Тарасенко Оксана Александровна: другие произведения.

Ничего примечательного. Просто Ассина Марен...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В элитном университете появляется ничем не примечательная студентка. В скором времени четверка друзей понимает, что с Ассиной Марен не все так просто, как всем хотелось бы.

Ничего примечательного, просто Ассина Марен...



     Тарасенко Оксана

     Ничего примечательного, просто Ассина Марен...
     Oksana
     9.9.2016

     Издалека донесся постепенно приближавшийся рокот. Стоявшие на широких ступенях претенциозного роскошного здания, с достоинством обсуждавшие объемы промышленного производства цветной металлургии молодые люди подняли головы, приставляя к глазам козырьком ладони, пристально вглядываясь в голубое прохладное небо с увеличивавшейся жирной точкой, превратившейся в снижавшийся черный вертолет, успешно завершивший свое путешествие на идеально ухоженном изумрудном газоне университетской вертолетной площадки.

     - Наконец-то, - из открытой вежливо поклонившимся пилотом кабины спрыгнул коротко стриженный брюнет в дизайнерски рваных джинсах и стильном полупальто цвета молочного шоколада. Потянулся всем телом и повернулся к выбравшимся наружу друзьям. Точно также довольно разминавшим усталые мышцы и радовавшимся ощущению твердой земли под ногами. Больше двенадцати часов в самолете, пусть и личном, предоставленном в их исключительное пользование, и три часа на вертолете могли вымотать даже самого стойкого. Но северное сияние, на которое им взбрело в голову полюбоваться, того стоило.

     - Вперед. Давно мы не встряхивали это змеиное царство, – молодой мужчина смахнул с пальто несуществующую пылинку, и вся компания уверенно направилась в сторону университетского комплекса.

     - Эй, Кортас, ты ничего не забыл? – ехидно поинтересовался шедший справа высокий брюнет, стянутые в хвост густые волосы которого спускались чуть ли не до пятой точки, обтянутой в данный момент темно-синими джинсами весьма недешевого бренда, – Помимо заявленной тобой программы, нам еще и поучиться не помешает. Курс закончить надо…, - парень поправил белоснежный манжет, выглядывавший из-под однобортного кожаного пиджака.

     В ответ раздался дружный смех. Шедший впереди лидер группы презрительно взглянул на гостеприимно раскинувший свои светло-бежевые кирпичные крылья и подмигивавший прибывшим блестящими стеклами огромных окон главный университетский корпус и ехидно приподнял бровь, заметив за стеклами лица студиозусов, не имевших за своими плечами родственников и состояний, способных потягаться с теми, что незримым мощным фундаментом поддерживали шествовавших между парковых деревьев по неширокой, усыпанной мелкими камешками тропинке друзей, а, значит, вынужденных постоянно пребывать на лекциях и практических занятиях, в то время как более успешные соученики могли себе позволить некоторые послабления.

     Брюнет хмыкнул, вспоминая речь матери, заявившей, что данный вид альма-матер предназначен в первую очередь для того, чтобы заводить и укреплять полезные для бизнеса связи и оттачивать искусство взаимоотношений. Иначе говоря, дети очень и очень влиятельных родителей постигали здесь на собственном опыте, что такое «жизнь делового сообщества», попутно получая у высококвалифицированных специалистов как узкопрофильное, так и общее образование.

     - Нет, Кортас, это полное безобразие. До сих пор не могу понять, как ты уговорил меня. Вместо того чтобы спокойно наслаждаться тишиной мастерской и общением с собственной музой, я все это время просидел в самолете, - растирая тонкие изящные пальцы, обратился к стриженному ежиком брюнету стройный блондин.

     - Сатор, не занудствуй, - отмахнулся от известного далеко за пределами страны гения миниатюрной скульптуры Кортас, - вон, Жан вообще сразу после турне с нами отправился и ничего, молчит. К тому же, твоя муза получит дополнительную пищу для размышлений. Разве такой творческой личности как ты не нужны новые эмоции и впечатления? Вот мы их тебе и обеспечили, - с этими словами сын президента крупной, занимающейся разработками новейших технологических процессов корпорации, готовящийся сразу по окончании университета, что должно было случиться весьма скоро, принять на себя в полном объеме президентские обязанности, шагнул с шуршащего гравия на влажный после дождя камень ведущей к центральному корпусу широкой дороги.

     - У Жана просто не осталось сил даже на разговоры, - спокойно заметил шедший чуть позади троицы шатен, - учти, Кортас, фанаты нашей звезды не простят тебе издевательства над их кумиром. Они предадут тебя анафеме и будут сжигать твое чучело на каждом концерте своего идола.

     - Тьфу, Астор, лучше сплюнь, - немного оживился певец, оглядываясь на друга, - мне только этих забот не хватало.

     - Так в чем проблема? Ты же всегда можешь покинуть вершину поп-олимпа, вернуться в лоно семьи и заняться почетным и стабильным банковским бизнесом. Одни плюсы. Фанаток намного меньше, а доходы вряд ли ниже тех, что ты имеешь сейчас.

     - Все-то ты знаешь, - проворчал на реплику шатена Жан, нисколько не удивляясь тому, что друг не только в курсе его родства с владельцами крупнейшей банковской сети, что и для остальных секретом не было, но и уже осведомлен о том, что родители, все-таки, примирились с выбором отпрыска и пошли ему навстречу. В конце концов, у сына главы преступного синдиката, до сих пор во многом контролировавшего политическую и деловую жизнь не только города, но и нескольких регионов, были свои источники информации. И то, что в последнее время Астор занимался активным выведением бизнеса отца из криминальной тени, никого не вводило в заблуждение. Старые наработанные связи так просто не рвутся.

     Перебрасываясь шуточными и ехидными замечаниями, четверка не спеша двигалась к центральному входу, наблюдая за возникшей у дверей нездоровой активностью. Стильно и ярко одетые студенты заполняли широкие ступени главной лестницы. Кто-то лихорадочно закуривал, некоторые меланхолично щурились на карабкавшееся по небу солнышко, то и дело пытавшееся закутаться в серое одеялко дождевого облака, кто-то демонстративно жевал крошечные пирожки из ресторана университета, а кто-то нетерпеливо переминался с ноги на ногу, нервно и широко улыбаясь и кланяясь приближавшимся ко входу ВИПам.

     Стоявший в углу за колонной щуплый студентик рвано вздохнул и поправил кожаный однобортный пиджак, провел рукой по короткому серебристому ежику волос и прищурился. Глаза болели. Да, вставленные синие линзы придали лицу некий шарм, но все еще мешали. Парень следил завистливым взглядом за не обращавшей на возникший вокруг ажиотаж группой студентов. Ну почему им досталось все, и многомилионные счета, и харизма, и талант, еще и роскошный экстерьер впридачу, который молодые люди не стеснялись демонстрировать? Стройные, подтянутые, спортивные фигуры парней заставляли неровно дышать и нацеленных на «доходный» брак девиц, и преподавательниц разного возраста, и прочие романтические натуры.

     Блондин переступил с ноги на ногу, выпрямился, оглядываясь вокруг в надежде, что и его заметят. Увы. Все взгляды женской части университета были прикованы к четверке друзей.

     Под водопадом ослепительных улыбок, окруженные восторженными шепотками молодые люди подошли к входу. Степенный седовласый швейцар с готовностью распахнул перед ВИП-учениками двери красного дерева. В эту же секунду от сильного удара в грудь Кортас пошатнулся и еле удержался на ногах, столкнувшись с выскочившей из здания девушкой. Окружающие, включая швейцара и пролетавшую мимо ворону, застыли в шоке. Виновница всеобщего ступора аккуратно придержала за плечи оступившегося брюнета, запрокинула голову, чтобы посмотреть возвышавшемуся над ней мужчине в глаза, кивнула, улыбнулась, произнесла: - Прошу прощения, - подхватила выпавшую из рук объемную сумку, и, быстро огибая попадавшихся на пути студентов, понеслась по ступенькам в сторону выхода из комплекса.

     - Что это было? - выразил общее удивление отмерший Сатор. Взгляд скульптора остановился на стоявшем поблизости парне. Осчастливленный вниманием столь важной личности молодой человек поспешил разъяснить: - Ассина Марен. Ювелиры. Переведена пару месяцев назад, - помолчал, подумал, поморщился и добавил, - собственно, ничего примечательного.

     Смотря вслед перепрыгивавшей через лужи девушке, на развевавшиеся за ней полы расстегнутого черного классического полупальто, Астор и Кортас переглянулись и покачали головами. Действительно, непримечательная особа.
     … …

     Возмущенный женский резкий голос вознесся к черному потолку с японскими светильниками, перекрывая тихий и сдержанный гул устроенного в главном корпусе университета ресторана, обеспечивавшего изысканными блюдами кухни различных стран обучающихся в данном учебном заведении студентов. Стало значительно тише. Головы сидевших за столами темного дерева обедающих развернулись на шум. При этом на породистых лицах присутствующих отражались лишь скука и недовольство. В то время как в глазах блестело любопытство. Со второго этажа, где за персональным обеденным столом устроился Кортас с друзьями, открывался отличный вид как на весь ресторан, так и на интересовавший в данный момент многих уголок этого заведения. Молодые люди устроились удобнее на мягких креслах из натуральной кожи и приготовились к представлению.

     У небольшого, рассчитанного на двоих обеденного столика, стоявшего в затененном углу недалеко от лестницы на верхний ярус, блондинка в элегантном черном костюме и шатенка в изумрудном платье выясняли отношения с обедавшей там студенткой. Чуть сдвинувшись, Астор увидел свободного покроя серо-голубой свитер, затянутую в классические джинсы стройную ногу в черной кроссовке с яркими синими шнурками, склоненную каштановую голову и ноутбук. Сидевшая за столом девушка, среагировав на громкий возмущенный голос уже притопывавшей от злости блондинки, подняла голову и вынула из одного уха наушник. На лице блеснули светлые очки в стильной оправе. Тонкая цепочка длинной сережки скользнула по неприкрытой прямыми прядями косой стрижки шее.

     Узнавший ничем не примечательную Ассину Марен шатен усмехнулся и взглянул на Кортаса: - Кажется, твои поклонницы не хотят оставить вчерашнее происшествие без последствий….

     Брюнет плавно повел рукой с высоким бокалом и хмыкнул: - Чем бы дитя не тешилось, лишь бы мне не мешалось.

     ВИПы замолчали, прислушиваясь к набиравшему обороты скандалу. Сатор зевнул. Ничего нового он пока не узнал. Общий смысл тирады блондинки сводился к «Как посмела ты, ничтожная, даже пальцем коснуться нашего общего сокровища и божества». Сокровище раздраженно поджало губы, а его сотрапезники ехидно захихикали.

     - Подожди, подожди, – Ассина внимательно посмотрела на собеседницу, - То есть ты считаешь, что прикосновение такой посредственности как я смогло погасить свет Вашей Звезды?! Она такая слабая?

     - А. Ээ…, - блондинка замерла на полуслове с открытым ртом и беспомощно оглянулась на «группу поддержки». Видимо, подобное не входило в сценарий, и теперь скандалистка пыталась сообразить, что же делать: толи согласиться с тем, что звезде причинен ущерб, но… тогда придется признать и то, что звезда не такая уж и яркая. Толи принять установку, что звезда и в Африке будет звездить, и ничто ей не помешает. Однако в этом случае весь смысл претензий сводился на нет. Повисшую тишину прервала тяжелая роковая мелодия.

     – Да. Хорошо. Бегу. Прошу прощения, - кивнув «собеседницам» и не дожидаясь какой бы то ни было реакции с их стороны, шатенка закрыла серебристый ноутбук, убрала его в васильковую сумку-рюкзак, отправила с тарелки с нарезанными свежими помидорами, огурцами, перцем, артишоками, кольраби и маслинами в рот веточку укропа и ломтик помидора, вставила в ухо наушник и с низкого старта рванула в сторону выхода, на ходу просовывая руки в подхваченную со спинки кресла утепленную кремовую куртку. В свете висевших у входа на стене точечных светильников блеснули чуть затененные стекла очков, мелькнула тонкая полоска сережки. Открылась тяжелая створка дубовых дверей, пропуская объемного преподавателя по международной дипломатии. Запихивавшая что-то в этот момент в карман джинсов девушка споткнулась, однако восстановила равновесие и умудрилась просочиться в щель между тучным мужчиной и косяком.

     - Она что, настолько нищая, что даже не может себе позволить нормальную еду? – отмерла стоявшая памятником самой себе студентка, глядя на оставленные на столе овощной салат, заварочный чайник и пару хлебцев на тарелке.
     … …

     - Нет, мой дорогой, определенно у нее к тебе интерес….

     На уже доставшие его подколки блондина Кортас скривился. Впрочем, у Сатора были для подобного «издевательства» причины. И они бесили брюнета до зубовного скрежета. За прошедшие две недели ВИП-четверка сталкивалась с госпожой Марен постоянно. И если троица друзей терпела лишь моральный ущерб, да и то относительный, то наследнику корпорации доставалось не в переносном, а в прямом, физическом, смысле. Девушка то вылетала на него из-за угла, награждая незапланированным синяком на руке, то встречалась с ним в дверях, нанося чувствительный тычок углом находившегося в рюкзаке учебника, либо удар кроссовкой по голени. С трудом избегая падений, Кортас мысленно благодарил за выучку тренера по самообороне, считая, что только полученные навыки спасали его от существенного урона.

     Фанаты брюнета возмущались, друзья тихо сцеживали в кулаки смешки, преподаватели и прочие зрители любопытно блестели глазами, дожидаясь, чем же все это закончится. И никто из окружающих не верил в случайность подобных встреч, несмотря на то, что прямых доказательств не было, и госпожа Марен не выглядела охотницей за обеспеченным супругом. В неизменных очках на носу при полном отсутствии макияжа, обряженная в просторную, частенько мешковатую одежду, шатенка тихо приходила на занятия, а после исчезала, избегая как студенческих клубов, так и сложившихся за годы учебы группировок.

     В перерывах между занятиями чаще всего Ассину можно было увидеть либо в библиотеке, в большом кресле у окна, либо под вековым дубом, росшим на границе парка и огромного стадиона, светодиодная подсветка которого стала причиной не одной аварии на соседней улице. Администрации университета пришлось принять решение о смене световых режимов не чаще, чем раз в полтора часа. В ресторане шатенка привычно занимала столик в углу, где наряду с приемом пищи копалась в ноутбуке, слушая музыку через наушники. Любые попытки пообщаться встречались спокойным равнодушным взглядом и краткими ответами, в результате незваные собеседники уходили ни с чем.

     Именно этот взгляд и не слишком приветливая манера общения, да тонкая цепочка длинной сережки в одном ухе вносили дисгармонию в общий «мышиный или ботанический образ» и не позволяли подрастающим акулам бизнеса, привыкшим всех и вся классифицировать, вот так сразу занести госпожу Марен в определенную графу и относиться к ней соответственно статусу. И это многих раздражало. Наблюдавшие за всем происходящим с высоты пьедестала ВИПы изредка прикидывали, во что рано или поздно выльется это недовольство. Зная нездоровую фантазию некоторых из высокопоставленных студентов, можно было ждать особой гадости. Вплоть до публичной «порки». Такое регулярно случалось в этих стенах. Слабые уходили, сильные выживали или становились слабыми, и тогда их тоже выдавливали из университета. Своеобразный естественный отбор.

     - Да что же это за…! – возмущенно вскрикнула вылетевшая из-за неохватного ствола дерева, одного из живых символов учебного заведения, шатенка и замерла в руках рассерженно шипевшего Кортаса. Высвободилась, потирая плечи в тех местах, где ее схватил брюнет. Последний хмуро разглядывал пыльный носок светлого мокасина с четким отпечатком следа кроссовки атаковавшей его госпожи Марен. Сбоку, привалившись к бежевой стене корпуса, загибался от хохота Сатор. Астор с трудом спрятал улыбку, наблюдая за ошарашенным другом и негромко бурчавшей себе под нос девушкой, – Медом вам что ли намазано. Очки. Ой. Блин.

     Не глядя на наследника корпорации, меланхолично рассматривавшего валявшиеся под его ногой раздавленные очки в темно-синей роговой оправе, шатенка активно копалась в сумке, параллельно продолжая тихо возмущаться: - Это не смешно. Я уже боюсь за угол заворачивать. И вообще, пора, видимо, систему оповещения ставить, - достав, наконец, вожделенную запасную пару и нацепив ее, она подняла глаза на ухмыляющихся парней, – Спасибо, что не дали упасть…, - тонкий противный звонок телефона заставил говорившую практически подпрыгнуть, - Опять! Да что ж за спешка то! Прошу прощения.

     И предполагаемая претендентка на кошелек и сердце, Астор сцедил улыбку в кулак, правильнее было бы сказать на тушку его друга, быстро унеслась по парковой тропинке.

     … …

     Выползая из спортивного Майбаха глубокого синего цвета, Астор прикрыл рукой рот и широко зевнул. Тряхнул головой и откинул за спину упавший вперед хвост. Мрачно взглянул на бодро стоявшее в зените солнышко. Хотелось спать. А все из-за одного гораздого на выдумки индивидуума, потащившего друзей после лекций на трек, чтобы опробовать приобретенный означенной личностью спорткар. Далее закономерно последовало торжественное обмывание успешно прошедшей тест-драйв техники в клубе, закончившееся вопреки ожиданиям не поездкой в собственные апартаменты и сном, а деловым разговором с отцом, итогом которого стало то, что спать шатен лег тогда, когда у большинства студентов срабатывал будильник, оповещая о необходимости встать.

     Глядя на светлеющие окна, Астор махнул рукой на учебу, решив, что пять часов сна смогут поставить мозги на место, и завалился в кровать. Собираясь на последние две пары, молодой мужчина уже не был так уверен в своем решении, но взял себя в руки и осчастливил своим прибытием университет и его обитателей, в нарушение правил, из вредности, а также от плохого настроения и посредственного самочувствия, припарковав свой автомобиль не на стоянке, а сбоку от корпуса. Идти пешком абсолютно не хотелось.

     Шатен поднялся по широким идеально чистым ступеням, вошел в холл главного здания, мимолетно удивившись отсутствию на положенном месте швейцара, и нахмурился, обнаружив, что оказался в центре непривычного столпотворения. На каждый квадратный метр устилавшего пол из натурального дерева роскошного ручного ковра наблюдалась аномальное количество громко переговаривавшихся студентов. Свернув от двери налево, Астор поднялся на второй этаж, где заметил друзей, не особо обращавших внимание на происходящее внизу. Будущий глава клана улыбнулся, получил несколько приветственных, весьма чувствительных хлопков по спине от Жана и Кортаса и кивок от Сатора. В этот момент внизу зашумели, и тут же воцарилась звенящая тишина, нарушаемая лишь звуком чьих-то шагов. Астор перегнулся через парапет.

     По широкой лестнице, как всегда бегом, спускалась госпожа Марен. Увидев ее, Кортас непроизвольно сделал шаг за спину стоявшего рядом с ним Сатора, за что заслужил пару ехидных улыбочек и комментариев от друзей. Тем временем шатенка дошла до нижней ступеньки и остановилась перед перекрывшей ей дорогу тройкой признанных красавиц университета, за которыми плотной стеной стояли здоровые спортивного вида студенты из числа поклонников девушек.

     Астор развернулся к ВИПам, отогнул рукав тонкой льняной рубашки, посмотрел на часы: - Вы когда пришли? – слушать очередной опус на тему «нас нужно уважать, а ты, грязная гусеница, даже землю под нашими ногами портить не смеешь, а попробуешь, твоей семье, и бизнесу, и прочему придет страшный и ужасный армагездец» ему было неинтересно.

     – Часа полтора назад начали подтягиваться, - Сатор демонстративно покрутил на пальце серебристый брелок ключей от машины и пихнул их в карман замшевой куртки горчичного цвета. Будущий глава клана понимающе улыбнулся. Кажется, друг опять поменял машину и теперь старательно привлекал к этому факту внимание окружающих.

      – О! А вот это уже интересно! – тихо воскликнул Жан, вытягивая голову. Остальные тоже повернулись и застыли, переглядываясь друг с другом в легком шоке, не в силах сразу поверить в увиденное. В центре внезапно образовавшегося пустого пространства замерла натянутой тетивой лука госпожа Марен. Она, не глядя себе под ноги, где в бессознательном состоянии лежали два крупных тела в дорогой одежде, настороженно переводила взгляд угрожающе прищуренных глаз с одного ошеломленного лица в толпе, на другое. И люди старались отступить, спрятаться за спины тех, кто был позади.

     - Что у нее в руке?

     ВИПам пришлось поднапрячь зрение, чтобы получить ответ на вопрос Кортаса.

     - Шокер? – неверяще тряхнул головой Жан. Астор кивнул, подтверждая догадку. Судя по всему, к не проникшейся вдохновенной речью соучениц студентке, не спешившей посыпать голову пеплом и опозоренной покинуть стены университета, решили применить тяжелую артиллерию в виде нескольких физически развитых парней. Вот только атака, начало которой Астор с друзьями благополучно пропустили, пошла не по отработанному сценарию.

     - Так, спокойно! – разнеслось по холлу, – Довожу до сведения всех заинтересованных. Во-первых, шокер у меня в руке, как вы видите, настоящий и применять его я умею. Во-вторых, мне за это ничего не будет, потому что факт нападения зафиксирован на видеокамеры. И в-третьих, забрать записи и подменить, припугнув руководство и пользуясь своим положением, не получится, - шатенка поправила зацепившуюся за сережку в виде грозди бабочек каштановую прядь, в упор сквозь очки уставившись на стушевавшихся, переминавшихся с каблука на каблук поборниц «нравственности», - Впредь выбирайте соперников по силам. Для этого нужно тщательнее собирать информацию. Будьте уверены, что род Шастор де Марен де Гонда не оставит без внимания нападение на одного из его членов.

     Тишину холла нарушал только легкий шорох шагов расходившихся в стороны перед двигавшейся к выходу госпожой Марен студентов. Медленно закрылась за шатенкой дверь. Одновременно со глухим стуком тяжелой створки по помещению пронесся несмелый, постепенно усиливающийся гул голосов. Из бокового входа появилась группа людей. Трое, в светло-голубой форме, направились к все также лежавшим у лестницы учащимся. Еще двое, в деловых костюмах, принялись оглядываться вокруг. Астор задумчиво постучал пальцами по парапету, глядя на уносимых на носилках зачинщиков конфликта, и улыбнулся. Какая «непримечательная» девушка….

     - Мда. Попали некоторые, - подытожил Кортас, с издевательской ухмылкой отвернувшись от шебуршания внизу, - Пора уходить. Не хочется мне стать участником допроса, - брюнет кивнул в сторону вылавливавших себе жертв представителей администрации университета. Друзья согласно кивнули, компания направилась в сторону аудиторий. Говорить было не о чем. Оставшимся в холле, особенно лежавшим на полу парням и троице красоток не повезло. Их родственникам, впрочем, тоже. Но виноваты сами. Как правильно заметили, нужно думать и собирать информацию. Род де Гонда был известен жесткой манерой ведения бизнеса, а уж тем, кто перешел ему дорогу, и подавно не стоило рассчитывать на лояльность и снисхождение.

     - Однако кто бы мог подумать…, - высказал общее мнение Жан. Кортас, дожидаясь преподавателя, развалился в кресле и самодовольно улыбался, постукивая черной ручкой с россыпью сапфиров по белоснежному листу бумаги. Теперь внимание к нему Ассины Марен становилось вполне понятным. Это был бы брак века.

     Утро следующего дня не принесло ничего неожиданного. Все такие же подобострастные улыбки, вежливые до зубовного скрежета корректные учителя, спокойный обед.

     – И Кортаса сегодня даже никто не сбил… - подытожил вслух размышления Астора великий скульптор, на данный момент решавший извечный вопрос, пойти с остальными в бильярдную, или к себе в студию. Выражение одухотворенной задумчивости подсказывало, что мастерская перевесит. Тяжелые входные двери открылись, впуская высокого мужчину в строгом серебристо-сером костюме с черным узором вышивки с правой стороны, в изысканных переплетениях которой блестели некрупные черные камни узнаваемой огранки. Под сводчатым куполом стало по странному тихо. Гость провел рукой по каштановым волосам и повернулся в сторону лестницы, позволяя ВИПам разглядеть его лицо.

     - И что эта звезда киноэкрана забыла в нашей альма-матер? – задумчиво пробормотал Астор, узнавая известного киноактера, по совместительству главу крупной кинокорпорации, встречей с которым грезили многие мечтатели о славе. Здравый смысл нашептывал, что мужчина пришел к кому-то из учащихся. Актер откинул длинную челку с глаз и буквально засветился улыбкой, смотря…, друзья переглянулись, пытаясь понять, кто же из них стал причиной столь интересной реакции, в это мгновение сзади послышался уже знакомый будущему главе клана звук стремительных шагов. Молодой человек, действуя на автомате, успел схватить Кортаса и слегка сдвинуть в сторону. И тут же мимо, буквально в нескольких сантиметрах от брюнета, перепрыгивая через ступеньку, пробежала печально знакомая госпожа Марен.

     - Алекс.

     Актер подхватил под мышки и покружил по холлу радостно смеявшуюся шатенку. Отпустил, аккуратно убрал упавшую на лицо каштановую прядку. Нахмурившись, осмотрел объемный зеленый свитер и широкие черные джинсы, но тут же улыбнулся: - Рад тебя видеть, - в синих глазах в обрамлении длинных густых ресниц заблестели смешинки.

     - Как ты вырвался? Я не ожидала…. Неужели?! Алекс, - Ассина пыталась сдержаться, но сдавленное хихиканье все равно вырвалось и переросло в смех,– только не говори мне, что ты приехал сюда в качестве… устрашающего фактора!

     Девушка кусала губы, стараясь вернуть себе серьезность. А шатен поднял голову, обвел стоявших в холле студентов холодным взглядом и тепло улыбнулся собеседнице: - Разумеется, - негромкий, профессионально поставленный голос разнесся по помещению, - я здесь именно из-за того, что случилось. Хотелось довести до сведения каждого, что госпожа Марен является близким и дорогим членом рода Шастор де Марен де Гонда, и ее проблемы мы считаем нашими собственными.

     - Ох, Алекс, – девичья голова ткнулась в вышивку на пиджаке. Ассина приподнялась на цыпочки и потерлась макушкой о гладко выбритый подбородок, – Спасибо.

     Актер подхватил девушку под руку и направился вверх по лестнице, на площадке которой стояла четверка друзей. Кортас, с чертыханиями, пытался достать из кармана брюк звонивший и вибрировавший телефон, Сатор с ехидной улыбочкой наблюдал за этим действием. Жан кивнул проходившему мимо со спутницей актеру, вернувшему ему приветствие. До стоявшего ближе всех Астора донеслось: «Бабочка», сегодня, тебя устроит?!

     Наследник корпорации, наконец, выкопал телефон. Но тот замолчал, оборвав аккорд популярной мелодии. Раздраженный мужчина повертел его в руках и, подумав, отправил в нагрудный карман пиджака. Будущий глава клана постучал по циферблату часов: - Предлагаю отправиться на тренировку. Иначе у нас будут неприятности.

     Остальные согласно кивнули и прошествовали к выходу. Яркие прямые солнечные лучи на мгновение ослепили после полумрака холла. Проморгавшись, друзья двинулись в сторону спортивного комплекса, заранее морщась в предвкушении очередного занятия по самообороне. Новый преподаватель был просто зверем, но тренировал на совесть.

     … …

     - Все. Прикопайте меня где-нибудь, – Жан выдохнул, растекаясь по креслу цвета молочного шоколада и вытягивая ноги. Кортас согласно угукнул, жадно выпивая полный бокал минеральной воды, взятый с круглого столика, расположенного в центре, между стоящими кругом креслами. Усевшись напротив брюнета, Астор понимающе хмыкнул. Даже ему сегодняшняя тренировка далась нелегко. Раздраженный долгим отсутствием своих учеников наставник по борьбе взялся за них всерьез.

     - И как я теперь работать буду? – Сатор рассматривал слегка подрагивавшие пальцы, - Опять моя студия меня не дождется. Приду домой и в ванну, потом спать. Долго и со вкусом.

     Жан и наследник корпорации согласно покивали, одобряя подобный план действий. После сегодняшних спаррингов любые походы и развлечения меркли перед долгим и крепким сном. Астор с трудом подавил печальный вздох. В уютно устроившемся в нагрудном кармане серебристом с черным телефоне висело двойное сообщение от мамы и сестры: «Раз уж ты не заходишь домой, то поужинай где-нибудь с нами!!!!». Подобный ультиматум игнорировать не рекомендовалось. Ибо чревато. Так что молодой мужчина настраивался на ужин в «теплой» женской компании в каком-нибудь уютном местечке. В кармане пиджака тихо мурлыкнуло. «Ором. 20.00. ??». Отправив подтверждение, шатен со стоном и гримасой недовольства на лице вылез из кресла.

     В динамиках тихо звучала какая-то популярная мелодия. Мимо проносились яркие фонари, разноцветная реклама и подсвеченные светодиодами деревья. Впереди послышался звук сирены, и будущий глава клана нажал на тормоз. Проехали три пожарных автомобиля. Впереди стоявшие машины тронулись с места, чтобы спустя минут десять снова замедлиться. Астор взглянул на часы в платиновом корпусе и нахмурился. Опаздывать не хотелось, в первую очередь потому, что слушать полвечера ехидные комментарии любимых родственниц ему сегодня было бы сложновато. К счастью, больше задержек не было, и на место удалось прибыть вовремя.

     Отказавшись от услуг упакованного в черную с алым галстуком униформу парковщика, шатен сначала сам довел автомобиль до стоянки, и только потом прошел к золотисто-бежевому входу, на фронтоне которого сидели два кованых дракона, предварительно поставив машину на сигнализацию. С его родом деятельности нужно было соблюдать повышенные требования безопасности. Так ему постоянно внушали родители. И Астор с ними был согласен, предпочитая не пускать незнакомых людей в собственное пространство.

     Безукоризненная администратор зала в длинном платье цвета бордо проводила гостя на открытую террасу. За наполовину скрытым зеленью столиком, подперев рукой подбородок, сидела сестра, тут же радостно поднявшая свою светлую голову. На подчеркнутых коралловой помадой губах молодой женщины сияла улыбка. Астор наклонился и с удовольствием чмокнул веселую аппетитную блондиночку в щеку, после привычного ритуала приземляясь в плетеное кресло и со стоном наслаждения вытягивая длинные ноги в узких штанах с серебряной цепочкой на бедре.

     Снаружи неспешно роняла золотые, алые и шоколадные листья прохладная осень, укутавшаяся в шаль ночи. Тепловая завеса по всему периметру открытого помещения защищала посетителей от холода, не мешая при этом любоваться раскинувшимся внизу темным парком и сияющим яркими огнями городским пейзажем. Уютную тишину расположенного на сороковом этаже ресторана нарушало негромкое журчание фонтанов. По единственной стене бежали струи воды, то и дело образуя каскады и водопады. На устроенной в углу сцене наигрывала нечто в стиле эко-джаза музыкальная группа. Подошедший официант, не дожидаясь заказа, бесшумно, с дружелюбной, тщательно выверенной улыбкой, выставил на стол чашку с кофе по-нормандски. Постоянных клиентов здесь помнили и ценили. Астор с наслаждением принюхался к аромату корицы и гвоздики, смешанному с легкой ноткой апельсина.

     Сэнтия молча наблюдала за младшим братиком, отмечая и вертикальную складочку на лбу, и усталость в стальных глазах, и не торопилась начать разговор, давая мужчине возможность отдохнуть. Пусть насладится спокойными минутами, попивая эту жуткую апельсиновую гадость…. На кремовой вышитой скатерти появилась еще одна чашка кофе и легкий сырный пирог с ежевикой. Астор улыбнулся сестре: - Мама уже здесь, - и обернулся, чтобы понаблюдать за идущей к ним легкой и решительной походкой крепкой спортивно сложенной женщиной.

     Пока родственницы делились подробностями собственной жизни, отчаявшись узнать хоть что-то о том, как поживает их брат и сын, в зале прибавилось посетителей, заполнивших немногочисленные, стоявшие на большом расстоянии друг от друга столики. Разноцветная иллюминация подсвечивала струи воды, придавая окружающему пространству сказочность и нереальность. Музыкальная группа закончила последнюю эко-джазовую композицию и переключилась на более активные мелодии, под которые желающие могли потанцевать на вытянувшейся, словно язык тролля, над расцвеченной огнями темнотой площадке. Астор шутками отбивался от завуалированных попыток матери позаботиться о семейном благополучии сына.

     - Это что-то удивительное! – возглас сестры заставил госпожу Саэ проглотить очередной вопрос. Шатен облегченно выдохнул и вслед за родственницами повернулся в сторону танцпола, на котором под нечто зажигательное танцевала всего одна пара. Остальные стояли вокруг, не отрывая взгляда от отточенных, изящных движений, легких и стремительных поворотов, сменявшихся плавными и текучими переходами. Вот слившиеся в тесном объятии танцоры разошлись в стороны, опять приникли друг к другу. И… музыку сменили громкие восторженные аплодисменты.

     Поклонившись зрителям пара, увлеченная разговором, медленно прошла мимо семейства Астора. Последний с трудом подавил желание протереть глаза, стараясь не упустить ни малейшей детали из внешности женщины. Черное платье облегало упругую небольшую грудь и подчеркивало тонкую талию. В высоком разрезе мелькали стройные длинные ноги. На придерживавшей длинный подол руке свивалась переливающимися кольцами серебра и платины змея, лукаво подмигнувшая черным бриллиантом ошеломленному шатену. По белоснежному плечу с золотистой россыпью веснушек скользнула длинная, усыпанная драгоценными камнями цепочка сережки.

     Будущий наследник клана покачал головой и усмехнулся. Он любил разгадывать загадки, и одна из них только что «протанцевала» у него под носом. Астор с улыбкой посмотрел на увлеченно обсуждавших удалившуюся пару мать и сестру. Если госпожа Саэ полностью сосредоточилась на внешности мужчины, то Сэнтия гордо сообщила, что заинтересовавшая многих в этом зале танцовщица пользовалась новыми духами из созданной ей коллекции.

     - Я никогда не сомневался в твоем таланте, - Астор отсалютовал сестре бокалом вина. Известная парфюмер одарила будущего главу клана благодарной улыбкой и повернулась к матери. Шатен наслаждался напитком, кивал в нужных местах, соглашаясь с тем, что и макияж профессиональный, и платье неизвестного дизайнера выгодно подчеркнуло все достоинства, и украшения были на редкость удачно подобраны. А перед глазами вставали пушистые свитера крупной вязки и кроссовки с яркими шнурками, так не вязавшиеся с увиденными сегодня туфлями на высокой шпильке, державшимися на стройных ногах только благодаря нескольким тонюсеньким ремешкам.

     Мужчина только что не мурлыкал, радуясь удачному стечению обстоятельств. Ради встречи с родственницами ему пришлось отказаться от возникшего было горячего желания проследить за привлекшей его любопытство парочкой в «Бабочке». Тем более что весьма популярный ночной клуб, отличавшийся некоторой консервативностью на фоне окружающих заведений и уютной атмосферой, был ему, как владельцу, хорошо знаком. Однако, не сложилось. И вот, он все-таки пересекся с ними. Интересно, а в клубе они уже были? Мысленно поставив себе галочку просмотреть записи с видеокамер, Астор еще раз мазнул взглядом по едва видимой за переплетениями растительности и струями фонтана шатенке и ее спутнику.
     … …

     Более-менее теплые солнечные дни сменились проливными дождями, хмурым небом и отвратительным настроением студентов и преподавателей. Первые бузили и устраивали пакости, вторые, в отместку, заваливали домашними заданиями и контрольными работами. И лишь госпожа Марен все также срывалась с места по телефонному звонку, стремительно сбегала по широкой лестнице и пропадала на несколько дней, чтобы потом со спокойной сдержанной улыбкой опять появиться на лекциях с расписанием зачетов, которые ей в очередной раз нужно было сдать. На пытавшихся после «публичного выступления» в холле университета завязать знакомство с представительницей семейства де Гонда девушка смотрела равнодушно, отвечала ровно и кратко, после чего разворачивалась и уходила. Вскоре даже особо упрямые поняли бессмысленность прилагаемых усилий и отстали от «этой странной» студентки. Чему последняя, как предполагал Астор, была рада.

     Жизнь вошла в привычную колею, и ничто не нарушало заведенный распорядок, пока в один из дней в холле университета не мелькнуло хорошо знакомое ВИП-четверке лицо, с выделяющимися на нем серьезными черными глазищами. Кортас застыл на месте, а друзья с тревогой наблюдали, как сжимались в тонкую линию губы наследника корпорации, а в прищуренных глазах загорался нехороший огонек. Мужчина проводил напряженным взглядом поднимавшуюся по ступеням наверх округлую фигурку и надолго замолчал. А позже вечером сидел в кожаном кресле, мрачно перекатывая в руках бокал, и думал. Сатор отложил в сторону планшет и устроился на круглом столе, оказываясь почти на одном уровне с наследником корпорации: - Кортас, что ты собираешься делать?

