Тарасенко Оксана Александровна: другие произведения.

Обычная необычная история или как поймать истинного....

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трудно оборотню в человеческом мире? Трудно человеку в мире оборотней? А как быть, если ты находишься на границе этих двух миров, балансируя на самом лезвии? Внимание, в тексте есть упоминание насилия.

Unknown



     Обычная необычная история или как поймать истинного….

     Тарасенко Оксана Александровна (Nia_1976)

     В обычном городе, на тихой улице, рядом с большим парком живет обычная семья: мама и сын. А еще кошка – большая киса, не пасующая перед ребенком и готовая надавать лапой по попе за шалости. И тетя Анжелиса, присматривающая за малышом. И тетя Элайша, за которой уже нужно присматривать маме. А у нее и так очень много работы. А еще странные звуки, запахи и сны, в которых он мчится стремительно через сверкающий на солнце лес, догоняя кого? Мама не отвечает на этот вопрос, но, возможно, расскажет Оми? Только пока он ее не понимает. Возможно, пока.

     Трудно оборотню в человеческом мире? Трудно человеку в мире оборотней? А как быть, если ты находишься на границе этих двух миров, балансируя на самом лезвии?

     Кто-то любит фильмы за их четкость, динамичность и лаконичность, а кто-то сериалы, за неспешность и детальность мира. Если сравнивать книги с фильмами, то мои истории, скорее, похожи на сериал. Мне так ближе.
     Из жизни автора:
     - Драгоценный супруг, а назови мне любую профессию.
     - Монтажник-высотник.
     - ЫЫЫЫы.

     Известнейший ресторан города не поражал пафосностью позолоты или ослепительным блеском хрустальных люстр, заливавших все вокруг ярким светом, во-первых, потому, что был день, а во-вторых, не было в этом популярном у городской элиты месте ни люстр, ни позолоты. Идя следом за упакованным в идеально сидевший темно-синий костюм администратором мимо низких удобных диванчиков с раскиданными в причудливом порядке многочисленными подушками, Лэави с затаенным любопытством рассматривала похожую на меховую, из-за растущей прямо на вертикальной поверхности темно-зеленой с багровым отливом растительности, стену и обрамлявшие каждую зону для отдыха невысокие, метра в два, тоненькие деревца с гибкими светло-зелеными веточками.

     Шествовавшая впереди спина остановилась, мужчина шагнул в сторону, открывая взору посетительницы низкий зеленый диванчик, с удобно устроившейся на нем блондинкой, приветливо помахавшей рукой. Лэави вздохнула, мысленно поморщилась, пожалев о надетом сегодня платье футляре, и опустилась на стоявший буквой П диван, напротив весело улыбавшейся пухлыми розовыми губами красавицы, выпрямила спину, аккуратно подогнув ноги в сторону и выдохнула, смирившись с тем, что в этой не самой удобной «позе королевы» придется провести некоторое время. Что поделать, любые другие варианты в ее деловом наряде были чреваты на данном образчике мебели.

     Элайша, как, впрочем, и всегда, выдернула ее в разгар рабочего дня. Накрашенные для соответствия образу сегодня алым, придававшим некоторую трагичность, губы брюнетки дрогнули в легкой усмешке, когда она представила себе, чтобы было, если бы пришлось прийти сюда в обычном рабочем виде. Поправив тонкую нитку скромного жемчуга, молодая женщина обратила взгляд лучистых черных глаз на ерзавшую на месте, теребившую длинными тонкими пальцами поясок цвета фуксии девушку. Ярко-красные губы на мгновение против воли изогнулись в улыбке.

     На этот раз последовавшая совету подруги блондинка была в однотонном костюме, но каком! Вырез надетого на голое тело пиджачка с завышенной талией обнажал ложбинку между роскошными грудями, еще больше подчеркнутыми пояском. Многочисленные рюши представляли собой рукава этого образчика дизайнерского искусства, а того же цвета, что и верхняя часть, брюки облегали как вторая кожа, хотя и были сделаны из обычной ткани, разве что, Лэави прищурилась, эластана в них было более чем достаточно. Мгновенно поймавшие изменение настроения гостьи светло-зеленые лукавые глаза вспыхнули радостью.

     Заметивший взмах руки посетительницы, маячивший на почтительном, однако в зоне видимости, расстоянии официант в следующую же секунду склонился в вежливом поклоне. Довольно обозрев стройную спортивную фигуру молодого человека, блондинка подхватила меню в темно-зеленой плюшевой обложке с изящным растительным узором, под которой оказался весьма качественный планшет, и ткнула наманикюренным пальчиком, блеснувшим россыпью стразов в экран: - Мне, пожалуйста, вот это, - длинный аккуратный ноготь указал на фотографию салата, из горки которого задорно торчали хвостики креветок, - и….

     - Прошу прощения, - брюнетка чуть прищурилась, чтобы разобрать буквы на бейджике, - Аристарх, - сдержанно кивнула оторвавшему взор от роскошных форм светловолосой посетительницы официанту, - прошу Вас сделать раздельные счета.

     Получив в ответ вежливый кивок и фразу «Все сделаем», Лэави посмотрела на погрустневшую блондинку, раздраженно отложившую в сторону папку меню, подхватила собственное, быстро пролистала предложенное, чуть приподняв идеальной формы густые брови при виде цен, указала на очередную позицию: - Мне, пожалуйста, черный чай, - вопросительно взглянула на шатена, - он у Вас приносится в чайничке или сразу в чашках?

     Мужчина несколько снисходительно посмотрел на не спешившую делать богатый заказ гостью, однако сдержался и нейтрально заметил, что все блюда соответствуют представленному на планшете, так что чай приносится именно в таком чайничке, как указано. Брюнетка кивнула: - Тогда принесите, пожалуйста, вторую чашку, - улыбнулась.

     - И вот это пирожное, - включилась в обсуждение светловолосая, постучав по изображению чего-то розового с крупными блестящими ягодами клубники. Лэави поджала губы, с трудом воздержавшись от комментария о неприличной дороговизне данного ингредиента в осенний период.

     - И раздельный счет, в обязательно порядке, - добавила брюнетка, повернулась к нахмурившейся девушке, отметив, что официант уже успел дематериализоваться, вздохнула, - И зачем ты пригласила меня в это царство денег и роскоши, дорогая?

     Накрашенные блестящей розовой помадой пухлые губки разошлись в улыбке, выставляя на обозрение идеальные белоснежные зубы, являвшиеся в первую очередь заслугой природы, а во вторую неустанных трудов лучших стоматологов города: - Именно потому, что здесь водятся деньги и роскошные мужчины, - тряхнув густыми, уходившими практически в платиновый оттенок локонами, молодая женщина чуть картинно надулась, - И вообще, неужели ты думаешь, что я не могу позволить себе оплатить какое-то пирожное!

     - Не какое-то, а стоимостью две тысячи за жалкие 80 граммов, - педантично отметила собеседница, - и к тому же, ты выбрала не то время, да и… насколько я помню, ты не любишь стоять в очереди. А у каждого из тех, кто ходит сюда, наверняка дам, желающих пробиться ближе ничуть не меньше, чем посетителей в первый ресторан быстрого питания в России. Хотя, думаю, что тебе можно попытать счастья у дам…, - девушка гневно сверкнула зелеными глазищами, а брюнетка подняла примирительно руки, - Я всего лишь хочу сказать, что у них денег и роскоши не меньше, а столь специфическая очередь явно должна быть короче…. Впрочем, это твое решение и твой выбор. Так в чем дело? – Лэави мужественно сдержала саркастическую усмешку, чтобы не портить момент.

     Пожав плечами и откинувшись на горку подушек за спиной, блондинка только фыркнула. За столиком воцарилось молчание, ничуть не тяготившее Лэави. Воспользовавшись паузой, она пробежалась взглядом по залу, отмечая незначительное количество посетителей. Через два столика, точнее дивана, ибо то прямоугольное нечто высотой ровно по сиденье ранее указанного предмета обстановки, принимать всерьез не хотелось, расположился мужчина в строгом костюме, довольно споро уничтожавший свой обед. Девушка прищурилась, пытаясь рассмотреть прическу бизнесмена, однако искусственно созданный полумрак не позволил разглядеть детали. С противоположной стороны от столика молодых женщин тоже кто-то сидел за густой линией вроде бы бамбука. Было лишь понятно, что человек не один.

     Зуммер браслета вырвал из медитативного ничегонеделания. Агатовые глаза, наконец, вернулись к сохранявшей молчание блондинке, встретившей обращенный к ней взгляд несколько обиженным взором. Лэави коротко выдохнула и склонила голову к плечу: - Элайша, так зачем я тебе понадобилась? - ответом стало молчание. Опять вздохнув, молодая женщина чуть наклонилась вперед, говоря медленно и раздельно, - Элайша, у меня сегодня практически нет времени. Я сейчас выпью свой чай, заплачу по счету и уйду отсюда не позже, чем через, - она взглянула на экран фитнес-браслета, - сорок минут. И либо ты мне рассказываешь, в чем дело, либо придется тебе ждать несколько дней.

     Сидевший поодаль мужчина чуть улыбнулся и удобнее откинулся на спинку дивана, пережевывая уже не с таким энтузиазмом, как раньше. Он почти наелся, торопиться было некуда, а беседа двух молодых дам представляла собой некое развлечение, хотя и казавшееся несколько надуманным и гротескным, слишком уж контрастно, по театральному, смотрелись рядом яркая блондинка в легкомысленном наряде и строгая брюнетка, словно сошедшая в своем бежевом платье и строгом темном пиджаке, с обложки делового журнала. Пожалуй, единственное, что выбивало ее из канона, была алая прядка, выделявшаяся на фоне короткой, чуть ниже ушей гладкой стрижки.

     Намотав на пальчик упавший на грудь блестящей прядью локон, Элайша улыбнулась, прикусила губку и хлопнула длинными ресницами, окрашенными в технике многоцветного колорирования и удлиненными в соответствии с последними тенденциями моды на естественность макияжа. Единственное, от чего не смогла отказаться блондинка, так это от блестящей помады, хоть та и не слишком вписывалась в новомодные тренды. Проделав вышеуказанные действия еще раз, видимо, для закрепления результата, Элайша наклонилась вперед, выгодно обнажая едва ли не треть роскошных полушарий.

     - Элайша, ты все-таки решила переключиться на женщин? Разумное решение, однако, я явно не в той денежной категории, - тихо рассмеялась темноволосая. Слушавший не предназначенную для чужих ушей беседу мужчина, только что отхлебнувший ароматный крепкий кофе, едва не подавился, но справился с затруднением. А блондинка задохнулась возмущением, открыла рот, закрыла его, выпрямилась и чинно сложила руки на коленях: - Лэави, я хочу продать квартиру….

     - Зачем? – голос женщины звучал ровно и незаинтересованно. Собеседница всплеснула руками: - Ну как ты не понимаешь? – ее голос взлетел к зеркальному потолку и тут же затих, повинуясь предупреждающему взгляду глаз цвета воронова крыла. Она наклонилась ближе и продолжила уже тихо, - я хочу уехать из этого города….

     - Элайша, ты хорошо подумала? - брюнетка не выглядела удивленной, а в уголках губ притаилась тщательно скрываемая усмешка, - это крупнейший город нашей необъятной страны, полностью удовлетворяющий твоему образу жизни. Куда ты поедешь? В тихую и спокойную глубинку с всего лишь, ужас, десятком клубов, дельфинарием и спортивной ареной? – молодая женщина посмотрела в сторону предположительно кухни, отмечая, что официант не спешит появиться с заказом. Впрочем, выделенные ею двадцать минут на обслуживание еще не прошли. Брюнетка вздохнула, сообразив, что заказ могли принести и как раз к ее уходу, исповедуя принцип, что все натуральное, подаваемое в ресторане, должно быть сначала собственноручно выращено, собрано, а затем приготовлено.

     - Мне нужны деньги, я хочу учиться за границей, - длинные ресницы опустились, прикрывая яркие изумруды глаз от агатовых. Молодая женщина пожала плечами, незаметно поведя ими, ибо спина вполне ожидаемо успела затечь: - Элайша, твой дедушка был категорически против этого. Ты помнишь, что в последнее твое путешествие ты чуть не согласилась работать в борделе?

     - Но это была просто ошибка! Я была молода и глупа, не отрицаю, но я изменилась, – блондинка так активно всплеснула руками, что рюши-рукава взметнулись вверх облаком. Одновременно с эти ее собеседница вздохнула и буркнула себе под нос: - Сомневаюсь.

     Прислушивавшийся к разговору мужчина непроизвольно согласно кивнул. Тем временем Лэави отрицательно покачала головой: - Дорогая, твой дедушка оставил вполне однозначные распоряжения. Ты же знаешь, что тебя просто не выпустят за границу…, без телохранительницы, - тут темноволосая улыбнулась кислой рожице напротив, - к тому же, ты можешь получить желаемое образование либо дистанционно, либо в филиале здесь. Да у нас сейчас одни из самых сильных университетов в мире, попасть в которые желают многие иностранцы. И денег на счету у тебя вполне для этого хватит. Не квартира, конечно, но весьма приличная сумма.

     - Но Исэо сказал, - блондинка по-детски прихлопнула рот рукой и замолчала, глядя на пристально смотревшую на нее Лэави. Последняя прикусила губу, прищурилась и склонила голову набок: - А вот и Исэо появился, - она тут же помахала перед собой выставленными вперед кистями рук, - упаси меня Великая, я даже не спрашиваю, кто это такой…, однако хочу, чтобы ты передала ему следующее, - брюнетка склонилась вперед, что выглядело не столько впечатляюще, как в исполнении ее собеседницы, из-за строгого покроя платья и прикрывавшего верхнюю часть пиджака, а также из-за более скромных размеров бюста, однако довольно привлекательного, что не замедлил отметить незваный зритель.

     - Элайша, передай, пожалуйста, Исэо, что продажа квартиры не состоится. И предложить мне купить твою долю, а потом продать ее кому-то, в случае моего отказа, не получится. Ибо я являюсь владельцем основной доли, а ты вписана, чтобы не потерять право на жилье. К тому же, в завещании четко закреплено, что в случае продажи квартиры тобой, ты лишаешься прав на нее и на деньги от ее продажи. Все уходит в сторонние руки. И да. На всякий случай, вот, - тонкая кисть с аккуратным прозрачным маникюром выложила на стол несколько листов, - это мое завещание, в котором расписано, куда направить оставшиеся после моей кончины, не важно какой, средства.

     - Ты всегда так поступаешь! - раздраженно хлопнула ладонью по столу блондинка, отшвырнула в сторону предложенные бумаги, вскочила, пробежала пару шагов, вернулась, подхватила небольшую сумочку на блестящей длинной цепочке вместо ручки, резко повесила ее на плечо и, развернувшись, не прощаясь, решительно устремилась к выходу, чтобы скрыться за тяжелыми створками. Темноволосая каким-то усталым жестом провела по прядям, чуть потянулась, собирая упавшие на диванные подушки листы, расправила, сложила и убрала в сумку. Двери распахнулись, являя взору зрителей стройную изящную фигурку в обрамлении золотистого облака локонов. Девушка плавно, чуть покачивая бедрами, прошла к столу и присела на краешек дивана.

     Уже было решивший, что изрядно развлекшее его шоу закончилось, мужчина довольно поправил изумрудную запонку и приготовился внимать. Чуть помявшись, блондинка заявила: - Мне нужны деньги. Правда.

     - Для человека, который притащил меня в столь пафосное место и готов заплатить бешеную сумму за пирожное, твои слова звучат несколько странно.

     - Я надеялась, что ты заплатишь, - вырвался у блондинки буквально крик души, от которого закашлялся не только умудрившийся неосторожно хлебнуть кофе мужчина через пару столиков, но и кто-то за бамбуковой изгородью. Открыв классическую светлую сумочку, черноволосая достала белый кошелек с неожиданно смешными котиками, откуда вынула несколько сложенных вместе купюр: - Это все, что я могу тебе дать на данный момент. В ближайшие две недели обращаться ко мне будет абсолютно бесполезно. Но…, - по алым напомаженным губам скользнула ехидная усмешка, - ты всегда можешь продать одну из своих старых сумочек, ведь ты уже купила себе эту новую, - она кивком указала на придерживаемый пальчиками со стразами на ногтях клатч.

     - Ты просто невозможна, - Элайша вскочила, судорожно запихала деньги в означенный аксессуар и удалилась в сторону выхода с гордо поднятой головой. Вздохнув, ее собеседница постучала пальцами по столешнице, взглянула на фитнес-браслет и тихо заметила: - И где этот чертов официант? Пешком пошел в Вену за пирожным?

     - Если не возражаете, то я готов оплатить заказ Вашей спутницы, - девушка подняла голову, с легким удивлением вглядываясь в стоявшего рядом с диваном мощного широкоплечего мужчину. Затем взгляд скользнул по сверкнувшей в свете мерцавших на столике свечей заколке галстука, сместился на часы, мелькнувшие под рукавом голубой рубашки, и снова вернулся к породистому холеному лицу.

     - Благодарю Вас, но я не слишком обеднею, заплатив за свою знакомую самостоятельно, - молодая женщина сдержанно кивнула, безотчетным движением кладя кисть на небольшую сумку, стоявшую рядом. Знак не остался незамеченным, ибо мужчина выставил вперед руку в легком жесте отрицания: - Прошу прощения, я не хотел доставлять Вам беспокойство, но меня очень заинтересовала Ваша, мгм, подруга, вот я и воспользовался стандартным поводом для знакомства, надеясь через Вас узнать что-нибудь о ней.

     Скользнув по подтянутой спортивной фигуре, агатовые глаза на миг задержались на чуть посеребренных сединой висках, мазнули по обручальному кольцу на пальце. Алые губы разомкнулись: - Прошу Вас, присаживайтесь.

     Материализовавшийся рядом со столиком, с заказанным чаем и двумя чашками на подносе, официант ловко разложил приборы и, после промедления, поставил перед брюнеткой розовое ягодное нечто с крошечной вилочкой на краю тарелки. Едва слышно хмыкнув, Лэави повертела в руках серебряное произведение дизайнерской мысли с логотипом заведения и отложила его в сторону. Подняла голову и посмотрела на собеседника: - Элайша очень наивна и не отличается особым умом, беседы с ней всегда непредсказуемы.

     - Я вполне готов это пережить, - сделал глоток чая мужчина. Сидевший в отдалении нечаянный зритель сцедил в кулак смешок, не понаслышке зная, что означенный индивидуум не признавал ничего кроме крепкого, качественного кофе, да еще и по определенному рецепту. Тем временем брюнетка кивнула и продолжила: - К тому же Элайше требуется роскошная жизнь. Другой она себе не представляет. При этом требовать от нее, чтобы она не тратила все деньги с выданной карточки сразу, бесполезно. Она пообещает, но затем увидит или новую сумочку известного кутюрье, о которой она, оказывается, мечтала всю жизнь, или предложение помочь собачьему приюту, и… карточка снова опустеет, - очи цвета вороного крыла внимательно отслеживали реакцию сотрапезника, и на этот раз не выказавшего негодования. Тот пожал плечами: - Иначе говоря, ей нужно обеспечить содержание без ее участия. Это не проблема.

     Бросив взгляд на браслет, снова призывавший ее к делам легкой вибрацией, Лэави что-то прикинула, вздохнула: - Элайша не способна блеснуть интеллектом на великосветском приеме, она не сможет держать себя в принятых там рамках слишком долго, поведется на любую провокацию.

     - Для подобных мероприятий у меня есть супруга, - многозначительно покосился на массивное обручальное кольцо мужчина. Девушка кивнула: - Элайша не в состоянии скрывать все от окружающих, в том числе Вашей супруги. Она вполне может заявиться к ней и все рассказать, причем все это из лучших побуждений, чтобы Вы не мучили Вашу супругу, а она не мешала Вашему счастью.

     - И это вполне переживаемо, - шатен провел рукой по коротко-стриженым волосам. В светлых голубых глазах сверкали смешинки, - моя супруга и я уже давно имеем устоявшееся решение данного вопроса. Проблем с ней не будет.

     - Тогда остается добавить лишь то, что Элайше требуется много секса и внимания. Если Вы будете навещать ее меньше трех раз в неделю, она решит, что не нужна Вам, и уйдет. Да, кстати, шифр от сейфа ей давать тоже не следует, а вот за любые секреты Вы можете не волноваться. У Элайши есть твердое правило не работать передатчиком. Все сказанное Вами останется только между вами двумя. И еще один момент, Элайша бесплодна, но рано или поздно ей захочется стать матерью. И это будет Вашей ответственностью. Либо дайте ей возможность быть любимой теткой собственного сына, либо возьмите ребенка из детского дома. Не важно. И лучше познакомьте со своей супругой.

     Откинувшийся на спинку дивана и многочисленные подушки шатен лениво хмыкнул: - Вы сейчас говорите так, как будто речь идет о длительных и устоявшихся отношениях. А что, если это не так?

     На мгновение поджав алые губы, помада на которых не пострадала ни от пирожного, с которого сняли всю клубнику, ни от края чашки, молодая женщина передернула плечами, потерла запястье с фитнес-браслетом: - Что ж, - в следующий момент она подхватила сумочку и вытащила золотистый телефон, взглянула на светившийся экран, смущенно прикусила губу, улыбнулась виновато собеседнику и быстро проговорила: - Прошу прощения, это мама, - огляделась вокруг и встала, - я буквально на пару минут. Маме нельзя не ответить, - тут же нажала на прием и защебетала в трубку: - Да, мамочка, подожди, я выйду в более удобное место.

     Лениво отхлебывая из принесенной услужливым официантом чашки с кофе, шатен наблюдал за шествовавшей сначала в сторону фонтана, а затем чуть изменившей направление и присевшей у барной стойки девушкой, продолжавшей говорить в телефон. Та кивнула бармену, прикрыла рукой сотовый и что-то произнесла. Парень склонил голову. Встав с места, молодая женщина махнула смущенно рукой сидевшему на диване мужчине, показала пальцами Окей и цифру три и направилась к выходу, не переставая кивать на получаемую от другой стороны информацию. Тяжелые двери распахнулись под рукой привратника, а затем бесшумно вернулись на свои места. Бармен допротирал стойку, подозвал официанта и качнул головой, поглядывая на шатена. Не понимая, чем вызвано подобное внимание, последний в свою очередь нахмурил брови.

     Спустя миг официант оказался рядом со столом и склонился в поклоне: - Прошу прощения, но Ваша спутница просила передать ее глубочайшие извинения, однако она вынуждена уйти из-за неотложных семейных проблем.

     В голубых глазах сверкнул лед, однако голос остался ровным и спокойным: - Что ж, принесите счет. Я заплачу за нас обоих, - в ответ на это молодой служащий ровно, аккуратно проговорил: - Леди уже оплатила. А Ваш кофе я, как обычно, запишу на счет, - с глубоким поклоном и вежливой улыбкой он испарился. Сидевший до сих пор незамеченным черноволосый гость ресторана встал из-за стола и направился к приподнявшемуся при его появлении шатену, подошел и с легким смешком произнес: - Одному мне кажется, лорд Грегор, что Вы получили ответ на свой последний вопрос?

     Массивный мужчина пожал протянутую руку и махнул кистью: - И не говори. Что ж, девочка меня, действительно, заинтересовала, что-то в ней такое мелькнуло, - в глазах цвета аквамарина скользнула тень растерянности, - однако это еще не повод давать какие-то гарантии. Да и вообще, судя по ее предыдущему поведению, мне должны были сдать блондиночку с потрохами. Так нет же. У меня не проходило ощущение, что мне собираются вверить драгоценное сокровище, - лорд Грегор запрокинул голову и рассмеялся, выставляя на обозрение крепкие белоснежные зубы с парой чуть выделявшихся своей остротой и размером клыков. То ли дань моде на вампиров, повально охватившей большую часть населения мегаполиса, штурмовавшего стоматологии, то ли выверт природы.

     - Прошу прощения, - две пары глаз сосредоточились на вежливо склонившем голову администраторе зала, державшем в руках нечто розовое с радужными переливами на украшенном длинными мохнатыми кистями крае, - это в холле обронила светловолосая дама. К сожалению, она была здесь впервые, как и вторая леди, однако, Вы общались. Возможно, у Вас есть номер телефона темноволосой дамы, и мы сможем связаться с ее подругой через нее, - повинуясь решительному жесту мощного мужчины, шарф перекочевал из одних рук, державших его аккуратно и осторожно, в другие, чуть смявшие мягкую шелковистую ткань, а в следующее мгновение стиснувшие ее мертвой хваткой.

     Из груди шатена вырвался грозный утробный рык, в глазах полыхнул багровый огонек безумия, рот ощерился, обнажая удлинившиеся клыки. Сидевший напротив мужчина поднялся каким-то слитным, звериным движением, шагнул в сторону, нависая над сошедшим с ума лордом, заслоняя его своей тенью, подавляя. В сузившихся стальных глазах плеснуло янтарем, в груди задрожал еще не прозвучавший рык, так и не вышедший наружу, ибо, подчиняясь старшему, зверь прижался, подогнул лапы, опустил морду и… замер. Лорд поднял голову, одновременно разжимая пальцы. Несколько выдранных из ткани клочков спланировали на темное дерево пола, растворяясь в сумраке. Привычный к подобным инцидентам персонал максимально убавил освещение еще в самом начале так и не доведенной до конца трансформации.

     - Благодарю Вас, - одними губами прошептал шатен, глядя в серебристо-серые глаза брюнета. Тот чуть опустил ресницы, показывая, что признательность принята, затем махнул рукой в сторону приватных кабинетов: - Думаю, нам стоит перебраться в более уединенное место, - не дожидаясь реакции собеседника, молодой человек развернулся и двинулся в сторону лестницы. Шатен легко поднялся и последовал за ним, все также стискивая в руке шарф.

     Пройдя в распахнутые предупредительным администратором двери, черноволосый подошел к массивному кожаному креслу за внушительным столом красного дерева, устроился в нем, в то время как его спутник расположился напротив в кресле для посетителей, медленно сжал пальцы на холодившей подушечки коже подлокотника, выдохнул, встал, выпрямляясь и глядя на Главу: - Я еще раз прошу лорда Эраэ принять мою глубочайшую благодарность за миновавший меня позор, - каштановая коротко-стриженная голова склонилась, подставляя затылок под удар. Сидевший напротив вздохнул и ровно произнес: - Лорд Грегор, я рад, что оказался рядом в нужное время, - улыбнулся, жестом указывая мужчине на кресло, - и поздравляю Вас с найденной истинной.

     Растерянно проведя пятерней по волосам, шатен заторможено кивнул: - И все же, лорд Эраэ, я ведь, действительно, чуть не соскользнул в оборот, практически перестал себя контролировать. Если бы не Ваш зверь, то…, - мужчина повел плечами, словно сбрасывая некий груз, - никогда не думал, что могу настолько потерять контроль….

     Вздохнув, глава обернулся на вежливый стук. После разрешения в проем скользнул все тот же администратор с внушительным подносом в руках. Поставил перед сидевшим за столом угольно-черную квадратную чашку, от которой поднимался ароматный, чуть сладковатый пар, вручил шатену снежно-белую чашечку с черным густым кофе, поклонился и практически растворился в воздухе, не забыв плотно закрыть за собой дверь. Подождав, пока шатен машинально сделает глоток и отставит блюдце на широкий подлокотник, кажется, даже не почувствовав вкуса, Глава наклонился вперед, складывая руки перед собой в замок. На пальце блеснула массивная полоска платинового перстня с растительным узором.

     - Лорд Грегор, я видел немало оборотней, терявших контроль и в менее острых ситуациях, - мужчина провел ладонью по аккуратной коротко-стриженной модной бородке. Бледно-розовые губы изогнулись в легкой усмешке, - что уж говорить о звере, нашедшем свою половину и тут же потерявшем ее. Впрочем, я не сомневаюсь, что у Вас достало бы сил, не перейти грань.

     Покачав головой, шатен задумчиво произнес: - Хотелось бы и мне иметь подобную уверенность, - выпрямился, сделал глоток ароматного густого напитка, блеснул топазами глаз, - пожалуй, мне стоит пройти курс медитации для меня и тренировок для зверя, не сваливая все на занятость и отсутствие времени.

     Его оппонент согласно кивнул: - Это, пожалуй, будет разумным. Удовлетворивший свои инстинкты зверь спит намного крепче и ведет себя более предсказуемо. Однако теперь нужно решить, как мы будет разыскивать Вашу пару.

     Потеребив затылок, Грегор поднял к лицу руку с намертво зажатой в пальцах тканью, однако понюхать не рискнул. Тряхнул головой и немного растерянно взглянул на мужчину, неспешно наслаждавшегося чаем: - Лорд Эраэ, я что-то сейчас не слишком хорошо соображаю, - в голубых глазах плескалось искреннее недоумение сложившимся положением дел, - хотя…. Наверное, можно запросить видео с камер, сделать скрин и по нему уже организовывать поиски…, - он оборвал сам себя, заметив легкий отрицательный жест Главы, решительно отставившего пустую чашку и доставшего из кармана пиджака тонкую серебристую пластину сотового телефона с узнаваемой, чуть более темной, чем основной цвет, эмблемой клана.

     - Думаю, что, прежде всего, мы вызовем сюда Вашу супругу. Леди Атали следует ввести в курс дела, - с этими словами мужчина нажал быстрый набор, продиктовал указания секретарю и положил телефон на стол, задумчиво разглядывая светло-серое, чуть подсвеченное желтым солнцем осеннее небо за окном, забранным приоткрытыми на данный момент деревянными жалюзи. Затем взгляд переместился на лорда, глубоко и старательно дышавшего. Прислушавшись к происходящему, брюнет приподнялся, ощерился и утробно рыкнул, выпуская на мгновение мощь собственного зверя, почувствовав кою огромный матерый волчище с посеребренными шерстинками хвоста свернулся внушительным калачищем и, прикрыв морду лапами, тихонечко заскулил, признавая власть и силу, обещая ждать и терпеть.

     Усевшись назад в кресло и откинув голову на подлокотник, Глава продолжил, как ни в чем не бывало: - С видеокамерами ничего не выйдет, так как их здесь просто нет, во избежание, так сказать.

     Немного замедленно кивнув, Грегор помолчал, затем хлопнул себя по лбу: - Действительно, я забыл, где мы находимся…, - и выдохнул, ощутив, наконец, полный контроль над внутренней ипостасью. Тем временем брюнет, вертя в руках тонкую черную ручку, украшенную парой сапфиров, заметил: - Придется действовать более традиционными способами. К сожалению. Вы сможете составить фоторобот? – стальной взгляд прошелся по собеседнику, надавливая в целях профилактики на и без того лежавшего в позе полного подчинения зверя. Лорд Грегор поежился от неприятных ощущений, но лишь благодарно кивнул. За всю его долгую жизнь он впервые столкнулся с подобной ситуацией, умудрившись до сего момента удачно избежать не только любви, но и влюбленностей. Даже его брак был скорее партнерством двух умных талантливых оборотней, не только обеспечивавшим успешное слияние и работу крупнейших корпораций, но и дававшим им необходимую поддержку. Супруга была другом, близким существом. А для утоления сексуального желания всегда можно было найти кого-то еще. Не портя плотским влечением устоявшиеся отношения.

     Сейчас же мужчина абсолютно не представлял, что делать. И как разобраться с ситуацией. И был в некоторой степени шокирован тем фактом, что оказался рад тому, что рядом случайно находился глава, коего он в глубине души считал слишком молодым для подобной роли, однако на которого сейчас полагался, как на единственную опору в жизни.

     Неспешно постукивая кончиками пальцев по тяжелой столешнице, брюнет то и дело отрывался от данного действа, чтобы набрать еще несколько слов на подключенной к смартфону гибкой клавиатуре, время от времени поглядывал на замершего в кресле, мерно пившего кофе уже из третьей чашки лорда, медитировавшего на видневшиеся в окне, тронутые золотом и пурпуром резные листья клена, сквозь которые просвечивало не по осеннему яркое солнце. Со вздохом отвернувшись от заворожившего и его зрелища, Глава обернулся на деликатный стук и встал, приветствуя вошедшую в кабинет стройную даму, оливковая кожа коей слегка порозовела, то ли по воле визажиста, то ли из-за прохладного порывистого ветерка, а то ли потому, что оказанное повелителем оборотней внимание льстило, ведь мужчина совершенно не был обязан придерживаться человеческих норм поведения.

     Светло-зеленые очи выпрямившейся после глубокого церемонного поклона леди Атали с тревогой метнулись в сторону так же вставшего с кресла, исключительно следуя примеру Главы, ибо за супругом подобного не водилось ранее, лорда. На губах отметившей сей факт женщины мелькнула едва заметная усмешка, а внутри перестала вибрировать и дрожать противная, сворачивавшаяся все туже и туже пружина напряжения, чуть ослабшего при виде здорового мужа. Пройдя к стоявшему несколько в стороне от офисной группы, у окна, укрытому узорчатым покрывалом креслу, шатенка присела, внимательно глядя на Главу. Сжатые в кулак пальцы левой руки разжались, так как в глазах молодого владыки леди не увидела злости или гнева, а лишь озабоченность и некоторую задумчивость.

     - Леди Атали, Ваш супруг нашел свою вторую половинку, - стальные клинки очей повелителя словно резали по живому, пробираясь к самому сокровенному. Впрочем, женщина и не собиралась ничего скрывать, памятуя совет отца, что связываться с этим не выглядевшим чересчур впечатляющим, мощным или опасным брюнетом не стоило даже в угаре безумия, а отца – одну из наиболее влиятельных фигур в этом мире - она уважала безмерно. И советам его предпочитала следовать, а потому серебристо-рыжая волчица лежала без вызова, чуть склонив морду на лапы и изредка шевеля кончиком хвоста, всем своим видом демонстрируя спокойствие и благожелательность.

     - Что ж, думаю, что Вас, дорогой супруг, можно поздравить, однако хотелось бы знать Ваши планы на будущее, чтобы определиться с собственными. И…, если не возражаете, познакомиться с Вашей избранницей, - женщина оборвала речь, глядя на втекшего в кабинет гибкой лаской личного помощника владыки. Рыжеволосый, с присущим ему серьезнейшим выражением лица, оделил присутствующих новым набором напитков, собрал пустые чашки и вышел, прикрывая за собой двери, однако не ушел далеко. Чуткий слух волчицы улавливал диалог с официантом, забравшим грязную посуду. Еще через пару мгновений стройный, высокий, на ум приходило даже определение длинный, мужчина вернулся, расположился в углу на кожаной кушетке, положив на колено планшет и вооружившись стилусом, приготовился писать.

     Лорд Грегор мрачно взглянул на не слишком любимого им секретаря, но возмущаться не стал. Было не до того. Развернулся в сторону пусть не любимой, но горячо уважаемой супруги: - Разумеется, решать предстоит Вам, дорогая леди, - он развел руками, - мы можем взять девушку младшей супругой, если Вы не будете возражать, или она останется моей любовницей. Собственно, в таком роде мне ее и предложили, недвусмысленно заявив, что на роль супруги серьезного бизнесмена она не подходит.

     Шатенка изогнула вопросительно бровь, в светлых листвяных глазах мелькнуло недоумение. Подчеркнутые сдержанного нюдового оттенка помадой идеальной формы губы разомкнулись: - Дорогой супруг, у меня есть сомнения. Ведь Ваша избранница может и не согласиться с уготованной ей ролью.

     - Это вряд ли, - с тихим смешком вмешался в разговор Глава, а затем, слово в слово воспроизвел речь брюнетки, нагло подслушанную им в зале ресторана. По мере повествования глаза леди постепенно приобретали идеальную форму круга, в которой и остались после дополнения о внешнем виде истинной пары ее мужа, так и сидевшего в кресле скромным медведем-гризли. Во взгляде супруги последний увидел и смех, и сочувствие. Безмолвно пожал плечами, сам не понимая, как умудрился так попасть.

     - Что ж, - леди Атали кашлянула, скрывая чуть истерический смешок, - насколько я поняла, все не так страшно. Ваша драгоценная половинка будет капризным ребенком в нашей семье, за которым нужен глаз да глаз. При этом, ждать от нее подлостей, по крайней мере, намеренных нам не нужно, так? – получив кивки согласия от обоих мужчин, дама продолжила, - в таком случае остается последний вопрос: Когда я смогу познакомиться с Вашим сокровищем, дорогой супруг?

     Ответом на это элементарное замечание стала внезапно наступившая тишина. Шатен сумрачно забился в кресло, явно занимаясь дыхательной медитацией, Атали ощущала его ворчавшего, недовольного зверя, реагируя на эмоции которого, подняла голову ее волчица, подмигнула, широко зевнула, постучала хвостом и потерлась о роскошную меховую шубу матерого волчище своей точеной, чуть шаловливой мордой, чувствуя, как успокаивается, затихает зверь мужа.

     - Именно поэтому Вы здесь, леди Атали, - Глава, прищурившись, наблюдал за супружеской парой. Кивнул довольно, - к сожалению, на данный момент нам неизвестно ни имя, ни местоположение Вашего, если я правильно понял Вашу позицию по данному вопросу, третьего члена семьи. Лорду Грегору не слишком легко дается осознание того, что истинная пара находится вне зоны его досягаемости, а Вам удается сдерживать его зверя.

     Задумчиво проведя рукой по прикрытой строгой серой юбкой ноге, женщина зачем-то посмотрела на лакированный носок классической туфли, перевела взгляд на владыку и заговорила: - Лорд Эраэ, я заверяю Вас, что не испытываю ни малейшего желания навредить истинной паре моего мужа, тем более что такое развитие событий, я говорю сейчас именно об обретении идеальной половинки, нельзя было исключать. И я приложу все усилия, чтобы девушка чувствовала себя комфортно, думаю, что мне с моим опытом это дастся не чрезмерными усилиями. По поводу же ее статуса, уверена, что младшая супруга будет лучше защищена с правовой, юридической и прочих точек зрения. Однако на данный момент мне бы хотелось узнать, как скоро мы сможем найти нашу драгоценную блондинку, ибо промедление чревато, - она бросила краткий взгляд на зверя мужа, нервно подергивавшего хвостом и то и дело щерившегося в оскале. Вздохнула.

     Согласно хмыкнув, Глава откинулся в кресле, повернулся к замершему длинным строгим сусликом секретарю: - Думаю, что лорда и леди следует временно поселить в моей резиденции, чтобы в случае необходимости, я смог проконтролировать процесс, - чуть поморщившись, лорд Грегор все же промолчал, понимая, что, действительно, может не справиться. И тогда… неконтролируемый зверь на улицах оживленного города мог натворить слишком много…. И подобное пресекалось очень жестко, как правило, смертельным исходом, ибо сорвавшийся однажды зверь с гарантией сто процентов попытается повторить ситуацию. Были прецеденты.

     Шатен покосился в сторону чинно сложившей руки на коленях жены. Та ободряюще улыбнулась и снова развернулась в сторону Главы, терпеливо дожидаясь ответа на свой вопрос. Проведя рукой по волосам цвета воронова крыла владыка скривился, нащупал ленту и стянул ее с хвоста, с наслаждением тряхнул рассыпавшейся по плечам густой гривой, потер пальцами переносицу, меланхолично постучал подушечками пальцев левой руки по подлокотнику и продолжил, отвечая на вопрос леди: - Насчет сроков…, здесь у нас большая проблема, - вздохнул, - дело в том, что камер в ресторане по определенным, всем известным причинам, нет.

     Лорд Грегор сидел с непроницаемым лицом, ибо пока ничего нового не услышал. Брюнет дернул уголком рта: - Видеокамеры на улице сейчас обрабатываются, правильно? – адресат вопроса кивнул рыжеволосой головой и отчитался ровным, тихим голосом: - На данный момент проверили камеры на ближайших улицах, все, подходящие объекты сведены в один файл и переданы Вам.

     Устало потерев виски, молодой мужчина раздраженно откинулся на спинку кресла: - Тогда можно с уверенностью сказать, что они нам тоже не помогут, - отвлекся, чтобы позволить своему зверю опять рыкнуть на недовольно щерившегося волчище, и вернулся к разговору, - Совпадений нет. Я просмотрел все присланные данные, - куснул себя за губу, в то время как шатен и его супруга напряженно застыли на своих местах, переглядываясь в немой растерянности. Как-то они уже привыкли полагаться на технику.

     А секретарь продолжил: - К сожалению, леди, через которую мы могли бы выйти на пару лорда, - вежливый краткий поклон в сторону упомянутой личности, - очевидно, предполагая поиск через камеры, тщательно спрятала свое лицо за шарфом, так что фотографий у нас нет. Более того, - он сверился с постоянно вибрировавшим от получаемых сообщений смартфоном, - она села в дежурное такси, однако вышла уже на следующей улице, дошла до слепой зоны, где, как мы предполагаем, поймала попутку. На камерах метро ее лицо в указанное время не зафиксировано. Продолжаем поиски.

     Леди невольно скомкала подол юбки в кулаке: - И что теперь делать? – вопрос, произнесенный задумчивым голосом, звучал скорее риторически, в данный момент его хозяйка мысленно перебирала набежавшие дружной суетливой толпой варианты, толкавшиеся, сваливавшиеся в кучу и никак не желающие выстраиваться в логичную цепочку. Внезапно она вскинулась: - Запах. Она же сидела в зале, если я правильно поняла, - получила согласный кивок от Главы, - скатерть, кресло….

     Брюнет слегка наклонил голову, отдавая должное разумным словам: - Несомненно, однако у нас есть более надежный источник, - он поднял тщательно упакованный в прозрачный пакет на зип-молнии шарф, - думаю….

     Очередной стук прервал владыку на полуслове. Поднявшийся с места личный помощник открыл дверь, и в кабинете сразу стало очень тесно. Вошедшие десять крупных серьезных мужчин чинно поклонились присутствовавшим, в первую очередь отдавая дань уважения Главе, и скучковались ближе к выходу, насколько это было возможно. Брюнет встал с кресла, обошел стол и оперся на него, держа в руках пакет. Открыл рот, и тут рыжеволосый секретарь сдержанно кашлянул: - Лорд Эраэ, возможно, будет уместнее, если лорд Грегор отправится в пункт своего временного проживания, - при этом рыжик многозначительно поглядел на пакет, а затем на молчаливо ожидавших указаний визитеров, после чего перевел взгляд на напряженную фигуру в кресле.

     Шатен скрипнул зубами, чуть полыхнул янтарем, прикрывая изумруды очей короткими густыми ресницами, вздохнул, покачал головой и пророкотал: - Думаю, в этом нет нужды. Я не собираюсь впадать в ярость от того, что запах моей истинной пары сейчас станет известен многим, и что искать ее буду не я, - медленно выдохнул, расслабляя стиснувшие подлокотники до вмятин пальцы, - не скажу, что это не вызывает во мне отрицательных эмоций, однако понятно, что это один из немногих оставшихся вариантов. Так что я вполне готов пережить это.

     В ответ брюнет задумчиво кивнул, его жест, как в зеркале, отразила леди Атали, наконец, сообразившая, что от аромата пары ее мужа поведет, как от сильнейшего наркотика, поэтому сам он принимать участие в поисках не сможет, так как ошалевший, в конец спятивший зверь будет ломиться напролом, невзирая на жертвы и свидетелей. Тем временем владыка коротко обрисовал поставленную задачу, покосился на шатена и передал пакет в руки старшего из посетителей, благоразумно решив не дразнить лорда желанным запахом.

     Седовласый волк, а следом за ним и все остальные, склонились в поклонах и покинули помещение, спеша выполнить поручение в кратчайшие сроки, хотя никаких указаний по этому поводу и не было произнесено. Впрочем, ситуация была не то чтобы сильно нетипичной. Более сложной, чем обычно, но и только. Каждый знал, чем могло обернуться для потерявшего пару оборотня промедление. Именно поэтому поисками занималась родная стая самого Главы, да и в этом случае правду знали лишь руководители, а подчиненным она выдавалась в минимальном количестве. Шарф быстро перебывал в руках и у носов каждого из поисковиков, запомнивших нужный запах и стремительно покинувших здание, чтобы рассредоточиться по всему городу. Поиск начался с наиболее людных торговых и развлекательных, а также деловых центров, и затем плавно должен был перемещаться к спальным районам.

     Вернувшись за стол, Глава задумчиво покачался в кресле, размышляя, есть ли еще какие-нибудь зацепки. Вопросительно взглянул на помощника, пожавшего неширокими плечами и доложившего через пару мгновений, что просмотры камер и опрос сотрудников и возможных свидетелей продолжаются; пока безрезультатно. Выдохнув, владыка кивнул супружеской паре: - Что ж, пожалуй, нам стоит переместиться ко мне домой. Пррошу на обед, - в обертонах явственно прозвучало рычание, заставившее вскинувшегося было волка лорда Грегора успокоиться. Спустя еще несколько секунд все четверо шли по светлому благодаря светильникам, довольно узкому коридору. Внезапно шатенка резко остановилась и посмотрела на Главу: Лорд Эраэ, а отпечатки снять не получилось? Ведь она, возможно, ездила за границу, тогда ее данные должны быть в общей базе…, - осеклась, увидев отрицательный жест рыжеволосого.

     Последний, на всякий случай взглянув на не возражавшего босса, пояснил: - К сожалению, к приборам она практически не притрагивалась, а на стуле этих отпечатков море и все смазанные, наслоившиеся, - женщина опять открыла рот, но не произнесла ни слова, так как секретарь продолжил, - вторая дама отпечатки оставила, однако по базам они не проходят, либо у нее паспорт еще старого образца, либо ей вообще не нужен загранник.

     Четверка тяжело вздохнула и продолжила путь.
     … …
     - Мне скучно, - слегка разомлевшая в очень теплой минеральной водичке бассейна Лэави скосила глаза на мрачную спутницу, раздраженно откинувшую за спину густые пряди, потяжелевшие на концах, норовившие, словно змеи, обвить шею владелицы, - Элайша, ты не заметила, но тот очаровательный блондин, которому ты так упорно подавала намеки, находится здесь вместе со своей молодой женой, скорее всего, у них свадебное путешествие, так что ничего удивительного, что к тебе он интереса не проявил, - задержавшись на изумленном личике поджавшей губки и опечалившейся собеседницы, со вздохом брюнетка продолжила, мысленно прикрыв рот своей честности во избежание непредвиденных и уж точно несвоевременных взбрыков девушки, расстроенной тем, что кандидатов на обожание было катастрофически мало, - однако это не значит, что он не любовался тобой, только это было… скорее восхищение красотой, как произведением искусства.

     Молодая женщина с облегчение увидела, как засияли радостью огромные зеленые глазищи под густо и качественно накрашенными водостойкой тушью длинными ресницами, и тоже позволила себе улыбку, когда блондинка гордо выпрямила спину и с царственной осанкой, хотя, как такого можно было добиться в бассейне, брюнетка не могла себе представить, поплыла к фонтану, где ловко выбралась из воды и приняла элегантную позу. Лэави мысленно покачала головой, но все упоминания о не слишком жаркой осенней погоде и простудах оставила при себе. В конце концов, под горячими минеральными струями риск получить охлаждение был минимальным.

     Цвета вороньего глаза очи подернулись туманом задумчивости. Без следа помады, но от того не ставшая менее яркой нижняя губа была прикушена. Сейчас, когда Элайша не смотрела на нее, можно было на мгновение расслабиться. Девушка с тревогой взглянула вверх, на уходившие ввысь густые зеленые сосны, над которыми опрокинулось синее небо с медленно катившимся по нему ярким желтым диском, а в голове ворочались тяжелые мысли. Пока Лэави удавалось осуществление ее плана, благо название базы отдыха моментально всплыло в голове, когда она судорожно пыталась сообразить, как удалить жизнерадостную, своеобразную, но никому не желавшую горя блондинку с горизонта обожравшегося властью и доходами дельца.

     К счастью, на неделе гостей было немного, и удалось разместиться в тихом угловом номере на последнем этаже. Рядом, рукой дотянуться прямо с балкона, качались ветви сосен, с прыгавшими по ним бесстрашными белками. Лэави так бы и просидела большую часть этого отпуска на балкончике, в удобном плетеном кресле, с ноутбуком в руках. Работу ведь никто не отменял. К счастью, заказчики вошли в положение, и все переговоры прошли в режиме онлайн. Благо ничего экстремального уже не было, обычная текучка с обозначением основных этапов и их прогресса. Конечно, были некоторые волнения по поводу контроля качества на месте, но… Лэави наступила себе на горло и приказала перестать паниковать. В конце концов, с данной командой она работала не в первый раз и была уверена, особо накосячить они не смогут. В крайнем случае можно будет поправить те мелкие недочеты, которые обнаружатся, и потом.

     Хотелось вытянуть ноги, подставить закатному солнышку лицо, прикрыть глаза и слушать щебетание птиц, а вместо этого приходилось строчить в мессенджерах и отвечать на многочисленные звонки, благо здесь, наверху, сотовая связь работала отлично, в то время как на нижних этажах народ бывал недоволен качеством этой услуги. Увы, поработать плодотворно тоже не получалось, ибо Элайше требовалась компания, в противном случае, девушка вполне могла и уехать, банально напросившись в попутчики или вызвав такси. Лэави нахмурилась и лениво погоняла волну руками, в первый раз в жизни сожалея, что в данный заезд не оказалось ни одной мужской компании. Как назло! Она шлепнула рукой по воде и поджала губы, досадуя, что закон подлости сработал.

     А ведь прежде отдых вообще не обходился без веселой компании, устраивавшей водные баталии, распивание пива до последнего выбывшего, пивные бильярды и прочее, обычно мешавшее другим и заканчивавшееся шумным выяснением отношений под самое утро. Все это изрядно надоедало. И надо же было мечте реализоваться именно сейчас, когда Лэави было жизненно необходимо отвлечь блондинку от мыслей о городе. И вреда бы особого не было, кроме шума. Пиво Элайша пила не литрами, а бочками, при этом сохраняя вполне приличную разумность, позволявшую ей вовремя смыться, когда начинало пахнуть жареным. Да и сама брюнетка присматривала бы за подружкой. Только издалека. С шезлонга.

     Дернув себя за алую прядку, девушка вздохнула и развернулась в сторону выхода из бассейна. Выбираться через край не было ни малейшего желания. Последний раз, выполняя подобный трюк, она неудачно соскользнула рукой, в результате запястье болело несколько месяцев, а ей оно нужно для работы. Не жаждая повторения подобных ощущений, она лениво двинулась к ступенькам, когда за спиной неожиданно громко плюхнулось. Основательная волна прошлась по всему бассейну, вызывая недовольные гримасы на лицах повернувшихся к источнику возмущения мамочек, считавших себя в полном праве купать своих едва умеющих ходить и не достигших возраста даже трех лет отпрысков во взрослом бассейне, при этом уверенных, что все должны относиться к этому с пониманием. Однако источнику цунами на все эти гримасы было решительно наплевать. Слегка подкачанный блондин уже сидел рядом с порозовевшей Элайшей, что-то весело рассказывая ненавязчиво теребившей стрэпы своего супер-новомодного купальника девушке. Та запрокидывала голову, обнажая изящную шею, блестела изумрудами очей и выглядела абсолютно довольной жизнью.

     Лэави выдохнула, сдуваясь как шарик, только сейчас окончательно осознав, что устала. Просто устала от этого напряжения, от страха, что подопечная сорвется и бросится назад в город, в этот чертов ресторан, к которому ее нельзя подпускать и на пушечный выстрел. Дернув себя за удлиненную прядку, она прикрыла глаза, признаваясь самой себе, что иногда, а точнее довольно часто, особенно в последнее время, выполнение данного господину Брижану, деду Элайши, обещания представляется ей неподъемной обузой. Девушка потерла лоб, бросила еще один взгляд на громко хохотавшую парочку, стараясь не морщиться от шума, и поплыла в ранее выбранном направлении, как вдруг вода перед ней плеснула, вздуваясь горбом.

     Резко остановившись, брюнетка подалась назад, уже представляя себе, что ее ожидает, мысленно посылая всех, включая ослепительную и привлекавшую внимание мужеского полу практически любого возраста блонду лесополосой, фиалки нюхать. Вынырнувший из «пучины морской» мужчина смахнул с белоснежных, давно она не видела такой платиновый оттенок, волос волну воды, улыбнулся, одновременно проводя тыльной стороной ладони по глазам: - Прошу прощения за доставленные неудобства, - блеснули ослепительно-белые зубы породистого хищника. Лэави слегка пожала плечами: - Надеюсь, Вы не будете шокированы, узнав, что подобное в общественном бассейне является весьма обычной практикой….

     Агатовые глаза метнулись в сторону жизнеутверждающе полосатых шезлонгов, на одном из которых лежал теплый махровый халат, в который было так приятно закутаться, доползти до номера и поваляться на диване с чашечкой чая и горсткой орехов. Прикусив губу, девушка кивнула незваному собеседнику и приступила к аккуратному огибанию препятствия. Последнее, однако, сдаваться не собиралось. Лэави чуть дернула уголком рта, когда обладавший внушительными габаритами блондинозавр, вместо того, чтобы плыть себе спокойно дальше, пристроился рядом, с явным намерением продолжить беседу.

     - Еще раз прошу прощения, что помешал Вашему спокойному отдыху, - блеснул нереальными васильковыми глазищами мужчина, - может быть, я смогу загладить свою вину?

     Лэави вздохнула, с трудом переборов желание возвести очи к небу, и предприняла очередную попытку, крайнюю, как говаривали пилоты, отделаться от навязываемой ей роли: - Я в любом случае собиралась уходить. Не люблю долго плавать в теплой воде, - она даже развела руками, чтобы придать выразительности сказанному.

     - И Вы оставите Вашу подругу одну? Не предупредив? Она волноваться не будет?

     Лэави едва слышно хмыкнула, поражаясь «изобретательности» вот таких вот… индивидуумов, вздрогнула, потерла руки: - Ветер усиливается…, - чуть склонила голову набок, - моя подруга - взрослая особа, как и я, к тому же мы находимся на отлично охраняемой территории с весьма ограниченным доступом и возможностями перемещения, так что… думаю, сказанное Вами не проблема, особенно с учетом наличия сотовых телефонов, к тому же… в данный момент, моя подруга, - она намеренно не стала называть имя, чтобы не облегчать задачу навязчивого умника, решившего подкатить к блондинке, уже ангажированной более быстрым соперником, через ее спутницу, - весьма увлечена общением, так что вряд ли будет расстроена моим отсутствием, - Лэави едва удалось подавить ехидство в голосе, однако веселый огонек в угольно-черных глазищах все-таки блеснул. И не остался незамеченным.

     Усмехнувшись неожиданно тепло, блондин взглянул на парочку: - Вы правы, пожалуй..., - в ярких синих глазах мелькнуло что-то непонятное. Опустившись в воду глубже, все-таки там, где они стояли было довольно мелко, и мужчине явно стало прохладно, незваный собеседник широко улыбнулся: - Прошу прощения, Вы, как я вижу устали, не буду Вам мешать, - и отплыл в сторону. Кивнув и вернув улыбку, брюнетка быстро выбралась из воды, закуталась в теплую плотную ткань и, бодро хлюпая мокрыми сланцами, пошлепала по выложенной плиткой дорожке, покрытой желто-красными резными листьями единственного на всю базу отдыха клена и листочками березы всевозможных оттенков коричневого.

     - И что это было? Так тебе и надо. Сам думай, как подкатить. Надоело. Когда же уже все это безобразие закончится, - тихо бурчала себе под нос девушка. Закрыла за собой дверь и покачала головой. Развернула чалму из полотенца и потянулась к фену. Быстрыми привычными движениями просушивая пряди, Лэави успокаивалась.

     - И что ты психуешь, сразу же знала, что легко не будет, - она смотрела прямо в мрачные глаза собственного отражения. То пожало плечами и согласно кивнуло. Плюхнувшись на мягкий уютный диван, женщина подсунула под шею небольшую подушечку, размышляя над тем, что не могла отказать в просьбе, пусть и такой обременительной, человеку, который сделал для нее не просто много, а больше, чем возможно. Прижавшись лицом к подушке, Лэави вытерла закипевшие слезы, всхлипнула: - Мне иногда так тебя не хватает, дедушка. Пусть твоя дорога будет легкой.

     Вскочив, она пробежала к шкафчику, достала ватный диск, щедро полила его тоником и вытерла лицо. Вбила пальцами крем, удовлетворенно оглядела себя в зеркале, натянула теплый плюшевый костюм с капюшоном в виде единорожка, купленный под влиянием одной авантюрной личности и теперь надеваемый исключительно в гордом одиночестве, выкинуть его рука не поднималась, слишком уютный, смешной и удобный, и лениво шагнула на балкон, подхватила ноутбук и погрузилась в работу, лишь изредка поглядывая на окружающее ее природное великолепие. Пару раз вздрагивала, вспоминая про Элайшу и пугаясь, но тут же в голове всплывала компания, в которой оставалась блондинка, и Лэави тихо выдыхала, снова уходя с головой в дела.

     Жалобное бурчание живота постепенно становилось все громче, а температура на балконе постепенно понижалась, так что и хваленый единорожий костюмчик кремового цвета не спасал. Брюнетка поджала подмерзшие в толстых пушистых носках пальцы, поелозила, поморщилась, сообразив, что полностью отсидела пятую точку, встала и со вкусом потянулась, потерла ниже поясницы и оглядела окружающий мир. В комнате тихо собирались сумерки, приветствуя сгущавшимися тенями и тихими шорохами, снаружи заливались вечерними песнями лесные пичуги, а мир чуть окрасился розовым.

     На губах мелькнула удовлетворенная улыбка. Сегодня Лэави успела подбить хвосты, оставшиеся неубранными в течение нескольких дней в связи с нежданно свалившимися проблемами с Элайшей. Собственно о последней…. Молодая женщина нахмурила брови, покосилась на телефон, подхватила его, чтобы убедиться, что не пропустила сообщение-звонок от младшей подруги. Тут же хрюкнула в кулачок, сообразив, что на самом деле блондинка была ее на пару лет старше, пожала плечами и набрала номер. На том конце отвечать не хотели, поэтому Лэави пришлось наслаждаться известной популярной мелодией из разряда «дыц-дыц, моя любовь гоняет по жилам кровь, дыц-дыц». Однако ознакомление с очередным образчиком выкидышей эстрады все-таки закончилось.

     Голос Элайши звучал весело и звонко. И брюнетка освободила прикушенную губу, наконец-то расслабившись и только сейчас осознав это. Все-таки она оставила взбалмошную девчонку без присмотра на слишком долгий срок. Тем временем означенная девочка зазывала в местное кафе на ужин в хорошей компании. Лэави прикинула, посмотрела на небо, выслушала возмущение собственного желудка и согласилась. В конце концов, нужно было посмотреть на компанию…. Проконтролировать, так сказать. Сменив костюм на более приемлемый вариант из темно-синих джинсов и фиолетовой туники, она потянулась к трубке и набрала единственный номер, который знала наизусть: - Привет, дорогой. Как у тебя дела? Чем занимаешься? Скучаешь? – обычные слова, стандартный набор вопросов, но как же тепло на душе, как уютно.
     Положив трубку, Лэави расчесала темную гриву и вышла из комнаты, продолжая светло улыбаться в тихую полутемную пустоту широкого коридора отеля.

     Лишь ступив в обеденный зал, брюнетка сообразила, что сильно промахнулась с имиджем. Оглядела кафе и мысленно присвистнула. Как-то за эти дни именно сюда она добраться не успела, а оказывается, владельцы провели полную реконструкцию и теперь поражали посетителей дворцовой обстановкой. Приглушенный свет, пробивающийся сквозь полупрозрачные кофейного цвета шторы, освещал покрытые плотными белоснежными скатертями массивные круглые столы, окруженные резными деревянными стульями с обивкой под парчу. Подняв глаза к потолку, Лэави с удовольствием рассматривала переплетение деревянным балок, оценивая изящество и, с сожалением, отмечая незначительные огрехи. Мотнув головой, она напомнила себе, что обычные посетители этого не видят, так что и дергаться не стоит. Улыбнулась, направляясь к махавшей ей рукой из-за стола в центре зала блондинке, чья роскошная грива сияла солнышком в отблесках «свечей».

     Лавируя между столиками с ужинавшими компаниями, Лэави в который раз подсмеивалась над любовью Элайши всегда находиться в центре внимания. Привыкнув к освещению, на мгновение замедлила шаг, пожала плечами и продолжила путь, отметив, что ее новый знакомый, по-видимому, решил не сдаваться и пошел грудью на амбразуру, ибо в данный момент сидел рядом с цветущей, как целый букет роз, Элайшей, так же, как и ее спутники, смотревшей на приближавшуюся брюнетку. Последняя сдержанно улыбнулась, дождалась, пока вышколенный официант подвинет стул-трон и присела, мысленно костеря и себя, за джинсы, и Элайшу, что не предупредила. Впрочем, агатовые глаза прищурились, пока их владелица осматривала блиставшую в нежно-кремовом платье блондинку, с Элайши требовать подобное было бы чрезмерным. Она просто не подумала о такой мелочи, занятая более важными событиями в собственной жизни. И когда только это модница умудрилась пробраться и переодеться? Впрочем, дверь на балкон была прикрыта, а Лэави слишком занята. Напрягшись, молодая женщина посмотрела на блондиночку.

     Изумруды глаз подозрительно блестели, словно их владелица опять придумала что-то… весьма проблематичное для окружающих и прежде всего опекунши…. Однако краткий осмотр стола показал, что причиной сияния могло быть и вино, официант как раз забрал опустевшую бутылку, вторая, приговоренная уже на две трети, пока стояла на столе в компании еще парочки товарок. Уголок рта чуть расслабившейся Лэави дернулся. Не понимала она этого. Как можно было смешивать разные марки вин? Ведь тогда даже самое дорогое и качественное потеряет свой вкус и, соответственно, смысл. А тут еще, она покачала головой, увидев сладкое красное в компании полусухого белого. Передернула плечами, ибо не любила последнее категорически. Да и первое уважала только в виде глинтвейна, подогретым, при этом исключительно морозным вечером.

     Обернувшись к дожидавшемуся заказа официанту, молодая женщина попросила принести что-нибудь мясное, горячее, не жаренное и без огромного количества специй и экзотики. Мягко остановила попытавшегося озвучить варианты парня, оставив выбор на его усмотрение и заверив, что съест и возмущаться не будет, лишь бы было свежее, качественное и без, она еще раз подчеркнула, экзотики. Очень уж не хотелось ей медвежатины, копыт оленя и прочей прелести. А пока затребовала обычный овощной салат, ибо ждать уже не было возможности. Есть хотелось до такой степени, что Лэави была готова сжевать последние три ломтика хлеба из хлебной корзинки. Останавливали лишь правила приличия.

     Вздохнув, она с трудом отвела взгляд от ноздреватой, по виду еще теплой, безумно пахнувшей, присыпанной какими-то семечками выпечки, переводя его на несъедобные объекты, двое из которых в данный момент как раз поднимали бокалы за очередное какое-то там событие, разговор на данную тему брюнетка то ли не застала, то ли благополучно пропустила мимо ушей. Третий же пялился своими невозможными васильковыми глазами, приобретшими еще большую глубину в полумраке, на Лэави. Дернув себя за алую прядку, девушка растянула губы в улыбке, набрала воздуха и сдулась, решив предоставить право начать разговор кому угодно, ибо самой было категорически лень.

     - Лэави, познакомься, это Гоэр Терави, - Элайша допила вино и вспомнила о правилах приличия, а может быть, решила привлечь внимание второго мужчины, при этом означенный платиновый блондин закрыл приоткрытый было для начала разговора рот и коротко кивнул, - и Лекс Асмор, - обаятельный шатен, пожалуй, на вкус брюнетки слишком молодой и слишком обаятельный, ослепительно улыбнулся, демонстрируя чуть кривоватые зубы. Сдержаться и не ответить было невозможно. Да и немного оттопыренные уши вызывали неконтролируемое желание привлечь этого плюшевого мишку и потискать. Лэави вернула улыбку и кивнула обоим мужчинам, которым только что назвали ее имя: - Приятно познакомиться.

     А в следующее мгновение уже благосклонно взирала на яркие свежие ломтики овощного салата, мысленно облизываясь. Потянулась рукой к хлебной корзинке, довольная тем, что теперь можно, наконец, слопать этот дразнивший ее хлебушек без ущерба для репутации. С салатом же!

     Под легкое похрустывание зеленых сочных листочков и громкий смех довольной жизнью и мощным потоком выливаемого на нее с двух сторон внимания Элайши молодая женщина наблюдала за тем, как уходили уже поужинавшие, заходили, рассаживались по местам новоприбывшие. Впрочем, вторых становилось значительно меньше, чем первых. Зал пустел, сгущались тени по углам, и казалось, что даже подошедший с долгожданным запеченным мясом официант приобрел некий налет величественности средневековья.

     - А Вы, Лэави, предпочитаете отдыхать в одиночестве?

     Означенная леди едва заметно вздрогнула, выбралась из собственных мыслей, перевела взгляд на блондина, чуть склонившего голову в ожидании ответа, моргнула. Мужчина легко улыбнулся: - Мы не видели Вас целый день. Элайша сказала, что Вы заняты. Однако сюда приезжают отдохнуть…. Или Вы относитесь к тем людям, которые не могут без работы? Или работа не может без них…, - с необидным смехом закончил он, умудрившись произнести все как-то так, что не было неприятно. Оценив подобное умение, вот у нее так не получалось, брюнетка кивнула: - В целом, увы, моя драгоценная подруга права, - последняя порозовела и довольно сверкнула белоснежными зубками, - мы так быстро уехали сюда, чтобы поймать последние теплые деньки, что часть дел не отвязалась и последовала за нами.

     - Как у Вас интересно получается? – рассмеялся внезапно шатен, - Вы, наверное, книжки пишете? – он облокотился на тяжелую столешницу обоими локтями, с детской непосредственностью подпирая кулаками подбородок, отчего тут же стал похож на любопытного хомяка.

     - Ну что Вы, - Лэави с трудом подавила хохот, ограничившись улыбкой, очень уж потешно смотрелся мужчина, - для этого у меня не хватит терпения, знания нашего прекрасного языка и банально таланта. Всегда удивлялась, как у людей получается словами рисовать мир, эмоции героев, не используя краски. Поражаюсь тем, кто может заставить читателя после прочтения двух-трех страничек плакать и улыбаться, задуматься о чем-то. Так что нет, писательство – не моя стезя….

     - А я в свое время увлекалась поэзией, - Элайша задумчиво смотрела на чуть дрожавший огонек свечи сквозь стекло бокала, видимо, поддавшись атмосфере. Лэави кивнула изумленно поднявшему бровь блондину, с теплом взглянула на подопечную: - Мне даже довелось прочитать несколько из тех, что ты сочинила для л… своего дедушки, - брюнетка вовремя вспомнила о том, какое впечатление производит на окружающих громкое имя родственника златовласой баловницы, и проглотила его.

     - Да, деда Брижан, всегда очень радовался моим подаркам, гордо зачитывал их и складывал в отдельный конверт, который хранил в верхнем ящике стола…, - а вот Элайше подобная мысль в голову не пришла. Не заметив некоего воцарившегося за столом ступора, она покрутила в руках тонкую ножку бокала и, чуть нахмурившись, закончила, - не удивлена, впрочем, что тебе, - это слово она выделила, - он дал их прочитать.

     - И я ему очень благодарна за то, что он поделился со мной кусочком твоей любви к нему. Он очень тебя любил, - попыталась исправить ситуацию Лэави. Недовольно дернула кончиком кроссовки под столом, досадуя, что забыла про ревность блондинки. Увы, искренне обиженной тем, что родственник предпочел передать весьма внушительные финансы сторонним людям, а не любимой внучке. Элайша была оскорблена тогда, и дулась теперь, спустя два года. Впрочем, положа руку на сердце, брюнетка ее понимала. Да ей бы и самой, окажись она в подобной ситуации, было бы обидно. С другой стороны, она прекрасно видела двигавшие любящим дедом мотивы, озаботившимся тем, чтобы его ветреная драгоценная красавица-внученька в любом случае не осталась без средств к существованию.

     Все огромное состояние было вложено в акции чрезвычайно успешных крупных корпораций, доходы от бумаг пускались в дело после обсуждения с лучшими специалистами в данной области, а Элайша получала проценты. Однако девушке этого не хватало катастрофически, поэтому она не раз и не два прибегала к Лэави, взять деньги «в долг». Брюнетка слабо усмехнулась в пространство, вспомнив, как была удивлена, когда лорд Брижан передал в ее руки ключи от управления еще одним, отдельным счетом. Тогда, зная размеры выплат, молодая женщина и предположить не могла, что кому-то этого не будет хватать, поэтому недоумевала, однако согласилась с выставленным условием, а именно, что Элайше ничего не станет известно о данном счете. Сама мысль о том, что блондиночка придет просить в долг, казалась нереальной, однако Лэави кивнула и обязалась хранить тайну и давать якобы с возвратом. И только теперь понимала, насколько был дальновиден любящий дед. Если бы златовласка знала о том, кому именно принадлежат деньги, она бы сделала жизнь попечительницы невыносимой.

     - Брижан? – брюнетка вздрогнула, взглянула на отмершего каштанчика, сейчас изумленно смотревшего на сиявшую улыбкой блондинку. Та изящным движением поправила струившийся по шее и спускавшийся на пышную грудь локон и с легким, чуть наигранным недоумением улыбнулась собеседнику: - Да, мой дедушка был весьма известен в определенных кругах, но для меня он всегда оставался добрым дедулей, - на последней фразе Элайша все-таки бросила мрачноватый взгляд в сторону с аппетитом ужинавшей мясом с нежным картофельным пюре в овощной подливке брюнетку, не заметившую недовольства подруги.

     - Однако позвольте спросить, не тот ли это самый Брижан, владелец….

     - Да-да, заводов, газет, пароходов1, - Элайша звонко рассмеялась собственной шутке и подняла бокал, полностью удовлетворенная тем, что внимание опять было полностью и исключительно сконцентрировано на ней. Празднуя победу, девушка разбрасывала лучики улыбок, морщила носик от попавших в него пузырьков шампанского и не заметила, как чуть передернул плечами среброволосый сотрапезник, бросивший внимательный взгляд на продолжавшую наслаждаться ужином брюнетку и чуть насмешливый, с ноткой презрения, на саму златовласку. Поднеся руку к мочке уха, мужчина чуть потеребил гвоздик черного бриллианта, провел ладонью по лежавшим волной волосам, хмуря брови, покосился на торопливо прожевывавшего сочный кусок говядины шатена, сделавшего глоток ароматного вина и тут же развернувшегося к блондинке с вопросом касательно ее поклонников в детстве и сейчас.

     Лэави только тихо хмыкнула, прикидывая, что на эту тему ее подопечная могла говорить до самого утра. Судя по тому, как эмоционально та закатила глаза, чего-то подобного и следовало опасаться. Тут же брюнетка порадовалась, что выслушивать данную оду придется не ей. Лично она собиралась поужинать и уйти по-английски. Посмотрев на наполовину опустевшую тарелку, округлила глаза, понимая, что порции в данной ресторации значительно превосходят ее возможности, и это при том, что покушать хорошо и плотно Лэави любила, другое дело позволяла себе редко, иначе никакая страховка не выдержит.

     Медленно возя кусочек в ароматнейшей подливке, она оглядывала полупустое помещение, старательно прислушиваясь к едва слышной сквозь щебетание блондинки музыке.

     - Кажется, Вам не слишком понравилось это блюдо, - агатовые глаза встретились с очами цвета индиго, поймали в них легкую смешинку, отзеркалили ее.

     - Кажется, я сейчас просто лопну, - алые губы изогнулись в улыбке, скрывшейся за чашечкой темно-коричневого ароматного напитка.

     - Вы хотите сказать, что порции слишком большие? – блондин с недоумением взглянул на свою пустую тарелку, затем на соседнее блюдо, которое еще не успел убрать официант, как раз скользивший по залу в их сторону. Лэави прыснула смехом, прижимая ко рту кулачок. Склонила голову на бок: - А для Вас, видимо, она была недостаточной…, - оглядела мощную фигуру, прорисовывавшиеся под мягкой черной рубашкой мускулы рук и кивнула, - Согласна, такую мускулатуру нужно кормить, - улыбнулась официанту, собиравшему пустую посуду.

     - А я в свое время даже мечтала стать бодибилдершей, представляете? Но деда сказал, что тогда моя изящная фигура будет выглядеть очень по-мужски, - лучившаяся непосредственностью Элайша по-детски наивно переводила взгляд с одного сотрапезника на другого. Розовые губки то капризно кривились, то нижняя прикусывалась белоснежными зубками.

     - И он был абсолютно прав, - подхватил шатен, даря молодой женщине жаркую веселую улыбку, одновременно наполняя ее бокал золотистым шампанским. Лэави чуть поморщилась, но благоразумно держала язык за зубами. Этот этап она уже проходила. Тем временем блондинка чуть тронула второго мужчину за рукав тонкими изящными пальчиками, - а Вы, может быть, занимались бодибилдингом?

     Глядя на эту мордашку и царившее на ней любопытство, а так же на сосредоточившихся на ней поклонников, брюнетка чуть выдохнула, решив, что вот теперь-то она спокойно допьет чай и уйдет. И не придется обрывать разговор, искать оправдания. Оказавшееся перед ней блюдечко со спелой и, что удивительно, ароматной клубникой вызвало судорожное подергивание глаза и обморок финансовой жабы, пока Лэави обмусоливала мысль о том, что Элайша, не успев насладиться вкусняшкой в городе, решила догнать здесь. Решив, что официант перепутал заказы, она уже открыла рот, но в это мгновение тот опустил точно такое же блюдечко, точнее внушительных размеров креманку, в которой ягоды были присыпаны шоколадом и увенчаны шариком мороженого, перед блондинкой. Жаба дернула лапкой и собралась уходить прямо из бессознательного в инфаркт.

     - Надеюсь, Вам понравится. Выбирал десерт наугад, - среброволосый вежливо улыбнулся дамам. Судя по сиянию в глазах блондинки, он только что умудрился набрать несколько очков. Жабка Лэави выдохнула и приоткрыла один глаз, складывая лапки в мольбе к хозяйке не демонстрировать собственную финансовую состоятельность….

     - Однако это слишком расточите…, - жабка бухнулась на колени, а блондин на миг коснулся крепкими пальцами рукава блузки девушки: - Прошу Вас, мне приятно угостить Вас и Вашу подругу. И поверьте, для меня это не настолько внушительная сумма.

     Наблюдавшая танец финансовой жабы, Лэави вздохнула и решила не мешать самцу утверждаться в глазах приглянувшейся самки. Кто-то распускает хвост, кто-то демонстрирует бицепсы или чувство юмора, а кто-то раскрывает кошелек. В случае с Элайшей это был беспроигрышный вариант. Брюнетка аккуратно поместила ягодку на десертную ложку и отправила в рот, изумленно поднимая глаза на маячившего поодаль с полотенцем через руку официанта. Хотелось спросить, где они откопали ягоду такого качества, и сколько пассажирских авиалайнеров пришлось продать, чтобы ее купить, однако девушка мужественно зажевала рвавшиеся с губ слова, вместо этого отправляя в рот следующую ягоду и убеждая себя не рефлексировать, а просто наслаждаться.

     Тем временем шатен усилил напор. В ход пошла прозрачная ваза с роскошным букетом алых крупных роз, водруженная перед смущенно розовевшей от удовольствия блондинкой, чуть касавшейся пальчиками с блестевшим на ноготках узором из стразов нежных лепестков, среди которых застыли посверкивавшие капельки «росы». Было красиво. Лэави чуть вздохнула.

     - Вам тоже хотелось бы такой букет? – кажется, блондинозавра хватало и на Элайшу и ее речь по поводу цветов, кои ей довелось получать в подарок, и на слежение за ее молчаливой подругой.

     - Упаси меня вселенная, - Лэави даже руками замахала, при этом окончательно переходя на шепот, - они, разумеется, красивы, но… я не представляю, что с ними дальше делать. Да и жалко будет, когда они увянут.

     - Лэави слишком практична для цветов, дорогой Гоэр, - Элайша широко улыбнулась, с некоторым трудом вытащила одну розу из плотно упакованного в вазу букета и протянула ее мужчине, - ей не нужен романтический полет. Реальность и деловой прагматизм – вот то, что ей близко, - молодая женщина блеснула изумрудами глаз и, вытянув еще одну розу, с улыбкой переправила ее по тому же адресу, - не могли бы Вы обрезать шипы, - она нежно улыбнулась блондину и широко шатену, - хочу вплести их в волосы, - тряхнула гривой, засверкавшей в огне «свечей». Лэави на вопросительный взгляд васильковых глаз лишь пожала плечами, не опровергая и не подтверждая сказанное, про себя отмечая, что пора уходить. Видимо, шампанское окончательно ударило в голову блондинке.

     Обижаться смысла не было, отчасти потому, что сказанное не являлось полным вымыслом, но было… неприятно, да и выболтать в таком состоянии Элайша могла все, что угодно, так что следовало быстрее испаряться из ее поля зрения, тогда и поводов беседовать о ней не останется. Заполучив мужчин в единоличное пользование, взбалмошная девочка вряд ли захочет перенаправить вектор на кого-то еще.

     - Обрежьте шипы, пожалуйста, - Лэави моргнула, когда синеглазый мужчина подозвал официанта и протянул тому врученную розу. Сотрудник направился к барной стойке, а блондин развернулся к сидевшим и, как ни в чем не бывало, улыбнулся, глядя прямо в ошарашенные глаза замершей на месте озадаченным истуканчиком златовласки, - здесь слишком слабое освещение, могу пропустить шип, а это, как Вы понимаете, совсем нежелательно.

     Успокоенная Элайша опять растянула губы в улыбке, наметанный глаз Лэави при этом заметил хорошо спрятанную растерянность. Похоже, девушка не могла решить, как реагировать: то ли обидеться на то, что ее просьбу-приказ перепоручили, то ли принять объяснение и заботу. Отправленная в рот еще одна ароматная ягода с долькой шоколада, качественного, дорогого, очевидно, подтолкнула девушку в правильном направлении. Та улыбнулась, на этот раз уже искреннее. В недоумении уставившись на собственную тарелочку, пустую, брюнетка соображала, как она умудрилась съесть всю клубнику и не заметить. Прикусила чуть губу, размышляя, как лучше сбежать.

     Подошедший с розами официант торжественно передал бутоны среброволосому, тот в свою очередь чуть ли не с поклоном вручил цветы Элайше. Пока последняя прикручивала-пристраивала их в своей гриве, попутно требуя от обоих мужчин оценить ее усилия, ибо зеркала не было, Лэави шустро встала: - Прошу прощения, мне пора. Было очень приятно провести ужин в Вашей компании, благодарю за угощение, - с легкой улыбкой она махнула рукой и, не слушая, попытавшегося что-то возразить блондина, в то время как шатен был всецело занят, помогая Элайше, развернулась и двинулась к выходу, незаметно махнув рукой официанту.

     Чуть притормозив у самого выхода, после некоторых мучительных раздумий, попросила записать оба заказа, ее и подопечной, на ее счет, и вышла на свежий воздух. С наслаждением вдохнула аромат сырой листвы и ночного воздуха, прищурилась, глядя на крупные яркие звезды, чья красота не была столь заметна в городской среде, постояла на крыльце, наслаждаясь удивительной тишиной. Похоже, пока они сидели в ресторане, на улице успел пройти дождик, разогнавший всех по номерам, поэтому сейчас она имела возможность наслаждаться тонким поскрипыванием сверчков, шелестом хвои, попискиванием ночных пичуг и потрескиванием ветвей. Зевнув, молодая женщина оглянулась на двери, увидела приближавшийся к выходу силуэт и поспешно спустилась, резко сворачивая на узенькую, едва заметную тропку. Не хотелось ей сейчас ни с кем встречаться и уж тем более общаться.
     … …
     Утро «радовало» серым небом, накрапывающим дождиком, качающимися под ветром за окном мохнатыми ветвями и мрачной Элайшей, бездумно переключавшей каналы плоского телевизора. Клик, и на экране активно машущий руками парень с восторгом рассказывает о незабываемом ужине из запеченных тараканов. Лэави поморщилась. Она бы тоже такое забыть не смогла. Клик, и вот уже в азарте погони стреляет по преступникам из волшебного, по-видимому, вечнозарядного пистолета бравый полицейский. Еще один клик, и звучит бодрая музыка. Еще один – на экране двое сонных ведущих активно делают вид, что безумно рады видеть всех этим утром. У них даже почти получалось. А вот реклама драгоценностей и выставки ювелирных изделий мастеров Индии Элайшу явно заинтересовала. Она прикусила кончик ногтя и задумчиво уставилась на экран.

     Взъерошив волосы, Лэави потянулась и направилась в ванную. Судя по пиликанью и постоянной вибрации вышедшего из ночного режима телефона работы сегодня должно было быть много.

     Щелкая по клавишам ноутбука, то и дело перехватывая телефон и отвечая на звонок, молодая женщина время от времени поглядывала на серую хмарь за окном и мысленно благодарила вселенную за ниспосланных ей поклонников для неугомонной Элайши. Стоило только раздаться телефонному звонку, как от грусти, меланхоличности и отвратительного настроения не осталось и следа. Девушка подхватилась, сбрызнула лицо очередным освежающим продуктом косметической индустрии, поправила вычурную сережку в ухе, потратила где-то с полчаса на поиск подходящей к настроению и ситуации блузки, к счастью прошедший мимо закопавшейся в документы брюнетки, и испарилась, помахав на прощание рукой.

     В номере, наконец, стало тихо. Почти. Лэави выключила телевизор и выдохнула. Шлепнулась на светлый плюшевый диван и с силой потерла заболевшие глаза. Откинула голову на спинку, дергая себя за пряди. Постучала кулаком по обивке, поджала губы и медленно глубоко вдохнула. Посмотрела за окно, разрисованное мелкими ручейками дождя на стекле. Зажмурилась, прикидывая, на сколько еще ее хватит. И пришла к выводу, что данная величина не известна. Все зависело от поклонников Элайши. Наскучат они девушке, и та устроит адскую жизнь. И сейчас-то брюнетка в полной мере прочувствовала, почему довольно быстро отказалась жить с этой барышней в одном доме, несмотря на размеры последнего. Милая златовласка могла вывести из себя даже статую Мыслителя, не то, что обычного человека. До возникновения вчерашней парочки самцов Лэави уже ловила себя на мысли, что, возможно, преувеличила проблему, и стоило вернуться, тем более что сроки работы поджимали.

     Забившись в свою комнату и открыв очередное письмо на ноутбуке, девушка кивнула сама себе, решая, что в запасе у нее есть еще дня три. А потом все. Что ж, это было лучше, чем ничего. Особенно, если Элайшу будет кому развлекать. Наморщив нос, брюнетка улыбнулась, вспоминая радость на лице златовласки, встретившей ее на пороге дома господина Брижана. И чуть позже легкий смех, бесчисленный поток вещей, обрушившихся на женщину вместе с многочисленными отделами различных магазинов, завертевших, закруживших и заставивших позабыть….

     Помассировав занемевшую шею, Лэави спустила ноги с дивана, прогнулась с кряхтением бабушки в пояснице, чувствуя, как что-то там захрустело. В очередной раз пообещала себе не манкировать пусть и коротенькой, но ежедневной гимнастикой. К сожалению, пока выходило раз через два-три, а хотелось сократить разрыв. Не откладывая в долгий ящик, Лэави сделала несколько приседов, комплекс упражнений для поясницы и шеи, после некоторых событий ставшей пресловутым слабым звеном, способным вынести весь организм на пару дней из жизни посредством сильнейшей головной боли, закончив упражнениями на пресс и вертикальной складочкой. С довольной улыбкой посмотрела на собственные ладони, спокойно лежавшие на полу, в то время как их владелица стояла, согнувшись с прямыми коленями. Было приятно.

     Распрямившись, она мелкими шажками подбежала к окну и продолжила свой бег на месте, пусть не полноценно, но заменявший беговую дорожку, до которой нужно было еще идти. Пусть и на первый этаж, а не в эту промозглую серость с летящими в стекла и прилипавшими к ним хвоинками. Покосившись на фитнес-браслет, девушка вздохнула, обнаружив удручающую цифру 1349. Бегать предстояло еще долго, и разделить на несколько этапов не получится. Дело шло к ночи. Желудок бурчал, что обед благополучно пропущен.

     Хлопнула входная дверь, впуская раздраженно трясшую влажными волосами блондинку, коротко махнувшую в сторону Лэави ладошкой и скрывшуюся на своей территории. Пожав плечами и опять покосившись на браслет, женщина продолжила бег на месте, с недоумением, а затем с опаской наблюдая за решительным шагом прошедшей до ванной комнаты подопечной, устроившей в последней что-то вроде землетрясения и разборок, судя по доносившимся оттуда звукам, а затем все также сурово прошествовавшей назад с кучей собственной одежды подмышкой.

     Вздохнув, брюнетка притормозила, продолжая уже просто шагать, дождалась очередного явления разъяренной Элайши: - Может быть, подождем до завтра? Ехать на ночь, да еще по дождю…, - судорожно подбирая более стоящие аргументы, молодая женщина мысленно прищелкнула пальцами, - Вряд ли нормальная машина приедет сюда сейчас. Скорее всего, прискребется какая-нибудь таратайка…, - она поморщилась, внутренне ликуя, ибо заметила легкий налет брезгливости и растерянности в почему-то разъяренных зеленых глазищах, продолжила, - А завтра спокойно позавтракаем, тем более, - тут она чуть не подпрыгнула на месте, - нам же завтра обещали конную прогулку в какое-то удивительное заповедное место…, а потом можно будет после обеда спокойно уехать….

     О том, что раньше никакого заповедного места в округе не наблюдалось, так что наверняка оно появилось исключительно стараниями местных владельцев и гидов, она благоразумно умолчала.

     _ Ты же еще хотела себе заговоренный браслет сплести, а курсы завтра в шесть, если я не путаю…. Впрочем, мы можем их и пропустить, - Лэави прикрыла глаза густыми ресницами, скрывая мысли, ибо прекрасно знала, что от возможности приобщиться к таким! познаниям Элайша ни за что не откажется. Она просто забыла. Это с ней случалось. Зато потом всем бы мозг выносила, что в реальности, что на своих многочисленных страницах в соцсетях.

     Изумрудоглазая остановилась посреди комнаты, постучала ножкой в туфле на высокой шпильке по ковролину, дернула себя за закрученный локон и прикусила губу. Огляделась вокруг, швырнула на кресло комок из блузки и какой-то пестрой юбки, сама плюхаясь на диван перед телевизором. Нажав кнопку на пульте и скидывая обувь, уставилась в экран и заявила в пустоту: - Нет уж. Ты как хочешь, но на курсы я завтра обязательно схожу. А уеду тогда послезавтра. Днем.

     - Как скажешь, - покладисто согласилась Лэави, спешно испаряясь в свою комнату. Все-таки громкость, на которой блондинка смотрела телевизор, слишком сильно не соответствовала той, которую голова женщины была готова вытерпеть. В спальне было немного тише, но ситуацию не слишком спасало. Брюнетка тоскливо взглянула за окно, прошла к шкафу цвета темного шоколада, вытащила так и не распакованный до конца чемодан, покопалась, выудила из его недр теплый белый свитер в жизнеутверждающую тонкую зеленую и желтую полосочку, тонкое, но теплое термо-белье и мохнатые носки. Натянула все это богатство на себя, влезла в джинсы, накинула куртку, похлопала себя по карманам, проверяя наличие перчаток. Со вздохом засунулась обратно в чемодан, покопалась. Закрыла, постучала задумчиво пальцами по его кожаной поверхности, радостно протянула «Ааа», и выудила из бокового отделения вожделенную теплую пару «одежды для рук», как было написано на одном из сайтов.

     Спустя еще пару минут Лэави спустилась вниз, вышла из здания, спешно раскрывая над собой бордовый в белых бабочках зонтик. Впрочем, бабочки практически мгновенно, под воздействием воды, изменили свой окрас на желтый, салатовый, розовый и нежно-голубой. Дождик из небольшого превратился в приличный ливень. Стойко перебираясь через разлегшиеся на ширину всей дорожки лужи, девушка поспешила в сторону футбольного поля, играть на котором в такую погоду сумасшедших не было. А вот беседочка рядом имелась. И даже довольно закрытая, так что можно было затихариться и отдохнуть.

     Спустя полчаса идея не казалась такой уж гениальной. Даже в термобелье бедра и пятая точка изрядно подмерзали, не спасал ни высокий мохеровый воротник, ни капюшон. Лэави поняла, что деваться ей некуда, поднялась, решив добраться до ближайшей кафешечки-кофейни. Внутри приятно пахло выпечкой, крепким кофе, шоколадом и немного ванилью. Увы, брюнетка со вздохом констатировала, что была не единственным отдыхающим, решившим посетить данное место. Было людно и чрезмерно активно. Подхватив кофе в высоком пластиковом стакане на вынос, молодая женщина прижала к себе пакет с хрустящими рогаликами и замерла у дверей. Домой, к надутой Элайше и ее громко-орущему «собеседнику» категорически не хотелось.

     Высокие стеклянные створки распахнулись, впуская прохладный сырой воздух и пару с укутанным в плед весело размахивающим грязными ручками в не менее замурзанных рукавах мальчишечкой лет трех, очевидно, перепробовавшим все лужи не только ногами, но и вплавь. Улыбнувшись этой довольной мордахе и его родителям, отзеркалившим хорошее настроение, молодая женщина внезапно кивнула сама себе, раскрыла мокрый зонт, с которого тут же запрыгали в стороны отважные капли, и двинулась к ближайшему гостиничному корпусу.

     Вопреки ожиданиям девушка-администратор улыбнулась и позвонила по одной ей известному номеру. Спустя пятнадцать минут, которые Лэави провела рассматривая огромный аквариум с не менее внушительными рыбинами, среди коих ловко плавали мелкие ярко-розовые рыбешки, и размышляя на тему, как последних еще не сожрали первые, брюнетка стала обладательницей пушистого огромного пледа и, что было совсем уж неожиданно, четырех специальных вкладышей с эффектом грелки. За последние не было жалко той крошечной суммы, которую за них запросили. Лэави лишь кивнула и попросила записать все на счет, мысленно поставив себе галочку, купить в кафе пару коробок конфет девушкам в благодарность.

     Снаружи лило, поскрипывали деревья, а внутри пледа было тепло, уютно. Рогалики аппетитно хрустели на зубах, кофе оказался вкусным. Прикрыв глаза, молодая женщина наслаждалась тишиной. Вздрогнув, подхватила сползший с груди край ткани в крупную шотландскую клетку и взглянула на браслет. Округлила губы в немом изумлении, обнаружив, что время приближалось к двенадцати ночи. Протерла глаза, зевнула и решила продолжить сон уже в кровати. Снаружи не было ни души, так что Лэави укуталась в плед, подхватила зонт и побежала по дорожке…. Точнее, сначала попыталась пройти по краю, между лужами, подсвечивая себе телефоном, но быстро поняла, что квест не выполним, поэтому махнула на все рукой и бодро пошлепала прямо по воде, прикидывая, что замерзнуть не успеет, тем более что пара вкладышей в обуви грела исправно.

     Номер встретил тишиной и темнотой. Скинув одежду кучкой, брюнетка долго и методично прогревалась в ванной, потом развешивала мокрые вещи, то и дело поглядывая на небольшой чайничек, весело закипавший в уголке на комоде. В прозрачной колбе активно поднимались вверх стайки пузыриков. Добавленное в напиток темно-коричневое ароматное содержимое небольшой бутылочки с выделявшимися на ней пятью звездочками поспособствовало быстрому согреванию и засыпанию. А утро встретило ярким умытым солнышком, отличным настроением и отсутствием Элайши.

     Удивляться было нечему. Блондинка, скорее всего, решила скрасить день активными занятиями в тренажерном зале. Заглянув в комнату соседки, Лэави утвердительно кивнула самой себе, не увидев в углу приметной розовой спортивной сумки с плюшевым медвежонком на цепочке. С толком и расстановкой зевнув и потянувшись, девушка вызвонила персонал, дождалась завтрак и горничную, которой передала откопанные в чемодане, подаренные одним из подрядчиков в самый последний момент, уже на улице, сладости для администратора и помощницы и высохший плед. Каша оказалась вкусной, какао густым и натуральным, а тарелочку с ассорти из печенюшек, выпекаемых тут же на территории, женщина отложила в сторону, чтобы использовать в качестве вознаграждения за ударный труд. Последним она и занялась практически тут же.

     Поворачивая чертеж то в одну сторону, то в другую, брюнетка раздраженно прикусила губу. Однако понимание того, что было не так, ускользало по-прежнему. Хотелось даже постучать с досадой по клавиатуре. Вместо этого Лэави пихнула пару раз подоткнутую под бок для большего комфорта подушку и снова уставилась в документ. Увы, ничего не изменилось. Пришлось закрыть глаза, потрясти головой и признаться, что пора делать перерыв. Едва слышный стук закрывшейся входной двери оповестил о появлении соседки. Женщина отставила ноутбук, автоматически запаролив его, и вышла в зал.

     При виде мокрых висков и влажных волос раскрасневшейся блондинки на губах Лэави сама собой появилась улыбка, очень уж мило и уютно выглядела та, несмотря на изогнутые хмурым домиком брови. Взгляд изумрудных глаз задержался на этой улыбке, Элайша хмыкнула, махнула рукой, чуть поднимая уголки рта, быстро прошла к дверям в свою комнату, зашвырнула туда сумку и развернулась на пороге к брюнетке: - Я сейчас в душ, а потом можем сходить в ресторан. Пообедать.

     Желудок Лэави поддержал предложение громко и витиевато. Его владелице оставалось только кивнуть в ответ и отправиться к себе. Выудив классические брюки и угольно-черную блузку, девушка сочла свой вид достаточно приемлемым. Только дополнила его небольшой брошью. Затем присела на диван в гостиной, терпеливо дожидаясь спутницу и недоумевая, как можно идти есть сразу после столь мощной и активной тренировки. Она бы сама загнулась. Да и пользы никакой. Однако в случае с Элайшей все доводы с треском разбивались о «Я так постоянно делаю, и все в порядке». В конце концов, брюнетка пришла к выводу, что каждому вредит и идет на пользу свое, и не стоит в это лезть.

     Звякнула почта на телефоне, загрузив файл, Лэави принялась медитировать над цветовой гаммой, вращая палитру и перелистывая схемы. Занятие - с одной стороны, увлекательное, с другой времязатратное, - поглотило настолько, что девушка вздрогнула, когда услышала над ухом: - Я собралась и готова к выходу.
     Машинально взглянув на часы, брюнетка удивленно приподняла брови, ибо Элайше удалось уложиться в каких-то сорок минут. Заметив недоумение, та улыбнулась и прижала руку к животу, тут же что-то жалобно пропищавшему: - Очень хочется кушать.

     Ресторан встретил раздернутыми шторами, ярким солнечным светом, веселым перезвоном тарелок и вилок и одуряющими ароматами готовых блюд.

     - Я сейчас, наверное, подавлюсь слюнями, если вот немедленно не съем эту солянку, - Лэави хищно принюхалась и тоскливо добавила, - с перчиком, и кажется, грибочками.

     Ее спутница кивнула и плавно перетекла к своему излюбленному месту в центре, рядом тут же материализовался очередной официант с роскошной рыжей копной мелких спиралек, убранных в тугой хвост. Приняв заказ, молодой человек удалился, а Элайша задумчиво протянула, глядя ему вслед: - Может быть, мне в рыжий перекраситься….

     Лэави обозрела милое личико напротив и в который раз пожала плечами: - Как хочешь, только тогда придется поменять часть гардероба. Боюсь, твои коралловый и лососевый будут плохо сочетаться с таким цветом….

     - Это дааа, - блондинка пожевала губу и наморщила носик, очевидно, прикидывая, готова она расстаться с любимыми вещами или нет, - пожалуй, просто вызолочу отдельный прядки, чтобы ярче были….

     Лэави прищурилась и кивнула: - Тебе должно пойти. И не нужно будет столь кардинальных перемен, - а в следующий миг уже хищно втягивала носом аромат наваристой солянки, в которой медленно тонула горка свежайшей сметанки. Облизнулась и потянулась за ложкой.

     - Прошу прощения, но Вам подарок от господина за столиком в углу, - на стол водрузили внушительное блюдо с нарезанными фруктами и горкой клубники. Посмотрев в указанную сторону, Лэави напоролась на сияющую улыбку господина Терави. Тот провел рукой по своим серебряным волосам и сдержанно кивнул. Девушка кивок вернула, после чего взглянула на похожую на хмурое облачко Элайшу, слишком ожесточенно разорявшую подношение. Пожав плечами, брюнетка едва слышно хмыкнула, не в силах догадаться о тайном течении мыслей златовласки, отчего-то совсем не радовавшейся оказанному ей вниманию, хотя обычно все было наоборот. А сейчас тыкавшая десертной вилкой в крупную алую клубничищу блондинка не выказывала ни малейшего желания пригласить за стол поклонника.

     Лэави осторожно подхватила ложечкой ягоду и прижмурилась от удовольствия, опять покосилась на спутницу и продолжила спокойно наслаждаться кофе и клубникой, решительно выкинув из головы все мысли о недопустимости подобного поведения и прочего. В конце концов, это было дело Элайши и ее воздыхателя, а не ее.

     Гоэр сжал до боли стиснутый кулак и подавил желание вцепиться зубами в горло ненавистной блонды, тупоговолой и дурной, насколько только можно было себе представить. Собственно, и ее соседку ему тоже хотелось схватить за шею и трясти, трясти, трясти. Он даже мечтательно прикрыл глаза, выдыхая и приходя в гармонию с собой. Затем опять посмотрел на интересовавший его столик и с трудом заставил себя сидеть на месте, обнаружив, что его цель уже успела куда-то исчезнуть. И вряд ли она ушла в дамскую комнату попудрить носик. Хотелось с силой подергать себя за волосы, а лучше набить кому-нибудь морду, до крови, чтобы фонтаном.

     Мужчина резко встал, бросая на столик специально заготовленную для этого случая купюру – чаевые официанту. Все остальное записывалось на счет. В том числе и эта треклятая, будь она не ладна, клубника. Повернув заранее перстень массивной печаткой внутрь, блондин быстро вышел из зала, проследовал длинной крытой галереей и поднялся на нужный этаж. Распахнутая на стук дверь отлетела к стене, движимая мощным пинком, в то время как открывший двери молодой человек распластался на полу в полуобморочном состоянии от сильнейшего удара в нос. Глядя на сочившуюся сквозь приложенную к нему ладонь кровь, блондин достал платок и бросил его куда-то в направлении лежавшего. Васильковые глаза встретились с серо-голубыми.

     - Ты плохо справляешься со своим заданием. Она мне слишком сильно мешает. У тебя последний шанс, - Терави резко развернулся и неспешно, засунув руку в карман, зашагал по коридору, не дожидаясь реакции на свой визит. Лишь когда среброволосый скрылся за поворотом, его уложенный на обе лопатки оппонент позволил себе встать, сначала на четвереньки, затем на ноги, и закрыть дверь. Потряс аккуратно головой, прислушался, поморщившись, к звону, понимая, что получил сотрясение, вздохнул и побрел в направлении спальни. Нужно было приводить себя в порядок и действовать в соответствии с указаниями работодателя.
     … …
     Оттолкнувшись ногами, Лэави задрала голову вверх, наблюдая за стремительно качнувшейся в сторону золотисто-рыжей кроной единственного на данной территории дуба, к мощной толстенной ветви коего и были прикреплены эти замечательные качели. Листья полетели в другую сторону, как и сверкавшее между ними яркое синее небо. И назад. Лэави глубоко вдохнула и широко улыбнулась окружающему миру. Хихикнула, так до конца и не поняв, каким образом вместо номера с ожидавшей на ноутбуке работой она оказалась здесь. В тихом дальнем уголке, на веревочных качелях.

     Вокруг не было ни души, что так же казалось чудом, ибо к такой игрушке должны были прилагаться как минимум весело хохочущие подростки с плеерами, а как максимум мелюзга, пытающаяся вжиться в роль обезьянок, и их родительницы. А вот поди ж ты, никого не было. И оказалось так здорово качаться, не боясь, что кто-то попадет под траекторию движения или просто ткнет пальцем. Хотя последнее волновало Лэави меньше всего. Она еще раз улыбнулась и откинулась назад, создавая необходимое усилие. А мимо проносились стволы сосен и их мохнатые ветви. В ушах свистел ветер, а в душе весело скакали солнечные зайчики.

     Вибрация телефона в нагрудном кармане вырвала из каких-то серебристо-радужных размышлений. Рука на автомате дернулась, но тут же вцепилась обратно в веревку. Удары кроссовок о землю выходили сильными, но довольно мягкими, вопреки навязчивой рекламе не благодаря супер-какому-то там наполнителю стельки, а исключительно из-за того, что земля мягче асфальта, особенно, если она покрыта хвоей и дубовыми листьями. Пошарив в кармане, Лэави выудила издававший надсадные хрипы телефон, взглянула на экран и спешно поднесла трубку к уху: - Да, дорогой. Извини, с качелей долго слезала…. С каких? С веревочных….Как дела? И я тебя.

     Она еще долго смотрела на погасший экран, а затем встала и принялась собирать упругие желуди и особо крупные листья. Следом за последними отправились еще несколько крупных шишек. Лэави помахала рукой зорко наблюдавшей за ней со ствола сосны белке, еще даже не начавшей линять, пошарилась в карманах и выудила шоколадный батончик. Похлопала ресницами, пытаясь сообразить, как это чудовище к ней попало. Уголки губ поползли вверх, а ореховая сладость, после некоторых раздумий, была развернута, откушена и обгрызена, чтобы оставалось как можно меньше шоколада, а затем предложена пушистой красавице, сперва брезгливо сморщившейся, а потом, к вящему удивлению брюнетки, принявшей подношение. Покачав головой, молодая женщина еще пару минут наблюдала за неспешно уничтожавшей дар белкой, а потом со вздохом развернулась в сторону корпуса. Предстояло еще немного поработать.

     Вывернув из-за угла, она тут же шагнула назад, за густой кустарник, вроде бы боярышника, потопталась на месте, в надежде, что стоявший в задумчивости у входа в корпус васильковоглазый поклонник Элайши куда-нибудь уберется. Тратить время и настроение на разговоры с этим мужчиной Лэави категорически не хотелось. Прошло минут пять, однако воздыхатель торчал, как приклеенный. Брюнетка досадливо поморщилась и… развернулась, двигаясь в обратном направлении, решив, что лучше потратить десять минут на то, чтобы пройти черным ходом, чем эти же десять минут, а то и больше, на разговоры. Расплескивать с трудом взращенное спокойствие она просто не желала.

     Соседки в номере не наблюдалось, видимо, она уже сбежала на свои курсы. Или? Только сейчас Лэави вспомнила про конную прогулку и философски пожала плечами. Собственно, ездить верхом она любила, но практически не умела, а посещение всяких мест поклонения ее вообще не привлекало, так что, даже если Элайша не напомнила из вредности, то ее усилия прошли мимо. Хотя, скорее всего, блондинка и сама решила проигнорировать данное мероприятие. Вообще, Элайша была девушкой, конечно, капризной, но не злой. Просто вспыльчивой и быстро меняющей свои решения. Чем-то златовласка напоминала Лэави маленького ребенка. Она никак не желала взрослеть и принимать на себя обязательства. Что ж, многие из знакомых Лэави, и не только женщины, были ровно такими же. Да и вообще брюнетке было не привыкать общаться с «творческими натурами», хотя иногда перепады настроения подопечной утомляли. Однако достаточно было немного побыть в одиночестве, как сегодня, и молодая женщина опять была готова сворачивать горы.

     С хрустом прогнувшись в пояснице и потерев уставшие глаза, Лэави отложила ноут и выползла в зал, щурясь от яркого света, махнула приветственно довольной Элайше, гордо продемонстрировавшей аккуратно завязанный на руке простенький плетеный браслетик. Второй девушка крутила в пальцах, чтобы в следующее мгновение затянуть на запястье брюнетки. Та тепло поблагодарила, выслушала краткую повесть на тему «мы делали, делали, а мастер такой душка», с радостью согласилась, что стоило бы заказать ужин в номер, вместо того, чтобы ползти в ресторан. При этом изумрудные глаза сверкнули каким-то совсем уже неземным торжеством.

     Уходя к себе и снимая терший и раздражавший нежную кожу браслет-плетенку, Лэави пыталась прикинуть, какую месть могла вообразить и организовать Элайша для неудачливого поклонника. Однако фантазия буксовала, так что, пожав плечами, она отправилась в ванну, а затем потратила минут десять, соображая, что бы такое надеть, чтобы не было заметно отсутствие браслета. Это могло обидеть подопечную.

     К счастью в гардеробе нашлась купленная под влиянием новых тенденций мешкообразная толстовка, именуемая в просторечье худи, с длиннющими рукавами и спущенными плечами. К ее неоспоримым достоинствам можно было отнести безумно мягкую тканюшку, обусловившую присутствие данной вещи в чемодане. Огладив нежно-голубой материал, Лэави выползла в зал, где уже витали ароматы вкусной, отлично приготовленной еды. Присоединившись к вовсю жевавшей Элайше, молодая женщина поглядела на уставившуюся в экран телевизора, демонстрировавшего очередную серию новоиспеченного любовного сериального романа, блондинку, с чистой совестью выудила из кармана-кенгурятника электронную книжку и почувствовала себя почти счастливой.

     А утром потягивавшуюся в кровати Лэави практически растолкала вскочившая ни свет ни заря Элайша, отчего-то решившая уехать вот прямо сию секунду, не дожидаясь завтрака. Впрочем, чуть продрав глаза и собрав в кучу мозги, брюнетка выяснила, что все не настолько страшно. Оказывается, девушка уже вызвала такси, но приехать оно должно было еще только минут через сорок - час, так что было время и на прибрать вещи, и на поесть, и на рассчитаться за номер и прочие радости жизни. Особенно, если неугомонная златовласка примет участие как минимум в заказе завтрака. Элайша не возражала, так что молодая женщина, то и дело дергая себя за угольно черные и алые прядки, для стимуляции мыслительной деятельности, покидала вещи в чемодан, бережно уложила в сумку ноутбук и электронную книжку, после чего спустилась на ресепшен, гася долг картой и презентуя некое количество бумажных наличных вежливому персоналу.

     Проглоченное какао и бутерброды с омлетом теплой массой бухнулись в довольно пискнувший желудок, хотя оказалось, что пискнул не он, а телефон блондинки, оповещая, что такси ждет у въезда. В то время как Элайша уверенно устроилась рядом с молодым симпатичным водителем, Лэави забралась на заднее сиденье и прикрыла глаза. В дороге работать она не могла, ибо укачивало жестоко, так что оставалось лишь наслаждаться поездкой, тем более что вакуумные наушники почти справлялись со своей задачей, отрезая большую часть разговоров в салоне.

     Васильковые глаза сощурились, а губы сурово сжались, равно как и кулаки. Крылья носа раздраженно расширились. Мужчина глубоко вдохнул, развернулся к дожидавшейся очередных его вопросов симпатичной русоволосой администратору, только что сообщившей, что постоялицы из номера 47 уехали приблизительно час назад. Осведомившись, на какое время можно заказать сауну, блондин оплатил ее, попросил напомнить ему про заказ, ибо мог забыть, тихо прикрыл за собой входную дверь и, не спеша, направился прогулочным шагом по ближайшей дорожке. Лишь когда густые кусты скрыли его от любопытных глаз служащих и отдыхающих, он позволил себе звучно хлопнуть кулаком по ладони другой руки и приглушенно выругаться.

     Затем опять глубоко вдохнул и признал собственную ошибку. Он недооценил противника, оказавшегося более хитрым и более завистливым. Эта мерзавка быстро поняла его реальный интерес и… помешала плану, несмотря на все предпринятые усилия. Мало того, ей еще и удалось провернуть все так, что у него не оказалось и шанса на общение. А теперь они уехали. И предстояло придумать что-то еще. Раздраженно подопнув валявшуюся на тропке шишку, Гоэр вдохнул влекший куда-то в чащу сырой аромат хвои, бодривший и приводивший мысли в порядок. Что ж, в этот раз он проиграл, но это всего лишь раунд в многоходовке. Предстояло организовать новую встречу, однако, на этот раз учитывая полученные данные.
     … …
     - Лорд Эраэ, - склонился в поклоне секретарь, - пришли последние данные по поиску….

     Глава клана стоял, все так же глядя на залитое водой стекло, за которым рябили разноцветные блики фонарей ночного, скрытого за пеленой дождя города. Мужчина перекатился с носка на пятку: - Какие-нибудь сдвиги есть? – и посмотрел на отражение рыжеволосого, покачавшее отрицательно головой. Помолчав пару мгновений, помощник все-таки осторожно продолжил: - Поисковики проверили все наиболее крупные центры, сейчас перемещаются к окраинам. Еще раз просмотрели все изображения с камер в ближайшем квартале, к сожалению, опять безрезультатно. И, мой лорд, - рыжик помедлил, добавил тихо, - такое впечатление, что уход выполнен профессионалом. Может ли быть такое, что нам их специально показали….

     Пожав плечами, брюнет слегка качнул головой: - Вряд ли, Кейн, вряд ли. В этом случае имело бы смысл оставить хоть какую-то зацепку. Чтобы сначала заинтриговать, а потом позволить найти…, - мужчина оборвал сам себя и развернулся к изумленно глядевшему на него помощнику, - не удивлюсь, если в ближайшее время нам предоставят некий маячок. И тогда уже будем решать, что с этим делать, - Хаэри опять развернулся к стеклу и продолжил, обращаясь к рыжеволосому отражению, чуть прищурившему глаза, - истинная пара есть истинная пара. Придется очень хорошо подумать…. Ступай….

     Двери закрылись практически бесшумно даже для чуткого уха оборотня. Тяжело вздохнув, мужчина задумчиво прошелся туда-обратно вдоль панорамного окна. Тонкие ноздри дрогнули, по дому прокатился грозный низкий рык вожака стаи. Встрепенувшийся волк гостя уткнулся мордой в пол, продолжая при этом тихо порыкивать и скрести лапами. Хаэри раздраженно постучал пальцами по прохладному стеклу, к которому с обратной стороны прилип огромный ярко-красный кленовый лист. Время уходило сквозь пальцы, как вода, поиски зашли в тупик. Утративший пару зверь нервничал все больше и уже не подпускал к себе даже уважаемую супругу. Ей пришлось сегодня уехать домой. Еще немного и лорда придется закрывать в подвале…. Глава прикрыл глаза, размышляя, что еще можно было сделать. Кивнул сам себе, набрал номер: - Пригласи доктора Гоэри, Кейн.

     Пожилой мужчина аккуратно поправил на переносице свои круглые очочки, сжал в нитку и без того узкие губы и уставился в свой толстый ежедневник, мерно постукивая по странице пальцами. Затем поднял глаза и кивнул: - Лорд Эраэ, это, разумеется, далеко не полезно для здоровья, но в нашем случае, Вы абсолютно правы, меньшее из зол. И в данной ситуации я рекомендую погрузить лорда Грегора в сон сейчас, пока он и его зверь еще не истощены. Чем дольше затягивать, тем хуже это скажется на его организме. Однако следует заметить, что подобное вмешательство позволительно лишь на неделю. Затем вред превысит пользу.

     Брюнет кивнул сначала служащему, вручившему седовласому врачу стакан с теплым молоком, а затем своему гостю: - Что ж, доктор Гоэри, семь дней для нас играют огромную роль. Начните подготовку прямо сейчас, а я сообщу лорду и его супруге. Дождавшись, пока пожилой оборотень допил свое излюбленное угощение и отправился к себе за необходимыми лекарствами, глава клана вышел из кабинета и медленно двинулся по коридору в дальнее крыло, мысленно перебирая прочие оставшиеся варианты. Встряхнулся, приходя в выводу, что они и так делают все возможное, и даже чуточку невозможное…. Результаты должны быть. И будут. Осталось только заставить время играть на их стороне.

     Остановившись, мужчина нахмурился, прикусил губу, вынул смартфон и набрал короткую комбинацию, но тут же отменил вызов. Постучал кончиками пальцев по ближайшей стене, вздохнул, осознавая, что проверка всех аэропортов, вокзалов и прочее ничего не даст. Только что пришедшая в голову мысль о том, что девушку специально вывезли, чтобы лорд Грегор сошел с ума, требовала этой проверки, однако блондинку могли отправить банально на машине. И тогда найти ее нереально. А вот ходить по магазинам указанная леди была просто обязана. И бутики у нее должны были быть излюбленные, вот там и следовало искать ее след. Стойкий, четкий.

     Хаэри опять запнулся. Помедлил, выудил телефон и снова набрал номер: - Кейн, а как наши сотрудники проверяют торговые центры…, - выслушал ответ, недовольно нахмурил брови, - глупо проверять хозяйственные отделы и сопутствующие. Пусть сосредоточатся на брендовой одежде и аксессуарах, усмехнулся и пояснил, - сумочки, ремни, шарфы, - прищурил глаза, вспоминая девушку и разговор, - исключительно дорогие, - кивнул в ответ на фразу помощника, - да, это позволит существенно увеличить скорость, - закончил разговор и уже намного увереннее зашагал, неслышно ступая по мягкому ковровому покрытию.
     … …
     - Это ты виновата! Потащила меня черти-куда, - злобно шмыгала в телефонную трубку Элайша. Лэави чуть отодвинула от себя шипевший жалобами блондинки телефон, одновременно откладывая в сторону графический планшет с эскизом нового заказа. Со вздохом произнесла: - Дорогая, никто не заставлял тебя прыгать в ледяной бассейн в сауне. Более того, я тебя честно предупреждала, что умудрилась в свое время таким способом заработать ангину. И что теперь?

     В ответ полилось чихание, кашляние и шмыгание вперемешку с возмущенными возгласами. Покосившись на планшет, дизайнер прикусила губу, медленно досчитала до десяти, опять придвинула к себе продолжавшую беситься трубку: - Элайша, выздоравливай. Врача ты вызвала? – одновременно молодая женщина печатала сообщение семейному врачу, общение с которым заболевшая, как обычно, предпочла проигнорировать, как маленький ребенок, не желая лечиться. Да и строгая мадам с суровым пучком седых некрашеных принципиально волос не потворствовала капризам избалованной дедом внучки. Однако лечила на совесть.

     Кое-как распрощавшись с больной, Лэави выдохнула, закатила глаза к светло-серому потолку, покачала головой: - Интересно, насколько еще меня хватит? – ответа на этот риторический вопрос, разумеется, не последовало.

     - Хоть бы она уже скорее замуж вышла! – вырвалось из груди молодой женщины страстное, тайное, секретное, тщательно лелеемое желание. Оформив доставку букета нежных орхидей и коробки любимых Элайшей сладостей из известной и, конечно же, не дешевой кондитерской, брюнетка отправилась к кофеварке. Пока готовился напиток, она шуршала в поисках завалящей конфеты, срочно требовалось поднять тонус, а заодно размышляла о превратностях языка. Помнится, во втором классе ей двойку поставили за черное кофе, а теперь этот напиток можно было склонять и в среднем, и в мужском родах. Чудеса.

     - Лэави, Вы за кофе пришли? – то ли констатировала, то ли спросила вошедшая девушка в ярких фиолетовых джинсах и белоснежной длинной блузе, компенсировавшей чрезмерную авангардность первого элемента одежды. Белые же кроссовки изумительно сочетались с радужными прядками в креативной стрижке бухгалтера. Лэави угукнула, печально констатируя, что вкусняшек на этой уютной кухоньке не осталось. Плюхнулась в задрапированное нежно-салатовым мягким пледо-одеялком кресло и вздохнула. Пробежалась взглядом по сотруднице и хмыкнула, прекрасно понимая клиентов, в первый миг принимавших за дизайнера именно Эрвээхэй, так как сама Лэави в темно-синем брючном костюме, пускай и с подчеркивающим талию пояском с кокетливым бантом, выглядела не совсем так, как принято представлять себе творческую натуру. Брюнетка тяжело вздохнула, грустно уставившись на заоконную жизнь. С высоты их двадцатого этажа открывался великолепный вид на яркое желто-красное, с островами вечнозеленого, море паркового массива, за которым опять поднимались блестящие сосульки таких же деловых центров, как и тот, в котором размещалось небольшое, всего на четыре кабинета, три из которых были крайне миниатюрными, ибо сделали их из одного большого помещения, дизайнерское бюро.

     - Лэави, тяжелые переговоры? Давайте я Вас конфетами угощу. Мне как раз очередное подношение по случаю сделали, - тряхнув фиолетово-розово-голубыми с желтым прядками бухгалтер унеслась в сторону своего кабинетика, чтобы буквально через пару минут появиться с внушительной коробкой с дарами подрядчиков в руках. Брюнетка сложила губы в немом присвисте, оценивая подмигивавшие лакированными шоколадными бочками сладости, благодарно кивнула: - Спасибо, Эрвээхэй, - закинула в рот целую конфетищу в виде то ли спиральки, то ли ракушки, раскусила и поморщилась, обнаружив внутри неожиданно кислую лимонную начинку. Было вкусно, но слишком внезапно.

     Тяжело вздохнув, молодая женщина сделала попытку выбраться из уютных объятий креслица. Бухгалтер махнула рукой: - Сидите уже, я сама сделаю. Тем более что нам тут на двоих хватит, - она ловко разлила напиток по персональным чашкам, в нежно-голубую с яркими звонкими подсолнухами Лэави, и белоснежную, с карабкающимся вверх по ней черным котиком, для себя. Эти посудины предназначались исключительно для кухонных посиделок в тесной компании, а для чае-кофепития с клиентами использовался элегантный снежно-белый, словно кружевной, сервиз, в данный момент посверкивавший идеально отмытыми в посудомойке бочками на одной из нежно-салатовых полок.

     Присосавшись к чашке, оторваться от коей было возможно только ради очередной конфеты, которые она ела только в крайних случаях, предпочитая другие источники углеводов, брюнетка размышляла о том, как ей повезло с сотрудниками. Да и вообще повезло. Когда она только задумалась над тем, чтобы начать свое дело, то и предположить не могла, что первый же офис откроет именно здесь, в одном из самых проходных и востребованных мест, да еще и с такой красотой за окнами. Загадка была не из разряда головоломок, просто большинству потенциальных арендаторов требовалось значительно больше места, да и были еще несколько нюансов, вроде прохладных, иногда чересчур, стен зимой, поддувающих окон и медленно работающего интернета, однако эти вопросы играли свою роль только на стадии заключения договора аренды. А так, окна расколупали, пену вытащили, а вызванные специалисты заполнили дыры стеклотканью. Настройщик окон поменял резинки, подрегулировал створки, а с остальным в особые морозы справлялся невидимый скотч, который сотрудники наклеивали по очереди, установив дежурство. Интернет напрягал, но не критично.

     А вот то, что ей попалось под ноги сорванное объявление об аренде, и то, что и она, и представитель владельца смогли организовать встречу уже через десять минут, Лэави считала огромной удачей. Как и работавших с ней уже не первый год людей. Их было мало, иногда удручающе мало для наваливавшихся то и дело объемов, но брюнетка и соратники по несчастью стойко держали удар, и штат не увеличивался. Лэави предпочитала качество количеству. Иногда, приходилось с сожалением констатировать, что в желаемые заказчиком сроки они не укладываются. О чем и сообщалось. Самым удивительным было то, что большинство потенциальных клиентов это не отпугивало, более того, многие ценили маленькую фирму именно за качество и камерное исполнение.

