Талан Ольга: другие произведения.

Сила слабости Книга 1 (924 г. ии, серия Земли богов)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 5.55*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Морок - могущество и истинная магия Арнелет!... Но там за этим громким именем стоит живой человек. Душа, столетия назад потерявшая свой мир. Воля, несущая на своих плечах весь многомиллиардный мир неолетанок. Ами, оплакивающая души своих врагов, но продолжающая бой. Легенда... На которой, блин не спросив, женили, между прочим, классного парня... ) Продолжение и другой взгляд на события "Вольной птицы"


Роман

Сила слабости

Автор: Ольга Талан

Для аудитории 18+

Серия "Земли богов"

   Аннотация:
   Мастер Морок - могущество и истинная магия Арнелет! Но там, за этим громким именем, стоит живой человек. Душа, столетия назад потерявшая свой мир. Воля, несущая на своих плечах весь многомиллиардный мир неолетанок. Ами, оплакивающая души своих врагов, но продолжающая бой. Легенда! ...на которой, блин, не спросив, женили, между прочим, классного парня. Продолжение и другой взгляд на события романа "Вольная птица".
  
   Положение в серии:
   Сюжет этой книги сильно связан с событиями "Вольной птицы" и лучше читать после него.
   Предисловие
  
   Сега:
   Реальность как будто усмехнулась и перетекла в картинку из дешёвого триллера. Холодно. Спать на полу жёстко и больно. Где-то капает вода, кто-то тихо плачет. Бред! Этого просто не может быть! Не со мной!
  
   Я родился в маленькой всеми забытой колонии "Кагылым", где под старыми давно отслужившими свой срок куполами теснятся нищие рудокопы, когда-то наивные, приехавшие сюда со всех сторон вселенной добывать Ацват. Одно время он был очень востребован, его добыча обещала большие перспективы. А потом всё рухнуло. Промышленность перешла на более дешёвый заменитель, а колонии так и остались никому не нужны.
   Каждый день, приходя из школы, я включал сеть и смотрел, как где-то далеко идёт жизнь. Настоящая, с лесами и цветами, с голубым небом, с красивыми автомобилями, городами. Там, где снимают кино, где загорают под ярким солнцем и купаются в море.
   Здесь, на Кагылыме, была только пыль, маленькие поселения на большом расстоянии друг от друга и однообразная серая действительность. Детей было мало, колонисты редко могли позволить себе такое излишество. Что могло быть хуже, чем гнить в лучшие годы своей юности в такой дыре.
   И вот однажды, моя заветная мечта покинуть, наконец, эту планету, сбылась. Только исполнял её какой-то джин-извращенец.
  
   В пятницу занятия в школе должны были закончиться в три часа. Я собирался успеть пару часов поболтать в сети до того, как надо будет идти на работу в столовую. И тут объявили военную тревогу. За стенами школы послышались взрывы и очереди выстрелов. Учитель-броули быстро скомандовал, чтобы все залезли под парты и сидели тихо. На всякий случай, даже выключил свет.
   Кагылым не имел собственной армии. По договору с Республикой у нас располагалась небольшая республиканская военная база. Обычно этого хватало. В этот раз не хватило! Через несколько минут военные ворвались в школу.
   Он вошёл в класс. Высокий мускулистый серокожий военный вражеской армии. На плечах разные татуировки. За спиной два ножа, на поясе пускатель, в руках ещё какая-то пушка. Даккарец! Одна из самых жестоких рас во вселенной. Пираты и работорговцы! О них часто пишут в новостях. Лет тридцать назад Республика уничтожила их планету, но добить разрозненные банды в некоторых секторах так и не смогла.
   - Юбля! Всем встать! Быстро!
   Мы быстро повыскакивали, ударяясь об парты. Учитель-броули, на всякий случай, даже вышел в проход, отодвинув стулья пушистыми лапами, чтобы было видно, что он стоит. Наш выпускной класс был не самым маленьким в школе - семь человек. Трое мальчишек, девочки-двойняшки макрионки и два броули непонятного пола.
   - Ё! Собаки могут залезать обратно, - военный подошел к Весте, одной из двойняшек, - Уродство-то какое! Больная что ли? Ты, ты и ты, - он указал пускателем на меня и двух оставшихся мальчишек - за мной! А больные прижались к полу и изобразили ветошь!
   Мы вышли в коридор. Нет, скорее выбежали, подгоняемые пинками даккарца. Торопливо выскочили на крыльцо. В страхе, стараясь лишний раз не поднимать глаз, прижались к стене.
   Здесь уже стояли девчонки из предыдущего класса. Магдалин, красавица школы, плакала. По лестнице, подгоняемые ещё одним даккарцем, бежали ребята классом помладше. Из школы выволакивали и некоторых учителей - людей, близких по расе к землянам.
   Всё было очень быстро, как при пожаре. Нас всех, подгоняя пинками, погрузили в транспортный модуль и подняли на космический корабль.
  
   Мы сидели на полу в длинном пустом грязном помещении. Было душно. Где-то недалеко шумели двигатели корабля. Прошло уже много часов. Девчонки всё время плакали.
   Я постоянно смотрел на часы. Они как будто бы шли медленней: каждый час длился целую вечность. Два раза в день нас кормили: командовали сесть вдоль стен, давали миску с острым супом и били, если не ел. В конце помещения был вонючий грязный туалет с маленьким умывальником. Ни одеяла, ни даже коврика. У меня от сна калачиком на полу болели спина и шея.
   Потом даккарцы забрали учительницу мадам Рози и Магдалин. Мистер Талфон пытался уговорить их не трогать Магдалин, и ему сильно дали в челюсть. Теперь он не мог говорить.
   Время тянулось очень долго. Казалось, что прошло уже много дней или неделя, но часы показывали, что только сорок семь часов. Магдалин вернули, и она всю ночь заливалась слезами.
   Через пятьдесят два часа нас всех снова вытащили из помещения и опять сгрузили в транспортный модуль. Потом опять были коридоры помещений, нас рассортировали: отправили женщин и взрослых куда-то в другое место. И опять заперли. То же самое, только стены каменные и на полу холодно...
  
   Я лежу на полу, свернувшись калачиком и прижавшись спиной к мальчишке однокласснику, Мардеру. В полусне, в полузабытьи. Мы почти не разговариваем. Всё похоже на ночной кошмар. А ведь мне когда-то казалось, что хуже, чем на пыльном Кагылыме, быть не может, что во всей остальной вселенной идёт красивая и весёлая жизнь.
   Что теперь с нами будет? Куда даккарцы продают рабов? На какие-нибудь рудники или плантации? Или в бордель? Бред! Со мной такого быть не может!
  
   Зажёгся свет:
   - Подъём! Юбля! Вдоль жёлтой линии, на колени, руки за спину!
   Татуированный громила пинками поднимал спящих. Мальчишки вокруг нас как-то особо резво сорвались строиться на коленях вдоль линий, нарисованных на полу. Мы с Мардером поспешили присоединиться на всякий случай. Правильно сделали. Тех, кто медлил, этот серокожий бугай, прикладывал головой о стену.
   Вошли несколько даккарцев и маленькая неолетанка. Вообще, раса неолетанок очень высокая, примерно два с половиной метра. Часто даже красивые. Такие тоненькие четырёхрукие великанши. Но эта, наверное, была ребёнком, подростком. Угловатая какая-то, лохматая, несуразная. Кстати, ещё одна не добитая республиканцами раса. Говорят, они обладают магией, могут перепрограммировать мозги человека, как захотят.
   Даккарцы остановились у входа, а неолетанка пошла по рядам мальчишек. Перед некоторыми она останавливалась и рассматривала. А потом вдруг нависла надо мной. Чёрные глаза, чёрные засаленные волосы, приземистая, крепкая.
   - Встань!
   Я поднялся. Она меня почти на голову ниже, зато сильно шире. Такая любопытная тумбочка. Вся, как даккарец, в черной одежде. За спиной ножи, и татуировка на шее. Улыбаясь, она погладила меня по волосам. Даккарцы у входа заржали. Душа ушла в пятки. Господа пираты, я тихий, неопасный, пожалуйста, не обижайте меня!
   - Пушистый! - В голосе было что-то совсем детское. - Пап, можно я этого возьму?
   Один из даккарцев, самый огромный, руки - с ногу самого крепкого парня, которого мне приходилось встречать на Кыгылыме, отозвался грубым низким голосом:
   - Мэй, ты не календарь на стену выбираешь, а вещь вполне определённого назначения. Тебя никто не торопит. Посмотри на него внимательно, убедись, что у него всё на месте, что он язык понимает. По-моему, так это, вообще, девка.
   Меня действительно иногда путали с девчонкой. Я худенький, белобрысый, глаза от мамы достались большие, пронзительно голубые. Да и ростом я маловат, меньше всех своих ровесников, а уж любому даккарцу так, вообще, в пупок смотреть буду.
   Тумбочка нахмурилась. Обошла меня кругом, а потом вдруг начала быстро расстёгивать ремень на моих джинсах, одним рывком спустила их до колен вместе с плавками. Я замер. Даже дышать перестал. Вокруг стояли на коленях около сотни мальчишек, даккарцы, эта недоросль-неолетанка, и я тут без штанов... Тумбочка погладила меня по гениталиям.
   - Всё у него на месте. Очень даже мальчик! - Она мне улыбнулась. - Тебя как зовут?
   - Сегфред Аббихт.
   - Хи! Какое дурацкое имя! Язык сломаешь, пока выговоришь. А короткое имя у тебя есть?
   Я чуть не заплакал. Всё это время она по-хозяйски так мяла мои яички.
   - Сега.
   - Во! А я Мэй.
   Тумбочка вытерла рукавом с губ какую-то розовую штуку. Амосу, наверное. У неолетанок на губах должен наркотик вырабатываться, амоса. По крайней мере, так в книжках пишут.
   Она повернулась к даккарцам:
   - Всё, посмотрела. Я этого возьму.
   Отвечавший ей даккарец пожал плечами и направился к выходу. Тумбочка, пыхтя, обратно натянула на меня джинсы и, схватив за руку, потащила за ним.
   Зачем я им? Она же явно ещё ребёнок, вроде... хотя в мои штаны залезла как взрослая. Бред!
  
  
   Часть первая
  
   Глава 1
  
   Лия:
   Снова этот сон:
   Голубой туман, и тропа совсем заросла.
   Мягкий путь по неге болотных трав... босиком.
   Крик птиц. Я одна.
  
   За туманом светит в ночи окно,
   Будто ждут с дороги кого.
   Я бегу на свет,
   Силуэт в окне, я его узнала давно.
  
   Взгляд влюблённых глаз - зелень трав весны!
   Я твоё письмо всё ношу:
   "Приезжай, Медведик, я очень жду,
   На окне свечу не гашу".
  
   Всё! Давно нет слёз. Не обнять рукам.
   И во сне нет в доме дверей.
   Вспышкой среди звёзд ты ушёл к богам.
   Я осталась в мире людей.
  
   Дом опять навеял воспоминания. Пыльные шкафы хранили письма и портреты. Фигурки, которые вырезал ещё мой старший муж в подарок детям. Цветные камешки странной формы на нитке, которые мне ещё в юности подарил отец. И много-много рисунков Миэнь. Маленькие листочки. Я тогда не брала большие, вещей и так было всегда много, думала, приеду за ним, заберу вместе с картинами.
   Почему это всё опять завладело мной? Ведь, казалось, давно успокоилась. Даже, помню, совсем недавно смотрела на эти выцветшие рисунки и улыбалась. Абсолютно спокойно улыбалась. Наверное, это из-за ата. Ученицы всё-таки уговорили меня принять в нём участие. Они правы. Они давно мудрее меня... Хотя нет, даже не из-за ата. Я ведь чётко сказала, что согласна, почти полгода назад. Ну, ата и ата! Создать семью и народить дочерей, чтобы вернуть Арнелет силы... Нет, все эти призраки ожили, когда я вплотную подошла к вопросу выбора мужей. Когда разумно рассудила, что сама сделать это не смогу - от души-то давно одни головёшки. И обратилась к самой талантливой свахе из нынешних. Способная молоденькая ами! Но от её разговоров о любви во мне что-то опять зашевелилось, поднялось с самого дна прошлого... а завтра у меня снова с ней встреча.
   Ну вот, опять сижу у камина, вместо того чтобы спать. Мой дом в долине Ар - почти единственное место, где я могу безбоязненно выспаться. Юная Великая сотворила чудо, засадив долину полвека назад семенами с Арнелет, специально выписанными из архивов имперских учёных. Туман пока стоит всего на три-четыре метра от земли, но у меня дом в низине, и даже на втором этаже ощущение такое, что вернулась на Родину.
   Глупо. Мне более четырёхсот лет, и половину из них я живу вдали от своей Родины. Мотаюсь через галактики, от планеты к планете... Хочу вернуться. До боли в груди хочу! Только то царство любви и магии, в котором я родилась, выросла, так счастливо была женой и матерью. Потом бабушкой. Так нечаянно влюбилась снова и каждый раз, уезжая, брала эти рисунки, считала дни до его совершеннолетия... тот мир однажды исчез одной вспышкой на звёздном небе. Просто как-то я проснулась и узнала, что его больше нет. Целого мира людей, любивших, заботившихся, ждавших, надеявшихся... Республиканцы сочли мой мир опасным и уничтожили всю планету. Всех... и мальчика Миэнь, так и не достигшего совершеннолетия, чтобы мать могла отдать его мне.
   Зачем я всё это вспоминаю? Я всё объяснила этой свахе, Агатее. Я давно не способна любить! Чтобы дарить тепло, нужно иметь огонь в груди. А я... на моих руках за последние полторы сотни лет столько крови, что ни одна душа не вынесла бы.
   Мы сильно изменились после гибели планеты. Нам пришлось измениться! Мы вменили в обязанность каждой взрослой энесте то, что раньше давали, как титул, достойнейшим - право иметь семью. Мы торгуем нашими талантами видеть души и подбирать пары, но не создавая семьи, а подбирая любовников скучающим амазонкам. Мы научились быть жестокими. Этот мир оказался настолько груб к единственному настоящему чуду во вселенной, чуду жизни... нам пришлось защищаться.
   Я не жалею ни о чём из того, что сделала за эти годы. Надеюсь, что вся кровь на моих руках однажды просто канет в небытие вместе со мной самой. А те молодые эми, что сейчас расцветают в этом мире, будут лелеять в себе доброту и любовь. И будут искренне верить, что энеста не способна к жестокости, в принципе.
   ...Смешно. Я не называю себя неолетанкой. То, что сейчас официально признано названием моей расы, во времена моей молодости было именем врага. Неолетанками звались ами большого северного государства под предводительством Танталь. Я сама двадцать лет жила той войной. А потом с Неолетанками подписали мирное соглашение и начали сотрудничать. Мы были сильней, но так получилось, что за пределами планеты Арнелет мир узнал только Неолетанок... Моя страна называлась Суани. Теперь это имя школы Ар. Самой сильной школы. Моей школы. А ведь когда-то я была довольно средненьким мастером. Про меня говорили: "Упорная, но способностей маловато...". Теперь, вообще, не рождаются эми с такими способностями.
   Всё. Спать! У меня завтра тысяча дел.
  
   Сега:
   Меня реально купили. Как котёнка! Даккарец отсчитал за меня какие-то купюры. Уж не знаю, какого они достоинства, и большая ли это сумма. С меня сняли отпечатки пальцев и выдали даккарцу бумаги. Как в магазине!
   Тумбочка-Мэй за руку выволокла меня из здания, и я обомлел. Был день. Над нашими головами было высоченное голубое небо. Настолько высокое, что я начал казаться себе песчинкой. Воздух сам колебался какими-то порывами, создавая ветер без всяких вентиляторов. И очень яркое оранжевое солнце согревало всё вокруг. Под нашими ногами была грязная дорожка. Прямо по грунту, без всякого покрытия. Не особо ровная такая. А вокруг росли травы и цветы. Плотно-плотно! Такое ощущение, что их сажали, просто выбросив семена, или совсем не сажали... Прямо у моих ног рос высокий, почти по колено, цветок с большими голубыми колокольчиками. Я наклонился и потрогал его. Он был настоящим. Настоящий цветок прямо на улице! Как их здесь поливают?
   - Эй, ты чего?
   Я поднял глаза. Маленькая неолетанка Мэй стояла рядом со мной и внимательно наблюдала за моими действиями. Даккарец давно скрылся впереди, а она просто удивлённо рассматривала меня.
   - Хрень-пень! Ты что, никогда Капакана не видел?
   - Капакана?
   - Ну, эта фигня, - она слегка пнула ногой цветок, - Капакан называется. Их женщины иногда собирают, не знаю зачем.
   Да, для неё цветок прямо у дорожки - это мелочь. Я поднял голову. Справа, из-за красивых оранжевых гор выплывали белые облака. И небо для неё, наверное, тоже обыденность... И пыли тут нет. Наоборот, воздух какой-то сладкий, лёгкий, нереально прозрачный. Я вдохнул всей грудью. Как хорошо!
   - Странный ты! - Тумбочка опять потрогала мои волосы, улыбаясь. - Вставай уже. У нас около дома этой фигни полно растёт. А папа ругаться будет, если его ждать заставим.
   Не дожидаясь моего ответа, она сильно дёрнула меня за руку, так что мне понадобилось приложить немалую ловкость, чтобы не упасть, и мы побежали догонять даккарца.
   Тумбочка сказала правду. Весь город даккарцев был залит зеленью. Маленькие домики выглядывали из-за шикарных кустов с сочными яркими бутонами. Даже на каменных дорожках по обочинам торчала травка. И всюду это бесконечное голубое небо. Меня продали в рай!
   Домик, около которого мы остановились, был сложен из крупных каменных блоков. У дверей теснился большой куст. Почти с меня ростом с белыми бутонами, каждый с мою ладошку... Рассмотреть его мне не дали, запихнув в дом.
   - Кэти, иди, смотри. Мы Сегу купили.
   На крик неолетанки вышла немолодая женщина в длинном фартуке и начала причитать, как бабушка:
   - Ой, какой худенький! Какой грязненький. Мэй, он, наверное, кушать хочет, и давай ему найдём какую-нибудь одёжку, а эту постираем.
   - Так!
   Мы, как по команде, обернулись. Женщина замолчала на полуслове. У дверей стоял тот самый огромный даккарец:
   - Значит так! Никакой одежды. Он будет ходить голым. Попробует прикрыться - выпорю!
   Голым... Я непроизвольно прикрылся. Даккарец смотрелся очень грозно. Спорить с ним, явно, не стоило. Он повернулся ко мне и женщине:
   - Я понятно выразился?
   Женщина быстро кивнула. Я тоже, на всякий случай, кивнул. Как-то не хотелось разозлить такую громаду.
   Громила удовлетворился и ушёл куда-то вглубь дома. Женщина проводила его взглядом:
   - Ну, тогда снимай одежду. Я её постираю, починю, а потом, когда Архо разрешит, верну её тебе. Мэй, покажи мальчику ванну, пусть помоется. А я пока покушать разогрею. - Она ещё раз взглянула на дверь, закрывшуюся за даккарцем. - Всё хорошо будет!
   Я тоже посмотрел на ту дверь и начал раздеваться. Я буду ходить голым? Может, они извращенцы такие, им на голых смотреть нравится? Я снял всё. Мэй стояла и с интересом разглядывала меня:
   - Хи! Пошли мыться.
   Она опять схватила меня за руку и потащила вверх по лестнице. Здесь была комната, заваленная одеждой, игрушками и компьютерными играми, а за ней нормальная ванная. Тумбочка уходить как-то не спешила, видимо, собираясь смотреть, как я буду мыться. Точно извращенцы! И эту мелкую приучают!
   Она немного потопталась у дверей:
   - А давай, я тебя мочалкой помою...
   Скромный такой колобок даккарской раскраски. В принципе, мой ответ, кажется, и не требовался, потому что, не дожидаясь его, она сдёрнула с крючка пушистую мочалку в виде крокодила и принялась с энтузиазмом её мылить. Высунув язык от увлечённости, она тёрла мне спину, попутно болтая:
   - А ты мультики про Атмана смотришь? Сейчас, в два часа, как раз будет.
   - Не, они же детские совсем.
   Кажется, она немного обиделась:
   - А мне нравятся. Я каждую серию смотрю.
   - А сколько тебе лет?
   Она вздёрнула нос:
   - По нормам САП я совершеннолетняя! Да и тут уже через год получу орден воина!
   Честно, я понятия не имел, во сколько лет жители САП считаются совершеннолетними. И тем более что значит этот "орден воина". Но переспрашивать не стал. В принципе, может, ей действительно лет шестнадцать или восемнадцать. Неолетанки странная раса, кто его знает, когда они там до своего высоченного роста вытягиваются.
   - Ну, я раньше его тоже смотрел... просто последнее время не до того было.
   Мы некоторое время молчали. Мэй продолжала усилено тереть меня. Она меня, в принципе, не пугала. Безобидной её, конечно, не назвать, но как-то она совсем подросток, что ли.
   - Мэй, а зачем меня купили?
   Спине уже было больно. Сколько можно по одному месту елозить. Я подставил под старания увлёкшейся тумбочки другой бок.
   - Тебя для чего? Со мной трахаться. Мне взрослеть пора давно, а у меня там чего-то не включается. Я от этого в обморок падаю иногда. Мы утром с папой ходили к неолетанкам, они сказали купить мальчика, чтобы всегда под боком был. Вот мы тебя и купили.
   Говорилось всё это будничным таким тоном, с искренней непосредственностью, натирая меня мочалкой. Я сглотнул. Не то чтобы я такого не ожидал. Нет, просто надеялся, что обойдётся. Не то чтобы она была страшной. Просто не особо девочка. Неолетанки - и так раса не женского, а какого-то почти женского пола. А Мэй, с этими своими ножами за спиной, обрезанными волосами и манерами, ещё и не походила на девочку. Скорее уж, на маленького четырёхрукого даккарского мальчика с неправильным цветом кожи. Кроме того, она была вспотевшая вся, волосы лохматые, засаленные... Как-то секса с этим мне совсем не хотелось. Вот абсолютно.
   У меня и опыта в этом плане, можно сказать, не было совсем. Как-то целовался с девочкой, а ещё порнуху смотрели у Мардера дома.
   Я опять поднял глаза на Мэй. Она усмехнулась:
   - Тапки тараканьи, да ты не бойся! Не съем!
  
   Лия:
   Со свахой я встретилась в маленькой гостинице даккарской столицы в Свободных землях - Клинках.
   Она сидела за массивным деревянным столом в самом углу ресторанчика. Сегодня народу здесь было много, открывался даккарский турнир по фехтованию на мечах. Кровавый спорт! На эти полторы недели в Клинки, как всегда, съезжалось огромное количество разнообразных туристов: амазонок, респектабельных неолетанок и непосредственно даккарцев. Город превращался в сплошную пьянку и бордель. Даккарцы - и так шлюхи от природы, а тут у них ещё и других дел не было.
   Вообще, это большая насмешка богов. Мне не нравится фенотип даккарской расы и ещё больше не нравится их культура. Во вселенной трудно найти более грязных, вечно пьяных и распущенных мужчин. Они не только спят, с кем попало. Они могут делать это прилюдно. Прямо в баре перегнуть женщину-официантку через стол и овладеть ею. Они почти неспособны к послушанию. Скромность настолько далека от их поведения, что может считаться антонимом к слову "даккарец". Жуткая раса! И при всём при этом в ата я собираюсь брать трёх мужчин даккарской крови. Так получилось. Исследования показали, что потомство от этих шлюх обратно получит силу Арнелет. Силу, которую мы теряем с каждым поколением с тех пор, как покинули родную планету.
   Один даккарский муж у меня уже есть. Много лет назад в Империи я столкнулась с даккарцем имперского воспитания. Он был учёным. По-имперски лишённым каких-либо норм и правил. Но, при этом, по-имперски же вежливым и неконфликтным. Кроме того, на его умную голову у меня были планы.
   Остальных двух мужчин я заказала молодой свахе.
   - Здравствуй, ами Агатея.
   Она обернулась, только сейчас заметив меня. Конечно, это не невнимательность. Я хожу под скрывающей меня магией Ар. За мной слишком многие охотятся. Моё присутствие замечают только те, кому я даю право его заметить. А моё лицо, вообще, видели единицы. Хотя всё это, конечно, теоретически, у моей магии есть много ограничений, и она абсолютно не действует на технику, которой так много в современном мире.
   Я встречаюсь с Агатеей второй раз, она слишком известная специалистка, чтобы позволять себе быть замеченной рядом с ней чаще. Как и в первый раз, в моём присутствии она начала лепетать, как испуганная юная эми, и хлопать глазами.
   - Великий мастер?! Я всё никак не могу привыкнуть к вашей магии.
   На меня многие смотрят как на приведение или легенду. Сто пятьдесят лет назад я осталась единственной взрослой представительницей своей расы. Я потеряла всех, кого любила, но получила несколько тысяч молодых эми и ами, смотревших на меня, как на единственную надежду. Агатее её молодая мать тоже, наверное, в детстве с придыханием рассказывала легенды о древней магии Арнелет, упоминая моё имя. Я привыкла уже.
   - Ты исполнила мой заказ? У нас есть только неделя, чтобы решить мою задачу.
   Сваха бросилась вытаскивать из портфеля какие-то бумаги:
   - Да, конечно, Великий мастер. Для меня такая большая честь искать мужей для вас. И в то же время сложность, я всё время боюсь, что не очень вас понимаю.
   Она протянула мне одну папку:
   - Вот, это первый мальчик. Его зовут Дэни. Он именно то, что Вы хотели: воспитан полностью в традициях Арнелет и вообще незнаком с варварской культурой Даккара. Его мать - советница великой Морены на Селене. Его отец, как это бывает с даккарцами, в доме не прижился, но сыновей вот оставил. У него хорошее образование, колледж для мальчиков Селена-универси. Отличник! Он, можно сказать, будет дипломированным старшим мужем в части управления хаймом. Мальчик, сам по себе, очень ответственный, будет Вам хорошим помощником и преданным сторонником.
   С фотографии на первой странице на меня смотрел худенький серокожий мальчик, почти ребёнок. Ухоженные длинные волосы, подведенные глазки. Конечно, даккарский фенотип узнавался сразу, но на типичного даккарца он не походил совсем. Слишком изящный, взгляд скромный. Да, это было именно то, что я заказывала. Вряд ли, конечно, его мать придерживается культуры Арнелет в том виде, в котором её знала я. Нынешние ами очень многого нахватались от амазонок или даже республиканцев. Но даже сильно искаженная культура Арнелет лучше даккарского хамства. Так что это лучшее, что, вообще, можно было найти.
   - Очень хорошо. Что насчёт второго?
   Агатея, сомневаясь, крутила в руках вторую папку:
   - Здесь... я не очень уверена. - Она положила передо мной бумаги. - Его зовут Венки. Он тоже воспитан в семье неолетанки. Очень смышлёный. Просто создан для политики. Такой цепкий ум, любую загадку щёлкает на ходу. Он был бы идеальным кандидатом пять лет назад.
   - Что случилось с тех пор?
   - Пять лет назад он подался служить в даккарскую армию. Он сын Великой Морены и генерал-командора Роджера. Отец взял его в своё братство, и он уже пять лет воюет, пьёт и спит, с кем попало... Великий мастер, я понимаю, что он выглядит не совсем тем, кого вы искали, но даккарцев с неолетанским воспитанием на рынке почти нет и... понимаете, мне что-то подсказывает, что он подходит вам. Помните, Вы говорили, что вряд ли сможете полюбить? Что мужья не должны ждать от Вас сильных чувств? Что должны любить в Вас что-то другое? Этот мужчина будет ценить ваше положение. Политика захватывает его. И он будет предан Вам и полезен... Кроме того, вы ведь можете воспитать его, вытащить обратно неолетанское...
   Я открыла вторую папку. С фотографии мне улыбался мальчик в даккарской форме, чуть постарше первого. Улыбка была лукавой, граничащей с усмешкой. Взглянув на такую, сразу понимаешь - хитрец. На типичного даккарца, что бы ни лепетала Агатея, этот мальчик не походил. Да, даккарская форма, мечи за спиной, ордена командора, шрамы на запястьях. Но очень ухоженные руки, симпатичная короткая стрижка. В нём даже было что-то от мужчин той самой настоящей Арнелет. Не внешнее, конечно, во взгляде. Вызов, но без грубости! Правда, в этом взгляде ещё была откровенная пошлость, но это уже, наверно, даккарская генетика. Так же как и агрессивность, вспыльчивость... Чистенький, умненький, и видел, что такое дом неолетанки: уже хорошо. С остальным разберёмся.
   Сваха стыдливо улыбалась, взволнованно комкая бумажную салфетку:
   - Я ведь сама искала ему жену пять лет назад. Он таким сокровищем был, а как двадцать один исполнился, разочаровался и сбежал к отцу...
   - Если он был сокровищем, почему же ты его не женила?
   - Умненький чересчур! И на язык ядовит. Привожу ему ами на смотрины, а он заранее наводит о ней справки и откровенно посмеивается: там вы глупо поступили, а вот здесь вы нарушаете обычаи Арнелет. Ножичком при ней поиграет, упомянет о своих книжках... У него две книжки по травам выпущены под псевдонимом "Вульпида".
   - "Чай для любовницы" и "Чай для даккарца"?
   - Да. Говорят, хорошие книжки. Я не очень в этом понимаю.
   Книжки были уникальными. Вернее, вторая книжка. Фактически это был самый полный труд о воздействии трав на организм даккарцев. Морена печатала её маленьким тиражом и раздавала лично в руки некоторым мастерам. У меня такая книжка тоже была. И, конечно, Морена не упоминала, вручая её, что автор - её сын.
   Я ещё раз посмотрела на фото мальчика. А что, подходит: "Вульпид" - лисёнок на неолетанском. Похож!
   - Ами Агатея, я верю в твою интуицию и понимаю, что эти двое - лучшие, кого можно было найти. Я одобряю обе кандидатуры.
   Сваха, облегчённо вздохнув, заулыбалась.
   - Хорошая работа. Можно сказать, что я ожидала меньшего. Как скоро я смогу их получить?
   - Договор с Мореной готов, можете ознакомиться хоть сейчас и подписать в тот день, когда вам удобно. Например, я встречаюсь с ней сегодня вечером. Венки, или даккарцы зовут его Веникем Об Хайя, в городе, и мать готова отдать его в любое время. Я, конечно, не говорила ей, что подбираю мужчин для Вас, мастер, но она доверяет моему мнению и заранее согласна. А первый мальчик заканчивает учиться через два месяца, и мать просила подождать это время. Но если хотите ускорить, я могу поговорить с ней. Она готова идти навстречу.
   - Поговори. Каждый день задержки для меня нежелателен. Через неделю я должна уехать в любом случае. Так что устрой мне этого малыша, чем быстрее, тем лучше. - Я задумалась. - Да, и с Мореной я встречусь сама, а вот с советницей предпочла бы не встречаться совсем. Договорись как-нибудь, чтобы мать на свадьбе не присутствовала. Можешь накинуть сумму.
   - Там сумма и так космическая. А насчет того, чтобы не присутствовать на свадьбе, думаю, я смогу забрать мальчика под свою ответственность и привести к Вам без всяких обрядов.
   - Вот и замечательно. Ещё раз повторю, чем быстрее, тем лучше.
  
   Сега:
   Кэти принесла еду прямо в комнату. Я кутался в полотенце, на всякий случай, изображая, что всё ещё вытираюсь. Она осмотрела комнату:
   - Так, Мэй, а где он у тебя тут спать будет?
   Тумбочка пожала плечами, с довольным видом уминая булку. Кэти высунулась за дверь:
   - Архо, может, старый диванчик сюда принесём? Мальчику надо где-то спать.
   - С Мэй спать будет.
   - Эээ! - Мэй подскочила на месте. - У меня и так кровать маленькая!
   Даккарец отозвался смехом:
   - Значит, вышвырнешь на коврик!
   Мэй нахмурилась и с шумом убежала вниз, видать, разбираться с отцом. Кэти, вздохнув, вышла вслед за ней.
   Я сидел, обнимая кружку двумя руками, и маленькими глотками пил горячий чай. Смотрел, как за окном крупные разлапистые листья то закрывают солнце, то опять впускают его лучи в комнату. Я буду ходить голым и спать на коврике... и мне придётся заниматься сексом с чумазой тумбочкой... По-моему, моё желание уехать с Кагылыма поняли как-то извращённо, издевательски даже, я бы сказал... Но как тут красиво! Как легко дышится!
  
  
   Глава 2
  
   Лия:
   Видно, решить хоть что-нибудь мне сегодня было не суждено. Когда я явилась в монастырь, Морены там не было. Меня встречала настоятельница, мастер Вестница. Пронырливая Владыка, мастер Истины, только ей ведомыми путями угодившая повелевать храмом Хинти.
   - Добры дороги Ваши, великий мастер Морок.
   - И тебе мягкости дорог. Я просила встречи с Мореной, где она?
   - Морена вынуждена была срочно уехать на Селену. Если она обещала встретиться с Вами, простите сердечно. У неё очень большие проблемы с законом САП. Кто-то серьёзно вознамерился от души потрепать ей нервы. Могу ли я быть полезна вместо неё?
   У Морены проблемы с законом? У Морены?! Она умна и обычно идеальна в своих махинациях. Странно!
   - Нет, ты мне бесполезна. Я решу свой вопрос другим путём.
   Я уже развернулась к выходу, когда Вестница снова ко мне обратилась:
   - Тогда, мастер, я бы хотела ещё кое-что Вам рассказать.
   Она с некоторой злостью откинула косу за спину:
   - Сегодня ночью на Морену напала одна из Ваших учениц. Мне показалось, что они поссорились из-за мужчины. Кажется, в Цуе Вашу ученицу зовут Рерситеей, а для мужчин - Реткой. Так получилось, Мастер, что я посвящена в её секрет и знаю, что она - Суани. Два года назад она подло увела у меня любовника, и Морене пришлось открыть мне эту тайну. Поверьте, я бережно хранила её! Но... напав на Морену, Ваша ученица накрыла подавляющим Ар всю территорию монастыря. Такое не могло остаться незамеченным. Я уже слышала шепотки сестёр о том, что это дело рук, как минимум, самой Доминанты. Мастер, и я, и Морена приложим все усилия, чтобы сохранить тайну Вашей ученицы. Мы понимаем, что Суани очень важны для Арнелет. Но свидетелей было слишком много.
   Ретка! Как это в её духе! Напасть на хранительницу Морену?! Сильнейшую из Владык, умнейшую из Великих ами и хитрейшую из нынешних неолетанок. Но если кто в этой жизни и способен испытывать страх, то моя Ретка не из их числа!
   Мне порой кажется, что я вымолила её у богов. За полторы сотни лет единственную, способную по-настоящему стать Суани, по-настоящему овладеть моим мастерством. И с душой настоящего воина. Она ещё очень молода. Тридцать два годика! Я в этом возрасте шестой раз полгода сидела в подвале монастыря за то, что опять стащила сына у ами по соседству. Там всё время подрастали такие сладкие мальчики, а забор был так невысок... Мне в тридцать два года учитель выговаривала, что из меня никогда не выйдет ничего путного, что все мои мысли только о мужчинах, я не могла освоить и половины техник. Я раз в неделю дралась! Ой, как я любила тогда драться по поводу и без.
   Ретка намного мудрей, чем я была тогда. Ей было двадцать пять, когда она принесла мне целый труд, утверждающий, что именно сыновья Даккара вернут Суани силу. Она, в качестве образования получившая лишь то, что смогли дать женщины в хайме её матери! Но эту мысль потом множество раз подтвердили те, в чьём уме и образованности сомневаться не приходится. В свои двадцать девять она привела к нам лучшего из генералов разведки Даккара, Анжея Ан Тойра. Дьявольски умного и проницательного мужчину, готового отдать за неё жизнь. Мы значительно расширили наше влияние за счёт разведданных Даккара. Она порхает по даккарским базам, увлекаясь красотой и страстью этих мужчин, но те, кого она выбирает для себя, кроме страсти ещё несут в себе и огромную пользу делу Суани. Её поступки, на первый взгляд кажущиеся глупостью, часто на второй оказываются глубоко мудры. А ещё она искренне и беззаветно верна Арнелет и Суани, и абсолютно бесстрашна.
   Мы назвали её Доминантой задолго до того, как она подошла к ступени мастера. Это был её любимый приём. Первая реакция на непонятную пугающую ситуацию. Накрыть всё вокруг себя метров на сто подчиняющей доминирующей магией, а уж потом разбираться. Несколько лет назад я публично назвала её имя, как имя своей наследницы. Боялась, что если погибну, Великие ами раздерут мою школу быстрее, чем солнце сядет. Растащат учениц, заставив их исполнять свои прихоти. Воспользуются отсутствием верховного мастера.
   Я специально расписала силы Доминанты, как превосходящие мои. Могучий и неизвестный мастер - самая надёжная опора... А теперь, получается, Ретка раскрыла себя?
   - Её многие видели в лицо?
   - Была ночь, Великий мастер. Ночью не многие сёстры ходят по монастырю. Но и не многие посетители приходят. Не думаю, что лицо Ретки и имя Доминанты быстро свяжут воедино. Но то, что Доминанта в городе, думаю, уже известно всем умеющим слушать.
   Доминанта в городе! Нет, я, конечно, поругаю её для порядка... В конце концов, это долг учителя. Но что-то мне подсказывает, она выкрутится. У неё уже есть даккарская разведка и легендарный старик, умеющий вовремя давать самые нужные советы. А теперь она ещё ухватила самого талантливого из генерал-капитанов Даккара. Она выкрутится, да ещё и с пользой для себя!
  
