Тарасенко Алексей: другие произведения.

Черный крест-4. Эд. Все главы вместе.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черный крест-4 все вместе.

1

ЧАСТЬ 1. ДУБЛИН- МОСКВА.

01. Эдуард Григорьев с мужественной солдатской нежностью рассматривает фотографию своей группы в Высшем Пехотном училище. Четвертый курс, двадцать пять человек. В левой руке Эда черный спиртовой маркер- для сидюков, маленькими точечками рядом с некоторыми лицами Эдуард помечает ребят, которых уже нет в живых...

Алексей Магай, Саша Рекуданов...

вот, теперь пришло приглашение на похороны Тарасенко.

С улыбкой, еле различимой на скуластом лице, Эд вспоминает старого учителя подрывника Минаева из училища, который почему-то очень невзлюбил Тарасенко и Рекуданова, и часами заставлял гонял их, в ущерб остальным занятиям, бегом по плацу- колени максимально вверх, автомат над головой - и петь солдатскую речевку, сочиненную по случаю самим Минаевым:

Я хреновый офицер! - начинал Тарасенко.

Я хреновый офицер! - должен был вторить во все горло Рекуданов.

Всем послужит мой пример!

Мне дадут под зад пинком.

Мне дадут под зад пинком!

В рядовые- кувырком!!

Покачуся далеко,

однако...

морды курсантов раскраснелись, пот струиться со лба.

Минаев начинает еще больше беситься из-за того, что Рекуданов исковеркал последнюю строчку его поэтического шедевра и тогда, в назидание Рекуданову, приказывает ему отдыхать- "а за тебя- приятель побегает!" - и принимается гонять теперь только одного Тарасенко. Он думает разобщить товарищей, но не из того они теста. Знал бы кто, что уже после училища один из них убьет в бою другого!

Чудны дела твои, Господи. А детей твоих - еще чуднее!!

Неприязнь Минаева к Тарасенке имела странную природу, Эдуард считал, что это от того, что Тарасенко выглядел всегда как хлюпик-интеллигент, а таких в Армии не любят. Но в то же время, если посмотреть на самого Минаева... Вот где интеллигентская хлюпость и немощь!

Сашке же Рекуданову доставалось за то, что он был самым близким Тарасенко другом, за дружбу и платил.

Со временем выяснилось, что странно-довольный, как у кота, вид Алексея Тарасенко имел (слухи распространяются быстро) исключительно сексуальную природу- не принимая примерно полтора года таблетки антисекса, он, сам не зная с кем спутался, совратил внучку одного полковника КГБ, после чего чуть не попал в уголовную тюрьму. Непонятно почему, но дело замяли. По той же самой системе ОБС оказывалось, что Минаев - друг того самого полковника из ГБ и, судя по всему, пытался выжить Тарасенко из Училища.

за дело? жестоко?

Эдуард думал, что за дело. Именно, после того, как Алексея не выгнали из училища, вера в Систему Эдуарда дала трещину...

Но Тарасенко выдержал. Рекуданов со своей астмой откосил от минаевских тренировок на плацу, а Алексей, еще немного побегав, дождался наконец того, что Минаев умирает от быстротечного туберкулеза. Парни смотрят на Тарасенко как на героя, хотя вид у него и подавленный.

Несколько раз Эдуард получал приглашения на очередные похороны своих товарищей и пытался отпроситься у своего начальства в быстрый отпуск. Но Полковник (начальник Эда), получив очередную письменную просьбу на быстрый отпуск, вызывает Эдуарда к себе, и по-дружески, после рюмки водки, кладет перед Эдуардом фото своей группы, выпуск хрен знает какого года, бывшие курсанты, теперь лейтенантики, все молодые радостные и улыбаются.

-Вот этот погиб... уже на следующий год, сразу после училища, этот, этот- Полковник перечисляет погибших в порядке убывания, его шариковая ручка скачет по фотографии туда- сюда с одного края к другому...

В конце концов Полковник задает Эду вопрос:

-А теперь определи, сколько нас здесь осталось живых, - и, видя как покрылся "разумными" морщинами лоб Эдуарда (тот анализировал) прервал его мучительное напряжение- вот...

Вот только вот эта вот наглая морда в середине в живых одна и осталась, то есть только я. А группы тогда были ведь не как сейчас- большие были- по тридцать человек! и почти никто на грани увольнения, по сексуальным, ну или еще по каким причинам, не висел!

-Если бы я отрывался от службы всякий раз, когда погиб кто-то из моих старых товарищей по учебе, мне пришлось бы оторваться от службы в общем-то на четыре месяца- пока долетишь до Москвы, Питера или Киева...

Эдуард понял.

Но теперь все было несколько иначе. Эда вызвали к Полковнику - у него в тот момент сидел очень молодой человек в гражданском и военных ботинках. Молодой человек все время молчал, изучающе разглядывая Эдуарда, а Полковник говорил:

-Ну что, Эдуард, вот тут есть мнение, что можно тебе слетать в Москву на похороны этого твоего товарища (Полковник смотрит в записи) Тарасенки. Давай, слетай.

Еще пятнадцать минут беседы ни о чем и Эдуард выходит из кабинета Полковника с направлением на командировку.

Все это было несколько странно. Эд помнил, что несколько раз его собственные командировки- в Москву и в Питер пересекались с командировками Полковника (Эдуард был его замом по работе с местной агентурой) и тогда командировки Эдуарда отменялись или откладывались. На этот раз расклад был другой. Командировку Полковника отодвинули на второй план, и все ради того, чтобы Эд побывал на похоронах, на которые обычно в Армии не отпускают. Родственники рассылают товарищам погибшего приглашения и спокойно хоронят своего покойника, даже не надеясь, что кто-нибудь приедет. Полковник сам сообщил, что кремация уже состоялась, но водружение контейнера в стену на воинском кладбище еще не состоялось.

-Тебя подождут...

02. Перелетая рейсом Дублин-Лондон, Эдуард (весь в гражданском- чтоб никто не догадался) скуки ради стал перебирать свои бумаги по работе - доклады различных секретарей и агентов о текущих делах. Пулевые ранения наших патрульных в католической части Дублина - пули с ртутью, в этот момент Эд хмурится и откашливает в кулак- что этим ирландцам надо? Дали им то, что хотели- полноценную Ирландию- и вот тебе на- снова ИРА поднимает голову но уже не против англичан, а против российской Армии..

Тут Эд припомнил, как оставшихся после ирландского погрома англичан- (ирландцы устроили в Дублине резню в тот момент, когда наши войска были уже на подходе- в момент, когда в Дублине отсутствовала власть) под прикрытием наших бронемашин перевозили к морским сопровождающим катерам, после чего перевозили на корабли и отправляли в Англию. С тех пор в бывшей протестантской части города разместились военные казармы и прочие здания новой администрации. По периметру вся российская инфраструктура в городе ограждена забором. Во время беспорядков в городе, пока не подошли наши войска и хорошенько не въ.бенили ирландцам, в протестантской части Дублина сгорело столько зданий, что для наших военных строителей появились в тот момент обширные перспективы нового строительства. Всюду виднелись новые здания, построенные из кирпича красного цвета - очень похожего на кирпич московского Кремля.

Далее... после того, как все улеглось, не англичане, а ирландцы- протестанты вновь вернулись в Дублин, но только под покровительством и усиленной защитой наших военных. Уже через полгода снова разгорелась борьба с применением терактов. Постепенно в эту борьбу, хочешь - не хочешь, были втянуты и наши доблестные войска.

С-7 в специальной плохо различимой сумке у собаки на животе, на ошейнике детонатор, который она перекусывает зубами - замыкает цепь в тот момент, когда сблизилась с нашими солдатами. Вместе с собакой гибнут два наших парня, стоящих у одних из ворот въезда в российский военный городок. С тех пор идет дикий отстрел (от страха) всех собак, которых только видят наши солдаты. Местное население возмущено, но отстрел постепенно распространяется и на кошек. Саперы уже с ног сбились, постоянно вызываемые на осмотр маленьких, иногда уже попахивающих (очередь на осмотр длинная) трупиков животных. По случаю, даже один из знакомых Эдуарда - сапер выставил в своем кабинете скелет кошки (скелет был скрепленный проволокой), который был аккуратно перебит на две части пулей АК.

Затем Эдвард откладывает свои деловые бумаги и еще с полчаса смотрит старый фильм (с английскими субтитрами) о героях-подпольщиках. Накануне вторжения наших войск герои сумели подсунуть в несколько полицейских участков Берлина ампулы с усмиряющим "розовым газом". Еще через некоторое время Эд достает и начинает собирать- разбирать свой пистолет, на что стюардесса ему делает замечание на плохом русском:

-Все поймут, кто вы и откуда, - на что Эдуард показывает ей свой армейский ботинок и говорит, что всем и так должно быть все ясно.

Эд еще долго , громко и нервно возмущается таким обращением, после чего уже стюард приносит ему джин с тоником. Потребовав к этому еще и черной икры, большой бокал и бутылку "Пепси-колы", Эдуард переливает в бокал джин, разбавляет его- до самого верха колой (получается соотношение 1 к 8) и в течение получаса выпивает коктейль, и только тогда мирно засыпает, Уже перед сном он успевает просмотреть доклад Технического центра (после того как последнего специалиста по технике забрали в Минск на Эдуарде лежит еще и почетная обязанность курировать разработки дублинского военного российского технического центра) о новом способе плотного распыления розового газа на большой густонаселенной вражеской территории с помощью аэрозольной бомбы, взрывающейся на высоте около 150 метров над землей. Такой городишко, как Дублин можно накрыть запросто.

Сладко зевнув, Эд отходит в морфейскую усталую Нирвану.

Ах эта сладкая черноикорная отрыжка...

03. Проснувшись совсем незадолго до приземления в лондонском аэропорту, Эдуард прочувствовал прилив благой энергии.

"Наконец-то отпуск" - подумал он- "надо же, уже начинаю забывать, когда это было в последний раз".

А последний свой отпуск Эдуард провел в Крыму, в том самом санатории, где отдыхал с товарищами по училищу после "расстрельного зачета". Решив использовать выдавшийся перерыв в делах по полной, Эдуард задерживается по пути следования в европейских столицах минимум на сутки в каждой. В Лондоне он посещает Британский Королевский Исторический Музей, где долго рассматривает старую и страшную, кажется покрытую толстым слоем пыли египетскую мумию.

В какой-то момент Эдуарду даже показалось, что мумия повернулась к нему, словно желая что-то сказать...

В Париже, в Лувре, завидя Эдда, Джоконда перестала улыбаться, а в Берлине купол рейхстага боязливо скрылся за неким туманоподобным облаком.

Но Эдуарду сии знаки были по фигу, он относил это лишь к усталости, и, не имея возможности получить место на военный самолет из Берлина в Москву, соглашается (скорей бы в Россию!) на самолет до Ленинграда. Там с женой и дочерью Машей Эдуард проводит двое суток, и лишь после телефонного звонка Полковника из Дублина:

-А не поторопиться ли вам, Эдуард эээээээ....-

буквально видя перед собой своего начальника, копошащегося в своих бумажках, в поисках отчества Эдда, Эдуард его прерывает:

-Анатольевич!

-Ну да, а не поторопиться ли вам, Эдуард Анатольевич, в Москву на похороны этого вашего приятеля? Там наверное уже заждались.

Купив билет на сверхскоростной поезд "Золотая стрела" в сидячий вагон, Эд отправляется. По дороге в Москву он с усмешкой вспоминает как ради того, чтобы ему достались два места на самолет из Лондона в Парижа (одно место для самого Эдуарда, второе- для его сумки, а багажное отделение было забито до упора), из самолета, уже на развороте ко взлету ссадили двух хасидов. Эд долго смеялся над их пейсами, и старыми, ему казавшимися темными религиозными воззрениями...

Еще Эд вспоминал, как в первый вечер своего пребывания в Ленинграде пошел с женой на собрание старых фанатичных пятидесятников. Пятидесятникам новые религиозные власти по старой памяти еще разрешали существовать, хотя и не всегда отношения официальных властей и старых религиозных общин были безоблачными. Эдуард когда-то и сам долго был в такой общине (где и познакомился со своей будущей супругой Любой), но потом был вынужден уйти - начались дела в училище, да и в Москве неофициальных пятидесятников было не найти днем с огнем, не то что в других городах.

Эд вспоминал, как во время общей молитвы образовалась пауза, некая неудобная тишина повисла в воздухе, так что он сам еще подумал по старой привычке что

Так говорит Господь...

В этот момент из первых рядов молящихся- один из руководителей пятидесятнического собрания- встала женщина, и начала:

Так Говорит Господь

Улучшить, углубить, больше молиться, читать Библию

Эд зевнул и подумал, что

они все те же

наверное, никогда не изменятся

Давно не курив, Эдуард вышел в тамбур, купив перед этим в вагоне- ресторане пачку сигарет "Куба" - самые легкие сигареты, которые только есть в мире- и затянувшись, уставился в окно. Стекло отражало лишь то, что было в освещенном, в отличие от ночного черного леса снаружи тамбуре- то есть самого Эда. Сзади в обнимку прошли двое - парень и девушка. Эдуард обернулся, чтобы сказать им, что так себя вести нельзя, что обниматься и целоваться при всех не будучи супругами запрещено законом.

Никого. Парень, показалось Эдду (он видел его в отражении), посмотрел на него, и его глаза в стекле совпали с красными далекими огнями "за бортом" поезда...

Эд поежился, затушил сигарету, и

снова подумал об усталости.

04. Еще в Лондоне у Эда был разговор с местными гб-шниками. Они обещали помочь перевезти его семью в Москву, потому что там освободилась по линии КГБ спаренная из двух "однушек" двухкомнатная квартира на Филевском парке. Сон Эдуарда полностью повторил этот момент.

Высадившись на Ленинградском вокзале рано- рано утром, Эдуард было сунулся на постой в гостиницу "Москва" на Манежной площади, но там мест не было. Вместо этого появились два рядовые на побегушках гб-шников, подошли к Эду и выдали ему временно ключи от той самой квартиры на Филёвском парке, после чего довезли Эдуарда до места. Оглядевшись в квартире Эдуард был приятно удивлен ее большими размерами и сверхбольшим балконом.

-Если хотите- все это будет ваше- сказал на прощание один из порученцев Комитета, пожал Эдуарду руку и ушел. С балкона Эдуард проследил за отъездом комитетчиков, спустился вниз в маленький частный магазинчик и купил себе каких-то продуктов. Он взял с собой переносную трубку старого телефона, уселся на кухне, разложил еду на столе, и ненароком заглянул в холодильник.

Сюрприз номер два, но уже не столь приятный - холодильник был доверху набит какими-то странными весьма вонючими останками растерзанных животных, шерсть свисала клочьями, иногда вместе со шкурой.

Позвонив по номеру обозначенному в визитке, оставленной КГБ-шниками, Эдуард узнал, что обыск в квартире после "съезда" предыдущего хозяина не производился.

Перед Эдиком извинились, и настоятельно порекомендовали не откладывая узнать, когда будут похороны Тарасенко.

Вечером рабочие из частной службы доставки привезли Эдуарду новый холодильник, а старый забрали (утром , когда Эд шел к остановке автобуса, желая сэкономить на такси, он обнаружил этот холодильник на ближайшей помойке).

05. От родителей Алексея Тарасенко, Эдуард узнал что

Теперь все можно будет провести завтра

Ему перезвонили и сообщили, что да, похороны состоятся завтра на седьмом армейском кладбище, недалеко от МКАДа. В одной из комнат Эд обнаружил компьютер со стареньким модемом и с его помощью через интернет выяснил, где находится это кладбище, и наметил маршрут.

Можно обойтись и без такси.

Глубокой ночью, Эдуард проснулся и, не включая света, пошел на кухню- выпить воды. В темноте на него смотрели два красных глаза. Эдуард оторопел, но успокоился, когда кинувшись к включателю зажег свет и понял, что это всего лишь два красных огонька на новом холодильнике. Холодильник после первых часов работы саморазмораживался, чтобы после разморозки начать работать в обычном режиме.

Кстати, холодильник назывался "Эскимос".

Эд отрезал себе кусок докторской колбасы.

А рано утром он звонит в Дубин

-А! Здравствуйте, Эдуард Вениаминович,- радостно отзывается на том конце круглосуточный секретарь Полковника

-Эдуард Анатольевич...

Ну да, в общем, полковника на месте нет, он в Питере, в очередной командировке - на докладе. Положив трубку, Эдуард с нескрываемым злорадством заносит в специальный блокнотик очередную галочку- Полковник в Ленинграде, то бишь снова у своей любовницы-стервы- селедки. Эд надеется когда-нибудь, когда обстоятельства позволят, сдать информацию о похождениях своего начальничка в комитет по нравственности, и, если Бог даст, занять место Полковника. Эдуард представляет себя в его большом мягком черном кресле. Дубовый стол, как говорят, с инкрустацией из ошметков рабочего стола Адольфа Гитлера- того самого, принявшего на себя в 1944 году всю силу взрыва адской машины, поставленной туда с целью убить фюрера всея Третий рейх.

На самом деле Эдуард не такой уж плохой человек, как может показаться, но в данном случае он считает, что в борьбе с теми, кто много себе позволяет просто потому, что слишком высоко забрался, любые средства хороши.

"Аморалам у нас не место"- так часто говаривал сам Эд в кругу друзей, вскользь поглядывая на формы "проплывающих" мимо секретарш.

06. Совсем перед выходом Эдуард думает:

Упс!- и выдергивает (прерывая скачивание файлов из компьютера в Комитет) шнур, соединяющий телефонную розетку и модем компьютера.

В технической службе Комитета на самой Лубянке в этот момент один из освобожденных на поруки бывших хакеров в первом звании младшего лейтенанта бежит докладывать начальству о сбое. В ответ же слышит

-Захотели вернуться в Лефортово?

-Никак нет...

Пока Эдуард идет к остановке автобуса, по пути на кладбище, к его дому уже подъезжает частная служба доставки с ребятами, которым поручено на время соединить снова модем с телефонной линией.

Вечером Эдуард обнаружит, что шнур от модема на столе лежит несколько не так, как он его оставил (и зафиксировал в уме положение) на компьютерном столе утром.

-Упс!- снова думает Эдуард. И снова идет на кухню отрезать себе докторской.

В темном помещении он снова видит два красных огонька, горящих во тьме и, улыбнувшись, думает, что это холодильник. Но, щелкнув выключателем, он обнаруживает........ Тарасенко Алексея. Тот стоит перед Эдом и улыбается:

-Так что же? Ты, говорят, занимаешься розовым газом?

Но пока Эдуард думает, что ответить

Алексей.... Леха, сообщает что

Извини, Эд, связь плохая, и, искаженный немного помехами растворяется в воздухе.

Эдуард долго не может успокоиться. Он сидит на стуле и обхватив голову руками кричит в ночь:

Боже мой ! что же вы со мной делаете?

07. Похороны тоже не смоги обойтись без странных происшествий. Петляя в московском, давно забытом метро, в маршрутках и автобусах, Эдуард понял, что так потратит денег больше и вызывает таксомотор. Он расплатился с таксистом по-честному, не показывая корочек (его должность позволяет немного потратиться). Похоронами руководят старые друзья-приятели Алексея, то есть комитетчики, и Эдуарда, все заждались.

Узнав Эдда, к нему подходят родители покойного. Он обнимается с плачущей (но совсем слегка, времени со дня смерти уже прошло достаточно) мамой Алексея, жмет руку схватившемуся за сердце отцу:

-Ничего- ничего! все будет хорошо...

Мама Тарасенки жалуется, что ей и отцу до сих пор не выдали пропуск на кладбище для родственников и сопровождающих

-Тоже ничего, разберемся.

Отец же говорит, что от них потребовали, чтобы урну с прахом водрузил в стену именно он, Эдуард. Эд удивляется, но принимает все как есть. (Водружение урны- целый ритуал, который со временем стал поручаться лучим боевым друзьям умершего).

За нас опять все уже решено. Не смотря на странность как самого покойного, так и обстоятельств его смерти, (убит в бою- и где? в Москве!!!) на водружение урны в стену пришло достаточно много народу. Здесь Эдуард заметил даже таких персонажей, как Бандзеладзе и Снитко - оказывается, что некогда, уже быв работником Комитета Алексей походатайствовал об их возвращении в пехотное училище - и его послушали! Еще присутствовала вдова Александра Рекуданова - Наташа с дочерью, Анна Лукина - она давно замужем и у нее две дочери, несколько комитетчиков, ответственных за мероприятие, бабах- команда с офицером, молодые курсанты, проходящие практику на похоронах, производящие холостые залпы в воздух, еще какие-то родственники, кроме родителей и горнист с трубой, который в свое время должен будет сыграть:

"Товарищ, душа не исчезнет в огне" и Отбой.

На некотором удалении от всех (с первого взгляда можно было бы и подумать, что она здесь не при чем) стояла какая-то молодая дама - вся в черном, а лица не видно из за глубокого нахлобученного черного капюшона.

Итак, комитетчики отдают отцу Алексея урну с его прахом, отец, немного изменившись в лице (он чем-то очень удивлен), передает урну в руки Эдуарда, Эдуард (тоже удивившись- уж больно урна легкая, кажется даже, что она пуста) ставит урну в ячейку в стене, которую наспех заделывают кирпичом рабочие кладбища, и сверху прикрепляют золотого цвета блестящую табличку.

После быстрого завершения ритуала Эдуард решил узнать, что за девушка стояла в сторонке, и подошел к ней. Мешкая, и не зная, как начать разговор (не спрашивать же в упор - а вы, собственно, кто) Эд дает девушке возможность начать самой.

И она этим воспользовалась:

-Вы, кажется, занимаетесь розовым газом? - тихо промолвила она.

Пока Эдуард соображал, даже за пистолетом потянулся:

- Откуда у вас такая строго секретная информация?!

девушка, насмешливо хмыкнув, и характерно зажав ладонью себе нос и рот, тихо растворилась в воздухе. Ожидая узреть такое же изумление со стороны остальных, Эдуард оборачивается, но кроме Эда растворения- исчезновения девушки никто и не заметил.

А затем все разошлись по домам. Эдуард на такси подвез родителей Алексея до дома, а после сказал водителю ехать на Филевский парк.

Вечером ему звонят сначала Бандзеладзе, а потом и Снитко. Эдуард обоих расспрашивает о том, знают ли они, что за девушка была на кладбище и куда она ушла. Но нет, девушку они заметили, а куда и когда ушла не видели. Снитко предположил, что это какая-нибудь работница кладбища.

-За клумбами, наверное, ухаживает! - на ходу придумал Снитко, но осекся, понял, что сейчас не время клумбам.

Эдуард с радостью узнал, что и Бандзеладзе и Снитко довольно быстро продвигаются по службе и у них все хорошо.

Почти залпом выпив три банки пива, уже ближе ночи Эдуард отрубился на старой и скрипучей раскладушке, где постелил только что купленное по телефону с бесплатной доставкой постельное белье.

Его сон был неглубоким и прерывистым. Время от времени он просыпался, слушал ночную гробовую тишину московского комендантского часа, засыпал снова, и все время как будто слышал звуки шагов. Эдуарду казалось, что рядом кто-то бродит, громыхая по полу кованными армейскими ботинками, а уже совсем проснувшись солнечным ранним утром юной московской весны, он отчетливо услышал:

Эд! Эд! Помоги мне-

мы с ней на разных уровнях

Эд еще не знает, что ему предстоит задержаться в Москве, думает, что в ближайшие дни предстоит путь обратно на место службы- в Дублин, и отправляется гулять по Москве.

08. На лестничной клетке Эда встретила женщина - как потом оказалось соседка снизу:

-Все дела, все заботы? - несколько заискивая спросила она- служба спать не дает.

Эд потупившись, смотря в пол ответил что да, и пообещал больше не шуметь ночью.

-О! нет! Ничего - ответила женщина, все так же ласково улыбаясь гладя на

столь симпатичного молодого человека

-я жена артиллериста!

От здоровенных тридцатиэтажных зданий на Филевском парке до Поклонной Горы тянется цепочка гигантов-магазинов, блестящих и сверкающих в темное время суток. Словно в чистом и ясном небе одинокий след от полета самолета - железнодорожный путь сквозь это смешанное царствие богов Мамоны и злотого тельца.

И, именно там, в одном из многочисленных киосков, отвлекши торгующего паренька от чтения видимо очень увлекательной книги, Эдуард покупает стопку пустых CD-болванок. На самом деле, на каждой болванке специально прописана программа, соединявшая при первой же возможности компьютер с интернетом и качавшая на Лубянку информацию с болванки- носителя. Но Эдуард об этом не знает. Он еще не в курсе, что за ним следят, он еще совершенно не обучен замечать за собой слежку.

В середине дня отлив в бесплатном сортире в Историческом проезде рядом с кремлевской стеной, постояв немного у памятника А.А.Тарасенко у стелы на Красной площади на пересечении осей мавзолея Ленина и исторического музея, Эдуард отобедал в ресторане на последнем этаже гостиницы "Москва". Потом вдруг вспомнил, что накануне забыл принести на похороны хоть немного цветов и, усовестившись, купил охапку гвоздик у торгующей на улице бабушки, выбросил одну, поймал такси и поехал на Воинское кладбище ?7.

09. У соответствующей стены Эдуард увидел, что рабочие, которые еще вчера так лихо заделывали соответствующую ячейку кирпичом, замазывали штукатуркой и т.д., теперь совершают нечто обратное, выполняя приказы все тех же людей в темно-темно-темно сером.

Уже издали, начав громко восхищаться, на ходу вынимая мобильник, Эдуард подходит к стене и начинается брехня. Начинается галдеж, в котором принимают участие все, включая посетителей кладбища. Прежде, чем один из офицеров ГБ успевает сбегать к стоящей неподалеку легковой машине и включить глушитель мобильной связи на небольшой территории, Эдуард все- таки успевает сделать несколько звонков: в Комитет, ребятам которые устраивали его в квартиру на Филевском парке, еще нескольким знакомым ответственным товарищам, даже Полковник узнал в Питере о всем произошедшем.

Где-то через полчаса приезжают те, кто дали Эду ключи от квартиры на Филевском парке и просят его "проехать с ними". Эдуард же говорит, что не тронется с места, пока все не будет восстановлено как было и пока родителям Тарасенки не выдадут пропуски на это кладбище. В конце концов, недоуменно глядя по сторонам, кладбищенские рабочие снова начинают заделывать ячейку в стене, но тут металлический цилиндр из ячейки вываливается и открывается. Теперь Эда не может удержать никакая сила, даже ребята, которые хватают его за руки и не пускают к стене. Он поднимает открытый цилиндр и еще какое-то время борется с одним из гб-шников - они вместе схватились за этот контейнер для праха усопшего и с переменным успехом тянут его на себя, в конце концов цилиндр оказывается у Эда, он заглядывает внутрь, а затем, под возгласы рабочих

-Что вы делаете?!?

переворачивает открытый цилиндр и даже трясет им

Пусто.

там ничего нет.

Внимая обещаниям, что "ребята погорячились" что "виновные будут наказаны", Эдуард в ступоре удивления, отдав цилиндр, покорно позволяет себя повести за руки к машине, которая отправляется на Лубянку.

10. Эдуард четко помнит главное правило допроса - то, что ты скажешь на допросе, станет в дальнейшем основанием для твоего обвинения. Но Эдуард еще не совсем уверен, что будет допрос.

Два кгб-шника, не переставая улыбаться, поначалу пытаются "растопить лед" (как говорят американцы) разговорами на отвлеченные темы, но Эдуард обрывает весь этот принужденный разговор, советуя перейти без промедления к главному. Итак...

Один мэн в темно-сером минут на двадцать встает и удаляется из кабинета, затем возвращается с одним листом бумаги формата А4, который тут же отдает Эдуарду на прочтение. Суть текста, который Эд должен подписать, сводится к тому, чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах вплоть до расспросов со стороны Главного не разглашать служебные отношения Эдуарда и Тарасенко.

Эдуард снова начинает психовать, рвет бумагу в клочья, и бросает ее в лицо одному из парней. Парень не перестает мило улыбаться, встает и снова быстро выходит, тихо прикрыв за собой дверь. И уже через три минуты он появляется с новым экземпляром все той же бумаги. Улыбаться гб-шники перестают тогда, когда Эд посылает их на х.й.

-Эдуард Анатольевич!- говорит тогда "старший" из этих двух, - вот Вы сейчас подпишите эту бумагу а потом отправитесь себе обратно на службу в Дублин. Комитет с этого момента просит вас заострить внимание на разработке новой аэрозольной бомбы, разработку которой вы по службе недавно начали курировать.

-Никто ведь не заставляет вас забывать ваших боевых товарищей, вашу дружбу с ними, то, что вам довелось вместе пережить- вторит первому гб-шнику другой- просто очень необходимо, чтобы вся информация, полученная вами от Тарасенко в ходе ваших деловых с ним отношений осталась в глубоком секрете!

-Это дело государственной важности!

Эдуард вспомнил часть своих "неделовых" "взаимоотношений" с Тарасенко. Однажды, на третьем курсе Пехотного училища он, Тарасенко, Алексей Магай и Рекуданов (кроме Эда- все трупы ведь, блиииин) во время летних каникул пошли в ресторан, и, упившись пивом, стали щупать за задницы молоденьких официанток.

Тарасенко и Рекуданов при всем при этом, смущая поздних посетителей ресторана, голосили строевую речевку собственного сочинения:

Наш Минаев мудозвон- В онанизме чемпион- В *опу штык ему воткну- Хорошенько проверну!

Потом была драка с мужиками-официантами (они все были педерасы из Франции, приехавшие в Москву подзаработать), потом официантов забрали в милицию, а курсантов отправили в Училище с бумагами-жалобами на поведение к инструктору Орлову, который на время отпусков начальства был замом по Училищу и курировал все дела. Орлов похвалил своих "орлят", и у них на глазах выбросил милицейские жалобы в урну, не приобщив к личным делам:

-Ах, молодца, настоящие защитники у нас растут! -довольно потирая усы "под Ворошилова" сказал тогда Орлов,- и выгнал всех вон из кабинета с приказом отдыхать и дышать свежим воздухом подальше от Москвы. Все так и сделали - отправились на две недели на дачу к родителям Тарасенки, где в ходе попыток замены крыши с металлической на черепичную успешно обвалили потолок.

Но все-таки, когда Эдуарду говорят о перспективах и повышениях, о том, что бумаги на получение его семьей московской квартиры уже находятся на самом верху и ожидают только "большой подписи", которая зависит лишь от подписи Эдуарда, Эдуард ломается и соглашается.

Эдуард вынимает свою ручку, заправленную чернилами, которые примерно через час испаряются, говорит, чтобы дали ему бумагу сюда, и, вынужденно, недовольно взяв из рук "старшого" очень настоятельно предложенную ему другую, гелевую ручку, ставит свою подпись.

-Вот и ладненько! - облегченно выдыхают гбшники и ведут Эда на второй этаж здания на Лубянке в кафетерий, угоститься какао с ликером. Эдуард, довольно думая о "перспективах", пьет какао и заедает его сдобной булочкой с творожной начинкой. В его памяти проплывают стишки, в свое время повсеместно нацарапанные на стенах домов в оккупированной Франции, особенно же в Париже:

Прищурив глаз (не выбитый)

Кутузов

Нам наказал так:

Бей французов!

Чтоб всякий, подходящий к Сене

Вдруг вспомнил о святой

Елене!

Вечером того же дня, извинившись за поздний звонок, мать Алексея Тарасенко сообщила Эдварду, что очень благодарна за помощь с пропусками на кладбище. Эдуард договаривается с родителями Тарасенко съездить на следующий день на кладбище снова.

Уставший, но морально на подъеме, Эдуард (в уже почти своей квартире) включает компьютер и заходит в сеть Министерства обороны, чтобы выяснить, кому принадлежала эта квартира до него.

АЛЕКСЕЙ ТАРАСЕКНО.

Не веря своим глазам, Эдуард делает print screen, выходит из сети, пьет чай с бутербродами с докторской колбасой, снова заходит в сеть, на тот же самый сайт с ограниченным доступом. На месте забитого Эдом адреса его имя и фамилия.

Минская 10, корпус 1, квартира 56-57.

11. На следующий день, заехав снова на такси за родителями Алексея, он, пока ехали, в разговоре, между прочим узнает адрес, где жил Алексей.

Конечно, тот же самый. Вернувшись с кладбища, где наконец-то он смог водрузить на полку, под ячейкой с цилиндром с "прахом" кипу гвоздик, Эд решил пошарить в лехином компьютере.

Вчера он слышал от гб-шников, что квартира с тех пор как осталась пустой не обыскивалась.

Около часа ушло на взлом запаролированной директории, и, наконец, он входит в мир сугубо секретной информации.

Сначала было страшно интересно, но потом, вспомнил, что Алексей работал в Сказочном институте, то есть в институте, о котором, если кто и знал, то говорил, что там собирают со всего мира сказки и легенды. Эд стер информацию о какой-то там легенде о черном кресте, оставил для себя только несколько текстовых страничек с химическими формулами, касающимися розового газа.

Затем, скопировал файлы на болванку (предварительно выйдя из сети) и, стерев даже то, что осталось, начал играть в Лехины игрушки, которые во множестве засоряли диск компьютера.

Таким образом, увлекшись, Эдуард лег спать лишь в начале третьего часа ночи.

Ему снился факельный марш боевых обезьян в кованных ботинках по Тверской улице Москвы.

Утром Эдуард с сожалением вспомнил, что забыл вчера открыть print screen в растровом редакторе. Но да что поделаешь? Уже поздно!

Он снова садится за компьютер, чтобы удалить из корзины файлы, стертые им накануне, после чего стереть уже стертые файлы из папок, где они могли еще остаться, после чего стереть "хвосты" и "заголовки" фалов из папок, где те еще могли остаться так, чтобы потом их можно бы было хоть частично, но восстановить.

В папке "Мое видео" Эд находит пятнадцатиминутный кусок плохого качества сжатия цифрового со звуком фильма - съемки с чб касочной (крепится на каску бойца из спецподразделения) видеокамеры старого образца. Эдуард некоторое время наблюдает передвижение одного отделения в чистом поле, обработанном некогда розовым газом- черная трава и т.д., бойцы подразделения рвутся на минах, стреляют во все стороны, пытаются оказать кому-то помощь. Затем он видит, как Тарасенко прицеливается в оптику пулемета... На этом видео обрывается. Темень, мелькание теней, взрывы и крики.

Шифт-делит - удаление файла без помещения в корзину. Потом отмена. Шифт-альт-контрл-делит - кто знает (а в пособии к ОС этого не найти)- это надежное удаление файла с жесткого диска так, чтобы файл невозможно было восстановить (что ж, такова структура Russian Open Doors- российской военной ОС). ОС, кстати, впоследствии имела и упрощенный "гражданский" вариант.

Дальше... Эдуард спускается на первый этаж своего дома в интернет-клуб и просит работающего там парнишку- под предлогом неработающего сидюка- сделать копию с болванки, на которую записана информация с тарасенковского компьютера о розовом газе. Сделав вид, что смотрит за процессом, Эдуард встал рядом с компьютером и незаметно на время копирования вынул из компьютера сетевой кабель, соединявший комп с инетом. Копию сделали, поблагодарив и расплатившись, Эдуард пошел подышать свежим воздухом в парк. Откуда, сделав крюк, от ДК Горбунова к станции Фили, а после через Кутузовский проспект к Поклонной горе и оттуда по подземным паркингам торговых комплексов под железной дорогой вернулся через полтора часа к себе на Минскую улицу.

12. Дверь в квартиру Эдуарда была открыта, а на одной из кухонь сидели гости - приятели Эдуарда из ГБ. Они уже не улыбались, по их виду можно было определить что они страшно раздражены.

-Эдуард Анатольевич, е. твою мать,- начал "старшой" сквозь зубы, судя по всему очень сдерживаясь, чтобы не въехать своим тощим кулачком по столу,- верни мать твою диск...

После чего Эдуард отдает ему диск, а гости, небрежно бросив на стол уведомление о "Въезде в госжилплощадь", не попрощавшись (так ведь они и не здоровались), громко хлопнув дверью, ушли. Эдуард радостно бросается звонить жене в Питер - чтобы паковала вещи, а сам, глазея в потолок через час-полтора получает телефонограмму от Полковника из Дублина насчет срочного возвращения. Обратный путь Эдуарда проходит без происшествий, без остановок и задержек. Маршрут Москва- Берлин- Бонн- Брюссель-Лондон- Дублин, выйдя из дома примерно в шесть часов утра, к трем часам дня Эд уже оказывается в своем рабочем кабинете в Дублине.

ЧАСТЬ 2.

МОСКВА -ДУБЛИН- МОСКВА.

01. Итак, в принципе обо всей этой истории можно было бы спокойно забыть, если бы...

-Упс - говорит Эдуард и щеки его при этом несколько припухливаются.

Если бы обстоятельства снова не приобрели бы неожиданный оборот.

Москва так просто Эда не отпускает - ему приходится еще несколько раз по делам возвращаться- в основном это по вопросу устройства семьи не новом месте, приятные хлопоты, а так... став из вожделенного обыденным (а многие, уверяю вас, ждут и желают переезда в столицу чуть ли не всю свою военную карьеру от начала до самого конца, иногда и к концу своей жизни этого не получив), итак, став из вожделенного обыденным, столица утрачивает в глазах Эдуарда прежнюю свою некоторую притягательность- да и как такое не может не произойти с человеком, который спускается за хлебом- и оказывается на Кутузовском проспекте.

Итак, еще несколько времени поездив туда- сюда, лишь только к осени того самого года, в который погиб Тарасенко Эдуарду снова удалось засесть в Дублине более-менее стабильно безвылазно.

Желая же вникнуть в те дела, на которые Эдуарду настоятельно советовали обратить внимание еще в Москве- Эд сильно обламывается. Технический отдел несколько раз подставляет Эдуарда так, что в конце концов у него пропадает всякое желание помогать отделу в деле разработки этой новой сверхмощной аэрозольной бомбы. Не смотря на то, что отдел имеет при себе всю мощную лабораторную научную базу, некогда реквизированную у Кембриджа и Оксфорда, дела идут медленно, а постоянные просьбы и претензии на "непонимания" отдела к его куратору выводят Эдуарда из себя.

Однажды ученые заявляют, что им известно, что в Японии есть оборудование, которое может очень сильно помочь в работе. Эдуард, стало быть, должен достать это оборудование. Но везти из Японии громоздкие станки и приборы, умещающиеся не во всяких залах дело сложное ведь из Японии по Великобритании не плавают корабли, просто таких маршрутов уже давно нет. В конце концов, не шатко, не валко оборудование удается перевезти транзитом через Китай, но времени, пока это происходит проходит достаточно. Получив же оборудование, отдел высказывает претензии о том, что к оборудованию нет запасных предохранителей, и пока предохранители заказываются в Японии- а тут речь уже идет не о перевозке реквизированного оборудования, а о закупках у независимой частной фирмы- начавшиеся было опыты приостанавливаются.

Главный же Гений (так называет его Эдуард), молодое дарование, бывший практикант из Москвы, которого после 4-го курса МГУ угораздило попасть на практику в Дублин, где он с тех пор и застрял уже на несколько лет, как кажется Эдуарду исключительно по причине любви к Ирландскому пиву и к ирландским пабам, будучи очень нужным научным руководителям проекта, так что всеми правдами и неправдами пришлось пробивать ему окончание МГУ заочно- по интернету, будь он неладен, так же выстраивает свои отношения со своим куратором, которого он, по идее должен почти искренне любить, холить и лелеять- что при одном своем появлении вызывает у Эда желание схватиться за пистолет.

Гению мало того, что он занимается аэрозольной бомбой только в перерывах между тем, что разрабатывает- без приказа, без ведома начальства (но Эдуард-то знает все!) новую- зеркальную защитную камуфляжную форму (это он считает своим основным делом, приказы ему побоку) так он ко всему тому же находится постоянно на "острие технического прогресса", требуя к себе повышенного внимания тем, что постоянно просит- носит заявки на очередной апгрейт его компьютера. Эдуард еще ни разу не видел, чтобы у Гения компьютер стоял в собранном полностью виде, компьютер постоянно стоит на его столе со снятыми стенками, а жесткие диски, подключенные к компу обычно валяются- пыльные и поцарапанные со следами жвачки и "кружками" от чашек чая на столе, прикрепленные- слабо, как на соплях к компьютеру шлейфами. Однажды Эдуард даже видел, что жесткий диск у Гения- свисал на шлейфе со стола- и так продолжалось чуть ли не неделю, Эда даже интересовал- когда Гений догадается сам положит ЖД на стол. Но нет. Не догадался, через какое-то время он просто сменил диск на другой, который (Эд еще подумал, что это большой прогресс) засунул внутрь компьютера, но не закрепил винтами так что ЖД через какое-то время упал на материнскую плату и сжег процессор. Понятное дело, уже через пятнадцать минут Гению выдали новый комп, который Гений тут же раскурочил - и вставил в него свой жесткий диск- опять для того, чтобы он висел на соплях шлейфов, похожий на кишки ,вывалившиеся из металлического бока компьютера.

Так вот. Однажды Гений пришел к Эдуарду и сказал, что в Москве появился новый процессор, сверхмощный, и что этот процессор срочно нужен Гению. На вопрос Эдуарда что типа Гению хочется видимо, чтобы новая сверхнавороченная игрушка на его компьютере летала, Гений делает оскорбленный вид и уходит. Через час звонят научные руководители и очень прося Эдуарда помочь с процессором, потому как только благодаря этому парнишке работа по бомбе продвигается хоть как-то вперед. Эдуард, уже начиная привыкать к этим пи.доболам, смиряется и делает заявку в Москву.

Через два дня из Москвы приходит запрос- откуда у Эдуарда сверхсекретная информация о сверхсекретном процессоре? Затем Эда вызывает Полковник и начинает его распекать за инициативу с процессором- и даже угрожать выговором.

Эдуард идет в Технический отдел, где застает Гения и еще нескольких лаборантов играющими по сети в 3d shooter. Вокруг валяются пустые пивные банки (Эдуард выхватывает дисциплинарный блокнотик) но определить, которые из них выпиты недавно, а какие- только что неискушенному человеку трудно. Эдуард смело предполагает, что все выпитое- выпито только что, тем более, что Гений, получив в рыло очередной виртуальной ракетой от своего приятеля- лаборанта- от неожиданности падает с офисного кресла на колесиках и начинает созерцать противопожарный датчик на потолке. Через какое-то время на вместо противопожарного датчика он видит лицо Эдуарда.

-У нас в бункере так тоскливо! - начинает немного виновато разглагольствовать Гений- Вы бы не могли, Эдуард Александрович, нам здесь пробить по своим каналам несколько виртуальных панно с какими-нибудь городскими пейзажами, например с видами Москвы?

Анатольевич...

-Да я тебя оправлю созерцать городские навозные пейзажи Мухосранска пожизненно! - кричит Эд, после чего они с Гением остаются один на один, потому как лаборанты быстренько ретируются по лабораториям и отделам.

Гений еще пытается что-то мямлить, но Эдуард резко обрывает его, потребовав, чтобы тот умылся. Затем, умывшись, Гений (он пришел в себя, видимо все уже обдумал и готов дать за все ответ) возвращается из сортира (он путает сортиры, заходит в женский, затем выходит, говоря, обернувшись: Пардон!) начинает нести околесицу о том, что шутер - возможность виртуально проверить эффективность разработки "зеркального камуфляжа".

-Вероятность моей смерти снизилась на 67 процентов!

На вопрос же о том, какое это имеет отношение к розовому газу, Гений отвечает, что покрытие зеркальной краской камуфляжа- технология аэрозольная, а бомба с газом предполагает использование аэрозолей. Подруга в Москве (Эдуард хорошо помнит их виртуальный секс по интернету)

-А-а! вставь мне еще!!!

прорабатывает (так же отлынивая от основной работы) Гению совместимость тканей с сохранением всех тканевых возможностей (пропуск воздуха и т.п.), Гений же- прорабатывает саму аэрозоль.

Эд успокаивается, и зря, потому как Гений, видя то, тут же идет в атаку и начинает плакаться о ом, что ему не известны параметры розового газа. Тогда Эдуард (опрометчиво) отдает ему вторую сиди болванку (первую он вернул гб-шникам еще в Москве, сделав вид, что это все, что у нег осталось) с данными из домашнего компьютера Тарасенко по теме розового газа. Конечно, сначала Эд копирует все данные к себе в компьютер.

Затем Эдуард отправляет в Москву новый запрос на данные по газу.

Но история с процессором не закончена, Москва хочет знать , откуда у Эдуарда секретная информация и Эду приходиться выуживать ее клещами из Гения. После часа угроз тот все-таки сдается и распечатывает Эдуарду адрес Интернет - форума компьютерщиков, на котором он узнал о новом процессоре.

Эдуард идет в инет:

smirnov: чуваки, я тут в инстике такой проц достал- мы его лабаем! :) оффлайн его от родной мамы и подключил к своему компу

brasilia: и че?

smirnov: мама сгорела, проц то же, но когда снова залез в старый биос - зряк- 32 мега производительность

brasilia: была, да сплыла. проц-то сгорел и сколько эта нирвень продолжалась?

smirnov: полминуты, но это ведь только начало, да я со своего симулятора с такой частотой не слезу

brasilia: а какая у тебя видуха?

id: vresh, suka (id в Гвинее, русских клав еще не подвезли)

smirnov: не-а .ты че, у нас этих процев- как собак нерезаных , как лягушек в болоте под Верденом .никто и не заметил, что я один спер. А маму списали у меня завлаб дружок вместе энергетические напитки пьем

Брасили- видуха герц, правда пока только один. старая то бишь

Распечатку с форума Эдуард отправляет в Москву.

По вопросу, откуда у меня имеется секретная информация о новом процессоре....

и т.д.

Затем снова приходит Гений и заявляет что его аэрозоль- спиртовая.

02. Эд хватается за голову:

-То есть после распыления- небольшая вспышка, замыкание- и все взорвется?

-А то...

Да ты понимаешь, где мы хотим применять это? В зоне боев!Бунтов! Беспорядков! Ты был когда-нибудь в зоне боев? ты знаешь, как там все горит? Или ты решил ,что всех зажарить-то же , что и усмирить?

-Мэээээээээээээ я работаю над этим сейчас...

А Эд кричит во след быстро ускользающему Гению, что приказывает разработать аэрозоль- не много, не мало- на основе воды

-Никакой химии! Мать твою!

-Да, но это еще следует смешать как-то с розовым газом

-??? и что?

- Данных-то у меня нет!

В сторону науки летит папка с личным делом одного дезертира. А еще через несколько часов из Москвы приходит запрос, откуда у Эдуарда информация с параметрами розового газа.

03. Затем приходят данные (Эдуард узнал их -это из компьютера Лехи!) по розовому газу, и Эд, не просматривая их просто перекладывает по сети в лабораторию Гению. Ну конечно, предварительно сделав копию на свой компьютер.

Затем наступило затишье...

И тут бы все и окончить, написать долгожданный КОНЕЦ, да нет, история продолжается, туды ее в качель, прет, как танк и ей, видите ли, все равно, кого она раздавит.

Итак, примерно через два месяца Гений не смотря на свои "основные" разработки, пиво и игры по сети с дружками- лаборантами создает эту несчастную бомбу. Тот день Эдуард запомнил хорошо- утром, как только начался рабочий день Полковник вызвал Эда к себе в кабинет. Кроме самого Полковника там уже присутствовали- начальник Технического отдела и Гений. Тот по случаю оделся (даже!) в костюм, побрился (криво, конечно, местами щетина оставалась) и надел жеванный, нет, скажем так жеванейший, совсем не подходящий к костюму галстук. Полковник, выдержав торжественную и многозначительную паузу объявил о том, что теоретическая фаза создания аэрозольной бомбы завершена, ее совместимость с розовым газом доказана, торжествующие начальник ТО и Гений, получив обещания о премиях, повышениях и отпусках- пожав руку Полковнику уходят (Гений даже подмигнул Эдуарду на прощание), а Эдуарду Полковник строго сообщил о том, что и он после того, как разберется с офицером, присланным для проверки из Москвы (у того была фамилия- Череда) то же может ненадолго слетать в Москву к семье. После последнего визита Эда в Москву отношение к нему со стороны Полковника резко поменялось, Полковник стал менее требовательным и более мягким. Пока же проверяющий череда шел по коридорам в кабинет к Полковнику (тот вызвал Череду по связи) Полковник еще (подумаешь, пока будешь лететь в Москву) предложил Эдуарду заманчивое дельце:

-Как бы нам, для начальства провести реальные испытания бомбы- когда ее сделают?

Эду предлагается "создать все условия" и ничего не остается, как ответить строгое военное: Есть!

04. Затем приходит Череда и Полковник покидает свой кабинет чтобы "не мешать". Тихо так, расшаркиваясь перед московским гб-шником, почти на цыпочках- так, как только что перед ним самим расшаркивались люди из ТО.

Череда конечно, спрашивает, откуда у Эдуарда информация по розовому газу. Эдуард отвечает все, как есть ссылаясь лишь на производственную необходимость иметь такую информацию. Тогда Череда сообщает, что "занесет все в протокол", что не уполномочен принимать решение по этим делам, что все решается "не здесь", по ходу еще спросив Эдуарда, не слышал ли тот когда-нибудь такие названия как "черный крест", "черный лес"? Эдуард напрягает память, но ничего такого вспомнить не может.

На прощание проверяющий спрашивает, сколько копий дисков с информацией о розовом газе есть у Эдуарда.

-Последний я отдал нашему парню, занимающемуся разработкой нового проекта (Эд не упоминает , какого, потому как Череда вполне возможно и не посвящен).

На самом же деле все время разговора производя анализ по тембру голоса, переносной малогабаритный детектор лжи сообщает легким попискиванием в незаметный наушник Череде, что все ответы , которые дает Эдуард на расспросы- не лживые. Череда доволен, улыбаясь, он пожимает Эдуарду руку и говорит, что "теперь можно и в отпуск".

вечером того же дня, передав дела заму, Эдуард летит в Москву, по пути заскочив на несколько часов в Париж- купить жене Любе костюм сшитый в стиле military.

При приближении Эда под парижской триумфальной аркой на некоторое время появляются призраки маршировавших здесь некогда солдат, которые потом погибли в бою, но Эдуард не замечает этого, равнодушно глядя вперед через плечо водителя такси.

05. Эдуард читает в самолете "Религиозную энциклопедию", в которой есть все, в том числе и такие слова как "терроризм" и "диарея". Нет только слова "православие". Читает Эдуард для того, чтобы скорее уснуть, а что как не хорошая и скучная книга может помочь ему в этом! Случайно открыв страницу с расшифрованием такого понятия как "битва за высоты", прочитав

события периода борьбы за влияние "государственников" и сторонников мирового распространения Великой революции. И те и другие пытались назначить на ключевые посты в правительственных органах своих людей. В ходе межпартийной дискуссии 2027 года победили сторонники А.Тарасенко, получив на съезде Партии наибольшее количество голосов

Эдуард поворачивается назад посмотреть скоро ли стюардесса принесет ужин. Но нет, стюардессы нет и в помине, как и ужина, зато щурясь, напрягая весь свой минус один Эдуард замечает в хвосте самолета- у самых сортиров какого-то парня, чем-то очень напоминающего Леху Тарасенку. Тот, кстати, так же внимательно (то же, видимо напрягая весь свой минус ноль семьдесят) разглядывает Эда. Решив же, что пора сходить отлить, Эдуард тогда встает и направляется к сортирам, намеренно проходя мимо того самого места, где сидит этот человек похожий на Алексея.

Но опять никого нет, подождав немного в том же самом месте- а что если и он пошел отлить и вот- вот сейчас вернется? Эдуард. минут через двадцать, разочаровывается, идет отливает, и выходя из сортира видя, что стюардесса с ужинами уже достигла почти его места- скорее спешит назад получить свою порцию.

Поужинав же, Эдик сладко засыпает, видит во сне Оливера Кромвеля, через час, почти проснувшись очень явно слышит голос

Эд, мы с ней разминулись, помоги нам встретиться

и уже окончательно проснувшись- в Быково, идя к выходу на трап со своей сумкой через плечо, забыв голос Алексея из сна, бормочет:

Оливер Кромвель! Боже мой, как я раньше не мог догадаться?! Оливер Кромвель! Да! Так! Господи, спасибо...

06. В аэропорту Эдуарда встречала жена, Наташа Рекуданова и еще их общая подруга Елена Батареева, которую Эдуард завидев еще издали, подошедши поближе первым делом спросил:

-Ты еще не замужем?

Обнимания, формальные поцелуи... в конце концов, после двух часов проведенных в ресторане "Пекин" на площади поэта Маяковского- начиная медленно, но очень верно тратить отпускные деньги Эдуарда. Затем (все дети были заблаговременно развезены по дедушкам- бабушкам) бурное общение переместилось в квартиру Эдуарда и Любы на Филевский парк.

В довершение ко всеобщей радости через час после звонка Эдуарда в Управление обеспечением командировочных Эдуарду перезванивают с дозволением в течении двух недель пользоваться специальным автомобилем из автопарка Управления.

За час же до наступления комендантского времени, времени "абсолютной тишины" Наташа и Лена засобирались по домам. Пока же Лена и Люба, увлекшись, время от времени вспрыскивая смехом о чем-то, пока одевались, увлеченно беседовали в углу прихожей, Наталья, уличив момент подошла к Эду и прошептала ему на ухо:

-Нам нужно встретиться.

Эдуард в ответ подмигнул, и прошептал ей в ответ, чтобы она на следующий день позвонила. Затем Люба и Эд проводили Наташу и Лену до метро, и долго еще махали им руками, пока тех уносил сверхскоростной метропоезд. Мелькание дверей, НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ, кресел и ламп.

Наташа пристально смотрит на Эдуарда, а он показывает ей пальцами: V.

07. На следующий день Эдуард с утра отвел дочь в детский садик, после чего проводил Любу до метро- она направлялась на работу, затем он поехал в Управление обеспечения командировочных - за машиной, и уже управляя машиной, во время движения от центра к дому- по Кутузовскому проспекту, он получает на мобильный СМС от Наташи Рекудановой о том, что она будет ждать его на станции метро Маяковская у бюста Маяковского в три часа дня. Итак, еще успев заехать домой и немного восполнить недосып раннего вставания, часа в два - весьма заранее, Эдуард едет на площадь Маяковского.

Припарковавшись у самого памятника- мордой авто к метро, Эдуард выползает из машины, некоторое время разглядывает ресторан "София", после чего, вынув из внутреннего кармана кителя (Эд в форме) темные очки, одев их, щелчком сбросив с левого подполковничьих ромбиков на рукаве несуществующую пылинку- идет к станции. У самой же прозрачной двери

ВХОД

Эда перехватывает Наташа.

-Ты здесь? А если бы я поехал на метро?

Некоторое время (судя по складкам на лбу Наташи) она думает, но потом, видимо, так ни до чего и не додумавшись переходит сразу к делу:

-У меня материалы Алексея.

Эд напрягается. Так вот раньше у него было время, теперь у него заботы...

-Материалы? И сколько их? Какие материалы?

-Разные, бумаги, книги тетради, компакт- диски. Что-то он мне поручал копировать, что-то копировал, сам, что-то просил уничтожить

-И что?

-Я ничего не уничтожила, думала- со временем это понадобится. Честно говоря, многое из того, что он не передал- я просматривала.

Ай да Леха!- думает Эдуард- ай да сукин кот! Мало того (Эдуард об этом был наслышан), что в его операциях гибли люди- как мухи (погиб и Саша Рекуданов), вот, теперь оказывается, что он во все это еще и Наташу втянул.

Наташа говорит, что надеялась на то, что через эти материалы узнает о том, как погиб ее муж.

-Ага , как же! - Эдуард берет Наталью под руку и не реагируя на клаксоны автомобилей поворачивающих на Тверскую ведет ее к своей машине. Затем они долго и многосложно выворачивают на Садовое кольцо.

Эдуард мнется, он не знает что делать. У станции метро Смоленская-2 (Филевской лини) он останавливается, выходит и приглашает Наташу в пиццерию - все обсудить.

-А что обсуждать-то? - спрашивает Наташа уже за столиком, пока делает заказ- тебе что?

То же, что и тебе...

Она хочет, чтобы Эдуард все забрал и избавил бы ее т того, чтобы об этом думать. Эдуард же начинает промывать кости Наташе- Ты не должна была лезть в эти игры! Алексей? Он себя погубил, и не только- он погубил всех, кто был с ним.

-Ты что, хочешь отправиться за ними вслед?

-И что же, скажи мне на милость , я должна была делать?

-Выбросить все! Порвать, разбить диски- сжечь!! - Эдуард понимает. что теперь, исключительно по старой дружбе должен выручать Наташу. Но чего это будет ему стоить? Куча (судя по всему) секретных материалов, за несанкционированный доступ к которым в архивах голову снесут- и где? У домохозяйки в Москве на квартире!

Официант (педераст из Германии) приносит большой кусок пиццы. Но- один. Наташа в этом очень напоминает Эду его собственную жену- она заказала еду только для себя, проигнорировав его слова о том чтобы сделать заказ - одного блюдо, но два раза.

Приходиться сидеть, и ковыряясь в зубах зубочисткой смотреть, как ест она. Наташа очень вежливо оставляет Эдуарду маааааленький кусочек:

-Есть хочешь?

-Уже нет!

Расплатившись, они снова бегут к автомобилю.

Эдуард в зеркале заднего обзора видит, что за ними пристраиваются, поочередно, мотоциклисты, и с сожалением думает, что день пропал.

По пути на московскую квартиру Наташи Эдуарду- как, видимо, ободрение вспоминается его маленькая, но все- таки успешная, почти блестящая спецоперация по уговариванию проверяющего Череды не делать доклада об осведомленности Эдуарда насчет секретных материалов по розовому усмирительному газу.

Еще в Дублине, переговорив с Чередой, Эдуард повел того на экскурсию в подвалы секретных лабораторий, где предложил ознакомиться с работами по аэрозольной бомбе и ее совместимости с розовым газом. Пока лаборант (агент Эда), прижимая к носу мокрый платок показывал Череде фарфоровый заряд с газом- Эдуард , незаметно зашел в сопряженное герметичное помещение- за стеклом, одел противогаз и спрятался за шкафом с мензурками.