     Улыбнувшись в чашку с остатками кофе, девушка вспомнила, как один из клиентов, весьма известный бизнесмен, как-то раз по случаю заехавший в компанию, а затем регулярно наведывавшийся в нее сам, не посылая заместителей, заявил, удобно развалившись на мягком светло-бежевом диванчике, вытянув ноги в дорогих туфлях на бежевом же ковре с яркими вставками оранжевого и цвета морской волны, что здесь он умудряется отдохнуть душой. Выпил кофе, залипая на огромное зеленое растение с крупными мясистыми листьями, названия коего никто не знал, ибо интернет отказался опознавать притащенный с прогулки графическим дизайнером куст, купленный у какой-то бабушки за всю наличность, что нашлась в кошельке, ибо было жалко и бабушку, и замерзавшее на морозе нечто растительное, встал, поправил галстук и вышел, даже не взглянув на представленные ему для отчета данные, лишь махнул рукой, буркнув, что главное – все идет по графику и плану – ему уже сообщили.

     Остановив движение, Лэави так и не дотронулась до очередной конфетки, взглянула на часы и улыбнулась тихо медитировавшей на заоконную роскошь бухгалтеру: - Спасибо. Мне пора.

     Та меланхолично кивнула: - На объект? Успехов.

     Брюнетка вздохнула, пожелала в свою очередь хорошего дня и убралась в свой кабинет, где шустро переоделась в крошечной душевой, по размерам не превышавшей туалет, в видавшие виды черные джинсы и теплую водолазку. После некоторых размышлений все-таки убрала назад короткий драповый пиджачок, накидывая сверху теплую осеннюю куртку с капюшоном, проверила наличие завязок и перчаток. Пусть еще не было холодно, но они могли пригодиться. Заглянула к работавшим сотрудникам, узнала, есть ли вопросы, оценила появлявшийся на экране макет, вдумчиво покивала, напомнила, что заказчик предпочитает насыщенную цветовую гамму, выслушала сетования дизайнера о том, что как раз такая не слишком сочеталась с окружающей обстановкой, сочувствующе наморщила нос, а потом предложила по возвращении сесть вместе и подумать, как совместить желания заказчика с объективной реальностью.

     Молодой светловолосый мужчина, ободренный искренним сочувствием и пониманием проблем, с новыми силами принялся ковырять решение, наконец-то приняв тот факт, что переубедить клиента весьма проблематично, да и не всегда нужно, а Лэави довела до сведения окружающих, что испаряется и будет вне зоны доступа, ибо брать сотовый в ее ситуации будет не слишком удобно, и бодро прошлепала кроссовками по гладкому ламинату широкого коридора, то и дело поглядывая на браслет и ускоряя шаг. Время поджимало. Световой день пока еще радовал, но не был бесконечным, а в темноте разбираться с проблемами и проводить проверку было бы опасно.

     Спустя семь часов Лэави буквально выпала на улицу, шумно выдыхая и вытирая рукавом серой от пыли и прочих отходов строительства куртки мокрый лоб. Подняла голову, подставляя влажные прядки легкому ветерку, но тут же, мысленно обругав себя, натянула глубже капюшон, ибо на дворе было отнюдь не лето. А подцепить один из осенних вирусов, сновавших вокруг, было бы последним делом, тем более что проект шел семимильными шагами к своему завершению, и присутствие на данном этапе создателя было крайне необходимо. Кое-как отряхнув ткань и еще раз порадовавшись качеству купленной одежды, уже стиранной-перестиранной, но не потерявшей вида, дизайнер, чуть прихрамывая из-за подвернутой при неудачном спуске ноги, двинулась вдоль улицы, то и дело поглядывая на экран телефона, указывавшего, где в данный момент проезжало вызванное такси.

     Очередной взгляд на экран, и в следующее мгновение брюнетка с трудом удержала норовивший выскользнуть из рук гаджет, одновременно пытаясь не потерять равновесие от столкновения с….

     - Прошу прощения, виноват, не смотрел, куда и…, - она подняла голову и распахнула глаза, напоровшись на широкую улыбку оборвавшего себя на полуслове мужчины. В васильковых глазах горели искорки удивления и радостного узнавания.

     - Господин Терави? Вот уж точно, планета квадратная, на каждому углу знакомые, - рассмеялась девушка, среброволосый отзеркалил улыбку и кивнул, разводя руки в сторону: - Полностью с Вами согласен, госпожа Лэа…, прошу прощения, Арэли, - и недоверчиво помотал головой, - просто удивительное совпадение. Как Вы здесь оказались?

     Брюнетка махнула рукой в неопределенном направлении: - Работаю я тут недалеко, - чихнула, и, так как строительная пыль все еще свербила в носу, аккуратно потерла кончик. Тем временем мужчина улыбнулся: - Будьте здоровы, я, кстати, тоже работаю здесь, совсем рядом, - указал на стоявшие чуть поодаль высотки, внимательно оглядел свою знакомую, - Приятно Вас снова увидеть….

     Уже настроившись на обычное в таких случаях продолжение, так или иначе долженствовавшее привести к вопросу об Элайше, Лэави тихонечко вздохнула. Домой хотелось неимоверно, однако послать улыбчивого и по сути ничего плохого ей не сделавшего человека она еще не была готова.

     - Если бы Ваша работа не выпила из Вас сегодня последние соки, я бы с удовольствием пригласил Вас на чашечку кофе вон в тот кофе-бар, блондин покосился на светившее уютными окнами с сеточкой из огоньков кафе. Лэави только открыла рот, как он продолжил, - но вижу, что единственное, чего Вам хочется, это оказаться дома, поэтому буду просто надеяться, что мы еще разок столкнемся с Вами вот так же, случайно.

     Лэави прикусила нижнюю губу и развела руками, показывая ладони, в одной из которых удобно лежал телефон с двигавшейся нарисованной машинкой: - Прошу прощения, - она чуть улыбнулась, - но Вы правы, очень устала, а самое главное, такси уже приехало, - она кивнула в сторону затормозившего в парковочном кармане желтого автомобиля, - до свидания, приятно было увидеться, - махнула рукой на прощание и двинулась в сторону такси.

     - Позвольте, я хотя бы Вас в такси посажу, чтобы водитель видел, что у Вас был провожающий, на улице уже темно, время позднее, - мужчина взглянул на ярко светивший в абсолютно темном небе, не обзаведшемся ни единой звездочкой, остроконечный месяц, дошел до машины и открыл брюнетке дверь. Дождался пока та сядет, кивнул и остался стоять на тротуаре, пристально щурясь вслед плавно отъехавшей внушительной представительнице отечественного автомобилестроения. Лэави еще раз уточнила адрес и устало откинула голову на подголовник, прикрывая глаза и тихонечко выдыхая, расслабляясь. Сдавленно чихнула: - Извините, на стройке была, там пыльно, - пояснила водителю, так как и сама не слишком любила, когда вокруг вирусами разбрасывались.

     Такси плавно шуршало шинами по широкой, залитой светом ярких фонарей улице, а позади в сумраке стоял светловолосый мужчина. Перекатился с носка на пятку, сжал пальцы в кулаки, кивнул каким-то своим мыслям и неспешно зашагал в сторону замершего на противоположной стороне улицы мощного угловатого авто представительского класса. Сел за обтянутый дорогой светлой кожей руль, задумчиво постучал подушечками пальцев по приятной поверхности. Еще раз кивнул, пробормотал про себя: - Первый ход сделан, - и надавил на педаль газа.
     … …
     Скинув с ног злосчастные кроссовки, Лэави стянула куртку, складывая ее аккуратной кучкой у двери прямо на пол, все равно стирать, погладила тыльной стороной ладони пушистую красавицу, выплывшую из темноты комнаты и нежно мурлыкнувшую нечто приветственное своей непутевой хозяйке, и прокралась в ванную, прикрывая за собой дверь. Для этого, правда, пришлось дождаться, пока кошка пройдет следом и запрыгнет на свое излюбленное место – верх стиральной машины. Представительница семейства крупных кошачьих внимательно наблюдала за мывшей руки и лицо, а потом и принимавшей душ хозяйкой, а последняя размышляла о том, что, наверное, только такой внушительный образчик породы мейн-кун и мог прижиться в их странном семействе.

     Вытираясь полотенцем, женщина провела ладонью по пушистой длинной шерсти черепахового окраса красавицы. Та чуть шевельнула своим невозможно длинным хвостом, взглянула изумрудными глазищами, цветом напоминавшими очи Элайши, однако в этих царили гармония и равновесие, на нарушительницу собственного спокойствия. Последняя развела руками и шепнула: - Все-все. Больше не буду.

     За что и получила чувствительный удар по икрам, когда стекшая на пол с машинки красотка прошлась внушительным боком по ногам, помечая свою территорию и словно снимая с хозяйки часть скопившегося за день и не ушедшего с водой напряжения. Проскакав на цыпочках в комнату, опять в сопровождении Оми, Лэави невесомо коснулась губами лба и провела кончиками пальцев по густым прямым волосам сливавшимся своим цветом с мраком ночи, очень аккуратно, чтобы не разбудить умаявшегося за день мужчину. Кивнула коше. Та понятливо развернулась и направилась в сторону кухни.

     Тихо прихлебывая чай и наслаждаясь густым ароматом мяты, брюнетка наблюдала за тем, как вторая женщина на этой кухне неспешно и деликатно поедала влажный корм. Сколько бы ни говорили о пользе натурального питания, но времени на готовку не хватало катастрофически, поэтому обходились кормами: сухим и влажным. А во время приготовления еды уже для двуногих членов семьи Оми перепадали вкусняшки в виде кусочков курицы, индейки или говядины. Повернув голову в сторону распашных, стеклянных, в пол дверей на балкон, заставленный горшками с цветами и растениями, не страдавшими от осенней прохлады благодаря специальной системе отопления и тонким, каким-то необычным, практически невидимым, но при этом очень прочным стеклам, которые в семье в шутку называли наностеклами, молодая женщина с улыбкой глядела на отражение разложившей чуть ли не на половину не очень большой кухни свой пушистый хвост Оми, машинально отмечая, что красавицу пора уже вычесывать.

     Пришлось браться за телефон и вносить напоминалку, иначе это дело рисковало отложиться надолго. Затем Лэави выключила свет, чтобы с высоты своего скромного пятого этажа наслаждаться видом качающихся за окном под ветром деревьев, с которых то и дело слетали очередные листочки. Вверху сияли звезды, медленно шел по своим делам месяц в остроконечной шляпе. Сбоку с шумом и чавканьем вылизывалась Оми, сданная в приют ее хозяевами, заявившими, что кошка неконтактна и дика. Хорошо, что не усыпили…. Годовалое злое облако как раз перекраивало всю кошачью иерархию в приюте, когда туда приехала со старым матрасом и подушками для собак Лэави. Как обычно, заходить она не стала, боялась подцепить инфекцию, но роскошное черепаховое чудо привлекло внимание, воцарившись на окне с той стороны стекла. И все.

     Невозмутимая морда и равнодушный взгляд, за которым таилась обида на предательство, врезались в память. Лэави прикидывала и высчитывала, собирала информацию по данному вопросу, в конце концов, дала деньги на дорогостоящую передержку в приличной гостинице, где за кошкой в течение двух недель наблюдали ветеринары, а сама зачитывалась трудами по психологии от маститых и не очень фелинологов, перерывала интернет и следила за рабочими, спешно переделывавшими косяки дверей в огромные когтеточки. Потом было знакомство с членами семьи. К счастью Оми на всех отреагировала адекватно, не шипела, не кидалась и не пряталась с воем как прочие, это и решило вопрос. То, что коша неагрессивна, уже было понятно. Шипела. Да. Не любила, когда трогают, да. Просто такая натура. Вот ее особо и не трогали. Гладили, когда подходила, а та в ответ стойко терпела расчески и когтерезы.

     Зевнув в кулак, Лэави потерла глаза, сполоснула кружку, двинулась в сторону выхода из кухни, страдальчески вздохнула, свернула направо, где в уголке стоял, тихо жужжа, фонтанчик с питьевой водой для Оми, отключила его и потащила в раковину. Мыть. Правило – мыть фонтан каждый день – нарушалось крайне редко. Да и пять минут погоды не делали, только давили психологически. Налив очередную порцию воды из-под фильтра, хозяйка улыбнулась пушистой красавице, мерно точившей когти о ближайший косяк-когтеточку, опять зевнула, выключила свет и, подсвечивая себе путь включенным телефоном, прошла до кровати. Откинула в сторону покрывало, рухнула, подтягивая к себе подушку, вздохнула, покрутилась, подумала о том, что слишком устала, чтобы вот так, сразу, уснуть, и выключилась как лампочка накаливания, мгновенно.
     … …

     Отложив в сторону книгу, Хаэри посмотрел на вошедшего секретаря, крутившего в руках телефон, то и дело тускло поблескивавший экраном в мягком свете напольной лампы на изогнутой тонкой ножке, нависавшей над креслом, в котором ожидал доклада глава клана. Рыжик поклонился: - Мой лорд, только что доложили, что следы разыскиваемой леди обнаружены в Южном районе, а именно в торгово-развлекательном комплексе «Золотые россыпи». В одном из модных бутиков поисковик наткнулся на слабый след. Продавцы по фотороботу, вроде бы, девушку опознали, как постоянную клиентку.

     Брюнет выпрямился и чуть склонил голову, сузил глаза, внимая помощнику. Последний продолжил: - К сожалению, на этом хорошее заканчивается, мой лорд, - тот кивнул, не сомневаясь, что все оказалось не так просто, в противном случае, он бы уже знал имя. Кейн сделал шаг в сторону и прислонился к скругленному углу шкафа цвета молочного шоколада: - Вспомнить ее имя и найти по базе данных не получилось. Тем более что фоторобот – не фотография. А записи у них хранятся совсем недолго, постоянно перезаписываются, так что и здесь фиаско.

     Глава кивнул. Кейн повел затекшими плечами и закруглил доклад: - Таким образом, остается только ждать появления леди в этом месте. Несколько сотрудников будут там дежурить посменно. Указания уже даны.

     Сидевший все так же в глубоком темно-сером кресле мужчина задумчиво сцепил и расцепил длинные пальцы, скользнул взглядом по открывавшейся за сплошной стеклянной стеной панораме ночного города, размышляя. Снова посмотрел на привалившегося к шкафу и готового уже стечь с него помощника: - Все хорошо. Спасибо, Кейн. Еще что-то мы сейчас вряд ли придумаем. Разве что… стоит поискать ее на видеозаписях из коридоров и других бутиков этого центра. Заберите и принесите мне, - рыжик кивнул и навострился на выход, уже включая телефон, но его остановил спокойный голос начальства, - но это все завтра, Кейн, а сейчас отдыхать. Ты нужен мне живой и адекватный, - в голосе босса скользнула легкая тень улыбки.

     Дверь за помощником закрылась, брюнет скрестил и вытянул ноги, откинулся в кресле, нахмурился. Присмотрелся к зверю. Пушистая угольно-черная громада лежала, положив внушительную башку на лапы и прикрыв глаза. И лишь только настороженные уши выдавали нервозность хищника, как и его двуногая ипостась, ощущавшего какую-то неправильность. Что-то шло не так. В серо-стальных очах мелькнуло раздражение. Хаэри не любил бродить в потемках, однако и сделать ничего не мог. Смутные тени не оформлялись во что-нибудь более понятное. Всплеск чужой силы, дурной, яростной, вырвал из предощущений и раздумий. Гигантский, абсолютно черный волк вскочил на лапы, оскалился и угрожающе утробно зарычал, хлопнул лапищей, возвращая все чаще терявшему разум лорду хотя бы его некую видимость.

     Глава рыкнул, уже вполне на реальном плане, встал с кресла, отшвыривая книгу в сторону. Та отлетела к стеклу и упала, жалобно шелестя страницами. Мужчина выдохнул, подошел и поднял жертву своего раздражения. Проверил на наличие повреждений, двинулся к шкафу и поставил томик на место. Ждать. Это было единственное, что приходило сейчас в голову. Увы, но время таяло. Если уже даже в искусственной коме потерявший истинную пару зверь сходил с ума.
     … …
     Опрокинутая чаша яркого синего, слегка похожего на гжель, из-за смешивания перистых облаков и лазури, неба вызывала головокружение и одновременно восторг. Лэави тихо выдохнула, прищуривая глаза, несмотря на наличие очков от солнца, до того последнее было ярким. Словно решило порадовать жителей мегаполиса перед тем, как укутаться в пелену серых осенних дождей. Сдавленно чихнув и потерев нос, молодая женщина кивнула собственным мыслям, подопнула носком ботинка на прочной толстой подошве золотистый резной лист, поймала его в полете и неспешно двинулась вперед, крутя листик в руках, а в голове мысли о том, что нужно сделать в первую очередь.

     Казавшийся с вечера идеальным план утром дал трещину и накрылся медным тазом. Домочадцы лезли под ноги, капризничали, дулись, фыркали, мотали хвостами и использовали другие, не менее красноречивые способы выражения недовольства тем, что некто опять пытался свалить из дома пораньше. Пришлось выдохнуть, вдохнуть, выдохнуть еще раз, широко улыбнуться, махнуть рукой на составленный на планшете список и отправиться на кухню для приготовления вкусняшек. Оми, получив свою порцию игры, поглаживаний, вычесываний и паштета, успокоилась, развалилась в солнечном пятне и задремала, время от времени приоткрывая глаза, дабы проследить, чтобы никто не покушался на вольготно разложенный по полу роскошный хвост.

     В конце концов, оный пришлось, с многочисленными извинениями, подвинуть в сторону, так как Лэави банально рисковала навернуться с мисками в руках. Проникнувшись, а точнее снизойдя до хозяйкиных увещевания, киса лениво потянулась и убралась под стол, где свернулась внушительным калачищем. Выдохнув, Лэави несколько ускорила процесс приготовления свежих блинчиков, которых уже дожидалась баночка с медом, розетка с малиновым вареньем и два блюдца со сметаной с сахаром. Налитое в кружку горячее какао отправилось к своему потребителю, в то время как перед брюнеткой исходила ароматным дымком чашка с кофе, изрядно приправленным молоком. Сахара было достаточно в добавках к блинам.

     Выслушав планы на ближайшее время от своего сотрапезника, покивав головой и поулыбавшись в нужных местах, Лэави махнула рукой в сторону раковины и посудомойки. Дождалась, когда туда сгрузят тарелки с кружками, запустила программу, предварительно переставив пару предметов для лучшей помывки, и прошлепала на диван, устроилась в обнимку с теплым солнышком и позволила себе так полежать с полчасика, бездумно следя за происходившим на экране телевизора. Только после этого молодую женщину поцеловали, дернули за алую прядку, пощекотали и отпустили на работу. Всего лишь на два часа позже запланированного.

     Посмотрев на резное в прожилках золото на просвет, Лэави хмыкнула, села в уютное солнечное такси, пожевала губу, достала планшет и принялась аккуратно перемещать пункты плана, выстраивая их в новую цепочку. Покачала головой, обнаружив, что обеденного времени хватит только на то, чтобы съесть быструю лапшу, причем в сыром виде, передернула плечами и, с тяжелым сердцем, поставила знак вопроса рядом с позицией – поездка в магазин. Время еще терпело, а подбор нужных элементов был весьма продолжительным, да и не факт, что она сможет найти необходимое. Интернет, конечно, показал искомое во всех ракурсах, однако… фотография и реальность зачастую разнились весьма сильно, а до применяемых в крупных магазинах мебели симуляторов, в ее области еще было как до луны… ползком.

     Легкий теплый ветерок от открывшейся двери пошевелил густую копну волос, заставил наморщить нос. Расплатившись с таксистом, девушка с улыбкой подставила лицо солнышку, одернула рукав элегантного драпового полупальто, насыщенного василькового цвета, и двинулась вдоль высокого белоснежного здания, щедро разбавленного чистыми блестящими стеклами панорамных окон, кое-где представлявшими собой практически единые монолитные зеркальные острова, в которых сейчас неспешно плыли легкие распушившиеся облачные нити. Завернув в очередной раз за угол, Лэави остановилась, оценивая открывавшийся вид. Удовлетворенно кивнула, достала планшет, прищурилась, сделала несколько шагов влево, чувствительно вписываясь в незамеченный фонарный столб, зашипела, потирая ушибленное место, обогнула нарушителя собственного спокойствия, выудила из черной замшевой сумки карандаш, выставила его перед собой. Мотнула головой, огляделась на предмет еще каких бы то ни было препятствий, и медленно пошла по дуге, то и дело сверяясь с картинкой в планшете.

     Легкая улыбка на губах говорила о полном удовлетворении от увиденного, однако в какой-то момент, губы сжались в тонкую линию. Рука с карандашом зависла в воздухе, а глаза за черными стеклами очков сощурились. Покрутившись на месте, Лэави задумчиво постучала по экрану планшета, чертыхнулась, срочно возвращая назад пропавшее изображение и отключая функцию тачскрина. Присев на корточки, потерла виски, плотно зажмурив глаза, мысленно представила себе длинную цепочку циферок, сосчитала их в уме. Сочла, что для переключения мозга этого вполне достаточно, встала, открыла глаза и опять уставилась на вызывавший раздражение участок. Довольно прищелкнула пальцами.

     Взглянув на пальто, надула губы, но тут же легко улыбнулась, сообразив, где сможет позаимствовать необходимое. Быстрым шагом рванула вперед, вошла в огромный, пока еще пустой проем, поднялась на второй этаж, вертя головой в разные стороны, в поисках людей. Махнула рукой стоявшему в дальнем конце помещения у окна чуть полноватому мужчине в темно-зеленой рабочей одежде: - Эрман, Вы-то мне и нужны.

     Сняв каску, последний двинулся к посетительнице, на ходу вытирая внушительным клетчатым платком короткий ежик седых волос. Улыбнулся: - Госпожа Арэли, рад Вас видеть, - водрузил каску на место и тут же нахмурился: - Но нарушать правила все равно не будем, огляделся, снял со стены белую каску посетителя с ярким оранжевым значком, чтобы каждый из рабочих сразу знал, что рядом неумеха, и водрузил ее на голову начальства, лишь молча вздохнувшего. Затянув ремешок под подбородком, Лэави выудила из сумки планшет: - Эрман, смотрите, здесь не учли такой момент. С этого ракурса все в порядке, а если смотреть отсюда…, - мужчина хмыкнул и потер гладко выбритый подбородок, - согласен с Вами, обрубленный хвост нам ни к чему….

     В ответ брюнетка энергично кивнула: - Косяк наш, просмотрели, но что теперь можно сделать? Чтобы и подешевле и с минимальными последствиями? У меня пока кроме варианта, снести нафиг и лепить заново, ничего нет! И ладно бы деньги, времени мало! – прикусив губу, девушка с надеждой смотрела на нахмурившегося прораба, с которым работала чуть ли не с самого начала, точнее, с того момента, как первая бригада рабочих натворила такого, что пришлось их выгонять пинками, вцепившись руками в дорогущий инструмент и надрывно крича, что пока они деньги не вернут, свой инструмент не получат, и отмахиваясь от них тем же самым инструментом.

     Серьезный, основательный строитель, пришедший после созвона по телефону, смотрел скептически на всю концепцию, тут же указал слабые места с точки зрения строителя, морщился и кривился, однако соглашался с предложенным, правда, лишь после того, как были пересмотрены параметры и некоторые характеристики, ибо иначе все это «могло сконопатиться запросто и мгновенно». «Сконопатиться» Лэави не устраивало категорически, так что опытный проектировщик-строитель был уволен, несмотря на многочисленные сертификаты и долгие года работы, на его место взяли молодого, зеленого, но готового копать и учиться. В первую очередь у Эрмана, на которого брюнетка была готова молиться.

     Вот и сейчас, мужчина привычно чесал затылок под каской, сдвигая ее на лоб до тех пор, пока она не свалилась на нос, поправил «головной убор», и продолжил процесс, которому Лэави и не думала мешать. Сама она прошлась до сваленной в кучу одежды, выудила наименее громоздкую курточку, покосилась на черные джинсы, возвела глаза к небу, точнее к пока еще серому необработанному потолку, вспоминая, что имелось в наличие в офисе. Покачала головой сдаваясь, махнула на все рукой и стянула пальто. Аккуратно уложила его подкладкой наружу и водрузила сверху норовившую свалиться сумку. Застегнула пуговицы и обернулась на шум, чтобы приветственно кивнуть спускавшимся по тросам с верхнего уровня и как раз проплывавшим мимо окна рабочим, затем вернулась к уже некоторое время смотревшему на нее прорабу.

     - Вот смотрите, - он тут же ткнул пальцем с тонким серым ободком пыли вокруг ногтя в экран, - если я ничего не путаю, то здесь можно будет немножечко стончить, на безопасности оно не скажется, особливо, если сверху ваши что-нибудь уберут. Тогда и безобразия такого не случится. Только мне еще проверить надо. Да и с умником Вашим посоветуйтесь.

     Довольно улыбнувшись, Лэави не удержалась и обняла строителя: - Спасибо Вам огромное, Эрман. Я пришлю «умника», еще раз вместе просчитаете? Хорошо?

     После короткого кивка согласия седовласый внимательно осмотрел свою начальницу, недовольно покачал головой: - Опять сами проверять полезете! Охота Вам одежу портить. Да и нет пока там особо критичных работ, чтобы проверять. И ветер на улице поднимается.

     Девушка беспомощно развела руками: - В офис заехать не успела. Ничего не поделаешь. Потом поздно будет, а вот цветовые пробы проверить надо, а то сроки поставок сдвинутся.

     Нахмурившись, мужчина поджал губы, огляделся вокруг и вздохнул: - Ну что с Вами сделаешь? Сейчас Влада позову, пусть страхует, - зычно проорал так, что слышно было не только на улице, но, пожалуй, и в паре кварталов от них: - Влааад, чеши сюда! На страховке будешь, - обернулся к прилаживавшей сбрую девушке и сокрушенно покачал головой, сетуя, что за все годы совместной работы молодая женщина так и не набрала хотя бы пяток килограммов. Выглянул в окно, вытянул руку, взглянул на ветви деревьев и медленно плывшие в высоте облака, сходил в угол помещения и притащил пару мешочков с песком, закрепил их на поясе начальницы, бурча под нос: - чтобы не унесло, нах….

     Последнее слово было благополучно зажевано. Подтянув пояс, Лэави недовольно поморщилась, но спорить не стала, знала уже, что бесполезно. Для Эрмана безопасность рабочих и ее были всегда в приоритете. В тюрьму, равно как и угрызений совести, прораб не желал категорически. Подоспевший сотрудник вежливо кивнул, поправил каску, сноровисто, на пару с начальством проверил страховку, тросы, и пара отправилась наружу. Перекидывая ноги через подоконник брюнетка тихо морщилась и внутренне поминала всех бабушек, каких только могла припомнить. Это отвлекало от ощущения пустоты под ногами. Если бы ей в свое время сказали, что ради любимой работы она поползет по стене на уровне второго-третьего этажа, она бы рассмеялась этому фантазеру в лицо, ибо высоту терпела, но не любила.

     Выкрасы уже полностью высохли. Под присмотром страхующего женщину Влада, она поколупала стенку, недовольно поджала губы, убедившись, что третий выкрас оказался неудачным. Было жаль. Задумка представлялась перспективной, однако, что называется, что-то пошло не так. А вот пятая проба была отвратной вполне согласно ожиданиям. Хорошо, что, несмотря на активное навязывание и систему скидок, они не купились на предложение. Лэави поежилась, представив себе, как бы выглядел фасад уже весной. Помотала головой, отгоняя картинку. Пометила в крошечном бумажном блокноте удачные выкрасы, спустилась еще на пару метров ниже, раз уж оказалась рядом, осмотрела завитушки лепнины, одобрительно подняла большой палец.

     Сверху донеслось что-то вроде «Фирма веников не вяжет». Хрюкнув в кулачок, Лэави подмигнула с трудом давившему довольную улыбку Владу и неспешно двинулась вниз, проверяя все, что попадалось на пути следования. К концу «путешествия» девушка с удовлетворением призналась, что многократное нудное повторение, долгие споры и упрощенный ликбез по дизайну дали свои плоды. Косяков бригада не допускала, как и «да передвинем чутка, все равно разницы никакой». Это и оказалось в свое время причиной многочасовой лекции, ставшей одним из условий дальнейшей совместной работы.

     С трудом сводя растянутый до ушей рот в более-менее цивилизованную улыбку, Лэави с огромным облегчением стряхнула в руки Влада утяжелители и сбрую, после чего чуть ли не вприпрыжку отправилась по лестнице, еще раз подняла вверх уже оба больших пальца: - Эрман, я Вас обожаю!

     Тот шутливо замахал руками: - Только при супруге не повторяйте, а то меня домой не пустят.

     - Или кормить перестанут, - расхохоталась брюнетка, шмыгнула все еще холодным носом, облизнулась, припоминая вкус божественных пирожков дородной матроны с добрейшей улыбкой и толстенной косищей, которую та все время грозилась обрезать, так как забот и мороки по уходу было море, но каждый раз откладывала этот момент на потом. В животе печально уркнуло. Взглянув на запястье, Лэави округлила глаза, сообразив, что каким-то образом пролетело три с половиной часа. Неудивительно, что блинчики успели рассосаться.

     Шустро распрощавшись со сдержанно сиявшим от открыто выраженной похвалы прорабом, брюнетка махнула рукой висевшим на стене рабочим и бодро рванула к выходу. Выскочила наружу, прищурилась, глядя на солнышко, полезла в сумку за очками…. Растерянно осмотрела пустые руки, тихонечко взвыла и развернулась в обратную сторону, чтобы на первом же пролете столкнуться с Эрманом, в одной руке несшим сумочку, а во второй внушительный кусман чистой ткани: - Госпожа Арэли, и куда Вы в таком виде собрались? Упрямых клиентов пугать?

     Быстро сообразив, что сколько ни оглядывайся, а в полумраке все равно ничего не выглядишь, Лэави вышла наружу, а в следующую секунду уже старательно оттирала-выхлопывала изрядно припорошенные пылью джинсы, подумывая о том, а не снять ли их и не вытряхнуть? Однако свежий ветерок и наличие людей вокруг, останавливали. Девушка невольно пожалела о тех временах, когда не было у каждого встречного-поперечного телефона, а теперь вот даже не попросишь помочь, ведь через пару часов можно будет уже наблюдать видео с приложенной к заднице мужской ладонью и подписями про любителей садомазо и прочее. Чихнув и судорожно выудив из сумочки салфетку, Лэави с облегчением вытерла зудевший нос, передала тряпку все это время державшему ее сумку мужчине и развела руками: - Такси я вроде бы уже не запачкаю, а остальное доделаю на месте, если в шкафу ничего не найдется….

     С печалью и запоздалой досадой взглянула на чуть посеревший рукав пальто, только сейчас сообразив, что его-то можно было и снять, мысленно махнула на все это, улыбнулась работнику, солнышку, заверила еще раз, что умника, точнее проектировщика, обязательно пришлет, не сегодня, завтра. Уже с расчетами, и вырулила на пустую улочку, остановилась, дожидаясь такси, пытаясь себя еще немножечко отряхнуть. Вроде бы даже что-то и получалось. Подкатившееся такси встретило запахом «морской вонючки» и теплом. Лэави растеклась по сиденью, понемножку согреваясь.

     У входа в здание, уже передав деньги таксисту, пришлось задержаться, отпрянув в глубину салона и прикрыв лицо воротником. Встречаться в таком «рабочем» виде с заказчиками категорически не рекомендовалось. Проследив за отъезжающим линкольном, заодно полюбовавшись на внушительный вид автомобиля, Лэави выдала водителю еще одну дополнительную купюру, за неудобство, и шустро понеслась по ступенькам, сунув в нос охранному устройству пропуск, махнув изумленному видом всегда элегантной женщины, охраннику, промчалась до грузового лифта, поднялась по лестнице на свой этаж, выглянула из-за угла. К несчастью, никого из сотрудников не наблюдалось, так что узнать о наличие посторонних не представлялось возможным.

     Выпрямив спину, брюнетка подошла к дверям, помедлила, чуть приподняла подбородок и толкнула створку, быстро оглядывая помещение и облегченно выдыхая. Никого, кроме своих, не наблюдалось.

     - А вот и руководитель нашей фирмы, прямо с объекта, как видите, - раздался слева, от окна невозмутимый голос штатного визуализатора.

     «Не прокатило», - мелькнуло в голове попавшейся на горячем босса. Пришлось разворачиваться к подходившим мужчинам, один из которых уже привычно прятал за тонкими стеклами очков с чуть зеленоватым специальным покрытием легкую насмешку, второй же, мощный блондин с хвостом в стиле «викинг» с удивлением, впрочем, вполне себе доброжелательным, рассматривал протянувшую ему для рукопожатия конечность даму, чье абсолютное спокойствие и элегантность не могли испортить даже белесые пятна строительной пыли на рукавах полупальто и джинсах.

     Переведя взгляд с пыльной до такой степени, что на ней можно было рисовать, обуви на лицо, посетитель натолкнулся на серьезный взгляд агатовых глаз, в глубине которых искрилась доброжелательность.

     - Добрый день…, - черные очи вопросительно посмотрели на сотрудника, тут же поспешившего заполнить паузу: - Леди Арэли, это господин Михаэри, он руководит возводимым на Марсовой площади комплексом. Решил заехать лично.

     Молодая женщина царственно кивнула: - Рада с Вами познакомиться, как говорится, очно. Я как раз с инспекции данного объекта, так что вполне могу поделиться с Вами самыми свежими данными, - опять легкая улыбка, - прошу в нашу переговорную, на этом она улыбнулась чуть шире. Впрочем, через пару секунд и визитер усмехнулся, сообразив, что переговорной называли уютную зону с мягкими диванами. Тем временем руководительница передала пальто в руки визуализатора, незаметно для клиента шепнув: «Спасибо». Вообще-то, в задачи данного молодого человека развлечение посетителей не входила никоим образом. Высокий стройный парень не слишком любил общение, предпочитая свои программы людям. Так что с его стороны прием гостя можно было приравнять к подвигу. А вот где была помощница оставалось загадкой.

     Солнечный свет из окна образовывал внушительный прямоугольник на диване, прямо в центре которого умащивался посетитель, в то время как Лэави спешно пыталась сообразить, что же делать с чаем-кофе. Бежать за ним самой не позволял статус и ситуация, что ни говори, а встречали до сих пор по одежке. Послать визуализатора тоже не представлялось возможным. Он уже исчез с пальто в руках. Уже готовая позвонить помощнице на телефон, молодая женщина полезла в сумочку, как рядом внезапно со светлой улыбкой материализовалась чуть запыхавшаяся брюнетка, водрузившая на столик небольшой поднос со снежно-белым сервизом. Уголки рта приподнялись в извиняющейся улыбке: - Прошу прощения, леди Арэли. Приходили электрики разбираться с проводкой у соседей. Почему-то к нам. Пришлось перенаправить, - и тут же продолжила, практически без перерыва, но уже обращаясь к клиенту, - Простите, Вы будете черный чай с земляникой, или Вам приготовить кофе? У нас несколько сортов. Или может быть, зеленый чай? – девушка внимательнейшим образом смотрела на замешкавшегося с ответом гостя. Тот вполне очевидно принюхался к тонкому аромату и покачал головой: - Пожалуй, присоединюсь к Вашей начальнице.

     Кивнув, Милена испарилась, напоследок бросив еще один виноватый взгляд в сторону босса. Та помахала рукой из стороны в сторону: Дескать, все в порядке. Привстав, Лэави наполнила чашку клиента, затем свою, в который раз похвалив себя за стойкую привычку таскать в сумке здоровую пачку влажных салфеток. Пусть джинсы оттереть и не получилось, зато маникюр выглядел очень прилично. Впрочем, этому способствовали и перчатки, которые теперь тоже нужно было отправлять в стирку, если не в мусорку. Поморщившись, брюнетка вздохнула. Пара была удобной, качественной. Хотелось надеяться, что она выжила. Присев на диван напротив наслаждавшегося чаем мужчины, Лэави с трудом поборола желание отряхнуть колени или прикрыть их ладошками. Хотелось извиниться и убежать, однако….

     - Так что Вы хотели обсудить, господин Михаэри? Буду рада ответить на Ваши вопросы, - черные глаза смотрели ровно и доброжелательно.

     - Благодарю Вас, - отставив чашку, мужчина достал телефон и включил приложение. Следующие полтора часа прошли в демонстрации уже сделанного, Лэави показала сделанные во время спуска необработанные кадры, вызвавшие огромный интерес. Пришлось подтверждать, что, да, она сама инспектирует работы, и да, ей пришлось пройти специальные курсы и сдать экзамен, чтобы ее допустили на стену. Мужчина качал головой, разбрызгивал вокруг радужные блики от печатки на пальце, указывал на экране принесенного ноутбука на заинтересовавшие его моменты.

     Оставшись, наконец, в одиночестве, относительном, так как из-за своего бокового стола неустанно наблюдала Милена, а в углу сидел Вячеслав, впрочем, последнего можно было не считать, так как принявший первый удар на себя молодой человек оградился от окружающего мира мощными наушниками и надолго окопался среди своих мониторов, выражая даже спиной свое четкое намерение игнорировать всех вокруг, Лэави выдохнула, провела ладонью по лбу, отводя в сторону прядки, затем вскочила на ноги: - Я – приводить себя в порядок, пока еще кого-нибудь не принесло.

     И вылетела из помещения. Проводив ее взглядом, Милена покачала головой, прикусила накрашенную нежно-розовой помадой губку и восхищенно сопнула носиком. Она бы, на месте начальницы, вся извелась, чувствовала бы себя не в своей тарелке, а леди Арэли заставила этого мощного, красивого, уверенного в себе самца забыть про все внешнее. А как тот целовал ей руку, при уходе. Явно впечатлился. Иначе с чего бы пообещал еще заглянуть. Девушка коснулась рукой гладко зачесанных волос, собранных в аккуратный хвост и прикинула, когда у нее зарплата. Следовало купить что-нибудь, для работы в офисе, где мимо тебя такие образчики мужественности бродят. Не то, что некоторые – покосилась на ушедшего в себя, с остервенением щелкавшего клавишами шатена, передернула плечиками. Встала, подошла к парню, подхватила две огромных, каждая, пожалуй, на литр, пустых кружки, утащила их на кухню, где быстренько помыла, наполнила одну супом-пюре, а вторую кофе с молоком, после чего вернула их на место, размышляя, что, конечно, в ее обязанности это не входило, но наблюдать, как раз за разом мужчина подносил пустую кружку к губам, чтобы разочарованно отодвинуть ее в следующей момент, никакого терпения не хватит.

     Не прекращая работы, Вячеслав нащупал круженцию, хлебнул, изумленно приподнял брови, сделал еще один глоток и соизволил вернуться в окружающий мир. Поймал взгляд девушки, улыбнулся, отвлекся на клавиатуру, а через несколько секунд на экране помощницы распустился огромный весенний букет с подписью внизу «спасибо». Цветы Милена сохранила в папочку, досадуя лишь на то, что пока она их получает только в таком электронном виде, а хотелось-то реальных. Вон, у начальницы, что ни праздник, так пол-офиса цветами заставлено. И в вазах, и живыми, в разноцветных кашпо.

     Стукнула дверь, бодро пробежала мимо бухгалтер. Ее можно было даже не видеть, все уже узнавали походку. Простучала каблучками элегантная в своем нежно-кремовом юбочном костюме дизайнер. Уронила ручку и с шипением полезла за беглянкой вторая. Мимо, на крейсерской скорости пронесся креативщик. Офис оживал. Сотрудники возвращались, кто с обеда, кто с работы. Кстати об обеде. Милена шустро метнулась на кухню, заглянула в холодильник, вытащила прикрытую крышкой тарелку, поставила ее разогреваться, прошла дальше по крошечному коридорчику и стукнула в двери: - Леди Арэли, можно?

     - Да, Милена, заходи, - стоявшая в центре небольшого помещения женщина развернулась и улыбнулась, с удовольствием поправляя ремешок темно-синих, практически черных брюк: - Представляешь, я и забыла, что они у меня здесь висят! – в голосе начальницы звучала нешуточная радость!

     - Леди Арэли, я там гречку с говядиной в луковом соусе подогрела. Сходите, пообедайте….

     - И откуда у нас такие изыски? – Лэави сглотнула набежавшую слюну. Помощница улыбнулась: - У Мэраи день рождения. Она решила обойтись без тортиков.

     - Уверена, все были просто в восторге, - пропустив черные с алым пряди сквозь пальцы, брюнетка направилась в сторону кухни, - кстати, народ подтянулся или еще не все на месте?

     Следуя за начальницей, Милена пожевала губу, потом ответила: - Вроде бы, наш строитель пока отсутствует, но у него встреча на объекте скоро должна закончиться. А так, вроде бы, остальные в офисе…, - посмотрела на обернувшуюся с очередным вопросом руководительницу, - кстати, подарок я, конечно же, купила. Подарочная карта в художественный салон на покупку мольберта и двух картин по номерам нашей начинающей художнице очень понравилась.

     Кивнув, Лэави плюхнулась в мягкие объятия салатового креслица и вцепилась в вилку, хищно принюхиваясь к содержимому небольшой симпатичной тарелки.

     - Как видите, в жарком бою мне все-таки удалось отвоевать Вам кусочек, - гордо выпрямила спину Милена, но тут же добавила, глядя на быстро управлявшуюся с едой Лэави, - правда, небольшую.

     Та кивнула, прожевала и согласилась: - В большом офисе зубами не щелкают.

     На кухню влетел, на ходу приглаживая завивавшуюся локоном челку Андеас, придерживая подмышкой персональную каску, подаренную на День строителя-монтажника. Спешно налил в кружку воды, присосался. Выхлебал еще одну и, наконец, выдохнул: - Фух, так пить хотелось, думал, не доживу.

     - А купить по пути в магазине, конечно, возможности не было, - хмыкнула Милена.

     - Представь себе. Меня предложили подвезти до офиса на машине с мигалкой. Конечно же, я отказываться не стал! А наш водитель еще только через часа полтора по пробкам доберется. Как думаешь, что я предпочел: полтора часа времени на этот проект или бутылку воды?

     - Мы уже оценили твой трудовой подвиг, - улыбнулась Лэави. Умник повел носом: - А чем это так вкусно пахнет? А мне дать? – он жалобно похлопал ресничками.

     - Увы, - развела руками Милена, - все вкусняшки уже закончились. Вон, начальству с боем вырвала. Чуть не затоптали! Ладно, - она посмотрела на печально опустившего плечи и уголки рта проектировщика-сметчика, прошла к холодильнику, отодвинула в сторону внушительную банку с компотом, выудила плотно замотанный пакет, отодрала скотч, приклеенный чуть ли не намертво, и вручила, скорбно вздохнув, оживившемуся мужчине кусок пирога. Лэави принюхалась, но ничего не почувствовала. Однако корочка была такой румяной, а мгновенно сделавший первый кусь сотрудник таким счастливым, что захотелось облизнуться.

     Милена отвернулась, чтобы не смотреть на это безобразие, трагически прошептала: - С картошкой и курицей, - добавила более громко, - от себя оторвала, так что цени!

     Активное кивание головой и сосредоточенное урчание, очевидно, должны были показать весь масштаб благодарности так и не оторвавшегося от куска Андеаса. С трудом подавив желание вылизать тарелку, Лэави с завистью глянула на шатена и обнаружила, что тот уже доедал последние крошки с ладони. «Быстро справился», - констатировалось с некоторой печалью. Тяжко вздохнув, брюнетка подхватилась с места и кивнула обоим сотрудникам: - Пойдемте в студию, мне нужно всем пару слов сказать, - заметив, как страдальчески покосился на кофейник проектировщик, улыбнулась, - пару минут мы точно подождем.

     Мужчина, слегка подбитым зайчиком, общение с въедливыми строителями не прошло бесследно, проскакал к шкафчику, выудил иссиня черную круженцию, заполнил ее до краев кофе, вдохнул, сделал глоток и счастливо вздохнул под изумленными взглядами присутствующих, не привыкших к такому поведению вообще-то серьезного мужчины. Поднял изумрудные глазищи и улыбнулся: - Вы не представляете, как я об этом мечтал последние три часа!

     Лэави махнула рукой и тихонечко рассмеялась: - Почему же? Я сегодня тоже уже успела… повисеть на Марсовой площади. Получила массу незабываемых осенних ощущений.

      Блаженно прижмурившись, Андеас сочувствующе кивнул и направился следом за начальницей и ее помощницей в так называемую студию, встретившую рабочей отнюдь не тишиной. Гудел принтер, ему вторили, пусть и умеренно, вентиляторы мощных компьютеров, только такие тянули сложные расчетные программы, стучали клавиши, одна из проектировщиц бодро вещала по телефону, вторая, тихо шипя, согнувшись в три погибели, нашаривала под столом. С довольным возгласом выудила вылетевший из рук степлер и закинула его в средний ящик стола.

     - Уверена, данный вариант подойдет идеально, - решительно завершила разговор Мэраи, положила телефон на стол, провела руками по светлым платиновым волосам и развернулась вместе с креслом, заслышав несколько редких отчетливых хлопков. Привлекшая таким образом внимание окружающих Лэави улыбнулась замершим на своих местах сотрудникам. Взглянув в угол, Милена всплеснула руками, пробежала до рабочего места визуализатора, постучала пальцами по столу, указала на наушники и дожидавшуюся начальницу. Снявший свою защиту Вячеслав виновато развел руками, получил в ответ дружный смех окружающих. Как только последний затих, брюнетка обвела всех своими блестящими агатовыми глазами и тихо заговорила: - Уважаемые коллеги и собратья по несчастью, - ответом стали невнятные смешки и похрюкивание насторожившихся в следующее мгновение сотрудников.

     Лэави подтянула к себе свободное кресло, уселась и продолжила: - У меня к Вам большая просьба. Подумайте, пожалуйста, как мы можем ускорить проект на Марсовой площади, - дружный стон вызвал лишь понимающую улыбку, - Я согласна с Вами. Мы и так делаем все, что можем. Однако если вдруг где-то появится хоть какая-то возможность, сообщите мне. Я Вас прошу. И следующее, пожалуй, главное. Обязательно еще раз проверьте все данные и Ваши этапы работы на предмет слабых мест, могущих повлечь за собой удлинение сроков, что крайне, я подчеркиваю, крайне нежелательно, - озадаченные проектировщики и дизайнеры переглядывались. Лэави перехватила пару недоумевающих взглядов. Все верно, она и сама удивилась бы, если бы по плавно текущему проекту вдруг возникли такие вопросы, но что она могла поделать. Ведь грядущие проблемы могли быть катастрофическими. Она развела руками и встала: - Прошу Вас четко следить за сроками. Информировать меня в любом случае. Кстати, по окончании сданного проекта каждого ждет приличный бонус. В случае задержек или некачественного исполнения по нашей вине, бонус, как всегда, уменьшается пропорционально недостаткам. Удачного дня.

     Закрытая дверь отсекла набиравший обороты гул обсуждавшего поручение начальницы персонала. Огромное панорамное окно было иссечено мелкими черточками начавшегося дождя, капли которого подхватывал и играючи разбивал о стекла поднявшийся ветер. Мрачные серые облака быстро неслись по небу, подгоняемые бредущими хмурыми тучами. Осень. Лэави откинулась на спинку кресла и поджала губы. Агатовые глаза смотрели с раздражением и затаенной злостью. Пальцы правой руки беспорядочно стучали по подлокотнику. Вытянув верхний ящик, женщина достала пару листочков разноцветной бумаги для записей. Медленно, вдумчиво разорвала первый сначала на тонкие полосочки, затем на мелкие кусочки. Аккуратно сгребла кучку и отправила в небольшую корзинку для мусора. Встала и прошлась туда и обратно по кабинету.

     Стукнул в окно водяной крошкой и коротко взвыл сердитый ветер. Бездумно водя пальцем по стеклу, Лэави, сжав губы в тонкую ниточку, крутила в голове не самые радостные мысли. «С другой стороны, пока еще все в порядке, возможно, так и останется. В любом случае, это не катастрофа, а лишь крупные неприятности, однако, как говорил господин Брижан, вполне переживаемые», - прошептала она себе под нос. Взглянула на стекло, цокнула языком и отправилась к столу за салфетками, уничтожать следы собственной пальцевой деятельности с окна.

     Взгляд случайно упал на бумажный смешной календарик, притаившийся в углу верхнего ящика стола. Шлепнув себя по лбу все той же салфеткой, молодая женщина подхватила сумочку, двинулась к дверям, обернулась, посмотрела на заоконный потоп, замедлилась, а затем, радостно улыбнувшись, вышла из кабинета, заглянула в студию: - Я в магазин в цоколе.

     Милена округлила глаза и тоже прошептала: - Там же ливень!

     - А я через подземную парковку пройду, - подмигнула Лэави, изрядно довольная своей находчивостью.

     - Ааа, хорошо, - помощница показала большой палец, - Когда Вас ждать?

     Получив заверения, что на все про все уйдет не больше часа, кивнула и уткнулась в монитор, на котором был развернут список канцелярии, необходимой для бесперебойной работы офиса. Пальцы с розовым маникюром, на двух из которых красовались весенние голубые цветочки, порхали над клавиатурой, в какой-то момент зависли, в то время как их владелица раздумывала над тем, что начальнице могло понадобиться в одном из магазинчиков сети с фиксированными ценами. Не туалетную же бумагу она пошла покупать?

     Милена помотала головой. Конечно, такое в их офисе случалось неоднократно. Директор, она же владелец фирмы не гнушалась притащить купленные по акции полотенца или вкусно пахнущее жидкое мыло, да и ту же туалетную бумагу, но сейчас все было закуплено, сложено и зафиксировано в отчетности, так что срочной необходимости явно не было. Пожав плечами, девушка вернулась к поискам требуемых Вячеславом карандашей, как назло продаваемых небольшими партиями и лишь в нескольких магазинах. А другими этот педант пользоваться не мог, точнее, мог, но начинал злиться, раздражаться и портить «ауру офиса», так что Милена предпочитала заказать ему его растреклятые пишущие палочки и готова была перерыть для этого пол-интернета.

     Парковка была пустой, сырой и пахла тем специфическим запахом, который Лэави могла определить даже с закрытыми глазами. Пропустив мимо неспешно выруливавший на выход автомобиль, она плотнее закуталась в захваченный в последний момент теплый палантин и быстрым шагом двинулась через обширное пространство, следя, чтобы не наступить в масляную лужу или другую жидкость, натекшую из-под не совсем исправной машины. Этому женщину научили на стройке в первый же день, когда она ступила резиновым сапогом на мокрый песок. Сначала ее отругали, невнятно, ибо прораб старательно глотал весь рвавшийся наружу мат, а потом объяснили, что натечь могло что угодно, включая соляную кислоту, так что обходить нужно было любую! лужу. Вот и сформировалась полезная привычка. Практически сразу.

     Следуя зеленым стрелкам, удалось добраться до бокового входа в магазин, что называется, неизведанными тропами. С удовольствием окунувшись в теплый поток воздушной завесы на входе, Лэави размотала ткань, перекинула ее через руку, покрутила головой и решительно направилась к полкам, на которых заметила многочисленные блокноты в цветочек и зверушек, в виде паровозиков, а так же маркеры – зайки, маркеры с блестками и прочую мелочевку. Довольно улыбнулась, подхватывая разноцветные фломастеры с фигурным стержнем.

     - Ой, какие классные! Вы где их нашли? – раздалось у левого плеча. Лэави развернулась и улыбнулась очаровательному пацану в ярко-красной куртке, смотревшему на нее блестящими любопытством карими глазищами.

     - Да вот, - она указала на нужную полочку и с улыбкой уставилась на мальчишку, с азартом перебиравшего маркеры. Выудив ярко-оранжевые, вроде бы фломастеры, с белыми заячьими ушками, тот повернулся к брюнетке: - Смотрите, какие прикольные. Я такие себе обязательно куплю. Вот только мама подойдет!

     - Действительно, выглядят симпатично, а что это? – Лэави наклонилась, разглядывая предложенный товар.

     - Это гелевые ручки, - в голосе собеседника было море восторга.

     - А писать ими удобно? – все еще сомневалась женщина, однако уже тянулась рукой за такими же. Мальчишка рассмеялся: - Очень удобно. Я ими в школе пишу.

     - Тогда и я себе возьму. Мне как раз в подарок надо одному первокласснику.
     - А я уже третий заканчиваю, - тепло улыбнулся шатенчик, обогнул выбиравшую клейкую ленту с разными рисунками собеседницу и наклонился: - Ой, какой красивый! Выглядит просто замечательно!

     В руках школьник держал нежно-синий блокнот в блестящую искорку. Пальцы бережно перебирали белые глянцевые листочки в клеточку. Замерли. Мальчик поднял свои шоколадные глазищи, хлопнул длинными ресницами, наклонился и, медленно, нехотя, положил блокнот назад на полку. Вздохнул: - Такие ведь только для девочек.

     Лэави расстроено поджала губы, сочувствующе улыбнулась: - Та знаешь, в нашей стране, к сожалению, именно так и считается. Хотя в этом случае нужно запретить всем девочкам носить синее и голубое, если это только для мальчиков.

     Хрюкнув, пацаненок просиял лицом и выудил очередной шедевр печатной промышленности, на этот раз пронзительно оранжевый. Восторженно выдохнул: - Этот точно для мальчиков!

     - Конечно, особенно, если ты на него наклейку мотоцикла или машинки прилепишь, - согласилась брюнетка. А в следующее мгновение ее собеседник уже бежал навстречу невысокой, хорошо одетой женщине, сурово взглянувшей на блокнот и на гелиевые ручки с ушками. Заставив сына положить все на место, она ровно выслушала слова похвалы замечательному сыну, который очень помог с подарком, от Лэави, кивнула и направилась на выход. Дернув себя за прядку и переложив с руки на руку кучу приобретенной чепухи, способной ввести в экстаз ребенка семи лет, девушка печально подумала, что, наверное, это все-таки несправедливо, что добрый и отзывчивый мальчик не может купить себе то, что ему безумно нравится, только потому, что стереотип диктует обратное. Про маму ребенка думать не хотелось совсем.

     Быстро расплатившись на кассе и упаковав подарок в яркий пакет с пронзительно желтыми жирафами, владелица фирмы взглянула на улицу и удивленно распахнула глаза. Оказывается, за это время ливень успел закончиться, ветер разогнал все тучи, и сам ушел отдохнуть. Яркое солнце сияло радугой в многочисленных каплях, умытое небо радовало ясным бездонным куполом, отражавшимся в многочисленных лужах, разлегшихся на пешеходных дорожках. Оценивающий взгляд на туфли и примерный маршрут путешествия показал вполне себе реальную вероятность того, что не придется плавать в воде. Лэави плотно закуталась в палантин и вышла через плавно расползшиеся в стороны двери. Улыбнулась пролетевшему мимо оранжевому листу, вдохнула неописуемый, всегда узнаваемый запах опавшей листвы, увлажненной дождем, позволила себе подышать несколько мгновений этим удивительно чистым пронзительным ароматом, после чего, аккуратно обходя лужи, двинулась к входу в офисную часть.

     Два дня пролетели как осенние листья над городом. Подарок был благополучно вручен, распотрошен и распробован практически тут же. Офис радовал деловыми шуршаниями и отсутствием недовольных клиентов и проблем с поставщиками. Лэави улыбалась, выдыхала и спешно скрывалась в своем кабинете, погружаясь в работу, зная по опыту, что такая благодать ненадолго и может закончиться в любой момент, так что торопилась успеть сделать побольше, пока не накатил очередной аврал. Закончивший 3Д модель Вячеслав, получивший высочайшее благоволение от заказчика, ушел в пятидневый загул, неожиданно сообщив, что познакомился с девушкой, и они отправляются на базу отдыха за осенними впечатлениями и шашлыками. Вдвоем.

     Услышав последнее, брюнетка понимающе кивнула. Для их визуализатора веселая орава на шашлыках была бы чем-то вроде невыполнимого квеста. Оставалось надеяться, что девушка отнесется с пониманием к особенностям психики молодого человека и в дальнейшем, не втягивая его в бесконечный процесс попыток измениться «к лучшему». Здесь нужна была мягкая коррекция. Лэави уже консультировалась по данному вопросу с психологом, когда брала нового сотрудника. Потянувшись в кресле, она встала и прошлась из стороны в сторону. Взглянула на внушительную кучку мелко изорванных записок с делами, уже переделанными. Смела бумажки в мусор и зевнула. Помассировала шею и прошла до студии, распахнула дверь.

     - Ну вот, жарко, одеяло в пододеяльнике в комок сбилось, короче, совсем неудобно. Я встал, встряхнул его, ложусь назад и шарахаюсь, так как заметил, что ко мне со стены что-то белое руками тянется. Чуть там и не рухнул, - размахивая руками, эмоционально рассказывал курьер, подрабатывавший в свободное от учебы время студент строительного факультета. Лэави остановилась, тоже горя желанием услышать продолжение, - а потом понимаю, что это мой лабораторный халат на стене, на вешалке. Его воздушным потоком от одеяла пошевелило…, - закончил молодой человек. Посмеявшись вместе со всеми, начальница уведомила, что сбегает на полчаса, попросила, звонить только в крайнем случае. Обе проектировщицы и Милена покивали, в то время как студент сидел тихой мышкой, заверили, что все будет хорошо, а буде что, обязательно сообщат, но лучше бы не было, и отпустили босса прогуляться, зная, что иногда молодой женщине требовалось созерцательное одиночество.

     Неспешно шелестевший листопадом парк напротив офиса в это время дня был тих и спокоен. Утренний моцион малышей в колясках и на велосипедиках уже закончился, а вечерний еще не начался, так что на дорожках царила безмятежность. Уйдя с широкой аллеи на присыпанную побуревшими листьями тропинку, лавировавшую между деревьями, Лэави направилась в сторону небольшого пруда, обогнула его, не преминув постоять несколько минут на обрывистом бережку, огороженном изящной кованой изгородью. Утки уже улетели, так что на гладкой ровной поверхности невозмутимо покачивались только несколько упитанных чаек. Брюнетка поморщилась. Все-таки понимание того, что эти птицы столуются на ближайшей к городу свалке, не добавляло им в ее глазах очарования. Пусть это чувство и было иррациональным, но чаек, по крайней мере, городских, женщина недолюбливала.

     Завибрировал фитнес-браслет, информируя, что план по шагам выполнен. Ожидавшая, что это будильник проснулся, чтобы заявить о необходимости топать назад, Лэави облегченно выдохнула. Еще несколько минут постояла, наслаждаясь одиночеством, улыбаясь тому, что деловито двигавшиеся по своим рабочим делам по аллеям парка редкие прохожие сюда не забредали. После чего повернула на тропинку, кратчайшим путем должную вывести ее к боковому входу в здание. И он уже был в зоне прямой видимости, когда с примыкавшей дорожки выкатился звонкий апельсин, следом за которым несся мужской рык: - Стой!

     Подхватив беглеца, молодая женщина с ожиданием и любопытством уставилась на куст, из-за которого вот-вот должен был появиться обладатель столь впечатляющего голоса, от которого ей самой в первый момент захотелось подпрыгнуть и встать по стойке смирно. Приветливая улыбка сменилась на растерянную, а затем на изумленную, когда Лэави рассмотрела упакованного в джинсы и теплый вязаный свитер цвета сегодняшнего неба господин Терави, державшего в руках два крупных спелых плода. Протянув потеряшку мужчине, она смущенно улыбнулась: - Я его поймала.

     - Благодарю, леди. Рад нашей встрече, - неожиданно церемонно поклонился блондин, широко улыбнулся и подкинул на ладони апельсинчик. Ловко поймал и подмигнул своим невозможным васильковым глазом, - Как насчет присоединиться к моей оргии? – он покосился на оранжевые шары, от которых в сторону Лэави шел одуряющий, чрезвычайно вкусный аромат. Блондин продолжил: - Меня заверили, что эти апельсинчики – натуральные, испанские. И должны быть очень вкусными.

     Пошевелив носом, и прикусив нижнюю губу, Лэави озорно посмотрела на блондинозавра: - Не могу устоять против такого завлекательного предложения, - она округлила глаза. Ближайшая лавочка оказалась под раскидистым кленом, уже изрядно потерявшим свое великолепие, лежавшее на скамейке и земле пестрым покрывалом. Смахнув листья, мужчина присел, пристраивая парочку фруктов между собой и примостившейся рядом на неширокой лавочке брюнеткой и принялся ловко отколупывать тонкую кожуру от того, что держал в руках, одновременно поясняя: - Я здесь на совещании. Знаете, такая большая скучная конференция для своих. И вроде бы есть интересные спикеры, но их не так много, или не каждый из них представляется любопытным именно для тебя. Да еще с утра поесть не успел.

     Разделенный на дольки плод был предложен к совместному употреблению. Лэави подхватила оранжевый, с легким красноватым оттенком, кусочек и сунула в рот. Прожевала, одобрительно кивая и бурча нечто невнятное, но очень поощрительное в адрес апельсинов.

     - Не соврали, - констатировал факт принявшийся за очистку второго оранжевого шарика Гоэр, - а Вы знаете, что оказывается, апельсин – нечто среднее между ягодой и плодом?

     - Да? А я была уверена, что это ягода. Как арбуз, - дожевала свою порцию брюнетка.

     - С арбузами тоже не все так однозначно, - прочавкал апельсином собеседник, подавился, закашлялся, продышался, - а вот не надо говорить с набитым ртом. Права была мамочка!

     Не удержавшись, Лэави прыснула в ладошку. Задумчиво посмотрела на оставшийся на ней липкий сок, перевела взгляд на медленно сжимавшего и разжимавшего покрытые сладкой клейкой субстанцией пальцы спутника. Задумчиво произнесла: - А салфетки остались в сумке. А сумка в офисе….

     - А Вы в этом здании работаете? – оживился блондин. И прежде чем женщина успела что-то ответить, добавил, - тогда Вы точно знаете уютное местечко, где можно покушать и заодно, - он опять сжал - разжал пальцы и поморщился, - руки помыть….

     - Пожалуй, «Рогалики бабушки» нам подойдут. Там тихо сейчас, - она взглянула на часы и вздохнула, только у меня времени почти не осталось….

     - Но Вы же не бросите меня в трудную минуту? Или… Вам действительно нужно торопиться? – после непродолжительной паузы высказался мужчина.

     - Да как Вам сказать, - Лэави и сама не поняла, почему не воспользовалась подсказкой, может быть, совместное поедание ароматных, безумно сладких апельсинов способствовало размягчению мозгов, а возможно, ей просто было неудобно вот так сразу оставить мужчину одного, как только фрукты закончились. Лэави решительно кивнула, - еще полчасика я могу выделить, а вот потом бежать-бежать….

     - И пахать, пахать, - неожиданно угукнул блондин, - руку не предлагаю, ибо чревато, - он помахал испачканными в оранжевом ладонями, поднимаясь со скамейки, - Куда идти? – вопросительно уставился на молодую женщину. Та указала направо, - через пять минут будем на месте. Это здесь, в парке.

     - Кстати, а Вы знаете, что оказывается, померанец и апельсин – родственники? – продолжила ни к чему не обязывающий разговор Лэави. Собеседник изумленно приподнял бровь и хмыкнул: - Я, к своему стыду, даже не представляю, что такое померанец….

     - Я тоже не знала, пока однажды не наткнулась, - отмахнулась брюнетка и пояснила, - померанец, это такой бугристый, чуть квадратный мандарин. И если я правильно поняла, он раньше был очень горьким. А вообще, апельсины начали культивировать в Китае, взяв за основу генетический материал померанца. А потом уже скрещивали помело и мандарин, чтобы получились апельсины, которые мы знаем сейчас. Вот, собственно, мы и пришли, - Лэави указал рукой на уютно устроившуюся между деревьев, усыпанную разноцветной листвой крошечную кафешечку. Полностью стеклянную, за исключением задней, обшитой изнутри деревом, стенки, за которой прятались жизненно необходимые на данный момент посетителям удобства.

     Отмыв руки и присев за барную стойку, женщина заказала себе ароматный кофе и тарелочку фирменных хрустящих рогаликов на двоих. Развернулась в сторону зала, в который раз удивляясь размерам заведения, оказавшегося очень компактным, на несколько столиков внутри и несколько снаружи. Последние уже были частично убраны, так как желающих сидеть на мокрых стульях не было. Появившийся Гоэр так же заказал себе кофе, в ожидании которого умял большую часть рогаликов, виновато поглядывая на спутницу, изрядно недоумевавшую про себя, поскольку запланированных вопросов про Элайшу до сих пор не последовало. Они уже успели обсудить арбузы, цитрусовые и вкуснейшую выпечку, а вот про блондинку она не услышала ни слова.

     - Я безумно рад, что случай снова свел нас вместе. Мне очень приятно…, - тепло улыбнулся сереброволосый, внимательно вглядываясь в глаза цвета ночи. Плавная, нежная, похожая на весеннюю капель фортепианная музыка прервала его и контакт взглядов. Похлопав себя по карманам, женщина выудила из брюк телефон, взглянула на номер и, извиняюще улыбнувшись собеседнику, ответила: - Да, Элайша….

     Засовывая в рот предпоследний рогалик, Гоэр кивнул и махнул рукой бармену, подзывая ближе. Лэави тем временем плотнее прижала к уху телефон, старательно контролируя голос: - Нет, сегодня я приехать не смогу…, - выслушав бесконечную возмущенно-жалобную трель на том конце, успокаивающе произнесла, - все пройдет и будет в порядке. К тому же, у тебя есть повод проверить на вшивость поклонников. Попробуй, озадачь их, например, покупкой памело или авокадо…. Ну, или твоих любимых пирожных. Заодно и удовольствие получишь….

     Очевидно, предложение вызвало у оппонента огромный энтузиазм, так как разговор завершился буквально через секунду. Заблокировав телефон, при этом взглянув на время, Лэави развела руками, смущенно прикусывая губу, при взгляде на с трудом справлявшегося со смехом блондина.

     - А что поделать? Приходится переводить стрелки, - спряталась за кружкой с кофе брюнетка. Подошедший официант с хрустящими рогаликами на блюдце разрядил ситуацию, так как оба собеседника не устояли перед хрустящими бочками и ароматом земляники.

     - Я уже обожаю это место, - восхищенно пробормотал, отправляя в рот следующую порцию вкусняшки, мужчина, - спасибо, что показали его. Обязательно буду сюда заходить. Хотя от работы все-таки далековато, но ведь и просто заехать можно. Машина же…, - согласно кивнув, Лэави заглянула в опустевшую чашку. Вздохнула и покосилась на часы.

     - Торопитесь? – Гоэр что-то шепнул подошедшему бармену и открыто, широко улыбнулся девушке. Та кивнула: - Увы. Работа зовет противным, визгливым голосом.

     - Надеюсь, еще пять минут у Вас найдется, - он с надеждой взглянул на спутницу. Следя за медленным сползанием по прозрачному стеклу золотисто-коричневого листа, Лэави задумчиво согласилась: - Пожалуй, есть, - чуть склонила голову набок, уголки рта поползли вверх, - но потом придется идти быстро-быстро.

     - Я даже готов бежать, тем более что нам по пути, если я не ошибаюсь, - рассыпался завораживающим смехом блондин, протягивая руку к предложенной золотисто-зеленой кожаной папочке со счетом, опережая девушку, - надеюсь, Вы позволите мне выразить таким образом благодарность за то, что поделились столь очаровательным местом.

     Лэави ничего не оставалось, как кивнуть. Да и не переживала она особо. Сумма была не запредельная. Вполне по силам мужеской особи в таких недешевых одежках. Да и часы на запястье были явно не из перехода. На всякий случай она присмотрелась. Мало ли…. Нет, точно не оттуда. Материализовавшийся рядом официант вручил растерянно подхватившей подношение Лэави бумажный пакет с фирменным логотипом и высокий стакан с крышкой. Брюнетка застыла, пытаясь сообразить, решил ли Гоэр включиться в соревнование поклонников Элайши и передать через ее подругу вкусняшки.

     Упомянутая личность поймала неуверенный взгляд антрацитовых очей и тепло улыбнулась: - Надеюсь, я правильно запомнил, что Вы любите черный чай с земляникой. Да и рогалики с этой же начинкой. Только я позволил себе заказать Вам еще и ассорти. Приятного аппетита. А теперь нам пора, как Вы сказали, очень быстро-быстро… бежать, - подхватив слегка дезориентированную спутницу под руку и выводя ее из теплого уюта, блондин озабоченно взглянул на сердитую беременную тучу, весьма шустро наползавшую со стороны окраин, - пока нас дождем не накрыло.

     Перебирая ногами и следя за тем, чтобы не выронить стакан, к счастью надежно и плотно закрытый, Лэави бодро шуршала по осыпавшейся листве, проворачивая в голове мысль, что похоже Гоэра не слишком интересовала Элайша, и что она, Лэави, ошиблась в своих выводах. Еще там, в санатории. В какой-то момент она даже прижмурилась, чуть не зашипев, вспомнив свое поведение, сейчас казавшееся ей возмутительным, ведь она не поблагодарила блондина за все те знаки внимания, считая, что они предназначались подопечной…. Помотав головой, девушка дернула мужчину за руку, сворачивая на незамеченную им узенькую тропку, - здесь можно сократить, - и снова замолчала, чтобы не сбить дыхание.

     С появлением стеклянных дверей, успевших раздвинуться перед носом Терави в самую последнюю секунду, забег, вопреки ожиданиям Лэави не закончился. Точнее, не для всех. Блондин виновато пробормотал, что уже совсем опоздал на совещание и сейчас получит, скороговоркой поблагодарил за «отлично проведенное время» и унесся в сторону лестницы, ведущей в другое крыло здания.

     - И что это было? – задумчиво произнесла себе под нос брюнетка. Пожала плечами. Поднесла ближе к лицу пакет с рогаликами, с наслаждением втянула аромат выпечки и завернула к супермаркету, где можно было самостоятельно завакуумировать что угодно. В данный момент угодно было надежно спрятать от взглядов и носов коллег свежую нямку. За беседой Лэави как-то и не подумала, что можно было прикупить рогаликов на всех, теперь же предстояло выкручиваться. Темный пакет и шайтан-машинка справились на отлично, пряча и бумажную упаковку, и стакан с узнаваемым логотипом.

     Теплый уютный кабинет встретил угрожавшей ворваться внутрь насупленной дождевой тучей. По крайней мере, у прижимавшей к груди пакет хозяйки этого помещения сложилось именно такое впечатление. Все-таки огромные окна и двадцатый этаж давали о себе знать. А тут еще тучища ползла ооочень низко. И была ооочень сердитой. Водрузив на цвета молочного шоколада деревянный стол пакет, Лэави уселась в уютное черное кресло, повернулась в сторону окна и вытянула ноги. Медленно выдохнула, рассматривая начавшие свое путешествие по стеклу капли. Покосилась на пакетик, выудила оттуда стакан с чаем, открыла клапан и с наслаждением принюхалась, после чего решительно убрала рогалики в ящик стола, опять развернулась к окну, к другому, в котором еще не было тучи, а лишь голубое небо, капли дождя и золотисто-коричнево-зеленый парк, уходивший вдаль.

     Девушка улыбнулась. Она просто влюбилась в это место. Как только его увидела, то сразу поняла, что именно здесь будет ее крошечный собственный уголок. Помещение вышло небольшим, чтобы максимально оставить свободным рабочее пространство общей зоны, да и имевшийся в наличие санузел с микроскопической душевой, изрядно повлиял на конфигурацию. Но все это не имело значения, ибо не меняло одного – Лэави стала обладательнице кабинета, в котором было полторы стены, точнее, в одной стене, самой широкой, была дверь, две другие, скошенные, представляли собой сплошные окна до самого пола, и даже в третьей, за спиной сидящей в кабинете девушки находилось окошко. К счастью, не такое большое, так что ощущения ненадежности не возникало.

     Теперь уже с обеих сторон нависало темное, мрачное небо, стекла заливало дождем, а Лэави медленно смаковала терпкий, напоминавший о солнечном ярком лете чай, раздумывая о своем. Например, о том, что встреченный сегодня мужчина прекрасно помнил, какой чай она любит, хотя у него для изучения вкусов времени было крайне мало. И это было… занятно, да и приятно, что уж говорить. Хотя и несколько не ко времени. С другой стороны, все равно рано или поздно пришлось бы столкнуться с такой ситуацией. Так что… возникала мысль о том, что, может быть, стоит попробовать? Мотнув головой, молодая женщина закинула в корзинку с мусором пустой стакан, повернулась лицом к столу и лежавшим на нем эскизам, чертежам и прочим жизненно важным бумагам, количество которых, несмотря на наличие электронных носителей, никак не сводилось к нулю. Открыла ноутбук и полезла в полученную папку по текущему проекту. Оторвалась, досадливо цокнув языком, набрала номер и произнесла: - Привет. Извини меня, забывайку. Тебе требуется моя помощь с этим замечательным заказчиком или все сам разрулил?

     Довольная отключилась и, на сей раз с чистой совестью, погрузилась в работу, чтобы вылезти из нее, только когда неугомонная Милена постучалась в дверь, сообщая, что все уже ушли, и она тоже уходит. И начальнице тоже пора. Взгляд на часы подтвердил правоту помощницы. Кивнув, Лэави заверила, что уже вот тоже собирается, дождалась, пока дверь закроется, и с наслаждением потянулась, хрустя всеми косточками. Довольно улыбнулась, осматривая изрядно поубавившееся количество документов на краю «в работу», и увеличившееся на стороне «сделано». Согласившись с тем, что день прошел удачно, брюнетка подхватила сумку, запихала в пакет изгвазданные джинсы, еще раз придирчиво осмотрела рукава пальто, решая, стоит ли отдавать его в химчистку, пришла к выводу, что пока все хорошо, после чего резво добежала до лифта, остановилась, подумала и, подмигнув видеокамере над выходом к лестнице, понеслась вниз по ступенькам.

     Приблизительно на пятом этаже браслет, наконец, завибрировал, информируя, что ежедневная порция шагов не просто выполнена, а поставлен новый рекорд. Показав себе и камере знак виктори, Лэави помахала рукой видневшемуся в отдалении охраннику, улыбнулась и пожелала хорошей ночи второму, открывшему ей уже вышедшие из автоматического режима двери, улыбнулась и… вернулась назад, жалобно взмахнула ресницами: - Я забыла такси вызвать….

     Разведя руками, высокий широкоплечий мужчина с седыми висками вздохнул, подождал, пока брюнетка займется своим телефоном, достал из кармана денежную купюру не слишком большого достоинства и помахал ей второму охраннику. Тот довольно отсигналил назад. Заметившая эти действия краем глаза, Лэави закончила заказ такси и любопытно блеснула глазами: - А Вы что? На меня ставки делаете? Да? А на что? – в голосе не было и тени любопытства, лишь смех.

     - Что Вы опять забудете что-нибудь, точнее, что именно Вы забудете, - смущенно провел по ежику волос мужчина. Ответом стало озадаченное молчание, а на лице женщины отразилась активная работа мысли. Впрочем, думать слишком долго она не стала, махнула рукой куда-то в сторону, хихикнула, тоже весьма смущенно: - Я и не думала, что настолько рассеянна. А вот теперь понимаю, что да… случается….

     - Ничего страшного, госпожа Арэли, в это время у многих уже голова плохо соображает, - мужчина поперхнулся, кхекнул, покосился, вдруг подумав, что его слова могли быть восприняты как-то не так, однако Лаэви лишь согласно кивнула: - Это точно…., - вздохнула и засияла улыбкой, завидев за стеклом приветливый огонек желтой машинки, - а вот и мое такси. Повезло, что так быстро. Все-таки ливень, - она кивнула на разверзнувшиеся снаружи хляби небесные, - думала, минут тридцать-сорок ждать придется. Ой!!! – она сморщилась, как будто съела лимон, прикусила губу, - Я забыла. Пакет с рогаликами от «бабушки», забыла.

     Такси, двери лифта, - взгляд агатовых глаз растерянно метался то туда, то обратно. Молодая женщина сделала шажок к лифту, потом назад, к дверям.

     - Не переживайте, госпожа Арэли, сейчас все решим, - охранник перехватил удобнее рацию: - Василеус, ты сейчас на каком этаже? Пятнадцатый? Отлично. Поднимись на двадцатый, пожалуйста. Госпожа Арэли пакет забыла. Где? – это уже был вопрос к удивленно хлопавшей глазами Лэави. Получив пояснения, мужчина передал их напарнику. Брюнетке оставалось только отключить сигнализацию по запросу. Что она и сделала, пока ее спаситель общался с водителем такси.

     Спустя пять минут машинка отъехала от здания, увозя в своем теплом, с ароматом лимона салоне пассажирку, прижимавшую к груди злосчастные рогалики и обещавшую себе завтра же купить мужчинам торт. Это, конечно, не рогалики из кафе, но туда еще добраться надо, а благодарить лучше сразу, не откладывая на потом. А может быть, купить чай? Или кофе? Решив отложить размышления на эту тему на утро, девушка передала таксисту деньги, несколько большие, чем договаривались, пожелала адекватных пассажиров, получив в ответ белозубую улыбку, и направилась к дверям. Открыла их и обернулась, помахала рукой водителю, терпеливо ждавшему, пока она войдет. Такая забота была крайне приятна.

     В углу двора, там, где мгла была особенно густой, так как сюда не попадал ни свет фонарей, ни люстр из окон, тихо шевельнулась невнятная тень. Скользнула вдоль стены здания и скрылась в ведущей со двора арке. На сегодня задача была выполнена. А Лэави опять встречала недовольно поводившая кончиком хвоста пушистая красавица. Присев на корточки и игнорируя оставляемые на драпе шерстинки, хозяйка выглаживала мягкую спинку и чесала подставленное, дрожавшее от мурчания горлышко, тихо шепча: - Знаю, знаю. Ты абсолютно права. Полное безобразие. Нельзя так поздно приходить. Никакой личной и семейной жизни не получается. Полностью с тобой согласна. Обязательно исправлюсь. Вот только с этим долбанным Марсовым проектом разгребусь, и сразу же все верну в норму. А я рогалики принесла, - улыбнулась чуть заискивающе, - тебе, конечно, не слишком полезно, но иногда можно. Только руки помою.

     В холодильнике дожидалась гречка и курица на луковом соусе. Лэави отломила половинку и без того небольшого рогалика, вручила его Оми, почесала макушку, взглянув на часы, выудила огурец с помидором, и зашуршала по кухне, мастряча себе салатик. Закипевший чайник пыхтел лишенным свистка носиком, выпуская клубы пара, а брюнетка городила бутерброд. Колбасой пришлось делиться. А потом две дамы безмолвно сидели на кухне, рассматривая дорожки дождя на стекле. Одна отходила от интенсивного рабочего дня, вторая наслаждалась присутствием хозяйки и тишиной. Отставив кружку с веселыми поросятами в алых шапочках Санта Клаусов, Лэави наклонилась и почесала под щекой привалившейся к ее ногам кошки: - Пойдем спать.
     … …
     Медленно проведя подушечкой пальца по холодному стеклу, прослеживая путь очередной крупной капли, быстро слившийся с другими сотоварками, мужчина тяжело вздохнул, потер усталые покрасневшие глаза, в которых уже и не пытался прятать янтарный огонь, слишком много сил уходило на сдерживание бесновавшегося в тесной клетке собственного сознания чужого волка. Частичное слияние было делом трудным, неблагодарным, но… другого пути у Главы клана не было. Он обязался заботиться о каждом члене своей большой семьи. Да и… не смертельно это. Хотя высасывало уйму энергии, восстанавливать которую придется долго. И не спал лорд Эраэ уже больше суток.

     С другой стороны, это время было проведено весьма активно, однако, к глубокому сожалению, безрезультатно. Опять прижав охладившиеся немного кончики пальцев к внутренним уголкам глаз, мужчина надавил, проморгался и с ненавистью взглянул на тихо, для человеческого уха и вовсе неслышно, шелестевший компьютер с внушительным экраном, специально установленный для просмотра видеокамер торгового центра. Больше этим заняться никто не мог. Так как только брюнет, да находившийся в полной прострации лорд Грегор видели девушку в лицо. Но последний сейчас был полностью недееспособен. Время шло уже на дни.

     Огромное угольно-черное животное шкваркнуло лапами, подпрыгнуло и повалило серого с проседью волка на бок, крепко ухватило острыми клыками за глотку и замерло. Противник также застыл, лишь подрагивали поднятые вверх лапы, да часто поднимались и опадали от сумасшедшего дыхания бока. В безумных, без единой мысли, полностью заполненных черным зрачком глазах вдруг что-то мелькнуло, полыхнул янтарный огонек сознания. Волк прижал уши, поджал хвост и виновато заскулил, признавая и подчиняясь.

     Хаэри плавно и ровно выдохнул, прерывая слияние, отпуская чужого зверя. И поморщился, разорвав, наконец, последнюю нить. Потер грудь и прошелся невесомой лаской по огромной башке сочувствующе хмыкнувшего антрацитового зверя. Устало опустился в кресло, закрывая глаза, чтобы уже через секунду встряхнуться, выпрямиться и снова запустить на экране уже осточертевшие картинки. Счет шел если не на часы, то где-то близко к тому. Присмиревшая вторая ипостась лорда Грегора позволит продержаться еще, в лучшем случае сутки. Если очень повезет, то двое. А потом…. Информации о том, что слияние проводилось больше двух раз, практически не было.

     Лишь в одном замшелом источнике архивариусы клана нашли упоминание о якобы имевшем место четырехкратном слиянии. Однако это было настолько зыбко, да и вряд ли оба участника этого процесса остались в полном здравии, плюс, необходимо было отправляться в особое место. Что это за место, разумеется, уже никто не имел ни малейшего понятия. Скорее всего, оно благополучно покоилось на дне океана. Так что… светло-серые, в частых красных прожилках, глаза прищурились, вглядываясь в с нечеловеческой скоростью проматываемые кадры, в то время как лежавшие на подлокотниках пальцы то сжимались, то разжимались, соскребая отросшими в частичной трансформации для большей выносливости когтями тонкую древесную стружку.

     Раздраженно рыкнув, брюнет завел руку назад и дернул себя за волосы, чуть усиливая кровообращение. Отцепил массивное кольцо, скреплявшее хвост, и откинул его резким движением куда-то в сторону, размышляя о том, что из-за экономящих на объеме диска идиотов ему приходится просматривать записи со всех имеющихся частных видеокамер. Увы, на данный момент было проанализировано уже две трети, а искомое лицо так и не засветилось ни на одном кадре. Вскочив, брюнет зашагал по кабинету, меряя по диагонали толстый ковер. Недовольно поджав губы, развернулся и уселся в кресло. В конце концов, эмоции еще никому не помогали, а шансы найти словно растаявшую истинную пару лорда еще были.
     … …
     Умытое утро ласково заглядывало в окно и махало разноцветными ветвями деревьев, приветливо желало хорошего настроения поредевшим, но все еще слышимым птичьим пересвистом. Где-то в отдалении загудела сигнализацией чья-то машина, но тут же замолчала. Застучали за стеной каблуки спускавшейся на работу соседки. На дорожке под окнами решил громко и со вкусом выразить свой протест против похода в садик чей-то малыш. Лэави потянулась, открыла глаза и уставилась в светло-серые в обрамлении густых длинных угольно-черных ресниц очи любимого мужчины, пристально рассматривавшего ее.

     - Привет, - она улыбнулась и ласково провела по длинным, цвета воронова крыла прядям, заправляя упавшие на лицо волосы за ухо.

     - Доброе утро, - раздалось тихо в ответ. Потянувшись, молодая женщина выбралась из кровати, на мгновение замирая в теплых нежных объятиях. В следующий миг ее взгляд остановился на укоряюще глядевшей Оми.

     - Еще не покормили, - вздохнула Лэави, задавая риторический вопрос куда-то в пространство. Ответом стали новые объятия и раздраженное подергивание кончиком хвоста. Зевнув, она встала и опять широко и со вкусом зевнула, потерла глаза и побрела на кухню. Достала и разогрела консервы пушистой леди, следом в микроволновку отправились толстые, даже какие-то пушистые на вид, оладьи. Засвистел чайник, стукнула лапкой по пустой миске кошка, заявляя, что теперь ей нужно выдать порцию сухариков. Захрустела мясными шариками малоизвестной, а потому практически не подделываемой фирмы. Пока Лэави занималась питомицей, количество оладий слегка уменьшилось.

     - Подожди, хотя бы мед и сметану достану, - это подействовало. Любимый мужчина уселся на стул, внимательно следя за тем, как из холодильника вынимаются продукты и раскладываются по креманкам. Завтрак прошел в веселой беседе о планах на день и рассказах о том, что было вчера. Натянув теплую толстовку, брюнетка склонилась, чтобы получить свой поцелуй, застегнула плотный пуховик, проверила наличие шапки и перчаток в кармане, вделась и крепко зашнуровала ботинки с высокими голенищами и толстой подошвой. Оценив вид в зеркале, довольно подняла большой палец.

     - Опять скалолазить будешь? – вздохнул зазеркальный мужчина.

     - Опять, - согласилась она, поворачиваясь к оригиналу, развела руками в стороны, - работа такая.

     - Хорошая работа, - кивнул тот и подтянул к себе проходившую мимо Оми, с каким-то философским видом воспринявшую посягательство на собственную свободу. Брюнетка подтвердила: - Хорошая, - махнула рукой и закрыла за собой двери, бодро застучала подошвами по лестничным пролетам, в который раз радуясь отсутствию лифта. Конечно, иногда это было очень неудобно, и она мысленно костерила себя, особенно, если приходилось тащить несколько пакетов из магазина одновременно, однако в остальное время, была крайне довольна и этой идущей по кругу широкой лестницей и большими окнами и даже огромным пустым пространством в центре, идущим до первого этажа. Однажды туда улетел телефон. Лэави уже успела с ним попрощаться, но ничего, подобрала внизу, собрала крышку и прочие вылетевшие детальки вместе. Включила. И еще около года проходила с этим гаджетом, пока он не был разобран на запчасти одним любителем техники и экспериментов.
     … …
     Звук отбойных молотков, надсадное визжание пилы, то и дело доносимые слабым ветерком отголоски переговоров-перекриков строителей. Лэави улыбнулась этой уже ставшей привычной рабочей атмосфере и ускорила шаги, то и дело оборачиваясь, чтобы отреагировать улыбкой и взмахом руки на очередное приветствие. Работы, и не только та часть, за которую отвечала ее команда, шли полным ходом. Тихо хмыкнув, девушка усмехнулась. После знакомства с отвечавшим за процесс блондином она даже и не сомневалась в том, что строительство и прочее будет закончено в срок и без нареканий. Слишком уж специфическими характеристиками обладал «куратор». Да что там говорить, люди, наверное, и сами не понимали, почему при одном взгляде пронзительных темно-карих глаз, вспыхивавших на солнце оранжевыми искрами, хотелось вытянуться во фрунт, отдать честь и срочно делать-делать-делать….

     Терпеливо дождавшись, пока бдительный Эрман проверить амуницию и подтянет ремешок каски, брюнетка поползла по стене, радуясь практически безветренной погоде, ясному солнцу и тому, что выше четвертого уровня окрашивание не требовалось. Хотя… она поморщилась, сообразив, что лезть все равно придется. Только позже. И ведь не обойдешься одной только съемкой. Лэави себя отлично знала. Пока собственным ногтем не поколупает материал, не прощупает, будет думать, переживать. Проще слазить и успокоиться. Это она уже проходила. К тому же, где пятый этаж, там и десятый. По сути, разницы никакой. Лететь все равно долго и фатально.

     Передернув плечами и отругав себя за очень своевременный мысли, она подняла болтавшийся на шее полупрофессиональный, ибо профессиональный весил слишком много, фотоаппарат и сделала пару снимков.

     - Все в порядке! – гаркнуло над ухом так, что Лэави чуть не выронила из рук фонарик, которым как раз подсвечивала очередной завиток. К счастью, верткий предмет удалось перехватить, не отправив в полет с высоты третье этажа. Или четвертого? Здесь-то был второй уровень, вот только высота «этажей» была нестандартной.

     - Скоро спустимся! – продолжил общение с прорабом страховавший начальницу рабочий. Фыркнув, брюнетка недовольно посмотрела вбок, потом вверх, покачала головой, взглянула в указанном Эрманом направлении и шустро заскользила вниз, полностью согласившись с обеспокоенностью седовласого. Стремительно приближавшаяся рваная черно-серая с желтыми просветами тучища не внушала ни малейших положительных эмоций и, наверняка, сопровождалась весьма неприятным кавалером – ураганным ветром. Слишком уж высокой была скорость ее передвижения. Рядом спускался, так же весьма напряженно поглядывавший на подкравшийся незаметно армагездец шатен. Оказавшись на земле, он отцепил сбрую на девушке, опять посмотрел вверх и возмущенно произнес, глотая некоторые, особо эмоциональные выражения: - И ведь ни одна, … б…, метеостанция, …, не предупредила, твою…. Ежика в….

     На этом культурные выражения у молодого мужчины закончились, он подхватил ремни с карабинами и прошел в здание. Очевидно, решил поделиться с прорабом своими мыслями на более доступном, в отсутствие Лэави, языке и в менее культурных выражениях. Подавившись смешком при мысли, что строители и не представляют, что именно она произносит про себя, когда не ладится очередной проект, понахватавшись от них же, девушка расстегнула каску и стащила ее, наконец-то, почесала зудевшую макушку.

     - Прошу прощения, если я правильно понял, Вы – госпожа Арэли? Главный дизайнер?

     - Я бы сказала, что главный надзорный за этим хаосом, но это бы не соответствовало действительности, так как все идет очень даже хорошо, - она обернулась на звучный глубокий мужской баритон, пошатнулась, уронила каску, сделала пару шагов назад, взмахнув руками. Высокий мужчина резко метнулся, подхватил чуть не упавшую женщину за плечи, подождал, пока та обретет равновесие, отпустил и чуть склонил голову: - Позвольте представиться, господин Эраэ. Весьма рад нашему знакомству.

     Подобрав жесткий головной убор, Лэави покрутила каску в руках, огорченно цокнув при виде царапины, подняла на брюнета все еще немного растерянные глаза. Губы разошлись в слабой улыбке: - Рада познакомиться, господин Эраэ. Прошу прощения за столь выраженную экспрессию, но я только что с высоты. Координация не восстановилась до конца, - она чуть склонила голову к плечу, стараясь не обращать внимания на явное недоумение на лице, к счастью стоявшего за спиной нежданного собеседника рабочего, продолжила, - Вы что-то хотели уточнить? Или Вам провести экскурсию? – на этих словах в глазах мелькнуло что-то, очень похожее на усталость. Хаэри покачал головой: - Благодарю, думаю, что еще одной проверки Вы сейчас не выдержите, - чуть улыбнулся, - да и все, что нужно, мне уже показал Ваш прораб. Со своей стороны мне остается только поблагодарить Вас за столь необычную красоту и ту настойчивость, которую Вы проявили при обсуждении проекта, - мужчина резко замолчал, вдруг вглядываясь в настороженно замершую женщину, пожал плечами и широко улыбнулся, - прошу прощения. Только что вспомнил, что забыл купить подарок… кузине на день рождения. Она на Вас немного похожа….

     - Что ж, рада, что благодаря напоминанию в моем лице Вы избежите неприятностей…, а пока, может быть, переместимся в здание? – покосилась на первые шлепнувшиеся рядом крупные капли девушка и сделала пару шагов в сторону двери, нервно сжимая в руках ремешок многострадальной каски. Следом двинулся и брюнет. А в следующее мгновение вниз рухнула стена воды, заставляя мужчину в один прыжок преодолеть оставшееся до спасительной крыши расстояние. Лэави тихонечко усмехнулась, пряча лицо за воротником куртки, а сверху уже спускался Эрман: - Думаю, это ненадолго. Минут через пятнадцать-двадцать закончится, - громко проговорил он, перекрикивая шум ливня, барабанившего изо всех своих сил по лежавшим снаружи металлическим листам. Поджав губы, прораб смотрел на это безобразие, потом рубанул кулаком воздух: - Он у меня получит. Сказал же, срочно убери. Нет, у нас свое видение. Будет лично каждый листик у меня насухо вытирать. И обрабатывать….

     - Кто, Эрман? – Лэави наклонилась ближе, но все равно приходилось кричать.

     - Да взяли тут одного… студента! – последнее слово Эрман выплюнул, скривившись, будто лайм съел, потом улыбнулся, - Ничего. Пообтешем, будет из него толк. Все мы такие поначалу были. А новые люди нужны. Иначе застой и деградация, - веско произнес мужчина и поднял указательный палец вверх. Улыбнувшись Хаэри согласно кивнул, краем глаза заметив абсолютно такие же движения, только в исполнении главы дизайнерской фирмы. Но именно это сейчас не было главным. Мысленно мужчина ликовал и с трудом сдерживался от того, чтобы не рвануть отсюда, несмотря на дождь. Однако его бы не поняли. Так что приходилось держать марку. К счастью, ливень явно шел на спад. На горизонте стремительно расширялась яркая синяя полоска умытого неба.

     - Кажется, дождь заканчивается, - раздался ровный мягкий голос женщины.

     - А я что говорил, - обрадовано прогудел прораб, похлопал себя по карманам, достал обычный бумажный блокнот на пружинке, - леди Арэли, я совсем забыл. Вчера приходили. Думал зеваки. Оказалось ценители. Просили Ваши контакты. Я, как и договаривались, визитку фирмы отдал. Мало ли. Но люди вроде приличные. Без касок на стройку не лезли. Подождали, пока к ним сам выйду.

     Пытаясь подавить смех, Лэави все равно тихо хрюкнула, так как оценила на собственной шкурке приверженность Эрмана правилам техники безопасности. У него и супершпион известных сериалов бы только в каске бегал, да и то только после прохождения инструктажа. Так что подобная характеристика приходивших значила многое.

     - Спасибо, Эрман, - буду иметь в виду, - она предупреждающе покосилась на что-то быстро набиравшего на экране телефона брюнета с забранными в хвост длинными волосами. Седовласый понятливо кивнул. По ступенькам сбежал молодой парень с женской курткой и сумкой в руках: - Меня послали, чтобы Вам не подниматься, - протянул свою ношу Лэави, - позвольте, помогу спецовку снять.

     Расплывшись в улыбке, женщина передала груз прорабу, расстегнула пуговицы спецодежды, скинула ее на руки студиозусу, ибо именно этого человека она видела в первый раз, а про других новичков Эрман не докладывал, подождала, пока все тот же студент подаст ей пальто, и кивнула седому: - Вы правы, Эрман, толк будет, - рассмеялась, - благодарю.

     Повернулась к заказчику, как раз завершившему набор, судя по объему, эссе на телефоне: - Вы еще что-то хотели спросить?

     - Нет, только выразить благодарность за работу. То, что имеется сейчас, вызывает исключительно положительные эмоции, - сложил губы в тонкую улыбку мужчина. Сверкнул серо-стальными очами. Кивнув и попрощавшись, Лэави направилась к выходу со стройки, аккуратно обходя лужи и перепрыгивая через ручейки. А внутри все подрагивало от чуть отпустившего напряжения. Хотелось расплыться как желе, или наоборот, свернуться компактным клубочком и поныть в тишине. Вместо этого девушка махнула рукой, тормозя маршрутку, не в силах дожидаться такси, не желая новых встреч.

     Пока черная макушка с яркой алой прядкой не свернула за угол, лорд Эраэ неосознанно провожал ее пристальным взглядом, и только потеряв из вида, встряхнулся, мотнул головой, сердито поджал губы. Нахмурился и широкими шагами устремился к припаркованному с торца здания мощному автомобилю цвета авантюрина. Махнул рукой шоферу: - Срочно в офис, - а сам ухватился за сотовый, - Михаэри, срочно дай мне адрес нашего дизайнера, архитектора, не знаю, что там еще. Да, да. Той самой, что на Марсовой….

     Следующий звонок: - Кейн, лови адрес и немедленно, слышишь, прямо сейчас отправляй туда людей. Офис, - он сверился с полученным сообщением, - Лэави Арэли. Я узнал ее. Это подруга нашей пропажи. Только не спугните. Ищите по камерам, узнавайте у охраны. Она не могла не засветиться. У них слишком тесные отношения, чтобы не приходить на работу. Ищи. Но, я тебя предупреждаю, очень осторожно.

     Выслушав заверения в том, что все указания будут выполнены, Хаэри Эраэ угукнул, задумчиво постукивая подушечками пальцев по коже сиденья, посмотрел в окно на плавно проплывавшие мимо высотки и прикрыл глаза, наконец-то, уверенный, что все будет в порядке. Шмякнул кулаком по мягкому креслу, не сдержав эмоций. Все-таки повезло. Невероятно повезло. Кто бы мог подумать, что разыскиваемого по всему городу человека можно встретить вот так вот, случайно. Он даже головой помотал, настолько невероятным было это событие. На проект он заехал из любопытства, настолько нахвалил ему руководитель и ход работ, и задумку, и самого дизайнера. И все удачно сложилось. Ожидаемые документы привезли раньше на час, других дел запланировано не было, вот он и приехал.

     Откинув голову на спинку сиденья, Глава улыбнулся, но тут же мысленно выговорил себе за излишнюю эмоциональность. Кошмар. А как еще можно было назвать то, что он еле удержал себя на грани трансформации при виде запомнившегося по ресторану мельком увиденного лица брюнетки. От банальной радости. Слишком расслабился. Надо и самому не пренебрегать медитациями…. И выгулять, наконец, волка. Последний, тихо прислушивавшийся к мыслям старшего, согласно мотнул пушистым мощным хвостом. Зевнул, широко раскрывая алую пасть, всем своим видом демонстрируя, насколько ему скучно сторожить другого.

     - Потерпи еще чуть-чуть, уверен, уже сегодня мы будем знать и адрес, и имя, - сообщил Хаэри своей второй ипостаси. Тихо муркнул смартфон, и еще раз. Брюнет поднял его с сиденья, всмотрелся в экран. Пока ничего экстраординарного. Помощник сообщал, что специалисты уже на месте, и что, к счастью, в бизнес-центре не экономили на серверах и дисках, так что записи за последние два месяца были в целости и сохранности.

     - А больше нам и не надо, - спустя мгновение паузы снова зазвучал с тщательно скрываемой радостью голос рыжеволосого.

     - Только не спугните, - напомнил брюнет, - мне не слишком нравится такая способность уворачиваться от камер. Прямо скажем, настораживает….

     - Лорд Эраэ, обижаете, - услышав в ответ тишину, рыжик мгновенно убрал из голоса все шутливые нотки, переходя на исключительно деловой тон, - в центре рядом две недели назад произошел инцидент с залетевшим в окно дроном. Он там повалил кулер, уж не представляю как, в результате замкнуло проводку. Так что мы просто воспользовались ситуацией. Наши сотрудники ходят по этажам, проверяют окна, проводят инструктаж, следят, чтобы кулеры стояли подальше от источников электропитания и прочего оборудования, а так же просматривают видеозаписи на предмет поиска этого же дрона. Ведь нельзя исключать вариант, что это спланированная акция….
     … …
     Лэави посторонилась, пропуская мимо тихо, но отчетливо матерившегося мужчину с тяжеленным кулером в руках. Двери лифта закрылись. Пожав плечами, девушка уставилась на собственное отражение, радовавшее усталым взглядом, растрепавшимися волосами и общим осунувшимся видом. Пальцами расправив то, что осталось от прически, и тяжело вздохнув, брюнетка распрямила плечи, дождалась, пока разойдутся двери, и нацепила на лицо уже привычную улыбку, которая моментально слетела, уступив место изумлению, как только девушка вошла в офис, точнее на кухоньку. Хмурый Вячеслав под руководством серьезной Милены ворочал уже их кулер, сдвигая его то в одну сторону, то в другую, в то время как помощница что-то вымеряла рулеткой.

     - Ой, леди Арэли, а у нас, случайно, плана нашей кухни не осталось? – в обращенных к ней серых и темно-карих глазах светилась одинаковая надежда.

     - Эээ, я не уверена, скорее всего, в архиве лежит, только там пространственная раскладка без учета мебели. Точнее, нам потом из-за косоруких производителей ее подгонять пришлось, и эти изменения никто никуда не вносил. А Вам оно зачем? – заторможено ответила ошеломленно хлопавшая ресницами руководительница, с трудом отводя взгляд от кулера.

     О, нет, - раздался дружный разочарованный возглас.

     - Да будь проклят тот день, когда в офисах предложили ставить эти чертовы агрегаты, - взорвался шатен, выпрямляясь и отходя в сторону. Подошел к раковине и тщательно помыл руки. Провел пальцами по волосам, в то время как Лэави одобрительно кивала, удивляясь тому, что оказывается, ее весьма специфический сотрудник не гнушался смотреть старые фильмы. Улыбнувшись, подобралась к полкам и выудила свою кружку. Набрала воды из все того же пресловутого кулера под осуждающими взглядами персонала: - А что? Вам же легче будет. Хотя… я так и не поняла, а зачем его было вместе с бутылкой двигать. Ее же снять можно….

     Глубокая шокированная тишина стала ответом.

     - Твою жжж…, - Вячеслав пожевал губу, схватил кружку, налил воды и выпил залпом. Повернувшись к шкафчикам, Милена полностью погрузилась в прослеживание солнечных узоров. Узкие плечики дрогнули. Девушка поднесла ко рту кулачок и откашлялась, в то время как Лэави, прикусив изнутри щеку, наблюдала за этим спектаклем. Хмыкнув, она сделала еще глоток и, решив, что справилась со смехом, произнесла: - А чем все-таки вам кулер не угодил? Он на старом месте не по фен-шую стоял что ли? У нас кто-то вычитал очередной способ гармонизации и привлечения благосостояния?

     Последняя фраза звучала уже несколько встревожено, так как поводы для опасений у владелицы фирмы были. Так сказать, имелись прецеденты. Первым таким звоночком стало как раз неопознанное растеньице, по словам притащившего, способствовавшее очищению микроклимата в офисе. Листья были крупные, красивые, так что, помучившись с вписанием его в концепцию рабочего пространства, новый жилец занял свое место. А последний раз отличилась всегда сдержанная Мэраи, поставившая на свой стол огромную статуэтку трехпалой жабы, сверкавшей натертыми, по виду бронзовыми, упитанными боками. Причем изображение было столь реалистичным, что подходить к жабе не хотелось, от слова совсем. У зеркала появился красный кошелек с рублем. Остальные монетки расположились в самых неожиданных местах, в том числе и в горшке первого зеленого поселенца.

     К счастью, обострение на почве выплаты очередной суммы по кредиту за квартиру отпустило довольно быстро. Деньги вернулись в кошельки, хотя Лэави сама лично прикопала одну монетку в земле в горшке и была уверена, что нащупала там еще парочку. Алый кошелек убрался в сейф начальницы, чтобы туда больше денег поступало, а жабу заменили на весьма симпатичного дракончика, в поисках коего Лэави моталась по антикварным и не только магазинам и многочисленным блошиным рынкам. Так что ничего удивительного в том, что на этот раз брюнетка насторожилась, не было.

     - Нет, леди Арэли, - при этих словах помощницы директор фирмы выдохнула, поднесла кружку ко рту, сделала глоток, недоуменно и обиженно посмотрела на пустую посудину, наполнила ее водой и с наслаждением принялась пить, взглядом и приподнятой бровью побуждая Милену продолжить.

     - Помните, у нас то ли неделю, то ли дней десять назад к соседнему зданию пожарные приезжали? – брюнеточка, отбросив назад мешавшийся хвост, что-то деловито измеряла рулеткой.

     - Нет, - Лэави пожала плечами, - я, наверное, на объекте была. Так в чем дело? Отложи пока рулетку. А то у тебя плохо получается совмещать…, - она улыбнулась поднявшейся девушке. Та продолжила: - Оказывается, к ним дрон залетел. И уронил кулер! Представляете?

     - Да! Вот как можно дроном кулер свалить? Вот на каких соплях должен стоять этот чертов агрегат, - оживился обычно спокойный как танк Вячеслав. Лэави прямо не узнавала своего замкнутого сотрудника. Неужели на него так случившееся повлияло? Или Милена? Так вроде бы кто-то про девушку и отдых вещал не так давно…. Улыбнувшись собственным мыслям, начальница продолжала слушать возмущенное выступление визуализатора: - Вот как можно это бандуру свернуть? У них дрон был или птеродактиль?

     - Так вот, - Милена вручила яркую кружку с ароматным горячим кофе Вячеславу, мгновенно замолчавшему, вернулась назад и подала небольшую чашечку начальнице, - теперь к нам пришли проверяющие. Ходят по офисам и выписывают предписания о перестановке кулеров! Представляете? Еще и окна проверяют. А нам предписание не нужно. Вот мы и решили сами его переставить, пока к нам не заявились….

     Отхлебнув ароматный напиток, Лэави потерла внезапно занывшую переносицу, задумалась, хотя больше всего хотелось послать все подальше, настолько она устала за этот еще не закончившийся, к сожалению, день: - А давайте выкинем его. Или отнесем в подсобку и выставим на продажу. А что? Фильтр у нас есть, чайник тоже. А это так – дань моде. Можем самовар завести.

     Переглянувшись, молодые люди подхватили кулер и потащили к выходу.

     - Не тяни, он тяжелый, лучше следи, чтобы я по пути ничего не сбил, - пропыхтел Милене шатен. Та распахнула двери, придержала створку, одновременно обращаясь к начальнице: - Мы его на дачу к моим родителям отправим. Они давно хотели такой, для внуков. По разумной цене, разумеется. Посмотрю, за сколько их в интернете продают.

     - Да можешь даром забирать, я же его выкинуть хотела, - махнула рукой Лэави.

     - Тогда соленьями возьмем. И яблоками, грушами. Натуральный обмен, так сказать…. Яблоки у нас вкусные, - пробормотала помощница, срываясь с места, чтобы добраться быстрее до кнопки и вызвать лифт. Дернув себя за ало-черные прядки, молодая женщина пожала плечами, вздохнула тяжело, прошла до раковины и принялась мыть чашку.

     - Добрый день, инспекция по охране труда, а где у Вас кулер? – раздалось в соседнем помещении. Хрюкнув, Лэави торопливо обтерла кружечку полотенцем и, поставив ее на полку, чуть ли не на цыпочках пробежала ко второму выходу, через который совсем недавно утащили, как выяснилось, весьма опасный прибор, плотно прикрыла за собой дверь, оставляя всех проверяющих на откуп сотрудникам. Добравшись до кабинета, усевшись в кресло и развернувшись к окну, брюнетка устало прикрыла глаза. Уголки рта поползли вниз, а губы сложились в печальную усмешку.

     - Все в порядке. Все хорошо. Просто погода, просто устала. Все наладится. Так или иначе, - тихо, на грани слышимости прозвучало в помещении. Выпрямившись, она выбралась из своего «начальнического трона», достала расческу и привела в порядок гриву. Одобрительно покивала, обнаружив, что на этот раз ей каким-то чудесным образом удалось не слишком запачкаться. Хотя…, это было вполне объяснимо. Рабочие приступили к новому этапу и перестали пылить. Да и покрытие уже отлично подсохло. Плюс отсутствие ветра, в итоге она была готова к приходу проверяющих, которые обязательно должны были заглянуть к начальству.

     Спустя пять минут ленивого рассматривания документов, Лэави отложила бумаги в сторону. Задумчиво поглядела в сторону двери. Недоумевающе приподняла бровь. Однако от этого ситуация не изменилась. В кабинет никто не заходил. Простучав по столу какую-то коротенькую мелодию, девушка зашелестела набросками, пересмотрела сделанные сегодня фотографии, то и дело внося пометки в лист недостатков, вычеркивая устраненные и отмечая появившиеся. Вторых, к счастью, было всего два. А вот устраненных…, она с удовольствием оглядела изрядно сократившийся перечень. Опять посмотрела на дверь, пожала плечами, тут же схватилась за правое. Потерла его с силой, покрутила шеей.

     - Сегодня же заниматься, а то заржавеешь и даже руку не поднимешь, - пробурчала себе под нос, поднимаясь из кресла и направляясь к выходу. Пройдя в студию, распахнула глаза, оглядывая царившую в ней рабочую обстановку. Вячеслав привычно уткнулся в мониторы, закрывшись от окружающих наушниками и отхлебывая кофе из литровой кружки. Милена бодро выстукивала по клавишам. Мэраи задумчиво разглядывала зеленый куст, явно в поисках вдохновения.

     - Там какая-то жуткая инспекция бродит. До нас еще не добралась? – влетел в двери разноцветный ураганчик по имени Эрвээхэй.

     - Добралась, - задумчиво проговорила Милена, подняла взгляд от монитора и улыбнулась, - добралась, проверила окна, убедилась, что кулера у нас нет, задала пару вопросов по системе безопасности офисов и здания в целом, восхитилась элегантностью ответов и внешнего вида нашей Мэраи и отправилась дальше.

     - В смысле дальше? – брови бухгалтера встали домиком, - и даже к начальнику не зашли? И кстати, а где наш кулер?

     - А он уже не наш, он уже мой, - засияла Милена, - точнее, моих родителей. Будем всю зиму натуральные яблоки есть в обмен. И груши. У них подвал такой, закачаешься. До мая месяца все хранится, - подняла палец вверх и назидательно произнесла, - удачный бартер.

     - Или натуральный обмен. А баночку варенья у них можно получить? – оживился сидевший в толстом джемпере у окна их штатный умник, любитель сладкого.

     - Уверена, что не откажут, - опять сверкнула белоснежной улыбкой Милена и рассмеялась, - и предписания мы избежали. Кстати, - она повернулась к Лэави, - там, в подсобке еще три кулера стоят. Не мы одни такие умные оказались. Я наш маркером пометила. На всякий случай. Чтобы не утащили.

     - Спасибо, дорогие коллеги, за избавление нашей фирмы от мелких, но противных неприятностей. А так же за грядущее пополнение наших продовольственных запасов. От себя хотела попросить, Милена, баночку грушевого варенья. Я домой заберу.

     - Да хоть две, - помощница улыбнулась боссу.

     - Вот и отлично. Тогда успешной всем работы и спокойного вечера, - брюнетка развернулась к выходу, но тут же, стукнув себя по лбу, спросила Милену, с трудом пряча улыбку в уголках губ, - Кстати, что насчет самовара?

     - Какого самовара? - только что вернувшиеся на место бровки бухгалтера, опять ушли вверх.

     - Думали купить вместо кулера, - Милена щелкнула кнопкой мыши и развернула монитор так, чтобы его было видно всем, ибо ни одного незаинтересованного лица в помещении не наблюдалось. Разве что Вячеслав…, но это было слишком привычно, так что Вячеслава не считали.

     - Я уже посмотрела, есть вполне приличные, электрические. Они прекрасно впишутся в наш офис. И стоят недорого. А есть реплики антикварных, вот например, - она ткнула изящным пальчиком в изображение, увеличила его. Но… в него воду нужно заливать долго и аккуратно. Да и стоит он…, - все уважительно покивали, оценивая приближавшуюся к шестизначной цифру.

     Потерев лоб, а затем почему-то холодные ладони, Лэави кивнула: - Выбирай тогда парочку. Пусть Мэраи оценит. Возиться с чайниками и дровами мы точно не будем. Не хватало нам еще одной проверки на голову, - все дружно вздохнули. И вернулись к своим делам. Брюнетка направилась к выходу, но остановилась, вспомнив: - Милена, пометь, пожалуйста, что послезавтра меня не будет, - улыбнулась кончиками губ, - хочу взять выходной.

     - И правильно, а то уже на соленую селедку похожи, ой, - сначала пробубнила, а потом смутилась помощница, беспомощно захлопала ресничками, одновременно накручивая на палец выуженную из хвоста за спиной прядку.

     - Главное, не перепутайте, - вздохнула Лэави, спуская на тормозах ситуацию. В конце концов, нарушала субординацию Милена не часто, да и сразу понимала, что накосячила. И были только свои, так что…. Она вышла за дверь, притормозила, проверяя наличие телефона.

     - У нашего начальства, определенно, какая-то особая дата. Я еще в том году заметила, что она каждый раз в этот день берет выходной, - донесся приглушенный голос проектировщицы, за которым последовал тихий гул голосов и шум отодвигаемых кресел.

     - Наверное, с мужчиной…, - это Милена решила внести свою лепту в беседу. Лэави тяжело вздохнула. Теперь пересудов не оберешься. Развернулась, заглядывая в офис: - Милена, ты абсолютно права. У меня особая дата с особенным мужчиной…. Однако, это не помешает мне через два дня урезать выдаваемую сумму, надеюсь, никто не забыл, что у нас закрытие объемов? Так вот. Про невыполненные объемы все хорошо помнят, и у всех все в порядке. Да?

     Сотрудники незамедлительно расползлись по местам, всем своим видом показывая, насколько усердны и усидчивы. Лэави хмыкнула и ушла к себе, на этот раз не задерживаясь, чтобы еще чего-нибудь не услышать. Плюхнувшись в кабинете в кресло, задумчиво улыбнулась, провела пальцем по столешнице цвета ореха. Любимый мужчина. Особенный день. Встряхнулась и пододвинула к себе ноутбук, открывая поисковик. Дела могли подождать еще немного, а вот к выходному следовало подготовиться. И интернет-афиша была как никогда кстати.
     … …
     - Лорд Эраэ, посмотрите, пожалуйста, это она? – раздававшийся из смартфона голос звучал чуть напряженно, но с нотками тщательно скрываемого ликования. И на это у его владельца были причины, как смог убедиться Глава спустя пару мгновений разглядывания присланного снимка.

     - Она, продолжайте, - брюнет отключил связь и медленно выдохнул, чувствуя, как сползает, тает тяжеленная плита напряжения. Провел пальцем по экрану и прищурился, прослеживая очертания изящного лица в обрамлении светлых локонов, - И что с тобой теперь делать?

     Вопрос был весьма сложным. Слишком много времени было упущено. Теперь о вежливом и аккуратном ухаживании не могло быть и речи. Истинную пару следовало доставить к потерявшемуся в сумраке оборотню как можно быстрее.

     - Предложить деньги? Сыграть на жалости? Что должно на тебя подействовать? – шевельнул губами мужчина, в то время как волк ехидно ухмыльнулся, уверенный в том, что самку нужно хватать, перекидывать и волочь, а там уже пускай самец разбирается. Ухаживает, задабривает и прочее.

     - Возможно, придется использовать именно твой вариант, - усмехнулся Глава, - однако для начала попробуем заманить и поместить рядом. Через стену, думаю, должно сработать, - он потянулся к кнопке связи на ноутбуке, - Кейн, нам срочно нужно организовать показ модной одежды с возможностью ее приобретения с внушительной скидкой. Подходящего дизайнера ищи уже сейчас, благо наименование бутика и фотографии у тебя имеются. Посылай приглашение, как только будешь знать адрес…, - пришлось прерваться, пока помощник отвечал на параллельный звонок, - уже прислали. Оперативно. Отлично, тогда действуй. Нам нужно что-то камерное. Подбери особняк. Попробуем пока поместить их просто рядом. Не хотелось бы осложнять лорду Грегору его будущую супружескую жизнь, и да, пригласи ко мне леди Атали. Она имеет право знать о том, что происходит в жизни мужа. И может помочь.

     Аккуратно сложив руки с идеальным нежно-кремовым маникюром на обтянутых светлой юбкой коленях, леди Атали с надеждой и тревогой смотрела на Главу клана. Постепенно тревога уходила все дальше в глубину зеленых, как молодая листва, глаз, в то время как надежда буквально начинала светиться из этих окон души. Подняв с коленей легкого голубого оттенка сумочку, шатенка вернула ее обратно, практически на то же самое место, облизнула покрытые светло-розовой помадой губы и отвела взгляд в сторону окна, явно над чем-то размышляя. Хаэри не торопил. Сидел в кресле, так же рассматривая заоконные пейзажи, чуть размытые легким тюлем, отмечая про себя, что высаженные садовником вперемешку клены и сосны, вопреки опасениям, дали отличный результат, позволяя любоваться ярким контрастом темно-малахитового и ало-оранжевого.

     - Лорд Эраэ, - раздался тихий задумчивый голос посетительницы. Как только глаза цвета стали обратились к ней, женщина продолжила, - думаю, было бы весьма удобно использовать для модного показа наш Сельский Замок. Хаэри прищурился, вспоминая, а потом удовлетворенно улыбнулся и кивнул. Выстроенный довольно близко к городу посреди приличного по гектарам участка дом лорда Грегора вызывал у многих легкую усмешку, так как являлся точной, хоть и миниатюрной копией одного из древних замков. Сам же владелец неоднократно в разговорах отшучивался рыцарскими корнями, вопиявшими о необходимости такого вот гнезда. И без сомнения, Замок идеально соответствовал требованиям. Да и в родном доме лорду должно было стать спокойнее. Хаэри вздохнул, волк хмыкнул, но проворчал что-то поддерживающее, уверяя, что справится и на чужой территории. Правда, покормить не мешало бы. И выгулять.

     - Что ж, леди Атали, - высокая стройная женщина смотрела на Главу внимательно и серьезно, - кажется, наше длительное ожидание входит в завершающую фазу. Кивнув, шатенка сжала ухоженные пальцы на серебристом замочке сумочки и дрогнувшим голосом спросила: - Лорд Эраэ, а Грегор, он…? – продолжить она не решилась, так как уже несколько дней ее волчица не могла докричаться до второй ипостаси супруга.

     - С ним не все так хорошо, как могло бы быть, если бы мы нашли его Пару раньше, но все намного лучше, чем ожидалось. Новые методы доктора Гоэри оказались как нельзя кстати и доказали свою эффективность, - серебристые клинки потеряли свою остроту, когда взгляд переместился на нервничавшую женщину, - я не могу Вам дать полных гарантий, но доктор заверяет, что ментальное состояние Вашего супруга вернется в равновесие, пусть не мгновенно, но и на долгие недели этот процесс растянуться не должен. Главное, не медлить, и желательно, не напугать его пару. Думаю, Ваше предложение идеально, потому что, ощутив истинную на своей подконтрольной территории, лорд станет спокойнее. Так что…, - брюнет повернулся к вошедшему после предварительного легкого стука и замершему у массивного книжного шкафа из сонокелинга помощнику, - Кейн, леди Атали предложила для мероприятия Сельский Замок. Думаю, это лучший вариант.

     На мгновение скользнув в глубину, брюнет обратился к угольно-черному волку с вопросом. Тот рыкнул, встал на мощные лапы, чуть приподнимая шерсть на холке, а затем спокойно улегся на место, передавая послание, полученное от серой волчицы, заверившей, что с Истинной Пары супруга будут пылинки сдувать. Открыв глаза, Хаэри продолжил: - Думаю, что большую часть организационных моментов по дому ты можешь передать леди Атали, сам же сосредоточься на показе и…, - он заглянул в папку, вернувшуюся на светлую палисандровую столешницу после того, как ее тщательно просмотрела гостья, - леди Дариэ. Оставляю это на Вас, - мужчина поднялся с оббитого ярко-коричневой кожей кресла. Посетительница тоже встала. Поклонилась: - Благодарю за доверие, лорд Эраэ, - повернулась к рыжеволосому, - можете на меня полностью рассчитывать. Хотелось бы узнать Ваше видение мероприятия, чтобы все подготовить.

     - Вот и отлично, - брюнет растянул губы в вежливой улыбке, в то время как в глазах полыхнул янтарный огонек нетерпения, - Кейн, введи леди в курс дела и действуйте. Меня в ближайшие двенадцать часов не будет, разбирайтесь со всем сами. До свидания, леди Арэли. Не волнуйтесь, с Вашим супругом все будет в порядке.

     - Благодарю Вас, Глава, - опять чуть склонила голову шатенка, печально улыбнувшись, - знаете, за эти дни я внезапно поняла, что лорд Грегор стал моей очень устойчивой привычкой, и его отсутствие вносит существенный разлад в мою картину окружающего мира. Я не ожидала….