   Сега:
   Мэй вернулась в комнату, надув губы, и некоторое время сидела молча. Я сделал над собой усилие и даже вернул в ванную полотенце, чтобы никто не подумал, что я пытаюсь прикрыться. Ну и гадское же положение!
   Мэй натянуто улыбнулась:
   - Папа иногда такой упрямый бывает!
   Она замолчала. Честно говоря, меня даже успокаивало то, что в этой ситуации, ей также неловко, как и мне. Она, конечно, разглядывала меня. Но делала это как-то не опасно.
   - А у меня Назариус новый есть. Хочешь, поиграем?
   - Новый?
   - Да. Пятый! Только что вышел! Там такие бронебойники появились, а ещё две новые водные расы!
   Вообще, я очень люблю компьютерные игры. В детстве я много болел, а чем проще всего развлечь больного ребёнка? Правильно, компьютерной игрушкой. А уж в Назариуса я надирал задницу даже повёрнутому на стратегиях Мардеру.
   - Ну, я довольно продвинут в этой игрушке.
   Мэй усмехнулась:
   - Хрень-пень! Продвинут?! Готовь солдат! Я смету твою империю в течение часа!
   За час она меня не разбила. И за два тоже. Надо признать, соперником она была интересным. Ловко строила чисто военные цивилизации, выбирала самые слабые точки для нападения, а потом цветасто ругалась, как это я посмел во время её бравого похода снести в её жалкой деревеньке всё производство оружия. Доиграть нам не дала Кэти:
   - Мэй, ужинать и готовиться ко сну.
   Я долго смеялся, чуть пряником не подавился, глядя, как Кэти загоняет Мэй мыться.
   - Тапки тараканьи, как тут мокро!
   Женщина устало вздохнула и вручила мне шампунь и мочалку.
   - Давай-ка, помоги ей вымыться.
   Похоже, Мэй эта идея понравилась. Она даже оперлась на край ванны, чтобы мне было удобно мылить её волосы. А потом ещё и начала нагло урчать с блаженной улыбкой. Это очень смешно выглядело. Сидит такой маленький бегемотик в пене и урчит. Я смеялся. Кэти как-то незаметно ушла.
   - Сега, а ты когда-нибудь трахался с неолетанкой? - Мэй открыла один глаз.
   Я перестал смеяться:
   - Нет. Я, вообще, раньше неолетанок вживую не видел.
   - Да? А с женщиной?
   Как-то мне не хотелось рассказывать этой любопытной тумбочке все подробности своей сексуальной жизни. Поэтому я просто зачерпнул воды и с полным осознанием дела вылил ей на макушку.
   - Уууу! Щиплется же!
   Мэй взвизгнула, а потом с головой нырнула в ванну.
   - Бррр! Ну всё, Хрень-пень, мало того, что он мою кузницу снёс, так ещё и мылом в глаза поливает. Ай, поймаю!
   Я выскочил из ванной комнаты. Она догнала меня в три прыжка и как-то очень ловко сбила с ног:
   - Попался! Р-р-р!
   Меня резко развернули, прижав к полу. Какая же она сильная! Ей меня скрутить - просто два раза плюнуть! Я зажмурился.
   - Эй. Ты чего? - Мэй отпустила и подняла меня на ноги. - Не пугайся ты так. Ударился, да? Это потому, что ты падаешь неправильно. Надо через плечо катиться.
   Она, улыбаясь, снова погладила мои волосы.
   - Ты такой хороший! Как солнышко! Не бойся, я тебя не обижу.
  
   Лия:
   ...Им выпала судьба безвременно взрослеть
   Ударом на престол без сожаленья,
   А мне идти за ними вслед
   Быть жестокой и душить сомненья.
  
   Великая ами Энастения, Насти, как всегда, прямо с порога повалилась мне в ноги:
   - Морок, я опять вляпалась во что-то. Меня не пускают в собственный дом. У меня забрали мужей, и я ни у одной морды не могу вытребовать их. Я в отчаянье! Что и где я не уследила?!
   - Во-первых, успокойся!
   Вообще, Насти не была слабой, и истерики позволяла себе разве что в моём присутствии, да и то не часто. Ей пришлось стать Великой ами в неполные тридцать лет. Поднять еле живой Арнелет на руки и вынести. Вскормить заново, воссоздать. Бывало, она делала ошибки. Но в ней было главное, что нужно Великой - она не опускала руки. Могла плакать, могла ругаться, могла скрипеть зубами, но всегда продолжала бороться.
   Мужья были её слабым местом. Без них она впадала в панику, не могла принимать решения. Они были её разумом, её холодным расчётом, её покоем. Очень умно было отобрать у Великой этот её покой. Тот, кто это придумал, был знаком с Насти лично.
   - Не паникуй. Абсолютно ясно, что тебя просто пытаются специально вывести из себя, чтобы ты наделала глупостей. Давай, сосредоточься и расскажи всё по порядку.
   Насти закусила губу:
   - Я два дня была в протекторате. Со мной был Хён Чон. Сегодня утром мы отправились домой, на Ажюрдаю. В космопорте меня тормознула полиция. Мне предъявили обвинение в сговоре с банд-формированиями и выставили с планеты. А Хён Чона и всех моих мальчиков задержали, как свидетелей. Я даже Тианью вызвонила. Короче, Ажюрдая прикрыла моё гражданство. Сказали, возражения через суд. У меня все счета арестованы! Да ладно с ним, с гражданством и деньгами! Я не могу забрать собственных мужей! Я здесь, а жизнь моя там!
   - Твоих дочерей тоже на Ажюрдаю не пускают? Кого-то из неолетанок пускают?
   - Всех моих официальных дочерей и помощниц выставили, - Насти устало плюхнулась на диван. - Я ведь их порву потом. Всех, кто эту бумажку на моих мальчиков хотя бы видел, закопаю, а тех, кто подписал, в порошок разотру и по ветру пущу!
   Да, поведение прокуратуры Ажюрдаи было слишком самоуверенным. А складывая с утренними проблемами Морены... тенденция прослеживалась однозначно.
   - Что говорит твоя Тианья?
   Тианья была вице-премьерой в парламенте Ажюрдаи, лично водворённой на это место Энастенией. Насти, вообще, во многие узлы власти внедрила своих людей или купила преданность имеющихся. Что создаёт ещё большие вопросы по сегодняшнему инциденту.
   - Тианья говорит, что на парламент надавили Республиканцы. Не паниковать, подождать, всё решится само. У САП ведь с Республикой есть договор о профилактике терроризма. Вот, очередная охота на ведьм, и они решили взяться за неолетанок. Обстоятельства, почему парламенту пришлось прогнуться, мне пока неизвестны. В "ведьмы", кроме меня, попало ещё с десяток крупных торговцев людьми, не только неолетанок.
  
   Насти ушла, заставив меня крепко задуматься. Мы что-то упускаем. Через наши сети проходит настоящий хищник, и мы не видим его. Как?! Эта система столько лет работала. Тонкие нити приязни и преданности во всех эшелонах власти САП. По миллиметру, годами свитая паутина. Почему сбой?
   От умных мыслей меня отвлекла Ретка. Смиренно выслушав мои нравоучения по поводу важности секретности и заботы о безопасности, она вздохнула:
   - Учитель, я должна ещё кое-что тебе рассказать. Меня, кажется, ещё один человек раскрыл. Я не виновата! - Она жалобно захлопала ресницами. Она у меня красавица. Вся такая ладная, милая. Мужчины на неё сами облизываются. - Значит, было так. Позавчера ко мне в баре, в нижнем узле, подошёл один молодой командор, с предложением заняться сексом. Красавчик такой, самоуверенный. Я у него на шее увидела медальон самой хранительницы Морены и, естественно, отказалась. Ещё бы я не отказала! А он теперь меня преследует. Обиделся! Сегодня утром прижал меня к стенке возле бара и рукой мне прямо под юбку, вот туда прямо пальчиком. А потом достаёт его и в рот. Представляешь?! Да ты, говорит, взрослая давно! Вот так... А я и не знала, что это можно просто на вкус определить...
   Я смеялась минут десять. Ретка в негодовании хлопала глазками и продолжала лепетать.
   - Никому больше не позволю туда языком лазить! Я и подумать не могла!
   Сомневаться не приходилось, мальчик-командор с медальоном Морены - это обещанный мне её сын - Венки. Во-первых, потому, что медальоны Морены на даккарцах редкость. Роджер ревнив, и любовникам она их не раздаёт. Остаётся муж или сын. Муж-даккарец у Морены один - Роджер, и он уже давно не "молодой командор". А сыновей, насколько помню из отчёта Агатеи, два, но старший уже много лет женат на Селене, да и военные звания никогда не получал. Остаётся Венки! Да и даккарское звание совпадает. Лисёнок! Вот пройдоха! Я постаралась перестать смеяться. Опасности сын Морены конечно не представляет. Если всё сложится удачно, то к вечеру заберу его себе. Агатея уже уехала на Селену для встречи с хранительницей. Брачный договор, можно сказать, подписан с обеих сторон.
   - Ретка, деточка, он тебя просто обманул. Сыграл на твоей впечатлительности. Этого мальчика зовут Веникем, но не связывайся с ним, ему видимо повезло унаследовать хитрость от матери. Опасности в нём тоже нет. Он тебя не выдаст. Но ты, пожалуйста, постарайся с ним больше не сталкиваться.
  
   Сега:
   Мы сидели с Мэй на кровати и тихонько, чтобы не услышала Кэти, играли в карты. Вообще, я давно засыпал на ходу. Кровать была мягкой, а я уже двое суток не спал нормально. Но засыпать голым рядом с этой не особо предсказуемой тумбочкой как-то было страшновато.
   - Сега, - Мэй легонько швырнула в меня мягким медведем, - Твой ход! Выкладывай! Не спи!
   - Эээ! Я думаю. - Я выложил две карты, - А это в придачу! - Подхватил с пола медведя и запульнул его обратно в Мэй.
   - Эээй! - Мэй ловко уклонилась от игрушки. - Нас атакуют!
   Она скатилась с кровати, выхватила из кучи игрушек на полу толстого кролика:
   - Так, капитан Ушастый, противник засел на кровати. Поразить и уничтожить. Пленных не брать. Вперёд! - И с победным криком запустила его в меня.
   Я попытался тоже спрятаться за кровать, свалился и почему-то неожиданно попал в руки Мэй. Блин, как она быстро успела!
   Тумбочка прижала меня к полу. Я смеялся:
   - Твой кролик потерпел поражение! Вон в кустах побитый валяется!
   - Не-а! Это манёвр такой. Он выжидает, чтобы напасть...
   На её губах выступила розовая амоса. Я перестал смеяться:
   - Отпусти, мне неудобно!
   Мэй послушно выпустила меня. Я забрался обратно на кровать и закутался в одеяло. Она, как завороженная, следила за моими движениями. Потом подсела рядом, осторожно погладила меня по плечу.
   - Ты такой хорошенький... - Потом вдруг резко уронила меня на кровать, стягивая одеяло.
   - Мэй, ты чего?
   - Да ладно, я просто потрогать хочу
   Она притёрлась носом к моей шее. Отобрала одеяло. Потом вдруг ухом прижалась к моему животу.
   - Ты как котёнок... - Широким языком лизнула мне пах. Ай! Взяла мой член в рот. Осторожно... Я, кажется, даже не дышал...
   - Сладкий! Давно было любопытно, как оно на вкус. А то, как ни посмотришь в городе, неолетанки так это дело лижут. Хорошенький...
   Если бы не видел, что Мэй выпила только, так же как я, стакан кефира к прянику, то решил бы, что она пьяна. Или под наркотой. Она крепко прижимала меня к кровати и тискала, трогала, облизывала... Как ненормальная. Не слушая возражений. Моё тело отзывалось на её неумелые ласки. Оно у меня, вообще, не избалованное в этом вопросе. Член стоял, как каменный. Конечно, тумбочка далека от сексуальности, но если закрыть глаза... В какой-то момент она торопливо стянула свои пижамные штанишки, оголяя крепкое спортивное тело, по форме пока ещё мало напоминающее женское. И тут же сама забралась на меня сверху. Разума в её глазах в этот момент не было совсем. Я зажмурился.
   Мэй поёрзала и опустилась на меня, протискивая мой член внутрь. Какая она узкая там, чуть ли не до неприятного узкая. Оно так должно быть?! Неолетанка, ускоряясь, начала прыгать на мне. Её пальцы на моих предплечьях сильно сжались. Завтра синяки будут. Точно будут! Но это не имело значения...
   От её движений был какой-то дискомфорт, как будто она сжимала меня там внутри и, дёргаясь, пыталась оторвать всё. Но они всё равно были приятны. Я ещё никогда не чувствовал женщину изнутри. Ну, или почти женщину. Эти ощущения захватывали, заставляли простить всё остальное... Мэй замерла. Я приоткрыл глаза. Крепко сжатые руки, рот чуть приоткрыт, глаза зажмурены... Я попытался подтолкнуть её продолжать. Ну что остановилась? Я ещё не добрался до конца. Ну?! Ещё немного... И тут меня, как молнией, пронзило прямо туда, в пах. С такой силой, с такой невообразимой болью. Я дёрнулся, закричал в голос. Больно, уже не понятно где... очень больно! Попытался скинуть её, вырваться. Тумбочка держала меня железной хваткой, а я бился, дергался, кричал на неё, ругался... Я уже не видел ничего, как туман красный... Сколько это продолжается? Минута? Десять? Час?
  
   Мне что-то попало в рот. Горькое, тёплое.
   - Выпей, пожалуйста, тебе лучше будет.
   Голос женщины. Всхлипывания Мэй:
   - Сега, пожалуйста, я же не хотела... Я же ничего такого не делала!
   Я припал к питью. Жажда просто иступляла. Горький привкус в горле. Ещё пить. Много. Медленно, нехотя отползающая боль, и ещё быстрее накрывающий сон.
  
   Глава 3
   Лия:
   Я сидела в маленькой харчевне на краю города. У этого заведения, как и у большинства дешёвых кафе на окраине, в моих глазах было большое преимущество. Из-за отсутствия кухни, еду низенькая полная женщина готовила прямо здесь же, у всех на виду. Мой заказ чистился, резался и скворчал на сковородке прямо на моих глазах, и значит можно было иметь некоторую уверенность, что сегодня меня не отравят. Смешно и горько одновременно. Но такова доля Суани, чьё имя известно не только кругу своих. Кто только и какими только способами не пытался избавить этот мир от меня. Да, Ретка так жить не сможет... Или сможет? По её виду многих уже проявившихся способностей предсказать заранее было невозможно.
   Пикнул коммуникатор. Реткин Анжей прислал информацию о сегодняшних событиях. Это был наш с ним договор. Он слишком умный мужчина, с мёртвой хваткой, острым глазом и железной волей. Когда Ретка его привела, у нас, у всех было впечатление, что она чересчур мягка для него, и он подавит её. Сейчас, правда, уже понятно, что мягкость Ретки отнюдь не податливость. На неё, плюшевую, где сядешь - там и слезешь. Но тогда Анжею пришлось много всего наобещать Суани и мне лично, чтобы мы приняли этот брак.
   "В Клинках убиты двое мастеров Ар. Орудовал снайпер, профессионал...".
   Дальше шли фотографии. Уже не двое, а трое. У трупа Нораны я лично сидела минут сорок назад. Одна из причин, почему мне так гадко сейчас. Какой она была способной и умной ами! Как ловко программировала сознания, как заразительно смеялась, как пылко влюблялась каждую весну. Я лично занималась её обучением лет восемьдесят назад, таская за собой почти полтора года. Глупо и жестоко! У неё даже дочерей не было. У многих мастеров-дистанционников совсем нет семьи. Ужасно!
   "...Республиканцы снова начали разговоры в парламенте о необходимости уничтожения неолетанок...". И этим не имеется! "...Порт основного узла Од Мэдра установил оборудование компьютерного наблюдения, с функцией поиска преступников. Ты в их базе есть". Ещё одна проблема.
   Что-то происходило. Из телефонного разговора с Мореной, кроме смиренных просьб подождать несколько дней со свадьбой (Великая хотела обязательно лично присутствовать на церемонии бракосочетания любимого сына), я услышала некоторые подробности обвинений в её адрес от прокуратуры САП. А обвиняли самую умную и аккуратную из Великих, и не в чём-нибудь, а в сговоре со мной. В руках обвинения были документы на получение Мореной денег от меня несколько лет назад. Неудобно быть первой преступницей во Вселенной, даже благотворительность наказуема!
   Но дело даже не в том, что Морена всегда очень хитро прятала отношения со мной, и тот, кто это раскопал, копал очень глубоко и очень старательно. А в том, что предъявил он эти документы именно сейчас. Одновременно с тем, кто выложил на Ажюрдае претензии к Энастение. Арнелет лежит на плечах своих Великих, и кто-то взялся за эти опоры всерьёз.
   Коммуникатор опять пискнул. Сообщение от Палмы. "Смотрины прошли восхитительно. Я очарована. Готовлю платье. Завтра еду свататься". Палма, или в Меве - мастер Ведение, была не очень сильна в Ар для Суани, но обладала дьявольски юрким умом и наблюдательностью. Совсем молодая, только стукнуло пятьдесят, последние десять лет она является разведчиком и постоянным членом моей специальной команды мастеров Суани "Пустыня" - команды, умеющей решать любые вопросы во имя процветания Арнелет. Грязные вопросы!
   Сегодня я отправила Палму разбираться с проблемами Энастении. Великая ами очень нужна нам в рабочем состоянии. Сообщение означало: "Обстановка выяснена. Помощь не требуется. Подготовка к реализации плана начата. Операция будет завтра".
   Женщина, наконец, перекинула мой ужин из тяжёлой сковороды в большую не особо чистую тарелку и поставила передо мной на стол. А ложку, перед тем как отдать, кропотливо протёрла своим грязным фартуком. Она старалась мне угодить. Заботилась, как могла. Я тепло улыбнулась ей. Последний раз я ела вчера, в своём доме в долине! А сейчас в Клинках был уже очень поздний вечер. Голод - лучшая приправа к любому блюду!
   Опять пискнул коммуникатор. Агатея: "Мастер, я всё сделала, как вы просили. Когда мы сможем встретиться?". Всё сделала? Подписала все бумаги? Что ж, похвально! Старательная. Когда встретимся? Завтра я должна наведаться в мозги одной обычно очень информированной амазонки. А для этого нужно слетать в промышленный сектор САП-овских рудников. Кроме того, Зов просила помощи в какой-то нашей операции. День предстоял насыщенный, а значит, с Агатеей надо решить всё сегодня.
   "Дорогая, готова увидеть тебя сегодня на том же месте".
   "Мастер, я смогу прибыть через час".
   Я взглянула на часы - почти полночь. Ещё через час... да ещё, как минимум, полчаса всё обговорить... м-да, поспать мне сегодня опять не грозит!
   Тарелка передо мной как-то незаметно опустела, а желудок продолжал по привычке требовать еды. Посетители постепенно покидали заведение, а значит, и мне пора было затеряться в каком-нибудь более людном месте. Я заставила себя встать, посмеиваясь и проговаривая про себя:
  
   "Мир лежит на сильных руках тех, кто идёт вперёд.
   Тех, кто рано встаёт по утрам и в руки его берёт.
   Тех, кто, устав, сидит у огня и смотрит на небосвод,
   А после снова всегда встаёт и, мир поднимая, идёт..."
  
   Как я хочу спать!
  
   Агатея меня удивила. Она была не одна. Рядом с ней, завернувшись в длинный плащ с глубоко надвинутым капюшоном, сидел мужчина. Предположительно мужчина. Сужу только по одежде и росту, значительному даже для юноши, больше ничего не видно. Даже руки в перчатках. Длинные пальцы в волнении теребят салфетку. Лёгкий запах парфюма. У меня очень чувствительное обоняние.
   Я раздвинула Ар, позволяя Агатее увидеть меня.
   - Великий мастер! Вашей внезапности завидуют молнии! Вот.
   Она протянула мне две папки. Два подписанных с обеих сторон брачных договора. Агатея улыбалась:
   - Великая Морена сказала, что договорилась с Вами отложить сам обряд на пару дней, пока у неё сложности...
   - Да. Не беспокойся. С Мореной я всё решу сама.
   Я ещё раз взглянула на спутника Агатеи. Сын советницы? Дэни? Правильный мальчик? Легонько, магией я заставила его приподнять голову. Тонкие мальчишеские черты, упорство и лёгкая паника во взгляде подкрашенных ДАККАРСКИХ глаз. М-да, ему не стоит снимать капюшон в Клинках. Такого кощунства местные вояки мне не простят.
   - Мастер, я дала советнице слово, что мальчик будет женат по всем правилам перед алтарями Богов. Вы позволите мне присутствовать на церемонии?
   Так... церемония. Ладно, недостатка храмов в Клинках нет.
   - Следуйте за мной.
  
   Дэни:
   Весна началась, как всегда, неожиданно. Ещё неделю назад, шли дожди, а тут вдруг солнце, и тюльпаны распустились. В воздухе разлилось сладкое ожидание грядущего.
   Мы с братьями целыми днями готовились к экзаменам. Колледж Селена-универси и так загружает своих студентов очень прилично. А уж в выпускном классе и подавно. Через два месяца экзамены, а потом брачные приёмы и попытки нас женить. Мы все немного нервничали. Что поделаешь, красотой нас с братьями боги не одарили. Мама, конечно, успокаивает, что есть любительницы и даккарской внешности. Хотя вот мне лично с трудом верится, что какой-то ами в своём уме могут нравиться мальчики два метра ростом и в плечах такие, что ни одна нормальная марка одежды таких размеров просто не выпускает. Мало того, у нас ещё и цвет кожи, как у покойника - серый. Красавчики, просто жуть!
   Нас с самого детства за эту внешность дразнили. Сёстры жирафиками обзывали. Одноклассники монохромом.
   Наверное, я бы свихнулся или удавился, если бы был таким один. Но нас у мамы трое. Я, брат на полтора месяца старше меня, Энки, и брат на два месяца младше, Таси. Наш отец погиб от несчастного случая, когда нам троим ещё и года не было. Так что, даккарцы мы у мамы единственные.
   День начинался как обычно: завтрак, лекции по эффективному управлению, бухгалтерии, современной стилистике. Потом обед. А после него ещё намечался семинар по медпомощи роженицам и ритмика.
   Кроме того, вчера мы втроём ходили дополнительно на бальные танцы. Ведь на свадебных приёмах надо танцевать, по крайней мере, если хочешь, чтобы тебя заметили. Вот мы и тренировались, надо хоть какие-то преимущества иметь. Только я вчера на этой тренировке стёр ноги до крови и поэтому ходил сегодня очень осторожно.
   На семинар мы не попали. Секретарь ректора лично зашла за нами в гостиную, пригласив в крыло администрации.
   Мы следовали за ней в некотором отдалении:
   - Дэни, - Энки говорил шепотом, старательно делая вид, что рассматривает свой маникюр, - как думаешь, зачем мы понадобились ректору?
   - Думаю, что нужно было погрубее рисовать учителя Амель на зеркале в туалете. Понятно же, что так хорошо на нашем курсе только Таська рисует.
   - Думаешь, выговорит?
   - Думаю, на этот раз одним выговором не отделаемся.
   Таси немного наклонился к нам:
   - Да ладно вам всё только плохое думать. Может, это Дэнина работа на конкурсе выиграла, месяц, между прочим, уже прошёл.
   Энки пожал плечами:
   - Про конкурс могла бы и в гостиной при всех объявить.
   - Про зеркало тоже.
   Мы вошли в приёмную ректора. Оказалось, приехала мама. Она сидела на широком мягком диване в кабинете, а рядом с ней ами Агатея, сваха, которая занималась вопросом нашей женитьбы. Мама поманила нас к себе:
   - Как вы выросли.
   Да, просто напасть какая-то! Казалось, что и так все мыслимые размеры для мужчины ещё в прошлом году переросли. Куда ещё? Так нет ведь, опять на несколько сантиметров выше. Мама запретила нам читать о даккарской расе, но я всё-таки посмотрел одним глазком. Боялся, а вдруг мы и дальше расти будем. Нет, пишут, что даккарцы в среднем около двух метров. Так что есть шанс, что мои двести восемь сантиметров, это окончательная цифра, и больше не будет. Ужас, а не гены!
   - Да. - Ректор привстала. - У нас ведь пришли результаты с конкурса рефератов на тему культуры древней Арнелет. В конкурсе участвовали все высшие школы Селены. Дэни занял почётное второе место. Я хотела объявить об этом в пятницу на общем собрании колледжа.
   Мама махнула, разрешая нам садиться:
   - Романья, всё уже решено. Если богам будет угодно, Дэни вернётся к вам, чтобы закончить обучение.
   - Всего два месяца осталось.
   Мама ничего не ответила ей, просто улыбнулась. О чём это они?
   Неолетанки некоторое время помолчали. Потом ректор встала:
   - Ну, если вы уже всё решили, я займусь подготовкой документов.
   Она удалилась. Мама снова повернулась к нам:
   - У меня есть хорошие новости. В моём столе лежит три предложения о женитьбе для Таси, и я собираюсь до конца месяца выбрать из них одно.
   Вот это да! Вот это наш тихоня даёт!
   - Это не всё. Три дня назад я подписала брачный договор на Энки. Он вступит в силу через два дня после вашего выпускного.
   Мама повернулась ко мне. Я замер.
   - А твой, Дэни, договор вступает в силу с сегодняшнего дня. Поэтому я попросила ректора Романью подготовить твои документы. Ты уезжаешь.
   Агатея широко улыбнулась в своём кресле:
   - Дэни, она очень влиятельная, взрослая ами. И что, как я понимаю, важно для тебя, очень высокая.
   Сказать, что я был в шоке, значит, ничего не сказать. Когда три месяца назад мама привезла ами Агатею и сказала, что та будет заниматься вопросом нашей женитьбы, нам говорили мальчишки и учителя, что Агатея очень знаменитая и очень профессиональная сваха. Но так чтобы за три месяца найти предложения всем троим, а Таське ещё и не одно...
   - Очень высокая?
   В тот раз Агатея долго беседовала с каждым из нас, и, кажется, я говорил ей, что хотел бы, чтобы моя ами была высокой. Ну, чтобы не смотреться рядом с ней таким уж жирафиком.
   - Да, очень-очень высокая. Я мало знаю ами такого значительного роста.
   Мама обняла меня за плечи.
   - Ты у меня золотце, Дэни. Твой брачный контракт, могу спорить, войдёт в десятку самых дорогих в этом году. Поверь, ты именно то, что эта ами искала, настоящая драгоценность для неё.
   Дорогих? Она ведь, эта ами, и не видела меня ни разу. Не говорила со мной.
   - А она знает, что я даккарец?
   Агатея всплеснула руками:
   - Конечно, малыш. Она искала именно даккарского мальчика с хорошим воспитанием.
   Любительница серокожих мальчиков? Извращенка? Её интересовали только моя раса и образование? А знакомиться со мной было не обязательно?
   - Так! - Мои мысли перебила мама. - Через два часа Дэни должен отбыть к своей новой жене. Мальчики, быстро помогаем ему собираться. Жду вас здесь через полтора часа. Бегом!
   Через полтора часа я стоял у дверей с двумя чемоданами, умытый, одетый, подкрашенный, уложенный.
   Таси на диване теребил волосы:
   - Ну и крута эта Агатея. Как думаете, кому она умудрилась нас так быстро сплавить?
   Энки тоже нервничал:
   - Дорогие контракты обычно всякие промышленники заключают. У них харамы огромные, просто жуть. Десятка по три мужей.
   Конечно, мама понимала, что у нас немного шансов просто понравиться кому-то на балу. Поэтому и наняла такую известную сваху. Наверное, то, что для нас нашли, лучшее из возможного. Даже являясь одним из тридцати мужей, можно быть любимым.
   Уезжал я тихо и без особых прощаний. Даже и не осознавал как-то, что вот и всё... что неизвестно, когда увижу своих братьев, и увижу ли вообще. На улице был дождь. Весенний, светлый, обещающий. Я только успел махнуть братьям и быстро запрыгнул в лайнер. За крупными каплями скоро исчез городок колледжа, промелькнули указатели скоростной трассы, портал. Уже в Краско лайнер остановился у большого белого здания. Мама повернулась ко мне:
   - Дэни, обстоятельства такие, что я не буду присутствовать непосредственно на церемонии твоего бракосочетания в храме. Жалко конечно, но не смертельно. Твой брак уже заключён и государственно зарегистрирован. Так что церемония в храме просто красивая традиция. Вместо меня на ней роль родительницы будет исполнять сваха. - Она погладила меня по волосам. - Твоя жена очень важная особа. Постарайся понравиться ей. И, самое главное, будь послушным. А теперь прощай. Дальше ты поедешь с Агатеей.
   Мама помогла мне перебраться в красивый дорогой лайнер свахи и перегрузила мои вещи. Ещё минута, улыбка на прощание, и она осталась позади.
   Я смотрел в окно. Куда я еду? К кому? К той, которую никогда не видел, и которая никогда не видела меня, только мои данные в анкете и оценки в табеле? Я взглянул на сваху. Я второй раз в жизни её вижу и куда-то еду с ней один в машине. Почему мама с нами не поехала?
   Агатея в это время возилась с коммуникатором, потом, улыбаясь, махнула мне:
   - Си Дэни, всё складывается даже быстрее, чем я ожидала. Ты предстанешь перед своей женой через час.
   - Через час?
   - Да. Я думала, что нам с тобой придётся ждать, как минимум, до утра, но боги были благосклонны, и она ждёт нас через час.
   - Ами Агатея, а разве Вы не договорились заранее о моём приезде?
   - Нет, малыш. Дело в том, что твоя жена - очень таинственная личность. Тайный агент. Легенда всех Земель богов. Она не назначает встречи заранее. Ей даже позвонить напрямую нельзя.
   - Тайный агент?
   - Да. Именно поэтому твоя мать и не будет присутствовать на свадьбе. Всё будет тайно. Только перед ликами богов.
   Ни гостей, ни танцев, ни музыки. Агатея продолжала:
   - Она тебе понравится. Помнишь, ты описывал мне тип неолетанок, который тебя восторгает. Сравнивал с Амадеей Луцианой в фильме "Дорогой совести"? Так вот, Амадея рядом с твоей женой - испуганный кролик, малолетняя эми, первый раз вышедшая на задание.
   Дальше всё было ещё сюрреалистичней. Мы подъехали к порталу, ведущему за границы официального САП. Здесь большие плакаты красными крупными буквами предупреждали, что там, за чертой этого портала, начинаются "земли Мевы". Территория беззакония и анархии. Что там полиция САП более не охраняет нас. Проверив наши документы, крепкая женщина-нэрми с серьёзным взглядом попросила меня пройти в отдельный кабинет без ами Агатеи. Она ещё раз повторила то, что было написано на плакатах:
   - Си Дени, вы покидаете территорию государства САП. За этим порталом земли, подчинённые лишь богам. За ним ваша жизнь и достоинство будут постоянно под угрозой. Возможно, что вас попробуют убить. Возможно, попытаются продать в рабство. Там такое случается. Вы действительно добровольно, и всё обдумав, хотите выехать этим порталом?
   Убить? Продать в рабство? Но там где-то меня ждёт жена... разве я могу отказаться приехать?
  
   Перед тем как вступить в портал, Агатея потребовала, чтобы я завернулся в плащ, надел капюшон и перчатки. Было видно, что она нервничает.
   Мы проехали ещё один портал, внутренний, и вынырнули у странного города, похожего на средневековый. Высокие каменные стены, башни с бойницами и огромные железные ворота, а на них красивая надпись вязью на неолетанском: "Сады сии разбиты волей и могуществом Морены. Вдыхая аромат, смиренно помни, что в гостях ты у Великой". Рядом небольшая и уже более официальная табличка на ЛингвЦуе, официальном языке САП: "Вся территория города Клинки и подчинённых ему территорий является частной собственностью Великой ами Армариакки, похищение служащих на данной территории людей преследуется как на территории САП, так и на территории всех Свободных земель".
   У ворот стоял Даккарец...
   Именно, настоящий даккарец! Как на картинке, которую я видел. Огромный такой мужчина. Не очень опрятный, лохматый, в чёрной одежде и с оружием. Он был даже, кажется, немного выше меня и значительно шире.
   Нет, я, конечно, знаю, что в природе даккарцы когда-то были очень воинственной расой. Ну, пока их планету не уничтожили. Но этот амбал...
   Агатея повернулась ко мне:
   - Дэни, очень важный момент. По крайней мере, пока мы не доберёмся до твоей жены, ни один даккарец не должен опознать в тебе брата по крови. Закутайся плотней, опусти голову и не выглядывай ни в коем случае. Я просто не смогу тебя защитить, если что.
   Защитить? Не сможет?
   - А откуда здесь даккарцы?
   - Этот город - заповедник исторической Даккарской культуры. Очень опасное место.
   - Моя жена здесь живёт?
   - Вряд ли. Но, честно, я не знаю, где она живёт.
   Как не знает?! Куда я еду?! К кому?! В таком опасном месте... Внутри я весь дрожал. Отправиться на другую планету, в земли Мевы, без мамы... Я выдохнул, укутался поплотнее в плащ и опустил голову насколько возможно низко. Скорее бы мы уже добрались до моей жены. Надеюсь, хоть рядом с ней тут безопасно.
  