Лаборант роняет хрупкий заряд на пол и Череда получает хорошую дозу "опыления". Удалив же с помощью фильтрующей вентиляции газ из лаборатории, Эдуард, сняв противогаз возвращается снова, одобрительно похлопав по плечу лаборанта- хорошо сработано, представление о повышении, считай, у тебя в кармане! - к стоящему в недоумении (но с блаженной улыбкой на лице) Череде.

-Товарищ Череда! Можно вас попросить об одолжении- ну и т.д.

Выкрутитесь как-нибудь... Скажите что материал по газу мной получен...

откуда надо.

Вас поймут.

08. Итак, сначала Наташина квартира. Кипы бумаг, книг, тетрадей и дисков летят в достаточно уродливый и грязный баул, который подходил по размерам для такого количества барахла. Затем они беседуют на кухне с мамой Наташи за кофием, но Эду неспокойно он ерзает и постоянно смотрит на часы. Через полчаса Эдуард и Наташа снова в машине- едут на кладбище, где похоронен Саша Рекуданов- за Александром еще числилось одно "лежачее" место- по наследству, так что Саша возымел полноценное место последнего своего пристанища, а не маленькую ячеечку для кремационной урночки.

Автомобиль едет медленно- и в этом не вина Эдуарда- он-то водитель хороший, просто старая "Победа" производства 2030 года ну никак не может выжать из своего движка больше, чем сто кэмэчэ.

Сцепление часто не "чувствуется" - вставил ты скорость, или нет, все еще на нейтральной передаче - так что несколько раз, жав на газ Эдуард заставляет машину просто реветь, а не передавать энергию работы мотора на колеса.

Но все рвано- думает Эдуард- лучше плохо ехать на машине, чем очень хорошо на автобусе. За Эдуардом, меняясь- один исчез, через минут пять появляется другой- постоянно пристраиваются (вдали, конечно, но все равно видно ведь!) мотоциклисты. Постовые на КПП долго смотрят во след машине Эдуарда, после чего начинают докладывать по рациям.

В конце же концов, еще издали видно- перед ними величественно и монументально начинает вырастать памятник- ангел воинского кладбища.

Эд въезжает в страшные черные ворота.

09. Пока Наташа - озираясь по сторонам- не смотрит ли кто- делает вид, что прибирается на могиле, Эдуард просовывает в указанном Натальей месте руку под могильную плиту- и извлекает документы, туда ранее упрятанные Наташей вместе с Алексеем.

Через какое-то время (компакт дисков много, Эду все кажется, что вот, уже последний, больше нету, ан нет- если просунуть руку еще дальше под плиту, там обнаружится еще пакет, потом еще, и в пакетах по несколько а то и по несколько десятков дисков) так вот, служащие кладбища замечают, что на могиле идет приборка и подходят разузнать у Натальи, почему она прибирается на могиле, тогда как уход за могилой заказан и проплачен уже лет на пятнадцать вперед, все аккуратно исполняется, и претензий быть не должно.

Претензий и вправду быть не должно потому как могила ухожена, блестит и сверкает черный с утра снова протертый гранит, да вот рука Эдуарда застревает под плитой при извлечении еще одной партии дисков, так что Наталье, прикрывая Эдуарда, приходиться изобразить, что ей не совсем нравится, как за могилой ухаживают.

-Но раньше-то у вас претензий не было!

-Это было раньше!

В конце концов, после нескольких минут непрекращающейся перебранки (а Эд все никак не может вынуть свою руку из под плиты, ему даже кажется, что руку кто-то держит) на шум прибегает молодой практикант- охранник, и, по неопытности просит всех предъявить документы.

Все лезут за документами. корочками и пропусками, охранник внимательно просматривает их, просвечивает идентификационным прибором, связанным с компьютером в помещении охраны кладбища, компьютер идет в сеть сверяя данные, после чего дает ответ: все в порядке.

Проверив так всех, охранник поворачивается к Эдуарду и вот ровно в этот момент того отпустили

и он, от прилагаемых усилий нелепо падает на землю рядом с могилой. Июньская пыль висит мутью в прозрачном лесном воздухе-

Ух!

Пряча, на сколько возможно, извлеченные- в песке и глине документы от охранника, Эдуард достает корочки.

Те долго (слишком долго) проверяются компьютером- так что даже охранник довольно захмыкал, но вот когда пришел ответ...

Эдуард начинает всех строить:

-Курсант, а что это у тебя за автомат?

-А патроны у тебя заряжены?

-А почему у тебя не боевые, не холостые, а ритуальные заряды? - то есть у парня в магазине для патронов заряжены похоронные патроны- те, которые используются на последнем ритуале- громкий , но по тону звучания- очень приятный хлопок плюс небольшая. очень красивая синяя вспышечка.

-Какие выдали!

-Какие выдали? Р-р-разбереээээмся- сначала рыча, а после даже несколько блея говорит Эд, хватает под руку Наташу и они стремительно бегут к машине, провожаемые взглядами охранника и служащих кладбища, стоящих по струнке.

Совсем напоследок Эд спрашивает у курсанта- охранника, как его фамилия

-Безрученко! Товарищ подполковник.

-Безрученко, Безноженко, Безголовенко, Безхуинко...

Машина заводится не с первого раза, но потом резко рвет вперед, скрипят тормоза... Эдвард включает в машине кондишн, отчего гаснут лампочки подсветки на приборной доске.

Наташа же просит (под руку, это не может не раздражать)

Не гони

10. В машине Эдуард говорит, что диски после извлечения из такого "тайника" нужно в стиральной машине стирать. Некоторые из них выпали из коробок и просто так долго валялись в земле, на морозе и в жару, под этой плитой. Наташа отвечает, что им приходилось всегда действовать быстро, потому как их с Алексеем частые появления на кладбище- они так думали- не могли не вызвать подозрений у охраны.

К началу комендантского часа Эдуарду удается успеть подбросить Наташу до дома и вернуться к себе. Затем он- к неудовольствию Любы (она ходит туда- сюда, желая выяснить, когда же Эд уделит ей внимание) до полночи беседует с Дублином о том, кто такой этот Оливер Кромвель.

Ночью в спальню к Любе и Эдуарду (очень, кстати не вовремя) приходит дочь Маша, говоря что ей страшно, потому как в ее комнате сидит какой-то солдат...

Люба говорит, что это ей приснилось, а Эдуард думает какой бы костюм надеть завтра, когда он поедет к родителям Алексея.

11. Утром же, желая развеять ребенка (Маша упорно говорит, что ей ничего не приснилось, что она видела какого-то дядю у себя в комнате), Эдуард едет вместе с дочерью в ЗООПАРК. Там же, планируя дальнейший день- что делать после того, как отвезет дочь в садик, он, стоя напротив вольера со слонами, на некоторое время отворачивается от дочери, чтобы позвонить из телефона- автомата по карте (мобильный Эд забыл в мундире, а оделся он в тот день в темно- серый костюм).

Эд выяснил у мамы Алексея, что к ним напроситься в гости лучше всего на следующий день с утра...

-Хорошо!

Эдуард поворачивается к слонам (те безбожно на виду у публики оставляют помет на полу вольера, короче говоря- *рут) и в следующий момент от своего ребенка слышит:

-Пап, а правда, что слонами вы называли немецкие самоходные орудия?

Слишком глубокие познания для ребенка такого возраста.

-А ты откуда знаешь?

К ней подходил дядя военный, в каске и с автоматом.

И это (ребенок начинает сердиться- его словам не верят- это расстраивает Машу) не дядя милиционер и не дядя- охранник, это дядя в черном мундире

Конечно, его зовут дядя Леша

И, видя что папа пристально рассматривает толпу посетителей зоопарка, ребенок добивает:

Не ищи его.

Он сам тебя найдет

12. Затем Эд парится в библиотеках и по книжным магазинам насчет Кромвеля. В библиотеках книг много, но они слишком специфические, занудные и в основном обсасывают определенные стороны жизни Оливера Кромвеля, не давая представления об этом человеке "в общем".

В книжных же в разделах "популярная история" интересующие Эда книги есть, но за них приходится расплачиваться собственными кровными отпускными деньгами.

До самой ночи Эд читает, а потом, едва заснув, снова вынужден вставать, потому как ребенок опять не желает спать один. Затем Эдуарду снова приходится пережить беспокойную ночь, с чаcтыми просыпаниями, вслушиваниями в тишину ночи... Но на сей раз просыпается не он один только, просыпается так же жена.

Люба говорит что скорее всего в доме завелись мыши.

Постоянно кто-то скребется. Да, но это не скребыхание мышей, это шаги. Подкованные подошвы солдатских ботинок скрипят, царапая паркетный пол на кухне. Эдуард цепенеет от страха и крепко сжимает рукоять пистолета лежащего под подушкой. Он хочет уснуть, и в конце концов это ему удается.

Утро же было ярко- солнечное, все пошли на кухню завтракать, а ночные страхи быстро забылись.

13. Эдуард стоит у зеркала в одних трусах. Маленький, коренастенький, плотненький, мускулистенький. Он улыбается: ах, красавец мужчина! Показывает своему отображению кулак, после чего встает в боксерскую стойку: сейчас как дам... больно- зашатаешься! Он одевает очередной серый костюм, не забывает вынуть из мундира мобильный телефон и ставит тот заряжаться.

Потом он провожает до дверей жену и дочь а сам- наверное только во второй раз с тех пор, как живет в этой квартире- выходит на балкон.

У-у-ух!- даже не подходя к ограждению у Эда уже подкашиваются ноги от страха высоты- сверху- огромное небо, по которому быстро бегут рваные облака, впереди- чуть больше обычного- примерно до уровня груди роста обычного человека балконное ограждение- где-то метр в высоту кирпич, остальное- несколько параллельных, блестящих металлических труб.

Эдуард смотрит вдаль и на какое-то мгновение ему даже кажется, что он взлетает. Затем следует сильный порыв ветра, портящий всю прилизанную и пригеленную прическу Эда, и на какой-то миг Эдуарду даже кажется, что он вот- вот улетит, поднятый ветром с балкона вниз...

И он бежит к дверям в спальню. Там, сев на кровать он думает что зря в одной из "однушек", все окна выходят только на балкон- и уходит в сопредельную квартиру, где окна смотрят на проспект, а лоджия значительно меньше, но от этого- значительно уютнее, такая себе еще одна, очень мелкая и холодная комната.

По пути из коридора на кухню, Эд захватывает трубку телефона. Дублин не на связи, что-то происходит, но что- непонятно. Эдуард бежит к телевизору- так и есть! В Ирландии какие-то очередные волнения, что достаточно удивительно для Эда, потому как он-то считает, что всех основных бунтовщиков в Ирландии уже прикормил, взял под контроль в том числе и тем, что дает им денег. Деньги в обмен на мир и подконтрольность. Эдуард начинает волноваться, не затронут ли эти повстанческие выступления и его самого- должен был ведь предупредить, знать что происходит.

На экране мелькают улицы Ирландских городов и селений- и везде одно и то же - толпы какой-то молодежи вступают в бой с нашими солдатами, кучкующимися в основном за бронетехникой, лениво и редко постреливающими в сторону разбушевавшихся пацанов. У каждого солдата при себе сумка с противогазом. В картинке, передаваемой из Дублина- высоко в небе на заднем плане пролетал разведывательный вертолет.

Как не вовремя! Эдуард думает, что пора паковаться в обратный путь на работу.

14. Эд спускается вниз в большом изнутри металлическом лифте слегка рифленый металл, зеркала, лифт настолько большой, что в нем по бокам расположили ряд откидных мягких лавочек малинового цвета. Все же это приглушенное, таинственное освещение лифта и то, что пока Эдуард едет сверху вниз- не так как обычно- в лифт почему-то никто не заходит- снова заставляет его чувствовать что-то, что он уже пережил этими несколькими "буйными" ночами в своей новой flat. Эду кажется, что рядом присутствует что-то чужое и злое, настроенное против Эда и желающее его гибели.

Выйдя на улицу, Эдуард видит, что пока он спускался в лифте, погода сильно испортилась. Над городом нависли черные низкие тучи, и выйдя из подъезда, Эдуард поворачивает к двери ведущей в подземный гараж.

По пути в это самое пресловутое Бибирево Эда снова захлестнули воспоминания- "кризис метро" произошедший в Москве в то время, как Эдуард учился в училище- тогда курсантов массово снимали с занятий и отправляли в подземку- регулировать движение пассажиропотоков, следить за порядком и за тем, как люди заполняют вагоны. Матерясь, сцепившись локоть в локоть курсанты живыми цепями давили на людские массы, затрамбовывая народ в вагоны, очень часть приходилось применять ноги- Эдуард никогда не забудет как упершись сапогом в чью-то ну очень большую жопу, пропихивая последнего человека внутрь, сам чуть ли не уехал с тем же вагоном, когда двери зажали солдатский сапог Эда. Выручили товарищи. А Эдуард не на шутку испугался. Первым вырвавшись из живой цепи к дверям рванулся Саша Рекуданов.

Затем, по вечерам когда в вагонах становилось более- менее свободно - то есть не в час пик, курсанты по трое- четверо проходили по вагонам составов, резиновыми дубинами убеждая слишком широко раздвигающих ноги мужчин не занимать более одного места. Часто возникали потасовки, иногда приходилось вступать в неравный бой. Еще некоторые "недовоспитанные" подростки, разъезжавшие группами часто провоцировали своим поведением курсантов к "принятию мер" и по- началу с такими было очень трудно. Были даже курсанты, которые надолго после драк с такими попадали в больницы, но все изменилось с тем, как курсантам выдали резиновые дубинки с электрошоком - обладая таким мощным оружием курсанты даже будучи численно в меньшинстве всегда оказывались победителями- стоящими гордо посреди навалов тел, скрюченных и корчащихся а так же испускающих пену как при падучей.

Затем... Затем поезда стали ходить гораздо чаще, построили более вместительные вагоны с разделением мест таким образом, что широко ноги раздвинуть стало просто невозможно и все пошло по старому.

Но эти героические три месяца не забудет ни один курсант. Парням разрешили пробовать командирские способности на населении и они, обрадованные, отрывались по полной. К примеру Тарасенко очень любил дежурить у эскалатора- подгонять народ и убеждать всех становиться по двое на одной ступеньке без интервалов. Тарасенко вопил, что

-Вы свиньи! Куда прете, быдло? Быстрее, быстрее, трясите своими задницами, недоумки!

Когда же кто-то пытался возразить ему, что он, дескать ведет себя недостойно, Тарасенко начинал орудовать своей дубиной.

15. Бибирево... припарковавшись специально на удалении от дома родителей Алексея Эдуард решил пройтись. Тихое и мирное сейчас Бибирево, райончик на севере столицы, который на сегодня настолько тих и мил, занимает по преступности предпоследнее место в Москве, так что даже исключен- и уже давно, из графика обязательного военного патрулирования, впервые предстал перед Эдом совсем не таким, как сейчас. Это ныне здесь вокруг больших и очень старых многоэтажных домов пристроились садики и даже огородики жильцов за милыми и незамысловатыми заборчиками, украшенными горшками с цветами, заборчиками, плетение которых часто- часто перекрываются вывесками первоэтажных небольших открытых кафешечек со столами на улице. Нет! раньше это был совсем иной район, и для того. чтобы он стал тихим и абсолютно неагрессивным курсантам Эдуардового училища, как и ему самому, в свое время пришлось очень постараться.

Все дело в том, что то время, как Эдуард и компания учились всего на первом курсе училища, в Бибирево произошел большой подростковый бунт. Вынужденная мера- по причине слишком частого раннего вступления подростков в половую жизнь, которую предприняло правительство - снижение срока обязательного приема таблеток "антисекс" привела в свою очередь к образованию в Москве нескольких коммун, состоящих из подростков и людей юношеского возраста. Новоявленные миру коммунисты жили не признавая норм и стандартов, к которым их хотело привести общество и правительство. Ребята вовсю употребляли наркотики и алкоголь, курили а так же участвовали в многочисленных, а иногда и однополых оргиях, из- за чего заболеваемость венерическими заболеваниями в среде коммунистов возросла чрезвычайно.

Ну так вот, в тот момент, когда лидеры нескольких московских коммун собрались на свой первый, и как потом оказалось, последний съезд (а коммун на то время было уже больше двух десятков в одной только Москве, иногда в них было по полторы тысячи человек)- в общем. лидеров коммун арестовала милиция на съезде и препроводила в специальную- для подростков тюрьму. В ответ на эту акцию коммунисты вышли на улицы и стали строить баррикады, часто тем самым перегораживая движение транспорта. И если в других районах города все эти баррикаден были быстро демонтированы, а коммунисты получив иногда по заднице ремнем от милиционеров, разошлись по домам и притихли, то в Бибирево коммуна численностью около восьмисот человек устроила большущий погром и многочисленные поджоги. Подростки разгромили в "зоне своего влияния" все магазины, все кафе и рестораны, подожгли около двухсот легковых частных автомобиля, после чего зажили "коммунистической" жизнью, окопавшись в здании крытого рынка на улице Пришвина. Дежуря на баррикадах, время от времени нападая на уже обессилившую милицию, они в конце концов настолько разгневали товарища Главного, что тот приказом, отменив летние, так долгожданные каникулы бросил против одних подростков- коммунщиков, других подростков- курсантов начальных курсов военных училищ.

С самого начала курсанты были уже на взводе и очень сердиты на коммунщиков- из- за отмены и так не очень долгих каникул.

Но все же, окружив плотным кольцом здание рынка и прилегающие к нему "коммунистические" территории, численно не уступая "противнику", поначалу курсанты успехов не возымели. Приказ "разогнать" подростков за первые три дня операции так выполнен и не был. Все дело в том, что курсанты применяли милицейскую тактику разгона демонстрантов- с щитами наперевес, отсекая от общей массы небольшие группы подростков, после препровождали их к зарешеченным автобусам с милицией по одному. Да и командовали курсантами вначале милицейские чины, курсантам не свои. После же трех дней усилий, повязав таким образом немногим более тридцати подростков обоего пола, отправив примерно двадцать своих человек в больницы, начальники училища решили взять руководство операцией на себя.

Тем временем обстановка становилась все более угрожающей, потому как примеру биберевской коммуны вознамерились последовать и некоторые другие, воодушевившись "боевыми успехами" коммунаров в Бибирево. Итак, на четвертый день осады коммуны руководство училища пригнало к месту столкновения милицейские бронемашины с мегафонами, и, включив на полную катушку трэш-вариант гимна России, который так нравился молодым курсантам (по иронии судьбы, этот вариант гимна был специально в свое время написан для подростков)- погнало курсантов на приступ, надеясь решить дело одним сильным и яростным ударом. Милицейские штучки больше не применялись, и, идя на коммунщиков, курсанты должны были драться с теми фактически стенка на стенку- кто сильнее. Курсанты имели на себе каски, были защищены бронежилетами, имели щиты, но по сравнению с бунтарями- подростками были слабо вооружены- всего лишь резиновыми дубинками. Коммунщики же дрались в основном прутьями железной арматуры и металлическими трубами, предварительно, прежде чем сойтись в рукопашную забрасывая курсантов бутылками и камнями.

Штурм же, предпринятый курсантами в тот день хоть и был более успешным- удалось задержать уже около пятидесяти человек, но все же далеко не окончательным. Кроме того, один из курсантов в тот день погиб- пробившись в самую гущу коммунщиков парень был окружен со всех сторон и избит так, что после скончался в больнице.

Совсем рассвирепев, уже на следующий день (тогда был еще издан приказ по училищу о временном неупотреблении "антисекса"- для большей злобности) курсанты, в основном пьяные в дупель (на это то же временно руководство закрыло глаза), при громыхании гимна и поддержке водометов (которые очень скоро пришлось эвакуировать из под града зажигательных бутылок) с разбегу вонзились в толпу коммунщиков настолько сильно , что почти достигли было защищаемого подростками рынка- но, не выдержав ответного натиска были вынуждены отойти. В тот день, как и накануне, окруженный подростками погиб еще один курсант училища.

Эдуарду запомнился больше всех именно этот день- тогда, будучи дежурным командиром отделения, Леха Тарасенко, тоже предварительно "усвоив" подряд три банки пива (он еще тогда было стал наезжать на Минаева, но друзья его оттащили), будучи вообще по натуре выпендрежником - решил блеснуть перед училищем крутизной и, шваркнув об асфальт каску, сбросив жилет и выбросив резиновую дубину, взял металлический прут- и повел в атаку свое отделение, за которым побежали вскоре- без команды, нестройно, и некоторые остальные. Сходу захватив первую баррикаду (за ней до рынка было нагромождено еще три баррикаден- кольца из хлама) Тарасекно, встав на ней, на виду у всех разорвал на груди у себя солдатский китель- и снова погрузился в кипящую кровавой дракой толпу.

Видя же, что пошедшие в атаку без приказа пятьдесят курсантов уже окружены, все остальные курсанты. без предварительной подготовки и приказа так же поспешили на выручку своим товарищам. Лихие храбрецы были спасены, а захватывать никого из коммунщиков курсанты в тот день не стали- им было достаточно и того, что те и без арестов десятками распределялись "скорыми" по больницам Москвы. Последним из драки вытащили Алексея- сбитого с ног, избитого, с пробитой головой- личный жетон прилип к окровавленной груди

но счастливого и блаженно улыбающегося

Больше Алексей в этом мероприятии участия не принимал. Лишь через месяца два, после того уже, как удалось отгулять продленные руководством каникулы, сам инструктор Орлов выдал Тарасенке новый китель, сказав, что если тот и дальше будет так относиться к казенному имуществу, то сядет на губу. Но Леха все равно еще долго носил на себе тот самый старый, наскоро и плохо им самим залатанный китель.

С тех пор, пока вся заваруха не закончилась, у курсантов стало модным- бежать в драку раздевшись по пояс, без каски с щитом в одной руке и металлическим прутом- в другом. Учителя же слова против не сказали. А инструктор Орлов, напротив даже подбадривал своих говоря им: Ай молодца- орлы, будущие защитники (пир этом правда почти никто не слышал того, что Орлов еще добавлял к сказанному- но более тихим голосом: шкеты, блин, качки бухенвальдские!)

На шестой день успехи училища в деле наведения порядка в Бибиреве были еще более впечатляющими- атаковав коммунщиков рано- рано на рассвете, курсантам удалось выбить из строя около двухсот бунтовщиков- примерно сто уехали в машинах скорой помощи и еще примерно столько же были арестованы на месте после короткой стычки. Подростки к тому времени были уже порядком обессилены несколькими бессонными ночами, недоеданием, обезвоживанием организма, алкоголем и табаком. Эта атака на баррикады сопровождалась мощной поддержкой нескольких водометов, газовой атакой и залпом пластиковых пуль.

Некоторые коммунщики к тому времени уже устали настолько, что просто поднимали руки вверх и сдавались. Таких просто- под ручку сопровождали к автобусам. Особую агрессивность проявляли захваченные коммунщицы- девушки, которые рвались драться не смотря ни на что и бились до последнего- так таких по- джентльменски носили к автобусам на руках- один курсант за ноги, другой- за руки. Еще эти девушки- не смотря на то, что их брали под арест часто прикалывались над курсантами, крича им : "Ай, насилуют! Невинности лишают!!" В милицейских же автобусах вежливо, но очень настойчиво коммунщиков заставляли употреблять успокоительное в больших дозах, после чего , опустошенных и обессиленных их развозили по разным КПЗ тюрем города.

На седьмой день (а он был решающим- с руководства училища уже стали спрашивать- чего это, мол вы, целую неделю возитесь?), видимо желая поднять боевой дух своих товарищей, некоторые еще свободные девушки из коммунны, встав на баррикады, стали показывать курсантам...

это

а некоторые (даже!) где-то научившись писать по- мужски пописали (правда, против ветра) в сторону будущих офицеров.

И тут настал час Эдуарда! Возмущенный таким зрелищем, то же поддав хорошенько (накануне он был у Лехи в больнице- этот визит к другу расстроил Эдварда- Алексей был откровенно плох) Эд показал коммунарам свой аргумент и так же пописал в сторону врага. То же самое за ним сделали и многие остальные курсанты. Затем, сильно возмущенные тем, что девицы с баррикад стали показывать им свои сиськи- в основном жалкие, обвислые и хилые, но, иногда... просто великолепные! - курсанты ринулись в последнюю атаку, но уже не так, как раньше- длинной цепью а в один ряд, а мощным клином. Таким образом "нашим" удалось ворваться на территорию рынка уже через пятнадцать минут, так и не потеряв ровности своего строя! Затем было побоище на рынке, во время которого один из курсантов- по заданию учителей- заложил в обувном бывшем магазинчике напалмовую гранату с часовым взрывателем- и, будучи командиром атаки- приказал отход.

Через минут пятнадцать начался сильный пожар, во время которого, к счастью, никто не погиб. Наглотавшиеся дыма, иногда со слабыми ожогами коммунщики выбегали с рынка прямо в руки курсантов. Девиц же, которые демонстрировали курсантам свои пипки вели к автобусам уже не по джентльиенски, а "жестко" - за волосы, а одну- особо агрессивную (Эд это видел сам!) курсант (один) тащил за ноги так, что девушка волочилась по земле, ударяясь своей лысой головой о бордюрные камни. Двух визжащих сучек- по одной в одной руке, намотав их длинные волосы на руки, довольный, куря на ходу сигару препровождал инструктор Орлов. Еще до самой ночи от бибиревского рынка увозили заарестованных и избитых- в каретах скорой помощи подростков.

Бунт был подавлен. Всемосковского выступления не получилось, а коммунны были строго- настрого запрещены. Зачинщики и активисты коммунного движения были кто посажен в тюрьму, кто в психушку, кто досрочно пошел в армию- на стройки, на сельхозработы, а некоторые и на войну. Военкоматы загребали всех парней из коммунщиков, не смотря на возраст.

-Тринадцать лет? Сорок пять кило? Да ты посмотри на себя- на тебе пахать можно. Ты весишь чуть меньше чем артиллеристский снаряд- значит, по Уставу, можешь такую массу таскать, значит- путь тебе, паря, в артиллерию! В Мухосранск Мухозадрищенской области! Заряжать САУ.

Подростки еще долго не могли успокоиться и еще много раз проводили- но уже без резких колыханий различные демонстрации и пикеты в центре Москвы. Поначалу все это грубо разгонялось, но через какое-то время правительство сделало очень правильный и хитрый ход- митинги, демонстрации и пикеты были разрешены, и их даже можно было проводить без предупреждения, без того, чтобы заранее сообщать когда и где они состоятся.

Окруженные заботой, вниманием телевидения и прессы, вниманием правительства- зимой во время пикетов молодежи бесплатно раздавали горячий чай и хот-доги-(только не болейте!) коммунное движение, выпустив пар, успокоилось и быстро сошло на нет.

Когда можно -уже не интересно.

Так что подросткам пришлось побросать свои плакатики, типа : "Россия! Ты теряешь своих детей!"- в лужи и оправиться заниматься более полезными делами. С тех самых пор активного молодежного протестного движения в стране больше не наблюдалось.

ЧАСТЬ 3.

СНОВА МОСКВА.

01.Весь погруженный в воспоминания Эдуард наконец подходит к подъезду номер шесть дома номер четыре и вынужден наблюдать следующую сцену: бодренькая старушенция отчитывает нескольких молодых людей за чрезмерно шумное поведение, а молодые люди отвечают бабушке:

-Бабулик! Будь благословенна! Пусть у тебя все будет хорошо, не волнуйся, дорогушечка,- и удаляются. Бабуля делает: Тьфу! - и, развернувшись, заходит в подъезд, а Эдуард, улыбаясь, спрашивает бабушку, не может ли он зайти с ней...

И узнает, что вести себя гипервежливо - это просто очередной модный молодежный стеб.

Итак, рано утром Эд уже на квартире Лехиных родителей - они собираются на работу, а по ходу дела (сами-то они пьют чай) Эдуард подвергается "плотному завтраку" из жаренной картошки и салата оливье. Этот старый и традиционный франко-российский салат с определенных пор повергает Эдварда в недоумение: во Франции оливье - совершенно иной салат, чем в России. То, что в России называют салатом оливье- во Франции называется русским салатом, а то, что в парижских ресторанах подают как салат оливье - совершенно не то же самое, что в России.

Эдуард объясняет родителям Алексея причину своего визита и просит никому об этом не говорить. Эду немного неудобно просить у них позволения рыться в вещах сына- но что делать. Он хочет обезопасить Наташу Рекуданову от возможных осложнений, он должен получить все материалы, которые Алексей держал у себя дома - среди материалов (как казалось Эдуарду) вполне могло быть нечто разоблачающее Наталью. Родители рассказали, что Алексей не редко жил у них в своей комнате и часто приносил какие-то бумаги, о которых говорил, что это по работе- пусть хранится. Родители в бумаги не заглядывали, это успокоило Эда.

-Там ведь нет, надеюсь, никаких секретов?

После непродолжительной беседы Эд получает ключи от квартиры (будешь уходить- не забудь запереть на оба замка) и от дачи, где тоже были какие-то бумаги. Эдуарда родители Алексея знают давно, пару раз, еще участь в училище, он ночевал у них и, как друг Лехи, пользовался большим доверием. Закрывая за ними дверь, Эд обещает завтра вернуть ключи- и, заварив чайку- идет в бывшую комнату Алексея.

Здесь все как и прежде- портреты нескольких бывших великих на стене, а на письменном столе стоит все тот же старый бронзовый бюстик Сталина. Бюстик этот был изготовлен еще в те времена, когда СССР означало не союз славянских суверенных республик, а нечто иное, но Эд уже и не мог вспомнить, что...

Теперь он приступает к обыску, как его в свое время учили на специальных курсах, обыск на квартире, пока нет хозяина, но он еще вернется - все вещи нужно пересмотреть, что-то можно даже забрать, но хозяин не должен догадаться, что его обыскали. Правда, у Эда больше свободы действий- он кидает в свою сумку все, что по его мнению имеет отношение к делу... Постепенно сумка заполняется. Эд выпил на кухне минералки, постоял у окна, глядя на здание школы на противоположной стороне улицы, оставил записку с благодарностью и с перечнем того, что он забрал и отправился на дачу родителей Тарасенко под Дмитровом.

По дороге он проезжал мимо несколько аварий. Вокруг бегали медики, милиция с мигалками... Люди, накрытые с головой окровавленными простынями, учуяв проезжающего мимо Эдуарда, привставали с носилок, провожая его встревоженными взглядами...

Все это остается незамеченным - пару километров Эд мчится со скоростью аж семьдесят километров по МКАД, после чего "изображает финт" на эстакаде ведущей к Дмитровскому шоссе.

02. Дача охраняется лишь старым электронным устройством пропуска в железных воротах забора вокруг участков, и с этим Эдуарду везет - ЧОП не пропустил бы Эда на частные участки без соответствующей бумаги, не смотря ни на какие "корочки".

Зато рядом есть соседи, которые довольно долго разглядывали сквозь сетку-рабицу Эда, наконец вспомнили его и пригласили в гости. Осложнения не нужны и он принимает приглашение - а потом еще долго отказывается от предложения выпить "ликерчику"..

Часа через два...

-А вот в наши годы (соседи- в том же возрасте, что и родители Тарасенко)- такой техники, как у вас не было...

Ни тебе индивидуального лазерного целеуказателя на каждом, даже рядовом пехотинце, ни тебе спальника с подогревом, а что уж говорить о полевых сортирах с унитазами и биде!

Чтобы выбраться от гостеприимных соседей, приходится врать, что в отпуске решил помочь родителям товарища по училищу и выполняет их поручения - вот... приехал.

В доме Эд сразу отправляется на второй этаж- в лехину комнату. На даче та же мебель и в том же расположении, что и в Москве (просто старую вывозили на дачу, заменяя ее почти точно такой же, но поновее) с той лишь разницей, что на даче под письменным столом не было сейфа (тогда Эд целый час с сейфом возился, а внутри обнаружил лишь старый носок и початый рулон туалетной бумаги). Итак, снова бумаги, папки с тесемками с бумагами и пара очень поцарапанныхх компакт- дисков. Все.

Эдуард включает настольную лампу, садится на расшатанный стул перед обшарпанным письменным столом, приступает к изучению... пока он читает, на улице снова небо заволакивают свинцовые низкие тучи, но дождь не идет.

Становится темно, и гаснет свет.

Эдуард придвинулся ближе к окну и продолжил чтение, не без труда вставив себе в глаза линзы, которые почти никогда не надевал - в них становился похож на маньяка.

03. Пока читал, Эд почувствовал дискомфорт.

Его боковое зрение посылало в мозг сигнал о том, что, в комнате произошли кое- какие изменения. Эдуард встрепенулся, и оцепенев от страха, стал медленно поворачивать голову в сторону большого черного мягкого кресла из кожзаменителя в углу комнаты, там кто-то сидит.

Вспышки красных огоньков напоминало мигание лампочек на сетевом устройстве для компьютерной интрасети.

Алексей...

-Здарова! - он улыбается на все свои двадцать восемь ровных, но очень бежевых со штифтовыми вставками и металлическими фиксами зубов, и сразу, с места в карьер, выкладывает своему бывшему другу, что основная масса материалов, которые Эд надыбал у Наташи , в квартире на Филевском парке, в Бибирево, на Сашином кладбище - туфта

-Я просто загнал "в цифру" кучу бумажных материалов, а так как все происходило по моей лености достаточно медленно, то на очень многих дисках - одна и та же информация, к которой, по сравнению с предыдущим диском есть ма-а-аленькое какое-нибудь дополнение.

Да и что там за материалы?

Попытка объяснить с помощью формул, химии и психологии то, что объяснить таким образом нельзя...

Алексей показывает рукой на пыльный, старый, немного побитый молью, висящий на стене ковер:

Как думаешь, зачем он там?

Эдуард высказывает мнение, что мол- дача у вас

-У них теперь, Эдвард, у них...

-Так вот, дача на втором этаже это - каркас из бруса, обшитый с двух сторон вагонкой, и все - таким образом с помощью ковра несколько утеплили стену...

-Никак нет- говорит Алексей, уже начиная растворяться в воздухе- просто ковер, хотя бы слегка, кое- что скрывает...

Леха растворяется в воздухе, зато включается свет.

Соседи стали срочно, пока снова не отключили электричество, поливать из шланга сад и цветы, а Эдуард демонстративно, чтобы соседи видели, идет к одноэтажному брусчатому хозблоку за гвоздодером, пассатижами и молотком...(алиби визиту - что-то чинил)

04.Эдуард снял ковер, отодрал вагонку и обнаружил большое, от кровли до внутренней стороны потолка первого этажа, неиспользуемое пространство. Посветив фонариком, пошарив лучом света туда-сюда он нашел одиноко стоящий старый обшарпанный Лешкин чемодан в шотландскую клетку. Чемодан открыл с помощь гвоздодера, извлек кучу компакт дисков и пару старых небольшого объема флешек. Эд рассовывает добычу по карманам, предварительно рассмотрев надписи на компакт- дисках и ярлык, привязанный к флеш-карте на ниточке.

Что это? Странные названия, но ему кажутся знакомыми - "Черный лес"... Чего стоит название "Черный крест"? Это шутки, или серьезные военные или разведывательные разработки? Проект "БОМБА", переименованный после в проект "Черная бомба"- странное название проекта, если учесть, что речь идет не об одной бомбе, а о теории "спаренного взрыва" с помощью двух бомб.

Эд читает, светя фонариком

...Пашкевич, Мирошниченко, Ткаченко, досье на них, бумаги о движении людей к проектам и обратно, чаще всего в крематорий или на погребальный солдатский костер. Заметки о "Черном лесе", контейнеры с каким-то порошком.

Эд не знает, что делать, и, перевернув чемодан вверх дном, слегка трясет его- чтобы удостовериться, что в нем больше ничего не осталось. Из под обшивки выпадает конвертик. На нем нервной дрожащей рукой Алексея было написано: "П. НЕ ВСКРЫВАТЬ!!". Что там? Пошарив еще и под внешней обшивкой чемодана (на одной стороне был еле заметный порез) Эд извлекает толстую ученическую тетрадь в клетку. Это что-то вроде интимного дневника:

Я привязал ее к кровати...

Я запендюрил ей...

Согнув тетрадь вдвое Эдуард и ее засовывает во внутренний карман пиджака.

05. Лежа на крохотном диванчике в комнате, находящейся через стену от комнаты Алексея, Эд всю ночь слушал барабанную дробь дождя по металлочерепичной крыше. Утром дико раскалывалась голова - Эд даже не вспомнил, что была суббота. Поэтому несся в Москву, желая успеть вернуть ключи родителям Алексея до их ухода на работу.

Ночью ему снился огромный дом с большой и ярко освещенной залой в центре. Там было полным полно народу- и все знакомые да друзья Эдуарда. Совершенно не смущаясь, Эдуард встречает там даже тех, кто давно умер или погиб. Улыбаясь, протягивая кому-то из них руку, Эд все- таки спросил, что это за комедия была с его похоронами? Тогда товарищ ответил, что он на самом деле умер, да вот "оттуда" время от времени отпускают в отпуск- погостить. Эда обрадовало это, он подумал, что, значит, когда он и сам умрет- сможет иногда посещать своих живых родных и близких. Здорово! По мере же того, как все общаются и хохмят Эд начинает чувствовать некое напряжение и даже беспокойство и страх. Дело в том, что свет очень-очень- очень медленно начинает гаснуть, и ослабевая, все больше побуждает Эдуарда уйти из этого дома, найти выход. Он в одиночестве отправляется искать выход из дома, но напрасно -многочисленные коридоры, соединенные с большим залом, где люди весело тусуются, все оканчиваются тупиками. Стены, завалы мебели, закрытые двери. На эти длинные коридоры нанизаны комнаты, в которых никого нет, но происходит нечто странное, даже страшно туда зайти - мелькание теней, вздохи, негромкие вскрики, шорохи и скрежет. Время от времени- по мере того, как Эдуард ускоряет поиски выхода из дома (свет-то гаснет!) - ему приходится возвращаться в зал. Никто не понимает, зачем он ищет выход. Кто-то из живых знакомых подходит к Эдду и просит прекратить поиски. В зале воцаряется полутьма, Эдуард бежит в последний коридор, который еще не успел осмотреть. Там света еще меньше. Он упирается в тупик созерцает абсолютно черную (на нее не падает хоть сколько- то света) стену. Эдуард снова возвращается в зал, чтобы увидеть множество горящих красных глаз - и вот, все погружается в кромешную тьму.

Не мудрено, что после такого сна, не побрившись, не умывшись и (даже!) не почистив зубы, Эдуард прихватив чемодан с материалами Алексея, бежит к машине.

На съезде на Дмитровское шоссе Эд видит очередную аварию. Окровавленные тела погибших еще не успели накрыть, и они машут руками со скрюченными пальцами в след Эдуарду, но он опять ничего не замечает. Не замечает той страшной темной воронки в которую его медленно, но неумолимо затягивает.

Теперь он не просто человек делающий то, что должен. Отныне ЭД обладает неким знанием, и одному Богу известно, насколько хорошо это для Эдуарда. Дай же Бог, чтобы все это как-нибудь обошло его стороной!

06. Дома Люба конечно распекает Эда за ночевку "не знамо где".

-Хотя бы позвонил!

Но Эд отвечает, что мобильный телефон забыл, потому что поставил его на зарядку.

А Люба начинает говорить о том, как устала, что в доме постоянно шумят эти мыши, что накануне вечером приезжали из службы по борьбе с грызунами и долго втолковывали ей почему мышей нет и быть не может, но как только эти люди уехали, мыши начали скрестись снова!

Эд предлагает купить кота. Сам же пытается представить себе жизнь в одной квартире с этим животным и от одной только мысли об аллергии ему становится дурно. А есть ли в доме "Тавегил"?...

Когда же Эдуард пытается набрать дублинский телефон Полковника, Люба выдергивает провод из розетки.

-Я взяла несколько отгулов за свой счет, ты можешь хотя бы последнюю неделю своего отпуска провести со мной?

Эд согласен, но сначала ему нужно заняться делами. Вывалив на пол спальни все содержимое "дачного" чемодана Алексея, Эдуард начинает сортировку бумаг. Он помнит то, что есть на компакт дисках. Какие-то бумаги можно уничтожить, лучше всего сжечь. Личный дневник Алексея- откладывает в другую сторону, почитаем... Неожиданно из тетради выпадает фотография. Эдуард поднимает ее и начинает разглядывать.

Старые знакомые! Так вот кого Алексей...

Тамс- тадамс- тадамс- скрипят пружины дивана- эскадрилья- на взлет!!

В общем, Эд хорошо знал эту девушку. Когда-то один паренек из училища, по фамилии Нодель (Феликс!- громко, как будто вокруг все глухие, всегда представлялся он - лучезарно улыбаясь на все свои зеленые зубы) скорефанился с музыкальной группой из курсантов. Группа, называлась "Морской парад" - при чем здесь пехота- одному Богу известно, такое название больше подошло бы морякам. Нодель предложил им сыграть песню, с его текстом, на музыку старой давно забытой немецкой группы начала века. Ребята покумекали и согласились. Тарасенко часто заходил к ним на репетиции в большой зал училища в качестве старого друга Ноделя. С Феликсом Тарасенко познакомился в газете училища, куда они периодически приносили свои стихи. Стихи печатали, но не все и не всегда. Однажды Эд увидел, что Алексей чем-то расстроен, а потом оказалось , что он поругался с главным редактором газеты из-за своего четверостишья

Всего Лимонова прочел

И сильно загрустил

Такой мне жизни не понять

Наверно я - дебил!

Ну так вот, Эдуард нечасто, но все- таки то же ходил на эти репетиции, хотя ему там и не очень нравилось. Ребята из группы на него не обращали вообще никакого внимания, делая вид что, заняты очень серьезным делом, а Алексей всегда общаться с Ноделем, напрочь забывая об Эдуарде.

Однажды, за неделю до выступления "Морского парада" 9 ноября по случаю годовщины Революции, Алексей стал говорить Ноделю, что все хорошо и красиво

Но только вот чего-то не хватает...

Два сапога- пара! -подумал тогда еще Эдуард озлобившись на невнимание к нему- то же мне творческий тандем- на четверть хохол и еврей!

Чего "не хватает", Алексей еще не знал. Нодель был рад выслушать от Алексея любые предложения. На следующий день, делая вид, что пережил чуть ли не творческое озарение, Алексей подошел к музыкантам (Нодель был рядом, что-то там шустрил с проводами) и заявил (весь такой творческий, блин, дрожал и размахивал руками), что не хватает женского голоса на подпевке фоном.

-Я даже текст придумал, что она должна петь!

Феликсу идея пришлась по душе и он, сын старых гб-шников, имеющих знакомых только г-бшников привел - чуть ли не на предпоследнюю репетицию, свою знакомую- девушку из семьи друга отца Ноделя, такого же как и он гб-шника. Внучка полковника Комитета. Эду девушка не понравилась - слишком нарочито скромно вела себя и долго (притом, что все были примерно на год ее моложе) всех называла на Вы. Пела она просто ужасно, хотя музыканты и Нодель аплодировали, скорее из желания ее подбодрить, чем от восхищения, а Алексей стоял в задумчивой позе, подперев рукой подбородок. То, что Девушка изображала, и что все согласились называть "подпевкой на фоне", скорее можно было назвать писком...

Время от времени писк срывался тонально вниз- тонкое: ииии- сменялось грубым: ооо!- пока писк не начинал звучать снова, - голос девушки опять проделывал путь снизу наверх.

Как бы то ни было .выступление прошло удачно, и Эдуард тогда еще подумал, что Алексей оказался прав - голос девушки, пусть и такой, сделал песню менее пресной.

Песня называлась довольно странно: "Туман", хотя в ее тексте упоминания о тумане не было никакого, скорее, песню можно было назвать "Ночь" или "Сумерки"...

Незаметно ночь подкралась

Все смешала, издевалась

Видя наши страх и боль

Высыпая в небо соль!

Постепенно нарастающий звук музыки, изобилующий эффектами шорохов, небольшими сбивками ритма и сильным, но не дребезжащим басом, создавал ожидание некоего неминуемого эмоционального взрыва

Звезды плакали, склонившись

Видя сверху, как угас

Старый город в нафталине

Где уже не встретишь нас!

После этих слов парень, игравший на бас-гитаре почти шепотом , но очень четко ( микрофон-то все усиливает) произносил:

Всем спать, спасибо!

Затем следовал следующий куплет:

Незаметно ночь подкралась

Тихо- тихо, словно мышь

Сном ужасным огрызалась:

Почему ты вновь не спишь?

И опять:

Всем спать, спасибо

Наконец начинала петь девушка, ее слабый голос аппаратурно усиливали, да так, что было слышно не очень приятное шебуршание - будто в микрофон кто-то дул:

Когда пройдет боль?

Когда придет смерть?

И происходил этот взрыв- не меняя ритма, громкость музыки достигала максимума, эффекты переставали звучать, и солист с сильным порывом выдыхал:

И когда смерть подойдет,

И с собой боль принесет,

Ты ничего не говори

А только в небо посмотри!

И когда наступит час, сам Господь

Разбудит нас

В том краю, где смерти нет

И где сияет вечный свет!

Затем снова пищание - "когда пройдет боль- когда придет смерть" - и новое, еще более сильное повторение последнего куплета.

После того, как музыка стихла, зал погрузился в гробовую тишину. Курсанты смотрели на преподавателей, а те не знали, как на это реагировать. Затем - преподы проснулись, неловко же было ничем не подбодрить выступавших- и послышались жиденькие аплодисменты.

Но это все так.... Фигня, ничего не значит. Главное - курсантам понравилось. Эд видел, как ребята подходили к музыкантам, курящим в рекреации, жали руки и говорили всякое такое приятное- понравилось. Во время выступления "Морского парада" в зале училища в качестве гостей присутствовали еще и преподаватели других училищ, которые, в свою очередь, попросили пехотинцев направить свою группу к ним. Репетиции пришлось продолжить, и девушка на подпевках еще около полутора месяцев регулярно ходила в училище.

07. Постепенно (и это все видели, только изображали, что не замечают) Алексей уже не пропускал ни одной репетиции и активно общался с девушкой, даже уж слишком. К примеру (что, кстати, запрещено законом), мог запросто взять ее под ручку, а она (поначалу) делала вид, что не замечает, а затем - и вовсе, что ей это приятно...

Дальше - больше. Алексей перестал заходить на репетиции, просто поджидал девушку у дверей зала (с другой стороны) и провожал ее до метро. Но и репетиции и гастроли "Морского парада" по военным училищам в Москве закончились, а еще через несколько месяцев у Алексея произошел трехнедельный перерыв в учебе.

Он тогда сидел в тюрьме и дожидался суда за самовольное беспричинное прекращение употребления "антисекса" с последующим совращением лица противоположного пола. На суде его оправдали и освободили прямо из зала. Вернувшись, Тарасенко продолжил учиться, как ни в чем не бывало. В дневнике Алексея Эд прочел, что "антисексом" Леха стал пренебрегать сразу после подавления коммунщиков в Бибирево, после того самого приказа, разрешающего временно не пить эти таблетки.

08. К вечеру бумажные Лехины документы были рассортированы по принципу- в "цифре" есть- в "цифре" нет, Эд решил сжечь те документы, что уже есть на компакт- дисках. Уложив всех своих спать часов в девять вечера (Люба забирает этой ночью спать дочь к себе), Эдуард открывает настежь окно на кухне и приступает к делу. Предав огню все до последнего листика, Эд мнется и не может решить, что делать с конвертом с надписью: П- ну и так далее.. На просвет кажется, что конверт пуст. Наконец решившись, он срезает ножницами маленькую полосочку бумаги сбоку и выворачивает конверт наизнанку. Внутри конверт покрыт тонким слоем полиэтиленового напыления и только. Пусто. Эд даже понюхал - ничего. Конверт отправился в огонь.

Но как только конвертик касается пламени происходит небольшой взрыв. Яркая фиолетовая вспышка, хлопок - и вся кухня окутывается плотным ядовитым серо- голубоватым дымом. Но Эд дыма не видит, он чувствует ужасную боль в глазах, хватается за них руками и с криками и воплями, крайне испуганный бежит в комнату, где спят дочь и жена, сталкивается по дороге с дверью, падает, встает- громко просит о помощи.

-О! Мои глаза! Как больно!

По срочному вызову прибыл окулист, извлек контактные линзы (они, собственно, и спасли зрение) и сказал, что

Вам крупно повезло. Глаза почти не опалило - лишь чуть- чуть.

Считайте, что никаких серьезных последствий не будет, просто старческая катаракта наступит

эдак года на полтора раньше

-По сравнению с чем?

-По сравнению с тем, что бы было, если бы вы сегодня не опалили себе роговицу глаз.

Быстро выписав лекарства (вот витаминчики в глазки позакапывайте) и направление на ежемесячное обследование в течение года, окулист удаляется.

А Эд, уставший от всех этих хреней последних дней, идет в спальню и ложится спать, крепко обняв жену и дочь.

-Папа, а тебе глазки очень бо-бо было?

09.Следующий день будто замазан черной краской тоски и печали. Любовь отвела дочку в сад и вернулась, наконец они одни, но не судьба. Любу срочно вызвали на работу. Эдуард опять в гордом одиночестве.

Он ходит по квартире, стоит на балконе, пытается читать и даже смотреть телевизор. Там старая передача о Революции (старые передачи- ну, те, которым больше двадцати лет- специально показывают в черно-белом виде. ) Тарасенко-дед, выступая на очередном съезде партии говорит, кажется о противостоянии оппозиции:

-С волками жить- по волчьи выть! Разве мы начали эту войну, всегда и во всем планомерно продвигаясь к ней? Мы должны подавить всякое сопротивление сегодня срочно, пока сопротивление не подавило нас, сопротивление всех этих инородцев, недочеловеков и преступников. Разве можно лечить раковую опухоль? Никак нет! Ее следует вырезать не смотря ни на какую боль и кровь, иначе она убьет организм всей нашей благословенной Богом страны.

Горящие безумием глаза, сумасшедшая жестикуляция , слюни разлетающиеся в разные стороны, скрюченные пальцы и сотрясание этой жиденькой, но длинной челки.

И начинается: Россия? - Превыше всего! - сотни глоток отвечают своему лидеру, и уже после многократного повторения вопросов - ответов, вступает музыка. Она, смешавшись с криками и подавив их громкостью, заканчивает собрание. Далее следуют кадры, как партегеноссе хватают факелы, и маршируют по центральным улицам Москвы, крича испуганным прохожим, что Россия превыше всего.

Как-то раз Эд нашел в интернете видео файл, выставленный англичанами еще до их оккупации, где были засняты партийцы, поймавшие нескольких нерусских человек. Они долго пытали их вопросом:

Россия? Россия? Россия?

Как им нужно было отвечать- доходя до крика- пояснять, конечно не нужно

-Россия? Не слышу! Россия? Не слышу! Кричи громче...

Ну и так далее... Дескать во какие зверюги были. Эд тогда еще думал, что лучше бы эти англосаксы выставили в инете фотографии убитых людей, вышедших на мирную демонстрацию 9 ноября- за два года до Революции, и безжалостно расстрелянных милицией из карабинов в упор.

Чем в сотый раз смотреть одно и то же, лучше съесть докторской колбаски.

10. Когда-то давно Эдуард придумал для себя выражение: "Грустно на столько, что кажется-идет снег"... тем самым он показывал, что степень печали- запредельная , окончательная, так сказать, хуже не бывает. Это выражение появилось после просмотра художественного фильма. Там одна девушка с ума сходила от тоски, настолько, что летом ей привиделся снегопад. Тогда эпизод с выдуманным снегом показался чушью, но спустя какое-то время пришло ощущение, что на самом деле, не знамо кто там, сценарист, наверно, подметил жизненную ситуацию очень правильно - когда печаль становится огромной, человеку кажется, что идет снег...

Размышляя именно об этом, Эдуард идет на кухню, к окну, навстречу внезапно появившемуся солнечному свету:

Солнышко! - Эд улыбается, подбегает и...

В этот момент (Эдуард даже вздрогнул), то есть именно в этот момент, ни на полсекунды раньше, ни на полсекунды позже, в окно начинает лупарить крупный град...А солнце исчезает. Сильный порыв ветра швыряет о стекло какого-то голубя. Разбитое тело птицы сползает вниз, оставляя кровавый темный след. Эд смотрит на голубя, а тот, сползши до металлического внешнего карниза окна, немного задержавшись на нем- падает вниз. Внезапно снова меняется ветер и птицу относит уже прочь от дома, она превращается в лепешку на асфальте далеко внизу.

Непонятно откуда появляются радостно каркающие вороны и рвут плоть и пьют кровь голубя и дерутся за право выклевать его глаза...

Эдуард поворачивается назад в полумрак своей квартиры, а где-то вовне начинают сверкать молнии, отображаясь бликами на стенах квартиры, и греметь- до дребезжания посуды на кухонном столе, гром...

Итак, что же? Продолжение под включенным светом изучения дневников Алексея- личный дневник, интимный дневник, копия с обязательного офицерского боевого дневника, копия с дневника курсанта, тетрадь со стихами - судя по тому, что в стихах нет ни одного перечеркивания и исправления, эти стихи сначала сочинялись, а после отшлифовки аккуратным почерком, не спеша, записывались в тетрадь.

В окно снова начинает лупить град, заставляя громко по- барабанному звучать откосы снаружи- Эд ежится, ему становится зябко, он, накидывает на себя теплую кофту жены, идет в ванную - копошиться в аптечке в поисках градусника.

39. На глаза наворачиваются слезы, свет от люстры- блина начинает причинять боль и Эдуард его выключает. Полумрак...

Эдуард садится на стул и закрывает глаза

"Я ничего не хочу, мне ничего не надо"- думает он- и медленно, уставший от беготни последних дней, от того, что он заболел, от того, что его сон в последние несколько ночей постоянно сопровождали различные громкие звуки- засыпает

Вокруг мелькают блестки и слышится музыка - как в диснеевских мультиках, когда герои переживают встречи с некоей "особой благодатью". Музыка приятна Эдуарду, она расслабляет но затем...

В его мозгу возникает

Стоп. Кадр!

Эдуард знает, что это за музыка- это странная старая песня все того же Ноделя, называвшаяся почему-то "Мама", ни к какой маме , конечно, отношения не имевшая, исполнявшаяся ребятами училища очень редко и только в узком кругу:

Когда вокруг тебя несчастья

Тебя преследуют ненастья

Когда остался ты один

Замолк небесный господин

Когда всем на тебя плевать

Мой друг, ты начинай читать

Средь сумерек и серых стен

Которым дело нет совсем

Он

Сердце автору отдал

Когда в потьмах "Майн кампф" читал- ну, и т.д.

Эдуард встает со стула, на ходу пытается размять сильно затекшую руку- и идет на звук музыки в комнату дочери, где в углу стоит электронное пианино...

-Да ты уже на пианине играть научился! - начинает от дверей Эдуард, опершись на косяк двери- как это тебе вдруг удалось?

-Там всему научишься,- отвечает ему Алексей, и, повернувшись на вращающемся высоком стуле с круглым сидением и маленькой спинкой, закуривает длинную ментоловую дамскую сигарету, стряхивая пепел на пол.

Пепел опадает на пол парашютистами...

Леха и после смерти не перестает стебаться и подтрунивать, он заваливает Эдуарда вопросами, ответы на которые сам, конечно, знает, как знает и то, что Эд не может на них ответить.

Ты читал мои стихи? Знаешь, что они написаны не мной, а дедом? Я их нашел как-то, думал, что это стихи отца, стал носить в редакцию нашей газеты, выдавая за свои. Знаешь, почему меня освободили от уголовной ответственности? Знаешь, как погибли Сашка Рекуданов и Лешка Магай?

Он достает из кармана кителя яблоко и начинает его жрать, громко чавкая :

-Вот оно, то самое, с того же, Эд ,дерева, что в свое время сама... сам знаешь кто сорвала и съела, а после отдала сам знаешь кому... Я-то думал, что через него что-нибудь новое для себя открою- а нет, я уже почти все знаю, я давным-давно различаю, что такое добро и зло.

Эдуард просит Лешу больше не приходить по ночам, да и вообще... постараться больше не приходить.

Просьба, похоже, прошла мимо ушей Алексея. Зато он замечает, что Эд уж слишком в Москве задержался...

-Не пора ли тебе вернуться в Ольстер?

Эдуард, улыбнувшись, поправляет его- Дублин..

-Ты хотел сказать- Дублин?

Алексей грустно смотрит в глаза Эдуарду,

- Говорю то, что надо говорить и ни словом больше

Ольстер...

Северная Ирландия.

11. Эдуард стоит пред зеркалом, рассматривает себя в новом костюме, поправляет галстук. Он думает о том листке бумаги, который изучал вчера - на нем, сопровожденные масштабными линейками, были изображены две скалькированные со стен пентаграммы. Под одной из них была подпись: "это мое", под другой- "паренек". Способ изображения пентаграмм был явно разный- первая перевернутая звезда была внутри кольца- две окружности, внешняя и внутренняя, вторая же - внутри одного круга. В первом случае вершины звезды между собой не соединялись отрезками- а были лишь точками, откуда выходили две линии одного из пяти лучей, вторая же звезда просто состояла из пяти отрезков.

Постепенно подтягиваются гости - друзья Эдда. Хочется пообщаться до то, как он опять надолго улетит из Москвы. Люба хлопочет по хозяйству, Маша с папой открывают двери, встречая гостей... Эд припоминает смешные эпизоды той жизни, которая у них была с Любой здесь, в Москве, еще до их переезда в Питер. Дочка Маша у Эда, кстати- чисто питерская девочка и по времени хм...и по времени рождения.

Первыми пришли Мелиховы- Олег, его жена Света и дочь Маша. Олег- очень серьезный и сильный человек, единственный на всю Москву пятидесятнический пастор, живущий фактически в постоянном конфликте с властями.

Улыбаясь и обнимаясь, Эд между прочим- как большой подарок, передает Олегу список людей, прихожан его церкви, которые являются тайными агентами и осведомителями. Олег тут же, не слушая лепет жены :"давай же посмотрим квартиру!" начинает внимательно изучать бумаги- схватившись за лоб, недоуменно и растерянно возводя вверх брови: как? И он? Как? И она? Она же в совете церкви! А он? И он?! Как он мог?