     Дождавшись, когда все покинут, наконец, кабинет, мужчина набрал короткий номер: - Готовьтесь к вылету. Сообщите, когда дадут коридор, - выслушав краткий ответ, брюнет положил смартфон на стол, щелкнул по небольшой, стоявшей там же лампе, поставил на полку за стеклянными идеально чистыми дверями книгу, отдернул тонкий тюль и замер напротив окна, дожидаясь отмашки. Волк тихо перебирал лапами и в нетерпении постукивал хвостом. Ему тоже хотелось вырваться на свободу.

     - Потерпи, скоро оторвемся, - шепнул Глава с легкой улыбкой. Проводил взглядом планировавший мимо окна резной лист, закончивший полет на лилово-белых с яркими оранжевыми тычинками цветах колхикума, и клацнул клыками.

     К тому моменту, как пришло сообщение о полученном разрешении на вылет, нежные лепестки покрывало не менее пятнадцати листьев, рядом с которыми успешно маскировалась неизвестно как залетевшая бабочка. Мужчина встряхнулся, хищно оскалился, подбираясь ничуть не хуже, чем его ипостась, и рванул на выход. Краткая поездка в машине, оставленной на должного подъехать чуть позже водителя, сменилась блаженным ничегонеделанием в шумном вертолете. Надев наушники, брюнет рассматривал высотные здания, сменявшиеся внушительными парковыми зонами, извилистую линию речки. Когда высотные острова новостроек на окраине оказались вытесненными полями и небольшими населенными пунктами, Хаэри откинулся на спинку удобного кресла и прикрыл глаза, погружаясь в некое подобие транса. Конечно, можно было обойтись и без этого, однако так слияние проходило лучше, а эффект от него был больше.

     Когда черный волк утробно рыкнул и довольно улегся, сложив морду на лапы и заинтересованно шевеля хвостом, Хаэри медленно встряхнул чуть занемевшими руками, глубоко вдохнул и поморгал, привыкая к закатному солнцу, бившему прямо в глаза. Прищурился и потянул носом удивительный, манящий аромат огромного дикого леса. Внизу, насколько можно было дотянуться взглядом, простиралось зеленое море, шумно шелестевшее под порывами довольно приличного ветра. Пытавшаяся пролететь мимо вертолета здоровая хищная птица, рванула в сторону, уходя от потоков ветра и лопастей, проклекотала нечто неудоваримое, в ответ на что антрацитовый зверь буквально затрясся от смеха.

     В приличном отдалении от вертолета замелькали верхушки деревьев, машина пошла на снижение, опустившись на огромной, оставшейся после лесного пожара поляне. Мужчина одним слитным движением выбрался из кабины и повернулся к ждавшему указаний пилоту: - Вернусь через…, - прислушался к окружающему пространству, поглядел на нетерпеливо переступавшего с лапы на лапу хищника цвета воронова крыла и закончил, - пять часов. Если что, подождешь еще около двух.

     Направляясь к кромке леса, упруго ступая по короткой траве, уже пожелтевшей, побитой первыми морозцами, Хаэри прикидывал, что плохой он начальник, если без него за какой-то жалкий день все может развалиться. Стянул с волос зажим и тряхнул рассыпавшейся по плечам гривой, рыкнул, ощерился отросшими клыками, обводя янтарным взглядом притихший лес, только что получивший весть о появлении нового хищника, с которым следовало считаться. Где-то в отдалении раздался приветственный вой обычных лесных волков, до которых донесся клич старшего родственника. Брюнет усмехнулся. Он уже давно выбрал для себя эти угодья, и волки смирились, не без боев за главенство. К тому же, они прекрасно знали, что после охоты старший оставит им часть добычи.

     Когда с жесткой травяной подстилки встал мощный огромный волк, настороженно сканируя окружающее пространство, из соседних кустов вывалился молодой собрат, почти подросток. Заскулил и пополз, припадая на брюхо, всем видом демонстрируя покорность. Выслушав просителя, угольный шевельнул ухом, загреб в мощную горсть когтей сухую пряную траву, вместе с землей, рыкнул и двинулся следом за волчонком, поведшим его вглубь массива, туда, где обитал обидчик волчьей стаи, с которым они пока не могли справиться. На этой мысли зверик огорченно взвизгнул и фыркнул, делясь своим недоумением, так как искренне не понимал, как мощные опытные самцы оказались бессильны против обычного, пусть и огромного медведя. На этом старший притормозил, уточнил направление и велел малому чесать подальше, заверив, что и сам найдет дорогу.

     Несколько минут крупный зверь прислушивался и принюхивался, пока не убедился, что младший действительно ушел. Слишком уж подозрительно умным было поведение «мишки», повадившегося играючи разрывать на части охотившуюся молодь и самок, после чего жертвы развешивались на ближайших сучьях. Поведя ушами, волк прикинул направление и… развернулся в обратную сторону – туда, куда несколько минут назад отправил щенка, не спеша потрусил по звериной тропе, изрядно, признаться, заросшей. Видимо, дурная слава места дошла уже и до самых тупых лесных жителей.

     Лишь спустя минут семь такого движения, спускаясь с невысокого холма, перекрывавшего обзор со спины, черный замер, принюхиваясь и прислушиваясь. Припал на лапы и рванул в сторону, прикрываясь холмом, кустами и стволами деревьев. Легкий ветерок уносил запахи в сторону от места обитания хищника-террориста. Все время держа в памяти мысль о возможности наблюдения через бинокль или камеры, последнее вряд ли, оборотень стелился по земле, пока не ушел по дуге значительно в сторону, теперь место лежки медведя находилось от него справа. Однако волк продолжил путь, уже скрываясь меньше, увеличив скорость, на ходу чуть порыкивая на пытавшихся что-то прострекотать сорок. Те понятливо умолкали.

     Оказавшись прямо с противоположной стороны от места первого «захода на цель», Хаэри опять перешел на передвижение практически ползком. Медленно и бесшумно приближаясь к логову. Подняв в очередной раз мощную лапу с внушительными острыми когтями, оборотень замер, вернул конечность на место, внимательно осматривая идущую от дерева к кусту растяжку. От последней не тянуло порохом или взрывчаткой. Зверь с трудом сдержал раздраженный фырк, двинулся в сторону, обходя сигналку стороной. И чуть не напоролся на вторую. Сел на мохнатую попу, задумчиво почесывая лапой за пушистым воротником. При виде столь странного поведения представителя семейства волчьих с дерева чуть не свалилась обалдевшая белка, но оценив расстояние, которое ей, далеко не летяге, предстояло пролететь по вертикали, передумала, цепко хватаясь за веточку и убираясь за ствол. Так, на всякий случай.

     Отметив еще пару растяжек, Хаэри хмыкнул, однако выскальзывать из единения не стал, как и перепрыгивать через тонкую проволоку. Едва слышно ворча, огромный волк старательно расплющился по земле, скрипя клыками от того, что пришлось, как трусливой шавке, поджать хвост, но смирился, принимая, что по-другому этот пышный предмет гордости владельца просто не пройдет. Медленно и осторожно, сознательным усилием приглаживая шерсть, проползая по свежей земле, оставшейся после того, как пара наиболее мешавших кочек была снесена мощной лапой, словно экскаватором, хищник просочился под растяжкой, радуясь не совсем волчьей физиологии и возможностям.

     Путь дальше не стал ни легче, ни быстрее. К счастью, камер так и не обнаружилось, на что оборотень презрительно потряс лапой, он бы такой ошибки не допустил. И буквально в следующую секунду вцепился когтями всех четырех лап в мощный сосновый ствол. В голове мелькнуло, что и волк может стать кошаком, особенно если требуется пропустить под собой мощный болт, сработавший от нажимной ловушки. Осмотр показал, что на болте не было ни малейшего следа ржавчины. Новенький, только недавно из магазина. Зверь фыркнул, его более разумная составляющая чуть выдохнула, не обнаружив подсоединения к «тревожной кнопке». Не хотелось, чтобы о его появлении узнали заранее. А в следующий миг, подчиняясь звериной составляющей завис, практически на двух лапах, чтобы не тронуть ту самую пресловутую «сигнализацию» в виде тонюсенькой проволочной паутинки.

     Поваленный валежник встречался все чаще, как и «радовавшие» вырванными, болтавшими в воздухе подсохшими корнями пни и деревья. Остановившись, волк принюхался, внимательно осмотрел глубокие царапины на коре, явно оставленные медвежьими когтями, обследовал отломанный конец. Было похоже, что обитатель этого места так развлекался, вымещая на растительности злость, возможно, в приступах неконтролируемой ярости. Хаэри мотнул башкой, соглашаясь со своим зверем, что только сбрендившего оборотня-медведя им для полного счастья и не хватало.

     В очередной раз аккуратно просочившись между ловушками, оборотень ностальгически выдохнул, вспоминая прошлую охоту, ощущение упругой травяной подстилки под лапами, ветра, пропахшего листвой и зверьем, загнанного кабана, оказавшего достойное сопротивление, истекающее свежей кровью мясо с неповторимым ароматом…. А теперь приходилось извращаться, чтобы достать одного сумасшедшего…. Диагноз сомнению не подлежал, констатировал Хаэри, обследовав очередной вывороченный из земли здоровенный пень, на который медведь успел помочиться. Слишком уж специфическим был, мгм, аромат. Сумасшествие оставляло на звере четкий отпечаток, позволявший избежать ошибок. Только вот теперь свалить это дело на медвежий клан не представлялось возможным, ибо закон гласил: Сошедший с ума оборотень подлежит немедленному уничтожению.

     И Глава был обязан привести закон в исполнение. Волк угрюмо, практически неслышно рыкнул, выражая поддержку своей разумной ипостаси. Хаэри стелился, практически сливаясь с окружающим миром, параллельно размышляя о том, что закон был суров, но необходим. К счастью, ментальной слабостью оборотни с рождения не страдали. Были случаи рождения детенышей с отклонениями в психике, но они оказывались не способны к обороту и погибали в течение пары часов. Так что умертвлять детей не приходилось.

     Угольный волк мотнул башкой, хлестнул хвостом, вспоминая печальный эпизод совместной биографии. Тогда Хаэри пришлось собственноручно убить пожилую волчицу, старенькую, беззубую, но все еще способную ударом лапы свернуть голову человеку, однако не это было главным. Оборот. Неконтролируемый. Это, и только это являлось основной причиной. Сошедший с ума оборотень не терял ни хитрости, ни хватки, ни силы. Удержать его под замком было весьма сложно, а вырвавшись он мог принять звериную ипостась и в центре торгово-развлекательного комплекса, и на концерте. И все это в век смартфонов и любителей селфи. Но как же это было тяжело!

     Легкий шорох листвы, доносившийся до ушей притаившегося волка, сменился тяжелой поступью огромных лап. Кислый запах с оттенком сумасшедшей ярости раздражал чувствительный нос, заставляя щерить клыки. Волк ждал. Огромный мощный гризли медленно обходил свою вотчину по одному ему известному маршруту. Что-то рычал, то тихо, то сбиваясь на вопль, вставал на задние лапы и махал в воздухе передними, словно обороняясь от кого-то, а потом грузно обрушивался на землю, отчего та вздрагивала на несколько метров вокруг. Стремительный черный росчерк на фоне слабо шелестевшей листвой темной зелени остался незамеченным лохматым, в клочьях сваленной шерсти и сучках зверем.

     Просто перед залитыми кровью глазами внезапно появилось бездонное звездное небо, опрокинулось и приблизилось, застывая навеки в зрачках уже мертвого хищника. Кровь все более редкими толчками выливалась из разодранного горла, из которого была вырвана значительная часть. Сердце ударило в последний раз и замерло. Черная шкура пошла волнами, растворилась, оставляя на земле голое тело мужчины, по человеческим меркам лет пятидесяти. Обернувшись, Хаэри приблизился, закрывая ладонью глаза потерявшему себя оборотню, мысленно направляя его душу в бесконечные леса великой вечности. А спустя секунду уже черный волк выводил траурную погребальную песню, подхваченную ветром, а затем и волчьей стаей.

     Огромная желтая луна горестно взирала на то, как летел по лесу по направлению к вертолету зверь, оставляя за собой ловушки и коченеющий труп. В свете небесной красавицы антрацитовая шкура горела серебристыми искорками. Впрочем, насладиться этой красотой у дожидавшегося начальства пилота не получилось. Зацепив краем глаза оскаленную пасть и янтарные глаза, он едва не сверзился с кресла, с трудом подавив желание выпрыгнуть с другой стороны, однако от частичного оборота удержаться не смог, так что подлокотники обзавелись впечатляющими дырками от удлинившихся когтей.

     Повинуясь глухому рыку, мужчина переместился, уступая место запрыгнувшему зверю, а в следующую секунду брюнет уже рылся в смартфоне, дожидаясь, пока подчиненный свяжется с нужным адресатом, ибо навороченная игрушка в такой глуши сеть, разумеется, не ловила. Пилот завистливо поджал губы, еще раз убеждаясь в силе Главы. Только сильные и тренированные особи могли позволить себе такой быстрый оборот, да еще и с сохранением одежды. А вот он сам мог поддерживать в целости только брюки, да и то, если не торопиться. Вздохнув, он защелкал тумблерами, недовольно скривился. Чувствительным ушам помехи были крайне неприятны.

     - Все готово, лорд Эраэ, - доложил прикрывшему глаза брюнету. Тот выпрямился и кивнул: - Спасибо. Дальше я сам, а ты, - вздохнул, - можешь пока погулять, поохотиться. Час у тебя точно есть.

     Понятливо кивнув, а что тут не понять? Начальству нужно обсудить важные вопросы без лишних ушей, мужчина вылез из кабины, вдохнул свежий воздух, донесший до ноздрей запах неподалеку пробегавшего зайца, радостно ощерился и благодарно поклонился в сторону начальства, впрочем, данный жест вряд ли заметившего по причине активного общения с настройками вертолета. Перекидываться на глазах Главы показалось не слишком хорошей идеей, особенно с учетом того, что предстояло раздеться. Однако и оставлять одежду где-то в отдалении не хотелось, так что пилот просто зашел за хвост умной машинки, а спустя пять минут пепельный волк с рыжими подпалинами довольно трусил по траве в направлении не подозревавшего об увеличении желающих отведать его мясца зайки.

     Резко потянув себя за волосы у основания шеи, Хаэри хмуро огляделся вокруг, прикидывая, сколько еще времени придется потратить на всю эту тягомотину. Треск из динамика сменился густым мощным голосом главы клана медведей, к которому оборотню удалось прорваться всего-то через полчаса, за которые брюнет уже сто раз успел пожалеть о том, что отпустил подчиненного. Наверное, было бы лучше улететь туда, где телефон брал, однако… потом пришлось бы возвращаться, да и по времени вышло бы не меньше. После произнесенной волком кодовой фразы благодушие и ленца исчезли из голоса на той стороне. Обрисовать ситуацию прямо было невозможно. Частота, даже если она закрытая, может оказаться уязвимой, об этом все время помнили. Передав опять же закодированные координаты и узнав, что Глава медвежьего клана прибудет самолично через пару часов, Хаэри выдохнул.

     Не теряя времени, обернулся, принюхался, соображая, в какой стороне находится подчиненный, тот обнаружился относительно неподалеку, так что спустя пять минут после посланного в пространство зова, материализовался рядом, держа в зубах окровавленную, частично обглоданную заячью тушку. Велев охранять и дожидаться, угольно-черный волк скрылся в темноте, отправляясь уже на свою охоту.

     Под мощными лапами стелилась пожелтевшая трава, вперемежку с хвойной подстилкой, мимо пролетали наполовину облысевшие благодаря осени и первым заморозкам кусты. Все-таки здесь зима вступала в свои права несколько быстрее. Над головой катилась упитанным колобком луна, то и дело с любопытством взиравшая на то, как огромный черный волк ловил пастью ветер, подпрыгивал, хватая пастью ночных бабочек, и повизгивал, словно маленький, едва вставший на лапы щенок. Только она была зрительницей подобного безобразия, которое Глава клана мог позволить себе исключительно наедине с собой.

     Внезапно подвергшийся нападению мотылек рванул не в ту сторону и забился прямо в волчью ноздрю, вызывая неконтролируемое чихание вкупе с мотанием и трясением башкой. Звериная часть оборотня заходилась ехидным хихиканьем, впрочем, вполне довольная всем происходящим. И сытая. После удачной охоты на кабанье семейство. Подросший, однако не утративший нежности поросенок был изумительно вкусным. И достаточно большим, чтобы теперь волк мог позволить себе подурачиться и отдохнуть. Избавившись от досадной помехи, оборотень взглянул на звезды, насторожил уши, отслеживая приближавшийся шум, подпрыгнул, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов прямо в воздухе, и рванул в обратном направлении, все ускоряясь и ускоряясь, с удовольствием ловя встречный ветер, наслаждаясь полной физической отдачей мощного, тренированного тела.

     К приземлившемуся на этой же поляне, на разумном расстоянии от первого, вертолету подходил уже серьезный мужчина. Лишь чуть чаще поднимавшаяся и опускавшаяся грудная клетка да ясный блеск глаз с постепенно гаснувшими янтарными искрами мог подсказать наблюдательному сведущему зрителю, что оборотень только что вернулся с охоты. Глава медвежьего клана выскользнул из собственноручно управляемой крылатой техники, сдержанно улыбнулся одними уголками губ и пожал протянутую руку, приветствуя собрата. Затрепетали ноздри, втягивая аромат помятой травы, свежей крови и ночного леса. И только. Пожилой хищник внимательно глядел на брюнета, тот чуть поклонился, отдавая дань уважения старшему по возрасту, вздохнул: - Очень благодарен Вам, что Вы смогли прибыть так быстро. И был бы рад Вас видеть не по столь печальному поводу. Прошу простить, но неотложные, связанные так же с вопросом жизни и смерти дела, требуют моего скорейшего возвращения, поэтому… не будем откладывать.

     Проведя рукой по седым коротко-стриженным волосам, блондин кивнул. Светлую лазурь глаз мгновенно затянула коричневая тьма, а в следующее мгновение рядом с антрацитовым волком стоял огромный белый медведь, внося в реальность оттенок сюрреализма. Хмыкнув, Хаэри не смог не подумать, что если бы кто-то и сфотографировал их сейчас, то ему бы никто не поверил, обвинив, в крайнем случае, в постановочном кадре на территории зоопарка.

     Желтоватая шкура медведя маячила на пару метров позади от несшегося сквозь лес на полной скорости волчары, благо Глава медвежьих спокойно выдерживал заданный темп, так что представитель семейства псовых не сдерживался, пока не оказался на границе известной территории. Обернулся к спутнику, передавая свои сомнения. Все-таки, с этой стороны он ловушки не обследовал и сейчас не горел желанием нарваться на неприятности. Гигантский топтыгин помотал башкой, передавая свое сожаление по поводу задержки группы зачистки. Хаэри просто повезло, что лорд Кораэ оказался относительно неподалеку, совмещая приятное с приятным. Опробовал новый экземпляр своей коллекции в действии, одновременно навещая давно зазывавших к себе друзей. Брюнет вздохнул. Медведю, как и ему самому пришлось прервать отдых ради неотложного и крайне печального дела.

     Пока в голове крутились мысли, лапы несли хищника в сторону, по привычной дуге, по знакомому маршруту, который в данный момент был пусть и длиннее, однако надежнее. Это уже потом сюда прибудет команда оборотней, которые разберут завалы, уничтожат любые следы техники и… заберут тело, до тех пор охраняемое главой клана, к которому принадлежал зверь. И все же, в этот раз идти было проще, так как не нужно было соблюдать тишину, а находившиеся впереди ловушки медведь разряжал простым перекидыванием вперед удачно подвернувшегося здорового пня.

     Логово все также было тихим, отвратно пахнущим. Все так же лежал обнаженный труп с видимыми следами окоченения. Кремово-белый мишка приблизился вплотную, принюхался, обошел поляну по периметру, вернулся к спокойно наблюдавшему за понятными ему и привычными манипуляциями волку, встряхнулся.

     - Благодарю собрата за быструю и легкую смерть нашего несчастного соплеменника, - в голубых глазах все еще стройного и крепкого лорда плескалась печаль. Хаэри, тоже обернувшийся, поклонился: - Мне жаль, лорд Кораэ. Примите мои соболезнования.

     Все также скорбно глядя на то, что когда-то было сильным оборотнем, блондин покачал головой.

     - Вы знаете его, лорд Кораэ?

     - Нет, лорд Эраэ. Но я обязательно разберусь, что привело нашего соплеменника к такому печальному концу, и почему никто не забил тревогу, - в голосе медведя слышались громовые перекаты затаенного гнева. Кивнув в ответ, Хаэри запрокинул голову, наблюдая за чуть сместившимся звездным ковром, позволяя стоявшему рядом мужчине собраться с мыслями и эмоциями. Он и сам бы перевернул все с ног на голову, в подобном случае, чтобы узнать, как могли пропустить такой вопиющий факт. Судя по количеству ловушек, останков животных и общему состоянию логова, несчастный сумасшедший обитал здесь не одну неделю. И если бы не визит Хаэри…. Брюнета передернуло. Да, эти места находились далеко от человеческих троп, однако… случайности никто не исключал. Да и оборотню могло прийти в голову двинуться навстречу людям.

     - Лорд Эраэ, - нарушил его размышления глубокий голос медведя, - Вы говорили, что ограничены во времени. Думаю, с остальным мы справимся. Еще раз благодарю Вас за проявленное милосердие. И обязательно пришлю Вам результаты расследования. А сейчас, думаю, нам следует вернуться к вертолетам.

     В серо-стальных глазах волка мелькнули сожаление об утраченной жизни одного из оборотней и благодарность. Медведь имел полное право ни в чем не отчитываться, так что его предложение было актом доброй воли по отношению к собрату, взявшему на себя столь печальную миссию. На этот раз первым следовал топтыгин, а волк двигался в арьергарде. Как и ожидалось, седовласый вывел их точно к транспорту. Еще раз раскланявшись с лордом, Хаэри запрыгнул в свой аппарат, а медведь отошел подальше и улегся огромным светло-бежевым стогом, чуть прищуренными от ветра глазами наблюдая за взлетающим вертолетом. Поправив наушники, брюнет закрыл глаза, откидываясь в кресле и погружаясь в легкую дрему, напополам с медитацией. Слияние следовало завершить правильно. Довольный сытый волчара дружелюбно уркнул, уложил башку на лапы, широко зевнул и прикрыл глаза, всем своим видом демонстрируя уверенность и спокойствие.

     Улыбнувшись, Хаэри чуть поерзал на сиденье и окончательно уснул, с удовольствием ощущая, как постепенно уходит напряжение из отлично потрудившегося тела. Напоследок мелькнул перед глазами убитый оборотень, но в этом видении не было и оттенка вины. Сумасшедший даже ничего не понял, он умер спокойным и, насколько это было возможным в тот момент, счастливым. Теперь ему предстоял долгий путь перерождения. А Главе волков следовало озаботиться тем, чтобы лорд Грегор не повторил судьбу медведя. Однако в данный момент и это было за пределами его возможностей, так что Хаэри спокойно спал, купаясь в радужном свете и веселом детском смехе. Почему-то немного знакомом. Неужели, он вернулся в собственное детство?

     Когда Глава проснулся, то с удивлением обнаружил, что все еще улыбается. Потянулся, повертел немного затекшей шеей и недоуменно пожал плечами. Давно он не испытывал такого ошеломительного чувства приближающегося волшебства и детской беззаботности. Улыбнувшись, мужчина достал из стоявшей рядом сумки-холодильника бутылку воды, протянул вторую благодарно и слегка ошеломленно кивнувшему пилоту, отпил половину, достал телефон, с удовлетворением отмечая появление связи, потянулся к экрану, а в следующий момент убрал смартфон в карман, наконец, обратив внимание на огромное количество огней, подмигивавших снизу, а иногда и сбоку. Оказывается, они уже практически прилетели.
     … …
     - Смотри, опять в горку! – раздалось восторженное от впереди ехавшего велосипедиста, даже и не подумавшего затормозить перед средних размеров холмом, а наоборот, резко наращивавшего обороты, чтобы взлететь наверх.

     - Опять горка, - вытерла пот со лба Лэави, вздохнула, щелкнула переключателем режимов на черной ручке велосипеда, - опять корни, трава и яяммки, твою ж, - пробормотала, едва не прикусив язык, сильнее заработала педалями, пригибаясь к рулю, - фух, - выдохнула, перевалив верхнюю точку и начиная медленный, оттого не ставший более плавным, из-за кочек и прочих препятствий, спуск. Яркое солнце лупило прямо в глаза, к счастью, надежно защищенные солнечными очками и козырьком кепки.

     Прищурившись, Лэави выглядывала точно такую же, один в один, кепку впереди. Нахмурилась, но тут же улыбнулась, приметив искомое чуть левее в кустах. Притормозила у брошенного велосипеда со смешным катафотом, весело подмигивавшим окружающему миру, выдвинула держатель на собственном агрегате, уперла, покачала с сомнением, задвинула назад и последовала примеру предыдущего велосипедиста, укладывая велосипед рядом с первым. Протиснулась мимо переплетений веток, уже приловчившись к такого рода действиям, наклонилась, оказавшись рядом с махнувшим ей рукой соратником по прогулке: - Что нашел любопытного?

     В ответ ее с неожиданной силой потянули за руку, укладывая на опавшую листву коричнево-красно-оранжевой цветовой гаммы. С сомнением оглядев свою светло-голубую куртку, молодая женщина махнула рукой и плюхнулась рядом со своим драгоценным мужчиной. Улыбнулась: - Ну? И зачем это было нуж…, - подавилась воздухом и замерла, медленно выдыхая и расслабляясь. Сверху, откуда-то из раскинувшегося далеко-далеко золотисто-голубого купола осенних деревьев и чистого звонкого, совершенно не соответствующего сезону неба, медленно планировал золотисто-алый лист. Покачивался, переворачивался в воздухе, пока не упал в подставленную ладонь.

     - Это прекрасно, - на губах брюнетки сияла солнечная улыбка.
     - Ага, - согласились рядом, аккуратно передавая узорчатый листок соседке.
     - Спасибо, очень красивый, - тоном знатока оценила Лэави, села, - А теперь помогай. Отряхивай, - повернулась спиной, дожидаясь, пока ее старательно обхлопают. Поднялась, теперь уже приводя в порядок свои джинсы и куртку валявшегося рядом мужчины. Выскользнула из кустов к велосипедам, приподняла крепление багажника, достала толстенький ежедневник с плотной обложкой и заложила лист между страницами. Пролистнула коллекцию, состоявшую на данный момент из позднего цветка, забавно скрючившейся травинки и улыбнулась, поворачиваясь к поднимавшему свое транспортное стредство спутнику: - Ты знаешь, я только что придумала еще один элемент. Благодаря тебе. Будет смотреться любопытно. Потом покажу.

     Занятый выволакиванием двухколесного друга на условную дорожку виновник остановки лишь коротко кивнул, уселся, оглянулся на женщину и с веселым «Догоняй» надавил на педали. Запихать блокнот обратно в крепление не заняло много времени, так что уже скоро Лэави удалось, увы, не без труда, оказаться на приемлемом расстоянии от всерьез увлекшегося велосипедной гонкой брюнета, так ни разу и не повернувшегося. Впрочем, ему это было и не нужно.

     Домой ползли уставшие и вымотавшиеся. По крайней мере, Лэави. Она, действительно, тяжело дышала, откидывала со лба влажные прядки и тихо ругала тот день, когда решила, что обойдется без лифта. Что ж. Сегодня в очередной раз предстояло пережить последствия этого замечательного решения. Вваливалась в квартиру она уже на последнем издыхании. В отличие от спутника, фонтанировавшего кипучей энергией. Пока помыли велосипеды, пока закинули их на держатели в коридоре, пока вытрясли все листики-сучки-букашек-паутину, пока весело набрызгались в душе, Лэави поняла, что пора-пора усиливать регулярные физические тренировки, иначе надолго ее не хватит.

     Средних размеров печеночный тортик, на двоих больше и не требовалось, был извлечен из недр холодильника и гордо встал рядом с мясной нарезкой и свежим салатом из хрустящих огурцов, мягких, мясистых, по-осеннему ароматных помидоров и нежного зеленого лука. Принюхавшись к произведению кулинарного искусства, Лэави улыбнулась. Сама она такую красоту и вкуснотищу делать не могла. Во-первых, плохо получалось, а во-вторых, возни было просто через край. Проще было заказать. Что она и сделала, теперь, как и ее сотрапезник, наслаждаясь легким и чистым ароматом печенки от тонких кружевных блинчиков, перемежавшихся с разнообразными начинками. От чая с молоком в одной кружке и того же напитка, но уже без молока, в другой поднимался легкий парок. Чуть колыхалось пламя свечей в высоких прозрачных подсвечниках из венецианского стекла, привезенных с барахолок некоей южной страны одним старым другом, сейчас жившим на родине, бывшей для Лэави заграницей, однако не переставшим радовать ее историями и фотографиями из собственной жизни и мудрыми советами, когда они требовались.

     Огромный, пожалуй, с половинку печеночного торта, кусок исчез с тарелки в мгновение ока. Моргнув, хозяйка дома положила еще один кусочек, гораздо более скромных размеров, на подставленную тарелку, покосилась на овощи, набрала себе чуть ли не с горкой, с удовольствием захрустела, смакуя сочетание мяса и салата, заправленного натуральным подсолнечным маслом, душистым, ароматным. В углу, у своей миски вылизывалась Оми, также получившая свою порцию вкусняшки, правда, из отдельной, специально купленной по такому случаю баночки. Растопырив лапочку и выдвинув когти, она наводила марафет, то и дело посматривая на сидевшую за столом парочку. Тихо мурлыкала и прижмуривалась, пока на дом опускались вечерние сумерки.

     Едва слышно стучался в стекла к ночи заморосивший дождик, мелкий, холодный, с резкими порывами ветра. Сложно было поверить, что еще днем вовсю сияло, радуя теплом, солнышко. В доме, где еще не включили центральное отопление, тихо гудел в режиме нагрева кондиционер, под теплой струей которого развалилась во всю свою немалую длину черепаховая красавица. А с дивана доносились взрывы смеха. Там, укутавшись в плюшевое покрывало и поедая хрустящий карамельный попкорн, веселилась, под меняющийся, мерцающий свет включенного телевизора парочка. Закончив вылизывать лапки, Оми внимательно оглядела пушистый длинный хвост и старательно повела язычком.

     К тому времени, как последняя шерстинка на ушке была тщательно протерта, на экране шустро бежали белые мошки титров, а со стороны дивана слышалось тихое умиротворенное сопение. Неспешно потянувшись, кошка стекла на пол и двинулась в сторону бестолковых, но любимых хозяев, то и дело чуть подергивая самым кончиком высоко поднятого хвоста. Приблизилась к дивану, приподнялась, упираясь передними лапами в мягкое упругое покрытие, обозрела сладко дрыхнувшую в обнимку, тщательно закукленную парочку, едва слышно фыркнула, переместилась к телевизору, легко обошла его и тяжело придавила лапой выступавший переключатель. Довольно услышала щелчок. Экран погас. Пошевелив ушами, Оми, все так же мягко переступая, добралась до окна, где специально для нее на усиленных креплениях была приделана широкая полка-лежанка, запрыгнула туда и вытянулась, зависая на стекавших вниз по темному стеклу дождевых струйках, наслаждаясь покоем и тишиной.

     Легкая вибрация на руке заставила ошеломленно вскинуться, распахнуть глаза и тут же сморщиться. Лэави подняла руку с уже выполнившим свою функцию будильника браслетом и попыталась потереть затекшую шею. Тут же от слишком неудачной позы заныло под лопаткой. К тому же зачесалось, засвербело в носу. Чтобы не чихнуть и не разбудить продолжавшего сладко дрыхнуть брюнета, молодая женщина с силой потерла нос, распутала свою часть покрывала и села, спуская ноги на прохладный, даже несмотря на присутствие носков, пол. В темном экране отразилось нечто сгорбившееся и всклокоченное.

     - Так вот ты какой, утренний олень, - одними губами проговорила Лэави, покосившись на отличавшегося острым слухом представителя мужеского рода, чуть сильнее засопевшего и уткнувшегося носом в диванную подушку. Опять поморщившись, брюнетка с силой пожамкала продолжавшую поскрипывать шею и с ненавистью посмотрела на вторую подушенцию, на которой умудрилась столь неудачно заснуть, мысленно обещая себе заменить их все нормальными, только наволочки сделать из диванного гобелена. Встала и со вздохом поползла на кухню, включать чайник. Повернулась, огладила пушистую шерстку Оми, жмурившейся, приваливавшейся к ногам хозяйки.

     - Сейчас, сейчас подогрею твои консервы, - потянулась к холодильнику, выуживая обещанное. Выложив половину содержимого в белоснежную миску приличных размеров, пожалуй, в два раза больше ее собственной тарелки, Лэави, наконец, смогла добраться и до собственной еды. Теплый картофельный салатик пошел на отлично, составив компанию горячему ароматному кофе, купленному за стррашшные деньги на выставке-ярмарке. Доставался он довольно редко, но сегодня повод наличествовал. Уж слишком хорошим был вчерашний день, и слишком противным выглядело дождливое серое утро с угрюмым мышиным, нависшим над самой головой небом.

     Одернув нежно-кремовый брючный костюм и поправив брошь – достойную реплику известнейшего бренда, бывшего по карману лишь единицам, Лэави распахнула дверь, улыбнулась поднимавшейся по лестнице женщине: - Доброе утро, Анжелиса. Получила ответную улыбку от подтянутой блондинки с несколько широковатыми плечами, ответившей: - Доброе утро, Лэави. Вы сегодня на офисной работе? – она оглядела теплое пальто цвета мускатной дыни, еще незастегнутое, что позволяло видеть роскошные цветы, изящно заполнившие все пространство подклада, туфли на высоком каблуке и небольшую сумочку с примостившейся в уголке на лицевой стороне словно живой бабочкой.

     - Так точно, - отсалютовала ей брюнетка, - буду обаять и валить с ног клиентов и потенциальных их же…, - с этими словами Лэави бодро застучала каблучками по ступенькам, то и дело поглядывая на экран смартфона, на котором к ее подъезду приближалась игрушечная машинка такси, подхватившего пассажирку и шустро порулившего по непривычно тихим улицам. Только сейчас Лэави сообразила, что сегодня суббота. Хмыкнула, чуть пожала плечами, перехватила озадаченный взгляд водителя, чуть подняла уголки губ в улыбке и отвернулась к окну, всматриваясь в серые мокрые дома, текущие по краям дороги ручьи, на брызги изрядно грязной воды, расходившиеся веером от лужи, через которую ехало такси. Водитель торопился доставить пассажирку и приступить к новому заказу.

     В холле офисного центра все еще горел свет. Невеселый охранник оторвался от своих непонятных дел, хотя возможно, он просто играл на телефоне, кивнул и уткнулся обратно в экран. Тишину нарушал только стук каблуков туфель Лэави, направлявшейся к лифтам.

     - Леди, второй слева не работает, - донеслось в спину.

     - Благодарю, - с улыбкой обернулась молодая женщина, резко меняя направление. Пустой коридор и на удивление безлюдный офис. Лэави задумчиво прошлась по рабочему open space. Коснулась глянцевого темно-зеленого листа, провела пальцем по узенькой верхней полоске монитора на столе умника, чуть покрутила кресло Милены и улыбнулась. Видимо, сотрудники дружно решили доспать и придут позже. А может быть, завтра. Строгий график в этом офисе не существовал просто потому, что у него не было шансов прижиться. Иногда проектов было столько, что можно было и полениться, тогда, правда, приходилось активизироваться уже Лэави и Милене, отвечавшей еще и за рекламную составляющую. А потом резко шла волна заказов, погребавшая под собой и обычные рабочие дни, и выходные, и праздники.

     Пройдя на свое рабочее место, брюнетка открыла ноутбук, покосилась в сторону двери, размышляя, не стоит ли сходить на кухню и сварить кофе, но передумала, настолько спокойной и равновесной была атмосфера. Очень подходящей для работы. И Лэави прекрасно знала, что это ненадолго, поэтому махнула рукой на все и погрузилась в бесконечные чертежи и файлы, пролистывая и прикидывая, вставлять ли пришедшую вчера в голову задумку в проект на Марсовой площади и ввязываться в перенос сроков, новые согласования и прочее, или оставить фишечку на последующие заказы. Раздраженно хлопнула рукой, открыла ящик и достала зеркальце. Посмотрела в него: - И вот чего тебе неймется? Оставь на потом. Тебе же лучше!

     Увы, самовнушение не помогло. Найденное решение невероятно плавно вписывалось в концепцию, что удержаться не получалось. Хмуро посопев, дизайнер постучала кончиками пальцев по подлокотнику и со вздохом приступила к расчетам, прикидывая, в какой срок и с какими изменениями-удорожаниями удастся уложиться. Где-то хлопнула дверь, послышались шаги. Внизу просигналила машина. Донесся чей-то смех. Закутавшись плотнее в выуженный палантин, так как разыгравшийся снаружи не на шутку ветер устроил в кабинете изрядный сквознячок, Лэави с тихой руганью продолжала копаться в постановлениях касательно экспертизы, попутно размышляя, имеет ли смысл уже сейчас связаться со знакомыми, или сначала все-таки выяснить принципиальную позицию заказчика.

     Прикрыв глаза, молодая женщина несколько минут сидела неподвижно, полностью погрузившись в анализ, прислушиваясь не только к голосу разума, но и к пресловутому то ли шестому, то ли седьмому чувству. Затем взяла отдыхавший на подзарядке смартфон, моргнула, обнаружив, что благополучно пропустила время обеда, набрала номер, поморщившись. Не любила она дергать людей по выходным, даже если ей разрешили, даже если настоятельно увещевали. Ведь один звонок от одного человека становился чередой лавины из таких же отдельных звонков отдельных людей. И не позволял отдыхать. Она выдохнула и произнесла: - Добрый день, господин Михаэри. Очень не хотелось беспокоить Вас в выходные, однако я вспомнила, что Вы грозились испортить себе именно этот конец недели работой, да и ситуация весьма неоднозначная.

     Опять чуть скривившись, ибо то, что следовало сказать дальше, выполнять категорически не хотелось, но было нужно ради дела, она продолжила: - Хотелось бы узнать Ваше мнение. Как Вам будет удобнее, чтобы я приехала к Вам в офис, или Вы приедете к нам? К сожалению, на нейтральной территории я, пожалуй, обсуждать данный вопрос не рискну….

     Досадливо поджав губы, пока выслушивала ответ, Лэави покачала головой, затем растянула губы в улыбке, тщательно контролируя интонации, проговорила: - Хорошо, тогда я подъеду к Вам через два часа. До встречи. Хорошего дня.

     Положила телефон, резко отъехала на кресле, встала и со словами: «Вот оно тебе надо? Профессионал недобитый?!» - топнула изо всех сил по ковру. Нога на тонкой шпильке подвернулась, заставляя зашипеть от нудной тянущей боли. Пришлось усаживаться в кресло и осматривать как пострадавшую конечность, так и каблук, супинатор которого, к счастью, выдержал ненадлежащее с модельной обувью обращение. Собрав документы и вещи, молодая женщина прислушалась к усилившемуся шуму в рабочей зоне, посмотрела на часы и удовлетворенно кивнула. Заказчики, ради которых она сегодня и таскалась на каблуках и в столь дорого-выглядящем прикиде, пришли вовремя.

     К концу разговора Лэави упилась кофе до состояния «сейчас польется из ушей», наулыбалась на ближайшие пару месяцев вперед, накивалась и думала с нежностью о том, что скоро доберется до кабинета и скинет эти чертовы замечательные туфли. Довольно удобные, несмотря на высоту каблука, для ходьбы, но отнюдь не для сидения на низком диванчике. В них элегантная поза принцессы давалась с еще большим трудом. Однако клиент был доволен, клиент был даже счастлив и расслаблен, он улыбался и подписал выполненные работы, тут же давая отмашку о переводе денег на счет дизайнерской фирмы.

     Мягко отклонив предложение продолжить общение в ресторане, Лэави посетовала на то, что суббота лучшее время для деловых встреч с занятыми людьми, отбрехалась следующей встречей, проводила дорогих, в прямом и переносном смысле этого слова, гостей до дверей, подождала, пока сопровождавшая до лифта посетителей Милена вернется и плотно прикроет створки в офис, и только тогда, наконец, позволила приклеившейся улыбке стечь с лица. Кивнула помощнице, выглядевшей тоже уставшей и забегавшейся: - Спасибо Милена, кажется, мы с тобой неплохо поработали, - сил на долгую речь уже не осталось, так что Лэави просто махнула рукой.

     - Фух, - шатенка шлепнулась на все еще нагретый ушедшими гостями диванчик и вытянула ноги, предварительно покосившись в сторону ничего и никого не замечавшего визуализатора, - такое чувство, что не час прошел, - она сверилась с циферблатом винтажных часов, - а полдня. Но вроде бы успешно?

     - Конечно, успешно, - в дверях материализовалась довольная бухгалтер, - можешь покупать свой самовар, и даже винтажный!- кивнула Милене. Та вяло пошевелилась: - Спасибо. Обязательно. Только посижу чуть-чуть.

     Только обойдемся все-таки без старины, - улыбнулась Лэави. Пристроившись рядом, Эрвээхэй отхлебнула из кружки крепкий кофе и сочувствующе поглядела на сморщившуюся и потиравшую шею брюнетку: - Что? Загоняли?

     Та пожала плечами: - Да не то чтобы. Обычная текучка. Но ты же знаешь…. Все покажи, объясни и прочее, - вздохнула, взглянув на браслет, - а теперь я еще к нашим дорогим заказчикам на Марсовой площади, - с трудом удержалась от кислой мины, ибо не надлежало владелице фирмы кривиться при упоминании очень крупного и весомого клиента, к тому же не отличавшегося взбалмошностью и вредностью. А то, что у нее личные заморочки и пунктики, вообще следовало оставить исключительно для персонального пользования, поэтому Лэави посерьезнела, прикусила губу, прикидывая, но все-таки созналась: - Возможно, будут незначительные переделки и дополнительная работа, соответственно, сроки придется увеличивать, но….

     Уже пересевшая за свой стол и перебиравшая на нем бумаги, однако не переставшая при этом прислушиваться Милена тихонечко застонала и опустила голову на столешницу, несколько раз легонько приложившись головой о его светлую поверхность. Эрвээхэй чуть не подавилась, отставила кружку в сторону и укоризненно уставилась на начальницу. Та пожала плечами, виновато улыбнулась и произнесла ту фразу, которую сотрудники каждый раз ожидали с затаенным ужасом, ибо после нее начинался армагездец, заканчивавшийся, что характерно существенной прибавкой в виде премии и ощущением сотворенного чуда, однако процесс от фразы до результата…, вызывал и у Эрвээхей недостойное желание последовать примеру Милены, однако она сдержалась. Медленно выдохнула и….

     - В конце концов, заказчик еще ничего не согласовал, так что, скорее всего, ничего и не получится…. Все останется на своих местах.

     В ответ на это сотрудницы синхронно покивали, как болванчики, дождались, пока успокоенное начальство свалит к себе в кабинет, собираться на следующую встречу, и скептически улыбнулись друг другу, ибо еще ни разу! от таких вот внезапных «всплесков творчества» не отказывались. Возможно, к Лэави изначально приходили клиенты, настроенные на изменения и качественный результат, пусть и с некоторым удорожанием. Все-таки конфету из … отходов жизнедеятельности животных и разумных она сделать не могла, и не бралась за изначально провальные проекты. Но и идеи, приходившие в голову молодой женщине вот так вот, не во время, оказывались той самой вишенкой на торте, благодаря которой добротный проект становился шедевром и… приводил новых клиентов.

     - Вячеслав, - Милена потрясла за плечо погруженного в выкладки на экране мужчину, дождалась, пока в глядевших на нее глазах появятся проблески разума, - заканчивай быстрее с текучкой, нашу леди Арэли опять осенило… и, - девушка почесала кончик носа, пока визуализатор хлопал глазами и нащупывал кружку с кофе, - надо нашим позвонить…. Мало ли….

     Ухватившись за телефон, шатеночка задумчиво простучала по столешнице какую-то мелодию, после чего принялась набирать сообщение, решив осчастливить всех не звонком, а текстом, чтобы коллеги подготовились либо морально, прикидывая планы, либо физически, максимально быстро заканчивая простые задания. Такие в фирме тоже водились, ибо зачастую бывшим клиентам требовалась помощь в менее масштабных проектах. Им не отказывали, так что в работе постоянно крутилась пара десятков мелких объемов, работавших с небольшой прибылью, но на репутацию дизайнерского бюро.

     Придирчиво оглядев костюм, Лэави довольно улыбнулась отражению. Все-таки крупная сумма была потрачена не зря. На ткани не было и следа помятостей, при этом, в отличие от дешевой синтетики, она дышала и позволяла чувствовать себя комфортно. Поправив черный топ в вырезе пиджака, молодая женщина взвесила на руке тяжелый флакон матового черного стекла, вывернула колпачок и вдумчиво окутала себя легким свежим облаком, старательно не пропуская ни одного стратегически важного места. Несколько напряженно улыбнулась своему отражению: - Ну не съедят же тебя, в самом деле, - вышла из закутка и подхватила сумку, размышляя о том, что съесть ее не съедят, но все-таки сроки…, переноса которых категорически не хотелось, но ведь такая идея! Направляясь к лифту, брюнетка настраивала себя на разговор.

     - Добрый день, леди Арэли, - в раскрывшихся дверях широко улыбался умник. Слегка отшатнувшись, Лэави даже моргнула пару раз: - А ты что здесь делаешь? – вырвалось практически непроизвольно, - вроде бы, помнится, вчера кто-то четко заверил всех, что будет заниматься исключительно диванингом?

     Живший в одном из соседних домов, отделяемых от деловой части выступающим островком парка, что являлось предметом легкой зависти и подтруниваний остальных, Андеас широко улыбнулся и помахал смартфоном: - Да мне тут маякнули, что надвигаются изменения….

     - Так я еще только к заказчику собираюсь, еще ничего не известно, - развела руками и виновато улыбнулась начальница, - зря они тебя всполошили….

     - Свежо предание, да верится с трудом, - ответствовал мужчина, снова нажимая на кнопку лифта, чтобы тот не уехал, элегантным жестом провожая в кабину озадаченную руководительницу. Подождал, пока двери закроются, развернулся и зашагал в сторону офиса, бурча под нос: - Не ясно, не известно…. Ага, как же. Один раз поверил, мне хватило, - шагнул в теплый, пахнувший ванилью и цветами офис, - Девочки, привет. Вячеслав, тебе тоже привет, хоть ты меня и не слышишь. Ну что, с армагездецом нас! Давненько не было! – ответом стал дружный вздох. Бережно придерживая чашку обеими руками, Эрвээхэй поднялась с диванчика: - Пойду я тоже… посмотрю….

     Когда женщина вышла, Милена убрала руку от мышки и задумчиво произнесла: - А ей-то что смотреть. Тут проекты, а у нее?

     - А у нее вся финансовая отчетность и данные по проекту. Обязательно придется пересматривать сметы и решать, где можно сократить и прочее, - усмехнулся Андеас.

     - Так леди Арэли уже все посмотрела, наверняка, и… сметчики у нас тоже есть, - подняла бровки домиком шатенка.

     - А с пословицей: «Одна голова хорошо, а две лучше», ты совсем не знакома? – улыбнулся мужчина, - леди Арэли прекрасно понимает, что в каждой области нужен профессионал, поэтому и сметчики будут завалены по самую макушку, но наша экстравагантная Эрвээхэй, несмотря на внешнюю легкомысленность, не просто профи, а виртуоз. И отвечает за налоги и твою зарплату. Именно с ней будут обсуждаться окончательные решения. Все. Пора работать. Ты бы пока проверила, нам потребуется много бумаги для плоттера. И чернила.

     - Не учи ученого, - фыркнула помощница, и тут же улыбнулась, - Мэраи, и ты сорвалась.

     Поприветствовав окружающих, элегантная блондинка развела руками, проследовала к компьютеру, где и уселась с таким видом, что сразу становилось ясно, она здесь надолго. Оглядев шуршавших бумажками, стучавших клавишами и почесывавших макушки коллег, Милена покусала губу и пробормотала: - А принесу-ка я всем кофе… или горячий шоколад. И печенья, побольше. Надо сбегать в кулинарию, - с этими словами девушка двинулась в сторону кухни, однако на полпути свернула к плоттеру и прочим печатающим агрегатам, чтобы проверить наличие расходников на них, а потом в темный уголок за дверью, притворявшейся шкафом, где лежали картриджи и рулоны с бумагой. Облегченно выдохнула и, напевая нечто маршеобразное, прошагала на кухню, достала кружки, зависнув лишь на мгновение, соображая, какую взять для утащившей свою посудину с собой бухгалтера, после недолгих размышлений решительно залезла в нижний шкафчик, где хранились чашки, купленные в магазинчике внизу, что называется про запас.

     По крайней мере, Милена себе так говорила, хотя в глубине души признавалась, что просто не могла пройти мимо звонкой оранжевой кружки с огромной разноцветной бабочкой, или похожей на апельсин посудины. Вот и складировались эти образчики человеческой фантазии и склонности к накопительству в дальнем уголке, а все сотрудники знали, что прежде чем печалиться по поводу разбитой чашки и бежать за новой по магазинам, нужно залезть в шкафчик и попытаться найти что-то по вкусу. Стоили посудинки недорого, но Милене все равно было приятно, когда Лэави выдала ей небольшую сумму на «посудные расходы», попросив не выбиваться за ее пределы.

     В микроволновке медленно плавились плитки шоколада, пока девушка рыскала по холодильничку в поисках сливок и корицы. Найденное было осторожно смешано, доведено до ума и разлито по чашкам. Вздохнув, Милена пожалела, что напоить леди Арэли у нее не получилось. Та уже умчалась на свою встречу, зато остальных вполне можно было побаловать вкусненьким. Небольшой поднос удачно вместил кружки. Распахнувшаяся от легкого толчка плечиком дверь, открыла вид на шуршащий делами офис. И тут Милена поняла, что кружек у нее маловато. Пришлось разворачиваться, доставать еще парочку и перераспределять шоколад. Немного вспотев от волнения, так как подобные перетрубации напиток не любил, да и следовало поторопиться, пока не остыл, помощница, наконец, донесла угощение до целевой аудитории, встретившей девушку практически, как спасительницу. Выслушав слова благодарности и довольные угуканья, она вернулась к компьютеру, прихлебывая из собственной чашки, и погрузилась в поиски самовара, раз уж все остальное, необходимое для работы у нее было в наличие.

     - Милена, там в туалете лампочка перегорела, - доложила Мэраи, вытирая руки салфеткой и отправляя последнюю в гостеприимно распахнувшийся ярко-оранжевый автоматический бачок для мусора. Чертыхнувшись мысленно и свернув страничку с самоварами, шатенка выдвинула ящик стола, проверяя наличие лампочек с необходимым цоколем, удовлетворенно хмыкнула, выудила из угла за шкафчиками легкую небольшую стремяночку и направилась в туалет, размышляя о том, что можно было бы дернуть и мужскую часть офиса или вообще вызвать сантехника, но зачем, если дома она прекрасно справлялась не только с лампочками, но и с установкой и даже! починкой и переборкой так и норовивших сломаться дешевых люстр забугорного производства.
     … …
     Приветливо улыбнувшийся охранник проводил взглядом тонкую гибкую фигурку в кремовом костюме, в который раз любуясь прямой спиной и элегантной походкой босса дизайнерской фирмы, в отличие от многих в этом здании не чуравшейся поздороваться и обменяться улыбками с обслуживающим персоналом. Помедлив у плавно раздвинувшихся огромных дверей, брюнетка вышла на улицу, где была практически тут же остановлена каким-то блондином.

     Охранник настороженно вытянул шею, а затем переключился на камеру у входа, внимательно наблюдая за выражением лиц говоривших, ловя малейшие жесты, мимику, оттенки эмоций. Ему, бывшему сотруднику одного из профессиональных воинских подразделений со специфической специализацией, было понятно, что молодая женщина немного смущена, озадачена, но не напугана. Вот она виновато улыбнулась, указывая собеседнику, крутившему в руках телефон, на подъехавшее такси, а затем быстро сбежала вниз и скрылась в салоне, оставляя незадачливого ухажера на месте.

     Хмыкнув, мужчина переключил камеры в обычный режим, оставляя поклонника, так и не получившего заветный номер телефона, в одиночестве. Именно поэтому он не мог видеть, как сошлись над переносицей элегантные брови, на лице мелькнула неприятная усмешка, а в глазах блеснули злость и раздражение. Медленно опустив телефон в карман, Гоэр сжал руку в кулак, грудь тяжело поднималась и опускалась, а внутри клокотала и ревела ярость. Все так же не делая резких движений, блондин разжал пальцы и вальяжно спустился вниз, направляясь в сторону парка. Двинулся по заасфальтированной дорожке, автоматически перешагивая через лужи, даже не пытаясь прокручивать в голове возможные варианты. Он ждал, пока успокоится. Только тогда, на холодную голову, он будет думать, а пока….

     Блондин сделал шаг в сторону, позволяя своему негодованию выместиться на коре крепкого ствола, содрогнувшегося от мощного удара раздраженного мужчины. Розовые губы сошлись в тонкую ниточку, скулы заострились, а васильковые глаза смотрели на мир, словно сквозь прорезь прицела. Оглядев кожу на предмет повреждений и слизав кровь с царапины, оставленной отомстившим деревом, Гоэр выбрался обратно на дорожку и присел на ближайшей лавочке. Да, в этот раз он опять проиграл, но… одна битва, это еще не война целиком. Однако, он нахмурился, тянуть дальше было нельзя. Они уже встретились. Пора переходить к более активным действиям, раз уж стандартный набор оказался неэффективным. От навязчиво крутившихся мыслей о том, что в сравнении с соперником он выглядел… более жалким..., блондин привычно отмахнулся. Взялся за сотовый, покрутил в руках, набрал номер, дождался ответа: - Все подготовить. Пора ускорить события.
     … …
     Офисное здание компании походило на офис меньше всего. Первый раз оказавшаяся здесь Лэави с любопытством оглядывала четырехэтажное отдельно стоящее здание в окружении зеленой территории, засаженной цветами и кустарником. Удивленно распахнула глаза, приметив у песчаного цвета каменной ограды, на удивление невысокой, цветущую поляну. Хлопнула ресницами и потянулась за телефоном, но такси уже проехало мимо этой красоты, чтобы спустя пару минут остановиться напротив стеклянного входа с внимательными глазками камер и тщательно, брюнетка сказала бы, ювелирно, встроенной в двери рамкой металлоискателя.

     При входе легкий теплый поток воздуха чуть пошевелил антрацитовые прядки, коснулся алых. Серьезный, подчеркнуто вежливый мужчина в темно-сером костюме осведомился о цели визита, сверился с экраном планшета и подозвал другого, также серьезного и вежливого, в отлично сидевшем костюме, того же цвета и фасона. Взгляд Лэави переместился с рукава проводника на темные, шоколадные стены, целиком оформленные деревом, придававшим холлу налет аристократизма. Мрачность же смягчалась белизной длинных кожаных диванов, стоявших на таком же белом, с легким орнаментом по краю, ковре, служившем для привязки к стенам этой белоснежности.

     Каблуки довольно звучно цокали сначала по светлому паркету, а потом по коричнево-багровой плитке коридора. Профессиональным взглядом девушка отметила великолепное обрамление плиткой керамогранита подпорных колонн, а вот оформление стен штукатуркой заставило поморщиться. Подобные узоры, слишком выпуклые, бросающиеся в глаза, были мощными собирателями пыли, а вымыть ее струей под давлением, как это обычно делалось снаружи, было весьма проблематично. Так что клининговому персоналу приходилось тут трудиться очень активно. Либо…, она аккуратно сместилась ближе к стене, чем вызвала осторожный взгляд сопровождающего, провела рукой по ближайшей ракушке и потерла пальцы, уважительно кивнула, не обнаружив пыли. Видимо, первый вариант.

     Тяжелые створки дверей медленно разошлись, открывая доступ в полностью декорированный темным деревом кабинет, в центре которого, под светом роскошной люстры с многочисленными подвесками, Лэави прищурилась, наблюдая за радужным спектром, и кивнула себе, видимо, хрустальными, располагался белоснежный овальный стол со срезанными торцами, в окружении мягких кожаных кресел цвета топленого молока. С противоположной стороны в этот же момент открылась дверь, впуская высокого блондинистого викинга с вежливой улыбкой на красивом лице: - Леди Арэли, - женщина мысленно хмыкнула, вот и к этому прицепилось офисное нестандартное обращение, ну как так!, - еще раз добрый день.

     Кивнув сопровождающему, мужчина ловко выдвинул тяжелое на вид кресло, приглашая гостью присесть. Передав пальто в руки темно-костюмного, брюнетка плавно опустилась в предложенный предмет мебели, чуть выдохнула, когда хозяин кабинета устроился слева, на срезанном торце, достала ноутбук и поставила его перед собой. Блондин широко улыбнулся и развел руками: - Признаться, леди Арэли, я не раз слышал про подобные ситуации, однако в нашем случае был уверен, что ничего похоже не случится, так как проект и так чрезвычайно интересен, так что Вы меня заинтриговали.

     Подождав, пока вернувшийся с массивным подносом сотрудник выставит иссиня-черные чашки с ароматным травяным чаем, как она любила, и удалится, Лэави открыла ноутбук: - Вы правы, господин Михаэри, проект очень интересен, однако, Вы и сами знаете, нет предела совершенству, вопрос только в том, насколько это совершенство соответствует Вашим целям. Изящный палец с аккуратным маникюром нажал на клавишу, открывая документ. Затем уже из обычной папки были извлечены карандашные наброски.

     Тихо и ровно звучал в кабинете приятный голос молодой женщины, неспешно указывавшей на плюсы и возможные сложности-минусы задумки. В кабинете становилось многолюднее. Лэави приветствовала легкой улыбкой и кивком головы сметчика заказчика, представителя ПИАР-службы, в чьем ведении находилась подготовка к открытию комплекса и проведение масштабного мероприятия по данному поводу, бухгалтера, представителя качества. В конечном итоге, когда она уже подустала говорить, а чай снова, вполне ожидаемо, плескался где-то в ушах, Лэави внезапно поняла, что сидит в компании десяти серьезных, внимательно слушавших ее и делавших пометки мужчин. Оглядела слушателей, широкий разворот плеч которых как раз вписывался в непривычно большие спинки кресел, покрутила головой, чтобы размять затекшую шею и отложила в сторону стилус, которым набросала на ноуте, изображение с коего шло сразу на огромный экран на стене, уже не один эскиз, улыбнулась: - Вот собственно и все. Как Вы видите, концепция проекта не меняется, лишь дополняется еще одним элементом….

     Фраза «Вам решать» повисла в воздухе, так и не произнесенная. Команда заказчика зашевелилась, переглядываясь, тихо обсуждая изменения и еще раз просматривая предложенные варианты, пока брюнетка, наконец-то наслаждалась собственным молчанием, с ужасом вспоминая, что ей сегодня еще с потенциальными заказчиками общаться, а горло уже сейчас подавало знаки SOS. Появление очередной чашки с чаем рядом с разложенными эскизами хотелось воспринять как акт издевательства, но легкий нежный аромат внезапно примирил с напитком. Мягкая ромашка с успокаивающей мелиссой обволокли раздраженное горло. Делая мелкие глотки, Лэави с интересом поглядывала на принюхивавшихся мужчин, слушала и прятала за краем чашки улыбку.

     Внезапно все дружно встали, разворачиваясь к распахнувшимся дверям, впустившим элегантного, чуть уставшего брюнета с пронзительным стальным взглядом, которым он обвел всех собравшихся. Медленно и плавно Лэави чуть глубже сдвинулась в кресле, чтобы полностью спрятаться за мощной фигурой рядом стоявшего сметчика. С этим образчиком мужеской силы она уже встречалась и о повторной встрече не мечтала совершенно. На миг изящные брови сошлись на переносице, выдавая недоумение хозяйки, пытавшейся сообразить, что такая шишка забыла на их совещании. Да, проект был важным, крупным, но таких в компании принимавшей приветствия кратким кивком личности были вагон и маленькая тележка.

     Пока Лэави размышляла, стоило ли ей встать, ведь с одной стороны она женщина, глава фирмы, да и не успела среагировать вместе со всеми, а с другой, уровень у них слишком разный, мужчина внезапно принюхался. По лицу скользнуло удивление, а брюнетка спрятала ехидную усмешку за краем чашки, представляя себе, как смотрится это количество тестостерона на один квадратный метр роскоши в облаке мяты с ромашкой.
     … …
     В носу зачесалось от смеси запахов. Хаэри чуть повел носом, жалея, что приглушить обоняние невозможно, слишком уж неожиданной и резкой оказалась комбинация кофе, крепкого чая, трав, шоколада и ставших менее ощутимыми в присутствии вожака, но все равно ощущаемых запахов соклановцев. С любопытством обведя взглядом собрание, брюнет махнул рукой, усаживая всех, прошел к выдвинутому для него креслу во главе стола, попутно осведомляясь о причине незапланированного сборища, да еще в таком составе, и с удивлением обнаружил поднявшуюся на несколько секунд, пока ее представляли, а затем опять скрывшуюся за широкими плечами присутствующих госпожу Арэли, оказавшуюся инициатором столь активного и масштабного обсуждения.

     До чуткого уха доносился тихий шум вентиляционной системы, отлично справлявшейся с поставленной задачей - в помещении легко дышалось. Свет люстры не слепил, тяжелые шторы, закрывавшие окна, надежно прятали промозглую осеннюю серость. Зверь тихонько и довольно урчал, пока Хаэри прислушивался к обсуждению, удовлетворившись краткими пояснениями, одновременно мысленно одобряя свое решение появиться здесь. С одной стороны дел у него было достаточно, но… отправляться именно сейчас в резиденцию не хотелось. Да и лорд Грегор пока что был под медикаментами. Вот брюнет и решил совместить приятное с полезным – отвлечься от некоторых событий и проверить работу подразделения. А уже здесь, в офисе, когда ему доложили о совещании, он удовлетворенно ухмыльнулся и, мысленно потирая руки, направился в кабинет, где находились ключевые фигуры проекта, представляя реакцию на свое появление.

     И она не заставила себя ждать. Правда, Хаэри совершенно не ожидал, что его встретят с радостью, а когда узнал о причине, то проклял тот момент, когда решил поучаствовать. Тем более что он и сам не знал, почему, едва почувствовав аромат мяты и ромашки, уселся в кресло. Теперь за это следовало расплачиваться. Принюхавшись в очередной раз, брюнет раздраженно распахнул глаза и взглянул на устало потиравшую виски дизайнера: - Почему же столь интересная идея не пришла в головы Вашей команде раньше? Тогда бы у нас не возникло проблем на данном этапе.

     До того откинувшаяся в кресле женщина, подняла на него глаза цвета антрацита, в которых мягко мерцали радужные переливы люстры, сложила в подобие домика изящные пальцы, чуть склонив голову на бок: - Вы абсолютно правы, господин Эраэ, случись подобное раньше, сейчас мы бы спокойно шли по графику, и мне не пришлось бы срочно вызывать всех сотрудников и оплачивать им работу в выходные и сверхурочные, в том числе ночные, по двойному тарифу, а Вашей команде принимать сложные экстренные решения по сдвигу сроков строительства. Однако, - она чуть пожала плечами, - творческий процесс не является математической формулой, где можно задать параметры и получить нужный результат, так, например, данная идея пришла мне в голову только вчера днем во время велосипедной прогулки. Толчком к ее возникновению послужило валяние на лесной поляне. Никто не может гарантировать подобных совпадений. И… я оставляю полностью на Ваше усмотрение решение, принимать изменения или отклонить их, ведь, согласитесь, изначальный проект прекрасен сам по себе, а мое изменение лишь добавляет некий… оттенок. Который вполне можно и проигнорировать… впредь.

     Закончив, Лэави чуть отвернулась в сторону плотно закрытых массивных шкафов, не собираясь ничего добавлять. Внутри все дрожало и морщилось, оставалось радоваться внешнему наработанному контролю и отличным духам, добавлявшим уверенности. Не в первый раз ей кидали подобные обвинения, и даже в более грубой форме, так что поведение и речь были отработанными. Но как же не вовремя принесло этого… босса. Она помянула нехорошими словами пресловутый закон подлости, аккуратно собрала бумажные эскизы и растянула губы в легкой улыбке: - Господа, прошу прощения, но через час меня ждут в другом месте, как я уже говорила господину Михаэри, - она кивнула блондину, - я понимаю, что принятие подобного решения не может быть быстрым, поэтому оставляю Вам электронную копию расчетов, - женщина аккуратно собрала листы бумаги и уложила их в папку.

     - А как насчет самих эскизов? Хотелось бы оценить их еще раз. Может быть, Вы позволите сделать фотографии или копию? - подал голос сидевший сбоку от главного босса шатен.

     - Данные разработки являются исключительной собственностью нашей фирмы, господа, - Лэави чуть приподняла бровь, - поэтому никакие копии не могут быть предоставлены, пока не будет официально задокументированного решения. Понимая сложность ситуации, я оставляю Вам расчеты по всем возможным дополнительным расходам, включая временные, а также техническое описание процесса. Этого вполне достаточно для оценки рисков. Однако, в качестве жеста доброй воли, - она отделила от стопки один из рисунков, - оставляю Вам один из первичных вариантов, - и снова легкая улыбка, вздох.

     - А разве любые наработки по проекту не являются собственностью заказчика? - Хаэри и сам не понимал, почему вдруг накатило раздражение, пополам со странной неуверенностью.

     - В нашем случае данный пункт не является действительным, так как проект уже согласован и утвержден. Любые дополнительные работы, не связанные напрямую и не являющиеся жизненно необходимыми для существования и реализации проекта, представляют собой отдельные позиции и предмет отдельного соглашения, - молодая женщина обвела сидевших спокойным взглядом, - как Вы прекрасно понимаете, указанные изменения на жизнеспособность проекта не влияют, иначе Ваши высококвалифицированные специалисты его бы не приняли. Со своей стороны могу лишь обещать, что, видя, какие сложности возникли по нашей инициативе, постараюсь в будущем данную проблему устранить.

     В повисшей тишине едва слышный хмык стал практически оглушающим, а взгляды окружающих сосредоточились на его источнике. Чуть передвинувшись вперед, Хаэри поднял раскрытую ладонь и улыбнулся: - Госпожа Арэли, несмотря на возникшие недопонимания и трудности, прошу Вас и впредь обременять нас подобными проблемами, не стоит щадить мою команду. Она вполне способна принять такой вызов. К тому же, как я успел убедиться, проект от подобных изменений только выиграет. Думаю, что завтра, - он взглянул на блондина, тот едва заметно кивнул, - мы сможем предоставить окончательное решение.

     - Благодарю за доверие, - Лэави позволила себе вежливую улыбку уголками губ, - и Вы правы, комплекс на Марсовом поле обретет не просто величие и масштабность, но и тонкую струну элегантной нежности, - на этот раз улыбка затронула и до того настороженные глаза, выдавая увлеченность творческой личности удачной идеей. Проверив, что не оставила на светлой матовой столешнице с тонкой вставкой стекла посередине ничего лишнего, молодая женщина застегнула сумку, с неудовольствием отмечая начавшую зарождаться где-то глубоко внутри дрожь. Пора было уходить.

     Обведя взглядом всех сидевших в креслах, она чуть кивнула и попрощалась. Получила на выходе из кабинета пальто и неспешно прошествовала по коридору за провожающим, махнула рукой на попытку вызвать такси. Оставаться еще хоть немного в окружении этих замечательных людей ей совершенно не хотелось, так что Лэави уверенно направилась по широкой дорожке, ведущей к элегантному въезду-входу на территорию, попутно вызывая себе такси. Задержалась у так поразивших ее кустов, сделала несколько фотографий, только потом сообразив, что могла вызвать неудовольствие охраны, однако никто не появился и не потребовал удалить отснятый материал, так что, с удовольствием взглянув на крепко державшие смартфон, без единого признака дрожи, руки, она проверила местоположение игрушечного такси и вышла за территорию комплекса, наконец-то позволяя себе глубокий и полноценный выдох. Все-таки оставшаяся за спиной атмосфера на нее давила, и сильно. Поднеся рукав к лицу, Лэави с удовольствием вдохнула нежный и тонкий аромат собственного парфюма, подняла голову к небу и улыбнулась мечтательной улыбкой серым промозглым тучам, открыла дверь медленно подобравшегося через приличную лужу такси и скрылась в салоне.

     Как только двери закрылись, а в коридоре стихли шаги дизайнера, сидевшие вокруг стола уставились на начальство выжидающими взглядами, выражавшими готовность к любым свершениям. Чуть улыбнувшись кончиками губ и коснувшись пальцами переносицы, Глава кивнул в сторону Михаэри: - Все вопросы к вашему непосредственному руководству, - встал с места и направился на выход, оставляя подчиненных переглядываться в догадках, по каким таким причинам к ним заглянул первый человек компании. Однако уже в следующую секунду им стало не до того, так как сузивший карие глаза блондин открыл предоставленные неугомонной дизайнером расчеты и повернулся к сметчику: - Срочно перепроверить данные, - развернулся к ПИАРщику, - свяжитесь со своими и подумайте, как можно обыграть сроки, в любом случае, насколько я помню, мы закладывали определенный запас времени на случай непредвиденной ситуации, - увидев легкую гримасу недовольства на лице подчиненного, продолжил, чуть добавив металла в голос, - считайте, что это как раз тот самый форс-мажор.
     … …
     За панорамными окнами шел ливень, заглядывали, пытаясь проникнуть внутрь, юркие хлесткие любопытные струйки, за становившимся практически сплошным водным покрывалом уже было невозможно рассмотреть окружающий мир. Казалось, что существовал только этот просторный, окрашенный в коричневые тона переход, наполненный тишиной и едва слышным шелестом одежды. Подойдя к окну, Хаэри прищурился, вглядываясь в потоки воды, несколько мгновений прослеживая водный узор и размышляя над тем же вопросом, что не давал покоя оставшимся в переговорной. Развернулся, заслышав легкий шум. Махнул рукой поклонившемуся, замершему на миг сотруднику, показывая, что ничего не требуется, выудил из кармана смартфон и набрал короткий номер: - Я в головном офисе. Жду с отчетом, как только доберешься. Через десять минут? Хорошо. Буду у себя.

     Поднимаясь на верхний этаж в тихом уютном лифте, предназначенном исключительно для него и его гостей, Глава тихо улыбнулся. Она ему осмелилась угрожать. Это был лишь легкий намек на то, что впредь все будет исключительно по спланированному сценарию, но все равно, это была угроза. Он хмыкнул и качнул головой. Постучал кончиком туфли по мягкому ворсу покрытия, вышел в просторный холл, где стоял пока еще пустой стол личного помощника и толкнул створку дверей в свой кабинет, прикидывая количество общавшихся с ним партнеров, способных выказать неудовольствие или настоять на своем без изрядного выброса адреналина.

     В помещении запахло крепким ароматным кофе, появившимся вместе с широкой улыбкой помощника, поставившего перед руководством черную чашку, словно покрытую ледяным узором. После этого рыжик устроился в кресле, раскладывая на столе блокнот, планшет и папку с бумагами. Сделав глоток прекрасно приготовленного напитка, Глава кивнул, Кейн открыл рот.
     … …
      - Ты представляешь? Сельский замок! Это же… нет слов! И Армиас Жеминуа!

     Лэави чуть отодвинула от уха вопивший сотовый, виновато посмотрела на ответившего ей понимающим и даже сочувствующим взглядом таксиста, вздохнула: - Очень рада за те….

     - И скидки, представь себе! Там можно приобрести модели с пятидесятипроцентной скидкой. Я на седьмом небе!

     «Скорее уж на семидесятом и в полном астрале», - Лэави закатила глаза, пользуясь тем, что блондинистое чудо, спешившее поделиться переполнявшими ее эмоциями, находится вне зоны видимости.

     - Так что ты просто обязана со мной сходить. Это не обсуждается!

     Поперхнувшись, Лэави вытерла выступившие в уголках глаз слезы, стараясь не испортить макияж, придерживая смартфон у уха одной рукой, второй пыталась расстегнуть сумку, решившую не поддаваться на такую провокацию. Вздохнув, брюнетка временно сдалась, тем более что требовалось покончить с неприятным вопросом.

     - У тебя есть второй пригласительный, Элайша? – промурлыкала в трубку, тут же примолкшую.

     - Ннет, но ты же…, - донеслось неуверенное, с нотками раздражения, с другого конца.

     - Ты сама сказала, это закрытый показ в Сельском замке. Как ты думаешь, где я могу раздобыть пригласительный? Или ты готова дать мне свой? – прислушиваясь к тишине, Лэави на миг дрогнула, представив себе, что Элайша согласится, но тут же откинула подобные мысли, как нереальные. Волноваться было не о чем.

     - Ну… ладно, извини, но вдруг у тебя все же получится…, - блондинка явно пошла на попятный, - я обязательно куплю тебе что-нибудь….

     Прикрыв ладонью рот и отодвинув смартфон подальше, Лэави тихо хрюкнула, расслышав в голосе собеседницы изрядную, прямо-таки гигантскую дозу неуверенности, поднесла сотовый: - Не стоит утруждаться, Элайша. Ты же знаешь, что я люблю выбирать одежду сама.

     - Да, конечно, - на том конце облегченно перевели дыхание.

     - Извини, мне пора на встречу. Удачно провести время. Когда там твой показ? Послезавтра? Рада за тебя, успехов. Пока, - отключив, наконец, телефон, брюнетка закинула его в открытый карман сумки и расстегнула упрямую молнию, достала зеркальце, прищурилась, пытаясь рассмотреть в скудном освещении свое отражение. Такси плавно затормозило у кромки тротуара, а водитель включил свет в салоне, вызвав у пассажирки абсолютный ступор, улыбнулся: - У меня супруга такая же… балаболка. Считайте это проявлением солидарности.

     Быстро поправив макияж, все-таки немного расползшийся, Лэави благодарно протянула водителю сумму, несколько превышавшую установленную, покачала отрицательно головой на попытку отдать сдачу, высунула зонт, раскрывая его практически над машиной и выбралась сама, с неудовольствием посмотрела на ожидавшее ее впереди луже-море, и отошла от дороги, так как стремительно пронесшаяся мимо угольно-черная машина успела окатить водой такси практически сверху до низу. Да и сама брюнетка лишь чудом увернулась. Она на всякий случай осмотрела пальто, недовольно поджала губы, обнаружив крошечное пятнышко, взглянула на часы и аккуратно встала на довольно широкий, к счастью, бордюр. Плыть по луже никакого желания не было, так что пришлось вспомнить, что такое равновесие и с чем его едят.

     В любое другое время года встретивший ее теплом и ароматом вкусной пищи ресторан был бы идеальным местом. Но не сейчас, когда огромные окна, точнее стеклянные стены были залиты дождем, струящимся по грязной, налетевшей с дороги пыли, оставлявшим на стеклах невообразимый неряшливый узор. Лэави поморщилась и попросила официанта задернуть шторы. Легкая полупрозрачная ткань прикрыла осеннее безобразие, а теплый свет похожего формой на бумажный фонарик абажура окончательно примирил с действительностью, как и крошечное блюдце изумительно поджаренных сухариков, выданных в качестве бесплатного бонуса. Улыбчивая официантка приняла заказ и удалилась, а молодая женщина откинулась на плюшевые серые подушки софы и прикрыла глаза, радуясь временной паузе.

     Потенциальные клиенты задерживались на пятнадцать минут благодаря некстати возникшей у них на пути аварии, о чем и предупредили. Так что можно было немного расслабиться. Достав из сумки влажные салфетки, Лэави уже собралась надорвать одну, но передумала, встала и направилась в дамскую комнату. В конце концов, количество выпитой за сегодняшний день жидкости уже изрядно подпирало. Вымыв руки, дизайнер устало взглянула на свое отражение, скорчила печальную рожицу, потом подмигнула, словно говоря: «Держись, еще чуть-чуть!», поправила прическу. В сумке булькнул телефон. Клиенты докладывали, что ползут медленно, и впереди еще одна авария, а вывернуть некуда, разве что через двойную сплошную, но проделывать такое на глазах приехавших инспекторов было бы крайне неразумно, и интересовались, смогут ли они встретиться сегодня, или придется договариваться на другой день.

     По-хорошему, стоило все перенести. Вернувшись к своему столику, Лэави прикрыла глаза, прикидывая объемы работ на ближайшие дни. Поморщилась. Времени было крайне мало, расписание двигать было практически некуда. Можно было, конечно, распустить пальцы веером и заявить, что у нее нет времени на ожидание, и перенести все на завтра. Но… завтра было бы еще неудобнее, а сейчас она устроилась в уютном ресторане, поданный горячий шоколад оказался выше всяких похвал, так что можно было спокойно поужинать, когда еще такая возможность выдастся, и дождаться застрявшего на дороге потенциального клиента. Да и голос мужчины звучал слишком уж напряженно. Судя по всему, там тоже все трещало по швам и горело, хорошо еще, если не синим пламенем.

     Прикинув свои временные ресурсы, Лэави набрала последний отвеченный номер в телефонном журнале и с легкой улыбкой в голосе заверила, что в таком уютном месте готова задержаться еще на час, тем более что ужин она уже заказала, так что воспользуется представившейся возможностью. С той стороны печально вздохнули и поделились описанием длиннющей пробки, в которой не было ни малейшего шанса перекусить чем-нибудь съедобным. Оценив интонации и легкость общения, брюнетка решила рискнуть и предложила заказать ужин и для жертв дорожного движения крупного мегаполиса. Для этого последним требовалось лишь набрать ее, когда они проедут сложный участок. Инициатива была встречена восторженно.

     Улыбнувшись, Лэави кивнула принесшей салат и хрустящую курочку золотоволосой блондинке с уставшей, но все еще приветливой улыбкой, принюхалась и взялась за вилку, попутно размышляя о возможном заказе. Едва слышно завибрировал на столе телефон, показывая вызов от Милены. Выслушав помощницу, брюнетка отложила в сторону столовые приборы и мобильник, замерла, сцепляя в замок пальцы, водрузила на них подбородок, поглядывая на все еще включенный сотовый. Вздохнула, прикидывая объемы и сроки. Цокнула языком и подхватила гаджет: - Милена, отправляй туда прямо сейчас кого-нибудь из наших с фотоаппаратом. Пусть все снимают и скидывают мне. И посмотрят, что у них лежит в запасе, скорее всего, оттуда можно будет взять кое-что, а также свяжись с агентством, пусть готовятся. В общем, все как всегда.

     Нажав отбой, Лэави споро доела курицу, к сожалению, уже подостывшую, и с вожделением уставилась на аппетитно манивший блестящим шоколадным бочком десерт. Сегодня, пропустив обед, да и изрядно перенервничав, она собиралась восполнить потерю нервных клеток самым приятным образом. Опять заерзал телефон. Лэави изумленно подняла брови чуть ли не к макушке, узрев требуемые фотографии, даже не представляя, откуда такая оперативность. Потрясла головой и набрала Милену. Та, лучась торжеством, доложила, что договорилась с заказчиком и те сейчас, под чутким руководством самой помощницы делют снимки, а параллельно в режиме онлайн обходят с Мэраи подвальные помещения, в которых, судя по восклицаниям дизайнера, было обнаружено кое-что интересное. Кивнув, Лэави отключилась и принялась просматривать присланные фотографии, одновременно зарисовывая кое-что на листе блокнота. Десерт она решила оставить до прибытия второй стороны, а то могло получиться не слишком удобно, а так и они поедят, и она не будет сидеть и смотреть на них, словно поторапливая.

     Очередная порция фотографий пришла уже с пометками от Мэраи. Угукнув и кивнув неизвестно кому, брюнетка быстрыми короткими штрихами заполнила очередной набросок. Отложила карандаш в сторону и сделала фотографию, отсылая ее сотруднице. Вздохнула, сжимая и разжимая пальцы, досадуя, что подобное случилось не слишком вовремя. Кто бы мог подумать, что начавшееся как невинное хобби занятие по декору выльется в периодически сваливавшиеся заказы. Сравнивать их оплату с той, что шла по основному роду деятельности, было нельзя, однако и работы было значительно меньше. Суеты и мороки несколько больше, но и Мэраи, и Лэави, сошедшиеся на почве общих увлечений, дружно решили, что такого рода реклама тоже не помешает. В конце концов, главное – интересная задумка, стиль и качество исполнения, способные заставить задуматься о дизайнерах и взять их на заметку. И это работало. Хотя, вот как, например, сейчас, как-то не так.

     Тряхнув головой, девушка потерла внезапно заслезившиеся глаза, сообразив, что опять забыла, что моргать очень важно. Подозвала официантку и попросила чашку чего-нибудь вкусного, теплого, только не чая и не кофе. Ими она за сегодняшний день упилась до тошноты. Когда под рукой оказался граненый стакан с ягодным компотом, теплым, ароматным, она так и не сообразила, методично отхлебывая из посудины, одновременно пересылая Мэраи получившиеся эскизы, то и дело дергая себя за выкрашенную алым прядку. Досадуя на слишком сжатые сроки, но… отказываться было глупо, да и бывали они уже в подобных ситуациях, правда, здесь слишком уж навалилось все. Всякое разное. Вот и приходилось использовать любой отрезок времени. Где-то в промежутке между шестым и седьмым эскизом и звонком в цветоводческое хозяйство, владелец которого после нескольких весьма масштабных совместных мероприятий выдал номер своего телефона с разрешением звонить всегда, Лэави каким-то образом умудрилась заказать ужин отзвонившимся борцам с пробками, прикончив между делом густой кисель.

     Так ее и застали изрядно выбешенные обстановкой в городе мужчины: полностью ушедшую в кипу листочков, ожесточенно исправлявшую что-то на одном из них, то и дело потягивавшую из высокого бокала нечто солнечное и ароматное, в то время как на второй половине стола стояли тарелки с сытным салатом, а к столику уже спешила с огромными блюдами с дымящимся и шкварчащим мясом официантка. Теплый желтоватый цвет плафонов освещал склонившуюся к документам элегантно подстриженную голову. Переглянувшись, мужчины тихо выдвинули стулья и остервенело накинулись на салат и мясо, то и дело с любопытством поглядывая на не обращавшую на окружающий мир ни малейшего внимания брюнетку. Обоим стало интересно, когда же она заметит их присутствие.

     Громкий звяк о тарелку сорвавшегося ножа заставил молодую женщину вздрогнуть. Она медленно перевела взгляд с экрана ноутбука, на котором высвечивались многочисленные фотографии интерьера, на противоположный край стола, столкнулась с двумя парами мужских глаз с мелькавшей в них лукавой смешинкой. Улыбнулась: - Прошу прощения. Господин Маленски и господин Дерайа? – бледные щеки чуть окрасились смущенным румянцем, - увлеклась….

     Названные дружно синхронно кивнули и рассмеялись: - Госпожа Арэли, это было незабываемое впечатление. Если и над нашим проектом Вы будете работать столь же воодушевленно, то мы будем в полном восторге, - на это девушка лишь склонила голову на бок с легкой улыбкой, демонстрировавшей, что по другому и быть не может, а собеседники продолжили, - к тому же, мы уже были не в состоянии мыслить после этой замечательной поездки, занявшей вместо часа все три! Была мысль пересесть на метро, но, как оказалось, здесь крайне неудобное с этой точки зрения место, - стройный жилистый шатен развел руками. Блеснула в теплом свете темно-синяя запонка, - так что можно сказать, что Вы нас спасли от голодной смерти. Вот сейчас доедим эти вкусности и будем готовы к обсуждению.

     - Что ж, приятного аппетита, - тонкие пальцы аккуратно собирали расползшиеся больше чем на половину стола бумаги, затем женщина отправила в сумку ноутбук, последним был убран телефон. Подняв голову, Лэави оглядела зал в поисках официантки. Та уже направлялась к их месту дислокации с небольшим подносом в руках. Бережно поставила перед клиенткой нечто светло-салатовое с взбитой пенкой в высоком стакане с трубочкой. Улыбнулась: - Это от нашего шеф-повара. Он узнал, что Вы перепробовали большую часть предлагаемых напитков и решил угостить Вас фирменным мятным молоком. Оно практически несладкое. Идеально подойдет к Вашему десерту, - официантка указала на позабытый позаброшенный шоколадный мусс. Лэави прижмурилась, потрясла головой, возвращая мозги на место, потянулась за креманкой, с любопытством сделала первый глоток напитка и довольно улыбнулась наблюдавшей за ней девушке: - Спасибо. Действительно, очень вкусно. Передайте, пожалуйста, мою благодарность за заботу.

     Спустя еще несколько минут мужчины перешли к терпкому и ароматному кофе. Вздохнув, второй, более крупный и возрастной, отставил чашку в сторону и достал тонкий стильный планшет, чуть передвинулся по дивану, чтобы собеседнице было удобнее смотреть: - Вот, что у нас имеется.

     Прищурившись и взглянув, спрашивая разрешения у владельца, Лэави коснулась пальцами экрана, увеличивая, а потом сдвигая картинку. Снова уменьшила. Кивнула: - Качественно выполненные, насколько я могу судить, здания, - прикусила губу, склонила голову на бок, еще раз оценивая изображение, - на мой взгляд промахнулись с перспективой, поэтому возникает ощущение громоздкости и… темноты.

     Сидевшие рядом переглянулись и дружно кивнули. Младший ударил кулаком о ладонь: - Вот именно! Мы это ощущали, но сформулировать не получалось.

     Второй подхватил: - Нам нужно исправить ситуацию. Сделать все более… привлекательным.

     Выудив убранный до поры до времени в сумку ноутбук, брюнетка застучала по клавишам. Чуть склонившийся к ней ближе блондин смог прочитать, что она просто записала их пожелания, заключив слова в кавычки. Убрав руки от клавиатуры, женщина улыбнулась: - Так удобнее. А теперь, если не возражаете, я бы хотела получить от Вас ответы на некоторые вопросы, а Вы в это время можете просмотреть наши работы. Я принесла кое-что из сделанного по Вашей теме. Она передала флешку, а сама споро принялась за заполнение выстраданного за время работы с клиентами опросника.

     Когда она оторвалась, наконец, от сохраненного документа, то с удивлением обнаружила на столе снежно-белый кружевной чайник с нарисованным на боку серебристой краской котом. Улыбнулась, вглядываясь в пушистую хитрую морду, словно подмигивавшую лиловым глазом, перевела взгляд на небрежно крутившего в руках бокал с чем-то цвета морской волны с листочком мяты шатена. Затем посмотрела на откинувшегося на спинку дивана, медленно пролистывавшего в обратном порядке представленные работы блондина. Тот отложил планшет, с силой потер переносицу, с трудом подавляя зевок.

     - Прошу прощения, сегодня почти не спали, да и этой ночью не удастся. Рейс в 3.30 ночи, - мужчина глубоко вздохнул, расправляя грудную клетку, кивнул на планшет, - Ваши работы впечатляют. Собственно, мы видели два Ваших проекта в реальном исполнении, поэтому и обратились. Однако, признаться, пока не представляем, что Вы сможете предложить.

     Отставив пустой бокал и взъерошив волосы, более молодой махнул рукой: - Да о чем говорить. Это просто грандиозный косяк. Иногда мне кажется, что проще снести и построить по-новой.

     Подавив скептическую улыбку, Лэави сделала аккуратный глоток, чуть приподняла бровь, нисколько не впечатленная разыгрываемым перед ней спектаклем. Чтобы не пытался из себя сейчас строить шатен, но именно он принимал решения. Она чувствовала это уже, можно сказать, на подсознании, а точнее во взглядах, в мелких жестах. Они хорошо маскировались, но… здесь она была на своем поле. Просто… им об этом знать было не обязательно. Изменив позу и поведя плечами, чтобы снять хоть часть напряжения с поднывавшей уже спины, Лэави коснулась алой прядки и спокойно развернулась к блондину: - Со сносом я Вам ничем, к сожалению, помочь не смогу. Не мой профиль, - переждала хмык от младшего из клиентов, - но кое-какие идеи у меня есть, однако, - она обвела обоих взглядом, - я – не фея с волшебной палочкой, которая может изменить все и сразу, и без дополнительных расходов, - все трое при этом одинаково поморщились, тем временем женщина продолжила, - Думаю, будет разумным предложить Вам три варианта на выбор, в разной ценовой категории и с разной степенью изменений, однако уже сейчас могу сказать, что дешево не получится. По крайней мере, то, что Вы хотите иметь в итоге, - она задумалась, покрутила в пальцах чайную ложечку, прикусила губу, нахмурилась, открыла сумку и выудила ноутбук, - минуточку, - затем, не обращая внимания на озадаченно уставившихся на нее мужчин, что-то забила и принялась листать. Потом улыбнулась довольно и закрыла ноутбук, и теперь уже подарила веселую улыбку собеседникам, - но у меня появилась любопытная идея. Она не будет столь дорогой, по сравнению с Вашей изначальной концепцией, но должна хорошо подойти.

     Сидевший чуть сбоку шатен не сводил взгляд с блестевшей глазами, чуть порозовевшей женщины, краткими мазками слов обрисовывавшей выгоды альтернативного подхода, отмечая плавные изящные движения рук, прямую спину с нежной линией плеч и шеи, мелькавшие среди угольно-черных волос алые пряди, уверенные движения рисовавших карандашом на бумаге тонких пальцев. Наклонился вперед, заинтересованный тем, что возникало на эскизе. Вдохнул тонкий аромат духов. И тряхнул головой, поймав предупреждающий взгляд блондина, полностью сосредотачиваясь на предмете разговора, становившегося все более интересным.

     Поправив поданное шатеном пальто и застегнув пуговицы, Лэави улыбнулась теперь уже клиентам, с вероятностью 99 и 9 процентов, так как всякие нюансы могли возникнуть в любое время, покачала головой в ответ на предложение подвезти, отмазавшись тем, что им нужно в гостиницу и в аэропорт, а она живет в противоположной стороне. Сев в такси, молодая женщина попросила сначала проехать несколько перекрестков вперед, а уже потом следовать по маршруту. Не хотелось, чтобы гости поняли, что она их немножечко ввела в заблуждение касательно адреса проживания. Прикрыв глаза, Лэави устало опустила уголки рта, наконец-то, переставая улыбаться. Крутивший руль таксист, заметивший это в зеркале заднего вида, понимающе вздохнул и прикрутил музыку, делая ее ненавязчивым фоном. А брюнетка перебирала итоги затянувшихся переговоров, радуясь удачной идее и прикидывая, как выделить время и когда отправиться непосредственно на объект, а также кого с собой взять.

     Расплатившись с водителем, медленно забралась на крыльцо, ощущая себя так, как будто поднималась не по десяти ступенькам, а как минимум на Гималаи. Добрела до первого пролета и вздохнула, понимая, что еще идти и идти. До двери она уже практически доползала, открыла замок, прислушиваясь к окружающему миру, погладила кошку, кивнула в ответ на тихое приветствие, привалила к стенке ноутбук в изящной кожаной сумке, к концу дня весивший приблизительно как штанга, скинула туфли и поморщилась, срочно принимаясь растягивать сведенные судорогой пальцы. Повернула ключ и задвинула щеколду. Взглянула на неторопливо вылизывавшуюся, сытую Оми, прокралась в ванную, скидывая одежду, посмотрела на душ и покачала головой. Сил не было уже ни на что, но зубы все-таки почистила. Как добрела до кровати, Лэави уже не помнила.

     Громкий стук капель в стекло прозвучал одновременно с вибрацией на браслете. Потянувшись, Лэави со вздохом открыла глаза и печально уставилась на серую промозглость за окном, ничуть не ставшую приятнее со вчерашнего дня. Потерла глаза, широко зевнула и вздохнула, так как в такую погоду хотелось завернуться в одеяло, для верности придавив его сверху подушкой, чтобы ничего не слышать, и спать, спать. А приходилось вставать. Тихо хныкнув и недовольно сопнув носом, она спустила ноги и поморщилась, ощутив ступнями прохладу деревянных полов. Нащупала тапочки, встала и подошла к окну. Провела пальцами по стеклу, прослеживая дождевой рисунок так и продолжавших барабанить капель. Рядом мурлыкнул телефон, еще раз и еще.

     Набирая и ставя чайник, Лэави одновременно просматривала сообщения от Мэраи, одобрительно кивнула головой, решив, что коллега по армагездецу выбрала, пожалуй, самый удачный вариант из тех, что вчера успели прийти брюнетке в голову. Взглянула на время пересылки сообщений и вздохнула, понимая, что блондинке удалось поспать даже меньше, чем ей. Тонко засвистевший чайник прервал размышления. Подскочив, она рванула к плите и чуть не свалилась, запнувшись о решившую напомнить о своем завтраке Оми. Встреча коленок с полом прошла на высшем уровне. Зашипев, Лэави дотянулась до чайника. Выдохнула и вытерла выступившие в уголках глаз слезы. Почему-то стало очень жалко себя. Девушка встряхнулась, подумала пару минут и хлопнула себя по лбу, сообразив, что чайник-то ей и не нужен, она же все равно кофе варит.

     - Что-то я сегодня торможу на ровном месте, - прошептала себе под нос.

     - Мяу, - согласилась черепаховая красотка и демонстративно поддала лапой миску, недвусмысленно напоминая, что и она может пошуметь, если ей не выдадут в срочном порядке полагающуюся порцию.

     - Ой, прости, дорогая. Сейчас, - засуетилась, стремительно перемещаясь от стола к холодильнику, опять к столу и потом к микроволновке, брюнетка, все действия которой сопровождались немигающим взглядом пушистой дамы. Наконец, обе устроились с максимальным комфортом. Оми наводила утренний марафет, а Лэави наслаждалась кофе с большим айсбергом пломбира, неспешно таявшего в ароматном напитке. Легкая вибрация телефона отвлекла внимание от экрана ноутбука. Подхватив сотовый, молодая женщина ответила шопотом на звонок, прижав мобильник к плечу, одновременно с разговором моя кружку и убирая ее на место, следом отправилась и чистая кошачья миска.

     - Да, Мэраи, вариант выбран идеально. Полностью с тобой согласна, - Лэави перебирала вешалки, пока не остановилась на костюме цвета топленого молока, - только я бы не разбавляла цветы. Если посмотреть на коллекции этого модельера, они все сами по себе яркие, поэтому цветовой акцент в букетах будет лишним. Лучше, пусть будут фоном, - она застегнула юбку-карандаш, переложила из руки в руку телефон, вдеваясь в пиджак, застегивая крупные пуговицы цвет в цвет с тканью и поправляя воротник стойку, - А кстати, что это за место? – она провела еще раз щеткой по волосам и вдела серьги, - Сельский замок, - хмыкнула, - надо же, планета квадратная, на каждому углу знакомые. Да это я так. Просто у меня подругу туда пригласили. Только разве у них показ не сегодня? Завтра? – покачала головой и вделась в туфли, по счастью, на этот раз на нормальном каблуке средней высоты, благо рост и фигура позволяли. Фыркнула и махнула рукой своему отражению, - впрочем, не важно. Подожди минутку, я тебе перезвоню.

     Лэави скинула туфли и на цыпочках прокралась в полумрак соседней комнаты, где легкой лаской прошлась по иссиня-черным волосам, выложила на кровать рядом с красивой, высунувшейся из-под одеяла рукой небольшой сюрприз с запиской, выбралась назад, надела туфлю, но тут услышала легкий стук, замерла, решая, что лучше, доковылять или надеть вторую. Разум возобладал, так что открывала двери брюнетка уже обутой. Улыбнулась, поздоровалась, подхватила сумку, похлопала по отсутствующим карманам и молитвенно сложила лапки. В ответ ей принесли и телефон, и ноутбук, и, подходившую под костюм и нежное лавандовое пальто, накинутое поверх, сумку под гаджет достали из шкафа.

     Из подъезда женщина выходила уже с телефоном у уха, так и села в подкатившее такси, улыбнулась знакомому водителю и махнула рукой, продолжая разговор: - Мэраи, я уже еду, - она открыла ноутбук и пролистнула пару фотографий, которые только что прислали, - на мой взгляд, первый вариант будет лучше всего, при условии, что цветы свежие. Свежие? Уточнила? Отлично. Сейчас приеду, и еще раз обсудим, - она вздохнула, - я сегодня планирую в офисе работать. Проект на Марсовой площади не ждет. Плюс нужно подумать над вариантом для новых клиентов, - она улыбнулась, - да, скорее всего, да. Они сопротивлялись, решили поиграть, но в конечном итоге впечатлились моим внутренним богатым миром и своеобразием идей, - в зеркале брюнетка поймала смеющийся взгляд водителя и чуть-чуть приподняла бровь. Мужчина тут же переключился на дорогу, старательно лавируя в потоке машин, а пассажирка продолжила, - может быть, мое мнение тебе не так уж и нужно? – выслушала эмоциональный ответ и вздохнула, - тогда вечером я к твоим услугам. Съездим и все вместе проверим, договорились? Отлично, я уже выхожу, - она передала деньги водителю и закрыла за собой дверь. Кивнула охране на входе, - Что? У тебя встреча? А, тогда я доеду туда сама. Возьму такси. И нет, не хочу я учиться водить машину. Мне так больше нравится. Да и, если бы я была за рулем, то как бы я посмотрела твои варианты? – в голосе женщины звучало неприкрытое ехидство. Изрядно поднадоевшая тема о том, почему она не желала водить машину, как будто без этого она становилась некоей неполноценной личностью, на данный момент была закруглена, при этом Лэави чувствовала, что осталась в победителях.

     - Все, ховайся кто может, я пришла, - тихо заявила, открывая дверь в open space и улыбаясь Мэраи, так же отложившей телефон и теперь с удовольствием прихлебывавшей что-то из белоснежной огромной кружки. Оглядела уже активно стучавших по клавишам или разговаривавших, прикрыв рукой рот, по телефону сотрудников, помахала всем и прошла к себе в кабинет. Простучала каблучками Милена, поставившая на стол блюдце с румяными печеньками в виде персиков. Сглотнув слюну, Лэави посмотрела на помощницу: - Ты смерти моей хочешь? Где ты нашла эту вкуснятину?

     Та улыбнулась: - Где нашла, там больше нет, но будет еще, только завтра, я Вам сейчас чай заварю, хватит уже кофеина, - с этими словами девушка развернулась и унеслась из кабинета.

     - Как будто в чае кофеина не хватает, - пожала плечами, скидывая пальто на плечики Лэави.

     - А я Вам иван-чай несу. В нем кофеина нет, - толкнула бедром створку двери помощница и водрузила на стол внушительный чайничек со свечкой под ним, - вот, здесь надолго хватит, - она налила напиток в чашку, принюхалась и поставила ближе к креслу начальницы, - все, я убежала следить за остальными. Удачной работы. Если что, всех лишних заверну, все разрулю.

     Улыбнувшись, брюнетка устроилась в кресле, чуть поведя плечами и поправив пиджак в стиле милитари, прикидывая, что сюда можно было бы и ботинки черные купить. Под военные. Смотреться должно было намного лучше, чем с туфлями. И удобнее. Потрясла головой, настраиваясь на рабочий лад, но ботинки не выходили из головы. Открыв поисковик, пробежалась взглядом по выпавшим картинкам, скопировала несколько и отправила Милене с просьбой оформить заказ и доставку в офис, и вот уже после этого спокойно погрузилась в работу, то и дело принюхиваясь к аромату выпечки и шепча себе под нос, - разгребешь проект и слопаешь. А пока работать, - Не выдержала, скрутила из бумаги конвертик и надела на блюдце, как говорится: С глаз долой из сердца вон.

     Зазвонивший телефон вырвал из раздумий, сопровождавшихся покусыванием карандаша. Повертев в руках несчастную измочаленную палочку, брюнетка взглянула на номер и ответила: - Да, дорогой. Как дела? Сюрприз понравился? – пользуясь паузой, подтянула к себе чайничек и печенье, - Извини, я вчера очень поздно вернулась и сегодня ушла с утра пораньше, прости, пожалуйста. Я соскучилась, - улыбнулась в окружающее пространство, слушая быстрый и вдохновенный рассказ. Открыла фото и рассмеялась: - Получается просто великолепно. Спасибо. Мне нравится, - чуть нахмурилась, - я постараюсь сегодня вернуться раньше. Но даже если не получится, то завтра с утра задержусь дома на пару часиков. Торжественно обещаю, - она привычно подняла руку ладонью вперед, как будто ее могли видеть, хихикнула, прожевала последний кусочек, попрощалась и снова полезла в фотографии горных пейзажей – вдохновляться.

     Мимо загруженного работой мозга прошел визит Милены, подставившей нечто вкусное и горячее, и вроде бы сытное. Пару раз заглядывали сотрудники, наталкивались взглядами на остервенело стучавшую по клавишам начальницу в окружении кипы бумаг, часть из которых уже валялась на полу, и уходили, так и не заявив о себе вслух, а молодая женщина продолжала работать, пока вибрация на браслете не заявила о себе то ли во второй, то ли в третий раз. Оторвавшись от просмотра очередного эскиза, она все-таки нажала на злополучную кнопку, отрубая будильник, вздохнула, прикрыла заслезившиеся глаза и с силой потерла шею. Обозрела количество бумаг на полу и столе и со вздохом набрала помощницу, появившуюся буквально через пару минут.

     - Мэраи еще не звонила? – в этот момент брюнетка как раз проверила собственный телефон на предмет звонков дизайнера. Ни одного.

     - Звонила, - улыбнулась Милена, - Она знала, что Вы сегодня будете работать в авральном режиме, поэтому набрала меня.

     Согласно угукнув, она, действительно, могла пропустить звонок мимо ушей, как это было с будильником, Лэави выбралась из кресла и, ощущая всеми мышцами, что засиделась, сделала пару наклонов, пока помощница докладывала, что встреча прошла успешно, и блондинка отправилась в Сельский замок, где и надеялась увидеть свою начальницу, как только та освободится. Одновременно с докладом Милена шустро поднимала с пола бумаги, складывая мятые и скомканные в одну сторону, прочие в другую, по опыту зная, что выкидывать пока не стоило, ибо отброшенная за ненадобностью идея могла пригодиться в ближайшем будущем. Вот закончится работа над проектом, тогда все лишнее можно будет отсортировать. А пока пусть лучше полежит на полках в шкафу, хоть места и много занимает, да и распрямлять эти комки не самое веселое и увлекательное занятие, но нервы дороже.

     Потянувшись всем телом, брюнетка наклонилась, выключила ноутбук, убрала в сейф наработки и улыбнулась разглаживавшей эскиз помощнице: - Спасибо, Милена. Остальные уже разошлись? – она с сомнением посмотрела на сгущавшиеся за окном сумерки.

     - Работают, - Милена вернула улыбку, - я заказала на всех ужин, потому что, сдается мне, все будут сидеть сегодня до ночи.

     - Опять охрана придет, проверять, что стряслось, - вдевшись в пальто, Лэави подхватила сумку, покосилась на ноутбук, размышляя, стоит ли тащить его с собой, покачала головой. Лишние полтора килограмма нести не хотелось, да и вряд ли она сегодня еще поработает. Протянула руку и запихнула ноут в сумку, вешая последнюю на плечо, мысленно поминая женскую логику и предательскую мыслишку о возможности потрудиться в такси.

     - Охрану я предупредила, - следовала по пятам за начальницей на кухню шатеночка, - вопросов не будет. А что Вы ищете?

     Выдвинув ящик с немногочисленными, но нужными лекарствами, часть из которых натащили сами сотрудники в соответствии с тем, что кому было необходимо, а часть, вроде средств от головной боли и температуры, закупалась на средства фирмы, Лэави, перебирая блистеры, пробормотала, - хочу найти от укачивания, забыла название. Ехать далеко, а я еще поработать хотела…. Укачает точно.

     - А, так вот оно, - подобралась сбоку Милена и выудила из дальнего угла, куда еще не докопалась брюнетка, ярко-зеленую коробочку, - вытащила блистер, один из трех, и протянула начальнице, - держите, одной будет мало, лучше всего через полчаса съесть вторую. Эффект лучше и дольше держится. На себе проверила, - она улыбнулась и подала женщине кружку с водой.

     - Спасибо, - запив таблетку, Лэави прошла в рабочую зону и пожелала всем успешного решения проблем, заодно сообщила, что завтра придет не раньше десяти, зато с одиннадцати будет готова ответить на возникшие вопросы. Закрывая за собой двери, она слышала, как народ оживился, занимая очередь. Последнее, что донеслось: А давайте тянуть жребий.

     Хихикнув, брюнетка нажала кнопку лифта, с удовольствием отмечая, что вызванное такси уже подъезжает к предпоследнему перекрестку. Кивнув охране, она привычно проверила наличие всего необходимого и, мысленно показав язык всем на нее спорившим, уверенным шагом направилась к выходу. Посмотрела на хмурый и мокрый полумрак снаружи, отражение ламп в глубоких и широких лужах и решила благоразумно дожидаться в тепле и сухости. Перевела взгляд на экран и приподняла брови, увидев, что нарисованный автомобиль остановился за углом здания и больше не двигался. Недоумевающе поджала губы. А в следующее мгновение высветилось сообщение от водителя такси, призывавшего все кары небесные на голову того долбодятла, что раскорячил свой внедорожник, практически перекрыв всю проезжую часть, и свалил в неизвестном направлении.

     Вздохнув, молодая женщина достала зонт, привычно полюбовавшись белоснежными бабочками, зная, что под дождем они станут мгновенно разноцветными, порадовалась, что туфли были уже проверенные и им даже пребывание в луже не особо мешало, а так же тому, что в последний раз, когда их надевала, не поленилась и обработала спреем с защитой от воды. Аккуратно обходя первую лужу, она присматривала себе дальнейший путь, к счастью отлично освещенный огнями офисного центра. Впрочем, выбирать можно было лишь между лужами глубокими и лужами поменьше. Поморщившись, она повела плечом, с которого медленно, но верно съезжала сумка. И возможности ее вернуть на место не было, так как проливной дождь не давал шанса закрыть зонтик, а ноутбук в другой руке не позволял переложить его.

     Сделав безуспешную попытку извернуться и подтянуть сумку рукой с ноутом, Лэави чертыхнулась и прекратила издеваться над собой, так как чуть не угодила в лужищу, лишь в последний момент заметив изменившийся цвет мокрой поверхности. Сверкать мокрыми колготками и хлюпать туфлями ей совсем не хотелось. На мгновение помечталось о том, как было бы здорово, если бы разумная идея о ботинках в стиле милитари пришла ей в голову, например, пару-тройку дней назад, тогда бы сейчас проблем было значительно меньше. Посмотрев на дорогу, так как смартфон можно было держать только зубами, но тогда бы она экран не увидела, Лэави печально поджала губы и тяжело вздохнула, не обнаружив желтенькой машинки со знаком такси. Это значило, что долбоеж еще не уехал, а значит, придется тащиться по этой мокрой гадости еще метров двести.

     Сумочка размеренно качалась на руке, постепенно соскальзывая все ближе к краю, хлопала то по ноутбуку, то по коленкам, обтянутым светлой юбкой. Оглядев окружающее пространство, молодая женщина шагнула на боковую тропинку, плавной дугой огибавшую все еще зеленые заросли кустарника с крупными алыми ягодами, которые никто не ел, так как, поискав в интернете, выяснили, что растение похоже на ядовитое. Правда, Лэави все время мучил один вопрос: Зачем сажать ядовитые растения в городе, где находится огромное количество детей? Впрочем, вполне могло быть, что произошла путаница, и кустарник на самом деле безвреден. Резкий рывок за рукав вышвырнул из неспешно текущих мыслей.

     Тело девушки сделало поворот почти на сто восемьдесят градусов, следуя рывку крепко сжавшейся на ткани сильной руки какого-то мужчины в мрачной мокрой куртке и надвинутой на глаза черной, а возможно темно-синей шапке с белой полосой. Почему-то именно эта полоса и приковала к себе внимание застывшей в шоке брюнетки, не отрывавшей взора от странной яркой полоски. Последняя ушла в сторону, следом за ней и взгляд. И лишь очередной рывок за сумку с ноутбуком вырвал молодую женщину из непривычного состояния. Она как-то сразу услышала и звук дождя, и плеск воды под ногами грабителя, его тяжелое дыхание, и разжала руку с ноутбуком, позволяя ему перекочевать в руки мужчины. Сделала шаг назад.

     Тут же по голове забарабанили крупные дождевые капли, падавшие с ветвей наклонившихся над дорожкой деревьев. Интересно, куда делся зонт? Именно в этот момент стало очень жаль замечательный, купленный случайно, удивительный зонтик. Не ноутбук, не сорванную следом сумку, а именно его. Красивый, вишневый, с разноцветными бабочками. Она даже не знала, где его потеряла. В голове мелькнуло: Хорошо, что телефон в кармане. Без него было бы значительно сложнее. Все остальное можно восстановить, так как она всегда делала бэкап на внешний диск или на виртуальный. Да, последний можно было взломать, но приходилось мириться. И платить приличные деньги за защиту.

     Огромная фигура опять надвинулась, перекрывая собой свет фонарей, уютно расположившихся на деревьях с противоположной стороны. Убрав руку за спину, Лэави судорожно сжала пальцы на выскользнувшем из рукава баллончике, выдохнула, глубоко вдохнула, как на тренировках, понимая, что в ближайшее время дышать будет нельзя, и сделала шажок в сторону, а в следующий миг молодую женщину развернуло, и она внезапно оказалась за затянутой мягким светлым кашемиром спиной. Перекатились под тканью тяжелые мускулы, спина сдвинулась сначала вправо, а может быть, влево, сейчас она не могла сообразить, потом в другую сторону.

     До словно забитых ватой ушей донесся приглушенный рык, заставивший вздрогнуть и тряхнуть головой. Удар. Странно, она и не думала, что звуки ударов можно услышать. Всегда считала это лишь трюком для придания фильму зрелищности. Однако нет. Сейчас она прекрасно слышала их, видела двигавшиеся мышцы спины высокого мужчины. Сдавленный хрип, глухой стук. Защитник наклонился, что-то поднимая, затем повернулся к стоявшей за его спиной женщине. Улыбнулись пронзительно-синие глаза, на породистом лице отражалась тревога.

     - Вы в порядке? - он протянул руку, коснулся лавандового рукава пальто в мелких каплях дождя, крепко взял и потянул за собой, - Пойдемте. Все хорошо.

     Все еще не двигаясь с места, брюнетка посмотрела на лежавшего в луже без движения грабителя, перевела взгляд чуть в сторону и слабо улыбнулась, обнаружив блестевших разноцветными сполохами бабочек на верхушке куста. Потянулась в ту сторону, однако мужские руки остановили.

     - Мой зонт….

     - Нам нужно идти…. Ну, хорошо. Стойте здесь, - мокрые пряди отливали платиной в свете не менее мокрых фонарей. Мужчина шагнул в сторону, подхватил упомянутый предмет, развернулся и быстро повел свою спутницу вперед, туда, где заканчивались кусты и были видеокамеры. Остановился только, оказавшись под защитой одного из фигурных каскадов, выступавших вперед и защищавших от дождя, и внимательно оглядел молча следившую за его действиями девушку. Всмотрелся в темные омуты глаз. Встревожено спросил: - С Вами все в порядке, госпожа Арэли? Лэави? Все хорошо? Он Вас не успел ударить? – при этом принялся аккуратно ощупывать закутанную в повлажневшую ткань фигурку, в следующий момент плавно поведшую плечами и осторожно убравшую чужие руки.

     - Спасибо. Не успел. Все хорошо. Спасибо господин… Терави, - алые губы разошлись в слабой улыбке.

     - Позвольте, я отвезу Вас домой. Вам нужной прийти в себя, - Гоэр всматривался в неподвижное застывшее маской лицо, затем полез в карман и достал шелковый черный платок, - у Вас лицо мокрое. Не плачьте, - потянулся рукой.

     - Это дождь, - молодая женщина перехватила в воздухе мягкую ткань и аккуратно промокнула щеки, - благодарю, - вернула назад чуть пахнувший мужским одеколоном аксессуар. Запихнув платочек в карман, блондин наклонился, уменьшая расстояние между ним и спутницей: - Как же я рад, что оказался рядом, Лэави. И смог помочь.

     По лицу женщины скользнула неясная тень, поднялись и опустились тяжелые черные ресницы. Чуть дернулся, выдавая волнение, уголок рта. Тем временем Гоэр продолжил: - Однако становится холодно, а Вы в мокром пальто. Позвольте мне отвезти Вас домой, - осекся, увидев отрицательное покачивание головой. Тонкая кисть потянулась за сумочкой, до той поры устроившейся в его широкой ладони. Он и сам не заметил, каким образом вместе с сумкой перекочевал в руки брюнетки и ее ноутбук. На алых губах появилась нежная теплая улыбка: - Благодарю Вас, господин Терави.

     - Для Вас Гоэр, Лэави, - сверкнули белые зубы собеседника. Спутница неопределенно покрутила кистью, - Я очень благодарна Вам за столь своевременную помощь, однако вынуждена отказаться, - говоря это, молодая женщина одновременно быстро набирала текст на экране смартфона, подняла голову, - мне нужно на работу, - заметив, что мужчина открыл рот, чуть подняла руку, выставляя беспомощно раскрытую ладонь. Взгляд блондина задержался на тонком обнаженном запястье, выглядывавшем из рукава, - благодаря Вам я не лишилась всех данных и успею на очень важную встречу, - агатовые глаза блестели легким восхищением. Рядом с портиком остановилось такси. Лэави виновато улыбнулась, двинулась к нему, одновременно выуживая из рук мужчины зонт и продолжая говорить: - Если бы не Вы, я бы точно пропала. Это было просто ужасно. Я не знала, что делать, куда бежать. Кричать или молчать? Я столько смотрела фильмов, где показывают, как нужно защищать себя, но в этот момент все, абсолютно все, вылетело из головы. Я очень Вам благодарна, - с этими словами молодая женщина захлопнула дверь такси и откинулась на спинку сиденья.

     Резко газуя, автомобиль тронулся с места, окутываясь облаком оседавших на холодном воздухе туманом выхлопных газов. Блондин чихнул, почесал нос и моргнул, наблюдая за уплывавшими в дождь красными задними фонарями. И тут же с силой хлопнул себя кулаком по ладони другой руки: - Твою ж мать!

     Стиснув кулаки и зубы, мужчина сверкнул сузившимися глазами, прикрыл их на мгновение, восстанавливая дыхание после осознания того, что опять остался и без приглашения, и без номера телефона.

     Задумчиво повертев в руках сложенный зонт, проверяя целостность на ощупь, Лэави отложила его в сторону, покосилась на сумку с ноутбуком и вытащила из кармана сотовый: - Анжелиса, добрый вечер. Как у Вас дела? Ничего необычного нет?

     Выслушав ответ, она постучала кончиком ногтя по потемневшему экрану, задумчиво уставившись в проплывавшее за окном ночное дождевое марево, прикусывая губу и хмуря брови. Что-то происходило. Анжелиса сообщила о слежке. Впрочем, такое было не в первый раз. Многие клиенты поручали своим службам безопасности собрать полную информацию не только на дизайнерскую фирму, но и на ее владелицу. Так что это могло быть просто совпадением, а могло… и не быть. Раздраженно дернув себя за прядку, чуть наклонилась вперед: - Извините, можно переключить на обогрев ног, у меня туфли промокли…, а ехать еще долго.

     Внезапно машина остановилась. Лэави судорожно рванула карман, где лежал газовый баллончик, опасаясь, что его все-таки придется применить. Однако седовласый мужчина в круглых очках с серебристой оправой улыбнулся и протянул чистые теплые носки: - Оденьте пока их. Супруга всегда кладет мне несколько запасных пар. А туфли давайте сюда, тут у меня…, - забрав механически поданную слегка обалдевшей пассажиркой туфли, таксист нагнулся и зашуршал под передним сиденьем, а слова превратились в бормотание, из которого удалось уловить, что у него там было что-то вроде сушилки, так как машина использовалась не только для извоза, но и для поездок по лесам, где всякое случалось. Правда, колеса в этом случае он менял на побольше…, - с улыбкой доложил вынырнувший обратно мужчина и посмотрел на тершую щеки женщину.

     - Вы бы пока поспали. Вид у Вас совсем заморенный, - сочувственно улыбнулся, - как раз успеете в себя прийти.

     Согласно кивнув, Лэави откинулась на спинку сиденья, наслаждаясь теплом сухих носков и вдыхая легкий запах ванили, витавший в салоне. В голове крутилась, постепенно замедляя свой бег, спираль мыслей о том, что что-то затевается, и чем это может выйти в дальнейшем, и как на это мож но пов ли я….

     Легкое постукивание по плечу прогнало сон. Едва заметно вздрогнув, Лэави открыла глаза и несколько мгновений бездумно смотрела на едва знакомое лицо, вспоминая, что случилось. Встряхнулась и улыбнулась: - Приехали?

     В ответ ей послали теплую улыбку и передали туфли: - Мы у ворот в парк, ждем доступа от охраны, я подумал, что сейчас самое время привести себя в порядок.

     Лэави оставалось только радоваться столь редкой удаче. Мало того, что таксист оказался отзывчивым, так еще и очень умным человеком. Аккуратно свернув носки, она провела пальцем по чуть влажной внутренней поверхности туфель, выдохнула. «Квакать» она не будет. Только сейчас до, наконец, заработавшего после потрясения и напряженной рабочей сессии мозга дошло, что можно было позвонить Милене и попросить вынести туфли. Но… умная мысль пришла и в этот раз слишком поздно. Поправив воротник пальто, молодая женщина достала из сумочки зеркало и расческу, придирчиво вглядываясь в отражение, мягко говоря, не радовавшее. Выдохнула и благодарно взглянула на мужчину. Выудила влажные салфетки и косметичку со «скорой помощью».

     Кованые, похожие на плети дикого винограда, ворота разошлись, однако водитель не спешил стартовать, терпеливо дожидаясь, пока пассажирка закончит накладывать помаду. Лишь когда брюнетка отложила зеркальце в сторону, машина плавно двинулась вперед. То и дело поглядывая на копошившуюся в сумке девушку, мужчина размышлял над тем, что такой красавице нужна «железобетонная стена», на которую не только можно опереться, но и за которой можно надежно спрятаться. Тогда бы пропало из глаз это тревожное нервное выражение. Впереди ярко сиял огнями, таксист даже несколько раз моргнул и ущипнул себя за руку…, однако от этого замок, пусть небольшой, но самый настоящий, никуда не делся. В очередной раз посмотрев на пассажирку, водитель подавился удивлением, обнаружив вместо усталой женщины уверенную в себе, элегантную леди. Покачал головой и аккуратно остановился прямо напротив обрамленной темным, ровно подстриженным кустарником дорожки, ведущей к нескольким ступенькам, плавно поднимавшим прибывших на следующий ярус.

     Тепло попрощавшись с мужчиной и отдав ему сумму, значительно превышавшую оговоренную, тщательно замаскировав крупную купюру среди более мелких, однако на словах предупредив, что сдачи не нужно, Лэави неспешно поднялась по ступенькам, вдохнула чистый свежий воздух, наполненный ароматом только что закончившегося дождя, подняла голову, вглядываясь в бархатное звездное небо, видневшееся в просветах между мчавшимися по своим делам рваными серыми облаками. Поморщилась от мелкой водяной пыли, доставшей ее и здесь, под кроной дерева, из-за облетевшей листвы уже не справлявшейся с прохладными каплями. Перехватила удобнее сумку с ноутбуком, спохватилась и внимательно осмотрела ее в ярком свете ближайшего фонаря, покачала головой, заметив небольшую царапину на торце, и вздохнула, смиряясь с тем, что любимая техника могла и не выжить.

