Такаббир: другие произведения.

Трон Знания. Книга 1. Часть 28

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!




  
  Часть 27
  
  
***
  На кухне царило оживление. Раскрасневшиеся кухарки крутились возле плиты, поджаривая куски мяса, помешивая соусы и пыхтящую кашу. Посудомойки тарахтели кастрюлями. Возле стола суетилась прислуга. Перед бойцами стояли деревенские кружки с теплым вином. Тонкий ароматный парок исходил от ломтей хлеба. Тарелки пока пустовали, и бойцы поглядывали на раскаленные сковороды; ноздри трепетали, улавливая аппетитные запахи.
  
  Малика сидела в уголке. Она пришла сюда, как только по замку пронесся слух о появлении неожиданных, редких и необычных гостей. Раньше, быстренько поев, она сбегала с кухни. Обитающая здесь челядь ее недолюбливала. Малика никогда не занимала чью-либо сторону в перебранках, не участвовала в разборе рецептов блюд и схем вязания, отмалчивалась при обсуждении мужиков из ближайшего селения и убеленных сединами слуг. Собственно, сами хозяйки сковородок и тарелок были далеко не молоды. Но жаркий огонь плит накалял их кровь и заставлял выплескивать знания о плотских утехах словесным поносом.
  
  Прислуга наполнила тарелки. Бойцы накинулись на еду. Бабы игриво поглядывали на красавцев-мужчин, чьи тела звенели молодостью и силой. А Малика ждала, когда кто-нибудь обмолвится хоть словом о прошедших днях.
  
  Уже выпито вино, мякишем вымакан соус. Возле плиты шептались огорченные кухарки - красавцы в солдатской форме сказали "спасибо" и не одарили их даже улыбкой. Бойцы как по команде встали из-за стола и направились к двери. Еле заметным кивком Крикс позвал Малику за собой. Сердечко судорожно забилось.
  
  Она выскочила в коридор. Командир стоял возле кадки с разросшимся цветком. На строгом лице ничего нельзя было прочесть, но от безмолвных глаз веяло холодом.
  
  - Ты должна покинуть замок, - тихо проговорил он. - Я ничего не имею против морун. Но моруне нельзя быть рядом с правителем. И чем быстрее ты исчезнешь, тем будет лучше для тебя.
  
  Малика закрутила пуговицу на манжете платья:
  
  - Крикс! Я могу попросить вас об одной услуге?
  
  - Если эта услуга не идет вразрез с интересами правителя.
  
  - Я давно забыла о своих интересах.
  
  - Что ты хочешь, Малика?
  
  - Взглянуть на ракшада.
  
  Казалось, ее просьба ничуть не удивила командира.
  
  - Нет, - сказал он тоном, каким отказываются от добавки супа.
  
  - Пожалуйста, Крикс!
  
  - Прости, но меня ждут.
  
  Командир сделал шаг. Малика схватила его за рукав:
  
  - Я убедила правителя оставить воина в живых. Я привела кучу доводов. Но не сказала о главном.
  
  Крикс свел брови:
  
  - Слушаю.
  
  - Я должна проверить свою догадку.
  
  - Почему бы тебе самой не поговорить с правителем?
  
  - А вдруг я ошибаюсь? Пожалуйста, Крикс! Отведите меня к воину.
  
  Командир аккуратно высвободил рукав из пальцев Малики:
  
  - Я тороплюсь.
  
  - В Ракшаде узаконена кровная месть. Если воин из знатной семьи, и если с ним что-то произойдет... Представляете, что начнется?
  
  - На защите страны стоит армия Великого.
  
  - Только воевать она будет на моей земле!
  
  - Тихо, - прошептал Крикс и посмотрел по сторонам. - Значит так. Жди меня в саду, а я к правителю. Попрошу разрешения поставить в караул моих ребят.
  