   Лия:
   Так, задач неожиданно прибавилось. Как-то я не ожидала от Агатеи такой прыти. Но, видимо, одно её имя, как талантливейшей свахи, действительно само по себе гарант доверия. Настолько, что советница отдала сына в тот же день и даже без церемонии перед богами.
   На дворе была ночь, так что я почти без колебаний направилась в даккарский храм Цуе. В такой час, как и ожидалось, там было пусто.
   Даккарские храмы грубы и примитивны. Серые стены, прямые иероглифы, простой алтарь и масляные свечи. Даккарцы благодарят Цуе за денежные прибыли и детей. Но сейчас это было не важно. Это тоже храм Цуе, а значит, в нем можно абсолютно законно провести обряд бракосочетания.
   Агатея остановилась у алтаря. Вид храма её устроил. Она понимает, где находится, и что тут можно найти. Мальчика она всю дорогу крепко держала за руку.
   - Великий мастер, мне ещё понадобится сделать фотографию, где будет видно, что на груди Дэни отпечатана Мита. Сам иероглиф печати можно при этом закрыть пальчиком, просто сам факт, что она есть... Это мой договор с матерью.
   Я кивнула, соглашаясь. Доверие настолько, что советница согласна не знать, кому именно отдала сына?
   - Хорошо. - Я раздвинула Ар так, чтобы меня мог видеть и слышать мальчик.
   - Дэни, сними капюшон и расстегни одежду на груди.
   Мальчик поднял на меня глаза. Красивые чёрные глаза. Паника в них отступила. Теперь этот взгляд, скорее, заливало восхищение. Восторг и даже некоторое преклонение. Я знаю, как выгляжу. И юноша, особенно привыкший к городской рафинированности, моде, стилю вряд ли может найти чему восхищаться в моём внешнем виде. Но этот мальчик с упоением рассматривал меня, и было видно, что восхищается каждой деталью. Интересно, что ему наговорила обо мне Агатея?
  
   Дэни:
   Мы вышли из лайнера. Ами Агатея крепко держала меня за руку. Вошли в какое-то заведение типа ресторана. Запахи еды. Грязный пол из толстых досок. Край массивного деревянного стола. Совсем недалеко шум какого-то веселья, голоса. Интересно, кто может смеяться в таком месте? Мне так хотелось взглянуть вокруг... Лёгкие туфли и голые ноги официантки. Аромат хлеба...
   Я всё-таки один раз поднял голову. Это было большое помещение, оформленное под старину. Мы сидели в отдельной нише за полупрозрачными шторами. А в основном зале были неолетанки, женщины и много-много даккарцев... Я быстро снова уткнулся взглядом в свои коленки.
   Через минуту сваха снова схватила меня за руку, и мы пошли дальше. Пешком. Мои бедные ноги! Я же туфли выбирал красивые, а не пешком со стёртыми ступнями ходить.
   Улицы были плохо освещены. Под ногами древняя брусчатка. Видимо, весь этот город-заповедник под старину сделан.
   Запах сгоревшего масла...
   - Дэни, подними голову и расстегни воротник. - Голос был чужой. Сильный тихий голос неолетанки.
   Я поднял глаза. Она была... просто огромной. Высоченной. Спортивная фигура, сильные руки. Взрослая. Очень взрослая! Светлые волосы, пронзительный взгляд. Очень простая одежда. Это, наверное, из-за маскировки. Под такой юбкой, думаю, оружие прятать удобно. Да, спецагенты из фильмов рядом с ней просто дети. Даже если я её тридцатый муж, кое в чём мне этот брак уже нравится. Моя жена по-настоящему сильная!
   - Дэни, расстегни верхние пуговицы на своей одежде. Мы находимся в местном храме Цуе и сейчас проведём церемонию бракосочетания в самом коротком её варианте.
   Я покрутил головой. Мы были в большом пустом помещении с высоким потолком и серыми стенами, расписанными крупными символами Цуе. В самом центре помещения в небольшой круглой чаше горел огонь. А ещё вдоль стен стояло множество тарелочек, в некоторых из них тоже метался огонёк. Это храм? Какой странный.
   На мои плечи опустились широкие ладони. Я поднял голову. Она невероятно высокая. Да, рядом с ней я точно могу смотреться, как мальчик абсолютно нормального роста.
   - Дэни, - я вздрогнул. - Я понимаю, что ты немного шокирован обстановкой. Но именно в такой ситуации особенно важно мои указания выполнять без промедлений.
   Указания? Ах, да, расстегнуть одежду. Я бросился расстёгивать пуговки. Пальцы не слушались. Я жутко нервничал от всего этого.
   Неолетанка мягко отодвинула мои руки... у неё горячие, сухие ладони... и аккуратно, по одной расстегнула пуговицы моей рубашки сама.
   - Властью, данною мне богам, объявляю этого мужчину своим мужем, отныне и пока мои духи неделимы.
   Она достала из кармана металлическую кругляшечку татуировочной печати:
   - Не бойся. - Холодный металл ненадолго прижался к моей груди, оставляя чёткий символ неолетанского иероглифа. Всё? Так просто? Одна книга моей жизни закрылась, и началась другая. Я, задумавшись, разглядывал сильные плечи своей жены. Очень сильные. И со шрамами. М-да, и, кажется, эта часть повествования будет в каком-то авантюрном жанре.
  
   Глава 4
  
   Лия:
   Да, забот этой ночью у меня, явно, прибавилось. Рядом со мной стоял абсолютно шокированный и, в то же время, абсолютно счастливый мальчик. По-даккарски высокий, по-юношески худенький. Длинные аккуратные волосы до пояса и безграничная преданность в глазах. Очень хорошенький, кстати. Мой муж... То есть, моя забота на все сто процентов. А я в Клинках, утром мне ехать на операцию, и я ещё не спала... И не посплю!
   Но сначала насущное. Метки слежения, одежда, которая поможет мальчику слиться с местным обществом, ордена которые дадут ему статус понятный и неинтересный местным.
   Я повернулась к своей очаровательной проблеме и как можно мягче улыбнулась:
   - Малыш, меня зовут Лия, но постарайся не упоминать даже этого моего имени при посторонних. Просто "Аэр", или придумай мне какое-нибудь ласковое прозвище. Моё имя и всё, что со мной связанно, это большая тайна. Помни это при любом разговоре. До моего дома дорога ещё очень длинная. Ехать туда не один день, и мне нужно ещё кое-что успеть сделать здесь до отъезда. Так что мы чуточку задержимся. Будь внимательным и, главное, мои указания выполняй сразу и без возражений.
   - Да, аэр, - Он быстро кивнул. Восхищение, плескавшееся в его глазах, сделалось ещё ярче. Паника ещё тише. Скорее всего, пугал его сам этот город, Клинки, а вот я нисколько. На секунду задумавшись, он расплылся в абсолютно детской открытой улыбке и опустился на колени. Исконно неолетснский жест признания старшего, главного, хозяйки. Правильный мальчик, воспитанный в старых классических традициях Арнелет и при этом чему-то восхищающийся во мне с первого взгляда.
   Я приподняла его за подбородок. Какой он тоненький... но при этом высокий. Подросток. Недаккарский даккарец! И как улыбается мне. Точно надеется на секс именно сегодня!
  
   "Сладких губ лёгкий выдох вслух,
   Не гони, раз взялась, возьми..."
  
   Не то чтобы это плохо. Это правильно! Так и должно быть. И моё собственное тело всеми четырьмя руками "за". Ещё как "за"! Секса у меня уже, наверное, полгода не было. Я и так-то была всегда избирательна в мужчинах, даже на одну ночь, а с тех пор, как несколько лет назад ко мне подослали мужчину с некой неизлечимой заразой, и погибла опять одна из моих учениц, я, вообще, случайных любовников избегаю.
   М-да... Только вот человек во время секса, как бы это так мягко сказать, становится невнимателен. А мне невнимательность в неправильном месте, типа Клинков, может стоить жизни, и не только моей. Так что, это, конечно, правильно, но мы в Свободных землях, в Клинках, а значит, сначала метки, форма, ордена, скрытный отход из города.
   Я всё-таки погладила мальчика по щеке. Рука тянулась прикоснуться.
   - Дэни, в твоих чемоданах есть что-нибудь памятное или особо ценное для тебя лично?
   Мальчик перестал улыбаться. Смотрит вопросительно.
   - Малыш, давай так, ты можешь взять оттуда немного вещей. Не технику и не металлическое. Лёгкое и совсем чуть-чуть. Остальное мы брать не будем. Всё, что тебе понадобится, я куплю новое.
   Мальчик застыл, глядя на меня, как на последнюю садистку. Предательницу рода человеческого.
   - У тебя на это три минуты. Потом мы уходим.
   Ещё один жалобный взгляд на меня, потом на чемодан, опять на меня, и быстро к чемодану, выкопал какие-то тетрадки, большой альбом и мягкую игрушку. Прижал к себе и смотрит на меня, как ребёнок, у которого пытаются эту самую игрушку отобрать. Двухметровый мальчик, с красиво подкрашенными глазами, сжимающий плюшевую игрушку в руках...
   Я сняла со спины рюкзак. Молча сложила туда выбранное. На ближайшем корабле нужно всё это проверить на лишнюю электронику.
   - Молодец. Теперь, что у тебя есть в карманах? Выкладывай. Украшения тоже снимай.
   Меня одарили ещё одним взглядом беззащитного ограбленного младенца, и на ладони легли коммуникатор, электронный дневник, цепочка с кулончиком - часами, ещё какое-то устройство. Я стараюсь быть в курсе новинок техники, но порой всё равно чувствую себя полным динозавром. Назначение многих современных устройств мне неизвестно.
   - Хорошо. Всё это тоже придётся оставить. У тех приборов, где это возможно, сотри или уничтожь память.
   Мальчик послушно кивнул. Кажется, он уже смирился. Или понял серьёзность вопроса. Быстро достал память из всех устройств и поломал, аккуратно кроша ноготками.
   - Аэр, у меня ещё компьютер в чемодане. У него тоже память очистить?
   Обиды в глазах уже нет. Он уже поверил мне, что это действительно необходимо.
   - Да, обязательно.
   Вообще, видно, что мальчик не тихоня и не пуглив. Ни САП-овская одежда, ни макияж, ни хорошее неолетанское воспитание не могут скрыть характер в глубине этих глаз. И это восхищает уже меня. Настолько, что всего через несколько минут общения я готова подтвердить: Агатея, действительно, настолько талантлива в искусстве видеть души и связывать любовь, как о ней говорят.
   Техника избавилась от лишних воспоминаний. Мальчик почти без сожаления отступил от своих вещей, ожидая моих дальнейших указаний. Я обратно надела на него капюшон плаща:
   - Молодчина. Теперь пойдём, нам нужно переодеть тебя во что-то менее заметное.
   Мы вышли из храма. Я поймала мимо проходящую женщину и внушила ей уничтожить оставленные нами вещи. Дэни проводил всё это взглядом, вмещающим в себя одновременно страдание и любопытство, но не возразил.
   Ступал он осторожно, низко опустив голову.
   - Малыш, что-то мешает тебе идти?
   Испуганно на меня обернулся, открыл рот, чтобы что-то сказать, передумал, потом поджал губы, смущённо опустил глазки:
   - Я вчера на занятиях по танцам немного стёр ноги...
   Я невольно расплылась в улыбке. А ещё подумала, что у него красивый абсолютно взрослый мужской голос. А это оригинальное сочетание... открытости и честности. Кстати, очень даккарской честности. Удивительно! Усмехнувшись ещё раз, я подхватила мальчика на руки. А почему бы и нет? Он тоже не против! Снова улыбается. Стеснительно косится, с восхищением в глазах.
   Даже удобно, что на дворе такая глубокая ночь. В торговом квартале пусто. Мы нашли нужную лавку. На втором этаже комнаты хозяина. Ар разбудил его и заставил принять нас. Зашли. Хозяин-даккарец и все его женщины и даже дети сгрудились у стены. Ар вытащил всех без разбора. Зато можно быть уверенной, что больше в доме никого нет. Я отослала лишних.
   Поставила мальчика на пол:
   - Дэни, у тебя замечательные духи, но для маскировки нам временно нужно, чтобы ты не пах ничем. Хозяин покажет тебе здешнюю ванную. Просто вымойся.
   Мальчик снова смотрит на меня удивлённо, как на неизлечимую сумасшедшую, но ни слова против.
   Через полчаса он крутился у зеркала без косметики, волосы забраны в хвост обычным кожаным шнурком, тяжёлые военные ботинки, обычная даккарская одежда. Мимика его выдаёт, что наряд не нравится. Притворяться он не умеет. Но и послушанию обучен. Поэтому старается улыбаться и тихо смотрит на меня в хорошо читаемом ожидании ещё чего-нибудь ужасного.
  
   Дэни:
   Мне досталась очень странная жена. Вещи мои выбросили, телефон с компьютером сломали и выкинули, макияж, который Таси рисовал целый час, смыли. Одежду выдали какую-то балахонистую. У меня даже промелькнула мысль, что она чего-то опасается. Хотя странно, она такая сильная. На руках меня принесла сюда. Приятно! Меня на руках только фати носила, когда совсем малышом был. А тут я такой маленький, по сравнению с ней...
   Я вздрогнул. Не заметил, как Лия сзади подошла. Она так бесшумно ходит. Мне даже казалось, что это я сегодня, как слон, топаю. Нет, женщины в этом доме тоже топают, а моя большая Лия ходит бесшумно, как пёрышко.
   У неё имя красивое полное - Лиания. Это я иероглиф на груди прочитал. Лиания - это долгая равнина, открытая и безопасная местность. Певучее древне-неолетанское наречие. А ещё это одноуровневое имя. Просто Лиания, и ничего дальше. Как у Великих ами.
   Она прижалась щекой к моей макушке:
   - Тебе не нравится фасон?
   Слабо сказано. Я в этой одежде такой широкий, и никаких намёков на талию. Штаны, как шаровары, да ещё и с карманами на бёдрах. Ни одного намёка на стройность и утончённость. Да и цвет - чёрный, без каких-либо ярких пятен. Я и так, сам по себе, чёрно-серый, а тут ещё в такой одежде и без косметики...
   - Мне кажется, она мне не очень идёт. Но если тебе нравится...
   Лия улыбнулась, почему-то очень довольная:
   - Это временный вариант, пока мы не приедем домой. Как твоим натанцевавшимся ножкам эта обувь?
   О, мои бедным ножкам эти ботинки очень понравились. Вид у них, конечно, абсолютно квадратный, но внутри они удобные, и каблука почти нет. Не надо было те туфли надевать, знал ведь, что ноги стёрты, а они жутко неудобные. Но кто же мог подумать, что я сегодня столько ходить буду.
   Лия потрепала меня по волосам. Потом, улыбнувшись, подхватила мою старую одежду и протянула торговцу:
   - Сожги. Сейчас же.
   Вот как так? То она хорошая, на ручках меня носит, "малыш" зовёт, то просто берёт и забирает мои вещи. Я, между прочим, очень люблю этот плащик... любил. Торговец облил чем-то мои вещи и бросил в печь. Они вспыхнули почти мгновенно.
   Лия обнимала меня, склонившись к самому уху:
   - Так будет безопасней. Воспринимай это как приключение.
   М-да, пока приключения те ещё.
   Она опять потрепала меня по волосам. Мало того, что я без макияжа, так ещё и лохматым буду. Но всё равно приятно.
   Моя жена подошла к торговцу. Плотный даккарец перед нею весь даже как-то вытянулся. Лия отсчитала ему деньги, а потом тихо сказала:
   - Тебе не спалось. Пьяная парочка стучалась, и ты открыл. Молоденький солдат, из тех что тянут со своих любовниц деньги, испачкал одежду, и его подружка купила ему новую. Ты остался не в накладе.
   Она хлопнула торговца по плечу, потом подхватила под локоть меня, и мы вышли.
   - Аэр, думаешь, он никому не расскажет?
   Она рассмеялась:
   - Малыш, я использую Ар. Он будет думать только о том, что я ему разрешила. Даже если захочет рассказать, вспомнит только это.
   Ар? Не прикасаясь? Она - мастер дистанционного Ар! Как я сразу не подумал. Да! Конечно. Я просто совсем не думал ещё об этом. Конечно, какие ещё ами так вот легко ходят по землям Мевы. Как настоящие суперагенты. Конечно, мастера дистанционного Ар! Волшебники! Настоящие маги!
   Мы вышли на улицу. Лия разрешила мне не прятать лицо и просто идти рядом. Я крутил головой. А она только улыбалась, глядя на меня. Я, наконец, смог по-настоящему рассмотреть этот город. Стильненький такой. Даже в чём-то красивый. Весь под старину. Грубоватый и простой. Небольшие каменные домики с плоскими крышами, высокие каменные заборы. Каменные дорожки, каменные бортики, каменные арки над толстыми металлическими воротами. Множество диких цветов, вьюнок по стене. В нескольких шагах от нас прошли три даккарских мужчины, громко разговаривая на непонятном языке. Не выше меня, но сильно шире. Спортивные такие. И очень немытые.
   - Аэр, а это ничего, что они увидят, что я тоже даккарец? Агатея говорила...
   Лия прижала пальчик к моим губам:
   - Малыш, учись не употреблять в речи имена. Не стесняйся, придумывай людям прозвища. Так что говорила сводница?
   - Что будет плохо, если они увидят, что я даккарец.
   Лия снова обняла меня за плечи.
   - В той одежде да. Но видишь ли, в чём дело. Даккарцы - варвары, но варвары очень честные. Они никогда не обманывают и не прикидываются теми, кем не являются. Поэтому им трудно предположить, что ты просто переоделся в похожую одежду, а на самом деле не являешься воином одного из их братств.
   - А зачем сделали этот заповедник?
   - Заповедник?
   - Ну, мне... эээ... сводница сказала, что этот город - заповедник Даккарской культуры.
   Лия опять очень по-доброму рассмеялась:
   - Ты только при даккарцах этого не говори! Этот город - последняя цитадель даккарской культуры, столица крупнейшего военного объединения Даккара, "Остров богов". И единственный мирный город, принадлежащий даккарцам, - она указала на возвышенность, где каменные стены с антеннами силовых полей отделяли какую-то внутреннюю особо защищённую территорию - мирный город рода Об Хайя.
   Я смотрел вокруг, и меня тоже, казалось, захватывало это приключение. Странный город, ночь, высветленная тусклыми фонарями, каменные мостовые, мимо проходят очень-очень странные люди. Лия улыбается и нисколько не ругается за моё любопытство. Просто рассказывает мне об этом абсолютно другом, таком фантастическом мире вокруг нас.
   - Малыш, расскажи мне, что ты, вообще, знаешь о культуре Даккара? Ты, говорят, любишь книжки читать.
   Я немного смутился:
   - Ничего не знаю. Мама запретила нам читать про Даккар. Она говорит, что даккарцы были дикой необразованной расой, - я проводил взглядом ещё пару мужчин, проследовавших мимо нас с какими-то ящиками на плечах. Они тоже были даккарцами. И тоже были очень грязными и неухоженными. - Мама считает, что такое чтение только добавит нам комплексов. - Я перевёл взгляд на Лию. Говорить, не говорить? Ну, ведь аэр положено всё рассказывать, а она спросила... не могу же я начинать отношения со лжи? Даже маленькой. - Правда, немного я всё-таки читал. Только антропологические данные расы. Хотел узнать, сколько нам ещё расти. Просто все мальчики уже перестали расти, а мы с братьями каждые полгода ещё плюс пара сантиметров. Я заволновался и посмотрел. Но только это. Больше ничего не смотрел.
   Лия улыбалась. Она не рассердилась и даже нисколько не нахмурилась:
   - Мамы часто чересчур пекутся о своих детях. Но теперь ты уже взрослый и должен владеть информацией. Даккарцев в Свободных землях очень много, кое-кто из моих сестёр замужем за воинами Даккара. Так что тебе нужно понимать, с кем имеешь дело, и чего от этих людей можно ожидать.
   Мне можно читать о своей расе? Всё? Это хорошо. Я ещё некоторые вещи хотел о своём взрослении посмотреть. Ну и вообще.
   Мы долго шли по городу. Это была такая очень романтическая прогулка. Лия рассказывала о мужчинах Даккара и о Свободных землях:
   - Даккарцы держатся армиями, братствами. Армии состоят из флотов, те из полков, и так далее до взводов. Но в братства входят мужчины, принадлежащие к разным родам. И сыновья одного рода, даже если служат в разных армиях, поддерживают друг с другом связь. Причём род не значит родственные узы. Даккарцы называют родом тех, кто их воспитал. Тех, кто научил их быть даккарцами.
  
   У одного из маленьких грязных ресторанчиков мы остановились:
   - Зайдём. Нам нужно закончить твою маскировку.
   Здесь было узкое душное слабоосвещённое помещение. Пахло табаком и чем-то кислым. За столами сидело несколько мужчин. В основном, даккарцы по цвету кожи. Лия некоторое время поговорила с хозяином, и он вынес ей маленький свёрток. Грязный. Тут, вообще, всё грязное. Она подхватила меня под руку и потянула по узкому коридору за низкую деревянную дверь. Нам обоим пришлось нагнуться, чтобы войти в неё.
   - Снимай курточку.
   Это была какая-то комната для обслуги. В углу лежала куча грязных тряпок, на столике груда полотенец. Я снял курточку. Честно говоря, было немного неудобно. Под курточкой у меня была только чёрная майка. Вроде как и одежда, и вроде почти голый.
   - Стой ровно.
   Она развернула свёрток. Там оказалась коробочка с ещё несколькими татуировочными печатями. Аккуратно прицелилась и отпечатала две из них у меня на шее, чуть выше ключиц, и две на левом плече. Ну вот, теперь я весь в картинках. Аляповато и грубо. Она покрутила меня, разглядывая результат:
   - Замечательно! Дома, если захочешь, сможешь их свести. Даккарцы всю информацию о своём положении наносят татуировками на тело. Честно и открыто. Сейчас на тебе знаки, говорящие, что ты воин братства Белые Скалы, рода Ан Тойра. Братство это погибло почти полностью много лет назад, да и от рода тоже мало кто остался. Но с этими знаками ты уже не бесхозный мальчик, а воин, занимающий чёткое место в мире Даккара. - Она опять взлохматила мои волосы.
  
   Сега:
   Я очнулся в каком-то гулком, вязком состоянии. Тело ныло. Не так беспощадно, но зато везде. Какой-то всхлипывающий голос Мэй:
   - Сега, попей, пожалуйста.
   Что-то прижалось к моим губам. Горькое. Веки тяжёлые, а звуки отдаются в голове, как дубинкой бьют.
   - Сега. Пожалуйста. Поправляйся. Я ведь не хотела, не знаю, как так получилось...
   Меня опять накрыл сон.
  
   Второй раз я проснулся уже более живым. Тело всё ещё болело. Теперь, правда, я уже понимал, что болит у меня именно в паху. Я открыл глаза. Свет. Птички чирикают. Какая-то тень двигается туда-сюда. Картинка немного стабилизировалась. Это дерево за окном машет ветвями.
   - Сега, попей.
   Мэй протягивает мне кружку. Испуганная какая-то, всклокоченная.
   - Ты меня прости, ладно. Не знаю, как так получилось. Хрень-пень, я даже не поняла, что случилось! А доктор сказала, что это просто потому, что я мелкая совсем. Короче, я валенок, и бить меня палками... Ты бы знал, как я пуганулась! Ты так кричал, так плакал сильно!
   Она прижалась щекой к моей ладони:
   - Я больше никогда тебе больно не сделаю. Слово даю! Ты такой хороший... Ты выздоравливай, ладно?
  
   Лия:
   Оставаться в Клинках больше не имело смысла. Поэтому, как только над городом показались первые лучи рассвета, мы с Дэни явились в космопорт, искать корабль, который почти что добровольно повезёт нас на встречу с мастером Зов.
   Мой новый муж радостно, вертел головой. Кораблей, механизмов швартовки космопорта, ремонтных катеров он тоже, кажется, никогда не видел. И они тоже пленяли его взгляд, восхищая. Мальчик!
  
   Я с удовольствием упала на кровать. Как я хочу спать! Нам лететь шесть часов. У дверей каюты запрограммированный солдат. На самом корабле весь экипаж под Ар. Можно и поспать... Дени как-то особенно напряжённо сжался у дверей, я поманила его к себе.
   Он тихонько опустился рядом на кровать:
   - Эти ботинки, конечно, удобнее, но я всё равно устал ходить. Хотя мне всё очень понравилось. Такой... необычный город.
   Хорошенький мальчик! Осталось ещё с моей первой брачной ночью сегодняшней разобраться. Я, правда, уставшая жутко, но любой мужчина обидится, если им пренебречь в такой день.
   Я повернулась на бок, приобняв мальчика:
   - Ты очень красивый. Ты знаешь это?
   Он мило смутился:
   - Правда? Тебе нравятся даккарцы?
   - Ну, не то чтобы особо нравятся даккарцы. Я не люблю в мужчинах грубость, непочтительность, неаккуратность. Но ты совсем другой. Ты даже без косметики и в военной форме элегантный и нежный.
   Я погладила его по щёчке. Какое божественное сочетание. Краснеет от комплиментов, смущается. Смотрит мне в глаза преданно. Правильный мальчик!
   Расстегнула на нём курточку. Аккуратно спустила её с тонких плечиков. Он замер. Побаивается? Это тоже правильно. Мужчина должен серьёзно подходить к сексу. Тогда он не спит с кем попало.
   Даккарские ордена смотрелись на этом тоненьком тельце как-то чужеродно. Я подцепила майку и, смеясь, стянула её с мальчика. Он совсем напрягся. Надо отвлечь.
   - Как тебе корабль?
   - Интересно и жутко немного. Особенно коридор, по которому мы в порту на сам корабль проходили.
   - Это называется рукав шлюза.
   Я одним пальчиком подцепила ремень на его штанах. Мальчишка пискнул и соскочил с кровати. Отпрыгнул в сторону и испуганно прижался к стене.
   - Ты зачем убежал?
   Дрожит. Губки поджаты, смотрит в пол испуганно. Я встала, подошла, обняла одними ладошками за плечи:
   - Не бойся. Всем страшно, и все потом говорят, что боялись зря. Я же не сделаю тебе плохого.
   Он кивнул. Но на глазах слёзки. Доверчиво так прижался ко мне:
   - Аэр, а можно я хотя бы маечку обратно надену?
   - Зачем?
   - Мне очень стыдно так... Прости... Можно, я оденусь? - Слёзка по щеке покатилась. В ремень вцепился крепко, кажется, со всем истинно даккарским рвением.
   - Дэни, ты должен больше доверять мне. И вообще, как ты представляешь это делать одетым?
   - Что?
   - Ну то, что делают в первую ночь после свадьбы, и не только в первую.
   Дэни поднял на меня абсолютно искренний, без капли лукавства, вопросительный взгляд:
   - А что делают?
   В этом месте я поняла, что или с моего последнего общения с мужчинами прошло слишком много времени, или я что-то пропустила...
   - Малыш, эээ.... ты знаешь, что такое секс?
   - Да. Конечно. Это процесс психо-физического взаимодействия между женщинами, мужчинами и ами внутри одной семьи.
   - А подробнее?
   Он пожал плечами, явно, не понимая намёка:
   - Состояние человека определяется не только психологией, но и физиологией. Поэтому в семье для укрепления отношений используется не только психологическое взаимодействие, но и физическое. Например, мужчина выражает доверие своей ами не только словами и мимикой, но и садясь возле её ног и обнимая их. Таким образом, происходит одновременно психо-физический контакт.
   Тааак. Всё занимательней и занимательней.
   - А когда детей обнимают, это тоже секс?
   - Нет. Это, конечно, тоже психо-физика, но она исходит из других чувств и других мотивов. С детьми - это воспитание. Выражение любви, заботы, одобрения или, наоборот, осуждения. Воспитание базируется на родительской любви и ответственности. А секс на семейной любви и верности.
   Дэни смотрел на меня с некоторым непониманием, что же я от него собственно хочу услышать. Или я совсем устарела, или я чего-то не понимаю:
   - Хорошо. Зайдём с другой стороны. Ты знаешь, откуда берутся дети?
   - Конечно. Их рожают женщины.
   - А откуда они берутся у женщин?
   - Они развиваются в теле женщины в течение семи-девяти месяцев, в зависимости от расы ребёнка. Из одной клеточки, путём деления. Это называется беременность. Малыш растет в матке, получая питание от женщины, а когда наступает срок выходит наружу через специальное отверстие внизу живота.
   - А откуда там изначально эта первая клеточка берётся?
   - От любви. Ну, в смысле, от секса с мужчиной появляется.
   - Замечательно! - Кажется, я нащупала нить из этого лабиринта умных слов - А какие именно надо сделать психо-физические действия, чтобы женщина забеременела?
   Мой мальчик немного смутился и отвёл взгляд, серьёзно задумавшись:
   - Ну, это, наверное, зависит от ситуации... Не знаю. Мы не проходили так подробно.
   Слов на это у меня не нашлось. Приехали! Без малого два метра роста, девятнадцать лет от роду, море умных слов в голове и... что-то я, видимо, упустила в последних веяньях воспитания юношей, очень крупное такое пропустила.
  
   Глава 5
  
   Лия:
   Давно я такого не встречала. Да что я говорю?! Я никогда, вообще, не встречала мужчину, который бы совсем не знал, как это делается! Ну, вот даже примерно не знал. У меня были мальчики, которые никогда этого не делали и не видели. Но они хотя бы были знакомы с теорией. Они хотя бы знали, о чём это! А не "психо-физическое взаимодействие". Вот уж действительно, чем умнее слова, тем меньше понимания сути. Интересно, это советница перестраховалась, боясь проявления излишнего даккарского темперамента, или сейчас модно так юношей воспитывать? САПовский маразм просочился в семьи неолетанок повсеместно, или мне просто повезло? Бред! Как можно вырастить мальчика до девятнадцати лет, чтобы он совсем ничего не знал о сексе? Вернее, знал какой-то сумрачный набор слов. Нет, ну у амазонок понятно. У них в этом вопросе табу. Но советница всё-таки неолетанка! Пусть даже и живёт среди этих самых безумных амазонок.
   Дэни смотрел на меня испуганно, с каким-то виноватым видом. Демоны песков! И он не виноват...
   С другой стороны, у меня через шесть часов сложная операция, и мне обязательно надо выспаться и восстановить силы. А раз выяснилось, что секса от меня никто не ждёт, то никто и не обидится, если я перенесу это мероприятие на потом.
   Я села на край кровати:
   - Иди сюда.
   Мальчик мигом плюхнулся мне в ноги, прижавшись к коленям. Я обняла его. Такого взрослого и такого ребёнка, одновременно:
   - Малыш, возможно, я в чём-то устарела, но во времена моего последнего ата, мужчины знали о сексе больше. Хотя, если разобраться, это не страшно. Удивительно для меня, но пусть так. Мы не будем торопиться: я стану рассказывать тебе понемножку, шаг за шагом. А ты будешь слушаться и ни в коем случае не станешь от меня убегать. Договорились?
   Мальчик поднял голову и кивнул.
   - Вот и хорошо. Наш сегодняшний шаг очень маленький. Сейчас я собираюсь спать. У тебя в детстве случайно не было мягкой игрушки, с которой приятно засыпать?
   - Была. Собака моя.
   - Ну, тогда, - я улыбнулась и постаралась, чтобы эта улыбка была самой доброй, на которую я только способна - тебе легко будет понять такую деталь, что засыпать я люблю с хорошеньким мальчиком под боком. И лишняя одежда на этом мальчике мне мешает. Так что раздевайся. Возражения не принимаются. Разрешаю оставить трусики. И ныряй под одеяло. Мы будем спать. Просто спать!
   Дэни на какой-то момент замер испуганно, потом вздохнул и принялся раздеваться. Причём штаны снимал, уже забравшись под одеяло. Смешной!
  
   Я сама не торопясь разделась, ненавязчиво предоставив мальчику возможность рассмотреть меня со всех сторон. Вряд ли мой темп жизни и уклад даст мне возможность пройти по этому пути действительно маленькими шагами. Так что пусть хоть к чему-то привыкает сразу.
   Я залезла под одеяло и прижала Дэни к себе спиной, обняв обеими левыми руками. Ммм, а он возбуждён! Но разбираться с этим мы будем потом, например когда проснёмся. Всё, спать!
  
