Разнос
   - На колени, - хлыст просвистел сбоку, и я рефлекторно сжала голову в плечи и упала на пол, больно ударившись коленками.
   Ковер в дядином кабинете был мягкий, толстый, пушистый, но ноги и спина отозвались тянущей болью. Грязный подол халата, заляпанный пылью и засохшей кровью, казался вопиющим оскорблением чистоты приличий, особенно на фоне тщательно вычищенного слугами мирийского половичка, за который в свое время отвалили солидную сумму золотых империалов.
   - По долям мгновений, все события вечера, Вайю.
   Что случилось? Я давно не видела дядю таким. Безусловно, он должен был почувствовать возмущение родового Источника, как Старший, просто не мог пропустить такое, но это не объясняет его вид.
   Я осторожно положила руку на горло, отрицательно покачав головой. Говорить я не могла, даже если бы очень хотела.
   Щелчок пальцами, и в кабинет зашел штатный целитель второго гарнизона, расквартированного вдоль границы, около стратегически важных шахт. Он выглядел, как дядин ровесник. Филч? Фенч? Фанч? Фуй? Я не помнила, как его зовут, потому что у него был только шестой круг, и это предел в его возрасте. Этого было достаточно, чтобы не запоминать его имя. Иметь шестой круг для целителя - это просто оскорбление профессии, я вообще сомневалась, что он достаточно практиковал, во втором гарнизоне обычно все очень тихо. Если не считать отравлений, переломов и мелкой ерунды. Одно название, а не целитель.
   Но протестовать было глупо. Я послушно вытянула вперед руки, чтобы он мог скастовать кровоостанавливающее - это на всякий случай? И зачем исцеляющее - итак видно, что все затянулось. Плетение у него были отработанные до мелочей, но без изюминки. Халтурная работа.
   - Не нужно, - дядя хлестнул хлыстом по сапогу, резко качнув головой, когда целитель начал выплетать первые узлы чистящих чар. - Никаких очищающих. Пусть подумает над результатами своих действий.
   Буду сидеть грязной. Запекшаяся корочка подсохла и противно чесалась. Волосы были в беспорядке, под ногтями черно-красные ободки, халат грязный. Красавица. Просто красавица. Сейчас это раздражало неимоверно, хотелось в купальни, и тереть-тереть-тереть кожу до скрипа, что бы ни вида ни запаха крови.
   Это последствия ритуала? Обычно я спокойно воспринимала кровь. Я прислушалась к себе, отслеживая изменения. Пока я чувствовала себя как обычно, но была не настолько наивна, чтобы считать, что на этом все. Юная Вайю не переносила вида крови?
   - Госпожа, - лекарь протягивал мне пузатый флакон с искристым голубым эликсиром. Я взболтала зелье на свету и выпила залпом. Горло зажгло мятой и холодом, гортань онемела. Я прокашлялась. Если эликсир качественно сварен, через пару мгновений смогу говорить.
   - Сир, - целитель заканчивал, отправив диагностические чары, для анализа состояния внутреннего источника. Голос был странным. - Сир, - плетение зависло над моей головой, и он явно не знал, что делать дальше.
   Я так и стояла на коленях, послушно опустив глаза в пол. Две головы склонились надо мной сверху, рассматривая результаты диагностики. Мне было очень интересно, что там, но пока кастовать я не могла. После алтарного зала сила возвращалась крайне медленно, по крупицам, как-будто с трудом наполняя внутренние меридианы источника.
   Щелчок пальцами, тень целителя на полу удлиняется в поклоне, скрип двери, и мы остаемся одни.
   - По долям мгновений, все события вечера, Вайю. Я хочу знать, в какой момент ты решилась... на это самоубийственное предприятие, - дядя вернулся за стол, и сел напротив, как судебный обвинитель.
   - Дядя, что случилось..., - я говорила почти шепотом, но говорила же. - Расскажи..., - видимо повреждения гортани сильнее, чем я думала. Безусловно, события в алтарной комнате из ряда вон, но это не может быть причиной. - Ещё прорыв?
   Сир Кастус смотрел на меня молча, сжав губы в узкую линию. Морщины усталости на лице выделялись четкими тенями. Хлыст мерно выстукивал по голенищу сапога имперский марш. Первый куплет. Припев. Второй куплет. Припев. Тишина, и только мерное посвистывание хлыста.
   В этот момент я по-плебейски шмыгнула носом, чтобы прервать молчание. Ругай, и я пойду спать. Стоять на коленках удовольствие сомнительное.
   - Диверсия у Хэсау, - первые слова упали камнем. - Взрыв в новой шахте, и ты, Вайю... С разницей в тридцать мгновений, - дядя цедил слова, делая длинные паузы.
