Талан Ольга, Carbon: другие произведения.

Снежная Кэрол

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.30*71  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (пока заморожено)Эксперимент по новогодней сказке. ... Дама купила раба...


   Авторы:
   Ольга Талан & Carbon
   Название:
   Снежная Кэрол
   Бета:
   Alesi, klyaksa
   Фэндом:
   Ориджинал. Хвостом задевая "Венгу". Лапами по мотивам Андерсона. Носом в собственной фантазии.
   Пэйринг:
   Гет
   Рейтинг:
   NC-17
   Объём:
   Роман.
   Статус:
   В процессе
   Жанр:
   Фантастика, мелодрама
   Саммари:
   Нам хотелось написать сказку. Хорошую добрую такую сказку с новогодней романтикой о любви. Честное слово, Андерсон не виноват что он нам попался, а Венгу мы писали до этого, так что как-то вспомнилось. Итак...
   Дама купила раба...
   Примечание:
  
  

Старинная сказка о страсти

Как двинулась девушка в путь

К злой тётке в снега и ненастья

Любимого брата вернуть...

  
   Глава 1. Покупка
  
      -- Кэрол:
  
   Всё это выглядело очень авантюрно. Маленькая конторка, всю жизнь продававшая услуги свободных шлюх, расширила свой бизнес и взялась за продажу реальных рабов.
   Ухоженная женщина, средних лет, со слегка вычурным макияжем, открыла передо мной папку видеозаписей.
   - Вот тут можно посмотреть мужчин этой категории. А сейчас я найду вам пример договора... секундочку.
   Я ткнула в первое попавшееся видео. Красавец-блондин с шикарными длинными волосами, ниже плеч, и просто отпадной задницей пританцовывая раздевался. Видео, скорее, напоминало рекламный ролик.
   - Эээ... то есть можно купить конкретно этого мужчину?
   Торговка оторвалась от своих бумаг:
   - А? Да, конечно. Там только те, кто сейчас выставлен на продажу. Мы даже забронированных переносим в другую папку. Посмотрите, повыбирайте. Там есть изумительные красавчики.
   Честно говоря, мне и вот этот, первый попавшийся, казался красавчиком, никак не соответствующим цене и месту, где его предлагали. Обычно, в таких каталогах были бедные юноши с окраин галактического союза, пытавшиеся таким образом пробраться в красивую жизнь. Их жесты и мимика выдавали угловатых провинциалов, да и внешний вид украшала разве что молодость. Тут же, мужчине было около тридцати лет, никак не мальчик. Идеальная фигура, отточенные движения. Возможно, стриптизёр или порноактёр. Зачем такому парню продаваться в такой контракт?
   - А вот конкретно этот парень откуда? - я развернула к торговке экран.
   Она улыбнулась:
   - О, это - Венга. Они начали скидывать на рынки галактического союза наложников после тридцати лет. Все просто писаные красавчики. Говорят, в плане постели тоже обучены на "отлично". Но сразу скажу, в обиходе он может оказаться сложным. Эти мальчики свои тридцать лет прожили взаперти, в гареме. Не имеют понятия ни о мире, ни о нормальном общении людей. Он умеет выполнять приказы и доставлять удовольствие хозяйке. Всё! Хотя, если вам не сложно отдавать приказы по каждой мелочи, или вы даже любительница такого, может, это, наоборот, то, что надо.
   Торговка подмигнула. А я решительно закрыла файл с блондинистым красавчиком. Венга - радикально матриархальная планета. Я мельком видела пару фильмов оттуда - порно в стиле садо-мазо. Без ограничений, без правил. Не-е, мне нужно решить имеющуюся проблему, а не создать себе новые.
   Хозяйка, наконец, нашла договор. Всё стандартно: парень подписывался на работу слуги-шлюхи, в том числе для экзотических игр, без выходных и отпусков, обещая хранить в секрете всё, что увидит, услышит, или что с ним будет делать хозяйка на данной работе, и всё это за еду и содержание. Наниматель, при желании, может разорвать договор, вернув работника в выдавшее его агентство. Работнику же за самовольный разрыв или нарушение договора полагается такой штраф, который он в жизни выплатить не сможет. Легальный договор рабства. На многих планетах галактического союза он проходил регистрацию без проблем. Не знаю, какой должна быть жизнь, чтобы человек согласился на такое, но пару лет назад я уже интересовалась таким вариантом и реально видела мальчишек, которые шли на это абсолютно добровольно. Нищета непонятна со стороны, видимо, чтобы понять, её нужно прочувствовать на собственной шкуре. Но Венга... это совсем другая история.
   Я вернулась к папке с видео. Угловатый мальчишка в следующем файле, по сравнению с венговским парнем, смотрелся облезлым щенком. В следующем был смуглый, нескладный жердяй с нахальной улыбкой.
   Не задумываясь, я опять ткнула по файлу с блондинистым красавчиком. Чертовски притягателен! И наглеть не будет... И в постели, велика вероятность, хорош... Но абсолютно не приспособлен к жизни... Зато как хорош!
   Я повернулась к торговке:
   - А этих венговских уже брал кто-то из ваших клиентов? Там всё совсем сложно?
   Торговка заулыбалась.
   - Брали. Кому-то очень даже по вкусу пришлись, кто-то вернул, отплёвываясь, что ему всё объяснять надо, да и в приличное место с собой не возьмёшь, вести он себя умеет, только как раб. Но если очень хочется, то ведь всегда можно! Рискуете только деньгами. Если вернёте в течение месяца - вернём две трети суммы. Через месяц и более - будет считаться уже как разрыв договора с вашей стороны - деньги не вернём, но мужчину заберём. А стоит ли указанной суммы возможность в течение почти месяца повалять этого красавчика, - она кивнула на экран, - во всех позах... это вам решать.
   Я задумалась. На самом деле, рисковала я не только деньгами, но и отношениями с коллегами. Последние несколько лет я живу в маленьком рудодобывающем посёлке. Под землёй работают роботы. А всё население посёлка - горстка инженеров да механиков, обслуживающих всё это хозяйство. Большинство привезли в посёлок свои семьи или просто любовников-сожителей. Условия вполне позволяют. И только я и пара откровенно асоциальных личностей кукует в одиночку. Организм требует сексуальной активности, а вокруг десяток неподходящих или занятых мужчин, тундра и отпуск на материк раз в году.
   Привези я этого парня в посёлок, скрыть ничего не получится. Мало нас там очень. А значит, вся его неприспособленность выплывет кораблём под белым парусом, и никуда я не денусь... Парень на видео качнул бёдрами, избавляясь от брюк. Чёрт! Ну, в конце концов, имею же я право на сексуальную жизнь. Пусть только кто скажет что... Чёрт! Через месяц я его, даже если захочу, вернуть не смогу. Только в следующую поездку на материк. Два-три месяца, если всё сложится совсем плохо, или, если терпимо, год - до следующего отпуска. Подарок себе любимой или геморрой на мою дурную голову за немаленькую, но вполне не страшную для меня сумму. Ну... А к чёрту всё, не попробую, не узнаю!
  
      -- Кэрол:
   Уже сидя в приёмной нотариуса, я мысленно пинала себя ногами. Вот что ты делаешь, Кэрол?! Одиноко ей было, видишь ли. Кота бы завела! И подумаешь, что у детей Поля на шерсть аллергия - лысого бы завела! Подумаешь, страшный, зато проблем точно не прибавит!
   Венговский агент, которая должна была привезти парня, опаздывала. Наконец, они появились. Стильная женщина, лет тридцати с каким-то очень сильным взглядом, и моя покупка... В реальности он оказался неожиданно крупным. Ну, в смысле, он и на видео не выглядел крошкой, но как-то тогда до меня не дошло, что он будет выше меня на целую голову и в плечах две меня. А ещё он совсем не выглядел так шикарно, как на экране. На мокрых волосах таяли снежинки, в глазах плескалась паника, на нём был какой-то рабочий совсем не по размеру плащ и сандалии... это в октябре-то, когда на улице ниже нуля, и весело летит первый снежок.
   Женщина улыбнулась нам с торговкой:
   - Простите, из-за погоды у вашего космопорта проблемы на дорогах - не проехать.
   Оба агента засуетились. Торговка поспешила к нотариусу, сообщить, что мы, наконец, все собрались. Венговка изучающе осмотрела помещение, потом скользнула взглядом по привезённому мужчине. Он, как есть, мокрый, стоял прямо у порога, опустившись на колени.
   - Сними плащ и развесь его сушиться.
   Мужчина поспешил выполнить приказ. Под плащом, кстати, довольно тоненьким, на нём была лишь тонкая рубашка. Венговка заметила мой взгляд:
   - К сожалению, тёплой одежды к зверьку не прилагалось. Зачем она ему? Мне пришлось позаимствовать кое-что из того, что нашлось на корабле.
   Зачем?! На Венге так жарко? Или он просто не выходил в непогоду на улицу? Жутко, если второе.
   Мужчина развесил плащ и снова повалился на колени. Нет, это точно был тот же парень, что на видео. Даже падая на колени, он делал это чертовски красиво. А под тонкой рубашкой видно обалденную фигуру, плечи мускулистые широченные... Просто в глазах паника, сжимает эти самые плечи то ли от страха, то ли от холода, и глаза прячет. Непросто, наверное, вот так, к чертям, в другой мир. И что тебе, Кэрол, не заводился кот?! Лысый! Хотя вполне может оказаться, что именно кота я и завожу сейчас. Человек хотя бы к обогревателю поближе бы подвинулся... Чёрт!
   Первым нотариус вызвала парня. Венговка приподняла его за подбородок:
   - Зайди к госпоже нотариусу и подтверди, что ты действительно желаешь служить новой госпоже.
   Парень скрылся за дверью. Венговка, пытаясь занять время, повернулась ко мне:
   - Кэрол, вы раньше сталкивались с венговскими мужчинами?
   - Нет. Не приходилось.
   - Хм... А, если позволите, могу я узнать цель такого приобретения?
   Тон у венговки был вполне дружелюбный, да и смущаться или оправдываться я не собиралась. Если уж решилась на такую покупку, глупо строить из себя хатку с краю. Да, я здоровая, ещё даже не сорокалетняя женщина, не страшной наружности, но моя работа и место дислокации (из-за этой же работы) найти подходящего мужчину и как-то наладить с ним отношения не позволяют. Вы, вообще, много знаете мужчин, которые согласятся после двух недель знакомства (это весь мой отпуск) рвануть в тундру, в неизвестный посёлок, с населением меньше двадцати человек, куда челноки летают, в лучшем случае, раз в месяц?...Чёрт, я всё-таки зачем-то оправдываюсь!
   Я изобразила вежливую такую улыбку, из разряда "морда кирпичом":
   - Мне нужен любовник. Не хлопотный, которого можно будет увезти с собой на север, где я работаю.
   Она кивнула. Даже без особого осуждения в глазах. Ребята мне такую толерантность точно изображать не будут. Кэрол, куда ты лезешь?!
   Венговка скучающе посмотрела на дверь кабинета нотариуса:
   - Вы любите причинять боль? Какие-то особенные игры?
   Ага, просто беседа двух женщин, чтобы занять время. Чёрт!
   - Нет. Мне просто нужно... физиологическое удовлетворение. Думаете, ваш парень не подойдёт?
   Венговка абсолютно искренне улыбнулась:
   - Нет, наоборот, думаю, с такой простой задачей он вполне может справиться. Главное, не распускайте его. Единственная причина, по которой у вас могут возникнуть проблемы с этим зверьком, это недостаточно жёсткая позиция с вашей стороны. Так что плеть всё-таки заведите. На всякий случай.
   От её взгляда меня передёрнуло. Она ведь всё это искренне говорит, без какого-то там подтекста. Просто заполняет паузу, пока мы ждём. Зверьком? Точно, кот! Плеть? Вот что я точно не собираюсь делать, так это кого-нибудь бить! Бррр...
   Парень выглянул из кабинета нотариуса, и я первый раз услышала его голос: низкий, бархатный и очень интимный какой-то:
   - Госпожа нотариус просит всех пройти в кабинет.
   Таким голосом нужно разговаривать в спальне или за бокалом вина, завернувшись вдвоём в одно одеяло... Может, это всё совсем и не глупость?! Может, наоборот, эта покупка самое умное решение в моей жизни за последние годы... Что ж ты такая перестраховщица-то, Кэрол?
   Улыбчивая пухлая нотариус с очень деловым видом разложила перед нами документы для подписания:
   - Госпожа Кэрол Нэджери, вот здесь нужна ваша подпись на договоре найма. И, тут. Учитывайте, пожалуйста, что на некоторых планетах галактического союза этот договор будет считаться недействительным, из-за нарушений требований трудового законодательства. Так что, если возникнут проблемы, внимательно выбирайте, суд какой планеты будет вести дело.
   Я вернула нотариусу подписанные бумаги, и она повернулась к венговке:
   - Госпожа Стьюйдайр, вот здесь поставьте вашу подпись от имени агентства. Да, на всех экземплярах. И, вот тут.
   Нотариус слегка брезгливо посмотрела на парня, который опять тихонько пристроился в уголке на коленях. Его ноги совсем не держат, что ли? Или на Венге их специально так приучают, чтобы ростом не давили?
   - Дамы, мужчина тоже должен подписать вот тут внизу.
   Венговка махнула рукой, подзывая парня:
   - Кайлийо, вот в этом месте красиво напиши своё имя.
   Парень неловко взял в руки ручку и, ничего не читая, наклонился над подвинутыми к нему бумагами, выводя в указанном месте буквы. От него вкусно пахло. Каким-то легким парфюмом, кажется, фруктовым. И руки у него чертовски красивые: длинные сильные пальцы, аккуратно подпиленные ногти идеальной формы... Но ручку он держал так, как будто писал второй раз в жизни. И паника в глазах от всего происходящего только усилилась. И почерк у него, наверное, ну... как раз как у кота. Крупные корявые буквы, прыгающие по строке!
   Пока нотариус заносила договор в реестры, мы снова расположились в приёмной. Венговка протянула мне папку:
   - Это его документы, медицинские карты и прочие бумаги. Ещё там есть небольшая инструкция, не скажу, что универсальная, просто девушки из ДИСа пытались хоть как-то уменьшить возвраты. Отнеситесь к ней с вниманием, пожалуйста.
   Я раскрыла папку. Рождение, образование - какой-то там лагерь для наложников (короче, писать ему не требовалось). Всю жизнь прожил в одном доме. Передан под опеку государства "по возрасту". Интересная формулировка. "Инструкция для приобретательниц" - ну, это я потом в спокойной обстановке...
   - Как вы хотите, чтобы он к вам обращался, Кэрол?
   Я вопросительно посмотрела на венговку. Она пояснила:
   - У нас мужчины обычно обращаются к женщине просто "госпожа", но покупательниц такое часто не устраивает.
   Я кивнула:
   - Да, не надо госпожой. Просто по имени: "Кэрол".
   Венговка щёлкнула пальцами перед носом парня:
   - Слышал? Твоя новая госпожа желает, чтобы ты обращался к ней по имени. Её зовут Кэрол.
   Выражение лица парня стало сильно удивлённым. Но он кивнул, произнося своим удивительным голосом:
   - Хорошо, госпожа... Кэрол.
   И глаза такие испуганные-испуганные. И весь такой огромный снова в уголок на колени. М-да, Берил с доком его размажут по плинтусу, а Лиз с Мартой посыплют сверху пеплом... Чёрт! Я, как можно дружелюбнее, улыбнулась венговке:
   - А можно ещё как-то сделать, чтобы он на колени всё время не падал? У нас это как-то не принято...
   Она усмехнулась:
   - Кэрол, он ваша собственность, вы можете приказать ему вести себя как угодно. Просто чётко и однозначно объясняйте свои желания.
   Она снова повернулась к мужчине:
   - Госпожа Кэрол желает, чтобы ты не опускался на колени... - она задумалась, - ...за пределами её дома. В этом обществе пол считается слишком грязным, и то, что валяется на полу, женщины брезгуют брать в постель. На колени можно вставать только дома на чистом коврике. Ты меня понял?
   Мужчина удивлённо посмотрел на абсолютно чистый пол приёмной, потом на меня, видимо, удивляясь, какая я странная, потом кивнул: "Да, госпожа", и быстро поднялся на ноги. Уровень паники в его глазах достиг критического максимума.
   Венговка продолжила:
   - Сопровождая и ожидая свою госпожу, ты будешь стоять на ногах. Руки за спиной, ноги на ширине плеч, глаза опущены. Когда идёшь с госпожой куда-нибудь, держись немного сзади и справа. Немного! Значительно ближе, чем на Венге. А то потеряешься!
   Слушая, насколько тщательно венговский агент объясняет всё парню, я снова засомневалась. Неужели всё-таки кот? Ну что, он просто "не падай на колени" не понимает? Неужели настолько всё разжёвывать? Чёрт! Я внутренне пнула себя: договор уже подписан, хватит сомневаться!
   Появилась помощница нотариуса, и нам всем вручили наши экземпляры договора. Мужчина держал в руках выданную ему бумагу, вопросительно поглядывая на нас всех. Я попыталась уже начать вести себя как хозяйка новоприобретённой собственности:
   - Кайлийй... - Повторить за венговкой имя парня у меня с первого раза не вышло. Женщина улыбнулась:
   - Сократите как-нибудь или, вообще, придумайте своё. Он с радостью будет отзываться на любое имя, какое вы захотите.
   Я представила, что за имена в таком случае, скорее всего, придумывают покупательницы, и меня ещё раз передёрнуло. Бррр... Сократить? Да, вполне логично. Кай! Я посмотрела на ожидающего от меня каких-то слов мужчину и про себя усмехнулась. Танцующий парень в тоненькой рубашке из Венговского лета, которого я собираюсь увезти в свою зиму. Рудник-то мой ни много ни мало за полярным кругом.
   - Кай, положи эту бумагу в свои вещи. Это документ, разрешающий твоё пребывание на этой планете. Ты должен быть аккуратен с ним.
   Парень как-то совсем испуганно кивнул. И, словно ядовитую змею, попытался засунуть договор в маленький пакетик, который, видимо, и вмещал все его вещи. Договор не влезал.
   - Кай, сложи его пополам.
   Мужчина испуганно вжал голову в плечи. М-да, по-моему, я всё-таки взяла кота! Ну, хотя бы офигенно красивого кота.
   Агенты, попрощавшись со мной, покинули приёмную. Я осталась один на один со своей покупкой. Парень нависал надо мной всем своим ростом. При этом по взгляду его читалось, что такое положение очень не комфортно в первую очередь ему самому, что он бы предпочёл смотреть на меня снизу вверх. Его волосы подсохли и начали слегка виться. Я легонько, одними пальчиками, погладила прядь. На губах мужчины промелькнула улыбка. Ну, хоть не мурлыкает, и то ладно.
  
      -- Кай:
   Идти по территории космопорта к кораблю было... страшно. Гул работающих двигателей, непривычный шум толпы, из которого то и дело выделялись резкие мужские голоса. Там, где я прожил всю свою сознательную жизнь, мужчины не выражали эмоции столь бурно, и это еще раз подчеркивало для меня чуждость этого места. А ведь я ещё даже не покинул планету. Я снова и снова укорял себя за столь необдуманное решение. Но, увы, сейчас не мог ничего изменить.
   С самого детства я знал, какая судьба мне уготована. Смазливый мальчишка, сын младшей родственницы в небогатом доме - сразу было понятно, что я стану гаремным рабом. Об обучении на специалиста никто даже не заикался, и вскоре уверенность в том, что это мой единственный возможный жизненный путь, передалась и мне.
   Стандартная школа наложников, хоть и законченная с отличием, мало чем выделяла меня из общей массы таких же молоденьких смазливых парней. Типично венговская внешность - смуглая кожа, зеленые глаза и светло-русые волосы только усиливали слияние с "серой массой". И если будучи наивным мальком, я еще предавался солнечным мечтам, быть как-то выделенным главными женщинами дома, то после пяти лет пребывания декорацией в гареме пришлось снять розовые очки. Нет, конечно, меня использовали, и не раз. Но, в основном, подобные моей матери, не слишком влиятельные родственницы, малозначимые госпожи дома. Недолго и не выделяя меня из других.
   Какое-то время, правда, я был любимчиком моей тёти, старшей сестры моей матери, госпожи Фейяйны. Для меня это действительно стало большим везением. Ведь недавно отправившая на церемонию прощания своего мужа госпожа наказывала на удивление редко. Не знаю, почему усыпили мужчину, подарившего госпоже дочь, но это было и не моего ума дело.
   Дочь госпожи, маленькая Гейдайра, обещала вырасти действительно красивой женщиной. Уже тогда, на ещё по-детски пухлощёком личике проскальзывали стервозность и заносчивость, являющиеся непременными атрибутами сильной женской натуры. Дуясь на то, что мама не даёт играть своей игрушкой, моя двоюродная сестра, Гейда, старалась усложнить мне жизнь, как могла. Но, несмотря на все маленькие детские пакости, я не мог злиться на маленькую госпожу. И после очередной порции "соли в чае" во время утренней трапезы, лишь грустно улыбался малышке. Что, похоже, распаляло девочку еще сильнее. Но вскоре и этот период моей жизни кончился. Тётя... нашла себе новое развлечение, а юная Гейда уехала обучаться в лагерь.
   Вообще, моя жизнь в гареме текла спокойно и размеренно. Я не дрался за иерархию, меня вполне устраивало мое место, да и сам я понимал, что выше головы не прыгнешь. Вокруг меня плелись интриги, развертывались любовные драмы, а иногда и сцены расправы над не угодившими рабами. Но я был лишь наблюдателем. Тем, кто обычно сидит в углу гарема и покуривает кальян, стараясь не выдавать своих мыслей и эмоций. И я давно был готов к тому, что в 30 лет моя жизнь закончится тихо и спокойно, в комнате прощания, в присутствии лишь нескольких мужчин, что знали меня.
   И тут, как набатом по голове, прозвучал новый закон. Переучиваться на спеца? Мне!? Тому, кто привык полностью зависеть лишь от прихоти госпожи, живущему только ради этих прихотей!? Когда в социальной службе мне предложили выбор: стать спецом или быть проданным инопланетной женщине, я практически не сомневался в ответе. Я не был идиотом и прекрасно знал, что таланта к какой-либо работе у меня нет напрочь, так же как и каких-либо пригодных для такого интересов. Я умел быть лишь наложником, я всегда был лишь наложником и жил с мыслью, что останусь наложником до самой смерти.
   Новость настолько ошарашила меня, что, когда мне приказали станцевать для видео, я, погруженный в себя, машинально повторил стандартный танец, которому обучали ещё в школе. Хотя, чтобы как-то выделиться из серой массы, наверное, стоило придумать что-то оригинальное. Не обращая внимания ни на что вокруг, я заученными и отточенными годами тренировок движениями снимал с себя одежду и очнулся, лишь когда на теле ничего не осталось. Еще несколько непонятных мне анкет, узкая койка так называемого "приюта", пустые лица соседей по несчастью - вот и всё, что запомнилось мне за последние дни.
   Очнулся я лишь сейчас, шагая по взлетной площадке космопорта за высокой худой госпожой из социальной службы, то и дело бросавшей на меня непонятные оценивающие взгляды. Нет, она не смотрела на меня, как на мужчину, скорее, так оценивают товар на продажу.
   Смотря на удаляющуюся родную планету, я с ужасом осознал, что тогда, в социальной службе, я впервые САМ выбрал свою судьбу. А значит, вряд ли из этого выйдет что-то хорошее.
   Мои подозрения очень скоро полностью себя оправдали.
   Но сам полет прошел на удивление легко. Весь путь я провёл на мягком ковре каюты. Приказ был чёткий и ясный: "сидеть здесь и ждать завершения полета". В каюте также стояли кровать и тумбочка, но гаремная жизнь научила главному: если женщина сказала, лучше исполнить её приказ, как можно более точно. А тем более сейчас, когда не только мой статус, но и моя жизнь могут зависеть от любой мелочи. Несмотря на всю мою браваду и готовность тихо быть усыпленным, мммм... (я припомнил дату своего дня рождения) - вчера! Мне почему-то очень хотелось ещё пожить.
   Тихая обстановка каюты благоприятно подействовала на нервы и позволила прояснить голову. Что ж, тактика поведения выбрана - первое время буду исполнять абсолютно дословно то, что скажут. Не больше, не меньше. Госпожи бывают разные, но все в первую очередь ценят именно это качество - покорность.
   Корабль начало ощутимо потряхивать, что, согласно прочитанным в юношестве романам, означало, что мы проходим атмосферу для приземления. Дабы снова не впасть в панику, я постарался успокоиться и сосредоточиться на дыхании. Своеобразное подобие легкого мезотранса.
   Когда в каюту вошла уже знакомая мне госпожа из социальной службы, я лишь спокойно отметил этот факт, через столь привычную для меня призму отстраненности от действительности. И, вполне машинально отреагировав на её повелительный жест, последовал следом.
   Двери корабля открылись, опалив ярким светом глаза и... Тля! В лицо ударило чем-то колючим, холодным и мокрым, беспощадно вырывая меня из столь долго настраиваемого транса. Мурашки табунами забегали по спине, глаза заболели и заслезились, а я с отчаянием смотрел под ноги, на припорошенную снегом дорожку.
   Госпожа что-то недовольно сказала, заставив меня еще больше сжаться, но глаза я поднимать не спешил. Краем сознания заметил кого-то третьего, накинувшего на плечи женщины теплый плащ и быстро сунувшего мне в руки какую-то тряпку. Мимолетный взгляд на раздраженно поджатые губы сопровождающей, и я накинул подобие тонкого халата на плечи. Бесформенный кусок холодной ткани помог мало, но теперь хотя бы мелкий колючий снег терзал только лицо и мокрые ноги.
   Пытка длилась недолго, нас ожидала аэрошка, и вскоре госпожа привела меня в здание, где уже сидели другие женщины. Я сразу, с некоторым облегчением, повалился на пол, пряча слезящиеся от тающего снега глаза и покалывающее от холода лицо. Я очень надеялся, что меня хоть ненадолго оставят в покое.
   Пока было время, я незаметно постарался обогреть заледеневшие кончики пальцев, растирая их друг о друга. На Венге до зимы было еще далеко, да и не была она настолько холодной. Хотя... возможно, и была. В доме безостановочно работали кондиционеры. А если и приходилось куда-то выходить, то такие "прогулки" не продолжались более 15-20 минут, да и одет я был намного теплее. Иногда госпожа Фейяйна брала меня с собой во время поездок к подругам из других домов. Но, опять же, пятьдесят метров по двору до аэрошки сложно назвать прогулкой. Да и не до мыслей о погоде мне тогда было, подруги госпожи не отличались таким же милосердием. Главное, чтобы такая погода не стояла на этой планете круглый год. Иначе я точно пожалею о своём единственном решении.
   Оцарапавшие подбородок холодные женские пальцы и странный, непонятный приказ "Подтверди, что желаешь принадлежать новой госпоже!". Какое желание может быть у раба? Это надо мной так изощрённо попытались поиздеваться? Но, как бы абсурдно это не звучало, я пошел... выражать своё желание...
   - Так, Кайлийо, ты понимаешь, что здесь сейчас происходит? - Пока я обдумывал, как будет лучше отреагировать на такой странный вопрос, госпожа потеряла терпение и рыкнула: - Отвечай, когда я спрашиваю!
   - Я... не совсем, госпожа. - Стараясь, как можно сильнее, вжать голову в плечи, я надел привычную маску глупого зверика. Я действительно достаточно смутно осознавал, что именно от меня хотела эта женщина. Вряд ли она хочет дословный пересказ происходящего вокруг. А так, мой ответ можно трактовать по-разному, но он точно не является ложью. Я действительно не знаю, что происходит именно сейчас в этой комнате, и зачем меня хотят о чем-то спросить.
   - Тебя отдают в собственность госпоже Кэрол Нейджери. - Значит, вот как зовут мою новую госпожу. - Она имеет право делать с тобой, что захочет, и ты не можешь ни пожаловаться на неё, ни даже рассказать кому-нибудь. Никакой защиты! - Это само собой разумеющееся, разве нет? - Она разве что убить и покалечить тебя не может! - А вот это очень важная информация, но, увы, пока я не совсем понимаю, можно ли ей доверять. - И если ты каким-либо образом от неё сбежишь, тебя посадят в тюрьму. А тюрьма, это по-настоящему страшно. - Бывают те, кто сбегал? Абсурдно, но примем к сведению. Знать бы ещё, что такое тюрьма. - Ты понимаешь всё это?
   - Я раб моей госпожи, она в своём праве, - произнёс я. Стандартная фраза, вбиваемая в нас с самого детства. Но почему-то реакция женщины на неё кардинально отличалась от ожидаемой. Она еще больше нахмурилась и продолжила: 
   - Не важно, какой она кажется внешне. Она может одинаково оказаться как хорошей женщиной, так и жестокой садисткой. - То есть эта госпожа Найтайрийус не знакома с моей новой госпожой лично, и, скорее всего, является просто специалистом, занимающимся продажей рабов. - Хотя я, честно, не верю в хороших женщин, которые покупают себе рабов. - Абсурдная фраза. Здесь покупка рабов считается дурным тоном? А откуда берут себе наложников остальные? - Итак, ты действительно хочешь, чтобы тебя отдали этой женщине?
   Меня второй раз в жизни спрашивают, чего я хочу? И второй раз в жизни я даю ответ, от которого зависит всё моё будущее. О Матерь Всего Сущего, пожалей старого раба!
   - Я... хочу, - на выдохе, практически прошептал.
   Когда мне протянули лист договора купли-продажи, (так я прочитал в первых его строках) то я, стараясь не показывать своего страха, подписал бумагу, как мог.
   Женщины начали обсуждение, я уже более спокойно сел на колени в углу комнаты, стараясь вернуть потерянное душевное равновесие. Это было привычно, не отсвечивать, пока хозяйки обсуждают деловые вопросы. Я косил глазами из-под мокрой челки и пытался тайком рассмотреть свою новую госпожу. Но наглеть с самого начала - верный путь в пропасть. Так что выше колен поднимать взгляд было ещё слишком опасно. А по черным высоким сапогам без каблука и темно-синим штанам из странной ткани я мог сказать лишь то, что красоте моя новая госпожа, скорее всего, предпочитает комфорт.
   - Госпожа желает, чтобы ты обращался к ней по имени. Её зовут Кэрол, - с презрением в голосе произнесла госпожа из социальной службы, вырывая меня из раздумий щелчком пальцев.
   Звать госпожу по имени, как мужчину-раба? Я не смог удержать безразличную маску на лице и с удивлением взглянул на госпожу. Всё в ней буквально кричало о её нетипичности. И слишком короткая стрижка иссиня-черных волос, какие носят только некоторые спецы да гвардейцы, и чересчур бледная кожа, и... необычный взгляд серо-голубых глаз, в которых нет ни привычного мне презрения, ни похоти, ни злости, только какая-то задумчивость.
   - Хорошо, госпожа... Кэрол. - Всё-таки назвать женщину по имени выше моих сил. Недовольство скользнуло по лицу новой госпожи, заставив на удивление тонкие черные брови немного сойтись на переносице. Тля! Первая фраза - и уже накосячил! Обещал ведь себе следовать новым правилам неукоснительно. Ведь приказ был другой! Я, в ожидании, снова опустил глаза, моля Матерь Всего Сущего, чтобы новая госпожа от меня, такого идиота, не отказалась. Не думаю, что в этом случае мне предоставят ещё один шанс.
   Следующий приказ женщины хоть и безмерно удивил, но немного успокоил. Мне объясняли новые правила, что и как я должен делать. Очень странные правила... Машинальное "Да, госпожа", и я подскочил на ноги, стараясь избежать наказания за свою оплошность. Но не удержался от соблазна и как бы невзначай вновь посмотрел на госпожу Кэрол, практически прямо, пытаясь добавить во взгляд толику удивления. Она не слишком обратила внимания на этот взгляд, зато у меня появилась возможность разглядеть её лучше. Прямой нос, слегка пухлые губы, подтянутая фигура, с не слишком выделяющейся грудью. Госпожа была красива, этого я отрицать не мог. И у меня еще ни разу не было столь необычной госпожи.
   - Сопровождая и ожидая свою госпожу.... - женщина из социальной службы продолжала свою лекцию, и я честно старался не пропустить ни одного слова. Во истину, просто перечисление правил. А недовольство направлено не на меня, а скорее, на факт того, что эти правила приходится объяснять.
   - Кайлийй... - как-то неуверенно произнесла моя новая госпожа, и практически сразу была перебита другой женщиной, предложившей ей придумать мне новое имя. Прикрыв глаза, я мысленно попросил у мироздания, чтобы имя, придуманное госпожой, было хотя бы отдаленно похоже на моё старое, иначе привыкать к нему придется очень долго, а это чревато не одним и даже не двумя наказаниями за недостаточно быстрое выполнение указаний.
   Первый приказ госпожи Кэрол был так же необычен, как она сама. Хранить у себя документ о собственной продаже. На Венге я никогда даже в руках не держал важную документацию. А тут надо сохранить? Не справиться с заданием - не вариант, моя жизнь и так неопределенна. Пока голова собирала рассыпавшиеся в растерянности мысли, руки делали. Вернее, пытались хоть что-то сделать, изображая бурную деятельность по засовыванию документа в явно неподходящий для этого пакет. Окинув меня взглядом, и, видимо, убедившись в моей крайней тупости, госпожа велела сложить договор пополам. А с документами так можно? Не знал, запоминаем. На всякий случай изобразил испуганное раскаяние, чем снова вызвал неудовольствие. Госпоже не нравится страх? Верится с трудом, но в этом сумасшедшем мире всё может быть.
  
   Глава 2. Сестра
  
      -- Гейда:
   В окна светило нестерпимо яркое солнце. Будто насмехаясь, злорадствуя, что у меня опять не получилось.
   - Госпожа Файкрайт, как вы себя чувствуете? - руководитель отдела заботливо коснулась моего плеча. - С вами все хорошо? Может быть, воды?
   Я молча подняла глаза на женщину в безликой форме государственного служащего, но ничего не смогла ответить. Да и что говорить? Моя жизнь, все, о чем я несколько лет мечтала и к чему стремилась, только что красиво помахало мне ручкой и полетело в черную дыру. Определенно, со мной не все хорошо.
   Выдавив вежливое "Спасибо", я поднялась и вышла из кабинета. Когда гэйвэйрэйтэ в приюте для стариков сказала, что Кай распределён и подписал согласие на продажу на других планетах, я не поверила. Даже не сомневалась: произошла какая-то глупая ошибка, и поэтому попросила о встрече с руководителем отдела. Но та только подтвердила, - удача ускользнула прямо у меня из-под носа. Как раз сегодня утром Кайлийя забрала представитель департамента межпланетных отношений, для переправки покупательнице на другую планету. Осознание ужасной правды стучало в висках, выбивая из реальности.
   Я медленно брела по коридору. В очереди маялись посетительницы, мимо пробегали спецы с кипами бумаг, у дверей несла вахту дородная женщина-охранник. Вокруг раздавались какие-то звуки, разобрать которые, я была не в состоянии. Да и не пыталась. В мозгах стоял неясный шум, а окружающее виделось через дымку. Разве это возможно? У меня в голове не укладывалось, как так?! Зачем Кай согласился уехать с Венги на какую-то неведомую планету. Зачем его, вообще, спрашивали о таком?! Зачем? Почему тут, вообще, допустили, чтобы мужчина, в жизни не принявший ни одного самостоятельного решения, что-то там подписывал?
   Хоть бы рассказали, кто его купил. Где искать. Но без запроса Старшей госпожи Дома никакой информации мне не предоставят. А я этот запрос разве что в розовых снах смогу увидеть. И что теперь делать?
   Постепенно стала накатывать злость. Это не честно! Я опоздала всего на один день. Какой-то один несчастный день. Ведь как знала: надо поторопиться, так нет же, решила неженку из себя построить. Подумаешь, танайский вирус подхватила, могла бы и перетерпеть. Один день на ногах с лихорадкой - не смертельно, Ойлейн бы на руках донес. Зато сейчас лежала бы в постели, а Кай был рядом. Мой и ничей больше. Гадство!
   В аэрошке ввела адрес дома и откинулась на сидение, прикрыв глаза. Думай, Гейда, думай, ты никогда легко не сдавалась. Не сдашься и сейчас!
   От несправедливости захотелось свернуться калачиком и горько расплакаться, как в детстве. Я же так старалась! В лагере для девочек - лучшая воспитанница, поступление в университет на архитектурное отделение - с государственным грантом, три года учебы - только на повышенную стипендию. Везде лучшая, везде первая. Как же иначе? Никто не будет платить за дальнюю родственницу из казны Дома. А мне так хотелось стать архитектором, открыть свое дело, создать свой дом, быть независимой, успешной.
   А еще у меня была Мечта. Кай. Кайлий. Матушкин любимчик. От одного взгляда на него кровь закипала в жилах и тут же, как ошалевшая, с шумом отливала вниз, сердце проваливалось в пятки, и дыхание перехватывало. Он был в моих детских снах. В моих фантазиях, когда я только начала понимать игры взрослых женщин с наложниками. Зацикленным эротическим видением в моём воображении. Абсолютно недоступным! Разве так можно?! От прикосновения к нему, голова сразу шла кругом, мир менялся, становился тёплым и мягким, как пух. Только ни матушка, ни ее сестра, мать Кая, всю жизнь меня почему-то близко к нему не подпускали. Даже сама Старшая госпожа пару раз намекнула, чтобы я нашла себе более подходящего мальчика, способного со временем подарить дочь. Да я о детях в ближайшие лет десять и думать не собираюсь. Мне Кай нужен!
   Сколько себя помню, я всегда была очарована им. Еще малолетней пигалицей не сводила со взрослого брата глаз, бегала за ним хвостом, а он милостиво так слушал сказки про моих кукол, прикрывал мои проделки от матери. Ух, как же я ревновала, когда матушка звала своего любимчика, и Кай тут же забывал о моем существовании, верным псом бросаясь на колени к ногам своей госпожи.
   Позже, уже будучи подростком, чего я только не вытворяла, чтобы привлечь его внимание. Добраться... но Кай - ах, этот недоступный, невозмутимый Кай - ничего его не пробивало, с одинаковой снисходительностью сносил и попытки играть с ним без разрешения, и многочисленные злые шутки. И мне оставалось лишь сжимать кулаки да тайком подглядывать за ним в бассейне.
   Сотни раз я просила отдать его мне, умоляла, истерики закатывала, в ногах валялась. Все без толку, матушка была непреклонна, - то мала я была, то провинилась, то не заслужила, а потом и вовсе без обиняков заявила, чтобы я не смела даже мечтать о Кае. И мне хотелось рвать и метать, да только поделать ничего не могла. Даже поступление в университет не помогло, матушка на радостях готова была одарить меня чем угодно, только не своим любимчиком. А Старшая Госпожа ее поддерживала, мол, одержимость одним рабом до добра не доведет. Что ж, может быть, я и одержима, только что в этом плохого такого?!
   Тогда, три года назад, мне пришлось отступить. Но это вовсе не значит, будто я отказалась от своей мечты. Я упорная. Даже придумала чудесный план. Когда Каю исполнится тридцать, женщины дома перестанут им интересоваться. Кому нужен старичок, если рядом целый гарем свежих юных мальчиков. Только мне! Для меня он и в тридцать всех за пояс заткнет! Его можно еще много лет использовать, пока совсем не состарится.
   И я принялась методично воплощать свой план в жизнь. Экономила каждый венгаллар, хваталась за любую подработку, ночами не спала, корпела над чертежами и вариантами проектов. Даже обзавелась парой-тройкой постоянных клиенток, которые доверяли мне серьезные работы. Еще новый закон так удачно вышел - тридцатилетних наложников теперь не усыпляют. А из приюта для стариков забрать Кая гораздо проще, бесхозного наложника отдадут любой желающей почти даром. Всего-то и оставалось выкупить Кая, закончить обучение, приобрести приличную квартиру в Венгсити и жить там, в полное удовольствие со своими мужчинами.
   И что в итоге? Старшая зачем-то отдала Кая в приют почти на месяц раньше. Я только вчера узнала! Несколько лет упорных трудов рассыпались прахом из-за одного росчерка пера. Все пропало. Все!
   Я непроизвольно опять сжала кулаки. Эй, не раскисать! Держи себя в руках! Нельзя. Не может быть, чтобы ничего нельзя было сделать. Просто надо хорошенько подумать.
   Я закрыла глаза и сосредоточилась на дыхании. Вдох-выдох, вдох-выдох, как учила мастер-гуру на занятиях по самопознанию и раскрытию потенциала.
   Ничего не придумывалось.
   Вдох-выдох.
   Аэрошка остановилась у трехэтажного дома в западном районе Венгсити. Здесь я снимала квартиру. Я мазанула карточкой по считывателю транспортной сети. Система списала оплату и разблокировала замок.
   Я вошла в квартиру и тяжело привалилась к двери спиной. Матерь Всего Сущего, до чего же хочется забиться в угол потемнее и проораться вволю. Выплеснуть, выдохнуть всю эту несправедливость. Не время. Я сейчас справлюсь. Приду в себя и что-нибудь придумаю.
   - Госпожа, позвольте вам помочь.
   Я вздрогнула от тихого голоса, раздавшегося снизу. Ойлейн. Мой муж. Стоит, как положено, у порога на коленях с моими тапочками. Я и забыла про него. Ох, куда бы его услать? Мужчина не должен видеть свою госпожу слабой и неуверенной, не должен сомневаться в ее силе, воле и знаниях, иначе потеряет опору в жизни и начнет дурить. Да и, вообще, стыдно! Я хорошо знаю правила и стараюсь быть хорошей госпожой. Это не просто. Никто не отправлял младшую родственницу в лагерь для госпожей. Наоборот, все хотели, чтобы эта родственница была тише, смирней, чтобы выросла и сменила мать в котельной. И училась я в бесплатном лагере, именно на оператора котлов. Гонять спецов и следить за сложной аппаратурой. А принимать решения за себя саму без старших, держать лицо, не выказывать своих поражений, даже движением глаз, так как это умеют настоящие госпожи, я учусь сама. Но сейчас у меня просто нет сил.
   Мужа мне торжественно вручили тоже три года назад. Нагрузкой в университет. Порядочной госпоже даже такого бедного дома, как мой (который и в рядах-то аристократии, по-моему, держится давно просто по инерции, всё уже заложено и в долгах), не пристало жить одной в университете. А тут такое сокровище бесхозное пропадает. Выпускник Джордана, вышколенный, выдрессированный и мозгами не обделенный. Бери, Гейда, и радуйся! Забыли только упомянуть, что сплавили мне подпорченный товар - зверька, полученного домом в качестве бонуса к паре лошадей. Никто не говорит, почему так вышло, но и кундейке понятно, что ценного наложника таким путём никто не отдаст. Как же я тогда негодовала!
   Конечно, не сказать, что Олейн совсем уж плох. Если отринуть эмоции, мне достался очень даже неплохой зверёк. Симпатичный. Зеленоглазый шатен, под метр девяносто, не сильно мускулистый, правда, но и не худой. И в хозяйстве от него польза немалая, со всеми задачами нашего быта справлялся замечательно. Даже можно сказать умный, если только это понятие можно применить к мужчинам. И для спальни, и любых игр, которые приходили мне в голову, тоже вполне подходил. Играть в него было занимательно. Все вроде хорошо, за исключением одного: Ойлейн - не Кай. Удобно - не значит тепло. Когда мечтаешь о бриллианте, фианиты не радуют.
   Муж дождался моего кивка, аккуратно снял сапоги. Обычно я люблю, когда он вот так раздевает меня, целует ступни, легонько массирует. Но не сегодня. Я молча отстранилась, бросила на пол куртку и сумку, прошла в ванную. Включила кран, присела на край ванны и уставилась невидящим взглядом на льющуюся воду. Почему у меня не получилось? За что? Чем я могла так сильно прогневить Мать Всего Сущего?
   Из оцепенения меня вывел звук разбившегося стекла. Я выскочила из ванной и застала Ойлейна, спешно собирающим осколки тарелки. Завидев меня, он бросился на колени и забормотал извинения. О, нет, для полного счастья мне сейчас не хватает только воспитательной работы с мужем! Но делать нечего, пришлось сжать зубы, нахмуриться и строго спросить:
   - Ойлейн, ты знаешь, что тебе полагается за это?
   - Да, госпожа, - муж был само раскаяние: голова низко опущена, глаза в пол. - Десять ударов.
   По правилам наказание должно следовать незамедлительно за проступком, а я очень стараюсь быть правильной госпожой, потому:
   - Верно. Иди, готовься.
   - Да, госпожа, - он еще ниже опустил голову и бесшумно исчез.
   Когда я вошла в спальню, Ойлейн уже приготовился: полностью разделся и вытянулся на кровати. Все, как я требую - лежит на животе, лицом уткнулся в подушку, руки сцеплены на затылке. Красивое зрелище, завораживающее. Рука сама собой потянулась к упругой ягодице. Гладкая бархатная кожа так и притягивала, манила погладить. Все бы отдала, чтобы сейчас на этом месте был Кай. Но его нет. Нет! Я со всей силы сжала пальцы, впиваясь острыми ногтями в мягкую плоть.
   Ойлейн не издал ни звука, только плечи напряглись. Я зло одернула руку. Наказывать мужчин за проступки жизненно необходимо, а вот наносить повреждения - ради собственного удовольствия или ещё хуже, по причине потери контроля - это расточительство, в моей финансовой ситуации абсолютно не позволительное. Нанесённые повреждения потом нужно будет залечивать. Да и вообще, мужчины - они, как дети: наивные, пугливые, требуют постоянного контроля и воспитания. Позволишь себе один раз пустить всё на самотёк, выпустить на него эмоции, для него не предназначенные, и он начнёт постоянно этого бояться. А я не люблю, когда на меня смотрят, как на людоеда. Обязанность женщины - заботиться о своих мужчинах, а не запугивать их.
   Я вздохнула и взяла флоггер. В отличие от ногтей, этот инструмент выдаст только боль, без последствий.
   Вообще, Ойлейн дает мало поводов для наказания. Бывает, ведет себя настолько идеально, что мне неделями не приходится браться за плетку. Матушка считает это тревожным сигналом, так муж может разбаловаться, и заставляет меня в таких случаях хотя бы один раз в месяц пороть его, просто для профилактики. Она очень щепетильна в вопросах воспитания рабов и всегда проверяет, выполняю ли я ее советы.
   Но у Ойлейна есть одна занимательная черта. Стоит мне прийти домой сильно расстроенной или взвинченной, как он тут же что-нибудь натворит. А мне приходится его наказывать. В принципе, это удачное для меня качество, ведь всем известно, лучшего способа снять стресс, чем хорошая порка, еще не изобрели. Сперва я думала, это какая-то мистика, ведь не может обычно аккуратный и ловкий мужчина ни с того ни с сего бить посуду или разливать сок. Но после долгих размышлений пришла к выводу, что Ойлейн просто слишком остро чувствует мое плохое настроение, начинает нервничать и становится неуклюжим. Вот на таких мелочах понимаешь, насколько всё в твоей жизни зависит от тебя. Изящный замах, свист, хлесткий удар. Ягодицы мужа, мгновенно покрывшиеся алыми полосками, сжались и тут же расслабились. А я словно чистого адреналина хлебнула. В мышцах невероятное напряжение и расслабление одновременно образовалось, какое только после часовой тренировки в спортзале можно получить. Еще удар, и меня охватывает легкое головокружение, словно я уже не здесь и не сейчас, и передо мной не провинившийся муж, а все мои разбившиеся планы, годы упорной работы, и матушка, и Старшая, что мешали мне, не подпускали к Каю, и проклятая лихорадка, из-за которой я опоздала, и дурацкие правила в приюте, и обида, и злость, и Кай, сбежавший к чертям собачьим на какую-то проклятую планету, и даже противная соседка по лестничной площадке. Десять ударов давно закончились, а я остервенело била и била Ойлейна, не замечая, как лицо заливали слезы, а волосы слиплись и лезли в глаза. Но я ничего не видела, лишь ненавистную горящую алым задницу, которую хотелось растерзать в кровь. Я остановилась сама, просто на какой-то вдох или выдох. Выронила плеть и ушла в ванную:
   - Твоё наказание закончено, убери здесь.
   Потом сидела у раковины, и никакая холодная вода не помогала остановить слёзы. Столько лет ожидания! Надежд. Я же всё продумала. Всё просчитала. Почему?
   Ночью я лежала в темноте, в каком-то тупом оцепенении, без единой мысли в голове, и пялилась в потолок. Глупо получилось. Разревелась, как маленькая девочка прямо. И Олейн, думаю, видел. Маме доложит. Опять будут вокруг меня круги наворачивать: "Ты не из той породы, чтобы жить в городе. Дом тебя защитит. Старшие лучше знают, что правильно..." Ладно. Этого уже не изменить. Решать нужно то, что пока ещё можно решить.
   План сложился как-то сам на восходе солнц. Просто, где-то между первой и второй зарёй, в мозгу вдруг всплыло такое простое и очевидное решение: нужно найти человека, который в обход запроса Старшей поможет мне узнать все о женщине, купившей Кая. Просто данные о покупательнице. Все сделки с другими планетами оформляются через департамент инопланетных связей. ДИС - огромная организация, там работает сотня сотрудников, и, значит, найти ту, которая согласится помочь, вполне возможно. Как угодно, всеми правдами и неправдами надо просто получить эти сведения. А потом я поеду на эту самую другую планету, за ним, встречусь с этой женщиной и верну... верну Кая, мужчину, который должен принадлежать только мне.
   От принятого решения как-то сразу стало легче. Я закрыла глаза и заснула, наверное, как раз в тот момент, когда над городом вставала третья утренняя заря: Солнце-госпожа, вступающая в свои владения.
  