     По ступеням едва слышно прошелестели шаги, перед Лэави склонился в элегантном поклоне высокий мужчина, державший в руке сложенный черный зонт: - Добро пожаловать в Сельский Замок, госпожа Арэли. Меня зовут Палес. Позвольте Вас проводить. Позвольте Вашу сумку….

     Чего уж там. Беспрекословно вручив ноутбук сопровождающему, ибо хуже уже вряд ли могло быть, брюнетка неспешно следовала за служащим, профессиональным взглядом оценивая окружающую панораму и довольно кивая, отдавая должное коллеге по цеху, скомпоновавшему такую красоту. Нет, где-то бы она сделала по-другому, однако, это было уже на уровне личного вкуса, а так же не следовало забывать и о пожеланиях заказчика, которые игнорировать было нельзя и следовало аккуратнейшим и безболезненным образом внедрить в общую концепцию, даже если оно, вроде бы как, и не внедрялось. Прищурившись, молодая женщина пыталась определить цвет стен этого архитектурного сооружения. Вроде бы что-то светлое, но темное время суток и дождь, а так же яркие фонари, свет которых бликовал на всех мало-мальски влажных поверхностях, существенно мешали восприятию.

     Бесшумно и медленно распахнулись тяжелые массивные двери. Прикрывшая заранее глаза, чтобы их не слепило, Лэави с одобрением обнаружила, что мягкий свет холла был приятным и ненавязчивым. Оглядев декорированные темным камнем стены и более светлые колонны, она перевела взгляд на широкую лестницу, по которой спускалась Мэраи в компании элегантной стройной шатенки. Увидев начальницу, блондинка улыбнулась и чуть ускорила шаг. Подошла и повернулась к спутнице: - Госпожа Атали, а вот и моя коллега – ле… госпожа Арэли. Ее вкусу я доверяю всецело, поэтому попросила ее осмотреть уже сделанное свежим взглядом, чтобы не оказалось пропущенных мелочей. Госпожа Арэли, госпожа Атали - владелица этого чудесного поместья и инициатор всего мероприятия.

     В светлых зеленых глазах тепло кивнувшей хозяйки мелькнула спокойная улыбка. Рука поднялась в элегантном жесте легкого отрицания, а сама женщина вздохнула, поясняя: - Собственно, это затея моего супруга, однако ему пришлось срочно отправиться по делам, так что все свалилось на меня. И я очень благодарна Мэраи за помощь, - увидев изумленно вскинутую бровь изящной брюнетки, повернулась к блондинке и улыбнулась, - думаю, что не стоит соблюдать такой официоз, все равно где-нибудь, да рассекретимся. Дело в том, госпожа Арэли, что мы с Мэраи подруги со школы. Так что, когда на меня обрушилось данное безобразие, я бросилась к ней за помощь. И… получила неоценимую поддержку.

     Расстегнув пальто, под которым обнаружился костюм, от которого и сама шатенка не отказалась бы, прибывшая гостья обозначила улыбку уголками алых губ и передала верхнюю одежду в руки подоспевшего служащего. Проследив элегантную линию воротника-стойки и строгий крой силуэта, Атали моргнула, переводя взгляд на яркое, удивительное лицо стоявшей напротив молодой женщины, встретившей ее внимание невозмутимым взором. Свет стилизованных под свечи ламп огромной люстры медленно тонул в агатовой тьме миндалевидных глаз.

     - Буду рада помочь, - Лэави кивнула, перехватила удобнее сумочку, и указала взглядом в сторону уходившей влево широкой галереи, по которой то и дело сновали с деловым видом служащие в элегантной светло-бежевой форме, - я правильно понимаю, что основное действо будет происходить где-то в той стороне?

     - Совершенно верно.

     - Тогда, Мэраи, было бы не лишним перекрыть обзор на лестницу или как-то обозначить то, что вход закрыт, иначе часть гостей непременно устремится на второй этаж. Будет неловко их заворачивать. А поставленный человек может просто не успеть предупредить. Да и вообще, ситуация будет неловкой, - на лице дизайнера отразилась активная работа мысли, а Лэави перевела взгляд на высокую статную шатенку, пристально и задумчиво разглядывавшую упомянутую лестницу. Брюнетка чуть склонила голову к плечу, незаметно для окружающих вдыхая тонкий аромат духов, задержавшийся на светлой ткани. Наносимый уже автоматически, он успокаивал и дарил уверенность. Уголки рта опять поползли вверх: - Думаю, что можно выставить два или три, в зависимости от размера, вазона с крупными букетами. В них, кстати, Мэраи, будут вполне уместны твои яркие вкрапления. И даже возникнет, если постараться, некая ассоциация с моделями на подиуме. Что-то вроде предварительной подготовки восприятия, особенно, если выбрать цветы с…, - она повела рукой, обрисовывая изгиб, - с такими лепестками, летящими….

     За стеклами очков в черной оправе засияло воодушевление. Блондинка развернулась к все еще задумчиво прикусывавшей губу подруге и кивнула несколько раз: - И я даже знаю, какие это будут цветы. Мне их как раз по каталогу предлагали. И количества вполне хватит. Сейчас закажу, - не двигаясь с места, женщина разблокировала телефон и принялась тыкать пальчиком с аккуратным, коротким маникюром. Тронув ее за плечо, Лэави тихо сказала: - А мы пока дальше пойдем, чтобы время не терять. Потом догонишь….

     Нетерпеливое подергивание плечом стало ответом. Выудив из сумки обычный бумажный блокнот и карандаш, Лэави пристроила сумочку на плечо и пояснила изумленно глядевшей на нее владелице очаровательного замка: - Так проще. Писать я могу, не глядя, а на кнопки в телефоне, в отличие от клавиатуры ноутбука, смотреть приходится. Ее собеседница улыбнулась и сделала приглашающий жест рукой, в который раз поразив плавностью движений гостью. Лэави поймала себя на мысли, что вот так элегантно и по-королевски у нее никогда не получится, но тут же отогнала в сторону все лишнее, полностью сосредотачиваясь на галерее.

     Шедшая рядом Атали, заинтересованно разглядывала, словно впавшую в транс молодую женщину, даже дышавшую в замедленном темпе. Казалось, что дизайнер дышит окружающей атмосферой, пропуская последнюю сквозь себя. Так они и вошли в на данный момент ярко освещенный не слишком большой зал. Глаза Лэави расширились от удовольствия, она как губка впитывала и тепло дерева, полностью покрывавшего стены и потолок, и изящество резных балясин плавной лестницы, по которой так удобно будет спускаться моделям, и отделенное от остального пространства вазонами, пока еще без цветов, место для прохода девушек. А может быть и парней, брюнетке как-то было не до того, чтобы вдаваться в такие подробности.

     Проведя рукой по черной блестящей спинке низкого кресла, прослеживая пальцем деревянный узор, она легко улыбнулась, чуть повернула голову и тут же прищурилась. Вернулась в изначальное положение и повторила движение. Кивнула самой себе утвердительно. Сделала шаг в сторону для повторной проверки и развернулась к внимательно наблюдавшей за ней женщине: - Госпожа Атали, простите, - только сейчас она сообразила, что обращалась к женщине по имени, в то время как та, к ней по фамилии. А все из-за созданной Мэраи путаницы, вздохнула, пытаясь сообразить, как же выкрутиться, но переключившиеся в режим «проверка работы» мозги отказывались выдавать что-либо еще, так что пришлось говорить так, как есть, - к сожалению, Мэраи назвала Вас по имени, так что другого поименования я не знаю….

     Махнув рукой, шатенка рассыпала тихий легкий смех: - Ничего страшного, госпожа Арэли.

     - Тогда уж, госпожа Лэави, так, по крайней мере, мне будет не настолько неловко, - вернула жест вежливости брюнетка и указала на висевшее на стене круглое золотистое блюдо, отнюдь не являвшееся новоделом и прямо вопиявшее о древности, но…,

     - К сожалению, этот великолепный образчик древней эпохи дает блики от люстры. Слепит глаза, как Вы уже поняли, всем в радиусе двух метров. Это довольно… некомфортно.

     Изумление на лице владелицы замка сменилось задумчивостью. Она шагнула ближе к молодой женщине и повторила уже виденные ранее движения. Поморщилась и на мгновение поджала губы: - Госпожа… Лэави, благодарю за совет. Надо же, я раньше и не замечала эту особенность. Действительно, неприятно. Хотя в нашем случае особой роли не играет, так как во время показа верхнее освещение будет выключено, однако… с этим вообще надо что-то делать…. Потом, когда времени будет больше…. Убирать, или передвинуть? – в голосе шатенки зазвучало раздражение. Она провела рукой по лбу, словно смахивая напряжение.

     - Думаю, вполне будет достаточно чуть поднять или опустить люстру, или изменить угол наклона, чуть-чуть, - брюнетка сочувствующе взглянула на собеседницу, - убрать или переместить будет значительно сложнее, тем более что там, скорее всего, древесина уже немного отличается по цвету….

     - А это прекрасная идея…. Благодарю. Мэраи, ты была права, госпожа Лэави, действительно, настолько талантлива, насколько ты мне рассказывала, - госпожа Атали повернулась к подошедшей блондинке.

     Услышав последнюю реплику, упомянутая госпожа чуть не подавилась воздухом, однако справилась и предпочла переключить внимание на оформление зала, отправив все мешающее работе в спам. В конце концов, ей еще домой добираться, а время плавно подходило к десяти. Легонько тряхнув головой, прикрывая на миг глаза, она продолжила обходить зал по периметру. Поднялась по лестнице, посидела в креслах в разных местах зала, попросила пробегавшую мимо девушку пройтись по подиуму, подключила к проходу еще нескольких сотрудников. Покачала головой: - Мэраи, а высоту букетов выверила?

     Та успокаивающе кивнула: - Да, сейчас, - махнула рукой, подзывая одного из мужчин, спустя пару минут принесшего средних размеров букет искусственных цветов. Водрузив его в вазон, служащий унесся куда-то по своим делам, а букет подвергся перестановке в каждую из золотистых ваз. Спустя минут пятнадцать Лэави кивнула и поблагодарила всех за помощь, после чего улыбнулась Мэраи: - Все идеально. Единственное, свет осталось проверить и…, я не уверена, но было бы лучше организовать отдельный выход, чтобы избежать хаотичности движения на входе и в галерее. Извини, Мэраи, только сейчас в голову пришло, - она послала виноватую улыбку блондинке, приложившей ладонь ко лбу с видом готового постучаться о ближайшую поверхность человека.

     - Лэави, у меня нет слов! Я совершенно забыла об этом. А что скажет наша хозяйка? – она обернулась к занятой разговором с подошедшим высоким мощным мужчиной в форме владелице замка. Спустя мгновение служащий откланялся, а женщина, с силой потерев ладони, переспросила: - Что?

     Услышав рекомендацию, облегченно выдохнула: - С этим проблем не будет. Смотрите, - она шагнула к распахнутому балкону. Гостьи прошли следом, чтобы увидеть, что балкон на самом деле представлял собой выход в парк. Тем временем хозяйка продолжила: - По этой дорожке можно спокойно выйти к центральному входу. И времени это займет немного.

     - Госпожа Атали, только одежда останется в холле, так что гостям придется идти по улице в вечерних костюмах. Мужчины переживут, а вот женщины вряд ли. А если еще и дождь? – Лэави задумчиво обвела взглядом тихий уютный, несмотря на влажность и темноту, парк, тайком с наслаждением вдыхая умиротворяющие лесные запахи.

     Шатенка осеклась и нахмурилась. Троица вернулась назад в зал, чтобы еще раз осмотреть помещение. Помассировав виски, Лэави, наконец, родила: - Нужно будет перераспределить поток. Смотрите, если этот ряд кресел чуть выгнуть сюда, а тот наоборот прогнуть в другую сторону, то логичным и самым удобным вариантом для выхода станет это направление, - она плавно повела рукой, - а с этой стороны поставить такие же вазы. Только найти подходящие подставки. Получится? – она вопросительно взглянула на владелицу. Та кивнула: - Найдется. Во втором зале мебель очень похожа по стилю…. Мужу очень нравится.

     - Отлично. Тогда у нас получится разъединить оба потока, а в галерее либо поставить служащих, для создания пафосности и парадности, либо цветочные арки, только узкие, чтобы сквозь них пройти нельзя было. Благо ширина позволяет.

     Остальные дамы согласно закивали. Мэраи открыла планшет и ткнула в каталог, пока хозяйка поместья распоряжалась насчет мебели. Лэави пристроилась сбоку от сотрудницы, чтобы видеть предлагаемые варианты. Спустя несколько минут было решено, что самый первый был самым лучшим. А тут еще и блондинку осенило использовать «свечи», разумеется, электрические.

     - Тогда еще и камин под лестницу поставьте, для создания антуража, - хмыкнула Лэави и с удивлением уставилась на махнувшую крутившемуся по близости дворецкому даму. Спустя десять минут на выбор были представлены пять каминов. Третий из них встал идеально. Еще раз оглядев зал с верхней точки лестницы, пройдясь вдоль выставленных заново рядов, брюнетка тихо выдохнула: - Все. Больше ничего не замечаю, - улыбнулась владелице, - Работать в таком антураже одно наслаждение. Всего лишь подчеркнуть некоторые детали, да продумать входы и выходы. Благодарю за доставленное удовольствие, - повернулась к Мэраи, - думаю, что здесь мое присутствие больше не нужно. Поеду домой.

     - Подождите пять минут, леди Арэли, - услышав такое обращение, владелица замка изумленно изогнула бровь. Чуть дернулись в улыбке уголки губ. Тем временем дизайнер продолжила, - я Вас довезу до дома.

     В салоне крупногабаритного кроссовера, похожего скорее на танк, чем на легковой автомобиль премиум класс, было тепло, сухо и пахло приятно. Легкими цветочными духами. Выдохнув, молодая женщина расположилась на заднем сиденье, позволяя себе ненадолго откинуться на спинку и прикрыть глаза, пока Мэраи пристегивала ремень, заводила мощный мотор и разворачивалась в сторону выезда. Плавно двигаясь по неширокой парковой дороге, блондинка взглянула в зеркало заднего вида на о чем-то задумавшуюся начальницу: - Леди Арэли, Атали все-таки передала мне именное приглашение для Вас. Может быть, у Вас получится?

     Отрицательно помотав головой, дизайнер слабо улыбнулась: - Мэраи, у меня завтра проект Марсового поля, а ближе к вечеру встреча, которая неизвестно сколько продлится. Я просто физически не успею…, - дотянувшись до сумки, она выудила блистер с таблетками и крошечную бутылку с водой. Выпила лекарство и переложила сумочку дальше по сиденью, подтягивая к себе ноутбук, - так что я пока в наглую воспользуюсь своим привилегированным положением пассажирки и поработаю…. Если получится, - последнее она произнесла уже тихим шепотом, не без трепета выуживая пострадавший сегодня от рук грабителей гаджет и нажимая на кнопку, про себя думая о том, что никто и ничто не заставит ее еще раз приехать в это… место. И тут же испуганно шлепая себя по губам ладонью. Жизнь –штука коварная. И у нее прекрасное чувство юмора, хоть зачастую и непонятное тем, кто ее проживает. Так что не стоило быть слишком категоричной.

     Пока Мэраи выводила своего годзиллу на отличного качества шоссе, Лэави облегченно выдохнула, увидев на экране знакомую заставку. Ноутбук работал. Прикрутив яркость монитора, чтобы не мешать водителю, она погрузилась в царство расчетов. То и дело сглатывая от не слишком приятных ощущений. Таблетка еще подействовать не успела, а в желудке было пусто, так что подташнивало вполне ощутимо, но… с учетом планов на завтра времени на подождать вообще не было. Негромко заиграла мелодия звонка. Пришлось отвлекаться от построения модели и выуживать телефон из лежавшего рядом пальто. В салоне было очень тепло, так что и пассажирка, и сидевшая за рулем и что-то тихо мурлыкавшая в такт едва различимой музыкальной подборке блондинка, уже избавились от пальто. Лэави даже расстегнула пару пуговиц пиджака, а Мэраи вообще скинула последний, оставаясь в элегантном платье с коротким рукавом.

     Взглянув на номер, брюнетка нажала прием и осторожно придержала руку с сотовым, не поднося его вплотную к уху, в которое тут же зажурчала восторженная торопливая речь: - Лэави, я не знаю, что мне выбрать. Я тебе сейчас пришлю фото, посмотри, какое платье лучше подойдет для завтрашнего показа. А то я уже себе голову сломала. И вообще, почему ты не хочешь пойти со мной?

     - Элайша, я не могу, - подчеркнула предпоследнее слово брюнетка, - пойти с тобой. И да, я жду твои наряды, потом напишу, - с этими словами Лэави отключила телефон и перевела взгляд на экран ноутбука, открывая страницу. Спустя пару мгновений появились три фотографии. А затем прибежало и голосовое сообщение. Подключив наушники, молодая женщина запустила запись, прослушала и пожала плечами, совершенно не представляя, что делать в таком случае. В этой области она мало что понимала, хотя…. Выдернув наушники, брюнетка наклонилась вперед: - Мэраи, может быть, Вы в курсе, что принято надевать на светское мероприятие, вроде завтрашнего? И уместно ли будет надеть изделие этого же модельера? Или это моветон?

     Аккуратно вписав машину в очередной поворот и включив дальний свет фар на темной пустой дороге, Мэраи пожала плечами: - На самом деле, леди Арэли, если человек не является шоудивой или суперзвездой, проще говоря, не маячит на экранах и страницах светских скандалов, то это абсолютно без разницы. Все равно никто внимания не обратит. В целом, насколько я знаю, лучше обойтись без дополнительного показа моделей, а выбрать нечто нейтральное, даже классическое.

     Выслушав совет, брюнетка задумчиво коснулась пальцами шеи, потеребила тонкую нить цепочки и набрала номер: - Элайша, мне здесь посоветовали отказаться от моделей твоего дизайнера в пользу классики. Так ты будешь сильнее выделяться своей красотой на фоне моделей…. Как это нет ничего? Помнишь, ты покупала себе в начале лета? … Да, то, из нашумевшей коллекции, - Лэави поморщилась, вспомнив, во сколько обошелся наряд и каких нервов ей стоил. Она вообще не понимала, как можно приобрести платье по цене приличной машины. Так что, увидев возможность хоть здесь сэкономить, она не преминула ей воспользоваться, - вряд ли у многих есть нечто подобное. Оно светлое, прекрасно будет сочетаться с атмосферой показа. И нет, оно не слишком простое. Это роскошная классика. В ее обрамлении твоя индивидуальность будет выглядеть еще ярче.

     На последних словах Лэави буквально перекосило. Она поморщилась, невольно жмуря глаза и мелко встряхивая головой. К счастью, Элайша эту розовую приторную гадость слопала и не подавилась, так что брюнетка смогла облегченно выдохнуть. Убрала телефон и помассировала лоб над переносицей, чувствуя, как подступает головная боль. Достала очередную таблетку, проглотила ее, прикрыла лицо рукой, на миг позволяя сползти с него привычной маске, опустить уголки губ и выдохнуть. А в следующую секунду уже спокойно улыбнулась поглядывавшей на нее с сочувствием в зеркало заднего вида Мэраи, прекрасно знакомой, как и все в офисе, с торнадо по имени Элайша и ее многочисленными закидонами.

     - Живы?

     Кивнув, Лэави отдала честь ладонью у головы и отрапортовала: - Живее всех живых. А теперь, пожалуй, все-таки хоть немного поработаю, - выкинув из головы всех и вся, молодая женщина уставилась на экран, но тут же с чертыханием опять выудила завибрировавший и запевший сотовый: - Да, Элайша? Нет, Элайша, - вздохнула и, опять прикрыв глаза ладонью, досчитала до десяти, чувствуя, как медленно звенит и разрывается тонкая ниточка терпения, но все-таки взяла себя в руки и спокойно добавила, - Элайша, дорогая, я не специалист в этой области. Я - дизайнер, а не стилист. Ну…, забери волосы вверх, выпусти часть каскадом. Это все та же классика. И она тебе очень идет, откинулась на спинку и медленно сжала и разжала пальцы, слушая собеседницу, - Нет, я не дам тебе свой гарнитур. Это память о твоем деде, и он останется у меня. Даже не проси, - стиснула зубы, понимая, что еще немного, и нервы сдадут окончательно. И она наговорит такого, о чем потом будет жалеть. Резко выдохнула, как перед прыжком с вышки, - Элайша, ты можешь покупать все, что тебе угодно, но исключительно в рамках твоего личного бюджета. Никакого разрешения на кредит я тебе не дам. Разве что, ты можешь продать один из своих нарядов или что-то из драгоценностей. Но это уже будет твое решение. Извини, мне нужно работать, - переведя разрывавшийся от вибрации телефон на беззвучный режим, женщина с силой дернула себя за волосы, потерла шею, с ненавистью взглянула на продолжавший дергаться от звонков не желавшей мириться с ситуацией блондинки телефон.

     - Лэави, а почему Вы так не хотите идти на это мероприятие? Ведь в целях рекламы нашей фирмы это было бы очень полезно. Вы же знаете, я не настолько сильна в этих бизнес-разговорах, - Мэраи включила сигнал поворота и посмотрела в зеркало на свою начальницу. Последняя сидела в полоборота, что-то высматривая в приближавшихся огнях большого города.

     - Вы правы, Мэраи, это была бы неплохая возможность, но, увы, завтра не получится. С утра у меня дела вне офиса, потом проект на Марсовой площади, ситуацию с ним Вы и без меня прекрасно знаете, а потом две встречи. Я физически не успеваю приехать еще и на мероприятие. И…, скажем честно, пока это не первоочередная задача, так что….

     Продолжать она не стала, закрывая крышку ноутбука и выключая его, смирившись с тем, что поработать больше не получится, положила голову на подголовник и опустила ресницы, не желая продолжать неприятный разговор. В голове гудело и шумело, в горле стоял комок. Лэави сглотнула, подумала, что было бы хорошо достать бутылку с водой, но тогда сотрудница могла бы опять задать какой-то вопрос, а у брюнетки просто не было уже никаких сил держать лицо. Она даже пожалела, что не воспользовалась услугами такси. Приоткрыла глаза и снова закрыла, понимая, что ехать еще никак не меньше двадцати минут. Встряхнулась, выпрямилась и потянулась к телефону. Если уж поработать над проектом не удалось, то надо было хотя бы написать приблизительный план действий на завтра. Заодно и Мэраи поостережется разговоры заводить.

     На глаза попалась иконка спортивной программки. Лэави коснулась ее пальцем и подождала, пока та загрузится. Вздохнула. По шагам она сегодня план выполнила, а вот упражнения опять задвинула. Все-таки надо как-то заставить себя делать их утром. Ибо вечером на такой подвиг она уже была не способна. Посмотрев на часы и увидев, что уже почти двенадцать, хмыкнула, даже не представляя себе, как можно в это время заниматься спортом. Взглянула в окно и с облегчением обнаружила знакомую вывеску круглосуточного магазина. Чуть улыбнулась и принялась убирать технику.

     Фонари у дома горели исправно. Неподалеку, на противоположной стороне в небольшом сквере, сидели и стояли, тихо переговариваясь, знакомые собачники, в то время как их питомцы активно тратили накопленную за время дневного ожидания хозяев энергию. Лэави захлопнула дверцу и наклонилась к окну: - Спасибо, Мэраи. Доброй ночи. И… завтра я приду попозже. В принципе, я всех уже предупредила, но на всякий случай….

     Остановившись у дверей, она проследила за медленным стартом тяжелой машины и вошла в ярко освещенный подъезд. Навстречу скакала мохнатая улыбающаяся колли, тут же подсунувшая под ладонь свою башку, следя за брюнеткой умными глазищами. Следом поприветствовал и сосед – невысокий щуплый парень в теплой оранжевой куртке с капюшоном. Лэави даже прижмурилась от такой экспрессии самовыражения, улыбнулась в ответ на пожелания спокойной ночи и поползла вверх по лестнице.
     … …
     Утро началось с теплых поглаживаний по щекам и волосам, легкой солнечной улыбки, вкусных свежих блинов со сметаной, малиновым вареньем и сгущенкой. Затем была прогулка по их тихой уютной улице, с перешагиванием через лужи и держанием за руки. А по возвращении домой они вместе вычесывали Оми и лакомились фруктовым салатом. Лэави жмурилась, смеялась и подкладывала в соседнюю тарелку ярко-оранжевые ломтики. Потом помыла посуду, посидела в обнимку на диване, следя за быстро мельтешившими на экране картинками, вздохнула, дотянулась и чмокнула висок: - Мне пора, - скорчила забавную печальную рожицу, - и, увы, я опять буду поздно.

     В ответ чуть нахмурились, но великодушно отпустили. Махнув рукой Анжелисе, брюнетка спустилась по лестнице к уже ожидавшему ее такси. Офисный центр встретил чистыми стеклами, улыбающимися охранниками и сломавшимися основными лифтами. Что-то там полетело в электронной начинке. Причем, разом у всех. В ответ на это сообщение, Лэави кивнула и направилась по коридору к грузовому лифту, про себя выдыхая с облегчением. Слишком уж хорошим выдалось начало дня, несмотря на несколько раз пытавшиеся прорваться в сны кошмары, но их она изгнала таблеткой антидепрессанта и теплой минералкой, так что девушка опасалась, что впереди ее ожидает какая-то большая пакость. Теперь можно было надеяться, что гадостью была именно поломка лифтов. По крайней мере, она старалась так думать.

     А потом на посторонние мысли времени практически не осталось, ибо под дверями уже маячили жаждавшие пообщаться с начальством и по совместительству главным мозгом сотрудники. Попытавшуюся пройти без очереди Эрвээхэй чуть не загрызли на подступах и лишь личное вмешательство брюнетки спасло бухгалтера от расправы. Правда, недовольные еще долго бухтели за дверями кабинета, вызывая у докладывавшей о внезапно решивших начать процедуру составления соглашения уже сейчас владельцах неудачного жилого комплекса Эрвээхэй косоглазие и нервный тик. Договорившись с руководством о дальнейших действиях, радужноволосая шустро покинула кабинет, боясь задержаться на лишнюю секунду. Лэави улыбнулась возникшему на пороге умнику, оценив степень прижимания к груди его ноутбука, и вернула на переносицу отложенные в сторону очки.

     Выглянув из-за ноута, молодая женщина посмотрела на закрытую дверь, приподняла бровь, округлила глаза. Однако створка так и оставалось неподвижной, не спеша впускать очередного желающего прояснить «некоторые рабочие моменты». Неужели закончились? Она не могла поверить своему счастью. Мысленно прикинула, кто уже успел побывать в соседнем кресле и улыбнулась. Действительно, отметились уже все. А когда владелица фирмы посмотрела на часы, то поняла, что в этом не было ничего удивительного. Время перевалило далеко за обеденное. Собственный кабинет уже изрядно осточертел, хотелось сменить обстановку и тишины, точнее никого из горячо любимых сотрудников поблизости. И Лэави знала такое местечко.

     Выключив ноутбук и привычно убрав документы в сейф, она коснулась флакона духов, окутывая себя легким ароматом, и выскользнула за двери. Прижав палец к губам, кивнула ответившей понятливым выражением на миловидном личике Милене, показав пальцами шагающего человечка, и направилась к заработавшему, как просигналила помощница, лифту. Остановив кабину на втором этаже, повернула направо, прошла по широкой торговой галерее, еще раз свернула и оказалась в уютном небольшом кафе для своих, под которыми подразумевались работники ближайших офисов. Фирма Лэави к своим не относилась, так как находилась далеко, так что сюда сотрудники просто не доходили, оседая в ближе расположенном ресторанчике или пиццерии.

     Сама брюнетка натолкнулась на это место случайно. Ушла из офиса проветрить мозги, а на улице как раз началась гроза, вот и пришлось устраивать себе прогулку там, где была возможность. И какого же было ее удивление, когда среди бутиков с деловой одеждой, магазинчиков со всевозможной мелочевкой и отделов с канцелярией она обнаружила островок с мягкими креслами, ретро-торшерами, полками с книгами, любую из которых можно было взять почитать, и даже домой, и вежливым ненавязчивым персоналом. В дополнение к этому, здесь подавали отличный горячий шоколад и очень приличный кофе со смешными рисунками котиков, а так же вкусные блинчики с различными начинками и десерты.

     Подойдя к стойке, Лэави оперлась на идеально чистую столешницу цвета молочного шоколада, осматривая полку с новыми книгами, улыбнулась вежливо кивнувшему ей баристе и открыла рот….

     - Добрый день, госпожа Арэли, удивительно приятно встретить Вас здесь, - раздался за спиной вкрадчивый знакомый голос, а в следующую секунду рядом возник и его владелец, в васильковых глазах которого отражался свет прикрытых торшерами ламп, включенных по причине пасмурной погоды и скудного естественного освещения. Мужчина также оперся затянутой в белоснежный свитер крупной вязки рукой на столешницу: - Позвольте угостить Вас. Здесь прекрасные блины с икрой и мягким сыром.

     На мгновение брюнетка отвела взгляд в сторону, покосившись на прятавшего легкую усмешку баристу, привычного к подобным разговорам, так как посетительница отсутствием броской внешности и того, что называется харизмой и магнетизмом, не страдала, так что могла, в принципе, себе позволить не платить за свои обеды раза два в неделю, как минимум, однако… любые подобные предложение обычно вежливо отклонялись. Причем так, что повторно никто не лез, и вроде бы ничего необычного она не говорила, молодой бариста специально прислушивался, так как решил поучиться у профессионала, но все вместе с интонацией и мимикой производило сокрушительное впечатление. Повторить пока плохо получалось, но парень не терял надежды перенять подобную манеру общения, так что с нетерпением ждал очередного раунда.

     - Благодарю Вас, господин Терави, однако….

     А вот и процесс пошел, шатенчик за стойкой, готовя любимый посетительницей шоколадный напиток, который она обязательно заказывала, навострил уши.

     - Леди Арэли…, - мужчина оборвал себя, заметив, как молодая женщина внезапно дернула плечом, - что-то случилось?

     - Нет, нет, - легкая улыбка коснулась алых губ, - все в порядке, просто сегодня пришлось много сидеть, - она чуть поморщилась и кивнула баристе, выставившему на стол чашку с нарисованным на поверхности напитка очаровательным котиком, задравшим хвост трубой, - спасибо, Марк. Блины с печенкой и малиновым вареньем, пожалуйста. И какой-нибудь овощной салат.

     - Запишите на мой счет, я хочу угостить эту даму, - вмешался блондин. Бариста вопросительно взглянул на упомянутую леди. Та кивнула и повернулась к незваному спутнику и, судя по всему, сотрапезнику, улыбнулась и направилась к любимому угловому столику, однако, не доходя до него, изменила направление, сообразив, что места нужно больше, если она не хочет сидеть с блондином в интимной обстановке, чуть ли не соприкасаясь коленями. Про себя дизайнер поморщилась. Хотелось провести это время в тишине, не напрягаясь, не держа лицо, просто наслаждаясь едой и присмотренной заранее книгой, но отказывать синеглазому было… неразумно. Тем более в свете открывшихся обстоятельств. Что касается желания мужчины оплатить…. Что ж, Лэави не видела в этом чего-то критического. В конце концов, одежда на блондине была не от последнего бренда, да и часами он светил не дешевыми, так что от чашки кофе и блинов, тем более без икры, от него не убудет. А начнет выдвигать претензии, что ж… всегда можно будет вернуть оплаченной доставкой из этого же кафе. Лэави хмыкнула и, пользуясь минутной паузой, прикрыла глаза, настраивая себя на столь нежеланное общение.

     Спустя пару минут рядом опустился и предмет ее размышлений, оглядел окружающее пространство, поднял голову, рассматривая тканевый плафон с мохнатыми кистями, перевел взгляд на спутницу: - Леди Арэли, как Вы? Прошу прощения, что, возможно, помешал, но я волнуюсь. Вчера у Вас был не слишком приятный вечер…, - он замолчал, дожидаясь, пока на стол выставят заказ, поправил оказавшуюся перед ним тарелку. Лэави покосилась на выглядывавшую горошину икры и с трудом удержалась от усмешки. Все-таки решил выпендриться. Она подхватила нож с вилкой и аккуратно отправила в рот первый кусочек блина, не особо реагируя на пронзительный взгляд цвета индиго.

     - Благодарю Вас, господин Тэрави, все в порядке. В конце концов, Вы подоспели вовремя. Даже ноутбук не пострадал, - девушка приложила к губам салфетку, устроила ее на краю тарелки и удовлетворенно отметила отсутствие следов помады на ней. Рекомендованная консультантом новинка оказалась действительно неплохой, - так что все хорошо. Не стоит беспокоиться.

     - И все же, я не могу не волноваться, - рука мужчины двинулась по серо-голубой мелкой клеточки скатерти вперед и остановилась, замерла на месте, в то время как Лэави подхватила сумку, расстегнула и достала телефон. Посмотрела на экран, улыбнулась и убрала назад, отставила сумку в сторону, вооружилась опять вилкой с ножом и продолжила есть, то и дело отпивая горячий шоколад из большой тяжелой кружки, поставленной чуть сбоку и спереди. Посверлив взглядом неожиданную преграду, не собиравшуюся исчезать, блондин убрал кисть со столешницы и мягко заметил: - Я очень рад, что оказался в нужное время в нужном месте. На самом деле, это просто чудо, - сверкнул белоснежными зубами, - возможно, это судьба, леди Арэли.

     В ответ ему улыбнулись агатовые глаза под рваной челкой. Отодвинув пустую тарелку, молодая женщина взглянула на браслет и беспомощно развела руками: - Господин Терави, еще раз благодарю Вас за беспокойство. Право слово, все в порядке. А теперь прошу меня извинить, встреча. И опаздывать будет… невежливо, - мужчина засмотрелся на изогнутые луком губы и очаровательную улыбку, тонущую в антраците взгляда. Однако в следующий миг взял себя в руки: - Госпожа Арэли, мне будет приятно иметь Ваш номер телефона, чтобы иногда узнавать, все ли у Вас в порядке….

     Обернувшись, молодая женщина чуть склонила голову, рассматривая вставшего из-за стола мощного стройного красавца, которого уже исподтишка пару раз сфотографировали обедавшие за соседними столиками дамы, приложила палец к губам, словно размышляя, а затем мило улыбнулась: - Что ж..., - достала визитку и карандаш, быстро записала на обороте номер, - было бы невежливо отказать, а теперь прошу прощения, убегаю, - и быстрым шагом направилась к выходу, не дожидаясь, пока мужчина расплатится. Проходя мимо зеркальной стены бутика с элегантными головными уборами, отвернулась в сторону, чтобы не видеть сузившиеся глаза и поджатые губы собственного отражения. На миг в голову забрела незваная мысль о том, кому может понадобиться в деловом центре шляпа, и как выживает этот магазинчик, но поняла, что ей тут не место, помахала ручкой и тихонечко отступила назад. До поры, до времени.

     Перестал шуметь лифт, разошлись в стороны зеркальные двери, выпуская в полумрак широкого коридора, по которому брюнетка привычно дошла до собственного офиса. Кивнула попавшемуся на пути умнику, зашла в кабинет, прикрыла за собой дверь и первый раз за долгое время, пожалуй, за все время, что она здесь работала, закрыла ее на замок. Стекла по белоснежной поверхности на пол, прикусывая костяшки пальцев, уперлась рукой в стену и медленно, с трудом поднялась, шагнула подальше от двери, забиваясь в угол между панорамными окнами. Села, подтягивая к себе колени, и затряслась, зашлась плачем, кусая пальцы до глубоких багровых следов, чтобы не вырвался ни один звук, стискивая второй рукой до боли, до синяков собственное плечо. Хотелось выть, скулить, бросить что-нибудь, разбить, чтобы хоть как-то освободиться от этого страшного чувства бессилия, беспомощности, ужаса, которые хотели сродниться с ней.

     Спустя долгие минуты алые губы, искусанные, с наполовину слизанной-съеденной помадой, шевельнулись. Чуть слышно пролетело по кабинету: - И это пройдет, я справлюсь, - и растаяло в звенящей тишине. Где-то за стеной звякнули чашки. Раздался веселый смех. Хлестнул дождем в стекла осенний сердитый ветер. Женщина вытянула поджатые к самому подбородку ноги, поморщилась, прогибаясь в затекшей спине, поднесла к лицу руки, принимаясь растирать оставшиеся от зубов, чуть покрасневшие и побагровевшие лунки, всхлипнула сквозь зубы и задышала медленно и глубоко. Потерла плечи, разгоняя кровь, чувствуя, как уходит, прячется, но не исчезает, оставаясь где-то там, нервная дрожь.

     Дойти до кресла на подрагивавших ногах получилось с первой попытки. С некоторой гордостью Лэави ухватила дрожащими руками кружку и вздохнула, обнаружив внутри лишь пустоту. Взглянула на валявшуюся у входа сумку. Судорожно втянула воздух и, придерживаясь рукой за край стола, добралась до искомого. Таким же образом вернулась назад в кресло. Расстегнула молнию и выудила «скорую помощь» и зеркало. Самоклеющиеся охлаждающие подушечки под глаза последовали за каплями для устранения красноты и отеков. Легкими похлопывающими движениями Лэави нанесла тонкий слой очень дорогой сыворотки, которую ей еще рановато было использовать, однако она прекрасно справлялась в такие критические моменты. Лицо сразу чуть захолодело.

     Откинувшись на спинку кресла, брюнетка достала еще один тюбик и принялась старательно втирать в руки крем, от которого кожа и следы от зубов краснели, а потом бледнели. В который раз Лэави порадовалась тому, что случайно вычитала в Интернете, среди прочего хлама, название этого средства, спасшего ее не единожды, ибо на стройке, на стене, стукнуться коленкой было секундным делом, а потом зачастую требовалось идти туда, где брюки не подходили по дресскоду, а светить синяками и кровоподтеками, равно как и царапинами, было… не принято. К несчастью, от царапин крем не помогал, зато с остальным справлялся на ура.

     Облизнув губы, молодая женщина зашипела и поморщилась, со вздохом полезла в сумку. Аккуратно нанесла мазь на губы, терпеливо пережидая неприятное жжение, затем последовал щедрый слой помады. Спустя еще минут пять-семь все лишнее с лица было убрано, волосы приведены в порядок. Поморгав, брюнетка еще немного помассировала кожу и убрала свою «аптечку», достала сотовый и записала в памятки купить еще охлаждающих подушечек и пару масок. Мало ли когда ее еще раз так накроет. Тихо выдохнула. Открыла ноутбук, всмотрелась в файл и нажала на клавиши, увеличивая масштаб, чтобы уже через мгновение раздраженно цокнуть, отрываясь до документа, чтобы взять телефон.

     Взглянув на номер, Лэави нахмурилась, посмотрела на часы, свидетельствовавшие о том, что ее истерика заняла несколько больше времени, чем ей казалось, и ответила на звонок: - Мэраи? – нахмурилась, слушая напряженный голос блондинки, поджала губы, покачала головой, прикрывая глаза, как от сильной головной боли. Выдохнула и сказала мягко и спокойно: - Мэраи, все в порядке. Конечно, я помогу. Сейчас самое главное твое здоровье. Тебя есть кому забрать? Или лучше прислать кого-нибудь из наших?... Хорошо. Тогда позаботься о себе, все будет в порядке.

     Отключившись, молодая женщина еще несколько секунд тупо смотрела на темнеющую заставку луга с взлетавшими с него бабочками, потом решительным жестом закрыла крышку ноутбука, на миг зажмурилась, встала и прошла в закуток с душем, где заднюю стенку заменяло огромное зеркало. С неудовольствием оглядев элегантный брючный костюм с белой блузкой, с изящным бантом на спине, повернулась к вешалкам. Обозрела изумрудного цвета комплект из юбки и приталенного пиджака, к которым полагался еще и черный топ, висевший тут же, переколола на него брошь и чуть поморщилась.

     Для того мероприятия, на которое она сегодня собиралась, образ должен был быть несколько другой, однако вариантов она не видела. Хорошо еще, что не в брюках придется идти. Переодевшись, женщина вышла в общий офис и направилась прямиком к столу Мэраи, открыла верхний ящик и выудила оттуда флешку в виде толстопопого медвежонка. Повертела его в руках и хмыкнула. Это было… неожиданно. Как-то для всегда элегантной и одетой с иголочки, не позволявшей себе отступления от классики ни на миллиметр, сотрудницы наличие такого… гаджета было нетипично. Развернувшись, Лэави посмотрела на сверливших ее удивленными взглядами подчиненных. За исключением визуализатора, но его можно было, как всегда, не считать. Пояснила, одновременно шагая к столу Милены: - Мэраи сломала ногу. Сейчас в больнице. Сказала, что ее заберет брат, так что о ней есть кому позаботиться. Я сейчас уезжаю по ее делам. Милена, можно я проверю содержимое? Включать компьютер долго.

     Кивнув, шатеночка взяла флешку и воткнула ее в боковое отверстие, пододвинула мышку. Увидев список мелодий, Лэави включила несколько наугад, послушала чуть-чуть и закрыла файлы: - Спасибо. Я убегаю. Сегодня больше не появлюсь. На звонки буду отвечать редко, по возможности. Там пафосное мероприятие, так что сами понимаете. Всем успехов и доброго вечера, - брюнетка заглянула в кабинет, чтобы подхватить алое, сочетавшееся с помадой классическое пальто, фыркнула едва слышно, глядя на костюм, взяла сумку, ноутбук и направилась к выходу, все еще недовольно хмуря брови по поводу собственного наряда. Портить имидж фирмы не хотелось, а этого было не избежать, так как уже давно молодая женщина усвоила, что в этой стране сперва судили по обертке, потом по содержанию, а потом опять по обертке. Поэтому приходилось пользоваться одной из последних моделей смартфона от известного производителя, иначе возникали вопросы…, и даже сумма контракта, необходимая, выбивалась из заказчика несколько сложнее. Кивнув самой себе, женщина вышла из кабинета.

     - Леди Арэли, - в коридор вышла Милена, смущенно накручивая на палец кончик каштановой пряди, - я могу Вам чем-то помочь?

     Пожав плечами, брюнетка улыбнулась чуть расстроено: - Не знаю, Милена. Присмотри здесь за всем, а в остальном…. Разве что у тебя есть идеи, как срочно найти приемлемый для модного показа наряд…, у меня в голове вакуум. Домой я уже не успеваю, равно как и по магазинам мне бегать некогда, - она с досадой прикусила губу, с трудом подавляя раздражение. Как-то все складывалось… через одно место. Развернулась в сторону лифта.

     - Подождите, леди Арэли, - Милена внезапно подпрыгнула на месте, - Вы сейчас в Сельский Замок? Я правильно поняла? – брюнетка в ответ кивнула, - Отлично, поедете по Северному проспекту, так? – еще один кивок, - тогда я сейчас позвоню в бутик, он как раз Вам по пути. Там, конечно, дорого. Мы случайно с подругой шатались рядом и зашли. От цен хотелось упасть в обморок, но вещи очень интересные. И не поточные. Пусть они Вам пока несколько моделей подберут, а Вы уже на месте определитесь. Договорюсь, чтобы Вас обслужили без очереди. Деньги я Вам на карточку сброшу сейчас. Я приблизительно знаю, сколько надо….

     - Мы на этих нарядах разоримся? – в голосе Лэави звучала мрачная уверенность.

     - Могли бы, но… Вы ведь его завтра можете сдать. У меня подруга работает в одежном магазине, так она навострилась на место приделывать бирки и ценники…, заметить разницу весьма сложно.

     - Это, конечно, здорово, Милена, но я уйду от них в этом платье. И они точно будут знать, что оно ношенное. И запах дезодоранта отстается…. Так что озвучь мне цифру, - шатенка послушалась. Пару минут ее начальница перекатывалась с носка на пятку, затем вздохнула: - Ладно. Придется мне уговорить свою жабу. Перекидывай деньги. Деваться некуда, - войдя в лифт, быстро договорила в закрывающиеся двери, - адрес мне сбрось, - прислонившись к стене пробурчала, - Хорошо еще, что моей доли оплаты этого сельского модного дурдома на это платье хватит. И даже на туфли, - схватилась за телефон: - Милена, мне там же надо туфли и, возможно, клатч, найдется? – выслушав заверения, что в том магазине можно подобрать полный наряд, бросила мобильный в сумочку и вышла в холл, махнула охране и уселась в такси, назвала адрес, мрачно откинулась на подголовник, размышляя о сучности бытия, в котором Мэраи умудрилась сломать ногу, неудачно оступившись на лестнице, мало того, при этом накрылся ее планшет и жесткий диск с хранившейся на нем музыкальной подборкой для показа.

     - И почему только у нее? Это же бред какой-то? И зачем существует облако? Или она настолько боялась, что этот эксклюзив сопрут? – помотав головой в ответ на свои же вопросы, брюнетка сердито сопнула носом и уставилась в окно, пытаясь справиться с диким раздражением на дурацкую ситуацию. Теперь, из-за флешки она должна ехать к черту на кулички, ах, простите, в Сельский Замок, да еще тратить бешеные деньги на ненужный наряд. Хотя… платье потом все равно пригодится. Будет она их, как одна всем известная герцогиня, подписывать по дате носки и выгуливать через определенное время.

     - Значит, надо подобрать какую-то классику, - сделала она вывод и постаралась взять себя в руки. Конечно, флешка была лишь одной из причин. Кому-то нужно было проследить за конечным оформлением, до начала показа оставались считанные часы, помочь хозяйке с финальными штрихами, так что деваться было некуда. А вот содержимое флешки… можно было скопировать и отправить прямо сейчас. Лэави довольно прижмурилась, потянулась к ноутбуку.

     - Приехали, - посмотрел в зеркало заднего вида хмурый таксист, получил свои деньги, дождался, пока выйдет пассажирка и лениво тронулся с места. Мягкий уютный свет освещал неброскую витрину и Лэави, рассматривавшую ее. Сверху закапало, а спустя мгновение заморосило сильнее, так что девушка быстро шагнула под элегантный навес, с одобрением отмечая изящные кованые стойки и дверную ручку. Да, здесь двери не расходились в стороны, их нужно было распахивать самому. Небольшой зал встретил вежливыми улыбками и приветствиями двух девушек-продавщиц, узнавших клиентку, как они тут же сообщили, по описанию. Помимо Лэави в бутике никого не было, так что брюнетка выдохнула. Ей претило утруждать других или пользоваться «правом на вне очереди», хотя в случае необходимости она вполне позволяла себе подобное, как и многие другие.

     Стройные ассистентки в классического покроя черных форменных платьях вывезли вешалку с отобранными образцами и замерли, дожидаясь, пока клиентка рассмотрит наряды. Две вешалки Лэави пропустила мимо, так как цвет ей не понравился, да и ткань была, что называется, не ее. А вот третья и четвертая…. Она достала кружевное черное платье и приложила к себе. Улыбнулась отражению, вернула наряд на место и взяла в руки второй. Темно-синее, тоже длинной в пол, платье не обладало открытой спиной, зато привлекало идущими по рукаву кружевами, плавно перетекавшими на шею. Довольно плотная ткань нижней юбки не позволяла увидеть ничего лишнего, а поверх шла полупрозрачная ткань с тем же цветочным кружевом.

     Повертев платье, Лэави приложила его к себе и опустила уголки губ, вздохнула. Ее макияж с этим платьем не сочетался от слова вообще. Обернулась на черное и поморщилась. Безусловно, в черном кружеве она будет смотреться великолепно, вот только… становиться моделью данного показа в планы брюнетки не входило. Она вздохнула, соображая, сможет ли полупрозрачный палантин спасти ситуацию.

     - Госпожа, я профессионально занимаюсь макияжем и могу Вас накрасить, подошла сбоку одна из девушек, вежливо улыбнулась: - Вы ведь из-за макияжа сомневаетесь?

     Оценив сдержанный мейк-ап продавщицы и чистую кожу, брюнетка кивнула: - Хорошо. Сейчас примерю платье, если подойдет, то надеюсь на Вашу помощь. Скажите, пожалуйста, а средства какой фирмы? – и замерла, так как вопрос был не самый простой, с ее-то аллергиями. Услышав знакомое название качественной косметики, выдохнула и отправилась за ширму вместе со второй консультантом, пока визажист готовила свое рабочее место, подбирая цветовую гамму.

     Сменив черные туфли на темно-синие, на высокой шпильке, Лэави удовлетворенно окинула себя взглядом в зеркале, зацепилась за красную прядь и повернулась к продавщице: - Сможете найти какое-нибудь украшение? Надо эту прядку замаскировать.

     Та кивнула: У нас даже есть лучше: - Серебристый лак. Очень хороший. Притушим вашу прядь… и остальные, и чуть-чуть на платье нанесем. На узор. Будет смотреться очень выгодно.

     - А не сотрется? Еще ведь пальто поверх будет…, - но ассистентка махнула рукой, улыбаясь, - не волнуйтесь, мы как-то экспериментировали, случайно промахнулись спреем, потом с формы оттирать замучились. Пришлось стирать. Да еще и на два раза. Ой, - похоже, девушке пришло в голову, что после такой рекомендации, за лак вообще не возьмутся, из опасений испортить очень дорогой наряд. Но клиентка лишь кивнула и, подобрав подол, вышла из примерочной. Тут же рядом закрутилась визажист, смывая, освежая и подчеркивая. Параллельно шло перекрашивание. Бросив встревоженный взгляд на часы, Лэави изумленно приподняла брови домиком, удивившись тому, сколько всего удалось сделать за каких-то двадцать минут. Поправив длинную серебристую цепочку-сережку в ухе, вытащила решительно вторую, заменив ее небольшим гвоздиком с турмалином из пары предложенных. Конечно, камень был полудрагоценный, но довольно редкий, так что должен был попасть в стиль. Подхватила клатч, в который переложила самое необходимое, пакет с одеждой, выложила на стойку две крупных купюры, в знак благодарности, и, в сопровождении продавщицы, несшей над ней большой зонт, пробежала к внушительной иномарке такси. На этот раз пришлось заказывать премиум.

     Устроив пакеты на переднем сиденье, а платье и себя с ноутбуком на заднем, Лэави, наконец, выдохнула. Покачала головой, удивляясь тому дурдому, который на нее сегодня свалился. Открыла крышку ноутбука и вставила флешку, намереваясь переслать музыку прямо сейчас. Спустя пару минут накрашенные нежным розовым губы поджались в недовольную гримасу. Посопев носом, брюнетка вытянула флешку и закинула ее обратно в клатч. Записи оказались защищенными от несанкционированного доступа. Раздумывая, стоит ли позвонить Мэраи, Лэави все-таки решила не беспокоить болезную. Тем более что через час она будет уже на месте. А до показа еще времени довольно много. Вообще, молодая женщина не понимала этой моды, устраивать мероприятия чуть ли не в 10-11 часу ночи. Ей в это время хотелось только одного – спать. Однако именно сегодня этому желанию сбыться было не суждено. Она открыла файл, над которым работала, пока не прозвонилась дизайнер, и постаралась сосредоточиться.

     «Поросенок Вип-Вип, отобрали джип-джип», - Лэави даже головой потрясла, но странная песенка никуда не исчезла, а закрутилась еще быстрее, вызывая какую-то мутноту в голове. А спустя миг молодая женщина чуть не хлопнула себя по лбу ладошкой, но вовремя вспомнила про макияж. Как и про то, что таблетки от тошноты остались дома, так что пришлось убирать ноутбук, закрывать глаза и глотать вязкую густую слюну, мечтая то ли заснуть, то ли впасть в некое медитативное состояние, когда уже все безразлично. Однако такси весело качалось на вездесущих ямках-кочках, расплескивая лужи, а впереди было еще больше получаса мучений, что вхождению в транс абсолютно не способствовало.

     Когда машина затормозила, и Лэави увидела уже знакомые ворота, она лишь слабо улыбнулась, на большее сил не оставалось, так что у парадного входа ей пришлось воспользоваться поддержкой широкоплечего мужчины в элегантном сером костюме, подхватившего не только гостью, но и все ее пакеты и сумки, предварительно накинув брюнетке на плечи ее пальто. Свежий воздух с ароматом сырости и прелой листвы ударил в лицо, прогоняя мерзкий запах машины. Приоткрыв рот, дизайнер с наслаждением дышала. Чуть расслабилась и оглядела лестницы, убеждаясь в том, что количество окостюмленных мордоворотов на квадратный метр существенно увеличилось. Оставалось удивляться, где удалось найти столько одинаковых по габаритам особей. Впрочем, как раз этому дивиться и не стоило.

     Навстречу, через убранный и полностью готовый холл, уже радовавший ароматом цветов и мягким освещением, стремительно двигалась хозяйка мероприятия, пока еще в деловом брючном костюме. Увидев молодую женщину, она непроизвольно развела руки, как будто желая обнять: - Госпожа Лэави, Вы нас просто спасаете!

     - Если бы не защита, все было бы еще проще, - вернула улыбку брюнетка. Тем временем владелица замка обернулась и позвала: - Майки.

     Рядом материализовался еще один шкафчик в костюме, поклонился и принял флешку с наказом немедленно отдать ее в руки кому-то там. Затем шатенка опять обратилась к гостье: - Ваши вещи отнесут в комнату наверху и….

     - Госпожа Атали, так не пойдет, - Лэави мягко подхватила женщину под руку и развернула к лестнице, - я здесь второстепенный актер, а Вы – главная актриса. До начала вечера осталось не так много времени, поэтому я сейчас пойду осматривать и подбадривать, контролировать, только дайте мне в помощь того, кто подтвердит мои полномочия, а Вы подниметесь к себе, съедите что-нибудь легкое, но вкусное и потратите оставшееся время на придание лоска Вашей элегантной красоте. Отдохните немножко. А потом у Вас будет бой, а я постою тихонечко на галерке, - брюнетка неожиданно лукаво подмигнула и рассмеялась, глядя на слегка ошеломленную поведением собеседницы хозяйку «бала».

     Спустя несколько минут на лестнице центрального зала стояла затянутая в синеву предгрозового неба серьезная леди, с серебристыми бликами в густых черных волосах, а за плечом возвышался главный дворецкий, сурово глядевший на любого, осмелившегося даже не замедлиться с исполнением указаний уверенным голосом раздававшей их дамы, но лишь просто выказать некоторое недоумение. Четкие, понятные приказы вкупе с мрачным взглядом мужчины привели к тому, что некое суетливое хаотичное движение приобрело осмысленный рисунок. Последние цветы были расставлены. Лэави лично прошла еще раз весь путь от входа к выходу, чуть передвинув несколько кресел.

     Первое из них она двинула самолично, но уже в следующую секунду ее вежливо оттеснили в сторону два богатыря, так и следовавшие по пятам, пока она не покинула зону и не направилась в гардеробную, заодно оглядывая галерею. Тонкие легкие пальцы то поправляли чуть закрученный не в ту сторону огонек, то сдвигали и поворачивали недостаточно сцентрированный вазон, то машинально касались мягких портьер. В оставшемся за спиной зале тихо звучала знакомая подборка, говорившая о том, что модели начали последний проход перед показом. Осмотрев гардеробную и двух шкафов вместо ожидаемых гардеробщиц, Лэави, после некоторых сомнений, все-таки провела для мужчин краткий инструктаж, прежде всего касавшийся улыбок. Поправила галстук-бабочку одному и воротник другому, для последнего пришлось попросить, чтобы этот… гигант наклонился, иначе даже на своих не самых низких шпильках Лэави банально не дотягивалась.

     Посмотрев на браслет, брюнетка чертыхнулась. Стянула умный гаджет и убрала в сумочку, тяжело вздохнула. До прибытия гостей оставалось всего несколько десятков минут, а может быть и меньше. Некоторые, особо нетерпеливые могли заявиться и раньше. Кстати, она осмотрелась и кивнула, приметив элегантных жилистых официантов с подносами. Все верно. Гостей нужно будет занять. Так пусть это будет необременительный напиток.

     - Госпожа Лэави, спасибо за помощь, - брюнетка обернулась на голос и одобрительно оглядела шатенку в изумрудном наряде с золотым кружевом на рукавах и, как показывало отражение в зеркале, на спине. В этом платье женщина полностью соответствовала атмосфере замка, задавая самую первую ноту в роскошной сложной мелодии. И мешать ей в этом не стоило. Дизайнер улыбнулась: - Была рада помочь, госпожа Атали, оставляю Вас встречать гостей.

     - Да, госпожа Лэави, Майки Вас проводит в Вашу комнату, чтобы Вы чуть-чуть смогли отдохнуть. И Ваше место в ВИП-зоне, буду рада Вас там увидеть.

     С трудом удержав на лице вежливую улыбку, Лэави развернулась, поднялась по лестнице, мысленно похвалив себя за удачную идею с цветами, перекрывавшими подходы на второй этаж, дошла до ближайшей комнаты, закрыла за собой дверь и уже тут позволила себе скривить печальную мордочку. Вип-зона, вот не случайно ей песенка мельтешилась.

     - Поросенок Вип-вип, нафиг тебе джип-джип, - тихо пропела и налила себе в бокал минеральной воды. С наслаждением выпила и присела в кресло, вытягивая гудящие ноги. Покосилась на отражение в зеркале и махнула рукой. Причесаться она еще успеет. Главное подкрашенные пряди особо не трогать, а остальное мелочи. Пошевелила пальцами и сбросила туфли, зарываясь в мягкий ворс ковра. Подумала, и закинула ноги на соседнее кресло. И тут же скривилась, будто слопала лимон, вспоминая про Вип-зону, куда ей категорически не хотелось. Она надеялась потеряться среди общей массы в зале, а теперь ей предстояло сидеть на виду у зрителей, с другой стороны прохода. Вместе с хозяевами и прочими маститыми гостями.

     - И оно мне надо? – громко спросила окружающее пространство. Выудила телефон и набрала номер, - Привет. Чем занимаешься? … Замечательно. А я работаю. Да-да, представляешь, в настоящем замке. Как в сказке. Нет, принцессой у меня не получается. Думаю, из меня выйдет неплохой злобный дракон, - выслушав смех на том конце провода, распрощалась и убрала сотовый. С зубовным скрежетом впихалась в туфли, скинула правую, достала из сумочки лейкопластырь и со вздохом наклеила на покрасневший палец. Подумала немного и повторила процедуру и с другой ногой. Хмыкнула, вспомнив виденную где-то карикатурку на подобную тему, поднялась, провела щеткой по волосам, проверила тени, к счастью качественные, достала купленный пробник помады, поправила макияж и, подхватив клатч, направилась вниз.

     На середине лестницы притормозила, оглядывая неспешно шествовавших через холл по галерее, то и дело останавливавшихся, чтобы сделать глоток из бокала и перекинуться с кем-то приветствием или словечком роскошно одетых мужчин и женщин. В свете люстр мерцали и переливались украшения в ушах, волосах и на шеях дам. Кто-то к этому комплекту умудрялся добавить еще и кольца. Лэави чуть не перекосило от такого излишества, но натянутая вежливая маска держалась словно приклеенная, благодаря опыту, в том числе не самому приятному. Увидев хозяйку владений, ожидаемо стоявшую напротив входа, брюнетка улыбнулась, окинула профессиональным взглядом помещение и неспешно шагнула на одну ступеньку вниз.

     - Лэави, ты все-таки здесь, как здорово! – раздался звонкий колокольчик голоса Элайши, а следом из толпы появилась и она сама. В голове Лэави всплыла картинка из одного фильма, где одна из героинь воскликнула: «Не хочу быть с ней на одной фотографии». Так и брюнетке сейчас очень хотелось оказаться в другом кадре. Все советы и разговоры, на которые она прошлым вечером убила кучу времени и нервов, пошли прахом, так как сейчас блондинка красовалась в любимом ей ярком коралловом цвете. Верх сверкал стразами, а пышная юбка уходила вниз лепестками розы, при этом радуя глаз разрезом даже не от середины бедра, а несколько выше. И вишенкой на торте стал леопардовый принт цвета заката на подкладе юбки. В довершение всего, на изящных ножках девушки сияли лакированные босоножки оттенка земляники, чуть-чуть не попадая в тон с остальным ансамблем.

     На мгновение маска треснула, и Лэави приложила руку к лицу, затем улыбнулась блондинке, спускаясь вниз и вставая чуть сбоку от вазона. Широкие зеленые листья растений удачно скрывали ее хотя бы от части зрителей, пожиравших глазами розовое великолепие. В этот момент последовавшая за ней Элайша услышала, как ее зовут, и развернулась в противоположную сторону. Брюнетка едва слышно выругалась, глядя на обнаженную по самое не могу изящную спину с крохотной родинкой на ватерлинии. Махнув рукой, оглянувшейся на нее блонде, дескать, потом еще наговоримся, иди, тебя же ждут, дизайнер выдохнула и двинулась в зал, по пути кивая редким знакомым.

     - Госпожа Арэли, не ожидал увидеть Вас здесь, - раздался над ухом раскатистый, приглушенный бас, и молодая женщина улыбнулась, приветствуя колоритную пару, год назад заказывавшую у нее проект для нового дома. Заказ был небольшой, но любопытный, а клиенты адекватными, так что все остались довольны друг другом.

     - Ай, Лекс, ты как скажешь! – хлопнула его по руке пышная аппетитная рыжик, в огненных волосах которой сияли крупные чистые изумруды, - госпожа Арэли, Вам тоже нравятся модели господина Армиаса Жеминуа?

     На такой вопрос не оставалось ничего другого, как вежливо улыбнуться и заметить, что сегодня в этом зале собралось достаточное количество поклонников данного модельера. На этом разговор, к глубокому облегчению уставшей до состояния нестояния от всего происходящего Лэави, закруглился. Пара отправилась к своим именным местам, а брюнетка, скрипя зубами, двинулась в сторону Вип-зоны, в которой, и это было единственным, что ее на данный момент радовало, царил полумрак. Подняв голову, дизайнер сообразила, что подобный эффект достигался путем драпировки какими-то струящимися тканями. Едва заметно помотав головой и поставив мысленный плюсик Мэраи, девушка нашла свое место и села, перебирая в мыслях, когда и как они обсуждали этот момент, и, удивляясь тому, что из ее головы он выветрился полностью. И вот…, когда зал обходили, она этого не заметила. Или заметила? Решив про себя, что сегодня она работала в режиме: Видимость плохая, иду по приборам, - Лэави откинулась на спинку кресла, укладывая клатч себе на колени.

     Тем временем свободных мест в освещенном зале становилось все меньше. Блистая достатком и, зачастую, пафосом, рассаживались гости. Подошли и присели поодаль два мужчины, к ним тут же подплыл официант, предлагая напитки. Потягивая свой сок, Лэави прикидывала стоимость часов и перстней этих стоявших очевидно ближе к верхушке элиты особей.

     - Лэави, и ты здесь! А как? Помнится, ты говорила, что не сможешь прийти, - упомянутая Лэави с изумлением уставилась на усаживавшуюся в торце овального стола Элайшу, тут же просиявшую улыбкой в адрес взглянувших на нее мужчин. Брюнетка поджала губы, пряча за бокалом усмешку, так как у нее сложилось впечатление, что один из царей природы с трудом удержался от того, чтобы не протереть глаза. Ну да, к ударной дозе искрящегося убойного, в высшей степени выдающегося очарования блонды нужно было привыкать долго и постепенно. Хрюкнув в бокал, молодая женщина расслабилась, сообразив, что находится от подопечной практически на другом конце стола, а значит, задушевная беседа отменяется.

     - Добрый вечер, госпожа Арэли, - от звучного, вкрадчивого, словно тигриные лапы, баритона мурашки приготовились пробежать по коже табуном, но были остановлены волевым усилием. Отставив бокал в сторону, ибо так не долго было и … попасть в неловкую ситуацию, Лэави повернула голову, чуть склоняя ее к плечу и глядя на усаживавшегося через кресло от нее, ближе к Элайше, высокого брюнета.

     - Вечер добрый, господин Эраэ, - на красивых губах появилась легкая улыбка. Мысленно же Лэави уже просто верещала, ибо поверить в то, что эта личность могла заинтересоваться модным показом вообще, не говоря уже о том, чтобы показом знаменитого, мдя, Жэминуа, было выше ее сил. В голове вертелось: «Это жжж неспроста». Винни Пух пригодился и был определенно к месту, в отличие от самой дизайнера, которой не нравилось происходящее, а больше всего то, что она в это самое происходящее вляпалась всеми конечностями. Тем временем стальные клинки взгляда главного на данный момент заказчика фирмы переместились на оживившихся с появлением длинноволосого брюнета мужчин, да и на горизонте появилась хозяйка замка, а значит, все уже должно было вот-вот начаться. Женщина перевела дух, расцепляя стиснутые на коленях в замок до боли, побелевшие пальцы.

     Знакомая музыка начала свой проигрыш, мягко и плавно погружался в сумерки зал, оставляя освещенным лишь белоснежный ковер в обрамлении пастельных букетов и дугу лестницы, на верхней ступеньке которой уже мерцала, переливалась радужная бабочка. По крайней мере, именно эта ассоциация мелькнула у Лэави при взгляде на модель, изящно спустившуюся с небес к зрителям, протанцевавшую по ковру, улыбнувшись мужчинам в Випе, брюнетка при этом вздрогнула и недоуменно покосилась на хозяйку «бала», увидела, как та поморщилась. Практически незаметно для остальных, спрятав недовольство за бокалом.

     Похожие на перья райской птицы девушки спускались одна за другой, демонстрируя наряды и себя. К счастью, больше никто на демарш не осмелился. Лэави тихо постукивала кончиками пальцев по коленке, дико жалея об отсутствии блокнота и возможности кое-что зарисовать. Безусловно, модельер был довольно талантлив. Не сказать, чтобы брюнетка падала в восторг, но она отдавала себе отчет, что все эти наряды банально не в ее вкусе, но идея-то есть. Сбоку блеснула фотовспышка, заставляя прищуриться. Тут же в ту сторону плавно переместились две крупные тени. Охрана. Отметив машинально данный факт, Лэави снова развернулась к моделям, прокручивая про себя пришедший в голову образ, чтобы закрепить его до момента перекладывания на бумагу или экран. Тут уже до чего первого доберется.

     В Вип-зоне стало еще темнее. Девушки на «подиуме» продолжали движение. Лэави прикинула, что за ярким световым пятном их стол совсем не видно. Нащупала в клатче карандаш и свернутый квадратиком счет, развернула его, припоминая, что обратная сторона чистая, положила на стол и принялась вычерчивать практически на ощупь.

     Серые глаза неотрывно следили за жизнерадостной блондинкой в сногсшибательном, пожалуй, в прямом смысле этого слова наряде. Хаэри даже посочувствовал супруге лорда Грегора. Да и самому лорду. Наклонившись вперед, по направлению к сцене, избранница упомянутого лорда была полностью поглощена зрелищем, впитывая каждый штрих очередного экстравагантного наряда, в то время как сидевшие за столом оборотни изучали уже ее. Глава покосился на молчаливой статуей застывшую леди Атали, губы мужчины дрогнули в сочувствующей улыбке, на что женщина лишь чуть развела руками. Дескать, ничего не поделаешь, и приподняла бровь, всем своим видом показывая, что займется воспитанием юной особы, которую, видимо, ранее подобным не утруждали.

     Легкий шорох сбоку побудил мужчину оторваться от сканирования состояния владельца поместья, которому, как и ожидалось, стало значительно лучше, как только он почувствовал избранницу на своей территории. Слегка повернув голову, брюнет взглянул на источник шума и распахнул в изумлении глаза, обнаружив, что гостья показа, вместо того, чтобы наслаждаться зрелищем, пользуясь темнотой, что-то черкает на листке бумаги, да при этом еще и хмурится. Вот карандаш в руке замер, задержался в воздухе, пока тонкие пальцы второй чуть коснулись переносицы, а в следующее мгновение опять уткнулся в бумагу, уже ниже. Музыка замедлилась, свет плавно пошел на увеличение, заставляя труженицу карандаша и бумаги спешно прятать и то, и другое в элегантный клатч. Затем брюнетка вместе со всеми зааплодировала, благодаря светящегося румяной лысиной толстячка в летящих одеждах цвета зари, державшего за руки двух ведущих моделей, бывших выше гуру моды, как минимум, на две головы.

     Выдохнув, Хаэри встал. Второй акт должен был состояться через полчаса, в течение которых предполагалось общение гостей, легкие закуски и запись на выбранные наряды. Собственно, к ведущему эту запись собралась небольшая толпа, в основном молодых девушек, однако были и дамы более возрастные. Брюнет пожал плечами, его это райское оперение не впечатлило. Наряд соседки справа, с легкой свежей цветочной ноткой, однако не портящей гармонии классики цвета сапфира, привлекал значительно сильнее.

     Ловко разминувшись еще на дальней дистанции с явно стремившимися к общению с ним мужчинами, в которых он узнал главу и зама крупной корпорации, Хаэри завернул за вазон с крупными цветами и скрылся за портьерой, набрал код на замке и скользнул в открывшийся довольно узкий ход, чтобы через пару минут оказаться в затемненной комнате с незажженным камином и разворошенной постелью, на которой, пригнувшись в атакующей позе, замер огромный серо-бурый волк, сверливший вошедшего янтарным взглядом. Рыкнув и удлинив клыки, Глава заставил зверя поджать лапы и сменить позу. Однако давить дальше не стал, понимая, что, ощущая пару, волк не сможет успокоиться, пока она не окажется рядом. И тут даже вожак ему не указ. Были в их истории прецеденты смены вожака, и большая часть из них как раз связана с тем, что кто-то посягнул на чужую пару. В этом случае никакие инстинкты и подчинение на генетическом уровне не играли ни малейшей роли.

     Присев в кресло и распустив свою ауру, брюнет тихо заговорил: - Она рядом, в зале, за этой стеной, – указал на камин, - но чтобы выйти к ней, ты должен перекинуться. Иначе она испугается тебя. А вот твое природное обаяние сыграет свою роль, как и богатство. Девушка любит деньги и обожает их тратить. И тебе стоит посмотреть, КАК она одета. Уверен, такого зрелища ты еще не видел, лорд Грегор, - вытянул до того скрещенные ноги и сцепил пальцы в замок, чуть наклоняясь вперед, - так как, лорд Грегор, будете обаять и воспитывать? Или на плечо и в койку со слезами? – улыбнулся, когда на кровати встряхнулся волк, перетек в двуногую ипостась и тут же завернулся в покрывало наподобие римской тоги.

     - Пожалуй, на плечо и в койку будет преждевременно, - раздался хриплый, все еще посипывавший и порыкивавший голос.

     - Полностью Вас поддерживаю, лорд Грегор, - Хаэри окончательно перешел на вежливое обращение, подчеркивая выход из звериной ипостаси в двуногую, - не представляете, как я рад видеть Вас, - Глава сдержанно улыбнулся, а оборотень стек на пол и внезапно встал на одно колено, чудом не запутавшись в складках ткани: - Лорд Эраэ, благодарю Вас за спасение моей жизни. Прошу принять мои заверения в верности и преданности, - шатен стукнул кулаком в область сердца и рыкнул.

     - Принимаю, лорд Грегор, и… не стоит благодарить. На моем месте Вы поступили бы также. А теперь Вам стоит привести себя в порядок и появиться в свете. Сейчас придет Ваш слуга и введет в курс дела. Насколько я понимаю, Ваша супруга сейчас занята общением с Вашей парой. Удачи.

     Прикрыв за собой двери, брюнет оглядел широкий пустой коридор, задумчиво коснулся теплого дерева и устремился в сторону стеклянных, ведущих в парк дверей, заметив, что дождь прекратился. Выйдя на улицу, немного поежился, привыкая к прохладе. Идти за курткой не хотелось, так что решил прогуляться так, тем более что простыть не грозило. Узкая шуршавшая камешками тропинка уводила вперед и в сторону от ярко освещенных окон замка, терялась где-то между кустами. Туда Хаэри и направился, вдыхая запах дождя и осенней листвы. Принюхался, усмехнулся, почуяв замершего за деревом зайца, пережидавшего опасность. Напряжение последних дней отпускало. Искусственная кома, в которую пришлось ввести сходившего с ума оборотня помогла лишь частично, к тому моменту, как Глава вернулся домой, лорд уже находился в звериной ипостаси, к счастью еще под транквилизаторами. Пришлось воздействовать грубой силой, итогом воздействия стало прокушенное плечо и разодранная холка бурого волка, однако это позволило выиграть еще немного времени.

     - Неужели закончилось? – неверяще прошептал вожак волков и чуть улыбнулся уголками рта, чувствуя, как спадает с плеч груз. Главное он сделал – сохранил разум члену стаи и нашел его пару, а уж как будет окучивать свою избранницу лорд, было только его делом, и его супруги, а та, Хаэри не сомневался, не позволит шатену напортачить, придержит его жесткой рукой. Носа коснулся легкий цветочный аромат, вызвавший легкое недоумение. Брюнет принюхался, сомневаясь, однако определенно слабо, но пахло цветами. Мужчина шагнул вперед, заворачивая за куст и останавливаясь: «Откуда она здесь?» Спокойно дремавший с чувством выполненного долга волк заинтересованно повел хвостом и навострил уши, вытянул вперед лапы и свалил на них морду, в янтарных глазищах мелькнула растерянность, сменившаяся легким волнением.

     Поежившись то ли от порыва ветра, то ли от накативших внезапно ощущений, брюнет неслышно наблюдал за наклонившейся, что-то рассматривавшей сбоку от дорожки женщиной.
     … …
     Как только свет начал разгораться, а маэстро обступили успевшие подойти первыми поклонницы и их спутники, Лэави подскочила с места и устремилась по уже знакомому маршруту, остановившись только за загораживавшим лестницу на второй этаж вазоном, где приложила ладонь к груди и выдохнула, радуясь, что удалось избежать активного общения с Элайшей. Поднесла руку ко лбу, но тут же отдернула ее, вспомнив про проклятый макияж, что б ему. Несколько минут постояла, размышляя, стоит ли остаться на вторую часть, однако ни место, ни общество такого желания не вызывали, не говоря уже о Випах, сидевших рядом за столом. На этом месте Лэави притормозила, ловя за хвост мысль о том, что вообще не понимает, что эти образчики мужской силы забыли на данном показе. Рядом с ними не было спутниц, так для чего они занимали места, при этом явно скучая?

     Быстро простучав каблучками по ступенькам, молодая женщина забежала в комнату, подхватила пакет с вещами и досадливо поджала губы, как только расправила пиджак, смятый до состояния «корова жевала». Как такой прокол мог случиться, было неясно, но даже будь все очевидно, ситуацию данный факт изменить бы не мог. Увы, переодеться не получится. Пришлось это констатировать. Завибрировал клатч, точнее телефон. На том конце провода извинялась владелица цветочной фирмы, смущенно объяснившая, что, то ли напортачили слуги в замке, то ли ее сотрудница, но ведомость не сходилась. Женщина, с которой Лэави работала не один год, просила разобраться. Вздохнув, брюнетка пообещала выяснить это вопрос в ближайшее время. В конце концов, ведомость ей скинули, цветы все стояли на своих местах. Нужно было обойти и проверить. Ничего страшного, но лучше сделать это как можно быстрее.

     Первый этап плана был осуществлен крайне оперативно. Лэави просто осмотрела все с лестницы, а вот потом предстояло обойти с телефоном в руке весь зал, если, разумеется, она не хотела делать это после показа и аукциона-распродажи. Последнее категорически не привлекало, так что дизайнер плавно скользила по залу с телефоном в руке, то и дело улыбаясь окружающим, затем выудила замордованного жизнью дворецкого и уточнила по остаткам цветов, не вошедшим в букеты. Улыбнулась, узнав, что оные привозили уже в готовом виде, по стандартному образцу, а не собирали на месте. Выдохнула, так как иначе пришлось бы заниматься этим бардаком всю ночь. Оставить расчеты на слуг замка было в данном случае непозволительно. В конце концов, это она с Мэраи были главными подрядчиками. Им и разбираться.

     - Госпожа Арэли, рад Вас встретить, - широкая улыбка на лице блондинистого викинга затмевала свет люстры, - Вы выглядите лучше, чем представленные нам модели, - склонившись ближе, значительно тише произнес господин Михаэри.

     - Просто мы с Вами не имеет такого тонкого вкуса и видим мир в несколько других оттенках, - сделав быстро пометку в телефоне, чтобы не забыть подсчитанное количество, ответила молодая женщина, размышляя, можно ли избавиться от незваного собеседника, чтобы быстрее закончить со всем этим безобразием.

     - И не говорите. Не могу себе представить столь богатую палитру, - изогнул бровь викинг и внезапно подмигнул. «На этом остановимся», - в мозгу Лэави вспыхнул красный сигнал. Она внимательно посмотрела на чуть раскрасневшегося мужчину, отмечая влажную прядку на лбу и расстегнутую верхнюю пуговицу рубашки. Видимо, блондин расслабился с шампанским чуть больше, чем следовало, а значит….

     - Господин Михаэри, была очень рада с Вами увидеться, однако прошу прощения, меня ждет подруга, - увидев оживление на лице собеседника, продолжила, - которая как раз очень ценит мастерство маэстро и горит желанием приобрести некоторые его творения, - скрыла ехидную усмешку за краешком смартфона, отмечая, как перекосило от подобной характеристики незваного спутника, еще пару мгновений колебавшегося.

     - Что ж, не смею задерживать. Приятного вечера Вам и Вашей подруге, - сделал окончательный выбор блондин, и Лэави с чувством выполненного долга, прошествовала в дальний конец зала, где педантично пересчитала оставшиеся букеты и сверила с ведомостью. Моргнула, сверила еще раз, посмотрела на соседнюю и тихо беззвучно выругалась: - Машу Вать. Ну, это уже вообще, - огляделась, с неудовольствием отмечая, что выход в галерею перекрыт все тем же викингом, опять державшим в руке полупустой бокал. Неодобрительно покачала головой и поморщилась. Пьяных, нетрезвых она не любила и не понимала вот такой вот… несдержанности. Скользнув за прятавшую балконные двери портьеру, приоткрыла створку и выбралась наружу, тут же ежась от холодного воздуха. Порыв ветра донес до отказавшего мозга мысль, что решение скрыться в парке было не самым лучшим, так что Лэави схватилась за ручку и повернула.

     Точнее попыталась. Однако дверь и не думала открываться, видимо, сработала блокировка. Растирая обнаженные плечи, брюнетка растерянно оглядывалась вокруг, не зная, что делать, и просчитывая варианты. Которых было совсем мало. Шансов на то, что ее стук услышат, практически не было. Скорее, она разобьет стекло, чем достучится, так что предстояло бежать по такому холоду до главного входа. Сверху издевательски капнуло. Она подняла лицо к хмурым тучам: - А может не надо?

     Ответа в виде дождя, к счастью, не последовало. А вот ветер рванул платье так, что подол заболтался, как флаг на башне. Кстати о подоле, брюнетка посмотрела на изрядное количество ткани, решая, стоит ли в нее замотаться. Пусть тонкая, но все равно хоть какая-то защита, а в следующее мгновение глаза женщины радостно расширились. Она сбежала по ступенькам вниз и подхватила со скамейки, расположившейся под небольшим балконом толстый светлый плед. Самое главное сухой! Завернувшись в него, Лэави улыбнулась, придавила верхнюю часть пледа подбородком, чтобы с силой потереть замерзшие руки, прямо под покрывалом. Кровь прилила практически мгновенно.

     - Это я удачно зашла, - молодая жещина довольно хмыкнула, подхватила подол и шустро зашагала по дорожке, к счастью, в отличие от других, ей замеченных, заасфальтированной, а не засыпанной. Иначе бы от шпилек не осталось ничего. То ли ветер стих, то ли плед был такой теплый, но Лэави даже стало жарко. Она чуть снизила темп, и опустила ткань ниже, стараясь прикрыть еще и лодыжки, которым от холодного воздуха все же доставалось. Сбоку что-то зашипело и громко фыркнуло, заставив брюнетку подпрыгнуть и выпустить концы пледа из рук, а в следующее мгновение ловить сползавшую ткань. Снова закутавшись, гостья наклонилась, затем аккуратно присела, забрав подол наряда полностью в руку: - Привет, пыхтелкин, а тебе еще спать не пора? Ходишь, пугаешь.

     Протягивать руку к свернувшемуся клубком ежику она не стала, рассматривая забавный комочек со своего места. Неподвижность и тишина дали свои результаты, так как колючий мячик развернулся, показал блестящие бусинки глаз и розовый нос, фыркнул и потопал куда-то в сторону. А сверху опять мелко закапало, заставляя Лэави выпрямиться и прикрыться клатчем. Угол пледа попал под тонкую шпильку, закрутился, нарушая равновесие. Взмахнув сумочкой, она забалансировала, но тут же выпрямилась и выровнялась, стискивая ткань у горла.

     - Госпожа Арэли, удивительная встреча. Вы в порядке, - она дергано обернулась на глубокий голос, подняла голову, всматриваясь в лицо возвышавшегося над ней мужчины, продолжившего, - начинается дождь, позвольте Вас проводить в дом, - с этими словами он протянул руку. Лэави растерянно посмотрела на сумочку, которой прикрывала макияж и часть прически, чуть крепче стиснула пальцы другой руки на пледе и перевела взгляд опять на мужчину. Улыбнувшегося и подхватившего спутницу под локоть. И развернувшегося в ту сторону, откуда брюнетка недавно пришла.

     - Но балконные двери открываются только изнутри, - она задрожала и плотнее укуталась в покрывало.

     - Там есть еще одни двери… аккуратно, - он отвел рукой нависавшую над тропинкой ветку, чтобы та не обдала женщину водой, посмотрел на крупные капли, плед, не достаточно большой, чтобы укутать спутницу с головой и при этом не обнажить ноги, и снял пиджак, накрывая брюнетку, - Давайте, поторопимся, - уловил согласный кивок.

     Однако поторопиться на высокой шпильке получалось плохо, а на засыпанной камушками дорожке девушка сразу же пошатнулась и чуть слышно вскрикнула. Хаэри тут же остановился, замер на мгновение. Его взгляд фактически прошил Лэави насквозь, в голове мелькнула заезженная банальность про стальной клинок, поежившись, брюнетка уткнулась в плед носом, тщетно пытаясь унюхать успокаивавший ее цветочный аромат собственных духов, а заодно, чтобы не видеть сощурившиеся внимательные глаза спутника. В следующее мгновение подхватившего ее на руки и быстро зашагавшего по тропинке дальше.

     Вздрогнув всем телом, Лэави почувствовала, как напряглись все мышцы, готовые к борьбе, однако… держали ее бережно и аккуратно, да и женщина понимала, что ее вес в сравнении с габаритами сильной особи мужеского пола был вполне себе выносимым. Но попробуй, объясни все это сошедшим с ума инстинктам и подсознанию, буквально оравшим, чтобы она освободилась. Пришлось сжать зубы и уткнуться в ткань, как назло пахнувшую так, что хотелось завыть не хуже волколака. Она тяжело дышала, уговаривая сердце стучать медленнее, и понимая, что проигрывает.

     Пригнувшись, чтобы пройти под очередной веткой, Хаэри чуть крепче прижал к себе ношу, изрядно встревоженную и испуганную. Сердце частило, дыхание было неровным. Наклонив голову, он внимательно посмотрел на прикрытую пиджаком макушку и ускорил шаги, ощущая напряжение собственного зверя. У дверей поставил девушку на пол террасы и толкнул створку, пропуская ее в тепло. Мозг царапало какое-то несоответствие.

     - Благодарю Вас за своевременную помощь, - в руки передали влажный пиджак. На мужчину посмотрели огромные озера антрацита, в которых сияла ровная безликая вежливость, в то время как губы девушки сложились в очаровательную улыбку, - признаться, я с трудом представляла себе поход до главного входа…, еще и заблудиться боялась. Спасибо. Может быть, Вы знаете, смогу ли я подняться на второй этаж минуя главный холл. Не хотелось бы в таком виде появляться перед остальными гостями.

     Увидев непроизвольный кивок и движение кистью в сторону, брюнетка с улыбкой развернулась, чтобы уйти, краем глаза замечая потянувшуюся к ней руку мужчины, от которой лишь большим усилием она не отшатнулась. Впрочем, рука замерла на полпути, а ее владелец как-то задумчиво тряхнул головой, не делая больше попыток остановить свою невольную спутницу. Идя по коридору, Лэави с трудом сдерживала себя от того, чтобы передернуть плечами, так как взгляд господина Эраэ ощущался спиной чуть ли не на физическом уровне. И это было… нехорошо.

     Оказавшись в комнате, Лэави присела в кресло, доставая косметичку, поправила макияж и взглянула на часы, выдохнула, понимая, что на вторую часть показа она опоздала, порадовавшись, что решение принято за нее и не придется высиживать эту тягомотину…. Дернула себя за влажную прядку и чихнула, вытащила из все той же сумки мини-пузырек с лекарством и закинула в рот драже противовирусного и витаминку. Вообще, следовало бы выпить еще чего-нибудь теплого, но это уже было из области фантастики. Следующим этапом стало включение ноутбука. С него ругаться письменно было удобнее, чем с телефона. А выказывать недовольство она собиралась долго и упорно, так как не заметить, что в одной ведомости оба варианта были сведены в одну позицию, благо цена совпадала, а в другой в разные, оттого и было несоответствие, значило, просто тупо прохалявить и скинуть работу на другого, либо говорило о непрофессионализме. Оставалось только удивляться, почему директор цветочной фирмы сама не проверила оба документа. В следующий момент Лэави вспомнила, что та недавно родила, и со вздохом махнула рукой, удаляя набранный текст. Человеку можно было только посочувствовать, как говорится, понять и простить.

     Сообщив о найденном казусе, брюнетка потянулась, оглядела туфли и отправилась протирать их в ванную. Обнаружив там фен, даже тихонечко потанцевала босиком, благо полы были с подогревом. Просушила не только волосы, но и частично подмокшее платье, вернулась и просмотрела пространное сообщение-извинение от цветочницы, вздохнула и зевнула. После прогулки, в тепле, в сон клонило с невероятной силой. Пришлось заставлять себя выползать из кресла. Спустившись вниз, молодая женщина прошла по галерее и остановилась, прислонившись к стене у входа, невидимая для всех остальных, разумеется, за исключением охраны.

     Осмотревшись, брюнетка в который раз поразилась верности пословицы о том, что все, что ни делается, к лучшему. В этот раз она очень удачно опоздала в Вип-зону, так как последняя была изрядно залита светом, и все сидевшие там были как на ладони. Хлопнув ресницами, Лэави с трудом удержалась от того, чтобы протереть глаза. Брови ушли изумленно вверх, к линии волос, а губы сжались в тонкую линию, ножка топнула, выдавая раздражение, когда женщина заметила рядом с сиявшей улыбкой Элайшей того, от кого прятала девушку все это время. Пресловутый шатен то и дело наклонялся к довольной блондинке, по другую сторону от которой сидела хозяйка замка, что-то тихо говорившая то мужчине, то похожей на птичку-колибри гостье.

     Тихо прошипев что-то весьма далекое от цензурного, Лэави дернула плечом и перевела взгляд на подиум, прислушалась к музыке и тяжело вздохнула, сообразив, что шоу еще не дошло и до середины. А потом должен был последовать еще и аукцион с распродажей. Как одно должно было сочетаться с другим, девушка не понимала, но решила, что это не ее дело. И тут вдруг словно расслабилась внутри какая-то пружина. Внезапно Лэави поняла, что все, что здесь происходит, уже не ее дело. Она помогла с организацией торжества. Его заключительную часть ею никак не курировалась. Ну не подавать же пальто или объявлять лоты, честное слово. Да и для Элайши она сделала уже все, что могла. Все, что было в ее силах, и … не преуспела.

     Прищурившись, дизайнер попыталась поймать не общее выражение лица блондинки, а отдельные эмоции, однако без очков это было сложно. И тут девушка мило начала накручивать на палец длинный выпущенный из прически локоть, склоняя голову к смотревшему на нее мужчине. Поджав на мгновение губы, Лэави покачала сокрушенно головой, развернулась и вышла из зала. Здесь она тоже больше ничего не могла предпринять. Элайша вышла на охоту и сдвинуть ее с этого пути было не в силах «опекунши». Да и зачем? Ребенка он ей не сделает, до самоубийства это жизнерадостное существо не дойдет даже в самом крайнем случае, хотя бы благодаря жизненной установке о том, что сама она – идеал, а если что-то идет не так, то это остальные - дураки. Соответственно, все наладится.

     Сердце окутала теплая волна спокойствия, расслабились мышцы плеч, даже и без того прямая спина еще немного выпрямилась. А все благодаря одному простому решению – закончить заботы о других и заняться собой. Устроившись босиком в кресле, брюнетка достала телефон и вызвала такси, после чего с легкой улыбкой на губах принялась задумчиво крутить в руках пустой бокал и рассматривать ночное небо и тихий парк, для этого она даже не поленилась раздернуть шторы. Медленно и плавно текли минуты, двигалась по дороге от города игрушечная машинка. Молодая женщина вздрогнула от стука и встряхнулась, понимая, что уснула и выронила бокал. К счастью не разбившийся, а валявшийся на ковре.

     Поморгав, Лэави разблокировала телефон и улыбнулась. Такси грозилось приехать через четыре минуты. Надо же, сколько она проспала. По крайней мере, чувствовала девушка себя намного лучше. Накинув пальто и подхватив сумку с ноубуком и пакет с одеждой, в который запихала клатч, она спустилась по лестнице. Кивнула охраннику и, услышав заключительные такты проигрыша, шустро, насколько это было возможно в модельных туфлях, пробежала через холл, вышла на улицу, где была подхвачена одним из служащих, который и довел спешившую гостью до такси, освободив ее руки от вещей, вскоре погруженных в багажник автомобиля. Лэави подумала было отстоять ноутбук, но внутреннее равновесие тихо мурлыкнуло позаботиться о себе, так что, сев на заднее сиденье и попросив разбудить, когда приедут, пассажирка набрала на телефоне номер такси, отправила сообщение и прикрыла глаза, погружаясь в дрему.
     … …
     Возвращаться в Вип-зону Хаэри не стал. Там и без него было многолюдно, точнее многооборотнево. Лорд Грегор включил на полную мощность свое обаяние, медленно, но верно действовавшее на его пару. А леди Атали разумно руководила происходящим, придерживая, насколько брюнет смог понять, мужа. Блондиночка разрумянилась, расцвела улыбкой и выглядела неожиданно мило даже в своем кошмарном наряде. Хаэри в очередной раз передернуло, а в следующее мгновение в памяти всплыл момент, где стройная женщина в бальном платье в пол, закутавшись в плед и прикрывшись клатчем, рассматривала лесного ежа. Хмыкнув, брюнет развернулся от входа и направился в свои апартаменты, где ему сегодня предстояло ночевать. На всякий случай. Вдруг у владельца замка снесет крышу.

     Скинув пиджак и стянув платок, отправившийся следом за пиджаком в кресло, глава сбросил обувь и улегся на кровать, вытянулся поверх покрывала и подпихнул подушку под голову. Задумчиво уставился вверх на деревянные стропила потолка и поджал губы, размышляя. Волк свернулся калачищем и расслабленно сопел, не мешая своей второй ипостаси предаваться раздумьям. Вот он и думал. Точнее задавался вопросом. А еще точнее пытался этот вопрос сформулировать. Уже не первый раз что-то мешало, нарушало целостность картины мира, царапало где-то под кожей и… ускользало.

     Шевельнув ушами, зверь лениво приоткрыл один глаз и ухмыльнулся, дернул хвостом. А Хаэри осенило. Да. Именно это он и не мог понять. Поведение зверя. Тот вел себя более… тревожно. Как будто что-то ощущал, а вот его двуногая ипостась пока не могла постичь то, что дошло до звериной сущности. Пришлось шаг за шагом, момент за моментом перебирать в голове события, предшествовавшие этому поведению зверя. И искать общий знаменатель. Вот только их было несколько. Перевернувшись на бок, в отличие от развалившегося теперь брюхом кверху волка, мужчина волевым усилием отсек те, что имели место и раньше. И что же оставалось в итоге?

     Он распахнул глаза и резко сел, сдернул с волос зажим и раздраженно отправил его на кресло, в компанию к остальным вещам. Встал и прошелся по комнате, тряхнул рассыпавшейся по плечам густой гривой и рыкнул. Картинка все равно не складывалась, хотя знаменатель был обнаружен. Что ж. Оставалось проверить и искать дальше. Или… действовать. Вопрос о том, чтобы оставить все как есть, даже не стоял. Доверять своему волку брюнет привык безоговорочно. И это не раз спасало его от крупных, а иногда и фатальных неприятностей.
     … …
     Солнце противно било в левый глаз, так что оставившей дома очки от солнца Лэави приходилось щуриться и отворачиваться, что не добавляло ей положительных эмоций. Сидя на заднем сиденье такси, молодая женщина одергивала рукава раздражавшей ее сегодня мягкой розоватой блузки, поправляла воротник-стойку и перематывала палантин, бурча себе под нос: - Осень, да, дожди, да. Очки уже не нужны, точно-точно.

     Опасаться, что таксист ее услышит, не стоило, так как музыка играла довольно громко. Радовало только, что не шансон, который брюнетка не понимала, и не любила. Однако и тот бесконечный дыц-дыц, лившийся из динамиков, бесил ничуть не меньше. И пролетевшая за окном ворона, и красный сигнал светофора. Стиснув зубы, Лэави пришла к выводу, что пора принимать кардинальные меры. Выудила таблеточку успокоительного на нескольких травках и магний, закинула их в рот и прикрыла глаза, во-первых, чтобы не было раздражающих факторов, а во-вторых, чтобы это долбанное солнце не мешало!

     С облегчением вручив требуемую за проезд сумму, Лэави лишь огромным усилием воли не позволила себе хлопнуть дверью, а аккуратно ее прикрыла, помня, что машина не холодильник, хлопать не обязательно. Не удержалась и пнула валявшуюся на земле, неизвестно как попавшую сюда сосновую шишку. А ведь хвойников не было в ближайших двух кварталах. Хмыкнув и глубоко вздохнув, брюнетка, четко чеканя шаг, рванула по направлению к стройке. Увидев ее решительную фигурку, вывернувшую из-за угла, один из рабочих громко свистнул, привлекая внимание прораба: - Эрман, мне кажется, или к нам движется армагездец?

     - А также песец и прочее, - согласился мужчина, надвигая поглубже каску и командуя подчиненным: - Костян, срочно убери спецовки, ты, – бритому налысо живчику, - выкинуть окурки, - свесился с обратной стороны здания и крикнул пробегавшему внизу парню, - передай всем, наша дизайнер сегодня не в духе. Приготовиться. И проверьте страховку, наверняка полезет на стену. И за что нам это, - последнее уже проворчал себе под нос, глядя, как старательными муравьями закрутились работники. Получить пусть и редкий нагоняй под горячую руку не хотелось никому.

     - Я – отражение ночи. Я – черный плащ, тьфу, - сплюнула Лэави и замерла, приметив нездоровое оживление на площадке. Изумленно приподняла бровь, увидев, как мужчины выбрасывают мусор и оттаскивают мусорный контейнер в сторону, - у них сегодня генеральная уборка что ли? Неужели заказчики собрались приехать? Только их мне сегодня до кучи и не хватало! – она влетела в подъезд и рванула наверх, но оказалась перехвачена на ближайшей лестничной клетке Эрманом, тут же, на клетке принявшемся докладывать о проделанной работе, придерживая брюнетку за рукав, чтобы та не побежала дальше. Лишь когда мимо с двумя полными мешками просочились, вежливо поздоровавшись, рабочие, отпустил одежду и приветливо махнул рукой, приглашая подняться.

     Оглядев аккуратно прибранное пространство, Лэави повернулась к спутнику: - Заказчики обещали приехать? Господин Михаэри?

     - С чего бы это? – обалдело выдал Эрман, - Не должны вроде, - и на всякий случай сплюнул несколько раз через плечо.

     - А тогда почему так… эээ… чисто? – у брюнетки все слова как-то пропали.

     - Нуу, просто поддерживаем, - развел руками прораб, но тут же нашелся, - по плану сегодня очистка стройплощадки. Для поднятия духа и настроения, так сказать.

     - Ну…, круто, - пыталась придать более приемлемую форму округлившимся глазам дизайнер. В следующую минут углядела знакомую сбрую и рванула к ней, скидывая пальто и… с чертыханиями замирая, разглядывая шелковую блузку, в которой было решительно невозможно отправляться на стену. И как она могла так… накосячить. Ведь знала же, что поедет сюда, так почему не оделась, как надо? И ведь ботинки надела, а блузку на кой? Тонкая ткань просто не выдержит нагрузки. Чуть не плача, развернулась к седовласому, снова закутываясь в пальто: - Эрман, я завтра приеду. Что-то я сегодня торможу на ровном месте….

     Она хотела продолжить, но широко разулыбавшийся мужчина замахал руками: - Ничего, ничего. Все к лучшему. Тем более, сегодня порывы не очень. Плохо видно будет. А завтра будет лучше. Так что все в порядке.

     - Да? – на красивом лице девушки мелькнуло недоверие. Что-то она особых порывов как-то не почувствовала. Впрочем, в ее состоянии она могла и слона на газоне пропустить.

     - Да, да, пойдемте, я Вас провожу, - сияя, как начищенный самовар, прораб подхватил ее под руку, аккуратно направляя вниз. Прислушивавшиеся к диалогу рабочие, дождались, пока начальство исчезнет из вида, и только после этого позволили себе облегченно выдохнуть. Кажется, сегодня буря пронеслась мимо. Конечно, госпожа Арэли и в другое время все косяки заметит, и их придется переделывать, но вот объяснить наличие этих косяков было бы значительно сложнее, да и сроки устранения могли быть… неприятными. Так что никто не удивился тому, что Эрман, чуть ли не с поклонами, провожал брюнетку до поворота, а потом еще стоял на углу несколько минут, видимо, чтобы убедиться, что она благополучно села в такси и уехала.

     Заходя в холл здания и улыбаясь улыбкой анаконды отшатнувшимся охранникам, Лэави сделала вывод, что успокоительное все-таки подействовало. Махнув рукой горевшим на работе сотрудникам, молодая женщина прошествовала в кабинет, плюхнулась в кресло, достала ноутбук и толстую стопку документов и чертежей из сейфа. Выдохнула, готовясь к рабочему забегу, отыскала карандаши и ручку…. И тут зазвонил телефон. Элайша. Эта могла звонить до морковкина заговенья. На миг брюнетка задержала руку, прикидывая, хочет ли она услышать все откровения и все детали прошлого вечера, или нет. Однако вспомнив, что Элайша не постесняется и самолично заявиться, а тогда будет намного веселее, и всем, она нажала на прием.

     - Ты с севера к нему бежала что ли? Через весь Юг? – раздалось в динамике.

     - В смысле? – Лэави опешила от такого начала настолько, что чуть не смахнула документы. Чертыхнулась, подхватывая их и укладывая на столешницу, подальше от края.

     - Ну, север же далеко, плыть надо, через Юг, - судя по всему блондинка находилась в прекрасном расположении духа, а вот у ее собеседницы на миг даже дар речи пропал. Откашлявшись, она помотала головой, прогоняя видение пустыни, через которую нужно плыть до севера. Видимо, на верблюдах. Мда. А в следующее мгновение поняла, что дурдом продолжается, так как Элайша поставила ее перед выбором, либо она приходит в уютный ресторанчик «недалеко от твоей кошмарной работы», либо сама блондинка прибудет в офис. Альтернативного третьего варианта не предлагалось, так как «это не телефонный разговор». Согласившись на первую опцию из двух, Лэави заблокировала телефон и от души выругалась на трех известных ей языках. Пусть набор был небогатый, чуть увеличившийся благодаря вкладу не всегда успевавших заметить начальство строителей, но звучало все очень выразительно.

     Высказав свое мнение по существу вопроса, молодая женщина встала, накинула пальто и вымелась из офиса, лишь смутно представляя себе, как долго ей придется задержаться на работе, чтобы разгрести накопившееся за два дня. Прикинула, а не остаться ли на ночь в офисе и согласно кивнула. Если будет нужно, то так и сделает. Пока двигалась к условленному месту, поглядывая на удивленно взиравших на практически летнее солнце прохожих, так же как и она закутанных по самые уши, сообразила, что домой все-таки придется заехать. Хотя бы для того, чтобы переодеться. Иначе и завтра на стену она не полезет.

     Выдохнула, глядя на золоченые узоры вокруг дверного проема и радуясь отсутствию привратника. Всегда выбирая помпезные заведения, Элайша не задумывалась над тем, какого будет ее спутнице в рабочей одежде. Впрочем, брюнетка покосилась на свое отражение в чуть запыленном от соседства с оживленной дорогой стекле, выглядела она очень даже неплохо. Даже вполне соответствующе, ибо все-таки был не вечер, чтобы наряды надевать. В следующую секунду тяжелая створка распахнулась. «Все-таки привратник», - отметила про себя женщина и вошла в полумрак, который выглядел бы намного лучше, если бы не гигантские золотые багеты с вензелями, обрамлявшие сцены дворянской охоты на стенах.

     Сдав пальто на руки кланявшемуся гардеробщику, она прошла в зал, на входе в который ее встретила ясной улыбкой привлекательная хостес. Услышав, что гостью уже должны ждать, кивнула и провела в уютный отдельный кабинет. С удовольствием оглядев оформление в сдержанных оттенках лавандового, фиолетового и коричневого, составлявшее дичайший контраст с пафосом основного зала, изобиловавшего золотом и лепниной, Лэави, наконец, обратила внимание на сидевшую за столом блондинку. Точнее, сначала внимание привлек сам стол, вернее, то, что там находилось. Элайша наслаждалась салатом из морепродуктов, запивая каким-то вином, стоявшая на узорчатой скатерти бутылка просто кричала об удачном урожае мохнатозатертого года. Хмыкнув, брюнетка уселась напротив и улыбнулась: - Ты стала ценителем вин?

     - Не почувствовать изысканный вкус этого вина довольно сложно, - с видом знатока заявила собеседница, на что гостья пожала плечами и улыбнулась. Ей нравилось только одно вино. Из замороженного винограда, его делали на частной винодельне в одной из крошечных стран этого замечательного мира. В руки Лэави угодила лишь одна бутылка. И она уже забыла название напитка, но не вкус. А все остальное делилось на кисло, сладко, горько, терпимо и компот. Однако спорить с Элайшей брюнетка не собиралась. Себе дороже. Хочется ей дегустатора строить, пусть. Вот только за чей счет? Молодая женщина напряглась, а в это время блонда, с величественным видом открыв меню, заказала свежую клубнику, горячий шоколад для гостьи и еще какие-то десерты, судя по названию.

     Поклонившись, высокая, затянутая в черный длинный передник официантка удалилась, а девушка взглянула чуть свысока на Лэави и произнесла: - Сегодня я угощаю….

     Продолжение, и мелочиться, как ты, не собираюсь, было написано на ее лбу огромными печатными буквами. Заинтересованно склонив голову к плечу, Лэави приподняла бровь, выражая недоумение.

     - Мне вчера очень повезло, - отпив из бокала, Элайша подцепила креветку, добавила к ней хрустящий зеленый салат и отправила в рот. Про себя уже послав все десять раз к черту, брюнетка сидела спокойно, вдыхая и выдыхая, дожидаясь, когда принесут ее горячий шоколад и блондинке надоест строить из себя светскую львицу на отдыхе. Судя по блеску в глазах, это должно было случиться быстрее, чем появление шоколада. Девушку буквально распирало от желания поделиться новостями. Так что Лэави просто откинулась на спинку удобного кресла и сложила руки на коленях, всем своим видом демонстрируя, что никуда в общем-то и не торопится, да и в разговоре не заинтересована. Может просто помолчать.

     Стандартная тактика сработала и в этот раз безукоризненно. Вместо того чтобы тянуть резину, другими словами, с точки зрения блондинки, затягивать интригу, последняя отложила в сторону вилку и, наконец, разродилась: - Ты вчера ушла раньше меня, - обвиняюще ткнула пальцем в направлении слушательницы, - и вообще, пропустила кучу всего интересного.

     Пожав плечами и разведя руки в стороны, дескать, случилось, как случилось, Лэави опять улыбнулась, а Элайша воскликнула: - Ты знаешь, лорд Грегор - такой душка! А госпожа Атали просто великолепна. Она вчера сказала, что я очень милая и творения великого Жеминуа должны смотреться на мне гораздо лучше, чем на моделях, - в голосе девушки было столько гордости и довольства. Лэави спрятала улыбку за вовремя появившейся чашкой. Сделала глоток и незаметно для окружающих поморщилась. Мало где умели делать настоящий горячий шоколад. Такой, чтобы ложка стояла. На этот раз под горячим шоколадом подразумевалось обычное какао. Пусть и вкусное, но….

     - Собственно, этот наряд она мне подарила. Лорд Грегор сказал, что будет кощунством, если его наденет кто-то кроме меня, и его жена сразу предложила его купить для меня. Я была так рада. Ведь это платье шло не по распродаже, а выставлялось на аукцион. Ты же мне деньги на него не дала! - впрочем, развивать тему жадности брюнетки девушка не стала, вместо этого воскликнув: - Смотри, правда, роскошное?

     Обозрев обтягивающий верх розового платья с рукавом три четверти, Лэави открыла было рот, но тут блондинка вскочила и покрутилась вокруг себя, демонстрируя коротенькую пышную многослойную юбку, щедро украшенную серебристым, похожим на морозные узоры, кружевом. Затем села и взглянула на собеседницу.

     - Тебе идет, - искренне улыбнулась Лэави. Платье было, действительно, милым. Цвет, хоть и розовый, был довольно сдержанного оттенка, а в кружеве не было перебора в безвкусицу. Так что дизайнер была полностью согласна с мнением владелицы замка и лорда….

     - Погоди, Элайша. Ты хочешь сказать, что лорд Грегор и госпожа Атали купили тебе платье вместе? – округлила глаза молодая женщина.

     - Конечно, они же женаты, - безразлично пожала плечами девушка, отправляя в рот крупную ягоду клубники.

     - Как женаты? – получилось слишком громко, Лэави прикрыла от изумления рот, шокировано глядя на довольную блондинку, - Ничего не понимаю? – она спешно прокручивала в голове увиденное вчера. Может быть, она ошиблась? Ей показалось, что лорд Грегор был заинтересован в Элайше? Да? Нет? Но тогда как понять реакцию госпожи Атали? Она потрясла головой и схватилась за какао. Сделала большой глоток и прислушалась к тому, что вещала сотрапезница. А та делилась тем, что лорд Грегор был очень любезен весь вечер и ухаживал за ней и собственной супругой фактически наравне. Правда, тут девушка чуть порозовела и задорно прикусила губку, блестя лукаво глазами, ей показалось, что жене внимания перепадало чуточку меньше. Тут Лэави не удержалась от вздоха. Да уж, кто про что, а подопечная все про то же.

     - Ты меня бросила, а я столько вещей купила! Ты просто обязана на них посмотреть! – брюнетка подняла глаза к лепному потолку, вспоминая, чем нагрешила в последние дни, потом покачала головой, - Элайша, дорогая, я и сегодня чудом вырвалась. Боюсь, в ближайшие пару недель у меня ничего не выйдет…, - высказавшись, она приготовилась выдержать бурю, заранее выдыхая и собирая в кулак остатки нервов.

     - Ну и ладно, - неожиданно покладисто хмыкнула собеседница, - леди Атали уже все посмотрела. И даже настояла на том, чтобы я показалась ее супругу. По-моему, ему очень понравилось, - на розовых губках блондинки засияла довольная улыбка, но тут же личико сморщилось в притворной маске сожаления, - правда, из-за этого было уже очень поздно уезжать, и такси не поехало в такую даль, так что леди Атали предложила мне переночевать у них. Мне так понравилось, - девушка всплеснула руками, - мне дали очаровательную комнату. Представь себе, белые занавески, легкий полог, огромная мягкая кровать и белоснежные цветы. И у камина снежно-белая шкура. А в камине огонь! – она закатила глаза и задохнулась впечатлениями.

     Придерживая руками теплую чашку, брюнетка внимательно слушала, хотя обычно подобные разговоры протекали по одному и тому же сценарию: она выводила Элайшу на рассказ, а потом достаточно было думать о своем, лишь бы не забывать время от времени выражать удивление жестами и соответствующими возгласами. Лэави настолько натренировалась в этом, что мозг выполнял действия на автомате. Но не сегодня. Встревоженные агатовые глаза внимательно смотрели на заливавшуюся соловьем блондинку, а в голове гудел обрабатывающий информацию компьютер.

     - Мне очень понравилось поместье, - Элайша даже не обратила внимания на вошедшую с десертами официантку, в итоге чуть не снесла одну из креманок, однако видавшая и не такое девушка сумела спасти и блюдо, и ситуацию в целом, благоразумно переместившись ближе к Лэави, где было спокойнее. Подхватив ложечку, молодая женщина поддела кусочек желе, отправила его в рот, даже не особо замечая вкус, но в следующий момент улыбнулась. Панна-котта была именно такая, какую хотелось. Но тут же улыбка слетела с лица.

     - Так что мне предложили там пожить. И я согласилась, - закончила свой панегирик замку и его владельцам Элайша и уставилась на тихо кашлявшую в салфетку сотрапезницу. Справившись с попавшим не туда кусочком, Лэави изумленно взглянула на блонду и аккуратно спросила: - Элайша, а кто тебе предложил пожить у них? Лорд Грегор?

     - Нет, - рассыпалась веселым смехом Элайша, - это была леди Атали, кстати, она просила называть ее просто Атали, но я пока стесняюсь….

     - Вот как…, - сжав губы в тонкую полоску, Лэави прикрыла на мгновение глаза, замерла, незаметно для себя выстукивая на подлокотнике кресла нечто похожее на похоронный марш.

     - А еще она сказала, что я ей очень нравлюсь. И ее мужу тоже…, - глаза цвета воронова крыла распахнулись тут же, а блондинка, чуть порозовев, смущенно прошептала, - хотя, может быть…, я не так поняла…, - надула губки, косясь на собеседницу. Заметив в изумрудных глазах девушки некую чертовщинку, последняя опять схватилась за ложечку и десерт, решив, что ей срочно нужно время на подумать. Улыбнувшись, блондинка посмотрела на явно новые золотые часики с крошечными, но чистыми бриллиантами, и довольная произведенным на дизайнера эффектом, выложила на стол платиновую карточку, увидев которую Лэави с огромным трудом сохранила на лице маску равнодушия, хотя предполагала, что та трещала по швам.

     - Атали и Грегор….

     «А ведь говорила, что ей сложно их так называть», - отметила ровно про себя Лэави.

     - Были настолько любезны, что дали мне эту карточку.

     - И ты ее вот так просто взяла, Элайша? – у Лэави просто не было слов. Она сокрушенно покачала головой, - А если они потом скажут, что ты ее украла?

     - Глупости, - отмахнулась, словно от надоедливой мухи, блондиночка, - они на такое не способны. И вообще, Атали ко мне очень хорошо отнеслась. Когда она узнала, что у меня в квартире просто бардак. Андис постарался, ой…, - девушка прикрыла испуганно рукой рот, на пальце блеснуло недешевое колечко.

     Все понятно, опять с бойфрендом поругалась, и тот превратил, видимо, квартиру в руины. Не в первый раз. И где Элайша таких только находила. Лэави покачала головой, вздыхая. И тут в мозгу брюнетки щелкнуло. Она откинулась на спинку кресла, сложив руки на коленях, и пробормотала: - Атали, хорошо относится, - на губах женщины появилась понимающая улыбка, - что ж, Элайша, думаю, лорд Грегор и госпожа Атали тебе помогут с ремонтом. Беспокоиться не стоит.

     - Я тоже так думаю, - облегченно выдохнула блонда, а молодая женщина напротив смотрела на подопечную пристальным задумчивым взглядом. Улыбнулась: - Элайша, тебе лорд Грегор хоть нравится?

     В глазах цвета летней зелени засияло что-то такое, что брюнетка поняла все и без слов, и принялась за свой наполовину съеденный десерт, размышляя о том, что, кажется, теперь ей не придется заботиться о будущем Элайши, а еще о том, что нужно будет предупредить адвокатов, чтобы они не поднимали стяги и знамена. Войны точно не предвидится.

     - Он великолепен, такой щедрый, внимательный. А как он умеет ухаживать, и, в отличие от тебя, - девушка обидчиво поджала губы, - ему нравятся мои наряды!

     - О да, это плюс, - хмыкнула в кружку брюнетка, но тут же исправилась, - я рада за тебя, - подумала пару секунд и решила, что излишняя покладистость тут может навредить, с Элайши бы сталось действовать в пику своей «опекунше», - однако Элайша, пожалуйста, будь осторожна. Мало ли что….

     - Ой, ты опять о своем, клуша-наседка, - скривила мордочку собеседница, с гордостью протянула платиновую кредитку официантке, а затем величественно убрала ее в сумочку, - извини, Лэави, Атали сказала, что заберет меня, и мы поедем по магазинам, - поправила волну белокурых волос и покровительственно усмехнулась, - так что мне пора, а ты угощайся, - на последних словах она вспорхнула птичкой и вылетела из кабинета. Медленно и шумно брюнетка выдохнула, расслабляя плечи и опираясь локтями на столешницу. С силой провела по переносице, собирая кожу в складку, помотала головой и опять тяжело вздохнула: - Все страньше и страньше, - припомнив фразу из «Алисы», переменила позу, откидываясь в кресле и прикрывая глаза. Тихо прошептала: - Одно теперь ясно, Элайша пристроена. Ура.

     Обозрела стол придирчивым взглядом, нажала на кнопку, вызывая официантку и заказывая чай: - Уберите остальное, пожалуйста, - указала на тарелки, оставляя себе только почти нетронутое желе, к которому и приступила, тихо бурча себе под нос: - Вот уж точно, баба с возу, кобыле легче…, - помолчала пару секунд и едва слышно добавила, - игого, - взглянула на часы, расширила глаза, сначала не поверив тому, что увидела, однако факт оставался фактом, нужно было спешить. Попрощавшись с хостес, молодая женщина покинула ресторан, решив, что она больше сюда ни ногой. Чай оказался такой же невкусный, как и какао. А ходить только из-за панна-котты в такое пафосное место она не собиралась.

     Внезапно перед глазами появились серебристые мушки. Ухватившись рукой за поручень, Лэави проморгалась и вздохнула, огляделась вокруг и довольно кивнула, заметив на другой стороне улицы, на углу, кулинарию. Спустя несколько минут она уже стояла в длинной очереди покупателей, прикидывая, что в плохое место столько людей не придет. Обняв пакет с пирожками с картошкой и ливером, вышла на улицу и выудила один. После сладких десертов из ресторана, организм требовал какой-нибудь более адекватной еды. Так она и шла по улице, медленно, не торопясь, щурясь на солнышко, поглядывая на резные разноцветные листья, прижимая бумажный пакет и откусывая выпечку. День радовал. Она широко зевнула, прячась за рукой с пирожком, и призналась, что для полного счастья еще бы выспаться. Но… это было уже за гранью добра и зла.

     Как ни странно, но больше по пути ей никто не встретился. Лишь охранник в холле приветливо кивнул. И лифты работали, и сотрудники тихо вкалывали на своих местах и даже не требовали срочной аудиенции, так что молодая женщина спокойно зашла на кухню, налила себе кофе, так же без проблем добралась до кабинета и погрузилась в работу. Лишь иногда вздрагивая и поглядывая на все так же закрытую дверь и молчавший телефон. Удивленно приподнимала брови и опять уходила с головой в проект, очнувшись только, когда в двери постучала Милена.

     За окнами было темно. Лишь светились огни дальних высоток, расположенных за парком. Взглянув на шатенку, Лэави сняла очки и потерла глаза, моргнула несколько раз.

     - Леди Арэли, я домой. Вы еще работать, или мне подождать и все поставить на сигнализацию? – переступила с ноги на ногу помощница. В ответ брюнетка кивнула: - Иди домой, Милена. Я сама все закрою. Все в порядке, - говорить о том, что возможно, сегодня вообще никуда не пойдет, она не стала. И поняла, что правильно сделала, так как сообразила, что опять забыла про завтрашнюю, точнее, поправилась, взглянув на часы, сегодняшнюю инспекцию. Нужно было заехать домой, переодеться. Хотя….

     Пройдя в закуток, она залезла в угол с вешалками, покопалась и выудила свитер. Кивнула довольно, обнаружив еще и джинсы. Сложила все аккуратно назад, прикидывая, что куртку можно будет попросить у рабочих, и вернулась за стол, где тихо шумел вентилятором ноутбук. Постояв рядом, подумала и прошла на кухню, замерла, протянув руку к кофе, подсчитывая, сколько сегодня уже успела выпить. Покачала головой, опасаясь, что с этого напитка уже начнет клонить в сон, налила горячей воды и вернулась на рабочее место, надела очки и, прикусив кончик языка, застучала по клавишам.
     … …
     Утро встретило вошедшей в кабинет уборщицей в наушниках. Молодая девушка, видимо студентка на подработке, пританцовывая, намочила швабру, развернулась и только тогда увидела продиравшую глаза и потиравшую отказавшую после сна за столом шею брюнетку. Последняя хмыкнула, глядя в изумленные глаза персонала по клинингу, пожала плечами, дескать, и так бывает, едва сдерживая зубовный скрежет, выползла из кресла и махнула рукой: - Убирайте, пожалуйста, я пока пойду, - на полпути к двери опомнилась и пожелала стоявшей в ступоре девчонке с фиолетовыми прядками в каштановых волосах, - Доброе утро. И… учитесь лучше, а то будете, как я, по ночам пахать…, - подмигнула и свалила из кабинета, пока уборщица не опомнилась.

     На кухне влажно блестел вымытый пол и протертая столешница. Взглянув на часы, Лэави вздохнула. Шесть часов. Печально сопнула носом, жалуясь в пространство на то, что еще можно было часик поспать, но не судьба. Отходить от кофеварки молодая женщина даже не рискнула, понимая, что запросто может загубить труды, ибо мозг после трех часов сна функционировал с трудом. Поныкавшись по закромам, владелица фирмы уселась с чашкой, подпихивая под спину мягкую салатовую подушечку, с удовольствием захрустела обнаруженным печеньем из разряда «здоровых». Злаки похрустывали на зубах, сахара практически не ощущалось. «Самое то для утра», - решила Лэави. Потянулась. Кивнула уходившей уборщице и двинулась в душевую. Следовало привести себя в порядок до того, как появятся остальные. Она не собиралась ставить работников в известность о своем рабочем графике.

     То ли подействовала горячая вода, то ли кофе, а может быть, внушение, но через полчаса брюнетка уже сидела уткнувшись в монитор, время от времени остервенело чертя что-то пальцем прямо на экране, благо тот позволял и такое. Заглянувшая, чтобы доложить о прибытии ее самой в компании новоприобретенного самовара, Милена покачала головой, осмотрев идеальный макияж, цветущий, благодаря косметике, вид начальницы и вчерашнюю блузку, и, оставив самовар в покое, отправилась в излюбленную кулинарию, чтобы нормально накормить леди-босса. Обнаруженный в мусоре пакетик из-под неизвестно в каком веке купленного печенья красноречиво свидетельствовал, что хороший завтрак ей просто необходим.

     В коридоре простучало, и в дверях появилась Мэраи, опиравшаяся на костыли. Сдув со лба волосы, она медленно выдохнула и двинулась к креслу, которое ей тут же выкатили сотрудники. Устроившись на сиденье, попыталась поставить рядом свои новые облегченные, но все равно громоздкие, аксессуары, но те зашатались и грохнулись бы, однако умник подхватил и переставил их в угол, заметив: - Понадобятся, достанем. Но лучше говори, если что….