   Мысли завертелись быстро. Диверсия? У Хэсау? Взрыв в новой шахте, там где серебро и ... кристаллы? И я со своим ритуалом. Действительно, сложно поверить в случайное совпадение. Дядя думает, что мне кто-то помог, подсказал, натолкнул на мысль провести обряд?
   - Сама. Ужин. Лаборатория. Ликас отправлял спать. Сама, - я точно решила это самостоятельно, Ликас остановил бы и запер, если бы только знал. Но аллари? Можно ли их сбрасывать со счетов? Способны они спрогнозировать мое поведение и смоделировать ситуацию, учитывая возможность читать будущее? Но взрыв у Хэсау, зачем им? Насчет аллари нужно думать.
   Я тоже до сих пор мыслю стереотипно, не смотря на то, что видела. Я не в силах перебороть высокомерие Высших по отношению к менее развитым представителям вида. Генетическое превосходство мешает мысли ясно и адекватно оценивать новую угрозу. Я до сих пор воспринимаю аллари, не как данность, а как штатный разрыв в плетениях чар. Неприятно, но поправимо.
   - Точно сама. Решение было абсолютно спонтанным, - для убедительности я тряхнула головой.
   - Ты умерла, Вайю, - рукоятка хлыста с глухим стуком ударилась о столешницу. - На доли мгновений, на доли, но ты умерла, Вайю. Ушла за грань, - он сжал в кулак руку со вспыхнувшим родовым перстнем. Старший чувствует всех членов Рода. - Шахт было мало? Тебе было мало шахт, Вайю? - в последнем предложении он надавил, добавив в голос силы. - Чему я учил тебя?
   Учил много чему, но сейчас видимо речь об идиотизме. И тут я полностью разделяла мнение дяди о своей персоне. Это было глупое решение.
   - Сначала думать, потом делать, - я процитировала выдержки из старого первоисточника.
   - Думать, Вайю, это означает просчитывать, взвешивать и учитывать последствия. Это означает понимать, к каким результатам приведут твои действия. Это означает, что голова не только для того, чтобы украшать ее шпильками, Вайю. Так почему ты всегда действуешь в обратной последовательности?
   Я виновато пожала плечами. Разнос был оправдан. В тот момент я думала только о том, что сказали аллари.
   - Зачем? Чего ты хотела добиться? - дядя поджег курильницу, и воздух наполнил привычный запах успокаивающих благовоний, сандала и трав.
   - Ритуал "Отражение душ", - все равно дядя узнает, достаточно проверить остаточные эманации и заглянуть в Хранилище. - Из-за..., - я тряхнула браслетами, но не сказала Хэсау, осторожно подбирая слова. Говорить только факты. Только истину. - Хотела получить ответы.
   - "Отражение" используют чаще всего для выявления подселенцев и сущностей, Вайю.
   - Не только. А так же для выявления необратимых изменений, происходящих с душой и источником, - я процитировала крайне мелкую сноску в конце описания ритуала, написанную позже, от руки.
   - Вайю, - дядя в изнеможении откинулся на спинку кресла, - это не подходящий для этого ритуал, он опасен, потому что требует слишком много крови и сил, без ограничителя. Без проводника и сопровождающего вообще не стоило его проводить. Что я говорил тебе про алтарный зал?
   - Не ходить одной...
   - Так почему, Вайю? Я должен везде ставить охранки, или ожидать, что тебе взбредет в голову в следующий раз. Анализ, Вайю. Что пошло не так?
   - Я выбрала ритуал, проверила условия, подготовила Алтарь, - я тараторила быстро, в надежде, что дядя выслушает и отпустит меня наконец. - "Отражение" прошло нормально, но потом...потом я не смогла оторвать руки от алтарной плиты, - я вздрогнула, повторно переживая незабываемые ощущения полного бессилия. - Я не начинала новый. Алтарь сам... Кровь, плиты на полу начали двигаться, образуя рунный круг.
   - Лучи?
   - Шестнадцать.
   - Поток? - дядя нахмурился.
   - Обычный.
   - Сила?
   - Источник проснулся полностью, дядя, - я договаривала шепотом, потому что и так было ясно, что псаков источник проснулся исключительно из-за меня.
   - Родовая жертва. Рано. Слишком рано. Источник слабеет? Что взяли в жертву? - дядя бормотал себе под нос, развернувшись к стеллажу со свитками. - В хранилище, - он раздраженно прицокнул языком и продолжил спрашивать. - Дальше?