      -- Кай:
  
   Моя новая хозяйка отстранилась и начала одеваться. Я стиснул зубы - значит, мне снова на улицу. Может, попытаться попросить одежду? Еще немного такого мороза, и госпоже придется долго меня лечить. А это - одни убытки, так что я вроде как о финансах дома беспокоюсь. Но тут, не дав мне открыть рот, раздался её задумчивый голос:
   - Сначала надо тебя одеть...
   Я чуть не поперхнулся. Вот, кретин тупоголовый! Умным себя захотел показать? Неужели действительно решил, что мозгов больше, чем у госпожи? Видимо, спина по плетке соскучилась. Сколько там за ненамеренное оскорбление госпожи выписывали? Шестьдесят ударов? И это ещё, если настроение у хозяйки благодушное.
   Пока я себя распекал, женщина успела позвонить по маленькому подобию головизора и теперь то и дело посматривала в окно на улицу, явно, ожидая какой-то транспорт.
   Транспорт приехал минут через пять. Всё это время я старался, вообще, не отсвечивать и морально подготовить себя к новым потрясениям. Но всё равно все мысли снова вылетели из головы, когда госпожа схватила мою ладонь и буквально на буксире протащила меня к невысокой, полностью закрытой странной аэрошке на колёсах. Машина была очень низкой и, явно, не нуждалась в "подставках" для ног. Госпожа открыла дверь и, юркнув в небольшой салон сама, затащила и меня вместе с собой, усадив бок о бок. По привычке я хотел тут же сползти на пол, но не смог. В этой странной, тесной аэрошке места для рабов на полу просто не было. Только один сплошной диванчик сзади и практически впритык к нему два кресла спереди, одно из которых уже было занято.
   Вспомнив новые правила, я постарался завести руки за спину, но сжавшаяся на моём запястье ладонь госпожи заставила замереть.
   - Ближайший торговый центр, пожалуйста, - сказала госпожа мужчине впереди, не одарив того даже взглядом. И понятно почему, мужчина, явно, был либо сельскохозяйственным клоном, либо спецом. Нос картоперцей, нижняя губа - будто ойсы покусали, и мелкие глаза. Он окинул нас через маленькое зеркальце равнодушным взглядом, чуть задержавшись на госпоже, и, наконец, повел аэрошку.
  
      -- Кэрол:
   Предновогодняя столица переливалась всеми огнями, поражая воображение даже обычных провинциалов, не говоря уже о парне с Венги. Нескончаемая толпа мегаполиса, потоки транспорта по тоннелям и эстакадам.
   Моя покупка, старательно изображая опущенный взгляд, косился сразу во все стороны. Снег прекратился, а холод и хлюпающие под сандалиями заснеженные лужи парня, видимо, от этих наблюдений отвлечь уже не могли. Мы поднимались по ступеням одного из самых крупных торгово-развлекательных центров столицы - хорошее место, чтобы, не выходя на улицу, сразу купить всё необходимое.
   Я ещё раз окинула взглядом удивлённо косящегося по сторонам парня. Только бы не простыл. А то объяснить доку, что парня надо лечить, но не лапать, будет сложно. Хотя... может, с мужчиной Кай будет менее послушным и сам отпор даст.
   В торговом центре я втащила свою покупку в нужный магазин одежды и вручила его девушкам-консультантам, сразу огласив сумму, на которую нужно упаковать парня. Рудокопы - частые посетители столицы, и местные торговцы знают, что этим людям надо обычно всё сразу, на год вперёд и быстро. Так что три продавщицы, мгновенно выразив понимание, потянули моего парня в примерочную, сами бросившись собирать для него разные варианты того, что нужно мужчине на севере.
   Сама я, честно, не очень люблю всю эту возню с примерками, но парня надо было одеть. В посёлке магазинов нет, до следующего отпуска возможности больше не будет. Так что я уселась на диванчик, возле этой самой примерочной, и даже получила дежурную чашечку кофе от персонала магазина: "Чтобы приятнее было ждать".
   Кай пару раз показался в тёплых штанах и свитере. Я махнула, чтобы выбирал сам. Девушки-продавщицы наизусть знают гардероб, необходимый для севера, сумма им тоже обозначена, а фасоны... я как-то в этом всё равно ничего не понимаю. Тем более, кажется, Кай способен смотреться отпадно в любой одежде, даже в самой дешёвой рабочей куртке. Чёрт!
   Ну и вот, чего он от меня ждёт, с вопросительным взглядом показываясь в каждом прикиде? Ему всё идёт!
   Чтобы как-то заставить Кая выбирать самого, я отставила кофе и, встав, сама пошла по рядам одежды.
   Ну, что там ещё не принесли работницы магазина? Точно! Бельё не взяли. Я вопросительно остановилась у полок с мужским бельем. Выбор был столичный - огромный. А я как-то забыла узнать пожелания.
   К моему возвращению к примерочной, парень крутился у зеркала в тёплой рубашке. Изучающе ощупывал мягкую ткань и придирчиво поправлял воротник, пытаясь придать даже ей сексуальный вид. Что самое удивительное, ему это как-то удавалось.
   - Кай, какую модель нижнего белья ты предпочитаешь?
   Более-менее постоянный мужчина в моём доме последний раз был года четыре назад. И тот парень, помнится, был очень придирчив к нижнему белью, объясняя мне, что данная деталь гардероба - половина комфорта мужчины.
   Моя покупка хлопнул глазами, кажется, не понимая вопроса. Говорили мы, конечно, на одном языке, но его сильный акцент и привычка растягивать слова слегка ухудшали лично моё восприятие. Возможно, моя речь ему тоже не очень ясна... Или он слово "модель" не знает? Может, на Венге нет в этом вопросе особого разнообразия? Ладно, есть способ узнать проще:
   - Кай, расстегни и немного приспусти джинсы.
   Парень без вопросов расстегнул штаны и слегка приспустил их так, как я потребовала. Чёрт! Он, вообще, не носит белья! Мог бы сразу сказать! Ага, если он, вообще, понял, о чём я говорила. Ладно, он не носит... не носил белья, и, значит, ему всё равно, какая модель.
   - Оденься обратно...
   Девушка-консультант, появившаяся в это время за спиной Кая с пачкой свитеров в руках, смотрела на меня с очень шокированным видом. Видимо, такое впечатление на неё произвела голая задница моей покупки. Чёрт! Крепись, Кэрол, сказка только началась. Твои ребята выскажут тебе намного больше эмоций при таких вот казусах.
   Пока я расплачивалась на кассе, Кай усилено косился на прилавок с новогодними сувенирами.
   Девушка-продавщица, заметив его интерес, принялась старательно расписывать эти безделушки, кажется, только для того, чтобы покрутиться рядом. М-да, и с чего ты, Кэрол, его с котом сравнивать взялась? От него человеческим самцом метров на пятьсот веет! Вон, одна уже надышалась!
   - Кай, тебе понравилось что-то? - И, не обращая внимания на его отрицательные мотания головой: - Возьми то, что понравилось, и иди сюда.
   Мужчина быстро приблизился, отдав мне маленькое зеркальце, в форме новогоднего колокольчика. Я усмехнулась: ну какой же Кай без волшебного зеркала, передала предмет продавщице, чтобы та добавила сувенир к сумме покупок, а потом вернула парню в руки:
   - Это - твоё.
   Он посмотрел на меня удивлённо. А ещё больше в этом взгляде было даже не паники, а усталости от паники. Один короткий взгляд, а потом, опомнившись, снова устремил глаза в пол.
   Ладно, сейчас завернём ко мне в отель, поедим, успокоимся, а к утру уже будем в посёлке. Там народу мало, и, наверное, ему будет проще осваиваться.
  
      -- Кай:
  
   Здешний аналог торговой площади поражал своими размерами. Огромное строение на несколько этажей, сверкающее яркими плакатами и экранами. Госпожа, расплатившись со спецом-водителем, спешно снова схватила меня за руку и протащила к входу в здание. Я даже не старался замаскировать любопытство, но, на самом деле, намного больше ярких красок меня интересовали люди вокруг. Первое, что бросалось в глаза - это толпа народа. Куда-то спешившая, бесконечная толпа. Люди были повсюду, но даже не это было главным. В этой толпе были ВСЕ. И мужчины, и женщины. Они одинаково что-то покупали, о чем-то разговаривали, с кем-то спорили.
   Вот рядом с нами проскользнула молодая девушка, на руках которой сидел маленький мальчик. А потом, совершенно спокойно, даже не спрашивая разрешения, к девушке подошел чуть пухлый мужчина и с доброй улыбкой подхватил малыша. Дальше они продолжили путь уже вместе, рука об руку, не переставая о чем-то переговариваться.
   А вон там пожилой мужчина что-то недовольно высказывал группе девчонок, лет шестнадцати. Они пристыженно опускали глаза в пол, иногда виновато вставляя пару слов.
   Я постарался, как можно больше, отрешиться от происходящего и плыть по течению. Иначе бы просто рисковал сойти с ума. Все мои венговские инстинкты, все вбитые потом и кровью правила поведения, всё рушилось на глазах. Эти люди, вот так, походя, беспечно разбивали меня на осколки.
   Пока я пытался удержаться от нервного срыва, госпожа привела меня в одну из лавок и приказала молодым девушкам подобрать мне одежду. Одетые в одинаковые синие костюмы, они закрутились вокруг меня, словно мальки вокруг дерева на первоснейжен.
   - Какой у вас размер? - с улыбкой спросила одна из... спецов, наверное. Она то и дело пыталась заглянуть мне в глаза, а я их старательно отводил.
   - Чего, госпожа? - переспросил я, отчего девушка раскраснелась и засмеялась в кулачок.
   - Одежды, господиииин, - промурлыкала она, растягивая последнее слово, как бы издеваясь. От подобного тона и реакции на мои слова, я потерял дар речи и только и смог, что пожать плечами.
   - О, не знаете? Тогда сейчас примерим несколько и посмотрим! - она весело умчалась к стойкам с одеждой, попутно давая указания остальным женщинам.
   Не прошло и 30-ти секунд, как мне вручили приличную стопку разнообразной одежды и проводили к ряду небольших кабинок со шторками. На самом деле, вещей оказалось не так много, просто все они были из достаточно плотной ткани. Что ж, надеюсь, они действительно настолько теплые, насколько выглядят.
   Я поспешил переодеться, чтобы не заставлять госпожу ждать. Но, как только взялся за резинку штанов, услышал сдавленное "ох" со спины и обернулся. В проходе между кабинками стояла женщина, лет сорока пяти, с ворохом одежды в руках, и с нескрываемым интересом смотрела на мой голый торс. Я так и застыл изваянием. Но эта госпожа быстро пришла в себя и, как-то наигранно недовольно поджав губы, дернула вбок шторку со словами: "Прикрылся бы, бесстыдник!". Через пару секунд я услышал неспешный топот её каблуков и звук другой закрывающейся шторки. Хм, оказывается, кабинки надо было закрывать.
   Одежда была не слишком подходящей. Плотная вязаная кофта с рукавами мало того, что закрывала всё тело, так еще и кололась неимоверно. Бесформенное нечто скрывало всю фигуру, и было непонятного болотно-зеленого цвета. Несомненно, в этом было бы намного теплее, чем в тонкой рубашке, в которой я прилетел с Венги. Но показаться госпоже вот в этом убожестве? Нет, надеюсь, это был просто неудачный вариант.
   Штаны у меня тоже не вызвали энтузиазма. Плотная ткань, похожая на мешковину, врезалась в нежную кожу и совершенно не желала тянуться. В таких я даже на колени красиво встать не смогу, а уж о танцевальных движениях можно и не заикаться.
   Второй вариант кофты уже больше мне понравился, материал был более мягким, хорошо тянулся и плотно обтягивал фигуру.
   Штаны, увы, разнообразием не отличались, поэтому я постарался выбрать те, что сидели посвободнее, не сильно терли и легче снимались.
   Так и вышел в холл, стараясь поймать эмоции в глазах своей госпожи. Она, хмыкнув, окинула меня взглядом и снова уткнулась в кружку с тайшу. Не понравилось? Не понимаю.
   Девушки-спецы, наперебой нахваливая выбранную одежду, притащили еще несколько стопок. Теперь я примерил уже более яркий вариант костюма, стараясь подобрать что-то оттеняющее мои зеленые глаза и концентрируясь скорее на внешнем виде, чем на комфорте. Но госпожа вновь не проявила никакой определенной реакции, лишь махнув рукой. С опозданием понял, что выбор предстоит сделать мне самому. Тяжело вздохнул и решил остановиться на компромиссном варианте. Бежевая кофта хоть и не столь удобна, но оттенит глаза, а свободные штаны хотя бы позволят избежать некоторых неприятных моментов.
   В кабинку зашла моя госпожа, окидывая меня заинтересованным взглядом с ног до головы. На её лице появилась толика одобрения, и я, наконец, вздохнул с облегчением. Моим выбором она вполне довольна. На несколько секунд она о чем-то задумалась и спросила:
   - Кай, какую модель белья ты предпочитаешь?
   Модель белья? Перед глазами сразу пронеслись те маленькие обтягивающие тряпочки, что я видел на женщинах. Кружевные великолепия притягивали взгляд, то и дело заставляя ненароком нарушать правила и смотреть не только в пол. Ненадолго зажмурившись, я постарался снова привести мысли в нужное состояние. Не думаю, что меня могли спросить о моих предпочтениях в женском белье. Тогда о чём? О том, какие модели белья я предпочитаю для себя? Вспомнить названия недорогих каталогов для рабов я никак не мог. Поэтому просто не нашёлся, что ответить, до сих пор сомневаясь, о чем же меня, собственно, спрашивают.
   Приказ расстегнуть штаны, на фоне всей этой ситуации, казался мне настолько привычным и домашним, что руки выполнили его практически без моего ведома. Но, как я убеждаюсь снова и снова, здесь все - не как у людей. Глаза госпожи широко распахнулись, несколько секунд задержки и приказ одеваться обратно. Неужели я совсем не привлекаю её как мужчина? Зачем тогда меня, вообще, купили? Что не так?
   Госпожа, сильно задумавшись, вышла. А в кабинку буквально влетела девушка-спец с ещё одной стопкой одежды. Положив очередные рубашки на тумбочку, она развернулась ко мне.
   - Вы ведь приехали с юга, мистер...? - замурлыкала она, приближаясь почти вплотную. Я невольно немного отстранился, но отказать женщине... это не в моих силах.
   - Да, госпожа. Там, где я раньше жил, было намного теплее, - как можно более безразлично, ответил я, стараясь скрыть надвигающуюся панику и невольно пытаясь отыскать в толпе за шторкой госпожу Кэрол.
   - Ну, это по вам видно, - еще ближе, - такая загорелая кожа, - девушка провела пальцем по внешней стороне моей ладони. - Вам не кажется, что эти джинсы вам немного велики? - она переложила свою ладонь на моё бедро, чуть сжимая через плотную ткань. - Думаю, вам больше пойдет вариант с заниженной талией.
   - В более узких, мне будет не очень удобно, госпожа. - Давя в себе попытки к бегству, тихо пролепетал я.
   - Даже так!? - она изумленно уставилась мне в район паха, буквально пожирая глазами. Этого я уже совсем не смог вытерпеть и, со словами: "Простите, госпожа", я практически пулей выскочил из кабинки. Эта девушка - спец, и моя госпожа поручила ей только подобрать мне одежду, а больше ничего не разрешала!
   Найдя взглядом госпожу Кэрол, с облегчением пристроился, как и требовали новые правила, сбоку и чуть позади, при этом старательно отводя всё еще блестящий паникой взгляд в сторону и делая вид, что меня заинтересовали воооон те непонятные финтифлюшки.
   Та самая женщина-спец, выложила на специальный стол всю отобранную для меня одежду и снова постаралась подойти ко мне поближе, под предлогом объяснений, но на этот раз Матерь Всего Сущего услышала мои молитвы, и госпожа, наконец, обратила на меня внимание.
   На её вопрос я ответил честно: мне ничего на этом прилавке не понравилось. Но... если бы я начал спорить и отказываться от оказанной милости, пришлось бы задержаться в этом безумном месте ещё на несколько невыносимых минут. Так что я схватил первое, что попалось под руку, и передал это госпоже. И потому очень удивился, когда со словами "это - твоё" мне в руки вложили маленькое зеркальце странной формы. Девушка-спец тоже за всем этим наблюдала. Это сумасшедший мир!
  
  
   Глава 3. Посёлок рудокопов
      -- Кэрол
   В торговом центре мы всё-таки провозились очень долго, городские пробки тоже не добавили времени. Так что, на ходу перекусывая парой блинчиков с мясом из уличного бистро, только и успели забрать мои вещи из гостиницы и галопом бежать в космопорт.
   Кай, глухо застёгнутый на все пуговицы, в шапке с опущенными ушами смотрелся слегка комично в столичной осени. Хотя, конечно, стыдно придираться - не привык человек к холоду, да и промёрз с утра. Тем более три большие сумки в руках делали его вполне обычным новичком рудокопом.
   Челнок на мою базу должен был стартовать в четыре утра. Уже в три мы были в космопорте. Как оказалось, тютелька в тютельку, чтобы успеть с оформлением. Женщины в столе регистрации сначала очень неспешно прочитали документы Кая и наш договор, после чего, косясь на меня, как на чумную, принялись так же неспешно оформлять пропуск на поле. На мнение этих тёток мне было плевать. Даже если по компании пойдёт слух, что начальники рудников начали обзаводиться рабами. Даже если там начнёт мелькать моё имя. Переживу! Больше волновало время: не успеем взлететь в выделенное окно, проболтаемся тут ещё с полсуток, минимум.
   Прочувствовав всю бумажную волокиту в полном объеме, к четырём мы всё-таки отыскали на взлётных площадках компании свой челнок. Знакомый мне пилот возился у шасси, отскабливая палкой что-то, прилипшее к практически утонувшему в грязи колесу.
   - О! Кэрол... тля, вас двое, а у меня полсалона коробками забито... Ты вроде одна всегда была, я взял...
   Я заглянула в салон. Местечко осталось только на одного пассажира.
   - А что в коробках?
   - Оборудование измерительное. Грузовым его не отправить, у него требование по предельной вибрации. Марта просила взять.
   Я скинула куртку и забралась в салон.
   - Не боись, влезем! Кай, давай сумки. - Моя покупка аккуратно, по одной передал мне наши вещи, и я растолкала их на коробки. - Теперь твою куртку и шапку, а то запаришься, пока долетим.
   Уже менее охотно Кай передал мне свою одежду. Затолкав по углам и её, я выпрыгнула из салона.
   - Залазь. Ага, вот ту сумку под ноги, ту -  под локоть... А я сверху!
   Я захлопнула дверь челнока, втиснулась на коленки мужчины и махнула пилоту:
   - Всё, мы готовы лететь.
  
      -- Гейда:
  
   День не задался с самого утра. Стоило открыть глаза - вспомнилась вчерашняя истерика. Бли-и-и-н! Как я могла так сорваться?! Тоже мне госпожа! Взрослая! И вою в ванной, как девчонка. Хотелось пнуть себя хорошенько. Муж опять же видел... Взрослая!
   Отскребла себя от кровати и поплелась в ванную. Ну вот, так и знала! В зеркале отражалось черт знает что, а не одна из первых красавиц Венгсити. Большие фиалковые глаза выглядят опухшими, на щеке - отпечаток подушки. А волосы? Белокурые локоны, которые столько раз воспевали в стихах все, кому не лень, перепутались, превратившись во что-то среднее между гнездом и взрывом. Не, ну это надо так пустить всё на самотёк!
   А все - нервы, будь они неладны. Когда я уже научусь держать себя в руках, как настоящая госпожа? Хорошо, что хотя бы на фигуру всё это не влияет. Я покрутилась перед зеркалом. Подтянутый животик, длинные стройные ножки. Взгляд опять вернулся к лицу. Нет, лучше бы не возвращался, надо смотреть вниз. Внизу - хорошо, сверху - плохо. Ойлейну придется попотеть, чтобы привести меня в порядок.
   Кстати, об Ойлейне. Надо как-то донести до него, что рассказывать маме о вчерашней истерике не стоит. Выпорю! Хотя... мама порет лучше, и это неоспоримый факт. Вот ведь! Ладно, соберись, Гейда. Ты не зря носишь гордую фамилию Файкрайт. Подбородок вверх, даже если тебе очень стыдно. Ты справишься!
   Из спальни я выплыла ледяной королевой, излучающей уверенность в своей непогрешимости. Ойлейн, как обычно, ждал меня на коленях в смиренной позе, ни коим образом не выражая, что вчера я вела себя как маленькая девочка. От этого стало как-то ещё больше стыдно. Так что сказала я совсем не то, что собиралась:
   - Как твой зад? Покажи.
   Муж повернулся ко мне спиной, распустил завязки штанов, и они упали к ногам.
   - Всё хорошо, госпожа. У меня было немного Иши, я намазал. Думаю, следов не останется. Вы были очень аккуратны. Спасибо.
   Следов действительно не было. Иши - чудодейственная мазь. Даже если я вчера перестаралась, а я перестаралась, раз муж обратился к запасам столь недешёвого средства. Госпожа, блин!
   - Давай завтрак. Потом причешешь меня и сделаешь макияж. Я должна выглядеть безупречно. И приготовь, наверное, зеленый брючный костюм.
   Ойлейн поднялся, обратно завязывая штаны, и широко улыбнулся, всё так же не поднимая глаз:
   - Вы в нём всегда ослепительны, госпожа!
   Подлиза! Но настроение всё равно улучшилось, сделалось каким-то бодрым, боевым. В моей семье очень давно не было военных. Как-то так получалось, что никто из моих кузин, тёть или племянниц не выбрал в качестве образования военную академию в Амазонсити. Может, и зря. Сейчас я вот чувствовала в себе очень даже бравый гвардейский дух!
  
   Через полтора часа я прекрасной павой вплывала в ДИС, имея в голове чёткий план действий и решимость осуществить его до конца. Еще через двадцать минут вылетела из этого самого ДИСа злая, как чёрт, готовая рвать и метать. Да что же это творится такое? Эти... эти гэйвэйрэйтэ, черти их раздери, даже разговаривать со мной не стали. Что ж они все такие правильные-то сегодня?! Их словно заклинило: "Приносим свои извинения, но ничем не можем помочь. Эта информация не предназначена для открытого доступа". Уж я и улыбалась, и комплиментами сыпала, и уговаривала на все лады. Даже умоляла. Все без толку. Бюрократки!
   Я опустилась на скамейку. Так, надо успокоиться. Вспомнить о технике дыхания, посмотреть на что-то красивое, как учила мастер-гуру. Я огляделась вокруг. Вот этот куст вроде ничего, симпатичный, листики зеленые в тоненьких прожилках. Они колышутся на легком ветерке, внося покой и умиротворение... покой и умиротворение. Да пошел он черту, этот куст! Дальше что делать?!
   Стоп! Вот я "любительница сложных решений"! У Мойрисы же тетка - сотрудница ДИСа. А если учесть, что любимая подруга должна мне услугу, то... Меньше чем через час, большая часть которого ушла на пустую трескотню с болтушкой Мойрисой, у меня было имя и адрес сотрудницы Департамента, сопровождавшей Кая в агентство по продаже рабов.
   Довольная, я оглядела куст с зелеными листиками в тоненьких прожилках. Он был восхитительным. Просто идеал гармонии и красоты. До чего же мудрая женщина мастер-гуру!
   Не стала терять времени даром, решив отправиться прямиком по добытому адресу. Надо хватать удачу, пока она машет мне этим своим хвостом. А что? Зеркальная витрина отразила улыбающуюся восхитительно юную и прекрасную госпожу. Уж не знаю, чем там колдовал Ойлейн, какими мазями-примочками, но получилось великолепно. И волосы легли идеальной волной, почти до талии, и даже ветер не растрепал их. Да и шёлк этого костюма мне идёт. Ну, разве такой можно отказать? Я решительно чиркнула карточкой по терминалу вызова аэрошки.
      -- Кай:
   Я замерз. Нет, не так, я ЗАМЕРЗ! Несколько слоёв одежды почему-то мало помогали согреться. И я даже понимал почему. Не раз замечал, что когда сильно волнуюсь, кончики пальцев леденеют, но сейчас всё это ещё и поддерживалось неприятной погодой. Так что мне казалось, что ступни и кисти буквально вымораживает.
   Меховая шапка закрывала половину обзора, но зато спасала от ветра. А три большие сумки приятно оттягивали руки, напоминая мне, что я уже больше недели не был в качалке, и не плохо бы было размять мышцы. А ещё мне хотелось вздохнуть с облегчением. Ведь сейчас мы полетим к госпоже домой, где точно уже не будет всей этой толпы непонятных людей и сумасшедшей мешанины всего и вся. И можно будет привычно сесть на колени на мягком ковре у её кровати. А если совсем повезет, то в меня уже сегодня поиграют, и я смогу доказать госпоже, что она не ошиблась с выбором.
   Окрыленный мечтами и привычно следующий за своей госпожой, спокойно прошёл всё оформление. И очнулся лишь тогда, когда очередной мужчина-спец окликнул мою госпожу. ПО ИМЕНИ! Да что он себе позволяет? Я с негодованием уставился на нахала, с каким-то сладким предвкушением ожидая, как этого самоубийцу осадят. Но госпожа отреагировала на удивление миролюбиво и не разозлилась даже тогда, когда этот чёртов спец сказал, что у него нет места, и ютиться госпоже придётся среди коробок. Такое отношение к женщине выходило за рамки моего понимания.
   Хотя, госпожа и мне велела называть её по имени... Припомнив ещё и поведение мужчин на том своеобразном рынке, я тяжело вздохнул. Возможно, тут так заведено, но зачем тогда женщине, привычной к совершенно другому отношению, нужен такой, как я? Зачем она купила именно раба с Венги? Если я смогу это понять, то очень многое прояснится.
   По приказу госпожи передал ей сумки, а затем, немного поколебавшись, и свою верхнюю одежду. Мокрый снег тут же напомнил о себе, неприятно покалывая кожу. Так, сесть сюда, сумку положить тут, а госпожа...ЧТО!? Ко мне на колени?!
   Я замер испуганной шушеркой, стараясь даже не дышать. Матерь Всего Сущего, за что ты так со мной? Хорошо, что госпожа не видит сейчас моего выражения лица. Мне оказали большую честь, а я наверняка выгляжу так, будто мне напиток прощания предлагают. Да и то, думаю, если бы мне его сейчас предложили, я бы не так паниковал. Всё же, мне уже тридцать лет. Я сидел и молил мироздание лишь о том, чтобы госпожа не услышала, как быстро стучит моё сердце. Хотя мне самому казалось, что оно практически выпрыгивает из груди и колотится настолько громко, что звук разносится набатом по всему салону.
   Госпожа заерзала, садясь поудобнее, вызывая волны сладкой дрожи по всему телу, похоже, к концу поездки я схвачу сердечный приступ.
   - Тебе удобно? Не тяжело? - вдруг спросила она.
   - Кха... - В пересохшем горле резко запершило, но я поспешил ответить: - Всё в порядке, госпожа. - Она не глядя кивнула.
   - Нам лететь около шести часов. Челнок, конечно, транспорт не самый комфортабельный, но на север больше ничего не летает.
   На север? Я не удержался от тихого стона отчаяния. Там будет ещё холоднее?! Но тут же резко одернул себя - госпожа слишком близко и вполне могла уловить моё неудовольствие. Так что, постаравшись добавить в голос как можно больше раскаяния, прошептал:
   - Простите, госпожа.
   Она удивлённо покосилась:
   - За что?
   Госпожа проверяет, знаю ли я правила? Что ж, я, конечно, в Джордане не учился, но жизнь тоже многому учит.
   - Я излишне проявил свои эмоции, госпожа, и должен быть наказан.
   - На Венге наказывают за эмоции? Странный обычай. Нет, если ты устроишь истерику или кричать начнёшь, мне тоже не понравится. Но, вообще, по-моему, эмоции должны быть. Без эмоций - это не мужчина, а кукла какая-то.
   Госпожа любит эмоции? Поэтому постоянно доводит меня до паники? Но при этом она не желает видеть истерику или слышать крики. Её наказания настолько жестоки, что доводят рабов до такого состояния? Но уточнить всё же надо:
   - Какие эмоции предпочитает видеть госпожа? - леденея от своей наглости, спросил я. Я знаю, в доме было много женщин, которые, к примеру, любили видеть страх. Это было вполне понятно. Страх мужчины придаёт госпоже внутренней уверенности и силы. Но меня госпожа Фейяйна держала при себе именно по той причине, что я практически всегда был спокоен.
   Женщина на моих коленях пожала плечами:
   - Самые обычные. Радость, удовольствие, растерянность, заинтересованность, возбуждение. Короче, самые обыкновенные человеческие эмоции.
   "Самые обычные эмоции... - другого мира", - горько усмехнулся я. Думаю, я ещё не раз и не два задам себе этот вопрос: - "Зачем меня купили?". С каждым её жестом, с каждым её словом я понимаю - ей не нужен РАБ.
   Устало откинув голову на коробки, я практически беззвучно спросил, ужасаясь собственной наглости:
   - Зачем Вы меня купили, госпожа?
   Она пожала плечами:
   - Для души, для секса, для приятной компании. Разве такие контракты ещё для чего-то заключают?
   Для секса... ну хоть что-то понятное и знакомое. Но что значит - для души? Чем может быть приятна компания раба?
   - Я... Я не понимаю Вас, госпожа! - Внутри будто лопнула долго натягиваемая струна, моя душа буквально кричала, слова вылетали непроизвольно, казалось, ещё немного, и я сорвусь на отчаянный крик: - Я ваш раб, госпожа! Я сделаю всё, что вы пожелаете! Но... но зачем вы так, госпожа?! - Матерь всего сущего, что я такое несу?!
   Она посмотрела на меня как-то озадаченно:
   - Тшшш. Я разве не говорила, что истерики не люблю. Сейчас пилота напугаешь, он свернёт куда-нибудь не туда. Завезёт нас в какой-нибудь необитаемый сугроб. - Она усмехнулась и погладила меня по щеке. - Давай, колись, что тебя так пугает?
   В голове взрывалась сверхновая, хотелось одновременно и плакать, и смеяться, и лишь тепло руки госпожи удерживало меня от падения в бездну. Глаза в панике распахнулись, запоздало начало приходить некое осознание. Госпожа сказала, что не потерпит истерики, а я только что чуть не ослушался её приказа.
   - Матерь..., простите, госпожа! - Я непроизвольно дернулся, машинально стараясь встать на колени, но напрягшееся тело женщины заставило меня застыть ледяной статуей. Она снова погладила меня по щеке. - Кай, я вопрос задала. Что тебя так пугает?
   Ругая себя, на чем свет стоит, я постарался успокоить дыхание, погружая себя в состояние мезотранса. Похоже, чтобы снова не сорваться, это был единственный выход.
   - Я виноват, госпожа, что заставил Вас волноваться, - как можно спокойнее, сквозь пелену, ответил я. - Я постараюсь вести себя так, как вы пожелаете, - хмурый взгляд госпожи говорил о том, что ответ ей не понравился. - Мой страх исходит лишь из моей глупости. Вы вполне вправе наказать меня за это. Мой страх - это... неопределенность, госпожа. Ваша манера речи, ваши действия слишком разнятся с тем, к чему я привык. Поэтому простите мне мою наглость, госпожа.
   Она улыбнулась:
   - Ты привыкнешь. Понятное дело, что другая планета, если ты ни разу никуда не ездил, очень сильно отличается и шокирует слегка. Это нормально! Просто в панику не впадай, а объясняй человеческим языком, что тебе не так.
   Я промолчал, но, видимо, на этот раз от меня и не требовали ответа. Госпожа продолжила:
   - Давай, я тебе расскажу, куда мы летим и как будем жить? Сейчас мы с тобой были в столице планеты Минеджа. Таких больших городов на ней не больше десятка, и только на этом материке, узлы торговли и транспорта, а на остальной территории разбросаны шахты. Планета очень богата природными ископаемыми. Я руковожу разработками на одной из таких шахт. Через несколько часов мы прибудем на мой рудник. Там я постоянно и живу. Там небольшой совсем посёлочек, меньше двадцати человек. - Чуть приостановившись и оглянувшись на меня, она продолжила тем же ровным тоном: - Это совсем север. Там много снега и холодно. Но ты привыкнешь быстро. У нас всегда сначала, когда новички приезжают, ходят и кутаются, а потом привыкают.
   Тихий успокаивающий голос госпожи эхом разносился по стенам маленького корабля. Спокойный, уверенный, он приводил меня в относительно сносное состояние.
   - Ты, главное, у меня там ребят не пугайся,- уже совсем весело добавила она. - Они все разные очень, но, вообще, хорошие.
   - Спасибо, госпожа. - Шёпот на грани слышимости.
   - За что спасибо?
   - Спасибо, что успокоили, госпожа. - Я попытался натянуть на лицо счастливую улыбку, но, увы, боюсь, она получилась слишком усталой. Я действительно был благодарен. Ведь ещё немного, и я бы наверняка сорвался.
   Госпожа снова нахмурилась:
   - Ты когда спал последний раз? 
   - В приюте, за семь часов до отлета к Вам, госпожа.
   - Понятно. Спи давай. Лететь ещё долго.
   Она снова покрутилась, поудобнее устраиваясь и укладывая голову мне на плечо. Что ж, госпожа права, если не уснуть сейчас, то, боюсь, ещё не скоро смогу отдохнуть. Корабль немного покачивало, негромко гудел двигатель, пилот-спец за стеклом-перегородкой тихо с кем-то переговаривался через большие наушники. Тепло прижавшейся ко мне госпожи Кэрол разливалось по телу, и на миг я совсем забыл о том, что вокруг меня теперь будет лишь вечный холод. Прикрыв на секунду глаза, я провалился в объятия сна.
      -- Кэрол:
   Несмотря на полнейшую панику Кая, мне понравился наш разговор в начале полёта. Он - точно не кот! Боится, но вопросы задаёт в точку. Видно, что старается понять. А паника... ну, человек не спал сутки, промёрз, да ещё столько впечатлений - у кого хочешь крыша тронется в путь.
   - Спи. Нам долго лететь.
   Сама я тоже решила поспать. Не куковать же шесть часов, глядя на пролетаемую тайгу. Я устроилась на плече своей покупки. Чёрт! Спать на нём офигительно, даже в челноке! Плечико такое основательное. И пахнет он вкусно. А ещё свитер умудрился выбрать какой-то мягкий такой, даже не знала, что такие мужские свитера, вообще, бывают. Это я ещё не упомянула, что этот самый свитер сидит на нём, как на модели из рекламы. Мррр...
   Челнок сел на опушке, в пятистах метрах от посёлка. Пилот стукнул в стекло, сообщая об удачном приземлении. Я выпрыгнула из кабины. И сразу по колено провалилась в снег. А взлётное поле у меня тут ежедневно робот-уборщик чистит. Видимо, ночью была пурга.
   - Кай, вылезай. Оденься только.
   От посёлка к нам уже мчался тягун с санями. Да, измерительное оборудование мой химик, Марта, ждёт уже месяца два, было бы удивительно, если бы она не выскочила встречать груз.
   Тягун остановился возле челнока, и с борта спрыгнул мой зам Берил:
   - С приездом, Кэп! Что-то ты совсем не загорела.
   Второй спрыгнула ожидаемая Марта. Она махнула мне, поздравляя "с прибытием", и двинулась к челноку.
   В это время, жмурясь на ярком морозном солнышке, из челнока появился Кай. Берил хмыкнул:
   - А, ну понятно, где ты загорала! - И махнув Каю: "С прилётом в жопу мира!", - принялся расстёгивать крепления на тягуне.
   Марта подождала, пока Кай вытащит из салона наши сумки, и протянула ему руку для рукопожатия:
   - Марта, местный химик.
   Кай застыл статуей самому себе в приступе паники. Я про себя и для себя произнесла длинную тираду, не включающую ни одного цензурного слова. После чего поспешила на помощь своей покупке:
   - Парня не лапать! Он воспитан в другой культуре, у них это не принято. Дайте ему немного освоиться. Зовут его Кай. Кто не понял ещё, он - мой любовник. Кай, это Марта и Берил, мои коллеги.
   Пока Марта возилась со своими коробками, а Берил рассказывал мне о делах на базе, Кай застыл за моим плечом, ровно в той позе, как ему это приказывала венговская сопровождающая. И даже когда я, увлекшись разговором, запрыгнула в сани, никак ему не просигнализировав, он сам быстренько последовал за мной. Да, наверное, это удобно. Хотя... Вспоминая разговор в челноке, я вдруг осознала, что далеко не все перечисленные тогда правила моя покупка выполняет. Звать меня по имени он не собирался. Даже, чёрт с ним, "госпожа Кэрол" никак не хотел принимать. Лёгкий стресс, и я снова просто "госпожа". И в действительности, если подумать, это не плохо. Это говорит, что он - не кукла, а человек со своим пониманием правильного и неправильного. Просто эти самые понимания у него другие.
   -...ну и помнишь тот бур, что чинили в прошлом месяце? - Берил тоже наблюдал за моим парнем. Правда, надо отдать ему должное, не комментировал, продолжая рассказывать о делах на шахте. - Там, где тяга слабая была... Он опять увяз! Поль вчера часов восемь на нём просидел, но как вытащить - не придумал. Я с утра к нему Лиз отправил, с ночной снял. Может, вместе что придумают.
   - Ясно. Я вещи закину, поем и тоже приду. Бур нам сейчас терять никак нельзя.
   Утро для середины осени было морозным, градусов двадцать пять ниже нуля. Зато небо ясное, белое утреннее солнце и великолепная видимость. Шахта и посёлок как на ладони.
   Огромная круглая громада копера, с угловатым наростом сепаратора, вытяжными трубами и заснеженными боками фракционных баков. Примерно в полукилометре от шахты, чтобы не страдать от пыли и гула, посёлок рудокопов: три небольших квадратных корпуса. Два из них были рассчитаны на семейных сотрудников, на четыре семьи каждый. А третий, побольше, представлял собой общежитие для одиночек и общие помещения, типа: бассейна, тренажёрки, больницы.
   Тягун сначала остановился у шахты, где Марта аккуратно выгрузила свои приборы, а уже потом въехал в посёлок.
   На площадке между корпусами была отстроена новая горка и фигуры из снега. Сейчас, после пурги, сильно припорошенные снежными шапками. Узнать, что ребята тут пытались изобразить, было невозможно. Но это, явно, к празднеству. Через несколько дней по общему для галактического союза календарю наступит новый год. Мы всегда всем посёлком празднуем это событие с особым размахом.
   Тягун затормозил у одного из корпусов. Семейного дома, как называли его наши ребята - "бабского". Название, конечно, было притянуто за уши, ради шутки, а аргументом к такому выбору было утверждение дока, что в этом доме слышно только женщин.
   На самом деле, всё было, разумеется, не так. Из четырёх квартир одну занимала я (просто потому что начальнику рудника не солидно жить в общаге, тем более когда есть свободные квартиры). Одну занимал один из наших технологов - Роберт, со своей женой Дорой. Дора на шахте не работала. Она была переводчиком и работала, отсылая тексты по сети. Но при этом обладала громким голосом и собственным мнением по любому вопросу, даже по добыче руды. Третью квартиру занимали Марта со своим мужем Стефаном. Ребята они оба были мирные и шумели только по праздникам, да и то по причине повышенной позитивности. В четвёртой квартире жил наш старший механик Поль со своей женой и двумя детьми. Поль был человеком очень тихим и мягким, его жена Рейчал ещё тише и ещё мягче. А вот кого в нашем корпусе действительно было слышно лучше всех, так это их детей. Двух мальчишек погодок, четырех и пяти лет. Причём всё считали это абсолютно нормальным, потому что нормальные дети и должны быть шумными.
   Второй семейный корпус - "мужской", населяли: мой зам Берил со своей новой юной женой, док со своим партнёром, одним из наших механиков, и наш безопасник - абсолютно асоциальный тип, не уживающийся в одном помещении даже с черепашкой.
   Остальные ребята в посёлке были одиночками и жили в общаге.
   Мы вошли в дом. Я скинула обувь в прихожей, махнув Каю следовать за мной. За панорамными окнами общей гостиной светило яркое зимнее солнце. Вообще, солнца у нас мало. Север. Ещё месяц, и восходы сдвинутся к полудню, как и закаты, да и то, не балуя нас настоящим днём, а просто создавая сумерки, жалкое подобие светлого времени суток. Именно поэтому, чтобы дать нам возможность максимально впитать имеющееся северное солнышко, окна, что в жилых корпусах посёлка, что в узле управления шахты, были огромными, панорамными.
   Я открыла дверь своей квартиры:
   - Заходи. Это мой дом. Дверь я закрываю очень редко, но если вдруг захлопнется, кодовое слово - "Вечность". Это юмор такой у нашего безопасника.
   Через некоторое время, не услышав ничего в ответ, я обернулась. Кай стоял на коленях на краю цветастого коврика моей гостиной. Возмущаться сил не было, я слишком устала, да и мысли уже вовсю занимал застрявший в шахте бур:
   - Дорвался?! Твоя комната направо. Обустраивайся.
  
      -- Кай
   Шумное приземление челнока и стук пилота заставили распахнуть глаза, а открытая дверь, от которой сразу же повеяло жутким морозом, разбудила окончательно. В салоне, да ещё и с госпожой на руках, я пригрелся, потому холод снаружи казался мне просто пронизывающим до костей. Выходить не хотелось.
   Госпожа Кэрол бодро выпрыгнула на улицу и, по колено утопая в снегу, окликнула меня. Чувствуя, как столь желанное тепло все больше пропадает, я наспех начал одеваться. Снаружи послышались гул мотора и незнакомый голос.
   Я опасливо выглянул наружу, чуть щурясь от слишком искрящегося на солнце снега, и заметил ещё одну женщину, которая о чем-то переговаривалась с моей госпожой. Стараясь не обращать на себя внимания, сделал вид, что безумно занят нашим багажом. Но женщина определенно чего-то ждала и потому пристально за мной следила. Игнорировать внимание госпожи долго было верхом безрассудства, так что я повернулся к ней в ожидании, силой воли стараясь перебороть инстинкты и не встать перед ней на колени, как привык.
   Женщина зачем-то протянула ко мне руку и представилась. "И что я должен сделать?" - немного нервно покосился в сторону своей госпожи, которая, оценив ситуацию, начала им что-то объяснять.
   Первые её слова сильно меня удивили. Она сказала, что в моей культуре не принято трогать наложника. Но на Венге "осмотр" чужих наложников вполне приветствуется. Полапать чужого раба, примерно то же самое, что сделать комплимент, вроде: "а он у вас симпатичный". Обычно женщинам это льстит. Похоже, моя госпожа знает о венговской культуре столько же, сколько и я о её.
   Госпожа представила меня женщине и её ... ммм... наложнику? Нет, мужчина не похож на наложника. Да и представили его как коллегу, значит, очередной спец. Теплая одежда практически не давала оценить их внешность, но мужчина, явно, был уже в возрасте. Взглянуть женщине в лицо я не рискнул.
   Когда наш багаж уложили на странную аэрошку, я пристроился у правого плеча госпожи, стараясь смотреть только в землю и не сильно отставать. Слишком яркий блестящий снег утомительно слепил глаза каждый раз, как только я старался посмотреть чуть-чуть прямее. Невообразимый мороз щипал нос и щёки. Госпожа не обращала на меня внимания, разговаривая с мужчиной-спецом на непонятные мне темы. Удивляться не было ни сил, ни желания. Конечно, сон привел мою психику в относительный порядок, но до сих пор единственным возможным выходом для меня - стало восприятие всего, как можно более отстраненно. Пусть все эти люди делают то, что они хотят. Лишь бы мою душу не трогали.
   Транспорт приостановился у странных, частично прозрачных зданий. Вместо стен на первом этаже у них были сплошные окна, создающие видимость, будто помещение располагается прямо на улице. Неужели здесь принято так открыто демонстрировать другим людям свою личную жизнь? Я передернул плечами - надеюсь, госпожа не пожелает сегодня устраивать прилюдное шоу, ну... или хотя бы на то, что там теплее, чем снаружи. А то теплыми эти хрупкие стеклянные домики совсем не выглядели.
   Не дожидаясь приказа, я подхватил сумки и поспешил за задумавшейся о чем-то госпожой Кэрол. Внутри, слава Матери Сущего, оказалось тепло, что уже неимоверно радовало. Но госпожа не стала останавливаться в достаточно прилично обставленной гостиной дома, что вырвало у меня непроизвольный вздох облегчения. Женщина открыла одну из дверей на втором этаже и приказала входить. Теперь я, наконец, в доме моей госпожи, поэтому сложив сумки в уголок, практически с удовольствием опустился на колени на не очень пушистый ковер.
   - Дорвался?! - с улыбкой произнесла госпожа. - Твоя комната направо. Обустраивайся.
   Нехотя покинув такой желанный ковер, я поплелся направо, забирая одну из сумок. Не считая странных окон, всё было вполне привычно. Просто комната. Сейчас я быстро распакую вещи и приведу себя в порядок. И теперь всё, наконец, вернется на свои места.
   Помимо тех вещей, что я выбирал в магазине, в сумке оказалось так же много незнакомой мне одежды. Какие-то бесформенные майки, мешковатые штаны, длинные водолазки, полностью закрывающие тело. И все это темных и иногда каких-то грязноватых цветов. Ну, хоть на ощупь материал был приятен. Казалось, эта одежда создана, чтобы скрывать всё, что можно. Как мне в таком ходить? В такой одежде ни одна женщина на меня не взглянет! А может, госпожа Керол очень ревнива, вот и решила одеть меня так?
   Не успел я разобрать и половину сумки, как в комнату заглянула госпожа, заставив меня вновь упасть на колени. Девушка с минуту постояла надо мной и положила передо мной пакет:
   - Тут банные принадлежности. Мне нужно отлучиться. Так что, как только разберешь вещи, можешь принять ванну. Она вон за той дверью. И, вообще, располагайся. - Голос госпожи прозвучал как-то отстраненно, она, явно, сейчас думала о другом.
   Я подождал, пока она покинет мою комнату, и даже, на всякий случай, дождался хлопка ещё и входной двери, и лишь потом поднялся с колен. Затем, как можно быстрее, разложил вещи в шкафу и присел перед шуршащим пакетом.
   В нем было всего четыре флакончика, тройка тюбиков, зубная щетка, расческа и мочалка... так мало? Я с пристрастием изучил каждую баночку. Так, вот это шампунь... 3 в 1?! Что за бред такой?! У шампуней, бальзамов и ополаскивателей совершенно разная структура! Они взаимоисключающие и существовать в одном флаконе не могут! Открыл крышку и скептически принюхался, тьфу, тля. Что за приторный гадкий запах, отдающий химией?
   Идем дальше - гель для душа. С запахом - та же фигня, но хоть три в одном не написали. Следующий бутылёк - жидкое мыло. В комментариях не нуждается, но пахнет более-менее приемлемо, какой-то травой. Написано "ромашка". И последний оказался пеной для ванн. Абсолютно бесполезно.
   Тюбики же оказались: зубной пастой, кремом для рук и кремом для лица. Что показательно, оба крема были от обморожения. Да, не густо. В гареме даже самые последние наложники и те имели большее разнообразие.
   Но привести себя в порядок мне все же надо. Если повезёт, сегодня госпожа пожелает со мной поиграть, а первое впечатление слишком важно. Я подхватил жидкое мыло с травяным запахом, зубную пасту, щетку и расческу, проигнорировав всё остальное. Придется применить все свои возможные навыки, чтобы не упасть в грязь лицом.
  
   Глава 4. Цветочница
  
      -- Герда
   В аэрошке я полазила по венгонету, последние полтора года прогресс шагал просто семимильными шагами, и сейчас подключиться с планшета к внутренней сети планеты не составляло уже ни какого труда, почти из любой её части. Найти требовалось что-нибудь о доме Стьюдайр - именно к нему формально принадлежала госпожа, к которой я направляюсь. Что-нибудь, что можно было бы использовать как аргумент. Вообще, это всегда так вдохновляет, читать про умных госпожей, которые в сложный момент вытаскивают из рукава именно ту самую важную информацию, которая решает дело. Которые всегда в курсе всего происходящего, всегда подготовлены, всегда всё предусмотрели. Не то чтобы я особенно верила, что отношусь к их числу... но я упорная и старательная, и я пытаюсь. Без старших наставников и, вообще, чьей-то помощи, это очень сложно... иногда кажется, что вообще невозможно. Но сдаваться я из-за этого я не собиралась.
   Ну, и что тут есть? Образование дома, владения, перечень Старших в истории, влияние, связи с другими домами. Нет, все не то. Уж больно вылизанная информация, а мне нужно что-нибудь скандальное. Наверное. Или секретное! Но такое в официальных источниках не найдешь.
   Я набрала номер тёти Приймайры. Самое приятное, что мне даже не пришлось объяснять, почему интересуюсь домом Стьюдайр. Тётушка была настолько помешана на сплетнях, что готова выложить все, что знает, первому встречному, лишь бы он согласился ее выслушать. Не чужому, конечно, но я же своя! А тётя к тому же уже более тридцати лет юрист нашего дома, ни одна сплетня мимо неё не проходит. Так что, так как я была хорошей слушательницей, то узнала, что Стьюдайры с Файкрафтами давно на ножах. Лет двенадцать назад Старшие обоих домов схлестнулись на политическом поприще. Стьюдайр тогда выиграла, в результате чего Файкрайт не только лишилась влиятельного поста в Большом Совете, но и потеряла внушительную часть состояния. С тех пор многое изменилось, нынешняя Старшая госпожа Файкрайт, придя к власти, вернула себе былое положение в Совете, заново отобрав его у Стьюдайртов. Короче, холодная война в рамках политической вежливости.
   Тётушкины излияния пришлось прервать, когда аэрошка приземлилась во дворе небольшого дома. Что ж, я нашла, что смогла. Надеюсь, мне это поможет. Не очень представляю пока, как именно... вернее представляю, только не с собой в главной роли. Чёрт, и коленки трясутся, как у девчонки! От предстоящего разговора зависит, смогу ли я, вообще, выйти на адрес Кая. Соберись, Гейда! Ты давно взрослая умная женщина. Да! Где тут самый красивый кустик? Вдох - выдох! Вперёд!
  