     - Или на кресле катайся, - хихикнула Милена.

     - Ага, и свались с него еще пару раз, одного не хватило, - мрачно вернул Андеас, переглядываясь с наконец появившимся в офисе пропадавшим до того в командировке специалистом по фасадным конструкциям. Милена смущенно надула щеки и рванула на кухню, ставить кофеварку. Замерла на месте, не знаю, куда бежать, то ли к плите, то ли в кулинарию. Помявшись, заглянула в кабинет: - Леди Арэли, там Мэраи приковыляла. На костылях. А Вы в ближайший час еще здесь будете или уже убегаете?

     - Она с ума сошла! – Лэави поднялась с кресла и кивнула, направляясь к дверям, - да, Милена, пару часов еще здесь, если ничего не стрясется, а потом на Марсовую площадь рвану. Надо проверить работы.

     - Угу, - Милена вернулась к кофе, а брюнетка прошла в open space и подошла к пытавшейся устроить ногу под столом сотруднице: - Мэраи, зачем? Ты же на обезболивающем. Тяжело.

     - Уф, леди Арэли, - блондинка помотала головой, поморщилась, видимо, нога лежала неудачно, - дома вообще работать не получается. Только спать, а сроки поджимают. Так что я как-нибудь… приспособлюсь. Да еще и Милена кофе приносит, - дизайнер с благодарностью подхватила кружку и сделала глоток.

     - А тебе можно? – в голосе начальницы звучала тревога, - кофе с таблетками…, не лучшая идея….

     - С этими можно, - махнула рукой подчиненная и опять скривилась.

     - Так, - встряхнулась Лэави, - за столом ты работать не сможешь. Это уже понятно. Давай, мы тебя на диван перебазируем. Монитор со станцией перенести недолго. Главное, чтобы никто об эти шнуры не запнулся.

     Спустя десять минут активного шуршания всех, дизайнер в окружении подушек возлежала на диванчике для клиентов, рядом на столике стоял монитор, а Лэави в который раз порадовалась, что в свое время не дала резать закупленные с избытком провода. Их просто свернули и спрятали. Теперь оказалось достаточным снять короб и вытащить моток. Даже айтишников звать не пришлось. Сами со всем справились. Поглядев на пристроившую клавиатуру на ногах Мэраи, брюнетка уползла к себе и взялась за телефон. Узнав, что дома все в порядке, хотя по ней изрядно соскучились, а Оми решила, что цветок на подоконнике был лишним, теперь его там нет, владелица фирмы раскатала рулон с чертежом, крепя уголки на малярный скотч.

     - Леди Арэли, я Вам завтрак принесла, - ворвалась в комнату Милена, решительно подошла к столу и зависла «над душой», сверля босса взглядом. Последняя, не отрываясь от монитора, пробормотала: - Хорошо, Милена, спасибо. Я сейчас подойду.

     Минута, вторая. Брюнетка повернула голову и посмотрела на все также возвышавшуюся над ней и не думавшую исчезать помощницу. Та пожала плечами и покосилась на дверь: - Завтрак. Каша. Теплая, вкусная. Пирожки. Свежие. С мясом и повидлом. Пока еще горячие. Но скоро уже такими не будут, - шатеночка состроила зверскую рожицу, но тут же сменила ее на умоляющую: - Леди Арэли, я старалась. Специально сбегала в кулинарию. Можно сказать, прорвалась с боем через толпу. Вы не можете так бездарно загубить мои усилия! – для полноты эффекта еще и лапки сложила у груди.

     Рассмеявшись, Лэави закрыла ноутбук и покачала головой: - В тебе погибает актриса… и шантажистка.

     - Да я вообще полна разнообразными талантами! – довольная Милена топала следом. На кухне пододвинула еду к начальнице, проследила, что та начала есть, и только после этого убралась на свое рабочее место. Брякнул телефон. Улыбнувшись смайлику, шатенка прочитала полученное от босса сообщение: - Спасибо за заботу. Очень вкусно, - кивнула самой себе и оглядела вверенный ее заботам «колхоз», активно трудившийся. Пока все было в порядке, так что Милена пододвинула к себе стопку бумаг с почеркушками и открыла папку. Нужно было перенести поправки из бумажной версии в электронную.

     Мурча себе под нос что-то задорное, Лэави, улыбаясь, смотрела в окно. Мрачные с утра темные тучи сейчас тихонечко расползались в стороны, обнажая синеву. Мимо пролетел серо-белый голубь. Уселся на выступ, видимо, тут раньше висел кондиционер, вот крепление и осталось, и принялся чистить перья. Потянувшись, брюнетка выбралась из кресла и поползла переодеваться. Потом заглянула в рабочую часть: - Я на Марсовую площадь. Кому-нибудь что-нибудь передать-забрать нужно?

     Сотрудники открестились и продолжили свои занятия, а Лэави зашагала к лифту, привычно, уже чуть ли не в слепую, заказывая такси. Только в машине пришло в голову посмотреть прогноз погоды, она вытащила телефон, тут же завибрировавший от входящего звонка. Передавая таксисту деньги, молодая женщина все еще продолжала объяснения. Заказчик был вполне адекватным, но дотошным, с чем вполне можно было мириться. Уже подходя к стройке, Лэави, наконец, распрощалась и засунула сотовый в сумку. Приветливо махнула рукой прорабу: - Добрый день, Эрман. Вы меня курткой спонсируете?

     - Добрый день, леди Арэли, - услышав обращение, брюнетка в который раз хихикнула. Начавшись с Мэраи, подобное поименование было подцеплено всеми. Даже клиенты периодически начинали сбиваться с госпожи на леди. Она привыкла, не поправляла, лишь иногда снова находя это смешным и забавным, мужчина продолжил: - конечно, выдадим.

     Похлопав глазами, дизайнер пыталась вспомнить, о чем речь. Сообразила и покачала головой. Пора было брать себя в руки, иначе она на стене будет бесполезна, да и навернуться по рассеянности вполне себе реально. Закутавшись в теплую, чуть пахнувшую мужской туалетной водой (интересно, чью куртку ей отщедрили?) спецовку, затянув ее поясом, Лэави вделась в страховку, пока Эрман выглядывал в широкий проем, сканируя небо.

     - Что-то не так? - повернулась к нему брюнетка, - я прогноз погоды сегодня не посмотрела. Дожди? Ветер?

     - Да, вроде бы, нет, леди Арэли, - пожал плечами седовласый, - вроде бы все в порядке, но как-то мне…, может, устал просто?

     - Все устали, - согласилась со вздохом Лэави и улыбнулась, - держитесь. Куда мы с подводной лодки? Потом отдохнем чуть-чуть.

     - Знаю я Ваше чуть-чуть, - рассмеялся прораб и хлопнул себя ладонью по бедру, - ага. Небось, как в той присказке: - Одну ягодку беру, на другую смотрю….

     - Да, да, а четвертая мерещится, Вы совершенно правы, Эрман, - думаю, что заказ на строительство будет. Правда, в другом городе.

     - Может быть, они своих привлекут, - задумчиво заметил мужчина, - так-то своих выгоднее. Особенно, если заказ крупный.

     - Очень крупный, увесистый такой, - Лэави переступила с ноги на ногу, пока седовласый самолично проверял надежность креплений, - но своих вряд ли. Там свои такого нагородили, что теперь хлебать и расхлебывать.

     - Ну, похлебаем тогда, если получится, - кивнув, прораб помог перебраться через парапет, а сам уселся в проеме, то и дело поглядывая на чистое ясное небо с легкими кольцами белоснежных облачков, а потом переводя взгляд на неспешно спускавшуюся по стене, периодически останавливавшуюся девушку. Вытащив из кармана пачку сигарет, мужчина достал одну, прикинул расстояние до не выносившей табачного запаха леди-босса и закурил, все также следя за молодой женщиной. Покачал неодобрительно головой, сетуя, что такая красавица и умница вынуждена сама лазить по вертикалям, то жарясь на палящем солнце, то морозясь на ветру. Выпустил кольцо дыма и замер. Настороженно перевел взгляд на небо, прищурился, а затем наклонился и заорал: - Срочный спуск! Немедленно…, вать машу!

     Вскочил на ноги и, выронив изо рта сигарету, заорал во двор: - Срочно всем в здание. Бросай на…й все и галопом! – развернулся к застывшим от столь странного поведения босса строителям, - Чего стоим! Быстро все в подъезд! Ноги в руки, вать машу! – а сам опять покосился на вытягивавшийся хвост одного из облаков. Резкий порыв ветра словно подогнал работников. Те засуетились, рванули на выход, только еще один пожилой монтажник подошел, встал рядом, пригибаясь: - Эрман, тебе тоже пора.

     Однако напряженно смотревший вниз прораб лишь мотнул головой, да скривился, когда очередной порыв оторвал от стены хрупкую фигурку, а потом с силой приложил ее к бетонной поверхности. Выдохнул, обнаружив, что зона лепнины осталась чуть выше, иначе женщина рисковала раскроить голову, о переломах можно было бы даже не думать, они бы случились обязательно. Впрочем, и сейчас еще существовала такая возможность. Буркнул товарищу: - Спустятся вниз, сразу уйду. Надо за оборудованием посмотреть. Мало ли, заклинит или еще что.

     - Твою машу, ежики зеленые! – эмоционально высказался второй, наблюдая за медленно поворачивавшейся вокруг своей оси стрелой башенного крана, перегнулся через стену и заорал не хуже начальства: - Все в здание. В подъезд и не высовываться, - придирчиво глянул на несшегося через площадку, прижимая к голове каску и перепрыгивая через паллеты с кирпичом, замешкавшегося строителя, а в следующий миг его дернул за руку оживившийся прораб, закричавший прямо в ухо: - Ходу, ходу. Они внизу.

     Не задерживаясь в опасной зоне, мужчины помчались к выходу, ловко огибая препятствия, не теряя время на оглядывание, уже на выходе с этажа, монтажник позволил себе повернуться и выматерился при виде сначала плавно, а потом все быстрее клонившегося к земле башенного крана. Скатившись кубарем на пролет, он остановился, переводя дыхание, а вот его начальство продолжило забег, сопровождавшийся отборным матом с требованием дать дорогу.

     Приложившись к стене с такой силой, что зашумело в голове, а спина буквально взорвалась болью, молодая женщина на мгновение зажмурилась и чуть не заорала, но подавилась спрессовавшимся в кирпичик воздухом. Чудом ухватившись за выступ, удалось прекратить болтанку, однако спуск едва не перешел в разряд неконтролируемых, к счастью блок сработал как надо. Находившийся ниже высотник встревожено смотрел на нее. Она махнула свободной рукой и вцепилась уже всеми десятью пальцами в стену, пережидая безумный ветер, а в голове мелькали мысли о том, что иногда прислушиваться к пресловутому шестому чувству полезно, так как его запросто можно спутать с профессиональным чутьем. Тревога Эрмана оказалась заразной, задерживаться у каждой точки Лэави не стала, да и на окружающий мир посматривала, соответственно, крик прораба застал ее, когда половина пути была пройдена.

     Рывок, сгруппироваться, чтобы не оставить на стене ребра, продолжить спуск в короткое затишье. Она посмотрела на спутника и резко махнула ему, чтобы уходил быстрее. Не хватало еще, чтобы он пострадал. Сверху накрыла огромная тень, краем глаза Лэави увидела пронесшуюся над ней и зданием стрелу крана, уходившую в противоположную сторону по красивой дуге. А за ней раскручивалась, темнея и ускоряясь воронка торнадо. Еще ослабив блок, молодая женщина ускорила спуск, в кои-то веки жалея, что не может перейти в свободное падение. Сейчас оно бы пригодил…, чуть не прикусила себе опять язык, понимая, что в ближайшие дни ее любимый цвет будет, как цвет настроения одного певца, синий. С переходящим потом в желтый. Мозг отметил необходимость заехать и купить мазь от синяков. И обезболивающее. Вдруг дома закончилось.

     Внезапно стало легче и перестало мотать. Она взглянула вниз и увидела рабочего, державшего в руках конец страховочной веревки. Рядом стоял вроде бы кто-то из монтажников. Сверху было и не понять. Одни каски. Сейчас мужчина страховал спускавшегося чуть ниже брюнетки рабочего. Мимо него, чудом не попав в лицо, пролетел пустой пакет. Мотнув головой, строитель лишь поменял позу. Как только верхолаз достиг земли и отцепил карабин, оба рванули в сторону здания, а Лэави достался еще один порыв ветра, чуть не перепутавший тросы. Спасло недавно обновленное снаряжение, купленное, как только стало известно, на какой высоте придется лазить. Помнится, она еще прикидывала, не стоит ли отказаться от заказа, но… по сути, разницы между пятью и пятидесятью метрами не было никакой. Что оттуда упадешь, что оттуда, результат будет одинаков. Так что проект на Марсовой площади был принят в работу.

     Под ногами спружинила долгожданная земля, в лицо взметнулся песок, запорашивая глаза. Девушка на ощупь отстегнула карабин, как вдруг ее подняло в воздух и куда-то поволокло. А спустя миг обдало знакомым сыроватым запахом лестничной площадки. Вздрогнула под ногами земля, следом до ушей донесся страшный скрежет и грохот. А она стояла стиснутая чьими-то руками так, что ныли и без того помятые ребра, уткнувшись лицом в приятно пахнувшую чем-то цитрусовым мягкую ткань. Проморгавшись, Лэави зашевелилась; объятия, спустя мгновение, ослабли, а потом разжались, позволяя повернуться.

     На зубах поскрипывал песок, а вот слезы вымыли песчинки из глаз, так что девушка смогла осмотреться. Как и подсказало ей обоняние, находились они на лестничной клетке строящегося здания, между вторым и первым пролетами. Тут же стояли, замерев и обалдело глядя на нее, точнее, за нее, рабочие. Лэави тоже повернула голову и уставилась на ткань серой от пыли рубашки, моргнула и заскользила взглядом вверх, напоролась на улыбку в стальных глазищах, кашлянула, сглотнула: - Господин Эраэ?

     На большее ее не хватило, брюнетка лишь таращилась, моргала, прищуривая все еще болевшие глаза, не понимая, что крепко держится пальцами за рукав мужчины, губ которого коснулась едва заметная улыбка, так и не передавшаяся внимательно смотревшим на нее глазам под густыми ресницами. Выдохнув и прикусив слегка губу, Лэави выпрямилась, отпустила одежду нанимателя, автоматически чуть приподнимая подбородок, затем вопросительно выгнула бровь, обводя взглядом окружающих. Остановилась на Эрмане. Тот как раз снял каску и вытирал выступивший на лбу пот, потом, убрав замусоленный мятый клетчатый платок в карман, развел руками и сказал, адресуя, однако, не девушке, а стоявшему за ней брюнету: - Я не представляю, как Вам это удалось. Думал уже, что все. Я даже ведь не успел добежать, - он внезапно судорожно вздохнул, сглотнул и устало посмотрел на Лэави, - господин Эраэ и господин Михаэри Вас буквально из-под смерча вытащили. В последнюю секунду. Вы в спецназе служили? Так отработанно….

     В ответ мужчины лишь пожали плечами. В луче света от фонаря плясали многочисленные пылинки. Отойдя в сторону от втащенного им в здание рабочего, упомянутый господин Михаэри склонил голову, пытаясь вытрясти из волос песок и опилки. Поднеся в задумчивости руку к собственной гриве, Лэави нащупала что-то и вытащила, с изумлением глядя на крупную щепку. Развернулась и наклонилась, всматриваясь в первый этаж. Чуть склонила голову к плечу, прислушиваясь.

     - Вроде бы, ушло дальше, - произнес над ухом глубокий баритон, от которого мурашки дисциплинированно промаршировали по спине и замерли, дожидаясь команды. Брюнетка кивнула: - Похоже, Вы правы.

     Первым вниз пошел, к удивлению Лэави, блондинистый викинг, заставляя восхищаться бесшумной скользящей походкой охотящегося хищника. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, молодая женщина тут же закашлялась от попавшей в горло пыли, подумала, что нужно будет выпить таблетку от аллергии, а в следующее мгновение схватилась за голову и шагнула наверх, однако была остановлена осторожно, но крепко обвившей запястье ладонью, взглянула на брюнета. Тот наклонился: - Что бы там ни было нужно, сначала убедимся, что опасности нет. Жизнь – единственный невосстанавливаемый ресурс.

     Кивнув, Лэави аккуратно высвободила рукав спецовки. Двинулась следом за остальными чуть ниже, чтобы видеть вход в здание.

     - Все в порядке, - появившийся в светлом проеме блондин сиял улыбкой, - но ландшафт просто как после апокалипсиса!

     После этих слов рабочие приливной волной хлынули наружу, вынося с собой и Лэави, сначала зажмурившуюся от яркого солнца. Голове было жарко и тяжело. Она опять коснулась волос и поняла, что большая их часть скрыта до сих пор не снятой каской. Вот уж. Расстегнув ремешок, она растерянно держала ее в руках, рассматривая окружающее пространство, за считанные минуты ставшее напоминать декорации к фильму-катастрофе. Повсюду валялись неизвестно откуда притащенные фанерные листы и пустые паллеты, сорванные с перекрытий зданий. На соседнем лежал, привалившись, словно в состоянии тяжелого опьянения, башенный кран. Все пространство рядом было изрыто упавшими кусками поврежденной стены.

     Покачав головой и крутя в пальцах ремешок каски, Лэави задумчиво заметила: - Как странно. В какой-то момент мне показалось, что стрела была прямо над нами, а теперь я понимаю, что здесь еще метров триста. У страха глаза велики, - а в следующую секунду дернулась, - а что с водителем? Надо же….

     - Все в порядке. Обеденный перерыв, женщина ушла домой. К счастью, - обернулся к ней Эрман. Не только брюнетка облегченно выдохнула.

     - И вот поверь теперь, что у нас торнадо не бывает! Что за погода такая! – возмутился стоявший рядом шатен с покрытым пылью лицом, в руках он держал только что неизвестно зачем поднятый грязный кроссовок. Один. Второго в окружающем пространстве не наблюдалось. Лэави надула щеки и медленно выдохнула, радуясь своему странному организму. Точнее, его замедленной реакции на стресс. Она повернулась к прорабу: - Эрман, организуй, пожалуйста, проверку работ, на предмет повреждений, и сверку инвентаря. Боюсь, чего-то мы можем не досчитаться.

     Получив кивок, легко развернулась к стоявшему рядом, едва ли не касаясь ее плечом заказчику: - Господин Эраэ, благодарю Вас за спасение, - она покосилась на валявшиеся на месте ее спуска обломки ящиков и металлический бак, - боюсь, без Вас все могло закончиться очень плачевно, - внутри дрожала, постепенно раскручиваясь спираль, в то время как до мозга доходило, насколько ей и Виктору, повезло. Проходи их маршрут на несколько метров левее или правее, и они бы попали под прямой удар стихии, а так их защищала выступающая часть здания и угол противоположного. Сжав пальцы в кулаки, молодая женщина медленно склонила голову в поклоне. Выпрямилась и серьезно продолжила: - Сегодня работы продолжить, как Вы понимаете, не получится. Нужно проверить все и навести порядок. Думаю завтра, - она посмотрела на кивнувшего в ответ прораба, - сможем представить отчет господину Михаэри.

     Выдохнув, тряхнула головой, с которой тут же посыпался песок, чихнула, потерла нос и улыбнулась понимающе щурившемуся блондину. Вздохнула: - Еще раз благодарю Вас, господин Эраэ, - на мгновение задумалась о возможности выражения означенной благодарности обедом, но тут же отбросила эту идею, во-первых, она не их уровня сошка, а во-вторых, держаться нужно от таких подальше. И вообще, можно будет вызнать предпочтения и передать в офис набор хорошего кофе или чай, алкоголь, насколько она помнила, подобные личности не уважали, а если и пили, то далеко не всякий, по крайней мере, так говорил дедушка Элайши. Встряхнувшись, брюнетка продолжила, - а теперь, прошу прощения, мне нужно подняться наверх, - нахмурилась и поджала губы, - боюсь, что от телефона и чертежей мало что осталось…. Хорошо, что ноутбук не взяла, - последнее она пробормотала, уже направляясь к лестнице

     Ступая на первую, заметила рядом дорогие замшевые ботинки, покрытые толстым слоем пыли. Перевела взгляд выше и удивленно уставилась на господина Эраэ, бесшумно следовавшего рядом. Тот ловко обогнул замешкавшуюся женщину и пошел впереди, проговорив: - Здесь может быть небезопасно.

     С этим Лэави спорить не собиралась, вот только какого… лешего глава крупней корпорации проявляет такую заботу? Она ведь не последний дизайнер в этой стране, умеющий хорошо выполнять свою работу! И вообще… мог вон, викинга послать. Так нет, сам топает. Хотя…, она чуть повернула голову, оглядываясь, блондин тоже присутствовал.

     - Аккуратно, - повернувшись, брюнет подал руку, помогая обойти завал из строительных лесов, сейчас сваленных поломанной неопрятной кучей. На одном из гвоздей болтался оторванный рукав форменной спецовки. Поежившись, Лэави подумала, что наверху ситуация вряд ли будет лучше, скорее, значительно хуже. Там еще даже не все внутренние перекрытия были установлены. Так что смерчу было, где разгуляться. Медленно выдохнув, она последовала за плавно передвигавшимся мужчиной. Однако через пару лестничных пролетов остановилась и покачала головой: - Прошу прощения, минутная передышка. Простите офисную…, - неблагозвучное слово «крысу» она проглотила и пережевала, виновато улыбнулась, стараясь не морщиться при вдохе. Ребра болели все сильнее, так что Лэави и не сомневалась в своем дальнейшем маршруте. Следовало как можно быстрее посетить больницу. Вот только…, она опасалась, что сейчас там будет наплыв, придется посидеть. Даже в платной, но другие варианты были еще хуже.

     На нужный уровень она забралась исключительно на упрямстве и перебираемых в уме матах на разных языках. Остановилась, согнувшись и опираясь руками в колени, затем медленно поднялась на пролет, обозревая кучу хлама.

     - Отойдите пока в сторону, - дождавшись, пока она шагнет вбок, брюнет, не церемонясь, пихнул ногой ближайшие деревяшки, скидывая их по ступенькам вниз.

     - Господин Эраэ, Вам больше не нужен, апчхи, руководитель стройки, кхе? - зашелся в кашле-чихе, прикрывая нос рукой оказавшийся в облаке пыли и трухи блондинистый викинг. Мусор полетел дальше, а мужчина придирчиво оглядел запылившийся замшевый ботинок. И отпрыгнул в сторону, когда вниз двинулась очередная груда строительного хлама, бережно складированная торнадо на лестничной клетке. Прижавшись к стене, Лэави наблюдала за очисткой прохода, а в следующий миг крикнула, обращаясь к блондину: - Ловите сиреневое!! – споткнувшись на щебенке, восстановила равновесие и сбежала к на автомате ухватившему тряпку упомянутого цвета спутнику. Вытащила ее из рук господина Михаэри, наверное, первый раз в своей жизни радуясь тому, что рядом оказался именно он.

     Повертев бывшее пальто в руках, девушка, наконец, нашла внутренний карман и выудила из него телефон. Отправила измочаленный и грязный драп дальше по лестничной клетке, а сама открыла чехол и нажала на кнопку. Засветившийся экран заставил облегченно выдохнуть. Последовавший вздох заставил закашляться. Лэави зажмурилась, чихнула и поставила себе в голове галочку, поблагодарить Милену, пару недель назад буквально всучившую ей стильный чехол вместо обычного бампера. С последним умный гаджет вряд ли бы выжил. Прикрыв глаза, молодая женщина улыбнулась, но тут же посерьезнела и обернулась к смотревшему на нее с высоты ступеней и роста брюнету: - Телефон жив, что радует просто несказанно, но хотелось бы узнать судьбу чертежей, - она сокрушенно покачала головой, - последние поправки можно будет внести еще раз, будет хуже, если их унесло за пределы стройки. Я бы предпочла найти их здесь в виде мусора….

     Махнув рукой, глава корпорации сделал шаг вниз: - Кроме чертежей наверху еще что-то есть? – он покосился на все еще заблокированный бочками, ведрами, неопознаваемыми тряпками, в которые превратились рабочие спецовки, деревяшками и листами покореженной фанеры проем. Отрицательно качнув головой, Лэави продублировала ответ вслух: - Только чертежи – бумажная версия, - слабо улыбнулась, - к счастью, ноутбук сегодня остался в офисе. Было бы жаль.

     - Тогда не стоит сейчас рисковать здоровьем, - оказавшись рядом, мужчина наклонился, вглядываясь в чуть расширенные, как результат пережитого стресса, глаза, - если чертежи здесь, то они найдутся так или иначе, а если их унесло, то шансов на то, что они переживут внутренние вихри, нет никаких, а значит и упомянутой Вами опасности их разглашения.

     Неуверенно посмотрев в сторону заблокированного прохода, Лэави опустила глаза, рассматривая пыль под ногами, прежде всего, чтобы избежать неуютного контакта взглядами с возвышавшимся над ней в силу природных характеристик главой корпорации, пожала плечами: - Что ж, положусь на Вашу логику. Безуспешно пытавшийся поймать взгляд дизайнера Хаэри чуть дернул бровью, демонстрируя раздражение, замеченное, правда, только непосредственным подчиненным, мимо девушки оно прошло без следа, и подал руку: - А ключи? От квартиры, от машины? Видимо, придется менять….

     Небольшая ладошка с тонкими длинными пальцами с содранным напрочь маникюром легла в крупную ладонь, в голосе женщины звучала усталая радость: - Машину не вожу, так что одной головной болью меньше. А от квартиры лежат здесь, - она чуть хлопнула по бедру, где располагался карман, и закусила губу, морщась. Похоже, наличие ключей не прошло без последствий. Минимум синяк, но Лэави предполагала, что помимо гематомы, там еще и царапины остались. Резьба на ключах была своеобразной. И болело все сейчас прилично. Впрочем, спускаясь вниз, она приходила к выводу, что различать конкретные места боли становилось все сложнее. Казалось, что ноет все. Вот только, она опять аккуратно вздохнула, ребра доставляли больше всего проблем. И хорошо, если просто помятые, но ведь могла и сломать.

     В который раз непроизвольно коснувшись излишне болючей области, молодая женщина не заметила внимательный взгляд серых глаз, фиксировавший и страдальческую складку на лбу, и опущенные уголки рта, и прикусываемую при неудачном движении губу. Причем последнее происходило все чаще и чаще, пока не стало постоянным явлением. Остановившись, Глава шагнул чуть в сторону, оказываясь перед озадаченно смотревшей на него брюнеткой, а потом легко подхватил замершее, окаменевшее на мгновение тело на руки: - Все в порядке. Так мы быстрее окажемся внизу, и я избегу проверки моей ловкости в попытке поймать Вас, если Вы начнете терять сознание. А падать Вам нельзя. У Вас ребра повреждены, что-то с ногой. И боюсь, вполне может быть сотрясение.

     В первый момент застывшая в чужих объятиях Лэави чуть расслабилась, чему поспособствовала и настойчивая тупая боль в потревоженных местах, до того четко перечисленных «носильщиком». Тот, аккуратно спускаясь по лестнице, чуть скосил взгляд и улыбнулся, когда молодая женщина осторожно опустила голову ему на плечо. Слегка наклонился, вдыхая цветочный аромат, и нахмурился.

     На строительной площадке присутствовали разброд и шатание. Держа в руках каски, бродили строители, почесывали головы, выбивая опилки и прочую грязь, пинали то, что еще недавно было лесами, кто-то матерился над изогнутой фигурной загогулиной металлической конструкцией, однако из-за горы наваленного деревянно-металлического хлама уже доносился зычный голос седовласого, раздававшего указания разбегавшимся уже организованными муравьями рабочим. Появившийся следом Эрман таким взглядом окинул ближайших подчиненных, что тем даже слов не потребовалось. Каски вернулись на законное место на головы, в которых закипела работа мысли.

     Одарив очередную партию работников ценными указаниями, приправленными виртуальным пенделем и невиртуальным матом, прораб заприметил мужчин и женщину на руках и бросился к ним. Успокаивающе кивнув, Лэави улыбнулась, сочувствуя подчиненному, тоже еще не пришедшему до конца в себя, иначе он не позволил бы себе выражаться при начальнице. Хотя, ей сейчас было абсолютно фиолетово на все, кроме таблетки обезболивающего, до которой еще надо было дожить. Пошевелившись, она попыталась слезть с рук высокого начальства, лишь чуть крепче сжавшего ее. Над головой тихо прозвучало: - Мне не тяжело. Все в порядке, - затем чуть громче уже Эрману, - госпожу Арэли я отвезу в больницу. Сама она вряд ли доедет, - заметил очень встревоженный взгляд прораба и добавил, - ребра, возможен перелом, но надеюсь, что нет, нога, рука, сотрясение вполне вероятно. Так что отвезу на обследование.

     Брюнет постарался поймать взгляд глаз цвета ночи: - В обычной больнице, боюсь, сейчас столпотворение. Не думаю, что многие сообразили, как действовать, - тут остальные согласно кивнули. Все-таки подобные природные явления, тем более такой силы, были не просто редкостью, а исключительным событием. А Хаэри продолжил, - Поэтому поедем в нашу клинику. Там будет проще все организовать, - он всмотрелся в лицо, прикрытое черно-серыми прядками, ожидая возражений, и сдвинул брови, обнаружив, что с и без того бледного лица окончательно сошли все краски, даже губы посерели и чуть подрагивали.

     До Лэави голоса доносились, как сквозь толщу воды, с искажением и опозданием, а все силы уходили на борьбу с взбунтовавшимся организмом, который начинало сильно трясти. И уговоры уже не действовали, как и подаваемые разумом сигналы о том, что ничего плохого не произойдет, да и не происходит. Поэтому единственное, что она могла сделать в такой ситуации, это закрыть глаза, стиснуть зубы и впиться ногтями в кожу ладоней, чтобы хоть так скрыть приступ накатившей некстати паники. На краю сознания она отметила легкое покачивание, видимо, мужчина возобновил движение. В какой-то момент качка сменилась резким рывком и непроизвольным сдавливанием, тело вспыхнуло болью, а в голове соткалась черная дыра, увлекшая за собой сознание.

     Удержав равновесие, Хаэри выругался сквозь зубы, отправляя в недолгий полет подвернувшуюся под ноги трубу, «удачно» замаскировавшуюся под толстым слоем песка. Перевел взгляд на обмякшую ношу, сжал на миг губы, отмечая, что женщина потеряла сознание, и ускорил движение к стоявшему на въезде представительному авто черного цвета. Подошедший водитель предупредительно придержал дверь, а сопровождавший начальство блондин ладонью прикрыл голову девушки, чтобы та не стукнулась, пока Глава укладывал ее на заднее сиденье. Свернув плед, вожак подложил его пассажирке под голову, повернулся к помощнику: - Михаэри, давай сюда наших специалистов. Пусть все проверяют, в том числе смотрят, чтобы на природу не свалили былые огрехи….

     - Здесь такое вряд ли случится, - уверенно парировал блондин, - очень строгий учет. Все устранения заверяются подписями двух сторон, так что проблемы с этим вряд ли возникнут.

     - Хорошо, - брюнет накинул пиджак поверх спецовки, в которую была укутана женщина, и замер, понимая, что пристегнуть ремнем не получится, махнул на это и продолжил, - Заодно посмотри, что-то, возможно, они уже сделали, только сдать не успели, тогда нужно будет решить вопрос к обоюдной пользе.

     - По условиям контракта только сданные нам работы считаются принятыми, - блондин уже вертел в руках телефон, то блокируя экран, то разблокируя.

     - Это так, - Глава захлопнул дверцу, - однако если мы хотим и дальше работать с этими людьми, то нужно следовать не только букве договора. В конце концов, есть специальный фонд на случай форс-мажора, так что часть издержек можно закрыть из него. В общем, вызывай всех и прикинь, сколько дополнительных рабочих мы можем сюда привести с других объектов. И нужно ли это.

     С этими словами брюнет уселся на переднее сиденье, игнорируя обалдевший взгляд, украдкой брошенный непривыкшим к такому водителем. Машина плавно тронулась с места, оставляя на площадке шокировано смотревшего вслед отъезжавшему боссу мужчину. Покачав головой, последний пробормотал: - И с каких это пор у нас такая политика? Скажите мне, кто-нибудь! – развел руками, все также держа в одной из них темно-бордовый смартфон, затем тряхнул головой, развернулся в сторону площадки, выглядывая красную каску прораба. Заметив искомое, широко зашагал в ту сторону, одновременно придерживая у уха телефон и раздавая указания.
     … …
     Лениво приподняв веки, Лэави подумала, что еще рано, раз будильник не звонит. Пошевелила рукой, чтобы посмотреть на время, и тут же зашипела от боли, благотворно повлиявшей на заторможенное сознание, в котором сразу прояснилось, события восстановили свою очередность, складываясь в красочную, однако не слишком радовавшую картинку. Скрипя зубами и морщась, молодая женщина ухватилась за боковую часть переднего сиденья, придавая себе устойчивости, и приняла вертикальное положение, практически сразу же часто выдыхая и хватаясь за ребра. Переждала, пока в голове не перестанет звенеть и кружиться.

     - Осторожно, потерпите еще. Скоро приедем, - донеслось сквозь колокольный бой. Она открыла глаза и посмотрела в лицо обернувшегося к ней с переднего сиденья брюнета. Кивнула, не совсем понимая, о чем ей только что сказали. Впрочем, терпеть она была приучена, так что если надо, то еще подождет. Откинулась на подголовник. В голове всплыла мысль, что она, вообще-то, в машине. Рука автоматически зашуршала в поисках ремня безопасности.

     - Нельзя, нельзя, - дошел до затуманенного мозга практически приказ. Лэави чуть приоткрыла глаза, на большее ее пока не хватало, и опять взглянула на мужчину, где-то на периферии сознания удивляясь, как он смог так выгнуться. Ее бы уже давно перекорежило и замкнуло в позе ежика под йогом, а этому все нипочем.

     - У Вас ребра повреждены. Ремень нельзя использовать. Сидите спокойно, не двигайтесь. Ремень нельзя, - словно заезженная пластинка тихо, но настойчиво твердил большой начальник. Лэави подумалось, что он подобрал отличную манеру речи, чтобы достучаться. Машина очень плавно затормозила и остановилась, видимо, на светофоре, так как сбоку и впереди маячили еще автомобили. Вдруг дверь справа от нее открылась. Только и успев удивиться тому, как господин Эраэ умудрился оказаться одновременно на переднем сиденье и снаружи, Лэави спустя пару мгновений неприятной боли очутилась в теплых руках. На всякий случай покосилась на переднее сиденье и выдохнула, не обнаружив там никого. Все-таки не близнецы….

     Долго качаться, как тростинке на ветру, а именно так она себя и ощущала в вертикальном состоянии, ей никто не дал, подняв на руки. С высоты внушительного роста мужчины брюнетке было видно, что парковка забита транспортом. Их автомобиль остановился в начале проезда, чтобы высадить пассажиров. Теперь водителю, очевидно, предстояло найти парковочное место. Сдержанно-бежевое, уютное здание приближалось. Глава корпорации, не теряя времени, широкими шагами двигался вперед. Вздохнув, Лэави поморщилась. Привычный способ успокоиться здесь не помогал, вызывая лишь боль. Впрочем, и она позволяла отвлечься, пусть и немного.

     Разошлись стеклянные матовые двери, пропуская новоприбывших в светлый просторный холл. Пустой. Моргнув, молодая женщина подняла руку и потерла глаза, сомневаясь в собственных ощущениях. Она-то предполагала, исходя из количества машин, что здесь толпа страждущих, но двух посетителей, сидевших на темно-синих кожаных диванах, назвать толпой нельзя было даже с натяжкой. Навстречу брюнету, двинувшемуся к стойке, из-за последней выскочила высокая подвижная женщина, поправлявшая воротничок блузки. В следующее мгновение она уже оказалась рядом, вытянувшись во фрунт, как новобранец перед офицером. Еще через пару секунд рядом материализовалось кресло, в которое Лэави усадили с многочисленными предосторожностями, после чего повезли, как она поняла, на диагностику. На миг ей стало страшно, захотелось вскочить и побежать неизвестно куда, но она лишь сжала кулаки до побелевших пальцев и покосилась на шедшего сбоку от катившей кресло медсестры мужчину, надеясь, что у кабинета тот отстанет. Если же нет….

     Голова кружилась все сильнее по мере того, как шло время. МРТ, анализ крови, несколько врачей, рентген и что-то еще, прошедшее уже мимо мозга, желавшего только одного – ударную дозу болеутоляющего. Чего сразу позволить никто не мог, боясь непредсказуемых последствий. Приходилось терпеть. В какой-то момент на глаза навернулись слезы, к счастью, рядом никого не оказалось. Врач отошел за данными, медсестра прибирала на кушетке, так что удалось незаметно для окружающих вытереть капли. Лэави пристально посмотрела на свой кулак, раскрыла его и взглянула на ободранные серые ногти. Вздохнула. Когда она сможет помыться и удастся ли ей заснуть, было неясно. На телефоне, который она держала все время при себе, отстояв это право сжатыми губами и упрямо выставленным вперед подбородком, свидетельствовавшими о том, что она скорее встанет и уйдет, чем откажется от гаджета, мурлыкнуло сообщение.

     Выдохнув, брюнетка слабо улыбнулась и нажала на микрофон, записывая ответное: - Анжелиса, спасибо. Рада, что у вас все хорошо. Я немного пострадала на стройке. Сейчас на обследовании. Потом по обстоятельствам. Сообщу позже, - отпустила клавишу, отправляя аудио-файл. Вернувшийся врач обрадовал отсутствием переломов, однако сотрясение имело место быть, пусть и небольшое, как и огромное количество ссадин, царапин, гематом и помятые ребра. Корсет, подобранный тут же, жал, давил, как и должен был, то есть бесил неимоверно, но укол обезболивающего, по-видимому, с успокоительным примирил с окружающей действительностью.

     На рекомендации врача ограничить сидение за монитором на неделю Лэави ответила недоумением и вопросом: «Кто тогда за нее работать будет, и, самое главное, на что она будет питаться? И что ей делать, если ей жить будет не на что?»

     После этого диалог пошел уже более конструктивно. Расплывчатая рекомендация ограничить, приняла более лояльные формы, сводившиеся к работать с перерывами, пить таблетки обязательно, их выдали сразу несколько штук, как и специальные очки, долженствовавшие помочь снизить нагрузку на глаза. Вооружившись пакетом со всем перечисленным и распечатанными листами с рекомендациями, Лэави покинула кабинет. Все еще в кресле. Ее, как драгоценную вазу, бережно и аккуратно доставили на лифте в кабинет главврача, о чем свидетельствовала табличка на дверях. Внутри обнаружился глава корпорации в компании высокого, тут, похоже, другие и не водились, широкоплечего мужчины в стильных очках, черная оправа которых выгодно оттеняла голубые глаза и светлые волосы врача.

     Оценив ширину плеч, девушка предположила, что данный индивидуум, раньше, до того как занять кабинетную должность, был хирургом. Но спрашивать не стала, ощущая, как превращается в вату ставший вдруг неповоротливым язык. Туман успокоительного окутывал все плотнее, стискивая в своих объятиях тлевшую глубоко внутри истерику, отложенную на потом. Брюнетка выпрямилась, сжимая с силой пальцы и прогоняя путаницу сознания, ибо был момент, который следовало прояснить сейчас: - Благодарю за помощь. Сколько я должна? – пусть речь и звучала несколько невнятно, но вопрос был задан.

     После некоторой паузы вставший при ее появлении в кабинете господин Эраэ склонил голову к плечу, вздернул бровь, демонстрируя изумление, а девушка подумала, что под лекарствами игнорировать подобное намного легче. Вот только в своих способностях управлять лицевыми мышцами она сильно сейчас сомневалась, так что позволила себе озвучить вопрос повторно. После этого брюнет как-то в один момент оказался рядом с ней, наклоняясь. От внезапности этого действия, она дернулась в сторону, практически не контролируя себя. Кресло зашаталось, но было остановлено крепкой рукой.

     - Простите, не хотел Вас напугать, - прозвучало мягко и ровно.

     - Это я прошу… прощения…. Неожиданно, - на более связный ответ сил уже не было. Хотелось заорать, чтобы поторопились уже, блин, с оплатой, и дали, наконец, где-нибудь отоспаться, но Лэави напомнила себе, что могла до сих пор сидеть в очереди, если не стоять. Без обезболивающего и даже без воды. Тем временем, мужчина медленно присел, чтобы лицо оказалось на уровне лица собеседницы, всмотрелся в темные круги под глазами, белую, под тонким слоем пыли, кожу и неодобрительно поджал губы: - Все в порядке. Эта клиника принадлежит компании. Будем считать, что раз Вы трудились на меня, то являлись на тот момент сотрудником, - он чуть улыбнулся, смягчая слова и убирая напряжение, буквально звеневшее в воздухе. Еще бы он мог понять, почему! И добавил, - Так что оплата не требуется.

     Все. Дрожавший пузырь самообладания и самоконтроля Лэави лопнул, оставляя лишь бесконечную усталость и желание, чтобы все отвалили. Она осела в кресле и кивнула, прикрывая глаза и оставляя общение и прочее на остальных. Кресло двинулось вперед, рядом чуть шелестела одежда сопровождающих, шагов уже привычно не было слышно. В сознании фиксировался шум раздвинувшихся дверей лифта, потом дрогнул пол, опять двери, на границе слышимости голоса, в лицо ударил порыв прохладного ветра, захотелось вдохнуть полной грудью умопомрачительный аромат осеннего парка, почему-то пахнувшего грибами. Хотя вроде бы сезон уже закончился.

     Отголоски тупой боли в ребрах напомнили, что в ближайшее время дыхание придется ограничивать. Лэави огляделась вокруг, придя в себя на свежем воздухе, и обнаружила, что кресло катится к стоящему впереди автомобилю главы корпорации. Последний обнаружился рядом. Прищурившись, она попыталась прикинуть, какие у нее шансы на вызов такси, но вспомнив ситуацию в городе, а также рассмотрев решительное выражение мор… лица мужчины, спокойно залезла на заднее сиденье и укуталась в выданный в больнице плед, одновременно решая очень сложный вопрос.

     - Госпожа Арэли, куда Вас отвезти?

     Проблема не заставила себя долго ждать. Раздраженно поджав губы, Лэави просчитывала варианты. Можно было попробовать на работу, но выступать в спектакле одного актера под названием «Жертва катастрофы», ей не улыбалось. А домой… категорически не хотелось. Но… если она откажется, то может гораздо сильнее привлечь к себе внимание, а этого допускать было никак нельзя.

     - Спасибо большое за заботу, - она облизала потрескавшиеся губы, а в следующую секунду перед ней оказалась стеклянная бутылка с недешевой минеральной водой, дизайнер видела ее рекламу, согласно которой, воду доставали чуть ли не с арктического дна. Но на данный момент ее могли привезти хоть с Марса, главное, она утоляла жажду и не была холодной. Выпив половину, молодая женщина продолжила, - если не возражаете, то домой. В таком виде мне сегодня подчиненных пугать нельзя. Они работать не смогут, - слабо улыбнулась и назвала адрес, тут же переданный водителем умной технике для построения маршрута.

     Сидевший на этот раз рядом брюнет аккуратно поправил плед на коленях спутницы и заметил: - Поспите немного.

     Она кивнула и прикрыла глаза, старательно замедляя и выравнивая дыхание, хотя о сне и речи не шло. Особенно, когда плечо чувствовало тепло рядом расположившегося тела, к тому же более сильного физически. Перебирая в голове пункты, которые следовало проверить в первую очередь, Лэави успокаивалась, насколько это было возможно, радуясь ударной дозе медикаментов, словно наваливших на ее сознание пуховую подушку. Это было… хорошш….

     Аккуратно вытащив руку из-под привалившейся к нему, крепко уснувшей девушки, Хаэри уложил спутницу на колени, подкладывая свернутый плед, натянул второй на плечи и вздохнул, всматриваясь в бледное лицо и размышляя, что же делать дальше. Густые черные брови сошлись на переносице, а губы сжались в тонкую линию, выдавая недовольство владельца, находившегося в полном раздрае. Под пальцами ощущалось что-то мягкое и шелковистое. Он посмотрел вниз и вздрогнул, убирая руку, без ведома хозяина оказавшуюся в волосах молодой женщины. И так было не в первый раз.

     Рядом с брюнеткой он терял свое спокойствие и невозмутимость. И ладно бы, если бы это была его истинная пара. Тогда бы и вопросов не было. Но она не была! Однако при этом желание защитить, уберечь никуда не пропадало. Да еще это странное поведение волка, готового в момент опасности, как сегодня на площадке, оберегать, но когда все спокойно, зверь хмуро прижимал уши и прятал морду в лапы. Почему? Хаэри уже всю память переворошил в попытках найти объяснение. Вздохнув, попытался вызвать на контакт свою звериную часть, шевельнувшую ушами и чуть отвернувшуюся в сторону. А спустя мгновение огромная черная туша свернулась калачищем, закрываясь от мира, лишь настороженно стоявшие торчком уши демонстрировали, что контроль над ситуацией не потерян.

     Под рукой, опять перебиравшей волосы, Да что же это такое!, шевельнулась проснувшаяся пострадавшая. Вздохнула, медленно и аккуратно приподнялась, потерла щеку: - Извините. Уснула….

     - Все в порядке, нам еще минут двадцать ехать, - ровно пояснил мужчина, переводя на всякий случай взгляд на окно, за которым веселым строем махали вечнозелеными лапами высокие ели.

     - Угу, - еще раз потерев щеки, Лэави неподвижным взглядом уставилась на аллею хвойных, соображая, где они едут, нервно облизала губы, медленно выдохнула и аккуратно вдохнула, чтобы не тревожить и без того нывший и тянувший организм. Впрочем, сейчас было не до него. Она ехала домой. И надеяться на то, что ее высадят у подъезда и спокойно уедут, было самонадеянно. Быть дурой Лэави себе позволить не могла. Как и допустить знакомство некоторых. Вытащив телефон из кармана спецовки, она, помедлив еще пару мгновений, сказала в воздух: - Прошу прощения, нужно сделать один звонок, - набрала номер и тихо продолжила уже в трубку, - Анжелиса, это я. Звоню из машины. Меня везут домой. Не волнуйся, доставят к самому порогу в целости и сохранности….

     Покосившись на все также любовавшегося городскими пейзажами спутника, брюнетка ровно заметила: - А ты сейчас у себя дома? – на той стороне некоторое время молчали, потом послышалось: - Угу.

     - Хорошо, увидимся с Вами позже. Договорились? – выслушав ответ, молодая женщина отключила связь, чуть поморщилась, убирая телефон в карман, и расслабилась, растекаясь, насколько это было возможно в корсете, по спинке сиденья. Теперь можно было не волноваться, что ее увидят в таком состоянии: грязную, в драной спецовке, с царапинами. Девушка хмыкнула, отметив спланировавшую с головы щепочку. Вроде бы уже все должны были вытряхнуться, но нет. Посмотрела на мужчину и изумленно приподняла бровь. Этот представитель сильной половины человечества уже успел привести себя в порядок. Грива блестела и лежала волосинка к волосинке, да и на замшевой куртке не было ни пылинки. Нахмурившись, Лэави попыталась вспомнить, в этой ли одежде был глава корпорации на площадке, но память скрутила фигу.

     «Ну и ладно», - сдалась Лэави. В конце концов, какая разница, поменял ли он куртку или ее просто хорошо почистили. В салоне зазвучали такты чего-то сдержанного, из классики, и ее спутник полез за телефоном. Спустя пару минут можно было сделать вывод, что, во-первых, аппарат был замечательным, так как не пропускал наружу слова собеседника. Либо тот говорил очень тихо, но что-то девушка сильно сомневалась, что такое возможно, а во-вторых, мужчина был чрезвычайно немногословен в присутствии посторонних, ограничившись лишь междометиями и словами: «да», «нет».

     Закончив разговор, все еще держа телефон в руках, брюнет развернулся к Лэави, внимательно посмотревшей на него: - Вынужден извиниться, не смогу довезти Вас до места. Дела.

     - Ничего страшного, - улыбнулась молодая женщина, - здесь уже почти рядом. Я поймаю такси….

     - Ни в коем случае, - спутник даже выставил вперед руку, прерывая речь собеседницы, - мой водитель Вас отвезет, а я выйду здесь. Меня заберут через пару минут, - закончив, мужчина поймал взгляд кивнувшего водителя, дождался, пока машина остановится, и вышел, предварительно указав служащему на то, что тот должен довести девушку прямо до дверей и проверить, что у нее все в порядке. Чуть повернув голову, Лэави с легкой усмешкой наблюдала за реакцией стоявших на остановке людей на высокого рослого мужчину с непривычной прической, в дорогом костюме, возвышавшегося над всеми остальными не только благодаря росту, но и манере держаться. На какой-то миг девушка даже пожалела, что не сделала фото.

     В салоне приятно пахло мужской туалетной водой, дорога была довольно ровной, так что кочки-ямки не беспокоили. Прикрыв глаза, пассажирка подсчитывала плюсы и минусы: она опять засветилась, это не есть хорошо, с другой стороны, ничего лишнего не показала, что замечательно. Немного пошевелившись, молодая она проморгалась, улыбнулась, увидев знакомый магазинчик на углу и огромную клумбу с цветами. Не поврежденными. Обрадовалась, что смерч обошел их тихую улицу стороной. У знакомого подъезда было привычно безлюдно. Вышедший из машины водитель открыл дверь и подал руку, которой Лэави воспользовалась, не задумываясь. Все-таки водитель и его начальник – два абсолютно разных… человека.

     «Кажется, иногда лифт все-таки не помешал бы», - на третьем этаже Лэави уже практически висела на руках шатена, а в голове наряду с этой мыслью крутилась какая-то мутная гадость, никак не желавшая выветриться. На конечной лестничной клетке девушка с трудом приняла некое вертикальное положение и задумалась, соображая, какая из дверей была ее. Достала ключи и передала водителю: - Откройте, пожалуйста, боюсь, я сейчас не совсем в состоянии.

     Тот спокойно выполнил просьбу и распахнул дверь. В этот момент Лэави порадовалась тому, что в свое время в коридоре сделала закрытые шкафы, так что ничего лишнего, вроде обуви и одежды, в небольшом светлом помещении не наблюдалось. Усевшись на мягкую бежевую банкетку, она вытянула ноги, посмотрела сначала на носки ботинок, а потом на водителя, улыбнулась: - Спасибо большое за помощь, - она хотела было попросить передать благодарность его начальству, но тут же сообразила, что это из разряда глупостей. Слишком у водителя с боссом были разные статусы. Так что поблагодарить следовало самой, по телефону. Либо… замять.

     - Со мной все будет в порядке. Скоро подойдет подруга. Все доброго, - она чуть склонила голову, переводя взгляд с мужчины на дверь. Тот еще раз пристально оглядел временную подопечную с ног до головы, уделив особое внимание кристально-чистым глазам и легкой улыбке. Кивнул и вышел, плотно прикрывая за собой дверь. Услышав щелчок замка, Лэави привалилась спиной к нарисованной на стене картине с видом Венецианской улочки, несколько сильнее, чем хотелось бы, приложившись к твердой поверхности затылком. Зашипела сквозь зубы. Медленно потянулась к ботинкам, скептически поморщившись, так как сомневалась в своих способностях развязать сейчас шнурки.

     Однако спустя пару минут выяснилось, что доктора в больничке корпорации не зря свою зарплату получают. Звездочки перед глазами уже не мелькали, хотя голова, да и все остальное побаливало. Но терпеть можно было. Правда, оставалось неясным, почему было так плохо на лестнице. Ну да ладно. Скинув неопрятной кучкой спецовку, молодая женщина, пожалуй, первый раз за все время смогла полюбоваться на себя в большом зеркале напротив. Итогом стали круглые глаза и недоверчивое покачивание головой. Выглядела она… как жертва… бомбежки. Волосы всклокочены, свитер годился только на помойку, как и джинсы. Хмыкнув, Лэави ковырнула пальцем огромную дырень сбоку, в районе бедра. Медленно подняла руки, стягивая вязаное страшилище, некогда бывшее вполне приличной вещью, и бросила его к спецовке. Следом добавилась и вся остальная одежда.

     Собранная в неопрятный ком одежда отправилась временно в угол, с глаз долой. Ее и потом можно будет выкинуть. Лэави застыла перед ванной, озадаченно хмуря брови и разглядывая корсет. Потом стукнула себя по лбу и выползла в коридор, выудила из пакета бумаги и принялась перебирать. Обнаружив инструкцию, быстро пробежала глазами и постучала по нужному месту. Аккуратно потянула за крепления и сняла «броню», задумчиво посмотрела на наблюдавшую за ее действиями с порога двери в зал Оми: - Я тебя прошу, не надо пробовать шнуровку на зуб, и это не когтеточка….

     Коша ответила настолько презрительным взглядом, что Лэави, подумав, утащила корсет с собой в ванную, где водрузила на вешалку, после чего, держась за выступ стены, залезла под душ, тихо ругаясь на то, что оказывается, бортики у ванны были довольно высокими. Надо же, а еще совсем недавно, вытирая с пола лужи воды, она думала о том, что их можно было сделать и повыше. Задернув белую плотную штору, женщина уселась на прохладную, но быстро нагревавшуюся от многочисленных струек теплой воды поверхность. И тут же зашипела нечто нецензурное, так как пришлось встать и достать шампунь и гель. Следом на дно ванны плюхнулась мочалка.

     Стараясь не дышать глубоко, Лэави промыла голову, поелозила мочалкой по неповрежденным поверхностям и улыбнулась. Все-таки ей сегодня повезло с медицинским обслуживанием. Наклеенный специальный пластырь, защищавший наиболее глубокие царапины, держался намертво и чихать хотел на душ, гель и прочие радости помывки. Мелкие царапунчики, конечно, щипались и чесались, но это была чепуха. Да и мазь в пакете наличествовала. Лэави специально проверила. Вернувшись в коридорчик, она взглянула на телефон, с удивлением отмечая мигающий сигнал. Звонили, а она и не слышала. Хотя…, душ же. Перезвонила и отчиталась о происходящем.

     Поглядывая на себя в зеркало в коридоре, дизайнер шипела и морщилась, пытаясь дотянуться палочкой с бинтом до очередной царапины. Выходило плохо. В двери щелкнул замок, заставляя срочно сорваться с места и забежать в комнату. Закутавшись в светло-кремовый халат в меленький уютный цветочек, Лэави тут же об этом пожалела, оставалось надеяться, что жирную мазь удастся отстирать средством для мытья посуды. Вряд ли обычный пятновыводитель с таким справится. Выглянув в прихожую, брюнетка улыбнулась: - Анжелиса, привет, ты вовремя. Поможешь мне с царапинами, хорошо? – перевела взгляд на спутника женщины, вышла из дверей и развела руки в стороны, раскрывая объятия, в которые тут же влетели, хорошо, что ребра не потревожили.

     Пока под дверью ванной комнаты расхаживали, разглагольствуя о судьбах мира и рассказывая о том, как прошел сегодняшний день, Лэави, вручив тюбик, блондинке, быстро закончила с медицинскими процедурами, с легким чувством недовольства вделась назад в корсет, затем в халат, после чего выползла и отправилась на кухню. Усевшись на зеленом стуле, подперла рукой голову, наблюдая за ставившей чайник Анжелисой, передавшей суетившемуся рядом брюнету корзинку с аккуратными и не очень, частично надкусанными, ломтиками разных сортов хлеба, нарезку колбасы и сырницу. А потом все вместе дружно пили чай. Кто-то с молоком, кто-то с сахаром. На стене тихо тикали часы, на балконе, в свете фитолампы порхал какой-то припозднившийся мотылек, хрустели на зубах ароматные легкие сушки с маком и сахаром, а сбоку, вытянувшись вдоль рабочей зоны, намурлыкивала что-то рокотучее Оми.

     - И что теперь? – карие глаза смотрели серьезно.

     - Ты сама сказала, что пока ничего за пределы разумного не выходит. Если посмотреть на все скопом, то критическую массу мы не превысили. Рвануть не должно. Да и…, Анжелиса, ты же понимаешь, что рано или поздно, но с этой ситуацией я должна была столкнуться…. И хорошо, что это не случилось раньше. Сейчас… я уже готова и… защищена.

     Ответом стал короткий кивок. Широкоплечая женщина постучала пальцами по теплой деревянной поверхности и вздохнула: - И все-таки, думаю, стоит подготовить место для маневра. На всякий случай. А то какая-то активность подозрительная. Вроде бы, все случайно. Но….

     - Ты права, переход случайностей в закономерности отследить сложно. Так что действуй. А я все-таки поеду на работу. Только еще таблеточку выпью…, - Лэави достала упаковку с лекарством, выудила инструкцию, прочитала и вздохнула, - а нет, не выпью. Еще часа полтора надо подождать.

     - Может быть, дома отлежитесь? Вы ведь и отсюда работать сможете? – проигнорировать разумную мысль было сложно. Но в следующую секунду брюнетка замотала головой: - Ничего не получится, ноутбук на работе остался.

     - Так пусть привезут. У Вас там даже личный помощник водится…, - не сдавалась блондинка. Встала, открыла дверцу шкафа и выудила пакет со слойками, высыпала часть в глубокую ярко-желтую миску, к остальным печенькам.

     - Ты же знаешь, они у меня еще ни разу не были. Не хочу светить…, - Лэави положила голову на стол, вздохнула. Мысль о том, чтобы остаться дома была не просто заманчивой, а неимоверно притягательной.

     Плюхнувшись назад на стул, весьма похожий по конструкции на кресло, и облокотившись на широкую удобную спинку, Анжелиса потеребила губу, демонстрируя активную работу мысли. Поморщилась, что-то прикидывая.

     - Ну, хорошо. Закроетесь на все замки. А я через двор пройду, на параллельную улицу, и там встречу. Движение двустороннее, так что вполне можно притвориться, что Вы живете на противоположной стороне, да еще во дворах. Разбег получится в квартал. А мы там вообще не ходим. Сами знаете….

     Зевнув, Лэави кивнула. Через огромный двор они, действительно, не ходили. В основном потому, что с обратной стороны не было ничего интересного, и сам двор, хоть и тихий, представлял собой частично парковку, частично хоккейную площадку и зону для игры в баскетбол, что пока никого не интересовало, а обходить весь этот «комплекс» нужно было долго. Да и… она и так уже сегодня «сдала» эту позицию, так что чуть больше, чуть меньше, разницы особой не было. И тут же улыбнулась, радуясь, что в свое время решила не светить адрес проживания в фирме.

     - Хорошо, уговорила, принесешь телефон? – состроив щенячьи глазки, брюнетка умильно уставилась на собеседницу, хрипло рассмеявшуюся и легко и плавно вставшую с места, чтобы бесшумно дойти до коридора. Вернувшись, подала требуемое владелице квартиры. Та, прежде чем звонить, покачала головой и заметила:- Знаешь, все время удивляюсь, как это у тебя получается! И смотрится со стороны просто обалденно. Так и хочется нарисовать, жалко, на это моих талантов не хватит, - разблокировала экран и набрала номер.
     … …
     Утро добрым не бывает. Этот девиз Лэави была готова написать крупными буквами прямо на сероватом небосклоне, к счастью, пока еще не обрадовавшем жителей города очередным дождем или гадкой моросью, а то и чем похуже, например, первым снегом. Уж очень тучки были специфическими. С кряхтением и руганью на китайском, чтобы никто уж точно не понял, молодая женщина села в кровати, спустила ноги и, прижав руку к корсету в области ребер, шумно выдохнула. Встала и поскреблась на кухню, размышляя о том, что нет худа без добра. Да, ей пришлось сползать ночью за таблетками, так как действие предыдущих уже закончилось, зато сейчас было не так уж и плохо. Даже где-то проклюнулся аппетит.

     Широко со вкусом зевнув и открыв холодильник, она закопалась в недра, выуживая вареную колбасу, к которой испытывала нежную привязанность, и кусочек ароматного сыра. Подумав, достала кетчуп, решив один из бутербродов сделать горячим. Пока микроволновка шуршала, а чайник грелся, Лэави, подперев голову одной рукой и постукивая по столешнице цвета песочного печенья, пальцами другой, прикидывала планы на день. Благодаря Анжелисе, вчера удалось поработать с приличным комфортом. И даже довольно долго. Правда, следовало перепроверить полученные выводы еще разок, все-таки таблетки могли наложить своей негативный отпечаток. Пропустить какую-нибудь мелкую ошибку было вполне реально, но в концепции в целом дизайнер уже не сомневалась.

     Выключив газ, девушка огляделась и поджала губы. Заварка закончилась еще вчера, кофе было нельзя, а какао не хотелось. Вытащив НЗ коробку, представлявшую собой обычный чай в пакетиках, пусть и не самой плохой фирмы, она выудила за ярлычок один из мешочков и плюхнула в чашку, побултыхала, рассматривая, как постепенно туманная взвесь окрашивает воду, чуть склонила голову, довольно кивнула самой себе и, прикусив на мгновение губу, потянулась к лежавшим стопкой листочкам и карандашу, быстро набросала эскиз пришедшей в голову идеи и улыбнулась. Жилому комплексу такая фишечка должна была пойти на пользу. В коленку чувствительно боднули, а следом донеслось возмущенное мяканье, заставившее взглянуть на недовольную кошку.

     - Прости, Оми, что-то я сегодня торможу, - пришлось вставать, погладив пушистую шерстку между ушек и коснувшись ладонью прохладного влажного носа красавицы, греть содержимое очередной баночки и мыть фонтан. И все это под придирчивым взглядом хвостатой инспекторши, умудрявшейся искоса следить за происходящим даже в процессе принятия пищи. Отправив чистую тарелку на сушилку, Лэави на цыпочках прошла в комнату и со вздохом открыла шкаф. Постояла пару минут, прислушиваясь к царившей в квартире утренней тишине, чуть разбавляемой доносившимся с кухни хрустом – Оми любила после основного приема пищи погрызть «сухариков».

     Притворив створку и подхватив ноутбук, молодая женщина залезла под одеяло, повозилась, складывая в пирамидку подушки и подкладывая часть из оставшихся под бока, кое-как умостила умный гаджет и нажала на кнопку включения, решив, что в офис она отправится ближе к полудню. После вчерашних потрясений хотелось встретить утро в компании с дорогим человеком, а не в обществе пусть и замечательных, но сотрудников. Точка на экране перестала крутиться, появление знакомой заставки ознаменовало загрузку программы. Рабочее утро началось.
     … …
     Окутав себя облаком цветочного аромата, Лэави обвела взглядом свои запасы, проверяя, не стоит ли озадачиться их обновлением, но пока все было в порядке. Поправив отложной воротничок и ненавязчивый бантик, примостившийся чуть сбоку, и вздохнув, так как, несмотря на свободный крой блузки, в корсете все равно было крайне неудобно, молодая женщина осмотрела себя в зеркале и покачала головой. Насыщенный васильковый цвет не слишком хорошо подходил к болезненно бледной коже, но варианты отсутствовали. В гардеробе неприталенных вещей было раз-два и обчелся. Получив традиционный поцелуй в щеку и жаркие объятия, Лэави помахала рукой и закрыла за собой дверь. Легкая улыбка улетучилась в мгновение ока, уступая место деловой серьезности, сохранявшейся на лице вплоть до самого обеда. Очень позднего, скорее, похожего на ранний ужин.

     Который Лэави бы пропустила, но бдительная Милена вытащила на кухню, вручила ложку и выставила дымившуюся тарелку с сытным густым супом. Рядом оказался аппетитный бутерброд с мясом. Захрустев корочкой свежего хлеба, владелица фирмы осмотрелась: - Спасибо, а остальные?

     - Всех уже покормила по очереди, - Милена шуршала у плиты, а потом опустила на стол чашку с какао, - Вас же всех вместе сажать нельзя, сразу обед в стихийное совещание превратите, бумаги притащите, а еда остынет. Нет уж! – она возмущенно взмахнула полотенцем, а Лэави улыбнулась: - Милена, я в который раз убеждаюсь, что на тебе держится наш сумасшедший офис.

     - Не настолько все страшно, но я стараюсь, - порозовела довольная шатеночка, убрала пустую тарелку в раковину и торжественно выставила перед начальством небольшую снежно-белую розетку.

     - Это как? – в голосе не отрывавшей взгляда от нежной кремовой текстуры и яркого соуса женщины звучало восхищение. Она понюхала - малиновый – облизнулась и перевела изумленный взгляд на довольную подчиненную, - Панна Котта….

     - Как Вы любите, - улыбнулась помощница и рассмеялась, вручая крошечную десертную ложку, - надо же Вас иногда баловать, а то сами Вы плохо с этим справляетесь. Особенно сейчас, - карие глаза неодобрительно осмотрели изрядно потрепанное начальство, светившее пусть и замазанной, но царапиной на щеке. Вспомнив, Милена наклонилась, заглядывая в антрацитовые довольные глазищи, вкрадчиво спросила, - а таблетки пить еще не пора?

     Отправив в рот очередную порцию вкусняшки, смакуя и прижмуриваясь, Лэави покачала головой, сложила на миг губы уточкой, борясь со странным желанием показать строгой опекунше язык, и рассмеялась, правда, тут же схватившись за ребра: - Ой, - покачала головой и пояснила готовой уже, если судить по встревоженному виду, звонить в скорую помощнице, - я уже все выпила. Три будильника подряд поставила. С разными мелодиями. Плюс на браслет вибрацию вывела.

     - Тогда я спокойна, - не слишком уверенно заявила Милена.

     - А чем тут вкусненьким кормят, - в дверях появилась заинтересованно поводящая носом мордашка где-то весь день шатавшейся бухгалтера, - ой, мама моя. Это что такое? Съемки фильма ужасов? – Эрвээхэй узрела покоцанный лик начальства, полностью втекла в помещение, подобралась ближе, встревожено обошла брюнетку по кругу. Казалось, что даже ее разноцветная прическа слегка приподнялась. Лэави хмыкнула: - Скорее фильма-катастрофы. Ты про вчерашний смерч слышала?

     - Да, было что-то в новостях. Слышала краем уха. Только я после налоговой устала, как собака, поэтому особо не в курсе.

     - А мне как раз не повезло оказаться в центре источника этих самых новостей, - задумчиво поглядев на оставшуюся в розетке половинку десерта, брюнетка покрутила ложечку в руках, и добавила, - ну, или почти в центре. Мда, - подняла взгляд и поперхнулась, увидев две пары одинаково пристально глядевших на нее глаз, в глубине которых читалось, что если она сама не расскажет, то из нее все вытрясут любыми способами. Надула щеки, выдохнула, закатил очи к светлому потолку.

     - Милена, надо уборщице сказать, чтобы плафоны протерла изнутри, там какая-то гадость налетела….

     - Леди Аррррэли, - прозвучало синхронно и с угрозой. А в голову Лэави пришло, что панна котта оказалось на кухне не только потому, что начальство хотели побаловать. Наверняка, Милена, заинтригованная вызовом еще вчера, хотела узнать подробности из первых рук. Оставалось неясным, что ей мешало вызнать все у Эрмана. Благо телефоны у нее были. Хотя…, если тот занимался сверкой и разгребанием завалов, то за вопросы не по делу мог и послать… фигурально.

     - Да ничего особенного. Порывом ветра пару раз сильно приложило к стене. Результат помятые ребра и несколько обширных синяков. Пройдет через недельку…, еще царапина…, - сделав глоток уже подостывшего какао, брюнетка взглянула на недовольную бухгалтера, - Эрвээхэй, я вчера кое-какие расчеты дома делала. Посмотри, пожалуйста, а то таблетки, сама знаешь, могла что-нибудь не заметить. Сделаешь?

     - Хорошо, - задумчиво среагировала, видимо, все еще переваривая информацию и пытаясь дорисовать детали, радужноволосая, встряхнулась, - А что за расчеты?

     - Началось! – недовольно уперла руки в бока Милена, - вот я так и знала. Уважаемая госпожа Эрвээхэй, а не соблаговолите ли Вы временно исчезнуть из кухни, чтобы не превращать ее в конференц-зал. Дайте начальству доесть спокойно! – последнее уже прозвучало на пару децибел громче и на октаву выше.

     - Но я тоже вкусненького хочу, - уперлась собеседница, в то время как Лэави, тихо хихикнув, наслаждалась десертом и представлением. Оглядевшись вокруг, Милена нырнула в холодильничек, откуда появилась с тарелкой, на которой красовались нарезанные куски позднего сахарного арбуза. Сунула ее в руки бухгалтера: - Вот Вам Ваша вкусняшка, госпожа, а теперь кыш с кухни, пока еще что-нибудь не зацепили.

     - А я, может быть, какао тоже хочу, - жалобно похлопала глазами последняя, подталкиваемая к выходу шатеночкой.

     - А с арбузом не пойдет, - приложив последнее усилие, Милена выдворила нарушительницу спокойствия за пределы помещения, фыркнула и принялась шуршать по полочкам, надо же было сварить какао. И побольше. Ведь практика показывала, что на запах обязательно набегут если не все, то значительная часть.

     - Спасибо, Милена, - отставив кружку, Лэави медленно, опираясь на столешницу, поднялась из-за стола, потянулась к креманке.

     - Леди Арэли, я сама все уберу, - поспешила утащить у нее из-под носа посуду шатеночка, - я Вам потом еще киселя сварю. Будете? Вам сейчас полезно для желудка что-нибудь обволакивающее. Обезболивающее всегда не очень на него действует.

     Благодарно кивнув, брюнетка отправилась к себе.

     - Значит, пару раз приложило, ничего страшного, ну-ну, - неодобрительно покачала головой Милена, глядя на с некоторым трудом двигавшуюся босса, - не хочу свое дело. Слишком уж это большая нервотрепка, - еще раз заявила она самой себе, и вернулась к закипавшему молоку, засыпала туда, старательно считая ложки, ароматный порошок и полезла за сахаром.

     Назойливая вибрация на браслете вывела из рабочего состояния. Недовольно поджав губы и нахмурившись, Лэави оторвалась от проекта, с трудом удержав за хвост пытавшуюся ускользнуть мысль. Не переставая крутить ее в голове, открыла контейнер с таблеткам, достала две и запила. Посмаковала ароматный смородиновый кисель и недоуменно покрутила пустую на две трети кружку в руках, пытаясь вспомнить, когда та появилась, а так же сам процесс пития. В памяти ничего не всплывало. Да и мысль…, схватившись за ноутбук, брюнетка застучала по клавишам, пока все окончательно не пропало из сознания.

     - Леди Арэли, я все проверила, к Вам можно? - в дверях, одновременно с легким стуком в косяк, материализовалась улыбка Эрвээхэй.

     - Проходи, секундочку. Дописываю…, - подняла голову начальница, кивая на кресло, при этом стрекотание клавиш только ускорилось, заставляя бухгалтера сначала восхищенно смотреть, как, не глядя в экран, женщина набивает текст, а потом виновато поморщиться. Как и многие в офисе, Эрвээхэй до сих пор печатала двумя пальцами, а вот брюнетка освоила слепую десятипальцевую печать. Это и впечатляло, и заставляло страдать. Потому что вот так эффективно и эффектно действовать хотелось, но упражнения были настолько нудными, неинтересными, а работы так много, что Эрвээхэй в очередной раз все забрасывала, обещая вплотную заняться на выходных….

     - Все, закончила. Так что там? Много ошибок? – оторвалась от монитора леди-босс, сняла очки и потерла переносицу. Изумленно взглянула на черноту за окном, подняла взгляд к потолку, посмотрела на включенные встроенные потолочные светильники, пожала плечами.

     - Пара мелочей, но в целом все в порядке. И, насколько я могу судить, нахватавшись тут по верхам, задумка очень любопытная. А уж эта туманная дорожка вообще нечто! И довольно бюджетно, - встряхнула радужной гривой собеседница, не спуская глаз с морщившейся в кресле и машинально хватавшейся то за ребра, то за руку, где, видимо, тоже сильно болело, брюнетку, - леди Арэли, может быть, Вам пару дней дома отлежаться?

     Адресат фразы только развела руками: - Эрвээхэй, ты же не хуже меня знаешь ситуацию. На кого я все это скину? Ребята и так работают, не покладая рук, - слабо усмехнулась, - а вообще период какой-то дурной, не заметила? Сначала Милена, потом этот ураган дурацкий. И это еще поверх изменений. Что там с ущербом пока вообще не представляю, - она покачала головой, - кстати, тебе Эрман еще не звонил?

     - Звонил, - подтвердила, откидываясь в кресле и вытягивая длинные ноги в узких ярко-голубых джинсах, собеседница, - они все осмотрели, но не подробно. Сейчас разгребают завалы. Сказал, что приехал контроль качества клиента, - тут уже Лэави поморщилась не от боли, - но, что любопытно, не зверствует, а помогает и ведет себя вполне корректно. Все данные, скорее всего, будут завтра. И да, мне звонили из бухгалтерского отдела заказчика, сказали, что часть ущерба будет проведена по статье форс-мажор, так что убытков обещает быть несколько меньше.

     - Не будем говорить «гоп», пока не перепрыгнем, - вздохнула Лэави, обмениваясь с бухгалтером понимающими улыбками. На словах многие были готовы отдать чуть ли не последнюю рубашку, а вот на деле….

     - Ну и ладненько, я тогда домой, да и Вам уже пора. Давайте, подвезу? – поднялась с места, отряхивая зачем-то руки, Эрвээхэй.

     - Спасибо, но не хочу тебя утруждать. Ты и так устала, а я на такси доеду. Вызову себе сегодня комфорт плюс, пусть меня бережно доставят до дома. Спасибо за предложение, и… еще поработаю немного, - привычно улыбнулась брюнетка, помахала рукой направившейся к выходу женщине. Последняя забежала в кабинет, подхватила сумку и двинулась на выход, ворча себе под нос что-то на тему чрезмерно щепетильного начальства, ни разу не воспользовавшегося предложениями сотрудников подбросить. Нажав на кнопку холла и чувствуя, как лифт на миг пытается уйти из-под ног, радужноволосая скривила мордочку и призналась, что на этот раз Милена ее обставила. Вчера весь офис гудел, когда помощницу попросили привезти ноутбук. Правда, потом выяснилось, что не очень то это и помогло. Дом начальницы так и оставался ее крепостью.

     Настойчивая вибрация браслета вытянула из какого-то марева, где крутились в карусели дома и природные каскады, а сверху летал глава проекта на Марсовой площади, почему-то с молотом Тора, которым пытался забить болт в неугомонный вихрь.

     - Интересно, почему не шуруп, - пробормотала себе под нос Лэави. Потерла глаза, зевнула и скривилась, сразу же сообразив, на что именно стоял будильник. Посмотрела на телефон, недоумевая, как это умудрилась не услышать три сигнала, выудила коробочку с лекарствами и закинула таблетки в рот. Потянулась за кружкой и, выпучив глаза, кое-как поднялась с кресла и максимально быстро, на сколько получалось, побрела на кухню, ощущая на языке разливавшуюся горечь от непроглоченных пилюль.

     Запив сначала водой, а потом и остатками киселя из холодильника, выдохнула и осмотрелась. Вышла в рабочую зону, замерла, глядя на светившийся монитор умника, что-то сверявшего с бумажными сметами в свете настольной лампы. Вернулась к холодильнику, достала из него тарелку с арбузом и хлеб. Подошла к сотруднику и поставила рядом на стол: - Андеас, я домой. Вот, что нашла, тем и делюсь. Доброй ночи.

     Кивнув, мужчина махнул на прощание рукой и, закинув в рот кусок арбуза, который с подачи Лэави теперь все нарезали без корки, на кубики, так что их можно было спокойно накалывать вилкой и есть без риска обляпать себя и окружающее пространство соком, вернулся к работе. А брюнетка, пережевывая утащенный арбузный ломтик, добралась до кабинета, вызвала такси и, поглядев на ночной пейзаж за окном, переложила газовый баллончик из сумочки в карман пальто.

     В холле, как и вообще в здании было тихо. Дремал за стойкой охранник. Неодобрительно покачав головой, молодая женщина громко простучала ботинками, будя мужчину. В конце концов, он устраивался на это место работать, а не спать. И отвечал за безопасность. Решив, что если заметит подобное еще раз, то сообщит в службу, Лэави уже приблизилась к выходу, когда ее окликнули.

     - Госпожа Арэли, мы с Вами встречаемся все время в какое-то странное время, Вы не находите? – за спиной ожидаемо улыбался васильковоглазый блондин.

     - Господин Терави, доброй ночи, Вы правы, совпадение из ряда вон, - на губах женщины поселилась легкая вежливая улыбка. Кивнув, брюнетка продолжила движение, в то время как неожиданный спутник пристроился справа от нее и опять заговорил: - Возвращаюсь от партнера. У него офис здесь. Засиделись. Уже поздно. Позвольте, я довезу Вас до дома….

     Лэави с трудом удержалась от истеричного смешка, пытаясь сообразить, сколько раз ей это в последнее время предлагали. Чуть повернулась к мужчине: - Не стоит беспокоиться и спасибо за предложение. Но меня уже такси ждет. Будет неудобно перед водителем. Он этим зарабатывает, - свежий ночной воздух окутал прохладным коконом.

     - Госпожа Арэли, может быть, Вы тогда позволите Вас пригласить на ужин, - увидев что-то в темных глазах женщины, быстро добавил, - или обед…. Когда у Вас будет свободное время?

     Немного нервно рассмеявшись, брюнетка остановилась, не доходя до такси несколько метров: - Через две недели, не раньше, господин Терави. К моему сожалению, сейчас я запросто могу уснуть лицом в салате или пельменях. Так что вынуждена отклонить Ваше предложение. Мне жаль, - она светло улыбнулась, - простите, такси ждет.

     Проследив за свернувшим за угол автомобилем, блондин махнул рукой. Уселся в белоснежный кожаный салон, скомандовал: - Домой, - дернул черную манжету и выудил из кармана сотовый: - Что у нас? – слушая ответ, Гоэр все больше хмурился, раздраженно покусывая кончик ногтя указательного пальца и теребя запонку с черным бриллиантом. Затем стукнул кулаком по сиденью, - и я только сейчас об этом узнаю? – отрубив связь, раздраженно уставился в окно. Затем опять набрал: - Закажи завтра на вечер ужин из ресторана. Пусть доставят в ее фирму. И… прикинь, как нам… добраться…. Да. В случае необходимости просто заберем то, что нам нужно….

     Откинувшись на подголовник, пробормотал в пространство: - И что тебя не устраивает? – потянулся, открывая небольшой бар, достал крохотную бутылочку с янтарным напитком, отвинтил крышку и сделал большой глоток. Закрыв, швырнул виски на сиденье рядом, раздраженно стряхивая попавшую на рубашку каплю, - твою ..., - ногти удлинились, начиная превращаться в когти. Пришлось замереть и ровно дышать, пока не опозорился перед собственным подчиненным. Но рвать и метать все равно хотелось, ибо процесс отказывался продвигаться вперед и в нужном направлении. Мужчина нахмурился, закрыл глаза и заиграл желваками, искренне не понимая, что можно было найти в этой отвратительной брюнетке, улыбавшейся в лицо, но при этом поступавшей исключительно так, как ей самой того хотелось, и отнюдь не по канонам.
     … …
     - Как же хорошо дома, - выдохнул, перекидывая ноги черед подлокотник дивана Глава, укладывая голову на второй и прикрывая глаза. Помолчал и добавил, - когда гости все разъехались, - и улыбнулся в пространство, наконец, расслабляясь. Можно было немного отдохнуть. Жертва несчастной любви обхаживала свою привязанность в собственном поместье, особо важных дел на ближайшие дни запланировано не было, в доме оставались только необходимые слуги, к которым Хаэри привык, да и не маячили они слишком сильно вокруг, не требовали каких-то энергозатрат со стороны начальства, так что последнее наслаждалось редкой минутой ничегонеделания, разглядывая кремовый потолок в обрамлении двойного канта цвета темного шоколада, затем глаза метнулись к книжным полкам.

     Один из томов с золотым тиснением уже успел приглянуться владельцу кабинета, плавно вставшему с дивана цвета кадайской специи и направившемуся к полкам, но легкий стук в косяк приоткрытой двери вынудил остановиться. Серые глаза с легким раздражением уставились на вежливо поклонившегося рыжика:- Лорд Эраэ, доклад о текущих делах из отдела аналитики доставили.

     Махнув рукой, чтобы заходил, Хаэри обошел угольно-черный стол, на столешнице которого выделялся яркий золотисто-коричневый квадрат из африканской древесины ироко. Владельцу кабинета нравился не только цвет и качество древесины, но и ее особый тонкий аромат. Дождавшись, когда помощник умостится в кресле, чуть в стороне от стола, кивнул: - Давай сначала аналитиков, потом все остальное.

     - Тогда Вы лучше сами посмотрите, - вскочив, Кейн в два широких шага оказался у стола, раскрыл на нем папку и чуть наклонился, указывая на нужные абзацы. Несколько минут Глава внимательно вчитывался в полученные данные, затем отложил документ в сторону и сощурил глаза, посматривая на светившую мягким желтым светом, похожую на старинную, люстру со «свечами». Опять подтянул папку и еще раз пролистал, по диагонали читая напечатанную информацию. Затем кивнул: - Итак, нас опять пробуют на зуб. И это еще не атака, а пока лишь выяснение наших способностей.

     - Вы правы, лорд Эраэ, - активно подключился рыжик, от волнения прикусывая то нижнюю, то верхнюю губы, - вот здесь, - он подлетел, но все-таки дождался молчаливого разрешения брюнета и только после этого перелистнул пару страниц, - в случае с поставщиками они смотрели нашу скорость реакции, а при атаке на сеть, проверяли надежность безопасности и возможности реагирования, - высказавшись, помощник вернулся в кресло, судорожно схватился за подлокотники. Покачав головой, Хаэри укоризненно взглянул на рыжика: - Кейн, право слово, не стоит так нервничать. Это абсолютно закономерно. Нужно просто быть готовым к подобному развитию событий. Что говорят наши аналитики?

     - Пока собирают информацию и удара в ближайшее время не прогнозируют. Там, через несколько листов, - мужчина указал на папку, - очерчены возможные области, в которые может прийтись удар….

     - И кому опять неймется…, - пожал плечами брюнет и закрыл папку, - ладно. С этим пока больше ничего не сделаешь, что с лордом Грегором, точнее, что узнали по его паре? – спустя пару мгновений на стол опустилась уже другая папка с серебристым тиснением на темно-синем фоне, а помощник доложил: - Служба безопасности проверила госпожу Элайшу Дариэ от и до. Никаких совпадений, пересечений и прочего. Похоже, эта встреча, действительно, случайна.

     - Уже хорошо, - вздохнул Глава, легко пролистывая полученную информацию. Взгляд выловил знакомое имя, - а что с остальными ее друзьями, знакомыми, родственниками?

     - Тоже нет, - решительно рубанул рыжик, - родственников у нее вообще не осталось. Был дед, весьма известная личность, Вы о нем тоже слышали….

     - Вижу, - перелистнув документ и взяв в руки фотографию представительного седовласого джентльмена, владелец кабинета, качнул головой, - я и подумать не мог, что у такого… хваткого дельца будет такая внучка.

     - Природа всегда на ком-то отдыхает, - пожал плечами рыжик и продолжил, - родители там тоже не очень удались. И погибли рано, а леди, в связи с особенностями характера, находится под опекой. Дед постарался. Собственно, госпожа Арэли является одним из опекунов.

     Изумленно приподняв бровь, Хаэри хмыкнул, пояснил свою реакцию: - Тебе не кажется, что она слишком молода для опекуна….

     - Более того, - позволил себе улыбку рыжик, - она на два года младше своей подопечной!

     - Вот как, – чуть наклонил голову, вчитываясь в данные Глава, постучал кончиками пальцев по столешнице, шелестнул страницами, - опекунов проверили? Там никаких пересечений нет?

     - Всех проверили, все чисто. Но, - облизнув губы, Кейн приподнялся, чтобы встать, но послушно опустился назад, повинуясь взмаху руки начальства, пояснил, - есть некоторые моменты по госпоже Арэли.

     - Что не так? Она как-то связана? – в стальных глазах мелькнул яростный янтарный огонек, заставивший Кейна вздрогнуть и плотнее вжаться в спинку кресла. Сверля взглядом черный узорчатый ковер, рыжик продолжил: - Скорее, похоже, что ее тоже проверяют. Посмотрите, там перечислены все моменты.

     Быстро пробежавшись по указанным позициям, Хаэри откинулся в кресле, крепко держа в пальцах злополучный лист, прочитал еще раз, взял отложенную в сторону папку и нашел похожий перечень. Сжал губы и заметил: - Почерк очень похож…, - отложил все документы в сторону, сцепил пальцы в замок, упираясь локтями в столешницу и опуская сверху подбородок, хмыкнул, - только кому она может понадобиться и зачем? Подбираются к госпоже Дариэ? Или к ее деньгам?

     - Скорее первое, - очень аккуратно, не отводя взгляда от ковра, чуть ежась от давившей чуть ли не физически мощной ауры почему-то рассерженного вожака, произнес помощник и поспешил добавить, - рядом с госпожой Арэли последнее время постоянно крутится один из… наших, - под полоснувшими словно бритва глазами, сглотнул и попытался объяснить, хотя куда больше хотелось обернуться и упасть прямо на черный ворс ковра, пушистым рыже-белым брюхом кверху, демонстрируя покорность, - это оборотень, - запнулся и вздохнул.

     Словно очнувшись, Хаэри осмысленно посмотрел на замершего, ссутулившегося мужчину, сверлившего дырку в полу, лишь бы не провоцировать начальство, тихо выдохнул и расцепил сжатые в кулак пальцы, сворачивая гнев и успокаивая оскалившегося зверя, медленно опустившего шерсть на холке, улегшегося, но продолжавшего чутко следить за происходящим. Чуть пожав плечами, что скорее относилось к внутреннему состоянию, так как он абсолютно не понимал поведение своей второй ипостаси, мужчина произнес: - Все в порядке, Кейн. Продолжай.

     Во время рассказа-доклада о том, что замеченный оборотень раньше нигде не мелькал, к клану не относится, в ближайших тоже не замечен, Хаэри одной частью сознания отслеживал получаемую информацию, а другой наблюдал за своим зверем, то щерившимся в оскале, то замиравшим, словно выслеживая добычу. Покачав головой, чем вызвал краткую паузу у помощника, видимо, жест не совсем соответствовал ситуации, брюнет, поморщившись, кивнул, побуждая продолжить. Однако ничего полезного так и не было сказано. Не был, не замечен, не участвовал и так далее. Однако само присутствие неизвестного оборотня рядом с опекуном истинной пары лорда Грегора настораживало.

     С силой потерев брови, собирая складку на переносице, Глава усмехнулся: «Вот и расслабился, отдохнул».

     Легкий стук в на этот раз закрытую дверь, полученное разрешение, и в кабинет гибкой лаской втек невысокий жилистый оливковокожий брюнет, слегка поклонился, беззвучно переместился к столу и поставил перед Главой темный, приятно пахнувший травами напиток. Все также молча, отвесил второй поклон, бросил косой недовольный взгляд узких глаз на Кейна и испарился из помещения. Вдохнув напоминавший о лесных лугах аромат, Хаэри улыбнулся и сделал глоток, привычно отметив, что второй чашки не было. Представитель азиатский волков четко соблюдал ранжирование по принципу начальник-подчиненный, не позволяя ни себе, ни другим вольностей.

     Посмотрев на часы, Глава улыбнулся, поняв причину возмущения Тхэ Ли. Вечер уже давно переполз в ночь.

     - Кейн, давай так. За оборотнем следить. Кстати, он сильный? – Глава смотрел на фотографию брюнета и не чувствовал особой мощи.

     - Не особо, лорд Эраэ. Даже слабее лорда Грегора, - развел руками помощник, - потому и не ясно, что ему нужно и от кого…. Может быть, специально такого подбирали, чтобы не светить мощью.

     - И это возможно, - задумчиво отметил Хаэри, изумленно глядя на нервно крутившегося на месте черного волка, то и дело настораживавшего уши. Не доверять собственной ипостаси мужчина не собирался, поэтому после небольшой остановки поднял взгляд на внимательно смотревшего на него секретаря: - Позаботься об охране госпожи Арэли. Чтобы там ни было, ей еще наш проект доделывать. Не хотелось бы очередных заминок, и так, то одно, то другое. И…, пожалуй, собери на нее полное досье, - предпоследнее слово он выделил, - и это нужно срочно. Не нравится мне такая нездоровая активность.

     Кивнув, помощник уже направился к двери, но остановился на полпути, хлопая себя по лбу: - Простите, лорд Эраэ, запамятовал. Господин Кораэ передает Вам свою благодарность в виде двух бочек засоленной и закопченной на его собственной коптильне рыбы, - Хаэри довольно кивнул. Свежая рыба, приготовленная сразу, да еще по старинным рецептам северных народов – это было нечто. Тем временем Кейн продолжил, - А еще глава медведей выразил надежду, что Вы посетите его ближе к Новому Году. Он обещает охоту на тюленя.

     Тут уже и звериная часть нетерпеливо заперебирала лапами, на время забывая про тревоги и заботы.

     Вылетев за двери и прикрывая за собой створку, Кейн поежился, передернул плечами и рванул вперед по широкому коридору, внезапно замер на месте, тряхнул головой: - И что это было? – спросил неизвестно у кого и округлил глаза, - как атака, так «не волнуйся, это нормально. Пора привыкнуть», - он довольно успешно скопировал интонации босса, развел руками, - а тут чуть в пол не вкатал. Жуть, - и рыжик широкими шагами рванул дальше по коридору, размышляя о необычности бытия в последнее время, и оттого едва вписываясь в повороты.

     Глядя на закрывшуюся за умчавшимся помощником дверь, Хаэри мгновенно посерьезнел, прикрыл глаза и сжал губы. Теперь, наедине с собой, игнорировать очевидное он не собирался, хотя окружающим об этом было знать не обязательно. И все же основной причиной столь несвойственного ему внимания к проходившим по краю его орбиты разумным были не все перечисленные чуть ранее рыжику доводы, а реакция волка и… его двуногой ипостаси на одну конкретную личность с алыми прядками в черной, как ночь, гриве.

     - Ну, и на что ты мне так упорно намекаешь, и никак не скажешь прямо? – Хаэри встряхнулся, мгновенно обращаясь. В распахнутое окно второго этажа, прямо на ковер из опавших лепестков последних осенних цветов приземлился уже мощный черный зверь. Переступил крупными лапами, довольно рыкнул, принюхиваясь к окружающему миру, и неспешно потрусил в сторону, намереваясь по дуге обойти поместье. Заметив вожака, патрулировавшие территорию волки либо чуть прижимались к земле, опуская уши, либо кланялись, в зависимости от того, в какой ипостаси находились. А по небу летели белесыми привидениями перистые рваные облака.
     … …
     Несколько минут Лэави с опаской смотрела на легкое, похожее на дымку, серое облако, несшееся довольно низко, подспудно ожидая, что сейчас от него вниз пойдет воронка смерча, затем фонарей стало больше, а высокие дома заслонили привлекший ее внимание объект, снижая степень паранойи. Или переключая ее в другой режим? В голове тревожно звенел колокольчик, побуждая выудить телефон: - Анжелиса, - женщина посмотрела на слушавшего радио таксиста, подумала и не стала рисковать, - кажется, наш разговор получил свое продолжение. Уверена, что сейчас лучшее время для разумных действий. Да, планы, это всегда замечательно. Особенно, когда они выходят на стадию реализации.

     Прислушавшись к многозначительной тишине на том конце, сменившейся короткими гудками, брюнетка тяжело вздохнула, стискивая пальцы в кулак. Отвернувшись в сторону окна, сморгнула набежавшую влагу, поднимая глаза к небу, укутанному серой ватой, видимо, чтобы было теплее. По лужам яростно бил кнутом осенний дождь, топя в них последние пожухлые листья. На сердце было тяжело и гадко. Привычно удерживая на лице маску спокойствия, Лэави расплатилась с таксистом, поднялась по уютной лестнице и вошла в темную квартиру. Нашарила рукой выключатель, но так и не нажала. Опустилась на банкетку, аккуратно пристраивая сбоку ноутбук и плюхая сумочку на пол. Глубоко вздохнула и тут же скривилась, переживания переживаниями, но помятым ребрам на это было глубоко начхать.

     Тихий цокот и громкое мурлыкание возвестили о пришествии Оми. Тяжелая башка ткнулась в ноги, щекоча вибриссами, подставляя наиболее чувствительные участки под мерно теребившую и поглаживавшую руку.

     - Давно мы тебе когти не стригли, да, Оми? И на тебя у меня сил и времени не хватает, - прозвучало печально в потемках. Съежившись, молодая женщина внезапно всхлипнула, прикрыла лицо руками и разрыдалась, покачиваясь и прикусывая ребро ладони, чтобы пригасить звук, потом прижалась к запрыгнувшей на банкетку кошке, обнимая ее, насколько позволял корсет и повреждения.

     - Меня постоянно нет дома. Я плохая…, - звучало в теплую, пахнувшую уютом длинную шерсть терпеливо сносившей истерику хозяйки пушистой красавицы, - я пытаюсь, но что можно сделать? И теперь опять! Насколько еще хватит терпения? Что будет дальше…, - измученно всхлипнув, она выдохнула, окончательно устав, опустила бессильно руки, повисшие плетями, - я не знаю, что делать. И уже не могу думать, - губ коснулась легкая улыбка, - что ж, сегодня порыдала, а думать продуктивно и результативно я буду завтра. Или даже послезавтра. Да, Оми?

     Заведшийся по новой мурчатель, вкупе с ушедшим в сторону кухни цокотом, намекал на то, что некоторых хорошо бы было покормить. И Лэави все-таки дотянулась до выключателя, зажигая свет, повесила пальто и сумку, задвинула щеколду и навесила цепочку. Набрала номер, сдавая квартиру на сигнализацию, и прошла в ванну. Быстро, под укоризненным взглядом выплывшей из кухни кошки, помыла руки и поползла к холодильнику. Лишь когда большая умница и красавица неспешно начала вкушать угощение, ее хозяйка смогла переодеться. Опять зашла в ванную и бездумно покрутила в руках не свою зубную щетку. Прижала ее к груди и снова всхлипнула. Решительно стерла слезы, поставила щетку на место и плеснула теплой водой в лицо. Посмотрела в зеркало и тихо и ровно произнесла: - Хватит. Ты уже пожалела себя, а теперь спать. Завтра, - посмотрела на часы, усмехнулась, - скорее сегодня, и осталось уже не так много времени, будет новый день. Там и будешь думать.

     Раскинувшись на кровати в позе звезды, считая пальмы на воображаемом пляже, чтобы отвлечься от пытавшихся скрутиться вихрем в голове нежелательных мыслей, Лэави почувствовала, как рядом прогнулся под внушительным весом матрас. А потом громкое мурчание улегшейся на подушке кошки выгнало все посторонние раздумья, оставляя лишь уютную темноту и навевая спокойствие. И в этой размеренной тишине уходила прочь противная, ставшая уже привычной за эти сутки, боль, спряталось куда-то до поры до времени волнение. А в окно стучал осенний дождь, перемежавшийся с мелкими крупинками первого снега.
     … …
     Сквозь раздернутые шторы, которые она вчера забыла задвинуть, заглядывали в комнату все те же хмурые тучи, насупливались еще больше и брели дальше по своим делам по темному небу. Сосребаясь с кровати, Лэави вздыхала и постанывала, жалея, что с вечера не додумалась поставить рядом стакан с водой и положить таблетки.

     - А с другой стороны, и что бы это дало? – она посмотрела на вылизывавшую лапу Оми, - они ведь все равно действуют не сразу, так что разницы-то….

     Ответив нечто похожее на «мря», черепаховая красавица лениво поднялась с одеяла, спрыгнула на пол, отчего вздрогнула приоткрытая дверца шкафа, потянулась всей своей крупной тушкой и не спеша направилась на кухню следом за хозяйкой, уже успевшей нафаршироваться таблетками и теперь, прижимая руку к ребрам, рывшуюся в недрах холодильника. На плите стояла кастрюлька с молоком.

     - Кофе, хочу кофе, - поднывала, доставая кошачий паштет, сыр и колбаску, брюнетка, - но нельзя. Тогда будет какао. Надоел чай! – она выложила ароматно пахнувшую мясную массу на тарелку и поставила в микроволновку на пару секунд, в то время как сидевшая на кресле Оми внимательно следила за процессом, то и дело напоминая о себе пронзительным мявом. Закончившимся как только миска с едой оказалась на привычном месте.

     - Молоко, - всплеснув руками и тихо зашипев, Лэави бросилась к плите и замерла, наблюдая за свернувшимися в миске комочками, - какао нет. Есть творог, - констатировала факт и достала сито и вторую кастрюльку, куда и процедила содержимое. Выложила теплую творожную кашицу на блюдечко, подцепила ложкой кусочек и посмаковала кисловатую массу, - вкусно. Но какао хочется все равно…, - широко зевнула и помотала головой, - не спать. На пенсии отоспишься!

     Пришлось лезть в НЗ коробку с чайными пакетиками и опять наблюдать за расплывавшимся туманным облачком. На этот раз уже без последствий, так как идея была благополучно перенесена на бумагу и в электронный файл. Вздохнув, Лэави пообещала себе вечером заварить нормальный чай, но в глубине души понимала, что опять забудет. Вот и молоко прокисло. А новое купить некогда…. Или заехать в круглосуточный магазин?

     Мысли крутились и крутились, то перебегая на домашние дела, то на рабочие, в то время как руки убирали со стола, вычесывали Оми, чистили кошачий туалет, заправляли кровать. Очнулась Лэави, уже стоя перед зеркалом в ванной и пытаясь намотать на пальцы зубную нить. Повертела ее в руках, вспоминая, как же это делать правильно. Инструмент еще не был освоен досконально, так как появился в доме недавно, по рекомендации стоматолога. Справившись с задачей и в который раз удивившись результату на чистых, вроде бы, после качественной чистки щеткой зубах, молодая женщина замерла, не донеся руку до полочки, черные глаза остановились на оставшейся в стаканчике зубной щетке. Не ее.

     Сделав пару шагов назад, Лэави присела прямо на край ванны, вдумчиво осматривая окружающее пространство. Подняв голову к потолку, выкрашенному в цвет лаванды, она пересчитала встроенные светильники, отмечая, что пока еще все работают. Постучала кончиками пальцев по прохладной поверхности и спросила улегшуюся прямо на пороге, так, что попа и хвост расположились в коридоре, а морда и передние лапы в самой ванной комнате, кошку: - И все-таки, зачем я ему понадобилась? Или не я? Узнали правду? Пытаются через нас добраться?

     Почесав за ушком лапочкой, Оми посмотрела на машинально накручивавшую бахрому махрового полотенца на палец хозяйку и промолчала, лишь прикрыла на миг свои зеленые глазищи и снова уставилась на женщину. Та оставила, наконец, в покое несчастные махрушки и подошла к раковине. Открыла воду и вынула пенку для лица, продолжая беседу вслух: - Не знаю, что им там известно, но планы я им немного поломала. Вот только, пожалуй, надо чуть-чуть прибрать в квартире, - еще раз плеснув в лицо водой, она промокнула влагу полотенцем и выудила из стаканчика вторую зубную щетку, посмотрела на нее и, пожав плечами, вернула на место, бормоча себе под нос: - А смысл? Если вышли на нас, то уже и так все знают, если нет, то и других способов получить ДНК достаточно.

     Выбравшись в коридор, Лэави остановилась, затем решительно вернулась в ванную комнату, зажала в руке щетку и со словами: - Но немного затруднить им жизнь я точно могу, - прошлась по квартире, собрав до кучи расческу и пару погрызенных карандашей. Усмехнулась собственной нелогичности, прекрасно понимая, что это, скорее, один из способов себя обмануть, но менять ничего не стала. Забросила находки в сетку для белья и отправила в стиральную машинку. Залила отбеливатель с порошком. Кивнула пушистой: - Вот так вот. Будем путать следы по мере сил и возможностей.

     Упершись одной рукой в стену, другой схватившись за бок, покачала головой: - Как же это все не во время…, - пожала плечами, выравнивая дыхание, - а когда было по-другому? – вернулась в комнату, выудила из недр шкафа просторную серую кофточку с укороченным рукавом. Провела по мягкой трикотажной ткани рукой, фыркнула, поежившись в тугом корсете, поморщилась, жалея, что не удалось уговорить врача на меньший вариант, больше похожий на широкую повязку. Увы, ребра ей помяло по всей площади, так что приходилось теперь ходить вот в этом кошмаре.

     Строгие, насыщенного темно-синего цвета брюки дополнили комплект. За окном тихо занимался рассвет, медленно ползла по экрану телефона машинка такси, Лэави проверила наличие ключей, ноута и сумки с «первой помощью», брызнула на себя из флакона, помахала рукой кошке: - Остаешься за хозяйку. Следи за порядком, - и закрыла дверь.

     Двигавшийся своим чередом день был наполнен звонками, вопросами оживившихся сотрудников и долгожданным какао, сваренным добросердечной Миленой. За стеклянными дверями привычно царила ночь, когда Лэави вышла в холл делового центра. Похлопала себя по сумке, жалобно посмотрела на прятавших ухмылки охранников и со вздохом развернулась к лифтам, с трудом удерживая себя от желания показать этим… спорщикам язык. А вот не скажет она им, что сегодня забыла. Из вредности. Тем более что шифр от сейфа сообщать она никому не собиралась. Проверив еще раз, что все убрала на места, брюнетка выползла в холодную осеннюю ночь, села в подъехавшее такси и внезапно осознала, замерла на месте, с изумлением рассматривая дорожку бегущих фонарей, тихо шепнула, словно не веря: - Что? Сегодня ничего не случилось? – и тихонечко сплюнула через плечо, боясь сглазить. Ведь еще до дома нужно было доехать.

     Утро порадовало чистым голубым холодным небом, температурой около нуля и почти неболевшими ребрами, что казалось просто чудом. Лэави даже не сразу поверила, все боялась пошевелиться как-то не так. Выпила таблетки и вздохнула, мечтая о том времени, когда снимет этот чертов бандаж. Пока она спускалась вниз, отзвонился умник, сообщивший, что Эрман подготовил полный отчет, уже согласовал его со службой контроля, и в ближайшее время документ доставят в офис. Азартно потерев лапки, брюнетка выбралась из машины, из-под челки и полуопущенных ресниц сканируя окружающее пространство. Выдохнула, не заметив блондинистой шевелюры, однако отметив пару характерных затылков в отдалении. Но… это могла быть и служба безопасности очередных имеющихся или потенциальных заказчиков, так что кипишить и устраивать истерику молодая женщина не спешила.

     И даже привезенный отчет не принес неожиданностей. Конечно, промежуточные доклады помогли составить некоторое представление о ситуации, но ведь могли обнаружиться и новые «подводные камни», однако таковых не оказалось. И служба качества заказчика не выеживалась, не пыталась навесить лишнего на подрядчика, да и катастрофических поломок не обнаружилось. Улыбнувшись, дизайнер покрутилась на кресле и весело заметила сидевшей напротив Эрвээхэй: - Нам повезло.

     Та кивнула: - Это точно. А если бы этот кран свалился не на соседнее здание? Или мы бы там уже начали работы! – хмыкнула и добавила, - Леди Арэли, когда Вы нас опять осчастливили, мгм, новой идеей, я была, откровенно говоря, не слишком рада. Вы знаете, деньги любят монотонность и счет. И я это тоже люблю, - на этих словах Лэави изумленно уставилась на радужную гриву собеседницы, не представляя, как озвученные черты характера могут уживаться с подобной внешностью и манерой поведения, но… промолчала, а женщина продолжила, - однако сейчас я понимаю, что, не будь этих изменений, мы бы уже часть работ на втором здании сделали. И могли попасть под очень крупные расходы. Так что… спасибо за идею! Я пойду дальше считать и работать, свяжусь со своими коллегами по труду. Будем думать, как это все лучше провести для налоговой, чтобы и им было хорошо, и нам, - с этими словами, Эрвээхэй вскочила на ноги, звучно шлепнула себя по обтянутым джинсами цвета розовой леди бедрам и вымелась вместе с кипой бумаг из кабинета.

     Угукнув уже закрывшейся двери, брюнетка покосилась на заоконную жизнь, радовавшую отсутствием дождя и солнышком, и набрала Эрмана, чтобы сообщить предварительные выводы, которые он и без того знал, но подтвердить было не лишним, а также, чтобы поблагодарить за качественную работу. Внезапно телефон показал звонок по другой линии. Аккуратно закончив разговор, все равно уже собиралась прощаться, Лэави выдохнула, сдувая челку со лба, и потянулась к экрану, чтобы перезвонить, но сотовый опять зашелся вибрацией. В этом была вся Элайша. Если ей что-то было нужно, то она не обращала внимания на неудобства и препятствия.

     Спустя пять минут разговора Лэави уже была готова придушить упертую блондинку, не желавшую ничего слышать и понимать. Выдохнув и сосчитав до десяти, медленно, ровно, игнорируя несущиеся с той стороны обвинения в черствости и корысти, что-то сегодня подопечную несло по кочкам без тормозов, молодая женщина раздельно произнесла: - Элайша, я не собираюсь тебя отговаривать, равно как и мешать твоему личному счастью, - про себя девушка подумала, что в сложившейся ситуации это было, как минимум, неразумно, как максимум, просто идиотизмом. Неугомонной светловолосой избалованной девочке требовалась крепкая надежная опора и довольно жесткая рука. Первое ей, если она правильно поняла, даст лорд Грегор, второе, скорее всего, леди Атали. И ей самой, в этот момент лицо Лэави расплылось в довольнющей улыбке, наконец-то не нужно будет заботиться об этой поган… о своей подопечной. Пока в голове крутились хитромудрые мысли, вслух шел другой текст, - но если твои знакомые не согласны на встречу в городе, то Вам всем придется дружно подождать две недели. Да. В Сельский Замок я не смогу приехать раньше этого срока.

     Отодвинув от уха разверещавшуюся трубку и тяжело выдохнув, Лэави посмотрела за окно. Там медленно и плавно плыли легкие белые облака. Если бы не дата на календаре браслета, то можно было бы подумать, что еще не поздняя осень, а лето. Разумеется, если не смотреть на облысевший парк. Теперь нужно было ждать, пока установится снежный покров. Только тогда город обещал опять стать на время красивым. До тех пор, покуда белое покрывало не припорошит серой промышленной пылью. Резко выдохнув, Лэави поднесла трубку и ровно произнесла, не повышая тона: - Элайша, если ты не успокоишься, я внесу тебя в черный список на ближайшие две недели и прикажу не пускать тебя в офис…, - на том конце поперхнулись очередной фразой и замолчали, а брюнетка продолжила, - это Ваше желание, чтобы встреча прошла вдалеке от города. И раз Вы позволили себе выбрать место, то выбор времени остается за мной. А теперь мне пора работать. Если передумаешь насчет встречи в замке, сообщи мне через Милену. До связи.

     Заблокировав телефон, дизайнер несколько минут с недоумением смотрела на золотисто-розовую поверхность, потерла беспомощно лоб и дернула себя за кончик уха, решительно не понимая, что сегодня накатило на блондинку. Вела она себя… нетипично. Откуда появилась эта злость? Это подозрение в том, что Лэави не хочет расставаться с ее деньгами? Мешает ей устроить свою жизнь? Нет, конечно, и раньше подобные фразы проскальзывали в ее речи, но с такой убежденностью, яростью…. Слышала бы она это со стороны, то обязательно бы поверила…. Стоп!

     Вскочив с кресла и пробежавшись туда назад по кабинетику, владелица фирмы плюхнулась в цвета молочного шоколада кресло для посетителей, вцепилась пальцами в плотную экокожу, скрипнувшую под крепкой хваткой, замерла, затем попыталась встать и, сжав зубы, ухватилась за ребра, решившие напомнить о том, что до выздоровления еще ползти и ползти. Аккуратно выбравшись из кресла, Лэави не спеша прошла на кухню, налила воды и выпила таблетку. Прикусила нижнюю губу. Уголки рта печально опустились вниз. В конце концов, она уже давно должна была привыкнуть к подобным закидонам. Ведь знала же. Да и господин Брижан предупреждал.

     Налив еще воды и подцепив сочное светло-зеленое яблоко из стоявшей на столе вазы-корзинки их тонких прутьев, брюнетка отправилась к себе. На лице появилась тонкая, чуть злорадная ухмылка. Что ж, если Элайше приспичило выставить ее мерзкой тварью перед новыми знакомыми, то ей придется изрядно постараться. Идти на поводу у блондинки Лэави не собиралась. В конце концов, она с этими людьми работала, и, возможно, еще поработает, так что сегодня Элайша, сама того не зная, села в лужу. Топить в ней блонду Лэави не будет, но… показать несколько особо выдающихся черт милой девушки с изумрудными глазами и выражением олененка на мордочке будет теперь полезно. Для последующей благополучной жизни. Всех….

     Усевшись за стол, она постучала кончиками пальцев по матовой столешнице, провела задумчиво по похожей на металлический гриб или ракету, состоявшую из нижней и верхней частей, соединенных штифтом, лампе и взялась за телефон. Об изменениях следовало предупредить и остальных опекунов. Да и с адвокатом связаться необходимо. Она с тоской взглянула на экран монитора с открытым на нем чертежом, закрыла крышку, чтобы не отвлекаться, и набрала первый из номеров, однако тут же отрубила. Что она скажет? Что Элайша решила жить тройничком с богатой семьей? Этакая шведская семья? Полный бред! Немыслимый! И неприемлемый никем, если… не знать некоторых нюансов….

     - Сначала поговорю с этой троицей, а потом уже буду думать. Пока не стоит взбултыхивать песок. Еще неизвестно, что осядет, - прошептала в пространство Лэави и снова нажала на набор. Беседу с адвокатом откладывать не стоило. Не успела она закончить вызов, как пришел звонок с неизвестного номера. Приподняв бровь, брюнетка пару секунд размышляла, отменить вызов или нет. Однако адвокат пока отвечать не спешил, так что…, она переключилась на входящий звонок, решив добраться до нужного человека несколько позже.

     - Госпожа Арэли, Вас беспокоят из клиники. Вам обязательно нужно прийти на повторный осмотр. Скажите, когда Вам будет удобно нас посетить? – журчал в трубку вежливый и дружелюбный голос медсестры, - Ваш врач принимает сегодня, завтра и послезавтра с восьми до восьми.

     На этой фразе Лэави чуть не закашлялась, про себя решив, что доктор – маньяк, работать по такому графику. Взяв себя в руки, она уже открыла рот, чтобы сообщить, что наблюдаться будет в другом месте, но… вариант «приходите в любое время» был намного удобнее, да и в очереди точно сидеть не придется. А время в дороге она прекрасно проведет в обнимку с работой. На заднем сиденье такси трудиться удобнее, чем в медицинском центре, где кто-нибудь, да норовит заглянуть тебе в экран.

     - Я завтра подъеду. Лучше всего утром. В восемь или девять. Как Вам удобнее…, - рука с карандашом зависла над ежедневником, а потом обвела цифру девять, - отлично. Спасибо. Хорошего дня. Всего доброго, - попрощавшись, Лэави покачала головой, надула щеки, сделав огромные глаза, сама удивляясь собственному решению, а потом сдулась и снова принялась домогаться до номера адвоката. На этот раз, к счастью, оказавшегося в доступе. Договорившись, что ближе к встрече она перезвонит, и там они уже решат, как все организовать, а также выяснив дни, когда мужчина будет на связи без помех, чтобы не попасть на его заседания в суде, Лэави отложила телефон и потянулась к ноутбуку со словами: - Ну, наконец-то!

     Однако тут же рука замерла, пальцы дрогнули, сворачивая документ и нажимая на кнопку, подтверждая запрос на видеосвязь. На экране появилось улыбающееся лицо коротко стриженой блондинки, махнувшей куда-то в сторону. А в следующий момент в кабинете ярко засияло солнышко. Счастливые агатовые глаза впитывали в себя светлую улыбку на алых, чуть капризных припухлых губах, румянец на пока еще округлых щеках, встрепанные угольно-черные пряди, выбившиеся из хвоста. В не научившихся еще прятать эмоции очах светились радость встречи, досада на то, что нельзя обнять, и море эмоций. Лэави тихо засмеялась. Еще бы. Прогулка на снегоходе, кормление оленей, варенье из морошки и предстоящая фотоохота на медведей! И что с того, что все, кроме варенья, лично у нее вызывало желание схватиться за сердце и закутать, завернуть покрепче. Но… она лишь махала рукой и улыбалась, уговаривая себя, что ее солнце находится в опытных надежных руках, которые удержат от глупостей и помогут в случае необходимости.

     Она еще несколько минут смотрела на темный экран, а потом вытерла набежавшие, долго таимые слезы. Вздохнула и грустно улыбнулась, в который раз повторяя слова дорогого человека: - Свободным можно стать только на свободе. Нельзя заниматься попустительством, но и передавить тоже нельзя. Иначе вместо хищника вырастет жалкое травоядное.

     Не сказать, чтобы она радовалась этому девизу, но… жизнь сложилась так, как она сложилась. И не оставалось ничего другого, как только сделать все, что было в ее силах, и немножко сверх этого. Но как же иногда было тяжело!
     … …
     В панорамные стекла галереи било яркое, совсем не похожее на осеннее солнце, разбрасывая свои лучи по темному полу, танцуя солнечными зайчиками на колоннах и заставляя щуриться спешащих по своим делам в основной своей массе широкоплечих высоких мужчин в темных костюмах. Последние были отглажены и сопровождались галстуками в тон. Дресс-код. На который сегодня Хаэри было однозначно наплевать, иначе бы он не шел по все тому же коридору, наматывая на руку осточертевший шейный платок, содранный главой, как только он оказался в машине, ибо этот предмет одежды выбесил его еще на стадии спуска из спальни до входной двери.

     В стальных глазах вспыхивало тщательно сдерживаемое раздражение, прорывавшееся всплесками ментального давления, от коего попавшиеся на дороге сотрудники спешили умчаться подальше, стараясь при этом максимально мимикрировать под стены. Удавалось им это плохо. Хмыкнув, Хаэри взглянул на намотанную на кулак серую шелковую тряпочку, резко развернулся на месте и шагнул к дверям персонального лифта, решив, что пугать персонал и дальше не стоит. На входе в просторный офис сдержанно улыбался Кейн, прижимая к худосочной, если сравнивать со среднестатистическим оборотнем, груди тонкую папку и уже привычные планшет и блокнот.

     Опустившись в кожаное кресло, брюнет протянул руку, в которую тут же вложили папку, а сам помощник метнулся к широким, прикрытым тонким дымчатым тюлем окнам, опуская на крайнем рулонную штору, перекрывая солнечному свету доступ на лицо начальства, внимательно просматривавшего полученные данные. Вот рука с массивным перстнем задержалась на мгновение, а потом выудила фотографию двух замерших в объятиях людей, склонивших друг к другу головы так, что черные волосы одного смешивались с антрацитовыми другого. Оба выглядели одинаково счастливыми, с ясными светлыми улыбками на лицах, широко распахнутыми глазами, открыто смотревшими на этот мир. Уголки рта мужчины сами собой поползли вверх.

     После небольшой задержки изображение вернулось на место, а крепкие пальцы перевернули следующую страницу. Еще одну. Чуть дернув плечом, Глава коснулся пальцами внезапно напрягшейся шеи, потер занывшую мышцу и покачал головой. Эта странная компания определенно решила свести его с ума. Сначала Элайша, к счастью, эту головную боль он передал не только в жаждущие ручонки ехавшего крышей лорда Грегора, но и в ежовые рукавички его супруги, которая, он был уверен, не позволит никому наделать глупостей, и поставит сумасбродную девчонку, от десятиминутного общения с которой у Хаэри чуть не организовался нервный тик, и не осталось ни малейших положительных воспоминаний, на место. Теперь эта дизайнер….

     Нахмурившись, брюнет поморщился. Положа руку на сердце, это не она была странной. Ну, есть у женщины внебрачный ребенок и есть. Мало ли в этом мире матерей-одиночек, а то, что она его не светит направо и налево, тоже вполне понятно. Меньше знают, лучше спят те, о ком мало знают. Так что… загадкой оставалась реакция самого Хаэри на эту… дизайнера с привлекающими внимание к тонкой стройной шее и изящным чертам лица алыми прядками. Тремя, если он не ошибался. Шевельнулся в кресле, перекладывая ногу на ногу, рыжик, поймал взгляд начальства, последнее пожало плечами: - Не вижу ничего криминального.

     Еще раз перелистав бумаги, Глава просмотрел все имевшиеся фотографии, повернул изображение пожилой пары к помощнику: - С ними, реально, никаких пересечений? Может быть, что-то оттуда идет?

     Отрицательно покачав головой, Кейн пояснил: - Проверили все тщательно. В течение четырех лет они абсолютно никак не контактируют. По информации соседей, около пяти лет назад был скандал, после которого девушку никто не видел. Хаэри хмыкнул: - Ну да, у людей это водится. Забеременела, мужа нет, аборт делать отказалась. Куда же ее еще? Только выкинуть, негодящую…. Возможно, кто-то решил напомнить о блудной дочери в корыстных целях? Может быть, это вообще нас не касается?

     - Вряд ли, - развел руками Кейн, встал с дивана и, пройдя мимо длинного темного стола для совещаний, остановился рядом с густыми папоротниками, пышно растущими в напольных кадках у окна, - семья самая обычная. Ни высоких зарплат, ни связей, ни секретных разработок. Спокойные, немного более религиозные, чем принято. Каждые выходные в церкви, да и на неделе заглядывают. А так и придраться не к чему.

     - Значит, все-таки их интересует Элайша, - откинувшись на спинку кресла, поморщился Глава, - а как не хотелось….

     Тяжелый вздох стал ответом. Хуже не было заниматься вопросами непосвященных. И ведь пока ничего нельзя было сделать. Госпожа Арэли все еще была опекуном истинной пары и, мало того, имела влияние на свою подопечную. Пусть та и пыталась убедить всех и себя в обратном. Так что…: - Охранять их, И… Кейн, передай Мардесам, чтобы ускорились. Чем быстрее они разберутся со связями своего нового члена семьи, тем нам будет спокойнее.

     - Обязательно, - кивнул головой рыжик, помялся, но добавил, - на данный момент ситуация складывается благоприятно, - поймал вопросительно изогнутую бровь босса и продолжил, - сейчас сын госпожи Арэли находится на отдыхе на Севере. Его вывезла подруга госпожи Арэли.

     - И в чем везение? – скептически дернул уголком рта Глава.

     - База отдыха находится в центре земель северных волков и лис. Зона охраняется так, что любой новенький попадает под пристальное внимание. Думаю, беспокоиться о безопасности, - светлые глаза пробежались по данным, - Фаркаса Арэли не стоит. К тому же, обратите внимание на его спутницу, - рыжик подошел к начальнику и перевернул несколько листов, - щелкнул пальцем по фотографии мощной широкоплечей блондинки. Хмыкнув, Хаэри еще раз оценил мускулистые руки и накачанный торс женщины, равно как и решительный вдумчивый взгляд.

     - Я понял твою мысль. Стоп. Она же оборотень! – брюнет быстро перелистнул страницу, нашел нужный абзац, - А. Так вот почему они именно там отдыхают. Родовое гнездо…. Кейн, - Глава покосился на склонившегося рядом над документами рыжика, - тебе не кажется, что вокруг госпожи Арэли слишком большое количество оборотней? Она сама точно человек?

