Маршалова Тамара: другие произведения.

Только с любовью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  'Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь'. (Первое
  Соборное Послание Святого Апостола Иоанна Богослова 4:8)
  'Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий
  верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную'. (От Иоанна Святое
  Благовествование 3:16)
  ВСЯКИЙ, КТО ПРИЗОВЁТ ИМЯ ГОСПОДНЕ, СПАСЁТСЯ (к Римлянам 10:13)
  
  
  Звезда Христова Рождества
  Пусть знаменует Новый Год.
  С Благою Вестью от Отца
  Добро пусть в доме расцветёт.
  Пусть зло забудет путь к сердцам,
  Исчезнет, как пустой бурьян.
  А вера в Высшего Творца
  Пусть бережёт душевный храм.
  
  
  
  Только с любовью
  
  На пороге стоял Андрейка, по его щекам текли слезы.
   - Случилось что, сыночек? - озабоченно спросила мама, выходя из кухни.
   - Мой Робик. Он... Он его поломал! - только и смог произнести Андрейка, устремляясь в детскую.
   Робик, маленький игрушечный робот, подарок от Святого Николая, был его самой любимой игрушкой.
   - Был... А теперь, что? - думал, вертя в руках Робика, Андрейка. - Это уже не робот... Это какая-то глупая кукла. Для чего он это сделал? Тот, кого я считал своим лучшим другом!
   Перед глазами мальчика снова предстала картина, предшествующая ссоре друзей.
  
   Вот Андрейка берет Робика, и выходит с ним во двор. Во дворе много детей, и у каждого в руках какая-то игрушка. Подарок от Святого.Николая!
   А вот и Юрка. Он бежит навстречу Андрейке.
   - Взгляни, - сияя от радости, кричит он, протягивая ему свою игрушку.- Это подарок мне на св. Николая. Нравится?
   - Не знаю, - отвечает Андрейка, мельком взглянув на хорошенькое цветное авто. - Я такими уже не играю. Это для малышей.
   - А, какими? Какими ты играешь? - опешив от услышанного, спрашивает Юрка.
   - А такими! - Андрейка показывает Юрке своего Робика. - Вот настоящий подарок!
   - И у меня настоящий, - обиженно произносит Юрка. - И вовсе он не для малышей. Это мне Святой. Николай подарил. Ему виднее, что и кому дарить.
   - А вот и ненастоящий! - не унимается Андрейка. - Лучше моего Робика подарка не бывает. Ты только посмотри, что он умеет... Сейчас покажу, - говоря это, Андрейка начинает нажимать на какие-то разноцветные кнопочки, которые, по идее, должны были привести Робика в движение. - Сейчас... Сейчас... Подожди... Вот, он уже руку поднимает... Это тебе не твоё бестолковое авто.
   И здесь происходит невероятное, то, чего Андрейка аж никак не ожидал, да и вообще не мог себе представить. Юрка внезапно вырывает из его рук Робика, бросает в снег, и начинает топтать ногами.
   - Ты что это делаешь?! - кричит в отчаянии Андрейка, бросаясь к Юрке, и выхватывая из-под ног игрушку. - Зачем?! Зачем ты это делаешь?!
   Видно, Робик, действительно, был качественной игрушкой, так как внешне он ничуть не пострадал. А вот в механизме что-то таки нарушилось, все дальнейшие старания Андрейки привести игрушку в действие были напрасны.
  
   Слезы обиды снова потекли по Андрейкиным щекам.
   В комнату вошла мама. Она нежно погладила сына по голове.
   - Успокойся, родной, - тихо сказала она. - Все будет хорошо. Вот придет папа, и все уладит. А пока что пошли, я твои любимые пирожки испекла.
   - Не хочу пирожков, - ответил Андрейка. - Хочу спать.
   Если честно, он и спать-то не хотел. А так... Не знал, что ответить. И с чего это мама взяла, что папа все уладит?
   А тем временем запах хвои и мерцание разноцветных огоньков на рождественской елке призывно напоминали, что ещё немного и наступит... Праздник!
  