   На первый взгляд дом госпожи Стьюдайр ничем не выделялся среди остальных. Компактное, уютное двухэтажное здание с миниатюрным двориком, вполне стандартное для удаленных от центра районов Венгсити. Но присмотревшись, я заметила старинные цветочные витражи в окнах, давно вышедшие из моды ажурные кованые перила, допотопный почтовый ящик с деревянным гербом и символами трёх солнц. На мой дизайнерский взгляд все это выглядело несколько старомодно, сейчас уже давно никто не использует символ трёх солнц. Но это красноречиво говорило о вкусе хозяйки дома. Надеюсь, и это мне тоже как-то поможет.
   Отворив в калитку, я не смогла сдержать восхищенного вздоха. Палисадник вокруг самого дома представлял собою изумительный по красоте цветник. Я не могла сказать точно, какие именно цветы здесь росли, но их было очень много, и от разнообразия оттенков не рябило в глазах, как это обычно бывает, когда сажают всего и побольше. Наоборот, композиция была тщательно продумана и являла собою гармоничное, завораживающее зрелище.
   - Вижу, тебе нравится, - раздался сбоку приятный женский голос.
   Я обернулась и увидела госпожу, уже не молодую, но и не совсем старую. Высокая, с густыми седеющими волосами, уложенными в благородный пучок. Взгляд прямой, открытый. Сеточка морщин вокруг темных глаз совершенно не портит её. На ней был темно-зеленый фартук, резиновые сапожки и желтые перчатки, испачканные в земле. Даже на садовом участке госпожа выглядела элегантно.
   - Очень, - искренне улыбнулась я и почему-то расслабилась, решив, что с такой милой женщиной я быстро найду общий язык. - Позвольте представиться. Меня зовут Гейдайра Файкрайт, я начинающий дизайнер. И мои восхищения: ваш цветник - настоящее произведение искусства! Мне никогда не приходилось видеть ничего подобного!
   - Спасибо, - госпожа Стьюдайр улыбнулась со скрытой гордостью, - мне, конечно, приятна похвала. Но могу я узнать, что привело тебя сюда, юная Гейдайра Файкрайт? Я слегка смутилась. Как-то не очень гладко выходило. Хотя я же ещё ничего не объяснила:
   - Возможно, это прозвучит излишне самонадеянно, но я пришла умолять вас о помощи.
   Госпожа Стьюдайр удивленно приподняла брови.
   - В самом деле, неожиданно.
   У меня было чувство, что всё получится. Что вот сейчас я расскажу этой милой госпоже о своих проблемах, и она всё поймёт, и с улыбкой сразу же согласится дать мне нужную информацию:
   - Я ищу одного мужчину, - начала я с жаром, - раба из приюта, которого вы вчера сопровождали на Минеджу. Его зовут Кайлий Файкрайт, он мой двоюродный брат. Его продали на другую планету, а мне очень, очень нужно его найти. Пожалуйста, помогите мне.
   Женщина слегка наклонила голову на бок, изучая меня. Всё получалось как-то не так. Под ее взглядом я почувствовала себя неразумной девочкой. Хотелось провалиться сквозь землю. Но я продолжала стоять, с прямой спиной, расслабленными плечами, благодушным и даже слегка просящим выражением лица. По крайне мере, я верила, что мне это удаётся в этот момент.
   Госпожа Стьюдайр отложила свои садовые перчатки, и их тут же убрал шустрый раб преклонного возраста. Она продолжала как будто изучать меня:
   - Найти раба, проданного на Минеджу? По указу Эймираольимийры информация об инопланетных хозяевах стариков из приюта выдаётся только по запросу Старшей госпожи дома, который его отдал. У тебя есть такой запрос?
   Чего мне стоило не отвести глаз и выдержать её цепкий сканирующий взгляд в этот момент! Выдержать и сохранить хладнокровие, не показать своей неуверенности. Своего разочарования. Просто и быстро не получалось. Тогда что? Настоящая госпожа в такой момент должна ловко выдернуть из рукава супер секретную информацию:
   - Нет, такого запроса у меня нет. Боюсь, Старшая госпожа Дома Файкрайт будет не слишком довольна, если узнает о том, что я обратилась к вам с этим вопросом.
   Госпожа Стьюдайр понимающе усмехнулась. Но я так и не поняла, удалось мне привести тот самый важный секретный аргумент или нет. Её лицо не отражало этого. Некоторое время она просто задумчиво разглядывала меня, словно испытывала. Потом кивнула своим мыслям и жестом велела следовать за ней:
   - Давай-ка, пройдем на террасу, выпьем по чашечке чая, и ты мне все подробно расскажешь.
   Я шла за хозяйкой дома по живописной садовой дорожке, выложенной красным камнем, и внутренне ликовала. Меня не прогнали и желают разговаривать дальше. А это значит, что у меня получилось? Ну да, наверное! О, Матерь Всего Сущего, только не оставь меня, умоляю!
   Раб накрыл столик на широкой, тоже, конечно, увитой цветами террасе. Расставил тарелки с ароматной выпечкой, разлил по чашкам горячий чай. После чего заботливо укутал теплым пледом сначала свою госпожу, а потом и меня. Весьма кстати, к обеду немного похолодало. Ах, если бы не нужда что-то выпрашивать, это было бы чудесное чаепитие - уютное, душевное. Когда горячий напиток разлился внутри, от удовольствия я прикрыла глаза.
   - Зачем тебе понадобился старый наложник, юная красавица Гейдайра Файкрайт? Дома Венги отдают в приют лишь тех зверьков, кто уже стар и не обладает никакими талантами. Тех, кто уже ни на что не годен! Особенно если отдающий дом настолько беден, как дом Файкрайт. - через некоторое время спросила госпожа Стьюдайр.
   - Ну почему негоден? - я даже немного обиделась на такое заявление по поводу Кая и, кажется, потеряла правильное выражение лица. - Кай, он не такой! Знаете, он с детства был, наверное, самым желанным мужчиной для меня. Мечтой! Правда, недосягаемой. Он принадлежал другой женщине, и она не хотела его уступать. Но эта женщина традиционна. Я специально ждала его тридцатилетия, когда она от него откажется! Я опоздала совсем чуть-чуть!
   - Нуу... - как-то совсем бесстрастно пожала плечами госпожа Стьюдайр. - Теперь он для тебя еще более недосягаем. Ты жила с этим раньше, сможешь и дальше.
   - Я не отказывалась от него! А просто ждала... Я знала, что ему исполнится тридцать, и она от него откажется! - горячо возразила я. - Разве Вы не считаете, что мечты должны сбываться? Что нужно пробовать, искать?
   Моя собеседница коротко рассмеялась:
   - Какой милый девичий максимализм. Я так понимаю, Старшая госпожа Файкрайт не приветствует твоей мечты?
   Я вздохнула и печально опустила глаза в чашку:
   - По мнению Старшей госпожи, с таким наложником я буду позорить свой Дом.
   Разумеется, я сильно преувеличила возражения Старшей, она так не считала, а если и считала, то ничего мне об этом не говорила. Но ведь я всё ещё пытаюсь быть настоящей госпожой, хитрой и изворотливой. Наверное, моей собеседнице будет по душе такая расстановка сил.
   - Предположим, - задумчиво сказала госпожа Стьюдайр, - ты узнаешь его адрес. Что дальше? Контракт подписан, по закону твой Кай принадлежит другой женщине.
   Что тут непонятного? Я выгляжу недостаточно решительной, что она задаёт такие вопросы?
   - Я отправлюсь на Минеджу и выкуплю его, - и, заметив, как саркастически изгибаются губы у собеседницы, я торопливо добавила: - Знаю, это звучит самонадеянно и, возможно, даже глупо. Ведь это будет совсем не просто. Но я должна попытаться. Я не могу бездействовать. Мне очень нужно!
   - Ты хотя бы раз была за пределами Венги, Гейдайра? - рассмеялась госпожа Стьюдайр.
   Я отрицательно покачала головой. Откуда? Но ведь другие женщины летают. Она сама летала на эту самую Минеджу, и ничего, цела! Конечно, обо всех таких путешествиях рассказывают кучу страшилок. Мир за пределами Венги - грязный, опасный, полный беззакония и просто хамства. Тем миром управляют мужчины, и, в принципе, логично, что ничего хорошего из такого управления просто не может получиться. Но я же буду осторожной. Я всё продумаю. Я не маленькая уже!
   - На Минедже сейчас холодно, - продолжила дама. - Дикая, запущенная планета, где мужчин не просто не приучили к порядку, а дали им полную свободу. Там высочайший уровень преступности, не говоря уже об отсутствии таких чисто организационных моментов, как система аэрошек или поименная телефония. И ты готова так рисковать, ради старого раба?
   - Трудности меня не пугают, - я вложила в голос всю свою решимость. - Я подготовлюсь и все продумаю...
   - Зато меня пугают, - оборвала госпожа Стьюдайр. - Раскрыв тебе информацию, я сильно рискую, как перед законом, так и перед собственной совестью. Назови хотя бы одну стоящую причину, почему я должна тебе помочь.
   Я опешила, так резко она сменила тон. Ещё минуту назад она просто посмеивалась и, казалось, была, в принципе, благодушна, теперь в ней читалась жёсткость и так воспетая на Венге властность. В глазах потемнело от нахлынувшей паники, руки как-то сами собой вцепились в салфетку. Не смей! Где тут самый красивый кустик. Выдох. Непринуждённое выражение лица. Нельзя показывать свою растерянность. И что я могу достать из рукава?!
   - Помогая мне, вы нанесете весьма ощутимый вред Дому Файкрайт, с которым Дом Стьюдайр находится в конфронтации.
   - С твоей стороны это предательство своего Дома.
   Ну не такое уж предательство.
   - Знаю, - как можно более бесстрастно, ответила я и опустила голову, - но, вы же понимаете, у меня нет другого выхода. В этой ситуации мне придется чем-то пожертвовать, и я ... я не готова отказаться от Кая.
   Я снова взглянула на женщину. Матерь Всего Сущего, пожалуйста, помоги мне! Не оставь! Эта госпожа слишком умна, пусть она зачем-нибудь решит мне помочь
   - Очень жаль, но не годится, - как-то язвительно развела руками госпожа Стьюдайр. - Я не интересуюсь политическими разборками. Предпочитаю цветы и уединение.
   На какое-то краткое мгновение меня снова охватила паника. Соображай, Гейда, ну же, скорее! Она же чего-то ждёт от меня! Чего? Секунды стремительно убегали, а я не находила, что ответить. Госпожа Стьюдайр молчала, наблюдая за мной с любопытством экспериментатора: выкрутится юная глупышка или нет? И от этого я нервничала еще больше.
   Чего эта женщина ждет от меня? Если только... Она назвала меня "юная красавица". Мать Всего Сущего, неужели... В спокойном состоянии я бы, наверное, никогда на такое не пошла! Мало того, я уверенна, что пожалею об этих словах, когда всё кончится, но:
   - Наверняка вы цените удовольствия, - я неуклюже подбирала слова. - Я могу доставить вам много приятных минут.
   Я сама была в ужасе, насколько жалко это прозвучало. Тоже мне выискалась роковая женщина! Хотелось провалиться сквозь землю и больше никогда не появляться на поверхности. Я опять остановила взгляд на одном из многочисленных кустов вокруг: тонкие листочки, пронизанные ярким солнцем. Несколько раз незаметно глубоко вдохнула и выдохнула, заставив себя быть твёрже. Слова уже сказаны, и разбираться с их последствиями я буду потом, сейчас её ход:
   - Неплохой аргумент, - между тем согласилась моя собеседница, сердце моё пропустило удар. - Ты очень красива, Гейдайра. Очень. Юна, женственна, очаровательна. Уверена, многие женщины говорили тебе эти слова. Многие просили о возможности показать тебе свою ласку. Но, к сожалению, я не интересуюсь женщинами. Увы!
   Я глупо хлопала ресницами, потеряв дар речи. Опять мимо? Даже сейчас? Когда я уже перешла черту? Да, что ей, вообще, нужно?! Чего она от меня ждёт?! Зачем вообще начала разговор, если настолько непреклонна? Никакие методы мастера-гуру уже не помогали. В глазах стояла ярость. В груди разгоралось пламя!
   - Даже если вы не поможете мне, я все равно поеду на эту чертову Минеджу и переверну её вверх дном. Сколько бы на это не потребовалось времени, я найду его! Любая задача имеет решение! Я хочу его, и я получу его, с вами или без вас!
   Я сидела прямая, как палка, и с вызовом смотрела в глаза госпоже Стьюдайр. Та не отводила взгляда, но именно сейчас меня это не волновало. У меня кончились силы быть правильной госпожой. Кончились силы стараться, пытаться виртуозно крутить словами, вытаскивать из рукава козыри. Мне было всё равно!
   Женщина усмехнулась, но в этой усмешке, к моему удивлению, читалось восхищение, словно, делая всё неправильно, я наоборот сделала то, что нужно:
   - Ты упорная девушка, Гейдайра, - сказала она, что-то записывая в блокноте. - Это хорошо! Настоящая венговская госпожа должна быть упорной. Сильной в самой своей сути, - она протянула мне листок бумаги. На нём красивым женским подчерком был выведен каой-то адрес. - Покупательницу зовут Кэрол Нэйджери, адреса её проживания я не знаю.. Она живет где-то на севере от столицы. Контора, которая организовала эту продажу, называется "Врата любви", ее координатами, признаться, я даже не интересовалась. Но я могу точно сказать адрес нотариуса, оформлявшего сделку. У неё есть вся остальная информация.
   Я изумленно смотрела на госпожу Стьюдайр. Эта женщина заставила меня за считанные минуты пережить всю гамму чувств, от робкой надежды до отчаяния, показала себя доброй бабушкой, потом язвительной противницей конкурирующего дома, потом непробиваемой праведницей, чтобы закончить вот так, похвалой и восхищением. Я постаралась взять себя в руки, получалось с трудом:
   - Вы ничего не потребуете взамен? - глухо спросила я. Голос меня не слушался.
   Госпожа Стьюдайр улыбнулась, на этот раз по-доброму, и, кажется, подмигнув.
   - Разве это обязательно? Мотивы людей не всегда эгоистичны, иногда нужно просто показать, что ты достойна их помощи.
   Ко мне потихоньку стало приходить осознание победы. Я постаралась вспомнить все правила этикета и распрощалась с госпожой так, как если бы всё с самого начала получилось легко. С искренней улыбкой благодарности.
   Уже по дороге, в аэрошке, мне, наконец, удалось окончательно успокоиться и выдохнуть. Это было не просто, но я сумела! Я смогла, сама получить именно то, что хотела я! То, что мне не должны были давать. То, за что я не заплатила... Я просто очень-очень этого хотела!
      -- Кай
   Из душа я вышел в клубах пара. Обычно я не использую настолько горячую воду, но сейчас мне хотелось напрочь избавиться от холода, что просто преследовал меня с того самого момента, как я попал на эту планету.
   Отсутствие так нужных мне сейчас косметических средств удручало, но горячая вода вместе с ознобом смыла и многие тревоги, а незнакомый травяной запах успокаивал.
   Присев на кровать, я еще раз внимательно осмотрел свою комнату и снова обнаружил отсутствие одного достаточно важного элемента для раба, - в моей комнате не было зеркала. На Венге, на мужской половине дома, практически в каждой комнате были зеркала. И отнюдь не для самолюбования. Раб из гарема всегда должен выглядеть красиво и возбуждающе, потому большие, в полный рост зеркала были неотъемлемой частью быта наложника. Ну а ещё, такие зеркала позволяли наблюдать за собой со стороны и отрабатывать нужные эмоции. Бывало, я часами проводил в своей комнате, пытаясь воспроизвести так понравившиеся моей госпоже выражения лица. Мне понадобилось около полугода, чтобы добиться нужной паники во взгляде, и ещё пару лет, чтобы закрепить результат и сделать его неосознанным. К тем же категориям относились и "загадочная улыбка", и "взгляд побитого щенка", и "неземная любовь", и... в общем, много чего. И даже в последнее время, я, как минимум, пару часов в неделю проводил, занимаясь перед зеркалом, со временем корректируя их. Всё-таки с возрастом черты лица меняются, и "дрожащие губки" у взрослого мужчины уже смотрятся совсем не так, как у молоденького мальчишки.
   В ванной было зеркало, но непозволительно маленькое, да и сейчас оно запотело от клубов пара. Я кое-как просушил полотенцем голову, на ощупь, стараясь как можно ровнее уложить пряди. В ванной ничего, напоминающего фен, не было, а войти в комнату госпожи без её разрешения я не мог себе позволить. Даже если госпожа такая...странная.
   Я ещё раз тяжело вздохнул, вспоминая содержимое моего комода на Венге. Если волосы не смазать бальзамом перед сушкой, то вместо того, чтобы лечь прямыми прядями, они завьются. Конечно, уложить их красиво не такая уж и проблема... если бы было зеркало... и фиксирующий лак... и расческа-брашинги... и... эх.
   Опираясь на память и ощущения, я разобрал уже начавшие подсыхать пряди, пройдясь по ним гребнем. Надеюсь, смотреться будет хотя бы прилично. Затем ещё раз перебрал доставшиеся мне вещи. Госпожа придет уставшая после работы, да и накосячил я за это время прилично, особенно на корабле, так что по планам у нас - порка. Избежать её вряд ли получится, а вот облегчить и перевести в игру - вполне. Но, к огорчению, я никак не мог найти чего-то из одежды, достаточно откровенного или хотя бы просто красивого, чтобы была возможность переключить внимание госпожи на моё тело. Свитера, явно, не подходили, как и бесформенные футболки, а майки, так вообще, только если подо что-то надевать. Я нашел пару рубашек, но все они были на пуговицах. Попробовал завязать их узлом, как на Венге, но смотрелось это откровенно убого - они, явно, для такого не предназначались. Тогда попробовал застегнуть только на пару пуговиц, в районе солнечного сплетения - вроде вышло неплохо, хоть и не привычно.
   На ноги же я надел выбранные мной тогда синие жесткие штаны. Как оказалось, они были самыми "облегающими" из всех, что очень удивило.
   Зайдя в ванную, я кое-как, подпрыгивая, рассмотрел себя в небольшое зеркало. Поправил некоторые детали и прошел в гостиную, где спокойно опустился на ковер, настроившись на долгое ожидание.
  
   Стук в дверь выдернул меня из раздумий и, буквально, заставил подпрыгнуть, не вставая с колен. Пока я приходил в себя и лихорадочно пытался понять, как мне поступить, - дверь приоткрылась, и в комнату заглянул молодой парень. Он изучающе прошелся взглядом по комнате и, видимо, не найдя того, что искал, уже собирался выходить. Но тут его взгляд опустился ниже, и он с удивлением оглядел меня, застывшего на ковре на коленях. Через пару секунд на его лице расплылась улыбка, и, зайдя в комнату, он протянул мне руку:
   - Ты Кай? Я Стефан. Там Рейчел на всех обед принесла. Пошли есть.
   Я недоуменно уставился на протянутую кисть, вспоминая, что где-то я уже видел этот жест.
   Аккуратно кивнув, я более подробно оглядел мужчину. Чуть младше меня, одетый в жуткую бесформенную серую футболку с каким-то рисунком и примерно такие же, как у меня, штаны, только другого оттенка. Кто он? Возможно, из здешнего гарема? Он принадлежит моей госпоже или кому-то другому? И кто он в иерархии?
   Звать новичка на обед могли послать кого угодно, да даже сам отец наследницы мог прийти, если ему интересно взглянуть на новое приобретение. Сейчас моё положение не определено, а потому очень шатко. Так что я поднялся с колен, уже придумывая в уме формулировки вопросов, которые я хочу задать, чтобы прояснить ситуацию. Но тут моё тело подвело меня - живот, недовольный отсутствием еды уже более восьми часов, зарычал раненым зверем. Через мгновение Стефан заливисто рассмеялся и выскочил в коридор со словами:
   - Бедненький! Совсем тебя кэп голодом уморила! Неудивительно, что ты такой угрюмый. Пошли, подзарядим тебя энергией. Заодно и настроение поднимется!
   Краснея от глупости ситуации, я понуро поплелся за парнем, который по дороге всё ещё продолжал посмеиваться. Тля, вот и поговорили об иерархии. Надеюсь, в этой глуши не принято устраивать "приём" сразу после трапезы. Сам я, слава Матери Всего Сущего, участвовал в таком приёме, в качестве "принимаемого", всего один раз, да и то, в гареме меня практически все знали ещё мальком, так что не зверствовали особо. И сейчас, когда мне уже за тридцать, я не горел желанием снова оказаться в роли нижнего у всех мужчин дома.
   Спустившись за Стефаном по лестнице в зал с прозрачными стенами, я недоумевающе уставился на наполовину накрытый стол и несколько стульев. По комнате кружила светловолосая женщина, но мой провожатый не спешил падать на колени. А за столом, громко переговариваясь и болтая ногами, сидели два совсем малька. И если поведение Стефана я ещё мог как-то для себя объяснить, то последнее совсем выбивало из колеи - сидеть при женщине, да ещё и так просто её игнорировать.
   И тут в комнату вошла... ГОСПОЖА! Это, явно, была госпожа, и, скорее всего, передо мной сейчас Старшая Госпожа Дома. Об этом кричало буквально всё: и идеально уложенные черные волосы до плеч, и прямая спина, и походка, и чуть недовольное, но очень властное выражение лица.
   - Приветствую, - прозвучал уверенный женский голос.
   Мои ноги сами собой подогнулись, и я упал на колени на краю ковра, опустив глаза в пол.
   - Эй, ты чего? - недоумённое восклицание Стефана вывело меня из наваждения, но тихий стук каблуков подходящей ко мне Старшей госпожи на миг заставил сердце замереть.
   - Ужас! Какая низость! Какой пример вы, молодой человек, подаёте присутствующим детям?! А ну-ка, встаньте на ноги! И бегом мыть руки! Бардак. Чем люди думают?! - раздалось над головой. Повинуясь приказу, я сразу же вскочил, не успев понять и половины сказанного. Секунда на осмысление, и я галопом помчался в свою комнату.
   Уже стоя перед умывальником, я немного пришел в себя. Госпожа была сильно недовольна, но чем? Мне приказали встать на ноги и помыть руки, хотя я недавно мылся... И тут в голову как молотом ударило - тля, второе правило! Нельзя вставать на колени за пределами комнат госпожи! Женщины брезгуют грязными рабами! Но...тут же вроде ещё дом, не так ли? Или, возможно, имелась в виду комната, а не весь дом госпожи? Наверняка поэтому Стефан и мальки не стояли на коленях - грязно. Домыв руки, понуро начал спускаться вниз, стараясь не думать о предстоящем вечернем наказании, которое наверняка удвоилось. А так же, вероятно, на наказание явится посмотреть и старшая госпожа, а потому вряд ли будет возможность его облегчить.
   Дойдя до гостиной, неуверенно остановился на краю лестницы, осматривая двух женщин и Стефана, сидящих за столом. Давя в себе всевозможные инстинкты, подошел поближе. Старшая госпожа обернулась и неожиданно покровительственно улыбнулась.
   - Ну вот, теперь садитесь за стол, берите вилку и приступайте к еде. Нужно быть внимательней к культуре планеты, куда вы прибыли! - спокойно произнесла она, указывая на место рядом с собой. Я сглотнул слюну и, всё еще опасливо косясь на окружающих, сел на предложенное место, стараясь незаметно отодвинуть стул как можно дальше от госпожи.
   Чуть повертев в руках столовый прибор, аккуратно следя за Стефаном, постарался повторить его движения. Пока от обычных они мало чем отличались, но откуда мне знать, какие здесь ещё традиции? Тем более что Старшая госпожа уже укорила меня за их незнание. Второй промах может очень плохо для меня обернуться. Я думаю, говорить о том, что в этой обстановке мне кусок в горло не лез, не обязательно, не так ли?
   За столом стояла гробовая тишина, разбавляемая лишь стуком посуды. Я скоро убедился, что здешний столовый этикет мало чем отличался от этикета Венги... ну, если бы это был обед в кругу семьи у одних только женщин. Как только я это понял, облегченно опустил глаза в тарелку. Коситься на чужого мужчину, когда сидишь меньше чем в метре от Старшей госпожи дома - та ещё нервотрепка. Только теперь разглядел, что же мы такое едим. Оказывается, всё это время я машинально гонял по тарелке кусок какого-то ярко-оранжевого овоща. В блюде также присутствовали ещё какие-то зеленые и белые тушеные овощи и большой кусок мяса. Непроизвольно я сглотнул слюну. Мясом нас на Венге, конечно, кормили, но не часто. Поговаривали, что Старшая госпожа считала, что большое количество мяса может повысить у мужчин агрессию. А хозяйка дома, хоть и не верила в это, ей только поддакивала, все-таки мясо подороже овощей будет.
   Аккуратно, стараясь не показать своего энтузиазма, я начал разрезать мясо на небольшие кусочки. И наконец, пристроив нож на краешек тарелки, взялся за еду. Мммм, вкусно... Возможно, это лишь моё воображение разыгралось, но на секунду мне почудилось, что весь стол как будто вздохнул с облегчением. И впрямь, звон посуды стал активнее, и мои сотрапезники начали тихо переговариваться.
   Управившись с порцией за несколько минут, я замер в ожидании. Старшая госпожа ела непринужденно и размеренно, и, явно, не собиралась ещё вставать из-за стола. Нужно ли дождаться женщин или сразу покинуть столовую? В поисках ответа я кинул вопросительный взгляд на Стефана. Но был, явно, не так понят, так как тот улыбнулся и кивнул... русоволосой женщине, которая, подскочив из-за стола, щебеча под нос что-то вроде "Добавочки?", начала накладывать мне ещё порцию мяса.
   - Вот, держи, - сказала она, ставя передо мной новую полную тарелку. - Мужчинам надо много есть, а уж таким высоким, как ты, тем более. Я рада, что тебе понравилась стряпня Агнес. Она своеобразно готовит.
   Ошарашенный, я изобразил что-то вроде небольшого поклона и, пробормотав: "Благодарю, госпожа", снова уткнулся носом в тарелку. Но, казалось, уже был пересечен некий рубеж, и я даже не удивился тому, что за столом начался разговор.
   Пока я как можно более вдумчиво поглощал вторую порцию, ко мне не обращались. Я даже посмел надеяться, что меня так и отпустят из-за стола, не обратив внимания. Или все уйдут до того, как я закончу есть. Но, не успел я проглотить последний кусок, как ко мне обратился Стефан:
   - Кай, откуда ты?
   Чуть скосив глаза на Старшую госпожу, я убедился в том, что и она, явно, ждёт от меня ответа.
   - Я родился на Венге, - как можно более нейтрально ответил я.
   - Венга? - глаза парня округлились. - Ну, теперь понятно... - пробормотал он уже себе под нос.
   - Понятно?! - недовольно воскликнула Старшая госпожа, - Что ж это за место такое, что объясняет всё его поведение? И вообще, вся эта зараза пошла от Лиз. Я сразу говорила, что нельзя было ей позволять оставлять того патлатого наркомана. Она заразила этой своей дурью весь посёлок. Сначала Берил себе эту малолетнюю вертихвостку привёз. Теперь и Кэрол туда же. Кай, надеюсь, Вы не курите и шуметь тоже не склонны. В этом доме такого не терпят!
   От такого тона я чуть по привычке не растёкся по полу. Но, слава Великой Матери, вовремя вспомнил про запрет. И просто судорожно отрицательно помотал головой, не отрывая взгляда от пустой тарелки. А внутри себя горестно вздохнул - что ж, если раньше и были хоть какие-то надежды, то теперь я точно понимаю, не видать мне родного кальяна...
   Неожиданно резко распахнулась входная дверь, и в комнату буквально ввалился малёк. Хотя нет, для малька он всё-таки слишком высокий. Но задорный блеск в глазах и воронье гнездо на светловолосой голове, явно, говорили о том, что у парня ещё детство в одном месте играет. Он практически перекинулся через пол стола, и, даже не сняв с рук перчаток без пальцев, ухватил кусок какого-то мяса из общей тарелки, чем вызвал выражение явной брезгливости у госпожи.
   - О, приятного аппетита домочадцам! - Раздался задорный... женский!? ...голос. М-да, старость не радость так ошибиться-то. Но, как ни крути, госпожой эта девчонка выглядела еще меньше, чем Кэрол. - Приветик! - девушка схватила Стефана за протянутую руку. Так вот чего от меня все хотели! Странный обычай. Но ещё более странно, что, видимо, так приветствуют друг друга повсеместно, как мужчины, так и женщины. Не все. Я перевёл внимание на Старшую госпожу, до сих пор смотревшую на девушку с неприязнью. Девчонка этого не замечала:
   - Рейчел, я, вообще, за чертежами. Поль сказал, у него где-то дома этот талмуд.
   Госпожа Рейчел, извиняясь, улыбнулась старшей женщине и, встав из-за стола, пошла куда-то на второй этаж. Тут взгляд девчонки буквально пригвоздило ко мне. От греха подальше я отвел глаза в сторону, больно уж "заинтересовали" меня воооон те зеленые кучерявые листики... а узор-то какой на скатерти замысловатый...
   - А это парень кэпа? Какой красавчик! - Она протянула мне руку... испачканную в мясе. И как мне поступить? Вроде за игнорирование приветствия не наказывали, так что делаю вид, что не заметил. - И откуда таких хорошеньких берут? А, парень, где кэп тебя взяла? - А вот этот вопрос, явно, требует ответа, так как и Стефан, и старшая госпожа заинтересованно сверкнули глазами.
   - Госпожа Кэрол приобрела меня у работорговцев с Венги, - мой ответ почему-то погрузил всю комнату практически в гробовую тишину.
   - Не... ну это, вообще, зараза какая-то! - Тишину прервало громкое возмущение старшей женщины. - И это всё от тебя, Лиз, идёт! Это ж до чего дошли - рабов покупать!
   Тут в комнату вернулась госпожа Рейчел и передала Лиз тубус. Ещё раз взглянув на меня и пробормотав что-то вроде: "Ну, кэп и отжигает!", девчонка, не прощаясь, вылетела из дома. Из-за стола встал Стефан и задумчиво побрел на второй этаж. Понимая, что сейчас наилучшее время, я, сам фигея от своей наглости, постарался последовать его примеру. Отойдя на несколько шагов от стола, застыл на пару секунд, ожидая грозного или недовольного оклика, но, не дождавшись, уже более бодро потрусил в свою комнату. Ещё раз с сожалением вспомнил о кальяне, мне очень не помешало бы сейчас покурить успокоительный сбор.
  
      -- Кэрол
   С буром мы провозились до обеда. Ни коллективная мысль, ни куча идей результата не давали. В конце концов, вылезли наверх, выдохнули, бахнули кофе и решили послать силовой приумножитель в центр на замену. Пока эта штука не заработает в полную силу, выбраться из породы машина не сможет. Сгоняли Лиз за чертежами и ещё три часа в пять пар рук извлекали этот агрегат из нутра пострадавшей техники.
  
   Выбравшись из душа, я зашла в узел управления. После столь героического денька под землёй, мои ребята громко разговаривали. Но как только я показалась в дверях, все разом умолкли.
   - Таак, и что у нас тут такое? Перемываете мне кости? Ну и о чём болит душа коллектива на этот раз?
   Ответил мне Берил. Несмотря на то, что после вчерашней ночной он не выспался, и я в обед абсолютно прямолинейно послала его спать, он сидел здесь, в узле, с большой кружкой горячего чая:
   - Кэп, тот парень, что ты привезла... Лиз говорит, что ты его как раба купила... с Венги.
   Ну да, полдня, и вся база уже всё знает:
   - И вы тут всей сменой волнуетесь за моё душевное состояние? Красавцы! Рабства, дорогие мои, в Галактическом союзе нет, так что рабом он быть, в принципе, не может. А в остальном... да, я его купила в интим-агентстве, и он с Венги. Ещё какие-то подробности моей личной жизни будоражат ваши умы?
   Берил усмехнулся:
   - Нет, кэп. Нам так, просто уточнить хотелось.
   Уточнить ему!
   - Значит, разобрались! А ты чего не дома? Я вроде тебя спать отправляла?!
   Берил сжал зубы и отвёл взгляд, явно, не собираясь отвечать на этот вопрос. Кто-то из механиков хрюкнул смехом:
   - Не может он. Он с Миланой поругался. Так орали, что док с Чаком ночью спать в лазарет притопали.
   Ребята ржали. Берил прятал глаза в чашке и тихо рычал. Ну, бывает. Милана эта его, девчонка истеричная слегка. Отойдут, помирятся. Он привёз её в посёлок всего полгода назад. Познакомился в сети, встретился в отпуске и даже спешно женился. Девчонке только-только двадцать стукнуло. И, понятное дело, не особо весёлая жизнь в посёлке мало ей подходит. Да и совсем уже немолодой Берил... не знаю, как они, вообще, сошлись. Такой старый полярный медведь и бабочка.
   - Поругался - помирится. Тем более что приказ звучал "идти спать", а не "идти в свою квартиру". Для тех, кто не хочет идти домой, можно взять у Агнес ключ и упасть в свободной комнате в общежитии. Нам завтра на три бура нужно будет размазать нагрузку поломанного. И я прямо таки жажду, чтобы у вас всех при этой процедуре были свежие мозги и ясное сознание. Берил?!
   Мой зам отставил чашку и поднялся:
   - Да, кэп, - после чего молча вышел.
  
   Глава 5. В спальне.
  
      -- Гейда
   Ойлейну я написала прямо по дороге. Дала чёткие указания купить мне билет на планету Минеджа, на самый ближайший рейс. А ещё собрать мои вещи в дорогу, с учётом холодного климата планеты и предполагаемой продолжительности путешествия в пять дней. Время я взяла с запасом. На самом деле, полагая, что управлюсь дня за два-три.
   Итак, я еду на другую планету! Что нужно предусмотреть? Почитать в веганете отзывы о планете. Найти гостиницу, продумать транспорт, которым я доберусь до указанного мне адреса. Что ещё? Наверное, стоит предупредить Старшую, иначе матушка обязательно что-то заподозрит, слишком хорошо она меня знает. Даже представлять не хочу, каким скандалом может обернуться эта поездка. У меня есть две недели на практику, могу взять их сейчас с этим потоком. Скажу Старшей, что отправляюсь на практику для изучения инопланетной архитектуры. Напишу там по возвращению что-нибудь! Вывернусь! Да! Это отличное решение. Старшая должна поверить.
   Уф! Да я сама поверила, после того как я минут пятнадцать восторженно вещала ей об уникальной, долгожданной и нереально крутой возможности собрать материал для диплома на соседней планете. На таком подъеме, какой я сейчас ощущала, получилось очень вдохновенно. Старшая улыбнулась, пожелала мне удачи, стребовав лишь клятвенное обещание звонить не менее одного раза в три дня и отчитываться о состоянии здоровья и дел.
   Я, глупо улыбаясь сама себе, смотрела в окно аэрошки. Внизу пролетали хутора, окруженные зелеными садами, ровные ухоженные дороги, кареты, запряженные лошадьми. Было так легко. Так ясно на душе!
  
   Как только я переступила порог, под ноги мне снова бросился муж.
   - Госпожа, прошу, не оставляйте меня тут. Ваша матушка и Старшая госпожа никогда мне не простят, если вы уедете одна в такое далёкое путешествие. Госпожа, меня просто запорют! Сейчас есть закон, любая госпожа может взять с собой мужа, даже на другую планету. Я буду полезен! Я не доставлю хлопот! Минеджа - очень опасная планета, госпожа. Не оставляйте меня. Разрешите поехать с вами.
   Сперва я хотела отмахнуться. Мне в поездке только за мужем смотреть не хватало. С другой стороны, в чём-то он был прав. Да, мама устроит скандал, если я уеду одна. А если мама будет в гневе, Ойлейну не поздоровится, это точно. Кроме того, я, действительно, пока никуда никогда не ездила одна. Не то чтобы я не способна о себе позаботиться, но всё же такие вещи, как тащить тяжёлый чемодан, опять же готовить еду, следить за одеждой или, если вдруг понадобится, сделать причёску посложней... лучше иметь под рукой проверенного мужчину.
   - Ладно, возьму, - прервала я строгим голосом поток мужниных стенаний, на ходу скидывая куртку на пол. - Закажи и себе билет,
   - Уже купил, госпожа, вместе с вашим, - тихо возвестил муж. - Билеты на мужчин отдельно не продаются.
   Я даже выглянула в гостиную, взглянуть на это чудо. Но Ойлейн сиял такой радостной улыбкой, такой жалобной улыбкой, смотрел на меня с такой надеждой. Вот как его ругать? Самостоятельный? Предусмотрел? Я хмыкнула:
   - После ужина тебя ждёт пятнадцать ударов. Надеюсь, научишься спрашивать, наконец.
   Муж радостно кивал. Я отмахнулась. Иногда мне кажется, что он до сих пор воспринимает меня той шестнадцатилетней девочкой, которой я была, впервые приехав в Венгсити. Что он постоянно помнит, как сложно мне было разобраться в городской жизни. Как другие студентки, настоящие аристократки, хорошо знакомые друг с другом ещё по лагерю госпожей, смеялись над моими манерами и нищетой. Как я терялась, воспитывая его самого, бросаясь в крайности. Как училась быть взрослой. Много всего было. Но скорее всего, мне именно кажется. Я - давно взрослая, и он это знает.
  
   Заснула я почти под утро, искала в сети информацию по Минедже. Начиталась кучу советов, страшилок, всяких рекомендаций. Нашла и гостиницу, и карту. Короче, поступила, как взрослая женщина - подготовилась.
   Ойлейн разбудил меня ровно в назначенный час. Плотный завтрак, две большие собранные сумки у порога. Вытащенные из закромов теплые куртки и ботинки.
   В космопорт мы тоже прибыли ровно в назначенный час. Быстрая проверка документов, и вот я уже шагаю по стеклянному коридору к кораблю, стараясь всем видом показать, что ничего необычного не происходит, что, как и все эти женщины вокруг, для меня не составляет никакой сложности полететь на другую планету. Дела, знаете ли!
   Последние несколько метров по земле. И вот он последний шаг по поверхности Венги. У меня слегка дрожат колени, но я никому в этом не признаюсь. Вообще, с чего бы у взрослой госпожи могут дрожать коленки просто от того, что она улетает с Венги?!
  
      -- Кэрол
  
   Волнуясь за свою покупку, домой я постаралась вернуться как можно раньше. Сидевшая в гостиной Дора меня немного успокоила:
   - Ну ты, конечно, нас шокировала... слегка. Но он хотя бы у тебя тихий и не хамит. Хотя я, конечно, никогда не сомневалась в твоей разумности, Кэрол.
   Из всех домочадцев, возмущений Доры и Роберта я, пожалуй, побаивалась больше всего. Им вполне могло взбрести в голову под каким-нибудь предлогом начать ораторствовать против присутствия в доме этого парня. Задавшись идеей, они бывали особенно упорны.
   Кай нашёлся в своей комнате у окна. Когда я заглянула, он спешно упал на колени и попытался спрятать плед за спину. Да, снежные равнины за нашими огромными окнами, даже в виде ночных силуэтов, завораживают кого угодно.
   - Я там нам с тобой ужин захватила. Посуда в общей столовой, внизу направо, сможешь накрыть в гостиной?
   Он кивнул. Простой, но почему-то в его исполнении очень красивый жест. Тем более что за день он, видимо, слегка успокоился, и сейчас в глазах, скорее, читалась лёгкая напряжённость, но уже далеко не паника.
   Парень поднялся на ноги, направляясь в столовую. А я просто обалдела, как он умудрился сделать из обычных джинсов и рубашки наряд в стиле какого-нибудь порно-фильма. Чёрт! Это смотрелось... безумно вкусно! Все дневные передряги вылетели из головы. Тааак... Сначала переодеваться, а потом меня ждут ужин и обалденный парень в полном моём распоряжении!
   К моему возвращению в гостиную, на столике, на салфетке, меня ждала тарелка, аж в подтарельнике, на которой цветочками была выложена принесённая мной рыба, с художественной такой пирамидкой овощей и маковкой соуса сверху. Позёр! Тарелка была одна.
   Я повернулась к моей покупке, замершей на коврике в позе преданной собачки. Крупной такой собачки. Из крупного мужчины, вообще, сложно маленькую собачку изобразить, хотя у меня сложилось впечатление, что Кай очень пытался сделать именно это:
   - А ты что, есть не будешь? После шести не ешь? Худеешь? Я, вообще-то, на двоих принесла.
   Парень кокетливо так наклонил голову вбок:
   - Если госпожа пожелает меня накормить, я с удовольствием приму еду из ваших рук.
   Так значит!? Из рук? На коленях? Как зверёк? Заигрываем!? Ну, не то чтобы я особо любительница таких игр, но ничего плохого в этом не вижу. Будем играть в собачку:
   - Ну, иди сюда поближе.
   Не поднимаясь на ноги, он прямо на коленях подполз ко мне вплотную, вопросительно взглянул и, легко улыбнувшись, положил голову мне на коленку. Ну, совсем пёсик. А зарылась пальчиками в его волосы. Смешной.
   Дальше я ужинала. Ела сама, дразнила парня кусочками рыбы, быстро отложив вилку в этом вопросе. Он изображал глазами голодную собаку, тёрся о мои колени и усердно облизывал пальцы, когда эта самая рыба всё-таки попадала ему в рот. Выходило у него всё это очень соблазнительно. И хотя сама по себе игра была немного странной для меня, в его исполнении она даже заводила. Вообще, было весело.
   Потом рыба кончилась, да и играть в собачку мне надоело. Меня всё-таки человеческие мужчины, а не собачьи привлекают. Кай, видимо, понял моё настроение и выпрашивать еду перестал. Уселся на коврике с видом терпеливого ожидания и замолчал. Совсем.
   Я попыталась завязать разговор. Как-то в моём понимании люди должны в такой ситуации разговаривать. Получалось не очень:
   - Как тебе ужин?
   - Спасибо госпожа, очень вкусно.
   И глаза в пол, и больше ни звука, ни жеста.
   - А, вообще, это местечко? База, сама по себе?
   - Простите, я не привык к холоду, госпожа.
   И то же самое. То ли я его обидела чем-то, то ли, вообще, не понятно, что сделала. Сидит, поглядывает на меня и чего-то ждёт молча.
   Я закончила с чаем и отставила посуду в сторону. Вопрос встал ребром. Надо было как-то перейти к самой вкусной части вечера. Но парень продолжал сидеть на полу, уткнувшись глазами в ковёр, и ничего не делал.
   Ну, ладно, слегка форсируем события. Мне подумалось, надо просто дать понять, что ужин закончен, и далее по плану у меня - секс. Я поманила Кая за собой в спальню. Вошла в комнату, присела на край кровати. По-моему, ситуация однозначнее некуда! Вот я тут - действуй!
   Кай опустился на колени у дверей и снова замер в ожидании чего-то. Чёрт!
   Того облезлого щенка из нищих районов Галактического союза, чей ролик я сразу закрыла, я бы уже трахала. Он бы сам залез ко мне в кровать через двадцать минут после ужина. А ещё лучше до. Сам бы предложил, подкатил, мне бы осталось просто не отшвыривать его прочь... А тут я что-то, явно, делала не так... Мой красавчик тихо сидел напротив, опустив глазки, чётко отвечал на мои вопросы, очаровывал каждым движением и не делал ни шагу навстречу.
   - Кай, можешь снять рубашку? Хочу на тебя посмотреть.
   Он поднялся и красиво, не задавая вопросов (даже взглядом), избавился от этой детали одежды. И опять замер. Чёрт!
   Вспомнив, как легко он разделся в магазине, я решила продолжить намёки:
   - А остальную одежду?
   Джинсы полетели за рубашкой, белья он так и не надел. Те же эмоции. Мне показалось, что ему даже нравится просто ловить мои взгляды. Но предпринимать что-то, как-то реагировать в ответ он не собирается. Может, он надо мной издевается?
   Ладно! Я встала, подошла. И? Положила ладонь ему на грудь. Красивый рельеф здорового, сильного тела. Бархатная кожа. Запах какой-то лёгкой травяной, что ли...
   - У тебя очень красивое тело...
   На его губах проскользнула улыбка удовлетворения. Он стоял передо мной голый, я облизывалась на него, и он был чертовски этим доволен. Блин! Но у него на меня даже не стоит! Нет, я понимаю, что я не первая красавица, и всё такое... но и не то чтобы старая уродина ведь. Обычно на меня мужики очень даже бодренько так реагируют. А тут, вообще, нулевая эрекция. Как-то я, вообще, потерялась. Мне подсунули бракованный экземпляр, или его кнутом надо отходить, чтобы он возбудился? Чёрт!
   Честное слово, я ведь не трусиха и не девственница. У меня всё хорошо с решительностью и самоуверенность тоже там, где надо. Мне не составляет никакой сложности строить своих ребят тут, на шахте. Я умею принимать вызов и атаковать, заставлять. Но секс... это немного другая область. Взаимная!
   Вообще, у меня никогда раньше не возникало таких проблем. В любом баре, на любом пляже, я легко подходила к понравившемуся парню, улыбалась, говорила что-то типа: "Ты - красавчик", и он всё понимал. Мне больше ничего не нужно было объяснять. Любой парень в такой ситуации или говорил: "Извини, крошка, ты не в моём вкусе", или: "К тебе или ко мне?", ну, или называл цену, сколько стоят его услуги. В любом случае, всё было просто.
   Сейчас же мы стояли посреди комнаты, я в одном домашнем халатике, он голый абсолютно, моя рука на его прессе... и? Могу руку и пониже опустить... все равно никакой реакции!
   В такой момент мужчина должен бы был сделать шаг вперёд: поцеловать, руки распустить, что-то сказать, хоть тупое совсем, но показывающее, что он тоже в данном процессе участвует... проявить какую-то взаимность! Как-то уже подать признаки жизни... блин!
   Да, чёрт, я бы даже сама попинала его несколько шагов до момента, когда гормоны окончательно отключат голову, если бы видела, что он хотя бы реагирует на меня... хотя бы чисто физиологически! Хоть как-то, кроме того, что он доволен, что понравился мне!
   Я убрала руку. Вот ведь блин! Мне нужен холодный душ! И, вообще, надо хоть мануал для начала прочесть к этому диковинному коту. Да! Никаких выводов пока не прочитаю, чего мне там приложили. Вечно я так, сначала кнопки тыкаю, потом инструкции достаю! Это же - породистая зверюшка, а не какой-нибудь Барсик с нищих окраин! Может, у него ритуал какой-нибудь есть, чтобы в его кошачьих мозгах нужная программа включилась? Чёрт! Ладно, сама дура!
   - Кай, ложись спать. Спокойной ночи.
   Я вышла из его комнаты.
  
      -- Кай
   Зайдя в комнату после такого обеда, я облегченно опустился на колени. Немного погодя, смог успокоиться окончательно и уселся поудобнее, облокотившись спиной на ручку дивана. Нужно было привести мысли в порядок. Когда я первый раз сел на этот ковер, он показался мне мягким и привычным. Сейчас же, я замечал всё больше и больше отличий - более грубый короткий ворс, из-под которого тянет холодным воздухом. Если заснуть на таком - болезнь обеспечена.
   За большим, широким окном, со странными белыми пластмассовыми шторами, собранными с одного бока, всё ещё шёл снег. Сейчас он уже не казался настолько противным. Передергивая плечами и потягиваясь, я встал и подошел к окну. Оно выходило на колоритный снежный пейзаж, состоящий из огромного количества разнокалиберных сугробов и монолитных белых гор на заднем фоне. Ветра не было, и снежинки кружились медленно и плавно, напоминая скорее пух, чем снег.
   Когда я соглашался на продажу на другую планету, я не то чтобы ожидал такого же отношения, как на Венге... Я просто ничего не ожидал. Решение было необдуманное, спонтанное. Я, вообще, не думал об этом... Мне казалось, что если женщина покупает раба... то всё будет как на Родине. И сейчас, осмысливая всё происходящее, и смотря на это более уравновешенно, я жалел о том, что не выбрал вариант с переучиванием на спеца. Ведь спецом я всё равно остался бы на Венге. Наверное, можно было попытаться, может, специалист нашла бы у меня какие-нибудь таланты... Возможно, я даже работал в своём же доме, где всё так просто и знакомо.
   Сейчас же передо мной совершенно новый мир, с совершенно непонятно какими правилами, условностями и традициями. А ещё здесь холодно... очень. И боюсь, с таким климатом проживу я тут меньше, чем спецом на Венге. Намного меньше! Не думаю, что госпожа захочет тратить деньги на лечение больного раба, если это будет что-то серьезнее простуды. Я поёжился. Надо было либо надеть что-то, либо какой-то пледик поискать. Я вспомнил те бесформенные закрытые тёмные вещи, что мне купили, и решил, что плед подойдёт лучше. Его хотя бы можно быстро скинуть с плеч и сразу предстать перед госпожой в приемлемом виде.
   Обыск своей комнаты ничего не дал. Не в одеяло же закутываться? Тогда, может, заглянуть в комнаты госпожи? Наказание я себе и так уже обеспечил, на фоне всего этого, небольшая вольность будет практически незаметна. Так что, как в заправских детективах, где юные девушки успешно раскрывают "глухари", я, на цыпочках, постоянно оглядываясь и прислушиваясь к шуму за дверью, по стеночке пробрался в хозяйскую комнату.
   В отличие от моей, комната, явно, выглядела жилой, хотя это - не спальня, просто... немного неубранно. Госпожа, видимо, собиралась в спешке, так что вещи валялись на креслах, на столе и, кажется, даже на полу. В углу, рядом с рабочим столом, висело несколько полок с книгами. По привычке огляделся в поисках двери в комнату для наказаний. Дверь не нашел, наверное, она в спальне, зато практически споткнулся взглядом об огромный приоткрытый шкаф с... рыболовными снастями! Не поверив глазам, подошел поближе и чуть приоткрыл. Действительно, вот целых семь разных спиннингов, от простых двух-трех метровых палок, до семиметровых хлыстообразных красавцев. Целая полка была отведена под катушки, которые варьировались не только цветами, но и размерами и грузоподъемностью. А вот стенка, обвешанная крючками, блёснами и мушками, даже заставила меня передёрнуться. Уж больно хищно смотрелись острейшие тройники разных размеров. Плетни, удилища, грузила, манки, карабины - чего тут только не было. Настоящее сокровище рыбака.
   В таких вещах я разбирался, но порыбачить выходило настолько редко... Да и снасти-то все тогда не мои были, приходилось клянчить у старшего по гарему. А по-настоящему хорошие комплектующие я только в каталогах и видел. Хотя на нашем озере (скорее, большой луже, конечно) они и не нужны. А вот рядом со школой для наложников было действительно большое и рыбное место. Пару раз даже с ребятами на речку неподалёку гоняли. Один раз попались, но оно того стоило.
   Я с огорчением прикрыл шкаф до его изначального состояния. Может, госпожа возьмёт меня как-нибудь с собой. Хотя... я посмотрел в окно, где всё ещё падал снег... возможно, лучше не надо мне такого счастья.
   Отходя, нечаянно наступил ногой на широкую разноцветную доску и чуть не столкнул стоящие у стенки лыжи. Активная у меня госпожа, ничего не скажешь. Особенно это заметно по многочисленным фотографиям. Практически на всех был кто-то закутанный с кем-то ещё более закутанным по самые глаза. Госпожа узнавалась только по волосам да глазам, ну иногда ещё по улыбке. Я постарался не обращать внимания на то, что частенько фигуры рядом с ней мужские. Тут странное к этому отношение, я уже это прекрасно уяснил.
   Перед самым выходом, практически за дверью, обнаружилось несколько мотков крепких жестких веревок и кучка лежащих карабинов. М-да, с их помощью не одного раба можно к чему угодно примотать. Но надеюсь, я всё же ошибаюсь, и у моей госпожи нет таких интересных увлечений. Я не очень такое люблю.
   Искомый плед обнаружился на спинке кресла. Аккуратно стянув его, я завернулся по самый нос. "Вот теперь хотя бы не холодно" - подумал, устраиваясь поудобнее на ковре в своей комнате так, чтобы просматривалась входная дверь, и в то же время меня было не сильно заметно. Если задремлю, будет время оклематься.
   Сейчас состояние у меня было... трудно охарактеризовать. Я вроде успокоился, но понять, что делать, как себя вести... я не мог. Я абсолютно не знаю, чего мне ожидать дальше. И чтобы я себе не надумывал - постоянно выходит по-другому. Как в воздухе подвешен!
   На всякий случай, я вспомнил уже перечисленные мне правила и постарался снова вбить их себе в голову. В обращении к госпоже использовать её имя, не вставать на колени вне её личных комнат, не курить... Тяжело будет ломать годами выработанные рефлексы. А ведь это только начало - слишком много правил мне ещё не озвучили. По одному обеду только вижу, что очень-очень много. Надеюсь, вечером, госпожа, наконец, разъяснит всё подробно. Или лучше книжку с правилами, как в школе, даст... да, с книжкой намного проще.
  