     - Да, Кортас, все-таки мы с тобой в одной лодке, - поддакнул отошедший от бара Жан. Развалившийся в кресле Астор поморщился. Как же ему не хотелось влезать во все это снова. Эта история и в прошлом изрядно попортила всем нервы, когда богатый наследник влюбился в представительницу среднего класса, Инию Слоу, чьи родители владели четырьмя хлебопекарнями. Брюнетка, к удивлению Кортаса, не спешила падать в его объятия, так что ему пришлось изрядно постараться, чтобы привлечь внимание своей избранницы. Однако через несколько месяцев все утряслось. Не без помощи ВИПов, внимательно следивших за всеми перипетиями. И вдруг вся семья Слоу сорвалась с места, переезжая в другой город. Любимому мужчине девушка оставила лишь невнятное письмо с просьбой больше ее не беспокоить.

     Кортас порычал, подумал и предположил, что в этом замешаны его любимые, пусть и не самые близкие, родственники, которым отношения с Инией были поперек горла. Друзья вместе с наследником корпорации обсуждали варианты решения проблемы, дожидаясь результатов расследования. А потом дружно спаивали впавшего в бешенство друга, узнавшего, что его любимая уже встречается с другим. Да и семья наследника корпорации оказалась ни при чем. Переезд был связан с открытием нескольких новых кондитерских, требовавших постоянного присутствия отца Инии. Напившийся, уже почти ничего не соображавший, а потому бывший не в состоянии осуществить хоть какую-то месть Кортас разорвал и сжег в вечно стоявшей в углу без дела хрустальной пепельнице фотографии, на которых его бывшая девушка целовалась с незнакомым ВИПам шатеном, а потом расколотил посудину об огромный       экран 3D-телевизора. После чего завалился спать тут же на двух креслах.

     Несколько дней протрезвевшего наследника корпорации друзья держали под плотным неусыпным контролем, опасаясь, что размеры его мести превысят все разумные пределы, однако мужчина просто оставил все как есть. И вот теперь Иния Слоу восстановилась в университете, на втором курсе.

     Кортас отставил бокал и холодно поглядел на смотревших на него молодых людей: - Раз у нее не хватило ума держаться отсюда подальше, то это ее проблемы, - в глазах мужчины мелькнул недобрый огонек. Астор нахмурился, но ничего не сказал. В конце концов, девушка сама виновата. Ей бы радоваться, что ее выбрыки обошлись без последствий, и не показываться на глаза. Поймав растерянный взгляд блондина, шатен пожал плечами. В любом случае, вряд ли они смогут удержать Кортаса второй раз. То, что наследник корпорации был в бешенстве, видно было невооруженным глазом.
     … …
     Стукнула тяжелая створка двери, закрываясь за выбежавшей из лекционного зала торопливо вытиравшей глаза брюнеткой. Будущий глава клана положил ладонь на плечо стоявшего у трибуны мужчины, дернувшего плечом, сбрасывая руку, и обернувшегося, чтобы замереть под осуждающим взглядом Астора: - Тебе не кажется, что таким поведением ты унижаешь прежде всего себя? Ты же оставил все в прошлом и решил ее не замечать. Так что же происходит?

     В ответ брюнет провел рукой по ежику волос, на пальце блеснул массивный перстень из сдвоенных платиновых колец, и лениво заметил: - Разве я не имею права на небольшую компенсацию?

     Шатен сверкнул глазами на осмелившихся подойти ближе студентов. Понятливые учащиеся шустрой цепочкой потекли к выходу, обходя беседовавшую четверку по широкой дуге. Астор проводил взглядом последнего и повернулся к другу: - Тогда отомсти сразу за все, уничтожь ее, бизнес семьи, выкинь эту дрянь из университета, наконец, если тебя все так задевает. Тебе это не сложно. Или уже прими свои чувства и добивайся! А так ты выглядишь… мелочным.

     Громкий стук двери завершил разговор. Оставшиеся в зале Сатор с Жаном переглянулись с шатеном. Тот развел руками, а потом не удержался и пнул кафедру красного дерева. Происходящее не нравилось всем троим, но они не могли ничего сделать. Кортас съехал с катушек и возвращаться в адекватное состояние не спешил. А ситуация вместе с тем продолжала накаляться.

     Обидные едкие замечания и подколки сопровождали каждую случайную встречу бывших возлюбленных. Иния старалась реже сталкиваться с мстительным брюнетом, полностью отказавшись от посещения университетского ресторана и уходя домой сразу после занятий. А Кортас… завел в телефоне расписание ее занятий и частенько прогуливался на переменах на соответствующем этаже, не стесняясь вслух комментировать окружающим как внешность и одежду, так и прочие, видные исключительно ему, промахи девушки. Последняя сбегала, не реагируя на оскорбления, чем еще больше выводила из себя наследника корпорации. Разумеется, «неровное» отношение ВИПа было замечено окружающими. И началась травля. Тихая и слабая в начале, не встретив серьезного сопротивления, она постепенно набирала обороты. Тем более что брюнет ни словом, ни жестом не выказывал своего недовольства подобным ходом дел.
     … …

     Осенний дождливый день не способствовал созданию учебного настроения, но появиться на дополнительных занятиях было необходимо. Выбравшись из теплого автомобиля, Астор с раздражением взглянул на тяжелые тучи. Мелкая морось, висевшая в воздухе, придавала оттенок липкости всему окружающему. Рядом чертыхнулся брюнет, смахивая с волос мокрый желтый лист. Мужчины неспешно направились к главному входу, от которого, перекрывая гул голосов прогуливавшихся, о чем-то разговаривавших между собой и по телефонам студентов доносились взрывы издевательского смеха и ехидные возгласы. Сатор недовольно прищурил глаза, понимая, что они умудрились попасть на очередное «воспитание» неудачников. Блондин ненавидел такие представления.

     Кортас, не останавливаясь, двигался вперед. Собравшиеся посмотреть, а кое-кто и поучаствовать в «шоу» учащиеся вежливо уступали дорогу. Подойдя к застывшей среди рассыпанных в луже, мокрых и грязных учебников брюнетке наследник корпорации равнодушно оглядел растрепавшуюся косу, мокнувшее в мутной воде черное пальто, скривился и шагнул дальше. На периферии зрения что-то пролетело и раздался плюх и шуршание. Мужчина оглянулся и замер, уставившись на медленно сползавший по светлому серо-голубому кашемиру полиэтиленовый пакет.

     Уродливое красное пятно от томатного сока растеклось по пальто, забрызгав алыми каплями и богатый узор из меха викуньи. Пытавшаяся заслониться руками от летевшего в лицо пакета девушка растерянно смотрела на стоявшую перед ней шатенку, принявшую на себя удар. Презрительный взгляд темно-зеленых глаз, направленный на Кортаса, не могли скрыть даже стекла очков-хамелеонов: – Я думала, ты просто избалованный придурок, а ты…, - госпожа Марен, не договорив, махнула небрежно рукой, подошла к ближайшему студенту и выхватила у него из рук пакет с томатной начинкой, тут же решительным шлепком пристроив его на груди Кортаса. Девушка еще и прихлопнула сверху для верности ладошкой, – Счет за химчистку пришлешь мне.

     Она отвернулась от обалдевшего молодого человека, сняла забрызганное теперь еще и спереди полупальто, всунула его в руки бросившему пакет парню, одновременно кивнув и на валявшуюся в луже одежду: – Сдашь в чистку. А счет поделишь с ним, – короткий кивок в сторону Кортаса. Шатенка осторожно шагнула в грязь, наклонилась и подхватила под руку пытавшуюся собрать учебники пухленькую брюнетку, потянула ту вверх, - Оставь это. Потом восстановим. Стоп, а что с обувью? Мда, - девушка с брезгливой гримасой обозрела испачканные чем-то липким и коричневым скромные туфли, – Подожди, – она все-таки вывела пострадавшую на сухое место и принялась вдохновенно копаться в сумке, – Сейчас. Вот.

     Из объемного кожаного рюкзачка была вытащена пара явно дорогих ярко-синих туфель на высоченном каблуке. Похожие Астор уже видел. Госпожа Марен стянула кроссовку. Прыгая на одной ноге, надела шедевр высокой моды, ухватившись за Инию, повторила процесс с другой ногой и передала спортивную обувь брюнетке: – Надевай. Ох, - взгляд на часы, - я уже сильно опаздываю. Слушай. Вот ключи, – после недолгих розысков в недрах рюкзака связка с металлическим человечком на брелоке перекочевала в руки растерянно хлопавшей глазами госпожи Слоу, – Поедешь ко мне домой. Это недалеко. Забросишь мою сумку и переоденешься. Не стесняйся. Одежды там много, а потом и мне привези что-нибудь сухое и теплое. Хорошо? А то как-то холодно, – Ассина потерла руками плечи и слабо улыбнулась смотревшей на нее застывшим взглядом девушке, – а я на такси до места доеду. Сейчас тебе все объясню, – добавила она, хватая брюнетку за руку и активно двигаясь в сторону выхода с территории кампуса, таща за собой шокированный буксир, - И, кстати, я - Ассина Марен, тебе представляться не надо. Тебя тут каждая тварь знает….

     - Минуточку.

     Кортас широко распахнутыми глазами смотрел на укрывавшего плечи пухленькой брюнетки собственной кожаной курткой Жана.

     – В ледышку превратишься, пока до выхода добежите. Сюда такси не пропустят. Потом занесешь, - Астор застегнул верхнюю пуговицу и убрал руки. Опустив вниз подбородок, наблюдавшая за его пальцами шатенка подняла взгляд и благодарно улыбнулась, плотнее заворачиваясь в пожертвованный мужчиной пиджак. Мрачная роковая композиция заставила подпрыгнуть не только Ассину, из сумки которой она и доносилась. Девушка вытащила телефон, глянула на экран, чертыхнулась сквозь зубы и рванула по направлению к воротам, оставляя зрителей размышлять на тему: Как можно так быстро бежать на таких каблуках. И какая должна быть практика в их ношении для этого….

     На следующий день войдя в обставленный мебелью натурального темного дерева кабинет, предназначенный для обучения элитной группы, шедший впереди певец замер на месте, а потом с довольным возгласом направился к стоявшему у огромного идеально чистого окна письменному столу. Взял в руки и повертел коробку с логотипом известной кондитерской. Рядом в чехле лежала приведенная в порядок куртка брюнета. Астор взглянул на собственный стол из индийского палисандра, отмечая и упакованный в прозрачную пленку пиджак, и поблескивавшую золотистым вензелем кремовую коробку с пирожными. Сверху, под яркую желтую ленточку была воткнута визитка-записка: «К сожалению, не успеваю поблагодарить лично. Искренне признательна за спасение от простуды. Ассина Марен». Вложенная в коробку певца записка ничем по содержанию не отличалась.

     -Интересно…. Оказывается госпожа Марен, когда ей это нужно, умеет прекрасно собирать сплетни. Иначе откуда бы она узнала о пристрастии нашего сладкоежки, - блондин взмахнул рукой, убирая с глаз фиолетовую прядку, и кивнул в сторону расположившегося в кресле Жана, – да и не только его, к выпечке именно этой кондитерской, - Сатор постучал пальцем по стенке открытой упаковки с многочисленными ячейками, в каждой из которых находились пирожные разных видов. Девушка не поскупилась, умудрившись приобрести большую часть предлагаемого состоятельным посетителям ассортимента. В результате наевшиеся в обеденный перерыв сладостей молодые люди с ненавистью поглядывали на заполненные на треть коробки. И хотелось, и не лезло.

     Щурившийся на тусклое осеннее солнышко, напоминавший удовлетворенного жизнью породистого холеного кошака Жан согласно хмыкнул. Астор отложил в сторону недоеденную корзиночку и откинулся на спинку кресла, рассматривая наследника корпорации. Кортас к пирожным даже не притронулся и был похож на злобного ежа, демонстрируя свое отвратительное настроение желающим и не желающим этого на протяжении всего дня. А сейчас, получив счет за химчистку, еще и раздраженно пыхтел, все больше напоминая колючего обитателя лесов.

     «Хорошо хоть не подпрыгивает», – мысленно оценил состояние друга Астор, небрежно оглядывая полупустой ресторан. Собравшиеся пообедать студенты чуть ли не на цыпочках проходили на свои места. Неслышными тенями скользили к ним с меню официанты. Самоубийц, желавших сунуться под горячую руку обозленному наследнику корпорации, в университете не наблюдалось.

     - И что это все-таки было? – Кортас раздраженно хлопнул ладонью по белоснежной кружевной скатерти так, что подпрыгнула картонная коробка.

     - А ты хотел, чтобы мы оставили их замерзать мокрыми на ветру? Извини, но мне воспитание не позволяет подобного. И что было бы, если бы так поступили с твоей сестрой? - отрезал шатен.

     - Кор, твоя злость заставляет задуматься о том, что ты все еще неравнодушен к одной из студенток нашего университета, – потянувшийся за слоеным пирожным Сатор, остановился на полпути и уставился на брюнета, - в этом случае, наш тебе совет, разберись. Причем ради себя, не ради нас, - остальные переглянулись, соглашаясь. Скульптор продолжил, - Если не любишь, то оставь в покое. Даже не гляди в ее сторону. Это - лучшая месть. Хотя за что? Тебя шантажировали, требовали денег, связей, обманывали, пытались женить? Нет. Она ушла, не попрощавшись? Тоже не страшно. Смысл мстить? А если любишь, то либо прости и добивайся, либо ищи причины и опять-таки добивайся, либо…,

     - Забудь, - выпрямился в кресле Жан и открыто улыбнулся задумчиво смотревшему на них брюнету. Астор хмыкнул, вспоминая, что уже пытался донести до уперто игнорировавшего действительность друга высказанную блондином мысль, и понадеялся, что в этот раз до Кортаса дойдет. Будущий глава клана вытянул под столом ноги и ухватил прозрачную чашечку с кофе: - Наш гений скульптуры прав. Ты уже определись со своей линией поведения. А насчет вчерашнего….

     - Я уже понял про ваше воспитание, - махнул рукой Кортас и выхватил из-под руки Астора последнее пирожное.
      … …

     Дни сменяли один другой, уроки шли, преподаватели учили, студенты страдали. В затененном углу университетской столовой сидели две девушки, за которыми, скрипя зубами, исподтишка наблюдал коротко стриженный брюнет. Астор покачал головой и переглянулся с Жаном. Вспыльчивому Кортасу всегда было тяжело смириться с тем, что что-то шло не по его плану. Сейчас наследник корпорации вызывал стойкие ассоциации с миной замедленного действия. Неизвестно, когда рванет. Тем временем, не подозревавшие о слежке студентки весело переговаривались, уставившись в экран ноутбука. Подошедший официант с подносом прервал просмотр. Отправленная на угол стола техника уступила место тарелкам с горячим и закусками.

     Несколько минут Ассина с печальным выражением лица наблюдала за активно уничтожавшей свою порцию брюнеткой. Не удержалась и, состроив нечто жалостливое на лице, утащила с тарелки соседки кусочек мяса в кляре. Запихала его в рот и замерла, прикрывая глаза, с наслаждением пережевывая ломтик. Жадно оглядела оставшееся в тарелке, перевела взгляд на собственную порцию, состоявшую из огурца, помидора и листиков салата, и со вздохом вцепилась в кружку с чаем под безобидный смех собеседницы.

     - Можно подумать, у представительницы Марен де Гонда не хватает денег на еду, - Кортас глотнул сок. Судя по кислому скривившемуся лицу, сок был лимонный. Астор спрятал улыбку. Он мог бы рассказать кое-что другу. Впрочем, если бы последний перестал маяться нервами и начал шевелить мозгами, то многое бы узнал и сам. Например, что у госпожи Марен де Гонда не было проблем с финансами. Гонорары одной из наиболее востребованных моделей были очень впечатляющими. И как раз профессиональная деятельность и являлась причиной столь странного выбора продуктов.

     Шатен с сочувствием взглянул на облизывавшую глазами тарелку подруги Ассину. Из полученного доклада он узнал, что сидевшей на диете модели в течение нескольких недель после появления в университете приходилось довольствоваться овощным салатом и зеленым чаем, ибо только они отвечали предъявляемым требованиям. Потом на необычный выбор блюд всегда корректной и вежливой студентки обратила внимание одна из официанток. Теперь шеф-повар баловал леди Марен обезжиренными соусами, низкокалорийными десертами и блюдами, приготовленными на пару или с минимальным содержанием масла. За что шатенка была искренне благодарна. Повара и официанты таяли под теплой улыбкой, видеть которую доводилось очень немногим. И… держали на кухне постоянный запас зеленого чая с земляникой и пу-эра, обожаемых девушкой.

     Астор мысленно перелистнул документы из лежавшей дома в сейфе тонкой папочки, достать которые удалось не слишком законными методами. Официальные здесь не подействовали. Собрать информацию по Инии оказалось не в пример проще. Шатен до сих пор не мог понять отношение Кортаса к ситуации. Если бы он хотя бы поинтересовался, да у того же Астора, то был бы в курсе, например, что его бывшая возлюбленная, пухленькая брюнетка, так похожая на булочки, выпекаемые в пекарнях ее родителей, за прошедшее время не встречалась ни с кем, кроме одного молодого человека, собственно и красовавшегося на полученных наследником корпорации фотографиях. Причем уже в то время он был женихом лучшей подруги Инии, которая, как ни странно, нисколько не возражала против этих встреч и даже сама заказывала билеты на концерт, куда ходила «парочка».

     Впрочем, это было прошлое. А в настоящем упавший в реку вертолет оставил Инию без родителей. Управление пекарнями взяли на себя родственники. Они же и настояли на исполнении девушкой пусть не последнего, но огромного желания ее отца и матери, чтобы она получила самое лучшее образование. Брюнетка восстановилась в университете. Вот только тетя и кузина не могли поддерживать семейное дело на прежнем уровне. Часть пекарен продали для оплаты обучения. На всякий случай заплатили сразу за все оставшиеся годы. Уйти из учебного заведения Иния себе позволить не могла. Переживавшая общее горе семья не бедствовала, но и не шиковала. Не желая вешать на родственниц еще и крупную сумму оплаты обязательных дополнительных занятий, текущих расходов на форму и канцтовары, Иния отчаянно искала работу. И нашла ее абсолютно случайно, когда отвозила одежду вставшей на ее защиту странной студентке.

     Поглядев на все еще раздраженного друга, будущий глава клана хмыкнул, встал, кивнул всем и направился к выходу. В папочке также была информация о некоей претендентке на руку и кошелек Кортаса, а также о ее связях и необъяснимых переводах денег на подозрительные счета, не принадлежавшие ни одному из членов семейства Слоу. Но эти сведения будут предоставлены, что называется, только по просьбе. Лезть в чужую жизнь со своими советами молодой человек не любил и не считал нужным.
     … …

     Напряженная тренировка под руководством сердито смотревшего на подопечных преподавателя приближалась к середине. Комплекс на выносливость был торжественно преодолен, и вспотевшие, тяжело дышавшие студенты вздохнули с облегчением. Что, по мнению Сатора, было преждевременным. Сегодня все занятие представляло собой один сплошной кошмар. Выбешенный мрачным и рассеянным, допускавшим тупейшие ошибки Кортасом тренер зверствовал, отрываясь, к сожалению окружающих, не столько на виновнике дурного настроения, сколько на других учащихся. По кидаемым на брюнета кровожадным взглядам можно было понять, что ученики не против выполнить данную работу за «любимого» учителя.

     - Кого еще принесло! – рык чемпиона по самбо, несколько лет назад вышедшего по состоянию здоровья на пенсию, разнесся по залу.

     - Простите, господин Ашер, у меня на этой неделе в другое время позаниматься не получается… можно сегодня? – на блестевшего лысиной мощного мужчину с извиняющейся улыбкой смотрела комкавшая в руках полотенце Ассина. Преподаватель кивнул, взмахом руки отправляя девушку к висевшим чуть в отдалении боксерским мешкам.

     Закончив очередной бросок и дожидаясь, пока дезориентированный партнер поднимется и перестанет покачиваться, Астор оглядел прочих тренирующихся, мазнул взглядом по становившемуся похожим на раскочегаренный паровоз рассвирепевшему тренеру и хмыкнул, сочувствуя последнему. Похоже, занятие было окончательно сорвано. Вместо того, чтобы следить за действиями противника горе-спортсмены то и дело оборачивались назад, привлеченные доносившимися оттуда ритмичными ударами. Молодые люди зависали, выплывая из астрала наблюдения за странной студенткой только после окрика наставника или пропущенного жесткого приема.

     Сама девушка не обращала на зрителей ни малейшего внимания. Спрятавшись в бесформенную футболку - пожевав губу шатен прикинул, что футболок там было несколько - госпожа Марен с упоением и достойной подражания методичностью отрабатывала на мешке удары. Нога, рука, опять нога. Еще раз с правой. Потом с левой. Каштановые пряди прилипли к вискам. Капли пота стекали по шее, впитываясь в повязанное полотенце. Удары стали быстрее, ритмичнее, видимо, подчиняясь мелодии, которую слышала только тренировавшаяся в наушниках девушка. Поморщившийся преподаватель рявкнул на подпрыгнувших студентов, судорожно продолживших отработку собственного задания, а сам направился к шатенке. Подошел сбоку и остановился, дожидаясь пока его заметят. Ассина вытащила наушник, выслушала, кивнула и отошла в сторону, следя за показывавшим новую связку тренером.

     Астор тихо уважительно присвистнул. Демонстрируемая экс-чемпионом цепочка явно разрабатывалась с учетом телосложения и возможностей девушки. А это значило, что шатенка не только постоянно тренировалась, но и сумела впечатлить их сурового неподкупного учителя. Все это стоило обдумать. Позже. Будущий глава клана отвернулся, сосредотачиваясь на собственном задании. Сбоку раздался стук и сдавленная ругань. Зазевавшийся в очередной раз Кортас тяжело поднялся с матов и встал в стойку.

     Работавшие в паре Сатор с Жаном косились на друга. Опять пропустившего атаку. Оценив ситуацию, шатен кивнул партнеру наследника корпорации. Сбитый блондин с облегчением поспешил поменяться напарником. Астор встал напротив яростно раздувавшего ноздри брюнета, карие глаза которого то и дело, словно помимо воли владельца, обращались в сторону госпожи Марен. Будущий глава клана кашлянул, привлекая к себе внимание, и жестом показал Кортасу, что тот может нападать. В следующую секунду тяжелое мощное тело пошло в атаку. Астор поставил блок и, не церемонясь, уложил друга на маты, загибая ему руку за спину: - Ты с ума сошел? Так ты покалечишь либо других, либо себя! – шатен удерживал злобно рычавшего наследника корпорации и шипел ему в ухо, - Успокойся и прекрати беситься. Прервавшие спарринг певец с Сатором опустились рядом, в то время как остальные студенты разошлись в стороны, всем своим видом демонстрируя полную поглощенность тренировкой. А не елозившим мордой по полу элитным учащимся их альма-матер.

     Чувствуя, как все сильнее напрягаются под пальцами мускулы, слыша рваное дыхание, Астор жалел о том, что не отдал папочку из сейфа Кортасу. Нужно было не изображать умудренного жизнью старца, наблюдающего за неразумной молодежью, а передать всю информацию и проследить, чтобы друг глупостей не наделал. Но теперь было поздно. Мужчина вздохнул и встал, выпуская мгновенно вскочившего взъерошенного брюнета. Тот обвел всех разъяренным взглядом и уставился на доводившую до автоматизма связку девушку. Шатен покачал головой, размышляя о том, что наследник корпорации, тщательно анализировавший и взвешивавший все «за» и «против» в бизнесе, в личной жизни отдавал все на откуп эмоциям, отправляя разум в отставку.

     - Все. Надоело. Так больше нельзя, – задумавшийся будущий глава клана вздрогнул, глядя на Ассину, повернувшуюся к прожигавшему ее презрительным взглядом брюнету, - Что ты творишь? Ты же чуть ли не надежда всея страны. И как они с тобой таким жить будут?

     Девушка плавным стелящимся шагом приблизилась к презрительно поджавшему губы брюнету, привстала на цыпочки и что-то тихо прошептала тому на ухо. От услышанного последний на мгновение впал в ступор, потом издал звук, похожий на рычание, метнулся к стене, вытаскивая из креплений любимый, изготовленный на заказ боккен. Госпожа Марен кивнула, подошла к висевшим в стороне обычным деревянным мечам и ласково огладила один из них. Взяла в руку. Взвесила, прокрутила. И стремительным движением нанесла удар по воздуху.

     – Надо же, она использует мужской меч…, интересно…, – неслышно вставшие за спиной будущего главы клана Жан, и Сатор, как и прочие, включая преподавателя, прекратили тренировку, не желая пропустить подробности уже начавшегося поединка. Астор с недоумением взглянул на не спешившего вмешиваться тренера и пожал плечами, продолжая наблюдать за стремительными атаками и не менее молниеносными контратаками. На профессиональный взгляд шатена Кортас явно превосходил соперницу в технике, опыте и физической силе, но в данный момент был просто не в состоянии воспользоваться своими преимуществами.

     Спокойная, быстрая и верткая Ассина либо уходила из-под сокрушительных ударов, либо ставила блоки, заставлявшие меч соперника соскальзывать, не причиняя значительного вреда, что еще больше выводило из себя мужчину, делая его все менее опасным противником. До того внимательно и настороженно следивший за боем с боккеном в руке преподаватель под ошалевшими взглядами студентов отошел к стене и облокотился на нее, ожидая развязки. Однако постепенно ситуация прояснилась и до менее подкованных в теории боя на мечах зрителей.

     Кортас заметно устал, дышал тяжелее и все сильнее открывался при замахах. В то время как изначально немного неровные и быстрые удары его противницы становились более размеренными и продуманными. При этом девушка не стремилась атаковать, она лишь парировала, постепенно навязывая свой ритм и видение боя партнеру. В глазах брюнета, наконец, появилось осмысленное выражение. Астор рвано выдохнул. До сих пор тяжелых травм удавалось избежать только благодаря спокойствию и внимательности Ассины. Шатенка не подставлялась под удар сама и намеренно не использовала особо жесткие и опасные приемы. Теперь же, когда ее соперник пришел в себя, а его движения приобрели завершенность и четкость, девушке приходилось тяжело. Она вымоталась, ранее компенсируя бешеные атаки более мощного, опытного, но не отличавшегося на тот момент особым здравым смыслом противника. Да и выносливость у молодой женщины была ниже. И шатенка все с большим трудом парировала выпады.

     Однако, по какой-то причине теперь Кортас не стремился нанести завершающий удар, хотя мог это сделать в любой момент. Вместо этого брюнет снизил темп и силу атаки, словно пытаясь оценить уровень подготовки противника, а не выиграть бой, рисунок которого уже полностью им контролировался. За полуприкрытыми веками нельзя была разглядеть ни тени эмоции. Боккен искал и находил слабые места в обороне. Но лишь отмечал, фиксировал их, не причиняя вреда. Резкий хлопок в ладоши остановил обмен ударами: – Конец боя. А всем остальным пора вспомнить, что сюда они пришли не посмотреть, а поработать.

     Студенты оглянулись на благополучно забытого преподавателя и понуро направились на маты. Очень хотелось обсудить только что случившееся, но суровый взгляд учителя шансов на подобное времяпрепровождение не оставлял. Получить по пятой точке боккеном желающих не было. В особенности после сегодняшней демонстрации всех возможностей данного вида оружия. Некоторые с завистью поглядывали на не спешившего вернуться к занятиям Астора, заслужившего это право чуть ли не в самом начале учебного года, после выигранного у тренера поединка. Шатен подошел к Кортасу, стоявшему рядом с пытавшейся отдышаться и скорее похожей на мокрую мышь, чем на человека девушкой. Брюнет как раз наклонился и поднял выпавший из обессиленно висевшей вдоль тела тонкой руки тяжелый боккен. Прокрутил в руке деревянный меч, улыбнулся и посмотрел в неприкрытые стеклами очков глаза цвета нефрита.

     - Разберись уже во всем, пожалуйста. Еще одного спарринга в таком темпе я точно не выдержу…, - Ассина смущенно вернула улыбку и поплелась в сторону раздевалки и душевых. Точнее попыталась, но запнулась на ровном месте, решив проверить на качество специальное покрытие спортивного зала. Но была вовремя остановлена Астором, аккуратно поймавшим падавшее тело. Подмигнув брюнету, в легком шоке рассматривавшему крепко сжатую крупными мужскими ладонями, как оказалось, тонкую талию, шатен помог девушке принять устойчивое вертикальное положение, но не отпустил, а, слегка приобняв, повел дальше.
     … …

     Ясный солнечный свет заливал помещение ресторана. Сцеживая зевок в кулак, Астор поглядывал на в очередной раз снявшего затемненные очки и потиравшего покрасневшие от недосыпа глаза Кортаса. Стекший по спинке кресла Сатор лениво цедил прохладный сок и слепо щурился, не смея поверить в то, что не нужно никуда бежать и что-то срочно узнавать.

     После памятного спарринга, наследник корпорации взял себя в руки и обратился за помощью к Астору. В результате с содержимым папочки, переданной в цепкие руки брюнета, ознакомились все. Быстро пролистав, не отходя от сейфа, документы, Кортас схватился сначала за голову, а потом за телефон. В университете молодой человек появлялся теперь редко, и при встрече вид имел крайне решительный и сосредоточенный. В карих глазах полыхал не поддающийся определению огонь. Мужчина выглядел так, что при обнаружении на горизонте знакомого короткого ежика волос студенты старательно расползались с пути брюнета, чаще всего занятого разговором по телефону и не обращавшего на окружающих ни малейшего внимания.

     Поток сведений, идущих к наследнику корпорации от поднятой по тревоге разветвленной сети информаторов, заставил не только Кортаса, но и остальных ВИПов, за исключением не имевшего нужных связей Жана, чертыхаться, плеваться и стискивать зубы. Через неделю напряженной работы все трое страстно мечтали придушить кого-нибудь не сильно полезного и выспаться. Кандидатурой в жертвы закономерно стал вызывавший нездоровую зависть своим видом хорошо отдохнувшего человека певец. Услышав о кровожадных планах друзей, Жан нафырчал на последних и заявил, что в таком случае лекции и задания им придется добывать самостоятельно, а не получать от него чуть ли не на голубой тарелочке с золотой каемочкой. ВИПы исправились, с поклонами извинились и опять погрузились в море данных, жаждая разгрести, наконец, этот бардак.

     - С ума сойти, я вас вижу всех разом и без телефонов в руках. Это стоит отметить, - при звуках жизнерадостного голоса Жана мужчины дружно поморщились. Певец хмыкнул, плюхнулся в пустое кожаное кресло и потер руки, рассматривая представленное на столе изобилие. Кажется, его друзья решили компенсировать себе моральные издержки если не сном, то хотя бы едой. Наложив себе на тарелку салата с авокадо и курицей, аппетитный салатик с семгой и какую-то невообразимую смесь, в которой он углядел ростки сои и стебли бамбука, брюнет повертел в руках вилку, открыл рот, закрыл его, поерзал на месте, поглядывая куда-то в угол ресторана, нахмурился и постучал пальцами по столешнице. Кортас не выдержал: - Жан, давай уже, вещай.

     Певец откинул на спину хвост: - Ты не понимаешь. Я хотел дождаться, когда вы начнете более-менее соображать. Но, раз уж все так сложилось, то сначала посмотрите сами, а потом уже я добавлю, - Жан легонько кивнул в нужном направлении, - Взгляните на Ассину. Ничего не замечаете? Да не одновременно же, придурки, - зашипел на разом повернувших головы друзей брюнет.

     Хорошо, что в практически пустом ресторане их действия отслеживать было некому. А оккупировавшим угловой столик девушкам изначально не было дела до обедавших на втором ярусе молодых людей. Шатенка по обыкновению сидела, уткнувшись в неизменный ноутбук. Тонкие пальцы методично отщипывали ягоды от небольшой кисточки винограда. Расположившаяся рядом Иния как раз подливала чай подруге. Друзья некоторое время наблюдали за этой картинкой, а потом с недоумением уставились на успевшего подчистить тарелку и перейти к кофе Жана. Тот издевательски медленно сделал глоток, отставил чашечку и ехидно улыбнулся: - Что, горе-наблюдатели, ничего не находите странным?

     - Сдаюсь, - первым поднял руки Кортас, в то время как шатен продолжил следить за студенткой. Затем повернулся к поп-звезде: - Тоже ничего не понимаю.

     - Ну да, - Жан мгновенно посерьезнел, - вот так сразу и я бы не сообразил. Ладно. Они не смеются, и практически не разговаривают, - мужчина перевел взгляд на подобравшегося в кресле наследника корпорации, - сидят рядом и все. И вообще, всю эту неделю я чувствую, что вернулся к началу учебного года, - певец прикусил губу, собираясь с мыслями, - это началось…, подождите, дней пять назад. Сначала думал, что мне показалось. Потом пригляделся…. В общем, понимаю, что вам не до этого, но вдруг у Инии будут проблемы?

     Короткостриженый брюнет решительно покачал головой: - Не может быть. Я ее жизнь сейчас посекундно отслеживаю. Что бы это ни было, с ней оно точно не связано.

     - Вот и отличненько, - Жан вытянул ноги и прикрыл глаза, - А то я уже волноваться начал.
     … …

     - Я немедленно обращусь к ректору университета! И не потерплю подобного! – громкий и возмущенный возглас стал для Астора и Жана полной неожиданностью. Конечно, студенты частенько повышали голос на обслуживающий персонал университета, однако Ассина Марен до сих пор подобного себе не позволяла. А именно ее голос донесся до случайных слушателей. Переглянувшись, оба мужчины сменили направление, открывая дверь в приемную, где продолжался разнос. Стоявшая у светлого стола секретаря шатенка крепко сжимала в руках большой почтовый конверт из коричневой бумаги. Располагавшаяся сбоку от стола дверь цвета шоколада открылась, являя всем присутствующим высокую сухощавую фигуру недовольного ректора: - Что происходит?

     - Я лишь попросила передать почту для госпожи Марен преподавателя, который должен был вести у них следующую пару, – голос комкавшей в руках влажную салфетку секретарши, помимо прочих обязанностей отвечавшей за доставку студентам писем, дрожал, – но госпожа Марен не пришла на пару.

     - В результате я получила вот это сообщение, – возмущенная шатенка, сверкая стеклами очков, потрясла конвертом, - только сегодня. На три дня позже.

     Покрасневшая, почему-то встрепанная женщина в жемчужном классическом костюме всхлипнула и промокнула глаза салфеткой: - Но такое ведь редко случается. И мы часто так дела…,

     - Но не со мной, - голос девушки звучал уже тихо и спокойно, но в нем отчетливо слышался металл, – Вам были оставлены письменные абсолютно четкие указания никому! Вообще никому не передавать предназначенные для меня письма, - Ассина резко махнула пухлым пакетом, - Мало того, у Вас есть номер телефона, по которому просто! нужно! было! позвонить! - шатенка опять обратилась к ректору, – Я требую отстранения от работы данной сотрудницы на две недели без каких-либо выплат за пропущенное время и лишить ее ближайшей премии.

     Мужчина страдальчески поморщился, посмотрел на стоявших у входа студентов, перевел взгляд на непреклонную Ассину, затем на всхлипывавшую секретаршу: – Вернетесь к работе через две недели. Обязательно повторное прохождение инструктажа. Ступайте, - дождавшись, пока разрыдавшаяся в голос сотрудница покинет помещение, продолжил, - Прошу прощения за столь низкий профессионализм подчиненных.

     Поклон. Дверь в кабинет закрылась. Не глядя на окружающих, госпожа Марен вышла из приемной, крепко, но как-то брезгливо сжимая в руке конверт.

     - Тебе не кажется, что последнее время некоторые наши знакомые ведут себя нетипично? – певец кивнул в сторону решительно шагавшей по коридору к выходу в парковую зону девушки.

     Астор пожал плечами, задумчиво провожая взглядом натягивавшую куртку девушку. Жан покачался с пятки на носок, раздумывая, пойти на лекции или прогулять. От размышлений его отвлек хлопнувший по плечу шатен: – Извини, кое-что нужно сделать, - будущий глава клана резко развернулся и направился следом за успевшей скрыться за поворотом госпожой Марен.

     - Ну-ну, - Жан усмехнулся и неспешно потопал к боковым дверям, от которых шла дорожка к гоночному треку. Брюнету хотелось хоть немного сбросить напряжение последних недель, и он решил, что скорость спортивного болида поможет ему в этом лучше всего.