   Проснулся Андрейка от тихого пения:
  
   Тихая ночь, Святая ночь.
   Свет звезды ярче свеч.
   А Младенец Пресвятой
   Краше зорьки золотой
   Почивает тихим, тихим сном.
  
   Пение доносилось явно с улицы.
   Андрейка подбежал к окну. Улица была пустынна. И только в воздухе, как белый лебяжий пух, кружил снег.
   - Красиво-то как! - пришёл в восторг от увиденного Андрейка. Но тут же, как бы вспомнив что, снова загрустил. На глазах предательски заблестели слёзы.
   - Бедный Робик... И кто?! Кто виноват?! Его лучший друг!
  
   Тихая ночь настаёт,
   Звёздный свет с неба льёт.
   В земном теле Божий Сын
   Пришёл ныне в Вифлеем,
   Чтоб спасти весь белый, белый свет.
  
   Снова послышалось дивное пение.
  
   Андрейка прислушался. Теперь ему казалось, что пение доносится откуда-то сверху. Мальчик поднял глаза. Между крохотными звездочками, которыми было густо усеяно небо, он заметил большую и очень яркую Звезду. Золотое сияние этой Звезды чем-то напоминало тёплые солнечные лучи. Андрейка даже тепло их почувствовал. От этого тепла слезы на глазах начали высыхать, а на душе стало спокойно и радостно.
  
   - Но кто же это поет? - недоумевал Андрейка, пристально всматриваясь в большую яркую Звезду.
   - Я, - прозвучал чей-то звонкий певучий голос. - Я пою. Звезда.
   - Звезда? - удивился Андрейка. - А разве звезды поют?
   - А как же? Конечно, поют! Особенно в такую ночь, как сегодня, - заверила большая яркая Звезда.
   - А, какая сегодня ночь? - поинтересовался Андрейка. - Мне родители, правда, рассказывали...
   - Конечно, рассказывали, - подхватила певуче Звезда, - ведь сегодня Святая Ночь. И Звезда снова запела:
  
   Тихая ночь, Святая ночь.
   Слёз не лей, зря не плачь.
   Божий Сын за, ради, нас
   Целый мир любовью спас.
   Помогай нам, Боже, Боже наш.
  
   - А вот! Вот ты поёшь, - оживился Андрейка, - "Божий Сын за, ради, нас Целый мир любовью спас". Это значит, что Сын Божий и меня спас? Ну, Своей любовью...
   - И тебя, - подтвердила Звезда, - и твоих родителей, и твоего друга Юрку, всех-всех!
   - Юрку? - нахмурился Андрейка.
   - Ну, вот... Опять, - ласково улыбнулась Звезда, заметив это. - Не надо.
   - Но он же... Он... Он испортил моего Робика, мою самую любимую игрушку. Ведь я ее так любил... - прошептал Андрейка.
   - А сейчас? Сейчас? Разве ты её уже не любишь? Своего Робика? - спросила Звезда.
   - Не знаю, - тихо ответил Андрейка. - Он же сломан.
   - Так, сломан, - согласилась Звезда, - и потому, как слабый, ещё больше нуждается в твоей любви. Ты же, наверное, хочешь, чтобы его починили, чтобы твой Робик выздоровел, да?
   - Очень! Очень хочу! - воскликнул Андрейка.
   - Вот, видишь, - просияла Звезда. - Да и с Юркой, наверное, хочешь помириться?
   Андрейка задумался:
   - Как можно простить тому, кто принёс тебе столько неприятностей?
   - Можно. Но только с любовью, - ответила Звезда, как будто прочитав его мысли.
   - С любовью? - переспросил мальчик. - Так он же...
   - Он - твой лучший друг, - опередила его Звезда. - Любовь не превозносится, не гордится...
   Андрейке вдруг стало стыдно.
   - Это что же получается? - подумал он, - Если бы не моё хвастовство, всё было бы отлично. Робик был бы цел, да и Юрка бы не...
   - А еще, - продолжала Звезда, - любовь не завидует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла. Любовь никогда не перестаёт!
  