  
  
***
  Злость сжигала изнутри, сворачивала кровь, скручивала сердце, раздирала мозг. Казалось, еще немного, и скрежетать будет нечем - зубы раскрошатся. Он, великий воин, в плену! У кого? У презренных червей, у вонючих пожирателей падали.
  
  Все силы уходили на то, чтобы крепко стоять на ногах - посреди зловонной комнаты, в свете тусклой лампы, лицом к дыре в двери. Пусть смотрят и содрогаются.
  
  Хазир вытащит его, по-другому не может быть. И черная армада полетит к уродливым берегам. И он, великий воин, будет стоять на носу головного корабля. И плевать на подводные скалы. Он знает Тайное море так, как не знает никто другой. Горы сравняются с землей, земля усеется трупами, трупы покроются стервятниками.
  
  Взирая в темную дыру, он повел плечами. Еще чуть-чуть, и ноги вновь зазвенят металлом, грудь обернется камнем, а руки безжалостным молотом.
  
  Из коридора донесся разговор. Вновь пришел владыка голытьбы? Теперь с последним словом? Только ему, великому воину, на все его слова тоже плевать.
  
  Забряцали ключи, заскрежетали засовы, дверь отворилась. Он вперил тяжелый взгляд в бывшую пленницу. Вот оно, еще одно доказательство ничтожности страны - в ней нет мужчин, верных слову и делу.
  
  Знакомый здоровяк в серой форме закрыл двери, прижал широкую ладонь к отверстию. Хм... Очередная хитрость?
  
  Девушка стремительно прошла в середину комнаты.
  
  - Малика! - крикнул здоровяк, но ее пальцы уже заскользили по руке воина.
  
  - На запястье две спирали. Переплетаясь, они смотрят в разные стороны. Это знак Ракшады. Его носит каждый, кто родился в вашей стране. Затем идет дорожка из согнутых линий, будто низко склонились люди. Это знак низшего сословия. А вот эти завитки напоминают волны. Этим знаком заканчивается рисунок на руках ваших моряков. Дальше деревья, их оплетают лианы. Это воины. Правильно?
  
  Девушка посмотрела ему в глаза:
  
  - Быть воином - у вас великая честь. - Ее палец вновь заскользил по руке. - Чем старше по званию, тем выше лианы. У вас добегают до плеча. Если бы рисунок на этом закончился, я бы решила, что вы командующий армией или флотом. Но на плечах вновь спирали, только они сворачиваются не по кругу, а обтекают квадраты. Это ваша родовитая знать.
  
  Теплые пальцы девушки двигались по его шее и щеке.
  
  - Двенадцать рядов с квадратами. Ваша семья занимает самое высокое положение в Ракшаде.
  
  Пальцы остановились на виске.
  
  - Шесть листочков, - говорила девушка, мягко касаясь кожи. - Значит, вы шестой сын. У старшего брата - один лист. У второго - два. А у вас шесть. Нижние четыре закрашены черным. Эти братья мертвы. Затем чистый лист, а последний ваш. - Сделала шаг назад. - Вы Иштар, младший и единственный брат правителя Ракшады Шедара Гарпи.
  
  - Правитель у вас, в Ракшаде хазир, - произнес он, уловив краем глаза, как вытянулось лицо здоровяка. - Ты жила в Ракшаде?
  
  - Нет. Но я много читала о вашей стране. У вас есть две сестры. Почему нет их знаков?
  
  - Что такое женщина, чтобы ее метка присутствовала в знаках величия воина? Ее жизнь позорна, а смерть презренна.
  
  - Благодарю вас за исчерпывающий ответ, Иштар, - сказала девушка и низко присела. - С вашего разрешения я удалюсь.
  
  В коридоре давно стихли шаги, а он продолжал стоять посреди комнаты, таращась в пустое отверстие в двери.
  
  
  
***
  Вилар вошел в библиотеку. Мягкий полумрак сглаживал острые углы мебели, застилал паутиной бесконечные ряды книг и раскладные лестницы, прислоненные к стеллажам. Настольная лампа под кремовым абажуром, словно солнце в молочном тумане, освещала Малику, прильнувшую щекой к раскрытому на столе журналу. Постояв немного и решив, что она спит, Вилар тихонько направился к двери.
  