     Найти человека в студенческом парке – задачка не из легких. Но если действовать с умом, то и ее вполне можно решить. Увы, не быстро. После методичного прочесывания лесного массива Ассина обнаружилась рядом с кучей старой листвы и баком для сжигания мусора, установленным за студенческой теплицей. Сидя на потертой кривой табуретке садовника, девушка отряхивала от налетевший под порывом холодного ветра золы рукава куртки и руки. Шатен втянул носом воздух. В нем все еще чувствовался запах горелой бумаги. Протерев пальцы влажной салфеткой и отправив ее в мусорный бак, госпожа Марен уперлась локтями в колени и прижала ладони ко лбу. Тонкие пальцы с бесцветным маникюром нервно дернули каштановые прядки челки. Вскинув голосу, девушка подняла валявшуюся рядом на траве сумку, встала и направилась в сторону учебного корпуса, так и не заметив, замершего за деревом молодого человека.

     Склонившись над баком, Астор тщательно поворошил золу палкой, выудил ее концом обугленный кусочек темно-коричневой бумаги, повертел его в пальцах и кивнул своим мыслям. Госпожа Марен весьма серьезно отнеслась к уничтожению конверта и его содержимого, не только бросив его в огонь, но и проследив, чтобы не осталось ни одного крупного клочка. Мужчина взглянул на посеревшее небо, припоминая сжатые губы и прищуренные глаза девушки, выдававшие ее раздражение во время разговора с ректором. Интересно, кто-нибудь еще заметил стиснутый до побелевших суставов кулак шатенки и промелькнувшее на мгновение выражение ужаса в зеленых глазах? Кажется, стоило вернуться к разгадыванию этой увлекательной головоломки. Мысли о том, почему его так тревожит и волнует все происходящее, Астор благополучно загнал в самый дальний угол. Потом подумает.
     … …

     Будущий глава клана со вздохом откинулся в кресле и нервно постучал кончиком стилуса по краю планшета. Что-то не состыковывалось. Потерев лоб и глаза, Астор снова уткнулся в экран, пытаясь выудить хоть что-то полезное из присланных буковок, циферок и фотографий. Пока безуспешно. Мужчина недовольно фыркнул и поднялся: - Теряем квалификацию, господин Кодар?

     Он подошел к окну и задумчиво провел по стеклу ладонью. Прошло уже два дня, а шатен так и не приблизился к ответу. Более того, с каждым часом вопросов становилось все больше. Создавалось впечатление, что всю информацию по Ассине Марен с одной стороны, вроде бы как и не прятали, с другой же, ее было очень сложно получить. Во-первых, почему-то сотрудники государственных структур начинали слишком активно интересоваться, кому и зачем все это требуется. А во-вторых, Астору не нравилось то, что удалось выяснить, в том числе и не самыми законными способами.

     Если смотреть поверхностно, то жизнь девушки была похожа на идеальную. Никаких недомолвок, несостыковок, случайностей. Все тихо, чинно и благопристойно. Успешная семья и хорошо оплачиваемая работа, увы, требовавшая регулярных переездов. А вот если копнуть глубже…. Будущий глава клана потряс головой, еще раз мысленно пробегая по списку проблемных моментов: Зачем при переезде менять университет, номер телефона и обрывать все связи с коллегами и знакомыми, за исключением курировавшего работу модели менеджера и руководства? Да и зачем так часто переезжать? Неужели такой популярной модели не хватало работы на одном месте?

     Астор подышал на стекло огромного панорамного окна, за которым жил своей жизнью шумный город. Дымчато-серые глаза смотрели на урбанистический пейзаж и в тоже время в никуда. Кивнув самому себе, мужчина накинул пиджак цвета сухого асфальта, выключил свет и вышел из кабинета. Набрал знакомый номер: - Привет. Я подъеду? Нужно посоветоваться.

     Шатен на лифте спустился в гараж, прошел в дальний конец освещенного точечными светильниками помещения и сел за руль серебристого автомобиля. Под внешностью привычной для городских улиц машины бизнес-класса скрывался выполненный на заказ двигатель и бронированный корпус. Астор в который раз порадовался странной моде на большие колеса, благодаря которой его автомобиль не выделялся из общей массы.

     Через час машина плавно подъехала к раскрывшимся при приближении будущего главы клана кованым воротам. Шатен довольно улыбнулся. Новая система безопасности нравилась ему намного больше предыдущей, когда приходилось ждать у въезда, пока видеокамеры не распознают номер и лицо водителя, а охранник не увидит соответствующий жест, сигнализирующий о том, что все в порядке. Теперь все эти операции выполнялись еще по пути следования ко входу. Стоявший сбоку мужчина в форме убрал руку с автомата, нажал невидимую со стороны кнопку и кивнул. Астор плавно повел автомобиль дальше по сузившейся дороге, пролегавшей через притихший парк. Поставленный в машине датчик исправно пищал о прохождении очередного этапа контроля. Впереди стало светлее. Мужчина подъехал к освещенному теплым желтым светом ламп огромному дому, на широком белоснежном крыльце которого его встречали старшие родственники и приближенные члены семейства. Или клана, как часто говорил отец, старавшийся и здесь соблюдать традиции предков.

     Сжав в объятиях и немного помяв редко появлявшегося в семейном доме сына, высокий блондин хлопнул дорогого гостя по спине, подождал, пока жена расцелует любимое чадо в обе щеки, и только затем все трое направились в библиотеку. Дождавшись, пока взволнованный и обрадованный визитом наследника персонал подаст напитки и закуски, и плотно закроет за собой дверь, Астор серьезно посмотрел на отца и усевшуюся рядом с ним гибкую шатенку, любопытно сверкавшую серыми, такими же как у сына, глазами.
     … …

     - Ассина, подожди! – мимо выходивших из аудитории друзей пробежала растрепанная Иния. Она неуклюже лавировала между студентами, придерживая на каждом плече по сумке, в одной из которых мужчины узнали приметный рюкзачок госпожи Марен. Брюнетка добежала до лестницы, оттолкнула с пути зазевавшегося студента. Не обращая на последнего внимания, поднялась до следующей площадки, остановилась, глядя вверх, и поспешила дальше.

     - Кажется, где-то что-то случилось, – философски заметил Жан, поправляя капюшон-воротник модной в этом сезоне черно-белой кофты, и повернулся к идущему рядом будущему главе клана. С удивлением перевел взгляд на спину стремительно удалявшегося от него по коридору друга. Переглянулся с блондином и последовал за бежавшим следом за Астором Кортасом.

     Сжимая кулаки, шатен мчался вверх по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступени, то и дело пытаясь найти на верхних пролетах пышную фигурку в синих джинсах и черной кофточке-разлетайке. На каждом этаже мужчине приходилось останавливаться, выбегать в коридор, разглядывая уходившие вдаль переходы. Не заметив ни Ассины, ни следовавшей за ней подруги, Астор опять возвращался на лестницу, поднимаясь выше, ощущая, как закручивается пружина волнения. Слишком уж ему не понравилось выражение лица брюнетки с посеревшими закушенными губами и плескавшейся через край тревогой в агатовых глазах. У приоткрытых дверей, ведущих наружу, мужчина остановился, прикладывая к груди ладонь, ощущая быстро бившееся под ней сердце. Сделал несколько глубоких вдохов и шагнул на плоскую крышу, ограниченную широким каменным парапетом высотой с метр. И замер.

     Под стремительно мчавшимися по небу серыми, угрожающими пролиться дождем облаками на угловом блоке ограждения с раскинутыми в стороны руками стояла Ассина. Краешек черного кроссовка с ядовито-оранжевыми шнурками касался внешней кромки серебристого камня. Вытянувшись вверх, подставив лицо влажному холодному ветру, девушка не замечала ни застывшую в паре метров от нее Инию, рядом с которой валялись сброшенные сумки, ни будущего главу клана, ни выбравшегося за ним следом на крышу Кортаса, ни подпиравших двери Сатора с певцом.

     Резкий сильный порыв заставил присутствующих пригнуться, прикрыть глаза, чтобы их не запорошило вездесущей пылью. А Ассина все так же стояла на краю. В какой-то момент руки девушки шевельнулись, словно обнимая ветер, по телу в тонкой полупрозрачной белоснежной рубашке, скрывавшейся до того под объемным зеленым свитером, сейчас свисавшим на крышу с парапета, прошла плавная изящная волна. Шатенка вдруг изогнулась, отставила ногу и легко повернулась вокруг собственной оси. Наклонила голову, приветствуя пустоту, улыбнулась пробежавшему по щеке солнечному лучу и медленно заскользила по блокам ограждения в пугающем, завораживающем танце. Иния, заткнув рот кулаком и прикусив костяшки пальцев зубами, вцепилась в пиджак крепко державшего ее Кортаса, так же как и брюнетка, не отводившего взгляда от прикрывшей глаза Ассины, стильные кроссовки которой то и дело опасно приближались к краю парапета. То гибкие и неспешные, то стремительные и изломанные движения перетекали одно в другое.

     Рвано вздохнул Сатор, не удержавшись от выражения восторга, несмотря на ситуацию. Ему, обладавшему ярким художественным восприятием, невозможно было не восхититься мощностью, полнотой и яркостью чужого таланта, под воздействие которого попали все находившиеся на крыше. Или ему так казалось? Молодой человек скосил глаза в сторону и прикусил губу. Судя по напряженному выражению лица Кортаса, тот прикидывал варианты, как стащить девушку вниз, и, как и Астор, пристально следивший за каждым движением девушки, был готов в любой момент броситься вперед и лишь выжидал время.

     Резкий поворот, взмах руками, и Ассина спрыгнула на крышу. Взгляд изумрудных глаз, подернутых пеленой не прорвавшихся наружу слез, равнодушно скользил по зрителям. Выбравшись из рук брюнета, Иния осторожно подошла к подруге, держа на развернутой вверх ладони пару очков с затемненными стеклами. Несколько мгновений молодая женщина слепо смотрела на них, затем моргнула и протянула руку. Из разжавшихся пальцев выпал ворох карточек, тут же подхваченных порывами ветра, разметавшими их по крыше.

     Жан наклонился и подобрал одну. Прищурился, повертел в руках, рассматривая нечто красно-рыжее, распластанное на светлом фоне. Астор придвинулся ближе и тихо, с легким шипением выдохнул сквозь зубы. В отличие от друга он все понял. Быстро нагнулся и сгреб карточки, до которых смог дотянуться. Остальные последовали его примеру. Спустя несколько секунд все фотографии оказались в руках ВИПов. Будущий глава клана мысленно поблагодарил строителей за удачную планировку кровли, не позволившую бумаге улететь за пределы крыши. Вручив собранные снимки шатену, остальные обступили его, переместившись к блокированной предусмотрительным скульптором двери. Кортас держал за руку Инию, в свою очередь цепко ухватившуюся за пальцы все еще заторможенной Ассины и не спускавшую с нее взгляда. Первая карточка пошла по рукам, затем еще одна.

     В какой-то момент Жан побледнел, прижал ладонь ко рту и, с трудом удерживая рвотные позывы, отвернулся. Иния сочувственно вздохнула. Она знала, что увидел певец. В черных глазах блестели слезы, брюнетка сжала в ладони холодные тонкие пальцы подруги, жалея, что не получилось отвести ее в сторону. Теперь Ассина второй раз переживала свой персональный кошмар. Пушистый хвост, кровь, отрубленные лапы, застывшая в предсмертной гримасе оскаленная кошачья морда. Залитый бурой жижей рыжий роскошный мех.

     Шатенка вытянула шею вперед, стараясь рассмотреть попавший в кадр фрагмент мебели. В следующую секунду она вырвала руку из ладони подруги, оттолкнула в сторону испуганно подпрыгнувшего, растерянно захлопавшего глазами Сатора и распахнула дверь.

     - Ассина! Куда?

     В огромных глазах, за расширенным зрачком которых едва была видна зелень, плескалась боль.

     - Ты не понимаешь…, – тихий хриплый шепот услышали все, - Он же дома! Один!

     Из-под очков вниз медленно стекла слезинка. Шатенка развернулась и помчалась вниз, не обращая внимания на расступившихся перед ней студентов, собравшихся на лестничной клетке. Иния ошеломленно смотрела на открытую дверь и любопытные лица студиозусов.

     - Куда она побежала? - резкий четкий голос вывел брюнетку из ступора. Она взглянула сначала на задавшего вопрос Кортаса, вертевшего в пальцах сунутые ему бросившимся следом за девушкой Астором, потом на лежавшую сверху фотографию, аккуратно взяла ее двумя пальцами, посмотрела и всунула назад в руки наследнику корпорации, схватила мужчину за рукав, сглотнула, - Домой, она побежала домой….

     - Уверена?

     Иния кивнула: - Да. Тут видно диван и часть пола гостиной.

     Чертыхнувшись, Кортас развернулся к выходу: - С дороги!

     От рыка ВИП-студента всех наблюдателей снесло в сторону.

     Выскочив из здания, Астор завертел головой, выискивая шатенку. Взгляд зацепился за потиравшего плечо и матерившегося сквозь зубы старшекурсника, скользнул дальше. Ассина бежала в сторону выхода, придерживая наброшенный поверх тонюсенкой блузки свитер. Мужчина перекинул через плечо мешавшую куртку и устремился следом, успешно маневрируя между вышедшей подышать свежим воздухом или просто спешившей из одного корпуса в другой студенческой братией.

     – Он точно догонит, - облегченно выдохнул Сатор. Кортас снял пиджак и накинул его на плечи продолжавшей всхлипывать, привлекая внимание окружающих Инии, дрожавшей на ветру в легком трикотажном платье. Сурово сверкнул глаза на тут же отправившихся по своим важным делам студентов, схватил брюнетку за руку и потянул к кустам, за которыми на небольшой площадке, опять в нарушение всех правил, были припаркованы автомобили четверки.

     Запихав девушку на переднее сиденье, брюнет завел двигатель. Мощная машина полетела по дороге студенческого городка. На выезде наследник корпорации резко нажал на тормоз, заметив на тротуаре крепко державшего Ассину за талию будущего главу клана. Последний усадил уставшую и притихшую шатенку в салон и устроился рядом.

     – Адрес, - Кортас посмотрел на Инию. Та запинаясь, выдала нужную информацию, – Все слышали? – осведомился брюнет по громкой связи у следовавших за его машиной друзей и, получив подтверждение, вдавил педаль газа. Наследник корпорации взглянул в зеркало заднего вида, на друга, прижимавшего к боку закутанную в объемную мужскую куртку шатенку, устало склонившую голову ему на плечо. Посмотрев на бледное лицо, закрытые глаза, круги под ними и посиневший треугольник вокруг рта, брюнет посоветовал: - Сбоку должен быть виски или коньяк. Не помню.

     Астор одной рукой попытался нащупать бутылку. Услышав слабое позвякивание, Кортас удовлетворенно кивнул, взглянул на мышкой сидевшую рядом Инию и шепнул: - Ехать еще долго. Рассказывай.

     Та поежилась, поерзала, обернулась, уставившись на пившую темную жидкость как воду Ассину, и пробормотала: - Все равно туда едем, - и тут же ухватилась руками за сиденье, расширенными глазами глядя на выводившего спорткар из резкого поворота брюнета, выдохнула, опять посмотрела назад, с облегчением отметив, что содержимое пузатого бокала не перекочевало на одежду пассажиров, и приступила к повествованию, - Только я знаю немного. У Ассины живет…, - девушка запнулась и, сглотнув комок, продолжила, - жил кот. Она его на улице подобрала. Подлечила и оставила у себя. А с неделю назад или чуть больше он пропал. Когда, я точно не знаю. Она же, - брюнетка поджала губы и смахнула рукой слезы, - ничего мне не говорила. Все поиски вела сама. Я уже потом, позже, увидела сообщения в интернете и фотографии.

     Иния задумчиво провела пальцем по кожаной обивке торпеды, пытаясь сообразить, как же рассказать и рассказывать ли вообще о том, как искали, нанимали людей лазить по подвалам, как давали объявления. И вдруг все разом прекратилось. Точнее, какие-то действия продолжались по инерции, но новых не было, а в глазах и жестах Ассины появились обреченность и тоскливое ожидание. Было похоже, что она сдалась. Но почему, этого брюнетка не знала.

     А сегодня Ассину вызвали и передали пакет. Иния помнила, как дрожали пальцы, брезгливо и осторожно державшие темный коричневый конверт за уголок. Потом шатенка улыбнулась одними губами, сослалась на какие-то неотложные дела и ушла. Вот только оставлять подругу одну Иния не рискнула и отправилась следом. Так и наблюдала со стороны, как открывался на подоконнике в укромном углу пакет и из него доставали глянцевые фотографии, как застыла с ними в руках Ассина и как мгновенно посерело ее лицо, а из прокушенной губы потекла на подбородок тоненькая струйка крови.

     Очередной поворот чуть ли не на двух колесах и визг покрышек прервал размышления. Брюнетка хлопнула глазами и смущенно посмотрела на хмурившегося Кортаса, оглянулась на раздраженно посматривавшего вперед Астора, осторожно придерживавшего рукой голову вроде бы задремавшей шатенки.

     - Извините, - Иния заспешила с пояснениями, - сегодня Ассине принесли пакет. Содержимое вы видели. Я у нее раньше уже была дома, вот и узнала…. Фотографии сделаны там, – девушка снова выкрутила шею назад, с тревогой всматриваясь в изможденное бледное лицо с закрытыми глазами. И тут же чуть не съехала в бок. Спас ремень безопасности и стиснутые на обивке кресла пальцы. Автомобиль вышел из поворота и помчался по широкой тихой улице, по обеим сторонам которой шелестели красными опадающими листьями огромные густые клены.

     - Вон там, - Иния показала на ухоженный многоэтажный дом с одним подъездом. Кортас затормозил прямо перед черной дверью, к которой вела короткая дорожка из золотистого камня. Ассина зашевелилась, посмотрела в окно и попыталась выбраться наружу, но ее удержала крепкая мужская рука: – Ты останешься здесь. Я сам все посмотрю. Где ключи?

     Девушка замерла, наморщила лоб, потерла переносицу, огляделась вокруг.

     - Не ищи, они у меня, - Иния подтянула к себе рюкзак, который так и держала вместе с собственной сумкой на коленях, покопалась в нем, достала и передала связку назад. Астор ловко перехватил ключи первым, поглядел на Ассину, бессильно опустившую на колени тонкую руку, и накрыл холодные пальцы своими.

     – Он же там, один. А вдруг он жив…, а может это фотошоп? - сухие, воспаленные глаза светились отчаянной надеждой. Мужчина медленно покачал головой. Девушка всхлипнула – вздохнула, сжала руки в кулаки и выпрямилась: – Я в порядке.

     Сбоку вывернула и остановилась впереди желто-черная машина Жана. Сзади притормозил синий седан скульптора.

     – Как только выйду, тут же блокируй, - дождавшись от Кортаса кивка, Астор выбрался из салона и подошел к друзьям, принявшись что-то обсуждать с ними. Затем вернулся, постучал в стекло, дождался, пока откроют дверь, наклонился, перекрывая выход, и пояснил: - Девушки, с вами побудет Сатор, - на переднее сиденье, на смену наследнику корпорации просочился хмурый блондин. Астор покачал головой, - Сатор, ты же и сам понимаешь. У тебя скоро выставка, тебе руки нужно беречь. Здесь ты будешь намного полезнее.

     Скульптор недовольно помолчал, но все-таки кивнул. Заблокировал окна и двери и отъехал на несколько метров, где и припарковался, со стороны наблюдая за входившими в подъезд друзьями.

     Недолгая поездка в не слишком просторном лифте закончилась на седьмом этаже. Выйдя на площадку и остановившись перед светлой дверью натурального дерева, шатен потребовал: - Жан, остаешься здесь. Тебе дурная слава не нужна. Кортас, подстрахуй.

     Оба брюнета кивнули. Будущий глава клана достал из ножен узкий нож, посмотрел на поправившего перстень и намотавшего на руку ремень друга и открыл дверь. Оставшийся стоять ниже на лестнице Жан нервно прислушивался к происходящему в квартире, но было тихо. Через несколько долгих минут мужчины вывалились на площадку. Немного бледные и очень злые. Астор плотно прикрыл двери и повернул ключ в замочной скважине: - Пойдемте вниз.

     Певец взглянул на дышавшего ртом Кортаса.

     – Там все в крови, шерсти и…, - наследник корпорации помялся, подыскивая нейтральное слово, – фрагментах.

     - Стоять, руки на стену, - громкий окрик оказался полной неожиданностью, как и направленные в лицо стволы пистолетов.

     - Офицер, я хозяйка этой квартиры. Это мои друзья. Я сама дала им ключи. В чем, собственно, дело? И предъявите Ваши удостоверения! – голос Ассины прерывался от быстрого подъема по лестнице. Рядом с выпрямившейся напряженной девушкой, державшей в руках паспорт, застыл Сатор. За ним пряталась Иния. Один из вооруженных мужчин в форме всмотрелся в лицо предполагаемой хозяйки квартиры и опустил оружие: - Госпожа Марен? – в голосе звучал полувопрос-полуутверждение.

     - Мы знакомы?

     Полицейский вздохнул и повернулся к своему коллеге: – Все в порядке.

     Напарники убрали оружие, и троица ВИПов смогла, наконец, опустить руки и выдохнуть. Ассина настороженно сверлила взглядом полицейских, пока те доставали и показывали ей свои документы, подвергшиеся скрупулезному осмотру. Шатенка вытащила телефон, набрала номер: - Добрый день. Лейтенант Зарен, третий округ. Проверьте, пожалуйста. И описание внешности.

     Выслушав ответ, девушка кивнула и улыбнулась: - Прошу прощения.

     Русоволосый, узнавший ее мужчина махнул рукой: - Ничего страшного, я Вас прекрасно понимаю.

     Стоявший рядом с ним напарник лишь удивленно приподнял брови, но промолчал.

     - Офицер, так почему Вы здесь? – Ассина склонила набок голову.

     - Получили анонимный звонок о взломе квартиры. Приехали проверить, но…, - полицейский помолчал, потом, подбирая слова, продолжил, - Я правильно понимаю, речь идет совсем не о взломе…?

     Шатенка прищурилась, всматриваясь в смотревшие на нее уверенно карие глаза, и вздохнула: – Вы в курсе моей ситуации….

     - С полгода назад работал в Южном и видел Вас, - кивнул офицер, а потом вопросительно оглядел всех стоявших на площадке.

     - Господа учатся со мной в одном университете, - правильно интерпретировала взгляд полицейского Ассина, - сегодня я получила очередное «письмо счастья», которое случайно увидели и они. Мужчины не могли позволить мне прийти сюда одной, – девушка опять тяжело вздохнула и попыталась улыбнуться, – Думаю, не стоит их вмешивать во все это. Честно говоря, я бы не хотела, чтобы все началось по новой….

     Собеседник переступил с ноги на ногу и как-то виновато и смущенно кивнул: – Да. Мы уходим. Взлома не было. Ложный вызов, - он сурово взглянул на открывшего было рот напарника и махнул рукой в сторону лестницы. Когда стих шум шагов, Кортас повернулся к Ассине: – Туда заходить не нужно.

     Девушка стиснула пальцы на ремешке рюкзака и прикусила губу: - Там?

     - Все так, как на фотографиях, – Астор подошел к застывшей фигурке, аккуратно, но крепко обхватил напряженные плечи и подтолкнул шатенку к лестничному пролету.

     - Я вызову людей из нашей службы безопасности. Пусть все приведут в порядок, - получив согласие от Астора, наследник корпорации набрал номер.

     - Спасибо за помощь, – Ассина сжала кулаки, дернула плечом, пытаясь выбраться из объятий, и недовольно уставилась в серые глаза не отпускавшего ее мужчины.

     - Куда ты собралась? – будущий глава клана смотрел открыто и спокойно, - Здесь тебе точно делать нечего.

     - Поеду в гостиницу. Сниму номер. Все будет нормально.

     Астор покачал головой: – Да ну? Вот уж позволь не поверить… Ты же каждые пять минут будешь прислушиваться, а не стоит ли кто-то под дверью. И не возмущайся, - прервал он хотевшую что-то сказать девушку, – Ты можешь ничего не говорить, но выводы мы уже сами сделали. Это ведь не единичный случай. Ты проговорилась.

      Ассина поджала губы и опустила голову, скрывая выражение лица за рваными прядями.

     - Астор прав. Оставаться в гостинице тебе нельзя, - оглянулся на спускавшихся за ним следом Жан.

     - И куда же я поеду? Кого мне подставить под удар?! Кем еще пожертвовать ради спокойного сна? –практически закричала шатенка, перебивая открывшего было рот, да так и замершего на месте, не успевшего сказать и слова, опешившего Кортаса. Астор быстро повернул девушку к себе и уткнул лицом в грудь, аккуратно придерживая за затылок, чувствуя под ладонями крупную сотрясавшую прижимавшееся к нему тело дрожь. Пальцы правой руки скользнули по шее, отводя в сторону волосы, и надавили в мягкую впадинку. Будущий глава клана подхватил обмякшую Ассину на руки: – Отвезу к себе.

     Перехватив бросившуюся к подруге Инию, Кортас согласно кивнул.
     … …

     Где-то звонко пели птицы. Радостно, громко. Такое редко услышишь в городе. Ассина открыла глаза и бездумно уставилась на деревянные балки высокого светлого потолка, прослеживая древесный узор. Мысли ползли лениво и не спешили складываться во что-то определенное. В отдалении иногда слышались голоса людей. За шторой, слегка колыхавшейся от потока воздуха, шелестели листья. Рука осторожно прошлась по гладкой мягкой ткани покрывала. И тут девушка вспомнила. Глаза расширились. Белоснежные зубы крепко закусили задрожавшую нижнюю губу, а пальцы смяли одеяло. Шатенка несколько раз глубоко вздохнула, села, всматриваясь в расплывавшийся от слез полумрак комнаты. Помотала головой, вытерла ладонью влажные щеки и огляделась. Рядом на сером с зеленым узором кресле лежала чистая выглаженная одежда. Ассина поспешила заменить пусть и удобную комфортную ночную сорочку на привычные вещи и направилась к выходу. Толкнула в сторону отъезжающую панель, с облегчением понимая, что дверь не заперта. Значит, не у Него….

     - Госпожа проснулась. Прошу Вас пройти за мной, – появившись словно бы из воздуха, перед молодой женщиной согнулся в поклоне высокий крупный мужчина в черном костюме. Шатенка неуверенно кивнула, направляясь по широкому коридору за своим провожатым, рассматривая по пути однотонные, украшенные акварелями, стены. Мазнув взглядом по фигуре спутника, Ассина чуть не споткнулась, заприметив под пиджаком оружие. В голове завертелись слова: якудза и триада. Девушка нахмурилась, а потом легонько махнула рукой и фыркнула в ответ на собственные тревоги, припоминая, кем был один из ее новых знакомых.

     Астор взглянул в сторону открывшейся двери и с улыбкой поднялся с кожаного кресла цвета топленого молока: - Спасибо, Тао.

     Поклонившись еще раз и заверив, что буквально через несколько минут обед будет готов, проводивший Ассину мужчина бесшумно покинул комнату, прикрывая за собой светлые раздвижные панели, привлекая тем самым внимание девушки к узору в виде цветущего дерева толи вишни, толи яблони на них.

     – Обед? Уже? - чтобы Ассина не хотела спросить, но информация о том, что она проспала чуть ли не сутки, вытеснила все остальное.

     - Все сложилось удачно, – поспешил успокоить девушку шатен, с удовольствием рассматривая посвежевшее лицо гостьи, – У тебя была на сегодня только одна съемка, и ее перенесли, - глядя на недоверчиво приподнятые брови, Астор по-доброму усмехнулся, – неужели ты думаешь, что мне или Кортасу кто-то может не пойти навстречу? Или что было страшно трудно выяснить место твоей работы?

     Ассина хмыкнула и философски пожала плечами, сняла с джинсов невидимую пылинку. Панель с сучковатым деревом с розовыми цветочками опять отъехала в сторону, впуская стройную шатенку.

     - Мама, позволь тебя познакомить с Ассиной Марен. Ассина, это моя мама – госпожа Саэ, - шатен подошел, наклонился и поцеловал родительницу в щеку. Та вернула поцелуй и улыбнулась поклонившейся девушке. В серых глазах матери Астора мелькнуло непонятное Ассине одобрение. Госпожа Саэ протянула руку с модным в этом сезоне маникюром, ухватила гостью за рукав бирюзовой рубашки и усадила в стоявшее у стола красного дерева кресло: – Рада познакомиться, теперь очно, - у хозяйки дома обнаружился необычно звучный глубокий голос. На недоумевающий взгляд зеленых глаз госпожа Саэ пояснила, - мы виделись вчера, когда сын Вас привез.

     Астор кивнул.
     … …

     Встревоженные родители встречали его на пороге в окружении державших наготове оружие боевиков клана и невысокого круглого седовласого юриста семьи, постоянно проживавшего на территории поместья. Укутанная в тончайшей вязки теплую черную шаль госпожа Саэ хмурила изящной формы брови и нервно постукивала каблучком серой туфли, наблюдая за выбиравшимся из чужой машины и достававшим из салона бесчувственную девушку сыном. Астор только пожал плечами, поясняя на ходу, что все не настолько критично, чтобы объявлять войну, и что в силу обстоятельств его спорткар остался у университета, а приехал он на автомобиле Сатора, последнего пришлось подвозить Жану.

     Державший телефон отец, опустил руку, приобнял обманчиво хрупкую на вид жену, легонько подталкивая ее следом за поднимавшимся на второй этаж сыном, судя по его маршруту, решившему разместить гостью в глубине дома, в наиболее защищенном секторе. Госпожа Саэ дернула бровью. В стальных, схожих с глазами сына, очах мелькнуло любопытство. Но оно тут же притухло под ехидным взглядом горячо любимого мужа. Хозяева дома остановились у порога оранжевой спальни, наблюдая как аккуратно Астор укладывает свою ношу на белоснежное мохнатое покрывало и задергивает апельсиновые шторы.

     - Я пришлю Миано и ее помощницу. Они переоденут твою гостью. И врача надо бы вызвать….

     Астор поправил под головой девушки оранжевую подушку и подошел к матери: - Врача не нужно, здесь все в порядке, а насчет Миано идея отличная.

     Госпожа Саэ махнула рукой и удалились в гостиную, не забыв по пути передать указания для женщин. Оказавшись в уютной комнате, шатенка присела на белоснежный диван, отбросив в сторону темно-коричневую, в цвет пола, подушку, и посмотрела в полуприкрытое деревянными жалюзи по случаю щедро заливавшего помещение вечернего солнца окно. Постучала пальцами по колену. Рядом опустился муж, обнял за плечи свое сокровище и тихонько чмокнул в висок. Супруга виновато взглянула на блондина и погладил его по плечу, затянутому мягкой тканью белой хлопковой рубашки, и открыла было рот, как во входном проеме появилась причина ее волнений.

     На просьбу вошедшего в комнату выросшего ребенка усилить охрану особняка, родители синхронно кивнули. Господин Кодар достал из кармана светло-кремовых, практически одного цвета со стенами гостиной брюк золотистый телефон и отдал соответствующие распоряжения. Мигнул свет, оповещая всех о включении дополнительных генераторов, задействованных в снабжении электричеством защитного периметра. За окном, со стороны псарни донесся лай взбодрившихся собак, с удовольствием отправлявшихся на внеочередное дежурство. Астор прислушался, проводил взглядом спешившего на пост по усыпанной мелкими шуршащими камушками дорожке охранника в полном камуфляже и сел на стоявший напротив родителей кожаный диван, пробежал глазами по черно-белой картине, цвета горького шоколада навесным шкафам на дальней стене, квадратным светильникам и посмотрел на спокойно пивших горьковатый зеленый чай родителей. Склонился вперед, уперевшись локтями в белый столик и начал говорить.

     Легкий стук в задвинутые дверные панели прервал шатена на полуслове. Астор подождал, пока ему нальют черный, он не слишком любил зеленый, чай, взял в руки высокую кружку с изображением лотоса и вдохнул пряный аромат имбиря, прикрывая глаза. Разговор получился и долгим, и сложным. Молодой мужчина устало потер лицо.

     - Астор, ты уверен, что она именно то, что тебе нужно? Ведь можно найти… и менее проблемный вариант, - мать смотрела с тревогой и заботой. Отец с ожиданием.

     - Боюсь, что другой… вариант, - сын мягко улыбнулся родителям, - меня теперь не устроит. Да и, - парень подмигнул отцу, - ты в свое время тоже не особо о спокойствии думал, - будущий глава клана кивнул нынешнему, встал, поклонился и, получив напутственный взмах рукой от госпожи Саэ и увернувшись от брошенной этой же ручкой диванной подушки, выскочил из комнаты под довольный смех блондина. Замер в коридоре, соображая, что необходимо сделать в первую очередь. Взгляд упал на вытиравшую пыль с рам красного дерева пожилую пышную даму. Ее Астор и попросил принести ему в кабинет кофе. Требовалось хорошо подумать и просчитать некоторые моменты. Инициировать поиск новой информации отец не рекомендовал, обосновав свое мнение тем, что можно нечаянно спугнуть нужных людей или обострить ситуацию. Так что на данный момент, следовало тщательно проанализировать то, что было в наличие, а также разгрести находившиеся в его ведении некоторые текущие вопросы клана. Это за него никто не сделает. Да и проследить за самочувствием находившейся через одну дверь Ассины будет проще.

     Рутинная работа, как ни странно, прочистила мозги и успокоила, Астор пододвинул к себе набросанный на бумаге список вопросов по господину Поклоннику, чтобы просмотреть его «свежим взглядом». Тонкий, отчаянный крик разорвал вечерние сумерки, разгоняемые над столом черной лампой на вертикальной высокой ножке. Шатен вскочил с места и бросился по коридору. Стукнула резко отодвинутая в сторону дверная панель. С силой стискивая в руках оранжевую подушку и укачивая ее, Ассина сидела на кровати с закрытыми глазами. Из-под век текли слезы.

     Осторожно опустившись рядом на мохнатое покрывало, Астор аккуратно перехватил теперь бесцельно искавшие что-то в воздухе руки и сжал ледяные ладони теплыми пальцами, согревая их. Шатенка вздрогнула и всем телом потянулась к мужчине, неуклюже приваливаясь к его боку. Молодой человек легонько провел по каштановым влажным прядкам, услышал ровное сопение, вытер подушечками пальцев мокрые щеки и осторожно уложил успокоившуюся девушку, прикрывая серебристой тканью. Взглянул на застывших в дверном проеме, молча наблюдавших за происходящим родителей. Те кивнули, развернулись и исчезли в коридоре.

     Оказавшись в кабинете, Астор включил верхний свет и несколько раз с силой сжал и разжал пальцы, восстанавливая утраченное спокойствие. Прошел к белому креслу, взял с темной столешницы документ, отложил его и потянулся к телефону. Нужно было прояснить пару вопросов с отцом. На середине разговора новый крик заставил нажать отбой и пробежать обратно в спальню гостьи. Протерев влажным полотенцем залитые слезами щеки так и не проснувшейся Ассины, поправив сбившееся одеяло, шатен вернулся к себе, выпил воды со льдом и попытался вникнуть в высветившееся на планшете сообщение.

     Через еще полчаса все повторилось. Мужчина тряхнул головой, решительно прошагал в кабинет, взял планшет, сгреб бумаги в папку, подхватил сверкавшую россыпью крошечных бриллиантов ручку, подарок родителей, и прошел в комнату девушки, где улегся сбоку поверх покрывала. Шатенка тут же подкатилась, уцепилась пальцами за мягкую штанину и засопела будущему главе клана в бок. Астор улыбнулся и включил планшет, пристраивая документы на прикроватной тумбочке цвета темного шоколада. Поерзал, вытащил из-под поясницы оранжевую подушку и сбросил ее на глянцевый пол деревянного подиума, на котором стояла кровать.
     … …

     Будущий глава клана подошел к столу, про себя смеясь тому, как его мама пыталась разговорить постоянно смущавшуюся и извинявшуюся за вчерашнее шатенку. Ассина повернулась к мужчине: – Я даже не знаю, что и сказать. С одной стороны, я очень благодарна тебе за помощь. Вчера, - ее голос сорвался. Девушка сделала судорожный вздох и продолжила, - Ты мне очень сильно помог. Но вот зачем ты привез меня к своим родителям? И я не в восторге от твоего способа уговаривать…, - она с возмущением уставилась на молодого человека.

     - Поверь мне, оставить тебя в гостинице была одна из худших идей, - Астор спокойно опустился рядом, прикидывая, скинут ли его руку, если он накроет эти стиснутые побелевшие, даже посиневшие в лунках ногтей пальчики. Решил воздержаться от эксперимента.

     - Но теперь и здесь… могут быть проблемы, - девушка прикусила утратившую после сна свой серый оттенок немного порозовевшую губу.

