Такаббир: другие произведения.

Трон Знания. Книга 1. Часть 25

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:



  
  Часть 24
  
  
***
  Подле Великкамня сидели пятеро. Подойдя поближе, Хлыст рассмотрел среди них командира стражей Крикса Силара. Даже густая послеполуденная тень не могла скрыть ширину плеч и размер кулаков четырех мужчин в темно-серой - под стать скалам - армейской форме. Из голенищ запыленных солдатских сапог торчали рукоятки охотничьих ножей.
  
  Хлыст поставил на землю пустые ведра, машинально потрогал кнут, засунутый за пояс, и глянул на пятого. Тот разительно отличался от остальных - загорелый, простоватый на вид старик в светлых широких штанах и рубахе навыпуск, в мягкой кожаной обуви без твердой подошвы, в белом, повязанном вокруг головы платке, из-под которого выбивались седые космы. Ориент...
  
  Из памяти выплыли изуродованные бронзовые лица, раззявленные рты и непомерно большие глаза цвета морской волны, будто до последней секунды горстка морского народа не верила, что их могут убить из-за корзины рыбы и сетей.
  
  Пятеро... Хлыст зыркнул по сторонам - где остальные?
  
  Словно уловив его мысли, Крикс произнес:
  
  - Чего озираешься?
  
  - Да так... смотрю.
  
  - Что в лагере?
  
  - Тихо.
  
  - Братки на месте?
  
  - Куда ж им деться? - Хлыст вытер рукавом нос. - Как Таша?
  
  - Лежит твоя Таша.
  
  - А дети как?
  
  - Ты лучше о моем племяннике спроси.
  
  Хлыст потер грудь. Под ребрами который день не унимался нестерпимый жар. И тревожила не жена - он ей ничем не поможет, и не детишки - он им не нужен. Пусть остаются с Богом в прошлой жизни, там беглому убийце нет места. У него было время подумать и понять, как хитро Крикс всё провернул, а он по дурости повелся, и ловушка захлопнулась. Хорошо хоть хватило ума подложить палец. И нутро полыхало при мысли, что скоро он полезет в узкую щелку, совсем не зная, что ждет его по ту сторону западни.
  
  - Когда появляются ракшады? - спросил Крикс.
  
  - Я уже говорил - около полудня.
  
  - Откуда приходят?
  
  Хлыст присмотрелся к командиру, сокрытому тенью Великкамня, а у того глаза... прям не глаза - две трещины, а из них морозом обдает. Неужто пронюхал? Или ждет, когда он запутается и ненароком выболтает, о чем умолчал? Да только память у него отменная, память уголовника со стажем - каждое слово помнит, чтобы потом за базар не отвечать.
  
  Хлыст выдавил подобие улыбки:
  
  - Ты же знаешь, в провал ведут две тропы. По какой-то придут.
  
  - Что с пленниками?
  
  - Один помер, остальные ползают.
  
  Пять пар глаз проткнули его насквозь. Хлыст облизнул пересохшие губы.
  
  - Вот только не надо корчить из себя святых. Вам ведь плевать на каторжников. Вам нужны ракшады. А если не так, чего ж сразу лагерь не накрыли? - выпалил он сгоряча и всполошился - не этого ли добивается Крикс?
  
  - Ориенты есть? - еле слышно произнес старик.
  
  - Я в провале всего год. При мне ни один ориент не попался.
  
  Командир посмотрел Хлысту за спину. Он обернулся. С пригорка неспешно спускался еще один боец, и до того он походил на Бурнуса (яма ему пухом), что Хлыст чуть не подавился слюной: такой же сбитый, невысокого роста, с серыми, как сталь, глазами. Даже черты лица такие же правильные, тонкие, и брови, точно крылья ворона, вразлет. Только волосы не черные, а нечто среднее между смолью и конским каштаном.
  
  Боец прошуршал сапогами по траве, поникшей на солнцепеке. Нырнув в тень Великкамня, уселся рядом с Криксом.
  
  - Что скажешь, Драго? - обратился к нему командир.
  
  - Он один. Хвоста нет.
  
  - В этом грёбаном провале я стал твоими глазами и ушами, Крикс, - прошипел Хлыст. - Я стал сукой, но не овцой.
  
  - Ладно, продолжим, - на удивление спокойно промолвил командир. - Сколько времени ракшады проводят в лагере?
  
  - Когда нет алмазов и новых пленников, дают нам по мору, чтобы с голоду не сдохли, и сразу уходят.
  