  Совсем не сонный девичий голос заставил остановиться:
  
  - Я не сплю.
  
  - Это хорошо. - Вилар окинул взглядом огромное помещение. - Не знаешь, где здесь можно найти путеводитель по Ларжетаю?
  
  - Вы собрались в столицу?
  
  - Да. Завтра утром.
  
  Малика поправила на затылке волосы, завязанные в узел:
  
  - Вам повезло. Я как раз его рассматривала.
  
  Вилар взял протянутый журнал, который минуту назад согревала девичья щека. Открыл карту на развороте:
  
  - Я думал, что Ларжетай - большой город.
  
  - Смотря с чем сравнивать.
  
  Вилар скрутил путеводитель:
  
  - Полистаю перед сном.
  
  - Возьмите меня с собой.
  
  - У тебя дела в столице? - Вилар спросил просто так, для проформы. Оказаться с Маликой наедине - за стенами замка - было пределом мечтаний.
  
  - Я никогда не была в Ларжетае. Хочу посмотреть.
  
  Сердце выпрыгивало из груди, но Вилар изо всех сил старался сохранять спокойствие:
  
  - Я пробуду там несколько дней.
  
  - Пожалуйста! Я не буду вам мешать.
  
  - Что скажет Мун?
  
  - А что он может сказать?
  
  - Одна, с мужчиной.
  
  - Он мне доверяет.
  
  - Ты еще не полностью оправилась после болезни.
  
  - Я абсолютно здорова, - сказала Малика и с умоляющим видом сложила перед собой ладони.
  
  
  
***
  По ослепительно синей глади медленно плыли облака. Солнце играло в прятки: выныривая из-за белоснежной пены, озаряло ярким светом автомобиль и вновь скрывалось, заставляя воздух потемнеть.
  
  Вилар поглядывал на Малику. Она битый час молча смотрела на густые кустарники и раскидистые деревца, растущие на обочинах колеи. Но что-то подсказывало - ее взор был устремлен не на пейзаж, а вглубь себя.
  
  - Жарко, - не выдержав, промолвил Вилар.
  
  Малика улыбнулась:
  
  - Привыкайте. Это надолго.
  
  - Я думал, ты меня не услышишь.
  
  Она вновь уставилась в окно. Нет... Только не это!
  
  - Можно тебя попросить?
  
  Малика повернулась:
  
  - Попросить? Меня?
  
  - Обращайся ко мне на "ты".
  
  - Я должна была догадаться. Сначала по имени, затем на "ты"...
  
  - Мне нравится, как ты говоришь. Будто есть продолжение.
  
  Она потупила взгляд.
  
  - Расскажи о себе, - сказал Вилар.
  
  - Что именно?
  
  - Все, что позволит узнать тебя лучше.
  
  Малика пожала плечами:
  
  - Хорошо, слушайте.
  И сказал Он: "Здравствуй!"
  Юноша ускорил шаг: "Мы не знакомы".
  "Что тебе мешает ответить на мое приветствие?"
  "В любом приветствии скрыт смысл".
  Он сказал: "Что тебя насторожило?"
  "Приветствие незнакомых людей обязывает к знакомству".
  "Ты не хочешь знакомиться?"
  "Мне нечего рассказать о себе. Я слишком молод".
  Он спросил: "Куда держишь путь?"
  "К осуществлению мечты".
  "Ты идешь очень быстро. Я еле догнал тебя".
  "Боюсь, мечта окаменеет".
  Он сказал: "Ты прав. Скорость крушит камень".
  "Нет. Стремление крошит неуверенность, движение приближает совершенство".
  Он сказал: "Нам с тобой по пути".
  "Возможно. Если твои помыслы чисты и непредвзяты".
  И сказал Он: "Я знаю тебя! Здравствуй!"
  Юноша улыбнулся: "Здравствуй!"
  Знакомство не требует взгляда назад.
  
