Хэленка: другие произведения.

Все очень просто

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Обычные будни самых обычных студентов, обычная любовная история - ничего оригинального и потрясающего воображение. Спасибо всем, кто все еще со мной.

  Глава 1
   Я стояла, тупо пялилась на парня, без малейшего смущения рассказывавшего мне что-то смешное и не знала, как себя вести. Вернее, знала, что наилучшим выходом было бы принять его игру и самой сделать вид, что мы лишь вчера расстались, что мы близкие друзья, и такие разговоры для нас естественны. Знала, но не могла. Потому что актриса из меня плохая. Потому что наше скоротечная, но крайне насыщенная дружба ВК, не просто наполненная, я переполненная сообщениями, шутками, биологическими мемами, только нашими словечками и фразами, закончилась так же резко, как и началась. За пару месяцев мы написали друг другу столько, сколько ни у малообщительной меня, ни у очень общительного Глеба не было в переписке со всеми остальными друзьями за все время после регистрации. Мы строчили сообщения ночами, оставляя на сон по два-три часа, и все это происходило, когда я активно готовилась к ЕГЭ, и мы оба к всероссийским олимпиадам. Правда, каждый к своей. Нет, мы не были нудными ботанами, во всяком случае, себя я такой не считала, а Глеб вовсе не походил на одного из них. Просто, мы были всей душой влюблены в... Да-да, нечего смеяться, в биологию. Кстати сказать, ботаника не была любимым разделом ни у одного из нас.
  
  Всяческих греющих нежное девичье сердце признаний тоже было предостаточно. Нет, напрямую Глеб никогда не говорил, что я ему нравлюсь, не предлагал встречаться, наоборот, к встречам в реале относился без особого энтузиазма. Сколько у нас их было-то? Две? Три? Четыре? Да, не важно! Но вот шуточки по поводу ЗАГСа волновали, это правда. Заметьте, в его шутках не было ни малейшего намека на секс или вообще какие-либо близкие отношения. Только здоровая российская семья. Очень смешно, да. Но в то время, когда я была наивной школьницей, эти намеки вызывали нежный трепет сердца. Впрочем, сейчас будучи уже второй год студенткой, я ничуть не изменилась. Все такая же наивная и в ожидании чуда. И Глебу не составит туда меня заговорить, зачаровать и повести за собой куда угодно.
  - Вера, Вера, вызывает Глеб. Как слышно? - наклонившись к самому моему уху, проговорил объект моих размышлений.
  
  А я поняла, что изменился он до неузнаваемости. Парень и раньше был интересным, и девушки на него внимание обращали, но в последнюю нашу встречу он еще был ребенком, заметно ниже и заметно младше меня. Пусть несколько сантиметров и несколько месяцев, но они реально были очевидны всем. Возможно, лишь от того, что я всегда была очень серьезной, а спину держала прямо, в то время как Глеб постоянно хохмил и периодически сутулился. Но сейчас определить на глаз эту разницу было невозможно. Парень вырос, раздался в плечах, а в манерах обрел спокойную уверенность. А еще он стал красивым. Не симпатичным, как раньше, а реально красивым. Таким, что я смотрела на него и не могла оторвать взгляда.
  
  - Вероника на связи, слышимость отличная, видимость - тоже, - отозвалась я, стряхивая оцепенение.
  
  - Боже мой! Кого я вижу! - раздался полный фальшивого восхищения голос подруги. - Глебушка, ты ли это?! Сколько лет, сколько зим! Хотя, прошло бы еще столько же, и тогда я бы не особенно скучала. Неужели тебе удалось каким-то чудом попасть на почвоведение? Я-то всегда была уверена, что самое место для твоего гения - родной Кубанский университет. Ну, поделись скорее, как ты оказался в лучшем ВУЗе России, всерос-то тебе так и не удалось затащить, талантливый мой (всерос - Всероссийская олимпиада школьников, победа и призерство дают льготы при поступлении в ВУЗы).
  
  - Всерос не удалось, не все же тут звезды, как ты, зато мне удалось затащить Нанотех ('Нанотехнологии - прорыв в будущее' - олимпиада первого уровня, победа и призерство дают льготы при поступлении в ВУЗ). А это - покруче олимпиады по экологии. Впрочем, экология - наука гуманитарная, моему узкомыслящему логическими понятиями мозгу неподвластная. Вернее, это вообще не наука. Да, Лидочка? - ехидно оскалился мой друг, и я поняла, что внешность не имеет большого значения, на самом деле, он совсем не изменился. И, слава Богу!
  
  - Да, Глебушка! Экология - не наука, а состояние души. Когда хочешь защищать все живое от всяких му.... нехороших людей. Вот сейчас, к примеру, во мне проснулось горячее желание защитить любимую подругу от одного из них.
  
  - Кого? Лидушка, у тебя галлюцинации, на нашу общую подругу никто нехороший в данный момент не покушается, а если и покусится, я и сам ее отлично защищу. Да, Вера?
  
  - Вы так мило ругаетесь, прямо ностальгия нахлынула по былым временам, - задумчиво отозвалась я. - Глеб, не смей обижать Лиду, она - мой друг. Лида, не обижай Глеба, он - хороший.
  
  - Что? Хороший? Просто хороший? И это все? Я - не хороший, я - потрясающий, великолепный и, как заметила твоя подруга - гениальный. Неужели ты успела все это забыть? - в отчаянии заломил руки парень.
  
  - Два шута, - прокомментировала я, вздыхая с облегчением. Определенно, это - он. Мой Глеб. И то, что злая ведьма ему слегка подправила внешность, никак не отразилось на внутреннем мире. Подумаешь, в два раза больше дурочек, мечтающих упасть у его ног! Их и раньше было немало. Кто на них вообще смотрит?
  
  - Вот только не надо! - повторил Глеб мою любимую фразочку из нашей переписки. - Чувство юмора украшает мужчину. Лидуня, ты выпьешь с нами кофе?
  
  - Мужчину украшают ум, честь, совесть и кошелек. Чувство юмора - совершенно необязательная и бесполезная в хозяйстве опция. Нет уж, дети мои. Благословляю вас. Отправляйтесь пить свой кофе без мамочки, - на полном серьезе перекрестила нас подруга.
  
  - Между прочим, у меня ты и не поинтересовался, собираюсь ли я с тобой куда-нибудь, может, я занята, - заметила я. Должна же девушка сделать вид, что ее не так легко добиться? Должна! Даже если парень, приглашающий пить кофе - только друг. Друг и не более.
  
  - Вероника! Сможешь ли ты уделить мне несколько минут (часов) твоего драгоценного времени и согласишься ли ты разделить мой скромный ужин? - официальным тоном спросил друг.
  
  - Вероника, обрати внимание, что пару минут назад был кофе, сейчас - ужин, а еще через полчаса он потребует завтрак в постель и пятки перед сном чесать, - не упустила возможности вставить слово подруга.
  
  - Фу, где ты этого набралась? Какие еще пятки?! Ты мне свои извращения не приписывай. Впрочем, от завтрака в постель не откажусь.
  
  - Мечты - мечты... - попыталась я осадить нахального типа, - так ты идешь с нами? - добавила, уже повернувшись к Лиде.
  
  - Нет уж, сказала же, сами идите, а то, знаю я этот взгляд нашего Глебушки: скажу 'да', а он мне в кофе стрихнин какой-нибудь подсыплет или касторку. Кстати, ты сама-то идешь? Я бы на твоем месте рисковать не стала. Стрихнин тебе, конечно, не грозит, а заболтать до смерти может, не сомневайся.
  
  - Пожалуй, рискну, - приняла решение я.
  
  - Еще бы она не, - добавил парень еще одну мою любимую фразочку, и на душе потеплело. Я поняла, как же скучала без него все это время
  
  
  Глава 2
  
  - Ну, как, без меня здесь было тоскливо и грустно? - поинтересовался Глеб, аккуратно наливая чай в свою чашку. Моего увлечения потреблением кофеина он никогда не разделял и каким-то загадочным образом ухитрился (в отличие от меня) писать все олимпиады и ЕГЭ, довольствуясь сном по пять часов и не пользуясь стимуляторами.
  
  - Почему же без тебя? Те пять сообщений, что ты прислал за последний год, очень меня поддержали, - задумчиво отозвалась я.
  
  - Ой, вот только не надо говорить, что ты обидку кинула. Просто в определенный момент возникает потребность в личных встречах, а ты была далеко. Надеюсь, теперь мы будем видеться немного чаще.
  
  Я не стала напоминать, что перестал он писать, еще когда я была дома, и у меня имелась целая куча совершенно свободного времени после зачисления и до начала занятий. И о том, сколько раз за этот год он был в столице, тоже напоминать не стала.
  
  - Немного? Ну-ну. А я-то думала, с чего ты вдруг переметнулся на биоинженерию. Оказывается, специально, чтобы видеться со мной немного чаще, а не ежедневно.
  
  - Как ты могла обо мне подумать такое?! Я же забочусь о нашем будущем семейном бюджете. У биоинженеров зарплата целых двадцать четыре тысячи, а не двенадцать, как у биологов.
  
  - Нашему будущему семейному бюджету ничто уже не поможет. Ботаники, они, знаешь ли, ботаники и есть. А Москва, Москвой и останется. И требует расходов... - я печально вздохнула. В последние недели перед каникулами процесс утекания денег сквозь пальцы стал особенно ощутим, и теперь я со страхом ожидала, когда постоянная нехватка средств накроет снова. Я никогда и не тратила ничего лишнего, но... Работа, пусть даже с небольшим доходом, могла бы помочь, вот только, трезво оценивая свои способности, я понимала, что не смогу одновременно работать и учиться хотя бы так же хорошо, как в течение первого года. Возможно, меня бы и не выгнали сразу, но приехала я сюда, чтобы осваивать азы науки, а не только чтобы получить диплом.
  
  - Хватит уже о грустном! Что же ты за человек такой, что все разговоры сводишь к деньгам?! - возмущенно прервал мой собеседник.
  
  - Что?! Я все свожу к деньгам?! Это же ты начал! Нечего все на меня валить! - я в негодовании бросила в наглеца салфеткой.
  
  - Ладно-ладно, буду выше этого и не стану в ответ швыряться тортом.
  
  - Тем более что его пришлось бы специально для этого заказать, а торты в Москве раза в два дороже, чем дома, - хмыкнула я.
  
  - Вот именно! А серьезно, как ты пережила этот год совсем одна?
  
  - Я совсем не совсем. Со мной была Лида, - услышав имя соседки, Глеб привычно скривился, - и Аурика. Правда, с ней мы больше через ВК общаемся, как с тобой. Зато с Ди мы общались двадцать четыре на семь. И не надо так брови выгибать: мы же не мажоры какие-то, которым папы в честь поступления квартиры дарят. Мы девушки простые, живем в общаге, так что кроме Ди со мною были Рема и Дашка. Так что не надейся, я не скучала.
  
  - Конечно, скучала, потому что никакие Ди, Ре или Ми не в силах заменить меня. И теперь все будет иначе: теперь ты будешь меня видеть буквально ежедневно. Возможно даже двадцать четыре на семь.
  
  - Э, нет! Последнего варианта я не переживу. Это ж какое счастье а меня одну! А если серьезно, мне кажется, что большие города совсем не способствуют общению: ты все время будешь помнить о том, что тебе еще час ехать домой, я буду думать о том, сколько еще необходимо успеть сделать...
  
  - Нет уж, хватит ботать, обещаю, что возьмусь за тебя, и твоя жизнь больше не будет состоять из непрекращающегося ботанья. Могу поклясться. (ботать - учиться, заниматься - сленг ботаников)
  
  - Это лишнее. К тому же, тебе меня не сбить с пути, скорее, я тебя на путь направлю: ты прекратишь играть в компьютерные игры и общаться ВК с левыми девицами...
  
  - Ладно еще девицы, но когда были игры в последний раз? В прошлом году?!
  
  - Может и в прошлом, а я все еще помню, память у меня хорошая. Вот увидишь: через пару месяцев станешь под моим руководством приличным человеком.
  
  - Разве я сейчас неприличный? Я даже твоей маме нравлюсь!
  
  - Мама - это, конечно, довод. К тому же ты ей не просто нравишься - она тебя обожает и мечтает, что когда-нибудь увидит свидетельство о браке, где рядом с моей фамилией будет стоять твоя. Она давно определила, что ты - 'до уникальности порядочный'.
  
  - А как она это определила? Я, конечно, порядочный и, возможно, до уникальности, мне интересно, как она так быстро это заметила.
  
  - У мам железная логика. Она еще тогда на СПбГУ сказала: 'Обрати внимание, после того, как горничная предложила вас поселить в номере для молодоженов, Глеб сразу начал искать ЗАГС'. (СПбГУ - олимпиада Санкт-Петербургского государственного университета, по некоторым предметам олимпиада первого уровня, победа и призерство дают льготы при поступлении в ВУЗы)
  
  - О, да! Этот случай мы еще детям рассказывать будем.
  
  - Вряд ли они поймут. Они же не знают, что тогда, в шестнадцать лет ты выглядел примерно на четырнадцать, а я в семнадцать... Впрочем, я и сейчас выгляжу почти так же.
  
  - Нет, не так же: ты потеряла свои щечки младенца и... в общем, ты сильно изменилась, - я посмотрела на парня с подозрением: наверняка, снова стебет, но выражение его лица было серьезным и задумчивым. Странный он какой-то сегодня!
  
  - Да ты сравни! - я быстро сделала селфи на своем телефоне и протянула его парню. Включила его аппарат, и вот налицо два моих портрета для сравнения: еще когда мы только начали общаться, Глеб поставил мою детскую фотку на экран и сказал, что она приносит удачу. - Найди десять отличий.
  
  - Один, два, - он сразу же ткнул пальцем в мои хвостики с детского фото. - Нет, на самом деле, ты сильно изменилась.
  
  - Ты просто забыл, кокой я была, - уверенно отрезала я. - И можешь меня не утешать. Я почти из-за этого не расстраиваюсь, я надеюсь, что и в шестьдесят буду выглядеть примерно так же. А вот ты действительно изменился. Очень-очень.
  
  - Надеюсь, в лучшую сторону, - почему-то ему явно пришлось не по вкусу мое замечание.
  
  - Наверное. Первые пять минут было ужасно непривычно видеть тебя таким... таким взрослым... Даже немного неловко.
  
  - Сейчас прошло?
  
  - Прошло почти сразу. Вот только девицы! Они и раньше лезли, как мухи на... мед, а сейчас, представить боюсь.
  
  - Да ладно, в чс их всех. Девиц много, а Вероника одна. Но ты за мной присматривай, на всякий случай. Не оставляй одного и все такое.
  
  - Ага, прямо сейчас начну ходить за тобой со зверским выражением на лице и столовым ножом в руке.
  
  - Именно. Если честно, я надеялся, что ты сразу и начнешь.
  
  - В каком смысле? - опешила я.
  
  - Ну... думал, встретишь меня на вокзале, - неловко признался парень.
  
  - На вокзал с ножом не пускают. Но знаешь, я хотела сначала, а потом решила, что это будет слишком, вроде как я навязываю тебе свое общество. К тому же, ты с мамой приехал, так что мое появление было бы вовсе лишним. И вдруг ты совсем не хотел меня видеть, но как воспитанный человек не стал давать понять.
  
  - Мама, кстати, мечтает с тобой познакомиться и в пятницу приглашает на ужин.
  
  - На ужин студенты всегда принимают приглашение.
  
  - Было бы не лишним, и я очень хотел тебя видеть. Это было бы очень-очень. Можешь мне кое-что пообещать?
  
  - Смотря что.
  
  - Пообещай, что будешь всегда меня встречать, даже если тебе придет в голову, что я совсем не хочу тебя видеть.
  
  - Ну... - я задумалась, стоит ли давать такие обещание, но, увидев умоляющий взгляд парня, сдалась. - Ладно, я обещаю, что буду тебя всегда встречать, пока ты сам не дашь отбой.
  
  - Не дам, - уверенно ответил Глеб, вызывая у меня лишь ироничную усмешку: посмотрим, как скоро он пожалеет о своей просьбе.
  
  
  Глава 3
  (особенности правописания и пунктуации принадлежат только героям, и не имеют отношения к безграмотности автора, равно как и к безграмотности самих героев - им так нравится и все тут)
  
  Глеб Ворон: Так ты риали в гости придешь?
  
  Вера Волошина: што бы и нет?
  Вера Волошина: у тебя есть сомнения?
  Вера Волошина: я же сказала: главное правило студента - никогда не отказываться от еды на халяву
  Вера Волошина: особенно студента проживающего в общаге вдали от дома и маминого борща
  
  Глеб Ворон: Это заказ?
  
  Вера Волошина: нет это образное выражение
  
  Глеб Ворон: А ты не боишься?
  
  Вера Волошина: надо бояться?
  Вера Волошина: скажи что будет страшное, я побоюсь
  
  Глеб Ворон: Как же так?
  Глеб Ворон: Тебе не страшно знакомиться с моей мамой?
  
  Вера Волошина: чет мне кажется что твоя мама не должна быть очень страшной или я не права?
  
  Глеб Ворон: весопваромор Не, не страшная.
  Глеб Ворон: Но ты же потенциальная невестка, а невестку свекровь должна ненавидеть. Придирки там всякие, все такое
  
  Вера Волошина: весопваромор?
  Вера Волошина: это на каком языке?
  
  Глеб Ворон: Это смех. Странно, что Т9 ни на что не исправил
  
  Вера Волошина: передавай ему привет и скажи, чтобы работал старательнее
  Вера Волошина: если бы я была потенциальной невесткой я бы боялась но твоя-то мама лучше других знает что мы - просто друзья
  
  Глеб Ворон: Просто друзья. Ну да ну да
  
  Вера Волошина: просто друзья точка.
  Вера Волошина: никаких ну да
  Вера Волошина: ты кстати далеко от дома?
  Вера Волошина: Уже темнеет
  
  Глеб Ворон: Еще примерно полчаса
  Глеб Ворон: Ты за меня волнуешься?
  
  Вера Волошина: конечно, волнуюсь
  Вера Волошина: в мск знаешь сколько гопоты?
  
  Глеб Ворон: Это ты говоришь человеку, выросшему на окраинах?
  Глеб Ворон: Я с гопотой всегда общий язык найду
  
  Вера Волошина: тогда я спокойна
  Вера Волошина: но ты все равно аккуратнее
  Вера Волошина: напишешь как дома будешь?
  
  Глеб Ворон: Я же тебе и так все время пишу. Мама уже напрягается, думает, что у меня зависимость. И вообще 'в интернете знаешь сколько всяких опасностей'
  
  Вера Волошина: знаю знаю всякие там киты синие (если не знаете, что такое синий кит - смотрите новости)
  
  Глеб Ворон: Ты еще не все знаешь! Чего там только не плавает
  
  Вера Волошина: да все я знаю! Я б сказала, кого там только не плавает
  Вера Волошина: и аллы, и стеллы, и всякие Изумрудные Ящерки, и эта, которая в тринадцать выглядела на двадцать пять
  
  Глеб Ворон: Такую не помню вздлоопрвявчгнорлжодл
  
  Вера Волошина: которая селфится все время в очках и которая в пятнадцать думает что если парень пишет что у него стоит на ее фотографию то это крутой комплимент
  
  Глеб Ворон: А... так с этой я вообще не переписывался. У нее весь словарный запас сотней слов ограничен и биологические мемы она не понимает
  
  Вера Волошина: зато она наверняка понимает не ешь меня, я не хлеб, я кот
  Вера Волошина: помнишь такое?
  
  Глеб Ворон: Это сто процентов поймет
  Глеб Ворон: Интересно что ты обо мне подумала, когда я тебе через пару дней после знакомства этот меме кинул?
  Глеб Ворон: Что я - идиот?
  
  Вера Волошина: что к парням со снисхождением
  
  Глеб Ворон: Типа часть человечества с заведомо минимальным уровнем развития сознания?
  
  Вера Волошина: ору но типа так и есть
  
  Глеб Ворон: Не ори слишком громко.
  Глеб Ворон: Лидусю испугаешь
  
  Вера Волошина: я еще не зашла в комнату так что кого-нибудь испугать могу но точно не лиду
  
  Глеб Ворон: Что? Это ты по темноте одна шарахаешься?!
  Глеб Ворон: Я же тебя хотел проводить, а ты что?
  Глеб Ворон: Мне пять минут ехать! Больше нет тебе веры
  
  Вера Волошина: ага, ни веры, ни надежды, ни любви. Я уже в здании, по лестнице иду. Тут на самом деле пять минут что-то было с линией - трамвай встал и минут двадцать не двигался с места. Так что я тебе не врала. Я пред тобой чиста и открыта. Ладно, Лида здесь сейчас будем ужинать, а потом я поботаю немножко. Но я не отключаюсь так что напиши, когда домой доберешься обязательно. И вообще можешь продолжать писать
  
  Глеб Ворон: Ого, какой текст
  Глеб Ворон: Не надо, не делай этого!
  
  Вера Волошина: не ужинать? Какой ты злой!
  
  Глеб Ворон: Не ботай!
  Глеб Ворон: Только второе сентября!
  Глеб Ворон: Что там ботать?
  Глеб Ворон: До сессии еще четыре месяца
  Глеб Ворон: Подумой
  
  Вера Волошина: я так не могу мне надо сразу выучить
  Вера Волошина: я же перфекционистка, не знал?
  
  Глеб Ворон: Заметил уже.
  Глеб Ворон: Хорошо, что я не перфекционист
  
  Вера Волошина: скажи, хорошо, что мои завышенные требования не распространяются на тебя
  
  Глеб Ворон: Это, конечно, хорошо, но я же подхожу под самые завышенные требования
  Глеб Ворон: Правда ведь?
  Глеб Ворон: Скажи это срочно, потому что мое ЧСВ уже рыдает!
  
  Вера Волошина: не надо рыдать подходишь даже с запасом
  Вера Волошина: особенно тебя украшает скромность
  
  Глеб Ворон: Зачем меня украшать, я и так красивый
  
  Вера Волошина: и этого не отнимешь
  Вера Волошина: кстати, как там группа?
  Вера Волошина: мы о чем только не болтали, а о самом главном - забыли. Какие впечатления?
  
  Глеб Ворон: Вроде, нормальные ребята. Я думал, понтов будет выше крыши, ну, знаешь там, все на машинах подъезжают, все с седьмыми айфонами, слова сквозь зубы цедят, на простых смертных не смотрят
  
  Вера Волошина: да
  Вера Волошина: ты бы со своим шестым чувствовал себя полным лохом
  
  Глеб Ворон: кгр
  
  Вера Волошина: кгр? Это опять смех?
  
  Глеб Ворон: Это маленький смех
  
  Вера Волошина: нет таким маленьким смех не бывает.
  Вера Волошина: в смехе должно быть хотя бы четыре буквы.
  Вера Волошина: а аллы со стеллами есть?
  
  Глеб Ворон: Вера ревнует?
  
  Вера Волошина: Безумно
  
  Глеб Ворон: Пока не знаю, еще никто ВК не добавился
  Глеб Ворон: Жди
  
  Вера Волошина: что там было в последний раз?
  Вера Волошина: глеб ты мне очень-очень нравишься просто ужасТно
  
  Глеб Ворон: Ты мне очень-очень нравишься точка Просто ужастно точка
  Глеб Ворон: Подумаешь, ужастно, бывает и хуже
  
  Вера Волошина: точка не имела лексического значение в данном контексте
  Вера Волошина: вот твой ответ - это точка
  
  Глеб Ворон: А что не так?
  Глеб Ворон: Что я такого ответил?
  
  Вера Волошина: ты ответил: затруднения. Считаешь, что это - нормальный ответ?
  Вера Волошина: Пожалел бы девушку она же не виновата что по интеллекту примерно равна пятикласснице
  
  Глеб Ворон: Обижаешь пятиклассницу
  Глеб Ворон: Ты в пятом классе была умнее, я точно знаю
  
  Вера Волошина: вспомни мои посты 2011 и забудь свои иллюзии
  
  Глеб Ворон: Ставьте лайки, если вы мои друзья?
  
  Вера Волошина: ой все, это давно было
  
  Глеб Ворон: А что ты хотела, чтобы я написал? Ты мне тоже очень нравишься?
  Глеб Ворон: Не мог я ей такого написать ведь мое сердечко давно уже занято
  
  Вера Волошина: биологией
  
  Глеб Ворон: Биологией и Верой
  
  Вера Волошина: но вера все же на втором месте?
  
  Глеб Ворон: затруднения
  
  Вера Волошина: повторяешься. Ты меня ранил в самое сердце. Нет тебе прощения. Нет, и не может быть.
  Вера Волошина: но я прощаю.
  Вера Волошина: и чтобы никаких я тоже. Помни, в гневе я страшна
  
  Глеб Ворон: Вот я и опасаюсь
  Глеб Ворон: Учитывая, что Стелла перестала мне писать, только взглянув в твои глаза
  
  Вера Волошина: вот именно.
  Вера Волошина: в них она прочла все.
  
  Глеб Ворон: Да-да все точка.
  Глеб Ворон: А вообще, я бы тоже мог предъявы покидать, но тактично этого не делаю
  
  Вера Волошина: какие еще предъявы?
  
  Глеб Ворон: А кто гулял с этим своим Баранкиным?
  
  Вера Волошина: пф! Баранкин - не мой, гуляли мы всего два раза за год, и он - друг аурики и кстати от тебя в это время не было ни слова
  Вера Волошина: так что не надо тут
  
  Глеб Ворон: Ты должна была надеяться и ждать. Кстати, со мной сколько раз за этот год ты гуляла? Ноль? Так что не надо тут не надо.
  Глеб Ворон: Еще был Вова
  
  Вера Волошина: где он был? С ним я точно не гуляла.
  Вера Волошина: в компании не считается а ты даже не писал что приедешь
  
  Глеб Ворон: А то, что он тебе предлагал вместе снимать квартиру - тоже не считается?
  
  Вера Волошина: врпарпорзщ
  Вера Волошина: он же знает что я хорошо готовлю не зря мы с ним одиннадцать лет за одной партой
  Вера Волошина: и наивно думает что я мало ем не смотря на то что мы одиннадцать лет за одной партой
  
  Глеб Ворон: Ржораввчнггшдр действительно, наивный
  Глеб Ворон: А я тебя люблю, хотя и не думаю, что ты мало ешь, заметь и оцени
  
  Вера Волошина: ору, замечаю, ценю.
  Вера Волошина: лида испугалась и возмущается
  
  Глеб Ворон: Передай ей привет и скажи, что ее я тоже люблю.
  Глеб Ворон: Немножко. Совсем чуть-чуть
  
  Вера Волошина: где-то в глубине души?
  
  Глеб Ворон: Да-да, очень глубоко, на самом донышке.
  Глеб Ворон: Приятного аппетита иди уже, наконец, ужинать
  Глеб Ворон: И не волнуйся больше, я дома, под маминым наблюдением
  
  
  Глава 4
  
  Первое сообщение следующим утром застало меня, пока я пыталась задремать в вагоне трамвая. Ни тряска, ни толпа, давящая со всех сторон, ни слишком холодный поручень, никак не нагревающийся под рукой не способствовали здоровому сну. К тому же так и не научилась засыпать стоя.
  
  Глеб Ворон: Я жду на остановке
  
  Подобная активность долго отсутствовавшего друга удивила, тем более с утра пораньше, тем более перед парами.
  
  - Доброе утро, выглядишь сонной, - порадовал друг.
  
  - Кто бы говорил, - беззлобно пробурчала в ответ. - У самого-то один глаз смотрит на меня, а второй на уходящий сон. Кстати, я предлагала лечь спать в половине двенадцатого, а кое-кто: давай до двенадцати, давай до половины, давай до часа...
  
  - Хорошо же пообщались, - невнятно пробормотал Глеб.
  
  Мне даже жалко парня стало. Если мне с утра тоскливо, то он просто никакой, так что я на его фоне образец бодрости и жизнелюбия. Уж я-то знаю, мне с ним раза три пришлось на утренней электричке ехать. Глеб, когда совсем не выспится, больше на зомби похож, чем на человека. Ходит, иногда говорит, выполняет простейшие механические действия, но при всем этом, его как будто и нет. Тело здесь, а ум, честь, совесть, сердце, душа, и что там еще может быть - неизвестно где. Еще такое бывает, когда я с ним, но начинаю общаться с кем-то третьим: мой друг вежливо улыбается, кивает, может даже вставить пару слов, но при всем этом отсутствует. Только накануне вечером он не всегда помнит о своей реакции на недосып - вот и вчера писал мне, не останавливаясь, пока в начале второго, я уже не потребовала твердо, чтобы меня срочно отпустили спать, пожелали спокойной ночи и прислали мой десяток сердечек. Можно в обратной последовательности.
  
  - К тому же, у меня есть шанс искупить вину, - и он протянул из-за спины стаканчик из 'Шоколадницы'.
  
  - Кофе?! - в восторге пролепетала я, боясь отвести взгляд от вожделенного стаканчика: вдруг исчезнет, - для меня?
  
  - Конечно, для тебя. Я начну пить эту гадость не раньше, чем ты Т9 подключишь.
  
  - Но мы не изменяем основополагающим жизненным принципам, то есть, это не случится никогда.
  
  - Именно.
  
  - Спасибо большущее, ты просто спас меня. Но ты же осознаешь, что рисковал опоздать на занятия на третий день в универе?
  
  - Дожидаясь девушку, которая всегда опаздывает? - ехидно приподнял бровь мой попутчик. Кажется, кто-то начал просыпаться?
  
  - Иногда опаздывает, - поправила я, - очень редко.
  
  - Пять дней из семи, - парировал парень, - и то только потому, что один выходной и один к третьей паре.
  
  - К третьей как раз опоздать проще всего. Вкусный кофе, спасибо, хотя и из 'Шоколадницы'. Попробовать хочешь, - я протянула парню стаканчик и рассмеялась на недовольное 'фу!'.
  
  - Ты сегодня во сколько закончишь?
  
  -Четыре пары.
  
  - Печально, у меня только три.
  
  -Неужели ты хотел предложить мне погулять? - изумилась я. Надо же, и двух лет не прошло.
  
  - А завтра?
  
  - И завтра четыре.
  
  - Значит, пойдем гулять завтра. Ты же должна показать мне местные достопримечательности?
  
  - Меркантильный ты тип! Во всем ищешь хоть какую-то выгоду. Не знаю, должна или нет, но покажу, мне не жалко. Могу даже в гости как-нибудь позвать, где еще ты увидишь студенческое общежитие во всей его красе? Только не завтра, потому что завтра у меня йога.
  
  - Заманчивое предложение. К тому же, если я не ошибаюсь и не страдаю склерозом, кое-кто обещал мне свежеиспеченные булочки. А забить на йогу - никак?
  
  - Никак. Надо полагать, кое-кто - это я? Возможно, склерозом страдаю я, но такого факта я не помню. Помню, говорила, что умею печь, и не только булочки. Чтобы что-то кому-то обещала - не помню. И знаешь, печь булочки на общей кухне - занятие совершенно бесполезное. К концу процесса на запах сбегается вся общага, и ты уже рад, если удается отвоевать хоть кусочек для себя.
  
  - Разве у вас кухня не в секции?
  
  - Нет, только туалет и душ. И то, знаешь, сколько человек в этой секции толкуться?
  
  - Господи, как же ты там живешь?! - Глеб был полон искреннего ужаса и негодования. - Это же нечеловеческие условия!
  
  - Прямо уж, нечеловеческие. Некоторые дома живут не лучше. Ничего, почти привыкла. Но, когда бываю у кого-нибудь в гостях, нагло требую пустить меня нормально помыться.
  
  - ОК, предупрежу маму, чтобы не очень удивлялась твоей наглости.
  
  - Ладно уж, постараюсь сдержаться и ее не шокировать сразу. Подожду повторного приглашения.
  
  - Уверена, что оно будет? Помнишь, что я говорил о потенциальных свекровях и прочее?
  
  - Не надо мне тут! Твоя мама, кстати, была на меня в роли невестки согласна еще два года назад, когда я олимпиаду выиграла. Слушай, иди уже к себе, а то я буду чувствовать себя виноватой в твоем опоздании на первую пару. Пять минут осталось, а тебе еще дойти до корпуса.
  
  - Какая же ты все-таки неласковая!
  
  - Что это я неласковая?! Даже если и неласковая, то уж точно, заботливая.
  
  - Хоть бы поцеловала на прощание!
  
  - Ага, щаз, размечтался! Иди уже! Желаю удачи и еще раз спасибо за кофе. Возможно, первую пару я проживу, а дальше будет видно. Счастливо, - и я помахала на прощание ручкой уж из-за турникета.
  
  Глава 5
  
  Сообщение пришло, когда пара еще не закончилась.
  
  Глеб Ворон: Ты выжила?
  
  Вера Волошина: вполне
  Вера Волошина: еще раз спасибо
  Вера Волошина: как ты?
  
  Глеб Ворон: Тоже вполне
  Глеб Ворон: Начало было неплохое
  
  Вера Волошина: а конкретнее
  
  Глеб Ворон: Английский
  Глеб Ворон: Обнаружил, что в этой области я не самый тупой в группе
  
  Вера Волошина: не сомневалась
  Вера Волошина: не зря же ты в частной школе учился золотой мальчик
  Вера Волошина: а у нас знаешь, что было?
  Вера Волошина: физическая химия!
  Вера Волошина: неплохо для второго дня?
  
  Глеб Ворон: Это еще что меня матан ждет
  
  Вера Волошина: отбойно
  Вера Волошина: но ты же умный ты справишься
  Вера Волошина: ты в кенгуренке первым по школе был в четвертом классе (Кенгуру - олимпиада по математике для школьников, льгот не дает)
  
  Глеб Ворон: Это мне определенно поможет
  
  Вера Волошина: я в тебя верю
  Вера Волошина: произведи на препода неизгладимое впечатление
  
  Глеб Ворон: Несколько двусмысленно, ну да ладно
  Глеб Ворон: Постараюсь
  
  Вера Волошина: удачи
  
  Глеб Ворон: И тебе
  
  Вера Волошина: физхим прошла без потерь
  Вера Волошина: как ты?
  
  Глеб Ворон: Хуже, чем ожидал
  Глеб Ворон: Утешает одно: полтора часа позора, и ты свободен на целую неделю
  
  Вера Волошина: не переживай скоро еще семинары начнутся вот там будет позор
  Вера Волошина: но... если все сложно на лекциях будет все легко на экзамене
  
  Глеб Ворон: Это наблюдение, основанное на фактах?
  
  Вера Волошина: нет прости это предположение, основанное на желании утешить
  Вера Волошина: что дальше?
  
  Глеб Ворон: Хим основы
  Глеб Ворон: У тебя?
  
  Вера Волошина: обед
  
  Глеб Ворон: Как обед? Почему не на следующей перемене?
  
  Вера Волошина: потому что у нас обед после второй пары
  
  Глеб Ворон: Блин обидно даже здесь не совпадаем
  
  Вера Волошина: ты сам сделал выбор
  Вера Волошина: будешь теперь со стэллами обедать
  
  Глеб Ворон: Прости, Стэлл нет, но есть вот что
  Ариша: Пообедаем вместе?
  
  Вера Волошина: ого уже!!! В чс ее
  
  Глеб Ворон: Прямо вот так сразу?
  Глеб Ворон: Это невежливо
  
  Вера Волошина: а приглашать незнакомого парня на обед вежливо? Вера Волошина: надо было дождаться пока вас официально представят друг другу, потом дождаться пока ты сам с ней заговоришь, потом дождаться пока ты ее на обед пригласишь
  Вера Волошина: а она что?! Вот они современные нравы
  
  Глеб Ворон: Она поняла, что если будет моего приглашения дожидаться - так и состарится не дождавшись
  
  Вера Волошина: и как она тебя так быстро раскусила? Мне понадобилось гораздо больше времени
  Вера Волошина: вот и обедай с аришей!
  Вера Волошина: не откладывай на старость
  
  Глеб Ворон: Ну уж нет!
  Глеб Ворон: У меня кусок в горло не полезет, когда я представлю твое лицо
  Глеб Ворон: Лучше голодать
  
  Вера Волошина: так я и поверила что ты из-за меня голодать станешь! Вера Волошина: ладно сегодня я добрая разрешаю пообедать с кем-нибудь из парней
  
  Глеб Ворон: шгенвачсолл
  Глеб Ворон: Не боишься?
  Глеб Ворон: Сейчас нетрадиционные отношения в моде
  
  Вера Волошина: ты уже столько раз не поддавался чарам что продержишься и дальше
  Вера Волошина: я в тебя верю
  Вера Волошина: мы уже пришли приятного мне аппетита
  
  Глеб Ворон: Приятного тебе аппетита
  Глеб Ворон: А у меня уже лекция началась
  
  Вера Волошина: ой! Удачи спасибо
  
  Вера Волошина: обед окончен и теперь меня ждет генетика уже вторая на сегодня
  Вера Волошина: любишь ли ты генетику как люблю ее я
  
  Глеб Ворон: Генетика лучше, чем матан, поверь
  Глеб Ворон: Зато теперь ты ее учишь, а я обедаю!
  
  Вера Волошина: с аришей?
  Вера Волошина: ничего будет и на моей улице праздник
  
  Глеб Ворон: А на моей улице будет вторая пара основ
  Глеб Ворон: Кстати с кем обедала ты?
  Глеб Ворон: А то как-то неприлично, ты всегда спрашиваешь про девушек, а я вроде и не ревную
  
  Вера Волошина: ты не вроде, ты не ревнуешь
  Вера Волошина: мы почти всегда ходим на обед организованной группой
  
  Глеб Ворон: Прям всей группой?
  
  Вера Волошина: не всей, но организованной: четверо девочек и три мальчика
  
  Глеб Ворон: Так-так, с этого места подробнее, что за мальчики?
  
  Вера Волошина: ничего что у меня пара начинается?
  
  Глеб Ворон: Не переводи разговор!
  Глеб Ворон: Ладно, учи генетику, но подробного отчета тебе не избежать
  
  Вера Волошина: итак, подробный отчет: у нас довольно теплая, но не особо близкая компания
  Вера Волошина: в том смысле что мы не так близко дружим как кажется окружающим
  Вера Волошина: в основном только в универе общаемся или по вопросам с универом связанным
  
  Глеб Ворон: Не пытайся запудрить мозг, он и без тебя весь не знаю в чем
  Глеб Ворон: Точно: это - прах знаний!
  
  Вера Волошина: че сразу прах-то? Уверена: ты будешь жить и твои знания тоже
  Вера Волошина: если тебе действительно интересно, в чем я сомневаюсь: номер 1 андрей
  Вера Волошина: он нормальный, но очень уж активный - вечно бегает по каким-то заседаниям профкома тренировкам по волейболу репетициям КВН и т.д. Еще и нас пытается привлечь - вот в чем весь ужос
  Вера Волошина: номер 2 игорь
  Вера Волошина: типичный будущий ученый, каким его представляют обыватели - странный не от мира сего всегда молчит. Я удивилась когда он к нашей компании примкнул - ему компания определенно не нужна. Кстати от типичного будущего ученого он отличается только одним - полным отсутствием каких-либо достижений в науке
  
  Глеб Ворон: ннчывявсаорснешг
  Глеб Ворон: Может он еще не раскрылся, и ты обедаешь с будущим нобелевским лауреатом
  
  Вера Волошина: кто ж спорит возможно все
  Вера Волошина: номер 3 сергей - умный симпатичный романтичный милый в общении играет на гитаре и поет хорошие песни приятным баритоном
  
  Глеб Ворон: Блин у меня начинает развиваться комплекс неполноценности
  
  Вера Волошина: думаю, комплекс неполноценности тебе без надобности поэтому сообщу сразу: Сергей без памяти влюблен в нату
  Вера Волошина: общепризнано самая романтичная пара факультета, курса а может и всего универа
  
  Глеб Ворон: В чем же выражается эта самая романтичность?
  
  Вера Волошина: букеты прямо на пары любимые шоколадки посвящение песен и все прочее
  
  Глеб Ворон: Уверена, что романтика именно в этом заключается?
  
  Вера Волошина: что не так-то?
  
  Глеб Ворон: ОК. Тогда чем романтика отличается от показухи?
  
  Вера Волошина: ну блииин!
  Вера Волошина: не надо все портить!
  Вера Волошина: че прям сразу показуха?!
  
  Глеб Ворон: Все очень просто: когда это только между мной и тобой - романтика, когда для всех - показуха
  
  Вера Волошина: вуамитолшщшщ то есть романтика только у глеба?
  
  Глеб Ворон: Ты же поняла, о чем я
  Глеб Ворон: Ладноладно, пусть будет не показуха
  Глеб Ворон: Скажи мне только, как бы отреагировала ты, если бы тебе среди лекции доставили букет?
  
  Вера Волошина: ой, все
  Вера Волошина: по мне нельзя судить
  Вера Волошина: но большинству (по крайней мере большому количеству девушек) понравилось бы
  
  Глеб Ворон: Буду иметь ввиду
  Глеб Ворон: Кстати, ОК Вера, как пишется ввиду?
  
  Вера Волошина: ок вера действует только в вопросах связанных с биологией
  Вера Волошина: но эксклюзивчик для тебя: пишется слитно в значении 'по причине', иметь В ВИДУ пишется раздельно
  
  Глеб Ворон: СПС
  Глеб Ворон: Если захочу тебя постебать как-нибудь особенно - посвящу песню и спою на каком-нибудь самодеятельном концерте
  
  Вера Волошина: ага еще напиши под окнами что-то типа 'подари мне счастье' - верный путь в могилу
  
  Глеб Ворон: Для тебя или для меня?
  
  Вера Волошина: для обоих: я умру со стыда но сначала ты от моих нежных объятий на твоей шее
  Вера Волошина: дальше рассказывать или тебя интересовали только парни?
  
  Глеб Ворон: Рассказывать. Меня интересует все
  
  Вера Волошина: дальше та самая ната (я так и не поняла ничего - она всегда молчит), карина и марина
  Вера Волошина: эти двое между собой близко дружит, а я иногда присоединяюсь
  Вера Волошина: с ними удобно общаться - они не лезут в мою жизнь и не задают тупых вопросов поэтому я обычно с ними сижу иногда с андреем
  Вера Волошина: есть еще гайка но она не всегда к нам присоединяется потому что по словам андрея ее вечно носит как жесть по ветру
  Вера Волошина: с ней я не сажусь никогда потому что не умею одновременно слушать ее и препода
  
  Глеб Ворон: И вы все из одной группы?
  
  Вера Волошина: кроме сергея
  Вера Волошина: а у тебя? С кем уже познакомился?
  
  Глеб Ворон: Есть пара ребят, мы еще раньше общались ВК
  
  Вера Волошина: и все? кстати как обед с аришей?
  
  Глеб Ворон: Жить буду (наверное)
  Глеб Ворон: Аришу сплавил (пока)
  Глеб Ворон: Может, я тебя подожду?
  
  Вера Волошина: не надо, хорошо подумой!
  Вера Волошина: йога поздно закончится а потом я снова буду нервничать как ты доехал
  
  Глеб Ворон: Сколько мона?!
  Глеб Ворон: У тебя эта йога каждый день, шо ли!
  Глеб Ворон: Опять динама! А потом скажешь, что это я тебя гулять не зову
  
  Вера Волошина: в пн у меня все закончится в полчетвертого
  
  Глеб Ворон: Блин у меня на час раньше
  
  Вера Волошина: насколько я поняла по расписанию совпадаем мы только когда у обоих пять пар, а это согласись мрак
  
  Глеб Ворон: ОК буду ждать тебя в пн
  Глеб Ворон: Пообедаю пока
  
  Вера Волошина: договорились
  Вера Волошина: а сейчас я немножко попишу лекцию ибо вера васильна наконец закончила лирическое отступление на тему сравнения курортов россии и остального мира
  
  Глеб Ворон: Удачи а я еще немножко пообедаю... С Аришей
  
  Вера Волошина: тогда удача нужнее тебе
  Вера Волошина: смертник
  ---------------------------
  Глеб Ворон: ФУХ! Ты была права: пять пар это... это пять пар, после сегодняшних трех я это осознал
  
  Вера Волошина: уже в метро?
  
  Глеб Ворон: Аха. Уже в трамвае?
  
  Вера Волошина: какой трамвай?
  Вера Волошина: еще пара а потом йога ждет!
  Вера Волошина: до вечера
  --------------------------
  Вера Волошина: наконец-то дома! Что делаешь?
  Вера Волошина: блин я уже успела принять душ, приготовить вещи на завтра и поболтать с Лидой а тебя все нет!
  Вера Волошина: игнор, да
  Вера Волошина: я это тебе припомню
  Вера Волошина: раз так то спокойной тебе ночи (пусть всю ночь тебя мучит совесть и не дает уснуть)
  Вера Волошина: и никаких сердечек на прощание!!!
  
  Глава 6
  
  Глеб Ворон: Доброе утро
  Глеб Ворон: Это было некрасиво
  Глеб Ворон: А если со мной что-то случилось?
  Глеб Ворон: Может я ваще умер
  Глеб Ворон: Ты бессердечная в самом прямом смысле этого слова!
  Глеб Ворон: Вот
  
  Вера Волошина: это ты меня бросил в полном одиночестве так что ты сам бессердечный я хоть спокойной ночи пожелала
  Вера Волошина: что с тобой могло случиться дома?
  
  Глеб Ворон: Вот и случилось, между прочим! Свет вырубился, и конечно у меня телефон разрядился именно в этот момент
  Глеб Ворон: Включился он совсем недавно, так что я безнадежно опоздал на первую пару
  
  Вера Волошина: так уж и быть прощаю
  Вера Волошина: но помни что нанес мне страшную травму
  Вера Волошина: даже не знаю когда оклемаюсь и оклемаюсь ли когда-нибудь
  Вера Волошина: не отвлекайся на ВК лучше беги в универ! Может еще не все пропустишь
  
  - Слушай! Ты стала просто невозможной! Потерянный член общества, - сообщила Лида, с укоризной наблюдая за тем, как я допечатываю последнее сообщение.
  
  Пришлось убирать телефон в карман и сосредоточить все внимание на соседке. Сегодня мы добирались до места учебы вдвоем, а такие дни случались не так уж часто. То у нее первая пара, а у меня нет, то наоборот, то я безнадежно опаздываю, то она не успевает.
  
  - Больше не буду. Кстати, я сегодня вернусь поздно, потому что получила официальное приглашение в гости.
  
  - И к кому же? - недоверчиво протянула соседка. - Неужели, к нашему мальчику-зайчику? Ой, да что это я, к кому еще?! Смотри там, не рассчитывай на то, что если он зайчик, то он перестает быть мальчиком. Все они об одном думают!
  
  - Ты один в один, как моя бабушка говоришь. Уж не знаю, о чем ты рассуждаешь, но я сильно сомневаюсь, что кто-нибудь, даже самый отъявленный совратитель, станет приставать ко мне в присутствии собственной мамы.
  
  - О, так ты идешь с мамой знакомиться?! Как же быстро у вас развиваются отношения! Не боишься сесть за совращение несовершеннолетних?
  
  - Все ты опошляешь! Сколько уже можно тебе говорить: мы - друзья!
  
  - Ага, именно поэтому он решил познакомить тебя с любимой мамочкой! Мы с Глебушкой тоже друзья, но почему-то я такой чести не удостоена.
  
  - Ладно, все я понимаю: ты завидуешь, что пока ты будешь на очередной репетиции, голодная и несчастная, я буду отъедаться. Не плачь, обещаю припрятать в кармане кусочек мяса для тебя.
  
  -Не говори мне, что собираешься вернуться в общагу, - изумленно вытаращила глаза подруга.
  
  - Что за странные намеки? Или ты уже придумала, как воспользоваться комнатой в мое отсутствие? Я только в гости собираюсь, а не переселиться на ПМЖ, не надейся.
  
  - Он будет последней сволочью, если позволит тебе ехать через весь город одной!
  
  - Лидуша, прекрати возмущаться! Глеб проводит меня до метро, я спокойно доеду до Академической, а оттуда так же спокойно добегу.
  
  - Пусть только попробует тебя одну 'спокойно' отправить, я ему голову откушу, - кровожадно пообещала Лидия. Милая у меня соседка, а главное - очень добрая.
  
  - С чего ты взяла, что его мама предложит у них оставаться на ночь? По-моему, это - перебор. Не волнуйся, а как-нибудь сама разберусь. Ты же ходишь ночами со своих репетиций, и ничего.
  
  - Мои репетиции не на другом конце города, - отрезала девушка. На мое счастье, как раз в этот момент трамвай подъехал к нашей остановке, и толпа студентов вывалилась из него, как дрожжевое тесто из слишком маленькой кастрюли.
  
  - Привет, девчонки, сегодня вы на удивление рано, - нам на плечи опустились чьи-то тяжелые руки, и я с радостью обнаружила Андрея, вклинивающегося между нами небольшим ледоколом. Везет же мне, теперь Лида мне не станет мозг допиливать всю дорогу до корпуса!
  
  - Доброе утро. Мы не рано, мы вовремя, впрочем, как всегда. А если иногда лекции начинаются до нашего прихода, так это только несвоевременность бытия, - отвечаю, скидывая руку парня, потому что идти втроем в обнимку и совсем неудобно, и не совсем красиво. Может другим тоже хочется, чтобы их обнимали, а некому.
  
  - Про несвоевременность бытия еще не слышал, - на мой жест Андрей не отреагировал, но свободной рукой тут же принялся отнимать мой высокоценный рюкзак.
  
  - Это потому, что ты с философами не общаешься, - заметила Лида, - да отдай уже ему сумку!
  
  - Ага, щаз! Там вся мудрость, накопленная за последние три дня! К тому же голубенький тебе не к лицу.
  
  - Вот так: хочешь девушке помочь, и каждый раз натыкаешься на всякие колкости! - для осознания вины парень меня еще и в бок локтем ткнул, тоже мне, друг называется!
  
  - А почему это ты только мне помогаешь? Вон у Лидуси тоже рюкзак имеется, - сварливо замечаю, хотя ноша соседки уже дрейфует на плечо нашего сопровождающего. - У меня ничего нет тяжелого. Уж когда будет, я обязательно попрошу, вернее, потребую помощи, можешь не сомневаться.
  
  - Ну, ок. я еще подумаю, помогать ли тебе, - мстительно парирует Андрей.
  
  - Ничего, я всегда найду способ оплаты, от которого ты не сможешь отказаться. И не скалься! Наш душ в прошлый раз ты не горел желанием ремонтировать, но перед курицей в сливочном соусе не устоял.
  
  - Да, - мечтательно прикрыл глаза парень, - еда - самая устойчивая валюта. Получше, чем то, от чего я мог скалиться. Лида, хорошего дня.
  
  - Счастливо, Лидусь, до вечера, - выделив 'вечер', попрощалась я, не обращая внимания на недовольный взгляд подруги.
  
  Тоже мне, бесплатная сваха нашлась! 'Какой тебе Глеб друг? Обрати внимание, как он на тебя смотрит! Вы неплохо сочетаетесь!'. Ага, знаем мы эти сочетания, проходили уже.
  
  Пусть соседка считает меня наивной тургеневской барышней, не замечающей самых толстых намеков. На самом-то деле! Если парень пишет вам, что его сердце занято вами, носит кофе по утрам, пусть и не в постель, пишет целыми днями, и каждый вечер пытается дозваться вас на прогулку, вы волей-неволей начнете думать, что что-то значите для него. Что-то такое особенное. Как никто. Только ты одна. Может, даже он немножко влюблен? Самую малость, слегка. Да? Все же признаки на лицо. Поначалу ты смеешься, думая что у него такие шутки рисковые, но со временем начинаешь верить. Начинаешь верить и... оказываешься полной дурой. Потому что не знаю, как с другими парнями, но Глеб... У него стиль общения такой: он с легкостью заставит любую девушку думать, что именно она особенная. Нет, вовсе не то, что можно подумать - он не меняет девушек, как перчатки. Не знаю, что было в прошлом году, ведь именно тогда поток сообщений сузился до пересыхающего ручейка, но когда мы познакомились и в первые полгода у него и девушки никакой не было. Была Вера, но только внутри вк. Наверняка, был еще десяток другой таких же дурочек.
  
  И наивной я была как раз, когда поверила. Поверила и очень быстро убедилась, что была одной из тех многочисленных дурочек. Вспомнила комментарий одной из них: 'Глеб, ты - полный мудак', очень удививший когда-то. На момент прозрения я уже была готова подписаться под этой сентенцией собственной кровью. Раз эдак двести. В общем, я переживала, возможно даже страдала. Долго. Дня два, не меньше. А потом начались занятия, новая жизнь, новый город, новые знакомства, стало не до страданий. Прошел примерно месяц, когда я поняла, что не следует винить человека в том, что он не оправдал твоих надежд, не соответствовал твоим ожиданиям. Да и не сделал он ничего плохого, просто стал все реже заходить в контакт, все дольше не отвечал на мои сообщения и все более односложными становились ответы. Следует принять это и простить, или не принять и прекратить общение. Я выбрала первый вариант. Так что теперь, пусть не верит тот, кто не хочет, но мы только друзья. И никакие знакомства с родителями, поиск загсов и так далее меня больше не введут в заблуждение. Никогда точка.
  
  - Вер, ты не слушаешь? - Андрей потяну прядь моих волос, чтобы привлечь внимание. Ну да, я не слушала, у меня воспоминания нахлынули.
  
  - Прости, задумалась. Знаю, что просить тебя повторить будет свинством, но все же попрошу, потому что все, что ты говоришь или важно, или интересно.
  
  - Решила задобрить лестью? Ну-ну. А так, чтобы и важно, и интересно - не бывает?
  
  - У тебя - бывает. Так что, прощай меня срочно и рассказывай, до пары семь минут
  
  - Если пересказать коротко, Михалыч поспорил с парнями из команды, что сделает из тебя если не чемпионку, то хотя бы мастера спорта. Правда, немного напряг мозг и остановился на трех сданных нормативах.
  
  - Наш новый физрук?
  
  - Да, и наш старый тренер.
  
  - А с какого боку он меня знает? Не думала, что я столь популярная личность в узких кругах физруков.
  
  - Они с Томом - друзья, а Том помнишь, как неровно к тебе дышал?
  
  - Еще бы не помнить! Половина группы его дурацкие нормативы не сдает, а Волошина вечно крайняя. Я надеялась, что в этом году нормальный человек у нас будет, но, видимо, не судьба, видимо, среди спортсменов таких и нет, не прими на свой счет. Знаешь, чем оптимист отличается от идиота?
  
  - Наличием спортивного разряда?
  
  - Нет. Оптимист верит в хорошее, но допускает возможность плохого, а идиот верит в хорошее и считает плохое тоже хорошим.
  
  - Обдумаю на досуге. Но подозреваю, что по твоей системе Михалыч относится ко второй группе.
  
  - Еще не знаю точно, но к тому все идет. На что хоть спорили?
  
  - На пятьдесят баксов.
  
  - Всего-то! Не стала бы я из-за таких мелочей напрягаться.
  
  - Вот и я ему то же сказал. Только, Михалыч мне ответил, что здесь важны не деньги, а его тренерская честь.
  
  - Эээээ, как же все запущено! - простонала я, мысленно готовясь к последней паре. Как раз сегодня у нас любимая физра. Прекрасный день, что ни говори. - Ой, чуть не забыла выключить звук на телефоне, - вздрогнула я, услышав оповещение о входящем сообщении.
  
  - ВК? - вдруг заинтересовался сосед (сегодня я села с Андреем). - Думал, что ты из тех людей, у кого сообщения в сети приходят без звука.
  
  - Обычно, да. Только несколько человек, - сбивчиво пояснила я, но парень сразу понял.
  
  - И кто же удостоился такой чести? - вот тут я удивилась. Сильно удивилась, поскольку мы внутри нашей компании подобных вопросов не задавали. Это было что-то вроде негласного правила, которое Андрей сейчас открыто нарушал.
  
  - Это мой друг.
  
  - У тебя есть парень, - изумился сосед. Нет, ну что же так реагировать? Почему у меня парня быть не может? Я вроде тоже живой человек, разве нет?
  
  - Слушай, когда так реагируют девчонки, я уже не удивляюсь, но от тебя никак не ожидала. Друг и парень не одно и то же. Или ты не веришь в дружбу между мужчиной и женщиной?
  
  - Не особенно.
  
  - А как же ты и я?!
  
  - Видишь ли, Вера, - осторожно начал парень, но, на его счастье в дверях появился препод, спасая Андрея от необходимости объясняться.
  
  Но сообщение я все же успела проверить.
  
  Глеб Ворон: Я уже в метро
  Глеб Ворон: Как думаешь, успею появиться до окончания первой пары?
  
  Вера Волошина: есть все шансы успеть сказать лектору дотвиданья
  
  Глеб Ворон: Оценит? Или лучше дождаться начала второй?
  
  Вера Волошина: сначала приедь
  Вера Волошина: смотря кто лектор: если женщина возможно оценит
  
  Глеб Ворон: Понял, мужчина, отсижусь в окопах
  
  Вера Волошина: главное не говори потом что пропустил из-за меня
  
  Глеб Ворон: нкычрвчрамдлоьд!!! Так и скажу! Спасибо за совет
  
  Глава 7
  
  Как ни странно, физра прошла без особых потерь. Все потому, что тот самый Михалыч, решив студентов убить наповал с первого же занятия -заставил бежать три километра. И ладно бы просто бежать, пусть не добежали, но доползли бы до финиша как-нибудь, но нет, нужно было еще и во время уложиться. Вы можете себе представить три километра за шестнадцать минут?! Я не смогла ни представить, ни пробежать. И что это за норматив, в который уложились только три человека?! Даже Андрей на какие-то там секунды не успел, уж на что спортсмен. Но я собой была очень даже довольна: плевать на нормативы, главное - я была не последняя. И не только не последняя, а даже четвертая сначала. Из девчонок, конечно, не из всей группы. Так что удостоилась личного похлопывания по плечу от тренера и слов: 'Из тебя еще можно сделать человека'. Наивный! Впрочем, он пока не знает, что я могу только бегать (и то не на короткие дистанции) и плавать. Все остальное - простите, но не ко мне.
  
  Вот так мне удалось произвести благоприятное впечатление на Михалыча, спастись от позора на первой же паре и обрести надежду, что смогу оправдать чаяния тренера хотя бы на одну пятую.
  
  - В общагу? - поинтересовался Андрей по окончании экзекуции.
  
  - Нет. Можешь завидовать: сегодня я иду в гости, - беззастенчиво похвалилась в очередной раз я, набрасывая капюшон: на улице уже моросил злой колючий дождик.
  
  - Везет! Слушай, у меня на вечер планов никаких, так что, если будет нужно, ты звони, и я тебя встречу у метро.
  
  Андрей заставил меня удивленно округлять глаза второй раз за день: мы частенько просили его о помощи, но чтобы он сам предложил - такого пока не случалось. Тем более в субботу вечером, тем более встречать меня.
  
  - Если будет нужно - позвоню, - кивнула я, не торопясь восторгаться добротой и заботливостью друга. Что-то не нравится мне его сегодняшнее поведение: какой-то он слишком хороший. Может, хочет попросить что-нибудь? Так пусть лучше сразу попросит, зачем такая долгая подготовка. Не люблю я этого. И щедрым предложением пользоваться не собираюсь: кто же знает, чем эту щедрость потом оплачивать придется. - Счастливо, до встречи, - попрощалась я, поскольку мы как раз добрались до метро.
  
  - Да, и тебе счастливо добраться и приятно провести время.
  
  И отчего после прощания с Андреем у меня осталось тревожное чувство чего-то то ли недоделанного, то ли недосказанного? И этого я тоже не люблю. И как только в общении с Андреем возникает сразу два 'не люблю' появляется желание это общение прекратить. Я и полумеры не люблю за компанию: если общаться, то только с теми, с кем мне общаться приятно. А проблем мне и в других областях хватает.
  
  Впрочем, об Андрее я думала недолго, поскольку передо мной стояла сложная задача добраться от Университета до Беговой. Конечно, заранее проверить маршрут я забыла, а на какой ветке и даже в каком районе Беговая находится, понятия не имела. Инет грузиться отказался наотрез, и пришлось торчать минут десять перед схемой в метро. А ведь я планировала приехать как можно раньше, чтобы успеть обежать окрестности в поисках магазина - не идти же в гости с пустыми руками. Хорошо, что подарок для Глеба был приготовлен заранее.
  
  Как ни странно, все сложилось, впрочем, я всегда верила в убойную силу импровизации. Как говорила моя школьная учительница по обществу: 'Божественная мудрость проявляется только в необдуманных действиях'. Она, конечно, совсем с придурью была, так что даже из нашей школы в конце концов уволили. Но сегодняшними необдуманными действиями я была вполне довольна, так как не только нашла суперкрутую коробку конфет, но и купила какое-то дорогущее вино со скидкой. А что еще я могу принести людям, которых знать не знаю?
  
  С Глебом мы встретились на выходе из метро, как и договаривались, пусть мне и пришлось топать лишних минут двадцать, чтобы туда вернуться от магазина.
  
  - Готова? - с некоторой угрозой в голосе спросил парень. И это вместо 'Привет, как дела', вместо дружеского поцелуя и теплых (дружеских опять таки) объятий? Приплыли!
  
  - Знаешь, с помощью твоей настойчивой подготовки я, и правда, начала нервничать! И даже задумалась, стоит ли оно того, - гордо заявила я, разворачиваясь обратно ко входу в метро.
  
  - Ты что?! Ну, прости, прости, это я так. Разве ты еще не привыкла к тому, что я люблю постебать? Особенно тебя.
  
  - А я опять поверила?! - в почти искреннем ужасе воскликнула я, для наглядности прижимая ладони к щекам (хорошо, что сумки успела сплавить своему сопровождающему).
  
  - А ты опять повелась, - уже не вполне уверенно подтверждает друг.
  
  - Да... стебать ты конечно научился... но так и не научился понимать, когда стебут тебя, - с толикой разочарования в голосе констатирую очевидный факт.
  
  - Фух, я уж думал, правда, тебя напугал! Перестарался.
  
  - И не надейся. Это в общении со сверстниками у меня проблемы, а в общении со старшим поколением - никаких. Обычно никаких, могут случиться и промашки, но надеюсь не в случае с твоем мамой.
  
  - А с дедом? Не забыла, что у меня еще дед, причем представитель старой школы органов безопасности.
  
  - Знаешь что? Я ведь тебе не говорила, не хотела пугать... Только мой прадед в ЧК служил когда-то очень давно, и я его еще живым застала. Милейший был человек.
  
  - В таком случае, я за тебя совершенно спокоен.
  
  - Кстати, давно хотела тебе сказать (уж не знаю, огорчишься ты или будешь гордиться сомнительным достижением), но до тебя меня никто так не стебал. Все знали, что я очень обидчивая, так что меня вообще никто до тебя не стебал.
  
  - Так я у тебя первый?! - с совершенно натуральным восторгом воскликнул парень.
  
  - А ты и не заметил? - умудрилась оставить за собой последнее слово я, пока не накрыл почти истеричный хохот. Вот же зараза! Первый он! Ага! Первый и единственный. Раз и навсегда
  
  - Прости, это я по неопытности, - сквозь приступы смеха выдавил Глеб, и мы зашлись снова.
  
  - Знаешь, что я тебе скажу, друг мой неопытный, - строго заявила я, отсмеявшись. - Это было некорректно, неэтично и почти неприлично. Прежде чем пошутить, нужно обдумывать, как на твои шутки отреагируют окружающие.
  
  - Но ты же правильно отреагировала.
  
  - Я почти обиделась, - отрезала сурово.
  
  - И все равно ты меня простишь, потому что ты добрая и незлопамятная. И еще потому что на меня сердиться нельзя, я - милый.
  
  - Куда уж милее! Да, тебе со мной повезло, тут спорить не стану. Я действительно не злопамятная. А все почему?
  
  - Потому что у тебя плохая память? - услужливо подсказал Глеб.
  
  - Вообще-то я думала, что все потому, что я очень добрая и нежно тебя люблю, но... пожалуй, ты прав: свойства моей памяти имеют гораздо большее значение в этом случае.
  
  - Мы пришли, моя нежно любящая Вероника. Вдохни, выдохни, перестань дрожать и постарайся произвести на мою семью наилучшее впечатление. И не вздумай отпускать пошлые шуточки! Мама может и не понять, а память у нее очень хорошая, - торжественно выдал последнее напутствие парень.
  
  - Ты еще не понял, что меня не запугать? И дрожать я даже не думала. Так что веди, постараюсь быть паинькой, но только ради твоего спокойствия.
  
  Маргарита ('какая я тебе Александровна, еще скажи бабушка Рита') оказалась почти такой, как я ее и представляла, хотя обычно люди совершенно не оправдывают моих ожиданий. Она была суетной, веселой, быстрой, выглядела тщательно ухоженной и очень приятной, располагающей к себе. Нет, внешность ее я не назвала бы интересной, но простота ее была приятной и притягивала взгляд. Моим ожиданиям полностью не соответствовали светлые, волнистые волосы и приятная округлость форм. В общем, сын явно пошел не в маму.
  
  Валерий Павлович (к счастью, он не потребовал обращаться на 'ты' и забыть об отчестве - сомнительно, что я справилась бы с подобной задачей) был, в противовес невестке, суров, молчалив и прожигал меня поистине ментовским взглядом.
  
  Хорошо, что я не потенциальная невестка, а то бы, и правда, от такого внимания, чувствовала бы себя очень не очень. Будучи же в роли 'просто друга' я преспокойно игнорировала деда и наворачивала угощения, приготовленные гостеприимной хозяйкой.
  
  Маргарита тоже на потенциальную свекровь никак не тянула: не расспрашивала о месте работы и доходах моих родителей, площади их квартиры и марке машины. Также она не интересовалась, что я умею делать, в состоянии ли приготовить какую-нибудь утку по-пекински, завязать галстук или сшить парадно-выходной костюм за пару часов. Вместо этого она задала массу вопросов об учебе, как я привыкала к жизни на новом месте, условиях обитания в общаге. О последнем я отвечала односложно и без лишних подробностей: для людей, не испытавших на себе, что такое жизнь не дома, мои рассказы звучали, как пересказ фильма ужасов. На самом же деле все у нас было нормально, а учитывая плату, я жила почти в раю.
  
  - Послушай! - по сияющему лицу моей потенциальной не свекрови я поняла, что у той родилась блестящая идея. - Зачем тебе жить в общежитии?! У Глебушки теперь есть собственная квартира, и места в ней предостаточно! Добираться, конечно, подольше, зато никто не будет мешать.
  
  Я что-то недослышала, недопоняла или у меня галлюцинации? Какая еще квартира? Так то не шутка была?!
  
  - Ма, нельзя же так сразу, - застенчиво забормотал Глеб.
  
  - Я Вам честно признаюсь, что Глеб мне ничего подобного не предлагал, - доверительно сообщила Маргарите, - но идея мне нравится, так я и присматривать за нашим Зайченочком смогу, - очень кстати я вспомнила, как однажды случайно подслушала разговор парня с мамой и ее ласковое обращение к сыночку.
  
  Думаешь, один ты стебать умеешь? Я, и правда, не злопамятная, но ужасно мстительная! И сейчас ты у меня помучишься! Свинство это, о покупке квартире лучшему другу говорить так, чтобы он это в качестве шутки воспринял! Вот теперь представь во всех деталях, что вместо свободной жизни, вечеринках, девушках и носках, выставленных на обеденный стол (и пусть я немного преувеличиваю, Глебушка у нас мальчик чистоплотный и брезгливый) тебя ожидает...
  
  - Знаете, как у ребят голова работать прекращает от взрослой жизни? А тут в загул ударится - я Вам сразу звоночек, поздно домой придет - я его уже со сковородкой наготове жду...
  
  - С котлетами? - хихикнул Глеб.
  
  Не проникся еще, да? Ничего-ничего, твои комментарии мы пока проигнорируем.
  
  - А не дай Бог наткнется на какую-нибудь девицу? Сколько здесь ушлых провинциалок в поиске жениха с квартирой! - то, что я и сама провинциалка, а кому-нибудь могу даже показаться ушлой, мы опустим. - Да элементарно: вместо того, чтобы готовиться к семинару, контакт откроет - а я на страже. А питание? Я же и кашку овсяную могу на завтрак, диетическую: без соли, сахара и молока. И супчик на обед и котлетки на ужин. Из свеклы или морковки котлетки, - это уже информация для моего не к месту веселящегося друга. Что же ты вдруг приуныл, товарищ? Не нравится новая сказочная жизнь?
  
  - Еще одна шутница нашлась! - прервал планы на будущее Валерий Павлович. - Это же надо было раскопать такую? Точно: два сапога - пара.
  
  - Верочка, это - не повод для шуток! Я же вполне серьезно! - возмутилась Маргарита.
  
  - Если серьезно, - можно уже и серьезно, успел дружок мой милый проникнуться, вон как перекосило, - нужно дать Глебу шанс на самостоятельность. Не может же его кто-то вечно опекать. К тому же, я уверена в том, что он справится, потому что Ваш сын не только прекрасно отличает плохое от хорошего, но и, в отличие от многих особей мужского пола, к плохому совершенно не стремится. Я справляюсь, а он справится и подавно, тем более что я постараюсь поддерживать.
  
  - Пока, если кто из нас кого и поддерживал, то я тебя, - проворчал Глеб.
  
  - Тогда мне определенно пора платить взаимностью. Не расслабляйся и жди расплаты. Вообще-то я была уверена, что Вы будете вместе с Глебом сюда перебираться, что-то мама говорила по этому поводу.
  
  - Я собиралась, у мужа и бизнес здесь. Только наш строгий папа категорически против, как оказалось. Говорит, что, так как он все равно периодически приезжает проверить дела на фирме, то проконтролировать сына он в состоянии. Не понимают мужчины, что ребенку кроме контроля нужна ласка и участие.
  
  - Нужны... - уныло подтверждаю, вспомнив собственную ласковую участливую маму. Эх, надо срочно тему менять, а то еще реветь начну, вот будет потеха. - А разве можно так бизнес вести - на расстоянии?
  
  - Ой, да бизнес там, одно название, только чтобы на самое необходимое хватало! Уже привыкли, что и время свободное есть и не надо все свое здоровье и силы угробить на зарабатывание денег.
  
  Ну, да! Покупка квартиры пацану, который только поступил на первый курс и неизвестно еще, как сдавать сессию будет - дело насущной необходимости. Особенно, если уже есть довольно вместительная квартира деда, насколько я понимаю, квартира родителей, в которой большую часть года никто не живет и полностью благоустроенная дача в ближайшем пригороде. Да-да, обо всем этом Глебушка успел поведать, так что скромность у него проснулась весьма неожиданно.
  
  - А почему вы к нам переехали, а не сразу в столицу? - попробовала я найти еще одну безопасную тему для беседы, чтобы не ляпнуть что-то лишнее на тему 'необходимого'.
  
  Вот тут Маргарита увлеклась и очень долго и подробно рассказывала и о том, где они жили раньше, и почему решили в крупный город не перебираться, и как обживались на новом месте, и как их принимали. Получилось у нее довольно увлекательно, потому что каких только забавных ситуаций она не припомнила в ходе рассказа! Теперь понятно в кого мой друг такой разговорчивый. Кстати, Маргариту было бы приятно слушать, даже если бы она лекцию по какому-нибудь скучнейшему предмету читала, поскольку речь ее была идеально правильной. К моему удивлению среди моих однокурсников было полно тех, кто говорил 'поняла' с ударением на первый слог ли 'пойдем до столовки'. Уже о кофе в среднем роде или склонение слова 'жалюзи', я даже вспоминать не стану. И как только люди ЕГЭ по русскому сдали? Или правила для ЕГЭ и для жизни различаются?
  
  А ведь Маргарита не только в МГУ не училась, но, насколько я помню, и наш местный универ не закончила, поскольку внезапно, в самый неожиданный момент явился на свет кто?! Правильно! Глеб наш драгоценный Андреевич. Вот с тех пор он видно и приобрел привычку появляться и исчезать в самый неожиданный момент.
  
  - Ох, вот это мы заболтались! - воскликнула я, случайно глянув на настенные часы. - Мне нужно еще с пересадкой ехать, так что пора закругляться. Простите, совсем забыла о нормах приличия, Вас заслушавшись. Это же надо столько времени докучать хозяевам!
  
  - Что ты?! Мы же так мило болтали! Если устала, сейчас мы тебе диван расстелем, только помогите мне на кухню все отнести, убирать уже завтра буду.
  
  - Какой еще диван? - настороженно переспросила я. Они что, сговорились с Лидой?
  
  - Вот этот. Ты не волнуйся, он и большой и очень удобный, я сама здесь иногда сплю.
  
  - Спасибо за Ваше гостеприимство, но я - домой. Меня девочки ждут, и вещей нет, и засыпаю на новом месте плохо, - все это я постаралась сказать таким тоном, чтобы ни у кого не возникло и мысли меня уговаривать. Оказывается, эта глупая мысль ни у кого и не возникала.
  
  - Дверь заперта, в окно с десятого этажа ты прыгать не станешь, так что до утра минимум придется тебе потерпеть новое место. Я все сказал, - вот у кого прекрасно получается тон, которого я так безуспешно пыталась добиться, так это у Валерия Павловича.
  
  Все, что я смогла на это ответить, было лишь полное недоумения 'Эээээ....'.
  
  Глава 8
  
  За теплый прием, конечно же, пришлось расплачиваться, и пусть он было вовсе не по моей инициативе и даже почти против моей воли. Если бы я очень хотела, я бы нашла способ уйти, тут и сомнений нет, только, честно говоря, не было у меня особенного желания, тем более что весь вечер я общалась с мамой, а с сыночком-обаяшкой разве что парой фраз перекинулась. Конечно, никто меня не заставлял отрабатывать, кроме собственной совести, только эта дама крайне настойчивая, сказать точнее, назойливая, так что спорить с ней не стала, а отправилась мыть посуду.
  
  Маргарита попробовала негодовать, но уж в этом случае я была непреклонна, так что через пару минут она смирилась и отправилась спать, за ней, еще раз кинув в мою сторону острый взгляд, последовал Валерий Павлович, и мы с Глебом остались на небольшой кухне вдвоем. Друг помогал мне изо всех сил. Он:
  А) крутился рядом,
  Б) хохмил,
  В) вел высокоинтеллектуальную беседу.
  
  И представьте, все три столь сложных дела одновременно и почти не напрягаясь. Правда, не все согласились бы с определением беседы как высокоинтеллектуальной, потому что мы вечно несем всякую чушь. Если бы кто подслушал, подумал бы, что оба - полные идиоты. Кстати, был однажды такой случай, когда мы долго обсуждали тему нашего совместного научного труда, который со временем обязательно должен был стать поводом для вручения Нобелевки. В итоге, решили окислять кислоту, уж не помню, какую именно, каким способом и каким путем пришли к этой потрясающей идее. Помню только, что когда Глеб переслал беседу своему другу, тот в ответ отправил аудиозапись истеричного ржания минут на пять и фразу 'Я чет ничо не понял'. Аурика же написала, что как химику, ей больно это читать, но так мило, когда два человека угорают над тем, что понятно и кажется смешным только им двоим. Да... были времена, когда мы с Глебом понимали друг друга с полуслова, или со слова, в котором три буквы из шести набраны неправильно в результате клацанья по соседним клавишам. Т9-то у меня никогда не работал, впрочем, он бы и не справился с моими письменами.
  
  - Предлагаю поиграть! - неожиданно переключился мой друг. Ну, началось!
  
  - И во что же? Правда или действие? - уж не знаю, по какой причине парни так любят эту тупую забаву. Впрочем, если без пошлости, с чувством юмора и долей изобретательности - может получиться очень весело, жаль обычно бывает с точностью до наоборот.
  
  - Нет. Давай только сначала определимся, на что будем играть: желание, деньги или интерес.
  
  - Учитывая, что я и понятия не имею о правилах? Определенно, на интерес.
  
  - Зря, зря... Риск, все говорят, дело благородное. Ну да что с тебя возьмешь?! Итак, правила простые. Игра называется 'Я знаю' и заключается в том, что мы по очереди сообщаем факты, которые знаем друг о друге.
  
  - И это все? Думаешь, в этом может быть что-то интересное?
  
  - Мы попробуем, если не понравится, займемся еще чем-либо. Заодно, проверим, сколько секретов мы друг другу выболтали.
  
  - Ты можешь быть полностью спокоен - твои секреты будут храниться, как в могиле. Моя память не позволит их выдать. То есть, можешь уже сейчас сказать ей спасибо, потому что ты уже выиграл. А если я не вспомню или не знаю, ты должен сказать?
  
  - Конечно, иначе никакого интереса и не получится.
  
  - Ладно, с поражением я уже смирилась, так что можешь начинать. Только на диван переместимся, раз уж посуда готова.
  
  - Но учти, что нужно подбирать факт или такой же или очень близкий, - воодушевленно кивнул Глеб.
  
  - Не совсем поняла, но, если что, ты подскажешь, - обреченно вздохнула я, усаживаясь на диван по-турецки. Напротив, в полностью идентичной позе расположился парень.
  
  - Все изи. Например, начнем с самого изичного: я знаю, что ты не любишь бургеры и прочий фастфуд.
  
  - ОК. А я знаю, что ты ненавидишь рыбу.
  
  - Принимается, твоя очередь.
  
  Я задумалась: повторять за кем-то просто, а придумать самой, тем более, вспомнить. Ладно, с простого, так с простого, будем действовать по образцу.
  
  - Я знаю, что ты любишь сладкое и биологию, - ухмыльнулась я. Можно было бы сжульничать и отыграть каждый пункт отдельно, ну да ладно, так динамичнее.
  
  - Да, кстати, я все еще жду булочек. А я знаю, что ты любишь темный шоколад, глазированные сырки и учиться вообще.
  
  - Принято, хотя я далеко не все люблю учить, а фрукты все же лучше шоколада. Твой ход.
  
  - Я знаю, что ты вечно опаздываешь! - торжественно произнес Глеб. И надо мне об этом напоминать каждый день?
  
  - Сто раз говорить, что не вечно? Крайне редко, но я тебя пожалею и засчитаю. А я знаю, что ты никогда не опаздываешь, почти никогда, потому что если ты проспал - это уже уважительная причина. А еще ты открываешь двери перед девушками.
  
  - Это прозвучало, как оскорбление. Тебе не нравится, когда перед тобой открывают двери?
  
  - Нравится, особенно в метро и на входе в корпус - они там ужасно тяжелые.
  
  - К тому же, я открываю двери не перед всеми.
  
  - Да, как же ты выбираешь?
  
  - Только перед теми, на кого хочу произвести впечатление.
  
  - Так ты еще и лицемер?! Кстати, можешь засчитать это моим следующим шагом: я знаю, что ты - лицемер.
  
  - Разве что чуть-чуть. Ты меня сбила, чей ход? Ладно, приму предыдущий, хотя это была откровенная лажа, и отвечу на него тем, что я знаю, что ты - трудоголик с синдромом отличницы. Теперь я начинаю. Я знаю, что твой день рождения двадцать первого января.
  
  - Ой, это совсем легко, ты жульничаешь.
  
  - Нет, не жульничаю, нормальный факт. Отвечай.
  
  - Я знаю... - черт, я же знаю! Как можно проколоться на таком? Это же позор. И обидно, наверное, когда твой день рождения не помнят. Что же делать? Когда будет нужно, ВК мне обязательно подскажет, а сейчас я и сама помню, только никак не соображу.
  
  - Можешь рассуждать вслух. Сделаем скидку на ранний склероз.
  
  - Ха-ха, - скорчила я недовольную мину. - Я определенно знаю, что ты - скорпион. Знаю, что родился в ноябре и что число очень легкое.
  
  - Молодец, ты на правильном пути - число очень легкое, первое, что может прийти в голову.
  
  - Фух, точно, первое. Первое одиннадцатое, как я могла забыть. Но это не потому, что мне неинтересно, а потому что ноябрь еще не скоро. Спасибо за подсказку. Ладно, теперь я должна отомстить и придумать что-нибудь, чего ты не знаешь.
  
  - Хорошо, только это было не специально, я думал, что ход будет предельно легким.
  
  - Что поделаешь, душа уже требует мести. Я знаю, что девичья фамилия твоей мамы - Макарова, - победно подняла вверх указательные палец.
  
  - Вот это уж точно нечестно, это ты только сегодня узнала. Я, конечно, не настолько долго знаком с твоей мамой, но, если помнишь, я говорил о возможности близкой темы. Так что я знаю, что ты не хотела бы менять фамилию при замужестве.
  
  - Когда это я такое говорила? Смотря, какая фамилия.
  
  - А то ты не знаешь, какая! Вообще, разница небольшая, несколько букв поменять только, главное, начало не изменится.
  
  - Прям очень смешно! Ты меньше с девушками шути о ЗАГСе и смене фамилии, а то кто-нибудь поймает на слове. А девичья фамилия моей мамы Маркова, так что и здесь мы почти совпадаем.
  
  - А я только с тобой шучу на такие темы, можешь быть за меня спокойна. Так ты не приняла?
  
  - Учитывая, что ты принял день рождения - засчитано.
  
  - Ладно, я знаю, - наконец-то Глебушка задумался, а то все-то он обо мне знает, даже в будущее заглянул, экстрасенс-недоучка, - что... ты ненавидишь халявщиков, лентяев и всех парней, которым все легко дается.
  
  - Принято, - улыбаюсь я, - хотя и не всех. А я знаю, что ты - халявщик, лентяй, и тебе все легко дается.
  
  - Не все и не всегда.
  
  - Почти всегда. Девяносто девять из ста. Но тебя я могу терпеть.
  
  - Аллилуйя. Повезло мне. Но я не согласен, мне все дается не легко, а по заслугам.
  
  - Это - спорная тема. Пора двигаться дальше, но я что-то выдохлась, так что скажу, что я знаю, что у тебя аллергия на кошек.
  
  - Никакой изобретательности в тебе, никакого творческого подхода! Но, раз уж так, то я знаю, что у тебя аллергия на кипарис.
  
  - На цветение кипариса, - решила придраться я, чтобы не оставлять без внимания упреки в отсутствии креативности мышления, - ты биолог, или так себе?
  
  - Я так себе. Разве ты не знаешь, что биоинженер - не очень хороший биолог и очень плохой инженер?
  
  - Ладно, тогда со снисхождением. Блесни новыми идеями, твоя очередь.
  
  - Я знаю, что ты не умеешь кататься на лыжах.
  
  - Ой, подумаешь, зато я умею играть на фортепиано и гитаре. Пусть на гитаре освоила только пару аккордов, а к пианино не притрагивалась последние три года, наверняка, что-то еще умею. Лыжи - не главное в жизни. А вот ты не умеешь разговаривать по телефону! Вот что я знаю.
  
  - Прямо уж, не умею, просто, не люблю. Но я приму этот шаг, чтобы ты на унизительных примерах не начала доказывать обратное.
  
  - Не надо превращать меня в монстра, просто, вспомнила твой первый разговор с моей мамой.
  
  - Но я же потом быстро улучшил ее мнение обо мне.
  
  - Это потому, что ты лицемерно открывал двери.
  
  - Я их и для тебя открывал.
  
  - Возможно... - с сомнением кивнула я. - Думаю, если бы кто-то наш разговор подслушал, решили бы, что мы ругаемся.
  
  - Они же не знают, что это ты меня стебешь все время.
  
  - А кто научил плохому?
  
  - Да, признаю, я сделал из тебя монстра, - и мы дружно синхронно рассмеялись.
  
  - Опять-таки, если бы кто-то услышал, сказал бы, что мы ржем, как дураки, потому что ничего смешного не было.
  
  - Обыватели, - прокомментировал общую приземленность внешнего мира Глеб, использовав любимое ругательство. - Ладно, поехали дальше. Ты же еще не засыпаешь?
  
  - Ты что? Всего два часа ночи! У меня еще даже левый глаз не закрылся, а то, что правый уже давно даже не пытается открыться, так это - незначительные детали. Продолжаем.
  
  - ОК, можешь правый глаз уложить на подушку, - и подушка полетела в мою сторону. Думала было швырнуть ее обратно, но, решив, что сейчас не самое подходящее время для битв, подсунула под одно ухо, наклонив голову к спинке дивана. - Я знаю, что ты ни с кем еще не целовалась.
  
  - Подумаешь, а я знаю, что ты ни с кем не встречался, - вяло отмахнулась я. Нет, подушка была подброшена совершенно не к месту - теперь я, и правда, почувствовала, что один глаз начал закрываться.
  
  - Ты этого знать не можешь, - очень категорично заявил вдруг Глеб.
  
  - Это еще почему? Разве я не права?
  
  - Я тебе ничего подобного не говорил, сто процентов.
  
  - Догадалась сама при помощи дедукции. Это же просто. Вечерами ты почти всегда онлайн и почти всегда отвечаешь, так что не думаю, чтобы у тебя кто-то мог быть. Так, стоп!.. Стоп, стоп, стоп... А откуда бы тебе было узнать историю моих поцелуев? - я даже проснуться от возмущения успела.
  
  - Я и не знал. Это было предположение, основанное... ни на чем не основанное, - заржал нехороший человек, к сожалению, сидевший слишком далеко, так что все, что я смогла сделать в отместку - слегка лягнуть его в лодыжку.
  
  - То есть ты заставил хитростью раскрыть тебе мою самую компрометирующую тайну? - изобразив 'страшные' глаза, спросила я.
  
  - Могу поклясться, что твоей тайной делиться ни с кем не стану. Хотя и не вижу в ней компромата, - отозвался Глеб, все еще выглядящий очень довольным собой, несмотря на пострадавшую лодыжку.
  
  - Как это? Разве не позор для девушки ни с кем, ни разу не поцеловаться до восемнадцати лет!
  
  - Не только до, но и после, - поддел парень. - Впрочем, если тебя это так сильно беспокоит, мы можем исправить ситуацию прямо сейчас.
  
  - Что?! Исправить? Ты серьезно?! - возмутилась я, с удивлением замечая, что взгляд друга на мгновение загорелся, и что во мне, тоже только на краткое мгновение зажегся ответный огонек. Эх, мужчины! Друг или нет, а мысли всегда не прочь в определенную сторону направиться! Впрочем, сама-то я разве не 'эх'?! - Не будем мы ничего исправлять. Ты же свой 'позор' исправить не пытаешься?
  
  - И этим можем заняться буквально сейчас.
  
  Вот теперь я совсем потерялась и, похоже, в какой-то момент перестала следить за ходом его мыслей. Я имела в виду то, что Глеб ни с кем до сих пор не встречался. А он? Он о чем говорит? Знаете что? Я запуталась и распутываться не горю желанием, а то мои разговоры меня же саму ставят в неприятное положение. Неприятное и непонятное. Так что пропустим.
  
  - Это было лажевое предположение. И предложение тоже не особо. Так что я обиделась и хочу спать. Освобождай мою территорию!
  
  - Но ты же простишь меня к утру? - скорчил самую несчастную на свете мину этот тип.
  
  - Учитывая то, что у меня плохая память? Определенно, да! - отозвалась я. А как еще может быть? Я же его всегда прощаю.
  
  Глава 9
  
  Утро в семье Воронов вышло незабываемым. Столько всего сразу, что я не могла до конца разобраться в ощущениях и их причинах. Меня окутала отупляющая сонливость, как в утро первого января, когда ты и не спишь, и не бодрствуешь до конца, когда все проплывает мимо, почти не затрагивая тебя. Этой сонливости противоречило чувство неловкости, побуждающее и к осознанию ситуации, и к хоть какому-то действию. Например, извиниться и уйти. Надо же уйти когда-то, сколько бы ни пытались хозяева задержать меня. Кстати, причины этих попыток я тоже не понимала: сколько можно в гостях оставаться? Поселиться мне здесь, что ли? Ах, да! Примерно это вчера и было предложено...
  
  Неловкость подпитывалась постоянными подколами Валерия Павловича по поводу наших заспанных физиономий. Он снова говорил что-то о двух сапогах и о том, что найти человеке с настолько сходными привычками было сложно. Хотя, что уж легче? Найти того, кто утром в воскресенье не рвется вставать в девять утра? Особенно после того, как заснул около трех. Главное, вчера я чувствовала себя в этом доме вполне уютно и совершенно спокойно. А сегодня... Сегодня у меня даже появилось странное стремление контролировать себя - вдруг что-то не так скажу или сделаю. В общем, стремление выглядеть не собой. Другим человеком. Лучше, интереснее, интеллигентнее, умнее. Наверное, именно об этом и говорил Глеб, запугивая меня.
  
  К счастью, именно он и пришел мне на помощь. Внезапно проснулся (то, что он уже полчаса сидел за столом и пытался жевать бутерброд, не мешало продолжать мирно дремать), оценил мою неловкость и утащил из своего дома, несмотря на бурные протесты Маргариты.
  
  Сначала мы зашли в ближайшее кафе, чтобы выпить кофе, вернее, напоить меня кофе, потому что адекватно действовать я не могла. После кофе слегка полегчало, но не скажу, что все полностью встало на свои места, поэтому я очень обрадовалась, когда Глеб предложил проводить меня до метро и отпустить домой.
  
  Вот только как спустя некоторое время мы оказались в грузинской слободе? Наверное, бодрящий напиток продолжил действие на мой разум, раз я потащила друга туда. Он же звал меня гулять? Так почему бы не сегодня? В результате, выйдя из кафе около двенадцати дня, в девять вечера мы все еще блуждали по Москве, дожидаясь, пока включат подсветку католического собора. Естественно, во время прогулки мы еще два раза оседали в небольших кафешках по дороге, потому что ноги хоть и тренированные, но не казенные, к тому же и есть периодически хочется. Потом Глеб доехал со мной до моей станции, но поддался на уговоры не провожать дальше и отправился домой. Вот тогда я и вспомнила, сколько всего планировала сделать и не сделала в эти выходные. Уборка, закупка продуктов, стирка, занятия английским... Мда... Что сказать?! Да здравствует деградация! Выходные придумали специально для того, чтобы люди отдыхали, а не затем, чтобы сделать все накопившиеся за неделю дела. И чему накапливаться? Я меньше недели, как из дома приехала. Можно расслабиться и подеградировать спокойно.
  
  Вернувшись, я рухнула на кровать, не переодеваясь: ныли все мышцы, будто я не гуляла, а занималась силовыми тренировками несколько часов. Ладно, ноги гудят, все-таки мы прошли тридцать пять тысяч шагов, если верить моему шагомеру, а это - рекорд всей моей жизни. Но почему так трудно поднять руку? Почему ноют мышцы спины и пресс. Ах, да, пресс от постоянного смеха, иначе с Глебом и быть не могло?
  
  - Что не здороваемся? Что это мы все из себя такие загадочные? - меланхолично протянула с соседней койки Лидуся.
  
  - Привет, родная, - мечтательно отозвалась я.
  
  - Ну, что? У вас все было? - глядя на меня, как следователь на подозреваемого, вкрадчиво поинтересовалась подруга.
  
  - Абсолютно все: и знакомство с мамой, и знакомство с дедушкой, и прогулка на весь день.
  
  - То-то ты так улыбаешься, как будто тебе щеки к ушам пришили, от знакомства с дедушкой, наверное.
  
  - Страшную картину ты рисуешь, не хочу даже выяснять, что она могла бы обозначать: щеки к ушам - жесть.
  
  - Означает, что ты пытаешься, но не можешь перестать лыбиться. Раздражает, знаешь ли.
  
  - И какая ты после этого подруга? Если тебя раздражает мое хорошее настроение? - удивилась я, перевернувшись на бок, чтобы лучше видеть соседку.
  
  - Сама посуди: я с Васькой встречаюсь больше года. У нас все есть: постоянство, секс, цветы там всякие, подарки, признания в любви. Но!.. Ни разу ему и в голову не пришло, что меня надо с мамой знакомить или, на худой конец, с сестрой. Что там с мамой?! Я и с его друзьями почти незнакома. О чем это говорит?
  
  - Лидусь, это совершенно ни о чем не говорит, ерунда это, люди разные и ведут себя по-разному. Вот если бы твой Васька меня с мамой познакомил, тогда - да! - я едва успела отбить полетевшую в мою сторону подушку.
  
  - Этого еще не хватала! - хихикнула подруга.
  
  - С Маргаритой мы очень давно были заочно знакомы, вот она и пригласила меня. Когда ты уже поймешь, что с Глебом мы только друзья?
  
  - А знаешь, что думал по этому поводу Оскар, мой любимый, Уайлд?
  
  - По поводу меня и Глеба? - невинным тоном поинтересовалась я.
  
  - Ага, он определенно отвечал на твои измышления, когда изрек, - Лида многозначительно подняла указательный палец, - дружба между мужчиной и женщиной невозможна. Страсть, вражда, обожание, любовь - только не дружба.
  
  - На самом деле он говорил не об обожании, а о преклонении, что, согласись - не одно и то же. И Оскар, твой любимый, Уайлд был, конечно, крайне умным товарищем, но что он мог понимать в отношениях мужчин и женщин, если сам был приверженцем однополой любви? Жена у него, конечно, была, так что он вполне мог на ее примере изучит все тайны женской психологии, но все равно, что мог... сексуальный меньшевик понять о женщинах?
  
  - Сексуальный меньшевик? Ну, ты загнула! Мне даже обидно за Оскарика. Возможно, он ничего о женщинах и не понял... - Лида задумалась, видно продолжения этой мысли пока в ее голове не было.
  
  - А возможно, он знал о них слишком много - поэтому и предпочитал мужчин, - подсказала подруге.
  
  - Точно! Так все и было.
  
  - А Бисмарк сказал, что дружба между мужчиной и женщиной слабеет при наступлении ночи, и что? Ночь настала, и? Ничего не ослабело! То есть не ослабло.
  
  - Вы что даже не целовались?
  
  - О, Господи! Лида! Повторяю еще раз по слогам: мы дру-зья. Все. Разговор окончен!
  
  - Подумаешь, со мной же ты иногда целуешься, разве от этого мы перестаем быть друзьями. Иди-ка сюда, я тебя засосу, - соседка сложила губы трубочкой и потянулась в мою сторону.
  
  - С кровати свалишься, - предупредила я, отталкивая ее физиономию ладонью.
  
  - Эх, не друг ты мне, - грустно резюмировала девушка.
  
  - Друг, друг, я тебе только что жизнь спасла, между прочим: свалилась бы на пол, головой ударилась и того.
  
  - И не мечтай! Я еще поживу и тебя еще достану своими расспросами. А смотрит на тебя Глеб не по-дружески, можешь говорить, что захочешь.
  
  - Еще слово... - грозно предупредила я.
  
  - Я все сказала! Кстати, фотки есть?
  
  - Есть немножко, - я протянула соседке телефон.
  
  - И все? Блин, почему ты никогда не селфишься? На фига мне все эти здания, пейзажи и прочая мура?
  
  - Красиво же! Смотри, какой собор!
  
  - Ничего ты не смыслишь в красоте! Вот где красиво! - и соседка протянула мне ноут с открытой фоткой, на которой она страстно целовалась со своим Васенькой.
  
  - Фу! - поспешила я закрыть картинку. - Кто же такое напоказ выставляет?
  
  - Все. Я еще и на страничке выложу.
  
  - Ты бы еще видео с вашей страстной ночью выложила, - предложила я: никогда не понимала людей, стремящихся выставлять напоказ собственную личную жизнь. Ведь личное никогда не должно становиться общественным, разве не так?
  