   Дэни:
   Я умудрился разочаровать свою жену прямо в самый первый день:
   - Во времена моего последнего ата мужчины больше знали о сексе.
   И ведь она простой вопрос задала : "Что конкретно нужно сделать, чтобы женщина забеременела?" А я не смог ответить...
   Я всегда думал, что дети появляются просто от любви. Ну, есть у женщин такая способность производить на свет детей. Когда их любят, они беременеют. Особенность у них такая - порождать жизнь, когда ощущают, что любимы. Не помню, откуда я взял именно эту версию. Нам в колледже эту тему не рассказывали . Она относилась к программе школы. А в школе мы учились не неолетанской, а амазонской, и там была немного другая программа...
   Но я ведь рассказывал эту версию как-то на уроке, в самые первые дни учёбы в колледже. Другие мальчики, правда, смеялись. Но учитель сказала, что я выражаюсь в данном вопросе чересчур научным языком, это непривычно, поэтому ребята смеются. Но если моя мама хотела, чтобы я выражался именно такими словами, то мне не стоит обращать внимание на ребят.
   А мама не просто хотела, а настаивала, что мы должны иметь самый высокоморальный облик. Она ведь была известной личностью, и мы не должны были её позорить. Нас даже на интернатовское обучение перевели, потому что, как сказала мама, дома женщины с нашим воспитанием не справлялись. Нам тогда было по четырнадцать. Энки облился и нагло топал переодеваться без рубашки. И вот в таком виде наткнулся на маму. Досталось за его неподобающее поведение тогда всем, а через неделю нас отправили в школу-интернат.
   Неужели там есть какие-то специальные действия, чтобы женщина забеременела? Ну конечно, есть, иначе бы Лия не спрашивала так! А я, получается, не знаю. Какой из меня старший муж, если я понятия не имею о таких вещах. Блин!
   И спросить по-тихому не у кого. Надо было хоть тех мальчишек спросить. Но мы тогда с братьями просто поймали их после занятий и сказали, что побьем, если нам ещё хоть раз не понравится их моральный облик. Вообще, я не люблю такие методы, но Энки уговорил меня. Надо было сразу как-то объяснить всем, что нас нельзя дразнить и смеяться над нами. А так-то драться мы не собирались, конечно. Мальчики всё-таки. Да и кто с нами драться будет? Мы всегда были на голову выше всех ровесников, и кулаки у нас размерами такие, что покажешь - и сразу никто с тобой связываться не хочет. На это и расчёт был... Вот ведь, а получается, я тогда действительно неправильно рассказывал, а эти мальчишки знали, как правильно.
   Вот гадость! Выходит, что с этими разными программами я что-то пропустил? И теперь Лия думает, что я плохо учился.
   Я лежал тихо-тихо. Моя жена прижала меня как мишку и уснула. И что я брыкаться начал, когда она хотела сама меня раздеть? Вспомнил, как мама ругалась, если мы при ней не очень одетые выскакивали в каникулы. Она обычно в таких ситуациях очень долго ругалась. Говорила, что ей больно, и что нам должно быть очень стыдно.
   Стыдно-то стыдно, но учили же меня, что с аэр спорить нельзя! Вот что с меня убудет тихо полежать вместо мишки? А Лия уснула очень быстро. По-моему, она устала сильно.
   Я чуть подвинулся, стараясь лечь поудобнее и при этом её не разбудить. Уснуть не получалось. Во-первых, мыслей в голове много, столько впечатлений, столько всего случилось сразу. Во-вторых, она руку положила так, что прямо мне на трусики. А у меня от таких прикосновений в последнее время организм активизируется, бодрость жуткая по всему телу, даже агрессивность какая-то, и в паху аж дыбом всё стоит. Это тоже даккарская кровь.
   Раньше такого не было. Я, когда у себя первый раз обнаружил такое, сильно испугался. А потом увидел, что другие мальчишки в колледже, замечая меня в таком состоянии, сразу шарахаются. Они и так всегда держались от нас подальше, а тут совсем явно избегать стали. Один мальчик даже как-то увидел меня таким и реально бросился наутёк. Дальше логика была простой. Мама всегда говорила, что агрессивность в нас - это варварские даккарские гены, и с этим надо бороться. Учиться себя контролировать. Значит, и это даккарское.
   У Энки тоже подобные проблемы были. Только у него такая реакция началась почему-то на мальчишек из соседней комнаты. Как увидит их утром, так весь заводится, и в штанах всё торчком. Он нам сам говорил, что ему в таком состоянии их очень больно побить хочется. Да я и сам заметил, вид у него при этом был слегка безумный. Тут уж, вообще, никаких вариантов не осталось - агрессивные даккарские гены.
  
   Сега:
   Я проснулся от яркого солнца в глаза. В голове стоял лёгкий туман, как от алкоголя, но зато уже почти ничего не болело. В комнате никого не было. Тихо. За окном всё то же дерево с разлапистыми листьями.
   Я сел на кровати. Что произошло? Я трахался с тумбочкой Мэй, и как-то это вышло очень дерьмово. Всегда раньше думал, что секс только приятные эмоции доставляет, ну или никакие. А тут... самые изысканные пытки отдыхают.
   Я сдёрнул одеяло и осмотрел свой член. На месте вроде. Не повреждён. А ощущения были, как будто она мне его откусила. Чёрт, что она сделала?! Как, вообще, можно было такую адскую боль умудриться причинить без видимых повреждений? Такое ощущение, что внутри больно.
   Я добрался до туалета. Чёрт! Так и есть, писать можно только со слезами. Что за фигня такая?!
   Я плюхнулся обратно на кровать. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Страх, кстати, пропал совсем. Я готов был откровенно наброситься на моих рабовладельцев. Пусть лучше убьют, чем так мучить!
   Дверь в соседнюю комнату распахнулась, и влетела Мэй:
   - Ты проснулся?! А я бой выиграла!
   Я как-то машинально отшатнулся от её объятий. Она виновато отступила:
   - Сега, ты прости, пожалуйста. Я уже пообещала, что больше никогда не сделаю тебе больно. Я просто тебя потискаю.
   Поверил я как-то не очень. Даже не то, что не поверил, просто у меня где-то на уровне спинного мозга срабатывало: "Лучше подальше от неё...". Но, как и вчера, Мэй меня просто поймала, ловко развернув в руках.
   - Ну, я знаю, что виновата. Сега, я не буду так больше. Я сама, тапки тараканьи, так перепугалась, что всю ночь не спала. Сидела и смотрела, как ты ворочаешься и скулишь в подушку. Прости меня.
   Она вдруг отпустила меня и отошла.
   - Кстати, папа разрешил тебе одеться. Вон, Кэти всё чистое принесла.
   На краю полки висела моя одежда. Чистая и зашитая. Присвистнув, я кинулся одеваться. На меня одетого она, наверное, не станет так кидаться. Конечно, если бы вокруг меня голые девки ходили, я бы тоже не знаю что мог вытворить. Отец у неё извращенец ещё тот, что одежду у меня отобрал!
   Уже натянув джинсы, я почувствовал себя намного безопаснее. Мэй сидела на кровати, болтала ногами и улыбаясь смотрела на меня.
   - Сега, ты любишь бои смотреть? Сейчас в городе идёт турнир. Если хочешь, можно сходить посмотреть.
   - Бои? Это типа реслинга, что ли?
   - Нет, это на парных коротких мечах. Дерутся до первой крови. Кого поранили, тот вылетает. И так, пока один победитель не останется. Я тоже утром дралась, а сейчас пацаны из моего отряда дерутся. Если тебе интересно, я возьму тебя с собой на стадион.
   Большим фанатом борьбы я не был. А соревнований на коротких мечах, вообще, ни разу не видел. Но посмотреть было интересно. Да и выйти из дома под это настоящее небо очень хотелось. Одного-то меня, наверное, не отпустят.
   - Прикольно. Никогда не видел, как на парных мечах дерутся. Пойдём.
   Тумбочка расцвела в улыбке.
  
   За прогулку по городу я, можно сказать, простил Мэй всё. Они ведь живут в этом городе и даже не понимают, каким богатством владеют. Бездонное небо, лёгкий сладковатый воздух, запах цветов, ветер. Я просто балдел и не мог надышаться. Мэй надо мной смеялась.
   - Ты такой смешной. Пялишься в небо, как будто там что-то увидел!
   Городок был малоэтажным, но многолюдным. Основной контингент, конечно, даккарцы. Но и неолетанок и амазонок очень много. На нас с Мэй никто внимания не обращал даже.
   У больших каменных ворот, через которые в обе стороны тёк, казалось, бесконечный поток народа, Мэй поймала меня за руку:
   - Вот здесь проходит юношеская часть турнира.
   Нас быстро подхватило потоком. В основном, здесь почему-то были амазонки. У самого входа стояла охрана: две неолетанки и скучающий даккарец. Амазонки, проходя, показывали им какие-то карточки. Мэй просто весело помахала руками:
   - Я из сборной Об Хайя. А это со мной.
   Мне показалось, что одна из неолетанок побледнела. Рассмотреть не успел. Мэй быстро потащила меня дальше, между рядов вверх, и там мы плюхнулись на лавку. Вокруг сидели мальчишки-даккарцы. Наверно, мои ровесники или даже младше. Один из них двинул меня в бок:
   - Мэй, это ты чего такое притащила?
   - Это мой парень, Каро. И если тронешь его ещё раз, я сначала тебя отпинаю, а потом приду к тебе домой и твоей собаке врежу.
   - Собаку-то за что?
   - За то, что это - мой парень, а она - твоя собака. И если ты не умеешь ни хрена уважать чужую собственность, то я тебе, хрень-пень, объясню на твоей!
   - Да ладно! - парень отодвинулся. - Не трогаю я твою собственность. Дурная ты какая-то последнее время!
   Мне, конечно, не понравилось, что меня вот так просто сравнили с собакой этого мальчишки. Но это сработало, а, значит, ладно. Может, они тут не понимают по-другому.
   Мы сидели довольно близко к рингу. Стадион был полон. До самого верха трибун рядов двадцать-тридцать. И почти все места заняты. Я крутил головой. Вокруг все что-то кричали. На ринг вышли два даккарских пацана в одних шортах, и только через грудь ремни с мечами.
   - Следующая пара участников Дарвем Оль Тобра и Индман Об Хайя - чемпион юношеского турнира прошлого года.
   Трибуны вокруг что-то кричали. Амазонки недалеко от нас, радостные, махали какими-то флажками с даккарскими символами. Короче, настоящий турнир. Здорово! Никогда не был на таких крупных соревнованиях.
  
   Лия:
   Я проснулась от лёгкого стука в дверь. Запрограммированный мной человек сообщал, что мы подлетаем к нужной планете.
   Дэни спал, нежно прижавшись ко мне и зарывшись в собственные волосы.
   Хороший мальчик. Ласковый, послушный, добрый. И, если подумать, советницу можно понять. Мне тоже не нравится обычное поведение даккарцев: грубое, развязное, наглое. А отец Дэни, по отчёту Агатеи, был именно таким. Капитан из братства Каменная река, перерезавший себе горло, как только понял, что сбежать из дома советницы ему не удастся, и свои его вытаскивать не будут. Он провёл в неолетанском доме всего пять месяцев и за это время наделал детей почти двум десяткам женщин. Причём, по большей части, против их воли. Вполне объяснимо желание воспитать сыновей как можно дальше от всего этого.
   Даккарцы, вообще, очень сложная раса. Свахи считают их наиболее хлопотными мужьями. Удачные браки с ними, где мужчине не пришлось корректировать мозги, редкость. Даже воспитанные в неолетанском доме, они порой, взрослея, пытаются сбросить ограничения. Сыновья Мевы! Война, страсть и потребность в свободе, заложенные, кажется, на генетическом уровне! Агатея, конечно, не сказала мне ни слова, когда я сообщила, что хочу в мужья двух даккарцев, уже одного имея. Но она, как и многие, приписывает мне какие-то нереальные способности, недоступную ей мудрость. А я, например, до сих пор понятия не имею, как собираюсь строить семью с этими мальчиками. Хотя советница мне многое упростила. Думаю, с Дэни проблем будет меньше всего. И какая мелочь, что он ничего не знает о сексе. Такие знания легко восполняются.
   А в остальном, мальчика мне нашли замечательного. Со вторым, если судить по его выходкам с Реткой, предполагаю, все будет намного сложней.
   Я встала. Мой юный муж остался спать. Ну и пусть отдыхает. Пилотов я сейчас зашью на длительную программу, так что он здесь будет в безопасности. А я пока разберусь с делами.
  
   Планета была горнодобывающей. Купола, шахты, машины, сотня тысяч амазонок, управляющих всем этим. Рудники, вообще, прибыльный бизнес.
   Здесь я собиралась узнать кое-что важное, а после встретиться с Суани, в Меве именуемой мастер Зов, основным мозгом отряда "Пустыня". Планета для такой встречи очень подходила. Здесь был огромный транзитный порт и центральный офис добывающей компании. Корабли садились и взлетали буквально каждые десять минут. Партнёров у компании было много, да и парковаться в этом районе для дозаправки было удобно.
   Моим источником информации была женщина, одна из директоров компании и известный в САП финансовый аналитик. Мне пришлось немного подогнать её посетителей, чтобы они поспешили уйти, а уже потом пленить магией её разум и расстелить вокруг нас приказ не заглядывать в этот кабинет.
   Это была крепкая амазонка, с абсолютно белыми прямыми волосами и ярко синими умными глазами.
   - Здравствуй, Элизайни. Прости, что так врываюсь, мне очень нужен твой совет, твои знания по жизненно важному для меня вопросу.
   Я села в кресло:
   - Тебе ведь хорошо знакомы дела Селены. Ты, кажется, консультируешь пару министров. Когда на Селене есть вопросы с деньгами, они бегут к тебе за советом. Поясни мне ситуацию с Мореной.
   Ар мягко заставлял амазонку помогать мне:
   - Морене стоит переехать с планеты.
   - Насколько я понимаю, Селена на этом потеряет большие деньги? Морена ведь платит налоги.
   - Да. Деньги и рабочие места. С её уходом северный материк, возможно, постигнет тяжёлый финансовый кризис, но империя выставила САП требование поймать, наконец, неолетанских бандитов и изгнать всех, кто им помогает.
   Империя? Не Республика? Спящий лев проснулся? После двухсотлетнего молчания императрица решила вернуться всё же к делам земным?
   - Но Морена не сотрудничает с бандитами.
   - С ними сотрудничает Роджер. Через Клинки проходит большая часть неолетанской рабо- и наркоторговли. Некоторое время назад Морене намекали, что нужно свернуть деятельность Клинков. Но она совсем потеряла голову от этого даккарца и предпочла подставить себя, чем урезать его свободу.
   Есть в Морене такое. Роджер - её страсть.
   - Почему тогда обвинение предъявлено в сговоре с Суани?
   - Давление Империи никто афишировать не будет. Это тайна. А за Суани давно охотятся все кому не лень, такое обвинение всем понятно.
   - Какая цель у этого суда? Её посадят?
   - Нет. Морена обеспечивает Ферроселенитами четверть нуждающихся в них производств. Она единственный производитель крупноформатных порталов. Вынести штаб её корпорации в протекторат финансово накладно, но не катастрофично. А вот если Морену посадить, то неизвестно, кто встанет у руля корпорации. Легко может случиться, что тот же Роджер. Вот тогда кризис ударит не только по северному материку планеты, но и по большей части САП.
   - Ясно. Энастения, как я понимаю, тоже страдает из-за Империи?
   - Да.
   - В чём цель этой заварушки с её мужчинами?
   - Убить Энастению. Её смерть будет самым выгодным вариантом. "Травы любви" достанутся её партнёру-женщине Алиниконе. Торговля людьми рассыплется на много маленьких компаний, манипулировать которыми легче. Да и кто бы из дочерей не унаследовал её власть, такой опытной интриганки среди них не найдётся.
   - Как её должны убить?
   - Я не знаю таких подробностей. Моё дело финансы.
   - Так... "Травы любви"... там ещё тридцать процентов за Гардеоной.
   - Гардеона ширма. И деньги, и власть в руках у фале Луиса. С ним покончат в первую очередь.
   - Понятно. Ещё кто под ударом?
   - Все, кто как-то связан с работорговлей, наркотиками и Суани. Лимуника, Перлиада, Мортена, Аптишша, Ритфекка...
   Перечисление Великих ами по списку убывания значимости.
   - Расскажи всё, что знаешь об этом заявлении Империи.
   - Была какая-то тайная встреча. Я слышала мельком. Говорят, императрица собрала послов САП и Республики и объявила, что начинает зачистку Вселенной от неолетанских бандитов и всех, кто не примет в её затее активное участие, покарает. Наш посол с трудом договорилась, что САП займётся чисткой только на своих официальных территориях. Мы не хотим ссориться с неолетанками. Мы родственные расы. Но империя - это очень серьёзная угроза.
   Я встала:
   - К тебе заходила покупательница вашего сырья. Она была недовольна задержками в поставках. Ты решила вопрос миром.
  
   Это была катастрофа. Империя - гигант, один палец которого раздавит САП всмятку, не то что неолетанок. Говорят, императрица отдала душу, чтобы делать фантастические машины. Ядро Империи - Сатаны, цепочка планет-лабораторий, чья наука сравнима с магией для любой другой научной лаборатории Вселенной. Как я могу с этим бороться?
   Много лет назад, когда Арнелет только была открыта колонистами, Империя взяла её под свою защиту. Под такой же защитой был когда-то и сам САП. Гиганту нравились экзотические расы. Но двести лет назад Империя вдруг замолчала. Нет, их торговцы продолжали торговать, производства производить, лаборатории удивлять достижениями, корабли полиции и пограничной охраны так же ловили нарушителей, местные власти планет принимали законы, только императрица пропала. Говорят, у неё уже несколько лет были проблемы с душевным здоровьем. А попросту, она элементарно помешалась, при этом, не передав трон.
   К власти пришёл её муж. Тихий мужчина, балетмейстер, бизнесмен, эстет, никак неприспособленный к политике. Его даже не короновали, императрицы боялись так, что её место просто никто не посмел занять. Мужчину признали как бы временным правителем, изъявляющим волю больной императрицы. Сильнейшее из государств прекратило вмешиваться во внешнюю политику, замкнулось, свернуло свои интересы, закупорилось.
   Именно тогда у планеты Арнелет начались проблемы. До этого лишь извергавшая ругательства Республика ударила элебро.
   А что теперь? Императрица совсем потеряла разум и решила доделать работу Республиканцев? Очистить мир ото всех, кто связан с работорговлей? Любую из неолетанок можно подписать под работорговлю! Это часть менталитета нашей расы.
   Я сидела в узком переулке у калитки какого-то дома, распространяя вокруг приказ проходить мимо. Моя встреча с Зов через два часа в порту. Возвращаться на корабль не имеет смысла, только лишний риск. Остаётся ждать и думать.
   Надо принять решение. Что я могу сделать? У меня нет ни армий, ни машин. Если бы мне дали возможность добраться до императрицы лично, я бы, может быть, решила проблему и даже, возможно, вернула бы правительнице душевное здоровье. Может быть... Маловероятно. Империя - таинственное государство, а императрица - его самая большая тайна. Её личность, основа её власти, даже её внешность неизвестны. Плюс, она - не человек. Она меняет тела, как платья. Может быть женщиной или мужчиной. Когда открыли Арнелет, в знак уважения к Танталь, она надевала на встречу тело энесты. Правительница Неолетанок была настолько поражена, что посчитала императрицу самой божественной Откой, чья душа, по нашим легендам, разделившись, породила Цуе и Меву. Так что, может, и моя магия даже с самыми благими намереньями перед её болезнью пустышка.
  
   Глава 6
  
   Лия:
   Да, ситуация отвратная! И выход пока на горизонте даже не маячит. Я сделала несколько звонков, отписала мастеру Ведению про опасность для Энастении, а Аптишше про Империю, как инициатора наших проблем. Великая ами Аптишша, она же верховный мастер школы Дотси и моя ученица в плане Ар, в этой ситуации была лучшим проводником информации.
  
   В порту было шумно и многолюдно. Лайнеры, люди. В принципе, я не собиралась здесь задерживаться. Просто войти в зал, узнать у стойки место парковки нужного мне корабля и выйти к тоннелям посадки.
   В зал я ступила, как всегда распространяя вокруг лёгкий Ар, не позволяющий замечать меня и проявлять агрессию.
   Сильный удар в висок. Отработанная до автоматизма реакция, пригнуться и прыжок назад. Резкая боль в плече. Проклятие! Я отскочила за угол и быстро забилась в какую-то нишу, посылая мгновенный приказ всем людям вокруг начать панику и метания по территории.
   В меня стреляли?! Висок спас силовой щит. У меня они имперские, микроскопические, под кожу загнаны, подарок Максимильянь. А вот в плече, явно, пуля. Варвары! Кто сейчас пулями пользуется?! Если, конечно, они не отравленные... Изображение в глазах начало расплываться. Боги туманов! Мне нужна защита. Высунувшись из своего укрытия, я взглядом выделила из толпы двух крепких женщин в лётной форме. Амазонки! Не время для политических компромиссов! Заставила их подойти к себе.
   - Вы двое должны доставить меня на корабль Мертус 21 компании "Фармапрессо", припаркованный в этом порту. Спасти, хоть ценой своей жизни! Предупреждаю, в меня стреляли. Возможно, с ядом.
   Картинка перед глазами стала быстро сужаться. Спокойней! Последний рывок: приказ толпе вдобавок к панике начать нападать на полицию, устроить беспорядки, бунт. Эта свалка поможет мне и помешает моим преследователям.
   Сознание обнимала тьма, уже ни звуков, ни света, ни возможности двигаться... Как не вовремя будет умереть сейчас! Хотя мне пока в любой день умирать не вовремя. Ещё столько не сделано, ещё стольким нужна моя помощь... Но сегодня вдвойне не вовремя! Если бы могла, я бы рассмеялась. Дэни... Боги туманов, у меня молоденький муж, к которому я даже не прикасалась ещё...
  
   Последнее мгновенье, выдох - вздох.
   О чем душа смятенная тоскует?
   О том, что не успела подарить в бегах земных
   Кому-то поцелуя...
  
   Дэни:
   Когда я проснулся, Лии уже не было. Я даже не услышал, как она ушла.
   Настроение было замечательным. Мне понравилось исполнять роль мишки. Не, ну стыдно, конечно, что я голый почти, но, с другой стороны, я же под одеялом... Да и если аэр так удобно, то кто я такой, чтобы спорить! Лично я как будто до сих пор чувствовал на своём теле её руки. Такие сильные и ласковые. Это очень приятно!
   Я осмотрелся. Каюта корабля мне и вчера не очень понравилась. Железная такая комната. Маленькая, так что Лии приходилось пригибаться даже немного. Широкий раскладной диван, видавший в своей жизни похоже ещё Танталь, если не кого древнее. Матовая дверь в маленькую ванну. И откидывающийся от стены столик.
   Довольно грубая обстановка. Но вчера присутствие Лии наполняло её какой-то романтикой, что ли. Всё казалась кадром из приключенческого фильма. Сильная героиня, которая всех обязательно спасёт, и красавчик герой... ну, может, и не красавчик, но вполне милый. А сегодня... сегодня надо уже вставать и идти искать Лию.
   А ещё... ещё надо обязательно извиниться за вчерашнее, пообещать, что больше не буду никогда перечить и обязательно наверстаю как-нибудь те вопросы, что по случайности выпали из моего образования.
   С этими мыслями я вылез из-под одеяла и принялся одеваться. Это заняло некоторое время. В первую очередь потому, что у меня запутались волосы, а расческу Лия у меня вместе со всеми предметами из карманов забрала. Поэтому я долго мучился перед малюсеньким зеркалом в ванной, пытаясь просто руками как-то привести свои волосы в порядок. В зеркало можно было рассмотреть только один глаз. Зачем такое, вообще, в ванной вешать?!
   Прямо из каюты я выглянул в кабину управления корабля. Здесь сидели трое мужчин пилотов. Приборами они сейчас не занимались, а просто молчали. Поэтому я решил, что можно спросить:
   - Доброе утро, а не подскажете, где найти мою спутницу? - Указание Лии не употреблять имена я запомнил хорошо.
   - Она сошла на планету.
   Как сошла? Это я на этом маленьком кораблике в космосе один, что ли? Ну, в смысле, с тремя абсолютно неизвестными мне мужчинами. Лия их вчера тоже первый раз видела, и они пустили нас на борт, потому что она их магией загипнотизировала.
   Я сглотнул:
   - А не подскажете, когда она вернётся?
   - Нам приказано ждать пять часов. Если за это время она не появится, сказано отвезти тебя на базу "Рамтер" северного узла даккарского братства Острова богов.
   Даккарского братства? Эээ...
   - А сколько уже времени прошло?
   Говоривший со мною пилот взглянул на часы, которые, видимо, специально лежали перед ним на столике:
   - Четыре часа тридцать две минуты
   Вот тут я испугался. Ну не могла же Лия меня тут бросить и уйти?! Или могла? Подумала: зачем ей такой глупый и непослушный муж? А пилоты больше ничего не объясняют. Что же делать?
   - А мы ещё не улетели с той планеты? Давайте, я схожу её поищу?
   - Нет. Тебе приказано сидеть на корабле и ждать.
   Да я и сам понимаю, что глупость сказал. Ну, просто ничего другого в голову не приходит. Понятно, как можно найти человека на планете?! Даже найти человека в городе почти нереально! Но ведь она меня не бросила?! Нет, конечно! Может, там пробки?
   Я посмотрел на пилотов. Странные они какие-то, как зомби сидят и на часы смотрят. Теперь-то я заметил, что у них, у всех, часы перед глазами. И это при том, что на стене висят ещё одни, большие металлические со стрелками.
   Думай, Дэни! Что можно сделать?!
   Стрелка на часах со щелчком перешагнула следующий пятиминутный интервал. Что же делать? Почему мне ни на одном уроке не рассказывали, что делать, если тебя забыли на космическом корабле с тремя зомби?! Ещё один щелчок... Блин!
   Через пятнадцать минут один из пилотов развернулся в кресле:
   - Приказываю готовиться к взлёту. Запросить у порта вектор удаления.
   - Подождите! Ещё ведь пять минут осталось...
   На меня не обратили внимания. Пилот связался с диспетчером, ему довольно долго давали этот самый вектор, потом что-то со стыковкой... Короче, мы отчалили от порта через сорок минут после назначенного времени. Если бы Лия шла к нам, она бы успела.
  
   Сега:
  
   Я быстро проникся местным спортом. Суть была простой: выходит пара мальчишек. Свисток седого даккарца, и до первой царапины. Некоторые пары были неинтересными: свисток, и один другого уже порезал. Некоторые умудрялись махать мечами минут пять. Мы с Мэй громко болели за её команду. Мне было всё равно за кого болеть, а Мэй и мальчишки вокруг нас болели именно за Об Хайя. Поэтому я, наслаждаясь шоу, орал во всю глотку:
   - Аттурда Об Хайя! Шевелись! Режь задохлика!
   Тем более что Об Хайя на этой олимпиаде было больше всего. Почти в каждом поединке был хоть один Об Хайя.
   Громкий голос арбитра:
   - Гиниан Оп Векра и Ларсам Об Хайя.
   Мэй прыгала на месте:
   - Ларсам, конечно, придурок, но наш! Болеем за Ларсама. Аттурда Об Хайя!
   К нам подсел худенький мальчишка-даккарец, почти с меня ростом или всего чуть-чуть повыше:
   - Мэй, привет!
   - Здорово, Рио.
   - Ты ведь своё на сегодня отмахала? Идея есть.
   Мэй усмехнулась и прямо через меня склонилась к парню:
   - Выкладывай.
   - Мы достали карту эвакуационных тоннелей. Разведать хотим.
   - Хрень-пень, я в команде! Кто ещё будет?
   - Ну, Мет хотел Хаваса позвать. Больше никого.
   - Согласна. Когда идём?
   - Прямо сейчас. У меня утром бой, надо успеть вернуться.
   Мэй посмотрела на меня. Такая лохматая рожица, задумавшаяся прямо в пяти сантиметрах от моего лица.
   - Не могу. Хрень-пень! Я Сеге обещала турнир показать, да и не оставишь же его здесь, а дома меня Кэти сразу за уроки посадит.
   - Ну, давай, его с собой возьмём. На обратной дороге можно к озеру завернуть, искупаться. Даже если извазюкается отмоем. Никто ничего не заметит.
   Озеро? Настоящее? Если мне ещё сегодня искупаться удастся, то я, вообще, всё всем прощу.
   - Искупаться? Я очень хочу искупаться. Я никогда в озере не купался. А турнир я уже достаточно посмотрел.
   Мэй повернулась ко мне и ухмыльнулась:
   - Тогда решено! Идём!
   Мальчишка поймал её за руку.
   - Только не через центральный вход. Отец будет в ярости, если узнает, что я смотался с турнира, как только он ушёл.
   Мэй рассмеялась:
   - Да, когда твой предок уже поймёт, что ты не рвёшься драться на клинках.
   - Скорее горы уйдут под землю, - мы пробрались через толпу к задним рядам, потом нырнули в дыру под лавкой, пыльный коридор и спуск через окно на узкую улочку.
   Здесь нас ждали ещё два даккарских мальчишки. Один, маленький, даже пониже меня. Второй, чистенький такой и тощий, ушастый, на пол головы меня выше.
   Рио кивнул на маленького пацана:
   - Вон хорошо Мету, его отец мечтает видеть сына богатым Ацунавой, ему не надо мечом с утра до вечера махать.
   Мелкий скривился:
   - Это ты просто бухгалтерской базы ни разу не видел.
   Вообще, друзья Мэй мне понравились. Нормальные такие мальчишки. Жердяй Хавас был болтуном, Рио метко шутил, маленький Мет был молчуном, но тоже ничего. Конечно, шутки у них совсем детскими были, но взрослых мне как раз сейчас не хотелось.
   День был замечательным, тёплым, даже жарким. Но в тот момент, когда перед нашими глазами, наконец, распахнулась чудесная равнина с цветами, деревьями и большим вытянутым озером, дорогу нам преградил крепкий даккарец.
   - Стоять, малышня. До конца турнира долина закрыта.
   Рио возмутился:
   - Да мы же свои! Ты чего?!
   Из будки рядом показался ещё один даккарец:
   - Что тут у нас? А, командирские детки! Банда Мэй!
   Мэй выпрямилась:
   - Капитан Даван, пустите нас в долину.
   - И по чьему же указанию я должен сегодня сделать для вас исключение?
   Он внимательно посмотрел на Рио, потом на Мэй. Мэй вздохнула и вытащила из кармана телефон:
   - Пап, можно мы с ребятами в долину пройдём? Да я уже насмотрелась турнира. Жарко, искупаться хочется. Сега говорит, что ни разу в озере не купался. - довольная улыбка расплылась по лицу тумбочки. - Да, конечно, мы всё понимаем...
   Она протянула телефон капитану. Через минуту тот махнул солдату, разрешая выпустить нас в долину.
   Если мне когда-нибудь в самом сладком сне представлялся рай, то он выглядел именно так. Деревья, трава по пояс плотным ковром, что даже земли не видно. Бездонное небо, птицы проносятся где-то в высоте.
   К нам с Мэй приблизился Хавас:
   - Ну, Мэй, как тебе трахаться?
   Тумбочка поморщилась:
   - Хреново.
   - Это почему?
   - Да не получается у меня ни фига! Не, мне так вполне ничего было, а вот Сеге полный трындец. Ладно, докторша из борделя его отпоила чем-то.
   Я, наверно, покраснел. Даккарцы, вообще, кажется, прямолинейные, хоть вешайся. Один одежду у меня отобрал, вторая вон всем всё рассказывает. Чёрт, ну зачем такие подробности-то болтать?
   К нам приблизились другие мальчишки. На лице Рио читался явный интерес.
   - А я думал, что трахаться, это приятно. Мне брат в прошлом году говорил, что это как с высокой горки вниз на всей скорости.
   Так как на меня внимания не обращали, я немного отошёл в сторону. Мэй потёрла нос.
   - Ага, только у неолетанок это, видать, как-то по-другому делается. А как именно ни одна скотина не говорит. Знаете, я ведь пыталась Вестницу спросить, когда она в командирскую ложу заходила на открытии турнира. Она вся краской залилась, как девственница, и убежала типа по делам. Вот что трудно было рассказать? Остальные тоже, только заикнусь, как мыши разбегаются.
   Рио запустил пятерню в волосы:
   - Да, и чего они ломаются... действительно?
   Хавас усмехнулся:
   - А, может, прижать нож к горлу, и пусть рассказывает!
   Мэй задумалась:
   - Нож? Так ведь они потом жаловаться в школу побегут. Скажут, напала. Если только шлюху какую... они стариков боятся. Хотя... "кошки", конечно, тупые, но это-то знать должны. Они же все трахаются. Слушай, хорошая идея!
   - Ха! Тогда пошли сразу через озеро, там часто "кошки" купаются. Их всё время охрана пропускает.
   В озере купались неолетанки. Молоденькие, тонкие, высокие. Мы остановились вдалеке. Мэй потерла руки:
   - План такой: Мэт и Рио заходят сзади, Хавас, ты из тех кустов, мы с Сегой вон оттуда. Нападаем по свистку. Сега, держись за мной, не отставай! Прижмём и будем пытать, пока не расколются!
   И мы, как настоящие разбойники, быстро пригибаясь в траве, побежали каждый на свой фланг. Я прижался к дереву, переводя дыхание. В этом воздухе даже задыхаться было приятно. Мэй потирала руки:
   - Ну, все на месте? Сега, как только свистну, начинай страшно кричать, делай злобное лицо, ну и... короче, как я!
   Она сунула два пальца в рот и громко заливисто свистнула. Мы побежали:
   - Уаааа! Бей Кошек!
   Мы выскочили из травы и понеслись вниз к озеру на неолетанок. С другой стороны тоже с криками выскочили остальные мальчишки.
   Две неолетанки с визгом сиганули в воду, а одна просто упала на попу. Мэй резко приставила один из своих мечей к её горлу. Неолетанка сглотнула:
   - Ой, детишки. Ик!
   Вид у неё был такой растерянный. Как кукла. Рыженькая такая, фигурка красивая, губки - просто глаз не оторвать. Если бы у меня там всё не болело, я точно бы возбудился.
   Мэй с видом победителя уселась на песок:
   - Так, мы тебя поймали. Взамен ты нам кое-что расскажешь. Откажешься рассказывать, порежу!
   Неолетанка испуганно кивала, таращась на мечи Мэй.
   - Короче фигня такая, - Мэй опять потёрла нос. - Я типа повзрослела. А вот трахаться у меня выходит очень гадко. Меня только к врагу в постель пускать можно. Так что говори, в чём там секрет.
   Неолетанка пару раз хлопнула глазами, а потом её, кажется, осенило, и она спросила шёпотом:
   - Ты хочешь, чтобы я рассказала тебе, как не причинять вреда мужчине во время секса?
   Мэй абсолютно серьёзно кивнула. Неолетанка немного покраснела:
   - Ну, это просто. Запоминай. Правило первое, надо много целоваться. Потом, когда разберёшься во всем, сможешь вычислить, сколько именно. А пока, чем больше, тем лучше, - она демонстративно загнула один пальчик. - Правило второе, пока не научишься, делай это всегда снизу. Ну, лёжа на спине. Снизу легче расслабиться. Ты больно делаешь, потому что напрягаешь там не те мышцы.
   Две оставшиеся неолетанки, поняв, что мы никого убивать не будем, тоже начали вылезать на берег.
   - Вот, - неолетанка задумалась. - И ещё, не делай это слишком редко. Воздержание, вообще, штука очень вредная, а молоденьким эми просто противопоказана. У тебя секс должен быть через день, ну, в крайнем случае, через два дня, пока тебе не исполнится тридцать, и ты не повзрослеешь окончательно. Иначе это будет грубо получаться.
   Мэй поморщилась:
   - А много целоваться - это насколько много?
   - Давай, я расскажу, - из воды вылезла ещё одна неолетанка. Блондиночка. С большой голой грудью и маленьким таким пупиком на загорелом животике. - Я когда, как ты, совсем молоденькой была, мне сестра одну очень полезную штуку рассказала. Давай, на ком-нибудь покажу, - она повернулась к Хавасу. - Ой, только не на ребёнке, - потом заметила меня, подскочила ближе. - Целуешь десять раз в губы, - два её наманикюренных пальчика легли мне на губы. - Потом делаешь дорожку поцелуями сначала к правому ушку, затем по шее к левому, - пальчики ласково так скользнули по моей шее. - Потом вниз до самого паха и хорошенько облизываешь член, - пальчики начали спускаться вниз и, разочаровав меня, остановились в районе ремня. Чёрт! А я ведь все-таки возбудился. Какая она классная! Что-то в ней есть такое особенное, по-настоящему, влекущее. Чёрт! Это, наверно, на меня так воздух действует. Раньше такого не было.
   - И ещё, - показывавшая всё это неолетанка присела рядом с Мэй, поглядывая с видом заговорщицы, - если тебе кажется, что ему всё равно больно, положи свои вторые руки ему на шею сзади и несильно массируй её пальчиками. Это, во-первых, снимет боль, а во вторых, есть вероятность, что он на утро ничего не вспомнит, а значит, не испугается, и тебе не придётся его в следующий раз ловить по всему дому.
   Дальше мы некоторое время шли молча. Потом Мэй, видимо, всё переварив, выдала:
   - Надо поймать кого-нибудь из старшаков покрепче, кто уже знак Цуе носит, и попробовать. Лоха какого-нибудь!
   Уф! Ну, по крайней мере, эксперимент будет не на мне!
   К объекту нашего путешествия мы подошли ещё минут через двадцать. Залегли в траву, внимательно разглядывая карту. Мэй с самым серьёзным видом осматривалась:
   - Тааак, вот там под холмом должен быть вход. А вот с той стороны вышка охраны водонапорной станции. Плюс, думаю, инфракрасный контур...
   Наверно, это был самый счастливый день в моей жизни. Даже на фоне всех событий прошлой ночи. На Кагылыме я никогда бы такого не увидел. А тут настоящая жизнь! Вокруг всё так красиво. На соревнования настоящие ходил, на огромный стадион, а теперь с местными ребятами на какой-то секретный объект полезу. Мэй тоже хорошая, в принципе. Ну не виновата она, что у неё вчера так со мной получилось. Ей вон просто никто ничего не рассказал. Она ведь не специально. А так она вон какая заводная, и друзья у неё нормальные, и игры у них интересные.
  