     Абсолютно, - кивнул секретарь. Хаэри молчал, прикидывая варианты и тут же отметая их. Ухоженные пальцы подняли фото блондина с пронзительными синими глазами: - Кейн, а этот не из северных? Вы проверили?

     - Как раз проверяем, лорд Эраэ, как только прояснились обстоятельства, - рыжик покосился на фотографию мощной блондинки, давая понять, какие именно обстоятельства подвигли всех на новое расследование.

     - Хорошо, - откинувшись на кресло, Глава сузившимися глазами наблюдал за легким танцем тюля у приоткрытого окна, - в любом случае госпожа Дариэ сейчас находится под абсолютной защитой, так что… если у противника и были какие-то планы на нее, то теперь они провалились.

     - А если они попытаются шантажировать ее, похитив, например, госпожу Арэли? – чуть склонил голову на бок, наблюдая за все тем же тюлем Кейн.

     - Она просто об этом не узнает, - спокойно заметил брюнет, опять посмотрел на лежавшую чуть в стороне фотографию, выуженную из документов в последний момент, - Кейн, обеспечьте охрану этих двоих. И да, на территорию северных лезть не стоит, но пусть кто-то будет обязательно рядом.

     Изумленный взгляд помощника, не привычного к подобным тратам ресурсов на обычных людей, Глава предпочел проигнорировать. Впрочем, секретарь и сам быстро понял недопустимость подобного поведения, потупился и принялся собирать документы.

     - Оставь, я еще подумаю, - не глядя на кивнувшего и поспешившего скрыться за дверью помощника, Хаэри задумчиво сверлил взглядом телефон, помедлив, все-таки покачал отрицательно головой, отказываясь от собственной идеи. Это было бы уж как-то чересчур, задействовать чужой клан для охраны и слежки. И было бы кого! И все равно. Что-то царапало, тревожило. И волк злобно косился взглядом, сердился. Раздраженно хлопнув ладонями по столу, оборотень резко встал, распахнул широко окно, вдыхая холодный осенний воздух, чутко ощущая уже скорое приближение зимы. Развернувшись, быстро шагнул к столу и подхватил фотографию, с которой на него смотрел улыбающийся ребенок лет четырех-пяти на вид. Очень красивый человеческий малыш, прижмуривший глаза от яркого, сиявшего на летнем небе солнышка. Рядом с ним на корточках сидела в белоснежном в мелкий голубой колокольчик сарафане уже знакомая ему брюнетка, в обычно решительных глазах которой сейчас светилась теплая улыбка.

     В какой-то момент рука мужчины дрогнула, и фотография спланировала назад на столешницу. Мотнув головой, Хаэри раздраженно сдернул с хвоста зажим, прошел к стоявшему чуть дальше дивану и рухнул на него, прикрывая глаза, чувствуя, что устал от всех этих непонятностей, недоговоренностей и странностей на уровне ощущений. Но именно им и следовало доверять. Вскочив, он быстро прошел к выходу и скользнул в коридор, сворачивая направо, где находилась ведущая на крышу лестница. Неслышно шагнул на первую ступеньку и замер, услышав тихие голоса наверху. Место было занято. Внутри Хаэри боролись два желания, точнее, желание и доводы разума. Хотелось подняться наверх и одним своим присутствием разогнать всех посторонних и насладиться видами в одиночестве, а разум считал неправильным пугать сотрудников. В конце концов, они тоже имели право на небольшой отдых.

     Хмыкнувший в ответ волк донес до сознания своей занятой человеческой половинки содержание разговора, подчеркивая, что наверху не отдых, а банальное перемывание костей. В ответ глава развел руками. И оборотни были подвержены этой слабости.

     - Она мне и заявила, что вообще ни с кем, ждет своего избранника, а глазки такие, а личико скромняшки, - донесся сверху возмущенный мужской голос. Кто-то шикнул и дальнейший рассказ, к которому невольно прислушался и Хаэри, проходил значительно тише, - и я бы ей, скорее всего, поверил, если бы от нее не несло двумя мужиками и возбуждением. Я еще запахи чуять не перестал. Хотя после этого чуть не переклинило. Даже чихать захотелось. Зато не прибил эту дуру. Ключи отобрал и за дверь выставил. А потом еще с полчаса прочихивался.

     - Это да, - еще один задумчивый голос, - хорошо, что ты быстро разобрался, а вообще, эти их реакционные запахи – такая морока. Хоть затычки вставляй, - голос замолк, вспугнутый резко хлопнувшей дверью. Выглянув на лестницу, оборотни никого не увидели. Пожали плечами, взглянули на часы и дружно поспешили на рабочие места, пока не схлопотали выговор.

     Пролетевший в мгновение ока расстояние до собственного кабинета Хаэри шарахнул створкой и нажал на кнопки кода, отрезая себя от любых посетителей, перевернул телефон, вводя его в беззвучный режим, и уселся в кресло, быстро перебирая фотографии на столе и мысли в собственной голове. Не веря, уставился на улыбающееся лицо. Покачал головой, пробежался взглядом по деталям отчета. Стальной взгляд опять впился в изображение, стараясь найти малейшие признаки того, что прав, но лучше бы, что не прав. В груди зародился грозный рык, волк застыл в атакующей позе. Хлесткий окрик привел звериную ипостась в чувство, заставляя человеческую еще сильнее задуматься над происходящим. Каковое в принципе могло иметь место, но возникал вопрос: Как это могло случиться? И с кого спрашивать?
     … …
     - Куда идем мы с Пятачком, большой-большой секрет…, - мурлыкала себе под нос песенку из мультика про Винни-Пуха Лэави, поправляя ремешок сумочки на плече, пока лифт занимался доставкой пассажирки на первый этаж. Посмотрев на отлично чувствовавшие себя при свете фитоламп, встроенных прямо в песочного цвета напольные вазоны, папоротники, девушка махнула рукой охраннику за стойкой, обогнула серебристую колонну и направилась к выходу, все так же продолжая напевать себе под нос. Медленно раздвинувшиеся стеклянные створки дверей впустили раскрасневшуюся Милену, округлыми глазами уставившуюся на довольное начальство.

     - Леди Арэли, Вы по делам? – вырвалось у шатенки, снявшей с головы молочного цвета берет. В ответ последовал легкий кивок головой от хозяйки фирмы, в следующий миг выплывшей в двери, запустившие еще одну порцию холодного воздуха.

     - Брр, - Милена передернула плечами, потерла замерзшие ушки и сочувствующе посмотрела на растения, повернулась к охране: - Вы владельцам напомните, что тепловую завесу пора включать, а то вся эта красота померзнет. Вы, конечно, тут не при чем, но под раздачу тоже попадете, - посчитав, что легкой тревоги на лице мужчины в форме вполне достаточно для того, чтобы он начал шевелиться, девушка процокала каблучками к лифту, озадаченно хмуря лоб и стараясь припомнить, какие встречи были намечены на сегодня. Однако ничего в памяти не всплывало.

     Тем временем Лэави удобно устроилась на заднем сиденье желтенькой машинки и, вопреки сложившейся традиции, не уткнулась в ноутбук, которого с ней и не было, а заинтересованно поглядывала в окно на спешивших по своим делам людей, витрины магазинов, бегущую через дорогу по пешеходному переходу внушительных размеров бездомную лохматую псину, наконец, достигшую своей цели. Лэави даже обернулась, чтобы увидеть, как довольная собака хрумкала огромной костымагой рядом с мясным магазинчиком. Улыбнулась. Все-таки в большинстве своем люди не растеряли доброты. Вышедший из дверей гипермаркета для «богатых» мощный мужчина в черном кашемировом пальто, державший в одной руке шарф, а в другой две сосиски, брошенные им вздыбившей шерсть кошке, поджидавшей свою удачу на ступеньках, вызывал уже тихое хихиканье. Особенно смешным женщине показалось то непередаваемое жалостливо-брезгливое выражение, с которым подающий смотрел на подкрадывавшуюся буквально на цыпочках к добыче представительницу кошачьих. А может быть, представителя, тут уж Лэави гарантий дать не могла.

     С трудом пробравшись между пытавшихся припарковаться и, наоборот, выехать с парковки, а так же лавировавших между теми и этими автомобилей, машина остановилась у металлической дуги входа, с одной стороны от которого сидела неизменная бабуля с полосатыми крупными семечками, а с другой стояла каменная мусорка, сверкавшая отмытым боком и радовавшая глаз чистым пустым, пока еще, пакетом под мусор. Оглядевшись, брюнетка изумленно осмотрелась еще раз и чуть не развела руками. Похоже, за рынок взялись всерьез, избавив его в первую очередь от привычной грязи. Не было ни бумажек, ни сигаретных бычков, ни мутных пованивавших луж. Только шуршали под ногами вездесущие листья, порядком побитые и вялые.

     Пройдя сквозь фруктово-овощные красочные ряды, со сменой сезона изменившие и набор с персиков и абрикосов на яблоки, сухофрукты и бананы, девушка окунулась в мясное царство. Невольно замедлила шаг и принюхалась к привлекшему внимание аппетитным цветом и ровным срезом куску. Пахло великолепно, чуть-чуть молоком и чистым свежим мясом. Шустрая продавщица с обвязанной клетчатой шалью габаритной талией подлетела тут как тут, но была отодвинута в сторону горбоносым владельцем товара, почувствовавшим в стоявшей перед ним женщине настоящего ценителя. Итогом переговоров стал внушительный пакет с мякотью, языком и еще несколькими особо ценными кусочками, оставшийся дожидаться владелицу в холодильнике за прилавком, вместе с молодым парнем, который и должен был доставить груз до такси уважаемой покупательницы.

     Мысленно перебирая варианты того, что можно приготовить в первую очередь, и обещая себе, что накрутит и заморозит котлет пусть и в три часа ночи, Лэави двигалась в направлении конечной цели. Оглядевшись на входе, выцепила знакомую светловолосую голову решительно что-то обсуждавшей с соседкой по прилавку молодой женщины и направилась в нужную сторону. Поздоровавшись, указала на две больших бутылки свежего молока. Следом в пакет отправились головки недавно сделанного адыгейского сыра, внушительный кусок ароматного сливочного масла и… после некоторых размышлений три пакетика творога. Поверх всего этого богатства молочница твердой рукой поставила еще и контейнер со сметаной, заявив, что это не просто сливки, которые Лэави не любила за жирность, а с закваской, на пробу. Тут уже брюнетка улыбнулась. Она любила именно сметану с кислинкой, вот только найти ее на фермерском рынке было до сих пор невозможно.

     Получив до кучи еще баночку с прополисом: – Осень же, вируса полезут! - и медом, по той же причине, и подхватив пакет, под весом которого ее моментально перекосило на одну сторону, дизайнер заторопилась назад, с чувством облечения передавая кавказскому пареньку и пакет с молочкой. Тот, натренированный ворочать туши, добавления веса, казалось, и не заметил. Погрузил все в багажник дожидавшегося обратного рейса таксиста, пока тихо дремавшего, отключив счетчик, и распрощался. А Лэави двинулась домой, чтобы сгрузить все богатство до вечера в холодильник.

     Донесший до квартиры пакеты таксист с удовольствием принял небольшую денежку и приличных размеров кружку молока, крякнул, попрощался и удалился. Следующей пробу снимала Оми, с удовольствием набросившаяся на сметану и не отвернувшаяся и от пары ложек творога. Да и сама Лэави, распихав пакеты по местам, не удержалась, наложила себе в блюдце и торопливо съела легкую, чуть кисловатую массу, после чего погладила с урчанием обедавшую кошку по спинке и вылетела за двери.

     Взглянув на нахмурившееся за то время, что она была дома, небо, молодая женщина шустро припустила к входу в здание, подъезд к которому опять был перегорожен. На этот раз бравыми ремонтными службами, занимавшимися починкой фонаря и не оставившими своим подъемником остальным автомобилям ни малейшего шанса подъехать ближе. Впрочем, небольшая прогулка днем планам не мешала и настроение не портила, так что, обогнув растопырившую лапки-опоры машинку, Лэави поспешила дальше, как вдруг остановилась, вглядываясь в кусты, потом потянула за молнию на сумке, доставая разноцветный пакетик: - Кис-кис.

     Впрочем, на животное скорее подействовал не призыв, а шуршание пакетика с кошачьим желе. Вычитав где-то подобное, Лэави теперь регулярно носила в кармашке сумки пару таких паучей, обновляя их запас по мере необходимости. Стоили они дешево, места занимали мало, и давали возможность подкормить бездомное животное. Выдавив содержимое на бордюр, дизайнер быстро шагнула в сторону, помня о том, что дома у нее свой питомец, которому лишние проблемы со здоровьем ни к чему. Выбравшийся из кустов представитель кошачьих посмотрел зеленым глазом, махнул бело-черным хвостом и принялся вкушать подношение, тихо поуркивая на усевшуюся неподалеку на дереве огромную серую ворону. Покосившись на которую, Лэави далеко уходить не стала, понимая, что с «крохотной птички» станется отогнать кота от продуктов питания и захапать все самой. Подумав еще немного, брюнетка пошарила в сумке и выудила шоколадный батончик. Повертела в руках довольно помятое изделие кондитерской промышленности и пожала плечами, не представляя, как он к ней попал. Сунула до поры до времени назад, смутно догадываясь, что следующий раз будет также изумляться, обнаружив его на дне сумочки.

     Спустя пару минут поисков искомый батончик со злаками, отличавшийся отсутствием сахара, был найден, освобожден от обертки и выложен в стороне от обедавшего котавруса. Для порядка предупреждающе каркнув, ворона слетела вниз, клюнула угощение, подхватила его крепким клювом и на бреющем ушла в закат, точнее в сторону парка. Сама же Лэави поспешила к входу в здание, то и дело задирая голову, как будто надеялась увидеть, что творится в ее офисе. В кармане пальто завибрировал телефон. Посмотрев на номер, брюнетка округлила глаза и возвела их к небу, прося, чтобы армагездец обошел стороной. Так она и вошла в холл, прижимая к уху трубку, кивая охране и внимательно смотря под ноги, так как недавно вымытые полы отличались особой скользючестью.

     Открыв двери в рабочую зону, брюнетка хлопнула в ладоши: - Уважаемые сотрудники, прошу внимания! – дождавшись, когда позеленевшие лица с покрасневшими глазами и фанатичным блеском в оных повернутся к ней, продолжила, - Только что звонил Эрман, - ответом стал общий стон и гул голосов, доносивших до начальства мысль о том, что быстрее уже ничего не получится.

     - И не надо, - на лице Лэави засветилась широкая улыбка, - Как оказалось, недавний ураган, не слишком нам подгадивший, успел изрядно покуролесить с другой стороны, так что нашим коллегам по стройке предстоит потратить пару недель на устранение разрушений….

     Внимательно осмотрев еще больше нахмурившиеся физиономии уставших сотрудников, и не думавших радоваться, ибо каждый понимал, что вынужденный простой сейчас, по причине работы других, потом приведет к двойным нагрузкам, молодая женщина продолжила: - А самое главное, что ПИАР-отдел решил сдвинуть сроки на полтора месяца вперед, чтобы приурочить открытие к какой-то их крупной международной конференции. Так что… у нас всех есть время отдохнуть, а потом поработать с новыми силами! – она с улыбкой смотрела на недоверчивые, постепенно разглаживавшиеся лица подчиненных, выдыхавших и начинавших переглядываться.

     - Так что? – нерешительно разродился Андеас, - то есть мы сейчас все можем…

     - Идти домой, - решительно кивнула Лэави, - и отдохнуть пару-тройку дней. А потом вернуться и в обязательном порядке представить мне график дальнейших работ. Не забывайте, у нас еще новый проект по жилому комплексу висит. Но…, - она подняла руки и прищелкнула победно пальцами левой, - они тоже отзвонились. Там задержка по получению разрешения. Меня заверили, что ничего критичного, но месяц дополнительного времени у нас имеется в запасе. Могу официально заверить, что в ближайшие несколько недель у нас с Вами переработки по выходным отменяются, - она прикусила губу, искрящимися смехом глазами наблюдая за вскочившим, обычно невозмутимым Вячеславом, который с воплем: - Как же оно меня все задолбало. На рыбалку, - подхватил телефон и, выходя в коридор, уже вещал в трубку кому-то: - Подождите меня. Я тоже еду. Удочку мне найдете? И даже сапоги?! Тогда забирайте прямо так! Офис мой знаешь где?

     Хихикнув, Лэави перевела взгляд на выбиравшуюся из объятий диванчика Мэраи и стоявшую рядом с костылями наготове Милену, от нетерпения притопывавшую на месте.

     - Леди Арэли, - затормозил рядом Андеас, - я тогда отключаю телефон. Попробую отоспаться. Если что, как дозвониться, Вы знаете, - устало потирая зеленые глаза, мужчина побрел дальше, с трудом подавляя череду зевков, от которых и самой Лэави захотелось того же самого. Пришлось отворачиваться и прикрывать ладонью рот.

     - А Вы чем займетесь, леди Арэли, - любопытно блестела глазами помощница.

     - А я займусь… мясом, - расплылась в улыбке брюнетка и подмигнула обеим остолбеневшим женщинам, - я сегодня купила пару-тройку, может быть, чуть больше, килограммов говядины. Так что теперь я не только котлеты накручу, но и запеку мяско на луковой подушке, - она мечтательно закатила глаза и облизнулась.

     - А как это? – не успев получить ответ, шатеночка развернулась к блондинке, - Мэраи, Вас проводить? – та кивнула, так как боялась поскользнуться на первом этаже, но тут же и сама уставилась на начальницу, дожидаясь пояснений.

     - Оо, - не замедлила последняя, - это страшная вещь. И самое страшное в ней фраза: Почистите и порежьте восемь крупных луковиц…, - она скорчила угрожающую рожицу и рассмеялась, - А потом уже ничего страшного. Закинуть в жаровню, сверху солено-перченые слои мяса, тонко порезанного на ломтики. Ну, как тонко, я особенно не умею, так что какие получатся, такие и сойдут. И два часа на медленном огне. В духовке или на плите, это уже не важно…. А теперь, дамы, если не возражаете, я к себе. Кое-что закончу и тоже сбегу. Всем хорошего отдыха, - развернувшись на месте, брюнетка быстрым шагом направилась в кабинет и уселась в кресло, размышляя о том, что работать, когда сроки не поджимают, намного приятнее, а также решая вопрос, посидеть еще немного, раз уж пришла, или топать домой и заняться дожидавшимися в холодильнике продуктами питания….

     Первое победило, тем более что в офисе стало тихо, никто в двери не ломился, за окном посерело, над столом мягко светила лампа, вкупе с остальным создавая уютное рабочее настроение. Довольно улыбнувшись, брюнетка вернулась к работе, отрываясь только для того, чтобы принести себе очередную кружку горячей воды, вместо надоевших за последнее время чая и кофе. Негромкий мелодичный звук потребовал своего внимания. Вздохнув, девушка отложила в сторону карандаш, подхватила его, останавливая процесс укатывания на пол, и сунула в папку, встала и направилась к входу, где пришлось как раз для таких случаев, когда оставалась только она, установить звонок прямо в кабинет, иначе посетители рисковали и не достучаться, а двери она закрывала. На всякий случай.

     На пороге с широкой улыбкой и внушительных размеров букетом радовал своим присутствием курьер, привлекший внимание даже больше чем букет. Пока Лэави рассматривала хвостик-шишку на макушке широкоплечего, загорелого, татуированного мужчины, она чувствовала, как настроение, и без того хорошее, покоряет новые вершины позитива. Расписавшись в получении и распрощавшись с колоритной личностью, дизайнер прошла на кухню, улыбаясь, вытащила специально купленную для подобных случаев вазу, куда и втиснула букет. Погладила нежные лепестки и чуть поморщилась. Букет выглядел роскошным. И этим все было сказано. Позаботившись о цветах, она достала карточку. Брови полезли сначала в гости к макушке, но тут же изменили направление, сходясь на переносице.

     Закусив губу и раздраженно передернув плечами, Лэави унесла букет в рабочую зону, поставила на «клиентский» стол и покачала головой. Помедлила пару минут и вернулась к себе. Подтянула сотовый: - Анжелиса, добрый вечер. Как у вас там дела? Все в порядке? – услышав на заднем фоне довольный визг, усмехнулась, - надеюсь, особых разрушений пока нет…, - вздохнула, - мне прислали букет. Да, отправитель все тот же….

     На том конце помолчали, потом задали аккуратный вопрос. Лэави пожевала губу, постучала подушечками пальцев по столешнице, дернула себя за прядку, пытаясь активизировать мыслительный процесс, покачала головой, хотя отлично понимала, что собеседница ее не видит, и ответила: - Анжелиса, я не знаю, что ему надо. Кстати, возможно, речь идет об Элайше, но я ни в чем не уверена…, - поморщилась и вздохнула, и тут же оживилась, - кстати, у меня график резко поменялся. Теперь можно жить спокойнее. Сегодня котлетами займусь. Завтра к врачу. Что? Три дня? Прилететь?

     Замолчав, брюнетка прислушивалась к активизировавшемуся на той стороне процессу. Кто-то уже получил задание забронировать билеты, пришлось уточнить, что утром у нее врач, а вот во второй половине дня она совершенно свободна, на заднем фоне шли уже переговоры о том, кто ее заберет из аэропорта, хотя еще не было ясно, когда точно она прилетит, и над всем этим летел счастливый вопль: - Урраа, мама приедет!

     Смахнув капельку с уголка глаза, Лэави шмыгнула носом и тихо рассмеялась. Ради одного этого стоило потерпеть и мерзкие качели от нулевых до откровенно низких температур, которые ожидали в это время на севере, и не самый комфортный перелет, в результате коего у нее совсем не получится отдохнуть, и уж, конечно, ту самую рыбалку. В мокрой, постоянно норовившей упрыгать из-под тебя лодке, с влажной холодной гадостью на лице, в окружении азартно тянущих веревки, что-то оглушительно вопящих мужчин и женщин, практически ничем не отличавшихся от своих драгоценных половинок. Лэави им даже завидовала, удивляясь энергии, задору и общему отношению к жизни. У нее так не получалось. Поэтому она нашла того, что мог не только показать ее сыну эту сторону жизни, но и чему-то в ней научить. А она, так и быть, потерпит. Поулыбается. А может быть, на этот раз удастся остаться на суше и ждать возвращения детенка в теплом домике за чашкой чая и вазочкой с брусничным или морошковым вареньем. Мням.

     - Леди Арэли, - раздавшийся в трубке мощный гулкий голос Анжелисы привел к тому, что видение вкуснятины задрожало и растаяло, а Лэави насторожила ушки, слушая дальше, - Вам уже купили билеты на вечер завтра. Долетите до столицы, а оттуда Вас на личном вертолете лорда Эзак доставят, - замахав свободной рукой, молодая женщина открыла было рот, чтобы отказаться от такой… неловкой ситуации. Все-таки она не настолько авторитетная шишка, чтобы ее с такой помпой транспортировать, но тут послышался рявк блондинки, - и не спорьте. Лорд Эзак велел передать, что будете спорить, он сам за Вами прилетит….

     И Лэави подавилась всем, что хотела высказать. Пришлось срочно глотнуть воды, чтобы переварить и несказанное, и услышанное. Покачала головой и потерла ладонью лоб, а в трубку гулко неслось: - И вообще, радоваться надо. У Вас три дня на все про все. Не хватало еще провести их где-нибудь в городе, потому как авиация не летает, аэропорт закрыт до четверга и далее по списку. Так что… ждем Вас завтра.

     Откашлявшись, дизайнер вздохнула: - Анжелиса, передай, пожалуйста, мою глубокую благодарность лорду Эзак, я… не знаю, как и благодарить, - в трубке зашуршало, а потом послышался мужской голос, - леди Арэли, право слово, Вы же даже не своя, а родная. Мы всегда заботимся о тех, кто нам дорог, и почему Вы, дорогая, считаете себя не в праве на такую заботу. Так что ждем Вас.

     В носу зачесалось, а в уголках глаз появились предательские капли. Горло перехватило. Пока Лэави пыталась со всем этим справиться, собеседник опять поменялся. Теперь с того конца неслось звонкое и восторженное: - Мама, приезжай. Я тебе настоящего моржа покажу. Он ревет, и дедушка Эзак меня к нему близко не пустил, сказал, что я еще не вырос, а зато я песца почти поймал, только он убежал, - хрюкнув от смеха и одновременно шмыгнув носом, брюнетка тряхнула головой и ответила: - Конечно, солнышко. У тебя все получится. Со временем. Все мы были маленькими. Я в тебя верю. Увидимся завтра, - ее голос заглушил звонкий переклич ребятишек, в итоге которого с мамой очень быстро распрощались и убежали беситься дальше. Обговорив с Анжелисой мелкие детали вроде того, какую одежду с собой взять, и получив данные рейса, молодая женщина отложила телефон, опустилась в кресло и покрутилась на нем пару-тройку раз, подняла голову, широко улыбнулась и заметила: - А жизнь-то налаживается. Потерла ребра и вздохнула уже менее оптимистично: - Вот еще бы корсет завтра снять, и счастью не было бы предела!

     Знакомая мелодия заставила скривиться. Прошептав: - И чего ей неймется…, - брюнетка взялась за еще не успевший остыть после предыдущего разговора телефон.

     - Лэави, до тебя не дозвониться, - голос на том конце звучал недовольно и возмущенно, ответом стало молчание и пожимание плеч адресатом фразы, но этого блондинка видеть не могла, а потому продолжила, - Атали и Грегор хотят как можно быстрее встретиться с тобой, как моим опекуном, - последнее девушка буквально выплюнула.

     «Надо же, уже по именам, хотя… если все так, как мне кажется, то это вполне нормально», - отметила Лэави и спокойно заметила: - Как я тебе уже говорила, Элайша, я нисколько не против встречи, но в Сельский Замок не поеду. Нет времени….

     - Я тоже не понимаю этой спешки, - в голосе собеседницы брюнетка слышала ярко выраженную досаду, - но они согласны встретиться с тобой на нейтральной территории… и предлагают ресторан «Лакшери».

     В голове удобно откинувшейся на спинку кресла и повернувшейся к окну дизайнера мелькнула мысль о том, что владельцы ресторана явно не заморачивались по поводу названия. «Роскошь. Надо же! Любопытно, что нас ждет внутри», - улыбнулась Лэави и тут же прищурилась, обратив внимание на некую тоненькую ниточку неуверенности, прозвучавшую в последних словах подопечной. С этим следовало разобраться немедленно. Немного поразмыслив, брюнетка прищелкнула пальцами и хмыкнула, потом тихо заметила, разглядывая сгустившиеся сумерки и сидевшего на выступе мрачного серо-белого голубя: - Элайша, а скажи мне, дорогая, твои новые…, мгм, - она зависла на секунду, подбирая определение, - друзья в курсе того, что ты мне предлагаешь? Или это исключительно твоя инициатива?

     Пауза. Сопение на том конце связи. Лэави покачала головой, закатывая глаза. Элайша - такая Элайша. Что же она нахимичила на этот раз? И в каких масштабах?

     - Меня попросили, - дизайнер прямо представила себе, как блонда накручивает на пальчик с розовым маникюром с ярким узором тоненькую светлую прядку и прикусывают пухлую губку, опуская густые ресницы, - договориться о времени и заказать ресторан, - постепенно голосок становился все увереннее.

     В который раз за время недолгого разговора вздохнув, Лэави тихонечко хмыкнула. Пазл сошелся. Если она не ошибается, то Элайша решила вознаградить себя за все былое и… поднять свой имидж за счет окружающих.

     - Хорошо, Элайша. Я могу завтра с двенадцати до…, - она сверилась с расписанием рейса, прикидывая, сколько потребуется на прохождение регистрации и прочее, округлила одновременно рот и глаза, только сейчас обратив внимание на то, что билет ей заказали в бизнес-классе. Да еще и стоял статус «куплен». Помотав головой и отложив все разборки с чрезмерно заботливым лордом на будущее, она продолжила, - до четырех.

     - А почему не вечером? – в голосе блондинки звучало неприкрытое возмущение, - там будет живая музыка! И вообще совершенно другая атмосфера.

     В этот момент Лэави четко поняла, что ей просто жизненно необходимо отдохнуть. От Элайши, от ее дел, от всех, кто ее окружает, от непонятностей и всего остального, потому что сил на дипломатию уже не осталось. Она отключила микрофон и зашипела: - Да потому что, машу вать, я уж забодалась с тобой. И у меня нет времени на то, чтобы у тебя все прошло шикарно и согласно заранее утвержденному регламенту! Доррррогая!

     Несколько раз резко выдохнув, она включила микрофон и пояснила: - У меня завтра рейс вечером, билеты уже куплены, поэтому либо завтра в то время, когда я сказала, либо придется отложить нашу встречу на несколько дней. Поэтому…, Элайша, свяжись со своими друзьями и обговори этот вопрос. И можно мне не звонить. Просто пришли сообщение. Хорошего вечера.

     Положив трубку, она устало прикрыла глаза ладонью и медленно, с шипением выпустила воздух сквозь сжатые зубы, пошевелилась, упираясь локтями в столешницу и складывая на сцепленные в замок пальцы голову. Тихо прошептала: - Как же меня достало, - посидев несколько минут, выпрямилась и, разложив документы по местам, прошла в ванную. Посмотрела на собственное, чуть потрепанное отражение в зеркале, заявила: - Ты сразу знала, что легко не будет. Но… отказаться не могла. Это твой долг…, - улыбнулась и подмигнула, - остается надеяться, что ты не ошиблась, и этот грузик снимут с твоей шеи в ближайшее время, - повернулась в сторону и добавила, - тьфу-тьфу.
     … …
     - Лорд Эраэ, разрешите, - брюнет медленно поднял задумчивый взгляд на помощника. Тот, дождавшись реакции, заговорил: - Звонила леди Атали, просила сообщить Вам, - заметив кивок, продолжил, - Встреча состоится завтра в два часа дня в ресторане «Лакшери», - Хаэри поморщился. Бывал он в этом пафосном заведении. Его до сих пор передергивало от чрезмерного блеска и абсолютнейшей безвкусицы. Чего только стоили позолоченное дерево в центре зала с примостившимся под ним пианино и похожая на храмовую роспись потолка. Диссонанс был таким сильным, что вызывал дискомфорт. Хотя, надо признать, что не у всех. Многие предпочитали с видом ценителей вкушать пищу под звуки классики или голос оперного певца, а то что, акустика зала этому абсолютно не способствовала, портя все впечатление, никого не волновало. Главное – вино было с внушительной старинной пробкой, уже не важно, какого года, а окружение Соответствующим. Причем только так, с большой буквы.

     Он опять вернулся к тому, что докладывал рыжик: - Леди Атали уверена, что проблем с самой Элайшей не будет. Судя по рассказам, опекуншу она не слишком любит. Та чрезмерно злоупотребляла своими правами и превышала полномочия. Девочка жаловалась на то, что, несмотря на крупный счет в банке, оставленный ей дедом, она вынуждена была отказывать себе и буквально просить деньги на жизнь. К тому же, ей не давали выезжать за границу и тщательно контролировали окружение. Так что развести эти две фигуры по разным сторонам баррикады будет несложно. Леди Атали уже попросила присоединиться к встрече клановых юристов, чтобы не возникло излишних проблем с госпожой Арэли, хотя сама весьма удивлена, так как дизайнер произвела на нее несколько другое впечатление.

     - Она на всех произвела несколько другое впечатление, - Кейн даже моргнул, услышав в голосе начальства непривычное ехидство. Постучав кончиком ручки по неподписанному документу, Хаэри задумчиво поглядел на люстру, перевел взгляд на мужчину напротив, - Кейн, передай нашим юристам, чтобы не давили чересчур, как бы того не хотелось лорду Грегору. Если госпожа Арэли не будет переходить границы, то следует решить вопрос исключительно мирным путем…, - рыжик поежился от внимательного, пронизывающего взгляда Главы, кивнул и направился к дверям.

     - Подожди, Кейн, - тот обернулся, посмотрел на о чем-то напряженно размышлявшего брюнета. Тот склонил голову на бок, словно прислушиваясь к чему-то, затем взял папку, в которую рыжик лично сложил всю информацию по истинной паре лорда Грегора, пролистнул и добавил, - дай отбой юристам. Пусть для начала Мардесы встретятся с госпожой Арэли без тяжелой артиллерии. Я не хочу, чтобы она насторожилась, - понятливо кивнув, секретарь испарился.
     … …
     Рассматривая спираль из позолоченных листочков, уходившую вверх по колонне прямо к расписанному в духе готических соборов, насколько она успела это заметить, пока шла следом за провожатым к заказанному столику, потолку, Лэави с трудом удерживалась от того, чтобы не скривиться. Перевела взгляд на кованное черное ограждение, идущее по краю круглого проема в перекрытиях второго яруса, благодаря чему все, сидевшие там, имели возможность свысока наблюдать за жизнью «низших». И над всем указанным «великолепием» возвышалась, надменно переливаясь кристаллами хрусталя, очень неплохого, профессионально оценила, нахватавшись от Мэраи, брюнетка, огромная помпезная люстра. Заняв предложенный столик, молодая женщина со вздохом лениво перелистнула страницы меню, подняла глаза на мгновенно материализовавшуюся рядом официантку с приклеенной профессиональной улыбкой.

     В голову невольно закралась мысль, что удержаться в таком месте, где если не каждый, то через одного мнит себя королем, очень сложно и стоит огромных нервов. Заказав себе ароматный улун, чтобы перестать нервировать постоянно державший ее в поле зрения персонал и сократить ожидание, Лэави опять принялась за оценку внутреннего убранства ресторана, однако быстро прекратила это неблагодарное дело, сосредоточившись на том, что снежно-белая скатерть с золотыми вензелями была идеально чистой и наглаженной, внушительная толстая свеча, горевшая в центре стола, новой, а приборы абсолютно чистыми. Если еще и улун заварят, как надо, то можно сказать, что здесь довольно мило.

     По крайней мере, тихо. Девушка прикрыла глаза, расслабляясь. На втором ярусе, где она и сидела, столов было значительно меньше, и располагались они на очень приличном отдалении друг от друга, чтобы при должном старании окружающим не было слышно содержание беседы. Легкая фортепианная музыка с добавлением птичьего пения создавала белый шум, вызывая легкую улыбку на лице. Ставшую шире, когда молодая женщина сделала первый глоток. Кресло, хоть и отделанное парчой с золотыми нитями и изобиловавшее завитушками и вензелями, оказалось очень удобным. Да еще и имело специальную подставку под сумочку, так что не пришлось пытаться задвинуть ее согласно этикету себе за спину.

     Вот чего-чего, а этого Лэави не могла понять. Как можно было удобно устроиться, если у тебя за спиной находится такой своеобразный пуфик, да еще и с телефоном внутри? Ведь и телефон, все по тем же правилам хорошего тона, на стол выкладывать было категорически нельзя. Взглянув на часы, она опять погрузилась в музыку и размышления. Не забывая наслаждаться отлично приготовленным напитком. Мысли текли плавно, неспешно, не мешая друг другу. И это Лэави тоже нравилось. Как и отсутствие других посетителей вокруг. Время оказалось весьма удачным, хотя она и боялась, что в обед здесь будет несколько люднее, однако если посетители и были, то оставались на первом уровне, не претендуя на второй. Где, впрочем, и цены были значительно выше.

     Браслет показывал, что до времени Ч оставалось еще около пятнадцати минут. Зевнув, дизайнер чуть тряхнула головой и сопнула носом, сожалея, что выспаться не удалось. Ведь когда она записывалась к врачу, то еще не знала, что дел добавится. Иначе можно было бы передвинуть прием на часик-полтора и подавить подушку. Но… с другой стороны, в клинике тоже все прошло спокойно. Она пошевелилась в кресле, наслаждаясь вернувшейся после снятия корсета гибкостью. Разумеется, таблетки и курс физиотерапии никто не отменял, как и обязательное ношение бандажа при поездке в автомобиле и полете. На лице появилась легкая гримаса недовольства, но быстро пропала, так как Лэави радоваться надо было, а не вредничать. Ей и так пошли навстречу, да и рисковать здоровьем не стоило.

     И визит в больницу ей понравился. Все-таки это заведение очень сильно отличалось от обычных медицинских учреждений, пусть даже и платных. А самое главное, там было очень пусто. Ей встретилась только медсестра на ресепшен и врач. И это было великолепно, хотя…. Лэави потянула себя за прядочку, прикусила губу и почесала кончик носа. Что-то все равно было не так. Что-то висело в воздухе. Поведя плечом, словно сбрасывая груз, она помотала головой, понимая, что адекватной оценки ситуации сейчас явно не получить. Вполне могло быть, что следовало ожидать какой-то неприятности, но так же она могла себя элементарно накрутить. Так что рекомендация: решать проблемы по мере их поступления, была в данный момент особенно полезной.

     И как раз одна из этих проблем только что прошла через центральную часть первого этажа. Лэави даже ущипнула себя за руку, засмотревшись на элегантные плавные движения своей подопечной, так несвойственные ей, покачала головой и усмехнулась. Что ж, кажется, Элайша решила взяться за этого лорда всерьез. Сделав еще глоток, брюнетка наблюдала за медленным восхождением группы во главе с администратором на второй этаж, размышляя, что приложенные с двух сторон усилия приведут к нужному результату значительно быстрее. Машинально отметив отсутствие у служащего ресторана привычной бабочки, замененной шелковым платком, Лэави покачала головой. Как бы это не привело к конфликту в будущем.

     Уже многие привыкли видеть на официантах и других сотрудниках именно бабочку, а здесь могли спутать посетителя с обслуживающим персоналом…. Не слишком удачное решение, хотя и интересное. Тем временем агатовые глаза внимательно следили за изящными движениями идущей сбоку от блондинки зеленоглазой дамы. Вот та идеально выверенным жестом поправила щекотавшую шею прядку, шагнула на следующую ступеньку, а в следующий момент аккуратно подхватила, синхронно с супругом, под локоток оступившуюся на высоченных шпильках увлеченную разговором девушку. По накрашенным алой помадой губам брюнетки скользнула улыбка. Она тихо рассмеялась, пока еще ее не видели, пока можно было не держать лицо.

     - О, Лэави. Ты так рано, - манерно, откуда только что взялось, защебетала, изумленно округлив глаза, несносная блонда, заглянула в чашку, как будто наличия заварного чайника на столе было недостаточно, - а что же ты шампанское не заказала? Здесь есть очень дорог…, отличное шампанское. Или ты не можешь себе позволить? Так это же мы тебя пригласили….

     Внезапно на Лэави накатило. Стало как-то грязно, горько и мерзко. До того, что хотелось поморщиться и пойти умыться. Она смотрела на эту так и не повзрослевшую девочку и пыталась по обыкновению понять ее. Да, она имела право обижаться, ведь Лэави не давала ей делать то, что ей хотелось. Ограничивала в тратах, но… никогда не унижала. Ни разу не присвоила себе ни монетки из принадлежащих подопечной. Или та так обиделась на деда, что тот оставил ей, Лэави, не имевшей никаких родственных отношений с их семьей часть имущества? Почему же она позволяла себе сейчас так низко и оскорбительно себя вести? Неужели все это время она ощущала себя настолько уязвленной и задетой, что теперь решила оторваться?

     - Спасибо, Элайша. Я обязательно учту твои рекомендации, однако уверена, сейчас неподходящее время даже для слабоалкогольных напитков. Какими бы изысканными они ни были. Добрый день, господин и госпожа Мардес. Насколько я понимаю, господин Мардес, у Вас это все-таки серьезно? – тонко улыбнувшись, дизайнер кивнула мужчине, чуть замедлившемуся, на миг прикрывшему глаза, в попытке припомнить, а потом практически неуловимо поморщившемуся, видимо шатен не был слишком рад воспоминаниям об их первом разговоре, когда он так печально все про… испортил. Лорд Грегор сначала усадил Элайшу, бдительно следившую за очередностью выполнения ритуала, а затем и супругу, не отказавшую себе в очень короткой, чтобы блондинка не заметила, снисходительной усмешке. Впрочем, последняя была настолько занята водворением себя любимой на пьедестал, что не увидела бы и группу поддержки с помпонами и акробатическими трюками. Дизайнер только мысленно морщилась и головой качала, не понимая, что случилось с взбалмошным, но в целом адекватным и милым человеком.

     Может быть, то, что она уже не тот человек или не совсем человек? Молодая женщина внимательнее пригляделась к расширенным зрачкам подопечной и внезапно смахнула ложечку со стола, со звоном упавшую на мраморный пол. Громкий звук эхом разнесся по пустому залу, отразился от стен, заставляя вздрогнуть даже ожидавшую подобного эффекта Лэави, не говоря уже о прочих. Судя по нахмуренным лицам появившегося менеджера и администратора, в ближайшее время в зале организуют некое напольное покрытие, дабы избежать повторения столь не соответствующей стилю заведения ситуации. Но это меньше всего волновало брюнетку, с легким недоумением вперемешку с облегчением опершуюся на спинку кресла и взявшую в руки чашку.

     - Ой, Лэави! Разве так можно? – подскочившую блондинку аж передернуло. В ответ все получили легкую улыбку: - Прошу прощения.

     - И как тебе ресторан? Ты ведь так хотела встретиться именно в нем? – в интонациях Элайши отчетливо звучали снисходительность и…, Лэави даже в какой-то момент очень захотелось почистить уши и провериться у психиатра, ибо такого она не ожидала, презрение…. Откуда?

     Отставив в сторону богато украшенную золотистым орнаментом фарфоровую чашку цвета лилии, дизайнер чуть склонила голову, легонько покачала перед собой рукой. Предлагавший меню официант, видимо, предыдущую девушку сочли недостаточно профессиональной для обслуживания таких гостей, а может быть, ее смена закончилась, убрался на другую сторону. А на блондинку и ее спутников, в глубине глаз которых можно было, при должном старании, заметить настороженность, взглянули спокойные антрацитовые очи. Алые губы изогнулись.

     - Элайша, видимо, ты сегодня не выспалась, поэтому несколько путаешь события. Насколько я помню, именно ты отвечала за выбор места, а мои предпочтения далеки от данного заведения, хотя я очень рада, что вопреки опасениям, нам удастся поговорить без свидетелей. Хотя… акустика этого места меня несколько смущает…. Возможно, стоит попросить персонал сделать звуковое сопровождение громче. Как Вы считаете?

     Она медленно перевела взор с Элайши на ее спутника и затем на Атали, потом на замершего неподвижной статуей официанта, коротко кивнувшего. Кашлянув, шатен так же посмотрел на молодого парня: - Позаботьтесь об этом, пожалуйста, а заказ мы сделаем чуть позже.

     Молодой человек испарился, а Элайша затараторила: - Ой, Лэави, прости. Я видимо, что-то поняла не так. Возможно, ты раньше говорила, а я подумала. Но ведь здесь замечательно. Особенно, когда не нужно платить самой.

     - Действительно, - Лэави демонстративно покосилась на единственный ее заказ – белоснежный заварочный чайник с позолоченными носиком, ручкой и золотистым, украшенным стразами бантом на пузатом бочку, - ты, вероятно, что-то поняла совершенно не так, - глаза цвета воронова крыла сначала поймали взгляд светло-зеленых очей леди Атали и лишь потом Элайши, стараясь передать недосказанное, - и я тоже что-то неправильно поняла.

     В глазах цвета весенней листвы дрогнуло нечто, что Лэави предпочла рассмотреть как зарождавшуюся готовность к диалогу. Что ж. Большего ей и не требовалось. Остальное эта умная пара поймет сама. Достаточно будет, даже если это окажется только госпожа Атали. У ее супруга на данный момент крыша укатилась, не сказав, когда вернется. Надо же, подхватив чашку, брюнетка спрятала за ней усмешку, она и не думала, что подобные личности могут быть настолько подвержены эмоциям. Она вспомнила сурового мужчину, с ехидством смотревшего на нее в ту, первую их встречу. Правильно говорят, что хорошо смеется тот, кто делает это последним. Очень хотелось надеяться, что это будет она.

     Сложив руки на коленях и выпрямившись, Лэави подождала, пока удалится официант с заказом: - Может быть, мы перейдем сразу к делу? Боюсь, что свой рейс я отменить не могу. Частным самолетом я пока не обзавелась, - молодая женщина позволила себе улыбку.

     - А у Грегора есть, - захлопала в ладоши Элайша.

     - Рада за Вас, - Лэави ответила более сухо, чем необходимо, но другого способа успокоить блонду она уже не видела, и продолжила, - Элайша мне сообщила, что Вы хотели бы обсудить окончание опекунства и передачу состояния госпожи Дариэ под Вашу ответственность, однако, как главному опекуну госпожи Дариэ, мне хотелось бы для начала понять, какие именно Вас связывают отношения, какой официальный статус будет у моей подопечной. Только после этого считаю возможным обсуждать финансовые вопросы, - губы сжались в тонкую линию, - при условии, что всех опекунов данной леди устроят полученные ответы. Как Вы понимаете, я не решаю все единолично.

     Согласный кивок подтвердил, что неподготовленным сюда никто не пришел, а янтарный огонек в глазах показал, что собеседники не слишком довольны подобной позицией приглашенной. Мужчина даже сделал движение, обозначавшее намерение встать, видимо, хотел задавить габаритами, печально констатировала про себя Лэави, но его супруга аккуратно протянув руку через Элайшу, сидевшую между ними, чуть тронула рукав мужа. Этого оказалось достаточно. У брюнетки даже изумленно изогнулась бровь. Хорошо, что под челкой этого никто не увидел. Однако дизайнер и не предполагала, что подобные особи могут слушать кого-то, кроме самих себя. Что ж, это внушало оптимизм. Вздохнув, Лэави едва заметно наклонилась вперед и вкрадчиво поинтересовалась: - Так что у нас со статусом Элайши?

     - Лэави, какая тебе разница? – взвилась последняя, сверкая на опекуншу старательно подчеркнутыми макияжем изумрудами очей, - это наше внутреннее дело.

     - Не совсем так, - переждав возмущение подопечной, Лэави прямо посмотрела в глаза лорда Грегора, - даже если жизнь шведской семьи Вас устраивает, а меня в целом, как и заметила Элайша, не касается, то официальный статус, который будет носить наследница имени и состояния господина Брижана Стэриэ, это уже мое дело. Как и то, как будут относиться к моей подопечной. И давайте сразу примем за аксиому то, что от ее статуса будет зависеть и отношение. Поэтому я весьма заинтересована в ответе на данный вопрос.

     - А Вы не боитесь, что в ответ на это мы инициируем проверку счетов и расходов Вас, как опекуна, который, как мы слышали, - лорд Грегор положил руку на подлокотник кресла блондинки, слегка покрасневшей, видимо, совесть где-то скреблась, и ласково огладил взглядом роскошные локоны и нежное личико, - несколько… преувеличил собственные возможности.

     Усмехнувшись, Лэави краем глаза отметила чуть вытянувшееся лицо сморщившейся шатенки, видимо, недовольной столь грубым началом, затем несколько мгновений смотрела на подопечную, безуспешно пытаясь поймать ее взгляд, потом покачала головой и вздохнула, опять посмотрела в глаза оппонента: - Нисколько. Более того, по завещанию господина Брижана данная проверка проводится раз в два года независимыми агентствами. Собственно, я искренне удивлена Вашим вопросом, - брюнетка переложила ногу с ноги, кивнула официанту, попросила стакан воды и продолжила, - Я была уверена, что Вы обладаете данной информацией, тем более что последний аудит прошел три месяца назад, однако в любом случае, отчеты у меня с собой. Так что как только мы определимся с ответом на мой вопрос, я смогу Вам их предоставить. Если…, - она вежливо, но холодно улыбнулась замершему напротив, сузившему глаза хищнику, - ответ меня устроит, - отпила из полученного бокала прохладной минералки и замолчала, неспешно скользя взглядом по черным завитушкам ограждения.

     Положив руки на скатерть и прищурив глаза, шатен уставился на молодую женщину, подаваясь вперед, словно готовился к атаке. За густыми ресницами сверкнули янтарные искры. Вздохнув, Лэави осторожно отвела руку в сторону, доставая сумку. Кажется, конструктивного разговора не выйдет. Что ж, что дается с трудом, то больше ценится. В данном случае эта пословица была применима к обеим сторонам. Ей самой хотелось снять с себя ответственность за блондинку и ее немалое состояние, перестать ожидать неприятных сюрпризов в любое время дня и ночи, а вот ее собеседникам желалось, наоборот, получить все указанное в свое распоряжение. Пускай помучаются. Поймав себя на мысли, что в некотором роде даже сочувствует этим … господам, она усмехнулась.

     - Леди Арэли, - внезапно вступила в разговор вторая дама, и ее мужу пришлось закрыть рот, так и не сказав ни слова, - я правильно понимаю, что сама по себе наша нестандартная ситуация не вызывает у Вас неприятия? – леди Атали аккуратно расправила салфетку и кивнула официанту, принесшему ей с супругом кофе, а блондинке еще и ассорти из лесных ягод – редкую роскошь в это время года.

     - Все верно, - Лэави убрала сумочку на место и выжидающе посмотрела на женщину.

     - Хорошо, в таком случае…, ранее Вас устраивал статус любовницы….

     - Что? – от возмущения Элайша подавилась ягодами и раскашлялась, вызвав у лорда Грегора нечто похожее на панику. Тот захлопотал, потребовал воды, подал девушке салфетку. Оставалось только возвести глаза к нависавшей сверху сталактитом громадине люстры и подумать о том, что делают с разумными в целом существами любовь и инстинкты. К счастью, леди Атали в этом шоу участия не принимала, лишь поглядывала со стороны. Это Лэави вдохновляло. И не давало уйти. Впрочем, она, положа руку на сердце, понимала, что выхода у нее все равно нет. Так что придется торговаться. Хорошо еще, что они не знают о ее осведомленности.

     - Теперь об этом не может идти и речи, поскольку Элайша будет на виду, я ведь не ошиблась? К тому же, Вы хотите передачу опеки. Это также требует выполнения определенных условий, выгодных в первую очередь для Элайши, чтобы она сама по этому поводу не думала, - брюнетка не удержалась и неодобрительно покосилась на объект обсуждения, как раз выпивший водички и доставший зеркальце, чтобы в следующий момент испуганно округлить рот при виде чуть размазавшейся с краешка глаза туши и нечеткого контура помады. Вскочив, блондинка, прикрывая рот одной рукой, помахала всем другой, сообщая, что пойдет попудрить носик, следом за ней встал и шатен, напоминая своим поведением цепного медведя.

     - Надеюсь, это у него пройдет, - выдохнула Лэави едва слышно и торопливо сжала кулаки на коленях, добавила, - все-таки любовь, особенно в начале пути, изрядно понижает наш коэффициент интеллекта.

     Вместо ответа сидящая почти напротив шатенка улыбнулась и сделала глоток кофе, подумала и покосилась на крупную ягоду лесной клубники в стоявшей сбоку кружевной серебристой с алым узором креманке. Лэави передернуло от мысли, что женщина будет это есть. Туда же только что Элайша накашляла, когда подавилась. Фу. Для брюнетки, которая из одной бутылки даже с собственным ребенком пить не могла, такое было как удар под дых. Но она мужественно прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Да и госпожа Атали поменяла решение, взявшись опять за кофе.

     - Леди Лэави, - брюнетка посмотрела внимательно, обратив внимание на изменение обращения, - я прошу прощения за себя и за моего супруга. Кажется, мы излишне сильно полагались на мнение одной стороны, не выслушав версию другой, - молодая женщина склонила, молча, голову, принимая извинения, достала сумочку, вынула оттуда простой бумажный конверт, приоткрыла его, показывая серебристую флешку, и передала несколько ошеломленной собеседнице: - Здесь, как я уже говорила, отчеты. Кроме того существует еще один счет, который в любом случае останется в моем ведении до конца моей жизни, потом перейдет выбранному мной опекуну. Это неприкосновенный запас на случай очень крупных неприятностей в жизни Элайши. Глядя на Ваше отношение к ней, я надеюсь, что обращаться к нему мне не придется. Позже средства с этого счета должны были перейти к детям Элайши, - Лэави вздохнула печально и покрутила в руках пустой бокал, грустно глядя прямо перед собой, - к сожалению, обследование показало, что детей у нее быть не может.

     - В этом Вы ошибаетесь, - Атали подозвала официанта и заказала тарелку фруктового ассорти, улун и сырную нарезку, - улыбнулась изумленно смотревшей на нее брюнетке, - позвольте угостить Вас, - девушка машинально кивнула, а шатенка продолжила, аккуратно коснувшись прозрачного бриллианта, скромного, почти незаметного, в сережке белого золота, - теперь у Элайши точно будут дети. Наши врачи способны на многое….

     «В этом я не сомневаюсь», - Лэави сдержанно улыбнулась и произнесла вслух: - Новость – для меня замечательная, но как к этому отнесетесь Вы, ведь, насколько я понимаю, инициатором всего этого, - не находя слов, дизайнер просто обвела окружающее пространство рукой, - является господин Мардес.

     - У меня с супругом уже давно больше дружеские отношения, чем другие, да и рожать, признаться, я не готова, и не буду готова. Этому есть свои определенные причины, как физического, так и психологического плана, но я буду с удовольствием нянчиться и воспитывать детей Элайши. И для меня она будет еще одним ребенком – капризным, взбалмошным, но дорогим, - светлые, прозрачные, напоминающие Лэави апатит, очи смотрели серьезно, вдумчиво, открыто, давая прочувствовать уверенность в сказанном. И брюнетка медленно кивнула, соглашаясь. Но тут же покачала головой: - Но в этом случае статус становится еще более важным. Ведь дети будут нести это бремя или благо всю жизнь. В людском обществе это очень важно, - последнюю фразу Лэави постаралась произнести ровно, не выделяя ни одного слова.

     - Мы подумали об этом, - кивнула леди Атали, покрутила в руках ложечку и поглядела в дальний конец зала, возможно, высматривая мужа с девушкой, а может быть, официанта с заказом. Проглотив вопрос: «И что надумали?», Лэави с улыбкой кивнула в противоположную сторону, откуда, гордо неся поднос, с абсолютно прямой спиной, заведя вторую руку за спину, плыл парень с заказом. А вот парочка задерживалась. Брюнетке в голову лезли настолько непристойные мысли о том, чем мужчина и женщина могли заниматься в уборной, что она с трудом удержалась от того, чтобы не потрясти головой, выкидывая все лишнее. К тому же, видеокамеры не способствовали реализации подобных фантазий.

     «Лечиться тебе надо, чебурашка», - поставила себе диагноз владелица фирмы и сделала глоток опять идеально заваренного улуна. Подцепила дольку персика, сочного и сладкого, несмотря на несезон, и устремила испытующий взор на шатенку. Та так же отпила от своей порции, удивленно приподняла брови, скептически проходясь взглядом по обстановке, видимо, тоже не ожидала от такого пафоса столь качественной кухни, посмотрела на ожидавшую чего-то собеседницу. Нахмурилась, поймала мысль за хвост…: - Так вот, о статусе. Сначала мы предполагали удочерить Элайшу.

     Сделавшую в этот момент глоток Лэави буквально перекосило. Она мужественно проглотила все, что было во рту, и аккуратно выдохнула через нос, не торопясь высказаться, ожидая продолжения.

     - Однако в этом случае возникнут проблемы с наследованием, так как основной наследницей является Элайша, а ее дети будут считаться внуками, а, следовательно, наследниками второй очереди, - леди Атали свернула салфетку, потом развернула ее. Вздохнула и посмотрела прямо на прятавшую выражение лица за на этот раз черно-золотой чашкой сотрапезницу, медленно, взвешивая каждое слово, произнесла, - Скажу Вам откровенно, ситуация кажется весьма запутанной, однако наша семья не первая сталкивается с подобной проблемой, поэтому алгоритм разработан, разумеется, его приходится дорабатывать каждый раз, учитывая специфические факторы, именно поэтому, - Атали сделала паузу, покосилась на чашку с чаем, аккуратно положила руки на стол, демонстрируя расслабленные пальцы, и продолжила, - я разведусь с Грегором, а Элайша станет его супругой.

     - А Вы, леди Атали? – в агатовых глазах тлели тревога и напряжение.

     - А Вы, действительно, переживаете, - сделав глоток ароматнейшего напитка хмыкнула шатенка и осеклась, уловив мгновенно появившуюся в глазах собеседницы легкую насмешку и некое… предостережение, по-другому она это трактовать не могла. Тем временем Лэави чуть повернула голову, задумчиво глядя на поднимавшихся по лестнице людей, к сожалению, не тех, кого она ждала. А может быть, это было и к лучшему. В отличие от лорда Грегора, его супруга была вполне вменяемой и способной к диалогу. По крайней мере, с ней можно было неспешно и детально обсудить основные моменты.

     Вздохнув, дизайнер чуть обозначила губами улыбку: - Леди Атали, поймите меня правильно. Элайша является моей подопечной. Я забочусь о ней уже несколько лет, к тому же довольно часто вращаюсь, пусть и опосредованно, и набегами, в том мире, где Вы пребываете постоянно. Поэтому прекрасно знаю, не примите Вы Элайшу, и у нее будет слишком много проблем. Хотя этой девочке палец в рот не клади, но вряд ли она сможет конкурировать с Вами. Поэтому мне очень важно, чтобы Ваши интересы соблюдались.

     - Откровенно и разумно, - шатенка оперлась щекой на пальцы правой руки, локоть которой находился на подлокотнике кресла, пристально посмотрела на опекуншу, перевела взгляд на лестницу и пожелала, чтобы Грегор еще немного задержался. Без него было легче…. Кивнув своим мыслям о том, что если они не убедят брюнетку, то так просто она в покое их не оставит, Атали убрала руку и выудила свой клатч. Достала из него черную, расписанную под опал флешку и аккуратно выложила ее на середину стола: - Леди Лэави, здесь находится наш общий договор, в котором полностью обрисованы финансовые и прочие моменты нашей дальнейшей жизни. Вкратце поясню, что для меня изменится очень мало. В деловой сфере ничего. Все уставные документы изначально делаются с учетом подобных ситуаций.

     - Спасибо, обязательно посмотрю,– протянув руку, дизайнер двумя пальцами взяла переданный гаджет, аккуратно убрала в сумочку и задала вопрос: - А как же социальная сфера? Ваши знакомые? Недруги?

     Тихий смех стал ответом. В зеленых очах плясало веселье: - Не волнуйтесь. В тех кругах, к которым мы относимся, такое воспринимается адекватно. А недруги…. Уверена, им мой статус вообще никак не поможет. Возможно, пару-тройку недель помусолят наши имена на полосах желтой прессы, так это обычная ситуация. А буде начнет перерастать в нестандартную, ее всегда можно проконтролировать….

     - Приблизительно как-то так я всегда и думала, - тихонечко пробормотала себе под нос Лэави, посмотрела на часы: - Леди Атали, я право, сожалею, что не имею возможности пообщаться с Вашим…, мгм, с лордом Грегором, однако очень рада, что мы смогли обсудить основные вопросы, - она взялась за сумочку, - хотя нет. Есть еще один, - неотъемлемая часть женского гардероба отправилась на свое место на кресле, в то время как ее владелица наклонилась вперед, устраивая сомкнутые в замок руки на краешке столешницы.

     - Леди Атали, насколько я понимаю, Вы хотели бы полностью забрать себе контроль над состоянием Элайши, - не дожидаясь реакции женщины, продолжила, - но я, как главный опекун возражаю. В глазах собеседницы сквозь весеннюю зелень полыхнуло яркое солнце. Лэави мгновенно расцепила руки и подняла их ладонями вперед: - Поймите меня правильно, леди Атали. Я должна обеспечить будущее Элайши. Независимое от того, как сложатся ее отношения с Вами и лордом Грегором.

     - Вы просто не понимаете, о чем говорите, - тихо вздохнула шатенка и покачала головой, рассматривая оппонентку со снисходительной улыбкой, - иначе бы этот разговор вообще не был нужен.

     Опершись локтями на кресло и сцепив руки в замок, Лэави на мгновение опустила глаза и чуть усмехнулась. Прикусила губу и подняла взгляд на супругу будущего мужа Элайши, одновременно с этим подумав, насколько странно звучал этот титул. Вымолвила: - Вы правы, леди Атали, - она вообще всегда предпочитала высказать собеседнику, что он прав, а уже потом…, продолжила, - однако, как Вы заметили, ситуация такова, какова она есть на данный момент. И не учитывать ее я не могу. Поэтому предлагаю передать половину состояния госпожи Дариэ в Ваше ведение, а вторую половину третьей стороне, - повела рукой, призывая открывшую было рот женщину потерпеть еще минутку, - мне кажется хорошим решением выбрать компанию, принадлежащую семейству Эзак. Я с ними хорошо знакома. И они представляются мне весьма щепетильными в плане ведения дел… людьми, кхм, так же их методы позволяют надеяться, что состояние Элайши не только не приуменьшится, но и будет расти. Вы в порядке?

     Она с тревогой посмотрела на потянувшуюся за салфеткой, подавившуюся чаем шатенку. Ответившую решительным кивком. Откашлявшись, Атали вытерла уголки глаз все той же салфеткой и посмотрела на собеседницу: - Макияж не размазала?

     Та улыбнулась: - Все в порядке, - осторожно осведомилась, - Вы настолько против деления состояния пополам? Пятьдесят процентов – слишком много?

     - Нет, - прикрыв глаза, Атали мелко потрясла повернутой в сторону брюнетки ладонью, отрицая сказанное последней, - речь не о процентах. Думаю, Вы догадываетесь, что нам и своих денег вполне хватает.

     - Как сказать, - философски пожала плечами Лэави и сдула упавшую на нос прядку, - кто-то сказал, что много денег не бывает….

     - Не наш случай, - отмела шатенка и повертела головой, - странно, куда мои спутники запропали…, однако, - она взяла еще одну салфетку и принялась складывать из нее фигурку, не обращая внимания на удивленно округлившую глаза собеседницу, казалось, полностью поглощенная процессом, однако говорить при этом не перестала, - скорее, меня поразил Ваш выбор… управляющей компании. И не могу с ним не согласиться, - женщина вскинула голову и широко улыбнулась, - скажу больше, для нас это идеальный вариант.

     Где-то в глубине души Лэави упал и растаял в неизвестности огромный тяжеленный булыжник. Ей тоже не хотелось слишком часто контактировать с этой семейкой…. От греха подальше. Хотелось вскочить, продемонстрировать окружающему миру знак виктори, но вместо этого пришлось ровно и сдержанно улыбнуться. От бормотания вслух: «Я и не сомневалась», - удалось удержаться с огромным трудом. Посмотрев на браслет, Лэави достала сумочку и махнула официанту: - Леди Атали, право слово, я не знаю, что случилось с Вашими спутниками, но задерживаться долее не могу. Самолет. Передайте Элайше мои поздравления. Я обязательно посмотрю документы. Могу я показать их остальным опекунам? Я сама не являюсь профессионалом в юридических делах….

     - Счет, пожалуйста, - перехватила подошедшего официанта леди Атали, повернулась к брюнетке, - позвольте мне эту малость, - получив согласие решившей не упираться с оплатой Лэави, ответила на повисший в воздухе вопрос, - конечно, Вам необходимо посоветоваться с остальными опекунами, однако… я прошу Вас ограничить количество лиц, которым будет показан данный документ.

     - Все в порядке, - брюнетка встала из-за стола и чуть склонила голову, улыбнулась губами, - думаю, количество осведомленных будет представлено двумя помимо меня. Этого будет вполне достаточно. И да, счет, оставленный господином Брижаном мне, так и останется в моем ведении. Очень приятно, что нам удалось столь спокойно и конструктивно пообщаться. Я улетаю на четыре дня. На следующей неделе можно будет проработать вопросы уже более детально. Всего доброго, прошу прощения.

     Сузив глаза, Атали еще долгую минуту следила за спускавшейся по ступенькам, чуть ли не бегом, молодой женщиной, затем поймала ее фигуру при следовании через нижний зал. Когда брюнетка исчезла из виду, оставшаяся за столом дама задумчиво прикусила губу, чуть пошевелила пальцами, наблюдая за серо-синими переливами маникюра, коснулась борта строгого серого пиджака. Провела по фигурно вырезанному краю и вздохнула. Достала телефон и набрала номер: - Грегор, мы все обговорили. Где Вы? – выслушав ответ, заплатила по счету и направилась к выходу.

     Подождав, пока вежливый служащий накинет на плечи пальто цвета мокрого асфальта, завязала пояс и вышла на улицу через услужливо распахнутые двери. И улыбнулась машущей с противоположной стороны улице блондинке, то и дело убиравшей от лица пряди волос, закидываемые обратно осенним ветром. Неспешно перебравшись по находившемуся чуть в стороне пешеходному переходу, подошла к двинувшейся ей навстречу паре. Приблизившись, бережно убрала прядку с лица девушки и приподняла бровь, глядя на мужа: - И куда Вы делись?

     Хихикнув, Элайша обняла женщину, потом отстранилась, подлезая мужчине под руку: - Не сердись, Атали. Грегор решил, что такая умная и сдержанная ты лучше нас проведешь переговоры. И что? – блондинка буквально пританцовывала на шпильках от нетерпения, - Все получилось?

     - Можно сказать и так, - улыбка спутнице, и уже более серьезно шатену, - она предложила половину состояния отдать в опеку компании Эзак, остальное будет у нас под контролем, - посмотрев на порозовевшее личико и распахнутые наивные очи, информацию об еще одном счете Атали решила придержать. В конце концов, это на данный момент не имеет значения, так что доводить данные сведения до Элайши женщина оставила на откуп госпоже Арэли, если той захочется. А нет, значит, нет.

     Наблюдать за удивленно поползшими вверх бровями супруга было весьма забавно. Впрочем, тот довольно быстро сориентировался и довольно хмыкнул: - Что ж, в этом случае мы решаем все возможные проблемы…, - покосился на блонду, бережно поддержал ее, переводя через решетку вентиляционного отверстия, в котором девушка рисковала оставить свои тонюсенькие шпильки. Рассыпавшись бисеринками смеха, та опять убрала в сторону упавшие на лицо пряди, покосилась в сторону яркой вывески известного одежного магазина и вопросительно взглянула на сопровождающих. Атали с мужем переглянулись и дружно улыбнулись, соглашаясь с молча высказанной просьбой. Радостно взвизгнув, девушка устремилась к дверям, оставляя будущего мужа и его почти экс-супругу чуть позади.

     Пока продавщица, поначалу хмурившаяся на взбалмошную покупательницу, перебиравшую все подряд, но быстро изменившая свое мнение при взгляде на вошедшую следом пару, услужливо подсовывала под руки неугомонной блондинке все наиболее весомые по цене экземпляры, лорд Грегор, удобно облокотившись на колонну, чуть склонился к жене: - Я и представить себе не мог, что все может образоваться подобным образом…, - он даже чуть развел руки в сторону, выражая недоумение.

     Тепло и одобрительно улыбнувшись демонстрировавшей изящное белое платье с серебристой вышивкой девушке, Атали кивнула: - Я и сама сначала не поверила собственным ушам, но в целом, все устроилось просто замечательно. Элайша перестанет контактировать с людьми, а ее состояние будет находиться под неусыпным контролем белых волков. Все просто отлично, - она чуть поморщилась, заметив, как нежно обнимается будущая супруга ее мужа с яркой розовой сумкой с крупными стразами, шагнула вперед: - Дорогая, тебе не кажется, что эта вещь для тебя слишком дешевая? Это точно не твой стиль! Не стоит экономить деньги….

     Восхищенная блондиночка, сложив лапки и глядя на спутницу, как на гуру, последовала за неспешно следовавшей вдоль стеллажей с сумками шатенкой, придирчиво разглядывавшей каждый экземпляр.
     … …
     Посмотрев на врача, Хаэри чуть склонил голову вбок и слегка изогнул бровь, побуждая мужчину к уточнению деталей. Тот тут же продолжил, несколько быстрее, чем до этого: - Сомнений никаких нет. Леди, действительно, пользуется блокатором запахов. Причем очень качественным и недешевым. Более того, анализ показал, что данное средство она использует уже несколько лет, - тут доктор замялся и беспомощно развел руки в стороны, - точно сказать невозможно, однако блокатор уже прочно смешался с естественным запахом в единое целое, что бывает только в случае регулярного длительного употребления.

     - Можно ли выделить естественный запах?
     И опять врач развел руками: - Современная техника не позволяет подобного, даже наша, - покосился на главу, чуть опустил голову.

     Поморщившись, будто съел лимон, брюнет кивнул, вставая из кресла главврача и обходя его стол, за которым дожидался результатов анализов, дошел до двери и уже нажал на ручку, как вдруг развернулся: - А если женщина перестанет пользоваться блокатором?

     Двигаясь по коридору клиники, Хаэри, не обращая внимания на вежливые поклоны приветствовавшего Главу персонала, размышлял, то и дело хмуря брови и дергая уголком рта. Усевшись на заднее сиденье автомобиля, махнул рукой водителю, послушно нажавшему на газ и двинувшемуся в направлении головного офиса, в то время как брюнет откинулся на подголовник и закрыл глаза. Сжал губы и стиснул кулак, подышал несколько минут, а затем достал телефон: - Кейн, не безызвестная тебе госпожа Арэли прекрасно осведомлена о том, что в этом мире живут не только люди. Она уже несколько лет пользуется блокатором, - на том конце раздался громкий звяк, очевидно, приказала жить чашка с любимым секретарем зеленым чаем.

     Пропустив мимо ушей вопрос помощника, мужчина продолжил: - Нужно срочно собрать генетический материал. Я уверен, что сама леди является человеком. Вопрос: кем является ее сын? Займись этим немедленно.

     Отключившись и убрав телефон в карман темно-серого, почти черного пиджака, Хаэри покачал головой и чуть самодовольно улыбнулся. Все-таки было приятно получить доказательства того, что прав. Что его насторожило в первый раз? Он так и не мог вспомнить, но отлично знал, когда его осенило. Тот разговор на крыше. Именно тогда перед глазами встал надвигавшийся на стройплощадку смерч и хрупкая фигурка на стене, и появилась мысль о блокаторе. Все люди пахли страхом, адреналином, растерянностью. И только от сжавшейся в комок в его руках брюнетки доносился легкий цветочный аромат, который никак не мог быть просто духами. Слишком тонкий нюх был у звериной ипостаси, чтобы обмануть его пахучей водичкой. Теперь же предстояло узнать, насколько госпожа Арэли замешана во всей этой тягомотной истории с супругами Мардес.

     Выходя из машины и кивая в ответ на слаженный вежливый поклон охраны, глава на секунду остановился и тут же пошел дальше. Никто так и не заметил мелькнувшей в глазах растерянности при мысли о том, что в любую из просчитанных ситуаций не вписывался один фактор, с которого собственно все и началось…. Опускаясь в кресло и открывая папку с документами, Хаэри с трудом удерживался о того, чтобы не вскочить и не броситься в ресторан, где, как он знал, проходила встреча Мардесов с опекуншей Элайши. Волк был готов нестись хоть прямо сейчас, но покорялся жесткому приказу разумной ипостаси, решившей, что еще не время. Брюнетка не потеряется из виду.

     Стук в дверь вывел из рабочего транса, а взгляд на окна показал, что прошло значительно больше, чем пару часов. Стоявший, дожидаясь внимания начальства, рыжик, поклонился и прошел в кабинет, повинуясь жесту главы, присаживаясь в глубокое кресло, сконструированное в целях безопасности таким образом, чтобы устроившийся в нем с комфортом посетитель не мог выбраться мгновенно, даже если был оборотнем. Именно поэтому Кейн предпочитал сидеть на краешке, чтобы в любой момент быть в состоянии подать владельцу кабинета нужный документ или отправиться с поручением, не теряя время на неуклюжие выкарабкивания.

     Сложив руки на планшете, рыжик доложил, время от времени поглядывая на брюнета: - Материал взяли. Результаты будут готовы к утру, - в ответ на изумленно приподнятую бровь начальства, многозначительно посмотревшего на часы, молча требовавшего пояснить, чем же занимались сотрудники все это время, продолжил, - В детском саду решили не светиться, так как нужно было бы узнавать номер шкафчика или проверять камеры, намного проще было вскрыть квартиру.

     Пока Хаэри не услышал ничего нового, так что лишь молча крутил в руках дорогую ручку с личным вензелем, в то время как рыжеволосый мужчина докладывал: - К сожалению, уже на месте выяснилось, что просто отключить сигнализацию не получится. Ее устанавливал кто-то из наших, - на этих словах глаза Хаэри изумленно расширились, но тут же вернулись к нормальному размеру. В конце концов, если женщина знала об оборотнях и была замешана в ситуации с Элайшей, то не было ничего удивительного, что кто-то побеспокоился о ее безопасности.

     - Так что еще некоторое время было потрачено на доставку нужного оборудования. Да еще эта кошка! – помощник раздраженно фыркнул, становясь похожим на поджарого охотничьего сеттера, - она там троих чуть не разодрала в клочья, так что пришлось усыпить….

     - Что? – привстал в кресле брюнет, - Вы с ума сошли там?

     Вскочив и встав по стойке смирно, как солдат на параде, Кейн зачастил: - Это была необходимость, взяли самую слабую дозу, так что кошка уже в порядке.

     Фух. Выдохнув с облегчением, Хаэри откинулся в кресле, на мгновение закатывая глаза к потолку. Ему на миг показалось, что драгоценные сотрудники умертвили ни в чем неповинное животное, отличавшееся лишь особой преданностью и… крупными размерами. А все остальное. Кошачьи не любили волков, да и защищала кошка свою территорию, так что была в праве.

     - Нашли волос на подушке и отправили на экспертизу, - донеслось до ушей выпавшего на секунду из реальности главы.

     - Еще что-то? – серые глаза смотрели заинтересованно, а брови вернулись в состояние ровной дуги, демонстрируя, что их владелец пришел в равновесное состояние духа.

     - К сожалению, кроме этого волоса больше ничего не обнаружили. Судя по всему, перед отъездом леди провела тщательную уборку, - рыжик удрученно сопнул носом, - это обычно для женщины.

     - А мужчины, видимо, обожают возвращаться в грязь, - хмыкнул Хаэри и покачал головой, однако больше заявление помощника никак не прокомментировал. Отложил ручку в сторону и посмотрел на секретаря: - Какие планы у нашей леди на вечер?

     - Летит к сыну на север, - Кейн открыл блокнот и сверился, - уже десять минут.

     Задумчиво переложив пару листов с места на место, Хаэри уговаривал своего волка не делать глупостей, в то время как звериная ипостась, прижав уши, была готова стартануть прямо с места и до самого аэропорта. Да и разумная часть была недовольна. Ведь мог же заранее обеспокоиться планами, а теперь придется делать дополнительные телодвижения. С другой стороны, снимать женщину с рейса было тоже неразумно. Можно было привлечь нежелательное внимание тех, кто играл на другой стороне, так что, возможно, все было к лучшему.

     Молча глядя за окно, радовавшее в очередной раз серой моросью, брюнет некоторое время обдумывал ситуацию, затем повернулся к дожидавшемуся указаний опять на краешке кресла секретарю: - В любом случае, нам нужны ответы на вопросы. Ты говоришь, результаты будут утром? – получив решительный кивок в ответ, продолжил, хлопая ладонями по столешнице и вставая, - тогда организуй мне билет до пункта назначения. Уверен, в центре исконных оборотничьих земель нашей леди придется разговориться.

     - А Вы не думаете, что это игра северных волков, ведь лорд Гоэр как раз из их племени? – встав с места, обнимая планшет, помощник смотрел на Главу. Тот покачал головой: - Исключено, - но тут же поправился, - точнее, я полностью уверен в лорде Эзак. Он честнейший представитель нашей расы. А вот за его спиной кое-кто может попытаться вести свою отдельную партию. Что ж, будет возможность обсудить и это, - мужчина направился к дверям.

     - Мой Лорд, а… Вы куда? – донесся вопрос от глядевшего озадаченным рыжим сусликом Кейна.

     - Домой. Ужинать. В самолете еда не очень. Даже в бизнес-классе. Позвони слугам, пусть соберут вещи, - хищник сверкнул на последок серыми клинками и выскользнул за двери, оставляя за собой шлейф мощи, власти и опасности, заставлявший непривычных ежиться и нервничать. Кейну же это нравилось, так как подтверждало, что клан находится в сильных и надежных руках.
     … …
     Лететь вниз с крутой ледяной горки, то и дело заворачивающейся пусть не петлями, но вполне себе приличными дугами, с визгом упираться ногами, так как казалось, что еще немного и вылетишь за насыпанное снежное, политое водой ограждение, было… впечатляюще. А учитывая тот факт, что стоявшие позади подростки не поскупились на силушку, спина даже чуть поднывала от чувствительного толчка в несколько лапок, неслись они с сыном на коврике-ледянке со скоростью, близкой к световой. По крайней мере, Лэави именно так и казалось. Ветер запихивал в широко открытый, а иначе как же визжать?, рот ледяной воздух, вкусный, пахнущий океаном и снегом, к животу и груди прижимался теплый, орущий во все горло сын, а впереди стремительно приближалась она – огромная куча сметенного с горки утром снега, успевшего нападать за ночь. Снег смели, но не утрамбовали. К счастью, подумала Лэави, на всем ходу вляпываясь в эту взвесь, взлетевшую вверх под воздействием мало управляемого снаряда именуемого «двое на ледянке» не хуже праздничного фейерверка.

     Стирая с лица снежную маску, норовившую стечь за ворот свитера, Лэави хохотала, запрокинув голову к светлому голубому бескрайнему небу. При этом, правда, не забыв отойти в сторону вместе с Фаркасом, внимательно наблюдавшим за летевшей следом за ними стайкой подростков. Их хихикающая, ржущая и вопящая куча-мала, с торчащими в разные стороны ногами и руками, существенно уступала в аэродинамике, так что повторить рекорд у ребят не получилось, что последние и были вынуждены констатировать, замеряя оставшееся расстояние и прикидывая, как же все-таки улучшить результат, при этом хищно поглядывая на висевшую в руке брюнетки ледянку.

     Вздохнув и переглянувшись с кивнувшим серьезно сыном, женщина всучила ее с указанием «не порвать». С воплями благодарности компания унеслась наверх, а Лэави приготовилась к зрелищу. Ледянка у них и правда была необычной. Купленной когда-то за довольно крупные деньги она вызывала в первый момент сомнения, так как больше всего походила на гимнастический коврик с ручкой, но после первого же испытания была причислена к лучшим покупкам за многие годы. Наверху куча-мала постепенно организовывалась в некое подобие паровозика, на который спустя пару минут водрузился второй этаж, устраиваясь на коленях первого. Под четкую команду молодежь ударила ногами и стартанула, а в следующую секунду Лэави дернула за рукав визжавшего и подпрыгивавшего от эмоций сына и быстро отбежала подальше, понимая, что сейчас все это….

     Мимо пролетел суперскоростной поезд, завывая и восторженно ревя на разные голоса, от баса до еще пока ломающегося тенора, снес остатки кучи, превращая окружающий мир в снежную бурю, и отправился без задержек дальше. Прикрыв глаза ладонью, Лэави пыталась рассмотреть происходящее, а еще немного переживала за сохранность супер-ледянки. Вдруг ей на пути встретиться что-нибудь… неподходящее. Снежная муть оседала, ссыпавшаяся с коврика куча-мала, эмоционально переговариваясь и делясь впечатлениями, тащила к счастью целую ледянку хозяевам. Обступив брюнетку, ребята с горящими глазами, только что не теребя за одежду, принялись вытряхивать информацию о том, где такое можно купить. Узнав, что производство давно прекращено, Лэави сама хотела прикупить еще парочку, да вот не срослось, печально вздохнули, однако просить прокатиться второй раз не стали, на что брюнетка выдохнула и потопала с сыном к началу горки.

     Огибая оживленно жестикулировавших подростков, женщина прислушалась, растерянно хихикнула, а потом уважительно посмотрела на компанию, прикидывавшую из каких материалов лучше всего сделать нечто похожее…. При этом упоминаемые названия для посторонних могли звучать, как интеллектуальный мат, ибо были знакомы не слишком большому количеству людей. Сказав сыну, чтобы садился, Лэави светло улыбнулась низко стоявшему солнышку, одним краем находившемуся за горизонтом, думая, что у ребят, скорее всего, что-то получится. Было бы здорово. А то одна ледяночка – как-то мало….

     На этот раз она опять забыла закрыть, тьфу, рот. Снег был холодным, мокрым и невкусным. Отплевавшись и в очередной раз вытирая уже мокрыми варежками лицо, Лэави решительно махнула рукой в сторону уютного деревянного здания, намекая очаровательному брюнету рядом, что неплохо было бы погреться.

     - Ура, и мороженое поедим! С карамелью и земляникой! – подпрыгнуло чудо и понеслось в указанную сторону, оставляя позади озадаченную мать, только покачавшую головой. Пришлось повторить заказ дважды, чтобы официантка убедилась, что они ничего не напутали. Что поделать, если у некоторых был весьма специфический вкус на сладости. Пока Фар поедал, жмурясь, как котенок в блюдце с молоком, свое мороженое, Лэави наслаждалась горячим какао и теплым слоеным пирогом с мясом, в то время как куртки и варежки, в сопровождении шарфов и шапок сушились на огромной экспресс-сушилке, на которую потратились владельцы курортной зоны.

     «Для своих», - подумала Лэави, поглядывая через стекло окна на проходивших мимо людей, точнее, нелюдей, среди которых представителей человеческой расы было совсем немного, да и те были свои. Случайные личности здесь не приветствовались. Глубоко вздохнув и прикрывая глаза, молодая женщина, наконец, расслабилась, ощущая, как отпускает напряжение. Именно здесь можно было не бояться, что кто-то о чем-то догадается, что все раскроется. И это было такое удивительное, изрядно подзабытое ощущение.

     - Рад видеть, что вам здесь хорошо, - раздался над головой вкрадчивый мягкий голос, знакомый и практически родной.

     - Деда Фэн, - блеснул глазками мальчишечка, быстро облизывая попавший в мороженое палец, пока отвлекшаяся на гостя мама не заметила и не покачала укоризненно головой. А вот деда Фэн не стал делать замечание, а наоборот весело подмигнул и присел рядом за стол. Махнул рукой официантке, спустя пару мгновений уже несшую к столику поднос. И Фару даже не нужно было думать, что на нем находилось. Конечно же, мороженое. Такое же как у самого брюнетика. Мальчик улыбнулся и задорно мотнул головенкой, когда изрядная порция содержимого креманки дедушки - дяди оказалась в его плошке, покосился на маму. Та покачала головой, возвела привычно глаза к потолку. Фар раньше даже смотрел вверх, думая, что мама там что-то нашла, но потом понял, что это у нее привычка такая.

     - Лорд Эзак, пощадите мою психику. Я же все-таки мать! – правда, эта фраза смягчалась легкой и теплой улыбкой. Мужчина отвел за спину норовившую угодить в мороженое отливавшую металлом волнистую прядь и тоже усмехнулся: - Лэави, Вы не поверите, но буквально вчера эту фразу произнесла моя драгоценная супруга, причем говорили мы о нашем старшем сыне….

     Уткнувшись в чашку, молодая женщина тихо хихикнула, ибо в отношении великовозрастного детинушки и отца двоих оболтусов это выглядело довольно комично. Доевший свою порцию Фар с тоской посмотрел на остатки сладости в креманке, но вымазывать пальцем на глазах у мамы не решился, только печально вздохнул, затем, вспомнив, засиял глазками: - Деда Фэн, а когда мы на рыбалку поедем? Ты же обещал….

     Прячась за ладонью, Лэави поморщилась. Не хотелось, чтобы сын видел ее истинное отношение к этому занятию. Нет, вообще, она была не против рыбалки, но где-нибудь на покрытом травкой бережку, рядом с тихой заводью. Стоишь себе, следишь за поплавком, а вокруг стрекозы летают, водомерки бороздят чуть подернутую рябью воду, солнышко пригревает. А тут: волны, брызги, холодные при этом, вода, лед, лодка под ногами качается, вода в лодке плещется, рыбины эти огромные! Чуть передернув плечами, Лэави нацепила приличествующую случаю улыбку и выглянула из-за чашки, чтобы тут же словить понимающий смеющийся взгляд Главы клана северных волков.

     - Пока не получится. Сильный ветер, да еще и боковой. Опасно выходить, малыш, - потрепал по угольно-черным прядкам широкой ладонью мужчина. Внимательно посмотрел на понурившегося мальчишечку и заговорщицки подмигнул: - Зато я могу показать тебе наш новый контактный зоопарк. Хочешь?

     Лэави оставалось только развести руками. Конечно же, Фар хотел. Спустя несколько минут упакованный в куртку, шапку и сжимающий от нетерпения в руках варежки мальчик подпрыгивал на пороге, дожидаясь, пока мужчина расплатится по счету и аккуратно соберет в хвост длинные волосы под взглядом уже не сопротивлявшейся произволу брюнетки, давно смирившейся с тем, что здесь за нее при случае платили все, кому не лень, а еще отказывались брать деньги или называли совсем уже смешные суммы, видимо, считая, что если она и не бедствует, то едва сводит концы с концами. Впрочем, если сравнивать с достатком прочих здесь проживающих, наверное, оно так и смотрелось. Со спокойно душой отправив сына с одним из самых опасных хищников этого мира, которого Фар воспринимал как дядю-дедушку в одном флаконе, и который, Лэави это знала точно, будет защищать малыша до последнего вздоха, молодая женщина допила какао и вышла из-за стола. Посмотрела на улицу и восторженно вздохнула.

     Тонкая кружевная вязь инея тончайшим узором покрывала ветви деревьев, на мохнатых лапах елей и сосен лежал снег, он же скрипел под ногами, сияя идеальной белизной в солнечных лучах. И это в то время как дома царила моросящая осень. Лэави казалось, что клан северных волков владел какой-то магией, или находился в одной из пресловутых точек холода. В этом месте лето было весьма коротким, и не существовало никаких переходов между ним и зимой. Не было ни весны, ни осени. Казалось, еще вчера везде лежал снег, такой вот, хрустящий, как сахарная вата, серебристый, а на следующий день бац, и уже все зеленое. И, наоборот, из лета в зиму все также вступали мгновенно. Иногда это даже пугало, но вот сейчас снежные чистые просторы радовали.

     Подумав пару мгновений, Лэави накинула куртку, поправила пушистую опушку капюшона, без которой в холоде было бы очень некомфортно, замотала шарф и натянула перчатки. В отличие от сына она повышенным иммунитетом не обладала, а потому могла подцепить что-нибудь не очень полезное. Но в желудке плескалось тепленькое, одежда высохла, в долине было безветренно, так что молодая женщина решила прогуляться в тишине и спокойствии, пока Фаркас покорял новые пространства. Обходя по дуге огромную голубовато-зеленую, прикрытую снегом хвойную красавицу, Лэави думала над тем, что именно могло находиться в контактном зоопарке, о котором она и слыхом не слыхивала. Видимо, организовали совсем недавно.

     Под мягкими унтами с пушистыми помпонами шоколадного цвета похрустывало и поскрипывало. Легкие редкие набеги ветерка присыпали мелкой крошкой, сорванной с деревьев. Где-то отчаянно долбил дерево дятел. С улыбкой Лэави вспоминала свое удивление, когда увидела эту пеструю симпатичную птичку здесь в первый раз. Уже потом она прочитала, что дятлы не живут только на полюсе и отдельно стоящем материке в другом полушарии, но тогда это было чуть ли не шоком. Присев на корточки, дизайнер ковырнула снег и вытащила из него разноцветную желто-красно-зеленую, в лучших традициях светофора, варежку. Хмыкнула и отряхнула чью-то пропажу. На снег упала внушительная тень, замерла, не двигаясь дальше.

     Все так же держа в руках находку, брюнетка поднялась и посмотрела на стоявшего рядом мужчину. В агатовых глазах мелькнуло узнавание, тут же сменившееся искренним удивлением, за спиной которого пряталась, аккуратно выглядывая из-за плеча, настороженность.

     - Господин Эраэ, какое совпадение! – на губах поселилась легкая улыбка, - вот, уж, действительно, планета квадратная. На каждом углу знакомые! – она отряхнула варежку еще разок, оглядела ближайшую разлапистую ель, смахнула с широкой ветки снег и аккуратно примостила туда яркую вязаную рукавичку. Оценила получившуюся экспозицию, замерла, наслаждаясь, по-видимому, последними мгновениями спокойствия. В сказанное неожиданному знакомому сама она не верила ни капли. Не бывает таких совпадений с такими людьми. Точнее… нелюдьми.

     - Это не совпадение. Я приехал специально, чтобы получить ответы на некоторые вопросы.

     Ну, а она что говорила! Точнее думала. Лэави вздохнула и растянула губы в профессионально поставленной улыбке, затем разбавила ее налетом озабоченности: - Господин Эраэ, неужели по проекту возникли такие сложности, что пришлось ехать Вам, а не господину Михаэри. Это пугает…, - теперь на лице не было и грамма веселья. Дизайнер демонстрировала клиенту вселенскую серьезность, вместе с боевой готовностью. Правда, где-то в закоулках сознания мелькало, что она переигрывает, но… лучше уж так, чем реальные эмоции. Их знать этому… заказчику не положено.

     Заложив руки за спину и перекатываясь с носка на пятку и обратно, молодая женщина ждала ответа на свою реплику, мысленно подпинывая собеседника: «Ну, давай, скажи же, что ты здесь по работе. Не разочаровывай меня!».

     В агатовых глазах и на красивом, чуть порозовевшем на легком морозце лице читалось огромное желание помочь решить возникшую проблему, и Хаэри бы повелся, если бы… не нечто мутное на дне этих антрацитовых очей, не позволявшее поверить полностью в сказанное. Что ж, он и не рассчитывал, что все будет совсем просто, но и уйти от ответа он ей сегодня не даст. Так или иначе, ей придется дать ему нужную информацию, даже если для этого он будет вынужден привлечь главу здешнего клана. Чуть скрипнув зубами, брюнет расчетливо улыбнулся, с легким удовлетворением наблюдая за чуть отшатнувшейся, мало кому понравится хищная гримаса, занервничавшей девушкой. Пусть попереживает. Быстрее начнет говорить. Сузив глаза, мужчина полоснул клинками взгляда по замершей испуганным котенком собеседнице, словно сканируя ее. Полученные данные говорили о том, что и она, и ее сын являлись абсолютными, чистопородными людьми, а следовательно....

     - Это не касается работы. Я хотел бы получить ответы на вопросы, связанные с госпожой Дариэ и блокатором….

     Котенок, хоть и испуганный, но вполне в традициях кошачьих, ощетинился, поднял шерстку и распушил хвост, что в человеческом исполнении выглядело, как засунутые в карманы куртки ладошки и выпрямление спины до максимально возможного. Она еще и подбородок чуть приподняла. А этот взор, несмотря на ситуацию Хаэри на мгновение восхитился. Как у нее при их разнице в росте получалось смотреть так… снисходительно, свысока.

     - Боюсь, что я не понимаю, что именно Вам нужно, господин Эраэ. К тому же…, разве Вы имеете право задавать вопросы касательно Элайши? Она не имеет к Вам никакого отношения. Кроме того, я уверена, что госпожа Дариэ значительно лучше меня ответит на любые Ваши вопросы касательно ее жизни.

     Вздохнув, Хаэри опять принюхался и подавил недовольный рык. Как же все-таки сложно с ней. Обычно, разговаривая с людьми, можно было ориентироваться на их запах, подсказывавший реальные эмоции собеседника, а здесь блокатор полностью скрывал любые проявления, так что приходилось рассчитывать исключительно на мимику, жесты. Ловить малейшее движение чувств в глазах. Совсем как с… оборотнями. И это было непривычно. Тем временем молодая женщина взглянула на довольно слабо светившее у горизонта солнышко, прищурилась, потерла глаза и… достала из кармана очки, водружая их на переносицу. Солнечные очки. Волк внутри зашелся ехидным смехом, прикрывая морду лапами и тихонечко подхрюкивая, будто он не уважаемый хищник, а самая обычная порося.

     Захотелось чертыхнуться. Вместо этого Хаэри посмотрел вдаль. Стоя здесь, на небольшой возвышенности, можно было видеть уходившие вдаль макушки сосен, где-то прикрытые снегом, где-то сочно-зеленые. Перевел взгляд на собеседницу, буквально ощущая ее довольство найденным решением. Вздохнул. Теперь читать эмоции станет еще сложнее. Однако не снимать же их с нее. Он пару мгновений изучал этот самый распространенный оптический прибор, отмечая крепкую оправу и тонкую вязь элегантного узора. Чуть приподнял уголок рта и, прежде чем женщина смогла среагировать, шагнул назад и в сторону, резко впечатываясь плечом в хвойные лапы.

     Силы удара вполне хватило, чтобы обрушить внушительную кучу снега, погребшую под собой стоявших внизу. Вовремя пригнувшийся оборотень лишь тряхнул головой, скидывая кучку снежинок с капюшона, и тут же мужские ладони принялись стряхивать снег с молочного цвета рукавов, плеч, шоколадного цвета опушки капюшона.

     - Простите, не хотел, - свинец в глазах холодил сильнее, чем попавший на лицо снег, - сейчас все исправим, ох, как же это.

     Под неловким, или наоборот, чересчур ловким взмахом руки солнечные очки слетели с носа и упали на снег, где и закончили свое существование под крепкой подошвой дорогого зимнего ботинка. Аксессуар лишь слабо крякнул под весом мужчины и распался на отдельные, не соединимые вместе части.

     - Я сегодня не слишком ловок. Прошу прощения и обязуюсь купить Вам новые очки. Как только получу ответы на свои вопросы, - а в следующее мгновение на беспомощно и ошеломленно переводившую взгляд с поломанных очков на источник своих неприятностей Лэави смотрели абсолютно серьезные глаза, в глубине которых тлел огонек, который, как подсказывала дизайнеру интуиция, раздувать не рекомендовалось. Впрочем, эта дама уже пару раз серьезно подводила девушкк, так что… ее мнение в данной ситуации брюнетка учитывать не собиралась. Она задрала подбородок и прищурилась, возвращая угрозу собеседнику. В конце концов, она была в своем праве. На своей территории. На губах появилась холодная, пока еще вежливая усмешка. Все-таки, у них с этой личностью был совместный проект. Но Лэави тут же себя пнула. Судя по тому, что именно хотелось знать этому господину, проект у них, действительно, был. И больше не будет. А вот проблемы возникнут. Ну да, они бы все равно появились. Так или иначе.

     - Хотелось бы получить очки этой же фирмы и модели, господин Эраэ. Я к ним слишком привыкла, - она смотрела прямо в серебристо-серые глаза, игнорируя появившийся в них янтарный отблеск, а также противную внутреннюю дрожь, которую пока еще удавалось держать под контролем.

     - Хорошо. А теперь я хочу, чтобы Вы ответили, когда именно узнали, что госпожа Дариэ является истинной парой лорда Грегора, - сталь в очах в окружении густых черных ресниц сияла все более холодным блеском. Однако в цвета вороного пера глазах женщины стыла такая же ледяная пустошь, затягивая все эмоции поземкой.

     - Лорд Эраэ, думаю, что подобные вопросы задавать мне имеет право исключительно лорд Грегор. Не вижу, каким образом Вы оказались замешаны в это дело, – она мягко сделала шаг вперед и неспешно двинулась по тропинке, не пытаясь убежать, а просто продолжая свою прогулку. Пусть и в компании нежелательного спутника, шедшего сбоку. К недовольству Лэави ширина дорожки это позволяла. А в следующее мгновение молодую женщину подхватили под локоть и аккуратно обвели вокруг пня, о припорошенные снегом корни которого она пыталась споткнуться.

     - Спасибо, - мягко поведя рукой, брюнетка высвободилась из рук и задумчиво провела варежкой по меху капюшона, покосилась на шагавшего сбоку оборотня, упираясь взглядом ему в плечо, мазнула по фигуре. Вздохнула. По сравнению со многими образчиками тестостерона этот смотрелся более жилистым, менее мощным, брутальным, но при этом весь организм Лэави, натасканный на подобное довольно хорошо, орал в голос, что эта особь будет поопаснее прочих. Не приходилось сомневаться, что под темно-синей курткой, подбитой изнутри белоснежным мехом, скрываются литые мышцы настоящего хищника. Коротко вздохнув, дизайнер, стараясь сбросить лишнее напряжение, наклонилась, снимая варежку, и зачерпнула горстку снега, пытаясь хоть так снизить градус бушевавших внутри эмоций.

     - Лорд Грегор является одной из ключевых фигур в моей компании, - прозвучало над головой ровно и спокойно. Лэави с удивлением обнаружила, что скользивший рядом спутник больше не давит своей аурой, прикрывшись маской вежливости и лоска. И это было странно. Тем временем, решивший сначала попробовать мирный вариант решения проблемы Хаэри, продолжил, хотя сильно сомневался в выбранной тактике, но волчья ипостась настаивала, - Я доверяю ему весьма важные дела, он в курсе крупнейших сделок и операций, поэтому для меня очень важно знать, что с ним происходит…. И по чьей воле. Именно поэтому я спрашиваю Вас еще раз: откуда Вы узнали, что Элайша – истинная пара лорда Грегора, и когда? – мужчина заложил руки за спину и развернулся к спутнице, внимательно разглядывая ее бледное лицо с яркими пятнами морозного румянца на щеках.

     Вот зрачки чуть-чуть расширились, выдавая нервозность, а в следующий миг на него опять смотрели невозмутимые черные омуты.

     - Лорд Эраэ, - качнувшись с пятки на носок и обратно, Лэави, чуть помедлив, заложила руки в карманы, мягко улыбнулась, - и опять вопрос не тот. Это вопрос не про госпожу Дариэ. Это вопрос про меня. И уж здесь у Вас нет никаких прав. Нашим договором на проведение работ частная жизнь никоим образом не оговаривается, как и ее обнародование. Так что, господин Эраэ, если у Вас нет рабочих вопросов, то я пойду наслаждаться своим кратковременным отдыхом. Хочется побыть в тишине, послушать лес, ветер.

     «По хорошему не получилось», - вздохнул Хаэри. Крепкая рука мгновенно схватила светлый рукав куртки, сжала сквозь него тонкое запястье: - И все-таки Вам придется ответить на мой вопрос, - в голосе звучал рык недовольного неподчинением вожака, который брюнет и не думал скрывать, зная, как подобное действует на окружающих, - откуда у Вас блокатор?

     Хаэри и сам не мог понять, почему он спросил не про Элайшу, а про блокатор, как будто этот вопрос был важнее. Но ведь это было не так. И все-таки он уже был задан. А в следующую секунду от громкого свербящего визга взлетели с надсадным карканьем вездесущие вороны, стряхнулся с мохнатых лап снег, а в ушах мужчины противно зазвенело. Дернулась рука в ладони и оказалась на свободе вместе с ее владелицей, немедленно отскочившей в сторону, развернувшейся в сторону центра поселения. А по дорожке уже бежал мощный блондин в оранжевой куртке, под которой удобно пряталась кобура с оружием. Впрочем, удлинившиеся клыки и янтарь в глазах информировали посвященных, что он и сам является оружием, готовым к бою.

     - Что происходит? – окинул место эпической звуковой атаки охранник, приобнимая подбежавшую девушку за плечи и становясь в полоборота, автоматически прикрывая ее от возможной атаки. В изумрудных глазах за серебристыми ресницами мелькнуло узнавание. Мужчина поклонился Главе дружеского клана, однако настороженность в глазах, как и поза, не изменились. Он продолжал оберегать гостью.

     - Уже все в порядке, пойдем, Каре, - женщина покосилась на Хаэри и первой двинулась вперед по тропинке, следом пошел и блондин, предварительно поклонившись высокопоставленному гостю, оставшемуся в одиночестве. Глядя на уходившую пару сузившимися глазами, пока они не скрылись за елями, Хаэри медленно сжимал и разжимал пальцы правой руки, той самой, которой удерживал госпожу Арэли. А потом отпустил. И причиной тому был не крик, не неожиданность, не резкое движение, а безграничный, всеобъемлющий ужас, разлившийся полноводной мощной рекой и затопивший собой глаза брюнетки, когда он схватил ее. Этот страх прорвался внезапно, и она не смогла его контролировать. И именно он заставил отступить в сторону, взять паузу и хорошо подумать. Нырнув в глубину, Хаэри сочувственно посмотрел на прикрывшего морду лапами и прижавшего уши, выглядевшего виноватым а на самом деле просто попавшего под звуковую атаку волка. Ничего. Это пройдет. Особенно, если помочь.

     Переходя на бег, брюнет спустя десять минут добрался до «звериной» зоны, перекинулся, в который раз благодаря природу и родителей за мощный дар, позволявший совершать оборот вместе с одеждой, и понесся дальше, наслаждаясь хрустом снега под сильными лапами, обрушившимися на волка со всех сторон лесными звуками и запахами. Охотиться не хотелось, хотелось просто бежать вперед, взрывая рыхлый снег и разметая его хвостом. Откуда-то сбоку донесся запах мощного самца снежного волка, однако тот приближаться не стал, видимо, тоже нравилось одиночество, так что Хаэри продолжил свой забег, забирая в сторону, чтобы в конечной точке вернуться к гостевому дому, предоставленному его для проживания. В котором по возвращении его дожидался пепельноволосый субъект в оранжевой куртке и с оружием, впрочем, зачехленным. Вел себя данный посетитель крайне вежливо. Склонив голову в ритуальном поклоне, передал приглашение на беседу от Главы Снежных волков, ожидавшего влиятельного гостя в своем особняке, до коего последнего довезли с комфортом на снегоходе.
     … …
     Встав с кожаного дивана, лорд Эзак плавно прошагал по брошенным на пол мягким снежно-белым шкурам, приблизился к уже снявшему куртку в холле и вручившему ее слуге гостю и крепко пожал протянутую руку.

     - Лорд Эраэ, - жестом пригласил присесть на кипенно-белый диван. Сквозь стеклянную стену практически на три стороны, укрепленную лишь деревянными балками, можно было бесконечно долго наслаждаться видом на заснеженный лес. В эту часть горной долины редко кто заглядывал, обычно свои старались не мешать лорду, а тех, кто был не в курсе, вежливо, но настойчиво заворачивали серьезные служащие в неприметной, очень теплой и очень специфической одежде. Мазнув взглядом по зимним красотам за окном Хаэри присел, сдвигая в сторону подушку разных оттенков коричневого и даже не замечая этого, как и жеста хозяина дома, отправившего слугу за угощением. Уставившись в одному ему известную точку на огромном экране сверхтонкого телевизора, мужчина пытался осмыслить буквально пару минут назад свалившуюся на него информацию, после которой и убранство дома, куда он пришел, и сам хозяин, и даже его вопросы, отошли на задний план.

     Только что, когда Хаэри подъехал на снегоходе к дому и ступил на вычищенную площадку, с красовавшимся в центре островом из многочисленных разновидностей декоративных елей, он заметил стоявшую рядом с ними Лэави. Девушка как раз наклонилась к карликовому деревцу нежно-салатового цвета, пытаясь заснять удивительной формы веточки. Внезапно в воздухе зазвенело, расходясь мощными звуковыми волнами во все стороны веселое, задорное и радостное: «Мама, меня черепаха укусила!» Отвлекшись от объекта своих наблюдений, Хаэри развернулся в сторону источника этих сбивавших с ног и вызывавших улыбку эмоций и увидел спешившего со всех ног, едва не полетевшего в снег носом, но выправившегося мальчишечку в сползшей на глаза шапке, которую тот пытался вернуть на место, однако разочаровавшись, сдернул с головы, выпуская на свободу упавшие на плечи длинные черные пряди, чуть влажные.

     - Фар! – резкий окрик вынудил пацененка мигом накинуть капюшон, а в следующую секунду он уже влетел в объятия быстро подбежавшей к сыну брюнетки, мгновенно и без лишних проволочек вернувшей головной убор на законное место. Погрозив пальцем ребенку, она присела перед ним, внимательно разглядывая вытянутый вперед палец, видимо как раз и ставший жертвой сверхагрессивной черепахи, и спросила: - Надеюсь, только она тебя? – слышавшие это и видевшие обиженную мордочку мальчика не смогли удержаться от улыбок.

     - Нет, она же не специально…, - дальше думать дитенышу было неохота, так что он отмахнулся и продолжил говорить о том, что его, действительно, занимало, - Мама, представляешь, я ее хотел погладить, а она как шею вытянет, как укусит! А какие у нее зубы! – кажется, не только Хаэри и родительница невольно прислушивались к повествованию мальчика, но и остальные случайные свидетели этого зрелища. Посмотрев на конечность и чмокнув ее, молодая женщина поднялась с корточек и недоуменно потянула себя за концы шарфа, поглядывая на восторженно подпрыгивавшего, словно мячик на веревочке, сынишку: - А разве у черепах есть зубы? Вроде бы у них клюв….

     - Конечно!? А чем же она меня тогда укусила? – последовал возмущенный ответ, следом за которым по небольшой площадке прокатилась волна сдержанного хихиканья, смешков и сдавленного кашля. Покачав головой, госпожа Арэли обняла свое сокровище и, широко улыбнувшись, повлекла его в сторону, тихонечко рассказывая о том, что в древности черепахи были хищниками и у них, как и у прочих, были зубы, но со временем, благодаря крепкому панцирю в том числе, необходимость в острых зубах отпала, и их заменили роговые выросты на челюсти, хотя, конечно, они тоже были очень крепкими, сильными, так что это было, наверное, очень больно, когда черепаха попробовала его на «зуб». Однако малыш ее уже не слушал, с восторгом рассматривая небольшое, похожее на невысокую пирамидку деревце золотисто-зеленой расцветки, развернулся в сторону женщины: - Мама, это елка? – в голосе ребенка слышалось просто море недоверия. И такое же неверие, ошеломление могли заметить случайные люди в глазах черноволосого мужчины в синей куртке, до которого порыв ветра донес запах дитеныша, но это уже было неважно. Ибо главное он уже увидел своими глазами, правда, при этом изрядно сомневаясь в собственном рассудке.

     В этот момент Хаэри в полной мере осознал, что значит «стоять, как громом пораженный». На пару мгновений он замер на месте, в то время как сознание находилось в полном ступоре, пытаясь осознать невозможное. Мальчик был оборотнем. И в этом не было ни малейших сомнений. Да, исправленный блокатором запах сына госпожи Арэли не давал ни малейшей полезной информации, но это не имело значения, ибо спутать оборотня с кем-то еще было практически невозможно, по крайней мере, при определенных обстоятельствах и для посвященных. Последний здесь присутствовал и имел возможность наблюдать янтарный блеск маленького, но хищника в глазах возбужденного, пока еще плохо контролировавшего свою звериную ипостась ребенка, чуть заострившиеся клычки, обнажившиеся, когда малыш запрокинул голову, смеясь. В принципе, для обычных людей это осталось бы незамеченным, или бы решили, что дефект, но в том то и дело, что Хаэри к обычным людям не относился никоим образом. Все, на что хватило мужчину в тот момент, это кивнуть провожатому и молча подняться по ступеням, улыбнуться хозяину дома и северных территорий и опуститься на диван.

     А в голове крутились не особенно радостные мысли. Во-первых, срочно требовалось свернуть разговор с лордом, максимально вежливо, ибо обсуждать ситуацию сейчас, в свете открывшихся обстоятельств, было не только бессмысленно, но и опасно, а во-вторых, предстояла грандиозная кадровая чистка, ибо результаты анализов либо были подделаны, либо кто-то очень сильно недосмотрел. Это еще предстояло выяснить. Держать идиотов и предателей на таких должностях и работах было слишком дорогим, а иногда и фатальным удовольствием. Хаэри ощущал себя сидящим на мелких угольках. Хотелось подпрыгнуть и «почесаться», но приходилось сохранять спокойную мину и контролировать каждый вздох и каждое движение под внимательным взглядом ледяных бело-голубых глаз вожака северных.

     Не торопившегося, к счастью для брюнета, начинать разговор. Сначала он проследил за тем, как плавно и чинно слуга наливает чай в светлые зеленоватые чашки с цветочными золотистыми завитками, полюбовался на отсветы янтарного напитка на золотистых же внутренних стенках чашки, пододвинул гостю разделенное на несколько секторов блюдо, в каждом из которых находились различные виды орехов, подцепил ложкой темно-коричневый ароматный мед и добавил его в травяной напиток, принюхиваясь к получившемуся аромату, дождался, пока гость сделает несколько глотков и отправит в рот горсть кедровых орешков. Затем последовала неспешная беседа о погоде, здоровье и жизни встретившихся за невысоким круглым столиком, ломившимся от вкусностей.

     Пока хозяин дома выполнял свой долг гостеприимства, взявший себя в руки и проанализировавший, насколько это было возможно, ситуацию Хаэри, аккуратно интересовался жизнью и здоровьем главы и его семейства, выражал восхищение угощением, на что лорд Эзак с гордостью ответил, что даже мед они собрали на собственной пасеке, после чего брюнет воззрился на мужчину с искренним удивлением, не представляя, как можно было добиться подобного за короткое северное лето. В результате еще некоторое время ушло на объяснение нюансов жизни пчел, особенностей конкретно данного вида и прочих хитростей. Лишь после этого, когда чашки были наполнены в третий раз, хозяин дома отодвинулся от стола, удобно облокачиваясь на спинку дивана, и взглянул на сидевшего сбоку, на второй части углового дивана гостя.

     - Лорд Эраэ, - последний так же отставил чашку и спокойно посмотрел в северные айсберги глаз. Помедлив мгновение под сталью взгляда брюнета, владелец дома продолжил, - Сегодня на нашей территории произошел некий инцидент…, повторения которого нам бы не хотелось, - среброволосый потянулся к блюду и отправил в рот горсть орехов пекан.

     - Лорд Эзак, - принял подачу гость, расстегивая две верхние фигурные пуговицы темно-вишневого пуловера, - прошу прощения, если доставил неудобства, и я ни в коей мере не хотел доставлять неприятности госпоже Арэли, лишь желая получить ответы на несколько весьма важных для моего клана и меня лично вопросов, - здесь Хаэри замолчал, снова прибегая к помощи ароматного напитка, чтобы потянуть время, так как говорить о том, что благодаря спустя рукава проведенной работе собственных подчиненных, он сейчас сидел в глубокой луже, спешно просчитывая появившиеся варианты, было бы явно лишним. Выносить сор из избы нужно было вместе с источником мусора и так, чтобы другие об этом знали как можно меньше.

     - Что же, лорд Эраэ, я понимаю, что нам всем периодически бывает нужна информация…, - глава северных многозначительно помолчал, глядя на отсветы пламени в камине, затем продолжил, - леди Арэли является не только гостьей нашего клана. Она – наша сестра, наш друг. И она, и ее сын находятся под защитой нашего клана и под нашей ответственностью. Их жизни вручил нам наш дорогой, к сожалению, уже ушедший на следующий виток жизни друг. Поэтому прошу принять, что любые ответы на любые вопросы возможны исключительно при добровольном согласии леди Арэли. И никак иначе.

     Зачерпнув на этот раз белоснежного меда, больше похожего на густые сливки, и добавив к нему горсть ореховой смеси, Хаэри неторопливо пережевывал изысканное угощение, внешне расслабленно наблюдая за долбившим ближайший к дому ствол дятлом. Птичка старалась изо всех сил. И Хаэри чувствовал с ней некое родство. По крайней мере, ему тоже казалось, что он стучится в какую-то непроходимую стену, мягкую, упругую и очень прочную. У него даже голова начала болеть. Переведя взгляд на хозяина дома, он повел рукой в сторону угощения: - Благодарю Вас. Все было очень вкусно. Щедрость Вашей земли и клана просто поражает, - затем чуть склонил голову набок, - и заверяю Вас, что все услышанное останется в моем сердце, - больше ничего говорить не требовалось. Поднявшись с места, лорд Эзак проводил гостя до выхода, подождал пока тот накинет куртку и откроет двери, улыбнулся стоявшему на пороге брюнету, и вдруг остановил: - Лорд Эраэ, - замолчал на мгновение, а потом, словно через силу, взвешивая каждое слово, как будто оно весило не меньше центнера, добавил, - я не знаю, что именно Вам нужно, но прошу Вас принять во внимание, что таких порядочных людей, как леди Арэли, я, пожалуй, в своей жизни могу пересчитать по пальцам. Если Вы считаете, что она в чем-то замешана, то ищите другой источник….

     Сдержанно улыбнувшись, Хаэри поклонился, приложив руку к сердцу, благодаря главу за слова, которые, в общем-то, тот мог и придержать. Оставалось теперь только понять, насколько сам лорд Эзак в курсе происходящего на его территории. А для этого требовалось связаться со службой безопасности собственного клана и… время. Ему нужно было понаблюдать за брюнеткой в, так сказать, естественной среде. Выйдя за двери, мужчина с интересом огляделся вокруг. Однако любопытной для него парочки ожидаемо уже не было. Все-таки визит был довольно длительным. Осмотрев стоявшие «на привязи» снегоходы, Хаэри, приподняв бровь, отчего лицо приняло несколько лукавое выражение, изъявил желание воспользоваться данным транспортным средством. И, естественно, никто не отказал высокопоставленному гостю, с которым пил чай Сам. На предложение воспользоваться услугами водителя Лорд ответил пожатием плеч и легкой усмешкой, повернул ключ зажигания и плавно вырулил с подъездной дорожки под внимательными оценивающими взглядами зрителей. Правда, тут же остановился и осведомился, где оставить снегоход. Получив ответ, что его потом заберут от его дома, кивнул и, не уточняя адрес, справедливо полагая, что его и так знают, уехал в нужном направлении, благо с ориентацией в пространстве у оборотней проблем никогда не было.

     Швырнув куртку на кожаное черное кресло, Глава черных прошел к дивану, вытягивая ноги в направлении зажженного приставленной к апартаментам обслугой камина, пару мгновений, прищурившись, наблюдал за пляской огненных язычков на черных угольках, собираясь с мыслями, затем расстегнул и стянул пуловер, оставаясь в черной хлопковой футболке, раздраженно сдернул с волос зажим, поворошил гриву, позволяя ей рассыпаться по спинке светло-бежевого дивана, достал телефон и замер, решая, кому звонить и в какой очередности.

     Постучавшая в двери высокая стройная женщина с неизменными пепельными волосами, как у всех представителей клана северных, водрузила на низкий квадратный столик внушительный поднос, составила на каменную столешницу сытный ужин, улыбнулась оторвавшемуся от телефона брюнету, получила отрицательный ответ на вопрос: - Нужно ли ему еще что-нибудь?, после чего удалилась, плотно прикрывая за собой дверь. При появлении посторонних мужчина быстро завершил разговор, благо к тому времени успел весьма проникновенно попенять по поводу ошибок при проверке на совпадение родственности ДНК найденного волоса с ДНК госпожи Арэли и прояснить некоторые моменты.

     Теперь оставалось дождаться результатов расследования, а потом лично побеседовать с каждым. Все-таки у Главы клана было одно существенное преимущество перед всеми остальными. Находившиеся в его ответственности оборотни физически не могли соврать вожаку, точнее, могли попытаться, но при должном желании и умении, а этого у Хаэри было предостаточно, их всегда можно было вывести на чистую воду. Так что перекладывать на других это дело на этот раз брюнет не собирался. А еще следовало провести такую же беседу, вдумчиво и мягко, с Кейном и начбезом. На всякий случай и в целях профилактики на будущее. Чтобы не расслаблялись, ибо одного брюнета на все дела клана явно не хватит, так что… пусть работают активнее.

     А пока… Хаэри потянулся как огромный довольный кот, глубоко, с чувством вдохнул и внезапно зевнул. Рассмеялся и взглянул за окно, где сгустилась северная ночь, зажигая на небе крупные, непривычно яркие звезды. Распахнув створки, брюнет с наслаждением вдохнул ароматный зимний воздух, полнившийся запахами птиц и мелких зверей, волк также принюхался, но после дневной пробежки куда-то мчаться желания не испытывал, так что и разумная, и звериная ипостаси сошлись на том, что лучше полежать на диванчике, а дальше планы разошлись. Волк предпочел дремать, в то время как его разумная часть чертила схемки в блокноте, пытаясь разобраться в происходящем и наметить план на завтрашний день.

     Отложив ручку, Хаэри с досадой посмотрел за окно, сожалея об отсутствии генетического материала, так что подтвердить предположение, что ребенок являлся потомком одного из клана снежных, не представлялось возможным. Но… можно было поговорить с его матерью. Возможно, удастся что-нибудь выудить. Вот только сделать это нужно было очень аккуратно. Внезапно в комнате посветлело, а на улице раздались крики и восторженные взвизгивания. Выглянув, Хаэри улыбнулся и поспешил к выходу, накидывая куртку уже на улице и надвигая капюшон. Хоть у оборотней и было крепкое здоровье, но холод ощущался чем-то некомфортным. Впрочем, у северных подобных проблем не возникало. Большая часть из них сейчас стояла едва ли не в унтах на босу ногу, задрав непокрытые головы вверх. В основном это были дети с родителями и приезжие, кому зрелище перекинувшегося на все небо переливавшегося свечения еще не наскучило.

     Улыбаясь, Хаэри думал о том, как завораживающе иногда смотрятся результаты обычного взаимодействия энергий и полей. На мгновение он перевел взгляд в сторону, отрываясь от космического действа, и замер, прищурился, всматриваясь в ночной мрак, где стояли трое. Молодая женщина застыла, запрокидывая голову и улыбаясь, в то время как ее сын, так же как и мать внимательно следивший за небесным представлением, уютно устроился в крепких объятиях главы северных волков, прижимаясь к нему всем тельцем и обнимая за руку. Мягкая нежная щечка ребенка касалась уже слегка морщинистой кожи лица блондина, придерживавшего рукой молодую женщину, страхуя ее от падения. Неужели Фар – внебрачный сын лорда Эзак? Хаэри сузил глаза, ловя мельчайшие движения, малейшее проявление эмоций, способных дать дальнейшую информацию, обкатывая в голове мысль о том, что если он прав, то… следует подумать над тем, что нужно одному блондинистому волку-оборотню от лорда Эзак. И стоило ли делиться догадками с упомянутым лордом. Впрочем, последнее было лишним, так как догадки к делу не пришьешь.

     Пока его не заметили, Хаэри развернулся и тихо ушел в дом, остановился у почти прикрытой двери, смазанным, поверхностным взглядом, чтобы вожак не учуял, следя за интересовавшими его любителями северного сияния. На долго их не хватило. Заметив, что молодая женщина стала все чаще переступать с ноги на ногу, блондин что-то сказал на ухо ребенку, тот кивнул, и троица направилась к стоявшему на незначительном отдалении уютному домику, в открытом проеме которого виднелся силуэт широкоплечей мощной женщины с короткой стрижкой. Неподвижной тенью Хаэри застыл у дверей, продолжая наблюдать за соседями. Волк, вероятно почуяв какую-то пробегавшую поблизости дичь, присел и прижал уши, готовый в любой момент сорваться в прыжок.

     Через десять минут двери отворились, выпуская наружу мужчину, чьи длинные волосы серебрились в свете постепенно сходившего на нет северного сияния. Постояв чуть на пороге, блондин неспешно зашагал в сторону собственного дома, затем встряхнулся, и вот уже огромный пушистый снежно-белый волк, сливаясь со снегом, несся вперед, перепрыгивая через невысокие елочки и внушительные сугробы, тихо, едва слышно порыкивая. А со всех сторон в ответ раздавалось такое же едва уловимое рычание собравшихся на прогулку-охоту вместе с вожаком членов стаи. Улыбнувшись, Хаэри закрыл дверь и вернулся на свой любимый диван. Выключил хлопком свет и замер, рассматривая мелькавшие в ночном лесу серебристо-серые тени и зеленые огоньки. Постепенно растаявшие вдалеке.
     … …
     Солнечное ясное утро… здесь не наступало. Точнее, когда на небо неспешно вскарабкивалось уставшее северное солнышко, всем обитателям долины пора было уже обедать, так что вставать приходилось по будильнику или спать, пока не проснешься. Второй вариант Лэави устраивал. Выспаться не помешало бы, однако у нее был свой собственный будильник. На двух крепких ножках, только что шустро прошлепавших по белоснежному деревянному полу и забравшихся под полосатое, как матроска моряка, одеяло, прижавшихся горячими пятками к прохладным ногам мамы.