     - Дорогая, поверьте. Сын поступил абсолютно правильно. И уж точно наша семья…, Вы ведь знаете о нашей семье? - светлые серые глаза не отпускали взгляд темно-зеленых. Ассина неуверенно кивнула. Конечно, она навела справки сразу же после столкновения с «великолепной четверкой». Госпожа Саэ продолжила, – Так поверьте, наша семья прекрасно умеет выживать и постоянно сталкивается с подобными ситуациями. Правда, - легкая улыбка в сторону Астора, - последнее время заметно реже. Но, - хозяйка серьезно посмотрела на гостью, - опыт у нас богатый и обширный.

     Последняя вздохнула и покачала головой: – Простите, но в данном случае все слишком серьезно, – девушка помолчала и, не поднимая глаз, спросила, - Как много Вы знаете?

     Астор все-таки накрыл сжатые ладошки. К его удивлению, его руки даже не попытались стряхнуть. Ассина застыла, ожидая ответа.

     - Я знаю уже довольно давно, кем ты работаешь, и что ты устроила к себе Инию. Знаю, что она тебе нравится, но ты не спешишь стать ее подругой и держишь на расстоянии. В курсе твоих постоянных переездов и смены квартиры, места работы и учебы, - стараясь говорить мягко и спокойно, будущий глава клана одновременно слегка поглаживал кулачки, заставляя их расслабиться. Но пока безуспешно, - Так же понимаю, что полученная информация не является полной. Кто-то потрудился спрятать как можно больше и как можно лучше.

     - Мои родственники и друзья. И сами спецслужбы, – Ассина все так же не поднимала глаз от стола. Дверная панель отъехала в сторону. Появившийся в комнате светловолосый мужчина в темно-синих брюках и рубашке-поло обвел всех внимательными черными глазами, поймал взгляд похлопавшей рядом с собой по креслу супруги, что-то тихо сказал в сторону коридора, закрыл дверь, подошел и сел подле жены, прикасаясь губами к ее щеке и обнимая затянутые мягкой тканью платья плечи, отмечая, что изумрудный оттенок шатенке необычайно идет.

     - Это мой отец, господин Керт Кодар.

     Мужчина сдержанно кивнул, а Астор вдруг улыбнулся. Он вспомнил, какое испытал облегчение, узнав, что девушка никак не связана с силовыми структурами. А ведь всерьез опасался, что Ассина выполняет особое задание и работает под прикрытием. Да шатен всю голову сломал, пытаясь понять, кто из их клана может являться целью, и как убедить все больше и больше интересовавшую его «шпионку» бросить порученную работу и начать общаться в более неформальной обстановке с одним небезызвестным сыном главы преступного синдиката, возможно и являвшимся главным объектом слежки. Ситуация изменилась только вчера вечером после общения с родителями и подключения всех мыслимых источников, как раз и исключивших самый неприятный вариант. Но неясностей все еще было слишком много.

     - Ты скажешь нам кто это?

     В комнате повисло напряжение. Стоявшие за плотно закрытыми дверями в коридоре охранники шепотом отгоняли всех желавших как обычно пообедать за одним столом с главой клана, а заодно и слуг с подносами, от которых по коридору разносился аппетитный запах, чутко улавливаемый страдальчески сморщенными носами голодных жильцов огромного дома.

     Ассина вскинулась, замерла, мотнула головой и вытащила руки из-под ладоней Астора: – Я не знаю …, – печальные глаза уставились на переплетенные в замок пальцы. Блондин вздохнул и продолжил более настойчиво: – Ты понимаешь, что нам важно знать, кто создает такие проблемы? Тебя привез к нам сын и преемник, мы уже ввязались в это дело, обеспечив тебе защиту. И будем обеспечивать ее дальше….

     Шатенка сжала губы, выпрямила спину, и Астор насторожился, бросил предупреждающий взгляд на почти перегнувшего палку родителя. С Ассины сталось бы отказаться от любой поддержки и исчезнуть из поля зрения его семьи насовсем. Дальнейшие слова девушки подтвердили его мысли.

     – Я не имею понятия о том, кто бы это мог быть, – голос гостьи звучал тихо, но решительно, – И я заверяю Вас, что не собираюсь использовать Вас или Вашего сына и ставить под удар. Более того, если бы я могла, я бы сделала все, чтобы не оказаться в Вашем доме, что является большим риском для Вас, - она покачала головой, глядя на возмущенно сощурившую глаза госпожу Саэ, - Мы перепробовали все, что возможно. И можете не сомневаться, среди близких мне людей достаточно тех, кто имеет вес и силу. Но ни они, ни силовые структуры, в которые мы обращались, ничего не смогли сделать. Расследования заканчивались тупиком. Поступали указания сверху, следователи попадали под суд обвиняемыми в серьезнейших преступлениях. Личность моего, так сказать, Поклонника, - по губам скользнула горькая усмешка, - мы так и не узнали. А все мои друзья и родственники живы только потому, что я редко вижусь с ними, – шатенка захлопнула рот и несколько раз вздохнула, затем добавила, – очень редко, - на последних словах голос сел и сошел на шепот.

     Астор переглянулся поверх каштановой головки с родителями. Отец пожал плечами, откидываясь в кресле и многозначительно поглядывая на две из украшавших эту комнату картины с изречениями великих философов. Шатен прочитал: «Обычной дорогой иди необычно». На второй было: «В больших делах мелкие недостатки не обдумывают». Молодой мужчина улыбнулся и кивнул. Госпожа Саэ нажала на кнопку под столешницей, и в комнату с извинениями один за другим прошли слуги. Через несколько минут за накрытым столом расселись все члены клана, наконец-то получившие доступ к еде. Сразу стало шумно. Мужчины переговаривались, перебрасывались шутками, при этом они осторожно посматривали на гостью, стараясь не выдать свое любопытство. Со временем они все узнают от босса.

     Ассина аккуратно крошила кусочек запечённой курицы и овощи, превращая их в нечто неподдающееся опознанию. Одним словом, изображала процесс поедания, пока перед ней на столе вместо тарелки с измочаленной птицей не оказалась кружка с аппетитно пахнувшим бульоном и чашка с сухариками. Девушка недоуменно подняла глаза и моргнула.

     – Если ничего не хочется, то можно просто выпить бульон. Силы нужно поддерживать, - отец Астора улыбнулся, разглядывая слегка покрасневшие щеки гостьи.
     … …

     - Вот ты где окопался? – Сатор хлопнул удобно устроившегося поработать в университетском парке шатена по плечу и уселся рядом на деревянной скамье с кованной спинкой, предварительно взяв в руки занимавшие большую часть скамейки документы. Вдохнул свежий аромат влажной после дождя опавшей листвы, прищурившись, посмотрел на пробивавшееся сквозь почти оголенные ветви деревьев солнце и перевел взгляд на друга, что-то сосредоточенно набивавшего на клавиатуре планшета.

     – Еще пару минут, - пробормотал тот, не отрываясь от монитора. Блондин согласно кивнул, облокотился на спинку скамьи, внимательно разглядывая окружающее пространство. Обнаружив чуть поодаль отливавшие в рыжину каштановые пряди Ассины, широко улыбнулся. Последнее время это уже становилось закономерностью, видеть парочку недалеко друг от друга. Устроившись на тумбе рядом со стадионом, шатенка что-то сосредоточенно вычерчивала в ноутбуке, болтая при этом ногой. Бантик из ультрамариновых шнурков весело подпрыгивал на серой кроссовке. Сатор проследил за причудливой траекторией движения ботинка, но затем отвлекся на шествовавшую мимо с веселым щебетом группку студенток.

     Молодой мужчина поморщился, заметив несколько чарующих взглядов в свою сторону, а потом довольно вздохнул. Все вернулось на круги своя. Ассина все так же срывалась по первому звонку с учебы. Неизменно пыталась сбить с ног уже привычного к этому и научившегося вовремя уворачиваться Кортаса, регулярно с извиняющейся улыбкой таскала с тарелки Инии маленькие пирожные. Оценив лояльное отношение ВИП-студентов, остальные учащиеся сделали правильные выводы и больше девушку своими придирками не беспокоили. А желание некоторых приблизиться Ассина игнорировала с холодным равнодушием. Да и хмурившийся в таких ситуациях Астор энтузиазма набивавшимся в друзья личностям не добавлял.

     И лишь для капитана университетской команды – высокого, мощного парня, чья рыжая шевелюра моментально собирала толпу фанаток, было сделано исключение. Как они познакомились, осталось тайной, как и причина сближения. Однако с некоторых пор шокированные студенты частенько имели возможность наблюдать, как одержимо щелкавшая клавишами на полюбившейся ей в парке тумбе госпожа Марен, достав из сумки или кармана телефон, читала сообщение и, сердито шипя себе под нос нечто неудобоваримое, вскакивала с нагретого серого камня, запихивала в черный рюкзачок вещи, нерешительно посматривала в сторону главного корпуса, который требовалось обойти, либо пройти насквозь, чтобы добраться до выхода из кампуса, а потом, развернувшись на сто восемьдесят градусов, неслась на футбольное поле, где под оглушительные свистки или не менее громкие крики тренера проходила тренировка футболистов.

     Вот и вчера, проходя мимо, скульптор видел, как Ассина вдруг похлопала себя по объемной голубой куртке, потом сползла с тумбы и наклонилась, поднимая упавший на землю рюкзак. К этому времени телефон орал так громко, что мелодию звонка слышали все окружающие. Не отнимая трубку от уха, шатенка собрала пару тетрадей и ручки, запихала за ними следом в сумку планшет, подхватила свою авоську на плечо и бодро затрусила к футбольному полю, прочное прозрачное ограждение которого совершенно не закрывало обзор любопытно вытянувшему шею Сатору.

     На границе искусственного покрытия и травы Ассина остановилась, затем шагнула на поле и, огибая по дуге как раз приступивших к отработке приемов с мячом спортсменов, споро направилась к противоположному концу стадиона. От группы сосредоточенно пинавших мяч молодых людей отделился капитан команды, которому шатенка весело помахала. Тренер футболистов недовольно цыкнул языком, но что-либо говорить поостерегся. Тем более что уходил Натан совсем ненадолго. Подбежавшая к ограде стадиона практически одновременно со спортсменов девушка широко улыбалась рыжеволосому парню, чьи тренированные сильные руки подхватили ее и подсадили на забор, с другой стороны которого находилась тихая улица. Затянутый в строгий черный костюм шофер словил сначала сумку, а потом и спрыгнувшую к нему студентку, поправил сбившуюся набок фуражку, усадил пассажирку в припаркованный рядом черный седан и уехал в неизвестном для большинства направлении.

     Тогда Сатор лишь покачал головой. Он, конечно, о такой экономии времени на дорогу слышал, но видел впервые. Кончики пальцев зачесались от нестерпимого желания повторить только что виденное в миниатюре. Теперь в его мастерской стояла маленькая композиция, на которой мощный решительный мужчина поднимал на вытянутых руках шаловливой кошечкой изогнувшуюся немного взлохмаченную девушку.

     Разглядывая болтавшиеся туда-сюда черные кроссовки, блондин невольно поджимал губы. Вырвиглазные яркие синие шнурки не сочетались абсолютно ни с чем в одежде их владелицы. Чувство прекрасного скульптора вопило и корчилось в муках. И мысли о том, что таким образом Ассина протестовала против оказываемого на нее «поклонником» давления и общей ситуации в целом, помогали мало.

     Мужчина покосился на быстро шуршавшего клавишами друга, задаваясь вопросом, как тот справляется с живучими тараканами своей предполагаемой девушки. Сам Сатор с такой ходячей проблемой связываться не решился бы. И не из-за господина Поклонника. Просто Ассина была всегда в стороне, даже если и находилась рядом. Она могла улыбаться, могла быть серьезной. Могла работать и отдыхать с ними вместе, но в ее новой квартире, расположенной в центре надежно охраняемого элитного квартала, чему Сатор лично поспособствовал, обращаясь с просьбой найти там жилье к близкому другу отца, занимавшемуся строительством и продажей жилья, никто из них так и не побывал. Девушка не приглашала туда никого. Даже Иния могла заглянуть только за нужными для работы вещами. С четверкой ВИП-студентов и единственной подругой Ассина встречалась либо в университете, либо на нейтральной территории. Последнее, впрочем, было тоже крайне редким явлением.

     Внезапно девушка вскинула голову, очевидно, что-то услышав сквозь отборный мат недовольного проделанной работой команды тренера. Вскочила и побежала к стоявшему в начале аллеи мужчине в элегантном классическом полупальто цвета кофе. Раскинув руки, тот ждал, пока шатенка окажется в его объятиях, подхватил ее и немного покружился вместе с девушкой. Астор выключил планшет, сложил документы в стоявший рядом кожаный кейс и вместе с Сатором направился следом за оживленно болтавшей, двигавшейся в сторону главного корпуса парочкой, вдруг обогнувшей здание и зашагавшей к студенческой парковке.

     Молодые люди переглянулись и ускорили шаг, догоняя скрывшихся за деревьями Ассину и, если память и зрение ВИПов не подводили, господина Алекса Кру.

     «Алекс, я тебя сейчас придушу!» - одновременно радостный и возмущенный девчачий вопль пронесся над парковкой, отражаясь эхом от окружавших ее высоких деревьев, - Это просто свинство какое-то. И как Вы только додумались! – с восхищенной улыбкой девушка ходила вокруг хитро поблескивавшего хромированными элементами явно недешевого представителя семейства мотоцикловых, как кошка вокруг полной миски деревенской сметаны. Палец с аккуратным светлым маникюром чуть ли не благоговейно обводил изящные летящие контуры чудо-техники, - Нет, я, конечно, безумно рада. Ты не подумай….

     - А я и не думаю, - хмыкнул мужчина, кутая нижнюю часть лица в черный мягкий шарф, – Ты же от него даже взгляда оторвать не можешь….

     - Мне просто жутко не по себе. Ведь это же просто куча денег на колесах. Очень дорогой! – глаза Ассины блестели, а щеки порозовели. И даже каштановые прядки топорщились в разные стороны.

     - Вот уж нашла из-за чего переживать, - шатен подошел ближе, похлопал девушку по плечу и с ехидной улыбочкой довел до ее сведения, что он бы и сам от покупки такой вот штукенции, шлепок по черному с серебристым боку, не умер и точно не разорился, но, зная вредный характер одной важной для всех них особы, друзья и родственники, можно сказать, скинулись и купили это чудовище. А он лишь отвечал за выбор конкретной модели. Ассина обняла друга и спрятала лицо в ворсовой ткани пальто, стараясь скрыть выступившие на глазах слезы.

     - Ну что ты…, - большая ладонь с длинными красивыми пальцами осторожно гладила чуть вздрагивавшие плечи. Долго утешать себя шатенка не позволила. Через пару минут на дарителя уже смотрели сияющими глазами. Впрочем, их выражение буквально тут же изменилось на молящее-просящее, - Если я правильно оцениваю выражение твоего лица, то больше всего ты сейчас хочешь отправиться на трек опробовать своего монстра, так? - быстрые кивки подтвердили правоту говорившего, – А время у тебя есть?

     Легкое пожатие плеч и скорченная жалобная гримаска сказали, что время, вроде бы как, есть, но только если забить на что-нибудь.

     - Едем, – вздохнул даритель, – И надеюсь только, что то, о чем ты решила, мгм, забыть, не критично….

     Ассина наигранно тяжело вздохнула, затем хмыкнула и надела висевший на руле шлем, всем видом демонстрируя, что на что-то действительно важное она бы уж точно не махнула рукой.

     Сатор развернулся и направился в сторону своего алого спорткара. Астор посмотрел на него и кивнул сам себе. Все верно. Вряд ли госпожа Марен удовлетворится студенческим треком, в то время как можно было воспользоваться находившейся не слишком далеко огромной гоночной трассой. Отъезжая от корпуса, шатен взглянул в зеркало заднего вида и усмехнулся. Любопытствующих было много. Следом за его новым иссиня-черным автомобилем с горным барсом аэрографии во все крыло двигалась приличная вереница представителей иностранного, а также знаменитого на весь мир отечественного автопрома, вызывавшая своим видом шок у прочих городских обитателей.

     Ехала Ассина на удивление спокойно, соблюдая практически все правила дорожного движения. Будущий наследник клана с все большим уважением наблюдал за перемещениями девушки, для которой соблюдение требований и норм на дороге, было, судя по привычным уверенными и плавным маневрам, не данью необходимости в виде следовавшего за ней на серебристом майбахе дарителя, а типичным поведением. Кортеж спокойно доехал до гоночного трека. Мотоцикл выехал на трассу, в то время как выходившие из автомобилей студенты с ехидными улыбочками осведомлялись друг у друга не перепутала ли госпожа Марен гоночный трек с учебным автодромом. Ухмылки становились еще шире при виде не слишком быстро двигавшегося мотоцикла. Второй круг, третий. Гонщица постепенно наращивала скорость. И вот уже мимо зрителей скользила полуразмытая тень. Тогда и самые несведущие сообразили, что водитель изначально просто проверял возможности и привыкал к управлению, а вот сейчас, после притирки, начал отрываться на треке.

     Стоявший в первом ряду чуть ли не вплотную к трассе господин Кру не обращал внимания ни на расположившихся рядом с ним молчавших ВИП-студентов, ни на шептавшихся чуть поодаль, висевших на трибунах прочих наблюдателей. Мужчина неотрывно следил за проносившимся мимо с оглушительным ревом мотоциклом. В какой-то момент хромированного двухколесного красавца занесло на повороте, но гонщица выправила машину. ВИПы тревожно переглянулись. Кажется, захваченная скоростью Ассина начинала терять контроль над управлением, при этом будучи не в состоянии самостоятельно оценить ситуацию и притормозить. Такое иногда случалось.

     Актер с абсолютно спокойным лицом достал из внутреннего кармана телефон и нажал на кнопку вызова. И снова замер. Лишь ярко-синие глаза, не отпускавшие постепенно замедлявший движение мотоцикл, выдавали напряжение владельца кинокорпорации. Спустя еще один круг гонщица свернул вбок и затормозил рядом с мужчиной, выключившим телефон и подошедшим к снявшей шлем и встряхнувшей волосами девушке: - Заигралась?

     Та виновато улыбнулась, а потом вдруг рассмеялась, поставила на упор мотоцикл и чмокнула стоявшего рядом друга в щеку: –Я абсолютно точно забыла сказать Огромное Спасибо за такой замечательный подарок!

     Актер расплылся в теплой улыбке и крепко обнял шатенку. Та несколько мгновений постояла спокойно, а потом осторожно выбралась из рук господина Кру и повернулась к четверке парней: - А вы пришли полюбопытствовать?

     - Конечно, – вместо ВИПов ответили откуда-то сбоку. По проходу торопливо спускалась Иния, - Нам тут многим было интересно. Только в отличие от некоторых мне пришлось ловить такси. Так что застать я успела только пару финальных кругов твоего ужасающего полета над треком. Тебе не стыдно так пугать?! – брюнетка с возмущением уставилась на подругу.

     - Извини, увлеклась, – Ассина смущенно посмотрела на девушку и качнула головой в сторону стоявшего рядом мужчины, – но у нас все было под контролем, – и не меняя интонации спросила, - Хочешь прокачу?

     - По гоночной трассе? Упасите Небеса! И не подумаю!

     - Нет, только по городу. Там я езжу тихо и торжественно. Почти как на похоронах, – получившая заряд адреналина, выветривший на время из головы все проблемы, Ассина ехидно улыбнулась. Иния вздохнула, подняла глаза к небу, а потом внезапно для всех вернула собеседнице столь же саркастическую усмешку: – По городу прямо сейчас. А по треку потом. Когда я свыкнусь с этой мыслью.

     Жан покачал головой и хмыкнул. В ответ на непонимающие взгляды он пояснил: - Я вот думаю, сколько пар сегодня было сорвано, - остальные оглядели трибуны. Судя по количеству разбредающихся студентов, у большинства преподавателей сегодня случился незапланированный выходной, – Придется извиняться и разбираться, - поп-звезда тяжело вздохнул. Именно его семья негласно курировала университет, так что и разгребать случившееся предстояло непосредственно ему. Друзья согласно кивнули. Обернувшись на деликатный рык двигателя, они успели увидеть выезжавших с трека девушек, явно не желавших принимать участие в обсуждении столь «занимательных» дел. Алекс Кру также предпочел уйти, не прощаясь.

     Общение с оскорбленным ректором и преподавателями прошло довольно спокойно. Разумеется, педагогам случившееся не понравилось. Несомненно, будь это другое заведение, студентам бы не поздоровилось. Но в стенах данного университета все понимали, с кем имеют дело. Поэтому все ограничилось сдержанными, высказанными, только чтобы Жан, которому все эти конфликты явно были не нужны, чувствовал себя спокойнее, извинениями ВИП-студентов от лица всех учащихся и клятвенным обещанием задействовать провинившихся в ближайшем конкурсе талантов, ежегодно проводимом в стенах альма-матер. И само собой, всем преподавателям гарантировалась оплата пропущенных уроков в полном размере, равно как и дополнительных – объем материала никто сокращать не собирался, так что были назначены еще несколько вечерних занятий.

     И ректор, и педагоги согласились с подобным «наказанием» и решением конфликта, понимая, что на большее рассчитывать не приходится. Проректор же был в диком восторге. В этом году ему не нужно было мучиться, пытаясь убедить упертых студентов принять участие в ежегодном мероприятии. Против решения ВИП-четверки никто не пойдет.

     Все эти реверансы и урегулирования заняли много времени. Так что административный корпус друзья покидали уже в сумерках. Остановились на ступенях, вдыхая пряный аромат листвы и вглядываясь в подступающую темноту.

     - Прогуляемся, - выразил общее нежелание уходить из этого царства относительной тишины и покоя, просто жизненно необходимых после «веселых» переговоров, Сатор. Остальные кивнули и направились по обходной аллее в парк. Под ногами тихо шуршали нападавшие за день листья, легонько шевелили ветвями дремавшие деревья, теплый оранжевый свет изящных фонарей освещал неширокую дорожку. Пройдя еще один поворот, молчаливая группа вышла на пустое пространство. Впереди сиял огнями университетский стадион. Кортас присмотрелся. Жан неверяще потер глаза и улыбнулся: - Ничего себе.

     Астор философски пожал плечами, наблюдая за двигавшейся по освещенному яркими потоками прожекторов газону парой.

     - Все страньше и страньше, - прокомментировал Сатор.

     – А они довольно неплохо танцуют, - окидывая профессиональным взглядом парня и девушку, заметил брюнетистый певец, – ай, а вот это точно неприятно.

     С того расстояния, на которое молодые люди уже успели подобраться к ничего не замечавшим танцорам, было хорошо видно, как Натан при выполнении очередного па неуклюже наступил своей партнерше на ногу. Ассина постаралась убрать кроссовку из-под кожаного ботинка, но не успела. Слегка поморщилась и улыбнулась стушевавшемуся рыжику: – Ну, в конце концов, это всего лишь третий раз за час. Помнится, до этого ты по моим ногам только и ходил. Так что прогресс на лицо. И таак, раз, два….

     Урок продолжился, а четверка наблюдателей, незамеченная, удобно устроилась на сиденьях за прожекторами, где тень была гуще. Сатор попытался вытянуть ноги, но уперся в передний ряд и, тяжело вздохнув, огляделся. Увы, но крайнее сиденье уже было прочно оккупировано Жаном, чьи длинные, затянутые в узкие черные брюки конечности вольготно устроились в проходе, изредка поблескивая клепками на мягких темных мокасинах. Кортас увлеченно разглядывал происходившее внизу, время от времени хихикая в кулак, когда определенно чувствовавший себя увереннее с мячом в руках, чем с девушкой в объятиях, капитан футбольной команды спотыкался на ровном месте, ставил подножку своей партнерше или пытался упасть сам. «Извини», «прости», «еще раз прости» то и дело разносилось над стадионом. Ассина кивала головой, успокаивающе похлопывала молодого мужчину по темно-синей рубашке, улыбалась и опять вставала в позицию.

     – Вот удивительно, и как ей только терпения хватает, - прошептал Жан, наблюдая за неловкой поддержкой, в результате которой девушка полетела лицом в газон. Вскочивший было с места Астор сел назад, увидев, что спортсмен успел среагировать и подхватить партнершу. Ну а то, что произошло это практически за миг до встречи точеного носика и его веснушек с травой, было делом второстепенным. Шатенка встряхнулась, сдула со лба влажную прядку, кивая на вежливые искренние извинения окончательно утратившего спортивный дух Натана.

     Кортас согласно кивнул на реплику певца и поморщился, вспоминая собственных учителей танцев, безуспешно пытавшихся привить бездарному ученику изящество и элегантность движений. Несмотря на значительное вознаграждение, терпение у них заканчивалось быстрее, чем у наследника корпорации появлялся хоть какой-нибудь прогресс. Ассина махнула рукой, мягко прерывая рыжика, встала на цыпочки и потрепала капитана команды по взлохмаченным вихрам, достала из кармана телефон и выключила музыку. Отошла к кромке поля, закапываясь в корзину с разноцветными мячами. Вытащила несколько штук и понесла их под свет прожекторов. Последний, темно-зеленый мяч девушка прижимала уже подбородком.

     Подбежавший Натан забрал парочку стремившихся выпасть из рук девушки мячиков и терпеливо дожидался, пока шатенка разложит свой «инвентарь» неким хитрым узором, затем сходил за следующей порцией. Наконец, все мячи оказались на своих местах. Футболист встал в центре и кивнул. Звуки уже приевшейся зрителям мелодии разнеслись по полю. Подчиняясь командам Ассины рыжик с уверенной четкостью пинал то зеленый мячик правой ногой, то красный левой. А девушка то ускоряла, то замедляла темп. Жан подобрался, вытянул шею и округлил глаза, вопросительно посмотрел на Сатора, одобрительно кивнувшего в ответ. Невольные наблюдатели увлеченно следили за проявлявшимся под ударами знакомым узором танцевальных элементов.

     - А ведь ему, действительно, так проще…, - покачал головой певец, - молодец, девочка! Ну что, пойдем? Или еще посмотрим? – он повернулся к остальным.

     - Сейчас все двинемся, - Кортас кивнул в сторону поля. И действительно, мячи вернулись на место. Рыжий капитан подхватил лежавшие на покрытии беговой дорожки сумки, подал своей учительнице руку и направился к выходу со стадиона.

     - Пока еще получается не очень..., – честно отметил Жан, улыбаясь и вставая с кресла, как раз когда Натан осторожно вел Ассину мимо. Шатенка подпрыгнула, а рыжеволосый спортсмен, сначала задвинувший девушку за спину, узнав говорившего, выдохнул, взлохматил свои и без того торчавшие в разные стороны вихры и развел руками с сумками: - Знаю. Стараюсь, но пока все без толку.

     - Не совсем так, кое-что уже получается. Думаю, все успеем вовремя, - вмешалась Ассина, выбираясь из-за широкой спины футболиста.

     - Понял, - Жан слегка стукнул себя по лбу, – Ты к Зимнему Балу готовишься! - уверенный в своей правоте, он требовательно посмотрел на Натана. Последний помедлил, но все же кивнул. Компания, пиная подворачивавшиеся под ноги листья, медленно шагала в сторону корпуса, обсуждая прошлогодний зимний бал и подготовку к нынешнему. При этом все соглашались, что да, пригласить девушку на этот праздник и не танцевать с ней, было бы верхом глупости. Астору очень хотелось спросить, каким же таким образом учительницей стала Ассина, но ВИПы принялись в очередной раз терзать Жана, пытаясь расколоть его на хоть какую-то информацию по праздничным приготовлениям и сюрпризам. Брюнет рычал, огрызался, раздраженно мотал растрепанным хвостом, так ему все это надоело, но секрет не выдавал. Сюрприз и точка.

     Оказавшись на парковке, певец с облегчением выдохнул и, махнув изрядно доставшим его друзьям рукой, поспешил спрятаться в салоне своего нежно лелеемого хищного серебристого со стальным отливом спорткара. Астор протянул руку к озадаченно смотревшему на него Натану. Видя, что спортсмен не понимает, шатен пояснил: - Давай сумку. Я подвезу Ассину. Нам по пути.

     Не торопившийся расставаться с ношей рыжик вопросительного взглянул на девушку. Та уверенно кивнула: - Все в порядке, Натан. Спасибо.

     Мужчина улыбнулся, вручил рюкзачок Астору, еще раз поблагодарил за урок и направился к своему автомобилю.
     … …

     Будущий глава клана аккуратно вел машину, изредка подглядывая на сидевшую рядом пассажирку. На лице расслабившейся в уютном теплом салоне Ассины проступила усталость. Шатенка посматривала то в переднее стекло, то в боковое, шебуршалась на сиденье, потом замерла, удобнее пристраивая голову на подголовник, широко распахнутыми глазами уставившись на ночной городской пейзаж. Однако тихая музыка, мелькание огней за окном, тепло мягкого салона одержали победу. Астор не уловил момент, когда Ассина уснула. Просто, взглянув в очередной раз на кресло рядом, увидел, что девушка спит, приоткрыв рот и изредка вздыхая. Улыбнулся и переключился на дорогу, стараясь более плавно тормозить на светофорах и поворотах.

     У поста охраны пришлось остановиться, пока умная, но не настолько совершенная как в поместье, техника сличала номера и лица пассажиров. Ассина завозилась, тихонечко что-то проворчала и опять затихла. Заглушив двигатель, Астор задумчиво посмотрел на прислонившуюся щекой к прохладному стеклу шатенку, раздумывая, стоит ли будить девушку. Но вспомнив, как у самого после такого сна все ломит и еле гнется, поморщился, осторожно погладил нежную, чуть порозовевшую от тепла салона кожу, отвел в сторону каштановую прядку и отдернул руку, встретившись с взглядом широко распахнувшихся глаз, в которых плескался дикий ужас. Удар сердца, другой, и на смену панике пришли узнавание, неуверенность и смущение.

     Шатен успокаивающе улыбнулся: - Приехали.

     Ассина кивнула и уставилась на молнию собственной куртки, полностью погрузившись в процесс ее застегивания. Астор вышел из машины и обогнул ее, открывая пассажирскую дверь. Девушка покопалась в сумке, доставая ключи на забавном брелоке в виде смешного стального человечка, устроившегося на широком кольце, и лишь затем выбралась наружу. Серые глаза довольно блеснули, но мужчина тут же нахмурился. С одной стороны, радовало, что модель соблюдает разумную предосторожность, не позволяющую застать ее на улице или в подъезде врасплох. С другой стороны, становилось грустно при мысли о том, сколько еще подобных «техник безопасности» пришлось выучить спутнице и почему.

     Мягкий свет подъезда и тепло, особенно приятное после осенней прохлады, даже если вы пробежали всего лишь от парковки до дома, окутали пушистым одеялом. В воздухе витал приятный запах воска и почему-то ванили. Ассина и будущий наследник клана дружно втянули носами и тихо рассмеялись от такой синхронности. Степенный консьерж с сединой на висках и идеальной осанкой королевского дворецкого вежливо улыбнулся и протянул госпоже Марен журнал в кожаной обложке благородного пурпурного цвета, прося расписаться в получении конверта и посылки.

     Астор с трудом удержался, чтобы не сдернуть коробку и пухлый пакет с темно-коричневой стойки из мореного дуба и не вышвырнуть вон из залитой светом состоящей из нескольких широких лаконичных серебристых спиралей люстры парадной. Мужчина нахмурился и стиснул зубы. Он несколько дней раздумывал, стоит ли перехватывать всю корреспонденцию девушки и проверять ее содержимое, прежде чем она дойдет до адресата, но решил, что Ассина не простит подобного вмешательства, и отказался от этой идеи. Сейчас же ему очень и очень хотелось вернуться в прошлое и передумать….

     Будущий глава клана медленно втянул воздух и затем аккуратно выдохнул, стараясь не смотреть на подрагивавшую кисть расписывавшейся спутницы. Боялся, что сорвется. Шатенка протянула руку, видимо, намереваясь забрать предназначенную ей почту, но пальцы замерли в нескольких сантиметрах от коробки, не в силах преодолеть это расстояние. На побледневшем лице отражались испуг, брезгливость и напряжение, прорвавшиеся сквозь привычную маску спокойствия. Девушка не хотела брать в руки «подарок».

     Прежде чем она успела передумать, Астор подхватил коробку, бросил на нее сверху письмо. Ассина дернулась, не желая, чтобы пугавшая ее мерзость коснулась кого-нибудь еще, но мужчина уже шагал к лифту. В поднимавшейся на нужный этаж светлой кабине со стенами из удивительной розово-красной древесины с огромным зеркалом царило молчание. Шатенка стояла в пол-оборота, ни на секунду не выпуская злополучную ношу спутника из поля зрения. Выйдя из лифта, девушка повернула направо, останавливаясь перед кремовой дверью с матово поблескивавшей металлической ручкой. Тонкая, все еще подрагивавшая рука с ключами потянулась к замку. Звякнул о мраморный пол цвета темного шоколада смешной человечек.

     Ассина присела, поднимая брелок. Будущий глава клана, покачав головой, развернулся в сторону лифта и нажал на кнопку. Поправляя на плече рюкзачок девушки, взглянул на недоумевающе смотревшую на него шатенку: - Здесь мы это открывать не будем, - Астор свободной рукой обвел окружающее пространство, - твой новый дом обойдется без таких воспоминаний.

     Склонив голову к пушистому воротнику куртки, Ассина помялась на месте, затем шагнула следом за спутником в кабину, где замерла, прикусив губу и нервно накручивая на палец кончик выбившегося голубого шарфа. Привставший из-за своей стойки консьерж проводил вроде бы только что поднявшуюся наверх пару удивленным взглядом, после чего удобно устроился в служебном кресле, перелистнул страницу глянцевого журнала, с восхищением рассматривая модные в этом году интерьеры и думая над тем, кто из жильцов элитного дома затеет ремонт ближайшим летом, когда большая часть квартир в здание опустеет, дожидаясь своих хозяев из отпусков.

     Усадив девушку, Астор выкрутил руль и неспешно повел автомобиль по ночной улице. Некоторое время в салоне стояла тишина, нарушаемая лишь едва слышным сытым урчанием двигателя. Серые глаза внимательно следили за мокрой от осеннего дождя дорогой. Ассина задумчиво наблюдала за стекавшими по стеклам каплями, постепенно превращавшимися в тонкие, разбухающие струйки.

     - Последний осенний ливень, наверное…, - она задумчиво провела пальцем по кофейного цвета кожаной обивке боковой двери и, не меняя интонации, все так же ровно и спокойно продолжила, - не понимаю, как, каким образом он так быстро меня находит. Вот, казалось бы, уже никто и не знает. Все связи оборваны. Смешно, - тихий печальный полувсхлип мало соответствовал сказанному, - я ведь даже самым близким ничего не сообщала. Меняла имя, дом, город, работу.

     Дождь заливал остановившуюся машину, увеличивая блестевшие в свете рекламы и фонарей лужи на асфальте. На торпеде сдержанно светилась приборная панель.

     – Не помогло, – Астор не спрашивал.

     - Не помогло, – шатенка печально качнула головой и тяжело вздохнула, – и я перестала так шифроваться, - зеленые глаза смотрели прямо и в никуда. Руки бессильно лежали на коленях. Мертвый, отстраненный голос почти заглушался шумом бивших по капоту и лобовому стеклу крупных частых капель, - постепенно я нашла границы допустимого, – горькая усмешка промелькнула на бледных губах, - точнее, я поставила пограничный столб после «несчастного случая», организованного для моей подруги. Вся ее вина заключалась в том, что она имела неосторожность прийти ко мне в гости. Тогда… мне стало все равно. И я поехала к океану. Это было совсем недалеко. Там очень красиво. Свет, соленые брызги. Бескрайнее синее небо, облака и простор…, - Астор проводил взглядом очередную, на удивление прозрачную для этого большого мегаполиса, дождевую каплю и снова посмотрел на красиво очерченные, притягивавшие его внимание губы. Выдохнул, сместился на сиденье, стараясь устроиться удобнее и проклиная так не вовремя проснувшееся желание. Мгновенно пропавшее при последующих словах шатенки, - белоснежная пена разбивающихся о камни волн. Извечная, суровая красота скалистого берега, - мужчина тряхнул головой, не в силах избавиться от возникшей перед глазами картины….

     … Тонкая, хрупкая женская фигурка с раскинутыми в стороны руками и запрокинутым вверх лицом стояла на крутом обрыве. Снизу, с воды она казалась просто крошечной. До свободного полета оставался не шаг и даже не шажок. Считанные сантиметры. Их могло и не быть, но пара острых камней, выпиравших из скалы, мешали встать на самом краю.