  - Ой, ладно! Ханжа! Там, кстати, еще фотки есть, как ты любишь - с пейзажами. Можешь посмотреть.
  
  - Надеюсь, я могу делать это, не опасаясь за собственную психику?
  
  - Можешь, а если что - я не виновата в том, что она у тебя такая слабая.
  
  Я стала листать фотографии, все равно, сил на то, чтобы разобраться со всеми 'висяками' нет. И завтра, похоже, тоже не будет, хорошо, если я смогу встать и дойти до универа. Даже после эпичного забега я не чувствовала себя такой измочаленной. Надо только, чтобы Лидуся не заметила, а то могу себе представить, какие комментарии меня ожидают.
  
  И правда, больше ничего столь откровенного, как на последнем фото не было: была прогулка по парку, весьма неплохие изображения подруги, вид на реку и так далее. Несколько фоток бойфренда соседки, дальше шла весьма профессиональная фотосессия у моря, портретные изображения и стандартный девчачий набор: Лида, запрокинув голову в профиль, рука на бедре на фоне какого-то итальянского пейзажа, Лида обняв колени грустит на перилах каменного мостика, Лида в прыжке на Красной площади и так далее.
  
  - Это Васька делал? - показала я одну из картинок, выглядевшую совсем уж качественно.
  
  - Ага, его хлебом не корми, дай кого-нибудь щелкнуть.
  
  - Пусть меня щелкнет в следующий раз.
  
  - Я сколько раз предлагала, а ты только фыркаешь, - справедливо заметила подруга.
  
  - Я же не знала, что он у тебя профи, уважаю. Ох, ты! Лида снова целуется и уже вовсе не с Васькой! Он это видел? - заметила я еще одно изображение чьего-то темноволосого затылка.
  
  - Это еще до Васьки было, - пробурчала Лидия, отбирая ноут и закрывая папку.
  
  - Лида, а... кто это? - мои всегда сухие ладони за мгновение вспотели, и к лицу прилила кровь. Потому что... потому что я, кажется, знала, чей затылок только что лицезрела.
  
  - Слушай, это было черте когда, не заводись!
  
  - Это - Глеб?!
  
  - Вы же только друзья, - язвительно заметила девушка. - Что ты психуешь?
  
  - Я не психую. Неприятно, что он мне ничего не говорил. И ты, кстати, тоже, - голова слегка закружилась, а внутри вдруг стало пусто, но эта пустота, вместо того, чтобы быть легкой, тянула вниз неподъемной тяжестью.
  
  - Не о чем говорить было: мы и встречались всего пару недель, случайно в Москве пересеклись. Слушай, это еще позапрошлым летом было, нашла, о чем вспомнить!
  
  - Позапрошлым летом, - без всякой интонации повторила я. Именно тогда мы так и не смогли пересечься ни разу, именно тогда сообщения от Глеба появлялись все реже, именно тогда я поняла, что дружба между мужчиной и женщиной должна существовать, или... или мне не останется совсем ничего... - Действительно, не о чем вспоминать. Слушай, я так устала. Давай спать.
  
  
  Глава 10
  
  вчера
  
  
  Глеб Ворон: Ты добралась до общаги?
  Глеб Ворон: Вера, ответь, где ты?
  Глеб Ворон: Блин, Вера, совесть имей!
  Глеб Ворон: Ладно, я не гордый, могу и подружке твоей написать
  
  сегодня
  
  Глеб Ворон: Так и не появилась, да? И где теперь МОИ сердечки? Где зевающие котики, где дрыхнущие звери, непонятного происхождения, где хотя бы огурец, пускающий слюни?
  Глеб Ворон: Ничего, Вера! Ничего нет! Но я желаю тебе спокойной ночи и самых распрекрасных снов и лови мой десяток сердечек.
  Глеб Ворон: Доброе утро
  
  Вера Волошина: привет
  
  Глеб Ворон: Ты куда пропала?
  
  Вера Волошина: разве лида тебе не ответила?
  
  Глеб Ворон: Только написала, что ты пришла и все нормально
  
  Вера Волошина: я вырубилась
  
  Глеб Ворон: вухороскылоиом! Это я тебя так вымотал?
  
  Вера Волошина: наверное
  
  Глеб Ворон: Все в порядке?
  
  Вера Волошина: Да.
  
  Глеб Ворон: Да точка? Ты странно отвечаешь
  
  Вера Волошина: нормально
  
  Глеб Ворон: Жду на остановке
  
  Вера Волошина: хорошо
  
  - Встречать меня каждое утро на остановке совершенно необязательно, тем более что на днях должна дасовозка заработать, - предупредила Глеба, который, как обычно подал руку, чтобы помочь мне выйти из трамвая.
  
  'Милый, хорошо воспитанный мальчик', - повторила про себя мамины слова в очередной раз. Только сейчас эта обычная мысль вызвала необычно горькое послевкусие. Необычным было и то, что парень не выпустил мои пальцы, как делал всегда, а продолжал их удерживать. Его тепло я ощутила мгновенно и мгновенно поняла, что этого тепла мне и не хватало. И не будет хватать снова, потому что руку я отняла и сунула в карман плаща.
  
  - Что такое 'дасовозка'?
  
  - Автобус прямо от ГЗ (главное здание МГУ, находится в непосредственной близости от здания биофака) до ДАСа.
  
  - Вас из дас?
  
  - Знаешь, сколько раз я уже слышала этот вопрос и именно в такой постановке? Так что если ты пытался шутить, то ты неоригинален. Наша общага так называется.
  
  - Я понял. Только не понял, почему не нужно встречать тебя утром. И почему у тебя такое настроение, вроде вчера все было прекрасно?
  
  - Вчера все было прекрасно, - я остановилась и развернула парня к себе лицом, я хотела видеть его взгляд, когда скажу это, - пока я не увидела фотографию, на которой ты сосался с Лидией.
  
  - Что?! Что за бред?! - лучше бы я не видела его взгляда, потому что не хотела осознавать, что врет он с легкостью, достойной самого последнего вруна.
  
  - Это - не бред, зая... Это - фото.
  
  - Когда ты начинаешь называть меня 'заей', я понимаю, что дело совсем плохо.
  
  - Нехорошо врать друзьям, - язвительно заметила я.
  
  - Когда это я тебе врал? Да еще по такому поводу?
  
  - Ты сказал, что ни с кем не встречался.
  
  - Это ты сказала, что я ни с кем не встречался!
  
  - Но ты принял.
  
  - В правилах ничего не было сказано по этому поводу.
  
  - Ну, ОК, - кивнула я, развернулась и быстро пошла в сторону учебного корпуса.
  
  - И что значит это 'ну, ОК'? - догнал Глеб.
  
  - Ничего.
  
  - Не находишь, что общаться с людьми было бы куда как легче, если бы они говорили, что думают прямо.
  
  - Я говорю прямо: чтобы ты ни думал, это было не очень красиво.
  
  - Я не знаю, о чем ты вообще говоришь, - уверенно заявил Глеб, снова беря меня за руку. Я усмехнулась: когда-то я мечтала об этом, о таких вот простых, ни к чему не обязывающих прикосновениях, но никогда не думала, что их причиной может стать подобный разговор.
  
  - Летом, когда ты уехал в Москву и не смог выкроить нескольких часов в своем плотном расписании, чтобы просто погулять со мной, ты нашел две недели, чтобы замутить с Лидой. Я не против - мути, с кем хочешь, только какого черта ты морочил голову мне?! Морочил голову тогда и пытаешься делать это снова?! Какого хрена?! Лида рядом, даже не в соседней комнате, кроме нее вокруг полно девчонок, почему ты снова подкатываешь ко мне?! Чтобы снова в итоге гулять с ними?!
  
  - С кем, с ними?! Я хочу с тобой! Хотел тогда и хочу сейчас! Не знаю, что наболтала Лидка и не знаю, о какой фотографии ты говоришь. О том, что все это было год назад напоминать не стану, ты и так прекрасно это помнишь!
  
  - Ты встречался с ней! Ты встречался с ней и не сказал мне об этом ни слова!
  
  - Я никогда не встречался с ней! Она мне никогда не нравилась, и ты прекрасно об этом знаешь. Да, мы гуляли пару раз, возможно, целовались, но чисто по-приятельски, а не так, как ты говоришь.
  
  - Возможно, сейчас ты сам веришь в то, что говоришь, вот только Лида говорит иное. И у меня нет причин не верить ей, так же, как и нет причин не верить тебе. Поэтому я задам только один вопрос: почему ты почти перестал писать мне именно в это время?
  
  - Да потому!.. - Глеб остановился, будто останавливая себя насильно. - Хорошо, пусть так: я встречался с ней, я с ней, как ты поэтично выразилась, сосался, пусть даже я ее трахал, в конце концов, что дальше? Что дальше, учитывая, что это было хренову уйму времени назад, и ты не один раз дала мне понять, что мы - только друзья?!
  
  - Она тебе не нравилась, и при этом ты с ней встречался?
  
  - И что? Парни часто делают это. Подвернулась подходящая девочка, которая не против, почему нет, - жестко отрезал тот, кого я считала другом.
  
  - Потому что ты - не те парни, которые часто, ты - не как все, ты - не они. Поэтому мы с тобой и общались.
  
  - Знаешь в чем твоя проблема, Вера? Ты меня придумала! Таким, какого захотела видеть! И никакого отношения ко мне реальному все это не имеет! Я - не и-де-а-лен! Идеальных людей не бывает!
  
  - Хорошо, ты прав. Мы все выяснили, осталась одна проблема: если ты не идеален, зачем ты мне? - удерживая внешнее спокойствие из последних сил и стараясь не орать в ответ тоже из последних сил, тихо спросила я.
  
  - Ну, что же... Иди поищи того, кто будет соответствовать твоим завышенным запросам... Перфекционистка! - последнее слово он выплюнул как самое грязное ругательство.
  
  Я развернулась и, не ускоряя шага, пошла к корпусу биофака. Теперь было легче: со спины он ни за что не понял бы, что слезы уже катятся из моих глаз. А что думали случайные свидетели - меня вовсе не волновало в это утро, у меня были проблемы поважнее.
  
  Глава 11
  
  К счастью, подгоняемая неприятными мыслями, сегодня я выскочила достаточно рано. Достаточно рано для того, чтобы узнать все, что обо мне думает мой бывший друг, достаточно рано для того, чтобы прореветься в туалете и достаточно рано для того, чтобы умыться, прийти в себя и нанести макияж. Такой, чтобы никто, кроме невольных (или вольных) свидетелей истерики не смог бы определить, что я только что лила слезы. Но оказалось, что появилась я недостаточно рано, чтобы занять место. По ошибке или специально, химфак загнал нас в слишком маленькую аудиторию, куда могло поместиться не больше ста человек. Через пару недель еще и свободные места появятся, но в начале сентября, пока студенты еще полны ярым энтузиазмом, здесь было не протолкнуться. На рядах, где расположились мои друзья, втиснулась вся наша группа. Достаточно дружная группа, чтобы забить местечко для товарища. Только обо мне все забыли, включая тех самых друзей. Это потому что я никому не нужна. Потому что я никчемная, занудная, тупая перфекционистка с кучей проблем, в которой все рано и поздно разочаровываются. Скорее - рано, чем поздно.
  
  На глаза снова навернулись слезы, но я смогла удержать их, в очередной раз отпив несколько глотков воды. Так скоро и мой постоянный запас закончится, а ведь именно он обычно спасает в самые тяжелые моменты. Сделал несколько глотков - и слезы, вместе с водой опустились куда-то вглубь, чтобы некоторое время продержаться там. Недолго, конечно. Потому что в таком состоянии, как у меня сейчас, всякая фигня вызывает паршивые мысли, способные вывести из равновесия на раз. Тут уже не воду нужно пить, а коньяк. А тем, кто коньяк и прочие спиртные напитки не переносит на дух, как я - хотя бы валерианку.
  
  Андрей помахал и скорчил виноватое лицо, Марина крикнула что-то по поводу того, что они думали, что я уже не появлюсь, Гайка попыталась растолкать сидящих рядом, чтобы образовалось свободное место, Сергей (все-таки хорошее воспитание сразу видно) порывался освободить свое место для меня. Стало легче - напридумывала я всякой ерунды, а друзья меня любят, и вовсе я им не надоела. Настроение чуть-чуть улучшилось, на душе потеплело, я улыбнулась всем сразу, помахала ручкой и сказала, что пристроюсь где-нибудь. Втискиваться в центр плотной толпы не было ни малейшего желания, тем более что обычно я старалась занимать место с края, чтобы хотя бы с одной стороны никто не подпирал плечом.
  
  Некоторые уже начали устраиваться на ступеньках, только меня такой расклад сегодня совершенно не устраивал. Видно, перепсиховав с утра, я надела юбку, что оказалось весьма некстати. Тем более что длина ее была такой, что едва прикрывала то место, на которое некоторые особы любят искать приключения. В итоге лестница отпадала. Но, стоило присмотреться повнимательнее, как я обнаружила, что на одном из верхних рядов было вполне достаточно свободного места, чтобы, сдвинув вольготно развалившихся парней, разместить на краешке худенькую меня. И знаете, что еще я обнаружила? Что ближе всего к проходу именно на этом ряду расселся товарищ вообще не из нашего потока! К нам конечно, несмотря на строгую пропускную систему, забегают на огонек чьи-нибудь друзья, но смысл оставаться на лекцию по органике для биофака?! И конечно, когда здесь и без него не протолкнешься и дышать совершенно не чем.
  
  - Можно слегка уплотниться? - не особенно вежливо потребовала я. Правда, сразу же мне стало стыдно: пришел человек не вовремя, плохое у меня настроение или жизнь в целом - полное фу, ни один из этих факторов и даже все они вместе взятые - не причина, чтобы на людей наезжать.
  
  - Только если вежливо попросишь, - сложив руки на груди, заявил чужак.
  
  На такого наедешь, как же! Я, конечно, не сторонник ярлыки на людей вешать, но передо мной настоящий бандюган: взгляд до неприличия циничный, ухмылка гадкая кривая, часть головы выбрита, причем с какими-то узорами, с противоположной стороны волосы длинные и на правый глаз падают - ходячий кошмар! А рука! Правая рука покрыта татуировками. Вся! Потому что от запястья до закатанного рукава все сплошь цветное, а из воротника на шею странные хвосты тянутся. Брррр! Жуткий тип! А если пропустить лекцию? Не, если пропустить, в жуткого типа наш лектор превратится на экзамене, размажет меня по стенке и выставит на обозрение остальных студентов. Ничего, сегодня я злая, так что меня и сам Фредди Крюгер должен бояться, не то что какой-то полу-обритый парень.
  
  - Вежливо? - с угрозой переспросила я. - Могу и вежливо. Подвинь свою татуированную задницу, пожжжжалуйста!
  
  - Как же так? И это - интеллектуальная элита России? - возмущенно поднял руки к потолку парень, будто призывая кого-то наверху в свидетели. Наверху не было никого, даже мух. Нет, он никакой не бандит, он - обычный татуированный клоун.
  
  - Слушай, может, хватит? Я сегодня в неподходящем настроении для цирка. К тому же, то, что ты изображаешь из себя придурка сидя, когда перед тобой уже минут десять стоит девушка, элементарно показывает полное отсутствие у тебя воспитания, - устало сказала я, бросая рюкзак на стол. Пусть делает, что хочет, а я отсюда не уйду!
  
  - Ну, присаживайся уже, пожжжалуйста, - скопировал меня тошнотворный тип, не отводя глаз от моих ног. - Парни, двигайте задницы, видите, какой озлобленный котенок, я дрожу от ужаса. Спрячь уже свои коготки, киска, я разрешу тебе поточить их позже о мою спинку в твоей розовой спаленке.
  
  Парни дружно заржали и не менее дружно начали сдвигаться в сторону. Наконец-то! Чудеса случаются! Боже мой! Ведь некоторые на самом деле думают, что это - интеллектуальная элита России! Как же они неправы!
  
  - В моей спаленке ты сможешь оказаться разве что если на мои похороны решишь заглянуть, но и тогда я не буду рада тебя там видеть. А вам реально смешно, или вы просто решили поорать, чтобы поддержать товарища? - обратилась я к 'элите', усаживаясь на край. Придурок не особенно обделил себя, продолжая сидеть не менее вольготно, чем до моего появления. Больше вид сделал, чем выделил мне место. - Потому что если вам смешно, то человечество неминуемо движется к полной безоговорочной деградации.
  
  - Невероятно злые девочки у вас учатся, - продолжать ерничать идиот, - а какие плохие слова знают! Татуированная задница! Даже я вздрогнул. Кстати, с чего ты взяла, что она у меня татуированная? Можешь взглянуть в самое ближайшее время и убедиться в том, что именно там у меня ни татушечки. Впрочем, ради тебя я готов изменить картину. Что бы ты хотела видеть на моей булке: собственное имя или сразу портрет в профиль? Можешь даже выбрать правую или левую.
  
  - Да иди ты! - отмахнулась я. Больше он мне не был нужен: место я отбила, так что теперь пусть развлекает себя сам без моей помощи. Чувство юмора, надо сказать, так себе, стендапом много не заработать. Разве что пару десятков гнилых помидоров.
  
  - Не, обычно она не злобная. Это же Волошина, она или молчит, или ноет, но не ругается, нет. Ты ее довел. Или это ПМС, а Волошина? - не отставал один из 'группы поддержки'. И с этим человеком я учусь в одной группе! Казался почти нормальным...
  
  - Багричев, а ты новую аббревиатуру выучил и теперь все случаи, когда девушка открывает рот, связываешь с наличием у нее ПМС? Отвалите уже от меня!
  
  Нет, нет, нет, мужчины - сплошное разочарование! Стоит им собраться в стаю - мгновенно превращаются в тупых животных: ржут, как кони, пахнут, как гамадрилы, а их мозг, и без того не особо функциональный, в одно мгновение съеживается до размеров мозга рыбки. О воспитании вообще умолчу: уже девчонок пять разместились на лестнице, а эти павианы сидят, и глазом не моргнут.
  
  К счастью, появился Суворов и, не отвлекаясь на разные мелочи типа приветствия, начал лекцию. А я больше не отвлекалась на замечания животного мира, пока не потерявшего дар человеческой речи, потому что записывать за лектором было весьма проблематично: Суворов был динамичен, напорист и говорил только по делу. То есть, чтобы записать за ним все, что хочешь, необходимо обладить скоростью письма как у профессиональной стенографистки. Я такими навыками не обладала, поэтому строчила, как заведенная, а то, что на меня в упор пялится сосед неприятной наружности и еще более неприятного поведения, меня почти не отвлекало. Я уже говорила об отсутствии представления об элементарных нормах поведения в обществе у некоторых татуированных? Что, уже несколько раз? Но здесь такой запущенный случай, что можно повторить. Кстати, со временем я почти привыкла и почти перестала беситься.
  
  Только по прошествии почти часа напряженного конспектирования, я совершила непростительную ошибку. Устав сидеть в одной позе, я, по привычке, откинула крышку стола, закинула ногу на ногу и переложила тетрадь на колено. Все конспекты у меня были в твердых обложках, специально подобранные так, чтобы можно было писать хоть на весу. Это было не совсем удобно, но лучше, чем ничего. Было бы лучше, если бы... если бы я вдруг не обнаружила, что татуированный сосед уютно расположил огромную горячую ладонь знаете где? На моем, блин, колене!!!
  
  - Ты неплохо конспектируешь, - вкрадчиво прошептал придурок, - я позже сфотографирую, ОК? - и нежно так эту самую коленку сжал.
  
  Если до этого момента я еще как-то себя контролировала, надеясь на то, что к идиоту вернутся остатки разума, и он исправит ситуацию, то сейчас я уже ни о чем не думала, потому что бешенный гнев заставил мозг отказать полностью, и я... Я со всей силы воткнула ручку в его кисть!
  
  Несколько секунд я недоуменно пялилась на дело рук своих, потом в ужасе одернула руку, письменный прибор легко вышел из раны, и вслед ему побежала алая струйка, собираясь лужицей на моей ноге. Мало понимая, что вообще делаю, я вскочила и рванула вон из аудитории.
  
  Добежав до укромного уголка, в котором и на переменах никого обычно не бывало, не говоря уж о парах, упала на пол, прислонившись спиной к стене. И конечно, снова зарыдала. Нормальна ли я вообще?! Покалечила парня и сижу здесь, реву. Все очень логично. Что творится со мной? Я же никогда никому больно не делала, даже комара жалко было прихлопнуть. А тут всего-навсего плохое настроение, всего-навсего очередное разочарование, всего-навсего очередное неудачно почти влюбилась, и я превратилась в настоящего монстра. Самое ужасное - перестать быть собой, и именно это случилось со мной сегодня.
  
  - Поднимай попу с холодного пола, прекращай сверкать нижним бельем и вытирай сопли, Суворов не любит, когда его игнорируют, - раздалось над ухом.
  
  Я подняла голову, проморгалась и с удивлением обнаружила татуированного, примостившегося рядом. Пришел, предъявить претензии? Бросила взгляд на разрисованную руку - кровь продолжала течь.
  
  - В медпункт надо, - кивнула я.
  
  - Не, само пройдет, я врачей боюсь, - ответил тот. Так разве можно, чтобы брутальный парень первой встречной признавался, что чего-то боится? Неправильный брутал какой-то. К тому же все эти 'татушечки', 'спаленки' и прочие уменьшительно-ласкательные... Может, играет не за тот лагерь? Ну, там, вечерами в клубе, весь в коже, танцует танго и таким же татуированным и так далее. Впрочем, голубой окрас еще не лишает человека права на то, чтобы ему оказали первую медицинскую помощь в трудную минуту.
  
  - Я тебе сама все заклею, много ума тут не надо, только лейкопластырь взять. Зашивать, надеюсь, не придется.
  
  - Зашивать не будем. Готова к оказанию первой помощи раненным? - он быстро вскочил и протянул руку мне. На полу остались красно-коричневые капли. - Только если ты продолжишь рыдать, приклеишь что-то не то и не туда.
  
  - Я больше не рыдаю, - шмыгнула носом я.
  
  - Не рыдаешь, но на грани, что тоже хреново. Знаешь, как настоящие мужчины боятся женских слез?
  
  - А ты - настоящий? - хмыкнула, полная сомнений.
  
  - Судя по тому, что почти не боюсь, наверное, не вполне, - честно признался татуированный. - Так что там у тебя? Парень бросил?
  
  - Это - единственное, что могло у меня произойти?
  
  - Что же еще? Сессия - не скоро, и я очень надеюсь, что ничего реально страшного не случилось. Никто там не умер и так далее.
  
  - Слава Богу, нет, - подтвердила я.
  
  - Что остается?
  
  - Да.... Девушки - примитивные существа, и список проблем крайне ограничен.
  
  - Люди вообще достаточно примитивны, - успокоил меня парень.
  
  - Эх, зачем ты мне это сказал, ведь я надеялась на лучшее, - пробормотала гнусаво, - как зовут?
  
  - Что? Ты решила познакомиться? Неужели? Поверить не могу?!
  
  - Ладно уже... Спасибо за поддержку. Ты, конечно, вел себя, как полнейший придурок и, в общем-то, получил по заслугам, но... Я не хотела тебя ранить, правда. Так как зовут?
  
  - Дани.
  
  - Дани? Это от Даниил?
  
  - Не спрашивай, - отмахнулся парень.
  
  - Неужели все настолько плохо? Признавайся, иначе я начну угадывать, а фантазия у меня очччень богатая, - пригрозила, слегка ткнув татуированного в бок локтем.
  
  - Добить решила? - отскочил тот в притворном ужасе.
  
  - Думала, тебе уже ничего не страшно. И все-таки? Данияр? Данир? Даниф? Даниал?
  
  - Такие имена существуют? Или ты их только что придумала?
  
  - Понятия не имею. Я их придумала, но это не означает, что их не существует. Черт, меня уже распирает от любопытства! Будет обидно, если ты меня разочаруешь каким-нибудь Даниэлем, - пожаловалась я.
  
  Вот тебе и здрасте! Прошло несколько минут, и мы уже беседуем, как давние друзья. Друзья? Нет уж! Хватит с меня друзей! Ой, а что это его так перекосило?
  
  - Ты знала! - возмутился Дани. Кстати, неплохо звучит. Нежненько так, правда, совершенно не подходит татуированному.
  
  - Реально?
  
  - Или ты снова придумала? Все говорят, что и такого имени тоже не существует.
  
  - Они неграмотные. Со мной в садик Даниэль ходил, так что не я придумала, определенно. И знаешь, что? Его старшего брата звали Даниил, а младшую сестру Даная.
  
  - Я думала, что только у моих родителей настолько странная фантазия. Моего старшего брата тоже зовут Даниил. Я бы предположил, что мы ходили в один садик, но сестры у меня нет.
  
  - И, слава Богу! Той повезло меньше всего. Ты еще счастливчик. А Дани вообще звучит мило.
  
  - Рад, что тебе нравится, но в том-то и дело!
  
  - Да, ладно! Должно же и в тебе быть что-то милое. Стой здесь и никуда не уходи! Скорая помощь уже спешит к тебе, - строго приказала я и открыла дверь медкабинета.
  
  Не меньше десяти минут мы отмывали кровь, потом сушили руку, чтобы лейкопластырь приклеился, потом я ходила в медкабинет снова и уговаривала медсестру выдать добавку, потому что первая партия естественно не прилипла. Когда, наконец, с проблемой справились, снова уселись на полу, чтобы передохнуть после тяжкого труда.
  
  - Это было сложнее, чем я думала, - пожаловалась, сдувая с лица мокрую прядь. Почему, пока я отмывала чужую руку, умудрилась намочить собственные волосы, понятия не имею.
  
  - Все потому, что у тебя нет навыка. Со временем будешь это делать на раз-два.
  
  - Не думаю, что будет много поводов для тренировки, - пожала я плечами, - раньше же не было. Или ты считаешь, что теперь я на всех буду бросаться с заточенной ручкой наперевес?
  
  - Поверь, поводы у тебя будут. Так что все-таки случилось? На пару возвращаться поздно - придется признаваться.
  
  - Придется возвращаться, потому что вещи забрать надо. Не знаю, как Суворову в глаза посмотрю, - покаянно вздохнула я.
  
  - Брось. Парни соберут вещи и притащат на следующую пару, а с Суворовым я поговорю. А тебе придется каяться.
  
  - Это глупо, - призналась честно.
  
  - Да пофиг. Зато после того, как ты мне все расскажешь, слезы уже не будут вот тут стоять, - и он показал на свое горло. - И не будет больше риска снова зареветь среди лекции.
  
  - Больше не должна. Ладно, но это жутко глупо на самом деле... Я дружила с парнем. Он мне нравился, как друг, ничего больше не чувствовала. Мы постоянно общались через ВК. Он мне все время намекал очень-очень откровенно, что я ему нравлюсь вовсе не как друг. Почти ежедневно. И я... начала влюбляться, или показалось, что начала влюбляться, или влюбилась... И... он перестал намекать, а потом и писать перестал. Не совсем, но несколько сообщений в день, совершенно пустых. Теперь он приезжает сюда учиться и начинает постоянно за мной ходить. Вроде мы и не переставали переписываться. И снова намеки. Встречал меня, провожал, звал гулять. И тут я узнаю, что мы не просто так прекратили переписку, а он тогда встречался с моей подругой.
  
  - И когда же это было? - насмешливо поинтересовался парень.
  
  - Это не важно. Давно, но не в этом дело. Просто тогда он мог встречаться со мной, а выбрал ее. Разве сейчас что-то изменилось? Он мне так же будет пудрить мозг, а потом начнет с кем-нибудь встречаться. А я об этом через год узнаю.
  
  - А как ты узнала в этот раз? Он тебе сказал?
  
  - Ну, что ты! Он же парень порядочный и друзьям о своих отношениях с девушками не рассказывает.
  
  - Пошли на улице посидим, уже перемена начинается, - Дани снова протянул мне руку, помогая встать.
  
  - Может, сразу на пару?
  
  - Ты еще не готова. Сеанс психотерапии не окончен.
  
  - Так у нас сеанс, доктор? Где же Ваша кушетка? И хватит ли у меня наличных, чтобы расплатиться?
  
  - Не волнуйтесь, больная, мы принимаем натурой, - утешил 'специалист'. - Так вот что я скажу: этот пацан тебе вообще не подходит.
  
  - И почему же?
  
  - Он слишком мелкий. Хочешь быть нянькой, пока мальчик не подрастет и не поменяет тебя на кого-нибудь?
  
  - Почему обязательно именно он должен поменять?
  
  - Потому что с нянькой нельзя жить постоянно.
  
  - Не знаю, насколько это разумное замечание, но мне никогда не казалось, что именно нянька ему необходима... А ты откуда знаешь, что он - пацан?
  
  - Он же за тобой постоянно таскался, я видел.
  
  - Интересно, почему я тебя не видела, а ты видел даже кто за мной 'таскался'? - Дани только плечами пожал вместо ответа. - А ты с какого курса вообще?
  
  - Я, вообще, из твоей группы... теперь.
  
  - Что это значит? Аааа, ты - второгодник!
  
  - Ну, да, был в академке.
  
  - Завалил сессию?
  
  - Даже не пытался сдать. У меня такой сотряс был, что сначала провалялся дома больше месяца, а потом выучить ни фига не мог, полностью память атрофировалась.
  
  - Серьезно? А сейчас?
  
  - Лучше, но не полностью восстановилась.
  
  - Не знала, что бывает настолько плохо. Так ты с первого дня на лекциях?
  
  - Да, пытаюсь примелькаться, может, поставят зачеты из жалости и за старание.
  
  - Тоже метод. А почему я тебя не видела? Не каждый же день новые лица на потоке.
  
  - Наверное, потому что ты на меня не смотрела?
  
  - Ага, а когда смотрела - зажмуривалась.
  
  - Я настолько страшный?
  
  - Нереально жуткий, опасный тип. Зачем так себя уродовать?
  
  - Некоторым нравится. А уж как внимание привлекает!
  
  - Мое не привлекло. И неужели тебе больше нечем привлечь внимание?
  
  - Спросила самая невнимательная и одна из самых незаметных девушек на курсе.
  
  - А как ты определил, что я - одна из самых незаметных? Не собираюсь спорить с очевидным, но за четыре дня заметить одну из самых незаметных - это умудриться надо.
  
  - Мне четыре дня не потребовалось, но когда я пытался узнать твое имя, никто не мог мне дать ответ.
  
  - Я - Вера, - равнодушно пожала плечами. Меня уже сложно чем-то обидеть сегодня. - Зачем было узнавать мое имя?
  
  - И действительно, зачем? Догадаться почти невозможно. Вера, а как ты в МГУ оказалась?
  
  - В каком смысле? Поступила по олимпиаде, - не пойму, что за претензии.
  
  - Не зря говорят, что у олимпиадников уровень обычно ниже, чем у тех, кто нормально сдавал экзамены.
  
  - Это ты к чему? - насторожилась я.
  
  - К тому, что ты потрясающе несообразительна. О, вот и наши вещи идут! - я глянула в сторону химфака и обнаружила того самого Багричева с моим рюкзаком в руке.
  
  - Держи, Волошина. Не представлял, что ты настолько дикая, - в тоне одногруппника я с удивлением обнаружила восхищение, а не осуждение. К чему катится этот мир?! Границы между хорошим и плохим полностью расплылись.
  
  - Обычно я стараюсь держать себя в руках, - совершенно серьезно ответила парню, забирая собственное имущество. Надеюсь, в рюкзаке он не копался.
  
  - Ты иди, иди: принес вещички и спасибо, - великодушно разрешил Багрицкому татуированный, - можешь нам места занять, мы скоро будем. Только с краю.
  
  Да уж! Багричев пал сегодня в моих глазах, ниже некуда. Я бы никогда не позволила так с собой разговаривать!
  
  - Нехорошо людей унижать, - заметила я новому знакомому.
  
  - Плевать. Если человек не против того, чтобы быть униженным, почему бы и нет? К тому же, у мужчин свой стиль общения.
  
  - Убийственная логика! - отмечаю недовольно. Впрочем, это - их личное дело. - Я пойду, а то первую лекцию не закончила, на вторую опоздаю - очень неочень, - и тут же вспомнила, что это - любимая фраза Глеба. Въелся он в мою жизнь довольно крепко.
  
  - Да, пошли. И кстати, если начнешь кому-нибудь рассказывать, что я вытирал тебе сопли все это время - порушишь всю мою тщательно выстроенную репутацию.
  
  - То есть я держу твою честь в своих руках, - хихикнула нервно.
  
  - Вполне можешь меня шантажировать, - подтвердил Дани.
  
  - Постараюсь сдержаться. Надеюсь, как с ручкой не получится.
  
  - Я тоже на это очень-очень надеюсь, - задумчиво покивал головой парень.
  
  Глава 12
  
  - Вера, где ты была? С тобой все в порядке? Что случилось? Что ты с ним делаешь? - набросился на меня Андрей, дожидавшийся у входа в кабинет. Похоже, я произвела неизгладимое впечатление не только на странных татуированных и их товарищей, но и на собственных друзей.
  
  - Все в порядке, Андрюш. Мне надо было воздухом подышать, - устало ответила другу. Устало не потому, что все эти 'приключения' меня утомили, а потому что я представила, как придется объясняться со всей компанией. Что я им могу сказать? Что с катушек слетела? Впрочем, не зря же мы друг к другу в жизнь не лезем, может, этот девиз сработает и сейчас?
  
  - Да, Андрюшенька, с девушкой все в порядке. И знаешь, что я тебе скажу? Это очень важно, так что постарайся услышать и запомнить. Ты слишком долго собирался. И опоздал. Если против пацана ты и мог бы попереть, то против меня - никаких шансов, - влез в разговор татуированный. Похоже, товарищ в лесу вырос, не знает, что вклиниваться в чужую беседу - не вежливо.
  
  - Позже поговорим, - ответил Андрей, так как в нашу сторону уже направлялась Туркин - наш семинарист по биоинфе.
  
  Тоже мне, нашел себе собеседника по интересам! О чем с ним говорить? О качестве мастеров тату? О рэпе, тупых комедиях и крутых тачках? О чем еще говорят такие, как татуированный? Вряд ли его интересы выходят за рамки вышеназванных тем. И что это было по поводу 'переть против'? Что-то я вообще перестала въезжать.
  
  - Волошина, сядь за один компьютер с Волковым, поможешь ему втянуться, - заявил вдруг наш милый Туркин. А ведь раньше я его нежно любила! За что он так со мной?
  
  Кто есть Волков, долго думать не пришлось, учитывая факт, что татуированный дружески сделал мне ручкой. Ага, 'поможешь'! Это в биоинфе?! Спросил бы кто, каких усилий мне стоит от всех скрыть факт моего полного тупизма в данной области. Воот! Теперь-то татуированный все узнает, и уже он меня шантажировать начнет.
  
  - Я, конечно, материалы с прошлого семинара тщательно изучила, только это мне вряд ли поможет. Сам попросился ко мне? - Подтверждающий кивок и довольная улыбка были мне ответом. - Ты совершил большую и почти непоправимую ошибку. И что теперь делать будем?
  
  - Дай подумать... Может, спасать твою честь? - и татуированный бездельник в пять минут, воровато оглядываясь на Туркина, постучал пальцами по клавиатуре и... - Все готово.
  
  - Да ты не совсем потерянный для общества человек! - восхитилась я, рассматривая выполненное задание. - Жаль только что для меня ничего не прояснилось.
  
  - Иди ко мне, - жарко прошептал новоявленный компьютерный гений, - я все проясню. О, господи, что же ты так дергаешься, не завалю же я тебя прямо в лабе! Ближе двигайся, все объясню, это несложно.
  
  Как ни странно, 'это' оказалось совсем несложным. Зря я Туркина любила - Дани бы на его место, и не пришлось бы биологам рыдать над информатикой. За минуту он объяснил то, что наш семинарист полтора часа пытался запихнуть в наши головы.
  
  - Спасибо, прям человеком себя снова почувствовала, а не ошибкой природы. И что ты теперь каждую тему будешь переводить с русского на общедоступный?
  
  - Смотря, что я за это получу... - и Дани-милашка в одно мгновение снова превратился в противного татуированного. Слава Богу, мир не пошатнулся, и все осталось на своих местах. Стабильность - дело хорошее, как ни крути.
  
  - Например... - я сделала вид, что тщательно обдумываю варианты, - например, ничего.
  
  - В таком случае, даже не знаю, стоит ли утруждаться.
  
  - А как же любовь к ближнему, благородство и самопожертвование?
  
  - За халявой - не ко мне. Благородство - не мое кредо.
  
  - А спасание 'сопливых дур'?
  
  - У тебя и с русским проблемы? Всегда был уверен, что правильно говорить 'спасение'.
  
  - Однократное действие - спасение, а когда оно становится рутиной - превращается в спасание.
  
  - Интересно, биолог может выпустить учебник по русскому? Твой стал бы бестселлером.
  
  - Почему бы и нет. Талантливый человек талантлив во всем. Даже лажает талантливо, в чем я и преуспела.
  
  - Волошина, вы закончили? - неожиданно прозвучала за спиной. А даже вздрогнула от неожиданности. - Да, все верно, молодец. Волкову объяснили?
  
  - Как раз этим мы и занимаемся, - встрял Дани, - я еще не совсем понял. Как всегда, талантливо лажаю.
  
  - Не буду мешать. Кстати, Вера, Вы получите свою оценку только после того, как Волков сможет мне в подробностях объяснить выполнение задания.
  
  - Хорошо, - покладисто кивнула я, кажется, покраснев: ненавижу врать. - Я красная? - спросила у татуированного, как только Туркин отошел.
  
  - Как морковка, - подтвердил Дани.
  
  - Морковка - оранжевая, - просветила неуча.
  
  - Значит, ты - оранжевая, - усмехнулся тот. - Что, врать нехорошо, да? Но иногда очень полезно? Будем считать, что это - ложь во спасение.
  
  - Во спасение себя любимой? Хотя, врала не я, так что можно и засчитать. Сделай одолжение, перескажи ему все, что мне рассказывал, не вали уж теперь. И давай уже, начинай, не хочу здесь зависнуть на половину обеда.
  
  - Не беспокойся, думаешь, я жажду здесь поселиться. Сейчас пойду.
  
  Дани отправился к Туркину, а я еще раз выслушала объяснение, надеясь, что уж со второй попытки точно все не только пойму, но и запомню.
  
  - Пора обедать? - спросил Дани, вернувшись к нашему столу.
  
  - Да, да. Все, кто закончил, могут быть свободны, - подтвердил Туркин, и все стали активно собираться.
  
  - А мы что, и обедать теперь будем вместе? - на всякий случай решила проверить я.
  
  - Конечно, кстати, платишь ты. Отрабатывай долг.
  
  - ОК, деваться некуда, - я не могла не согласиться со справедливостью замечания.
  
  - Вера! Что с тобой сегодня происходит? - снова подошел Андрей.
  
  А что со мной? Со мной ничего. Ах, да! С утра было разочарование и крушение надежд. А сейчас? Не знаю, что сейчас, но, кажется, я понимаю, что все, что было - только к лучшему.
  
  - Со мной уже все в полном порядке, - уверенно сообщила я.
  
  - Ты с ним и на обед пойдешь? - возмущенно всплеснул руками мой друг.
  
  Снова глянула на татуированного. Аппетит от такого соседства пропадет, без сомнений. Но что ж поделаешь? Для девушки отсутствие аппетита - только во благо: будет надежда на сохранение фигуры.
  
  - Либо я с ним, либо он со мной, - пожала плечами.
  
  - И что это значит? - агрессивно поинтересовался Андрей. Какой-то он сегодня нервный.
  
  - Я с ним - значит, я без вас; он со мной, значит, мы с вами.
  
  - Предпочитаю первый вариант, но согласен и на второй. На худой конец, - в очередной раз прервал Дани.
  
  - А с тобой я обещал поговорить, - напомнил мой друг.
  
  - Желание контактировать с себе подобными отличает социальную личность от асоциальной, что говорит в твою пользу, но на данный момент у меня есть более приятный собеседник. Так что, прости - придется отложить.
  
  И Дани, не глядя больше в сторону Андрея, потянул меня в сторону выхода. Что за манера тащит меня за руку куда ни попадя? Впрочем, в столовую - не куда ни попадя, место нужное. И поход туда откладывать не стоит, иначе в такую очередь встрянешь, что весь час как раз и простоишь.
  
  Черт, если я после каждого прака по биоинфе буду покупать обед почти на пятьсот рублей, разорюсь на второй неделе. Не выгоднее ли лишиться стипендии?
  
  - Слушай, а у нас информатика сколько семестров? - спросила татуированного, чтобы развеять сомнения.
  
  - Понятия не имею. Уже боишься не справиться?
  
  - По-моему, кто-то слишком много ест. А я отнюдь не миллионер. Через пару семестров придется идти бомжевать, не надо быть Вангой, чтобы это предсказать.
  
  - Без паники! Через месяц будешь сама шарить не хуже меня. Я, правда, и сам далеко не гений, но все лучше, чем полный ноль.
  
  - Полный ноль, надо полагать - это я, - вздохнула печально. - И не поспоришь. Мы можем присоединиться? - обратилась я уже к компании друзей, как всегда облюбовавших столик в дальнем углу.
  
  Возражать никто не стал, хотя во взгляде Андрея присутствовала откровенная враждебность. И зачем он так? Добрый же парень. Конечно, татуированный доверия не внушает, но нельзя же судить о людях по внешнему виду. Да, отрицать не стану, сама часто так и сужу, а сопли татуированный не Андрею вытирал, так что поводов относиться к Дани более снисходительно у него не было. И все же...
  
  - Ты на самом деле завалил третий семестр? Я в том плане, какие там экзамены завальные? Где ждать кошмаров? - бодро поинтересовалась Гайка, явно заметившая напряжение между парнями.
  
  - Это не экзамены виноваты, так что я не совсем в курсе. Ребята говорили, что генетика - полный мрак. Не в смысле, что спрашивают больше, чем давали, спрашивают все то же, но именно все. А что у тебя было в билете - никого не интересует.
  
  - Виноваты не экзамены, а тупость сдававшего? - ехидно спросил Андрей.
  
  - Не надо судить другого человека, оказавшегося в ситуации, в которой ты и сам можешь оказаться в определенный момент, - проворчала я: что-то мне начала надоедать эта холодная война. Лучше бы вдвоем пообедали... Ха, и почему в голову не пришла мысль о том, что лучше бы я обедала без Дани?
  
  - Я в аварию попал и пропустил много, а это - неминуемый завал с экзаменами. Так что, не пропускайте, и все будет норм. Если только не тупость сдающего, - и Дани очень выразительно посмотрел на Андрея.
  
  И только я собиралась предложить татуированному пойти прогуляться, чтобы развести этих двух... недружелюбно настроенных товарищей, как...
  
  - Небось наглотался какой-нибудь фигни, сел за руль и прикончил на трассе пару милых деток? - моего друга совсем понесло.
  
  - А ты знаешь, ты почти прав, - мертвым голосом неожиданно согласился Дани.
  
  Я заметила, что его лицо вдруг окаменело, и схватила парня за руку под столом, сама не знаю, зачем.
  
  - Мне кажется, нам пора, - попробовала отвлечь татуированного.
  
  - Правда, фигню я не глотал, но за руль сел. И скорость превысил. И милых деток тоже прикончил, только не пару, а трех. А еще их маму. И не посадили меня только потому, что их отец пьяный сам в меня въехал. Вот только если бы я не шел с приличным превышением - успел бы отвернуть, и они остались бы живы. Приятного аппетита. Мне, на самом деле, давно пора, - наш новый знакомый встал и, под общее молчание, пошел к выходу.
  
  - Зря ты на него взъелся, Андрюш. Дани, определенно, не ангел, но и не такая сволочь, как ты решил, - я быстро встала и поспешила вслед покинувшему компанию.
  
  Нашла татуированного я почти сразу: пришло в голову, что на его месте мне захотелось бы проветриться - и вот на лавочке перед входом в корпус я могу лицезреть Дани с сигаретой.
  
  - Курить, во-первых вредно для здоровья, а во-вторых здесь строжайше запрещено вплоть до отчисления, - сообщила я обладателю вредной привычки.
  
  - Так ты поэтому не подходишь: боишься, что застукают со злостным нарушителем и исключат за компанию? - прищурился парень. Глаза его сейчас смотрели в мою сторону совсем недобро.
  
  - Я не переношу запах дыма. Хотя, быть исключенной за компанию, даже если компания вполне ничего, тоже не жажду.
  
  - То есть, моя компания уже не ужасная, а 'вполне ничего'? - уточнил Дани, отбрасывая недокуренную сигарету.
  
  - Слушай, не хочешь составить ничегошную компанию и прогуляться со мной за хорошим кофе? - не то, чтобы мне нужно было сопровождение, просто хотела отвлечь человека от неприятных мыслей.
  
  - Идем. И где же у нас кофе, соответствующим высоким запросам принцесс? - добреть он, похоже, не собирался.
  
  - Совсем недалеко, на Ломоносовском. Там, просто, в кофе есть кофе. И его достаточно. Знаешь правило кофейной географии? Чем дальше к северу, тем кофе гаже. Москва примерно посередине, так что приходится тщательно выбирать места.
  
  - А ты из тех широт, где кофе весьма качественный, как я понимаю?
  
  - Для местных - весьма, для туристов - привычный вкус бурды. Все для клиента.
  
  - Я тоже пью крепкий кофе без сахара, - поделился Дани так, будто бросал этим мне вызов.
  
  - И я без сахара и крепкий, но обязательно на молоке.
  
  - Эх, последнее дополнение испортило все, - пожаловался мой спутник.
  
  - Никто не совершенен, - процитировала классику американского кинематографа. - Ты вот куришь...
  
  - Так я ж бросил!
  
  - Давно?
  
  - Минут пять как. Между прочим, уже ломает.
  
  - Еще у тебя тату, как у дикаря, - продолжила список претензий.
  
  - А ты зануда, но я же не жалуюсь. С тату придется мириться, тем более что их почти не видно. Хотя тебя они явно волнуют.
  
  - Не то, чтобы волновали, скорее, коробят мое чувство прекрасного. Так можно сказать?
  
  - Ты же у нас будущий автор учебника, тебе лучше знать. Впрочем, как напишешь, так и будет правильно.
  
  - Не думаю, что именно эта схема работает. Ох, черт! Я совсем забыла телефон включить! Еще думаю, чего не хватает, почему так спокойно...
  
  Я достала самсунг и взглянула на экран. Ого! Медведи в лесу передохли массово - мне звонил сам Глеб! Эту дату можно внести в анналы истории: не много, ни мало, а первый звонок за почти двухлетнюю историю знакомства. Мило... но совершенно несвоевременно. Без вариантов. А что там с контактом? Ох, божечки мои! Ты на лекции чем занимался? Явно не ее содержанием.
  
  - Мальчик умоляет его простить? - подчеркнуто равнодушно спросил Дани.
  
  - Не знаю, и знать не хочу. Если я прочту - он увидит, что читала и придется отвечать. Я же человек вежливый. Отвечу - он напишет что-нибудь еще. Снова отвечу. Опять станем общаться... Не хочу больше идти у него на поводу. Легче обрубить на первом этапе.
  
  - Все гораздо проще. Доверишь свой телефон? - он пробежал пальцами про экрану мобильного и вернул аппарат мне. - Твой шаг.
  
  'Внести в черный список'? Что же, именно это я должна была сделать сама. Или не должна. Надо было хотя бы прочесть сначала, вдруг там написано что-нибудь очень-очень важное.
  
  - Можешь сначала прочесть, - сразу определил направление моих мыслей Дани. - Там написано, как ты для него важна и прочее бла-бла, как ему плохо без тебя, и как он жалеет, что тебя обидела эта ситуация. Но то, что было, не имеет для него никакого значения, потому что серьезно он всегда относился только к тебе...
  
  - Подожди, я проверю... плевать на вежливость... ОК, можешь смело вносить в чс, а то я провожусь, неизвестно сколько. А это такой стандартный набор засранца?
  
  - Типа того. Закончить можно по-разному, в зависимости от того, что хочешь получить от девушки в итоге.
  
  - Ведь я бы повелась...
  
  - Именно. Ты бы повелась, забыла обиду, помирилась с мальчиком, и жили бы вы долго и счастливо.
  
  - Или недолго и не особо счастливо. Или долго, но вовсе несчастливо. Или счастливо, но недолго. Вариантов немного, но они довольно разнообразны. И те же варианты ждут меня с кем угодно, например, с тобой.
  
  - Нет, со мной без вариантов, - засмеялся парень. - Кстати, замечаешь прогресс: утром ты от меня шарахалась, как от прокаженного, а сейчас предлагаешь жить долго и счастливо вместе.
  
  - Да! Именно что кстати: один ребенок тебя устроит? Потому что я собираюсь заниматься наукой, а кухня и церковь - не для меня. И убирать я ненавижу, так что максимум, на что можешь рассчитывать - обеды и ужины.
  
  - А как же завтраки? - жалобно протянул татуированный.
  
  - Без вариантов: я лучше посплю. Так что завтрак за тобой. Кофе здесь. Успеем выпить или берем с собой?
  
  - Успеем. Девушка, нам один по-турецки и один двойной капучино. Через пять минут будет готово? Тогда здесь, - и Дани... помог мне снять куртку! А потом еще и стул придвинул! Однако он не совсем потерянный для общества человек. О, я это заметила уже второй раз за последний час! Как же это мило! Интересно, кто у нас сегодня кофе оплачивает?
  
  - Уверен, что мне двойной необходим?
  
  - Пусть запасик будет, - сообщил Дани.
  
  - Запасик? Кофе в организме? Первый раз о таком слышу. Под твою ответственность. Или ты так решил с кофейной географией поспорить?
  
  - Может быть. А может, возбудить тебя хочу
  
  - Пф! От двойного капучино? Чтобы я возбудилась? Разве что слегка проснусь.
  
  - Слегка проснешься?
  
  - Ну да. Зевать стану в два раза реже.
  
  - Не замечал, чтобы ты со мной зевала. Спасибо, счет сразу.
  
  - А почему ты взял по-турецки?
  
  - Потому что здесь его варят. А что, не должен был?
  
  - Обычно москвичи пьют американо или эспрессо. Мне кажется, большинство москвичей мало понимают в кофе.
  
  - Сказала любитель кофейного напитка на молоке. А с чего взяла, что я - москвич, - вдруг огорошил Дани. А ведь я и не задумывалась об этом, сразу приняла за аксиому.
  
  - Понятия не имею. Это важно?
  
  - Из какого источника информация, или что я - москвич?
  
  - Откуда ты - важно?
  
  - В человеке важно все, все детали формируют человека, формируют личность. Разве не так?
  
  - Абсолютно так. И что же сформировало твою личность? Не смейся, я имею в виду, какие детали стали так важны, чтобы ты мог их заметить и отметить.
  
  - Дерево. Теперь не смейся ты. Я, когда мелкий был, вечно к одному дереву ходил во дворе. По всем поводам: чтобы залезть на него, чтобы в нем спрятаться, чтобы стресс снять. Потом его спилили.
  
  - И?
  
  - И я понял, что нельзя привязываться ни к чему и ни к кому. Ответка?
  
  - Если бы не история дерева, я бы что-то другое вспомнила, но теперь я могу думать только об одном: моя первая собака. Он умер, прожив у нас всего четыре месяца. Это было очень больно. Но я поняла, что привязываться надо. Человек не может без привязанностей, иначе он не совсем человек. Неполноценный человек. И я думаю, ты немного лукавишь. Пусть не привязанность к девушке, но есть друзья, мама, брат или сестра, дедушка, машина, в конце концов.
  
  - Машину я расхерачил, как ты должна была понять. И новую так и не стал покупать. А родственники... Мы держимся на расстоянии, чтобы оставаться независимыми и жить своей жизнью. Друзья? У меня полно друзей, но все россказни о крепкой мужской дружбе... Для меня это - миф.
  
  - Я допила кофе, а счета все нет.
  
  - Вообще-то я уже расплатился.
  
  - Реально? А я где была?
  
  - Сидела напротив.
  
  - И ничего не заметила? Очень странно. Тогда можем идти?
  
  - Конечно.
  
  - Что же ты думаешь о женской дружбе, в таком случае? - продолжила тему я. - Кстати, за кофе спасибо.
  
  - Разве о женской дружбе не сказала ты сама?
  
  - Когда это?
  
  - Когда от своей подружки-соседки не ожидала ничего хорошего.
  
  - Ты не понял. Я не не ожидала от нее хорошего, я не ожидала от нее, что она станет думать о моих интересах. К тому же, я ее никогда не считала настоящим другом. Я сама ее всерьез не воспринимала. Возможно, это - иллюстрация к устойчивому представлению о фейковости женской дружбы. Но у меня есть подруга, которую я считаю настоящей, и которая не предаст, я уверена.
  
  - Просто еще не успела, - вставил Дани.
  
  - Что не успела?
  
  - Предать.
  
  - Нет. Ты не прав. Я в ней уверена, как в себе.
  
  - А в себе ты действительно уверена? В том, что не предашь, например? Что поставишь ее интересы выше своих? Например, если бы еще тогда знала, что твоя соседка встречается с мальчиком, не попробовала бы побороться?
  
  - Никогда не стала бы бороться за мужчину, - уверенно ответила я.
  
  - Почему? Это ниже твоего достоинства?
  
  - Нет, это бессмысленно. Если он не уверен, что хочет быть со мной - зачем он мне? Я и сама ни в чем не уверена в этой жизни, вполне достаточно одной моей неуверенности для двоих.
  
  - ОК, ну а я уверен во всем, даже в том, в чем стоило бы сомневаться.
  
  - Ненавижу это качество в людях.
  
  - А я не выношу наивных принцессок.
  
  - А я татуировки.
  
  - А я короткие юбочки в стиле китайских школьниц.
  
  - При чем здесь китайские школьницы? Совершенно другой стиль. Это стиль: смотри, у меня отпадные ноги. А я ненавижу подвороты на штанах.
  
  - А я, когда девушки из себя изображают ромашек, а сами ручками пользуются, как заточками.
  
  - А я, когда люди изображают из себя тех, кем не являются. И я на самом деле ромашка.
  
  - Ну да. Ромашка с заточкой.
  
  - Знаешь, что? - надоело мне. - Если я тебе не нравлюсь, и дальше по тексту.
  
  - Знаешь, что? Даже не надейся, стреляться я не стану. А знаешь почему? Догадаться очень просто, но ты никогда не догадаешься.
  
  - Потому что я - тупая?
  
  - Потому что ты - наивная принцесска ромашек. Добро пожаловать, ваше высочество, - Дани открыл передо мной дверь в корпус и склонился в поклоне. - Биоэтика ждет нас с нетерпением.
  
  Глава 13
  
  Сегодня нам поставили замену и вместо генетики, нам досталось аж две пары биоэтики за раз. Нет, в один день столько счастья - вредно. И хотя добрый доцент, сократив все перерывы, отпустил нас на час раньше, так что по времени мы фактически имели одну пару, по ощущениям их было все три. Потому что биоэтика, это такая биоэтика! В общем, гуманитарный предмет, что с него возьмешь. Разве что здоровому сну очень способствует.
  
  - Слава всем богам, этот кошмар позади! - согласился с моими мыслями Дани, стоило только преподу покинуть аудиторию.
  
  - Да уж! Это могло бы порадовать. Однозначно радует то, что теперь перерыв на целые две недели, если я правильно поняла схему.
  
  - Учитывая, что схему я понял также, мы, скорее всего, все поняли правильно. А почему могло бы? - татуированный зачем-то схватил мой рюкзак и закинул себе на плечо.
  
  - Классно, конечно, что кошмар позади... Только теперь мне придется тащиться в общагу и, как назло, у Лиды именно сегодня свободный вечер. Это очень некстати.
  
  - Зачем тебе тащиться в общагу? Погода почти летняя, завтра-послезавтра начнется почти зима, необходим свежий воздух и хорошая прогулка.
  
  - Возможно... Сейчас поищу компанию, может, кто и согласится, - вяло кивнула я. Кто же согласится в понедельник, все после выходных отходить будут, вяло валяясь в кроватях. Тут же вспомнила, что именно в это время я собиралась на прогулку с Глебом и совсем приуныла.
  
  - Зачем ее искать? Я весь к твоим услугам!
  
  - Серьезно? Я же зануда и принцесса?
  
  - Я же не говорил, что мне это не нравится.
  
  - Ты говорил именно то, что тебе не нравятся принцессы.
  
  - Да, но я не говорил, что мне не нравится то, что ты - принцесса.
  
  - Ничего я не понимаю в мужской логике. Впрочем, какая разница? Твое предложение весьма кстати, так что куда пойдем?
  
  - Спустимся на набережную? Пока не холодно и ветра нет.
  
  - Так боишься простуды, настоящий мачо?
  
  - Боюсь, что нежные принцесски боятся сквозняков. У вас, там, где варят качественный кофе, наверняка гораздо теплее.
  
  - У нас в это время градуса тридцать три. А солнце почему-то палит особенно ожесточенно: вроде, температура ниже, чем летом, но оно прямо обжигает. То, что осень близко можно понять только по тому, что вечером спокойно можно жить без кондиционера и еще по звукам, - ударилась я в воспоминания.
  
  - По каким звукам? Шороха листьев под ногами?
  
  - Какой шорох листьев! Все зеленое еще. Говорю же: лето. Сначала цикады перестают стрекотать по вечерам. А потом слышно вдали такое особенное гр-гр-гр. Какие-то птицы - думала на практике что-то похожее услышу и узнаю, какие, но ничего подобного не было. А потом утром рано просыпаешься от выстрелов вдалеке - это перепелок бьют. Значит, совсем осень. Такие печальные звуки получаются.
  
  - Ты в деревне жила? - удивился Дани.
  
  - Нет, у нас дача почти в лесу, мы все выходные там проводили и все лето. Там хорошо: ежики всякие, лягушки, совы, шакалы.
  
  - Дааа, прям полевая практика, а шакалы - такие милашки!
  
  - Они же за забором. Еще светлячки, мыши летучие и прочая живность. И луна, звезды, розовеющее небо, облака волшебной формы.
  
  - Короче, романтика?
  
  - Еще какая.
  
  - Не то, что в Москве?
  
  - Почему это? В Москве полно романтики: уличные музыканты (большинство, конечно, отстой и ужас, но есть прямо классные), уличные кафе летом, вечерние прогулки. Москва очень атмосферная. Когда привыкнешь и начнешь замечать хорошее, понимаешь это. Как ни странно, здесь есть очень милые люди: за меня платили в трамвае, когда заканчивались деньги на карте, помогали донести сумку, придерживали дверь и прочие мелочи. Совсем незнакомые люди: девушки, мужчины, дети. Знаешь, дома я с таким не сталкивалась. Наверное, перед лицом достаточно сложной жизни в мегаполисе люди стремятся сплотиться что ли.
  
  - Кажется, ты сталкивалась с приезжими, - с сарказмом заметил мой добровольный попутчик.
  
  - Не знаю, не спрашивала. В Москве есть не приезжие? Все мы сюда приехали давно или недавно.
  
  - А у вас? Не все приезжие?
  
  - Летом - да. Но местные всегда четко отличают своих от чужих. И выделяют своих. Например, на рынке, как правило, говорят: 'Бери вот это, как местным дам самое лучшее', или что-то подобное. Когда-то много людей приехало массово, примерно в шестидесятые, а потом долгие годы был постоянный контингент, мало кто уезжал, мало кто приезжал. Сейчас поехали. Раньше у нас все проблемы валили на армян, а теперь мама, например, говорит: 'Это немытая Россия понаехала, что с нее взять'.
  
  - Прямо немытая?
  
  - Нормальные люди не попрутся незнамо куда. Едут странные экземпляры, так что и армян мы уже любим.
  
  - А мои родители, наверное, как раз из тех ненормальных, - и отвечая на мой удивленный взгляд, парень продолжил, - они в Краснодар уехали примерно шесть лет назад.
  
  - Кто-то уезжает из Москвы в Краснодар? - удивилась я. - Лично мне он даже нравится, особенно в пятницу и субботу вечером там центральную улицу перекрывают и начинается такая движуха... Но у нас принято считать, что деревни, гаже Краса не существует во всей России. Особенно в сравнении с Москвой... не знаю, как они там выжили?
  
  - Они уехали, когда отца начали прессовать: перевели бизнес туда. Не знаю, как выжили, мы и не обсуждали эту тему. Мы совсем ничего не обсуждали после того, как они свалили.
  
  - А с кем ты жил? - это я больше для поддержания разговора спросила, потому что опять что-то о Глебе задумалась.
  
  - Ни с кем.
  
  - Как ни с кем? Тебе сколько лет было? - о Глебе я забыла в момент.
  
  - Четырнадцать. Мы остались в Москве с братом, но каждый сам по себе. Без денег, без жилья и без надзирателей. Знаешь, какой это кайф - полная свобода в четырнадцать?
  
  - Никогда не заморачивалась по поводу свободы. Наверное, потому что меня особенно никто не ограничивал. Никто, кроме меня самой. Но как же вы жили? И почему родители вам не помогали? Где была опека?
  
  - Не помогали, потому что мы не уехали с ними. Надеялись, что мы сдадимся и приедем к ним. Опека? Не знаю. Слава Богу, они не появлялись. Жили у друзей, потом стали зарабатывать, сняли квартиру. Потом заработали каждый на собственное жилье. В Москве полно возможностей раздобыть деньги.
  
  - Каких возможностей? - я даже представлять не хотела, чем может зарабатывать четырнадцатилетний подросток.
  
  - Самых разных. Наркоту продавал, девочек охранял, вагоны разгружал. Мы с детства занимались самыми разными боевыми, даже места занимали на уровне Европы, так что стали биться за деньги. На самом деле, я очень благодарен родителям за то, что они вовремя свалили.
  
  - Ты ни разу не влип в неприятности? С полицией?
  
  - Я - везунчик. Тебя не пугает, что я занимался антисоциальной деятельностью?
  
  - Конечно, пугает. А еще меня пугают такие родители. Я бы для людей, которые собираются заводить детей, экзамен сделала.
  
  - Если не сдал - аборт?
  
  - Зачем? Обучать, пока не сдадут, а потом строго контролировать и помогать. Даже если люди неспособны собственных детей любить, они вполне в состоянии заботиться о них хотя бы из чувства долга. Слушай, вы же с братом выживали вместе, неужели не сдружились, вдвоем же проще?
  
  - Нет. Проще думать только о себе, - жестко оборвал мои надежды Дани.
  
  - Не надоело? Думать только о себе скучно.
  
  - Наверное, надоело.
  
  - Поэтому ты мне сопли вытирал?
  
  - Возможно... И какие выводы ты сделала, узнав эту историю?
  
  - Выводы? Я их сделала? Впрочем, наверняка сделала, я же не идиотка. Могу предположить, что ты самостоятелен, практичен, очевидно, что независим... есть большой шанс, что достаточно умен в опять-таки практическом понимании ума... возможно, достаточно жесток и крайне эгоистичен. А из того, что после всего этого ты оказался в МГУ, к тому же на биофаке... блин, из этого я совсем не знаю, какие выводы делать! Это очень странно. Почему не эконом, не юр? Я в недоумении.
  
  - Я не собираюсь заниматься бизнесом. Уж лучше наркоту толкать - в этом занятии гораздо меньше противозаконного, чем в российском бизнесе. И отмазывать бизнесменов от закона тоже не хочу. А деньги можно заработать, где угодно. Например, в биологии.
  
  - Как, например? Поделись бизнес планом. Я тоже хочу.
  
  - У тебя не получится. Ты же в науку собралась. Наука у нас еще не скоро оплачиваться будет. Так что у тебя один шанс - найти мужа, который будет зарабатывать.
  
  - Зарабатывать и при этом давать деньги мне и завтрак готовить? Нереально, - констатировала я. - Только знаешь, возвращаясь к твоему рассказу, по таким историям можно сделать совсем неправильные выводы о человеке.
  
  - Как же сделать правильные выводы? - заинтересовался моим грандиозным опытом татуированный.
  
  - Наблюдать за тем, как человек поступает.
  
  - Но это только со временем. А если нужно сейчас? Типа быстрого свидания, и необходимо решить, продолжать ли общаться. Знаешь, что такое быстрое свидание?
  
  - Знаю, конечно, хотя никогда не участвовала. Если быстрое свидание, надо задать правильные вопросы.
  
  - Например? Какой цвет ты предпочитаешь? Или на каком боку спишь?
  
  - Эти ответы не дадут много. Они не помогут определиться, стоит ли тебе продолжать общение с этим человеком.
  
  - Так что бы ты спросила?
  
  - Ничего оригинального. Спросила бы о предпочтениях в музыке, в фильмах, в книгах. В общем-то, этого достаточно. Даже если не сложатся отношения с данным человеком, с удовольствием провести время с ним будет можно. А если есть время долго выслушивать ответ, я бы попросила в деталях отчитаться о своих занятиях в течение недели. Вот это дало бы информацию о том, смогла бы я общаться с человеком долго или нет.
  
  - Предпочтения в музыке могли бы стать основой для общения?
  
  - Конечно. Музыка очень много говорит о человеке. Только по поводу предпочтений я не вполне права. Я бы попросила полистать плейлист. Чтобы не он мне демонстрировал, что захочет, а я могла залезть в глубины и разыскать даже то, что он не стал бы показывать никому.
  
  - Ну, давай.
  
  - Что тебе давать? - не станет же он просить мою музыку. Ну, поболтали немного, ну, погуляли, но это - не повод демонстрировать татуированному вещи, которые я даже от друзей частенько прячу.
  
  - Давай свой плейлист. Обещаю не смеяться.
  
  - Тебе-то он зачем? Мы уже выяснили, что друг другу не нравимся и друг друга раздражаем, - напомнила я.
  
  - Я уже говорил, что выяснили мы совершенно другое. Это по поводу меня. А если о тебе, так я уже упоминал динамику: ты уже согласилась со мной детей заводить. Как я могу завести детей с человеком, о чьих музыкальных пристрастиях ничего не знаю.
  
  - Ну, если на кону жизнь наших детей, то держи, - протянула я самсунг. Хорошо общаться с парнем, который тебе совершенно неинтересен. Можно не париться по поводу того, что он о тебе подумает. Впрочем, Дани, конечно же, интересен, даже очень интересен. Но не в романтическом смысле.
  
  - Там много позорного? Джастин Бибер? Бритни Спирс?
  
  - Самое позорное я удалила лет в тринадцать. В третьем классе я была фанатом 'Ранеток'.
  
  - Что же изменило твои предпочтения?
  
  - Я поехала на концерт. Они так орали, чтобы было не так заметно отсутствие слуха и голоса, что я заставила маму уйти после третьей песни.
  
  -А мама хотела остаться? - со смешком спросил Дани.
  
  - Она боялась, что я уйду, а потом жалеть стану. Но я не пожалела. На этом концерте пали бесславной смертью моя любовь к 'Ранеткам' и мой слух, - пожаловалась с горечью.
  
  - Тебя легко разочаровать.
  
  - Хочешь сказать, что я не даю людям шанса реабилитироваться?
  
  - Нет, в данный момент я о 'Ранетках'. Но ведь это было правильное разочарование. Представь, до сих пор ты ходила бы в их поклонницах.
  
  - Ужасно, - согласилась я. - Но я, и правда, не даю шанса. Может, поэтому у меня не так много друзей, а не потому, что я никому не интересна? Как думаешь, эта мысль должна меня утешить?
  
  - Определенно, да. Но у тебя немало друзей. Более, чем достаточно. Итак, что у нас тут? Земфира, 'Сплин', Синатра, причем оба, Фитцжеральд, Марсы, Мьюз, Мумий Троль... А более современное есть?
  
  - Пара песен 'Нервов', весь Стрыкало, кое-что еще... мне нравится старая музыка, от тридцатых до шестидесятых. Классе в пятом я пыталась уговорить подружек "Аббу" послушать, но они сказали, что я им сую какую-то туфту, что надо развивать музыкальный вкус и слушать "One direction". Так и сказали: "развивать музыкальный вкус". Но мне не нравилось развивать вкус в таком направлении, мне не нравились смазливые мальчики - мне нравилось всякое старье. Особенно шестидесятые.
  
  - Сексуальная революция, хиппи, демонстрации протеста?
  
  - Яркие платья, наивные мысли, вера в светлое будущее, - поправила я.
  
  - Что же, каждый видит то, что хочет видеть, - согласился Дани.
  
  - Именно. Итак, ты залез в мою музыку и за это расскажешь свое расписание за неделю, - потребовала безапелляционно.
  
  - Э, нет. К такой степени близости я пока не готов. А ты не готова знать, чем я занимался. Давай лучше музыку слушать. По очереди: одну твою, одну мою. У меня есть разъем на две пары наушников.
  
  - У меня он тоже есть. Что же, музыка, так музыка.
  
  Мы слушали музыку несколько часов подряд. Подпевали, наплевав на пугающихся прохожих. Танцевали прямо на набережной. Я танцевала! На улице, на глазах удивленных людей. Хохотала в голос и размазывала слезы по лицу. Наверняка, выглядела ужасно: тушь потекла, волосы растрепались. Но мне было наплевать и на это. Мне было хорошо. Впервые в жизни мне было настолько хорошо с парнем. С парнем, который не представлял для меня ни малейшего интереса. В романтическом смысле, конечно.
  
  Глава 14
  
  Когда я вернулась, в нашем блоке стояла полная тишина, и свет не горел. И чего они улеглись так рано? Сколько там? Что?! Начало первого?! Да быть такого не может! Чтобы мы гуляли семь часов?! Семь! Часов! На улице! Не присаживаясь, не заходя в кафе, без еды, без всякого там чая-кофе... С парнем, который мне даже не нравится! Ладно, пусть немножко нравится, пусть даже не немножко, но чисто по-человечески, а вовсе не как симпатичный парень. Это - ненормально!
  
  - Ты где шаталась?! - зашипело из-под одеяла что-то голосом, похожим на Лидин.
  
  - Гуляла, - равнодушно отмахнулась я.
  
  - До сих пор?! Где ты могла гулять? С кем?! Ты знаешь, что Глеб меня достал уже вопросом, вернулась ли ты?! Сама будешь с ним объясняться! - Лида вылезла из-под одеяла и сейчас нервно жестикулировала, выражая свое возмущение. Ах ты, боже мой! Ни дать, ни взять, заботливая мамаша проснулась.
  
  - Не собираюсь объясняться ни с ним, ни с тобой. Потому что либо мы друзья, и тогда меня волнует, что вы чувствуете и как за меня переживаете, либо - нет, и тогда ты встречаешься с парнем, хотя прекрасно знаешь, что он нравится мне. И кстати, да! Так удачно предлагаешь мне 'случайно' наткнуться на вашу совместную фотку. Так что, знаешь что, Лидуся? Иди в ж***у и прихвати Глебушку с собой.
  
  Я сбросила ненужные вещи на кровать, прихватила полотенце и направилась в душ, чтобы снять нервное потряхивание от общения с 'подружкой'.
  
  'Зря завелась. Не заснуть теперь', подумала, вернувшись. Перекинула вещи на стул, забралась под одеяло, глянула на огни Москвы за окном и... Проснулась от мелодии будильника. Уже утро? Зачем так быстро?!
  
  Между мной и соседкой царило напряженное молчание, чего и следовало ожидать, так что я снова поспешила вырваться из душной и слишком тесной для нас двоих комнаты наружу. За что и была щедро вознаграждена поездкой в полупустом автобусе (да-да, том самом, который слишком медленно, но довезет аж до корпуса, наконец-то он вернулся на прежний маршрут) - нормальные студенты в это время еще в столовой общаги посиживали и не спеша вкушали честно заработанный завтрак.
  
  Только я не одна оказалась такой ненормальной в это утро - на остановке у ГЗ уже маячил мой драгоценный друг. Уже бывший. Протянутую руку я проигнорировала, как и прочие части тела. Не придумала ничего умнее, как сделать вид, что не вижу поблизости ни одного знакомого.
  
  - Доброе утро, Вера, - обладатель тела и его частей оказался более настойчив, чем мне хотелось бы.
  
  - Доброе, - пробурчала в ответ, так и не повернувшись.
  
  - Давай поговорим.
  
  - Снова?! - ту уж я не выдержала, повернулась к навязчивому товарищу. - Вроде вчера все обсудили, разве нет? И вчера ты мне все сказал!
  
  - Вер, вчера я не сдержался. Я был неправ и беру свои слова обратно. И, конечно же, прощу прощения за свою несдержанность...
  
  - То есть, ты не сдержался и позволил себе высказать то, о чем давно думал, так? - уточнила я почти спокойно.
  
  - Нет, подожди... Ты снова все неверно истолковываешь, - и Глеб принялся что-то мне разъяснять, тщательно подбирая слова. Снова что-то о том, как я важна, как он мечтал, как ждал, как ему было хорошо со мной.
  
  Я заскучала. Все это уже было, а заучивать блистательную речь наизусть, смысла я не видела. И как остановить поток не знала. И... и тут я увидела злые прищуренные глаза татуированного, наблюдавшего за нами. Вот радость то! Он мне определенно поможет!
  
  Я изобразила умоляющий взгляд - Дани вопросительно склонил голову на бок. Я округлила глаза, а потом их закатила, пытаясь передать на расстоянии, что не хочу продолжать общение с этим типом - он пожал плечами. Не собирается приходить на помощь?! Это же свинство настоящее! Пришлось одними губами шептать 'спаси' - татуированный скорчил недовольную мину, но двинулся в нашу сторону.
  
  - Даничка! - завопила я, стоило ему приблизиться. Мой вопль вызвал у парня еще одну недовольную гримасу. - Я так скучала!
  
  Кажется, я пережимаю, и Станиславский бы не поверил, но если Бог не дал актерского таланта, откуда его возьмешь. Придется компенсировать громкостью.
  
  - Веруся! - прозвучало в ответ не менее фальшиво. - Я тоже безумно соскучился! Мой утренний поцелуй? - и парень придвинулся вплотную ко мне, еще и губы трубочкой сложил. Нет, ну в это не поверит не только Станиславский!
  
  - Дани, ты же знаешь, как я не люблю эту показуху - тут полно людей.
  
  - А может, забъем на лекции и сразу ко мне поедем? - очень громко 'прошептал' недоактер прямо мне в ухо.
  
  - Только после прака, - страстно 'зашептала' в ответ я. - Ой, Глеб, ты еще здесь? Прости, что не представила...
  
  - В этом нет необходимости, - отрезал Глеб и в пару мгновений исчез из зоны видимости.
  
  - Мне его даже жалко, - заметил Дани, отбирая мой рюкзак, - хотя, каким надо быть идиотом, чтобы поверить в твой фарс?
  
  - А сам-то?! 'Мой утренний поцелуй'? Такого в российском сериале и то не увидишь!
  
  - Просто попытался. Думаю, вдруг прокатит, - пожал плечами парень.
  
  - Как прокатит? В каком еще смысле? - удивилась я.
  
  - Вдруг с перепугу ты меня возьмешь и поцелуешь. Всякое же бывает.
  
  - Не настолько перепугана я была... Не ожидала увидеть тебя на географии, - поспешила перевести разговор со скользкой темы.
  
  - По географии как раз можно за посещение получить полную индульгенцию. Так что на нее ходить очень полезно.
  
  - На все лекции ходить полезно. Слушай, ты извини, что пришлось вчера столько времени на меня потратить, я увлеклась и не заметила, что так поздно. Ты хоть к праку подготовился?
  
  - За что мне тебя извинять? Я и сам с удовольствием время провел. Если честно, давно я так не отрывался. Чем-нибудь занимаешься постоянно и думаешь, что все остальное не может дать такого же подъема, такого драйва... А потом простая прогулка и такие эмоции, какие не всегда прыгая с парашютом получишь, - Дани бросил вещи на стол, махнул парням и потянул с меня куртку. - Здесь тепло, - пояснил он в ответ на мой непонимающий взгляд.
  
  Здесь-то может и жарко, только я сама разденусь, если захочу, а к такому близкому физическому контакту не привыкла и привыкать не собираюсь. Мало того, что он меня вечно за руку хватает, так теперь еще и по плечам гладить станет? Массаж идет бонусом к снятию верхней одежды?
  
  - По-моему ты преувеличиваешь. Не знаю, какие таинственные занятия ты имел в виду, и прогулка была сказочная, но у тебя определенно должны быть дела интереснее, чем меня развлекать.
  
  - Чееерт! - Дани вдруг резко изменился в лице, а потом и вовсе упал на стул, обхватив голову руками.
  
  - Эй, - потрясла его за плечо, - что случилось?
  
  - Я лабораторку распечатал, хотел заполнить на географии и... похоже оставил ее в принтере, - простонал парень.
  
  - Подумаешь! Сегодня я буду твоей феей, - я порылась в рюкзаке и достала запасной бланк.
  
  - Откуда? - восхищенно спросил татуированный.
  
  - Знала, что не подготовишься, - отмахнулась я, но, заметив обиженную мину соседа, призналась, - всегда боюсь потерять что-то важное, поэтому таскаю запас.
  
  - И часто теряешь?
  
  - Почти никогда. Но если это случается, пропадает именно то, в чем запаса не было.
  
  Пришла лектор и уныло забубнила. Нашему курсу повезло с большинством преподов, видимо в качестве компенсации по географии у нас и оказалась Тамара Васильевна. Говорила она тихо, не интересно и очень-очень долго. По некоторым данным также долго пытает на экзамене. Поэтому на ее лекциях всегда толпа, причем вся эта толпа занимается чем угодно, но не конспектированием. Зато есть полтора часа чтобы поспать, сделать домашку по другим предметам, пообщаться в контакте или как я попытаться разобраться с содержанием первой лекции по физике. Господи, помоги! Если это - только первая лекция, что же будет на десятой?!
  
  К счастью моему, остальных студентов и, мне кажется, к немалому счастью Тамары Васильевны, все когда-нибудь заканчивается, соответственно и бесконечная география подошла к концу. Мы вырвались в просторный холл и направились к выходу из здания - пришла пора перемещаться на химфак, где нас с нетерпением дожидалась очередная лаба.
  
  - Дань, надеюсь, ты не обидишься, но я на химии с первого прака сижу с Катей. Не делай, пожалуйста, как на биоинфе. Все было очень здорово, я тебе страшно благодарна, но, пойми правильно, я не могу ее обидеть. Даже если в химии ты не меньший гений, чем в информатике.
  
  - Да без проблем, - равнодушно ответил он, - ты иди, мне поговорить надо кое с кем, - и направился в сторону группы парней.
  
  В кабинет я вошла в полном одиночестве и легком недоумении. Оказывается, я успела привыкнуть к постоянному сопровождению татуированным. И это всего за день! Сейчас мне чего-то очень не хватало.
  
  - О, ты ко мне? - удивилась Катя. - Думала, придется искать нового партнера.
  
  - С чего бы? - пробормотала в ответ, впрочем, не сильно удивившись.
  
  - Так, - самым загадочным тоном произнесла напарница, - показалось...
  
  Я сделала вид, что намека не поняла и села рядом, доставая распечатанный бланк лабораторной. И тут...
  
  Мило улыбаясь друг другу в кабинет впорхнула очаровательная парочка: моя подруга Гайка и... та-дам, ну, конечно, кто ж еще, татуированный товарищ собственной персоной. Гая сразу нашла меня глазами, мгновенно улыбаться перестала, взгляд отвела, а свой локоть из пальцев татуированного быстро освободила. Но... лабу они делали вместе и в течение получаса я могла лицезреть, как Дани то наклонялся к самому уху подруги, то аккуратно поправлял ей прядь волос, то накрывал ее руку своей, а к концу уже беззастенчиво положил свою ладонь ей на ногу. Гайка оружием пользоваться не стала. Она и не похожа была на недовольную сложившейся ситуацией. А вот я была. Я была крайне недовольна и не могла этого скрыть.
  
  Мой взгляд то и дело притягивался, как магнитом к парочке по соседству и когда, по окончании пары, парень легко прикоснулся губами виска девушки, меня чуть не стошнило. Не потому, что было противно, а потому что огромный ком горечи поднимался изнутри, не давая вздохнуть. Дежавю? Впрочем, красивым французским словом называется психическое состояние, когда кажется, что что-то повторяется. А когда это что-то повторяется на самом деле, это уже никакое не дежавю. Этому явлению подходит другое красивое слово: пи***ц. Извините, а как еще назвать ситуацию, когда уже второго парня, к общению с которым ты успеваешь привыкнуть, в одно мгновение уводит твоя же подруга?
  
  Глава 15
  
  На обеде ни Гайки, ни Дани не было, и время перерыва, как и всю последующую лекцию я провела в полубессознательном состоянии. Единственная здравая мысль, продуктивно формировавшаяся в затуманенной голове, складывалась из горящих разноцветными огоньками слов: 'что' 'со мной' 'не так'. Слова то затухали ненадолго, то снова ярко разгорались, пульсируя и вызывая головную боль. Я плохо понимала не только содержание лекции, но и какой предмет сегодня читают.
  
  Так отвратительно я себя не чувствовала даже вчера утром. Говорят, человек привыкает ко всему? Мне, пожалуй, еще пару раз надо пережить что-то подобное, тогда наверняка полегчает.
  
  Пары закончились, а для меня снова настало время возвращаться в общагу. И пусть сегодня у Лиды был вокал до поздней ночи, находиться в нашей общей комнате было противно. Впрочем, никто меня не заставляет там находиться, к тому же, сидя на одном месте, сегодня я с ума сойду. И выучить что-либо вряд ли получится.
  
  Я вернулась в общагу, бросила рюкзак, собрала спортивку и отправилась в зал. Йоги сегодня в расписании не было, впрочем, интервал к моему нынешнему состоянию подходит гораздо больше.
  
  Почти через два часа я тащилась к остановке уже после тренировки. Выдохшаяся и почти успокоившаяся. Вместо горечи появилась безысходность. Да, почти успокоившаяся, а то, что плакать хочется - всего лишь временные последствия, которые совсем скоро не оставят и следа. И вообще, я не похожа на крутых героинь и реву по поводу и без. О! Кофе меня спасет! А поскольку после трех часов дня я его не пью ни при каких условиях, его может заменить зеленый чай. Что? Зеленый чай не заменяет кофе, поскольку обладает успокаивающим эффектом? Кто вам это сказал? Не верьте ни одному слову! Зеленый чай бодрит еще как и настроение поднимает. Ну, хорошо: может быть не всех и не всем. Может, я одна такая уникальная...
  
  Я зашла в кафетерий неподалеку от фитнесс клуба, где можно было купить не особо хороший, но очень недорогой чай, и можно было посидеть, пусть и не в самой приятной обстановке. Здесь было чисто и очень неуютно. Кажется, дизайнер, создававший сей интерьер, руководствовался девизом: 'Пожрали и валите'. То есть, место посидеть было, но пользоваться им не хотелось. Правда тем, кто вечно экономит, такие мелочи не помеха. Так что я устроилась на пластиковом стуле у окна и принялась крутить чашку. Такая вот глупая привычка: пока не расплескаю - не успокоюсь.
  
  Итак, в моей ситуации необходим тщательный анализ. На самом деле, поведение Дани задело меня гораздо сильнее, чем поступок Глеба. Почему? Ущемленное самолюбие? Но я с самого начала знала, что для татуированного являюсь лишь поводом поиграть роль настоящего мужчины или вроде того. Скорее, и повода никакого нет. Он случайно впрягся, дал слабину, помог мне один раз, потом второй, третий, четвертый... и ему надоело. Чего и следовало ожидать. И я ожидала. Я знала, что это случится. И... блин, но почему я оказалась настолько не готова?! А если бы он мне помогал еще месяц? Что было бы со мной тогда?
  
  Может, я влюбилась? Можно влюбиться в человека, который тебе совершенно не нравится? Или нравится, но совсем чуть-чуть? Или нравится сам человек, но от того, как он выглядит, бросает в дрожь? Как я должна понять, если это случилось? Как это понимают нормальные люди? Как вообще люди понимают, что чувствуют? Любовь или сексуальное влечение? Ненависть или то же самое сексуальное влечение? Нервное напряжение или предвкушение? Тоска по близким или недостаток домашнего комфорта? Страдания по умершему или всего лишь нехватка положительных эмоций, с ним связанных?
  
  Нормальные люди говорят: 'Я влюблен', 'Я скучаю', 'Я ненавижу' и знают, о чем говорят. Я не знаю. У всех есть тайные или явные недостатки. У меня, кроме прочих, о которых рано или поздно узнают те, кто знаком со мной достаточно близко, есть тот, который не поймет никто. Я не осознаю своих чувств. Все что я понимаю - страх. Остальное... Я понимаю, что нервничала, когда прихожу в себя после обморока, что скучаю по дому, когда замечаю, что перестала есть... Но это было определено методом проб и ошибок и потребовало очень много времени. Как, скажите, каким образом я должна понять, что влюбилась, если раньше со мной этого не случалось, и я понятия не имею, что выкинет мой организм в таком случае? Может, я узнаю только когда тот, кого я полюблю, покинет меня тем или иным образом, и я... Не знаю... лягу, например, лицом к стене и не встану, пока не умру? Впрочем, если умру, уже точно ничего не узнаю. Засада!
  
  В своем длинном слезном послании Глеб жаловался, что ни тогда, ни сейчас не имел ни малейшего понятия, нравится ли мне. Что я никогда ни словом, ни намеком не дала ему знать. А как я могла дать знать? Я и сама не знала. И сейчас не знаю. Может, именно то, что меня так возмутили его отношения с Лидой, свидетельствует о том, что нравился? Может, ревность и есть проявление любви в моем случае? Впрочем, я даже не уверена, ревность ли это.
  
  Я ни на мгновение не допустила мысли о том, что у нас может быть что-то с Дани. Когда ничего и не случилось, я сижу в тоске и давлюсь гадким чаем в надежде запить им слезы. А знаете что? Парни отнимают слишком много времени и сил, а приносят одни разочарования. А учеба, отнимая много времени и сил, приносит стопроцентный, предсказуемый результат. Так на что стоит тратить время и силы? Буду синим чулком в лаборатории, зато открою что-нибудь великое, например новый подвид клопа постельного, и войду в историю.
  
  - Что ты делаешь в этом гадюшнике? - я в изумлении подняла голову и увидела перед собой татуированного. - Я был лучшего мнения о твоем вкусе.
  
  - Совершенно зря. А почему ты здесь и почему один? - сразу перешла я к главным вопросам.
  
  - Пошли отсюда, - и он в очередной раз схватил меня за руку.
  
  Мы вышли на улицу и, когда я руку попыталась убрать, меня только крепче схватили, а потом наши пальцы переплелись и... и я совершенно не понимала, как можно ходить за руку с одной девушкой, а целоваться с другой.
  
  Пройдя всего квартал, мы зашли в 'Шоколадницу' - тоже невесть что, но все познается в сравнении, а если сравнивать с предыдущим местом дислокации, так тут почти элитный ресторан. Этот район вообще не особо богат на места, где можно недорого и с удовольствием перекусить.
  
  - Ужинать будешь? - раздраженно спросил парень.
  
  - После тренировки не ем, - почти в тон ответила я. А что? Ему можно злиться, непонятно на что, а мне - нет?
  
  - Ты была на тренировке? В универе? - удивился Дани.
  
  Видел меня на физкультуре и решил, что я и спорт - вещи несовместные? Никто не спорит, конечно. Тот спорт, что сопровождает меня уже на протяжении двенадцати лет, сначала в школе, а теперь и в универе - полностью несовместим с моим хрупким организмом.
  
  - Нет, в клубе, тут неподалеку.
  
  - В 'Фитмене'? И давно ты туда ходишь?
  
  - Второй год. Что-то не так? Будешь возмущаться отсутствием у меня вкуса снова? - едко спросила я и вырвала, наконец, руку из цепких пальцев.
  
  - Не буду... спрошу только, как я мог тебя там ни разу не увидеть? Тем более что я сам только что оттуда.
  
  - Ты тренировался? - пришла пора удивляться мне. - Долго?
  
  - Последние три часа.
  
  - А Гайка? - вырвалось у меня, и я тут же мысленно надавала себе подзатыльников - какое мне дело до их похождений с Гайкой.
  
  - А что Гайка? Ее точно на тренировке не было, - нам принесли заказ: очередную порцию зеленого чая для меня и его 'небольшой перекус'. Кажется, это обтекаемое понятие включало в себя все меню кафе.
  
  - Если ты тренируешься по три часа в день, когда успеваешь домашку делать? - заинтересовалась я. - Вот мне вечно времени не хватает.
  
  - Я не каждый день, в последнее время совсем редко захожу. Сегодня надо было стресс снять. Меня одна девушка отшила.
  
  - Да что ты! Как могла?! - съязвила я. Молодец Гайка, так держать!
  
  - Мне кажется, она уже осознала свою ошибку, - совершенно серьезно заметил татуированный.
  
  - Какая самоуверенность! Хочешь, позвоним и спросим? Только предварительно поспорим, что она о тебе и не вспоминала.
  
  - Не вспоминала? Ты уверена? Та девушка, о которой я говорю? - криво усмехнулся Дани. - На что будем спорить? Денег у тебя нет... Поцелуй я получу и так, - мои брови полезли наверх от его наглости, - остается желание. Будешь спорить на желание?
  
  На желание? Рисковое предприятие, что ни говори, но после его бессовестного замечания по поводу поцелуя, хотелось поставить парня на место. Впрочем, чем я рискую? Гайка уникальный человек - через десять минут она забывает все, что было, утром понятия не имеет о том, что будет делать вечером, и чтобы она сожалела о парне, которого сама же и отшила? Не-ре-аль-но.
  
  - Ок, - уверенно кивнула я, доставая телефон, - на желание. Звоним?
  
  - Женская логика - вещь, конечно, необъяснимая, но я первый раз слышу, чтобы девушка звонила сама себе.
  
  - Причем тут я? - уже менее уверенно пробормотала я. - Я звоню Гайке.
  
  - А причем тут Гайка? Отшила-то меня ты, - и он с большим интересом принялся меня разглядывать.
  
  - Это не так. И ты прекрасно это знаешь. Ты так решил выкрутиться? Но это - жульничество, - возмутилась я.
  
  - Мне плевать на твою подружку. И ты это прекрасно знаешь. Я говорил о тебе.
  
  - Нет... - растерянно выдавила, пытаясь разглядеть в глазах парня напротив хоть что-то, что подтвердило бы мои слова.
  
  - Да, - уверенно подтвердил тот. - Слушай, я думал, ты прикидываешься, но немного отвлекся, потом проанализировал твое поведение (и не надо комментариев, да, я тоже иногда способен к анализу) и решил, что то, что ты хорошо учишься, красиво говоришь, и у тебя всегда очень серьезное выражение лица, еще не значит, что ты не можешь быть конченой идиоткой, если дело касается отношений.
  
  - Могу и обидеться, - мрачно вставила я.
  
  - Хорошо, чтобы тебе не было обидно, мы заменим 'быть конченой идиоткой' на 'можешь немного тупить'. Так ведь лучше? Кроме того, ты вполне можешь 'ничего не понимать', потому что боишься отношений.
  
  - О! Начался очередной сеанс психоанализа? Как мило? А чего я 'ничего не понимаю'? - начала выходить из себя я. Он же не собирается мне втирать, что от меня без ума и прочую туфту! Может я и конченая идиотка, когда дело касается отношений, но даже я в этот бред не поверю.
  
  - Если бы я был один, можно было бы списать на случайность. Но, вспомним твоего юного Ромео, а также агрессивного Андрюшеньку, мечтающего поговорить со мной по душам, а также еще парочку ребят, временами бросающих в твою сторону весьма неоднозначные взгляды. Сложим все это с тем фактом, что ты ни с кем не встречаешься и за прошедший год в отношениях замечена не была. Получим либо склонность к однополым связям, но это явно не о тебе, либо страх перед отношениями, на чем бы он ни был основан.
  
  - Бред. Не знаю, причем здесь ты, с Глебом так случилось, как случилось, и моей вины в этом никакой, а с какой стати ты приплел Андрея? И какая еще 'парочка ребят'? Ты - копия моей мамы, ей тоже кажется, что все симпатичные парни глаз от меня отвести не могут.
  
  - Потому что мама старше и опытнее. Не заметить, что твой дружок к тебе крайне неровно дышит, можно только если очень хочешь этого не замечать. А я здесь при том, что уже несколько раз почти напрямую сказал тебе, что ты мне нравишься, а ты все делаешь вид, что у тебя периодические приступы глухоты.
  
  - Ладно, - сдалась я, - принимается... Я тебе нравлюсь, - я недоверчиво хмыкнула, потому что поверить в это могла бы только совсем наивная особа. Я, правда, наивная, никуда от этого не денешься, но настолько?.. - Теперь полагается плясать от радости?
  
  - Ты имеешь полное право не плясать от радости. Ты имеешь полное право не отвечать взаимностью, ты имеешь полное право послать меня куда подальше. Правда, это не значит, что я на этом успокоюсь и от тебя тут же отстану. Но ты не имеешь права вести себя, будто я - твой друг. Я тебе такого права не даю. И меня это бесит.
  
  - И ты считаешь, что у тебя может быть шанс? - я просто прифигела от такой наглости. Истинно говорят, что у женщин - женская логика, а у мужчин - никакой. - После всего, что рассказывал о себе?
  
  - Ты же сказала, что мое прошлое тебя не пугает? Девушки всегда врут.
  
  - Какая глубокая мысль! - восхитилась я. - Плевать я хотела на твое прошлое, прежде всего потому, что оно в прошлом. А еще потому, что те ужасы, которые ты о себе рассказывал, я не могу вообразить. Они за гранью моего восприятия, но то, что ты избегаешь привязанностей... Объясни, для чего связываться с человеком, который исчезнет, как только возникнет вероятность серьезных отношений? То есть, ты прямо заявляешь, что можешь предложить исключительно кратковременный секс, а я должна визжать от радости?
  
  - Так, остановись! - поднял руки татуированный. - Ничего подобного я не заявлял. И уже сказал, что ты имеешь полное право от радости не визжать. Чая достаточно?
  
  - Более чем! - не скрывая негодования, отрезала я. - И мне давно уже пора.
  
  - Это вряд ли. Забыла, что должна мне желание? Пошли, - и парень, уже не пытаясь хватать меня за руку, направился к выходу. Уверен, что послушно побегу следом? А куда деваться? Так глупо проспорила...
  
  Мы вышли на улицу и двинулись в направлении, прямо противоположном тому, что вело меня домой (вернее, в общагу). Чувствовала я себя крайне глупо, стараясь не отстать от Дани, который, не оборачиваясь, шел вперед. Мне было почти все равно, куда: хотелось быстрее отделаться от дурацкого исполнения наверняка дурацкого желания и оказаться как можно дальше от этого парня. На всякий случай.
  
  - Прошу, вас, принцесска, - татуированный махнул рукой в сторону огромного черного мотоцикла, вольготно расположившегося у клуба, из которого я вышла совсем недавно.
  
  - Что? Хочешь усадить меня на это чудовище? - поразилась я. - Желание желанием, но это - явный перебор. Я еще хочу немного пожить.
  
  - Не надейся на такую быструю и такую легкую смерть, я еще тебя при жизни не достал. Лезь на чудовище, а я обещаю быть предельно осторожным и доставить ваше высочество в целости и сохранности.
  