   - Свет. Белый. Много. Поток силы, - я широко развела руки, показав на потолок. - Потом очнулась на полу, факелы потухли, поползла назад. Вышла в коридор. Все, - и там уже меня подхватил ты, дядя.
   - Ты могла не выйти оттуда, Вайю. Обычно, - дядя помедлил, - обычно все заканчивалось не так радужно. Я начинаю думать, что ты израсходовала всю удачу Рода на несколько поколений вперед, Вайю. Наш источник, - и снова пауза, - слабеет. Постепенно, немного, но сила уходит. - Об этом же говорили аллари. - Иногда нужно восполнять силу... случайными жертвами. Род платит роду.
   Значит, все эти трупы в хрониках, все эти несчастные случаи, это просто подпитка источника? Я понимаю, почему дядя сделал такой вывод, но он не прав. У меня не забирали силу, на меня накопленную силу тратили. Отдать, чтобы получить... что?
   - Не часто, раз в три поколения, но... сейчас рано. Сила уходит быстрее? - чтобы услышать последние слова мне пришлось напрячь слух. - Диагностическое на источник, Вайю, - дядя повелительно взмахнул тонкой кистью.
   Силы внутри на донышке, но на эти чары хватит. Я поерзала, смещая центр тяжести - коленки очень устали, и размяла пальцы, щелкнув кольцами. Отработанное до мелочей плетение вспыхнуло мгновенно, впитываясь в солнечное сплетение.
   Великий!
   Ритуал сорвал дядины привязки, полностью. Внутри было ровно три витка спирали энергетического каркаса, значит третий круг. Меридианы выглядели толще раза в два-три, шире, более устойчивыми, такой каркас можно наблюдать у Высшего круга седьмого-восьмого, при многолетней ежедневной практике, когда меридианы постоянно расширяются за счет прокачки силы.
   - Привязка слетела. Орбита устойчива. Очень устойчива. Круг третий. Ширина каналов нестандартно увеличена. Все меридианы открыты, - отрапортовала я. Значит, псаков ритуал, чем бы он ни был на самом деле, стабилизировал и усилил мой темный источник? Это и была цель? Или это побочный эффект? И поэтому силы на донышке, ее нужно гораздо больше, при такой емкости каналов.
   - Снимай, - дядя кивнул головой на руки, подойдя ко мне с артефактом-определителем.
   Я стянула кольца, сложив перед собой аккуратной горкой. Дядя взял мою левую руку и осторожно провел артефактом над браслетом Арритидесов на запястье. Артефакт молчал. Вторая рука. То же самое. Браслеты-наручи не определялись, как если бы я нацепила обычные бесполезные украшения. Они сожрали слишком много крови? Или было слишком много темной силы и их перекрыло? Теперь это просто бесполезные полоски металла?
   - Дядя, - я посмотрела вопросительно в ожидании объяснений.
   - Подождем, - он отошел к столу, задумчиво наклонив голову к плечу. - Отдать, чтобы получить. У нечеловеческого везения, Вайю, всегда есть причины. Кому больше дается, с того больше спрашивают. Твой темный источник стабилен. Привязка слетела, когда ты ушла за грань, но она больше не нужна. Но в хрониках нет описанных случаев стабилизации источника и увеличения ширины каналов членов Рода в результате... жертвы. Браслеты... просто подождем, - он кивнул на наручи.
   - А Хэсау теперь?
   - Подождем, Вайю, - дядя устало махнул рукой. Значит, тоже не знает. Но аллари назвали Хэсау "двоедушными", раз осколка души больше нет, они не должны принимать меня за свою? Логично, но проверять теорию на практике не хотелось бы.
   - Диверсия, дядя?
   - Первая арка. Начали строительство, - дядя отвечал неохотно, явно считая информацию лишней.
   Значит дело все-таки в портале. Портал и кристаллы, но кто знает, что новая серебряная шахта - это совсем не то, что есть? Чтобы так точно выбрать момент, нужна отличная координация и люди, по обе стороны Лирнейских гор. Совет по портальной арке прошел только что, значит, готовили заранее? А я? В такие псаковы совпадения верилось с огромным трудом.
   - Спать, - дядя щелкнул пальцами и в кабинет зашел Ликас, по своей привычке подперев стенку у двери. Ликас старательно не смотрел на меня, стоящую на коленях. За окном светать ещё не начало, было непроглядно темно. Можно успеть выспаться.
   Следом за Ликасом в кабинет зашел Управляющий, у нас никто не спит по ночам? Он принес свитки, какие-то планы и чертежи с красными пометками. План шахт?
   - Спать, Вайю. И завтра я жду от тебя эссе, с подробным анализом ошибок, - дядя помолчал, обдумывая, - два свитка, Вайю. Каллиграфическим курсивом.