     А океан звал и манил. Непонятно как, но и на такой высоте в лицо летели соленые брызги. Солнечные лучи вперемешку с ветром гладили мокрые щеки, не успевая высушить постоянно текшие слезы. Она их не замечала. Стояла и прислушивалась к шуму воды, все больше и больше наклоняясь вперед, не пытаясь бороться с желанием раствориться в белоснежной кипящей пене, уже готовая уйти в горизонт.

     От ударов волн скалы дрожали, иногда осыпаясь мелкой крошкой. Вдруг с шумом, хрустом и треском в нескольких метрах справа поехал и рухнул вниз один из пластов почвы. От оглушительного грохота заложило уши. На краю обрыва беспомощно закачался, а потом все-таки полетел следом в белые от пены волны чудом державшийся на тонком корешке кустик. В зеленых глазах мелькнула тень осознанной мысли….

     - Это спасло меня…, – Ассина улыбнулась сквозь слезы, капавшие на мягкую ткань видневшегося в расстегнутом вороте куртки темно-синего джемпера, стиснула пальцы, а потом расслабилась, откинулась на спинку сиденья и продолжила, - я до сих пор не понимаю, как он узнал о том, что случилось, но активная травля моей семьи и немногих друзей прекратилась.

     Говорить о том, что это вовсе не значило, что можно было жить спокойно и делать все, что хочется, шатенка не стала. К тому же, на тот момент ей уже было достаточно и того, что можно было общаться, пусть недолго, но не опасаясь за жизнь и здоровье дорогих людей. И было неважно, что встречи были редкими и за пределами ее дома. Все равно, это было намного больше того, чем то, что она имела долгое время. И баланс сохранялся. Пока не задержали письмо.

     Пролетевшая мимо машина обдала спорткар грязными потоками. Ассина вздрогнула. Удивленно потрогала мокрые щеки и с недоумением посмотрела на влажные ладони. Взяла протянутые мужчиной бумажные салфетки. Вытерла лицо, огляделась вокруг и вопросительно взглянула на Астора. Тот, достав большой темный зонт, вышел из салона и открыл пассажирскую дверь. Крупный плечистый охранник пропустил в длинный освещенный точечными светильниками коридор. Встречавшиеся на пути люди в одинаковых черных брюках, приталенных элегантных пиджаках и кипенно-белых рубашках вежливо кланялись паре и целеустремленно двигались дальше.

     Посторонившись, пропуская мимо невысокого парнишку с серебристым подносом с пустыми бокалами и стопкой тарелок, шатенка, привлеченная шумом, бросила взгляд в приоткрывшуюся дверь, да так и застыла, впечатленная огромной, похожей скорее на производственный станок, плитой с многочисленными конфорками и огромными противнями, над которыми поднимался дымок. Мерно шумела массивная вытяжка, мимо двери пробежал худой высоченный мужчина. Ссутулившись над одним из противней, он достал огромную двузубую вилку, наколол кусок, который Ассина опознала, как курицу, понюхал и положил назад.

     Модель вздрогнула, скосила глаза на появившуюся на плече крупную кисть с перстнем из белой платины и подняла взгляд на улыбнувшегося ей шатена. Следуя за Астором, девушка осторожно тронула своего спутника за рукав: - А мы где?

     - В моем клубе. Здесь нам будет спокойнее, и никто не помешает, - будущий глава клана открыл дверь и придержал ее, дожидаясь, пока шатенка войдет в кабинет. Следом за хозяином в освещенном светлом помещении появился подтянутый мужчина в возрасте. Вежливо поздоровался с гостьей и застыл у входа, ожидая распоряжений.

     - Закажи нам легких салатов, отдельно к ним соус и зеленый чай с клубникой, - Астор сгрузил на круглый письменный стол коробку с конвертом, сдвинув в сторону органайзер и прозрачную вазу с сухими стеблями какой-то золотистой травы с мохнатыми кисточками. Секретарь поклонился, быстро взглянул на рассматривавшую наклонные, сейчас прикрытые цвета топленого молока шторами окна и огромную фотографию полосатого дымчато-голубого Сатурна шатенку и вышел.

     - Присаживайся, - мужчина указал на светлый в противовес столу и креслам диван под фотографией планеты, перед которым уютно устроился низкий темно-коричневый столик с деревянными статуэтками цвета горького шоколада и стопкой книг. «Экономика», «Управление бизнесом», «Лекции профессора…» - отметила автоматически девушка названия на корешках явно неновых томов с многочисленными закладками.

     Оставив посылку на месте, будущий глава клана подхватил конверт, достал из ящика украшенный сапфирами нож для бумаги и, вскрыв упаковку, выложил содержимое на столешницу. Потянувшегося было к бумагам адресата письма тут же легонько шлепнули по пальцам. Шатенка фыркнула, однако чинно сложил руки на коленях, наблюдая за тем, как будущий глава клана осматривает и даже обнюхивает конверт. Отложив его в сторону, мужчина внимательно прочитал написанный на белом листе дорогой бумаги текст, после чего поднял документ, разглядывая его на просвет. Лежавшую в стороне стопку фотографий пока не трогали. Смысл послания ничем не отличался от предыдущих. Лишь одна фраза: «Твоя улыбка принадлежит только мне».

     Взгляд зеленых глаз метнулся с четких, рукописных, тщательно прорисованных букв к фотографиям, а потом к просматривавшему их мужчине.

     - Содержимое аналогично предыдущим, - Астор сложил карточки, не спрашивая, встал, прошел к противоположной от окон стене, открыл дверцу сейфа и убрал снимки, полный решимости не демонстрировать их гостье. Набрал код и вернулся к столу. Наблюдавшая за его действиями девушка немного неуверенно кивнула и покосилась на стоявшую в углу коробку.

     Шуршащая бумага упаковки была такой тонкой, что легко разорвалась под руками будущего главы клана. Смяв в комок, мужчина отбросил ее на край столешницы, вместе с переместившейся от дивана к письменному столу Ассиной рассматривая хорошо сколоченный деревянный ящик с частыми круглыми отверстиями по периметру, позволявшими предположить, что внутри находилось что-то живое. Шатен взялся за нож, но вместо того, чтобы вскрыть крышку, положил его обратно и встал перед уставившейся на посылку девушкой: - Может быть, для начала я сам посмотрю?

     Он ожидал возмущения, негодования от привыкшей все решать самостоятельно гостьи, однако та не спешила возражать и заявлять о собственной состоятельности. Покусывая губу и вцепившись в край столешницы пальцами, Ассина неуверенно переводила взгляд с ящика на мужчину, потом назад: - Спасибо, но все же не стоит, - на бледном лбу выступили капельки пота, расширенные зрачки затопили радужку. Девушка с трудом дышала. Решение явно далось ей нелегко. Астор кивнул, принимая, что на данный момент шатенка не может позволить себе быть слабой, но про себя подумал, что постарается сократить количество ситуаций подобных сегодняшней, насколько это возможно.

     Убрав липкую ленту с многочисленными отметками о пересылке, мужчина аккуратно снял крепившуюся в пазах крышку, поддев ее кончиком ножа, и наклонился. Внутри находился пластиковый контейнер с двумя огромными рыжевато-коричневыми улитками.

     Прозрачная коробка стояла на столе. Ее обитательницы методично и на удивление споро уничтожали предложенную клубнику. Сидевшие на диване наблюдатели переглянулись. Прижимавшая к себе одной рукой темно-коричневую подушку Ассина другой нервно потерла лоб и обернулась к смотревшему на нее с сочувствием хозяину кабинета: - Я понимаю, что они, - девушка кивнула на довольных подношением представителей брюхоногих моллюсков, - ни в чем не виноваты. И отвращения они у меня не вызывают, но…, - голос шатенки сорвался. Она сглотнула, попыталась еще что-то сказать, однако только мотнула головой. Как она могла держать дома эту пару? Если каждый раз при взгляде на пусть и довольно симпатичных улиток, она будет вспоминать тоже рыжего, но пушистого питомца, а также того, кто стал причиной его отсутствия. И обстоятельства исчезновения своего мурлыкающего солнышка она вряд ли когда-нибудь забудет.

     - Оставим их здесь. Будут жить на ресторанной еде. Кому о них позаботиться, найдем, - ворвался в ее размышления спокойный голос Астора.

     - Он хочет, чтобы они жили у меня, - Ассина беспомощно и обречённо покачала головой, отвернулась к окну. Тихий стук возвестил о приходе секретаря. Мужчина флегматично выставил на столик черный, со сдержанным морозным узором по краю, чайник, из носика которого поднималась тоненькая струйка пара, креманки с салатами и небольшое блюдо с крошечными пирожными, украшенными фруктами. В ответ на приподнятую бровь босса, не помнившего, чтобы подобное входило в заказ, пожилой брюнет с сединой на висках, заботливо наливавший в чашку гостьи ароматный Пу-эр, пояснил: - Очень легкие. Калорий мало, а юной леди, - карие глаза со сдержанно заботой прошлись по озадаченному лицу девушки, - несомненно, требуются положительные эмоции.

     Поклонившись, личный помощник вышел. Шатен улыбнулся. Вот из-за таких моментов, став руководителем сети клубов, он в свое время и не стал менять возрастного сотрудника на более молодого, хотя все того ожидали. Да и стариком или просто пожилым человеком личного секретаря владельца клуба можно было назвать только с большой натяжкой. Подтянутая фигура, строгий вид, идеальная память, четкое исполнение обязанностей, способность замечать многое. Все это с лихвой перевешивало неспособность сайгаком носиться по офису и некоторую степенность и официоз в отношениях. Астор находил подобное положение дел даже полезным. При проведении переговоров пожилой помощник удачно компенсировал молодость руководителя, вызывая расположение консервативно настроенных бизнесменов.

     Хозяин кабинета повернулся к гостье, молча сидевшей перед накрытым столиком, и подавил улыбку, отметив мимолетный взгляд на воздушное творожное пирожное, украшенное долькой киви. «Сладкоежка». Положив себе на тарелку корзиночку с белковым кремом, мужчина с видимым удовольствием отломил кусочек и отправил в рот, украдкой поглядывая на шатенку. Профессиональная фотомодель сначала съела зелень и овощи, а уже потом взяла приглянувшееся ей кондитерское изделие с зеленым фруктом. Но позволила себе лишь половинку воздушной сладости. Остальное со вздохом было отодвинуто в сторону. Девушка судорожно вцепилась обеими руками в тонкостенную чашечку с чаем. Видимо, чтобы не сорваться и не доесть. Астор спрятался за кружкой, скрывая разъехавшиеся чуть ли не до ушей уголки губ.

     Постепенно бледные щеки Ассины розовели, и она перестала напоминать ожившего зомби, да и сам Астор чувствовал себя немного отдохнувшим, несмотря на позднее время. Мужчина отложил вилку и произнес: - Новые питомцы пока поживут в соседнем кабинете.

     Шатенка решительно покачала головой: – Кое-кому это не понравится. В худшем случае помещение могут взорвать. Также не исключены неприятности с работающими там сотрудниками. Поверь, я знаю, о чем говорю!

     Будущий глава клана постучал пальцами по подлокотнику, на его губах появилась многообещающая улыбка, заставившая девушку слегка напрячься. Она широко раскрыла глаза и выжидающе уставилась на упрямого собеседника.

     – В таком случае эти, - кивок в сторону хорошо поужинавших улиток, - животные будут жить в центральном офисе Клана, - к распахнутым глазам добавился еще и приоткрытый рот, а молодой человек легко усмехнулся и продолжил, - Ты ведь понимаешь, о каком именно Клане я говорю. А поскольку там и так опасно, то и меры принимаются соответствующие. И твои брюхоногие ситуацию не изменят, - Астор встал и посмотрел на часы, – Есть, конечно, и другой вариант. Мы просто выкидываем их в унитаз. Мгновенная смерть и никаких проблем.

     - Нет, - Ассина всплеснула руками, вскочила и, подбежав к контейнеру, подхватила его, - они же живые!

     - Тогда отвезем их чуть позже, - шатен довольно блеснул глазами, вытащил улиток из лапок модели и вернул на стол, - так, ехать по домам, пожалуй, смысла уже нет. Останемся здесь, - мужчина подал девушке руку и направился к выходу. По просторному коридору в сдержанной бежевой гамме будущий глава клана прошел дальше, пересек небольшой холл с двумя черными диванами и столом для биллиарда, завернул за угол и оказался перед массивной дверью из темной полосатой древесины. Ассина озадаченно провела рукой по лакированной поверхности, пытаясь припомнить название дерева, но безуспешно. Тем временем шатен достал ключ-карту и открыл замок.

     Створка захлопнулась за спиной, и модель замерла на месте. Мужчина недоумевающе приподнял бровь. Неужели его после всего еще и опасаются?

     - Музыки совсем не слышно, - девушка вопросительно взглянула на хозяина апартаментов. Тот расстегнул верхние пуговицы рубашки и снял чуть запылившиеся ботинки: - Специальная звукоизоляция. Иначе я бы здесь отдыхать не смог.

     Шатенка одобрительно кивнула и переступила с ноги на ногу, стаскивая, не развязывая шнурки, кроссовки. Выпрямилась и прислушалась еще раз. Удивительно, но шум активной ночной клубной жизни абсолютно не проникал внутрь выдержанного в светлой бежево-коричневой гамме холла. Ознакомившись с расположением ванной и гостевой спальни и получив в свое распоряжение огромное синее полотенце и не менее впечатляющих размеров мягкий халат, Ассина отправилась в душ. Горячая вода успокаивала, позволяла сбросить накопившийся негатив. По крайней мере, девушка себя в этом старательно убеждала. На краю кровати, прямо на черном покрывале с белым узором сидел Астор с кружкой чего-то дымящегося травяного в руках. Шатенка втянула носом, узнавая запах ромашки и, кажется, мяты.

     - Я туда не только травки добавил, но и кое-что немного посильнее, - ровно отметил мужчина, передавая белоснежную чашку с огромным улыбающимся солнечным смайликом. Модель равнодушно пожала плечами. Отдых ей был необходим, а в собственных силах спокойно уснуть она сомневалась. В несколько глотков, чуть поморщившись от легкой горечи, выпила успокоительное, вручила посуду Астору, выпроводила его за дверь, скинула халат на кресло у окна и, закуклившись в одеяло, прикрыла глаза, моментально проваливаясь в мутный сон, к счастью, без кошмаров.

     Сидя за светлой барной стойкой и глядя в наклонные окна на слабый, чуть обозначившийся рассвет, будущий глава клана сжимал в ладонях пузатый бокал с янтарной жидкостью. Спать не хотелось совершенно. Он осторожно прошел по коридору к приоткрытой двери спальни, прислушался и также тихо вернулся назад. Открыл планшет и взялся за сотовый телефон.
     … …

     - Куда тебя отвезти? – шатен сделал глоток кофе с апельсиновым соком и отрезал еще один кусочек мяса, отмечая, что новый шеф-повар клуба готовит великолепно. Устроившаяся напротив на высоком серебристом барном стуле девушка прожевала кусочек сыра, немного подумала: - В университет, если тебе по пути, - улыбнулась и потянулась к синей прозрачной тарелке за следующей порцией. Круги под глазами модели побледнели, и она уже не так сильно напоминала панду. Астор довольно хмыкнул. Постучал подушечками пальцев по матовой поверхности: - Может быть, сначала домой? Тебе же нужны учебники.

     Ассина покачала головой: - Я сегодня на учебу не попадаю. Нужно на работу, - на изумленное молчание хозяина апартаментов, она пояснила, - Ты забыл, мое транспортное средство осталось на стоянке у университета. Надо забрать. Подвезешь?

     Шатен угукнул, дождался, пока гостья доест, отправил чашки в раковину, отряхнул руки и направился к выходу.

     Черный с серебром красавец стоял на своем месте, терпеливо дожидаясь хозяйку. Та внимательно осмотрела свое «чудовище», как его называла Иния, и, не найдя ничего экстраординарного или малоприятного, принялась отстегивать шлем от руля. Из лежавшей на сиденье сумки донеслась рваная мелодия телефонного звонка. Девушка замерла на месте, а затем быстро закопалась в рюкзак. Глядя на напряженную спину и дерганые движения, Астор передумал проявлять вежливость и отходить в сторону, чтобы не мешать разговору. Как-то сразу вспомнилось, что подобной мелодии мужчина за все время общения с шатенкой ни разу не слышал.

     Наплевав на тактичность, будущий глава клана сделал вид, что ему крайне необходимо пошуршать в салоне собственного стоявшего совсем рядом автомобиля, а сам при этом старательно прислушивался к репликам девушки. «Да…, нет, я понимаю твою точку зрения. Не могу согласиться», - наклонившись над сиденьем, протянув руку к бардачку Астор скорчил недовольную рожицу, предусмотрительно отвернувшись от специально открытого, чтобы было лучше слышно, окна. Разговор не отличался содержательностью. А оппонент говорил тихо, так что через трубку девушки ничего нельзя было разобрать. Ассина явно отвечала на какие-то вопросы, и ее фразы информативностью и энтузиазмом не отличались. Голос становился все более ровным и невыразительным, в глазах стыло равнодушие.

     - Мне пора. Услышимся в следующий раз, - шатенка с каким-то остервенением надавила на кнопку сброса, запихнула телефон в боковой кармашек. Нахмурилась и с шипением выпустила воздух сквозь сжатые зубы, закусила губу. Не помогло. С силой мотнув головой, модель перехватила сумку, потянула за лямки, трансформируя ее в рюкзак, тут же полетевший за спину. Шлем расстегнулся с первого раза. Перед тем, как опустить визор, девушка повернулась к Астору и помахала рукой. Губы растянулись в не слишком натуральной улыбке: - Спасибо, что подвез.

     Бледное лицо с напряженными скулами скрылось за тонированным стеклом. В следующую секунду мотоцикл сорвался с места, оставляя за собой след от паленой резины. Мужчина пожал плечами, сел за руль, завел двигатель и направил машину следом. В конце концов, если он ошибается, то на пары он еще успевает, а если нет…. У выезда за пределы кампуса творилось обычное для окончания занятий первой смены столпотворение. Модель сбросила скорость, плавно и аккуратно вырулила на улицу и дальше уже ехала спокойно, с соблюдением правил движения и сигналов светофора. Будущий глава клана перестал стискивать пальцами руль. Кажется, девушке удалось взять себя в руки.

     «Может быть, вернуться назад?» - мужчина взглянул на навигатор и покачал головой, отмечая маршрут, уже понимая, что является конечной точкой путешествия шатенки. Привычно свернув на знакомую до последнего знака дорогу к треку, Астор зло ощерился. Ему очень хотелось найти того звонителя и устроить ему пару несчастных случаев. Однако сейчас было не до этого. Получив на загруженных улицах преимущество, мотоцикл Ассины значительно вырвался вперед и пропал из вида. Шатен переключил скорость и перестроился. Девушку следовало нагнать быстрее.

     Проехав между рядами пустых трибун, Астор припарковался в тени и вышел из машины. Прислонился к крепкому ограждению, наблюдая за проносившейся мимо размытой тенью, лелея слабую надежду, что все обойдется, однако мотоцикл продолжал ускоряться, повороты начинали терять свою чистоту и аккуратность, иногда гонщица и техника ложились практически на бок. Достав из кармана телефон, Астор набрал давно забитый в память номер, но ничего не изменилось. Либо девушка не слышала сигнал, либо отказывалась реагировать на него.

     Шатен кивнул сам себе, вернулся к машине, провел рукой по аэрографическому барсу и сел в салон. Выставил автомобиль в спорт-режим. Пришлось ждать, подгадывая момент. Выкручивая руль и набирая скорость, мужчина еще успел порадоваться, что подаренный девушке мотоцикл являлся не чисто спортивной моделью, а адаптированной для передвижения по городу версией. Иначе догнать его и синхронизироваться было бы очень сложно. Несколько кругов были пройдены борт о борт, границей между ними была лишь разделительная полоса на покрытии. Спорткар то слегка вырывался вперед, то приотставал, привлекая к себе внимание. Сигналить Астор опасался. На такой скорости дрогнувшая от неожиданного звука рука на руле могла привести к фатальным последствиям.

     В сопровождении визга покрышек будущий глава клана прошел еще один поворот, и другой. Наконец, мелькавшие мимо, сливавшиеся в единое бесконечное разноцветное трибуны замедлились. Шатен выдохнул, довольно хлопнул затянутой в кожаную перчатку рукой по рулю и остановился рядом с замершим у ограждения мотоциклом, не спеша выбираться из салона. Мужчине слишком сильно хотелось схватить за плечи дурную девчонку и хорошенечко потрясти. Так, чтобы мозги встали на место. Перед лобовым стеклом помаячила женская ладошка. Пришлось открывать дверь и выползать на прохладный бодрящий воздух.

     - Прости. И спасибо. Могу представить, что ты думаешь… извини, - Ассина виновато опустила голову, переплетая и сжимая пальцы.

     - Ты, - шатену пришлось остановиться и откашляться, - хоть понимаешь, что твои танцы на краю пропасти, причем и в прямом и в переносном смысле, однажды уведут тебя окончательно?!

     - Прости, - девушка все также глядела вниз.

     - Этого недостаточно, - Астор подошел ближе, - посмотри на меня, - дождавшись, когда на него поднимут растерянный, все еще слегка шальной после гонки взгляд, мужчина продолжил, - Я понимаю, что последние несколько лет ты боролась одна и несла ответственность одна. И за себя, и за других. Но теперь привыкай, - он утвердительно кивнул, пристально всматриваясь в зеленые глаза, ясно читая в них недоумение и возмущение, - привыкай, что твой риск будет поделен. Как сегодня. И учти, за край ты, скорее всего, уйдешь не одна. Прежде чем встать на лезвие бритвы, подумай, что могут найтись люди, которые захотят тебя с него стащить и могут порезаться сами. Все. Пойдем. Ты на работу уже опоздала?

     Девушка схватилась за лямки рюкзака, чтобы снять его и найти телефон, но тут же зашипела и поморщилась, неловко повела плечами и пошевелила шеей. После гонки напряженные мышцы затекли и отозвались болью. Астор нахмурился, отвернул манжет рубашки и показал циферблат. Модель закусила губу и тихо прошептала: - Еще сорок минут. До места добраться успею, - она попыталась сесть на мотоцикл, но будущий глава клана не слишком нежно схватил ее за запястье: - Ну, уж нет. Это зрелище увидеть повторно я не готов. Сегодня я предпочту отвезти тебя сам.

     Ассина прикусила кончик языка и проглотила все, что хотела сказать по поводу вмешательства в ее жизнь, с которой она и сама прекрасно справлялась до сих пор. Вздохнула. Врать самой себе не стоило. Ничего у нее толком не получалось. И была лишь видимость контроля, а иначе с чего бы ей из нормальной адекватной личности за последние месяцы превратиться в нервную истеричку на грани суицида. Не стоило отказываться от помощи. И этот человек, она искоса взглянула на высокого стройного шатена, спас ее сегодня. Тело обдало ледяным холодом, когда Ассина представила, что сейчас могла лежать переломанной кучей в обломках металла. И чтобы чувствовали подарившие ей мотоцикл родственники и друзья, когда узнали, что именно он стал причиной ее смерти? Она столько делала, чтобы обезопасить их. И могла сама же обречь близких людей на пожизненное чувство вины. Шатенка потерла лоб рукой и покаянно посмотрела на молодого человека: - Это, действительно, было очень глупо. Просто…. Слишком много всего разом. Совпало, - она помолчала и, резко выдохнув, продолжила: - Спасибо, что вовремя остановил меня. Я бы… сама, наверное, не смогла.

     - Ладно, - Астор подхватил модель под руку и усадил на пассажирское сиденье, махнув рукой мявшемуся в стороне сотруднику, показывая, что мотоцикл нужно забрать и «пристроить», - А в качестве компенсации и благодарности рассчитываю на объяснение причин столь «разумного» поведения.

     Оторвав взгляд от дороги, спокойной в это далекое от часа пик время, мужчина посмотрел на продолжавшую покусывать нижнюю губу пассажирку, молча уставившуюся в окно. Почувствовав взгляд, та обернулась, вздохнула и, аккуратно подбирая слова, скупо объяснила: - Это был один из моих родственников. Он…, – девушка махнула рукой в мохнатом синем свитере, из-под задравшегося рукава которого вылез тонкий серебристый браслет, опять отвернулась, старательно разглядывая проплывавшие мимо дома и неспешно, осторожно обгонявшие дорогой спорткар автомобили, - он считает, что я поступаю неправильно, отказывая столь богатому и обладающему такой властью человеку. А ведь могла бы принести огромную пользу семье, - Ассина помолчала, потерла руками плечи, как будто замерзла в теплом обогреваемом салоне. Прошло несколько минут, пока девушка не заговорила снова, уставший голос звучал хрипло, - дядя считает, что всех этих… «проблем» не было бы.

     Астор сжал руки на руле, упорно сверля взглядом дорогу и размеренно дыша, чтобы не выдать своего бешенства. Что ж, заботливому родственнику он обязательно поможет оказаться в столь же неприятной ситуации и напомнит его точку зрения на нее. Так он и сделает. Шатен включил поворотник и свернул к обочине: - Он не прав, - серые глаза смотрели уверенно и серьезно, - Ассина, я знаю, о чем говорю. Он не остановится.

     - Я тоже так думаю, - модель начало потряхивать от пытавшихся прорваться сквозь пленку наносного спокойствия и равнодушия переживаний. Она с силой несколько раз сжала и разжала пальцы, потерла колени и плечи, чтобы хоть немного разогнать кровь, - Однажды я задумалась об этом. Даже побывала на нескольких психологических консультациях. Ездила в психиатрическую клинику, - на не скрытом за большими стеклами очков красивом лице мелькнула горькая улыбка. Астор внезапно подумал, что хочет увидеть в этих сейчас нефритовых глазах настоящую искреннюю, ничем не омраченную радость. Модель продолжила, - Я даже съездила в тюрьму. Друзья договорились. Это страшно, общаться с серийными убийцами и маньяками. Сидит напротив тебя милый достойный человек с умным взглядом. Спокойно беседует с тобой, но в какой-то миг ты осознаешь, что этот мужчина – убийца. И не одного, не двух человек. Страшно. Но нужно.

     Ассина посмотрела на переходившую дорогу прямо сквозь поток машин женщину, покачала неодобрительно головой: – Этот человек не остановится. Никогда. Буду жить с ним, он будет ревновать к слугам, животным, детям, любым вещам. И будет их уничтожать. Итог всегда один, - девушка провела ладонью по лицу, смахивая грустные мысли, - Мы не опоздаем? Я не могу определить, где мы едем, точнее, стоим…. И кстати…, - она повернулась к Астору, дождалась, пока машина вольется в поток и заметила, - Я ведь не сказала, куда нужно ехать….

     - Как ты уже поняла, я в курсе.

     - Тогда ты знаешь и….

     - Знаю. Но пока никому не скажу, - молодой мужчина сдержанно улыбнулся, а его спутница философски пожала плечами. В конце концов, она прекрасно осознавала, с кем общается и на что способны эти «студенты».
     … …

     На окраине города в тихом парке с высокими деревьями, роняющими последние золотые листья в маленькую чистую речку, и на потемневший от прошедших дождей деревянный мостик, чьи резные столбики и перила, по мнению начальства, идеально соответствовали концепции предполагаемого рекламного продукта, суетился и спорил человеческий муравейник. Обычно пустовавший, немного печальный уголок гудел от голосов множества людей, тащивших, передвигавших и устанавливавших нужное оборудование.

     Ассина, поблагодарив мужчину, вышла из машины, наклонилась к окну, еще раз улыбнулась, помахала рукой и тут же побежала навстречу спешившим к ней, что-то оживленно кричавшим людям, шустро утащившим девушку под серый плотный тент, натянутый над костюмами и особо ценной техникой. Пока визажисты и стилисты кружили вокруг модели, приводя ее в соответствие с рекламным образом, временами сталкиваясь, когда их орбиты чересчур сближались, Ассина наслаждалась незабываемым ощущением свободы, время от времени встряхивая наконец-то ничем не удерживаемыми волосами, что вызывало возмущенное шипение окружающих. Девушка извинялась и снова застывала неподвижным манекеном.

     Отогнав машину и оставив ее на крошечной парковке, приютившейся между оградой парка и колючим вечнозеленым кустарником, Астор вернулся к месту кипучей деятельности, где подходила к концу подготовка. Фильтры и освещение уже стояли на своих местах. Суета сходила на нет, рабочие расползлись по углам, а потом на площадку вышла модель. Мужчина улыбнулся, когда редкий в это время года солнечный луч внезапно выстрелил из туч и запутался в светлых русых волосах, заиграл золотистыми переливами. Скользнул ниже, заставив прищуриться огромные, искусно подчеркнутые макияжем ясные зеленые глаза.

     Красоту момента нарушил громкий восторженный голос фотографа, требовавшего немедленно организовать на площадке дополнительное освещение, чтобы воспроизвести случайный, но столь впечатляющий эффект уже в нужное время и в нужном месте. Пока выясняли, что и как, Астор, прислонившись к влажному шершавому стволу, рассматривал тихо стоявшую в стороне модель. В ноутбуке наследника клана хранилось немало кадров с предыдущих съемок и прочих мероприятий, так что шатен знал, что густые каштановые волосы, обычно прикрывавшие лицо девушки и падавшие на очки, были творением не природы, а талантливого постижера, чьи парики продавались по очень хорошей цене. Мужчина помнил, как долго разглядывал полученные фотографии, с которых на него смотрела русоволосая модель. Со временем он привык к новому образу, и сейчас было просто интересно наблюдать это изменение вживую.

     Девушка совершенно преобразилась, стала ярче, светлее, а вместе с тем теплее и, увы, для ревнивцев, желаннее. Только сейчас Астор смог понять, почему «шатенка» была готова терпеть неудобства парика. Приди она в своей «естественной окраске», и внимание окружающих было бы обеспечено. Не помогли бы ни бесформенная одежда, ни отсутствие макияжа.

     Тем временем опытные техники сообразили, как приспособить одну из имеющихся ламп, и активно устанавливали оборудование в нужную позицию, в то время как фотограф с тревогой посматривал на набухающее тучами небо. Еще несколько минут суеты, подгонки света, и все опять испарились из кадра. Ассина сняла теплый плед и осторожно прошла к мостику – центральному месту съемок. Астор невольно поежился, глядя на обнаженные руки и плечи модели, ловко подхватившей длинный подол расширявшегося к низу и обтягивавшего как вторая перчатка тонкую талию девушки полупрозрачного густо покрытого изящной золотой вышивкой платья, из вызывавшей восхищение, истерику и слезы у избалованных модниц коллекции «Золотая осень».

     Яркой бабочкой модель замерла, опершись руками на темное дерево перил. Несколько пробных кадров. А потом начался танец. Золотистый вихрь то замирал, по команде фотографа, то продолжал свое движение на фоне склонившихся к реке почти черных ветвей и свинцовых тяжелых туч. Резкий ветер запускал холодные пальцы в светлые пряди и раздувал легкую летящую ткань.

     Съемки, казалось, продолжались бесконечно. Танец «падающего листа» прерывался раза три, чтобы окончательно не заморозить модель. Астор все с большим уважением смотрел на девушку, признавая ее профессионализм. Какие бы торнадо не сотрясали ее жизнь, здесь и сейчас, на этой площадке их не существовало. Очередная заминка на площадке, и Ассина замерла на пронизывающем ветру. С благодарностью приняла горячий чай и теплое, до поры до времени висевшее на обогревателе одеяло, в которое ее кутали помощники. Девушка спокойно улыбалась, кивала, терпеливо выслушивая что-то вещавшего ей идейного руководителя съемок.

     Из предоставленных ему сотрудниками докладов будущий глава клана, все это время наблюдавший со стороны, удобно прислонившись к толстому шершавому стволу росшего чуть поодаль от всей этой кутерьмы дерева, знал, что подобное поведение было для Ассины не исключением, не демонстрацией, а постоянной манерой общения. И большая часть персонала на площадке, частенько сталкивавшегося с капризами и истериками чувствительных высокооплачиваемых моделей, делала все возможное, чтобы спокойной и вежливой молодой женщине было тепло, максимально удобно и комфортно.

     Конечно, были и те, кто пользовался неконфликтностью девушки, но рано или поздно подобные люди создавали слишком явные неудобства для рабочего процесса и исчезали. Ассина же воспринимала их появление и исчезновение, как и неурядицы, с необъяснимым для окружающих равнодушием. А вот Астор понимал, что такие мелочи, как едва теплый чай или неподанный стул, Ассину волновали мало просто потому, что ей было о чем подумать и помимо этого. Размышления молодого человека прервал полноватый мужчина в форме рабочего, державший в руках пластиковый стаканчик с горячим чаем. Брюнет с улыбкой и легким поклоном протянул напиток: - Госпожа Аниса, - он взглянул в сторону допивавшей что-то из такого же пластикового стакана девушки, чей псевдоним являлся символом известности, успеха и признания, - волнуется, что Вы замерзли и устали. Может быть, присядете? Там есть стулья, - он показал рукой на площадку.

     Астор покачал головой и улыбнулся: - Спасибо за заботу. Чего-нибудь горячего действительно не хватало. Я здесь постою. Очень удобно. Все видно и не мешаю. Передайте мою благодарность госпоже Анисе.

     Рабочий кивнул и вернулся на площадку. Успокаивающе махнул рукой посмотревшей на него фотомодели и направился к осветительным приборам. Ассина повернула голову и взглянула на потягивавшего обжигающий чай мужчину. Тот отсалютовал стаканчиком. Девушка кивнула и обратила все свое внимание на фотографа.

     То, чего опасались, все-таки случилось. Из тяжелых черных туч хлынул дождь. В одно мгновение все находившиеся на площадке стали похожи на мокрых, частично вооруженных зонтиками, мышей. Впрочем, особенно упитанная отсыревшая мышь – фотограф проекта, казалось, вообще не заметил данного «природного неудобства». С радостным воплем и огромным энтузиазмом он принялся отщелкивать очередные кадры, на которых модель за секунды из бабочки превратилась в русалку. Водостойкий макияж прекрасно держался, а мокрое платье и прическа придавали образу своеобразие и новизну. Остальным же оставалось только молча терпеть издевательства природы и начальства и пытаться свернуться в мокрые компактные клубки под сильными порывами ветра, вызывавшими восторженные возгласы у творческой личности и судороги и мурашки у всех окружающих.

     Пока продолжалась эта «мокрая» съемка, Астор успел сходить к машине, вытащить зонт и вернуться на свой наблюдательный пункт. Посмотрев на выпачканные в грязи и листве носы итальянской обуви, молодой человек перевел взгляд на часы, а затем на площадку. Он не хотел вмешиваться, но рисковать здоровьем Ассины не собирался. Мысленно мужчина дал фотографу минут десять. И они уже практически истекли. Вернувшись к автомобилю, шатен достал фляжку с коньяком и теплый свитер, валявшийся в салоне с прошлого похода в клуб. Затем направился к площадке с четким намерением, прервать творческий полет одного забывшегося специалиста.

     Однако ситуация изменилась и без его вмешательства. Ни макияж, ни профессионализм уже не могли скрыть посиневшие губы модели и заторможенные из-за холода движения, так что съемки пришлось прекратить. Оторвавшись от объектива, фотограф с неудовольствием огляделся вокруг и только сейчас оценил ситуацию на площадке. С выражением легкого шока на лице осмотрев глубокие, увеличивавшиеся на глазах лужи и лопающиеся огромные дождевые пузыри, а также скукожившихся, намотавших на себя все, что можно, людей, почувствовав, наконец, резкие порывы ветра и хлещущие в лицо струи, он с виноватым и смущенным видом обернулся к медленно и осторожно спускавшейся с мостика на нетвердых ногах модели.

     Астор быстро подошел к не замечавшей его девушке, чье внимание было полностью сосредоточено на мокром и скользком настиле моста, и накинул на плечи свитер. Замерзшая Ассина даже не вздрогнула. Заторможено подняла глаза на мужчину и попыталась улыбнуться. Удалось ей это плохо. Губы занемели от холода. Шатен подхватил девушку под руку и оттащил под навес, где усадил на табуретку. Выпихнул сунувшегося было с извинениями фотографа, чтобы не мешал суетившимся уже вокруг ассистенткам высушить и переодеть закоченевшую модель. Спустя несколько минут уже шатенка вышла из-за занавесок, прихлебывая что-то горячее, судя по цвету, опять чай. Астор отобрал неизвестно откуда взявшуюся огромную кружку, добавил в нее коньяк и вернул девушке. Та взглянула на покаянно склонившего голову фотографа, опять просочившегося под навес, тот замахал руками: - Все-все. На сегодня съемки закончены.

     Одетая в свою одежду и теплый мужской свитер Ассина с наслаждением принюхалась к новому аромату и большими глотками выпила жидкость.
     … …

     Сидя в жарко нагретом салоне, Астор оценивающе смотрел на все еще бледную пассажирку, несмотря на духоту, не вытаскивавшую кисти рук из рукавов. Задумчиво пожевал губу, постучал пальцами по рулю и, приняв решение, нажал на газ. Поворачивая на перекрестке налево и все дальше удаляясь от дома шатенки, мужчина, как минимум, ожидал вопросов, но их не последовало. Взглянув на соседнее кресло, он улыбнулся. Похоже, спать у него в машине, становилось для Ассины традицией. Что ж, оно и к лучшему.