Вслед за Мелиховыми пришли Вихровы- Саша и Маша, опять поцелуйчики- обнимания- "вот вам тортик "- и т.д. Между прочим, отведя Сашу в сторону, Эдуард передает ему распечатку из служебных записей Министерства информации о том, что интернет- проект, заказанный фирме Александра, уже прикрыт, и, не смотря на серьезные денежные вложения с их стороны получить за этот заказ денег им не светит... Саша огорчен, но с этой распечаткой- и он это понимает, его фирма может спокойно прекратить вкладывать деньги в проект и вообще остановить работы по этому делу. Сэкономить кучу денег, а все благодаря чему? Благодаря связям Саши. Его статус повысится, и из начальника дизайнерского отдела, Бог даст, его переведут в финансовые менеджеры (Саша всегда считал, что умеет управлять денежными потоками- этому он научился, как он думал, в семье...)

Саша притащил с собой гитару, и пока все, уже слегка разгоряченные, пели старую курсантскую песню (потом она прижилась и у студентов и у школьников старших классов)

Все хотели- чтоб как лучше- получилось как всегда

Батальоны в Сталинграде пропадали навсегда

Кровь рекою- как вода!

Как раз на куплете

Мы в Сталинграде показали

В дебилы зря нас прописали

Их самолеты, поезда

Людей растерзанных тела

Танки, пушки, пулеметы

Речь чужая- что ты! Что ты!

Любой, кто хочет получить

Россию должен посетить!

Приходят еще двое- Вика Зеленкова и Елена Батареева. Жаль, что для них нет никаких распечаток. Показать бы Лене документик якобы гбшных архивов, дескать против нее ведется секретная операция с целью не дать ей выйти замуж. Шутка удалась бы.

А Олегу Мелехову стоит больших усилий скрыть злость при взгляде на Вику. Она зам Олега и давно предлагает ему провести несколько "акций" силами церкви, чтобы потом у властей был повод церковь прикрыть. Олегу она, конечно, преподносит это совсем под другим соусом - "сейчас власти под видом "демократизации" общественной жизни не будут препятствовать церкви, тем более той, которая в прошлом дала столько замечательных бойцов в революционную армию. Первый протестантский добровольческий корпус, Второй, Особый пятидесятнический стрелковый полк..."

Вику Олег знал давно... а вот, оказывается и не знал. Он, в принципе мог бы заметить ее большую любовь к карьере, пусть и такой, в непопулярной, полуоппозиционной религиозной организации. Вика, только придя в церковь, быстро стала самой лучшей подругой девушки, которая вела одну из домашних групп (домашняя группа- это когда члены церкви собираются на неделе у кого-нибудь дома вне здания церкви для изучения Библии и совместных молитв). Затем, со скандалом, Вика "помогла" этой девушке уйти из церкви, а сама заняла ее место (Олег же ее и выдвинул на собрании старейшин- за бдительность). Далее - она стала лучшим другом девушки, которая контролировала деятельность нескольких "домашних групп" - то есть была пресвитером. Позже, Вика помогла Олегу найти и в этой своей подруге изъян (до того, как Вика ему "раскрыла глаза",Олег никаких изъянов не замечал) и заняла ее место. Эта девушка- бывший пресвитер, из церкви не ушла, но Олег не без тревоги заметил, как быстро охладела Вика к своей закадычной подруге. Еще через некоторое время, правда уже без скандалов, Олег назначил Вику своим заместителем и даже иногда поручал ей вести воскресные служения, когда сам отсутствовал - объезжал уже сильно поредевшие со времен Революции церкви пятидесятников.

А сейчас, в тумане- Эд пыхает на Олега Мелихова сигарой, а тот, поникши головой, икнув, еле шевеля языком говорит:

-Эд! Ик, мать твою разтак! Курить- это грех...

Эдуард отвечает Олегу, что очень его уважает:

Ты бы почитал, что в гб о твоих друзьях полтинниках понаписано! Лишь ты один...

-Аки голубь сизокрылый- на тебя они еще ничего не надыбали.

Олег еще раз икает, пока Вика разглядывает его с профессиональным прищуром разведчика.

Затем все начинают вспоминать старых друзей, что они, да где они. А Сашка Коммисаров- что с ним?

Олег: Чей-то давно не заходил!

Погиб во время спецоперации. А Леха Тарасенков?

Эдуард поправляет утуманенного Сашу Вихрова:

Та-ра-ра-ра-ра-расенко!

Ну, да!

Олег: Чего-то давноооооо не заходил!

Погиб во время спецоперации в Москве- все делают удивленные глаза:

Где?!?!

Эдуард, тяжело поднимая руку, несколько раз промахиваясь указательным пальцем мимо губ:

Тс-с-с-с-с!!! Дальше Эд рассказывает о сексуальных похождениях Алексея, и Олег, многозначительно указывая перстом вверх говорит: вот что бывает с теми, кто оставляет собрание свое!

-А Саша Рекуданов?- тут встрепенулась засыпавшая Лена Батареева, и сообщила, что Наташу Рекуданову- как военнообязанную, (она железнодорожный диспетчер)- призвали в армию и отправили на строительство параллельной ветки Транссибирской магистрали ( километров этак тысяча в глубь нашей территории).

Эдуард мотает на ус: ее убрали из зоны его досягаемости, чтобы она больше не могла выдать никакой информации по делам Алексея.

Олег снова произносит: Чего-то давно не заходят..., но, узнав, что Саша Рекуданов тоже погиб во время спецоперации, смотрит на часы.

Настал комендантский час, гостей пришлось уложить спать у себя. Эдуард с Олегом еще до трех часов ночи разговаривают на кухне:

-Мы отошли от основополагающих принципов...

-Нет, мы не отошли от основополагающих принципов...

НУ! БУДЕМ!

В три часа ночи вызвали такси- единственное частное таксомоторное бюро в Москве, имеющее лицензию на извоз во время комендантского часа, (директор бюро- жена мэра). Эд не стал будить жену и дочь, поцеловал их спящими, еле найдя их между штабелями лежащих вповалку гостей. Вика Зеленкова громко храпит. Олег присвистывает за нее в момент не вибрирующих носоглоточных выдохов.

В аэропорт Олег поехал вместе с Эдом, и в какой-то момент решил убедить стюардессу, что он тоже летит - "протестантить дублинских католиков". Стюардесса вызывает милиционеров, те проверяют документы у Олега и, на всякий случай, у Эда. Олега забирают очень мягко,-

-С ними приказано помягче, а то расшумятся на веcь мир, что, дескать притесняют несчастных..., - шепчет один милиционер другому на ухо.

В иллюминатор Эдуард видел, как Олега одного посадили в "Ночное такси" и он еще долго что-то кричал, высунувшись из окна.

В самолете ночного рейса пассажиров оказывается мало, разглядывать некого, как, впрочем, и не с кем общаться. Эд тихо, думая о том, для чего же человеку нужны друзья. Просыпается же он только через два часа на подлете к Гааге, где должна быть пересадка. Стюардесса милостиво принесла ему стакан с рассолом.

ЧАСТЬ 4.

СНОВА ИРЛАНДИЯ.

01.В Гааге Эдуард пересаживается на другой самолет, но прежде, чем объявляют посадку, успевает зайти в сортир аэропорта, умыться и побриться. Он смотрит на свою кислую физию в зеркало и счищает с зубной щетки темно- красную слизь:

ой,

-Что это?

Он мысленно благодарит добрую русскую стюардессу и не педераста- стюарда (югослава), за то, что вовремя сообразили угостить рассольчиком русского офицера. Эдуард звонит из телефона- автомата (мобильный забыл дома - придется ждать пересылки курьерской службой- неделю, не меньше!) на круглосуточный дежурный телефон в Дублин, узнать, как там дела. А дела то хреновые - синхронно в Ольстере и в Дублине произошли массовые выступления всяческих там повстанцев. Дежурный узнает у Эдуарда номер его рейса, чтобы встретить в аэропорту- одному добираться до службы небезопасно. Все службы работают в чрезвычайном режиме, а по разведданным, повстанцы готовят новое выступление.

Эдуард предвкушает серьезный разговор с Полковником. Ему пока не известно, кто заварил эту кашу, но если ее устроили подопечные Эда - ребята из Католической лиги или бойцы из Ирландской протестантской освободительной партии (они, не смотря на разность позиций по многим вопросам, сотрудничали)- то Эду придется несладко.

02. Накануне отлета Эдуард в последний раз пошел пошататься по Москве, кроме того, он еще надеялся найти где-нибудь книги об Оливере Кромвеле. С удивлением Эд обнаружил, что мотоциклисты его больше не пасут (почему это произошло- ему стало ясно потом- к тому времени Наташу Рекуданову уже призвали в армию, и угроза "опасных контактов" Эдуарда для КГБ миновала), но через некоторое время на Новом Арбате обнаружил, что в поле его зрения постоянно попадает светло-серая "Стрела" вытянутой формы - новая машина с чересчур раскосыми фарами.

Служебную машину Эд уже сдал и шел пешком по бульварам до Тверской, а потом по ней- к магазину "Москва", когда снова - в отражении витрин увидел ту же самую машину, с теми же самыми номерами.

В "Москве" была очередная презентация очередной книги очередных военных корреспондентов, прибывших только что с Аляски. Вокруг толпилась публика и несколько телекамер снимали и передавали в прямой эфир это мероприятие. Когда объектив камеры, вращающийся вокруг оси "проскользнул" мимо Эда- он сообразил показать туда -V. Телеоператор недовольно хмыкнул, а Эдуард радужно заулыбался. Около получаса Эд через зеркальную витрину магазина наблюдал за следившей за ним "Стрелой.

Эдуард хотел увидеть этих ребят, и даже подумал, что хорошо было бы подойти к ним и поговорить. Но эти размышления прервал Ларионов, подойдя сзади и взяв Эда за локоть.

-Дарова!

03. В принципе Эдуарду не очень хотелось общаться с этим парнем. Эд хорошо его помнил по училищу- Ларионов на предпоследнем курсе во время прохождения "расстрельного зачета" казнил женщину- выстрелив ей в живот, потом в коленные чашечки, и лишь посмотрев, как она корчится от боли- посмаковав зрелище- добил эту несчастную в голову. После этого, конечно Ларионов с оценкой "неуд" был отчислен за "психопатические проявления".

В отличие от прежних времен, в нынешние довольно трудно получить характеристику с абсолютно положительными отзывами, а такие моменты, как "склонность к садизму", вообще никогда из личных дел не изымаются, затрудняя карьерный рост. Ты можешь быть хоть сто раз положительным человеком, но если в твоем личном деле есть "пунктик", на тебя всегда и всюду будут смотреть искоса.

Итак, Ларионов, приглашая Эдуарда "отобедать", мягко, но решительно держа под локоть, ведет его к своей "Стреле". В машине становится понятно, насколько глупо пытаться разглядеть сидящих внутри - стекла у "Стрелы" тонированы таким образом, что гладя через них все остальные тонированные стекла становятся не затонированными.

Ларионов отвозит Эдуарда в ресторан "София", небрежно, но властно командуя шоферу, показывая таким образом свой теперешний статус - едем- то куда? В самый дорогой ресторан в Москве!

-А что, Эдуард Сергеевич? Бывали ли вы когда-нибудь в "Софии"?

-Ах, ну что вы, нам, обыкновенным воякам такое не по карману...

Ну и т.д.

В ресторане (шофер остался в машине, охранник уселся в зоне видимости -в кафе, выходящем окнами на площадь Маяковского- там дешевле, можно просто заказать кофе и читать газету) Ларионов начинает разговор издалека, но Эд обрывает его, спросив в лоб

-А как это тебе удалось после отчисления из училища стать вдруг такой шишкой?

У Эдуарда перед глазами Ларионов- курсант во время разгона коммуны в Бибирево: не особо заметный в атаках на разгоряченных подростков с прутьями. Но во время насильственного запихивания уже разоруженных коммунаров в автобусы, Ларионов прославился тем, что один на все училище, позволял себе избивать дубиной с электрошоком уже арестованных и в наручниках подростков. Некоторые из них, получив разряд в кумпол падали на землю, испуская пену- как от припадка эпилепсии.

Бывший курсант-садист долго и нудно (пока официанты- педерасы из Бразилии подносят чай с бутербродами- начали, почему- то с чая) рассказывает о том, что

Понимаешь ли, ты можешь подумать, что я был некогда жесток и даже бессердечен- ну и т.д.

То есть на самом деле- как рассказывал Ларик (курсантская кличка Ларионова)- это не жестокость у него такая, а видите ли "чистое мышление".

-Вот, к примеру, древние татаро-монголы. У них считалось, что пердеть и рыгать прилюдно - это признак хорошего тона. Казалось бы- с наших позиций- мерзко, грязно- ан нет- подумать- ведь насколько же это чистое мышление! Человек избавляется то вредных, кстати, газов из своего организма при этом совершенно не комплексуя!

Ну и тому подобное...

Тамерлан не уничтожал целые народы, вырезая всех на корню, а, в соответствии со своей концепцией- очищал землю от скверны.

Эд уже было попытался заснуть с открытыми глазами (как учили в училище, если попал в плен тебя пытают бессонницей), когда наконец выясняется, что и с "волчьим хвостом"- то есть с сугубо отрицательной характеристикой в личном деле- люди могут попасть в комитет.

Кое- где, кое- когда, нужно еще порой, кое- кому въехать дубиной с электрошоком промеж ушей. А где взять людей, которые добровольно пойдут на то, чтобы заниматься выбиванием информации? Тут-то и помогает информация о тех, у кого замечены садистские наклонности, и этим чувакам предлагается работенка....

-Чего плохого? Вышку оформили, звание- дали, служить не посылали, в особый отдел работать направили...

Приносят жаренную картошку, салат со сметаной из огурцов и помидоров и биф стейк. Эдуард думает, что в Лондоне этот биф стейк назвали бы "биф шит"...но жует, поливая кетчупом. Ларионов мешает "Доктор Пепер" с "кока- колой"...

И вот, стало быть, Ларику довелось побывать в делах, где нужна была такая "помощь" с его стороны. Он был в Лаосе, в Кампучии, в Малайзии, в Северной Австралии, Новой Зеландии...

-Электрошок весьма эффективен!

И когда Эдуард совсем было уже подумал, что этими похвальбами палач Ларик на него давит возможно, угрожает...

Что ты знаешь о проекте...

Через полчаса Эд, недовольный ни разговором, ни обедом, выходит один на улицу и покупает в табачном киоске две сигариллы. Одну кладет в фуражку, другую закуривает, бросает сквозь окна последний взгляд на Ларионова, сидящего в ресторане и увлеченно читающего бумаги по проекту "Черный лес". Бумаги были у Эда с собой, он хотел их сжечь где-нибудь вне своей квартиры (вонь надоела), так что теперь совершенно спокойно вручил их Ларику.

Так какие же выводы можно сделать из всего происходящего? Да, он на крючке у Комитета- но это еще ничего не значит. Можно быть под наблюдением и при этом с тобой годами ничего не будет происходить. Можно быть под наблюдением и тебя в какой-нибудь ситуации, когда ты сам не в силах будешь справиться, даже спасут. Или же совсем наоборот- тебе будут мешать и тебя потопят. Эд думает, что Ларик, даже если стал большой шишкой в гб (позже он узнает, что Ларионов - зам Череды- большой шишки по расследованиям незаконной деятельности в армии) пока не заинтересован выводить Эдуарда из игры. В конце концов, если бы там хотели, то уже давно замели Эдуарда с кучей материалов, напрямую его разоблачающих. Минимум что могли инкриминировать Эдуарду - это незаконное получение и использование секретных материалов ГБ. Но... Эдуард думает, что он им нужен, видимо, для разработки этой бомбы с аэрозолью.

Напевая : потому, что он славный парень, Ларик- хрен, славный парень- Эд быстрыми шагами устремился к метро.

04. В самолете по радио ( розетка для наушников в спинке впереди стоящего кресла) передают музыку: Бдымс- бдымс- бдымс- бдымс! И-ха! Дрим оф лайф! Эдуард снимает наушники и раздраженно смотрит на соседа- молодого парня на полную громкость слушающего:

Бдымс! Бдымс! Бдымс! Бдымс!

Переключает внимание на работающий телевизор. Социальная реклама. Будьте бдительны- (Эд думает: бздитеьлны!) около минуты показывают кадры реальных съемок аварий на дорогах, гибели людей и проч. Потом показывают старушку, получившую премию за сообщение в милицию о преступнике, которого она видела в телепередаче "разыскивается". Затем начинается документальный фильм, снятый на Аляске корреспондентами, которых Эдуард видел на презентации их книги в магазине "Москва".

Нет, это совсем неинтересно (развороченные американские танки и колонны военнопленных он уже видел- перевидел и не только по телевизору). Эд начинает выписывать имена и фамилии людей с которыми Алексей Тарасенко имел дело, и которые еще могли остаться в живых. Списочек получается маленький, да и то нет уверенности, что эти люди еще живы. Если составить список знакомых Тарасенко, которых уже нет в живых, он получился бы огромным.

Но такой список Эдуарду не нужен... Итак...

Екатерина Евдокунина.

Дарья Ермолаева,

Юлия Максимова.

Больше, не надыбав в бумагах ни одной фамилии, Эд снимает очки, массирует глаза, и думает, что же ему делать, если обнаружится, что этих троих можно найти, то есть они живы, где- то служат. Как с ними связаться? Да и надо ли? Что если после первой попытки выйти с ними на связь Ларик Эда прихлопнет? Или не он, но вообще- гбисты? Или дамы сами заложат Эдуарда, сдадут его- чего это к нам с такими вопросами подваливает этот странный молодой человек?

Вопросов много, но любопытство сильнее страха. Эдуарду жутко хочется знать об этих проектах- что они из себя представляют, были ли осуществлены, да и вообще- не сказки ли все это?

05. В этом же самолете летел офицер-пограничник. Он очень вежливо попросил парня в наушниках поменяться с ним местами. Тот нехотя согласился, а новый сосед Эда сразу попытался завязать беседу. Эд реагировал вяло пока речь не зашла о последних событиях в Ирландии - тут на офицера посыпался шквал вопросов.

Пограничник рассказал, что выступление повстанцев, видимо было хорошо спланировано:

-Они сразу в нескольких местах нанесли мощные удары- там, где знали, что получат быстрый отпор- молниеносно после атаки отошли, там же, где понимали, что могут добиться полного разгрома- не спеша перебили всех наших. Они атаковали штабы, разведывательные центры и центры связи, полностью уничтожили несколько малочисленных блок- постов, обстреляли несколько автоколонн и, даже - огнем из гранатометов уничтожили большой транспортный самолет и несколько вертолетов на военном аэродроме в окрестностях Ольстера.

Затем они исчезли, а местное население, думая, что началась большая революция (наивные!) вышло на улицы, они построили баррикады, а так же плотно окружили еще несколько наших блок- постов. Блок- посты удалось выручить- кого-то забрали вертолетами, к кому-то прорвались колонны техники при массированной поддержке пехоты, кто-то сам отошел, положив горы трупов "мирных" и "жителей" (так офицер сказал). Восстание, конечно, подавили, и наши солдаты еще долго отрывались за убитых на блок- постах ребят забирая в тюрьмы всех подозрительных. Провели тотальные обыски- обшарили везде, где только могли. Оружия почти не нашли. Потом стали выпускать всех обратно (из тюрем)- а они, эти мирные- ну давай рассказывать о "зверствах" - как их по трое держали в двухместных камерах, как иногда не работали кондишн, как были перебои с горячей водой. Тогда все остальные, разгоряченные пивом- собрались и устроили митинг- в Дублине. Кто-то рванул на митинге гранату, и наше начальство, объявив, что в этом виноваты повстанцы- митинги запретило. А что? Удобно! Под предлогом защиты жизней людей...

Наконец все затихли.

Дальше пограничник рассказывает (они с Эдуардом уже на "ты"), как на границе Северной Ирландии и Ирландии (граница есть, и, не смотря на то, что с обеих сторон- наше управление, охраняется "двойным слоем"- нашими погранцами как с одной стороны, так и с другой)- ему приходится два раза в неделю по приказу сверху пропускать через зону ответственности своей заставы небольшие группки вооруженных людей.

-Один раз даже пришлось изобразить, что вступаем в бой- настолько непрофессионально эти чуваки прошли близко к нам- у самой заставы! А на утро мне звонит начальство- почему устроили заваруху и не выполнили приказа?

Они через границу проходили- часто, одни и те же, с оружием.

Эдуард мотает на ус- ему сразу захотелось точнее узнать, сколько хотя бы подконтрольных нам группировок действует в Ирландии.

В Дублине он попрощался с пограничником, выпив на брудершафт абсента поочередно из маленькой фляги того парня. Пограничник полетел дальше в Ольстер, Эд вышел.

В ожидании сопровождения (временно введен режим, при котором наши по Дублину передвигаются только на бронемашинах) Эдуард сидит в комнате для гостей и смотрит телек.

На столике перед мягким, но пыльным креслом- графинчик с минералкой.

По телевизору показываю съезд РПП (Русской Протестантской Партии)- руководящей и направляющей силы всего мирового прогрессивного человечества.

Сначала выступает, конечно Вождь, он же товарищ Главный, он же Первый.

Итак, Революция, благодаря индустриальному а так же научному потенциалу прежде всего России смогла наконец перейти из стадии завоевания власти в одной стране к завоеванию власти в других государствах, при всеобъемлющей поддержке местных реформаторов нового типа. Однако не всегда и не везде приход к власти прогрессивно настроенных представителей народов происходил без борьбы, и, увы, без потерь...

Главный на этот раз (прежний недавно скончался)- маленький человечек в сталинском сюртуке, черные брюки заправлены в армейские высокие шнурованные ботинки- имеет положительное свойство (однако, как показывает опыт, это быстро проходит) говорить мало и по- делу, сжато- лишь основные моменты. К большому удовольствию всей страны, эту манеру говорить кратко у него переняло и все его окружение.

Вторым выступает Председатель Правительства:

На сегодняшнем этапе развития Революции- Реформации Партия столкнулась с яростным сопротивлением в Индо-Китайском регионе...

Начальник ГРУ: до сих пор мы помогали делу движения Реформации лишь в так называемых странах с христианским прошлым, с которыми еще можно было найти общий язык, теперь же, при "освоении" стран с языческо- буддистским, а так же с языческо- коммунистическими идеологиями мы вплотную подошли к тому моменту, когда нам жизненно необходимо менять тактику

Начальник МИД-а: Вьетнам, войдя в преступный сговор против России, подчинив своему влиянию Лаос, Камбоджу и Кампучию, а так же не без нашего вмешательства объединенную Корею, при попустительстве и поддержке якобы дружественного Китая, своими действиями фактически объявил нам войну.

Первый зам. Начальника КГБ: Соединенные Штаты вместе с Канадой и Мексикой постоянно вербуют наемников для отправки во Вьетнам и в страны, состоящие в преступном сговоре.

Посол России на Тайване: Дружественный нам Тайвань, этот оплот нашей политики во всем регионе, постоянно подвергается со стороны Китая всевозможным нападкам, унижениям и угрозам! Товарищи с Тайваня с надеждой смотрят в нашу сторону вопрошая: доколе?

Заместитель Главного по идеологии: Сегодня, когда мы имеем дело с новыми вызовами, мы должны по- новому пересмотреть свои методы управления "реформированными" территориями. Опыт местных администраций, управляющих территориями и сотрудничающих с нашими военными в Юго-Восточном регионе, судя по всему, не пройдет. Нам придется в этом деле, видимо, опереться на опыт прошлого, опыт великих деятелей, таких, как Оливер Кромвель, Тамерлан и Чингиз- Хан...

Эдуард понимает, что это опыт тотального уничтожения населения непокорных земель...

Или не так?

После речей, депутатам сидящим в зале раздают проект постановления, который они должны одобрить. Звучит музыка и все встают:

Вставай, солдат Отечества!

Нас Истина зовет!

Пусть каждый преисполнится

Решимостью-

Вперед!!

Мы разрушим оковы незнанья,

Уничтожив неверья оплот,

И над павшим врагом

Наше знамя

Ветер Божий тогда разовьет!

Жестокий враг трепещет пусть

Попрятавшись в щелях

Идут сыны Господние

Врагов низвергнуть в прах!

Подбодряя друг друга к атаке

Каждый бремя свое понесет

Мы даруем свободу заблудшим

С нами правда

Ведь Бог- наш оплот!!

Наконец, в комнату для гостей входят встречающие Эдуарда знакомые офицеры, после улыбок, объятий и рукопожатий выдают ему бронежилет и каску:

-Скорее всего не понадобятся, но так, на всякий случай, береженого - Бог бережет.

06. Полковник ради Эдуарда заканчивает совещание с младшими командирами. Он в хорошем настроении и не без гордости рассказывает Эду, что использовал его "связи" и "резервы" для пробной попытки организации ирландского бунта.

-Итак- это сработало- говорит Полковник, ходя по кабинету взад- вперед руки за спину- следовательно, в любое время можем повторить подобные события. Например, когда будет изготовлена аэрозольная бомба.

Эд понимает, что его агенты из Католической лиги и Протестантской армии освобождения были использованы для определенных задач.

Он предупреждает Полковника, что в следующий раз "ребята" могут не пойти на такое. Да, пока они от нас зависят, мы используем их по нашему усмотрению. Но по большому счету - эти парни наши враги, желающие только одного- избавиться от нас и придти к власти на подконтрольных им территориях. Может случиться так, что в нужный нам момент - они только сделают вид, что слушаются, а сами - на дело не пойдут.

Полковник переспрашивает- значит ли это, что Эдуард не всех руководителей группировок купил?

Нет, руководители группировок находятся в жесткой документальной- расписки и проч. и финансовой зависимости от Эда, но все равно, нужно быть осторожными, потому что и лиге и протестантской армии полностью верить нельзя.

Полковник задумался и нашел довольно простое "страховочное" решение- ну если твои, Эдуард Алексеич, ребята нам в необходимый момент помочь не смогут- то что ж, устроим все своими силами...

-Как же?

А так- чтобы не подставить под бомбовый удар своих- выведем из какого-нибудь маленького городишки войска- там сразу бунт начнется. А затем, под видом усмирения повстанцев- жахнем по ним аэрозольной бомбой. Проведем, так сказать, полевые испытания.

-Кстати, у меня есть один такой городишко на примете- давно его невзлюбил, в отличие от всех остальных, доставил нам много проблем в свое время - так вот пришло время поквитаться!

И Полковник приказывает в кратчайшие сроки разработать план, как он выразился, "контролируемого мятежа".

07. У Эда свои мысли сразу о многом, но весь план целиком и полностью завязывается на него самого.

Итак (Эд жует карандаш, делает пометки на листе бумаги, возведя очи к потолку)...

Предложить Уильяму Хейгу (глава Католической лиги) организовать выступление. Хейг жаден до дури, кроме того, постоянно трясется за свою шкуру и, конечно, станет задавать вопросы- зачем вам выступление против вас же самих , ну и прочее...Но он на крючке, и проявляя определенную осмотрительность, его можно заставить повлиять на своих бойцов в плане организации мятежа. Хейг, конечно, запросит денег на организационные расходы, но на самом деле- это плата за "акцию". Эдуард предложит Хейгу распилить сумму на двоих, а для этого нужно уломать Полковника, чтобы деньги выдали наличными. Процентов десять пойдет в Католическую лигу, процентов тридцать- Хейгу остальное- останется у Эда. Лига организует захват какого-нибудь городишки, предварительно его окружат наши войска и, после какой-нибудь провокации (убьют, гады, нашего парламентера или что-то в этом роде)- на город сбросят аэрозольную бомбу расчетной мощности. Перед самой операцией, которую по причине риска Полковник поручит Эду, в момент, когда остановить бомбардировку будет уже невозможно - Эдуард передаст в Москву данные об аморальном стиле жизни Полковника. Если операция по "успокоению" взбунтовавшегося города посредством бомбы пройдет успешно- Эдуард займет место Полковника, скорее всего, с повышением. А Хейга Эд сдаст его же ребятам из Лиги - достаточно показать финансовые документы, о полученных Хейгом "гонорарах", пусть сами сравнивают суммы перепадающие Лиге в целом и ему лично. Такого компромата на Хейга у Эдуарда уже вагон и большущая телега! Чисто!

Эд начинает названивать Хейгу с просьбой о встрече.

08. В день первой встречи с Хейгом Эдуарда вызывает Полковник и они долго ругаются по поводу предложенного простого плана Эдуарда. Полковник уверен, что бунт может начаться в Ирландии где угодно, стоит только ослабить наш армейский контроль. Эдуард же утверждает, что полноценного бунта у мирного и невооруженного населения не получится - нужны хорошие полноценные вооруженные акции, после которых оправдана любая реакция. Эдуард откровенно врет, говоря, что в случае технической неполадки бомба может не распылить газ, а взорваться подобно напалму. А сжигание деревни, пусть и маленькой, нам никогда не простят, если только оно не будет вызвано серьезной необходимостью.

Выйдя из кабинета, Эд срочно звонит Гению и приказывает ему докладывать Полковнику, если тот спросит, что бомба может повести себя на "испытаниях" непредсказуемо.

Уже по дороге в паб, где Хейг назначил встречу, звонит мобильник Эда. И Полковник уже без прежнего нажима говорит, что, видимо, нужны испытания в условиях полигона. Эд, смеясь, докладывает:

-Полигонов-то у нас и нету!

После чего Полковник, зная, на встречу с кем едет Эд, советует ему быть поосторожнее (Эд без охраны- для конспирэйшн) и кладет трубку.

-Отбой!

Вечером Эдуард докладывает Полковнику о встрече с продажным предводителем повстанцев и получает от начальника очередную дозу сногсшибательной информации.

-Из Москвы пришла бумага, что, судя по всему, в Ирландии будет проводится эксперимент по армейскому руководству занятой территорией. До сих пор в Европе управление территориями осуществлялось совместно нашей армией и местными органами самоуправления. Но одно дело управление в Германии, где к нам отношение более-менее лояльное, или даже в Англии, где полное безволие и нерешительность, и совсем другое дело Ирландия. Здесь работа с местными руководителями не клеится, они не подчиняются и тайно ведут работу с повстанцами, многие из повстанцев вне нашего контроля... Итак, в Москве ждут результатов по бомбе, и, если все пройдет гладко, именно нам с помощью таких вот бомб придется взять на себя ответственность за руководство целой страной. В том, что при запрете местного самоуправления Ирландия поднимется на дыбы, сомневаться не приходится. Эксперимент по управлению Ирландией покажет все положительные и отрицательные стороны полного военного руководства. В дальнейшем, полученный опыт будет учитываться на территориях, которые планируется брать под полный контроль армии без взаимодействия... как написано в бумаге... с местными коллаборационистами. Например, во Вьетнаме.

Эд закатывает глаза: Так далеко?

Полковник торжественно хмур. Дамссс... дело серьезное...

-Это большое доверие! Мне и.. кстати, тебе, моему заму. Они могли для такого дела прислать из Москвы своих людей, но они этого не сделали, поручив все нам.

Эдуард понимает, что в Москве просто не хотят брать на себя ответственность в случае провала. Потом говорит, что для разгона местных парламентов, мэрий, милиций и прочего нужен весомый аргумент.

Выпив по кружке эля с Хейгом, Эдуард быстро переходит к делу. Он хочет изложить все кратко и четко, но Уильям постоянно его перебивает. Не успевает Эд и рта раскрыть, как Хейнг начинает просить денег и жаловаться, что его ребята уже его подозревают и за особый риск ему нужно бы приплатить. Тут-то Эд и предлагает Хейгу очень приличную сумму. Но тот не рад. Нет. Вид у него кислый, и он начинает торг как насчет самой суммы, так и его личной доли. Тогда Эд, с трудом скрывая раздражение, говорит Хейгу, что рискнуть за такие деньги вполне можно, ведь примерно такую сумму Хейгу удастся заработать лишь за два года сотрудничества с нами..

-А тут- одним махом.

-Зря вы так думаете, что вы у меня единственный источник доходов,- отвечает Хейг и даже не поворачивается, чтобы посмотреть на уходящего Эда.

Эдуард же ловит такси и сразу звонит с докладом Полковнику - дескать, Хейг согласен, все будет как надо. Разве что сумму придется чуть- чуть скорректировать в сторону увеличения.

-Но думаю, не на много.

Эд знает Уильяма- он жаден. Согласие он уже прочел в глазах Хейга. Они загорелись маленькими красными огоньками. В его голове калькулятор, и его суммирование очень положительное.

Эдуард отключил мобильник и спокойно рассматривал в окно такси дублинских прохожих - они так непохожи на москвичей. Там в глазах любого - трагедия. А эти ирландцы! Их поимели и имеют, а они все веселы и беззаботны... На память пришли московские подростки катающиеся на роликах и скейтбордах в Александровском саду , на ходу пьющих пиво и делающих вид, что заняты ну очень важным делом.

Хейг в этот момент, сидя во все том же пабе, заказывает себе еще одну кружку эля и по мобильному телефону звонит "своим":

-Тут у нас русский подполковник шастает. Так вот, чтоб с его головы ни один волос не упал!

И таксист незаметно для Эда ставит свою "Беретту" с глушителем на предохранитель.

09. Вернувшись к себе, Эд с удовольствием узнает от секретаря, что ему уже три раза звонил мужик, изъясняющийся по-русски с сильным акцентом. Секретарь - парень свой, наедине Эд даже позволяет ему быть с ним на "ты".

-Задолбал прям, чрез каждые десять минут!

Когда снова звонит телефон, Эдуард уже знает, что он услышит от Хейга. И до этого разговора все уже сказано Полковнику. Ну конечно, надо немного увеличить сумму в пользу Хейга и слегка компенсировать "мелкие расходы".

-Конечно, Уильям, будь здоров, Уили- Эд кладет радиотрубку на базу- и начинает смеяться:

-Предсказуем- предсказуемее не бывает! - и выходит из кабинета на доклад к товарищу Полковнику.

10. Увы, ничего не бывает абсолютно гладко - Хейг звонит через два дня. Его ребята хотят личной поговорить с Эдом. Эдуард предлагает повременить - типа, трудно собрать сразу столько наличных. Настоящая же причина в другом - Гений все еще никак не может закончить свою бомбу.

Дело плохо. Судя по всему, Хейгу не доверяют свои же. Не равен час , они его кокнут, выйдут из под контроля и, облажавшись, подставят Эда. Нужно активизироваться, а Хейга убирать, и, если удастся, и руководителей этой лиги.

11. Нужно опять спускаться в бункер под зданием управления, чтобы в очередной раз наорать на Гения за медлительность. Гений же- в очередной раз делает удивленный вид - ах, посмотрите, кто пришел! Однако предлагает Эду посмотреть на законченную работу - и ведет в соседнюю комнату : Тьма...

Лампы дневного света постепенно освещают помещение... Эдуард хватается за голову и кричит: что это?

По середине большой комнаты стоит одинокая вешалка, на ней висит зеркальный камуфляж. Гений просит дать ему возможность объяснить- ну и так далее...

-Работа закончена!

-Какая? По камуфляжу? Левая халтурка? - Эдуард выхватывает из кармана пиджака носовой платок, но Гений на это движение реагирует закрывши руками лицо- потом он приходит в себя:

-Фу! Я думал вы пистолет хотите выхватить!

Несколько разжалобленный этой испуганной попыткой Гения защититься от пистолета, которого нет: Ну вот, ни за что запугал чуть ли не до смерти молодого человека- надежду нашей науки- думает Эдуард и, уже спокойно говорит

- Теперь видимо Вы можете вплотную заняться только бомбой?

Вытирая пот со лба рукавом белого халата Гений клянется, что теперь да.

Но пройдет еще месяца два до исполнения аэрозольно-бомбовой мечты. За это время Эду, мягко скажем, скучать не придется!

Согласившись с мнением Полковника о работе Гения (не будем на людей давить, делают, что могут, когда сделают, тогда и сделают), Эд решил переключиться на что-нибудь другое например, узнать - жив ли кто-нибудь из коллег нашего старого друга Тарасенко...

12. Итак Эд, работая с компьютером, набирает имена и фамилии в окошке поиска в сети Министерства обороны:

ЕКАТЕРИНА ЕВДОКУНИНА- казнена в Новосибирске, признана виновной в работе на иностранные спецслужбы.

ДАРЬЯ ЕРМОЛАЕВА- погибла во время разведывательной операции в Камбодже (Эд даже представил себе девушку, бредущую одну по темным джунглям ночью в разгар сезона дождей, на которую нападает взвод камбоджийских партизан. После чего, желая получить от нее информацию, командир взвода приказывает поиметь ее всему взводу по кругу - но она все равно не выдает (своих?) и рано утром не рассвете, в рисовом поле, дождь перестал лить и появилось солнышко, поимев Дашу в последний раз, камбоджийцы расстреливают отважную разведчицу, предварительно привязав к пальме. После расстрела, пожалев, командир партизан имеет бездыханное тело Дарьи еще раз- в мертвый рот.

Ну, что-то я расфантазировался- думает Эд, и в строке поиска набирает следующее имя:

ЮЛЯ МАКСИМОВА

Not found- отвечает сеть, а Эд уже думает - "а на хэ мне это надо"- плюнув жвачку прямо в мусорную корзину, отправляется к другу- Лаборанту в бункер попить чайку с крендельками.

Файф оклок, как никак. В отсутствие Эда телефон буквально разрывается от звонков. Это Хейг, предвкушающий деньги, хочет договориться о встрече, как можно скорее.

ЧАСТЬ 5.

ОЛЬСТЕР.

01. Эдуард отвечает на вопросы Хейга по телефону:

-Мы не устраиваем ваше выступление против же нас самих, нет, Уилл, просто помимо Католической лиги в Ирландии есть еще несколько немногочисленных, но очень динамично развивающихся неподконтрольных нашим властям групп. Чтобы этих парней нейтрализовать, кстати, они же ваши конкуренты! - нам нужно устроить зачистку и всех их заарестовать. Ну так вот - сейчас нам нужен повод для таких действий, потому как зачистки без повода сами по себе могут привести к волнениям и затем к притоку в неконтролируемые группы новых волонтеров.

Тогда Хейг спрашивает, почему же на небольшую операцию русские решили выделить настолько большую сумму денег.

-Очень просто- мы надеемся, что нам с вами удастся разработать план поэтапного вспыхивающего по местам, попеременно , выступления. Мы подавляем (в мягкой форме, уверяю вас) эти эпизоды, ликвидируем эти самостоятельные группы- и ситуация снова под контролем! За этот план, и содействие с вашей стороны в дальнейшем его осуществлении мы и готовы выставить такую сумму денег.

-О"кей! Но тогда почему вы устроили предыдущее выступление, при этом не ликвидировав эти самые группы, о которых вы говорите, что, дескать они настолько для вас опасны своей бесконтрольностью...

-Мое начальство таким образом проверяло вашу боеготовность и лояльность к себе без меня и к тому же эффективность моей с вами работы. Уилли, фактически проверяли меня. А зачистки проведены были, но по причине того, что их планы проходили в этот раз лишь первичную апробацию, особого эффекта они не принесли. Мы арестовали лишь нескольких лидеров уж совсем мизерных, и часто даже совсем не вооруженных групп.

Хейг снова говорит ОК, и , перед тем как попрощаться хохмит насчет того, что оружие- дело наживное.

Они прощаются, и сразу за звонком Хейга Эдуард звонит ребятам из Протестантской армии, предлагая им голову Хейга плюс его деньги в обмен на связь с людьми из руководства ИРА в Белфасте. Протестанты то же во всем склонны видеть неладное и спрашивают откуда это им благодать такая, что, дескать и Хейг и деньги за него- в одном флаконе? Далее они говорят, что Хейг их устраивает, и они с ним сотрудничают, что между лигой и армией заключено долгосрочное перемирие, Эдуард на это (приходится импровизировать, Эд был не готов к такому повороту дел, думая, что повстанцы сразу клюнут на деньги) говорит, что

Это ваше дело, сумма приличная и кладет трубку. С протестантской армией дело обстоит сложнее, чем с Хейгом, эти парни постоянно при деньгах, потому как за свою "подконтрольность" получают деньги, на которые после покупают опять у русских оружие (потом по Ирландии ползут слухи, что, дескать русские продажны- продают своим врагам оружие, но на самом деле все эти "сбросы" оружия есть не что иное, как спецоперации полностью контролируемые КГБ, откуда Эду идут отчеты о оружии). Затем оружие идет к ИРА, и продается этим ребятам уже за суммы в два- три раза большие. Пеппен же, руководитель ИРА пока не идет ни на какие контакты с русскими получая деньги от сбора дани с бизнеса по всей Северной Ирландии.

Эдуард с улыбкой вспоминает, как протестанты однажды попросили его продать им НУРС-ы и ПТУРС-ы. Вот ПТУРС-ы- дело понятное, зачем, но зачем этим сукам НУРС-ы Эд так и не понял, и, наверное, поймет не скоро.

Еще они постоянно жалуются на цены русских- дескать, завышенные, особенно дорого наши им впаривают старые детонаторы.

Гады- думает Эд - додуматься до двойного ртутного детонатора на фугасе, такого, что ни один ас сапер не может разминировать и приходится мины подрывать на месте, там, где они заложены- хоть в центре жилых кварталов- они могут, но при этом требуют обычные армейские детонаторы в неимоверных количествах...

Что они. жрут их, что ли?

Полковник вызывает Эда к себе, где показывает на мониторе компьютера скрытую видеосъемку того, как ребята из Лиги громят наш блок пост. Полковник тычет карандашом в экран, говоря- вот это- Хейг, вот- его зам...

То есть у Полковника есть материал на Хейга, так что при желании можно его арестовать. То есть Хейг теперь уже и у Полковника на крючке.

Эдуард говорит, что этот материал лучше не использовать- если нам понадобится убрать Хейга (пока же Уилл нужен), мы сдадим его своим, они его и шлепнут. Если же Хейга арестовать, он в глазах своих бойцов станет борцом за правду, страдальцем, и тогда начнутся уж точно неподконтрольные действия с их стороны. Полковник соглашается.

А Эд думает, что с Хейгом пора расставаться. Быстро разделить с ним деньги, устроить через него небольшое выступление, подавить выступление аэрозольной бомбой, а Хейга под шумок шлепнуть.

02. Затем звонят протестанты и сообщают, что наконец могут свести Эдуарда с Пеппеном из Ольстера. Но за это они возьмут полторы сотни НУРСов. А еще они просят контейнер для них. Эду ничего не остается делать, как снова идти с докладом к Полковнику. Тот на отрез отказывается- выделить контейнер. А с НУРСами можно поторговаться. Эдуард перезванивает и говорит всего о восьмидесяти НУРСах за "услугу", а протестанты отвечают, что не начальная их цена -менее ста двадцати штук. Затем торговля пошла пока наконец все сходятся на одной сотне ракет.

Эдуард просит Полковника проявить жест доброй воли- у ребят нет вертолетов, крепить контейнер для неуправляемых ракетных зарядов им некуда, Полковник же предполагает возможность базирования контейнера на земле, на специальной подставке:

-Так использовали контейнеры с наших сбитых вертолетов в Афганистане. Однажды они присобачили эту хрень к треноге, на которой была полка которая могла вращаться вокруг оси треноги- и таким образом сожгли бронеколонну в несколько секунд.

-И что было потом?

-Потом прилетели наши вертолеты и несколько минут утюжили то место. Откуда обстреляли наших ребят огнем. Затем оставшиеся в живых духи убегали от вертолетов, которые преследовали их, их клали пачками бортовые пулеметчики, пока еще один наш вертолет не сбили "Иглой". Духи с него сняли контейнеры для НУРСов и снова, наверное, установили на треноги.

Затем Полковник замолчал, и, после небольшой паузы (глаза его посветлели) выдал: А еще однажды, во время одного рейда, мы вошли в деревню, где нашли склад с двумя десятками НУРСов.

Эд делает над собой усилие, чтобы не показать своим видом, насколько опостылили ему эти байки с фронтов, но Полковник, видимо, держа паузу, ожидает от Эдуарда просьбы о том, чтобы тот все-таки дорассказал, что же было дальше... нужно, наверное, сказать что-то типа: И что?

-И что?

-Мы их всех построили, человек двести- начальник Эда трет глаза, нагоняя на себя грустный вид- и порешили на месте.

-Духов? Столько пленных за один раз? Вокруг жалкого схрона с двадцатью ракетками? Сколько же их было всего, если в плен взяли двести человек? Вы их газом морили, что ли?

-Нет, газ тогда еще был слабый, и оказывал только временное успокаивающее воздействие. Да и мало его было!

Жителей. Мы убили жителей этой деревни. Нам неделею не выделяли "антисекс", а там было много женщин, так что наши солдаты...

Полковник замолкает, а Эдуард тихо прикрыв за собой дверь, выходит.

03. Эдуард смотрит в свое отражение в стекле портрета Адольфа Гитлера и поправляет прическу. Он разжовывает несколько таблеток "антисекса" (Эдуард не умеет глотать таблетки) а потом запивает их теплой колой. Во рту образуется кислое отвратительное варево, которое он, поморщившись, прополоскав им горло, проглатывает.

Он складывает пополам командировочный лист и водружает на себя свою старую дорожную сумку через плечо. Сегодня Эдуард наконец поедет на встречу с этим глубоко законспирированным Пеппеном предлагать ему сотрудничество, совместный контроль над территорией- чтоб других не народилось, протестующих, и обмен информацией. Задача Эдуарда осложняется тем, что ехать Эду предстоит в Белфаст, а Северная Ирландия- это территория, за которую несут ответственность другие ребята из ГРУ. В Ирландии Эд почти бог (бог- Полковник), а в Ольстере, при пересечении границы он станет всего лишь гостем, пусть и вдрызг своих друзей- грушников, но только гостем. Отношения же нашего Полковника и "их" полковника не клеятся настолько, что можно ожидать любого поворота дел. Полковник наставляет Эдварда перед отъездом на счет того, что в данной операции нужно более всего опасаться не ирландцев или англичан- кто бы они не были- Католическая лига, воюющая против католиков ИРА, или Протестантская армия освобождения Ирландии, водящая дружбу с ИРА, а своих. Эдуарду же все представляется несколько в ином свете. Конечно , "ирландскому" отделу ГРУ удалось обскакать северо-ирландских своих коллег на их же территории, и те, конечно, от зависти будут стараться расстроить дела, и переманить Пеппена на свою сторону... Но сейчас никаких дел с Пеппеном еще не началось и говорить пока об этом рано.

Эдуард думает о расстановке сил в Ирландии, раскладывая по полочкам всю информацию которая у него есть. Что за группы сегодня действуют в Ирландии и Ольстере? Католики, которые за воссоединение Ирландии и протестанты, выступающие за воссоединение Ирландии. Католики против воссоединения Ирландии, и такие же протестанты. Католики, которые за то, Чтобы Ольстер был самостоятельным и отдельным от Ирландии и Великобритании. И такие же их собратья- протестанты. Кроме того, такие группы есть как в Ирландии, так и в Ольстере. Все эти группы постоянно кого-нибудь убивают, взрывают, что-нибудь жгут, а от своих кураторов, таких ,как Эд, постоянно требуют поставок ПТУРсов и НУРСов...

Кстати. зачем им НУРСы- еще никто не знает. Они их закупают, но не используют...

Сидя в вертолете, Эдуард на время через выданный ему для пущей важности переносной компьютер выходит в сеть и зайдя в базу данных Министерства обороны, набирает в поисковой строке следующие:

ЮЛИЯ МАКСИМОВА.

После же того, как машина выдает Эду несколько десятков ссылок, Эд переосмысливает и перенабирает фразу запроса- Юлия Максимова- в связке с Тарасенко Алексеем.

На этот запрос у сети ответ только один- ЮМ, аналитик, архивный работник, в настоящее время находится в долгосрочной командировке в...

Вы не поверите...

она в Антриме!

Эд жалеет, что не взял никаких данных из Лехиного старого чемодана, найденного Эдом на даче у Тарасенок- родителей, но и того, что он уже знает, при условии, что эта Юлия знает хотя бы что-то об этих "черных" проектах , уже достаточно, чтобы Эду переговорить с ней.

04. Эдвард спрашивает Пеппена- как пишется "Пеппен"? в середине одно "п" или два? Пеппен ухмыляется и говорит, что человеку с русским менталитетом должно быть все равно...

Они сидят в маленьком ресторанчике в Белфасте и пьют этот уже порядком надоевший Эду эль...

-Знаешь, сегодня мне кажется, что когда я отрыгиваю, я отрыгиваю элем...

Эдуард морщится и чмокает губами, как- бы пытаясь оценить вкус эля, пока Пеппен его пристально разглядывает, разглядывает даже сквозь полупрозрачное стекло кружки...

Пеппен молчалив и серьезен, хотя Эдуарду о нем и известно, что этот человек особую крутость выставлять в принципе и не должен- амбиции не соответствуют амуниции. ИРА в последнее время себя показывает слабой организацией, даже Католическая лига- организация то же не бог весть каких боевиков и то смогла вытеснить ИРА из Ирландии.

В принципе, этому долгожданному Пеппену Эдуарду сообщить то и особо и нечего, так, ставшая уже стандартной процедура вербовки -я предлагаю вам сотрудничество, деньги и, если хотите оружие за то, что вы сотрудничаете и не устраиваете ничего такого особо злобного. Затем- все те же выдумки о конкурентах, которые, дескать, есть у ИРА, и которых наши власти не хотят видеть в Ирландии, предпочитая такие не слишком радикальные организации, как ИРА.

-Уж лучше вы, чем они! Давайте сотрудничать- кто знает, может быть в будущем мы после плодотворного сотрудничества поставим вас управлять вашей страной?

Эд думает, что все на это покупались, и на сей раз попадутся. Но Пеппен другой человек. ОН осведомленный человек-

-Разве у нас есть конкуренты? Можете назвать хоть одного?

Или: благодетелей- приведших к власти, обычно (по стандартной исторической схеме) облагодетельственные, пришед к власти мочат... чтобы особо не напоминали о данных давно обещаниях.

В общем, беседа не клеится. И все по вине молчаливого и угрюмого, сверлящего мнущегося уже Эда в упор своим взглядом типа- "а я вот у тебя уже в мозгах, и там копошусь". Эд предлагает деньги ИРА, а Пеппен отвечает, что

Мы люди бедные, привычные ко всему, нам денег много и не надо. То есть эх у нас есть, спасибо. Эд предлагает деньги лично Пеппену- тогда тот изображает даже некое подобие возмущения- вам, русским, этого не понять, это у вас все на расчете и на выгоде основано- я же работаю на идею... Попытавшись вставить слово, в том же стиле "суровых" вопросов, который был у Пеппена:

-Идею? А можете ее как-нибудь - пусть даже и не кратко, сформулировать?

Эдуард вдруг чувствует отторжение со стороны этого подпольщика- лидера ИРА, и замолкает. Пеппен резко встает и берет со стола свою шляпу, показывая всем видом, что хочет уходить. Эд просто видит теперь своего начальника, который орет, что сошлет Эда служить разведчиком на базу на северный полюс:

-Разведывать, не хотят ли белые медведи напасть на наших армейцев! Внедрять в их группировки своих агентов. Расплачиваться свежей рыбой!

С Пеппеном дело срывается, но упускать его нельзя- контакты будут переданы конкурентам из Белфаста, и если им удастся "соблазнить" Пеппена- вся слава достанется "другому" полковнику- сопернику "нашего". А Полковник такого не прощает. Тем более, что не прощать есть чего- срыв крупный. Эд укоряет себя за то, что расслабился и хорошенько не подготовился к предстоящей встрече.

Вслед за Пеппеном Эд так же резко встает, думая, что нужно использовать последний шанс, остановить Пеппена, который не заинтересовался сотрудничеством, что-то сообразить на ходу, предложить...

Но тот делает жест рукой- вроде как- "сидите, не вставайте", и, поворачиваясь спиной к Эду, бросив ему на прощание с полуоборота:

-Вижу, Эдуард Анатольевич, вы серьезный человек, с вами можно работать- направляется к выходу..

он не должен был знать отчества Эдуарда- но он знал его. Более того, для Эдуарда это даже не привычно, но он знал его правильно. Каких трудов языкоковерканья стоило ему произнести:

Ана- тол- эвич- но он это сделал.

Вечером того же дня, Пеппен звонит на мобильный Эда, для того, чтобы разузнать, нет ли у Эдуарда возможностей раздобыть НУРСов.

Эдуард довольно потирает руки- и идет в гости к начальнику ГРУ Белфаста- заклятому другу Полковника.

05. Тот конечно сильно занят, но принимает Эдуарда, разговаривает- минут пять- и затем вызывает к себе своего зама- такого же помощника- подполковника как и Эд, и приказывает тому "принять гостя, как положено". Конечно, начинается беседа об этом Пеппене

-Он согласился сотрудничать? Ты не переусердствовал, когда так сразу и в лоб стал его вербовать? Вы будете делиться с нами информацией от него? Вы дадите нам выходы на ИРА?- ну, и так далее.

Затем Эд и заместитель белфастского начальника отдела ГРУ едут "ознакомиться с местными достопримечательностями"- под охраной, конечно, в бронеавтомобилях, после чего, вынужденно (слегка рыгнув) приняв приглашение на кружку эля, Эдуард- к полуночи, а в Белфасте в порядке эксперимента отменен комендантский час- становится другом этому самому заму - не разлей вода. И сдружились они настолько сильно, что в гостинице, в двухкомнатном номере, где разместили Эдуарда (зам размещал, сам, лыка не вязал- но он здесь всем свой, все его с полуслова понимают) одну из комнат до утра этот самый зам и занял.

-Эди! Мы с тобой таких дел понаделаем, кричал зам из другой комнаты, не раздевшись улегшись там на скрипучую кушетку, прежде чем уснуть- эти суки (под словом "суки" он имел ввиду сразу многих людей- и ирландских разношерстных повстанцев, и начальников- Эда и своего) будут у нас во где!

Видимо там все сопровождалось жестикуляцией, но Эд этого не видел. Будучи человеком более сильным (в смысле силы воли) Эд смог даже раздеться сам (постелено было в его номере еще до того, как он приехал), и только утром он заметил, что спал всю ночь в носках.

06. Итак, Пеппен пошел на контакт, и теперь Эдуард , раз обещал, должен раздобыть ему НУРС-ы. Полковник (тот, что в Дублине) пытается это дело через Эда спихнуть на полковника в Белфасте (дело доставания НУРС-ов, конечно, а не дело "разработки" ИРА), а тот, в свою очередь, с радостью готов помочь, если разве что только Эд со своим начальством сдаст "связи" с Пеппеном.

-И я еще порядочно с вами поступаю! - кричит тот - в принципе мог бы вас удалить обратно в Дублин, а все ваши наработки заполучить себе!

Итак, не имея возможностей пока заполучить эти ракеты, Эд звонит Пеппену и предлагает встречу, чтобы, якобы договориться о цене, в чем бы она не выражалась.

При встрече - а у Эда "пьянству бой" он отказывается от эля, он пьет безалкогольное пиво- Пеппен говорит о цене на НУРС-ы, которая все время растет, которую предлагают ребята из Протестантской Армии. В ответ Эдуард приятно удивляет Пеппена новым предложением, новой ценой ( и вам лично будет вознаграждение- не говоря о расписке, которую пишет получатель "вознаграждения"- лукаво подмазывается к Пеппену Эд) ,а так же пытается узнать срок, в который Пеппен хотел бы заполучить эти ракеты. Тот отвечает, что время терпит и раскланивается:

Эдди! Буду ждать вашего звонка- удачи! Кстати, мы со своей стороны за сотрудничество с вами так же готовы вам предоставлять небольшие "премии" в размере...

У Эда сносит башню, потому как ему предлагают за раз получать полторы годовые зарплаты...

Все улыбаются- довольны- расходятся- а наш герой звонит заму белфастского главного грушника насчет того, чтобы тот снял с Эда и с Пеппенна слежку, потому как

-Очень уж примитивно у вас выходит!

Новый друг Эда (а его фамилия, кстати,-Колесников)

Отвечает что- "как скажешь, Эд- все будет ОК".

Итак, завязывается игра, но Эдуард - как честный, обо всем докладывает Полковнику. Не докладывает он разве что только о том, как вместе с Колесниковым решили попробовать- Эд идет получает деньги, Колесников его прикрывает- премиальные от Пеппена (если такие, конечно, будут) делить надвое.

07.Постепенно, с миру- по нитке где-то отыскиваются НУРС-ы. Работа по поиску ракет сплачивает полковников из Дублина и Белфаста, во всяком случае, их позиции проясняются. Эдуард ездит с Колесниковым на военные базы в Белфасте, затем везет Колесникова в Ирландию, к себе, и, понемногу по чуть- чуть ракеты находятся. Не смотря ни на какие бумаги и документы авиаторы не очень склонны отдавать свои боеприпасы разведке, тем более, что они и знать не могут о том, для каких таких больших целей все это грушникам запонадобилось, требуются звонки туда- сюда, высокому начальству, чтобы они давили. И при этом еще надо самим абсолютно ничего не сообщить наверх, для чего нужны неуправляемые снаряды. Ради конспирации.

В общем, через неделю после первой встречей со Стивеном Пеппеном, Эдуард звонит ему и сообщает, что готов отгрузить НУРСы ему, куда и когда он скажет. Пеппен сильно обрадован, а Эдуард снова задается вопросом куда будут использованы НУРСы, почему постоянно закупая эти ракеты повстанцы никогда их не применяют?

Стив, зачем вам эта херня - спрашивает Эдуард Пеппена на встрече пред самой "акцией" передачи НУРС-ов...

-Там такое топливо, Эд- отвечает Пеппен- взрывчатка хоть куда, особенно если перемешать с сахарной пылью или с алюминиевой пудрой!

Они смеются и чёкаются бокалами с пивом. А на следующий день Эдуард узнает о взрыве в одном из универмагов Белфаста, который произошел спустя несколько минут после того, как в магазин позвонили и сообщили, что заложена бомба. Никто не пострадал, а саперы, зная все эти уловки насчет двух или даже трех ртутных детонаторов даже не стали разминировать бомбу, спокойно дождавшись за кольцом оцепления вокруг магазина, пока не произойдет взрыв. Из химической лаборатории Колесникову сообщили, что взрывчатое вещество, использованное в этой бомбе являлось топливом, извлеченным, судя по мощности взрыва- всего из одной не управляемой ракеты .

Колесников передал эту информацию Эдуарду, а Эд ответил, что слишком уж явно- сразу после разговора с Эдом Пеппен решил показать им, зачем им нужны НУРС-ы.

Эд тут же звонит Пеппену и говорит. что благодарен ИРА за то. Что предупредили заранее об "акции" в ходе которой никто из наших не пострадал.