   Я скривилась. Это много. Это сложно. Курсив мне не давался вообще, но я смолчала, потому что дядя приехал сюда. В первую очередь он приехал в поместье, сюда, проверить и вытащить меня из алтарного зала. Внутри стало тепло от мысли, что ценность Вайи Блау выше, чем шахта с кристаллами. Целой шахты с кристаллами.
  
   ***
   - Начинай, - я прислонилась к стене верхней галереи. Вокруг ни души, все нормальные домочадцы давно видят третий сон в кровати. Ликас все время, пока провожал меня наверх, до моей комнаты, громко молчал. Он молчал так, что было ясно - или рванет, или... - Сделай это быстро, или не начинай вообще Ликас. Мне уже хватило на сегодня. Осознала. Прониклась, - я отсалютовала кулаком. - Отстояла положенное, - колени и спина ныли до сих пор. Надо будет выпить эликсир и скастовать что-то обезбаливающее.
   Ликас подчеркнуто медленно проследил взглядом разводы на подоле, грязные руки в подсохшей крови, заляпанные рукава, растрепавшуюся прическу. Если он ожидал, что я зальюсь краской смущения, не на ту напал. Такие вещи меня давно не трогали. Хотя, помыться хотелось очень.
   - Пять мгновений, Вайю. Я отлучился всего на пять мгновений.
   Я пожала плечами. Дела аллари - это дела аллари, дела рода - это дела рода. Отчитываться я не должна. Если он думает, что совместные походы в Круг дают особые преференции, мастер ошибается.
   Ликас ощущался как-то неправильно. Роднее, чем обычно, ближе, и... я совершенно перестала воспринимать его как мужчину. Наставник, старший, что-то среднее между братом и дядей, близкое... но не мужчина. А раньше Ликас мне нравился. Великолепный экземпляр.
   - Если это все, я спать, мастер, - я похлопала Наставника по плечу.
   - Доступ в Круг и к Источнику тебе закрыт, - Ликас преградил мне путь, выставив руку.
   - Полностью? Надолго? - аллари не удивили. Стратегия не поменялось - отрезать от силы, закрыть доступ.
   - К Источнику полностью. Можно во внешние сферы. Изнанка и личные пространства.
   Псаков аларийский источник может подождать. Нужно все обдумать, взвесить, проверить, разложив по полочкам, но если я права, жертва уже принята. И их аларийские байки больше работают. Я могу нырнуть в их Источник с головой и выйти целой и невредимой. Старые хрычи решили подождать, пока сработает хваленое равновесие, или это способ приструнить "лошадку"? Пусть ждут до следующего Исхода.
   - Наставник, значит, есть доступ во временной карман и можно учиться там? - это меня сейчас волновало больше всего. Как поставить защиту от Таджо. Если делать это по-аларийски, нужно учить это по-аларийски, значит в их псаковом измененном пространстве. - Защита, Наставник!
   - Есть. Можно. Завтра, - Ликас отвечал как-будто через силу. Тоже совсем устал? - Одной ни шагу в Круг, Вайю. Ни единого, - он снова выразительно покосился на беспорядок в одежде.
   - Слушаюсь, мой трибун! - я попыталась отодвинуть мастера в сторону, но легче было сдвинуть неподвижную гору. Хорошо. Зайдем с неудобных вопросов.
   - Наставник, ты действительно мог бы выиграть у Акса?
   - Один на один, - он немного отодвинулся, давая возможность маневра, - и не слишком много атакующих артефактов. Да.
   - Сколько... как много среди аллари тех, кто может выиграть. Как ты?
   - Немного, - он криво улыбнулся, - нас совсем немного. Не бойтесь, мисси.
   Кивнув, я поднырнула под его руку и отправилась в комнату.
   - Экстренный портал. Вне очереди. Дважды, - прилетело мне в спину. Это фактически объявление в Имперском вестнике на первой странице. И теперь Блау должны. Дважды. Тиры - один, кто вторая очередь - Фейу? Дядя сильно подставился, чтобы успеть вернуться быстро. - И около четырех одноразовых порт-ключей.
   Четыре порт-ключа! Псаки! Это четыре кристалла. Это прорва силы. Тогда дядино состояние оправдано. Но это из ряда вон, могут вызвать на Совет, потребовав объяснений, под предлогом - нет ли угрозы безопасности Предела, и в свете прорыва Хэсау.
   Я кивнула, не оборачиваясь, благодаря Наставника за крохи информации. Я подумаю об этом завтра. Все завтра.
   Сейчас я хотела только одного - спать...
  

Оценка: 8.56*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"