     Тихо проурчав что-то умиротворяющее, спорткар остановился в сухом и теплом гараже. На вопросительных взгляд сонных зеленых глаз разбуженной девушки мужчина улыбнулся: - Боюсь, что чашки чая для восстановления здоровья слишком мало. Извини, но привез тебя к родителям.

     - Знаешь, это слегка напрягает, - задумчиво пробормотала Ассина, поправляя одежду и проверяя аккуратность прически. Астору безумно хотелось снять парик, но… увы. Сейчас ему это сделать не позволят, - Причем странно даже не то, что ты слишком много на себя берешь, - продолжила тем временем гостья, направляясь вслед за хозяином к внутреннему лифту, - а то, что я тебе это позволяю. Так ведь и избаловать недолго.

     Пока поднимались на жилые этажи, Ассина молчала, а Астор пытался понять, толи она боялась, что ее избалуют, толи что она избалует мужчину. Прищурив глаза и рассматривая отражение шатенки в зеркальной стене кабины, молодой человек все-таки решил, что скорее имелось в виду последнее.

     У выхода приехавших уже ждал знакомый брюнет в неизменном для жильцов этого дома черном костюме. Поклонившись, он провел «молодого господина» и гостью по длинному коридору и оставил в уютной теплой комнате. Девушка внимательно оглядела открытые полки с многочисленными, сложенными аккуратными стопками чистыми полотенцами, вешалку с махровыми белыми, шоколадными и черными халатами, отделанные натуральным деревом стены, втянула носом жаркий, пахнущий травами воздух, сняла туфли, с наслаждением ощущая под ногами теплую древесину, затем вздохнула печально и повернулась к терпеливо ждавшему ее выводов шатену.

     - Спасибо тебе огромное. Мне так жаль, но в баню и сауну, увы, нельзя. Давление скачет…, – Ассина с видимым сожалением отвернулась от ведущей к бассейнам с горячей и ледяной водой и в парную дверей и неожиданно увидела на лице мужчины улыбку.

     - Ты знаешь? – она недоверчиво склонила голову к плечу. На гладком лбу появилась морщинка. Девушка нахмурилась, стараясь спрятать растерянность.

     - Я весьма старательно отношусь ко всему, что делаю, - шатен шагнул к полкам, достал полотенце и подал его спутнице. Пока Ассина с недоумением мяла в руках махровую ткань, поднял руку, чтобы подгладить девушку по макушке, но, задержав ладонь на мгновение, вместо парика прикоснулся к нежной коже щеки. Поймал взгляд зеленых глаз: - Извини, я знаю, что это не очень приятно….

     Шатенка тяжело вздохнула и, с трудом подавив желание потереться кошачьим движением о теплую руку, отстранилась. Она уже привыкла к тому, что слова «личная жизнь» зачастую являются пустым звуком и понимала причины, по которым нынешнее ее окружение стремилось разузнать о тех, кто находится рядом, как можно больше. И сама так поступала, но…. Все равно было не по себе.

     – Спасибо, что извинился.

     Открывшаяся в этот момент дверь избавила от необходимости продолжать не слишком удобный разговор.

     - Мастер Юн, благодарю, что пришли.

     Невысокий пожилой мужчина с длинными седыми усами и очень короткой бородкой с достоинством поклонился молодому господину и его гостье, принимая благодарность и одновременно здороваясь. Астор повернулся к девушке: - Мастер Юн – непревзойденный специалист в своем деле. Массаж в его исполнении способен поднять любого больного (о том, что при желании мастера этот же массаж мог оказаться и последним для пациента, молодой человек предпочел умолчать). Думаю, что его услуги сегодня будут просто бесценны, - шатен вопросительно посмотрел на Ассину. Та закусила губу, чуть склонила голову набок, явно раздумывая, а потом кивнула: - Я с удовольствием воспользуюсь предложением.

     В следующую секунду за будущим главой клана, выставленным за порог аккуратными движениями мастера, закрылась дверь. Мужчина улыбнулся и направился в библиотеку. Следовало поздороваться с родителями и предупредить о том, что Ассина останется на ночь. Кстати, не забыть приказать, чтобы ей приготовили комнату рядом с его спальней. Вряд ли эта ночь окажется спокойной. Молодой человек покачал головой, в который раз мысленно пообещав самому себе, превратить жизнь пока еще неизвестного ему садиста и морального урода в ад.

     В двери библиотеки, освещенной двумя настольными лампами, огнем камина и заглядывавшими в огромное панорамное окно, скорее даже стеклянную стену, с видом на ночной парк звездами вежливо постучали, и следом за распахнувшим тяжелые створки широкоплечим мужчиной, выразившим уважение к хозяевам традиционным поклоном, вошла Ассина. Девушка довольно щурилась, оглядывая помещение. Под чуткими пальцами мастера Юна она за эти пару часов успела согреться и даже немного подремать, так что чувствовала себя просто замечательно, несмотря на усталость. Хозяева уютного помещения обнаружились на огромном сером диване, за которым таяли в темноте установленные в полную высоту стен стеллажи с книгами.

     Успевший за это время обсудить с родителями и текущие вопросы, и события сегодняшнего, слишком долгого и насыщенного дня, Астор поднялся с небольшого диванчика, расположившегося сбоку от мышиного цвета монстра, и направился к Ассине, рядом с которой уже стояла, широко улыбаясь, госпожа Саэ. Ее муж как раз предложил засмущавшейся от оживленного приема девушке руку. Шатен обогнул отца и ловко вклинился между ним и моделью. Последняя ухватилась пальцами за будущего наследника клана, облегченно выдыхая, и засеменила следом за ним к дивану. Уселась, расправляя длинную серебристую тунику перед низким столом, на котором в окружении легких салатов, мясной нарезки, тушеных овощей и сыра пламенел алым цветом чайный сервиз. Неспешная беседа о парке, погоде и любимых книгах скрашивала поздний ужин, и модель окончательно успокоилась.

     Тут же навалилась сонливость. Не сумев подавить очередной зевок, Ассина прикрыла рот ладонью и постаралась шире распахнуть глаза. Казалось, еще немного, и она заснет прямо так, с кружкой в руках. Тихий смешок со стороны госпожи Саэ донесся словно сквозь туман, как и ее обращение к сыну проводить гостью в спальню. Апельсиновые шторы были плотно задернуты. Приглушенный свет точечных светильников падал на часть кровати, картину над ней и стакан белой жидкости на тумбочке цвета темного шоколада. Девушка села на покрывало и протянула руку. Принюхалась, с наслаждением вдыхая запах меда, каких-то трав и специй, грея пальцы о теплое стекло.

     Пожелав «спокойной ночи», Астор вышел за двери. Шатенка скользнула взглядом по оставленной им щели, но закрывать створки плотнее не стала. Сбросила одежду, поерзала на кровати, устраиваясь удобнее, и с тихим выдохом закрыла глаза, радуясь, что этой ночью ей не придется лежать, постоянно прислушиваясь к поскрипываниям и прочему шуму, бездумно рассматривая тени на потолке. В большом, иногда шумном и многолюдном, иногда тихом и пустынном особняке, внутри которого находилось огромное количество вооруженных людей, не слишком друживших с законом, она чувствовала себя в безопасности. А еще ее успокаивали луч света, тихий шорох бумаги и щелчки клавиатуры, доносившиеся из смежной комнаты.

     Ассина перевернулась на живот и недовольно уткнулась лицом в оранжевую подушку, затем залезла под нее и несколько раз постучалась лбом об упругий матрас. Нельзя. Нельзя расслабляться. И нельзя думать о том, что ей легче в присутствии одного конкретного шатена. Завтра. Она отойдет от этой семьи на расстояние, безопасное для всех, завтра. Девушка подняла голову и пихнула подушку кулаком, подкладывая ее под шею. Хлюпнула носом, но тут же сердито дернула себя за прядку. Разве можно быть такой эгоисткой? И что с того, что клан или семья Астора очень сильны? Им не нужны лишние проблемы, а значит, нужно вывести их из-под удара.

     Волосы под париком сильно зачесались. Ассина потрясла головой, потерла кожу костяшками, но не помогло. Помучавшись еще несколько минут, поворочавшись с боку набок, села и стянула парик, сквозь зубы поминая хитроумные, выполненные на заказ застежки и крепления, сейчас требовавшие внимания и сосредоточенности, в то время как ей так хотелось спать. Устроив паричок на углу кровати, шатенка плотнее завернулась в одеяло. Массаж, тепло и молоко сделали свое дело. В подкрадывавшемся сне она еще успела подумать, что, несмотря на принятое решение, выполнить его будет довольно сложно. У Ассины были серьезные сомнения в том, что ей позволят увеличить зону личного пространства. Но об этом она тоже позаботится завтра. Зеленые глаза закрылись. Дыхание выровнялось. Заглянувший через пару часов Астор поправил подушку, поднял с пола и отряхнул парик. Огляделся и положил его на комод. Осторожно, ласково пригладил русые пряди и тихо вышел из комнаты.

     Утро началось несколько раньше, чем хотелось бы Астору и Ассине. Но вставать пришлось. Сначала заехали к девушке. Ей нужно было переодеться и забрать вещи. Затем молодые люди отправились к месту учебы.

     - Астор, извини, - шатенка пожевала губу, помолчала, глядя на серое хмурое небо, - но мне еще нужно как-то забрать мотоцикл. Я беспокоюсь….

     Мужчина, не открываясь от дороги, довольно улыбнулся: - Твоего коня утром должны были доставить на парковку. Я имею ввиду ту, что у университета. Скорее всего, он уже там.

     Модель удивленно округлила глаза и порозовела. Было приятно… и так непривычно ощущать заботу: - Спасибо, - Ассина откинулась на спинку сиденья, радуясь смешным пушистым тучам, спешно тащившим свои брюшка по небу.

     Как Астор и говорил, серебристо-черный красавец обнаружился на территории альма-матер. Девушка покружила вокруг, проверяя целостность своего подарка, но услышав звонок, тут же бросилась в корпус. Астор, сдерживая смех при мысли о том, что, если бы сейчас на пути встретился Кортас, его бы опять сбили, проводил модель до дверей аудитории, вышел из здания, сел в машину и направился в клуб. Сегодня мужчине было не до учебы. Требовалось закончить несколько дел.

     Пройдя по ковру цвета какао, будущий глава клана опустился в кресло, откинулся на коричневую кожаную спинку, задумчиво постучал костяшками пальцев по гладкой столешнице, встал, подошел к стене, открыл сейф и достал хранившиеся в нем фотографии. Сильные пальцы медленно перебирали глянцевые прямоугольники. Шатен не солгал девушке, сказав, что эти фото она уже видела. Точнее, не совсем солгал. Серия была та же, и снятый на них несчастный кот все тот же, но вот кадры были другие, не менее мерзкие, более полно дополняющие картину мучений бедного животного. Ассине определенно не стоило их видеть.

     Мужчина выудил из кармана горчичного цвета мягкого пиджака смартфон, подключил его к серебристому планшету и принялся за работу. Фотографии он вложил в файл и отложил в сторону. Пусть ими займутся специалисты. Их кандидатуры он вчера обсудил с матерью и отцом. Будущий глава постепенно легализующегося клана нахмурился и недовольно постучал ногой по ковру. Ситуация складывалась нелепая, и, увы, типичная. Ассина молчала, не собираясь раскрывать имя «поклонника», хотя что-то наверняка знала или подозревала. Стандартная глупейшая ошибка. И абсолютно понятная. Таким образом девушка пыталась оградить окружающих от беды. Именно по этой причине она запретила Инии появляться у нее дома, да и их встречи ограничивались только работой и учебой.

     Астор хмыкнул. Пока приходилось со всем этим мириться. Однако терпеть данное положение дел долго наследник генов и результат воспитания руководителей крупнейшей преступной организации, имевшей влияние далеко за пределами страны, не собирался. Еще и потому, что он не сомневался, что рано или поздно господину Поклоннику надоест ждать, и он попытается прибрать желанную добычу к рукам. Такое развитие событий Астора категорически не устраивало.

     И все же ускоренные поиски могли насторожить мужчину, вынудить его затаиться, а это было бы крайне нежелательно. Следовало соблюдать осторожность. Раздраженно сжав кулак и очень медленно разжав его, шатен встал и подошел к окну. Неприятно об этом думать, но…. Все больше и больше он убеждался в том, что также следует искать и информатора. Астор вздохнул и потер лоб. К сожалению, и он, и специалисты пришли к выводу, что это кто-то очень близкий, из тех, кто помогал Ассине скрыться. А таких людей можно было пересчитать по пальцам.

     И об этом говорить модели он пока не испытывал желания. Может быть, позже. Девушке и так хватало острых ощущений и проблем. Пусть побудет в неведении. Конечно, потом, когда узнает, будет расстроена. Но шатен надеялся, что его позицию поймут и примут. Зазвонивший телефон вырвал из размышлений. Астор потянулся к сотовому. Оказалось, что переданные на попечение клана улитки добрались до головного офиса, где каждой дали имя и теперь активно выясняли их пристрастия в еде и особенности поведения. Шатен кивнул, поблагодарил за сведения, выключил связь и расхохотался. А потом задумался, какие такие особенности в поведении могут быть у улиток. Тряхнул головой, отгоняя глупые мысли, и погрузился в работу.

     В общем и целом, день прошел за бумагами и отчетами. Пару раз пришлось отвлекаться на звонки. Члены ВИП-четверки пытались выяснить, чем это сегодня и в последние дни так занят их друг. Но удовлетворительного и членораздельного ответа так и не получили. Довольно скоро Астор пожалел, что столь легкомысленно отнесся к этим звонкам. Точнее, он пожалел об этом ровно в том момент, когда на пороге кабинета появилась небезызвестная троица, по решительному виду которой можно было с уверенностью сказать, что, не получив подробную и, что немаловажно, полную с их точки зрения информацию, ВИПы не уйдут.

     Не дожидаясь приглашения хозяина, Сатор уселся в кресло, в то время как певец с наследником корпорации оккупировали диван. В эту же секунду раздался стук в дверь. В проеме материализовался секретарь с огромным подносом. Астор покачал головой, следя за тем, как обносят напитками каждого из ВИПов. Как только дверь закрылась, мужчины отставили в сторону бокалы с соком и чашки с кофе и принялись настойчиво сверлить глазами владельца кабинета, старавшегося сделать вид, что он вот ничего не замечает и за крышкой ноутбука совсем не пытается спрятаться. Еще через несколько секунд Кортас начал демонстративно закатывать рукава дорогой дымчато-синей рубашки. Астор вздохнул. Бить его, конечно, не будут, но в покое не оставят.

     Краем глаза наблюдая за заходившим в лоб со зверским выражением лица брюнетом, в то время как Жан обходил упрямого друга по дуге, готовя «нападение» со спины, будущий глава клана поднял руки ладонями вперед, сдаваясь.

     - Вот так бы сразу, - хихикнул до того с любопытством наблюдавший за действиями парней Сатор. Шатен встал и пересел на диван. Повертел в руках бокал с остатками томатного сока и вздохнул. Посмотрел на посерьезневших друзей, внезапно осознавая, что перед ним сидят не только мальчишки, с которыми он успел сотворить не одну шалость, но и профессионалы своего дела с огромным количеством нужных связей и контактов.

     - Наконец-то, дошло, - хмыкнул Кортас, - рассказывай.

     За кратким введением в историю и предысторию последовало подробное обсуждение возможного развития событий с не менее тщательным разбором любых рисков и возможных кандидатур. Как и ранее шатен, собеседники довольно быстро пришли к выводу, что пока нет полной информации по жизни и работе Ассины, найти поклонника практически невозможно. И в этом и состояла проблема. Узнать что-либо о жизни госпожи Марен до того, как на небосклоне модельного бизнеса зажглась звезда под псевдонимом Аниса, оказалось делом крайне сложным. Приглаженная для СМИ версия жизни девушки и более тщательно проработанная для остальных любопытствующих во внимание не принималась, поскольку было абсолютно ясно, что правды там нет.

     Немного подумав, Астор вытащил фотографии Ассины, точнее модели Анисы. Увидев их, Кортас подскочил и зашагал по комнате, время от времени восклицая что-то в духе: «Как такое возможно?», и хлопая себя по черным джинсам. Жан расхохотался. Сатор особо удивленным не выглядел и на заданный в лоб вопрос ответил, что что-то такое и подозревал.

     - А почему молчал? – возмутился наследник корпорации. Блондин лишь сощурил темно-серые глаза и неопределенно пожал плечами. А вот притихший певец о чем-то крепко задумался, отсутствующим взглядом протирая дырку в очередной фотографии «крупным планом».

     - Так, вертится что-то, но вспомнить сейчас не могу…, - пояснил он, пытаясь взъерошить убранные в хвост волосы. Сообразив, что делает, брюнет переключился на наматывание конца многострадального хвоста на палец, - Бесполезно. Может быть потом, - он с раздражением схватился за очередную чашку кофе.
     … …

     Поздняя осень плавно перешла в зиму. По мере приближения Зимнего Бала и студенты, и преподаватели начинали тихо сходить с ума. Хорошо, что еще несколько лет назад было принято мудрое решение о переносе на более ранние сроки зачетной недели и сессии. Иначе многие рисковали вылететь из университета. Почему передвинули экзамены, а не бал, для Ассины так и осталось загадкой. Учебное заведение лихорадило и потряхивало. С облегчением было вздохнувшие после сессии учащиеся и педагоги с безумными глазами носились по магазинам и эксклюзивным бутикам, кому что позволял достаток, чтобы достойно выглядеть на мероприятии. Те же несчастные, кто умудрился завалить экзамены, демонстрировали черные круги под глазами, всем своим видом выражая явное желание послать все куда подальше и таки принять участие в подготовке к столь знаменательному событию.

     Этим то и пользовался ректор, поднимая успеваемость отстающих пряником в виде специального приглашения на бал и кнутом в виде запрета всем несдавшим сессию и хвосты на появление на данном празднике. Студенты скрипели зубами и занимались, занимались, занимались. Прочие, более удачливые личности тоже могли поспорить за призовое место в конкурсе на самую красивую невыспавшуюся панду. Университетские корпуса гудели от многочисленных взволнованных голосов, обсуждавших последние сплетни касательно причесок, костюмов и прочих атрибутов, долженствовавших подчеркнуть статус участников выдающегося мероприятия. Звучали имена известных стилистов и дизайнеров. То и дело к воротам учебного заведения подъезжали машины. Из них с трепетом в руках доставались коробки с одеждой, выпархивали странного вида творческие личности, жаждущие еще раз проработать нужный образ с заказчиком. Но главной темой пересудов оставались кандидаты на почетный титул Королевской Пары Университета, а также их художественные номера, которыми они надеялись ошеломить жюри и зрителей.

     Такая активность и ответственность радовали не всех. Капитан футбольной команды, толи в шутку, толи всерьез, пытался побиться головой то об искусственный газон, то о стойку ворот, узнав, что является одним из выбранных на конкурс кандидатов. ВИПы сочувственно вздыхали и пожимали плечами. Больше они ничего сделать не могли. Натан шипел, плевался сквозь зубы и посылал по одному известному адресу всех доброхотов, лезших к нему с вопросами и советами. И скрывался за закрытыми на ключ дверями спортзала, где убивал все время на отработку никак не получавшихся движений.

     Ловкий, стремительный и быстрый во время игры, рыжик становился полной бездарностью на танцевальной площадке. Но терпел и старался. Иногда мысленно признавая, что это к лучшему, что любимая девушка учится в другом городе. Будь она здесь, то вместо совместного танца, можно было бы ожидать громкой ссоры. Ведь все свое свободное время молодой человек проводил с Ассиной, тоже выбивавшейся из последних сил в попытках наставить подопечного «на путь истинный». Девушка поправляла своего партнера, изобретала новые способы обучения, подбадривала, как могла, про себя безумно радуясь тому, что никто и не подумал внести ее в упомянутый список. Кортас попытался заговорить о чем-то подобном, но быстро увял, внимательно рассматривая располагавшийся непосредственно перед собственным аристократическим носом веский аргумент, а именно крепко сжатый кулак Астора с крупной массивной печаткой. Такой прилетит, мало не покажется.

     Сами ВИП-студенты в конкурсе принимали участие только в роли зрителей. В первый год их записали в качестве соревнующихся, но простое и веское «нет» четверки привело к волшебным изменениям в списках. В один из последующих годов Кортасу взбрело в голову посидеть в жюри. Но оказалось, что это чрезвычайно скучно. Парень развлекался, как мог, что выражалось в чрезмерном количестве язвительных шуток, приведших к слезам большей части конкурсанток. В итоге было вынесено решение не допускать студентов к выставлению оценок. В качестве причины упомянули возможную заинтересованность учащихся и отсутствие непредвзятости. Наследник корпорации только хмыкнул и спорить не стал.

     Ассину прошлое и настоящее ВИП-четверки волновало мало. Она разрывалась между работой, учебой, Натаном и Инией, которую пришлось практически откачивать после того, как она увидела свое имя в списке участников. Сначала девушка просто молча стояла перед объявлением, не реагируя на окружающих, но после некоторых активных действий со стороны подруги, в виде похлопывания по плечу, бутылочки воды, откопанной Ассиной в сумке, и ощутимого потряхивания за плечи, решительно настроенную брюнетку пришлось удерживать на месте чуть ли не силой. Ей очень хотелось, как минимум, осуществить карательный пинок под пятую точку одного слишком умного ВИП-студента. Иния не сомневалась, чьи ручонки и нездоровая фантазия умудрились ей так «посодействовать».

     Обнимая кипевшую от злости девушку за плечи, Ассина и сама была готова прибить наследника одной небезызвестной корпорации чем-нибудь тяжелым. Ведь от его масштабных идей и грандиозных попыток завоевать благосклонность брюнетки туго становилось всем. Молодой человек, как всегда, ни от кого не таился и шел напролом. В результате весь университет стоял на ушах и с замиранием сердец наблюдал за развитием событий.

     Чего хотел добиться упрямый брюнет, записав девушку на конкурс, осталось тайной даже для его друзей. Что уж говорить об Инии, расценившей этот жест как очередное издевательство. Самым неприятным было то, что, не будучи членом ВИП-четверки, отказаться от подобной чести можно было только вместе с получением документов об отчислении. А принимать участие, не имея в активе команды дизайнеров-стилистов и музыкальной группы с профессиональным постановщиком, значило стать посмешищем. Так что в течение нескольких дней измотанные подготовкой студенты расцветали ехидными улыбками, наблюдая за наматывавшей со злобным видом круги по территории университета в поисках неуловимого брюнета Инией.

     Услышав в ндцатый раз от подруги: - Я его точно убью! – Ассина тряхнула головой и взяла дело в свои руки. Недолгие споры закончились довольной улыбкой на лице одной и облегченным выдохом другой.

     Кортас долго хохотал, получив счет за пошив конкурсного платья, модель которого придумала сама брюнетка – показав незаурядный, как по мнению подруги, так и оценившего предъявленный ему на суд эскиз Сатора, талант. Затем наследник корпорации приступил к выполнению второго поручения, а именно подбору соответствующих украшений. Молодой человек даже специально слетал заграницу за понравившимися ювелирными изделиями. Узнав об этом, Ассина потерла лоб и выдохнула. Она до последнего боялась, что мужчина планировал поизмываться над Инией на Зимнем Балу. Но теперь опасения исчезли.

     Однако расслабляться было некогда. Оставался еще творческий конкурс. А с подачей себя у Инии были проблемы. Не такие глобальные как у Натана, но все же. Шатенка фыркала, морщилась, плохо спала и даже на парах периодически хваталась за телефон, торопясь записать очередную безумную идею. Конечный результат мозговой атаки предъявлялся только исполнителям. Все остальные с любопытством «курили» в сторонке. Кортас помучился, помучился, а потом с довольным лицом и сверкающими глазами притащил в кабинет ВИП-студентов ноутбук, торжественно установил его и включил. Экран засветился и… отобразил золотистый паркет зала, ставшего тренировочным полигоном для девушек и спортсмена.

     Как оказалось, молодой человек просто нанял специалистов, за одну ночь в обстановке полной секретности установивших в музыкальной комнате и спортзале, где занимались оба конкурсанта, видеокамеры. Астор осуждающе покачал головой, но вскоре и сам с интересом наблюдал за развитием событий на экране. Выяснилось, что комбинация танцевальных движений и футбольных приемов может смотреться необычайно эффектно. При этом неуклюжесть танцевальных па, а она все же присутствовала, успешно компенсировалась изяществом выполнения других, спортивных, элементов. Все согласились, что рыжеволосый капитан футбольной команды явно выйдет в фавориты. В новом, специально пошитом для данного конкурса, костюме он обязан был произвести впечатление.

     Ассина считала также. А потому, немного пошевелив мозгами, предложила Жану немного подзаработать на Зимнем Балу и вынести отдельным этапом соревнований продажу фотографий конкурсантов в изготовленных нарядах, в наиболее выгодных ракурсах. Кто будет лучше продаваться, тот и выиграл. Плюсом каждому шел определенный процент от сделок. На самом деле шатенка хотела лишь помочь подруге поправить материальное положение, хоть чуть-чуть. Но все случилось немного иначе. А как еще могло быть, если за дело брались ВИПы?

     Певец и его семья вцепились в предложение обеими руками, а Ассине оставалось только вздыхать, глядя как ее скромная идея сделать профессиональные фото участников и устроить распродажу этих фотографий в день конкурса, превращается в нечто огромное, сопровождаемое рекламой на телевидении и в прочих СМИ, обрастает секретностью и выходит далеко за пределы городского мероприятия. Родственники, друзья и просто деловые партнеры родителей тех или иных претендентов на титул короля и королевы стремились подчеркнуть свою лояльность, так что заказы на некоторые снимки приходили даже из других стран. Конкуренция набирала обороты, родители Жана потирали лапки, а довольные полученным доходом и известностью студенты все благосклоннее и доброжелательнее относились к очередным требованиям фотографов.

     Единственный, кому данное начинание принесло неудобства, был Кортас. Банально ревновавший. Подчеркнутую новым нарядом изящную и элегантную, пусть и не соответствовавшую канонам, красоту Инии заметили, наконец, и окружающие. В сети появилось сообщество фанатов девушки, а в университет зачастили посыльные с букетами. Брюнету-собственнику это совсем не нравилось. Но останавливать раскрутившееся колесо было уже чревато, да и выражение лица Жана, услышавшего предложение «прикрыть лавочку», было слишком красноречивым. Так что пришлось Кортасу ограничиться массовой скупкой регулярно появлявшихся в пунктах продажи фотографий брюнетки и угрожающими рыками в сторону тихо похихикивавших ВИПов. Жан не поленился и поблагодарил друга за возрастающее благосостояние своей семьи и резкое пополнение фондов университета. Брюнет попытался поговорить с Инией, но в ответ услышал: «Ты мне никто и звать тебя никак. А был бы кто, так быстро бы стал никем…», и временно отошел в сторону.

     Ассину история взаимоотношений пары на этот раз не задела даже краем. Иния, может быть, и рассказала бы обо всем, но у нее элементарно не было возможности для этого, а также места и времени. На работе шатенка носилась как заведенная, а потом просто падала с ног, а на репетициях выступления уже и самой Инии становилось не до этого. Под плавную, так подходившую девушке мелодию конкурсантка с упорством маньяка отрабатывала танцевальные элементы, училась не опускать глаза и держать подбородок слегка приподнятым. А после появления и стремительной продажи первой партии фотографий, когда девушке удалось хоть немного поверить в собственные силы, изрядно подорванные тяжелыми семейными обстоятельствами и студенческой травлей, занятия пошли веселее и продуктивнее.

     Работавшая на два фронта Ассина смогла выдохнуть и слегка снизить темп. В последнее время она по университету и прилегающим дорожкам уже вообще не ходила, а только бегала, а пару раз настолько забывалась, что уносилась с работы, не сменив модельные туфли на высоченном каблуке на обычную обувь. Криков ассистентов, пытавшихся предупредить девушку о том, что зима же все-таки!, и вернуть дизайнерскую обувь, она банально не слышала и осознавала, что опять кое-что позабыла, только выходя из теплого такси под ошарашенными взглядами студентов. Причем последние были в шоке как от столь оригинального внесезонного выбора, так и от самой модели обуви, как правило, представлявшей собой наиболее авангардные продукты современной дизайнерской мысли. Понаблюдав пару раз подобное безобразие, Астор съездил в компанию и договорился с одним из постоянных помощников на площадке. С тех пор, к концу съемок тот регулярно стоял на выходе наготове с парой теплых полусапожек, в случае необходимости отлавливая торопившуюся на очередную репетицию фотомодель.

     Зато проблем со сном у Ассины стало меньше. Просто потому, что она частенько не успевала добраться до собственной кровати, а если и доползала, то в состоянии близком к коме. И снов соответственно уже не видела. Никаких. Подаренный мотоцикл терпеливо дожидался владелицу на внутренней стоянке. Шатенка пока предпочитала передвигаться на такси, боясь банально попасть в аварию.

     Чем ближе подходило время Бала, тем большее сумасшествие охватывало учебное заведение. За конкурсантами, размахивая плакатами с их изображениями (еще одна идея семьи Жана), ходили толпы поклонников. Кого-то это раздражало, а кому-то откровенно льстило. Подготовка вступила в завершающую стадию, и все студенты с нетерпением ожидали, во что же превратится череда огромных парадных залов, расположенных на третьем этаже университета, с ведущей туда отдельной широкой мраморной лестницей. Монтаж декораций выполнялся в обстановке строжайшей секретности, все необходимые материалы привозились ночью. В попытке разузнать хоть что-то некоторые, особо неугомонные учащиеся выставляли дозорных, не особо преуспевавших в своем деле. Те крупицы информации, которые удавалось все-таки узнать, обрастали фантастическими подробностями. Так что теперь студенты ожидали или сада в японском стиле, или джунглей с лианами и крокодилами.

     Сидя в глубоком кожаном кресле, Кортас спокойно попивал кофе с огромной горкой взбитых сливок и игнорировал шутки остальных членов ВИП-четверки на тему, что и ему не удалось ничего выяснить. Даже Жан не был в курсе всех подробностей. А то, что знал, хранил ревностно. Наследник корпорации сокрушенно качал головой, строил равнодушную мину, про себя ехидно улыбаясь. Посвящать остальных в то, что он знает все, вплоть до последнего гвоздика, ибо одна из его компаний и занималась разработкой и реализацией проекта, он не собирался. Как и в то, что многие одобренные идеи были предложены именно им самим. Брюнет жмурился, наслаждался напитком и представлял, как же будет приятно потом, когда все закончится, продемонстрировать друзьям и договор, и проект.

     Правда, усердствовали с подколами больше Жан и Сатор. Астор был занят опекой над одной не в меру активной личностью. Кортас усмехнулся и тут же поморщился. Он не понимал трепетного отношения друга к свободе выбора его избранницы. Неужели преемник синдиката будет мириться со всем этим бардаком из многочисленных интересов девушки в своей жизни и после женитьбы…? Брюнет точно бы не смог. А потому уже сейчас расставлял акценты и приоритеты. И снова на породистом лице мелькнуло недовольство. Мужчине не хотелось признаваться даже самому себе, что акценты расставляться не желали, а приоритеты были подвержены регулярным изменениям. Пряча отнюдь не благостное выражение лица за чашкой, наследник корпорации взглянул на Астора, наблюдавшего за развитием событий в репетиционном зале через монитор. Собственно до самого занятия времени оставалось еще больше получаса, так что и смотреть, по мнению брюнета, было не на что.

     Кортас отставил пустую посуду на круглый темный столик, потянулся и замер, обратив внимание на напряженную спину, пристальный взгляд и сжатые на кромке столешницы пальцы друга. Казалось, что еще немного и древесина раскрошится под крепкой хваткой. Но сам Астор этого, очевидно, не сознавал, полностью погрузившись в то, что демонстрировала ему на экран цифровая техника. Брюнет встал с кресла, подошел и через плечо шатена заглянул в монитор в попытке понять, что же заинтриговало привычного ко многому будущего главу клана. Да так и завис в весьма неудобной позе. Что больше завораживало? Непривычные, но при этом идеально отточенные движения? Гибкость и удивительная пластика? Или открытая нараспашку душа, эмоции, так и сквозившие в каждом жесте, взгляде, повороте головы?

     Воспользовавшись отсутствием свидетелей и кратковременным затишьем, вызванным внезапно поставленной Инии дополнительной парой, Ассина танцевала. Астор не мог произнести ни звука. Тогда, на фотосессии, наблюдая за девушкой, он обратил внимание на профессиональные движения. А сейчас понимал, что в тот момент видел лишь вершину айсберга. То была статика, а теперь, в тихом, нарушаемом лишь ненавязчивой мелодией одиночестве зала, перед нежданными зрителями раскрывался весь многогранный талант шатенки.

     - Это же просто невозможно, - просипел подошедший ближе Жан и закашлялся, хватанув воздуха.

     - Это то, что называют талантом, – задумчиво произнес Сатор, не отрывавший, как и все остальные, взгляда от то резких ломаных, то в следующую секунду плавных и замедленных движений. На крыше мужчины уже видели подобный танец, но в те мгновения их больше интересовал край парапета и порывы ветра, казалось, способные скинуть шатенку вниз. И вот теперь девушка танцевала снова. Одна. И только для себя. И ничто не отвлекало наблюдателей от этого завораживающего зрелища. Странная рваная и вместе с тем размеренная, скользящая круто вверх и стремительно ныряющая вниз музыка переплеталась с движениями рук, ног, всего гибкого тела. Взлет и резкий поворот головы. Легкая испарина на висках. Закрытые глаза и выражение экстаза на лице.
     Кортас резко выдохнул на очередном стремительном витке.

     - Это не какой-то поставленный танец, не специально подобранные элементы. Это чистой воды импровизация, - в тихом шепоте Жана слышалось неприкрытое восхищение, – удивительный дар.

     Ему никто не ответил. Музыка, а вместе с ней и Ассина замерли. Девушка подошла к подоконнику и взяла полотенце. Через несколько секунд мелодичный звонок сообщил об окончании пары. В коридорах стало шумно, а в кабинете ВИП-четверки еще несколько минут царила тишина. Каждый по-своему оценивал и «переваривал» увиденное. Но всех одновременно интересовал один и тот же вопрос, пока еще не озвученный вслух: Зачем скрывать такое?
     … …

     Открыв дверь в музыкальную комнату, Астор оглядел залитое электрическим светом помещение и в недоумении дернул бровью. Очередное натаскивание Инии закончилось больше четверти часа назад, и девушка уже уехала домой, опять отказав Кортасу. А нечего было предлагать подвезти с такой миной, как будто он делал вселенское одолжение. Шатен хмыкнул. Все-таки его друг в плане личных отношений и проявления эмоций еще был, мягко говоря, не совсем взрослым. Ну да научится. Было бы желание. А вот где Ассина, молодого человека интересовало гораздо больше. Из этого крыла корпуса она не выходила. Куда делась?

     По залу разносилась тихая мурлыкающая музыка. Астор немного расслабился. Девушка была где-то рядом. Не в ее привычках было уходить, не приведя в порядок помещение и технику. Сперва и ВИП-четверке, и даже Натану казалось странным, что, отзанимавшись, шатенка убирала аппаратуру, сворачивала провода, складируя их на место в небольшой черный шкаф, и выключала свет разноцветных точечных светильников. Астор, как и другие, не понимал подобного отношения. Есть ведь специально нанятые люди, которым платят за наведение порядка и чистоты. Ясность внесла Иния, как-то раз случайно оказавшаяся рядом во время обсуждения столь оригинального поведения. Она всего лишь процитировала свою подругу: «Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят», и «Я это делаю не для других, а чтобы не забыть, что я не свинья, и могу сама о себе позаботиться».

     После этого Астор всерьез задумался, насколько он способен прожить самостоятельно, без повара и приходящей уборщицы-домработницы-постирушницы. Результатом стали косые бутерброды, несгоревшая, однако все равно отвратительная яичница, которую он, как потом выяснилось, переперчил, посолить вообще забыл, да к тому же изрядно перелил масла. Посмотрев на итоги, от эксперимента со стиркой, несмотря на кучу ответов на запрос в поисковике, будущий глава клана решил отказаться. Выбранную собственноручно, либо сшитую на заказ дорогую одежду было жалко. Тем более что найти на ткани ярлычок, на котором в теории должно было быть нарисовано, как оно все стирается, Астор так и не смог. Зато получил массу удовольствия, непреднамеренно оказавшись в гостях у Кортаса и наблюдая недоумевающее и растерянное выражение лица хозяина дома, доставшего из стиральной машинки уменьшившийся чуть ли не вчетверо кривой косой, а ранее симпатичный белый и пушистый свитер.