  - Философское эссе? - спросил Вилар.
  
  - "Откровения Странника". Священная книга древних народов Грасс-дэ-мора. Но разговор не о том. Я только хотела сказать: чтобы узнать друг друга, совсем не обязательно говорить о прошлом.
  
  - Давай поговорим о будущем.
  
  - Посмотрите, как красиво! - воскликнула Малика и указала на колосящееся поле. - Что это?
  
  - Озимые. Рожь.
  
  - Бог мой! Рожь...
  
  - Остановимся?
  
  - Поехали быстрее! Вот за этой волной.
  
  Подпрыгивая на кочках и оседая в ямках, автомобиль полетел вдоль бурливого золотистого моря.
  
  - Господин Вилар! Я вам так признательна. Если бы не вы, я бы никогда не увидела эту красоту.
  
  - Честно говоря, ты меня удивила. Ты же столько знаешь.
  
  - Из книг, - промолвила Малика и вновь указала в окно. - Что там написано?
  
  Вилар притормозил возле столбика с прибитой доской. Надпись гласила, что они едут по землям виконта Диезы.
  
  - Знаю я этого виконта, - проговорила Малика, когда автомобиль покатил вдоль поля. - Не лично его, а про его порядки.
  
  - И что ты знаешь?
  
  - На его землях находится семь селений. Они скопом обрабатывают поля и сады. Виконт отдает им половину урожая.
  
  - Неплохо, - сказал Вилар.
  
  - Селяне голодают. Они продают свою долю, чтобы заплатить виконту земельный налог.
  
  - Если бы им не нравилось, они перебрались бы в другое селение. Их никто не держит.
  
  - Не держит, - промолвила Малика. - Только дом продать нельзя. Он стоит на чужой земле. Можно разобрать по дощечкам и унести на горбу. Хотя, куда? У многих дворян даже полей нет. Живут себе за границей, с селян получают земельную ренту. А те сезонниками бродят по свету.
  
  - Откуда ты это знаешь?
  
  - А вы посидите на кухне, когда прислуга обедает, еще не то услышите. - Малика опустила голову. - Прошу прощения, маркиз Бархат. Я не должна была так говорить.
  
  Вилар вел машину, взирая то на поля и сереющие вдали селения, то на полуразрушенные особняки и заброшенные земли. На подъезде к столице вид за окном изменился. Всё вокруг зазеленело, заколосилось. К ухоженным замкам вели сносные дороги, но их перекрывал шлагбаум, возле которого стоял страж.
  
  Ближе к вечеру автомобиль покатил по Ларжетаю. Чистые улочки; окруженные скверами старинные особняки, опрятные дома, магазины, рестораны, ну и, конечно же, отделения тезарского банка - столица нищей страны мало чем отличалась от любого провинциального городка в Тезаре.
  
  - Даже не верится, что мы до сих пор в Порубежье, - сказал Вилар, разглядывая новые машины и модно одетых горожан.
  
  - Сейчас прямо и второй поворот налево, - промолвила Малика. - Мун, сказал, что там неплохая гостиница.
  
  Вилар остановил автомобиль возле трехэтажного здания. Вероятно, в далеком прошлом дом являл собой архитектурную достопримечательность города. Сейчас высокие окна обрамляли остатки лепнины, по стенам шли трещины. Колонны в виде скрученных спиралей клонились в разные стороны. По бокам двери лежали две каменные собаки с обломанными ушами и отбитыми мордами.
  
  Малика растерялась:
  
  - Мун сказал, что гостиниц в Ларжетае немного. Больше постоялых дворов при трактирах и питейных домах. Иностранцы редко посещают Порубежье. Если вам не нравится, можем поискать другую.
  
  - Нравится, - проговорил Вилар и вышел из машины.
  