  - На завтра алмазы есть?
  
  - Есть малость.
  
  - А новых пленников нет.
  
  - Откуда ж им взяться? Вы ж лагерь со всех сторон обложили.
  
  Бойцы переглянулись.
  
  - Значит, ракшады надолго не задержатся, - сказал командир.
  
  - Выходит, так, - согласился Хлыст.
  
  - Иди, погуляй чуток.
  
  Он отошел к высохшему ручью, опустился на корточки. Вроде бы в мелком, как порох, песке ковыряется, а сам на бойцов зыркает. Сидят, перекидываются невнятными фразами. Старик сцепил на животе пальцы, уронил голову на грудь и будто уснул.
  
  Хлыст вдохнул раскаленный воздух. Вытер рукавом пот с лица. Рубаху расстегнул. Сколько он живет, а такого пекла в конце весны не помнит. Направил взгляд на горный кряж с другой стороны долины, прислушался. Грохочут родимые, грохочут за отвесной стеной водопады, и от далеких и глухих раскатов даже прохладнее стало.
  
  - Асон! - крикнул Крикс.
  
  Хлыст юркнул в тень Великкамня. Мазнул взором по бойцам, а те как ни в чем не бывало разглядывают свои сапоги.
  
  - С тобой пойдет Драго, - проговорил Крикс.
  
  - Еще чего?
  
  - Скажешь: поймал в долине.
  
  - Посмотри на него и посмотри на меня. Я не мог его поймать.
  
  - Тогда скажешь: заманил.
  
  - Да у него на роже написано, что он из вашей братии. Я не мог его заманить. - Хлыст повозил по земле ботинком, поинтересовался вкрадчиво: - Чего ты хочешь?
  
  - Хочу, чтобы мой человек побывал в лагере.
  
  - Меня тебе мало?
  
  - А ночью поможешь ему сбежать.
  
  - Какого хрена, Крикс? - возмутился Хлыст. - Ты велел прийти, я пришел. Прикажешь рассказать все заново, я расскажу. Задашь вопросы, я отвечу. Большего от меня не жди.
  
  - Значит, отказываешься.
  
  - Даже если я слеплю легенду, его тут же пришьют.
  
  - Не пришьют. У вас скоро будет некому добывать алмазы.
  
  - Там всё на страхе держится. А такого разве запугаешь? Нет, Крикс, братва рисковать не будет. И я не буду. Я и так по лезвию хожу.
  
  Командир сорвал худосочную травинку, закусил в уголке губ:
  
  - Ладно. Ступай.
  
  - Ты не забыл, что обещал мне?
  
  - Не забыл.
  
  Подхватив ведра, Хлыст попятился. А просил он немногое: Осу отправить обратно в "Котел", а его куда угодно, но только не с Осой. И просил так, на всякий случай, если задуманное дельце не выгорит.
  
  - Поклянись, что завтра не забудешь.
  
  Командир еле заметно кивнул. Хлыст повернулся к нему спиной и побежал по шуршащей траве. Сверху припекало солнце, в лицо хлестал пышущий зноем ветер, а внутри от нестерпимого жара шипела кровь.
  
  
  
***
  Глядя Асону в спину, Крикс выплюнул травинку, вытер рот.
  
  - Ты дашь ему уйти? - прозвучал голос Драго.
  
  - Сегодня - да.
  
  - Завтра.
  
  - Этот гад измывался над моим племянником. Такое не прощают. И обещал убить детей Анатана. А такие, как он, слов на ветер не бросают.
  
  Крикс вытащил из-за голенища сапога охотничий нож, принялся точить о Великкамень.
  
  Еще неделю назад он мог заставить Асона подсыпать дружкам в еду снотворное, и без трудностей освободил бы пленников (с бóльшим удовольствием дал бы отраву, если бы бандиты и жертвы не ели из общего котла). А потом с ребятами устроил бы ракшадам засаду. Но Асон сказал, что кое-кто из братков выходит воинам навстречу и ждет их где-то в горах. Вранье? Возможно. Однако ублюдков пока лучше не трогать.
  
  Была еще одна причина для сомнений и тревог.
  
  До поисков правителя Крикс никогда не бродил по горам. Даже когда разыскивал двоюродного брата и племянника, шел вдоль подножия гряды, уверовав в благоразумие кузена. Сейчас приходилось полагаться на компетентность Анатана, точнее, на его рассказ о посещении лагеря и на примитивную карту, найденную им в сейфе друга детства, ныне покойного Лабичи.
  