   Дэни:
   Меня окликнул пилот:
   - Парень, подойди к экрану, а то нам даккарцы посадку не дают.
   Я, абсолютно потерянный, приблизился к экрану связи. На меня смотрел большой лохматый даккарец:
   - Ты кто, парень?
   И что я должен ему ответить? Что я просто брошенный всеми мальчик?! Вспомнив, я снял куртку. Лия же говорила, что эти значки всё обо мне рассказывают в Даккарском мире. Вроде как паспорт. Даккарец на экране удивился:
   - Ан Тойра? Во юбля! Ну, садитесь.
   В порту пилоты меня подтолкнули к выходу.
   - Ну всё, ты приехал!
   - А вы ещё вернётесь туда? Ну, за моей спутницей, вдруг она позже появится?
   - Ты о чём? Не, парень, нам заплатили только за то, чтобы мы тебя сюда довезли. И так от графика отбились. Сам не понимаю, как меня на этот-то полёт уговорили.
   Наверно, они сумасшедшие. Или Лия их как-то так загипнотизировала. Но скорее сумасшедшие. Смиренно вздохнув, я пошёл прочь от корабля. А что я могу сделать?! Ничего.
   Куртку я сразу снял, чтобы никому ничего больше не объяснять. Удобно кстати. Охрана порта махнула, разрешая мне проходить. Ничем особенным я, видно, для них не являлся. А дальше на меня, вообще, никто внимания не обращал. И что мне теперь делать? Я тихонько уселся в угол на не очень чистую лавку. Вот. Буду тут сидеть.
   Мимо меня проходили даккарцы. Как их тут много. Я, вообще, не знал, что их так много существует. Все куда-то спешат. Что-то тащат, бегут... Ну, это несправедливо! Как можно было меня бросить?! А может, с ней что-нибудь случилось? Ну... может, она в аварию попала, не очень опасную, и теперь ищет другой корабль и летит сюда. Я просто подожду, и Лия приедет за мной... лучше, вообще, поспать, так время быстрее пройдёт.
  
   Разбудил меня какой-то здоровенный мужик:
   - А ты что тут дрыхнешь? Это не казарма, а порт, между прочим!
   - Я жду... За мной скоро приедут.
   - Кто?
   Как ответить на этот вопрос даккарцу, я не нашёлся. Тот выругался, потом позвал какого-то парня:
   - Офицер, объясни мне, кто это у тебя тут спит? Кто за ним должен приехать?
   Парень взглянул на меня, потом на мужчину, потом опять на меня:
   - Ээээ... не знаю, он и не наш вроде... О! Командор, так он Ан Тойра! Думаю, капитан Ктарго в курсе.
   Меня схватили за рукав и куда-то потащили. Сначала в одно место, потом в другое. Сунули в руки какую-то бумагу на непонятном языке. Потом заменили бумагой на межпланетном - "Лист прибытия". И что я должен указать в графе цель прибытия? Через полчаса в холл, где я сидел, ввалился толстоватый даккарец:
   - Ну, и что тут за бардак? Почему мне даже не позвонили, что ко мне брат приехал? Кто дежурный офицер? Что, часто в порт Ан Тойра заезжают?
   Он быстро пробежался глазами по присутствующим, потом, улыбнувшись, подошёл ко мне, с силой обнял:
   - Ну, здорово, братец!
   От него пахло табаком и сладкими булками. Рядом возник тот самый даккарский офицер, которого за меня отругали. Он выдернул у меня из рук свою бумажку:
   - А что не заполнил?
   Толстяк забрал листок:
   - А что тут писать? Цель приезда: навестить брата. Тяжёлое вооружение...- он осмотрел меня, - отсутствует! Портальные средства: тоже нет. И имя надо писать взрослое, - и он переправил "Дэни" на "Дэнкам Ан Тойра". - Всё, держи свою бумажку, капитан, и в следующий раз звони сразу.
   Назвавшийся моим братом осмотрелся:
   - А где твои вещи?
   - У меня их нет.
   Он кивнул и махнул, призывая следовать за ним.
   Мы некоторое время шли по пыльным улочкам военной базы. Мимо проезжали какие-то механизмы, пробегали отряды солдат. Где я? Куда я иду? А ведь ещё и суток не прошло, как я из дома уехал. Столько всего произошло... Я даже про свои мозоли забыл. Тут и не про такое забудешь.
   Мы вошли в какой-то дом. На крыльце играли дети и бегали курицы. В доме пахло свежим хлебом и каким-то соусом. Я сразу вспомнил, что ещё не ел сегодня.
   Мужчина развернулся ко мне:
   - Снимай майку.
   - Зачем? - почему сегодня все пытаются меня раздеть? Ну ладно, Лия...
   Толстяк просто подошёл ко мне и сорвал майку. Потом некоторое время изучал Миту.
   - Как я понимаю, эти ордена тебе дала жена? Ладно. А на черта ты приехал сюда, да ещё и не предупредив?
   - Я не знаю... Она спустилась на планету и не пришла через пять часов, и пилоты привезли меня сюда...
   Мужчина задумался, подошёл к какой-то бадье и налил себе попить:
   - Меня зовут Ктарго. Ты можешь мне доверять. Я женат на сестре твоей жены.
   Сестре? Во мне как будто отпустило что-то, долгое время зажатое в тиски. Даже слёзы выступили на глазах. Получается, меня не бросили?! Меня просто отослали к родственнице! На время! Даккарец, конечно, страшноват, но ведь Лия говорила, что кто-то из её сестер имеет в мужьях воинов Даккара. Лия задержалась, и меня привезли к её сестре! Я опустился на табуретку. Как я, оказывается, устал.
  
   Глава 7
  
   Лия:
   Душа-мятежница, заложница-душа
   В оковах мира бьётся о барьеры.
   Я мыслю, я ещё заражена стремленьем жить!
  
   Вдох через силу, тяжесть век и рук
   Не выйдет! Я ещё полна желаний:
   Меч вознести,
   Коснуться с лаской губ,
   Услышать крик младенца...
  
   Сжать зубы и намеченным путём
   Пройти, превозмогая все преграды.
   Построить райский сад, обнять любимых в нём,
   И вот тогда проститься...
  
   Голова тяжёлая, веки как будто свинцом налиты, и плечо горит. Хороший знак. Значит, я ещё жива. Я всё-таки открыла глаза. Каюта корабля. Женщина-нэрми. Влага на моих губах. Зов улыбается. Что-то говорит, но я не слышу. Улыбается - это хорошо, это значит, что я выберусь.
  
   Дэни:
   Это был немного странный дом. За окнами гудели механизмы, а иногда пробегали солдаты. Взрослой неолетанки в доме не было, но зато я заметил ребёнка эми. Совсем маленькую. Тут, вообще, было много детей.
   Я сидел за массивным деревянным столом и ел острый суп, который мне налила странная женщина. Странным в ней было то, что я сначала принял её за даккарку. И только потом вспомнил, что даккарцы - раса вроде флоновая, а значит, передающая расовые признаки только одному полу. То есть, по сути, раса мужчин. Только эта женщина была тоже черноглазой, очень яркой брюнеткой, с ну очень бледной кожей. Не настолько, конечно, бледной, как у даккарцев. Но первое впечатление - даккарка.
   Небрежно хлопая дверями, в дом вернулся Ктарго:
   - Твоя жена ранена, но всё обошлось. Сейчас она уже у сестёр, и опасности нет.
   Лия ранена? Она была в опасности? Мне вдруг стало ужасно стыдно, я ведь подумал, что она меня бросила. Ненадолго, но подумал.
   Ктарго сел за стол, и женщина тоже налила ему супа. Заметив, что я рассматриваю её, мужчина усмехнулся:
   - Что, никогда не видел женщину Даккара?
   - Даккара? А мне казалось, что бывают только даккарцы мужчины... - Я что, опять что-то недоучил?
   - Даккарцы - да, только мужчины, конечно. Но женщины-то на планете ведь тоже жили. - Он усмехнулся. - Официально к даккарской расе они не относятся, но внешне ни с кем не спутаешь. - Заметив моё замешательство, он пояснил: - Дочери от даккарцев всё равно ведь немного похожи на своих отцов. А у Вериян все предки с начала времён на Даккаре жили.
   Я кивнул. Конечно, женщины, рождённые от даккарцев, наверное, хоть и не являются представителями расы, но на даккарцев чем-то похожи. Всё логично. И ещё раз подчёркивает, как мало я знаю о мире, в котором мне предстоит жить. Столько учился и всё равно ничего не знаю!
   На кухню вбежал ребёнок, серокожий мальчик, лет трёх, с мокрыми штанами. Женщина, ахнув, подхватила его на руки и убежала.
   Ктарго вернулся к еде:
   - Пока Вериян бегает, расскажи мне кое-что. Орден рода Ан Тойра тебе дала Морок. Это я понимаю. Анжей сам по доброй воле дал ей такое право. Но, получается, у тебя до этого вообще не было ордена рода? Откуда ты такой взялся?
   - Раньше я жил на Селене. Это в САП. Моя мама там живёт. А несколько дней назад меня сосватали в мужья... А при чём здесь Морок?
   - Твою жену в Меве зовут Морок. Не грузись, у неолетанок целый букет всяких имён, мозги свернуть можно.
   Морок?! Верховный мастер школы Суани? Мастер, возродившая учение Ар? Автор "Географии Арнелет", "Истории Арнелет с древних времён", "Правители последних дней"? Я же десятка два её книжек всяких читал. Она же планету Арнелет своими глазами видела! Не просто видела, жила там много лет! Она же - легенда! Я помню, как о ней наша преподавательница по культуре Арнелет рассказывала... И это всё моя Лия? Перед моими глазами всплыл образ Лии, какой я увидел её вчера первый раз в храме. Странная очень взрослая ами, в очень странном храме. Очень сильная... Великий мастер Морок... Я женат на великой Морок?! Это же такая ответственность!
   - Я знаю про имена. Просто... Морок - это очень известное имя. Я много книжек её авторства читал. - Книжки читать любишь? Хм, - он откинулся на спинку, рассматривая меня. - Слушай, даже если тебя всё это время прятали на Селене, у тебя ведь должен быть отец, который бы учил тебя военному делу, традициям?
   - Мой отец умер, когда мне ещё года не было. Так что я не очень знаком с даккарскими традициями. Можно сказать, я, вообще, знаю только то, что аэр вчера рассказала. Вот...
   Ктарго ободряюще улыбнулся. Он, вообще, мне всё больше и больше нравился. Из всех виденных мною даккарцев, он был самым не страшным.
   - Ну, это дело наживное. Вообще, я рад. У меня ведь в роду всего четверо мужчин оставалось. Может и меньше, двоих я давно не видел. А тут, получается, у нас пополнение молодое. Анжей тоже рад будет. Он и на эту авантюру с браками с Суани решился, только чтобы род возродить, и меня уговорил. Раньше Ан Тойра были величайшим родом. Сильнейшим кулаком Даккара!
   - Анжей тоже ваш брат?
   - Да. И он настоящий мастер! Генерал-капитаном был. И мечом владеет, как сам Мева. И голова варит о-го-го. Он тебя научит всему. Будешь настоящим Ан Тойра.
   Я решил не говорить мужчине, что не особо хочу учиться военному делу и тому, как быть настоящим Ан Тойра. Зачем обижать человека? Всё равно ведь без разрешения Лии никто меня ничему учить не будет.
   Тем более Ктарго действительно был рад и тепло улыбался. Ни красотой, ни изяществом он, конечно, не отличался, зато был каким-то простым и очень домашним. Детишки маленькие, женщины, курицы. Хороший хозяйственный мужчина. Мне надо обязательно с ним подружиться. Мне ведь нужны друзья в новом месте. А он, к тому же, мне брат по даккарским обычаям.
  
   Сега:
   Тоннели оказались просто огромными. То отверстие, в которое мы залезли, скорее всего, было вентиляционным. Узенькая труба, в которую нужно было пролезать на карачках. Мальчишки вскрыли решётки, а дальше мы наобум бегали по коридорам, играли в искателей сокровищ и зондер-команду, которая хитростью крадётся по крепости врага. Мэй была капитаном, Хавас мастером боевых искусств, Рио разведчиком, Мет инженером, он отвечал за всякие приборы сигнализации, а мне досталась роль доктора. Оказывается, в даккарском отряде это единственный человек, который может не носить оружия. Нам удалось найти ещё два доступных выхода. Один выходил в монастырь к неолетанкам, второй, вообще, возможно, выходил за пределы города. Посмотреть его не удалось. Там на выходе была горка. Труба такая, около полутора метров в диаметре из металлопластика, которым посадочные полосы в зонах скольжения покрывают. И вот эта труба виражами уходила куда-то далеко вниз. Скатишься и без спецснаряжения обратно не залезешь.
   Спать мы легли прямо в тоннелях. По часам было уже очень поздно, тут было легко не заметить наступление ночи.
   А в пять снова вскочили: Рио и Мэй надо было утром на турнире драться.
   - Отряд, подъём! Нам пора продолжить наступление! - Мэй всех оглядела и, заметив, что Хавас рядом с ней не встаёт, пошла пинать его ногами.
   - Капитан, я же ранен!
   - Ты уже выздоровел, разведчик. Доктор тебя перевязал, а значит, ты уже здоров.
   Я вылез из-под одеяла. Спал я с Метом. Одеял было только четыре. У ребят по форме полагались в кармане штанов: аптечка, фонарик и два маленьких рулончика, один раскладывался в плащ, другой в одеяло. Тонкое, но тёплое. Мэй меня от себя отогнала, сказала, что не ручается за свои реакции, если я у неё под боком спать лягу. Поэтому я ушёл к Мэту, он был самым маленьким, и нам двоим маленьким одного одеяла, рассчитанного на нормального взрослого даккарца, вполне хватило.
   Мэт тоже вылез:
   - Капитан, предлагаю устроить завтрак.
   Он порылся в своём рюкзаке и вытащил кулёк с печеньем. Живём!
  
   Выходили мы по карте. Рио, как разведчик, составлял её всю дорогу. Очень хорошая карта получилась. Не зря их военному делу учат. Вылезли без проблем через ту же дырку в долине. По дороге ещё кидались шишками. Потом вдалеке показалось озеро. И я тут же закричал Мэй:
   - Капитан, как доктор предупреждаю, мы побывали в заражённой зоне, на нас могут быть опасные микробы, их необходимо смыть водой. Пойдёмте купаться.
   Мэй хмыкнула:
   - Микробов обычно не смывают водой. От них обрабатывают всё специальным составом.
   - А эти микробы воду не переносят. Так что, как только мы окунёмся в озеро, они все подохнут!
   Мэй задумалась:
   - Ну, так бывает. Отряд, направление на озеро!
   Мы выбежали на берег. Хавас сбросил только рюкзак и побежал в воду. Несмотря на раннее утро, было уже достаточно жарко. Остальные предпочли снять одежду и купаться голышом. Я, подумав, оставил на себе плавки.
   Это было необыкновенно. Вода была тёплой и очень приятной. Пахла рыбой и тиной. Плавать я не умею, поэтому прыгал на мели и смотрел, как ребята плавают там, где глубже, играя в догонялки.
   Из-за деревьев показалась неолетанка. Обычная такая неолетанка, высокая, грудастая, в зелёном платье, с маленьким ножом на поясе. Я в городе видел таких мельком, Мэй говорила, что это мастера Ар, неолетанские маги из местного монастыря. Но в этой конкретной неолетанке что-то показалось мне очень сильно неправильным. Странное такое ощущение. Сам не понимаю, что в ней было не так, но я решил позвать Мэй и ребят.
   Моя тумбочка быстро откликнулась на голос и направилась к берегу. Неолетанка села на песок около наших вещей. Мэй вылезла из воды:
   - Здравствуйте, мастер, вы хотели что-то?
   - Да, Мэй, поговорить. У меня к тебе очень важный разговор, откладывать который нельзя. Твой отец сказал мне, что ты с друзьями на озере, и я, видишь, даже пришла сюда.
   Мэй присела рядом с неолетанкой. Я, на всякий случай, вылез из воды и пошёл одеваться, продолжая прислушиваться к разговору:
   - Мэй, я знаю, что у тебя нет матери, и ты часто, вообще, считаешь себя частью Даккара, а не Арнелет. Это твоё право. Арнелет всё равно считает тебя своей дочерью и старается защищать. А сейчас как раз такой случай. Ты находишься в большой опасности, и мой долг, как мастера школы Хинти, защитить тебя от гибели.
   Мэй с недоверием поморщила лоб.
   - Ты ведь у нас хорошо обучена военному делу. И понимаешь, что опасность могут представлять не только большие страшные создания. Например, в плюшевого мишку можно зашить бомбу. Или улыбчивый человек может оказаться убийцей. Понимаешь меня?
   Мэй кивнула.
   - Когда-то давно на планете Арнелет, прямо рядом с неолетанками жила очень опасная раса людей, крылатые монстры. Раса мужчин. Они тоже обладали магией Ар. Только другой - страшной! Ночью они спускались с гор на своих крыльях и умерщвляли целые деревни. И с ними не получалось драться. Их злой Ар пленял разум неолетанок и делал их рабынями. Великому вождю неолетанок, Танталь, пришлось приложить много усилий, чтобы найти управу на этих тварей. Но они были хитры, они оставили планету Арнелет и устремились в другие миры. Они рассеяны по этому миру и до сих пор так же опасны. Когда-то школа Хинти была создана самыми первыми неолетанками, приехавшими в САП, чтобы защищаться от этих ужасных существ. Чтобы находить их и уничтожать, пока они не причинили вреда нашим семьям.
   Тумбочка хмыкнула:
   - А я тут причём?
   - Дело в том, Мэй, что у этих крылатых монстров, как и у неолетанок, взросление происходит в два этапа. И примерно до тридцати лет у них, вообще, нет крыльев, и внешне они очень напоминают хорошеньких мальчиков. Только это обман. Они так же опасны и в этом возрасте. Мои сёстры чуть в обморок не упали, когда вчера заметили рядом с тобой на стадионе именно такого юного монстрика. Я пыталась найти тебя сразу на трибунах, но ты уже убежала играть. Хорошо, что твой отец, когда я ему всё рассказала, проникся и объяснил мне, где тебя найти.
   - Со мной монстрик?
   - Да, Мэй, вот этот беленький мальчик, который стоит сейчас справа от тебя, прислонившись к дереву, юный представитель кровожаднейшей расы - "Вамп". Если ты позволишь ему остаться рядом с тобой, то очень скоро начнёшь подчиняться любому его капризу. Это часть их природной магии. Ты бросишь отца, школу, братство, всех, кто тебя любит, и как сумасшедшая будешь служить ему. Угождать. Даже, правильней сказать, это будешь уже не ты. Твоё тело, разум, но не твоя душа.
   Мэй посмотрела на меня, широко распахнув глаза. Что за чушь?! Я замер прижавшись к дереву.
   - Сега?
   - Да, Мэй. Понимаю, в это очень не хочется верить, вампы очень привлекательны, и подростки, и взрослые. Им ведь надо притягивать своих жертв. Да и на обычного мальчика смешанной расы человека они очень похожи. Но, Мэй, у меня большой опыт. Я видела, что может сотворить вот такой с виду невинный мальчик. И я знаю чёткие признаки, как узнать монстра. Посмотри на свои вторые руки. Видишь между пальчиками короткие полосочки, как царапинки? Это железы амосы. Только расы с Арнелет имеют такие. Неолетанки и вампы. Встань, посмотри на руки этого мальчика.
   Мэй нахмурено встала, подошла ко мне и принялась изучать мои руки. Да, у меня есть чёрточки между пальцев!
   - Это я болел в детстве много, у меня вся кожа облазила. Вот шрамы остались.
   Неолетанка повернулась к нам:
   - А ещё за основными зубами у него есть пара выдвигающихся клыков. Он умеет кусаться, вонзая их в тело, как змея, и выпуская через них сильный наркотик. Потрогай пальчиком. Только аккуратно, они острые.
   - У меня отец патионец. У его расы, вообще, зубы в два ряда. И мне от него немного досталось...
   - А ещё, если ты возьмёшь концентрированную Атакву и выльешь на его кожу, она даже не покраснеет. Не говоря уже об ожогах. Даже если он, вообще, ни разу в своей жизни не видел Атавы. Ему это не повредит, даже полезно будет. Она ведь для него родная среда, как для любой расы, происходящей с планеты Арнелет.
   Мэй молчала.
   - А ещё, если ты вытрешь его губы тёмной тканью, в момент когда он возбуждён, то обнаружишь на них амосу. Только у тебя на губах амоса розовая, а у него белёсая, почти бесцветная. Мэй, поверь мне, он точно вамп.
   Тумбочка подняла голову:
   - Что ты от меня хочешь?
   - Мэй, по закону Арнелет я должна забрать у тебя этого мальчика и убить его. Он очень опасен и для тебя, и для всех неолетанок вокруг. Но я понимаю, что этот мальчик - твоя собственность, и тебе будет очень неприятно, если у тебя его кто-то заберёт, даже для того чтобы тут же убить. Я тоже неолетанка, Мэй, и понимаю твои чувства. Поэтому лучший выход будет, если ты убьешь его сама. Ты, я думаю, обучена, как сделать это быстро и без боли. В конце концов, малыш не виноват, что родился монстром.
   Мэй некоторое время молчала, уставившись в землю. Мальчишки вышли из воды и стояли на берегу метрах в десяти от нас. А я... а я просто потерял дар речи от всего этого абсурда. Я - крылатый монстр?! Сдурели совсем, что ли? Мало им, что меня в рабство продали, заставили голым ходить, трахнули так, что сутки разогнуться не мог? Теперь ещё и убить хотят?! Что за бред?! Мой отец - патионец, мать - смесь аделки и вронца, и те тоже были не чистыми. Моя раса называется компот кровей! Но крылатых монстров в этом компоте не было! Чёрт! Тумбочка подняла голову:
   - Ты хочешь, чтобы я прямо сейчас его убила?
   - Да, Мэй.
   - А если я откажусь?
   - Мне придётся забрать его силой и убить самой. Мэй, я - мастер Ар, и вы все сейчас в зоне моего влияния. Пойми, я отношусь к тебе, как к младшей сестре, и не хочу причинять боль. Но этот шаг необходим, потому что иначе очень скоро ты перестанешь существовать, станешь "куклой". Я обязана буду это сделать, чтобы спасти тебя.
   Неолетанка стала совсем неправильной. Какой-то несовместимой с реальностью... Такое ощущение испытываешь, когда смотришь на картинку с нарушенной геометрией. Мэй выхватила меч. Каким-то неловким движением поднесла его ко мне, рыча сквозь зубы:
   - Перестань! Ты не имеешь право применять ко мне Ар! Морена тебя порвёт!
   - Морена скажет мне спасибо. А тебе, я знаю, будет больней, если его убью я. В тебе много даккарского. Просто перестань противиться. Убей!
   Что делать? Я даже дёрнуться не мог, меня как приклеило к этому дереву. Да и бежать некуда, сзади толстое дерево, справа кусты, не пройдёшь, слева только к этой чокнутой неолетанке, спереди Мэй с мечом в руке. Я зажмурил глаза. "Пожалуйста, не убивай меня, я даже спать с тобой буду! Пусть больно, потерплю как-нибудь, жить мне больше хочется". Глухой и одновременно резкий звук втыкающегося ножа... Мэй отступила... Хрип...
   Меня вдруг как будто отпустило. Я распахнул глаза. Неолетанка лежала на песке, а Мэй вытаскивала из её шеи свой меч. Меня вырвало.
   - Хрень-пень, ты понимаешь мои чувства?! Великолепно! Тогда ты должна была, тапки тараканьи, понимать, что я убью любого, кто попытается его у меня забрать! Он мой и останется со мной!
   Мальчишки оживились. Хавас удивлённо хлопал глазами:
   - Мэй, ты её убила?! Монастырь ведь твоей смерти потребует.
   Над трупом склонился Мет, тоже немного испуганный, но далеко не так как я:
   - Не потребует. Мэй имеет право защищать своё имущество. Кроме того, Хинти напала первой и даже использовала Ар!
   Рио подходить не решался:
   - Мэй, а если Сега действительно этот самый Вамп? У нас в отряде парень есть, он до двенадцати лет не знал, что он даккарец. Ну, пока его братья не нашли. Вдруг Сега тоже просто не знает...
   Мэй подняла на него дикий взгляд:
   - А мне плевать, какой он расы! Он останется со мной! А эта дура... Она сумасшедшая просто! Вечером папа позвонит Морене и всё уладит.
   Я медленно опустился на землю. Без сил. Стараясь не глядеть на окровавленное тело и Мэй, хладнокровно чистящую мечи об одежду неолетанки. А ведь такой хороший день был...
  
   Дэни:
   Ктарго вернулся домой на обед и позвал меня с собой.
   - Давай брат, составь мне компанию. А то я уже нашёл тебе корабль, чтобы к жене вернуть, а мы так и не поговорили толком.
   - Корабль?
   - Да, эти ребята - мои торговые партнёры, и они сегодня вечером летят в Узел, а там в Клинки. Твоя ами встретит тебя там. Вернее, сначала встретит Анжей. Наш брат-генерал. Я говорил тебе о нём. А уже он отведет к сёстрам. Так будет безопасней. И тебе врать не придётся, скажешь всем, что едешь к брату Анжею.
   Он сел за стол, ожидая, пока Вериян накроет на стол:
   - Тебе, может, что рассказать надо. Про Даккар, про Ан Тойра, может, ещё о чем. Ты не стесняйся, спрашивай. Я же тебе брат. Я бы сам рассказал, да не знаю, с чего начать. Ты на вид вроде парень совсем взрослый, хоть и худоват. Книжки вон читать любишь. А в книжках сейчас всё пишут...
   Спросить про Даккар? Честно говоря, никаких вопросов о Даккаре у меня сейчас не было. Я думал только о Лие. Как сильно она ранена? Не рассердила ли её моя безграмотность... Кстати! По дому Ктарго бегал целый десяток детей разного возраста. Он точно знает, что нужно сделать, чтобы женщина забеременела. Стыдно, конечно, такое спрашивать... Но ведь он сам сказал, что мне брат, и он намного старше меня, в отцы мне годится. У кого мне ещё о таком спрашивать?!
   - Ктарго, а можно я вас не про Даккар спрошу? Тут такое дело... вы только не обижайтесь, и если вопрос покажется вам некультурным, просто не отвечайте... Даже как сформулировать не знаю... Ну... Что нужно сделать мужчине, чтобы женщина забеременела?
   - В смысле?
   - Ну... Глупый, конечно, вопрос... Но вот меня интересует, какие конкретные действия надо выполнить? Понимаете, я сначала в школе учился по амазонской программе, а в колледже у нас была программа неолетанская, и я, кажется, совсем пропустил эту тему... Аэр спросила вчера, а я не смог ответить... А я тут подумал, у вас такие хорошие дети, вы точно знаете...
   Ктарго некоторое время молча смотрел на меня очень удивлённо:
   - Они что там, в САП, вообще, сдурели?! - он встал, прошёлся по кухне. - То есть ты, взрослый вполне парень, не знаешь, что такое трахаться? Ну или как оно там... заниматься сексом?
   - Ну, теоретически знаю. Это процесс психо-физического взаимодействия между мужчинами, женщинами и ами внутри одной семьи...
   Ктарго зарычал:
   - Вериян, убери пока всё со стола и иди сюда!
   Женщина быстро очистила стол и вернулась. Даккарец подхватил её, как пушинку, и опрокинул спиной на стол. Я отскочил и прижался к стене:
   - Я не мастак рассказывать. Тут проще показать. Так, вот - это женщина, - он задрал ей юбку и стянул нижние короткие штанишки. - Вот там, внутри, развиваются дети, - он тыкнул пальцем, примерно указывая вход во влагалище, потом расстегнул свои штаны. У него там всё стояло торчком. Но я и так видел, что он очень зол. - Это член. В нём находится семя мужчины. Его нужно засунуть сюда в женщину. Вот так, - он приподнял ноги своей женщины, раздвигая их, а потом взял и засунул свой... в неё. Прямо так приставил, чуть поднажал и плавно так задвинул... И обратно выдвинул... и снова... Он что, сумасшедший?!
   Я посмотрел на женщину, она улыбалась. По-моему, ей было смешно. Заметив мой взгляд, она прикрыла глаза и закинула руки за голову... Наверное, они оба сумасшедшие!
   - Мужчина двигается, и в какой-то момент его член выплёскивает семя в женщину.
   Ктарго ускорялся, ускорялся, а потом весь выгнулся и, дёрнувшись в последний раз, остановился.
   - В принципе, всё. Иди сюда парень.
   Я помотал головой. Он же не заставит меня ТАКОЕ делать?!
   - Иди сюда, мелкий! - Ктарго, подтянув, застегнул свои штаны, а потом поймал меня за руку, притянул к себе и ладонь мне прямо на пах положил. У меня там всё не просто торчком, а как камень стояло.
   - Вот видишь, ты тоже возбудился. Значит, ты уже достаточно взрослый, чтобы это делать. Твоё тело хочет женщину.
   Я начал активно мотать головой:
   - Не, это я так злюсь.
   - Большего бреда в жизни не слышал! Когда у мужчины стоит член, это значит, что он хочет секса. И если он при этом хочет детей, а делать детей обязанность мужчины, он должен это делать именно с женщиной, и именно так, как я тебе только что показал.
   Ктарго отпустил меня, и я стремглав убежал с кухни. Забился в какой-то угол и замер. Жуть! Он точно сумасшедший! А казался вполне ничего. Тут весь мир чокнутый! Лия забери меня уже, пожалуйста, я буду очень послушным!
  
   Глава 8
  
   Сега:
   До стадиона мы шли молча. Хавас сбежал сразу, как только мы вошли в город. Рио с сомнением поглядывал то на меня, то на Мэй. Мэт сжал губы и ни на кого не глядя шагал впереди. Мэй крепко, до синяков, стискивала моё запястье и молча тянула за собой. Вымылась она не очень тщательно, и на её локте осталась кровь. Тёмно-розовая, почти красная. Я шёл и видел только это пятно. Кровь человека, которого она убила несколько минут назад из-за меня...
   Не сговариваясь, на стадион ребята решили входить через дырку, а не через ворота.
   Здесь мы протолкались к какому-то пятачку прямо у рингов. Мэй отпустила мою руку, взглянула на Мэта, он так же молча кивнул и, взяв меня за руку, потащил к лавкам на самые нижние ряды.
   Когда мы уселись, ребят уже отчитывал какой-то седой даккарец:
   - Юбля, Мэй, ты должна уже стоять в строю пять минут! Рио, бегом раздеваться! - Старик сделал пару шагов дальше, а потом вдруг развернулся: - Мэй, почему на тебе кровь?
   - Я подралась, тренер. Я сейчас вымою.
   - Мэй, это кровь неолетанки! Ты ранена?
   - Нет, тренер, это не моя кровь. Я подралась с неолетанкой!
   - Неолетанки не владеют мечом!
   - Они владеют Ар. Она напала на меня. Мне пришлось вскрыть ей горло. Честное слово, тренер, я не ранена.
   Даккарец выругался себе под нос:
   - Бегом умываться и тщательно!
   Как только Мэй убежала, старик вытащил телефон и принялся кому-то звонить. Говорил он на даккарском. Я повернулся к Мету:
   - Он в полицию звонит?
   - Нет, отцу Мэй. Генерал-капитану Клинков, Архо Об Хайя.
  
   Бой Мэй выиграла. Трудно было не выиграть. На фоне всех этих мальчишек она смотрелась бешенной кошкой, диким маленьким зверьком, который дерётся, как минимум, за свою жизнь.
   - Если бы у неё в руках был не спортивный, а настоящий меч, таким ударом она бы убила этого парня.
   Я посмотрел на Мэта.
   - Думаешь, это из-за меня?
   - Нет! Тебя купили всего два дня назад, а она такой стала уже недели две как. Говорят, это у неё возрастное. Она и до этого немного дурной была, а тут совсем дикой сделалась. Я же её с пяти лет знаю. Мой отец живёт напротив Архо. Мы всё детство то у неё во дворе, то у нас играли...
   К нам поднялась Мэй. Ничего не сказала, просто притянула меня к себе и сильно-сильно обняла. У меня чуть косточки не хрустнули.
   За ней на трибуну бегом подлетел высокий мускулистый парень:
   - Юбля, Мэй, у тебя честь есть? Ты же понимаешь, что жульничаешь!
   Тумбочка ласково посадила меня на лавку, а потом резко развернулась:
   - Индо! Ты пытаешься меня оскорбить? Я не посмотрю, что ты Чемпион. Хрень-пень, я уже сегодня одну много говорившую убила, могу пополнить коллекцию!
   Парень осёкся:
   - Я всего лишь пытаюсь призвать тебя поступать честно! У тебя период рождения Мевы. Организм на природном допинге. Тебе не кажется, что нечестно сражаться в таком состоянии?
   - А я это состояние себе не создавала. И, как ты верно подметил, хрень-пень, допинг этот природный. Природа у меня такая! И я честно в анкете написала "неолетанка"! Хочешь снять меня с соревнований?
   - Хочу!
   - Обломись! Хотя... - Мэй усмехнулась. Потом стёрла с губ амосу. - Ты можешь купить мой добровольный отказ сражаться, Чемпион! Ты ведь сын ацунавы, знаешь, что такое торговля. Только цена - ночь секса. Я и ты. Ты, я смотрю, и знак Цуе недавно получил.
   Ответа на это у парня не нашлось. А Мэй, воспользовавшись его замешательством, схватила меня за руку и потащила прочь со стадиона.
  