  - Доставить? Надеюсь, до общаги? - настороженно уточнила я.
  
  - Серьезно рассчитываешь, что мое желание заключается в том, чтобы довезти тебя домой? Э, нет, чудовище - только начало истории. Все самое интересное - впереди. Очень-очень интересное, - угрожающе протянул татуированный.
  
  А смысл меня пугать? И так боюсь до дрожи в коленях. Так... взять себя в руки. Напялить жуткий шлем. Залезть на монстра. Вцепиться в... черт, вцепиться-то и не во что. Ну, ладно, сам этого хотел. Обхватить руками талию татуированного так, чтобы он дышал с трудом. Все равно, свалюсь, как пить дать. Придется держаться и ногами тоже... Жуть! Кранты мне.
  
  Мотоцикл тронулся с места сначала совсем медленно (что ничуть не притупило моей бдительности), потом все быстрее и быстрее. Я зажмурилась и вцепилась во все, что можно, всем чем можно. Жаль, зубами не за что держаться, а то бы я и их использовала. Ощущения... Что там в книжках пишут? Ветер в лицо? Ощущение полета? Драйв? Ветра в лицо я не чувствовала благодаря шлему (спасибо и на этом). А вот бедная моя шея, не прикрытая шарфиком по причине прекрасной погоды, приняла на себя не только тот самый ветер, но и мелкий мусор из-под колес. Холод пробрался под одежду почти сразу. Никакого ощущения полета не было и близко. Глаза открыть я так и не смогла. А руки и ноги, да и все тело, уже болели от страшного напряжения.
  
  - Можешь от меня отклеиться, и тогда я попытаюсь отклеить тебя от мотоцикла, - услышала я голос Дани будто издалека. Услышала, но смысл слов дошел не сразу. Что?! Кошмар закончился?! Наконец-то!
  
  Меня сняли с монстра, забрали шлем и подтолкнули навстречу огромному шкафоподобному мужику.
  
  - Малыш, это - Вера, ты за нее отвечаешь. Вера - это Малыш, не отходи от него ни на шаг, - и Дани исчез в неизвестном направлении, прихватив черное чудище.
  
  Я огляделась по сторонам и только сейчас осознала, что мы в какой-то полудикой местности, но людей здесь целая толпа. И, похоже, вся эта толпа собралась с одной целью, мне, к сожалению, не известной.
  
  - Ставить-то будешь? - басом спросил Малыш.
  
  - Что ставить?
  
  - Деньги. Не просто так же пришла. Есть шанс немного заработать.
  
  - Если бы я еще знала, что здесь творится... - пожаловалась я.
  
  - Так, известно что, через полчаса стартанут, - и видя мое полное непонимание, добавил, - на мотоциклах.
  
  Да, у товарища явные проблемы с изложением собственных мыслей. Но, главное я поняла: будут гонки (или как там они это называют) и можно поставить на участников. Эх, ладно! Человеку же обидно будет, если он поймет, что я в него не верю.
  
  - Пойдем ставить, - решилась я, - покажешь куда?
  
  - Ну, дак. На кого будешь? Если на Мелкого, то зря ты это. Он - не в фаворитах. Сегодня Ангел участвует, его фиг кто обгонит.
  
  - Ангел? - переспросила, думая, что ослышалась.
  
  - Ну, ники же у всех. Мелкий - само собой Волк, с такой-то фамилией. А самый крутой - Черный Ангел.
  
  - Ни за что не поставлю на человека, выбравшего настолько претенциозный ник, - сообщила я. Достала все деньги из кошелька, включая мелочь, и поставила их на заразу Волка. Пусть только попробует не заценить!
  
  - Зря. Пошли наверх, оттуда все видно будет, - махнул рукой в сторону высокого холма шкафообразный.
  
  Мы поднялись на вершину, и только здесь я поняла, что трасса имеет замкнутую форму, так что, несмотря на приличную протяженность, она действительно вся как на ладони. Сомнительно, правда, что с такого расстояния я смогу различить, где чей мотоцикл. Но тут врубили неизвестно откуда взявшиеся прожекторы и, не без помощи громилы, я смогла отыскать среди участников Дани. Удачи тебе, парень. И помни, ты в ответе за мои последние три четыреста пятьдесят шесть!
  
  Что-то громко хлопнуло, и мотоциклисты сорвались с места. Четверо сразу вырвались вперед, и татуированный был среди них, но далеко не первым. Честно признаться - последним из первых, как бы смешно это ни звучало. Татуированный! Поднажми сейчас же! Ты же притащил меня сюда не для того, чтобы демонстрировать, как проигрываешь! Это не соответствует жанру!
  
  Толпа вокруг орала, выкрикивала имена, хотя вряд ли участники могли разобрать вопли поддержки. Бессмысленно, но и я, не сдержавшись, добавила свой голос в общую какофонию:
  - Дани, давай!
  
  - Без шансов, - попытался остудить мой пыл Малыш, но если уж я в чем уверена, разубедить меня крайне сложно.
  
  - Давай, родной! Поцелую, если придешь первым! - все равно не слышит.
  
  Но Дани, будто, вопреки всем законам физики, услышав меня, начал обгонять всех, кто шел впереди одного за другим. Остался только тот самый фаворит с тупым ником и совсем немного метров до финиша. Татуированный поравнялся с лидером и почти вырвался вперед, когда тот вильнул в его сторону. 'Ну, все, трындец!' - успела подумать я. Еще я успела заорать от страха, но черный мотоцикл ушел в сторону и, не теряя скорости, все же обогнал лидера на самом финише. Я снова заорала, но теперь уже от восторга и рванула по холму вниз.
  
  Бежать пришлось довольно долго, но это не помогло мне растерять детского задора. Дорвавшись до объекта восторга, а заодно и победителя заезда, я кинулась тому на шею. И всякие толкущиеся вокруг мне не помеха.
  
  - Это было невероятно! - заорала я Дани в самое ухо. А потом... не знаю, повлиял ли на мой мозг шум моторов или всплеск адреналина, но я поднялась на цыпочки и приступила к исполнению обещания, которое, все равно никто не мог услышать.
  
  В общем, если кто еще не понял, я поцеловала татуированного. И состояние полного неадеквата в тот момент полностью меня извиняет. Я не думала, как это может выглядеть со стороны, я не думала о тех, кто с этой самой стороны на нас смотрит. Не думала о том, что целую парня, который мне не нравится и которому около часа назад пыталась объяснить, почему не хочу иметь с ним ничего общего. Я не думала даже о том, что он, конечно же, заметит, что я совершенно не умею целоваться. Я даже не думала, что именно надо делать в такой ситуации. И что я делала? Понятия не имею. Начала приходить в себя только когда услышала вопли 'тридцать пять, тридцать шесть, тридцать семь', как-то быстро поняла, что считают нам и оттолкнула Дани. Ага, оттолкнула! Можно подумать, это он в меня вцепился, а не наоборот!
  
  - Говорил же, что ты сама меня поцелуешь, - не смолчал этот... герой дня, вернее вечера.
  
  Глава 16
  
  В общагу мы ехали на чьей-то машине. Вернее, нас вез какой-то чувак в своей машине, потому что Дани пил пиво со всеми подряд, кто бы ни подходил его поздравить с победой. Пьяным он не выглядел, но ехать с ним за рулем я отказалась. К тому же драйв сошел на нет, и теперь я снова воспринимала поездку на мотоцикле как нечто ужасное. Правда, тот, кто оказался за рулем в итоге, показался гораздо более пьяным, чем татуированный. От водителя не пахло, но слишком активная жестикуляция с поминутным бросанием руля, нескончаемая тупая болтовня и нервное подергивание головой, вызывали подозрения. Хотя, я же не знаю человека, может, он всегда такой? Или перевозбудился, наблюдая за мероприятием.
  
  Дани сидел рядом с водителем и живо поддерживал разговор, на меня не обращая ни малейшего внимания. Интересно, я снова в чем-то виновна, раз он игнор включил? Или устал? Впрочем, я и сама не стремилась к дальнейшему выяснению отношений. Что выяснять, все и так ясно, как день. Не ясно только, как веси себя дальше. Избавиться от татуированного раз и навсегда? Но я понятия не имела, как это сделать. А еще я не хотела. Понимала, что нарываюсь на большие неприятности и сама себе создаю проблемы, но представляя, что моя жизнь вернется в русло тоскливых вечеров и непрерывного зубрежа, снова ощущала ту самую жуткую всеохватывающую безнадежность. И понимала, что не справлюсь с ней больше. Мне хотелось, чтобы Дани был рядом.
  
  Боже, психоз какой-то! Еще вчера утром я его не знала даже, а сегодня вечером хочу, чтобы он был рядом! Что мужчины делают с нами? Они полностью лишают нас силы воли, а также веры и в силу, и в волю, и в то, что мы самодостаточны и самостоятельны. За два дня изменилась вся моя жизнь полностью и, как это ни странно, мне очень не хочется, чтобы эти перемены были временным явлением.
  
  Татуированный проводил меня до поста охраны, бросил вялое 'Спокойной ночи' и тут же слился, даже не посмотрев вслед и ручкой не махнув. Наверное, и правда, устал.
  
  Я поднялась к себе, проигнорировала возмущенное фырканье соседки, умылась и легла спать, снова заснув в одно мгновение. И снова в одно мгновение сработал будильник, так что я и не успела понять, спала или только глаза закрыла, как настало утро.
  
  И это утро совершенно не обещало быть добром: с утра семинар и практика по физике - это вам не плюшки жевать. Впрочем, настроение улучшилось, когда я увидела на остановке Дани. Один стаканчик кофе он держал в руке, второй дожидался меня на лавочке. Везет мне на парней! Жаль, ненадолго.
  
  - Привет! К физике готова? - жизнерадостно поинтересовался татуированный.
  
  - Абсолютно. Я спросила у старшаков, как он начинает семинары, меня просветили, что с теста по школьной программе, и я успокоилась. Потому что повторять то, что никогда не знал - мероприятие совершенно бессмысленное, - я сделала глоток кофе, и предстоящее перестало казаться кошмаром.
  
  - Я уже понял, что с точными науками у тебя отношения не сложились. А как ты умудрилась матан сдать?
  
  - Как умудрилась? Вызубрила и сдала. Задачи все прорешала несколько раз. Он, конечно, понял, что я не особо соображаю в том, о чем говорю, но за старание четыре нарисовал. Милый дедушка.
  
  - Тебя спасать, или собираешься сама выкарабкиваться? - дал выбор парень.
  
  - Не откажусь от руки помощи. Кстати, я вчера забыла выигрыш забрать и осталась совершенно без наличных. Наш банкомат только пятитысячные выдает, а на карте - четыре двести, так что, если можно как-то деньги забрать - было бы неплохо, - пожаловалась я.
  
  - Ты на меня ставила?
  
  - А что оставалось? После того, как твой монструозный дружок сказал, что ты не победишь, мне пришлось это сделать. Ибо если в тебя никто не верит, значит должна поверить я.
  
  - Сомнительная сентенция, - засмеялся Дани. Кстати, смех у него очень милый, можно и о тату забыть, когда он смеется. - Не стоило так рисковать.
  
  - Ха, потащил бы ты меня туда, если бы на победу не рассчитывал! Кстати, а зачем ты меня туда потащил? Вспомнил 'Три метра над уровнем неба'? Или настоящие мужчины такие фильмы не смотрят? Я уж думала, ты меня ремнем пристегнешь и тоже гонять станешь.
  
  - Настоящие мужчины смотрят такие фильмы и рыдают, - сообщил специалист. - А если серьезно, то я рассчитывал, что ты меня поцелуешь, хотя бы из вежливости, чтобы поздравить.
  
  - Какие-то настоящие мужчины пошли пассивные - дожидаются, когда их поцелуют, вместо того, чтобы действовать самостоятельно, - пожаловалась я.
  
  - Если бы я начал действовать самостоятельно, ты бы сбежала. Вполне возможно, далеко, вполне возможно, куда-нибудь на Южный полюс. А я не люблю холод.
  
  - Мог бы потребовать за проигрыш в споре, - подсказала, протягивая охраннице пропуск. Дама она у нас суровая, а мой пропуск (или мое лицо) у нее вызывает личное стойкое неприятие, так что каждый раз она рассматривает оба с особым пристрастием.
  
  - Это же совершенно не то! Разве, потребовав, я мог бы получить что-то хоть отдаленно напоминающее тот азарт, тот огонь, ту неожиданную страсть, что была вчера?
  
  - А еще прекрасный повод стебать меня хоть круглосуточно? - добавила к списку.
  
  - И его тоже. На самом деле, это было круто, не ожидал от тебя, - последнее он прошептал мне интимно на ухо, от чего по телу побежали мурашки, и я поежилась. Опять смеется, гад!
  
  - Хватит уже орать с меня, и так стыдно! - возмутилась, уже всерьез.
  
  - Вера! Это... на самом деле... было... клево... И больше всего на свете я хочу, чтобы ты поцеловала меня снова, прямо здесь и сейчас, - уверенно закончил татуированный наглец.
  
  - Прямо больше всего - больше всего? - переспросила, повернувшись к нему лицом.
  
  - Будь уверена, - серьезно подтвердил парень.
  
  Я привстала на цыпочки и потянулась к его губам, не закрывая глаз и с удовольствием замечая совершенно обескураженное лицо Дани. В конце концов, он глаза закрыл и губы приоткрыл слегка, что заставило меня усмехнуться. Я быстро тронула губами уголок его губ и также быстро отстранилась.
  
  - Стало легче? - спросило заботливо. - Теперь можешь помечтать о чем-нибудь великом.
  
  - Ах, ты, засранка! - на всякий случай я отскочила на пару шагов в сторону. - Придется тебе бороться с физикой самостоятельно, а я пока о великом помечтаю.
  
  - Нет, ты не бросишь меня в тяжелую минуту. Ты же не злишься? Прости, не сдержалась.
  
  - Конечно, я тебя не брошу, - вздохнул татуированный обреченно.
  
  Передо мной лег листок с тестом, и я поняла, что начались очередные полтора часа позора. Это надо пережить. И Дани не поможет, потому что заданий было очень много, а варианты у нас с ним разные. Я погрызла ручку, но верное средство сегодня не сработало. Просмотрела задания, в надежде найти что-то понятное, и обрадованно написала решение двух задач. К сожалению, на этом мой запас знаний иссяк, а оставалось еще тринадцать нетронутых номеров. Эх, раз все равно, с какого начинать, пойдем по порядку. Я начала мучить первый вопрос, но, поскольку нужной формулы не знала, написала решение, пользуясь бытовой логикой.
  
  Вольфганг: Добавить в друзья
  
  Вера Волошина: нашел время
  
  Вольфганг: Где ты взяла это?
  
  Вера Волошина: это что
  
  Вольфганг: То, что написано в твоем тесте.
  
  Вера Волошина: В ГОЛОВЕ
  
  Вольфганг: Больше так не делай. Используй голову на более полезные занятия
  
  Вера Волошина: пошлость
  
  Вольфганг: Я о еде))). Не напрягайся так. Не надо. Все будет.
  
  Я посмотрела на него с удивлением, но он только кивнул. А через десять минут, не больше, передо мной лег листок с решением. Не всех задач, только восьми, но мне и этого было слишком много. Так что в паре мест я поставила неверный знак и соответственно поправила ответ. А то будут от меня ждать слишком многого, потом не отвертишься. Докажи потом, что ты не верблюд, точнее, не гений физики.
  
  - Фух, спасибо, ты в очередной раз не дал мне пропасть, - констатировала я, когда семинар был окончен. Впереди, конечно еще прак, но на нем ничего страшного не ожидается.
  
  - Обращайся. Кстати, ты на межфак записалась (межфакультетские лекции в МГУ по выбору студентов)?
  
  - На английский.
  
  - Там, вроде несколько курсов по английскому? Какой конкретно.
  
  - Что-то вроде корректирующего курса. А ты?
  
  - Сейчас запишусь.
  
  - Что так тянул? Разве они еще не закрыли запись?
  
  - Не знал, куда идти. Не знаю для кого как, а для меня не закрыли. Видишь, все работает.
  
  - А тебе точно английский нужен? - с подозрением спросила я, заглядывая на экран последнего айфона.
  
  - Да мне пофиг. Пусть будет английский, - пожал плечами Дани.
  
  - А если бы я пошла на серебряный век?
  
  - Всестороннее развитие требует также изучения шедевров поэзии. К тому же серебряный век - не самый ужасный период. Кстати, какие планы на сегодня?
  
  - Я хотела бы позаниматься. Все забросила. И в магазин надо сходить, и прибрать хоть немного. В общем, планов полно, вопрос, что из этого успею сделать.
  
  - Ладно. Я тогда тебя в общагу провожать не буду, хорошо?
  
  - Ты и не должен меня провожать. Я сама прекрасно знаю дорогу, - заверила я, хотя было неприятно, что Дани так быстро согласился.
  
  Также быстро он растворился сразу после прака, который прошел без неприятных эксцессов, как я и ожидала. А мне пришлось ехать в общагу. Впрочем, есть надежда, что я хотя бы останусь там одна. Ага, размечталась! Буквально через десять минут после того, как я пообедала в столовке, поднялась в комнату и залегла с учебником по химии, конспектами и сборником задач, появилась Лида. Я попыталась не обращать на соседку внимания, но та вела себя слишком назойливо: громко вздыхала, хлопала дверью, постоянно ходила мимо моей кровати, роняла вещи и так далее. Может, она всегда такая шумная, а я не замечала, пока она не бесила меня одним своим присутствием? Пора разыскать, кто тот тайный масон, который владеет ключами от читалки, а то за весь прошлый год я так и не удосужилась этого сделать.
  
  Я поднялась, собрала все необходимые вещи и отправилась на поиски. Телефон, указанный на дверях читалки не отвечал. Коменша была не в духе и наказала разбираться самостоятельно. Большая читалка внизу тоже была закрыта. Поплутав немного по этажам и убедившись в том, что у всех та же ситуация, что и у меня, я спустилась вниз снова и уселась на деревянном диванчике в холле. Неудобно, но... через некоторое время меня перестали отвлекать вечно мелькающие студенты, и я полностью погрузилась в 'волшебный' мир химии. Печальная ситуация: на втором году обучения из предметов, интересующих меня, остались только генетика и проблемы современной биологии. Если так пойдет и дальше, в следующем году ждет меня в универе одна сплошная тоска. Впрочем, химия была бы еще и ничего, если бы не количество домашки на каждое занятие.
  
  - Привет, - услышала я и с изумлением подняла глаза. Откуда он здесь взялся?
  
  - Надеюсь, ты решил навестить Лиду, - ядовито спросила Глеба.
  
  - Лиду, - с вызовом ответил тот.
  
  - Что же, счастья вам, пусть кинет сообщение, когда я смогу воспользоваться своей комнатой, - и я потеряла к парню всякий интерес, вернувшись к химии.
  
  Только я начала вникать в то, что было в учебнике, как услышала:
  - Привет, - у меня снова дежавю? К счастью, нет: текст остается неизменным, но парни на мое счастье меняются. - Ты почему здесь?
  
  - А ты почему здесь? И как тебя охрана пропустила? - спросила Дани, освобождая для него место рядом.
  
  - Соскучился. Охрана пропустила, потому что у меня пропуск, а пропуск у меня, потому что у меня здесь комната. И, пресекая дальнейшие вопросы, комната у меня здесь, потому что у меня прописка в Туле.
  
  - Сложная схема. Неужели ты прописался в Туле специально, чтобы навестить меня сегодня вечером? - засмеялась я.
  
  - Ага, как знал! Слушай, так с какой радости ты здесь расселась, были же грандиозные планы, - Дани заглянул в мой учебник, сморщился, забрал и отбросил его в сторону.
  
  - Эй, полегче! Что за пренебрежение к науке всех наук?
  
  - Наука всех наук - математика, - поправил татуированный.
  
  - Скажи это вслух на химфаке! И ты будешь подвергнут остракизму. Тебя проклянут, а имя предадут забвению. Верни учебник, ты согласился с тем, что я сегодня прилежный студент.
  
  - Ты сказала, что пойдешь к себе. Но я вижу тебя, бомжующую в коридоре.
  
  - Только не смейся. Вернее, смейся не очень громко, потому что удержаться ты не сможешь: у моей соседки в гостях юный Ромео, как ты его назвал.
  
  - Тот самый?
  
  - Именно.
  
  - Ты в порядке?
  
  - Не в порядке, конечно. Не привыкла я в коридоре сидеть. Я вообще не рассчитывала, что она своих кавалеров в нашу комнату водить будет, - призналась честно.
  
  - Раньше не водила?
  
  - Раньше я в четверке жила с другими девочками. Собирались с одной из соседок в двушку перемещаться, с коменшей договорились, и тут соседка к парню переехала. Пришлось срочно искать кого-то нового. В нашей группе одни москвичи. Договорилась с Лидой. Хорошо, после одиннадцати всех разогнать должны. Хоть спать будет где.
  
  - Пошли ко мне, учить, конечно, вместе неудобно, но решать - вполне.
  
  - Твоего соседа выставим в коридор? Неплохая схема, но где-то я о ней уже слышала.
  
  - Выставлять никого не будем: мой сосед - долбанутый на всю голову гик (в самом лучшем смысле этого слова), так что он и не заметит нашего присутствия. Кстати, зеленый чай гарантирован.
  
  - Пошли, - решилась я, - я уже здесь всю попу отдавила, и промерзать начала.
  
  Комната ребят была пустой и унылой. Кроме кучи техники на столе у окна, здесь не было видно больше ничего: ни разбросанной одежды, ни грязной посуды, ни горы книг - будто никто здесь не жил. На кроватях стандартные общажные покрывала, которые мы с девчонками сдали, как только въехали перед первым курсом, купив или привезя из дома что-то более нарядное и уютное. Немногое, что отличала эту комнату от незаселенных - все то же наличие техники, два дорогих компьютерных кресла и прибитые к стенам мягкие подголовники, превращающие кровати в некое подобие диванов.
  
  - Привет, - сказала я гику, хотя тот и был в наушниках. Не такой уж асоциальный тип, даже кивнул в ответ.
  
  Больше на соседа мы внимания не обращали: завалились на кровать Дани и принялись решать задачи. В заданиях был только один номер, но я с первого курса прорешивала все по теме из задачника, чтобы не опозориться потом на семинаре. А то зависнешь минут на тридцать у доски - не самое приятное.
  
  Через пару часов Дани сообщил, что не собирался так долго с химией париться, и что ему срочно требуется чай. Между прочим, обещал меня поить, а не наоборот. Только встав в поисках чайника, я заметила, что гика в комнате уже нет. Почувствовала себя неловко, но показалось, что демонстрировать это перед татуированным - нелепо. Я заварила чай и вернулась, но уже не на кровать, а на кресло рядом.
  
  - Чай допью и пойду. Учить вдвоем, на самом деле, не очень удобно.
  
  - А мы справимся. Ты же прочла все? Я сейчас тебе вопросы буду задавать, ты отвечать - и ты повторишь, и я.
  
  - Давай попробуем, но...
  
  Дани начал задавать вопросы, и оказалось, что он настоящий монстр - не хотела бы я к такому экзаменатору попасть! Он исхитрялся выудить такую информацию, что я начинала возмущаться, что ничего похожего в учебнике не было и близко. Татуированный перечитывал абзац, и оказывалось, что в одном слове, которое я, конечно же, пропустила, заключается целая сентенция, которую я соответственно упустила вместе со словом. В один момент мне пришлось вернуться на кровать, чтобы собственными глазами убедиться, что все это было в главе, которую я прочла только что. Я наклонилась над книгой и почувствовала, как замер, будто окаменел Дани радом.
  
  - Все в порядке? - повернулась я к нему, и сама поняла, глупость собственного вопроса.
  
  - Нет, - неживым голосом отозвался тот.
  
  Было уже очевидно, что нет, потому что его глаза из светло-серых стали совершенно черными, будто в него какие-нибудь чужие вселились, завладев телом и разумом. И, как это ни удивительно, я сразу поняла, что именно с ним не так. И меня это не испугало, а заворожило. Дани продолжал на меня смотреть некоторое время, как кролик на удава, а потом, осознав, что я до сих пор не сбежала с воплями, отбросил учебник и поднялся на колени, не вставая с кровати. Он снова посмотрел мне в глаза все тем же потемневшим взглядом, будто убеждаясь, что я все еще здесь.
  
  - Я все еще здесь, - подтвердила я вслух.
  
  Он подхватил меня под спину, и прикоснулся к моим губам своими. Провел языком и.. дыхание перехватило, сердце остановилось, в голове будто что-то взорвалось, и я почувствовала, что падаю.
  
  Когда мои глаза открылись, я поняла, что падала в самом прямом смысле слова, так что лежу сейчас на кровати, а Дани, возвышаясь надо мной, в панике вглядывается в мое лицо.
  
  - Вера, все в порядке? - дрогнувшим голосом спросил он.
  
  - Дааа, - протянула в ответ, понимая, насколько развратно это прозвучало.
  
  - Я с ума с тобой сойду, - возмутился парень, падая рядом.
  
  - Знаешь, я ведь никогда ни с кем не целовалась, вчера - не в счет, это была не совсем я, - ему я не стыдилась открыть этот секрет, сама не знаю, почему.
  
  - И как я мог так попасть? - посетовал Дани жалобно.
  
  - Сама удивляюсь, - согласилась я. - Зря ты.
  
  - Куда денешься? Влюбился - и все, не остановишься.
  
  - Так быстро не влюбляются, - поправила я.
  
  - Много ты понимаешь! Я тоже не понимал еще неделю назад и жил почти счастливо. А теперь я знаю, что тогда и не подозревал, что такое счастье.
  
  - Не думала, что ты умеешь выдавать столь сантиментальные сантименты.
  
  - Вер...
  
  - Что?
  
  - Не будь как то дерево... - я ухмыльнулась, потому что эта просьба совсем не звучала как сантименты и была очень странной, особенно если бы ее услышал кто-то посторонний.
  
  - Не сливаться, пока тебе не надоем?
  
  - Не исчезай. Никогда.
  
   Глава 17
  
   Вернулась в свою комнату я опять только к двенадцати. И угадайте, чем мы занимались последние несколько часов? Физикой! Потому что мне заниматься физикой было необходимо, чтобы не потеряться полностью еще в самом начале пути, а Дани (во всяком случае, именно так он и сказал), чтобы отвлечься. И, представьте себе, вернувшись, я обнаружили в постели соседки мирно посапывающую парочку! А как же правила? Я-то наивно полагала, что всех, не покинувших здание до одиннадцати выводит охрана под угрозой немедленного расстрела. И где эта охрана? Или сегодня недостаточно бдительные товарищи на посту?
  
   - Подъем, гости на выход, - в полный голос сообщила я, включая свет.
  
  Глеб вскочил и заметался по комнате, в поиске одежды. Я на это смотрела с большим удовольствие, благо, Ромео оказался в боксерах. Интересно, чем это они занимались, если Лидка - полностью без одежды, а Глеб - в трусах. Подозрительное извращение...
  
  - Что же ты так подзадержался, заюшка? Мама волноваться будет, - фу, какая я злая, самой противно.
  
  - Откуда такая недовольная вернулась? Так и не смогла во всей общаге найти ни одного парня, который согласился бы провести с тобой вечер? - спросила Лида, стоило только Глебу закрыть за собой дверь.
  
  - Просто не все поступили в МГУ с одной целью - найти мужика. Соответственно не у всех главная задача вечера - поиски парня. Но вопрос с кем и где я провела время - не самый интересный на сегодняшний день, самый интересный вопрос - что по поводу твоего вечера думает Васька?
  
  - Это не твое дела! - слишком эмоционально возмутилась соседка. - Ты же не станешь...
  
  - Если еще раз мне придется заниматься в коридоре и спать на лавочке, я позвоню ему обязательно. Или не ему, а сразу в полицию - не смотря на старания наших депутатов, статью за совращение несовершеннолетних до сих пор не отменили. Или Маргарите - она пострашнее полиции будет. Или охрану вызову. В общем, даже не надейся, что стану тактично уходить, пока вы здесь кувыркаетесь. Тем более, у мальчика есть квартира.
  
  - Завидуй молча, - не нашла ничего умнее Лида.
  
  Я только пожала плечами и направилась в ванную, а потом сразу в кровать. Вот сегодня я засну сразу... но, я проворочалась в кровати почти всю ночь, потому что, как только я задремывала, чувствовала губы Дани на своих, вдыхала его дыхание, наслаждалась его вкусом, но только на краткое мгновение и сразу просыпалась. Когда это произошло в третий раз, я не выдержала, достала телефон и написала в пустоту:
  
  Вера Волошина: ты зараза я из-за тебя спать не могу!
  
  Конечно, татуированный сейчас крепко спит и увидит это только утром, но я не могла больше сдерживаться. Экран засветился, и я поняла, что не сплю не одна я.
  
  Вольфганг: Надо было оставаться, никто тебя не гнал. Кстати, Влад так и не появился, так что... Может, вернешься?
  
  Вера Волошина: вернуться могу, но станет ли легче тебе?
  
  Вольфганг: Если будем заниматься не физикой - определенно станет
  
  Вера Волошина: чем же физика тебе не угодила? Кстати идея была твоя
  
  Вольфганг: Интересно, как долго я смогу это выносить
  
  Вера Волошина: интересно, мы знакомы третий день, а ты уже задаешься вопросом, как долго сможешь меня выносить!
  
  Вольфганг: Будь готова, я сейчас позвоню, просто трубку возьми и слушай. Спою колыбельную
  
  Вера Волошина: мне страшно
  Вера Волошина: мне очень страшно
  Вера Волошина: может не надо?
  
  Телефон в моей руке завибрировал, и я, не без сомнений, нажала принятие вызова.
  
  - Просто расслабься и слушай. Я тоже почти сплю, но это почти никак не переходит в нормальный сон. Так что я уставший, расслабленный и стану нести всякий бред. А ты меня за него простишь завтра, ладно? Слушай и засыпай, я потом сброшу... Я тебя увидел сразу, на первой же лекции. У нас поточка была, толпа собралась, я почти никого с вашего курса не знал. И не смотрел на других, потому что от тебя глаз отвести не мог, - я нервно вздохнула. - Пялился на тебя и ужасался. Потому что понимал: моей жизни пришел конец. Ты лишишь меня всего, от чего я сейчас получаю удовольствие, - я протестующе промычала нечто нечленораздельное. - Я брошу курить, потому что ты не переносишь запах дыма, перестану гонять, потому что ты будешь волноваться за меня, и так все дальше и дальше, пока не останется ничего. И я решил, что ни одного шага навстречу не сделаю. В общем, я зассал. Тогда я не знал, что мы еще и в одной группе, так что долго мне не продержаться. Но ты и этого времени мне не дала - сама пришла, как знала, - я хотела уже возмутиться вслух, но не успела. - Я, конечно, до конца боролся и пытался сделать так, чтобы ты держалась от меня как можно дальше, но эта твоя выходка... Я думал, что любовь с первого взгляда - сопливый бред мечтательных тинейджеров и стареющих домохозяек, что невозможно влюбиться в человека, которого не знаешь. Но я тебя, когда увидел... Я все про тебя знал. Знал, что ты из провинции и чувствовал, как скучаешь по дому до сих пор. Знал, что учишься всерьез и понимал, как это важно для тебя. Знал, что боишься подпускать людей слишком близко, и сама от этого мучаешься. Знал, как тебе неприятна соседка справа, и ощущал, как на тебя дует от окна. Знал, какую музыку ты любишь, серьезно, по поводу 'Сплина' мог бы тогда точно сказать. Знал, что у тебя нет никого... А потом я увидел всех этих недоделанных воздыхателей вокруг, и подумал, что с удовольствием набил бы морду каждому. На следующий день засек тебя с Ромео, все думаю, конец. Обрадовался... потом так х**во стало, не продохнуть.
  
  - Даник, - перебила я, наплевав на спящую соседку рядом, - я уже минут пятнадцать не дышу. Не надо так, я же поверить могу. Ты хоть и предупреждал о сонном бреде, но знаешь, как в такое верить хочется...
  
  - Я не о сонном бреде предупреждал, а о том, что могу сказать то, что никогда не сказал бы в нормальном состоянии, - сухо поправил парень. Обиделся? На его месте мне бы тоже обидно было, если бы я ему душу изливала, а он мне о бреде...
  
  - Знаешь, Дани, а твои татуировки не так уж и страшны, и такая прическа тебе идет, и штаны с подворотами почти не раздражают. И еще с тобой рядом очень хорошо быть. И я рада, что оказалась рядом.
  
  'Хотя в твои слова не верю, как ни убеждай. Вернее, верю, но не верю, что все это может быть надолго. Ты все равно разочаруешься и очень скоро', - добавила я мысленно.
  
  - Ты должна была слушать и молчать, - уже мягко напомнил собеседник.
  
  - А еще предполагалось, что я засну, выслушивая почти признание в любви? Не настолько я бесчувственная!
  
  - Ты не бесчувственная и признание не почти. Ладно, я тебе расскажу, как в школе учился, хочешь? Это будет очень нудно, и ты точно должна под это заснуть.
  
  - Хочу, - сразу согласилась я.
  
  - Итак, я был отличником, в очках и очень толстым, - начал он загробным голосом, - так что, сама понимаешь, особо популярен у одноклассников не был. И это нанесло неисцелимую травму...
  
  - Господи, думала ты серьезно! Пыталась представить тебя мелким, толстым и в очках, но не смогла. Я так прифигела, что и спать расхотела.
  
  - Ладно, прости, не буду больше. В первый класс я пошел в школу 1318, которая находилась совсем рядом с нашим домом. Я не мечтал о школе, потому что Дан мне вовремя объяснил, что это зло, неизбежное, но очень долгое. Я повозникал, потом смирился, но был готов к худшему. Худшего не случилось, было не так страшно, как я ожидал. За парту меня посадили... - еще услышала я, но эта фраза стала последней. Меня вырубило.
  
  Глава 18
  
  Утро началось с сообщения Дани:
  Вольфганг: Буду ждать внизу в восемь
  
  Вера Волошина: когда я выхожу в восемь, автобус обязательно встает в пробку, и я опаздываю - 7.50
  
  Ответа я не получила, но в 7.50 татуированный ждал меня у поста охраны.
  
  - Доброе утро, - прошептал он мягко и так же мягко чуть тронул мои губы своими.
  
  - Привет, - я не очень понимала, как себя с ним вести после всех этих ночных признаний, но у Дани таких проблем, похоже, не было.
  
  - Как спалось, - ехидно осведомился он.
  
  - Мало, - кратко проинформировала я. - Но рассказ о твоей школьной жизни придется повторить: меня вырубило в самом начале.
  
  - Смотри-ка, мы вовремя, - махнул Дани рукой в сторону подходящего автобуса. - Ускоримся или подождем следующего?
  
  - Рванули! Следующий будет забит, если, конечно, придет, - и мы помчались к остановке.
  
  Нам удалось не только успеть, но и уютно примоститься у задней двери. От общения с остальными пассажирами прочно оберегали руки Дани, зафиксированные на поручнях по обе стороны от меня. Я чувствовала себя немного неловко почти в объятиях парня на глазах у всех.
  
  - Тебе-то как спалось на новом месте? - из вежливости спросила я. Весь этот светский разговор не стоил ни копейки.
  
  - Отстойно. Особенно, когда знаешь, что можешь в это время находиться в довольно уютной собственной квартире и спать на собственном ортопедическом матрасе. Ты когда-нибудь задумывалась, какую жизнь прожил твой общажный матрас, пока не попал в твои невинные руки? Кто и чем на нем занимался? - меня передернуло от отвращения, потому что я сразу же представила.
  
  - Что поделаешь? Естественные последствия отсутствия личных апартаментов.
  
  - Снимать никогда не думала?
  
  - Нееет... снимать в Москве... К тому же в общаге какое-то общество, а я запросто могу погрязнуть в полном одиночестве, переселившись в квартиру.
  
  - Ясно. Не заметил, чтобы у тебя были проблемы с общением. Сегодня три пары... Не против, если я покажу тебе одно кафе, где варят отпадный кофе?
  
  - Знаешь же - за кофе продам родину. К тому же вчера мы позанимались весьма продуктивно, и если мы опять не зависнем до полуночи, я успею перечитать сегодняшние лекции и сделать физхимию.
  
  - О, да, вчерашнее занятие было весьма-весьма продуктивно, - многозначительно подтвердил Дани, заставляя меня краснеть, - а сегодня мы можем твою физхимию сделать за кофе.
  
  - Она не меньше твоя, чем моя. А когда ты работать успеваешь? Ты же все вечера со мной?
  
  - Все вечера? Ты серьезно? Это всего три вечера! И у каждого человека есть право на оплачиваемый отпуск. Специально взял две недели, чтобы втянуться постепенно. Это я об учебе, а не о тебе.
  
  - И где ты работаешь? Если не секрет, конечно, - поторопилась добавить, замечая колебания собеседника.
  
  - В одной лаборатории.. эй, ты что там уже придумала? У тебя такое выражение лица, будто это лаборатория по изготовлению наркоты. Обычная лаба, где анализы делают: спид, сифак и прочее. Не самое интересное занятие, но платят неплохо и режим удобный.
  
  - Да, уж, когда за работу еще и платят, это уже неплохая работа.
  
  - Ты что тоже работаешь? - изумился парень. - Нет, серьезно, когда ты успеваешь, если каждый день страдаешь фигней типа перечитывания лекций?
  
  - У меня весьма специфическая работа. Я состою в одной научно-исследовательской группе, делаю всякую черновуху, типа подготовки препаратов. Но это бывает в те недолгие моменты, когда мой руководитель в Москве. Тогда я могу три-четыре вечера подряд до ночи в лабе сидеть. Потом он снова куда-то едет, и я отдыхаю. Иногда с ним езжу, но редко.
  
  - Что-то мне это уже не нравится... Руководитель, надо полагать, стареющий мужик, - с подозрением уточнил татуированный.
  
  - Не, он не мужик, он - ученый. Так что ты эти свои грязные мыслишки забудь, - пригрозила я пальцем. - Я с ним год уже работаю, я знаю.
  
  - Если бы я не был в курсе, что у тебя вообще нет вокруг мужиков, одни только друзья, я бы поверил - настолько ты убежденно говоришь, но, имея мой опыт...
  
  - Прекрати. Возможно, я ошибалась по поводу Глеба. Может быть, ты лучше меня понимаешь, что думает Андрей. Но Виктор Еремеевич, к счастью, даже не смотрит в мою сторону, а если смотрит, то только тогда, когда там готовые препараты лежат. Так что, нет, он совершенно не по этому вопросу.
  
  - Ладно, допустим... но как ты оказалась на работе в научно-исследовательской группе в начале первого курса?
  
  - Просто некоторые сразу замечают, что я талантливая, а может даже и гениальная, если говорить без ненужной скромности, - застенчиво так потупив глазки, открыла я маленькую тайну.
  
  - Я и не спорю, но он-то как это умудрился так скоро определить?
  
  - Я в десятом еще в конкурсе участвовала, а он был в жюри. Пришел и начал мою работу критиковать. Но я уже к подобным мероприятиям почти привыкла. К тому же, я работала несколько лет, а какой-то посторонний дядька начинает рассуждать о том, что вся эта работа не имеет практического значения! Меня это немножко разозлило, так что, он мне замечание - я ему ответ, он мне второе - я опять не молчу, потом книжечку ему подарила, а она случайно оказалась по его специальности. Так и познакомились. А когда поступила, он сам меня нашел.
  
  - Не похожа ты на человека, устроившего перепалку с жюри, - засомневался Дани.
  
  - Почему перепалку? Это была чистая научная дискуссия. В перепалки я не вступаю - есть же этика, правила поведения: даже если тебе что-то очень не нравится, никогда не спорь попусту. Но отстаивать свою точку зрения аргументировано, никто не запрещал.
  
  - Ок, я понял, что биология - страсть всей твоей жизни и в младенчестве ты увлекалась препарированием гусениц, - сдался татуированный.
  
  - Ничего подобного. Гусеницы меня никогда не интересовали, по какой тематике писать работы - было почти все равно, а биологией я начала заниматься только в девятом классе.
  
  - Как же тогда оказалась на биофаке?
  
  - Я в мед собиралась. Пришла в учебный центр биологию подтягивать, а там новую учительницу нашли - аспирантку МГУ. К концу курса половина группы вместо меда подала заявления в университеты. Все хотели изучать биологию.
  
  - Не жалела?
  
  - Были моменты, когда так хотелось домой, что думала все бросить... Но они очень недолгие. Если бы моя семья жила в Москве, я бы ни минуты не сомневалась в выборе. Так что, не думаю, что ошиблась с профессией. И какой из меня врач?
  
  - Какой?
  
  - Пока я бы сомневалась, как лечить пациента, он бы отдал Богу душу. Для медика нужен железный характер, им я не обладаю. А как ты здесь очутился?
  
  - Знаешь, по поводу характера я мог бы поспорить. Стальной стержень в нем определенно есть... Как меня занесло на биофак? У меня тоже была хорошая учительница. Она заметила, что у меня проблемы, а проблемы тогда были во всем, помогла мне, заставила ходить к ней на допы. Бесплатно. Хотя меркантильная бабка до жути. Увлекся. И вот, я здесь. Впрочем, я же специально здесь оказался, чтобы тебя найти.
  
  - Меня здесь вообще быть не должно было. Это чистейшая случайность, я должна была учиться в другом городе.
  
  - Это не случайность, это жизнь.
  
  - Ну-ну... Расскажи лучше об этой 'меркантильной бабке', меня уже занимает сей персонаж.
  
  - О, она, и правда, персонаж. Злющая, как ведьма, язык, как у змеи, голова, как у Василисы Премудрой, а выглядит, как Баба Яга. Старая, худущая, страшная, глаза черные и дикие. Орала вечно, как ненормальная. Но чувство юмора у нее бомбическое. Половина учеников ее ненавидели черной ненавистью, вторая половина - обожала. Кстати, вполне могу тебя с ней познакомить. Я ее постоянно навещаю.
  
  - А говорил, что избегаешь привязанностей, - напомнила я.
  
  - Избегаю. Но есть такие случаи, когда нет шансов устоять, - и он так настойчиво на меня посмотрел, что щеки мои снова вспыхнули.
  
  - Не надо убеждать меня в серьезности намерений на словах, я не смогу избавиться от подозрений, пока не увижу на деле.
  
  - Прости, я, на самом деле, пережимаю... просто у меня давным-давно сложилось мнение, что нужно обязательно говорить о своих чувствах, иначе получится, как с твоим Андреем, - ухмыльнулся Дани.
  
  - Он не мой. Но, возможно, ты и прав: если бы мы говорили о своих чувствах, было бы куда меньше проблем. Одна проблема: если бы еще, говоря о чувствах, мы не врали...
  
  - Кстати, есть неплохая история по этому поводу, - воодушевился парень. - Один мой друг снял в клубе девушку. Естественно, никаких далеко идущих планов не имел.
  
  - Естественно, - с иронией повторила я.
  
  - Да, естественно! Он был очевидно и глубоко пьян, на адреналине.. а ты сама знаешь, что бывает, когда человек на адреналине...
  
  - Подожди, что? Ты серьезно сейчас?! - остановила я, от гнева распирало. - Ни на каком адреналине я не стала бы целовать человека, который мне безразличен!
  
  Я бы сейчас развернулась и ушла, но к сожалению, этому не способствовала толпа, напирающая со всех сторон и руки татуированного, держащие меня в окружении. А он, похоже, не слишком высокого мнения обо мне.
  
  - Не стала бы? - ошарашенно переспросил Дани, и вдруг губы его расплылись в широкой наиглупейшей улыбке. - А может и не надо ничего говорить? Тогда такие оговорочки стоят намного дороже, - ехидно протянул он.
  
  - Какие еще оговорочки? - передразнила я. Как же я зла и не него и на эту глупую ухмылку!.. - Стой! Ты все неправильно понял! - только сейчас до меня дошло, как я спалилась. - Я ничего подобного сказать не хотела!
  
  - Вер, пожалуйста, только не бери свои слова обратно, хорошо? - мгновенно став серьезным, настойчиво глядя мне в глаза, произнес парень. О, черт! Что он себе надумал?! - Даже если ты ничего не хотела сказать и ничего не думала, позволь хотя бы заблуждаться, - горько усмехнулся Дани.
  
  - Манипулятор! - возмутилась я. Он посмотрел на меня с искренним недоумением. - Ладно, понимаю, что ты меня разводишь, но... Вместо того, чтобы заниматься, я провожу кучу драгоценного времени с тобой. Это ни о чем не говорит?
  
  - Вчера мы занимались, - напомнил татуированный, заставив мои щеки вспыхнуть. - Если ты так краснеешь от воспоминаний об одном, фактически несостоявшемся, поцелуе, боюсь даже представить...
  
  Пришлось закрыть лицо руками, чтобы окружающие не видели, что я уже горю, как факел.
  
  - Заткнись! - глухо попросила, не обращая внимания на успокаивающее поглаживание по плечу. - Позавчера мы не занимались, - о, черт! Теперь я вспомнила поцелуй из позавчера. Наверное, сегодня мне уже не вернуть лицу естественный оттенок.
  
  - Позавчера ты проспорила, - мягко напомнил он. - Воды дать?
  
  - Думаю, не поможет, даже если ты меня обольешь, - честно призналась я, убирая руки. Что уж теперь?! Главный зритель, все равно, все, что не надо, увидел. Все же пару глотков сделала. - В понедельник?
  
  - В понедельник тебе было плохо, и ты малодушно согласилась принять помощь даже от такого неприятного типа, как я.
  
  - То, что ты выглядишь отталкивающе, еще не значит, что ты мне неприятен. Внешность имеет значение только при знакомстве и то не главное значение. Дальше на первое место выступают совсем другие вещи, и ты прекрасно об этом знаешь. Но у нас ничего не выйдет, можешь не обольщаться.
  
  - Это еще почему?
  
  - Потому что твой темп мне не то, что не подходит - я сдохну, не пройдя и половину дистанции.
  
  - Меня умиляют твои ассоциации! А если я тебя на руках донесу? Будет, конечно, медленнее, зато наверняка?
  
  - Тогда, не пройдя половины дистанции, сдохнешь ты. Но можно бежать не так быстро... Давай к твоей истории с девушкой из клуба вернемся.
  
  - Давай вернемся. Но ты не будешь больше судить моего друга за то, что он воспринимает мир не так, как ты.
  
  - Я не сужу твоего друга, я его даже не знаю. А твое отношение и твое 'естественно' мне совершенно не понравилось, - назидательным тоном поправила я.
  
  - Меня можешь судить и делать замечания. Но в этом случае девушка знала, что он пьян и должна была понимать, что рассчитывать на серьезные отношения с ним - глупо. Утром он просыпается с бодунища, видит неземное создание в собственной постели (а девушка, действительно, хороша), но его голыми руками не возьмешь. Так что он девицу расталкивает, говорит, что ему пора, и она должна быстро собираться, и идет в душ. Наивно надеется, что гостья все поняла, но обнаруживает ту на кухне, в полном неглиже готовящую завтрак. Начинает намекать еще более откровенно, и тут узнает, что неземное создание влюблено в него уже два года, специально ходит в клуб, в котором мы в то время постоянно зависали, а он даже имя ее до сих пор не спросил. В общем - это любовь.
  
  - Подозреваю, что это - не конец?
  
  - О, нет! Это - только начало. Серьезные отношения так и начались, основанные на одном только польщенном самолюбии моего друга. Потому что в девушку он не только не влюбился, она ему даже не нравилась. У красотки оказалось два главных качества: непроходимая тупость и дикая лень. На кухню больше она не заходила после того случая, в свой колледж (не знаю, как такую могли держать даже в колледже) ездила только на его машине, в постели... - рассказчик бросил на меня испуганный взгляд, поняв, что эту тему лучше со мной не затрагивать. - Да... ленива до самозабвения, как он сам говорил.
  
  - Что же он с ней не расстался, если она ему так сильно не нравилась?
  
  - Он пытался. Несколько раз. Она приходила в универ и устраивала сцены перед всеми. Она звонила его родителям и просила помощи. Она клялась, что покончит с собой... Была целая мыльная опера: длинная и нудная.
  
  - Но конец у этой истории есть? - поинтересовалась я. - Твоего друга уже жалко.
  
  - Есть. Как и у всех мыльных опер, конец счастливый: когда парень сдался и сделал ей предложение, она ушла от него к богатому мужику.
  
  - А любовь? - удивилась я. Впрочем, любая любовь умрет, когда ее так игнорируют.
  
  - Любовь? Случилось так, что друг оказался однажды с этим мужиком в самолете на соседних креслах. И узнал его только по истории с женщиной, которой он не смог не похвастаться. Так вот, женщина эта любила мужика два года до их знакомства и продолжает любить так, что готова покончить с собой, если он ее бросит.
  
  - Может, это была не она? - усомнилась я.
  
  - Может и не она. Может, другу показалось, что именно она встречает мужика в аэропорту.
  
  - Мда... Надеюсь, тем другом был не ты? - уточнила на всякий случай.
  
  - К счастью, не я. Впрочем, мною манипулировать довольно сложно.
  
  - Он наверняка считал так же. Это была отличная иллюстрация тому, что не стоит верить словам, Дани. Слова - пустота. Они могут ничего не значить, могут значить прямо противоположное собственному смыслу. Они только путают.
  
  - Мои слова означают только то, что они означают. А дела... я бросил курить, я, как придурошный первокурсник прихожу на все лекции, я перебрался в чертову общагу - тебе недостаточно дел? Так это - не конец. Я же говорил, что ты еще не такое со мной сотворишь.
  
  - Ты бросил курить? - поразилась я.
  
  - Я уже говорил.
  
  - Думала, что ты пранкуешь. А лекции... ты, похоже, у меня под каблуком, если пошел на такое унижение. Сидеть на всех парах - это же возмутительно!
  
  - Ты сейчас договоришься! - предупреждающе протянул Дани, сурово хмуря брови.
  
  - И что же будет? - спросила, смеясь.
  
  - Еще не решил, что, но тебе это не понравится, - ответил парень и тоже засмеялся.
  
  Не знаю, что такого смешного мы нашли, но обоим было весело. И тут веселье захлебнулось во мне, умерев в момент. Потому что Дани поднял правую руку, перехватив ею верхний поручень, рукав его свитера обнажил предплечье, и я поняла, что тату - не эксперимент, не развлечение, не философия и даже не ошибка молодости. Ошибка молодости - то, что они скрывают. Длинный шрам от самого запястья уходящий под рукав. И тут меня пробило: я совершенно ясно увидела грязную мрачную кухню и угловатого подростка, сидящего на обшарпанном линолеуме с блаженной улыбкой. Рука подростка была вся в крови, а на полу уже образовалась довольно большая лужица. А еще я почувствовала его извращенное удовольствие от того, что все беспросветное и бессмысленное позади. Впереди - ничего, и именно от этого грядущего 'ничего' в крови разливается блаженство. И вместе с этой кровью изливается на грязный пол.
  
  - Господи, Дани!.. - с дрожью в голосе воскликнула я.
  
  Он в недоумении вглядывался в мои глаза, наконец, проследил за моим взглядом и, вздрогнув, поспешно опустил руку. Лицо изменилось, будто он надел маску безразличного спокойствия.
  
  - Не вздумай меня жалеть! - жестко отрезал он.
  
  - Я не жалею, - соврала сразу без раздумий. И, поскольку глаза уже начали наполняться слезами, добавила: - Не тебя.
  
  - Кого же? - ядовито спросил он, вглядываясь в мое лицо жестким взглядом. Я поняла, что одно мое слово может перечеркнуть все. И то, чего я хочу, и даже то, чего боюсь.
  
  - Себя. Ты, придурок, хотел бросить меня здесь в полном одиночестве! - я ударила парня в грудь обеими руками так, что он от неожиданности отшатнулся.
  
  - Вера! - выдохнул он и сжал меня в болезненных объятиях. - Скажи еще раз!
  
  - Что сказать? - не поняла я.
  
  - Скажи, что хочешь быть со мной, - прошептал он мне в ухо.
  
  Я посмотрела в его глаза, перевела взгляд на правую руку и отчетливо увидела длинный шрам, проглядывающий через замысловатые узоры. Теперь даже одежда не могла скрыть его от моих глаз. К сожалению, не могла, поэтому, помолчав недолго, я соврала снова:
  - Хочу быть с тобой.
  
  Мне было стыдно за собственную ложь, ведь я не имела ни малейшего понятия о том, чего хотела. Я даже не знала точно, хочу ли хоть чего-то от этого парня.
  
  Глава 19
  
  Только начав готовиться к лекции, я осознала, что все это время моя левая рука была в руке Дани. Неужели за пару дней я настолько привыкла к его прикосновениям? Привыкла, конечно, уже скучаю от их отсутствия, а ведь я никогда не стремилась к тактильному взаимодействию с людьми. Тем более, с парнями. Или все дело в том смятении, что поселилось во мне благодаря слишком откровенному татуированному? Или дело не в откровенности? Что если это - только какой-нибудь глупый спор, к примеру? Или нелепая игра? Бросила быстрый взгляд на парня и отрицательно покачала головой в ответ на явное недоумение в его глазах. Может, я слишком наивна, но не вяжется это с ним. С его внешним видом, с презрительным прищуром, с наглой ухмылкой, к которым я почти привыкла - вяжется. А с ним самим - никак. Вряд ли он настолько гениальный актер.
  
  - Давай уйдем, - мне на ухо шепчет Дани, едва касаясь губами кожи щеки.
  
  - Куда? - удивляюсь, поскольку пары не только не закончились, а даже не начались.
  
  - Неважно, куда. Вдвоем, - конкретизирует парень, и мое лицо снова начинает пылать.
  
  - А как же намерение ходить на все пары? Слишком быстро сливаешься. К тому же ты обещал не гнать, - напоминаю, мягко высвобождая руку. - Постарайся сдержать обещание.
  
  - Черт! Постараюсь, - выдавил с явной неохотой. - Напоминай, когда я опять забуду, ладно? И не вздумай на меня за это дуться, я не специально.
  
  - Я не буду дуться... но если ты передавишь - сольюсь уже я. И ты ничего не сможешь сделать, потому что разочаровываюсь я легко и навсегда. Мне бы очень не хотелось, чтобы это случилось.
  
  - Задачка не легкая: не разочаровать принцесску, - ухмыляется Дани ехидно, вновь превращаясь из ласкового теленочка в опасного хищника.
  
  И теперь он мне гораздо больше нравится именно в этом образе. Потому что Дани-лапочка внушает мне почти ужас. Внушает ужасную мысль, что я могу обидеть его, и тогда... Шрам, спрятанный за татуировками, не дает расслабиться. Можно строить отношения на чувстве вины за то, чего еще и не делала? Я зашла в тупик.
  
  - Можешь посвятить мне сегодня больше времени? Завтра мне придется уйти сразу после пар или даже раньше.
  
  - Больше? Это сколько?
  
  - Мы могли бы вечером уехать ко мне, а оттуда вместе завтра в универ, - самым невинным тоном предложил татуированный. Да, уж, а зубки-то у теленочка острые!
  
  - Это называется 'не спешить'? Ты же прешь катком!
  
  - Я клянусь держать руки при себе! Просто сосед сегодня определенно никуда не денется, а ты, к моему глубокому сожалению, не можешь обходиться без сна. Я не только тебя не трону - соблазнять не стану. Посмотрим фильм, разберемся с твоей физикой. А потом ты ляжешь спать на нормальной огромной кровати, и не придется встречаться с любимой соседкой.
  
  - Не думаю, что это - хорошая идея, - внимательно глядя на парня, пожала я плечами.
  
  - Ты неправильно не думаешь. Поверь, тебе понравится, потом не заставишь в общагу возвращаться. И если я пообещал - я сделаю.
  
  - Это я уже заметила по предыдущему обещанию. Дани, я подумаю, - остановила я его, потому что заметила, что его начинает злить мое недоверие. - У нас лекция.
  
  Как обычно, лекция интересовала только меня, татуированный все полтора часа снова на меня пялился, а еще, снова захватив мою левую руку, начал выписывать какие-то замысловатые фигуры на моей ладони. Это волновало, вызывала мурашки и ужасно отвлекало. Отвлекало и смущало.
  
  - Даник, - ласково спросила я, как только пара подошла к концу, - а ты на лекции ходишь с одной целью: запомниться преподам? Потому что никакого иного смысла в твоем присутствии я не вижу.
  
  - Как не видишь? А это? - возмутился парень, наглядно поднимая на уровень моих глаз наши переплетенные пальцы, и, в очередной раз, заставляя меня краснеть. - На самом деле, я слушаю, и для этого мне совсем необязательно неотрывно пялиться на лектора.
  
  - Но тебе обязательно неотрывно пялиться на меня?
  
  - Это очень помогает усваивать материал. Тебе не нравится? Если тебе очень мешает, я попробую так больше не делать. Но мне будет крайне тяжко.
  
  - Так уж и тяжко? - с сомнением переспрашиваю.
  
  - Поверь...
  
  - Тогда я попытаюсь смириться. Но вот это прекращай, - теперь уже я подняла наши руки.
  
  - Я не могу взять тебя за руку? - удивился парень.
  
  - Взять можешь, но сиди смирно и об этих своих микро-массажах забудь. Если, конечно, хочешь получить конспекты. Потому что если ты продолжишь, я просто не смогу писать. Ты же хочешь получить лекцию по генетике?
  
  - Даже не знаю, что выбрать, - криво усмехнулся Дани.
  
  - Выбери то, что правильно, - настойчиво попросила я.
  
  - Ладно, - серьезно, но с явной неохотой, отозвался парень. - Я понял тебя. И сделаю, как ты просишь.
  
  - Спасибо, - искренне поблагодарила и сильнее сжала его ладонь.
  
  На генетике мой сосед сидел смирно и почти все время настойчиво смотрел в противоположную от меня сторону. Я даже подумала, что он обиделся, пока мне не была отправлена успокаивающая улыбка. Что же, вполне вероятно, что со временем мы придем к взаимопониманию и сможем спокойно сосуществовать на условиях устраивающих как Дани, так и меня. 'Впрочем, есть и другая вероятность', - напомнил внутренний голос. 'Вероятность того, что ты ему так же быстро надоешь, и он от тебя отстанет навсегда. Это тебя устроит?'. Пожалуй, устроит. Потому что тогда с меня свалится слишком тяжелый груз ответственности, и я смогу жить дальше так же спокойно, как жила до его появления. 'Спокойно или скучно? И хочешь ли ты избавиться от ответственности так сильно, как думаешь?'.
  
  Я встряхнула головой. Дожила! Сама с собой разговариваю! Осталось только начать делать это вслух и до свидания учеба, здравствуй лечение. Прекращаем. Забыли о внутренних метаниях и вернулись в волшебный мир генетики!
  
  К обеденному перерыву я полностью выдохлась: сегодня наша всеми очень-очень глубоко уважаемая женщина-монстр Хан Александра Исааковна, автор учебника, признанного одним из лучших, а по совместительству зверь в юбке и ужас всех студентов, была на таком подъеме, что пока я конспектировала за ней, рука полностью отнялась, а голова начала слегка кружиться. Хорошо, что обед не после третьей пары - с таким ритмом не дожила бы, скончалась, так и не насладившись шедеврами нашей любимой столовки.
  
  - Сегодня идем в 'Диетку', - тоном, не терпящем возражений сообщил Дани.
  
  - Без разницы, - отозвалась я. В столовые ГЗ наша компания направлялась крайне редко, но раз уж человек так настаивает... - Ребята, вы с нами?
  
  - В другой раз, - с подозрительной поспешностью за всех отвечает Сергей, а я замечаю, недовольный взгляд Андрея в его сторону. А потом... вижу, как наш романтик незаметно для всех подмигивает татуированному!
  
  - Когда это вы успели спеться? - спросила с подозрением, стоит только отойти от друзей.
  
  - Мы не спевались. Он почувствовал во мне родственную душу. Общие проблемы сближают людей, знаешь ли, - с иронией объясняет Дани.
  
  - Какие же у вас общие проблемы? - что-то мои подозрения только усиливаются.
  
  - Нас угораздило влюбиться в Снежных Королев, - как само собой разумеющееся, ответил мой спутник.
  
  - Натка - не Снежная Королева, она просто очень маленькая была, когда с Сергеем познакомилась, и не готова к таким бурным проявлениям чувств. А со временем сформировалась модель поведения, от которой она не может или не хочет отказываться. Так я вижу ситуацию. В любом случае, Сергея устраивают их отношения. Я же и подавно не Снежная Королева. Хотя... может ты и не обо мне говорил?
  
  - Может быть, - задумчиво протянул Дани, и я сразу поняла, что он издевается.
  
  - Вот и обедай со своей королевой, - спокойно говорю, разворачиваясь в обратном направлении.
  
  Дани тут же хватает меня за предплечье и утягивает с дорожки в укромный уголок, окруженный со всех сторон густой зеленой растительностью. Я успела только рот открыть, чтобы начать возмущаться, как парень просто впился в меня поцелуем. Его язык тут же проскользнул мне в рот (да-да, нечего было его разевать, недаром говорят, что молчанье - золото), я еще успела подумать о том, что было бы неплохо посильнее сжать зубы, чтобы неповадно было но... Дани прижал меня к себе изо всех сил и, вместо того, чтобы ощутить дискомфорт от излишне крепких объятий, я почувствовала себя так, будто всю жизнь только этого и ждала. Мне так хорошо стало, будто законы гравитации прекратили влиять на мое тело, и оно приподнимается в воздух. А еще я поняла, что целоваться бывает приятно, что это - не только бешено колотящееся сердце, грозящее мгновенной смертью от раннего инфаркта, не только страшное головокружение от недостатка кислорода, не только противная каша в голове, вместо связных мыслей. Это - как лечь на солнце осенью, когда воздух уже прохладен, и почувствовать, как свет и тепло наполняют тебя, пропитывая насквозь, заставляя тянуться навстречу лучам каждую клеточку твоего организма и растекаться в неге. Вот и сейчас у меня было ощущение, что весь мой организм стремится навстречу солнцу по имени Дани.
  
  Но мое блаженство было слишком коротким. Парень отстранился и посмотрел на меня с явным беспокойством.
  
  - Все хорошо?
  
  'Все отвратительно', - хотелось закричать мне, - 'Потому что очень мало!'.
  
  - Я выгляжу так, будто у меня не все хорошо? - спросила вместо этого. Мало ли, если в прошлый раз я полностью отключилась, то сейчас даже предположить страшно, как на меня повлиял его поцелуй. Может, нервный тик начался?
  
  - Ты выглядишь, как будто тебе на новый год вместо набора ластиков подарили щенка, - нашелся с подходящим сравнением татуированный. Нет, он сегодня надо мной издевается в открытую!
  
  - И с кем же ты сравниваешь себя: с щенком или с набором ластиков? - попыталась остудить его пыл.
  
  - Меня нельзя сравнивать: я - единственный и совершенно неповторимый, - ничуть не обиделся парень, продолжая прижимать меня к своему телу.
  
  Я попыталась отодвинуться, потому что, хоть так мне и было тепло и уютно, но ребра начинали ныть от совсем не нежных объятий, а кислорода не хватало, потому что вздохнуть полной грудью я не могла. И тут я почувствовала... нет! Это же не...
  
  - Дани, что это такое? - грозно посмотрела на татуированного.
  
  - Принцесска, это - стояк, что же еще, - как само собой разумеющееся пояснил тот.
  
  - Что?! - я тут же вырвалась из рук озабоченного придурка. - Тебе не кажется, что это несколько неуместно?
  
  - Прости, но мне кажется, что неуместным было бы, если бы я ничего не чувствовал. И вообще, Вера, ты же биолог! Существуют такие понятия, как эрекция, половой член и даже (да-да, знаю, что об этом ты и не подозревала) секс. Впрочем, в научной литературе это, кажется, называется, коитус. В твоем возрасте пора об этом знать.
  
  - А в твоем возрасте пора научиться держать себя в руках и прекратить вести себя, как подросток в протуберантном периоде! И перестать заставлять меня краснеть. И не таскать меня по кустам. Потому что все это мне не нравится! - отрезала я, направляясь обратно в сторону дорожки. Теперь еще и не успею пообедать - сейчас очередь выстроится на весь оставшийся час.
  
  - Вер!.. Принцесса!.. Ну, серьезно! Знаешь же, что никуда я тебя не отпущу, - я снова была схвачена за руку. - Или ты на это и рассчитываешь?
  
  - Ты - несносный! - заявила я, пытаясь руку выдернуть. Впрочем, как обычно у меня ничего не вышло.
  
  - Тебя невозможно не стебать, прости, я стараюсь изо всех сил, но остановиться не могу. Как девушка в двадцать лет может возмущаться из-за такой банальной вещи? Надеюсь, ты не воспитывалась при монастыре? Кстати, как ты в кино ходишь?
  
  - Мне восемнадцать! Ты конечно и не подозревал, но в кино ходят не только для того, чтобы обжиматься на последнем ряду!
  
  - Я не об этом. Как ты секс в кино переживаешь? Начинаешь громко возмущаться или пишешь жалобу на сценаристов?
  
  - Я просто закрываю глаза! - отвечаю уже в бешенстве, готовая... Не знаю, на что я готова, но это определенно не понравится татуированному!
  
  - Что ты делаешь? - парень замирает посредине коридора и вдруг начинает ржать так, что я думаю, не пора ли ему оказывать медицинскую помощь. - Только я мог так попасть, - доверительно сообщает мне, успокоившись.
  
  - Наверняка бывают и более запущенные случаи, - предполагаю я. - Мы рискуем остаться без обеда.
  
  - Ни за что! Уж лучше остаться без физхимии, чем без обеда. Прошу, - и Дани пропустил меня в столовую, придержав дверь. - И что же мне теперь делать, Вера? - прошептал мне на ухо уже в очереди.
  
  - Смирись, - посоветовала я. - А тем, у кого протуберантный период никак не заканчивается, обычно рекомендуют отвлечься, например, на спорт.
  
  - Так вот зачем ты ходишь в зал!
  
  - Небеса! Дайте мне терпения и сил не прибить этого засранца! - обращаю я глаза к потолку столовой, но небеса безмолвствуют. Или их глас не слышен из-за очередного приступа ржача у татуированного.
  
   Глава 20
  
   Физхимия шла без эксцессов, пока мое настроение не было в момент испорчено одним сообщением.
  
   Лили: Предупреждаю, что сегодня у меня будет Вася, и до 23.00 мы имеем ПОЛНОЕ ПРАВО находиться в моей комнате!!!
  
  Нет, вы только посмотрите: она еще и орет на меня заглавными буквами! Не ежедневно же!
  
  - Что-то случилось? - сразу же заинтересовался сосед. И, прочитав текст на моем телефоне, восхитился: - Вот это активность! Даже со мной такого не было: каждый день с разными! Мой респект.
  
  - Рада, что тебе нравится, но именно сегодня я хотела вернуться домой немного раньше и лечь спать не за полночь.
  
  - У тебя есть выбор, - мягко подсказал парень.
  
  - Какой выбор?
  
  - Я же приглашал тебя в гости, неужели забыла.
  
  - Правда, забыла. Но не потому, что у меня настолько плохая память, а потому, что сразу не приняла твою идею, потому что она совершенно неприемлемая, - объяснила, вновь углубляясь в предмет.
  
  - У меня есть не только отдельная комната с комфортной кроватью, но и замок на двери этой комнаты, - не отставал парень.
  
  Замок? Что же, а вот наличие замка меняет ситуацию в корне. Кажется, из бонусов был еще ортопедический матрас? Я уже не говорю о наличии душа, которым делиться надо с одним человеком, а не с тремя. Предложение из разряда неприемлемых сразу перешло в разряд допустимых.
  
  - Знаешь, что? - решительно спросила я, как только пара закончилась. - Я согласна.
  
  - С чем? - лениво переспросил татуированный.
  
  - С твоим предложением. Вернее, на твое предложение.
  
  - Которое? Я что-то предлагал? Совершенно не припоминаю, - он ехидно окинул меня долгим взглядом с ног до головы и лучезарно улыбнулся. Только не мне, а какой-то девчонке, проходившей мимо.
  
  - Волков, лучше не беси меня. Кто, как не ты знает, что в гневе я страшна! Хватит строить глазки, мы едем за вещами.
  
  - Мы?
  
  - Да, мы. Потому что одной мне будет скучно, и тащить тяжелую сумку принцессам не по статусу.
  
  - Подожди, я думал, что успею сгонять домой, навести порядок, чужие лифчики убрать с глаз... - поделился планами наглый тип.
  
  - Зачем же? Чужим лифчиком я тебя и придушу, засранец, а сейчас мы едем в общагу.
  
  - Ладно-ладно, а был уверен в успехе сего предприятия, поэтому спрятал все заранее, - ухмыльнулся засранец, но это сошло ему с рук, потому что на его счастье очень своевременно подкатил автобус.
  
  - Я уже почти не сожалею, что тебя слегка покалечила в первый день. И всерьез начинаю задумываться о том, как долго ты проживешь, находясь рядом со мной. Потому что мое терпение не вечно, - предупредила, прикладывая карту.
  
  Дани изящно перемахнул через турникет. Не в первый, кстати, раз.
  
  - Платить за проезд религия не позволяет? Даже льготной картой?
  
  - У меня ее нет. Я раньше не пользовался общественным транспортом: есть мой верный двухколесный друг.
  
  - Зимой ты тоже на двухколесном друге шпаришь? - изумилась я.
  
  - Нет, до зимы я надеюсь обзавестись другом четырехколесным. Так что буду тебя возить в универ в комфорте и тепле, как и положено передвигаться настоящим принцессам.
  
  - Пока ты по пробкам сделаешь круг до ДАСа, пары закончатся, так что я лучше на автобусе. Пусть так и не положено принцессам.
  
  - К тому времени мы будем жить у меня, - без малейшего сомнения заявил парень. Я даже восхитилась: вот это напор, вот это уверенность в себе! Как он там говорил, ни в чем не сомневается? Оно и заметно.
  
  - Каждый уважающий себя мужчина должен тщательно оберегать собственные квадратные метры от попыток проникновения на них представителей так называемой слабой половины, - с не меньшей уверенностью сказала я.
  
  - Это пока уважающий себя мужчина не встретит свою женщину, - отмахнулся Дани, доставая из кармана телефон. Надо же, за все время, что мы провели вместе, черный айфон звонил впервые. - Я помню. Какой расклад? Неплохо, - я телефон был убран обратно.
  
  - Тебе очень редко звонят. У тебя, и правда, так мало друзей? - спросила, освобождая место пробившейся в глубину салона бабушке.
  
  - Когда я с тобой - я с тобой. И телефон выключаю.
  
  - По-моему это слишком. К тому же, представь, что будет, когда ты начнешь разговаривать при мне по телефону? Ты меня больше не любишь?! - возмутилась и закрыла лицо руками.
  
  - Я не любитель часами трепаться, так что все звонки обычно по делу. Поверь, я не дам повода во мне сомневаться, - очень серьезно ответил Дани.
  
  - Какой-то ты подозрительно ванильный, просто розовая мечта всех девушек. Ты меня периодически пугаешь своей хорошестью.
  
  - Совсем недавно собиралась меня убить, - напомнил собеседник.
  
  - Да, точно. Спасибо, что напомнил. Точно! Не так уж ты хорош. А то я уже испугалась. Но за проезд все же платить надо.
  
  - Вера - зануда.
  
  - Дани - жлоб, - парировала я незамедлительно.
  
  - Я не жлоб, я экономлю наш будущий семейный бюджет, - поправил татуированный.
  
  - То есть, к зиме мне тоже придется прыгать через турникеты?
  
  - Нет, ты же на машине будешь ездить, забыла?
  
  - Кстати, в вашей лаборатории не нужны неквалифицированные кадры без опыта? Я тоже хочу на машину зарабатывать.
  
  - В лабе - только на машинку. Стиральную или швейную, по выбору.
  
  - Да? А где же на нормальную? Заметь, я буду очень скромна: мне даже бэха ни к чему, сойдет какая-нибудь скромненькая шевроле.
  
  - Шевроле - не самый лучший вариант. Тебе придется что-то приличное сразу подбирать, чтобы ты не уронила престиж российской науки. Вот накоплю, пока буду ездить без билета и подарю тебе на день рождения... но на это понадобится время.
  
  - Лет так двадцать, - подсказала я.
  
  - Примерно. Куда спешить?
  
  - Вот именно! К тому же, я всегда могу позаимствовать твой транспорт, - глядя на парня самым невинным взглядом предложила я.
  
  - Заешь, Вера... я тут подумал: зачем тебе куда-то переезжать - в ДАСе прекрасные условия. К тому же, быт убивает чувства, так что для сохранения романтики полезно жить отдельно, - не менее невинно глядя на меня, ответил Дани.
  
  - Знаешь, Дани: а ты, все же, настоящий жлоб. Машину еще не купил, а уже жалеешь. Некрасиво. Кстати, Глеб мне предлагал у него жить. Как думаешь, предложением еще можно воспользоваться?
  
  - После того, как он переспал с твоей подругой? А гордость принцессы?
  
  - Он может мне сказать, что ничего не было: на самом деле это специальная постановка, чтобы я начала ревновать. Так это делается?
  
  - А ты надеешься, что так все и было? - настороженно спросил парень.
  
  - А ты думаешь, я бы поверила в такой бред?
  
  - Почему бы и нет? Если очень хочется.
  
  - Возможно, потому что не хочется? Как-то ты слишком всерьез воспринимаешь мой стеб.
  
  - Как-то тема твоего пацанчика меня напрягает, - согласился Дани.
  
  - Между прочим, если бы не он, тебе бы не удалось меня так быстро окрутить.
  
  - Я тебя окрутил, благодаря бешенной харизме и невероятному уму.
  
  - Скорее, благодаря бешенной наглости и невероятной способности напрочь игнорировать слово 'нет', - поправила я.
  
  - Слово 'нет' я от тебя еще ни разу не слышал. И надеюсь не услышать. Все-таки харизма и ум - оружие, разящее девичьи сердца наповал. Я с тобой поднимусь, - мы уже добрались до общаги.
  
  - Нет. Как видишь, твои надежды не оправдались. Подожди внизу, я быстро. В отличие от тебя, я не готовилась принимать гостей, так что некоторые элементы женского гардероба могут оказаться в самых неожиданных местах. Я очень быстро.
  
  Конечно, я была полностью уверена в отсутствии чего-либо провокационного, выставленного напоказ - после внезапных неожиданных гостей, явившихся накануне, я поняла, что теперь должна быть постоянно готова к незапланированным посещениям. Но я определенно не хотела, чтобы Дани смотрел, какие вещи я собираюсь брать с собой. Не настолько у нас близкие отношения.
  
  Я быстро покидала в сумку необходимую одежду и всякую мелочь типа щетки, геля для душа и прочего, а в рюкзак - конспекты на завтра. Хотела уже выходить, но поймала себя на отвратительной мысли, что было бы очень неплохо оставить какой-нибудь знак для Васьки, по которому он мог бы догадаться, что его девушка не так давно развлекалась не с ним. Мне стало противно от самой себя: пусть мне и не нравится то, что делает Лида, но осуждать ее, тем более, как-то влиять на ее жизнь, я не имею ни малейшего права! И тут... Да быть такого не может! Под кроватью соседки совершенно неаккуратно валялся аккуратно завязанный использованный презерватив! Я даже удовлетворенно улыбнулась - настолько эта ситуация соответствовала моим тайным низким помыслам.
  
  Вышла, закрыла дверь комнаты на ключ, надела куртку и туфли... Вздохнула, туфли скинула, дверь отомкнула, взяла швабру и затолкала компрометирующие материалы как можно дальше под кровать. Поднимать эту гадость и выбрасывать было выше моих сил. Пусть этим занимаются те, кто тут хорошо развлекался.
  
  Вот теперь я была собой действительно довольна. Все же поведение Глеба меня до сих пор задевает, если я чуть не совершила настоящую подлость. Слава Богу, смогла взять себя в руки!
  
  - Привет, собралась куда-то? - вздрогнула, услышав за спиной голос Андрея. Будто меня с поличным поймали на месте преступления, пусть от места преступления я уже до лифта добралась. Гаденькое чувство.
  
  - Да... у соседки гости, так что придется прогуляться немного, - тщательно подбирая слова, ответила парню.
  
  - Немного? Это до утра? - прозорливо предположил друг. И тон его мне очень не понравился. Интересно, с чего он позволяет себе со мной разговаривать так? Вроде ничего ему не обещала.
  
  - А разве это твое дело? - спросила, как можно мягче. Как бы он себя не вел, обижать друга не хотелось. Или уже бывшего друга? Ну, уж нет! Сразу три бывших друга за неделю - слишком.
  
  - А разве нет? Разве я должен стоять и смотреть, как ты гробишь свою жизнь? - я закатила глаза: штампы, штампы, почему люди не могут без них обходиться?
  
  - Ты очень правильно заметил: мою жизнь. Не твою. И ты не имеешь на нее никакого права. Запомни это, - и я нажала кнопку вызова лифта.
  
  - То есть пока я тебе был нужен, я имел право, а теперь - вали, да?! Ты к нему не поедешь! - и Андрей, схватив меня за талию, затащил в лифт и нажал кнопку своего этажа. Да он совсем больной! Опомнилась от шока я только, когда он меня вытащил на своем шестнадцатом и попытался затолкать в коридор по направлению к комнате, в которой жил.
  
  - Ты совсем охренел?! - вырвалось у меня, и я попыталась изо всех сил оттолкнуть его обеими руками.
  
  Как ни странно, это мне это удалось, и я рванула вниз по лестнице, потому что ждать лифта времени не было. Но на физру надо было ходить почаще - догнали меня уже на следующей площадке. Я даже не поняла, почему оказалась в быстром полете, и почти сразу голову и спину пронзила острая боль. Зажмурилась, сдерживая слезы и пытаясь унять и дрожь во всем теле, и подступающие рыдания. Андрей меня ударил?! Что творится с этим миром?! Я не сразу поняла, что за грохот раздался совсем рядом. Пришлось открывать глаза, чтобы увидеть лежащее тело Андрея и Дани, склонявшегося надо мной. Его губы шевелились, но я ничего не слышала, потому что в ушах стоял гул.
  
  - Не шевелись только, вдруг что со спиной, сейчас скорую вызову, - были первые слова, которые я смогла различить.
  
  - Нееет, - простонала я, - только не скорую, я врачей боюсь. Все нормально. Помоги лучше. Я испугалась больше, - провела рукой по голове, поняла, что крови нет, и слегка воспрянула духом. - Забери меня отсюда.
  
  Дани очень аккуратно поднял меня на руку, и я сдержала стон, лишь бы только он снова не поднял тему скорой.
  
  - Точно, все хорошо? - спросил татуированный, напряженно вглядываясь в мое лицо.
  
  - Точно. Можешь меня поставить. Мне так будет намного удобнее. Нам на четырнадцатом надо остановиться, надеюсь, мои вещи еще там. Ты же не убил этого придурка?
  
  - Нет, но можно вернуться.
  
  - Обойдется. Пусть его убьют угрызения совести, - злорадно предложила я, потирая затылок. - Шишка будет.
  
  - Дай сюда, - и Дани аккуратно запустил руку мне в волосы, а я чуть не замурлыкала от удовольствия. Хорошо, что наш лифт едет очень медленно. Жаль, что для меня сейчас недостаточно медленно.
  
  - Как ты там оказался?
  
  - Я - идиот. Увидел, как этот козел мимо прошел, но не сразу насторожился. Пока до меня дошло, было слишком поздно.
  
  - Как раз вовремя. Если бы сама не испытала, никогда не подумала бы, что Андрей способен на подобное. Уж лучше узнать все о человеке, находящемся рядом с тобой своевременно.
  
  - Посиди чуть-чуть, такси вызову.
  
  Я даже спорить не пыталась: как представила, что придется тащиться до метро, потом тащиться в метро, потом... Нет, на это я была не способна. Как только мы сели в машину, я с упоением зарыдала на широкой груди Даника. Похоже, это занятие можно включать в недлинный список моих вредных привычек.
  
  Глава 21
  
  - Я уж думал было, что все совсем плохо, - поделился Дани, пока мы ждали лифта, уже находясь в подъезде новостройки. Кстати, где эта новостройка находилась, я совершенно не поняла, благодаря тому, что ехали на такси. Я не смогла даже оценить, сколько ехали, потому что из-за моей истерики, чувство времени было полностью утеряно. Надеюсь, не навсегда.
  
  - Думал, буду реветь до утра? Ты прости, что все время приходится служить жилеткой. Я постараюсь в следующий раз держать себя в руках.
  
  - Нет, я думал, что все плохо, пока ты вела себя спокойно - не вяжется это с ситуацией, ты же не какой-нибудь Рэмбо в юбке. Не нужно держать себя в руках: понятно, что когда ты плачешь, мне очень больно, но кому еще ты должна жаловаться, если не мне. Просто, я обязан сделать так, чтобы у тебя не было причин для жалоб, а я пока не справляюсь.
  
  - Дани, Бога ради! Ты не можешь охранять меня всю жизнь! Я должна сама уметь о себе позаботиться.
  
  - Нет, не должна. И я буду тебя охранять! И заботиться о тебе тоже буду я. Вот, кстати, сегодня я накормлю тебя ужином. Заходи. Нет, стой! - и татуированный, открыв дверь в квартиру на седьмом этаже, вдруг подхватил меня на руки.
  
  - Это что еще такое? - охнула я, поскольку, хоть позвоночник и не задело, но спина отозвалась мгновенной болью, похоже несколько приличных синяков я успешно получила.
  
  - Девушку же положено через порог переносить? - с некоторым сомнением отозвался парень.
  
  - Не просто девушку, а невесту, - поправила я. - Так что ты немножко попутал.
  
  - Ты же не просто девушка. Стал бы я всех просто девушек на руках таскать - так и надорваться недолго. В общем, добро пожаловать.
  
  - Спасибо. Если не будешь против, то я сразу в ванную, попытаюсь вернуть себе вид нормального человека.
  
  - Я не против, это - чистое полотенце, можешь не мелочиться и принять душ. Ванну я, правда, убрал, и джакузи не имею.
  
  - Душа более чем достаточно, только сумку мне дай сразу сюда.
  
  Я простояла под теплыми струями не меньше получаса, надеясь, что водный массаж вернет мое лицо в обычное состояние. К тому же, выходить не очень хотелось, потому что мне снова было неловко перед Дани - что бы он ни говорил, а я веду себя по отношению к нему не самым лучшим образом, скидывая на парня собственные проблемы. В конце концов, именно я виновата, что такого типа, как Андрей к себе в друзья записала. Но вечно торчать в душе невозможно, так что я переоделась в домашнюю одежду и направилась на кухню, откуда доносились характерные звуки, свидетельствующие о том, что хозяин квартиры находится именно там.
  
  - Ты что, на самом деле готовишь ужин, - изумленно спросила я, обнаружив парня у плиты.
  
  - Что же тебя так удивляет? По-твоему я настолько недоразвит, что не могу даже с приготовлением пищи справиться, - насмешливо приподнял одну бровь Дани.
  
  - По-моему ты вполне себе доразвит, но обычно парни стремятся спихнуть эту почетную обязанность на девушек, - пожала плечами, устраиваясь в мягком кресле в углу. Да, в этой кухне не было кучи шкафчиков, заполненных разными необходимыми в хозяйстве вещами, зато имелся круглый стеклянный стол и мягкие черные кресла с трех сторон. - Давай, буду помогать по способностям.
  
  - Давай, помогай, - и на стол передо мной опустилась чашка с дымящимся зеленым чаем.
  
  - С мятой? - удивилась я, обнаружив свежие листочки, плавающие там же. - Думаешь, без успокоительного мне не справиться?
  
  - Думаю, ты ее любишь. Так что получай удовольствие. И не обязательно ко всему относиться с таким подозрением. Не нужно во всем искать скрытый смысл.
  
  - Слушай, а почему у тебя такая странная квартира? - не сдержалась я. Все же поиски скрытого смысла во мне заложены очень глубоко.
  
  - Что именно тебя не устраивает?
  
  - Разве я говорила, что что-то не устраивает? Просто коридор полностью разбомбленный, а ванная как с иголочки, на кухни шкафы родом из шестидесятых, а стол, кресла и плита дорогущие. Ты недавно ее купил?
  
  - Не настолько недавно, но денег не хватает на все сразу, поэтому приходится тратиться только на самое необходимое. А в ванной был разгром, поэтому с нее ремонт и начал.
  
  - А почему она черная? - задала самый важный вопрос. - Твой любимый цвет?
  
  - Был период...
  
  - Просто я не представляю, как ты там все оттираешь от белого налета.
  
  - Эээээ... не знаю, как. Для этих вещей существуют клининговые компании. И я их услугами пользуюсь активно и с удовольствием.
  
  - Как же экономия?
  
  - Нет, только не на уборке! Ползать самому и оттирать углы - не мое. И, насколько я помню, на тебя в этом деле тоже нельзя положиться.
  
  - Нет! Ни за что! А порезать что-нибудь, я могу, и мне не помешает даже чай. Ну, дай чем руки занять, - заклянчила я.
  
  - Найди овощи и сделай салат, - строго приказал Дани.
  
  - А что ты готовишь? Пахнет вкусно.
  
  - Ризотто. И попробуй только скажи, что оно вкусно только пахнет - это фирменное блюдо.
  
  - Спасибо, что предупредил, буду хвалить изо всех сил. Рецептик дашь?
  
  - Не дам. Я же сказал: фирменное блюдо, секрет шефа...
  
  - Ой, подумаешь! Я все равно белый рис не особенно люблю... Нет, иногда, особенно в фирменном блюде, можно съесть. Особенно, если ты приготовил, - что-то я с языком совсем не дружу, вернее, с головой. Зачем было говорить о том, что не люблю, старается же парень.
  
  - Смотри сюда, - и Дани вытащил из шкафа распечатанный пакет риса. Коричневого.
  
  - Не знала, что ты делаешь ставку на здоровое питание, - в замешательстве отметила я.
  
  - Я и не делаю. Я даже не знаю, как это здесь оказалось. Вер, такие совпадения разве бывают? - растерянно спросил парень.
  
  - Не знаю... знаю только, что они меня не столько радуют, сколько пугают. Потому что все это... все какое-то нереальное: и ты, готовящий для меня ужин, и ты, помогающий мне при каждой проблеме, и ты, постоянно говорящий что-нибудь ужасно романтичное, как в любовном романе... Все это - слишком хорошо, чтобы быть правдой, ты слишком хорош, чтобы быть правдой. И я все время думаю, что проснусь однажды, а тебя уже рядом нет, - и неизвестно, огорчусь я или обрадуюсь, потому что присутствие тебя такого идеального в моей жизни скорее пугает. Как пугает и то, что я не чувствую себя в тебя влюбленной, ни капельки. Конечно, последние мысли я озвучивать не стала, что не сделало их менее значимыми.
  
  - Мне нравится, что ты этого боишься, - самодовольно отметил татуированный, поспешив с выводом. - Хотя и совершенно зря. Никуда я от тебя не денусь. Так, все, оставим любовные романы на потом, и, пока у меня есть пять минут, в течение которых я могу оставить ризотто в гордом одиночестве, показывай, чем ты успела удариться, пока падала.
  
  - Я же сказала, что все нормально, - возмутилась я: демонстрировать боевые шрамы парню не было ни малейшего желания. Тем более, что самый красивый синяк, что удалось разглядеть в зеркале находился немного ниже спины.
  
  - Я верю, но должен убедиться. Или хочешь в травмпункт?
  
  Вот тут меня и одолели нехилые сомнения: врачей я на самом деле недолюбливаю, так что отправляться в больничку и вместо вкусного ужина стоять там в очереди, ради того, чтобы попасть на экзекуцию к доброму доктору, ой, как не хотелось. Но еще больше не хотелось оголяться перед Дани, особенно в его доме, особенно наедине. А ведь еще есть вероятность того, что осмотрев ранения, он не успокоится и таки потащит меня к профессионалам.
  
  - Давай быстрее, или мы останемся без ужина, - в желудке тут же заурчало от голода, и я нерешительно приподняла низ футболки. - О, господи! Снимай ее уже к чертовой матери, сколько можно!
  
  Я вздрогнула, и поспешила подчиниться, потому что выводить Дани из себя не всегда безопасно. Что-то подсказывало мне, что именно сейчас тот случай, когда лучше не нарываться. Я быстро скинула теплую кофту, а потом и футболку, оставшись в одном нижнем белье. Утешало только то, что я стою к парню спиной и уж точно разворачиваться не собираюсь.
  
  - Ох, ничего себе! Подожди, не одевайся.
  
  - Ты что собрался делать? - пытаясь скрыть панику, спросила я тут же.
  
  - Сфотографирую и выложу в инсту, - сердито ответил татуированный, - не трясись так, помажу секретным препаратом, иначе завтра все, что ты сможешь делать, будет лежать на животе и стонать.
  
  - Ты меня будешь мазать? - почти взвизгнула я, уже хватая футболку, чтобы натянуть ее, как можно быстрее.
  
  - Нет, соседей позову на помощь! А потом мы массово совершим харакири! - уже по-настоящему злясь, кратко описал планы на будущее Дани.
  
  - Харакири-то зачем? - пришлось покорно замереть и терпеть пока горячие пальцы парня наносили на откликающиеся мгновенной болью синяки что-то холодное и пахнущее травами.
  
  - Потому что жалкая чернь, прикоснувшаяся грязными руками к телу прекрасной принцессы, недостойна и дальше влачить свое никчемное существование, - кажется, мой личный врач очень широкого профиля стал слегка успокаиваться.
  
  - Тогда хорошо, что хоть соседей решил пожалеть и справился со всем самостоятельно... Знаешь, я уже начала всерьез опасаться, что теперь и от тебя получу.
  
  - Как ни глупо это звучит, но за такие мысли тебе стоило бы всыпать, как следует. Все же было не настолько страшно? - томно прошептал мне в ухо татуированный, самым бессовестным образом опустил мои штаны и, не обращая ни малейшего внимания на возмущенное шипение пациента, быстро прошелся и по пострадавшему мягкому месту. - Могу смело предположить, что было не просто не страшно, а даже приятно. Можете одеваться, больная, и прекратите уже возникать: с доктором можно разговаривать только нежно и ласково, иначе он смажет вам что-нибудь не то, чем-нибудь не тем.
  
  Я очень быстро натянула футболку, всунула руки в рукава теплой кофты и для надежности застегнула молнию под самое горло. Саднящая спина слегка успокоилась, и появилось приятное ощущение прохлады. Зато щеки горели огнем.
  
  - Все очень страшно? - спросила на всякий случай.
  
  - Пациент скорее жив, чем мертв. А после целебного ужина ему станет совсем хорошо, - и Дани отправился в ванную, отмывать руки от волшебного средства.
  
  Когда мы, наконец, сели ужинать, я была так голодна, что и ризотто и обычный овощной салат показались пищей богов, так что я могла хвалить повара, ничуть не лицемеря. Потом Дани недолго поработал моим персональным преподавателем физики, и я честно призналась, что если бы так вели физику у меня в школе, то я бы сейчас не ожидала каждой пары в ужасе. Правда, татуированный нахально предположил, что если бы он вел у меня физику, я бы думала не о предмете, а о его невероятной сексуальности. Позже мы смотрели 'Босиком по мостовой', и выбрал именно эту картину Дани сам, а это навело меня на крамольную мысль, что татуированный на самом деле является тайным романтиком, а не прикидывается им. Когда фильм закончился, мы смотрели на огни ночной Москвы с балкона его квартиры, и он честно признался, что купил именно это жилище как раз из-за балкона, что мое предположение только подтверждало. И, когда я начала безбожно зевать, была отправлена в спальню с огромной кроватью и, действительно, удобным матрасом. О том, что дверь в комнату я так и не заперла, вспомнила уже засыпая. Но вставать не стала, решив, что Дани вполне заслужил мое доверие. В этот вечер он весел себя паинькой и выполнил все обещания: не приставал, не провоцировал, не соблазнял... Вряд ли можно зачесть как попытку соблазнения намазывание моей спины и других мест мазью. Так что, засыпая, я поняла вдруг, что немного разочарована внезапной покладистостью татуированного.
  
  Глава 22
  
  Не до конца проснувшись, я свалилась с кровати, в очередной раз приложившись многострадальной пятой точкой и взвизгнув от боли. Тут же дверь с громким хлопком ударилась о стену, и в комнату влетел Дани.
  
  - Что с тобой?! Что случилось?! Почему ты на полу?! - запричитал он, бросаясь к моему покалеченному телу.
  
  Кряхтя, хватаясь за его руки и за край королевского ложа, я кое-как поднялась, кривясь от боли. Кажется, целебное средство не дало мгновенного исцеления.
  
  - Если бы кто-то не ломился в мою дверь с жутким грохотом, как последний псих, мне не пришлось бы прятаться под кровать, - пожаловалась я, запираясь в ванной.
  
  - Мы проспали, - сообщил псих через дверь. - Тебе или придется очень сильно поторопиться, или будем добираться до универа на монстре.
  
  Я вняла угрозе, максимально быстро приняла душ, почистила зубы, нанесла макияж и поторопилась на кухню, чтобы сварить кофе и придумать какую-нибудь еду для парня. К моему удивлению, на столе уже стояли две чашки кофе и две тарелки: одна с мясной и сырной нарезкой, другая с хлебом. Причем хлеб имелся как белый, так и черный.
  
  - Это для очень правильных принцесс, ведущих очень правильный образ жизни, - проследив за моим взглядом, прокомментировал татуированный.
  
  - Бутерброды на завтрак имеют весьма опосредованное отношение к очень правильному образу жизни.
  
  - Прости, но фуагру сегодня не завезли в 'Пятерочку'. Зато есть овечий сыр, которым я запасся накануне. Он имеет отношение к правильному образу жизни? - ехидно спросил Дани.
  
  - Черт его знает! Имеет или нет, а я давно хотела его попробовать, но денег жалко. Так что все в тему, - честно призналась я. - Приятного аппетита.
  
  - И тебе. Как спалось?
  
  - Прекрасно, пока ты не начал выбивать дверь.
  
  - Я не виноват, что ты никак не реагировала на деликатный стук.
  
  - Все равно, зачем ломиться было? Зашел бы и потряс меня... но нежно. Там же не заперто было.
  
  - Серьезно? - заржал хозяин гостеприимной квартиры. - А я в полной уверенности, что замок расхерачил к чертям!.. Слушай, а это было приглашение, да? Я типа лоханулся и упустил шанс?
  
  - Это было не приглашение, а доверие. И у тебя определенно не было бы никаких шансов, если бы ты это принял, как приглашение. Я допиваю кофе и через пять минут буду готова к выходу. А ты?
  
  - Так уж и пять минут, - усомнился в моих способностях татуированный.
  
  - Максимум десять, - уверенно отрезала я. - Засекай время.
  
  - ОК, если через десять минут ты не переступишь порог этой квартиры, ты меня страстно поцелуешь ровно за минуту до начала пары посреди кабинета.
  
  Даже не подумаю, к тому же первые две пары - семинары, так что в любом случае там будет только наша группа. Но десяти минут мне хватит с запасом.
  
  - Я имею в виду не первую пару вообще, а первую лекцию, - дополнил парень и отчалил в сторону душа.
  