   "Андрейка! Сыночек, просыпайся!" - услышал Андрейка и открыл глаза.
   Возле его кровати стояли родители и ... Юрка.
   - С Рождеством Христовым! - хором поприветствовали они Андрейку. - Христос родился!
   - Славим Его! - весело ответил Андрейка, и посмотрел на Юрку.
   Тот протягивал ему большую плитку шоколада.
   А под Рождественской елкой, как ни в чем не бывало, бодро размахивая руками, вытанцовывал Робик.
  
  
  
  Каляка-Маляка
  
  Этим вечером Ксюша долго не могла уснуть.
   Она уже и с игрушками поиграла, и кукол спать уложила, и колыбельную спела. А потом ещё и умылась, да и зубки на ночь почистила. А спать всё не хотелось.
   И вот тут-то Ксюша решила порисовать.
   Села она за письменный стол, и давай простым карандашом по альбомному листу водить.
   Водила, водила... Водила, водила... Пока на белом листе не появился какой-то чудной нелепый человечек, чем-то напоминающий девочку с растрепанными, торчащими во все стороны, волосами.
   - Ксюша, пора спать! - послышался мамин голос.
   - Уже! Уже ложусь, мамочка! - крикнула в ответ Ксюша, закрывая альбом. Но тут же снова открыла его и рядом со странным человечком написала - КАЛЯКА-МАЛЯКА.
   Проснулась Ксюша от громкого всхлипывания. Кто-то плакал. А так как была ночь, и в комнате было темно, разглядеть что-либо было просто невозможно.
   - Кто бы это мог быть? - только и успела подумать девочка, как тут же до неё донёсся чей-то писклявый голосок.
   - Вы только на неё посмотрите! Она ещё и плачет! Как будто я неправду сказала! Да на неё же смотреть противно. Волосы как пакля, платье как мешок...
   - Ну, зачем ты так, Ляля. - смущённо произнёс другой, но уже низкий голос. - Она же не виновата.
   - А мне-то, какое дело? Невиновата! - снова послышался писклявый голосок. - Я правду говорю! Таким уродцам, как она, не место среди нас. Я со своей красотой да рядом с этим недоразумением!
   - Ну, хватит, Ляля! Как тебе нестыдно! А ещё и образец красоты Лучше бы ты образцом доброты была, - не выдержал тут низкий голос.
   - Доброты?! Зачем? Разве она украшает? Мне это ни к чему. Я и так красивая. Не чета этой... Как её? Ах, да, Каляке-Маляке. У неё даже имя противное. Каляка-Маляка! Говоришь, Мишутка, я недобрая? А чем наша хозяйка лучше меня? Ведь не я же это пугало нарисовала, да ещё и Калякой-Малякой назвала.
   Сомнений не было, говорили кукла Ляля и медвежонок Мишутка.
   И вот тут-то всхлипывание прекратилось. И тихий, но уверенный голосок сказал:
   - Не смей! Не смей обижать Ксюшу! Она добрая! Она всё исправит. И имя исправит. Вот проснётся и исправит.
   Это заговорила Каляка-Маляка.
   Ксюше стало стыдно, и она даже покраснела. Правда, никто этого не увидел, ведь в комнате было темно.
  
   А затем было утро. И Ксюша всё исправила, даже имя. "Как?" - спросите вы. А очень просто! Для этого есть ластик, цветные карандаши, наконец. Но основное - это доброе сердце!
  
  
  
  Как хорошо, что мы снова вместе!
  