     Шокированная непривычным поведением молодого хозяина прислуга проводила Астора не как обычно в комнаты Кортаса, а вниз, в прачечную, где он как раз и застал эпический момент вытаскивания павшего смертью храбрых вязаного изделия. Шатен героически давил смех. Сопровождавший посетителя дворецкий держал лицо до последнего. Доложил о прибытии гостя, церемонно поклонился и, выпрямив спину, покинул помещение. А то, что за полузакрытой дверью послышалось сдавленное хрюканье, и гость, и брюнет, пристально разглядывавшие жертву внезапно проснувшейся хозяйственности наследника корпорации, подходившую теперь больше для пупса, предпочли проигнорировать.

     Не поддался мыслям о проверке собственной самостоятельности только Сатор. Скульптор уже давно лично наводил порядок в своей студии, мотивируя это тем, что он «всегда знает, где что лежит, и ничего не теряет, а грязь органически не выносит». А вот жертвой экспериментов Жана оказалась плита. Не отдельная конфорка, а все устройство целиком. Масштабность мысли не позволила творческому гению ограничиться чем-то простым, вроде макарон или пельменей. Он замахнулся на торт. Результатом нескольких часов упорных трудов стала обляпанная кухня, которую все-таки удалось отмыть без ремонта, и «убитая» духовка. Намертво пригоревшее тесто отказывалось отделяться от духового шкафа, а некогда серебристая поверхность агрегата стала безвозвратно черной. От пожара кухню спасла только группа подтанцовки, приглашенная на дегустацию тортика. Теперь это мероприятие будет сниться им в кошмарах.

     Уголки губ приподнялись в легкой улыбке, когда Астор вспомнил «падших героев экспериментов» ВИП-четверки. Мужчина еще раз оглядел зал, наконец, обнаруживая девушку, тихонечко сидевшую привалившись к стене в нескольких метрах от двери. Шатен подошел почти вплотную и опустился на корточки. Модель не отреагировала. Одна нога в привычных прямых классических темно-синих джинсах и черном кроссовке с фиолетовыми шнурками была вытянута, другая согнута в колене, на котором лежала каштановая голова. Пальцы с аккуратным французским маникюром были сжаты в замок и подложены под щеку. Скорее всего, Ассина просто присела передохнуть и не заметила, как уснула.

     Астор протянул руку, но, не коснувшись пушистых прядей, отодвинулся, легко поднялся и принялся наводить порядок, периодически посматривая на девушку и радуясь тому, что обычно настороженная, не допускавшая в личное пространство других шатенка на удивление спокойно воспринимала его присутствие. Вот и сейчас. Появись в помещение кто другой, уже бы проснулась. Астор выключил музыку, свернул шнур, закрыл дверь шкафа и повернулся к девушке. Та, все также опираясь на колено, но уже подбородком, наблюдала своими темно-зелеными глазами за перемещениями мужчины. Будущий глава клана подошёл, поднял сумку с ноутбуком и протянул руку: - Мадам, - произнес он, старательно копируя скрипучий голос одного из мультяшных героев, – Я приглашаю Вас к себе в гости.

     Ассина ухватилась за крепкую не слишком широкую ладонь и поднялась на ноги: - К родителям поспать, - закончила она за Астора со смущенной улыбкой.

     Тот согласно кивнул, огляделся вокруг и взял ключ от двери, лежавший на черной полированной поверхности рояля: - Ты последнее время выглядишь хуже зомби из малобюджетного фильма.

     Шатенка поморщилась, но промолчала, признавая правоту собеседника. Прошлым днем на съемках визажист, еще не ругался, но сурово пыхтел, потратив на макияж значительно больше времени, чем обычно. А это уже непрофессионально. Пока Астор закрывал дверь, Ассина спокойно стояла рядом, и вдруг прыснула смехом, прикрывая рот ладонью: – Извини, - она поймала вопросительный взгляд и поспешила пояснить: - просто у меня фантазия богатая, я представила, что могли бы себе напридумывать свидетели нашего разговора.

     - И это была бы их последняя мыслишка в этом бренном мире, - шатен скорчил страшную зверскую рожу и угрожающе пошевелил пальцами. В этот момент из-за угла на них буквально вылетел какой-то студент. Обалдевшим взглядом окинул стоявшую практически вплотную друг к другу пару, зафиксировал взгляд на сумке девушки, висевшей на плече Астора, затем на все еще перекошенном лице шатена. В глазах учащегося отразилась паника. Щуплый шатенчик тихо пискнул, шарахнулся к стене, явно сделав свои какие-то жуткие и страшные выводы, и просочился по стеночке мимо ошеломленных молодых людей. Модель озадаченно наблюдала за прижимавшимся к стенке пустого коридора шириной больше трех метров, чуть ли не стекавшим на пол, парнем, буквально на цыпочках крадущимся к выходу и лишь у поворота осмелившимся отлепиться от вертикальной поверхности, потом перевела взгляд на шатена и задумчиво поинтересовалась: - Как ты думаешь, а твои слова насчет последнего дня он тоже слышал?

     Ответить Астор уже не мог. Сложившись пополам, он давился от хохота, пытаясь при этом не уронить сумку с ноутбуком.

     - Можно сказать, что вечер удался, - привычно занимая пассажирское сиденье в спорткаре, не забыв предварительно огладить кончиками пальцев усищи белоснежного аэрографического барса, подвела итог Ассина, чем вызвала новый сдавленный смешок у включавшего зажигание водителя.
     … …

     Время «Ч», а правильнее сказать «З» - Зимнего Бала для кого-то приближавшееся стремительными шагами, для кого-то медленно тянувшееся вязкой смолой, все-таки наступило.

     Ярко освещенную главную аллею с коваными, похожими на старинные лампы фонарями, улицу перед ней, университетскую парковку и выделенные специально по случаю торжества территории вокруг корпусов заполнили темные автомобили представительского класса и разноцветные, утробно гудевшие спорткары, разнообразие, цена и количество которых вызывали стойкие ассоциации с крупными международными автосалонами. По ведущей в бальные залы лестнице неспешно поднимались родители учеников и сами студенты, демонстрируя на себе достижения кутюрье и ведущих производителей ювелирных изделий.

     Оглядываясь вокруг, мужчины в смокингах, фраках или элегантных вышитых пиджаках и женщины, укутавшие обнаженные плечи в роскошные меха, кивали знакомым, заводили тихие беседы. Не о делах. Исключительно о детях, образовании и на «погодные» темы. Блеск украшений, переливы радуги дамских платьев, а кое-где и мужских костюмов, темные галстуки, яркие, изящно повязанные шарфы, равнодушные уверенные взгляды хозяев жизни привлекали внимание папарацци, фотографировавших родителей вместе с их нервничавшими отпрысками, над внешним видом которых также потрудилось изрядное количество хорошо оплачиваемых специалистов.

     Погруженный в полумрак зал заставлял гостей притормозить, остановиться перед выполненными в полный рост 3Д моделями конкурсантов в парадных костюмах и платьях. Заинтересованные взгляды перебегали с одного экспоната своеобразной галереи на другой. Степенные мужчины и женщины доставали из пиджаков и сумочек телефоны, чтобы запечатлеть как своих детей, так и общую панораму в целом. Вдоволь насмотревшись, посетители переходили в следующее помещение и на мгновение замирали на месте, боясь ступить на покрытую мелкой рябью водную гладь. По стенам струились водопады. И не с первого взгляда удавалось разобраться, где вода настоящая, а где лишь проекция. Кортас удовлетворенно потирал руки. Специальные технологии, позволившие создать такой эффект, были его выстраданным детищем.

     Кое-где раздавались испуганные удивленные возгласы, когда прямо из «воды» в воздух выпрыгивали крохотные разноцветные рыбки, чтобы через миг плюхнуться назад, разбрасывая вокруг брызги, переливавшиеся в золотистых лучах неизвестно откуда взявшегося полуденного солнца. И снова доставались телефоны, а социальные сети заполнялись восторженными комментариями к выложенным на личных страничках видеороликам.

     Журналистам же и репортерам, останавливаемым бдительной охраной у входа в университетское здание, приходилось кусать локти и довольствоваться снимками прибывавших и шествовавших по кремовой ковровой дорожке гостей.

     Прямо из царства воды гости попадали в жаркую пустыню. Песчаные дюны подсвечивало краснеющее на фоне сгущающейся темноты закатное солнце. Дамы пытались поднять подол длинного вечернего платья, и даже мужчины ощутимо вздрагивали, когда ноги начинали утопать в желтом сыпучем песке. А через мгновение выяснялось, что это очередной обман зрения. Сконфуженно смеявшиеся люди хватались за смартфоны, пытаясь запечатлеть увиденное великолепие на панорамных снимках. Некоторые так и переходили из зала в зал, не убирая дорогую качественную технику. Что тоже было чревато. Сложно не выронить все из рук, внезапно обнаружив, что на тебя из легкого голубовато-зеленого сумрака подводного мира величественно выплывает огромный скат-манта или обросший ракушками кит.

     Между гостями, иногда буквально выныривая из песчаной дюны или стайки рыб, сновали вышколенные официанты, спеша обнести желающих изысканными закусками и редкими сортами вин и шампанского. Переговариваясь, потягивая напитки из бокалов, представители бизнес-элиты и высших политических кругов неспешно двигались в сторону главного зала, где и должно было проводиться ключевое событие Зимнего Бала – выборы короля и королевы. И снова, привычные ко многому приглашенные застывали на входе, чтобы потом аккуратно пройти по бесконечному и бездонному космическому пространству, заполненному разнообразными по форме и цвету галактиками и туманностями. Многие с удовольствием определяли Туманность Андромеды и искали Магелланово Облако.

     Для тех, кому подобное путешествие слишком давило на психику, существовала отдельная дорожка-комета, ведущая в ложи, выполненные в более сдержанном стиле. Через огромные прозрачные иллюминаторы космического корабля сидевшие в нем зрители с интересом наблюдали со стороны за «космосом» и передвигавшимися в нем людьми, активно выбиравшими себе места. Благодаря спецэффектам удобные кресла и диваны превратились в разномастные космические объекты. Студенты с восторгом устраивались группами или поодиночке на крупных и мелких астероидах, некоторые родители присоединялись к своим чадам, другие же предпочитали располагаться на комфортных туманностях. Для любителей острых ощущений предлагались черные дыры и территории взрыва сверхновых.

     Но даже эта космическая феерия не могла сравниться с происходившим за кулисами, где готовились к своему выходу участники конкурса. Блеск драгоценностей, шелест роскошных платьев, начищенные туфли, трости, шляпы, шарфы, аромат духов, шум, суета, исподтишка подложенная в туфли кнопка или порошочек с почти безвредным, но крайне неприятным эффектом, «случайно» пролитый на чужое платье напиток, подслушивание, подглядывание и сплетни, слухи. Именно сейчас за закрытым занавесом проходил еще один этап конкурса, негласный, на выживание в особо жестоких условиях.

     Инию Ассина запихала в самый дальний угол огромного отведенного соревнующимся помещения, искусно обезопасив себя и брюнетку с двух сторон. Третью же сторону «охранял» Натан, которого шатенка попросила устроиться поблизости. Рыжик не возражал, и его визажисты, дизайнеры и просто фанаты представляли собой довольно надежный заслон от посягательств тех, кто и хотел бы навредить вызывающей зависть вниманием Кортаса брюнетке, да не рисковал пройти мимо команды капитана. Ссориться с одной из самых популярных на университетской доске фигур желающих не было. Так что девушкам удалось спокойно нанести последние штрихи, поправить макияж, проверить музыку, выпить успокаивающего чая из термоса, привезенного вместе с флешкой с музыкальной композицией в сумке Ассины, нервно сжимаемой пальцами последней. Шатенка то и дело проверяла наличие и целостность рюкзачка.

     В это же время тихо переговаривавшиеся, устроившиеся в нескольких метрах от Инии и Ассины на деревянных ящиках, оставшихся после монтажа декораций три неприметных личности внимательно отслеживали любую угрозу, незаметно обеспечивая участнице и ее «группе поддержки» зону комфорта. Невнятного пегого окраса худощавый парень встал с места, прошел мимо спешившего в сторону заветного угла нервного мужчины, что-то вспомнив, развернулся и столкнулся с выронившим из-под стопки ткани банку с темно-синей краской брюнетом. Последний споткнулся, вскрикнул и схватился за ногу. Печально обозрел синее пятно на полу, зло глянул на наблюдавших с сочувствием за происходящим девушек в углу, отмахнулся от громких извинений неуклюжего незнакомца и захромал в обратную сторону.

     Парень пожал плечами и вернулся к своим знакомым, встретившим его смешками и улыбками. Чокнулся с ними бутылкой минералки, отмечая очередную победу. Однако уже через несколько минут мужчинам пришлось опять прерываться, чтобы будто бы случайно вывести из игры следующего желающего нарушить спокойствие подопечных. Вариантов устранения была масса. Подумаешь, банка с пенной газировкой перевернулась, или, как в предыдущем случае, в результате внезапного столкновения кто-то подвернул ногу или вывихнул плечо. Всякое случается. Никто особо внимания не обращал, а молодые люди четко выполняли приказ господина: охранять и не попадаться на глаза.

     Постепенно все зрители заняли свои места, время от времени поглядывая на прикрытую сцену. И вот дымка туманности, выполнявшая роль занавеса, растаяла, позволяя увидеть вышедшего на сцену первого конкурсанта. Зал взорвался криками и аплодисментами.
     … …

     Действо шло своим чередом. Кандидаты в короли и королевы демонстрировали «экстерьер», навыки ораторского искусства, удачно или не слишком воплощали в жизнь оригинальные и не очень идеи дизайнеров, стилистов и визажистов. Не зная, что Жан приложил свою ловкую лапку к распределению очередности конкурсантов, Ассина сочла огромным везением тот факт, что брюнетка выступала последней, вслед за Натаном. Конечно, ждать пришлось долго, зато в полупустом помещении было намного тяжелее организовать «несчастный случай». Проводив рыжика до сцены, девушки с удовольствием послушали подготовленную им речь, полюбовались на красавца-спортсмена в свете софитов и вернулись на место, так и не заметив «серых» личностей, удачно перекрывших дорогу двигавшемуся в сторону девушек с ведром воды молодому человеку.

     Зал взорвался визгами, криками и восторженным писком фанаток. Натан выпал за кулисы, больше похожий на мокрого котенка, чем на уверенного в себе капитана известной футбольной команды. С удовольствием выпил бутылку воды, появившуюся из явно имевшей выход в параллельную вселенную сумки Ассины. И, как и шатенка, прислушался к тому, что происходило на сцене, куда только что вышла Иния. Оглушительные восторженные вопли мужской части зала давали понять, что изящная красота, искусно подчеркнутая оригинальным кружевным нарядом цвета топленого молока и роскошными бриллиантами, украшавшими руки и шею брюнетки, пришлись по душе. А вот женских голосов слышно не было. Модель довольно улыбнулась. Молчат, значит, завидуют.

     Приветственную речь Инии Кортас пропустил мимо ушей, поедая девушку глазами. Когда представление конкурсантки закончилось, брюнет гордо выпрямился в кресле и посмотрел вокруг. Нахмурил брови и стиснул подлокотник кресла. Жаркие взгляды расположившихся в обозримом пространстве зрителей мужского пола начинали напрягать. Наследник корпорации тихо рыкнул, вызвав понимающие улыбки и тщательно подавляемый и маскируемый под кашель смех остальных членов ВИП-команды. Тем временем зал громкими аплодисментами проводил не ожидавшую такой реакции брюнетку. Жюри огласило результаты и дало отмашку на начало следующего этапа соревнования. Теперь участникам предстояло продемонстрировать свои разносторонние таланты. И конкурсанты удивляли. Кто пением, кто великолепной игрой на фортепиано, кто танцами и пантомимой. Зал завороженно наблюдал за картинами из песка и только что не падал с сидений от смеха во время выступления «сатириков».

     И то, что все это было срежиссировано, выверено и доведено до блеска высококлассными профессионалами своего дела, а не студентами, не умаляло заслуги исполнителей, загонявших и себя, и других бесконечными репетициями и тренировками. Не обошлось и без некоторых накладок. У кого-то в самый ответственный момент ломались подпорченные каблуки, кто-то прямо на сцене снимал внезапно ставшие меньше на размер туфли, а кому-то спешно приходилось выносить запасной реквизит, взамен утраченного. Зрители свистели, родители и родственники скрипели зубами, а охрана конкурсанта покрывалась холодным потом и начинала рыться на сайтах с предложениями работы, спеша побыстрее, до получения волчьего билета, исчезнуть с горизонта нынешнего работодателя.

     Следя из-за кулис за выступлением Натана, Ассина шевелила губами, отсчитывала такты и, сама не замечая этого, протанцовывала все выполняемые спортсменом движения, правда, в уменьшенном варианте. Сжимала кулаки в особо сложных местах и облегченно выдыхала и обнималась с Инией после успешного преодоления очередного трудного момента. Рыжик выполз со сцены, пожелал удачи последней участнице и стек по стеночке на пол, благодарно принимая протянутую шатенкой бутылку минералки.

     - Это хуже, чем тренировка в спортивном лагере, - наконец, простонал он. Посмотрел на воду в руках и перевел взгляд на Ассину, - У тебя там, - кивок на сумку, - склад что ли?

     Ответа не дождался. Напряженная девушка, нервно сплетая пальцы и вытянув шею сверлила глазами шагнувшую вперед Инию. Зал замер, рассматривая одетую в элегантный приталенный белоснежный костюм девушку, длинные распущенные волосы которой гагатовой блестящей густой волной стекали ниже поясницы. На поднятой вверх руке блеснул широкий платиновый браслет. Зрители затаили дыхание. Секунда. Вторая. Тишина. Ассина схватилась за телефон, набирая центральный пульт, куда буквально перед выступлением Натана отнесла флешку с музыкой. Выслушала долгие гудки в трубке, вскинулась, пробежала, пригибаясь, за кулисами, вынырнула из бокового выхода и понеслась, перепрыгивая через ступеньку, а то и две, вверх по замаскированной под млечный путь лестнице, продолжая прижимать к уху мерно гудевший неотвеченным вызовом смартфон.

     Кто-то хихикнул. Где-то в глубине зала раздались голоса. Присутствующие сообразили, что стали свидетелями очередного ляпа. Конкурсанты тихо радовались чужому несчастью. Иния потерянно стояла в центре освещенного ярким прожектором круга. На середине подъема Ассина остановилась, прислушиваясь к нараставшему свисту и гулу. Астор приподнялся на сиденье, собираясь вмешаться, но в этот момент шатенка нажала «отбой», порылась в будто приклеенной к ее плечу сумке, что-то делая с умной техникой. Чистые звуки тревожных фортепианных переливов заполнили зал, к ним подключились ударные. Под их аккомпанемент девушка подбежала к вытянувшемуся, словно выплывавшему из звездного тумана «языку» сцены, на дальней от зрителей стороне которого замерла брюнетка, и подвесила телефон перед одним из опущенных вниз микрофонов за брелок. Смешной металлический человечек словно оседлал рукоять прибора. Странный притягательный высокий голос окутал зрителей вязью пронзительных, трогающих за душу фраз:

     А я ищу его в чужих лицах, в мерцании экрана и на белых страницах,
     Ищу его и не встречу, не подойду не спрошу, не отвечу.1

     На ходу стащив бесформенный крупной вязки свитер и оставшись в черной обтягивающей футболке и темных, неопознанного в сценическом освещении цвета джинсах, шатенка запрыгнула на язык и замерла перед Инией, словно вслушиваясь в мелодичный диалог струнных и клавишных. По стоявшей в круге света спиной к зрителям темной фигуре прошла слабая одинокая волна, завершившаяся плавным движением рук. Вторая, третья. И тут светлая фигурка ответила, словно эхо. Темная подхватила и взорвалась резким каскадом движений. Черные волосы взметнулись, завершая зеркальное отображение элемента, и вышедшая из ступора брюнетка шагнула вперед, выплетая свой танец, каждое движение которого повторялось ее тенью. Более энергично, жестко. Завораживая контрастом.

     Жан восхищенно выдохнул. Шатен усмехнулся. Ему не требовалось специального художественного образования, чтобы понять, что Ассина смогла не только привести подругу в чувство, но и перетянуть на нее изначально сосредоточенное именно на темной фигуре внимание зала. Теперь же практически все взгляды не отрывались от медленных, иногда даже нарочито заторможенных, по сравнению с музыкой, движений брюнетки, от ее развевавшихся и метавшихся шлейфом шелковых длинных волос. И только временами в поле зрения мелькала резкими лепестками темного пламени тень – противоположность искрящегося на основной сцене света.

     - Это профессионализм. И ведь так быстро сообразила. А как выкрутилась…. Нет, какие движения. А вот этот элемент просто так не сделаешь. Многим физически не дается. Нереально. Талант, - шипел на ухо то Астору, то блондину певец. ВИПы кивали, сидевший через скульптора Кортас отмахивался от восторженно блестевшего глазами Жана, сверля взглядом сцену. Завороженный танцем Астор встряхнулся и сжал губы, готовясь к будущим неприятностям. Сейчас, в темноте и переливах туманностей лишь немногие могли опознать персону на подтанцовке и в шоке пытались соотнести изгибавшийся в танце стройный силуэт с тем, что привыкли видеть в учебное время. Но уже завтра весь университет будет гудеть. Тремя минутами выступления шатенка разрушила тщательно взращиваемый и лелеемый несколько месяцев образ.

     Последние аккорды затихли, замерли на сцене танцоры. Не дожидаясь, пока включат основное освещение, Ассина легко соскользнула со сцены, попутно зацепив телефон и сумку, и нырнула на ближайший «астероид», потеснив сидевших там студентов, ошарашенно наблюдавших за спешно натягивавшей свитер девушкой. Яркий свет залил взорвавшийся овациями зал и кланявшуюся Инию. Спокойно сидя в кресле, модель вместе со всеми аплодировала последней конкурсантке, с улыбкой вслушиваясь в довольные возгласы зрителей.

     На сцену, не торопясь, вышли остальные участники шоу. Судьи зашевелились, склонили друг к другу головы, обсуждая свои впечатления. Однако затягивать с решением не стали. Высокий худощавый блондин в черном костюме с серебристым шарфом встал, откинул за спину длинную косу, блеснул в свете софитов крупным изумрудом броши, являвшейся визитной карточкой этого известного шоумена, и объявил итоги. Королем бала был выбран рыжеволосый капитан футбольной команды, смущенно взъерошивший и без того находившуюся в художественном беспорядке, шевелюру. Выводы жюри были целиком и полностью поддержаны вопящим, позабывшим про строгие манеры, одобрительно хлопавшим в ладоши залом.

     Натан вышел вперед, поклонился, принял из рук профессиональной балерины коробочку с бриллиантовой снежинкой, потоптался на месте и вернулся назад к остальным участникам. Ассина хихикнула в кулак, разглядывая потерянное лицо спортсмена, мечтавшего всего лишь спокойно потанцевать со своей девушкой. Теперь эти скромные планы накрывались медным тазом. Но тут же девушка сообразила, что в отличие от других подобных мероприятий, данное не предполагало, что король и королева бала будут весь вечер изображать пару. Похоже и Натан об этом вспомнил. Молодой человек сказал что-то окружающим, улыбнулся, обменялся с рядом стоявшими рукопожатиями и ловко утек со сцены к очаровательной брюнетке, сидевшей рядом с его родителями в центре эллиптической галактики.

     Королевой бала стала признанная красавица и умница университета. Изящная блондинка, чье музыкальное выступление со скрипкой не оставило никого равнодушным. В то время как девушка со сдержанной светской улыбкой благодарила зрителей и жюри, гордый дочерью отец довольно поглядывал на соседей, а откинувшая в сторону тончайший золотистый палантин мать спешно строчила на личную страничку, отрывалась ненадолго, чтобы сделать очередную фотографию, затем прикрепляла снимок и отправляла следом за собственным сообщением.

     Церемония награждения закончилась величественным гимном университета в исполнении симфонического оркестра. Никаких прочих призов, вроде приза зрительских симпатий, на Зимнем Балу, не раздавали. Победителей всего два и точка. Утешать никого и никто не собирался. Это бизнес и жизнь. Выигравшие и проигравшие смогли, наконец, переодеться и расслабиться после выматывающего марафона. Благо для этого организаторами было предложено огромное количество вариантов: от караоке и лазерного пейнтбола до полетов на вертолете и прыжков с парашютом. Последнее было, конечно, рассчитано на студентов, которым быстро наскучили светские беседы. Молодежь потихонечку, тоненькими ручейками утекала из ярко расцвеченных залов, где со временем остались только продолжавшие столь необходимое для поддержания статуса общение родители, да несколько, наиболее ответственных и упертых учащихся.

     ВИП-четверка во главе с Кортасом, отбыв положенное время в царстве официоза, сначала отправилась в располагавшийся в подвальной секции клуб, но находившийся в легкой прострации наследник корпорации потребовал сменить место дислокации. Мужчине было необходимо подлечить нервы после полученной от Ассины отповеди, случившейся сразу же после озвучивания решения жюри.

     Конкурсанты как раз отправились переодеваться, когда брюнет решил выразить заслуженную похвалу своей девушке. Но шатенка прервала заготовленную им речь на полуслове. Всучила взмокшей после выступления Инии полотенце и подтолкнула в сторону раздевалки, заявив, что простуда – последнее, что ей нужно. Затем повернулась к Кортасу: - Не тебе здесь выражать одобрение. Ты даже не подумал о том, чтобы помочь. О чем говорить? От тебя одни проблемы, ходячая неприятность, - девушка протянула руку и постучала по лбу обалдевшего наследника корпорации кончиком пальца, – Неужели в этой умной, теоретически, голове, даже не возникло мысли позаботиться о безопасности человека, который тебе, как ты говоришь, очень нравится?! Что? Твой эгоизм не дает сообразить, что если уж твое внимание вызывает к жизни чужую подлость и зависть, то не мешало бы как-то их нейтрализовать?

     На возмущенную реплику о том, что «каждый должен выживать в этом мире сам», Ассина хмыкнула и с ехидцей спросила: - Это ты и своему младенцу заявишь? И стареньким родителям? Хоррош! А по-моему, ты просто даже не думаешь о том, что кто-то, кроме тебя, может нуждаться в защите. Это… неприятно.

     Модель резко развернулась и с прямой напряженной спиной зашагала к выходу, всем своим видом демонстрируя, что не останется на «деловую часть» ежегодного сборища.

     И теперь наследник корпорации находился не в самом лучшем расположении духа. Астор перевел взгляд с двигавшейся в едином ритме в лучах прожекторов и лазеров толпы на задумчиво крутившего в руках бокал друга. Но говорить ничего не стал. Некоторые вещи нужно сначала попытаться понять самому. Кортасу уже пора бы повзрослеть и перестать проверять окружающих на «суперменистость».

     Танцевальная мелодия закончилась и на клуб рухнула тишина. Слегка сдвинувшись вбок и вперед, чтобы увидеть со своего места на втором ярусе, что же там происходит внизу, шатен вздохнул. Это они неудачно заглянули. Попали на тот несчастный час, когда все желающие могли показать «свои таланты» певцов и танцоров. И если последних еще можно было в случае чего игнорировать, то особо «голосистые» выступающие могли довести до зубовного скрежета.

     Между столами, а также внизу, среди остававшихся на танцполе посетителей, засновали официанты с подносами, на которых лежали спелые помидоры и небольшие мешочки с мукой. Деньги стремительно исчезали в карманах служащих, а толпа вооружалась подручным материалом. Астор огляделся и понял, что и сидевшие в ВИП-зоне не игнорировали подобное развлечение. Многие уже примерялись, как удобнее и ловчее добросить «снаряд» до сцены. Жан ехидно улыбался, подкидывая в руке толстенный алый помидор, размером с небольшую дыньку, где такой только вырастили?, и азартно блестел глазами. Даже мрачный Кортас прикупил пару перезрелых томатов и аккуратно сложил их на пустую тарелку.

     Стало темнее. Слабое освещение оставалось только над столами, скрадывая в сумраке лица присутствующих. В это же время три прожектора щедро залили светом небольшой помост сцены. Шоу начиналось. Пусть даже и не совсем талантов. Ушлая администрация клуба, рассчитывавшая изначально привлечь за счет «конкурса молодых исполнителей» новых посетителей, довольно быстро поняла, что во время выступления отдельных личностей зал стремительно пустеет, а это ущерб для бюджета. Да и таланту нужна была публика. Кому хочется демонстрировать себя перед пустым залом? Было принято соломоново решение, обеспечивавшее в определенные дни и часы полный аншлаг в заведении. Желающий выступает, ему не мешают. При этом никто не запрещает зрителям по окончании номера, выразить свое отношение к данному артисту соответствующим образом. Удивительно, но поток тех, кто мечтал получить признание на сцене, не уменьшался. Экстрим будоражил, честолюбие визжало в голос. Кстати, некоторые вполне спокойно уходили со сцены, провожаемые не овощами, а приличными овациями.

     Астор поморщился и тяжело вздохнул, не испытывая ни малейшего энтузиазма. В отличие от друзей. Вот и Сатор вооружился парой помидорок черри, правда, оставалось неясным, как он собирался добрасывать их до места назначения. На ехидно приподнятую бровь также сомневавшегося в способностях друга брюнета, скульптор демонстративно достал из кармана пиджака небольшую рогатку, оснащенную по последнему слову техники лазерным прицелом. Шатен только покачал головой. Кратковременное удовольствие от помидорно-мучной мести не могло компенсировать прочие неудобства обладавшему тонким слухом мужчине. Но ради друзей можно было потерпеть.

     На сцене появился первый танцор. Будущий глава клана с облегчением поднял бокал и сделал глоток, расслабляясь. Пение пока отменялось. Парень очень даже прилично исполнил брейк-данс и заслужил оправданные аплодисменты. Затем по уже заведенной традиции ди-джей включил танцевальную мелодию, после которой на суд публики вышел очередной «подающий надежды», судя по проникновенным воплям, исключительно свои собственные, талантище, споро покинувший площадку, как-то привычно пригибаясь, не дожидаясь окончания минусовки. Разочарованно взвывшая толпа старалась докинуть вслед свое веское мнение по поводу выступления.

     На сцене и рядом с ней засуетились служащие, с привычной и отработанной быстротой стирая швабрами и моющими пылесосами красные овощные следы, присыпанные липкой вязкой взвесью влажной муки. Следующим шел танцевальный номер, сменившийся к вящей радости Астора фокусами. Мужчина выдохнул и позволил себе слабую улыбку. Вообще вечер проходил относительно удачно. Удалось послушать даже пару вполне приличных сатирических выступлений. Несколько раз клуб буквально содрогался от хохота.

     ВИП-четверка изрядно расслабилась и развеселилась, обсуждая наиболее меткие попадания, а также достоинства и недостатки выступавших. Кортас выпытывал у Сатора, на каком именно сайте тот заказывал свое чудо-оружие, из которого уже успели пострелять все, кроме будущего главы клана. Последний, впрочем, тоже не удержался и метко отправил пару помидоров в особо мерзко вопящих «звезд эстрады», прекрасно справившись с поставленной задачей и без рогатки.

     И снова лазерное шоу уступило место темноте танцпола и яркому кругу прожектора, освещавшего сцену. Звон колокольчиков в странном дробном ритме разнесся по залу, а следом под звуки ударных и струнных зал буквально накрыл сильный и глубокий женский голос, заставивший замереть всех, кто находился в клубе.

     Цель нашей жизни пыль на дороге, чьи-то надежды, чьи-то тревоги.2

     Слова незнакомой песни, пронизанные болью, плыли по залу, разлетались кругами и заставляли дрожать что-то внутри. Полностью поглощенный происходящим на сцене, Сатор не заметил, как разжалась рука, и из пальцев выкатился и плюхнулся на белоснежную скатерть ярко-красный снаряд.

     - Это… Ассина? – Жан растерянно оглянулся на Астора, потряс головой и, словно привороженный, уставился неподвижным взглядом на фигурку в простых джинсах, черной футболке и огромных, на пол-лица, темных очках, не позволявших опознать поющего. Шатен пристально следил за ломанными резкими линиями танцевальных элементов с характерными запоминающимися переходами от быстрых движений к плавным и текучим, узнавая виденное в университетском тренировочном зале. Узнавая и не веря.

     Жан закусил губу, вслушиваясь в удивительный, проникновенный голос. А над залом затихало: «Да будет мир праху вашему»2. Мелодия текла дальше, равно как и танец и, наконец, замерла, оставив после себя гробовую тишину. Где-то в центре танцпола зазвонил сотовый телефон. В углу кашлянули. Посетители клуба начали приходить в себя, протирать слезившиеся от напряжения глаза, с удивлением рассматривая валявшиеся под ногами растоптанные овощи и пакетики с мукой, переводили взгляд на сцену…, где уже никого не было.

     ВИП-студенты переглянулись и, не сговариваясь, молча потянулись за напитками. Требовалось подумать. Кортас сделал глоток, покачал бокал в руках и нехотя произнес: - Знаете, это нелегко признать, но я могу понять человека, захотевшего получить ее в свое личное пользование.

     Сатор и певец, до сих пор находившийся в легком шоке, кивнули.

     - Я завидую, - Жан вздохнул и стукнул кулаком по столу, от чего чуть не улетела на пол неудачно прилегшая отдохнуть на столешнице вилка, – если бы она занималась профессионально, то достигла бы…, - брюнет выдохнул сквозь стиснутые зубы и тряхнул головой так, что черный хвост хлестнул по находившему за его спиной резному парапету, – Это же талант. Вы, - он как-то жалко улыбнулся и с сожалением обвел слушавших его друзей взглядом, - вы ведь так и не поняли…. Она ведь не выкладывалась полностью….

     Сохраняя абсолютно спокойное выражение лица и стискивая под столом до посиневших лунок кулаки, Астор смотрел куда угодно, вот, например, форма у светильника очень интересная, лишь бы не встречаться с друзьями взглядом. В отличие от того же Кортаса и пока неизвестного шатену «поклонника», будущему главе клана хотелось отогреть, успокоить, позволить расправить крылья и дать взлететь, не боясь внезапных выстрелов. Но пока это было не в его власти. И не потому, что не хватало сил. Причина была в доверии. Ассина не желала полагаться на других и не принимала помощь. Как сейчас. Предпочитая выплеснуть часть кипевших внутри эмоций и страхов перед абсолютно чужими людьми, виденными ею, скорее всего, в первый и последний раз в жизни. Перед ними у нее не было обязательств, и они ничего не были ей должны.

     Подождав, пока официант расставит горячее и исчезнет из поля зрения и слышимости, Кортас медленно и весомо посмотрел на каждого из ВИП-четверки и лишь затем обратился к Астору: - Я так понимаю, что мы опять вопросов не задаем и ничего кое-кому не скажем…, - дождался кивка от друга и недовольно вздохнул. Как ни претило его кипучей натуре такое положение дел, но нервировать сейчас девушку и о чем-то расспрашивать, смысла, действительно, не было. Вряд ли она будет готова сообщить что-то интересное. Скорее, случилось бы обратное, и шатенка окончательно закрылась.

     Астор постучал кончиками пальцев по столу, невольно выбивая запомнившуюся мелодию, и задумчиво произнес: - Думаю, разумнее самим продолжить сбор информации. Благо, у нас появилась новая версия. Вполне вероятно, что знакомая всем леди умудрилась привлечь внимание «поклонника» именно своим выступлением, - захрустевший салатом Жан согласно тряхнул головой и откинулся в кресле, готовый слушать дальше. Но шатен замолчал. Он банально злился. Мужчина в раздражении сильнее сжал вилку и мрачно зажевал кусочек мяса. На него, будущего главу клана, работала куча народу, и при этом никто вообще не упомянул, что девушка где-то когда-то пела. О чем речь? Ни слова не было даже о том, что у нее может быть хороший голос. Как можно было такое скрыть?

     Отложив столовые приборы и отставив практически нетронутый стейк в сторону, шатен запустил руку в волосы и тяжело вздохнул. Единственным плюсом сегодняшнего дня была полученная уверенность в том, что Ассина абсолютно точно выступала раньше. Марены не могли проигнорировать такой талант. Так что нужно было снова искать. Мужчина попрощался с остальными, проводившими его понимающими взглядами. Жан рассеянно кивнул другу. Он, полностью погрузившись в размышления, не обращал внимания ни на еду, ни на окружающих. Промучившись еще некоторое время, брюнет с силой потер лоб, поправил рукав синей рубашки и дернул себя за многострадальный хвост.