   Пока я ждал, за окном становилось всё темнее и темнее. Когда пришла госпожа, природа уже вовсю сигнализировала о глубокой ночи, звезды покрывали небосвод, подмигивая холодным белым светом. Но на часах ещё не было и шести вечера.
   На лице госпожи не было ни осуждения, ни раздражения, хотя она и заметила на мне свой плед. Хороший знак. Возможно, если я сейчас хорошо себя преподнесу, она совсем забудет о наказании за прошлые провинности. Так что, дыхание - глубже, движения - как можно более плавные, взгляд - чуть туманный, и уголки губ в легчайшем намёке на улыбку. По отдельности всё это практически незаметно, но в совокупности рождает просто убойную смесь. Благодушно настроенные женщины, в большинстве случаев, сразу начинают таять.
   Госпожа Кэрол распорядилась насчёт ужина и пошла в душ. Еда в принесенных контейнерах оказалась свалена, как попало. М-да, здешний повар готовит, конечно, неплохо и достаточно вкусно, но, судя по всему, об эстетике приема пищи и не подозревает. Кто же сваливает всё, и гарнир и рыбу, в один контейнер?! Оно ж всё друг друга перемажет, и вместо красивого блюда будет чёрт знает что!
   На первый этаж, за посудой, я крался по стеночке, но на моё счастье никого не встретил. Я внимательно продумал примерный рисунок сервировки. Нашёл почти всё необходимое. Получилось вроде хорошо. Ну... по тем правилам, которые мне знакомы. Госпожа Фейяйна была уже в возрасте, и последнее время обсуждение сплетен с подругами её интересовало намного больше, чем игра во взрослого раба. Так что такие приказы, как "сервировать стол" и "налить вина", я выполнял намного чаще, чем "раздеться". Что, если уж быть откровенным, меня вполне устраивало.
   Госпожа Кэрол вышла из душа непозволительно быстро, так что более тонко украсить блюдо соусом не получилось, пришлось лишь чуть-чуть полить сверху. Зато, когда женщина вошла в комнату, я уже был вполне собран и настроен на хорошую игру. Есть я ещё не хочу, но скрасить госпоже ужин обязан.
   На моё удивление, ужин прошел очень... по-венговски. На какую-то долю секунды мне даже показалось, что я снова на своей планете, в знакомой и понятной мне обстановке. И вот моя новая госпожа запускает мне руку в волосы, вот дает мне лакомые кусочки еды, и я покорно облизываю пальцы, благодаря за милость. Но ни одна игра не бывает вечной. В какой-то момент госпоже расхотелось меня баловать. Наверное, она вспомнила о наказании. "Эх, не пронесло" - я покорно отполз подальше, ожидая.
   Но вместо того, чтобы идти за плеткой, она начала задавать мне вопросы. Может, хочет подловить меня на ещё какой провинности или неуважении, дабы увеличить количество ударов? Если госпоже нравится пороть именно по какой-то причине...
   К счастью, долго и это не продлилось, и мы совсем быстро всё же оказались в комнате госпожи. В спальне. В воздухе повисла какая-то странная, нервная пауза. Причем, мне почему-то казалось, что нервничаю здесь не только я. Хотя, по идее, от женщин обычно в такое время исходит довольство и предвкушение.
   Наконец, эту тишину прервал приказ снять рубашку. Стараясь не показывать своего перенапряжения и не спешить, я выполнил его, так же как и последующий - раздеться полностью. Чуть кося глазами, с облегчением заметил, что госпожа явно наслаждается процессом. Выражение её лица было настолько восхищенным, что я еле сдержал торжествующую улыбку. В этом было даже что-то... женщины уже давно, лет пять, наверное, не реагировали на моё тело так одобрительно. А тут... В эту минуту госпожа Кэрол почему-то даже напомнила мне мою двоюродную сестренку. По причине крайней юности, та была порой очень эмоциональна. И иногда, когда думала, что я её совсем не замечаю, смотрела на меня вот точно так же. Но малышка-сестра - это одно. А сейчас на меня смотрела взрослая, красивая женщина. И желание на её лице заставляло меня буквально сгорать изнутри.
   Госпожа подошла ко мне ближе и положила руку на торс. Прикосновение непривычно нежное, а еще немного щекотно. Я всё-таки не удержал мимики и улыбнулся.
   - У тебя очень красивое тело, - тихий голос на грани слышимости чуть не заставил меня потерять контроль и возбудиться без приказа. Госпожа так близко, что я могу ощутить те волны тепла, что исходят от её тела. Глаза непроизвольно раз за разом пробегают по фигуре, и лишь силой воли то и дело я останавливаю их чуть выше её талии, не позволяя себе проявить неуважение. Рука госпожи опустилась чуть ниже, и я уже готов был выть, умоляя о снисхождении. Ну, пожалуйста, лишь одно слово, я ведь сейчас сорвусь! Но всё, что я слышал - было лишь её дыхание. Тишина была вязкой, тянущей, как липкая патока. Пронизанной желание, предвкушением...
   Тепло руки исчезло внезапно. И не успел я опомниться от так резко разорванного момента, как она уже выходила из комнаты, бросив напоследок недовольным голосом приказ ложиться спать. Что... что это было? Разве... аа... ээ... Хм. Вот оно что!
   Похоже, моя новая госпожа предпочитает наказывать морально, а не физически! И ведь я даже не заметил фальши в её действиях. Она прекрасная актриса! Я, действительно, поверил, что мной, рабом-перестарком ещё можно восхищаться. Так восхищаться! Что я ещё вызываю желание... Сейчас же правдивая реальность хорошенько побила меня головой об стенку. И, пожалуй... я бы предпочел привычный хлыст.
  
   Глава 6. Инструкция
      -- Гейда
  
   Сразу у трапа корабля нас встречал стюард. Мужчина! Щеголеватая голубая форма с логотипом фирмы-перевозчика делала высокого нескладного зверька чуть более привлекательным. Он вполне вежливо попросил разрешения взглянуть на наши посадочные талоны и провел на места, извиняясь, упомянув, что рейс не слишком удачный для нас. Этот корабль транзитом проходит через несколько соседних планет, и мы с Ойлейном оказались единственными пассажирами с Венги. Большинство же едет с окрестных рудодобывающих колоний. Не слишком приятная компания. Я отмахнулась. Заводить беседы я тут ни с кем не собиралась, так что мне всё равно.
   Салон корабля представлял собой просторное светлое помещение, разделенное невысокими перегородками на отсеки, в каждом вокруг маленького столика стояли мягкие кожаные кресла. Стюард устроил нас со всеми удобствами в двухместном отсеке. Так что я, вообще, не видела каких-либо причин волноваться о других пассажирах.
   Корабль был полон. Ни одного свободного места. И большая часть инопланетников была мужчинами. Они летели, в основном, большими компаниями, некоторые, явно, провели в пути уже много часов. Большинство из них пили алкоголь, громко разговаривали и время от времени взрывались совсем уж неприличным гоготом. Я старалась не злиться на них за это, а, наоборот, подходить к ситуации с познавательным интересом. И с любопытством разглядывала этих самых запущенных инопланетных мужчин.
   Что я могу сказать? Печальное зрелище. Даже те из них, кого природа наделила внешними данными, были настолько не ухожены, что я бы не прикоснулась к ним, даже в перчатках. Излишне худые, с непроработанным телом. Или, наоборот, толстые, заплывшие жиром, видимо, от неправильной еды. Лохматые, небритые, в ужасной одежде. Фу! Разговаривали они так, что слышно было на весь корабль, наверное, смеялись гадко, ухмыляясь, разглядывали меня, пристально глядя прямо в глаза. А самое главное, что всё это они делали в присутствии своих женщин! Среди них было несколько женщин. Некоторые вполне даже ухоженные и элегантные. Я все ждала, когда кто-нибудь из этих континентальных дам одёрнет своих зверьков и поставит на место, хотя бы шикнет, чтобы вели себя потише. Но эти женщины даже поощряли такое поведение. Они смеялись над довольно двусмысленными или даже прямо оскорбительными шутками своих мужчин, пили вместе с ними вино, некоторые позволяли обнимать себя этим страшилищам.
   Невольно я посмотрела на мужа. Он сидел напротив меня в кресле, и было видно, что от этого чувствовал себя неуютно. Но рекомендации для выезжающих очень настойчиво советовали не сажать мужчин на пол и не разрешать вставать на колени в общественных местах. Так что я приказала ему сесть в кресло очень даже однозначно.
   Ойлейн чуть напряжённо держал руки на коленях и не поднимал глаза от пола. Золотистые волосы были уложены красивыми витыми прядями, рубашка в тон брюк, закрытая, специально для поездки. Красиво очерченные плечи, шея... Просто несравнимая разница! Скромный, абсолютно послушный и сексуальный на фоне этих!
   Хотя я немного приукрашиваю. Послушание было не абсолютным. Я однозначно велела ему смотреть в пол. А он, когда не чувствовал моего взгляда, тоже косился на страшных инопланетников. Конечно, это его первое путешествие на космическом шаттле, повидал в своей жизни он ещё меньше меня. Так что любопытство или опасения? Мужчины так устроены, что всегда везде выглядывают конкурентов, пугаются, нервничают, влипают в неприятности. Впрочем, я не собираюсь оставлять его здесь одного, значит, влипнуть он никуда не успеет.
   Когда разнесли напитки и легкие сэндвичи, я уже полностью освоилась и даже немного заскучала. Заказала пару молочных коктейлей. Попробовала почитать. Через некоторое время мне всё-таки понадобилось ненадолго покинуть наш отсек. Приспичило в уборную. Я кивнула мужу:
   - До моего возвращения подниматься с этого стула запрещаю!
   По пути я продолжала разглядывать пассажиров. Ужас, настоящий ужас!
   Вот тот, в синей толстовке, развалился в кресле, закинув ноги прямо на стол! Свои огромные страшные ноги в каких-то ужасных башмаках, прямо на стол! И сидит себе, самодовольно улыбаясь, увлечённо рассказывает что-то своему соседу, сутулому задохлику с невыразительным местами небритым лицом.
   В другом отсеке трое зверьков - все как один длинные, словно жерди, всклокоченные, заросшие, в мятых футболках и очках с толстыми линзами. Эти хотя бы сидят тихо, уставившись в экраны лэптопов. Места напротив занимали две полные дамы в компании одного зверька. Он довольно оскорбительно шутил и откровенно лапал руку одной из женщин, разливал игристое вино по бокалам и пытался неумело льстить обеим женщинам сразу, но те и от этого совершенно неприлично млели. Бе-е. Разве эти женщины не видят, что сами создают вокруг себя это убожество?! С кем они там, вообще, играют у себя? Ни один, из увиденных мной, не годился даже на растерзание на вечеринку богатого дома.
   Проходя отсек, в котором сидели пять или шесть зверьков, я услышала: "вау", "оу" и: "вот это ножки". Надеюсь, это они не мне?! Хотелось бы избежать международных скандалов, даже не долетев ещё до Минеджи. Вообще, для меня было странным, что на других планетах Венговские традиции воспринимают так откровенно в штыки. Да они должны смотреть и учиться! Их что устраивает то, как они живут? Среди этих грязных, запущенных, творящих чёрте что, зверьков?! Понятно, конечно, что лезть на другую планету со своими традициями невежливо. Не надо быть аристократкой, чтобы понимать, что въезжая в другое государство, нужно хотя бы внешне проявлять уважение к его культуре и не выпячивать свою. Кроме того, в сети полно историй, рассказывающих о том, что за попытку наказать местного мужчину, даже если он абсолютно точно заслужил наказание, могут арестовать и даже разбираться толком не станут, кто виноват. К Венговским женщинам почему-то в большинстве мест относятся с недоверием.
   На обратном пути я, на всякий случай, изобразила самый зверский взгляд, на какой только была способна, плотно поджала губы и подбородок задрала повыше. Надеюсь, их хотя бы в детстве пороли, и хотя бы где-то в глубине они понимают, что такое уважительное отношение к женщине.
   Я уже почти прошла мимо того самого злосчастного отсека, как чужие пальцы стиснули мое запястье. Секунда - и я, развернувшись, оказалась лицом к лицу с инопланетником. Упитанный зверёк, в какой-то растянутой красной тряпке непонятной формы и черных плотных штанах, открыто облизнулся, глядя на мою грудь:
   - Постой, красавица! - в лицо пахнуло перегаром, я невольно отпрянула. - Не хочешь составить нам компанию? Обещаем рассказать миллион занимательных историй и добиться твоего самого безудержного смеха.
   Такая ярость меня охватила!
   - Да, как ты смеешь!
   Я дёрнула рукой, пытаясь вырваться. Но мерзкий звереныш держал слишком крепко.
   - Ладно тебе! Не злись так, твоей хорошенькой мордашке совсем не идёт это выражение - этот дикарь даже не понял, что я окатила его презрением. - Есть дешёвое, но отнюдь не самое худшее вино. Выпей с нами, повеселеешь.
   Его дружки одобрительно заржали, а меня всю передернуло. Никчемное отребье, которое даже для борделей не пригодно, смеет надо мной смеяться! Да пусть меня хоть в полицейскую кутузку на этой проклятой Минедже посадят, но терпеть такие откровенные оскорбления я не намерена. Я набрала воздуха в легкие, готовая проучить хама и уже, скорее всего, ударить его, как зверек вдруг увидел что-то за моей спиной и отступил, подняв руки в примирительном жесте.
   - Я просто пригласил. Прости парень, если что не так. Мы просто едем с полугодовой вахты, и нам хотелось компании.
   Я оглянулась. Позади меня стоял Ойлейн, скрестив руки на груди так, что бицепсы, обтянутые тонкой рубашкой, внушительно увеличились. На лице мужа застыло выражение очень злого голодного людоеда. Да, он бывает таким иногда, когда борется за место в этой их мужской иерархии. Такого его взгляда многие зверьки пугаются. А в этом грязном мире мужчины, видимо, в этой своей борьбе за иерархию ещё и напрочь игнорируют женщин. Как можно было такое допустить?!
   Заметив, как я гляжу на него, Ойлейн тут же убрал злобную мину, спрятал руки за спину и уставился в пол. Я взяла мужа за край рубашки и потащила в наш отсек. Бардак, а не общество! Надеюсь, в их столице живут более цивилизованные люди.
   Я села на место. Муж виновато прятал глаза. Он нарушил прямой приказ. С другой стороны, спас меня от международного скандала. И как мне с этим поступить?
   Ойлейн появился в доме Файкрайт весьма оригинально: выпускника Джордана, умницу и красавца приложили к оплате за проданного коня, как последнюю шваль. Дому Файкрайт в то время джордановец, любой, был без надобности, продать наложника с такой репутацией невозможно, отдавать просто так - жалко. Гадали, куда бы его пристроить, а тут я с поступлением в университет подвернулась. И Старшая госпожа вручила мне Ойлейна в полной уверенности, что сделала прекрасный подарок.
   А вот матушке он всегда не нравился. Она считала, что Ойлейн слишком избалован и самоволен. Конечно, не его вина, что прежняя госпожа ленилась как следует пороть сына, но проблему это не уменьшало. Поэтому матушка неустанно следила за тем, как я воспитываю мужа.
   Не сказать, что муж не ценил своего места рядом со мной. Очень ценил. Первый год, помню, после любой порки готов был часами рассказывать, как он счастлив быть моим. Но назвать его абсолютно послушным тоже было сложно. Периодически, не так уж редко, ему вдруг казалось, что я ещё юна, и мне требуется его помощь, даже против прямого приказа. Чаще всего после таких выходок я его нещадно порола. Очень редко признавала, что его поступок действительно был необходим. Но, в любом случае, такие выходки меня всегда раздражали.
   В принципе, любая женщина, думаю, почувствует раздражение, если её приказы не выполняются, или, ещё хуже, она действительно просчиталась, а её зверёк оказался прав.
   - Ну-ка сядь, - я вновь указала Олейну на кресло напротив меня. - Я, кажется, приказала тебе оставаться на месте.
   - Да, госпожа, простите...
   - В этой нашей поездке будешь следовать за мной повсюду. Кажется, с порядком у них тут даже хуже, чем описывают. И чтобы больше никакой самостоятельности!
   Ойлейн смиренно опустил голову:
   - Да, госпожа. Спасибо за ваше терпение и доброту.
   Я кивнула, заканчивая этот разговор. Внутри меня ещё клокотал гнев на грязного инопланетного зверька. А ещё было немного неприятно осознавать, что подготовка к поездке, явно, не дала идеального результата. Я же читала, что тут бардак совсем. Я, в принципе, понимаю, что уважение к женщине не является врождённым качеством мужчины, наоборот, несмотря на воспитание многих поколений, даже на Венге всё равно периодически находятся особи, от которых приходится избавляться именно по причине их неуважительности и откровенной опасности для госпожей. А значит, можно было изначально понять, что на планете, о которой пишут, что мужчины тут абсолютно не воспитаны, они могут быть опасны сами по себе, просто по причине этого самого неуважения к женщине.
   И как в этом случае должна повести себя настоящая госпожа? Понятия не имею, и это меня сильно беспокоит.
  
      -- Кэрол
   Вернувшись к себе, я дважды сильно врезала по подушке, а потом всё-таки взяла себя в руки. Твой диагноз, Кэрол, излишняя самонадеянность! В простонародье звучит: "Дура, читай долбанную инструкцию!". Было глупо думать, что я смогу сама разобраться, если к этому парню зачем-то приложили мануал. Сразу надо было задуматься, что неспроста они так заморочились.
   О том, что точно неспроста, я поняла буквально с первой страницы. Да, это ж надо: "Эрекция и эякуляция только после получения разрешения от хозяйки". То есть, это не я его не возбуждаю, это я, идиотка, не дала ему разрешения возбуждаться. Чёрт! Не, ну вообще... Хотя, с другой стороны, радует. Дать разрешение - это просто.
   Остальной текст меня удручал:
   "Чётко сформулируйте правила проживания в вашем доме. Обязательно проговорите их вашей покупке вслух. Что и когда мужчина должен делать. Перечислите, что ему разрешается, а что нет. Ваши правила, скорее всего, сильно отличаются от Венговских. Без озвучивания их вслух, он будет думать, что запрещено всё, или что запреты такие же, как в прошлом доме. Вам может не понравиться результат".
   Да я как бы не собираюсь его сильно ограничивать. Что тут озвучивать? Правило: "Живи, как тебе хочется"? Какие ограничения? Ну, мои вещи без спроса не брать, на шахту без приглашения не ходить. Всё!
   "Озвучьте, какие контакты и с какими людьми в вашем доме ему разрешены. В том числе сексуальные контакты, в том числе с мужчинами и подростками, если такое разрешено. Обязательно проговорите, если это запрещено".
   Вот честно, после этого абзаца у меня появилось впечатление, что мой кот, по умолчанию, трахает всё, что движется, а что не движется, шевелит и тоже трахает. Ну, или так считают составители инструкции. Только с реальностью не совпадает. Пока у меня он не трахает даже то, что очень напрашивается - меня! Хотя... Может, он решил, что нельзя всё? Бред! Какие сексуальные контакты с другими людьми?! И боже упаси с несовершеннолетними! Бред!
   "Если у вас в доме есть другие мужчины, проговорите иерархию между ними, кто и кому должен подчиняться. Иначе ваше приобретение может решить по-другому, в соответствии с привычными для него критериями, или же попробовать разобраться в иерархии силой".
   Он ещё и драться будет? А выглядит вполне безобидным. Хотя, конечно, парень-то он крепкий... Ну, хоть по поводу дока беспокоиться не надо, не дастся. Блин, как тут всё заморочено!
   "Проговорите правила быта: еда, гигиена, сон. Может случиться, что даже эти процессы в вашем доме сильно отличаются, и мужчина может запутаться. Ему будет проще и спокойнее, если вы скажите сами, где и как он должен есть, спать и т.д.".
   Ну, ладно... до столовой доведу. Заблудиться у нас тут негде, но доведу. В принципе, тут логично всё показать, просто как вежливая хозяйка. В остальном, в моём доме не запутается даже кот.
   "Если вам нужно, чтобы мужчина выходил на улицу и сам добирался до какого-то места (магазина, вашего офиса, прачечной), то в первый раз проведите мужчину сами по этому маршруту. (Даже если эта прачечная на первом этаже вашего дома). Венговские мужчины не привычны к городу и, по умолчанию, вообще, будут считать, что не имеют права выходить дальше вашего двора или сада".
   Провожу. Покажу.
   "Если нанесённые вами побои...".
   Этот абзац пропускаем!
   "Высказывая свои желания в сексе, будьте конкретны и не стесняйтесь слов. Скорее всего, любую вашу фантазию этот мужчина знает и даже имеет опыт в исполнении. Так что просто чётко говорите, чего вы хотите, без иносказаний. Со временем он научится вас понимать, но вначале объясняйте доступно".
   Да уж! Эта часть меня повеселила. Я представила, как говорю Каю что-нибудь про нефритовые жезлы в пещерах лотоса (или как об этом обычно в дамских романах пишут), и он понимает меня буквально. С другой стороны, ничего смешного тут нет. Я, конечно, не гламурная дамочка, но тоже не очень привычна в интимной сфере называть вещи своими именами. Но инструкция логична, буду говорить как можно понятней.
   Я отложила мануал, откинувшись на подушку. С одной стороны, он меня порадовал. Я не старая и не страшная - я просто дура, слегка. Всё не так трагично. С другой, я плохо себе представляла, как можно заниматься сексом и отдавать команды при этом, что и как делать. Погладь тут, теперь тут? Бред! Ладно, спать. Утро вечер прояснит!
  
   Спала я плохо. Много мыслей в голове и сомнений. И в качестве апофеоза эротический кошмар, где моя покупка, напрочь игнорируя меня, трахал дока, причём так, что тот сбегал в ужасе. А ещё он в этом кошмаре гонял по дому детей Рейчел с какими-то педофильными идеями. Бред, навеянный чтением иноземного мануала!
   Утром я решила повторить попытку. Даже не так... На свежую голову я подумала, что сбежала вчера невежливо резко, и так как уже выяснилось, что дура - я сама, надо бы извиниться. Хотя бы. А там посмотрим.
   Кай спал. Я тихонько присела на край его кровати, думая, а стоит ли, вообще, его будить. Во сне он выглядел моложе, наивней и, если это вообще возможно, ещё притягательней. Решать ничего не пришлось. Он сам открыл глаза и в скоростном темпе сполз на пол, на колени.
   - Тебе так комфортнее, что ли?
   Он опасливо стрельнул на меня глазами и произнёс коротко этим своим офигительным голосом:
   - Так... привычнее, госпожа.
   Ну, привычней, так привычней! Я тоже порой имею довольно странные привычки.
   - Иди сюда.
   Я поманила его к себе. Он, не вставая на ноги, подполз ближе. Не поднимая глаз и в тоже время следя за каждым моим жестом. Я легонько, касаясь одними подушечками пальцев, погладила его по щеке. Он, зажмурившись, подставился под эту ласку. Кот! Красивый породистый кот!
   - Кай, встань на ноги.
   Мужчина поднялся, зачем-то убрав руки за голову. Спал он почему-то голышом, так что в раздевании, вообще, не было необходимости. Пользуясь этим моментом, я встала, придвигаясь поближе, провела рукой по красивому прессу в чётких кубиках, по бедру...
   - Пока я - твоя хозяйка, тебе разрешается в моём присутствии и в отсутствие посторонних в комнате, возбуждаться всегда, когда тебе этого хочется. В моей культуре мужчины обычно не сдерживают эрекцию, если что-то из происходящего их возбуждает. Я понятно объяснила?
   В глазах отразилось удивление. Сильное такое удивление, а потом... смущение.
   - Если госпожа действительно этого желает...
   Знал бы ты, как я действительно этого желаю. В моём мире мужская эрекция самый честный комплимент женщине!
   Я поправила его волосы. Он знал, что красив. Как должное принимал моё любование его фигурой, мои прикосновения. Впрочем, он, скорее всего, так же примет как должное, если я сейчас достану кнут и отстегаю его. Он привычен получать! Ласку, боль - всё равно! А я бы хотела, чтобы он давал.
   Причём я уверена, что в его ассортименте "привычного" есть и такая функция. Должна быть! Венговские женщины тоже ведь иногда бывают уставшими, и тогда, наверное, мужчины угадывают их желания. Сами! По крайне мере, я вижу это логичным. Просто пока я не знаю этой понятной ему команды, означающей: "дай мне это...". Пока мне нужно подбирать слова:
   - Кай...
  
      -- Кай
   Ночь была неспокойной, и это мягко сказано. На Венге, после подобного унижения, я бы хорошенько отмутузил грушу в спортзале, ну или завалил какого-нибудь нижнего и спокойно снял на нем своё напряжение. А ещё там, в ящичке, у меня всегда лежал шикарный травяной сбор для кальяна...
   Здесь я мог лишь принять холодный душ. Да и то... госпожа ведь приказала ложиться спать. Был бы я на мужской половине дома, всё равно бы ополоснулся, парни бы прикрыли. Но в теперешней ситуации госпожа, явно, услышит шум воды, так что это тоже - не вариант. Да что там шум воды, я вертеться в кровати побаивался, мне всё казалось, что кровать слишком громко скрипит. А госпожа же спит практически через стенку!
   С таким паршивым самочувствием заснуть удалось только под утро. Поэтому я снова облажался, не услышав заранее, как она вошла в комнату. Полностью очнулся, только когда женщина была уже у моей кровати, так что, дабы не усугублять свое положение, сразу принял положенную позу.
   - Тебе так комфортнее, что ли? - сверху раздался немного удивленный голос госпожи. В нём не было так ожидаемого мной презрения или издёвки, но я всё равно мельком взглянул в её глаза, чтобы удостовериться. Судя по всему, своих хозяек в этом доме приветствуют как-то по-другому. Но я-то никакого особого приветствия, кроме того рукопожатия при знакомстве, больше не видел. И мне госпожа Кэрол так руку не протягивала. Интересно, не будет ли нарушением этикета, если я спрошу об этом Стефана? Всё-таки он, кажется, чужой мужчина. И эти приветствия могут отличаться.
   - Так... привычнее, госпожа, - уже более спокойно ответил я.
   Женщина подозвала меня к себе. Немного напрягшись и стараясь постоянно контролировать обстановку, всё ещё вслушиваясь в интонации её голоса и следя за каждым напряжением мышц, я исполнил приказ. Нежные пальчики госпожи пробежались по моей щеке - снова началась игра. Лишь бы не повторился вчерашний облом.
   Затем приказ встать. Она тоже поднялась. К госпоже я оказался слишком близко, так что, по привычке, чтобы предоставить ей пространство для "маневров", завел руки за голову. Ладони женщины заплясали по моему телу, и я снова приготовился к проверке выносливости.
   Но меньше всего я ожидал, что мне начнут вот прямо сейчас зачитывать очередные правила. Нет, правилам я был даже рад. Но не во время же игры? Одновременно и контролировать, и вникать... Хотя, кто я такой, чтобы указывать госпоже.
   И тут содержание первого правила совсем выбило меня из колеи. "Возбуждаться, когда хочу Я?" Может, я плохо его расслышал?! После вчерашнего вечера я скорее ожидал, полностью противоположного. Тем более что обычно женщины испытывают отвращение к такому... А тут... Возбуждаться при госпоже без приказа, когда только захочется. Когда МНЕ захочется?! Да так можно со стояком часами ходить! Тем более госпожа ведь ничего не сказала насчет разрядки. Никак не могу понять, то ли это такая дикая вольность, то ли мучительная пытка... Но не подчиниться я не могу, а ведь если подчинюсь - то встанет прямо сейчас. Дилемма.
   - Если госпожа действительно этого желает...
   Госпожа дотронулась до моих волос, поправляя сбившиеся в воронье гнездо пряди. П...ц, наверно, я ужасно выгляжу после своей бессонной ночи. Но было всё равно приятно. И пусть даже это будет та же блестящая актерская игра, что была вчера, поймать на себе подобный взгляд... Моё тело всё больше желало исполнить предыдущий приказ. Мозг же пока взвешивал, пытаясь принять решение.
   - Кай... - госпожа ещё раз поправила волосы. - Ты ведь не кот. Ты умный парень. Я читала инструкцию, приложенную к твоим бумагам, но я так не хочу. Давай сделаем по-моему. Я объясню тебе, что мне нужно, а ты постараешься меня понять. Мне нужен секс. Нормальный секс, а не садистские игры. Мне нужно получить оргазм. Я хочу чувствовать желание, возбуждение, переполняющие эмоции, ощущать прикосновения всех категорий. Хочу доходить до грани и взрываться к чертям из рамок этой реальности. И я никак не могу в процессе всего этого указывать тебе, что и как нужно делать. Я просто не могу одновременно доходить до грани и указывать... Мне нужно, чтобы после начальной фразы "хочу, что бы сам" и до самого взрыва ты управлял своими действиями сам. Что скажешь?
   Сказать? Говорить я ничего не буду, госпожа. Я думаю... что понял ваш приказ. Мне очень польстило, что госпожа не считает меня звериком, практически без мозгов, как иногда называла нас хозяйка дома. Возможно, конечно, я себя переоцениваю, но почему-то именно сейчас захотелось рискнуть.
   Даже на Венге очень часто бывает, что женщина хочет снять напряжение не поркой, а чем-то более расслабляющим и в то же время ярким.И, слава Матери Всего Сущего, опыт в этом у меня не обширнейший, но был. Иногда госпожа в возрасте намного удобнее, чем юная дева. Ну, если ты, конечно, не умильный мальчик-зайчик, которых так любят растягивать на козлах или доводить до слёз другими "играми". Я давно уже мало похож на мальчика, так что специфических знаний в этом деле понахватался.
   Решив начать с малого, снова опустился на колени. Со стороны госпожи раздался тяжелый вздох огорчения, но её разочарование продлилось недолго. Я аккуратно подхватил её ножку и устроил у себя на коленях. Глаза госпожи загорелись интересом. Аккуратно провел по стопе, затем по пальцам - проверяя реакцию. Чувствительность женских ног бывает очень разной. Заодно и быстро осмотрел на наличие травм - боль я точно причинять не собирался. Немного нажал - снова проверил эмоции женщины. Во взгляде госпожи появилась капелька предвкушения - то, что нужно. Теперь, уже намного смелее, я начал массировать ступню. Именно массировать, а не гладить. Легкие, невесомые движения вряд ли были бы сейчас к месту. Госпожа Кэрол зажмурилась и откинулась спиной на кровать, протягивая мне второю ножку. Я осторожно положил её себе на плечо, стараясь не смотреть на открывшийся мне с этого ракурса откровенный вид. Ещё не время. Отдав должное одной ножке, плавно перешел на вторую, зеркально поменяв их положение. И так до тех пор, пока не понял, что госпожа уже полностью расслабилась. Не пора ли идти ва-банк?
   Руки сменились ртом, язык проворно забегал по пальчикам - от мизинца к большому, а ладони пошли чуть выше, оглаживая ноги ниже колена. Сильно постарался не затягивать, чтобы не ушел эффект от массажа. Подняв голову от ступней, скрестил ножки госпожи у себя за плечами, стараясь, чтобы было как можно удобнее, и потерся щекой о внутреннюю сторону бедра. Запоздало вспомнил, что я уже несколько дней не брился, ненадолго замер, ожидая гневного оклика, но тихий стон и чуть сильнее сжатые бедра явно намекали на немедленное продолжение. Зубами чуть сместил кружевное нижнее бельё.
   Начал я медленно, немного неуверенно. Боясь быть слишком настойчивым, то и дело ожидая резкой отмены приказа. Но госпожа только лишь больше распалялась и уже начала нетерпеливо ерзать по кровати. По мере увеличения темпа следить за реакцией госпожи становилось всё труднее, её ноги всё крепче сжимали мою голову. И когда раздались первые стоны во весь голос, рука госпожи ухватила меня за волосы, вжимая и заставляя полностью отдаться процессу. Действо захватывало её целиком, именно так, как она и желала...
  
      -- Кэрол
   - ...Кай, мне нужно, чтобы после моей фразы "хочу, чтобы ты сам..." ты действовал самостоятельно... Что скажешь?
   Я опустилась обратно на край кровати. Как-то глаза парня не отражали озарения или понимания. Он просто ненадолго поднял на меня внимательный взгляд, а потом плавно опустился на колени. Чёрт! Его что совсем ноги не держат?!
   Я попыталась сообразить какими бы ещё такими словами объяснить, что я хочу, но тут он протянул руку и, аккуратно высвободив мою ногу из тапка, переместил её к себе на колени. Я заткнулась. Что бы он ни делал, он делал это САМ, и это уже было хорошо.
   Моей ступни касались сильные умелые пальцы. Он массировал мою ногу ласково, увлечённо и в то же время, внимательно отслеживая мою реакцию. Нууу... По-моему, у него сработала какая-то другая команда, типа "успокоить женщину", а не "трахнуть её уже". Но массаж я люблю. Кто ж его не любит?! Ладно, пусть действует, хоть как-нибудь. Какая-то самостоятельность лучше вообще никакой. Я протянула ему вторую ногу. У меня их две как бы. Он аккуратно уложил её к себе на плечо. Мммм! Я откинулась на подушку.
   Вообще, получалось у него классно: нежно и сильно одновременно. Это восхитительно расслабляло. Как зыбучий песок затягивало в ощущения. Я жмурилась. И резко открыла глаза, только когда поняла, что ног уже касаются губы, он так же неспешно посасывает каждый пальчик в отдельности. Эмм? А руки уже оглаживают мои коленки. Кстати, да! Бедра коснулась щека с лёгкой колючестью, потом губы... и я непроизвольно сжала бёдра, зажимая его голову. Ой, чёрт, это потрясающе чувствительно! Снова губы на бёдрах... Полоска трусиков просто отодвинута в сторону. Ой... а он умеет работать языком. Чёрт... действительно умеет! Там, где надо, и так, как надо. Сильно, чувствительно, в переменном темпе, так, что я уже верчусь, как уж на сковородке. Так, что бёдра сводит ломающим тугим желанием, которое заставляет вытягивать пальчики ног, прогибать спину... которое грубо зарывает мои пальцы в его волосах, а потом выходит, звуком, голосом, сбитым выдохом...
  