     - Доброе утро, дорогой, - женщина ласково пригладила встопорщенные прядки и лениво улыбнулась солнцу своей жизни. Не удержалась и зевнула прямо в пушистую, пахнувшую карамелькой детского шампуня макушку.

     - Доброе, - вынырнуло откуда-то из-под одеяла чудо и тут же спросило, - куда сегодня пойдем?

     Пожав плечами, Лэави приподнялась, удобнее устраиваясь на зебрястых подушках и непроизвольно оглядываясь на находившееся в изголовье окно в простой белой раме. Убедившись, что на улице еще темно и серо, вдруг вспомнила, как ужасалась, когда оказалась в этой комнате первый раз. Как? Окно у головы, да еще у кровати. Это же холодно и спать мешает. Оказалось, не холодно, и совсем не так мешает. Летом всегда можно было опустить плотную штору, хотя и этого не требовалось, так как окошко выходило на северную сторону, а зимой так вообще смысла не имело. Наоборот, света хотелось всем и побольше. Может быть, поэтому в архитектуре поселения преобладали стеклянные стены, панорамные окна и прозрачные потолки. К счастью, не полностью. Последние еще и обогревались, чтобы их не заносило снегом, ибо снимать его было весьма проблематично.

     - Давай для начала позавтракаем, - наконец, предложила Лэави, выползая из-под одеяла и непроизвольно трогая ногой пол. Теплый. Потянулась с удовольствием, обняла запрыгнувшего на колени мальчишку, чмокнула в сморщившийся нос и спросила, - Здесь? - кивнула в сторону примыкавшей к комнате небольшой веранды с огромными квадратными окнами, прямоугольным столом с красовавшимся на нем крохотным бонсаи, - или пойдем в кафе?

     - В кафе, - подумав пару минут, не забывая при этом подпрыгивать на маминых коленях, не слишком радовавшихся такой разминке, решило солнышко, сползло вниз по светло-голубым штанам, чуть не свезя за собой эту часть пижамы, благо Лэави успела подхватить и не упустить.

     - Зубы почистить, - крикнула вдогонку брюнетка, услышав в ответ недовольное: - А зачем чистить, если сейчас опять кушать!

     Вздохнула, прошла в свою ванную, посмотрела в зеркало и пожала плечами, глядя на свое недоумевающее отражение, прошептала: - Действительно, а зачем? – опять пожала плечами, сняла отщелкивающийся зеленый колпачок и принюхалась к мятному аромату зубной пасты, которую сын почему-то называл укропной и доказывал, что она пахнет укропом. Спорить с оборотнем, пусть и маленьким, Лэави не собиралась. Для успокоения совести купила пучок укропа, продемонстрировала дитенку, выслушала, что паста пахнет очень похоже, и на этом история закончилась. А укропная паста все так же жила в ее ванной комнате, в то время как Фар выбрал себе неожиданно солено-ментоловую. Благо, ее можно было пользовать и детям.
     … …
     Небольшое уютное кафе было еще приятно пустым. Все-таки не у всех отдыхающих были такие неугомонные будильники, чтобы прийти на завтрак чуть ли не к самому открытию. Устроившись в уютном овальном кресле, Лэави наблюдала за тем, как, забравшись на диван, стоя на коленях, Фар внимательно рассматривал черно-белые абстракции и графические изображения, висевшие на стенах.

     - Фар, ноги, - напомнила она сыну, тот тут же оглянулся, проверяя, что не задевает унтами, пусть и чистыми, серую тканевую обивку, после чего вернулся к своему занятию, а к Лэави подошла официантка. С пустыми руками и извиняющимся видом. Прыснув смехом, брюнетка махнула рукой и широко улыбнулась: - Ну что Вы. Все в порядке. Это мой будильник, - повела кистью в сторону сына, прилипшего к изображению паровоза в разрезе, - так рано встает. Будем рады чему-нибудь теплому, желательно свежему, но если что, то и вчерашнее сойдет.

     В этот момент из подсобки выглянула владелица заведения, громко поздоровалась и не менее громогласно заявила подчиненной, что эти гости вредничать не будут, а потому им свежего хлеба, разного, варенья и меда, и обязательно заварить кофе. А малышу шоколад и молоко.

     - И моррроженое, - раскатисто подхватил ради такого дела отвернувшийся от картины Фар. Три женщины слаженно рассмеялись, владелица заверила, что мороженое будет обязательно с орехами, шоколадом и карамелью. Спустя каких-то десять минут, которые Лэави провела за блаженным ничегонеделанием, наслаждаясь вакуумом в мозгах, лениво и неспешно пережевывавших какие-то мимолетные, как облака, мысли, а Фаркас продолжал обследовать, чуть ли не прилипая носом к каждой, картины, завтрак оказался на столе. Впиваясь в хрустящую корочку, молодая женщина поймала себя на мысли, что, пожалуй, счастлива. Улыбнулась шуршавшей тряпкой через пару столиков от них официантке, помахала рукой с горбушкой владелице, пересчитывавшей пивные бокалы, и ухватила чайной ложечкой изрядное количество персикового варенья, отхлебнула изумительно приготовленный кофе, из каких-то невероятно обжаренных зерен, отчего появлялся сливочно-молочный привкус, и повернулась на звук закрывшейся двери.

     Нахмурилась, разглядывая щурившегося от мягкого, но все же яркого по контрасту с уличным, освещения брюнета, отряхивавшего от начавшегося, пока они сидели в кафе, снега свою темно-синюю куртку. Гость повесил ее на специально устроенные сбоку вешалки, от вида некоторых, например, оленьих рогов, Лэави передергивало каждый раз, но она благоразумно молчала, так как, во-первых, понимала, что оборотни – хищники, во-вторых, сама она тоже говядинкой и курочкой не брезговала, так что ничем не отличалась, по сути, а в-третьих, прекрасно знала, что оборотни лишнего у леса не брали, наоборот, отлов браконьеров был поставлен на этой территории наилучшим образом, так что последние уже и не рисковали соваться в заповедную зону несмотря на огромное количество редких животных, прекрасно здесь размножавшихся и росших. Кроме того, была даже организована специальная фирма, занимавшаяся наладкой охраны прочих заповедников и национальных парков, некоторые из которых финансировались теми же кланами, только через подставных лиц. Кланы платили, кланы выполняли, налоги шли государству, браконьеры, кто куда, а животные жили в своих ареалах обитания значительно спокойнее.

     Пока Лэави размышляла о том, что эта охранно-заповедная история могла быть еще прекрасным способом по отмывке денег, мужчина успел поздороваться с владелицей кафе и приблизиться к столику. Вздохнув, Лэави покосилась на соседний, где сидела, подобравшись и приготовившись, Анжелиса, посмотрела за окно, там как раз ненавязчиво прогуливались двое высоких мощных светловолосых мужчин, и успокоилась. По крайней мере, здесь ей и ее сыну ничего не угрожало, а пару минут неприятных наездов она как-нибудь переживет. А в следующий миг агатовые глаза изумленно расширились. Молодая женщина с трудом удержала на месте стремившуюся отпасть челюсть, пытаясь переварить тот факт, что этот видный высокопоставленный оборотень склонился перед ней в поклоне.

     Выпрямившись, мужчина произнес: - Леди Арэли, прошу прощения за вчерашнюю неприятную ситуацию, - он повел бровью и покосился на пустое кресло, приставленное к столику Лэави. Та, ошеломленно хлопнула глазами, сглотнула и нерешительно кивнула, позволяя оборотню присесть. В ответ опять последовали слова благодарности. Дизайнеру захотелось потрясти головой, чтобы убедиться, что это все реально, но вместо этого она ущипнула себя за ногу. Поморщилась. Было больно, зато мозги встали на место. Подошедшая официантка разрядила атмосферу. Улыбаясь малышу, она аккуратно поставила перед ним глубокую, темно-зеленую глиняную миску с снежно-белой горкой мороженого, присыпанной всем, чем только можно.

     - Спаасибо, - мальчик расширенными глазами заворожено смотрел на это чудо, затем схватился за ложку и принялся перемешивать свое угощение, в то время как взрослые продолжили свой разговор.

     - Леди Арэли, я еще раз прошу прощения за вчерашнее. Теперь, - он кивнул в сторону облизывавшего ложку брюнетика, - мне вполне ясно, откуда Вы знаете об оборотнях, да и рекомендации лорда Эзак не та вещь, которую можно игнорировать…, - он вернул улыбку вежливой официантке, принесшей внушительную миску с только что подоспевшим горячим супом, с плававшим в нем яйцом и горкой сметаны, с которого он решил начать день, зачерпнул ложкой, подул и снял пробу, затем продолжил, - Думаю, что в качестве компенсации задолжал Вам объяснения…, - прервался, так как суп пах слишком ароматно, а собеседница аппетитно хрустела свежей корочкой, намазанной золотистым медом.

     Разговор продолжился, когда миска наполовину опустела, а Фар выскреб последние остатки вкусняшки и облизал ложку, при этом Лэави покачала головой и тихонечко напомнила мальчику о правилах хорошего тона, в итоге малыш проводил печальным взглядом не замеченный ранее орешек и со вздохом отправился обследовать еще не рассмотренные сегодня картины, не замечая, как за каждым его движением следят спокойные серые глаза. Услышав легкое покашливание, мужчина перевел взгляд на брюнетку, смотревшую несколько холодно и настороженно, и успокаивающе улыбнулся: - Леди Арэли, еще раз повторяю, то, что случилось, больше не произойдет. Наверное, Вы знаете, кем является для оборотня истинная пара, - Хаэри взглянул на собеседницу, та медленно, едва заметно кивнула, продолжая греть руки о теплую чашку с кофе, уже вторую, - тогда понимаете, что нас очень сильно насторожила невозможность найти пару лорда Грегора. Казалось, что это сделано специально, чтобы свести его с ума, причем, - он внимательно посмотрел на девушку, - в прямом смысле этого слова.

     Та опять кивнула, покрутила в руках звонко-оранжевую чашку с крупным мохнатым то ли васильком, то ли еще чем, поставила посудину на стол, потянулась, коснулась рукой нежно-розового бутона полураскрывшегося тюльпана, росшего в горшке прямо на столе, помолчала. Хаэри тоже не произносил ни слова, наблюдая за тем, как женщина принимает какое-то решение.

     - Я, действительно, знаю про истинную пару, но… в тот момент, когда они встретились, не имела об этом ни малейшего понятия. Я просто хотела уберечь свою подопечную от нежелательного знакомства с слишком властным и не настроенным на серьезные отношения человеком. И приложила к этому некоторые усилия, - подозвав к себе ребенка, собеседница вручила тому несколько монеток, отправляя кормить рыбок в аквариуме, корм для которых можно было получить у барной стойки. Решительно проскакав к последней, юный оборотень ловко забрался по подножке барного стула на сиденье, выложил денежку на стойку и с надеждой уставился на владелицу кафе, тепло улыбнувшуюся молодому клиенту и выдавшую ему желаемое, заявив, что раз он пришел так рано, то может покормить рыбок, а вот более поздним посетителям придется остаться ни с чем, так как пережор не шел на пользу ни достойным оборотням, ни подводным обитателям.

     Проследив, как мальчик, под руководством официантки просовывает первую порцию еды в специальное отверстие, отчего жители аквариума, до того лениво плававшие между растениями, чрезвычайно оживились и со всех плавников ринулись к месту кормежки, Хаэри опять повернулся к брюнетке: - Но теперь, когда Вы узнали, что Элайша – истинная пара лорда Грегора, Вы можете не волноваться….

     - Действительно, - поднесла чашку ко рту Лэави, переводя взгляд с сына на окно, за которым потихонечку еще не светлело, но хотя бы серело. С изумлением Хаэри увидел, как чуть дернулся уголок рта собеседницы, словно…: - Леди Арэли, Вы боитесь, что о Элайше будут плохо заботиться? Но это невозможно. Лорд Грегор сделает все и даже больше для своей половины, и его супруга ее приняла.

     Молодая женщина все так же смотрела за окно, чуть улыбаясь наступающему утру, ароматному отличному кофе и забавному выражению мордочки сына, прилипшего носом к аквариуму, отчего нос стал похож на пятачок. В которой раз ее изумило это отношение к детям. В родном городе уже бы пара человек сделали замечание по поводу стекла, которое нужно мыть, рыбок, которых можно напугать и прочее. Здесь же, среди оборотней, дети спокойно росли, в меру хулиганя и балуясь, соблюдая лишь, действительно, серьезные правила. За потянутую за хвост кошку можно было огрести от родителей в полном объеме. А вот стекла потом спокойно протирались. Их все равно нужно было мыть каждый день. Детей зазывали показать что-нибудь интересное, восхищались ими и умилялись.

     Жалко, что не все в жизни оборотней было также. Она вздохнула и тихо кивнула в сторону окна, где по ярко освещенной фонарями, похожими на разноцветные лепестки цветика-семицветика, площади прохаживались, здороваясь и останавливаясь, чтобы перекинуться парой слов, прочие обитатели этого места: - Как Вы думаете, чем все эти мужчины похожи? Чем они отличаются от людей?

     Несколько озадаченный внезапным вопросом, Хаэри помедлил, а потом заметил: - Более сильные, физически развитые. Это если говорить о физической составляющей. Если же о психологической, то…, пожалуй, более уверенные, решительные, так? – он чуть склонил голову, побуждая взглядом собеседницу ответить. Та кивнула: - Все верно. А чем от них отличаетесь Вы, лорд Грегор и, например, лорд Эзак?

     Внимательные глаза цвета пепла смотрели задумчиво. Спустя пару минут, Хаэри отставил свою черную кружку, потер подбородок и произнес: - Больше ответственности, возможность принимать решения. Естественно, больше доход, меньше свободного времени.

     - Постепенно утрачиваемое желание слушать других и вставать на их точку зрения, я имею ввиду семейные дела, где хочется расслабиться, а не бизнес, где все работает по-другому, - подхватила собеседница, разглядывая отбрасываемые фонарями на снег радужные переливы, - уверенность в правильности собственного мнения и принятие любых решений в одиночку….

     - Разве это так плохо? – светло-розовая, практически неоновая рыбка подплыла к все так же не отлипавшему от стекла мальчугану и уткнулась носиком со своей стороны, казалось, в точности повторяя выражение лица юного зрителя, округлившего от такой неожиданности глаза практически до формы идеального круга. Вылетевшая из плавно покачивавшихся в воде изумрудных зарослей водорослей черная рыбешка с яркой оранжевой полосой, стремительно приблизилась, ткнула носом розовую, заставляя отпрянуть и сбежать с поля боя, после чего покосилась на открывшего рот мальчика и скрылась в подводном лесу. Отвлекшись от этой картинки, Хаэри повернулся к молодой женщине, успев уловить в глубине ее глаз легкую смешинку. Продолжил, - Элайша всегда будет под защитой, ей не придется думать о том, на что прожить, как. Она сможет заниматься тем, что ей нравится.

     - Не совсем так, - на алых губах собеседницы мелькнула сдержанная вежливая улыбка, - она будет заниматься тем, что ее супруг сочтет безопасным… и достойным…, однако в случае с Элайшей Вы правы. Такая жизнь для нее наиболее выгодна и разумна. Думаю, иногда она будет взбрыкивать и требовать больше прав, но, скорее всего, леди Атали сможет нивелировать любые сложности. Она достойный дипломат…, - молодая женщина вздохнула и разгладила серую тканевую салфетку, - что же касается других…, знаете, независимо от того, оборотень или человек, но личность Вашего уровня отлично знает, чего хочет для себя, и уверена, часто, что знает лучше, что хорошо для других. И это… удручает, - она откинулась на спинку кресла, прикрываясь чашкой, и продолжила, неподвижно глядя куда-то в окружающее пространство, - когда я думаю об этом, в моей голове крутятся строчки из песни одной известной группы. Пусть они звучат несколько… невежливо, некорректно, но очень подходят: Я на тебе, как на войне, а на войне, как на тебе. Но я устал…. Именно так я и представляю себе все это. Элайша – ведомая по жизни. Ее это устраивает. Она может закатывать истерики, что ее мало слушают, но в, действительно, серьезной ситуации, предпочтет переложить ответственность на другого. Но…, - склонив голову на бок, она лукаво улыбнулась брюнету, подождала, пока отойдет официантка, - не все такие, как она. И отстаивать не просто свою точку зрения, но еще и право на нее, это должно быть очень утомительно. И не каждому по плечу. Поэтому… я не считаю мужчину-оборотня, которому подобные черты присущи даже в большей степени, чем просто людям, идеальным партнером. Даже в случае истинной пары.

     На мышиного цвета скатерть капнула черная капля пролитого кофе. Молодой женщине пришлось поставить дрогнувшую в руке чашку с только что принесенным напитком на стол. Хаэри с удивлением наблюдал, как поползли вниз уголки губ, собралась на лбу морщинка, а в следующее мгновение на него уже смотрело спокойное лицо, излучавшее вежливость и… все. Тихо звякнул колокольчик, впуская новых посетителей – рослую высокую пару, в которой каждый имел светлые, почти пепельные волосы, отличие было лишь в том, что у женщины они были заплетены в хитрую косу, а у мужчины связаны в пучок. Оглядевшись и чуть поклонившись Главе чужого клана, они улыбнулись махнувшей рукой Лэави и устроились за столиком в углу, над которым на тонком металлическом на вид проводе нависала светившая теплым приглушенным светом полусфера торшера, освещая разлапистый то ли папоротник, то ли еще что-то фигурное и с длинными листьями, однако прекрасно себя чувствовавшее.

     - Мама, я ей понравился, - раздалось звонкое и радостное, заставляя улыбнуться окружающему миру даже Хаэри. Он смотрел, как, блестя глазками, юный оборотень указывал розовым пальчиком на большую полосатую скалярию, презрительно выставившую вперед нижнюю губу. Почему малыш решил, что она воспылала к нему дружескими чувствами, оставалось для взрослых за гранью восприятия. Поймав, буквально за подол передника, пробегавшую мимо с пустым подносом владелицу кафе Лэави тихонечко спросила: - Он этим рыбкам нервный срыв не устроит? Я могу его отозвать….

     - Да что Вы! – легкий смех владелицы поднялся к потолку светлого дерева, - они и не к такому привыкли. Ваш еще довольно спокойный, по сравнению с многими, - в ответ на это брови молодой мамы удивленно поползли вверх, а в глазах отразился чуть ли не ужас. За соседним столом, где сидела широкоплечая блондинка послышалось веселое кхеканье, весьма условно маскировавшее хихиканье. Облизнув губу, Лэави покосилась на прикрывшуюся салфеточкой женщину, развела руками, обращаясь к хозяйке заведения: - Знаете, мне, конечно, говорили…. Но…. Как же с ними родители справляются! Это же вечная батарейка, - она проследила взглядом за сыном, уже рванувшим в сторону очередных картин, забравшимся в кресло с коленями и что-то колупавшего на прочной, к счастью, раме.

     С изумлением в глазах, Хаэри наблюдал за явно с трудом подавившей желание схватиться за голову брюнеткой, извиняюще смотревшей на владелицу заведения, искренне ржущую над такими эмоциями. Последняя махнула рукой: - Леди Арэли, не волнуйтесь. Здесь все так делают. Зато родители могут спокойно посидеть и отдохнуть. Да и вообще. Вокруг снег. Грязи нет. Везде специальный состав, чтобы отпечатков не оставалось, а буде что запачкают, так ведь не на руках стирать же! Не переживайте. Наслаждайтесь лучше. Сейчас я Вам новинку принесу.

     - Куда уже, - безуспешно попыталась остановить унесшееся светловолосое торнадо Лэави, - я и так уже на сундучок с припасами похожа, - безнадежно добавила вслед. Потом посмотрела на Фаркаса, до того кружившего по залу, а на данный момент что-то активно обсуждавшего с сидевшими в углу посетителями, угощавшими ребенка крошечными бутербродиками. Малыш в долгу не остался, выудив из кармана ярко-оранжевую металлическую баночку с орехами в различной посыпке, пошуршал в ней и раскрыл ладошку с угощением. Из которой аккуратно взяли по штучке, заверив, что больше совсем не хочется и улыбнувшись над головой ребенка маме, вздохнувшей и тихо пробормотавшей: - И как же все-таки они тогда справляются!?

     - Внутренний хищник, даже маленький, прекрасно чувствует вожака стаи, которым является отец, так что тот всегда может призвать к порядку, затем идет вожак стаи. Да и любой сильный оборотень, кроме молодых, может воздействовать на ребенка, - аккуратно размешивая ложечкой принесенный травяной отвар, спокойно пояснил Хаэри, - но мы стараемся реже ограничивать детей, чтобы они чувствовали себя свободно, иначе детеныш может попытаться убежать в поисках свободы, а это чревато. Или оборотень вырастет слабым, - он пожал плечами, сделал первый, самый вкусный глоток и прижмурился, - Немножко странно, что отец Вашего мальчика не объяснил Вам это. И… что его не обнаружила наша служба безопасности….

     Замолчав и потянувшись к ароматной сырной нарезке, Хаэри подхватил тонкий желтый кусочек в крупных дырках и отправил его в рот, реагируя на весьма холодный взгляд, брошенный на него собеседницей, лишь чуть приподнятой бровью и абсолютно спокойным выражением лица. Увы, затея не удалась. Да брюнет на это особо и не рассчитывал, лишь попробовал. Вдруг, расслабившись и отвлекшись, молодая женщина выдаст хоть крупицу полезной информации. Не получилось. Констатировав данный факт, он потянулся за следующим кусочком, в то время как Лэави подозрительно принюхивалась к чему-то черному в лилейной кружке, похожей размерами на супницу. Хаэри даже не требовалось прилагать усилий, чтобы ощутить нотки меда, кардамона и шоколада.

     - Надеюсь, это вкусно, - практически беззвучно прошептала девушка и поднесла густую жижу ко рту, осторожно коснулась губами, отставила посудину и облизнулась. Глаза удивленно расширились, а лапки тут же потянулись назад к круженции. Показав смотревшей на нее с ехидной улыбкой владелице и экспериментатору извечный знак одобрения и покивав головой, брюнетка тихо позвала: - Фар….

     Развернувшийся от окна, на широком подоконнике которого он удобно устроился с какой-то бумажной фигуркой, уже сложенной ему еще одним посетителем, мальчик посмотрел на маму, поднявшую кружку в жесте приглашения. И опять одними губами: - Пробовать будешь?

     Конечно же, будет. Хаэри и не сомневался. Как, впрочем, и родительница. Отпив половину содержимого кружки, малыш довольно облизнулся, чмокнул маму в щеку и забрался на стул. Покопавшись в сумке, Лэави выудила пенал с карандашами и пару сложенных трубочкой раскрасок, одна была посвящена военным автомобилям, а вторая, изрядно потертая уже, драконам. Внутренне поморщившись, Хаэри вздохнул. При мальчике он вряд ли сможет обсудить то, что хотел. И, судя мелькнувшей во взгляде женщины ехидце, именно на это она и рассчитывала. Однако ребенку на планы взрослых было откровенно наплевать. Заниматься спокойной деятельностью ему пока не желалось, так что он весь извертелся в кресле, пытаясь найти новый объект для приложения своей энергии.

     - Фар, пойдем, я тебе котят покажу, вчера родились, - рядом со столом материализовалась улыбающаяся хозяйка, вытиравшая влажные руки о завязанный сзади шикарным бантом большой клетчатый передник и осматривавшая пока еще полупустой зал. Сползая с кресла, мальчик посмотрел на маму. Та улыбнулась и кивнула. Из-за соседнего стола поднялась примеченная ранее, уже знакомая Хаэри по фотографиям, кареглазая блондинка в футболке с коротким рукавом, не скрывавшей объемную цветную, в красно-черных тонах татуировку на одной из рук. Неслышно и плавно женщина скользнула следом за малышом, на что владелица ресторана не повела даже глазом, по всей видимости, уже привычная к этому.

     Спустя пару минут троица скрылась за массивной дверью темного дерева с внушительной ручкой-кольцом, а Лэави со вздохом поставила локти на стол и оперлась на сложенные в замок руки, замирая на мгновение. Хаэри лишь понимающе поморщился, пока женщина не видела. Судя по последним докладам, она изрядно устала, а времени на отдых было очень мало. Однако уже спустя пару секунд, брюнетка вернулась в вертикальное состояние, чинно складывая одну руку на коленях, а второй придерживая стоявшую на столе кружку, уже пустую. Посмотрела на сотрапезника, как ни в чем не бывало таскавшего из большой миски мелкие хрустящие сухарики: - Я не понимаю, как здесь могут жить кошки и собаки? Ведь волки – хищники. Для нас было большой проблемой подобрать кошку, которая не будет бояться….

     Сбоку громко хлопнула входная дверь, которую не успел придержать вошедший мужчина в белоснежном пуховике с черной меховой оторочкой, он виновато развел руками и улыбнулся всем, кто находился в помещении. Отвлекшись на посетителя, Лэави не заметила, как на мгновение хищно сузились глаза сидевшего напротив брюнета, как на миг чуть замедлилось движение тянувшейся к сухарям руки, а потом возобновилось. Когда Лэави посмотрела опять на Хаэри, тот спокойно улыбнулся: - Все дело в привычке. Сейчас, я уверен, на территории клана живут животные, рожденные здесь. Они с первого дня привыкают к запаху оборотней, знают, что опасности нет, поэтому и не боятся, - он хрустнул сухариком, запил остатками отвара и грустно посмотрел в чашку, затем на сотрапезницу, - Вы же читали и слышали о случаях, когда кошки выкармливали щенят и не только. Здесь тот же самый принцип.

     - Спасибо, действительно, все просто, - брюнетка смущенно улыбнулась, видимо, немного неловко ощущая себя из-за того, что сама не додумалась до столь простого и логичного объяснения. А ведь могла, просто не сочла нужным. Однако внутренние самокопания были прерваны посерьезневшим мужчиной. Чуть наклонившись вперед, тот тихо произнес: - И все же, леди Арэли, что касается Вашего сына, - ледяной взгляд, требовавший остановиться, он пока предпочел проигнорировать, лишь откидываясь в кресле и подав знак официантке. Та подошла, получила заказ на две чашки поданной Лэави экспериментальной вкусняшки и смесь орехов и отправилась исполнять, а Хаэри продолжил, все так же ровно и миролюбиво: - Как Вы знаете, многие компании предпочитают наблюдать за теми, кто выполняет для них крупные заказы…, - в ответ согласно кивнули, - мы не являемся исключением….

     Поджав губы и помолчав пару мгновений, Глава продолжил, подбирая слова более тщательно, но при этом сохраняя видимость пусть не легкой, но не слишком напряженной беседы: - Некоторое время назад наши сотрудники обнаружили, что вокруг Вас и Вашего сына наблюдается некоторая… нездоровая активность, - серые глаза посмотрели на устремившую взгляд за окно женщину, а затем плавно заскользили по картинам на светлого дерева стене, в тон потолку, говоривший чуть повел кистью, недовольно хмурясь, - к сожалению, мы думали совсем не в том направлении, однако сейчас есть опасения, что это связано с Вашим сыном….

     - Знаете, - прервала паузу подпершая рукой подбородок и наблюдавшая за улицей Лэави, - еще три минуты назад я бы с Вами не согласилась, - она молча указала глазами направление, куда спустя миг посмотрел и Хаэри, тут же приподнимая бровь и склоняя голову к плечу, изумленно разглядывая стоявшего на площадке, оглядываясь, некоего, хорошо ему известного по снимкам, широкоплечего блондина. В сером свете, да еще из-за стекла рассмотреть цвет глаз не представлялось возможным, но брюнет не сомневался, что они были ярко-синими. Он повернулся к подошедшей официантке, принимая чашку, на этот раз изумрудного колера, в то время как его сотрапезница поблагодарила улыбчивую женщину за свою порцию, сделал глоток, дожидаясь, пока лишние уши удалятся от стола, и их беседу не будет слышно благодаря ненавязчивой музыке, заполнявшей окружающее пространство именно с целью, чтобы чуткие уши оборотней не грелись на чужих секретах, удовлетворенно хмыкнул, оценивая новый вкус и заметил, благосклонно принюхивавшейся к своей чашке женщине: - Что ж, может быть, стоит обсудить этот вопрос с лордом Эзак? – и многозначительно покосился на дверь, из-за которой до сих пор не появились любители кошачьих.

     - Зачем это? – успела спросить, удивленно округляя глаза и рот, Лэави, а потом перехватила взгляд и прыснула прямо в кружку. Отставила ее в сторону, чтобы не разлить и прикрыла рот ладонью. Хихикнула, весело блестя агатами глаз. Покачала отрицательно головой, огляделась и наклонилась вперед, прикрывая лицо от посторонних ладошкой, так, чтобы прочитать по губам мог только брюнет, прошептала, старательно понижая голос: - Лорд Эраэ, Вы решили, что лорд Эзак – отец моего ребенка? – вздохнув, молодая женщина понимающе улыбнулась, - Что ж, я вполне могу понять причины, по которым Вы сделали подобные выводы, однако заверяю Вас, что лорд Эзак ни коим образом не может быть ни отцом, ни даже кровным родственником Фаркаса.

     Бросив тревожный взгляд на улицу, где к счастью заметный блондин уже не наблюдался, уйдя куда-то в одному ему известном направлении, так и не додумавшись заглянуть в ресторанчик, женщина сдула со лба прядку и продолжила, все так же едва слышно: - Лорд Эзак является нашим хранителем, тем, кто нас защищает, заботится о нас, - теплая улыбка, мерцающая на губах брюнетки, казалось, согревала и освещала окружающее пространство, - по сути, нам очень повезло, что нас приняли в клане, практически как своих. Но…, - она нахмурилась и раздраженно потерла переносицу, грызнула губу, прикидывая что-то в уме. На секунду Лэави вдруг подумалось, что может быть, будет лучше, если окружающие, точнее лорд Эраэ, будут думать, что Фар…, она решительно мотнула головой, отказываясь от этой идеи. Такой репутации верный, уже на протяжении нескольких десятков, лет супруг не заслуживал, пусть в его клане большая часть была прекрасно осведомлена, если не касательно всей ситуации, то хотя бы некоторых ее моментов, все равно, она не могла так, Лэави сморщилась, будто нюхнула уксус, и выдохнула, - подобраться через сына или меня к лорду Эзак не получится. И надо же было такое придумать! – она умудрилась повысить голос даже шепотом, - да они даже не похожи! – всплеснула руками и снова сморщилась, понимая, что проклятая дрожь, уже давно тонкой натянутой струной дрожавшая внутри, готова вырваться из-под контроля. Пора было заканчивать это безобразие, пока она еще могла себя держать в руках.

     Послав мысленную благодарность господину Брижану за достойную тренировку самоконтроля под руководством лучших специалистов и самого бизнесмена, брюнетка растянула губы в тонкой вежливой улыбке, блеснула ею же в глазах, и спряталась за чашкой, смакуя, опустив ресницы, ароматный напиток, давая себе возможность взять небольшую паузу, в надежде, что сил хватит на то, чтобы дождаться возвращения Фара, хотя…, возможно, стоило сходить за ним или отправить официантку, благо тех уже наблюдалось три на постепенно заполнявшийся желающими позавтракать оборотнями зал.

     - Я рад, что лорд Эзак не находится под ударом. Я очень уважаю его и не хотел бы беспокоить. Однако настоящий отец Вашего сына…, он может быть целью.

     - А его нет, - Лэави встала, ровно улыбаясь, однако тренированный глаз мог увидеть таившуюся в чуть вздернутом уголке рта злость. Она подхватила сумку, - лорд Эраэ, просто примите, как данность, что Фаркас – это солнце моей, - она выделила это слово, - жизни, моя радость, - и опять Хаэри видит легкую улыбку, ни к чему не обязывающую.

     - Но ведь он где-то есть, - слова мужчины текли так же легко и непринужденно, как и раньше, однако он позволил себе показать на лице легкий налет недоумения, надеясь, подстегнуть к продолжению, встал, перехватывая поднесенный официанткой счет, в то время как Лэави возмущенно сверкнула глазами и вдруг с несвойственной ей ехидцей произнесла, - а это не волнует ни меня, ни сына.

     «Волнует», - улыбнулся про себя брюнет, - «иначе ты бы не пыталась сбежать…». Он на мгновение нахмурился, прикидывая, кто мог быть отцом мальчика, что его приходилось так прятать. Слегка отвел в сторону руку с папкой, заметил: - Прошу Вас. Позвольте мне заплатить за завтрак, чтобы хоть так выразить свои извинения за вчерашнее, - он натянул одну из своих масок, тепло улыбаясь, ожидая, что молодая женщина растает, однако та вдруг отшатнулась, едва заметно, но все же. Насторожилась и медленно кивнула, поглядывая на двери. Приложив карту, Хаэри быстро расплатился, в то время как дизайнер достала телефон и набрала сообщение. И все же… брюнет мазнул взглядом по чуть дрожавшим пальцам, державшим сотовый, прикидывая, дожимать или нет, и решил не торопиться.

     - Не волнуйтесь за его отца, лорд Эраэ, - слова молодой женщины звучали неожиданно серьезно и уверенно, - он вполне способен побеспокоиться о себе. Да и, как Вы уже, наверное, поняли, Фаркас тоже находится под защитой, насколько это вообще возможно в нашем мире, - она примиряюще улыбнулась, а в глазах тлело что-то непонятное, - Анжелиса, думаю, Вы уже навели справки, является одним из самых лучших телохранителей среди оборотней.

     - И одним из самых высокооплачиваемых, - чуть ближе шагнул Хаэри, - это деньги его отца?

     К его удивлению, Лэави и не подумала отойти назад или в сторону. Она лишь подняла подбородок, уже знакомо глядя на собеседника сверху вниз, чуть усмехнулась уголком рта: - Лорд Эраэ, думаю, мне бесполезно говорить Вам, что это не Ваше дело…, - она махнула рукой в сторону открывшейся двери, из которой выскочил, как чертенок из коробки, Фар, довольно сиявший рожицей на весь ресторанчик, и чуть повернувшись к брюнету, заметила, - отец – это не всегда постоянная, иногда это переменная, тем более, если она оказывается не волком, а козлом…, - последнее она договаривала, спешно собирая карандаши и раскраски.

     - И все-таки зачем-то Вы понадобились, - брюнет поднял укатившийся под стол фломастер и передал его подбежавшему владельцу, к счастью, не слышавшему его слов. Ухватившись за свою кружку, Фар с наслаждением допил содержимое, подцепил ладошкой горстку сухариков, поднял личико, глядя на маму и заявил: - Мама, руки я уже помыл, - продемонстрировал для достоверности пустую ладошку, после чего подхватил и ей еще горсточку. Рассмеявшись, молодая женщина пригладила подпрыгивавшую на месте макушку и отправила сына к Анжелисе, одеваться.

     - Может быть, Вы и правы, - она задумчиво смотрела на площадь, как раз туда, где до этого стоял Гоэр. Повернулась и пояснила в ответ на вопросительное выражение лица Хаэри, - пожалуй, стоит сообщить лорду Эзак. Ведь если Фар не является его родственником, то Гоэр уж точно принадлежит его клану. Или нет? Надо выяснить, - антрацитовые глаза блеснули сталью, не хуже булатного меча, - ведь это он мог послать своего подчиненного, - она прикусила губу, - хотя вряд ли…. Прошу прощения, нам пора. Доброго дня, лорд Эраэ, - девушка решительно развернулась к выходу, всем своим видом демонстрируя, что любое препятствие на пути будет снесено и раскатано асфальтовым катком.

     Улица встретила горстью мелкой снежной пыли в лицо. Протерев глаза, Лэави запрокинула голову к постепенно менявшему серые на голубые краски небу, едва-едва розовевшему на востоке, раскрашивая заснеженный лес нежной акварелью. Вдохнув непривычно чистый для жителя мегаполиса воздух, она улыбнулась утру, перевела взгляд на притопывавшего от нетерпения ножками в удобных унтах Фара, поправила ярко-оранжевый капюшон и коснулась рукой пушистого мехового помпона. Шагнула на убегавшую вправо дорожку, позволяя сыну с визгами и воплями измерять глубину окружающих сугробов собственноручно, а точнее собственноножно и даже собственнотельно, так как кое-где завалы доходили ребенку до пояса и даже выше.

     «А в городе сейчас дождь идет…», - подумалось Лэави, и она опять улыбнулась, как кошка на солнышке, радуясь тому, что Фаркас благополучно пропустит все это сопливое-сырое безобразие. Если все разъяснится…. Нахмурившись, Лэави с раздражением пнула крупную, ощетинившуюся чешуйками, видимо, белки постарались, шишку. Ситуация уже не просто раздражала, а становилась опасной. Покосившись, молодая женщина чуть успокоилась, как обычно, когда замечала за спиной неслышно и постоянно следовавшую за ней и сыном фигуру Анжелисы, не только являвшейся охранницей, но и символом поддержки клана северных волков. Это… позволяло надеяться на лучшее.

     - Какая неожиданная встреча, госпожа Арэли! – раздалось сбоку. Вздрогнув всем телом, Лэави резко развернулась на голос и уставилась, широко раскрыв глаза, на неспешно подходившего мужчину, на лице которого сияла радостная улыбка, - Вот так приятная неожиданность….

     Казалось, что улыбка на лице блондина не могла уже быть шире, однако он еще немного поднапрягся, растягивая рот чуть ли не до ушей. Присел на корточки: - А это Ваш сын? Привет, малыш, - васильковые глаза блестели весельем, рассматривая прижавшегося к маминой ноге мальчугана, в данный момент занятого не разглядыванием нового оборотня, которых тут водилось множество, а выполнением очень важного дела – распутыванием тщательно замотанного мамой шарфа, так как стало жарко. Вырванная из размышлений, и без того не слишком приятных, Лэави встряхнулась, приходя в себя от шока, мысленно пиная за неадекватность реакции. В конце концов, он приехал, она его видела, понятно, что рано или поздно они бы все равно встретились.

     «Уж, лучше бы позже», - мелькнула в голове позорная мыслишка и убралась подальше. Поморщившись, благо присевший Гоэр этого не видел, брюнетка покачала головой, недоумевая, с чего это у нее сегодня день такой богатый на не слишком радужные встречи, в то время как блондин протянул руку к Фару, то ли для того, чтобы пожать небольшую теплую ладошку, то ли погладить по макушке. Но тут его ждал полный облом. Фар чужих не любил, к глубокой радости мамы и охранницы, а потому спокойно отодвинулся, уходя за мамины ноги.

     - Господин Гоэр, действительно, редкая встреча, - она растянула губы в старательной улыбке, демонстрировавшей вынужденному подняться мужчине белоснежный результат усилий стоматолога и потраченных на него денег, благо все зубы были свои. Кивнув взрослому оборотню, молодая женщина обернулась к мелкому и наклонилась: - Фар, ты уверен, что горло не заболит? – она аккуратно подтянула шарф чуть выше. Взглянула на замершую рядом и лишь сверкавшую глазами Анжелису. Та в ответ на молчаливый вопрос с улыбкой покачала головой и указала на собственную голую шею. Скрипя зубами в попытке побороть материнский инстинкт, Лэави убрала руки от нежной шейки, лишь аккуратно погладив мягкую шелковистую кожицу кончиками пальцев, чуть пощекотала под подбородком, с удовольствием прислушиваясь к заливистому хохоту сына. Окончательно вытащила ненужный шарф и покрутила его в руках.

     Нараставшие визг и смех заставили всю компанию оглянуться, чтобы проводить взглядом пронесшихся мимо подростков, крепко вцепившихся в ледянки. Профессиональным взглядом опытного горко-покорителя Лэави окинула возвышавшуюся чуть поодаль, не сразу замеченную из-за хвойника, снежную горку, радовавшую внушительными размерами и причудливой траекторией дорожки с высокими бортами, прикидывая, может быть, стоило отправить туда сына с Анжелисой, а самой пообщаться с этим… поклонником. Но… сейчас ей этого не хотелось, да и нужно было сначала поговорить с лордом Эзак.

     Кивнув себе, Лэави выдохнула и с искренней сияющей улыбкой и широко открытыми глазами, в которых, как она надеялась, каждый желающий и просто проходивший мимо, мог прочитать искреннее сожаление, заявила, крепче цепляясь за ладошку сына: - Господин Терави, безумно рада Вас видеть. Вы, видимо, к родственникам приехали. Замечательное время. Еще тепло, но уже снежно, - мужчина, улыбнувшись в ответ, попытался что-то сказать, но успел лишь открыть рот, так как Лэави затараторила дальше, - к сожалению, не могу сейчас с Вами поболтать. Мы ужасно торопимся. Всего доброго, прошу прощения, - и она, развернувшись, поспешила по узенькой тропке. Последовавшая за ней крупная блондинка не дала мужчине ни малейшей возможности перехватить уходивших. Ему оставалось только сверкать вслед невозможно васильковыми очами.

     Захлопнув открывшийся от такого стремительного и возмутительного побега рот, блондин раздраженно стукнул кулаком одной руки по раскрытой ладони другой. Издалека до чутких ушей донесся удивленный голос мальчика-оборотня: - Мама, а куда мы торопимся?

     Дернув плечами и уголком рта, Гоэр прищурился и ощерился, с трудом сдерживая рык. Да как она вообще посмела? Что она о себе думает, эта… человечка? Кто позволил ей так общаться с альфа-самцом. Да, пусть он и не вожак. Но когда он им станет…, - губы сложились в злобную гримасу, - тогда… тогда он… преподаст ей отличный урок послушания. И не только ей. Разжав стиснутые до боли кулаки, мужчина хмыкнул. Пожал плечами, словно сам удивляясь тому, что среагировал на подобные мелочи. Не стоившие на данный момент его внимания, но тут же опять оскалился от пришедшей в голову мысли, что эта дрянь, небось, рассчитывает, что ее бывший полюбовничек за нее заступится. Или она надеется, что увядшая любовь расцветет вновь?

     От подобных мыслей мужчины рассмеялся, запрокидывая красивое, просившееся в модельный бизнес лицо к медленно кружившему и падавшему с голубовато-серого неба снегу. Поднял ладонь, ловя крохотную кружевную снежинку. Посмотрел на изящный рисунок и резко сжал в ладони. Брезгливо отер ее о брюки и, развернувшись на пятках, благо каблуки мощных зимних ботинок это позволяли, зашагал в сторону дома сестры, где его, несомненно, уже ждали на чай с медом. Поморщился, представляя эти бесконечные разговоры о природе, хозяйстве, животных, пчелах этих несчастных и, разумеется, о мудром руководстве лорда Эзак. Гадливо дернув уголком рта, блондин выдохнул, прикидывая, что если бы он был на месте вожака, то в первую очередь разрабатывал бы золотые жилы, находившиеся здесь, а не засаживал всякой дрянью, он пнул кудрявый хвойный шарик, один из многих высаженных по сторонам дорожки, тратя на эту редкость внушительные суммы. Ехидно хмыкнул, доставая из кармана перчатки из тонкой кожи и натягивая их на руки. Не то, чтобы они были нужны, просто этот аксессуар добавлял ему элегантности и значимости. Губы тихо шепнули: - Не надейся. Даже если твоя любовь вернется и расцветет, будь уверена, это ненадолго. Я позабочусь.

     - Мама, а куда мы торопимся? – блестящие любопытством глазки уставились на Лэави, растерянно взглянувшую на разведшую беспомощно руками в стороны Анжелису. Пожевав губу, брюнетка подняла глаза к небу, словно в надежде найти подходящий ответ там. На нос спланировала снежинка, невольно провоцируя сведение глаз к тому самому кончику. Тряхнув головой, чтобы вернуть себе нормальное зрение, Лэави улыбнулась подпрыгивавшему на месте сыну, открыла рот: - Нуу, аа. О! – она улыбнулась уже значительно уверенней и потянула ребенка за ладошку, опять без варежки!, на ходу озвучивая, - Ты же сегодня вечером на рыбалку собирался, правда? – она серьезно посмотрела на кивнувшего ей так, что полосатый помпон угрожающе закачался и чуть не съехал на нос вместе с шапкой, детеныша, - поэтому надо срочно посмотреть, какие рыбы здесь водятся!

     - Ааа, зачем? – послушно бежал рядом с боявшейся преследования Лэави малыш, очень довольный столь быстрым способом передвижения, но не понимавший, зачем ему нужны эти рыбы.

     - Ну как же! – Лэави решила, что убежали они уже достаточно далеко и перешла на спокойный шаг, всплеснула руками, на миг выпуская теплую ладошку из своей слегка подмерзшей, - Вот поймаете вы большую рыбу! И ты тут такой: - А я знаю, как она называется! – Представляешь, как деда Эзак и остальные будут удивлены. И им будет очень приятно, что ты интересуешься их миром и жизнью, - она посмотрела в светившиеся недоумением глаза мальчика, кашлянула и перефразировала: - Они обрадуются, что ты много знаешь про рыбок, чем они питаются, - открыв рот, Лэави пыталась найти слова, чтобы еще позабалтывать любопытного и честного ребятенка, но они все разбежались.

     -Ой, смотри, на котика похоже, - малыш переключился самостоятельно, подпрыгивая рядом с высоким светло-коричневым стволом, на котором потеками смолы и впрямь был «нарисован» котик.

     - И правда, похоже…, - она улыбнулась.

     - Ой, мама, а какие там котики, котятки. Мама- кошка и котятки, - кажется, сыну не требовалось ничего кроме одобрительного поддакивания. Он скакал сбоку, заглядывая родительнице в глаза и рассказывал о том, что котятки очень маленькие и пищат, а глазки еще не открывают, а хвостики у них совсем маленькие, и вообще, похожи они на мышек, а мама-кошка немного на него пошипела, но он котяток трогать не стал, только одного в руках тети погладил пальцем и все, и кошка шипеть перестала. Лэави всплескивала руками, смеялась и кивала головой, то и дело, на всякий случай, оглядываясь по сторонам.

     - Мама, а давай котеночка заведем.

     Упс. Споткнувшись на ровном месте, Лэави обязательно бы уткнулась носом в ближайший сугроб, но теплой встречи помогла избежать крепкая рука вовремя подоспевшей Анжелисы, в глазах которой светилось сочувствие. Отряхнувшись, брюнетка посмотрела на замершего на месте озадаченным сусликом, прикусившего губу ребенка: - Знаешь, дорогой, боюсь, Оми будет против. Она уже взрослая кошка и считает наш дом своей территорией, - подумала, - территория – это….

     - Мама, ну я уже не маленький. Знаю, - возмущенно насупился малыш, но тут же широко улыбнулся, - деда Эзак тоже не любит чужих на своей тер-ритор-рии, - старательно выговорил сложное слов.

     - Тогда, тем более, ты должен понимать, что Оми может очень сильно расстроиться и даже заболеть, - Лэави нажала на розовую кнопочку носа, заодно проверяя его теплость. Все было в порядке. Это она подмерзала, даже в качественной зимней одежде, а вот маленькому, но все-таки оборотню, ничто не мешало наслаждаться жизнью.

     - Ладно, - понурился креативщик, но тут же опять оживленно взмахнул руками, - давай, тогда щенка!

     - А одного нам, видимо, недостаточно, - со вздохом взъерошила черные прядки, пряча их под капюшон, Лэави, забирая из рук сына стянутую им с головы шапку. Покрутила, попыталась запихнуть в карман, но помпон отказывался влезать, так что пришлось нести так.

     - Тогда хотя бы братика, - пошел на мировую Фаркас, под дружный сдавленный кашель обалдевших женщин. Остановившись, Лэави внимательно посмотрела в светившиеся надеждой глазки, наклонилась, поднимая сына, тут же привычно обхватившего ее талию ногами, а ручками уцепившегося за шею, прижавшегося к ней всем тельцем. Чуть подкинула, устраивая удобнее и неспешно продолжила путь, прижимаясь щекой к теплому лбу, чувствуя на шее горячее дыхание. А в следующий миг малыш уже заглядывал ей в лицо.

     Она улыбнулась и подула на упавшие на лоб сынишки прядки, опять чуть подкинула, все-таки весил Фар уже не двенадцать килограммов, а несколько больше, вздохнула: - Фар, братик – не щенок, и не котенок. Так просто не заводится. Это ведь не на месяц, - кашлянула и решила оставить вопрос длительности, так как понимала, что для Фаркаса и один день слишком долго. Боднула головой и посмотрела серьезно, - Такие вещи нужно очень хорошо обдумать. Ведь братик будет плакать, требовать, чтобы его, а не тебя я носила на ручках. Вот так, как сейчас, - она приподняла сына на руках, - получится уже реже. Он будет брать твои игрушки. И даже иногда ломать их. Но… он будет тебя очень-очень любить. Поэтому… мы с тобой вернемся к этому разговору после Нового Года.

     В ответ раздалось сопение и недовольное ворчание на тему, что это ведь еще так долго. Спустив сына с оттянутых рук, Лэави поправила капюшон, сначала у Фара, потом свой, и нажала на кончик сморщившегося носа: - Потому что берем надолго, - огляделась вокруг и указала рукой на окопавшуюся в снегу карусель, - прокатиться хочешь?

     Конечно же, Фар тут же рванул по сугробам к новому развлечению, заставляя в который раз порадоваться Лэави тому, что в качестве зимней одежды были куплены не просто штаны, а комбинезоны, позволявшие не переживать по поводу глубокого снега, как и снабженные специальными, какими-то хитрыми манжетами, унты. Просительно покосившись на Анжелису, весело улыбнувшуюся и пустившуюся следом за подопечным бороздить снежные просторы, брюнетка осталась притопывать и подпрыгивать на расчищенной дорожке, а в голове крутились мысли, что Фар невольно озвучил ее собственные желания.

     Она и сама думала о втором ребенке. Конечно, родить у нее теперь вряд ли получится. Можно было бы воспользоваться услугами медицины, но… слишком много врачей говорили, правда, неофициально, не только о плюсах, но и о минусах всем известного метода. Да и в свете событий, кровь была не так уж и важна, как и гены, вот и думала она взять малыша из детского дома. Это сложно, но вполне возможно. Хотя…, она поморщилась от мыслей и от вида крутившейся с укачивавшей даже на расстоянии скоростью карусели, были и свои сложности.

     Этот ребенок не мог быть оборотнем. Об этом ее проинформировал лорд Эзак практически при первом же знакомстве. Оборотни своих не бросали и не теряли. Конечно, лорд объяснил это любовью к детям, но Лэави склонялась еще и к тому, что буде такое случится, что маленький оборотень окажется в детском доме, то… при первом же обороте там такой кипиш поднимется. Но все эти причины были ей откровенно до лампочки, одно было ясно. Ребенок будет человеком. Однозначно. И вот тут-то и возникала проблема. Фар пока оборот контролировать не мог. Нужно подождать еще минимум два-три года. Да и потом, как отреагирует ребенок на умеющего превращаться в зверя брата? Как ему объяснить? И как объяснить все Фару?

     Над головой раздался чей-то восторженный вопль-рык, и Лэави перевела взгляд с сосредоточенно тюкавшего носом по дереву дятла на небо, в котором плавно скользил ярко-красный глайдер, улыбнулась и словно стряхнула с плеч тяжесть. И в самом деле, зачем заморачиваться, когда можно просто переехать на территорию Северных. Раньше держала Элайша и данное дорогому человеку обещание. Но теперь за девушкой можно присматривать издалека, а за несколько лет можно и фирму сюда перетащить, или куда-то поблизости, а здесь, где по улицам то и дело носятся крупные и мелкие волки, спустя пару минут оборачивающиеся людьми, где все заточено для комфортной жизни оборотней и даже есть профессиональные психологи, готовые помочь с адаптацией и прочими проблемами, можно будет жить своей семьей. Необычной, но, хотелось надеяться, крепкой и дружной.

     Однако ноги окончательно дали дуба, так что Лэави махнула рукой в сторону дома, показывая, что очень хочет оказаться в тепле. На удивление, Фар рванул следом, хотя обычно предпочитал поканючить и еще побыть на свежем воздухе.

     - Рыб же надо найти, - пояснил он уже подзабывшей о причине их спешного ухода маме. Кашлянув, Лэави смущенно покосилась на сцеживавшую хихиканье в кулак Анжелису и ускорила шаги, торопясь оказаться дома и влезть в теплые мягкие тапочки. Сбоку кашлянула оборотница, взглянула своими смеющимися карими глазами: - Я пока к себе пойду?

     Покачав головой, Лэави с извиняющейся улыбкой развела руками, открывая ключом дверь: - Анжелиса, извини. Мне нужно с лордом Эзак поговорить, а Вы пока про рыбок почитаете-посмотрите, хорошо?

     - Тогда я сейчас к себе, кое-что возьму на всякий случай, а потом вернусь, - Анжелиса испарилась, как фисташковое мороженое из морозилки Лэави, любителями которого были все четверо, включая Оми. Возражать, брюнетка и не думала, понимая, что телохранительница, скорее всего, решила усилить собственный арсенал, а может быть и проконсультироваться с охраной территории на всякий случай. Пошевелив начавшими отогреваться и ныть пальцами в уютных радужных тапочках с симпатичными единорожками, дизайнер прошлепала следом за умчавшимся в гостиную сыном, уже притащившим на низкий квадратный стол ярко-синий ноутбук, выделенный специально под его нужды и катавшийся вместе с ним.

     Усевшись рядом на светлый диван и отпихнув в сторону ярко-оранжевую и звонко-желтую подушки, молодая женщина вбила в поисковик запрос, то и дело вытягивая шею, чтобы увидеть хоть что-то за мешавшейся черной макушкой. Не выдержав, все-таки заметила: - Фар, ты сейчас сам все читать будешь? Или я запросы посмотрю?

     В ответ на недоумевающее выражение на округлом личике с ясными глазками под длинными ресничками, пояснила: - Я из-за твоей головушки ничего не вижу….

     Только после этого малыш шлепнулся на ковер рядом с диваном, дожидаясь, пока мама найдет нужное. Читать Фар уже умел. И даже довольно бегло, но в поисковике требовалось не столько чтение, сколько быстрый анализ прочитанного, а с этим были проблемы. Не обладал еще мозг малыша, пусть и оборотня, которые взрослели и росли быстрее обычных детей, подобным функционалом. Стукнула, открытая Анжелисой, имевшей свой ключ, дверь. Встав с места, Лэави пустила блондинку за ноутбук, на котором уже неспешно плыла стайка разномастных рыб, демонстрировавших многообразие челюстноротых позвоночных животных в данных водах и показывавших их размеры в сравнении.

     Со вздохом натянув унты, после прогулки больше всего хотелось свернуться в кресле и тихонечко почитать книжку, Лэави накинула капюшон куртки, замоталась шарфом и вышла на улицу, задумчиво потопталась на крылечке и выудила телефон: - Лорд Эзак, извините. Вы можете со мной встретиться? Очень нужно поговорить, - она не могла избавиться от виноватых ноток в голосе, так как до сих пор не понимала, почему этот высокопоставленный оборотень так о ней заботится. Ей не хотелось доставлять лишние проблемы, а они сваливались и сваливались, как снег на голову.

     Выслушав ответ, Лэави посмотрела на телефонные часы, засунула смартфон в карман куртки, замерла на крылечке, прищурившись на поднявшееся, наконец, солнышко, прикидывая, идти сразу или позже, хлопнула себя по лбу, вспомнив, что не обсудила очень важный момент, и открыла дверь в коттедж.

     В уютной светлой комнате все также возил кончиком носа чуть ли не по экрану ноутбука Фар, то и дело восторженно попискивая, в то время как Анжелиса, расслабленно откинувшись на спинку дивана, поглядывала на происходящее одним глазом, больше занятая какими-то своими размышлениями, впрочем, не мешавшими ей то и дело своевременно поддакивать. Карие глаза встретились с агатовыми.

     - Что-то забыла?

     - Увы, да, - развела руки в стороны Лэави, смущенно улыбаясь, затем подошла к сыну, тут же поднявшему голову и восторженно уставившему на родительницу сияющими глазками: - Мама, смотри! Какое там водится!

     При виде выплывавшей из угла экрана крупногабаритной туши Лэави очень сильно захотелось потопать ногами, завизжать и все-все отменить, с воплями: «Дитятко рОдное, не пушшшу!!

     Прикрыв на мгновение глаза и стиснув руки в кулаки, брюнетка выдохнула, покосилась на занявшее практически всю середину экрана чудовище с плавниками, вздрогнула, набрала воздуха, открыла рот: - Пойду… чайник поставлю…, - после чего ровно и спокойно, спокойно! Я сказала!, отправилась в кухонную зону, стараясь лишний раз не поворачиваться в сторону ноутбука.

     Наливая из-под крана кристально чистую ледниковую воду, единственным минусом которой, по мнению Лэави, была ее температура, безумно холодная, а вот Фар, наоборот, был в восторге, как и прочие жители, попивая ледяную водичку прямо из-под крана, иногда не удосуживаясь даже достать кружку, в то время как молодой женщине приходилось пользоваться микроволновкой для подогрева, иначе тонзиллит начинал потирать лапки и приветственно махать миндалинам, брюнетка повторяла как мантру, что оборотни ребенка в заведомо опасное место не возьмут, а если что случится, то за щенка горло любой страхоморде перегрызут, а потом еще и попрыгать на ней дадут в качестве моральной компенсации и психологической разгрузки. Тут ей опять резко поплохело, так что пришлось помотать головой, признавая, что богатая фантазия, да к тому же еще и образная, это не всегда хорошо.

     Налив в кружку кипяток и опустив туда симпатичную пирамидку с травяным сбором, опять-таки местного производства, Лэави осведомилась в пространство, хочет ли еще кто-нибудь чаю. Хотели все. А так же печенек, баранок и еще чего-нибудь, так что спустя несколько минут на кухонном столе из покрытого лаком дерева был водружен внушительный перекус на любой вкус, на уголке столешницы примостился со своим ноутбуком Фар, не желавший отрываться от интересной программки, однако под укоризненным взглядом мамы, утащил гаджет назад в гостиную, при этом бормоча под нос, что он все равно уже давно ничего не проливает, и вообще, не маленький….

     Кстати, Лэави чуть опять не стукнула себя по лбу за забывчивость, позвала залипшего у экрана сидящего на коленках на светлом ковре сына, довольно пережевывавшего упиханные в рот печеньки, если она не ошибалась, то сразу три: - Фар….

     Тот со вздохом оглянулся на маму, удивленно хлопая глазками и явно уже забыв про то, что хотел чая: - Что?

     Та покрутила в руках печенье и конфету в звонко-желтой обертке. Малыш рванул за любимой вкусняшкой, устраиваясь на стуле и подтягивая к себе ярко-оранжевую чашку с симпатичной, ехидно вывалившей язык на бок, лягушкой, а Лэави продолжила, подпихивая к сыну поближе тарелочку с ломтиками мяса, чтобы тому не пришлось тянуться через сахарницу и конфетницу, которые можно было и опрокинуть: - Фар, помнишь, к нам сегодня дядя подходил?

     Прижмурив глазки в процессе пережевывания конфеты, Фар пару мгновений помолчал, а потом покачал головой. Переглянувшись с Анжелисой, Лэави пожала плечами. Ну конечно, тут было достаточно других интересных вещей, чтобы еще какого-то дядьку запоминать…. Что ж, тогда…. Она повернулась к телохранительнице, с довольным видом хрустевшей орехами в меду: - Анжелиса, - а вот взгляд блондинки был серьезным и собранным, в отличие от внешнего вида, - я тебя прошу. Если на Вашем горизонте появится господин Гоэр, то немедленно уходите, неважно, где, с кем, как это выглядит со стороны. Без разницы. Я не хочу, чтобы он находился рядом с Фаром. Фар, слышишь, - она переключилась на сына, активно упихивавшего в рот длинный сахарный сухарик, поэтому могшего только кивнуть, - Анжелиса покажет тебе дядю, запомни его, пожалуйста, и не разговаривай с ним, не подходи. Если спросит, скажи, что я запретила.

     Вздохнув, Лэави подумала, что все это будет выглядеть несколько неловко, если Гоэр послан лордом Эзак для их охраны, но… лучше она потом все объяснит, чем сейчас возникнут проблемы. Погладив сына по волосам, она не удержалась, запихнула в рот один из трех остававшихся в деревянной миске сухариков и рванула на выход, натягивая куртку и упихиваясь в унты. Посмотрела на часы и вздохнула. За чаепитием время пробежало незаметно и слишком быстро. Теперь придется торопиться ей, чтобы не опоздать на встречу. Хорошо, что лорд Эзак оказался не в своем доме, до которого идти и идти, а практически в центре поселения, в офисном здании. Нацепив на чувствительные к солнцу глаза затемненные очки, брюнетка поспешила по расчищенной с утра дорожке мимо изумрудных, с красными шишками, шариков елей, вскоре сменившихся на средней высоты хвойные пирамиды, чьи зеленые ветви серебрились на кончиках. Не от снега, просто иголочки были такого цвета.

     Лэави даже затормозила на мгновение, но тут же пнула себя и перешла на очень быстрый шаг, однако в голове галочку поставила. Нужно было узнать название и характеристики этого чуда. Вероятно, его можно будет высадить в жилом комплексе. Если климатические характеристики позволят. Ну и стоимость опять же…. Мимо пролетела стайка верещащих мальчишек, следом за которыми бежала, угрожая неизвестно где откопанной хворостиной, пара девчонок. Проводив задорно подпрыгивавшие косички с блестевшими стразами резинками, Лэави хмыкнула и свернула на уходившую в сторону дорожку поуже, если она не ошибалась, тут можно было срезать путь. Еще пять минут, и запыхавшаяся брюнетка вывалилась на украшенную ледяными скульптурами небольшую площадь перед офисным центром, представлявшим собой застекленное деревянное здание высотой в два, а местами в три этажа.

     Профессионал внутри заверещал от восторга, в который раз, и захлопал в ладоши. Уж очень гармонично смотрелся дом, не нарушая эстетику места и единство пространства. Просторный, вмещавший огромное количество народа, он не выглядел массивным, не выпячивался своей стилистикой. В идеально чистых стеклах отражалось небо и катающиеся на коньках жители. Ступив на одну из разложенных прямо по залитой льдом площади, на которой летом росла зеленая травка, дорожек из упругого нескользкого материала, Лэави поспешила дальше, время от времени кивая и махая рукой приветствовавшим ее знакомым, которыми успела обрасти за эти годы.

     Подъехавшая крошка с длинной серебристой косой, на конце которой болтался ушастый плюшевый ежик, спросила, когда придет Фар. Погладив малышку по головке, Лэави развела руками, объясняя, что молодой челов…, т.е. оборотень сегодня занят, и пригласила девочку завтра в гости с родителями. Подъехавшая пара, сверкая белозубыми, чуть клыкастыми улыбками, с радостью согласилась, после чего брюнетку подхватили под белы рученьки, сняли с дорожки и под заливистый смех дочки и улыбки окружающих шустро отбуксировали ко входу в здание, при этом дизайнер едва касалась сапожками льда. Показав кулак великовозрастным хулиганам, у которых сила есть, ума не надо, Лэави поправила съехавший шарф, капюшон, шагнула к дверям и только тогда подумала, что зачем вообще все это делала, если сейчас она снимет и куртку, и шарфик. Фу. Совсем ее эти оборотни замотали….

     Пройдя по гранитной серо-коричневой дорожке сквозь разбитый прямо в холле сад-оранжерею с тропическими деревцами, полянками цветов, небольшими ручейками с обсыпанными округлой галькой берегами, Лэави не могла сдержать довольную улыбку от того, что ее идея так же нашла место в этом красивом ансамбле. И прижилась, и понравилась. Широкая деревянная лестница желто-елового цвета привела на второй этаж. Задержавшись на пару мгновений перед спрятавшимся в огромном проходном зале с темной мебелью зеркалом, Лэави проследовала в уютный небольшой кабинет, опять заглядевшись на контраст темных деревянных реек, составлявших две стены и молочного цвета покраски двух оставшихся, на которых комфортно устроились в похожих на кокосы горшках комнатные цветы.

     Очнувшись, молодая женщина улыбнулась и прошла в объятия вставшего ей на встречу из-за светлого стола мужчины, проводившего ее в уголок, где устроились два непривычных на вид, но очень удобных кресла и крошечный стеклянный столик, вмещавший лишь чайник, одну небольшую тарелку и два блюдца с чашками. Сейчас на белоснежной квадратной тарелке, поделенной пополам специальной перегородкой, лежали крошечные корзинки с разномастной начинкой. С одной стороны сладкие – с орехами в меду, кремом, фруктами, ягодами и прочими сладостями, с другой – с икрой, рыбкой, мясом, каким-то паштетом, яйцом…. Улыбнувшись, Лэави подхватила первое приглянувшееся угощение, отправила его в рот и запила собственноручно налитым лордом Эзак травяным напитком. На этот раз более терпким, по сравнению с тем, что был дома. Этот был с легкой горчинкой.

     Посмотрев во внимательные глаза цвета ледника, с которого стекала попадавшая в водопровод поселения вода, молодая женщина тяжело вздохнула: - Лорд Эзак, скажите, господин Гоэр Терави – сотрудник, которого Вы отправили приглядывать за нами, или его внимание – его личная инициатива?

     Ответа уже собственно и не требовалось. Расстроенно прикрыв глаза, Лэави поспешила сделать еще один глоток ароматного напитка и зажевать свое мнение очередной корзинкой, памятуя, что иногда лучше жевать, чем говорить. Тем временем лорд отставил свою чашку и чуть наклонился вперед: - Терави? – он чуть прищурился, видимо, пытаясь вспомнить данного представителя клана оборотней, повел плечами, задумчиво коснулся пальцем светлой гривы, - к сожалению, я не помню его. И уж точно, я его не отправлял. Подожди немного, - мужчина нажал на вмонтированную с обратной стороны стола кнопку, не скрываясь от брюнетки.

     - Марк, нужно срочно досье на…, - он на мгновение замер, затем продолжил, - Гоэра Терави, - Лэави только завистливо вздохнула. Ей бы такую память на имена! Поклонившись, личный помощник исчез в одному ему известном направлении, а брюнетка напряглась: - Лорд Эзак, а… господин Терави не узнает о том, что им интересуются? – она в тревоге закусила губу, глядя на мужчину чуть расширившимися глазами. Заметив в этих очах плохо скрываемые страх и опасение, Глава удрученно вздохнул. Несмотря на все усилия ему не удалось убедить свою подопечную, что ее смогут защитить от любой угрозы. Ее. И ее ребенка. Время шло, нанесенная рана заживала, но слишком медленно. Он потянулся и пригладил чуть встопорщившуюся алую прядку, радуясь уже тому, что от его руки не отшатываются.

     - Не волнуйся. Марк отлично знает, что то, что интересует меня, не должно интересовать и быть известным другим. А пока расскажи мне, что же все-таки происходит, - мужчина аккуратными выверенными движениями подлил в чашку гостьи немного чая, подхватил собственный, поднес к носу, принюхиваясь к тонкому аромату, давая женщине время собраться с мыслями. Та благодарно кивнула, подхватила слегка дрогнувшей рукой толстостенную посудинку и поморщилась. Не от вкуса напитка, а от мысли, что ее опасения оказались, к сожалению, не напрасными. А так хотелось поверить в чудо.

     - Что ж, данный господин появился несколько месяцев назад, в сентябре…, - прикрыв глаза, Лэави старалась следовать мысленно нарисованному плану, не отвлекаясь на эмоции и личностные комментарии, сосредоточившись исключительно на фактах. Слишком хорошо она знала, как собственная оценка может исказить данные. А это было крайне опасно. Несмотря на лаконичность рассказа, лорд еще три раза наполнял кружки. Под конец брюнетка уже немного успокоилась, ведь рассказанное вслух упорядочивалось и в ее голове, а также позволяло хоть немного снизить внутреннюю напряженность.

     - Так что, когда я увидела его здесь, то стало понятно, о любых совпадениях и речи идти не может. К тому же…, я не исключаю, что он был здесь с самого начала…. Спасибо, что выслушали. Хотелось узнать мнение умного человека, - на последнее слово мужчина улыбнулся, но ничего не сказал, а Лэави даже не заметила оговорки. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь глухим звяканьем керамической тарелки, с которой то и дело брали угощение. Девушка молчала, чтобы не мешать главе, а последний вспоминал тот летний ясный день, когда от его влиятельного, умного и очень близкого, настолько, что он был посвящен в дела клана, друга пришел сигнал о помощи.
     … …
     Покручивая на столе тонкий смартфон, лорд Эзак долго глядел на черный экран, вращавшийся то в одну сторону, то в другую, а потом нажал на кнопку вызова и кивнул материализовавшемуся в дверях Марку, отправляя его организовать вылет личного самолета. Как только короткий хвостик пепельных волос – излюбленная прическа помощника – исчез из вида, мужчина встал с кресла и прошел к окну, разглядывая высокие, зеленевшие более светлыми новыми веточками сосны и ели, принюхиваясь к пряному нежному аромату лесных цветов, над которыми трудолюбиво жужжали пчелы, и стараясь не делать поспешных выводов из происходящего, хотя оно и было крайне непонятно. Не производил господин Брижан впечатления человека, которому могла потребоваться срочная, буквально экстренная помощь, да еще и оборотня, и все-таки призыв прозвучал.

     Спустя два часа он уже сидел в огромном сером кресле серебристого самолета, успевшего набрать высоту и выйти на заданный курс. Вытянув длинные ноги, блондин перелистывал то, что успел накопать за это время и скинуть на ноутбук шустрый помощник. Продолжавший поиск, о чем свидетельствовало то и дело прерывавшее раздумья пиликанье электронной почты, на которую продолжали сыпаться сообщения. Просмотрев по диагонали очередное, Эзак задумчиво постучал пальцами по подлокотнику и отхлебнул воды из высокого стакана. Хотелось пожать плечами, так как ничего экстраординарного не находилось. Работавшие над совместными с компанией закадычного друга проектами сотрудники дружно докладывали об отсутствии проблем. С банковскими счетами тоже все было в порядке. Оставалось личное.

     Хмыкнув, он открыл следующий файл, просматривая финансовые сводки, оказавшиеся весьма благополучными и оптимистичными. Еще один, и еще. Все не то. Закрыв ноутбук и глаза, вожак опустился глубже в кресло, прищипнул пальцами переносицу, стимулируя мыслительный процесс, и тут же раздраженно рыкнул на особо противный писк, подтянул к себе ноутбук и выключил функцию уведомления. Мешала. Опять прикрыл глаза, вспоминая последний визит Брижана на территорию клана. Вроде бы у того все было в порядке. Он рассказывал про дочь, весьма несносную и взбалмошную особу, однако очень милую и непосредственную, как маленький ребенок, про свою подопечную, радовавшую талантом в области дизайна и пугавшую выбором профессии. Помнится, мужчина тогда очень переживал за безопасность девочки, лазившей по стенам на высоте достойной альпиниста-скалолаза. И полученный сертификат об успешном прохождении специальных курсов, гордо предъявленный девушкой, тревоги не умалял.

     Смотревшему на проплывавшие ниже крыла самолета облака лорду не удалось удержаться от усмешки, как и тогда. Слишком уж друг напоминал курицу-наседку, трясущуюся над своими цыплятами. Однако тут же нахмурился. Ведь то, что он не мог найти причину, означало только одно – случилось что-то действительно очень серьезное. О чем знал слишком ограниченный круг лиц.

     Вечерние сумерки, точнее ночные, так как на данной широте в это время темнело уже ближе к одиннадцати, скрадывали детали. Глава Северных стоял перед залитым теплым желтым светом люстр двухэтажным особняком, на порог которого в следующую секунду вышел друг – раскрывая объятия для приветствия. Идя следом за сухощавым, все еще подтянутым, однако полностью седым мужчиной, лорд Эзак тихо выдохнул, не уловив в запахе человека следов болезни. Нет, какие-то хронические у него, разумеется, были, но к ним уже привыкли и знали, как обращаться. А владелец дома вел своего гостя через просторный холл, мимо уютной гостиной, по широкому светлому коридору, при этом доводя до своего посетителя, что очень рад тому, что друг серьезно отнесся к вызову и приехал так быстро.

     Распахнув очередные двери, Брижан вывел визитера на задний двор и остановился. Оглядевшись, лорд Эзак улыбнулся, оценивая неширокие дорожки, уютный, обложенный декоративным камнем, небольшой пруд-бассейн с перекинутым через него деревянным мостиком, цветущие пышным ярким цветом растения в огромных деревянных корзинах-вазонах и на похожих на полянки газонах. Обернулся все с той же улыбкой к замершему рядом другу и застыл. Разумеется, четкие уши оборотня еще раньше предупредили его о том, что к ним направляются люди, как раз вывернувшие из-за угла дома. Уже знакомая и очно, и по многочисленным фотографиям, демонстрируемым Брижаном, веселая блондинка с задорными локонами, стянутыми в высокий хвост, украшенный мелкими стразами, и как только держались, шла рядом с худенькой напряженной брюнеткой, изображения которой, как только сейчас сообразил вожак, он не видел ни разу. Брижан не показывал.

     - Познакомься, это Лэави – моя подопечная. И ее сын – Фаркас, - голос пожилого человека звучал ровно, а вот в глазах можно было увидеть отголоски тщательно спрятанного беспокойства, - собственно, они и являются причиной срочного вызова, - добавил хозяин дома. Однако этого пояснения уже и не требовалось. Сощурив глаза, Глава шагнул вперед, но был остановлен придержавшим его за рукав другом. Замер, дожидаясь, пока женщина и мальчик, удобно устроившийся у нее на руках, подойдут ближе, пытаясь поверить в то, что учуял его нос. Пожилой человек вздохнул, повел рукой в сторону уютных кресел, стоявших чуть в стороне, под защитой от дождя и палящих лучей в виде выступающего второго этажа, приглашая сесть.

     Молча проследовав за владельцем усадьбы, вожак устроился в кресле, опираясь руками на колени, но, поймав встревоженный взгляд крепко прижимавшей к себе мальчугана женщины, выбравшей кресло, чуть позади того, в котором устроился Брижан, нарочито медленно и спокойно, откинулся глубоко в кресло, расслабляя мышцы и укладывая кисти рук на подлокотники так, чтобы они чуть свешивались. Усмехнулся про себя, поймав на мысли, что осталось только язык вывалить и хвостом постучать, для полноты счастья. Однако тут же одернул себя. Ситуация была серьезной. Посмотрев на друга, он приподнял бровь и задал вопрос: - Как?

     Тот поспешил ответить: - Никто не знает, - перевел подобревший взгляд на усевшуюся в кресло внучку и улыбнулся, - Дорогая, ты не могла бы позаботиться о комнате для нашего гостя и ужине. Тебе я доверяю полностью. И… в моем кабинете лежат два ювелирных гарнитура, выбери, пожалуйста, тот, который тебе нравится….

     Поморщившаяся и открывшая, очевидно, чтобы возразить, рот девушка тут же вскочила, заинтересованно блестя изумрудами очей, развернулась и поспешила в дом. Только махнула подолом нежно-коралловой длинной юбки в стиле «принцесса». Проследив за блондинкой, Брижан протянул руки к улыбавшемуся ему розовощекому мальчугану: - Лэави, деточка. Дай мне внучка пока и закрой плотно двери, чтобы никто уши не грел. И да, нажми на вон ту кнопочку, зеленую, - он плавно повел кистью в сторону колонны с вмонтированным в нее блоком управления, который заметить без подсказки было весьма трудно. Задержка составила буквально пару секунд, пока брюнетка с опаской оценивала гостя своего опекуна, но доверие к пожилому мужчине перевесило, так что малыш весело запрыгал на коленях «дедушки».

     Взметнулись в высоту многочисленные струи, превращая пруд в элегантный фонтан, а заодно создавая отличную шумовую завесу, способную помешать любому любопытному уху. Повернувшись к оборотню, человек опять улыбнулся, и чуть подкинул мякнувшего от восторга малыша, вздохнул: - Ребенок еще маленький, поэтому блокатором ему пользоваться не рекомендуется. Но в этом доме нет и не бывает оборотней. Ты первый. Я очень внимательно за этим слежу. Так что тайна сохранена, - он перевел взгляд на стискивавшую руки на коленях, сидевшую с прямой, как палка, спиной молодую женщину. Кивнул с печальной улыбкой: - Нам было известно, что детеныши не оборачиваются еще несколько месяцев, так что я был уверен, что никто ничего не заметит, однако Лэави убедила меня перестраховаться. И, как ты понимаешь, оказалась права.

     Внешне оставаясь все таким же доброжелательно невозмутимым, глава на самом деле, наконец, расслабился, а Брижан продолжил: - Когда пришло время рожать, Лэави приняла решение остаться дома, - он вздохнул, передавая активно махавшего ручками, так что очки на носу мужчины оказывались уже несколько раз в опасности, малыша маме, принявшей деточку и тут же всучившей ему длинную нитку ярких разноцветных бус, ту полностью завладевшую вниманием ребятеночка. Полюбовавшись на эту картину, а, вероятнее всего, собираясь с мыслями, человек продолжил, - Это было опасно, но если бы что-то пошло не так, то на полосе стоял самолет и дежурила команда медиков. Несмотря на возражения, я бы доставил Лэави к тебе. И будь, что будет.

     В ответ оборотень лишь вопросительно поднял бровь, недоумевая, почему друг не поступил так сразу, а тот развел руками: - Лэави боялась. Не хотела, чтобы кто-то знал о ней, я имею в виду оборотней. И переубедить ее на тот момент я не смог. Да и беременность протекала на удивление легко. Регулярные обследования показывали, что особых проблем при родах возникнуть не должно.

     - Но кто-то же их принимал…, - Глава покачал головой, глядя на отшвырнувшего на пол бусы мальчика, сжавшего кулачок и требовательно размахивавшего ручкой. Чуть наклонился вперед, сверкнув глазами и тихо, совсем без угрозы, но внушительно рыкнул. Маленький хищник тут же повернул головенку, прижимая, пока еще фигурально, ушки и любопытно блестя глазенками на такого… главного альфу. Последний усмехнулся, выудил из кармана блестящую ручку и, получив кивок согласия от удивленной родительницы, протянул малышу, покровительственно погладив того по макушке. Пропустил сквозь пальцы мягкие волосенки и улыбнулся: - Ваш сын, хоть и маленький, но хищник. Он пытается показать всем, кто главный в этой стае. Мой волк сильнее. Ему надо подчиняться. Но Вам нужен рядом оборотень, иначе воспитывать малыша будет довольно проблематично.

     В ответ он увидел растерянную улыбку. Девушка чуть приподняла плечи и смущенно заметила: - Он очень активный, иногда резкий, но… я как-то справляюсь….

     - Это пока, - лорд временно засунул подальше вопрос о том, кто именно принимал роды, и куда делся этот человек потом, решив, что на данный момент проблема воспитания юного оборотня является первоочередной, - но по мере роста, ему все больше будет необходим вожак. Поэтому наши дети всегда находятся под защитой клана. И где его отец? Если он погиб, то клан всегда заботится о детях. И их не отбирают у женщин – не оборотней, такого не происходит. Никогда! Если Вы этого боялись, - он посмотрел на женщину, спустившую с рук уставшего сидеть сына, тут же отправившегося на охоту за блестящим черным жуком, к своему несчастью выбравшим посадочной площадкой широкий край ближайшего вазона. Покрутив в чуть дрогнувших руках позабытую детенышем ручку, брюнетка покосилась на владельца поместья, видимо, решая, а не отдать ли предмет ему, но, поджав на мгновение губы, решительно встала с места, подошла к главе, останавливаясь все-таки на довольно приличном расстоянии, вытянула руку с злополучной ручкой.

     Приняв ее, чуть коснувшись ледяной кожи теплыми пальцами, Эзак с удовольствием отметил, что несмотря на мелькнувший в глазах испуг, девушка руку не отдернула. Она явно умела держать лицо. Это радовало.

     - Вы боитесь меня? Поэтому не подошли ближе? – он убрал ручку в карман и склонил голову, дожидаясь ответа. Постояв пару секунд, молодая женщина вернулась в кресло, покосилась на человека: - У нас есть еще время? Элайша может вернуться в любую секунду….

     Легко рассмеявшись, предприниматель покачал головой: - Можешь не волноваться. Еще полчаса у нас есть. Гарнитуры подобраны так, чтобы выбор был мучительным. Уверен, что ей придется сделать сотню фотографий в разных ракурсах и платьях, чтобы принять хоть какое-то решение.

     Кивнув, молодая мама развернулась к гостю: - Я опасаюсь, но это не главное. В конце концов, мы попросили Вас о помощи. Было бы неразумно, от Вас шарахаться. Просто я читала, что у волков есть, как и у людей, личное пространство, которое они очень ценят. Я не хотела нарушить его. Что же касается отца ребенка, - Эзак даже изумленно брови поднял. Он-то решил, что девушка этот вопрос замолчит, но нет, - его нет, - сцепив руки и закусив губу, она помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила, чуть охрипшим голосом, - это был несчастный случай, я бы сказала. Лорд Брижан приложил все усилия, чтобы найти хоть какую-то информацию, однако не преуспел.

     Переведя взгляд на друга, разведшего руки в стороны в жесте бессилия, лорд недоуменно вскинул бровь, с трудом себе представляя, чтобы сказанное было возможно. Это на бумаге и официально, господин Брижан был владельцем крупных ТРК и только, а вот если копнуть…. И чтобы он не добрался до истины? Однако седой мужчина поморщился, отчего глубокие морщины еще сильнее прорезали когда-то красивое, а сейчас усталое лицо, вызывая в груди оборотня боль. Несмотря на все усилия врачей, в том числе и оборотней, старость нельзя было отменить, пусть она и наступала несколько позже, но все равно, быстрее, чем для того, кого хранил зверь. Сколько еще ему выпадет общаться с этим замечательным человеком, глава не знал, оставалось лишь надеяться.

     Тем временем владелец дома кивнул, подтверждая слова подопечной: - К сожалению, я не застал ситуацию в самом начале, а когда оказался в курсе дела, время было сильно упущено. Ты же знаешь, редко кто хранит записи с камер несколько месяцев, - оборотень сочувственно кивнул, - вот и здесь тоже самое. Записи постирались, свидетелей практически не было, иначе бы мы сейчас об этом вообще не говорили, а те, кто имел хоть какое-то опосредованное отношение к делу, успели забыть детали. Так что…, пришлось признать поражение, как это ни печально, - со вздохом человек прикрыл глаза и опять поморщился, печально опуская уголки губ, потом взглянул на брюнетку, следившую за ярко-оранжевой футболкой сына, мелькавшей среди кустов, в глазах мужчины мелькнуло недовольство. Видимо, смириться с неудачей было тяжело.

     - Фар, - привстала с кресла женщина, затем вскочила на ноги и быстрым шагом направилась к сыну, - Фар, нельзя так с бабочками, - чуть прищурившись, яркие фонари мешали острому зрению хищника, глава наблюдал, как родительница аккуратно высвободила крылышко огромной, с ладонь бабочки из цепких пальчиков малыша, после чего последнему было придано некое ускорение легким шлепком под попу, заставившим двигаться в направлении кресел. Забравшись на мамино место, малыш насупился и обиженно засопел, искоса поглядывая на «деда» в надежде, что тот заступится. Но тот лишь покачал головой. Тогда ясные умные глазки обратились к новому странному дяде, от которого, маленький носик сопнул, втягивая воздух, очень интересно пахло.

     - Фарр, охотиться можно, но вредить нельзя. Ты должен или убить, но только ради спасения собственной жизни или чужой, или сделать так, чтобы твоя добыча была жива и здорова. А бабочке ты крыло почти сломал, - добавил рычащих обертонов в голос лорд и чуть усмехнулся, когда ушки маленького оборотня чуть прижались, а в глазенках мелькнула заинтересованность. Крупный матерый волчище ехидно ощерился и клацнул зубами, добавляя веса словам своей разумной ипостаси, доводя до сведения последней, что, скорее всего, из всей замудреной речи малыш уловил только часть, да и то только ту, которую хотел. Согласившись с ним, оборотень поднялся и подошел к креслу с ребенком, присел на корточки, так, чтобы глаза оказались на одном уровне с глазенками детеныша, хотя это было и не так легко из-за внушительной разницы в размерах, несмотря на кресло, поймал взгляд Фара: - Вредить нельзя. Ловить можно только то, что разрешит мама.

     Дождался согласного кивка, сопровождавшегося печальным и недовольным сопением, после чего подхватил малыша на руки и уселся с ним в кресло, посмотрел на застывшую рядом, готовую в любой момент сорваться и выхватить ребенка из рук «чужака», но старательно контролировавшую себя женщину. Тепло улыбнулся ей, чуть подкидывая повеселевшего детеныша, пристально вглядываясь в испуганные очи, веско произнес: - Спасибо за доверие, - наблюдая за тем, как чуть дрогнули веки, чуть расслабились мышцы. Выдохнул, все-таки он рисковал, но доверие нужно было воспитывать, пусть даже иногда и такими экстремальными выходками, тем более что, как он понял, времени у них было катастрофически мало.

     Встав с места вместе с малышом, чуть склонил голову и передал ребенка маме, придвинул немного кресло, в которое молодая женщина и уселась, после небольшой заминки. На алых губах первый раз за все время мелькнула настоящая, а не искусственная, легкая улыбка, коснувшаяся агатовых глаз с легкими морщинками усталости вокруг. Что ж, это было вполне понятно. Маленький оборотень кипел энергией и обычному человеку с ней было сложно справиться. И опять они подошли к этому вопросу. Возвращаться в свое кресло мужчина не стал, вместо этого потеснив друга, возлежавшего на кресле-лежаке. Тому пришлось сдвинуть ноги, чтобы оборотень мог умоститься с комфортом.

     Предмет мебели жалобно скрипнул под внушительным весом мощного тела, большую часть которого составляли литые мышцы. Наклонившись вперед, оборотень сложил руки на коленях, сцепляя кисти в замок. Глаза цвета льда смотрели сочувствующе и внимательно: - Лэави, прежде чем мы перейдем к деталям, хочу, чтобы Вы поняли: оборотни своих не бросают. Не важно, что Вы – человек, не важно, какого окраса малыш. Вы уже наши. Даже если бы Вы обратились за помощью сами, мы бы помогли, - сбоку хмыкнул, кхекнул друг, и лорд добавил, покосившись на владельца дома, - хотя, конечно, вопросов возникло бы значительно больше, - и пожал плечами, дескать, куда деваться-то.

     Уставший сидеть на одном месте мелкий оборотень заелозил на коленях мамы, со вздохом провожая пролетевшего мимо, к фонарю, крупного ночного мотылька. Проведя рукой по волосам и откидывая гриву назад, глава улыбнулся женщине: - Отпустите его. Он сейчас пытается оттачивать навыки, да и мышцы требуют постоянной тренировки, - ответом на это стал счастливый взвизг выпущенного на свободу малявки и синхронный стон обоих людей, по выражению лиц которых было понятно, что со сверхактивностью оборотней они знакомы не понаслышке. Усмехнулся, глядя на скользившего, как ему казалось, бесшумно, а на самом деле сопевшего и пыхтевшего, малыша, спустя пару мгновений замершего рядом с норкой полевой мышки, сидевшей внутри, и так же как и взрослый оборотень, прекрасно слышавшей мелкого охотника.

     Что ж, на несколько минут дитенок был занят, можно было поговорить с его родительницей. Поправив черный ремешок и машинально взглянув на тонкий корпус часов, блондин перевел взгляд на отслеживавшую малейшие оттенки его эмоций девушку. Усмехнулся про себя. Вряд ли она могла состязаться с прожившим долгую, а главное весьма насыщенную событиями жизнь оборотнем в искусстве показывать только то, что хочется, и распознавать утаиваемое. Но сейчас ему это было не нужно, мужчина, наоборот, максимально расслабился, непривычно раскрываясь. Улыбнулся: - И мы возвращаемся к тому, с чего начали. Вам в любом случае нужен взрослый оборотень для контроля, - помолчал, ожидая возражений и, к удивлению, не дождавшись их, продолжил, - после инициации спонтанный оборот станет частой проблемой. Не говоря о том, что увеличится риск быть раскрытым, это еще и вредно для неокрепшего организма, поэтому должно подавляться взрослой особью, - прозрачные глаза смотрели серьезно и с сочувствием. Мгновение паузы, и мужчина продолжил, - Поскольку присутствие отца исключается, то нам нужно будет найти того, кто согласится присматривать за ребенком.

     - И желательно, чтобы это был профессиональный телохранитель, - оживился Брижан, до того игравший, весьма успешно, роль стороннего наблюдателя.

     - И женщина, если это возможно, - тихо вымолвила брюнетка, в один глаз постоянно наблюдая за перемещениями неугомонного сынишки, сейчас успешно занятого ловлей струек фонтана.

     - То есть переезжать в наш клан Вы не планируете, я правильно понял? – склонил голову набок глава. Получил в ответ два кивка и пояснение от девушки, произнесенное с запинкой, но весьма решительно: - У меня здесь близкие люди, которым я доверяю, работа, дом. Я не хочу уезжать. И не хочу быть зависимой….

     Удивленно покосившись на друга, Эзак приподнял бровь, обозначая вопрос, на что Брижан ответил с улыбкой: - У Лэави успешная дизайнерская фирма, специализирующаяся в сфере строительства, много заказов, так что она не сидит на моей шее, как ты первоначально думал….

     - Мальчик – волк, я правильно понимаю? – Эзак ждал ответа. Они же видели при рождении. Оба опять коротко кивнули.

     - И какого цвета? – быстрый обмен взглядами. Помолчав, Брижан тихо произнес: - Лэави, выбора все равно нет. Однако…, - он серьезно посмотрел на друга, как он надеялся, - Фэневар, - в ответ на это обращение оборотень напрягся. Он мог перечислить очень быстро те случаи, когда человек обращался к нему по имени, - я очень прошу тебя не обращаться в этот клан. Лэави не хочет. Слишком неприятные воспоминания, - Эзак на миг прищурился, ловя взгляд друга, требуя, чтобы потом, наедине, тот поделился с ним информацией касательно этого странного несчастного случая, связанного с настолько неприятными воспоминаниями. Выразив согласие практически одним опусканием век, чтобы не заметила девушка, Брижан продолжил, - Чтобы забыть их требуется время, а, как я теперь еще больше уверился, представители этого клана не дадут этого сделать, постоянно маяча поблизости….

     - Я понял…. Так какого цвета шерстка у этого замечательного малыша? – краем глаза уловив не слишком положительную активность, лорд развернулся и тихо рыкнул, после чего пойманный жук, которого в испытательских целях, видимо, хотели отправить в плаванье, был благополучно отпущен на свободу, отмеченную спешным уматыванием от чрезмерно любопытного и активного представителя разумных, последний в свою очередь сложил лапки за спиной, всем своим видом демонстрируя подчинение. Со вздохом выудив из кармана брюк телефон, Эзак подозвал мальчугана, включил экран и ткнул в него пальцем, развернул в сторону пола, на котором тут же отобразились мелкие фиолетовые спиральки: - Видишь их? Попробуй наступить?

     Несколько секунд взрослые наблюдали за счастливо блестевшим глазенками, закусившим губу в азарте, и даже чуть порыкивавшим малышом, охотившимся на вредные загогулины, потом Эзак поднял голову и посмотрел на молодую маму: - Оборотень – это всегда охотник. Нужно очень много подвижных игр с элементами поиска. Не интересно прыгать в скакалочку, а вот ловить бумажные шарики очень весело. И так далее. Кстати, - он чуть подкрутил резкость и расширил квадрат «охоты», - это одна из наших разработок как раз для таких случаев. И Вам потребуется очень много сил. Ему, как я понимаю почти год, но Вы уже видите, что развивается он значительно быстрее, чем обычные человеческие дети. - И замолчал. Ночную тишину нарушал шелест крыльев позабытых ночных мотыльков, круживших вокруг фонарей, порыкивание Фаркаса и шлепанье ножек в мягких ботиночках.

     Прикусив кончик окрашенного светлым бело-розовым лаком ногтя, женщина наблюдала за маленьким охотником, затем опустила плечи, словно принимая на них огромный груз: - Черный….

     Всего одно слово. Повисшее в воздухе и грозившее обрушиться вниз неконтролируемой лавиной. Потерев лоб, Эзак вздохнул и поджал губы. Это было… не сложно, но и не совсем правильно. Ведь именно на их территории они сейчас находились. И вместе с тем оставляют, как он понял, главу этого клана в неведении. Так поступать было не совсем… прилично. Он поймал острый, пронизывающий взгляд Брижана и внезапно успокоился. Этот хитрый, прожженный делец слишком немногих допускал в свой ближний круг, и никогда не подставлял столь немногочисленных друзей, так что… если он поступил именно так, значит, выбора у него не было.

     - Что ж, - вытянув ноги и отставив в сторону руку с телефоном, чтобы малыш не споткнулся об его конечности в процессе продолжавшейся и пока не надоевшей игры, оборотень спокойно заметил, - инициация уже совсем скоро, счет идет буквально на дни, - на это замечание оба человека вскинулись в шоке. Он покачал головой, - год – это приблизительная отметка, но, как и у людей, кто-то начинает раньше, кто-то позже. У вас ведь тоже малыши делают первые шаги не ровно в 10 месяцев, - обозначил улыбку уголками рта, - так что предлагаю отправиться моим же самолетом. Брижан, ты сможешь освободить себе пару-тройку дней? – с сомнением посмотрел на друга блондин. Тот тихо шевельнул губами, видимо, что-то прикидывая, затем все-таки полез в карман легких брюк за смартфоном. Анализ расписания занял несколько минут, по окончании которых пожилой мужчина решительно выключил телефон, махнул рукой и заявил: - Да гори оно. Я уже в том возрасте, когда могу наплевать на работу, а вот пропустить столь важный шаг становления внука было бы непростительной ошибкой, - и тут же рассыпался тихим старческим смехом, резанувшим здорового оборотня, все еще полного сил и энергии, по сердцу болью.

     - Вот и отлично, заодно наши эскулапы тебя осмотрят, полечат, да и свежий воздух тебе будет только на пользу. И мы мед теперь сами производим. Представляешь, до чего технологии дошли? Север, мед и пчелы! – развел руками, словно сам не веря в сказанное, глава.

     - Ой, да ладно тебе. От старости они меня все равно не вылечат, - отмахнулся друг, - а вот мед в твоих краях – на это я с удовольствием посмотрю. Ну, и попробую, конечно же. Да и Лэави не помешает. А то она у меня на былиночку похожа. Того и гляди, унесет, - девушка тихо хихикнула и тут же посерьезнела, словно испугалась собственной реакции. Малыш же отреагировал… никак. Он был занят. Ловкие загогулины уворачивались, а вот если удавалось наступить на одну из них не целиком, а на хвостик, то та начинала смешно выкручиваться. Фар заливисто смеялся и наклонялся, чтобы прихлопнуть лиловую фиговинку обеими ладошками.

     Уже спустя четыре часа вся честная компания сидела в уютном серо-коричневом, пахнувшем кожей, деревом и воском салоне самолета, уносившего их в сторону ледяной шапки планеты.

     - Одежду лучше купить у нас. Она качественнее и рассчитана именно на оборотней. У них температура тела выше, но это Вы уже заметили, - в ответ Лэави только кивнула, не перебивая доносившего до нее весьма любопытную информацию собеседника, - и иммунитет сильнее. Так что кутать его бессмысленно. Там, где человек натягивает шапку, мы ходим без нее, там, где вы уже надеваете капюшон на шапку, мы подумываем о капюшоне. Шапки носят только дети, и то не всегда. И они очень легкие. А еще после инициации, вроде бы я уже говорил, - мужчина дернул себя за мочку уха и улыбнулся слушателям, - да и ладно, повторюсь. После инициации оборот станет спонтанным. Уследить получится не всегда, но проблема в том, что малыши не могут обернуться без потери одежды. Так что нужны несколько комплектов, один или два дополнительных необходимо возить с собой. Это затруднительно, поэтому у нас магазинчиков с одеждой, как грибов вокруг твоего коттеджа, - усмехнулся блондин.

     - Да, а говорили, в этом году не выросли, - задумчиво почесал нос Брижан.

     - Собирать не умеют, - отрезал оборотень, - там такой грибной дух стоит, если даже до внутреннего двора донесло, - демонстративно повел носом.

     - Тебе точно виднее, шкура твоя лесная, - разрулив основные вопросы, человек расслабился и опять принялся за подколки.

     - Сдам медикам на опыты, - привычно пригрозил глава, получив неожиданную поддержку от отчаянно кивавшей в знак согласия брюнетки. Намотал себе на ус, действительно загнать друга в лечебницу, раз уж его подопечная так волнуется. Хорошо, что лишь по этому поводу. Он улыбнулся. Все-таки ему удалось хоть немножко наладить мостик взаимоотношений с девочкой. Правда, крупная заслуга в этом принадлежала Брижану. Наигравшийся волчонок свернулся каралькой в огромном кресле, где и засопел, пригревшись под маминой рукой на макушке и теплым одеялом, прикрывавшим все остальное. Да и сама женщина клевала носом, изрядно вымотанная переживаниями и сыном, норовившим исследовать салон не только вдоль и поперек, но и вертикально, прыгая со спинок кресел на пол, отчего его удалось отвлечь только выуженной мамой из сумки огромной книжкой с разворачивающимися 3Д картинками, которую брюнетка читала, пока ребенок не заснул.

     Махнув рукой заглянувшему в салон стюарду, глава указал на брюнетку. Понятливо кивнув, молодой мужчина быстро принес еще один мягкий темно-синий плед, накидывая на вздрогнувшую пассажирку. Та, благодарно улыбнувшись, подтянула теплую ткань выше и прикрыла глаза. Глядя на спокойное красивое лицо со слегка бледной кожей, алыми губами и удивительной прядкой в цвет, сейчас заложенной за ухо, Эзак с трудом мог представить себе, что рассказанное ему пару часов назад другом случилось именно с ней. Да, она отнеслась к нему очень настороженно, но это было, прежде всего, из-за того, что он был оборотнем. Она боялась за сына, прочих же последствий видно не было. Впрочем, Брижан, наверняка, позаботился о душевном состоянии подопечной, в том числе привлекая профессионалов своего дела. И все же….

     Покачав головой, блондин встал и тихо прошел в заднюю часть салона, где, пользуясь своим привилегированным положением владельца, сменил уже поднадоевшую одежду на графитового цвета рубашку и темно-серые брюки. Потянулся с удовольствием и вернулся к гостям, двое из которых тихо спали, в то время как пожилой бизнесмен, на секунду оторвавшись от пролистывания на своем ноутбуке каких-то документов, одобрительно поднял палец, оценив новый образ оборотня, после чего опять вернулся к работе. Да и Эзаку нужно было заняться делами, о чем недвусмысленно сигналили несколько оповещений. Просмотрев несколько исключительно по диагонали, на очередном глава задержался, внимательно вглядываясь в фотографии и читая краткую информацию по профессиональным телохранителям клана. Среди женщин затесалось и две мужских кандидатуры, видимо, помощник счел их подходящими под критерии.

     Легко мазнув по пассажирке взглядом, чтобы не разбудить явно спавшую в полуха-полглаза женщину, пристальный вниманием, Эзак покачал головой, отметая такую возможность. Развернул ноут экраном к другу, постучал пальцем по двум фотографиям, получил решительное «нет» красноречивым жестом руки, после чего придвинул гаджет к себе, набирая сообщение Марку, чтобы тот искал только среди представительниц женского пола. Еще раз задумчиво пролистнул присланные изображения, отрешенно поглядел в иллюминатор, не замечая бездонной глубины раскинувшегося голубого купола. Легким движением отправил в корзину большую часть предложений, оставляя три. Пожалуй, это было то, что нужно. Оставалось дождаться инициации, а там уже запах подскажет, кто из оборотниц подойдет лучше в качестве охранницы и воспитателя.

     Сопнув носом, мальчишечка перевернулся на другой бочок, выдергивая из сна мать, тут же резко повернувшую голову на движение, с улыбкой поправившую сползшее немного одеяло и посмотревшую на сидевшего напротив мужчину совсем не сонным взглядом. Он понятливо улыбнулся: - Не спится? Волнуетесь? – ответом стало пожатие плечами и поползшие вверх уголки рта, лишь обозначившие улыбку. Развернув ноутбук, мужчина двинул его по столу ближе к брюнетке: - Вот, помощник прислал информацию по нескольким кандидаткам. Мне кажется, что эти Вам подойдут лучше всего. Очень сильные бойцы, при этом у каждой есть образование и опыт работы с детьми, что очень важно. И плюс, каждая из них общалась довольно близко с людьми, проще говоря, они не только знают, но и осознают разницу в возможностях человека и оборотня. Посмотрите, нет ли у Вас возражений? Если хоть чем-то кто-то не нравится, лучше убрать на данном этапе. Охранник не должен вызывать у Вас неприязни, иначе рано или поздно, но все пойдет прахом. Ведь это тот, кто будет с Вами рядом… и будет влиять на Вашего сына. Однако одну кандидатуру оставлять тоже нельзя, - тут вожак примирительно развел руками, - в конце концов, выбирать будет сам Фаркас, точнее его волк. А они ориентируются на запах. Так что… нужно дать ему варианты для выбора….

     Показав кивком, что приняла информацию к сведению, молодая женщина прищурилась, вглядываясь в экран. Машинальным жестом потянулась к переносице и недоумевающе убрала руку, хлопнула ресницами и неуверенно, словно еще не зная, можно или нельзя, засмеялась.

     - Только не говори, что ты опять очки забыла! – Брижан поправил завернутый почти до локтя рукав васильковой рубашки, одновременно с удивлением и затаенным весельем разглядывая подопечную, беспомощно пожавшую плечами. Затем она еще ближе подвинула гаджет и наклонилась к экрану. Все это было сделано так привычно, буднично, что оборотень с трудом подавил смех, осознавая, что ситуация повторялась настолько часто, что перешла в ранг обычных. Со вздохом нажав на кнопку вызова стюарда на подлокотнике кресла, Брижан тихо, посматривая с опаской на заворочавшегося, среагировавшего на их беседу, малыша, попросил принести его сумку, чтобы спустя минуту ожидания и нескольких, потраченных на поиски, вытащить чехол с очками.

     - Держи, счастье мое. Не сажай глаза, - брюнетка сначала недоуменно хлопала ресничками, глядя на появившийся на светлой столешнице с красивым древесным рисунком темно-синий с полосатой «морской» ленточкой чехол, затем выудила оттуда очки и довольно улыбнулась опекуну: - Спасибо…, - последний только отмахнулся, тихо бормоча, что уже привык таскать с собой несколько пар, к тому же, сам в очках, так что, что одна пара, что три, разницы нет. К своим делам мужчина не спешил возвращаться, так же с интересом заглядывая в чуть повернутый к нему заметившей его интерес брюнеткой экран. Внимательно прочитав краткое досье и пролистав фотографии, люди переглянулись. Затем Лэави развернула компьютер к его владельцу: - Не уверена насчет второй кандидатуры. А вообще, желательно посмотреть на них вживую, если это возможно, - она смущенно мяла ткань пледа, опустив глаза, словно опасаясь, что обидела недоверием.

     Впрочем, действительно, опасалась, понял через пару мгновений оборотень и на миг задохнулся. Было крайне неприятно осознавать, что его причисляют к разряду тех, кого можно оскорбить такой мелочью. С другой стороны, у этой брюнеточки были весомые основания относиться к его сородичам так, как она это делала. И все же, несмотря на страх, Лэави шла вперед, готовая на многое ради сына. Кстати. Ей же наверняка интересно, вряд ли подобная информация могла просочиться вовне. Он улыбнулся: - Все в порядке. Мы просто уберем эту кандидатку. Как я понимаю, - покосился на значок оповещения, - Нам еще нескольких прислали для оценки. И, конечно же, Вы с каждой из них пообщаетесь. Обязательно. Все в порядке. А теперь, думаю, стоит рассказать о самой инициации…, - улыбнулся, заметив настороженный взгляд молодой мамы в сторону сладко дрыхнувшего, свесив ножку с кресла, детеныша, поспешил успокоить, продолжая говорить слегка рокочущим голосом: - Он не проснется. Вы не слышите, а он улавливает особый обертон, дающий ему чувство безопасности и покоя. Так что мой голос его не разбудит.

     Тихо, практически бесшумно то появлялся, то исчезал стюард, подливая в чашки густой травяной напиток, чуть сладковатый, с легкой мятной ноткой, почему-то пахнувший медом, посапывал, даже не ворочаясь на своем кресле маленький оборотень, а Лэави и Брижан внимательно слушали главу. Заканчивая, тот сделал еще один глоток, отставил кружку и взглянул в серьезные, внимательные и очень задумчивые глаза цвета ночи: - То есть, фактически, грубо говоря, ты окажешься в центре волчьей стаи. Представь себя, - поморщился, но продолжил, - в вольере с волками, только их будет очень много. Сможешь? Готова? – льдистые очи не отпускали взгляд девушки, ловя малейший оттенок эмоций.

     Внезапно молодая женщина улыбнулась, глядя прямо в глаза мужчине, откинулась в кресле и вздохнула: - Знаете, лорд Эзак, к этому вряд ли можно быть готовым. В этом мире многие верят в инопланетян, параллельные миры, и им кажется, что, когда произойдет что-то из этого ряда, все будет хорошо, не будет паники, страха…. Но это не так, - она покачала головой, смотря серьезно, но на губах играла легкая ироничная улыбка, - я тоже думала, что ничему не буду удивляться. Я много знала об оборотнях, читала, была уверена, что все в порядке, но…, - аккуратно убрав упавшую заворочавшемуся малышу на нос прядку, поправила одеялко и продолжила, на несколько тонов ниже, - когда твой только что рожденный сын превращается прямо у тебя на руках в очаровательного, но щенка, - сглотнула и улыбнулась искренне, - мир рушится мгновенно и бесповоротно, а потом восстает уже совсем другим. Он не хуже, он просто другой. Совсем другой. И к нему нужно привыкать, - тихо рассмеялась, - я нахожусь где-то в пути, не уверена, что готова увидеть то, что мне предстоит, но я точно это переживу. Надеюсь, окружающие тоже, - и снова лукавая улыбка, от которой сидевший наклонившись вперед и сжав руки в замок, лорд не выдержал и едва слышно рассмеялся, сбоку хихикал в кулак Брижан.
     … …
     Легкая дробь стука предшествовала появлению в уютном кабинете пепельноволосого блондина с хвостиком на макушке и постоянной улыбкой, прятавшейся в густой каштановой бороде. Улыбнувшись Марку, Лэави ждала, пока тот передаст какую-то светлую, практически молочную кожаную папочку начальству, раздумывая над тем, что поначалу очень удивлялась тому, что у такого внушительного возрастного начальника может быть столь молодой и весьма неординарный помощник, лишь после осознав, что Эзак сделал это намеренно, стараясь не погрязнуть в своей внушительности и особенностях возраста, специально окружая себя представителями разных поколений. И как раз таки его возраст и опыт позволяли ему спокойно мириться с некоторой эмоциональностью и активностью, на грани с креативностью, иногда там, где не просят, своего секретаря, которые вполне компенсировались его усидчивостью, надежностью и дотошностью.

     - Данные из архива. Это нам для начала, - быстро просматривая распечатанные цветные листы, глава передавал их гостье, читавшей несколько медленнее, то и дело задерживавшейся на тех или иных моментах. Когда последний лист вернулся назад в папку, мужчина задумчиво постучал по стеклянному столику пальцами, мотнул головой и потянулся к чайнику, медленно и аккуратно наполнил чашки, посмотрел на опустевшее благодаря совместным усилиям блюдце, встал, прошел к собственному столу, потянул один из сливочного цвета ящиков, пошуршал в нем и вернулся назад, водружая на столик небольшую коробочку, в которой после распаковки обнаружились конфеты ручной работы. Втянув непроизвольно носом удивительный аромат, Лэави замерла, не зная, какую из конфет попробовать первой, затем аккуратно подхватила пальцами зеленоватую, в миндальной обсыпке. Откусила и кивнула благодарно. Конечно, конфеты ручной работы не всегда были вкуснее, чем некоторые покупные, но… они были уникальными, с неповторимыми вкусами, делая их поедание увлекательным квестом.

     - Лорд Эзак, - она запила сладость и подняла глаза на оборотня, - из полученных данных для меня оказалось невозможным сделать хоть какие-то выводы…, - это просто… родился, учился, начал работать, плюс семейное положение….

     Улыбнувшись, глава отправил в рот вишневую конфету, удивленно посмаковал, поднимая брови к волосам, моргнул и заявил: - апельсиново-гранатовая. Надо же, не думал, что такое сочетание возможно, - со вздохом потянулся к папке, выудил один из листов, - Смотри, - девушка чуть наклонилась вперед, - здесь написано, что в школе он демонстрировал выдающиеся лидерские качества, а чуть дальше идет список поощрений и наказаний. Зная, за что дается то и другое, можно сделать вывод, что данный оборотень является скорее не лидером, а диктатором. А если к этому прибавить еще данные с этой странички, - он просто помахал листочком с какими-то колонками циферок и буковок, - то можно с большой долей вероятности предположить, что означенный оборотень…, что у означенного оборотня, что называется, кишка тонка для того, чтобы быть полноценным вожаком. Власть он любит, а ответственность и сопутствующие последствия не очень. Что называется, и хочется, и колется.

     - Зависть, - едва слышно прошептала Лэави, опуская уголки губ вниз.

     - Ты права. Он вполне может завидовать тем, кто оказался на той ступеньке, до которой он добраться не может….

     - Вам? – в агатовых глазах тлела тревога.

     - Я – его вожак. Он - мой подчиненный. Его волк просто не позволит ему пойти против. Чтобы навредить мне хоть как-то, ему придется уничтожить волка, а это верное безумие и смерть. Он не пойдет на такое, - потянувшись, оборотень погладил девушку по макушке, улыбнулся в печальные, расстроенные глаза, - не переживай. Оборотни, как и люди, все разные. Ты сама знаешь это. Есть хорошие, есть не очень. Я не могу нравиться всем, но… наше отличие от людей, что мне под силу их контролировать. Он не первый и не последний. Но… возвращаемся к вопросу отца Фара. Он ведь может копать под него.

     Решительно покачав головой, Лэави озвучила то, что только выказала жестом, - в таком случае он должен знать больше, чем я. Вы же сами пытались найти его…, - на изумление, мелькнувшее на лице мужчины, брюнетка тихо рассмеялась, - господин Брижан не утаивал от меня ничего из того, что меня касается. Я знаю о Вашем разговоре, - в черных глазах не мелькнуло и тени расстройства, доказывая, что девушка оставила прошлое прошлому, - и о том, что он передал все найденные видео и полученные свидетельские показания. И о том, что Вы тоже провели расследование. Вряд ли господин Терави может обладать большими мощностями, чем глава его клана и весь клан в целом….

     Поморщившись, вожак должен был согласиться. Тогда он, действительно, прошерстил всю территорию вдоль и поперек, опросил каждого, кто попал в поле зрения еще раз. Нашел несколько пропущенных людьми Брижана ниточек, но… они не привели никуда. Вздохнув, мужчина отставил кружку и хлопнул ладонями по коленям: - Что ж, пожалуй, пока мы будем просто наблюдать за ситуацией. И ждать дополнительной информации от Марка. Как только он накопает что-нибудь интересное, я тебе сообщу.

     - Спасибо, - встав с места, Лэави замерла, а потом, сжав руки в замок, прикусила губу, обдумывая то, что хотела сказать, - лорд Эзак, могу я попросить Вас…, - получив утвердительный жест от блондина, продолжила, - могу я Вас просить…, не допускать общения и присутствия господина Терави рядом с Фаром. Я боюсь, - она развела руками, - а он сегодня на рыбалку едет. Вдруг этот…, - она махнула рукой и закончила, - да я уверена, что он попытается влезть в эту Вашу лодку!

     - Ты права. Что ж, - ехидная улыбка осветила лицо блондина, - иногда можно пользоваться статусом, например, так, - он достал сотовый и набрал быстрый номер, - Арэк, ты составляешь список рыбаков…, - выслушал ответ, - отлично. Как соберешь, пришли мне. Пока я не одобрю, никто никуда не выйдет. До связи. Жду.

     В следующую минуту тонкий гаджет оказался в воздухе, а затем, как-то плавно заскользил – залетел на письменный стол. Не упал, не плюхнулся, а, почти коснувшись края, настолько низким, буквально пару миллиметров, был зазор между смартфоном и столешницей, плавно опустился, проехался по дереву и замер, так и не добравшись до противоположного конца. Лэави от такого обращения с дорогущей техникой аж передернуло. Она возмущенно уставилась на подмигнувшего ей оборотня. Вздохнула и пожала про себя плечами. Если великому мира сего захотелось похулиганить, то кто она такая, чтобы ему мешать.

     - Спасибо, - она чуть растерянно улыбнулась, покосилась на сотовый, все еще переживая за его сохранность, в результате пропустив понимающую улыбку своего собеседника, прекрасно уловившего все то, что его гостья не решилась сказать, - пойду к своим, - вздохнула, - надеюсь, они с рыбами уже закончили…, - поднялась под несколько озадаченным последней репликой взглядом оборотня, дошла до дверей, обернулась, вернулась назад, привстала на цыпочки, чтобы дотянуться до вставшего мужчины, чмокнула в щеку, - Спасибо. От меня и от Фара.

     - Ага, только я отвернусь, а он уже с молодыми барышнями обжимается, - раздалось басистое от дверей. Развернувшись к которым, Лэави всплеснула руками и бросилась в распахнутые объятия высокой статной красавицы, чья длинная мощная косища была уложена на голове в несколько рядов, создавая впечатляющую корону. Приобняв, с осторожностью, чтобы не раздавить, блондинка чуть отодвинула от себя девушку, чтобы рассмотреть. Недовольно взглянула на мужа: - И что это такое, а? Я тебя спрашиваю, - развернула округлившую глаза от изумления брюнетку и ткнула пальцем над переносицей, - почему у нее опять эти морщинки? Что не так? И куда ты смотришь? Глава клана?

     Пискнув, Лэави попыталась что-то вякнуть, но дама ее не слушала, отодвинула чуть в сторонку, чтобы не задавить, и пошла вперед, наступая на довольно улыбавшегося вернувшейся из командировки супруге оборотня, в конце концов подхватившего свою, явно не являвшуюся былиночкой, супругу и покружившего ее по кабинету. Звяк, - слетел на пол задетый обрадованными супругами чайник, к счастью уже пустой. Чистить кремовый ковер было бы проблематично. Отодвинувшись в сторонку, Лэави с улыбкой смотрела, как, сжав женщину в объятиях, мужчина наклоняется, чтобы поцеловать свою королеву. Даже имя ее переводилось «королева». А потом брюнетка смутилась и попыталась просочиться за дверь.

     - Куда, - Лэави замерла сусликом в стойке, даже не пытаясь что-то еще сделать. Говаривали, что от мощного голоса супруги главы не только люди и оборотни, но даже крупные пассажирские самолеты вставали по стойке смирно и переставали капризничать и барахлить. Да и пассажиры, провожая взглядами рослую даму из разряда тех, кто коня на скаку остановит, в форме командира, как-то расслаблялись, веря, что эта да, всех довезет, и всем покажет. И довозила, и показывала. Вот и сейчас Рату вернулась из командировки, состоявшей из рейса сначала в восточные страны, а затем за океан.

     Вывернувшись из объятий мужа, блондинка подошла к той, которую считала одной из своих дочек, обняла так, что последняя сдавленно хрюкнула, выпустила из объятий и покачала головой: - И когда ты перестанешь волноваться? И где та каменная стена, за которой тебе можно будет иногда прятаться, а? – она требовательно посмотрела на супруга, лишь беспомощно разведшего руками: - Дорогая, ну я точно претендовать на такое не могу. Боюсь, ты будешь против, - в ответ получил чувствительный удар кулачком в плечо, потер и деланно вздохнул: - Как же так? Не успела вернуться, как уже бьет бедного мужа. Пойду совету пожалуюсь, что ли.

     Тут даже Лэави тихо засмеялась, представив себе эту занимательную картинку. Тряхнув головой, от чего некрупные, но очень чистые бриллианты в сережках отбросили на светлые стены радужные блики, Рату приподняла вопросительно бровь: - Так, а где мой драгоценный внук?

     Прыснув, Лэави повинилась: - Смотрит на тех монстров, на которых вечером они собираются охотиться, простите, - она чуть наморщила нос, все-таки выражая свое волнение, - рыбачить….

     - Ну-ну, - похлопала по плечу блондинка, отчего не самая мелкая, но казавшаяся рядом просто тростинкой, дизайнер, чуть присела, - за мальчиком присмотрит Эзак. Да и остальные за щенка любому пасть порвут и собственный плавник туда запихают. Так что не переживай. Он у тебя хищник, ему нужно сбрасывать куда-то этот охотничий инстинкт.

     - Ох, - брюнетка вздохнула и покачала головой, - ох, уж мне этот инстинкт, Рату, ты не поверишь, но этот бормоглот уже всех окрестных владельцев стрелковых тиров знает по имени, как и они его. Кошки мимо нашего дома ходить боятся, а когда видят Фара, убегают со всех лап. Такое чувство, что его в кошачьих новостях показывали, так как уносятся даже те, кто его вроде бы и не видел раньше. Но он ведь их даже на деревьях достает, чтобы потискать. А я потом пустырник глушу. Хорошо хоть в подвалы за ними не лазит, и то только потому, что дырки маленькие. Я ведь у нас теперь заядлая велосипедистка и лыжница. Мы по четыре часа можем круги наматывать, я падаю, а ему хоть бы хны. В этом году хочу его на скалолазание отдать. Друзья посоветовали.

     - Да уж, - расхохоталась оборотница, вдохнула не так и закашлялась. Благодарно приняла стакан с водой от супруга, похлопала себя по темно-серой форме с нашивкой самолета, достала платочек и стерла капельку с мягкой ткани. Смахнула выступившие слезы и чмокнула мужа в щеку: - Спасибо, дорогой, - развернулась опять к брюнетке, - мне еще после вашего прошлого приезда докладывали, как твое чудо тут всех уморило. Он же у тебя даже по сравнению с оборотнями шилопопистый. И как только вы с Анжелисой успеваете?

     - Да вот как –то так, - развела руками молодая мама, улыбнулась, - по очереди, плюс нас еще иногда Оми подменяет. Не поверишь, но она его даже убаюкивает.

     - Эхх, буду в вашем городе, надо будет к вам заглянуть. Хочу на эту красавицу в живую полюбоваться. Ты говоришь, она нас не боится? – между делом Рату подталкивала и супруга, и гостью к выходу, уже выведя их в коридор и направляя вниз. Поняв, что женщине хочется побыстрее вернуться с мужем домой, Лэави улыбнулась и чуть ускорила шаг: - Абсолютно. На Анжелису мы только хвостом повели, да продемонстрировали, кто в доме хозяйка, а кто так, по делам пришел….

     - И отлично, - вдевая руки в рукава поданного главой теплого мехового пальто, которое, как знала Лэави, скоро будет висеть на вешалке, сменившись привычным здесь пуховиком, оборотница продолжила, - а со скалолазанием идея великолепная. Есть и цель, и сложности в ее достижении, да и ловкость развивается…, - повернулась к мужу, - Драгоценный мой, а почему у нас скалодрома нет? Как-то мы с тобой этот момент не учли.