  Анатан перерисовал небольшой участок цепи скал, через который пролегают две отдаленные друг от друга тропы. В наивысшей точке они сужаются настолько, что идти можно лишь глядя попутчику в затылок. За узенькими перешейками тропки вновь расширяются и бегут вниз, в котлован, похожий на перекошенную пивную кружку с отломанным краем со стороны моря. Крутые склоны и дорожки хорошо просматриваются сверху, с утеса, где сидит дозорный или, как его называет Асон, верхогляд, у которого тонкий слух, острый глаз и своеобразный свист. Где-то там, возле тропок, прячутся сторожевые.
  
  В бандитское логово никто незамеченным не пройдет. Но стоит перекрыть оба входа, останется единственный выход - с обрыва, с головокружительной высоты в море. Верная смерть! И этим лагерь беглых уголовников напоминал лагерь смертников. Сравнение провала с "Котлом" не давало Криксу покоя. Может, существует еще одна тропа, которую не разглядел Анатан, а Лабичи умышленно не нанес на карту. Может, именно по ней приходят ракшады. И не потому ли тертый калач под кличкой Хлыст отказался провести в лагерь Драго? Но, если есть тайный путь, почему отморозок до сих пор не сбежал?
  
  
  Асон взбирался на пригорок. Глядя ему в спину, Крикс легонько прикоснулся к лезвию ножа, слизнул с пальца рубиновую каплю.
  
  С самого начала все пошло не так, как он представлял себе. Пять дней назад, направляясь к морскому народу, еще надеялся, что сможет уговорить Йола дать хотя бы с десяток человек. Но старик оставался непреклонным. Тогда Крикс замыслил обратиться с этой просьбой непосредственно к молодым и сильным мужчинам уже в поселении ориентов. И каково же было его изумление, когда Йола оказался главным старейшиной всех племен, разбросанных по побережью. С таким не поспоришь и через голову не прыгнешь.
  
  К Криксу ориенты отнеслись с опаской. В полном молчании отвели его в дальнюю неглубокую пещеру. Туда же притащили плоский матрас и подушку, набитые сухими водорослями. Принесли скудный ужин - несколько печеных рыбешек и пресный блин.
  
  Не притронувшись к еде, Крикс улегся на матрас. Закатное солнце освещало стены грота, покрытые, словно чешуей, белесыми наростами. С моря тянуло приятной прохладой, доносились крики чаек и ласковый шепот волн. Если бы Крикс не проходил час назад мимо шатров и обжитых пещер, мимо белья на веревках и вытянутых на песок лодок, мимо распяленных между кольями сетей и костров с кипящими котелками, если бы не видел толпы ориентов, занятых своим делом, то решил бы, что находится один на всем побережье.
  
  Заложив руки под голову, Крикс рассматривал каменный свод, уходящий в кромешный мрак, и думал о товарищах, которые уже несколько дней и ночей прячутся на тропах, ведущих к горному провалу. Они ждут его с подкреплением и четким планом действий. А плана, как и подкрепления, нет.
  
  Крикс мысленно держал в руках весы: на одной чашке - клятва стоять на защите чести династии Карро, на другой - жизни пяти верных, испытанных армией друзей. Чашки поочередно опускались и поднимались. Наконец, лишив окончательно самообладания, замерли на одном уровне. Скрипя зубами, Крикс перевернулся на живот и закусил уголок подушки, пропахшей рыбой и солью.
  
  С наступлением темноты за стенами грота воцарилась другая, странная тишина. Заглушая дыхание моря, она звенела на самой высокой ноте, доступной слуху человека. Крикс поднялся, надавил на уши; монотонный звук не исчез. Выглянул из пещеры.
  
  На берегу, неподалеку от его временного пристанища, горел большой костер. Языки пламени лизали низкое ночное небо, снопы искр смешивались со звездами. Вокруг костра сидели люди. Подогнув ноги под себя и уронив головы на грудь, они находились в другом, недоступном Криксу мире. Он попытался сосчитать их, но звенящее безмолвие и завораживающий полет мерцающих брызг огня сбивали с толку.
  
  Вдруг высочайшая нота оборвалась. Ориенты еле заметно пошевелились. Крикс неосознанно сделал шаг назад, во мглу пещеры. Это дребезжала не тишина! Этот невообразимый звук издавали люди!
  