Тогда уже через день- в Белфасте, было, кстати, воскресенье- и у здания ратуши- на лужайке проходил концерт группы "Kitcatkisses- misses"- грохнуло еще раз, как раз в тот момент, когда певичка хриплым от неуемного употребления эля голосом выводила припев старой, но до сих пор актуальной песенки (текст которой был со временем слегка исправлен)

Ай-ар-эй! Ай-ар-эй! Зоомбэ

Э-э-э!- такое впечатление, что на этом "Э, -э,-э " девушка или рожала, или кончала.

Пострадало много народу и даже несколько полицейских, а "Kitcatkisses- misses" вообще испарило навеки вместе с аппаратурой.

Эд подумал еще , что Пеппен строит из себя крутого, но это он глубоко заблуждается, что, дескать, крут- не равен час оступится -тогда костей не соберет, по всей Ирландии летать будут.

В день передачи от нашего стола- вашему НУРС-ов (происходит все это в лесу, два крытых брезентом грузовика для перевозки людей становятся друг ко другу жопами борт- в борт) Эдуард и Пеппен едут вместе в одной машине и весело разговаривают насчет того, какая у кого фамилия-

-Пеппен- это ведь французская фамилия?

-А Григорьев- русская? У мари- эл - русские фамилии?

Пеппеен говорит, что знает своих предков до десятого поколения-

-У католиков раньше так было принято- в один приход люди ходили столетиями, в церковной книге записывалось, кто когда с кем сочетался браком, кто когда родился, умер- и так веками, мы знаем свою историю, Эд, а как насчет вас?

Эд отвечает, что ваших прапрапрапрапрапрабабушек поколениями трахали сеньеры в первую брачную ночь, лишали их невинности- и таких отдавали мужьям- вот и вся ваша супер история с тем, что вы знаете о своих родственничках.

Пеппен несколько обижается тогда и говорит, что, дескать это все брехня, что это было у англичан- оттого-то они так и любят свою королеву и ее дебелых сыновей, что все повязаны кровными узами-

-Оттого-то все англичанки и одинаковы- плоские и без титек! Похожи на королеву- мазер, лежишь- словно на доске. Не секс получается, а онанизм какой-то- ни всхлипа, ни оха- такая одна со мной однажды с трудом кончила и знаешь что, Эд?

-???

-Она мне сказала- сенк ю- и на этом все. Ни тебе поцелуев, ни тебе отсоса- в благодарность за оргазм! Стервы, одним словом.

Затем Пеппен с большим восторгом вспоминает, как русские, пришед к власти в Великобритании, после того, как узнали, что королевское семейство из своих личных денег финансирует деятельность некоторых "независимых" журналистов, ругающих власть русских, устроили акцию "Плата за изнасилование" в ходе которой некоторые англичане "вспомнили" и даже документально смогли подтвердить о своих пра-пра-пра- бабушках, что к ним применялось право первой ночи, и потребовали денежной компенсации за моральный ущерб. После того, как первый человек, подавший иск , компенсацию получил- за счет королевской семьи- в суд обратились десятки тысяч пра-пра-пра-пра- внуков и внучек, так что выплаты компенсаций разорили английских королей настолько, что одному из принцев пришлось открыть срочно свое личное дело- он торговал в Уэльсе и Лондоне цветами.

-У нас некогда то же не все было в порядке- продолжает беседу Эд- вот, к примеру мой дед рассказывал, как в его деревне в республике Мари...

-Это что? наверное, самый центр Сибири!

-Ну так вот, в деревне по ночам кто-то постоянно колдовал. На бытовой почве, конечно, одна старушка- против другой, потому как у той корова более удойная, нежели ее собственная. Но распространение колдовства и ворожбы было просто глобальным! Проснувшись утром почти каждый мог обнаружить у себя во дворе остатки догоревших свечей и какие- нибудь глупые амулеты! Все колдовали против всех, думая, что таким способом смогут сжить другого со свету!

-И что?

-Потом приехали евангелисты и...

-Замочили всех колдуний?

-Нет, они их просто обратили... в веру

-А потом замочили?

-Нет, зачем, они заставили их покаяться, а затем их даже покрестили.

-По принципу- погружение в воду- смерть для себя, затем- подъем- воскресение к новой жизни для Бога- затем снова погружение- чтоб больше никогда не сошли с пути истинного?

-Нет, зачем? Но на всякий случай, конечно, они переписали всех колдуний и ворожей и предупредили их, что если еще узнают, что кто-то из них этим занимался

-То их замочат!?

-Причем здесь это? Их оштрафуют так, что просто в счет возмещения штрафа лишат всех на год государственной пенсии.

-И что, они переставили колдовать?

-Нет, они подумали, что все это несерьезно, что угрозы евангелистов- просто слова и решили проверить новое государство на прочность. Вот тогда-то им точно пришлось перестать всем этим бизнесом за самогон и еду заниматься.

-Евангелисты их облили бензином и сожги- как в средние века сжигали ведьм?

-Нет!!! Их просто лишили на год пенсий!

-И вообще- Эдуард продолжает- своих оппонентов нужно не убивать, топить, расчленять, расстреливать, зарывать заживо в землю, сжигать, облив бензином (тут Эдуард привел ряд "мер", которыми боролись с "неверием" протестантские евангелисты уже на излете Гражданской войны, последовавшей сразу же после Реформации)-многоуважаемый Стив, а переубеждать.

-Да? и это как же?

-А так- аргументами всякими, и фактами, если найдутся... в крайнем же случае- если что- берешь автомат Калашникова- и целишь ему в рыло! А если не переубеждается- ба-бах! Холостым патроном. Обычно не доходит и до холостого выстрела, но уж если выстрелить- то даже самый непоколебимый поймет твою правоту!

Стив смеется, и говорит, что таким образом переубежденным людям доверять нельзя. На это Эд отвечает, что у нас никто никому вообще не доверяет и доверять не собирается.

08. На следующий день Эда к себе вызывает белфастский полковник- изображая из себя трудягу, работающего дни и ночи на пролет- он, вместо уместного "доброе утро!"- а ведь семь часов утра- у Эдуарда голова раскалывается от недосыпа и пива, выпитого накануне с Колесниковым в пабе на премиальные, выданные Пеппеном за сотрудничество- говорит странное-"добрый день!"- дескать, это вам утро, а у меня это самый разгар рабочего дня!- и показывает Эдуарду съемку взрыва на лужайке перед белфастской ратушей:

-Вот кому вы передали неуправляемые ракеты! Пеппен использует вас- и, как это происходило и с другими нашими людьми, шедшими на поводу у повстанцев- думающих, что этих зверей можно приручить- выкинет, как использованный гандон!

-Комдом - поправляет полковника Эд и продолжает- нет, не выкинет и не перестанет с нами общаться- далее Эдуард несколько открывает карты, дабы показать убедительно, насколько он в курсе и на сколько у него все под контролем- Протестантская армия перестанет с ним сотрудничать, Католическая лига- перестанет его видеть в упор (мы прикажем - и перестанут)- а патроны к крупнокалиберным пулеметам с наконечниками из обедненного урана где он возьмет? А пластид? А Си-4? А гранатометы у него все пластмассовые и из сверхпрочного картона- то есть одноразовые...

Обязательно придет к нам - и в ножки поклонится, потому как без нас его ИРА гроша ломанного не стоит!

Полковник говорит о том. что расход и приход боеприпасов в ИРА не соизмерим-

-Получили 19 ракет, использовали для бомб- шесть. И так вообще- по жизни- много берут, мало используют... Они точно к чему-то готовятся- но вот только к чему? Идет интенсивное накопление боеприпасов, нам необходимо быть осторожными. (то есть понятно, показывая, что, дескать он знает о том, сколько ИРА получает по разным источникам боеприпасов и сколько расходует- полковник неявно хочет показать Эду, что и сам имеет внутри ИРА "источники"). А не выдает их он по простой причине- конкуренция с Полковником в Дублине. Вот и все.

Эдуард просит отпустить его в Антрим- поразнюхать, с кое- какими людьми переговорить...

Полковник, не очень желая часто общаться с замом своего уже не заклятого, но все таки конкурента, радуется тому, что Эд на время исчезнет с глаз его долой.

-Езжайте! Если хотите, можете с собой прихватить Колесникова, все равно, даже если вы не хотите, я его к вам представлю, чтоб смотрел чего вы делаете и докладывал!

Эд улыбается. Полковник смеется, и они расстаются, а через полчаса с мыслями о том, что

Лед-то - тает! Эдуард несется в автомобиле, управляемым Колесниковым в город Антрим, на встречу с "Максимовой Ю, аналитиком и архивным работником".

09. В Антриме. Желая избавиться то внимания Колесникова в то же самый вечер Эд напоил его до бесчувствия и пока тот спал, беспокойно так, кстати, спал, из его комнаты в гостинице постоянно слышались вопли типа:

-Где мой автомат? - и звуки падающего с офицерской кушетки тела,- утром отправился в аналитический центр ГРУ- на поиски Максимовой Юлии.

По пути Эд зашел в маленький магазинчик купить модные духи из Бенладоновской Аравии а заодно и проверить работает ли электронная банковская карточка , выданная ему Пеппеном. У Пеппена была еще визитка, у которой был встроенный чип, который при том, что его тыкали в инфракрасный порт мобильного телефона перебрасывал на мобильник информацию о владельце визитки- там, номер телефона, электронный адрес и еще чего-нибудь. Пеппен еще сказал тогда, что выдает визитки только лишь самым- самым друзьям- и об этом весь Ольстер знает, так что случись что - эта визитка может очень даже выручить Эда.

А Эдуард долго мялся- выкинуть ли ему карточку сразу или потерять, забыв в мундире пред тем, как сдать в химчистку? Побеждает железная офицерская логика и знание истории- в большом хозяйстве любое *овно пригодиться.

Грушник грушника видит издалека и уважает и, может быть даже любит, и всегда готов помочь собрату, разве что кроме тех моментов, когда собрата подсиживает. Эдуард идет в справочный отдел отдела ГРУ в Антриме и там младший офицер, после некоторой заминки- Эд дал офицеру не свою визитку, а визитку Пеппена:

-А вы что- Пеппен из ИРА?- приходится срочно требовать, чтобы парень стер все данные из компьютера только что считанные с визитки-

-Это очень секретно!-

после в информации о том, что Эд от Полковника в Дублине, от полковника в Белфасте, с ним Колесников- зам полковника из Белфаста

-Но сейчас он не может...

-Я по личному делу по работе

в общем, ему говорят, куда идти, как найти дорогу в этих коридорах- и прочее.

Юля Максимова оказывается девушкой несколько смахивающей на англичанку- слегка плосковата, слегка удлиненное, кажется, истеричное лицо, до плеч слегка подворачивающиеся волосы- прямой пробор- и незабываемые длинные, но не пушистые светлые ресницы.

Два не очень умных ,но очень внимательных несколько водянистых светло- серых с зеленым отблеском глаза:

Вам что?

Эдуард говорит, что хорошо знал Алексея Тарасекно

-Но вот он погиб! (При слове "погиб" Юлю передернуло)- и я хотел бы с вами поговорить там, где нас не будут слышать.

Затем Эд предлагает Юле сходить какую-нибудь кафешку и поговорить за завтраком.( Юля поворачивается к начальнику- глядя на него вопросительно, а тот, молча- он все слышал, видя погоны Эдуарда кивком дает разрешение)- и они уходят, сначала несколько минут блуждая по коридорам управления к выходу.

В кафе Юля, как по- настоящему худеющая женщина, которой предложили отобедать и отказать никак нельзя (хороший повод хотя бы на чуть- чуть отвлечься от собственного гастрономического мазохизма )- набрасывается на кусок мяса, как грифы набрасываются на обглоданную львом тушу дикого какого-нибудь быка..

Поговорив минут пять о том, какой же был замечательный этот человек- хрен-с-горы Тарасенко, Эдуард переходит к тому, зачем приехал

-У вас не осталось ли каких-нибудь материалов по проекту "Черный крест"?

Юлю опять передернуло, и Эд тогда еще подумал, что она сейчас начнет врать и божиться о том, что ничего она такого не знает, да и вообще она дурочка с переулочка.

Но нет

-Осталось, даже очень много...

-И вы можете мне их передать- ведь все это секретные материалы, я вас не сдам, что они у вас есть, но держать их при себе для вас опасно.

Эд изображает великодушие человека, берущего на себя ответственность других себе же во зло, но Юлия его обламывает-

-Все материалы у меня забрали, ничего мне не сказав, а потом меня перевели в Антрим из Москвы, взяв подписку о неразглашении.

-Но как же тогда вы говорите о том, что дескать, у вас этих материалов много?

-А они у меня все тут- Юля делает указательным пальцем себе "тук- тук" (палец, кстати, слегка жирный от жаренного мяса с кровью, которое Юля так жадно только что заглотила, чуть ли не поперхнувшись) в пробор прически на голове, после чего (Эд щурится и различает в проборе небольшое количество крупного размера перхоти) некоторое время, чуть-чуть дольше, чем люди это обычно делают, соблюдая приличия- чешет себе в том самом месте, где только что делала "тук- тук". Эд тогда еще лучше разглядел Юлины потрескавшиеся губы и истерзанные, окровавленные пальцы.

-Что такое?- спрашивает Юля в ответ на пристальное разглядывание Эдуардом ее персоны и немного громче, чем прилично сморкается в платок. Платок же ее немногим более грязный, чем обычно у людей, думающих о том, что есть прилично и неприлично.

ЧАСТЬ 6.

ERASED.

01.В общем, беседа не клеится, и Эдуард провожает Юлю обратно к зданию управления ГРУ. Он долго еще смотрит ей в след (Юля отличается от других женщин тем, что не на каблуках) и думает - обернется - не обернется?

Не оборачивается.

На самом деле она обернулась, но в этот момент Эд уже не смотрел на нее.

И, грустно вздохнув, на такси (у таксиста срабатывает какой-то визжащий приборчик - это реакция на пеппеновскую карточку, и водитель не берет деньги, активно отмахивается обеими руками) возвращается в гостиницу. Там он обнаруживает, что Колесников (а у него машина!) свалил обратно в Белфаст.

Звонит Пеппен и говорит что-то странное:

-У нас ничего не вышло, Эд. Нам нужен контейнер для НУРСов!- снова клянчит эти самые контейнеры, даже немного угрожает Эду - если ему не дадут хоть два контейнера, то ИРА прервет (временно) сотрудничество с этими русскими мари-элами.

Эд обещает провентилировать этот вопрос с начальством.

Поздним же вечером звонит Колесников:

-Эдуард! Ты не представляешь, эти суки из ИРА снова устроили взрыв с использованием наших НУРС-ов! Совсем охамели, гады- сварганили такую дебильную бомбу- она у них даже не разорвалась! Пять ракет одна за другой полетели в одну и туже точку в здании ратуши и проделали там дыру- можно пролезть человеку! А там стены- в полтора метра шириной!

Очередной звонок Пеппена. Теперь он сообщает, что на Эда скоро выйдет человек, с которым нужно побеседовать

-Серьезное деловое предложение, Эдди, тебя начальство похвалит и по головке погладит!

Эд отвечает, что он сейчас не в Белфасте, а в Антриме, встретится не сможет. Оказалось, что Пеппен в курсе.

02. Рано утром, желая перехватить Юлю по пути на работу, Эдуард поджидает ее у входа в здание ГРУ. Она его замечает издалека и машет ему ручкой с окровавленными истерзанными пальчиками. А он, дескать вчера хотел вам подарить духи- за встречу, да забыл- ищет повода поговорить с ней снова. Они беседуют пару минут, договариваются о встрече вечером, и Юля убегает:

-Мне пора- а то заругают!

На одной из площадей города, пока Эдуард коротает время, не зная чем заняться, к нему подходит паренек с гитарой, который только что пел для немногочисленной праздно шатающейся публики все то же

Вотс ин е хээд? Вотс ин е хээд?

Ай-ар-эй! Ай-ар-эй!

Зоомбе! Зоомбе!

Е-е-е-е!!!

О-о!О-о!О-о!О-о!

И говорит, показывая пальцем на один очень уж мелкий паб, что Эдуарду нужно туда. Эд безропотно заходит внутрь, зная наперед, что тот, кому надо, подойдет сам.

02. Здесь еще один молодой чел, по виду которого ну никак не скажешь, что он боец ИРА, подваливает к Эдуарду с бокалом пепси (Пеппен сообщил своим что "Эдди уже несколько подустал- с непривычки от местного эля и пива") и предлагает перекинуться в картишки. Эдуард соглашается, а паренек говорит, что в Ольстере не принято играть на предложенный Эдом "интерес"- приходится играть на английские фунты. Паренек немного скисает, услышав о фунтах. Но потом: на фантики- так на фантики! - начинает раскидывать карты.

Эдуард проигрывает около тысячи "фантиков" (ставки по настоянию молодого человека были большие) и теперь скисает сам, думая, что , возможно произошла ошибка и то, что происходит- не встреча с человеком Пеппена? Но молчел развеивает появившиеся было сомнения:

-Эдвард Анатлолий! Ситви предлагает мне переговорить с вами насчет обмена информации обо всех группах сопротивления в Ольстере на несколько контейнеров для НУРС-ов.

Эдуард отвечает, что ему нужно посовещаться с начальством.

-А ИРА тоже сдадите с потрохами? - шутит Эд, встречая понимание в глазах молодого человека.

Затем этот посланец встает, и сказав на прощание, что играл не честно- уходит, не взяв денег.

Через несколько минут на мобильный Эдуарда звонит Пеппен и говорит. что он мог бы сделать это предложение и по телефону, но совсем не хотел, чтобы об этом до срока узнали другие:

-У вас ведь все прослушивается? А мне бы хотелось, Эд, чтобы вы обладали эксклюзивной информацией, она увеличит вашу значимость в глазах начальства.

Эд благодарит Стивена, а тот через несколько минут присылает смс с анимированной картинкой радующегося чертика.

Примерно в четыре часа дня звонит Юля и говорит, что ему нужно переодеться в гражданское -

-Я поведу тебя сегодня в одно место (так вот запросто она переходит на "ты")- так там одни гражданские, да и вообще не хотелось бы, чтобы кто-то подумал, что мы русские грушники.

-Они это и так поймут!

-Они поймут что мы русские, но не поймут что мы из ГРУ. Если мы просто русские- то вполне возможно туристы, а наши туристы здесь оставляют денег столько же, сколько и все остальные- вместе взятые, место-то не очень популярное!

Эд знает, как одевается публика из пабов, и прется в модный магазинчик купить себе гражданскую одежду: майку, джинсы, легкий хб джемперок игражданскиеботинки.

03. Ровно в семь часов вечера они встречаются у кафешки "Фидель Кастро"- с неудовольствием заметив, что у входа очередь. Юля некоторое время высматривала Эда в этой толпе, а когда увидела стала весело махать ему ручкой со своими растерзанными в кровь пальчиками:

-А ты переменился! - и широко улыбнулась. Эду даже показалось, что она искренне рада встрече. Реагируя на эту очередь ко входу с face control, Эд было уже хватается за корочки- но Юля его одергивает- "не надо", она одергивает и когда Эд хочет достать визитку Пеппена, но тут оказывается, что Юля еще днем заказала отдельный столик без соседей (на двоих)- в самом укромном углу.

Они усаживаются за столик в глубоком сумраке... Официанты быстро приносят пиво- в большом трехлитровом кувшине, кружки и пепельницу. А вот жрачку принести не торопятся. Пока появилась закуска, выпито уже достаточно, и Юлечка начинает хорошо хмелеть...

-Я, Юленька, все о том же- начинает Эдуард, пытаясь хоть как-то заговорить и прервать эти действующие ему уже на нервы вспрыскивания ее подленьких смешков- начавшиеся после половины второй выпитой ею кружки пива

Я о тех материалах...

Тут Юля очнулась, повела своими хрупкими плечами, и слегка заплетающимся языком устроила Эдварду скучный долгий и нудный. минут на сорок, исторический экскурс, о том, что Эд и так знал. Время от времени Юля оценивающе смотрела на Эда и вспрыскивала смешками

-Ах, да... материалы по тому проекту, в котором мы участвовали с группой...

-С какой такой группой?

-С группой молодых ребят, которую набрал себе Алексей незадолго до своей смерти, неизвестно зачем.

Возникает долгая пауза, Юля пытается прикурить от очень плохо работающей зажигалки. Огонек то появляется, то исчезает, освещая на какие-то доли секунды оранжевым светом ее лицо в этом полумраке. Эдуард вглядывается тогда в лицо Юлии и думает, что она красива... Наконец раскурив этой дешевой поджигой видимо сырую сигариллу она делает затяжку и кашляет- "А я вообще-то не курю, но вот с тобой решила попробовать"...

И продолжает

-После смерти Тарасенко мне приказали, уничтожить материалы по проекту и доложить об исполнении. Но еще до того, как Алексей погиб, я стала внимательно изучать документы, которые он постоянно приносил. Сначала меня просто смутила методичка, которую Алексей разработал и приказал нам выучить- методичка по ведению боя плотным строем группой солдат в специальной амуниции. Солдаты должны были быть настолько тяжело экипированы и вооружены, что у меня возник вопрос не о том, как можно в таких условиях быстро передвигаться и держать круговую оборону, а как в этой амуниции вообще можно было двигаться.

У Эдуарда начинает все немного колыхаться и плыть перед глазами, но потом принесли еду.

Немного чавкая Юля продолжает-

Не смотря на наши возражения, Алексей требует от нас тренировок в специальных залах- в группах по несколько человек.

-А потом я стала читать бумаги, книги и цифровые источники, которые Алексей приносил в наш бункер, особенно когда он стал мотаться по командировкам.

И вот, наконец. Пошла тягомотина, к окончанию которой Эдуард уже понимал, что ничего не понимает, а хочет спать так, что глаза слипаются, здесь бы ему встрепенуться- но даже алкоголь не помогает

-В начале века, когда Россия, Украина, Белоруссия и Сербия образовали СССР- новый союз славянских государств...

Эдуард просит перерыв, надо отлить. Вернувшись же к столу, и пока Юля не заговорила снова, сообщает, что об СССР многократно уже слышал ... кажется, это было в школе!

-Нельзя ли сразу к делу?

Юля опять смеется (просто она подумала не "к делу", а что-то иное, в рифму и созвучное "делу"), и постаравшись (безуспешно) нагнать на себя серьезный вид продолжает:

-Нет! Нельзя! Я хочу все по порядку...

Ну так вот...

Этот "новый", как тогда говорили СССР пробивает через ООН резолюцию о "косовском вопросе"- по которой северная половина Косова должна была отойти к Сербии, а южная- албанцам.

-Да-да, я помню- вступает Эдуард- тогда все еще были за эту резолюцию кроме самих сербов отказавшихся в последний момент.

-Ну да! С нашей стороны в Косово была послана шестая ударная армия, набранная из резервистов, под командованием генерала по тылу Шульгана, права же албанцев обеспечивали сами албанцы и НАТО.

Эдуард клюет носом, а Юля продолжает, уверенная, что он слушает. Для Эда же голос Юли звучит так, будто он сидит внутри большой металлической бочки, а она вещает ему снаружи:

Постепенно шестая армия вышла к рубежам (как тогда думали) будущей границы сербской территории в Косово. До поры до времени с НАТО никаких проблем не было, но все испортил один капитан по фамилии Иванов, руководимый банкирами из Москвы

Эдуард шепчет, еле шевеля губами: а какие люди тогда был банкирами? Известно кто!

Иванов устроил несколько кровавых стычек и провокаций, в частности с ротой спецназа неожиданно, вопреки всем договоренностям захватив порт Бар...

Эдуард видит, как этот казак в казацкой форме и с рыжей бородой- лопатой врывается в город, круша на своем пути ничего не ведающих немецких танкистов... играющих на губных гармошках "ах, мой милый Августин".

Видит яростную реакцию войск НАТО, обрушавшуюся на несчастную, запертую в Косово нашу шестую армию, все силы которой были стянуты на границу разделяющую Косово на северную и южную части и в Приштину. Он видит, как представители Румынии и Венгрии после решения всех вопросов с Атлантическим блоком сообщают в Российский МИД, что больше не собираются позволять проезжать по их территории российским эшелонам для помощи нашей армии в Югославии. Мышеловка захлопнулась, а НАТО, возмущенное еще несколькими стычками с людьми Иванова, переходит в решительное наступление на российских военных, равномерно размазанных по Косово и не представляющих для натовских бронированных клиньев почти никакой угрозы.

Шестую армию, конечно, разбили. Слабовольный Шульган приказал нашим солдатам сдать оружие и самим, кто как может, пробираться в Россию. Примерно в это время в плен со своей ротой- вернее с тем, что от нее осталось- один взвод - попадает Павел Филлипов- будущий лидер Революции. По возвращении в Москву, Павел вместе со своими солдатами (они даже в одном самолете летели) решали организовать свою политическую партию, чтобы показать всем сукам- капиталистам, как нужно любить Родину. Но он еще долго не знает, как это сделать. В Москве ребята из плена остаются не у дел, у многих нет работы, живут как нищие, зато у них много времени, чтобы собираться вместе и создавать партию.

У Филлипова наступает "озарение", когда он задумал сознательно попасть в тюрьму (пытается зарезать богатого человека на Тверской). Он слышит голос Божий и попадает через знакомого в пятидесятническую церковь "Роса". После этого он наконец знает, что и как делать, какую партию создавать, и обращает в свою веру простым приказом всех остальных своих ребят. Так начиналась РПП - Русская Протестантская Партия. Были всякие акции, демонстрации и пикеты, партия быстро росла, благодаря использованию популистских методов пропаганды.

В 2015 году партийный митинг у Красной площади расстреливает милиция, а партию запрещают (демократы у власти побоялись спорить с РПП в открытой борьбе). Филлипова и многих его товарищей арестовывают. Примерно тогда - не из-за желания посодействовать, а исключительно для сбора материалов для книги, в партию попадает Тарасенко - дед, непечатаемый , разбитый жизнью писатель- неудачник.

Конгресс США, желая подлить масла в огонь политической послевоенной усобицы, принял резолюцию с требованием освобождения из тюрем братьев- протестантов. Российские демократы, развалившие СССР после конфликта в Косово, не желая показать себе недемократичными, отпустили на свободу всех лидеров РПП, и сняли запрет на деятельность партии.

А в Москву для связи Вашингтона и РПП прибывает пастор Коллин. Он спокойный и во всех отношениях хороший и здравый человек, который не только организует денежную помощь для РПП из США, но и знакомит "новообращенных" партийцев с основами учения

-Главное, ребята, это- здравость!

На ближайших выборах в думу РПП получает 34% голосов избирателей, тогда был особый почет к гонимым, униженным и несчастным. Президент страны предлагает Филлипову, как лидеру партии набравшей больше голосов - создать Правительство. Но Филлипов много страдал и он многое хочет припомнить тогдашнему правительству- скорефанившись с военными, заручившись их поддержкой. Павел устраивает удачное покушение на президента в день торжественного приема в Кремле по случаю прошедших выборов. Но военные обманывают Павла. Когда его отряды начинают занимать позиции в Москве, сразу после обращения к народу из занятого Останкино одного из замов Филлипова, военные устраивают контрпереворот, разбивая революционеров в пух и прах. Так и получилось- дескать военные были вынуждены взять власть в свои руки, потому что РПП устроила переворот и даже убила президента! Филиппов и его сподвижники гибнут в Кремле в Георгиевском зале, а вместе с ними Тарасенко - дед, который присутствовал там только потому что надоел Павлу Филлипову своими просьбами взять его в Кремль. На месте в считанные секунды была положена вся верхушка РПП и ее неофициальный историк. Единственное, что спецы забыли сделать- так это прострелить Тарасенко голову, им тогда показалось, что труп с 18-тью пробоинами не нуждается в таком выстреле.

А зря!

Здесь Юля замолкает, разглядывает пустое дно пивного кувшина, берет его за ручку и пытается еще хоть несколько капель но налить в свой бокал. Эдуард предлагает заказать еще пива, но она отказывается.

Эдуард помнит, что было дальше- через полгода Тарасенко снова появится- как казалось, цел и невредим, соберет вокруг себя еще не разбежавшихся после реакции партийцев- и устроит новую, маленькую, но очень победоносную гражданскую войну.

-Юлечка, -сквозь туман сигаретного дыма и алкогольных паров обращается Эдуард к собеседнице - но ведь вы мне ничего нового и интересного так и не поведали. То, что вы мне битый час рассказываете, написано в любом учебнике по нашей истории! Ну, разве что про Тарасенко, что он не с первого дня в партии и так далее... но что это? просто новый взгляд на те события? В чем здесь секрет и при чем здесь какие-то Гб-шные проекты?

Юля говорит, что ей пора домой., и Эдуарду приходится волочь ее до такси. Похожие на милующихся влюбленных они спорят, кто будет платить-

Я- нет, я - и так далее, после чего, наконец расплатившись, выходят на свежий воздух...

Юлечка немого блюет под фонарем, Эдуард просыпается, туман развеивается. Юля отказывается от предложения Эда проводить ее до дверей дома:

-Сорри, друг, у меня сегодня менструация!- и Эду приходится тыкать некоторое время в морду таксиста визитной карточкой, подаренной ему Пеппеном. Таксис все понял.

Машина рвет с места. Юля посылает Эду воздушный поцелуй, а ему почему-то кажется, что она должна позвонить, и он даже гадает позвонит- не позвонит?

04.В три часа ночи, когда Эд пытался уснуть, зазвонил телефон. В полсекунды Эд подбежал к телефону

Я так и знал!- думает он, не совсем отдавая себе отчет, что же он так и знал, вспоминая Юлю, -но звонит Пеппен. Эдуард говорит ему, что впечатление такое будто Стив живет в нескольких часовых поясахв сторону.

-Стиви, который час?

-Эд, таким ответственным людям, как мы, нужно ложиться спать рано, так что часам к трем ночи ты великолепно будешь высыпаться!

Эдуард вспомнил маму Тарасенко Алексея, которая в редкие визиты Эда к ним засыпала часов в девять вечера прямо перед телевизором.

Пеппен задает Эдуарду всего один вопрос- в контейнер для НУРС-ов ракеты загружаются по одной в ствол , или по несколько?

-Стивен, за такие ночные пытки и допросы я постараюсь, чтобы тебе никогда не выпало сомнительное счастье обладать хоть одним контейнером.

И кладет трубку. Памятуя, что Пеппен человек настойчивый, Эдуард стоит у телефона еще около минуты, ожидая, когда он перезвонит.

Звонок! Эдуард протягивает руку к телефонной трубке, на ходу придумывая разные комбинации ругательств, которые сейчас обрушит на голову Пеппена- но звонит Юля.

-Мне страшно! Происходит что-то странное, таксист отказался брать с меня деньги- это при том, что они здесь в Антриме такие жлобы!,- она тяжко вздыхает и начинает разглагольствовать о том, как же ей, бедняжке, тяжело жить.

-Я уже не могу держать все в себе, зная, что кроме меня этой информации ни у кого нет. Я ничем не могу подтвердить свои слова, но это все правда.

- Иногда кажется, что мне все приснилось или я все придумала сама, чтобы жизнь не казалась такой скучной... Но я точно знаю- такое мне бы в голову никогда не смогло придти! Что угодно, только не это, такое выдумать- нужно быть полным шизоидом...

Она еще долго говорит о непонятных и субъективных вещах, увлекается своим монологом и не замечает, что Эд положил трубку на стол, сходил в туалет и вернулся. Иногда Юля все-таки требует реакции: "ты меня слушаешь?", и Эдуарду приходиться изредка поддакивать.

-Да, да... да, Юлечка, конечно- но Эд уже почти спит, и в конце концов Юля переспрашивает его- "А чего это - да?", значит что? нужно твердить постоянно:

-Нет...

-Я завтра, если ты еще хочешь встретиться, расскажу тебе страшную сказку для взрослых. Думаю, после этого ты запишешь меня в сумасшедшие и больше не захочешь видеть.

Наконец-то- "спокойной ночи"-и, не дожидаясь реакции Эдуарда- короткие гудки. Поспать в эту ночь удалось совсем немного, но глубокий сон с ранним подъемом, с прерванной вовремя очень снотворной (много снов) "активной фазой сна" очень бодрит. Да и встав, не приходиться вспоминать всю ту чушь, которая только что приснилась.

Эд потягивается, и, зевая идет к окну- одергивать штору на встречу яркому солнечному свету. Антрим, август, свободная зона эксперимента с "мягким" режимом управления и свободной зоной торговли. Антрим самый безопасный город в Ольстере, и Эдуарду постепенно все больше и больше не хочется возвращаться в бурлящие событиями Дублин или Белфаст.

-Так бы и сидел все жизнь здесь- думает он- слушал бы бред этой странной Юли- и больше ничего не надо...

Поцеловать бы ее... хотя разок. Интересно, как бы она отреагировала?

05. Днем Эдуард звонит в Дублин и в Белфаст, докладывая полковникам о новом предложении Пеппена. Оба обещают подумать над предложением, на принимая скоропалительных решений. Эд говорит, что в Антриме у него будут новые контакты с людьми Пеппена, и Полковник соглашается, чтобы Эдуард еще пять- десять дней провел в Ольстере.

-Но потом обратно! Ты мне очень нужен, Гений уже вот- вот должен пустить в производство чертежи для изготовлениянашейбомбы.

Всю оставшуюся часть дня Эдуард мается дурью, ждет Юлиного звонка. Но она не звонит. Не звонит она ни в семь часов вечера. Ни в восемь... Затем- звонок- бряк- бряк- бряк- срабатывает динамик телефонного аппарата со звуком эмитирующем "тревожный" зуммер на военном флоте.

-Юля!!!

-Здорово, Эдвард, да, я Юля, целую тебя в щечки! Послушай, а компоновка труб, в которые помещаются ракеты в контейнере для НУРСов обязательно должна быть радиальной? Я, к примеру, знаю, что немцы в свое время делали такие в виде прямоугольника...

А Эдуард не знает, что и ответить этому надоедливому Пеппену- лишь то, что вопрос о передаче ИРА контейнеров сейчас прорабатывается начальством.

-Да и вообще- ты задаешь слишком много технических вопросов. Скоро я начну взымать с тебя специальную плату за это!

Пеппен мрачно соглашается, плату устроить можно. Но за ответы на вопросы, а не просто так..

Поговорив, Эд садится на кушетку дочитывать книгу об Оливере Кромвеле, купленную еще в Москве (в книжном "Москва").

-Был я в Москве, купил в "Москве"- говорит он себе и, наслюнявив палец переворачивает последнюю страницу последней главы за которой, без окончания сразу следовал "список литературы".

В десять часов вечера, уже и не думая, что с Юлей можно будет как-нибудь пересечься, она, наконец, объявляется и назначает свиданку:

-У меня сегодня было слишком много работы. Мне дали задание проанализировать то, на сколько эффективней компоновка ракет для контейнеров с НУРСами в радиальном исполнении против квадратного или прямоугольного. Кстати. я нашла еще, что кроме этих, в США есть еще вариант с треугольным исполнением, и даже с ромбическим.

-Ну и как?

-А один фиг! По- моему это не меняет абсолютно ничего. У нас просто менталитарная тяга к окружностям- взять например хоть планировку Москвы, а у них- наоборот- к прямоугольникам и квадратам. Ромбический же и треугольные варианты- навязаны штатам японцами- поставщиками.

-И это ты написала в отчете- один фиг как компоновать ракеты?

-Конечно же нет. Я постаралась убедительно доказать, что наш вариант- самый верный и правильный, более соответствующий психологии артиллеристской и воздушно-ракетной стрельбы.

Потом Эдуард сломя голову несется вниз по лестнице (он заметил, так быстрее, чем на лифте), застегивая на ходу большие блестящие пуговицы на новом гражданском джемпере.

В этот раз Юля не хотела сидеть ни в какой-нибудь кафешке, ни в ресторане- она предложила прогуляться по набережной. И вот они уже идут, разговаривают... она смотрит в свое отражение в воде. А Эдуард пытается попасть плевками в свое и, забывая о необходимости вносить поправки на ветер, косит безбожно.

-Вчера я обещала тебе рассказать страшную сказку...

ну так слушай!

06.Сначала все, что говорит Юля кажется бредом, а она сама сумасшедшей дурой, но потом это ощущение сменяется другим-

-Может быть, это я схожу с ума? В голове Эда образуется пар, застилающий все вокруг. Вот- не пил, а на те вам, пожалуйста! Кажется , что- то сместилось в его мозгу и уже никогда не встанет на прежнее место

-В начале нашего века в Питере стало твориться нечто ужасное. Начался просто обвал незаконных эксгумаций на кладбищах. Десятки случаев - и никаких следов или зацепок. Строились различные предположения, но все версии приводили в тупик. Следователь, которому было поручено вести это дело, столкнулся с интересным фактом- родственники похищенных из могил покойников совершенно не производили впечатление озадаченных людей. Казалось их тяготит само следствие.

В общем, следователь (Козлов Петр Иванович или Иван Петрович- не важно) решил узнать, когда эти гробокопательства начались. Стал изучать материалы, архивы и вот- дело номер один- которому было уже несколько лет, но следствие так и не было закончено.

Произошло следующее: однажды, придя на могилу своей жены, которая умерла от несчастного случая в возрасте тридцати двух лет, один мужик заметил, что могилу кто-то тревожил, кто-то, видимо, ее раскапывал и снова закапывал. И опечаленный вдовец подал заявление в милицию. Тогда была произведена эксгумация, в ходе которой выяснилось, что гроб, в котором когда- то было тело покойной- пуст. Началось следствие. Через несколько месяцев молодой вдовец сходит с ума, а потом обнаруживается, что могилу его жены снова кто-то раскапывал. Первый гроб, в котором когда-то лежало тело этой несчастной, был выброшен и после того, как могила во второй раз была кем-то разрыта- зарыта, могилу еще раз вскрывает милиция и находит в ней новый гроб с высушенным, мумифицированным телом покойной.

Нравы тогда были простые и дело с этой незаконной эксгумацией спихнули на сошедшего с ума вдовца. А он все волновался, лез на стены, кричал, что видел свою жену живой после того как ее похоронил- ну и так далее... в общем- дурачок!

Вот такие дела. Спустя несколько месяцев гробокопатели развернулись по полной. Тела (некоторые пролежали в земле несколько лет) пропадали из могил, а родственники молчали. Постепенно и кладбищенское начальство, будто сговорившись с кем-то, перестало подавать заявления в милицию.

Козлов решил устроить на кладбище засаду и несколько месяцев безвылазно просидел в ней с друзьями. Потом еще два месяца, но уже без друзей. И вот, когда уже этот парень начал было отчаиваться, ра-а-аз!!! Ночью в карауле, на кладбище... дождь идет! - а вот герой- Козлов получает тяжелым предметом по голове. Но парень он крепкий, очнулся быстро, встал, достал запасной пистолет, который носил на ремне под щиколоткой (основной пистолет у него, конечно, изъяли), - и пошел искать, кто это его в такую ночь по голове ох.ячил?

Нашел четырех парней, аккурат в этот момент достававших из раскуроченной могилы гроб. Он положил всех рылом в грязь, связал, одного легко ранил в ногу после того, как тот пытался на него напасть с его же, козлиным, так сказать , пистолетом.

Самое интересное началось на допросе. Один из четырех -кто бы ты думал? родственник покойного, второй- работник кладбища, третий и четвертый- люди со стороны, нанятые за деньги.

-Не знаю- Юля мнется, жует губу, и легко так начинает обнимать Эдуарда за талию- они так и идут вдоль набережной- он рядом с ней, а ее рука- вокруг его талии. Продолжая говорить, Юля постепенно залезает той самой рукой- под джемпер, под джинсы- к Эду в трусы- и начинает медленно и очень нежно гладить его правое полужопие.

-Не знаю, что это такое, видимо, Козлов хотел заставить подозреваемых принять какое-то лекарство, что ли...

Оннадел на них на всех противогазы-и тогда, после большой паузы- когда все отказывались давать показания и выдавать сообщников- наконец-то разговорил этих ребят.

Родственник выкопанного покойника, который лежал в земле уже больше года, поведал Козлову, что собирался прибегнуть к услугам некоего Пашкевича, обещавшего за вознаграждение воскресить его отца. Козлов дико веселился, глядя на этого якобы обманутого парнишку, но когда узнал, что Пашкевич берет деньги только после оказания своих "услуг", стал относиться к этой затее более серьезно.

Козлов пообещал арестованным закрыть дело, если они будут сотрудничать со следствием. Он придумал "операцию", в которой он сам будет изображать еще одного родственника покойного.

На том и порешили. И вот, в один не очень прекрасный день, Козлов, работник кладбища и сын покойника- везут по одному адресу гроб с телом покойного. Козлов насторожен и постоянно готов схватиться за пистолет, не смотря на то, что его прикрывает целая милицейская бригада по особо тяжким преступлениям- человек тридцать. Они "ведут" машину, в которой находится Козлов и, сменяя друг друга, постоянно находятся на хвосте. На самом деле Козлов ожидает элементарного грабежа- какой-нибудь чувак с автоматом просто заберет у родственника деньги за "воскрешение" - и смоется. Но когда оказывается, что передача денег состоится только через два дня после этого... дела, Козлов совсем настораживается, не зная, что и думать.

Итак, они приезжают на некую дачу - зима, вокруг никого нет, соседи все разъехались, место мрачное и безлюдное. "Хвост", придумывая, как следовать за Козловым незамеченным, на некоторое время отрывается, а их, встречает всего один- работающий без помощников и посредников веселый и улыбчивый молодой человек.

Они все вместе (встречающий не знает, кто такой Козлов, но при этом не обращает на него никакого внимания) затаскивают гроб в подвал этой дачи. После этого Пашкевич (тот самый улыбчивый молодой чел) дает понять, что им пора удалиться, и прощается со всеми.

Сын покойного получает от Пашкевича указание приехать через день с деньгами, и вся кампания удаляется на машине.

За дачей Пашкевича устанавливается круглосуточное наблюдение, плюс рядом находится в постоянной готовности отделение спецназа.

Через день на дачу приезжает сын покойного (весь нашпигованный микрофонами). Парня у порога встречает Пашкевич и проводит в дом. А через некоторое время оттуда выходят двое- сын покойного и еще один очень благовидный старичок скромно и чистенько так одетый. За ними выходит Пашкевич- и помахав на прощание рукой, улыбнувшись, запирает калитку.

Вот так. Тогда эти двое садятся в машину - и пытаются оторваться от преследования милиции, но их все равно вскоре останавливают, Козлов снова кладет всех лицом в грязь, а затем забирает к себе на допрос.

Козлов бесится, он понимает, что сел в лужу перед всеми ребятами своего отдела. Его явно провели, разыграли- он не заглядывал в гроб перед тем, как отдать его Пашкевичу! Спектакль, после которого Козлова погонят из милиции поганой метлой!

Спустя некоторое время наблюдающие за дачей Пашкевича сообщают, что тот хочет уехать и грузит в свой микроавтобус гроб. Козлов отдает приказ задержать Пашкевича и сразу же проверить гроб.

Через десять минут подчиненные докладывают, что гроб пуст- в нем только несколько старых гвоздик и все. Пашкевич пытался бежать, но его задержали и скоро доставят на допрос.

Но оснований-то для задержания нет!

Родственники откопали гроб своего покойного, отвезли на дачу, за которой постоянно велось наблюдение, затем оттуда уехал благовидный старичок, там оставался всего один Пашкевич, его задержали, изъяли пустой гроб. Козлов вне себя, ведь все происходило при его участии, с одной стороны, а с другой стороны он не понимает, в чем же махинация и обман?

Даже в гробокопательстве никого нельзя обвинить, это же была милицейская спецоперация. Родственник и несчастный старичок без документов после беседы с помощником Козлова убираются восвояси, тем более, их всегда можно вызвать опять. Пашкевича то же задерживать не за что, но Козлов сажает его на тое суток в камеру предварительного заключения.

Козлов облажался. Его провели. Но вот зачем- не понятно. Возможно, это месть со стороны кого-то, кого он некогда посадил, или еще что-то. козлов думает о том, что мертвых воскресать невозможно, и укоряет себя, что не посмотрел в гроб, который помогал (сам!!!) отвозить Пашкевичу.

Итак, получается следующая картина- Козлов задержал нескольких человек, которые откопали на кладбище гроб. Пустой, конечно, Козлов думал, что тогда уже пустой, если бы не был пустым- куда делся труп? Он приказывает подчиненным опять ехать на кладбище и трясти кладбищенских- куда дели тело? Не верить словам и угрожать до тех, пор, пока не вернут. Обыск дачи Пашкевича ничего не дает- нет трупа и нет никаких следов его уничтожения. Что это значит? Значит, что его не привозили в гробу, то есть гроб был пустым.

Козлов пытается сам поднять этот мерзко воняющий гроб, и обнаруживает, что тот очень легок, впечатление такое, что при передаче гроба Пашкевичу там что-то было. Груз какой-то. Но не обязательно же тело!

Здесь Юля достала из-за уха сигариллу, долго раскуривала ее армейской напалмовой зажигалкой, после чего, аккуратно прицелясь, сплюнула (а тут и порыв ветра!) на свой левый тупорылый коричневый "доктор Мартинс".

-Черт!

Эдуард предложил свой носовой платок. У Юли есть свой- большой такой, некогда белый, теперь же больше похожий на все еще применяющиеся солдатские портянки. Сравнение с портянками- сильно в пользу портянок.

-Спасибо- не надо...- платок летит в близстоящую урну, но и здесь Юля на высоте- мимо. Эдуард думает о великой сложности непопадания в упор.

-На Пашкевича зачем-то надевают полиэтиленовые пакеты, противогазы- но тут, в ходе допроса выясняется, что у него- аллергия на кошек! Козлов помещает несчастного в одиночную камеру- вместе с тюремным котом Васькой на три часа! Однако и после пытки Пашкевич твердит, что действительно знает способ воскрешать людей...

Юля делает несчастно- задумчивый вид , и спрашивает Эда, верит ли тот еще в Бога. Мдамс... неожиданно....

-Даже не знаю, что ответить... вот в детстве, особенно в школе, мы все конечно верили...- Эдуард хмурится, пытаясь изобразить, что отнесся к вопросу Юли серьезно.

-А я, знаешь, снова начинаю верить в Него, - Юля не дает Эду обосновать мысль о неверии - мне кажется, это Он мне прислал тебя, как спасение...

Она целует Эда в губы, кидается ему на шею, да и он уже не в силах, или не хочет себя сдерживать...

Засос длинною в вечность... И оглядываясь, как заговорщики, сцепившись пальцами рук, они рванули ловить такси . Так спешат стать любовниками.

ЧАСТЬ 7.

МОРКОВЬ.

01.-Мамочки! Как больно!- простонала Юля, когда Эд ей вставил- и так аккуратно, но сильно, оттолкнувшись ногами от постели попыталась- вверх вдоль Эдда - "соскочить" с его члена.

Эдуард препятствует ей, нежно и ласково, но то же сильно надавив своими ладонями на ее плечи-

-Тихо, потерпи немного, сейчас пройдет - и продолжает активно делать это свое туда- сюда.

Через какое-то время дама наконец успокаивается, и, не смотря на повременные всхлипы и просьбы "направлять" несколько в бок (а где там у нее - другая сторона? Поди ж разбери!) даже начинает, видимо, получать удовольствие.

Когда же Эд уже совсем было кончает - ну так, что вот- вот - еще немного, капельку осталось -

"идти вперед" на самом деле трудно- Эду даже какое-то время кажется, что его... упирается в доску,- Юля перехватывает инициативу из его...

Ну не говорить же - рук?

И, активно двигаясь, постепенно начинает работать уже не на его, эуардов, а на свой оргазм. Некоторое время Эду даже тревожно за Юлю, потому как ему кажется, что она неправильно дышит- каждый его "туда" (а Эдуард действует скоростью, наверное, лишь немногим уступая отбойному молотку) сопровождается ее вдохом, а "оттуда"- выдохом, но нет, ничего на самом деле с ней плохого не происходит, и, напоследок несколько раз вскрикнув, зажав туловище Эда как тисками, своими ногами (Эд глубоко раскаивается в том, что в самом начале приподнял ее ноги немного вверх на своих руках ), глубоко выдохнув, наконец-то кончает. Эд весь взмок и устал, у него бешено колотится сердце и даже начинает покалывать в боку, одну ногу ему начинает сводить хорошо, что не сильной судорогой, и он, не получивший оргазма хочет просто упасть и расслабиться- (лишь бы ей было хорошо)-

но не тут-то было!

Юля снова-, уже кончив один раз- начинает как бы втягивать Эдуарда в себя, сильно так гладя ладонями его полужопия- - после чего у нее опять происходит несколько новых любовно- экстазных судорог, и тогда, видимо в дополнение к первому оргазму кончив еще раз, Юля наконец-то Эда отпускает...

-Спасибо...-тихо говорит она, и, топнув ногой по полу спрыгивая с разложенного дивана- почти бегом удаляется из комнаты в сторону ванной. Эдуард пытается вспомнить, где же он о чем- то подобном уже слышал. Спасибо- за оргазм, но в голове его образуется как бы ком из ваты, ему трудно думать и он хочет лишь одного- отдышаться и успокоиться.

Быстро! Блиц- криг, молниеносно!- мелькает в его голове, и он, распластавшись на диване руки- ноги в стороны, прикрыв своего лихого "героя" "одеялкой" (так Юля, разбирая второпях постель еще до их общего "дела" с Эдом называла одеяло, что вызвало в Эде слабый приступ жалости к девушке) наконец-то может поглазеть в темный потолок маленькой юлиной комнатки ну уж с очень скрипучим диваном (вскоре они понимают, что для бесшумности нужно постелить на полу) .

Но отдохнуть и расслабиться Эду сразу не получается, всего примерно через минуту спокойного лежания, уже немного придя в себя, Эд обнаруживает, что его задница аккурат расположилась в какой-то пусть и теплой, но не очень приятной луже. Итак, Эду приходиться встать и включить свет. Большое кровавое пятно.

-Так блин и думал- "ой! Мамочки!"- Эдуард передразнивает Юлины вскрики-

первый раз в первый класс!

Повернувшись к уже вернувшейся из ванны Юле, завернутой в махровое полотенце аж до титек, обтекающей и довольной (не смотря ни на что) Эдуард произносит:

-Ну, что же девушка? Вас поздравить?

А Юлька направляется к шкафу за новой простыней.

02.Затем наступает очередь "на кончину" Эда и он, по старой и доброй своей традиции- для скорости, представив себе, что .бет шестнадцатилетнюю девочку в квартире на высоком этаже многоэтажки - а внизу- в подъезде- и Эд это знает, уже находится ее возвращающийся с работы отец- быстро заканчивает, для удовольствия Юльки изобразив вскрик- как будто ему очень приятно.

Юлька- снова топнув по полу ногой спрыгивая с дивана- убегает в ванну. А возвращается оттуда уже не завернутая в полотенце, а голая неся в руках тяжелый большой кувшин охлажденной кипяченой воды. С улицы комнату слабо освещают фонари с лампами лунного света, и Эд некоторое время наконец-то может поразглядывать юлькино тело. Пока же Эдп пьет (ему кажется, что слаще этой воды на земле нет ничего), Юля, спросив:

-Ты не будешь думать, что я- шлюха?- и не дождавшись ответа примастыривается к его члену насчет отсосать. Делает это она, конечно, неумело (вращая языком вокруг пениса), но Эдуард (надо поддержать товарищей в трудовых начинаниях, да?)- весь изображая насколько он от этого тащится- погружает пальцы ей в волосы и легкими движениями начинает как-бы подталкивать ее к себе- затем немного от себя. Время от времени он делает паузы- ту-у-уда... пауза... обра-а-атно... так что через еще несколько движений "от" и "до" Юля просит время для того, чтобы отдышаться. В тот же момент, когда Эдуард уже начинает планировать, как во время оргазма, вынет свой .... из ее рта и "спустит" сперму ей прямо в лицо - происходит маленький обломись! - она, нахально хмыкнув, по виду- так она и вообще- устыдилась- перестает сосать и просто ложится рядом с Эдом, но все равно- к нему спиной. Приходится брать инициативу в свои руки (?? ), вставлять ей в горячую и пахнущую кровью промежность- и кончать уже по- стандартному.

Спиной к спине

-Тебе одеялка хватило?- Эдуард и Юля засыпают счастливым и безмятежным, но очень поверхностным сном. Безмятежность сна Эда вскоре сменяется кошмаром, в котором он видит видеокамеры наблюдения, висящие над юлькиным скрипучим диваном, он даже встает и будит Юлю:

-Смотри! Они тут по всюду!- но успокоенный, слыша ее голос как бы очень издали, думая что спит лежа:

-Все хорошо, мой миленький- идем бабайки - снова проваливается в черную дыру сна. Какое-то время он даже представляет себе, что сон- это нечто находящееся у Юли в "тоннеле любви" между ног, и он, Эдуард, маленький, меньше нескольких сантиметров- пытается туда пробраться через чащу ее "лохматки". Темный тоннель пахнет приятным, влажным и теплым запахом юлькиной неожиданной предрасположенности.

03. Далее Эд просыпается посреди ночи от ощущения того, что на него кто-то смотрит, приподнявшись от матраса, постеленного на полу - диван быдл слишком скрипучим и Эдуарду с Юлей пришлось перелечь на пол- постелить там- Эд видит проснувшуюся Юльку, разглядывающую его. Одеяло отложено в сторону, Эд лежит пузом вверх ничем не прикрытый, и Юля снова крутит шашни с его членом, целуя его и лаская. Эдуарду на некоторое время даже начинается казаться, что если бы его не было, а с Юлькой остался бы только один его член, то все равно, Юля бы этого и не заметила бы.

Итак, дамочка опять вся истекает похотью (в буквальном смысле- из ее щели сильно течет ) ища при этом, видимо какого-то нового сверхудовлетворения, потому как обычный трахтарарах ее уже не очень устраивает, она как-то недовольно мнется и мается пока, наконец, - видимо поняла, что ей нужно,- не предлагает Эду кончить ей в рот.

Подумав, что просто трахать ее в рот будет достаточно трудным и напряженным занятием, тем более, что Юля со своим маленьким ротиком немного обтирает член зубами- Эдуард говорит ей, что когда он почувствует приближение оргазма- вынет пенис из ее промежности и вставит ей в рот.

Еще через несколько минут это происходит, и, быстро вынув член из щели, вскочив Юльке на грудь, Эд кончает в ее рот. В порыве похоти, конечно, ему не удается не переборщить - Эдуард засовывает пенис Юле чуть ли не в глотку и она после его семяизвержения какое- то время кашляет и задыхается, только что чуть ли не подавившись. Но даже этого мало!

Не зная уже, что и делать- тем более, что Юля начинает пытаться оседлать его- Эдуард делает "подъем с переворотом"- то есть повалив Юльку на спину, а сам снова заняв позицию сверху- переворачивает партнершу по похоти на живот- и пытается вставить ей из "собачей" позиции. Пенис, только что в обычной позиции находивший всегда дорогу без проблем- некоторое время тыкается, не находя входа. Затем, конечно- Эд настырный- жуть - все получается, но по ходу дела член несколько раз вываливающегося из уже ставшего жидким влагалища Юли, тем самым срывая несколько раз уже ставшую совсем близкой "кончину" и ... снова приходится "ставить на место".

Исходя же из логики диспозиции - Юля, видимо поза, наводит ее на определенные размышления- нахмурившись так, кратко по- деловому просит Эда вставить ей в жопу. Второй вход за счет стекавшей в него из щели Юлии всю ночь жидкости хорошо смазан, и Эдуард идет в прорыв- с трудом вставив, с трудом начав получать удовольствие то заднего прохода Эд снова обламывается Юлькиной просьбой вынуть, потому как дескать ей очень больно.

Эдуард слушается, и, несколько обиженный на Юльку за то, что она сначала сама предложила трахнуть ее в попу, потом - когда Эд уже приноровился -сама же отказалась от такого тарараха падает с ней рядом на матрас и засыпает.

Ночь пахнет потом (слегка), немного мочой и говном (так же не сильно) и- более устойчиво- кровью. Вторую простыню приходится так же направить в мусорное ведро. Совсем уже перед тем, как уснуть, Эд вспоминает старый фильм "Последнее танго в Париже" и недоумевает по поводу того, как можно обставлять столькими словами обычный, пусть и немного развратный секс. Тебя распирает похоть и есть возможность удовлетворить ее? Ну так сделай это!

04. Утром у обоих болит голова и немного- совесть. Эд и Юля начинают друг у друга просить прощения за то "недоразумение" которое между ними произошло и брать всю вину на себя: Во все виноват я! Прости меня, пожалуйста, если сможешь- нееет, во всем виновата я, это ты меня прости- ну т.д. И таким вот образом, называя свой большой ночной разврат "случайностью и ошибкой", неконтролируемым взрывом чувств

-Ну теперь-то мы поняли, насколько это не правильно, так ведь?

-Ну, конечно!

Они снова начинают как- бы подбадривая друг друга в том что: "Этого больше никогда не случится снова, нужно держать себя в руках"- обнимать друг друга, потом целоваться взасос язык- в рот- и в конце концов, плотно слепившись вместе опять падают на скрипучий диван.

Эдуард при этом еще успевает по себя отметить, что если бы Юля была по сдержанней, он бы наверное смог удержаться от утреннего "еще одного, самого последнего- распоследнего- на прощание- разика", но вот, она сама, упав на диван, уже одетая и готовая уходить на работу, в форме- задирает перед ним юбку и раздвигает ноги:

-Самый последний раз- трахни меня!

Кончив еще два раза- вторая "кончина" следует как в авиации ведомый за ведущим- в "подчиненном" положении абсолютной признанной слабости перед первым- Юля позволяет Эду кончить самому, и оставив ему связку ключей-

-Запрешь тут все? Не забудь все за собой выключить- а убираться не надо, я уж вечером сама!- уходит, забежав сначала в ванну подмыться, уже поспешая, опаздывая на работу- вся какая в слегка мятой одежде, прекрасная и пахнущая (так кажется Эдуарду) неконтролируемой, абсолютной и дикой бабской сексуальной похотью (вот не надо думать, что такое не случается- редко, но все- таки происходит).

Эдуард остается один, и, одевшись, решает немного пошарить в Юлькиных вещах. Не найдя ничего такого -в самом потаенном месте в пакетике Эд обнаружил лишь пачку прокладок, мысленно похвалив Юльку за то, что не держит у себя дома никаких документов по работе- он быстро завтракает на кухне, которая размерами больше, чем Юлина комната, и, все внимательно осмотрев, закрыв окна, заперев квартиру на все ключи- уходит.