     - А еще можно сделать такую тропу на веревках…. С препятствиями…. Для разных возрастов. Я в городском парке видела. Безумно интересно. Там перелеты над озером есть. Сама я не лазила, руки слабые, не доползу, но наблюдала со стороны. Выглядит волшебно! – оживилась Лэави, блестя глазами, - уверена, все будут в восторге.

     - И зимой тоже? – подмигнул тут же смешавшейся девушке Эзак. Та вздохнула, понимая утопичность собственной идеи, а блондин продолжил, с теплой улыбкой подавая руку закончившей проверять, надежно ли замотан шарф на шее «дочки», женщине, - с другой стороны, у нас есть замечательный крытый аквацентр, там можно и скалодром сделать, и ваши проходки организовать. Надо только подумать, чтобы это было и гигиенично, и безопасно.

     Воодушевленно закивав, Лэави надвинула капюшон ниже. На улице, пока они общались, поднялся небольшой, но противный ветер. Она с завистью посмотрела на даже не обративших на непогоду внимания оборотней и прижмурилась, представляя, как же это будет здорово…. Стоп.

     - Какой аквацентр? – в глазах цвета оникса светилось изумление.

     - В смысле какой? – точно такое же удивление можно было разглядеть и в очах повернувшейся к ней супружеской пары: - Ты что, еще не в курсе? – Эзак открыл рот, чтобы продолжить, но Рату замахала руками: - Ой, все. Нет уж. Знаю я тебя, идем домой, - повернулась к Лэави, - у него это любимое детище, как начнет, так и до твоего дома не закончит…, а мне сейчас кое-чего другого хочется, - огладила с нежностью рукав пуховика супруга. Улыбнулась девушке, - они вечером на свою рыбалку уедут, а ты ко мне в гости придешь. И не вздумай пешком. Я за тобой снегоход отправлю! И я тебе все расскажу.
     - Хорошо, Рату, - Лэави помахала оборотням рукой, сделала пару шагов, но развернулась, - Эзак…, - дождалась, пока тот оглянется, - простите, но насчет рыбалки…, Фар….

     - Все в порядке, - улыбнулся мужчина, - список принесут мне. Не волнуйся.

     - Спасибо. Извините. Рату, до вечера, - молодая женщина поспешила по дорожке, не слыша, как за ее спиной шепнула мужу блондинка: - Меня она на «ты» называет, а тебя все равно на «Вы». Поганка такая…, - впрочем, в голосе оборотницы не было возмущения, лишь легкая печаль. Муж похлопал ее по плечу и приобнял: - Ничего. Главное, что она нам доверяет. А остальное со временем приложится, - махнул рукой проезжавшему мимо снегоходу, тут же развернувшемуся и затормозившему рядом. Кивнув, водитель дождался, пока пара умостится, и дал по газам. Взревев раненым изюбром и подняв снег веером, мощная машинка полетела по направлению к дому главы.

     Кутаясь в шарф и капюшон, Лэави шустро неслась по дорожке, старательно прикрывая лицо от бившего в него ветра. Встречные оборотни здоровались с сочувствующими улыбками, уже привычные к тому, что среди них водится такой нежный цветочек, который про себя Лэави называла «фиялка вяленая». Сами же пепельноволосые жители даже капюшоны не спешили натягивать, а шарфы болтались на плечах и шеях больше, как украшение, нежели как средство утеплиться. В кармане зашелся вибрацией телефон, а чуть позже донеслись слабые звуки фортепианной мелодии, однако снять перчатку и вытащить гаджет из кармана было выше сил брюнетки.

     - Леди Арэли, давайте подброшу, - рядом затормозил снегоход, с которого соскочил знакомый брюнетке оборотень. Стянул с себя широкий клетчатый шарф и накинул поверх пуховика женщины, закутывая ее теплой тканью, усадил сзади, - спрячьтесь за моей спиной и держитесь.

     Лэави с готовностью последовала инструкции, а спустя три минуты уже радостно благодарила на крыльце коттеджа спешившего по делам мужчину. Над головой тихо загудело. Подняв глаза к небу, девушка прищурилась, рассматривая проплывавший в высоте ярко-алый мотопараплан. Прикусив губу, вздохнула. Иногда и ей хотелось… вот так вот…, но… в голове тут же появлялись мысли об ответственности за сына и прочее. И доводы разума о том, что шансов столкнуться с неприятностями на дороге у нее значительно больше, чем шлепнуться вниз с мотопарапланом, действовали плохо. Тем более что тот же самый разум нашептывал, что машин много, поэтому статистика показывает более весомые цифры, а парапланеристов значительно меньше. Более того, Лэави даже как-то подняла данные, выяснив, что за год у парапланеристов зафиксировали 98 случаев с травмами, из них двенадцать смертельных, а у мотопланеристов шесть случаев, из них только один смертельный. И эти выводы позволили оптимизму поднять голову, но… встать во главе парада ему пока не удалось.

     В кармане дрогнул телефон, возвещая о получении сообщения. Пошарив, брюнетка выудила ключи и открыла дверь. С наслаждением втянула воздух, пахнувший кофе, ванилью и почему-то яблоками. Пожав плечами, Лэави повесила пуховичок на вешалку, вытащила смартфон и направилась в комнату, на ходу разблокируя экран, показавший ей какую-то светлую, яркую фотографию с Элайшей посередине. Недоуменно вскинув брови и почесав переносицу, Лэави полезла в сообщения, но тут же одернула себя и улыбнулась выбравшемуся из-за стола мальчугану. Шустро сунула технику в карман теплых брюк и раскрыла объятия, ловя в них свое солнышко, взахлеб, звонко, как колокольчик, спешившего поделиться с мамой всем-всем, что успел узнать за это время.

     Приготовившись слушать про монстров, молодая женщина внезапно поняла, что ей рассказывают про лисичку – мелкую рыбку. Скатившись с маминых рук, малыш потащил ее к ноутбуку, где на экране красовалась небольшая рыжеватая рыбка с лукавой мордочкой, очаровательными, похожими на раковины моллюска, плавниками и тонким хвостиком. Да и последующие экземпляры, хоть и были крупнее, почти два метра в длину, но в целом вызывали скорее удивление, чем ужас, например, синяя зубатка, так что Лэави с удовольствием следила за менявшимися на мониторе картинками, грея руки о горячую белоснежную чашку с ароматным какао. Подсунутая Анжелисой под руку тарелочка с печеньем была отодвинута в сторону, так как после «делового общения» с лордом Эзак, где она на нервной почве слопала все угощение, желудок заявлял, что больше в него ничего не влезет.

     А потом они все дружно баловались на диване, при этом Лэави пряталась в углу за подушкой, из-за которой то и дело совершала короткие вылазки, а потом опять уходила в засаду, по опыту зная, что у двух расшалившихся оборотней и после активной игры с борьбой все будет в порядке, а вот она пару тройку синяков обязательно получит. Впрочем, означенные оборотни об этом тоже помнили, так что в целом все прошло благополучно. Не считать же прилетевшую в макушку подушку и рассыпанное по ковру печенье, отправившееся на подоконник на корм белкам. Спустя пару минут наблюдения троица сошлась во мнении, что белкам вряд ли что-то перепадет. Слишком уж активной была разносмастная птичья стайка, оккупировавшая ближайшие к коттеджу деревья. Увидев клеста, Лэави тихо выехала, с трудом представляя себе, зачем тот спустился к этой своеобразной кормушке. Может быть, за компанию. По крайней мере она так и не заметила, чтобы он что-то съел.

     А еще чуть позже, Анжелиса ушла к себе, отдохнуть и подготовиться к рыбалке, на которую она отправлялась следом за своим подопечным, а брюнетка устроилась на диване, обняв одной рукой подползшего под бок сына, а второй перелистывая страницы книжки о веселых приключениях одного забавного человечка с пропеллером и его юного друга. В камине танцевал огонь, за окном переругивались птахи, сопел, переживая за героев Фар. Сопел, да так и уснул. Подсунув вместо руки под черноволосую головенку подушку, Лэави плавно прошла в спальню, вытащила из ящика комода свой ноутбук, убранный подальше, на всякий случай и во избежание, вернулась назад в гостиную, где и устроилась на полу, сев по-турецки и примостив свою технику на столике. Хоть и выходные, а проверить почту и немного подумать над дальнейшими планами стоило.

     Взглянув на часы, молодая женщина со скрипом развернула ноги, чувствуя, что явно засиделась в этой позе, поморщилась, потрясла конечностями, которые, казалось, приняли форму дуги, проковыляла к дивану, плюхнулась и взлохматила волосы мгновенно распахнувшему глазки ребенку. Улыбнулась сонной мордашке: - Давай просыпаться, солнце. Скоро дядя Эзак придет.

     - Деда, - решительно и однозначно поправил сын, окончательно определившись со статусом оборотня, до того именуемого либо дедой, либо дядей. Возможно, не последнюю роль в этом признании сыграла как раз-таки будущая рыбалка, а может быть вчерашняя бешенная поездка на ледяных горках повышенной сложности, на которые малышей без взрослых не пускали. Глава клана провел на ней не меньше часа и, по мнению Лэави, получил если не больше удовольствия, чем Фар, то уж точно не меньше, покорив своим мастерством и смехом маленького звереныша. Поднявшись, женщина отправилась на кухню, заглянула в холодильник и покачала головой. Что-то она с этими выходными расслабилась, даже на готовку забила. «Интересно, с Оми все в порядке?» - мелькнуло в голове. Вернувшись в комнату, где просыпался будущий рыбак, взяла телефон и набрала номер соседки. Выслушав отчет о том, что красавица напоена, накормлена и обеспечена чистым туалетом, сопровождавшийся фотографиями, так как женщина как раз выполняла свои прилично оплачиваемые обязанности, Лэави отключила вызов и повернулась к сыну: - Солнце мое, дома есть нечего. Пошли в кафе?

     Сон как рукой сняло. Мелкий соскочил с дивана и полетел в комнату, таща за собой маму, чтобы та помогла выбрать одежду. Спустя еще десять минут упакованное семейство вовсе не чинно, а очень даже бодро неслось к уютному заведению, под вопли малыша, что иначе он на рыбалку опоздаееет!!! Приблизительно в таком же режиме проходил и сам ранний ужин. Что поделать, рыба хорошо ловилась либо в утренние, либо в вечерние, Лэави бы даже сказала, ночные часы, что добавляло работы нервным клеткам мамы. Пока маленький хищник, тихо урча, поедал густое мясное рагу вприкуску с хрустящими несладкими рогаликами, запивая густым горячим шоколадом, как раз сладким, брюнетка поглядывала за окно на сгущавшиеся сумерки и улыбалась, прикидывая, что успеет отлично поработать, старательно запихивая подальше мысль о том, что приехала отдохнуть. Однако в следующее мгновение вспомнила, что ее вообще-то ждали в гости.

     - Спасибо, очень вкусно, - отчитался улыбнувшейся ему женщине, забиравшей посуду, малыш, облизнулся, получил ярко-оранжевый петушок на палочке, немедленно засунутый за щеку. Кивнув сидевшей за угловым столиком Анжелисе, без которой Лэави теперь, как бы она ни торопилась, никуда не выходила, если была с Фаром, дизайнер поднялась и поспешила за тянувшим ее за руку сыном, громко вещавшим о том, какую большую рыбу он хочет поймать. Длины рук явно не хватало, чтобы описать масштабы бедствия, так что в ход шли сравнения с динозаврами, грузовиками и вертолетами.

     - Да ее даже деда Эзак съесть не сможет, такая большая, - прозвучало неожиданно и очень звонко уже от распахнутой двери. Хихикнув, Лэави выскользнула наружу следом за возмутителем спокойствия, слыша, как за спиной кто-то раскашлялся, видимо, подавившись от неожиданности. Постояв на крыльце, дожидаясь телохранительницу, придерживая за мех капюшона торопыжку, она улыбалась и кивала здоровавшимся с ней прохожим, многих из которых знала, а часть были новыми, но это не мешало всем друг друга приветствовать, ибо чужих здесь не водилось, а со своими предпочитали дружить и налаживать добрососедские отношения. Заметив краем глаза появившуюся Анжелису, Лэави спустилась со ступенек и направилась к коттеджу, где, с трудом удерживая себя от желания намотать на сына что-нибудь еще, ровно сидя на кресле с прямой спиной, наблюдала за сборами рыбаков.

     Те тихо переговаривались, натягивая теплые штаны, затем непромокаемые, две пары носков. Как поняла из объяснений блондинки Лэави, это делалось в первую очередь в качестве защиты от намокания, а не от холода. Со вздохом, она призналась самой себе, что до сих пор не могла поверить в морозостойкость оборотней. Не кутать и не парить Фаркаса получалось исключительно благодаря телохранительнице, с которой молодая женщина, стиснув зубы, соглашалась, уговаривая себя, что той лучше известно, что вредно оборотням, а что нет. Подлетевший комок счастья чмокнул маму в щеку, получил поцелуй в макушку, вывернулся из объятий и попрыгал на выход, остановился, притопывая, не в силах ждать, пока Анжелиса скажет, во сколько приблизительно они вернутся.

     Двери закрылись, погружая коттедж в тишину. С улицы донесся звонкий смех Фара. Взглянув в окно, дизайнер улыбнулась, увидев, как взлетает вверх подкидываемый сильными руками «деда» детеныш, под веселым взглядом Анжелисы. Забравшись с ногами на сиденье и обняв мандариновую подушку, Лэави думала о том, как ей повезло с этой замечательной блондинкой. А ведь ее кандидатуры не было среди присланных. Как всегда, если что-то могло пойти не так, оно именно так и делало. Но, как всегда, к лучшему. Анжелиса тогда приехала с другого полушария в небольшой отпуск, как потом выяснилось, чтобы подумать, продолжать ли работу в крупном филиале корпорации или заняться для разнообразия «частной практикой». И попала на инициацию. Когда ласковый, блестевший светлыми огромными глазенками малыш встряхнулся, и на его месте, подчиняясь требовательному рыку старшего, плюхнулся на попу очаровательный щенок с шелковистой угольно-черной шерсткой, взвизгнул и, вместо того, чтобы перевернуться на спинку, выказывая подчинение, потянулся и лизнул огромного сурового волка прямо в нос, а до серебристо-молочной волчицы донесся запах ребенка, в груди хищницы стало теплее, а в горле зародилось нечто среднее между рыком и кхеканьем, ибо волчья глотка не была приспособлена для смеха.

     К слову говоря, не только у нее были те же самые проблемы, слишком уж ошеломленным выглядел вожак с обслюнявленной мордой. В конце концов, глава легонечко толкнул прыгавшего вокруг на крупных толстеньких лапках щенка, побуждая того шлепнуться на спинку. Дрыгнув лапками, малыш обнял ими, насколько смог, морду грозного, отливавшего сталью волка, опять лизнул, все также оставаясь пузиком кверху. Вздохнув, прямо как человек, волчище фыркнул в розовый пузенчик, прикрытый черным пушком с серебристым подпушком, вызывая у малыша довольное повизгивание, повернул голову в сторону и рыкнул, подзывая родителей. К удивлению Анжелисы в образованный мощными самцами и самками, а также поджарыми подростками круг ступила обычная человеческая женщина, выглядевшая в унтах, ярком синем пуховике и сливочного цвета шапочке с васильком слишком чужеродной среди оборотничьего клана.

     Опустившись на колени, она раскинула руки в стороны, а потом шлепнулась на спину, поваленная резвившимся дитем, тут же принявшимся топтаться на груди, как телохранительница поняла, мамы, вылизывая уворачивавшееся от шершавого языка лицо. Смеясь, человек подхватила щенка под попу и передние лапы, села, тряхнула антрацитовыми волосами, высвободившимися из упавшей в капюшон шапки, прижала дитенка к себе, чмокнула розовый, ярко выделявшийся на угольно-черной шерстке нос, а в следующий миг уже кутала в поданную главой мягкую шкуру обернувшегося малыша.

     А вокруг набирала обороты волчья песня. Стая приветствовала нового члена, желая мира и обещая защиту. Среди самозабвенно выводивших рулады, задравших морды к луне волков стояла, прижимая к себе маленького ребенка обычная человеческая женщина. Стояла, чуть привалившись к теплому боку вожака, так же вплетавшего свой голос в общий хор, а в глазах, таких же по цвету, как волосенки сына, были лишь слезы радости и восторг. Ни тени страха, ни следа сомнения.

     Спустив ноги с кресла, Лэави улыбнулась, вспомнив слова Анжелисы о том, что именно тогда она и приняла решение. Которому следовала неукоснительно на протяжении всех этих шустро пробежавших лет. Хмыкнув, брюнетка направилась в спальню, где закопалась в комоде. Вылезла из верхнего ящика, почесала затылок, затем нос, пытаясь активизировать мыслительный процесс. Она никак не могла вспомнить, куда засунула подарок для Рату, села на кровать и опять улыбнулась. Погладила мягкую ткань полосатого покрывала. С Анжелисой все сложилось лучше некуда. Тихо вздохнув, Лэави хихикнула, припоминая, что когда увидела в первый раз высокую мощную фигуру блондинки, то подумала, что в случае опасности, за ней, действительно, можно спрятаться, как за каменной стеной. Однако на самом деле молодая мама опасалась, что в случае спора ее задавят. Массой и авторитетом. Все-таки, Лэави человек, а вот Анжелиса – оборотень. И это значило для мелкого хищника очень много. Но… блондинка не стала претендовать на роль матери, сразу очертив границы. Скорее, она была любящей теткой, могущей и приласкать, и пинка выдать. Спасительного. Старательно учившей брюнетку быть мамой оборотня, не ломая, а показывая и убеждая. И принимая те незыблемые ценности, которые были важны для человека. И давая маленькой семье побыть наедине, заявляя, что ей иногда тоже требуется отдохнуть от кипучей энергии Фаркаса, как это было в этот приезд Лэави, когда Анжелиса опять отошла в сторону, лишь наблюдая за своими подопечными из-за расположенного чуть поодаль в стратегически выгодном месте стола, или из окон соседнего коттеджа, в который она перебралась незадолго до того, как сел вертолет, доставивший брюнетку.

     Мама и сын могли побыть вместе и одни. И Лэави ценила эту тактичность и уважение. Ведь захоти Анжелиса, вряд ли дизайнер, работающая иногда сутками, мотающаяся по заграницам, да к тому же находившаяся в самом начале процесса понимания истинной природы собственного сына, смогла бы составить достойную конкуренцию и выиграть битву за право быть матерью. Нет, без боя она бы не сдалась, но…, печально усмехнувшись, Лэави скользила взглядом по светлым стенам, на миг задержалась на слепленной из пластилина фигурке какой-то крокозябры, преподнесенной сыном. Она не обманывала себя. Замотанная, почти ничего не соображающая к вечеру, она бы просто пропустила этот момент. Битва была бы проиграна еще до начала за отсутствием одного из состязавшихся. Второй стороне автоматически бы присудили победу. Но… Анжелиса была Анжелисой. И сейчас Лэави не волновалась, почти, может быть, самую капельку, зная, что телохранительница присмотрит за неугомонным малышом и старшими оборотнями, иногда ведущими себя ничуть не лучше, чем самый маленький член их компании.

     - И все-таки. Куда же я запихала эти злосчастные банки! – с силой дернув себя за волосы, Лэави надула щеки и посопела, поскребла внезапно зачесавшееся ухо и хлопнула себя по лбу, легонечко. Чисто в профилактических целях. После чего вскочила с кровати и рванула в коридор, где на вешалке висела сумка – на самом видном месте! Чтобы не забыть…. Выудив из нее красочный пакет, молодая женщина вернулась в гостиную, выставляя на столик обернутые пергаментом баночки, проверяя еще раз, не потекли ли, не пошли ли трещины. Ярко-желтая, с лимонным джемом, привезенным с юга, домашним, чудом купленным на красочном рынке только для местных. С алычовым вареньем, с земляничным. Прыснув, оглядела плававшие в темном вишневом на цвет сиропе сосновые шишки и поморщилась. Одну баночку она дома попробовала. И до сих пор отплевывалась. Вкус хвои не нравился даже в пасте, не то что в продукте питания. Но… для любившей необычности Рату это было самое оно. Казалось бы, будучи пилотом пассажирского лайнера, мотаясь во многие уголки мира, она должна была перепробовать все, а вот, поди ж, ты. Времени на то, чтобы пробежаться по магазинам хватало крайне редко.

     Покрутив в руках изящную баночку с тонким узором, выуженную на каком-то блошином рынке и сейчас заполненную смесью ароматных трав, Лэави с удовольствием подумала, что на этот раз ей удалось привезти для коллекции Рату довольно интересный экземпляр. На улице заурчал мотор и затих. В дверь постучали. Попросив водителя подождать пару минут, девушка составила баночки, упаковалась в пуховик, шарф, перчатки и далее по списку и выскочила на улицу, с радостью рассматривая широкую спину оборотня, за которой она сможет весьма надежно спрятаться от встречного ветра и снега. Мимо неслись яркие огни разноцветных фонарей, махали лапами ели и сосны, а также дети и их родители, а Лэави чуть ли не в зубах держала пакет с подарками, крепко прижимая его к груди одной рукой, второй ухватившись за широкий пояс водителя.

     Аромат хвои и меда, лесных трав, выпечки, теплый мягкий свет и крепкие объятия хозяйки поджидали брюнетку сразу за порогом дома. В какой-то момент она даже заволновалась о сохранности подарка, оказавшегося притиснутым к объемному бюсту оборотницы. Но ничего, все выдержало, включая ребра гостьи. Пока Рату, то и дело всплескивая руками и делясь впечатлениями по поводу содержимого, рассматриваемого в свете люстры, распаковывала подарок, Лэави тихо сидела на диване, прихлебывая из огромной кружки, грея о нее руки и переводя свой взгляд с разожженного камина на блондинку и назад, не в силах решить, что ее притягивает больше. Проблема выбора устранилась, как только содержимое подарка оказалось частично в прохладном ящике на кухне, а частично на полках. Стать коллекцией, бережно хранимой в отдельной комнате на специально изготовленных стеллажах за надежными стеклянными дверями, баночкам предстояло только после того, как их содержимое будет выпито-съедено.

     Пока Лэави, не спеша, рассказывала супруге главы последние новости касательно работы и жизни в целом, пока делилась подозрениями и опасениями, пока выслушивала советы и предложения собеседницы, они успели ополовинить внушительных размеров чайник, подбросить дров в камин, выключить свет и окончательно расслабиться, в спокойном молчании наблюдая за огненным танцем. На руке завибрировал будильник, вырывая из медитативного состояния.

     - Ох, - Рату с наслаждением потянулась, зевнула, прикрывая рот рукой, - Славно посидели. Иногда, не поверишь, так не хватает именно вот такого спокойствия.

     - Ты же с людьми работаешь, - улыбнулась гостья, - вот и требуется иногда побыть в одиночестве.

     - Да какое там, - отмахнулась, включая свет, хозяйка, - второй пилот, да старший стюард, вот и все люди. В кабине же сижу.

     - Не скажи, - Лэави укутывалась в джемпер, до поры до времени валявшийся на подлокотнике дивана, - а инспектора, а диспетчеры, а наземный обслуживающий персонал. Да и пассажиров с их проблемами хватает. Ты их не видишь, но от этого они никуда не деваются….

     - И то верно, - кивнула Рату, застегивая молнию яркого, похожего на луговую поляну летом, пуховика. Поправила подбитый черным мехом капюшон, следя за тем, как ее гостья на два раза укутывается в объемный плюшевый шарф нежно-голубого цвета, поправляет пушистые кисти на концах. Выйдя из дома, женщины, тихо переговариваясь, повернули к лесу, бодро двигаясь по неширокой тропинке, ведущей в противоположную от поселения сторону. Идти под горку было легко, а присутствие рядом опытной волчицы изрядно успокаивало, делая поход по малоосвещённой территории лесного массива, темного, молчаливого, лишь изредка поскрипывавшего и шумевшего северным ветром в ветвях, укутанного сине-белыми сугробами, менее травматичным для психики человека. Хотя Лэави все равно напрягалась на все эти шумы, шорохи, прятала пальцы в перчатках в рукава, в то время как шедшая рядом хищница довольно жмурилась, наслаждаясь прогулкой.

     Вильнув, дорожка заструилась между высокими валунами, впереди и чуть сбоку послышался мощный рокот, в воздухе повеяло свежестью и солью. Вдохнув этот удивительный запах, Лэави расплылась в улыбке, завернула за очередной валун, выше ее ростом, покосилась на крохотную кривулечку чудом зацепившейся за камни сосенки и распахнула глаза, разглядывая то, что она впервые увидела именно здесь – огромный, безбрежный, темный, холодный и невероятно притягательный Его Величество Океан, неспешно и как-то вскользь накатывавший свои серебрившиеся в свете крупной луны волны на каменистый берег.

     - Нам туда, - крепко державшая под руку свою спутницу Рату указала в сторону. Кивнув, брюнетка спокойно последовала за сопровождающей, полагаясь на отличное зрение волчицы. Сама дизайнер, даже при свете луны и с учетом того, что глаза как-то настроились, видела далеко не все. Споткнувшись на провернувшемся под ногой камушке и не пропахав снег с мощной ледовой коркой носом лишь чудом, именуемым Рату, она отряхнула колени, одернула задравшийся пуховик и вздохнула с облегчением, когда мощная высокая скала, напоминавшая задранный вверх коготь, перестала загораживать причал, освещенный яркими фонарями. Или прожекторами…. Почесав шапку, ибо до волос было не добраться, Лэави стала прикидывать, к какому же классу отнести эти круглые большие штуковины, периодически, словно маяк, направляемые в сторону воды, подавая сигнал морякам.

     Кстати, о маяке, тот находился чуть дальше, словно ракета, устремляясь вверх со своей скалистой стартовой площадки. Полюбовавшись в лучах прожекторов, как она все-таки определила, белоснежным современным зданием маяка, стилизованным под замковую башню, Лэави поморщилась, вспоминая свое глупое желание наведаться в это милое строение. Конечно же, Фаркас от маминого предложения был в восторге, а вот Анжелиса заметила, что будет тяжеловато. «Но когда нас останавливали трудности?» - подумала про себя женщина и рванула покорять вершины. Чтобы через час карабканья по скалам, между прочим, хорошо обледеневшим, цепляясь шипами ботинок, одетых благодаря настоятельным, чуть ли не переходящим грань скандала, требованиям Анжелисы, за каменные выступы и балансируя руками, вспоминать ту самую ворону – смелую, отважную, сильную, но на всю голову долбанутую.

     Хмыкнув, Лэави передернула плечами и прищурилась, вглядываясь в горизонт, повернулась к оборотнице: - Не видно?

     Та покачала головой: - Пока нет. Подождем. Ты не замерзла? – она внимательно оглядела пока еще розовое личико молодой женщины в обрамлении золотистого пушистого меха, коснулась теплого, к счастью, носа и нахмурилась. Это она могла ждать здесь час и больше, а вот человеку будет слишком холодно. Улыбнулась: - Пойдем ближе к прожекторам. Там и погреться можно….

     Кивнув, брюнетка послушно шагнула за внушительную «коробочку», от которой, действительно, шло тепло. Волчица пояснила: - Пока еще не поменяли на светодиодные…, так что пользуемся преимуществами, - помолчала и добавила, - а может быть, и так оставим. Чтобы греться было где….

     - У Вас вон… маяк под боком. Пока доберешься, уже запаришься, - расхохоталась Лэави, поворачиваясь и подставляя ногу ближе к теплу. Хихикнув, блондинка опять повернулась к океану, высматривая мужа, по которому успела соскучиться. А Лэави опять покосилась на маяк, улыбнулась и даже пожала плечами, удивляясь тому, как они удачно сошлись с Анжелисой. С ней даже ругаться, а куда без этого, было комфортно. Хмыкнула. Ругались они редко, точнее даже, можно было сказать, что спорили. Лэави было сложно привыкнуть к требованиям телохранительницы не уходить, не сворачивать, предупреждать и прочее, а той было нелегко принять самостоятельность подопечной, на которую нельзя было рыкнуть, чтобы показать, кто здесь главный. Так что конфликты были. Куда же без них. Однако решать вопросы удавалось без крика, путем иногда очень продолжительных переговоров. Пару раз это привело к опозданию на самолет, но… договориться было важнее. Билеты на следующий рейс стоило дорого, однако были значительно дешевле разрушенных отношений.

     - Смотри, вон они, - указала рукой в белоснежной, очень тонкой, по мнению Лэави, перчатке куда-то вдаль Рату, посмотрела на прищурившуюся спутницу и улыбнулась, - не видишь пока?

     Пожав плечами и потерев пальцы, брюнетка подпрыгнула, так что капюшон чуть свалился вперед, и беззаботно ответила: - Кажется иногда, что-то маячит. Точка какая-то, но… пока еще нет. Но верю тебе на слово. Скоро они здесь будут?

     Прикусив губу, блондинка закатила глаза, что-то высчитывая, потом кивнула: - Минут через десять. Ты не замерзла? – опять в наглую коснулась чужого, ставшего несколько более прохладным носа и озабоченно нахмурилась, - Ты согревающие вкладыши взяла? – в ответ на нее взглянули виноватые агатовые очи. Тяжело вздохнув и сокрушенно покачав головой, супруга главы полезла в карман, выудила оттуда пару вкладышей и кивнула: - Давай, быстренько унты снимай, - махнула рукой, - стой, давай, лучше я. Все-таки… скорость у нас повыше будет…, - последние слова она договаривала уже стаскивая второй унт с ноги ухватившейся за ее плечи Лэави. В первом уже благополучно теплело. Еще одна теплая «подушечка» отправилась девушке за пазуху, а две в карманы, куда она тут же запихала руки. Обняв свою подопечную, Рату крепко прижала ее к себе, согревая, одновременно наблюдая за приближавшимся катером.
     - Ой, совсем забыла. Мне же звонили, - включился мыслительный процесс у брюнетки, нащупавшей в кармане телефон. Опасаясь, что тому повредит изрядно подогревшийся вкладыш, Лэави вытащила гаджет, посмотрела на мигавшего голубым «светлячка», разблокировала экран и покачала головой, представляя себе, сколько всего «хорошего» она услышит от возмущенной ее столь долгим молчанием Элайши. Кстати, она же еще и фотографию прислала. Открыв программку, молодая женщина недоуменно уставилась на роскошно одетую группу людей, расположившихся в стилизованном под замок зале одного из самых лучших ресторанов города. Лэави как-то была там, и осталась под впечатлением от стилистики оформления, качественного дизайна и весьма внушительных цен, от которых ее рачительная внутренняя жаба заламывала в истерике лапки и требовала немедленно прекратить безобразие.

     И вот теперь она разглядывала улыбавшуюся яркой, слегка растерянной, но довольной улыбкой блондинку в светло-кремовом пышном платье «принцессы». Увеличив картинку, Лэави чуть нахмурилась, всматриваясь в радостное лицо своей подопечной, бережно придерживавшей затянутой в длинную перчатку ручкой плотный шелковый подол. Вторая по-хозяйски покоилась на руке лорда Грегора, выряженного в смокинг того же цвета, что и платье, только на пару тонов темнее. Смотрелось красиво, хоть и непривычно. Внезапно агатовые глаза расширились, а брови удивленно поползли вверх. Старательно проведя пальцем в перчатке по экрану, Лэави сдвинула изображение в бок, изумленно помотала головой, продолжая сверлить взглядом довольную незнакомую ей шатенку, прижимавшую к груди пышный свадебный букет, яркая зелень листьев и крошечных бутонов которого оттеняла пастельную гамму роз.

     Элайша вышла замуж? Лэави захотелось ущипнуть себя, слишком уж бредовой казалась эта идея. Ведь они общались буквально…, она прикинула, конечно, два дня назад. Или три? Да не важно! За такое короткое время невозможно было передумать или все организовать. То есть Элайша знала заранее? Хотя…, брюнетка вспомнила о подготовке к модному показу и хмыкнула. Леди Атали была способна на многое. Но… все равно, столь скоропалительная свадьба могла быть воспринята… не очень. Деловые люди такие вещи планируют заранее, чтобы все приглашенные могли подогнать свои не менее загруженные графики. А тут такое…. Может быть, ошиблась? Уголки губ опустились вниз, когда дизайнер заметила в уложенных в элегантную прическу девушки точно такие же розы, как в букете. Да и больше ни у кого не было платья, хоть отдаленно похожего на свадебное. И в центре фотографии размещают виновников торжества, а не приглашенных гостей…. Среди которых Лэави, как оказалось, места не нашлось….

     - Что-то любопытное? – заглянула сбоку, через меховую опушку капюшона Рату. Повернув к ней экран с фотографией, Лэави пояснила: - Моя под… знакомая вышла замуж. Вот, поделилась своей радостью.

     - О! – блондинка шевельнулась, устраиваясь сбоку, чтобы было лучше видно, - если не ошибаюсь, супруг у нее оборотень? Любопытно…. Она ведь не….

     - Истинная пара, - на алых губах дрожала неуверенная улыбка, - а я наших пока так и не вижу, - она поднесла к глазам руку, устраивая «козырек», как будто это могло помочь.

     - Тогда все понятно. Что ж, можно данного господина только поздравить. Это большое счастье. Посмотри вон туда, - оборотница указала чуть в сторону. Следуя за ее белой перчаткой, повернула голову и Лэави, прищурилась и улыбнулась: - Вижу, - она с замиранием смотрела на подпрыгивавший на волнах приличных размеров катер, помахала на всякий случай рукой, вспомнив про отличное зрение некоторых на судне, отметила, что все еще держит телефон в руке, отключила и отправила в карман, так как на морозе техника уж слишком быстро разряжалась. Мысли же о том, почему ее не пригласили, и даже просто не проинформировали заранее, брюнетка так же задвинула подальше, тоже в «карман», но уже сознания. Это все она сможет обдумать и позже…. По крайней мере она так решила…. И все же…. Неужели Элайша на нее настолько обижена? Но за что? Что она сделала ей такого… неприятного. В голове крутились события последних месяцев.

     Вздохнув, Лэави потерла руки и засунула их назад в карманы. Чертыхнулась и переложила телефон во внутренний, прежде убедившись, что там отсутствует грелка. В глаза будто песка насыпало, она поморгала. Шмыгнула носом и опять тяжело вздохнула, опуская плечи. Конечно, она ограничивала Элайшу в деньгах. Точнее, она не давала ей в долг. На регулярно пополняемом счету девушки были более чем внушительные ежемесячные суммы. Просто она их тратила слишком быстро и не по делу. Но ведь Лэави не могла финансировать ее постоянно. Да и не зарабатывала она столько. А про секретные счета блондинка не знала. Могло ли быть так, что, выполняя последнюю волю господина Брижана, присмотреть за внучкой и сделать все возможное, чтобы ей всегда хватало на жизнь, она перегнула палку? Но…, веди она себя по-другому, Элайша растранжирила бы все состояние в первый же год. И потеряла бы жилье.

     Убрав выбившуюся из-под шапки прядь, брюнетка выпрямилась и активно замахала рукой Фару, подскакивавшему от нетерпения на месте и не падавшему исключительно благодаря тому, что его крепко держал за руку глава. Рядом, за его плечом маячила Анжелиса. Стукнувшись о причал, изначально Лэави жутко пугалась этого момента, ей все время казалось, что так не должно быть, что судно просто развалится на части, катер замер, насколько это было возможно при такой погоде. Выпрыгнувшие на берег оборотни споро выполняли привычный им ритуал по принайтовыванию.

     - Мама, мы ее поймали, - взлетело звонко над палубой, и уставший ждать ребятенок помчался вниз по брошенному трапу, спеша в мамины объятия. Вот только влетел в руки уже не малыш, а угольно-черный пушистый щенок, ткнулся маме в лицо носом, после чего это же лицо было облизано шершавым язычком. Перебирая лапками, волчонок заскулил.

     «Прощай пуховик и вся экипировка», - вздохнула про себя Лэави, а вслух произнесла: - А я по-волчьи не понимаю. Только по-человечески, - и подмигнула печально вздохнувшему в ответ малышу. А в следующее мгновение уже расстегивала одежду, чтобы укутать голенького мальчишку, не пожелавшего дождаться, пока они дойдут до дома. Чмокнула брюнетистую макушку. Что поделать, у малышей желания стояли на первом месте, им и подчинялись превращения, потому и называвшиеся спонтанными. Захотел быстрее к маме – на четырех лапах это сделать проще, вот тебе и волчонок. А рассказать-то пастью не получается, вот тебе и ребенок. А то, что еще нужно до дома дойти, это его не касается. Мама позаботится. И она улыбнулась, крепче прижимая к себе горячего, как печка, все-таки температура тела у оборотней повыше, дитенка, пока смеявшаяся Рату обматывала получившуюся композицию шарфом.

     А потом, аккуратно придерживаемая под руку Анжелисой, Лэави медленно дошла до снегохода, за руль которого блондинка и села. Машинка поддала газку и рванула, взметая веером снежок, а в ухо Лэави дышали теплым воздухом, рассказывая о том, как же все было классно и замечательно. И как он поймал огромную, увы, руками показать под пуховиком не получалось, поэтому пришлось ограничиться шебуршанием и выразительностью, а также громкостью высказывания, рыбу! Кивая в нужных местах, Лэави пыталась сообразить, где же они могли спрятать такого кита, какого ей сын пытался описать. Воображение отказывало. Не мог быть у катера такой трюм. Вот никак.
     … …
     - Думаю, у Вас должны были возникнуть некоторые вопросы, - раздался за спиной задумчиво глядевшего вслед умчавшемуся снегоходу лорда голос Главы северных. Недолгое молчание. Затем мужчина продолжил, все так же ровно и спокойно, - жаль, что получилось так… внезапно. Не думал, что Фар обратится. Все-таки вокруг слишком много старших, но…, видимо, мальчик вырастет очень сильным волком. И настоящим бойцом.

     Развернувшись к говорившему, Хаэри взглянул прямо в льдистые глаза владельца земель, так же смотревшего открыто, не скрываясь. Медленно кивнул: - Вы правы. Вопросы есть. И благодарю за приглашение, - на губах обозначилась вежливая улыбка, - не будете возражать, если мы продолжим беседу в более уютном месте…, - мужчины отряхивали лед, в который стремительно превращалась вода, с одежды, чуть посторонившись, чтобы не мешать спустившимся следом за вожаком и его высокопоставленным гостем оборотням выносить часть улова, кою было решено прямо сразу отправить в коптильню и на мангал.

     - И в более подходящее время, лорд Эраэ, - раздался звучный голос, следом за которым из света прожекторов появилась супруга главы, - я только сегодня вернулась. Да и время уже позднее. Уверена, Ваши вопросы, как и твои ответы, дорогой, могут подождать еще несколько часов, по крайней мере, до обеда, раз уж они ждали столько лет, позволяя всем, - она выделила это слово, - участникам данной истории спокойно выспаться, отдохнуть и позавтракать, - внимательные прозрачно-зеленые глаза смотрели испытующе на гостя. Тот кивнул: - Вы правы, леди Эзак. И прошу прощения, что не обратил внимания на время. Вы же знаете – во время охоты о нем забываешь быстрее всего, - развел руками и улыбнулся. Однако глядевшая на него блондинка лишь обозначила улыбку, а в прикрытых серебристыми же ресницами очах за вежливостью и участием тлело скрываемое весьма тщательно предупреждение.

     Помолчав пару мгновений, брюнет продолжил: - Еще раз благодарю за замечательную рыбалку. Такое, действительно, не забывается, лорд Эзак, - не отрывая взгляда от северного лорда, Хаэри продолжил, адресуя дальнейшее в первую очередь стоявшей рядом с мужем женщине, - Если не возражаете, то я хотел бы встретиться с Вами в час или два…. И…, - он мгновенно посерьезнел и чуть нахмурился, - я слишком уважаю Вас и Ваш клан, поэтому… не буду пытаться выяснить что-либо, пока не переговорю с Вами.

     - Я ценю Ваше доверие, лорд Эраэ, - чуть склонил голову в знак благодарности глава, - и прошу поверить, ситуация слишком запутанная и неоднозначная, чтобы я мог ранее пообщаться с Вами на эту тему. Буду ждать Вас в своем доме в час дня.

     Наблюдая за тем, как мощная блондинка садится за руль снегохода, в то время как ее еще более массивный супруг пристраивается сзади, Хаэри внезапно подумалось, что теперь он понимает, почему значительные ресурсы клана были потрачены именно на разработку и приобретение подобных усиленных машин. Другие могли и не выдержать. Потерев друг о друга руки, мужчина с неудовольствием взглянул на позвякивавшие мелкими кристаллами зацепившегося за нити льда перчатки, брезгливо осмотрел себя, шагнул в сторону, скрываясь за ярким облаком света, а через пару мгновений между огромных валунов летел по извилистой тропинке довольно скаливший пасть, чутко прислушивавшийся к окружающему миру мощный хищник, поводивший носом и порыкивавший на прыскавшую в разные стороны мелкую живность.

     Сделав прыжок вбок, волк придавил лапой белую мелкозубастую мелочь, отчаянно заверещавшую, а затем прикинувшуюся дохлой, откинувшую лапки в стороны и распластавшую пушистый хвостик по камням. Еще раз рыкнув и обдав жарким дыханием жертву, зверь брезгливо потряс лапой и продолжил свой бег, довольный собой и жизнью. Как, впрочем, и уползавшее с тропинки изрядно перепуганное, еще не верившее в свое спасение нечто замурзанное. Волку было весело. Наконец-то, все вставало на свои места. Внезапно он виновато прижал уши и поджал хвост, вспомнив. В следующую секунду под лапами снова зашуршала хвоя и заскрипел снег. Что было, то уже случилось, а то, что будет, то случится. Все равно, никуда от этого не деться, так что следовало наслаждаться шелестом совиных крыльев над головой и морозным воздухом, в котором не было и примеси раздражавших нос «ароматов» промышленного производства.

     Задрав морду, черная туша внезапно подпрыгнула, клацнув зубами и громко рявкнув, отчего шедшая на бреющим полете птица потеряла ориентацию, заполошно замахала крыльями и с возмущенным клекотом приземлилась куда-то в кусты. Довольная своей выходкой зверюга устремилась дальше, радуясь, что смогла отвлечь от тяжелых, несомненно, нужных и важных, но таких лишних в данный момент раздумий. Оставшееся до коттеджа расстояние, проходившее по открытой местности преодолевал уже «человек», причем весьма быстрым шагом, так как в задубевшей на морозе, не желавшей гнуться одежде удовольствия гулять было совсем мало даже оборотню, а позволить себе преображаться на глазах у всего честного народа, пусть даже таковых вроде бы и не наблюдалось, Глава лесных не мог.
     Не спалось. Встав с так и не расправленной кровати, брюнет затянул сильнее пояс махрового халата, тряхнул рассыпавшимися по плечам волосами и двинулся в гостиную. Подбросил в огонь пару поленьев и уселся в кресло, замер, прищурившись, медитируя на костер. А в мыслях летел в объятия человеческой женщины маленький толстолапый волчонок, цвет шкурки которого однозначно говорил, к какому клану он относится. И возникал один вопрос: почему же Глава этого клана был совершенно не в курсе прибавления численности. И почему снежные северные тщательно оберегали эту пару, сохраняя секретность? Потянувшись к черному в полумраке столу, Хаэри взял сотовый и задумчиво повертел его в руках. Марк, конечно, спал, но он привык к побудкам посреди ночи, хотя вожак и старался не злоупотреблять подобным, придерживаясь правила, что каждый имеет право на личную жизнь, помимо рабочей, и высыпаться нужно даже оборотню.

     Нет, пожалуй, пока не стоило никому ничего сообщать. Слишком уж… много было непонятностей. Отложив гаджет в сторону, брюнет оперся на руку подбородком, обдумывая внезапно пришедшую в голову мысль о том, что целью одного васильковоглазого оборотня, скорее всего, являлся не клан северных…. Взглянув на часы, мужчина потянулся и устроился в кресле удобнее, вытягивая босые ноги в мягких домашних брюках, пошевелил пальцами, благо пушистый ковер и пол с подогревом прекрасно справлялись со своей задачей, прикрыл глаза. До завтрака времени оставалось не так уж и много. Он подождет. Губы едва шевельнулись, а в комнате прошелестело: - Что ж, ты хотел посмотреть на ребенка поближе. Посмотрел? – и усмехнулся уголками губ.
     … …
     Заполошное чириканье прямо над головой подняло Лэави с постели, при этом она ощущала себя, как самолет с вертикальным взлетом: усиленно гудел мотор, накручивая обороты, и придавливало к земле силой тяготения. Тряхнув головой и с силой потирая не желавшие открываться после явно слишком короткого сна глаза, молодая женщина рыкнула: - Кому там не спится! – продрала, наконец, колдовские, как ей часто говорил лорд Брижан, очи и смогла посмотреть на окружающий мир более менее вменяемо, тут же цепляя взглядом виноватую мордочку сына, застывшего в проеме двери с ярко-алой свистулькой в руках. Выдохнув, Лэави прикрыла глаза, поджала на мгновение губы и сопнула носом, глубоко вдохнула и склонила голову набок, укоризненно глядя на своего любимого, замечательного сына, которого иногда, крайне редко, но хотелось отправить куда-нибудь… позаниматься его важными делами, чтобы маме не мешал.

     Еще один вздох. Молодая женщина похлопала по одеялу и раскинула руки, приглашая свое неугомонное чадо, тут же простучавшее босыми пятками по полу, забравшееся к маме под одеяло, усевшееся к ней на колени и крепко обнявшее за шею. Отклонив голову в сторону, чтобы избежать жаркой встречи с мерзкой свистулькой (Узнаю, кто подарил, голову оторву. Нет, отправлю Фара с барабаном показывать, как он умеет играть! – решила про себя Лэави.), родительница обнимала жаркое тельце в тонкой оранжевой футболке и таких же шортиках, слушая извинения сына, который маму пугать не хотел, только уже солнышко даже встало, а птичка в свистульке такая веселая, и кушать хочется, и скучно. Он уже и мультики посмотрел, и на рыбок посмотрел, а свистулька такая интересная. И уже стрелочки столько прошли на часах. И животик бурчит. Он уже и печенье съел, и порисовал, а что будет на завтрак?

     Сонный мозг лениво шевелил и подергивал извилинами, не готовый к такой массированной атаке с самого утра. Покосившись на часы, женщина недоуменно приподняла брови, отмечая девять часов. Интересно, где же там солнышко, кроме ее брюнетистого, встало? Она повернула голову. За окном царило серое утречко, над которым розовела тонюсенькая полосочка, и должная, по-видимому, символизировать вставшее солнышко. А ведь спать-то они легли хорошо если в три. Пока добрались, пока выкупались, пока все-все рассказали, пока ушатались и заснули на полуслове. Лэави в свою кровать-то перебралась уже на рассвете, заснув рядом с Фаром. Взъерошив смоляные прядки на макушке детеныша и чмокнув его в кончик носа, что вызвало тихое хихиканье и выворачивание из рук со словами: - Мама, я уже большой! – брюнетка остановила сына и посмотрела серьезно: - Фар, я тебя очень прошу. Если хочешь меня разбудить, пожалуйста, просто подойди и скажи: «Доброе утро». Только не надо будить меня свистульками, барабаном и другими громкими звуками. Я пугаюсь и злюсь. Пожалуйста.

     Глядя во внимательные светлые глазенки малыша, кивавшего и обещавшего, что больше не будет так, но свистулька такая замечательная!, Лэави печально думала о том, что еще не раз ее поднимут подобным образом, просто потому, что дети все понимают, запоминают, но… ненадолго. Так что… придется вырабатывать характер…. И убирать с вечера повыше всю орущую и звенящую гадость. И все-таки, кто же эту пакость подарил. Она поморщилась, когда выпрыгивавший бодрым зайчиком из комнаты Фар опять дунул в свою «птичку», зашедшуюся радостными оглушительными воплями. Пользуясь тем, что сын занят и глаз на спине не имеет, Лэави вытянула руку вперед, делая пальцами жест, как будто пристреливала жуткую вопилку, в тот самый момент подкинутую высоко вверх. А вот поймать пакость не получилось. Она ловко проскользнула между растопыренными пальчиками и свалилась со звяком на пол, заставляя женщину вытянуть шею и замереть, с надеждой на нужный результат.

     В следующее мгновение она слетела с кровати и опустилась на колени рядом со всхлипывающим сыном, держащим в ладошках пузатую нижнюю часть и отколовшуюся верхнюю свистульку. Аккуратно вытащила игрушку, отмечая ровные сколы на глине, дунула тихонечко в личико, по которому медленно катилась крупная слезинка: - Не переживай. Сейчас оденемся, сходим, купим клей и все замечательно починим. Смотри, краешки ровные, будет почти как новая, только полосочка останется.

     В мокрых глазенках появилась надежда, а потом и уверенность, что мама все исправит. Улыбнувшись, Лэави встала, машинально отряхивая серые пижамные штаны и радуясь тому, что пока она в силах продлить сыну ощущение сказки. Чистя зубы, вдеваясь в термобелье, а затем уже в зимние брюки, упаковываясь в свитер, снимая его, чтобы не вспотеть, пока ищет, куда положила деньги, подзывая Фара на помощь, чтобы помог в поисках, молодая женщина тихо улыбалась, то и дело посмеиваясь забредшей в голову мысли о том, что с точки зрения Фаркаса он, действительно, прождал ее уйму времени, особенно, если посмотреть на тот порядок, что малыш навел в гостиной. Лэави даже удивилась, как это она не услышала такую кипучую деятельность. Сын даже умудрился себе какао сделать. Благо, недавно прошарившая пару-тройку форумов мамочек продвинутая брюнетка переключила умный чайник на подогрев вместо закипания, пользуясь последней функцией только, когда сама была рядом и заваривала чай. В остальных же техника просто грела воду. А какао было в одноразовых пакетиках.

     Сметя крошки от печенья со стола и клавиатуры ноутбука в тарелочку, подняв разбежавшиеся по кухне при попытке аккуратно открыть пакет с печенюшками и раскатившиеся по углам песочные кругляши, Фар заявил, что собрал почти все и гордо кивнул на угол кухонного стола, где на салфетке лежал теперь «завтрак для птичек» - половина упаковки. Вытиравшая оставшиеся после уборки просыпавшегося какао разводы на столешнице Лэави прикидывала, что делать дальше. Первые пункты плана были определены: сначала завтрак, потом покупка клея, починка свистульки. Возможно, между вторым и третьим пунктом будет катание на горках. Это уже как Фар решит. А вот потом… предстояло поговорить с лордом Эзак. Обязательно.

     Полюбившийся ресторанчик привычно радовал уютом, чистотой и умопомрачительными ароматами свежей выпечки. Принюхавшись, молодая женщина сглотнула, в то время как Фар, скинувший маме на руки пуховичок, тот самый, запасной, выуженный из чемодана, уже бежал здороваться с добродушно улыбавшейся, вытиравшей о передник мокрые руки хозяйкой. Мысленно поставив себе галочку о необходимости заглянуть еще и в магазин одежды, чтобы опять было что положить «про запас», и лучше не один комплект, дизайнер покосилась на малыша, уже забравшегося на диван и с увлечением разглядывавшего так нравившиеся ему изображения. Помахала рукой хозяйке, вернувшей приветствие, и устроилась на привычном месте, к счастью, не занятом. Потерла руками лицо, прогоняя остатки утренней сонливости, не желавшие сдаваться под давлением реальности. Виновато улыбнулась немного хмурой Анжелисе. Развела беспомощно руками, пока та целовала прибежавшего к ней поздороваться ребенка, словила в ответ сочувствующий взгляд со смешинкой.

     Аромат горячего шоколада защекотал нос раньше, чем огромная звонко-оранжевая кружища опустилась перед брюнеткой на темную гладкую столешницу. Хрустящие рогалики, свежее, мягкое сливочное масло, тоже хэндмейд, прозрачный густой мед. Помотав головой, Лэави разрезала рогалик напополам и намазала его таявшим на свежей выпечке маслицем. Подозвала сына, вручила ему сдобу, быстро схомяченную, запитую шоколадом и заеденную несколькими кубиками сыра, толстой упитанной сосиской, больше похожей на две соединенных между собой сардельки, крупным мясистым помидором, толстенной лепешкой с начинкой из мяса, какого, женщина затруднялась сказать, а вот Фар однозначно заявил, что кролик был очень вкусный. Что ж, оставалось поверить маленькому хищнику на слово, хотя кроликов Лэави было жалко. Они были милыми и пушистыми.

     Затолкав подальше эти мысли и еще раз напомнив себе, что сама она далеко не веган и даже не вегетарианец, Лэави продолжила тихо наслаждаться завтраком, то и дело поглядывая на в который раз проходившего «картинную галерею» Фаркаса, кивая тому, когда он оглядывался, с одобрением и проговаривая про себя предстоящий разговор с лордом, не замечая, как сами собой опускаются вниз уголки губ, а на лбу появляется хмурая складочка. Объяснение предстояло… не из простых. Слишком многое нужно было поведать Главе…. Мелодично запело и зазвенело, вырывая из мыслей о серьезном. Оглянувшись, молодая женщина улыбнулась. Владелица кафе опять сменила «музыку ветра» над входом. А потом улыбка слегка подувяла.

     Подхватив кружку, Лэави грела о нее руки и поглядывала на одинокий рогалик, прикидывая, может она себе его позволить или лучше оставить…. Разум шептал, что в джинсы она может и не влезть при таких завтраках, а нос заинтересованно принюхивался. Решив, что сегодня она на нервяке и так кучу калорий потратит, Лэави все-таки протянула руку к блюду.

     - Добрый день. Позволите присоединиться?

     «Не прокатило», - со вздохом молодая женщина подняла голову, чтобы взглянуть на спокойную улыбку стоявшего рядом со столом главы клана лесных. «Нельзя. Хочу побыть одна…. А тут столько мест свободных, Вам мало? Ой, а мы уже спешим…,» - быстро прокручивались не самые удачные варианты в голове дизайнера. Со вздохом она кивнула и, улыбаясь лишь кончиками рта, указала на темно-серое кресло, стоявшее почти напротив. Поймав взгляд мужчины на диван, покачала головой: - Не советую. Фар постоянно использует этот маршрут. Запачкать, не запачкает, - она на всякий случай еще раз посмотрела на тщательно протертые от снега унты мальчика, - но трясти Вас будет довольно сильно. Он не умеет спокойно ходить, только прыгать и бегать.

     В подтверждение ее слов, ребенок бодрым зайкой проскакал по дивану и плюхнулся за стол, с широкой улыбкой повернулся к мужчине: - Прривет.

     В ответ ему пожелали доброго утра и потянулись рукой к волосам, чтобы погладить.

     - Фар, подойти ко мне, солнышко», - рука повисла в воздухе, а малыш, нетерпеливо переминаясь, уже стоял рядом с мамой, поправлявшей прядки, воротничок и выбившуюся из штанов рубашечку. Затем вернулся назад и подтащил к себе вторую и последнюю сосисищу, мерно подогреваемую находившейся под блюдом свечкой, в то время как его мама подзывала официантку. Выслушав рекомендации касательно того, где можно купить клей, Лэави поблагодарила и вернулась к своему напитку. Точнее к его холодным остаткам, допивать которые категорически не хотелось, но приходилось делать вид, что чем-то да занята.

     - У Вас замечательный сын, - руки брюнет больше не протягивал, заняв их кружкой с крепким, очень крепким, как определила, поглядев на маслянистую жижу Лэави, кофе и свернутой в плотный рулон конструкцией из мяса, сыра, овощей и еще чего-то, на вид жутко острого. Женщину аж передернуло. Ее завтрак тоже не отличался особой сбалансированностью и заботой о здоровье, но это выходило уже за любые рамки. Однако следовало среагировать: - Спасибо….

     - Мама, а ты свистульку взяла? - в кои-то веки родительница порадовалась непосредственности и активности сына, иногда вызывавшим совершенно противоположные чувства.

     - Нет, дорогой, я ее оставила дома. Склеивать все равно будем там. А ты покататься на горках хочешь? – она переключилась на ребенка. Тот озадаченно насупился, надувая щечки и хмурясь. Видимо, так решение принималось легче. Потом взял в руки чайную ложечку с остатками меда, засунул в рот и облизал. Наконец, разродился: - Не хочу. Домой. Свистульку делать.

     - Хорошо, - кивнула брюнетка, про себя не сомневаясь, что спокойно пройти мимо трехъярусных горок ее маленький хулиган не сможет. Блестящая ложка коварно выкрутилась из ручонок и со звяком плюхнулась на пол. Ловко наклонившись, Хаэри поднял означенный столовый прибор и замер, держа его в пальцах. Изумленно моргнул, рассматривая пустую руку, не представляя, как обычной человечке удалось провернуть такое, несмотря на повышенную ловкость и реакцию оборотня. Он перевел взгляд на молодую женщину, уже передававшую злополучный предмет вместе с остальной посудой официантке.

     Серые очи на миг встретились с агатовыми, и мужчина недоверчиво приподнял бровь, не веря тому, что видел. На какой-то миг ему показалось, что сидевшая напротив брюнетка ему покажет язык, слишком уж явными были блеснувшие в глубине антрацитовых глаз торжество и ехидство. Неужели она догадалась? А в следующую секунду все казалось лишь бредом. Вежливая, до зубовного скрежета, и серьезная дама попрощалась и направилась к выходу. Последовать за ней не представлялось возможным, даже если бы Хаэри захотел. Подступы опять перекрывала широкая спина блондинистой леди-оборотня.

     Машинально потерев друг о друга пустые ладони, Хаэри с некоторым трудом удержал на лице ровное выражение, а про себя хотелось с досадой выругаться, так как такой изящный способ достать все-таки ДНК малыша не сработал. «Не прокатило», - мелькнуло в мозгу и ехидно хихикнуло. С собственным подсознанием в виде мощного, скалившегося во всю свою алую пасть волчары брюнет спорить и не собирался, полностью согласившись с итогом крайне неплодотворного утра. Что ж, делать было нечего, кроме как навестить одного знакомого Главу и попытаться у того получить хоть какую-то информацию. На многое рассчитывать не приходилось, но хоть что-то тот будет просто вынужден рассказать, так как рисковать добрососедскими отношениями ему не выгодно. Да и наличие довольно приличного количества снежных на подведомственной Хаэри территории добавляло некую перчинку. Ведь и вожак черных мог «забыть» о чем-нибудь рассказать, так что лорду Эзак придется, хочется или нет, но поделиться со своим собратом.

     Следуя через сделанный из дерева, холл, брюнет с удовольствием оглядывал полностью стеклянную, от пола до потолка стену офисного здания, прикидывая, где у себя можно сотворить нечто похожее. Удобная деревянная же лестница, широкий светлый холл с причудливым реечным потолком и обширной рекреационной зоной, предупредительно распахнутая дверь, за которой в центре помещения стоял владелец кабинета. Щелкнул дверной замок, отрезая двоих от остального мира. Усевшись в выглядевшее весьма странно, чем-то похожее на провалившегося в себя паука кресло, оказавшееся на удивление удобным, Хаэри дождался, пока старший оборотень выполнит свой долг гостеприимства, собственноручно разливая по чашкам травяной ароматный напиток, имевший такой насыщенный вкус исключительно на территории северных. Несколько раз Хаэри привозил домой сухой сбор, но… то ли вода была не та, то ли атмосфера. Подобного вкуса добиться так и не удалось.

     Сделав первый глоток и одобрительно кивнув лорду, глава лесных вопросительно приподнял бровь, побуждая собеседника к началу разговора. Тот вздохнул, развел руками, а затем поднялся и склонился в вежливом поклоне: - Прошу прощения у Главы лесных, - задержался, опустив голову. Быстро оставив чашку, брюнет встал и протянул руку седовласому мужчине: - Я принимаю извинения и понимаю, что у Вас были причины. Однако, - он серьезно глядел в прозрачные глаза цвета ледника, - мне хотелось бы, чтобы эти… основания были озвучены, как и то, что Вы можете мне рассказать.

     Сев на место, Хаэри закинул ногу на ногу и потянулся к чаю, спешно перекраивая всю линию поведения. Такого от холодного лорда он не ожидал ни в коем разе. Теперь любое давление могло быть воспринято как оскорбление, да и… оно было излишним. Снежный вожак и так расскажет все, что может. Взглянув на лорда? усевшегося на свое место у этого столика на двоих, стоявшего у светлой стены кабинета, брюнет пару раз задумчиво прошелся подушечками пальцев по толстому боку темно-синей снаружи и молочной внутри посудины с напитком и поднял глаза на явно прикидывавшего, с чего начать, главу клана северных. Чуть улыбнулся мысленно. Видимо, у того тоже предварительные планы несколько поменялись. Хотя… Чего он ждал? Что Хаэри возмущенно и оскорбленно будет ему выговаривать? Это выглядело бы… смешно.

     - Лорд Эзак, так почему все-таки не сказали? – в спокойных серых омутах внимательный взгляд блондина не заметил и тени агрессии или подозрительности. Чуть расслабившись, блондин со вздохом ответил: - Не мог. Просто не мог, так как обещал другу и… Лэави, - он поднес свою кружку ближе, вдохнул теплый ароматный пар и отставил напиток в сторону, - да и… не с чем было идти. История неприятная, я бы сказал, отвратительная, и концов в ней не найти.

     - Хотелось бы услышать хоть какие-то подробности, - в голосе брюнетистого вожака звучало понимание и спокойствие. От которых спустя полчаса не осталось и клочка. Лорд Эзак заворожено смотрел, как по стали взгляда пляшут янтарные огни ярости, контролируемой, но от того не менее опасной.

     - Лорд Эзак, - мужчина разжал стиснутый кулак и чуть наклонился в сторону собеседника, - после Вашего рассказа я тем более не понимаю, почему не обратились сразу. Ведь мне намного проще найти этого…, - он помолчал и продолжил, - и клан взял бы на себя ответственность…, - остановился, заметив едва уловимый жест оборотня. Тот сокрушенно покачал головой: - Время было упущено уже на момент моего вовлечения в эту историю, - взгляд блондина устремился на противоположную стену, прослеживая очертания логотипа и названия корпорации. Владелец кабинета раздраженно звякнул, чашкой о блюдце, - лорд Брижан передал мне все данные, что у него были. Мои люди перелопатили тонны информации, отсмотрели все возможные записи. И ничего. Вообще и абсолютно. Ни следа, ни запаха. Поверьте, лорд Эраэ, - прозрачный взгляд способных заморозить глаз сейчас требовал от собеседника признать его правоту, - Если бы мы смогли найти хоть малейшую зацепку, я бы сам пришел к Вам, несмотря на все обещания. Но… ничего. Абсолютно.

     На несколько секунд в помещении повисла тишина. Полная, ничем не нарушаемая, свидетельствующая о полной звуконепроницаемости кабинета. Затем послышался звук воды. Гостеприимный хозяин подливал горячий напиток в уже успевший остыть в чашках. Потер лоб и покрутил на руке браслет часов, заметил: - А что до ответственности…. Леди Лэави и нас-то подпускала с трудом. Психологам пришлось изрядно повозиться, прибегали даже к гипнозу, чтобы нивелировать некоторые… моменты. Так что в тех обстоятельствах…, когда ничего не было известно, обращаться к Вам, при условии категорического нежелания Лэави, было бы… опасно. Да что говорить, - мужчина раздраженно сжал кулак, стукнул себя по колену, даже не поморщился, хотя удар вышел довольно сильным, - я и сейчас уверен, что сложись ситуация неблагополучно с ее точки зрения, Лэави найдет способ исчезнуть. И обнаружить ее будет весьма проблематично, - весомо, со значением, посмотрел на Хаэри блондин, призывая обратить на этот момент особое внимание и не торопить события. Едва заметно прикрыв глаза, глава лесных принял эти условия.

     - Смогу я увидеть те данные, которые у Вас есть, лорд Эзак? – на столике остывал невостребованный чай, лежали позабытые орехи и прочие сладости.

     - Конечно, - встав с кресла, лорд обошел письменный стол, достал ключ-карту, ввел код и открыл одно из отделений, вынул оттуда толстенькую кожаную папку с уже знакомым логотипом, после чего вернулся к гостю, передавая документы, принятые, в знак вежливости, стоя и обеими руками. Уселся назад, наблюдая, как открывает замочек гость, мельком просматривая первые страницы, как практически сразу закрывает и откладывает в сторону, сообразив, что сейчас не время и не место. Глава северных чуть поморщился и тут же пояснил: - Это один из немногих случаев, когда я потерпел фиаско…. Но…, как Вы знаете, время зачастую играет ключевую роль.

     - А почему не узнать, кто отец, через ДНК Фаркаса? – озвучил навязчивую мысль, не дававшую ему покоя все это время, Хаэри.

     - Раньше было невозможно, потому что тогда пришлось бы объяснять причины, а Лэави, как Вы уже понимаете, была категорически против, - в ответ Хаэри подхватил свою чашку, сделал глоток и недоуменно покачал головой, с трудом представляя себе, как можно было отказаться от такого…. Вскинул глаза на хозяина кабинета: - А она знает про истинные пары?

     Тот мягко улыбнулся и кивнул: - Да, - и продолжил, предупреждая вопрос, - и про срок жизни она тоже в курсе, но не захотела менять его таким образом. Сказала, - он немного растерянно повел рукой в сторону, - что ее жизни хватит, чтобы воспитать сына, а остальное уже не так важно.

     - И все же…, - невысказанная фраза повисла в воздухе, оставляя некое горькое послевкусие, а оба собеседника, молча, думали о женщине, взятой против ее воли оборотнем, оказавшимся ее истинной парой. Иначе ребенок бы не родился. И отказавшейся от дополнительных, очень долгих, лет жизни, на которые имела полное право.

     - Она сказала, что не хочет, чтобы Фар видел такого отца, знал его, имел с ним хоть какие-то контакты…, - едва слышно произнес глава северных, - думаю, в первую очередь она опасалась именно этого, потому и не хотела связываться с Вашим кланом, лорд Эраэ….

     Брюнет согласно кивнул, поддерживая точку зрения мужчины напротив.

     - Кстати, - он вопросительно уставился на лорда Эзак, - а что мешает сейчас получить эти данные? Я имею ввиду ДНК анализ….

     - Категорическое несогласие матери ребенка, - тяжело вздохнул лорд и тут же нахмурился, - лорд Эраэ, я понимаю…, что Вас интересует, кто из Вашего клана является преступником, но… может случиться так, что, наказав одного, Вы накажете заодно и еще двоих. Которые ни в чем не виноваты….

     Задумчиво сжав губы и прикрыв глаза, Хаэри чуть покачался в кресле, размышляя, затем посмотрел на собеседника: - И тут вынужден с Вами согласиться, лорд Эзак…. Но… и оставить все так, как есть, я не могу, поэтому…, - замолчал, взвешивая пришедшую в голову мысль, анализируя последствия, пока глава снежных неспешно наслаждался своим напитком, точнее, создавал вид и дожидался, пока его гость продолжит. Слишком уж напряженным был взгляд прозрачных льдистых глаз. Приняв решение, Хаэри резко кивнул: - Что ж, лорд Эзак, я обещаю Вам, что, узнав имя преступника, никому не раскрою причину его наказания и взаимосвязь с леди Арэли. Собственно, - он чуть улыбнулся уголками губ, - о них никто не будет знать вообще. ДНК я подам анонимно. Источник указан не будет. Этот секрет останется между мной и Вами. Более того, пожалуй, - тут он усмехнулся, - я и Вам не назову имя, чтобы не возникло каких бы то ни было моментов….

     В залитом мягким теплым светом кабинете, под которым пышно разрастались и цвели установленные на стенах растения, танцевала на цыпочках тишина, испуганно подобравшая легкий подол и улетевшая, как только старший оборотень кашлянул и произнес: - Лорд Хаэри, это весьма интересное и разумное предложение. Пожалуй, я его поддержу…. Даже в последней части, - умные глаза смотрели серьезно и с пониманием, - только…, возникает вопрос, каким образом Вы собираетесь получить материал для анализа?

     - Путем банального взлома, - развел руки в стороны брюнет и пояснил, - я уже пытался сегодня украсть ложку, но мне это не удалось. Ваша подопечная, лорд Эзак, хоть и человек, но в данном случае обошла оборотня по всем статьям, - означенный лорд довольно хмыкнул и потянулся за орехами. Сейчас, когда основное решение уже было принято, желание перекусить чем-то вкусным вернулось. И даже больше. Подумав, блондин достал телефон и сделал заказ на сочные отбивные. Хищник внутри довольно облизнулся, а Хаэри, чей волк, услышав про мясо, так же одобрительно урчал, продолжил, - Думаю, что дождусь, пока Ваши подопечные уйдут из дома и… поищу что-нибудь.

     - Анжелиса обязательно заметит, - недовольно сжал губы Эзак, в ответ брюнет легко усмехнулся уголком рта: - Лорд Эзак, Вы же не думаете, что я только и делаю, что в кабинете сижу и бизнесом занимаюсь?

     - Согласен, сам бы с ума сошел, - сдался со смешком блондин, - значит, ставить в известность Лэави мы не будем….

     - Абсолютно в этом уверен. Зачем ей эти лишние переживания. Тем более, что мы договорились, что дальше меня информация не уйдет, - кивнул, подводя итог беседы, Хаэри. Дождался, пока постучавшийся в дверь личный помощник со смешным хвостиком- шишкой на макушке расставит тарелки с ароматным, в меру прожаренным мясом, выставит пиалы с соусом и удалится, после чего, все так же молча, вгрызся в первый кусок. Хозяин кабинета последовал примеру гостя. А перед офисом, точнее на краю залитого катка наматывала беспокойные круги Лэави. Поскользнувшись на припорошенном снежком льду, который она не заметила, и чуть не навернувшись, молодая женщина, наконец, остановилась, сжала с силой пальцы в кулаки, приводя себя в чувство, после чего приняла волевое решение дожидаться подходящего момента в кафешечке неподалеку. Зачем мерзнуть и рисковать, когда можно посидеть в комфорте и тепле. И там ее точно не заметят те, кто не должны.

     В уютном помещении было довольно многооборотнево. Лэави сообразила, что сейчас время обеда. Оглядела зал, выдержанный в темных кофейных тонах, и направилась к столику, из-за которого как раз поднялся высокий оборотень с уже привычным длинным хвостом светлых волос. Место оказалось идеальным. Не рядом с окном, но все прекрасно просматривалось. Компанию брюнетке составлял торшер на высокой ножке и меню. Перед окном сидела спокойная группка, скорее всего, пришедших пообедать офисных работников. Они, оккупировав широкие мягкие диваны в цвет стен, тихо переговаривались, то и дело разбрызгивая вокруг смешинки. Не гогот и хохот, а вполне себе переносимые, не мешающие окружающим звуки.

     Покручивая в ладонях белоснежную, очень большую чашку с высокой шапкой сливок поверх кофе, Лэави медленно слизывала эту шапочку, игнорируя чайную ложку. Впрочем, так делала не она одна. Многие взрослые грешили тем же. Так что молодой женщине оставалось только вовремя опомниться по приезду домой, чтобы не шокировать тамошних жителей такими возмутительными манерами. А сейчас она размышляла о том, что же делать дальше. А все началось, когда они с Фаром собирались на завтрак.
     … …
     Пританцовывая на одной ножке и старательно размахивая руками, Фаркас восстановил равновесие и запихал лапочку в меховой сапожок. Терпеливо вынес процедуру проверки молнии и воротника, после чего счастливо вымелся на крыльцо. Проводил взглядом небольшую, гордо вышагивавшую рядом с хозяйкой, лохматую черную собачку в ярко-алом комбинезоне, и повернулся к маме, всем своим видом показывая, что вспомнил что-то безумно важное и интересное.

     - Мама, а с нами вчера дядя Эраэ катался. Все беленькие, а он черненький, как я. Он веселый, - малыш подпрыгнул и замахал руками, затараторил, - а еще он мне рыбку дал подержать, маленькую, а она такая скользкая, и я ее уронил, - в глазках мелькнула грусть, - а он ругаться не стал. И сказал, что ее все равно выпустить надо было, и я правильно сделал. А потом я его спросил, может быть, он – мой папа, а он покачал головой. Мама, - малыш не обращал внимания на надсадный кашель сбоку от крыльца, где пыталась прийти в себя подавившаяся воздухом и новостями Анжелиса, светлые глазенки с надеждой смотрели на Лэави, а на личике светилось ожидание, - А он точно не мой папа?

     Прикрыв глаза, молодая женщина надула щеки, а потом медленно выпустила воздух, стараясь не шипеть слишком сильно, затем присела на корточки, застегивая застежку на собственном сапожке, подняла голову и посмотрела в такие знакомые глаза собственного ребенка: - Дорогой, дядя Эраэ, безусловно, очень хороший оборотень. Умный и ответственный. Но ведь и деда Эзак тоже замечательный. Правильно? – она дождалась, пока детеныш кивнул головенкой, отчего опушка капюшона чуть не упала ему на нос. Все-таки эта модель была не самой удачной, так что брюнетка отметила для себя не брать точно такую же. Вернула капюшон на место и продолжила, - однако он твоим отцом не является. Ведь не может же каждый хороший человек, тьфу, оборотень, конечно же, - она слабо улыбнулась, - быть твоим папой? Правда? Тогда бы у тебя было очень много пап. И они все бы тебя воспитывали, а не только я….

     От появившейся перед ним перспективы Фар округлил глазки, приподнимая бровки домиком, надул щеки и, развернувшись, бросился к Анжелисе, громко возвещая о том, как он хочет кушать. Посмеиваясь, блондинка подхватила мелкого на руки, подкинула пару раз, благо силы и размеры позволяли, в отличие от Лэави, способной на такой аттракцион, разве что в воде, да и то не всегда, рассмеялась восторженным взвизгам, подмигнула своей нанимательнице, благодарно кивнувшей, и двинулась по дорожке вперед, придерживая Фара, пока Лэави закрывала двери и нагоняла свою компанию.

     Кивая головой и восторженно улыбаясь на каждую показанную шишку, хвоинку, птичку, облачко, дизайнер и сама не отставала, высматривая причудливые ветки, наросты или просто тени. Не обладавшая столь богатым воображением Анжелиса лишь изумленно хлопала длинными светлыми ресницами, да прищуривала темные глаза, пытаясь разглядеть в указанном ей сучке смешного гнома, и очень радовалась, когда у нее это все-таки получалось. А Лэави думала о том, что Фар все чаще стал задавать вопросы об отце, уже не удовлетворяясь общими фразами. Вот и сам принялся искать подходящую кандидатуру. Самым простым вариантом было сказать, что отец умер, но даже сейчас у женщины не поворачивался язык для такой откровенной лжи. А все остальные версии…, прежде чем их обдумывать, нужно было решить один назревший вопрос. Кивнув себе и своим мыслям, не замечая пристального, очень внимательного взгляда телохранительницы, Лэави решила, что после завтрака, похода по магазинам и заклеивания мерзкой свистульки она обязательно наведается к лорду Эзак.

     И это решение получило веское подкрепление, когда в дверях ресторанчика нарисовался брюнетистый кандидат в отцы. Быстро окинув взглядом окружающее пространство, как внутри зала, так и снаружи, через окно, дизайнер удивленно подумала о том, что уже приличное время не видит лорда Терави. Странно. Хотя… он все-таки был среди своих. Наверняка, здесь жили его родственники, от которых так быстро не избавишься, так что тому приходилось лавировать, чтобы не возбудить подозрений…. Если те, конечно, не в курсе. Ладно, она решительно помахала перед лицом ладошкой со светлым маникюром и элегантным цветочным узором на одном из ногтей, отгоняя тревожные мысли. Лорд Терави, в первую очередь, забота главы снежных. А теперь еще и лесных. Вот пусть и разбираются, а она в их мужские дела лезть не будет не потому, что не может или не должна, просто, зачем ей это?

     Происшествие с ложкой больше позабавило, чем напрягло. В голову лезли мысли касательно того, что кто предупрежден, тот вооружен, и прочее. Собственно, если бы не утренняя эскапада Фара, то все было бы более неожиданно, а следовательно, юморить возможности бы не было, а так Лэави уже успела настроить себя, что, все равно, рано или поздно это случится. Но не сегодня, - думала она ехидно сбагривая посуду и злополучную ложечку подошедшей официантке, - не сегодня….

     И даже настроение немного поднялось, так что покупка клея и нового комплекта одежды, от трусов до перчаток, прошла на удивление удачно. В магазине Фаркас вцепился обеими лапками в ярко-синий пуховик со снежно-белым коротким мехом на рукавах, воротнике и еще несколькими полосами по вертикали, и пушистым, как и положено на севере, на капюшоне, бережно касаясь рукой изображения любимого мультяшного героя. Нужный размер нашелся. И даже уговаривать некоторых не пришлось. Не любивший все эти примерки, покупки и походы Фар на этот раз сам радостно втискивался в одежду, притопывал белыми унтами, на которые обещали пришить шарики в тон пуховика.

     Сообразивший что к чему продавец еще и раскопал на складе белье с тем же самым чудиком, что и на верхней одежде, только в чуть отличном варианте. Фаркас так и не решился расстаться с покупками, отправившись в путь в новом пуховике, пусть тот и не слишком сочетался с унтами и шапочкой от предыдущего комплекта. Однако широкая улыбка на лице мальчика компенсировала и затыкала иногда взбрыкивавшее чувство гармонии профессионального дизайнера. Пакет с обновками и старым пуховиком остался в магазине, где обещали все доставить к порогу, как только обувь будет готова, так что дальше компания отправилась налегке.

     Притормозили на полчасика у знакомой огромной горки, где дружно прокатились по извилистой трассе. Лэави два раза, а Анжелиса с Фаром еще несколько, в то время как брюнетка, не забывая притопывать ногами, с удовольствием ловила в кадр широко раскрытые глаза и распахнутые рты довольных «скелетонистов». За клеем зашли в небольшую лавочку всякой мелочевки, после чего, кто неспешно, а кто, подпрыгивая и наматывая круги, вернулись домой. Отправив тщательно протертую водкой и жидкостью для снятия лака, а затем заклеенную свистульку на верх шкафа, чтобы нетерпеливые ручки не тянулись к ней раньше времени, Лэави выбралась из дома, коря себя за недостойную радость о того, что к тому моменту, как игрушка будет готова к использованию, она уже уедет домой. А там… или падишах умрет, или осел сдохнет. А вообще, стоило попросить Анжелису «забыть» свистульку при отъезде. Или не просить? Так или иначе ее раскокает Оми. Эта девушка молча терпеть издевательства точно не будет.

     Неспешное течение мыслей нарушило появление знакомой высокой фигуры. Придержав шаг, Лэави прикрыла лицо капюшоном, довольная, что сегодня решила надеть вариант полегче, благо долгих прогулок не предполагалось. И в этом цвета топленого молока пуховичке ее некоторые еще не видели, а ветер дул со стороны оборотня, да и далеко она стояла. Означенная персона спокойно вошла в здание, делая невозможным для брюнетки повторение данного маневра. Придется подождать.

     - Извините, - проходившая мимо статная оборотница, довольно чувствительно толкнул кресло девушки, выдернутой из размышлений, и теперь стояла с виноватой улыбкой. Замахав рукой, дескать, все в порядке, брюнетка тоже улыбнулась и вернулась к разглядыванию улицы. Спохватившись, посмотрела на часы и приподняла в изумлении брови, обнаружив, что куда-то уже делись сорок минут. Хорошо она выключилась…. Привстав с места, Лэави поймала взглядом симпатичную блондинистую официантку, радовавшую удивительными бирюзовыми глазами. Разобравшись с чеками уходивших посетителей, та подошла к столику дизайнера, к тому времени уже переменившей мнение. Так что вместо счета, молодая женщина попросила еще одну порцию чего-нибудь горячего, безалкогольного и не кофе, которого уже успела напиться. И что-нибудь сладкое, но не мучное.

     Кивнув, служащая кафе с широкой улыбкой пообещала доставить заказ в ближайшее время и буквально уплыла, а Лэави нахмурилась и постучала кончиками пальцев по блестящей лаковой поверхности деревянной столешницы цвета темного шоколада. В голове крутились, то сталкиваясь, то расходясь в стороны, то переплетаясь клубком змей, всякие мысли и размышления. Взяв в руки бумажную салфетку, Лэави начала ее разрывать на кусочки, пытаясь, хоть таким образом выстроить все, от чего пух мозг, в более упорядоченную систему.

     Во-первых, маленький кусочек лег на небольшую тканевую салфетку, шила в мешке не утаишь. Процесс уже запущен, так что все остальное, это просто дело времени. Во-вторых, если она сейчас поговорит с лордом Эзак, то тот вряд ли сохранит столь любопытную информацию втайне от второго главы. Тут молодая женщина печально улыбнулась. Как бы хорошо к ней не относились, но Лэави понимала, что мышление блондина отличается от ее. Во-первых, она человек, он, мягко говоря, не совсем. Во-вторых, он привык иметь право решать. И, в-третьих, считает, что очень хорошо понимает других и то, что им требуется. Отсюда следовало, что в глубине души лорд Эзак уверен, что лучше знает, что нужно Фаркасу – оборотню и Лэави – маме оборотня, и не примет сомнений в правильности своих действий.

     Еще один кусочек лег ниже первого, тщательно разглаживаемый указательным пальцем. Пока вожака останавливало лишь отсутствие информации. Тонкая легкая улыбка скользнула по губам девушки. Она мысленно пожелала светлого пути тому близкому человеку, который позаботился о ней и ребенке, даже, несмотря на очень тесные связи с оборотнями и дружеские с одним конкретным, и на риск, на который он шел, умалчивая кое-что. Лорд Брижан отлично провел свою партию в этой многоходовке. Как ни копали оборотни, но все они шли по одному, указанному им маршруту, не выходя из русла настолько, чтобы это стало опасным. Но теперь… время пришло.

     Сделав большой глоток, Лэави подхватила с блюдца ягодно-ореховый кубик, показала официантке большой палец и закинула в рот следующий. Торопливо прожевала, допила в пару глотков что-то приятно отдававшее специями и горными травами, положила приличного достоинства купюру на салфетку, прижимая блюдцем, и вышла вон, без малейших колебаний поворачивая в сторону дома. Общаться с лордом сейчас смысла не было. Сначала нужно было обсудить вопросы с другим…, она непроизвольно коснулась груди, где на длинной крепкой цепочке висела замаскированная под кулон флешка. Одна из нескольких, тщательно оберегаемых и находившихся в разных местах.

     Притормозив, брюнетка сделала еще несколько шагов и окончательно остановилась. Оглянулась назад, в сторону офисов, переступила с ноги на ногу. Потрясла головой и передернула плечами. Ну, правда, не ловить же человека, ой, простите, оборотня за рукав и не волочь в ближайшее кафе, чтобы обсудить этот вопрос!? Это было бы чересчур.

     Да и… Лэави хотелось сначала вернуться домой, чтобы еще раз понять, ради чего все это затевается. Сжав зубы, она на мгновение прищурила глаза, словно целилась сквозь прицел снайперской винтовки, а в следующий миг уже спокойно махала рукой, возвращая приветствие проезжавшему мимо знакомому. Сбоку от дорожки приветливо зеленела кружевными, пожалуй, даже кучерявыми веточками очередная разновидность отряда хвойных, засмотревшись на которую, дизайнер замедлила движение, подумала, вытянула из кармана телефон, чтобы очень быстро сделать снимок и убрать гаджет назад, в теплый карман.

     - Леди Лэави, - глубже надвинувшийся при наклоне капюшон и его меховая опушка позволили брюнетке не сдерживать ехидную усмешку на алых губах. Дернув уголком рта, она вернула лицу приличествующее выражение и развернулась к стремительным шагом направлявшемуся к ней, буквально раскинув руки, правда, к счастью, только обозначив это, светловолосому оборотню, необычный яркий цвет глаз которого выгодно подчеркивал белоснежный, с легким оттенком в голубой, мех и синий-синий шарф, пижонски лежавший на плечах свободными петлями.

     - Господин Терави, - что еще сказать, кроме того, что не разрешала переходить на столь фамильярное обращение, Лэави не придумала, так что предпочла молча улыбнуться и передать инициативу в руки назойливого товарища, сиявшего на всю дорожку ослепительнейшей улыбкой.

     - Леди Лэави, добрый день! Вроде бы и долина не большая, но в последнее время нам не удавалось встретиться. Безумно рад, что сегодня это получилось. Признаться, родственники меня немного замучили, - бесхитростно улыбнулся блондинозавр, покосившись в сторону активно жестикулировавшей чуть поодаль группы из детей и взрослых, смотревших на них. Махнул рукой, дескать, потом догоню и опять переключился на дизайнера, - Вы сегодня без сынишки. Наверное, где-то развлекается….

     - Вы абсолютно правы, господин Терави, - будто бы случайно Лэави скосила взгляд в сторону крыши огромного крытого аквапарка, видневшейся за более низкими зданиями, до которого они с Фаром так еще и не добрались. Когда они последний раз здесь были, комплекс даже не начинали строить, а в эту поездку занятий и так было выше крыши. И ей завтра уезжать, - в черных глазах внезапно мелькнула грусть, но тут же пропала, так и не замеченная блондином, рассыпавшимся веселым звучным смехом: - Отличное занятие для мальчишки. А Вы на горки решили не отправляться? А вообще, весьма своеобразное ощущение – уехать чуть ли не на крайний север, чтобы поплавать.

     Поправлять собеседника и развеивать его заблуждения о местонахождении Фара Лэави и не собиралась, специально ведь старалась. Мало ли, какие мысли могли возникнуть в этой странной голове. Не слишком умной, но весьма настойчивой….

     - Прошу Вас, постойте здесь буквально пару минут…, - ворвалось в мысли девушки. Она хлопнула ресницами, глядя на взявшего с места в карьер оборотня, резво завернувшего за угол. Оглянулась назад, размышляя, а не уйти ли прямо сейчас домой? Но…, тогда этот тип мог сделать ненужные выводы, так что, оставшись на месте, Лэави воспользовалась заминкой и сделала еще пару снимков понравившейся растительности, чтобы потом, на досуге, а самое главное в тепле, покопаться в интернете. Возможно, эти деревца и кустики будут чувствовать себя неплохо и в других широтах. Зацепившийся чехлом за зубчики молнии, как только удалось!, телефон никак не желал упихиваться в карман, вызывая у своей владелицы сдавленные ругательства.

     - Леди Лэави, это Вам! – носа коснулся приятный цветочный аромат, который молодая женщина без труда опознала. Справившись с упрямой техникой и застегнув замок, она подняла голову и тут же склонила ее набок, изумленно приподнимая бровь при виде внушительного букета. «А вот дальше не угадал», - мелькнула в голове мыслишка, пока брюнетка рассматривала тяжелые крупные головки бордовых роз. Любила она розы. Но только маленькие и точно не цвета красного вина. Розовые, белые, желтые, кремовые, собранные в один букет, могли порадовать, однако дома появлялись редко. Оми чихала, грызла бутоны и норовила перевернуть вазу и скинуть все это богатство на ковер, так что если букеты и возникали, то женщина предпочитала оставлять их на работе. Там им никто не угрожал. И что теперь с этим кошмаром делать?

     Державший в руке букет, размером с некрупный стожок сена, блондин, решительно протянул его вперед, побуждая собеседницу принять подношение: - Мне всегда казалось, что Вы похожи на них. Такая же яркая и загадочная….

     «Мама моя, я же сейчас заржу», - мелькнула в голове паническая мысль, в то время как руки «яркой и загадочной» принимали это «богатство», под весом коего хотелось крякнуть и присесть.

     «А ведь это теперь еще и домой тащить», - тоскливо подумалось Лэави, представлявшей себе в красках, как у нее замерзнут руки, и как они будут болеть, оттаивая! А в глазах стоявшего напротив мужчины мелькнуло ожидание. Тут же подмеченное и отфильтрованное. Что ж…, если он рассчитывал, что она ему сейчас вручит эту тяжесть назад и попросит помочь донести, то….

     - Благодарю Вас, лорд Терави. Право слово, Вы меня смутили, - в агатовых глазищах было что угодно, кроме смущения. И скрывать это она не собиралась, - к сожалению, мне нужно бежать. Я и так изрядно задержалась, да и цветы замерзнут, - она с жалостью посмотрела на бутоны, понимая, что реанимировать букет уже вряд ли получится. Перехватила охапку на руку, сдвигаясь на пару шагов в сторону, и кивнула: - До новой встречи. Еще раз благодарю за замечательное настроение, всего доброго, - шагнула вбок, внезапно оказываясь по другую сторону дорожки и пропуская между собой и блондином группку с лыжами на плечах, помахала пальцами руки, придерживавшей цветы сверху, развернулась и практически сразу исчезла из вида, скрывшись за присыпанной снегом пирамидальной елью.

     Бодрой рысью, насколько это было возможно с утяжелением, припустив по тропинке, Лэави давила в себе желание оглянуться. Ведь если этот… жук поймает ее взгляд, то… у него будет шанс присоединиться. А так… возможно и прокатит.

     - Леди Лэави, позвольте, я провожу Вас. Букет тяжелый. Не могу же я Вас заставить страдать из-за моего подарка, - донеслось из-за спины.

     - Ой-ой, сколько пафоса, - первая мысль.

     - Не получилось, - вторая.

     С жизнерадостным оскалом Лэави пришлось разворачиваться к широко улыбавшемуся во все свои волчьи клыки мужчине, - господин Терави, я прошу прощения, но действительно, очень тороплюсь. К тому же, получится крайне неудобно, ведь я иду на встречу. И… после нее не смогу уделить Вам внимания, так как обещала провести этот день с сыном вдвоем. У нас слишком редко выпадает подобный случай. Поэтому… не могу Вас утруждать, - про себя брюнеточка радовалась и мысленно гладила себя по умной головушке, вовремя сообразившей, что можно и не вести эту… личность к дому, а отговориться.

     - Тогда, может быть, я занесу букет к Вам домой…, чтобы Вам с ним не ходить….

     - И оставить его на пороге на несколько часов, замерзать, потому что никого нет дома! – рассыпалась смехом молодая женщина. Весело улыбнулась и решительно кивнула: - Давайте, поступим так, - она аккуратно присобрала часть веника и передала в руки растерянно глядевшего на нее мужчины, - Это Вам. От меня, - она лукаво повела глазками, стараясь не морщиться даже в мыслях, чтобы не просек, - теперь у Вас есть хорошее настроение, а у меня удобный букет. А сейчас прошу прощения, но мне нужно идти. И…, как Вы понимаете, увы, но я не могу пригласить Вас с собой. К сожалению, это будет крайне неуместно, хотя и очень жаль….

     Как у нее от всей этой сладкой паточной белиберды не слипся рот, Лэави так и не поняла, но вовремя вспомнила еще об одной полезной вещи и нажала на кнопку браслета, тут же вызвавшую вибрацию на телефоне. Опять переложив многострадальные, измочаленные и подмороженные розы, с трудом влезла в карман, доставая технику, виновато улыбнулась спутнику, кивнула, развернулась и двинулась по дорожке в ранее выбранном направлении, прижимая смартфон к уху: - Я слушаю….

     Оставшись стоять в одиночестве на небольшом пятачке перекрестка двух тропинок мужчина растерянно смотрел на цветы в собственных руках, не замечая восхищенных взглядов проходившей мимо и начавшей чуть громче необходимого щебетать стайки девушек, пораженных контрастом ярких глубоких сапфировых глаз блондина и темно-багровых цветов, еще больше подчеркивавших необычный цвет волос оборотня. Проходя мимо одна из девчонок увлеклась чуть больше положенного, засмотревшись на красавца, споткнулась на ровном месте и шлепнулась на колени, тут же заливаясь румянцем смущения под смех подружек, подхвативших ее под руки, помогая встать.

     Тряхнув головой и вздрогнув, Гоэр перевел застывший взгляд с остатков букета на шумную компанию, замечая, наконец, похожую на спелую помидорку симпатичную, немного курносую блондиночку. Улыбнулся, шагнул вперед, протягивая ей только что не начавшие позванивать на морозе цветы: - Это Вам. Для настроения. Будьте аккуратнее. Будет жаль, если Вы поранитесь.

     Насладившись сдавленным писком, долженствовавшим передать, по-видимому, все испытываемые эмоции от полученных роз, а также легким ароматом зависти от подружек счастливицы, разбавленным удивлением, оборотень подарил девицам еще одну ослепительную улыбку, поднося пальцы руки к голове, словно салютуя, после чего развернулся на пятках и широко зашагал по тропке, уходя подальше от задохнувшихся восторгом глупышек, то и дело поглядывая на плывший чуть в стороне купол аквацентра. В глазах, чье выражение за темными очками теперь никто не мог разглядеть, плескалась, рискуя затопить берега, ярость, чуть ослабленная такой привычной и приятной реакцией юных оборотниц.

     Быстрая прогулка и кидаемые идущими на встречу дамами юного возраста и постарше восторженные взгляды постепенно усмиряли ход мыслей, замедляя их течение и позволяя наиболее разумным выбраться на поверхность бурного потока. Усмехнувшись, Гоэр пришел к выводу, что пока ситуация под контролем, ведь не только у него ничего не получается, но и у другого…. Поморщившись, он хмыкнул, провожая взглядом снегоход с ехавшим на нем заместителем Главы клана – высоким, мощным. Пожалуй, скоро у них будет смена власти, ибо вожак стал сдавать. Старческий маразм, очевидно, крепчал, да и чувствовал тот, что влияния становится меньше, вот и хватался за любую возможность самоутвердиться. Например, этот идиотский аквапарк! Лучше бы больше секторов под охоту отвели. Бешенные деньги можно получать, а еще выгоднее снести все и организовать добычу драгметаллов и прочего, что уже давно ждет своего часа в богатых, щедрых недрах этой земли.

     Но нет, тут блондин ехидно хмыкнул, их вожаку уже скоро на вечные луга уходить, видимо, он решил о душе позаботиться. Деньги же с собой не заберешь. А вот другие бы не отказались. Поморщившись, мужчина свернул на боковую «улочку», пропуская двигавшийся перпендикулярно караван из совсем юных щенков, в смешных шапочках с хвостиками, рожками и помпонами. Каждый из малявок цепко держал в руках веревочку от тащившейся следом ледянки. При этом все дружно подпрыгивали и шумели. Дети смеялись, ледянки подбрякивали. Равнодушно подождав, пока помеха скроется из виду, Гоэр посмотрел вперед, почесал подбородок, прикидывая, сможет ли в магазинчике рядом прикупить полотенце, сланцы и плавки, или придется рыскать по округе, ибо с собой он, конечно же, ничего не захватил.

     Нет, все-таки ему крайне не повезло, что не получилось попасть на рыбалку. И надо же было этому старому маразматику выпендриться именно в тот момент. Покачав головой, мужчина потянул за ручку сдеревянной двери и оказался в светлом помещении, острым взглядом выцепляя стойку со сланцами и штанги с висевшими на них мужскими плавками. Довольно улыбнулся, но тут же улыбка погасла, а пальцы левой руки раздраженно сжались в кулак, когда блондин заметил за большим окном витрины объект своих размышлений в течение последнего времени, куда-то неспешно шествовавший. Если бы не лорд, то… сегодня было бы намного проще. Активный мальчик сам бы подошел к нему, но нет. Придется как-то выкручиваться.

     Немного подумав, Гоэр покрутил в руках ярко-оранжевый водный пистолет, отложил его и взял с полки сеточку с разноцветными рыбками в стиле известного мультика. Довольно оглядел красную с белыми полосками рыбешку и направился к стойкам с купальными плавками, уже приметив обтягивающие желтые с черным, в мелкую желтую звездочку и изящным бантиком шнуровки, спасающей от конфуза на крутых горках. Процесс примерки затянулся ровно настолько, сколько потребовалось, чтобы раздеться, примерить обновку, сделать селфи с нескольких ракурсов, уж очень удачным было освещение, а затем опять влезть в зимнюю одежду.

     Помахивая пакетом с покупками, среди которых было и пушистое полотенце с ярким снежным барсом, с глазами точно такого же цвета, как и у самого Гоэра, оборотень поспешил к гостеприимным дверям аквапарка, прошел под мощной струей теплого воздуха, создававшей защиту от холода, так как дверь постоянно открывалась и данную функцию выполнять не могла, похлопал себя по карманам, только сейчас вспомнив про билет, оглянулся, увидел, что все проходят, не задерживаясь, чертыхнулся, сообразив, что на своей территории лорд Эзак сделал все для членов клана и гостей бесплатным, и направился, следуя за стрелочкой указателя в раздевалки, морщась на ходу от такого бесполезного расходования средств. Занес ногу над ступенькой и застыл на мгновение, прикидывая, каким образом лорд находил деньги на содержание всего этого безобразия. Что-то он не слышал о кредитах или долгах клана снежных…, но тут же выбросил эту мысль из головы, двигаясь в нужном направлении и прикидывая, что рыбок необходимо из сетки переложить, ценники убрать, а там, можно будет сказать, что он их нашел и решил, что они, возможно, уплыли от одного брюнетистого малыша. И пусть эта блондинистая баба-телохранитель утрется. Не будет же она на пустом месте скандалить с одним из тех, кто имеет полное право здесь находиться.

     Морщась от звонкого детского смеха, то приближавшегося, то удалявшегося от матовых стенок индивидуальных раздевалок, которых было не так уж и много, ибо оборотни были привычны к обнаженному телу в силу специфики «национальности», мужчина страдальчески касался кончиками пальцев висков, кривил уголок рта, заранее настраивая себя на долгое общение с похожим экземпляром. Раздраженно передернув обнаженными плечами, Гоэр переступил с ноги на ногу, вдеваясь в плавки, замер на мгновение, оглядывая себя в большом зеркале, и удовлетворенно кивнул отражению, демонстрировавшему великолепный мощный торс, широкие плечи, идеальную кожу и породистое лицо на сильной шее. Да, именно таким должен быть вожак, а не чем-то худощавым, что из жалости обзывают жилистым. Хмыкнув, блондин шагнул наружу, расправляя плечи и чуть приподнимая подбородок.

     Провел картой-ключом, успев отметить брошенный на него восхищенный взгляд какой-то молодой мамочки, чье безумное чадо в следующий миг бросилось ему под ноги, весьма чувствительно попадая головой по самому дорогому, бережно охраняемому черной в яркую желтую звездочку тканью. Хотелось взвыть и послать подальше и дурынду-мамашу и ее… придурочного сыночка. Ан, нет. Он углядел на голове этой ходячей катастрофы, в данный момент выглядывавшей из-за маминой ноги тонкие крысиные хвостики снежных прядок. Медленно досчитав до…, он так и не понял скольки, Гоэр, старательно игнорируя пожелания организма скрутиться в каральку от ноющей боли, светски улыбнулся продолжавшей извиняться и при этом выпячивать свою внушительную грудь в синем с белыми вставками полупрозрачного кружева купальном топчике оборотнице. Кажется, ее нисколько не волновало, что после такого удара либидо жертвы изрядно пострадало.

     С некоторым трудом отделавшись от назойливой дамочки сообщением, что он разыскивает супругу, хотя это тоже помогло не сразу, блондин быстро пересек широкий холл с деревянными стенами с особой пропиткой, щедро декорированными цветущими лианами, и двинулся дальше, в направлении постепенно становившихся все громче плеска и воплей, в первую очередь детских, хотя и взрослые тоже доносились до чуткого уха оборотня, печально вздохнувшего. Возиться с черным щенком ему совершенно не хотелось. Он вообще не любил детей. И взрослых тоже не слишком привечал. Шлепая сланцами по влажному полу, небрежно помахивая полотенцем, он вспоминал, как в очередной раз ему вынесла мозг старшая сестра, требуя появиться в клане. Ее ультиматум был едва прикрыт приличиями и грозил весьма существенным сокращением источников финансирования, если блудный брат не появится, наконец, перед глазами волновавшейся за него сестренки.

     Пришлось ехать, хотя Терави никогда не понимал этих огромных сборищ родственников, на которых даже поговорить не получается, потому что все орут, перекрикивают друг друга, что-то жрут, чем-то хрустят, громко ржут тупым, повторяющимся из года в год анекдотам, равно как и не мог постичь, почему он должен терпеть надоедливую толстую подругу своей матери – человека, которую было легче перепрыгнуть, чем обойти. Та все время доставала его идиотскими вопросами о женитьбе и детях, как будто ей больше не чем было заняться. Хотелось послать ее подальше, но… было нельзя. Хорошо еще, что проблему транспортировки брал на себя Глава клана.

     Подлетая на ярко-алом вертолете, который отправляли за прибывавшими в аэропорт членами клана, Гоэр увидел, что на поляне для инициаций собралась толпа, бло поморщился, понимая, что придется либо обходить стороной, либо протискиваться среди собравшихся, чтобы изрядно сократить расстояние до «родового гнезда». С другой стороны, когда еще ему представится возможность оценить звериную ипостась Главы клана. Тут блондин скривился, как будто только что сожрал лимон с солью и запил соком алоэ, припомнив, что виденный в последний раз волк лорда был здоров, силен, вынослив и подавлял окружающих своей аурой мощного вожака. Что впрочем, не особо волновало, лишь немного… расстраивало Гоэра, невольно все же сравнивавшего своего белого зверя с серыми подпалинами под хвостом и на ушах с этим лилейно-белым, даже чуть серебрившимся, словно снег на сугробах под солнечными лучами, волчарой, превосходившим его раза в полтора, не меньше.

     На площадке тусовалась какая-то мелочь, готовившаяся к обороту, покосившись на кою, мужчина лишь дернул презрительно уголком рта, отмечая угольно-черные прядки пацаненка, которого не захотели принять в собственном клане, вот и пришлось обращаться к чужакам, а в следующий миг застыл безмолвной статуей изумления, глядя на антрацитового волчонка, точнее, на его просвечивавшее сквозь черный пушок розовое пузико, а скорее, на крошечное, едва заметное белое пятнышко – развернутый острым углом к центру животика треугольник. Точно такое ему довелось видеть однажды. Во время поединка. Когда его морда лежала в песке, а сам он хрипел, придавленный за горло мощной лапой противника. В глазах полыхнуло нечто, что блондин даже сам не смог бы идентифицировать, а в голове мелькнула мысль о том, что все происходит своевременно. Не приехал бы он сейчас, то не получил бы такой удивительный шанс…. А вот на что? Об этом стоило подумать.
     … …
     Остановившись практически у входа, Гоэр внезапно глубоко вздохнул, а затем медленно выпустил воздух, с трудом удерживая себя на грани. В глазах полыхнула янтарная ярость. И не только потому, что сейчас, когда пришло время действовать, до того ведшая спокойный, более-менее, образ жизни женщина, как с цепи сорвалась. Перезнакомилась с кучей оборотней, пристроила в наглую свою подружайку, а теперь еще и на его кусок замахнулась. Но это у нее не получится. Тьфу. Он опять вернулся ко второй причине своего недовольства, раздраженно разворачиваясь на пятках, отчего новые сланцы противно скрипнули, и двигаясь в обратную сторону, к раздевалке, где он умудрился забыть игрушки.

     Когда мужчина, наконец, добрался до огромного зала аквапарка – первого из пяти, то сдавленно зашипел, не реагируя уже ни на что, в том числе даже на восторженные взгляды, частенько скользившие по его коже, словно крылья бабочки. Собственно, за свою карьеру модели, которой так легко было прикрываться, ведь у модели зачастую не предполагают наличия хоть какого-нибудь интеллекта, он привык к этому вниманию, однако обычно оно его продолжало греть и радовать, но не сейчас, когда блондин пытался сообразить, как же ему найти в этом бедламе одного интересовавшего его щенка. Пару мгновений спустя, он плавно двинулся вдоль бортика бассейна, внимательно вглядываясь в толпу, чтобы не пропустить темную макушку черного волчонка.

     Стоявшая сбоку, рядом с выпятившим грудь спасателем, девица замерла на полуслове, провожая взглядом стройную подкачанную фигуру с весьма достойными внимания формами, не замечая уничтожающего взгляда своего собеседника на соперника. Чуть поодаль споткнулась и поскользнулась на ступеньке, выходя из воды, достойная мать двоих детей, отвлекшись на ожившую греческую статую. Благополучно приземлилась в воду и смущенно улыбнулась мужу, обняла за шею, нашептывая, что он все равно самый лучший. Мир в семье был восстановлен, а его нарушитель шел дальше, скользя взглядом по купавшимся, отдыхавшим на шезлонгах или летевшим вниз по горкам с отчаянными воплями оборотням.
     … …
     - Куда идем мы с Пятачком большой-большой секрет, 2 – неспешно следуя в сторону дома, намурлыкивала себе под нос песенку из всем известного мультфильма Лэави, пока не поймала на лице проходившего мимо незнакомого оборотня веселую усмешку и лукавое подмигивание. Сообразив, что здесь у всех несколько более чуткий слух, чем она привыкла, и ее певческие упражнения можно сопоставить с тем, что она поет в голос в холле офисного центра, где находится ее фирма, брюнетка захлопнула рот, продолжая крутить привязавшуюся мелодию уже в голове, тщательно следя, чтобы та не переходила в физическое воспроизведение.

     На очередном повороте пришлось остановиться, чтобы пропустить тяжело пыхтевшую малышню, тащившую на санках внушительного снеговика в черной шляпе и с волшебной палочкой. Криво посаженные на нос очки, судя по сдавленным воплям и шипению, не в первый раз не удержались на положенном месте и свалились, чудом не попав под полозья. Вернув аксессуар на место, стайка продолжила путь, оставляя позади задумчиво чесавшую через капюшон затылок молодую женщину, пытавшуюся припомнить, не планировался ли на сегодня какой-нибудь конкурс. Вроде бы на афише на страничке долины ничего такого не было…. Пожав плечами и поставив галочку проверить, Лэави двинулась дальше, прошла пару шагов и замерла, нахмурилась, отрешенно постучала пальцами в мягких перчатках по рукаву пуховика, прикусила губу и помотала головой, в которую только что пришла мысль о том, что необходимо поторопиться, ведь неизвестно еще до чего успели договориться вожаки. Следовало… несколько поохладить энтузиазм. И чем скорее, тем лучше.

     Развернувшись на месте, Лэави взглянула на медленно, по низкой дуге ползшее по небосклону солнышко, потерла лоб и зашипела рассерженной кошкой, сообразив, что упустила нечто очень важное. Нервно постучала ножкой по утоптанному снегу, попыталась достать телефон, чуть не уронила букет, чертыхнулась, оглядывая окружающее пространство и перекладывая роскошный, когда-то, веник с руки на руку. Шепнула кое-что нецензурное, заметив на светлой ткани бордовый след. Теперь еще и в химчистку придется наведаться! С трудом, но выудила из кармана телефон и набрала номер: - Анжелиса, еще раз добрый день. Подскажи, пожалуйста…, - она застыла с открытым ртом, тряхнула головой и продолжила, - у нас сегодня какое-то соревнование по снеговикам или скульптурам намечается или это просто личная инициатива некоторых? – она со смехом поделилась впечатлившей ее сценкой, пока телохранительница рылась на сайте.

     Оказалось, что либо Лэави плохо смотрела, либо конкурс был добавлен уже ночью, но от этого ничего не менялось. Договорившись встретиться часика через три на финале этого эпичного снежно-ледового конкурса, молодая женщина отключила телефон и нахмурилась, размышляя, что же ей делать. Она думала узнать адрес главы черных через Анжелису, но… не хотелось, чтобы об ее интересе лорд Эзак был поставлен в известность раньше, чем брюнетка будет готова. Конечно, можно было бы попросить… придержать информацию, но Лэави уже давно решила, что не будет ставить оборотницу перед тяжелым выбором. Так что теперь предстояло решить этот вопрос самостоятельно.

     Оглядев мохнатые плоские лапы высокой пушистой ели, дизайнер посмотрела на розы, примеряясь, но, представив себе, что Гоэр может случайно натолкнуться на букет, или услышать о нем, передумала. Только обиды ей не хватало. Но все же, что с этим! Делать? В голове звенело, как лепестки замерзших бутонов, идей не было никаких, разве что…, скорчив страшную рожицу от пришедшей в головушку мысли, Лэави быстро оглянулась, проверяя наличие зрителей. Увы. Вокруг было достаточно многооборотнево, так что от задумки прикопать подношение пришлось отказаться. Время поджимало, ведь никто не мог гарантировать, что нужная ей личность еще не закончила свои дела и не убралась. Помахивая зажатым в руке веником, дизайнер быстрыми шагами направилась в обратную сторону – к офисному центру, так и не решив, ни как будет искать нужного ей оборотня, ни куда девать этот несчастный букет.

     Может быть, сначала все-таки поговорить с лордом Эзак? Она остановилась на границе снега и льда, наблюдая за веселившимися на катке оборотнями. Кто-то выполнял фигуры, кто-то просто весело летел по выделенной для таких любителей скорости дорожке, а кто-то, как та смешная девочка с белоснежными хвостиками с ярко-синими бантами, в цвета неба комбинезоне, крепко державшаяся пальчиками за папину и мамины руки, делал первые шаги, с удивленной, полной счастливого ожидания улыбкой на лице. Кстати об ожиданиях, брюнетка вспомнила, что так и не побывала с Фаром в парке бабочек, который тоже организовали не так давно. А завтра уже уезжать…. Она включила экран, проверяя, сколько еще проработает сегодня интересовавшее ее заведение. Выходило, что если ужаться с осмотром скульптур, то можно еще успеть. Впрочем, она спросит Фара. Если что, то бабочек тот и без нее проведает.

     Больше зацепиться было не за что. Резко выдохнув, Лэави двинулась в сторону офисного здания, все еще не выбрав между звонком Анжелисе и разговором с лордом Эзак. А может быть, в справочную обратиться? Благо она находится здесь же…. Окончательно потерявшись в мыслях, брюнетка вздрогнула, когда в полуметре от нее, за краем тропинки стремительно пролетел отчаянно верещавший и махавший руками, как мельница, пацаненок лет десяти. То ли еще не научился кататься, то ли просто эмоции стравливал, как закипевший чайник пар через клапан свистка. Похоже, все-таки второе, определила Лэави, следя за тем, как катившийся следом подросток ловко обогнул растянувшуюся на льду ржавшую во весь голос «звездочку». Повернувшись, дизайнер подняла взгляд и открыла рот, постепенно округляя глаза, так как поверить в такое невероятное совпадение было довольно трудно. Однако зрение ее не обманывало, и предмет ее размышлений как раз двигался ей навстречу.

     - Добрый день, лорд Эраэ. Как хорошо, что мы с Вами встретились, это Вам, - он с недоумением смотрел на всунутое ему в руки жалкое подобие букета, а она довольно потрясла своими освободившимися конечностями, - Поможете мне донести его до места? Нам с Вами нужно поговорить…, - отведя взгляд от останков цветов, Хаэри имел возможность наблюдать, как ошеломление и радость от кстати подвернувшегося случая тают, уступая место настороженной серьезности. Даже несмотря на отсутствие запахов, так как блокатор продолжал исправно действовать, мужчина мог с уверенностью сказать, что его собеседница была крайне напряжена и готова… к бою? Он еще раз оглядел вытянутое в струнку хрупкое, по сравнению с оборотничьим, тело, сжатые в кулак пальцы правой руки, чуть отведенной назад, как будто для удара.

     Что же она собиралась сказать ему такого, что накрутила себя до подобной степени? Однако затягивать с ответом не следовало. Кивнув, брюнет сдержанно улыбнулся уголками рта: - Хорошо, где бы Вы предпочли побеседовать?

     Теперь вздыхать пришлось молодой женщине. Она пожевала губу и развела руками: - Не хочу, чтобы Вы поняли меня превратно, но к себе пригласить не могу, там Фар; в любом общественном месте слишком велик шанс погреть чужие уши, так что остается только Ваш коттедж, - при этом с лица девушки сползли все краски, оставляя бледное, сероватое полотно, не оставившее Хаэри равнодушным. Он, по возможности незаметно, приблизился к Лэави, готовый в любой момент подхватить ее, если она потеряет сознание. Однако молодая женщина несколько раз глубоко вздохнула, прикрывая рот пушистым шарфом, отработанным до автоматизма движением, видимо, чтобы не хватануть морозный воздух, тряхнула головой и опять посмотрела прямо в глаза оборотню, спешно сворачивавшему свою ауру вожака, чтобы не давить на до полусмерти перепуганную человечку.

     - Что ж, - Хаэри плавно повел рукой, - в таком случае прошу ко мне. Угощу Вас чашкой чая или горячего шоколада. Вы что предпочитаете?

     Ответом стал тяжелый вздох и вырвавшееся признание: - Побыстрее все прояснить и закончить.

     Улыбнувшись, он осторожно подхватил женщину под локоть, старательно контролируя хватку и движения, надеясь, что за время прогулки к дому сможет хоть немного приучить странную визитершу к своему присутствию: - Но уверен, чашечка….

     Резко шагнув в сторону, точнее шарахнувшись, брюнетка, решительно разорвав контакт, стояла, тяжело дыша. Чуть сузив глаза, Хаэри наблюдал за легкой испариной, появившейся на снежно-белом, с отливом в синеву лбу. Проследил такой же синеватый треугольник вокруг рта и покачал головой: - Леди Арэли, если Вам настолько тяжело, то… мы можем подыскать другое время и место для разговора. Например, у Вас в офисе, когда Вы вернетесь…, - а в голове мужчины крутились совсем нехорошие мысли о том, что он сделает с тем, кто осмелился поступить подобным образом с этой защищавшей с отчаянной решимостью то, что ей дорого, женщиной.

     - У Вас лоб мокрый, надвиньте капюшон, а то рискуете заболеть, - прозвучало тихо и повисло в воздухе. Прикусив губу, брюнетка растерянно провела ладонью по указанной части лица, посмотрела на влажные пальцы и последовала своевременному совету. В светлые серые глаза заглядывали тревожные агатовые, словно стремились что-то прочитать. Увы, Хаэри не мог понять, что же именно требовалось матери черного волчонка – члена его клана. Окрас не оставлял в этом сомнений, как и возникшее внутри чувство принадлежности. Сильное, бескомпромиссное. Тем временем женщина сжала руки в замок и выпрямилась: - Благодарю за предложение, лорд Эраэ, но, к сожалению, наш с Вами вопрос не терпит отлагательств. Ведь Вы уже пообщались с лордом Эзак.

     Последнее прозвучало как утверждение. Значит…, она следила за ним. Теперь Хаэри стало еще интереснее. Решив не затягивать, он указал рукой нужное направление, не пытаясь больше касаться излишне нервной спутницы, неспешно зашагал сбоку и чуть позади, лишь изредка давая указания, на какую дорожку свернуть и сдерживая шаг, так как двигалась молодая женщина значительно медленнее, чем он привык. Постепенно движение ускорилось. Чуть выдвинувшись вперед, мужчина заглянул в лицо под капюшоном, где увидел ровный взгляд ушедшего в собственное сознание и размышления существа. Чуть улыбнулся и убыстрил шаг, чтобы девушка могла следовать за ним.

     Так, в молчании, они дошли до уютного деревянного, как и все остальные, коттеджа, радовавшего панорамными окнами и стеклянной террасой, выходившей на покрытые лесом горные склоны. Со стороны входа был виден лишь угол этой постройки, однако именно он навел брюнета на нужную мысль. Не заходя в двери, мужчина кашлянул, убедился, что человек вернулась в реальный мир, и двинулся вдоль дома, поясняя: - Здесь есть замечательная терраса, с великолепным видом, думаю, там нам будет более комфортно, чем в доме, - открыл дверь картой-ключом. В лицо ударило теплой волной завесы. Он отошел от входа, расстегивая пуховик, развернулся к вошедшей следом женщине: - К тому же здесь тепло.

     Стальные очи внимательно, но незаметно следили за тем, как гостья оглядывала просторное, залитое солнечным светом и бликами снега помещение, как сходило с лица напряжение, хотя бы малая толика. Что ж. Как Хаэри и думал, здесь, снаружи, практически на виду у окружающих, но чуть в стороне от любопытных взглядов, женщине будет пусть немного, но спокойнее. Подхватив пуховики, он аккуратно сложил их на стоявший сбоку плетеный диванчик, приглашающе повел рукой в сторону прикрытых мягким снежно-белым мехом кресел, стоявших рядом со стеклянным столиком, на котором только что засветил три лампы с живым огоньком под прозрачными колпаками. Пройдет еще пару десятков минут и станет темнее, тогда этот свет оживит окружающее пространство.

     - Устраивайтесь, а я все-таки сделаю нам горячий шоколад. Или чай? – он вопросительно приподнял бровь, стоя в дверях.

     - Спасибо. Лучше чай. И… Вы сможете принести ноутбук? – молодая женщина с идеально прямой спиной сидела на краю кресла, сложив руки на коленях. Обозрев эту «позу официоза», а точнее готовности сорваться в любой момент, Хаэри на миг задержал взгляд на правом кармане теплых брюк гостьи, в котором можно было увидеть нечто прямоугольное. Некстати вспомнилось про появившиеся в продаже в последнее время шокеры весьма компактного размера и приличной мощности. Оборотня остановить таким, конечно, будет сложно, но неприятно станет в любом случае…. Мотнув головой, брюнет включил на кухне чайник, а сам отправился в спальню, где подхватил ноутбук, проверил отсутствие на нем в открытом доступе чего-нибудь лишнего, а так же наличие активированной программки для защиты от несанкционированного считывания и прочих радостей жизни, и отнес на террасу, устанавливая на столике, чуть поодаль от веявших теплом снежно-белых ламп, огонек которых становился по мере наступления сумерек, грозивших растянуться на несколько часов, все ярче.

     Огромные кружки глубокого вишневого цвета привычно вызвали улыбку своими размерами. Вдыхая горячий ароматный пар, Хаэри вернулся и поставил чай перед гостьей. Сев в кресло, внимательно посмотрел на молодую женщину, развернувшую в его сторону экран, сбоку от которого торчала крошечная, похожая на украшение из серебра и золота, а возможно так и было, флешка. Алые губы искривились в подобии улыбки, в то время как в антрацитовых глазах притаилась, выжидая, мгла.

     - Я могу это посмотреть? – решивший соблюдать максимальную вежливость лорд не отступал от своего намерения. Получив кивок согласия, навел курсор и запустил видеофайл, отобразивший заснеженную аллею, вдоль которой выстроились в ряд мохнатые высокие ели. Яркие, грубовато выполненные чугунные фонари, стилизованные, видимо, под старину, освещали старательно расчищенную дворником дорожку. Вот в дальний круг света ступила женщина в светлом пуховике, кутавшаяся в длинный широкий шарф, обматывавший горло на несколько раз. Быстро пересекла яркое пятно и на мгновение стала чуть менее видна в ночных сумерках. Второе пятно, третье. Словно возинкшая из ниоткуда кисть схватила за плечо, разворачивая в сторону елей или…, Хаэри прищурился, всматриваясь и отмечая, что там вроде бы была еще одна тропинка.

      Резкое движение рук подвергшейся нападению женщины и в пальцах атаковавшего остаются лишь петли шарфа, за который он так неудачно ухватился. С головы жертвы упал капюшон, и лицо смотревшего видео главы клана оборотней застыло, лишь прищуренный взгляд резал не хуже дамасского клинка. Бросившись назад, молодая девушка, по-видимому, закричала, хотя Хаэри не мог этого гарантировать. Звук камера не передавала, вполне могло быть, что женщина просто пыталась вдохнуть, оказавшись под властью панической атаки. А в следующее мгновение в свете фонаря появился высокий мужчина, лица которого не было видно, лишь блеснул в густых темных волосах светлый металл.

     Один за другим, в давно установленной очередности мелькали кадры записи с других камер, исправно поддерживаемые умной программкой. На них отображались полутемная узкая тропинка, рассмотреть происходящее на которой можно было лишь с большим трудом,