   Глава 7. Способность удивлять
  
      -- Кэрол
   Он хорошо отследил момент моего оргазма. Движения стали мягче, нежнее, как будто успокаивая, замедляясь. Ласковое такое вылизывание. По телу растекались горячие волны, в пальчиках чувствовался пульс. Кай поправил на мне трусики и, очень аккуратно вернув мои ноги в тапки, поставил их обратно на пол.
   Я расслаблено анализировала свои ощущения. Охренительный оргазм! Не знала, что так можно сделать языком. Ну, в смысле, знала, конечно, что вообще такое бывает, но всегда думала, что это не про меня. Как-то за тридцать пять лет жизни такие мастера мне не попадались.
   Подтянув ноги, я, наконец, перевернулась, вытянувшись поперёк кровати. Потянулась и принялась разглядывать моего дивного мужчину.
   Он так и сидел на коленях, прямо возле кровати, низко опустив голову, так что практически завесился волосами и почти не шевелился. Да, поза ожидания: то, что я просила, он выполнил, и больше приказов не поступало. Красивый, умелый и послушный. Возможно, это действительно классно именно в этом букете.
   Я потянулась и, хулигански подцепив пальчиками его подбородок, заставила поднять голову. Спокойный, покорный взгляд. Завораживающий своей безропотностью. "Как пожелаете, госпожа". Хотя не совсем спокойный, дыхание немного сбито. Чёрт! У меня дух перехватывает от его взгляда. У него, оказывается, глаза зелёные... Я до этого не приглядывалась как-то. Я улыбнулась, облизываясь:
   - Ты волшебник, Кай. Моя самая удачная покупка за последние лет пять! Не обижайся.
   И губы у него красные. Такие завораживающие, развратные... Я прикоснулась к ним, обводя по самой кромке пальчиком. Пошло-красные! И трогая их, я, наверное, тоже заливалась румянцем. Хотя... чёрт, как же он притягателен!
   Я уселась на кровати и притянула его к себе, целуя в эти самые губы. Они ещё и чертовски вкусные. Да, мне очень не хватало этого поцелуя.
   Отвечал он мне довольно робко. Видимо, я опять не дала чётких инструкций, как в таких ситуациях нужно поступать. Сейчас это не напрягало. Наоборот. Его податливость и эта испуганная настороженность... это было к месту.
   Я заставила себя оторваться от этих губ. Парень быстро опустил какой-то совсем испуганный взгляд. Да, наверное, я очень непонятная госпожа. Ну что пожелать!
   Я погладила его по слегка колючей щеке, по шее, чувствуя под пальцами горячую кожу и ускоренный пульс. Спокоен он только внешне. Положила ладони на его плечи. Обалденные плечи! Восхитительное тело. Взгляд упал ниже. Да, спокойствие его - только маска. Член стоит, как каменный.
   Я потянулась, касаясь пальчиками головки, увлекаясь, обводя по чувствительному венчику, с любопытством следя за реакцией. Я начинаю привыкать, что они, эти реакции, у него не как у всех. Сейчас на мои прикосновения Кай вскинулся на меня каким-то совсем испуганным взглядом. А что я?! Я ничего страшного, между прочим, не делаю!
   - В таком виде он у тебя восхитителен, - я смелее накрыла столь шикарный орган всей ладонью. Кай закусил губу.
   А меня, наконец, осенила ещё одна мысль. Кончает-то он тоже только по разрешению, и я ему такого разрешения не давала. Ой, чёрт! Интересно, я если я буду продолжать, он всё выдержит? Хотя я, конечно, экспериментировать не буду. Если не выдержит, вроде как приказ нарушит, при том что я сама заставила - подло. А если выдержит - я и так не особо высокого мнения о своих способностях в постели. Так что:
   - Кстати, когда мы вдвоём, кончать ты можешь тоже, когда сам считаешь нужным, главное, после меня.
      -- Кай
   Ожидая, пока госпожа придет в себя после оргазма, я прикрыл глаза. Последние действия достаточно сильно возбудили меня, и всё, о чем я мог сейчас думать, это молитвы Матери Всего Сущего, что женщина оценит мои умения положительно и позволит получить разрядку. Пусть даже и не при ней.
   Но когда госпожа, наконец, приподнялась, то вместо такого желанного приказа, она решила продолжить игру. Судя по горящим глазам женщины, надеяться на быструю развязку мне не стоило. И я даже не знаю, хорошо это или плохо. А судьба снова и снова решила выбивать меня из колеи. Госпожа похвалила меня, но похвалила таааак... разве так хвалят рабов? Но и тут, опять, домучить своих ручных тараканов, что вновь подняли свои головы в моей голове, мне не дали. Губы госпожи соприкоснулись с моими, и я чуть было не отпрыгнул назад. Хорошо, что госпожа не видела выражения моего лица первые секунд пять, она, наверное, очень бы удивилась глазам навыкате. Но, припомнив, что этот мир - сумасшедший, я даже слегка дернул губами и языком, изображая ответ. Хотя за такой "ответ" было откровенно стыдно, на миг почувствовал себя мальком нецелованным, но реальность вовремя дала о себе знать, напоминая, что передо мной госпожа, а не нижний из гарема.
   Как только женщина немного отстранилась, быстро спрятал все ещё недоумевающий взгляд. И куда делся мой годами тренированный пофигизм!? Но, одно дело, когда изо дня в день повторяется примерно одно и то же, те же приказы, те же наказания, те же развлечения... А тут... Сейчас я был даже в следующей секунде не уверен, и это действительно выбивало из колеи.
   Госпожа продолжила свои ласковые издевательства, а я все больше осознавал, что еще немного, и моя выдержка полетит ко всем чертям.
   А уж когда прекрасная мучительница опустила руки ТУДА.... Тляяяяя, был бы я на Венге, я бы уже с точностью мог сказать, что будет дальше! Ведь это столь распространенный сценарий: довести раба до пика показной нежностью, чтобы кончил без разрешения, а потом наказать за неповиновение. Чего же ТЫ хочешь, моя госпожа?
   Очередная похвала прошла по краю сознания, особенно на фоне движения руки разыгравшейся госпожи.
   - Кстати, когда мы вдвоём, кончать ты можешь тоже, когда сам считаешь нужным, главное после меня...
   М-матерь Всего Сущего! Я готов был ко многому, но ты как всегда решила поиздеваться над своим ничтожным созданием!
   Иногда мне так хочется быть простым безмозглым мальцом, но нет, в мою голову лезет столько мыслей. Хотя по-другому я до тридцати бы в доме и не продержался. Глаза госпожи все ещё горят. Она хочет еще поиграть? Или этот блеск означает что-то другое? Только её рука все еще там, мысли становятся беспорядочными и уже не помогают отвлечься. Особенно понимая, что, формально, мне вроде как разрешили... Эта разрядка стала для меня падением в бездну!
   Отходил я недолго, всё-таки жизнь в гареме приучает быстрее приходить в себя, какой бы оргазм ты ни испытал. Так что, как только сладкие волны во всём теле немного понизили интенсивность, я уже вполне нормально соображал, хоть и не показывал этого. Ведь так хотелось еще немного понаслаждаться моментом. Что бы я ни говорил по поводу испуга, но кончить при довольной госпоже, да ещё и от её рук... многие наложники тайно мечтают об этом. А вот у меня сейчас всё далеко не в мечтах происходит, хоть я этого не просил. Неисповедимы пути Матери Всего Сущего.
   - Кончаешь ты тоже красиво, - раздался голос госпожи сверху. Я тяжело вздохнул про себя. Ну не может быть всё так хорошо, наверно, я чего-то не знаю. Может, это такой способ ломки? Да ну, не смешно даже. Так хочется поверить во что-то светлое и доброе, что всё будет хорошо и радужно. Но для мужчины-раба не может быть всё радужно. А кому-то кажется наоборот, тот ещё из малькового возраста не вышел, ну или не слишком силен умом.
   Госпожа наклонилась, коснувшись губами моей макушки, а потом встала, поправляя халат:
   - Так, давай-ка приводи себя в порядок и пойдём позавтракаем, - она усмехнулась. Взгляд её, кажется, излучал удовлетворение. - Попробую уговорить Берила отдежурить до обеда, хоть покажу тебе всё.
      -- Герда
   Минеджа оглушала и ошеломляла. Она была огромна! Минут пять я просто стояла у умопомрачительно гигантского окна в здании космопорта и не могла вымолвить ни слова. Огромнейшая площадь, заставленная... нет, просто забитая машинами всевозможных моделей и размеров, они постоянно приземлялись и взлетали. Как рой пчёл! Редкие, голые, без единого листика деревья. И потоки... реки... просто океаны людей, закутанных в бесформенные куртки и шапки. Мимо меня тоже тёк такой поток. Чемоданы, тележки, погрузчики, роботы-уборщики. Вся эта масса повсюду, куда хватало глаз, непрерывно шевелилась, перемещалась, куда-то двигалась. Слева словно змеилась огромная стеклянная труба аэропоезда, по всей поверхности которой яркими пятнами рябила реклама. Справа возносилось до облаков здание, кажется, гостиницы: неправильной формы многогранник, усыпанный, словно бисером, ровными рядами круглых окон-иллюминаторов. И над всем этим было низкое серое, свинцовое небо, с которого, кружась, падали большие пушистые хлопья снега.
   Снегопад укутывал все пространство белой пеленой, снег скапливался шапками на одежде людей и их чемоданах, на крышах машин и ветках голых деревьев. Он падал на землю и сминаемый людским потоком превращался в грязное месиво под ногами толпы.
   Мой Ойлейн тоже был под глубоким впечатлением. Он замер, как и я, у стекла и с восхищением следил, как падают снежинки, даже не замечая, что я уже готова двигаться дальше. Не умеют мужчины скрывать эмоции: в глазах детский восторг, даже рот слегка приоткрыт. Хотя, конечно, почувствовав мой взгляд, он смутился, словно я застала его на месте преступления, и поспешно достал из чемодана наши теплые куртки. Зима на Венге короткая, но довольно холодная, поэтому морозов, которыми так любят пугать путешественников в сети, я не боялась.
   Мы спустились в зал прибытия, и тут я немного растерялась. Космопорт на Минедже оказался настолько больше венговского, что некоторые вопросы мне даже в голову не пришло изучить заранее. Где тут выход? Как его искать? Люди были везде. Они двигались в разном направлении, быстро, все сразу. Там сверху из-за стекла казалось, что внизу по залу текут реки, и нужно только влиться в поток. Тут внизу я не видела направления. Разве можно что-то разобрать в такой суматохе? Но я же подготовилась! Схватив Ойлейна за рукав, чтобы не потерялся, я просто двинулась вперёд. Просто вперёд! Правильное решение! Уже через несколько метров я будто попала в тот самый поток, а указатели лишь приветливо информировали меня, что всё верно, и мой путь выведет меня к аэропоезду. Это самый быстрый и дешевый способ добраться до центра города. Я читала. Ещё можно на такси, но это значительно дороже.
   Правда, видимо, то, что аэропоезд - самый дешевый транспорт, знала не я одна, потому что вагон забился до отказа. Мест для сидения не хватило и половине набившихся в вагон людей. Да что там для сидения! Люди просто втискивались в немаленькое пространство вагона, и ещё, и ещё. Я целых полчаса стояла, прижавшись к самой стенке в углу, отгородившись от всей этой толпы Ойлейном.
   Из вагона поток подхватил нас дальше, понёс с крытого перрона, через здание вокзала, ловко обворачивая совсем крохотные магазинчики и лестницы. Уф, жарко. Я вся взмокла в куртке в этом проклятом поезде. И зачем только послушалась глупых советов в сети и оделась так тепло? Надо было брать куртку полегче, и осенней бы вполне хватило. Мне нужен перерыв!
   - Ойлейн, давай направо. Зайдем в кафе. Мне нужна чашечка тайшу. Как только местные жители мирятся с этим жутким транспортом?! Мне нужно прийти в себя.
   Продолжая прикрывать меня от толпы и тащить два наших огромных чемодана, Ойлейн довольно быстро вывел нас из потока. Кафе здесь было предостаточно. Самых-самых разных. Я уверенно двинула к тому, у которого на вывеске дымилась чашка тайшу.
   Всего двадцать минут, и мир вокруг уже не казался мне таким сумасшедшим. Из окна кафе, вдыхая пьянящий аромат местного тайшу, толпа уже не выглядела так безумно. Просто очень много очень разных людей.
   Ойлейн тоже мой приказ снова сесть на стул напротив воспринял уже спокойнее. И хотя периодически поглядывал на меня из-под чёлки, жевал свой пирожок с явным аппетитом.
   Так, что у нас дальше? План, созданный при моей подготовке, говорил, что теперь нам нужно вместе со всем этим потоком выйти из здания вокзала, а через двести метров спуститься в метро. Это такие быстрые поезда, которые ходят по тоннелям под землёй. Там, у меня тоже всё записано, проехать четыре станции, перейти на зелёную ветку, а через пять остановок снова перейти, но уже на окружную, через три станции перебраться на периферийную красную ветку и проехать еще четыре остановки. Затем подняться на поверхность. Сориентироваться по зданию старинного собора, оно должно быть справа. И восемьсот метров прямо на север. У меня даже карта распечатана. В принципе, ничего сложного. Я решительно встала. Думаю, совсем скоро я здесь освоюсь.
   Первое, что я увидела, когда мы вышли из гигантского тела вокзала на улицу - это стена снега. Тот самый снег! Он так и продолжал валить огромными хлопьями, и отсюда снизу это тоже было нереально красиво. А потом вокруг меня взметнулся город. Огромный многомилионный город со всем своим разнообразием зданий. Высоченные небоскребы, верхушки которых терялись где-то в этом снегопаде. Они извивались какими-то немыслимыми спиралями, изгибались под невозможными углами, соединялись небесными переходами, которые, в принципе, не могли существовать по законам природы. А ещё все они, вся их поверхность, обязательно светились, переливались или мерцали. Яркий свет подсвечивал падающий снег, отчего контуры небоскребов выглядели слегка размытыми, словно их окутывала таинственная дымка.
   В центре площади стояла экзотриокубическая конструкция, размером с венговский дом, которая, как я вычитала в сети, символизировала собою новогоднюю елку. Символ праздника перемены дат, который по всему Галактическому союзу справляется одновременно. Елка сверкала кислотными цветами, щетинилась во все стороны устрашающими трубами-отростками, а с их концов время от времени выстреливали мини салюты. Ну не знаю, кто это придумал... но взгляд, конечно, притягивает.
   Вокруг этой сумасшедшей конструкции в воздухе скапливались машины, заходящие на посадку. Но садиться им было некуда, так как всю площадь занимали припаркованные аэромобили или те, которые принимали пассажиров или наоборот высаживали. Рой гудящих, рокочущих машин. Сигналящих и снующих! Между ними на земле, как тараканы, непрестанно сновали люди с чемоданами и объемными сумками. Сумасшедший рой!
   Я знала, что увижу нечто подобное. Но одно дело разглядывать фотографии в сети и совсем другое - оказаться в самом центре этого технологического безумия. После упорядоченной тихой Венги, Минеджа выглядела как настоящий котёл хаоса. Красивый, кричащий, манящий огнями и безумный.
   Я бы, наверное, еще долго стояла с открытым ртом, вбирая эти ощущения. Вернул меня к реальности ощутимый толчок в бок.
   - Эй, что встали? Города не видели?
   Я завертела головой. Кто это сказал, так и не поняла, зато обнаружила, что мы с Ойлейном оказались в гуще человеческого потока, который огибал нас и несся дальше. Муж смотрел на меня перепуганными глазами, одной рукой вцепившись в ручки обоих наших чемоданов, а другой - в полу моей куртки. Он слабо улыбнулся в ответ на мою ободряющую улыбку. Я постаралась мобилизоваться:
   - Нам нужен знак метро. Это такая жёлтая буква S в зелёном ромбе. Видишь?
   С каждым шагом я, казалось, привыкала к этому городу. Меня переполнял энтузиазм первооткрывателя, и я бодро зашагала в указанном Ойлейном направлении, с ним самим на буксире. Я крутила головой. Я впитывала эти формы, шпили, спирали. В этих бесконечных стёклах, отражающих снег.
   - Ойлейн, ты видел? - восторженно воскликнула я, когда мы спустились под землю на автоматической лестнице. - Потрясающе! Фантастика! Я без проблем напишу здесь просто восхитительный диплом. Тут всё настолько по-другому!
   В метро опять было жарко. Толпа опять текла потоком, втискивалась в вагоны подземного поезда, шевелилась, растекалась на отдельные рукава на переходах. Я старалась не разглядывать всё вокруг слишком долго. Стоит поторопиться. Неизвестно, сколько времени мы пробудем в нотариальной конторе. В теории, дать мне адрес покупательницы - дело десяти минут, даже с ожиданием. Гостиница у меня забронирована. Но вдруг ещё какие-то подводные камни встретятся.
   Где-то часа через полтора я проклинала толпу, духоту, запутанные переходы с одной ветки на другую, невнятные указатели и того больного на голову архитектора, который придумал этот изврат под названием "метро". Наверняка это дело рук местных мужчин, женщина бы такого ни за что не допустила. Никогда бы не подумала, что такую ясную и понятную схему, какую я видела в сети, можно настолько бездарно воплотить в реальности. Несмотря на то, что я постоянно сверялась с картой, мы с Ойлейном умудрились два раза проехать нужную станцию, трижды свернуть не в тот тоннель, а при переходе на окружную линию потоком людей нас увлекло в противоположную сторону. В результате, я потеряла в два раза больше времени, чем планировала, пока добралась до станции назначения. На поверхность я выползла измученной, злой и мокрой от пота.
   С неба все так же падал снег. Я запрокинула голову, подставляя разгоряченное лицо холодным снежинкам. Матерь Всего Сущего, до чего же красиво! Как этот город может совмещать в себе столь несовместимые вещи? Вот здорово было бы упасть сейчас на спину и смотреть, как сверху медленно и величественно спускаются пушистые хлопья.
   Закрыла глаза.
   Вдох-выдох.
   Знала ли я, что будет трудно? Да, знала. Была ли готова к этим трудностям? Ну, сказать по правде, готовилась я к масштабным, гигантским, прямо-таки непреодолимым трудностям, а суматоха и плохая организация транспорта это немного не то. Но при этом, эти мелочи ощутимо выбили меня из колеи. Вроде как-то мелко для настоящих трудностей, но раздражают жутко. Ладно, прорвемся. Осталось всего каких-то несчастных восемьсот метров до цели. С направлением определилась, да! Туда!
   Почувствовала чье-то прикосновение и открыла глаза. Ойлейн торопливо застегнул мою куртку, вынул из кармашка чемодана шапку и аккуратно надел мне на голову, а в довершение замотал длинным полосатым шарфом. Видно, что ему самому сильно не по себе от всей этой дороги, но он всё равно старается выполнять свои обязанности.
   - Ойлейн, не усердствуй ты так! - рассмеялась я.
   - Госпожа, если вы простудитесь, ваша матушка меня до смерти запорет, - очень серьезно ответил муж, смахивая с моего плеча снежинки.
   Сам он тоже был уже весь в снегу и смотрелся... здорово. Рыжие волосы почти полностью скрыты под белой снежной шапкой, снежинки на длинных ресницах, капельки воды над губой - таким Ойлейна я еще никогда не видела. Мммм! Интересно, Кай так же шикарно выглядит под этими снегопадами?
   Ушли мы недалеко. Буквально через несколько минут, прямо за поворотом, передо мной появилось то, что на карте было обозначено как "дорога". Н-да, похоже, сумасшедших строителей на этой планете было два, - один метро придумывал, а второй - карты составлял. Потому что громадину, огороженную высокими заборами, с запутанными эстакадами, змеившимися в разных направлениях, и ещё какой-то дырой под землю, куда заныривал бесконечный поток транспорта, назвать простым и понятным словом "дорога" было, по крайней мере, издевательством. И как это безобразие перейти? Ведь, судя по карте, мне надо попасть на другую сторону.
   Признаков перехода поблизости не наблюдалось. Я даже послала Ойлейна пройтись на пару сотен метров в сторону, поискать, но безрезультатно. Да ещё и место оказалось безлюдным. Вот только что народа было не протолкнуться, и на тебе, никого. И указателей нет. Кто мог придумать такой ужас? То ли дело Венгсити! Даже в самых глухих районах на всех зданиях висят таблички с указанием квартала, улицы и номером дома, через каждые пятьсот метров - терминал для вызова аэрошки. А тут... странные дома без окон, трубы, уродливые бетонные заборы. Гадость, одним словом.
   Делать нечего, я махнула Ойлейну, призывая идти за мной вдоль этой "дороги", искать переход. Мы шли и шли, и шли вдоль бесконечного забора, за которым что-то рычало, гудело, шумело, завывало и странно светилось. С другой стороны тоже был забор, он окружал длинное унылое темное здание, а когда оно заканчивалось, то сразу же начиналось другое. На этой планете архитекторы, явно, питают нездоровую страсть к заборам. Матерь Всего Сущего!
   Через час меня начало охватывать беспокойство. Уж больно эти темные странные здания не вязались с тем буйством красок, которое царило в центре у вокзала. Завывание дороги с одной стороны и полная темнота с другой. Может, мы зашли в необитаемый район города? А что, если это - запретная зона, и сейчас приедет полиция и арестует меня? Но лучше уж полиция, чем банда преступников, которая обязательно водится в подобных трущобах. А на Минедже, говорят, много преступников.
   Спокойно, Гейда, спокойно, все будет хорошо. В конце концов, ты на цивилизованной планете. Вроде... Закоченевшими пальцами я достала карту. Сигнала сети не было. Плохо. Матерь, до чего же холодно. Полностью застёгнутая куртка и натянутая на уши шапка уже не спасали. Кажется, мороз пробирал до самых костей. Меня потряхивало мелкой дрожью, а зубы потихоньку постукивали. Ледяные ступни невыносимо ломило, каждый шаг давался с трудом.
   Я уже плохо понимала, где я и куда иду, и начало казаться, что эти заборы будут всегда, до самой моей смерти. Хорошо хотя бы снег прекратился. Когда ноги в слякоти утопают, о красоте природных явлений как-то не задумываешься. Идиотская планета - либо невозможная жара, либо убийственный холод. Как здесь люди выживают?
   Я оглянулась на мужа. Как он там? Ойлейн шмыгал красным носом. Куртку давно застегнул и капюшон плотнее надвинул. А ведь на нем только одна футболка, свитер так и не догадался одеть! Заболеет, не ровен час, что мне с ним тогда делать? И я хороша, расслабилась, не проследила. А ещё он, явно, уже устал тащить наши чемоданы.
   Незримо накатывала паника. А какие есть варианты? Вернуться к метро? Поискать оттуда какой-то транспорт? Честно, я не очень уверена, что на обратной дороге мы не заблудимся. Эта странная дорога много раз уходила в стороны мостами и насыпями. Я могу не вспомнить, как мы шли. Тогда что? И тут... в заборе, что огораживал дорогу, открылась дверь, и оттуда вышел человек. Мужчина.
   - Стойте! - взвизгнула я и бегом рванула к нему.
   Зверек остановился и недовольно уставился на меня.
   - Стойте, - я подбежала и для надежности схватила его за рукав куртки. - Куда ведет эта дверь?
   - Это переход на другую сторону автострады, - он назвал ещё район, который находится на той стороне, и ближайшие станции метро, но я уже не слушала. Переход! Мы же, наверное, с сотню этих дверей прошли, и хоть бы на одной было написано, что она и есть переход! Да здесь не два, а целая планета сумасшедших строителей!
   На другой стороне автострады (я запомнила, как называется этот выкидыш местной инженерной мысли) оказался снова красивый район. Жилые небоскребы - не такие высоченные, как в центре, но тоже интересных форм, цветов и орнаментов. Я автоматически отмечала про себя интересные здания и отдельные элементы. Тонконогая башня с приплюснутой тарелкой на верху, гигантская буква "О", конус в окружении перекрученных колец. А этому сооружению я и названия-то подобрать не могу, нечто такое все изогнутое и угловатое. Но смотрится красиво. Такого на Венге не увидишь.
   Рядом с небоскребами приземистые магазинчики и кафе смотрелись мелкими букашками, распластанными по земле. Стройные офисные здания рябили рекламой. Прямо на них, на огромных экранах мелькали видеосюжеты. Ухоженный немолодой зверёк открывал дверцу дорогого аэромобиля. Юная госпожа зачем-то подмигивала ему.
   А еще здесь, на этих улицах, было много-много аэромобилей, припаркованных где и как придется. На домах нашлись указатели, а ещё появилась сеть, так что, хотя мне до сих пор было очень холодно, шагала я теперь с точным осознанием, где я и куда иду. А уж когда мы, наконец, добрели до нотариальной конторы, я в полной мере поняла, что такое счастье. Да! Я сделала это!
   Мне повезло, я успела за полчаса до закрытия. В приемной было восхитительно тепло, хотелось просто упасть на стул, закрыть глаза и провести в этом блаженном состоянии хотя бы пару часов. Но я, конечно, не стала вести себя так по-детски. Вежливо поздоровалась, сняла куртку, попросила о приёме у госпожи нотариуса. Её помощник - невзрачный, щуплый зверек в добротном, но как-то несуразно сидящем на нём костюме - доложил обо мне и буквально через минуту пригласил в кабинет.
   Женщина-нотариус встретила меня приветливо, предложила горячего чаю, за что я тут же воспылала к ней вселенской любовью. Ойлейн бесшумной тенью скользнул следом за мной и пристроился на коленях чуть позади и сбоку от моего кресла. Нотариус на мгновение удивленно подняла брови, но тут же спохватилась:
   - Вы, верно, с Венги?
   Она внимательно выслушала мою просьбу поделиться сведениями о новой хозяйке Кая. Даже задала пару уточняющих вопросов. По-моему, всё было просто. Но она... с милой улыбочкой категорически мне отказала. Мол, у них есть некий закон о неприкосновенности частной жизни, и он не позволяет разглашать сведения такого характера. Дать мне эти данные без судебного постановления для неё будет стоить лишением лицензии и выплатой огромных штрафов.
   Если честно, у меня даже сил расстроиться не было. А может, я начинаю привыкать к постоянным отказам в этом деле? На Венге отказали, почему тут должно быть просто? Тем более на Венге я нашла выход - найду и тут. Странно, конечно, что нотариус не прониклась сочувствием к моей душещипательной истории о безумной любви к Каю. Мне всегда казалось, что инопланетницы более мягкосердечны. Но подкупить ее или соблазнить - даже не стану пытаться. Этот её ответ с законом звучал так искренне. Надо попробовать с какой-то другой стороны.
   Вот, например, помощник нотариуса был весьма очарован моим заинтересованным взглядом, брошенным из-под ресниц. Он принес чай на подносе и вовсю старался как можно эротичнее переставить приборы на журнальный столик. Выглядело это настолько комично! Я едва сдержалась, чтобы не расхохотаться. Даже начинающий венговский малек дал бы ему сто очков форы. Это посмешище пыталось привлечь моё внимание, интересуясь, сколько сахара положить, и предпочитаю я лимон или мед. Самое смешное, что время от времени он ещё и бросал взгляды полные самодовольного превосходства на стоящего рядом со мной на коленях Ойлейна. Вот тут я, вообще, теряюсь в догадках.
   Нотариус тоже заметила неумелые попытки понравиться со стороны своего помощника. И слегка напряглась. Я, конечно, реагировала как можно холоднее на чужую не предложенную мне собственность. Но, когда он оказался между мной и нотариусом, улучила момент и незаметно послала ему весьма многообещающий взгляд. Чтобы найти в книгах своей госпожи нужные сведения особого ума не надо, так что в качестве источника информации вполне сгодится. Для большего я его использовать не собираюсь. Быстрая улыбка зверька в ответ, видимо, означала, что он меня понял.
   Уходить из конторы я не спешила. Отдельно попросила большую чашку чая для Ойлейна. "Ему нужно согреться". И это даже соответствует правде. Немного расспросила женщину о городе. Ещё раз попыталась рассказать, как сложно и тяжело я сюда добиралась. Ещё раз получила вежливый, но непреклонный отказ.
   После третьей чашки чая мне недвусмысленно дали понять, что контора закрывается. Выдав очередную порцию огорчения от полученного отказа, пришлось распрощаться с нотариусом и выйти в приемную. Она проследовала за мной, как-то явно опасаясь за своего зверька. Было бы что охранять! На фоне моего шикарного, даже мокрого и замёрзшего Ойлейна ее помощник выглядел полным заморышем.
   Муж подал мне куртку, сам без напоминаний надел свой свитер. Помог мне застегнуться. Снова подхватил наши вещи. Я с самой очаровательной улыбкой попрощалась с женщиной. А потом, повернувшись к ней спиной, одними губами сказала помощнику: "На улице", и вышла из конторы.
   Жуткий холод сразу же пробрал до костей и показался еще более сильным, чем до этого. Прошествовала бодрым шагом, сделав вид, что ухожу, - вдруг нотариус следит в окно, но за углом остановилась.
   - Здесь подождем, - сказала я мужу, зябко растирающему руки. - Если я права, зверёк сейчас появится.
   Ойлейн в ответ поёжился. Я осторожно выглянула за угол. Никого не было видно. Видимо, нужно подождать. Я попыталась пока трезво оценить состояние своего мужчины. Он явно сильно замёрз, а ещё как-то уже совсем напряжённо тащил наши вещи, норовя при любой передышке поставить их прямо на снег.
   - Надо как-то вызвать такси. Еще одну поездку на метро и прогулку нам, наверное, не осилить. Дай мне планшет.
   Ойлейн снова поёжился и выразительно чихнул.
   И тут заметила, как на крыльце нотариальной конторы появился ожидаемый мною зверек. Я помахала ему из-за угла. Он меня увидел и, не торопясь, словно прогуляться вышел, направился ко мне. Ишь, какой бравый, куртку на плечи накинул, словно и не холодно ему вовсе. Сигарету во рту держит, улыбается так самоуверенно. Прям как герой какой!
   Вся бравада мигом слетела, как только он повернул за угол и увидел Ойлейна. И что здесь неожиданного? Он видел ведь, что я пришла с мужем? Или на коленях Олейн ему меньше казался? Взгляд зверька сразу стал колючим и даже каким-то злым. Я чётко проговорила, что щедро награжу за такую простую информацию, как адрес новой хозяйки Кая. Две строчки текста за весьма приличную сумму. Но он цедил через зубы что-то о своих профессиональных обязанностях, а потом и вовсе бросил: "Мы с вами просто не поняли друг друга, дамочка. Простите за беспокойство", и поспешно вернулся обратно в контору.
   Что это было? Деньги, значит, его не интересовали? А что интересовало? Секс? Его госпожа использует его только для работы с бумагами? Он хотел, чтобы я позвала его с нами в гостиницу и там отымела чем-нибудь крупным? Чужого зверька? Когда все советы приезжающим просто кишат предупреждениями, не брать для игр чужих мужчин на этой планете! Даже больше: обходиться исключительно профессиональными услугами местных, обязательно крупных, проверенных борделей. Обвинения в изнасиловании, издевательствах, пытках местные власти вешают на Венговских женщин с каким-то маниакальным упорством за самые невинные игры. Да и вообще... даже при общей аккуратности и, кажется, молодости, выглядел этот экземпляр совсем не соблазнительно. Бррр!
   Планшет пиликнул, сообщая, что такси прибудет через десять минут. Матерь Всего Сущего, еще целых десять минут на морозе! Я ненавижу эту планету!
   Пока ждали машину, Ойлейн мужественно замерзал, а я, забыв про холод, потихоньку, кажется, приходила в отчаяние. Еще вчера я пыталась найти в сети агентство по продаже рабов "Врата любви", но то ли госпожа Стьюдайр ошиблась, то ли намеренно солгала, но такой конторы на Минедже не существовало. Нотариус была моей единственной зацепкой, а теперь вот нет и ее. И что?!
   Такси прибыло через восемь минут. Этакое маленькое утешение в конце неудачного дня. Здесь это единственный адресный транспорт, и то не автоматический, как аэрошки на Венге, а с водителем - зверьком. В машине было тепло, и я сразу поняла, что готова ехать куда и сколько угодно, лишь бы подольше не выходить обратно на мороз. Прикрыла глаза. До чего же я устала! Завтра на свежую голову нужно будет искать новые обходные пути к базе нотариуса или попытаться все-таки уговорить ее помощника. Или... Все, не могу больше думать! Я подумаю об этом завтра.
  
   Глава 8. Правила
      -- Гейда
   - Эй, дамочка, слышите! Приехали, говорю.
   Я очнулась от голоса водителя такси. Похоже, задремала по дороге. Только почему меня будит какой-то зверек, а не муж? Это его прямая обязанность. Глянула на Ойлейна и обомлела: спит. Это что еще за новости?
   - Ойлейн!
   Не реагирует. Пришлось хорошенько потрясти его за плечо. Муж поднял слипшиеся веки и непонимающе уставился на меня какими-то мутными красными глазами. Хотя уже через секунду сообразил, где находится и, на ходу бормоча извинения, бросился открывать мне дверь.
   Вообще, я планировала отправить Ойлейна в магазин за продуктами. Полагаться на местную кулинарию совсем не хотелось. Вдруг её придумывал тот же безумец, что и метро. А Ойлейн может за двадцать минут приготовить именно то, что я люблю. Но сейчас, глядя, как муж как-то совсем ссутулился в ожидании заселения, опять поставив сумки на пол, я сильно засомневалась в успехе предприятия. Черт, наверное, можно один раз и заказать еду. Или сходить куда-нибудь.
   Обстановка нашего гостиничного номера оказалась более чем скромной. Одна большая комната в сине-бежевых тонах, визуально поделенная на зоны. Двуспальная кровать, пара кресел, очень миниатюрная кухня за барной стойкой, где немаленькому Ойлейну и повернуться-то будет негде. Безликая убогая обстановка, не сравнить с Венгой. У нас принято использовать в дизайне теплые светлые цвета, мягкие округлые линии, обилие уютных тканей, объемные подушки, пушистые ковры. Здесь же... как в казарме, честное слово.
   - Что же, - резюмировала я, оглядевшись, - по крайней мере, здесь тепло. Ойлейн, ты чего там застрял?
   Я обернулась к мужу, да так и застыла с открытым ртом. Ойлейн привалился к входной двери и медленно сползал вниз. Глаза его подозрительно закатились, что, явно, означало, что он теряет сознание.
   - Не смей!!! Слышишь?!
   На мои окрики он не реагировал. Я бросилась к мужу и, что есть силы, потрясла за плечи, пытаясь привести в чувство. Тот же эффект! Чёрт! Если он сейчас здесь упадет, я не только его до кровати не дотащу, но даже из номера не смогу выйти, чтобы позвать на помощь. Я принялась ещё активнее тормошить мужа. Через минуты три Ойлейн всё-таки разлепил веки и посмотрел на меня каким-то полу-осмысленным взором.
   - Госпожа... я сейчас... - прошептал он еле слышно.
   - Ойлейн, встань. Сию же секунду вставай на ноги! Ты должен дойти до кровати. Не спать!
   Матерь Всего Сущего, какой же он тяжёлый! Чёрт, да он весь горит! На лбу выступила испарина, губы пересохли. Я подпирала его с одной стороны, второй рукой он держался за стену. Чемодан тут еще мешается, зараза! Когда Ойлейн тяжело рухнул на постель, я, на ощупь, нашарила кресло и опустилась в него. Уф! Проблема с дверью решена. Остальное? Видимо, нужен доктор. Вот нашёл время болеть! Где я тут найду доктора, вызывающего доверие?
   Чёрт... Да еще и единственная ниточка к Каю, считай, потеряна. Понятия не имею, как из этого нотариуса выцарапать информацию. С какой ещё стороны к ней можно подойти?
   Кай... перед глазами, словно живая, всплыла картинка из детства: красивым отточенным движением Кай скидывает рубашку, за ней падают на пол брюки. Он поднимает руки вверх, сводит их над головой и подается вперед. Словно в замедленной съемке идеальное тело падает с бортика и почти без брызг входит в воду. Четыре мощных, сильных гребка - и Кай уже на другом конце бассейна. Выныривает из-под воды, шумно вдыхает воздух и тут же погружается опять, чтобы сделать следующие четыре гребка, от которых сверкающие капли воды веером разлетаются по всей поверхности бассейна. А я - двенадцатилетняя девчонка - прячусь за широкими листьями туаминской пальмы. Он уже не зовёт меня, как раньше, вместе купаться. Я уже большая. Я уже должна учиться вести себя, как полагается госпоже. И я назло всем подглядываю за ним с пальмы, завороженная, не могу оторвать глаз, не могу даже вдохнуть и выдохнуть, и прихожу в себя, лишь когда, едва не свалившись, ломаю несколько листьев и выдаю свое присутствие. Тогда я спрыгиваю на землю и бегу, несусь изо всех сил куда подальше, и мне весело, и лишь совсем немного стыдно...
   Я тряхнула головой, отгоняя наваждение! Конец? Ну нет! Не затем я уже столько всего вытерпела. Просто надо найти чёрный ход. Но сначала решить проблему с Ойлейном.
   Муж, как упал на кровать, так и лежал, не двигаясь. Наверное, отключился. Нужно его раздеть, а то сварится заживо. Придется самой, просить о помощи некого. Вот в такие моменты понимаешь, что мужчин при госпоже должно быть, как минимум, двое. Да, вот Кай бы его сейчас легко перевернул, не то что я. Громадные зимние ботинки - в один обе мои ноги поместятся - я сняла легко. А что делать с курткой? Оставлять никак нельзя. С трудом ворочая неподъемное тело, стянула с Ойлейна всю одежду. Уф! Укрыла простыней.
   Без сил опустилась обратно в кресло. А я-то, наивная, по дороге сюда мечтала отдохнуть. Теперь вообще сил нет, словно целое поле картопейцы окучила вручную. А ведь ещё нужен врач. Это же серьёзно, когда мужчина, ну вообще, никак не реагирует.
   Поискала в сети адрес врача, которого можно вызвать в гостиницу, но быстро поняла, какое это бесполезное занятие. Какой-то абсолютный бардак в информации. Ну что за планета, все не для людей! Посмотрела на мужа. Он лежал на спине, мелко прерывисто дыша. Его трясло. Лицо все мокрое от пота и белое, как мел, волосы слиплись. Нет, без врача здесь точно не обойтись.
   То ли дело на Венге: при каждом доме есть свой доктор, а в тяжелых случаях звонишь в центральный кол-центр, оттуда присылают специалиста. И все, не надо ломать голову и никого искать по всему городу. Здесь же, похоже, можно только по знакомству выведать имя хорошего врача. По знакомству? А что, если...
   Позвонила администратору, спросить совета, ведь Ойлейн наверняка не первый больной в этой гостинице. К счастью, девушка довольно оперативно сообщила мне номер ближайшей клиники, с которой у отеля заключен договор, поэтому цены за вызов умеренные. Уф!
   Доктор пришел ровно через тридцать минут, точно, как мне и сказали при вызове, я ведь уже морально готовилась к очередной подлянке. Низкорослый, худощавый, очень энергичный такой старик, больше всего напоминающий юркую шушерку. Возраст спеца меня поразил, на вид ему было лет двести, не меньше. Я и не подозревала, что мужчины столько живут. У нас даже самые ценные спецы едва ли доживают до шестидесяти, а тут... Хотя было в нем что-то такое, располагающее. Даже странно.
   - Танайский вирус, - подтвердил мои худшие подозрения врач. - Был контакт с больными в последние три дня?
   - Был, - растеряно подтвердила я. Сама недавно валялась в точно таком же беспамятстве. - Но Ойлейн очень крепкий, он и не болел-то никогда.
   Доктор развел руками.
   - Что вы хотите? Межпланетный перелет отнимает много сил. Прибавьте сюда акклиматизацию и местный холод. Жители теплых планет его всегда тяжело переносят. Возможно, дома ваш супруг даже и не заметил бы этот вирус. А тут организм дал сбой.
   Старик достал из чемоданчика шприц и ампулу, сноровисто набрал лекарство.
   - Жаропонижающее, - пояснил он. - Должно хватить на пару часов, а потом дадите сироп.
   Он ловко сделал укол, после чего присел за стол и стал выписывать рецепт.
   - Лихорадка продлится сутки, хотя рекомендую после этого еще пару дней посидеть дома, во избежание осложнений. Давайте обильное питье и жаропонижающее.
   Спец смотрел доброжелательно, теплыми серыми глазами. Но без должного уважения, как на маленькую девочку.
   - Сутки... так долго, - пробормотала я.
   - Ох уж эти путешественники, - вздохнул доктор, - вечно куда-то спешат. Могу порекомендовать одно средство. Новейшая разработка, только недавно появилась в продаже, - он записал название. - Одна инъекция, и к утру ваш супруг будет как новенький. Но сразу скажу: удовольствие не из дешевых.
   Он протянул мне листок с рецептом. А потом еще один - счет за услуги.
   - Вы сказали: инъекция? Кто сделает укол?
   - О, там специальная упаковка для самостоятельного введения лекарства. Оно уже в шприце. С легкого размаху втыкаете иглу вот сюда, - он немного повернул Ойлейна и нарисовал ручкой кружок в верхней части его ягодицы. Я даже слегка опешила от такого вольного обращения с пациентом. - И медленно давите на поршень. Уверяю вас, ничего сложного. - Заметив мой угрюмый взгляд, добавил: - Конечно, я могу вам помочь, но это не входит в стоимость визита.
   - Я справлюсь.
   Вздохнув, достала карточку. Средства на непредвиденные расходы у меня имелись, но я совсем не ожидала, что эти расходы возникнут в первый же день. Если и дальше так пойдет, мне придется залезть в неприкосновенные запасы, отложенные на выкуп Кая и покупку квартиры, а этого допустить никак нельзя. Ведь тогда конец всем моим планам. Замкнутый круг.
   - Ничего, - бодро вещал доктор, пока я расплачивалась, - поправится. Когда придет в себя, сварите ему куриный бульончик. Для вашего супруга это сейчас самая лучшая еда. Овощи на пару хорошо. Никаких фруктов! И много-много питья.
   - Сварить бульон? - не смогла сдержать удивления.
   Я? Сварить? Или он решил, что у меня тут ещё где-то рабы прячутся? Или совсем из ума выжил? Это же надо до такого додуматься! Все понимаю: другая планета и культура, но где это видано, чтобы женщина готовила еду рабам?
   - Да, понимаю, в гостиничных условиях не слишком комфортно выхаживать больного, - неверно истолковал мое удивление странный доктор. - Хотя, знаете что? Тут за углом есть небольшая забегаловка, ее держат мигранты с Остиона. Не самое респектабельное место, должен признать, но куриную лапшу там готовят отменно. Пальчики оближешь. Зайдите к ним к открытию - бульона лучше вы не найдёте.
   Доктор откланялся и ушёл. А я без сил рухнула в кресло. Матерь Всего Сущего, дай мне сил выдержать этот сумасшедший дом! Так!
   Муж все так же лежал на кровати, укол доктора начинал действовать, и Ойлейн дышал уже намного спокойнее. Кажется, мучительное забытье перешло в спокойный сон. Это хорошо. Я вздохнула. Что же делать? Купить новое чудо-лекарство очень заманчиво, но стоит оно, наверное, целое состояние. Что терять: время или деньги? За лишний день в гостинице тоже ведь придется платить. Я устало растерла виски. Ладно, в аптеке узнаю, что почем, и тогда решу.
   На кухне нашлась пачка чая, наверное, предыдущие жильцы оставили, или это такой бонус от отеля. Не важно, главное, что можно выпить хотя бы чашку горячего напитка. Лучше подошел бы травяной сбор, но где его возьмешь? Я сидела на стуле и бездумно смотрела, как над чашкой поднимаются, заворачиваются спиральками и тают в воздухе язычки пара, вдыхала густой аромат, наполняясь его силой.
   Почему все так происходит? Словно какие-то силы мешают мне добраться до Кая. Никогда не страдала суевериями, но сейчас невольно начала сомневаться. Да, сорвалась я в эту поездку крайне поспешно, но я же подготовилась. И решимости мне не занимать. Так чего я не учла?
   Запиликал коммуникатор.
   Я дернулась и тут же внутренне сжалась. Нет, не сейчас, пожалуйста! Нутром чувствовала: звонит матушка, и сейчас она будет высказывать мне все, что думает обо мне и моем отъезде, не согласованном с ней лично, грозиться содрать шкуру с Ойлейна за то, что не доложил заранее, и т.д. И остановить этот поток будет невозможно до тех пор, пока матушка не выдохнется и в раздражении не нажмет отбой.
   Не отвечать нельзя, будет только хуже. Скорее же, нужно срочно принять вызов и первой, обязательно бодро и радостно, вывалить на матушку свои восторги по поводу потрясающего приключения. Лучший способ защиты - это нападение, верно? Только где взять силы?
   Я не успела на какую-то долю мгновения. Матушка перехватила инициативу и минут десять эмоционально, прочувствовано, как только она может, выворачивала мне душу и мозг на тему "неблагодарной безмозглой эгоистичной кундейки, совершенно не думающей о матери". Из ее тирады о разрывающемся сердце и снедающей душу тревоге я поняла одно: матушка поверила в версию, которую я выложила Старшей, но подозревает подвох и сейчас хочет выпытать подробности.
   Мне было немного стыдно, ведь она, в самом деле, беспокоится обо мне. И обманывать ее было как-то гадко, что я сама себе казалась в этот момент самой подлой и ужасной дочерью на свете. Но если не обманывать, придется отказаться от своей мечты, от всего, к чему так долго и упорно шла, сдаться, признать поражение, вернуться с позором на Венгу и сидеть, тихо, как шушерка, каждый свой шаг согласовывая со старшими.
   Отказаться от самой себя. Нужно ли мне это? Согласна ли я?
   Я еще не успела для себя ответить на этот вопрос, как матушка сделала паузу, и я тут же вклинилась, перехватывая инициативу. С энтузиазмом и неподдельной радостью в голосе я уверяла ее в полной своей безопасности, в том, как счастлива оказаться на такой другой планете, какая тут удивительная архитектура. Последнее, кстати, было абсолютно искренним, и, наверное, именно поэтому мама поверила.
   - Даю тебе четыре дня. Вполне достаточно, чтобы там всё посмотреть и вернуться в спокойный безопасный мир. Если не вернешься сама, приеду на Минеджу и лично верну тебя домой. И тогда ты у меня год будешь под замком сидеть. А Ойлейна твоего в бордель отправлю, так и знай, - заявила напоследок матушка и отключилась.
   Я сложила руки на столе и уронила на них голову. Четыре дня. Она понятия не имеет, сколько времени нужно, чтобы собрать информацию для диплома! И убеждать бесполезно. Хотя... четыре дня - это тоже время. Только... у меня не осталось никаких зацепок, и Ойлейн лежит больной. Проклятый вирус уже второй раз пытается меня остановить.
   Я резко подняла голову. Вот и сделан выбор. Раз времени у меня нет, то буду терять деньги. Схватила куртку и выбежала из номера.
   Аптека находилась напротив отеля, так что далеко идти не пришлось. Чудо-лекарство по цене оказалось сопоставимо со стоимостью захудалого раба, но я расплатилась не дрогнувшей рукой. В голове мелькнула забавная мысль: вот оно, мое время, в маленькой зеленой упаковке с красными полосками.
   По совету доктора зашла в забегаловку, купила две порции куриной лапши. При одной мысли о еде все внутренности противно сжимались, но придется себя заставить. Не дело еще и самой свалиться с истощением. Заодно в ночном магазине приобрела йогуртов и фруктов на завтрак - должна же я чем-то питаться, пока Ойлейн болеет.
   Сделать укол, и в самом деле, оказалось не сложно. Через силу поела сама. На этом моя кипучая деятельность закончилась, надо ложиться спать.
   Как спать? А, собственно, где? Кровать-то одна, и почти всю ее занимает Ойлейн. Больной и потный. И ведь номер не поменяешь. За всеми хлопотами я об этом не подумала, а теперь поздно.
   Попыталась устроиться спать в кресле. Повертелась немного. Сон совсем не шел. Несмотря на усталость, в голову толпами лезли мысли о Минедже, матушке, Кае. Что, если я не найду его? Или он так понравится новой хозяйке, что она не захочет его продавать? Об этом я, пожалуй, думать не буду, а то точно не усну.
   Вспомнился странный доктор. Действительно странный, он почему-то совершенно не вызывал отвращения, хотя, если разобраться, все в нем было неправильным. И внешность, и поведение, и манера держаться. А главное, возраст! И ведь несмотря на него, он до сих пор приносит пользу - лечит мужчин. Наверное, это даже правильно.
   Сон совсем не шел. Что за гадство! Села , растерла виски. Надо как-то успокоиться, выйти на свежий воздух, проветриться. Хотя нет, мне на сегодня морозов вполне хватило. Лучше пойти в бар внизу, пропустить какой-нибудь коктейль, должно помочь расслабиться.
   Накинув куртку, я неслышно вышла из номера.
      -- Кэрол
   Заставив себя, наконец, покинуть комнату Кая, я вытащила телефон:
   - Друг Бэрил, подежурь за меня до обеда. Я хоть парню базу покажу. А то вчера с буром провозились, ничего не успела.
   Старый полярный медведь хмыкнул в трубку.
   - Развлекайся, кэп.
   Настроение у меня было солнечное, весеннее такое, когда знаешь, что можешь всё, и это всё обязательно получится, как надо. Впрыгнув в джинсы и свитер, я вернулась в гостиную. Кай уже ждал. Снова на коленях. Хотя... ну вот чего я придираюсь!? Чем лично мне мешает, что он на коленях стоит?! Я оглядела парня:
   - Ты не замёрзнешь?
   На нём опять была тонкая рубашка, да ещё и застёгнутая буквально на пару пуговиц, и джинсы на бёдрах.
   - Столовая в другом корпусе находится. Сюда ребята только обед приносят. Хоть кофту надень.
  
   Парень метнулся в свою комнату, я шагнула за ним и встала в дверях:
   - Давай, я тебе пока расскажу немного о правилах в моём доме и, вообще, в посёлке. Если что-то забуду, задавай вопросы. Значит так: в этом доме, кроме меня, живут ещё три семьи. Мой старший механик Поль со своей женой Рейчел и двумя сыновьями, мой технолог Роберт со своей женой Дорой и мой химик Марта, ты её точно видел, она нас встречала. Её мужа зовут Стефан. Думаю, часть народа ты уже встречал вчера на обеде. Я просила Рейчел покормить тебя. Живём мы тут дружно, одной семьёй, можно сказать. Но и в личную жизнь друг друга не лезем. Надеюсь, ты тоже будешь вести себя вежливо и ни с кем не конфликтовать.
   Кай натянул свитер.
   - По посёлку можешь передвигаться свободно, если хочешь. Естественно, нельзя без приглашения заходить в чужие квартиры. Это, я думаю, ты и сам понимаешь. Ну, и на шахту без меня, без особой надобности, тоже не лезь. Там механизмов полно, для незнающих очень опасных.
   Так что ещё? Я постаралась вспомнить самые испугавшие меня пункты инструкции, одновременно показывая парню жестом следовать за мной:
   - А ещё! В нашем обществе вообще и очень серьёзно запрещены всякие сексуальные контакты с несовершеннолетними. До восемнадцати лет ни-ни. Можно попасть в тюрьму просто за то, что погладил подростка в интимных местах. Понял меня? Это очень серьёзное табу! По поводу взрослого народа на базе... Верность ты мне не обещал, но честно говорю, я очень плохо отреагирую, если узнаю, что ты путаешься... - тьфу, мне там советовали без иносказаний говорить - ...занимаешься сексом с другой женщиной. С мужчиной, наверное, тоже не обрадуюсь... Хотя... главное, короче, без насилия. Бить никого нельзя! Всё должно быть мирно. Если кулаки чешутся, вон с мужиками в спортзал. Они там периодически устраивают реслинг.
   Кай всем своим видом показывал, что внимательно меня слушает и периодически вставлял: "Да, госпожа". Мы вышли из квартиры:
   - Кстати, в этой гостиной у нас 3D экран. Вон, на всю стену. Фильмы лучше на нём смотреть. Только порнуху тут не крути. Мальчикам Поля рановато пока такое смотреть. А они тут всё время крутятся. Ну и вообще, если Рейчел скажет, что при мальчишках такое нельзя - значит, смотреть только у нас в гостиной. Там экран простенький конечно, но тоже не самое старьё.
  
   Перед выходом на улицу Кай опять закутался по самые уши. Утро было серое. Снег искрился, лёгкий морозец бодрил.
   - Тут ориентироваться легко. Большое здание - это центральный корпус, от него направо наш дом, налево мужики. Три тропинки, дальше сугробы, плутать негде!
   Я бодро вышагивала по тропинке:
   - В центральном корпусе, кроме столовой, у нас находятся спорт комплекс и медблок. Я обычно занимаюсь днём, после сброса второй фракции. Ты можешь со мной, можешь сам, когда хочешь. Полагаю, разберёшься там со всем. Сегодня, после завтрака, заглянем к доку, по инструкциям всем вновь прибывшим полагается. И, кстати, бритву у него попроси, я как-то забыла, и персонал магазина не подсуетился.
   Я усмехнулась. Мой парень имеет разлагающее влияние на женскую работоспособность. Персонал магазина, кажется, вообще, забыл о своих рабочих обязанностях.
   Мы вошли в здание. По ходу показывая, где здесь что находится, я провела Кая в столовую. Там уже были Роберт с Дорой и "медведи" (Так, за немытость и небритость, у нас прозвали троих мужиков-операторов) Видимо, из-за вчерашнего ремонта, сегодня они все попали в одну смену.
   Роберт присутствие Кая игнорировал, в остальном вёл себя сдержанно. Дора изобразила на лице улыбку, открыто ссориться со мной она побаивалась. Медведи отсалютовали ложками вполне доброжелательно. Или они опять пили полночи и пытаются это скрыть, что скорее всего, или им просто плевать на то, что я тут вытворяю и кого привожу.
   Из-за буфетной стойки появилась крупная фигура Агнес. Предложив нам определяться с составом завтрака, она некоторое время медленно и плотоядно разглядывала Кая. Я усмехнулась, ну, по крайней мере, с таким отношением она вряд ли будет к нему придираться.
   Расположившись за столом и, кажется, уже достаточно объяснив всё о незамысловатом быте базы, я, наконец, обратилась к еде, параллельно попытавшись перевести разговор на большее подобие диалога:
   - Кай, а ты, вообще, как отдыхаешь обычно? Чем занимаешься?
  
      -- Кай
   Я просто старался ничего не анализировать пока. "Привести себя в порядок и идти с госпожой на завтрак".
   На душ времени не было, пришлось в ударном темпе обтирать тело влажным полотенцем и лишь пару раз пройтись щеткой по зубам, чтобы изо рта не пахло. Утром, на голодный желудок - чисть, не чисть - все равно приятного запаха не добьешься. Но хоть так. И вообще, не понимаю я свою госпожу. Целовать раба... от воспоминаний уже сворачивало крышу... да еще и с утра, когда не проведены все гигиенические процедуры, неужели ей не противно?! А... а уж трогать член голыми руками... Всё, всё, не думать об этом, не анализировать! Тут другие правила!
   Я заглянул в зеркало. Ну и вид у меня... Как она... Не анализировать! Быстро уложить волосы, придав им естественный вид. Холодная вода за отсутствием тоника... Как я мог в первый же день проспать её пробуждение!? Тля!
   Труднее всего было исправить выражение лица, уж больно ошарашенный и какой-то чересчур довольный взгляд был у моего отражения. Любая женщина, увидев такую мину у раба, тут же пожелает его как-нибудь построже окоротить. Это любому мальку понятно! Выдохнуть, попытаться успокоиться... И не анализировать!
   Голос госпожи уже перестал доноситься из-за стены, она может войти в любую минуту. Тля! Пахну, конечно, не цветами, но хоть уже не потом, и то хлеб.
   Я в спешке перерывал свой шкаф, пытаясь найти что-то более-менее приличное для утренней трапезы. Матерь Сущего... В итоге, надел ту же комбинацию, что и вчера. Только немного отличающуюся цветом. Всё остальное... я не знаю, как это можно носить! Всё! Галопом в гостиную и в стандартную позу на ковер.
   Вовремя! Дверь открылась буквально через пару мгновений. Колени от резкого приземления немного побаливали, от этого даже повеяло некоторой ностальгией по моей молодости. Такое ощущение, что с этой госпожой, я сбросил, как минимум, десяток лет. Веду себя как малек, у которого кровь кипит и шило в одном месте. Также много суечусь, трясусь и ничего не понимаю.
   Новых правил было много. И практически все поражали своей необычностью. "Все живут одной семьёй, так что веди себя вежливо" - единственное, что полностью укладывалось в моё мировоззрение. Большой дом, где живет практически одна семья, пусть и между ними нет настоящей родственной связи, но это мелочи. Всё, как на Венге. Естественно, так как я здесь недавно, лучше не высовываться и не нарываться. Тем более что из объяснений госпожи понятно, что все те мужчины являются официальными мужьями. На несколько секунд меня одолела дикая зависть и обида. Ведь все встречные мной были далеко не красавцы, да и покорностью не отличались. Но они - мужья, им не нужно так трястись за собственную жизнь. А если еще и отцы наследниц - так вообще, спокойная старость обеспечена. Меня же взяли просто наложником. И в мужья мне уже точно не светит, с таким возрастом и родословной. Так что положение моё тут - в последнем ряду.
   Следующее правило - "по поселению передвигаться свободно, но без приглашения в чужие квартиры не заходить. В шахту тоже нельзя" - я тоже вроде понял. По дому и саду ходить можно, но нельзя по чужим комнатам. А шахта... а что такое шахта? Это что-то вроде комнаты для наказаний, раз там много опасных механизмов? Или подобие гаража? Уже было хотел открыть рот и спросить, всё-таки лучше уточнять заранее, но госпожа, видимо, увлеклась, а я не стал прерывать.
   Затем - "табу на несовершеннолетних, аж до восемнадцати лет" уже привычно выбило меня из колеи... несколько раз. Как же их мужчины учатся, если до восемнадцати ничего нельзя? Неужели к хозяйкам они попадают совсем невинными? Жестоко. Я бы не смог до восемнадцати терпеть, когда с четырнадцать уже всё стоит. А тут даже гладить нельзя... так же, вообще, импотентом стать можно. Но, нельзя - так нельзя! Не анализировать. Надеюсь, бедняги хотя бы теорию получают... или сами себя удовлетворяют.
   А то, что и "с совершеннолетними тоже не особо что-то можно", полностью уверило меня в том, что как раз самоудовлетворение тут занимает первое место. Госпожа редко когда разрешает разрядку, а тут даже пар скинуть не с кем будет. Конечно, госпожа сказала об этом расплывчато, но уж смотреть правде в глаза я умею. Так что о приятном времяпрепровождении без напряга можно смело забыть. Теперь только лишь полные нервоза игры с госпожой - усмехнулся я про себя. А уж с такой госпожой можно и инфаркт на старости лет заработать.
   Единственное светлое пятно - тут есть спортзал, хоть помутузить грушу можно, и то хорошо. Плохая замена привычной разрядке, но уже что-то. Я уже неделю, кажется, в качалке не был, так недолго и форму совсем потерять. И заметка - спросить у "мужиков", что такое реслинг. Я, конечно, догадываюсь, что это какая-то разрешённая драка, но чуйка говорит, что там тоже есть "другие правила". И от гаремных драк за иерархию это может сильно отличаться. Мыслей было много - но я старался, чтобы ни одна не отразилась на моём лице. Госпоже о моих сомнениях, недоумениях и недовольствах знать не нужно. Повинуясь жесту, вышел за госпожой из её личных комнат, где лекция продолжилась. Только сейчас было немного неудобно, все-таки сидеть привычней.
   Следующее правило я не понял совсем - "фильмы смотри здесь, на экране, только мальчикам порнуху не показывай". Получается, существуют некоторые ограничения в... жанрах? А ещё нельзя смотреть всё то, что скажет не смотреть госпожа Рейчел. После таких указаний я к этому головизору точно не приближусь. Вдруг нечаянно не то включу, а с моим везением так и будет. Да, и одно дело фильмотека в гареме, а другое в общем зале, где то и дело женщины ходят.
   Не останавливаясь в гостиной, госпожа спустилась на первый этаж и выпорхнула на улицу, лишь накидывая короткую курточку. Подхватив с вешалки свою, я поспешил следом, застегиваясь как можно быстрее. Улица радостно встретила нас снегом по щиколотку на дорожке и двухметровыми сугробами по краям. Дорожку, явно, чистили с утра, но как-то халтурно, что ли. На Венге за такую работу малькам бы уши отодрали и были бы правы. Солнце обманчиво ярко светило откуда-то сбоку, отражаясь от снега вокруг и слепя глаза, но не давало ни лучика тепла. Брр, неужели ей не холодно? Одета она, примерно, в то же самое, что и я, только другого покроя. Мысль об одинаковости одежды даже на некоторое время заставила меня забыть о стуже, но голос госпожи быстро отвлек.
   Так, там, получается, дом старшей госпожи, там гарем, а в моём доме, видимо, родственники живут, не самые близкие. Про себя немного иронично усмехнулся, как был дааааальним родственником, так и остался. Только теперь в совсем ином мире. И судя по тому, что поселили рядом с госпожой, а не в гареме, то, получается, я - её единственный личный наложник? Причем, судя по всяким непониманиям и отсутствию всяческих так нужных рабу вещей, вообще, первый. Да ладно, в таком возрасте она должна была уже десяток личных поменять. Да и кто берет в любимчики тридцатилетку? Разве что совсем уже дамы в возрасте, и то совсем не для гаремных забав.
   Мы вошли в то здание, что госпожа назвала "главным домом". Если честно, ожидал чего-то более... торжественного, что ли. Но холл был лишь обычным залом, с местами пошарпанным полом из странного серого материала и с этими их любимыми огромными окнами, гардеробной и кучей дверей и лестниц в разные стороны. М-да, здешнюю Старшую госпожу, явно, не интересуют элегантность и первое впечатление гостей. За одной из дверей располагался большой спортзал, с множеством различных тренажеров и квадратным рингом в правом углу. С одной стороны было зеркало на всю стену, с другой стояли полки с гантелями разного веса. Некоторые тренажеры были незнакомы, но, думаю, принцип я быстро пойму. Я, конечно, надеялся, что он будет в гареме, тогда я бы хоть смог разузнать обстановку у остальных мужчин.
   За следующей дверью обнаружился бассейн, глубокий и такой же необычный, как и все на этой планете. Одна стена помещения была практически полностью покрыта различными вьющимися растениями до самого потолка. Видимо, зелени здесь совсем не хватает, что её высадили в таком месте. Но соглашусь с неизвестными дизайнерами - действительно красиво. Такой маленький кусочек теплого лета.
   - Плавать умеешь? Не утонешь? - поинтересовалась госпожа. Я судорожно закивал головой. - По времени посещений никаких ограничений - хоть сутки напролёт тут сиди. Только говори, куда пошёл, чтобы я не рыскала по всей базе, - разрешение находиться тут действительно радовало. Хотя, конечно, наличие рядом не только мужской, но и женской раздевалки нервировало. Значит, женщины это место тоже посещают, и часто. А это значит, что весь воображаемый мной спокойный отдых может остаться только в воображении.
   - Тут общая комната для всяких торжеств, - продолжилась моя своеобразная экскурсия. Большой зал с множеством стульев и сценой, сейчас закрытой алыми шторами. Чем-то похоже на маленький театр. У нас в гареме тоже такой был, но использовался редко, - дальше там жилые помещения общежития и лазарет. К доку мы после завтрака заглянем, по инструкциям всем вновь прибывшим полагается.
   А вот это настораживает. Умом понимаю, что госпожа хочет проверить здоровье покупки, но волей-неволей начинаешь робеть, а вдруг что не так. Всё-таки не молоденький мальчик уже.
  