Спустившись вниз по лестнице Эдуард, выйдя из подъезда на улицу, понимает, что находится в абсолютно незнакомом районе города, куда, наверное ну очень редко заезжают тусующиеся в основном в центре такси.

Мобильный садится, и Эду приходится голосовать на дороге, чтобы его кто-нибудь подвез до центра.

05.Итак, полдня Эд ходит весь такой довольный и удовлетворенный, а затем постепенно ему начинаетхотетьсяснова.

Вечером же (а похотливое придыхание от чуткого уха не скроешь ни за что и никогда) звонит Юля и говорит, что она не дорассказала Эду историю о Пашкевиче, да и вообще должна забрать у Эдуарда свои ключи. Потом она говорит, что "сегодня мы ко мне, наверное, не поедем- а то случится как вчера" (Эд анализирует: а почему тогда только "наверное" и только "сегодня"- в данном случае было бы более верным сказать , что больше уже никогда и ни за что), и снова назначает встречу в центре, у какого-то там фонтана.

Стараясь своему голосу придать как можно большее похотливого придыхания, Эд отвечает что конечно- конечно они больше не поедут к Юле никогда (на том конце провода напряженное дыхание в трубку- типа- "да? Никогда? А может...") и что они вскоре вообще расстанутся, Эд уедет в Дублин, и скорее всего им больше никогда в жизни не встретится.

06.Но затем, конечно, все повторяется. Лишь в четыре часа ночи, после долгого и упорного трудового подвига по удовлетворению дамской неподъемной похоти, Эдуард позволяет себе расслабиться. А дальше- только хуже, Юле уже мало того, что она получила в эти две ночи от Эдуарда- ей еще и душу его подавай, она говорит, что ее уже не устраивает просто плотская связь. Она хочет, видите ли чувств...

-Ты меня хоть немножечко любишь?

Эдуард начинает вертеться, как летчик ас в небе, которому в ходе воздушного боя на хвост сел не менее опытный противник:

-А ты- меня?

Она отвечает, что "наверное, очень- очень", что, дескать "стала бы я с тобой этим заниматься, если бы не любила"- ее щечки припухлились от мелкой обиды, но Эд-то знает, что настоящая любовь не имеет степеней и о ней нельзя сказать, что она скорее всего есть. Если она есть, то есть, а если есть "скорее всего", то ее как- раз таки и нет. Да и вообще Эд совсем не хочет переводить отношения с Юлей в чувства. Ну- похоть и похоть, зачем при удовлетворении физиологических потребностей еще и что-то чувствовать? Ведь люди, когда идут в сортир не переживают по этому поводу никаких светлых и возвышенных чувств? Нужда она нужда и есть, нужно ли романтизировать ее лишь потому, что удовлетворение ее происходит вдвоем с кем-нибудь, а не в одиночестве?

-Я тебя очень люблю- еще раз говорит Юля, но Эдуард замечает, как она, произнося эти слова смотрит немного влево.

Врет! - вспышкой молнии проносится в его голове, и тогда, хоть у Эда и нет желания чтобы его с Юлей связывало что-то большее, чем плотские удовольствия, его постигает пусть и слабое, но разочарование. Откуда это? то есть где-то в глубине души ему хотелось бы, чтобы Юля не лгала, но...

-Давай просто не будем об это, ладно? - предлагает Эдуард, а Юля поворачивается к нему спиной и тяжко вздыхает.

Но... она такая неуемная. "Дамочка, вы когда-нибудь успокоитесь?" - хочется спросить Эдуарду, Юля не смотря ни на какие свои: "у меня все болит"- и т.д. набрасывается на него снова.

Глубоко выдохнув после еще одного- особо трудно давшегося оргазма, она, наконец, демонстративно не прижимаясь больше к Эдуаду в постели- отворачивается. Эд хочет спать, но как только он засыпает, Юля будит его говоря, что он храпит. Прерванные первые сладкие секунды долгожданного сна приводят к тому, что сон моментально улетучивается в никуда. Теперь им ничего не остается, как просто лежать молча (Юля то же не спит), отвернувшись друг ко другу спиной и молчать, повременно тяжко вздыхая.

Между ними есть какая-то недосказанность, но никто не хочет проявить инициативу начать разговор первым- не позволяет гордость. Юля считает что уже пошла на откровенность- и ее обломали, Эд все еще думает, что ничего не чувствует к Юле. Они молчат.

Свет от уличных фонарей на потолке рассечен толстыми прямыми линиями теней от оконных переплетов, изображающих вместе подобие могильногочерногокреста.

07.Глядя на плохую картину, висящую у Юли в комнате- там горы какие-то, облачка, деревца, ля-ля тополя, Эдуард почему-то вспомнил уроки истории в школе и уроки истории на курсах ГРУ, куда был послан после окончания училища.. славный поход горностерелковой баптистской дивизии в Чечню. Итак, в свое время дивизия прошла насквозь всю Чечню от Терека до южных гор с последней задачей "окончательной зачистки" и остановилась на границе с Грузией, где, завладев господствующими высотами, наконец перерезала сообщение основной Чечни с базами оппозиционеров в Грузии. Горнострелки, на самом деле были еще те- во первых у них для того, чтобы вести бои в горах не было не то, что альпинистского оснащения, а даже элементарных длинных и прочных веревок. По причине неумения вязать "восьмерки" в дивизии погибло людей чуть ли не больше, чем от пуль оппозиционеров и сепаратистов. По причине же неумения личного состава дивизии вязать веревочный узел "седло" пришли в негодность, свалившись с большой горной высоты вниз несколько зенитных установок, хорошо зарекомендовавших себя в борьбе с живой силой противника, а так же пушек и минометов. Да что там говорить, если дивизия из-за пьянства- еще при переходе границы с Чечней, установленной по реке Терек- выжирая водочный запас предназначенный для чеченцев, отрекшихся от Аллаха- понесла потери утонувшими- и это в том месте, где глубина Терека была не более полметра!

Но хорошо все, что хорошо кончается- работая на границе с Грузией по принципу "всех выпускаем- никого не впускаем" дивизия, хорошо окопавшись и комфортно устроившись в бытовом плане- в конце концов снискала себе славу одного из самых дисциплинированных соединений на Кавказе, особенно же своими многомесячными боями за высоты- сначала за завладение ими, а после- часто в многомесячном окружении, имея снабжение с "большой землей" только вертолетами- за их удержание. Горские гордые, но больше жестокие и подлые воины постепенно источились, а после опыления городов и деревень Чечни специальными газами чеченки перестали рождать детей и так проблема новой войны с вновь народившимся боевиками через каждые пятнадцать лет постепенно сошла на нет. Все более стареющее бездетное население постепенно сконцентрировалось в городах Мирный, Гудермес и Лимонов- юрт, где всех чеченцев, кормя бесплатно специальной едой из специальных полевых кухонь постепенно , но быстро свели окончательно на нет.

08. Потом Эдуард уснул для того, чтобы увидеть странный и ужасный сон: Эдуарду приснилась история любви одного неказистого еврейского кривоногого юноши к роскошной русской красавице Татьяне- юноша все время крутился вокруг Татьяны, которая, в свою очередь очень любила над ним поиздеваться старым проверенным женским способом приближу- отодвину, полюс, к этому постоянно выставляя перед юношей свои существующие и вымышленные, кажущиеся существующими любовные истории напоказ.

Это происходило несколько лет подряд до тех самых пор, пока и сама Татьяна серьезно не влюбляется в одного молодого человека, который, кстати, не так-то уж и сильно увлекался ей. В конце концов, сделав вид. Что залетела, Татьяна овладевает парнем в которого влюбилась и выходит за него замуж. Вскоре, впрочем, обман о якобы беременности обнаруживается, но супругов это не отдаляет и они продолжают жить вместе. Еврейский же поклонник Татьяны, все еще не оставляя надежд на то, что сможет вразумить своим долготерпением возлюбленную, получает, в конце концов, еще один хорошо ему запомнившийся урок- Татьяна, в один из дней, как-бы ради смеху показывает своему мужу одно из многочисленных писем, написанных ей ее старым воздыхателем, а муж, сделав вид что ему смешно и что он все это не принимает всерьез - на самом деле выясняет по конверту адрес отправителя и через некоторое время наведывается по этому адресу вместе со своими друзьями. Там влюбленному в замужнюю женщину молодому челу устраивают погром с нанесением тяжких телесных повреждений, после которого кривоногий еврейчик примерно полтора месяца отходит в больнице. Решив отомстить самостоятельно он так и не сообщает, кто на него напал , а после выписки резко меняет тактику овладения любимой женщиной, решив ее приворожить. Помыкавшись по бабкам и колдуньям примерно с полгода безрезультатно, парень в конце концов решил устроить приворот самостоятельно и для изучения этого вопроса с головой окунулся в чтение различных оккультных книг. Потом популярные книги пришлось бросить по причине того, что эффекта от них было мало, теоретические книги уступили место книгам по магической практике, а те в свою очередь были вытеснены старинными иностранными книгами по практическому оккультизму. В конце же концов, совсем было уже выбившись из сил, потеряв уйму сил, денег и времени на всю эту чушь, товарищ влюбленный совершенно случайно и совсем не дорого приобрел у одного коллекционера - уже не в надежде заколдовать свою Татьяну, а в надежде более дорого перепродать и расплатиться хотя бы с частью долгов- некий старый и очень потрепанный сборник из трех книг, называемый "трилистник", который, к удивлению любовничка - неудачника- работал!!! Почему это свойство книг сборника никто не обнаружил раньше- а разве бы продавали бы, если бы поняли, что это действует?- влюбленный молодой человек (молодой, волосатый, с перхотью и небольшой лысиной в буйных маслянистых волосах, кроме того еще и пахнущий постоянно потом- но не замечающий этого ) объяснял для себя тогда просто- люди смотрят на "трилистник" просто как на старые книги, имеющие только денежную ценность. Более того молодой человек думал о себе как об оккультисте к тому времени уже достаточно много, так что считал, что попадись "трилистник" в руки иному, так тот бы не смог провернуть и малую часть тех ритуалов, которые описывались в книгах.

Но конечно, на самом деле все было не так. только лишь спустя много времени наконец этот парень поймет, что от трилистника избавлялись люди, перепродавая его, так что книги почти никогда не находились в одних руках долго, по причине того, что обладание книгами вело человека использующего советы книг в своих целях к погибели. Прежде всего в книгах требовалось, чтобы человек, решивший заняться "практикой" отрекся навсегда от Бога и отдал бы свою душу полностью в руки сатане- и все это не за что-то, даже не за обещания а фактически просто так, так что в последствии человек мог и совсем не получить того, что хотел. То есть фактически- заплати- и дорого за незнамо что, да так, что потом, очень может, ничего и не получишь!

Более того, молодому человеку если можно так сказать повезло, потому как для того. чтобы понять, в чем было назначение книг сборника называемого "трилистник" должны были совпасть события, вероятность происшествия которых в реальности почти равнялась нулю.

Итак, в книгах "трилистника" в основном описывались практические оккультные ритуалы которые якобы должны были возыметь эффект, но это не работало, так что человек пытавшийся все это осуществить должен был вскоре разочароваться в книгах и признать их неработающими и пустыми. Фактически же "срабатывал" лишь один ритуал, который относился к воскрешению мертвых, но он был описан кратко и как бы между прочим, погребенный под огромными слоями пустой "воды". То есть вы могли бы в конце концов понять, что книги "работают", если бы посвятили бы осуществлению последовательно всех ритуалов, описанных в книгах время- день ото дня осуществляя планомерно все то, что написано - и в конце концов напоролись бы и на "работающую" часть книг.

Кто-то делал это до молодого человека, желавшего заполучить после долгих лет мучений свою любимую, кто-то уже вместе с ним делал это и после-

Но тогда молодой человек знал, чем все это оканчивается.

Итак, совпадают события, и сразу, сходу влюбленный еврейчик въезжает в полосу ужасающих, но и потрясающих его событий.

Заполучив книги, молодой человек буквально через неделю- еще и не успев заглянуть как следует в "трилистник"- получает известие о том, что внезапно скончалась его любимая. Муж Татьяны- не очень опечаленный, ставший свободным (детей за три года брака с Татьяной у них так и не народилось)- позволяет бывшему влюбленному в его жену присутствовать на ее похоронах, и даже, пригласив того на поминки просит извинения за тот погром, который сам устроил некоторое время назад.

-Ее смерть нас примирила!- говорит он, а отверженный- и теперь ему уже никогда не достичь того, что он так желал долгие годы- любовник серьезно задумывается в тот момент о суицидальном исходе.

Но на самом деле для этого парня все только начинается. Итак, вернувшись с поминок по Татьяне бывший уже влюбленный - почти решив было повеситься в тот же день- напоследок пролистывает недавно приобретенные им книги, и случайно натыкается на главу о воскрешении мертвых . В тот же вечер- а на дворе зима и смеркается весьма рано новоявленный оккультист и маг еврейского происхождения- похищает с кладбища тело своей любимой и осуществляет над ним- как в кино- со свечами, шепотом и пусканием крови- обряд.

К удивлению молодого человека Татьяна... тот час же встала и стала ходить, постоянно пытаясь выяснить, почему она не у себя дома в семье и где она отсутствовала десять дней, и как оказалась со своим старым воздыхателем.

09. Но потом память возвращается к ней- и вот, она явственно помнит о том, чтоумерла,что была в аду- мучаясь там в огне- но теперь вот- это все было как бы сном...

Молодому человеку ничего не остается, как объявить обо всем как было. Кроме того, он обманывает Татьяну, сказав ей, что теперь она его рабыня и что если она выйдет из повиновения, то он снова отправит ее обратно на мучения в ад.

Затем начинается этот принудительный для красавицы Татьяны медовый месяц. Молодой воскреситель успешно и выгодно загоняет старым друзьям- коллекционерам все свои старинные книги, кроме "трилистника" и выручает от продажи большие деньги. На эти мани он старается водить Татьяну по всяким там ресторанам и всячески вообще ублажать. Но деньги летят быстро, а черепашью супы и супы из акульих плавников стоят дорого, кроме того, не проходит и трех дней как выясняется одно очень неприятное обстоятельство из жизни воскресшей Тани- это

Она ничего не может есть

Все, что она принимает, выходит из нее блевантином буквально через полчаса, и Танечка начинает чахнуть на глазах бледнея и превращаясь в некий такой маленький скелетик. И это некогда пышущая здоровьем, кровь с молоком избалованная вниманием мужчин Таня! "Воскреситель" теряется в догадках, что делать. Буквально на третий день воскресения Татьяны, молчел решает на утро обойти всех своих старых приятелей держателей колдовских старинных книг по вопросу чем кормить воскрешенного мертвеца- и, оттрахав с наслаждением пусть и таким образом наконец-то приобретенную любимую- сладко, ни о чем не заботясь засыпает.

Утром же паренек просыпается один, Татьяна куда-то исчезла, а их постель вся была усыпана неким странным веществом наподобие воска. Вспомнив, как они трахались с Таней- вспомнив, как чувствовал на ее теле это нечто, на подобие воска вещество, решив, что это косметическое средство по уходу за телом- парень отправляется на поиски сбежавшей бывшей умершей.

Находит же он свою Татьяну на четвертый день поисков в каком-то занюханном кабаке вполне здорово выглядящую, довольную, в чужой модной одежде и при хороших деньгах.

Угрозами отправить обратно в ад парень возвращает Татьяну к себе в квартиру обратно, но той же ночью, непокорная любимая оставив его одного сбегает снова. Молодому человеку тогда пришлось изрядно истратиться, для того, чтобы преследовать незаметно Таню на такси, пререкаясь с задающим постоянно вопросы- а зачем это вам? Таксистом- пока, наконец они не подъезжают к одному ночному клубу в центре Питера, где Татьяна выходит из пойманной ею тачки. Для того, чтобы примерно чрез полчаса выйти оттуда снова- но уже в сопровождении сильно хмельного кавалера. Таня ловит такси и уезжает с мужчиной а наш "воскреситель" - отдав положенную сумму денег таксисту, обещав еще, простит того, уже заинтересованного в том, чтобы посмотреть, что будет дальше, ехать за машиной.

Определив же по зажегшимся окнам в какую квартиру ушла Татьяна с мужчиной, молодой человек, отпустив таксиста проникает в квартиру, где находилась с мужиком Танечка, используя свое давнее еще так по- криминальному не применявшееся умение вскрывать замки.

Но то, что он увидел там, привело его в страшное смятение. Он собирался уже было навалять по шеям как Тане так и ее новому .барю, а тут...

В общем, Таня ела этого мужика живьем, предварительно успев его быстро связать и заткнуть ему рот кляпом. Увидев вошедшего молодого человека мужик сначала было воспылал надеждой, что его сейчас спасут, но поняв что Таня и "воскреситель"- одна шайка- лейка, видимо потеряв все силы в бесплодной борьбе с поедавшей его женщиной, зарыдал. Его стон был слабо слышан из- за кляпа, но, судя по судорогам и конвульсиям его тела страдал мужик в тот момент весьма и весьма! Отожрав же от мужика весьма большой кусок, перекусив ему горло и напившись крови, Таня, наконец, пришла в себя и обратила внимание на стоящего сзади своего "покровителя".

А ведь им даже не пришлось особо объясняться! Все было и так ясно- живая человеческая плоть и кровь- вот чем по- настоящему могли питаться воскрешенные. Об этом ни слова не было сказано в "трилистнике", да... и что там! Уловка дьявола на то и уловка дьявола, чтобы сначала поймать человека в сети- да так, чтобы сам туда зашел, по собственному желанию, а после сожрать его- и косточки выплюнуть!

И еще- не питаясь на протяжении нескольких дней воскрешенный начинал не только терять силы но и постепенно превращаться в воск.

Опрометчиво же решив, что если Танянаестьсяочень хорошо, то сможет как-нибудь наконец превратиться из поедателя людей в такого же как и они человека, ничем особо не примечательного, "воскреситель" берет вопрос питания своей возлюбленной под полный контроль. Несколько месяцев они с Татьяной перемещаются по Питеру из одной съемной квартиры- в другую создавая по ходу дела продовольственные запасы из сами понимаете какого мяса и крови. В конце же концов- молодому человеку все сходит с рук- его и Татьяну, в Питере не кажется, что ловят- они снова возвращаются на квартиру "воскресителя".

Некоторое время они живут вместе замкнуто, Татьяна держится на запасе добытого ею мяса- а молодой человек уже к тому времени серьезно так уверовал в собственную выдумку о том, что если Татьяна съест какое-то определенное количество человеческого мяса- то определенно исцелится от "восковой болезни" раз и навсегда, став нормальным человеком.

Но не тут-то было! Как раз в день отмечания "окончательного исцеления"- Татьяна употребила около двадцати мужчин в пищу, после чего на ее коже не осталось от воска не то, что следа, но и воскового блеска- в день, когда молодой человек, думая, что на этом все, купил много шампанского и всякой нормальной еды, которую, кстати, Таня тогда ела без блевантина и с явным удовольствием- в эту же ночь, после очень развратного секса...

В общем, она нападает на своего благодетеля- воскресителя, и чуть было не убивает его в порыве "голода", оставляя на всю оставшуюся жизнь следы- шрамы на его теле, так же и на лице. Молодой человек с трудом совладает с ней, после чего, связав по рукам и ногам скотчем, одев, волочит к своей машине, делая вид, что тащит пьяную подругу, после чего- с постоянным замиранием сердца на постах автоинспекции- отвозит на свою дачу, где и запирает в подвале для того, чтобы через десять дней вернуться и обнаружить там иссохшую мумию посреди уже отвалившейся от тела груды воска. Это была вторая и последняя уже смерть русской красавицы- Татьяны.

Ну и к чему это все привело? Да так... молодой человек наконец-то разлюбил ту, чьему образу поклонялся так долго- на протяжении многих лет, получив наконец то, что так долго хотел, пусть и таким необычным способом...

Думается, не нужно говорить о том, что этот парень был ни кто иной, как Пашкевич...

Проснувшись утром Эдуард благодарит Юлю за столь интересный и долгий рассказ, что слышал от нее ночью сквозь сон- и целует ее в растрескавшиеся губы- в трещинке две запекшиеся капельки крови- а Юля, перестав храпеть, встает и идет на кухню готовить завтрак.

Эд молит Бога, чтобы кто-нибудь приказал ему уехать из Антрима- и чтобыэтонаконец закончилось!

Бог же посылает Эдварду парня от Пеппена, который готов обсудить вопрос передачи списков подпольных групп в Ирландии в обмен на контейнера для неуправляемых ракет НУРС.

10. Посыльный от Пеппена встречается с Эдом буквально через пару часов в центре города, в месте, облюбованном Юлей и Эдуардом для встреч. Там рядом есть несколько супердешевых (и, соответственно, грязных) кабаков, и Эд (на него смотрят как на странного- он надел форму) становится на какое-то время даже центром внимания местной ну очень маргинальной и аутсайд публики (пьют, сволочи, с утра). Пока Эд устраивается за одним из столиков с бокалом эля, делая потуги изобразить, что пьет, к нему подвалили двое весьма замызганного вида товарища с просьбой о материальной помощи, и эти парни настолько настырны в стремлении облегчить карман Эдуарда на счет мелочи, что посыльный от Пеппена, появившийся с большим опозданием очень выручает Эда, когда, придя почти приказным тоном просит этих клошар удалиться. Затем идет долгая беседа- Эд не этого ожидал, но посыльный вопреки ирландской традиции пьет только кофе (так что Эд перестает пить эль и заказывает себе чай). Посыльный не соблюдая конспирации, видимо по причине того, что чувствует себя на своей территории, вываливает на грязно- замызганный стол разные там "по делу" бумаги и документы. Он рассказывает Эдуарду о великом множестве различный подпольных группах ирландского сопротивления...

-И это ведь только та часть- пусть и большая, но совсем не полная от общего числа сопротивленцев.

Эдуард переспрашивает, почему же ИРА хочет их всех сдать на растерзание нашего ГБ, а посыльный (видимо, у них там перед встречей долго обсуждался вопрос как и на какие вопросы отвечать) говорит, что многие из этих групп, не имея никакого отношения к ИРА, совершая диверсии и акции саботажа прикрываются лейблом (он так и сказал -"лейбл") Ирландской Республиканской Армии.

-Но при этом не имеют к нам никакого отношения.

Эд отвечает что

-Вполне возможно, но сам при этом думает о том, что чрезмерных радикалов из ИРА сама же ИРА могла бы перенаправить в самостоятельные отделения с собственными названиями дабы в случае провала тех дистанцироваться от них и сделать вид, что ИРА не при чем. Может это и есть тактика ИРА и именно потому-то многие эти группы действуют под именем ИРА?

Эд не знал.

Затем начался показ "демоверсии" документов по этим группам.-

-Эти документы вы можете забрать с собой, Эдуард, потому как в последнее время люди, о которых здесь говорится сменили имена и места тайных встреч, а так же у многих поменялись поставщики оружия и взрывчатки... именно по этим именам и адресам сейчас вы уже никого не найдете, но мы отдаем документы вам, чтобы вы поняли, насколько мы серьезно осведомлены, так что в этом вопросе можете положиться на нас.

Цена кончено, все та же, контейнеры для НУРС. А у Эдуарда параллельно возникает идея , отдав контейнеры ИРА, сделать их неэффективными.

Итак контейнеры- в обмен на информацию, в обмен на тонны информации.

Потом посыльный начинает более подробно расписывать те группировки, которые станут платой ГБ в обмен на оружие:

-Вот эти ребята- ( там фотографии, данные, личные дела подпольщиков)- в прошлом году захватили трех ваших пехотинцев и потребовали выкуп- но, получив выкуп, какой требовали, потребовали еще денег, а после, получив и прибавку- вместо трех вернули лишь одного вашего парня. Двоих же казнили. Расстреляв в подвалах недалеко от Белфаста...

Ну, и так далее. Попутно, знакомясь с информацией, Эдуард зорким взглядом замечает данные по нескольким группам, организованным КГБ и ГРУ, а так же совместно КГБ и ГРУ. Вежливо прервав ознакомительную поясняющую документы речь посыльного Пеппена, Эд, переложив бумаги к себе в сумку начинает прощаться:

-В целом я все понял, спасибо, информация интересная, и думаю, мое начальство ее оценит. Я же в свою очередь обещаю вам, что очень сильно постараюсь пробить вам контейнеры для неуправляемых ракет, а так же, может быть, некоторое количество этих самых ракет.

Посыльный и Эд вместе выходят из кабака, и посыльный просит Эда позволить его подвезти. Эдуард отказывается, но в следующую секунду как из под земли снова появляются те двое попрошаек, что просили у Эда мелочь в пивной, и, доставая на ходу из- за пазух автоматические пистолеты с глушителями, открывают шквальный огонь то ли по Эдуарду (не понять!) то ли по людям Пеппена. Водитель машины, в которую только что предлагали было сесть Эду вылезает наружу, и, на ходу доставая американский полицейский "бульдог" открывает ответный огонь, но быстро израсходовав все патроны и так ни в кого и не попав открывает перед Эдом заднюю дверь авто:

-Go! Go!

Эд быстро туда проникает, тут же переметнувшись на противоположную сторону от клошар - убийц, которые в этот момент перезаряжали оружие. Затем посыльный Пеппена и его водитель так же садятся в машину и, осыпаемые разбитым закаленным стеклом, его маленькими ромбиками, дают ходу.

-Ох, Эд- говорит посыльный- видимо эти ребята заезжие гастролеры (Эд оборачивается назад, видя как те двое садятся в красную "Ауди") и уезжают с места атаки в противоположном направлении, нежели ехал Эдуард.- и видимо, по вашу душу. На нас здесь напасть бы никто не посмел...

Неожиданно проявляет себя в знании русского и водитель:

-Эдуард Аскольдович! Видимо вас хотели убить!

Эд же отвечает, что это- только предупреждение

-Хотели бы убить- давно бы убили!

Предупреждение... да, но только вот от кого?

Машина несется на станцию междугородних пассажирских автобусных перевозок, где Эдуард собирался сесть на автобус в Белфаст.

ЧАСТЬ 8.

ЛАРИК.

01.В машине вместе с ребятами из ИРА Эд добрался до автобусной станции. Он пытался отправить своих сопровождающих обратно, но те ни в какую не согласились, объясняя опасениями повторного нападения. Эдуард связался с Полковником и сообщил о прошедшей встрече с человеком Пеппена и о своем возвращении в Дублин. Полковник- несколько удивленно отвечает, что ждет Эдуарда и даже готов выслать за ним машину с охраной. От этой услуги Эд отказался. Он позвонил Юле, попрощаться, а она не поняла, думала он встречу хочет назначить и говорит

-На старом месте в то же время

но вдруг голос ее осекся и связь прервалась. Эд чертыхается, пытается вновь набрать Юлин телефон, но нечаянно роняет телефон на асфальт. Пока собирал вывалившиеся аккумуляторы звонила Юля, теперь он перезванивает - занято. А Юля, видимо думая, что Эдуард специально отключил мобильник перестает звонить.

Но терпения ей хватает не на долго и через пятнадцать минут Эд наконец-то снова может слышать ее голос. Юля обещает приехать проводить Эда не смотря ни на какие его уговоры этого не делать (на само деле Эдуарду совсем не хочется, чтобы люди из ИРА видели его с его женщиной).

Юля подъехала на старой и ржавой тачке взятой где-то напрокат. Они с Эдом отошли в сторонку подальше от внимательных глаз этих добровольных телохранителей из ИРА. Юля снова начинает лепетать что-то о любви, о том , что дескать он, Эд, спас ее от разрухи и одиночества, от мыслей о суициде, да в всякая такая лабудень. Эд... нет, не то, чтобы он был жестокосердным, нет, он даже охотно бы поверил Юле на слово, но вот только таких как он тертых калачей, стрелянных воробьев за которых двух небитых дают- на мякине не проведешь. Юля упорно, говоря о возвышенных чувствах смотрит в сторону. Влево. А всякий разведчик , тем более- аналитик , знает что если человек врет, его взгляд при этом косит в левую сторону. Больше всего Эд бесится от того, что не понимает, зачем это Юльке надо?

-Эдди! Мне дико одиноко, неужели ты вновь меня оставишь одну с моей одиночью?

Но Эдуард ненавидит ложь. Тем более о любви. Тем более непонятно зачем произносимую, тем более такую сладкую и вожделенную, что очень хочется в нее поверить. Эдуард- и словами, и жестами и мимикой, отстраняясь, дистанцируется от Юли.

-Прощай! - он снова говорит о том, что то, что было между ними- было большой ошибкой.

В этот момент его мобильный телефон начинает интенсивно и раздражающе пищать, напоминая о том, что аккумуляторы садятся.

-Мне пора.

Эд с немногочисленными пассажирами садится в автобус и занимает место не у окна- чтобы не видеть ее, стоящую на улице с растерянным взглядом ребенка, неожиданно в толпе потерявшем мать и вот- вот готовым расплакаться. Подождав минут пять, водитель закрывает двери и авто отъезжает от станции.

До свидания, Антрим...

02. Через несколько секунд после отправления автобуса Эдуарду приходит на память последний сегодняшний завтрак с Юлей- она готовила эту яичницу с горохом, потом раскладывала на тарелки, потом ела...

Эдуард хлопает себя по лбу- левой рукой! Юлька- блин, вот оно- разведчик- а элементарного не смог подметить- левша!

Левша, как предполагали методички по изобличению лжи, при беседе- когда говорит неправду смотрит вправо.

Эд вскакивает с кресла, подбегает к водителю, собирается попросить остановить автобус, но видит, что Юля, сев в свою тачку- согбенная такая, жалкая и несчастная- отъезжает, ребята из ИРА тоже. Расстояние между Юлей и Эдуардом уже такое, что если и побежать за ней - не заметит. Эд хватается за мобильный, но у того сели аккумуляторы. Он судорожно пытается вставить вместо них батарейки от маленького радиоприемника (брал с собой для перехвата переговоров спецслужб), но и у него батарейки на нуле.

Можно было выйти и поехать к Юле на работу, вытащить ее, заставить взять отгул, провести с ней целый день в постели, отложить отъезд в Белфаст на утро... Но Эдуард в тот момент, утомленный, скажем прямо, сексом рассудил несколько иначе- он решил перезвонить Юле из Дублина, когда будет уверен, что его разговор с ней не прослушивается, по специальной связи.

Всю оставшуюся дорогу до Белфаста Эд рассматривает подаренную ему фотографию Юльки, находя к своему удивлению в ее лице много схожих черт со своим лицом. Эда это все умиляет и иногда ему даже кажется что он вот- вот будет готов прослезиться.

-Ах ты!- говорит он сам себе- любовь... морковь до гроба!

Уже в Белфасте, вечером, когда Эдуард гостит на квартире Колесникова, на уже вновь подзаряженный мобильник приходит смс- сообщение

Ты то же прощай, только знай, что я тебя все еще очень люблю

От белфастского начальника ГРУ и его зама Колесникова Эдуард узнает немало интересного- оказывается, из Москвы в Ирландию была на днях прислана комиссия для проверки некоторых фактов коррупции в российском армейском руководстве. Колесников так же прибавлял, что по его сведениям в Москве товарищ Главный рвет и мечет, возмущаясь тем, как в Ирландии идут дела. Все попытки контролировать местные группировки, прикармливать их и снабжать оружием признаны ошибочными и недейственными. Москва как можно скорее хочет провести в Ирландии европейский эксперимент по управлению территорией без помощи местного самоуправления, сотрудничающего с нашими армейцами.

Для скорейшего возвращения Эда в Дублин ему снаряжают машину с водителем, и по пути Эд размышляет над тем что он слышал от коллег: к чему может привести эта новая политика Кремля? Скорее всего, Главный требует глобальной зачистки всей Ирландии от разного рода сопротивленцев , и, может быть, вслед за этим захочет объединить Ирландию и стереть границу между Ирландией и Ольстером... закончится же это может только одним- новым набором волонтеров в подпольные партизанские группировки и ожесточением борьбы радикальных ирландцев против нашего присутствия. Тонкая игра ГРУ с Католической лигой, с Протестантской Армией и ИРА все- таки давала свои всходы в виде относительного спокойствия и мира, изредка лишь нарушавшегося какими-нибудь акциями, наполовину устроенными самим ГРУ для того, чтобы показать Москве, насколько важно здесь держать все под контролем- и отстегивать на это суммы.

Эд боится, что новый Главный- а он такой ортодокс- традиционалист в Революции поведет себя. как слон в посудной лавке и наломает немало дров, а кашу из этих дров потом придется расхлебывать ГРУ и Армии, а точнее, рядовым сопливым парням, которым конечно нельзя отказать в героичности, но вот опытности им еще недостает. А борьба с партизанами- дело весьма трудное.

03. В Дублине все оказалось (как всегда) и не таким уж страшным, как это представлялось издали- в Антриме и Бефасте. Эдуард идет с докладом к Полковнику, а тот знакомит Эда с комиссией проверяющих, прибывшей из Москвы. Комиссию возглавляет уже известный Эду Череда (мужик весьма мирно настроен по отношению к отделу ГРУ в Ирландии и постоянно повторяет фразу: "Ну мы на вашей же стороне!"), в его замах все тот же неприятный Ларионов, все улыбающийся, доброжелательно похлопывающий Эдуарда по плечу, открытый, сияющий и дружелюбный, будто и не было этой истории со сливом абсолютно бесполезной информации Эдом. С ними некто Мирзобикян, работающий с виду замом Ларионова, мальчик на побегушках, время от времени уезжающий в Москву с докладами о ситуации в Ирландии.

В общем, Полковник надеется выкрутится, объясниться с Москвой и Главным посредством проверочной комиссии. Череда, почти ничего не делает и целые дни проводит с Гением- знатоком местных пабов, Ларионов что-то там вяло- по мелочи требует улучшить в работе-

-Гений- сверхсекретный агент! Как вы ему даете возможность проводить время вне стен нашего военного городка?

-Ну так он сейчас с Чередой занимается дегустацией...

-Да?? Ну тогда ладно!

И так далее... Мирзобикяна же вообще не видно. Иногда он приезжает в Дублин- часто в очень неудобное время, так что его то приходится встречать рано- рано утром, то провожать на военный аэродром ночью.

Эд же напротив, проявляет дикую бздительность, особенно по отношению к самому опасному, как представляется Эдуарду, начальствующему от Комиссии- к Ларику. Эд ищет зацепки, он ждет тайных интриг и махинаций со стороны Ларионова, но тот, то ли слишком хорошо законспирировался, то ли обленился, несколько лет просидев в уютной и комфортной Москве, в которой мышиная возня давно запрещена и жестко пресекается. В конце концов, Ларионов идет сам на откровенный разговор с Эдом, и хоть и не безосновательно, но зря, и, главное- рано открывает свои карты.

Ларионов сам зашел к Эдуарду в кабинет на разговор, и, видя, что Эдуард включает под столом кнопу включения машины для создания помех прослушки, одобрительно кивая начинает свой долгий и утомительный (ну, утомительный это человек- Ларик) рассказ о несчастьях- злоключениях человека с "хвостом"- негативной характеристикой в личном деле по линии психики. Дескать не дают карьерно расти, зажимают, ставят на побегушочные роли- и так далее...

Но потом... Эд думает, что происходящее провокация- да и как проверить правдивость слов Ларика, коли под рукой нет переносного мобильного детектора лжи?

Ларионов говорит о планах Москвы по созданию в Ирландии системы российского контроля без "посредников" из местных структур власти. Это- эксперимент, и если он окажется удачным, то, вполне возможно его продолжат уже в Юго- восточной Азии- в Лаосе, Кампучии и т.д. На сегодняшний день на повестке дня в Москве даже стоит вопрос о нецелесообразности военного продвижения в Азию - без определенного опыта можно и не удержать власть над полученными территориями. А если войска придется отвести, то это фиаско выставит Москву в глазах всего мира не непобедимыми витязями, а теми, с кем вполне успешно можно воевать. Короче, Ирландия- это "мягкий вариант", здесь мы сможем с минимальными для себя потерями посмотреть, насколько эффективно можем управлять странами без помощи местного самоуправления. Но, в то же время, Москва не желает, чтобы такое управление было введено в Ирландии ни с того, ни с сего- дескать нам так захотелось. Все поймут, что мы ведем себя нелогично, а это равносильно признанию слабости. Для введения армейского управления Ирландией нужен хороший повод- скажем так бунт... И его - если перспектив к тому нет, необходимо организовать.

Эд отвечает- в своей манере, вроде как и очень по делу, вроде как и не в ту степь совершенно, что, дескать для того следует хорошенько вооружить мирное население- а Москва, дескать в это же время ставит ограничения на передачу оружия от нашей Армии повстанцам.

-Если произойдет выступление- но невооруженное, они, как Ганди- пойдут, размахивая гвоздиками на наши танки а их бесстыжие девки начнут кидаться на шею нашим парням- разве мы сможем в таком случае обосновать жесткие зачистки в Ирландии?

Ларик же отвечает, что Главный в Москве лишь делает вид, что не одобряет линию, которую в Ирландии гнет местный отдел ГРУ, дабы в случае неудачи все спихнуть на руководство на местах.

-И от успеха нашего управления Ирландией будут зависеть наши судьбы, Эд...- Ларионов закуривает, выдыхая дым безуспешно пытаясь сделать колечки.

Эдуард не знает что теперь и предложить, ему приходится еще раз повторять Ларионову суть плана, придуманный им с Полковником. Эдуард сдает лидера Католической лиги местным повстанцам-протестантам вместе с большой сумой денег. За это протестанты предложат в ирландском парламенте сделать день рождения Кромвеля национальным праздником и выходным днем. Ирландия взбурлит, конечно, и запенится. Начнутся всякие там выступления- и тут уже наша забота будет, чтобы выступления эти невооруженными не оказались...

-Потом (Эд и Ларик размечтались, говорят так, будто уже все устроили, сыграли. Как по нотам и теперь почивают на лаврах)- мы устраиваем зачистки - как в Ирландии, так и в Ольстере- уничтожая по спискам Пеппена подпольные организации, действующие в стране. Под шумок лупим самого Пеппена, его ИРА, а потом, связав с повстанцами лидеров Ирландского парламента, аннулируем и их, и этот вонючий парламент заодно с ними.

-Чисто!- говорит Ларионов- вот только обычно, чем лучше план, тем хуже потом все получается...

Эд спешит его успокоить

-Аэрозольная бомба уже имеется, она, в случае чего, сможет нас подстраховать. А к моменту введения плана искусственного восстания в действие таких бомб будет уже несколько десятков.

Ларик доволен, и он приступает к десерту:

-Главный в Москве, Эдуард о тебе весьма наслышан. И как ты думаешь- благодаря кому? Ну так вот, есть мнение, что как "искусственное восстание", так и последующее "восстановление" мирной жизни в Ирландии должен возглавлять более энергичный человек, нежели этот твой Полковник.

Эд подпрыгивает в кресле. Уж лучше Полковник, если что ответственность будет на нем!

Но нет... Ларик продолжает: "Его мы как-нибудь снимем, а твоим первым замом стану я. Так решил Первый".

-Вот только найдем повод.

Здесь Эдуард вспоминает о своих планах, и отдает компромат на Полковника- толстую папку Ларионову.

-Если это поможет- буду очень рад...

В принципе с компроматом можно было и повременить, и прежде удостовериться в правдивости слов Ларионова насчет "воли Первого", но Эду было невтерпеж. Если Полковник решил бы верность Эда через Ларика, то он только ускорил бы свое снятие с должности. Друзья Эда в Питере подстраховали бы - слили бы компромат на Полковника куда следует, хотя бы просто в отместку... В Ленинграде же товарищи были проверенные - одного Эд еще под Верденом вытащил раненного на себе из под артналета французов.

Ларионов разглядывал фото- Полковник с любовницей- минут пять (и в этом его ошибка, ситуация была нервной, всем хотелось действия, развязывались старые многолетние узлы, все спешили, устав ждать) сказал Эду, что если уж все так, то и у него, у Ларика

Кое- что есть

04. На стол Эдуарда веером ложатся цветные фотки.

Эд и Юля...

Ларионов смеется- Ну и чутье же у тебя, Эдуард! Как ты тогда во сне ходил по комнате и искал слежку! Настоящий разведчик... Даже во сне разведку вел!

Эд краснеет-

-Настоящий разведчик такого бы себе не позволил!

Дальше начинается обмен самыми любезными разлюбезностями. Ларионов говорит, что ему очень жаль, но после того как Эда назначат на место Полковника, а его, Ларионова назначат Эду замом, то он, Ларик, хотел бы иметь гарантии, что Эд не станет плести интриг против него, подсиживать и сживать со свету-

-Я слишком долго ждал возможности проявить себя и не имею никакого права эту возможность упускать!- говорит он чуть не плача, всем видом показывая Эдуарду- дескать, не дай мне повод пустить фотки в дело!

-Фотографии запечатаны в конвертах, и в случае чего мои люди их отнесут куда надо.

А Эдуард, и сам не знает почему, но не беспокоится.

С Ларионовым достигнуты договоренности о взаимопомощи и взаимопонимании. Теперь, если что, придется искать людей Ларионова, забирать у них компромат на Эда, и уж потом только устранять самого Ларика...

А пока Эд и Ларионов пьют за общий успех, и Ларик, хмелея, видимо не привычный к неразбавленной водке, начинает мести языком:

-Помнишь ли ты своего отца, Эдди?- далее следует долги рассказ об отце Ларионова- ну, и так далее...

Эдуард говорит, что его отец его бросил, когда он еще был маленький.

-Он в Москве завел себе женщину, к которой потом переехал жить, а с матерью развелся по почте.

-И ты ничего о нем с тех пор не знал?

Эдуард говорит, что нет.

-У-у-у-у-..- Ларионов многозначительно поднимает указательный палец правой руки вверх..- твоего отца еще тогда чуть ли не выкинули из Армии- но потом простили, ведь он был очень необходимым специалистом.

-Кстати, - проходит время, наши двое водку уже на пьют, но Ларик становится все хмельнее и хмельнее.

-После развода с твоей матерью Эдди,- на словах "с твоей матерью"- Ларионов останавливается, делает паузу и смеется как сумасшедший- твой отец, женившись повторно на другой ... бабе, взял ее фамилию

за-конс-пи-ри-ро-вал-ся...

-Угадай, что за фамилия?

-У них родилась дочь, все такое...

Эдуард (голова хоть и в тумане, но на месте, лишь чуть больше обычного хочется общаться) ляпнул первое, что пришло в голову. А что же ему могло придти в голову первым?

-А Максимова!

-Ну ты, разведка даешь- Ларик смотрит с уважением - что , уже все сам выяснил?

А у Эда в этот момент отрезвляющей молнией в голове проносится догадка: так вот зачем Ларик завел разговор об отце Эдуарда!

-Ты хочешь сказать, что Юля- моя родная сестра по отцу?

Ларионов смотрит в лицо Эда с нескрываемым сочувствием, типа: Извини, брат, но

-Лучше горькая правда, чем сладкая, но ложь?

Через полминуты они уже в мужском сортире, где Эдуард блюет в писсуар (кабинки заняты). Эдуард, не объясняя окружающим удивленным посетителям туалета, почему так грязно и громко ругается, "изливает свою душу" :

-Бля-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я- и жидкий блевонтин широким таким и бурным потоком, падает на техническую керамику писсуара, разбрызгиваясь в стороны. Затем это : "бл- а потом: я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я!!" повторяется снова и снова несколько раз, пока Эд не остается полностью пустым.

-Не хотел ведь столько жрать за завтраком и обедом, ну что ты будешь делать?

Освобождается одна из кабинок для "большого дела" и Эдуард заходит туда, чтобы всплакнуть. Накатывает омерзение при мысли, что влечение к любимой женщине суть страшный грех и преступление, да и вообще- противоестественно.

Кажется, слезы приносят облегчение и даже какое-то раскаяние какое-то что ли. Эдуарду становится легче, он вытирает с костюма блевонтин, слезы и сопли и идет обратно к своему кабинету, сзади плетется Ларионов:

-Эдуард Анатольевич! Тебе уже лучше?

Ларик боится, что Эд что-нибудь с собой сделает, но потом успокаивается. Ближе к концу рабочего дня Эд хочет позвонить Юле, но Ларионов обрывает попытку звонка:

-Эдди, мы ее в Москву отправили- подальше от тебя!

Дальше он еще больше "утешает" Эдуарда тем, что Юлю в ближайшее время переведут служить на Дальний Восток.

На Дальний Восток! У Эда темнеет в глазах- это туда где сейчас идет интенсивный обмен биологическими бомбами с Китаем? Они нам- контейнеры с вшами с бубонной чумой, мы им- блох с оспой!

-Спасибо, Ларик, ты меня весьма утешил!

Эдуард живо себе представил Юлю, бритую на лысо, одетую в синтетический белоснежный комбез, она сидит в кабинете за компьютером, а за окном кишмя кишат злые и голодные , кусючие китайские вши!

Боже мой!!!

05. Через день Эду приходится принять у себя делегацию американских миссионеров, приехавших погостить к своим ирландским братьям- протестантам. Эдуарду необходимо действовать по инструкции- во всем и всегда подчеркивать миролюбивые устремления России в отношении США:

-Мы никогда и ни при каких обстоятельствах не вступим в вооруженный конфликт с вашей страной!- заявляет Эд, при этом на его мобильный мобильный приходит отчет о результатах обыска гостиничных номеров миссионеров.

"Обнаружены чертежи контейнеров для НУРС российского производства, в документации подробно расписано, как можно производить контейнеры в кустарных условиях".

Эд пожимает руки миссионерам, потому как те собираются погулять по Дублину. А Эдуарду начинают сыпаться сообщения о том, с какими ребятами из Протестантской Армии миссионеры встречаются.

А Эдуард- вприпрыжку бежит на доклад к Полковнику. Полковник серьезно выслушивает доклад о том, как в обмен на информацию об ирландском подполье можно оснастить ИРА контейнерами для НУРС-ов, а заодно и УРС-ами (управляемыми ракетами) со снятыми металлическими наконечниками с пластмассовыми окошечками для ИК портов наведения и укороченными оперениями. На место "положенных" наконечников можно навинтить наконечники от НУРС- и вот тебе пожалуйста, мы имеем управляемую ракету, выглядящую, как неуправляемая. Мы даем ИРА столько таких ракет - например, тысячу, что они не станут искать источников пополнений этими боеприпасами, а сами в это же время оснастим свои военные объекты системой помех для управляемых ракет, так что если ИРА попробует применить эти ракеты против нас же самих- те разлетятся в разные стороны, словно стая испуганных голубей!

06. Еще через несколько дней под каким-то благовидным предлогом в Дублин прибывает Колесников для переговоров с Ларионовым. Ларионов предлагает Колесникову стать вторым после него замом Эдуарда, после того, как будут сняты со своих постов начальники отделов ГРУ в Белфасте и Дублине. Ответив, что предложение серьезное и ему надо поразмыслить, Колесников (а по его виду ясно- он рад и согласен) снова уезжает в Белфаст.

Тем временем Эдуард активно курирует переделку тысячи УРС-ов под НУРС-ы и еще, для пущей безопасности выясняет в Техническом отделе, как можно "усовершенствовать" контейнеры под неуправляемые снаряды так, чтобы в любой момент- по желанию, можно было бы их вывести из строя. Техотдел ни до чего особо мудрого по этому вопросу не додумался как отписаться, что, дескать, мы имеем перед повстанцами настолько подавляющее техническое превосходство, что, в случае чего просто и без проблем уничтожим эти контейнеры.

07.Еще через неделю на Эдуарда снова совершают попытку нападения. Как-то раз, обходя посты наблюдения за американскими миссионерами, гуляющими по Дублину, прослушивая на ходу "свежие" записи их разговоров с ребятами из Протестантской Армии, Эд, остался один, без прикрытия и вне зоны видимости наблюдающих агентов. Он увидел тех двух ребят- клошар, которые покушались (или делали вид, что покушаются) на него еще в Антриме.

Сталкиваясь с прохожими, парни устремились (руки- за подмышки, там, видимо кобуры с пистолями!) к Эду. Эдуард, оглядевшись по сторонам, понял, что попал в "слепую зону" видимости его агентов, и дал деру. Свернув в какой-то пропахший мочой проулок Эд достает свой ТТ и готовится к бою, отходя задом дальше в глубь этой подворотни. Наконец, в подворотне появляются два эддикиллера с удивленными лицами, типа: это куда это он пропал?. Парни смотрят на Эда, Эд смотрит на парней... Один из них медленно (чтобы не спровоцировать перестрелку) засовывает указательный палец правой руки себе в правое ухо- там видимо микрофон, по которому их инструктируют. Слегка наклонив голову на бок пока слушал, и, видимо, получив новые указания этот парень, резко развернувшись на месте выбегает из подворотни, а за ним следом второй, подмигнув на прощание подмигнув Эду.

Но чуваки недооценивают Эда! Он понял, что в последний момент покушение было отменено и стал преследовать парней сам. Жаль, что потерял их из виду в каком-то подземном маркете. Запыхавшийся, но довольный такой неожиданной пробежкой и эмоциональной встряской Эдуард идет искать ближайшего своего агента, чтобы тот вызвал машину.

В тот же день неожиданно для Эдуарда и Ларионова спутав им все карты, Полковник подает в отставку. Быстро организовать триумвират Григорьев- Ларионов- Колесников не получится, а это достаточно неудобно. Колесников имеет хорошую и сплоченную группу своих ребят, готовых ради босса почти на все. Такую же группу имеет и Ларионов, но у Эда преданных людей- раз-два и обчелся! И, не смотря ни на что, ему кажется, что Ларик ведет игру против него. А Ларик силен своей завезенной из Москвы командой. Сейчас бы пригодились люди Колесникова, но отставка Полковника заставляет думать не об осуществлении старых планов, а о создании новых.

08. На самом деле Полковник поступил очень мудро. Он понял, что ему почти конец, что против него копает как Ларионов, так и Эдуард, и своей добровольной отставкой как бы предложил Первому в Москве сделку- уход в обмен на не преследование по соответствующей статье. После долгого разговора по телефону с Первым, и подачи прошения об отставке, добившись своего, Полковник собирается домой.

Вызвав к себе Эдуарда в последний раз, Полковник передает в пользование Эду свой кабинет:

-Первый мне сказал, кто станет на мое место. Так что вот- теперь владей.

Потом почти шепотом предупреждает Эда об опасности такого человека как Ларионов.

На следующий день Полковник закатывает всем банкет по случаю собственного отъезда- действо длится сутки- с "большим приветом", с подарками от руководителя отдела ГРУ в Белфасте в Дублин вновь приезжает Колесников. Эдуард еще думает- не объяснится ли им по поводу того, что Эд на "крючке" у Ларионова?

Итак, Полковник, вместе с миролюбивым и переуспокоенным, не смотря ни на какие возлияния с гением в Дублине Чередой, улетает.

В Бельгии самолет, на который должен был пересесть Полковник, оказался перегружен. И он, очень спешащий в Питер, летит на "Хорьхе" с гражданского аэродрома на российский военный. Где- то посередине недолгого пути двухместный самолетик сбивают из ручного пулемета, а потом, не погибшего при падении самолета Полковника, добили из "Томпсона" ...

Эду об этом поведал Ларионов.

На вопрос : "Кто?" Ларионов, покачав головой, усмехнувшись, ответил: "Не знаю, говорят, клошары какие-то..."

Немного побыв И.О. начальника разведки в Дублине, Эдуард получает из Москвы приказ о присвоении ему "очередного звания полковник" и назначении на место начальника отдела российской разведки в г. Дублин. По этому поводу также был банкет. И Эду удалось выпытать у поддавшего Ларионова телефон Юли в гостинице "Москва". Он спешит позвонить ей

09. К счастью (??) Юлька на месте и очень рада звонку Эда. Она говорит, что тайно была у его дома, видела его жену и дочь:

-У тебя такая красивая дочь!!

А Эд, долго откладывая всякими там: "ну, как дела?", и "ну, что делаешь?" то, что хотел рассказать Юле, наконец, резко прервав ее, набравшись смелости докладывает.

Юля, услышав это

-Я то же разглядывала твою фотографию, мне то же казалось что мы несколько похожи- начинает плакать. Эд некоторое время пытается ее успокоить и ободрить:

-Ну, этого же больше между нами не произойдет, а что было- то было!- но разговор между Дублином и Москвой прерывается помехами, которые аккурат по пути следования сигнала ставят наши военные в Польше против связи местных партизан.

Ночью Эдуарду снилось, что он с любопытством разглядывает свою тень. А утром, уже на работе, Ларионов, как всегда без стука, вошел к Эду в кабинет и сообщил, что этой ночью Юля покончила с собой, выстрелив из табельного пистолета себе в сердце.

С определенных пор психиатрия в России, полностью переложившая заботы о душевном здоровье граждан на таблетки, начала движение вспять. Психические расстройства стали считаться вирусными болезнями, передающимися воздушно- капельным путем, и тело Юли, как носитель "вируса суицида" должно быть срочно кремировано.

Еще через день Ларик доставляет Эду прощальное письмо Юли. Письмо запечатано, но Эд понимает, что Лар (так про себя называет Эд Ларионова, а ведь он теперь зам Эда) не смог бы удержаться от того, чтобы это письмо не вскрыть и не прочитать.

Ну, здравствуй, дорогой брат!

Когда ты будешь читать это письмо, я думаю, меня уже не будет в живых...

Хотя... что там? Кто знает?

Странное дело, но меня, не смотря ни на что, не смотря на то, что я узнала в последние часы, все еще, по привычке наверное, влечет к тебе, к твоему... телу.

Не раскисай там, держи хвост пистолетом и сопли не жуй.

Я просто устала и подожду тебя на той стороне, ладно?

Как перейдешь ко мне тисни смс-ку.

Эд перестает читать, слезы навернулись на его глаза. Чтобы хоть как-то придти в себя, он включает телевизор, но там как на зло, по российскому единственному каналу, работающему в Дублине какие-то попсьнюки поют:

Твои светлые глаза,

Твои белые ресницы,

И твой сверхспокойный взгляд

Меня заставили беситься,

Но за светлым твоим взглядом-

Темная душа!

И я пытался распознать

Что ты за прелесть

Что за чудо,

Но однажды я просек-

Ты хоть и в юбке

Но Иуда,

Ты- проклятие, пришедшее

Свести меня с ума!

И затем гитарный драйв - дисторшн в припеве:

Но ты все лжешь, Юлька,

(Юлька, ты сука)

ты все лжешь!

И твои слова о любви и мечты-

Все обман

Ну, и так далее. Последовательно поназывав кого-то стоящего под условным именем "Юлька" сукой, дрянью и подстилкой попснюки исчезают с экрана.

Появляется Колесников с бутылкой водки. Он в курсе того, что случилось, и спешит успокоить друга. Выпив всего по стакану, поохав и поахав, ребята погрузились в водочный туман, а потом Колесников и вовсе тактично удалился. Эд же зачем-то хватает листок бумаги, карандаш, и не отдавая себе отчет, что за текст воспроизводит- царапает на бумаге слова. Через полчаса, несколько придя в себя, он читает этот текст:

Я пытался уйти от тебя,

Я пытался сбежать от любви,

И кричал я потухшей звезде:

Хоть секунду еще- но гори!

Заявившись в твой сумрачный дом,

Весь объятый адским огнем,

Вспоминая те светлые дни

Что с тобой проводили

Вдвоем

Я работал, как вол, битый час

Проявляя дикую прыть

А очнулся лишь от того

Что сил не было

Гроб твой открыть..

В самом конце Эдуард приписывает:

"Слезы"...- и, сказав секретарю, чтобы тот передал Ларионову, что тот остается за главного- идет домой спать.

Не успел Эд уснуть дома, как звонит Ларик и спрашивает, как себя Эдуард чувствует, Эдуард же выясняет будут ли хоронить Юлю в Москве.

-Нет, конечно, тела людей, подозреваемых в вирусности кремируют, а после в специальных печах уничтожают и прах. Похороны- чисто символические, состоятся сегодня- в ячейку на кладбище поставят пустой контейнер... ты, Эдди, не приглашен.

Эд царапает на глянцевом журнале, лежащем на прикроватной тумбочке не пишущей шариковой ручкой номер кладбища.

Затем Ларионов спрашивает Эдуарда, не хочет ли тот в отпуск. Заподозрив подставу Эд отвечает, что нет. Он, дескать теперь хочет с головой уйти в работу и так отвлечься.

ЧАСТЬ 9.

МОЙ ДРУГ, ЛАБОРАНТ.

01.Эдуард в своем кабинете прихлебывает кофе из миниатюрной чашечки, параллельно читает дневники Тарасенки и книгу об Оливере Кромвеле. Эд учится у Алексея эстетствовать:

Хорошо пройтись по Тверской, когда идет снег, а ты в тяжелой, почти новой, пахнущей нафталином дубленке. На кисти рук еле натянуты кожаные женские перчатки, по случаю реквизированные у мамы, в зубах длинная ментоловая сигарета. В животе урчит не полезная, но вкусная фастфудовская макдольнальдская еда, а ты еще кусаешь на ходу хурму. Забавно смотреть на затянутых в синтетику смешных японских туристов, у которых от удивления глаза вот- вот перестанут быть раскосенькими: что за холод?- читаешь ты во взгляде каждого несчастного японца, коего угораздило очутиться в Москве в тридцатиградусный мороз- разве такое бывает? Нет, они жалеют, что потратили деньги на путешествие в Россию, думают наверное, что лучше бы им было отправиться на Средиземное море, в Грецию или Италию.

Мама в фастфуде громко кричала на кассиршу, чтобы та поторапливалась, а потом уже с заполненным подносом в руках пыталась согнать с их мест каких-то людей, которые заняли столики заранее, пока другие их знакомые стоят в очереди к кассам.

Большие серебряные монеты поблескивают лунным светом, когда я их отдаю продавщице в ларьке, покупая колу. Эта кола уже обрыдла до невыносимости- но что поделаешь? Традиция, я же на Тверской! Спускаюсь вниз к Кремлю, останавливаюсь на Манежной площади, долго разглядываю гостиницу "Москва" ,и пытаюсь представить себе, какой была та первая "Москва", построенная еще при Иосифе Сталине.