  Зазвучала речь - незнакомая, подобная шуршанию гальки под отступающей волной. Сначала говорил Йола: долго, с расстановкой, перемежая слова тяжелыми вздохами. Когда он умолк, заговорили его соплеменники. Люди были явно не довольны. Их фразы раздавались резко, отрывисто, без плавных переходов. Выслушав всех, Йола задал вопрос, и над костром повисло долгое молчание.
  
  Крикс на ощупь добрался до матраса. Улегся. Ворочаясь, прислушивался к тишине. И уже проваливаясь в сон, решил: он никого не будет ни упрашивать, ни убеждать (помощники по принуждению ему не нужны), и на рассвете отправится к своим ребятам.
  
  Рано утром Крикс сложил не съеденный ужин в котомку и вышел из грота. Безлюдное побережье было скрыто от солнца крутым каменистым откосом, взирающим на запад. Шатры тонули в нечто среднем между светом и тьмой. Море возле берега казалось черным.
  
  Сзади раздался голос:
  
  - Сколько командир дает Йола времени?
  
  Оглянувшись, Крикс заметил старика, сидящего сбоку грота:
  
  - Смотря на что тебе надо время.
  
  - Собрать людей.
  
  Со вспыхнувшей надеждой Крикс вернулся к пещере:
  
  - Они пойдут со мной?
  
  Старик подкинул на ладони круглый черный камешек:
  
  - С командиром пойдет Йола. Ориенты спрячутся в море.
  
  - Что они будут делать? - повторил Крикс вопрос правителя.
  
  - Кричать.
  
  Определенно старик помешался рассудком. Теперь стали понятны и недовольство соплеменников, и их упорное молчание.
  
  - Мне надо идти, - сказал Крикс. Немного помедлив, присел перед Йола на корточки, легонько сжал ему колено. - Я слышал твою речь. Возле костра. Не понял ни слова, но то, как ты говорил... Спасибо за поддержку.
  
  - Дай Йола время.
  
  - Ваш крик не поможет. Скорее, помешает. Нам не нужен лишний шум.
  
  Старик спрятал камешек в нагрудный карман:
  
  - Йола сказал "кричать", а не шуметь.
  
  - Не вижу разницы.
  
  - Командир не знает морской народ и потому боится.
  
  - Я боюсь не выполнить приказ правителя и потерять товарищей в неравной схватке. Если бы ты отправил со мной десять человек...
  
  Старик издал смешок:
  
  - Десять? Стайка рыбешек против стаи акул.
  
  Крикс покачал головой. Йола прав. Ориенты с рождения спорят с морем, а не противостоят убийцам и насильникам. Их мускулистые руки привычны к веслам и сетям, а не к рукопашному бою. Они обычные люди, а не бойцы.
  
  Крикс похлопал старика по колену:
  
  - Мне пора.
  
  - Командир должен довериться Йола.
  
  - Не могу. Я не знаю, что ты задумал.
  
  - Дай Йола время.
  
  Крикс посмотрел на лениво кружащих над морем чаек; там уже хозяйничало солнце. Вдохнул соленый влажный ветер и опустился на прохладный песок рядом со стариком. Он даст время, но только не Йола, а себе, чтобы обдумать новый план дальнейших действий.
  
  Рыбацкий поселок проснулся: послышались голоса; где-то заплакал младенец; потянуло дымком костров; на веревках затрепетали покрывала и тонкие матрасы, успевшие отсыреть за ночь; неподалеку сгрудились детишки, будто выводок любопытных птенцов, разглядывающих незнакомца, как диковинного жука. А Крикс сидел рядом с Йола и мысленно отметал один план за другим.
  
  Вскоре возле кромки воды расположились несколько десятков молодых мужчин. Крикс рассматривал загорелые хмурые лица и продолжал изводить себя размышлениями.
  
  С каждым часом толпа увеличивалась. Люди стекались с севера и юга. Кто-то добирался до поселения вплавь. Ближе к обеду песчаный берег превратился в бурливое людское море. Крикс настороженно наблюдал за ориентами и задавался вопросом: как поведут себя бандиты, услышав доносящийся с моря вопль из сотен глоток? Должно быть, переполошатся. Возможно, ненадолго оцепенеют, потом ринутся к краю обрыва посмотреть. В любом случае ориенты отвлекут внимание от его ребят. Теперь задумка Йола не казалась несерьезной и лишенной смысла.
  