   - А вот здесь столовая - огромное помещение с множеством столов и стульев и опять огромным окном, с сугробами за стеклом, покуда хватает взгляда. Подушек для рабов нет, все сидят за столом. Ну, это уже освоенный этап, хотя надежда в душе теплилась.
   - Кэп, доброе утро, - небритый мужчина, примерно моего возраста, протянул руку госпоже. - Я с подозрением покосился на него, что ещё за "Кэп"? Уже не в первый раз слышу, как так называют госпожу. Девочка-малёк тоже использовала это слово. Это что-то вроде детского имени, что ли? С Кэрол мало созвучно. Может, это звание... Вопросов всё больше и больше. Мужчина окинул меня очень самоуверенным оценивающим взглядом, но агрессии не проявил. Хотя презрения в его глазах было предостаточно. Если бы я был дома, то уже бы планировал "романтическое" свидание в полночь. Но здесь вытворять такое - глупо, я уже молчу про прямой приказ госпожи. Так что я стерпел... но запомнил. Госпожа Дора тоже вежливо обозначила приветствие. Всё-таки я ошибся, Старшая госпожа - не она, вряд ли при ней мужчины вели бы себя так раскованно.
   А тем более такие мужчины. Я еле удержался от того, чтобы брезгливо поморщиться. Кто пустил сельскохозяйственных клонов в дом?! Заросшие, словно одичавшие, с прилипшей к одежде грязью. "Медведи", как назвала их госпожа. Как ЭТО, вообще, могло оказаться в здании? Я даже как-то с облегчением вздохнул, когда они меня проигнорировали. Но с моей госпожой вполне дружески поздоровались. И она ответила! Я от удивления на пару секунд уставился на женщину, как на сумасшедшую. Ээээ... не анализировать. Я быстро взял себя в руки.
   - А это - Агнес, наш спаситель в плане пропитания. Агнес, покормишь нас? - Я повернул голову в сторону, указанную госпожой, и пожелал провалиться под землю. Я даже не сразу понял, женщина это или мужчина. Всё-таки женщина, но она была такой... крупной, что боюсь даже представить, какого её мужу. А уж когда эта... всеобъемлющая госпожа начала заинтересованно на меня коситься, я замер сусликом и вовсю посылал своей госпоже мысленные волны с сигналами о спасении. Ну и что, что моя госпожа странная, спасибо тебе, Матерь Всего Сущего, что это именно она. Госпожу Агнес я бы точно не вынес... во всех смыслах! Выносили бы меня, с переломанными костями. И никакая качалка бы не помогла.
   Госпожа Кэрол присела за стол. Я немного помедлил, но все-таки пересилил себя и сел за стол тоже. Раз уж тем... тем... в общем, тем медведям позволено сидеть при госпоже, то мне-то можно и подавно. Хотя сидеть так было даже труднее, чем тогда, за обедом. Всё-таки раньше я ещё не сидел за одним столом со СВОЕЙ госпожой.
   - Ты, вообще, как отдыхаешь обычно? Чем занимаешься? - вопрос застал врасплох. Я чуть было машинально не кивнул, повторив набившее оскомину: "Да, госпожа". Вот пролет бы был. И как же сейчас ответить? Отдыхаю? Может, она имела в виду, чем я могу заниматься в её отсутствие? Почему-то сейчас, глядя на эти горящие любопытством глаза и открытую мимику лица, я чувствовал себя, как перед младшей сестрой. Она, мелкая плутовка, тоже же светясь исследовательским любопытством, игнорируя запреты матери, тети и воспитательниц, лезла с вопросами, желая узнать, что же творится на той, запретной для неё, мужской половине дома, куда её пока не пускают. Здесь, конечно, ситуация совсем другая. И госпожа совсем не та юная вредина, но почему-то этот блеск её глаз упорно напоминал мне Гейду. Что ж, возможно, нужно отвечать в том же стиле, что и тогда, опуская интимные подробности жизни мужчин в гареме.
   - Когда раб не имеет счастья видеть свою госпожу и служить ей, он занимается совершенствованием тех навыков, что предпочитает госпожа. А так же приведением себя и своего тела в порядок, - на секунду подняв взгляд и осознав, что госпоже такого ответа явно не достаточно, я постарался его немного расширить. - В список моих умений входят игра на гитаре, танцы, стихосложение, сервировка стола, приготовление некоторых напитков, разные виды массажа, как эротического так и оздоровительного, а так же те умения, что стандартны для всех наложников на Венге.
   Ну, хоть этого-то хватит? Глаза госпожи говорили, что "нет"...
   - Кай, мне интересно, чем ты любишь заниматься? Какие занятия доставляют именно тебе удовольствие?
   Я даже с некоторой долей отчаяния посмотрел на свою госпожу, имитируя вид побитой собаки. Ну какое госпоже дело!?
   - Моя прошлая госпожа любила лошадей, - опустим, что заботилась она о них сильнее, чем о людях. - И мне... тоже нравилась верховая езда. Один из моих навыков - навык берейтора. Я обучал некоторых лошадей... - сами женщины в моём доме лошадей никогда не объезжали. Достаточно? Нет? - Так же я... мне нравится рыбалка. Но, боюсь, мои навыки совсем не чета вашим...
   Я вспомнил то обилие снастей в комнате. Госпожа, наконец, улыбнулась. Видимо, мне удалось сказать то, что она хотела услышать
  
   Глава 9. Зверь
      -- Гейда
  
   Я сидела в полутемном помещении на высоком стуле перед барной стойкой и бездумно разглядывала пустой бокал из-под коктейля. Играла динамичная музыка, достаточно громко, чтобы отвлекать от грустных мыслей, но не слишком, чтобы мешать разговаривать. Переливались световые панно, на стене без звука работал головизор. Народу в баре было не много. Влюбленная парочка обжималась на танцполе, - мужчина откровенно мял свою госпожу, но ей, явно, нравилось. За дальним концом стойки сидели два габаритных зверька в кожаных куртках с невозможным количеством металлических заклепок, а перед ними высились поистине огромные пивные кружки. Меня должен был бы немного насторожить такой безалаберный подход к алкоголю. Пьяные зверики могут стать очень немаленькой проблемой. Особенно местные, которые и так порядку не обучены. Но... у меня просто не было сил волноваться об этом.
   Мне было не особо уютно здесь. Но и в номер возвращаться не хотелось. Едва ли не впервые в жизни мне некуда было идти. Надо было продумать дальнейший план, но в голове проскальзывали какие-то посторонние мысли и тут же уносились, не задерживаясь, не позволяя сосредоточиться на важном. Тяжелый выдался день, а завтра, скорее всего, будет еще сложнее.
   Мне вспоминался Кай. Как он меня маленькую учил плавать. Старательно удерживал на воде, убеждал попробовать, объяснял, как правильно работать руками, и абсолютно спокойно выслушивал все мои возмущения по поводу того, какой он плохой учитель. Для той меня он был самым лучшим учителем. Ему можно было доверять. Это, вообще, очень редкое качество для мужчины. Но Кай им обладал. И не только им. Он самый-самый лучший... как только мне его найти?
   - Позвольте угостить прекрасную незнакомку.
   Я не сразу сообразила, что низкий мужской голос обращается ко мне. Только через несколько секунд, скорее почувствовала, чем увидела чужой взгляд, и повернула голову. Назвать зверьком сидящего на соседнем стуле мужчину язык не поворачивался. Слишком уверенный, породистый, холеный. Сильный. Не физически - взглядом. Зверь!
   Внешне незнакомец выглядел довольно странно. Уже старик, лет пятьдесят ему было точно. Немногим выше меня, худощавый, жилистый. Густые темные волосы слегка тронуты сединой, тонкие аристократические черты эффектно сочетались с незначительными морщинами, не портя его, а наоборот, придавая ему какой-то особенный инопланетный шарм, как ореол, который исходит от мудрых, обладающих большим жизненным опытом венговских женщин. А глаза! Черные, почти угольные глаза, казалось, сканировали мои внутренности. Но при этом ореол - странное дело - мне не было неприятно. От его взгляда исходило тепло, оно словно цепляло душу и уже не отпускало из своих сетей.
   Я дернула головой, избавляясь от наваждения. Стоп! Неужто я решила очароваться этим стариком? Еще чего не хватало!
   - Благодарю, - хмуро отказалась я и отвернулась.
   Не хочу с ним говорить.
   Он был весь в темном. Темные: костюм, рубашка, галстук. Более точно цвета я не могла различить в полумраке бара. На мгновение сверкнула бриллиантовая запонка на рукаве. Мужчина был словно олицетворением моих темных мыслей. Хотя, наверное, я не справедлива. Меня одолевали беспробудно чёрные мысли, а незнакомец, несмотря на свою мрачность, выглядел невероятно элегантно, даже нарядно, и странно жизнеутверждающе. Я могла бы назвать его шикарным, если бы не нелепость применения этого слова к мужчине такого возраста. Костюм из дорогой ткани сидел, как влитой, явно, его тщательно подгоняли по фигуре. Ботинки, несмотря на уличную слякоть, блестели чистотой. На холеных музыкальных пальцах - печатка, стоимостью в целое состояние. Я знаю, изучала в университете курс ювелирного искусства. На тонком запястье - тяжелые массивные часы, едва видные из-под рукава пиджака.
   Я чувствовала на себе его взгляд. Мужчина молчал и только демонстративно, в упор, смотрел на меня. Я не выдержала и повернулась к нему. Он улыбался - легко, почти незаметно, отчего вокруг черных глаз сильнее обозначились добродушные морщинки.
   - Что? - довольно грубо сказала я.
   Если он минеджец и не знаком с венговскими правилами поведения, это не дает ему права приставать ко мне, да еще так нагло. Он чуть покачал головой.
   - Готов поспорить, у вас есть неразрешимая проблема, - объявил он.
   - И? - я начинала закипать.
   Да что этот престарелый щеголь себе позволяет?
   - Лучший способ решить неразрешимую проблему - это разговор, - он сделал знак бармену. Тот понял его без слов. - Поверьте моему опыту, юная леди. Порой разговоры творят чудеса.
   Манеры и голос незнакомца источали непоколебимую уверенность в себе. И еще спокойствие. Словно рядом с этим человеком не может произойти ничего плохого. Вокруг может рушиться мир, а возле него будет островок полной, абсолютной безопасности. И от этого странного ощущения я вдруг неожиданно для самой себя подумала: почему бы и нет? Знаю, его следует послать подальше и так, чтобы с первого раза понял. Но, может, он действительно сможет отвлечь меня разговором.
   Я криво усмехнулась.
   - И о чем мы будем говорить?
   - Разумеется, обо мне, - огорошил мужчина и широко улыбнулся.
   - У вас здесь так принято? Говорить о мужчинах?
   - Нет. Просто подозреваю, что о себе вы рассказывать откажетесь.
   - Вы очень проницательны.
   Черт, а этот зверь мне нравится.
   Бармен поставил перед нами два бокала, забрал мой пустой. Я подумала немного и решила не отказываться от угощения. Один коктейль провалился, как стакан воды, не вызвав ни малейшего опьянения, а второй заказывать было накладно. Цены на Минедже кусачие.
   Второй коктейль пошел веселее, а после третьего я уже знала, что моего собеседника зовут Чарльз Принс, он владелец крупного строительного бизнеса. Специализируется, в основном, на постройке гостиниц и потому крайне заинтересован в сотрудничестве с самобытным инопланетным дизайнером. Мол, ему нужны новые, не затертые идеи. А мои работы ему очень нравятся. Я точно не могла сказать, когда именно мы стали рассматривать мои проекты в сети, но как-то так оказалось, что очень скоро Чарльз знал обо мне куда больше, чем я о нем. Хотя говорили мы только о нем. Какие коварные на Минедже коктейли.
   А может, все дело в моем собеседнике? Оказывается, континентальные мужчины отличаются от венговских не только в худшую сторону. Подозреваю, правда, что этот Чарльз, на самом деле, является скорее счастливым исключением, нежели правилом, но все же! Это возможно. Раньше я и помыслить не могла, что мужчина может быть таким интересным, умным, независимым и в то же время не раздражающим, тем более в столь немолодом возрасте. Вот, наверное, почему некоторые наши женщины оставляли своих старых мужей. А я-то все удивлялась.
   Возраст. Вот оно, ключевое слово. На Венге тоже сейчас много нововведений по этому поводу. Даже наложников в гаремах перестали усыплять. Везде пропагандируют, что мужчин можно использовать намного дольше. И я тоже согласна, что тридцатилетие не испортит для меня Кая...
   В воображении тут же нарисовался образ вот такого же элегантного, убеленного сединой, но все еще невероятно привлекательного... Ойлейна. Черт, при чем тут мой муж? Я зажмурилась, прогоняя незваное видение и представляя на его месте Кая. Кай отчего-то представляться никак не желал. Не беда, с воображением я легко договорюсь, когда доберусь, наконец, до своей потери.
      -- Кэрол
   - Когда раб не имеет счастья видеть свою госпожу...
   Он как будто просто не понимал, о чем я спрашиваю. Простой вопрос для любого человека в нашем мире... в моём мире, для этого парня был чем-то неподъёмным.
   - Кай, меня интересует, что приятно именно тебе. Что доставляет тебе удовольствие?
   Совсем ошарашенный взгляд и какой-то отчаянный. И судорожные попытки вспомнить-придумать занятия, которые бы понравились мне. Лошади нравились его прошлой хозяйке. О моём увлечении рыбной ловлей он, видимо, узнал, осматривая дом. Я отступила. Действительно, нет смысла наседать на человека, если ему, видимо, в жизни не положено было что-то любить по собственному желанию. Хотя мне очень сложно такое представить!
   - Ну... у тебя будет ещё время освоиться и определиться со своими увлечениями...
   Не в силах продолжать разговор, я замолчала. Кай тоже опустил глаза в тарелку и помалкивал. Затянувшуюся паузу прервал звонок коммуникатора.
   - Я слушаю тебя, друг Берил.
   - Кэп... - голос моего зама был какой-то тихий и пришибленный - я знаю, что ты хотела с этим своим побыть... только тебе лучше самой скинуть фракцию. Что-то я, наверное, не работник на сегодня...
   - Что случилось? Сердце?
   - Не знаю... Милана просто уехала с утра с челноком, на котором Лиз улетела... Обещала мне по почте документы на развод прислать...
   - Вот мерзавка! Ты там слышишь... ты сядь в операторской. Чаю попей. Успокойся. Я сейчас приду.
   Быстро убирая коммуникатор в карман, я оглянулась по сторонам, кинув сначала одному из медведей:
   - Томас, метнись до дока, пусть летит на шахту, там Берила Милана кинула, как бы его не накрыло.
   Потом Каю:
   - Мне срочно на шахту надо. Ты ешь, не торопись, потом к доку заглянешь, как он вернётся. Дальше тут заблудиться трудно, думаю, дорогу найдёшь.
   После этой фразы я уже вылетала на улицу, небрежно набросив куртку. В голове у меня роились матерные слова на вертихвостку Милану и, пожалуй, на Лиз, которая вполне могла бы, если бы захотела, выкинуть эту пигалицу из челнока, и никуда бы она не улетела, пока я лично не отпустила бы.
   Чёрт! Берил, старый полярный медведь сидел в кресле с каким-то совсем траурным лицом со стаканом коньяка в обнимку. И жалко его, конечно, и сам дурак! Ну, это ж надо было поверить, что эта девочка приживётся с ним, стариком, тут, в наших беспросветных снегах!? Да когда он её привёз, вся база говорила, что не сможет она тут жить, не для неё это. Он один верил.
   Я присела рядом:
   - Ты только не раскисай сильно. Сейчас док прибудет, вштырит тебя чем-нибудь на место. Всё нормально будет.
   Север ломает людей. Нет, наверное, рождённые в этих широтах обладают каким-то особым иммунитетом к холоду, ночам по полгода, к пониманию, что до цивилизации сотни километров, и ближайший челнок будет через месяц. Но мы все были уроженцами юга и средней полосы. В нашем веке никто и не осваивает другие климатические зоны для жизни. В такие снега люди едут только работать. На долгие кабальные контракты за большие деньги.
   Берил работал в компании уже восемь лет. Восемь полярных ночей холода! За первые четыре года он поднялся до начальника рудника. А потом север сломил его. Тогда он из-за женщины сбежал с базы. Пытался её вернуть. Был скандал. На него наложили взыскание и перевели ко мне на должность зама.
   Мы дружили и хорошо ладили. Он был стоящим специалистом и, вообще, толковым мужиком, но женщины - его слабое место.
  
   Я дождалась дока, передав ему в руки пострадавшего на любовном фронте, и только потом переключилась на управляющий пульт. Док накормил моего зама успокаивающим, налил следующий стакан коньяка и велел ни в чём себе не отказывать.
   Домой Берил идти отказался. Сказал, что там вся квартира, всё для Миланы куплено, как она хотела. Сидел у меня в узле управления и пытался занять меня и себя разговором:
   - Вот что им, этим женщинам, не хватает?! Мне до конца контракта всего два года осталось... Вот скажи... Хотя, ты не знаешь! Ты, Кэп, мужик, хоть и числишься бабой!
   Я, глазами автоматически отслеживая параметры фракции и привычно выставляя значения ректификационных сит, вроде как этот разговор поддерживала:
   - Вот спасибо, обласкал!
   - Это я уважительно и по-дружески. Не, ну ты подумай, вот какая баба ещё бы раба-шлюху привезла? Тут ты откаблучила, так откаблучила!
   - А вам всем прям завидно?
   Он тихо усмехнулся:
   - Ты бы слышала, как тут вчера после твоего ухода мужики офигевали.
   - Ну, офигение работе не мешает. Если молча, то мне плевать!
   - Вот и я о том же... тебе плевать! Может, всё-таки выпьешь со мной? А то одному как-то...
   Я вздохнула.
   - Если досидишь тут до вечернего сброса, то вот как нагрузку скину до нормы и выпью. Но две максимум! Чисто обмыть твоё освобождение от уз этого брака! А то, смотрю, ты вторую бутылку начал уже.
      -- Кай
   После звонка госпожа пулей унеслась в неизвестном направлении, к счастью, не забыв дать некоторые указания: доесть не спеша и пойти к доктору. По идее, пугать должно было второе, но, если честно, я бы лучше вскочил и побежал к этому лекарю прямо сейчас. Причиной данного желания выступала всё та же госпожа Агнес, не спускавшая с меня глаз с самого начала встречи. А уж когда госпожа Кэрол так спешно удалилась, повариха посчитала это своим шансом, и сейчас этот грузовой аэрокар неспешно продвигался в мою сторону с ещё одной тарелкой еды. Женщина пыталась вилять бедрами, видимо, стараясь выглядеть сексуальной, но в её исполнении это было похоже, скорее, на брачный танец слоногемота. Если бы слоногемоты умели танцевать, конечно... Крейсер имени госпожи Агнес приблизился к моему столу и поставил передо мной тарелку с едой, количеством в два раза больше первоначальной порции.
   - Рейчел рассказала, что тебе очень понравилась моя стряпня, - она расплылась в довольной улыбке, заставляя меня панически вжаться в стул, - ты даже добавки просил.
   Я судорожно кивнул, стараясь смотреть куда угодно, только не на эту женщину.
   - И то верно, - заворковала она низким рокочущим голосом. - Надо есть побольше, тебе много энергии понадобится, в нашем-то холодном климате. - Она пододвинула ко мне поближе принесенную тарелку. - Вот, специально мяска получше выбрала. - Во взгляде женщины проскользнуло что-то такое, что я себя почувствовал праздничной кундейкой, которую специально откармливают на убой. Матерь Всего Сущего!
   - Это ты у нас Кайлийо будешь? - сзади раздался насмешливый мужской голос. - Агнес, разве я тебе не рассказывал, что переедание вредно для здоровья? Не порти мне статистику по базе! Давай, красавчик, заканчивай столоваться, пойдем, решим быстренько, что положено. - Не обращая внимания на изрядную долю сарказма, я еле удержал себя от вздоха облегчения. Матерь Всего Сущего наконец-то меня услышала и послала спасение! Главное, чтобы такое спасение ещё чем похуже не обернулось.
   Чуть повернувшись, но при этом стараясь не спускать взгляда с поварихи, так, на всякий случай, я осмотрел подошедшего со спины мужчину. Если честно, то я впервые увидел в этом доме мужчину, который действительно походил на наложника. И то слишком много вещей выбивалось из образа. Парень, около тридцати, с каштановыми волосами до плеч и немного нагловатыми карими глазами. Так смотрят всеобщие любимчики, уверенные в своём обаянии и неприкасаемости. А уж улыбка одним уголком губ и небольшой прищур глаз создавали ощущение, будто смотришь на кота, съевшего миску сметаны и не получившего за это пинок под зад.
   - Я местный эскулап. Кори, - представился он, протягивая руку, - но все зовут меня просто Док.
   "Постойте-ка... - подумал я, настороженно подавая руку. - И это - ДОКТОР?".
   Я, не веря своим глазам, снова пробежался по нему взглядом, вспоминая наших спецов-докторов, и в душе со вкусом помянул этот сумасшедший мир. В котором мужьями являются мужчины с внешностью спеца, а спецами - с внешностью наложника. Надеюсь, хоть слово "доктор" у нас имеет то же значение, а то не нравится мне его довольная рожа.
   - Что, понравился? - усмехнулся этот... Док. Парень наклонился чуть ниже и прошептал: - Ты тут застыл, потому что желаешь ещё немного пообщаться с нашей феей сковороды и половника? - А?! Вот это удар ниже пояса! Так что, извинившись перед явно расстроенной госпожой Агнес, которая... м-да... уже начала потихоньку подъедать принесенную мне добавку, я посеменил за так называемым доктором.
   Парень, явно, уверенный, что я абсолютно точно последую за ним, за всю дорогу до кабинета даже не обернулся ни разу. Зато, дойдя до двери, он раскрыл её передо мной и, явно, издеваясь, чуть наклонился, склонив голову:
   - Прошу в мою скромную обитель, - а в глазах черти так и пляшут, и скрыть он их даже не пытается. Я незаметно выдохнул, гася в себе раздражение. Почему-то этот тип вызывал его одним своим присутствием. Ещё в коридоре припомнил старый опыт и напустил на лицо привычную маску полного безразличия к происходящему, которая не раз помогала мне раньше в подобных неоднозначных ситуациях. Мало кто станет продолжать провоцировать, когда тебя полностью игнорируют. Поэтому, стараясь не одаривать оппонента даже толикой внимания, я вошел в кабинет. А зря. Звучный хлопок по моей заднице оповестил о том, что вот с этого гада глаз точно нельзя спускать. Резкий разворот, и я чуть не приложил этого врачевателя правой с размаха. Чуть-чуть и...
   Слава Матери, вовремя вспомнились озвученные госпожой правила: "Драки строго запрещены". Ну... а если в корпус? Там он фиг докажет, что я что-то сделал. В гареме тоже драки официально запрещены, но это мало кого смущало. Лично меня не ловили ни разу. Главное ведь, чтобы следов не было, и свидетелей. Остановили мои злобные мысли поднятые вверх, в якобы извиняющемся жесте, руки Дока.
   - Ну, прости, не удержался. У тебя шикарный задний бампер. А при твоем телосложении и осанке, он просто чертовски притягивает. Не стоит карать меня так уж сильно за тягу к прекрасному.
   Тля! Как к мальку! Я и сам прекрасно понимаю, что на данный момент моё положение в этом доме где-то в районе плинтуса, а тут ещё и этот спец старательно об этом напоминает. Спец! Или он настолько незаменим и профессионален, что может позволить себе такое поведение?!
   Док указал мне на привычную кушетку, сам же со спокойным видом, будто я уже согласился его не бить, уселся за стол. Пока он рылся в каких-то бумажках, я старался успокоиться, мельком осматривая кабинет. Кушетка, на которой я расположился, самая обычная. Справа от меня шторка, почему-то ярко фиолетового цвета, да ещё и в горошек, за которой проглядываются вешалка для одежды и стул. Слева весы, ещё какая-то техника, а чуть дальше белый медицинский шкаф, с кучей разноцветных бумажек, небрежно наклеенных на боках. Стол Дока напротив - такая помесь собственно стола, шкафа и головизора. Полки со всякой всячиной будто вырастают из него и тянутся в несколько рядов, практически до потолка. Где-то стоят склянки с лекарствами, где-то побрякушки-сувениры, где-то какие-то бумаги. А на одной, вообще, миниатюрная вазочка с да-а-а-а-вно засушенным шипастым цветком. Рядом с рабочим столом неизвестная машиноподобная конструкция, не вызывающая у меня никаких ассоциаций. Видимо, это что-то сильно медицинское. Ещё несколько его братьев ютятся вразброс по всей комнате. Как финальный штрих ко всей этой своеобразной эстетике на одной из стен плакат с изображением рельефного мужского торса. Он-то тут зачем?!
   - Кайлийо... - хмыкнул док. - Такого странного имени в нашей базе данных ещё не было. - Голос парня отвлек меня от более детального изучения обстановки. - Как по мне, оно очень красивое. Тебе подходит! - Он развернулся ко мне, подмигивая. - Бумаг на тебя, как в армию... Причем последнему заключению медкомиссии меньше месяца. Видимо, перед продажей делали. Так что все, что осталось - это сделать пару прививок. Задницу готовь!
   Мне показалось, что угол кушетки треснул, когда я сжал его рукой. Это госпожа мной может хоть пол вытирать, а из тебя, парень, я отбивную все же сделаю. Лечь под спеца!? Да я лучше наказание получу, а тебе лишние зубы в твоей бл*дской улыбке выбью! Не изменится же твоя работоспособность от нехватки парочки.
   Доктор замер в ожидании, а потом как-то удивлённо добавил:
   - Эй... Только не говори мне, что ты, такой крепкий здоровый мужик, уколов боишься! - Эм, уколов? Вот же ж... Я рвано выдохнул, сбрасывая успевший накопиться адреналин. Тля, я его чуть в лепёшку не размазал за то, что он просто свои обязанности выполняет. А если бы попытался? Матерь Всего Сущего, да он меня бы тут же и усыпил, констатируя какое-нибудь бешенство! Я ведь, получается, без причины бы на него напал, такое никому не прощается! Тем более на квалифицированного спеца! При прямом приказе не драться! Хорошо только, что мою панику этот наглый лекарь истолковал по-другому.
   - Что, совсем жуткие фобии? Ну... если тебе будет легче, можно вколоть в плечо, они у тебя хорошо развиты в плане мышц, так что вполне сгодятся.
   В голосе парня как будто бы читалась забота. Я не стал вникать, молча протянул руку, задирая рукав, всё еще отходя от навалившегося на меня варианта ужасного будущего. Пару уколов совершенно не заметил.
   - Так, ещё мне нужна твоя кровь... просто из пальца, - как-то опасливо всматриваясь в моё лицо, произнес Док. - Хм, не испугаешься? - Ещё одна пауза. Да за кого он меня принимает?! - Ладно, другую руку давай.
   Я протянул Доку вторую руку, но, вместо взятия крови, он как-то заинтересованно начал её рассматривать. Потом усмехнулся:
   - Знаешь, на этой станции ты первый парень с приличными ногтями за все годы моей практики, - он что-то там ещё хмыкнул себе под нос, подхватывая мою кисть и старательно растирая замерзшие пальцы. Снова незаметный укол, и вполне стандартный сбор крови. Разве что, вместо того, чтобы собрать кровь в пробирку, он растер её по белой пластинке и вставил в непонятное сооружение, которое сразу деловито загудело, выполняя только ему известный процесс.
   - Ну вот, теперь подождать немножко надо. Никаких пыток больше не будет, так что расслабься, успокойся и получай удовольствие! - жизнерадостно заявил Док, ещё раз нагло оценивающе пробегая глазами по моему телу. Я уже говорил, что он меня раздражает? Мой страх отошел на второй план, да и проматывать в голове возможные варианты "вбивания уважения" мне ведь никто не запрещал.
   - М-да, не нравится мне что-то твоё выражение лица... - Взаимно Док! - Странный ты, конечно. - Сам такой! - Хотя и чертовски сексуальный. - Парень похлопал меня по плечу. - Жаль только, что не разговорчивый совсем. Ну, привыкнешь.
   В это время машина раздраженно пискнула, мигнула маленькими чёрными символами на панели и выплюнула листок с текстом и баночку.
   - Так, что тут у нас? - Док тщательно всмотрелся в результат. - Здоров, как бык, разве что некоторых витаминов не хватает, ну и стандартный набор северянина. У нас тут света мало, условия жесткие. Болеть категорически не желательно, так что лучше предотвращать все заранее, - баночка полетела ко мне в руки, а парень стал копаться в шкафу, стоящем рядом с кушеткой.
   - Так, вот это и это у нас и так есть по рецепту, но, думаю, надо еще добавить... - бубнил он себе под нос, перебирая медикаменты.
   - В общем, то, что тебе техника прописала - это витамины и иже с ними, их по столовой ложке с утра во время еды принимать надо, - он указал на баночку у меня в руках, - а вот это уже от меня, добавка. Ты у нас парень южный, к другой пище привык, машина этого не учитывает. Так что так будет безопасней. Эту можно так же с утречка, но не критично. Так что в любой прием пищи, как на душу ляжет, главное, не забыть. Понял? - Я кивнул. Хотя прием такого количества лекарств, когда ты вроде здоров, немного обескураживал.
   - Как закончится, придешь ко мне, ещё намешаю. По идее, все эти штуки должны болезнь предотвратить, но если вдруг что, галопом сюда. Здесь нет нормальной больницы, и если чересчур запустишь, придется тебя на материк отправлять! - То есть если заболею, то госпожа меня сразу продаст. Блин, вроде бы я и сам это осознавал, но когда знаешь об этом достоверно, становится намного страшнее. - Так что при малейшем подозрении, приходишь ко мне, и мы срочно приводим тебя в норму. - Я впервые испытал к этому человеку чувство благодарности. - Понял меня, красавчик? - Но он все равно меня раздражает!
   Выйдя из кабинета доктора, я немного растерянно оглянулся по сторонам. Госпожа дала чёткие указания только до этого момента, так что, по идее, сейчас у меня свободное время. Но я обязан быть в комнатах, когда она туда вернется. А точного времени я не знаю. Мало того, я не знаю даже, сколько сейчас-то времени! Позднее утро... ну, примерно. И всё!
   Перед уходом госпожа показала мне спортзал и бассейн, что ж, думаю, часа три у меня всё же есть. Только баночки отнести надо бы. Завтрак уже прошел, но, может, лучше выпить немного? Заболевать, даже зная, что тебя прикроют в случае чего, всё равно не хочется. Завтрак точно ещё не успел перевариться, так что я открыл баночку и слизнул где-то столовую ложку. Вопреки моим ожиданиям, субстанция была безвкусной. Никаких травяных оттенков, как во множестве лекарств Венги. Подумал и, на всякий случай, чтобы уж точно не заболеть, проделал все то же самое и с содержимым второй баночки.
   Шаги, раздавшиеся за дверью медкабинета, напомнили мне о том, что делать подобные вещи посреди коридора, тем более чужого коридора, не желательно. Я шушаркой скользнул за угол и постарался припомнить дорогу до моего нового дома. Нужно отнести баночки, да и переодеться для похода в спортзал не помешало бы. Вроде, разбирая свои вещи, я находил пару свободных штанов и маек из тянущейся ткани. Перед госпожой те темные и не слишком красивые вещи носить не желательно, но вот в спортзал будет самое то. Там ещё какие-то шорты странные были... но в них наверняка будет холодно.
   С такими мыслями я аккуратно пробирался обратной дорогой, на всякий случай избегая любых встреч. Выйдя из здания, буквально на спринтерской скорости, даже не застёгивая куртку, добежал до дома госпожи. В гостиной никого не было, и я без проблем добрался до своей комнаты.
  
  
   Глава 10. Старый друг
  
      -- Кай
   Переодевшись и спрятав баночки, я всё теми же перебежками ринулся до спортзала. Но только в этот раз помещение было далеко не пустым. От неожиданности я застыл в дверях, пытаясь осмыслить дальнейшие действия. По идее, лучше было бы уйти, встречаться с другими мужчинами, пока ничего толком не понял, чревато. Я оценивающе пробежался взглядом по их фигурам. Хм, двое уж точно мне не соперники. Один уже совсем старый, лет сорока - сорока пяти, да и жирком покрылся прилично. Второй, весь какой-то заросший (где-то я его уже видел), хоть и повыше меня будет, но весь какой-то неуклюжий. Передвигается, как слоногемот на выпасе. Третий стоял ко мне спиной и был более-менее в форме. Хотя слабо накачанные мышцы говорили сами за себя - не боец. Тля, был бы на Венге, положил бы одной левой. Но, увы и ах, я всё еще плохо разбираюсь в здешней иерархии, да и госпожа запретила драться. И если сейчас начнется "дележка территории", с таким приказом мне будет не весело. Так что пошел-ка я отсюда.
   Уже закрывая дверь, я вдруг услышал оклик:
   - Кай! - оказывается, третьим, который стоял спиной, был не кто иной, как уже знакомый мне Стефан. И он сейчас подходил ко мне с вполне дружелюбной улыбкой. - Ну, привет, снова. - Я буркнул что-то в ответ и аккуратно покосился на остальных мужчин. Агрессии на их лицах не было видно, только любопытство и немного снисходительности.
   - А я уже думал, ты снова весь день в комнатах просидишь, - усмехнулся парень, - и рад, что ты всё же выбрался из своего добровольного заточения сам. Честно, уже всерьёз думал, как буду тебя оттуда выколупывать, возможно, даже с помощью кэпа. - Хм, госпоже не надо меня... выколупывать... достаточно приказать. Но я лучше помолчу.
   - Что ж, знакомься, это Хэйк, а вон тот, с бородой, Керт. С ним ты в столовой встречался, когда Кэрол тебя на завтрак привела, - Стефан указал сначала на полноватого, потом на заросшего мужчину, а затем подошел чуть поближе и зашептал: - Наш "медведь" душ недавно принял, так что стал вполне цивилизованным индивидуумом... до следующей рабочей смены, - на его лице появилась улыбка во все 32 зуба. После этого снова вернул громкость голоса: - Может, тебе что-то по поводу тренажеров разъяснить? Хотя... - тут его взгляд пробежался по мне сверху до низу, - походу, это ты мне экскурсию должен проводить. С таким-то телом... Ты, наверно, из качалки не вылезаешь? А может, диета какая? Или бады? Протеин? - я только и смог, что отрицательно помотать головой, так как был ошарашен таким напором и количеством вопросов. Тем более вопросов, которые я не понимаю.
   - Я занимался с детства, - нейтрально произнес я.
   - М? И что? Вообще, никаких секретов? Просто занятия... всю жизнь? - как-то расстроенно произнес парень, - Ну во-о-от. А я уже надеялся познать истину и вмиг обрести такое же шикарное тело. А то вон, смотри, - он положил руки себе на живот, - семейным жирком потихоньку заплываю, о рельефе, что был еще до свадьбы, только одни воспоминания и остались.
   На самом деле, всё, конечно, не так просто. Но, не думаю, что Стефану помогут объяснения о генетике. И о том, что женщины Венги еще с самого образования колонии на планете отбирали только самых красивых мужчин для продолжения рода. А так, как одним из самых распространенных критериев отбора, как раз таки и была "рельефность" мускулатуры, то результат был вполне предсказуем. Мышцы располагаются картинно правильно, и для их поддержания необходимо тратить гораздо меньше времени, чем, к примеру, у сельскохозяйственных клонов и некоторых спецов. Но насколько я понял это общество, здесь генетикой не сильно заморачиваются, с такими-то мужьями. Никак не могу понять, по каким критериям они себе их подбирают. Я бы еще понял, если бы идеалы красоты здесь были совершенно другие, но по репликам и реакциям встречных я вполне красив. Но почему тогда их мужчины не обладают теми же параметрами? Может, из-за национальных особенностей ценятся совершенно другие качества? Или, из-за климата, для рождения здоровых потомков, нужны мужчины с определенными генами? Ладно, что в это вникать. Если госпожа изначально взяла меня лишь рабом, то, значит, нужных мужу качеств у меня точно нет.
   В начале, под пристальными взглядами мужчин, заниматься на тренажерах было не слишком комфортно. И ладно бы смотрели открыто, в этом нет ничего непривычного, все-таки госпожи нередко устраивают сессии с подругами, и волей неволей к навязчивым взглядам привыкаешь. Но то, как это делали здешние мужчины, вызывало, с одной стороны, раздражение, с другой - улыбку. Эти якобы незаметные, скользящие взгляды. А уж когда я понял, что они еще и практически повторяют за мной, используя тот же инвентарь и тренажеры - то чуть не рассмеялся в голос. Называется, почувствуй себя мамой-кундейкой с кундюшатами. Интересно, если я сейчас пойду поплавать в бассейн, они тоже за мной гуськом двинутся?
   Как бы то ни было, поведение местных изрядно подняло мне настроение и отвлекло от мрачных мыслей. Тем более что, снимая одежду в раздевалке, я с удовольствием чувствовал, как гудят размятые мышцы, и приятно побаливают связки. Ещё бы грушу помесить, и, вообще, был бы рай. Но почему-то мне подумалось, что мужчины могут посчитать мою тренировку хвастовством, особенно после того диалога. Встряхнув головой, избавляясь от лишних мыслей, практически счастливый, я с разбегу запрыгнул в прохладную воду бассейна.
   Казалось, я не плавал уже вечность. С того момента, как меня купила новая госпожа, прошли хорошо если сутки, но ощущения были такими, будто моральная усталость копилась, как минимум, год. Лёжа спиной на поверхности воды, впервые за прошедшие сутки полностью расслабившись, я рассматривал водные блики на потолке. А ведь... всё не так уж и плохо. Госпожа, конечно, странная, но вроде достаточно добрая. Кормят много и вкусно. Есть тренировочный зал и бассейн. А уж утренние воспоминания так, вообще, попахивают бредом блаженного сумасшедшего. Может, я умер? Тихо уснул в комнате прощания, и это загробная жизнь? Только вот, тяжело разобраться - награда она или наказание. Или Матерь Всего Сущего просто имеет хорошее чувство юмора.
   Со стороны раздевалок послышались топот ног и негромкие голоса. Разморенный водой и размышлениями, я не сразу успел среагировать. А уж когда понял, что быстро приближающиеся звуки шагов доносятся из женской раздевалки, то чуть воды не нахлебался, потеряв расслабленное состояние и уйдя под воду. Несколько секунд ушло на то, чтобы перевернуться и, оттолкнувшись ногами от дна бассейна, вытолкнуть себя на поверхность, отчаянно хватая ртом воздух. Восстановив дыхание и оглядевшись, чуть не ушел под воду снова. На краю бассейна стояли госпожа Дора и госпожа Рейчел, в каком-то странном, аляповатом нижнем белье. Вокруг них наматывали круги двое уже знакомых мне мальков, не обращая внимания на удивленное состояние матери и... ммм... тёти. Спохватившись, я опустил взгляд, лихорадочно вспоминая экскурсию, проведенную госпожой. Вроде, она показывала именно этот бассейн, так что правил я не нарушал. Почему же в глазах женщин такой шок?
   - В... в... возмутительно! - раздался полный гнева голос той, что на обеде была принята мной за Старшую госпожу. - Какое свинство! Вы понимаете, что находитесь в общественном месте?! Сюда дети купаться ходят! Есть же элементарные нормы приличия! Хоть какое-то разумение простых человеческих правил поведения! - каждое слово буквально вбивало гвозди в крышку моего гроба. Не знаю, что я сделал не так, но это, явно, какое-то грубое нарушение правил. Похоже, моя госпожа забыла сообщить о чем-то важном, к примеру, о мужских часах посещения бассейна. Тогда я, действительно, попал.
   - Успокойся, Дора, - в отражении на воде я увидел, как одернула женщину госпожа Рейчел, - мы же смотрели вчера по голонету... у них там совсем дикая культура... он просто не понимает. - Под неожиданно крепким взглядом спутницы, госпожа Дора немного стушевалась, но всё равно поглядывала на меня очень неодобрительно.
   - Кай, у нас принято купаться в бассейне в плавках. Вот, смотри, как на моих сыновьях. Надень такие же в следующий раз, - пояснила мне женщина. Я бросил мимолетный взгляд на мальков, недоумевающе разглядывавших взрослых, отметив на них обтягивающие синие шорты. Вот и прояснилось их назначение. Быстро выскользнув из бассейна и изобразив стандартный поклон, я рванул в раздевалку. Всё, достаточно на сегодня купания!
   Быстро одевшись, я торопливо выскочил из раздевалки и, не сбавляя скорости, бросился в сторону выхода. Так что лишь на улице, когда по голове вдруг шибануло арктическим холодом, понял, что забыл высушить волосы. "Хорошо, хоть полотенцем протер, хотя и не слишком тщательно", - подумал я, на несколько секунд останавливаясь и следя за прозрачной каплей, скатившейся с одного локона и упавшей в снег. Задумчивость мою оборвал порыв ветра, напомнивший, что на улице ну совсем не лето. Пришлось поторопиться... хм, что ж, наверно, стоит уже привыкать называть эти комнаты домом.
   После двадцати минут сушки волос и попыток привести прическу типа "недодутый одуванчик" во что-то более-менее приемлемое, я бросил это гиблое дело. Нет, если бы госпожа сейчас была дома, я бы костьми лег, но привёл все в идеальное состояние. Но сейчас её здесь нет, и у меня, думаю, есть время до вечера. Как раз через пару часов волосы улягутся, тогда продолжу.
   В дверь раздался неожиданный стук, и через пару секунд в комнату вошел уже знакомый мне со столовой муж госпожи Доры. Всё та же высокомерная морда, от которой прямо скулы сводит, и то же презрение в глазах. Госпожа сказала - без драк, и я драться не собираюсь, а то, что меня изнутри грызёт непреодолимое желание послать этого гостя, так это нервное. Да. Нер-р-р-рвное, я сказал.
   - Бритва, - поджав губы, произнес он. Я ненадолго опешил. Что? Видимо, мое лицо всё сказало за меня, так как он уточнил: - Я бритву принес, - протягивая пакет, - и пену с бальзамом. - Ррр, а рожа такая, будто он последнее от сердца отрывает, а я, гад такой, его дара не ценю.
   - С-спасибо, - а я вежливый, и не важно, что ответ больше на шипение походит, я ОЧЕНЬ благодарен. Мужчина, сделав вид, что не заметил, усмехнулся:
   - Не волнуйся, Кэрол за всё заплатит. - И снова море презрения. Мне кажется, я чего-то не понимаю...
   Уже выходя, этот Роберт добавил:
   - Ах, да, обед уже накрыли. Минут десять как. Так что поторопись, а то всё съедят. А тебе сил много нужно, не так ли? - Я понимаю, что здесь, явно, какой-то подтекст, но какой, понять не могу. Так что просто молчу и сверлю удаляющуюся спину. Не время. Но знай, мужик, я ждать умею.
   Обед пролетел практически незаметно, так как всю трапезу я старался смотреть исключительно в тарелку, и, со скоростью звука покончив со своей порцией, пока другие не успели доесть и начать разговоры, вернулся в свою комнату. Но даже так буквально кожей чувствовал, как то госпожа Дора, то её муж, то и дело кидали на меня презрительные и неодобрительные взгляды.
   Закрыв за собой дверь, я с неуверенностью посмотрел на столь мнимое препятствие. Ключ мне не дали, и судя по тому, что постоянно кто-то без спроса заходит, даже эти комнаты - укрытие не сильно надежное. Возможно, если зайти именно в МОЮ комнату, такого не будет? Голова ещё думала, а руки уже делали. Плотно прикрыв дверь, кулем свалился на кровать. Только сейчас понял, как сильно я устал. Ночь, проведенная не слишком хорошо, чересчур бурное утро и достаточно насыщенная первая половина суток, не столько физически, как морально. Глаза сами собой закрылись, и я провалился в сон.
  
      -- Гейда
   Я горько вздохнула. Мой Кай, как же мне теперь его искать?
   - Вижу, пришло время поговорить о вашей проблеме, - уверенно сказал Чарльз. - Ваши глаза потухли и стали еще прекраснее.
   Я грустно улыбнулась.
   - Вы не сможете мне помочь.
   - Возможно. Но вдруг я дам мудрый совет?
   - Тут советы бессильны. Я ищу женщину, о которой ничего не знаю.
   - Так это же чудесно!
   Я уже не удивлялась его странным реакциям. Я ничему не удивлялась. Голова немного кружилась, мне было легко и беззаботно.
   - Сложные задачи всегда интереснее решать, - пояснил Чарльз. - Знаете, Гейдайра, с возрастом становится все меньше интересного.
   Кажется, он тоже немного захмелел.
   - Прекрасно. Решайте, - милостиво разрешила я.
   - Ммм, дайте подумать. Каковы исходные данные?
   Я от души рассмеялась.
   - Вы рассуждаете, как математик!
   - Я и есть математик. Прежде, чем стать строителем, закончил бакалавриат по этой специальности.
   - А я все думаю, почему вы такой умный? Что же, вот вам исходные данные: искомая женщина заключила сделку с агентством по продаже рабов с Венги, которое называется "Врата Любви". Оформляла сделку нотариус. Агентства с таким названием в сети не нашлось, а нотариус отказалась даже разговаривать со мной. Я пыталась заинтересовать ее помощника, но он оказался каким-то странным. Сперва пошёл за мной, а потом резко сбежал.
   - Сбежал? - не поверил Чарльз. - От такой красавицы? Он - дурак.
   - Мы с Ойлейном тоже так подумали.
   - Ойлейн - это еще одна составляющая?
   - Нет, всего лишь муж.
   Чарльз с полминуты смотрел на меня, а потом громко расхохотался. Весело так, заразительно.
   - Гейдайра, вы очаровательны в своей непосредственности! - воскликнул он. - Вы разговаривали с помощником нотариуса в присутствии мужа?
   - Да, что в этом такого? На этой планете такой бардак периодически, что не знаешь, когда понадобится преданный мужчина под рукой, - совершенно не понимала его удивления.
   - Все-таки венговские женщины - настоящее чудо! - продолжал веселиться Чарльз, а я не могла решить - обижаться или считать себя польщенной. - Гейдайра, ваша ошибка в том, - сказал он уже более серьезно, - что вы судите о континентальных мужчинах так же, как о венговских. Это в корне не верно. Континентальные мужчины - собственники, не терпящие конкуренции. Этот помощник нотариуса, скорее всего, решил, что чем-то лучше вашего мужа, раз привлек ваше внимание.
   Я презрительно фыркнула, а Чарльз опять рассмеялся.
   - Он рассчитывал, что вы отправите мужа куда-нибудь подальше, - пояснил он, - а сами встретитесь с ним наедине. Представьте разочарование бедолаги, когда вместо интимного свидания он узрел физиономию широкоплечего красавца. Ведь ваш муж наверняка классический венговский красавец?
   Я не стала отрицать очевидное, согласно наклонив голову.
   - Вот видите, - заключил Чарльз. - Гейдайра, никогда не заигрывайте с континентальными мужчинами в присутствии мужа, мой вам совет.
   Ну, какие же эти минеджцы недотепы, такие глупости говорят порой. И ведь не объяснишь им, скудоумным, что заигрывать с мужчиной - ниже достоинства любой уважающей себя женщины. Впрочем, Чарльз Принс производит впечатление смышлёного мужчины. Я не стала его разубеждать, а попыталась разговаривать на его же языке:
   - Вы хотите сказать, что я должна встречаться с континентальными мужчинами один на один? Но это же просто опасно!
   Чарльз на секунду задумался.
   - Что ж, тогда представьте его телохранителем или личным секретарем. Да кем угодно, только не признавайтесь, что это ваш муж.
   Я честно попыталась понять эту странную логику, но у меня ничего не вышло. Почему я должна заботиться о том, что нравится или не нравится какому-то зверьку? Он должен быть счастлив, что я обратила на него внимание, а не выпендриваться. Но объяснять что-то Чарльзу я не видела смысла, вместо этого вежливо сказала:
   - Я запомню ваш совет.
   Мой собеседник в очередной раз просканировал меня своими угольно-черными глазами и, похоже, без труда прочел мои мысли. Он доброжелательно улыбнулся и сменил тему:
   - Так мы ищем раба с Венги? - спросил он, доставая коммуникатор. - Как его зовут?
   - Кайлий Файкрайт, - ответила я без особого энтузиазма.
   В самом деле, Кая здесь никто не знает, как незнакомый мужчина может его найти, если даже у меня не осталось ни одной зацепки?
   - И он прибыл на Минеджу вчера? - продолжал задавать вопросы Чарльз.
   - Три дня назад. Это имеет значение?
   - О, еще какое! - усмехнулся мой собеседник, набирая номер и поднося коммуникатор к уху. - Сейчас попробуем его отыскать.
   Я изумленно уставилась на мужчину, но он сделал мне рукой неопределенный знак, мол, подожди немного, и заговорил с невидимым собеседником:
   - Марио, дружище, сколько лет, сколько зим? Ты на дежурстве? Не отвлекаю? Кажется, не видел тебя целую вечность! Как твои дела? Как София? А Энрике? Клаудиа, наверное, совсем красавица стала? Да ты что?! Летом свадьба? Как Паоло и Лука? Уже в школе? А...
   Минут через пять я перестала слушать его болтовню. У этого неведомого Марио оказалась целая тьма родственников, и о каждом Чарльз подробно выспрашивал, словно о родном. Сперва меня поразила такая забота, на Венге не принято особенно интересоваться посторонними людьми, а потом поняла: Чарльз просто-напросто забыл обо мне. Слишком увлеченно он разговаривал о каких-то тетушках, о бабушке Эурении и ее больных суставах, о проблемах у племянника Марио в автосервисе и высоких налогах, которые вынужден платить внучатый кузен его троюродного деда.
   И почему я такая дура? Понадеялась на мужчину. Ведь я, и в самом деле, на какое-то мгновение подумала, что он мне поможет. И как такое только могло прийти в голову? Мужчины прекрасно выполняют команды, но принимать самостоятельные решения и разруливать проблемы способны только женщины. Это закон мироздания, он действует на всех планетах.
   Я уже хотела уйти, как услышала:
   - ...Файкрайт. Да, он прилетел на Минеджу три дня назад. Мне нужна вся информация по этому парню, какую только найдешь. Жду.
   Чарльз отключил коммуникатор и посмотрел на меня. Похоже, на моем лице было написано неподдельное изумление, потому что он, немного извиняясь, сказал:
   - Прошу прощения, Марио - отличный парень, но любит поговорить. Особенно, когда скучает на дежурстве.
   - Но как? - пролепетала я. - Он сможет помочь?
   Чарльз пожал плечами.
   - Будем надеяться. Когда ваш знакомый прибыл на Минеджу, на таможне на него оформлялись стандартные документы, в том числе наверняка должен быть адрес агентства, которое его купило.
   Чарльз рассказал, что часто заказывает отделочные материалы для строительства на других планетах, и знакомство с Марио, начальником отдела разтаможки грузов, значительно ускоряет бумажную волокиту. Правда, информация по Каю не относится к его ведомству, но, возможно, он сможет кое-что узнать. По крайней мере, нам остается только ждать.
   Я поминутно смотрела на коммуникатор, который мой собеседник оставил лежать на барной стойке. Но тот упорно молчал, а я все больше нервничала. От того, зазвенит или нет маленький переговорник, зависело сейчас мое будущее. Чарльз, как мог, отвлекал меня. Он рассказывал про сложности континентальных нравов, и чем они отличаются от венговских. По роду деятельности ему пришлось изучить этот вопрос, так как он много общается с представителями самых разных планет. Мы с ним даже немного поспорили, вернее я доказывала, что уклад жизни, сложившийся на Венге, самый правильный и единственно возможный для счастливой жизни, а Чарльз на это загадочно улыбался. Все-таки странный он, этот Чарльз Принс... и во мне плескалось уже три алкогольных коктейля.
   Я пропустила тот вожделенный момент, когда коммуникатор тихонько пиликнул. Сообразила, что есть новости, только когда мой собеседник просмотрел сообщение и сказал:
   - Давайте свой номер, я скину вам адрес агентства.
   Едва удержалась, чтобы не завизжать от восторга, как малолетняя девчонка, и не кинуться обнимать Чарльза. Это было бы ужасно глупо, но, честное слово, мне искренне хотелось броситься мужчине на шею, настолько меня затопило ликование. Спасибо, спасибо тебе, Матерь Всего Сущего! Как еще объяснить такое поразительное везение, если не твоей помощью?
   - Не знаю, как смогу отблагодарить вас, Чарльз, - растроганно проговорила я.
   - Не переживайте, у вас будет такая возможность, Гейдайра, - улыбнулся он. - Очень скоро мне потребуются услуги дизайнера.
   Я согласно кивнула. Что же, это честно. Помощь Чарльза вполне стоила того, чтобы немного бесплатно поработать. Сидеть на месте я уже не могла, меня так и подмывало вскочить и нестись домой, строить грандиозные планы на завтрашний день. Я тепло попрощалась с Чарльзом, мы условились, что он свяжется со мною в скором времени, и я чуть ли ни вприпрыжку вернулась в гостиницу.
   Только я вошла в номер, как Ойлейн подорвался на кровати, тут же сполз на пол, на колени.
   - Госпожа, - хриплым со сна голосом сказал он. - Простите меня, госпожа.
   - За что? - весело изумилась я.
   - Я... я не помню, что произошло.
   Бедный мой муж, он совершенно растерян! Я подошла и приложила ладонь к его лбу. Жар сошел, Ойлейн все еще был неестественно бледен, но выглядел уже намного лучше.
   - Просто ты заболел и потерял сознание. У тебя танайский вирус. Был доктор и выписал лекарство. Как ты себя чувствуешь? - я погладила его по голове.
   - Очень хорошо, моя госпожа, - прошептал Ойлейн. Он ткнулся лбом мне в живот, откровенно наслаждаясь лаской и выпрашивая еще. - Словно и не болел вовсе.
   - Это новое лекарство очень быстро действует. Если тебе лучше, тогда отправляйся в душ. Ты возмутительно липкий от пота. Давай-давай, бегом.
   Ойлейн смутился и рванул в ванную. Еще бы, для любого венговского мужчины забота о внешности - дело чести.
   Ах, до чего же хорошо! Вот не думала-не гадала, что этот ужасный день закончится так замечательно. Все, спать!
   Но взглянув на кровать, поняла, что спать пока не получится. Не могу же я лечь в это скомканное, мятое и грязное месиво. Фи! Мой звонок вызвал у ночного портье легкое замешательство. Наверное, на его веку я стала первой постоялицей, решившей менять постельное белье в три часа ночи. Но малек быстро взял себя в руки и сообщил, что в это время вызвать горничную, конечно, не реально, но если я желаю, он принесет свежий комплект. Я желала.
   Когда Ойлейн выполз из душа - в полотенце на бедрах, с блестящими капельками воды на рельефной груди и влажными, спутанными волосами... Мммм, о чем я думаю? Он же болен! Так вот, когда Ойлейн вышел из душа, то застал возмутительную картину. Его госпожа собственноручно заправляла простынь. Муж, хотя его все еще заметно шатало, с оскорбленным видом забрал всё постельное на другой угол кровати и сам закончил менять белье. Вышло у него намного быстрее и сноровистее. Вот уж правда, каждый должен заниматься своим делом.
   Следующая сцена, с широко распахнутыми удивленными зелеными глазищами и благодарственным целованием моих коленей, случилась, когда я объявила, что спать сегодня мужу предстоит со мной в кровати. Я вовсе не собиралась опять рисковать его здоровьем и класть спать на полу. Не хватало только какое-нибудь осложнение заработать. Лучше перетерплю одну ночь, чем потом разорюсь на лечении. Ойлейн, как ни храбрился, но был еще очень слаб, поэтому вырубился, едва коснувшись подушки. Я же еще некоторое время повозилась, устраиваясь поудобнее. Было непривычно, тесно и холодно. Но день был таким длинным, и проблемы, кажется, были уже решены, поэтому в какой-то момент все мои мысли просто выключились, и я заснула.
      -- Кэрол
   День получился длинный. Как большинство рудокопов, пить старый полярный медведь умел хорошо. Алкоголь делал его не в меру болтливым и пробуждал желание философствовать, рассуждать о превратностях мира, порочной сути женщины и прочих никак не прикладных к жизни вещах. Ум его туманился, но связи с реальностью он не терял.
   В обед к нам присоединился Роберт, но послушав разглагольствования Берила, быстро сбежал работать на рефрактор. После шести Агнес занесла ужин. Слегка потискала нашего пострадавшего на любовных фронтах, высказывая свои утешения, от чего он даже на некоторое время замолчал, боясь, видимо, вызвать продолжительное сочувствие. Потом повариха вспомнила о бедном некормленом Кае и поспешила ещё и ему ужин отнести. Я проводила её взглядом, - "Ну, Кая вроде затискивать не за что".
   Вечером, скинув породу и передав пульт ночному оператору позже обычного, я попыталась было выпихнуть своего помощника в сторону его дома, на поруки дока и безопасника. Но наша доблестная охрана заявила, что: "он в завязке", и посему принять под свою ответственность данное пьяное тело не может - консенсуса не найдут. А док хмыкнул, что, так как уже был сегодня назван данным телом "пидерастом", за целостность его, то есть тела, к моменту наступления утра не ручается. Да ещё и сам Берил ныл, что в свою квартиру не пойдёт, "там всё для Миланы". Будь они не ладны!
   Вздохнув, я повернула своего помощника в сторону своего дома: "Пошли, будешь спать в женском царстве".
   В доме было уже тихо. Мальчики Поля ложатся спать рано, и по установленным нами правилам именно с этого времени все бурления в гостиной мы прекращаем.
   Я пихнула своего помощника в сторону своей квартиры. Он вдруг даже, кажется, слегка протрезвев, замялся:
   - Кэп, а этот твой? Если он сейчас что не так поймёт. Я как бы ни на что не претендую и где у тебя диван в гостиной хорошо ознакомлен. Но это ведь тока мы с тобой знаем.
   До появления Миланы на базе, Берилу не раз случалось ночевать у меня. Мы были хорошими друзьями. После ночных рыбалок, когда мы довольные затаскивали снасти в мою квартиру, после посиделок под пиво, когда чересчур хорошо болталось о жизни, просто засидевшись за отчётами, раньше он частенько засыпал у меня в гостиной.
   Я пожала плечами:
   - Дивана уже нет. Дора как раз перед моим отпуском обменяла его у меня на кресло и шкаф. Я вторую спальню обставляла, так что мне в жилу пошло. Разместим тебя где-нибудь ещё, если ты, конечно, вообще, спать соберёшься. А Кай? Но вы, главное, не подеритесь.
   И я придала Берилу ускорение, впихивая его в свою квартиру.
   В моей гостиной было темно. Я щёлкнула выключателем. Медленно усиливаясь, комнату заполнил мягкий свет.
   Кай сидел на полу у окна неподвижно, старательно сливаясь с интерьером. Как обычно на коленях. Рядом на столике стояла большая тарелка с целой горой пирожков и ещё одна поменьше - с фруктами. Ух ты, как Агнес разобрало! Обычно она за пирожки только в праздники берётся, в другие дни ворчит, что хлопотно чересчур.
   Я стянула свитер, закидывая его в угол. Берил пьяно оглядел комнату:
   - А этот твой спит уже, что ли?
   Я пальцем указала помощнику на неподвижно стоящего на коленях парня. Кай немного приподнял голову и окинул старого медведя удивлённым взглядом. Оба остались в серьёзном замешательстве от увиденного. Ну и ладно! Ноги меня уже держали плохо, поэтому я плюхнулась в кресло и подозвала к себе мою замечательную покупку. Он, будто специально шокируя Берила, проделал путь ко мне, не поднимаясь с колен.
   Мой помощник проводил это самое действо скептическим взглядом, потом стянул из тарелки пирожок (правильно, пусть закусывает) и пристроился в самое дальнее от нас кресло.
   - Он у тебя всегда так... ну, на полу?
   Я хмыкнула. В интонациях Берила чувствовалось удивление и любопытство. Ой, как завтра вся база трепаться будет!
   - Нет, что ты?! Специально для тебя представление. Весь день тренировался. - Я заставила Кая поднять голову и от души поцеловала в губы. В глазах моей покупки промелькнула улыбка. А старый друг погрузился в растерянность, пытаясь понять за пеленой алкогольного дурмана, шучу я, или реальность настолько уж выгнулась за рамки его понимания.
   Но так как меньше всего мне хотелось сейчас продолжения темы о том, какие все женщины жуткие создания, я, пользуясь появлением в нашем кругу Кая, поспешила переключить диалог на другую тему:
   - Чем занимался весь день? С доком нормально всё оформил? Как тебе мои ребята?
  