   Лия:
   Мне повезло. Впрочем, как всегда. Моя судьба терять любимых, но самой продолжать жить. В пуле был не яд, а всего лишь сильный наркотик. А из двух женщин, которым я поручила доставить меня к Зов, одна была в курсе операции по моей поимке, так что сестра легко выяснила у неё все подробности:
   - На тебе была метка, учитель. Это такая махонькая штучка, миллиметр в диаметре, примерно. Она не транслирует сигнал, но, попадая под определённый сканер, определённым образом отражает. САП в последнее время, говорят, много где эти метки внедряет. Ты прошла через такой сканер при входе в зал космопорта, и автоматика тебя подстрелила. Метка была в игрушке, у тебя в рюкзаке. Интерпол пас всех даккарских мальчиков в этом свадебном сезоне. В браке твоего Дэни было много подозрительного: очень большая сумма, а советница даже не похвасталась журналистам. Этот брак, вообще, не был зарегистрирован ни в одном храме Селены. И искали они не конкретно тебя. Сейчас многие мастера берут в мужья даккарцев. А то, что эта мастер не появилась в САП, навело полицию на мысль, что она преступница.
   Метка? В Дэниной игрушке? Подозрительный брак? Боги туманов, я старею!
   - Они засекли тебя ещё при посадке и срочно выслали группу захвата, установив автоматику в режим стрелять на метку.
   - Что с амазонками, которые меня доставили?
   Зов поморщилась:
   - В труху, конечно. Как только осознали, что приказ выполнили, сознание рассыпалось карточным домиком. Но я уже залила их программами. Полезные исполнительные помощницы получились.
   Сломала. Конечно, некогда было силу рассчитывать. Куклы! Цели, желания, мечты - отсутствуют. Голый бессмысленный разум и тело. Без моих приказов способные только умереть.
   Зов крутила между пальцами маленькую крупинку - злополучную метку.
   - Ну всё обошлось! Теперь мы знаем об этих штуках и придумаем защиту.
   Всё, как всегда, обошлось?! Только ещё один шрам на теле. Только пара сломанных жизней. Чужих жизней. А ещё напуганный селеновский мальчик где-то среди диких даккарцев. Ну и в космопорте, наверное, пара десятков трупов... Отделалась малой кровью!
  
   За моё право жить и силу
   Длинным рядом стоят могилы
   И чужих, и своих подряд...
  
   Мне б оплакать чужие души,
   Но мой шаг эти жизни сушит
   Удлиняя могильный ряд.
  
   - Мой муж, Дэни, приехал к твоему Ктарго?
   Зов расплылась в улыбке:
   - Приехал. Ты не представляешь, как мой Ктарго удивился этому мальчику. Неизвестному и такому юному брату, вдруг свалившемуся на голову.
   - У меня не было времени предупредить. Надеюсь, всё хорошо?
   Зов просто кивнула. Её молчаливая улыбка говорила, что всё действительно хорошо. Что даккарцы, увидев неизвестного им юношу своей крови, посмотрели на его ордена и не причинили вреда, наоборот, постарались помочь. Что уже давно немолодой Ктарго рад новому брату и, конечно, позаботился о нём. Что ничего непредвиденного не произошло, и боги продолжают хранить сыновей Даккара.
   - Мне нужно в Клинки. Пусть даккарцы придумают, как безопасно вернуть мне Дэни.
   - Не беспокойся, уже придумали. Завтра твой мальчик будет у Анжея. Он сейчас в Клинках, видимо, на турнире. Как прибудешь, спишись с ним просто.
   Зов вдруг отвела глаза и принялась внимательно рассматривать свои ногти:
   - Учитель, у нас тут ещё одна проблема образовалась. Если ты уже достаточно хорошо себя чувствуешь... Ночью звонила Ретка. Она в истерике. Это, конечно, не новость, но её мужчины тоже очень сильно напуганы. В первую очередь, конечно, её криками. Наша малышка говорит, что ей попался мужчина, владеющий Ар. Веникем, сын великой Морены. Даккарец...
   Не закончив фразы, Зов подняла на меня взгляд. В глазах играла смешинка. Ретка в панике напугала своих мужчин? Считает, что встретила даккарца, владеющего Ар?
   - Он опоил её травами?
   Мастер улыбнулась, кивая:
   - Думаю, да. Я встречалась с ним пару раз в монастыре на Селене. Морена дала мальчику излишне много свободы. Он был сильно увлечён травами Арнелет и имел полный доступ к библиотекам монастыря. А теперь Ретка воет, что он каким-то способом лишил её силы и заставил говорить. Она ему, кстати, много лишнего рассказала.
   В глазах моей собеседницы читался вопрос, но не беспокойство. Она встречала Венки. Она представляет его способности и даже, наверное, лучше меня.
   - Ты ведь знаешь, что у этого мальчика есть неолетанское имя Мевы? Имя мастера Ар?
   Зов усмехнулась:
   - Догадываюсь. Особенно после этой выходки. Вульпида. Он может быть опасен, учитель. Даккарцы своенравны. А мальчик достаточно взрослый и не особо послушен матери. Он может выдать нас кому-то и ненамеренно...
   - Не успеет. У меня подписан брачный контракт на этого мальчика. Завтра я буду в Клинках и заберу его. Да, и, дорогая, прошу, о этом браке пока держи информацию в секрете. Как-то слишком легко меня стали пули доставать.
  
   Ретку я лично отругала по телефону. Она действительно была напугана. Плакала. Но в первую очередь потому что не понимала, что произошло. Упоминание о том, что давно пора научиться чувствовать травы в своём бокале, успокоили слёзы, заменив их сердитым сопением.
   Разговор с Анжеем вышел ещё короче. Объяснение, что Веникем просто владеет некоторыми технологиями Владык, взятыми у матери, его полностью удовлетворило.
   Параллельно я написала Морене: "Больше ждать не могу. Если не отдашь обещанное через сутки, возьму сама", и позвонила Архо. С генерал-капитаном Клинков у меня были довольно близкие отношения. Когда-то я его женила. А с тех пор, как он остался вдовцом, решаю через него все дела с Клинками и даже примерно раз в году сплю. Сейчас я объяснила ему в двух словах, как нахулиганил мальчик Венки, и попросила приструнить племянника, так чтобы вёл себя тихо.
   Через пару часов я уже крепко стояла на ногах. Некоторое количество хороших стимулирующих и тонизирующих средств, целый коктейль антивоспалительных, запивая чаем из неолетанских трав. Плечо заклеили. Чувствуется, конечно, но к ранам я привычна. Время не ждёт. Мир не стоит на месте и требует моей помощи.
   В сообщениях на моём телефоне плакалась Перлиада, её арестовали в порту Парды. А ещё Лимуника, эта даже объяснить не смогла, какие ей предъявили обвинения, просто информировала, что сбежала от ареста в долину Ар.
   Мир не ждал, когда я оправлюсь от ран. Можно было уже резюмировать, что все Великие так или иначе попали под удар. Просто те, кто поумней, не стали дожидаться прямых действий против себя и сбежали в Свободные земли сами. На территории САП пока оставалась только Морена, и та, насколько мне известно, сидела под арестом.
  
   Зов устало опустилась в кресло.
   - Ещё, Ведение кое-кого разговорила, информация о роли Империи подтверждается. Бред какой-то! Как могла Императрица вдруг выступить против нас? Она же нас любила, как богиня... Я не верю просто!
   - Может, её всё-таки уже убили? Или кто-то осмелился захватить власть? Я всегда удивлялась, как это никто не набрался смелости отобрать трон у сумасшедшей.
   - Не говори так, учитель! Я верю, что её Императорское величество Октава Эвиг и есть Отка. У неё даже имя созвучное... И она не могла нас предать! Она нам мать!
   Каждый человек имеет свои сильные и слабые стороны. И моя сестра по Ар, мастер Зов, имела в своей умной голове несколько абсолютно абсурдных теорий, которые ничуть не мешали остальной её безупречной логике. Неолетанкам очень важно, чтобы их любили. Семья, родители, родственники создают вокруг нас крепость покоя. Когда планета Арнелет погибла, Зов было десять лет. И как многие молодые неолетанки она нашла выход, придумала, что далёкой Империей правила не кто иной, как сама Отка, и когда она вернётся на свой трон, всё снова будет хорошо.
   Да, если наш противник - Императрица, отряд останется без стратега.
  
   Дэни:
   Ктарго вёл себя, как ни в чём не бывало. Через полчаса он заглянул в угол, где я спрятался:
   - Вылезай, собираться пора. Нехорошо задерживать отлёт корабля.
   Он был снова спокойным, улыбчивым и вроде не собирался больше меня ничем пугать.
   - Да, парень, пока есть время, хочу дать тебе пару советов. Даккарцы, с которыми ты поедешь, хорошие парни, но о неолетанках при них упоминать нельзя. И врать тоже без крайней необходимости не стоит. Поэтому говори так: жил ты себе в САП, а недавно тебя нашли, не важно кто, и привезли роду Ан Тойра. И теперь ты - Ан Тойра. Все подробности - тайна рода, их рассказывать не имеешь права. Такую ситуацию парни поймут и примут тебя хорошо. Ты можешь доверять почти любому даккарцу во всём, кроме того что касается неолетанок.
   Я кивнул. Я и сам помню, что даккарцам о моей жене не стоит говорить. Тем более ведь великая Морок объявлена в розыск на многих планетах противниках неолетанского мировоззрения. Теперь-то я понимаю, почему она всюду опасается нападения.
   - Едешь ты к Анжею. Тут тоже всё понятно, и это - чистая правда. Анжея многие даккарцы хорошо знают. Раньше он был известен как генерал, а несколько лет назад три года подряд был победителем в общедаккарском турнире на клинках, и те, кто увлекается фехтованием, его там видели. А о том, что я и Анжей связаны с неолетанками Суани, никто не знает. Так что следи за языком.
   - Анжей тоже женат на неолетанке?
   - Да, на Доминанте, самой младшей из сестёр. Анжею можешь доверять на все сто. Но только ему! С остальными даккарцами не замыкайся, общайся, просто не болтай лишнего.
   Я снова кивнул. Теперь у меня новая семья и новые друзья. В этой семье много тайн. Я же женат на самой Морок!
   Если подумать, и Ктарго хороший. Просто о сексе я его больше спрашивать не буду.
   - Ктарго, а вы не знаете, у моей аэр много мужей?
   - По правилам этого своего ата, каждая из сестёр должна привезти с собой трёх мужей даккарской крови. Пока ты - первый парень Морок, которого я видел.
   Три - это очень даже немного. Я бы даже сказал, это меньше чем обычно. И все они ещё и даккарцы? Красавчики ещё те! Значит, у меня есть все шансы быть лучшим. Я улыбнулся.
   Ктарго что-то буркнул себе под нос, потом усмехнулся, уже вставая:
   - И ещё совет, парень, прятаться в углу - это не выход. Если тебе всю твою жизнь пудрили мозги в этом САП, это ещё не значит, что секс плохая штука. Очень даже хорошая. Тем более, как я понимаю, с Морок ты тоже этого не делал, а брак без секса - это ненастоящий брак какой-то.
   Не дожидаясь моего ответа, он направился к выходу:
   - Догоняй, тебя ждёт корабль.
  
   Пилотами корабля были очень молодые парни. На год-два старше меня. Ну, капитан, может, на три. Такие же высокие, как я, серокожие... вообще, такие же даккарцы. Втроём они даже чем-то напоминали нашу с братьями троицу.
   Ктарго представил меня:
   - Это мой брат, Дэнкам Ан Тойра, будьте к нему снисходительны, он среди даккарцев недавно. Анжей в Клинках его встретит.
   Ко мне отнеслись спокойно, но без особого энтузиазма. Когда мы взлетели и легли на курс, один из пилотов начал рыться в безвременном хранилище для продуктов:
   - Юбля, толстяк, ты опять сожрал всё?! Я, между прочим, даже не попробовал.
   - Меньше надо было дрыхнуть.
   Местные ребята отличались некоторой грубостью в речи, но я, казалось, уже не замечал этого.
   - И что я теперь жрать должен?
   - Свари чего-нибудь.
   Парень рыкнул. Я чуть не рассмеялся: Энки тоже жутко не любит готовить, а они с этим парнем чем-то похожи.
   - Ребята, давайте я приготовлю поесть. У меня всё равно другого занятия нет.
   Вообще, я готовить люблю. Во-первых, процесс творческий, во-вторых, те, кто будет есть, будут благодарны. Да и это замечательный способ подружиться.
  
   Ребята тоже, уплетая мою еду, разговорились.
   Звали их Рудиен и Барсиак, а капитана Наноар. Молодые весёлые парни. Дружная такая компания. Барсиак был балагуром, Рудиен - обжорой, а капитан всё пытался заставить их работать. Ещё мне объяснили про формирование даккарских имён: например, Рудиен это полное имя, значит Рудо детское. Эти ребята были все трое знакомы с детства и привычно звали друг друга детскими именами.
   Мне они, смеясь, рассказывали о Клинках, турнире и работе пилотов. Особенно много говорил Барсо:
   - Вообще, я к фехтованию не очень. Ты был на основном турнире?
   - Нет ещё.
   - Иногда полное мясо. Они же на настоящих клинках дерутся, а те как бритва. Не любитель я такого зрелища, - он подмигнул. - Но во время турнира в Клинках ещё море всего интересного проводится. Например, в одном баре во внутреннем городе проходит чемпионат по карточному "Далсу". Вот это, по-моему, куда интересней.
   - Ва! Я тоже люблю карточные игры.
   Честно говоря, карты были одной из немногих игр, которые нам не запрещали в колледже. Для карт существует несколько красивых, очень благопристойных игр, а так как по лежащей в шкафчике колоде не понятно, в какие именно игры ею играют, то в этом вопросе у нас с братьями была свобода.
   Барсо хлопнул меня по плечу:
   - Юбля, так пошли со мной, как прилетим. Обещаю, не пожалеешь. По-настоящему, это самое увлекательное на турнире.
  
   Сега:
   До дома мы не дошли. Уже в переулке после спуска из знакомой дырки у Мэй зазвонил телефон:
   - Да, папа. К тебе в штаб? Хорошо, сейчас подойду.
  
   Мы вошли в огромное серое здание с высокими дверями и широкими лестницами. По коридорам здесь важно вышагивали взрослые даккарцы с большим количеством татуировок на плечах. Мэй тащила меня за руку. Мы протиснулись в приёмную. Здесь, за огромным столом сидел седоватый даккарец - секретарь. Он сделал нам знак, призывая пождать.
   Мы уселись на диван в углу. Мэй стиснула меня, прижимая к себе и нашёптывая на ухо:
   - Не бойся, папа - он свой. Он нас в обиду не даст.
   В отличие от тумбочки, у меня таких надежд на её отца как-то не было. Он уже много раз показал себя тем ещё типом. Сначала одежду у меня отобрал, потом на коврик спать выгонял. Может, ему и убить меня покажется вполне подходящим?
   Через некоторое время какой-то важный дядька покинул кабинет, и вошли мы. Архо сидел за большим столом, на одной стене висела целая коллекция оружия, на другой фотографии самого отца Мэй на каких-то соревнованиях.
   - Заходи. Мне сказали, что ты прирезала какую-то неолетанку. Это так?
   - Да, папа.
   - Зачем?
   Даккарец смотрел, хмурясь, но не злился, или что там должны делать родители, когда ребёнок сообщает им, что убил человека.
   - Она на меня напала! Использовала Ар. Хотела отобрать у меня Сегу и убить. Она чокнулась, по-моему. Сказала, что он монстр и выкрутит мне мозги.
   - Рыжая такая Хинти?
   - Да, она сказала, кстати, что разговаривала с тобой, и ты подсказал ей искать меня на озере. Она ведь соврала?
   - Я разговаривал с ней. И она что-то несла про опасность от этого заморыша. Но об озере я ей не говорил, а просто послал ко всем чертям... Юбля! И это значит, она залезла мне в мозги!
   Вот теперь Архо был зол. Он схватил со стола телефон и, рыча, набрал номер:
   - Вестница? Зайди ко мне. Быстро! Разговор важный есть.
   Мэй всё так же крепко прижимала меня к себе. Некоторое время даккарец молча смотрел на нас. Потом просто отвернулся к своим бумагам. Минут через пятнадцать в дверь ввалилась высокая блондинистая неолетанка с длинной толстой косой.
   - Архо, я что тебе, солдат, что ли?! Девочка, бежать к тебе вприпрыжку?!
   Даккарец, кажется, не обратил на эту её реплику никакого внимания:
   - Так, мастер Вестница, официально тебя информирую, вчера около полудня подчинённая тебе неолетанка школы Хинти воздействовала на меня Ар для получения информации, которую я ей давать не собирался.
   Неолетанка немного напряглась:
   - Скажи имя, и она будет наказана!
   - Она уже наказана. Мэй её убила! Но мне этого недостаточно!
   Неолетанка перевела взгляд на Мэй, и тут глаза её удивлённо расширились. Она увидела меня! Бедного меня, которого крепко сжимала скрипящая зубами очень злая тумбочка.
   - Ээээ... Архо, это ж вамп! - неолетанка сглотнула. - Хинти хотели забрать у твоей дочери мальчишку, да? Они разве не объяснили тебе, что он опасен для Мэй? Объяснили? Но ты их послал? Не поверил! Я поняла. Им не следовало лезть к тебе самим. Прости. Давай подождём Морену, ты ведь ей доверяешь. Пусть она всё решит.
   - Нет! Через Морену я это решать не буду. Доверять мастеру Хинти, когда за Хинти в этом деле уже числятся грехи, я не буду.
   - Но, Архо... я, конечно, понимаю, что Даккар плевал на все наши традиции, но твоя дочь - неолетанка, и рано или поздно ей придётся войти в наше общество... Ты не можешь совсем отвергнуть мнение неолетанок. Ты должен считаться с нами... хотя бы прислушайся.
   - Пусть это решит Морок. Без неё любую приблизившуюся ко мне или моей дочери неолетанку я буду считать шпионкой и убивать без вопросов!
   - Морок?! - неолетанка удивлённо хлопнула глазами.
   - Да! Я всё сказал. Ты свободна!
   Неолетанка вышла. Как я понимаю, Архо отшил её настолько круто, что у неё ещё долго челюсть закрываться не будет.
   Мэй встрепенулась:
   - Папа, почему Морок? Это же кукловод главный! А если она скажет убить Сегу? Я же даже скрутить её не смогу!
   - Потому что Вестница права, и послать к чертям абсолютно всех неолетанок мы с тобой не можем. По-моему, этот заморыш не может причинить вреда моей дочери. Наоборот - легко, - Архо усмехнулся. - Только у неолетанок много своих заморочек в головах, а тебе ещё жить в их мире.
   - Папа, я его не отдам!
   - Да я уж понял... Поэтому мы попробуем договориться именно с Морок. По законам Арнелет она могла взять на себя роль твоей матери. Аурелия была её ученицей. Я уговорил её оставить тебя со мной, пока ты маленькая. Она выслушает меня, и у неё есть мотив не ссориться с тобой. Если у тебя проявятся способности, как у Аурелии, ей будет нужно, чтобы ты пошла служить к ней. Вероятность большая, поэтому она постарается договориться с тобой. Кроме того, если мы её убедим, только у Морок достаточно власти, чтобы просто послать к чертям всех Хинти со всеми их заморочками. Её они послушают.
   Мэй хмыкнула носом:
   - Я не хочу служить у кукловодов. И какая она мне мать, если даже не видела меня ни разу?!
   - Если способности проявятся, ты, в любом случае, пойдёшь служить к ним. Солдат, имеющий уникальную специальность, должен служить по этой части! - Архо вздохнул. - А видеть, она тебя видела много раз. Последний раз была у нас в доме в начале зимы... Дня на три останавливалась. Просто тебе пока рано помнить таких людей. Всё, топай домой и за пределы командирской деревни и школы чтобы ни шагу! Вестница управляет Хинти настолько же, насколько я погодой. Так что я подниму третье кольцо внутреннего города. Нападение с помощью Ар на генерал-капитана вполне потянет за уважительную причину.
  
   Глава 9
  
   Лия:
   Это участь слабого: красться под покровом темноты, стараться быть незаметным, юлить, обманывать. Падать, когда тебя ударили, и прощать удар ещё до того, как встал, потому что ответить всё равно нет возможности. Неолетанки - одна из самых слабых рас. Мы - высокие ростом слабаки! Мы с рождения учимся, что гордость это глупость, а единственные, за кого можно драться, это наши мужья и маленькие дети. Мы знаем, что влюблённые в нас мужчины часто умнее нас. Что любящие нас женщины сильнее нас. Наши любовники создают для нас жизнь, потому что сами мы её создать не способны, даже для себя самих. Мы фикция! Но фикция всеми любимая. Душа мира.
   Я медленно кралась, плотно прижимаясь к стене, чтобы оставаться в тени здания. Глубокий Ар вокруг, камера на виске и наушник для связи с Зов. Прореспубликанский порт. Раннее утро. Около десяти градусов тепла. По удачному стечению обстоятельств сегодня здесь находится один из генералов общереспубликанской армии. Хороший шанс узнать, что там думает Республика.
  
   Посольство располагалось в красивом загородном особняке. Довольно редкая для этих мест роскошь. Так как посещала я генерала впервые, пришлось сначала работать с его охраной, среди людей местных чиновников обработанный человек у меня уже был.
   Глава охраны генерала, подтянутый парень лет тридцати, смотрел на меня с наивной нежностью. Его душа, явно, давно желала любви. Он готов был её дарить. Губы разомкнуты, как для поцелуя... И почему меня это трогает?! Наверное, воздержание в полгода - это уже чересчур. Или я после очередной близости смерти опять стала сентиментальной? Надо иногда думать и о собственной физиологии. У меня там где-то, между прочим, совсем молоденький муж. М-да... Которому надо ещё как-то объяснить, чего же от него, собственно, требуется в этом деле. Боги туманов! Охранник распахнул передо мной дверь в спальню генерала, открыв её запасным ключом.
   - Подожди меня здесь, мальчик.
   На широкой кровати с резными столбиками генерал спал не один. Крепкие руки бывалого военного прижимали к груди мальчишку, лет двадцати от силы. Гибкая стройная фигурка. Крепкие плечики. Младший офицер? Секретарь? Укрыться эти двое как-то не подумали. Они что тут, все издеваются?! Как уроженец Примы, генерал должен быть строго гомофобен. За что мне сегодня этот извращенец?
   Я плюхнулась в кресло. Немного отдышалась, успокаивая гормоны. Не, надо завязывать с воздержанием! Приказом Ар разбудила генерала, заставила укрыть, наконец, любовника. Картинка хороша, но сегодня немного сбивает меня с мыслей.
   - Ты очень хочешь мне помочь. А я интересуюсь всем, что касается неолетанок. Что против них готовится, говорится, мыслится. Старайся быть конкретным, у меня мало времени. Говори!
   - Эээ... Против неолетанок готовятся войска. Империя настаивает на их уничтожении... полном. Простите, ами!
   - Как Республика узнала о желаниях Империи?
   - Была встреча с доверенным человеком императрицы...
   - Как были подтверждены полномочия человека?
   - Приглашение на встречу передавал лично официальный посол Империи на Приме. Да и представитель САП подтвердила, что работала с этой женщиной раньше. Эта дама у них что-то типа спецслужб императрицы.
   - Как выглядела эта женщина от Империи?
   - Как обычно выглядят имперцы?! Длинное платье с кринолинами, распахнутое спереди, что трусы видно. Декольте такое, что грудь вываливается. Ногти сантиметров по пять. Причёска какая-то лохматая...
   - Меня интересуют черты лица.
   - Лица? Я не запомнил, ами. Когда перед тобой почти голая женщина, лица обычно не видишь.
   - Как она преподнесла желание Империи?
   - Прямо: заявила, что императрица желает стереть неолетанок с лица Вселенной. Кто откажется содействовать - попадёт в список врагов.
   - Как Республика восприняла новость?
   - Неоднозначно: правый блок обрадовался, война - хороший способ переделить власть, демократы поворчали, денег на эту затею надо много. Но кто что может сказать против Империи?! Тем более с очнувшейся безумной правительницей.
   - Когда и как готовится нападение на неолетанок?
   - Непонятно пока. Парламент рассуждает, министерства подсчитывают бюджеты. Следующее заседание через два дня, может, что и решат.
   - Твои предположения, мысли?
   - Скорее всего, нападут на протектораты. Это дёшево, и сразу заметная галочка перед императрицей.
  
   Когда я возвращалась обратно на корабль к Зов, шёл дождь. Плечо разболелось. Я окончательно замёрзла и промокла до нитки.
   Каждый мой шаг, казалось, только углублял пропасть. Всё, что я узнаю, делает ситуацию только ещё безнадёжней. Нас не просто выгонят с САП. Нас ещё и перестреляет Республика. Боги туманов, как мы должны выйти из этого?!
  
   В довершение, так сказать, чтобы добить меня окончательно, позвонил Архо, спросив вместо приветствия:
   - Ты Вампов обязательно убиваешь?
   - Ээээ... Вообще, я не убиваю людей любой расы, если они мне не мешают.
   - Это хорошо. Тогда слушай. Проблема такая: тут вокруг меня Хинти кружат, говорят, что мальчишка, которого Мэй себе купила, вамп, и его нужно срочно убить. А Мэй и маленькой за свои игрушки дралась по-взрослому. Одну Хинти она уже убила и клянётся, что убьёт каждую, кто на этого пацана вздумает покуситься. Короче, тебе стоит вмешаться, пока мы с Мэй не поубавили количество клинковских неолетанок.
   Через полчаса после этого звонка пришло письмо от Вестницы:
   "Великий мастер, нижайше прошу Вас помочь разрешить крайне важный вопрос. Орден Хинти, обитающий в нашем монастыре, обнаружил в Клинках вампа-подростка. Но беда в том, что принадлежит этот монстрик юной Мэйдалин Аурелии, и расставаться с ним она не хочет. Она уже жестоко убила мастера Амалию. Я напомню, Амалия мастерски воздействовала Ар на, примерно, сорок метров кругом. Свидетели, видевшие это убийство, говорят, что Амалия пыталась заставить Мэй убить мальчишку самостоятельно, и та некоторое время поддавалась её Ар, а потом вырвалась. Я думаю, у Мэйдалин начинают проявляться способности.
   Кроме того отец Мэйдалин, генерал-капитан Клинков Архо, объявил, что доверит решение этой ситуации только вам лично...".
   Мэй убила неолетанку. Кровь на руках в таком возрасте... Ощутила ли она тяжесть этого поступка, или эта эми давно, по своей сути, даккарец до мозга костей! Для неё это легко? Мне, конечно, понятно, зачем Архо настаивает, чтобы я приехала разбираться. Просто надеется, что я останусь на ночь! Его здесь винить нельзя. Но Вестница-то куда?! Мэй - ещё ребёнок совсем, какой Ар?! А вот орудовать мечом её научили уже на отлично... Любая неолетанка бросилась бы защищать своего любовника. А первого тем более. Просто Мэй, в отличие от обычных эми своего возраста, умеет это делать. И, возможно, по-даккарски не боится убивать. А, значит, теперь, когда в ней проснулся Мева, её можно начинать бояться.
   С другой стороны, они оба правы, чтобы ни рушилось во Вселенной, я ответственна за этого ребёнка! Бесы песков, откуда, вообще, в Клинках взялся вамп?!
  
   Вдобавок пришло послание от Морены: "Мудрейшая, признаю твоё право требовать. Утром мой муж специально приедет в город, чтобы отдать тебе обещанное. Прости за вынужденное ожидание".
   Ну вот, всё кстати. Утром я приеду в Клинки и разом заберу у Роджера Венки, у Анжея Дэни и, возможно, у Архо Мэй с её вампышем. Последнего лучше избежать... Малышкой нужно заниматься. Её и раньше могла забрать только я, никому другому Архо бы её не отдал. Да и я могла забрать только с ним в придачу. А теперь, когда она машет мечами, таскает за собой вампа, и у неё, возможно, скоро проснутся способности матери, теперь она на сто процентов моя забота. И у меня абсолютно нет на эту заботу времени. Как некстати начал рушиться мир!
  
   Дэни:
   В порт узла мы прибыли под вечер. Я уже даже чувствовал себя немного своим среди этих ребят. Помогал им разгружать корабль. Потом подошёл хозяин корабля, мастер Доновар. Аккуратный мужчина, хоть и тоже в военной форме. Я вызвался помочь ему с заполнением бухгалтерских бумаг на груз. Хотелось хоть в чём-то показаться знающим. Доновар мои знания оценил и, проверив бумаги, даже похвалил.
   Потом мы все вместе прошли через портал в Клинки. Но возле портала меня никто не ждал. Анжей где-то потерялся. Капитан созвонился с ним. Оказалось, что ребята ошиблись с расчётами времени, мы прибыли на целый час раньше, и Анжей ещё занят. Договорились, что я переночую в казарме, во внутреннем городе, а утром он меня заберёт.
   В казарму я не попал. По дороге Доновар пригласил меня к себе ужинать:
   - Парень, харчи в казарме не отличаются ни вкусом, ни сытностью. Так что приглашаю тебя к себе. Моя женщина сегодня готовит хорошее мясо. Да не смотри ты так испуганно. Мне нужны умные парни, и я не стесняюсь порой даже переманивать их из других братств. Знаешь, не каждый день у нас мальчишки с САПовским образованием пробегают. Поверь, ацунавы умеют такое ценить.
   Капитан усмехнулся:
   - Мастер, он ещё и повар шикарный.
   Торговец хлопнул меня по плечу:
   - Тем более! Давай, Дэнкам, посмотришь, как живут во внутреннем городе. А приедет Анжей, я с ним поговорю. Угощу его с дороги.
  
   Доновар жил в уютном двухэтажном домике, окружённом роскошным диким садом. Вокруг пахло цветами, и в темноте стрекотали кузнечики.
   Ужинали мы втроём. Я, Доновар и его единственный, как мне сказали, сын Мет. Мальчишке было лет тринадцать-четырнадцать, и он от чего-то усиленно хмурился. Доновар пытался его разговорить:
   - Ты чего такой сегодня? Расстроился, что детский турнир из-за взрыва закрыли? - он повернулся ко мне, объясняя: - Сегодня какой-то сумасшедший рванул небольшую бомбу на трибунах юношеского турнира. Никто не пострадал, но амазонки устроили такую панику, что, сами себя перепугав, эвакуировали всех своих туристов.
   Ещё раз улыбнувшись мне, он вернулся к сыну:
   - Ну?
   - Сегодня Мэй убила неолетанку... Хинти. Та на неё сама напала! Пыталась у неё мальчишку-раба отобрать. Мэй ей с пяти метров нож прямо в горло всадила.
   Я чуть не подавился. А Доновар просто нахмурился:
   - Вечно с этой Мэй проблемы, - потом опять повернулся ко мне с разъяснениями: - Мэй - это наша соседка, неолетанка, дочка нашего генерал-капитана. Постоянно влипает куда-нибудь! Жуткий ребёнок!
   Аппетит у меня отбило напрочь. Соседская дочка всадила нож в горло мастеру Хинти?! А он говорит "жуткий ребёнок", как будто она разбила окно мячиком! Куда я попал?!
  
   Тут в дверь заглянул Барсо:
   - Дэнкам, вот ты где! А мне сначала сказали, что ты в казарму спать ушёл, я туда, там ни одного Ан Тойра сотню лет не видели. Ты же хотел карточный турнир посмотреть?!
   В этот момент я поблагодарил богов за появление пилота. Карточный турнир - это очень даже неплохо. Тем более что есть я уже не могу и спать после таких рассказов тоже вряд ли получится. Кровавые эни в глазах мерещиться будут. Мне просто необходимо немедленно отсюда убраться.
   Я с вопросом глянул на Доновара. Он отмахнулся:
   - Иди, конечно, не беспокойся. Анжей придёт, я позвоню Барсиаку, а пока вы возвращаетесь, мы нормально поговорим с генералом.
  
   Всю дорогу Барсо рассказывал мне о прошлогодних играх. Всё-таки он очень похож на Энки. Даже жестами некоторыми. Нас остановили на пропускном пункте:
   - Стой! Действует режим третьего кольца, выйдете на свет.
   Мы вышли. Вслед за Барсо я снял куртку, чтобы было видно татуировки.
   - О, Ан Тойра! А ты здесь откуда?
   Ответил за меня пилот:
   - У Доновара он остановился. Ацунава его на службу зовёт.
  
   Сега:
   Мы сидели в комнате Мэй, взобравшись с ногами на кровать. Она всё так же крепко обнимала меня, зарывшись носом в мои волосы:
   - Представляешь, эта Морок должна была забрать меня в свой дом и профилонила. Хрень-пень! Побрезговала! А я, маленькая, так плакала, что у меня нет матери. Мне так нужно было... Знаешь, у меня ведь раньше была семья. Я с фати жила в доме чужой неолетанки. - В голосе Мэй проскользнула улыбка. - Меня там очень любили. Они все такие добрые были. Говорили: "Мышонок, иди к нам"... И улыбались... И фати меня очень любила. У неё такие же кудряшки были, как у тебя, белые и пушистые.
   Она запустила пятерню в мои волосы:
   - А потом приехал папа и забрал меня. Даже фати не взял. У неё ещё другой ребёнок был. Ты знаешь... я нужна ему очень. Я пока маленькой была, он всё время брал меня на руки и обнимал долго, говорил, что я на маму похожа. А теперь стесняется. Приходит, когда думает, что я сплю, и сидит у моей кровати часами. Он очень её любил...
   Мэй некоторое время молчала. Мне даже показалось, что она плачет. Блин, для меня чересчур много всего за один день. У меня всё ещё стоял перед глазами застывший взгляд той окровавленной Хинти. И тот клинок Мэй у самого моего горла! К слезам я был совсем не готов. Да и что я могу для неё сделать?! Подумав, я погладил её по макушке. Она сильней зарылась мне в волосы:
   - Морена говорит, что боги создали неолетанок, чтобы исцелять души. Что душа - самое главное в человеке, и когда в ней угасает огонь, человек теряет желание жить. И что меня боги подарили отцу, чтобы сохранить огонь в его душе...
   Некоторое время мы оба молчали, думая каждый о чём-то своём.
   - Мэй, ты думаешь, я действительно монстрик?
   - Не знаю. Мне всё равно! В глазах всех неолетанок я сама монстрик, - она деланно усмехнулась. - Когда я достаю оружие, они готовятся падать в обморок. А если пускаю кому-то кровь, то пару месяцев от меня шарахаются как от лишайной. Они сами оставили меня среди даккарцев и сами боятся того, что из меня получилось... Мы те, кто мы есть! - Мэй поморщилась. - И мы, хрень-пень, ни у кого не собираемся спрашивать, кем нам быть. Если у тебя вдруг вырастут крылышки, обещаю, я не испугаюсь. И никому в обиду тебя не дам. Настоящее даккарское слово даю!
   Она кулаком вытерла слёзы:
   - А знаешь что, давай, в сети посмотрим про эту расу монстриков.
  
   Ни в одной энциклопедии рас Вампов мы не нашли. Зато нашли несколько строк о них в энциклопедии миров, в статье об Арнелет.
   "...Флоновая раса мужчин, группы розовокровых. Населяли южные горные районы основного материка Арнелет. Были истреблены неолетанками ещё до колонизации планеты...". Но самым интересным был не текст, а фотографии каких-то древних картин. На одной из них танцевал почти голый крылатый юноша.
   Мэй улыбнулась:
   - По-моему, очень красивая раса. И крылышки такие милые. Как у мышки! Хи! Ты знаешь, тебе пойдут!
   - Да ну тебя! - но я тоже уже смеялся. Шок отступал. Даже если я - Вамп, то в этом нет ничего страшного. Ну, крылья и крылья! Красивые вполне себе крылья.
  