Эдуард некоторое время курит ментоловую сигариллу, а потом пытается полировать ногти. Покой и безмятежность раннего утра постепенно, по нарастающей начинают разбивать телефонные звонки. Эдуард прикидывает, сможет ли Технический отдел к 25-му апреля изготовить хотя бы штук двадцать аэрозольных бомб. Хотя аэрозольная бомба уже существует, но испытания не проводились. То что произошло недавно назвать испытанием, можно лишь с большой натяжкой. А случилось следующее: Гений заставил своей нелепостью сработать испытательный прототип бомбы, заполненный не розовым газом, а обычной жидкой Н2О. Он случайно уронил свое детище на кафельный пол бункера и устройство распыления стало распылять по лабораториям и кабинетам пар. Тем не менее, для бункера, для этого хорошо освещенного белого и сияющего подземелья эффект был потрясающим. Хоть пожарная сигнализация и сработала мгновенно и сразу же начала удалять пар, люди, находившиеся в бункере, еще около часа блуждали как слепые и ощупью пытались найти аварийные выходы. Окруженные теплым паром, они сталкиваясь друг с другом лбами, набивали шишки. Гений потом еще долго извинялся перед всеми, особенно перед Эдуардом, который во время всей этой заварухи потерял в лаборатории свои единственные очки. Но Эд успокоил парнишку, сказав что теперь, дескать, понятно, что эта ваша хреновина работает!

Гений ушел из кабинета бывшего Полковника, а теперь полковника Григорьева Эдуарда растроганный и довольный. Его, видишь ли, начальство похвалило.

02. За окном идет снег - декабрь. Эд с ужасом понимает, насколько неумолимо приближается день рождения Оливера Кромвеля. И он с успехом использует тактику своего же предшественника. А смысл таков: некое ответственное лицо- не важно кто, вместо бессмысленного плетения интриг и ожидания желаемых результатов- как бы все произошло само собой, а не по некоей, определенно направленной воле- так вот, это ответственное лицо сочетает интриги и неожиданные для окружающих, но сильные и резкие действия. Так в свое время Полковник, долго перед тем торговавшийся с Первым, выцарапывал себе государственную пенсию и покой на старости в Москве после увольнения- неожиданно для всех подал в отставку, поняв, что его подчиненные надыбали на него серьезный компромат.

Теперь Эдуард поступает по похожей схеме - в одной из телефонных бесед сильно и резко просит (почти требует) перебросить Колесникова из Белфаста к нему в замы.

Вскоре Колесников вместе со своей командой "спецов" на военном вертолете прибывает в Дублин (крепкие дружеские объятия на аэродроме). "Спецы" по поручению Эдуарда тут же окутывают Ларионова сетями прослушки и слежки. Но не так-то просто оказывается соскочить с лариковского крючка - спецы Колесникова не могут установить, где Ларионов содержит цифровые копии компромата на Эдуарда. Во-первых, даже Колесникову, а тем более его ребятам Эд не говорит, что за материалы он хочет вырвать у Ларика. Во-вторых Эд боится, что такие материалы в руках деятельного Колесникова могут Эдуарду навредить. Короче, Колесников должен найти компромат на Эда, будучи в полном неведении, что искать. "Иди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что".

Вот так вот.

Пока суть да дело, Эд распределяет роли в тройке Григорьев- Ларионов- Колесников. На себя берет интригу против Хейга и его Католической лиги, которых хочет нейтрализовать с помощью Протестантской армии. При таком раскладе протестанты получают приличную сумму денег, голову Хейга и его командиров, а за это проводят через ирландский парламент закон о праздновании дня рождения Кромвеля. Ларионову поручает текущие дела, а Колесников должен провести испытания аэрозольной бомбы в городке Н недалеко от Дублина, теоретически испытания до мелочей продуманы еще прошлым Полковником.

03.В январе из Бельгии привозят "клошар", которые убили Полковника. После допросов, которые мог устроить только лишь Ларионов (впрочем, Ларик их не бил, а лишь живописал на словах, как будет их пытать), они раскололись и поведали о своем сотрудничестве с Полковником. Хоть и без бород и в арестантских оранжевых робах, Эд узнает этих парней- те самые, что покушались на него в Антриме. Оказывается, полковник замышлял убрать Эда, а убийство спихнуть на ребят из ИРА. Но, вовремя понял, что крепко влип с компроматом, получив информацию о том, какими сведениями мог обладать Эдуард против него- и пошел на попятный, подав в отставку, уступая место Эдуарду. Именно в момент принятия этого решения, Полковник и дает отбой второй попытке убить Эда. Между этими ребятами и Полковником произошла нестыковка - больно долго и хорошо они держали друг друга на крючках неблаговидной друг о друге информации. И парни убрали Полковника, в тот момент, как его самолетик заходил на посадку на военный аэродром недалеко от Брюсселя.

Через два дня на этих парней приходит запрос из Москвы по линии ГБ и приказ сопроводить их на самолет, летящий в Россию. Оказалось, что эти парни- глубоко законспирированные гб-шники, бывшие при Полковнике для "деликатных" поручений. Ребята настолько вошли в роль европейских жителей, настолько хорошо прониклись "европеизацией", что и по-русски разучились чисто говорить, говорили с акцентом, а уж мысль о том, что эти парни- русские, так вообще никому не могла придти в голову!

Чтобы было без "обиняков" их два дня откармливают почти одной только черной икрой, поят почти только пивом, и, наконец, снабдив дорогими подарками и даже деньгами - провожают в Москву с Богом.

Эдуарду же приходиться проглотить все это- покушение, пусть даже и неудавшееся, серьезное оскорбление ... но что поделаешь? В принципе, они же не виноваты, работа у них такая.

04.А Эдуарда все еще влечет к телу Юли. Казалось бы- ее нет, она умерла, ее сожгли и ее прах, накалив на решетках с высокой температурой превратили в пар, который, осев на фильтрах дымохода крематория, был утилизирован в контейнер с кислотой... Но нет, для Эда она- живая. Но даже если живая (была бы)- разве смог бы Эд снова встречаться с ней как прежде зная о Юле то, что ему рассказал Ларик?

Найн. Это кровосмешение, от этого рождаются стремительно стареющие дети, раня болью своего быстрого увядания сердца своих греховных родителей, которые определенно переживут своих чад.

Тем не менее, Эдуард чувствует это. иногда ему даже кажется, что Юля где-то рядом и вот- вот, еще немного и коснется его плеч своими руками:

-Тебе массажик не сделать?

Он вспоминает, как Юля сидела у него на спине, и влага, стекавшая из ее щели, проскальзывала по его заднице дальше вниз на простыню, а Эд кайфовал и просил Юлю почесать ему спинку в каких-то определенных местах.

Но иногда воспоминания Эдуарда о Юле мучают. Ему кажется, что она смотрит своими светлыми глазами на него из темного угла ночного кабинета, упрекая:

-Ты же жив? А я из- за тебя умерла!

Хочется просить у нее прощения. Все чаще Эд представляет некую виртуальную Юлю, которая пришла навестить его, и они разговаривают...

Однажды, Эд в голос стал вести с Юлей беседу и очнулся лишь через несколько минут:

-Что это со мной? Не схожу ли я с ума?

И он снова пытается с головой уйти в работу.

05.Лишь к концу января Колесников докладывает Эдуарду о том, что он доработал полковниковский план операции испытания аэрозольной бомбы в городе Н "дублинской области", и предлагает Эду "осмотреть все на месте". Через несколько дней, взяв с собой и Ларионова они едут в Н на экскурсию под видом сугубо гражданских лиц.

Всю дорогу (а машину ведет Эдуард) Эд повторяет одну и ту же бесконечную "детскую" считалочку:

Победу получает тот

Кто счет потерям не ведет

Скорее все наоборот

Победу получает тот

Кому в сражении везет

Скорее все наоборот- и так можно повторять бесконечно.

В принципе, что представляет из себя Н все знают уже давным-давно. Но по просьбе Эда Колесников разворачивает на заднем сидении карту и еще раз повторяет исходные данные:

Н, триста жителей, двести пятьдесят домов, когда-то был населен более плотно, но потом основная масса людей уехала искать лучшей доли в Дублин. Экономика города состоит из двух частей- примерно две трети жителей работают на фабрике по производству пластмассовых изделий- типа тазиков и прочей лабуды, а остальные- обслуживают первых . там есть прачечные, кафешки всякие. Народ предпочитает питаться в нескольких небольших местных ресторанчиках, где для "своих" установлены "свои" цены. Когда-то городок был почти заброшен, пока туда не прибыла большая коммуна хиппи, с позволения властей поселившаяся в брошенных домах. У хипарей идет быстрый прирост за счет частого рождения детей. На пластмассовой фабрике работают, в основном, люди из этой коммуны. Можно сказать, что Н живет своей скучной, но самообеспеченной жизнью, сам зарабатывая себе на пропитание.

Немного попетляв на машине в самом центре Н, наши парни выбирают небольшой пустой в это время дня ресторанчик и заваливают туда пообедать. Хипповатого вида официант- видимо, парень из коммуны- предлагает не очень разнообразное меню, и, получив заказ, на всякий случай предупреждает, что стоимость обеда будет несколько выше, чем для местных.

В ожидании обеда Эд, Ларик и Колесников разговорились. Ларионов, оглядев картины, развешенные по стенам зала ресторана замечает:

-Экспрессионизм!

-Где сионизм?- переспрашивает Колесников. Но в это время в ресторан начинают заваливать на обед рабочие с местной фабрики. Они не ждут официанта. От каждой группки рабочих отделяется "представитель" и, пока остальные раскладывают на стульях вещи, "забивая" за собой места, "представители" бегут на кухню за подносами и приносят их, на всю компанию. Затем от каждой кампании по два-три человека со всеми подносами идут к специальному окошку за обедами. Там набирая на всех, время от времени. Держа очередь возвращаясь к столу, неся в руках по два подноса одновременно. Минут через пять после этого наплыва посетителей официант спокойно закрывает входные двери, а на улице остаются люди, которые только что хотели попасть внутрь, но вот у них не вышло. Спокойно и безропотно те разворачиваются, и уходят куда-то, видимо к другому ресторанчику или кафешке.

Эдуард же разглядывает люк в потолке.

-Вот там- на чердаке- начинает он- мы посадим снайпера.

-Зачем?- почти шепотом спрашивает его Колесников

-Наблюдать, как наш человек здесь будет вести переговоры с Хейгом, тянуть время, пока ребята из Протестантской Армии не нападут, и, в случае чего- будет на подхвате.

Колесников, изображая из себя героя, просит Эдуарда назначить его на переговоры с Хейгом, а Ларионов спрашивает, не собирается ли Эдуард сам лично "вести разговор". Нет, Эд будет нужен в другом месте- руководить операцией.

-Хейг конечно, не захочет разговаривать ни с кем, кроме меня, но в последний момент- когда встречи уже не избежать, я скажу, что, сам быть не могу и пришлю своего человека. Пообещаю компенсацию за беспокойство, Хейг лично получит премиальные- уверен, что с этим он смирится.

У Колесникова загораются глаза:

-Ух! Операция! Здорово! Давно не участвовал.

Эд, снисходительно улыбается, тем самым показывает, что для него такое почти обычное дело.

В середине обеда к нашей компании подходит официант с пивом, и говоря, что это от такого-то стола, поставив банки, не спросив, хотят ли гости принять это подношение, уходит.

Пошарив взглядом по залу, заметив бородатых, но молодых парней, весело смотрящих в его сторону и поднимающих как бы "за здравие" банки с колой вверх:

-Добро пожаловать в Н!

Эдуард, изобразив улыбочку и поклон, поднимает вверх не открытую банку пива:

-За процветание Н!

Весь зал при этом, почему-то оживляется, а затем официант, зайдя за барную стойку, включает радио.

-Специально для русских русская волна!

На русской волне играет кантри.

Выйдя из ресторанчика, делая вид, что фотографирует Ларионова и Колесникова, Эдуард щелкает белую табличку с названием улицы и номером дома.

06. Сидя над картой Н, Эд, Ларионов и Колесников сверяют ее по плану, уже давно разработанному Полковником- все вроде бы подробно расписано и расчерчено, но у Эда есть кое- какие возражения:

-Ни и ну!- говорит он- вот тут написано: пу-ле-ме-тн-ая то-чка! А как мы ее там установим? Просто пришлем за день до встречи с Хейгом солдат и скажем местным, дескать, мы тут у вас ДЗОТ намоздрячим, но вы немного потерпите, скоро от этого неудобства мы вас избавим?

-Да...- подхватывает Колесников, так и скажем: вот только хренакнем по вам аэрозольной бомбой, чтобы вы успокоились, и дело с концом- всех солдат выведем.

Затем наступает очередь Ларионова:

-В плане Полковника много недостатков- он для страховки нашего переговорщика хотел заранее ввести в город кучу наших людей. Но что с ними произойдет, когда мы спровоцируем бой и применим бомбу о которой знаем только то, что она есть?

Как нам обезопасить людей?

Эд решает не расставлять заранее солдат в городе, просто рискнет тот, кто встретится с представителями Католической лиги.

-В городе, пока не начнется заваруха, будут всего двое наших- тот кто приедет к Хейгу, и парень для подстраховки на чердаке ресторанчика.

Дальше Эд говорит, что поручит это дело спецназовцам, которые заранее примут меры, чтобы "наш человек" выжил после встречи с подставленными католиками.

Что касается бомбы, то тут все соглашаются, что, как сказал Гений, нашим ребятам будет достаточно взять с собой противогазы чтобы не подвергнуться воздействию успокаивающего газа.

Осталось решить вопрос, кто будет подставляться с Хейгом, если Эд будет руководить операцией по зачистке города после применения бомбы? Колесников предлагает себя, а Эдуард- в шутку, конечно, косится на Ларионова. Ларионов несколько съеживается и замечает, что конечно, пойдет, но только если нет другого выхода.

Эд говорит, что они оба ему слишком нужны, чтобы посылать их на задание, в котором выживание нашего агента равняется почти нулю.

07. В конце февраля Эдуарда вызывают в Москву "на разговор". Этот вызов слегка пугает Эда (некоторые после таких командировок из России не возвращались), но, взвесив все "за" и "против" он решил, что пока слишком нужен Первому, чтобы так запросто, почти накануне большой операции снимать его с должности. Долгое время принимая из России контейнеры для НУРС-ов и УРС-ов, интригуя с Протестантской армией против Хейга, подкупая в ирландском парламенте "независимых" (от Католической лиги и Протестантской армии) депутатов- Эдуард накопил столько материала, что уже вполне можно было составить представление о предстоящей операции по "управляемому" восстанию в Ирландии с последующим усмирением и упразднением органов местного самоуправления.

08.В Москве прямо с трапа самолета Эд направляется на доклад в Кремль, но приехал слишком рано, и чтобы не ждать в приемной, решил прогуляться.

В Москве же было пасмурно, тепло и сыро. Эд поймал себя на мысли, что не хочет даже заезжать домой. Хорошо бы сразу после доклада убраться отсюда.

Эдуарду резко разонравилась Москва. Ее спокойствие, сытость, чрезмерность гражданской архитектуры с огромными комнатами, высокими потолками и мизерными кухнями и ванными, нарочитая изящность и утонченность общественных зданий...

Эда потянуло обратно на Запад, с его дикостью, необузданностью, нецивилизованностью, общественными сортирами, где не в каждой кабинке с унитазом есть биде,с его противоречиями и старыми обидами, за которые народы сцепились друг с другом в смертельной, пусть и подковерной схватке, сживая "врагов" со свету с опаской поглядывая в сторону своих новых хозяев- а не разрешите ли вы нам тут кое- кого упразднить? А ради простоты изначальных условий, входных данных, не дадите ли нам разрешение на этническую небольшую чистку?

Эд подумал что это правильно, что мужчины в России, если военные, а таких почти половина- много мотаются по стране и миру- иначе большинство сошло бы с ума со скуки! Чтобы было не так тягомотно невыносимо скучно жить, правительство разрешило даже некоторую свободу мненияизъявлений... но...

Европу не заменит ничто!

-В деревню!- говорит сам себе Эдуард, перекусывая на Чеховской бигмак пополам, гладя как по улице Некрасова проносятся скоростные троллейбусы- в глушь! В Европу!

Там борьба, кровь, смерть, интриги, но именно по этому там

Интересно...

Уже идя на доклад, даже немного поспешая, возбуждение меняется на отвращение к жизни

Эдуарду блевать хочется от всего, толпа людей, хрен знает почему посреди рабочего дня шатающаяся по Тверской- что они делают?- думает Эд- все приехали в Москву по срочным и неотложным делам, как я , просто пройдутся, чтобы взглянуть на Москву - и исчезнут внутри поездов и самолетов, чтобы понести это "чувство столицы" далее во все стороны необъятной страны? Или они шатаются здесь так, как эстетствующий Тарасенко некогда- без дела и без особых целей?

Эд останавливает милицейскую патрульную машину, показывает документы и требует подвезти его к Кутафьей башне. Там КПП и он записан в список на прием, так что уже скоро окажется в кабинете Первого.

09.После доклада Эдуард лежит дома на диване- вокруг хлопочет жена, ищет Эду лекарства от температуры и кашля. Из прочитанной медицинской книжечки стало ясно, что он находится на начальной стадии старого солдатского психического расстройства, одного из немногих- признанных не вирусным. Это называется "синдром быстрого возвращения с войны". Выглядит это примерно так: в связи с чрезвычайным прогрессом транспорта, а особенно авиационного, в армии (особенно среди срочников- двугодок) время от времени происходит следующее- человек, не зная точного дня своего увольнения в запас может попасть в такую ситуацию: к примеру, утром, солдат сражается с партизанами в какой-нибудь Бельгии и жизнь его висит на волоске, а вечером- он сидит уже дома с родителями за столом и отмечает свое возвращение. Скорость смены обстановки некоторым настолько давит на мозги, что ребятам сносит крышу. Первым пострадавшим от этой болезни, как написано в брошюрке, которую сейчас читает Эдик, считается Павлик Савельев- молодой человек, которого вертолетчики с предписанием об увольнении забрали прямо с поля боя. Быстро захватив у командира документы, парень перелетел на основную базу, туда где был аэродром. Получив же все положенные печати на документы, Павел- ему повезло с попутным самолетом- уже через два часа был дома, да еще и в военкомат успел забежать- отдать военные и получить старые гражданские- но с уже отметкой о прохождении воинской службы документы. Вот так вот. Утром Павел стрелял из пулемета по врагу, который окопался на расстоянии от него метров двести, а вечером- он уже совершенно гражданский парень, свое отслуживший. Смена обстановки была настолько разительной и быстрой, что уже через неделю Павла забрали в психиатрическую лечебницу, он абсолютно не отличал сон от реальности. Иногда Павел, общаясь с кем-нибудь- хватался за голову, и бормоча, что это все сон, начинал убеждать своего собеседника, что тот- сновидение Павла. Еще ему казалось, что реальность- это галлюцинация вследствие контузии, которую он, дескать, получил, потому как идет бой, и ему очень хотелось избавиться от галлюцинации, чтобы очнуться в настоящей реальности, где идет бой. Тем более, что он считал, что пока он контужено галлюционирует, его враги могут его, раненного, добить.

Эдуарду кажется, что и он потерял связь с реальностью. А Люба хочет пригласить друзей, ведь они всегда делали так при неожиданных "залетах" Эда домой. Но ему сейчас этого не нужно, он стремится обратно в Дублин, и уже жалеет, что все- таки заехал навестить своих, а улетел обратно сразу после доклада.

В температурном полубреду, время то времени снимая напряжение парацетамолом, Эдуард, посвятил один день поездке на кладбище, где символически похоронена Юля:

Ю.Ю.Максимова, пала смертью храбрых- напротив фамилии изображение ее наград.

И постоянно велись переговоры с этим призраком дымчатым Тарасенкой, по поводу того, не мог бы он в бывшей своей квартире вести себя потише:

-Конечно, Эд! видишь- я собираю вещи, мне предстоит дальняя дорога в Дублин, ведь события теперь будут разворачиваться именно там...

В детской комнате взад- вперед летают машины игрушки, кажется, что Алексей хочет упаковать в дальнюю дорогу именно их, правда неясно зачем.

Эд, несколько огорчен, что "дальняя дорога" Алексея- это не путь в ад, где ему уже давным-давно следовало быть, а всего лишь перелет в Ольстер. Но ,как подумал еще тогда Эдуард, куда бы он не убрался, хорошо, что убрался. А через день и Эд, заехав на работу попрощаться со своей женой, отбывает обратно.

В самолете, уже далеко- далеко от Москвы, Эд неожиданно чувствует облегчение и поздравляет себя с возвращением в реальность.

10.В аэропорту Дублина его встречают улыбающиеся и такие свежие Колесников и Ларионов. Уже в машине по дороге к зданию отдела ГРУ в Дублине они интересуются, как прошла встреча в Кремле.

-Все отлично!- говорит Эдуард,- Первый одобрил все наши планы, а так же срок предполагаемого начала операции- 25 апреля. Надо быть готовыми. Стравим Католическую лигу и Протестантскую армию, сдадим протестантам Хейга, его командиров и его деньги, на которые армия протестантов купит необходимые голоса в поддержку праздника Кромвеля, а так же создаст необходимую инициативную группу граждан по проведению праздника. До этого нужно раздать Католической лиге и протестантской армии как можно больше оружия, чтобы произошедшее по поводу официального празднования дня рождения Кромвеля возмущение имело бы характер вооруженного мятежа, который мы и подавим с помощью аэрозольных бомб. Одновременно, получив от Пеппена списки подпольщиков- выведем и их из игры. Насчет ИРА конечно, нужно подумать, но мне кажется, и эту лавочку придется прикрыть.

Все улыбаются, а у Эдуарда на душе неспокойно, он вспоминает свой последний разговор с Алексеем Т. Швыряя игрушки дочери Эда Маши, Алексей задавал странные вопросы:

-Эдуард. Вот вы собираетесь применять опять розовый газ, используя для его распыления новый способ- а ты задумывался о последствиях? Есть ли у вас записи того, сколько раз, где, когда на какой площади этот газ распылялся?

Тогда Эдуард не стал отвечать на столь, как ему показалось глупые вопросы, оставив приведение швырять туда- сюда игрушки, если уж ему так хочется!

Но затем Эдуарда все- таки встревожило, отчего это все призраки озабочены именно применением розового газа. Что за этим стоит?

И Эд собирался спросить об этом своего друга- Лаборанта.

11. В противоположность Гению Лаборант обитает не в подземном бункере, а в полуподвальных помещениях на -0,5-м этаже, там, где окна выходят в специальные ниши, окруженные вкопанными подпорными стенками по периметру, а сверху- сеткой- рабицей. В его комнаты ведет длинная система коридоров, мимо каких-то давно не инвентаризированных складов и закрытых много лет грузовых лифтов. Местные легенды гласят, что некогда здесь пропал солдат- срочник, которого послали выяснить, что за барахло лежит на этих складах...но это, кончено, выдумка. Лаборант живет на отшибе, значительно ближе к земле, солнцу и воздуху, нежели Гений, но сколь велика разница в их обиталищах! Гений окружен командой людей, Лаборант никогда ни с кем не мог скорефаниться. Лаборатории Гения просторные, светлые и стерильно- чистые,белые стены серый пол, Лаборант же обитает в непроглядном полумраке. Он сам выбрал, для отдела в котором работает и является одновременно и начальником и подчиненным, те грязные казематы, в которых просиживает сутки напролет. Эд предлагал Лаборанту сделать в этих комнатах ремонт, но Лаборант наотрез отказался, сказав, что если в его помещениях сделают что-то подобное подземным этажам бункера, он немедленно переедет в другие такие же грязные, брошенные и темные комнаты.

Не смотря ни на какую заглубленность этажа в землю, здесь постоянные сквозняки и уныло воют щели в дверях.

Эдуард заходит в комнату, для того, чтобы узреть как в круге света от одинокой лампочки на проводе свисающей с потолка, под воронкой синтетического плафона- сидит в позе лотоса Лаборант. Его глаза закрыты, средние и большие пальцы кистей рук соединены в "ОК", а еще время от времени он выдыхает:

-Оммммммм....- потом со свистом вдыхает воздух через нос- и затем снова повторяется выдох с тем же "оммм..."

-Ага!- говорит Эдуард -менструируешь?

Не открывая глаз, Лаборант отвечает, что он медитативно мастурбирует. Затем Эд узнает о большом мастурбационном прогрессе Лаборанта- с недавних пор он сопровождает процесс просмотром картинок.

-Эдди, ты не мог бы все- таки заставить женщину, выдающую нам "антисекс" зайти сюда и выдать положенные мне за три месяца таблетки?

-Я ее уже несколько раз посылал сюда,- отвечает Эд, думая о том. насколько же, наверное трудно приходится Лаборанту- но она не может найти дорогу, постоянно блуждает да и страшно ей! Не мог бы ты зайти к ней сам? За зарплатой ты все- таки заходить не забываешь!

Лаборант наконец-то открывает глаза. Во всей этой обстановке- в этом полумраке, одиночестве лаборанта на отшибе огромного и в общем-то бурлящего жизнью здании ГРУ, есть что-то болезненное. Что-то такое, отчего что сначала кажется, что имеешь дело с человеком нормальным, а потом- не аномалии поведения, не странный образ жизни, но что-то с трудом уловимое, убеждает тебя в глубокой болезненности ситуации, хочется скорее уйти - эта болезненность начинает разлагающе действовать и на тебя, проникая своей чернотой.

У лаборанта особая работа- он должен фиксировать и по возможности расследовать все необычные и труднообъяснимые происшествия, которые случаются на вверенной под ответственность ирландского отдела ГРУ территории. Оттого и частые командировки, поездки- отъезды, которые случаются у Лаборанта, бывает, и без ведома Эдуарда.

-Чипсов хочешь?- спрашивает Лаб, а после кладет на стол, за который уселся Эд фотографии, от которых якобы возбуждается в последнее время, а заодно и некоторые текстовые распечатки. На фотках Эд узнает себя с Юлей... Фотографии сделаны людьми Ларионова...а Лаборнт прибавляет, что в этом ему очень помогли люди Колесникаова.

Эд не верит.

-Колесо? - с момента пьянки по поводу повышения Эдуарда, Колесников с Эдуардом решили - не при подчиненных, конечно, называть друг друга как в добрые старые мелкочиновые времена- кличками. Эдуард всегда носил кликуху Эд, а иногда и Ад, Колесников же, как был во все времена Колесом, так и остался. Лаборант говорит, что проник в компьютер Колесникова и нашел там его дневник, который тот старается вести почти каждый день.

-Думаю, Эдди Анатольевич, Колесо вам не опасен. Материалы против вас он держит только в своем компьютере, не передавая своим подчиненным, во всяком случае, по местной сети.

-Я читал его дневники... он вами весьма восхищается, а фотки держит, видимо, не со зла, а так, на всякий случай...

Эдуард упирается лбом в стол. Но Лаборант оправдывает всю ту заботу, которую о нем некогда пришлось проявить Эду- то, понимаешь ли, прикрывай его, когда он не появляется на работе целыми неделями, то помогай ему, когда, только вернувшись из отпуска он снова просится отлучиться на месяц!-

Лаборант показывает, на каких специально созданных, запаролированных сайтах располагаются фотографии компрометирующие Эда.

-Вот эдресс... а вот пасворд...

и, к счастью, таких сайтов не много.

-Это те сайты, которые создавались на наших компьютерах в отделе здесь, в Дублине, а просканировав ВСЮ сеть я обнаружил...

НАПРЯГ (Эда совсем немого колбасит, даже слабенькая капелька пота стекает со лба)

Что больше фотографии нигде не размещаются. Лаборант дает номера компьютеров, с которых ходили в сеть создавая эти сайты, тем самым выявляя людей, сотрудничающих с Лариком.

-Вот это подарок!- Эдуард обещает Лаборанту каких-нибудь благ:

-Что захочешь... только особо варежку не разевай, ладно?

Затем еще около часа провозившись со стиранием собственных фото с компьютера Лаба (Лаборант в это время стоит за спиной у Эдуарда и время от времени вспрыскивает смешками), позвонив в отдел, отвечающий за работу сети, как внутренней, в здании, так и WWW и внутриведомственной (обмен информацией между разными отделами ГРУ в разных городах) с просьбой отключить Лаборанта от инета, пригрозив ему кулаком, что, дескать-

-Ты меня знаешь, если эти фотки у тебя окажутся снова- убью!- Эд с лаборантом отправляются в столовку на обед. Лаборант некоторое время фордыбачится, он видите ли не ест невегетарианской пищи, но потом смиряется, потому что Эдуард собирается серьезно поговорить.

Итак, Ларик,- этот чухломист в кармане у Эда, Эдуард, конечно сотрет все свои фото с сайтов лишь когда представится возможность, сразу делать этого нельзя...

Но вот- когда представится эта возможность? Да и еще- кроме оцифровки в инете у Ларионова и его людей фотографии имеются и в распечатанном виде, и на цифровых носителях...

А потом... потом Эд понимает, что цена его собственной свободы суть жизнь Ларионова.

12.Минут двадцать пробираясь коридорами, переходами с уровня на уровень, проходя мимо каких-то заколоченных и иногда даже заваренных дверей, Эд с Лаборантом наконец попадают в столовую. С подносами они встают в общую очередь за едой, и паренек- срочник, стоящий на раздаче, видя, как Эд отказывается от предложения пройти без очереди, начинает работать значительно быстрее. Эда спрашивают, не должен ли он обедать в отделе для офицеров и начальства, на что Эдуард отвечает, что сегодня же прикажет упразднить этот отдел, а "кабинетики" разобрать.

С бутылкой "Боржоми" подсаживается веселый Колесников, но прежде, чем он успевает хоть что- то сказать, Эдуард приказывает ему идти к себе и срочно стереть...

-То, что сам знаешь...

иначе Колесо, нашей с тобой дружбе придет полный п.здец!

С мордой типа "слушаюсь и повинуюсь" Колесников, оставив боржоми, убегает.

Лаборант просит оформить ему "за заслуги перед Отечеством" командировку в Тель-Авив:

-Там тепло, там хорошо...

-Там твоя мама- продолжает Эд...и обещает подумать.

А сейчас его интересует, не замечал ли Лаборант чего-нибудь необычного, в тех случаях, когда наши армейцы были вынуждены применять "розовый газ".

ЧАСТЬ 10.

КАША, КОТОРУЮ ЗАВАРИЛ ЭДУАРД.

01.

-Что это вдруг это вам интересно стало?- спрашивает Лаборант

Но, видя недоумение Эдуарда, начинает копошиться в своем саквояже:

-Я же докладывал, а вы....

Лаборант ищет бумагу, которая якобы что-то должна прояснить Эдуарду. Эд заинтригован. Через несколько минут поиска, то находя бумагу, то понимая, что найдена после многих дней поиска очень важная информация, да не та, читая тексты мутным взглядом из под толстенных очков, Лаборант, на последок, перед тем как пойти к себе обратно в кабинеты за нужной бумагой, расправляет скомканный листок формата А4, завалявшийся на дне саквояжа, и, выдохнув:

-Слава Богу! Не придется тащиться назад!- протягивает его через стол Эду.

Эдуард читает доклад о том, как на северной окраине Дублина в ходе проведения усмирительной операции нашими солдатами было убито некое странное существо, почему-то одетое в человеческую одежду. Что это за существо понять так и не удалось. К докладу прилагались фотографии и протоколы опросов солдат, убивших это существо. Некий пехотинец- пулеметчик утверждал, что засадил в это "нечто" пуль этак, с полста, но существо продолжало двигаться, и, как казалось нашим солдатам, угрожать их жизни ровно до тех пор, пока пули не попали существу в голову, раскрошив череп.

Самым интересным оказалась собственноручная резолюция Эдуарда - типа, с такой чушью больше к нему не обращаться. Красным толстым карандашом! Как некогда Иосиф Сталин!

Мдамссссс... А Эд уже и забыл...

-Да!- нагло врет,- он- что-то такое я припоминаю...

И просит Лаборанта рассказать обо всех подобных случаях.

-Ну так вот...

02.Эдуард пытается сделать последний шаг на встречу Ларику. Он хочет предложить перемирие на почетных условиях. Только если у Ларионова не хватит "развитости" интуиции догадаться, чем все это может закончится- тогда.... Тогда Эду очень жаль, но у него есть запасной план и на этот случай.

В окно кабинета Эд видит, как на фонарном столбе примостилась странная, казалось бы живая, но малоподвижная ворона. Похоже, что ворона смотрит в его сторону пристальным, немигающим взглядом. Ведет она себя как-то неестественно (совершает мало движений свойственных воронам), а после пытается взлететь с разбега с небольшого куска изогнутой трубы верха фонаря. Взлетев, птица делает два противоестественно точных радиальных круга в воздухе и по очень правильной кривой уходит в сторону, пропадая из поля зрения.

В бывший кабинет Полковника, где теперь "основной" Эд, входит Ларионов, и, прежде, чем Эдуард смог сказать хоть слово, сообщает, что из Харькова прибыли новейшие устройства полевой и городской разведки "Ворон-1".

03. Эдуард стремительно встает, говорит, что хочет срочно посмотреть на эти устройства, так как, дескать, о них наслышан. И пока он идет в технический отдел наружного наблюдения, Ларионов семенит позади, и на ходу пытается посылать куда-то смс-ки.

В техническом отделе перед Эдуардом выкладывают три коробки, одна из них явно уже вскрывалась. Эд приказывает открыть именно эту коробку и самолично, брезгливо морщась, извлекает "устройство" наружу. Причина брезгливости была довольно проста- крылья устройства были снабжены натуральными вороньими перьями, а Эд не был уверен в их стерильности.

-Как живая!- восхищается Ларик за спиной у Эдуарда, а устройство, начинает работать и повернув к Эдуарду голову- больно клюет его в руку. До крови.

Эдуард громко вскрикивает, к нему сразу же подбегают люди- кто с ватой, кто с йодом. Рану смазали, а Эд, прекрасно понимая в чем дело, вынужден выслушивать нелепые объяснения от работников техотдела, как это ворона могла включиться сама собой.

В кабинет вернулись вместе с Лариком. Грустно оглядев его сверху вниз, Эд предлагает "мировую", но Ларионов отказывается, говорит, что с компроматом на Эдуарда, даже не имея совершенно ничего против него, ему будет спокойнее. Эд же думает, что сейчас Ларик подписал себе смертный приговор. Как только за Ларионовым закрылась дверь, Эдуард звонит Колесникову на предмет внесения некоторых корректив в план устранения Хейга, но так, чтобы об этом не узнал Ларионов.

04. В один приятный апрельский денек, с большим трудом достав у завхоза ключи от старых заброшенных складских помещений здания ГРУ, Эдуард вместе с Лаборантом отправляются на "инспекцию". Нельзя сказать, что у Эда нет других дел, кроме как ходить по заброшенным складам и зырить, чем их некогда наполнили до отказа Но до важной встречи с Пеппеном есть еще несколько часов, и Эду последнее время все чаще впадающему в меланхолию, нужно некое подобие уединения (Лаб не в счет, Эдуард уже давным-давно научился игнорировать его в упор). Древние, покрытые слоями пыли склады с пропагандистскими армейскими на английском языке брошюрами, кажется, подходят для этого как нельзя лучше.

На одних складах Эду и Лаборанту предстоит узнать о том, насколько многочисленным запасом противогазов разных размеров они обладают. Другие забиты костюмами химзащиты... Эдуард все ждет воплощения старой легенды о пропавшем солдате- ему иногда кажется что вот- вот, за этим, ну, максимум вторым поворотом увидит лежащий на полу скелет в истлевшей солдатской форме...

Но все портит Лаборант, он рассказывает, как появилась эта легенда. Как-то один солдатик, получив от завхоза ключи от складов, амбарную книгу, карандаш и приказ записывать что в каких помещениях находится, отправился на выполнение "боевой задачи". За делом он так нажрался абсента, который ему дали товарищи, чтобы один не скучал, что, потеряв рацию, заблудился в коридорах и его искали несколько часов!

Эдуард морщится:

-Такую сказку испохабил!

Зайдя в одно из помещений- Лаб кричит- что, видимо, они в библиотеке. Закрыли ее недавно, как раз в тот момент, как отменили обязательный дубляж электронных версий документов бумагой. Библиотека состоит из двух частей. В одной деловая переписка, которую видимо все собирались уничтожить, да все никак руки не доходили. Эдуард выдергивает из большой папки с надписью "Дело N" лист бумаги и читает:

Докладная.

Прошу выдать мне 8 канистр машинного масла для смазки скрипящих при вращениях башен у БМП. Ст. Лейтенант Л.Кузьмин.

Эд пытается связаться по рации с завхозом, но на таком удалении, с таким количеством стен между его рацией и рацией завхоза происходит сбой связи.

Во второй части библиотеки, расположенной в зале значительно меньшем чем та, "деловая часть",- библиотека художественной литературы. Эдуард располагается на рабочем месте библиотекаря, а Лаборант идет искать выключатель и через какое-то время включает электричество. К удивлению Эда компьютер библиотекаря работает, и он даже подключен к сети.

Издавая потрескивающие звуки, начинают светить и длинные лампы лунного света, расположенные высоко под потолком. Тогда Эд обнаруживает рядом с собой еще и "Тефаль". Лаборант возится в удалении, попутно намекает что, на сегодня этот страшный труд - грустное брожение по запертым помещениям, в которые уже много лет не ступала нога человека- можно было бы и закончить,

Эд находит рядом с собой брошенный старый сборник стихов и начинает наперекор Лаборанту- (дабы тот заткнулся) читать вслух .Стены подземелья глушат все звуки и Эдуарду кажется, что у него в ушах вата.

Эд вообще сейчас похож на человека, который выздоравливает после долгой болезни, которому с каждым часом все лучше и лучше, но все равно окружающие его звуки слышатся как-бы из-за стен, а яркий свет режет глаза...

Пакую свои вещи:

Портреты Гитлера, книги, тетрадки, диски,

Носки и трусы

Срочно съезжаю с твоей квартиры

Тебя укусили злые вампиры

И теперь ты будешь жизнь вести ночную.

Нет, ты не подумай, я не ревную!

Завтра к тебе въезжает другой

Моя замена

Найденная тобой

-Звучит романтично, - кричит Лаборант из дальнего конца зала. А Эдуарду кажется, что по сравнению с этими стихи Алексея Тарасенки просто шедевры - там рифма хоть слегка, но проглядывалась...

Сколько нужно бурь и трассирующих пуль?

Справа от почти барной стойки библиотечной раздачи мелькает тень. Думая, что это Лаб- Эд привстает со своего места, но там ,где стоит Лаборант, на пол падает книга (он роняет ее)- становится очевидным, что силуэтно очерченная человекообразная тень принадлежала не лаборанту. Эду делается не по себе, он зовет Лаборанта (тот гад, как на зло тянет время) и собирается уходить. Радостный крик Лаборанта сообщает, что он достал книгу о родном Израиле, а Эдуард почему-то ничего не может ответить лучшего как :

-Твой Израиль- это Мертвое соленое море за которым раскинулась долина Мегиддо, никогда особо плодородной не бывшая, а теперь и тем более- радиационная...

Они закрывают библиотеку на ключ и уходят. Лаб ничего такого так и не заметил.

Эд напуган, он перегружен за последнее время впечатлениями, и он устал. Он даже окончательно перестал не верить в привидений - они достали его своими частыми появлениями. Ощущение слабости и уязвимости в этих "привиденческих" проблемах ужасно неприятно. Ведь рядом в любой момент может внезапно оказаться какая-нибудь потусторонняя жопа и, напугав Эда, сделать так, что он умрет от разрыва сердца...

Вот и сейчас, не чувствуя связи с реальностью, напуганный Эд пятится задом наперед, сопровождаемый Лаборантом, гладя рукоятку своего пистолета, рука за пазухой, и ищет выход...

А наверху, сидя у себя в кабинете, товарищ Колесо редактирует планы по окружению городка Н, расставляет (пока только на бумаге, конечно) на прилегающей к северной части Н территории большое количество противопехотных минных полей. Колесо увлечен, кончик языка высовывается немого наружу из уголка рта.

Эдуард спрашивает Лаборанта, есть ли какая-нибудь закономерность при так называемом появлении чудовищ, о котором они говорили некоторое время назад.

-Да, чудовища обычно появляются в местах, где распыляется розовый газ...И таких появлений, Эдди, заметь,- глаза Лаборанта на столько на выкате, что того и глади вылетят из орбит!- становится с каждым разом все больше и больше!

Все очень загадочно, особенно если учесть, что дневной свет проникает в коридоры, по которым идут Лаб с Эдом, через фонари верхнего освещения, придавая всему происходящему некий визуальный эффект еще большей странности

Но тут на часах Эдда срабатывает будильник. Значит через пятнадцать минут ему нужно быть в подземном гараже и ехать на встречу с Пеппеном, сопровождая большую колонну грузовых авто с контейнерами для...

А! Сами знаете, чего!

Одновременно со звуком будильника неожиданно как из под земли возникает военная девушка- секретарша, она куда-то спешит по коридорному лабиринту.

Эдди выдыхает:

-Фу! Люди! Наконец-то! Какая радость!

05.Расставшись с Лаборантом у главного входа в здание ГРУ, Эдуард на лифте спускается в подземный гараж. Там его уже давно поджидают несколько "Уралов" , груженых под завязку ракетами и контейнерами для НУРС. В машинах сидят по двое солдат-срочников, а в легковых "Газиках" сопровождения - Ларионов и его ребята. Эд настораживается.

Через несколько часов, передавая сверхрадостному Пеппену груз, Эдуард получает сообщения от Колесникова об успешной передаче- по дешевке, оружия повстанцам из Католической лиги.

Пеппен благодарно долго трясет руку Эдуарда, после чего передает ему чемоданчик с материалами по подпольным ирландским и ольстерским организациям.

Вернувшись обратно, Эд долго выслушивает доклад Колесникова о передаче оружия ирландцам-

-Старые карабины, автоматические винтовки, через одну не работают! А они так благодарили- и это при том, что цены мы снизили всего на десять процентов!

Повстанцы расхватывают наше старое, забившее все склады оружие, как на рождественской распродаже- цены снижены! Налетай!

И в таких вот заботах проходит вся первая неделя апреля.

06. 9 апреля, утром, когда красным толстым спиртовым маркером Эдуард пытался аккуратно замазать цифру "8" на настенном календаре, висящем у него в кабинете, без приглашения и предупреждения пришел Ларионов. Ларик принес с собой фотографии мертвой Юли, кем-то доставленные ему из Москвы. На фото мертвое Юлино тело было слегка прикрыто стареньким халатиком, она была заснята только что вынутой из петли. Ларионов с удовольствием объясняет Эдуарду, водя пачкающим пальцем по глянцевой поверхности фотки, что когда врачи мертвецу бинтом подвязывают челюсть, дабы она не отвисала, на жаргоне медиков это называется "сделать зайчика" - петелька бантиком, которая затягивается на макушке головы у мертвеца, смахивает на уши зайца. Ларионов театрально демонически смеется и уходит. Эдуард понимает такой демарш Ларионова - мол, у меня всюду свои люди. Реакция Эда была профессиональной, то есть и бровью не повел. Как он рассуждал в последнее время- Юлю уже не вернуть, а выполнять свою работу Эдуарду просто необходимо. С каждым днем поступают все новые сообщения о том, что повстанцы перепродают оружие своим "младшим братьям"- более мелким группам по более дорогой цене, а те в свою очередь спешно организуют мастерские по доладке неработающего оружия. У кого-то впрочем, такие мастерские были уже давно и эти люди используют старую базу, расширяя ее. В общем, Эд обеспечил работой и бессонными ночами всех.

Неожиданно позвонила из Москвы Люба, сообщила, что мыши в квартире перестали шебуршать. Произошло это сразу после отъезда Эдуарда из Москвы.

-Но я все равно на всякий случай купила кошку! Вернее, кота. Вдруг мыши заведутся снова? Мы с Машей зовем нашего котика Сенька, ну а по- взрослому, по паспорту заводчика, его имя Сенатор...

Люба передала трубку Маше, и пока та беззаботно и не слушая папу плела о чем-то своем, о детском, Эд положил трубку обратно на телефонный аппарат. Через полминуты раздался звонок. Эд решил, что перезванивает Люба и неохотно поднял трубку. Но это Хейг, он хочет встретиться.

-Ему не терпится разделить мани!- говорит своему отражению в стекле портрета Сталина Эдуард- и идет спускаться в подземный гараж за машиной.

07. С чемоданом набитым деньгами, без сопровождения Эдуард едет на встречу к Хейгу в очень маленькую и дешевую гостиницу. Здесь Хейг снимает номер на мансардном этаже. А на мобильный Эдду звонит Колесников. Колесо докладывает об очередных арестах мелкоформатных повстанцев из "списка Пеппена". Сам Пеппен куда-то неожиданно исчез сразу после того, как получил долгожданные контейнеры для неуправляемых ракет. С тех пор от него не было никаких известий. Эда это несколько тревожит. Тем более, что на пластиковую карточку, подаренную Пеппеном, регулярно поступают деньги. Закусив губы и сморщив лоб Эд выкидывает карточку в окошко авто.

-Мало ли что? при желании по карточке эти гады меня могут найти где угодно!- говорит он сам себе ...

Через полчаса Эд с нескрываемой брезгливостью смотрит, как Хейг ползает по полу своего дешевого номера в гостинице, пересчитывая деньги и раскладывая их в пухленькие пачки.

-Бакс!Бакс!- с нескрываемым удовольствием приговаривает он, в уголках его рта образуется слюнная пенка...

"Бакс"- уже давнее название русского оккупационного чека- рубля. В последнее время даже проститутки у местного населения предпочитают брать за работу баксами.

Эдуард договаривается о новой встрече с Хейгом, уже в присутствии его помощников. А обсуждать они должны, как Католической лиге организовать небольшое вооруженное выступление против наших армейцев.

-Только не волнуйтесь, - утешал Эдуард Хейга, - ваша лига совершенно не пострадает. Мы просто используем это выступление как повод для "прополки" политического пространства Ирландии от мелких неуправляемых группировок различных вооруженных сопротивленцев.

Конечно Хейг пытается выведать, откуда у русских информация по ирландским подпольщикам, но Эд уходит от продолжения разговора, сославшись на занятость, и, прихватив с собой свою долю денег от уже состоявшейся сделки, уходит.

Приподнятое настроение портит вновь позвонивший Колесников, оказалось, что в "списке Пеппена" много неправильной информации:

-Или не существует указанного адреса, или таких людей нет... какая-то информация, конечно, правдивая, но в основном- туфта. Зря, наверное, мы ему передали контейнеры...

Проезжая мимо того места, где выбросил пеппеновскую карточку, Эд заметил четырех парней. Они стояли на дороге рядом с машиной, у которой был поднят капот.

08. Колесников и Ларионов везут Эдуарда в грушную тюрьму, где содержатся задержанные "повстанцы" с такой легкостью отданные Пеппеном. Некоторое время, сортируя дела (группки подпольщиков малочисленны, многие не вооружены, некоторые кроме названия больше ничего не имели и никаких целей перед собой не ставили), разбрасывая многочисленные папки с бумагами в разные стопки, Эдуард еще пытается отделить "зерна от плевел", но вскоре ему это занятие надоедает:

-Здесь один пятнадцатилетние сопляки, которым можно предъявить обвинение лишь в том, что они обоссались, когда их задерживали. Пребывание их в тюрьме строгого режима предлагаю считать нецелесообразным, и всех этих малолетних идиотов распустить по домам. Вопрос ставится на голосование.

Колесников голосует, конечно, сразу с Эдом- "за", а Ларионов было замялся, но тоже присоединился к ним. Тогда Эдуард отдает приказ, найти Пеппена и тут же, не раздумывая, его шлепнуть.

-Хотя возможно нам его уже не достать- вполне реально предположить, что Пеппен покинул Ирландию, а может быть, даже и Англию...

Эдуард направляется к окну кабинета, в котором происходит этот разговор, и резко распахивает давно немытые окна. В помещение врывается теплый апрельский воздух.

09.Еще через несколько дней происходят радостные мероприятия- встреча с гражданскими ирландцами, руководителями комитета по проведению празднования дня рождения Оливера Кромвеля в здании американского культурного центра под патронажем американского посла. Событие широко освещается ирландскими СМИ, присутствуют несколько съемочных групп местного телевидения и журналистов из купленных на корню Эдуардом глянцевых журналов. Присутствуют не все члены комитета, а только наиболее смелые. Есть один тощий парень студентик в очках-консервах, учительница пения из элитной гимназии для девочек, работяга- водитель автобуса - мужик лет сорока с большим животом и седой белой- пребелой головой, а так же полуглухая- полутупая пенсионерка, старушенция, подрабатывающая, благодаря некогда оказанной ей Полковником протекции, в местном краеведческом музее.

После нескольких интервью, позируя перед телекамерами, делая улыбки, пожимая членам комитета а так же американскому послу и его тощей четвертой по счету молодухе- жене руки, Эдуард собрался уходить - у него еще встреча с людьми из Протестантской Армии. Но на выходе из сортира (надо же и отлить иногда) Эд сталкивается с Колесниковым, на которого собирался бросить мероприятие, когда уедет:

-Студента шлепнули!

Оказывается, что студентик из комитета тоже собрался покинуть мероприятие и, выйдя из культурного американского центра на улицу, у самого порога, на глазах у наших охранников был расстрелян из-за угла неизвестными. Эду принесли брошенный убийцами автомат Томпсона, а Колесников со своими ребятами пытались быстро организовать задержание нападавших.

Ручки автомата обернуты специальной лентой, отпечатки пальцев на ней не остаются. Эд хмурится - теперь придется взять на встречу с "протестантами" несколько человек. Хорошего мало - договаривались быть без сопровождающих.

10. Протестанты, видя свиту Эдуарда не возражают, лишь слегка испугались, думая, что Эд так вот примитивно сподобится их арестовать. А в это время задержали убийц студента, о чем Колесников и доложил Эдду по телефону. Оказывается, это молодые ребята, всем лет по пятнадцать- шестнадцать, как раз недавно отпущенные на свободу по приказу Эдуарда, теперь их опять везут в тюрьму.

Переговоры с представителями Протестантской Армии проходят хоть и сумбурно, но конструктивно. Эдуард просто сообщает им когда и где встретится с Хейгом, что при Хейге будут деньги и что вместе с ним будут основные руководители из Католической лиги. Протестантские "армейцы" обещают за ту сумму, что будет у Хейга , Хейга ликвидировать, а деньги использовать для закупки недостающих голосов у независимых парламентариев и таким образом пробить утверждение празднования дня рождения Кромвеля. На том и разошлись.

Теперь в гр-ушную дублинскую тюрьму, посмотреть на убийц студента- комитетчика. Не ведя машину, Эдуард связывается через лэптоп с сетью и выясняет, что убитый студент полная сирота, учившийся в местном колледже на премиальные деньги КГБ.

У него нет родственников, и, стало быть, похороны должны быть устроены нашими армейцами.

-Вот и славно!- Эдуард, давно не куря, просит сопровождавших его ребят угостить его сигаретой. Со всех сторон протягиваются пачки, а потом и зажигалки. Двое из троих сопровождающих Эдуарда при всем этом на него не смотрят.

11.В тюрьме Эд приказывает приковать наручниками убийц студента к медицинскому столу, на котором лежало тело несчастного убиенного. Так они вынуждены присутствовать на процедуре химической кремации. По началу тело студента просто хотели кремировать в печи, но Эд сказал, что в воспитательных целях кремацию необходимо провести химическую.

Нужно заметить, что химическая кремация- зрелище не из приятных, наблюдать за которым спокойно можно только имея навык. Сначала тело засыпают (не очень плотно) различными кислотами в сухом кристаллизованном виде, потом льют H2O- и пошло- поехало! У труппа , дымясь и выделяя мерзко воняющий дым слазит кожа, потом начинают обугливаться мышцы, затем обнажаются внутренности- и наконец как кариесом- только быстро разъедаются кости. Особо весело смотреть, как обезображивается лицо, затем исчезает, как бы расплавляясь, череп и из него выпадают мозги. Все это сопровождается сокращениями мышц, и иногда может показаться, что кремируемое тело ожило.

Эд хоть мог прикрыть рот и нос платком и не вдыхать едкий дым разъедаемого тела студентика, стоя при этом на небольшом удалении. Но что происходило с сопливыми повстанцами! Мало того, что они созерцали происходящее в непосредственной близости, так они еще глотали эти жуткие испарения!

В общем, минут через двадцать недокремированное, заблеванное тело студента отвезли в крематорий, чтобы там уже окончательно и надежно сжечь в печи вместе со столом, а Эд приступил к следующему этапу "воспитательной процедуры"- сняв ремень со своих штанов, хорошенько (а Ларионов держал) выпорол всех троих молокососов-повстанцев. Напоследок пообещал в следующий раз убить всех на *уй и пинками выпроводил из тюрьмы.

12.А ночью Эдда мучает сон. Он видит химическую кремацию тела убиенного студента, но тот жив, только обездвижив, и жгут его кислотами заживо.

Эд в таком душевном смятении, что вскочив посреди ночи и глядя на часы, сияющие в темноте зелененькими циферками: 04:04- читает:

-Оч- оч!!

И вот опять откуда-то из угла комнаты к нему метнулась тень. Эд даже пальнул со страху из своего пистолета, благо он всегда под рукой. Громкий звук выстрела вернул Эдда к действительности. Он встал и пошел надевать халат, ведь после выстрела к нему должны пачками повалить соседи.

Так оно и случилось. Минуты через две в дверь уже звонили знакомые ребята соседи гр-ушники и наперебой спрашивали Эдуарда не случилось ли чего? Эд ответил, что приснился бой, и соседи, абсолютно понимая в чем дело, успокоенные, разошлись обратно досматривать сны.

В пять часов пятнадцать минут Эдуард проснулся снова, чтобы "прочитать" на часах:

-Осис!

И снова уснуть.

Окончательно Эд проснулся только днем, когда на его часах можно было уже прочесть:

ИССО

И на работу не пошел. Перезвонил Колесникову, сделал выговор за то, что начальник не пришел на рабочее место, а ему и дела нет, не позвонил даже- и приказал завтра с утра доложить, как прошел предыдущий день.

13. 21-ого апреля, свежий, как огурчик, Эд появляется на работе. Выясняется, что звонил Хейг и перенес встречу, ранее назначенную на 23 число, на день позже.

-Вот те на!- Эдуард аж вспотел- получается, что протестанты, даже получив деньги Хейга не успеют их пустить в оборот и докупить недостающие нам голоса депутатов для утверждения официального статуса дня рождения Кромвеля как государственного праздника Ирландии?

-Получается так,- смущенно мямлит Колесников.

А Эд, схватившись сначала за телефонную трубку, затем бросив ее, начинает распекать Колесникова за то, что не предупредил о звонке Хейга вчера. Но звонил Хейг сегодня рано утром, пока Эдуард ехал на работу. Колесо и Ларик уже несколько дней не покидают своих рабочих мест и не ночуют дома, лишь на короткое время сна оставляя вместо себя заместителей. Своих замученных замов Эдуард все- таки тащит в поездку в город Н, чтобы еще раз прикинуть все на месте. Колесников и Ларик, облокотившись друг на друга, тут же засыпают на заднем диване автомобиля.

Эд кусает губы: Вся операция под угрозой срыва! Когда весь мир в кармане, когда мозги в тумане, глаза огнем горят- он скороговоркой читает в слух стихи, а на подъезде к Н замечает плохо замаскированный российский БТР.

В Н происходит что-то странное. У одного из баров, расположенного недалеко от того самого ресторанчика, где Эдуард наметил встречу с Хейгом, стояли несколько полицейских машин с мигалками и сиренами. Зайдя внутрь, показав полицейским свои документы, Эд стал выяснять, в чем весь сыр- бор. Оказалось, недавно сюда пришла посетительница, внешне очень похожа на бывшую жительницу этого городка. Стоя у игральных автоматов, не отвлекаясь от игры, она умудрилась каким-то образом ранить служащего бара, а когда приехала полиция и психиатрическая помощь- еще и убить полицейского. Его обезглавленный труп лежал у ног этой женщины, но никто не смел подойти и оттащить тело. При приближении кого-либо к женщине, она начинала агрессивно шипеть. Эдуард стал медленно, шажок за шажком подходить к этой бабе. Когда же он подошел достаточно близко, метра на два, женщина стала медленно поворачиваться лицом к Эду, а по всему ее телу пробежала какая-то нервная дрожь. Абсолютно зеркальные глаза.

-Осторожно! - зашушукались полицейские за спиной Эдуарда- она сумасшедшая, вы только послушайте какой она бред несет.

Эд разглядывал многочисленные дыры от пуль в теле сумасшедшей. Судя по всему, они не причинили ей ни малейшего вреда.

Посетители бара, не смотря на столь ранний час для визитов в заведение, где разливают, не смотря ни на какие уговоры полиции не хотят уходить.

Бармен, стоявший за стойкой, как вкопанный, обливаясь потом, встретив вопросительный взгляд Эдуарда, сообщил:

-Наша Мериэнн! То есть... очень на нее похожа! Вот только зеленая какая-то и у нее есть хвост!

Эдуард спрашивает, куда недавно отлучалась Мериэнн, если отлучалась.

-Вчера вечером она с подружкой уезжала в Новую Оперу в Дублине!

Бывшая Мериэнн начинает бредить:

-Я пришла ответить на все ваши вопросы!

Народ в Ирландии простой, и вместо того, чтобы в сложной ситуации не раскачивать лодку и ничего не усложнять, какой-то работяга, громко кричит:

-В чем, мля, смысл жизни?

-В вашей жизни смысла нет...- слова этой смутировавшей девушки с хвостом звучат в голове Эдуарда эхом.

Словно на параде, почти по-солдатски, Эдуард выходит наружу навстречу вопросительным взглядам Клесникова и Ларионова. Эд нагибается в машину, туда где переключение передач и связь- и запрашивает, не подавлялись ли вчера в Дублине какие-нибудь выступления с помощью розового газа? На запрос ему отвечают, что газ применялся недалеко от здания Новой оперы.

Эд вешает трубку, вынимает пистолет и, снова как на параде. направляется в этот бар.

Пройдя сквозь толпу зевак, держа пистолет перед собой, Эд стреляет в голову Мериэнн... Та падает, как подкошенная, наконец показав Эду свой хвост, положив его конец себе на грудь- так люди иногда кладут руку себе на грудь, когда клянутся. Полицейские, бармен и его помощники вздыхают с облегчением, а толпа зевак- с огорчением. Эдуард еще раз - на всякий случай, показывает полиции свои документы, говорит, что тело Мериэнн заберет с собой в управление. А бар временно закроется.

14. Лаборант пьет уже третий стакан абсента, закусывая то маринованными болгарскими огурчиками, то чипсами, то кусками сухого солдатского просроченного пайка, извлеченного из толстофальговой упаковки. Крошки пайка сыпятся на стол для вскрытий трупов.