  Ой, подумаешь! Размечтался! Но я лучше пойду, оденусь побыстрее, для подстраховки.
  
  За десять минут я успела не только собраться, но и со стола убрать, Дани же был готов только через четырнадцать минут пятьдесят четыре секунды, о чем я не преминула ему сообщить, пока мы спускались в лифте.
  
  - Это не имеет никакого значения, - 'обрадовал' татуированный. - Спор был по поводу тебя и порога, так что его ты продула.
  
  - Что?! - замерла я перед дверью лифта, совершенно ошарашенная. - Это ты не успел!
  
  - Ну, нет! Проигрыш в споре - дело чести, и не пытайся отмазаться, - и Дани потянул меня за руку на выход, иначе, я так бы и осталась стоять в лифте скульптурой 'Размышление'.
  
  - Я не соглашалась на твои идиотские условия, - возмутилась, обретя дар речи.
  
  - Но ты и против не была, - резонно заметил парень. - Монстр или опоздание?
  
  - Монстр, - обреченно выбрала я. - Но целовать я тебя не стану, даже не надейся!
  
  - Кажется, это я уже слышал и именно от тебя, - напомнил парень, протягивая мне шлем.
  
  Через двадцать минут или через вечность, я сползла с черного чудовища, вновь дрожа всем телом.
  
  - Странно, я думал, что ты должна уже привыкнуть и не бояться настолько, - удивился Дани.
  
  - Я не боялась, я держалась, - объяснила я, цепляясь за его руку, потому что в собственных ногах была сейчас не особенно уверена. - Меня трясет не от страха, а от напряжения.
  
  - Ты ни за что не упадешь, если будешь просто нежно ко мне прижиматься, разве что вместе с мотоциклом, но этого я не допущу. Не напрягайся так. Знаешь, мы в следующий раз специально покатаемся, чтобы ты привыкла, почувствовала свое тело и перестала все время думать, что я тебя потеряю по дороге.
  
  - Может, не надо? - простонала я.
  
  - Обещаю, злоупотреблять не будем. Все же мотоцикл - не для нежных принцесс, я уже понял. А как у принцесс с мамбой? - перевел Дани разговор на другую, но не менее животрепещущую тему.
  
  К моей огромной печали пятница будет начинаться с семинара по математическим методам в биологии, в народе именуемых 'мамбой'. Я уже говорила о том, что программа второго курса состоит не столько из естественнонаучных предметов, сколько из точных наук, не доступных не только для моего понимания (не одна я такая тупая, не подумайте), но и для понимания большинства студентов биофака. Даже из парней таких умных, как татуированный по пальцам можно сосчитать. Вообще я впервые близко знакома с парнем, который соображает в разы лучше, чем я, и при этом не является полнейшим неадекватом, как некоторые олимпиадники.
  
  - Предположительно так же, как с физикой и математикой. То есть, скорее всего, никак. Но я пока надеюсь на лучшее, пар же еще не было. Вдруг у меня откроется нечто вроде третьего глаза, направленного прямо в тайны теории вероятности и прочего. Это же возможно, да? - с надеждой посмотрела я на сопровождающего.
  
  - Хотел бы обнадежить тебя, принцесса, но... тебе бы пригодился скорее не третий глаз, а новый мозг.
  
  - То есть, старый для тебя недостаточно хорош? - с угрозой поинтересовалась я.
  
  - Для меня - достаточно, а для мамбы - не вполне. А вообще, глупость украшает женщину, - добавляет этот смертник, не дав мне времени на то, чтобы решить, была ли предыдущая сентенция оскорбительной. - Но тебе дополнительные украшения не нужны, - поспешил он исправить положение.
  
  - Хочешь сказать, что моя глупость достигла полного совершенства? - мрачно подсказала несколько зарвавшемуся товарищу. - Мне кажется или ты нарываешься?
  
  - Тебе кажется. Хочу сказать, что ты прекрасна, и даже если бы ты была немного глупее, это бы тебя не испортило.
  
  - Поскольку мой уровень интеллекта был только что поставлен под вопрос, я имею полное право подумать, и обидеться на 'даже если бы ты была еще глупее' позже, - сообщаю и, гордо подняв голову, захожу в корпус.
  
  На самом деле, я совершенно не обижаюсь, потому что прекрасно знаю, что не являюсь самым умным человеком не только на земле, но даже в нашем прекрасном ВУЗе, как, впрочем, и самым глупым тоже не являюсь. Я впервые чувствую интеллектуальное превосходство парня, не страдая от собственного несовершенства. Мне нравится уступать ему пальму первенства и нравится, что он не смотрит на меня сверху вниз, хотя осознает свое превосходство.
  
  - Представляю, что думают преподаватели таких предметов: и в МГУ тоже набирают полных дебилов, - делюсь соображениями, подходя к аудитории и замираю на входе. Внутри будет Андрей. И мне придется встретиться с ним лицом к лицу.
  
  - Принцесса, я с тобой, - мгновенно понимает причину моей заминки Дани, и мне приятно понимать, что он почти читает мои мысли.
  
  Буквально в следующее мгновение меня бросает в жар, когда я осознаю, что если бы он действительно читал мои мысли, он бы понял... Нет, не то, от чего обычно бросает в жар неопытных девиц, а то, что внутри меня не пламя чувств, а скорее льды Арктики. Но эти мысли я даже про себя озвучивать не буду на всякий случай.
  
  Мы заходим внутрь, и я с радостью вижу, что Андрея пока нет на месте. Здороваюсь с друзьями, перебрасываюсь парой ничего не значащих фраз, достаю конспект, и все это время не перестаю держать в поле зрения входную дверь. Мой друг в прошлом, а в настоящем - не пойми что, не появляется ни до прихода лектора, ни после, что позволяет мне слегка расслабиться и сосредоточить все свое внимание на злополучной мамбе. Я тщательно конспектирую, почти не пытаясь осознать содержание конспекта: в темпе, заданном очень молодым семинаристом (пожалуй, самым молодым из тех, что у нас были за все это время), что-то понять могут только люди хорошо подготовленные или очень быстро соображающие. И первое, и второе определенно не обо мне. Я приду домой, открою учебник, конспект, посижу над ними несколько часов - рано или поздно пойму все необходимое. С помощью Дани - намного быстрее.
  
   И тут от усиленного конспектирования меня отрывает крайне неприятная мысль. Я так погрузилась в собственные переживания, что самое очевидное не пришло в голову сразу. А сейчас я застыла, пытаясь отогнать пугающую мысль.
  
  - Даник, а ты его точно не покалечил? - шепчу я соседу.
  
  - Единственное, что могло помешать твоему дружку явиться сегодня - угрызения совести. Будь уверена, в физическом плане он в полном порядке. Я - специалист, и, как бы он меня не выбесил, перейти черту я не мог. Так волнуешься о нем? - равнодушно выгибает бровь татуированный, но я чувствую напряжение в голосе.
  
  - Я о тебе волнуюсь. И о себе конечно: не очень хочется несколько лет тебе передачи носить. К тому же, носки вязать я не умею, - не обращаю внимания на странное утверждение по поводу сомнительной специализации.
  
  - Что за фетиш с носками?
  
  - Господа студенты! - вдруг рявкает наш препод. - Вам все понятно и без моего объяснения, девушка? - обращается он ко мне лично.
  
  - Боже упаси, - пугаюсь я. - Я хотела сказать: ни в коем разе. То есть, мне не понятно и после Вашего объяснения, - запутываюсь окончательно.
  
  - Не беспокойтесь, Сергей Станиславович, - останавливает мой поток нелепостей Дани, как обычно во время пришедший на помощь. - Это моя зона ответственности.
  
  - А Вам, Волков, как я вижу, все понятно? - язвительно спрашивает лектор. - Главное, чтобы Ваша понятливость не вышла Вам же боком, как в прошлом году.
  
  - В этом можете быть уверены.
  
  - В таком случае, хотите объяснить тему товарищам? У меня еще полно дел на сегодня, а я уже устал от вас.
  
  - Объяснить тему товарищам я могу. Но это поставит под удар Ваш авторитет. Моя девушка уверена, что если бы я читал лекции, студентов, не понявших материал, было бы гораздо меньше. Это я не о Вашем предмете конкретно, а вообще.
  
  - Девушки часто льстят мужчинам. Это я не конкретно о Вас, Волков, я вообще. Ну, что же, отвлеклись, отдохнули, пришла пора вернуться в мир математических методов, - остановил препирательство препод и, как ни в чем не бывало, продолжил читать лекцию.
  
  Как только пара закончилась, и мы покинули кабинет, я, убедившись, что поблизости нет лишних ушей, зашипела на парня:
  - Ты зачем начал нарываться? Он же тебе прозрачно намекнул на то, что может устроить повторение прошлого года. Вылететь захотелось?!
  
  - Не дергайся, никуда я от тебя не денусь. Пока ты будешь переходить на следующий курс, у меня тоже проблем в учебе не будет, будь уверена. В этом деле главное - стимул. Я отвлек от тебя внимание. Серый - нормальный пацан, но у него пунктик по поводу девушек. Он уверен, что все отличаются крайней степенью тупости. Поэтому на экзаменах задает кучу дополнительных вопросов, чтобы еще раз убедиться в правильности теории. Особенно плохо приходится тем девушкам, которых он, так или иначе заметил на семинарах. Так что лучше смотри в конспект и глаз на него не поднимай.
  
  - Ты его давно знаешь? - удивилась я.
  
  - Давно, но не очень близко. Не беспокойся, мне он ничего не сделает. И по поводу Андрюшеньки своего не беспокойся. Гая, не знаешь, что сегодня с вашим агрессивным товарищем, - самым простым образом решает проблему татуированный.
  
  - Обычно он Вере сообщает о своих планах, так что, если она не знает, то не знает никто, - откликается Гайка, и я отмечаю, что она реагирует на Дани совершенно равнодушно, будто и не было дня, когда он нежно целовал ее макушку, а она прятала от меня взгляд.
  
  - У него какие-то семейные проблемы, завтра будет, - поправляет Карина. - Сказал, помощь не требуется.
  
  - Вот видишь, раз помощь не требуется, значит не такие уж страшные проблемы, - комментирует татуированный, не обращая внимания на мой укоризненный взгляд. - Ты еще проникнись чувством вины из-за этого ушлепка!
  
  -Если честно, уже начала, - призналась я. - А почему у нас снова биоинформатика сейчас? Мы меняем профиль, и теперь это у нас основной предмет?
  
  - Нет, какое-то замены были, со следующей недели все будет стабильно один день в неделю, можешь не волноваться.
  
  - А я волнуюсь. Я сегодня что-то очень много волнуюсь по всем поводам. Если нас посадят за разные машины - информатик поймет, что я лягушка, а не царевна.
  
  - Ты и так не царевна, ты принцесса. Держи, - и он достает из своего рюкзака теплую мужскую кофту.
  
  - Это что?
  
  - В этом кабинете всегда холодно, а ты слишком легко одета. Я помню твои синие пальцы на клаве в прошлый раз. Еще и правда превратишься в лягушку.
  
  - Скорее, в снежную бабу. А ты всегда носишь гардероб на все случаи жизни, - удивляюсь, но кофту беру и тут же надеваю, потому что замерзнуть уже успела. Меня окутывает запах хвои и нагретых на солнце камней. Впрочем, вполне возможно, что пахнет чем-то иным, а это только моя личная цепочка ассоциаций.
  
  - Специально взял для тебя, - без всяких эмоций отвечает парень.
  
  - Ты еще дома подумал о холодном кабинете, о том, как я одета и взял кофту специально для меня?!
  
  - Что-то не так?
  
  - Все нормально, - отвечаю, сдерживая слезы. Не могла представить себе мужчину, который стал бы столько думать о девушке. И уж точно не могла представить, что стану девушкой, о которой столько думают.
  
  - Эй, принцесса! Не похоже, чтобы все было нормально, - не отстает Дани. А я в порыве беру его руку и прижимаю к своей щеке. - Эээээ, да тут совсем не все нормально!
  
  - Все, отпустило, - уверенно говорю я, убираю руку парня от своего лица подальше и не позволяю обхватить себя за плечи. - Еще не хватало меня лапать на паре.
  
  - Теперь вижу, что отпустило, хотя пара еще не началась, - ухмыляется татуированный, садясь за соседнюю машину.
  
  Глава 23
  
  Остаток дня я провела в одиночестве. Вернее, я была с друзьями, как и раньше, но без Дани чувствовала себя как-то странно. Мне все время чего-то не хватало, и периодически я начинала оглядываться в поиске моего постоянного сопровождающего, чтобы сказать или спросить то одну вещь, то другую. С другой стороны, я определенно чувствовала себя выпущенной на свободу. То, что не приходилось ежеминутно контролировать свои слова, поведение и даже мысли, очевидно украшало жизнь.
  
  Куда отправился татуированный, я не имела ни малейшего понятия, так как сообщать об этом он не пожелал. Но то, что он выбрал правильный день для того, чтобы свалить пораньше - в этом сомневаться не приходилось. На моем состоянии и настроении посещение всех пяти пар сказалось не самым лучшим образом.
  
  Добиралась домой я с одной мыслью: съесть что-нибудь и упасть в постель. И не вставать до самого утра! Если бы я знала, насколько нереальной была эта простая мечта... Мои планы перечеркнул один простой факт: когда я зашла в комнату, Лида не только уже находилась там, но и пребывала в состоянии, далеком от нормального. Она по-турецки восседала на собственной кровати, уставившись пустым взглядом в стену, а в воздухе видал ощутимый запах алкоголя. А вот и бутылка, в которой уже почти не осталось вина. Закуски не наблюдалось. И действительно, зачем же переводить продукт, без закуски же штырит лучше!
  
  Я в очередной раз с сожалением вспомнила девчонок, с которыми делила комнату весь предыдущий год. Их было трое, и ни одна не была похожа на ангела во плоти, но, блин, ни одна и не решала проблемы, напиваясь в одиночестве или предлагая напиться всем вместе. И это только вторая неделя! Сколько еще я протяну?
  
  - Чем ты лучше меня? - ни с того ни с сего прозвучал почти сакральный вопрос. Милое начало...
  
  - С чего это ты взяла, что я лучше? - ответила вопросом на вопрос. Заниженной самооценкой Лида никогда не страдала, к тому же раньше относилась ко мне с легкой жалостью, уж не знаю, что именно вызывало у нее такие мысли.
  
  - Я? Я-то знаю, что ты не лучше! Ты не просто не лучше, ты ж ущербная! Год проучилась в Москве, а парня так и не завела!
  
  - Парень - не собачка, чтобы его заводить. Вот видишь, ты сама и ответила на свой же вопрос: я ничем не лучше. Можно ложиться спать с чистой совестью. Тебя явно пора.
  
  - Я не хочу. И хрен ты от меня избавишься так быстро. Мне не понятно, почему мне понятно, а ему нет?! - Лида громко икнула и подняла вверх указательный палец. Интересно, что должен означать ее вопрос?
  
  - Кому 'ему'?
  
  - Мальчику нашему нежному, золотому зайчику Глебушке, - брезгливо поморщилась соседка и приложилась к бутылке. Может, забрать и вылить остаток? Или уже нет смысла? Как же спать с ней в одной комнате? Задохнусь же.
  
  - Твоему, - выделила это слово так, чтобы и совсем пьяная почти блондинка поняла, - нежному зайчику все понятно. Поэтому он спит с тобой. И не надо меня больше во все это впутывать. Плодитесь и размножайтесь, будьте счастливы, любите друг друга и так далее. Только ко мне не лезь. Что у тебя там свербит? Твой золотой Глебушка с тобой, ты победила соперницу в честном бою, я поверженная и несчастная, сижу, тебе завидую и слезы утираю. Отвяжись уже.
  
  - Ни хрена ты не утираешь! Ты в тот же день нашла себе парня еще лучше, а этот маменькин сынок меня в грош не ставит. Я ему говорю: почему мы у меня в общаге все время, если у тебя свободная квартира. А он мне знаешь, что заявил?
  
  - Не знаю и знать не хочу, - поспешила вставить я. Но разве остановишь потоки пьяного откровения?
  
  - Я не могу водить в свою квартиру, кого попало, родители будут недовольны. С чего я - кто попало?! Почему Верочку надо уговаривать в его квартире поселиться, а меня в гости пригласить стремно?! Ты же пустое место, ты зануда, на тебя всем наплевать! А у меня и друзей, и парней - хоть жопой жри! Я красивая, я яркая, талантливая, умная, добрая. Только почему-то все хорошее к тебе идет. Не удивлюсь, если этот твой нефор тебе уже предложение сделал или ключ от квартиры отдал. Ты же у него ночевала?! И при этом Лида - легкодоступная девица, а Вера - сама чистота и невинность! Между прочим, я никогда не спала с парнями, с которыми знакома только четыре дня!
  
  - Лида, ты красивая, талантливая, умная, добрая и еще у тебя масса всяческих достоинств, а Глеб тормоз и еще не рассмотрел их. У вас все будет прекрасно, к тому же, кроме Глеба еще Васька имеется, так что ты точно не погибнешь в одиночестве от тоски. Ложись спать, завтра все прекрасно будет, - попыталась я утихомирить соседку.
  
  Никогда не видела смысла в споре с пьяным. К тому же, почему я должна с ней спорить? Моя 'подруга' высказала свое мнение обо мне - нужно принять его к сведению, чтобы, не дай Бог, не возникло желание снова ее подругой назвать. К тому же, не так она и неправа. Я зануда, и друзей у меня совсем немного. А финальным аккордом, подтверждающим ее правоту, позвякивают в моей сумке ключи от квартиры Дани. Потому что: 'Вдруг что случится, а я весь вечер недоступен буду'. Только что может случиться в тихой общаге? Андрей уж точно больше ко мне не полезет, а пьяные откровения Лиды можно было бы зачесть, только если бы я хотела остаться в квартире татуированного. Но я не хочу и вполне в состоянии перетерпеть некоторые неудобства. Правда лечь пораньше уже вряд ли получится, но разве мне привыкать? Пойду в столовой посижу, вполне вероятно, что к моему возвращению соседка будет нейтрализована очередной дозой алкоголя.
  
  Я пересекала холл первого этажа, когда, откуда ни возьмись, прямо передо мной нарисовался Андрей. А ведь я уже почти забыла о нем! Слишком рано расслабилась.
  
  - Вера, надо поговорить! - требовательно заявил этот ущербный. Сколько раз за последние дни я слышала эту фразу?
  
  - Андрей, будь добр ко мне не приближаться. Я не готова разговаривать. И сомневаюсь, что тебе есть, что сказать.
  
  - Мне есть, что сказать! - с жаром заверил парень. - Давай отойдем.
  
  - Никуда я с тобой не пойду! А разговаривать с тобой буду только в присутствии Дани! - эти слова вырвались сами собой и вызвали вполне предсказуемую реакцию.
  
  - Не хочу слышать об этом мудаке! Ты и понятия не имеешь, кто он такой и что из себя представляет! Ты еще будешь рыдать по его вине! Откуда он вылез вообще, этот недоумок? Он же чудом из универа не вылетел, а тебе всегда нравились умные и ответственные. Вот я - умный и ответственный! Какого же хрена ты только губы брезгливо сжимаешь, видя меня? Я хожу вокруг тебя год, а ты шарахаешься каждый раз, когда я приближаюсь хоть на миллиметр! Но тут является Волков, и Вера уже у него ночует! Ты просто такая же, как все, и все, что тебе важно - наглость и бабло! Впрочем, смазливая морда тоже неплохой бонус, правда ведь?!
  
  - Правда, Андрей! Для меня важны наглость, морда и бабло, и ничего из списка ты не имеешь. Так что успокойся уже! К тому же, если я такая же, как все, стоит ли так убиваться? Иди и найди еще кого-то. Ах, да, вряд ли кому понравится считать спиной ступени! Так что не очень-то я верю в твой сногсшибательный успех, умный и ответственный.
  
  - Ты! - только и смог ответить на мою тираду Андрей.
  
  Видимо не найдя слов, он попытался схватить меня за руку, но в этот раз я была готова к агрессии, поэтому резко отпрыгнула и рванула в сторону поста охраны. Обернувшись и убедившись, что никто меня не преследует, я выскочила на улицу и помчалась в сторону остановки - на мое счастье, из-за поворота как раз показался автобус. Я запрыгнула внутрь и только, когда транспорт отъехал, почувствовала себя если не в безопасности, то хотя бы немного спокойнее. Куда я еду? Не важно! Главное, как можно дальше от темного дикого взгляда бывшего друга.
  
  В кармане джинсов нашлись две сотенные, а в руках был телефон и конспект по биоинфе. Это все. На мне даже куртки не было, хорошо, что не вышла в тапочках! Куда ехать? В общагу к Аурик, попытаться уговорить охрану, чтобы не гнали меня ночью? Маловероятно, что прокатит. О! Нашла же я двести рублей! Может, во втором штука завалялась? Тогда можно и койку снять в хостеле. И тут... О, чудо! В кармане оказывается ключ Дани! Быть этого не может! Он же в сумке валялся, и я его не перекладывала. Адрес? А адрес он написал мне... в конспекте по биоинфе!
  
  Что это? Чудо? Судьба? Божий промысел? Злой рок? Шутки подсознания, скомандовавшего прихватить ключ? А я, как полная дура, пытаюсь сопротивляться судьбе? Пытаюсь... потому что терпеть не могу, когда мною управляют, пусть даже с самыми лучшими намерениями. А тут и не известно, вполне возможно, что вовсе не божий промысел, а рука дьявола. Только сейчас сопротивляться нет шансов, так что, раз уж все так сложилось, я еду к Дани! И если он не будет особенно сильно радоваться моему появлению - сам виноват! Нечего было ключ сувать.
  
  Доехала без эксцессов, разве что слегка подмерзла, да и дом татуированного нашла на удивление легко: спросила одну милую женщину, и та не только подсказала направление, а сопроводила до самой многоэтажки, спрятавшейся среди массы таких же. Открывать чужую квартиру чужим плечом было откровенно стремно: так и ждала, что сейчас выглянет какая-нибудь злобная бабуська из соседней двери и начнет расспрашивать, кто я такая и чем здесь занимаюсь. К сожалению или с частью, бдительных старушек поблизости не наблюдалось. Так что я спокойно зашла, разулась и упала на диван в большой комнате. Оказывается, я ужасно устала и не менее ужасно замерзла. Взяла старый плед на кресле, закуталась в него, подумала о том, что надо что-то приготовить хозяину на ужин (мне есть уже совершенно не хотелось) и... проснулась, когда хлопнула входная дверь.
  
  Вот же! Пригрелась тут! Я двинулась навстречу хозяину, не зажигая света и с удивлением заметила, как он вздрогнул, обнаружив меня в дверном проеме.
  
  - Вера? - было вовсе не похоже, чтобы Дани был особо рад увидеть меня здесь.
  
  - Так получилось, прости, - это было единственным, что мне пришло в голову.
  
  - Не оправдывайся, я сам тебя звал. И я сам виноват, что не был готов к тому, что ты примешь приглашение, - парень говорил на удивление жестко, а глаза его были снова совершенно черными. - Это ты меня прости, но... Тебе придется запереться в спальне. Не вздумай выходить до утра, что бы ты ни услышала. Поняла?
  
  - Почти, - с сомнением ответила я. Во что я ввязалась?
  
  - И Вера... Ничего не бойся. С тобой все будет в порядке. Дверь не открывай, даже если я начну ломиться. Быстро! - и я шмыгнула в спальню, дрожащими пальцами запирая дверь.
  
  Заснуть я, конечно, не смогла. Ни пока в кухне гремела бьющаяся посуда, ни пока в стену доносились глухие удары, ни пока ждала, что он попытается проникнуть в мое укрытие. Последнего правда не произошло. Но и когда все утихло, я еще долго не могла успокоиться и заснула только в начале пятого утра. К сожалению, проспать первую пару варианта не было: факультатив по физике не давал такого шанса. То есть спала я чуть больше двух часов.
  
  Конечно, после звонка будильника назвать меня самым добрым человеком на свете никто бы не рискнул. Злилась я не на Дани, устроившего ночное представление, а на себя, явившуюся ночевать к малознакомому парню и ожидавшую, что он обрадуется моему явлению. Пусть не обрадуется, но хотя бы не будет беситься настолько сильно.
  
  Убрала осколки с пола кухни, приняла душ, который совсем не помог взбодриться, сварила кофе, вяло нарезала бутерброды и рискнула попытаться разбудить хозяина квартиры. Как ни странно, проснулся он быстро, но очень удивился, увидев меня.
  
  - Ты давно здесь? - был его первый вопрос.
  
  - Вчера часов в восемь приехала, - ответила я, весьма озадаченная вопросом.
  
  - Что было ночью?
  
  - Я к тебе не приставала, - хмыкнула я и только тут почувствовала отчетливый запах перегара. Так он еще и пьяный был?! Впрочем, теперь его поведение более понятно. - Все в порядке было. Ты, конечно, пошумел, а я, конечно, не выспалась, но больше никаких потерь. Хотя...
  
  Ох и долго же до меня доходит! Несколько минут потребовалось на то, чтобы осознать, что лицо и все тело парня было покрыто синяками и ссадинами.
  
  - Похоже, сегодня мне придется оказывать медицинскую помощь, - указала я на особо яркий синяк. - Давай быстрее в душ, иначе мы опоздаем.
  
  Но мы не опоздали. Я смазала все ранения парня, мы позавтракали и выпили кофе и поспешили к метро. Поезд подошел, стоило нам только спуститься по эскалатору и, благодаря раннему утру и выходному дню, пассажиров в вагоне было совсем немного. Я расслабленно плюхнулась на сидение, поскольку стоять в моем состоянии было весьма проблематично. Кстати, проснуться окончательно не помогло ни кофе, ни очень быстрая прогулка по свежему утреннему воздуху до метро. Тем более что Дани заставил меня поверх свитера натянуть его кофту. Кофта была несуразно большой и ужасно теплой. Так что, стоило мне усесться, как в сон потянуло со страшной силой.
  
  - Расскажешь, что я вчера творил.
  
  Спать, похоже, мне никто не даст. Я открыла глаза и посмотрела на своего спутника. Тон его был совершенно равнодушным, но губы так плотно сжаты, что в это равнодушие верилось с трудом. Я опустила ладонь на его руку - пальцы вцепились в ткань куртки, костяшки сбиты.
  
  - Блин! Я руки твои не заметила - надо было тоже обработать, - озабоченно пробормотала я.
  
  - Хватит уже играть роль боевой подруги, верной сестры милосердия! - рявкнул Дани, больше не пытаясь изобразить спокойствие. - Отвечай на мой вопрос!
  
  - Что отвечать-то? Ты сказал запереться, я сделала, как ты сказал. Посуду придется новую покупать: все, что осталось - две страшные чашки, тарелок нет совсем. В комнате ревизию не проводила, потери возможны - чем-то ты грохотал.
  
  - Я напугал тебя, - констатировал он. - Впрочем, это должно было случиться рано или поздно.
  
  - Я испугалась, - не стала я спорить, - но намного меньше, чем после встречи с Андреем за несколько часов до этого.
  
  - Что он опять тебе сделал?!
  
  - Мы только поговорили... Но мне кажется, что-то не так с этим парнем. Глаза у него совсем дикие были. Может, наркотой балуется?
  
  - Вряд ли. По-моему у него хватает собственной дури. Как и у меня...
  
  - Да, ладно. Ты же сразу сказал, что ничего мне не сделаешь. Так что было страшно, но не очень.
  
  - И ты поверила?
  
  - Да. Иначе стал бы ты командовать, чтобы я спряталась?
  
  - Твое укрытие было не очень надежным.
  
  - Надо бронированную дверь ставить, - неудачно пошутила я. Дани спрятал лицо в ладонях и ссутулил плечи. - Прости, у меня с чувством юмора очень не очень.
  
  - Что?! - вдруг спросил он, прекратив прятаться. - Что ты сейчас сказала?
  
  - Чувство юмора у меня плохое, - запинаясь, ответила я. Что его могло настолько удивить?
  
  - Ты не собираешься бежать от меня без оглядки?
  
  - А надо? - удивилась я.
  
  - Будь я твоей мамой, сказал бы, что обязательно.
  
  - То есть, у тебя такое часто бывает?
  
  - Не часто... но бывает. От алкоголя мне срывает крышу.
  
  - И потом ты ничего не помнишь?
  
  - Ничего.
  
  - Может, не стоит пить? - предположила я с иронией.
  
  - Не стоит. Но иногда необходимо. Иначе оно меня сожрет.
  
  - Оно? У тебя раздвоение личности, причем одна из них среднего рода?
  
  - Типа того. Иногда мне нужно выпустить агрессию.
  
  - Разве ты ее не выпустил до возвращения домой? - я провела пальцем по ссадине на скуле.
  
  - Не достаточно. К тому же все равно не отпускает, пока не просплюсь. Так что, не надейся, это обязательно повторится.
  
  - Ну, слава Богу, - сделала я заключение.
  
  - В смысле, - парень смотрел на меня, как на ненормальную.
  
  - В смысле, что у каждой медали есть две стороны, и мне стало намного легче после того, как я увидела оборотную. Жить в неведении, знаешь ли, не самое приятное, что можно придумать. Надеюсь, вчера никто не пострадал?
  
  - Никто стоящий, - озадаченно ответил Дани. Мы помолчали некоторое время. - То есть, ты не собираешься спрашивать, как я провел вчерашний вечер?
  
  - Интуиция подсказывает мне, что ты не жаждешь делиться приключениями, - хмыкнула я.
  
  - Я дрался, - настойчиво 'радовал' Дани.
  
  - Я как-то догадалась, что не в косяк врезался. Надеюсь, что не грабил мирных прохожих и не выбивал долги.
  
  - Дрался и бил - не одно и то же, - поджал губы татуированный. - Я дрался за деньги.
  
  - И много за это платят?
  
  - Гораздо больше, чем за обработку анализов.
  
  - Это же незаконно? - уточнила на всякий случай.
  
  - Естественно.
  
  - Опасно?
  
  - Еще никого не убили.
  
  - Покалечили?
  
  - Ничего, с чем нельзя было бы жить дальше.
  
  - Ну, ну... - с сомнением протянула я. - Надеюсь, это ты делаешь лучше, чем гоняешь на своем монстре?
  
  - Принцесса, ты меня оскорбляешь, сомневаясь в моих способностях. Я лучший.
  
  - Ну, ну, - повторила я.
  
  - И ты не станешь требовать, чтобы я с этим завязал? - осторожно продолжил парень.
  
  - Дани, ты взрослый парень. Я не могу указывать тебе, как жить. Даже если могу - не стану. К тому же, как я понимаю, ты это делаешь не только из-за денег.
  
  - Не столько из-за денег, - поправил Дани.
  
  - Все, что я могу в этой ситуации - молиться за тебя, - закончила я.
  
  - Ты что, верующая? - изумился татуированный.
  
  - Конечно! Я верю в силу желания. И мое желание должно тебе помочь. Я ведь с самого начала подозревала, что ты далеко не ангел. Так что ничего неожиданного я сегодня не услышала. Даник, успокойся. Ты меня устраиваешь таким, какой ты есть.
  
  - Последняя фраза могла бы звучать гораздо более окрыляющей, - посетовал парень, пропуская меня к выходу и вновь беря за руку.
  
  - Это как?
  
  - Я люблю тебя таким, какой ты есть. Хотя бы, ты мне нравишься таким, какой ты есть.
  
  - Обойдешься! Зачем мне тебя окрылять? Еще обангелишься, что тогда делать?
  
  - Словарь Веры пополнился новым словом? Для обангеливания одних крыльев мне определенно маловато будет. Кстати, демоны тоже крылья имеют, разве нет?
  
  - Дани, ну какой же ты демон? Крылья у демона могут и быть, но нимба у него точно нет, - и я покрутила над головой пальцами, изображая символ святости.
  
  - А у меня он есть? - изумился мой собеседник.
  
  - Временами проявляется, - очень серьезно закивала я.
  
  - Я не так хорош, как ты думаешь, - задумчиво поведал Дани.
  
  - Даже не надейся. Не так уж хорошо я о тебе думаю. Но ты определенно не так плох, как думают многие.
  
  Глава 24
  
  Мы добежали до нужного кабинета почти без опоздания. Вернее, пара началась уже пять минут назад, но, так как наш препод не спешил порадовать студентов своим присутствием, можно считать, что мы пришли как раз вовремя. Мы даже успели бросить всем дежурное 'привет' и, заняв места, приготовиться к занятию и сделать скучающие лица, будто мы находимся здесь уже минут пятнадцать.
  
  В кабинет влетел дядечка в возрасте и наши соратники по несчастью начали переглядываться, довольно улыбаясь друг другу. Не мудрено. Нам, считай, повезло: семинары нашей группы взял всем известный Новиков. А известен он был, как 'душка' и 'лапочка'. Это, конечно, не дает никакой гарантии на экзамен, потому что сдавать его неизвестно кому придется, но семестр можно будет жить, почти не жалуясь.
  
  Я, как всегда, писала материал и старалась не обращать внимания на то, как Андрей настойчиво и вовсе недобро поглядывает в мою сторону. Нет, ничего я не придумываю: ни малейшего чувства вины, только претензия в глазах, будто я обещала ему что-то очень важное, но так и не выполнила.
  
  - Слушай, экономику вполне можно не посещать, - порадовал Дани, как только первая пара подошла к концу.
  
  - С чего бы? - удивилась я.
  
  - Там зачет по терминам, лекции для него совершенно необязательны. К тому же, ты не выспалась, - последнюю фразу он произнес преувеличенно громко, и я сразу поняла, для кого.
  
  - Ты его злишь специально? - спросила гораздо тише. - Как хочешь, а я на первую пару в семестре схожу, а дальше видно будет. К тому же, сегодня еще физра.
  
  - Кстати! Все время забываю тебя спросить: тебя устраивает этот дебил?
  
  - Это ты так нежно о нашем тренере? Я его совсем не знаю, так что ничего не имею против дядьки... Но вот его спор... Как бы сказать помягче? Наводит на мысль, что он действительно дебил. И тут уж ничего не поделаешь.
  
  - Почему не поделаешь. Можно перевести тебя в спецгруппу.
  
  - Я же здорова на все сто. Мне в спецгруппу не положено.
  
  - Нет здоровых людей, есть недообследованные. Мы тебя сейчас дообследуем и найдем обоснование, почему тебя нельзя гонять по мужской дистанции с мужской скоростью, - пообещал Дани.
  
  - Ты в медицину случайно не собирался? Медом не корми, дай в доктора поиграть. Но предложение хорошее, если оно реально. Только после экономики, не раньше. А что значит 'мужская дистанция'?
  
  - Он дал всем нормативы для юношей. Видно порезвиться решил.
  
  - Или женоненавистник, - подсказала я.
  
  - Или наоборот, ему очень нравится наблюдать за девушками. Предложение реально, и мы все сделаем за перерыв.
  
  - В нашей поликлинике?! За перерыв?! Ты там бывал вообще? Это же черная дыра, в которой люди пропадают на годы.
  
  - Я предложил. Дальше решать тебе, - равнодушно пожал плечами Дани.
  
  - Даник, не обижайся, пожалуйста. Если бы ты знал, как я сдавала зачет по физре в прошлом семестре, ты бы понял, почему я не могу поверить в столь счастливое избавление от лишней головной боли. Ты уже столько раз помогал мне, что я не должна в тебе сомневаться. Но я привыкла к тому, что люди не выполняют обещаний, к тому, что они много говорят и ничего не делают... Я знаю, что все это не о тебе, и все равно подсознательно жду, что ты поведешь себя, как все остальные, - честно призналась я.
  
  - Вер, идем на экономику, а то мы так опоздаем, и твое страстное желание освоить сию науку останется только желанием, - вздохнул татуированный. - А ошибка твоя заключается в следующем: ты меня постоянно сравниваешь с кем-то. Не надо, Вера. Это только заведет тебя в тупик. Я не все. Я другой. Совершенно другой.
  
  - Идем на экономику, - соглашаюсь я. - Правда, всю пару я буду думать о том, что ты сказал, а вовсе не о предмете. Мне бы сейчас философия подошла гораздо больше.
  
  - Или психология, - предложил парень.
  
  - Дани, все люди разные, - грустно кивнула я, стоило только закончиться паре. Не зря я полтора часа философствовала или психологствовала! - При этом все ведут себя одинаково. Я хочу, чтобы ты вел себя по-другому. Я хочу и сама вести себя по-другому. Только это почти нереально.
  
  - То есть, ты хочешь вести себя не как все, но, считая, что это нереально, сдаешься? И в результате поступаешь так, как тебе не нравится, когда поступают с тобой другие?
  
  - Не обязательно со мной. Нет, я не сдаюсь и продолжаю пытаться. Только это, кажется, совершенно безрезультатно.
  
  - Не соглашусь с тобой: все у тебя получается. А я и не пытаюсь, я так живу всю жизнь. То, что я тебе говорил о своей жизни и то, что ты видишь в ней сейчас - я не стыжусь всего этого. У меня собственная мораль, не имеющая ничего общего с моралью общепринятой и то, что все считают низким и безнравственным, для меня - норма. Если надо убить кого-то, чтобы выжить или чтобы выжил тот, кого я люблю, я убью. И не буду испытывать угрызений совести, - он говорил об этом так просто, что я сразу поверила - убьет. И это меня не испугало. - Это неправильно, наверное. Это ужасно, совершенно точно отвратительно с точки зрения окружающих. То есть меня можно смело назвать человеком аморальным с точки зрения общества. Но есть одно, чем я от этого общества отличаюсь в лучшую сторону: я никогда, слышишь, ни при каких обстоятельствах не сделаю того, что сам считаю аморальным. В этом ты можешь быть уверена на все сто.
  
  - Да... осталось только узнать, что входит в заповеди Даниэля Волкова.
  
  - Главная заповедь - не предай.
  
  - Что же... теперь осталось узнать, что именно ты понимаешь под предательством, - продолжала допытываться я.
  
  - То же самое, что и ты.
  
  - Хорошо. Тогда давай посмотрим на очень простую ситуацию: у тебя есть друг (забудем о том, что ты уверял, что друзей у тебя нет). Проходит время и он начинает меняться. Неважно, с чем это связано: возможно, он заработал очень много денег, а может, совсем наоборот, стал калекой. И то, и другое меняет людей очень сильно, я сталкивалась. В общем, с течением времени он превращается в совершенно другого человека. Ты уже не хочешь и не можешь оставаться его другом - ведь это уже вовсе не он, не тот, кем он был раньше. Что ты будешь делать? Мучить себя? Или девушка. Ты ее любил очень сильно. Все, что ты ей говорил - чистая правда. Было на тот момент. Но прошло время - ты разлюбил. И что же, будешь всю жизнь мучиться с нелюбимым человеком?
  
  - Нет, Вера, это так не работает - люди не меняются. Ни деньги, ни болезни, ну успех, ни потери не меняют человека. И нельзя разлюбить того, кого любишь. Если любовь закончилась - это была не любовь. Вот ты же продолжаешь любить биологию, не смотря ни на что, - вдруг привел самый весомый довод парень.
  
  - Это да. Биологии я не изменю ни при каких обстоятельствах. А со всем остальным не согласна. Хотя, кто знает, возможно, ты и прав. Если кто может рассуждать о любви, это определенно не я. И все же, если идти по твоей схеме, как определить сразу, настоящая любовь или нет? Или это как раз такая лазейка: если все прошло, значит, было не по-настоящему, а я сразу не понял, поэтому никакого предательства не было?
  
  - Поверь, что ты сразу поймешь. Когда это случится, ты не будешь сомневаться, по-настоящему или нет, ты будешь знать. А случится это обязательно, как бы ты не сопротивлялась - даже Снежные Королевы тают, а уж ледяные принцессы и подавно.
  
  - Не боишься, что это случится, но не по твоей вине? - не могла не спросить я: уж слишком самоуверенно выглядел татуированный. Спросила и тут же мысленно надавала себе подзатыльников. Шрам, скрытый рисунками, помни о нем, Вера!
  
  - Неееет. Я уверен в себе, - нагло ухмыльнулся парень. - А еще больше я уверен в тебе, - добавил, уже вполне серьезно.
  
  - То есть, ты понимаешь, что я... - я замялась, не зная, как тактично обрисовать ситуацию.
  
  - Что ты меня не любишь? - подсказал Дани, одаривая меня снисходительным взглядом. - Вера, я же не дурак и не слепой. Конечно, я понимаю. Но я вижу чуть больше, чем ты, и то, что я вижу, вселяет уверенность.
  
  - Расскажи, что именно ты видишь, - потребовала я.
  
  - Ты не из тех людей, кто быстро и ненадолго. Ты медленно, но навсегда. И чтобы в тебе что-то разгорелось, нужно, чтобы кто-то этот огонь разводил и поддерживал. Но если этот кто-то справится, ему очень повезет.
  
  - Ты сам придумал целую историю обо мне, и сам же в нее поверил. Все мы совершаем одинаковые ошибки, так что не так уж сильно ты отличаешься от других. Ты и понятия не имеешь, какая я на самом деле. Этого даже я сама не знаю.
  
  - Понятно, что ты не знаешь. Ты слишком маленькая для того, чтобы осознать себя. В чем-то ты гораздо более взрослая, чем я. Но не в этом. У тебя недостаточно опыта. А вот у меня его хоть отбавляй, и не всегда это - положительный момент. Но то, что я знаю - вовсе не то, в чем я хочу себя убедить. Ты тоже научишься понимать со временем.
  
  - Но будет слишком поздно? - печально спросила я.
  
  - Нет. Мы же никуда не спешим. У нас вся жизнь впереди. Впрочем, нет, именно сейчас мы спешим раздобыть тебе справку.
  
  Мы продемонстрировали студаки очень бдительной тетечке охранявшей вход в поликлинику, почти не стоя в очереди добыли мою медкарту в регистратуре, и Дани потащил меня на второй этаж. Естественно, именно перед тем кабинетом, который был нужен нам, собралась толпа. Но, непонятно с какой радости, стоило только выйти предыдущему пациенту, вышла медсестра и назвала мою фамилию.
  
  - Волошина? - сурово спросил грозный доктор. - Держи справку, заверишь у терапевта, и будет тебе счастье.
  
  - И все? - удивилась я.
  
  - Нет. Будешь должна. Давай, иди уже, там полно желающих меня порадовать своими воображаемыми и реальными болезнями.
  
  К терапевту я даже не заходила: не обращая внимания на еще одну очередь, туда влез Дани и вернулся через несколько минут с готовой бумажкой.
  
  - А чем я болею? - захотела я узнать на всякий случай.
  
  - У тебя распространенная и очень опасная болезнь под кодовым названием физкультурофобия, - сунул мне справку парень.
  
  - Хорошо, что не воспаление хитрости. Что? Артериальная гипотония? Разве это является противопоказанием к сдаче нормативов?
  
  - В твоем случае - обязательно является. Кстати, открою тебе страшную тайну. Если очень хорошо попросить тренера и рассказать ей о том, как плохо тебе бывало иногда на уроках в школе, она вполне может позволить просто принести справку из зала о том, что ты посетила определенное количество тренировок.
  
  - Серьезно? Это так работает? Вот так просто? А я страдала год?
  
  - Все потому, что ты вовремя не встретила меня.
  
  - Все потому, что это ты меня вовремя не встретил и не спас от ужасной участи.
  
  Мы успели отнести справку и получить полную индульгенцию до начала следующей пары и сразу отправились на автобусную остановку. Почему сегодня Дани даже не зовет никуда? Это что же? Он теперь посадит меня на автобус и отправит в общагу? Проводить субботний вечер в одиночестве или в Лидиной компании? Разве не свинство?!
  
  В автобус Дани вошел вместе со мной, но никакими планами так и не поделился, из чего я сделала вывод, что он решил быть вежливым свином и до общаги меня сопроводить.
  
  - Расскажи, какой ты была в детстве, - неожиданно попросил он.
  
  Какой я была? Обыкновенной. И в детстве была самой обычной, и сейчас ничего не изменилось. В отличие от Дани, я всегда была 'как все'. И даже не пыталась исправить положение, наоборот, старалась еще теснее слиться с толпой, потому что все, кроме меня почему-то считали, что я - вовсе не такая, как они. Не знаю, с чего они взяли этот бред.
  
  - Что ты хочешь узнать? - напряженно уточнила я.
  
  - Давай начнем с начала: ты-то точно была маленькой и толстой, в очках и носила скобы?
  
  - С чего ты это взял?
  
  - А как еще могло случиться, что до восемнадцати лет ты ни с кем не целовалась?
  
  - Ой, подумаешь! Я тоже сначала думала, что такая одна, но стоило поговорить, что называется по душам, с парой девчонок, и оказалось, что ничего подобного. Просто, никто это не афиширует, вот и все. Нет, я была толстая только, когда родилась, хотя пухлые щеки младенца оставались со мной до последнего момента. Я никогда не носила очки. У меня не было скоб. Даже юношеских прыщей у меня не было. Я всегда была стройной, длинноногой и всегда любила мини. Конечно, если погода его позволяет. Что еще?
  
  - Кто тебя воспитывал? Всегда есть какие-нибудь бабушки или тетушки, которым молодые родители сплавляют ребенка.
  
  - Меня не сплавляли. Моя бабушка работала, прабабушки умерли, когда я была еще совсем маленькой, а с двоюродными сестрами я гулять не хотела, потому что их подружки вечно орали с меня. Что-то типа 'Ути пути, кто у нас там такой холошенький'. Мне не нравилось, когда со мной разговаривали как с ребенком, кажется с самого рождения. Я всегда была страшно серьезной. Редко улыбалась. И все время проводила с мамой. Но мама тоже работала, так что сначала у меня была няня, а потом я пошла в детский сад.
  
  - Да? А я думал, принцессы в детский сад не ходят, - не удержался татуированный.
  
  - Я ходила в привилегированный детский сад, самый лучший в районе, - кажется, я больше ничего рассказывать не собираюсь.
  
  - Тебе там нравилось? Эй, не дуйся! Тебе нравилось? В компании же лучше, чем дома с мамой?
  
  Я уставилась на парня с изумлением: в саду лучше, чем с мамой? Он серьезно? Что вообще может быть хорошего во всех этих массовых сборищах? Они нравятся хоть кому-то?
  
  - Ты сам-то в садик ходил? - хмуро поинтересовалась, убирая руку парня от своего лица.
  
  - У меня все время были какие-то тупые няньки. Я их всех ненавидел и мечтал делать то, что делают нормальные дети.
  
  - Я ненавидела это страшное место. И чем дальше, тем сильнее. До сих пор вздрагиваю, когда вспоминаю этот жуткий запах, который только в садиках и бывает - ни с чем несравнимая смесь. В последний год я там бала только до обеда, а потом мама забирала меня домой. Единственное, что там было хорошего - это занятия. И я была единственным ребенком, который ненавидел игры, но любил заниматься.
  
  - Чем же игры тебе не угодили? - удивился мой спутник.
  
  - Это было слишком громко, а я с рождения ненавидела шум. Сейчас привыкла, конечно, но именно это напрягает меня в Москве больше всего: не скорость, не толпа, не серость, не холод. Шум - самое ужасное. Причем он никогда не прекращается. Я пытаюсь спасаться музыкой, когда это возможно.
  
  - Я видел. Ты всегда в наушниках.
  
  - Сейчас все всегда в наушниках. Постой! Когда это ты видел такое? С тобой я наушники не надеваю.
  
  - В первые пару дней я ходил как обкуренный, и меня к тебе все время магнитило. Так что я даже два раза сел в твой автобус. Правда, в первый раз доехал аж до Академической, а во второй взял себя в руки и вышел сразу на Университете. Ты всегда закрывала уши, как только оставалась одна.
  
  - Как же я не заметила такого маньяка сразу? - удивилась я.
  
  - Ты вообще мало что замечаешь вокруг.
  
  - Это правда. Но тебя я все-таки заметила, в конце концов.
  
  - После того, как я всеми силами старался привлечь твое внимание в течение почти всей пары? Серьезное достижение.
  
  - Надо было привлекать мое внимание раньше и не изображая из себя гопника.
  
  - Я пытался себя остановить.
  
  - А что было бы, если бы ты себя остановил? Никогда не задумывался об этом? - наверняка, нам обоим было бы гораздо проще жить. Уж мне точно.
  
  - Тебя бы утешил твой хороший друг Андрюшенька, - ядовито выплюнул Дани. - Или ты бы помирилась с Ромео. В конце концов, не так уж он и провинился на тот момент.
  
  - У меня никогда ничего не могло бы быть с Андреем, кроме дружбы. И с Глебом ничего не было бы. Потому что я не смогу простить, что человек мною пренебрёг. Пусть это эгоистично. Но я должна быть на первом месте, по-другому - никак.
  
  - А ты сама сможешь поставить человека на первое место в собственной жизни?
  
  - Я хотела бы. Но, наверное, не смогу. То есть среди других людей - да, но то, чем я занимаюсь, всегда будет важнее, - честно призналась я.
  
  - Я знаю, - вздохнул Дани. - И мне это ужасно не нравится.
  
  - Куму же такое понравится? - согласилась я. - Ты меня бросаешь?
  
  - Что?! - опешил татуированный.
  
  - Ты никуда не позвал меня. Мы едем в общагу. Хочешь от меня избавиться, - да, я пыталась сдержаться, но так и не смогла.
  
  - Оу! - расплылся в улыбке парень. - Мне нравится, с каким недовольством ты это говоришь! Может, стоило бы так и поступить, и ты стала бы намного сговорчивее?
  
  - Ты говоришь гадости! - заметила я.
  
  - Да, ладно! Какие же это гадости?! Если ты в моих словах услышала намек на какие-нибудь гадости, то тут вина не моя, а твоей фантазии. Но нет, сегодня я тебя не бросаю. У меня совсем другие планы.
  
  - Какие же? - с вызовом спросила я. Он начинает меня злить.
  
  - Ты об этом узнаешь чуть позже.
  
  - А если мне твои планы не подходят?
  
  - Тогда тебе придется молчать и терпеть, - зашептал Дани мне на ухо. Это было как-то странно и... будоражило. Так что пришлось отодвигаться от его наглых горячих губ. - И делать то, что я скажу.
  
  - Прямо все?
  
  - Абсолютно.
  
  - А 'да, мой господин' добавлять не надо?
  
  - Это не помешает.
  
  - Что-то ты размечтался! - возмутилась я.
  
  - Эх, уже начал надеяться, что сработает! Ладно, тогда будет просто маленький сюрприз.
  
  - Надеюсь, приятный.
  
  - Если ты будешь мне доверять и не будешь бояться, то приятный.
  
  Ого! Заявочки, однако! Напрягает меня такое вступление, ох, напрягает!
  
  Глава 25
  
  Я собирала вещи под чутким и непрестанным руководством татуированного. Безропотно складывала барахлишко, не задавая лишних вопросов, но когда поступила команда надеть 'что-то теплое и удобное, лучше не совсем новое' - поняла, что молчать дальше не имеет смысла.
  
  - Ты еще, наверное, не понял, но активный отдых на пересеченной местности - не мое, - честно призналась.
  
  - Думаешь, я тебя собираюсь тащить в поход по лесам Подмосковья? Палатки, костры и песни под гитару? Серьезно? Вера, мне, конечно, нравится съездить в какое-нибудь красивое новое место, может быть даже шашлык там пожарить, но ночевать я предпочитаю в комфорте. Особенно, ночуя с девушкой.
  
  - Какой я должна сделать вывод? - хмуро поинтересовалась я. - Что ты меня тащишь на чью-то дачу? Где все собрались специально, чтобы напиться или обдолбаться и продолжить веселье в меру своей фантазии?
  
  - Я прекрасно знаю, что ты не пьешь и ничего принимать не согласишься, даже если бы я тебя начал уговаривать. И потом, я постоянно пытаюсь выиграть битву за тебя с твоим самыми разными друзьями. С какого хрена я стал бы создавать дополнительную конкуренцию, знакомя тебя с теми людьми, с которыми провожу время? Ты нужна МНЕ, и делить тебя с кем-то я не хочу. Так что, мы будем только вдвоем.
  
  - Многообещающе звучит, - хмуро отметила я.
  
  - Мы в очередной раз возвращаемся к теме доверия?
  
  - Разве мы когда-либо приходили к выводу, что я должна тебе доверять?
  
  - Разве ты не должна мне доверять? - с неподдельным изумлением спросил Дани. - Ты не похожа на девушку, которая станет встречаться с тем, кому не доверят.
  
  - Разве мы встречаемся? - с не меньшим изумлением поинтересовалась я.
  
  - Вер, у меня ощущение, что мы ходим по кругу, фактически оставаясь на одном месте. Так не пойдет. Давай договоримся, что твое доверие ко мне - неоспоримая константа. И если ты сомневаешься - все равно делаешь вид, что доверяешь на все сто.
  
  - И зачем бы мне это? - удивилась я, осознавая, что все то время, пока я сомневалась, стоит ли куда-то ехать с Дани, я продолжала собирать вещи. А это значит... Это значит, что я хочу поехать с ним и уже приняла решение, а все мои рефлексии - не более, чем надежда на то, что меня сейчас начнут уговаривать. Что же, если так, то веду я себя довольно глупо и необходимо это срочно прекращать.
  
  Оказывается, иногда бывает крайне полезно отбросить комплексы, забыть о том, что есть вещи, которые мама настойчиво советовала не делать никогда и просто вести себя так, как хочется. Потому что, стоило мне поступить именно так, и я получила выходные, которые можно было бы смело считать образцом длительного романтического свидания. Потому что у меня было все, что я могла вообразить, учитывая собственную, весьма небогатую фантазию: посиделки у дымящего старого камина, прогулки по лесу, грустно прощающемуся с летом, костер в саду и шашлык, пожаренный на нем, долгие, скорее даже стремящиеся к бесконечности поцелуи, такие же бесконечные разговоры обо всем на свете. И меланхоличные, прощающиеся лучи солнца. Никогда не любила осень. Не за грязь и промозглый холод, а за этот прощальный печальный свет. А в эти выходные она стала лучшим временем года в моем списке предпочтений. Жаль, что ненадолго.
  
   В шестнадцать часов четырнадцать минут, когда мы дурачились в саду, закидывая друг друга желтыми листьями, я услышала странную рваную мелодию, а Дани, мгновенно поменявшись в лице, резко выдернул телефон из кармана брюк. Что там было по поводу того, что когда он со мной, никакие телефонные разговоры его не интересуют? Более того, татуированный не только ответил, но и ушел в дом, явно демонстрируя, что не хочет, чтобы я его разговор слышала.
  
   А когда он вернулся, все закончилось. Наша жутко романтическая история длилась всего неделю и закончилась в шестнадцать часов восемнадцать минут в воскресенье одиннадцатого сентября. Солнце еще продолжало сиять, но в его свете меланхолия сменилась истерикой скорого расставания. Мы еще продолжали целоваться, но в прикосновениях нежность сменилась обреченностью. И я осознавала это совершенно четко. Все понимала, но продолжала отвечать на его поцелуи. А мое сердце было переполнено жалостью. К себе? Нет, к тому парню, который говорил мне о любви и обещал не предавать. К тому парню, который собирался бросить меня в самом скором времени. Вернее, уже бросил, но еще не сказал об этом.
  
  Вот уж бред! Меня, не испытывающую никаких чувств, кроме легкой симпатии бросает парень, который настойчиво утверждал, что влюблен в меня без памяти с первых мгновений знакомства. Какой-то сюрреализм, честное слово! При этом я его еще и жалею? Не просто бред, а квинтэссенция бреда.
  
  Мы продолжали целоваться в тамбуре электрички и в автобусе, так что мои губы стали уродливо пухлыми, а на руках появились синяки от пальцев Дани, которыми он лихорадочно держался за меня до самого последнего мгновения, когда уже у входа в общагу сказал:
  
  - Я думал, что мы со всем сможем справиться вместе, но мне придется справляться самостоятельно.
  
  - А мне? - устало спросила я. Я была измучена и этими жуткими поцелуями, и ядовитым отчаянием, и горькой безысходностью. Хотелось прекратить все это... И хотелось, чтобы это никогда не заканчивалось.
  
  - Тебе? У тебя с моим исчезновением исчезнут и все проблемы, так что справляться будет не с чем.
  
  - Тогда удачи, - пожелала я, выразив в этих двух словах весь сарказм, на который была способна.
  
  - Ты обязательно будешь счастлива! - добавил Дани мне в спину до того, как я, справившись со всеми своими 'хочу' 'не хочу', оставила татуированного со его проклятым отчаянием, его поцелуями и его признаниями в прошлом, аккуратно прикрыв за собой тяжелую дверь в корпус.
  
  Охранник озадаченно посмотрел мне в лицо, хотя с чего бы ему так озадачиваться, разве так уж часто перед его пытливым взором предстают рыдающие студентки. А я даже не рыдаю - просто слезы катятся. Мне даже не больно - я его никогда не... Блин! Вот, о чем говорил Дани! Я чувствую! Никаких сомнений нет и быть не может! Я же знала, что когда влюблюсь в кого-то, будет уже слишком поздно... Впрочем, какая разница? Главное, я способна на это! Я никакая вам не снежная королева и не ледяная принцесса. И не имеет значения то, что у него все закончилось, а у меня только началось. Главное - я чувствую. И это здорово. Вернее, очень, очень и очень хреново! Потому что любить того, кто тебя только что вежливо послал - вовсе не здорово, а полный отстой, если быть честной до конца.
  
  Кажется, в лифте кто-то спрашивал, нужна ли мне помощь, возможно, в коридоре кто-то еще интересовался, что случилось. Какие-то люди пытались залезть в мою жизнь, мою голову и мою душу, пока я не закрыла за собой дверь в блок и не повернула замок. Стало тихо. Наконец-то я осталась одна.
  
  Я зашла в ванную, заперла дверь и там, включила кран на полную мощность и... Эй, нет! О чем это вы тут подумали?! Я не такая слабачка и мне давно не четырнадцать и даже не шестнадцать. Я и думать не думала о лезвиях, таблетках и прочей ерунде. У меня же 'исчезнут все проблемы'! Так что я просто завыла в голос. И продолжала выть на одной ноте, пока горло не схватил спазм и сил больше не осталось. Тогда я выползла из ванной, зашла в комнату и, не раздеваясь, упала на кровать, с трудом исхитрившись закутаться в покрывало. А когда начало трясти все тело, я поняла, что это - обычная 'нервная лихорадка', как называла состояние моя прабабушка. Оно давало забытье и полную перегрузку мозга через пару дней.
  
  'Совсем скоро мне будет лучше, намного лучше. И я определенно буду счастлива, хотя и не настолько скоро' - еще успела подумать я.
  
   Глава 26
  
   В четверг я вновь явилась на пары, потому что в МГУ ты, конечно, можешь брать сколько угодно больничных, но это вовсе не спасет тебя от пересдач. А пересдача, особенно если их накопилось несколько - гораздо страшнее, чем рухнувшая личная жизнь.
  
  Неожиданно оказалось, что смотреть на Дани слишком больно. Когда смотришь на солнце - глаза режет, вот и у меня резало, только не глаза, а сердце, когда я смотрела на татуированного. Было ощущение, что я - вампир, которому вбили в грудь такой здоровенный осиновый кол. Несмотря на супер способность к регенерации, рана не затягивалась, а разрасталась, и мой организм все сильнее отравлялся какими-то очень вредными веществами, которые чертова осина (или что там было вместо нее) выделяла.
  
   Поэтому я старалась в его сторону даже не поворачиваться. Кажется, я делала это слишком явно. Нет, мы, как воспитанные люди поздоровались при входе, но Дани слишком долго не мог потом отвести от моего лица глаз, а я слишком сильно поспешила уйти выше, чтобы не попадать в его поле зрения или чтобы он не попадал в мое. Да что же это такое?! Почему именно он пялится на меня так, будто именно я дала ему от ворот поворот?! Все что я сделала - внесла его в черный список во всех средствах связи, но ведь это самые обычные действия по сохранению собственного душевного здоровья! Меньше всего хотелось бы прочесть очередное 'ты очень важна для меня...', впрочем, разве Дани стал бы искать оправданий? Надеюсь, нет.
  
   Грудь сжимало, дыхание перехватывало, сердце стучало с перебоями, но я продолжала настойчиво фиксировать какие же страшные проблемы у современной биологии. Кроме нерадивых студентов, конечно. Вот у меня - проблемы, да. И я должна справляться с ними в полном беспросветном одиночестве: никакие академики, профессора, аспиранты не ринутся мне на помощь. Даже нерадивые студенты не ринутся, потому что они мне вряд ли смогут помочь. Разве что один странный татуированный второгодник, только именно он помогать мне не рвется.
  
   'С моим исчезновением у тебя исчезнут и все проблемы'?! Ага, исчезнут, как же! Ты же не исчез! Сидишь себе внизу, мозолишь глаза своим затылком, от которого я поминутно отвожу взгляд. А он, как назло снова туда притягивается. Знаете, как трудно писать конспект, глядя в чужой затылок? Я сегодня приобрела этот бесценный опыт.
  
   К сожалению (сегодня я поняла, что перемена может не радовать, а совсем наоборот) лекция закончилась слишком быстро. Мне предстояло целых двадцать минут делать все возможное, чтобы не столкнуться с татуированным лицом к лицу. Во избежание неприятностей, я поспешила в следующую аудиторию и спряталась на первом ряду у самой стены. Отсюда будет весьма проблематично и дальше идти на поводу собственной слабости: не стану же я вертеть головой на сто восемьдесят градусов, чтобы в очередной раз полюбоваться парнем, накануне бросившим меня? Боже, ну что за унижение! Как низко я пала! Похоже, мазохист живет в каждом из нас, просто до поры до времени он тщательно маскируется.
  
   Я принялась вдумчиво перечитывать конспект предыдущей лекции, тем более, что изначально как раз на генетике и планировала специализироваться. Вернее, колебалась между генетикой и молекуляркой. Сейчас в список вошла еще и цитология, так что я должна сосредоточиться на генетике, чтобы скинуть ее со счетов с полной уверенностью. Кстати, то, что я в состоянии думать как о специализации, так и о будущем в целом - большой плюс. Минус - то, что о генетике конструктивно думать не получается. В общем - могу, а в частности по теме лекции - никак. Не выходит понять ни слова из того, что так красиво записала на предыдущей неделе. Печаль!
  
   - Ну, что, принцесска (насколько я понял, теперь ты откликаешься только на это имя), твой прынц хоть и не ускакал на белом коне в голубую даль, но и на бал тебя больше не зовет? Или я чего-то не понимаю?
  
   Я равнодушно посмотрела на Андрея и подумала, что отвечать этому ушлепку смысла никакого. И как только я целый год общалась с ним, не осознавая, насколько неправа была, считая его не просто нормальным, даже очень хорошим парнем?
  
  - Ты одного не понимаешь: в твоей жизни ничто не изменится. Мои принцы никакого отношения к тебе не имеют, если раньше я считала тебя отличным другом, то теперь... Не знаю, кем тебя можно считать, но одно знаю точно: мне от тебя лучше держаться как можно дальше. При любых обстоятельствах. Даже, если случится апокалипсис, и мы окажемся последними выжившими. Даже в этих обстоятельствах, я очень надеюсь, что у меня хватит мозгов держаться от тебя на расстоянии.
  
  - Ааааа... Так ты наивно думала, что я к тебе снова подкатываю? Нет, уж! Использованными товарами меня не заинтересовать. Даже с хорошей скидкой, - нарочито лениво ответил Андрей и не менее нарочито подмигнул Ланке Федоровой. У меня от комизма ситуации настроение не намного, но все же поднялось: Ланка как раз и славилась тем, что за первый год учебы умудрилась сменить парней десять. Причем с каждым у нее были 'серьезные отношения'.
  
  - Это правильно, - серьезно похвалила я. - Использованные товары со скидкой не для крутых парней. И вообще, общаться со мной ниже твоего уровня. Так что иди-ка ты наверх и...
  
  - Я давно понял, что ты не понимаешь русскую речь на слух. Пойдем, я сделаю тебе надпись на твоей тупой роже, чтобы ты в зеркало заглядывал и вспоминал: никогда не подходить близко к этой девочке, - передо мной явился воочию сам Дани. Бог мой, какая честь!
  
  Андрей пробормотал что-то, по всей видимости, должное звучать очень дерзко, и красиво исчез за горизонтом.
  
  - Дани, что тебе надо? - спросила я в ответ на его слишком внимательный и слишком долгий взгляд. Вовсе не в сторону удаляющегося оппонента. - Серьезно думаешь, что самостоятельно мне с проблемами никак не справиться?
  
  - Это просто дружеская рука помощи, - поморщился татуированный. - Не надо придумывать всякое...
  
  - Ты мне НЕ ДРУГ. Не был, не являешься сейчас и никогда не станешь. Потому используй свою руку для помощи кому-нибудь еще. Или самому себе. И прекрати на меня смотреть! - если начало своего спича я смогла выдержать на одной весьма спокойной и даже слегка равнодушной ноте, то к концу меня прорвало, и последнее предложение было слышно чуть ли не всей аудитории.
  
  - Да ты же сама мне в башке дыру уже просверлила своим взглядом! - возмутился в ответ парень.
  
  - Я не причем, у тебя башка и раньше дырявая была, - проворчала я. - Иди-ка наверх и ты тоже. Все валите! Оставьте меня в покое! Это больно, между прочим!
  
  - Больно?! - затормозил татуированный, который, чуть поморщившись от моей мини-истерики, уже собрался было отправиться на свое место. - Ах, ну да! Удар по самолюбию! Самый чувствительный орган, да?
  
  - Что? - от растерянности моя истерика мгновенно угасла, так и не успев разгореться в полную силу. - Причем здесь самолюбие?
  
  - Как же?! Какой-то татуированный недобиток послал нашу прекрасную принцессу!
  
  - Аааа... Вот ты о чем... Да, это обидно, - согласилась сразу.
  
  А что остается? Не признаваться же, что люблю его! Это было бы мегатупо. 'Дани, до меня наконец-то доперло! Ах, тебе это уже не интересно? А ты, все равно, послушай'. Уж лучше пусть продолжает думать обо мне то, что думает. Упасть от принцессы до половой тряпки, о которую вытирают ноги, очень просто. Попробуй подняться обратно!
  
  - Я никогда не считала, что ты хуже меня, или что хоть кто-то хуже меня. Что кто-то хуже кого-то, - почти неслышно пробормотала я его спине.
  
  - Так не бывает, - уверенно отозвался Дани.
  
  Остаток дня я только и делала, что всеми силами старалась не сталкиваться с татуированным в коридорах. К сожалению, все попытки оказались совершенно нерезультативными: даже отправившись обедать в самую дальнюю и самую непопулярную столовку, я наткнулась там именно на него. Скорее всего, Дани придерживался той же тактики, что и я, также не горя желанием встречаться лишний раз со мной. Мог бы хотя бы делать это не настолько очевидно. Впрочем, продолжать жаловаться и плакать я не собираюсь: очевидно, что добиться сочувствия нереально.
  
  Когда закончилась последняя пара, я с такой скоростью рванула из аудитории, что оказалась в гардеробе первой. А чтобы вдруг не встретить татуированного в автобусе (в котором он и не должен был оказаться, но сегодня день неожиданностей), отправилась в общагу пешком. Это очень долго, и погода сегодня совсем не шепчет, но мне срочно необходимо проветрить голову. К тому же одинаково хотелось отложить, как встречу с любимой соседкой в худшем случае, так и момент, когда придется остаться в полном одиночестве, в лучшем. Может, прогулявшись часа два, я так устану, что усну, не думая больше обо всяких переменчивых типах, которые вчера 'люблю-не могу', а сегодня обходят десятой дорогой? Жаль, что я не могу меняться с той же скоростью. Или как раз меняюсь, но в обратном направлении? Все же я предпочитаю думать, что Дани разочаровался во мне, а не лгал все время. Обидно, конечно, когда в тебе постоянно кто-то разочаровывается, но лучше знать, что я сама недостаточно хороша, чем то, что он вел себя настолько примитивно.
  
  Дошла я достаточно быстро (два часа двадцать четыре минуты всего-то) и почти без приключений (не считая того, что гугл постоянно заводил в самые разные глухие уголки и пару раз пришлось уносить ноги от наслаждающихся жизнью нетрезвых товарищей, которых отчаянно тянуло на общение именно со мной). А вот в комнате меня ждал настоящий сюрприз и, как ни странно, приятный. Первым делом я заметила даже не тот факт, что количество вещей на стороне Лиды явно поубавилось, а записку, лежащую на середине чистейшего (чего никогда до этого в нашей комнате не наблюдалось) стола. Причем, видно не особо рассчитывая на мою наблюдательность, соседка еще и листом из альбома пожертвовала, чтобы я ее послание не пропустила.
  
  'Ну, что же, Вера! Знаю, что тебе и так нелегко, поскольку все говорят о том, что даже Волков, и тот тебя бросил. В утешение могу сказать, что он - не тот, кто тебе нужен (я уже это говорила? Но ты же никогда не слушаешь умных людей). Такой нудной, невыразительной особе, как ты больше подходит не менее нудный, невыразительный, тупой задрот. Советую обратить внимание на наших из общаги. И сразу сообщай, что имеешь квартиру на побережье - какой-нибудь нищий отчаявшийся провинциал обязательно клюнет.
  А я с тобой расстаюсь! Прощай, подруга! Очень надеюсь, что больше никогда не буду делить комнату ни с тобой, ни с кем быто нибыло. Глеб все же понял свою ошибку и попросил меня переехать к нему. Я, конечно, отказывалась - не на помойке себя нашла, чтобы выслушивать то, что выслушала до этого. Но он был очень настойчив и убедителен. И поверь мне, выеду я оттуда только когда найду парня поперспективнее. Все же нищие ботаники - твоя область интересов.
  В общем, желаю счастья в личной жизни и адью!'
  
  Грамотность - три, стиль изложения - два, содержание... Минуточку! Это что было? За всеми злопыхательскими признаниями сердечной подружки тщательно скрывается главная мысль. Теперь я живу одна? Теперь я живу одна! Боже? Спасибо тебе за это! Схожу в церковь и свечку поставлю. Самую дорогую, обещаю. Так что, за содержание твердая пятерка! Эх, зря столько ходила! Лучше бы вернулась пораньше, полная сил и устроила генеральное очищение комнаты и кармы от присутствия закадычной соседушки. Ничего, мы это на завтра отложим. А еще завтра же зайду в магазин и куплю огромную карту Москвы, чтобы заклеить плакаты с любимыми группами Лиды. Клеила она их над своей кроватью, а любуюсь на эту красоту я. А кровать ее попробую превратить в уютный диванчик. И выброшу эту жуткую клеенку с кухонного стола. Да, вот это я могу сделать прямо сейчас. Завтра еще и скатерть куплю. Какую-нибудь яркую и солнечную. Правильно: выброшу эту клеенку, как знак прощания с унылой тусклой жизнью. Поскольку скатерть будет не просто скатертью, а знаком начала жизни новой, придется на нее потратиться - не хочу же я, чтобы новая жизнь была низкого качества.
  
  В возбуждении покружив по комнате, замерив и записав размеры стола и предполагаемого места для карты, я села на кровать и спрятала лицо в ладонях. Думаете, я на самом деле так уж радуюсь и настолько полна энтузиазма? Я просто специально заставляю себя думать о всяких глупостях, чтобы не думать о нем. Почему он так? Зачем говорил такие красивые, такие откровенные вещи, если ничего не чувствовал или настолько быстро чувствовать перестал? Мужчины, конечно, по версии одной моей знакомой, создавались специально, чтобы нам врать, но надо же оставлять шанс! Врать, но не настолько красиво, чтобы мы сами уже решали: верить или нет. Оставаться в дурочках или продолжать быть красивыми гордыми и независимыми. И одинокими.
  
  А главное, зачем врать-то? Хоть мне Дани и не понравился сначала, но харизма у него определенно имеется, и девчонки на него смотрят очень даже плотоядно. Выбери любую из них и не надрывайся. Но нет! Надо же пройти квест 'Соблазни Снежную королеву'! Так и тут несерьезно все. Дверь так и не открылась, и пришлось с половины пути сворачивать обратно. Совесть что ли разыгралась?
  
  Или все же я так плоха? Нет, я конечно, достаточно скучная особа и вместо прыжков с парашютом у меня главный экстрим - попробовать кофе в новой кафешке. Вместо драки я ботаю, а вместо туристической поездки в дикую Сибирь, включающей сплав на байдарках и кормление комаров в палатках, я отправляюсь либо домой к родителям, либо в какую-нибудь Норвегию. Такую же тихую и предсказуемую, как и я сама.
  
  Тут вопрос в другом: почему он так быстро все это просек? А если так хорошо разбирается в людях, то почему не просек сразу? Или он сразу все понял, но думал, что это не настолько важно, а потом передумал? Фух! Знаете что? Не буду больше об этом думать! Вот успокоюсь, смогу смотреть на татуированного равнодушно, подойду и спрошу! Нет, не спрошу, а потребую объяснений! Должна же я знать, что не так со мной! Но со мной явно что-то не так: у меня даже в мыслях одна сплошная инверсия, может и в жизни такое же. Должна же я знать, над чем работать!
  
  Впрочем, что-то есть в поэзии по поводу второстепенности малярно-ювелирной работы над собой. Потому что главное 'чтоб кто-нибудь тебя вот так любил: со всеми недостатками, слезами и припадками, скандалами и взрывами и склонностью ко лжи - считая их загадками, считая их глубинами, неведомыми тайнами твоей большой души'. За цитату не ручаюсь, но мысль была именно такая. И мысль очень хорошая, черт возьми! Потому что, если ради того, чтобы быть с человеком, надо меняться или менять его, то надо ли это хоть кому? Да гроша не стоят подобные отношения! Потому что мы не меняемся - мы можем притворяться. А смысл жить в вечном притворстве? Так что, нет. Не стану я ничего узнавать. И менять в себе ничего не собираюсь, собираюсь только развивать имеющееся. Хорошие качества буду развивать, а от плохих привычек избавляться. Начну прямо сейчас: перестану откладывать на потом. Сначала вынесу злосчастную клеенку, а потом разберусь с лекциями по проблемам современной биологии - уж очень спешно я конспектировала, прочесть все это ближе к сессии будет совершенно нереально. Я уже говорила, что учеба, в отличии от мужчин, на предательство не способна. Правда, ровно как и мужчины, игнора она не терпит. Вот и не буду лишаться такого надежного друга: перестану ее игнорить, и она ответит взаимностью.
  
  Я довольно быстро переписала все конспекты, дополнив их материалами с сайта универа, так что к началу второго ночи успела не только закончить, но и приготовить себе еду на завтра. Пора вернуться к экономии и прекратить покупать обед в столовой, тем более что даже на первом курсе я умудрялась приготовить не только себе, но и соседке. Кстати, с ней у меня отношения были куда лучше, чем с Лидой, но она тоже переехала к парню прошлой весной, а в этом году даже место в общаге получать не стала. Тем более что в наших столовых можно и еду свою подогреть и бесплатным кипятком разжиться. И готовлю я вкуснее, чем наши повара.
  
  К тому времени, когда я смогла лечь спать, я была вполне довольна собой, потому что сделала за вечер много нужного и полезного, так что заснула довольно быстро, так и не успев вернуться к мыслям по поводу 'мой милый, что тебе я сделала'. Я и не ожидала, что настоящий кошмар именно ночью меня и ждет. Вернее, ночью-то меня ждал совсем даже не кошмар, вовсе наоборот, а вот утром...
  
  Реветь я начала, стоило только проснуться с мелодией будильника, даже глаз не открывала. Потому что контраст холодного мрачного одинокого утра со сном был сокрушительным. А во сне был Дани. И пусть я и понятия не имею, что именно мы делали - это может остаться благодатной почвой для богатой фантазии - но только мне было так хорошо... Теперь тело в странном состоянии: до предела напряженное и совершенно расслабленное одновременно, а голова... Я не знаю, как идти в универ и встречаться с татуированным, имея такие мысли в голове. Кажется, он прочтет их в одном только моем взгляде. Кажется, все прочтут их в одном только моем взгляде. Кажется, я кинусь ему на шею, стоит только увидеть его. Да, да. А он брезгливо отодвинет меня в сторонку и отправится мыть руки. Я заревела еще горше, жалея себя и жалея о том, что нельзя поменять реальность и сон местами.
  
   Глава 27
  
   В университет я не пришла - я притащила себя силой, а чтобы не развернуться в последнюю минуту, несколько раз цапнула себя за палец, пока, наконец, добилась своего: прокусила до крови. Не знаю, зачем я это делала, раньше такого со мной не случалось, но сработало на все сто: пока я искала пластырь одной рукой, пока заклеивала ранку, оказалась перед гардеробом корпуса, так что уходить было поздно. Огорченно вздохнув и еще немного посомневавшись, вручила плащ гардеробщице и решительно отправилась вверх по лестнице. Раньше пятница была моим любимым днем - выходные на носу, что не может не радовать. Но теперь... Ах, я уже говорила про пять пар из которых четыре совершенно неудобоваримые? Но скажите мне хоть кто-то, как пережить мамбу, думая о том, что творилось ночью? Вернее, не творилось, к моему глубочайшему сожалению.
  
  Ладно, что уж там, сколько не оттягивай, а 'долгожданный' момент встречи рано или поздно настанет. Я зашла в кабинет и первым, кого увидела, был, конечно же, Дани, хотя тот и сидел в самом незаметном месте за огромной колонной. Наши взгляды встретились мгновенно, и так же мгновенно я начала краснеть, а этот гад так самодовольно усмехнулся, будто мы провели бурную совместную ночь вовсе не во сне. И тут же он, словно потерял ко мне интерес, сделал непроницаемое лицо и отвел глаза. Ах, так, да?! Я и сама непроницаемое лицо делать умею.
  
  Села, вновь оказавшись к татуированному спиной и буквально через пару минут на соседний стул упала пышущая энергией Гайка.
  
  - Привет, не помирились еще? - неожиданно спросила она. - Не переживай, долго он не продержится.
  
  - С чего ты это взяла? С чего ты взяла, что мы собираемся мириться? Впрочем, мы и не ссорились, так что не помиримся уж точно. К тому же он реально мне не подходит.
  
  - Что за бред?! Как это 'не подходит'?! Откуда ты можешь знать, что не подходит, если и не пробовала по-настоящему?! Что если он - твоя судьба?! Рассуждает она тут: 'подходит - не подходит'.
  
  - Не важно, Гая, все равно, мы не помиримся. Потому что я ему не нужна, - твердо сказала я, закрывая тему.
  
  - Не нужна? Да у тебя волосы на макушке шевелятся!
  
  - Что? И зачем же они шевелятся? - улыбнулась я. Иногда подруга говорила очень странные вещи.
  
  - От его постоянного взгляда, направленного точнехонько в эту самую макушку. Если ты ему не нужна, то чего он смотрит все время?
  
  - И сейчас смотрит? - замерла я.
  
  - Неотрывно. Не заметил даже, что я развернулась к нему лицом. Он вообще ничего, кроме тебя, не замечает, - уверенно проинформировала Гая.
  
  - Тогда я совсем ничего не понимаю. Мы же на самом деле не ссорились - он меня аккуратно так послал и все. Гая, это что значит? Что происходит?
  
  - Нашла, у кого спрашивать! Таинственная мужская логика! Мало ли что у него в голове. И мы этого никогда не узнаем, потому что в голову ему не залезем. Разве только он сам скажет, но и тогда пойди, проверь, говорит правду или врет. А может ему о тебе что-то наплели?
  
  - Например?
  
  - Мало ли... Что ты еще с кем-то мутишь, - предложила вариант соседка по парте.
  
  - Ты часто смотришь фильмы по 'России'? Сюжет явно оттуда.
  
  - Тогда не знаю. Хочешь, схожу и спрошу?
  
  - Что?! - изумилась я. - Нет уж, спасибо! К тому же, сама сказала, что мы не узнаем, говорит правду или врет. Это если он тебе ответит. Так что, ерунда это все. О! Мамба ползет в нашем направлении, и сегодня она крайне агрессивна, - и к нам влетел чем-то по-настоящему взбешенный семинарист.
  
  - А тебе он вообще-то нужен или как? - отчаянно зашипела Гая мне в ухо.
  
  - О! - мгновенно отреагировал на лишний звук семинарист (как же его зовут?). - Волошина внимательно изучила материал предыдущего семинара, тщательно выполнила домашнее задание, но, несмотря на активную помощь и поддержку нашего гения педагогики, у нее остались вопросы. Поприветствуем, товарищи! Сейчас она с блеском решит нам на радость несколько заданий. Прошу, Волошина, прошу.
  
  Я вздохнула: делать нечего, придется идти, и зря Дани пытался отвлечь его внимание. Похоже, Сергей Станиславович запомнил меня накрепко. Зато имя сразу всплыло в памяти в критический момент, может, сейчас из меня знания, как попрут, как попрут - порадую всех так, что от радости имя родной мамы забудут.
  
  К моему удивлению, и не меньшему (если не большему) удивлению семинариста, все прошло не так уж плохо. С его заданиями я справилась намного быстрее, чем с теми, что делала самостоятельно дома. Этому способствовал не столько стресс, сколько то, что Сергей Станиславович, не обладая большим запасом терпения, давал подсказки, стоило мне только задуматься над дальнейшими действиями.
  
  - Ладно, Вероника, можете садиться, вы небезнадежны, так что будем из Вас делать приличного человека, - пообещал очередной Макаренко.
  
  - Что, опять? - не удержалась я, вспомнив бесславный забег на физре.
  
  - А уже были желающие? И каков результат?
  
  - Полное фиаско, - призналась честно.
  
  - Что же, Волошина, Вам следует помнить, что проигрывать я не люблю, так что если фиаско постигнет и меня, именно Вам придется покинуть сие славное заведение. Чтобы не напоминать мне о провале.
  
  - Не честно это: провел у Вас, а страдаю я, - опечалилась я, занимая, наконец, свое место.
  
  - Что поделаешь? Удел всех женщин - страдать из-за мужчин, Вам ли не знать об этом.
  
  Я уставилась на семинариста в шоке: это что еще за намеки на мою личную жизнь на паре? Но тот, уже потеряв ко мне интерес, перешел к объяснению очередной темы. А я вновь разрывалась на два фронта. В этот раз между конспектированием и мыслью 'Что это сейчас было?'. Закончился семинар и вовсе триумфально: фразой 'Волошина, найдете меня на кафедре на перерыве, для Вас будет персональное задание'. И конечно, наши самые умные мальчики не преминули отреагировать на нее, кто свистом, кто идиотскими комментариями. Да-да, в моей родной группе парней - раз, два, закончен счет. Но этот семинар у нас проходил совместно с группой олимпиадников, которая состояла из мальчиков процентов на шестьдесят. Причем именно в этой группе мальчики были не самые адекватные. Впрочем, они меня сейчас интересовали меньше всего. Гораздо интереснее было личное дополнительное задание. Вот уж за что благодарность превеликая!
  
  По сравнению с мамбой, биоинфа сегодня казалась настоящим курортом, так что, не заметив, как вторая пара закончилась, я ринулась на кафедру. Потому что плохие новости предпочитаю получать сразу, а не мучиться часами, размышляя над тем, насколько они плохи.
  
  Конечно, когда я явилась в назначенное место, там никого не оказалось, а когда, спустя десять минут томительного ожидания, семинарист явился, первой его фразой было: 'А что Вы здесь делаете, Волошина?'.
  
  - Не бесись, это шутка была. Заходи, - мужчина открыл дверь и пропустил меня вперед. Когда я упустила момент перехода на ты? - Флэшка есть? Давай сюда, у меня времени мало, - он забрал мою флэшку и, вставив в свой планшет, начал что-то скидывать.
  
  - Что это будет? - настороженно поинтересовалась я. И тут меня шокировали, огорошили и потрясли до глубины души.
  
  - Это мои материалы к семинарам. Я вижу, что ты не успеваешь за мной, но если ты заранее прочтешь материал, который я собираюсь давать, тебе будет намного легче.
  
  - Сергей Станиславович? - в растерянности залепетала я. - За что же мне такие привилегии?
  
  - И не надейся. Это не привилегии, потому что спрошу я с тебя в два раза больше, - я застонала, - ладно, в полтора раза. Но если ты об этом кому-нибудь сболтнешь, или этот кто-то случайно увидит...
  
  - Я поняла, - поспешила вставить. - Что же я за это Вам должна?
  
  - Сущую мелочь: сдать экзамен на отлично.
  
  - Говорят, это из области фантастики, - приуныла я.
  
  - Ничего, ты в таком возрасте, когда верить в сказки - еще не грех. В качестве дополнительного бонуса, можешь пригласить меня на кофе.
  
  Я даже рот открыла от изумления. Взяла себя в руки, рот закрыла, вдохнула, выдохнула, забрала, наконец, флэшку, которую он мне все это время протягивал, аккуратно сложила ее во внутренний карман сумки. Все эти действия ничуть не помогли мне понять, как вести себя дальше. Наверное, поэтому я задала самый нелепый вопрос из возможных:
  - Вы флиртуете со мной, Сергей Станиславович? - ответом была иронично приподнятая бровь, значения сего знака я не поняла. - Ну... хорошо... приглашаю Вас на кофе...
  
  - Завтра после второй пары, - подсказал Сергей Станиславович. Или в сложившихся обстоятельствах мне стоит называть его Сережей? - Не, Волошина, это ты со мной флиртуешь, ты же меня на кофе пригласила. Позвони мне. У тебя же есть мой номер, я в группе выкладывал, позвони мне сейчас.
  
  - Хотите сохранить мой номер? Боитесь, что я Вас кину? - мстительно спросила я.
  
  - После того, как сама же и пригласила? А я, несмотря на все сомнения, согласился? Ты, между прочим, моя студентка, мало ли какие слухи пойдут.
  
  - К тому же, это крайне пошло, - подсказала я. - Хуже может быть только школьник и учительница.
  
  - Нееет, последнее уже из совсем другой стилистики, к которой понятие пошлости не подходит. Это уже за границами пошлости. В час на Университете?
  
  - Лучше в половине второго на Новокузнецкой. Мало ли какие слухи пойдут. Вы же не хотите, чтобы Вас уволили, а заодно из аспирантуры исключили.
  
  - В твоем голосе очевидно радостное предвкушение. Ты бы с удовольствием на это посмотрела?
  
  - Я бы с удовольствием посмотрела на нового семинариста, более... толерантного.
  
  - Я самый толерантный из всех. Но если тебе не нравится идея с кофе, я могу отказаться от твоего приглашения, - серьезно сказал Сергей Станиславович и внимательно посмотрел прямо мне в глаза. К несчастью, его глаза были слишком яркими, слишком затягивающими и слишком... все слишком, как по мне.
  
  - Кофе мне нравится всегда, а также все идеи с ним, - я первой отвела взгляд. Ничего не будет плохого, если я отвлекусь от одного парня с другим. К тому же, Метелев симпатичный, молодой, умный и с чувством юмора. И его цинизм также не оставляет меня равнодушной. - Могу идти?
  
  - Идите, Волошина. И старайтесь, у Вас есть все шансы справиться с курсом, - совсем другим тоном сообщил семинарист, и только развернувшись к выходу, я обнаружила, что мы уже не одни. И как только умудрилась не услышать, когда открылась дверь в шумный коридор. Вот уж точно - слишком затягивающие глаза, даже через чур.
  
  В коридоре, совсем неподалеку, неожиданно обнаружился Дани. Ну, все! Мне надоело!
  
  - Ты меня преследуешь! - не спросила, а возмутилась я.
  
  - Все хорошо? - никак не отреагировав на возмущение, напряженно спросил тот.
  
  - У меня? - растерялась я. Что должно быть не хорошо? Да и... - Тебе какое дело?! Хорошо мне или плохо, к тебе никакого отношения не имеет! И да! Мне не хорошо! Мне отвратительно! Как думаешь, свидание с Метелевым поможет в этом случае?
  
  - Он позвал тебя на свидание?
  
  - Дай пройти, - я уже жалела о своей вспышке, но татуированный с самого начала с легкостью выводил меня. - Не твое дело.
  
  Господи, что я делаю? Пытаться вызвать ревность бывшего парня, встречаясь с кем-то другим - еще более пошло, чем флирт с преподавателем!
  
  Глава 28
  
  Я поднималась по эскалатору, полная сомнений. Куда меня несет? Оно мне надо? С каких пор я подписываюсь на подобные авантюры? Скажи пару месяцев назад, что пойду на свидание с преподом, я бы только посмеялась. А сейчас? Я изменяю собственным принципам, только чтобы отвлечься от не отпускающей боли в сердце. Вернее, это и не боль - просто давит все сильнее и сильнее, и от этого начинает слегка подташнивать, и на окружающий мир смотреть не хочется. А мысль о том, что я не увижу Дани почти два дня, вызывала такое отвращение, что тошнота все усиливалась. Тот факт, что он сегодня просто не явился на пары, удручает еще сильнее, потому что, кроме того, что я просто скучаю, в голову лезут всякие дурные мысли. Он мог снова принять участие в гонках или в тех же боях, и на этот раз я и понятия не имею, чем все закончилось. Что, если он уже в больнице? Или не в больнице, а лежит один дома, где ему даже никто не поможет? А если сотрясение? О том, что может быть все намного, намного хуже, я старалась мысль не допускать.
  
  Может, плюнуть на все и поехать к нему? Только зайду, проверю, что все в порядке и уйду... Проще, конечно, убрать черный список и позвонить, но этого я делать не буду, совершенно точно. Потому что можно отступиться от одного принципа, можно даже на телефоне включить Т9, но этот шаг обозначал бы мою полную капитуляцию. А я ж принцесска, как ни жаль. Необходимо держать лицо. Явиться в его квартиру, открыть дверь оставшимся у меня ключом, столкнуться лицом к лицу с другой в его спальне - все это не кажется настолько же унизительным, как сдаться, убрать его из черного списка и надеяться, что позвонит. Он загнал меня в угол. Я сама себя загнала в угол. Потому что я - Снежная Королева, у меня не может быть чувств, у меня ничего болеть не может, и все об этом прекрасно знают. И разрыва шаблона не будет, нет. Уж лучше прослыть бездушной куклой, потому что сама знаю, если долго притворяться, что ничего не чувствуешь, перестанешь чувствовать на самом деле. И тогда станет легче. Намного легче. И намного удобнее.
  
  Сейчас я встречусь с Сергеем, выпью с ним хороший кофе, мы погуляем и поболтаем о чем-нибудь совершенно незначительном. И мы обязательно будем целоваться. Даже если он ничего подобного не планировал, вряд ли откажет девушке. Я перестану непрерывно думать о татуированном бродяге. Ведь перспективные аспирант - куда лучшая пара для принцессы, правда? Мы будем гулять, болтать смеяться, целоваться, и мне точно станет легче. Если не стошнит, конечно.
  
  А вот и Метелев во всей красе: вместо официального костюма, очков в изящной оправе и слишком аккуратной прически, вместо обычного через чур продуманного вида, сейчас на нем простые джинсы, короткое черное пальто, что-то невообразимое на голове и полное отсутствие как очков, так и признаков близорукости. Разглядел меня на эскалаторе задолго до того, как я поднялась, так что мысль опомниться и сбежать в последний момент сразу стала не актуальной.
  
  - Выглядишь совершенно иначе, - вместо приветствия заявила я, стараясь скрыть смущение.
  
  - Это имеет значение? - тоже не стал здороваться мужчина.
  
  - Как ты выглядишь? Разве не по внешности мы создаем образ человека в своем восприятии? Это уже когда хорошо кого-то знаем вовсе не важно, как он выглядит, а до того... Особенно, если ты изображаешь из себя строгого, циничного, беспощадного и ужасно переживающего за свой авторитет у студентов препода.
  
  - Я уже не переживаю за свой авторитет. Но я все еще циничен и беспощаден, так что форма вполне соответствует содержанию.
  
  - Во всяком случае, сейчас ты похож не на человека, заставившего меня явиться к нему на свидание шантажом, а на человека, свидание которому я назначила по собственному желанию.
  
  - То есть, я тебе нравлюсь, - сделал вывод весьма довольный собой Сергей.
  
  - То есть, таким ты мне нравишься больше, чем в универе, - поправила я.
  
  - Это не так обнадеживает, так что мы оставим предыдущий вариант. Ты, кстати, пообедать не хочешь?
  
  - В этом все мужчины, - с патетикой воскликнула я, - сначала предлагают пригласить на кофе, потом требуют обеда, а следующий шаг и предположить страшно. Давай будем двигаться поступательно. Договорились о кофе - выпьем кофе. А уж потом либо с радостью избавимся от общества друг друга, либо решим вопрос с обедом. Но если ты изнемогаешь от голода - другой вопрос.
  
  - Я не изнемогаю. Если и изнемогаю, то не от голода, так что вполне можем это дело отложить. Мы сюда? - кивнул Сергей на вывеску моего любимого кафе. - Поздравляю, вкус у тебя есть.
  
  - Намекаешь на то, что в кофе разбираешься? Сейчас закажешь какой-нибудь американо, и все твои намеки - впустую, - отбила я.
  
  - Сейчас закажешь сладкий капучино - и возьму назад свои слова о хорошем вкусе.
  
  - Сейчас я закажу раф и плевать мне на твое мнение о моем вкусе, потому что мне срочно необходима ударная доза углеводов, чтобы восстановить деятельность мозга после рабочей недели. Третий семестр - ад на земле.
  
  - Это из-за мамбы?
  
  - Это из-за всей фигни, которую мы пытаемся освоить. Где биология? Впрочем, с кем я об этом разговариваю, ты же наше расписание не видел.
  
  - Видел. Сочувствую. Разделяю. Зато тот, кто переживет третий семестр, будет причислен к пантеону святых мучеников биофака. Это я к тому, что после третьего семестра почти не выгоняют.
  
  - Почти - самое подходящее слово. Моя преподаватель биологии рассказывала, что у них с четвертого курса вылетела четверть группы. Так что схема с зачеткой, которая должна со временем начать работать на меня, не всегда срабатывает.
  
  - Не парься. Ты продержишься. Я таких, как ты уже не раз видел.
  
  - Каких это, таких? - спросила с подозрением.
  
  - Целеустремленных. Определившихся. Вас нелегко сбить с пути. Не то что таких, как Волков.
  
  - Понятно. Ты меня сюда позвал, чтобы о Волкове поговорить? - блин, что же это такое, почему у меня с мужским полом-то никак не клеится.
  
  - Не совсем. Ты меня сюда позвала, чтобы мы прекрасно время провели. По поводу Волкова одно хочу тебе сказать: помоги парню. Он не очень стабильный товарищ, а я желаю ему только добра. Поэтому очень прошу, прекрати ему голову морочить. И нет, еще раз повторяю, мы здесь не только поэтому. Ты мне, на самом деле, нравишься.
  
  - Ага, я прямо такая звезда, что проработав на кафедре два года, ты рискуешь местом, нагло встречаясь со мной и фактически не скрывая этого, - с максимальным сарказмом спросила я.
  
  - Дело же не в том, что кто-то лучше или хуже, а в том, что не так часто встречаешь своего человека, - пожал плечами Сергей.
  
  - А я твой человек?
  
  - Определенно.
  
  - И этому не мешает мое полнейшее невосприятие всего, что связано с прилагательным 'математический'?
  