   Глава 11. Глубинное желание
      -- Герда
   Просыпалась я тепло и уютно, словно я снова дома. В комнате было тихо, лишь где-то на улице, за прозрачными портьерами, монотонно гудел город. Какое-то белое северное солнце неуверенно заглядывало тонким лучиком лишь с самого краю окна. Брр! И солнце у них холодное! Кстати... А почему, собственно, мне так тепло? Ведь я постоянно мерзну на этой противной планете.
   Тут я окончательно проснулась, открыла оба глаза и выяснила, что лежу на боку, чуть откинувшись назад, на грудь Ойлейна. Попа моя прижата к его бедру, а его ладонь почти невесомо покоится на моем животе. И как это понимать?
   Я повернула голову и нос к носу столкнулась с мужем. Ойлейн смотрел на меня перепуганными и, одновременно, ошалевшими от счастья глазами. И как вот у него только получается подобный коктейль?
   - Как ты себя чувствуешь? - тут же вспомнила я о насущном.
   - Очень хорошо, госпожа, - обрадовался муж.
   - А почему тогда ты все еще в постели? - нахмурилась я.
   - Простите госпожа, я не осмелился будить вас. Вы лежите на моей руке.
   И все это опасливым полушепотом мне в губы. Ах, он негодник! Задать бы ему трепку, чтобы не забывался. Или он думает, что если я ночью замёрзла и прижалась к нему, это дает ему какие-то новые права?
   Я перевернулась на кровати, и тело тут же отозвалось неприятными ощущениями. М-да, спать на муже было, конечно, тепло, но вот поза, явно, была неудобной.
   - Разомни мне плечи и спину. Аккуратно.
   Последнее можно было и не уточнять, неаккуратность к женщине, наверное, последнее, что мог бы сделать венговский мужчина. Но просто сегодня вид у мужа был какой-то излишне ошалевший.
   На мои плечи легли ладони. Мягко и, в то же время, сильно разминая затёкшие места. Пальцы ловко бежали вниз, казалось, чувствуя меня и старательно останавливаясь именно в тех местах, где мне особенно хотелось. Когда они дошли до поясницы, я прогнулась... хотелось прогибаться, как кошка.
   - Госпожа... на бёдра массаж нужен?
   Я даже повернула голову, чтобы взглянуть на Олейна. Не, все эти приключения на Минедже, явно, действуют на него как-то не так. Что он так на меня смотрит? Вот прямо как голодный.
   - Ты точно хорошо себя чувствуешь?
   Он моргнул и, кажется, постарался взять себя в руки:
   - Да, госпожа. Большое спасибо за заботу. Вы очень добры ко мне.
   М-да. А может, мне и мерещится. Я перевернулась обратно на живот:
   - Разминай.
   Наверное, эта странная планета как-то не так всё-таки действовала, только не на Ойлейна, а на меня саму. Под танцем ловких пальцев хотелось... расслабиться. Поддаться, раствориться в ощущениях, плыть по течению... Извращение! Я снова невольно прогнула спину и даже покрутила попой. Чёрт, я уже возбуждена. И, самое главное при этом, не имею никакого желания шевелиться.
   - Хм... Пожалуй, одним массажем я не обойдусь. Я хочу... ласки. Сделай мне приятно.
   Я повернулась к мужу, отслеживая, чтобы мой приказ был услышан правильно. Глаза у него были всё такие же шальные, а, услышав сказанное, он немного нервно облизнул губы. Всё-таки что-то эта планета делает с людьми не то!
   По моему телу заскользили руки, губы, язык. Конечно, он точно знает, как я люблю. Большая часть моего взросления в этом плане проходила с его участием. Просто обычно я направляла его действия. Мягко или жёстко, но контролировала происходящее. Держала руку на пульсе, как это и полагается госпоже.
   Сегодня меня несло по течению. Я позволила себе тонуть в прикосновениях, в лёгких, как крылья бабочки, поцелуях, в совсем уж наглых, практически обнимающих меня, руках (потом выпорю). От шеи до пальчиков на ногах... Единой волной.
   Робкий поцелуй груди. Совсем обнаглел! Второй более требовательный, чувствительный, жаркий... Я в коконе сводящих с ума, извращённых и, в то же время, упоительных ласк, и единственное, что мне хочется, чтобы он не останавливался. Всё остальное потом! Быстрее, горячее, бесстыднее... Чтобы звездочки замерцали перед глазами, и с губ сам собою срывался стон, который сдержать просто невозможно...
   Возбуждение тянуло, билось крыльями внизу живота, обдавало горячими волнами... Особенное возбуждение! Ленивое! Когда нет желания вонзить ногти, не хочется вникать... Я повернулась на бок, спиной к мужу, делая то, чего желало тело. Я прогнулась в спинке, потянулась, а потом, вообще, приподняла ногу. Вот только попробуй не пойми!
   Но он понял и тут же поймал ее под колено. Зацеловал мою спину, ягодицы, прошёлся языком по тому самому и без того мокрому месту, которое уже давно желало внутрь большого и приятного... Точно выпорю! Приставил член, всё ещё медля... Я, рыкнув, прогнулась, подаваясь назад. В меня вошло желанное. Заполняя, разжигая, разгоняя бабочек в моём животе в бешеный танец и полностью окончательно отключая мозг.
  
   Чуть позже лежала с закрытыми глазами, даже не пытаясь справиться с частым дыханием. По телу разливалась расслабляющая истома. Я чувствовала бедром горячее тело Ойлейна, он гладил и очень осторожно целовал мой плечо, уже сдержанно, успокаивающе, умиротворяюще. Какой изврат!
   - Всё, брысь. Иди в душ и сделай мне тайшу.
   Губы с моего плеча исчезли. И в этом даже было какое-то разочарование. Мягкое одеяло накрывающее меня. Тихие шаги, звук закрывающейся двери, шум воды.
   Я малодушно нежилась в кровати, не торопясь анализировать. Хотя стоило. Глупо как-то получилось. Уверена, ни одной нормальной госпоже-аристократке такой изврат даже в голову прийти не может. Только деревенщине с самого глухого хутора. Ни одна аристократка не стала бы так...
   Я поднялась, усаживаясь на кровати. Голые ягодицы Ойлейна уже мелькали за стойкой местной кухни. Минута, и по комнате поплыл пленительный аромат тайшу. Ещё минута, и муж опустился передо мной на колени, протягивая поднос с маленькой чашечкой вожделенного напитка. Я, растягивая удовольствие, вдохнула аромат, потом ещё медленнее сделала глоток и только потом вернулась к своим мыслям и мужу. Последний стоял передо мной в идеально покорной позе, светя на меня своей эрекцией. Да... Велеть ему что-нибудь с этим сделать я забыла. Не до этих мыслей было. А ещё, если уж размышлять, как взрослая, то вот кто-кто, а он точно ни в чём не виноват в этой ситуации и заслужил скорее поощрение, чем порку - он делал именно то, что я приказала.
   - Приласкай себя там, - я указала взглядом на торчащий член.
   Во взгляде, на мгновение вскинутом на меня, взметнулось недоверие. Да, вряд ли он сейчас способен долго сдерживаться. Красивые пальцы обхватили головку, медленно оттягивая плоть сначала вниз, потом ускоряясь вверх и снова.
   - Кончи для меня.
   Благодарность, преданность, освобождение.
   Аристократка из меня фальшивая, но муж у меня воспитан хорошо. Мысли переметнулись на Кая, столь желанный для меня образ... с удивлением констатируя, что его играть в такой изврат я бы не взяла. Не знаю почему.
  
   В агентство по продаже рабов, которое, как оказалось, называлось вовсе не "Врата", а "Поворот любви", видимо, госпожа Стьюдайр перепутала, я отправилась одна. Во-первых, решила всё-таки воспользоваться советом вчерашнего знакомого. Если агент или кто-то из его помощников окажутся мужчинами, возможно, разговор пойдёт проще без мужа. Во-вторых, просто не хотела видеть Ойлейна рядом после утреннего. Да, я знаю, что всё сама устроила, но пусть сидит в номере и занимается обедом.
   Мне снова не повезло. Агент, сразу как поняла, что я не за покупкой, сухо выставила за дверь. Видите ли, клиенты требуют сохранения конфиденциальности, и адрес можно раскрыть лишь при наличии полицейского ордера. Да только, кто мне его даст, я же не гражданка Минеджы? Помощников у неё, вообще, не наблюдалось.
   Возвращалась в отель я опять в полном отчаянии. Все мои вчерашние успехи рассыпались пеплом, и что делать дальше, ума не приложу. Ещё утром казалось, Кай уже так близко, только руку протяни, и я смогу прикоснуться, заполучить его навсегда, насладиться. И через мгновение он снова недосягаем, затерян где-то в бескрайнем холоде этой дурацкой планеты, и у меня нет ни малейшей зацепки, где его искать.
   Нет, конечно, я не собираюсь опускать руки, наверняка, есть какой-то выход. Его не может не быть, я просто уверена. Вот сейчас приду домой, поем, сяду, подумаю и что-нибудь обязательно придумаю.
   В холле отеля меня окликнул малек-портье:
   - Госпожа Файкрайт, для вас сообщение!
   Я вздрогнула. Кто? Неужели матушка? Она же вроде мне четыре дня дала?! Или мой вчерашний знакомый, Чарльз? Этот, наверное, может. Да, конечно, больше некому. Эти мысли мгновенно пронеслись в голове за те несколько секунд, которые потребовались, чтобы подойти ближе к стойке ресепшена.
   - Вот, вам звонили из полиции. Господина Файкрайта арестовали.
   - Кого?
   Малек пару раз недоуменно моргнул.
   - Э-э... вашего мужа.
   Тут до меня дошло, что речь об Ойлейне. Ну не смешно так его назвать? А потом я медленно осознала, что именно сказал портье. И из меня словно разом воздух вышибли.
   - В смысле, арестовали?!
   Все что угодно, только не полиция! Я в сети столько ужастиков начиталась о том, какие сложности грозят венговским гражданкам от местных защитников порядка.
   - Я ничего не знаю, - вжал голову портье. - Просто звонили из местного полицейского участка и сказали, что он находится у них. Просили Вас прийти...
   Ноги стали ватными. По спине пронесся ледяной холод. Я несколько секунд переваривала новость. Нет! Нет! Нет! Матерь Всего Сущего! Этого не может быть!
   - Где... где находится этот ваш участок? - выдавила я.
      -- Кай.
   Ожидая госпожу, дабы унять множество уже явно поднадоевших мыслей, я использовал уже проверенный способ - уставился в окно. На улице стремительно темнело, так что для удобства пришлось выключить свет. За стеклом начиналась метель, и снег, качаемый ветром то в одну, то в другую сторону действовал не хуже любимого медитативного кальяна.
   Не прошло и получаса, как в коридоре раздались достаточно громкие шаги. Они, явно, принадлежали не одному человеку, так что я несколько секунд сомневался, остаться сидеть в кресле или лучше перестраховаться, вдруг госпожа с подругой? Я пробыл здесь ещё слишком мало, чтобы, как и на Венге, точно угадывать по стуку каблучков, кто именно идет в мою сторону. Это там я мог заранее сказать, даже в каком госпожа настроении, а здесь...
   Шаги приблизились и остановились у двери. Я аккуратно скользнул на пол, около столика. Снег за окном привел меня в какое-то флегматичное состояние, и волнения я почти не испытывал.
   Дверь открылась, и в комнату вошли двое. Из-за резко включенного света пришлось немного зажмурить глаза, но это абсолютно не помешало мне ощутить запах. Запах АЛКОГОЛЯ! Ой, тля!!! Хуже злой госпожи, может быть только пьяная госпожа! А если она ещё и подругу привела, то, вообще, можно за упокой молиться!
   Я постарался оказаться как можно незаметнее, опустил глаза в пол, старательно принюхиваясь. Странно, запах алкоголя есть, а запаха вейдже нет. Хотя, где-то я читал, да и в школе говорилось, что этот афродизиак настолько легкодоступен только на Венге. Для остальных планет это редкое и очень дорогое средство. Теперь вот не знаю, хорошо это или плохо....
   - А этот твой спит уже, что ли? - раздался грубый, но смутно знакомый мужской голос. Мужской?! Я пересилил себя и взглянул на "подругу" госпожи. О... это же тот спец, что вел сани, когда мы приехали... И что он тут делает? Но, главное, алкоголем несет от обоих. Они вместе пили? Госпожа и этот старый лохматый спец?!
   Додумать логическую цепочку мне не дала госпожа Кэрол, подозвав к себе. Я, стараясь казаться как можно более покорным, без промедления подполз к ней.
   Женщина, перекинувшись со спецом странными фразами, смысл которых до меня совсем не дошел, вдруг притянула меня ближе и снова, как утром, поцеловала в губы. Я уже понял, что здесь это не является чем-то предосудительным. Ну, или моей госпоже нравится такое. Так что это можно считать демонстрацией её расположения ко мне, что ли. Да. Думаю, сейчас госпожа показательно обозначила моё положение. Любимчик - я! И кто бы что по этому поводу ни говорил, но такое публичное признание льстило моему самолюбию. Я даже мимолетно кинул на специалиста торжествующий взгляд, конечно так, чтобы госпожа не видела. Не удержался.
   - Чем занимался весь день? С доком нормально всё оформил? Как тебе мои ребята? - поинтересовалась женщина, перебирая пальцами мои волосы. Ммм, да, моя госпожа, явно, любит поговорить. Но одно дело сказать что-то ей лично, когда при неверном или неуважительном ответе тебе просто перепадет её недовольство. И совсем другое - ляпнуть что-то при постороннем, тут даже самая добрая госпожа будет обязана, дабы не опозорить себя, наказать тебя со всей строгостью.
   - Доктор выдал мне две банки лекарства. - Я старательно подбирал слова. И быстро добавил, чтобы госпожа ни в коем случае не подумала, что я чем-то болен: - Сказал принимать, чтобы не простудиться. Потом... я ходил в спортзал, госпожа, и в бассейн... - ни тени недовольства не промелькнуло на её лице, значит, о том казусе с купанием голышом ей никто пока не рассказал, - а вечером приходила госпожа Агнес, - самая шаткая часть, повариха вела себя так, будто явилась без разрешения, - принесла пирожки. А госпожа Рейчел поменяла часть из них на фрукты.
   Госпожа Кэрол немного задумалась, глядя будто сквозь меня, и, кажется, не особо слушая. Я тщательно следил за её мимикой, хотя и понимал, что и со всем своим опытом, вряд ли смогу предугадать, о чём она думает. Что может прийти в голову выпившей женщине?! Этой женщине! Но, в то же время, такое её состояние - хороший шанс. Если поведу себя правильно, то алкоголь в её крови будет мне только на руку. Вот только... Я кинул не слишком ласковый взгляд на мужика, развалившегося в хозяйском кресле. Этот лохматый наглый спец портил всю картину. Может, он ей родственник? Ничем другим такое поведение я объяснить не могу, да они ещё и вместе пили.
   В это время заросший субъект, являющийся предметом моих размышлений, подхватил какую-то вытянутую черную коробочку, оказавшуюся пультом от здешнего аналога головизора, и спросил что-то у моей госпожи. Слишком увязнув в мыслях, что случается со мной всё чаще и чаще последнее время, я просто не расслышал, что именно. Госпожа ответила, но, несмотря на то, что теперь я тщательно вслушивался, смысла совершенно не понял. "Боёвка... лицензия...". Новые слова резали слух, а дружелюбный тон, с которым она говорила с этим... псевдо-родственником, заставлял недовольно поджимать губы.
   Госпожа взяла выпечку и сосредоточилась на экране головизора, на котором замелькали яркие и быстро сменяющиеся, выпрыгивающие из экрана картинки. Глаза с непривычки заслезились, и я непроизвольно уткнулся в колени женщины. И осознав это, тут же замер. Но недовольства со стороны госпожи как-то не последовало.
   Хм... я немного повернул голову, чтобы скользнуть щекой по ноге, как обычно привлекал к себе внимание дома. И чуть не выругался вслух - м-да, всё-таки эти штаны из грубой ткани совсем не тоненькие колготки венговских госпожей, и уж тем более не гладкая кожа. Надо быть конченым мазохистом, чтобы получать удовольствие от прикосновений к этой наждачке.
   Одна рука госпожи была занята пирожком, вторая, вообще, закинута за голову. С моей позиции не добраться. Что ж, остаётся только облокотиться госпоже на ногу. Неуважение дикое, но я не вижу другого способа как-то обратить на себя внимание. В крайнем случае, в первый раз можно списать на банальное незнание правил. Кажется, моя госпожа не особо строгая, в первый раз наказывать не будет, я надеюсь.
   Рука госпожи опустилась на мою макушку. Похоже, моя вольность не была воспринята негативно, ну или здесь это, вообще, не считается такой уж вольностью. С одной стороны, это радовало, с другой, напоминало мне о том, что я всё еще ни черта об этом мире не знаю. Вот и иду, как малёк, потерявшийся в новом доме - сам не знаю, где брожу, и что мне за это будет. Хотя пока удача на моей стороне. Но это только пока.
   На очередную вспышку на экране рука в волосах немного дернулась, и я привычно чуть мотнул головой, вежливо и ненавязчиво прося незамысловатую ласку. Когда пальцы госпожи так привычно стали перебирать мои пряди, я окончательно расслабился. Мысли становились вялыми и ленивыми. Чтобы окончательно не впасть в сладкую дрёму, млея от прикосновений, уставился в головизор.
   На экране происходило что-то нелогичное и непонятное, такое же, как и вся моя теперешняя жизнь. Какие-то заросшие грязные мужчины бегали с оружием в руках, убивая друг друга. Смотря на этот беспредел, я, наконец, понял, что значили выражения старой госпожи в те редкие моменты, когда она, ради интереса, читала новости инопланетников. Вполне можно понять всю мудрость совета матерей старших домов, которые запретили мужчинам использовать оружие. Разве можно проявлять столько беспричинной агрессии?
   Но даже не это возмущало больше всего. Поведение женщин в этой истории, вообще, ставило в тупик. Они вели себя, как самки слоногемотов в период гона, бросаясь на самых крупных и заросших самцов, перебивших большее количество противников. Неужели госпоже приятно смотреть на такое унижение этих девушек? Ну... вроде смотрит без осуждения, вполне заинтересованно.
   Движение госпожи и пропавшая с макушки рука отвлекли меня от негодования. Но в какой-то момент она убрала руку и встала. Задумчиво бросив сначала на меня, потом на спеца нечитаемый взгляд, чуть улыбнулась и произнесла, явно, в мой адрес:
   - Кай, пошли чаю добудем. Ты, если фильм понравился, днём его потом включи. У меня там ещё штук пять есть, на которые пока лицензия действует. Если пользоваться не умеешь, напомни, покажу утром.
      -- Кэрол
   Я перевела внимание на Кая:
   - Чем весь день занимался? С доком нормально всё оформил?
   Моя покупка поднял на меня какой-то не очень радостный взгляд. Да, вопросы о себе он, явно, не любит. Прямо проблема какая-то! О чём же мне разговаривать с ним? Гонять читать новости, а потом мне пересказывать? Хи!
   Он слегка покосился на Берила, который распробовал пирожки и придвинул их к себе поближе. А потом уже собрался с мыслями ответить:
   - Доктор выдал мне две банки витаминов. Ещё я ходил в спортзал, госпожа, и в бассейн. А вечером приходила госпожа Агнес, - тут он покосился на меня как-то особо вопросительно, - принесла пирожки. А госпожа Рейчал дала фрукты...
   М-да. Ну, в конце концов, освоится со временем. Новички на базе тоже первое время, порой, зашуганные ходят. Наверное...
   Берил подхватил пульт от экрана:
   - О, Кэп, у тебя новенькое посмотреть, наверное, есть?
   - Боёвка там только одна. Срок лицензии ещё не вышел, вроде. А так, я, как приехала, ничего не покупала.
   Старый полярный медведь, несмотря на поздний час и всё выпитое, спать, явно, не собирался. А вот я бы уже с удовольствием вытянулась на чём-нибудь мягком. Ну или на ком-нибудь...
   Подхватив из вазочки пирожок, я смотрела, как на экране разворачивается действие первых кадров фильма. Стрельба, корабль какой-то весь отдраенный до блеска, девицы в облегающих костюмчиках, с фигурами порнодив. Наверное, люди любого времени представляют своё будущее, как что-то более красивое, чистое и технически развитое. Наплевав, что реальность идёт по спирали, и дважды наплевав на элементарную логику: понятно же, что никто никогда не будет отдраивать рабочий космический корабль до такого состояния.
   Пирожок оказался суховат, и я, оторвав слегка зависшего на фильме Кая (Ну, не оставлять же его тут, с Берилом. Мало ли, чего этим двоим в голову придёт без меня), потащилась на первый этаж дома за чаем.
   - Ты, если фильм понравился, днём его потом включи. У меня там ещё пять есть. Если не знаешь, как включать, научу.
   Я слегка споткнулась о ступеньку и тут же оказалась в руках моей покупки. Мой классный парень слегка испуганно привёл меня обратно в вертикальное положение. Настороженно наблюдая за пьяными чёртиками в моих глазах.
  
   В ожидании, пока закипит чайник, я уселась на барную стойку. Стулья были сложены в нише, и доставать их никакого желания не было. За панорамным стеклом кружила пурга - завтра опять придётся дорожки расчищать, чтобы добраться до шахты. Кай, неслышно замерев рядом, тоже смотрел на снег. Почему-то это вызвало у меня улыбку:
   - Красиво? Север, вообще, красивый. Бескрайний снег, полярная ночь... а потом весной будет невероятная цветущая тундра... Красивый и жёсткий! Чтобы жить здесь и понимать эту красоту, нужно иметь железное упрямство.
   Я поймала его взгляд. Глаза, скоропалительно опущенные в пол, поджатые губы, расслабленные плечи... идеальная линия. В полумраке ночного дома он был сказочно красив. Нет, он и при свете выглядит чертовским красавчиком, просто вот так, когда включены лишь дежурные линейки освещения, а за стеклом кружатся снежные потоки... Я притянула его ближе, целуя в губы. На этот раз он даже как-то уверенней ответил. Осваивается! В конце концов, любому сложно сразу приспособиться в новому месту, не то что новому миру... Но в человеческой природе заложено - приспосабливаться. Привыкать к хорошему, закаляться в трудностях, надеяться на то, что эти трудности когда-нибудь закончатся...
   От него пахло какими-то травами и ещё чем-то сильным таким, глубинно природным, не поддающимся описанию, но заставляющим тело переключать внимание на определённые места, эмоции. У кого там в животе бабочки?! Меня всегда приводила в полное замешательство попытка представить себе это самое ощущение. Моё возбуждение - это напряжение внутренних мышц бедер, ягодиц, позвоночника. Это выгнутая спина, отведённые плечи... Наверное, так ведёт себя пантера перед прыжком! Я усмехнулась про себя. Или пантера, унюхавшая в шаговой доступности высококачественного такого пантерного кота (не знаю, как самцы у пантер называются).
   На мой смешок Кай распахнул глаза, но не отступил. Умница какой! Волшебный, умопомрачительный умница...
  
   Глава 12. Чудовище
  
      -- Кай
   Досматривать фильм, а уж тем более такой, у меня не было никакого желания. Так что я, внутри вздыхая с облегчением, последовал за госпожой. И еле успел среагировать, когда на лестнице женщина внезапно пошатнулась. Я машинально придержал её за плечи, с опозданием вспоминая о нетрезвости, а значит - непредсказуемости своей госпожи. Но она лишь улыбнулась, не спеша освободиться из объятий. Что ж, из всего произошедшего можно сделать вывод, что на данный момент у госпожи прекрасное настроение и, как бы это эгоистично не звучало, этим грех не воспользоваться. Хотя... наглеть сильно не стоит всё равно.
   Как только я убрал руки, госпожа вполне бодро спустилась вниз и, щелкнув по выключателю чайника, уселась на стол, как ребенок качая ногами. Подавив рефлекс сесть у её ног на пол, я встал чуть сбоку, стараясь не смотреть ей в глаза и поэтому обводя взглядом комнату, в попытках зацепиться за что-то. Закономерно, самым отвлекающим в полутемном помещении оказалась прозрачная стена, за которой все так же бесшумно бушевала пурга. Было немного непривычно не слышать завываний ветра, стекло имело прекрасную звукоизоляцию.
   - Красиво? - спросила госпожа. Но, видимо, вопрос был риторическим, так как она сама и ответила: - Север, вообще, красивый. Бескрайний снег, полярная ночь... а потом, весной, будет невероятная цветущая тундра! Прекрасный и жестокий! - от избытка чувств она даже легонько хлопнула рукой по столу. - Чтобы жить здесь, чтобы понимать эту красоту, нужно иметь железное упрямство.
   Я немного опешил от таких рассуждений и, на всякий случай, отвел взгляд. Почему-то мне казалось, что последнее предложение было упрёком в мою сторону. Хотя, видит Мать Всего Сущего, как может у мужчины быть железное упрямство? Такой осел долго не проживет.
   Приступ философии у госпожи прошел достаточно быстро, и я не успел заметить, как она протянула ко мне руки, требовательно притягивая к себе за рубашку. Как ни странно это говорить, отрезвил меня запах алкоголя во время поцелуя, и я поспешил ответить. Утром ведь она желала от меня именно этого - действий. Тихий стон госпожи подтвердил правильность моих суждений, хотя последовавший за ним смешок заставил насторожиться. Я делаю что-то не так?
   Но недовольства в её глазах не было, наоборот, они сверкали возбуждением и весельем. Разорвав поцелуй, госпожа притянула меня ещё ближе, так что мне пришлось облокотиться руками о стол, чтобы не упасть на неё сверху. А она, запуская руки в мои волосы, уткнулась носом мне в шею... Я застыл, как шушерка под веником. Подобное положение не столько неудобно, сколько непривычно. Почувствовав нехватку воздуха, понял, что ненадолго забыл о необходимости дышать, и постарался незаметно вдохнуть поглубже. У лица колыхнулись её волосы и воротник куртки...., тля! Я резко уткнулся в район шеи госпожи, еле сдерживая желание расчихаться. Куртка госпожи очень сильно пропахла... пылью! И еще чем-то техническим. А тут ещё и рука неудачно подвернулась, задев оставленную кем-то чашку с недопитым чаем или тайшу.
   Госпожа, видимо, совсем по-другому интерпретировав мои действия, закинула руки мне на шею, прижимаясь ещё ближе и тихо что-то бормоча у меня за ухом. А я с обреченностью следил, как коричневая лужа медленно, но верно, подбиралась как раз к тому месту, где она сидела. Сказать или нет? Хотя... переодеться госпоже точно не помешает, так что сделаю вид, что не заметил.
  
      -- Кэрол
   Моя покупка навис надо мной всем своим великолепием. Завораживающий профиль... чёткая, жаркая линия губ... упругая фактура мышц на сильных руках... дыхание. Я запустила пальцы в его волосы. При такой длине эти аккуратные локоны практически напрашивались ощущать их под пальцами...
   Шумно выдохнув, Кай дёрнулся и уткнулся носом мне в ключицу. А у меня будто тормоза сорвало. Я крепко обняла его за шею, слегка прихватив зубами мочку уха. Чувствуя под пальцами напряжение мышц на спине, горячую кожу... слыша учащённый ритм сердца, сбитое дыхание...
   - Ммм, кажется, у меня от тебя крышу сносит...
   Блин! Отдернулась я резко. Даже слегка напугав моего классного парня. Чёрт! Видимо, Стефан опять всю ночь кофе пьёт, дописывая очередной проект, и мы своей вознёй опрокинули его кружку. На заднице мокрое кофейное пятно! Чёрт!
   Я спрыгнула со столешницы. Выдернула из держателя пару салфеток и принялась вытирать себя и стол. Кай слегка испуганно замер рядом. Чёрт, как не вовремя этот кофе пролился! Сейчас напугается, и опять буду маяться, пробивая культурные разногласия.
   Я швырнула мокрые салфетки в мусорку и шагнула к нему. Улыбка, видимо, вышла излишне плотоядной - мой классный парень слегка напрягся и даже, кажется, сделал рывок опуститься на колени, но вовремя спохватился.
   Чёрт! Вообще, конечно, этот пролитый кофе мне правильно подвернулся. Иначе я бы не остановилась. А тут совсем рядом комнаты Пола и Рейчел. Вдруг бы кто-то из их детей ночью попить захотел. А тут мы! Чёрт, алкоголь - не оправдание, не так уж много я выпила. Я просто дурею от этого обалденного парня!
   Очень целомудренно, едва касаясь (ему тоже стоит немного успокоиться), я поцеловала свою покупку в губы:
   - ...И властью инстинктов звериной природы,
   Копьём обжигающей страсти пьянящей
   Ты сказочный демон любовной породы
   Реальность дробишь... Ибо ты настоящий!
   Выражение его глаз мне понравилось. Чёрт! Мне всё в нём нравится! Я, как кошка над целым тазом сметаны, одуревшая от желания, в буквальном смысле! Но надо успокоиться. Чай налить, например. Отвлечься. Очень вовремя засигналил чайник. Я выдохнула:
   - Кай, достань-ка кружки, вон там, в угловом шкафу. Моя - та, что большая, с надписью "Шеф всегда прав". На Берила тоже одну возьми. Не нужно, чтобы он пьяный по дому шлялся.
   Сердце во мне колотилось бешеным галопом. Тело ломало от вынужденного отлучения от столь желанного. Чертовски хотелось секса. Прямо здесь, на столе! Не думая ни о ком! Звериной хваткой! Но не стоит портить репутацию разумного человека только от того, что у тебя вдруг разыгрались гормоны. Как я потом от людей порядок требовать буду?!
   Составив кружки с чаем на поднос, я вручила его Каю:
   - Ты твёрже на ногах стоишь.
   Берил увлечённо следил за происходящим на экране, когда я поставила перед ним чай.
   - Надоест полуночничать, ложись у меня, - я махнула в сторону своей спальни. - Мы ушли спать.
   Мой зам сфокусировал взгляд на мне, потом обернулся на Кая с подносом с чаем и усмехнулся:
   - Ну, вы там только не слишком громко засыпайте.
   Я приподняла бровь. То, что старый медведь начал шутить на такие темы, это хороший знак. Отходит! Теперь, главное, не дать ему в запой уйти, и всё будет нормально.
   Я усмехнулась:
   - Громко, не громко, как получится. Переживёшь, не маленький!
   И махнула Каю, призывая следовать за мной в направлении его комнаты:
   - Ты ведь не возражаешь, что я у тебя спать останусь сегодня?
  
  
      -- Кай
   Когда госпожа заметила что-то неладное, холодная коричневая лужа уже успела хорошо впитаться в её штаны и край куртки. Она резко подскочила, выпуская меня из объятий, и судорожно начала вытирать пятно салфетками. Я даже испытал небольшой укол совести, возможно, надо было сказать ей об этой перевернутой чашке раньше? Неужели ей так дорога эта ужасная одежда из непонятной серо-зеленой грубой ткани? Но с каждой секундой движения госпожи становились все жестче и отрывистей. А уж когда, закончив убирать самые ощутимые последствия, женщина повернулась ко мне с горящими глазами, то где-то на уровне инстинктов промелькнула мысль о наказании. И лишь усилием воли я смог побороть вбитые жизнью рефлексы - встать на колени и просить прощения.
   Но запал у госпожи быстро прошел. Оглянувшись вокруг, как будто только сейчас осознавая, где она находится, она нахмурила брови, что-то про себя обдумывая.
   Агрессивный настрой быстро спал, сменившись легкой поволокой желания в глазах. Что-то для себя решив, госпожа подошла ко мне и мягко поцеловала в уголок губ. А затем, глядя мне в глаза, тихонько начала читать стихи...
   В любой школе для наложников, наряду с правилами поведения и танцами, всегда преподают стихосложение. Красиво выражать свои чувства к госпоже должен уметь каждый хороший раб, а что может быть изящнее пары строф?! Когда-то, будучи молодым, я старался практиковаться в данном искусстве, но, увы, оно ни разу мне не пригодилось. И с годами я вспоминал о нём все реже и реже. За последние же лет пять я не написал ни одной строчки. Навыки давно растерялись, но осталось некое понимание.
   Стихи госпожи были, как и весь её мир - неправильные... нет, не так! Они были не венговскими! На Венге никто бы не сказал так о мужчине! Тем более о простом гаремном рабе. А услышать такое из уст госпожи нельзя даже во сне. Мне же... мне никто никогда не читал стихи. Для диких страстей, что иногда происходили в нашем доме, я был слишком обычным. Серая масса, один из множества - не лучший, но и не худший, я был просто неинтересен ни юным госпожам, ни пылким любовникам. Зачем Вы так со мной, госпожа?! Я ведь могу слишком искренне поверить, а разочаровываться будет слишком больно...
   Писк чайника выдернул нас из вязкого, будто патока, но столь неоднозначного молчания. Госпожа глубоко вздохнула и переключилась на обещанный чай, попросив меня достать кружки. Неприятно кольнуло то, что чашек пришлось взять три - я уже успел забыть о том заросшем старике в наших комнатах. Хм, в наших... наших с госпожой! Да, мне определенно нравится, как это звучит, пусть только и в мыслях. Собрав поднос, женщина подала его мне, объясняя своё решение моей трезвостью. Смешная она, зачем объяснять?! Как будто бы воспитанный раб позволил госпоже, даже будь она самой трезвой и полной сил, что-то тащить, когда у самого руки не заняты.
   Госпожа шла первой и, входя в комнаты, заботливо придержала передо мной дверь. Старик все еще смотрел этот театр абсурда, причем с явным интересом. Не дай Матерь Всего Сущего дожить до такого маразма. Женщина поставила ему на столик кружку с чаем и махнула в сторону своей комнаты. Я застыл изваянием - ЭТО будет спать с госпожой?! Но следующая фраза и реакция мужчины быстро расставили всё по своим местам. Нет, с госпожой буду спать Я! Беззлобное подтрунивание старика и последующий ответ заставили немного подобраться, ведь он, явно, имел в виду крики и стоны. Но причина их возникновения бывает слишком разной. Бррр, я потряс головой, выгоняя из неё непрошеные мысли, госпожа в слишком хорошем расположении духа, чтобы наказывать. Да и пока она ни разу не причинила мне боль. Может, стоит забыть уже о своей паранойе? Хотя, я никогда раньше не считал себя параноиком - скорее реалистом.
   - Ты ведь не возражаешь, что сегодня я останусь спать у тебя? - голос госпожи раздался совсем рядом. Я чуть не выронил из рук поднос с двумя полными чашками и недоуменно посмотрел на женщину. Порой она спрашивает такие странные вещи... но все-таки кивнул.
   Госпожа улыбнулась и приоткрыла дверь в комнату, впуская меня внутрь. Пройдя вглубь, я наклонился к столу, располагая поднос. Женщина заходить не стала, почему-то так и оставаясь в дверях. Нервничая, я старался изобразить бурную деятельность по расстановке чашек. Но, казалось, с каждой секундой воздух все больше накалялся.
   Внезапно дверь резко закрылась, погружая всё в темноту. Тихий шорох шагов, чужое дыхание за спиной и женские руки, обхватившие меня вокруг торса...
  
      -- Гейда
  
   Дорогу в полицейский участок малёк мне объяснил, и уже через пятнадцать минут я осторожно входила в самое настоящее местное отделение полиции. Конечно, по пути сюда я успела накрутить себя до предела, а в голове бродил взрывоопасный коктейль из дикого ужаса перед назревающими проблемами и зверской злости на мужа. На мужа я злилась даже сильнее. Как он умудрился, вообще? Что нужно сделать, чтобы человека забрали в полицию? Ведь я четко объяснила, что запрещаю влипать в неприятности? Высеку! Как же я его высеку! Неделю сидеть не сможет. Нет, две!
   Неимоверно толстый офицер-мужчина на вахте просканировал мои документы и буркнул: "в пятый кабинет". Я настолько растерялась, что даже свои опасения по поводу всей этой их полиции забыла. Какой такой пятый кабинет? Я что, сама должна его искать тут по всему зданию? Разве в обязанности этого зажравшегося зверька не входит меня проводить? Упомянутый лентяй, который, казалось, уже и забыл о моем существовании, наконец, поднял голову и очень так удивлённо заметил, что я все еще стою тут, у вахты, и злобно сверлю его глазами. Ща, побежала я зайчиком в этих коридорах циферки на дверях рассматривать! Зверёк нехотя добавил:
   - Налево, по коридору прямо, слева третья дверь.
   Прямо одолжение сделал! Бардак! И это представители власти! Вот что значит допустить до управления мужчин. Дай им волю, они вообще ничего делать не будут!
   Я молча развернулась на каблуках и направилась в указанном направлении. Чёрт, надо успокоиться. Это полиция. Это чужая планета. Я уже во что-то влипла, благодаря Ойлейну, а если разойдусь, думаю, проблем серьёзно прибавится.
   На мой стук в дверь с табличкой "5" раздалось каркающее "войдите". Я оказалась в тесном неуютном кабинете, который казался еще меньше из-за мужчины, сидящего за столом. Он был таким высоченным, худым, похожим на странную костлявую птицу. Настоящее чудище. Лицо его было неухоженным и не выражало никаких эмоций. Я сглотнула. Холодный взгляд светлых глаз-бусинок, короткий ежик темных волос, чёрная форменная рубашка, костлявые кривые пальцы. Грубо очерченные, словно высеченные из кирпича криворуким скульптором черты лица складывались в весьма недружелюбную, даже пугающую картину.
   - Слушаю вас, - ровным голосом произнесло чудище, и я постаралась взять себя в руки.
   - Меня зовут Гейдайра Файкрайт... - начала я, но этот... зверь... тут же грубо меня перебил:
   - Присаживайтесь. - Он махнул в сторону обшарпанного стула.
   Чудовище порылось в обшарпанном лотке с бумагами, выудило сначала один листок, потом ещё несколько. Я следила за всем этим с некоторой опаской и абсолютно искренним отвращением.
   - Ваши документы, пожалуйста, - сказал он.
   Я молча протянула карточку. Пока он ее сканировал и вчитывался в мои данные на мониторе, я пыталась всё-таки прийти в себя и придать себе подобающий вид. В конце концов, я ничего не нарушила, я в этом уверена. И я давно не девочка, чтобы бояться зверька только от того, что он такой урод.
   Между тем, чудище закончило чтение и перевело на меня свой колючий какой-то очень пронизывающий взгляд. Мне стало еще более неуютно, внутренне я напряглась и приготовилась к битве.
   - Ойлейн Файкрайт - ваш муж?
   - Да. Что он натворил?
   - Он здоров, я имею в виду психически?
   - Да, конечно. Зачем мне безумец!
   - Ну, может, он, ну не знаю... слегка дурачок?
   Я чуть не подпрыгнула от такого заявления.
   - Для мужчины... - до меня как-то внезапно дошло, что вот этот самый представитель власти, это громадное костлявое чудовище может счесть такое сравнение и оскорбительным. - ...Для венговского мужчины он достаточно сообразительный.
   Чудовище хмыкнуло и что-то неспешно отметило в своих бумагах. Потом так же, никуда не торопясь, он отложил эти бумаги в сторону:
   - Пойдемте.
   Встал и вышел из этого его кабинета, явно, в полной уверенности, что я иду следом. Я и, что самое удивительное, шла, кипя от негодования. А что делать?! Пройдя по узкому коридору и свернув пару раз, мы оказались в небольшом зале, разделенном решетками на несколько отсеков. В одном из таких отсеков-клеток сидел мой Ойлейн.
   Завидев меня, он тут же упал на колени, с отчаянием заглядывая мне в глаза.
   - Госпожа!
   У меня аж сердце сжалось. Был он каким-то помятым и слегка грязным. Видимо, в этом самом учреждении власти считается нормой несильно бить задержанных. Вот недоразумение! Хотя у меня самой желание хорошенько его выпороть тоже никуда не делось. Чудище обернулось ко мне:
   - Это он?
   - Разумеется, это он, - я, как ни старалась, не смогла сдержать раздражения.
   В документах, которые я предъявила точно имеется полное досье, где, в том числе, указаны данные обо всех имеющихся у меня официальных мужьях, с фотографиями в анфас, в профиль и со спины, в полный рост, без одежды. И зачем устраивать это дурацкое опознание?! Видимо, чувства мои отразились на лице, потому как чудище флегматично пояснило:
   - Обязательная формальность.
   Он вышел. Снова! Похоже, полагая, что я опять сама должна догадаться остаться мне с Ойлейном или пойти хвостом за этим страшным типом.
   - С тобою мы позже поговорим, - прошипела я мужу и пошла догонять чудище.
  
   - Так я могу все-таки узнать, что натворил мой муж? - спросила, когда мы вернулись в кабинет номер пять и уселись на свои места.
   - Разумеется. Ему вменяется хулиганство и, возможно, сексуальное домогательство. Если вы утверждаете, что он вполне здоров, то такое обвинение обойдётся вам штрафом. Небольшим. Заявление на сексуальное домогательство женщина писать, в конце концов, передумала, так что только штраф.
   - Женщина? Ойлейн сексуально домогался женщины?! Хулиганство?!
   Вот большего бреда я в жизни не слышала:
   - Ну, я бы скорее списал это на умственную отсталость, но раз вы не подтверждаете такое, придётся зафиксировать хулиганство. - Он достал один из листков из тонкой прозрачной папки и прочёл: "В десять сорок пять задержанный, Ойлейн Файкрайт, вошёл в продуктовый магазин по адресу Замковая улица 12. На вопрос продавщицы, гражданки Идюк, мужчина опустился на колени на пол и стал высказываться о продавщице в сексуальном ключе, предлагая сношение в извращённой форме. Гражданка Идюк сочла поведение задержанного оскорбительным и опасным и незамедлительно вызвала полицию".
   Он отложил листок:
   - Может, всё-таки напишем, что дурачок? Справок с вас никто не потребует.
   Я, совсем потерявшись в происходящем, с сомнением произнесла:
   - А что именно он там говорил - не написано?
   Чудовище пожало плечами. После чего он так же неторопливо вытащил из папки другой листок и протянул мне:
   - Записано с данных камер наблюдения.
   Я пробежалась по тексту. Или я ничего не понимаю, или... всё сказанное моим мужем было - ну обычным самым. Он говорил этой женщине комплименты, покорно просил разрешения припасть к её ногам и молил помочь разобраться с ценами на товар. Как фразы о платье, которое очень идёт его хозяйке и подчёркивает грациозность фигуры, величие поступи и гипнотизм взгляда можно счесть хулиганством или сексуальным домогательством?! Или о бархатной коже? Эта ненормальная женщина не любит комплименты? Или здесь считается преступлением говорить женщине, что она красива и вызывает восхищение даже у мужчины уже имеющего госпожу? Бред какой-то!
   Вздохнув, я отдала листок:
   - Нет, мой муж абсолютно разумен. Сколько я должна буду заплатить?
   Хотелось ещё добавить, что умственно отсталой в этой истории является, явно, та кундейка, что приняла обычную вежливость воспитанного мужчины за агрессию. Но, во избежание больших неприятностей, я прикусила язык и сухо произнесла:
   - И, если возможно, давайте покончим с этим как можно быстрее.
   Чудище понимающе так кивнуло и принялось заполнять следующие бумаги. Он монотонным голосом задавал вопросы по поводу моего места проживания на Минедже, дате прибытия и прочих бюрократических вещах:
   - С какой целью вы прибыли на Минеджу? - так же заунывно прокаркал он. Похоже, вся эта процедура доставляла ему столько же удовольствия, сколько и мне.
   - Я разыскиваю брата. Он подписал контракт на продажу на Минедже, но я хочу его найти. В нотариальной конторе и в агентстве, через которое оформлялся договор, мне уже отказались сообщить его адрес. Потребовали полицейский ордер. Так что я пробуду на планете ещё какое-то время, пока не решу этот вопрос.
   - Разумеется, - так же монотонно согласился этот ужасный тип, не поднимая головы. - Они не обязаны вам ничего сообщать. Контракт на продажу? Имеется в виду контракт шлюхи-содержанки?
   Я пожала плечами и произнесла совсем тихо:
   - Я не знаю, как у вас тут это оформляется юридически.
   Чудовище продолжало стучать костлявыми пальцами по клавишам.
   - Он ваш родной брат?
   - Нет, он сын родной сестры моей матери.
   Чудовище всё в том же раздражающе медленном темпе, не поднимая на меня головы, отослало несколько листов на печать, потом проштамповало их какой-то штукой и протянуло мне.
   - Оплатите в любом банковском терминале. И советую получше следить за вашим разумным мужем. А информацию о двоюродном брате, если запрос в базу данных посольства Венги подтвердит родство, можно получить в миграционной службе. Как минимум, адрес проживания они вам обязаны сообщить.
  