   Зима. Ночь.
   - Опять входную дверь забыли закрыть, - простужено проскрипела старая деревянная лестница, поёживаясь от холода.
   - О-хо-хо, - поддержал разговор круглый тусклый фонарь, висящий под потолком. - Ещё хорошо, что лампочки от сквозняков не гаснут. А то к холоду, да ещё и темень... Бр-р-р!
   - Говоришь темень? - отозвалась, когда-то чисто выбеленная стена, - Если бы не твой свет, так, может, и я б чище была. А то ходят тут всякие, всё пишут да пишут!
   - А я-то при чём? - обиделся фонарь. - Моё дело светить. А уж за порядком следить, это дело метлы.
   - Помилуйте, - послышался из-под лестницы голос метлы. - Я и так целыми днями не присяду. Да если б не я, вас за грязью и пылью видно бы не было. А снег! От его холода уже древко ломит!
   - Как же я вам, дорогая, сочувствую, - снова послышался скрип старой лестницы. - У меня от этого снега озноб по всем ступенькам. Так и корёжит, так и корёжит. Почему вы думаете, я такая скрипучая?
   - Хлоп-дзинь! - раздался голос захлопнутой ветром входной двери, прозвеневшей оторванной пружиной. - Наконец-то дома, среди друзей! У нас так тепло и уютно. Пахнет ёлкой и пирогами...
   По всему подъезду действительно витал особенный праздничный запах.
  - С Рождеством вас, друзья! - опять прозвенела оторванной пружиной входная дверь. - Как хорошо, что мы снова вместе!
  
  
  