  - У всех же свои недостатки. Этот ужасен, но радует хотя бы то, что ты - не мужчина, - припомнил классику американского кино Метелев.
  
  - Не известно, что хуже. Хотя, эта пара мне всегда казалась более перспективной, чем Монро и Кертис. Что хорошего может быть в жизни у двух совершенно нищих людей, которых в жизни волнуют только деньги? Влюбились они, пробыли счастливы пару месяцев и расстались. Или зависли вместе надолго, в результате Душечка спилась окончательно. В детстве я надеялась, что миллионер будет содержать всю тройку, но это - самое невероятное развитие событий.
  
  - Ерунда, отсутствие денег - не проблема для настоящей любви. Только если она настоящая.
  
  - Ну, да, если что не вышло, всегда можно валить на то, что это любовь ненастоящая.
  
  - Хватит философствовать, пойду кофе заказывать, иначе так и заболтаешь меня, а кофе не получу. Тебе действительно раф брать?
  
  - Лавандовый и чизкейк ягодный.
  
  - Не слипнется?
  
  - Ни в коем случае. Могу очень долго жить совсем без сладкого, а могу сразу съесть его оооочень много. Сегодня как раз второй вариант.
  
  - Ладно, пошел я. Судя по очереди, скоро можешь не ждать моего возвращения.
  
  - Обещаю вспоминать о тебе каждые полчаса.
  
  У стойки на самом деле была приличная очередь - вот почему мы сначала заняли столик и принялись болтать в надежде, что она сойдет на нет. Но надежда не оправдалась и Сергей, сдавшись, отправился брать бариста на приступ. Я достала телефон и проверила наличие новых сообщений. ВК, как обычно, предлагал обрести новых друзей. Сегодня в меню были Страстный Самец, Розовая Пони, Милли Ванилли и Голый Землекоп. Так, если с первыми тремя все понятно, то последний, сдается мне, из наших. Правда, на аве вместо милого зверька - мужик в одних резиновых сапогах и каске, чье достоинство прикрыто исключительно древком лопаты, на которую тот опирается обеими руками. Мило, ничего не скажешь. Ладно уж, заглянем. Как я и ожидала - страничка фейковая. Друзей нет, город - планета Земля, другой информации нет. На стене длинный непонятный текст. Можно посылать Землекопа копать дальше. Что?.. Дружба исчезает незаметно? Очередные страдания невротика, постоянно жалующегося на тяжкую жизнь и всеобщее непонимание? Ну, ну, почитаем.
  
  'Дружба исчезает незаметно.
  
  Просто так уходит, без прощаний, не твердит, что ваша песня спета, и не нарушает обещаний, что уже давным-давно забыты, и... проходит точку невозврата... ' (автор Annait)
  
  Это обо мне? Не люблю самодеятельность, но здесь... Нет, это точно писал тот, кто меня знает. Причем знает очень хорошо.
  
  Вера Волошина: мы знакомы?
  
  Голый Землекоп: Мы знакомы, но знаем ли мы друг друга?
  
  Вера Волошина: либо ты нормально отвечаешь, либо я тебя сейчас же удалю.
  
  Голый Землекоп: Еще в ЧС внеси
  
  Так, Чс и отсутствие точек - Глеб?
  
  Вера Волошина: мы в реале встречались?
  
  Голый Землекоп: Мы встречались. Но это не значит, что я тебя знаю, или что ты меня помнишь.
  
  Вера Волошина: теряю время.
  
  Голый Землекоп: Ладно, ладно, ты чрезвычайно занятая деловая женщина, я понял. Но не оставляй меня сейчас - мне ужасно одиноко
  
  Вера Волошина: позвони в службу психологической поддержки или в секс по телефону
  
  Голый Землекоп: В психологической помощи все время занято, не проверял, но уверен. Секс по телефону - очень дорого, а я жадный.
  
  Нет, точки ставит. К тому же Глеб каждое новое предложение новым сообщением отправлял. Не Глеб. Хотя, землекопов мы как раз с ним изучали. Может и Глеб. Он у нас большой любитель общения в сети.
  
  Вера Волошина: ты - не Глеб?
  
  Голый Землекоп: Родители меня так не называли, могу сказать точно.
  
  Вера Волошина: уже хорошо
  
  Голый Землекоп: Сверяешь со списком зачеэсеных?
  
  Вера Волошина: откуда знаешь, кто в этом списке?
  
  Голый Землекоп: Всего лишь догадка.
  
  Вера Волошина: не очень верится. И вообще ты мутный. Зря я тебя зафрендила. Вот что значит отступить от принципов. Кстати, твой ник мне тоже не нравится.
  
  Голый Землекоп: Для тебя я могу быть кем угодно. Хоть прекрасным принцем, хоть рыцарем на белом коне.
  
  Вера Волошина: а принцем на белом коне или прекрасным рыцарем? Не поможет. И вообще, у меня свидание, а я тут с тобой переписываюсь. Нехорошо.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Наверное, свидание с таким невнятным типом, что ты предпочитаешь в контакте переписываться со мной
  
  Вера Волошина: с еще более невнятным типом. Просто он пока отошел.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: У парня еще и с пищеварением проблемы? Бросай его пока не поздно!
  
  Вера Волошина: размечтался. Даже если с проблемами, он человек, а не землекоп на коне. Так что нечего тут. Все, он возвращается. И несет мне пироженко. Не то, что некоторые.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Я тебе отправлю ссылку, если тебе понравится - ты будешь и дальше мне писать. Невзирая на то, что я мутный тип. И не приношу пироженок.
  
  Вера Волошина: ОК, но у тебя только один шанс
  
  - Не прошло и пары часов, и вот твой раф, - никогда не увлекалась общением непонятно с кем, а сейчас предпочла бы его общению с реальным симпатичным мужчиной. Было ужасно любопытно, какую там ссылку накопал этот землекоп. И почему он так уверен, что она мне понравится.
  
  - Спасибо. Учитывая то, что это я должна была тебе кофе нести, возмущаться было бы неуместно. Не американо?
  
  - Нет, по-восточному. Устраивает?
  
  - Вполне.
  
  - Итак... чем ты занимаешься, когда не пытаешься заботать мамбу?
  
  - Пытаюсь заботать химию или информатику. Или еще что-нибудь.
  
  - Но есть же у тебя какие-то увлечения?
  
  - Кино люблю, музыку хорошую, гулять, театры, но не классические постановки, а что-то необычное. Питер люблю. Когда есть время, учу английский. Петь люблю, но не все любят меня слушать. Я много чего люблю, но плохо организую свое время, поэтому мало, что успеваю делать, - телефон пикнул, информирую о принятом сообщении, и у меня просто руки зачесались проверить, что же он прислал. Почему надо соблюдать какие-то правила приличия? И, вместо того, чтобы делать, что хочу, я спрашиваю с максимальной заинтересованностью, которую могу изобразить: - А ты?
  
  - Театр ненавижу - все насквозь фальшивка. Кино люблю, особенно марвэл... Что морщишься?
  
  - Извини, случайно не сдержалась.
  
  - Не любишь марвел? А люди икс?
  
  - Ну, такое, - вяло отозвалась я. - Бывает хуже.
  
  - Музыку люблю, особенно джаз. Судя по твоему застывшему лицу, на этот раз ты изо всех сил стараешься скрыть отвращение, - засмеялся Сергей.
  
  - Отвращение? Нет, конечно. Я не любитель джаза, но отношусь к нему с ... уважением?
  
  - С уважением? Это что-то новенькое - уважение к музыке. Питер ненавижу. Прости, но это так, и не надо делать такое возмущенное лицо. Там хмуро, мокро и печально. Зато люблю походы.
  
  - С палатками и прочей ерундой?
  
  - С палатками, гитарами, кострами, комарами и прочей ерундой, которую некоторые странные люди именуют романтикой.
  
  - Ну, да. Там не хмуро, не мокро и не печально. И совершенно не холодно.
  
  - Точно не печально. Не всегда холодно и не всегда мокро. Но оно того стоит, поверь. Кстати, можно даже проверить - мы в следующие выходные собираемся.
  
  - Нет, спасибо, лучше марвел посмотреть или джаз послушать. Погуляем?
  
  - Серьезно? Там же хмуро, мокро и довольно холодно?
  
  - Нормальная московская погода, мало чем отличающаяся от питерской. Пошли. Вот, кстати, я люблю ходить. Но не по горам, грязи и прочей романтике.
  
  На улице, на самом деле было мокро и хмуро, а еще радовал крайне неприятный московский ветер. Мне ужасно захотелось домой. Пусть хотя бы не домой, хотя бы оказаться одной в трамвае и посмотреть, наконец, что интересного предложит ВК. Срочно взять себя в руки. Отношения через ВК мы уже прошли с Глебом, и начинать нечто подобное снова неизвестно с кем - полный отстой. Но как же хочется! Вот, что значит интрига.
  
  - Расскажи, только честно, как ты относишься к преподаванию, - прошу я, чтобы отвлечься.
  
  - Как и во всем в этом мире, в преподавании есть две стороны: белая и черная. Это, конечно, общение, отвлечение, переключение, иногда очень позитивные эмоции. Но столько времени пропадает зря... Только увлечешься чем-то полезным и интересным - будильник сообщает, что семинар через пятнадцать минут. Это бесит.
  
  - В последний раз именно это и случилось?
  
  - Да. К тому же, я забыл какую-то очень интересную идею, которая начала зарождаться.
  
  - Очень логично, что вместо того, чтобы провести выходные за работой, ты позвал меня на кофе.
  
  - Переключаться необходимо, особенно на что-то приятное. Кстати, о джазе: можем зайти в джаз-бар, сегодня неплохая программа.
  
  - Эммм, - как же отказаться вежливо, - во сколько начало?
  
  - В восемь.
  
  - Нет, давай в другой раз - у меня столько дел накопилось, что если я позволю себе загул до ночи, будет полный завал. Но, в принципе, я не против. Вполне возможно, что джаз я не люблю только потому, что не поняла его.
  
  - Ага, как математику... - поддел Сергей.
  
  - Не совсем. Потому что если с джазом шанс еще есть, то с математикой - никакого.
  
  - Ты не можешь быть настолько безнадежна, - да он оптимист.
  
  - Конечно, не могу. Это я на себя наговариваю, - легко соврала я.
  
  - Какие вообще планы на будущее? В науку планируешь? Или деньги зарабатывать?
  
  - Хочу пока в науку. С деньгами позже разберемся.
  
  - И как это сочетается с твоим комментарием по поводу фильма?
  
  - Ты о Монро? Все очень просто: есть люди, которым неважно, сколько у них денег. Есть люди, у которых нет денег, но есть перспектива. У героев нет перспективы, и есть жесткая зависимость от финансов.
  
  - Что есть у тебя?
  
  - Надеюсь, все.
  
  - В твоем возрасте положено надеяться.
  
  - А еще в моем возрасте положено встречаться с мужчинами, которые мне нравятся, и которым нравлюсь я.
  
  - То есть, я тебе не интересен, - хмыкнул Сергей.
  
  - Ты мне интересен, но ты меня не интересуешь. И ты совершенно не заинтересован во мне. Зачем такому занятому человеку, как ты встречаться с девушкой, к которой он совершенно равнодушен? И не надо мне больше петь о твоем человеке и прочее.
  
  - Я хотел получить представление о том, кто ты.
  
  - Получил?
  
  - Более-менее. Но это не значит, что я не хочу с тобой общаться дальше.
  
  - Зачем тебе знать, кто я?
  
  - Волков.
  
  - Ерунда. Зря потратил время. Не знаю, какое отношение ты имеешь к Дани, но я определенно никакого отношения к нему не имею. Мы больше не вместе. Фактически и не были.
  
  - Я знаю и вижу немного больше, чем ты, и... Впрочем, неважно, все равно не поймешь. Одна просьба: у Даньки была сложная, если не тяжелая жизнь, и он заслужил счастья. Ты могла бы сделать его счастливым. Нужно только постараться.
  
  - Он не захотел этого, - перебила я.
  
  - Возможно. Он не привык быть счастливым, неудивительно, что он этого элементарно не потянул. Ты можешь его научить. Заставь его. Ты не пожалеешь.
  
  - Ты меня с кем-то перепутал или ничего обо мне не понял. Никогда не смогу заставить человека общаться со мной. Если он не хочет, навязываться не стану никогда. Мне неприятен этот разговор. Думаю, пора домой.
  
  - Всегда бежишь от того, что тебе неприятно?
  
  - Всегда ухожу, когда темы для общения исчерпаны. Счастливо, Сергей. Надеюсь и ты, и твой друг будете счастливы. Но я вам в этом не помощник.
  
  И я быстро направилась к метро, больше не обращая внимания на Метелева. Отвлеклась, как же! И отвлеклась и развлеклась так, что лучше и придумать сложно. И о татуированном забыла. Лучше бы дома осталась лекции переписывать или с кем-нибудь фильм хороший посмотрела - в общаге компанию всегда можно найти. А с мужиками определенно надо завязывать - только о себе и думают, эгоисты чертовы. О себе или о своих товарищах, только не о нас. Впрочем, что о таких, как я, думать? У Снежных Королев не бывает чувств, нам не больно. Значит, можно в ранах ковыряться и получать от этого удовольствие, прикрываясь настоящей мужской дружбой. Сволочи! И не стану я смотреть, что еще одна такая же сволочи отправила! Мне не интересно.
  
  В вагон метро я вошла настолько злая, что, наверняка впечатлившись моим ненавидящим взглядом, парень уступил мне место. Кстати, впервые за год в Москве. Плюхнулась на сидение, даже не поблагодарив, достала наушники, и... Все же открыла переписку с землекопом на коне. Что? The Great Pretender? Где он ее выкопал? Да еще в этом исполнении. В версии Фрэдии, определенно есть шарм и настроение, но оригинал нравится мне намного больше. Ну, и кто же ты такой, Великий Притворщик? Надо только глупую надежду на то, что это может быть Волков засунуть в... куда поглубже. Да, он знает, что мне нравятся старые песни, именно ему я говорила о друзьях, которые уходят один за другим, но... Нет, кто другой мог, но не Дани. Он бы подошел и прямо поговорил, а не стал заниматься фигней. Романтика романтикой, но не до такой же степени! I 'm lonely but no one can tell (я одинок, но никто об этом не знает) - чем не татуированный со своим 'ни к кому не привязываться'? Pretending that you're still around (притворяюсь, что ты все еще со мной) - разве не Дани, регулярно являющийся ко мне в самых откровенных снах?
  
  Стоп. Хватит. Забыть. Забить. И самой не превращаться в притворщика. Притворяющегося, что верю в то, что все еще не безразлична тому, кто не безразличен мне.
  
  Глава 29
  
  
  Я так и не написала этому землекопу ни слова, хотя напрямую нарушала этим нашу договоренность. Мне необходимо было подумать. Накопилось слишком много вопросов: кто такой Сергей, и какое отношение он имеет к Дани, кто такой Землекоп, и какое отношение он имеет ко мне, что происходит с Дани и нашими отношениями. Первый пункт интересовал меня меньше всего. Знакомые, друзья, родственники - какая разница. Важно одно - Сергею татуированный небезразличен. Так бывает, что некоторые неблагодарные типы не замечают и не осознают присутствия рядом близких людей. Но это вовсе не означает, что таких людей нет.
  
  Второй вопрос казался намного более интересным. Он щекотал внутри, заставляя строить новые и новые логические цепочки. Несмотря на то, что я беспрерывно призывала на помощь голос разума, предположения снова и снова сводились к Дани. Совершенно ясно, что происходило это благодаря вовсе не логике, а желанию именно этого исхода событий. Факт в том, что я слишком сильно хотела, чтобы это был он, а не кто-то еще, и никакие доводы разума не могли противостоять нелепому желанию. Спросить прямо на этот раз я не могла: если он пишет с фейка, то точно не потому, что я его зачеэсила. Он не хочет, чтобы я понимала, с кем общаюсь, но хочет со мной общаться. В результате он в любом случае напишет, что не Дани. Либо соврет, именно по этой причине, либо скажет правду, но это не даст мне знания о человеке, с которым я переписываюсь. В общем, спрашивай или нет - правды не узнаешь.
  
  Третий вопрос был слишком болезненным, и я, как могла, отодвигала его подальше. К тому же, у меня было слишком много вариантов на эту тему, от вполне разумных, до совершенно безумных. Что особенно сильно бесило, так это факт, что я и не стала бы задумываться об этом. Чего тут непонятного? Бросил парень и бросил, такое каждый день случается с самыми разными девушками. Подумала бы некоторое время, что со мной не так, поприкармливала бы имеющиеся комплексы, взрастила новые, порефлексировала бы - и на этом все. Теперь же, благодаря Гае и Сергею, я тоже стала подозревать, что не все так уж однозначно. Это давало надежду. Надежда отравляла новой болью. Испытывать боль вовсе не хотелось.
  
  Поэтому я, как могла, боролась со страстным желанием анализировать и раскладывать по полочкам. И в этом отлично помогала музыка, включенная на полную громкость, распахнутое в пропитанную влагой тьму, окно, порывы холодного ветра, в это окно врывающиеся и активный физический труд. Зато я успела повесить очень красивую карту, спрятавшую под собой достаточно непривлекательные лица солистов любимых групп Лиды, вымыть пол, постирать и сменить постельное белье и превратить кровать соседки в симпатичный диванчик, благодаря предусмотрительно купленным новому покрывалу и куче подушек с декоративными наволочками. Вместо жуткой клеенки на обеденном столе теперь лежала жизнерадостная скатерть, а новые шторы добавляли уюта. Теперь комната выглядела совсем по-домашнему. На радостях я сделала запеканку и пригласила девчонок из соседней комнаты разделить со мной чай и угощение. Мы с удовольствием болтали пару часов, так что настроение и вовсе ушло в плюс, а перед сном я еще успела сделать кое-что из домашки, в том числе попыталась разобраться с мамбой. Когда и последнее получилось вполне успешно, я отправилась спать с чувством полного удовлетворения и выполненного перед родиной и любимой альма- матер долга.
  
  - Господи, Волков! Почему я?! Неужели у тебя реально друзей нет? В воскресенье в семь ура! - бормотала я вслух, умываясь и одеваясь в спешке.
  
  Идти никуда не хотелось, не хотелось покидать теплую уютную комнату и отправляться в промозглую утреннюю хмарь. Но деваться некуда. Потому что с татуированным что-то определенно случилось. Вместо сладкого, томного и теплого сна сегодня Дани просто звал меня все утро. Звал напряженно, отчаянно и безостановочно. Я проснулась с жуткой головной болью и осознанием необходимости срочно бежать на помощь. И сопротивляться этому желанию я не намеревалась.
  
  В восемь я уже делала пересадку с МЦК на метро, а без двадцати девять стояла под дверью квартиры Волкова, борясь с желанием развернуться и смыться домой в последнюю минуту. В конце концов! Даже если я все придумала, и мне откроет полуголая девица, я от этого не умру.
  
  Решительно прижала кнопку звонка и не отпускала его, пока дверь не открылась. Передо мной стоял Дани - сонный, всклокоченный и крайне злой, но вполне живой и, похоже, здоровый.
  
  - Твою мать! - сообщил хозяин квартиры и резко втянул меня внутрь. - Какого х** ты здесь делаешь?! Я что, звал тебя?
  
  - Да, блин! Мне пришлось в единственный выходной вскочить не свет, ни заря! Именно потому, что ты меня звал!
  
  - Допустим, звал! - зло рыкнул татуированный, прижимая меня к стене прихожей. - Но это бред, потому что звал я тебя во сне, так что слышать ты не могла. Хватит мне мозг еб***!
  
  - Хватит материться! - не менее зло зашипела я в ответ. - Может, и бред, но я тебя слышала, пусть и во сне, а поскольку не видела тебя живым с пятницы, решила, что у тебя серьезные проблемы.
  
  - И что? На помощь примчалась? Слушай, а остальные мои сны ты тоже видела? - расплылся в ехидной ухмылке Дани.
  
  - Да, примчалась! Но вижу, что все у тебя в порядке, так что будь добр открыть дверь и выпустить меня отсюда, - меня бесило все сразу: и его поведение и собственная глупость, и то, что я покраснела в ответ на его последний вопрос.
  
  - С чего бы? Ты сама пришла... - не переставая противно ухмыляться, протянул хозяин квартиры. - Давай уж воспользуемся этим фактом.
  
  - А давай лучше ты воспользуешься каким-нибудь другим фактом, например тем, что руки я тебе еще не оборвала, и приласкаешь себя сам! - пришлось вложить все силы, отталкивая его, потому что наглый татуированный уже наклонился к самым моим губам, продолжая прижимать к стене.
  
  - Господи, Вера, как же я соскучился! - вдруг совсем другим, нормальным голосом, сказал Дани, и, больше не обращая внимания на мое сопротивление, сграбастал меня в объятия.
  
  Впрочем, сопротивлялась я недолго, потому что сразу почувствовала, что он, правда, соскучился, и что все, что говорил мне раньше - правда, и что сама я соскучилась до сумасшествия. Пусть завтра все снова катится в ад, а сейчас, пусть час, пусть двадцать минут, пусть пять, но я буду счастлива. Я ответила на поцелуй. И не пожалела об этом. Пусть будет больно потом, пусть больно сейчас, но этот больной и отчаянный поцелуй был таким волшебным, таким чувственным, а главное, настолько реальным после всех этих жутких снов, что у меня слезы сами собой полились из глаз. Этот поцелуй останется со мной навсегда. Я всегда буду его помнить в деталях: вкус соли от моих слез, металла - от его крови из прокушенной мной губы, отчаяния и желания или отчаянного желания Дани, моих недоумения, страха и... желания в ответ? Да это так! Я совершенно точно хотела его не меньше, чем он меня. А еще я поняла, что он любит меня. По-настоящему. И что мы появились в этом мире с одной целью - быть вместе. Или были одним целым когда-то, а потом нас боги разъединила, а сейчас мы нашли друг друга, наплевав на их волю.
  
  - Уходи, Вера, - потребовал Волков, еще задыхаясь, стоило только прерваться нашему поцелую. - Уходи сейчас же.
  
  В противовес собственным словам, сам он вцепился в меня клещом, я даже чувствовала боль от того, с какой силой его пальцы впились в мои предплечья. Его лоб упирался в мой, а губы почти касались моих. И яд его слов мгновенно оседал на моих губах.
  
  - Убирайся! Никогда не появляйся больше! Что бы ты себе не напридумывала, как бы тебе не казалось, что я снова зову тебя или что умираю здесь в одиночестве - не приходи. Ты не нужна мне.
  
  - Ты меня любишь! - обвиняющим тоном заявила я. Хотелось же сказать: 'Я люблю тебя'.
  
  - Ерунда, Вера. Это не имеет значения. Я переоценил свои силы. Я не справлюсь. Мне необходима обычная девушка, не принцесса. Потому что я - вовсе не принц.
  
  - Что за бред?! - возмутилась я. Господа, скажи уже: 'Люблю тебя', и все. Он поверит, это изменит все. Скажи! Но я не могла. Не могла заставить себя сказать правду.
  
  - Не важно, бред или нет. Я так чувствую. Уходи, - он, наконец, оторвался от меня, встал и поднял меня - все это время мы сидели на полу, так и не продвинувшись дальше прихожей. - Возьми тетрадь и неси ее в руках.
  
  - Зачем? - поразилась я. У меня все отчетливее появлялось ощущение, что это сейчас я во сне. Причем, в каком-то бредовом сне, который даже рассказывать никому не станешь, настолько сюжет глуп и непоследователен.
  
  - Чтобы всем было понятно, что пришла ты за конспектом, и больше между нами ничего нет.
  
  - Кому всем?
  
  - Послушай, Вера... - Дани явно задумался, кусая губы, и у меня было впечатление, что думает он не о том, как мне сказать что-то важное, а сочиняет на ходу, что можно соврать достаточно достоверно. - Я встречаюсь с другой девушкой. И не хочу, чтобы она узнала, что ты была у меня.
  
  - Ладно, не волнуйся, я буду размахивать твоей тетрадью, как белым флагом, - удар пришелся явно ниже пояса, и мне необходимо было его пережить. Нужно убираться срочно, пока я не начала унижаться, рыдая, признаваясь в любви и умоляя его вернуться.
  
  Он сунул мне в руки что-то лежавшее здесь же на тумбочке и отпер замок. Меня больше не нужно было уговаривать. Я поспешила как можно дальше отсюда, пока еще могу идти, и пока не покатился новый поток слез. Как можно дальше.
  
  Я бежала, не разбирая дороги, мокрая, потому что дождь, висевший с самого утра над городом плотными тучами, наконец-то вылился прямо мне на голову тяжелыми крупными каплями, а теперь ветер пытался просушить и волосы и одежду, пробираясь под расстегнутую куртку, но мне не было холодно, потому что все горело изнутри. И пусть горит! После огня остается одно только пепелище. Тогда болеть перестанет. И глупая, никому ненужная, больная и несвоевременная любовь сгорит и уйдет в никуда, не прожив и недели.
  
  Глава 30
  
  До остановки трамвая я добралась почти сухой. К сожалению, огонь погас, а болеть не перестало. Так что теперь меня трясло от холода. Я сжалась на сидении трамвая, обхватив себя руками, пытаясь перестать трястись. Даже мысли о Волкове не так сильно мучили: какой Волков, если думаешь только о том, как бы не откинуться от пневмонии, так и не дожив до конца второго курса. Вдруг к моей шее прикоснулось что-то мягкое и теплое, заставляя вздрогнуть. В недоумении я покосилась на светло-серый шарф, который обматывался вокруг моей шеи. Подняла глаза и обнаружила над собой незнакомого парня. Парень был слишком хорош для старого дребезжащего трамвая и для продрогшей, явно выглядящей не самым лучшим образом, меня. Он был стильно одет, сексуально небрит, даже усталость во взгляде была весьма изысканной. Единственное, что могло бы служить минусом - довольно невысокий рост (вряд ли он был выше меня).
  
  - Он новый, еще не надевал, - приятным голосом проинформировал парень, видимо, оценив сомнение в моем взгляде.
  
  - Весьма кстати, - не улыбаясь, кивнула я. - Спасибо.
  
  - На здоровье. Надеюсь, поможет, - парень приземлился на место передо мной, развернувшись ко мне лицом. - Я тебя помню.
  
  - А я тебя - нет. Мы знакомы?
  
  - Неееет... Помню, как ты заселялась в общагу. Ты была с мамой, поэтому решил, что подходить будет не очень.
  
  Я только фыркнула в ответ. Принял меня за первокурсницу? Главное, почти нет шанса на ошибку: кто же в свое время не заселялся с мамой. Сказал и попал пальцем в небо, только годом ошибся.
  
  - Это было еще год назад, но я тебя запомнил, - опроверг мои предположения парень.
  
  - С чего бы? - удивилась я.
  
  - Ты была такой потерянной, что появилось страстное желание предложить тебе поддержку.
  
  - Все были потерянными в первое время, наверняка и ты тоже. И сотни девчонок до меня и после. Всех не поддержишь.
  
   - Не всех и хочется. Кстати, сегодня ты не менее потеряна. Ну, что, поддержка нужна?
  
   - Нужен шарф, - наконец, улыбнулась я, не сдержавшись. - Поддержка - вещь крайне эфемерная. Так что я предпочту что-то более реальное.
  
   - Эх, современный девушки! - с укором воскликнул мой собеседник. - Сплошной прагматизм, никакой романтики.
  
   - Какая романтика, если пневмония наступает на пятки. Впрочем, разве не романтика то, что ты практически спас мою жизнь? Тебя как зовут, спаситель?
  
  - Мики, а ты?
  
  - Вера. А Мики, это...
  
  - Все очень просто: Михаил. Мне столько раз приходилось слышать, что это имя мне совершенно не подходит, что я стал представляться именно так, как большинству моих знакомых нравится гораздо больше, - улыбнулся парень.
  
  - А тебе как нравится?
  
  - Если честно, мне, в общем-то, все равно. Не понимаю всех этих 'подходит, не подходит'. Имя - только сочетание звуков, и означает только то, что мы сами в него вложим.
  
  - Может быть, ты и прав. Может, именно поэтому я не Ника?
  
  - Так ты Вероника? Интересно, что у меня есть парочка твоих тезок среди знакомых, так они только полным именем представляются. Можно считать тебя исключением?
  
  - Можешь считать меня исключительной, - Мики странно ухмыльнулся. - Что?.. Что-то не так?
  
  - Стоило только одолжить девушке шарф... - продолжая ухмыляться, явно на что-то намекая, протянул парень.
  
  - Хочешь сказать, я с тобой флиртую?
  
  - Это вполне очевидно.
  
  - Разве не этого ты хотел?
  
  - А ты чего хотела? - переиначил мой вопрос Мики.
  
  - Разве что согреться. Но ты не только шарф одолжил: ты настойчиво пялишься на меня всю дорогу и дал понять, что я тебе нравлюсь, - совершенно не смущаясь, заявила, глядя в глаза собеседнику.
  
  - Каким образом я дал это понять?
  
  - Сказал, что помнишь меня целый год - разве не в этом был смысл?
  
  - Сомнительно... Но совершенно точно печально, что стоило тебя найти именно тогда, когда мне уже ничего не светит.
  
  - Найти можно, когда искал. Ты случайно на меня наткнулся. Как определил, что не светит?
  
  - Ты слишком наивна, чтобы настолько правдиво играть полное отсутствие смущения. Если мое присутствие тебя совершенно не смущает - значит, я тебе безразличен.
  
  - Может, я и наивность тоже успешно играю?
  
  - Вера, это даже не смешно.
  
  - Ладно, - сдалась я. - Куда шарф относить?
  
  - Можешь отдать его сразу, - прозрачно намекнул Мика на то, что общаться дальше и не собирается.
  
  - Я его постирать должна.
  
  - Не стоит. Приятный запах приятной девушки ему не повредит.
  
  - Фетишист, да?
  
  - Разве что совсем чуть-чуть, - мы вместе вошли в лифт, и Мики не стал нажимать кнопку этажа.
  
  - Держи шарфик, кстати, очень годная вещица, - протянула предмет парню, и тот на полном серьезе принялся его нюхать. - Говорю же: изврат!
  
  - Мое извращение хотя бы безобидное и безопасное, не то что заигрывать с незнакомыми парнями.
  
  - Ты на маньяка совершенно не похож.
  
  - Разве не знаешь, что маньяки все, как на подбор, выглядят совершенно безобидно?
  
  - Вот именно: безобидным ты и не выглядишь.
  
  - Каким же я выгляжу, - изящно приподнял одну бровь парень, опираясь о стенку лифта и нависая надо мной. Всей полноты картины не вышло: во-первых из-за небольшого роста самопровозглашенного маньяка, во-вторых, потому что лифт прибыл на мой этаж.
  
  - Увлеченным пикапером-любителем, - поделилась соображениями, особо не удивившись тем, что маньяк решил подтвердить статус преследованием.
  
  - Да-да, я иду к тебе. В благодарность за мой широкий жест, этот невиданный аттракцион щедрости, можешь меня накормить.
  
  - Уверен, что мне есть чем кормить щедрых маньяков?
  
  - Если нет - приготовишь быстренько. И да, я полностью уверен, готовить ты умеешь. Почему же любитель, а не профи? - вальяжно развалился на диване Лиды мой гость.
  
  - Стал бы ты напрягаться, чтобы профессионально освоить это нехитрое искусство? Все, что тебе нужно - улыбнуться и девушки тают. Разве не так?
  
  - Да, я неотразим. Итак, ты на втором курсе, судя по этажу проживания, биофак, провинциалка, умеешь готовить и влюблена. Чего еще я о тебе не знаю?
  
  - Кто сказал, что я влюблена?
  
  - Устойчивость к моему неоспоримому очарованию, кто же еще. Кстати, если бы не это, я бы с тобой обязательно замутил, хотя не люблю девушек с проблемами.
  
  - У меня еще и проблемы? Да я готовить могу! Какие могут быть проблемы?!
  
  - Ты из тех девушек, которые очень любят пое**** мозг. Тебе нужны серьезные отношения... Что еще? Впрочем, достаточно и первых пунктов.
  
  - Еще я ненавижу, когда люди матерятся, пьют, курят и вообще попусту прожигают жизнь. Мне нравятся серьезные, целеустремленные, умные...
  
  - Да, понял я, понял. Сплошная тоска зеленая. С другой стороны, говоришь, что нравятся тебе ботаны-зануды, а обедом кормишь меня.
  
  - А тебя я жалею, - засмеялась я, перекладывая в мультиварку то, что должно было стать моим не только обедом, но и ужином. Снова придется готовить. - Знаешь, как жалко голодных парней... то есть недокормленных... И, вообще, - я все же смутилась под насмешливым взглядом Мики, который явно ждал, как я буду выкручиваться дальше, - это тайный коварный план по покорению твоего сердца через желудок.
  
  - Не выйдет, проверял. Так чего еще я о тебе не знаю? Куда, к примеру, ходишь по вечерам?
  
  - В общагу, ботать, - проворчала я. - Эх, какой план сорвался! Кстати! В киноклуб хожу!
  
  - В который из?
  
  - На биотехе. По пятницам.
  
  - Не часто же ты там бываешь! Потому что я там тебя ни разу не встречал.
  
  - Надо же. У меня по субботам матан был, так что не чаще раза в месяц получалось. Но, кстати, я смотрела дома все фильмы, которые пропускала там, - похвасталась я, нарезая огурец. Да, да! Даже овощами пожертвовала, а вся за какой-то шарфик, и не навсегда, а на 'поносить'.
  
  - По-моему, уже готово, - сообщил гость, перебираясь за стол. Я всучила ему доску и овощи, а сама стала накрывать на стол. - Что запомнилось?
  
  - Из того, что там видела - почти все. А что дома смотрела... 'Лобстер' - было очень круто.
  
  - Чем же именно этот фильм тебя покорил?
  
  - Люблю картины с многоуровневым смыслом. Там можно долго копать под верхний очевидный слой, и кучу всего выкопать.
  
  - Какой верхний слой? В чем очевидный смысл?
  
  - Решил проверить меня на уровень интеллекта? Самое примитивное: нам нужны лишь те, кто похож на нас, мы влюбляемся в тех, с кем имеем что-то общее, и все россказни о притягивающихся противоположностях - полная фикция, которая не срабатывает никогда. Возможно, противоположности притягивают, но мы от них бежим. Мы ищем таких же, как мы. И любим таких же, как мы. Все почему? Потому что мы любим только себя, а все поиски пары - та же фикция.
  
  - С тобой та же фигня?
  
  - Я объясняла смысл фильма, а не говорила о себе.
  
  - Все, что тебе нравится, должно быть тебе близко, потому что похоже на тебя, разве нет?
  
  - Мне это близко. Потому что в моей жизни слишком часто встречались люди, которые говорили: 'Ах, ты не близорук, как я? Значит, нам не по пути в этой жизни'. В переносном смысле, конечно.
  
  - Допустим... Какие же подводные смыслы? Многие считают этот фильм прямолинейным донельзя. И многие его именно за это любят.
  
  - Есть такие произведения, в которых, вполне возможно, изначально что-то заложено не было. То есть автор, создавая его, не думал о том, что видит потребитель. Возможно, это только мои подводные смыслы и не стоит ими делиться со всеми подряд.
  
  - Эй-эй! Я не все подряд! Помни, я именно тот человек, благодаря которому ты с этим фильмом познакомилась.
  
  - Ладно. Если уж так... Хотя, только опосредованно, помни об этом. Например, что мы врем друг другу настолько часто, что сходные внешние признаки остаются единственным, благодаря чему мы можем ориентироваться в мире людей.
  
  - О! Это круто! Мне нравится. Только они же умудрялись врать даже в этом.
  
  - Именно. То есть ложь бесконечна, она проникла настолько глубоко в общество и в индивида, что от нее уже некуда деться. Это - очевидная для всех истина. Поэтому я стараюсь не врать, насколько это возможно. Что заставляет многих считать меня очень странной.
  
  - Ты действительно странная? Постарайся не врать, - Мики уставился на меня в упор, гипнотизируя взглядом.
  
  - Нет ничего странного в том, кто не похож на массу однотипных личностей, составляющих примерно тридцать процентов от всего человечество. Остальные семьдесят - их большинство, но они не однотипны, разрознены и в стаи не собираются, поэтому те тридцать считают их странными. Причем из семидесяти примерно половина всеми силами старается мимикрировать. Вот они - самые ярые и самые агрессивные борцы со странностями, потому что не прощают тем, кто не стал прикидываться таким же как все, потерю собственной индивидуальности. Хотя именно те, кому не прощают, виноваты меньше всех. Я говорю непонятно?
  
  - Часто ты с кем-нибудь делишься подобными мыслями? - насмешливо спросил парень.
  
  - Почти никогда, - уверенно отмахнулась я. - Есть одна подруга, с которой я почти не вижусь сейчас - ей я могу совершенно спокойно озвучить любую из подобных вещей. Она как раз из второй половины, не мимикрировавшей. Остальные меня не поняли. Но я им никогда ничего настолько прямо и не говорила. Только намеки. Когда даже мои намеки вызывают жесткое неприятие, я больше не пытаюсь лезть со своими мыслями.
  
  - А ко мне лезть можно?
  
  - Ты сам спросил, я только на вопрос ответила. Если тебе это неприятно, давай поговорим о чем-нибудь более приземленном или молча фильм посмотрим.
  
  - Нет, мне интересно. Только ты не боишься, что я могу использовать информацию против тебя.
  
  - Зачем? - удивилась я.
  
  - Мало ли, зачем. Может, ты сделала в корне неправильный вывод: что если я тебя запомнил вовсе не потому, что ты мне понравилась. Я мог испытать неожиданную и сильную антипатию. Может, я и сам из тех странных, только не из семидесяти процентов, а из десяти. Очень странных.
  
  - Мики, я не сказала ничего криминального, потому что то, что творится в голове или сердце человека, никого не интересует. Вот если бы я призналась, что сперла у кого-то сотку из кармана пальто, висящего в гардеробе, или что у меня двоюродный брат в Вышке учится, тогда бы у тебя появился повод для шантажа. А так... Тем более, кого удивишь странными мыслями в МГУ? Ладно бы в школе, которую я закончила, но здесь... В общем, ты лучше меня все знаешь.
  
  - Признаю справедливость сказанного, особенно в контексте того, что девяносто девять процентов времени ты проводишь внутри универа (я не о здании, естественно). Меня тоже успели изрядно достать те самые тридцать процентов серой массы, которую я тоже ненавижу. Думал, она везде доминирует, пока сюда не попал.
  
  - С чего взял, что я их ненавижу? Просто стараюсь минимизировать общение с ними. В результате мы друг другу не мешаем. К тому же, я всегда была выгодна для всех, так что особой агрессией мир в моем отношении не страдал. Нам удавалось сосуществовать безболезненно. Но когда большинство в некой точке пространства оказалось в очевидном меньшинстве, дышать стало намного легче. Все же мне проще общаться даже с совсем фриканутыми, чем с обычными.
  
  - То-то ты меня не отпускаешь! - воодушевился мой гость.
  
  - Во-первых, ты сам не уходишь, потому что не прекращаешь трескать мою еду, а во-вторых, ты совершенно не похож на фриканутого, - спустила его с небес на землю.
  
  - По поводу первого - не стану даже отвечать, потому что укорять голодного едой - низко, а по поводу второго скажу только, что ты меня очень плохо знаешь. Ты еще не слышала моих песен.
  
  - Ты еще и поешь?! И песни сочиняешь?! Музыку или стихи? Я хочу это слышать!
  
  - Обойдешься! Ты оскорбила меня, сначала пожалев кусок хлеба, а потом усомнившись в моей ненормальности. Так что нет, не убедиться тебе в моем уникальном таланте, так и загнешься от любопытства. Кстати, да: я пою, я пишу музыку и я пишу слова, так что мученья твои будут в три раза сильнее.
  
  - Ах, так! В таком случае, возвращай мой обед обратно в первозданном виде, - я наставила на парня крошечный кухонный нож с самым суровым выражением лица, - заметь, именно в первозданном, никакие варианты не устроят. Настоящий жлоб - пожалел песни для девушки!
  
  - Ты не девушка, ты - заноза в одном месте! Петь я тебе не стану, но могу остаться у тебя до вечера. Но только в случае, если ты меня трогать не будешь.
  
  - Не буду трогать - в смысле ужином не кормить, - невинно поинтересовалась я.
  
  - Женщина! Ужином можешь кормить хоть во время завтрака, а вот донимать разговорами или просить что-то сделать - под жесточайшим запретом. В общем, если тебе нужна компания, а она тебе нужна, что совершенно очевидно, могу припереться к тебе со своим ноутом, поскольку у меня на сегодня была целая гора планов, которые так и не начала реализовываться, благодаря тебе. Согласна?
  
  - Согласна, - поспешно ответила я, и только позже задумалась о том, зачем мне присутствие Мики в моей комнате.
  
   Глава 31
  
  Все утро понедельника я провела, борясь со сном. Мики задержался в моей комнате настолько, что в половине второго пришлось настойчиво намекать на то, что его компания - это прекрасно, но спать все же хочется. Причем это я твердо намерена делать в одиночестве. В результате - полное отсутствие татуированных узурпаторов мира сновидений (что, пожалуй, можно оценить как преимущество) и абсолютная невыспанность с утра (что, очевидно, является значительным недостатком). Когда же я собралась вздремнуть, уютно устроившись на парте, пока не закончился обеденный перерыв, в поточку пожаловал Мики. Давно не виделись, как говорится.
  
  - Что ты здесь делаешь? Разве не самое время для активного производительного труда на благо родины? Не думала, что в магистратуре студенты торчат на лекциях, как какие-нибудь первокурсники, - удивилась я, поняв, кто растормошил меня, так и не дав подремать. - Ты снова лишаешь меня сна.
  
  - Звучит романтичненько. Так и представляю тебя, сидящей на подоконнике при свете луны и мечтающей обо мне, - довольно ухмыльнулся Мики. Внимание немногочисленных уже собравшихся в аудитории студентов было всецело поглощено нашей милой беседой.
  
  - У тебя слишком богатое воображение. Я не могу ничего похожего представить даже в бреду, - недовольно отозвалась я. Пришлось тянуться за неприкосновенным запасом. Термос с кофе я берегла, чтобы не отключиться на следующем семинаре.
  
  - О! Спасибо, что позаботилась! - Мики отобрал термос, а мне оставалось лишь наблюдать, как он его опустошает, надеясь разве что на пару глотков остатка. Мысль о том, что пить придется после малознакомого парня уже не вызывала особой брезгливости. Есть ситуации, в которых забываешь о подобных мелочах. - Кстати, молоко в следующий раз не добавляй - у меня на него аллергия.
  
  - Очень надеюсь на отек Квинке, - честно призналась я. - Нет? Ладно, хотя бы на внезапный приступ диареи. Может тогда ты умчишься в дальние дали, а мне достанется хоть немного бодрящего напитка.
  
  - Ладно, уж. Держи. И помни мою доброту! Хотя, за твои сердечные пожелания, стоило бы лишить тебя нектара богов навсегда. Неплохо варишь. Буду к тебе каждое утро заходить на кофе. Или не буду уходить с вечера.
  
  Аудитория успела наполниться за это время, насколько это возможно для понедельника на втором курсе, так что теперь за нашим разговором наблюдали многие.
  
  - Мечты, мечты! Зачем пришел-то?
  
  - Хотел посмотреть на тебя, чтобы поднять настроение, - лучезарно улыбнулся гость. - И мне это удалось. Пусть больше благодаря кофе, чем тебе...
  
  - Но кофе-то варила я, так что по любому благодарить надо меня.
  
  - Любишь всеобщее внимание, да? - ехидно поинтересовался парень.
  
  - Что за бред? Это ты сюда пришел, по собственной инициативе, я тебя приглашать и не думала, - недовольно отозвалась я.
  
  - Ты вполне могла бы поднять свою аппетитную попку и выйти в коридор, но даже не думаешь шевелиться.
  
  - Выйти? - и как только эта простая мысль не пришла мне самой в голову! - Где же ты раньше был?
  
  Я поспешила наружу - до окончания перерыва оставалось еще десять минут. Если Мики намеревается торчать здесь все это время (а похоже, что именно так и обстоят дела), местные сплетницы успеют насочинять такого... Впрочем, благодаря моей собственной тупости, они и так успели придумать целый сюжет для женского романа.
  
  - Как нашел меня?
  
  - Это было непросто. Очень непросто! Учитывая, что я знаю твой факультет и твой курс, а сейчас у вас общая лекция.
  
  - Точно! Плохо соображаю я всегда, но настолько плохо после того, как кое-кто не дал мне выспаться, - моя жалоба вызвала лишь несмешливое движенье бровью.
  
  Мики привалился пятой точкой к подоконнику, расставил ноги и... неожиданным движением умудрился не только определить позицию моего тела между этими расставленными ногами, но и вжать в тело собственное с неожиданной для парня столь хрупкого телосложения силой.
  
  - Ты что творишь, извращенец?! - возмущенно зашипела я, пытаясь вырваться.
  
  - Тихо, не рыпайся!! Не прощу, если сорвешь мне такой шанс! Я мечтал об этом весь год! - пришлось перестать вырываться, мало ли что там у него творится.
  
  - Какой еще шанс? Ты, конечно, трындеть мастер, но это еще не значит, что я поверю в то, что ты весь год мечтал меня потискать.
  
  - Неееет! Хотя, не могу сказать, что бонус неприятный. Я год мечтал увидеть это выражение лица у одного наглого второкура.
  
  - Ты о ком? - я попыталась скосить глаза, чтобы рассмотреть обсуждаемое лицо, но безрезультатно.
  
  - У тебя с ним что-то было? - не спросил, скорее, потребовал Мики.
  
  - Да кто там?! Меня же сейчас разорвет от любопытства!
  
  - Поцелуешь меня, скажу.
  
  - Между прочим, я могу вместо этого развернуться и уйти. Но ты помни мою доброту, - я нежно провела рукой по волосам парня и еще более нежно коснулась губами его виска. Тот в ответ чмокнул меня в нос.
  
  - Неплохо. Очень неплохо. Типа все интересное позади, люди мы воспитанные, но не можем сдержаться. Даже лучше, чем если бы ты поцеловала бы меня в губы.
  
  - Мечтай! А сейчас я тебя придушу, если не скажешь, кто там был и с каким выражением лица.
  
  - Волк там был. Волчара позорный. А выражение лица, будто у него бифштекс отняли и свекольную котлету всучили.
  
  - Дани, что ли? Фу, это уже даже не интересно. Впрочем, твои ассоциации весьма занимательны: как может такой... небольшой парень все время думать о еде.
  
  - Главное - не размер тарелки, а что в ней лежит, если тебе так уж нравятся гастрономические ассоциации.
  
  - Кстати, жаль тебя разочаровывать, но это он отправил меня в отставку, а не наоборот, так что не знаю, с чего он рожи кривит. Когда он успел тебе насолить?
  
  - Успел, и не мне одному. Он в этом деле большой мастер. Радуйся, если удалось так просто от него избавиться. Потому что рано или поздно (скорее рано) этот чувак сам утонет и тех, кто рядом потянет за собой. И я это говорю вовсе не потому, что терпеть его не могу.
  
  - Ладно. Это ведь уже значения не имеет. Так ты зачем пришел? Неужели настолько соскучился?
  
  - Я сегодня с работы не поздно приду. Могу в магаз зайти.
  
  - Зайди. От меня что нужно?
  
  - Пришли список, что купить. Я у тебя холодильник качественно подчистил, хочу реабилитироваться.
  
  - С чего такое благородство?
  
  - С того, что надеюсь на очередную кормежку!
  
  - Меркантильный! Фу таким быть! Знаешь, даже если ты станешь продукты покупать, готовить на тебя я не нанималась.
  
  - Злая! Фу такой быть! А может, если меня кормить хорошо, я бы еще и подрос?
  
  - Ой, мне-то что с того? Ты и так неплох. Ладно уж, покупай продукты, с меня ужин, с тебя - задачи по химии.
  
  - Решить задачки для второго курса? Легко!
  
  - Решить? Хочешь слишком быстро отделаться. Объяснить так, чтобы я поняла раньше, чем если бы сама разбиралась. Мне пора на пару. Список жди, - еще раз легко коснувшись губами его виска, вернулась в аудиторию.
  
  - Я не поняла, что с тобой происходит, - тоном строгой учительницы спросила Гайка, оказавшаяся на соседнем месте.
  
  - Ты о чем? - невинно поинтересовалась я.
  
  - Специально собираешь самых неподходящих парней, а, Белоснежка?
  
  - Когда я успела имя поменять?
  
  - Это я сейчас намекаю на твою наивность и неискушенность. Для таких как ты, эти парни не подходят, - со знанием дела заявила соседка.
  
  - Это Белоснежка неискушенная? А семь гномов, с которыми она жила? Не считая принца.
  
  - На гнома этот тип может попытаться претендовать, а с принцем - очередная промашка.
  
  - Перестань! У него рост приблизительно сто восемьдесят. Многие считают, что это ближе к высокому, чем к среднему, уж о низком я не говорю. Ладно, Дани, но Мики чем тебя не устраивает?
  
  - Он такой же Мики, как я Гертруда! Мики, Дани - у них только имена милые и дающие ложное ощущение безопасности. А сами они... Про Дани, надеюсь, ты и так все поняла. А Мороз... Да он не просто девчонок меняет одну за одной, он так их опустить умудряется! Двое универ бросили, прикинь!
  
  - Вполне возможно, что парень - не совсем ангел. Но понимаешь... то, чего никогда не потерпишь от человека, который тебе дорог... В общем, когда он тебе не нравится, можно успешно и с удовольствием общаться. Катастрофа случается, если вдруг тебе, не понятно с чего, втрескаться вздумается... Так, забудь весь мой бред, ты наверняка не поняла, о чем я.
  
  - Что же тут непонятного! - оживленно заковала Гая. - Именно что втрескаться. Причем в того, кто много хуже, чем просто 'не совсем ангел'.
  
  - Не выдумывай! - не особо уверенно отмахнулась я. Пусть себя убедить в обратном мне уже не удастся, но можно же попытаться убедить окружающих.
  
  - Понимаю, что ты пытаешься привлечь внимание не прекрасного не принца всеми возможными способами, но забывать о собственной безопасности - дело последнее, - думаю, подруга еще поучила бы меня уму-разуму, но, к ее глубокому сожалению, началась лекция.
  
   Две пары и перемену между ними Гая продолжала увещевать меня. Будто я спорю. Не спорю я. Да и о чем? С одним - все позади, с другим - впереди ничего, так что и волноваться не о чем. В конце концов, подруга договорилась до того, что может познакомить меня 'с таким милым мальчиком!', будто мне приспичило срочно завести отношения, и я пробую это сделать, с кем попало. Хотя, вполне возможно, что со стороны именно так все и выглядит. Никто же не знает, что это на мужское население подействовало что-то вроде солнечных бурь, и они через одного воспылали неземной страстью именно ко мне.
  
  На генетике пришлось задержаться, так что на семинар по английскому я неслась на всех парах. Увидела открытую дверь лифта, удостоверилась, что двигаться он будет наверх и поспешила внутрь - несколько минут, а сэкономлю. И только тут заметила мрачный взгляд Волкова, направленный на меня. Трусливое желание развернуться и двигаться дальше пешком отмела сразу и, изобразив покер фейс, вошла, оказываясь непосредственно перед татуированным в забитом лифте. Дышим ровно, не краснеем, думаем об английском! Тут ехать пару минут, как-нибудь продержусь. Пара минут оказалась совершенно бесконечной, когда рука Дани коснулась моей. Он не делал ничего особенного, просто его ладонь накрыла мою кисть, а большой палец начал двигаться по моей ладони. Едва заметно, почти неощутимо. Время от времени я и прикосновения не ощущала, только жар от этого пальца, постоянно перемещающийся. Это было настолько горячо, настолько страстно, что я едва справлялась с желанием развернуться и впиться ему в губы поцелуем. А потом, наплевав на место и кучу зрителей, заняться с ним сексом прямо в этом лифте. Как в тех снах, по которым я успела за одну ночь соскучиться.
  
  Когда дверь открылась, я и не поняла, что нужно выходить. Так и стояла бы, если бы татуированный не подтолкнул в спину. Зараза! Как же он меня достал! Как же я сама себя достала тем, что не могу, например, развернуться и влепить пощечину или просто послать куда-нибудь очень далеко! Но когда я увидела лицо Дани и поняла, что он сам едва справляется стараясь дышать медленно и удерживать на лице непроницаемое выражение, когда увидела черные глаза и осознала, что он возбужден не меньше моего... Даже успокоилась немного. Знаете, тешит самолюбие мысль, что твой 'бывший' загорается, только дотронувшись до твоей руки. А что с тобой самой происходит... так это все можно легко списать на отсутствие опыта. Вот именно! Кто не таял от восторга, танцуя свой первый медляк в шестом классе, или в седьмом случайно соприкоснувшись пальцами с предметом своих мечтаний. У меня все немного затянулось во времени, и только! Но это еще не значит, что я буду терпеть подобные выходки!
  
  - Держи руки при себе! - прошипела в лицо Волкову. - И постарайся не приближаться ко мне ближе, чем на метр! Моему парню это может не понравиться!
  
  Не знаю, откуда вылезли слова о парне, но они явно пришлись кстати. Потому что татуированный мигом в лице поменялся.
  
  - У тебя чрезвычайно насыщенная личная жизнь, - ядовито выплюнул он.
  
  - Не менее насыщенная, чем у тебя, - отбила я. И гордо прошествовала в кабинет.
  
  Как же кстати сегодня явился Мики!
  
  Глава 32
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Не хорошо так поступать!
  
  Вера Волошина: заметь, я даже имени твоего не знаю, а ты уже предъявки кидаешь. Еще и кричишь на меня
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Остается только кричать. Ведь иначе ты меня не слышишь
  
  Вера Волошина: как это не слышу? Написал - ответила. Или это я должна писать кому-то, учитывая, что не знаю не только имени, но и пол
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Есть сомнения по поводу моего пола? Как дела?
  
  Обычно я прекращаю общение именно на этом вопросе, потому что когда человек спрашивает о делах, это обозначает лишь одно: он не знает о чем со мной разговаривать. А если нет тем для разговора, есть ли в нем смысл? Вот и не буду отступать от принципов. Тем более что я на семинаре. А одновременно говорить на английском и писать на русском - задача не из простых.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Видно, я спросил что-то неприличное). Песня понравилась? Судя по тому, что ты мне ответила - да
  
  Вера Волошина: зачем тогда спрашивать? Тем более что я учусь.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Учись, учись. Труд сделал из обезьяны человека, а учеба сделала человека из женщины
  
  Вера Волошина: ты еще и сексист? Нехорошо.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Я не такой, не правда. Это лишь констатация факта: сначала женщинам разрешили посещать всякие там курсы и лишь позже признали равными мужчинам. Не все, конечно, но признали
  
  Вера Волошина: вот и не мешай мне превращаться в человека!
  
  Вера Волошина: песня ламповая. И отвяжись, дай освоить условное наклонение!
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Не надейся, не отвяжусь, я настырный. Напишу, когда пара закончится.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Итак?
  
  Вера Волошина: что итак? У меня было пять пар! Сегодня понедельник! Я не успела выйти из кабинета, как получила твое 'итак'!
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Судя по тому, как долго ты отвечала, сейчас ты уже добралась до общаги? И учеба на тебя определенно оказала плохое внимание. Сразу три восклицательных знака? Айяйяй.
  
  Вера Волошина: извини. Только интересно, откуда ты знаешь, что мне в общагу?
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Я о тебе многое знаю...
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Я давно слежуууууу за тобой...
  
  Вера Волошина: ну-ну. Я только села на автобус, так что до общаги еще ехать и ехать
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Что за ну-ну? Я бы предложил тебя подвезти, но тогда раскроется мое инкогнито.
  
  Вера Волошина: ты мог бы предлагать совершенно безбоязненно: все равно я не согласилась бы
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Такая гордая?
  
  Вера Волошина: такая трусливая. Много букв 'у' мне вообще не понравились.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Это правильно. Тебе не помешало бы быть более осторожной.
  
  Вера Волошина: это ты сейчас о чем?
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: О переписке со мной естесно.
  
  Вера Волошина: я не особенно боюсь землекопов, даже завывающих. Но не поехала бы с тобой все равно. О том, что нельзя садиться в машину к незнакомым людям, учитель ОБЖ говорил нам на каждом уроке
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Так это он с похмелья был.
  
  Вера Волошина: не, он спортсмен, так что разве что стероиды повлияли на его интеллект
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Спортсмен и интеллект? Эти слова не могут существовать в одном предложении.
  
  Вера Волошина: он делал вид, что очень умный
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Дело в том, что притворяются все. В твоем возрасте пора об этом знать.
  
  Вера Волошина: например ты
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: И кем же я притворяюсь?
  
  Вера Волошина: сам грызун, освоивший клавиатуру, а прикидываешься человеком
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Злая ты. Но я тебя прощу, если честно признаешься, кем притворяешься ты.
  
  Вера Волошина: можешь не прощать. Подумаешь.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: И все-таки?
  
  Вера Волошина: как всегда делаю вид, что у меня все прекрасно
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: А у тебя все не прекрасно? Или прекрасно, но не все?
  
  Вера Волошина: я в каком-то вакууме оказалась. Как в твоем стихотворении.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Оно не мое.
  
  Вера Волошина: не суть. Но дружба все умирает и умирает. Сначала стала жить с парнем моя соседка по прошлому году. Причем так, что я ее даже в универе не всегда вижу. На меня у нее фактически нет времени. Потом новая соседка тоже к парню переехала, но предварительно мы с ней успели поссориться
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Наверное, она переехала к твоему парню? Бугага
  
  Вера Волошина: почему сразу к моему? Ладно, не важно. Но со мной определенно что-то не так
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Как не так? Почему сразу с тобой? Это нельзя считать закономерностью. Первая просто увлеклась, такое частенько случается. Со второй случилось то, что постоянно происходит с надуманным феноменом женской дружбы.
  
  Вера Волошина: все-таки ты сексист. Можешь и не пытаться отрицать. Не важно. Просто люди уходят. Это печально
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Разве не приходят новые? Возможно так и должно быть.
  
  Вера Волошина: возможно и должно, но не хочется. Приходят новые. Но тоже не задерживаются))). Так что я похоже начала уже хвататься за всех подряд
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: ААААААААА! Я понял! Тебя бросил какой-нибудь мудак и ты рефлексируешь.
  
  Вера Волошина: есть немного. Но мама всегда говорила, что я очень тщательно выбираю людей, так что со мной не может оказаться мудак
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Тогда дурак, если бросил такую девушку. Как ты. Поверь.
  
  Вера Волошина: ты же сам писал, что знаком со мной, но меня не знаешь. Зря ты так. Где же мужская солидарность? На самом деле, он хороший человек. Очень хороший.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Уверена, что я хочу об этом знать?
  
  Вера Волошина: уверен, что меня интересует, чего ты хочешь?
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Не особенно ты добрая...
  
  Вера Волошина: почему ты решил, что я должна быть доброй?
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Так о тебе говорят.
  
  Вера Волошина: пф! Кто такое говорит? Можешь смело плюнуть ему в лицо, потому что он безбожно врет. А если серьезно, то я добрая только потому, что мне всех жалко. Чтобы не страдать вместе с ними, я их и поддерживаю. Эгоизм, возведенный в абсолют. А тебя мне не жалко.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Это еще почему?
  
  Вера Волошина: это же элементарно! Как можно жалеть неизвестно кого?! Я тебя даже представить не могу
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Выслать фотку?
  
  Я замерла, удивленно уставившись в экран. Серьезно? Он пришлет мне фотографию?! Да ладно!
  
  Вера Волошина: было бы неплохо...
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Сколько угодно!
  
  Замерла снова. Мне почему-то пришло в голову, что если я не увижу эту сообщение сразу, как только оно придет - изображение исчезнет. Впрочем, не удивлюсь, если так можно сделать и уж подавно не удивлюсь, если это сделает мой странный собеседник. Даже моргать перестала. Наконец, не выдержала.
  
  Вера Волошина: сколько можно ждать?
  
  Ответ пришел просто в одно мгновение, почти одновременно с вопросом. Очень качественное, явно сделанное профессионалом изображение... того самого голого землекопа - лысого, морщинистого и зубастого.
  
  Вера Волошина: а ты ничего. Симпатишный. Я почти влюбилась.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Как же так? Почему почти? Ты должна уже нестись ко мне на крыльях любви.
  
  Вера Волошина: может и принеслась бы, только адреса не знаю. Ладно, я подъезжаю. Прости, но больше не смогу трепаться попусту
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: И чем же ты так занята будешь?
  
  Вера Волошина: приготовлю ужин еще одному хорошему парню
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: ЧТО?! Какому еще парню?! Ты мне уже изменяешь?!
  
  Вера Волошина: я тебе не могу изменять, потому что никогда я не страдала зоофилией, хоть и пошла биологию изучать. Так что, прости, но с твоей фотографией шансов нет.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Так ты меня обманула?! Я же думал, что понравился тебя по-настоящему, что внешность для тебя - не главное!
  
  Вера Волошина: ты ошибся, грызун. Главное - смазливая мордаха, остальное - фигня. Все, я ушла. Кстати, спасибо. Настроение после общения с тобой стало намного лучше
  
  Посмеиваясь, я вышла из контакта. Хорошо, что в этот, не самый приятный, момент моей жизни, мне встречаются действительно хорошие люди. Ой! Это что? Еще один хороший человек только уже в реале? И больше никого рядом, а между прочим, в интернете пишут о расчлененных человеческих останках, найденных в парке. И неважно, что это было далековато отсюда - разве маньяки не умеют пользоваться метро?
  
  - Студенточка, ты же меня знаешь! - взмолился предполагаемый маньяк-расчленитель. - Я здесь с собакой все время гуляю.
  
  - И что? - моя задача - не разозлить ненормального и постараться уйти как можно дальше. Вернее, ближе к общаге. Там и пробежаться - не грех.
  
  - Полтинник дай, а? Трубы прям горят! - прохрипело это чудо.
  
  - Я же студентка, - напомнила, поразившись такой наглости.
  
  - И чо?
  
  - Так у студентов денег нет.
  
  - Аааа... - маньяк задумался. - Так полтинник - не деньги.
  
  - И то правда, - кивнула я и полезла в карман. Если человек так просит, значит, ему очень надо. Тем более что гуляющим с собакой я его действительно вижу регулярно. И собаку помню, она классная.
  
  - Ты не обижайся. Вчера внуку годик отмечали, а сегодня - вот. А у меня еще и средняя дочь вот-вот родит, и младший сын.
  
  - Сколько же у Вас детей, - заинтересовалась я. И когда человек успевает: собака, куча детей, пьянки.
  
  - Трое! Гордость отца!
  
  - Да... Есть чем гордиться, не поспоришь. А сколько им лет? - да, у меня явная нехватка общения, иначе, с чего я к несчастному алкашу привязалась.
  
  - Старшему двадцать два, младшему восемнадцать.
  
  - В восемнадцать уже ждет ребенка? - в наше время такое случается?
  
  - Так а чо? Я-то старшего заделал, когда мне пятнадцать было, - не без гордости поделился любитель детей и собак. - Может, еще полтинник дашь, как многодетному отцу?
  
  - Ну, уж нет! Вы один просили! Не люблю непоследовательных людей.
  
  - Ладно, и на том спасибо. Дай тебе Бог здоровья... и мужика хорошего... и деток... пять штук, не меньше.
  
  Последнее весельчак прокричал уже мне в спину, пока я спешила удалиться. Мало ли чего еще нажелает. Вдруг сбудется.
  
  Заскочила в магазинчик, набрала продуктов, поднялась к себе и начала готовить. Заниматься после пяти пар все равно невозможно, а так и время с пользой проведу и отдохну от умственного труда. Как говорится, лучший отдых - смена деятельности.
  
  Потушила мясо с овощами, подумав немного, сварила на гарнир макароны (Мики трескать горазд, если одним мясом его откармливать - недолго и разориться). Помидоры с огурцами закончились вчера, а покупать новую порцию я не стала - жаба замучила. Так что нарезала капусту, добавила укроп и решила, что и так вполне сойдет.
  
  Кстати, с чего это я решила кормить нового знакомого? Одолжил шарф - накормила обедом, выслушал, утешил - отплатила ужином. Только на данный момент я ему ничегошеньки не должна даже при самой строгой оценке. Неужели, мне, правда, настолько одиноко, что я готова делать, что угодно, лишь бы не остаться без компании? Раньше одиночество меня не напрягало, а теперь уже и с пьяненькими на улицах задушевные беседы веду...
  
  - Привет, дорогая, - тоном любящего супруга поздоровался Мики, грохая два огромных пакета на пол. - Похоже, ты ждала и скучала.
  
  - С чего же ты сделал такой странный вывод, дорогой.
  
  - По запаху, с чего же еще. Кстати, я жутко голодный.
  
  - Почему же ты решил, что то, чем пахнет, ждет тебя? Может, это я для себя, любимой?
  
  - Даже если и так, то тебе, любимая, делиться придется. Тем более, что я плачу натурой - задачами по химии, не забыла?
  
  - Точно! - я даже слегка подпрыгнула от радости. Забыла же, на самом деле. И ничего я не от одиночества. Просто на уровне подсознания химия присутствовала, направляя все мои действия.
  
  - Я пойду у себя переоденусь, но вернусь через пять минут. Жди и не вздумай съесть мою порцию, - отрезал Мики и исчез за дверью.
  
  Быстрый парень. Возможно, его личное время идет гораздо быстрее, чем общечеловеческое? В этом случае глупо винить его в быстроте смены партнерш. Для них прошло два дня, а для него - пара лет. Словно в подтверждение, Мики вернулся, когда я не успела еще и продукты разложить по местам. Кстати, а парень довольно щедрый, что определенно не может его не украшать. А я довольно жадная - что в глазах мужчин является украшением для женщины. Прекрасная вышла бы пара!
  
  - Я твой телефон возьму, а то мой разрядился, а мне интернет срочно нужен, - проинформировал гость и, не дожидаясь моего ответа, взял аппарат и уставился в экран. - Кто такой Землекоп?
  
  - Слушай, тебе срочно нужен был мой телефон, чтобы влезть в мою переписку? Не зли меня, лучше есть садись!
  
  - И все-таки? Кто-то знакомый? - я лишь плечами пожала. - Я же не из праздного любопытства. Ты об очередном битцевском маньяке слышала? Пишут, что новую расчлененку нашли где-то в нашем районе.
  
  - Ага, и он ищет своих жертв через сеть.
  
  - Почему бы и нет? Но, главное, будь осторожна на улице, старайся одна никуда не ходить.
  
  - Еще лучше - вообще никуда не ходить. Может, мне шокер купить?
  
  - Ты еще перцовый баллончик купи!
  
  - Думаешь, поможет? Кстати, как раз сегодня ко мне алкаш местный приставал.
  
  - Это какой?
  
  - С лабрадором белым гуляет под общагой. Денег просил.
  
  - Этот безобидный. Но денег ему лучше не давать - не отвяжется.
  
  - Поздно. Но это нормально: кто нужен - отвязываются очень быстро, а кто не нужен - сам понимаешь.
  
  - Надеюсь, ты не обо мне?
  
  - Если бы ты мне не был нужен, ты бы здесь не сидел, - честно призналась я. У Мики сразу же в глазах загорелся какой-то новый интерес, и он окинул меня плотоядным взглядом с ног до головы. - Я о химии! А ты о чем подумал?!
  
  - Ну, все ясно, - тут же потерял интерес парень. - А кто нужен, это - Волков, что ли? Вот уж кто тебе определенно не нужен, поверь мне. И поблагодари Бога за то, что этот тип от тебя отстал. Он ничем не лучше того маньяка.
  
  - Знаешь, в чем ирония? Кроме того, что эту чушь я уже слышала раз десять, и даже разок от тебя? Буквально сегодня примерно то же самое мне говорили о тебе.
  
  - Кто мог такое сказать?! - взвился гость. - Нет, ты скажи, кто, я поговорю с ним!
  
  - Какая разница кто? Разве это не так?
  
  - Что?! Знаешь, что?! Не стану я есть твою еду, если ты так обо мне думаешь! - Мики встал и, под моим ироничным взглядом, вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Впрочем, не прошло и минуты, как вернулся обратно. - Если и так, то это все равно ерунда, - уверенно отрезал он, вновь садясь за стол.
  
  - Приятного аппетита, - ехидно пожелала я.
  
  Глава 33
  
  Я настоящий тормоз! Знаете почему? Потому что могла посмотреть, не Дани ли пишет мне во время английского, но это даже не пришло в голову! Эта блистательная, но совершенно несвоевременная мысль родилась только когда я, умудрившись-таки выпроводить Мики, собиралась, наконец, упасть в кровать и выспаться. Впрочем, быстро решив, что сон гораздо важнее каких-то мутных землекопов, заснула почти сразу. Думаете, мне дали выспаться? Не тут-то было! Всю ночь возмущенный татуированный мне что-то сердито выговаривал. Что именно, забывала, только проснувшись, но сурово сведенные брови и недовольный голос продолжал преследовать в очередном сне. В результате я просыпалась несколько раз от чувства вины, а стоило только отстать злобному троллю, как в комнату ввалился Мики с возмущенными воплями: 'Где мой кофе?!'. И это уже наяву!
  
  Я приподнялась на кровати и застонала. Надо научиться запирать комнату на ночь! Зря мы с девчонками настолько расслабились. Поскольку в общаге никогда не воровали, а наоборот, настойчиво искали обладателя утерянной вещи, мы фактически перестали пользоваться ключом еще в прошлом году.
  
  - С какой стати я должна варить тебе кофе в такую рань? - невнятно пробормотала я, утыкаясь носом в подушку.
  
  - Не должна. Но сваришь же? Иначе тебя весь день будут мучить угрызения совести. Потому что мне сегодня к восьми на работу. К восьми! Осознай эту жуткую цифру.
  
  - А я могла еще спать и спать: мне же только ко второй паре! Осознай эту волшебную цифру! Лишние полтора часа сна! Изверг ты! - вылезла из-под одеяла, поскольку уснуть уже не судьба и принялась за осуществления мечт некоторых особо настойчивых личностей.
  
  К счастью, кофе был выпит быстро, а незваный гость так же быстро ушел. Напоследок посоветовал больше с парнями не флиртовать, хотя бы разобраться с теми, с кем уже нафлиртовала. Так и сказал, зараза! Единственное, чем я могла выразить свое возмущение, был крик 'На ужин не надейся' в удаляющуюся спину.
  
  Зато, благодаря раннему подъему, я не только накрасилась, выпрямила волосы и погладила особо симпатичную, но и сильно мнущуюся блузу, но и умудрилась явиться своевременно.
  
  - Эй, Волошина! Здороваться не учили? - Сергей поймал меня у входа в аудиторию. - Как дела? Методичку освоила?
  
  - С вами освоишь, - проворчала я. - Доброе утро. Не заметила Вас.
  
  - Я же такой незаметный! Как дела, спрашиваю.
  
  - А что это Вы моими делами так настойчиво интересуетесь?
  
  - Я все по тому же поводу. С Волковым как?
  
  - А что может быть нового с Волковым? Все как было.
  
  - Так, Волошина! Слушай и запоминай! Если с Данькой не помиришься, зачета не видать!
  
  - Господи, Сергей! Что за бред?! Не лезь не в свое дело.
  
  - Мое это дело. Все, я сказал! Серьезнее не бывает. Делай, что я говорю, и будет тебе счастье.
  
  - А вот и объект твоих тревог, - с иронией заметила я. Нам навстречу шагал татуированный, на локте которого висела длинноногая брюнетка на высоченных каблуках. Нарисованные брови, силиконовые губы. В общем, красивая девушка, соответствующая всем возможным стандартам. Стандартная донельзя. - Как думаешь, у меня все еще есть шанс?
  
  - Если ничего не делать, то и шанс не появится, - менторским тоном сообщил Сергей и гордо удалился. Волков со спутницей тоже прошествовал мимо.
  
  Я обреченно вздохнула: не хватало еще и с преподом проблем из-за этого Волкова. Мало проблем с друзьями и с самой собой. Если из-за парня ко мне еще и учеба повернется одним колоритным местом - совсем грустно будет. А я-то думала, что она подвести не может.
  
  Вошла в аудиторию почти одновременно с лектором, так что пришлось занимать первое попавшееся место в нижнем ряду. Кому же понравится сидеть полтора часа непосредственно под назойливым взглядом профессора? Так что в присутствии Дани не было возможности убедиться. Впрочем, мне и не нужно было: я чувствовала его взгляд затылком. И этот взгляд был таким же возмущенным, как и голос из моего сна. И зачем только я научилась его так хорошо чувствовать? Зачем мне чувствовать кожей чужого парня?
  
  На обед я присоединилась к своей старой компании, даже на присутствие в ней Андрея внимания не обратила. Почти единогласно решили отправиться набивать желудки в столовую ГЗ, и конечно именно туда отправился и объект моего пристального внимания. Ну, почему это постоянно происходит?! Сколько можно задавать себе один и тот же вопрос и не получать ответа. Мало того, я еще и умудрилась столкнуться с ним у ленты с грязной посудой, когда убирала после еды.
  
  - Вижу, у тебя все отлично, - ядовито отметил Дани.
  
  - Вижу, и ты на жизнь не жалуешься, - не осталась в долгу. - Красивая девушка.
  
  - У меня, в отличие от тебя, всегда был отменный вкус.
  
  - Именно поэтому я на тебя и запала, - равнодушно пожала плечами.
  
  - После этого ты запала еще на нескольких...
  
  - Надо же двигаться вперед.
  
  - Получаешь удовольствие от жизни?
  
  - Еще какое. Но оно было бы гораздо больше, если бы ты прекратил мне сниться.
  
  - Что снова неудовлетворенные эротические фантазии замучили? - самодовольно ухмыльнулся собеседник.
  
  - Нет. На этот раз ты был больше похож на себя реального и, точно как в жизни, предъявы кидал, - честно пожаловалась я.
  
  Лицо парня приобрело совершенно потерянное выражение. Некоторое время он меня внимательно рассматривал, будто пытаясь понять, насколько то, что я говорю, соответствует действительности.
  
  - Похоже, пора нам переходить на общение исключительно в стране Морфея, - наконец, резюмировал он, потирая лоб пальцами.
  
  - Помассируй свой мозг еще немного и возможно до тебя дойдет, что пора нам переходить на полный взаимный игнор - и во сне, и наяву. Раз уж ты решил что-то делать - делай до конца.
  
  - Хватит указывать мне, что и как делать! - неожиданно вызверился Дани. - Лучше прекрати изображать из себя чертову Мату Хари!
  
  - Причем здесь Мата Хари?
  
  - Если непонятно, могу и прямо сказать: кончай вести себя, как шлюха!
  
  - Фу, Волков! Я-то думала, что ты в своих претензиях по кругу ходишь, ан нет. Это же какое движение вперед: мне уже и до шлюхи удалось дорасти. Боюсь предположить, что ждет завтра.
  
  - Вот и попробуй взять себя в руки и изобразить хорошую девочку.
  
  - Пойду, потренируюсь, - кивнула и пошла догонять друзей. Что же меня с утра мужская часть населения так бесит? Так к вечеру и до нервного срыва дойти можно запросто.
  
  На физике написал Землекоп, но ни читать, не отвечать не стала - сегодня я понимала, о чем говорит лектор, и этим моментом нельзя было не воспользоваться. Так что контакт открыла только на перемене.
  
  Голый Землекоп На Белом Коне: Доброе утро, дорогая
  Голый Землекоп На Белом Коне: Или тебе больше нравится 'любимая'?
  Голый Землекоп На Белом Коне: Хотя нет, такими темпами через пару недель ты потребуешь жениться, а я не женюсь на девушках, которые даже мое имя узнать не удосужились
  Голый Землекоп На Белом Коне: Ты почему молчишь?
  Голый Землекоп На Белом Коне: Я тут блистаю остроумием и красноречием, а ты решила включить игнор?
  Голый Землекоп На Белом Коне: Это некрасиво
  Голый Землекоп На Белом Коне: Оченьочень некрасиво
  Голый Землекоп На Белом Коне: Пошел топиться
  
  Вера Волошина: если ты утопился - не жалко. Потому что если ты утопился, значит у тебя нездоровая психика. Была. А психов и без тебя больше чем достаточно
  Вера Волошина: кстати ты действительно веришь в то что отвечать тебе - мое истинное предназначение? Спешу разочаровать: у меня есть дела поважнее. Тем более, что землекопы к редким видам не относятся. Они даже относятся к вредителям, так что утопление одного никак не может стать трагедией человечества
  
  Ответа нет. Похоже, грызун обижен? Вот уж точно - сговорились. А мое терпение не безгранично, и терпеть мужские заскоки я не очень хочу. Может, в монастырь? Впрочем, монастырь - мера радикальная, так что вполне можно ограничиться переводом в мед или пед. Разница небольшая.
  
  Тогда я еще не знала, насколько феерично этот день закончится!
  
  Итак, последняя пара прошла без приключений: вторник неплохой день - одни лекции, так что можно не напрягаться, а некоторые решают, что не ходить тоже вполне нормально. Никто больше ко мне не лез, так что я без препятствий спустилась, надела плащ, попрощалась со знакомыми и направилась на остановку. Думала уже, что тихо доеду, спрячусь от всех в своей комнате, двери запру и буду делать вид, что никого нет дома. И ждет меня тихий спокойный вечер. Мечты, мечты!
  
  Перед входом в корпус красовался Глеб собственной персоной. Подумала было, что он здесь Лиду дожидается, поскольку их корпус совмещен с нашим, но не если бы в нашей жизни все было, как мы хотим! Глеб направился в мою сторону.
  
  - Привет, как ты?
  
  - Имеешь в виду, как я без тебя? Так же, как и раньше. Лиду ждешь?
  
  - Лиду? Что ее ждать? Ее и так слишком много в моей жизни. Жду тебя.
  
  Я говорила, что Глеб хорошо воспитан? Оказывается, это была лишь иллюзия. Хорошо воспитанный человек не станет говорить о своей девушке таким пренебрежительным тоном. Никогда. Какие бы ни были между ними отношения.
  
  - Что хочешь? - не самым дружелюбным тоном спросила я. За Лиду было почему-то очень обидно.
  
  - Сам не знаю... Соскучился. Убери хотя бы черный список и верни в друзья. Я как-то отвык без тебя, - пожаловался парень.
  
  - Привыкнешь, - отрезала я. - У тебя все?
  
  - Ладно тебе! Мы же друзья!
  
  - Больше нет. Дружба, знаешь ли, умирает незаметно, - я внимательно следила, как отреагирует собеседник, но по его глазам ничего прочесть не смогла.
  
  - Она не умирает, но ты ее пытаешься придушить. Это жестоко.
  
  - Разве? Когда мне нужен был ты, ты ушел в тень и не посчитал, что это жестоко. Так что...
  
  Я развернулась и направилась на остановку: о чем еще с ним говорить, Глеб упал в моих глазах ниже нулевой отметки. Что бы дальше у них ни происходило, сегодня не осталось ни единого шанса на то, что наши отношения могут когда-либо возобновиться. В любом виде.
  
  - Не вежливо уходить не попрощавшись! - заявил Глеб за спиной и, догнав в одно мгновение, схватил за предплечье, развернул, прижал к себе и впился поцелуем.
  
  Это было неприятно. Было жутко противно от того, что его слюни оказывались на моем лице, а уж о том, чтобы ответить... Нет уж! Одна мысль вызывала спазмы в желудке. И это было совершенно не в духе бывшего друга.
  
  - Ты разве не заметил, что девушка не жаждет с тобой общаться? А, Ромео? И, насколько помню, я не отменял приказа к ней не приближаться.
  
  Не знаю, откуда взялся Дани, и как давно он здесь находится, но сейчас я была очень рада его появлению. Лихорадочно зашарила в сумке в поисках антибактериальных салфеток, раскопала их, тщательно вытерла лицо, а потом и руки. Достала бутылку с водой и, на всякий случай, пополоскала рот: не дай бог какие бациллы тупости подхвачу. Только после этого смогла вернуться к наблюдению за парочкой собеседников. Надо отметить, что беседовали они вполне мирно. Правда, Дани теперь так же крепко сжимал предплечье оппонента, как до этого Глеб мое. Главное, что мой недодруг до сих пор стоял на ногах, а не лежал у ног моего же недопарня.
  
  - Ты отвалил от нее, и спасибо тебе большое, - вдруг нахально заявил Ворон. - Теперь отвали и от меня, а мы уж сами как-нибудь разберемся, без твоего участия.
  
  Ого, похоже, мальчик забыл насколько тяжела рука у татуированного.
  
  - Куда и кто отвалил - не твое дело, а мой приказ до сих пор в силе. И ты его будешь послушно исполнять!
  
  - А что здесь происходит? - раздался голос Мики. Господи, этот-то откуда взялся?! - Намечается драчка, да? Причем два недоумка собираются драться из-за моей девушки?
  
  - Мики, оставь свой цирк для кого-нибудь еще и свали отсюда! - заявил Дани, не отпуская Глеба.
  
  - Тем более что никакой драчки на территории университета не будет, - через-чур громко сообщил еще один голос, и, развернувшись, мы увидели Сергея.
  
  - Метла, свали хоть ты! Нас и так здесь слишком много. И уж точно, что будет, а что нет, решать не тебе! - рявкнул татуированный.
  
  - Кому Метла, а кому только по имени-отчеству. Мы еще посмотрим, кто, что и где решает, - отозвался Сергей и... заехал в челюсть Дани. - Как давно я об этом мечтал!
  
  - Придурки, вы хоть уйдите подальше, - успела вставить я, но кто уже слушает, если началось сражение?
  
  Татуированный ответил, Мики подключился, Глеб заехал кому-то ногой, набежали еще парни, и пошло веселье.
  
  - Если кого-то из вас исключат, лично я плакать не стану, - честно призналась я и отправилась на автобус. Я очевидно лишняя на этом празднике жизни.
  
  И откуда только они все вылезли? Только Голого Землекопа и не хватает для полноты картины!
  
  Глава 34
  
  Это происшествие заставило меня в корне изменить жизнь. Кому-то, наверняка, очень нравится, когда из-за нее драки вспыхивают, кого-нибудь это даже вероятно вдохновляет. Но этот кто-то явно не я. Мне не нравится, и меня не вдохновляет. Мне противно. И я, совершенно очевидно, не могу, не умею строить отношения с противоположным полом. Я не знаю правил, не понимаю логики, не обладаю необходимыми навыками. Что нужно делать в таком случае? Учиться на практике? Нет уж, увольте! Я пробовала, а что из этого вышло? Ничего хорошего.
  
  Я тоскую по Дани, и никуда от этого не деться. Но он категоричен в своем нежелании общаться. Так что: до свидания, Дани. Я с удовольствием общаюсь с Мики, как с хорошим другом. Он принимает правила и постоянно подчеркивает, что вполне согласен с этой ролью, а потом устраивает убогие демарши. Оно мне надо? Так что: до свидания, Мики. Милый, хорошо воспитанный мальчик Глебушка, мне вообще на черта не сдался. Так что, до свидания, мой юный Ромео. Умник Сергей вообще вариант нулевой, разве что выслушивать его претензии в надежде благополучно сдать предмет. Но... нет, не такой ценой. Никто не будет диктовать мне условия! Так что, до свидания, Сергей.
  
   И знаете, мне понадобилась всего неделя, чтобы донести эту простую мысль до всех четверых. Некоторое сопротивление пытался оказать только Мики - кому хочется лишиться отличного кофе и домашнего питания? Но если уж я что-то решила, то какой Мики сможет пойти поперек?
  
   Я снова стала общаться с друзьями, полностью игнорируя присутствие Андрея в компании, возобновила периодические вылазки в свет с Аурикой, по несколько раз в день звонила домой, чтобы поболтать с мамой. Единственный, с кем продолжила общение, был полумифический Голый Землекоп. Вот с ним мы могли обсуждать как проблемы российского кинематографа, так и устройство вселенной. Именно этим и занимались. К тому же, третий семестр успел настучать по моей, несклонной к точным наукам, макушке массой слишком сложных для моего разумения предметов. В очередной раз задумалась, не занимаю ли чье-то законное место. Может, стоило идти в Кубанский университет и не морочить никому голову. И домой можно было бы на выходные мотаться. Эх, стоит случиться какому-либо напрягу, и я включаю заднюю, пусть и только в мыслях.
  
   А потом дело вообще дошло до сессии. Вроде, только вчера начался очередной учебный год, и вот, не успела оглянуться, как зима прикатилась. А с зимой и горячо любимые всеми экзамены. Но сейчас - краткая передышка. Зачетная неделя позади, а впереди - Новый год, и даже такие упоротые ботаны, как я, делают краткий перерыв, оставляя конспекты и учебники хотя бы на сутки без внимания.
  
   Мы собрались большой общажной компанией и дружно решили, что встречать новый год будем где-нибудь в городе, в единении с веселой (читай - пьяной) толпой. Не зря же мы из провинции в столицу приехали. Познаем все прелести московского гуляния. А то в прошлом году мне повезло домой уехать на несколько дней, так что не удалось ни единиться, ни познать. Пора наверстать упущенное. Но до этого необходимо было понастальгировать: приготовить салатики, посмотреть 'Иронию судьбы' и выпить шампанского под бой курантов. Шампанское не пью не только я, но и еще несколько человек, бой курантов послушали по местному времени Ханты-Мансийска, а вот салатики, 'Ирония судьбы' и совместные посиделки были.
  
   После десяти ринулись в центр, а так как сами мы не местные и центр для нас один - Красная площадь, затруднений с локацией не возникло. Пока мы туда не прибыли и не обнаружили территорию, окруженную заборами и доблестной полицией. Основная масса собравшихся для отмечания куда-то организованно текла, огибая эти заборы, но, к счастью, у меня хватило ума позвонить одногруппнице из местных и к массе не присоединяться. В итоге мы переместились на Пушкинскую, где заборов не было, а вот рок-концерт был. Так что мы к той самой моей одногруппнице и ее друзьям присоединились, подпевали, прыгали, чокались мандаринками, поздравляли друг друга. А когда концерт закончился, всей толпой завалились в кафе, отогреваться чаем. Там до утра и зависли, поскольку чай несли так долго, что мы успели проголодаться, а пока дождались еды - успели вздремнуть.
  
   Потом мы еще немного побродили, наблюдая за десантами в оранжевой униформе, очищающими город от последствий бурного празднования и сошлись во мнении, что некоторые последствия вроде конфетти, всяких блестюшек и серпантина можно было бы и не убирать так сразу. А то прямо как у 'Аббы' 'шампанское закончилось и фейерверки тоже'. Правда у тех хоть конфетти оставалось, а у нас только 'я и ты, потерянные и грустные'. Вот за что не люблю Новый год, так это за чувство разочарования и опустошенности в конце, как бы весело не праздновал. Только большинство российских граждан ожидает еще неделя загула, а у нас через три дня - первый экзамен. И конечно, первым не какая-нибудь, милая моему сердцу, хоть и до чертиков мудреная генетика, а далеко не милая биоинформатика. Так что в семь мы вернулись в общагу, а в одиннадцать я уже ботала после гигантской чашки наикрепчайшего кофе.
  
   В результате, когда четвертого после обеда мы спустились в метро, чтобы доехать до центра, засесть в кафе и отметить удачное начало сессии, я долго не могла понять, с чего здесь так много детей с подарочными коробками. Наверное, так и не поняла бы, если бы более сообразительный (или меньше ботающий) Сергей не напомнил, что у некоторых праздники в самом разгаре, и дети на новогоднюю елку в цирк ездили. Вот серьезно, поверить в такие чудеса почти невозможно! Ладно, дети, но и родители тоже на работу не ходят! Почему только студенты живут, как рабы на галерах? А главное, принцип 'от сессии до сессии' не работает совершенно, потому что, если ты в течение семестра пахать не будешь - к сессии просто не допустят. Может, только я все настолько всерьез воспринимаю? Но, нет, соседки по блоку тоже вечно с конспектами сидят.
  
   К сожалению, день, когда можно радоваться по поводу успешного старта, пить кофе, шататься по украшенным праздничным улицам и взахлеб обсуждать с друзьями, кому в чем повезло или не повезло на экзамене, а главное, самое главное и самое приятное, можно ничего не учить, закончился слишком быстро, как мы ни пытались его продлить. Именно в надежде продлить счастливые мгновения, мы еще и посмотрели фильм с соседками по блоку, так что спать отправились, когда часы настойчиво намекали, что новый день начался уже три часа назад. Но в одиннадцать я уже обложилась новыми конспектами и пыталась очистить свои несравненные чертоги разума от биоинфы, чтобы заполнить их генетикой, наукой сложной, но гораздо более близкой мне лично. На нее и время тратить не жаль. Больше двух суток я не выходила из дома, время от времени мозг начинал пухнуть от количества информации, но я чувствовала полное удовлетворение от того, чем занимаюсь. Впервые за очень долгое время.
  
   Но чем хороши зимние праздники, так это своим количеством. Новый год закончился, но тут же, ему на смену, настало Рождество. Я позвонила той самой подруге, с которой мы были не разлей вода весь предыдущий год, а сейчас которая была не разлей вода со своим парнем. Она пожаловалась на плохое настроение. Потому что в этот день у себя дома они ходили в гости к крестным, которых поздравляли с праздником, ели пироги, носили кутью, дарили и получали подарки... Сейчас она сидит дома в одиночестве, а ее парень задерживается на работе, она скучает и печалится: никакого ощущения праздника. После разговора с ней я и вспомнила о собственных крестных. Поздравила крестную, которая жила сейчас в Канаде, через фейсбук, и позвонила крестному.
  
   Крестный у меня большой и очень важный человек. Когда-то давно был обычный нормальный парень. Мамин то ли кузен, то ли племянник, в общем, не самый дальний родственник. И у моих родителей были с ним очень теплые дружеские отношения. Потом он вдруг решил бизнесом заняться. Поскольку в нашей семье бизнесменов никогда не было, все его активно отговаривали. Но крестный оказался орешком крепким и упертым. В результате сейчас он большой, важный и богатый. И с родственниками больше не общается. Не то, чтобы за что-то обижался или у него вечно денег клянчили, просто ушел слишком далеко от всех остальных. Или вперед или в сторону. Да... наверное, никому не понятно о чем я говорю. Скажу проще: нет у него сейчас на нас ни времени, ни желания. Я ему звоню иногда, чтобы с очередным праздником поздравить, но он всегда разговаривает сухо и очень недолго. Но не в этот раз.
  
   - Приезжай вечером на Тверскую, будем праздновать, - ни с того, ни с сего заявил он.
  
   - Куда это, на Тверскую? - от удивления я смогла сказать только это.
  
   - Здесь ресторанчик есть, тебе понравится. Давно не встречались, не общались.
  
   - Да мы... - я чуть было честно ни сказала, что не встречались мы последние лет пятнадцать, и желания встречаться с его стороны не наблюдалось, но успела язык прикусить, что если еще одному человеку грустно в праздник, а я могу помочь? - Конечно, я приеду. Говорите время и адрес.
  
   Пришлось откладывать конспекты и заниматься совершенно другими делами, но в назначенное время я поднималась на щедро увешанное огнями крыльцо. В ресторанчике было тепло, шумно и очень людно. Зато музыка радовала: в уголке дядечка в возрасте играл джаз на простеньком пианино. Крестного я бы не узнала, если бы не загуглила его данные и не полюбовалась на свеженькие фотки. Смутно помню, как он выглядел в моем детстве, но сейчас он был хоть куда: моложав, подтянут и спортивен.
  
   На удивление, у нас сложился весьма приятный разговор. Мы говорили о родном городе, о том, как тяжело уезжать из дома, о том, как потом сложно туда вернуться и стоит ли возвращаться или имеет смысл бороться за место под солнцем в столице. Он рассказал, как сложно находить темы для общения с теми, кого оставляешь позади, как тяжело встречаться с ними, видеть, что они остались в той же точке, в которой ты их оставил, уезжая, понимать, что они ничуть не изменились. Как ужасно это осознавать, как их жалеешь... и завидуешь им. Я вдруг поняла его на все сто процентов. Вот, серьезно, я будто сама все это прошла и прочувствовала. Потом мы начали друг другу рассказывать о своей учебе, и разговор переместился в совсем другую плоскость. Похоже, у него, и правда, был сегодня приступ хандры, но в ходе беседы он отступил. Так что сейчас мы смеялись над дурацкими ситуациями из университетской жизни.
  
   Только к этому моменту я смогла побороть стеснение и вручить крестному Рождественский подарочек.
  
   - Я не знала, что можно Вам подарить, так что пришлось советоваться с мамой. Она не очень помогла, наверняка, это выглядит глупо, смешно и наивно, но я же кутью никогда не делала, так что и рисковать не стала... А мама сказала, что Вы когда-то очень любили... В общем, постарайтесь не смеяться.
  
   Я достала свой подарок из пакета и поставила на стол, раздвинув тарелки с закусками.
  
   - Что это? - настороженно спросил крестный.
  
   - Если откроете коробку, сразу увидите, - не менее настороженно ответила я. Не знаю, чего опасался он, а я так реально боялась насмешек или вежливой равнодушной благодарности.
  
   Крестный открыл, долго пялился на коробку и вместо равнодушной благодарности, ошарашенно выдавил:
   -Это что?
  
   - Шарлотка, - упавшим голосом сказала я, рассматривая собственные пальцы. - Яблочная. Просто, мама сказала, что Вы в детстве за нее родину продать были готовы.
  
   - Так и сказала?
  
   - Именно этими словами.
  
   - Если ты знаешь настолько секретную информацию обо мне, стоит перейти на ты. А шарлотку я не то, что не ел, не видел лет десять.
  
   Подняла глаза на мужчину и обнаружила, что он уже с вожделением отрезает добрую четверть пирога.
  
   - В ресторанах всякую хрень подают, крошечные пироженки, крем, ягодка - для баб. Дома жена то вегетарианство проповедует, то белковую диету. Как-то все мимо. Денег полно, а только сейчас понял, что не могу даже есть то, что хочу. Езжу отдыхать не куда хочу, а куда модно, общаюсь не с кем хочу, а с кем выгодно. Все думал, свободу себе зарабатываю. И что в итоге?
  
   - В итоге свобода от всего, кроме денег, - кивнула я. - Знаешь, мне встречались люди, не те, которые честно врут, что счастливы, а те, кто честно признавал, что в их жизни были минуты счастья. Но я еще не встречала людей, которые бы не привирая говорили, что испытывали состояние свободы. Но у меня небогатый жизненный опыт.
  
   - Наверное, у меня хоть и богатый, но недостаточный. Те, кто заявлял, что свободны совершенно и неоспоримо, оказывались еще большими рабами тех или иных вещей. Свобода, понятие столь же эфемерное, как и любовь.
  
   - Серьезно? Думаешь, любви не существует? - удивилась я.
  
   - Уверен. Даже не надейся.
  
  - Может, все-таки...
  
  - Сказал же: не надейся, - отрезал крестный.
  
  - Просто у тебя не сложилось. Есть же люди, прекрасно живущие друг с другом до самой старости. Нет, любовь должна существовать, - неуверенно попыталась настаивать я. Любовь есть. Потому что есть Дани. В этом я уверена на все сто процентов. И потому что прошло несколько месяцев, но я продолжаю видеть его во сне. И мне все так же больно видеть его наяву.
  