   В комнату заглянула Кэти:
   - Слава богам, вы здесь! А я по дороге услышала, что на стадионе взрыв был, и бросилась вас искать. Кругом толпы. Амазонки из города бегут. Что творится?! Куда Архо смотрит?! Кушать будете?
  
   Дэни:
   Это было очень красивое место. Склон горы, а над ним несколькими террасами нависает бар. Весь город как на ладони. Какой-то нереальный, сказочный город. Из древнего рыцарского романа. Где-то там далеко моя Лия с оружием в руке идёт побеждать дракона. А я вот здесь, в высокой башне на краю скалы, жду её.
   Игра меня не увлекла. Даккарцы курили, ругались, и это всё очень сильно портило. На маленькой сцене пела и танцевала молоденькая девушка в воздушном платьице. Очень даже миленькая. Всё портил только какой-то парень, который сидел за самым первым столиком и, откинувшись на спинку стула, одной ругой теребил у себя в штанах, пристально глядя на эту самую девушку. Фу!
   Мне на плечо легла ладонь:
   - Что малыш, игра не очаровывает?
   Я повернулся. Рядом со мной стояла высокая неолетанка. Можно даже сказать красивая. Подтянутая такая молодая брюнетка, лет ста.
   - Вы что-то хотели, ами?
   - Хотела? Что мне может быть нужно, мальчик? Ласки, конечно. Как ты насчёт ласки? Нежно и страстно до самого утра!
   И она облизнула губы.
   О чём это она? Я отступил.
   - Пожалуйста, уберите от меня руки.
   Тут она развернулась и нависла надо мной:
   - Да не бойся ты! Ты же большой уже мальчик. Что не пробовал с неолетанками? Обещаю, тебе понравится.
   Она попыталась ухватить меня за подбородок. Я вывернулся и бросился бежать. Блин! Я что, на аморального мужчину похож, что меня незнакомые неолетанки руками без спроса трогают?
   Барсо я нашел почти сразу. Он осмотрел меня:
   - Что так дышишь? От кого бежал?
   Я сначала попытался объяснить, а потом увидел, что неолетанка, явно, следовала за мной и теперь стоит, облокотившись о перила террасы, и улыбается. Я махнул в её сторону.
   - Работорговка?! - Барсо приблизился ко мне и стал говорить тише. - Рисковая ситуация. Говорят, многие из них владеют Ар. Захотят, и ты сам за ними пойдёшь добровольно. Мне ничего. Роджер любого из парней своего братства из-под земли достанет и вернёт. Что бы я ни подписал, притащит обратно и ещё и этих засудит. А вот ты пока не из братства Острова богов. Что делать будем?
   Неолетанка ухмылялась, глядя на нас. Жуть! Я сглотнул.
   - А какие варианты? Что можно сделать?
   - Ну, можно рискнуть, отбрехаться или поближе к гвардейцам встать. Но ар... Можно тупо сбежать. Последнее слегка по-детски, зато точно надёжно. Бегают неолетанки плохо. А городе как раз третье кольцо подняли. Нас с тобой за контур пустят, а её нет.
   Я ещё раз взглянул на неолетанку. Я не хотел договариваться с ней. Я, вообще, не хотел приближаться к особе, которая без спросу так распускает руки. Да и что ей говорит?!
   - Побегаем!
   И мы бросились бежать. По какой-то тропинке вниз по склону, через кусты. Я пару раз упал. Руку ободрал. Испачкался, наверно. Не смотрел. Добежать до этого самого кольца, а там будем разбираться.
   Через улицу, прыжком через невысокий забор. Дыхания уже совсем нет. А ведь я спортом занимался, на коньках танцевал. Барсо вон несётся, как скакун чистокровный. А ведь ему ничего не угрожает, только для меня старается.
   На уже знакомом пропускном пункте мы дружно повалились на пол.
   - Фу!
   Меня вспомнили, посмеялись над нашим забегом через кусты и даже спрашивать ничего не стали. Так что мы некоторое время ещё сидели в нескольких метрах за пропускной будкой, переводя дыхание, а потом дружно смеялись.
   - Вот так у нас весело! Все другие братства, кого достало бегать до тридцати лет, идут к Роджеру служить. Он своих парней в обиду не даёт. Если пойдёшь к Доновару, тоже автоматом под защиту Роджера попадёшь. А иначе большой риск очнуться проданным какой-нибудь грудастой неолетанке.
   Я не спорил. Продать меня неолетанке, конечно, нельзя. У меня на груди знак Миту, означающий, что я уже неолетанке принадлежу. Но, в любом случае, попадать в руки работорговцев я не собираюсь. И противно. И лапают. И Лие не понравится. Скажет, что Анжей меня спать послал, а я зачем-то пошёл игру смотреть. Надо, наверное, вернуться к Доновару и попытаться всё-таки заснуть.
  
   И тут вдалеке что-то прогрохотало. Барсо вскочил и бросился к пропускному пункту смотреть, что там. Я побежал за ним. В паре кварталов за стенами горело здание. Следом раздался новый грохот и рядом с пожаром рванул ещё один дом. В будке зашипел динамик.
   - Тревога! Закрыть контур по коду Пять!
   И где-то совсем рядом завопила серена.
   Барсо дёрнул меня за руку:
   - Что стоишь? Тревога!
   - А что делать?
   - Помогать бежать! Ты же даккарец! Хоть и из другого братства, но даккарец! Ты по военной специальности кто? Оружием, техникой какими владеешь?
   Я помотал головой. Какое оружие?! Я в жизни оружия в руках не держал! Тут сейчас что война будет?!
   - Ну, у тебя ведь клинки на плече, значит, какая-то военная специальность у тебя есть! Или, может, ты на доктора учился?
   Ухватившись за эту мысль, я быстро закивал. Конечно, я ведь учился медпомощи. Я могу помогать местному доктору. У меня в дипломе должно было, кроме всего прочего, стоять "Фельдшер, при техническом оснащении уровня А". Мало ли, что в доме случится. Образованный мужчина должен уметь оказать медицинскую помощь.
   - А! - Барсо развернул меня, указывая на здание вдалеке. - Это госпиталь, беги туда, там тебе найдут применение. А я к гвардейцам. Аттурда Даккар!
  
   Глава 10
  
   Дэни:
   Какая всё-таки у меня была спокойная жизнь, пока я не женился. Ни от кого не бегал, никем не притворялся... Сейчас я стоял посреди широкого коридора местного госпиталя и не знал, куда обратиться. Мимо меня туда-сюда пробегали люди. На каталках везли раненых. Наверно, они пострадали при взрыве. Мужчины, женщины вокруг суетились...
   Меня дёрнули за рукав. Я повернулся. Передо мной стоял сын торговца Доновара Мет:
   - О, Дэнкам, а ты что тут? Ты доктор?
   - Ну, не совсем доктор... я фельдшер по категории...
   - А чего стоишь? Пошли!
   Он схватил меня за руку и потащил к какому-то столу:
   - Мастер Карзан, это Дэнкам Ан Тойра, он доктор, он в САП учился.
   Жилистый даккарец оторвался от разговора с каким-то стариком и перевёл на меня взгляд:
   - Ты доктор?
   - Вообще, я фельдшер по категории... Это как младший доктор. Я учился только со всякой техникой медицинской работать. Программируемой, категории "А" и выше. "Данте схемой", "Хирургическим диагнэзером"...
   Мужчина оживился:
   - Ты умеешь работать с диагнезером?!
   - Да... я практику на нём проходил. Сам коленку мальчику зашивал и делал кесарево сечение роженице...
   Техника, категории "А" и выше, вообще, медицинского образования не требует. Это приборы, способные практически заменить доктора. Наилучший выход для какого-нибудь отдалённого хайма. Купить прибор, конечно, стоит денег, но всё-таки это проще, чем заполучить опытного во всех областях доктора.
   Мужчина кивнул:
   - Мет, ты ведь знаешь доктора Жанвана? Отведи к нему этого парня. Пусть скажет, что умеет работать на диагнэзере.
   Мет опять потащил меня по коридору, потом обратно, пока мы не отыскали какого-то молодого парня, лет на пять старше меня. Тот оглядел меня с головы до ног:
   - В САП учился? Ну пошли.
   Прибор стоял в отдельной комнате. И им, явно, давно не пользовались. Всё вокруг покрывал ровный слой пыли.
   - Вот наш диагнэзер. Роджер его уже полгода как купил, сразу как у них программы для даккарцев появились, а настроить его и показать нам, как работать, всё не могут. Ехать к нам сюда их техники боятся. Ну и мы к ним тоже не особо рвёмся, на Ажюрдаю-то. Так, Мет, найди кого-нибудь, чтобы здесь помыть всё быстренько. Бегом давай, курсант!
   Мет убежал. Молодой доктор тоже выскользнул, пообещав заскочить через полчаса.
   А я? Как-то я не думал, что меня одного тут что-то делать поставят. Но, наверное, подготовить прибор я могу.
   Я помыл тщательно руки и подключил прибор. Тут, конечно, всё просто. Только меню на Лингвцуе, да и настроен прибор, по умолчанию, на физиологию нэрми. Я сменил программы. Всё элементарно! Это же САП-овская техника категории "А"! Возможно, мне удастся быть полезным. Уж зашить на этой штуке небольшую рану я могу. Он же почти всё сам делает. Надеюсь, большего с меня и не потребуется.
   Влетел Мет, а за ним неолетанка, лет шестнадцати, и беленький мальчишечка, примерно такого же возраста. В руках у всех вёдра и тряпки.
   - А вот и мы! Дэнкам, это моя подруга Мэй, я тебе про неё рассказывал. Мэй, это Дэнкам. Он очень умный. Он в САП учился. Вон, видишь, какую штуку завёл!
   Я ещё раз окинул взглядом подростков и замер. Хорошо, что за спиной была стенка, а то бы упал. Мало того, что этот мальчик привёл прямо ко мне ту самую эми, которая, по его словам, сегодня убила ножом неолетанку, так ещё и при детальном рассмотрении оказалось, что за руку эта эми тащила некого иного, как маленького Вампа. Абсолютно реального вампа! Худенький, между пальцами рук отметины желёз амосы, и в смущённой улыбке хорошо видны задние ядовитые зубки. Я в колледже проходил этих существ. Они сводят неолетанок с ума. Очень опасные!
   Теперь понятно, почему малышка так озверела, что убила Хинти. Она просто сумасшедшая. И с оружием... Я с опасной покосился на мечи за спиной эми и Мета. Так, Дэни, спокойно. Сейчас ты ничего с этим сделать не можешь. Надо вести себя как обычно... а потом сказать кому-нибудь.
   - Так... Тряпки принесли? Хорошо... Надо всё здесь вымыть. Здесь должно быть всё абсолютно чисто.
   Подростки дружно взялись за работу. А я ещё некоторое время с умным видом пялился в экран прибора, пытаясь успокоиться.
  
   Сега:
   От изучения содержимого сети на предмет Вампов, нас отвлёк протяжный звук серены. Мэй вскочила. Потом на мгновение замерла, на ходу что-то обдумывая:
   - Ты пойдёшь со мной! Я по тревоге приписана к госпиталю, помогать, ты там тоже пригодишься и на виду будешь. Одного я тебя не оставлю!
   В госпитале мы почти сразу наткнулись на Мета:
   - О, Мэй, пошли. Я с таким классным парнем познакомился. Отец его на службу к себе зовет. Представляешь, он в САП учился. Всего несколько дней как оттуда приехал. Он всё-всё умеет сразу. Отец его бухгалтером хотел позвать, а он, оказывается, ещё и доктор!
   Описываемый доктор оказался совсем молоденьким даккарцем, с волосами почти до пояса. Высоченным, как все даккарцы, но худеньким. Наше явление его явно обескуражило. Он прямо так и застыл с открытым ртом. Может, он просто командовать не умеет, а может, не ожидал, что здесь появится неолетанка. Видок у Мэй, конечно, ещё тот, кого хочешь с толку собьёт!
   - Так... Тряпки есть? Ну... надо здесь всё отмыть.
   Ребята бросились работать с каким-то особенным энтузиазмом. И я тоже пристроился к ним. Если подумать, они счастливые. Пусть их мир очень рискованный, стреляют, ножами кидаются, но зато они точно знают, кто они и на чьей стороне. Они вместе! Они команда! Они понимают зачем! А я... Мечтал уехать с Кагылыма и увидеть мир... Зачем? Никогда об этом не думал! Просто увидеть! Чтобы знать, какой он. Попробовать его на вкус. Просто сбежать из захолустья, от старых куполов и пыли... А что теперь? Оказывается, этот мир для меня опасен. Меня зачем-то хотят убить! А ещё оказывается, я даже толком не знаю, кто я.
   Отец Мэй садист и извращенец. Но он любит её и очень любил её мать. А мои родители... Нет, меня они, конечно, любили. Но как-то очень по-своему. Может, они знали, что я монстрик... Скучаю ли я по ним? Скучаю, конечно! Только на Кагылым обратно не хочу!
   В комнату вошёл ещё один молодой даккарец:
   - Ну как? Разобрался?
   Дэнкам весь напрягся. М-да, волнуется он ну очень заметно, совсем молодой.
   - Да, я всё настроил. Можно работать.
   - О! И что эта штука умеет?
   Дэнкам ткнул что-то тонкими пальцами на сенсорном экране прибора:
   - Ну, на даккарскую физиологию запрограммировано у него немного... Ну, тут есть специальный режим "военные действия". Я на него переключил. Здесь есть "Простая рана", "Рана с осколками" и "Повреждение кости, простое". Ну и диагностика, конечно. На режиме "Простая рана" я работал. Зашивал мальчику коленку.
   Последнюю фразу он произнёс тише и каким-то совсем извиняющимся голосом. Но второй доктор, казалось, всего этого просто не замечал:
   - Замечательно. Значит, её и попробуем. Скажу, чтобы к тебе направляли с ранениями конечностей. Поток уже пошёл, курсанты вытаскивают наших ребят с поля боя. Я ещё зайду.
   И тот доктор ушёл. А Дэнкам ещё некоторое время удивлённо пялился на закрытую дверь, совсем растерявшись. Зато когда к нам прикатили какого-то раненного парня, который к тому же вопил, что ему больно, нашего молодого доктора ещё и потряхивать начало. Но работу свою он делал.
   - Так, Мэй, надо срезать штанину у этого парня. Там ножницы. Нам нужно добраться до его раны. Мет, найди кого-нибудь и скажи, что нам ещё нужно обезболивающее и антисептик и... Блин, как я сразу обо всём этом не вспомнил! Ты, мальчик...
   Я всё это время вжимался в стенку. У парня вся штанина была в крови. Жуткое зрелище. Причём не обычной красной крови, а темно-розовой такой. Даккарской.
   - Ээээ... Я - Сега.
   - Сега, помоги мне закрепить его. Нам нужно, чтобы он не дёргался во время лечения.
   Мэй старательно, аж язык высунув, отпиливала своим мечом штанину парня. Выданные ножницы её не устроили. Ну да, ей то к крови не привыкать. Мет тоже ничего, спокоен. А вот нам с доктором как-то не хорошо.
   Дэнкам что-то включил на приборе.
   - Мэй, убери руки. Так, нам повезло! Это "простая рана". Мы её сейчас обработаем и зашьём!
   Мет прибежал с каким-то пухлым даккарцем средних лет. Тот нёс в руках коробки с лекарствами.
   - О, Ан Тойра! Так, здесь полный набор для перевязочной, как что-то закончится - присылай ребят!
   И мужчина убежал. Дэнкам опять проводил его вопросительным взглядом, потом вздохнул, повернулся к коробкам, вытащил оттуда ампулы, попытался что-то на них прочитать, снова вздохнул, и, быстро пощёлкав по прибору, начал по одной запускать в него ампулы. Мэй вытянула шею, наблюдая:
   - А это точно обезболивающее?
   - Я включил режим опознавания. Сейчас он считывает данные с ампулы и определяет её там у себя в нужный отсек. Обезболивающего он пока не нашёл, - в прибор пошла ещё пара ампул. - Вот, нашёл!
   Мэй смотрела на него с недоверием. Денкам попытался придать себе более взрослый вид:
   - Не бойся, это очень умная машина, она хорошо разбирается в лекарствах и всё определила правильно. Сейчас мы просто разрешим ей сделать укол...
   Он что-то щёлкнул на экране, из прибора вылезла какая-то штука с иглой и быстро начала аккуратно тыкать вокруг раны.
   - Это она так обезболивает?
   - По-моему, да. Она сказала, что нужен препарат из этой группы. Определила лекарство как подходящее... Да, я думаю, это чтобы не больно было. Понимаешь, я же не на даккарцах учился. Химия немного другая, лекарства по-другому называются. Так что остаётся доверять технике.
   Мы просто стояли и смотрели. Раненый тоже уже не кричал, а только, морщась, смотрел, как машина колдует над его ногой. Дэнкам периодически щёлкал по экрану, подтверждая следующую команду, и эта умная штуковина сама обработала, почистила и зашила довольно большую рану. Даже полоску клея нанесла так ровно, как по линейке.
   - Ну вот! - Дэнкам, казалось, облегчённо вздохнул и даже шире расправил плечи. - Пишет, что раненому лучше поспать и несколько дней не нагружать ногу. Всё!
  
   Лия:
   Этот день мне как-то с самого утра показался излишне тихим. Такое бывает только перед бурей.
   Когда мы с Зов уже направили корабль в Клинки, пришло сообщение от Анжея: "пропала Ретка". Созвонившись, я выяснила, что её выкрали, заставив надеть браслет-перемещатель. Дорогущая игрушка! Морена дарила мне один такой. Их выпускает её контора. Зачем и кому понадобилось красть Ретку? Кому доступны такие браслеты, и кто мог, не привлекая к себе внимания, пронести его в дом рода Од Мэдра в Клинках? Может, она отшила какого-нибудь генерала, и он таким образом пытается её вернуть? Странность была ещё и в записке, которую нашли на месте. Тот, кто её писал, разбирался в довольно тонких вещах, связанных с Ар. Но опять же даккарские пауки во многом разбираются. Почему-то вариант с отвергнутым любовником казался мне самым правдоподобным. Так что опасность была только в том, что нашу волшебницу в этот момент не охраняют другие её мужчины. Будем надеяться, что тот, кто украл, с охраной справится и сам. Ну, и что её взбешённые мужья не наломают дров.
  
   Мы ещё с Зов выпили чаю. Поразмышляли насчёт того, что делать с угрозой Республики. Идей не было. Но не так сразу. Надо дать разуму время обработать информацию.
   Когда до прибытия на Остров богов оставалось буквально часа полтора, раздался звонок от Морены.
   Вообще, позвонить мне напрямую могут только те, кого я внесла в свой список контактов, остальные - только послать сообщение. Но моя связь работала через систему анонимизации, принадлежащую Морене, и периодически она этим пользовалась:
   - Мудрейшая, скажи, что ты в Клинках! Пожалуйста!
   Голос Великой был каким-то напуганным и очень взволнованным.
   - Я почти там. Что случилось?
   - Несколько минут назад все маяки, которые были на Венки, одновременно вышли из строя. Все шестнадцать! Те из них, что были с датчиками, показали очень высокую температуру. Я пыталась позвонить в генеральскую гостиницу, где он останавливается, на вахту связи, да хоть куда-нибудь... никто не отвечает! Ни один телефон в Клинках! Телефон Венки на анонимизаторах работает, но и он не отвечает. Роджер уже умчался туда, но ему только до портала добираться два часа...
   Нет связи с Клинками? Анжей на днях присылал сообщение о том, что, возможно, готовится нападение на город.
   - Я поняла тебя. Как что-нибудь выясню, я тебе сообщу.
  
   Обычная связь действительно не работала. Но все мои люди использовали аппараты с Морениными технологиями, поэтому я скоро вызвонила и Очарование, и Анжея.
   - Да, учитель, тут какая-то заварушка. Нам повезло, что мы не спали в поисках Ретки. Стреляют отовсюду. Монастырь раскрыл силовые поля, так что мы уходим туда.
   - Что тут у нас? Задница тут полная! Кто с кем воюет - пока непонятно, но неолетанок режут пачками, а я... Юбля! Полный ...ец! Слушай, я, разыскивая Ретку, отослал твоего мальчишку спать в казарму Об Хайя... Сейчас вижу, что там огонь и одни трупы. Генеральские корпуса сложены взрывом, как карточные домики, а солдатские казармы сожжены, и вокруг перерезанные тела... Прости! Я пошёл искать Ретку. Если боги ещё со мной, я найду её живой!
   Я выключила телефон, медленно переваривая информацию. На Клинки всё-таки напали. Причём напали настолько внезапно и вероломно, что во внутреннем городе Об Хайя сожжены казармы, и взорваны генеральские корпуса. Мой Дэни спал в этих казармах. Мой Венки спал в генеральском корпусе, и метки на нём показали высокую температуру, прежде чем отключились. В городе режут неолетанок, а моя Ретка где-то там, с этим своим брошенным любовником.
   Зов замерла над пультом корабля. Она слышала разговор с Анжеем.
   - Учитель, что будем делать?
   Что делать...
   - Мне надо попасть в Клинки. Если там драка, то космопорт нас не примет. Надо войти по-другому.
   Зов медленно кивнула:
   - Войдём через подвал пивовара. Я там недавно свежий портал поставила. О нём, вообще, пока никто не знает.
   С тех пор, как Роджер установил на главных воротах и порталах Клинков постоянное видеонаблюдение, нам пришлось создавать дополнительные входы в этот город. Несколько маленьких порталов, таких что проползать приходилось на карачках, связывали неприметные точки города с соседними удобными для посадки портами.
  
   Ещё полтора часа мы неслись в темноте космоса. Ещё полтора часа я смотрела на приборы, считая минуты. Дэни, бедный мальчик! Как, должно быть, его пугало всё это даккарское... Я не должна была оставлять его одного в этом всём. Надо было направить его в хайм сразу! Там, по крайней мере, безопасно... Ретка! Боги туманов, если она погибнет, Суани потеряют последнюю надежду на возрождение! Пожалуйста, выпутайся! Удиви меня! ...Лисёнок... Блин!
  
   Перед посадкой ещё раз созвонилась с Анжеем.
   - На город напали даккарцы - предатели. Те, кто приехал на турнир и клялся в братской дружбе! Собаки! Вошли во внутренний город как свои и порезали весь гарнизон. Теперь режут Об Хайя и неолетанок по всему городу. Архо потерял большую часть войск в первые минуты боя. Но как-то успел поднять третье кольцо. Тем и держится. Остальное: порт, порталы, ворота - захвачены предателями. Я не знаю, где искать Ретку... Я не нашёл следов! И больше всего боюсь найти её среди трупов...
   Роджер строил этот город крепостью. А Морена не жалела денег. Внутренний город Об Хайя был защищён со всех сторон, но и он не был последней линией обороны. Внутри его можно было последовательно поднять ещё три контура. Силовые поля, способные стать непреодолимым препятствием. Третье кольцо - это последний рубеж, сектор, в который входили только командирская деревня, школа и госпиталь. Самое сердце рода Об Хайя!
  
   Дэни:
   Меня всего немного потряхивало. Несмотря на то, что я сказал, что не доктор, а фельдшер, причём очень ограниченной категории, меня поставили работать одного. Совсем одного! Как старшего!
   Мои помощники - подростки. Максимум, что они могут, это прикатить-укатить раненого, ну или помочь переместить. В остальном смотрят на меня, разинув рты. Да и раненых просто море. Настоящих раненых! Мальчиков, чуть младше или немного старше меня! И им всем больно!
   Мне уже было даже почти всё равно, что среди моих помощников вамп и малолетняя убийца. Сейчас это не имело значения. Столько крови! Столько ран! Так все молоды!
   Прибор опять замигал, требуя какое-то лекарство. А я мало того, что не знаю этих названий, так ещё и ампулы подписаны на незнакомом языке!
   Я ещё только одного мальчика зафиксировал для диагностики, а Мэй уже вкатила каталку со следующим.
   - Это тоже к нам. У них там просто ну совсем завал в приёмном!
   Закрывающаяся за нею дверь отсекла крики, стоны, команды доктора в приёмном отделении.
   Прибор выдал результат диагностики. Кроме раны у парня обширное внутреннее кровоизлияние. Я такое лечить не умею. Тут нормальный доктор нужен! Спокойно Дэни.
   - Мет, - я послал заключение прибора на печать. - Это не наш раненый. Ему нужен опытный доктор. Вот, отвези и отдай это. - Я протянул мальчишке бумагу. - Мэй, давай следующего.
   Я повернулся к новому раненому и чуть от отчаянья не выругался вслух. Моя маленькая помощница зачем-то трогала шею мальчишки вторыми руками. Вторыми! Теми самыми, которые с амосой!
   - Мэй, а ну-ка прекрати! Что ты делаешь?!
   Она повернулась. Глаза испуганные и весь подбородок в розовой амосе:
   - Я ... я, чтобы ему не больно было...
   Ещё этого не хватало! Боги! Ага. Она же как раз в возрасте рождения Мевы. Блин! Ну конечно, как я сразу не подумал?! Меня же учили. Я же тот курс на отлично сдал. Её, вообще, сейчас к мальчикам близко подпускать нельзя. Тем более к голым! У мальчишки вон рана на бедре. Штаны с него, соответственно, сняли. Что я буду делать, если у неё сейчас от этой амосы разум совсем отключится?! Она же и так не сильно нормальная!
   - Так, Сега, раненого готовь ты. А ты, Мэй, найди того мужчину с лекарствами и попроси у него атакву и экстракт Ибики. Быстро!
   - Они боль снимают?
   - Нет, они помогают неолетанкам не терять рассудительность в присутствии мужчин. Это - не твой мальчик! Ты не можешь трогать его, тем более вторыми руками!
   - Ну, я же только, чтобы не больно было...
   - Мэй, Ибика и атаква!
   Она засопела, насупившись, но в указанном направлении убежала бегом. Опять хлопок двери. В коридоре крики, везут новых раненых, где-то далеко раскатистый грохот, так что стены тряхнуло. Вот лично мне - страшно. Но я же уже взрослый. Уже два дня как совсем взрослый!
  
   Вновь впуская в комнату шум и крики, из коридора влетел доктор из приёмного отделения:
   - Ан Тойра, это твоя машина такое выдаёт? - в руках он держал распечатку, которую я сделал несколько минут назад.
   - Да, это функция диагностики. Сканирование, узи, биолокатор и минимальный набор физиологических параметров типа температуры, давления. Параметры сверху, внизу примерный диагноз, составленный на их основе программой...
   - Долго она такое делает?
   - Сам процесс полторы-две минуты. Дольше раненого размещать.
   - Понятно. Я буду направлять к тебе тяжёлых на такую штуку, - я даже кивнуть не успел, а он уже летел обратно, туда на передовую госпиталя.
   Сега возился с ремнями, фиксирующими раненого. Мальчишка даккарец был примерно моим ровесником, крепким, дёргался и сквозь зубы ругался на моего хлипенького помощника. Вампыш по сравнению с ним был просто тростиночкой. Да и устал он, явно.
   Вернулась Мэй и теперь сидела верхом на тумбочке, попивая раствор ибики и разглядывая моего голого пациента. Даже сомневаюсь, сможет её в такой ситуации эта штука, вообще, успокоить. Но вариантов нет.
   Вернулся Мет. И вампыш, передав ему раненного, почти без сил плюхнулся на табуретку. Да, совсем устал. А раненых всё везут.
   - Мэй, налей Сеге тоже атаквы. Только чистой. Она его взбодрит немножко.
   Мне просто стало жаль пацанёнка, кем бы он ни был. Но, уже договорив фразу, я пожалел. Вампыш вдруг напрягся, потом сделал на меня большие глаза и пулей метнулся за спину Мэй:
   - Он тоже знает!
  
   Глава 11
  
   Лия:
   Как отобрать надежду у того,
   Кто потерял последнее в веках?
   Как веру отобрать у той души,
   Что выжжена?!
  
   Дать лучик света, маленький глоток,
   Росток весны, клочок мечты в руках,
   Согреть, обнять, раскрыть...
   И выдрать с корнем всё!
  
   Я стояла у пролома на втором этаже когда-то красивого ресторанчика. А перед моим взглядом, внизу, в сумерках, простиралась центральная площадь внутреннего города Об Хайя. Руины! Огромный гостиничный комплекс превращён в груду камней, а дальше по широкой улице казарм весь булыжник мостовой завален трупами. Мальчишки! Всё братство Роджера - это мальчишки! И сейчас они устилали эту улицу, площадь, развалины... куда ни кинь глаз. И тишина. Только вдалеке, у поднятого кордона третьего кольца, редкие выстрелы, и где-то внизу в городе перестрелка...
   Мимо пронёсся отряд даккарцев в чёрных косынках - предатели. А ведь Даккар больше всего дорожил честью. Братством! Эти земли научили их предавать. Так же, как когда-то научили меня убивать.
   Что теперь? Если Ретка погибла, я не вижу больше смысла пытаться воскресить Суани. Я слишком во многом надеялась на неё. Если погибли Дэни и Венки... Я не возьмусь больше назвать мужем ни одного мужчину. Смерть просто идёт по моим следам. С размаху, не глядя, косит вокруг меня жизни! Да и более прямого предупреждения от богов, что семьи мне более не иметь, трудно представить.
   Я опустилась на пол, привалившись к стене. Что теперь делать? Где искать Ретку? Город просто усыпан трупами молоденьких неолетанок. Столько жизней! Жизней, с таким трудом вскормленных, взлелеянных заботливыми руками... Молодых, здоровых! Я перестаю понимать этот мир. Я никогда его особо и не понимала, но сейчас мой разум просто оглушён этим непониманием. Зачем?! Даккарцев и так с каждым годом всё меньше и меньше. Зачем убивать своих?! Зачем убивать неолетанок? Глупеньких, молоденьких кошек. Послушных и ласковых для любого даккарца, невзирая на ордена? ...Зачем, если все погибли, я осталась жива?
   Пронзительное чувство дежавю. Я уже сидела вот так однажды, глядя в каменную стену и медленно осознавая, что вся моя жизнь, всё, что её составляло, наполняло, было её сутью, погибло. Осталось только моё тело. Усталое израненное тело, неспособное больше дарить тепло. Выжженный холодный разум, способный убить...
  
   Из оцепенения меня вырвал сигнал коммуникатора:
   "Учитель, прости, что пишу в такое время. Позвони, пожалуйста, моим мужьям. Скажи, что со мной всё хорошо. А то у меня связь не работает. Ретка".
   На некоторое время замерев, я смотрела на это сообщение. Потом воздух как будто вырвался из лёгких ошарашенными толчками смеха. Как?! "Связь не работает?!" И это единственная её проблема? Она вообще не знает о резне в городе? Каким образом?!
   "Где ты, и кто рядом с тобой?".
   "Я на природе. Со мной мужчина. Красавчик. Тут озеро, водопад, горы. Вдалеке виден какой-то город. Там, кажется, фейерверки".
   Смех, который вырывался из меня, однозначно был истерическим. Фейерверки? Да, милая, это взрывы в центральной части города. Тут взлетают на воздух дома. Тут улицы усыпаны трупами. Тут реки крови. Но ты этого не слышишь. Водопад, озеро... Да! Это сельскохозяйственная долина Клинков!
   "Оставайся на месте и не подпускай к себе никаких даккарцев, кроме молодых Об Хайя и твоих мужей. Силу применяй, но не подпускай!".
   Я одним прыжком перемахнула через балку. Быстро, прижимаясь к стенам, избегая открытых пространств, вниз и на запад, в долину. Моя юная волшебница! Любимица богов! Ласково ведомая ими за руку через любые неприятности! Город омыт кровью всех оттенков. Выжить невозможно! Поэтому боги заранее похитили тебя руками какого-то очарованного тобой, моя чудесница, мужчины. Ты даже не слышала выстрелов! Не видела всего этого ужаса!
  
   Звонок Анжея:
   - Мастер, Даккар начинает ответную операцию. Адениан ввел в город войска нижнего узла. Знак освободительной армии белая повязка на лбу со знаком Клинков.
   - Адениан?
   - Да, мальчишка примчался, как только пропала Ретка, а теперь вернулся уже с войсками через портал в монастыре. Мне старик звонил. Он с ними.
   - Это замечательная новость, мастер. Но, спорю, моя лучше. Наша малышка жива и здорова, и я направляюсь к ней. Отбивайте этот город, мальчики!
   - Да, мастер! - в голосе мужчины слышалась улыбка облегчения. - Дайте нам два часа!
   Я усмехнулась. Волшебница! Ты собирала своих мужчин велением сердца, порывом нежности. А получила продуманную армию. И твой молодой генерал, примчавшийся спасти тебя, кажется, заодно вернёт Роджеру этот город!
  
   Сега:
   Надо же, очередным раненым оказался чемпион, которому Мэй днём предлагала переспать. И Мою тумбочку на него, явно, повело. Пока доктор, хмурясь, возился со своей машиной, она взобралась рядом с этим парнем на каталку и принялась вторыми руками массировать ему сзади шею. У дока от такой картины чуть глаза на лоб не полезли:
   - Мэй, что ты делаешь?! Ты не можешь трогать его. Это - не твой мальчик!
   Про себя я рассмеялся. Мэй обижено стреляла глазами, не успевая вытирать амосу с подбородка. Ещё бы пара минут, и она бы его трахнула.
   Дэнкам сжал зубы:
   - Пойди и попроси для себя атакву и экстракт Ибики. Это вернёт тебя в разумное состояние.
   Мэй скуксилась, но убежала. А так как Мет только что увёз предыдущего раненного, а к Дэнкаму вдруг срочно пришёл другой доктор, готовить чемпиона мне пришлось в одиночку. Ну и сильный он, зараза! И брыкается ещё! Огромный, а скулит, как ребёнок. Прежде чем мне пришли на помощь, я окончательно выбился из сил. День и так был очень непростой, и спали мы ночью совсем немного, да ещё Хинти эта... Как только вернулся Мет, я повалился на табуретку совсем выжатый. Всё, кролик сдох! Сил нет!
   Дэнкам взглянул на меня, хмурясь:
   - Мэй, Сеге тоже атаквы налей. Это его взбодрит.
   Я сначала пропустил фразу мимо ушей. А потом вдруг до меня дошло: "атаквы". Это вещество вызывает бурную аллергическую реакцию, если к нему непривычен. В кино часто бывают всякие интриги с этой атаквой. На ней многие лекарства делают, и если по глупости герой сразу, без подготовки, такого лекарства хапнет, то каюк. Доктор ведь не может этого не знать?! А та Хинти, которую Мэй убила, говорила, что у Вампов атаква не вызывает аллергии. Что она им родная типа.
   Я поднял на Дэнкама глаза. Он знает, что я вамп? Он меня тоже убить хочет? Дальше всё просто, в одно мгновение я прыжком переметнулся к Мэй. В этом кровожадном мире она единственная, кто готов меня защищать.
   - Мэй, он знает? Да?
   В кабинете повисла пауза. Все замерли. Только прибор чего-то там делал с раной чемпиона. Через некоторое время Дэнкам, видимо, взял себя в руки:
   - Да, я вижу, что этот мальчик - вамп. У меня хорошее образование, и я способен отличить расы Арнелет. Атаква должна его взбодрить. У вампов такая же химия внутренних процессов, как у неолетанок. А неолетанкам атаква в таком случае хорошо помогает.
   Мэй нахмурилась:
   - И что вы будете делать, раз знаете?
   - Ничего. Да, вампы опасны для неолетанок. Но, я думаю, и твоя мать тоже это знает. И этот вопрос лучше решать ей. А мужчинам в такое, вообще, вмешиваться не стоит.
   Мэй хмурилась. В комнате опять повисла пауза. Нет, наверно, Дэнкам действительно не будет меня пытаться убить. У него и мечей нет. Он что-то переключил на приборе:
   - Кроме того, я плохо определяю возраст вампов на вид, может, он, вообще, ребёнок.
   Я хотел возразить, сказать, что я - не ребёнок, что я уже совершеннолетний. Но вовремя заставил себя заткнуться. Да и вообще, я же совершеннолетний для человека, а для крылатого монстрика и дитя совсем, ну или старик.
   - А до скольки лет вампы считаются детьми?
  