-Опять после распыления розового газа? - спрашивает Лаб Эда.

-Угу- отвечает Эдуард, внутренне радуясь, что удалось все- таки пусть и по такому поводу вытащить Лаборанта из его катакомб в просторные и светлые помещения для вскрытий.

Лаборант говорит, что это предупреждение.

-Понимаешь? Откровение свыше! Мы слишком далеко ушли, слишком много не так сделали...

Эдуард пытается уговорить Лаба пойти на встречу с Хейгом вместо него. Обещает Лабу повышение и пожизненную командировку в родной Израиль. А еще по просьбе Эда Лаборант анализирует его электронную переписку с Наташей Рекудановой.

-Все, понял,- восклицает Лаб через несколько минут оторвавшись от созерцания монитора,- с тобой, Эдди, уже несколько месяцев переписывается машина! Но ты не беспокойся, это же совершенно не значит, что с Натальей случилось что-то плохое, просто они заблокировали твои послания для ее ящика, и перевели канал на себя. Более того, если бы ситуация была очень серьезной, то тебе бы отвечала не машина, а какой-нибудь КГБ-шный служащий.

Далее идет перечисление признаков того, как определить переписываешься ли ты с машиной, модулирующей текстовые послания электронной почты, или с человеком:

-Машина несовершенна, более того, у нее куча настроек, и если в опции конспирации не на максимуме, то определить почерк программы очень просто. Тебе, Эдуард, как мне кажется. Просто дают понять, что более не следует искать общения с Наташей...

Машина отсылает послания только в "ровном" отсчете времени- минуты без секунд, машина никогда не отошлет по почте письмо в минуту с секундами, будет только час, минута и ноль- ноль секунд. Еще машина ошибается-

-Эд, посмотри- якобы Натали поздравляет тебя с рождеством 2 января- это типично машинный ляп. Советую тебе- для полной уверенности написать Наташе о чем-то , что вы якобы вместе пережили, но на самом дел этого не было. Если на том конце- машина, то она поддержит разговор, используя обтекаемые формулировки, если же там адресат- то она наверняка ответит, что что-то не припоминает то, о чем ты пишешь.

15.Вечером по ирландскому телевидению сообщают, что из автомата Томпсона убит известный в Ирландии журналист, прямо на пороге здания, где располагалась его студия новостей. Ручки автомата обернуты специальной лентой, на которой не остаются отпечатки пальцев.

Этот журналюга давно достал Эда своими вопросами, будучи якобы независимым, а на самом деле получая деньги ото всех, кто предлагал - и от Хейга, и от Пеппена, и от ЦРУ. Эдуард подумал, что с его стороны это хорошая месть повстанцам за убийство студентика, и тот, кто надо, поймет, что надо... главное, чтобы понял как надо.

ЧАСТЬ 11.

БОЙ.

01.24- ого апреля, рано- рано утром, часов в шесть, Эдуард в последний раз инструктирует Лаборанта насчет встречи с Хейгом:

-Подъедешь к ресторану в 8.45, там наверняка среди посетителей будут уже люди Хейга, поэтому старайся вести себя естественно. В ресторане двое официантов- наши люди, директор ресторана- его все знают, и он почти всегда в зале- будет в зале. Его семья сейчас у нас, так что он заинтересован, чтобы все прошло гладко. Так же там на месте будут местные бармен и еще один официант. На чердаке- а в потолке зала ресторана сделано малозаметное удобное для стрельбы отверстие- сидит наш снайпер, он тебя в случае чего прикроет.

Эд отдает лаборанту лэптоп с титановой крышкой, на случай осложнений, можно прикрыться от пуль, а пока показывает- на том же лэптопе в инженерной программе - маршрут отхода:

-Когда приедут протестанты и начнется пальба, ты ползешь в этот коридор, открываешь дверь на магните вот этим ключом и чешешь с лестничной площадки наверх на чердак под защиту нашего снайпера-спецназовца. Не забудь, что за тобой, прикрывая тебя, будут отходить наши "официанты". Ты должен пропустить их прежде, чем закрыть дверь.

-В зале ресторана установлено четыре видеокамеры, а в коридоре, по которому ты будешь эвакуироваться - еще две.

Напоследок Эд отдает Лаборанту один Узи и несколько снаряженных обойм к нему.

Лаборант и Эд обнимаются на прощание, и Эдуард чувствует на своей груди грустный глубокий вздох Лаба:

-В следующем году - в Иерусалиме!

-Шалом тебе, брат,- говорит напоследок Эдуард, искренне желая Лаборанту выжить в этой передряге.

Хотя что там! Эд почти уверен, что из всех его людей в ресторане не выживет никто. Шансы есть разве что у снайпера на чердаке, да и то, только если он себя не обнаружит. Но, зная этого парня лично, Эд понимает - снайпер начнет работать сразу, как только раздастся первый выстрел.

02.В семь часов сорок пять минут, замаскированные позиции нашей пехоты вокруг городка Н. Эд заходит во вкопанный в землю вагончик связи, где его уже ждут Ларионов и Колесников.

Колесников сидит в кресле напротив мониторов, на которых видна картинка зала ресторана, в котором должна якобы произойти его встреча с Хейом. В ресторанчике в столь ранний час уже много, около тридцати, посетителей, они завтракают бутербродами с кофе, но, всем известно- еще минут десять и посетители уйдут на работу, и никого не останется.

Место у мониторов занимает Эд. Надевает наушники и начинает поверять связь. Связь с подставными официантами в ресторане, связь с вертолетом, который в еще не в определенный момент должен сбросить аэрозольную бомбу на Н, связь с ответственными за запуск трех устройств наблюдения "Ворон".

Ощущая все возрастающую тревогу, Эдуард выходит прочь на улицу, и, шагая коваными ботинками по траве и природной грязи, закуривает. За Эдуардом из вагончика следуют Колесников и Ларионов.

-Что такое? - Эд смотрит вдаль, прищуриваясь,- откуда это мне?

Мимо, как ни в чем не бывало, проходит призрак Алексея Тарасенко, его военные ботинки, такие же как и на Эдуарде, дымятся. Эд пытается привлечь к себе внимание Алексея, но тот не оборачивается:

-Леха? А ты как здесь?

Зато моментально реагируют Ларионов и Колесников. Эдуарду приходиться говорить им, что он размышляет вслух:

-Если эти ребята захотят вырваться из Н, они смогут?

Колесников уверяет что это исключено:

-Не проскочит никто, мы блокировали город надежно и полностью. Не уйдет ни один.

Затем, наблюдая в мощные бинокли за городком, все трое видят, как появившись в небе один за другим, на высоте метров двести от земли начинают нарезать слишком правильные круги три птицы. И связист из вагончика сообщает, что все устройства "Ворон" уже на месте, получен первый пробный, хорошего качества видео сигнал. Приближение и удаление, а так же цифровой зум работают хорошо и почти без помех.

В восемь на мотоциклах с разных сторон в город приехали пятеро парней Хейга- осмотреться. Еще раз проверяя, якобы, надежность "воронов", а на самом деле просто из любопытства (и это- работает!) Эдуард просит одну из птиц подлететь к мотоциклисту, вставшему напротив ресторана, и показать его face во весь экран.

-Рыжая ирландская бестия! - скорее для ободрения себя, чем просто из желания постебаться восклицает Эд, - зыркает своими зенками, бля... вынюхивает тут, падла.

Мотоциклист, сняв шлем и нагнувшись, видимо, что-то говорит в устройство связи на топливном баке мотоцикла. Когда он нагнулся, всем наблюдавшим стала видна кобура с "Узи" у него за пазухой.

-Как фашисты,- говорит Ларик, - во время войны, разведка, прежде чем занять какую-нибудь деревню!

03.Простительны все ваши неудачи,

коль первый раз они,

но ты настой

на том,

в чем полностью уверен,

и жди от Бога шанс второй...

Почему-то вспомнилось Эдуарду. Ему кажется, что сегодня ничего не выйдет. Он обошел хорошо замаскированные окопы, вчера еще пустые, помог молодому морпеху установить слегка бракованный- со стесанным пазом- оптический прибор на станковый пулемет. Пришлось попотеть, но все закончилось благополучно.

-А наши командиры все больше становятся похожи на древних самураев!,- вдруг, ни с того, ни с сего говорит этот морпех.

-Это почему еще? - переспрашивает его Эдуард, вспоминая, что среди самураев гомосексуализм был обычным делом...

-Ну как? Стихи.. красивые говорите,- преданно глядя в глаза Эда продолжал этот парнишка.

-Какие стихи?

-Ну... про шанс второй...

Эд непроизвольно закрывает свой рот ладонью. "Неужели я произнес это вслух?" - подумал он,- "пора хотя бы делать вид, что держу" себя в руках.

-Все будет хорошо,- похлопывая парня по плечу заканчивает разговор Эдуард,- ты главное смотри за своим сектором обстрела. чтоб ни одна сука не проскользнула!

Морпех делает под козырек,- так точно! Будем стараться! Комар носа не подточит, товарищ командир!

04. И начались переговоры Хейга с Лаборантом. Хейг звонит на мобильный телефон Эдуарда, а телефон у Лаба. Он сообщает, что Эдуарда сегодня не будет, что он вместо него, Лаборант. Затем многозначительно говорит, что деньги находятся с ним.

На старой машине под Фольцваген-жук около 8.50 Лаборант въезжает в Н, а еще через две минуты он уже в ресторане, где его уже заждались "свои" официанты. Эд не моргающим взглядом пялится на мониторы, передающие видеосигналы из ресторана, и нервно закусывает губу:

-Козлы! Плохо играют.

В ресторане ни одного (кроме, конечно, Лаба) посетителя, но все равно, Эду не нравится, как неестественно ведут себя переодетые в официантов ребята.

Лаб делает им какие-то знаки, они многозначительно переглядываются, что бесит Эдуарда еще больше...

Новое сообщение слегка обнадеживает - жадный Хейг с командой на своих ржавых и жалких, но все же джипах, опоздав на восемь минут, въезжает в Н.

-Сука! - говорит Эд- что-то учуял, гаденыш, обычно за деньгами он приезжал всегда вовремя, а то и заранее...

05. На мониторах картинка- Лаборант жмет руку Хейгу, Хейг неестественно, но очень широко лыбится Лаборанту. Они садятся за один столик и Хейг пытается сделать заказ, а Лаборант, как видно, хочет взять весь заказ на себя. Они кивают головами, с минуту любезничают, но все равно на обоих заказывает Хейг. Пока он что-то там говорит нашему официанту, (Эд морщится - как у того подмышкой кобура обозначилась!), ребята Хейга занимают места вокруг, но при этом никто не подсаживается к столу, за которым сидят Хейг и Лаб.

Одно из устройств "Ворон" показывает, как хейговские мотоциклисты постепенно подтягиваются к ресторану.

Эд выдыхает:

-Все. Разведке дан отбой, попались голубчики!

Он переключает монитор на ресторан - там Хейг, аккуратно беря под руку Лаборанта, указывает ему на лестницу, противоположную той, по которой по сценарию должен смыться Лаб, дескать- пора в нумера, бабло считать!

На Лаборант хорошо тянет время, что-то показывает Хейгу на лэптопе и, видимо, заинтересовывает его. В наушниках звучит голос связиста управляющего "Вороном",- к ресторану подъезжают несколько машин.

Картинка следующая: беспрепятственно, никакой стрельбы, около двадцати парней из Протестантской Армии выходят из джипов, проходят мимо охраны Хейга и, рассеявшись по ресторану, ждут, пока один их них (видимо, на этот момент главный), спокойненько идет к Хейгу.

Происходит что-то не то. Операция началась, но никакой перестрелки нет.

Эдуард снимает наушники, встает и уже на бегу, используя рацию, приказывает: Колесникову и Ларионову руководить операцией из вагончика связистов; пехотным подразделениям, которые должны войти в Н и вступить с повстанцами в бой, занять исходные позиции, выйдя из укрытий.

Все начинается!

06. А Колесников уже кричит в прямом эфире- его голос передается на все передатчики российских солдат (переключиться персонально на Эда он не успел), что католики и протестанты вместе напали на Лаборанта и в ресторане идет бой:

-Лаборант ранен, прикрывается лэптопом и уходит! Одного официанта скосили, Лаб с другим прорвались к лестнице, за ними и хозяин ресторана- они уже на лестничной клетке за дверью на магнитном ключе! С чердака работает наш снайпер, кладет этих гадов пачками короткими очередями.

Затем в эфир выходит Ларионов и уже персонально для Эдуарда сообщает, что Хейг схватил чемодан с деньгами и с группой своих телохранителей вышел на улицу.

Голоса Ларика и Колесникова смешались в эфире. Колесников кричит что Лаборант, официант и хозяин ресторана добрались до чердака, снайпер им отворил дверь, что они забаррикадировали дверь и расселись по металлическим, пуленепробиваемым листам на полу чердака.

-Но если эти суки попытаются стрельнуть из подствольника или гранатомета- нашим на чердаке крышка! - перебивает Эд..

-Да!- с тревогой в голосе отвечает Ларионов,- а гранатометы у них наверняка есть!

Другое дело- думает Эд, - какой дурак встанет под потолок, который- после его же выстрела начнет обваливаться? Тем более снайпер мочит всех, кто оказывается в зоне видимости.

Единственный способ достать наших на чердаке- стрельнуть из гранатомета или подствольника снаружи по черепичной кровле ресторана.

Быстрым шагом Эдуард подходит к группе наших солдат. Группа находится под прикрытием очень большой с распахнутыми настежь задними дверями медицинской эвакуационной бронированной машины, оснащенной башней с крупнокалиберным пулеметом. Мгновенно Эд оказывается внутри, снимает шлем с водителя (передатчик мощнее, чем у Эдда) и без лишних переговоров со связистами пытается соединиться с мобильным телефоном Хейга.

Хейг на звонок Эда реагирует моментально, а на предложение о сдаче оружия,- как и предполагал Эд, отвечает отказом. Только не так, конечно, как ожидал Эд- а по-русски:

-Да пошел ты на *уй, Эдди!

Эдуард отдает шлем водителю, и говоря что, дескать:

-Мы здесь всего несколько лет, а они уже вона как по-русски научились балакать! - выпрыгивает из бронемашины через задние двери.

На Эда подобострастно смотрит младший офицер- молодой парень, только что из пехотного училища в Алма-Ате. Он, конечно, рвется в бой, только в бою сыщется и слава, и награды и повышения.

Эд даже думает, что такой положит хоть всех своих солдат, но не остановится. Такие как он - бедные и на половину русские, на все готовы, чтобы только повылезать из своих республик в Москву, да и вообще - в Россию.

Рядовые же на Эдуарда, хоть и знают, что тот за птица, - не реагируют. Несколько солдат, человек пять, тянут один за другим одну сигарету с оторванным фильтром (это такое старое вне уставное обозначение одной компании друзей), некоторые - поют что-то, тоже из неофициального, но (кощунники!) на мотив тирольских песенок:

Под Верденом, под Верденом

Был страшный- страшный бой

Наш взвод полег- все как один

И только мы с тобой

Истратив весь боекомплект остались куковать

Под звездами холодными

Одни рассвет встречать!

Очнулся, ранен, командир -он умолял- добить!

Но Бог простер над нами длань-

мы все остались жить!

И ныне, сидя за столом

В Москве всем нам чужой

Мы пьем, и вспоминаем

Тот наш самый первый бой!

После чего один из них начинает соловьем заливаться:

Ё-о-о-и-и!! Ё-о-о-и-и!

Эд вспоминает слова перевода песни, на музыку которой солдаты только что "положили" текст неофициальной песенки "Под Верденом": "Как прекрасна ты, тирольская земля!".

Отняв у пулеметчика автомат (у того в руках пулемет был, а за спиной- короткоствольный автомат, для самозащиты), Эд в ответ на возражения сказал, что хоть это и не по уставу да, но

-Здесь я тебе устав. Понял?

Приказывает лейтенанту начинать. Итак, исполненный гордости лейтенант кричит в рацию кодовое слово: Поехали! Теперь для русских солдат это означает, что начался новый этап операции- "попытка" освобождения города Н.

То есть, типа, в городе Н бунт- стрельба и так далее, а вот мы начеку были и стали пробовать его освободить от толп вооруженных повстанцев!

07. К главной площади Н сразу по трем улицам, которые идут параллельно друг другу и в конце концов вливаются в главную площадь движутся три взвода пехоты под прикрытием больших бронированных медицинских машин для эвакуации. На каждой улице - по взводу.

Желая предупредить обстрел чердака, где сейчас находится Лаборант и остальные, Эд опять звонит Хейгу и говорит, что у него много бронетехники.

По обычной рации докладывает Ларионов, что один из повстанцев пытался стрелять из гранатомета по крыше ресторана, и уже встав на колено - видимо, получил приказ повременить.

Эд ухмыляется, но смешного мало - скоро все эти гранатометы, шмели и даже подствольники начнут палить по бронемашинам, которые сейчас медленно, шелестя колесами, продвигаются к главной площади города Н.

Еще минут через пятнадцать - группа номер два докладывает, что ее стали обстреливать. Слышатся длинные очереди башенного пулемета, видимо, пулеметчик заметил, что кто- то прицеливается для выстрела из гранатомета по их бронемашине.

Группа Эда так же попадает под обстрел- неожиданно, сразу и много, по бронированным бокам медицинской машины застучали пули. Пару раз огрызнулся пулеметчик в башне, но потом замолк, хотя барабанная дробь пуль по машине продолжалась.

Но Эд спокоен, он знает, что дома по сторонам улицы соединены между собой воедино - все надежно прикрыто, перекрыто, переварено стальными прутьями и заминировано. В разных местах откуда надо торчат заостренные металлические прутья.

Повстанцы конечно попытаются обойти наших с флангов, но, потеряв на этом пару- тройку человек- быстро от таких маневров откажутся.

Тем временем пехотинцы все плотнее и плотнее жмутся за бронемашиной, сверху на них обильно падают куски кирпича и штукатурки из стен прилегающих домов и стекла из окон. А тут еще и пулеметчик в башне вопит, что в разных местах стали появляться чуваки со "шмелями"!

Пулеметчик дает несколько коротких очередей в никуда - так что у всех уши закладывает- а лейтенант приказывает всем кто рядом- высовываться из за бортов машины и высматривать гранатометчиков-

-А то если по машине попадут из "шмеля"- всем нам будет хана!

Желая лично показать пример своим подчиненным, этот парнишка первым высовывает голову наружу из-за борта и... конечно получает пулю в каску! Пластмассовая, она раскалывается ровно на две части, но голову младшему командиру спасает.

Бросив оружие и схватившись за голову, завертевшись волчком на месте, лейтенант падает на землю, перекатываясь туда- сюда в пространстве быстро освобожденном солдатами для него- типа, пусть себе покатается по земле, если ему так хочется, а мы пока в сторонке постоим спокойненько!

Приходится Эдуарда брать командование на себя. Он отменяет приказ выглядывать таким опасным способом вражеских гранатометчиков, берет себе второй автомат (лейтенанту пока не надо) и приказывает двум солдатам- почему-то ни в пример временам прежним очень тому обрадовавшимся- отнести раненого лейтенанта в тыл.

До площади оставалось каких-нибудь метров восемьдесят, когда из башни эвакуационной машины выбежал пулеметчик с криком:

-В нас целят! Сейчас машина взлетит на воздух.

Вслед за ним выбежал и водитель. А еще секунд через пятнадцать произошел взрыв, который, впрочем никого не задел, все успели отбежать от бронемашины.

Теплая волна зашевелила полы расстегнутого пиджака Эда. Видя, насколько обескуражены ребята- а у них на лицах было просто написано- Ай! Что это? Неужели такое может быть? - Эд, пытаясь их подбодрить говорит что, ничего, дескать, сейчас мы этим сукам покажем.

Но одно дело так вот говорить, и совсем другое - это исполнить обещанное. Эд анализирует ситуацию - горящая машина на какое-то время прикроет солдат от огня повстанцев, но потом- что?

Пока же эвакуационный транспортер горит, Эд с солдатами подбегает к нему поближе. Разбивает солдат на две группы, командиром второй назначает пулеметчика из только что сгоревшей бронемашины. Решают пробиваться к главной площади по крышам домов, взламывая черепицу и железо в нужных местах.

Итак, расстреляв из автомата дверь близлежащего дома - просто в крошку- Эд врывается внутрь, а в то же время другая группа пехотинцев поступает так же на противоположной стороне улицы.

08. И тут пошло- поехало! Под непрекращающимся плотным вражеским огнем, напарываясь и на собственные ловушки, пехота мчит вверх и, проломив кровлю, перебирается на крышу ближайшего дома. Переводя дух на одном из чердаков- как раз когда до площади остается метро тридцать- не больше, Эдуард радостно замечает, что огонь по его группе ослаб- благодаря тому, что с противоположных крыш улицы по врагу плотно работала вторая пехотная группа. Пользуясь моментом, Эд снова рвет вперед, а за нм и все остальные.

Но до кровли последнего дома добираются, конечно, не все. Половина ребят "потерялась" по дороге- кого-то срезала пуля, кто-то упал с крыши- погиб или просто ранен- не ясно, кто-то раненый не смог дальше идти и остался лежать, растянувшись на очередном чердаке и ждать медика.

Только восемь человек, включая Эдуарда, добрались до крыши последнего дома и оказались на чердаке. Чердак хороший, в том смысле, что кровля металлическая, из настолько толстых листов металла- что ее пробивают только пули из "калашей", да М-16. А повстанцы вооружены антикварными ППШ и MG-34. Более того, через чердак наружу идут множественные каналы от каких-то старых печей, так что есть возможность укрыться за ними и придти в себя.

Ребята осматриваются, перезаряжаются, выбрасывают ненужные пустые магазины... Эд пьет воду из протянутой ему фляги, а потом, утерев рукавом губы спрашивает, все ли готовы к очередному рывку?

Один парень просит отойти отлить- и, пока все смеются, глядя как парень мочится на один из каналов дымоудаления - Эд высматривает выход с чердака.

Наконец все готовы. Сгруппировались и- сразу несколькими ногами вышибли запертую дверь на лестничную клетку. Спустившись вниз, они попали во внутренний дворик дома, противоположный площади. Там опять немного переведя дух и покурив, Эд с ребятами вернулись в дом, взломали запертые внутренние двери, рассредоточились по окнам, ведущим на площадь, чтобы обстреливать мелькающих то тут, то там повстанцев.

Эдуард связывается по рации с группой, которая передвигалась по противоположной стороне улицы. И вот радость! - оказалось, что всего пятеро по- видимому убитых, пятеро с ранениями отправлены на своих двоих в тыл- и, стало быть, включая пулеметчика осталось еще боеспособных пятеро. Эдуард приказывает второй группе действовать синхронно со своей, но потом происходит трагедия...

09. С правой стороны площади- к ее центру бежали сразу около двадцати парней-хиппи - рабочих с фабрики. Дело в том, что, услышав стрельбу, они, жившие не в городе, а в пригороде, бросились к своим домам и, стало быть, семьям по самой кратчайшей дороге - через эту не очень широкую, но очень длинную, длиннее даже, чем Красная в Москве площадь.

Примерно в это же время в середине площади появился наш штурмовой взвод пехоты номер два - уже весьма потрепанный, сопровождаемой не подбитым еще бронетранспортером. Встретившись лицом к лицу с повстанцами, наши пехотинцы вступили в жуткую перестрелку с ними. Некоторые пули летели дальше, вдоль площади, попадая в несчастных рабочих бегущих к своим домам! Видя этот ужас, снимая из автоматов повстанцев, которые дрогнули от натиска группы номер два и побежали, Эдуард, выпрыгивает из окна второго этажа дома на площадь. Улыбаясь, он идет навстречу прорвавшемуся взводу номер два, попутно вынимая рацию и сообщая пулеметчику, руководившему половиной взвода Эдуарда, что можно выходить из домов. Вместе со второй группой Эду очень радостно видеть выжившего в передряге Лаборанта, прикрывавшего его снайпера и официанта. Еще издали увидев своих через слуховое окно чердака, они предприняли рывок по лестничной клетке, на которую с первого этажа вела уже взломанная повстанцами дверь (электричество отключили), и, положив двух- трех из них- выпрыгнули в окно.

-А сделать мы больше ничего бы не смоги- пояснял, протирая ваткой со спиртом какую-то царапину на лице Лаборант- у нас патроны уже были на исходе!

Затем прибавил- а хозяин ресторана...

Эд опустил голову...

-Бывает!

Но успокаиваться было рано. В тыл группе стали стрелять, и очень интенсивно, повстанцы, всем пришлось развернуться и начать отход по той же самой улице, по которой они только что вошли на площадь.

Находясь на линии огня между русской пехотой и повстанцами - теперь уже больше от повстанческих пуль - снова несут потери бегущие к своим семьям рабочие...

Эду жаль.. он приказывает своим группам воссоединиться и отступить под все нарастающим огнем врага . Сам же спокойно- хоть вокруг и свистят пули, равнодушным взглядом проводив последнего солдата- еле- еле ковыляющего (подвернул ногу на крыше), прижав к уху рацию, перезаряжая на ходу автоматы, опять побрел снова, в котором только что находился и откуда снял одного пытавшегося убежать повстанца.

В рации послышался голос Гения, и Эд, приветствовав его, не выслушивая ответного приветствия, тут же спросил, что он здесь делает...

-Хочу посмотреть на работу своего детища! - весело почти прокричал в ответ Гений и почему-то рассмеялся.

Затем вмешался Ларионов и сообщил, что группа номер один застряла на полпути к площади, что их машина разбита, а из всех людей на ногах только один десяток!

Эдуард спокойным голосом приказывает забрать всех раненых и отступить на прежние позиции, и потом доложить.

10.Минут через сорок - а все это время Эд равнодушно смотрит из окна одного из домов, как по главной площади группами снуют повстанцы,- Колесников докладывает, что все наши раненные из Н эвакуированы, и что в городе сейчас нет ни одного нашего солдата.

Затем Колесников несколько осторожно прибавляет:

-Эдуард, а ты где?

-Ну что же?- Эдуард как бы не слышит вопроса и немного взволнованно произносит: "тогда пора!"- и отдает приказ о сбрасывании на Н аэрозольной бомбы.

За окном один из повстанцев вкалывал раненному рабочему морфий, они переговаривались о чем- то не слышном Эдуарду и тихо друг другу улыбались. Эд же вынимает из кармана своего уже ни на что не годящегося пиджака носовой платок и идет искать санузел, чтобы намочить платок.

Предстоит атака с применением розового газа, но Эдуард- хоть и поздно, зачем-то решается спросить Гения о таком, казалось бы не очень важном сейчас моменте:

-А на какой вертолет ты установил крепление для бомбы? (все дело в том, что по проекту Гения был разработан специальный крепеж для аэрозольных бомб, некая такая металлическая восьмипалая рука, которая в определенный момент должна была разжать свои "пальцы", отпуская бомбу)

-На медицинской "мухе"!- как ни в чем не бывало, отвечает тот...

11. -Так-с- Эд слегка хмурит лоб, что обычно означает, что он сильно озадачен, а по щеке ползет капелька пота- то есть такая дорогостоящая, сложная и хрупкая вещь установлена на вертолете, который можно с земли сбить двумя выстрелами из карабина?

Эдуард снова постигает все правоту и глубину истины, что если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо - сделай это сам!

Конечно, можно было долго распекать Гения за то, как он так вот придумал сбрасывать бомбу на город, где полно вооруженных до зубов повстанцев, с такого слабенького (металлический каркас и оргстекло) вертолета... да что тут уже можно сделать? Вертолет в пути и с минуту на минуту должен появиться над городом...

-Авось и пронесет! - говорит Гений, а Эд ему отвечает, что пронесет сегодня Гения в сортире.

А запасного варианта оказалось, что и нет. В Дублине не осталось ни одной аэрозольной бомбы, а все, что были, давно развезены по ирландским городам для подавления бунта в час "Х".

-Есть только та... старая... которая со спиртовым разбавителем.

Чтобы не попасть впросак , Эдуард отдает приказ срочно бомбу номер два загрузить в мощный бронированный штурмовой вертолет, а то, что больше нет контейнеров для крепления к корпусу вертолета- так бомбу можно и просто выкинуть из открытой кабины!

12.По нарастающему гулу Эдуард определяет, откуда летит вертолет. Прижав к лицу влажный носовой платок он ждет бомбового удара, но вместо распыления аэрозоли с розовым газом, происходит то, что и предполагал Эд: вертолет с бомбой сбивается повстанцами из пулемета, и, дымя и вращаясь, медленно садится на главную площадь Н. Судя по всему один из летчиков жив, вертолет плавно приземляется на брусчатку.

Затем Эдуард видит, как из вертолета выпрыгнул лихой - ему как ни в чем не бывало- летчик, делает несколько выстрелов из своего короткоствольного автомата в невидимого Эду врага- и стал пытаться вытащить из "мухи" своего раненого товарища.

Эдуард поспешил на помощь, но вот незадача, пока он бежал обоих летчиков окружили повстанцы и с расстояния метров ста расстреляли. Они забрали у мертвых летчиков оружие, а после того как произошла эта нелепица- позднее срабатывание аэрозольной бомбы- просто надели противогазы и ушли. Розовый газ распространился метров на тридцать- не больше - непроницаемым облаком вокруг вертолета, и плавно и быстро осел на землю.

Все.

Эд снова тянется к рации, и прежде чем кончился заряд аккумуляторов- приказывает Ларионову бомбить Н "по плану номер два". Ларионов равнодушно отвечает : "Есть", ничего не возражает, а Эд стиснув зубы, глядя на портрет какого-то короля (репродукция Веласкеса висит на одной из стен в доме, где оказался Эд) произносит:

-Штурмовой бронированный вертолет так просто не собьют...

13.События развиваются согласно предположениям Эда - через несколько минут "штурмовик" прибыл на место, аэрозольную бомбу пинками выбросил из открытого люка какой-то солдатик (видимо пулеметчик), сам при этом чуть ли не выпал из вертолета наружу. Пролетев немного, раскрылся парашют, и бомба зависла в воздухе, и из нее стал большими и жирными клубами распространяться розовый газ. Предчувствуя недоброе, радуясь, что вертолет умчался прочь, Эдуард спрятался в ванной комнате очередной квартиры многоэтажного дома. Он сел на пол и прижал к носу мокрый платок.

Снаружи, на улице еще какое-то время раздавались выстрелы, но потом их заглушил странный и очень сильный звук- будто кто-то разрывал полиэтиленовый пакет- все стихло.

14. Эдуард очень удивился, что не произошло никакого взрыва. Жуткая вонь шибанула в нос, когда он спускался лестнице.

-Странно, - вслух говорит Эд - ни одного выбитого стекла.

Ничего не горит, никаких пожаров.

На самом деле аэрозоль, к моменту своего воспламенения от случайно пролетавшей партизанской трассирующей пули, проникла везде где только могла, только горело все это недолго.

На центральной площади города, где снова оказался Эд, дымятся трупы некогда только раненых рабочих, и не успевших спрятаться повстанцев - черный дым, гарь и вонь.

С ближайшего фонарного столба под ноги Эдуарда падает дымящееся устройство наблюдения "Ворон".

-Вот так вот! - продолжает говорить самому себе Эд- мы хотели их только усмирить, а получилось что сожги.

Решив, что не все партизаны не успели отойти в укрытие, Эд, прячась за дымом, начинает жаться к стенам домов, попеременно водя автоматом туда- сюда. То ныряя, то выныривая из дыма, через несколько минут, перебежками Эдуард достигает центральной улицы, где нос к носу сталкивается с рядовым Ивановым- парнем, которого волею случая знал, Эд подписывал ему рекомендации в высшее военное училище. Во время учений, за которыми наблюдал Эд, Иванов хорошо проявил себя, так что попал на заметку.

Чуть было не пристрелив друг друга, вскрикнув от неожиданности, оба громко выдыхают и как бы согласясь усталые садятся на землю.

-Что же ты здесь делаешь, Иванов? - вытирая пот со лба спрашивает Эд, и выслушивает долгую историю Иванова о том, как его отсекли от своих.

Отобрав у парня половину его скудных запасов патронов, Эд перезаряжается, а еще через какое-то время, отдышавшись, придя в себя и покурив, отнимает у Иванова и рацию:

-Мне она нужнее!!

Эд связывается с Колесниковым: "Ну, что там у вас?", и Колесников обещает через несколько минут осмотреть все "Вороном" и доложить.

ЧАСТЬ 12.

СМЕРТЬ ЛАРИКА.

01.Через несколько минут снова затрещала рация, и Колесников доложил, что видит Хейга, перемещающегося со своей охраной от ресторана, где состоялась его встреча с Лаборантом к восточной оконечности Н.

Ларионов обещает выслать группу спецназа, и пока там возня, суть да дело, Эдуард понимает, что настало время разобраться с Хейгом.

Его могут взять в плен и тогда он расскажет о моих с ним контактах, его могут ранить и то же взять в плен, вероятность того, что он попадет в плен - шестьдесят против сорока! - думает Эд.

Он смотрит на огромный рюкзак за спиной Иванова. Эдуард просит Колесникова навести его на Хейга и отключить канал связи оператор "Ворона"- Эд от общего прослушивания. Далее в разговор вступает солдат- связник. управляющий этим устройством наблюдения и Эдуард спрашивает его о потерях среди "ворон".

-Да - отвечает солдат - у одного устройства возникли неполадки, и его не удалось отозвать обратно, что с ним случилось - мы пока не знаем.

Затем связист сообщает Эду, что Хейг с командой зашли в один небольшой домик на окраине и оттуда пока не выходили.

-Гуд! - кричит Эдуард, а связист, "зацепившись" за магнитную метку на каске Иванова начинает руководить перемещениями Эдуарда, так что они вместе с Ивановым уже через три минуты интенсивного бега оказываются на месте.

Пересекающая главную площадь города Н тень устройства "Ворон" на миллисекунду проскользнула по лицу Иванова.

-А что у тебя в ранце? - спрашивает Эдуард.

-Гранаты...- почему-то смущенно ответил Иванов, напомнив Эду, как некоторое время назад он, Иванов, помог дублинской команде пехоты на соревнованиях переиграть пехотную команду Ольстера- набрав за точное метание гранат множество очков, Иванов сумел привести своих к победе, хотя до того они с соперниками шли нос к носу.

02.-Вот этот стрит, вот этот хаузззз- нараспев произносит Эд, разглядывая двухэтажное кирпичное строение с ярко- зеленой металлической крышей, где, как утверждал оператор "вороны" должен был в этот момент находиться Хейг...

За окнами дома кто-то задвигался, а потом- видимо, для того, чтобы стрелять, стали выбивать стекла в окнах.

-Пук! Пук!- весело так запукали стеклопакеты под ударами прикладов, и Эдуард, подумав, что если бьют стекла, то будут стрелять, а стрелять не в кого кроме как в него, Эда и Иванова- залег. Немного покрутившись на месте, залег и Иванов.

Эд стреляет одиночными в окна домика, его стрельбу подхватывает Иванов и, видимо, поэтому из окон никто не высовывается. Сказав: "Прикрой меня!" Эд пополз вперед (к дому), а ему во след Иванов почти шепотом предложил в дом "зафитифлить напалмовой гранатой".

Идея эта Эдуарду нравится, и уже спустя несколько секунд в слуховое окошко крыши этого домика аккуратненько так попадает граната. Затем по вставшему в полный рост для метания гранаты Иванову начинают стрелять, так что он немного пробежав вперед к дому, видимо, покинув сектор обстрела стреляющего, старается спрятаться за спину то же уже вставшего Эдуарда.

Эд еще немного успевает пробежать вперед, как происходит взрыв.

"Вот- мелькает у него в голове- хороший момент чтобы вышибить дверь!"- Хрясь!- и дверь, о которой Эд думал, что она закрыта, чуть ли не слетает с петель под ударом его ботинка. Эд врывается внутрь дома и видит в противоположной стене лестничной клетки открытую двуполую дверь, ведущую в сад.

-Зайди с тыла- кричит он Иванову и тот- все время опасливо поглядывая на окна дома, исчезает за углом.

03. Эд переступает порог- попадает в небольшой холл, слева от Эда вешалка, в холл выходят восемь дверей, и все они закрыты. Эдуард вытирает пот со лба, а потом примыкает к автомату штык. Примкнув штык он отбрасывает в сторону второй автомат, с которым сегодня разгуливал, потому как в том не осталось патронов, да и вообще они кончились. В том автомате, что Эд держал в руках - может быть, еще что-то осталось, а, может, и нет...

Эд щелкает переключателем на положение "одиночный выстрел", а затем ему кажется, что у него кружится голова и он представляет себя на полигоне с движущимися мишенями, где можно скомандовать оператору: начали! - и мишени начнут свои пляски. Ты готов- и начинаешь стрелять. Еще секунда- Эд громко командует: "Начали!"- и из дверей- но удобно, строго по одному начинают выбегать повстанцы- раз! Раз! - Эдуард стреляет точно в головы и в сердца- Раз! - Раз! - почти ни одного неточного попадания- метко, оттого что в упор, повстанцы даже и не мыслят сопротивляться, и падают недоуменными взглядами стекленеющих глаз пытаясь проникнуть Эдуарду в мозги.

Затем появляется Хейг с огромным чемоданом денег, но потому как патроны у Эда кончились, а в кобуру за "Стечкиным" тянуться- времени нет- Эд бьет его штыком. Штык слаб, блин, и проворачивая его в корпусе Хейга Эдуард штык ломает, так что затем острым ошмылком штыка приходится- для верности- несколько раз провести по лицу Уильяма...

Хрипя Хейг падает мордой вниз в лужу собственной крови- и на этом все.

04.Как бы и не видя Эдуарда, мимо, одновременно вместе из разных дверей выбегают последние два повстанца из тех, что были в этом доме- они пытаются уйти через сад, но там их настигает одна короткая и точная очередь Иванова. Дымясь, парни падают на землю, нелепо обхватившись руками.

Эд разглядывает сад, пытается позвать Иванова, с потолка обваливается штукатурка- на чердаке пожар от напалмовой гранаты- и лишь обратив на это внимание, Эд начинает понимать, что только что положил восемь человек просто пытавшихся выбежать на улицу из горящего дома.

В дверном проеме на полсекунды появляется морда Иванова, а потом снова исчезает.

"Как-то он в лице изменился ...- думает Эдуард- И ведь что за чувырло? - морда- типа тамбовский волк мне товарищ, а я его рекомендую учиться в вертолетчики!"

Затем, бряцая по каменному полу, под ноги Эда подкатывается еще одна ивановская граната. Такие гранаты называют "кока-колой" за похожесть форм на жестяные банки и красный цвет раскраски (красным красят гранаты с напалмом).

Итак, Эду срочно приходиться выбегать из дома. Задержка, видимо, у гранаты выставлена большая, так что Эду удается отбежать достаточно далеко, прежде, чем граната взрывается. Да и вообще напалмовые гранаты взрываются слабо, ведь их основное назначение- просто разливать напалм и поджигать его.

Огибая дом со стороны улицы, с которой можно через калитку в заборе попасть в сад, где Эд думал что сейчас Иванов- Эдуард... снова сталкивается с Ивановым!

-Ты на *уй мне под ноги гранату кинул - кричит Эд в его испуганное лицо, хватая парня за грудки- под трибунал хочешь?

В ответ Иванов лепечет, что, дескать, ошибся, больше не повторится, но он видел, дескать, "нечто", что даже и не задумывался, как доставал еще одну гранату.

-Что же ты видел?

-Какой-то ужас! - монстр какой-то ... в вашем костюме.

Эдуард говорит о наркологической экспертизе, а Иванов плачется о том что:

-Я же о вас думал! Что типа, вы пострадаете...

-На *уй мне такие защитники сдались - Эд пропуская вперед Иванова- вдруг еще чего отчебучит- и тут же затыкает себе уши, потому как к ним на большой скорости, грохоча и дымя мчится группа спецназовцев- мотоциклистов.

05. Выслушав эдуардовские "а идите вы на хрен!" спецназовцы взяв под козырек разъезжаются в разные стороны- прочесывать местность, а Эд снова щелкает рацией:

-Ларионов! Слышишь меня? Мы упустили Хейга - у него были машины замаскированные- они сейчас в северном направлении движутся, по дороге, только что отбыли, можно еще перехватить! Нет, там нет никакого нашего прикрытия! У него деньги наши, за них нам голову снимут! - и затем, несколько раздраженно, сжав зубы пытается отодвинуть в сторону застилающего обзор главной площади Иванова.

06. Иванов же указывает Эду на останки недавно сбитой "мухи"-

-Смотрите, Эдуард Анатольевич! - и передергивает затвор автомата- там еще один!

Эдуард некоторое время щурится, но затем, подойдя к вертолету ближе, вздрогнув от испуга сталкивается нос к носу с еще одним экземпляром челоекоподобного чудовища.

-А? Ну что я вам говорил? - продолжает жалостливо лепетать Иванов, а этот некто, весь такой зеленокожий и пупырчатый, с щупальцем вместо правой руки, в форме российского летчика, медленно и шатаясь, как будто только что проснувшийся начинает двигать к Эдуарду.

-Ты вряд ли можешь удержаться на земле- булькая и испуская слюну начинает говорить это чудо.

Эд пятится, а его "Стечкин", как на зло, застревает в кобуре подмышкой.

-Ты стар и немощен, почти что одинок...

Эд со словами: "А Шекспиров мы не читали!" стреляет чудовищу три раза в живот- но это не дает никакого эффекта.

-И жизнь твоя темна, и это даже не закат...-Эдуард видит мерзко- слизистые следы, оставляемые чудовищем на брусчатке площади:

-Все, входит Смерть, окончен срок!

-Умри, сука! - звучит еще один выстрел- на этот раз "работает" Иванов из своего ТТ, и чудо- юдо с дурой в голове падает навзничь, чтобы потом, немного в судорогах подергавшись, сдохнуть.

Ларионов по рации сообщает, что "со своими ребятами" на машине попытается догнать Хейга.

-По северной дороге! - Эдуард плюясь в решетку микрофона наводит Ларика на давно расставленные людьми Колесникова мины - по северной дороге они уходили!

На это Ларик отвечает коротким текстовым сообщением: ПОНЯЛ.

07. В то время как Эд требует от Иванова "неразглашения тайны" о виденных им монстрах, угрожает не подписанием рекомендации в училище, а если все "чикы- прыки" то

-Рекомендации будут такими, что тебя возьмут в училище без экзаменов.

В общем, раздается оглушительный взрыв.

Эд думает, что ребята Колесникова перестарались, расставляя мины, больно мощным, судя по звуку был взрыв, и, забрав у Иванова последние патроны- один полупустой магазин к автомату (Иванов начинает вертеться на месте как волчок, сканируя взглядом вокруг, где бы найти что-нибудь что стреляет)- отправляется на картофельные поля, примыкающие с севера к городу Н.

-Пока! - бросает он на последок Иванову- передай командиру, что все в порядке!

08.Ларионов на машине на большой скорости успел проскочить мины, так что в клочья его авто не разнесло. Эдуард перешагивает через окровавленного ползущего в обратном направлении к городу Ларика, и идет посмотреть, как там ларионовские дружки. Все мертвы. Испещренная осколками машина дымится. Тогда Эд возвращается к Ларионову (тот лепечет, что ему перебило хребет и у него отнялись ноги) и взваливает его на себя., стараясь во время "водружения тела" как можно сильнее вдарить своей спиной по спине Ларика. Тот взвывает от боли.

Метров через сто, равнодушным тоном обещая Ларику:

-Я тебя вытащу! Я тебя дотащу! - Эд шваркает того об землю, стараясь снова приземлить Ларика спиной. Ларионов снова кричит- хрипит от боли, а потом начинает плакать.

-Ну и тяжел же ты! - Эдуард вытирает пот со лба- но ничего, все равно я тебя донесу до своих!

Пройдя же так метров четыреста, постоянно через каждые метров сто отдыхая, Эд наконец добивается того, что Ларик умирает.

-Все! - Эдуард пытается нащупать у Ларионова пульс, но его нет.

Медицинская машина в сопровождении двух отделений пехоты прибывает по вызову Эдуарда через двадцать минут. "Вы его растрясли!"- говорит медик, а Эд просит его не "превышать полномочия". Солдаты равнодушно раскачав забрасывают запакованное в полиэтиленовый мешок тело Ларионова в кузов грузовой подъехавшей машины.

-Ты бы сам попробовал нести кого-нибудь под снайперским обстрелом! - снова начинает разговор с медиком Эд, на ходу импровизируя про снайперов, и затем плюнув, закурив, предварительно приказав покинуть кабину грузовой машины одному из солдат, садится туда и так возвращается в Н.

09.Через полтора часа Эдуард снова оказыватся в своей квартире, где, приняв душ и одев все новое, недавнее из химчистки, садится к телефону чтобы довершить еще кое- какие дела. Один из людей Колесникова приносят Эду- прямо на квартиру, чемодан денег, в обнимку с которыми погиб Хейг.

Эд звонит Первому и нагло врет об успешно проведенной операции, Первый несколько раз переспрашивает, правда ли все так хорошо, как докладывает Эд..

-А что? Что-нибудь случилось? - Эдуард хмурит лоб, думает, кто его заложил, но потом расслабляется

-Нет, Эдуард Анатольевич, просто тут у нас возникли трудности... ну, может быть я все преувеличиваю...- и т.д.

В целом, пожелав Эдуарду дальнейших успехов, товарищ Первый прекращает сеанс связи.

Затем Эд звонит одному депутату дублинского парламента- тому, который должен был купить недостающие голоса несогласных независимых депутатов и опять импровизируя на ходу, говоря, что дескать Хейг пытался заполучить их, депутатские деньги и смыться, но это ему не удалось, обещает в ближайшее время перевести мани туда, куда следует.

-У меня тут для вас целый чемодан денег! - хочет произвести впечатление на депутата Эд. Но в ответ слышит, что чемодан может быть доверху набит и копеечными монетами.

-После того- говорит депутат - как вы сожгли Н, даже очень продажные депутаты, голосов которых вам так недостает- вряд ли проголосуют на заседании так, как вам нужно!

В ответ Эдуард обещает на время голосования забрать из школ и детских садов детей некоторых ключевых фигур парламента "для проведения политинформации".

Все же уверенный в депутатах, Эд для перестраховки звонит Колесникову с приказом начинать срочно переводить на их счета деньги. Процедура эта в принципе трудная и муторная, потому как наличные нужно отвезти в банк- то да се, оформить кучу бумаг- и так сразу для нескольких человек, то есть требуется целая команда работников, но Колесников уже знает что делать, куда идти и т.д. и его люди по команде начинают на машинах в сопровождении охраны разъезжаться по филиалам одного очень известного немецкого банка.

Затем Эдуарду звонят из отдела личной охраны важных лиц с сообщением, что Мирзобикян пытается "прорваться к аэропорту".

10.-Ах ты черт! - Эд хватается за голову- а про него-то я совсем и забыл!

Мирзобикян, помощник Ларионова, видимо имея на случай гибели босса план действий, хочет смыться из Ирландии!

Эд приказывает отделу охраны применить в отношении "М" план "Г", и уже через пять минут Мирзобикяна останавливают два инспектора дорожно-постовой службы и обыскивают его машину. Ничего не найдя, дпс-овцы отпускают Мирзобикяна, взяв под козырек, и тот, проехав с полкилометра, припарковывается к обочине шоссе, чтобы посмотреть, не подсунули ему чего инспектора в момент осмотра.

Осмотрев машину и ничего "подкидного" в ней не найдя Мирзобикян было уже успокаивается, пока не опускает руку в карман своего легкого плаща и во что-то вляпывается. Как на зло в этот момент рядом останавливается еще один патруль ДПС и подойдя к Мирзабекяну радостно констатирует что

-Налицо попытка перевозки гашиша! Пакетик был слабенький и самовскрылся у вас в кармане!

Отчаянно тряхнув головой, Мирзабекян плюет на землю: Вот черт!

11. Эдуард, напевая:

Здравствуй, страна героев,

Страна мечтателей и

Супертанков!

пытается завязать галстук. Сегодня, не смотря на то что все уже сделано, он решил заглянуть под вечер на свое рабочее место. Пока добирался, заметил что на улицах Дублина в это время было как-то странно малолюдно и серо. Не было этой обычной, бушующей толпы, и хотя нельзя было сказать что людей, дескать раз-два и обчелся но все это в глазах Эдуарда как-то странно контрастировало с еще недавними днями: казалось что все уснуло и застыло, а люди движутся, засыпая на ходу и потому очень медленно.

На работе Эд зашел в кабинет к Колесникову- тот спал, уткнувшись носом в клавиатуру компьютера, затем к Лаборанту- тот паковал вещи, напевая: "хава-нагила" и напялив на макушку кипу, затем был у Гения...

Весь остаток дня прошел для Эда тихо и безмятежно, потому как расставленные им и заведенные человеко-механическаие фигурки уже сами, без его участия двигались и перемещались, выполняя свою, определенную Эдуардом функцию.

В семь часов вечера за бутылкой пепси Эдуард и Колесо наблюдают по телевизору, как с третьей попытки 55 против 54 депутаты ирландского парламента принимают закон о праздновании нового праздника- дня рождения Оливера Кромвеля. В восемь часов в городах начинают собираться толпы людей и бить витрины магазинов. В девять часов строго в соответствии с графиком начинается эвакуация всех граждан России за толстые стены военных городков- крепостей, и уже затем некоторые "наши люди" замечают затесавшихся в толпы протестующих вооруженных огнестрельным оружием повстанцев.

Колесников пытается суетиться, говорит Эду, что нужно снова все проверить и перепроверить, провести завтрашними маршрутами людей и технику- в виде тренировки.

-Нет! - отвечает Эдуард, сегодня- отбой, дай Ирландии поспать спокойно последнюю ночь, новая возможность нормально выспаться, мне кажется, ей теперь представится не скоро...

Безмятежность и спокойствие Эдуарда не смогло нарушить даже сообщение о том, что толпа демонстрантов пытается захватить здание парламента. Здание охраняют где-то полторы сотни наших солдат, и командир охраны говорит, что продержится, но Эд отвечает ему, что над демонстрантами нужно "пошутить".

"Пошутить" при разгоне демонстрации, митинга и т.д. и т.п.- это значит некоторое время стрелять по толпе гранатами со слезоточивым газом, половина из которых не будет срабатывать или у них будет большая задержка с распылением- в таких случаях особо ретивые демонстранты обычно начинают бросать гранаты обратно. Ну так вот, "шутка"- это когда приучив уже толпу к тому, что можно брать в руки гранаты и бросать их обратно- выстрелить несколькими закамуфлированными под гранаты со слезоточивым газом боевыми гранатами с дистанционным управлением. Таким образом, порвав в клочья на глазах у всех остальных нескольких особо ретивых, вы добьетесь огромного успеха в разгоне- чего там вам нужно разгонять.

Рассмеявшись, командир охраны парламента отвечает:

-Есть пошутить! - и связь прекращается.

Тем не менее, примерно к 11 часам вечера все утихает, и Эдуард спокойненько едет к себе домой. Дома же, совсем уже перед сном решив проверить электронную почту обнаруживает у себя в ящике сообщение от ученых из технического отдела о том, что из Гринвичской обсерватории пришло сообщение, что, дескать, 24 апреля- судя по космическим измерениям- были "короче" на одну минуту. Так вот, технари спрашивали у Эда разрешения на то, чтобы перевести все "контролируемые" часы на минуту вперед- в соответствии с точным временем, вращения Земли. Немного не въезжая в чем суть, Эд легкомысленно отвечает, что согласен. От этих ученых самый лучший способ отвязаться- это дать им то, чего они просят! Получив сообщение Эдуарда ребята из техотдела тут же скоординируют все часы, которые можно перевести по сети, а завтра с утра военные, да и все остальные "наши" глядя на выставленные в местах больших скоплений российских военных точные часы так же поставят себе новое "точное время".

12.Эдуарду снится, что он каким-то большим сейфовым ключом ржавого вида пытается запустить некий огромный механизм каких-то часов, и, в конце концов, после третьей попытки ему это удается! Часы бьют в колокол тринадцать раз , после чего их механизм как-то начинает весь изгибаться- как от большого какого-нибудь давления извне, и затем разрушается так, что в разные стороны летят колесики и шестерни, а одна из них попадает Эду в лицо.

13.Ночной телефонный звонок всегда тревожен, потому что ночью могут звонить только или ненормальные, или в связи с чрезвычайными обстоятельствами, с сообщениями о радостных событиях, какими бы они не были, обычно ждут до утра.

Звонит товарищ Первый и просит Эдуарда...

Слетать во Францию! Срочно, прямо сейчас...

-Там, понимаешь ли в одной какой-то дыре что-то странное происходит, мне постоянно что-то там докладывают, но мне понять это почти невозможно. Кроме того, сильная путаница в полномочиях, там майоры ГБ, полковники пехоты, авиаторы с транспортом и ученые, прикрывающиеся документами о серьезных полномочиях, которые мы бы у них давно изъяли, если бы помнили об этих ученых. Что за хрень происходит, Эд, посмотри! Ты там один такой - полковник, ГРУ, то да се...твои полномочия все их переплюнут, да еще скажи, что я тебя направил. Я тут смотрел по карте- от Дублина можно окружность прочертить- ты в центре круга радиусом пять сотен километров, внутри которого полковника ГРУ больше ни одного.

Эдуарду очень не хочется возражать Первому, но он все- таки осмеливается, спрашивая нет ли на месте, во Франции еще каких-нибудь хоть завалящих полковников ГРУ.

-Они все в Лионе, на конференции по теме устройства управляемого бунта во Франции. Работают- как волы, пашут просто, очень надеются на твой опыт... В общем, все в Леоне и мне не хотелось бы никого отвлекать от столь важной работы.

Тогда Эдуард говорит о предстоящей операции по "успокоению" Ирландии, на что Первый приказывает "переложить ответственность руководства" на время отсутствия Эда на плечи Колесникова.

-Колесникова- поправляет товарища Первого Эд, и выслушав его "ах да, извини, штабная работа понимаешь, от мониторов глаза совсем "сели", попрощавшись, кладет трубку и идет одеваться.

14. До аэродрома Эд едет на своей машине, но его прикрывает дежурный БТР с двумя отделениями пехоты. С аэродрома на легком медицинском вертолете Эд перелетает до ближайшей- находящейся недалеко от Дублина в море ударной группы кораблей ВМФ, в которую входит авианосец. Сев на авианосце, Эд звонит Колесникову и сообщает обо всем произошедшем, приказывает действовать по заранее разработанному плану, и обещает как можно быстрее вернуться.

Обсуждая с капитаном корабля возможность своей катапультации над местом, куда Эду надо скорее прибыть, Эдуард наблюдает за тем, как на специальном подъемнике из чрева авианосца поднимается двухместный тренировочный штурмовик- истребитель. Капитан возражает Эду, предполагая, что в темноте Эдуард со своим минимальным опытом парашютных прыжков может неудачно приземлиться.

-И тем более... а что если вас захватят на месте партизаны?

Эд соглашается, после чего сам капитан авианосца отдает летчику приказ о посадке в аэропорту на "той стороне".

Полет в принципе проходит нормально, только вот по пути , уже над Ла-Маншем летчик получает приказ перехватить и уничтожить партизанский четырехмоторный самолет, переправляющий оружие из Франции в Британию.

Летчик почему-то всю дорогу развлекает Эда своей болтовней, и Эдуард, хотя и хочет спать, это поддерживает. Занявшись же партизанским самолетом летчик так же почел видимо своим долгом прокомментировать каждое свое действие и причины, побуждающие его действовать так, а не иначе:

-Вот- говорит он, его слова слишком громко "шибают" в динамиках наушников Эдуарда- сука! Такой самолетик- чуть ли не из картона склеян! Радар его- то видит, то не видит... ракета же летит на координаты, определенные радаром. А что если при подлете, объект снова "мигнет" на радаре? Тогда что? Прощай, ракета! В пустую... я так, правда, на "хорьх" истратил четыре sparrow, но все рано не попал, пришлось из пулеметов палить...

И так далее... вся беда в том, что партизаны летят со скоростью 150 кмч, а истребитель "делает" минимум- триста, так что при такой разнице скоростей, да еще ночью, да еще и с учетом того что многоствольная пушка начинает стрелять с задержкой в секунду- сначала начинается вращение стволов, потом только туда начинают поступать патроны- в общем, нужно очень постараться, чтобы подбить врага, который иногда то же может огрызаться какими-нибудь башенными пулеметами.

Понаяривав вокруг партизанского самолета несколько кругов, летчик, запустив вращение стволов пушки без подачи патронов (это расходно по электричеству)- так, чтобы в момент стрельбы можно было без задержки в секунду начать стрелять, снова выйдя на цель по радару, определив только по приборам, что находится недалеко, выйдя на ту же высоту, что и цель, стреляет длинной очередью в пустоту. Далее Эд видит как впереди совсем недалеко вспыхивает один из моторов партизанского самолета и тот- (Эд уже смотрит в бок), накренившись под небольшим углом начинает снижаться.

-Сбит! - радостно сообщает летчик, и затем просит Эдуарда подтвердить на базе факт уничтожения вражеского воздушного судна. Эдуард соглашается:

-Но в обмен ты не будешь высаживать меня на аэродроме, а катапультируешь над объектом 112- мне туда нужно прибыть.

Летчик отвечает, что по субординации приказ Эдуарда для него выше приказа капитана...

-Так вот, стало быть я тебе приказываю- говорит Эд, и напоследок попросит летчика разбудить его "когда будем на месте" .

15.Летчик будит Эда чуть ли не в тот момент, когда уже должна произойти катапультация -

-До свидания, Эдуард Анатольевич! - говорит он и вот уже не совсем проснувшийся Эд кувыркается в воздухе в летном кресле, оснащенном парашютом.

-Не забудьте включить радиометку, по которой вас найдут на земле- слышит через минуту Эд голос летчика, переключившегося на связь самолет- катапультационное кресло, поле чего Эд еще с минуту рукой пытается нащупать кнопку метки где-то у себя под задницей.

На высоте полкилометра, по высотомеру срабатывает парашют, затем, почти приземлившись, Эдуард довольно комфортно висит в летчиском кресле на стропах парашюта запутавшегося в ветвях дерева, курит, а через полчаса его подбирает высланный по такому случаю наряд охранников научных объектов. Охранники научных объектов не зря набираются из опытных и многое прошедших солдат, и видимо по этому у них с собой есть стремянка. Метров триста Эд не разбирая дороги- охранники его ведут освещая путь фонариками- куда-то продирается сквозь деревья и кусты, пока не попадает на дорогу, на которой их ждет авто.