  - Должна существовать. Продолжай тешить себя иллюзиями. Нет, в то что с каждым может случиться какая-нибудь гадость, например, ты влюбляешься и всю жизнь продолжаешь любить какого-то идиота (или очень даже хорошего порядочного человека), который смеется или даже плюет тебе в лицо при встрече (или женится на тебе и старательно делает вид, что отвечает взаимностью), но никогда ты и никто другой не сможешь встретить того, кого полюбишь всем сердцем, и кто будет чувствовать то же самое в ответ.
  
  - Не знаю... я верю в то, что есть люди связанные изначально, созданные друг для друга... - качаю головой. Впрочем, есть ли смысл спорить со взрослым разочаровавшимся человеком? Есть ли смысл продолжать тешить себя иллюзиями, которые подтверждают собственную иллюзорность каждый день?
  
  - Может и есть. А теперь представь, какова вероятность физической встречи с мифической второй половинкой, учитывая размер земли и население более семи миллиардов? Даже если встреча произойдет, ты веришь, что прямо сразу, как в книжках поймешь, что это именно он? Разве не более вероятно, что он будет жить в соседней квартире, а ты и не посмотришь на прыщавого задохлика, или он не посмотрит на тебя, к примеру... потому что ты не блондинка? Не стоит рассчитывать на эфемерности.
  
  - На что же тогда рассчитывать? - потерянно спрашиваю я. В его словах слишком много правды, слишком много того, о чем я думала сама. - Мы же начали с того, что деньги - самое не эфемерное, что можно придумать, не дают того, чего мы ждем от них.
  
  - Деньги? Они тоже лишь условные знаки. Ничего под собой не имеют. Ни на что не рассчитывай, тогда и разочарований не будет. Просто, живи. Не мечтай.
  
  - Ужас-то какой? Жить, не мечтая и ничего не ожидая от жизни? Знаешь, я предпочитаю разочарования, - уверенно делаю вывод я. Хотела бы я отказаться от того мизера, что дал мне Дани? От его слов, которые до сих пор перебираю в памяти, от прикосновений, от тепла, от того ощущения легкости и наполненности жизни, что было с ним, даже от снов с его участием. Нет, не хотела. Они болят и разъедают меня изнутри, и я предпочту быть уничтоженной окончательно, но не откажусь от всего этого.
  
  - Что же, в твоем возрасте положено делать глупости и разочаровываться. Так что, вперед. Свою голову я тебе не приставлю, да она тебе и не нужна. Впрочем, я могу помочь тебе, как крестнице получить независимость если не от денег, то от их отсутствия.
  
  - Решил оказать мне спонсорскую помощь? - с огромным сомнением спрашиваю я.
  
  - Если бы я всем спонсорскую помощь оказывал - давно бы уже разорился. Я только вкладываю в выгодные проекты.
  
  - Я - проект заведомо невыгодный. Неужели хочешь работу предложить? Так я не по твоему профилю.
  
  - Хочу предложить работу, но не у меня. И она вполне способна изменить всю твою жизнь, - торжественно сообщает крестный.
  
  - Надеюсь, в лучшую сторону, - бормочу я, но сама не очень верю в радужные перспективы. Потому что его мир - не для меня. И в этом я твердо уверена.
  
  Глава 35
  
  - Встань! - неожиданно приказал крестный, и я поняла, что уже стою, что тело само послушно выполнило приказ, не давая мозгу времени на обдумывание. Если он так со своими партнерами общается, то они должны ему деньги отдавать совершенно без колебаний и без размышлений.
  
  - А зачем Вы меня фотографируете? - настороженно спросила я, садясь на место. Ненавижу, когда так делают. Ненавижу фотографироваться и ненавижу, когда меня фотографируют без предупреждения.
  
  - Так вот, работа, - и не подумал ответить крестный. - У меня есть друг.
  
  - А в дружбу Вы верите? - вставила я.
  
  - Мы перешли на ты, не забывай об этом. Нет, не верю, но так уж принято говорить. Не перебивай, когда я говорю о деле.
  
  - Постараюсь, - неуверенно пробурчала я. Ну вот! Пришли Рождество праздновать, а уже о деле говорим. Дельцы! Что с них взять?
  
  - Ему нужна порядочная красивая умная девушка. Но он полагал, что таких не существует.
  
  - Нужна для чего?
  
  - Для сопровождения, - безапелляционно заявил собеседник. Приплыли! И это мой крестный предлагает мне? Разве не он должен заботится о моей нравственной чистоте?
  
  - Ты серьезно?
  
  - Абсолютно. За это ты будешь получать деньги, - я фыркнула, - и не только. Он полностью оплатит всякие бабские штучки типа косметологов и прочей чуши. К тому же, ты сможешь завести знакомства на таком уровне, о котором и не мечтала. Возможно, и мужа себе найдешь.
  
  - В лице твоего друга? Который, как и ты не верит ни в любовь, ни в дружбу, ни в совесть, ни в порядочность, ни в преданность, ни в уважение? Спасибо, но я откажусь.
  
  - Не обязательно в его лице. Вернее, на него можешь не рассчитывать, но есть и другие.
  
  - Еще раз, спасибо. Пусть наймет девочку из эскорта. А мне пор идти, к экзамену готовиться. Праздник подзатянулся, - сухо сказала я, вставая из-за стола.
  
  - Сядь, - сурово рявкнул крестный.
  
  - Не в этот раз. Я не одна из твоих подчиненных, чтобы слушать твои приказы. Пришлешь мне фотографию счета, я отправлю половину суммы тебе на карту.
  
  Больше я его не слушала. Встала и ушла. Хорошо, он позориться, не стал, типа догонять, хватать за руки, а то совсем было бы тупо. Отпраздновала, ничего не скажешь! Зато голову перегрузила, тут уж точно. И о чем только эти богатые думают?! Такое впечатление, что они не люди вовсе или люди, но с другой планеты. Хотя, может, зря я обобщаю и пытаюсь судить обо всех богатых по крестному? С другой стороны, можно еще вспомнить родителей Дани... Их поступок тоже мало соотносится с моими понятиями о том, что такое хорошо, и что такое плохо. То, что с людьми такого уровня лучше не общаться вовсе - очевидный вывод, и я его для себя сделала.
  
  Меня слегка потряхивало либо от нервов перед экзаменами, либо от возмущения 'выгодным' предложением, так что, решила спать не ложиться. Хотя я и приехала в общагу достаточно рано, чтобы успеть в полночь поорать в окно сакральное 'Халява, приди!', мне никогда не бывает достаточно времени, чтобы подготовиться так, чтобы быть уверенной полностью. Так что доучила пару недоученных билетов, а потом повторяла все, выученное накануне.
  
  Экзамен в результате оказался очень сложным. Не вообще, а для мен лично. Я неудачно попалась на ответ лектору. Все ответила по лекциям и по семинарским, но на этом она не остановилась. Начала докапываться с разными вопросами, ответов на которые сама же и не давала. Впрочем, в учебнике их тоже не было, я точно помню. Потом дала решать слишком мудреную для меня задачу, с которой я, конечно, начав конкретно психовать, не справилась. Но потом вредная тетка начала разносить мое незаконченное решение (вполне заслуженно, потому что оно было совершенно неверным), и на меня внезапно снизошло просветление. Я все решила прямо перед ней за пару минут. В результате получила 'хорошо', но из кабинета еле выползла, так что девчонки сразу начали откачивать чаем и шоколадками.
  
  В этот день в кафе мы пошли не только, чтобы праздновать, но и чтобы меня реанимировать. Благодаря друзьям удалось отвлечься и почти смириться. Не то чтобы я была зациклена на оценках, но одно дело получить четыре, даже три по матану, по мамбе или по физике, и совсем другое - по предмету, который я люблю и неплохо понимаю. Несколько часов просидели в кафе, пытаясь забыть обо всем неприятном, хохоча над всякими глупостями и перебивая друг друга.
  
  Стоило только распрощаться с друзьями, раздалась мелодия входящего.
  
  - Вероника? Я буду ждать Вас через сорок минут. Адрес сейчас вышлю, - раздался в трубке мужской голос. У меня абсолютный слух и прекрасная память, так что могу поклясться, что слышу этот голос впервые.
  
  - Я Вероника, добрый день. Будьте добры представиться, - самым вежливым тоном, на который была способна, ответила, пряча возмущение.
  
  - Горин Ростислав Максимович, - незнакомец произнес это таким тоном, будто его имя должно было, как минимум вызвать во мне бурный восторг.
  
  - Ростислав Максимович, никак не припомню, при каких обстоятельствах мы были представлены друг другу.
  
  - Твой номер мне дал Александр Егорович, - исчерпывающе ответил незнакомец.
  
  - Крестный? - растерялась я. - Зачем он дал Вам мой номер?
  
  - Разве он сам не говорил?
  
  - Вы тот самый... человек, которому нужно сопровождение? Возможно, дядя Саня не успел сообщить, что меня это предложение не заинтересовало.
  
  - Десять тысяч за вечер, - видимо, Ростислав Максимович считал этот аргумент решающим.
  
  - Не интересует, - твердо сказала я, намереваясь сбросить вызов.
  
  - Послушай... я не хочу давить. Внеси мой номер в журнал и если нужна будет помощь...
  
  - Какая помощь? Гвоздь забить? Кран починить? Вкрутить лампочку?
  
  - Девочка, не хами. Если вдруг возникнут проблемы, с которыми ты не сможешь справиться - звони. И учитывай, что я не предлагаю тебе делать ничего неприличного и даже ничего неприятного. Сходить в салон, купить новую одежду, сходить на мероприятие, пообщаться с влиятельными людьми, которые вполне могут тебе пригодиться в будущем. Это все. Не так много, чтобы я стал уговаривать обычную девчонку!
  
  - Не уговаривайте! Мне не нравится Ваше предложение именно его привлекательностью. Слышали о бесплатном сыре? Так что, спасибо, но нет. И никаких проблем, с которыми я не могла бы справиться, у меня не бывает. К тому же, крестный сделал совершенно неправильные выводы: я не умею вести светскую беседу, не разбираюсь в политике и в экономике, не умею танцевать и очаровывать окружающих, и я совершенно не похожа на модель. Простите.
  
  - Мне не нужна модель, не нужен эскорт. Мне нужна обычная порядочная девушка. Все. Не будем тратить мое время, оно очень дорого стоит. Жду звонка.
  
  Он реально думает, что я позвоню?! Боже, что в головах этих людей?! Звонить я не буду и номер вносить в контакты не собираюсь.
  
  Кто бы мог подумать, что мне придется изменить принятое решение очень быстро.
  
  Уже после следующего экзамена, вернее, после длительной прогулки после экзамена я возвращалась в общагу в одиночестве. Автобуса не было слишком долго, пришлось идти от метро пешком. В одном из темных дворов меня нагнал мужик. Я даже не испугалась: мало ли куда человек спешит, с чего бы его заинтересовала моя скромная фигура. Только мужик поймал меня за руку и потребовал разговора по душам.
  
  - Не надо девушке по ночам в одиночестве шляться, - глубокомысленно посетовал этот странный тип, не понятно с чего решивший поучить меня жизни. - Опасно, знаешь ли.
  
  - Я уже нажала тревожную кнопку, и нам навстречу движется мой парень с друзьями, - родился экспромт.
  
  - Какую еще тревожную кнопку? Девочка, у тебя температура от страха поднялась, и бред начался? Я тебя сегодня трогать не собираюсь, иначе один не пошел бы. Я только предупредить хочу: передай своему парню привет от Сухого. Большой и горячий привет. А если до него информация не дойдет, я приду еще раз и уже не один, возьму парочку парней, которые с зоны откинулись. Чтобы погорячее были, чтоб тебе надолго запомнились. Поняла? - странный криминальный элемент со странными претензиями развернулся и направился прочь от меня. Что, правда, трогать не собирается?! Да ладно! Неужели и на моей улице счастье гуляет?
  
  - А о каком парне Вы говорили, - окликнула я бандита, пока тот не успел скрыться. Что-то у меня подозрение, что Роман Максимович инсценировал нападение, чтобы заставить меня звонить.
  
  - Волку привет передавай, - сквозь зубы процедил мужик и исчез в темноте.
  
  Волку? То есть Дани? Он тут при чем? И как давно он стал моим парнем? Что-то я ничего не понимаю? Что происходит? И, кажется, найти ответ на этот вопрос будет сложнее, чем преодолеть очередной экзамен. Кстати, еще целых три экзамена впереди - успею ли я их сдать и сбежать домой на каникулы, чтобы отсидеться там, пока все не уляжется? Как бы ни было, надо срочно звонить Волкову. Пусть сам разгребает свои проблемы!
  
  Глава 36
  
  Тщательно поразмыслив, я все же решила ничего Дани не говорить. Вдруг он из-за меня влипнет в какие-нибудь неприятности? А если меня после этого угрызения совести замучают? Может, это вообще лажа какая? Напугали просто. Не буду больше по вечерам одна ходить, вот и все.
  
  Домой сбежать я успела. С удовольствием провела каникулы, не делая совершенно ничего. Смотрела фильмы, лежа в обнимку с мамой, встречалась со знакомыми, гуляла по родным и давно надоевшим улицам. Но прошло две недели и пришлось возвращаться.
  
  После недолгого времени, проведенного дома, все казалось на редкость неприятным: московская погода, общественный транспорт, одинокая комната общаги, вечно занятый душ. Всякие мелочи выводили из себя, подводя к границе настоящей депрессии. Только обо всех этих мелочах я напрочь забыла в один крайне не прекрасный день.
  
  Как и намеревалась, я возвращалась домой, пока было еще светло. Причем дойти от остановки до общаги надо было всего квартал. Так что ни малейшей опасности я не ждала. И даже не испугалась, только удивилась до столбняка, когда рядом притормозила машина, и крайне неприятный тип попытался меня в нее затолкать. Только оказавшись, наконец, в безопасности родной общаги, я осознала, что только что произошло, вернее, не произошло, благодаря исключительно моему неумению говорить людям 'нет'.
  
  Как ни странно, спас меня тот самый алкаш с собакой, который хвалился высоким репродуктивным потенциалом себя лично и своих потомков. Конечно, его одного никто бы не испугался, а вот грозно лающий огромный пес, вызвал некоторые сомнения в головах потенциальных похитителей и заставил их смыться по-хорошему.
  
  Не помню, как дошла до общаги, но сил на то, чтобы достать пропуск, пройти через пост бдительной охраны и подняться на свой этаж, не осталось. Поэтому упала на лавочку в крошечном тамбуре, откинула голову на решетку за спиной и закрыла глаза. Страха я так и не почувствовала, но все мышцы странно обмякли, и казалось, что даже сердце перестало биться, а легкие гонять воздух. Уж точно, не было ни малейшей возможности пошевелить рукой или ногой. И когда заботливый охранник начал интересоваться моим состоянием, слышала я его прекрасно, но как-нибудь отреагировать в ответ не могла. Мне нужно было немного времени, чтобы прийти в норму, но его мне не дали, вернув в реальность насильственно, с помощью пузырька с нашатырем. Потом меня самый приятный и улыбчивый из всех дядечек в форме, стоящих на посту и днем и ночью, до комнаты сопроводил, комментируя все словами о переутомлении и плохом питании. Какое уж тут переутомление, если семестр только начался?
  
  Всю ночь я не могла заснуть, вздрагивая от страха и пытаясь сообразить, что же делать дальше. Нужно было идти к Дани, без вариантов. Это его жизнь и его ошибки, почему за них должна расплачиваться я? Он даже не мой парень! С чего именно я должна переживать о нем?
  
  К трем часам ночи я приняла окончательное решение и, чтобы не передумать, позвонила Волкову сразу.
  
  - Волошина, что еще ты хочешь от меня услышать? - усталым голосом ответил татуированный почти сразу.
  
  В смысле 'что еще'? Можно подумать, я ему звоню каждый день по пять раз! Что за отношение?! Вроде особых разборок и причитаний на тему 'вернись, я все прощу' я не устраивала? Или что-то было? Ну, я же пыталась разговаривать с ним еще тогда, несколько месяцев назад. Возможно, парню хватило и этого, чтобы все последующие месяцы ждать моего появления на коленях и с протянутой рукой? Все эти мысли очень быстро сформировались в моей голове, мгновенно переплелись с обрывками старых обид и разочарований и образовали на выходе ядреный коктейль озлобленного бессилия.
  
  - От тебя? Ничего, спасибо! Все, чего я хотела от тебя, это чтобы ты решал собственные проблемы самостоятельно, меня в них не впутывая. Но, видно, ты и на это не способен. Так что придется самостоятельно разбираться мне. Всего хорошего, добрых снов.
  
  Я сбросила вызов, еще пару раз нажала сброс, когда несостоявшийся спаситель пытался перезвонить, внесла его номер в черный список, а для надежности еще и поставила запрет на входящие со всех номеров, не включенных в мой список контактов. Показала язык телефону и сунула его подальше на полку.
  
  Так. А теперь что? Бабушка, конечно, переживать из-за моих отмороженных ушей будет, но без важных органов останусь я. И если в следующий раз меня изнасилуют странные типы, Волков, скорее всего, раскается и совесть его покусает, но что-то такая плата не кажется адекватной. Решать проблему надо, как телефон ни отключай. Может, с крестным связаться? Бизнес и криминал - одна контора? Или разные? За одно и узнаю.
  
  Естественно, крестному среди ночи я звонить не стала, и с трудом сдерживала себя до двенадцати. В универ идти не рискнула, спать не могла - меряла шагами комнату, вытирала пыль, мыла полы, постирала белье. Нужно было чем-то занять, если не голову, то хотя бы руки.
  
  Ровно в полдень набрала номер, и все, что услышала в ответ, было:
  - Горин сможет помочь тебе. У него прекрасный отдел безопасности.
  
  Я мусолила телефон до самого вечера, с огромным трудом отыскала номер потенциального работодателя среди старых входящих, несколько раз порывалась нажать вызов, но так и не рискнула. Из двух зол полагается выбирать меньшее, а как я выберу, если меньшего не знаю?
  
  Но следующим утром, выйдя из общаги, я обнаружила уже неприятно знакомую машину. Может, это и не она - номера я, естественно, не запомнила. Но выйти меня уже не заставили бы все преподы универа разом.
  
  На этот раз я не стала комплексовать, сомневаться и ждать удобной минуты. Не постеснялась даже того, что телефон показывал семь пятьдесят, намекая, что время для общения вовсе неподходящее. Пока не передумала, нажала запоминающееся сочетание цифр на экране и принялась ждать ответа. Не возьмет трубку, после пятого гудка - плюну на все, выйду на улицу, и будь, что будет! Ладно, не так резко: присоединюсь к какой-нибудь группе студентов и проскочу с ними.
  
  - Какого хрена?! - рявкнула трубка, не дожидаясь контрольного времени.
  
  - И Вам самого доброго утра. Простите, что разбудила, - пробормотала в ответ, осознавая вдруг, что не помню не только отчество, но и имя того, кому звоню. Некрасиво.
  
  - В последний раз я спал в восемь утра во времена бурной беззаботной юности, лет десять назад. Я спрашиваю, какого хрена мой номер оказался в черном списке?!
  
  - Я его не вносила.. и вообще, как Вы это определили? - не начать невнятно лепетать и заикаться меня заставил только большой опыт выступлений на всяких конкурсах. Я никогда не заикалась - в крайнем случае, падала в обморок, но только после того, как отобью очередную атаку жюри. - Ой, а Вы мне звонили, да?
  
  - Да. Александр намекнул, что у тебя проблемы, а я решил, что ты вполне можешь струсить.
  
  - Это не трусость, а трезвый расчет: я пыталась определить, от кого проблем будет меньше. А, я поняла, я же Ваш номер не внесла, а на все незнакомые запрет поставила!
  
  - Кто же так тебя достает? - снисходительно ухмыльнулся мужчина. Наверняка, решил, что в этом и состоит вся моя просьба: избавить от докучливого ухажера или чьей-то ревнивой подружки.
  
  - Неважно, с такими 'проблемами' я и сама прекрасно справлюсь.
  
  - Как скажешь. В таком случае, через тридцать минут подъеду на 'Университет'. Но учти, что дожидаться тебя там час я не стану.
  
  - Конечно, Ваше время наверняка на несколько порядков дороже моего, - проворчала в трубку, наплевав на то, что собеседник уже отключился.
  
  И кто мне теперь скажет, доберусь ли я туда в целости и сохранности? Гарантия нулевая. Поднялась в свою комнату и сменила ярко-голубую парку на черный пуховик. На голову - шапку, лицо наполовину скрыла шарфом, даже ботинки сменила. Уже на выходе сообразила, что довольно приметный рюкзак может свести на нет всю маскировку, так что, быстро рассовав по карманам все самое необходимое, бросила предателя на кровать и поспешила вниз. Времени оставалось не просто в обрез, а явно недостаточно.
  
  Но неожиданно судьба решила смилостивиться, намекая на то, что я сделала правильный выбор. В холле появилась сначала пара парней, а следом еще пара и еще несколько, образовав шумную, суетливую толпу. Навязчивую и слегка развязную. Идеальную в моей ситуации. Я нагло в эту толпу втиснулась, что-то не особо изысканное ответила на шуточки парней и, пользуясь их прикрытием, не только добралась до остановки, но и села в трамвай. Сидящие в машине либо ждали вовсе не меня, либо не проявили достаточной бдительности. Меня устраивали оба варианта, хотя первый был предпочтительнее.
  
  Вышла на конечной, огляделась в растерянности, спустилась в подземный переход, огляделась снова, уже на другой стороне проспекта. Ни одной машины здесь не было. Впрочем, не мудрено - остановка запрещена. И где мне теперь искать этого Ростислава? О! Уже достижение - имя вспомнила! Кстати, было бы весьма неплохо вспомнить еще и отчество, а то некрасиво получается. Я оглянулась еще раз и тут обнаружила машину своих преследователей! Что делать? Спуститься в метро? Найти там милиционера и обратиться к нему? Стоять здесь, надеясь на то, что с таким количеством зрителей мне ничего не сделают, и ждать появления моего спасителя? Только уже не милиционера, а миллионера.
  
  И тут передо мною притормозил черный автомобиль. Он был весь такой... блестящий. Да, пожалуй, именно это отличало транспорт от остальных участников дорожного движения: большинство машин, благодаря грязи зимней столицы, ни блестящими, ни черными не казались. В этом образце неуместного гламура открылась задняя дверь, показалась рука, не менее неуместно сверкнув запонкой на неизвестно откуда блеснувшем солнечном луче, и эта рука вальяжно махнула, по всей видимости, приглашая внутрь. Надеюсь, меня, и очень надеюсь, что это именно тот самый Ростислав с неизвестным отчеством, а не какой-нибудь неизвестный мажор. Хотя, еще неизвестно, что хуже. Ох, сколько неизвестных неизвестностей вокруг!
  
  - Здравствуйте, - вежливо кивнула я, забираясь внутрь и даже не пытаясь сделать это грациозно. - Вы же...
  
  И вот тут-то я и потерялась: отчество не помнила с самого утра, а фамилию умудрилась забыть прямо сейчас. Со мной такое от волнения случается постоянно.
  
  - Горин Ростислав Максимович, думаю, для тебя будет лучше, если ты напряжешь мозг и запомнишь это страшное сочетание букв.
  
  - Я помню, - пискнула я, почти не стесняясь врать. - Просто испугалась. А Вы точно,,,
  
  - Показать паспорт? - усмехнулся мужчина. - Смотри, Паш, какие нынче девушки бдительные!
  
  - Были бы бдительными, сначала бы паспорт проверяли, а уж потом в машину садились, - сделал весьма правильное замечание водитель. - Но то, что малограмотные, это уж точно. Могли бы таких важных людей, как мы в лицо узнавать.
  
  - Кстати, я загуглила, но Ваша фамилия кроме списка самых желанных женихов России нигде не нашлась, а фото там было так себе. Кстати, и информация ничем не порадовала. А Вас, Павел, я даже там не видела, - надо срочно прекращать нервничать, а то меня уже понесло. Так донесет до неприятностей на изи.
  
  - К тому же, наглые и плохо воспитанные, - закончил перечисление недостатков современных девушек водитель.
  
  - Извините, - пошла я в отступление. Да уж, показала себя с лучшей стороны, как ни посмотри.
  
  - Вот паспорт, вот мои данные, вот фотография. Похож?
  
  - Не совсем, но думаю, что это все же Вы. Спасибо, что отнеслись с пониманием.
  
  - Как? А проверить прописку, количество детей и штамп о браке?!
  
  - Ээээм... Вы серьезно? Зачем мне ваши дети и браки? - озадачилась я. Ну, вот! Только чуть успокоилась, и на тебе! - Разве у нас не чисто деловые отношения?
  
  - У нас чисто деловые отношения. Но какая девушка в это поверит, если ей выпал шанс встретиться с самым завидным женихом России?
  
  - Одним из самых завидных, - поправила я. - К сожалению, Вы даже не в первой десятке. И хочу, чтобы мы сразу определились: если Вас интересует что-то кроме деловых отношений, то это не ко мне. Ни при каких условиях.
  
  - А что так? Неужели настолько не нравлюсь, что ты и мысли допустить не можешь...
  
  - Простите, Ростислав Максимович. Мы относимся к разным вселенным, и ни один во вселенной второго выжить не сможет. Изображать сказку о Золушке, конечно, реально. Возможно, кто-нибудь, очень наивный, в нее даже поверит. Но мы же знаем, что сказки никогда в быль не превращаются. Поэтому, давайте общаться в стиле 'начальник-подчиненная'.
  
  - Что же. Меня это вполне устраивает. Но тебе хочу сообщить, что терпеть от собственных подчиненных наглость и отсутствие воспитания, я не намерен, - совершенно серьезно, даже мрачно сообщил Горин.
  
  - Простите, это больше не повторится.
  
  - Кстати, в рамках этих деловых отношений, тебе придется говорить мне 'ты', раз уж мы будем изображать пару. Это приказ.
  
  Ну, вот и договорилась. Начальник-то оказался слишком строгим. Вон как глазами сверкает и губы поджимает. Мне реально не по себе стало в его присутствии. Начальник-тиран - великолепная перспектива для вступления на трудовую тропу эскорт-гёл. Впрочем, не в моей ситуации изображать недовольство.
  
  - Ладно, Горыч, ты же так девку совсем запугаешь, будет при встрече с тобой от страха пи... вздрагивать, я хотел сказать. А как, дрожа, любовь изображать? И вообще, зря мы на нее взъелись, девчонке нельзя отказать в некоторой доле разумности. Да она меня вон стихами заговорить заставила: 'дрожа, изображать'! Так глядишь, проснется глубоко почивший талант, еще гордиться будешь, что знал меня!
  
  - Я и так горжусь, а поэзией нынче ни денег, ни славы не заработаешь - шестидесятые давно минули. Так что лучше не ведись на эту бодягу. Пошли завтракать, Золушка, заодно и обрисуешь свою проблему. Паш, с нами?
  
  - Не, меня жена накормила. Вот женишься, и тебе не придется по всяким забегаловкам шляться. Да и вы стесняться будете, так что тет-а-тет вам в руки.
  
  - У меня есть домработница, что гораздо лучше жены. Проблем уж точно меньше. И кончай трепаться перед посторонними. А ты что сидишь, уши греешь, давай на выход! - вот уж сюрприз, новоявленный начальник еще и грубиян?!
  
  - Ростислав Максимович, понятия не имею, как Вы привыкли разговаривать с подчиненными, но постарайтесь со мной общаться исключительно вежливо, если хотите того же от меня. Мысленно можете считать меня девочкой-дурочкой, недостойной Ваши ботинки мыть, но вслух будьте любезны изображать уважение, - контракт контрактом, а подобное отношение всегда вызывало во мне неприятие. И неважно, относятся абы как ко мне или к кому-то совершенно постороннему.
  
  - С какой же стати мне тебя уважать? Ты кем себя возомнила? Студентка-провинциалка, ничего не видавшая в жизни слаще морковки? Думаешь, если родители заплатили за то, чтобы ты училась в более-менее приличном месте, ты стала важным человеком? И никогда не забывай, с кем ты разговариваешь! - между прочим, я свои претензии высказывала один на один, а он - в присутствии прикинувшейся плинтусом хостесс.
  
  Мне удалось девушке вежливо улыбнуться и дождаться, пока нас проводят к столику.
  
  - С кем я разговариваю? С человеком, который любовь и дружбу покупает за деньги? О, да! Таким достижениям мне нечего противопоставить.
  
  - Что ты знаешь о моей жизни, чтобы прийти к подобным выводам? - на удивление, не разозлился, а озадачился мой собеседник.
  
  - А что знаешь обо мне ты? - тут же парировала я.
  
  - Будь уверена, что прежде чем с тобой связываться, я собрал всеобъемлющее досье, - хмыкнул мужчина.
  
  - Придется уволить тех, кто это досье собирал, потому что морковку я не люблю с детства, а за мою учебу родители не платили ничего. Более того, даже допы я посещала по минимуму. Не собираюсь врать, что родители мне ничем не помогали, но точно не тем, о чем говоришь ты. К тому же, я не требую к себе уважения, потому что не считаю, что кто-то должен уважать меня авансом. Я только просила вести себя уважительно. Ну, как... с посторонним человеком.
  
  - Золушка, я уже говорил, что ты слишком наглая для своей роли? - откинулся на стуле Ростислав, внимательно меня рассматривая. Кстати, сия блистательная сентенция вновь была высказана в присутствии посторонних - к нам уже подошел официант. - Нам два омлета с овощами и два зеленых чая.
  
  - Я пью кофе, - на всякий случай сообщила я, нисколько не надеясь на замену заказа. Тем более что выбор был сделан за меня и моим мнением никто не удосужился поинтересоваться. Тем более что официант уже удалился. - И я не Золушка, хотя бы потому, что принцессой становиться не собираюсь.
  
  - Даже не знаю, сработаемся ли мы...
  
  - Если будешь помнить о том, что мы посторонние люди, сработаемся наверняка. Ты же составишь контракт? Я буду четко следовать тому, что в нем написано.
  
  - Контракт составлю, можешь быть уверена. Получишь его на почту сегодня же. Но давай обсудим твою проблему: возможно, я и не захочу напрягаться и ее решать.
  
  Приплыли! Впрочем, чему удивляться после того, как я все утро качала права. Эх, Вера, Вера! И что ты будешь делать, если он откажет?!
  
  Глава 37
  
  - Ваш заказ, - официант внезапно материализовался у нашего столика.
  
  - Спасибо. И замените один чай на латте, - неожиданно попросил мой спутник.
  
  - По-восточному, - поправила я. Отстаивать права, так отстаивать. - Двойной.
  
  - Латте. Там меньше кофе. Зачем тебе искусственные стимуляторы энергии?
  
  - Хотя бы затем, что я всю ночь не спала. Кстати, предыдущую ночь я не спала тоже.
  
  - Тем более, пора излагать, не отвлекаясь на споры. О твоем же здоровье беспокоюсь.
  
  Последнее замечание показалось мне более чем спорным, но, на самом деле! Есть проблемы важнее выбора кофе. Тщательно подбирая слова, чтобы и всю ситуацию описать реалистично, и не отпугнуть потенциального решателя проблем, я рассказала всю историю с самого начала. Взгляд Горина стал подозрительно задумчив, а пальцы не менее подозрительно начали выстукивать на столе что-то отдаленно напоминающее похоронный марш.
  
  - Все так плохо? - безнадежно спросила я. Мой собеседник явно не такого рассказа от меня ждал.
  
  - Не ожидал я от тебя этого, - подтверждая мои мысли, произнес Ростислав. - Для хорошей девочки конфликт интересов с Сухим - сомнительное достижение. Твоего звонка я ждал, даже не сомневался, что ты позвонишь. Но никак не думал, что станешь это делать через Александра. Предполагал, сочинишь что-то, чтобы попросить моей помощи.
  
  - А зачем такая сложная схема?
  
  - Ты же что-то там насочиняла в стиле 'негоже порядочной барышне соглашаться на двусмысленные предложения'. А так вроде пришлось - предложение ведь выгодное, не стала бы ты такое упускать. Но траблы с Сухим - это перебор.
  
  - Что поделаешь? - философски поддержала я. - Не получилось выгодное сотрудничество, и ладно. Хоть завтраком накормил, и на том спасибо. Кстати, кофе здесь отвратительный. Пойду я.
  
  - Сидеть, - он беззастенчиво и без брезгливости глотнул из моей чашки, скривился и, даже не поискав официанта глазами, махнул рукой. Парень явился сразу. - Если у вас кофе от помоев не отличают, то несите чай, а если все же знают отличие, то замените второе от первого.
  
  Официант вздрогнул (я, кстати, тоже) от ледяного тона заказчика и поспешил исполнять указание.
  
  - Твою проблему мы решим. Я сейчас отвезу тебя на занятия, а ты пообещаешь не выходить из корпуса, пока я не позвоню. Если вдруг не удастся сделать это сегодня, Паша тебя встретит на проходной и доставит в твой клоповник. Во сколько ты закончишь?
  
  - Клопов у нас нет, только тараканы. Никуда не выйду, закончу в пять десять, - мгновенно повеселела я.
  
  - Но над манерами тебе придется поработать, как и над внешностью: на фото ты выглядела куда привлекательнее. А еще над танцами, знанием политики и экономики, и чего там еще тебе не хватает для совершенства. Я пришлю тебе расписание и адреса.
  
  - Адреса чего?
  
  - Мест, где ты будешь приводить в порядок свою внешность, заниматься танцами и тренироваться.
  
  - На фитнесс я и сама хожу, - проворчала я недовольно. Танцы! Вы только подумайте!
  
  - Молодец. Теперь будешь тренироваться с тренером, как все нормальные люди.
  
  - А экономика с политикой?
  
  - Найдешь кого-то. Думаю, в вашем университете знатоков этого добра хватает. Я оплачу. Только выбор делай в сторону девушек.
  
  - Без проблем, - я, конечно, и сама бы справилась, но если есть шанс помочь какой-нибудь бедной студентке - почему не сделать этого. От Горина не убудет.
  
  - Только имей в виду, что все расходы я буду контролировать очень тщательно. Так что не пытайся впарить мне какую-нибудь туфту.
  
  - Ты будешь проверять, с кем я постигаю основы современной политической системы?
  
  - Я буду проверять и строго контролировать, каких успехов ты достигла. А если не справишься - уволю тебя.
  
  - Уволишь?.. - я тут же начала прикидывать перспективы. Что если я контракт заключу, свое получу, а потом Горину и не понравлюсь? Это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой.
  
  - И не делай такое мечтательное лицо; в контракте предусмотрена неустойка. Будь уверена, что подобный поворот событий для тебя крайне нежелателен, - я вздохнула. Нашла, с кем мериться силами.
  
  - Но я же не успею так быстро изучить контракт! Я имею в виду до того, как ты обещал решить мою маленькую проблемку.
  
  - Намекаешь на то, что обманешь меня? - выражение лица Горина явно свидетельствовало о том, что на это надеяться совершенно бессмысленно.
  
  - Обманывать тебя я не стану. Но разве тебе не нужны гарантии?
  
  - Серьезно?
  
  - Я поняла: если что, меня найдут в ближайшем лесопарке...
  
  - Фу, Вероника! Как ты могла такое подумать обо мне?! Я приличный человек и честный бизнесмен. А гарантии... Сухой совершенно точно забудет о тебе раз и навсегда, если будет знать, что ты - моя. Но с той же легкостью, с какой я донесу до него эту информацию, я могу донести информацию о том, что наши отношения закончились.
  
  - Но тогда я ему буду уже неинтересна, потому что если я встречалась с тобой, значит, с Волковым я точно не встречалась, - в полном недоумении предположила я. Фраза о том, что я вдруг кому-то принадлежу (пусть даже не на самом деле) неприятно покоробила.
  
  - Волков? Даниил Волков? И ты пришла ко мне искать помощи?
  
  - Не Даниил, а Даниэль.
  
  - Младшенький, - недовольно скривился Ростислав. - В этом случае, ты правильно сделала, что обратилась ко мне. Надеюсь, у вас с ним...
  
  - У нас с ним нет ничего. Мы только здороваемся при встрече.
  
  - Считай, что тебе повезло. Если не Сухой, то тебя могла бы ожидать целая куча других, самых разнообразных неприятностей в компании этого парня, - в ответ я не смогла сдержать предательского вздоха. - Ты, конечно, юна и имеешь полное право на наивность и глупые порывы, но, поверь, чем раньше ты со всем этим дерьмом расстанешься, тем благополучнее будет твое будущее. Мое предложение открывает для тебя блестящие возможности. Забудешь сказки о любви и быстренько найдешь себе принца. Может, и не прекрасного, но того, кто сможет сделать прекрасной твою жизнь. Я тебе даже подскажу, кто на самом деле являются самыми завидными женихами столицы. И не надо брезгливо морщиться - девушка твоего происхождения имеет лишь один шанс на нормальную жизнь: успешно выйти замуж. Иначе будешь прозябать в каком-нибудь скучном офисе или в не менее скучной лаборатории, всю жизнь пытаясь сэкономить на машину, квартиру, отпуск и так далее. Ладно, допивай свой кофе и дуй на занятия, я и так потратил на тебя кучу времени. Через недельку встретимся еще раз. Ты отчитаешься о своих успехах, и познакомимся поближе на случай, если кому-то придет в голову задавать личные вопросы о наших отношениях.
  
  - Но я не подписала контракт...
  
  - Но ты его подпишешь. Если в тебе есть хотя бы десять процентов благоразумия. А я надеюсь на то, что процент гораздо выше. Пусть сегодня ты и проявила себя не с лучшей стороны. И, Вероника... Надеюсь, ты понимаешь, что, пока мы работаем вместе, твое общение с Волковым, а также с любыми другими молодыми людьми должно прекратиться целиком и полностью.
  
  - Даже не здороваться? - удивилась я.
  
  - Здороваться можешь, сколько захочешь, хоть десять раз в день. Можешь разговаривать и даже совместно распивать... кофе или чай. Но только в компании других девушек и, не проявляя внимания ни к кому персонально. Я ясно высказался?
  
  - Конечно. Можешь по этому поводу не беспокоиться. Тем более, по поводу Волкова. Я не верю, что имеет смысл кому-то давать второй шанс.
  
  В этот момент я осознала, что с Дани, на самом деле, все в прошлом. Я долго ждала его возвращения, я все еще люблю его. Но... есть такая фраза 'только смерть разлучит нас'. Если нам не пришлось ждать столь радикальных мер для разлуки, я не верю в продуктивность этих отношений. Если мужчина не сделал ничего, чтобы быть со мной, значит, не очень хотел. Пусть даже защищая меня от подобных Сухих, но он отказался от меня. Считаете меня потребителем и эгоисткой? Да плевать! Мужчина должен оставаться мужчиной, и я не собираюсь брать на себя его роль, и пытаться решать проблемы самостоятельно или отчаянно разыскивая того, кто поможет мне.
  
  - Но я тебе второй шанс даю, - едва заметно губы мужчины скривились в легкой ухмылке.
  
  - Надеюсь, что ты об этом не пожалеешь.
  
  - Я тоже на это очень надеюсь.
  
  - Или пожалею я?
  
  - Определенно.
  
  Больше я не услышала от Горина ни слова. Он расплатился, мы в молчании покинули ресторан, так же сели в машину и доехали до моего учебного корпуса. И даже на мои слова благодарности и прощания он лишь слегка кивнул, полностью погрузившись в изучение каких-то документов в ноуте. Что же, похоже, он не болтает лишний раз, а значит, каждое его слово должно быть чем-то вроде закона. Наверное, это неплохо. У меня уже были знакомые мужчины, которые говорили слишком много. Впрочем, о чем это я? У нас чисто деловые отношения, то есть, душевные качества Ростислава волнуют меня настолько, насколько они могут отразиться на нашем сотрудничестве. И ни каплей больше. И конечно я не собираюсь сравнивать его ни с Дани, ни с кем-то еще.
  
  Глава 38
  
  Стоило только тихонько открыть дверь в аудиторию, где уже шла лекция, как Волков, в отличие от меня вовсе не переживающий о том, что может помешать преподу, подскочил со своего места, ринулся мне на встречу и буквально выволок за руку в коридор. Я и пикнуть не успела. Кстати, в последнее время я его на лекциях особо не наблюдала, с чего бы такой энтузиазм?
  
  - Ты что творишь?!.. - далее последовала фраза, не все слова из которой мне были знакомы. Остальные слова я слышала раньше, но никогда сама не употребляла.
  
  - А что случилось? - замерла я. Может, уже из универа отчислили, пока я со своими проблемами разбиралась? В нашем учебном заведении посещаемость студентов никого никогда не интересовала, но для меня вполне могли сделать исключение. Раз уж началась черная полоса.
  
  - Что все это означает?! Ты звонишь мне среди ночи, ничего не говоришь, вносишь в черный список. Я уже к тебе в общагу успел смотаться, пока тебя не было на лекциях!
  
  - Слушай, Волков! Ночью мне нужна была твоя помощь. Ночью! Не утром, не днем, не следующим вечером, не через неделю! Ты отказал, я нашла другой выход. Не нужно теперь рассказывать, какой ты бедный, несчастный и в лучших чувствах оскорбленный. Ты доходчиво показал, что тебе на меня плевать. Но я могу научиться относиться к тебе так же. Уже научилась.
  
  - Да ты научилась это делать на следующий же день! Как скоро ты закрутила с Мики?!
  
  - Да, научилась!
  
  - Что же ты к своему Мики не пошла за решением проблем?!
  
  - Потому что это не мои проблемы, Дани! Они твои! Но чтобы решать свои проблемы самостоятельно, нужно быть мужиком. Куда проще скинуть их на кого-нибудь, правда? - кажется, я слегка перегнула, потому что Волков принялся к решению проблемы своим излюбленным способом. А какой способ у него в фаворе? Правильно, кого-нибудь отлупить. Но поблизости никого, кроме меня нет, так что он принялся самозабвенно лупить стену. Надо будет спросить: хорошо помогает или не очень. Может, мне тоже так делать?
  
  Полюбовавшись на отчаянный бой со штукатуркой, которая очевидно проигрывала, я пожала плечами и все же пошла на лекцию. Осталась надежда, что глубоко пожилой препод был так увлечен, что нашего демарша не заметил. К счастью, лектор либо действительно был очень сосредоточен, либо оказался человеком глубоко интеллигентным, но от него никаких замечаний не последовало. А вот подруги!.. Только закончилась пара - они обступили меня и начали пытать с пристрастием. 'Что это было?', 'Что от тебя хотел Волков?', 'Что ты от нас скрываешь?' и наконец, потрясшее меня до глубины души своей логичностью 'Вы опять пытаетесь мутить?'. Учитывая то, что и до их допроса я была, мягко сказать, слегка на взводе, сейчас я была очень близка к точке кипения. И тут, контрольным выстрелом или последней соломинкой, я получила очередное сообщение.
  
  Голый Землекоп на Белом Коне: Вера, у тебя все в порядке?
  
  А вот интересно было бы узнать, с чего он-то решил, что что-то не в порядке. Если, конечно, он и Дани, сейчас напряженно разглядывающий экран своего телефона, не один и тот же человек.
  
  Вера Волошина: не все не в порядке
  Вера Волошина: у меня проблемы
  Вера Волошина: мне угрожали
  
  Думаете, все это я печатала просто так? А вот и нет! Набирая сообщения, я потихоньку приближалась к Волкову. Потому что достал он меня в очередной раз! И своими недвусмысленными посылами куда подальше, и своей ненатуральной заботой. Стоило нажать на стрелочку и экран телефона Дани засветился. Что и требовалось доказать.
  
  - И где же конь? - спросила я над самым ухом абонента. - И скажи после этого, что не обманывал меня постоянно.
  
  - Вера, кто угрожал?! - не стал искать достойные отмазки Землекоп без Коня.
  
  - Забудь. Это уже не имеет никакого значения. Единственное, не удержусь и скажу, что ты выбрал самый простой и самый плохой способ, чтобы меня защитить. Только знаешь, все равно ничего бы у нас не вышло. И хорошо, что не вышло сразу. Мне понадобилось несколько месяцев, чтобы прийти в себя, но это все же лучше, чем если бы я в себя совсем не пришла. Думаю, ты понимаешь, что писать мне больше смысла нет.
  
  И, как я всегда делаю, развернулась и ушла, чтобы не дать татуированному шанса на споры и оправдания. Если конечно он собирался эти оправдания искать. Жаль, бесить все окружающее меня не перестало. Так что очередное сообщение, теперь уже на телефон, пришло весьма не кстати. И что этому Горину неймется?!
  
  'Ты изучила договор?'.
  
  Хорошо, что не позвонил, иначе, закончилась бы моя карьера недогейши, так и не начавшись. Потому что, обложила бы я Ростислава Максимовича по самое не хочу. И что, что я не ругаюсь? Он все сам бы додумал по моим интонациям. Зато так у меня достаточно времени, чтобы продышаться и набрать предельно вежливое:
  'Были пары, но начну прямо сейчас. Прошу прощения за задержку. Что делать в случае несогласия с определенными пунктами?'.
  
  Это я на всякий случай, так сказать, для поддержания беседы. Впрочем, несогласия обязательно будут, или я - не я.
  
  'Кто бы сомневался, только не я. Все несогласия присылай с указанием пункта договора на почту'.
  
  Ок, прямо сейчас и приступим! Уж в этом состоянии я найду массу деталей для обсуждения. Так что к чтению договора я приступила в приятном предвкушении. Но, как ни удивительно, придраться смогла лишь к тому, что не было указано количество вечеров, в которые предстоит 'работать', и нет никаких упоминаний об отпуске. А как мне на каникулы уезжать? Он же не думает, что я должна теперь всю жизнь ему посвятить. Путем недолгой переписки сошлись на двух 'сменах' в месяц, а вот каникулы... Единственное послабление - было обещано, что билеты мне оплатят, но каждый раз, когда господину олигарху зачешется посетить очередное светское мероприятие, мне придется лететь через всю страну. А еще придется придумывать какую-то отмазку для родителей, не рассказывать же, чем я на самом деле там занимаюсь. В общем, номер семнадцать в списке самых желанных женихов России оказался неожиданно сговорчив, странно, что ни одна невеста его до сих пор не сговорила из этого списка выйти по естественным причинам.
  
  По окончании беседы я даже получила прощальное: 'Спокойной ночи, Золушка', слегка поскандалила по поводу Золушки, и спать отправилась совсем в другом состоянии, чем была днем. Утыкаясь носом в подушку, осознала, что улыбаюсь в темноту.
  
  Глава 39
  
  Неделю ждать следующей встречи не пришлось. Кстати, сказать, что я ее не ждала вовсе, было бы совершеннейшим враньем. Вряд ли мне хотелось ближе познакомиться с господином Гориным, скорее, надеялась на хоть какую-то определенность. Что-то сродни тому, как для осужденного на казнь самое страшное - этой казни ожидание, а не сам бесславный конец. В общем, в моей голове переклинило, это уж точно. Так что объяснить, что творилось со мной людям адекватным - задача невыполнимая. Впрочем на этот раз ждала я не зря. Потому что наша очередная встреча была наполнена приятными неожиданностями.
  
  Началось все с того, что на выходе из метро, где мы договорились встретиться (между прочим, я надеялась, что такой серьезный человек, как Горин, заедет за мной на машине, а уж никак не предложит у метро встречаться), я Ростислава не обнаружила. И если бы меня не позвали, я бы точно прошла мимо. Мимо студента в дутой куртке, дурацкой шапочке и старых потертых гриндерсах. Студента, совершенно не похожего на Ростислава Максимовича Горина. Разве что, губы слегка кривил в улыбке точно, как тот.
  
  - Что, Золушка, не узнала своего принца? - ехидно спросил 'студент'.
  
  - Принцы нынче какие-то потрепанные... - задумчиво протянула я, продолжая рассматривать своего работодателя. Мда... это уже не Ростислав Максимович, это просто Ростик.
  
  - Это мы маскируемся. Смешиваемся, так сказать, с толпой. А ты давай, расслабься уже и прекрати язвить. Что за дурацкая привычка! Чего хочешь?
  
  - От жизни в целом или прямо сейчас?
  
  - Прямо сейчас.
  
  - Неужели ты решил моим мнением поинтересоваться? Налицо все признаки раздвоения личности.
  
  - Я сейчас тебе такое раздвоение личности покажу, что будешь жалеть, что родилась на свет. Чего хочешь прямо сейчас, в последний раз спрашиваю?
  
  - Гулять будешь?
  
  - Куда?
  
  - В том и смысл, чтобы не знать, куда. Будем решать на ходу. Как тебе такой расклад?
  
  - Весьма сомнительно, но давай попробуем. Кстати, смотрел я твою инсту. Там одни котики-цветочки. Судя по ней, ты должна быть милой глупой девочкой. Не скажу, чтобы ты была особо умна, но вот милоты, я пока не обнаружил.
  
  - Какие котики? Там только собачки. Впрочем, не только. Там еще был круглый червь в разрезе и прочие радости.
  
  - Только он и скрашивал общую картину.
  
  - Вот и не суди людей по их инстаграмм. Неужели у тебя есть время заниматься подобными глупостями?
  
  - Я даже нашел время гулять с тобой неизвестно куда. А что там о жизни в целом?
  
  - Можно подумать, тебе интересно!
  
  - Подумай, что да.
  
  - На самом деле, интересного ничего нет. Я хочу счастья, дружную семью, любовь, ребенка. Хочу открыть что-то очень важное.
  
  - Лекарство от рака?
  
  - Не, это мелко. Не будет рака, появится еще десяток болезней. Например, средство, настраивающее организм в целом, что сразу избавляло бы и от всех болезней, и от старости.
  
  - Как же с проблемой перенаселения?
  
  - Я сейчас не говорю о вечной жизни, я говорю о том, чтобы человек сохранял бодрость и силы до смерти.
  
  - Но тогда никто умирать не захочет.
  
  - Думаешь, сейчас кто-то хочет умирать?
  
  - Ладно, а что там с семьей? Почему ребенок в единственном числе? Мне кажется, такая девушка, как ты должна хотеть минимум трех детей.
  
  - С чего бы?
  
  - Ты же одна росла. Наверняка скучала. Разве не хочешь избавить своих детей от этой печальной участи.
  
  - Скучала? Английский, музыкалка, рисование, немецкий, танцы, акробатика, и это - только то, о чем я помню.
  
  - Танцы? - изумленно поднял бровь мой спутник.
  
  - Что тут странного? Да, я ходила на танцы. Да, после этого к танцам выработалась стойкая неприязнь. И да, твоя чемпион России среди бальников рыдала от бессилия, пытаясь заставить меня двигаться грациозно.
  
  - Зачем тебя заставлять? Ты и так двигаешься более чем грациозно.
  
  - Только пока не зазвучит музыка.
  
  - Ладно, а как ты собираешься совмещать науку, мужа и ребенка. Наука и семья - вещи столь же не совместимые, как любовь и брак.
  
  - Какой ты пессимист! Фу таким быть. У меня все будет совмещаться прекрасно. Теперь твоя очередь.
  
  - Рассказывать о своих устремлениях? Ну и запросы у тебя! За подобную информацию журналисты знаешь, сколько готовы выложить.
  
  - Знаешь, что? Оставь на сегодня Горыча, мне Ростик нравится гораздо больше.
  
  - Ростик?
  
  - Разве не так твое имя сокращается?
  
  - Разве только если кто-то решается его сокращать.
  
  - Поверь, в этой шапочке ты никого напугать не смог бы. Никогда не являйся в ней перед подчиненными или конкурентами.
  
  - Ладно. Приму во внимание. У меня все так же скучно. Я жду власти, денег и... да и хватит, пожалуй. Сегодня буду скромным.
  
  - Еще есть слава, - подсказала я.
  
  - Нет, уж. Это без меня.
  
  - А власть тебе зачем? Это же ответственность.
  
  - Боишься ответственности?
  
  - Просто, у меня ее и без власти больше, чем надо. Не могу представить, что кто-то согласен себе еще добавить по собственной воле. А денег у тебя разве не достаточно?
  
  - Достаточно не бывает никогда.
  
  - В этом случае, в чем смысл лезть из кожи, стараясь заработать еще?
  
  - Потому что твое 'недостаточно' и мое, очень сильно отличаются.
  
  - Да? Ну и ладно. Тогда ты мне сегодня сделаешь ценный подарок.
  
  - С чего бы это? Не вижу логики. Тебе же нравится быть бедной, но гордой.
  
  - Нет, мне не нравится быть бедной, но и ставить всю жизнь в зависимость от бабла я не хочу. Мужчины же любят своим женщинам подарки делать. Я изображаю, что я - твоя женщина. Ты изображаешь, что тебе нравится делать мне подарки. Это же логично.
  
  - Разве что как женская логика. И что же ты хочешь?
  
  - Мне нужна очередная тетрадь для лекций. Но предупреждаю сразу, что поведу тебя в один из самых дорогих магазинов и торжественно обещаю выбрать самую дорогую тетрадь.
  
  - Какая же ты меркантильная! Сама зарабатывать не хочешь, а я должен расстаться с тем, что добыл ценой неимоверных усилий, только чтобы тебя порадовать? К тому же ты говорила, что не знаешь, куда мы идем! Меркантильная врушка!
  
  - Чтобы не знать, куда мы идем, надо выйти туда, где я не буду знать, куда идти. А здесь я пока все знаю вокруг. Я в этом районе люблю гулять. Так что, радовать мою меркантильную душонку будешь?
  
  - Куда деться, если женщина настолько нахальная и беспринципная? Идем покупать твою тетрадь, чтобы я больше об этом не волновался. А то я только и думаю о том, что ты мне слишком дорого обходишься.
  
  И знаете, чем это все закончилось? Когда мы уже стояли у кассы, этот жлобский жлоб начал хлопать себя по карманам, потом картинно округлил глаза и сказал:
  - Упс!
  
  Нет, вы можете это представить? Человек в запонках и блестящем автомобиле, номер семнадцать в списке самых желанных женихов России, делает несчастное лицо, выдает дурацкое 'упс' и сообщает, что забыл деньги! Клоун, и только! Но выглядело это, на самом деле смешно. Пришлось платить самостоятельно, а потом его еще и обедом кормить, помня что платить за него придется мне. Зато место для обеда выбирала я, так что пусть там никаких утонченностей не было, зато кофе варили отменный, и еда была вкусная. Правда, в отместку я согласилась обедать только после того, как Ростик трижды пожаловался на то, что он не привык так долго ходить пешком, особенно без всякой цели. И честно говоря меня весь этот цирк не разозлил совершенно, потому что Горин был невероятно милым, дико смешным и жутко уютным. В общем, Ростик и Ростислав - два совершенно разных человека. А раздвоение личности - страшный диагноз.
  
  В целом день получился просто потрясающим, и в один момент я пришла к мысли, что это могло бы быть лучшим свиданием в моей жизни... Если бы это было свиданием, конечно. И не потому, что мы занимались чем-то потрясающим, а просто потому, что тот парень, что был сегодня со мной, оказался совершенно невероятным. Харизма, прятавшаяся за суровым выражением лица и замашками большого босса, сегодня перла во все стороны, сметая зазевавшихся особ, утративших бдительность. Вроде меня, несчастной. Я почти влюбилась в этого парня. Хотя я и знала, что этот парень - почти ненастоящий, кто-то вроде героев аниме, не реальный человек, даже не актер, лишь нарисованный образ, и что увидеть его еще хоть раз мне вряд ли повезет.
  
  К тому же, я не постеснявшись, вернее постеснявшись, но не долго, задала очень важные вопросы. Во-первых, откуда у такого богатого человека такое количество свободного времени. А вот Ростик не стеснялся ни грамма, когда ответил весьма провокационным:
  - Ты мне интересна, и я специально выделил это время, чтобы пробиться через твою броню.
  
  Но, когда Горин увидел мое ошарашенное выражение лица, добавил, слегка посмеиваясь (очевидно, что надо мной, наивной):
  - Не подумай ничего лишнего. Просто давно ничем таким не занимался. В смысле, не тратил время попусту - на женщин. Так что это было приятным разнообразием в моей жизни.
  
  - А я вся - тоже для приятного разнообразия, - недолго полюбовавшись на изящно изогнутую бровь, явно выражающую недоумение, добавила, - понимаю, что вопрос глупый, но зачем я? Неужели ты не можешь себе пару найти?
  
  - Пара мне не нужна. Совсем не нужна. А ушлые девицы никак не хотят с этим мириться.
  
  - Ты считаешь, что мое присутствие остановит ушлых девиц?
  
  - Во всяком случае, у меня появится очевидная причина их посылать.
  
  - И все равно, мне не понятно. Профессионалки на то и профессионалки, что они работают профессионально. А я любитель, к тому же, меня еще и пришлось уговаривать.
  
  - Тебе прямо так важно это знать?
  
  - Если я буду знать, даже если это будет что-то очень грязное и безумное, я буду себя чувствовать намного увереннее.
  
  - Это случайно сложилось. Мы говорили с Александром во время пьянки. Что-то о женщинах и отношениях. Он и предложил мне найти какую-нибудь 'простую девочку' и влюбиться. Когда я его убедил, что это не вариант, по крайней мере, для меня, его осенила еще одна блестящая идея. Нанять такую девочку на работу. По его мнению, это должно было помочь мне отделаться от назойливых поклонниц, а еще перезагрузиться, как он сказал. Что-то новое и необычное в жизни. Потом почти сразу и очень кстати явилась ты, а я очень верю в знаки судьбы.
  
  - Серьезно? Но я не случайно явилась: я на каждое Рождество звоню крестному, а пригласил меня он, наверняка вспомнив разговор с тобой.
  
  - Вот видишь, не зря я зову тебя Золушкой, у тебя даже крестная фея имеется в запасе.
  
  - Но нет туфельки. А Золушек без туфелек не бывает. Так что... И вообще, сомнительная у вас появилась идея. Видно, что по пьяни.
  
  - Это точно. Это я осознал, стоило только с тобой встретиться.
  
  - Ростик... А я смогу еще тебя увидеть, хоть разочек? - мне не стыдно было просить мужчину о встрече, потому что я вроде как не совсем с реальным человеком разговаривала.
  
  - Так ты сама договор подписывала и в него вносила ограничение по количеству встреч, - удивился Горин.
  
  - Договор я подписывала с Ростиславом Максимовичем, а сейчас спрашиваю Ростика.
  
  - Ты и впрямь будто поверила в раздвоение личности! Я - это я. Если я не в костюме, это не значит, что я перестаю быть Ростиславом Максимовичем.
  
  - То есть, расслабляться нельзя, в любой момент я могу наткнуться на высокомерный взгляд и командный тон?
  
  - Я же могу в любой момент наткнуться на злой сарказм. И это за мои же деньги, так что мы квиты, - нагло ухмылялся мне в лицо Ростик.
  
  Вот о чем я и говорила: Ростислав Максимович такого себе бы не позволил ! Он бы только окинул холодным взглядом, словно окуная в бочку с ледяной водой. А сейчас... а скажите-ка мне, пожалуйста, почему сейчас я чувствую себя, будто в работающей духовке сижу? Такая жара в зале или мне жарко от его взгляда? Докатилась, девочка, которая ничего не чувствует! Куда дальше?!
  
  - О! Ну, конечно, чего и следовало ожидать, - недовольно проворчал Горин, отвечая на звонок. - Да... понял... минут сорок. Вот и все, Золушка, твоя волшебная ночь, вернее, волшебное утро закончилось, и карета почти превратилась в тыкву. Так что, собирайся, подброшу тебя в клоповник.
  
  - Езжай, ты же спешишь. Я на метро доберусь прекрасно. Нам, живущим в клоповниках нельзя привыкать к езде в комфортных автомобилях. Надеюсь, мне хватит денег, чтобы расплатиться, потому что кто-то слишком много ест, - я сама сделала знак официанту, чтобы нес счет.
  
  - Расслабься. Ничего я, конечно же, не забывал. Просто развлекался.
  
  - Знаешь, чем еще мне нравится Ростик в отличие от Ростислава Максимовича? Тем, что он - придурок, - честно призналась я, любуясь сменой выражения лица того самого придурка. Удивление, смешинки в глазах, но, конечно же, в самом конце очевидное обещание припомнить мне все в самом близком будущем. Ну, вот, все и встало на свои места - Ростислав Максимович, с возвращением Вас!
  
  Глава 40
  
  Почти две недели я провела в ожидании. Причем, явления Ростика я ждала с надеждой, а явления Ростислава со страхом. Естественно, дождалась второго. В один не очень прекрасный день на экране моего телефона засветился тот самый контакт, записанный сплошными ругательными заглавными буквами.
  
  - Завтра к восьми за тобой приедет машина. Номер я скину сообщением, иначе ты наверняка забудешь. Да? - это 'да' было пропитано таким ехидством, что я в очередной раз поняла: в восприятии говорящего по своему умственному развитию я гораздо ближе к полному идиоту, чем к нормальному человеку.
  
  - Конечно, забуду, - елейным голоскам согласилась я и даже взгляд виновато в пол направила, войдя в роль, пусть никто и не оценит. - Тогда я в универе дождусь, а то у меня завра до половины седьмого, пока доеду до общаги - как раз восемь и будет.
  
  - Мда... Вероника, какой проходной балл на твой факультет?
  
  - Если ты ЕГЭ сдавал, то тебе такой и не снился, - вышла я из роли. - Что опять не так?
  
  - Завтра будет день рождения Петра Сергеевича Воропаева. Ты собираешься явиться на него в джинсах и свитере?
  
  - Говори, пожалуйста, конкретнее, что ты от меня хочешь. Мне надо заниматься.
  
  - Завтра в восемь УТРА будь готова отрабатывать мои бесценные услуги, - твердо заявил Горин.
  
  - Но у меня семинар! Его же тоже отрабатывать придется! И я не знаю, что страшнее!
  
  - Вот и отработаешь свой семинар в любой другой день. Тебя еще в приличный вид приводить и приводить. Все. Я занят.
  
  - Межу прочим, воспитанные люди прощаются, - сказала я, хотя абонент уже повесил трубку. - И здороваются. А некоторые даже приятного аппетита желают.
  
  Эх, а ведь были у меня именно такие... вежливые. Вернее, не были, а был. Один. Глебушка мой, Ромео недоделанный. Могла бы сейчас жить себе, не заморачиваясь в простых нормальных человеческих отношениях, а не продавать свои почти интимные услуги. Я печально вздохнула... Впрочем, сейчас бы наверняка переживала, потому что Глебу уже надоело бы встречаться одной и той же девушкой, когда вокруг так много разных. Ладно, что тут думать о том, как могло бы быть. Буду жить с тем, что есть на самом деле. И с тем, кто есть. В восемь, так в восемь.
   С утра, на удивление, настроение было весьма и весьма. Правда, что та Золушка перед первым балом: вся в ожидании чуда. Глупо ведь, но приятное волнение никак не успокаивалось, пока я принимала душ, завтракала и собиралась. А когда перед общагой обнаружила тот самый блестящий автомобиль, который сверкал чистотой, не хуже, чем в прошлый раз, невзирая на подтаявший грязный снег вокруг него, и того самого Пашу за рулем, радость захлестнула. Уж не знаю, почему встреча с этим человеком меня так воодушевила, но приятно стало до чертиков, что вместо незнакомой машины с незнакомым водителем, явился именно он.
  
   - Доброе утро, Павел. Простите, но Ростислав Максимович нас не представил, так что отчества Вашего я не знаю. Простите, что пришлось из-за меня ехать так далеко и так рано, - я попыталась забраться в машину грациозно, чему должен был способствовать тот факт, что водитель галантно держал дверцу, но едва ли из этого вышло что-то хотя бы отдаленно на грациозность смахивающее.
  
   - Доброе утро, Вероника. Поскольку Ростислав Максимович нас не представил, думаю, мы могли бы справиться и без отчеств. И можете звать меня Паша. А что это Вы столь вежливы спозаранку? - ехидно осведомился мужчина.
  
  - Какие все злые вокруг! Я всегда вежливая, когда никто меня не бесит. И не ехидничает. Можете смело звать меня Вера. Ненавижу имя Вероника.
  
  - Почему же? Красивое имя.
  
  - Выпендрежное. Подходит для холеной богатой гламурной девицы, но совсем не для меня.
  
  - К вечеру ты будешь как раз больше похожа на Веронику, чем на Веру, - заметил Павел, причем мне показалось, что в его тоне сквозит сожаление.
  
  - Весьма устрашающе звучит. Кстати, не знаете, у кого там сегодня день рождения? А то я сразу не ознакомилась с теорией вопроса, а потом забыла имя, а Воропаевых оказалось слишком много.
  
  - Ну... если бы ты помнила имя и отчество, ты бы узнала, что Воропаев наш Петр Сергеевич - человек очень важный и очень состоятельный. Акционер одного большого банка и нескольких предприятий поменьше. Меценат, сибарит и любитель юных дев.
  
  - И все эти достойные качества нынче можно не скрывать? Сколько лет любителю дев исполняется?
  
  - В самом расцвете товарищ: как раз шестьдесят пять стукнуло, самое время для милых шалостей, - иронично заметил Павел.
  
  - Странно, что у него еще есть силы на эти шалости, и надеюсь, что их ненадолго хватит. Как думаешь, это можно оформить в изысканное пожелание к юбилею?
  
  - Думаю, тебе никто не даст слова, хотя мне понравилось. Я бы присоединился. Кстати, основной вид деятельности Петра Сергеевича до недавних пор заключался в другом: он общак держал.
  
  - Воровской что ли?
  
  - Ну, да. Но недавно решил отойти от дел, и на сию почетную должность был назначен его сын от второго брака.
  
  - Не знала, что у воров монархия.
  
  - Должен же кто-то блюсти традиции. Выгружайся, мы прибыли.
  
  Я выгрузилась перед магазином, чьи витрины блестели тем же вызывающим блеском, что и бока горинского автомобиля. Павел снова открыл двери, сначала машины, потом той самой торговой точки, и торжественно ввел меня внутрь. И вот здесь-то праздничное настроение быстро испарилось. Нет, никто сверху вниз на меня не смотрел и презрительно слова не цедил. Вышла дама в годах, окинула меня внимательным взглядом и выложила платье. Моими предпочтениями не интересовались. Так что через несколько минут я рассматривала себя в зеркало с огромным недовольством - розовый шедевр дизайнерского искусства совершенно не радовал взгляд. Платье, конечно, было красивым, из очень приятной ткани и, возможно, даже шло мне. Но, блин, розовый! Почему розовый?! Ненавижу этот цвет лет с трех! Впрочем, я себе пообещала, что спорить с Ростиславом больше не стану. Раз босс скомандовал: розовое, значит приду в розовом и плевать на то, что мне нравится, а что - нет. К счастью, сумочка и туфли были подобраны не того же цвета: бежевые детали меня немного утешили. Хотя дикие шпильки вовсе не утешали. Одна мысль грела - на этих шпильках я наверняка окажусь выше Горина, а это его точно не обрадует. Хоть мелкая, но месть.
  
  Одно меня в бутике порадовало: поверх платья, перед выходим на улицу, мне накинули микроскопическую шубку нежного бежевого оттенка. Я, конечно, животных люблю и жалею, но шубка была такая мягонькая, такая красивая, что в нее я влюбилась с первого взгляда. Интересно, учитывая, что в контракте было указано, что одежда остается мне, а украшения я возвращаю, это одежда или украшение?
  
  Посещение салона уже не могло улучшить мое настроение. Скорее, наоборот, длительные, скучные, часто болезненный экзекуции свели его на нет. Впрочем, мысли о сибарите и любителе дев тоже оптимизма не внушали. А позитивные мысли, пока меня мяли, дергали, заворачивали, намазывали и ощипывали, как курицу, совсем не посещали. Разве что одна: похоже Горина раскручивают по полной. Пусть я и не королева красоты, и назвать мою кожу образцовой вряд ли можно, но и предполагать, что ей помогут семь последовательно нанесенных составов, тоже было бы наивно. Ну, два, три - еще реально, но семь?! Что-то не верится мне в их необходимость.
  
  - Вот видите, насколько лучше стала выглядеть Ваша кожа, - словно прочитав мои мысли, отметила девушка, повернув меня к зеркалу. - Вы приходите на днях, сделаем еще укольчики, а то морщины уже появляться начали.
  
  Я с трудом сдержала смех, пытаясь рассмотреть и мифические морщины и не менее мифические улучшения. Впрочем, кажется, кожа немного посветлела, хотя и не могу сказать, хорошо это или плохо. Ладно, признаю, что после всех мазилок, ощущение на лице было очень приятное. Не то, что после депиляции. Зачем, спрашивается, депилировать интимные зоны, если я иду вовсе не на бал к Воланду, так что платье на мне будет, как и нижнее белье? Заподозрила бы какие-нибудь пакости со стороны Горина, но никак он не представлялся в образе похотливого донимателя. Скорее, и это - личная инициатива управляющей, которая лично распоряжалась перечнем процедур.
  
  Пока все процедуры не закончились, я успела поскучать, подремать и почитать некоторые конспекты. Если бы в салон не явился Паша и не поторопит ретивых жриц красоты, меня бы наверное взяли в плен и продолжали натирать и намазывать, пока на счете Горина не закончились бы деньги. Слава Павлу, спасшему меня от вечного рабства.
  
  Оказалось, что после пинка девушки работают гораздо быстрее, так что прошло еще немного времени, и я вырвалась на волю.
  
  - Эк они тебя, - задумчиво отметил Паша, оценивая мой новый лук.
  
  - Не начинай, - отмахнулась я. - Для Горина - самое то. Ему же нравятся стандартные красотки. Теперь я вполне соответствую стандартам.
  
  Это уж точно. Не просто соответствую, я стала похожа на тысячи совершенно безликих девиц, считающих свою внешность эталоном, но по сути, выглядящих совершенно идентично. Одинаково нарисованные брови, одинаковые нашпигованные какой-то дрянью губы, одинаково выпрямленные волосы. И пусть у сегодняшних 'кудесниц' не было возможности обколоть мне губы, они умудрились изобразить нечто похожее с помощью макияжа.
  
  - Ну, это да, - кивнул водитель, трогаясь с места. - Стандартам соответствуешь. Только почему решила, что Горычу это нравится?
  
  - Заказ его, значит, выполнили то, что он заказал. Все очень просто.
  
  - Вряд ли, скорее, какое-нибудь недопонимание вышло. Знаешь, я, пожалуй, сдам тебя с рук на руки.
  
  - Боишься, что такую неписаную красоту украдут?
  
  - Нет, боюсь пропустить реакцию Ростислава. Хочу видеть его лицо.
  
  - Его лицо останется высокомерно-равнодушным, как обычно, - предположила я. - Вряд ли его выведет из себя подобная мелочь.
  
  - Посмотрим. А хочешь, поспорим? Все веселее будет сегодняшний вечер переносить.
  
  - И на что спорить будем?
  
  - Если выиграю я, ты мне... пирожков напечешь с мясом и с картошкой. А если ты...
  
  - Ты мне пирожков напечешь? - невинно спросила я.
  
  - Нет, исполню желание. В пределах разумного, конечно.
  
  - Ладно, договорились. Тем более, что спорить я могу, не опасаясь проигрыша: для Горина я слишком незначительный эпизод. Вряд ли он удостоит меня своими драгоценными эмоциями. Да и с пирожками справлюсь как-нибудь если что.
  
  - Я вот все спросить хочу, почему ты к Ростиславу так предвзято относишься?
  
  - В чем же моя предвзятость заключается? - смутилась я. Это так заметно?
  
  - Ты с ним ведешь себя, будто он - продукт и лучший представитель мирового зла. Просто потому, что у него полно бабла? Видишь: снова рифма, вдохновляешь ты меня!
  
  - За бабло тоже. В нашей стране богатый человек - по определению человек нечестный и непорядочный, разве не так?
  
  - Это ты путаешь с теми временами, когда состояния зарабатывали с нуля при помощи мелких и крупных преступлений. Это были наши родители, а мы, так, мелочь по сравнению с ними. Пришли на готовое. Но именно это и позволило некоторым из нас не растерять честь и порядочность окончательно. Мы тоже люди. Разные. Как все.
  
  - Мы? - переспросила я. - Я подозревала, что ты - не просто водитель.
  
  - Я вообще не водитель, просто, люблю рулить.
  
  - Ясно, - кивнула, хотя ясно ничего не было.
  
  - Вот и прибыли, Золушка, вперед, тебя ждет, не дождется твой принц на твоем первом балу. Остались последние детали.
  
  Не просто водитель выдал мне бархатную коробочку, в которой я обнаружила ожерелье из нескольких переплетенных золотых ниточек с золотыми же шариками на них и очень похожий браслет. Скромно, но мило. Вот украшения - тоже по мне. Павел вышел из автомобиля и снова открыл мне дверь, впрочем, на этот раз я бы не справилась без его помощи: подол длинного платья, каблуки, так и норовящие в нем запутаться, волосы, мгновенно брошенные в лицо порывом ветра - все это осложняло мою и без того непростую ситуацию. На этот раз выбралась из машины я вполне элегантно, жаль, кроме швейцара и того же Павла, оценить сие зрелище было некому. Передо мной высилось здание шикарного отеля. Кстати, тоже блистало чистотой даже снаружи. Я прямо в какую-то страну блеска попала, что-то вроде параллельной реальности. Осталась самая малость: ознакомиться с обитателями этого мира. Интересно, они тоже блещут как снаружи, так и изнутри?
  
  Глава 41
  
  К моему удивлению, Горин оказал мне великую честь, встретив в холле первого этажа. Пробежал равнодушным взглядам и бросил не менее равнодушное: 'Пошли'.
  
  - С тебя - желание, напомнила огорченно вздыхающему Паше.
  
  - А ты что, решал все же, что не можешь не поздравить нашего глубокоуважаемого именинника? - Ростислав будто только что обнаружил своего товарища.
  
  - Не, я так... в качестве телохранителя.
  
  - Ну, примерно так я и думал, - кивнул Горин. - Я позвоню, когда карета начнет превращаться в тыкву, а Золушка - в лягушку.
  
  - Не в лягушку, а в змею, - поправила я, - ядовитую.
  
  - Ты себе льстишь. Разве что в маленькую беззубую собачку, мнящую себя матерым волком. Что с Пашкой? Поспорили?
  
  - Откуда знаешь?
  
  - Я Пашку знаю. Его не корми, дай с кем-нибудь поспорить. Ты с ним будь осторожна, иначе спустишь все, что у меня заработаешь.
  
  - Сейчас же выиграла, - заметила я.
  
  - Потому что я тебе помог. Он предположил, что мне не понравится твой новый образ?
  
  - Типа того.
  
  - Типа! Ты же студентка МГУ! Говори нормальным языком!
  
  - А тебе же еще не семьдесят! Не читай нотаций!
  
  - Кстати, твой новый образ мне действительно не понравился. Думал, что вкус у тебя получше. Вообще не ожидал от тебя подобного дерьма. Оказывается, тебя отличало от остальных только отсутствие бабла.
  
  - Кого бы еще интересовал мой вкус и мое мнение, - равнодушно вставила я. Блин! Я же себя самой клятвенно обещала с Гориным не пререкаться! Почему он будит во мне страсть к противоречиям?
  
  - Не ты выбирала платье?
  
  - Я думала, его выбрал ты.
  
  - И макияж?
  
  - А вот тут я уверена, что девочки решили, что так намного лучше. Так что я их даже не виню.
  
  - Кажется, они слегка обнаглели.
  
  - Брось. Они просто делали свою работу, как считали нужно ее делать. Ты же наверняка скомандовал что-то вроде того, что меня слушать не нужно.
  
  - Ладно, ты права, я сам виноват? - я выпучила глаза на собеседника и поборола горячее желание перекреститься. Сказал, что виноват? Вот уж, чудеса! - В следующий раз тебе будет предоставлена полная свобода выбора. Почти полная. Так что и вся ответственность будет лежать на тебе.
  
  - Звучит пугающе. А что конкретно тебя не устраивает? Разве я не стала похожа на всех этих гламурных красоток? - я попыталась изобразить на лице наивность, но, судя по перекошенной физиономии Горина, что-то не задалось.
  
  - Это меня и не устраивает. Если бы я хотел одну из этих гламурных красоток, я бы протянул руку и взял. А впрочем... Знаешь, может и лучше, если на таких мероприятиях ты будешь выглядеть именно так. Тебе нужно лишнее внимание?
  
  - Оно мне совсем не нужно. Даже не лишнее. Максимум, что мне может понадобиться от тебя и твоей компании - деньги.
  
  - Ну, да еще разные мелочи, типа выпутывать тебя из разных передряг.
  
  - Не надо обобщать, это была однократная акция. Если у меня только не появятся различные передряги из-за тебя. И что это за 'типа'? Как же с прекрасным и могучим русским языком, за который ты так переживал?
  
  - Ладно, болтовня с тобой, конечно, снимает стресс, - на этом признании мои глаза округлились еще раз: я безуспешно стараюсь изо всех сил держать себя в руках, а он, оказывается, стресс снимает, - но нам пора заняться тем, для чего мы сюда явились. Пройдемте, леди...
  
  Я подцепила своего кавалера под локоть и, представляя себя сказочной принцессой, торжественно двинулась вперед. Мы направились к лифтам, швейцар, появившись словно из воздуха, нажал перед нами кнопку. Бедные богатые, у них нет сил кнопку нажать - так выкладываются, сколачивая очередной миллион.
  
  - Мы сейчас войдем, мажордом стукнет палкой и громко объявит, что появились господин Горин со спутницей? - полюбопытствовала я. Надо же быть готовой.
  
  - Скорее, церемониймейстер, а не мажордом, а вот как называется палка, даже не знаю. И нет, его не будет, мы не у Романовых.
  
  - Тем не менее, почти при дворе монарха, мы же как раз обсуждали этот вопрос, - мы вошли в огромный помпезный зал, наполненный людьми. Здесь, кстати, тоже все блистало и блестело. Всё и все.
  
  - Это да. Но монархической мишурой у нас Романов увлекается. Был раньше товарищ Гречкин, выслуживался в каком-то комитете комсомола, потом сменил фамилию и стал всем настойчиво намекать, что он из 'тех самых'. Кажется, сам в это поверил.
  
  - А кто-то еще поверил?
  
  - Вот как раз девицы, вроде тебя ахают и почти в обморок валятся от восторга. Прости, я имел в виду не тебя, а твой сегодняшний образ.
  
  Горин извиняется за то, что в очередной раз назвал меня дурой? Может, мне глаза уже и не скруглять? Так и ходить, с удивленным лицом весь вечер? Да Ростислав Максимович сегодня просто переполнен сюрпризами! Не ожидала.
  
  - Забавно. Хотела бы на это взглянуть, - заметила я, решив, что удивляться бесконечно будет слишком. Горин продвигался вглубь зала, то и дело, кивая знакомым. Я чувствовала себя лишней на этом празднике жизни.
  
  - Увидишь. И в первый раз это может показаться забавным. Он даже копию шапки Мономаха себе сделал.
  
  - Серьезно? И что, надевает на приемы? А трон у него есть?
  
  - Не, до трона дело не дошло. Пока. Думаю, все впереди. Готовься, сейчас будешь отрабатывать свои денежки, - угрожающе протянул Ростислав.
  
  Мы направились в сторону небольшой группы мужчин. Всего трое. Они стояли, будто отделившись от остальных гостей невидимым чем-то. Даже не знаю, как объяснить, но все остальные гости были вроде массовки для этих троих. Мужчины выглядели значительно старше Горина, но все, как на подбор: поджарые, моложавые, привлекающие взгляды. А еще они были страшными. Не внешне, конечно, даже их глаза не пугали, как это часто описывают в книгах, а скорее, приветливо ласкали, вроде как давая понять, что мое присутствие их вполне страивает, но теперь я понимала, почему остальные гости держатся от них в стороне, лишь уважительно кивая издалека. Они были словно хищники, сыто лежащие на солнце, но готовые в любой момент взвиться в воздух и вцепиться кому-нибудь в лапу. Или в горло, если замешкается. Рядом с ними тяжело было дышать. Естественно открыть рот и сказать что-то внятное, я не решилась бы и под пытками. Господи, зачем мне две злобные старшекурсницы, гоняющие по основам политической и экономической систем? Я только и могла, что тупо улыбаться, тупо хлопать ресницами и тупо выдавливать из себя бессмысленные междометия в ответ на фразы, предназначенные лично мне.
  
  Не знаю, как долго длилась эта пытка, но в себя я начала приходить, лишь когда Горин отвел меня в сторону и направился в соседний зал, где располагались накрытые столики. Если бы я ни вцепилась изо всех сил в локоть Ростислава, наверное, позорно запуталась бы в ногах и свалилась по дороге.
  
  - Надо же, как тебя накрыло, - мягко заметил Ростислав, впихивая мне в руки бокал с водой.
  
  Я выпила залпом и лишь на последнем глотке осознала, что вкус у воды совершенно отвратительный. Отстранилась, принюхалась и раздраженно поставила бокал на стол.
  
  - Зачем ты мне это дал? Я не пью алкоголь, тем более, шампанское! Просто ненавижу его!
  
  - А пила зачем? - озадачился мужчина.
  
  - Затем, что не думала, что ты мне его можешь подсунуть! Тебе надо, чтобы я себя прилично вела, или чтобы начала на столах танцевать?
  
  - Ты же не танцуешь?
  
  - Это трезвая я не танцую! - жестко отрезала я. Я была дико зла и все ждала, когда наступит опьянение. - А что я стану делать, напившись, одному богу известно. Кто эти люди?
  
  - Вот, видишь! Ты переключила внимание, и тебя уже колотит от злости, а не от страха. У тебя чутье на людей? Чего так зассала?
  
  - Горин, ты же меня русскому языку обучал! Что за блатные речи? Страшные они. До жути.
  
  - Если страшные, то лучше тебе ничего о них и не знать. Почти честные бизнесмены. Что ты будешь делать, когда увидишь именинника?
  
  - Можно с ним не знакомиться? Что-то уже совсем не хочется...
  
  Тут к нам за столиком присоединилась пара в возрасте, выглядящая как обычные люди. Они с Ростиславом начали знакомиться, и я с удивлением осознала, что, оказывается, наша элита - не одна большая семья, и не все в ней общаются друг с другом. Вот пока со сцены доносились поздравления имениннику, длинные и льстивые, перемежающиеся с какими-то музыкальными номерами неизвестных знаменитостей, беседа и пошла сначала о погоде и прочей ерунде, а после и о политике с экономикой. А поскольку наши собеседники не казались страшными, я рискнула вставить пару замечаний, и никто не посмотрел на меня, как на полную дуру. Даже Горин. Я слегка приободрилась и почувствовала себя намного лучше.
  
  - Когда на столе начнешь плясать? - пошептал Ростислав, воспользовавшись тем, что собеседники отвлеклись на очередное выступление.
  
  - Не знаю. Я почему-то совсем не опьянела. Все жду.
  
  - Расслабься. Раз до сих пор не опьянела, то и не опьянеешь. Да и было всего полбокала шампанского. На фоне стресса ты его и не заметила.
  
  - Повезло. Тебе, кстати, больше, чем мне. Но ты в следующий раз осторожнее.
  
  - Ладно. Я понял. Буду тебя охранять. Хотя это - еще один минус в твою копилку. Если ты еще и пить не умеешь...
  
  - Ну, прости, в контракте не указано, что я должна быть алкоголичкой.
  
  - Что за крайности, детка? Кстати, что это мы трепемся, как пенсионеры? Пошли танцевать! - и он одним движением умудрился выдвинуть стул с сидящей на нем мной, а следом сдернуть меня с этого стула за руку и заключить в объятия.
  
  - Господи, Горин! Мы же говорили о том, чтобы не привлекать внимание! Никто же не танцует! - зашипела я истеричным шепотом.
  
  - Вот и развлечем публику, а то совсем протухли. Пора спасать праздник. Считай, что это - твой подарок Воропаеву.
  
  - Какой еще подарок?! Мой танец разве что за наказание сойдет! Я, конечно, стараюсь изо всех сил, ты не думай, но толку ноль! Ты и меня опозоришь, и сам опозоришься!
  
  - Господи, Золушка! Расслабься уже! Разве ты не училась танцевать с метлой в руках или как там? Просто расслабься и положись на меня. В переносном и в прямом смысле, - Горин коротко хохотнул и дернул на себя мое не расслабившееся тело, так что я действительно на него завалилась. Как только не завалила нас обоих. А то положились бы мы... на пол.
  
  - Ты всерьез думаешь, что таким образом поможешь мне расслабиться? - истерично впившись в его плечи, припищала я. Господи, когда уже песня закончится?!
  
  - А ну, успокойся! - сурово рыкнул Ростислав. - От тебя не требуется танго или венский вальс! Обычный медляк, как на школьной дискотеке. Ну! Закрой глаза... ты на школьной дискотеке, классе в ... девятом. Тебя пригласил прыщавый задрот, который тебе давно в тайне нравится, и вы топчетесь в толпе таких же прыщавых подростков с подростковым спермотоксикозом. И что ты так загадочно улыбаешься?
  
  - Просто не могу представить этого задрота. Если он задрот, то с чего бы он мне понравился? Да еще и прыщавый? Это же брр! - но, отвлекшись на всю эту глупость, я слегка расслабилась, и оказалось, что танцевать не так уж и сложно. Просто топтаться на месте, как и говорил Горин. Кстати, несколько пар последовали нашему примеру.
  
  - С кем-то ты же танцевала. Вот его и представь, если мое общество тебя настолько смущает.
  
  - Твое общество не смущает меня совершенно. И ни с кем я не танцевала, какие там школьные дискотеки. Один раз пошла, там тухляк такой, что удавиться можно с тоски.
  
  - Что, никто не пригласил, ты и обиделась? - попытался поддеть мужчина.
  
  - Можно и так сказать, - кивнула я. А знаете что? Не так уж и ужасны танцы! Вполне можно терпеть. И ощущение того, что я вроде как нахожусь во власти партнера, мне понравилось. Ничего не решать, ни о чем не думать, полностью довериться кому-то.
  
  - И ни разу так и не потанцевала?
  
  - Не! Было пару раз. В экологическом лагере. Там ко мне стал клеиться один старшеклассник. Не то, чтобы он мне очень нравился, но был ничего так. И лестно было, конечно, что он оказывает мне такие настойчивые знаки внимания. Но потом мы приехали еще раз, и он уже зависал с девчонкой из одиннадцатого. Она у него сидела на коленях, и они сосались на глазах у всех. Жуткая гадость!
  
  - Представляю, как тебя это опустило! - с издевкой отметил Горин.
  
  - Да ни фига! Даже обидно не было. Когда я один раз представила, что он мог попытаться меня усадить себя не колени. Фу! Это было мое первое разочарование в мужчинах.
  
  - Бедненькая! Как только ты его пережила и не перестала верить людям?!
  
  - Да сама удивляюсь! Кстати, после знакомства с твоими друзьями может еще и перестану.
  
  - Вот это правильно! То, что никому из этих 'друзей' нельзя верить - стопроцентная правда, помни об этом. Пошли обратно, музычка оказалась слишком короткой, и все ближе момент моей пламенной речи.
  
  - Ты тоже пойдешь? - я сделала языком незаметное для окружающих движение, намекая на цель этой речи - подлизнуть важному человеку некоторые интимные места.
  
  - Прекрати, это выглядит слишком эротично. Как думаешь будет выглядеть сцена, в которой я лижу Воропаеву задницу, как ты это метко заметила, со вставшим членом?
  
  - Горин! Пощади мою хрупкую нежную девственную психику! Давай без деталей! У меня слишком хорошее воображение.
  
  Речь Ростислава была вполне приличной и крайне сдержанной. В отличие от многих, поздравлявших до него, он вел себя, не теряя достоинства, и не заставляя меня за него краснеть. Хотя, о чем это я? С чего бы мне за чужого мужика краснеть? Плевать мне, какая у него там речь, пусть только платит честно! Потому что эта работа оказалась немного сложнее, чем я думала. За день я устала, как за всю сессию. Ну, почти.
  
  После этого мы еще немного посидели за столом, причем Горин порекомендовал мне наедаться наперед, потому что скоро мы уходим. Приятно, когда человек тебя понимает! Наесться наперед было бы очень неплохо: какая экономия денег, а главное, более значительной ценности - времени, которое приходится тратить на постоянную готовку. А в это время можно продуктивно ботать.
  
  - А можно в следующий раз сумочку побольше, и с собой сложить? - наивно похлопала я ресницами. Ростислав только хмыкнул и указал взглядом на тарелку: ешь, мол, и помалкивай.
  
  Я уже начала расслабляться, ожидая скорое окончание вечера, тем более что благодаря сытному ужину, слишком теплому помещению и удобным полу-креслам меня одолела ленивая нега. Но, оказалось, что путь к свободе лежит через еще одно испытание.
  
  - Ладно, можно сваливать. Пошли, попрощаемся с именинником и подарок всучим.
  
  - Неразумное планирование. Вот на кавказских свадьбах подарки на входе принимают, чтобы без них никто не проскользнул.
  
  - А здесь на выходе, чтобы никого без них не выпустить. Пошли. И не нарывайся. Старайся быть максимально незаметной.
  
  Последний комментарий немного напугал, особенно после того, как я некстати вспомнила, что именинник - любитель юных дев. Мы прошли к его столу, расположенному в центре и сели напротив Воропаева - там было несколько свободных стульев специально для таких, как мы, прощающихся поздравляющих. Ростислав что-то говорил о потрясающем вечере, как ему было приятно поздравить лично такого прекрасного человека и прочие слова, что обычно говорят в подобных случаях. Протянул небольшую черную коробочку, порекомендовав открывать только когда рядом никого не будет, и мы все выпили 'на посошок'. И я выпила. Залпом опрокинула свой бокал противного шампанского, не сказав ни слова, только бы уйти отсюда. Потому что все время, что мы провели за столом Воропаева, этот старый жирный извращенец так откровенно даже не раздевал, а щупал меня похотливым взглядом, что, как только мы вышли из зала, я бегом рванула в уборную, где меня вырвало в раковину.
  
  Испуганный Горин ворвался в женский туалет следом за мной, полюбовался на сию красоту, подхватил несчастную меня на руки и унес в ожидающую у входа машину. Там я истерично ревела у него на плече, а он утирал мне слезы и сопли бумажными салфетками и отпаивал водой. А потом... потом я проснулась с жуткой головной болью, головокружением и тошнотой в совершенно незнакомом месте!
  
  Глава 42
  
  На мне было собственное белье и чужая футболка. Что можно сказать? Только то, что спать в вечернем платье было бы не очень удобно. Так что остается лишь поблагодарить того, кто меня переодевал. Рядом оказалась дверь в ванную, и горячий душ помог мне избавиться от потеков макияжа и остатков вчерашней прически. Тщательно высушила волосы полотенцем и расчесала. Они немного завились, и я удовлетворенно поздоровалась с собственным привычным отражением. Пусть я - не королева красоты, но теперь я - это я, а не чужая девица. Босиком, подтягивая футболку вниз, чтобы она прикрывала хоть что-то, я осторожно вышла из комнаты. Бог мой! Двухэтажная квартирка в неплохом районе столицы! Живут же люди! Осторожно сползла по лестнице: во-первых не отпускало головокружение, а во-вторых я боялась, что в квартире окажутся посторонние. Почему-то Ростислав вдруг из отряда посторонних вышел. К счастью, я никого не встретила, пока не добралась до кухни, где и обнаружила Горина на высоком стуле у барной стойки. Неудобно же! Почему не сесть на нормальный диванчик за нормальным столом. Кстати, на нем было бы больше места для всех тех бумаг, которыми хозяин квартиры обложился.
  
  - Ростислав Максимович, Вы можете уделить мне пару минут? - официальным тоном спросила я. Тон немного не вязался с моим внешним видом, но меня это не смутило.
  
  - Вероника, тебе не кажется, что обращаться ко мне по имени-отчеству и на Вы после того, как ты блевала у меня на руках, не вполне уместно.
  
  - Фу, Ростислав! Не утрируй.
  
  - Похоже, у тебя аллергия на алкоголь. Насколько бы ты ни была непривычной, но чтобы дорогое шампанское подействовало так сильно и так быстро...
  
  - У меня аллергия на Воропаева. Как думаешь, можно заяву написать на изнасилование на расстоянии?
  
  - Это ты утрируешь. Разве раньше на тебя никто ни разу не смотрел с желанием тебя... просто с желание?
  
  - Желание и похоть - не совсем одно и то же. И это, на самом деле, ужасно было. Я не капризничаю. Ладно, забудь. А к себе ты меня зачем притащил?
  
  - Куда тебя тащить было, если ты была в полном отрубе? Или ты хотела бы, чтобы я тебя торжественно внес в общагу на радость зрителей? Надеюсь, этим я не задел твою честь?
  
  - Я тоже надеюсь, что честь моя не пострадала. Не надо было меня в общагу торжественно. Спасибо. Только теперь я пропустила не только вчерашние, но и сегодняшние пары.
  
  - Ставь кофе, тебя отвезут.
  
  Я подошла к кофе машине и только сейчас поняла, что встретилась со своей мечтой! Зачем этому типу 'мы пьем только зеленый чай' такой аппарат?! Он же и не понимает его ценности! Я нежно погладила бока машины. И для начала, устроила себя двойной капучино. Как пользоваться мечтой, я прекрасно помнила, потому что в свое время выкроила немного свободного времени, чтобы закончить курсы бариста. Зачем? Просто потому что люблю кофе. Уже отпивая божественный напиток из своей чашки (кстати, сами зерна у Горина тоже оказались божественными), сделала американо для Ростислава. Он же любит побольше воды и поменьше кофе? А я со всей душой! Уж воды мне точно не жаль.
  
  Хозяин достал из холодильника тарелку готовых бутербродов и несколько коробочек с йогуртами. Бутерброды были ничего так: все на ржаном хлебе и с кучей всего. Там и зелень была, и вяленые помидоры, и мягкий сыр, и листья салата. На некоторых поверх всего великолепия лежала малосольная красная рыба, на других - вяленое мясо, на третьих - белое отварное мясо.
  
  - Это ты всю ночь мастерил? Так можно было просто сварить гречку - не так вкусно, но гораздо быстрее и полезнее, - удивилась я скрытым талантам Горина.
  
  - Это домработница. Ясно, что я бы так не заморачивался. А ты все пререкаешься?
  
  - Нет, что ты. Спасибо за все, включая завтрак. И тебе и твоей домработнице. Кстати, очень вкусно. Намного-намного вкуснее гречки.
  
  - Ты во сколько поедешь? - 'тонко' намекнул Ростислав на то, что пора и честь знать.
  
  - Если бы у меня была одежда, то выехав прямо сейчас, я бы попала на третью пару.
  
  - Твоя одежда в рюкзаке в прихожей, если ее можно надеть после того, как она там столько времени пролежала.
  
  - Что ей будет? Это же не дизайнерское платье. Там даже мяться нечему. К тому же выбор между твоей футболкой и моими джинсами и свитером очевиден.
  
  - Знаешь, я бы тоже не хотел, чтобы ты явилась на занятия в моей футболке, - сообщил Горин, недвусмысленным взглядом окидывая мои обнаженные ноги. - К тому же, холодно.
  