  А еще через час Крикс уже не замечал ни слепящего солнца, ни горячего ветра, ни прилипшей к телу рубахи. Он ощущал себя одним целым с бронзовой армадой и трепетал от чувства смутного ожидания чего-то таинственного, способного перевернуть его разум.
  
  Наконец к Йола приблизился паренек, что-то промолвил на своем наречии и протянул нечто, замотанное в лоскут парусины.
  
  Старик спрятал сверток в карман широких штанов, обратился к Криксу:
  
  - Морской народ собрался.
  
  - Сколько их?
  
  - Тысяча.
  
  - Тысяча... - эхом повторил Крикс.
  
  Йола встал перед людьми, указал в ту сторону, где находился горный провал, и заговорил. На этот раз его тон был требовательным, фразы короткими, будто старик провозглашал лозунги. Как только он произнес последнее слово, ориенты вскочили на ноги. Тут же на берегу скинули с себя рубахи и обувь, и с криком "Йола!" ринулись в воду. Выплюнув брызги в знойное небо, море закипело...
  
  Взвалив на плечи котомки с провизией и мотками капронового шнура (путы для ракшадов), Крикс и Йола побрели вдоль побережья к пологому склону, наверху которого их ждал автомобиль. Крикс оглянулся. В лучах закатного солнца поселение выглядело тихим, мирным. Женщины помешивали в котелках варево, детишки возились в песке, старики грели косточки, восседая на перевернутых лодках. И море... поглотив тысячу человек, море выглядело тихим и мирным.
  
  
  Асон скрылся за обломками скал.
  
  Крикс посмотрел на спящего Йола. Пока ветер дул с моря, старик держался бодрячком. Ветер сменил направление, и ориент стал похож на человека, утомленного продолжительной болезнью. Ему бы умыться, смочить бы платок. Но старику придется потерпеть. Покидая поселение морского народа, они позаботились о съестных припасах, а вот воду не взяли - понадеялись на бойкий ручей с кристально чистой ледяной водой. А тот, оказывается, высох. И изнуренные жарой и ожиданием ребята экономили каждый глоток.
  
  Крикс пробежался взглядом по задумчивым товарищам. Их руки еще не запачканы кровью, для них разговор об уничтожении бандитов пока что остается разговором. Они прошли нелегкий путь от рядовых до офицеров и оправданно гордятся погонами - символом моральной чистоты и безупречной репутации. Ими движет высокое чувство - настоящая мужская дружба. Но о чем они будут думать завтра, чем будут гордиться на исходе дня? Тем, что вопреки Букве Закона сами вынесли приговор горстке беглых преступников и выступили в роли палачей? О чем будут вспоминать, собравшись по поводу или без всякого повода? И все ли соберутся?
  
  - Пойду, сменю Лайса, - сказал один из бойцов.
  
  - Подожди. Я хочу кое-что сказать, - отозвался Крикс. Перехватив дубовую рукоять ножа, направил клинок вниз. - Я никогда не убивал. Я всегда считал, что только Бог вправе лишить человека жизни, какой бы мерзкой и позорной она ни была. Даже когда я потерял двух самых близких мне людей, я еще верил, что Бог непременно покарает виновных. Но месяц назад произошло то, что заставило меня задуматься. И моя вера пошатнулась. Мой Бог не помог мне найти родных. Он равнодушно смотрел, как убивали моего брата. Он позволял морить голодом, избивать и насиловать ребенка. Он до сих пор разрешает этой мрази истязать ни в чем не повинных людей. Он препятствует мне сейчас: лишает твердой веры и изводит подозрениями. И если Ему нет никакого дела до меня, простого смертного, который сорок лет жил с именем Бога на устах...
  
  Крикс до хруста в пальцах сжал нож:
  
  - Месяц назад правитель вернул мне племянника и дал мне право разделаться с его мучителями. Отныне правитель - мой Бог. Я вывернусь наизнанку, но выполню его приказ! - Окинул товарищей взглядом. - У меня к вам единственная просьба: делайте с ублюдками что угодно: ломайте ноги, руки, пускайте кровь, но не убивайте. Убить их должен я!
  Бойцы кивнули.
  
  - Ракшадов возьмем, когда они будут возвращаться из лагеря, - продолжил Крикс. - Драго, Мебо и Лайс займут позиции на восточной тропе. Остальные пойдут со мной.
  
  - Этот гнида говорил, что они без оружия, - промолвил Драго.
  
  - Он много чего говорил.
  