  Белый сон, или же сон под Новый Год
  
  Снегопад, ах, снегопад! Укрывает всё подряд. Укрывает поле, лес... Белый сон сошел с небес.
  Спят ежи и спят мышата, комары и лягушата, спят улитки и сверчки, муравьи и паучки...
  Но не спит в лесу Мишутка, озабочен не на шутку. Не даёт покоя крошке снег, что выпал за окошком.
  - Белый он такой, хрустящий, точно сахар настоящий. Или вот - варенья пенка. Нет, сгущёнка на тарелке. А луна на небе тоже на луну-то непохожа. Мёда то большой бочонок! - представляет медвежонок.
  Снег летает, снег кружится, ватой сахарной ложится. Много снега, много пенки и сгущенки на тарелке...
  Тук-тук тук, - раздался стук. За окошком вырос вдруг медвежонок в шубке белой, будто бы заиндевелой.
  - Кто ты? Сон? - спросил Мишутка. - Обожди, ещё минутку! Не хочу ложиться спать. Дай немного помечтать.
  - Я не сон! - в ответ он слышит. - У меня, смотри-ка, лыжи! Я такой, как ты, Мишутка! И рознит нас только шубка. Выходи во двор скорее. Ведь сегодня ночь затеи! Праздник белых медвежат, да и тех, кто снегу рад.
  - Снегу рад? Конечно, рад! Да вот только бы назад мне под утро возвратиться, в темноте не заблудиться. - Наш Мишутка отвечает, тихо двери открывает... А за дверью-то бело. Не темно! Совсем светло!
  Мишка белый ожидает. Настоящий! Сон не тает! Дружелюбно лапу жмёт, разговор ещё ведёт:
  - Что ж, знакомиться давай. И меня, друг, называй ты Снежком. Медведь я снежный из Дубравы Белоснежной. А тебя - Мишутка, знаю. Тут тебя так называют зайцы, белки, снегири... Да и надпись на двери. План у нас такой, послушай, мы не будем бить баклуши. Поспешим-ка в мой лесок, путь ни близок, ни далёк - по лугам да по полям, тут помогут лыжи нам, через рощу, что над кручей, ветер дует там колючий, через речку-ручеёк, лёд сковал над ней мосток...
  Значит, в путь! Чтоб нам добраться, до того, как раз двенадцать будут бить в лесу часы, там они не для красы. Время все по ним сверяют в ночь, как праздник наступает. Станем, стало быть, на лыжи, путь покажется нам ближе. Эти лыжи непростые. Лыжи эти скоростные!
  Стал Мишутка со Снежком, замелькало всё кругом. Понесли их лыжи живо, аж в глазах им зарябило...
  Только слышат... Странный гул! Ветер крепче вдруг подул. Снег, одной сплошной волной, взвился белою змеёй...
  Оказалось, это Вьюга, Непогодицы подруга, сказке хочет помешать, Медвежат тем задержать. Вьюга вьюжит, яро кружит, заметает... А тут Стужа к ней на помощь подлетела, и противно так запела:
  - Что на праздник свой спешите? Нет, постойте, погодите! Позабыли вы про Вьюгу и меня, её подругу! Вы с собою нас возьмите. Ну, а если не хотите, то и вам не быть, известно, на том празднике чудесном. Заметём вас и застудим, вихри снежные разбудим. Не найдёте вы тогда ни тропинки, ни следа.
  Мишка бурый испугался, белый страху не поддался. Отвечает:
  - Все вас знают, оттого не приглашают уж в Дубраву-то на ёлку. Мало с вас, простите, толку. Вы несёте непогоду, неприятности, невзгоду. Да и мы вас не возьмём, а пойдём туда вдвоём. Уходите прочь с пути! Не мешайте нам идти!
  - Ах, вы так! Тогда держитесь! Нас вы, значит, не боитесь? - Вьюга злобно завизжала, закружила, закричала:
  - Замету вас в чистом поле, не видать вам больше воли! Стужа вас собой застудит, не до праздника вам будет!
  Вихри вьюге подвывают, снег до неба поднимают... Стужа лапки холодит. Лыжи вырвать норовит.
  Медвежата не сдаются, за свободу рьяно бьются... Стужу смело отгоняют, да зубами согревают.
  А Снежок-то изловчился, в гриву Вьюги уцепился, и давай её трепать, в мелки клочья разрывать.
  Клочья снежные летают, глазки мишке залепляют... Достигает бой накала! Даже Стужа таять стала.
  И вот тут-то чей- то голос:
  - Это что ещё за новость, в ночь веселья и утех поднимать до неба снег?! Кто затеял эту драку? Кто покажет забияку? Кто на праздник не пойдёт? Кто не встретит Новый Год?
  Вьюга стала тише мышки.
  - Это эти злые мишки, - отвечает, чуть дыша. - Я же, добрая душа, всех старалась усмирить.
  Стужа может подтвердить. Вихри тоже помогали, и изрядно пострадали...
  Смотрят мишки... Дед Мороз! Он на праздник ёлку вёз. Вёз подарки, но свернул, услыхав тот странный гул.
  Дед Мороз, прищурив глаз, говорит:
  - Так, значит, вас мишки злобные побили? Знаю вас! Ведь сочинили небылицу, чтоб попасть вам на праздник. Нет уж, засть! Заберу я снег у Вьюги, холод у её подруги. Праздник портить им не дам! Отошлю их по домам! И сидеть им там дотоле, как им выйти не позволю! Вас же, мишки, приглашаю в чудо сани. Я-то знаю, кто здесь прав, кто виноват. Ну, а встрече с вами рад!
  Снег скрипит, несутся кони, ветерок их резвый гонит. Вот Дубрава. Бой часов...
  Дед Мороз, и праздник снов...
  Белых снов под Новый Год. В них Мишутка наш живет... Снег летает, снег кружится, ватой сахарной ложится... Белый он такой, хрустящий, точно сахар настоящий. Или вот - варенья пенка. Нет, сгущёнка на тарелке. А луна на небе тоже на луну-то непохожа.
  - Мёда то большой бочонок! - облизнулся медвежонок.
  Снегопад, ах, снегопад! Укрывает всё подряд. Укрывает поле, лес... Белый сон сошел с небес.
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"