  - Боже! Мы пришли к полному и безоговорочному согласию хоть в чем-то. За это необходимо выпить! - с энтузиазмом провозгласила я, опрокидывая в себя остывшие остатки кофе. А кофе, без сомнений, весьма и весьма. Впрочем, не будем завидовать: должны же быть достоинства и у Горина. Одно уже обнаружено.
  
  Итак, в этот день я явилась в универ во вчерашнем белье и слегка помятом свитере, с полным отсутствием макияжа, при том, что мой внешний вид был слегка потрепанным: огромные черные круги под глазами и болезненный блеск глаз. Зато с комфортом на автомобиле, вместо общественного транспорта. А главное, следующая встреча с Гориным состоится через пару недель, не раньше! Это он так сам сказал, я за язык не тянула. Так что я вступаю в белую полосу. Значит, обязательно в ближайшее время произойдет что-то очень и очень приятное. Ах, ну да! Я уже знаю что! Это же колок по антропологии! Вот уж, где счастье! И грозит мне по нему... ничего хорошего не грозит. Потому что колок через неделю, а я со всеми этими развлечениями еще не начинала учить. В общем, я в полной и беспросветной ж..
  
  Зато буду готовиться, а не думать о всякой ерунде. А начать можно прямо сейчас, потому что лекция по физике требовала обязательного присутствия, но на этом можно было ограничиться. Да-да, физики, в отличие от, к примеру, тех же математиков, прекрасно понимают, что с нас, почти гуманитариев взять нечего, и с удовольствием лепят автоматы по результатам посещения. Так что, отметился на летучке, и занимайся своими делами. Хоть о том же предстоящем коллоквиуме.
  
  Несколько дней я могла думать только об антропологии, ненадолго переключаясь на другие предметы по мере острой необходимости. К сожалению, мне всегда необходимо слишком много времени на подготовку. Будь это экзамен или колок, по основному предмету, или по тому, который мне не особенно понадобится в дальнейшем, я всегда готовлюсь слишком долго. Все же, не зря мне иногда говорят, что я зануда - сегодня я согласилась с этим полностью. Остался один день, а у меня готова ровно треть вопросов, и времени на повторение совсем не осталось. Мне нужно сначала переписать лекции, дополнив их материалами с семинаров и из литературы, потом все это тщательно выучить, рассказать самой себе и, в конце концов - повторить. Ни разу я не успела пройти всю схему целиком, поэтому ни разу и не была вполне уверена по наступлению 'дня икс'.
  
  Сегодня была та же ситуация: времени осталось крайне мало, я готова крайне плохо, в результате я психую, и вместо того, чтобы готовиться активнее, ною в одиночестве или звоню маме, чтобы поныть для нее. Кто же еще эту честь вынесет, как не мама? Мама сначала слушала и сопереживала, пыталась подбодрить и все такое, а потом, как всегда, сделала мне грандиозный втык и отправила учить. Обычно помогает, но на этот раз что-то не сработало, и я поняла, что еще чуть-чуть, брошу все и начну уже всерьез реветь. А что может быть хуже, чем реветь в одиночестве? Разве что в одиночестве пить, но это не точно, потому что последнее я не пробовала.
  
  И тут, вообще не кстати, пришло сообщение от Горина. Блин, если у него на завтра намечено очередное мероприятие - пошлю его! После антропологии еще и в реальных условиях изучать развитие человека, мне совершенно не светит! Кстати, почему он пользуется исключительно обычными звонками и стандартными сообщениями. Ни ВК, ни вотсап, ни вайбер не пользовались расположением этого странного типа. Возможно, это отражение эволюции человека в пределах нескольких поколений? Вот бабушка у меня теми же сообщениями уже не умеет пользоваться. Нет, она, конечно, активно этот факт отрицает и ссылается на нелюбовь и плохое зрение, но я-то тайну знаю. А Ростислав, похоже, до СМС в силу преклонного возраста в своем развитии дошел, а до всего остального нет. Хотя мама моя постарше, но справилась с этими проблемами. Наверное, мама в душе моложе типа, погруженного в процесс зарабатывания денег с головой. Может, при его образе жизни год за два идет? Наверное, не стоит читать. Сделаю вид, что меня нет в этой вселенной? Нет, с Гориным это не прокатит. Нехотя разблокировала телефон и очень удивилась, что Ростислав сегодня начинает настолько издалека.
  
  'Ты в порядке?'
  'Да', ответила я, утирая слезы. Обсуждать подробности личной жизни с работодателем я точно не планировала. 'Что-то нужно от меня?'.
  'Нужно знать, что там с тобой происходит', получила очередное сообщение. Он что установил скрытые камеры в моей комнате? Нет, это вряд ли. И не потому что Горин не настолько извращенец, а потому что не стал бы он из-за меня так напрягаться. Я и без его желания напрягаю по полной.
  'С чего ты взял, что со мной что-то происходит?', отправила я, и через минуту Ростислав уже мне звонил. О, Боже! Что же ему еще надо?!
  
  
  -Да? - с сожалением отметила, что мой голос звучит слегка гнусаво, но было слишком поздно.
  
  - Что, 'да', твою мать?! Я сколько раз прошу не тратить мое время попусту! Ты можешь просто сказать, что с тобой не так?!
  
  - А я сколько буду просить не тратить на меня свое время?! - не смогла удержаться от ответной агрессии. - Что привязался? Когда тебя нужны будут мои услуги, я буду полностью готова! А если сейчас я тебе не нужна - дай спокойно насладиться твоим отсутствием в моей жизни.
  
  - Интересно, когда это я мешал тебе жизнью наслаждаться? - ядовито спросил Горин. Видно, свободного времени у него все же навалом. Никак не хочет от меня отвязаться. - Когда с Сухим, в чью сторону и не посмотрел бы, если бы не ты, светские беседы вел? Или когда сопли твои вытирал? Или когда спать тебя укладывал на свою кровать, а сам в гостевой ночевал? Я прошу чего-то нереального? Всего-навсего мне нужно знать, что у тебя за проблемы, чтобы думать не о них, а о деле!
  
  - Ростислав! Все мои проблемы заключаются в том, что я не готова к завтрашнему коллоквиуму! Поверь, ты можешь совершенно спокойно думать о своих делах, а не обо мне. Тем более что ты и не должен обо мне думать, что бы со мной ни происходило!
  
  - Слушай, но если ты не готова, то надо готовиться, а не психовать, разве нет? - опешил абонент.
  
  - А то я сама не знаю! Просто... не успеваю ничего. Еще не выучила все, а повторить совсем нет времени, - призналась я и снова всхлипнула, не сдержавшись.
  
  - Слушай, Вера! Ты вроде второй курс заканчиваешь, пора научиться не воспринимать учебу настолько серьезно.
  
  - Знаю... пора. Но не получается. Я все воспринимаю слишком серьезно: учебу, отношения, жизнь. От этого одни проблемы, но...
  
  - От этого отношений у тебя просто нет, учеба вызывает приступы депрессии, а жизнь проходит мимо, - подсказал Горин.
  
  - Да, так и есть.
  
  - Давай так: ты один раз прочтешь все оставшиеся вопросы, и ничего повторять не будешь. А когда ты свой коллоквиум сдашь, а ты его сдашь, я совершенно в этом уверен, я тебе куплю билеты домой на выходные.
  
  - С чего такая щедрость?
  
  - С чего, с чего... От моей глупости, с чего еще! Пользуйся, пока не поздно.
  
  - Ладно, я воспользуюсь. А что буду за это должна?
  
  - В следующий раз ты не станешь психовать, когда очередной придурок начнет тебя слишком внимательно рассматривать. И вообще, позволишь мужчинам собой любоваться, и не будешь больше воспринимать это как извращение. Глядишь, так со временем и личная жизнь наладится.
  
  - Знаешь что, Горин? Ты слишком хорош для миллионера. Тебе никто об этом не говорил?
  
  - Если ты о женщинах, то они мне о моих достоинствах говорят постоянно.
  
  - Это не считается, они с тебя хотят что-нибудь поиметь, так что это - не искренне.
  
  - Ты и сама поиметь хочешь. Тот же билет домой. Я уже привык.
  
  - Ты мне его уже пообещал, так что я его уже, считай, имею. А благодарность тем и отличается от взятки, что она после, а не до. Так что я была с тобой совершенно честна.
  
  - Может, ты и на всякие мероприятия со мной будешь ходить бесплатно? За удовольствие от времени, проведенного со мной?
  
  - Только если эти мероприятия будут исключительно для нас двоих и никаких Воропаевых там не будет! - сразу согласилась я.
  
  - Только для двоих? - хмыкнул Горин. - На что это ты сейчас намекаешь?
  
  Его голос зазвучал мягко и сладко, как прозрачный незасахаренный мед. И я вдруг почувствовала, что тот самый мед его голоса уже льется во мне вместо крови и всех остальных жидкостей, делая меня томной и нежной. И вместо того, чтобы дергаться из-за чертовой антропологии, я уже сижу себе полностью расслабившись, в ожидании, что он скажет еще что-нибудь этим своим волшебным голосом.
  
  - Я, конечно, человек крайне занятой, а ты вряд ли профессиональна в этом деле, но могу прямо сейчас прислать водителя, чтобы проверить, насколько моя кровать будет удобной для нас двоих.
  
  - Серьезно, что ли?! Все же странные вы создания, мужчины! Я тебе не нравлюсь, ничего хорошего ты от меня не ждешь, дел у тебя куча, но, наплевав на все это, ты со мной хочешь заняться... Это же низко! - вмиг растеряла я всю томность.
  
  - Ничего в этом низкого нет, Вера. Ты, как биолог, должна понимать, что мужчины физиологически созданы именно так, а не иначе. И уж точно ты не должна бояться осквернить свой очаровательный ротик словом 'секс'!
  
  - Где-то от кого-то я уже это слышала, - заметила я. Не помню только где и от кого. Кто еще был такой же наглый в моей жизни?
  
  - К тому же ты мне нравишься вполне достаточно для того, чтобы этим воспользоваться.
  
   - Что? - растерялась я.
  
  Этот расклад меня совершенно не устраивал. Как мне теперь с ним работать? Раньше я знала, что он меня едва терпит, и была вполне спокойна. А теперь? А если в следующий раз возникнет ситуация похожая на прошлую, и он ею воспользуется? А если он меня просто начнет соблазнять? Я могу сколько угодно думать с иронией и о его образе жизни, и о взглядах, и, в конце концов, о возрасте. Но, как ни иронизируй, на самом деле, Горин вызывает во мне восхищение, как человек, добившийся многого, как сильный, состоявшийся мужчина. А от восхищения до влюбленности - один шаг. Тем более, для меня, ведь я всегда мечтала встретить человека, который был бы примером и объектом того самого проклятого восхищения. Но больше всего на свете сейчас я не хочу такой шаг сделать. Он, определенно, был бы ошибкой. Возможно, самой большой ошибкой в моей жизни.
  
  - Вот видишь, Вера, как просто перестать думать о подготовке к коллоквиуму и начать думать обо мне. Надеюсь, эти мысли не будут столь же депрессивными. А теперь обо мне забудь и давай, готовься! А то, что я периодически называю тебя дурой, не делает тебя такой по факту. Так что если что-то не доучишь, забей своему преподу голову и заставь верить, что знаешь все. Я в тебя верю, моя Вера! И не забудь отчитаться о достигнутых результатах.
  
  Горин отключился, оставив меня в полном недоумении. Это что значит? Это он меня так отвлекал? Вот же, гад! И главное, откуда-то узнал, что мне плохо, и вместо того, чтобы сказать: 'Это не мое дело', позвонил и стал успокаивать? Что он за человек такой? Впрочем, ответ прост: человек, уважения и восхищения вполне достойный. Но точно не тот человек, в которого стоит влюбляться! И не надо теперь вспоминать о том, что он назвал меня 'моя Вера'. Естественно, он считает меня своей, оплачивая эксклюзивное право! Уж в этом нет определенно ничего нового и приятного.
  
  Глава 43
  
  Колок я, естественно, сдала. Не потому, что такая уж умная, а потому что везет на экзаменах мне гораздо чаще, чем не везет. Билет попался очень легкий, так что ответила я его отлично, а дополнительные вопросы будто подбирали по моим предпочтениям. Только один заставил задуматься, и то не надолго. Пару дней я ходила с чистым сердцем, совершенно ни о чем не переживая. А на третий пришлось оказывать скорую помощь другу. Тому самому Сергею, который нежно влюблен в Нату. Нет-нет, к счастью, они не расстались, даже не ссорились. Всего-навсего девушка простыла и не пришла на занятия. Сергей весь день ходил, как прибитый, печально вздыхал и с тоской смотрел на двери. Вспомнив, как помог мне в нужный момент Ростислав, и старалась отвлечь парня изо всех сил. В результате, после занятий мы вышли вместе, а я так и продолжала отвлекать и утешать друга.
  
  Сергей выглядел как щенок, побитый любимым хозяином. Нет, его отношение к Нате периодически вызывало нечто вроде приступов зависти, но... Мужчина, даже страдая, должен оставаться мужчиной. Иначе как же его любить? Щеночки тоже многим нравятся, вот только это совсем другие чувства. К тому же за день я слегка устала от нытья друга, и он уже начал меня немного раздражать.
  
  Мы еще не успели дойти до остановки, как рядом остановился черный автомобиль, который я сразу узнала по вызывающему блеску. Интересно, сколько раз в день ее моют? Не один - это точно.
  
  - Садись, - совсем нелюбезно вякнули из салона, открыв мне переднюю дверь изнутри. Наскоро попрощалась с несчастным страдальцем и нырнула внутрь.
  
  Сегодня за рулем был Горин, и я сразу поняла, почему он предпочитает, чтобы водил Паша. В этом вопросе я с ним полностью согласилась. Потому что посадить Ростислава за руль, все равно, что посадить тигра охранять дачный участок. Участку, может, ничего и не будет, но и оценить сохранность будет некому. В общем, рулил Горин, как ненормальный: гнал, неожиданно перестраивался, матерился и периодически избивал ни в чем неповинный руль.
  
  Я сидела тихо, как мышка, и только незаметно на него поглядывала. Раньше не замечала, какой Ростислав бешеный.
  
  Тут он вдруг остановился, еще раз лупанул по рулю и сказал свое сакральное:
  - Какого хрена?!
  
  - Это ты о чем? - настороженно поинтересовалась я.
  
  - У нас контракт! Ты его тщательно изучила, и, я надеялся, будешь выполнять. Что за херувим с тобой был?!
  
  - Херувим? - глупо хохотнула я. Моя жизнь полу-сказка, полу-роман: тут и принцессы, и Золушки, и Ромео, и херувим. Прекрасный набор. - При чем тут наш контракт?
  
  - Там было условие о твоих отношениях с мужчинами!
  
  - Сергей - мужчина? Нет, ты все напутал. Он не мужчина, он просто друг. И его девушка тоже мой друг.
  
  - Да мне похеру, хоть спи с ним, - неожиданно успокоившись, сказал Горин. - Условие в том, чтобы никто и никогда не мог застать тебя с другим мужчиной. Мы это условие оговаривали.
  
  - Слушай, ты извини, но я не думала, что до такой степени. Они, на самом деле, лишь мои друзья, так что я забываю об их принадлежности к мужскому полу. Я не думала, что все настолько строго. Поняла, приняла к сведению и еще раз прошу прощения, если тебя подставила.
  
  - Если бы ты меня подставила, было бы поздно просить прощения, - проворчал Ростислав.
  
  - А как тебя сюда занесло?
  
  - Хочешь сказать: зачем я приперся так не вовремя.
  
  - Нет. Хочу сказать, неужели пора выходить на работу? И ты сам за мной приехал?
  
  - Не пора, не нервничай. Заехал, чтобы отвезти тебя на обед. Или на ужин.
  
  - Да ладно! С чего вдруг? - меня даже к сидению прижало, толи от изумления, толи от того, что Горин, вновь тронувшись, резко дал по газам.
  
  - Просто, захотел с тобой пообедать.
  
  - Неужели тебе пообедать не с кем? А потом поужинать и сразу позавтракать.
  
  - Есть с кем. Но захотел с тобой.
  
  - Даже не знаю, чем заслужила такую честь.
  
  - Ничем не заслужила, скорее, наоборот. Но я же добрый. Кстати, билеты с открытой датой придут тебе на почту.
  
  - Серьезно? Честно говоря, я и представить не могла, что ты это говорил не только для того, чтобы меня отвлечь, - я с недоверием рассматривала собеседника, и вдруг поняла, что он снова начинает беситься. Как же легко его вывести из себя!
  
  - То есть ты хочешь сказать, что я не выполняю обещаний? - сощурив глаза, надменно поинтересовался Горин.
  
  - Я не думала, что это обещание, только и всего. Что-то ты сегодня слишком нервный. Слишком эмоционально реагируешь на все, что происходит, - честно отметила я.
  
  - Это твое пагубное влияние, - недовольно проворчал Ростислав, останавливаясь прямо перед входом в небольшой ресторанчик японской кухни.
  
  Надо же! А он еще и тактичный. Эта сеть как раз отличается приличным качеством и невысокими ценами. Так что ходят туда и работники различных офисов, чтобы пообедать, и молодежь, чтобы отдохнуть. То есть я в своей повседневной одежде буду выглядеть там так же к месту, как и Горин в дорогом костюме. Хотя, Горин все же меньше подходит этому заведению, чем я. С другой стороны, раз у меня на него денег нет, и я там бываю только с мамой или ее подругами, заглядывающими в столицу, то... В общем, кто платит, тот и заказывает музыку. Так что мой спутник уместен везде, хоть в Макдоналдсе, хоть в столовке нашей общаги.
  
  - Не может быть, чтобы такая никчемная персона, как я, влияла на такую яркую личность, как ты, - с иронией заметила я. Своим тоном я очень старалась показать, что вовсе не считаю себя никчемной, что мои слова - лишь сарказм, но, на самом-то деле, я прекрасно осознавала, что так все и обстоит.
  
  - Никогда никому не говори о себе плохо, потому что люди слишком легко в это верят. И, да, ты на меня влияешь. Я уже говорил, что мастерски вывести меня из равновесия тебе удается.
  
  - Зачем же тогда ты приехал? - удивилась я.
  
  - Потому что не говорил, что мне это не нравится.
  
  - То есть в твоей жизни недостаточно стресса, - констатировала я, раскрывая меню. Что я буду здесь брать, я уже знаю, осталось лишь вспомнить замысловатые китайские названия блюд. Или они японские? Вроде, заведение позиционируется как японское. Кто разберет.
  
  - Стресса полно, только он нездоровый, - я озадаченно перевела взгляд на собеседника, - если у меня стресс, связанный с моей основной деятельностью, значит, я теряю нехилую сумму, а это реально плохо. А если у меня стресс от общения с тобой, я поору и сразу обо всех проблемах забываю.
  
  - Так ты поэтому со мной так возился? Чтобы о своих проблемах забыть? - наконец поняла я происхождение почти рыцарского поведения совсем не рыцаря.
  
  - В том числе.
  
  Я заказала себе суп на кокосовом молоке с морепродуктами, ролы и мидии в сливочном соусе. Не съем, конечно, но хоть удовольствие получу, взяв все, что хочу. В общем, хоть понадкусываю, и то дело. Кстати, Горин никак не прокомментировал мой аппетит.
  
  - Раз уж тебе это так приятно - продолжай делать мне нервы, я постараюсь не возражать. А я продолжу тебя выводить, тем более что основные обязанности я выполняю из рук вон плохо.
  
  - Вот это точно. Кстати, не надейся, что это будет сходить тебе с рук и далее. В следующий раз либо ты качественно работаешь, либо я тебя штрафую, - сурово пообещал Ростислав.
  
  - Ах, этот грубый мир сильных мира сего! Как в нем выжить простым смертным?! - вздохнула я, приступая к поеданию вкуснейшего и острейшего супа.
  
  - Есть только один способ - держаться от этого мира, как можно дальше. Ты им не воспользовалась, так что теперь уж поздно метаться. И шансов выжить у тебя почти нет. Есть только один шанс, что после того, как этот мир тебя прожует и проглотит, ты сможешь подняться и начать жить заново. Новым человеком.
  
  - Проблема в том, что если я и хочу измениться, то вовсе не в угоду твоему миру. Не так, как захочет он. И не так, как захочешь ты. Только так, как захочу я сама. Понимаешь разницу?
  
  - Не злись, я вовсе не говорю, что жажду видеть эти изменения, я лишь констатирую факт, вот и все. Если тебе удастся выжить... что же, в таком случае, я признаю, что ты намного сильнее, чем я думал.
  
  - Да ты вообще обо мне невысокого мнения. Во всех аспектах. Впрочем, я к этому уже почти привыкла. Давай все же попробуем и в таком никчемном человеке, как я, найти что-то хорошее, - и я с ожиданием уставилась на собеседника.
  
  - Хочешь, чтобы я тебе начал говорить комплименты? - изумленно поинтересовался Горин.
  
  - Нет, просто скажи, есть ли во мне хоть что-то, что тебе нравится во мне, кроме того, что я мастер выводить тебя.
  
  - Ну... - Ростислав погрузился в глубокую задумчивость, - например... например, у тебя отличные духи.
  
  - Что?! То есть, мои духи - единственное хорошее, что ты заметил? - это признание меня потрясло до глубины души. Я, конечно, не самого высокого мнения о себе, но не настолько же. К тому же, существуют элементарные правила вежливости, и их пока никто не отменял!
  
  - Подожди. Учитывая уровень твоих доходов, это говорит не только о том, что у тебя отличный вкус, но и о том, что ты правильно расставляешь приоритеты. А учитывая, насколько они тебе подходят, это говорит о том, что тебе свойственна рефлексия и адекватная самооценка.
  
  - Ну-ну. Это к тому, что я нищая? Так я не нищая. А все твои выводы - ерунда. Во-первых, при чем здесь приоритеты? А во-вторых, с чего ты взял, что это не подарок?
  
  - Интересно, от кого? От Сашки? Так он все подарки через секретаря закупает, вряд ли она вслепую так точно попала в цель? От Волкова-младшего? Вот он, точно, не обладает хорошим вкусом, так что - мимо. А приоритеты к тому, что эти деньги, а они были немалыми, ты могла бы потратить на что-то более существенное. Новый телефон, к примеру, хорошие шмотки, и так далее. Что поняли бы все окружающие, чем ты могла бы хвастаться перед подружками.
  
  - У нас не принято хвастаться, тем более, вещами. И деньги были не такими большими, потому что производитель - не раскрученный французская брэнд, а девочка, которая дома сама собирает авторские ароматы. Мне нравится, когда у вещей есть душа, когда за ними стоит живой человек. Не все хорошее стоит больших денег. И не все, что стоит больших денег - хорошо.
  
  - Любишь ты высокопарные сентенции, Вера.
  
  - А ты слишком изысканные комплименты делаешь. Никто не говорил раньше? - ехидно спросила я.
  
  - Ну, что ты! Никому больше я столь изысканных комплиментов не делал. Впрочем, если хочешь, чтобы я был проще, то могу честно признать, что у тебя офигенные сиськи, - меланхолично констатировал этот мастер комплимента.
  
  - Давай на этом и остановимся, а еще лучше - последнее совсем забудем. Неприятно думать, что ты, как малолетка, смотришь только на то место, которое столь высоко оценил.
  
  - Все мужчины туда смотрят, если они все еще (или уже) мужчины и если есть на что смотреть.
  
  - Давай выберем другую тему для разговора, если ты не против, - взмолилась я.
  
  - Ты сама начала. Но, оцени мою доброту, пойду тебе навстречу. О чем бы ты хотела поговорить?
  
  - Например, кто есть Павел?
  
  - Неужели он так задел хрупкое девичье сердце? - скептически скривился Горин.
  
  - Хрупкое девичье сердце задело несоответствие между тем, что он делает и как себя ведет, а также слова о его особой роли в жизни одного олигарха, - на последнем слове Ростислав иронично фыркнул.
  
  - Пашка - мой друг и партнер. А за рулем он лишь потому, что у него это получается намного лучше, чем у меня, особенно, если я нервничаю. Он водит машину, я делаю другую черновую работу.
  
  - Разве у тебя нет водителя? - удивилась я.
  
  - У нас водителей полно. Но есть ситуации, в которых не должны участвовать посторонние. Например, явление тебя.
  
  - О! Я такая важная личность?
  
  - Нет, просто, чтобы не было лишних свидетелей, если бы ты мне не понравилась, и я решил бы сразу тебя закопать в лесочке, если бы заранее предвидел все проблемы, которые от тебя появятся.
  
  - Осознаешь, как хорошо, что ты лишен дара предвидения? Закопал бы меня, и кому было бы лучше? Ты лишился бы отличной занозы в... не важно в чем, а мне не нравятся лесочки зимой.
  
  - Да уж, - с нечитаемым выражением лица отозвался Ростислав, - хорошо, что я не провидец.
  
  - А какие же качества личности наглядно отражают мои духи? - попыталась я вывести собеседника из внезапного приступа задумчивости.
  
  - Какие еще качества?.. А... Ты опять обидишься, может, не стоит начинать?
  
  - Ладно. Говори.
  
  - Отражают то, что ты мягкая, юная и романтичная. Что впереди тебя ждет бесконечная череда разочарований. И что ты лучше пройдешь эту череду, чем перестанешь верить в свои наивные романтические идеалы.
  
  Мы помолчали пару минут, пока я переваривала сказанное.
  
  - Знаешь, на этот раз я не буду обижаться. Кто же обижается на правду? - печально признала я.
  
  - Все.
  
  - Значит, все, кроме меня. И нет ничего плохого в том, что человек не расстается со своими идеалами.
  
  - Даже если они совершенно не соответствуют реальному миру?
  
  - Иногда имеет смысл заставить меняться мир.
  
  - Ага, ну... вперед, а я посмотрю на эти фееричные изменения. Буду главным зрителем и болельщиком, - с усмешкой пообещал Ростислав. - Мне достаточно. Это деньги на оплату счета и на такси.
  
  Он встал и, не прощаясь, ушел, оставив меня недоумевать и доедать обильный обед. Что значит 'достаточно'? Хватит, ты мне надоела? Странные манеры у этого странного типа.
  
  Глава 44
  
  Возвращение в общагу принесло массу впечатлений, приятных и не очень. Даже о встрече с Гориным сразу забыла и престала думать и о том, зачем он меня пригласил, и о том, почему так быстро ушел. Бред о легком бодрящем стрессе в моем лице критики не выдерживал. Так вот, стоило мне открыть дверь в секцию, я сразу заподозрила, что что-то не так. И не ошиблась. В комнате на второй кровати восседала Лидия и жизнерадостно кивала в такт музыке, что играла в ее наушниках. Ну, вот и все. Пришел конец моему блаженному одиночеству. Счастье было так возможно, но так скоротечно... Печалька.
  
  - Привет! - с энтузиазмом поздоровалась соседка, стягивая наушники. - Совсем протухла в одиночестве небось? Ничего, теперь я снова возьмусь за твой досуг!
  
  - Привет, - я решила поддержать ее в намерении создать видимость того, что между нами ничего не произошло. - Как наш юный Ромео?
  
  - Ромео? - прыснула Лида. Ах, да, я совсем забыла, что ей кодовое имя Глебушки до сих пор известно не было. Теперь пойдет распространять, еще и не забудет всем сообщить, кто именно дал парню такое прозвище. - Сдох наш Ромео. Вернее, я сдохла с тоски.
  
  - Странно, уж чего я за Глебом не замечала, так это занудности. Вроде и с чувством юмора, и с разговорчивостью у него полный порядок.
  
  - Да задолбал уже своими шутейками. И вообще, он такой еще пацан! Не, мне нужен взрослый, состоявшийся человек. Серьезный, ответственный. И чтобы с мамочкой по телефону часами не трепался.
  
  - А! Поняла! Приехала его мама и достала тебя так, что пришлось сваливать?
  
  - Это тоже. Но это уже было последней каплей. А реально достала не только она - все вместе. Вот я и решила, что в общаге с тобой гораздо веселее, чем в отдельной квартире с ним.
  
  - Может, мама уедет... - в надежде предположила я. Мне гораздо больше нравилось, когда она в отдельной квартире. И веселиться как-то не особенно хотелось.
  
  - Не, не уедет, - обнадежила соседка. - Вернее, уедет, конечно, рано или поздно, но это ничего не изменит. Надоел он мне. То чаем швыркаю, то обувь не на полочку ставлю, то пасту не так выдавливаю...
  
  Почему-то упоминание зубной пасты отозвалось в душе слабым отголоском глухой боли, причем вовсе не в зубах. С чего бы? Давным-давно я Глеба забыла, и, если и вспоминала, то лишь как первое, почти детское увлечение. Наверное, ревность не имеет отношения к любви, что бы ни говорили люди.
  
  - Вот скажи, ты со мной сколько жила, когда-нибудь я чаем швыркала? - с возмущением спросила Лида.
  
  - Постоянно. А еще ты громко и с удовольствием причмокиваешь после каждого глотка, - честно призналась я.
  
  - И почему же ты мне об этом не говорила?
  
  - Говорила, но ты ответила, что так вкуснее, и что те, кому не нравится, могут не слушать.
  
  - Вот именно! Могут не слушать! Меня может тоже многое бесит! Например...
  
  - Лид, ты извини, но я в читалку лучше пойду, иначе не успею на завтра подготовиться, - прервала я откровения соседки.
  
  - Вот это тоже бесит! Твое вечное занудство... - Лида еще продолжала рассказывать что-то о моей, а за одно и Глебовой несостоятельности, почему-то постоянно вставляя слово 'вы', будто между нами могло быть что-нибудь общее, но я уже почти не слушала, собирая стопку учебников и конспектов для похода в читальный зал.
  
  'Эх, закончилась светлая полоса!', подумала я, глянув на соседку на прощание. 'А может, и не начиналась!'.
  
  Но я еще не знала, насколько я была права и какая мелочь - явление соседки, давно переставшей быть подругой. Потому что в моей жизни начался странный период возвращений. Причем не самых приятных. На семинаре по физике нас всех ждал большой сюрприз: вместо лояльного молодого семинариста, в кабинет явился не менее молодой, но куда менее лояльный Сергей Станиславович. Тот самый, известный всем, как семинарист по мамбе, а лично мне еще и как ярый радетель за интересы Волкова.
  
  - Сергей Станиславович, а Вы что, переквалифицировались, - испугано поинтересовалась Светка. Девушка отличалась завидной способностью: каждый раз все, включая ее саму, были уверены, что очередной экзамен она не сдаст. И каждый раз ей удавалось выкарабкаться на тройку.
  
  - Нет, Ершова, не переквалифицировался. Я вспомнил, что не смог некоторым, особо отличившимся честно выставить на экзамене заслуженные пары, - и он внимательно посмотрел на Светку, выдержав многозначительную паузу, а потом... потом перевел взгляд на меня, - так что решил вернуться. А если серьезно, Денис Викторович - мой хороший товарищ, попросил помочь ему. Так что первую половину семинара, пока вы пишете тесты, я буду с вами. Кстати, акция не однократная, так что прошу не удивляться еженедельно. В общем, ближайший месяц мы вместе, а дальше - видно будет. И помните, что я тщательно слежу за каждым по-отдельности, - и он снова посмотрел на меня со значением, - и за всеми вместе. Итак, не будем терять времени.
  
  Нам раздали листы с тестовыми заданиями, и я начала тщательно изучать свое. Да, меня ожидала жесткая подстава: Денис Викторович всегда оставлял на столе вопросы для последующего теста, чтобы мы могли втихаря их сфотографировать и подготовиться. Так что все, кто не забивал, уверенно шли на автомат. Но сегодня... Сегодня у меня, впервые за семестр, были вопросы, не из того самого золотого списка. Случайность? Или любимый Сергей Станиславович расстарался?
  
  Кое-что я, конечно, знала, так что примерно на четверть вопросов ответить смогла. Где-то, наверняка, угадала правильный ответ, но ситуации в целом это не исправило: я была уверена, что в этот раз не наберу необходимого количества балов. И что делать? Пожаловаться настоящему семинаристу, что именно мой тест он не слил? Да, уж, смешно...
  
  Сергей же время от времени бросал на меня злорадные взгляд, что только подтверждало теорию о его вмешательстве. Но что ему надо от меня? Я же ничего ему не сделала!
  
  Все, что я могла - это смириться. Хотя, могла я это лишь в теории. На практике же ни смириться, ни расслабиться, ни получать удовольствие не выходило. Зато очень качественно выходило бессильно беситься и сердито пыхтеть. Главное, что ситуация совершенно безвыходная. Вернее, выход только один, и мне он совершенно не по вкусу: придется учить всю тему. Ну, ладно, Метла, мы еще посмотрим, кто кого! Хорошо, что все занятия в пятницу - это семинар и практика по физике, если бы я задержалась в универе еще хоть на одну пару - загрызла бы кого-нибудь, кто ни кстати подвернулся.
  
  Правда, возникла другая проблема: в общагу не хотелось со страшной силой. Пришлось прогуляться по центру в гордом одиночестве, а поскольку пронизывающий ветер прогулкам не особо способствовал, я решила посетить киноклуб, пусть сегодня показывали фильм, который я видела не раз. В конце концов, раньше я его смотрела в переводе, а в оригинала и в хорошей компании... Почему бы и нет? После фильма мы еще выпили чая с печеньками, обсудили картину, потом заболтались о кино вообще, кто какую из новинок уже посмотрел. Так что вернулась я лишь около одиннадцати и в первый раз порадовалась тому, что благодаря Горину суббота была теперь забита.
  
  В день, у нормальных людей являющийся первым выходным, вместо первой пары мы засели в ближайшем от универа кафе и поболтали с Яной о политике. Она заканчивала третий курс факультета политологии, и мы обе взаимно не понимали, кем каждая из нас пойдет работать по окончании учебы. Ее фантазии о биологах не распространялись дальше учителя биологии в школе, а мои о политологах... не распространялись вовсе. Но Яна была совершенно классной, направлением своим по-настоящему болела, так что и наши встречи приносили огромное удовольствие. В основном она спрашивала, что думаю я о том или ином вопросе, а по ходу вставляла какие-то сведения о политических системах разных стран. Она заставила меня читать новости и требовала высказывать мнение об основных событиях, исправляя откровенные ляпы. А еще Яна всегда проводила интереснейшие аналогии с событиями прошлого, прогнозируя дальнейшее развитие ситуации. Так что я даже не жалела о субботнем утре, когда могла бы спать подольше, потому что в занятия начинались лишь со второй пары. Причем в четные недели этой самой второй парой стояла лекция по физике, которую вполне можно было не посещать. Во-первых, после нее идет большой обеденный перерыв, а за ним физра, на которую я не хожу. А во-вторых, лектор все равно читал все от слова до слова по своему же учебнику, написанному пятнадцать лет назад. Даже в качестве примеров решал все те же задачи. В нечетные же был и вовсе по той же физике факультатив. На него я, ясное дело, даже не пыталась записаться. С моими-то способностями!
  
  Потом я отправилась на танцы. Недавно вместо злыдни Алины, которая звала меня то косоногой, то кривожопой, появился милый парнишка, который пусть и был ниже меня, особенно когда я вставала на каблуки, зато обладал поистине безграничным терпением. К тому же, Ярик, как звали моего нового тренера, умудрялся найти, за что меня похвалить, в результате время от времени я стала с удивлением замечать за собой поразительное желание потанцевать. Просто так, не в процессе занятий, не ради Горина, а чтобы получить удовольствие. Удовольствие от танцев! Подумать только. Вот что значит, что на одну и ту же вещь можно смотреть по-разному. Теперь полуторачасовая тренировка была не самым страшным наказанием, а чем-то вроде приятной разрядки.
  
  А вот дальше меня ждали не самые увлекательные часы. Сначала встреча с Ангелиной, которая настойчиво пыталась обучить меня основам экономики, а потом и лекция по той же экономике, которую какой-то очень добрый человек умудрился впихнуть четвертой парой в субботу. Причем на удивление и Ангелина, и наш лектор всегда рассказывали что-то совершенно неперевариваемое. Нет, честное слово! Ладно бы, одна я не понимала препода. Я пока не нашла никого, кто умудрился его понять. А моя личная наставница... Похоже, я сделала неудачный выбор: вместо того, что я просила, мне упорно пытались втюхивать весь курс экономики, начиная с самых основ. К тому же настойчиво заставляли зубрить все определения.
  
  Только я задумалась о том, какие бы уважительные причины найти, чтобы от обеих экономик сегодня отвертеться, как на телефоне высветился номер Ростислава.
  
  - Ты нужна мне сегодня, - не здороваясь, обрадовал он.
  
  - А как же предупреждать заранее? - напомнила я.
  
  - Извини. В другой раз. Времени очень мало. Скажи, где ты, машина будет минут через пятнадцать. Сегодня все под твою ответственность. Покажи себя во всей красе.
  
  - Ты хоть скажи, что за мероприятие и сколько у меня времени, - обреченно попросила, в темпе направляясь в душевую. Являться, неважно куда, после тренировки со всеми вытекающими последствиями в виде особого утонченного аромата, крайне не хотелось, а времени очень мало.
  
  - Всего лишь ужин в небольшой компании. Твоя задача - кивать и улыбаться.
  
  - Главное, чтобы лобстеров на ужине не подавали, я, знаешь ли, боюсь с ними не справиться.
  
  - Главное, чтобы ты не чавкала и умела пользоваться ножом. Кстати, чтобы ты не напилась тоже крайне желательно. Справишься?
  
  - Очень смешно. Буду стараться изо всех сил. Не посрамлю честь, и все такое. Мне нужно платье в пол?
  
  - Не перебарщивай. Не мини и не слишком открытое, достаточно простое, но притягивающее взгляд.
  
  - О, господи! Горин! Как же у тебя все просто! А тебе не кажется, что требования взаимоисключающие? Ладно, жди меня и надейся на лучшее. До вечера.
  
  Ну, что же, Вера. Кажется, тебе брошен вызов. И ты обязана на него ответить! В конце концов, знания о том, что уместно надеть в ресторан, тебе определенно в жизни пригодится. Будем воспринимать это, как очередную, возможно, не самую интересную, лекцию.
  
  Глава 45
  
  Через несколько часов (кстати, под моим чутким руководством в том же салоне красоты было потрачено гораздо меньше времени на приведение той же меня в презентабельный вид) я с удивлением рассматривала себя в зеркале, пытаясь понять, нравится мне то, что я вижу или нет. С одной стороны, это была слишком я. Не в том смысле, что эта я не могла бы понравиться даже самой себе. Меня будто раздели, нет, даже не раздели, а содрали кожу, выставив на всеобщее обозрение все, что я прячу. Зрелище, знаете ли, не для слабонервных. Думаю, ни Мики, ни Дани, ни тем более Глеб, не подошли бы ко мне и близко, если бы я так каждый день в универ являлась. Потому что это была та же я, но совершенно без маски. А я эту маску, между прочим, с яслей создавала и училась носить. Потому что надо выживать. Потому что очень мало мужчин, которым интересна женщина, которую каждый момент приходится прикрывать собственным телом. В общем, я оказалась слишком наивной, слишком нежной, слишком ранимой. И мне не было места в этом мире, как какой-нибудь вполне привычной для моего города магнолии нет места на московском рынке. Просто потому, что она туда не доедет ни при каких обстоятельствах.
  
  Интересно, обратил бы на меня внимание тот же Горин? Вот встреться мы случайно в том же ресторане. Вряд ли. Потому что, даже если бы он и нашел в себе силы, или был бы достаточно самоуверен, чтобы считать, что эти силы у него есть, стал бы он сам по собственной воле вляпываться в проблемы?
  
  - Насть, это нельзя так оставить, - заявила я стилисту, которая сегодня мною занималась. Похоже, чуткое руководство было затеей провальной.
  
  - Ну... не знаю... круто же получилось. И вроде все, как ты заказывала. Я и не ожидала, что из твоей затеи выйдет что-нибудь хорошее, - с сомнением покачала головой мастер.
  
  - Нет. То есть, ты, конечно, все сделала, как я и просила, но вышло слишком. Понимаешь? Перебор по всем позициям. Можно это исправить в минимальное время?
  
  - Ладно, сейчас попробуем. Творить, так творить! Не зря же я в художественном училась.
  
  Мне показалось, что Настя лишь для вида помахала кисточками и карандашами, но, когда я снова взглянула в зеркало, от той, испугавшей меня до дрожи, беззащитности, осталось лишь легкое эхо, лишь намек.
  
  - Знаешь, что, Настя, - произнесла я таким тоном, что девушка слегка съежилась, - а ведь не зря ты в художественном училась! Не знаю, какие картины ты пишешь, но в макияже ты - гений. Спасибо тебе большое, и пусть там с карты чаевых побольше спишут.
  
  - Побольше, это сколько, - деловито осведомилась мастер.
  
  - Сколько скажешь, карта же не моя, - и мы дружно захихикали, - но если бы была моя, я бы тебе, все равно побольше оставила. Потому что ты - чудо, а чудо деньгами не измеришь.
  
  - Зато на эти деньги чудо может кушать вкуснятинку и покупать отличные шмотки, - подмигнула Настя, провожая меня до выхода.
  
  Водитель, а сегодня это был вовсе не Павел, а совершенно незнакомый мрачный тип, который так и не представился, на изменения в моей внешности никак не отреагировал, будто и не заметил их вовсе. А я-то надеялась на нем эксперимент провести. Ладно, остается лишь рассчитывать на то, что Горин если и будет возмущаться, то не слишком громко, а калечить меня и вовсе не станет.
  
  В напряженном ожидании я доехала до ресторана, который оказался не столь пафосным, как я ожидала. Вместо лепнины, крахмальных скатертей позолоты, здесь царил уют и относительная простота. Вообще, это было мужское место, о чем говорили и название, и интерьер. Но мне здесь нравилось. Жаль только, что на этот раз приходится самой являться на место встречи, если бы Ростислав встретил хотя бы на входе, было бы намного комфортнее. Уж очень не хотелось прийти последней в незнакомую компанию.
  
  К счастью, за столиком был лишь Горин. Он встал мне навстречу, окинул пристальным оценивающим взглядом. Наконец, глубокомысленно резюмировал:
  - Неплохо, - отодвинул мне стул, вернулся на свое место и уткнулся в бумаги, которые изучал до моего появления.
  
  'Неплохо'?! Да я выгляжу, как сказочная принцесса! Как волшебная фея в человеческом воплощении! Как наследница голубых кровей! Как мечта всех этих жующих мужланов разных возрастов. Недаром они на меня периодически бросали заинтересованные взгляды. Все, как один!
  
  - Розовый? - наконец оторвался Ростислав от бумаг.
  
  Я лишь плечами пожала. Да, на мне вновь было розовое платье, но цвет его отличался от поросячей розовости прошлого раза, от той мечты ожившей Барби, как различаются фауна Австралии и Антарктиды. Пыльная роза, как оказалось, шла мне невероятно, а фасон был именно таким, как просил Горин: без вырезов, нигде ничего не обтягивал и длина чуть ниже колена выглядела более, чем пуританской. И при всем при этом консультант в магазине сказала, что не поверила бы, что это платье может выглядеть сексуальным, если бы не увидела меня в нем. Несмотря на то, что обычно отношусь к комментариям тех, кто очень хочет получить свой процент с продаж, скептически, на этот раз я полностью поверила ее словам. Потому что видела это сама. Я одновременно была невинной, утонченной и сексуальной. Впервые в жизни, кстати.
  
  - А ты не так проста, как казалась поначалу, - заметил Горин, ввергая меня в полное недоумение. Я бы у него обязательно выспросила, что он имел в виду, но к нашему столику подошла целая компания, и мне стало не до высказываний моего работодателя.
  
  Сначала я пыталась запомнить имена, но сразу четыре имени-отчества не дались, так что накрепко запечатлелся в памяти лишь Хакон, норвежский товарищ, который прекрасно говорил по-английски, но не знал ни слова по-русски. Чем занимался этот самый Хакон, я не поняла, но его внешность меня поразила до глубины души. Представьте себе норвежца: высоченного широкоплечего блондина. А теперь представьте все с точностью до наоборот: этот норвежец был худосочен, низкоросл, темноволос, а на затылке я успела заметить явные признаки появления. Вот так и ломаются стереотипы.
  
  Кроме меня, Хакона, Ростислава и четырех мужчин, либо не говорящих, либо не желающих говорить на иноземном наречии, здесь были две дамы: переводчик норвежца и спутница самого противного из четверки. Чем противного? Да как раз тем, что он один был с девушкой, но постоянно бросал на меня сальные взгляды. Переводчицу звали Наталья, и была она дамой, хоть и очень ухоженной, но явно далеко за. За сколько именно, она тщательно скрывала косметикой, а скорее всего и самыми разными косметическими процедурами. Спутница противного представилась Моникой, заставив меня сомневаться в том, что это - не псевдоним. Сейчас-то, и правда, какими только именами новорожденных не называют, но у моих ровесников чаще имена вполне себе обычные за редким исключением. Впрочем, Моника и была настоящим исключением: исключительная красота сочеталась с исключительно кукольной улыбкой, а исключительная худоба с грудью исключительного размера и формы. В общем, выглядела она потрясающе.
  
  Разговор за столом шел только среди мужчин, переводчица постоянно бормотала на ухо норвежцу, а мы с Моникой сидели не при делах. Как украшение стола. Только Моника с этой ролью справлялась куда лучше меня. Впрочем, внимания никто не обращал на нас обеих, разве что противный не прекращал пялиться, да все удивленно приподняли брови, стоило мне заказать стейк. Может, надо, как другие дамы взять салатик и бокал белого вина? Впрочем, с чего бы? Никаких указаний Горина по этому поводу не было, так что я предпочла мясо и воду без газа. Кстати, не прогадала я, выбрав только исходя из того, что мне понравилось, как звучит название: мой кусок был раза в полтора больше, чем у мужчин. Но не зря же пришлось обед пропускать, а на диете я еще успею насидеться.
  
  Когда с мясом было покончено, начались разговоры о бизнесе. Я развлекала себя тем, что пыталась в беседе вычленить имена ее участников. Так мне удалось определить, что противного зовут Алексей Васильевич, а еще двух - Виктор Степанович и Андрей Николаевич. Четвертый так и остался без имени, впрочем, вряд ли хоть один из них мне еще встретится.
  
  Я успела заскучать, когда Горин позвал меня танцевать. Это он так специально издевается? Никакой необходимости в танцах, на мой взгляд, не было, а учитывая мою любовь к этому занятию, равно как и любовь быть на виду у всех, можно было бы этом делом сегодня пренебречь.
  
  - Как думаешь, кто из них меня интересует? - спросил Ростислав, стоило только нам удалиться от компании.
  
  - Так ты со мной поговорить наедине хотел? - поняла, наконец.
  
  - А ты, наверняка, решила, что это новый изощренный вид пыток, - поддел мужчина.
  
  - Примерно так. Викинг, - добавила без сомнений.
  
  - Почему так решила?
  
  - Между вами как ниточка натянута.
  
  - Что? Иногда ты несешь откровенный бред, - доверительно прошептал мне в ухо партнер по танцам.
  
  - Спасибо, что иногда, а не постоянно. Хочешь, чтобы я с ним пофлиртовала? Из меня та еще соблазнительница!
  
  - Не знаю, странный он какой-то, ничего его не берет, но и 'нет' не говорит. Морочит голову, и все. Ты, вроде, нашла с ним общий язык.
  
  Я, на самом деле, пока остальные вели бизнес-переговоры, перекинулась с норвежцем парой фраз. Просто, пожалела человека, скучавшего так же откровенно, как и я сама, да и практика в английском никому не повредит. Но ничего больше. Вряд ли из этого можно извлечь какую-то пользу, тем более что Хакон никакого интереса ко мне не проявил.
  
  Мы вернулись на свои места, и я принялась напряженно думать, пытаясь сочинить способы срочного обольщения страстных северных (почти финских) парней. Ничего умного в голову не шло, а из уроков по обольщению, которые временами пыталась заставить смотреть на различных ресурсах Лида, в голову лез лишь откровенный бред. И вдруг норвежец сам пришел мне на помощь, поинтересовавшись, люблю ли я танцевать. Чуть-чуть лжи, надутых губок и жалоб на слишком занятого Ростислава, и я уже танцую с Хаконом. Не зная, с чего начать разговор, вспомнила, что любимой темой для большинства мужчин является осуждение их же самих, спросила о значении его имени.
  
  - Высокий сын, - усмехнулся мой партнер, - мои родители и подумать не могли, насколько сильно будут ошибаться.
  
  - Самоирония всегда подкупает в мужчинах, - заметила я. Вернее, так я хотела сказать, но засомневавшись со словом 'подкупать', заменив его на 'привлекает'.
  
  - А что привлекает в женщинах? - склонил голову на бок Хакон.
  
  - Меня? Или мужчин? Если последнее, то это Вы мне скажите.
  
  - Большинство мужчин привлекает красота и легкость, - просветил норвежец. - Естественно, меня интересует Ваше мнение.
  
  - Ища подругу, я ищу поддержку, честность, надежность и хорошего собеседника.
  
  - Разве требования, предъявляемые к мужчине, иные?
  
  - Для мужчины обязательно наличие чувства юмора и отсутствие самолюбования.
  
  - И господин Горин соответствует всем этим требованиям? - с ехидцей спросил Хакон. Что-то в его вопросе мне сильно не понравилось.
  
  - Он ближе к идеалу, чем кто-либо еще, - уверенно ответила я, и с облегчением отметила, что песня заканчивается, а значит, я смогу хоть какое-то время отдохнуть от роли роковой соблазнительницы.
  
  Но не тут-то было! Всю оставшуюся часть вечера мне пришлось поддерживать разговор с иностранным гостем, отчаянно делая вид, что наша беседа мне приятна. Зато я смогла выяснить, что с Гориным его связывает вовсе не бизнес, вернее, не совсем бизнес. Оказалось, что у моего спутника имеется милое увлечение. К примеру, я увлекаюсь чтением хороших книг, Лида поет, а Карина рисует отличные карикатуры на преподов. Конечно, хобби Ростислава не могла быть таким же примитивным. Он скромно коллекционировал лошадок. Да-да, сначала я подумала, что поняла неправильно, все же у Хакона был непривычный акцент. Но оказалось и правда, интерес к норвежцу заключался в том, что тот должен был продать Горину жеребца. Кстати, со словом 'жеребец' тоже возникли проблемы, так что мой собеседник начал показывать, чем последний отличается от мерина, что называется, на пальцах, заставив меня краснеть. Лучше бы в переводчике посмотрела!
  На самом деле, чем дольше мы общались, тем меньше мне нравился собеседник, не смотря на все разговоры 'про лошадок', которые последовали. Когда Ростислав сообщил, что нам уже пора, я слишком поспешно поднялась со своего места, что, возможно выглядело не очень вежливо. Пришлось аргументировать свое поведение срочной потребностью припудрить носик. Но, даже удалившись в уборную довольно надолго, я не избежала процедуры прощания со всеми участниками вечера. Меня дождались в холле, и каждый посчитал долгом поцеловать ручку, наверное, вдохновившись примером того самого... ох, снова забыла имя! Того, что присутствовал в сопровождении лощеной Моники. Хакон же решил, что мы знакомы уже и вовсе ближе некуда, поэтому обнял меня и чмокнул в щеку. Причем, именно чмокнул, а не сделал вид, как положено правилами поведения.
  
  Стоило нам погрузиться в машину, я принялась яростно оттирать лицо влажной салфеткой, пытаясь стереть ощущение слюнявых губ.
  
  - Неужели все прошло так дерьмово? - услышала я голос Павла и только тогда поняла, что именно он забрал нас со встречи.
  
  - Отвратительно, - подтвердил Горин.
  
  Да ладно! Быть этого не может! Норвежец явно на меня запал, и как бы неопытна я ни была в вопросах отношений между мужчинами и женщинами, я могла бы в этом поклясться.
  
  - Неужели я снова не справилась, - приуныла, стаскивая туфли на каблуке с уставших ног.
  
  - Тебе надо учиться все делать в меру. На этот раз ты явно перегнула палку. Потому что наш европейский партнер предложил тебя выкупить, - злобно заявил Ростислав, сверкая на меня глазами.
  
  - Выкупить? Он думает, что в России процветает рабство?
  
  - Нет, он думает, что все можно купить!
  
  - Вот тебе и просвещенная Европа, - только и смогла резюмировать я, пребывая в полнейшем недоумении. - И что теперь?
  
  - Ничего теперь! Найду другого жеребца и другого заводчика.
  
  - Ага, какого-нибудь шейха, - хохотнул Паша, - ты только не забудь его с Вероничкой познакомить. Шейха, конечно, жеребца не обязательно.
  
  - И ты даже не спросишь, согласна ли я? Вдруг я всегда мечтала общаться с иностранцем как можно ближе? - не стала обращать внимания на неуместный стеб. Паша на это только хмыкнул, а Ростислав довольно откровенно зарычал. Что с ним сегодня творится? Другой мальчик позарился на его игрушку?
  
  - А ты мечтаешь? - и он с угрозой уставился на меня. Отвечать не рискнула. - Нет, не мечтаешь. И тебе это не нужно.
  
  - А ты мне нужен? - набралась я смелости тихо спросить.
  
  - Я нужен! - снова зарычал мой работодатель. - Еще как!
  
  - Вот это тебя повело, Горыч, - непонятно прокомментировал Паша, заставляя Ростислава рычать в очередной раз. Что-то кое-кто сегодня слишком эмоционален. Не к добру это...
  
  Глава 46
  
  Список планов на наступающую субботу был коротким, но насыщенным: выспаться, сходить на тренировку и, наконец-то погрузиться в процесс ботанья так глубоко, чтобы никакие Лиды не могли меня из него извлечь. И чтобы на очередном семинаре по физике я ответила на любые вопросы - мыслимые и немыслимые. Но телефон, который я умудрилась не вырубить на ночь, зазвонил в девять. Номер оказался не из контактов, так что, сбросив звонок без малейших сомнений, я отключила звук, собираясь досыпать дальше, но, увидев, что звонящий настойчив и, не обращая внимания на ранний час, набрал мой номер снова, решила ответить.
  
  - Привет, это Ростик, сохрани мой номер, пожалуйста, - я не сразу осознала, с кем разговариваю, потому что голос был знакомым, а вот своеобразную интонацию парня я успела забыть.
  
  - Ты обзавелся собственным телефоном? - удивилась я. - Болезнь прогрессирует.
  
  - Какая еще болезнь? Я совершенно здоров и полон сил! - не согласился собеседник.
  
  - Как же? А раздвоение личности? В твоем случае главное - старательно избегать контактов с психиатрами, иначе назначат тебе опекуна, закроют в клинике, а все нажитое непосильным трудом передадут наследникам.
  
  - Так у меня наследников нет, а принудительное лечение отменили с приходом демократии. Кстати, хочешь, я тебя в наследники назначу? Если хорошо будешь себя вести. Ооочень хорошо.
  
  - Конечно, хочу! Только хорошо вести у меня точно не получится, и ты должен осознавать, что я-то, как знающая о твоей тайне, сразу и натравлю психиатров. Пообещаю им процент от наследства, и никакая демократия тебя не спасет. Так что будь осторожен.
  
  - Ладно, не буду тебе наследство оставлять, таки и быть. Но на свидание приглашу.
  
  - Так прямо и на свидание? - удивилась я.
  
  - На самое настоящее стандартное свидание с билетами в кино на последний ряд, дешевым кафе, провожанием до дверей и робким прощальным поцелуем, - заверил Ростик.
  
  - Не знала, что ты такой скучный и предсказуемый.
  
  - Если не хочешь предсказуемости - идем весну искать, - покладисто согласился парень.
  
  - Искать кого?! - от неожиданности я окончательно проснулась. - Мы ее найдем не ближе, чем у меня дома, а у Ростика нет денег, чтобы на свидание свозить девушку в Сочи.
  
  - Не, это слишком банально и в стиле Горина, так что мы ее в Москве искать будем. А за каждый обнаруженный мною признак, я получаю поцелуй.
  
  - Ишь чего удумал, извращенец! А что я получаю?
  
  - Как что?! Возможность меня поцеловать!
  
  - Сомнительная перспектива, скажу я тебе! Но это гораздо веселее, чем первое предложение, так что не стану дальше проверять тебя на творческие способности и соглашусь, пока ты не придумал что-то еще более бредовое.
  
  - Кто бы в этом сомневался! Встречаемся через час у Академической?
  
  - Через два часа и ни минутой раньше!
  
  Видит бог, я честно хотела учиться, учиться и... и в очередной раз вместо этого посвящаю свое драгоценное время одному странному типу. Весну искать! Учитывая, что снег еще и не думает таять! Найдите затею глупее. Видно, именно глупость меня и подкупает.
  
  - Кто это тебя на свидания уже зовет? - сонно пробормотала соседка, кутаясь в одеяло.
  
  - Никто. Вернее, расслабься, ты не в его стиле, - буркнула я в ответ и отправилась в душ.
  
  У станции метро 'Академическая' я появилась без всяких положенных приличным девушкам опозданий, даже парой минут раньше, что, впрочем, не спасло от укоризненного взгляда уже дожидавшегося Ростика. Короткая кожаная куртка, пусть и утепленная, и отсутствие подогрева под одним местом, были весьма непривычными для парня и не способствовали хорошему настроению. А весна пришла только в чье-то воспаленное воображение, не более.
  
  - Я вовремя! - пришлось возмутиться, поскольку нападение, как всем известно, лучший метод защиты.
  
  - А я пришел заранее, потому что очень хотел побыстрее тебя увидеть. Но сейчас это глупое желание почти пропало в процессе вымораживания.
  
  - Зато все встало на свои места. Но, глядя на тебя, я начинаю думать, что стандартное свидание с кинотеатром было лучшей идеей.
  
  - Нет уж! Теперь лишь поцелуй принцессы способен согреть мое оледеневшее сердце и прочие органы! - прижав ладонь к 'обледеневшему сердцу' и закатив глаза, сообщил вымерзающий модник. А кто мешал одеться не так понтовито, но теплее?
  
  - Так ты пока не выполнил условие, - пришлось напомнить.
  
  - Как это не выполнил?! Пока тебя дождешься, и подснежники на Красной площади можно отыскать! Но мы не на Красной площади, поэтому отыскал я другое. Смотри сюда! - Ростик торжественно протянул ладонь в сторону облезлой белой шестерки. Такие чаще встречаются в моем родном городе, причем из открытых окон обязательно доносится включенная на максимальную громкость армянская мелодия.
  
  - И? Ты хочешь сказать, что сей раритет не выполз бы из сугроба, если бы тот не растаял по собственной инициативе?
  
  - Нет! На колеса смотри!
  
  - Они зазеленели и покрылись бутонами? Что-то не заметно!
  
  - Сама ты зазеленела! Резина летняя, - торжествующе заявил парень, и так гордо на меня посмотрел, что я, не сдержавшись, прыснула.
  
  - С чего же ты решил, что там зимняя была? Может, у хозяина денег не нашлось, он так все морозы и катался. А может, он вообще лихой ездок, любитель риска и резину не меняет по принципиальным соображениям.
  
  - Эх, ты! Не выйдет из тебя разведчика! Никакого умения наблюдать и делать выводы! Смотри внимательно: машина старая, но ухоженная. Видно, что хозяин заботливый и денег на нее не жалеет.
  
  - Ничего не доказывает, - не согласилась я. - Твои домыслы, и только.
  
  - Ничего, мы хозяина дождемся и у него спросим.
  
  - А если он только к весне вернется?
  
  - Можешь не мечтать впустую: посмотри направо.
  
  С указанной стороны к нам приближался мужчина средних лет с двумя огромными пакетами, набитыми продуктами. К моему удивлению, подошел он именно к предмету спора.
  
  - Извините, пожалуйста, - самым вежливым тоном, какой можно только вообразить, обратился к мужчине мой спутник, - давно Вы на летнюю резину перешли? - Водитель посмотрел на нас с подозрением. - Просто, у меня самого четверка восемьдесят шестого года, вот, думаю, когда переобувать.
  
  Мне аргумент показался крайне неубедительным, потому что когда же ездить на зимней резине, как не в период зимне-весенних гололедов?
  
  - Рано еще, - неприветливо буркнул водитель. - Сняли у меня такие же сучата, как ты, теперь мучаюсь.
  
  Перед опешившим Ростиком хлопнула дверь, и автомобиль, возмущенно фыркнув в нашу сторону вонючими выхлопами, тронулся в неизвестном направлении.
  
  - С чего это такие же, как я? - удивленно спросил у меня и, не обращая внимания на мой смех, добавил: - Хотя, какая разница? По любому я выиграл.
  
  - Ну, уж нет! Тоже мне признак весны нашел! Если зимние шины кто-то тырит, значит, кому-то они нужны, а значит зима в разгаре. Не жульничай!
  
  - Ладно... я же, все равно, найду тебе эту чертову весну, просто чуть дольше придется времени потратить. Идем в метро.
  
  - Там и согреемся, - согласилась я, продолжая посмеиваться над незадачливым спорщиком.
  
  
  
  Пока спускались в метро, пока ждали поезда и потом пока отвоевывали себе немного места в уголке, настроение моего спутника ничуть не улучшилось.
  
  - Знаешь, тебе стоило бы поучиться проигрывать с достоинством, - не преминула немного постебать парня.
  
  Я так и продолжала угорать, наблюдая недовольное лицо Ростика, ничуть не испытывая ни малейшего сочувствия. Разве можно так болезненно воспринимать мелкие неудачи? Нужно всегда держать лицо. Даже погладить его по головке захотелось и соврать, пообещав, что все обязательно будет хорошо. Что-то наверняка хорошо будет, но уж точно не сегодняшняя задумка этого недоромантика. Почему 'недо'? потому что готовиться надо, и если уж пришла тебе в голову дурацкая идея - найди что-то заранее, а не пытайся на ходу сочинять. А теперь что? Едет, надутый, как хомяк, неизвестно куда. Кстати, а куда это мы едем? Искать подснежники на Красной площади?
  
  Лишь когда на Чистых прудах мы пересели на Тургеневскую, я начала подозревать неладное. Потому что на оранжевой ветке у нас что? Например, на оранжевой ветке у нас Аптекарский огород имеется, а там, знаете ли, чего хочешь найти можно. Я имею в виду флору, а не чего угодно вообще. Так и есть: вышли мы на Проспекте Мира.
  
  - Предупреждаю сразу: цветение, к примеру, орхидей, вовсе не является свидетельством наступления весны, - провела ликбез для тех, кто с особенностями высших растений не знаком, заранее.
  
  - Это еще почему? - поинтересовался Ростик. Похоже, настроение его стало быстро улучшаться. - И что же, в таком случае, является достаточно убедительным для тебя лично свидетельством.
  
  - Потому что они начинают цвести посреди зимы, насколько я помню. Ориентируйся на нашу родную российскую промозглую весну. Вернее, на рынки весной. Что на них цветет? Правильно, в основном тюльпаны. Всякая мимоза тоже сойдет. И подснежники, конечно же.
  
  - Тюльпаны, так тюльпаны, - неожиданно согласился мой спутник, схватил меня за руки и буквальным образом потащил на второй этаж в кассу.
  
  Ох, не к добру этот энтузиазм, не к добру! Впрочем, Ростик мне нравился. Очень сильно нравился. И мысль о поцелуе с ним была... волнующей. Тревожной, немного пугающей, но приятно волнующей и щекочущей воображение. Интересно, есть в Аптекарском тюльпаны? Лично я ни разу не видела, впрочем, лично я еще ни разу не бывала там весной. А в конце февраля какие тюльпаны? Мы же не в Сочи. Стоп! Боже, какая же я дура! Сама же себя и загнала в ловушку! Вот вам и пожалуйста: на входе в оранжерею объявление о выставке, посвященной приходу весны. А главное, об этой самой выставке я читала и даже хотела сходить туда, да все не до того было. Вот и сходила!
  
  - Тебе стоило бы поучиться проигрывать с достоинством, - повторил мои же слова парень, с явным удовольствием наблюдая за моим выражением лица.
  
  Да, мы оказались среди настоящих тюльпанных полей. Цветы здесь были всевозможных форм, размеров и цветов, и наверняка, вызывали весеннее настроение у посетителей. Только не у меня. Потому что, я могла сколько угодно стебать Ростика, но сама ненавидела проигрывать с самого детства. Впрочем, покажите мне человека, который это любит, и я смело назову его извращенцем.
  
  - Это жульничество, - вяло возмутилась я, цепляясь за последний шанс. - В оранжерее не считается. Это не настоящая весна.
  
  - Прости, но не прокатит. Ты проиграла и должна это признать. И выполнить условие.
  
  Нехотя я потянулась и чмокнула своего спутника в щеку. Потому что все щекочущее волнение сошло на нет, стоило понять, что я ступила и глупо продула в таком простом споре. Тут, знаете ли, не до романтики.
  
  - О, нет! Вот это точно жульничество. Я был о тебе лучшего мнения. Давай-ка честно!
  
  Вот зараза! Не понимает, что ли что у меня ущемленное самолюбие страдает, и пока я его не залечу, не приласкаю, остальные чувства - на втором плане. Не до поцелуев! Впрочем, ладно, что поделаешь. Долг (почти карточный) дело святое, надо отрабатывать.
  
  Посмотрела на Ростика с сомнением: а справлюсь ли я. Зачем-то засунула руки в карманы пуховика. Тот окинул меня скептическим взглядом, и повторил мое движение, пряча ладони в кармане куртки. Я ухмыльнулась, привстала на цыпочки, еще немного посомневалась, потому что, кроме простого смущения, что приходится самой первой целовать парня, смущало и довольно большое количество посетителей.
  
  Эх, ладно! Что уж тут! Все еще стоя на цыпочках, потянулась еще немного и коснулась, наконец, губ Ростика. Губы оказались самыми обычными: в меру мягкими, в меру теплыми, чуть пахли мятой - ничего выдающегося. Причем, губы эти оставались совершенно равнодушными к моим прикосновениям. Мог бы и поучаствовать, между прочим, а то как-то стремновато мне. Провела по этим наглым губам языком, проникла через них, как через преграду и... и тут он ответил. И, как ни смутно осознавала я окружающее, я вдруг совершенно отчетливо поняла, что лучше бы ему этого не делать. Потому что я попала. Нормальные люди влюбляются с первого взгляда, но я же не нормальная, поэтому влюбляюсь с первого поцелуя. И в кого еще могла влюбиться такая ненормальная, как я? Конечно же, только в вымышленного героя, несуществующего в реальной жизни милого мальчика Ростика. Смешного, красивого, непредсказуемого, романтичного, невероятно очаровательного и... совершенно выдуманного. Явный шаг вперед после того как почти полгода назад рассталась с Даном - абсолютно неподходящим тихой домашней девочке-отличнице байкером, хулиганом и просто крайне дерзким типом с крайне темным прошлым. Поздравляю тебя, дорогая! Так следующей ступенью будет какая-нибудь звезда. Причем Голливуда - на меньшее я не согласна.
  
  - Мне срочно нужно... - забормотала я, резко разворачиваясь и поспешно устремляясь в строну ближайшего выхода.
  
  - Куда тебе срочно?! - возмутился Ростик - Да что с тобой такое?!
  
  - Прости, очень срочно, очень нужно, перезвоню позже, - выдала истеричной скороговоркой и бросилась почти бегом. Дальше! Как можно дальше! От ненастоящей весны, от ненастоящей влюбленности, от ненастоящего парня моей мечты. К миру реальному. Унылому, тусклому и серому. И к настоящей бесконечной зиме.
  
  
  Глава 47
  
  В свою комнату я примчалась в таком состоянии, что Лида поинтересовалась, не гонится ли за мной маньяк. Я ее разочаровала отрицательным ответом и спряталась в ванной, пытаясь смыть дурные мысли теплыми струями из душа. Помогало мало. Пришлось возвращаться в комнату. Раз так, сварю себе кофе - он обычно помогает во всех непонятных ситуациях. Вот, кстати! Есть у меня магнит, на котором написано, что во всех непонятных ситуациях гораздо лучше кофе помогает поездка в Питер. А что, если? Сяду вечером в поезд, весь день буду гулять по прекрасному мрачному городу, снова вечером в поезд и к утру буду на занятиях. Прекрасная схема! Во сколько там поезд? Ну, на Сапсан мне денег не хватит, а вот плацкарт могу себе позволить. И что, одной ехать? А с другой стороны - почему нет?
  
  - Верка, выруби уже свой телефон, достал! Или ответь этому Ростику! - рявкнула соседка.
  
  Да, телефон звонил с завидной регулярностью (имелось уже восемь пропущенных) и каждый раз высвечивал одно и то же имя. Имя человека, от которого я и планировала прямо сейчас смыться в северную столицу. Даже не от самого человека, а от мыслей о нем. Стану ли я с ним разговаривать именно в этот момент? Нет, ни за что! С неохотой взяла телефон и написала в ватсапе.
  
  'Я дома. Все хорошо. Не хочу сейчас с тобой разговаривать'
  
  Немного подумав, добавила: 'Нет, ты меня ничем не обидел'. Вот теперь все. Ни прибавить, ни отнять. Разве что, написать еще, чтобы сваливал из моей жизни, моей головы и моего сердца, и никогда больше там не появлялся? Было бы неплохо, вот только я никогда не решусь настолько обидеть человека, не сделавшего мне ничего плохого.
  
  Купила билет, побросала в рюкзак косметику, щетку с пастой, запас белья и документы, сообщила Лиде, что отбываю в Питер, вызвав у той нелегкое замешательство, и отчалила на вокзал.
  
  В поезде почитала материалы по физике (я ж ботать планировала как-никак) и вырубилась так, что проводница едва растолкала. Времени едва хватило, чтобы привести себя в относительный порядок: макияж пришлось наводить уже в туалете вокзала. Но такие мелочи не могли повлиять на мой восторг от встречи с городом. Питер я любила всегда, с самой первой поездки. Вернее, самую первую, в три года, я совершенно не помню, а вот как в пять лет родители пытались прокатиться на кораблике, а мне эта затея пришлась не по душе - помню отчетливо. И свой восторг от красоты всего окружающего. В отличие от многих моих знакомых, я никогда не видела в этом городе темных обшарпанных парадных, грязных бомжей, постоянного ремонта старинных зданий в центре, серости и уныния. Для меня это - город-праздник. Осознав сей факт, я поняла, что не стоит пятнать его скучными буднями и поступила в Москву. Вот там надо работать, всем и всегда. У меня такое впечатление, что даже туристы там ходят с весьма озабоченным видом. Нет, петербуржцы, конечно, тоже работают, ничуть не меньше жителей столицы, но вид у них при этом не столь замученный.
  
  Сразу вышла на Невский, потому что красот много, а он такой один: единственный и неповторимый. А потом... оказывается, за один день можно обойти довольно много всего, во всяком случае, в этом городе, где, в отличие от столицы, самые красивые места сосредоточены на довольно небольшом расстоянии. Никаких особых целей у меня сегодня не имелось, так что я просто бродила от дворцов к соборам, заходила в уютные кофейни, радующие своими ценами по сравнению с московскими и улыбалась встречным прохожим. Кстати, в эту поездку я заметила еще одно отличие: здесь люди не боятся смотреть незнакомцам в глаза, из-за чего кажется, что они более открыты и готовы к общению. Знаю, многие со мной поспорили бы, доказывая, что местные жители крайне сложны в общении. Но у меня, наверное, розовые очки сами собой вырастают каждый раз, когда я здесь оказываюсь. К тому же, о москвичах еще чаще гадости говорят, но если бы вы знали, как часто я встречаю людей, спешащих на помощь незнакомцам именно среди вечно озабоченных зрителей столицы!
  
  К вечеру я чувствовала себя совершенно выжатой физически и полностью обновленной морально. Не врал мой магнитик: от непонятной ситуации не осталось и следа, о Ростике я больше не думала. И думать в дальнейшем не собираюсь. Есть связи, которые необходимо оборвать сразу, чтобы потом не мучиться. Мой случай - из таких. Так что пусть общение с этим парнем мне чрезвычайно приятно, но продолжать его я не стану.
  
  Села в поезд, снова почитала физику и снова быстро и крепко заснула. Только вот под утро... под утро мне приснился сон. Я снова целовалась с Ростиком. Это было сказочно приятно. Еще лучше, чем в жизни. А потом Ростик превращался в Горина, и я целовалась уже с ним. И вот это было настоящим кошмаром. Нет, он не оказывался зомби и не сжирал мой мозг, и вообще ничего ужасного там не происходило, только вот все тело замораживал страх. Даже не страх, а настоящая паника. И в этой панике я проснулась.
  
  Что это было? Срочно требуется психоаналитик! С чего этот страх? Нет, целоваться с Гориным - это надо совсем без ума быть, но бояться я его не боюсь. Он, определенно не самый приятный в общении человек, временами ужасный, но вовсе не ужасающий. Тогда как понять мой собственный мозг, включающий подобные сеансы? Это мои тайные желания? Да ну нет! Ничего подобного! Даже не близко. Тогда что?
  
  Я вышла из вагона и поспешно направилась к метро. Переживания переживаниями, а лекцию по биоинформатике никто ради меня не отменит, и к семинару по антропологии надо бы материал почитать. К сожалению, набитый вагон метро изучению науки о происхождении человека, не способствовал. Так что голова осталась свободна для дальнейших размышлений. И доразмышлялась я до блестящей идеи. Сон мой означает лишь одно: поскольку Ростик и Ростислав, как ни крути, один и тот же человек, то и моя почти возникшая (или не почти, кто разберет) влюбленность распространяется в полной мере и на Горина. А вот это уже настоящий кошмар. И такой кошмар в собственной жизни я допустить не могу. А поскольку разорвать с ним отношения полностью я не имею средств, необходимо свести их только к работе. Никаких ужинов, а тем более, пьяных ночевок в его доме. И попросить его, чтобы он общался со мной так же по-хамски, как в самом начале. Странная просьба, но что поделаешь.
  
  И стоило только это подумать, как мне позвонил Горин. Замечательное совпадение, не так ли? И кстати, такое у меня случается довольно часто, только не со всякими там подозрительными работодателями. Обычно эти совпадения случались только с людьми, которых я люблю, и чей звонок хочу услышать. Ирония судьбы и только.
  
  - В три буду ждать тебя, - сообщил мне Горин, будто кроме него мне больше нечем заняться.
  
  - У меня семинар в половине четвертого заканчивается. Можешь подъехать к этому времени, - милостиво согласилась я. Там и поговорим.
  
  - Хорошо, - неожиданно покладисто отреагировал Ростислав. - Одежда у тебя удобная?
  
  - Вполне. И что даже салон не понадобится?
  
  - Нет. Сегодняшняя компания примет тебя такой, какая есть, без прикрас. И даже с твоим ужасным характером.
  
  - Ты первый человек, который считает, что у меня ужасный характер.
  
  - Просто раньше никто тебе об этом не говорил, а считают так многие, я уверен, - снисходительно пояснил собеседник. - Хватит тратить мое драгоценное время.
  
  И отключился. Интересно, есть курсы, где преподают правила телефонного общения? Горину они определенно необходимы. Самой открыть что ли?
  
  К середине дня я не только честно отработала все семинары, почти успев подготовиться к ним до пар и на обеденном перерыве, но и составила целое обращение к Ростиславу. Может, записать и отправить почтой? А то струшу, как пить дать.
  
  Но когда я так думала, я еще не знала, что приедет Ростислав не один, а со своим верным другом и соратником. Хотя могла бы предположить. Обсуждать что-то серьезное в присутствии Паши было нереально, поскольку он все превращал в сплошной тролинг. И мне вовсе не хотелось, чтобы после моей просьбы он считал меня ненормальной. Хотя, какое дело мне до Паши? А вот нет, не получается.
  
  В размышлениях типа 'быть иль не быть', я и не задумалась о том, куда мы едем. А стоило бы! Потому что меня вновь ждала вовсе не работа. Ну, скажите, какой нормальный человек развлекается в понедельник?! И не слишком ли много свободного времени у наших богачей?
  
  - Как ты относишься к лошадям? - слышу я риторический вопрос, и, наконец, понимаю, почему мы остановились в этой дыре.
  
  - С уважением и трепетным ужасом, - бормочу в ответ. - Это опять не рабочая встреча?
  
  - Если ты настолько меркантильна, могу ее оплатить по обычному тарифу.
  
  - А если я получу здесь группу инвалидности, ты будешь платить мне до конца дней, - предупреждаю заранее.
  
  - Если ты и получишь инвалидность, то лишь по собственной глупости, так что и платить сама себе будешь. Если же будешь вести себя разумно и, - тут он поднимает вверх большой палец, делая особое ударение на слове и заставляя меня закатывать глаза, - послушно, то ты будешь в полнейшей безопасности. И вообще тебе пора учиться мне доверять.
  
  - Как раз об этом я планировала поговорить с тобой сегодня. О доверии и прочем.
  
  - Все разговоры после, а сейчас будем учиться ездить верхом.
  
  Я вздохнула, прекрасно осознавая, что мои желания вряд ли кого заинтересуют. После краткого курса по технике безопасности я и вовсе приуныла - стало еще страшнее, чем поначалу. С большим трудом и с помощью сразу и Ростислава и Паши в седло я залезла. Не сразу, но залезла. Но легче мне не стало. Я лихорадочно цеплялась за все подряд в надежде не свалиться и пугала этим тихую покладистую лошадку с романтичным именем Ромашка. Горин вопил снизу: 'руки, ноги, посадка' и прочее, перемежая регулярным 'дура кособокая'. Чего он хотел добиться своими криками, я совершенно не понимала. Даже не знаю, с чего во мне проснулась такое терпение, и я не возмутилась первой, но спустя некоторое время мой тренер-неудачник схватился за телефон и призвал на помощь Пашу. С ним почти сразу все стало понятно. Ну, ладно с пятого разу, или с шестого, или с десятого. Но поняла же! Значит, не такая уж и дура. Я даже умудрилась сделать круг по этому... как там называется помещение, где меня пытались обучать? Вот я лучше теорию пока освою, а к практике как-нибудь попозже. Лошадка, конечно, очень милая и очень грустная (еще бы, я бы тоже загрустила с таким наездником), но я лучше с земли с ней пообщаюсь. И для меня и для нее безопаснее будет.
  
  - Боже, Вера, как, ну как, скажи мне, только честно, можно быть настолько нелепо-неуклюжей?! - не успокаивался Горин на пути к городу.
  
  Я лишь меланхолично молчала в ответ, потому что сил на разговоры не осталось вовсе. Такое впечатление, что это полутонная Ромашка на мне ездила, а не наоборот.
  
  - Горыч, ну хватит на девчонку давить, она же не обязана тебе с рождения седло была осваивать.
  
  - Паш, не обращай внимания, лучше уж пусть так, - вяло встряла я.
  
  - Лучше, чем что? - с подозрением спросил Ростислав.
  
  - Лучше, чем когда ты милый и заботливый, - пояснила, сдерживая зевок.
  
  - Это еще почему?
  
  - Да не нравится мне все это, напрягает. Когда ты мил - это очень плохо.
  
  - С чего бы?
  
  - Девушка я слабая, наивная, неопытная. Ты весь из себя состоявшийся и состоятельный. Сам понимаешь, чем все это может закончиться. Так что лучше будь сволочью и мудаком. И никогда не пускай ко мне Ростика, - в глазах моего работодателя промелькнула некая тень, но ее значение было для меня совершенно непостижимым.
  
  - Ростик-то чем не угодил?
  
  - Слишком хорош. Именно поэтому я и не хочу его больше видеть. Никогда.
  
  - Как пожелаешь, - злобно выплюнул Горин, отворачиваясь к окну.
  
  - Слушайте, у вас ту такие разборки, что у меня появилось страстное желание выйти на воздух. Дать вам возможность обсудить все наедине?
  
  - Мы уже все обсудили. Меньше уши грей и больше за дорогой следи, - недовольно скомандовал Ростислав, заставляя меня морщиться. Что на друге срываться? Мог бы спокойно вызвериться на меня, пока я поблизости.
  
  Глава 48
  
  Наконец, появились первые, пусть еще и не очевидные признаки скорого наступления весны. Снега становилось все меньше, а на небольших участках, где земля от него освободилась полностью, показалась трава. Пусть сухая, прошлогодняя, но это была самая настоящая трава, без сомнений. Почти неделя из сплошь солнечных дней также давала надежду. Нет, пока от этого солнца теплее не становилось, но все чаще встречались рисковые девушки в легких пальто и даже плащах. Я продолжала кутаться в пуховик и ждать потепления. Глупая мысль о том, что с приходом тепла все изменится не только в природе, не отступало. Конечно, я прекрасно осознавала, что перемены происходят лишь у тех, кто работает над собой, становясь причиной любого движения, а не сидит в ожидании лучшей жизни, но продолжала просто ждать весны. Весны, тепла и чего-то нового, светлого и необыкновенного.
  
  Но тепло не приходило, напротив, началась очередная 'черная полоса'. Ладно, пусть не черная, все же никаких бед и несчастий она не принесла, но серая - определенно. Горин честно выполнял мою просьбу, и ничего приятного от встреч с ним, кроме очередного ненужного наряда, не было. Правда, были деньги. Так много, как я еще не видела за всю свою жизнь. Я могла ни в чем себе не отказывать и даже не задавать вопроса 'купить - не купить'. Это нравилось все больше. И я становилась зависимой от денег, что также не вселяло оптимизма. Отношения с Лидой вовсе не утратили той напряженности, что и до ее ухода, но я уже нашла, к кому переселиться в следующем семестре. Пусть из двушки надо было вновь переезжать в четверку, но теперь это казалось наименьшей из бед. Самое смешное, что не одна я стала такой умной, столкнувшись с печальным опытом - мы снова съезжались с моими соседками по первому курсу. Только нашей четвертой - моей любимой подруги так и не было с нами. Ее история любви все продолжалась, и она совершенно не собиралась возвращаться на учебу.
  
  Глеб при нечастых встречах пытался вести себя так, будто между нами ничего и не было, Мики отправился в Японию что-то стажировать на целый год и писал оттуда печальные сообщения, чье содержание можно было уместить во фразе 'все люди сволочи, но русские сволочи привычнее'. Дани появлялся на занятиях все реже. И только мой любезный Сергей Станиславович баловал постоянством, продолжая валить на каждой контрольной. Не удивлюсь, если к экзамену меня просто не допустят. Универ в целом продолжал удручать почти полным отсутствием биологических дисциплин и обилием всевозможных химий. Видно, жизнь мстила мне за то, что подарок в виде Ростика я от нее не приняла.
  
  Я старалась больше заниматься, снова начала читать художественную литературу, на которую до этого не было времени, часто гуляла по городу или выбиралась в кино совершенно одна. Стала вытаскивать друзей на совместные вылазки, даже в театр сходила целых два раза за последний месяц. Как оказалось, Карина тот еще любитель самых разных постановок от классики до современности, но больше никто из ее знакомых этого хобби не разделял. Так что она, так же как и я перестала предлагать к ней присоединиться. В общем, мы обнаружили, что слишком многого не знаем о людях, что рядом с нами. Впрочем, этому я удивилась не слишком сильно. Особенно если сравнить с моим шоком от новости, что Игорь, тот самый типичный ученый и главный зануда нашей компании, как и я, обожает хороший кофе и разные интересные кафе.
  
  Сегодня именно с ним мы решили отпраздновать пятницу в заведении, которое мне очень нравилось, и в котором парень не был ни разу, даром, что москвич. Я это место называла 'розовое кафе', потому что его название нисколько не соответствовало ни отличным десертам, ни милому интерьеру, ни качественному сервису. Да, там преобладал мой 'горячо любимый' цвет, но хуже от этого место не становилось. Гайка, услышав о наших планах, тут же поспешила присоединиться, и сразу поле пар мы отправились туда. Пообедали мы предусмотрительно в университетской столовой, а в кафе взяли только кофе и пирожные. Ну и воды, которую тут давали совершенно бесплатно и в неограниченных количествах в красивых бутылках с разными травами и лимоном, конечно, взяли - бесплатно же.
  
  Мы пришли как раз во время, чтобы занять лучшие места у большого окна с видом на проспект, уже горящий огнями. Игорь бухтел о том, что кофе здесь неоправданно дорогой, а десерты только для золотой молодежи, и что нам кафе понравилось лишь тем, что работают в нем сплошь симпатичные парни. Мы стебали друга в ответ, предлагая оплатить его заказ. На душе было легко и светло, и я наслаждалась отличным вечером.
  
  Все изменилось буквально за пару минут. Сначала появилась большая компания из парней и девушек, которые разговаривали слишком громко для такого маленького помещения. Я поморщилась, понимая, что хорошее настроение улетучивается слишком быстро. Надо же так неудачно попасть: обычно здесь бывали девушки поодиночке или группами, иногда семьи, но здесь всегда было тихо и спокойно. Потом я заметила, что Игорь машет кому-то в окно и вот уже в нашу тихую теплую компанию нахально вливаются два парня. Я снова недовольно поморщилась и укоризненно посмотрела на товарища - новые люди меня всегда напрягали.
  
  - Девочки, знакомьтесь, это мои друзья: Юра и Стэфан, - с излишним энтузиазмом сообщил Игорь.
  
  Я демонстративно не смотрела на вновь прибывших, зато заметила, как оживилась Гая. Завязалась пустая болтовня, весьма непринужденная, честно признаться, я даже услышала пару действительно смешных шуток, заставивших меня чуть усмехнуться. Похоже, только я чувствовала себя неуютно. А что если написать кому-нибудь сообщение с просьбой позвонить, сказать, что появились срочные дела и красиво удалиться? Это будет достаточно вежливо? Уж точно, белее вежливо, чем сидеть с недовольной физиономией и пялиться в окно.
  
  - Мне кажется, Вере наша компания не особо приятна. Наверное, нам лучше уйти.
  
  Кто-то обратил на меня внимание? Кому-то не все равно? К тому же, у этого 'кого-то' потрясающий тембр голоса, и то, как он произносит мое имя... ВАУ! Я наконец-то поднимаю взгляд на одного из парней, и сердце мое обрушивается, замирает и больше не бьется. Я смотрю на него и больше не могу отвести глаз. Это просто невероятно. Не знаю, как я успеваю заметить светлые волосы, небрежную челку, нечто азиатское в высоких скулах и форме глаз, что вовсе не сочетается с цветом волос и с глазами цвета ярчайшей зелени, будто он носит линзы, потому что почти мгновенно мой взгляд встречается с его, и я уже не могу и не хочу смотреть ни на что другое. Если глаза действительно являются зеркалом души, то душа у этого парня невыразимо прекрасна. В них теплая улыбка и печаль, тоска и ирония, цинизм и наивность, доброта и жесткость, надежда и крушение надежд. И, в подтверждении последнего, круша мои надежды, после минуты или часа нашего зрительного контакта, он отворачивается и уходит, не говоря больше ни слова.
  
  - Не обращай внимания, - как сквозь сон слышу я голос второго парня, - Стэф у нас с большими странностями. А внезапно сваливать в самый неподходящий момент - его хобби.
  
  Ну, конечно, для полной гармонии его еще и зовут Стэфан! Странное волшебное имя для странного волшебного человека.
  
  - Хочешь, дам тебе ссылку на его страничку? - ехидно интересуется Юра.
  
  - Нет, спасибо, - отвечаю сухо и достаю телефон, чтобы отгородиться от остальных с его помощью.
  
  Мне необходимо уйти прямо сейчас, но ноги физически не держат, и я не дойду даже до ближайшей станции метро. Нужно успокоиться и переключит внимание. Подумаешь, Стэфан! Дани был гораздо брутальнее и ярче, Мики сражал наповал харизмой, Ростислав притягивает внимание уверенностью, умом и силой. Этого парня я даже не знаю. А глаза - всего лишь глаза, и ни о чем не говорит его взгляд, я все сама придумала. Если и не придумала, если он такой, каким мне показался, с чего я должна его заинтересовать? Вот в моих глазах он определенно ничего необычного не нашел. Я пресная, скучная и серая - разве я могла его зацепить? Так что не нужна мне его страничка. И вообще, у меня контракт.
  
  Именно в этот момент, стоило только о контракте вспомнить, позвонил Горин и назначил очередную встречу на пятницу. Это ли не знак судьбы? Сиди, не рыпайся, у тебя уже есть все, что надо, не проси о большем, не зарывайся. А парня с волшебными глазами и сказочным именем забудь. Он не для тебя. Потому что как бы тебя ни сравнивали со сказочными героинями, ты - не принцесса и не Золушка, а в жизни нет ничего похожего на сказку.
  
  Глава 49
  
  Стоило мне появиться в универе на следующий день, на меня налетела разъяренная одногрупница. Кажется, раньше ее называли Гая? Забудьте это имя. Мегера, Фурия, Горгона. Выбирайте на вкус - любой из этих вариантов подойдет ей гораздо больше, чем то, которое дали ей родители. Просто они еще не знали, каким темпераментом будет обладать их чадо.
  
  - Ты почему сбежала вчера?! - завопила девушка так, будто это было преступлением века. - Оставила меня одну на растерзание двум парням! Как ты могла?!
  
  - Во-первых, я не сбежала, а ушла, предупредив, во-вторых, у меня были важные дела, в-третьих, Игорь вообще не считается, потому что он - друг, а в-четвертых, ты не показала ни малейшего нежелания остаться с Юриком наедине. Более того, кажется мне, если бы я не ушла сама, ты бы мне начала прозрачно намекать, чтобы я это сделала.
  
  - Ой, если ты такая догадливая и такая заботливая, могла бы Игоря прихватить. А то он вовсе не такой догадливый и моих прозрачных намеков не понимал, - уже более спокойным, но все еще очень обиженным тоном пожаловалась подруга. Ладно, не такая уж она и Мегера. - Слушай, а тебе как Юрик? Классный, да?
  
  - Я же с ним почти не общалась, - осторожно начала я, не говорить же Гайке, что парень, который похоже произвел на нее неизгладимое впечатление, меня не впечатлил вовсе.
  
  - Ну, да... А чисто внешне?
  
  - Ничего такой, - честно призналась я, потому что я ничего в нем и не увидела. - Надеюсь, у вас все сложилось?
  
  - Не знаю. Скользкий он. Вроде вижу, что смотрит на меня заинтересованно, а в следующий момент - полное равнодушие. Но я его в кино пригласила сегодня. Придется мне, как настоящему мужику, брать ситуацию в свои руки. Куплю билеты на последний ряд и зажму его в темноте, - решительно произнесла подруга.
  
  - Ты не так громко, а то Игорь подслушает, предупредит товарища и сорвется рыбка с крючка. Но в целом мне твой план очень нравится. Если только жертва не начнет отбиваться. На всякий случай, запасись наручниками. Опыт получишь незабываемый, - едва сдерживая смех, пообещала я. Образ Гаи, зажимающей парня на последнем ряду кинотеатра, прочно засел в голове.
  
  - Никакой серьезности в тебе! А у меня, вполне вероятно, судьба решается!
  
  - Так я на полном серьезе! А то так встретишь свою судьбу, а она только хвостиком тебе махнет, и улетит в теплые края.
  
  - Кстати, о птичках! А ты походу запала на того странненького?
  
  - Пф! Как я могла на него запасть, если мы едва парой фраз перекинулись? Разве что только чисто внешне... Но это - ерунда, просто первое впечатление, которое не имеет особого значения. К тому же, первое впечатление у меня почти всегда ошибочное, - больше убеждая себя, чем подругу, сказала я и хлопнула по столу тетрадью, будто ставя печать на важном документе. Вот так: подписано и запечатано. Выбросить из мыслей и никогда больше не вспоминать.
  
  - Ну, если чисто внешне, то запасть на такого вряд ли возможно, - констатировала подруга.
  
  - Почему это? - обиделась я за Стефана.
  
  - У тебя же нет извращенной тяги к уродцам.
  
  - Гай, как так можно? Не понравился тебе парень, дело твое, но ничего плохого он тебе тоже не сделал, чтобы так его называть. Тем более, за его спиной.
  
  - Какое отношение его внешность имеет к тому, что он сделал? Может он и прекрасный человек, какая-нибудь мать Тереза в мужском обличии, но смотреть на него страшно. У меня прямо мурашки по всему телу носились от его вида.
  
  - Да, почему?! - недоумевала я.
  
  - Как почему? Этот жуткий шрамище через все лицо! - подруга показательно скривилась, еще раз выказывая свое отвращение.
  
  - Никогда не считала, что шрам - это что-то настолько ужасное. К тому же вовсе не на все лицо. И его внешность шрам вовсе не портит, - убежденно отозвалась я.
  
  - Вера, ты бы к глазнюку сходила, пусть очечи выпишет, а лучше - сразу бинокль. А то, что он хромает, ему тоже идет?
  
  - Не знаю, не заметила. Байрон, кстати, тоже хромал, и это не мешала ему быть любимцем женщин, - парировала я.
  
  - Так, так, так... знаешь что, Верочка? Можешь даже больше не пытаться врать специалисту! Ты не просто запала. Ты втюхалась, влипла, залипла и пропала, причем, весь этот кошмар с первого взгляда! Разве не ты всегда утверждала, что невозможно влюбиться, не узнав человека? Или у тебя гормональный всплеск, и ты теперь будешь бросаться на каждого мало-мальски симпатичного парня? И на несимпатичного тоже, лишь бы парень был? Вот не ожидала я от тебя ничего подобного, не ожидала!
  
  - Гая, хватит уже! Не нужен мне этот Стэфан со своими выкрутасами, и никто не нужен! Нет у меня никакого гормонального всплеска! Это ты сама придумываешь развлечения, и все. Ни на кого я не западала, и вообще, вряд ли еще когда-нибудь увижу этого парня. И не хочу я его видеть. Ты спросила о моих впечатлениях, я ответили, ничего больше.
  
  - Вот еще! Тетя Гая о тебе позаботится. Не зря же я с Юриком на свидание иду. Я устрою твое женское счастье, не волнуйся! - со зверской ухмылочкой пообещала подруга.
  
  - Именно сейчас я и начинаю бояться. Не вздумай в это лезть. И поклянись, что ни слова тобой не будет больше произнесено о Стэфане! - испугалась я.
  
  - Вспомни, кто подтолкнул тебя к отношениям с Дани, и прекрати волноваться! Опыт не пропьешь, ты имеешь дело со специалистом, - гордо заявила Гая.
  
  - Знаешь, учитывая, чем закончились мои отношения с Дани, не стоит напоминать, что ты была в них каким-то образом замешана. Лучше бы они и не начинались, наверное.
  
  - Куда там! Так и осталась бы дурочкой нецелованной в своем преклонном возрасте. К тому же, судя по тому, в какой загул ты пошла после Волкова, не скажешь, что тебе не понравилось.
  
  - Какой еще загул? Я после него ни с кем не встречалась.
  
  - Вот видишь! Надо срочно этот момент исправить! Не хочешь Стэфана, найдем тебе другого, поприятнее и без всяких заскоков.
  
  - Слава Богу! - не сдержала выкрика я, увидев входящего в аудиторию лектора. - Оставь всех других себе, я не готова к отношениям.
  
  На мою явную ложь, подруга лишь покачала головой и уткнулась в конспект, делая вид, что увлечена лекцией до крайности. Заглянув в ее записи через некоторое время, я обнаружила список мужских имен. Да... походу, Гая решила заняться мною всерьез. Впрочем, на мое счастье, ни одна идея надолго в ее легкомысленной головке не задерживалась, так что опасаться мне нечего. Я, правда, немного поопасалась, но, поскольку ни на следующий день, ни через день, ни к концу недели, подруга никак больше себя не проявляла в роли свахи - расслабилась.
  