   Дэни:
   И потянул меня чёрт за язык предложить вампышу налить атаквы. Вот заботься теперь о людях! Они стояли, замерев, напротив меня. Блин! У неё оружие, между прочим, на спине, и она уже сегодня убила неолетанку. И Мет молчит.
   - Да, я знаю, что этот мальчик - вамп. Но это дело твоей матери, а я, вообще, не способен причинить вред ребёнку.
   Мальчишка аж подпрыгнул на месте, собираясь возражать, и в последний момент вдруг передумал:
   - А до скольки лет вампы бывают детьми?
   - Насколько я знаю, так же, как неолетанки: возраст дееспособности - шестнадцать лет, совершеннолетия - семнадцать. Возраст полного гормонального взросления и фертильности - около тридцати. Именно в этом возрасте у вампов появляются крылья.
   Мэй задумалась:
   - А даккарцы когда взрослеют?
   Я открыл было рот ответить и запнулся. Блин! Смешно как-то получается: я весь такой взрослый, могу рассказать об особенностях рас старой Арнелет, о которых даже в энциклопедиях не пишут, а о собственной расе, вообще, ничего не знаю. С другой стороны удачно, что я так легко соскочил с темы про вампов.
   Выручил меня наш пациент:
   - Мэй, ты как с гор спустилась! Даккарцы взрослеют к семнадцати годам, тогда и ордер воина получают. И дееспособность и совершеннолетие сразу. А это... фертильность... ну в смысле баб трахать, это когда орден Цуе дают.
   Мэй обратно взгромоздилась на тумбочку и задумалась:
   - Колбаса какая-то! Неолетанки полностью взрослеют к тридцати, и мне типа до этого ещё расти и расти. А Индо вон всего на полтора года меня старше и уже со всех сторон взрослый? Где логика? Или что, вся взрослость в том, чтоб детей делать?
   Я врубил финальную стадию обработки раны. Старательно обдумывая вопрос
   - Ну... быть взрослым, это точно не способность делать детей. Есть множество рас, у которых возраст фертильности наступает значительно раньше дееспособности и совершеннолетия. Скорее, взрослый это тот, кто берёт на себя ответственность за свою жизнь. Кто признаёт, что всё, что с ним происходит, происходит так, потому что он сам так решил. Что именно он управляет своей жизнью. А уже учёные посчитали, что представители определённых рас в среднем готовы к этой ответственности к такому-то возрасту. Это и есть совершеннолетие. А фертильность, это, думаю, второстепенное.
   - А если он не может управлять? Например, если он раб? - вампыш дулся, ему сильно не хотелось считаться ребёнком.
   - Обстоятельства - да, бывают разными. Но тут дело в другом. Это, как игра. У любой игры есть правила. И ты или принимаешь эти правила и играешь по ним, ты управляешь своей жизнью. Ты можешь победить или проиграть, но сделаешь это сам. Или же ты не принимаешь правила, отходишь в строну, и за тебя просто играют другие.
   Вообще, это были не мои слова. Мне очень нравилась эта книжка: "Ступени сознания", и я мог говорить почти цитатами из неё. Мне очень хотелось бы сказать, что вот я сам - взрослый. Ну, хотя бы три дня, как взрослый. По меркам своей расы, я давно дееспособный и совершеннолетний. По меркам культуры, в которой воспитан, я уже два дня как абсолютно взрослый... Но, если быть честным, пока это самое - быть взрослым - у меня не выходило. Обстоятельства закручивали меня, и я никак не мог научиться играть по установленным правилам. Я пытался. Вот даже спросил у Ктарго про секс... Только ответ его мне не понравился, и я решил ещё немного побыть маленьким, чтобы Лия решила этот вопрос за меня. Как взрослая.
   Я осмотрел своих помощников. Они сидели, задумавшись каждый о своём. Даже мой пациент поддался общей задумчивости. Хотя задумываться - это лучше, чем за ножи хвататься. Надо, наверно, было ещё что-то сказать, как-то взбодрить всех.
   Но сделать этого я не успел. Дверь распахнулась, и двое курсантов вкатили каталку с каким-то тяжело раненным парнем. За ними влетел доктор:
   - Ан Тойра, сделай мне на него бумажку. Быстренько только, а то он плох совсем. Там, вообще, реально зашить?
  
   Лия:
   Ретку я нашла обычным приёмом - направленной иллюзией запаха своих духов.
   Это была пещера на склоне горы. Внизу гладь озера, сильный шум водопада. Она сидела у маленького костерка, завернувшись в плед. Я крепко обняла её. Она действительно была цела и абсолютно невредима! Смотрела на меня чуть испуганно:
   - Учитель, я не виновата. Он меня выкрал!
   Волосы немного растрёпаны, глазки хлопают. Волшебница моя! Сердце понемногу начало отпускать. Как я за тебя испугалась!
   Я осмотрела пещерку. На полу расстелены пушистые чёрные шкуры. Свечи горят. Маленький столик. И по-хозяйски развалившись на этих шкурах, спит мужчина, лишь местами укрытый чёрной шёлковой тканью. Об Хайя, командор, трижды победитель юношеского турнира... ну, конечно же, мой Венки! Я рассмеялась:
   - Мне следовало догадаться, кто мог с таким знанием ругать твой Ар и к тому же легко раздобыть браслет перемещений!
   Я смеялась. Крепко обнимала Ретку и смеялась. Боги туманов! Морок, что ты чувствуешь, дорогая, застав своего уже законного мужа в постели красавицы ученицы? Не ври себе, Морок! Ты чувствуешь облегчение и благодарность богам за их способность шутить. Если бы этого мальчика не задел так Реткин отказ в сексе, возможно, он бы не выкрал её, и тогда, они бы оба погибли. А так... интересно, это он в отместку матери или мне решил напоследок оторваться?
   - Мастер, я понимаю, что он - сын Морены... и я не должна была... Она меня убьет! - Ретка смотрела на меня своими большими, очень виноватыми глазами. Она не знала, что мальчика отдали мне.
   - Дорогая, прежде чем начнёшь оправдываться, послушай меня. Полтора века назад я поверила, что боги оставили нас. Мы гибли, мы разучились дарить любовь, мы пали на колени перед мужчинами и женщинами иных рас. И так было очень долго. Но с тех пор, как появилась ты, я часто чувствую дыхание богов именно за твоей спиной. Как я волновалась за тебя! Сейчас улицы Клинков усыпаны тысячами трупов молоденьких неолетанок. Даккарцы подняли бунт и передрались между собой. Заодно перебили всех неолетанок, попавшихся им под руку, и огромное количество Об Хайя. Если бы ты осталась там - ты бы погибла! И Венки тоже. Первым делом бунтари взорвали казармы и гостиницы внутреннего города. А он именно там должен был спать. Его мать сейчас места себе не находит!
   Я постаралась сделать голос более строгим. Всё-таки надо и о воспитании думать:
   - Что же до того, что ты взяла в постель чужого сына, без разрешения его матери... надеюсь, тебе очень стыдно, и ты больше никогда так не поступишь. Рассказывать об этом Морене мы не будем.
   Ретка быстро кивнула, хлюпая носом. Маленькая моя! Я крепко прижала её к груди.
   - Честное слово, учитель, я отбивалась. Я не оправдываюсь... Знаешь, у него такой винегрет в голове. Жуткие комплексы. Он считает себя ущербным из-за того, что в нём и Даккар, и Арнелет сразу. А при слове женитьба, вообще, замирает, как будто кусаться будет. Самый ласковый даккарец, которого я встречала!
   М-да. Морене, наверно, пришлось объяснять мальчишке насчёт женитьбы по телефону. Дурная даккарская кровь! Он вспылил и решил в отместку переспать с заведомо взрослой неолетанкой.
   В это время Венки перевернулся во сне таким образом, что эта самая шёлковая тряпочка с него слетела совсем. Просто абсолютно голый крепкий серокожий мальчик. Красивое юное тело. Сильная широкая спина, крепкие мускулистые плечи, на губах лёгкая улыбка. Стервец! Стервец и шлюха! Но меня об этом предупреждали.
   Ретка проследила за моим взглядом и, покраснев, тут же бросилась укрывать Венки обратно. А я вытащила коммуникатор, решив, наконец, успокоить его мать:
   "Нашла твоего сына. Он жив и здоров. На всякий случай, приведу его к твоему мужу лично, за руку".
  
   Мы ещё некоторое время сидели и разговаривали с Реткой. Отсюда действительно казалось, что в городе праздник. Шум водопада перекрывал все другие звуки. А сладкий запах цветов, свечи и рассвет делали картину поистине волшебной.
   Я прислушалась. Отличить дыхание спящего человека я ещё способна. Наш развратник уже явно не спал, а просто самым наглым образом притворяясь слушал разговор:
   - Венки, тебе не кажется, что подслушивать чужие разговоры - это верх невоспитанности. Ты давно проснулся, вставай и оденься уже, наконец.
   С громким "Хм" парень поднялся. Я отвернулась. В конце концов, я действительно не знаю ситуации, как Морена преподнесла сыну этот брак, и смущать мальчишку лишний раз не стоит.
   Только он и не смущался! Откинув покрывало в сторону, молча продефилировал мимо нас в другой конец пещеры. Абсолютно спокойно развернулся к нам голой попой, не торопясь, роясь в сумке. Посвистывая, выудил оттуда бельё, небрежно отбрасывая его на шкуры. Потом повернулся к нам, улыбнулся и принялся не спеша одеваться. Интересно, чего он хотел этим добиться? Это он перед Реткой выделывается, или он со всеми себя так ведёт?
   Моя ученица сидела красная, как местные горы. Заметив это, мальчишка рассмеялся и как бы невзначай облизнул губы. Шлюшка! Но признаю очень сексуальная шлюшка! Боги, я доведу его до храма Цуе, а потом, честное слово, разложу прямо на алтаре. Длительное воздержание и близость доступных мужчин скоро совсем лишат меня разума. Отымею так, что неделю отсыпаться будет.
   Мальчишка вдруг перевёл взгляд на меня, задумавшись:
   - Мастер, почему вы позволяете мне видеть ваше лицо?
   Я удивилась:
   - Почему я должна его прятать?
   - Насколько мне известно, лица Морок не видели даже некоторые Великие.
   Вот это поворот! А откуда его, это лицо, знает один очень распутный мальчик?
   - Почему ты считаешь, что я ношу это имя?
   - Простите ами, но вам на вид лет четыреста, Ретка называет вас учителем, а кроме того, я слышал как-то, что Морок отличается довольно высоким ростом.
   Он смотрел на меня с интересом, чуть задумавшись, но не стесняясь и не чувствуя за собой никакой вины. Итак, он только что угадал, кто я, и это его не смутило. Может ли быть, что Морена рассказала сыну только о самом факте женитьбы, не объяснив деталей? Не назвав имён?
   - Да, мне говорили, что ты очень умненький мальчик.
   Мальчишка подобрал под себя голые ноги и, ловко потянувшись, подхватил со стола кусочек мяса, мгновенно отправив его в рот и облизнув губы. Да, разложу на алтаре, медленно-медленно раздену и отымею! Сидит и явно выделывается перед Реткой! Шлюха!
   В этот момент что-то изменилось, Венки спешно вытер губы салфеткой и начал стремительно одеваться.
   - Мальчик, если ты собрался в город, то ты туда не пойдёшь. В Клинках бунт, Роджера предали. Там сейчас битва, и улицы трупами усеяны.
   Он на секунду замер, как будто задумался. А потом просто пожал плечами:
   - Что ж, я - солдат братства отца! Если там бой, то я тем более должен быть там как можно скорее.
   - Сядь! - Не обращая на меня внимания, стервец подхватил куртку и направился к выходу. Он не только шлюха, он ещё и абсолютно не умеет слушаться! Я магией отбросила его обратно в угол. - Ты ещё и дерзок, и неуважителен к старшим! Я обещала твоей матери, что ты не полезешь в эту битву. Сиди здесь!
   Мальчишка смотрел на меня ошарашенно. Ретка тоже на некоторое время застыла с открытым ртом, но, быстро опомнившись, прикрыла его. Да, применять Ар к заведомо чужим мужчинам не принято. И это мягко сказано. Ну, кроме случаев, когда это спасает им жизнь. А сейчас это именно так, даже если не учитывать, что этот мальчишка мой по всем документам.
   Я постаралась успокоиться. У этого парня просто талант выводить меня из себя. А я очень сдержанный человек. Надо переключиться. Я обратила внимание на столик:
   - Венки, что-нибудь из этого можно есть, не рискуя попасть под влияние трав?
   Мальчишка хмыкнул:
   - Да, всё, кроме вина. В нём несколько трав для болтливости.
   Ретка аж подскочила:
   - Ты же сам его пил?!
   Венки пожал плечами:
   - Есть травы, которые действуют на неолетанок, но не действуют на даккарцев.
   Я прикрылась ножкой курицы, чтобы не выдать улыбку. Вот так! А ты, милая, думала, что всё просто?!
   Он тебя ещё и разговорил. Интересно, что такое ты ему забыла в прошлый раз рассказать?!
   - Мастер, - мальчишка заговорил, пристально глядя мне в глаза, - вы так и не ответили, почему позволяете мне видеть ваше лицо?
   Умненький и не догадывается. Ну, ведь не может быть, что мать ему вообще ничего не сказала?
   - Что-то мне подсказывает, что ты не станешь никому обо мне рассказывать.
   Мальчишка с видом терпения на самой грани скрестил руки на груди. Потом придвинул к себе тарелку с фруктами. Да, милый, честное слово, ещё одна такая ягодка, вот таким вот небрежным движением отправленная в рот, и я точно найду твоей способности, в принципе издавать звуки, более интересное применение, прямо не отходя от алтаря.
  
   Глава 12
  
   Лия:
   Раннее утро. Ласковая свежесть озера, монотонный шум водопада вдали. Где-то совсем рядом с гротом чирикала маленькая птичка. Ночь была полна переживаний, но боги меня пощадили. Почти пощадили. Дэни затерялся в окровавленном городе, и шанс, что он выживет, ничтожен.
   Я снова повернулась к Ретке:
   - Ты всё запомнила?
   - Ну... - она кусала губы и пальчиками теребила подол юбки. - Может, не надо сразу в хайм? Тут сейчас столько всего происходит.
   - Вот именно поэтому ты уедешь сразу, как откроют порт. Ты - наша надежда. Поэтому повтори, как ты доберёшься до хайма.
   - Ну... А может, лучше кто-нибудь другой запомнит?
   Она всегда пыталась отлынивать и не думать собственной головой.
   - Твой Анжей знает дорогу. Большинство наших кукол её знает. Но я хочу, чтобы ты была способна добраться и без них. Для тебя не составит труда взять под контроль корабль в любом порту, если ты будешь знать дорогу сама, я буду уверена, что ты доберёшься.
   - Ну... сначала нужно лететь в сектор 12-56...
   Вполуха слушая Ретку, я осторожно взглянула на Венки. Да, с ним всё будет намного сложней. Или, наоборот, проще. Подчиняться для него было неприятно, но он это умел. Просто кипел весь изнутри, при этом старательно пытаясь выглядеть спокойным. А ещё он очень эротичен, и ему точно не надо объяснять, что такое секс. Боги, прошу ещё немного вашей любви, пожалуйста, верните мне Дэни! Только одно чудо, и я поверю в истинность своего пути.
   Затрезвонил коммуникатор. Анжей:
   - Город почти отбит. Адениан соединил войска с Архо. Мастер, я хотел бы забрать Ретку. Пожалуйста. Мне так спокойней будет.
   - Хорошо, подходи в долину к озеру.
   - Буду через двадцать минут!
   Это будет правильно. Ретке надо к своим генералам и улетать. А мне наведаться к Роджеру.
   - Дорогая, я хочу проводить тебя к твоему мужу. Венки, ты пойдёшь с нами.
  
   Анжей пришёл с солдатами. Молодец. Этот отряд и сам мужчина точно смогут обеспечить безопасность моей волшебницы.
   Венки во время прогулки, казалось, совсем взял себя в руки. Он улыбнулся:
   - Мастер, вы можете с честной совестью отпустить и меня с этим отрядом. Это десант нижнего узла. Я состою на службе в этом подразделении. С ними я буду в полной безопасности.
   - И через полчаса найти твою хитрую рожицу в ещё каком-нибудь неожиданном месте?! Нет, мальчик, я за руку отведу тебя к твоему отцу.
   Я ухватила его за плечи и прижала к себе. Вообще, это даже интересно. Обычно я хорошо себя сдерживаю.
   - Мастер, вам не кажется, что вы несколько фамильярны со мной? По-моему, неолетанская мораль не одобряет такого поведения.
   Вот как! Мы ещё и мораль читать умеем?! Я провела щекой по его волосам, коснулась губами уха:
   - Это ты мне будешь рассказывать о морали? После того, как я нашла тебя в постели взрослой неолетанки. Заведомо взрослой! А потом ты, не прячась, дефилировал передо мной голый? - После того как я нашла тебя, моего законного мужа, в постели с другой неолетанкой? - Венки, ты самый циничный даккарец, которого мне приходилось встречать!
   Мальчишка испугался. Напрягся. Поджал губы и опустил голову. У него восхитительные плечи, и волосы пахнут чем-то пьянящим, но я отступила.
   Боги! Этот мальчик, конечно, мой по закону. Но сам он этого, вижу, не знает. А значит, прежде чем прикасаться к нему, нужно дойти до штаба Роджера, чтобы тот утвердил моё право на эти самые прикосновения. Я развернула мальчика к себе:
   - Малыш, ты очень эротично пугаешься! - он аж вздрогнул. - Пятнадцать минут тебе хватит, чтобы привести эту пещеру в исходное природное состояние? Не стоит оставлять следы!
   Появилась связь. Об этом событии мне сообщил первый звонок, обрушившийся на мой коммуникатор. Было ощущение, что каждая, кто имеет право мне звонить, это сделала.
   Многие хотели моей помощи. Многие - понять, что происходит. Арнелет желала знать, за что в Клинках порезали её дочерей. И я пообещала прояснить этот вопрос.
   Кроме того, Вселенная не ограничивалась городом Клинки. Горы трупов в нём были не единственной бедой на сегодня. Селена проводила массовые аресты и депортации неолетанок. Выбрасывала их за свои границы целыми семьями. Большинство портов САП закрыли неолетанкам въезд. Дублёр Селены заполняли толпы ни в чём не виноватых неолетанских женщин и детей.
   Правда, Ведение благополучно под шумок выкрала мужчин Энастении с Ажюрдаи, и теперь у нас снова была вполне функционирующая Великая. Поэтому этот вопрос я быстро перекинула на неё.
  
   Минут через десять, Венки предстал передо мной полностью готовый выдвигаться в город. Пещера действительно вернулась в абсолютно девственное состояние. Никаких следов. Даже парафин, накапавший на камни, убрал. Что ж, в некотором смысле хорошо, что у него есть военный опыт и образование в этой сфере. Самое опасное место во Вселенной - это рядом со мной. А этот опыт поможет мальчику выжить.
   - Где твоё оружие? - Кроме мечей на мальчишке ничего не было
   - Я, мастер, в Клинках обычно, кроме мечей, ничего и не ношу. А насчёт того, что сегодня оружие мне всё-таки понадобится, меня, видимо, забыли предупредить.
   И улыбается при этом. Стервец! Я бросила ему второй пускатель.
   - До внутреннего города ещё дойти надо.
   Он легко поймал оружие, отточенным движением повесив на ремень.
   - Отец в монастыре.
   Я встала.
   - Ну, значит, до монастыря.
  
   Сега:
   Я уже просто падал на ходу, так спать хотел. И даже атаква не помогала. Такая приятная штука, кстати, на вкус оказалась. С каждым глотком как будто дышать легче становится:
   - Мэй, я уже не могу. Сейчас усну прямо здесь где-нибудь.
   Тумбочка осмотрела меня критическим взглядом:
   - Сейчас найдём Индо и пойдём домой. Я хочу удостовериться, что с ним всё в порядке.
   Наша смена в госпитале закончилась несколько минут назад. В город прибыла союзная армия, и с ними целый отряд медиков. Поэтому нас отправили отдыхать.
   Но вместо того, чтобы целенаправленно плестись домой, мы с Мэй шастали по коридорам, заглядывая в палаты в поисках чемпиона.
   Я устало хихикнул. Всё-таки она его трахнет!
   Несмотря на усталость, день мне понравился. Сейчас, после всей этой крови и раненых, воспоминания об утреннем убийстве уже не вызывали у меня такого шока. В конце концов, Мэй просто защищала меня приемлемыми для этих мест методами. Со своим, конечно, интересом, но защищала. И вообще, она хорошая.
   Ещё мне очень понравился Дэнкам. Классный парень, хоть и даккарец. И знает много, и не зарывается. И, главное, убивать меня не рвётся. Я подумал, что когда мы с Мэй снова вернёмся на смену... как мне нравится чувствовать себя по-настоящему полезным... когда мы вернёмся, я обязательно ещё расспрошу Дэнкама о вампах. У него, наверное, найдётся, что рассказать.
  
   Палату чемпиона мы всё-таки нашли. Только сам парень спал. Но ещё примерно двадцать пар мальчишеских глаз с интересом уставились на нас, как только мы вошли. Хотя Мэй на этот интерес плевала:
   - Привет, болезные!
   Она шустро прошествовала к койке чемпиона. Некоторое время поразглядывала его, убеждаясь, что парень точно спит. Потом вытащила из кармана два круглых оранжевых фрукта и положила их рядом с чемпионом на подушку. Это нам Кэти поесть приносила.
   Мальчишки оживились:
   - Юбля, Мэй, он тебя всё-таки трахнул?
   - Мэй, а ты, типа, взрослая, может, и пососать можешь?
   Мэй подняла голову:
   - Тебе, Ларан, что ли? Что-то я знака Цуе на тебе не вижу. Не стоит, или на алтарь выйти смелости не хватило?
   Она усмехнулась:
   - Да и согласитесь, парни, до Индмана вам далековато. Так что зализывайте раны, потом, может, ещё зайду.
   И спокойненько так, потянув меня за руку, вышла из палаты.
  
   Лия:
   Сдержанно опущенные ресницы, сжатые губы... После того, как я надела маску и затуманила свой образ магией у входа в монастырь, рассматривать мальчика стало удобней. Не видя направления моего взгляда, он не отводил глаз. Сейчас он сидел, о чём-то задумавшись. И в этой задумчивости чувствовались ярость и сдержанность сразу.
   Про себя я усмехнулась: "В нём Даккар и Арнелет одновременно". Да, именно так! Не совсем даккарец: гибче, хитрее, терпеливей. И не совсем Арнелет: сильнее, сексуальней, наглее.
   Мне понравилось идти с ним по городу. Он не падал в обморок от вида трупов, был вполне вынослив, хорошо стрелял, хорошо держал себя с даккарцами. И при всём этом умудрялся оставаться жутко сексуальным. Его можно таскать с собой, ну, кроме совсем опасных операций. Агатея говорила, что он склонен к политике. Ему должно понравиться разгадывать все эти интриги и заговоры.
   На веранду монастыря, где мы сидели, поднялся даккарец из штаба Роджера:
   - Здравствуйте, мастер. Приятного аппетита. Роджер встретится с вами, но сначала он бы хотел поговорить с сыном. Позволите?
   Я кивнула. Конечно, ведь ему надо, наконец, рассказать Венки, что того уже несколько дней как женили. М-да.
   Мальчик вышел вместе с даккарцем. Но только я попыталась, наконец, заняться едой, появилась Вестница. Я устало вздохнула. Этот монастырь одно из немногих мест, где я могу поесть. Хинти относятся ко мне как к учителю. А местная повариха - как к спасительнице мира. Поэтому я иногда ем здесь, только обязательно каждый раз сначала вызываю её, чтобы магией удостовериться в неугасшей любви. И ем только то, что она приносит лично... Но у настоятельницы, видимо, было ко мне дело:
   - Здравствуй, мастер Вестница, ты хочешь пожелать мне приятного аппетита, или ещё какие-то вопросы есть?
   - Здравствуйте, Великий мастер. Вопросов сегодня просто тьма, но я бы не посмела отрывать Вас от трапезы, если бы не просьба Морены кое-что передать Вам в отсутствие Венки.
   Она положила передо мной свёрток, продолжая:
   - Морена очень извиняется за поведение своего сына. И просит принять эту книгу.
   Морена извиняется? Что из приключений своего сына она узнала?
   Я развернула свёрток: "Чай для ами" автор Вульпида. Год издания 918. Тираж 1 экземпляр.
   - Когда Морена узнала, что Венки умудрился опоить вашего мастера, - слово "мастер" произносилось с некоторой издёвкой. Не любит она Ретку! - она решила, что эта книга должна быть у вас.
   Я усмехнулась. Морена узнала о вчерашних событиях? Я развернула оглавление: "порождение страха, лишение силы, физическая вялость, соблазнение, корректировка памяти...". Это всё можно сделать с неолетанкой с помощью трав? Ууу... Да, этой книжке лучше быть у меня.
   - Это всё?
   - У меня есть ещё вопросы, но я надеюсь, что вы уделите мне внимание позже, когда будете свободны. Хотите, чтобы я помогла вам с обрядом бракосочетания?
   - Спасибо, но я уже попросила это сделать Атшолию. Думала, ты занята, - я постаралась улыбнуться как можно мягче. - Да, и вамп, о котором ты писала, я им займусь, скажи Хинти, чтобы держались от Архо и его дочери подальше.
   Вестница кивнула и удалилась.
  
   Венки вернулся с отцом. Вообще, трудно представить себе бледного даккарца, но мальчишка был именно бледен. Я была права на все сто. О браке ему рассказали только сейчас.
   Генерал-командор Роджер был на полголовы ниже сына. И даже при не полностью стёртом макияже с глаз смотрелся даккарцем больше, чем мой мальчик. В отце было что-то резкое, грубое, вероломное, чего почти не было в сыне.
   - Мастер, спасибо, что дали нам с сыном поговорить, мы готовы к обряду.
  
   Храм Цуе в монастыре был крохотной комнаткой с маленьким алтарём. Говорят, его создали здесь специально, чтобы регистрировать браки с даккарцами. В последнее время такое случается всё чаще. Особенно после находки моей Ретки о наследовании способностей к Ар.
   Венки без промедлений скинул одежду. Надо признать, мальчик умеет быстро брать себя в руки. Сейчас он уже, казалось, был полностью спокоен.
   - Правом мастера и именем бога Цуе, объявляю этого мужчину мужем присутствующей здесь ами, пока её духи неделимы.
   Обряд был коротким. Уходя Атшолия, или в Меве мастер Очарование, шепнула мне на ухо:
   - Учитель, позволь себе расслабиться. Я пока побуду в монастыре. Зов тоже здесь. Позволь себе насладиться хорошими моментами этого дня.
   Она вышла. Роджер тоже удалился. Венки одевался, повернувшись ко мне спиной.
   Позволить себе расслабиться? Я снова обняла мальчика за плечи. Он не вывернулся и даже не напрягся. Поразительно, но одним велением разума он умел принимать обстоятельства.
   - Ты умеешь чертовски соблазнительно одеваться.
   - Хотите сказать, я зря стараюсь? Можно раздеваться обратно? - а ещё умеет мастерски язвить. Хмыкнув, я подхватила его на руки. С утра мечтала это сделать! Где-то там внизу есть комнатка, в которой я обычно останавливаюсь. Пара пролётов по лестнице, пара коридоров, поворот. Я поставила Венки на ноги и закрыла за собой дверь, повернула мальчишку к себе:
   - Не знаю, понимал ли ты это. Но ты, лапочка, старательно соблазнял меня сегодня всё утро. Сначала одеяло скидывал. Потом принялся дефилировать передо мной...
   - Вас так легко соблазнить, мастер Морок?
   Абсолютно спокоен. Даже как будто мягок. Но смотрит прямо в глаза и хитро улыбается. А ещё без зазрения совести зовёт меня именем Мевы.
   - Венки, мы договоримся так, я один раз говорю тебе правило, и ты больше никогда его не нарушаешь. Первое: мужчине не следует обращаться к ами именем Мевы. А в моём случае, это имя, вообще, лучше не произносить, если ты не уверен в том, что тебя никто не слышит. Моё имя Цуе, к сожалению, тоже лучше не использовать. Так что звать ты меня будешь или аэр, или мастер, или каким-нибудь ласковым прозвищем. Сам придумай. Не знаю, нужно ли напоминать тебе другие обязательные правила. Но лучше напомню: ты обещаешь хранить мне верность, будешь беречь мои секреты, ограничишь свои сексуальные контакты с женщинами только теми, кого я привезу для тебя в хайм. И ещё ты не убьешь и не покалечишь ни одного жителя хайма.
   Лёгкая задумчивость в глазах, даже горечь, и снова циничное безразличие:
   - Как скажете. Клянусь.
   Просто потрясающее сочетание. Вся эта даккарская дерзость с осознанной будто бы покорностью. Я обняла его. Он послушно позволил мне это сделать.
   - А по поводу соблазнения... у меня мужчины почти полгода не было. А тебя мне уже несколько дней обещают, да ещё такое дефиле...
   Зря я это сказала. Он реально испугался. Дёрнулся. Да, для неолетанки воздержание в шесть месяцев это страшно. Но я - не неолетанка! Это они, малахольные северянки проповедуют, что управлять желанием опасно, что нужно идти на поводу у чувств. А Суани считали, что мужчины лишь отвлекают мастеров. И я руководствуюсь этим принципом более трёхсот лет.
   Я погладила мальчика по щеке:
   - Аэр происходит от слова "доверие". Я хорошо контролирую себя. Успокойся.
   Бесполезно!
   Я легонько опрокинула мальчика на спину. Он поддался. Уже хорошо. Смотрит пристально в глаза. Молчит.
   Я легонько коснулась губами его губ. Ответил. Молодец.
   Руки ласково скользнули по телу. Напряжён, но податлив. Что просто неимоверно прибавляет сексуальности.
   Пальцы, запущенные в волосы, ладонь, скользящая по мускулистым плечикам, губы...
   - Ты ведь пошутила насчёт полугода?
   - Ну, ты же умненький...
  
   Я даже позволила себе поспать. Во-первых, после секса просто замечательно спится. Во-вторых, мне в любое время хорошо спится, если есть такая возможность. Разбудил меня звонок коммуникатора. Анжей:
   - Мастер, я сейчас смотрю на списки погибших во внутреннем городе. Ни одного Ан Тойра там нет. Он, вообще, не приходил в казарму. Правда, где он в таком случае тоже не понятно. Тем более что парень, который должен был его сюда привести, в этих списках есть. И, чтобы найти мальчишку в такой неразберихе, мне понадобится не меньше суток.
   - Я поняла тебя. Я сама его найду. А ты увози нашу малышку.
   Я отключила соединение, пролистала текстовые сообщения. Говорят, этажом выше меня разыскивает Перлиада, умоляет о встрече. Пора вставать!
   Я потянулась. Как приятно просыпаться в постели, а не на холодной земле. Но злоупотреблять не стоит, слишком предсказуемо сейчас моё местонахождение.
   Я повернулась на бок. А ещё приятней просыпаться в постели с сексуальным молодым мужчиной.
   Пока я спала, Венки отодвинулся от меня подальше и свернулся калачиком в углу кровати. Я прислушалась - он не спит. Шлюшка маленькая, всего три часа прошло, а он уже бодренький!
   - Венки, не притворяйся, ты уже проснулся.
   - И что теперь? Тихо полежать в углу нельзя?
   Демоны! Он что, обиделся!? И чем, интересно знать, я вызвала эту реакцию?
   - Мальчик, одного тебя я не оставлю даже в комнате монастыря. Это не недоверие, просто на меня давно и много охотятся, и я всякое видала. Поэтому, пока мы не прибудем в хайм, ты будешь всё время возле меня. А меня ждёт Вестница. Да ещё Великая ами Перлиада примчалась по мою душу. Так что вставай, пошли, займёмся делами.
   Венки молчал. Да, он просто провоцирует меня! Я аккуратно обняла мальчишку, целуя на уровне поясницы.
   - Хотя, если ты не против продолжить...
   Казалось, его просто сдуло с кровати:
   - Нет, Перлиада так Перлиада! Не стоит заставлять Великую ждать.
   Интересно, я стала столь плоха в сексе, или это просто капризы избалованного мальчишки, которого забыли спросить, когда женили? Я спрыгнула с постели, поймала Венки за руку и притянула к себе:
   - Лапочка, у меня есть ещё один вопрос. Я знаю, что тебя не особо спрашивали, заключая этот брак. Но ты ведь вполне взрослый и умненький мальчик. Ты подумал и принял решение. Как будешь себя вести? Ты будешь послушным или хулиганить?
   Мальчик некоторое время молчал, сверля меня чёрным взглядом:
   - Я сделаю так, ами, чтобы Вы влюбились в меня. Чтобы теряли от этой любви разум, чтобы больше всего хотели радовать меня, чтобы солнцем считали мою улыбку!
   Неожиданно. Самозабвенное обещание подчиниться и яростная клятва подчинить одновременно. Нет, он, конечно, обиделся, но собирается играть по правилам. И выигрывать по ним же! Удивительный мальчик! Ладно, я признаю, что Агатея просто гениальна в своей профессии. Проблем с этим лисёнком, конечно, будет много, но как он разжигает мою душу!
  
   Конец первой части.
  
   Вторую часть можно найти на Литере
  
   Все три части романа можно найти на книгомане.

Оценка: 5.55*30  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Багирова "Присвоенная " (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Моя любовь, моё проклятье" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Ю.Ханевская "Витморт. Играя со смертью" (Юмористическое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | Д.Сойфер "Эффект зеркала" (Современный любовный роман) | | М.Ртуть "Черный вдовец. Часть1" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Самсонова "Невеста вне отбора" (Любовные романы) | | Е.Флат "В объятиях врага" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"