  Просторный вестибюль встретил мерклым светом и звенящей тишиной. Широкая лестница, взбегая на верхние этажи, раскидывала в стороны, как крылья, балконы с замысловатыми перилами. На ступенях лежала серо-зеленая дорожка; причиной ее серости был не оттенок цвета, а грязь. Стены были покрашены лет двадцать назад, если не больше. На потолочных карнизах колыхалась паутина. Бронза на старинных бра потемнела, в люстре под высоким потолком горели не все лампы.
  
  Из-за конторки в углу вестибюля вышла полная женщина средних лет в скромном темно-синем платье. Заправила за ухо рыжий локон и, проигнорировав спутницу Вилара, низко присела:
  
  - Мой господин?
  
  Он поставил саквояж и чемоданчик возле конторки, повернулся к Малике:
  
  - Если тебе не нравится, можем поискать другую гостиницу.
  
  Хозяйка заведения нервно мигнула и поспешно присела перед Маликой. Та смутилась и потупила взор.
  
  Через пять минут Вилар поднимался вслед за носильщиком по лестнице, крутя на пальце кольцо с тремя ключами и чувствуя затылком прожигающий насквозь взгляд Малики. Пройдя по балкону верхнего этажа и скрывшись в глубине коридора из поля видимости хозяйки гостиницы, замедлил шаг:
  
  - Почему ты злишься?
  
  - Я не злюсь, - сказала Малика. - Я думаю, где мне теперь ночевать.
  
  - Я почти ничего не знаю о Порубежье, и у меня к тебе куча вопросов. Почему я должен бегать из своей комнаты в твою и обратно?
  
  - Разговаривать можно на улице. Или в вестибюле.
  
  - Я не мальчик, чтобы вести беседы на скамеечке, и не лакей, чтобы ждать тебя в коридоре. Я поступил так, как счел нужным, - промолвил Вилар.
  
  Открыв дверь, пропустил Малику в комнату и бросил носильщику монету.
  
  Никаких излишеств: местами протертый, но чистый ковер, невысокие креслица, круглый столик, графин со стаканами, торшер с кремовым абажуром. Две двери вели из гостиной в спальни, расположенные друг напротив друга.
  
  - Держи ключи и успокойся, а то в графине вода закипит, - сказал Вилар и вложил Малике в руку связку ключей.
  
  Схватив чемоданчик, она влетела в свою комнату и хлопнула дверью. Вилар прошелся по гостиной, выглянул в окно. На противоположной стороне площади светилась вывеска кафе.
  
  - Я голоден.
  
  - А я нет, - послышалось из спальни.
  
  - Малика, не злись. Не вижу ничего плохого в том, что я буду рядом, - проговорил Вилар и тихо добавил: - Я хочу быть рядом.
  
  - Вы воспользовались своим положением.
  
  - Так воспользуйся моей слабостью.
  
  Малика приоткрыла дверь:
  
  - Приведу себя в порядок, и пойдем.
  
  
  Они выбрали столик в углу кафе. Вилар сделал заказ и осмотрелся. Заведение разительно отличалось от трактиров и питейных домов в нищих селениях: темно-коричневый паркет; на столах вышитые скатерти цвета старинной бронзы; мягкие стулья с обивкой в тон скатертей; на барной стойке хрустальные бокалы; на полках длинные ряды бутылок с вычурными этикетками.
  
  - Здесь другая жизнь, - проговорил Вилар, разглядывая посетителей, одетых по последней моде. Жестом подозвал официанта. - Совсем забыл... бутылочку вина.
  
  - Какое изволите? У нас большой выбор.
  
  - Малика! Какое вино ты любишь?
  
  - Я не разбираюсь в винах, - промолвила она.
  
  - Хорошо. Буду полагаться на свой вкус. Маншеровское, семилетней выдержки.
  
  Официант кашлянул в кулак:
  
  - Видимо, большой выбор у нас не такой большой, как я думал.
  
  - Принесите самое лучшее.
  