16.Объект 112 это такой... замок, но Эд об этом уже где-то слышал... или читал...

Там Эдуард обнаруживает именно то, о чем его предупреждал товарищ Первый- суету и неразбериху в полномочиях. Не смотря на то, что была еще ночь (или уже раннее утро) никто не спал, но все суетились и ходили туда- сюда под светом стоящих везде многочисленных прожекторов, у которых то тут, то там лопались лампы- когда такое происходило, к ним тут же бежали с разных сторон многочисленные солдаты. Итак, поняв , что прибыл старший по званию, к Эду начали собираться различные командиры и начальники- представители ученых, КГБ-шники, ведущее здесь какое-то дело о предательстве, командир пехотинцев и прочие. Эд, сообщив всем, что прибыл лишь выяснить что здесь происходит, а не назначать главного , удаляется вместе с учеными, оставив остальным выяснять кто здесь круче в их, как Эду показалось, уже сформированном узком и теплом кругу.

В замке, за крепостными стенами Эд обнаруживает хорошо оборудованную, прикрытую зачем-то пулеметами ПВО вертолетную площадку, светящуюся в ночи большим- по всей площади- красным опознавательным крестом, затем храм, где судя по выходящем наружу антеннам был оборудован центр связи, а так же небольшой армейский палаточный городок.

Эдуарда отводят в храм, откуда пройдя по каким-то темным коридорам, он наконец попадает в некое подземелье, которое впрочем хорошо освещено и обустроено многочисленными суетящимися здесь ребятами в белых халатах.

Ученые и вправду видимо обладают большими полномочиями, потому как смеют на некоторые вопросы Эдуарда отвечать, что, дескать, даже Эд не имеет права доступа к "такой" информации. Тогда Эду приходится стучать кулаком по стоящему там столу, говоря что он послан самим Первым. На вопрос же ученых о том, не мог ли товарищ Первый выяснить все по связи сам, Эд отвечает опять ставшей ему уже привычной ложью, которая, как ему кажется, всегда им произносится во благо:

-А он именно меня послал сюда потому, что очень хотел знать именно мое мнение !!

Затем Эд жалеет о том, что не взял с собою Лаборанта- седые профессора каких-то там хрен знает каких наук начинают свое "объяснение", применяя при этом такое количество специфических терминов, что уже через минуту у Эдуарда начинает болеть голова.

"Какой же Лаб умница- думает Эд, - может все объяснить простым и доступным языком! Вот эта хрень взаимодействует с этой херней и получается взрыв!"

Эду приходит на память, как он спросив Лаба, почему бесконечно маленькие протоны и электроны не разлетаются чтобы образовать некую усредненную, равномерную "мировую материю", получил от того ясный и исчерпывающий ответ, которого Эд ждал очень долго:

-Потому что существуют поля! - указательный палец Лаба направлен вверх, а потом (Эд и Лаборант были очень пьяны) тот падает со стула, опрокидывая на себя тарелку с курицей и кетчупом.

17.Эд безо всякого выпендрежа, то есть искренне желает как можно скорее выяснить здесь на месте что происходит и вернуться в Ирландию- командовать подавлением восстания. Для этого он хватает за рукав ближайшего пробегающего мимо лаборантика, и, отвернувшись от заумных профессоров, просит того разъяснить на простом языке, что здесь произошло.

Лаборант оказывается еще не очень далеко ушедшим от народа в науку человеком, и именно так, как Эд хотел на уровне "эта хрень- сюда, та хрень- туда" объясняет суть происходящего:

-Судя по всему здесь, под землей, в этой расселине, огромный, уходящий куда-то далеко вниз (хренов) механизм есть!

Эдуард с пониманием качает головой:

-Маза фака! Да что ты говоришь! И что же он делает?

-Здесь есть некая шкала- кольцо вокруг круглого "пьедестала" с квадратным углублением в центре. Позавчера произошел поворот этого кольца на несколько градусов, которому мы сначала не придали особого значения, пока вчера утром не получили информацию о том, что вращение земли ускорилось, отчего сутки сократились на одну минуту.

Здесь в разговор снова пытались влезть профессора с различными предположениями о "космических сутках" и прочем. Эдуард демонстративно не замечает их высказываний:

-То есть вы реально оцениваете ситуацию как опасную?

-Да- отвечает паренек, - поворот произошел резко, неожиданно, да и сейчас механизм продолжает еле заметное, - только по приборам, движение.

Эдуард думает о том, не забрать ли ему этого парня с собой в Дублин на замену Лаборанту, и затем вместе с ним идет на доклад Первому. В храме связисты быстро налаживают видеосвязь с Кремлем и Эд, доложив то, что знает, передал трубку "лаборантику":

-Мы не знаем, что может случиться... Да... судя по всему движение продолжается. Астрономы- наблюдатели ежечасно сообщают, что сутки сокращаются. Медленно? Ну, это как посмотреть. Если поворот на три градуса привел к тому, что мы потеряли минуту, то что же будет, если произойдет полный оборот? Два часа? Нет, о последствиях мы пока сказать вряд ли что сможем. Судя по всему, устройство запирал "ключ" из необычайно твердого, плотного материала и не давал двигаться механизму, препятствуя его вращению. Ключ? Параллелепипед сорок на сорок сантиметров в основании, и неизвестно какой высоты.

Потом слова о том, что скорей всего внутри Земли имеется полость, над которой висит закрепленный в районе объекта 112 маятник, который был приведен в движение неизвестно чем- должна была произойти сильная встряска, которая- если исходить из того, что внутри Земли есть полость такого масштаба и многочисленные слои с пустотами, могла и не ощущаться на поверхности.

-Что-то механизм раскачало, а запирающего ключа нет! Маятник стал вращаться в противоположном вращению Земли направлении- и сутки стали короче. Наверху есть шкала, которую, предположительно возможно двигать с помощью военных домкратов.... Да., переключение мы можем осуществлять сами. Что значит- поставить на ноль? А в каком направлении вращать? А что если мы сделаем только еще хуже? Мы абсолютно ничего не знаем об этом, произойти может все, что угодно!

И сипло- уставший голос Первого, "сфонивший" в динамик, которым пользуются, когда нет необходимости говорить в телефонную трубку:

-Тогда будем надеяться, что "все что угодно"- это значит остановка этого маятника!

"Лаборантик" заканчивает диалог с Главным словами: "Исходя из того, что мы узнали, Земля- сложный металлический механизм, слегка припудренный сверху почвой!".

Искусственно созданный...

18. Еще через полчаса Эдуард, трясясь в вертолете, у которого почему-то вибрация ощущалась сильнее, нежели это происходит обычно, улыбаясь Новому Лаборанту размышляет о великой разнице скоростей истребителя и транспортного вертолета.

Где-то далеко, мигая в небо красными огнями огромного креста на взлетном поле Эдуарда ждет военная база "Евангелиус", и, как Эд уже твердо решил- два часа сна в какой-нибудь комнате общаги для командировочных.

-Хочется скорей все это забыть- говорит Эдуард Новому Лаборанту.

-Что?- переспрашивает Эда этот парень, и его челку шевелит ветер из открытой двери..

-Ну... все это- Земля- большой механизм, какие-то изогнутые пластины внутри коробов способны долгое время сохранять энергию старого, давно произошедшего землетрясения долгие годы, чтобы потом однажды, неожиданно вернуть на поверхность... страшно!

Новый Лаборант только тихо улыбается:

-Вряд ли получится, в последнее время в научных кругах все больше количество людей приходит- не зависимо друг от друга, к выводу, что люди- потомки выброшенных некогда инплынытянами сломанных био-роботов. От того-то у нас все так и наперекосяк!

19.Поспав, правда, беспокойно, на базе "Евангелиус" три часа, Эдуард вместе с Новым Лаборантом снова тронулись в путь, но именно с этого времени, как показалось Эду, как будто кто-то стал усиленно мешать скорейшему его возвращению в Дублин.

На "Евангелиусе" не было вертолетов, пока вертолет вызывали с соседней базы (а связь работала плохо), пока тот летел, пока уже вместе с Эдом на борту, взлетев, возвращались снова на "Евангелиус", потому как в полете через пятнадцать минут кончилось топливо...

В общем, со всеми проблемами- а их приходилось необычно много на единицу времени, Эд и Новый Лаб прибыли в Дублин лишь только где-то часам к семи вечера.

Не смотря ни на что, Эд чувствовал себя довольно бодренько, потому как во всех вертолетах, транспортных самолетах и прочем всю дорогу спал, пока не выспался.

Высадившись на крыше здания ГРУ в Дублине, а крыша кроме того еще и огромная вертолетная площадка, Эдуард совершенно случайно столкнулся там с эвакуируемыми Лаборантом и Гением. Лаборант рассказал Эдуарду, что "здесь становится жарко", он, как откомандированный в Израиль, улетает, Гений- как ценный кадр отправляется пока в Париж- переждать, так же как и весь технический отдел. Эдуард жмет этим двум руки и опрометчиво, словно плохое предзнаменование говорит:

-Да, ребят, прощайте!

Гений отдает Эду ключи от своей лаборатории.

ЧАСТЬ 13.

ЭДУАРД НА КРЫШЕ.

01. Эдуард заходит в кабинет Колесникова, чтобы разузнать, что да как происходит. Колесо взлохмачен, встревожен, глаза беспокойно бегают туда- сюда, по всему видно, что он сильно устал. Постоянно звонят многочисленные телефоны.

-Вот, Эдуард- Колесников мимолетно взглянул на Эда, и тут же подскочил к очередному затренькавшему телефону- мы, по-моему, влипли. Что-то произошло! Сначала все шло по плану - Часа в три дня начались наши шествия с портретами Кромвеля и прочей херней, ну...потом... как мы и планировали, столкновения, нападения на наших военных. К пяти в нескольких городах вооруженные повстанцы уже контролировали все, что только можно, кроме наших военных городков. Затем... затем эти гады- ну ты представляешь? С помощью контейнеров для НУРС-ов, установленных на грузовики, расхреначили стены в половине наших военных городков! Судя по неработающей связи, сейчас половина из них уже захвачена, остальные отбиваются, как могут...

В шесть пятнадцать военные вертолеты с аэрозольными бомбами поднялись в воздух...

-А в шесть тридцать, ну, чуть больше- шесть тридцать и тридцать секунд, это тогда, когда мы уже сбросили бомбы- из Москвы приказ от Главного, что, дескать с розовым газом в бомбах что-то не то, бомбежку отменить! Приказы по связи передавались на вертолеты, да вот только зачем? Вертолетчики-то уже отбомбились! Из Москвы вопль- как это так, до сбрасывания бомб осталось тридцать секунд! А мы им- не осталось полминуты, а уже прошло полминуты...

Колесников наливает себе дрожащими руками кофе, А Эд, разворачивается и говорит Колесу, чтобы перевел связь к Эдуарду в кабинет.

02.Первым делом звонит Пеппен, которого Эд уже и не надеялся услышать:

-А! Стив! Ну, как делишки? Теперь-то я понимаю, зачем вам были нужны НУРС-ы, контейнеры для них...

-Да,- говорит Пеппен- а НУРС-ов мы сами кустарным способом столько понаделали- у вас столько стен во всем мире нет, сколько мы способны разрушить.

-Ну да,- Эдуард, как его учили улыбается в трубку- самопальные НУРС-ы с детонаторами хренового качества, которые мы вам продавали по дешевке- половина стен, что вы можете разрушить не разрушится - детонаторы не сработают!

Пеппен тяжело дышит в трубку:

-Я не за этим... Эд...перемирие! - и потом по слогам,- я предлагаю перемирие! Нам нужно срочно встретиться и обо всем договориться.

ОК- Эдуард, согласившись на встречу на 15-м километре на шоссе к северу от Дублина, звонит связистам, заведующими "Воронами":

-Ребят, я слышал что внутри "Ворона" есть специальный отдел для быстрой доставки малогабаритного груза?

03.Стив Пеппен стоит на 15- ом километре шоссе Дублин-*** раздумывая, что же сказать Эдуарду, когда тот подъедет. Мимо его машины с поднятым капотом проезжают другие... как ни в чем не бывало! Как будто вся Ирландия сейчас не охвачена всеобщим восстанием! Иногда рядом с ним замедляются авто, из окон высовываются какие-то люди, спрашиваю - не нужна ли помощь?

Пеппен решает, куда поехать им с Эдом. До ближайшей автозаправки, там кафе, посидят, покурят... Он осматривает большую асфальтовую площадку, рядом с дорогой, и устав отвечать проезжающим, что ему не нужна их помощь, отправляется туда курить.

Стив вдыхает в себя теплый воздух, на секунду сквозь облака выглядывает солнце.

Что сказать? Отзови этих зверей из городов?

Звонит мобильный телефон, на определителе надпись "Эдди".

-Это я! Извини, что опаздываю, но даже в Дублине сейчас демонстрации и мне пришлось долго выбираться. Ты уже на месте? Я скоро буду!

Пеппен не выдерживает и кричит Эдуарду чтобы убрал с улиц ... animals.

-Стив, ну ты погоди- каких это animals? Что ты имеешь ввиду?

-Ваших мерзких животных, которых вы создали в ваших вонючих лабораториях и которых выпустили на улицы наших городов сразу, как только дело запахло для вас жаренным!

-Ничего не понимаю- Эдуард выключает магнитофон с записью "дорожных" звуков, которые предавали разговору с Пеппеном эффект натуральности- дескать, Эд едет на встречу в авто- надобность в этом отпала, ему доложили, что "Ворон" засек сигнал мобильника Пеппена и вышел на цель. Услышав, как в эдуардовском телефоне резко пропал такой "фон" Пеппен все понял и напоследок прокричал:

-Вы, идиоты, попали в собственную ловушку- ваши монстры жрут ваших же солдат!

Пеппен со всех ног бросился к своей машине, закрыл капот, сел и снова выскочил из автомобиля, не понимая, откуда ждать удара. На ходу он звонит своим охранникам, которые как раз находятся в кафе на автозаправке, требует его спасать, а сам бежит в сторону леса, но и там его могут ждать, он отворачивает обратно.

Пеппен мечется, не зная, куда бежать- к шоссе, где его могут снять из авто очередью из "Узи" даже не останавливаясь, или в лес- откуда на него вполне может быть смотрит в оптический прицел снайпер?

Через три минуты подъезжает охрана, главный со всех ног бежит к Пеппену, но его отбрасывает назад взрывная волна. Мелькнула какая-то черная тень, и, угодив в Пеппена, разметала его в клочья!

Вытирая с лица кровь своего босса, начальник охраны говорит своим, что нужно отомстить, и в Дублине "Это устроить то же самое".

Вокруг шлепались мокрые останки одежды Пеппена и кружили черные перья.

04. Уже с полчаса снизу от связистов шли сообщения только одного рода- еще с одним нашим военным городком прервана связь. Затем - еще одна важная птица- снова товарищ Первый. Он говорит, что в аэрозольных бомбах, которыми недавно отбомбились российские военные по всей Ирландии использовался какой-то странный розовый газ ХХХ*, а не как обычно с маркировкой ХХХ.

-Ну и что? - Эдуард уже начинает нервничать по поводу у всех непоняток и недосказанностей последних часов.

-А то, что мы получили информацию, что этот газ со своих заводов один человек в свое время приказал отгрузить Армии в случае, если его убьют.

-У-у-у-у-у...

-Да... Но эти ребята долго мялись, и исполнили приказ не сразу...

-Так может быть их спросить, что это за разновидность газа ХХХ*?

-Можно бы было- старый Первый сипит в трубку, свист -у Эда почти уши закладывает- да только уже не с кого. Они участвовали в заговоре вместе со ставропольскими сепаратистами, и все были казнены!

-Я вот что- Первый долго сухо кашляет, так что у Эда от жалости даже немного сердце начинает щемить- я подумал, что в Ирландии с этим газом бомбы были уже использованы, так что кому как ни тебе лучше всех знать чем ХХХ* отличается от ХХХ?

Эд отвечает, что пока со все большим количеством наших гарнизонов в городах Ирландии связь прерывается.

-И прежде всего оборвалась там, где были применены бомбы.

05.Ночь прошла относительно спокойно, учитывая то, что в час пятнадцать прервалась связь с последним гарнизоном, который был не в Дублине. В военном городке Дублина все были настороже, а с моря с кораблей на вертолетах постоянно подвозили патроны и амуницию, но не людей, были уверены, что с ситуацией справятся и без помощи морпехов.

Флот недалеко от Дублина и связь с ним поддерживается постоянно, поэтому Эдуард где-то к двум часам ночи позволяет себе роскошь- попеременно с Колеcниковым спать. Это вносит некоторый сумбур в работу, заступив на дежурство после Колеса Эду каждый раз приходится отменять несколько приказов Колесникова- ну да что поделаешь, это все же лучше, чем совсем не спать!

Никто не знает что снаружи. Не работает ТВ, не работает радио. Несколько пехотинцев, вылезавших по специальным трубам в гражданской одежде наружу- в разведку, сообщали, что повсюду за стенами нашего городка вооруженные повстанцы, но порядок сохраняется и поддерживается. С полицейских под всеобщее улюлюканье срывают форму- похожую на военную российскую , но тут же дают взамен спортивные костюмы и пинками отправляют домой!

-И это все? - Эдуард удивленно скривил брови.

-Все! -солдат вытягивается по стойке смирно, показывая Эду, что хотел бы идти по своим делам.

-Ну, идите!

Часа в четыре утра начинается несколько ленивый обстрел военного городка повстанцами. Мины падают на территорию городка так редко, что кажется, все, обстрел прекратился- но нет, вот там вдали снова происходит какой-то пустой, никого и ничего не задевший разрыв.

Куча грязи, каких-то ошметков и завезенного молдавского чернозема взлетает вверх и смачно шлепается на землю.

06.В шесть звонит командующий флотом с сообщением, что больше не может посылать вертолеты на разгрузку в Дублин, так как два из них только что были сбиты. Через несколько минут от крыши здания ГРУ оторвется последний вертолет и полетит на восток в сторону моря. Тогда Эдуард принимает решение эвакуировать еще и Нового Гения.

"Он мне понадобится для будущих войн- думает Эд, вызывая парнишку по связи- эта же война совсем не его и он здесь не при чем!".

Снова опрометчиво сказав: "Прощай" Эд на крыше здания ГРУ , похлопав по плечу, отправляет Нового Гения на авианосец находящийся в море где-то в двадцати километрах от Дублина.

07.Около семи часов утра, совсем неожиданно, повстанцы проламывают крепостную толстую стену российского военного городка в Дублине и лавинообразной массой устремляются внутрь. Еще через полчаса боя вне зданий в городке не остается ни одного нашего солдата. Здания же и постройки превращаются в опорные пункты, ощетинившиеся во все стороны многими стволами.

Эдуард вздыхает, радуясь, что всех гражданских успели эвакуировать, и связывается снова с командующим флотом:

-Код "розовый ангел"- говорит он несколько раз в эфир на определенной волне, и, не получив подтверждения о принятии сигнала, прекращает связь.

Спустя двадцать минут над Дублином зависает штурмовой вертолет, сопровождаемый еще несколькими, и, сбросив аэрозольную бомбу, делает крюк- маневр- против зенитных ракет- и улетает восвояси в сторону моря.

Эд наблюдает с крыши здания ГРУ, куда с земли совершенно невозможно попасть пулей. В эфире звучит приказ Колесникова: "Всем надеть противогазы!", и Эдуард бежит сломя голову вниз к себе в кабинет. Он вспомнил, что противогаз остался у него в кабинете, лежит в сумке несчастный и забытый.

08.Наконец-то Эд видит, как действует аэрозольная бомба, зависшая на парашюте на высоте нескольких сот метров над Дублином. Она, издав пронзительный свист, в полсекунды накрыла город некой такой сплюснутой полусферой , под которой был розовый газ. Газ в короткое время проник во все щели, где только можно.

Из-за интенсивного обстрела окна здания были закрыты автоматическими стальными ставнями, поэтому здание на некоторое время превратилось в подобие подводной лодки, плывущей на глубине- в полной изоляции от внешнего мира.

Проходит время, но эти повстанческие сволочи почему-то и не думают успокаиваться- барабанная дробь пуль о стальные ставни не стихает, а в некоторых местах даже наоборот- снаружи по ставням стреляют из гранатометов.

Колесников передает по рации, что повстанцы вот-вот ворвутся на первый этаж и Эдуард, сняв противогаз, несется по лестнице вниз.

09. Как раз когда Эд оказывается на первом этаже, - повстанцы, раздолбав стальные ставни, защищавшие стеклянные витрины, устремляются внутрь здания... и не только они. В огромной толпе людей затесались еще и монстры, впрочем, подобных уродов Эдуард уже встречал в Н, но сейчас их было очень много. И монстры и повстанцы ведут себя очень странно - огромной массой обрушавшись на наш заслон из ста человек, спрятавшихся созданными на скорую руку баррикадами, они группировались по одним только им известным законам, стреляли не только в русских солдат, но и друг в друга. Вся эта толпа не была единой массой, а двигалась вперед так, будто кто-то гнал ее сзади. Наш солдатский заслон держался не более двух минут, а затем был поглощен монструозно- людской толпой. Поняв, что дело швах, Эдуард секунд за пять до того, как повстанцы и монстры влезли на баррикады, дает деру.

10. Спринтерский бег без оглядки, все подальше от той части здания, где еще недавно кипела жизнь и работало множество людей, туда, где уже годами стояли запертыми и забитыми огромные помещения, и годами не ступала нога человека. И вдруг, Эдуард замечает, что перед ним движется тень, силуэтом напоминающая фигуру женщины. Тень как- бы бежит, полы ее одежды развиваются в движении, и она все время находится на расстоянии метров трех от Эдуарда. Эдуард вспоминает, что эта тень уже однажды мелькала недалеко от него, когда он вместе с Лаборантом осматривал давно оставленную подземную библиотеку, тогда Эд еще сильно испугался.

Добежав до какого-то тупика, прежде Эд здесь никогда не был, он видит, что тень остановилась. Ему показалось, что это Юля вернулась с того света, чтобы спасти его, но в следующее мгновение тень повернулась к нему лицом и оказалась той девушкой, которую Эд видел на кладбище, где был похоронен Алексей. С чудовищным воплем, сверкая абсолютно черными глазами, она пронеслась сквозь Эдуарда и исчезла в бесконечной глубине коридоров здания ГРУ.

В ту же секунду справа на Эдуарда прыгнул человекоподобный синего цвета уродец, и, промахнувшись (Эдуард отошел в сторону), получил в грудь короткую автоматную очередь. Эд удивлен, но этого оказалось достаточно, чтобы остановить монстра - тот, немного подергав ногами, вскоре перестал шевелится. На всякий случай, выстрелив монстру еще и в голову, Эдуард начинает лихорадочно думать, как бы вырваться из этих катакомб обратно.

-Сука!- говорит Эд мрачным, еле освещаемым тусклыми лампочками стенам - убить меня захотела...

Минут тридцать, изредка отстреливаясь, метался Эд по коридорам, пока нашел лестничную клетку, по которой можно спуститься в лабораторию Гения.

11. Лаборатория еще никем не занята. Эдуард гонит от себя соблазнительную идею отсидеться в каком-нибудь сейфе с вентиляцией, хватает зеркальный костюм- параллельную работу Гения, и убегает. Он знает о существовании коридора, ведущего в подземный гараж, проходит по нему и попадает в кабинет диспетчера, из окна которого можно видеть с высоты, что происходит в гараже. А происходит расправа толпы монстров над сорока солдатами, пытавшимися на грузовиках вырваться из здания. Эдуарду приходится возвращаться обратно.

Оказавшись снова в лаборатории Гения, Эд надевает на себя зеркальный защитный костюм и прилагающийся к нему мотоциклетноподобный шлем. Даже не подозревая, насколько он теперь стал незаметным, Эдуард по той же самой лестнице возвращается наверх. Не без труда Эдуард находит основную, как ее раньше называли "большую", трехмаршевую лестницу и, затесавшись в толпе этих вонючих ,быстробегущих и громко дышащих тварей, поднимается все выше и выше. Второй и третий этажи здания захвачены. Удивительно, но толпа, которая еще недавно состояла из повстанцев и чудовищ теперь состоит исключительно из чудовищ, да еще таких, которые умеют стрелять из стрелкового оружия. Эдуард видел, как из металлического шкафа с пожарным шлангом "ПК" выскочил один из знакомых сотрудников ГРУ с автоматом и, сделав несколько выстрелов, погиб, рассеченный пулеметной очередью. Затем - крики солдат, что не сдадутся и взрыв - видимо, кто-то подорвал себя гранатой...

На четвертом этаже все еще шел бой, солдаты не пропускали монстров дальше, так что Эдуарду пришлось двигаться, рискуя жизнью, цепляясь за перила, по "ту" сторону лестничных маршей. На пятом этаже все уже было готово к отражению нападения врага (или к героической смерти- это как угодно), имелись баррикады, во все стороны ощетинившиеся стволами, а на шестом этаже баррикады все еще сооружались из офисной мебели, и всем этим руководил Колесников. Здесь- то Эд наконец снял с себя зеркальный шлем и сразу же стал заметен.

-Фу! Как же ты умеешь подкрадываться,- говорит Колесников. А Эдуард, не слушая его, пытается обнадежить всех, обещая связаться с флотом и эвакуировать всех на вертолетах.

-Но это же невозможно! - восклицает Колесников,- они потеряли над Дублином два вертолета, они больше никого не смогут прислать!

Эд же напрасно обещает сделать все, что сможет.

-Как там, внизу дела,- спрашивает Эдуарда Колесников, и, немного погодя, - а работает ведь эта хрень - костюм, придуманный Гением? Ты ведь смог подняться в толпе повстанцев и тебя никто не заметил!

-Монстров...- еле слышно отвечает Эдуард- ты хотел сказать "в толпе монстров"?

Колесников, скорчив мину типа "не понимаю", некоторое время смотрит вниз, перегнувшись через перила, пока рядом с ним не начинают стрелять два пехотинца.

-Монстры? Ты имеешь ввиду - лютуют, гады? Наших пленных пытают? Ну я им!

Эдуард устало садится на пол, вытирая пот со лба, и говорит об организации обороны 7-го этажа.

12.-Да! - отвечает Колесников, перестав перевешиваться через перила,- то есть нет. Нет у меня людей на заслон на седьмом этаже, так что последний рубеж будет здесь.

Эдуард уже и не замечает того, что Колесников перестал спрашивать мнение вышестоящего начальства об организации обороны, а действует самостоятельно. Эдуард вставляет в автомат последний рожок, и досылает патрон в ствол. Некоторое время, находясь в забытьи от усталости, Эд просто сидит на полу, а проходящие мимо солдаты и сотрудники спотыкаются о его вытянутые ноги.

Тут нужно, наверное, более подробно рассказать, что представляет собой здание ГРУ в Дублине. Формально здание называется семиэтажным, хотя семь - это только основные или большие этажи. Каждый из них в свою очередь состоит еще из трех, где высота каждого составляет одну треть от высоты "основного этажа". Помещения на основном этаже по высоте могут быть- в полную высоту, в две трети или одну треть основного этажа. На первом этаже к лестнице ведет большой одноэтажный вестибюль, упирающийся в ресепшн, за которым начинается огромная трехмаршевая лестница. Каждый марш лестницы поднимается на высоту одной трети основного этажа. После каждого лестничного марша идут очень длинные площадки - переходы с одного лестничного марша на другой, так что в итоге лестница занимает просто огромное пространство, с большой квадратной "дырой" посередине. В итоге, реально, высота здания ГРУ получается метров эдак около ста. С учетом, что высота каждого малого этажа составляет примерно 4,5 метра, здание похоже на огромную многоячеечную структуру. Здесь, в принципе, можно вылепить какое угодно по площади и высоте помещение, с учетом лишь высоты потолка не превышающего высоту основного этажа. Так что любой человек, перегибающийся через перила лестницы на шестом этаже, видит под собой прежде всего пустоту, простирающуюся на (примерно) восемьдесят метров вниз. Очень страшно.

Это только наземная часть здания. Под землей в таком же порядке расположено еще несколько "основных" и "малых" этажей, правда, высота основных этажей большая, нежели у надземных. На небольшой глубине расположен гараж, вокруг него лаборатории и склады. Совсем же глубоко- глубоко- местная электростанция, которая, впрочем, существует лишь для экстренного обеспечения электричеством военного городка.

Кроме того, существующий "основной" седьмой этаж- абсолютно закрытая и отгороженная от основного здания структура, которая называется 7-м этажом только для порядка, ведь на самом деле седьмой этаж начинается уже на шестом. Шестой этаж перегорожен наполовину стеной, и условно именуется сотрудниками "убогим". За стеной - опять таки, формально, начинается седьмой этаж со своим просторным холлом, рецепшн и уже не очень большой, двухмаршевой лестницей. Вверх по лестнице можно попасть на "полноценный" седьмой этаж, где расположены военные компьютеры, "обсчитывающие" все операции, предлагаемые для анализа военным. Правда, Эдуард этими компами давно не пользовался, памятуя, что те совершенно не приемлют, не понимают таких понятий, как риск и военное везение.

Итак, Эд говорит Колесникову, о необходимости любой ценой - в инструкциях так написано- отстоять седьмой этаж.

Судя по крикам, воплям и стрельбе, бой разгорается на пятом этаже, и Колесников снова говорит, что на седьмой этаж у него людей нет.

Еще через полчаса монстры рвутся вверх уже к шестому этажу, начинается перестрелка. А Эдуард удивляется, как на такое зрелище - эту сине-зеленую толпу чудовищ, Колесников может спокойно реагировать, стрелять, да еще на ходу отдавать команды своим солдатам.

-Так! - приговаривает Колесо после каждого выстрела,- так! И тебе! И тебе, на! На!

Отойдя в сторону для перезарядки автомата, он напоминает Эдуарду о "красном конверте".

13.Красный конверт вскрывается в самой крайней ситуации, когда уже ясно, что все. Вскрывает конверт самый старший по званию, а потом он должен проследить за выполнением указаний, содержащихся в документе красного конверта.

Эд недоуменно разглядывает Колесникова, и тому приходится сквозь зубы, но мягко, напомнить, что красный конверт находится у Эдуарда в сейфе. Эдуард сломя голову бежит к себе в кабинет, дрожащими руками открывает сейф и возвращается к уже раненному Колесникову.

Колесо истекает кровью, и его бинтует неуместно спокойный медик.

-Ты еще не вскрывал конверт? - удивленно спрашивает Эда Колесников, его лицо бледно, как бумага.

-Нет... а что там? - Эдуард потерял самообладание, но затем все-таки догадывается, что от него хотят.

Нечаянно разорвав все пополам, Эд достает из конверта две половинки бумаги, и, сложив их вместе, читает вслух:

"На седьмом этаже стереть всю информацию в компьютерном отделе. Компьютер номер такой-то, опция такая-то, запустить и подождать одну минуту, после чего с этого же компьютера послать сигнал об исполнении".

Услышав это, Колесников, превозмогая боль, это было видно по гримасе на его лице, встал и приказал одному из пехотинцев следовать за Эдом. Сам же протянул вперед руку для рукопожатия:

-Прощайте, товарищ полковник!

Практически в полной отключке, почти ничего не соображая, Эд быстро пожимает перебинтованную и окровавленную руку Колесникова и убегает. Вслед за Эдом устремляется рядовой Иванов, рюкзак которого, как всегда, до отказа набит гранатами.

14.Пока Эдуард ищет компьютер, с которого можно запустить программу уничтожения информации, пока запускает программу, на шестом этаже идет бой. Видимо, не имея возможности постоянно включать- выключать рацию, Колесников держит ее постоянно включенной, так что Эдуарду слышны все звуки боя. Но затем раздаются несколько взрывов, и Эд приходит в себя: в радиоэфире воцарилась необычная тишина.

Такого не бывает даже в те дни, когда ничего не происходит.

Эдуард бросается к Иванову, который один прикрывает вход на седьмой этаж, и тоже начинает стрелять. Видимо заметив испуг Эда, Иванов пытается взбодрить своего командира и залихватски ему подмигивает. Но улыбка быстро исчезает с его лица, а в уголке рта появляется капелька крови, которая, отяжелевши, сползает к Иванову за воротник:

-Уходите,- говорит он Эдуарду,- товарищ полковник, - я вас прикрою.

Эд снова ныряет за здоровенную стальную сейфовую дверь, ведущую на седьмой этаж, а Иванов эту дверь закрывает на замок. Нужно ввести код и Иванов его вводит. Что за код? Знает только Иванов, и, видимо, он его придумывает на ходу. Дверь на седьмой этаж закрывается только снаружи и изнутри ее открыть невозможно. Еще до того, как дверь закрылась, Эдуард обернувшись увидел дуло пулемета Дегтярева, просунутое в щель, и - швах! - получил тугую очередь себе в живот. Эд упал на пол, а дуло пулемета переломилось под давлением стальной двери...

Странно, но Эдуард не чувствует боли, и даже начинает думать, что пули не смогли пробить его бронежилет. Посмотреть же - что там такое случилось - ему просто страшно.

На несколько минут Эд погружается в абсолютную тишину, но затем - это слышно даже через такие толстые стены, как здесь, происходит взрыв. Иванов взорвал все свои гранаты, унося с собой код, который он ввел, закрывая Эда на седьмом этаже.

15.Эд может один жить здесь месяцами, тут есть все необходимое для жизни. Эд даже уверен в том, что его скоро выручат и спасут, но...

Уже через несколько минут такого одиночества Эдуард начинает яростно бегать взад- вперед, не веря, что он остался один, и что на таком огромном этаже нет, кроме него, больше ни одной живой души.

Он кричит, зовет и плачет, но никто не откликается. Может быть, кто-то спрятался, испугавшись боя? Ушел, смалодушничал, просто засиделся за важной информацией за компьютером? Нет. Нет никого, все операторы ЭВМ взяли табельное оружие и ушли оборонять здание.

Абсолютная тишина седьмого этажа давит так, что вскоре у Эда начинает звенеть в голове. Сквозь этот звон начинают мерещиться звуки, как будто кто-то скребется о стальные двери, ведущие с шестого на седьмой этаж. Этот скрежет становится все громче, и Эдуард, схватившись за голову, убегает вверх по лестнице, туда, где крыша и вертолетная площадка.

16.Дверь на крышу, подчинившись особому коду, не смотря на блокировку седьмого этажа, открывается. Пробежав вверх по лестнице несколько этажей, Эдуард запыхался, упал на колени, и у него потемнело в глазах. Он снимает с себя зеркальный камуфляж и бронежилет и смотрит на здоровенные дыры, и на то, как интенсивно капает на бетон вертолетной площадки его кровь.

Все! Эд думает, что скоро умрет, но проходит минут пять, а он чувствует себя нормально. За спиной теплый ветерок, шевеля конец отстающего кровельного покрытия, пугает Эдда. Он боится посмотреть себе за спину, ему кажется, что за ним пришли.

Вокруг необычайно тихо.

Эд быстро понимает, что выход только один.

17.Эдуард пытается нащупать "последнюю гранату" висящую на сброшенном бронежилете. Он уже уверовал во все, что только может уверовать человек в его положении, и еще в кучу всяческих глупостей.

-Черт- черт! - шепчет сквозь зубы он, шипя и немного разбрызгиваясь слюной,- поиграл и отдай!

И вот- словно кто-то его услышал - наконец-то нащупывается "последняя граната".

Такая граната (на ней так и выгравировано: ПОСЛЕДНЯЯ ГРАНАТА) суть... граната, с помощью которой солдат, попавший в безвыходное положение, должен покончить с собой. Сколько по поводу этого в свое время было вою и дискуссий! В конце концов Церковь издала специальное указание о том, что подрыв последней гранатой не является грехом и ведет солдата прямо в рай! Эдуарду указания Устава убить себя в критической ситуации казались верхом цинизма, особенно на фоне существования другого Устава- "Устава солдата, попавшего плен".

Итак, такая граната есть у каждого солдата, есть она и у Эда. Граната особо надежная и почти никогда не дает "осечки". У нее есть переключатель - выставить время задержки- 1,2,3 или 4 секунды, секунды то же особые- "гранатные"- по 1,5 обычных секунды каждая, и есть кнопка - запуск. Перед самым взрывом, когда истечет последняя "секунда", граната выкидывает тонкую звенящую металлическую пластину, звук которой при вылете похож на колокольчик. Звоночек - и ты умираешь.

Эдуард выставляет, конечно, максимум- 4 "гранатных" секунды задержки и начинает, подвывая, молиться.

18.Почему-то кажется, что время отсчета идет не так уж и быстро. Один! - и Эд молит Бога, чтобы простил все его грехи и забрал в Царствие небесное. Два! - Эдуард вспоминает всех своих женщин и просит у них прощения, Любу- за то, что изменил ей, Юлю- за то что не смог уберечь. Три! - Эдуард вспоминает даже Родину, у которой пытался оттяпать чемодан денег, ему, в общем, очень совестно... Четыре! - Эд снова обращается к Богу, снова моля Его о пощаде и прощении. Вся жизнь проходит пред Эдом парадом каких- то цветных, но перемешанных с серыми пятен...

Звенит пластинка, вылетевшая из корпуса гранаты, призывающая солдата, прибегнувшего к такой крайней мере, приготовиться... Эд сильно- сильно прижимает гранату к груди:

Прощайте, товарищи!

19.Однако, ничего не происходит. Эдуард словно неожиданно вскочившую на грудь склизкую и мерзкую жабу отбрасывает от себя гранату, та катится к краю крыши и исчезает. Эд прислушивается- вот- вот граната должна упасть на землю и... Но проходит время, а взрыва не слышно. Эд представляет себе, как лежа среди мертвых, растерзанных тел монстров и людей, "последняя граната" готовится встретить неожиданным смертельным сюрпризом любого, кто к ней прикоснется.

Ну и пусть! - думает тогда Эд - главное, чтобы это был не я...

Тут Эдуард успокаивается и уже без эмоций, страданий и соплей пытается завершить начатое дело, но уже другим способом. Он достает пистолет и, приставив дуло к виску, зажмурившись, несколько раз- будто одного раза недостаточно, жмет на курок. "Цыкая" пистолетом, Эд вспоминает, что все патроны израсходовал, обороняя здание ГРУ от монстров.

Пистолет так же летит в сторону.

-Суицидишь потихоньку? - Алексей Тарасенко появляется из воздуха - да... ну и заварил же ты кашу!

-Только тебя мне и не хватало, - невежливо отвечает Эд, и просит Алексея отстать и больше не возвращаться, на что Алексей в ответ только смеется:

-Думаешь, что ты мне нужен? Брось, Эдди, мне нужен не ты, а крупное кровопролитие. Как только я понял, что ты что-то подобное можешь устроить, стал ждать, когда же это произойдет!

Алексей висит в воздухе так, будто сидит в кресле. Он курит сигарету, и, что на него не похоже, не стряхивает пепел. Сигарета истлела наполовину...

-Сегодня мне снился сон,- продолжает он говорить, спрыгивая с невидимого воздушного кресла,- предвещающий мне смерть. Эдуард! Ты только посмотри, мои ботинки дымятся, я завис над адским пламенем...

Затем Алексей жестом призывает Эда следовать за ним- к краю кровли:

-Глянь - сколько здесь трупов!!! Какое жертвоприношение! Красиво!

Эдуард во всем этом ничего красивого не видит, но про себя отмечает, что его зрение улучшилось, он четко видит с большой высоты здания, что среди гор человеческих мертвых тел, нет ни одного дохлого монстра.

-Вот суки! - сказал Эд себе- неужели тела своих подбирают?

Затем, обращаясь к Алексею, начинает его распекать:

-Ну ты тоже, Леха, подлец! Неужели тебе было неизвестно, что задумали эти лабораторные гниды? Почему ты меня не предупредил о разнице газа серий ХХХ и ХХХ*? Этот газ, судя по всему, превращает людей в чудовищ!

-Да? - Алексей делает удивленное лицо, но, кажется, удивляется искренне,- неужели? Что-то я не заметил!

На полсекунды из-за низких сплошных облаков появляется лучик солнца, и, скользнув по Эдуарду снова исчезает...

-Я был в лабораториях Пашкевича, но знаешь... они там на этом деле собаку съели! Спецы по оккультам, как- никак...У них везде висят африканские маски, отпугивающие злых духов и...

-И что?

-Ну уж, Эд, извини, я понимаю, что для людей это фигня, но для духов...

-???

-Я сильно испугался и улетел!

Алексей делает вид, что хочет подтолкнуть Эда с крыши, но когда тот упал на четвереньки и пополз в сторону, рассмеялся:

-Ну что ты, Эдди? Я пошутил! Ты же мне еще нужен для дела! Тем более, что я бесплотен...

-Для какого еще такого дела? - переспрашивает его Эдуард, пытаясь повернутся к Лехе так, что бы тот был между ним и краем крыши.

-Сейчас объясню... No problem.

20.Затем следует, слава богу, недолгая, лекция о том, что в древние времена люди любили устроить какое-нибудь кровопролитие в виде жертвоприношения, в том числе и человеческого, в том числе и массового, по поводу или без такового, скажем так, в благодарность своему божеству, например.

-Вот ацтеки любили это дело...- Алексей шарит глазами туда-сюда, избегая смотреть своими мерцающими адским пламенем глазенками в лицо Эдуарду.

Эд возражает, все эти жертвоприношения не помогли, когда к ним прибыли испанцы..

-Ну вот! Ты, Эдди, смотришь на вещи слишком узко. Думаешь, ацтеки, защищавшие свою древнюю столицу, и при этом потерявшие множество смелых воинов, напрасно набрасывались толпами на испанские мушкеты? Вовсе не так... это было такое у них своеобразное последнее жертвоприношение, которое возымело в конце концов силу!

-И что же произошло?

-А ничего! Ацтеки молили своих божков о том, чтобы у испанцев на их земле ничего не получилось,- и вот! Посмотри, так все и вышло. Награбленное конкистадорами серебро обесценилось в два раза, а страны, которые в последствии образовались на бывшей территории ацтеков так и не стали процветающими. Жертвоприношение ацтеков возымело силу! Главное - вовремя подсуетиться, и все эти кровопролития чему-нибудь, да посвятить...

К Эдуарду постепенно начинает возвращаться способность соображать:

-То есть ты хочешь сказать, что все то, что случилось сейчас в Дублине, можно каким-то образом обозвать жертвоприношением...

-Массовым, массовым, Эдуард,- перебивает Алексей,- и не в Дублине, но и во всей Ирландии!!

-И это можно чему-нибудь посвятить, и тогда дело, которому посвящено все это, выгорит?

-Наконец-то ты все понял, - снисходительно глядя на Эдуарда (взгляд Тарасенки перестал блуждать ) Алексей снова усаживается в свое "воздушное" кресло,- так точно!

21.И Алексей просит Эда, как старого друга, посвятить все произошедшее ему:

-У меня тут к одной *изде дельце старое есть, хочу ее, понимаешь ли, послать на *уй! Только вот она на другом уровне - в раю, а я...

Эд обещает помочь, чем сможет, но взамен Алексей должен убраться из его жизни навсегда.

Итак, Алексей говорит Эдуарду, что тот должен произнести "слова посвящения" на зверином языке.

-Ну, тебе это будет сделать нетрудно - ты только посмотри на себя, и вникни в эту свою сущность!

Эд некоторое время не понимает, о чем говорит Алексей, но когда тот жестом предлагает посмотреться Эдуарду в лужу его собственной, накапавшей из ран крови...

Эдуарда передергивает! Он видит какую-то иллюстрацию к страшной сказке - нечто медузоподобное, запрятанное в человеческий силуэт, с глубоко погруженным под слоями полупрозрачной слизи лицом Эда:

-Это я?

-Ты, а кто ж еще!

-Это действие розовой потравы с маркировкой ХХХ*?

-Нет, чувырло, это действие порошка, который я специально положил в конверт и написал на нем, что не нужно вскрывать! А ты не только открыл его, но и, дурачок, пытался сжечь! Ты бы его еще съесть попробовал! Вот теперь и расплачивайся!

Эдуард некоторое время рассматривает свои зеленого цвета руки, покрытые толстым слоем слизи, а потом, как того требует Тарасенка, сосредотачивается. Начинается черная молитва, превращающая серые облака, нависшие над Дублином- в черные...

Через несколько минут поняв, что уже может говорить и без помощи этого призрака Алексея, Эдуард-чудовище громогласно посвящает произошедшее массовое кровавое жертвоприношение...

22.Себе любимому. Да. Так и сказал на зверином, вампирском языке,- посвящаю все это себе, что бы все было хорошо, чтобы выпутаться из этой гребанной ситуации, и чтобы удача никогда не оставляла.

Тут разочарованный и обманутый, разгневанный, мечущий настоящие молнии Тарасенка проваливается в образовавшуюся под ним огненную дыру, а Эдуард снова остается один.

-Ах ты сука! Предатель! - слышится ему еще несколько минут слова рыдающего от безнадежности Алексея, но потом все стихает.

Тишина.. Тс-с-с...тихо- тихо- тихо....

Эдуард с опаской смотрит в ту же лужу собственной крови, но там теперь все нормально . Наваждение прошло и Эд снова прежний, маленький и крепенький, коренастенький человечек- гэрэушничек.

Воскрешенное к жизни проскользнувшим лучом солнца, снова начинает работать устройство, подающее на орбитальный спутник сигнал о том, что важная шишка- со специальным напульсником на руке все еще жива. Сигнал посылается устройством в космос всего несколько секунд, но его все равно замечают на российском авианосце, стоящем на якоре в открытом море недалеко от Дублина.

Рядовой связист с криками, что в Дублине есть наши живые, бежит к старшему офицеру- тот к капитану, а капитан, в свою очередь связавшись с адмиралом флота, получает разрешение на рискованную спасательную операцию.

Уже через пятнадцать минут с палубы авианосца поднимается в воздух бронированный вертолет- реанимация, и несколько штурмовых вертолетов для прикрытия.

23. Эд еще ничего об этом не знает, но начинает придумывать ответы на вопросы, когда его подвергнут разбирательству, как он заварил такую кашу в Ирландии.

ЧАСТЬ 14.

КОНЕЦ.

01.Товарищ Первый распекает Эдуарда:

-Ну, ты, товарищ Эдуард Анатольевич, и скотина! Ты же просто сволочь! Я таких еще никогда не видел! А мы-то на тебя такие планы строили!

Далее Эдуард выслушивает долгий рассказ о том, как, дескать, в Росси кандидата на Первый пост испытывают - ему подсылают баб, создают возможности для того, чтобы смог умыкнуть государственных денег, его уговаривают стать членом антиправительственной организации...

И только тот, кто через это все прошел , не замарался и не соблазнился (то есть вовремя доложил)- зачисляется, не зная о том, в список "избранных".

-Но ты... ты провалился сразу же на первом испытании, а я такого еще никогда не встречал!

Затем оказывается, что Хейг и Ларик были подосланы, чтобы испытать Эда.

-Ты их шлепнул!

Полковник, которого Эд уже и забывать стал, то же был в курсе эдуардовских "испытаний"...

-Но ты его подсидел!

КГБ "подложило" под Эда Юлю Максимову.

-Ты даже минуту не мучался совестью, а просто *бал ее- и все!

...

-Ты захапал деньги, предназначенные для государственных нужд... Господи! Эдуард! Ты же ГРУ-шник- ну скажи, на кой ляд ты прятал чемодан, доверху набитый пачками купюр, у себя под матрацем?

Далее следуют потоки отборной брани, которую, впрочем, Эд выслушивает почему-то спокойно и даже с некоторым достоинством...

-На *уй в Ирландии ты перевел армейские часы на минуту вперед? Я из Москвы, взмыленный, как козел, звоню в Дублин, чтобы отменили бомбардировку Ирландских городов- а мне Колечиков докладывает, что бомбы уже сброшены!

Эд кашляет в кулак.

И только лишь через полчаса раскатов начальственного грома Эдуард имеет возможность (а чего терять-то? Последний парад наступает!) наорать на товарища Первого в ответ, что он- де не виноват в том, что правительство не разобралось с розовым газом маркировки ХХХ* и превратило жителей городов Ирландии в монстров.

Первый презрительно ухмыляется, глядя на Эдуарда, а потом отворачивается:

-Ты и здесь повел себя, как идиот, Эд. На *уя лысого ты снял противогаз раньше времени, когда на Дублин сбросили аэрозольную бомбу? Газ ХХХ* отличался от ХХХ тем, что приводит к тяжелым глюкам нанюхавшегося его. Тебе все это привиделось!!

-Нет никаких призраков, нет никаких монстров, это все твой тяжелый бред отравленного разума, отравленного, кстати- по твоей же вине! Устав знать надо!

Эд хлопает глазами, а потом ему хочется расплакаться от умиления. Как камень с души!

Товарищ первый жмет на какую-то кнопку на своем столе, и бормоча:

-Из- за тебя я опаздываю на Кубу! - хватается за шариковую ручку- выписать Эду пропуск на КПП у Кутафьей башни.

02.В кабинет товарища Первого, через незаметную потайную дверь входит... нет, не конвой, как уже было подумал Эдуард, а... товарищ Юля Максимова. Живая и невредимая.

-Никакая она тебе не сестра- уже потише стал говорить товарищ Первый- это я попросил так сказать тебе Ларионова, хотел на твою реакцию посмотреть...

Затем, после большой паузы- Юля и Эдуард разглядывают друг друга- Первый, разорвав это неудобное "молчание ягнят", продолжает:

-Но ты, Эд, зря думаешь, что теперь сможешь лет десять отсидеться- как особо важная шишка в особо комфортной тюрьме, нет! Теперь я займусь твоим воспитанием, и ты, как главный подонок, займешься у меня тем, что будешь собирать вокруг себя всю нашу пятую колонну- таких же подонков, как и ты. Короче, я тебе поручаю организовать либерально- демократическую интеллигенцию, собрать ее воедино, всех вольнодумцев этих, под эгидой независимого журнала, газеты, и радиоточки в Москве.

Затем Первый достает из под своего рабочего стола толстый набитый деньгами чемодан Эдуарда- доставленный из Дублина- и возвращает его Эдуарду. Демонстративно шмякнув чемоданом по столу.

-Забирай! Это тебе на организацию свободной, либерально- демократической прессы! Пусть слетятся все, как мухи на говно, к тебе, и через это мы разузнаем, кто не с нами.

Потом снова следует пауза, Эдуард молча продолжает неотрывно смотреть на Юлю, а та, как ему кажется, готовая расплакаться, хочет что-то ему сказать, да не может в присутствии начальства.

-И что же? - снова берет на себя роль разбивателя неловких пауз Первый- теперь же, Эдди, я поступлю с тобой так же, как поступал всегда и везде с либералами- а ты теперь у нас один из них, разочарованный в системе по нашему заданию: Пшел воооооооооооон!!!!

Эдуард, обнявшись с готовым расстегнуться чемоданом, выбегает из кремлевского кабинета товарища Главного.

На последок он оборачивается к двери, которая уже закрывается адьютантом, презрительно смотрящим на Эдуарда, а там, в кабинете Юля, садясь за стол, видимо, уличив момент, показывает Эду жестом, что позвонит.

03.Прилетев из Дублина в Москву, сразу побывав на встрече в Кремле с Главным, Эдуард наконец-то, уже поздним вечером появился у себя дома. Открыв квартиру собственным колючем, Эд обнаружил, что еще никого нет- видимо Люба с Машей были у кого-то в гостях. Под ноги Эдуарда бросился с ласками большущий серый котище.

Эдуард пошел смотреть телевизор, да так и не раздеваясь уснул на диване.

Проснувшись утром, Эд обнаружил, что вчера забыл выключить телек, тот работает, а вчерашний серый кот, с ошейником с надписью "СЕНАТОР" куда-то пропал.

Эдуард смотрит прямой репортаж с Кубы о том, как вовсю идет подготовка к высадке десанта в Америке, и начинает плакать.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ.

Уже поседевший Эдуард сидит в кафе "Шоколадница" на Пушкинской площади и смотрит в окно. Москва, май, теплынь, весна! Хороший денек, а по улицам красивые девки шмаляют!

Эдуард ждет одного из немногих, действительно независимых российских издателей, для того, чтобы всучить тому свою рукопись. Рукопись аккуратно сшита и помещена в папочку, с которой Эд не расстается. Легкий плащ перекинут через спинку стула, на столике "парит" чашечка с горячим шоколадом. Эд снова просчитывает все ходы- выходы, что ему будет после того, как его книга будет издана.

Да, Эдуард выдает страшные военные тайны. Проект "Черный крест", "Черный лес" и другие. Но на самом деле, все, что написано в рукописи- настолько невероятно, что в это вряд ли кто поверит, и читатели воспримут книгу скорее всего как фантастическое произведение, изложенное в виде официальных научно- военных документов. Если после публикации книги что-то произойдет с Эдом, то это станет поводом думать, что материал содержащийся в книге- правда. А власти такого не допустят, так что у Эда будет гарантия.

Прождав более пятнадцати минут сверх оговоренного срока, Эдуард начинает нервничать и идет к телефону за стойкой бара, что бы позвонить. Свой мобильный Эдуард как всегда забыл дома, но такое с ним происходит в последнее время все чаще и чаще. "Барный" телефон оказывается занят треплющимся парнишкой в темно- сером костюмчике, и, по его разговору Эдуард вскоре понимает, что ждать придется долго.

Тогда Эдуард идет на улицу- звонить из телефона- автомата. Эдуард не расстается с папкой, хотя в кафе оставил на спинке стула и свой плащ с документами и деньгами, и зонтик.

Издатель, оказывается, просто попал в пробку, но вот уже вырвался и минут через десять обещал быть на месте. Перестав беспокоиться, Эд звонит жене, рассказать ей когда следует его ждать домой.

-Привет, солнышко! - Эд разглядывает сквозь суперчистое стекло кабины телефона- автомата залитую солнцем Пушкинскую площадь, но затем отворачивается к стене.

-Привет, мой котик- отвечают ему с того конца провода.

-Я скоро буду, мурмыся моя! Мы с тобой снова скачаем из инета какой-нибудь фильмец, и пока будем смотреть, я снова поставлю тебя рачком...

-Поставишь- поставишь- отвечают Эду жена, а потом говорит, что пожарит картошки.

-Здорово, Юлечка! - говорит Эдуард, и затем они прощаются.

Я люблю тебя

Я то же люблю тебя

Жду тебя дома

Я скоро вернусь

Эдуард снова поворачивается к стеклу, за которым виден памятник этому великому эфиопскому поэту, и вдруг замечает, что на стекле, в лучах солнца стала заметна трещинка, идущая с самого верха до самого низа... Эд изучает эту трещинку: "Откуда она взялась? Ведь только что ее здесь не было!"

Где-то в середине трещинки Эдуард видит маленькую дырочку, и, затем, обо всем догадавшись, успев аккуратно положить телефонную трубку обратно на аппарат, начинает медленно сползать- оседать на пол кабины телефона- автомата.

Так все просто! - подобно герою Толстого, убитому фугасом, (или герою Горького, первый раз в жизни потрахавшемуся?)- думает Эд-

Так все просто!

Эдуард медленно поворачивается, заваливаясь на бок, а из его ослабевающих рук молодой человек в сером костюме, который только что в кафе разговаривал по телефону за барной стойкой, выхватывает папку. Затем, как ни в чем не бывало, насвистывая, молодой человек быстро садится в подъехавшую к тротуару машину - и уезжает.

Так все просто! - в последний раз шепчет Эдуард и у него в глазах темнеет.

Так все просто! - отдается эхом в его умирающем мозгу.

P.S.

На самом деле Полковник, которого Эд подсидел- был не лыком шит, и на все происки своих врагов всегда имел запасной вариант мести. У питерской любовницы Полковника в свое время родился сын (полковничий), который после, хорошо законспирировавшись и пробравшись по многим ступенькам вверх по КГБ-шной лестнице, сумел- таки отомстить за своего папашу, которого в жизни никогда не видел. О своем отце паренек узнал от бывших товарищей Полковника.

Думая, что устраивает "контролируемое восстание", Эдуард на самом деле был частью большого заговора по отделению Ирландии от России- с русским военным правительством. Эд своей "подсидкой" расстроил этот план, что привело с одной стороны- к тому что товарищ Первый Эдуарда не отправил в тюрьму, а с другой стороны к тому, что Эд, сам того и не понимая, нажил очень влиятельных врагов среди ГБ-шников, работавших в Ирландии.

Став большой шишкой сын Полковника стал уговаривать товарища Первого (уже не того, который ругал Эда) убрать Эдуарда, а Эд, в свою очередь, дал весомый повод к крайним действиям.

На похоронах Эда было много народу, но как только "официальная" часть закончилась, почти все поспешили к выходу с кладбища, на котором ввиду важности персоны Эду отвели одно "лежачее" место.

В смерти Эдуарда обвинили врагов России, хотя таких на этот момент уже по идее и быть не могло, а над его свежей могилой, еще долго стояли двое- Юля, которая очень мокро, но очень тихо плакала, и старый друг Эда, протестантский пятидесятнический пастор Олег Мелихов. Олег то же плакал, и постепенно даже начинал подвывать на появившуюся в сумерках Луну . Старый пятидесятнический волк , который самые страшные моменты своей жизни- во времена гонений, на все вызовы отвечал громким: Алллиуя! - и улыбался, в этот раз не нашел в себе никаких сил и просто жевал сопельки:

-Господи, прости нас - как-то уж слишком по-православному причитал Олег-Господи, прости нас грешных и помилуй.... Ну, пожалуйста, чего Тебе, трудно, что ли? Прости нас, пожалуйста! Господи, прости и помилуй!

Жалко всех до слез, но что тут попишешь?

Такова жизнь....

**********************

Эта книга посвящается Эдуарду Григорьеву - моему другу. Герой книги и реальный Эдуард- это абсолютно разные люди, ни в чем не похожие друг на друга. Юля Максимова "книжная" и реальная - так же два абсолютно разных человека.

Колесников- фамилия, которую я выбрал из длинного списка должников по квартплате в рабочих документах моей жены. Реальный Колесников - просто еще один из множества богатеньких людишек, которые, наворовав себе денег на дорогущую квартиру, после на отрез отказываются платить по счетам, хотя для них такие платы и являются делом копеечным.

Ларионов- фамилия, позаимствованная у Екатерины Ларионовой. Катя очень любит архитектуру, и может быть в этом чего-нибудь, когда-нибудь добьется.

На этом все.

С ув., Алексей Тарасенко.

Мскв апрель 2005.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"