  - Какая разница - с оружием они или нет, - отозвался Мебо - рослый, зеленоглазый боец с ямочками на щеках и с непокорной русой шевелюрой. - Возьмем их, и точка!
  
  - Затем встречаемся возле обрыва, - продолжил Крикс. - Йола свистнет ориентам. Пока те шумят, проникнем в лагерь. - Засунул нож за голенище сапога. - Мебо! Смени Лайса. Я на западную тропу. Остальные спать. Нам предстоит бессонная ночь и тяжелый день.
  
  - А если есть еще тропа? - подал голос Драго. - Тогда наш план ни к черту...
  
  - У Йола другой план, - неожиданно произнес ориент.
  
  - Мы уже все обсудили, - отрезал Крикс.
  
  - Йола пять дней слушал командира. Теперь командир пять минут послушает Йола.
  
  Крикс, изумленный тоном старика, метнул взгляд на товарищей:
  
  - Прости. Мы выслушаем тебя. Говори.
  
  - Йола может рассказать о крике морского народа, но не будет. Если командир и его люди сделают так, как говорит Йола, никто из людей командира не погибнет, и командир выполнит приказ своего правителя-Бога.
  
  - Никто не собирается погибать, - вставил Мебо.
  
  - По плану командира людям надо разделиться. Три человека против трех ракшадов - верная смерть.
  
  - Ты откуда знаешь? - вновь ввернул Мебо.
  
  - Помолчи, - прошептал Крикс.
  
  - Йола много чего знает, но рассказывать не будет. А если у людей командира нет уважения к главному старейшине морского народа, Йола уйдет.
  
  - Извини, старик, - произнес Мебо. - Я не знал, что ты старейшина морского народа.
  
  - Главный старейшина, - промолвил Йола.
  
  - Извините, - повторил Мебо, вдруг перейдя на "вы".
  
  Поднявшись, старик порылся в кармане штанов, вытащил сверток. Размотал плотную ткань. В воздухе запахло керосином.
  
  - Это горный воск, - сказал Йола и, отщипнув небольшой кусочек от зеленого комка, остальное протянул Криксу. - Надо разделить на всех и всегда держать в кулаке, а то воск застынет.
  
  Крикс помял ком в ладони - мягкий, липкий и слегка теплый:
  
  - Зачем нам воск?
  
  - Когда полетят птицы, заткните воском уши.
  
  Бойцы переглянулись.
  
  - Йола! Какие птицы? - спросил Крикс, решив, что у старика из-за жары начался бред.
  
  - Командир увидит птиц и поймет.
  
  - Увижу, пойму. Что дальше?
  
  - Когда птицы улетят, бегите в провал.
  
  - На верную смерть, - пробурчал Мебо.
  
  - Верная смерть тем, кто вытащит воск из ушей.
  
  - Хорошо, Йола, - промолвил Крикс, уже жалея, что позволил старику выставить себя на посмешище. - Прибежали. Дальше.
  
  - Командир прибежит в провал и поймет.
  
  - Я хочу понять сейчас - когда и почему полетят птицы?
  
  - Йола ответит. Когда ракшады придут в лагерь. Потому что Йола подаст сигнал морскому народу.
  
  - Как ты узнаешь, что ракшады пришли?
  
  - Йола будет в лагере.
  
  Старик направился к пригорку. Он явно не в себе!
  
  - Йола! Постой! - крикнул Крикс, еще надеясь, что ориент пошутил, но старик не по-стариковски быстро топал вперед, оставляя за собой дорожку примятой травы.
  
  - Да он с ума сошел! - воскликнул Драго.
  
  - Старейшина! Вернитесь! - позвал Мебо, поднявшись.
  
  Ругнувшись под нос, Крикс устремился за стариком, выкрикивая на ходу:
  
  - Йола! Не чуди!
  
  - Йола старик, а не чудак.
  
  - Это не твоя война!
  
  - Командир на своей войне погубит своих людей.
  
  - Они знают, на что идут.
  
  Ориент резко обернулся:
  
  - Йола тоже знает. Если погибнут люди командира, Йола покроет морской народ позором. - Сжал Криксу локоть и на удивление складно произнес: - Доверься моему Богу. Мой Бог не подведет.
  
  Вернувшись к Великкамню, Крикс какое-то время мял в руке зеленый комок. Ребята молчали. Да и что они могли сказать?
  
  - Значит так. Действуем по нашему плану. А это... - Крикс посмотрел на воск. - Это разделим.
  
  Часть 26
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"