  Через пять минут, крутя в руке бокал, наполненный золотистым вином, Вилар рассказывал о сортах винограда, о тезарской кухне, о любимом кафе на самой красивой улице Градмира. Подперев щеку кулаком, Малика внимала его словам. До чего же приятен был ее взгляд: обычное вежливое внимание перетекло в искренний интерес, удивление сменилось неподдельным восторгом. Звучавшая музыка дивно вплеталась в теплые воспоминания о родине, отодвигая на задворки памяти переживания последних дней.
  
  - Можно пригласить тебя на танец? - спросил Вилар.
  
  Малика зарделась:
  
  - Боюсь, у меня не получится. Один наместник был заядлым танцором. Он даже прислугу заставлял двигаться в определенном темпе, в такт музыке. Меня он тоже заставлял, но это было давно.
  
  Вилар поднялся и протянул ей руку:
  
  - Прошу.
  
  Обхватил тонкую талию, сжал подрагивающие девичьи пальцы и утонул в черных глазах. Не слыша музыку, двигался в ритме готового вылететь из груди сердца. Гибкое тело было так послушно его желаниям. Поворот налево, прогнуться назад, задержать дыхание и на выдохе прижаться. Вновь поворот, оторваться на секунду для того, чтобы еще сильнее прильнуть.
  
  Раздались реденькие аплодисменты. Туман рассеялся. Не выпуская Малику из объятий, Вилар обвел взглядом зал, ловя на себе восхищенные взоры дам и замечая кривые усмешки их кавалеров. Официанты толпились у барной стойки и, переговариваясь, посматривали на Малику.
  
  - Они смеются надо мной, - прошептала она.
  
  - Ты ошибаешься. Они завидуют мне.
  
  Оставив на столе горку монет, Вилар и Малика покинули кафе.
  
  Стояла чудная ночь. Небо - не просто небо, а черная бездна, усыпанная мириадами звезд. Воздух был пропитан запахом нагретой мостовой и ароматами цветов. Освещенная улица убегала вдаль и сливалась с вселенной, которая, казалось, дышит и со следующим вдохом втянет бренный мир в себя.
  
  - Похоже на сказку, - сказал Вилар. - Почему только здесь?
  
  - У наместников и помощников была одна забава - съездить в столицу, - ответила Малика, рассматривая под ногами асфальт. - Поэтому они тратили на Ларжетай больше денег, чем на замок.
  
  - Столица - это лицо государства. Не мной придумано.
  
  - Помните школу, в которой мы снимали зал для музыкантов?
  
  Вилар кивнул. Он не забыл полуразрушенное здание с перекошенными окнами и падающей на голову штукатуркой.
  
  - В Тезаре такие же школы? - Малика глянула на него с нескрываемым интересом.
  
  - Нет, конечно.
  
  - Вы еще не видели больницы. В нашем с Муном городке была больница... Мое счастье, что я попала к маркизу Ларе. И вам повезло - Йола подвернулся. - Малика шаркнула ботиночком по мостовой. - Стоит ли сравнивать дороги?
  
  - Не хочу тебя обидеть, но должен заметить: Тезар и Порубежье далеки друг от друга, как небо и земля.
  
  - Да чего уж тут обидного? - проговорила она, поднимаясь по лестнице к собакам с отбитыми мордами. - Но не так далеки, как вам кажется. Одно их точно объединяет - возвеличивание столицы. Что касается Градмира - все понятно. А насчет Ларжетая... И с Ларжетаем все понятно. Должен же быть в стране хоть один город, где дворяне чувствуют себя уютно.
  
  Войдя в гостиничный номер, склонила голову:
  
  - Спокойной ночи. - И скрылась в спальне. В замке провернулся ключ.
  
  Вилар придвинул кресло к окну. Восторженные мысли отошли на задний план, вперед выступили нерадостные думы: Адэру нельзя перебираться в Ларжетай - у него пропадет желание хоть что-то изменить в стране.
  
  Часть 29
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | С.Светлячок "Маленькое счастье" (Современный любовный роман) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | Е.Синякова "Север" (Проза) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"