  Тем более что в пятницу меня ждало очередное официальное мероприятие, а я так и не научилась воспринимать их как рутину. Знаете, у меня даже появилось уважение ко всякого рода светским львицам. Пусть никакой пользы обществу от них нет, но труд это немалый, честное слово. Мне, к примеру, гораздо проще отсидеть полный учебный день на парах, а после до ночи ботать, чем несколько часов изображать из себя прожигательницу жизни и терпеть сначала все процедуры в салоне, а после все похотливые взгляды незнакомых мужчин. Но самое трудное - изображать из себя того, кем ты не являешься.
  
  А в этот раз еще и Горин удивил требованием 'будь ярче'. Выбери, говорит, красное платье. И все мои доводы, что мне этот цвет не идет, и что никого я еще ни на одном мероприятии не видела в настолько ярких одеждах, никак его не впечатлили. Пришлось надевать узкое ярко-красное платье в пол. На самом деле, цвет мне вполне шел, вот только я себя в нем чувствовала нелепо и неорганично. Как пингвин в павлиньих перьях. Еще и макияж мне нарисовали слишком вызывающий. В общем, получилась некая яркая уверенная в себя стерва. Только вести себя в соответствии с заданным образом я не умела и не хотела.
  
  В довершении всего, Ростислав познакомил меня с весьма приятным дядечкой. Подтянутый, интересный, с хорошими манерами, Григорий Пащенко явно был далеко не среднего уровня бизнесменом. Слишком хорошие манеры и слишком ощутимая властность в поведении. И, вызвав мое огромное удивление и даже испуг, Григорий стал со мой тонко, но весьма не двузначно флиртовать. Возможно, мне бы это могло понравиться, если бы я не осознавала, что если Горин просто не моего поля ягода, то Пащенко - представитель иного биологического вида. И интерес ко мне у него может быть один - гастрономический. В общем, такой слопает и не подавится, разве что изящным движением промокнет уголок рта накрахмаленной белоснежной салфеткой. О том, что по возрасту он мне мог бы быть папой, я уже не стану и упоминать.
  
  - Ты молодец, - весьма довольный неизвестно чем сообщил на прощание Горин. Рассказал бы, что я такого хорошего сделала, может, я бы еще когда-нибудь постаралась под настроение.
  
  Всю дорогу Ростислав чему-то радовался, стебал Павла и меня, а когда добрались до общаги - подал руку (в первый раз без всякой необходимости в виде посторонних наблюдателей) и чмокнул меня в щечку. Таким веселым еще и такой длительный период времени я видела Горина впервые за все время нашего знакомства. К моменту возвращения и мое настроение поднялось, тем более что этот вечер, благодаря общению с Григорием, вышел все же скорее приятным, чем нет. Все-таки здорово пообщаться с умным человеком! Особенно если этот умный человек не тычет поминутно тебя носом в тот факт, что ты сама до его уровня сильно не дотягиваешь (в отличие от моего глубокоуважаемого работодателя).
  
  Естественно, от соседки факт моего приподнятого настроения скрыть не удалось, и она поспешила им воспользоваться, чтобы начать выспрашивать, откуда у меня в последнее время появились такие крутые вещи. Пришлось соврать, что крестных отдает мне ношеные шмотки своей любовницы. На это Лида начала активно фыркать, выражая свою брезгливость.
  
  - Никогда не стала бы ношеные тряпки чьей-то любовницы донашивать как милостыню, - сообщила она, хотя меня ее мнение совершенно не интересовало.
  
  - Тебе никто и не предлагает, - отмахнулась я. Но вот это я сказала совершенно зря, потому что соседка тут же задалась вопросом, куда бы я могла в этом наряде пойти, и где я частенько пропадаю вечерами.
  
  От совершенно лишнего внимания Лиды избавиться так и не удалось, и, засыпая, я думала о том, каких сплетен ожидать в ближайшее время. В общем, настроение было испорчено безвозвратно. Но оказалось, что это лишь цветочки.
  
  На следующий день Горин позвонил снова. Звонка я не слышала, поскольку в этот момент увлеченно пыталась изобразить нечто весьма отдаленно похожее на танго. Кстати, уроки танцев больше не вызывали во мне неприязни. И дело не только в том, что мой новый тренер хвалил меня по поводу и без, но и в том, что я сама начала ощущать, что у меня получается. Нет, я не стану чемпионом мира или даже чемпионом поселка Васильки по бальным танцам, но больше я не была ни коровой на каблуках, ни бегемотом на паркете, как любила называть меня мой незабвенный первый тренер. У меня начало получаться довольно сносно, а главное, я стала получать удовольствие от процесса.
  
  Когда я увидела непринятый вызов, то первой мыслью было не перезванивать. Не знаю, почему, но в голове засела мысль, что ни к чему хорошему это не приведет. Вот только с Ростиславом подобные выкрутасы не прокатывают, так что лучше не нарываться и сразу узнать, что за претензии у него вдруг появились.
  
  - Я заеду за тобой в пять, - недовольным тоном сообщил он, как обычно не утруждая себя приветствиями.
  
  - Ты же обещал предупреждать заранее, - пришлось напоминать, борясь с разочарованием. Надеждам на спокойный приятный вечер в одиночестве (Лида обещала сегодня своим появлением не радовать) пришел конец.
  
  - Нам нужно только поговорить. Это не долго. И можешь особо не выряжаться.
  
  Ладно, хоть что-то хорошее во всем этом имеется. Жаль только, что намерение поговорить весьма маловероятно связано с желанием поднять оплату за мой тяжкий труд. Более вероятно, что ждет меня какая-нибудь гадость.
  
  - Хочу сразу предупредить, что я мог бы все провернуть за твоей спиной, не спрашивая и не предупреждая, - сообщил Горин сразу, как только нам принесли заказ. От этого начала аппетит пропал безвозвратно. - Как я и ожидал, Пащенко ты понравилась, и, как ни странно, понравилась очень сильно. Он согласился отдать контракт, который я хотел от него получить, в обмен.
  
  - В обмен на что? - тупо уточнила я. Это же не может быть то, что первым всплыло в голове. Потому что передают друг другу женщин в обмен на разные бонусы лишь мафиози в дешевых бульварных романах.
  
  - На тебя. Согласен, весьма не равнозначный обмен (я бы за тебя столько не дал), но Пащенко немного с причудами.
  
  - Ты серьезно?
  
  - Совершенно. Да ты не дергайся так. Я же не отдал тебя скандинавскому гостю, хотя его предложение тоже было весьма выгодным. Потому что тот не внушал доверия. А Григорий - на редкость порядочный человек, и тебе он понравился. Будешь всем обеспечена на всю жизнь.
  
  - Я даже не знаю, что сказать тебе по этому поводу, - мне, действительно сложно было что-то сказать, потому что матами я не пользовалась ни при каких обстоятельствах.
  
  - А ты не говори ничего. Скажешь не раньше, чем в понедельник утром. И не надо изображать из себя оскорбленную невинность. Больше у тебя никогда не будет настолько удачного шанса. Пользуйся им. Нет. Ни слова слышать сейчас не хочу. В понедельник. Есть время на размышление.
  
  - И что же будет, если я скажу 'нет'? - поинтересовалась с иронией.
  
  - Твой выбор. Но наш контракт будет расторгнут в любом случае. Я дал обещание, а дела я стараюсь вести честно. Единственное, в случае твоего 'нет', неустойку тебе платить придется. Ты же помнишь сумму? Или напомнить?
  
  Я встала, и, как он и требовал, ни слова не говоря, направилась к выходу. Через несколько секунд в вотсапе пришло сообщение: 'Подожди, истеричка, отвезу тебя'. Естественно, отвечать, а тем более ждать я не стала. Слилась с толпой гуляющих, послушала уличных музыкантов, и до позднего вечера бродила по центру, чтобы постоянное движение приглушило не менее постоянное чувство гадливости.
  
  Когда все же вернулась к себе - долго-долго стояла под душем, пытаясь смыть брезгливость и презрение. Не к Горину. От него следовало ждать чего-то подобного с самого начала, для него это - норма. К самой себе. Потому что относилась с уважением и восхищалась им. Потому что чуть в него не влюбилась. Возможно, Гайка была не так уж и не права, и все дело лишь в буйстве гормонов, из-за которого я готова бросаться на любого, кто покажется интересным? Только почему я никакого буйства не чувствую?
  
  Ответ на заманчивое предложение ни малейших сомнений не вызывал - это ясно. Не ясно одно - где брать деньги. Я, конечно, могу обратиться к родителям, только у них никогда не было такой суммы. Кредит студентке дать могут, но опять-таки в гораздо меньших объемах, чем мне необходимо. Даже если сложить все мои накопления, попросить максимум у родителей и взять кредит - получится примерно третья часть необходимого. Что делать, ума не приложу.
  
  Так, стоп! С чего, вернее, с кого все это началось?! Правда, крестный сам тогда говорил, что общаясь с Гориным, я найду себе подходящего кандидата в мужья, но... Есть у меня идея, как можно хотя бы от Ростислава с его неустойкой избавиться.
  
  Дядя Саша, как я и ожидала, сначала возмущался тем, что я не хочу воспользоваться столь блестящим шансом, и тоже начал рассказывать какой Пащенко прекрасный порядочный человек. Так что идеей пришлось воспользоваться.
  
  - Как бы то ни было, - остановила я излияния крестного, - с какой стати Горин должен за меня что-то получить? Я ведь не его собственность.
  
  - А вот тут ты права! Если кто и имеет право что-то получить, то разве что я, - я посмотрела на крестного с укоризной, на что он лишь ухмыльнулся. - Никто тебя к счастливой жизни насильно не потащит. Хочешь в нищете прозябать, как твои родители - вперед. Сделаешь правильный выбор - и сама в шоколаде окажешься, и я свой бонус поимею.
  
  - Нет у меня выбора. Григорий - не тот.
  
  - Не какой 'тот'? Только не втирай мне про вторую половину, родственную душу и прочее. В это верят только дуры.
  
  - Лучше быть дурой, чем согласиться на авантюру с Пащенко. К тому же, он слишком приятный человек, чтобы его обманывать.
  
  - Ну-ну... Ладно, Горин к тебе больше близко не подойдет, можешь забыть о неустойке, с ней он тебя развел, туфта весь его контракт, я просмотрел его. Рассчитан на таких лохушек, как ты. Только когда придешь ко мне с очередными проблемами, знаешь, что я тебе скажу?
  
  - Что у меня был шанс, и я им не воспользовалась, - твердо согласилась я. - Я поняла и не приду. За все же надо платить, да, крестный?
  
  - Именно так. И то, что я - твой крестный, этого правила не отменяет.
  
  Глава 50
  
  Воскресный вечер порадовал сообщением от Ростислава:
  'Зря ты так. Я же о тебе заботился. Конечно, никакую неустойку не стал бы с тебя брать, ты сама это прекрасно понимаешь. Да и весь контракт не имеет законной силы, он был лишь для того, чтобы... Ладно, уже не важно. Жаль. Мне было приятно с тобой общаться'.
  
  Ну, конечно! Приятно ему было! А еще приятнее подложить под своего партнера и срубить с этого нехилые бабосы! Что я там могла понимать, не на юридическом же учусь. Ладно. Простить и забыть. Можно не понимать и не забывать, но простить. Это очистит мою карму. В общем, свет тебе и любовь, Ростислав Максимович. Ты определенно оставил в моей жизни неизгладимый след.
  
  'Будь счастлив, Ростислав и передай привет Ростику'.
  
  Вот теперь можно поставить точку на очередном этапе жизни и переходить в новый. Я теперь девушка свободная и совершенно независимая! Чем бы заняться, чтобы рефлексия не замучила? О! Позвоню для начала крестному и поблагодарю. Это несложное дело я провернула довольно быстро, а за одно и выяснила, что моя тщательно подготовленная для Григория речь так и останется никем не оцененной, потому что вопрос с ним тоже улажен. 'Это не ради того, чтобы сберечь твое спокойствие, а ради того, чтобы не получить врага в виде Пащенко, так что можешь не благодарить. А вообще, дурында ты, Верка. Из детсадовских идеалов так и не выросла. Я, конечно, ни на что хорошее больше в отношении тебя не надеюсь, но счастья желаю. Звони, если что'.
  
  Красота какая! Врубив на полную мощность Кипелова, я подвывала 'Я свободен', пока соседки не ворвались в комнату и не присоединились. Наоравшись до хрипоты, мы втроем отправились в центр, нагулялись, сходили в кино, а в финале, решив, что гулять, так гулять, зашли не куда-нибудь, а в 'Кофеманию'. Благо там еще ни разу официанты не морщились, когда на троих у них просят самый маленький кофе и три больших стакана воды. Но мы же сегодня ушли в загул, так что самых маленьких кофе сегодня было по одному на каждого, а то, что в это время можно бы уже и спать ложиться, никого не остановило. Кстати, после того, как я отказалась от правила не пить кофе во второй половине дня, жить стало намного веселее.
  
  - Девчонки, как думаете, что надо сделать, чтобы перезагрузиться? - попросила я совета у старших товарищей, не зря же соседки домучивали уже третий год обучения.
  
  - Смени парня.
  
  - Запишись на курсы.
  
  Одновременно предложили они, и мы втроем начали смеяться так, что официант посмотрел укоризненно, так что было решено не эпатировать публику и отправиться восвояси.
  
  Новую учебную неделю я начала с того, что тот же вопрос задала Гае, которая повторила мне оба предложения слово в слово.
  
  - Поскольку парня у меня нет, и менять нечего, принимается второе предложение. Не знаю только, что выбрать. Фотографию?
  
  - Да ну, на фиг! Иди на вождение: там и парни наверняка будут, хоть тот же инструктор.
  
  - Гая, где я, а где вождение. Я же и машину, и инструктора угроблю на первом же занятии. К тому же, это очень дорого, - не согласилась я.
  
  - Тогда иди на английский, ты же хотела.
  
  - Остался месяц до сессии, не успею.
  
  - Погоди, у нас Юлька ходит, вроде она говорила, что там очень крутая школа, и если ты не отходил курс, они деньги возвращают без вопросов. Юль! Ты, вроде, на английский записывалась. Расскажи, как там.
  
  К нам подошла невысокая девушка в очках. Она училась не в моей группе, так что я ее знала только в лицо. Помню только, как она делала доклад о секонд-хендах. Да-да, тогда нам предложили для получения зачета по русскому языку выступить на абсолютно любую тему, но не только перед своей группой, а сразу перед тремя, в которых семинары вела одна аспирантка.
  
  - Нормально там, - отмахнулась девушка. - Только уже на следующий год записаться можно. А так удобно - они занятия в нашем ГЗ проводят. Еще у нас один раз ведет занятие русский препод, он грамматику в основном объясняет и все такое, а один раз - американец. Мне нравится. И в группе шесть человек всего.
  
  - А правда, что если не доходил курс, можно деньги вернуть? - уточнила я.
  
  - Правда, мне одна девочка из нашей группы рассказывала, что ей без проблем вернули, а потом она снова записалась в новом семестре. Хочешь, визитку дам, она у меня в сумке валяется?
  
  - Конечно, хочу! - удивилась я такой предусмотрительности, хотя чего уж странного, я сама чего только при себе не таскаю.
  
  На перерыве я позвонила по номеру с визитки, и мне сразу предложили пройти тестирование и (если окажется, что я подхожу по уровню) присоединиться к одной из работающих групп. Поскольку я большой любитель решать вопросы сразу, пока не прошел энтузиазм, на тестирование я и отправилась в тот же вечер. Группу мне подобрали и, выслушав, опасения по поводу сессии, разрешили даже оплатить только один месяц занятий, а продолжить в сентябре. 'В виде исключения'. Хотя, подозреваю, что они всегда на исключения согласны, только бы деньги получить. Но на этот раз мне это только на руку.
  
  - Видишь, как отлично все складывается? Тетя Гая плохого не посоветует! - прокомментировала события подруга. - Возможно, именно там ты и встретишь свою судьбу.
  
  - Да ты Ванга! - восхитилась я. - Слышала, что Юлька сказала? В группе одни девушки. Мужчины сейчас себя не утруждают, а те, которые утруждают, им уже не до английского. Так что не надейся.
  
  - Это мы еще посмотрим, - с заметным самодовольством закончила пререкания Гайка. Неужто замыслила недоброе? Только как оно может быть связано с курсами? Похоже, мне уже на каждом шагу вселенский заговор мерещится.
  
  На следующий день, получив комплект учебников, я стояла в коридоре главного здания в ожидании начала занятия. Немного волновало знакомство с новым коллективом, но почему-то на этот раз, не смотря на то, что они уже успели сойтись, а я буду вроде как совершенно лишней, волнение было исключительно приятным. Как ни странно, я была совершенно уверена, что меня здесь примут. И даже почти не стеснялась своего ужасного произношения. До занятия оставалось еще сорок минут, поскольку пары закончились в начале шестого, так что я успела сходить в столовку на ужин, а после этого зашла в уборную, где тщательно почистила зубы, воспользовавшись специально прихваченным на такой случай набором из поезда, полностью смыла и тщательно нанесла заново макияж. Одежду я тоже сегодня подбирала особо тщательно. Не то, чтобы я действительно рассчитывала на встречу с судьбой, но первое впечатление - половина успеха. Тем более оно важно в моей ситуации.
  
  Теперь же я лихорадочно листала учебник, пытаясь понять, что они уже освоили в мое отсутствие. Возможно, удастся произвести ложное впечатление не только красивой, но и умной.
  
  Вдруг меня будто током ударило. Я вздрогнула, прижала руку к груди, потому что сердце будто и биться перестало, и подняла глаза. Прямо передо мной, на расстоянии вытянутой руки, как в каком-нибудь глупом сне, стоял, широко улыбаясь Стэфан. Я почувствовала себя жучком из собственной коллекции насекомых, собранных на прошлогодней практике. Пришпиленным и обездвиженным. Только жучок к моменту пришпиливания был умерщвлён гуманным способом, а меня обездвижили и лишили возможности дышать вживую и без всякой анестезии. С бабочкой я себя не сравнивала, потому как рожденный ползать уже не взлетит.
  
  - Привееет, - мягко произнес парень, заставив мое несчастное сердце резко стартануть и начать колотиться так, что наверняка было слышно по всему коридору. Да что же со мной творится рядом с этим человеком?! Надо срочно приходить в себя, иначе он будет думать, что я ненормальная.
  
  - Как думаешь, что страшнее, когда окружающие думают, что ты ненормальный, или когда ты ненормален на самом деле? - Боже, что я несу? Впрочем, какая разница? После того, как я пялилась на парня в момент знакомства, у меня не может быть ни единого шанса.
  
  - Страшнее быть нормальным, - неожиданно ответил объект моих размышлений. А улыбка у него еще шире стала, и в глазах загорелись искры иронии. Не надо, пожалуйста, не надо! Эти глаза и так разят наповал. - Рад тебя снова встретить.
  
  Что?! Нашел повод радоваться! Впрочем, может ему нравятся девушки с изюминкой, в переводе на русский с большой придурью. Нет, обычно я скучная и маловнятная, но рядом с ним меня, похоже, несет. С Гориным дерзить хотелось, а со Стэфаном... не скажу, чего мне хочется рядом со Стэфаном, скажу только, что мозг функционировать прекращает.
  
  - Ппривет, - умудрилась выдавить я, - не ожидала тебя здесь увидеть.
  
  Ой, кажется, получилось! Пусть банально и без той самой изюминки, зато более адекватно.
  
  - А я все надеялся увидеть тебя.
  
  - Что? - в очередной раз я потеряла дар речи. Надеялся увидеть после того, как бежал от меня, как карманник от полиции?
  
  - Я тогда слишком быстро ушел - не успел налюбоваться. Не воспринимай мои слова как подкат, но ты невероятно красивая.
  
  - Что? - снова прохрипела я. Кажется, заело.
  
  - Ой, да ладно! - отмахнулся собеседник, будто сказал нечто совершенно очевидное, что я умудрилась поставить под сомнение. - Лучше скажи, что ты здесь делаешь с нашим учебником?
  
  - С нашим? - ступила в очередной раз.
  
  - Ну, да. Вот смотри, у меня такой же, - и Стэфан повертел у меня перед глазами идентичной зеленой книжецей. Походу, до парня дошло, что мой интеллект примерно равняется интеллекту инфузории, а речь у меня развилась совершенно случайно по ошибке природы.
  
  - Я на английский записалась, - обреченно, но вполне членораздельно выдала я. Каким образом мне осваивать иностранный язык в его присутствии? Я свой-то забываю. - Наверное, в ту же группу, что и ты.
  
  - Наверное? И, наверное, твоя подружка совершенно случайно все свидание выспрашивала Герыча обо мне.
  
  - Так. Подожди. Не так быстро. Какая подруга и какого Герыча? - ко всему прочему он еще и говорит загадками.
  
  - Та, с которой вы были в тот день в кафе, а Герыч скрывается под именем Юрий.
  
  - О, Господи! Гайка о тебе расспрашивала?! Какой позор! - простонала я, пряча лицо в ладонях.
  
  - Да брось! Нет здесь никакого позора. Но ты выбрала слишком длинный и сложный путь: было бы гораздо проще написать мне ВК.
  
  - Не собиралась я тебе писать!
  
  - Но что-то же тебе от меня нужно было! - возмутился Стэфан.
  
  - Нет. Это моей подруге понравился твой товарищ, и она, очевидно, решила, что было бы здорово, если бы мы сошлись с тобой. Не обращай внимания, это очередной пример женской логики. Девочки очень любят массовость, - быстро нашла, как оправдать свое более чем странное поведение и еще более странное поведение подруги.
  
  - То есть ты не пыталась меня разыскивать?
  
  - Господи, конечно, нет! - как бы ни было, но до состояния полубезумной сталкерши я еще не дошла.
  
  - Слава Богу! Я уж подумал, что ты одна из этих ненормальных.
  
  - Каких еще этих?! - возмутилась я. Слово 'ненормальных' протеста не вызывало.
  
  - Знаешь, когда у человека столь необычная, мягко скажем, внешность, как у меня, появляются весьма забавные личности. Несколько раз мне предлагали примкнуть к движению БДСМщиков, не знаю, откуда такие ассоциации. Просили позировать для фото и рисунков психические девицы, помешанные на изображениях всяческих уродств и так далее.
  
  - Нет, я определенно не из этих. И нет в тебе никаких уродств, - решительно ответила я. - Ты мне лучше скажи, где вы остановились, чтобы я сегодня не слишком позорилась перед кучей людей и не ввергла в панику преподавателя.
  
  - Не такая уж там куча. Смотри, на прошлом занятии были варианты выражения будущего времени. Как у тебя с будущим?
  
  - Оно светлое и прекрасное. Но слегка туманное. Какие варианты были? - я открыла учебник, пытаясь осознать, насколько многого не помню.
  
  - Ничего туманного... - и Стэфан за пару минут изложил мне все, что я когда-то учила, но успешно забыла. Мне повезло, что тема, на самом деле, не сложная, и что забыла я не все. - Сядем вместе, если что, я помогу.
  
  Я взглянула на парня с благодарностью, но потом представила, что придется полтора часа находиться к нему слишком близко и запаниковала.
  
  - Если ты, конечно, не против, - добавил Стэфан.
  
  - Конечно, нет, - обреченно соврала я.
  
  Глава 51
  
  Группа соответствовала моим ожиданиям: все были дружелюбны, приветливы и участливы. Только, в отличие от той, в которой оказалась Юлька, представителей мужского пола здесь было вполне достаточно. Два взрослых дяденьки, причем один занимался на пару с супругой, первокурсник с нашего физфака и, конечно, Стэфан. Так что не права я была на счет мужчин: некоторые к чему-то стремятся, на диване не лежат и у компа не сидят. Или лежат и сидят, но не все время.
  
  Из представительниц прекрасной половины, кроме меня и жены того самого дядечки, была еще одна девушка с моего факультета, которая в этом году заканчивала бакалавриат. С ней мы успели в перерыве обсудить вопрос распределения по кафедрам, которое мне предстояло в ближайшем будущем.
  
  Преподаватель сегодня был русский, мужчина около пятидесяти, слишком энергичный и напористый, что мне не очень понравилось поначалу. Правда, через некоторое время я втянулась, и его подача чрезмерной казаться перестала. Коробили только регулярные замечания всем подряд в стиле: 'Как Вы могли пройти тестирование, если не знаете простых вещей'. Но, похоже, остальные к этому привыкли и особого внимания не обращали. Звали преподавателя Вит, и я твердо решила, что по имени обращаться к нему не стану: мы же не в Америке, чтобы человека, почти в три раза старше тебя, называть, не используя отчество, еще и каким-то молодежным прозвищем. У меня бы наглости на такое не хватило.
  
  Занятие было весьма насыщенным - настолько, что к концу моя голова уже почти перестала соображать. Видно, не одна я была в похожем состоянии, так что к концу Вит предложил нам задание довольно простое: описать внешность одного из присутствующих или медийного лица, с тем, чтобы остальные угадали, кого описывают.
  
  Именно в этот момент и началось самое страшное испытание за всю мою недолгую жизнь. Настолько ужасно я себя не чувствовала ни когда не удалось выиграть всерос, ни на парах по физике, которые вел мой любимый Сергей Станиславович, ни на светских вечерах в компании Горина. Даже когда меня какие-то криминальные типы в машину тащили, мне было не так плохо, потому что я от страха не сразу осознала, что происходит. А в тот момент... меня бросало то в жар, то в холод, всю колотило от напряжения, а он делал вид, что ничего не случилось. Кто он? Конечно, мой сосед по парте! Когда он начал описывать молодую очень красивую девушку, у меня не появилось ни малейших догадок. Когда добавил, что ее смуглая кожа гладкая, как шелк и также вызывает желание прикоснуться, я подумала, что он поэт в душе, и что описывает одну из звезд экрана. Когда пошли рассказы о пухлых розовых губах, невинных, как губы младенца, но рождающих жар в сердцах мужчин, решила, что это перебор и, демонстрируя богатый словарный запас, он только заводит остальных в дебри, и что отгадать героя по подобному описанию - невозможно. Когда расписывал черные, как ночь глаза и волосы, спадающие морской волной, в классе начались перешептывания. Когда добил описанием волнующих изгибов фигуры и тонкой талии, высокого роста и длинных изящных пальцев, причем последнее было уже на грани рассказа из журнала для взрослых, тот самый дядечка, пришедший с женой (кажется, звали его Евгением), присвистнул, как дворовая шпана, а моя коллега по биофаку пропела свадебный марш.
  
  - И, конечно же, все мы можем опознать, что это... - резюмировал Вит.
  
  - Вера! - почти в унисон гаркнули присутствующие.
  
  Я как в пропасть рухнула. Это, правда, все было обо мне?! Я же до последнего надеялась, что ошиблась! Боже, какой стыд! Как только он мог так поступить?! Всю оставшуюся часть занятия я сидела, то бледнея, то краснея, выслушивая легкий стеб окружающих и пожелания долгой и счастливой совместной жизни. Так что, когда Вит сказал, что пытаться выполнить задание лучше Стэфана бесполезно и отпустил нас домой, я сорвалась с места так стремительно, что все слегка оторопели. Больше я сюда ни ногой! Ни заплаченные деньги, ни жажда знаний, ни симпатия к интересному парню (которая, я уверена, после такой подставы быстро поубавится), ни стремление внести разнообразие в жизнь, меня не остановят. А что если я еще смогу забрать деньги или перевестись в другую группу? Точно! Завтра же после пар приду, и буду умолять администратора, пока она не решит мою проблему. Скажу, что не нашла общий язык с группой.
  
  За что он так со мной? Это жестоко! Разве можно так издеваться? И разве я сделала ему что-то такое, за что можно было бы так издеваться? Неужели, сама того не замечая, я веду себя с людьми высокомерно? Или ему настолько не понравилось, что я вышла за рамки приличий при первой встрече, что он решил отомстить? Конечно, надоели уже девицы, раскрывающие рот при его появлении и начинающие капать слюной. Но и это не преступление, правда?
  
  Я бежала до самой остановки трамвая, позволяя настойчивому московскому ветру почти налету высушивать слезы. О существовании более удобных видов транспорта я просто забыла, и небольшая пробежка была сейчас только на пользу. Нужно успокоиться. В жизни бывают вещи пострашнее небольшого прилюдного издевательства от понравившегося тебе парня. Кстати, актер из него неплохой: когда он все это рассказывал, его волшебные глаза горели, будто, это на самом деле были слова о далекой недостижимой звезде, в которую он влюблен всю жизнь. И почему только я продолжаю о 'волшебных глазах' думать? Никакие они у него не волшебные! Обычные глаза! И я должна была уже разочароваться! И мне не должно быть так больно от мысли, что больше я его не увижу.
  
  Телефон заверещал стандартной мелодией, заставляя вздрогнуть и удивиться, когда я успела включить звук. Господи! Она, как всегда, не к месту и не вовремя, но, если не ответить, будет лишь хуже, я точно знаю.
  
  - Привет, как прошло? - раздался жизнерадостный голос Гаи.
  
  - Отвратительно! А ты зачем звонишь? Чтобы узнать, удался ли твой грязный замысел? Частично. Да, мы, как ты и мечтала, оказались в одной группе. Нет, ничего хорошего, как ты мечтала, из этого не вышло.
  
  - Так, я не понимаю! Чем ты недовольна? - возмутилась девушка.
  
  - Кроме того, что ты меня выставила в самом дебильном виде? Будто я преследую парня, который уже один раз показал свое отношение, убежав от меня, как от огня?
  
  - Не говори ерунды! Мало ли, почему он убежал? Юра сразу сказал, что его друг слегка того.
  
  - Это уж точно. 'Того' - самое подходящее слово!
  
  - Сейчас же рассказывай, что он тебе сделал! Тетя Гая отомстит за твою поруганную честь!
  
  Я редко с кем-то делюсь своими проблемами, стараясь переживать самостоятельно. Мне кажется, проблемы обладают загадочным свойством, противоречащим законам математики, не уменьшаться при делении, а расти. Уж лучше хорошие эмоции взращивать, рассказывая о них друзьям, а не наоборот. Но тут прорвало. К тому же, мой трамвай как раз доковылял до нужной остановки, так что и лишних слушателей не будет. Я села на холодную лавку на пустой остановке, и выложила Гае все. И я была уверена, что та тоже начнет возмущаться, но, вместо этого я услышала:
  - Какая милота!
  
  - Что? - я определенно не расслышала.
  
  - Милота, говорю. Не ожидала от этого мрачного типа подобной романтики.
  
  - Какая еще романтика? Он стебался, и все! Сказал бы 'милая', 'очаровательная', 'симпатичная' или что-то в этом роде, ладно бы! Но он сказал, что если был бы в жюри конкурса красоты, отдал бы мне первое место, потому что я не похожа на других и незабываемая! Еще бы! Такую 'красоту', на самом деле, не забудешь! Но шутить по поводу внешности человека - низко!
  
  - А ты ни на минуту не допустила мысль, что просто понравилась парню, и он таким необычным способом решил дать об этом знать?
  
  - То есть, у него тоже плохое зрение? - ехидно уточнила я.
  
  - Почему, плохое. Он очень точно тебя описал, и в пользу этого говорит тот факт, что тебя все узнали. Я вот тоже думаю, что ты красивая.
  
  - Ты ко мне привыкла, и перестала замечать недостатки.
  
  - Когда я увидела тебя в первый раз, подумала, что с такой внешностью перевернула бы мир, - на полном серьезе сообщила подруга.
  
  - Прям весь мир? И как же? Рассказывай, начнем переворачивать в тандеме.
  
  - Прости, но конкретный план я так и не составила. Так ты успокоилась?
  
  - Нет. Даже если он и не хотел поиздеваться, говорить эти вещи на публику...
  
  - Может, ему плевать на публику, и его волновало только, чтобы ты услышала.
  
  - Бугага. Не выглядел он взволнованным. Ничуть. Ладно, я тебе все рассказала, и уже чувствую себя лучше. Но в ту группу больше не пойду. Решение принято.
  
  - Они тебе не понравились?
  
  - Они мне понравились. Но это как если бы я перед ними вдруг оказалась в одном нижнем белье.
  
  - Подумаешь! Тебе нечего стыдится. Или ты белье дешевое носишь? - очень заинтересованно спросила подруга.
  
  - Вот только не надо заговаривать мне зубы. Ты прекрасно понимаешь, о чем я. И вот еще что, Гая... Если я узнаю, что ты снова вмешиваешься в мою несуществующую личную жизнь, я больше разговаривать с тобой не стану. Никогда, - твердо закончила я.
  
  - Именно! С вмешательством тети Гаи твоя личная жизнь из несуществующей перешла в разряд потенциальной. И заметь, все это я провернула буквально за пару дней! Так что цени меня и мое участие, а не опускайся до шантажа.
  
  - Я подумаю над этим. Но для начала спрячусь в тепло и уют родной общаги, а то я тут в снежную бабу превращусь, с тобой разговаривая, - в подтверждении такой перспективы мои зубы звонко клацнули от холода.
  
  - Какая еще баба? Где ты видишь снег? Очнись, детка, весна уже идет, весне дорогу! Максимум, во что ты можешь превратиться - сосуля.
  
  - Уверена, что такая перспектива должна воодушевить? - засомневалась я, демонстрируя охраннику пропуск.
  
  Подозреваю, что за год эти хмурые дядечки запоминают всех, кто здесь живет, но каждый раз вперяются сначала на карточку пропуска, потом на лицо входящего таким строгим взглядом, что у самого отъявленного юмориста пропадает желание шутить по этому поводу.
  
  - Еще бы! В наше-то страшное время, когда каждый лишний миллиметр на девичьей талии расценивается, как оскорбление всего окружающего мира, бабой быть однозначно хуже.
  
  - Договорились. Только, как бы ты об этом ни мечтала, сосулькой я не буду, потому что уже зашла внутрь, и теперь меня ожидают вкусный ужин и горячий чай, - похвасталась на прощание.
  
  - Ты забыла, что тебя также ожидает твоя милая Лидочка, - напомнила Гая. - Пламенный привет ей от меня.
  
  - Всенепременно.
  
  По непонятной причине Гая мою соседку на дух не выносила, хотя я ничего не рассказывала о той давней истории. Представляю ее отношение, если бы рассказала! Гайка бы не иначе, как ядом плевала в сторону соседки, встречая ту в коридоре. Впрочем, после того, как позавчера Лида пришла с занятий в моих любимых сережках, я готова реагировать примерно также. Сама не беру чужое, но и своим делиться ни с кем не хочу. Особенно, когда делиться заставляют, моего мнения об этом не спрашивая. Скорее бы закончился этот семестр, скорее бы сменить соседей. Впрочем, психологи утверждают, что все наши проблемы в нас самих. Что если мне и переезд не поможет? Ждала же я прихода весны в уверенности, что с наступлением тепла все в моей жизни изменится? Весна пришла, с Гориным я рассталась, а в сердце у меня все то же недовольство тем, что имею и надежда на перемены. Ничего не изменилось!
  
  Глава 52
  
  - Вера! - я оборачиваюсь на звук знакомого голоса и в очередной раз попадаю в плен волшебных глаз. Что он здесь делает? Чуть-чуть ошибся в датах? Английский у него завтра, это я точно знаю.
  
  - Как тебя пропустили в корпус? - выпалила я первое, что пришло в голову.
  
  - Пропустили? Это так сложно? Здесь разве режимный объект?
  
  - Ээээ... - озадачилась я, вспомнив любимую даму-охранника, пытавшуюся однажды не пропустить меня, поскольку 'на свою фотографию ты не похожа', - почти.
  
  - Я решил не выяснять, насколько у вас с этим сложно, перемахнул через вертушку и убежал.
  
  - Неужели за тобой даже не погнались? А ведь ты очень похож на террориста.
  
  - Если бы она за мной погналась, проходная осталась бы в полной власти уже настоящих террористов. Так что умная женщина стоит у вас на охране. В сложной ситуации она сделала правильный вывод.
  
  - Обычно они по двое дежурят, тебе подвернулся удачный момент. Решил в гости заглянуть?
  
  - Да. Раз уж ВК ты меня настойчиво игноришь...
  
  - Мне нечего сказать.
  
  - Это еще не повод не добавлять в друзья, - с укоризной отметил Стэфан.
  
  - Возможно.
  
  - Вер, я понял, что был не прав. Тебе было неприятно слышать то, что я нес. Особенно от такого, как я. Ты прости, я слегка сглупил. Возможно, не слегка.
  
  - Мне было неприятно, что посторонние люди будут теперь делать домыслы о моей личной жизни. Я ненавижу игру на зрителя.
  
  - Думаешь, я играл на зрителя?
  
  - Я вообще не понимаю, что ты делал, и что у тебя в голове, - призналась честно. - Почему ты ушел тогда из кафе?
  
  - Ты так на меня откровенно смотрела, что я не выдержал. Нет, я, конечно, успел привыкнуть к чрезмерному вниманию, но от тебя не хотел ничего такого.
  
  Ну, вот, а Гайка говорила, что я слепая. Это у нее со зрением проблемы. Понятно, как на такого красивого парня реагируют девушки, и понятно, как ему это надоело. Но можно было бы и с большим снисхождением к очередной дурочке.
  
  - То есть, я правильно поняла, что ты так тонко надо мной поиздевался в отместку? - уточнила почти без горечи в голосе.
  
  - Почему поиздевался? Я говорил то, что думаю.
  
  А, ну, теперь ясно! Просто красивая упаковка не соответствует гнилому содержимому. Вернее, не гнилому, а пустоте внутри. Он же внешность описывал, и не слова там не было о редком уме и душевных качествах. Теперь понятно, как Стэфан меня воспринимает. Впрочем, ничего удивительного, ведь в его присутствии мой айкью резко уменьшается. Прямо на глазах. Вряд ли есть шанс реабилитироваться. Как же природа так ошиблась, что в поисках пары мы вместо того, чтобы показать себя с лучшей стороны, деградируем? Не заботится она о сохранении вида.
  
  - Тогда спасибо, - мрачно кивнула я. - Мне на пару пора.
  
  - Хорошо. Только пообещай, что придешь завтра.
  
  - Разве я должна не прийти? - можно врать вопросами? Если что, я это умею.
  
  - Надеюсь, что ты должна прийти. Так ты обещаешь?
  
  - Я приду, - кивнула, чуть поколебавшись. Что остается? Не показывать же ему, насколько сильно задето мое ЧСВ.
  
  - Ладно, - осторожно кивнул парень, будто боясь меня спугнуть, - остается лишь надеяться, что ты хранишь обещания.
  
  - Ладно, - киваю в ответ, - надеяться тебя осталось совсем недолго, всего лишь до завтра.
  
  - То есть, завтра надеяться я перестану?
  
  - То есть, завтра ты будешь знать наверняка. Мне пора, лекция начинается.
  
  - До завтра. И Вера... добавь в друзья.
  
  Я киваю и захожу в аудиторию, киваю еще раз, уже лектору и только заметив его заинтересованный взгляд, осознаю, что на моих губах застыла улыбка дегенерата. Срочно изображаю деловитость и сосредоточенность, занимаю ближайшее свободное место и начинаю строчить с таким усердием, а в кратких перерывах смотреть на препода таким преданным взглядом, что даже многоопытный Дим Саныч смущается и перестает на меня периодически поглядывать. Хорошо, что он не знает, что за внимательным взглядом пытливой студентки прячутся вовсе не мысли о его предмете. Я всю лекцию думаю об одном очень странном парне.
  
  С тех пор он ни на минуту не покидал моих мыслей. Я думала о нем на лекциях, на английском, по пути в общагу и из нее. Думала, выполняя домашнее задание, делая покупки, готовя себе еду, прибирая в комнате. Думала, когда он рядом и когда далеко. Общаясь с друзьями, я думала о нем. Готовясь к семинару, я чувствовала, что он сидит за моей спиной. Ночами я показывала ему родной город или селфилась с ним на фоне Эдинбургского замка. Теперь я была уверена на все сто: Стэфан - мой человек, моя потерянная половинка, моя судьба и моя жизнь. Как? Не знаю. Просто знала это. А он...
  
  Мы сидели вместе на английском, он провожал меня до автобуса, иногда писал что-нибудь по поводу занятий. На этом наше общение заканчивалось. Я, сделав над собой жесточайшее усилие, пыталась намекнуть на то, что хотела бы сближения. Мои намеки оставались непонятыми. Так же не бывает! Если он - моя половинка, значит, я - его? Но Стэфан, похоже, был вовсе с этим не согласен. Я была влюблена, несчастна и потеряна. Надо было смириться с провалом, но не получалось. Ничего не менялось. Прошел месяц, а ничто не изменилось: Стэфан был все так же дружелюбен и... все так же равнодушен. Что же, еще одно подтверждение, что счастливая личная жизнь и я - понятия несовместимые.
  
  - На что он тебе сдался? - как-то спросила Гая, верно истолковав причину моего перманентно плохого настроения в последнее время. - Живет в общаге, приехал черте откуда, перспективы нулевые, работы нет, денег нет, к тому же, прости, что в очередной раз об этом напоминаю, калека. Никого приличнее найти не могла?
  
  - Возможно могла... но не нашла. Тут дело не в том, кто лучше, а кто хуже и у кого какие перспективы.
  
  Я не стала продолжать, что мне нужен именно он. Это было слишком личным и слишком сентиментальным. Хотя, если смотреть со стороны, подруга была совершенно права. Стэфан был нищ, не имел жилья, учится в Строгановке, и сам мне сказал, что поскольку способности у него весьма посредственные, надежд на блестящее будущее не имел. А главное, у него не было особенного стремления ситуацию изменить. Отсутствие амбиций всегда казалось мне грехом непростительным, особенно в мужчине. Но... Стэфану я готова была простить и это. Жаль, что ему плевать и на мою готовность, и на мое прощение.
  
  Около месяца ситуация не менялась. У нас установились хорошие приятельские отношения, строго ограниченные общими занятиями. И как только я перестану ходить на английский (а времени оставалось не так уж и много), мы расстанемся, и не увидимся больше никогда. Я уже сейчас с ужасом представляла этот момент и заранее жалела себя. Потому что я уже подсела на его присутствие рядом и жаждала наших встреч, как наркоман дозы. Представляю, какой будет ломка.
  
  В тот вечер меня как раз крутило и ломало предупреждением о последствиях. Потому что вместо того, чтобы сидеть плечом к плечу со Стэфаном, вдыхать его запах, слушать голос и наслаждаться присутствием, я, собрав в кулак всю силу воли, сидела в своей комнате, перечитывала старый конспект и пыталась освежить в памяти хоть что-то. И звук входящего сообщения вовсе этому не способствовал. Надо телефон совсем отключить или хотя бы на беззвучку оставить. Кто у нас там? Да ладно! Хорошо, что не отключила, а то было бы мне совсем грустно.
  
  Стэф: Ты почему не учишься, как все усердные студенты?
  
  Вера Волошина: я как раз учусь как усердный студент
  Вера Волошина: не английский
  Вера Волошина: очень усердно учу циту
  
  Стэф: Что такое 'цита'?
  
  Вера Волошина: цитология наука о клетке
  
  Стэф: Я думал - о цветах)))
  
  Вера Волошина: нет о цветах была бы цветология но такой науки нет можешь стать основателем
  Вера Волошина: а ты почему не учишься как усердный студент?
  
  Стэф: А я ушел
  
  Вера Волошина: почему? Куда? Зачем? Вернись!!!
  
  Стэф: Неа. Без Веры там скучнааааа
  
  Вера Волошина: можно подумать! Раньше не скучал
  
  Стэф: Раньше я не знал, как бывает. А теперь есть, с чем сравнивать))). У тебя зачет?
  
  Вера Волошина: нет у меня распределение по кафедрам
  Вера Волошина: я правда понятия не имею что будут спрашивать но курс решила повторить
  Вера Волошина: кажется что его не повторять надо а учить заново потому что у меня дырка в голове
  
  Стэф: Ненавижу, когда ты себя принижаешь! Ты умная и у тебя отличная память! Перечитай все и завтра все вспомнишь
  
  Вера Волошина: сомневаюсь
  
  Стэф: Будь уверена. И не трусь.
  
  Вера Волошина: я и не трусь? Ну-ну
  
  Стэф: Никаких 'ну-ну'. У тебя все получится. У вас же там почти все девушки? Так вот, я еще в жизни не встречал таких умных девушек, как ты.
  
  Вера Волошина: ЭЭЭЭ.... Спасибо
  
  Стэф: А если мужчина принимать будет - надень короткую юбку. Перед сочетанием ума и красоты ему точно не устоять
  
  Вера Волошина: ты меня в краску вогнал но все равно еще раз спасибо
  Вера Волошина: не думаю что поможет
  
  Стэф: Представь завтра, что это я тебе вопросы задаю, а я, естественно, мечтаю, чтобы ты попала ко мне на кафедру. А ты только сомневаешься, кого выбрать, меня или... Что там у вас самое топовое?
  
  Вера Волошина: молекулярка)))
  
  Стэф: Вот ты и сомневаешься, выбрать меня или эту молекулярку.
  
  Вера Волошина: я бы выбрала тебя)))
  
  Стэф: Значит, у нас определенно все сложится, так что можешь завтра совсем не переживать))). Удачи. Думай обо мне и не психуй. Ты лучшая
  
  Вера Волошина: спасибо попробую
  Вера Волошина: лучший - ты
  
  Я немножко погордилась собой: вон как смело делала отнюдь не тонкие намеки. Немножко посомневалась: получается, сама на шею парню вешаюсь, а он только и делает, что пытается мои цепкие пальчики разжать и от меня отделаться. Немножко себя успокоила: вовсе не вешаюсь, он мне дружескую поддержку оказал, я ему дружеский комплимент в ответ сделала. Немножко погрустила: перечитаешь нашу коротенькую переписку и начинаешь думать о чувствах отнюдь не дружеских, и снова мимо. Забила на все и вернулась к конспектам.
  
  На следующий день сообщение пришло ровно в тот момент, когда я, с черными от недосыпа кругами под глазами, с трясущимися от ударной дозы кофе руками и с улыбкой на пол-лица, вышла с кафедры цитологии.
  
  Стэф: И как?
  
  Вера Волошина: МЕНЯ ПРИНЯЛИ!!!
  
  Стэф: Я знал. Поздравляю)))
  
  Вера Волошина: спасибо большое
  Вера Волошина: было очень много желающих человек 25 а набирали только восемь представляешь
  
  Стэф: Я говорил, что ты самая умная. Просто повезло, что нашлись еще умные люди, которые смогли осознать, как им с тобой повезло)))
  
  Вера Волошина: ахах да я такая просто клад
  
  Стэф: Возможно, это стоит отметить?
  
  Вера Волошина: эм... это приглашение?
  
  Стэф: Если ты не против
  
  Вера Волошина: естественно я не против
  Вера Волошина: ты свободен?
  
  Стэф: Я же художник, так что свободен по определению))). Встречаемся на 'Китай-городе' выход на Маросейку. Через час?
  
  Вера Волошина: надеюсь, что успею
  
  Я сунула телефон в карман плаща и поторопилась к остановке. Как это понимать? После длительного почти игнора. Тут вдруг раз, и тебя приглашают... на свидание? Ага, мечтай! Дружеская встреча, чтобы в дружеской атмосфере отметить успех друга, не более. И засунь свои мечты в... например, в самый дальний ящик. Мечты не для тебя, Вера!
  
  Глава 53
  
  Я почти не опоздала, Стэфан был уже на месте. Почему-то думала, что он будет ждать меня с цветами. Вернее, с цветком - по-жлобски одинокой банальной красной розой. Я никогда не любила розы, особенно красные, особенно в количестве одной штуки. Есть в этом некий вызов: любуйтесь, я такая дорогая и такая красивая, что меня и одной вам слишком много. Мне кажется, именно так думала бы та самая королева цветов, если бы думать умела. Но Стэф не разочаровал (или совсем наоборот, как посмотреть), потому что его руки были пустыми. Ну, да, друзьям цветы, наверное, не дарят, а то еще подумают что-нибудь совсем не то.
  
  Мы прошлись немного по Маросейке, наслаждаясь солнышком, которое сегодня на удивление не только светило, но и грело. Почти не говорили, лишь перебрасывались незначительными фразами. Потом спутник спросил о моем собеседовании, и я принялась рассказывать во всех подробностях. Наверняка ему было не очень интересно, потому что рассказчик из меня - такое себе, но я говорила и говорила, просто, потому что тишина между нами пугала.
  
  - Почему ты не выбрала топовую специальность? Мне казалось, что стремиться к успеху - как раз в твоем характере. Тем более, ты тоже из провинции, было бы легче пробиться, разве нет, - все-таки, Стэфан слушал то, что я несла.
  
  - Туда обычно собираются самые крутые... - расплывчато пояснила.
  
  - То есть, ты недостаточно хороша для самых крутых? - с иронией уточнил парень.
  
  - Нет, то есть, возможно, это и так, но мне немного все равно, хороша ли я для них. Скорее, они для меня не хороши. Обычно там собираются самые неприятные типы со всего потока. К тому же я решила, что не очень интересно будет работать с тем, что ты не можешь увидеть.
  
  - Разве молекулу нельзя увидеть, - удивился собеседник.
  
  - Пока только модель. Вся работа на моделях, это слишком умозрительно и неопределенно для меня.
  
  - Вроде, я слышал недавно, что какой-то ученый изобрел прибор, способный показать молекулу.
  
  - Все возможно. Вполне вероятно, что к тому времени, как я закончу учебу, все будет иначе. Я не думала о том, какое направление популярнее, я думала о том, что интересно мне.
  
  - Ты всегда так делаешь?
  
  - Как?
  
  - Выбираешь эмоциями, а не умом.
  
  - Это совсем не так: я думаю, взвешиваю все за и против, и так далее, но больше ориентируюсь на сердце, чем на мозг. Потому что только сердце видит все. На мозг влияет излишек информации, которая слишком часто является неверной. Влияет так же плохо, как и ее недостаток. Понимаешь?
  
  - Нет, не понимаю. Я считаю, что голова для того и дана человеку, чтобы думать, - вздохнул Стэфан.
  
  - Почему ты это говоришь, с такой печалью? Потому что я такая тупая и не понимаю простых истин, или потому что вспомнил случаи, когда опора на разум подводила?
  
  - Скорее, второе, - немного подумав, ответил парень. - Но разве сердце не подводило тебя ни разу?
  
  - Знаешь, что самое смешное? Подводит постоянно в делах сердечных, а в учебе и прочем - не случалось, - хихикнула я.
  
  - Что твое сердце говорит о пицце? - мы, как раз подошли к небольшой милой итальянской пиццерии.
  
  - Вот кстати! Мой разум взывает к моей совести, напоминая о том, как много в ней калорий и рисуя картины с изображением толстых итальянских матрон. Но сердце просто счастливо от такой возможности.
  
  - А как оно относится к итальянским винам? - ухмыльнулся парень, пропуская меня внутрь.
  
  - Вот здесь разум и душа в полной гармонии. Оба крайне отрицательно. Хоть к итальянским, хоть к грузинским, хоть к вину, хоть к пиву. В общем, я категорически за ЗОЖ, - сразу призналась честно, во избежание любых недопониманий на эту тему в будущем. - Это для тебя проблема?
  
  - Нет, не проблема. Но, разве ты не знаешь, что люди, избегающие вина и красивых женщин, вызывают подозрения.
  
  - Не люди, а мужчины. К тому же, классик говорил, что и в этом бывают исключения. О женщинах, ищущих вина и общества других прелестных женщин, он наверняка тоже был не самого высокого мнения. Хотя, как знать.
  
  - Ладно, допустим... и все же, почему так категорично? Проблемы в семье? - Стэфан помог мне снять плащ и устроил его на вешалке.
  
  - Скажем так, я видела, что алкоголь делает с людьми. Я не хочу испытать подобное на собственном опыте. Я хочу оставаться собой, - сухо пояснила я.
  
  - Разве люди пьют не для того, чтобы избавиться от комплексов, сбросить маски и стать собой?
  
  - Зачем лелеять в себе комплексы, создавать маски и прочее, если единственное о чем ты метаешь - избавиться от всего этого. Если я ношу маску, значит, она мне нужна, и я хочу в ней оставаться. И далеко не всех окружающих хочется видеть без масок. Ты не согласен?
  
  - С последним сложно не согласиться. Что выбираешь?
  
  - Пармскую ветчину, если ты, конечно, не против рукколы, - предложила с сомнением. Пока мне не встречались мужчины, которые были бы не против этой травки. Если, конечно, они знали, что это такое. - И мне двойной капучино сразу.
  
  - Я не против. Да, то, что тебе срочно нужен кофе, можно определить сразу. Не спала совсем?
  
  - Пару часов, но это не проблема.
  
  - Если есть кофе?
  
  - Если есть кофе и хорошая компания,- уточнила я.
  
  - Не уверен, что я подхожу под определения 'хорошая компания'. Вряд ли я - хорошая компания, особенно, для такой девушки, как ты, - с явной горечью сказал Стэф.
  
  - Да что со мной не так?! Чем я настолько нехороша?! - спросила чуть громче необходимого, не выдержав.
  
  - Ты нехороша? Нет, что ты! Но разве тебя не смущает, что ты здесь в моей компании?
  
  - Мне кажется, я не вполне понимаю то, что ты говоришь. В каком смысле смущает? - я решила наконец-то разобраться в его постоянных намеках непонятно на что.
  
  - Тебе не стыдно, что ты со мной? - перефразировал парень спокойно, с любопытством меня рассматривая.
  
  - Почему мне должно быть стыдно? - поразилась я.
  
  - Я раньше неплохо зарабатывал. Нерегулярно, но приличные суммы. Занимался интерьерной росписью.
  
  - Это должно быть здорово, - вставила я, - тебе нравилось?
  
  - Да, мне очень нравилось. Знаешь, почему бросил? После того, как у заказчиц пару раз перекашивались лица от отвращения, я больше не рискнул предлагать свои услуги.
  
  - Что им не понравилось?
  
  - Это же очевидно: я. Когда человек хочет, чтобы его окружала красота, он не станет терпеть уродство рядом с собой, - флегматично отметил собеседник.
  
  - Ты считаешь, что уродлив? - похоже, сегодня был день потрясений.
  
  - Да, в один момент я превратился в урода, и я не один так думаю.
  
  - ОК. возможно, ты так думаешь, возможно, все твои знакомые разделяют эту точку зрения, но так не думаю я. Я думаю, ты красивый. Слишком красивый для мужчины. И я больше не хочу слышать, что ты урод. Особенно от тебя самого. Для мужчины внешность вообще не должна играть роли. Он не должен циклиться на том, как выглядит, - твердо закончила я.
  
  - Наверное, ты права. Просто после аварии отношение людей ко мне изменилось настолько сильно, что я начал об этом задумываться.
  
  - Что, девушка бросила? - с изрядной долей иронии уточнила я. Ох уж эти парни! Изображают из себя крутых, а стоит какой-нибудь дурочке дать им отставку, и они разочаровываются в жизни.
  
  - От той девушки я ничего иного и не ждал. Но даже мама смотрит на меня теперь с содроганием.
  
  - Мама на тебя так смотрит, потому что ты ее сын, и она думает о том, как больно тебе было, а вовсе не от отвращения. А заказчицы твои - тупые курицы. И девушек надо выбирать более тщательно. Тогда и ныть не придется, - довольно жестко пресекла я дальнейшую чушь.
  
  - Я и не ною... Я что, ною? - вдруг заинтересовано уставился на меня Стэфан.
  
  - Еще как, - уверенно кивнула в ответ.
  
  - Кошмар, - парень задумался, а я приготовилась к очередной порции жалоб на жестокую судьбу и начала искать пути к отступлению, поскольку наше общение мне перестало нравиться. - Черт! Я все это время постоянно ныл, но никто из друзей меня не ткнул в это носом, а сам я и не осознавал! Вера! Ты мой герой. Спасибо тебе.
  
  Парень как-то резко подобрался и повеселел. Меня же продолжали мучать сомнения: остаться и дать ему еще один шанс, или все же валить прямо сейчас.
  
  - То есть, ты меня уродом не считаешь? - еще раз уточнил собеседник, и второй вариант стал резко набирать очки. Не люблю я, когда люди одно и то же талдычат, как их не уговаривай, потому что и сама такая.
  
  - Нет, - недовольно мотнула головой.
  
  - И не жалеешь, - прищурился Стэф. Я закатила глаза.
  
  - С чего бы тебя жалеть? Ты умный красивый здоровый молодой парень. Оторвешь одно место от стула, и все начнет получаться.
  
  - Знаешь, что, Вера... ты невероятно права! Я когда начинал, сколько таких дамочек недовольных оббегал, только тогда они считали, что я слишком молод. Надо просто начать все заново, - уверенно заявил он.
  
  - Вот так просто?
  
  - Конечно! Мне после аварии врач сказал, что ходить буду только на костылях. Я нашел комплекс упражнений начал его выполнять. Орал от боли, но делал каждый день по три раза. Врач говорил, что от этого будет еще хуже и из больницы меня выставил. В универе пришлось взять академ, и меня выставили уже из общаги. Была полная ж..., но тогда я справился. А сейчас у меня вообще проблем нет. Как думаешь, справлюсь на этот раз? - я поняла, что вопрос уже чисто риторический, и самому себе он ответ на него дал, так что только улыбнулась. - Вот и я так думаю. Ты сейчас назовешь меня мудаком, но я позже постараюсь реабилитироваться. А сейчас я ухожу, как полный мудак не проводив тебя домой. Ты же простишь меня когда-нибудь?
  
  - Я прощу тебя прямо сейчас, - его энтузиазм передался и мне, и я уже сама была готова срочно начинать новую жизнь. - Только кофе допью.
  
  - А если я тебе еще пирожное возьму в качестве компенсации?
  
  - Тогда я обещаю не называть тебя тем самым словом на букву 'м' даже в мыслях.
  
  - Идет. Еще пообещай, что дождешься меня, - потребовал вдруг Стэфан.
  
  - Что, прямо здесь? - округлила глаз я.
  
  - Можно не здесь, потому что ожидание явно займет не один день, - серьезно пообещал парень.
  
  - Ладно, - засмеялась я, - постараюсь.
  
  Стэфан подорвался, и через пару минут исчез, успев только махнуть на прощание. На душе у меня было легко и солнечно. Еще ни разу я не видела, чтобы люди менялись полностью буквально за несколько минут. А сегодня произошло именно это. С него будто сняли тяжелый груз, который он все это время тащил в неведомом направлении. Его усталые глаза засияли искрами и стали еще прекраснее, спина распрямилась, и он будто вырос на глазах. Он словно перестал прятаться, и это было реально заметно не только мне. Во всяком случае, девчонки, с которыми он столкнулся в дверях, вошли, перекидываясь фразами: 'классный парень' и 'ты видела, как он на меня смотрел'. Неужели все это - продукт моей всего одной брошенной в запале фразы? Ох, уж эти мужчины! Не понимаю я вас, и, похоже, никогда не пойму. Но, что ни говори, приятно стать для кого-то неким подобием Музы.
  
  
   Глава 54
  
   Стэфан снова пропал и за все выходные я от него ни слова не получила. Ну, допустим, отправился он на поиски очередных заказов, или как это у них там происходит, но позвонить-то можно? Или прислать вечером 'Спокойной ночи', а с наступлением дня - 'Доброе утро'. Хотя, что это я?! Это же Вера почти в любви призналась, а для Стэфана я кто? Даже не друг, а так, знакомая. И то, что парень один раз пригласил на прогулку, которая и закончилась через час, не больше - ни о чем не говорит. Нечего мечтать! Пойду лучше, почитаю антропологию, а то, говорят, экзамен жесткий будет.
  
   Я написала несколько билетов по антропологии, порешала задачи по генетике, подготовилась к физике (хотя Метла больше на семинарах не появлялся, у меня, благодаря его участию, накопилось столько тем для пересдачи, что я не знала, как все это разгребать) и даже, что бывает со мной, честно признаюсь, крайне редко, вымыла пол. Это помогало не смотреть поминутно на телефон в ожидании явления Стэфана. Одно утешало: не смотря на постоянное напряженное ожидание, настроение у меня было приподнятое, если не сказать одухотворенное. Хотелось сделать что-нибудь хорошее, так что я еще сходила в зал, а потом накупила кучу всего, вернувшись к себе, приготовила целую бадью удона с овощами и креветками, нарезала салат, и вечером в нашей комнате было не протолкнуться от жующих, смеющихся и без конца болтающих девчонок. Бутылка вина тоже появилась, но пили только Лида и ее подруга. Мне, наверное, исключительно повезло, но из тех, с кем я хотела разделить этот вечер, никто больше не имел пристрастия к алкоголю. Или это я так отбор проводила?
  
   Танцевать мы вышли в коридор, поскольку к активному отдыху размер наших комнат не располагал. Как ни странно, сегодня никто из соседей не возмущался шумом, который мы устроили, а несколько человек, выглянув посмотреть, что происходит, присоединились.
  
  Угомонились мы лишь в начале второго ночи, потому что, когда остальные разошлись, с соседками по блоку сели гадать на свечном воске. Это было очень весело, поскольку противопожарная сигнализация в комнатах очень чувствительная, и мы прилагали все усилия, чтобы и свечку жечь, и гнев дежурной коменши не навлечь, а потом еще и пытались определить, что скрывается под личиной восковых кучек. В итоге решили, что у Лиды корявое сочетание букв, хорошо складывающееся в 'отл', что явно свидетельствовало об успешной сдаче сессии, у соседок ключ и замочек, то есть явно им предстояло из общаги съехать, раз уж в ней никто ни первым, ни вторым не пользовался. У меня же вышла такая загадочная загогулина, что лишь Лида смогла найти в ней скрипичный ключ, фантазия остальных, включая меня, сдалась. Что это могло бы означать, мы пофантазировали, но кроме моего скорого знакомства с известным музыкантом, ничего умного не сочинили.
  
  Как ни странно, утро началось не с кругов под глазами и головы, не желающей отрываться от подушки, а с бодрости и отличного настроения.
  
  - Боже, что ты принимаешь? - прохрипела Лида, наблюдая одним глазом, как я верчусь по комнате.
  
  - Я как раз воду принимала без газа, в отличие от тех, кто вино лакал и теперь встать не может, - хихикнула я, - будешь кашу на завтрак?
  
  - Бээээ, - совсем не жизнерадостно отозвалась соседка, - мне бы теперь тоже водички без газа.
  
  Налила несчастной стакан воды, потом заварила ей крепкий чай с лимоном, позавтракала, накрасилась, выбрала платье насыщенного голубого цвета, вдохновившись солнышком за окном, и выскочила из комнаты, оставив соседку досыпать и приходить в себя.
  
  День продолжался на том же подъеме, что и утро. Я успешно отвечала на семинарах, успевала конспектировать лекции и, что являлось настоящим чудом, успела в столовку до образования там длинного хвоста.
  
  После четвертой пары мы вышли вместе с Гаей. Подруга, с которой в последнее время я общалась все больше, отправлялась домой, мне же предстоял еще межфакультет в главном здании. Погода радовала очередным солнечным днем, жаль только, что сегодня солнышко я могла наблюдать лишь в окно: когда ехала на пары, его еще не было, а сейчас его уже не было. Но ощущение наступившей весны оставалось.
  
  - Ох, какой красавчик! - восхитилась Гайка, и я принялась вертеть головой в поисках вышеупомянутого. - Не мужик, автомобиль! Хотя, мужик тоже хорош.
  
  - Мало ли у нас тут мажоров на дорогих машинах, - равнодушно заметила я. Кто так привлек внимание подруги - так и не поняла.
  
  - Не скажи, мажоров не мало, а таких машин - на перечет.
  
  И только тут я обнаружила мужчину в черном костюме, направляющегося в нашу сторону от черного автомобиля. Не смотря на отсутствие солнца, черные очки на мужчине тоже присутствовали.
  
  - Люди в черном. Возвращение, - констатировала я, пытаясь сдержать смех.
  
  - Не ори, дура! Он на нас смотрит! Может, это моя судьба. А ты сейчас его своим ржанием спугнешь!
  
  - Что же у тебя судьба такая пугливая? - поддела подругу уже не стесняясь смеяться в голос.
  
  - Здраааавствуйте, - Гайкина улыбка могла бы растопить любую льдину, но только не сердце Горина. Он в ее сторону даже не глянул. Ну, конечно, кто мы для таких, как он. Только я не к месту и без смысла попала в сферу его интересов. Любопытно, каких на этот раз.
  
  - Нам надо поговорить! - заявил Ростислав, глядя... не знаю я, куда и как он глядел, потому что глаза продолжали скрывать очки.
  
  - Ты уверен, что это надо мне? - спросила с насмешкой. Я вот уверена в обратном. - Кстати, познакомься, это моя подруга, Гаяна.
  
  - Я уверен, что это тебя заинтересует, - веско высказался хозяин жизни, так и не обратив внимания на Гайку. Что же, воспитание не появляется в одно мгновение.
  
  - Можешь говорить, - милостиво кивнула я, - у тебя целых десять минут.
  
  - Здесь? - он даже очки снял, чтобы обвести презрительным взглядом окружающий мир. Но меня его взглядами не запугать, так что я только закатила глаза, чтобы понял мое отношение и к его предложениям, и к его закидонам, а потом кивнула. - Может, хотя бы сядем в машину?
  
  - Ты реально думаешь, что после твоего финального выхода я сяду с тобой в одну машину? Уж лучше здесь.
  
  - Как скажешь. Итак, я предлагаю новый договор: никаких договоров.
  
  - У нас и так никаких договоров сейчас нет, так что...
  
  - У нас нет договора, но нет и отношений. Предлагаю последнее без первого.
  
  - Оу, - растерялась я, - но ты же говорил...
  
  - Мало ли, что я говорил! Все меняется. Меняется жизнь и меняются люди. Неожиданно обнаружилось, что я скучаю, - все это Горин выдал с той интонацией, с которой он вполне мог бы выступать на собрании учредителей или переговорах с партнерами. В общем, что-то вроде обсуждения очередного договора, опять-таки.
  
  - Ростислав... я, конечно, никак не ожидала ничего подобного и, возможно, если бы ты это сказал чуть раньше, до того, как пытался за мой счет решить свои проблемы, я бы согласилась. Во всяком случае, у меня были бы сомнения по поводу ответа. Сейчас у меня никаких сомнений нет. Ты меня разочаровал. Прости за честность, - у моего уха раздался взволнованно-негодующий женский вздох. Так Гая выражала свое отношение к моим словам.
  
  - Как разочаровал, так и очарую обратно, - уверенно заявил Горин.
  
  - Вряд ли. Пока ты думал, я успела влюбиться.
  
  - Быстро ты. То есть ты предпочла... кого ты там предпочла? Очередного нищего студентика? Серьезно? - Ростислав был по-настоящему изумлен. Конечно, кто может сравниться с каким-то номером в списке лучших женихов России.
  
  - Как-то так, - кивнула я и уже минуту спустя смотрела в спину в черном пиджаке. Мда... надеюсь, я не слишком сильно ранила гориновское самолюбие. Хотя, о чем я?! Его самолюбие одето в такую броню, что ранить его почти невозможно.
  
  - Ну, ты и дура! - резюмировала Гая, но мне показалось, что в ее совах прозвучала некоторая доля восхищения. - А нищий студент - это Стэфан?
  
  Я лишь плечами пожала, не собираясь удовлетворять ее любопытство.
  
  - То есть, между богатым, красивым, крутым мужиком и нищим, прости за честность, уродливым лузером, ты выбрала второго? Ну, ты, мать, сильна!
  
  
  Глава 55
  
  На английский Стэфан, к моему удивлению, явился. Значит, не настолько был занят, правда? Просто не возникало желания со мной общаться, вот и все. Только парень, похоже, мои мысли не прочел и на безразличное выражение лица, которое я попыталась изобразить, стоило увидеть его в конце коридора, никак не отреагировал. Заметив меня, он ускорился и, подскочив, принялся тискать в объятиях.
  
  - Эй, что за фамильярность?! - начала возмущаться я, вяло отбиваясь.
  
  - Разве фамильярность - обнять свою любимую... Музу? - самым честным тоном, какой только можно вообразить, мягко поинтересовался парень.
  
  - С каких это пор я в Музу превратилась? - сварливо спросила я, продолжая вырываться из нахальных рук.
  
  - С тех пор, как вдохновила меня на подвиг!
  
  - О, подвиг! Что же ты такого героического сотворил? В горячую избу или коня на скаку?
  
  - Не, это ведь женские дела. У сильного пола подвиги посерьезнее. К примеру, бросить курить или героически встать с дивана, - просветил Стэфан.
  
  - Действительно, что это я так мелко плаваю? Так ты с дивана встал?
  
  - В общем-то, именно так.
  
  - Блин! Ты можешь нормально говорить?!
  
  - Могу. Я взял себя в руки, решил, что плевать, кто и как на меня будет смотреть, и отправил свое резюме, куда только мог. Даже нашел через друзей несколько мест, где ремонт идет. Кафе там всякие, хостелы и так далее. И им тоже скинул. Теперь я хожу и горжусь собой.
  
  - Так тебе где-нибудь ответили?
  
  - Угадай с трех раз.
  
  - Тебе дали заказ, и ты уезжаешь в Мухозадрищенск на полгода, - ляпнула первое, что пришло в голову.
  
  - Нуууу, так не честно! Ты знала! - разочарованно возмутился мой собеседник.
  
  - Что, и с Мухозадрищенском тоже попала? - изумилась я.
  
  - Не совсем. В Рязань еду. Там квест собираются открывать. А по времени, не знаю точно, как получится. Но вряд ли так надолго. Ты извини, что пропал, я, когда чем-то увлечен, не могу отвлекаться, потому что если отвлекусь, то уже не увлекусь снова.
  
  - Подожди! - засмеялась я. - Ничего не поняла! А главное, не поняла, с чего ты извиняешься. Ты мне ничего не должен.
  
  - Наверное, не должен. Но очень хотел бы. Так что подвиг был двойным - я еще и героически сдерживался, чтобы тебе не позвонить! Оценила?
  
  - О, да! Вот он, герой нашего времени! Неужели рассылка резюме потребовала приложения всех твоих сил? И зачем ехать в Рязань на работу из Москвы?
  
  - Учитывая, что пока мне выбирать не приходится, я и в Улан-Удэ поеду, было бы предложение. А с резюме я быстро справился, почти сразу нашел заинтересованного товарища и с ним договорился. Я эскизы готовил.
  
  - Покажешь?
  
  - Дааа. Я только об этом и мечтал! Хотел, чтобы ты заценила.
  
  - Восхищайтесь мной и моим талантом, да?
  
  - Ну, что-то вроде, - смущенно ответил Стэф, вытаскивая телефон.
  
  Изображение, конечно же, было слишком мелким, чтобы полностью оценить разгул фантазии автора, но даже так я смогла получить общее впечатление.
  
  - Знаешь, я в этот квест точно не пойду, потому что моя слабая психика может не вынести. А что, есть люди, которым нравятся подобные ужасы? Я на эти крошечные картинки смотрю и вздрагиваю, а если на всю стену? Как у тебя фантазии хватило?
  
  - Не нравится?
  
  - Не нравится, - призналась честно. - Но ты - талант. Нет, я, конечно, не разбираюсь совершенно, но я так думаю.
  
  - Спасибо, - засмеялся парень. - В следующий раз нарисую цветочную поляну.
  
  - Судя по этой работе, на твоей поляне цветочки будут пожирать людей, - предсказала я.
  
  - Все возможно, но постараюсь сдержать буйство фантазии. Или перенаправить ее в позитивное русло.
  
  - Обещаешь?
  
  - Могу поклясться на библии. Хочешь?
  
  - Ты верующий? - ехидно осведомилась я. Сейчас, конечно, полно тех, кто вдруг уверовал изо всех душевных сил, только Стэфан вовсе не похож на одного из них.
  
  - Тогда на Конституции, - тут же нашелся мой собеседник.
  
  - Ты патриот? - уже сурово осведомилась я.
  
  - А как же?!
  
  - В таком случае, можешь не клясться: выживший в суровых российских реалиях патриот достоин доверия.
  
  - Ой, я же тебе сразу сказала, что они - пара, - услышали мы голос, и одновременно обернувшись, обнаружили тех самых супругов, что учились в нашей группе. Вот, кто здесь пара! А мы что? Мы ничего.
  
  - С чего вы это взяли? - заинтересовалась я.
  
  - Вы друг на друга такими влюбленными глазами смотрите, - проворковала женщина. К моему стыду, я так и не узнала ее имя. Надо у Стэфана спросить.
  
  - Не смотри на меня такими влюбленными глазами, иначе тебе придется на мне жениться! - ткнула я парня в бок. О, Боже, что я несу?! Видно, вопрос брака стал для меня навязчивой темой. Но это все Глеб виноват, не я!
  
  - Да не вопрос! Денег только заработаю, - тут же пообещал Стэф.
  
  - Не, брат, так в этом деле не работает, - вмешался в беседу муж экзальтированной дамы. Вот его, это я помнила точно, зовут Алексей. - Сначала ты деньги зарабатываешь, потом бизнес поднимаешь, потом еще что-нибудь, а жизнь и любовь, семья и дети остаются побоку. Я такое сплошь и рядом наблюдаю у бывших друзей. Они, конечно, доказывают, что очень счастливы, меняя жен на все более молодых, только сами в это не до конца верят.
  
  - Но жить-то где-то надо, - всерьез ввязался в глупую беседу парень.
  
  - Можно снимать, - это ответ номер один на вопрос жилья. Можно снимать. Конечно, можно. Если у вас завалялись лишние тысяч тридцать. Причем не один раз завалялись, а ежемесячно.
  
  - А еще можно в нашей общаге комнату получить, - вмешалась я. - Да-да, у нас есть комнаты для семейных. Но тебе придется свою академию бросить и к нам поступить на первый курс.
  
  - Знаешь, с моими баллами ЕГЭ я разве что охранником к вам поступлю. Охранникам дают общагу?
  
  - Сомневаюсь. А жаль! Отличный был план!
  
  - Кто тут у нас в охранники решил податься? - подключилась к разговору внезапно появившаяся Оксана, та самая девушка, с которой мы учились на одном факультете.
  
  - У нас тут вырисовывается новая ячейка общества, так что они уже семейный бюджет планируют, - мгновенно отозвалась жена Алексея, и я поняла, что сегодня тема нашего будущего и его перспектив станет главной для обсуждения на занятии - Вит всегда хватался за вопросы, о которых можно говорить. Куда интереснее посплетничать о женитьбе ближнего, чем о проблеме вырубки тропических лесов. Пусть даже первое - лишь плод чьей-то бурной фантазии, а второе - глобальная проблема.
  
  Так и случилось: полтора часа мы возвращались к обсуждению наших со Стэфом, пока весьма призрачных отношений. Я злилась, Стэф смеялся, остальные получали удовольствие. И почему моя, к слову сказать, почти не существующая личная жизнь каждый раз оказывается достоянием общественности? Я же этого совершенно не хочу!
  
  - Все закончилось, - сообщил Стэф напряженной мне, как только мы вышли из здания. - К следующему занятию это уже не будет новостью номер один. Расслабься.
  
  - Ненавижу быть в центре внимания, - призналась я.
  
  - Со мной ты всегда будешь в центре внимания, - сообщил парень.
  
  Надо же, не замечала за ним подобного самодовольства. Впрочем, мы ведь друг друга почти не знаем, нас просто притягивает какими-то дурацкими магнитами, и все. А вдруг это ничего и не значит? Вдруг все рассуждения о второй половинке - детская сказочка. Вдруг Стэф вовсе не такой человек, который мне нужен? Уж что, а самодовольство я всегда ненавидела в людях.
  
  - И почему это? - спросила несколько агрессивно.
  
  - Красавица и чудовище, чем не тема для обсуждения? - с горечью улыбнулся мой собеседник. Фух! Не самодовольство, и на том спасибо.
  
  - Снова ноешь? Если ты не хочешь, чтобы окружающие считали тебя уродом, ты сам первым должен убедить себя, что это не так. И сразу убедятся и остальные. А то, что это не так, совершенно точно. Я знаю гораздо лучше, потому что я на тебя смотрю со стороны и воспринимаю в целом, а ты смотришь на себя в зеркало и воспринимаешь в его искаженном отражении. И вообще, я не красавица, я обычная.
  
  - Вот тут можешь даже не начинать со мной спорить, потому что я на тебя смотрю со стороны, а ты через искаженное отражение, - повторил мои слова парень, широко улыбаясь. - К тому же, я, какой-никакой, а художник, а художник лучше видит красоту. Плюс у тебя очевидные проблемы со зрением. И последнее: если будешь думать, что ты обычная, все поверят. А обычной быть гораздо хуже, чем уродливым!
  
  - Вот поэтому я и не красавица. Красавицы все на одно лицо, как конвейером сделанные - посмотри любой конкурс красоты. Мое же лицо незабываемо и совершенно индивидуально, - хихикнула я.
  
  - Только в этом нет ничего смешного, я месяц пытался его забыть всеми силами, - очень серьезно, заглядывая мне в глаза своим умопомрачительным взглядом, поделился Стэфан.
  
  - Надо же... неужели мне впервые за долгое время, повезло? - успела некстати прошептать в ответ, пока наши губы не встретились.
  
  Глава 56
  
  Через пару дней пришло сообщение с одним словом 'Уехал', за которым последовал очередной период молчания. Причем в этот раз я пыталась сама выйти на связь, но на мой вопрос о том, насколько соответствует реальности слух о том, что именно в Рязани живут самые красивые девушки, ответа не последовало. Впрочем, я не особенно на это и надеялась. Наверное, обычно влюбленные парни так себя не ведут. Они звонят, посылают сообщения и так далее. Только все дело в том, что обычно и обычный - вовсе не те слова, которые можно использовать по отношению к Стэфану.
  
  Мне оставалось только ждать его появления, не забывая жить собственной жизнью. Тем более что собственная жизнь очень даже располагала к тому, чтобы о ней забыть нельзя было даже при горячем желании. Мой научный руководитель к концу учебного года закончил со всеми командировками, симпозиумами и конференциями, прочно засев в лаборатории. Пришлось поднапрячься, поскольку Александр Евсеевич решил, что за оставшийся свободный месяц я должна отработать весь учебный год. Грант я получила, а чтобы его отработать пока палец о палец не ударила. Вот теперь и пришлось поднапрячься.
  
  После пар я бежала к Евсеевичу и до ночи готовила материал для будущих исследований, с каждым днем все сильнее убеждаясь в том, что работа в научной лаборатории - не для меня. Скучно, монотонно и долго, а чтобы дождаться какого-то результата мое почти ангельское терпение необходимо возвести в квадрат. Лучше уж преподавать пойду. Пусть не престижно и денег больших не заработаешь, зато мне нравится. Поделилась этим соображением с подругами, пока мы вчетвером с Гаей, Мариной и Кариной поглощали обед. Вернее, поглощала его в полном смысле слова Гайка, собравшая на своих двух подносах половину ассортимента нашей любимой 'Диетки', пока Марина вяло ковыряла салат, а Каринка задумчиво жевала принесенный с собой диетический хлебец - они постоянно садились на диету, причем всегда делали это вдвоем. Я в это время задумчиво жевала листик мяты, стянутый с чизкейка подруги, размышляя о собственном жизненном пути, а попутно о том, стоит ли и мне побаловать себя кусочком высококалорийной вкусняшки.
  
  - У тебя, по всему, депрессия. В запущенной форме, - оценила мою блестящую идею Марина.
  
  - Это еще почему? - не поняла я.
  
  - Какой нормальный человек станет мучиться в МГУ пусть даже не шесть, пусть четыре года? И зачем? С тем же успехом можно было закончить какой-нибудь захудалый пед, совершенно не заморачиваясь и живя в собственное удовольствие.
  
  - Ну, да, пожить в собственное удовольствие хоть несколько лет, пока не похоронишь себя под руинами среднего образования в какой-нибудь мрачной школе, провонявшей потом восьмиклассников после физ-ры и дешевой столовкой, - добавила Гая, не прекращая энергично жевать. Все же десерт стоит взять, наблюдение за обедающей подругой всегда поднимало мой аппетит.
  
  - Именно так я и вспоминая свою школу, - с ностальгией включилась Карина, - и злобные климактерические тетки в цветных костюмчиках у доски. Хочешь стать злобной климактерической теткой?
  
  - Зря вы так, - не согласилась я. - В моей школе, например, ничем не воняло, потому что у нас регулярно проветривали.
  
  - Много ты в Москве в декабре напроветриваешь, - заметила Марина, - или ты еще лучше придумала: вернуться домой. Там ты не просто станешь злобной, а еще и сопьешься
  
  - Это еще почему?
  
  - Потому что общаться будет не с кем. У женщин разговоры о том, как цены выросли...
  
  - Еще об Украине, - вставила Гайка, - сейчас очень модно говорить об Украине. Если я дома днем оказываюсь, по телеку все обсуждения к ней, родной, сводятся.
  
  - Не надо телевизор включать каждый раз, как он оказывается с тобой в одном помещении, - улыбнулась я. Обычно этим грешит старшее поколение, но подруга видно впитала вредную привычку с молоком матери.
  
  - Ой, некоторые вообще живут как в каменном веке, телевизор видят раз в полгода, - отмахнулась Гая. - А мужики, те что там обязательно будут, к примеру, физрук и трудовик, если по канонам, а если с отступлением, то физик и географ, так вот, мужики будут просто бухать, так что с ними вообще не поговоришь и ничего более важного не сделаешь.
  
  - Зря ты так. В моей школе были и очень интересные женщины и совсем непьющие мужчины. Кстати, кроме физрука и трудовика, биолог, француз и пара историков. Но историки быстро слились.
  
  - У тебя прямо не школа, а отделение рая на земле, - резюмировала Карина. - Но это еще не повод, чтобы гнить там после МГУ.
  
  - Многие из наших преподают, - не согласилась я, - к тому же, о школе я вовсе не думала. Есть всякие центры дополнительного образования, в которых дети учатся с удовольствием.
  
  - И взрослые в них работают исключительно ради удовольствия, потому что никаких материальных подкреплений не имеют. Тебя разве для этого родители столько лет обеспечивают нормальной жизнью а столице?
  
  - На частных уроках люди прекрасно зарабатывают. Во всяком случае, на них остается время. Не то, что после лабы, где надо круглые сутки вкалывать, чтобы пробиться, особенно женщине.
  
  - В науке хоть престиж есть. А вообще, девочки, нам, таким красивы и умным одновременно, место где-нибудь в развитой Европе, на худой конец, в загнивающей Америке, - заключила Марина. Надо же, я и не догадывалась, что именно она очередной потенциальный 'предатель Родины' в наших рядах. О том, что Гая уже давно в магистратуру намеривалась поступать в один из ведущих ВУЗов Европы, были наслышаны все ее знакомые. Заклеймить позором обеих!
  
  - Вы, девочки, езжайте, а мы с Верой здесь останемся. Без вас, таких умных и красивых, наши шансы встретить принца резко возрастут.
  
  - Ну, да! - покивала я головой. - Нас же тогда только двое на всю Россию-матушку с такими талантами останется, да Карин?
  
  - Таких больше не только в России, во всем мире не сыщешь, - согласилась Карина. Как говорится, сам себя не похвалишь - день зря прошел.
  
  - И я с этим согласен целиком и полностью, - неожиданно вмешались в наш разговор.
  
  Я подняла голову и встретилась взглядом с завораживающими глазами того, кто если и был принцем, то явно не из моей сказки. Мда.. Дани был хорош, признаю объективно, даже с дурацкой прической и наглым поведением, сейчас же, когда он вел себя вполне прилично, а волосы отросли и также прилично выглядели - стал еще более привлекательным. Только не для меня.
  
  - О, кто к нам заглянул на огонек! - обрадовалась Гая. - Неужто Дани решил в очередной раз восстанавливаться и теперь всерьез думает заняться учебой?
  
  - Почему это восстанавливаться? - обиделся татуированный. - Меня пока не исключили. И несколько предметов я уже сдал, так что, есть шанс, что и не исключат.
  
  - Какие же предметы ты сдал? БЖД и физ-ру? Как можно сдать все семинары, которые ты пропустил за это время? - возмутилась Гая. Ох, что-то слишком бурно она возмущается. Неужели и правда не совсем ровно дышит в сторону нашего Плохиша?
  
  - И с чего ты сегодня такая злая, звезда Востока? Нет бы, порадоваться за товарища.
  
  - За товарища я бы порадовалась, а некоторые, которые ничего не делают, пока нормальные люди ботают днем и ночью, а потом на голой харизме выезжают, нам вовсе не товарищи, - пробурчала подруга в ответ. Определенно здесь что-то не то: когда ей было не наплевать на подобные случаи 'высшей несправедливости'?
  
  - Ладно, ладно, не психуй. Давайте лучше сходим, кофе выпьем, все равно сейчас лекция.
  
  - Нет уж, дорогой, - вмешалась Карина, - ты можешь пить кофе, потому что терять тебе уже нечего, а мы лучше на лекцию сходим. Да, Гаяна? А Вера может и погулять, потому что в ее состоянии пора уже думать о здоровье, а не об учебе.
  
  - С чего это? - возмутилась я.
  
  - Ты слегка переработала, Верочка, и отдых тебе насущно необходим. А мы пойдем. Да, Гаяна? - снова настойчиво обратилась она к нашей общей подруге.
  
  - И все же, мой выбор сегодня не в пользу кофе, - вздохнула я, поднимаясь вслед за девчонками, и отметила, как сразу повеселена разъяренная красавица Востока.
  
  - Я хотел с тобой поговорить, - остановил Дани.
  
  - Опять?! - удивилась я. А я уж надеялась на чистые искренние дружеские намерения. - Только не о том же самом!
  
  - Я буду говорить о том же самом столько, сколько понадобится. Я никогда не отступаю, - твердо заявил парень. Гая застонала вслух. Я сделала то же самое, но мысленно.
  
  - И для того, чтобы это понять тебе потребовались очередные несколько месяцев? Дани, если я буду каждый раз ждать очередного подхода, я состарюсь. А поскольку ждать я и не собиралась, прости, но... - я несколько секунд колебалась, выкладывать ли главный козырь, но быстро решилась, - я люблю другого. Кстати, ты был совершенно неправ: мне не потребовалось и пяти минут, чтобы понять, что это - мой человек. Наверное, именно этим и отличается реальная любовь от иллюзии.
  
  - Этим отличается влюбленность от настоящей любви, - не согласился Дани.
  
  - Дань, займись уже своей жизнью. Ты от меня отстать не можешь по одной причине: ты привык все доводить до конца, а со мной до конца не получилось. Но это не имеет никакого отношения ни к любви, ни даже к влюбленности. Займись уже собой!
  
  - Я именно собой и занимаюсь. Собой и своим счастьем.
  
  - О, Господи! Дани! Ты всегда был склонен к излишней сентиментальности. Она сейчас совершенно неуместна.
  
  - Мы поговорим в сентябре еще раз!
  
  - Хоть двести раз! Хоть в сентябре, хоть в марте. Ничего не изменится.
  
  - Посмотрим!
  
  - Посмотришь! - как быстро он начал меня бесить!
  
  - Блин, Верка! Я хоть и твой друг, но меня зависть душит! - возмутилась Гая, стоило только нам отойти на достаточное расстояние от Принца не моей сказки. - Что они все в тебе находят?
  
  - А чего же в ней не хватает? - не согласилась Марина. - Вера красавица, умница, добрая, воспитанная, и вообще идеальная настолько, что тошно становится. Прости, Вера, я это любя. Что удивительного в том, что есть и среди мужчин достаточно умные для того, чтобы понять эту простую истину.
  
  - Гая, не обращай внимания, это обычное весеннее обострение, как в дурке. Не стоит патологию воспринимать, как нечто хорошее. Через неделю у них случится ремиссия, и они думать обо мне забудут. Во всяком случае, я очень на это надеюсь.
  
  - Вера! - мы вздрогнули все четверо одновременно.
  
  Я развернулась на сто восемьдесят градусов, чтобы высказать очередному пациенту все, что думаю об их обострениях по отдельности и вместе взятых и...
  
  - Мики!!! Откуда ты взялся?!! - я бросилась обнимать друга. Пусть раньше наши отношения постоянно скользили по грани между дружбой и флиртом, сейчас все эти тонкости казались в далеком прошлом, в настоящем же осталось только нежность к другу и тот факт, что я скучала по нему несколько долгих месяцев.
  
  - Я приехал в кратковременный отпуск, скажем так. И сразу примчался к тебе навстречу. Ужасно соскучился! - заявил друг, тиская меня в объятиях. Чисто дружеских, честно-честно.
  
  - У меня еще две пары, мы сможем встретиться после? Я тоже соскучилась и тоже ужасно! И хочу, чтобы ты мне все рассказал о своей стажировке, - призналась я, выпутываясь из объятий.
  
  - Давай в шесть в центре встретимся? - сразу согласился он. - Проведу три часа в нетерпении.
  
  - Уж в каком нетерпении буду я, - еще бы! Ему то что? А мне вот очень интересно, как он умудрился в Японии оказаться. Пусть Япония вовсе не страна моей мечты, но зато какая смена обстановки! Такая стажировка - настоящий вызов самому себе, и я определенно хотела бы с этим вызовом столкнуться.
  
  Глава 57
  
  К месту встречи я не бежала, а летела. Не на крыльях любви, конечно, а на крыльях любопытства и дружеского участия, но и они несли весьма исправно.
  
  Мики уже дожидался моего появления в кафе, причем каким-то непостижимым образом умудрился занять топовое местечко у окна. Я-то всегда думала, что для этого надо приходить к открытию, тем более, что посетители на этих местах всегда были глобальные: одна чашка кофе, куча бумаг по всему столу и, конечно, раскрытый ноут, куда без него. Оказывается, время прибытия не имеет никакого значения, если ты - Мики, человек, которому все дается с изящной легкостью, благодаря одной лишь природной харизме.
  
  Друг попытался аккуратненько так от меня отбиться, переключив мое внимание на собственные проблемы и заставив рассказывать о том, что здесь творилось в его отсутствие. Но не тут-то было! О Москве ему кто угодно расскажет, а мне Японии? Вот именно!
  
  - Тебе бы там понравилось! - уверенно заявил Мики. - Ты бы точно нашла общий язык с местными жителями.
  
  - Это еще почему? - удивилась я.
  
  - Они там все такие же отстраненные, никто ни к кому не лезет в душу и к себе близко никого не допускают.
  
  - Можно подумать! Я же прямо сейчас в душу к тебе и пытаюсь залезть, разве нет? И не такая уж я отстраненная. Так они тебе не нравятся?
  
  - Не особо. Слишком далеки от народа. От русского народа. Непривычные, равнодушные, холодные. Думают только о работе. Как роботы.
  
  - То есть это ты так намекаешь, что я тоже равнодушная и как робот? - возмутилась я.
  
  - Ну, нет! Я не говорил, что ты во всем, как истинная японка. Есть у тебя недостатки, что правда, то правда, но ты все же не настолько страшненькая и мелкая.
  
  - Эй! Я вообще не мелкая! К тому же, говорят, что японки очень красивые. Где-то я читала, что это одна из самых красивых наций.
  
  - На вкус товарищей нет, но, думаю, большинства наших со мной согласятся: красивых среди них единицы. А таких красивых, как ты нет совсем.
  
  Я даже рот приоткрыла от изумления: это Мики в Азии научился комплименты делать, с тоски прорвало, и с непривычки все русские кажутся настоящими красотками, или он и раньше был такой, просто я забыла. Но тут друг жизнерадостно заржал, и я поняла, что это всего лишь обычный стеб.
  
  - Если учесть, что я еще и умная, то цены мне нет. А уж японцев сражу одним ростом наповал. Точно! Надо и мне на стажировку туда. Расскажешь потом, как документы оформлять.
  
  - И расскажу, и помогу. Я здесь еще три месяца буду, так что времени достаточно, хотя и в обрез. Прямо с завтрашнего дня и начнем...
  
  - Эй, Мики, притормози, пожалуйста! Ты что, серьезно?
  
  - Куда серьезнее? Жилье есть, средства к существованию (пусть и не большие) есть, я все тебе покажу, познакомлю с нормальными людьми, так что не придется тебе париться в первое время так, как мне.
  
  - Вот это уже становится интереснее некуда. И жилье, значит, есть? Какое же, позволь спросить?
  
  - Я очень неплохую квартирку снимаю. По японским меркам, конечно.
  
  - Сколько же комнат в этой квартирке? - кажется, я начинаю догадываться, к чему он все ведет.
  
  - Одна, что для Японии больше, чем достаточно. Первое время я вообще в хостеле жил - комната на шесть человек.
  
  - Зачем же тебе в Японию собственный... - я замялась в поисках подходящей замены для тульского самовара, - собственные палочки привозить? Никак к местным не привыкнешь? Так это не беда, нужно еще немного времени.
  
  - Ты всегда меня устраивала: ты красивая, но не капризная, веселая, но не тупая, добрая, но не выносишь мозг своей заботой. Для меня ты - идеальный вариант. А там, на самом деле, одному выживать очень трудно. Если сразу записаться на курсы, то за это время язык ты освоишь вполне достаточно для того, чтобы тебя на учебу приняли, а лекции, все равно, на англе. Подумай, какая возможность! Это же бесценный опыт.
  
  - Опыт, может и бесценный, но ты для меня всегда был только друг. Другом и останешься, если, конечно, прекратишь свои неуместные предложения вносить. То есть, у тебя сейчас еще есть шанс: ты скажешь, что пытался так меня постебать, и мы останемся друзьями. Или ты продолжаешь настаивать, что все всерьез, и мы больше не общаемся.
  
  Мики смотрел некоторое время мне в глаза. Смотрел очень внимательно, выискивая в них неизвестно что. Но и я взгляд не отводила. Потом он потер лицо руками, и, как мим, превратился в совсем иного человека: потерял всю серьезность и настойчивость, превращаясь в легкого, ни чем не заморачивающегося Мики. Того Мики, которого я знала и принимала. Никакой другой мне не был нужен.
  
  - А ты и поверила? - спросил он в своей привычной глумливой манере.
  
  - Была на грани, - засмеялась я, почти успокоившись, принимая правила игры, - чуть не помчалась вещи собирать. Впрочем, я же всегда верю, поэтому ты так любишь меня стебать.
  
  - Да я тебя, вообще, поэтому тебя и люблю, - добавил парень и засмеялся в ответ, ставя точку в наших выяснениях на тему 'дружба - любовь'.
  
  И все. Весь этот дурацкий разговор был будто стерт подчистую, не оставив неприятного осадка. Остаток вечера мы болтали об общих знакомых, об универе, о Японии и новых друзьях Мики. А в самый разгар нашей болтовни случилось и вовсе невероятное. Стэфан прислал сообщение! Ни 'привет', ни 'как дела', в нем, конечно, не имелось. Зато имелось всего три слова. Ой, нет, вовсе не тех, возможно гораздо лучше и честнее.
  
  'Я дико по тебе соскучился'.
  
  Больше Стэф не писал, на мой ответ никак не отреагировал и из сети вышел. Впрочем, от него мне было более чем достаточно и этих трех слов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | К.Леви "Асирия. Путь к счастью." (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | Л.Васильева "Небеса" (Постапокалипсис) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Леший "Леший. Путь проклятых." (Боевое фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"