   Когда мы вышли с Ойлейном из полицейского участка, я, можно сказать, пребывала в некотором двояком состоянии. С одной стороны, этот странный, страшный зверище-полицейский мне помог. Ни нотариус, ни агент даже словом не заикнулись, что я могу просто получить всю информацию в этой их местной миграционной службе. А этот взял и помог... По собственному желанию. Просто так! И воспитание, и вообще принципы твердили мне, что нужно выказывать благодарность, когда тебе помогают. Только выжать из себя что-то, кроме тихого, скомканного "спасибо" для этого чудовища, я не смогла.
   И даже не суть, что он был мужчиной... Хотя, если бы это была женщина, пусть и такая чудовищно страшная, всё равно бы было легче. А так... Или бы у этого чудовища хотя бы была хозяйка, я могла бы нормально поблагодарить её...
   Ойлейн шёл за мной очень тихо, всячески стараясь быть как можно более незаметным. С ним тоже было больше вопросов, чем ответов. С одной стороны, из-за него я попала в неприятности. Его поступок стоил мне денег, пусть и не очень больших. Но их у меня и так не много. Да и, вообще, саму необходимость забирать его из полицейского участка совсем не назовёшь приятной прогулкой. Он, однозначно, заслужил наказание. И чисто эмоционально у меня было на это большое желание.
   С другой стороны, наказав раба, госпоже следует объяснить ему, как стоило поступить правильно. И я вот сейчас абсолютно не представляла, а, собственно, как? Стоило не быть вежливым с женщиной из-за того лишь, что она местная? Бред какой-то! Поэтому мы так и шли: муж старался быть незаметным, а я делала вид, что пока очень-очень сильно занята и поэтому его наказание отложено на потом.
  
  
   Глава 13. В ритме любви
  
      -- Герда
   Видимо, бюрократия, она на любой планете и есть бюрократия. В миграционной службе Минеджи меня заставили заполнить просто невообразимое количество форм одними и теми же данными, которые и так, между прочим, были в уже предъявленных мной документах. Потом подождать часик, ещё часик и ещё полчасика, которые затянулись на все два. Потом опять заполнить кучу бумаг. Но всё это было не важно, потому что в конце этого квеста мне всё-таки выдали ту самую заветную бумажку. Всего один листок, на котором напротив большинства полей было напечатано "не указано". Но в поле "текущее место работы" стояло "частный наниматель: Кэрол Нэджери". А в поле "Текущий адрес проживания" - странная короткая надпись - "Нихрон 12-4-9". Неужели их сумасшедшие архитекторы ещё и улицы цифрами называют? Или, вообще, что это?
   На улице уже клубился поздний вечер. Приморозило, и то, что ещё днём было лужами, покрылось скользкой коркой льда. Показывая чудеса эквилибристики, как местные женщины ходят по таким дорогам, тут же только на коньках можно передвигаться, я доскакала до диспетчерской службы такси.
   - А вот сюда сколько будет стоить доехать? Это далеко?
   Совсем молоденькая девушка, какой-то особенно невыразительной внешности (хоть бы подкрасилась, что ли) внимательно прочитала адрес на моём листке.
   - Нет, на машине сюда не доехать. Это далеко на севере. Туда дорог нет, можно добраться только челноком.
   Улыбнувшись, я вежливо поблагодарила девушку. Можно было начинать по-настоящему радоваться. Странная надпись, действительно, является адресом, известным местным людям. А значит, нужно выспаться, собрать вещи и прямо с утра отправляться в космопорт, искать этот самый челнок, в этот самый Нихрон 12-4-9. Лучше, вообще, попробовать заранее по сети заказать. Да!
   Неужели я доберусь? Найду Кая?
   Я обернулась к Ойлейну. Он тихо стоял, низко опустив голову, даже, казалось, вжав её в плечи. Разбираясь с местной бюрократической системой, я строго велела ему быть рядом и не привлекать к себе внимания. Очень строго! Теперь он боится. Чувство вины давит. Понимает, что подвёл меня утром, и мучается в ожидании наказания.
   - Пойдём, зайдём в магазин, купим продуктов, чтобы ты мог порадовать меня ужином. А ещё я хочу вина!
   Магазинчик нам попался какой-то маленький совсем. Продукты теснились в большой стеклянной витрине, как попало. Мясное рядом с молочным, овощи рядом с сыром. Кроме того, здесь оказалась очередь в пять человек. Толстый зверёк за тридцать указывал женщине продавцу, что и в каком количестве ему взвесить. Делал он это жутко медлительно, часто задумываясь, уточняя характеристики товара, читая надписи на упаковках. Короче, заставлял пять человек, из которых ещё двое, кроме меня, были женщинами, ждать.
   Ситуация меня бесила. Но, с другой стороны, я уже была в одном шаге от своей главной цели - стоит ли сейчас рисковать из-за такой мелочи? А потом мне, вообще, пришла в голову интересная мысль, посмотреть на всё это с другой стороны, как, собственно, я могу использовать эту ситуацию:
   - Ойлейн, посмотри на этого старика. Вот так нужно правильно обращаться к местной госпоже, когда она на службе. Запомни, чтобы мне не понадобилось потом снова тебе этого объяснять.
   Зверёк обращался к женщине... никак. Он смотрел только на товары и говорил что-то типа: "А ещё грамм триста вот этого сыра". Как будто за прилавком стояла не женщина, а торговый автомат. Зато этот странный автомат был доволен и не спешил вызывать полицию.
   День получился хоть и плодотворным, но крайне нервным. Завернувшись в одеяло, я сидела у окна в гостиничном номере, пила неплохое такое молодое вино и размышляла. Мастер-гуру всегда говорит, что половина наших поражений - это неотпразднованные победы. Не то чтобы я полностью понимала взаимосвязь этих событий, но мне бы очень хотелось со временем стать такой же уверенной в себе и спокойной, как она. Научиться её мудрости. Тем более что в этой науке она была единственным моим учителем. Ни мама, ни даже Старшая госпожа моего дома не блистали ни аристократическим спокойствием, ни абсолютной уверенностью. Не умеют они.
   Невероятно, но я, кажется, всё-таки найду Кая! Кажется... Завтра я поеду в этот Нихрон, встречусь с хозяйкой Кая... увижу самого Кая. Я закрыла глаза, рисуя в голове картинки. Хотела вспомнить какой-нибудь момент с Каем, который особенно возбуждал, будоражил кровь... А вспомнилось почему-то, как он учил меня плавать.
   Мне было лет десять-одиннадцать. Все девочки моего возраста уже замечательно плавали. Ну, или мне так казалось. А меня вода пугала. В смысле, пока мелко - не пугала, конечно. Но как только дно исчезало под ногами, я впадала в панику. И Кай учил меня не бояться. Я ругалась, обещала его высечь, а он спокойненько так заявлял, что высечь его, конечно, можно, если мне угодно, но тогда он будет вынужден рассказать моей маме, что я боюсь воды и проявляю в этом вопросе недостойную юной госпожи трусость. Не думаю, что он всё-таки рассказал бы кому-то. Он всегда меня прикрывал. Всегда был на моей стороне, что бы я ни делала. Просто тогда мне не хотелось, чтобы он посчитал меня трусихой.
   Почему сейчас мне вспомнился именно этот момент?
   Рядом со мной на колени опустился Ойлейн:
   - Госпожа, ужин готов. Прикажите подать?
   Это был тихий, какой-то мечтательный ужин. За окном снова валил снег, но в этот раз он не казался мне отпугивающим. Наоборот, в нём было своё очарование. Минеджа, казалось, перестала быть холодной... Хотя оставался ещё один вопрос, который висел над всей этой идиллией молотом, не давая, наконец, придаться радости от осознания, сколь многое мне уже удалось в этом изначально безумном путешествии:
   - Ойлейн, ты сегодня вовлёк меня в неприятности. И хотя всё вышло очень даже неплохо, меня не обрадовала необходимость общаться с местной полицией.
   Муж ещё больше опустил голову:
   - Простите, госпожа. Я виноват и заслужил наказание.
   Я кивнула:
   - Хорошо, что ты это понимаешь. Напомни мне, какое именно наказание полагается за твой поступок?
   Голос Ойлейна стал ещё тише:
   - Пятьдесят ударов плетью, госпожа.
   И ведь моё собственное мнение во всём этом, получается, вообще, никак не учитывается. Есть кодекс, и Ойлейн знает его наизусть. Идеально! Там, в этом самом кодексе, прописано всё, до последней буковки. И там прописано, что сегодня я должна избить своего мужа до полуобморочного состояния. Пятьдесят плетей! И за что? За то, что я и сама не знала, что местные кундейки так неадекватно реагируют на вежливых мужчин?! За то, за что я не считаю его виноватым!?
   С другой стороны, он сам расскажет всё маме. Она умеет добиваться искренности. И мама будет ругать... рассказывать мне, как я молода и наивна, что я должна, и что настоящая госпожа просто обязана следовать кодексу... Я непроизвольно прикусила губы. Знаю, выглядит совсем по-детски, но как по-другому сдержать в себе злость? Злость, не предназначенную мужу. Чёрт, не получается у меня быть настоящей госпожой!
   - А за непреднамеренно навлечённые неприятности что полагается?
   Муж поднял на меня осторожный взгляд:
   - На усмотрение хозяйки, госпожа.
   - Тогда так... - я покрутила головой. - Эту ночь ты проведёшь вон в том углу, стоя на коленях. И чтобы ни единого звука! Это будет твоим наказанием. Я так хочу!
   На губах мужа мелькнула робкая улыбка:
   - Спасибо, госпожа.
   Я отмахнулась:
   - Всё, убирай посуду, иди... поешь чего-нибудь. Твоё наказание начнётся после того, как я лягу спать.
   Да, мама мне потом всё расскажет о моих способностях воспитывать рабов. Всё, и несколько раз!
  
   Спать я укладывалась с настроем, что завтра будет самый решающий день моего путешествия. Завтра всё решится!
   Никакой информации о рейсах в нужный мне посёлок в сети не нашлось. И уж тем более не нашлось сервиса по продаже билетов на эти рейсы. Но как-то же туда добираются местные жители?! Особенно учитывая, что сам посёлок на картах был указан. Далеко-далеко на севере, за полярным кругом. Там, вообще, местность была густо усеяна этими Нихронами с разными номерами.
   Ойлейн заботливо укрыл меня и вместо того, чтобы послушно отправиться в оговоренный угол, опустился на колени. Ну, что ещё?
   - Госпожа... - голос у него был каким-то трагическим, я бы даже сказала отчаянным. - Я хотел бы ещё сказать, простите... Я очень люблю вас! Я раньше считал, что в тот день, когда меня выкинули из старого дома, Матерь Всего Сущего решила наказать меня. Я был не прав! Если бы этого не случилось, я бы не попал к Вам. А Вы - самое лучшее, что случалось со мной в жизни. Мне очень повезло, когда меня отдали вам... Я бы хотел сказать... как бы ни получилось... я буду счастлив быть рядом с Вами тем, кем вы пожелаете. Как бы Вы ни решили...
   На этой ноте он поднял, наконец, на меня глаза, быстро смутился, ещё раз извинился и испарился в нужный угол. Счастлив он будет, видишь ли! Развёл тут... И вообще. Всё, завтра я найду Кая. А сейчас спать!
  
      -- Кэрол
   Он так и не ответил мне ничего. Можно уже привыкнуть - он заранее согласен, чтобы я ни делала. Избалует меня! Тиранкой буду!
   Я немного задержалась в дверях, чтобы в свете, проникавшем из гостиной, мой классный парень успел поставить поднос с чаем на стол. Чтобы не включать свет в комнате, вообще. Закрыть дверь и очутиться во мраке, к которому постепенно привыкают глаза, и ты уже отчётливо видишь всё вокруг, просто в некоторой особенной дымке ночи. Отсветах от снега за окнами, от ярких звёзд Минеджи, от глаз напротив.
   Я развернула Кая к себе. Не торопясь. Давая ему тоже привыкнуть к темноте. Сориентироваться в этой ночи, успеть поймать мой взгляд. Улыбку.
   Знаю, сейчас он видит меня намного лучше, чем я его. Это для меня он лишь фантастический контур на фоне окна. А на меня этот свет падает как раз, чтобы не скрывать ни одной детали.
   Короткий поцелуй. Глубокий, не целомудренный, и с обещанием большего, буквально через пару минут.
   Я отступила на шаг. Чёрт! Гормоны через край! За гранью понимания, в бешеном биении желаний. Хочу! Ловко, одной рукой расстёгнутые пуговицы на рубашке, чтобы не глядя отправить её в темноту. Джинсы тоже утром буду искать в неизвестном направлении, но сейчас это не важно.
   Глаза уже привыкли к темноте окончательно. В глазах моего классного парня лёгкое офигение. Перед ним женщины никогда не раздевались?
   Шаг навстречу. Без проблем - я сама его раздену! Сама, я сказала! Лёгкий шлепок по рукам. Точно говорю, тиранку из меня вырастит!
   Ласково пальчиками по каждой линии тела. Чёрт! Меня колотит просто от прикосновений. Это пьяняще вкусно, касаться его вот так, без ограничений. Темнота нам идёт!
   А вот это выражение лица я уже сегодня видела. Но, честное слово, не поверю, что какой-нибудь там моральный принцип запрещает мне трогать его там. Собственнически. Ощущая в ладони обалдительную эрекцию - самый честный невербальный комплимент и ответное желание.
   Ладонью в грудь. К акробатике я сейчас не расположена, так что перемещаемся на кровать. Простым и верным способом снимать сексуальный голод доморощенных тиранов.
   Он мне не мешал. Наоборот, мягко подстраивался под мои движения, мои желания. Но и не делал ни шага по своей инициативе. Сейчас это было правильно. Сейчас я и сама точно знала, что хочу, и мне не нужны были ничьи поправки.
   Впиваться в податливые послушно отвечающие мне губы. Сжимать бёдрами его бёдра, опускаться на его член, в своём собственном слегка растянутом темпе. Чувствовать его горячие ладони на талии, не сдерживающие и не ускоряющие. Как мне угодно. Ловить в его глазах отражение своего дурманящего безумия. В ритме сбитого дыхания, в поцелуях взахлёб, в марше бешеной скачки сердца. Дразнить, ускоряться и замедляться, играть в своё удовольствие... Прикасаться, ощущать вкус... Загнать себя и его до изнеможения. До потери осмысленности, до растворения здесь и сейчас... До пика... До звёздочек перед глазами... И долгих тонких иголочек где-то в пальчиках ног...
   А потом... потом лежать, растянувшись на этом классном парне, как на подушке, и понимать, что день был безумно длинным, и спать хочется так, что просто сил никаких нет.
  
      -- Кай
   Последовавший за поворотом поцелуй не был неожиданностью, почему-то ничего другого даже в голову не могло прийти. И пусть разум на заднем плане и говорил, что так не бывает, но подсознание как будто точно знало - да, вот так и должно быть. Но так же быстро, как и нахлынуло, наваждение прошло. Госпожа отстранилась и начала раздеваться. Каюсь, секунд пятнадцать я абсолютно не понимал, что сейчас происходит. Что, и всё? Уже ложимся спать? Разве госпожа не хотела в меня поиграть? Да и бешеное желание в её глазах никуда не делось. Я вполне был готов к тому, что прикажут раздеться мне, но ей-то зачем раздеваться полностью? На самом деле, хоть я и прожил жизнь в гареме, полностью обнаженных женщин видел разве что в купальнях. Даже на церемонии зачатия наследников наши женщины одевали свободное белое ритуальное платье. И во время игр на них были, как минимум, белье и сорочка.
   Из ступора меня вывела сама госпожа, нетерпеливо начав стягивать с меня одежду. Судорожная попытка помочь была резко пресечена хлопком по ладоням. Не больно, но запрет на какие-либо действия вполне понятный. Так что даже с каким-то внутренним облегчением я привычно убрал руки за спину и расслабился. Пальцы госпожи пробежались по груди, торсу, скользя все ниже и.... ммм, любите же вы, госпожа, доводить до сердечного приступа. Хотя после сегодняшнего утра вполне уже можно было осознать, что для неё не существует негласных венговских запретов. Запоздало отметил, что уже возбужден, и чертыхнулся про себя. Совсем перестал тело контролировать, как малек, ей богу. Госпожа возбуждаться, конечно, разрешила, но такой прокол больно бьет по гордости, все тренировки шушарке под хвост.
   Повинуясь легкому толчку в грудь, падаю спиной на кровать. Тц, рукам неудобно, но потерпеть можно. Особенно, когда госпожа так неистово седлает твои бедра и начинает свою неконтролируемую скачку. Движения были резкими, хаотичными, иногда приходилось буквально "подхватывать" госпожу, чтобы не завалилась на бок в очередном порыве. Такой рваный ритм практически не давал настроиться и поймать темп, поэтому держать себя в руках с каждой секундой становилось все труднее. С губ то и дело срывались рваные стоны и вздохи. Ммм, как же тяжело оставаться неподвижным. А уж сдерживать себя без контроллера... Слава Матери Всего Сущего, госпоже понадобилось не слишком много времени. В очередной раз протяжно застонав, она повалилась на меня сверху. Я сквозь зубы выдохнул, убрал руки, но хуже всего было то... что госпожа не соизволила даже позволить мне выйти из неё! Я - не муж, и о наследниках никакой речи быть не может, так что, кончить вот так я просто не имел права, что бы там госпожа с утра ни разрешала! Сейчас она пьяна и, возможно, не осознает последствий. И более чем уверен, за непреднамеренную беременность мне шею свернет даже самая добрая женщина.
   По прошествии нескольких минут, я уже готов был волком выть, а госпожа, похоже, вообще, заснула. Вот кто бы мне сказал, что женщина может заснуть в таком положении, никогда бы не поверил. Понимая, что еще чуть-чуть, и случится непоправимое, осторожно дернулся и просительно простонал: "Госпожа-а-а". Сонно приоткрыв глаза, она заворчала что-то про вес и скатилась в бок, подгребая под себя подушку и снова засыпая. Подхватил лежащую рядом тряпку, оказавшуюся моей рубашкой, и, закусив зубами уголок подушки, чтобы снова не разбудить госпожу, позволил себе получить разрядку.
   Ма-а-атерь, что за шебутной день... как же я устал... ммм... рубашку надо будет потом постирать...
  
   Глава 14. Битва упрямства
      -- Гейда
   Сегодняшнее утро проходило под флагами решительности. Рассвет ещё только поднимался над городом, а я уже входила в здание космопорта внутренних перелётов. Ойлейн тащил наши сумки, так как я была настроена, если представится такая возможность, не мешкая запрыгнуть на самый ближайший рейс до этого самого Нихрона.
   Немолодая женщина в справочной с каким-то особенно тусклым взглядом медлительно прочитала адрес на протянутом мной листке.
   - Мне нужно попасть в этот населённый пункт. Прямых рейсов я не нашла, но, наверное, есть с пересадкой или с частичным использованием других видов транспорта, или чартер?
   Женщина подняла на меня глаза:
   - Это Нихрон. - она сделала паузу, будто её фраза уже сама по себе должна была мне всё объяснить. Я не понимала, и она добавила: - Частная территория компании "Минеджа-сайлас". Шахта.
   Собственно, я всё равно ничего не поняла:
   - И как туда добраться?
   Женщина скривила рот, будто ей приходится объяснять что-то настолько элементарное, что даже кундейке понятно.
   - В Нихроны летают только челноки самой компании. И посторонние лица туда не допускаются. Если вы сотрудник компании - их стойка регистрации вон в том направлении, прямо, через переход. Если вы журналист или сотрудник какой-то общественной организации, то после праздников обратитесь в офис компании, они рассмотрят вашу заявку и, возможно, организуют вам посещение объекта в выделенные дни.
   - Я - частное лицо. Мне по личному вопросу надо.
   Женщина подняла на меня глаза с выражением, как будто сильно сомневается в моих умственных способностях:
   - Девушка, это шахта. Шахта за полярным кругом! Название "Нихрон" означает, что там, в этой точке на карте, всякие опасные машины бурят землю, чтобы добывать из этой земли что-то полезное. Туда нельзя просто так приехать кому угодно!
   Я стиснула зубы и собиралась уже высказать этой... хм, всё, что я думаю о её манере разговаривать, но взгляд выхватил скучающего напротив полицейского, и я заставила себя проглотить приготовленные фразы. Вдруг эта, как и продавщица, тоже чуть что бросится полицию вызывать. Мысленно я досчитала до десяти и постаралась улыбнуться:
   - Ну, мне оооочень надо туда попасть.
   Женщина, кажется, даже оттаяла и улыбнулась мне в ответ. А потом подмигнула и произнесла шёпотом:
   - Пошлите ему подарок, завтра ведь Новый год. А к подарку приложите письмо и напишите там всё, что нужно. Грузовики в Нихроны летают ежедневно. Он получит его, если не сегодня вечером, то уже завтра утром, к празднику. И обязательно прочтёт. Подаркам даже самые упрямцы радуются. Вот увидите, всё решится, он одумается и приедет к вам. Но сама вы к нему туда приехать не можете.
   Она пожала плечами.
   Я постаралась кивнуть и в растерянности отступила. Кому "ему" я должна написать? Ещё и подарок какой-то послать. Что она себе там такое напридумывала?! Я, вообще... А чёрт с ней!
   Я заставила себя снова отбросить эмоции и сосредоточиться на главном. А главным было добраться до этого Нихрона. До этой шахты, как оказалось. Шахты?!
   Эта Кэрол Нэджери - специалист по шахтам? Что она, вообще, там делает? А главное, зачем она туда утащила моего Кая? Что наложнику делать в таком месте?
   Покрутившись на месте, я решительно двинулась к стойке этой самой компании "Минеджа-сайлас". В сущности, это оказалась не стойка даже, а целый отдельный зал, где туда-сюда шныряли люди, десяток женщин оформляли бумаги, отвечали на звонки и звонко шлёпали печатями.
   - Здравствуйте. Мне нужно попасть на Нихрон 12-4-9.
   Женщина перелистнула какую-то папку, даже не взглянув на меня:
   - Опаздываете. Документы.
   Меня, явно, приняли за кого-то другого. А это значит, что если я сейчас не ошибусь, то, может быть, всё получится. Я, затаив дыхание, положила на стойку карточку удостоверения. Женщина сморщилась и, наконец, подняла на меня взгляд:
   - Девушка, пропуск компании давайте! Зачем мне ваше удостоверение межпланетного образца?!
   Так как никакого пропуска компании у меня не было, я вздохнула и постаралась улыбнуться. Женщина была намного старше меня, вся такая собранная и серьёзная - неужели не пожалеет?
   Она устало вздохнула, ловко щёлкнула по клавишам и несколько раз взглянула на меня, видимо, сверяя с фото на экране:
   - Вы - не Элизабет Хатцен. А рейс заказан на неё, - констатировала она.
   - Да, но я тоже должна была лететь.
   Женщина подняла бровь:
   - Вы - не сотрудник компании. Тогда... Вы её новая жена? - после чего отмахнулась: - В любом случае, без Элизабет я никакие пропуска оформлять не буду. Где она?
   Судорожно придумывая ответ, я повертела головой. Из женщин в зале были только работницы регистрации и две уборщицы. Скорее всего, ни одна из них не Элизабет. Я пожала плечами:
   - Она должна была уже прийти.
   Женщина развела руками:
   - Но её нет! И она уже задержала рейс на почти полтора часа. Если не появится в ближайшие два, следующий коридор для вылета для неё будет только после праздников. Так что, ищите её побыстрее.
   И где я должна искать эту женщину? А главное, как? Я даже примерно не знаю, как она выглядит и где может находиться. Хоть бы фото увидеть. Хоть опознать сразу, когда она войдёт в зал. Мне же ещё с ней договориться нужно.
   Опять же, что значит "её жена"? У них тут женщины с женщинами брак регистрируют? Зачем? И что важнее, это какими-то документами подтверждать надо или так, на слово поверят?
   Я села на диванчик в углу зала, так чтобы сразу видеть тех, кто входит в зал.
   Время тянулось и тянулось, а в зал не входило ни одной женщины. Молоденькая девушка регистратор поправляла мишуру на маленьком колючем деревце. Это символ смены года. Да, завтра Галактический союз празднует общий для всего Содружества Новый год. Это событие тут давно не связанно с астрономическим циклом ни одной из планет, как это происходит на Венге. Просто в определённый день полночь сменит цифру на календарях по всем планетам сразу. Наверное, везде начнутся праздники. Хорошо ли это?
   Отпросившийся в туалет Ойлейн вернулся, замерев передо мной и на мгновение задумавшись. Вставать на колени я вроде как запретила, разговаривать со мной, глядя сверху вниз - верх невоспитанности. В конце концов, явно переступив через себя, он присел на краешек скамьи.
   - Госпожа. Эту женщину, Элизабет, тут все знают. Она известна своими эээ... экстравагантными поступками. Я подумал... там дальше по галерее есть комната для курения. Там сейчас сидят несколько спецов-мужчин. Если позволите, я бы мог поговорить с ними. Возможно, они что-то знают...
   Я смотрела на него внимательно. Он снова опустил глаза. Со вчерашнего дня мы так и не говорили. Да и о чём было говорить? Муж обязан любить свою жену! Не каждый, конечно, так... и меня, в некоторой степени, даже тронуло это его признание...
   - А если в это время она придёт?
   - Я быстро, госпожа... Они вот тут по коридору, в конце...
   Честно, в то, что эта Элизабет вот так вот просто явится, я как-то уже не верила. Да даже если и явится, мне нужно её узнать, как-то договориться.
   - Иди, но если выйду в коридор и махну, позвав возвращаться, сразу обратно!
   Это самое паршивое чувствовать, что проигрываешь. Что, несмотря на все твои усилия, старания, жертвы, желанный приз пролетает мимо в руки другой. Что все против тебя.
   Ещё через час женщина за стойкой, пожав плечами, объявила, что окно для вылета на нужную мне шахту закончилось. И что, когда "моя жена" явится, наконец, или соизволит ответить на звонок, её ждут большие неприятности.
   Старания Ойлейна тоже дали немного. Местные спецы наперебой рассказывали ему байки о приключениях искомой мной особы и даже показали несколько фотографий на коммуникаторе, но, где она может пропадать, никто не знал.
   Мы сидели в маленьком кафе возле космопорта. Ойлейн уже почти спокойно сидел за одним столом со мной, только глаза в суп прятал сильнее обычного. Я без аппетита гоняла по тарелке кубики овощей и думала.
   Я не отступлю, это точно! Я уже столько прошла! Столько задачек решила. И тут решу. Просто надо... наверное, надо, чтобы мне повезло. Галактический новый год, это, конечно, не Венговский первоснежен, но на него ведь тоже полагаются чудеса? Пусть мне повезёт! Но даже если... Я не сдамся! Даже если все вокруг против меня!
   - Госпожа, - муж поднял на меня, наконец, глаза. - Я тут подумал. Эта госпожа Элизабет, или как её все зовут тут, Лиз, не богата. Даже, наоборот, спецы говорят, что у неё совсем плохо с деньгами. Значит, место, куда она могла пойти, должно быть очень дешёвым. Можно выяснить, какие тут рядом есть совсем дешёвые заведения, где такая женщина может развлечься на всю ночь, и попробовать там о ней поспрашивать...
   Муж снова опустил глаза. А я почему-то в этот момент взглянула на ситуацию немного по-другому. Не все вокруг против меня. Ойлейн вместе со мной и пытается мне помогать. Я еду за другим мужчиной, которого он, я знаю, недолюбливает, но он всё равно преданно помогает мне. Конечно, хороший венговский муж так и должен поступать. Просто в такие моменты мне иногда кажется, что муж у меня лучше, чем я сама о нём знаю.
   - Да. Можно... - хоть какой-то план поиска. - Иди, спроси вон охранника у двери, где тут такие места, - зверёк в форме охраны был на редкость омерзительным на вид. Вряд ли это, вообще, умеет разговаривать с женщиной. - Тебя он не испугается.
   По описаниям, искомая мною Элизобет - Лиз любила выпить, влипнуть в неприятности и подраться. К тому же, имела ужасно неухоженный вид и была мало платёжеспособна. То есть нечто среднее между моей предпоследней заказчицей на Венге, та была капитаном гвардейцев и в дни своего отпуска трезвой не бывала, в принципе, и кузиной, которая в нашем доме кормила кошек, более неопрятной женщины, к тому же не способной рационально распоряжаться деньгами, я в жизни не видела. Ну и куда эти двое могли бы пропасть, если их поместить в одно тело? В бар? В бордель? В очень дешёвый бордель с выпивкой?
   Удача как-то забыла присоединиться сегодня к нашим поискам. В первом заведении я пыталась сама разговаривать с управляющим, но этот жирный зверёк, видимо, совсем не имел мозгов. Я с трудом сдержалась, чтобы не ударить его. А он отпускал в мой адрес пошлые фразочки, обращался ко мне "деваха"... короче, мне стоило очень больших усилий смолчать на всё это.
   В следующем заведении разговаривать я велела Олейну:
   - Простите, моя госпожа ищет женщину по имени Лиз. Она невысокая, светловолосая...
   Охранник, которого спрашивал мой муж, смерил каким-то презрительным взглядом сначала самого Ойлейна, потом меня:
   - Госпожа? - потом этот дурной зверёк сплюнул прямо на ступени заведения перед нами и молча отвернулся.
   Хотелось рычать. Взять тяжёлый тёткин кнут и вбить в это тупое создание понимание того, что на вопросы нужно отвечать! По-моему, в местном разговорном языке вполне-таки используется слово "госпожа". Что не так?! Как мой муж может ещё меня называть? Муж...
   - Ойлейн, кажется, местные зверьки придают какое-то другое значение слову "госпожа". Говоря с ними обо мне, называй меня "жена". Этим тупицам так будет понятней.
   Мой муж покорно согласился. Его тоже нервировало поведение этих странных мужчин, и он очень старался держать себя в руках.
   В четвёртом заведении искомую нами особу вспомнили:
   - Лиз? Да, я её знаю. Но этой ночью нам, видимо, повезло, мы её не видели. Она была у нас месяц назад. Двоих мужиков на скорой увезли. Одного с сотрясением, другого с переломанными рёбрами. Они ведь и не трогали её даже. Официантке что-то не то ляпнули, эта и разъярилась.
   Я мысленно добавила в искомый мною образ сестру одной моей сокурсницы, та так легко приходила в бешенство от неподобающего поведения мужчин, из-за чего частенько портила, причём, даже чужую собственность. Видимо, эта Лиз тоже их таких.
  
      -- Кай
   Согласно различным книжкам, особенно романтического содержания, про прекрасных воительниц или юных, но обязательно умных и целеустремленных девушек, что в изобилии пребывали в библиотеке нашего дома, проведенная ночь в одной постели с госпожой должна была быть чем-то действительно волшебным. Ну что я мог сказать?! Я волшебно... не выспался! Даже несмотря на то, что засыпал я полностью без сил, и, по идее, не разбудил бы меня даже слоногемоты, устроившие спаривание где-то неподалёку, но госпоже это удалось в лёгкую.
   Первый раз я проснулся, когда получил коленом по спине. Согласитесь, когда уже более двух лет спишь исключительно один, прилетевшая внезапно в спину острая коленка разбудит наверняка. Пришлось отползти на край кровати, укрываясь лишь кусочком одеяла, рискуя вот-вот свалиться. Если честно, будь у меня еще хотя бы плед, перебрался бы на пол.
   Не успел я вновь задремать, как мне снова прилетело. На этот раз на меня положили ноги. Обе сразу. Судя по всему, госпожа тоже привыкла спать одна, и поперёк кровати ей действительно удобнее. Хотя, по сравнению с некоторыми наказаниями на ночь, практикуемыми на моей Родине - ничего страшного.
   Третий раз я проснулся уже засветло. Лучики обманчивого солнца прыгали по лицу, да и ноги с меня уже убрали, но появилась совершенно другая проблема - ХОЛОДНО! Одеяло у нас было одно на двоих. И сейчас всё оно было вокруг госпожи, которая закуталась в него, словно личинка. Выцепить даже краешек, не представлялось никакой возможности.
   Понимая, что уснуть больше не смогу точно, я пошел в ванную, стараясь издавать как можно меньше шума. Утро ещё совсем раннее, в районе пяти где-то, если верить часам, так что лучше госпожу не будить. Заодно и себя приведу в порядок, опять на голове дикие заросли.
   Умывшись, побрившись и причесавшись, ну и, конечно, удовлетворив остальные потребности, снова застыл перед кроватью госпожи. С одной стороны, правильнее бы было сесть рядом на колени и смиренно дожидаться пробуждения. Но госпожа - величина неизведанная, может и обидеться, если не оценю её благосклонности. А значит - снова в кровать. Солнце как раз обитало в районе подушек, ещё чуть-чуть, и женщина тоже проснется от его лучей. Так что, я снова как можно тише лег рядом, чуть поправив угол подушки, чтобы солнце не попадало мне в глаза, но играло на золотистых прядях волос. Теперь шею чуть в бок и подвинуть туловище, всё-таки если лечь совсем уж прямо - то поза будет слишком ненатуральной. В такие моменты жалеешь, что в гареме над кроватями не было зеркал. Фиг поймешь, лег так, как надо, или напортачил. Ну всё, теперь осталось подождать. Судя по шевелению "кокона" - совсем недолго.
  
      -- Кэрол
   Проснулась я с лёгкой тяжестью в голове и пьянящей негой во всём теле. Будильник показывал, что можно ещё мирно спать минут сорок. Но не хотелось. Спокойно, как в идиллии абсолютно розово-сопливого сериала, рядом со мной спал самый красивый мужчина, которого только можно было представить утром в своей постели. Никаких тебе перекатов храпа, помятых поз, раскинутых на меня ног и рук, всклокоченных волос - просто волшебный принц из сказки. Спокойное дыхание, как древний богатырь, лёжа на спине, подставив лицо под бледные лучи северного утреннего солнца за широкими окнами.
   Чёрт! В таких ситуациях почему-то в первую очередь вспоминаешь, что сама на сказочную принцессу никогда не тянула и с годами краше не стала. Скорее сойду за ведьму средних лет!
   Я села на кровати. Хмыкнув, вытряхнула из головы глупые мысли. Чем плоха ведьма?! И вообще, с воспитанием этого принца, может быть, именно ведьма, а не какая-нибудь принцесса ему и нужна.
   Тихонечко, чтобы не разбудить, я погладила Кая по щеке. Тихонечко не получилось. Он тут же распахнул глаза, увидел меня и попытался уползти на пол. Что за привычки?!
   - Стоять! А ну-ка, давай обратно на подушку!
   Сползание прекратилось. Парень, казалось, мгновение изучал что-то в моих глазах. Потом расслабленно улёгся обратно на подушку и как-то смущённо улыбнулся. Мне понадобится вечность, чтобы понять, что он там думает и почему так улыбается. Или ещё больше, потому что от таких улыбок у меня, вообще, ни одной мысли в голове не остаётся.
   Я вытянулась рядом с ним. Потёрлась щекой о его плечо, подавив в себе желание замурлыкать (или не подавив):
   - Как спалось?
   Какое-то мгновение он смотрел мне в глаза. И только когда отвел взгляд, я вдруг поняла, что это прогресс. Что-то собственное, микро самоуправство.
   - Хорошо. Спасибо, госпожа.
   И снова какое-то любопытство во взгляде.
   - Хорошо? А мне всегда жаловались, что я пинаюсь и одеяло забираю. Тебе не досталось, или ты просто крепкий очень?
   - Когда госпожа позволяет спать рядом с собой, уже огромная честь. Сон же с госпожой в одной постели не могут омрачить столь незначительные казусы.
   Я аж прыснула! Это он так мягко, чтобы не обидеть меня?!
   - Вывернулся?! Нуу... - Почему-то мне хотелось болтать. Хотелось докопаться до самой сути этого ледяного мальчика. Чтобы он, смеясь, рассказывал, как брил кота десятилетним мальчишкой, ну или подглядывал за девочками в пятнадцать. Хотелось искренности. Близости.
   - Ладно. И что тебе снилось?
   Он снова опустил глаза. Моя интуиция подсказывала, что вот именно так люди врут. Ну или если не врут, то увиливают от ответа.
   - Сны, это отражения несбывшихся желаний, счастливые наблюдают лишь реальность.
   Оппа! А ты, мой красавчик, значит, был абсолютно счастлив и снов не видел, по определению. С языка уже почти сорвалась фраза про ложь, когда я остановила себя. Он же не играет. У него нет желания что-то получить за свои недомолвки, скорее наоборот... он пытается сохранить... только что? Себя? Искренность, она не даётся по команде, её нужно заслужить:
   - А мне часто сняться сны...
   Кай смотрел на меня чуть настороженно, но, в тоже время, не пытаясь встать с кровати или хотя бы сесть поудобнее. Извинялся за каждое слово и увиливал от сложных тем. Хотя это уже был прогресс, он разговаривал. И в этом диалоге было уже что-то, кроме извинений и восхищений в мой адрес.
  
      -- Кай
   Вопреки моим опасениям, госпожа проснулась далеко не сразу. Шея к тому времени затекла и уже начала постреливать болью. Так что, когда женщина активно завертелась, я мысленно вздохнул с облегчением. Прикосновение пальцев оказалось слишком неожиданным, и вместо того, чтобы картинно чуть сонно приоткрыть глаза, показывая госпоже, что сны в её присутствии были действительно сладкими, я резко распахнул их, неприлично уставившись. Ну, блин, теперь даже малек поймет, что я уже давно проснулся и при этом имел наглость остаться в постели с госпожой. Но попытку принять подобающую позу госпожа пресекла. Пришлось лечь обратно и изобразить виноватое выражение лица, авось прокатит.
   - Как спалось? - м-дам. Считать, что госпожа не заметит мой далеко не сонный вид, было бы глупо. Ладно, хоть настроение у неё, явно, хорошее, так что ограничилась она словестной пыткой, выспрашивая о моих снах. Причем, с каждым вопросом её голос становился всё более и более ехидным. Пришлось мозги вывернуть, чтобы ответить и правдиво, и вежливо. Ни слова ведь не соврал! Да, давно у меня подобной практики не было.
   - Сны, это отражения несбывшихся желаний, счастливые наблюдают лишь реальность. - Спасибо вам, наставники. Учили вы хорошо, на совесть. Прям вбивали навыки красноречия, причем, в самом прямом смысле - вбивали.
   - Да? - госпожа перекатилась на спину, укладывая голову мне на плечо. М-матерь, мои затекшие мышцы... - А мне часто снятся сны. Да почти всегда, особенно если не уставшая до изнеможения. Лето, города, люди, которых давно не видела. Ну или бред какой-нибудь, типа коллективного выволакивания крокодила из измерительной шахты. - Видимо, госпоже действительно не с кем поговорить, раз она рассказывает всё это мне. Неужели у неё совсем нет подруг? Хотя кто что разберет в женской голове-то.
   - Хм... Кай, а о чём ты мечтаешь? Хотя нет, не так. О чём мечтал, когда был мальчиком? - Мелким? Да, либо я чего-то не понимаю, либо на лицо дефицит общения.
   - Мои мечты были самыми стандартными для мужчины Венги, госпожа. - Ну, как и вся жизнь, впрочем, но об этом умолчим. - Добрая госпожа, положение любимчика, а лучше старшего мужа в богатом доме. Даже главой гарема как-то мечтал быть, но все это было в возрасте совсем уж малька. - Аккуратно кошу глазами, ничего ведь такого случайно не ляпнул?
   - А старше? В двадцать? В двадцать пять?
   Голос госпожи спокойный, кажется, в нём даже нет особого интереса. Но в глубине всё-таки проскальзывали нетерпеливые нотки.
   - Эммм, я... не знаю, госпожа. Мечты тогда были мимолетными. Наверное, в двадцать лет мне больше хотелось стабильности. Я тогда был... общим. Как для мужчин, так и для женщин дома. - Ну да, когда тебя таскает то одна, то другая, причем каждая требует чего-то своего, то попробуй запомни все их привычки и предпочтения. В то время из-за постоянных казусов, моя спина, да и не только спина не успевали заживать. - Поэтому обстановка постоянно менялась, как и мечты.
   - Хм... А старше? В прошлом году?
   Прошлый год... Я передернул плечами. Двадцать девять лет... то время, когда ты понимаешь, что всё, время уже упущено... полностью. Если в свои двадцать девять ты не являешься чьим-то мужем, который подарил госпоже дочь или не стоишь во главе гарема, то можно больше даже не мечтать о чем-то, кроме комнаты прощания. И всё равно, понимая свою обреченность, ты мечтаешь. Мечтаешь, что в один прекрасный момент у тебя всё-таки появится некая госпожа, которая посчитает тебя особенным. И если даже она не захочет оставлять тебя после тридцати лет у себя, то хотя бы закатит шикарный прощальный вечер в твою честь, и там, в той мерзкой белой комнате, будет в последние минуты твоей жизни держать тебя за руку, провожая в последний путь.
   - Ни о чём... Хотелось, чтобы тридцатилетие наступило быстрее, чтобы уже не мучиться ожиданием и напрасными надеждами, госпожа. - Если бы я только знал, что мой День рождения не будет концом, о чем бы я мечтал? А если подумать, те мечты ведь сбылись, разве нет? А то, что сбылись они так странно - так точнее надо было загадывать.
   - Бррр... - женщина потрясла головой, а затем резко села, скрестив ноги. - Нет, я понимаю, условия жизни бывают разными, но ведь люди всё равно мечтают, чувствуют, верят во что-то... Ладно, давай так. Когда ты последний раз был счастлив, что это было? Что было причиной, если она, конечно, была?
   Госпожа умеет ставить вопросами в тупик. На самом деле, я уже давно настолько усердно не думал над ответами.
   - Ну, - я позволил себе чуть саркастично улыбнуться, похоже, я нашел правильный ответ - самый последний счастливый момент был вчера, госпожа. Хотя нет, уже сегодня, - немного поколебавшись, я решился поднять взгляд. - Там, где раньше я жил, о таком даже нельзя мечтать.
   - О чём таком? По-моему, секс был самым что ни на есть обычным. - И почему мне сейчас хочется побиться лбом о стенку? Меня пробило на немного нервный смех:
   - Простите меня, госпожа, но, похоже, вы знаете о моём доме даже чуть меньше, чем я о вашем. - Наглею, конечно, но сейчас такой тон не казался чем-то запрещенным. Ведь госпожа явно хотела разрядить обстановку.
   - О, я могу тебе рассказать, что я знаю о Венге, - её смех был подтверждением того, что тактика выбрана правильно. - Это так немного, что особо не займёт времени. Я знаю, что там матриархат суровый, знаю, что оттуда везут возбуждающие наркотики, знаю, что там делают хорошие лекарства, ну и ещё, последнее время, что там, оказывается, водятся чертовски красивые мужчины. - Матерь Всего Сущего, а я думал, что она очень последовательная и мудрая женщина. Вот скажите мне, вы бы приобрели красивого зверька, зная о нём только то, что он живет в тропиках и симпатично выглядит?
   - Хм... всё, что нам рассказывают о инопланетниках, это то, что ваш социальный строй ужасно несовершенен. Ваши мужчины не обучены, страшны на вид и агрессивны. Они, скорее, походят на диких животных. Женщины - слабохарактерны, не способны удержать самцов в узде. И хоть уровень развития инопланетников выше, но вы платите за это полным разрушением окружающей среды. Простите, если обидел, госпожа, это всего лишь слова из учебника. - Может, хоть после этой фразы она что-нибудь поймет? Ну, к примеру, что если бы я опирался на эти общеизвестные факты, то не был бы таким осторожным.
  
   - Ну... извиняться тут совсем не за что. Абсолютно нормальная политика защиты любого общественного строя - это облить конкурента помоями. Хотя у нас реально плохо с ухоженными мужчинами, а с экологией в некоторых местах, вообще, беда. - Она не поняла намека! Мало того, вместо того, чтобы обидеться на клевету, сказала, что это практически правда. Хотя о чём я?! Если бы я хотя бы намекнул нашим женщинам о том, что они мягкотелы, меня бы уже разложили на козлах. А эта смеётся.
   - Но всё-таки, что вчера было такого особенного? - Похоже, мне остается только попытаться объяснить. Хотя, если честно, хотелось кинуть в госпожу подушкой. Но я постарался в зародыше подавить в себе этот порыв.
   - Есть множество причин, госпожа, - начал я, пытаясь не скатиться на снисходительный тон и всем своим видом выказывая покорность, но получалось плохо. - К примеру, то, что это была первая подобная игра с женщиной за последние пять лет. Или то, что вы были так щедры, что позволили мне не только получить удовольствие, но и остаться после этого в вашей постели, как разрешено только мужьям.
   - Пять лет? - воскликнула женщина. - Ты даже меня обогнал в воздержании! Не думаю, что спать со мной в одной постели, это такая уж награда. Ну ладно. Люди иногда получают удовольствие от совершенно неожиданных вещей.
   Моё желание поколотиться головой о стену усилилось. О чем она говорит?! Хотя от первых фраз я испытал даже некоторый стыд - уж чем-чем, а воздержанием я не занимался. Я лишь сказал, что с женщинами не спал....
   - Вообще, удовольствия... - продолжила госпожа, не дождавшись от меня каких-то комментариев. - Я, например, люблю маленькие кислые яблочки, а ещё тяжёлую музыку прошлого века. Большинству людей это не доставляет удовольствия. А что доставляет удовольствие тебе?
   - Вашего присутствия достаточно, чтобы быть счастливым, госпожа, - фраза избитая, неоригинальная. Но... я устал! Что, вообще, эта женщина от меня хочет? Порой мне начинает казаться, что вместо физических пыток она применяет моральные. И в кои-то веки Матерь Всего Сущего услышала меня, послав для спасения... будильник.
  
      -- Кэрол
   - Ну, хорошо, о чём ты мечтал, например, в прошлом году?
   Мой парень как-то очень глубоко задумался, глядя перед собой. Воспоминания, явно, не доставляли ему удовольствия.
   - Хотелось, чтобы тридцатилетие уже наступило, чтобы не мучиться напрасными надеждами...
   Я, явно, разворошила что-то неприятное. Может, неразделённая любовь, может, порушенная мечта. Кто ж его разберёт такого "разговорчивого"! В любом случае, тема была скользкой, и я попыталась быстро вывернуть на что-то безопасное. Заставить вспомнить приятное.
   - Когда ты последний раз был счастлив? Что это было? Что было причиной?
   Он усмехнулся, как-то очень хитро взглянул на меня из-под полуопущенных ресниц:
   - Вчера, госпожа. Там, где раньше я жил, о таком даже нельзя мечтать.
   Льстец! Хотя о чём я? Как и все нормальные люди, я люблю комплименты в любом количестве. Особенно комплименты от красивого мужчины. И игры тоже люблю. А это была игра "улизни от ответа". Весёлая игра. Мой ледяной парень сам смеялся:
   - У меня складывается впечатление, госпожа, что Вы знаете о моём мире даже чуть меньше, чем я о вашем.
   О да, мне хватило статьи из интернет-энциклопедии, всяких разоблачительных репортажей от организаций, воюющих за права человека, что проскальзывают на TV, ну и инструкции, которую мне заботливо вручили в агентстве. Не вижу смысла погружаться глубже. Зачем? Теперь он живёт со мной и по правилам моего мира. Он уже вполне освоился. Особых проблем не наблюдаю. То, что в его мире было хорошего, мне будет приятней услышать от него самого. То, что было плохого - не знать. Это всё прошло!
   - Так что, всё-таки вчера было такого особенного?
   - Нууу... - отвечать ему почему-то не нравилось. - Например, то, что это была первая ночь с женщиной за последние пять лет. Ну или то, что Вы позволили мне остаться в вашей постели.
   Пять лет?! Его что в этом самом его гареме последнее время только как экскорт использовали? Ну или как ещё наложников используют? Я, вообще, думала, что они там как раз для секса всему дому. Хотя не нужно ответов. Не хочу знать!
   - В воздержании ты даже меня переплюнул!
   Он отвёл глаза. Да, тема тоже, наверное, не очень. Я снова попыталась найти что-то другое, приятное:
   - Что доставляет удовольствие именно тебе?
   Ответ прозвучал как-то устало, что ли:
   - Вашего присутствия достаточно, чтобы я был счастлив, госпожа.
   М-да, по-моему, он реально устал отбиваться! Возможно, с моей настойчивостью мы уже побили рекорд его разговорчивости за квартал. Но люди должны разговаривать...
   Прервал меня будильник, монотонным пиликаньем отозвавшийся из вещей, брошенных на пол. Ну, значит, судьба! Хватит на первый раз. Меня ждёт шахта. Днём Лиз должна привезти агрегат, а значит, снова будет ударный спуск и попытка вытащить бур.
   - Меня ждёт работа. Постараюсь не задерживаться... - уже у самой ванной я вспомнила про Берила, который дрых где-то в соседней комнате. - Слушай... Ты не мог бы часов в десять разбудить моего помощника? Растормошить и направить в сторону шахты. Сейчас пусть спит, но днём он мне там нужен обязательно. М? Только пить ему не давай, пожалуйста. У него всегда с собой есть, а мне он в шахте с ясным умом нужен. Хорошо?
   Мой фантастический парень красиво так перетёк в сидячее положение:
   - Хорошо, госпожа.
   Ну и ладненько! Лиз всё равно раньше полудня не приедет. Если Берил будет в рабочем состоянии, успеем спуск подготовить. Если всё ещё в тоске... ну хоть в операторской посидит, пока мы с Полем возимся.
   У меня было хорошее настроение. Мне понравилось болтать утром в постели. За окнами над снежным пейзажем красовалось неяркое северное солнце. День обещал быть насыщенным. И даже интересным.
  
  
   ***
  
   Новости о написании книги все изменения смотрите у меня в группе к вк https://vk.com/knigiolgitalan
  

Оценка: 7.30*71  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | | Э.Грант "Жена на выходные" (Современный любовный роман) | | М.Весенняя "Чужая невеста" (Женский роман) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Маски сброшены" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"