     – Крутится что-то этакое. Никак не соображу что, - пояснил он посматривавшим на него с вопросом друзьям, – мне кажется, что я что-то слышал или читал. И вспомнил я об этом после выступления нашей госпожи Ассины, - певец непроизвольно кивнул в сторону сцены, на которой терзала скрипку жгучая брюнетка с невообразимо длинными ногами. Пожалуй, это было единственное, чем ее наградила природа.

     - Скажи об этом Астору, - Кортас серьезно посмотрел на певца.

     - Скажу.
     … …

     Оставив темно-синий спорткар у входа в элитное здание, шатен кивнул степенному консьержу и торопливо прошел к лифтам. Уже у раскрывшихся дверей он еще раз оглянулся, якобы посматривая в зеркало и поправляя видневшийся в вырезе черного пиджака белоснежный воротник футболки-поло, а на самом деле внимательно разглядывая седовласого мужчину за стойкой. Согласно полученной информации, последний превосходно владел рукопашным боем и не расставался с огнестрельным оружием. Тем не менее, молодой человек так и не смог навскидку определить, где припрятан ствол.

     - Оно и к лучшему, - задумчиво произнес себе под нос будущий глава клана, поднимаясь на нужный этаж и нажимая на кнопку звонка. Уже предупрежденная девушка все равно еще раз посмотрела на экран домофона и только потом открыла дверь. Несмотря на глубокую ночь или скорее раннее утро в глазах шатенки, великолепно оттененных черными кругами и подчеркнутых бледной кожей лица, не было и тени сна. Бессонница определенно побеждала с огромным отрывом. Астор наклонился и чмокнул Ассину в нос, подмигнул, вглядываясь в удивленные глаза. Пройдя в уютную гостиную и, дождавшись приглашения, мужчина уселся на диван.

     – Может быть, чаю? – только что устроившаяся немного в отдалении девушка привстала с дивана.

     - Спасибо, не стоит, – Астор улыбнулся и поспешил успокоить встревоженную хозяйку квартиры, сообразив, что это он в курсе, зачем пришел, а для девушки, особенно с учетом времени суток, его визит был предвестником очередных плохих новостей, - Ничего не случилось, - Серые глаза, в которых пряталась легкая смешинка, рассматривали взъерошенную Ассину. Старые джинсы, удобная футболка и несколько невидимок, убиравших челку со лба. В углу за диваном стоял подключенный к сети пылесос, весьма недешевая, практически бесшумная модель, а рядом со столом валялась мягкая тряпка. Уборка в такое время? Интересно. Но спрашивать мужчина ничего не стал. Он сам, когда нервничал, предпочитал работать с документами, Ассина же нашла, по всей видимости, иной полезный способ борьбы со стрессом. Шатен оглядел гостиную. Да. При таком образе жизни не удивительно, что все буквально блестело, несмотря на катастрофическую занятость владелицы квартиры.

     Будущий глава клана встал с дивана и пересел на небольшой прямоугольный столик, оказавшись прямо напротив девушки, наклонил голову и спокойно посмотрел в озадаченное лицо: – Ты устала, – констатировал мягким голосом, – пора выспаться, – в серых глазах заплясали смешинки, – и я знаю отличное место. Уютная спальня, великолепная еда и куча вооруженных, не всегда ладящих с законом, мужчин….

     - Что может быть лучше! – подхватила Ассина и только потом сообразила, что сказала. Смутилась, помялась мгновение, а затем скроила печально-просительную мордашку. Уголки рта Астора разъехались в улыбке. Если бы девушка была щенком, то уже получила бы от хозяина не только его собственный ужин, но и новые ботинки в качестве чесалки для зубов, – Я понимаю, что с моей стороны это свинство. Но… Спасибо тебе огромное. Почему-то в доме твоих родителей мне очень спокойно. И ты прав. Я устала.

     Покрасневшие от недосыпа глаза всматривались в находившиеся практически на том же уровне серые. Астор мог бы объяснить девушке, почему ей спокойно и в его присутствии, и в доме его родителей, но не стал. Она далеко не дура и способна сделать правильные выводы. И если до сих пор не сделала, значит, не готова. Что ж, он подождет, но только в этом конкретном случае.

     – Отлично. Тогда одевайся, - шатен потянулся, пересел на диван и более громко добавил, обернувшись в сторону прикрытой в спальню двери, - И учти, завтра, - посмотрел на часы и поправил сам себя, - точнее сегодня, выходной, поэтому рано мы тебя не отпустим.

     - Договорились, - Ассина немного нервно одернула легкий голубовато-серый приталенный пиджак, на этот раз заменивший традиционный объемный свитер. В таком виде, не укутавшись в многослойные одежки, в нерабочее время она начинала чувствовать себя некомфортно. Но почему-то для этого мужчины хотелось выглядеть немного лучше, чем обычно.

     – Я восхищен, - Астор с легким шутливым поклоном разрядил обстановку, охватывая взглядом и прямые джинсы, и выглядывавший из выреза серебристый топ, и легкий разноцветный шарфик, который растерянная девушка комкала в руке. Шатен подал теплое темно-синее пальто своей спутнице, подхватил сумку с собранной девушкой одеждой и вышел из квартиры, - Знаешь, вряд ли твое сегодняшнее выступление останется совсем без последствий, - заметил он, заводя двигатель. Мужчина не стал уточнять, какое именно, ведь Ассина не имела понятия о том, что он был в клубе во время ее «срыва».

     Пассажирка страдальчески сморщила лоб, потом опомнилась и быстро потерла место складочки. Посмотрела на Астора и пожала плечами: - Поговорят немного и успокоятся. Вряд ли это их заинтересует больше, чем тот факт, что я из Маренов де Гонда. Повод то так себе. Ну, есть у меня талия и кое-какие танцевальные навыки. Так мало ли детей обеспеченных родителей таким же страдают и особо не афишируют это несерьезное занятие. Побегают пару недель, пожужжат и успокоятся. Надеюсь, дальше копать никто не будет. Конечно, если про работу узнают, будет тяжелее.

     Шатенка утомленно положила голову на подголовник. В свете освещавших улицы фонарей и рекламных вывесок лицо девушки казалось сине-зеленым. Астор нахмурился. Кажется, на новом месте жительства проблемы остались прежними, в том числе кошмары. Уже засыпая, Ассина пробормотала: - Уезжать не хочется.

     Пока стоял на светофоре, мужчина умудрился снять пиджак и укрыть крепко спавшую пассажирку. Провел кончиками пальцев по опять наморщенному лбу и стер из уголка глаза прозрачную капельку.

     - Не придется, - тихо пообещал он и нажал на газ.

     Они уже проехали ворота и неспешно двигались по неширокой дороге сквозь просыпавшийся парк, когда шатенка зашевелилась и открыла глаза. Посмотрела на водителя, а потом перевела взгляд на проплывавший за окном утренний пейзаж. Солнце еще не встало, но приближение рассвета ощущалось в чуть светлеющем небе, видневшемся сквозь поредевшие с приходом холодов притихшие кроны деревьев. То скрывавшийся, то вновь выныривавший из светло-серых туч серебристый тоненький месяц молчаливым спутником дрожал в разбавленном светом сумраке. Присмотревшись, можно было увидеть пару мелких побледневших звездочек.

     Машина остановилась перед боковым входом, у которого их ждал одетый в неизменный черный костюм молодой мужчина. Поклонился господину и взял ключи от машины. Заводить ее в гараж самостоятельно у Астора не было ни сил, ни желания. Ассина оглядела еще дремавший тихий спокойный дом. Вдохнула свежий рассветный, слегка морозный, воздух: – Прогуляться бы…,- голос звучал мечтательно и тоскливо.

     - Там, - шатен махнул в сторону приглянувшегося девушке темного парка, - не получится. На ночь включают сигнализацию и выпускают собак, – он мягко улыбнулся с пониманием кивнувшей гостье, все же, не удержавшейся от короткого взгляда на начинавшуюся практически у ступеней тоненькую тропку.

     - Пойдем, - Астор потянул спутницу за собой, поясняя шепотом, так как они уже вошли в полутемный коридор, - есть здесь одно местечко. Тебе понравится.

     - Ну и как? – в голосе мужчины звучала гордость. Он довольно наблюдал за замершей, запрокинувшей голову Ассину. Та отвела взгляд от постепенно светлевшего неба и с восторгом посмотрела вокруг, впитывая открывавшийся с крыши здания вид на бесконечный, терявшийся в парк и огромный розовевший купол, по которому, все убыстряясь, бежали серые клочкастые облака. Видимо, наверху гулял нешуточный ветер.

     - У меня нет слов. Это восхитительно, спасибо,– тихо прошептала девушка, глубоко вдохнула прохладный воздух и опять замерла, впитывая в себя спокойствие и умиротворение окружающего ее мира. Постояв еще немного, шатен прошел в дальний угол открытой крыши, где прятался водонепроницаемый короб, и достал из него теплые пледы и пару подушек. Бросил их на пол рядом с низким ограждением из переплетенных кованых стеблей. Пока он расправлял ткань, неслышно подошел встретивший их у дверей Марк, поклонился и поставил рядом с подушками небольшую корзинку с термосами, кружками и уложенными в специальный подогреваемый прозрачный контейнер мелкими, на один укус, пирожками.

     Молодой господин благодарно кивнул проявившему столь своевременную инициативу мужчине, в следующий миг практически бесшумно исчезнувшему за дверью. Если Ассина и заметила все эти передвижения, то никак на них не отреагировала. Она все так же наблюдала за летящими облаками. Шатен взял один из пледов, подошел к девушке и накинул его ей на плечи: – Пойдем, сидеть удобнее, чем стоять.

     Та молча кивнула.

     Теплые покрывала, горячий чай и кофе, мягкий рассвет. Астор и сам не заметил, как уснул. Проснулся от ощущения постороннего взгляда. Медленно открыл глаза и наткнулся на лукавый прищур стоявшего рядом с входом отца. Блондин еще раз оглядел и уютное гнездо, и спокойно сопевшую, уткнувшись носом в стопку подушек, закутавшуюся по самые уши в одеяло Ассину, крепко прижавшуюся спиной к боку молодого человека, и жестами показал: «как проснется, спускайтесь на завтрак».

     Молодой мужчина согласно кивнул. Отец махнул рукой и ушел, а Астор устроившись поудобнее, прислушивался к шуму проснувшегося «поместья», щебетанью птиц, отдаленному лаю спешивших на кормежку сторожевых псов, голосам людей. Зашевелилась Ассина. Подняла голову из подушек и выпуталась из одеяла. Щеки девушки, обнаружившей излишне тесную близость их тел, впрочем, тут же ликвидированную шатенкой при помощи стопки подушек, порозовели.

     - Нас зовут завтракать, – мужчина встал, отряхнул слегка помятую одежду и протянул руку гостье. Комментировать ситуацию и заставлять Ассину еще больше смущаться он не стал.

     - Спасибо тебе большое, - шатенка аккуратно сложила пледы и отнесла их на место, а теперь дожидалась, пока Астор уложит подушки, - У вас очень спокойно и хорошо.

     Девушка потопталась на месте, протянула руку к корзинке с остатками еды, которую тут же перехватил Астор. Только сейчас шатенка сообразила, что мужчина не собирался убирать на крыше и сделал это только потому, что Ассина начала сей процесс. Гостья неловко улыбнулась, спешно придумывая, чтобы сказать: - Может быть, стоит задуматься о продаже билетов? Думаю, получился бы неплохой источник доходов.

     - Стоит серьёзно обдумать данное предложение. Сколько хочешь за идею? – будущий глава клана перехватил корзину поудобнее и открыл дверь. Обсуждая самые фантастические варианты ведения предложенного «бизнеса» молодые люди спустились вниз, где на них с улыбкой посматривали практически все встречавшиеся на пути обитатели дома.

     Проходя мимо зеркала Ассина, наконец, сообразила, в чем причина такого поведения окружающих, и с тихим возгласом попыталась пригладить пальцами образовавшееся на голове от закапывания в подушки воронье гнездо, одновременно, указывая Астору на торчавшие во все стороны, выбившиеся из хвоста пряди. Мужчина стянул зажим и поморщился. Кожу тянуло. Пальцами поворошил волосы. Лучше от этого особо не стало, что тут же подтвердило все то же зеркало.

     - Через пару минут будем в комнатах. Там и ванная, и расчески, и твоя одежда. Помнишь? Ночью захватили, – Астор потянул все еще теребившую волосы девушку дальше по коридору.

     Привести себя в порядок не так уж сложно, при наличии соответствующих условий. Так что спустя очень непродолжительное время шатенку встречали радушные родители Астора и его сестра. Сидевшая за столом очаровательная блондинка любопытно блестела глазами, наблюдая за гостьей, положившей на тарелку горку овощного салата и теперь задумчиво рассматривавшей аппетитные куски мяса, что-то подсчитывая в уме. Глядя на озабоченное лицо, на котором отражалась напряженная работа мысли, Сэнтия, с которой успели познакомить девушку, не удержалась и прыснула. Впрочем, старшее поколение хозяев дома также не особенно старалось прятать улыбки.

     Ассина аккуратно выцепила кусочек мяска поменьше, бережно приземлила его на тарелку и только потом, закусив губу, посмотрела на ухмыляющуюся семейку. В зеленых глазах плясали смешинки.

     – Ничего не могу поделать, - она отрезала кусочек говядины и засунула в рот. Прожевав продолжила, - Если я не буду осторожничать, то скоро формат фотографии придется увеличивать. Я и так у Вас только и делаю, что ем и сплю. Уже неудобно. Честное слово.

     Госпожа Саэ махнула изящной рукой, хорошо накачанные мышцы которой прекрасно прятали широкие рукава традиционной национальной одежды: - Не переживай. Ты один из самых нехлопотных гостей в нашем доме. К тому же, - она улыбнулась, - нам очень понравился твой подарок.

     - Правда? Я рада, - Ассина засияла счастливой улыбкой. Она потратила немало времени, придумывая, чтобы такое подарить так тепло принявшим ее людям. После долгих мучений и перелистывания сайтов, она вспомнила про роскошный цветник, на который выходили окна жилых комнат родителей Астора и столовой, где они сейчас и сидели. В том, что присланные по специальному заказу несколько кустов редких сортов роз успешно вписались в общую планировку парка, можно было убедиться, даже не вставая из-за стола. Необычная окраска и форма черной розы подчеркивались нежной расцветкой окружающих растений.

     Несмотря на то, что на улице было холодно, обильное цветение продолжало радовать глаз. Весь цветник был накрыт специально установленной стеклянной теплицей, сквозь огромные прозрачные стекла которой можно было видеть серое дождливое небо и контрастирующие с яркими крупными бутонами голые ветви деревьев.

     - Я боялась, что розы могут нарушить гармоничную красоту Вашего сада, но Ваш дизайнер просто гений, - Ассина отвернулась от окна и уцепила следующий кусочек вкусняшки.

     - Спасибо за комплимент.

     – А? - гостья с удивлением смотрела на ответившего ей довольного главу семейства.

     – Наш папа прекрасный садовод, - пояснила общительная блондинка, – так что ты угодила не только подарком, но и комплиментом. Молодец!

     Не зная, что ответить, Ассина взяла в руки высокий стакан и глотнула сока. Сладкий. Вкусно. Стоп. Девушка отставила напиток в сторону, еле удержавшись от вздоха. Сахара ей, пожалуй, достаточно.

     – Вот твой Пу эр, – госпожа Саэ указала на чайничек, тут же оказавшийся в руках обслуживавшего стол мужчины, под темным костюмом которого наметанный глаз мог заметить очертания оружия. Но Ассина подобной проницательностью похвастаться не могла, так что просто с легкой улыбкой поблагодарила за чай и с удовольствием сделала глоток терпкого необычного цвета и вкуса напитка, пряча за чашкой нерешительную улыбку и подрагивавшие губы. Пришлось даже поморгать, чтобы незаметно прогнать набежавшие слезы. Она была сильно смущена и тронута тем, что ее не только принимали в этом доме в любое время дня и ночи, но еще и помнили вкусы и предпочтения.

     - Не заморачивайся. Мы просто очень наблюдательные люди, - шатенка посмотрела на Астора, аккуратно подложившего ей на тарелку аппетитное крошечное пирожное, основную часть которого составляли фрукты, – думаю, одно тебе не помешает.

     - Вредитель, - отвлеклась от печальных мыслей Ассина, откусила кусочек, прикрывая глаза и смакуя нежный крем, и только потом, услышав дружный смех, поняла, что только что произнесла. Покраснела. Опустив голову, занавесив лицо каштановыми прядями, она аккуратно пила чай и слушала веселую пикировку хозяев дома, решавших, насколько соответствовала высказанная характеристика присутствовавшим, и кому бы она подошла больше всего. С разгромным счетом по вредности лидировала, как ни странно, главная леди дома. Услышав подобный вердикт, Ассина чуть не подавилась и, оторвав, наконец, взгляд от чашки, уставилась огромными от удивления глазами на вовсю веселившееся семейство, чем вызвала очередной приступ сдавленного хихиканья у женской части. Мужчины сдержались.

     В таком же духе прошел и весь день. Девушка гуляла по узким тропинкам парка, угощала разнообразных водоплавающих корками хлеба. Причем так увлеклась, что, если бы не реакция шатена, то вполне могла бы присоединиться к тем, кого кормила. Затем обедала в расширенном кругу обитателей дома, вслушиваясь в то тут, то там возникавшие за столом разговоры, тихо сцеживая смешки в кулак и не замечая ласковые улыбки, с которыми хозяева, а также некоторые члены клана смотрели на нее. Астор сидел рядом довольный и невозмутимый. Его радовало спокойное и расслабленное состояние Ассины, с лица которой исчезли замученное выражение и темные круги.

     День сменил безмятежный вечер, затем ночь. Закопавшись в документы, Астор не забывал время от времени проверять, как спит его гостья. Неслышно подходил к дверям, прислушивался к тихому и ровному дыханию, и возвращался на место, не скрывая радости. Кошмары девушку, судя по всему, не беспокоили.
     … …

     Институт встретил будущего главу клана жужжанием и шумом, восхищенными и тщательно шифрующимися завистливыми взглядами. Все как обычно. Молодой человек огляделся в поисках кого-нибудь из ВИП-четверки, но в зоне видимости не наблюдалось стандартного скопления восторженных студентов, а значит, объекты их поклонения или уже прошли в аудиторию, или еще не приехали в университет. Хотя.… В последнем случае их бы ждали на ступеньках. А там Астор никого не видел. Шатен сделал шаг вперед, и толпа его почитателей незамедлительно расступилась, дабы не препятствовать продвижению кумира.

     Немного сбоку от остальных, чуть выступив вперед, с откровенной улыбкой стояла очаровательная брюнетка, в длинных волнистых прядях которой выделялась сочная вишневая прядка. Астор мысленно поднял глаза к небу. Опять некая студенточка сочла себя достаточно привлекательной, чтобы поразить его воображение. Уложенные стилистом волосы, высокие тонкие каблуки, изящный костюм, облегающая юбка которого при должном ракурсе открывала в очень высоком разрезе красивую ножку. В какой-то момент мужчине показалось, что старательно демонстрирующая себя в выгодном ракурсе девица сейчас от усердия закусит губу.

     Астор скользнул спокойным взглядом по застывшей в наиболее выгодной, с ее точки зрения, позе фигурке и равнодушно прошел мимо. За спиной послышались ехидные смешки и перешептывания. Сегодня неудачливой «покорительнице мужчин» придется выслушать немало злобных замечаний. Промахи в стенах данного учебного заведения не прощались и аукались долго.

     Впереди, у входа на второй этаж мелькнула каштановая голова Ассины с мерно покачивающейся длиннющей сережкой, которую сегодня утром пришлось выпутывать из волос чуть ли не полчаса. Девушка уже была готова схватиться от отчаяния за ножницы. Останавливало только то, что волосы были не парика, а собственные. А впереди маячили еще несколько дней уже начавшихся съемок, и, как следствие, абсолютный запрет на смену имиджа. Вот и пришлось заниматься чуть ли не ювелирной работой, в ходе которой модель успела подремать на коленях у Астора еще какое-то время.

     По уже сложившейся традиции молодые люди расстались на университетской парковке. Никто особо не прятался, но и давать повод для лишних сплетен желания не было. Поэтому девушка еще раз поблагодарила за радушный прием и спокойную ночь. Астор чуть не рассмеялся, услышав подобное «спасибо». В любом другом случае это был бы как минимум вызов, как максимум завуалированное оскорбление его мужской состоятельности. Не сразу сообразившая, что вызвало подобную реакцию, девушка запнулась, потом прокрутила в голове собственную фразу, смущенно улыбнулась, покраснела и… извинилась. Вот тут мужчина не выдержал и расхохотался в голос.

     На этой «радостной» ноте они и разошлись в разные стороны. Все еще посмеиваясь, Астор направился в центральный корпус, где по традиции проходили практически все уроки ВИП-студентов. В отличие от остальных, им довольно редко нужно было покидать собственный кабинет-аудиторию. Учителя приходили к ним сами. Вся прочая масса студентов, к которой причислялась и Ассина, послушно бегала по этажам на лекции. Вот и со стоянки девушка спешно зашагала к невысокому строению «литературного» отделения.

     Интересно, что она тогда делает в главном? Шатен проводил взглядом нырнувшую в правый коридор Ассину и направился следом. С некоторых пор он крайне отрицательно относился к любым, пусть даже самым мелким и незначительным, неожиданностям, имевшим отношение к этой неугомонной студентке, и предпочитал все узнавать пораньше. К счастью, никаких потрясений не случилось, все оказалось довольно банально. Преподаватель филологии заболела, и студентам передвинули пары. О чем члену ВИП-четверки и сообщили сразу же притихшие от царственного внимания учащиеся. Кивком обозначив, что информация принята к сведению, Астор проследовал в свой кабинет.

     Процесс обучения шел согласно плану. В аудитории ВИПов было тихо. Даже ректор университета не рисковал без должной причины беспокоить «основной источник финансовых средств» учебного заведения. А вот во время обеденного перерыва друзья с некоторым удивлением осознали, что остальной университет буквально стоит на ушах. Повсюду, шепотом или громко, обсуждались события Зимнего Бала и, конечно же, выступления всех участников. Студентам не терпелось поделиться эмоциями и мнениями, притушить которые один выходной был просто не в состоянии. Драгоценности, наряды, кто с кем танцевал, кто кому улыбнулся – учащихся интересовало буквально все. И, увы, незапланированное участие Ассины не прошло незамеченным.

     Обеденный зал встретил ВИПов оживленными разговорами и непривычным столпотворением у облюбованного Ассиной столика. Кажется, мужская часть студенческого сообщества находилась под впечатлением и хотела убедиться, что на вечере их не посетила коллективная галлюцинация. Вспомнив утренний объемный свитер невнятного цвета и свободные черные джинсы из неизвестно какой коллекции, будущий глава клана хмыкнул. Галлюцинация явно не собиралась убеждать народ в трезвости восприятия.

     Астор нахмурился, но, решив подождать, направился на второй уровень, где его и остальных членов четверки уже ждал накрытый по специальному заказу стол. Шатен удивленно приподнял брови, отмечая, что в этот раз каждый из садившихся за стол постарался устроиться так, чтобы обеспечить себе максимально комфортный обзор столика Ассины и окружавшей его толпы. Сверху, с их мест, помещение, в том числе и сидевшая за столом девушка, открывались как на ладони. Понаблюдав некоторое время за не спешившими развиваться событиями, молодые люди переглянулись и приступили к обеду.

     Ассина компактно устроившись в кресле, по обыкновению, в наушниках, пыталась готовиться к занятиям, что было затруднительно потому, как в экран монитора заглядывало, как минимум человек пять-семь. Тем не менее, девушка держалась. Время от времени ей приходилось вытаскивать один из наушников, чтобы выслушать очередного жаждущего внимания студента. Затем следовал ответ. Судя по не слишком-то довольным лицам окружающих, реплики шатенки не отличались информативностью и эмоциональностью. Затем наушник опять оказывался в ухе. Так что прочим любопытствующим приходилось повторять процесс привлечения внимания объекта заново.

     Тяжелые створки дверей университетского кафе распахнулись, пропуская Инию. Девушка привычно направилась к полюбившемуся столу, но замерла на полдороге, ошеломленно разглядывая плотно обступившую его толпу. Кортас нахмурил брови и приподнялся, наблюдая, как брюнетка сначала попробовала пройти сквозь живую баррикаду, но после пары безуспешных попыток, раздраженных передергиваний плечами тех, кого она беспокоила, и резких отповедей сдалась и принялась оглядываться вокруг в поисках места, где можно было бы присесть и пообедать. Внезапно Ассина встала из-за стола, решительным, отрывистым жестом в сопровождении пары слов попросила подвинуться студентов и шагнула к подруге.

     Кортас опустился назад в кресло, а остальные члены четверки недоумевающе посмотрели друг на друга. Как Ассина заметила Инию? С ее места девушку не было видно.

     – Надо бы спросить. Интересно же, - задумчиво произнес Сатор. Тем временем шатенка провела спутницу к столику и, очевидно, попросила освободить второе посадочное место, одного из бесцеремонно присевших во время ее отсутствия в свободное кресло студентов. Последний, считавшийся одним из самых-самых (разумеется, после ВИПов), был явно недоволен и, не двигаясь с места, бросил презрительный взгляд в сторону опустившей голову брюнетки. Ассина наклонилась и что-то тихо сказала молодому человеку на ухо. Парень замер, нахмурился и надменно сверкнул глазами.

     Астор покачал головой и отставил в сторону бокал, понимая, что при таком количестве зрителей данный типус не уступит миром. Кажется, до шатенки это тоже дошло, потому что в следующую секунду молодой мужчина с громким воплем вскочил из кресла, разглядывая расплывавшееся на брюках огромное мокрое пятно, вызванное попаданием на них чуть ли не половины содержимого увесистого графина с минеральной водой. Недрогнувшей рукой Ассина подняла «случайно» опрокинутый графин. Кортас хмыкнул, вспомнив несколько «встреч» с девушкой, и передернул плечами.

     Облитый блондин потрясенно взглянул на Ассину. Руки широкоплечего накачанного мужчины сжались в кулаки, а в глазах заплескалась ярость. Окружающие попятились, оставляя девушку наедине с взбешенным парнем. Шатенка убегать не спешила, осторожно и практически незаметно для большинства перенесла вес с одной ноги на другую и будто невзначай подвинула руку поближе к тарелке с салатом. Как одно из средств дезориентации сойдет. Быстро с сожалением взглянула на оставленную так некстати на ручке кресла сумку с электрошокером и вздохнула, стискивая пальцы.

     Двинувшийся было вперед нападавший внезапно замер на середине шага, махнул бестолково рукой где-то на уровне пояса и весь словно сдулся. Разжал кулаки, помедлил и вдруг склонил голову в поклоне. До Ассины только спустя несколько секунд, когда блондин с невнятного цвета глазами уже развернулся, прошел сквозь стремительно рассасывавшуюся под действием неизвестного фактора толпу и исчез за дверями, дошло, что это было извинение. Шатенка растерянно взглянула на стоявшую рядом смущенную и покрасневшую Инию, сумевшую, наконец, оторвать глаза от ковра, вздохнула, пожала плечами. Наблюдавший за брюнеткой Кортас пожевал губу и расстроенно нахмурился. Даже успех на Зимнем Балу, на который наследник корпорации возлагал большие надежды, не помог Инии полностью вернуть спокойствие и уверенность, изрядно потрепанные издевательствами студентов, которые брюнет из-за собственной недальновидности не пресек вовремя.

     Тем временем шатенка огляделась, отошла в сторону, чтобы пропустить официантов, спешно заменивших мокрое кресло. Затем усадила Инию и устроилась напротив. Так и не заметив спокойно вернувшегося наверх к друзьям Астора, Ассина дождалась заказа подруги, о чем-то ее спросила, получила ответ в сопровождении слабой улыбки, после чего девушки уткнулись в ноутбуки, периодически, чуть ли не синхронно хватая кусочки еды с тарелки, сталкиваясь пальцами и вилками, что со стороны смотрелось просто уморительно, хотя смеяться никто не рисковал. За исключением наблюдателей из ВИП-зоны.

     - Вот это я понимаю Влияние! – Жан блестел глазами, вместе с остальными поднимая бокал сока в шутливом тосте, – Всего лишь молча встал за спиной и посмотрел. А какой эффект! – ухмылку певца можно было завязывать у ушей. Сатор согласно кивал. И только задумавшийся о своем Кортас, чокнувшись, молча потягивал кофе. Астор пожал плечами, осмотрел остывшее мясо с овощами и махнул рукой официанту.

     Фактически этот день оказался одним из череды своих близнецов, прошедших до ужаса однообразно. Ассина стойко выдерживала волну любопытствующих и интересующихся. По крайней мере, так казалось. Но внимательный взгляд мог заметить и все чаще поджимаемые в раздражении губы, более резкие движения и стойкое пристрастие к затемненным углам. Иногда, когда нервы совсем не выдерживали, девушка молча вставала и выходила из помещения, успешно отрываясь от поклонников и прочей толпы в многочисленных переходах.

     Разочарованные студенты шептались, что шатенка где-то раздобыла карту коридоров и залов учебного заведения и теперь вовсю пользуется полученными знаниями. При этом никто не брал в расчет то и дело случайно возникавших на пути настырных надоед ничем не примечательных людей, которым приспичило пообщаться, поговорить по телефону или просто сфотографировать впечатляющий интерьер или студентов в узких переходах. Эти встречные неуклюже топтались на месте, смущенно извинялись, хватали за руки раздраженных учащихся. И Ассина опять исчезала из виду. Недовольные студенты возвращались в аудитории, а «неповоротливые» личности, временно приписанные благодаря протекции Жана к охране университета, с серьезными лицами и усмешкой в глазах тихо докладывали об очередном выполненном «задании», размышляя, что же еще им придется делать ради столь рьяно оберегаемой боссом «малышки».

     Ассина своих охранников толи не замечала, толи не придавала этому значения. Ей и так хватало неприятностей с некстати свалившейся на голову популярностью. Весь негатив девушка стремилась сбросить в танцах, на которые даже довольно толстокожий Кортас не мог смотреть равнодушно. Разумеется, негласно, через экран монитора. Наблюдение молодой президент с музыкального класса так и не снял. Как оказалось к лучшему.
     … …

     У закрытых изнутри дверей музыкального зала ненавязчиво прогуливались охранники. Сидевший в кабинете, закопавшийся в документы Астор время от времени бросал взгляд на включенный монитор, чтобы удостовериться, что все в порядке. Раздавшийся в какой-то момент резкий вскрик выдернул мужчину из анализа схемы поставок. Краем глаза будущий глава клана заметил упавшую на пробковое покрытие недвигавшуюся девушку. Вставая с кресла, шатен уже набирал номер охраны, когда Ассина зашевелилась, приподнялась на руках, потрясла головой, села и тут же схватилась за ногу. Вот пальцы левой руки оторвались от ступни, и мужчина увидел на них кровавые пятна. В следующее мгновение Астор уже бежал к залу. Звонить телохранителям он не стал. Нечего пугать девушку незнакомыми людьми.

     Ломать замок будущему главе клана не пришлось. Он просто достал сделанный уже довольно давно дубликат ключей из кармана. Открыл дверь и быстро подошел к все еще сидевшей на полу модели. Посмотрел в широко раскрытые глаза с расширенными зрачками и аккуратно расцепил сжимавшие ступню в мягкой изготовленной на заказ чешке пальцы. Ассина вздрогнула, наконец, увидев мужчину, закусила губу и наклонила голову, но шатен тут же ухватил ее за подбородок: – Не смотри, я все сделаю. Успокойся, - Астор отметил и резко побледневшую кожу, и синеву вокруг рта, и легкую испарину, снял пиджак, скрутил его в валик и уложил девушку. Осторожно повернул залитую кровью ногу к свету, рассматривая узкий длинный, загибавшийся дугой порез на тонкой кожаной подошве. Подвел палец под задник, чтобы снять, но передумал, расстегнул ремень и аккуратно затянул на ноге, попутно отмечая время на платиновых наручных часах. Затем ухватил шатенку за плечо, заставляя сесть, накинул на нее пиджак, застегнул на пуговицы и поднял на руки.

     – Лечиться едем, - пояснил вынося испуганную и растерявшуюся Ассину из зала. Кивнул на ходу дежурной охране, - Найдите лезвие в покрытии и разберитесь, кто это был.

     Дожидаться реакции на свои слова наследник клана не стал, быстро прошел по коридору и спустился по лестнице. На выходе в центральный холл его перехватил Кортас: – Босс, машина готова, - несмотря на шутливый тон, предназначенный скорее для того, чтобы успокоить прижавшуюся к широкой груди шатена Ассину, потемневшие от сдерживаемого гнева глаза цвета виски оставались серьёзными. Астор благодарно кивнул. Спрашивать друга, откуда он узнал о том, что произошло, смысла не было. Монитор в кабинете спешивший шатен так и не выключил.

     Мужчина направился к недавно купленной мягко урчавшей двигателем игрушке друга, опять оставленной вопреки всем запретам и правилам прямо перед главным входом. Аккуратно устроил на заднем сиденье девушку, обогнул машину и сел рядом с Ассиной. Кортас немедленно завел двигатель, резко стартуя с места. Дожидаясь сигнала светофора на выезде, брюнет пояснил, глядя в зеркало заднего вида: - Едем к нашим. Они ближе.

     Астор согласно кивнул. Действительно, частная клиника, обслуживавшая все семейство Кортаса, включая самых капризных и требовательных членов, находилась значительно практически рядом. Наследник корпорации опять посмотрел в зеркало на друга, бережно прижимавшего к груди притихшую, внимательно слушавшую разговор Ассину: - Я не понял, что именно там произошло?

     - Какой-то умник вставил лезвие в пробковое покрытие. Оставалось только дождаться, когда именно она, - Астор осторожно отвел упавшую на лицо девушки прядку, - поймает его. Ты же сам видел, какая там обувь. Подошва тонюсенькая. Это даже не туфли. Так… Перчатки для ног….

     Водитель согласно качнул головой. Еще несколько поворотов и яркая машинка затормозила у входа в уютное двухэтажное здание частной клиники. На пороге уже ждали медсестры с креслом. И тут Ассина судорожно вздохнула и изо всех сил стала выпутывать руки из пиджака. Высвободила одну и вцепилась в рубашку шатена: – Пожалуйста, не уходи. Пожалуйста. Пожалуйста, - бледные пальцы сжимали тонкую ткань практически до треска.

     Кортас в ступоре стоял рядом, не понимая, чем вызвана подобная реакция. Астор удобнее перехватил девушку и спокойно сказал: - Никуда не уйду. Постоянно буду рядом. Если нужно, можешь даже за руку держать.

     Он невозмутимо выдержал пристальный проверяющий взгляд нефритовых глаз и прошел в клинику, проигнорировав предложенное для транспортировки пациентки кресло. И все время находился рядом. Пока ставили обезболивающее, пока снимали обувь и обследовали рану. Когда же выяснилось, что порез необходимо зашить, шатенка крепко сжала пальцы мужчины в своей ладони. Астор, молча, положил сверху вторую руку, согревая ледяные лапки. А Ассина все боялась. И не боли, а того, что под действием лекарств не сможет контролировать ситуацию. Поэтому изо всех сил хваталась за человека, которому, сама еще этого не осознавая до конца, доверяла.

     Швы накладывали недолго и опять в присутствии Астора. Осторожно потирая тонкие пальцы, глядя на полубессознательную, напичканную лекарством девушку, будущий глава клана думал о том, как поведет себя Ассина, когда осознает причины того, почему так доверяет ему. Испугается? Попробует скрыться, чтобы не навредить? Впрочем, проблемы следовало решать по мере их поступления. Мужчина посмотрел на бледное лицо в окружении влажных каштановых прядок и улыбнулся. В конечном итоге все наладится.
     … …

     Нога болела, и врачи категорически запретили нагружать ее. Так что несколько дней Ассине пришлось провести дома. Ни о работе, ни об учебе в университете и речи не шло. Астор предложил провести «курс реабилитации» в доме своих родителей, но шатенка вежливо отказалась. Вопреки тайным опасениям девушки, Астор не психанул, не оскорбился и не стал настаивать. Вместо этого, он куда-то позвонил, и через некоторое время Ассина стала обладательницей удобных и легких… костылей, существенно облегчавших передвижение. Помимо этого мужчина разложил по квартире несколько сотовых телефонов, на тот случай, если Ассина упадет и не сможет добраться до своей трубки. Девушка хмыкнула, но согласилась со всеми «нововведениями». Что-что, а упрямой дурой она не была и заботу оценила.

     Астор приходил каждый вечер на чай, принося с собой пару крошечных легких пирожных, которые шатенка встречала неизменными стонами сожалений, но отказать себе в маленькой слабости не могла, и стопку заданий и лекций, приветствуемых со значительно меньшим энтузиазмом. Устроившись на уютном светлом диване и в который раз разглядывая висевший на стене приятный зимний пейзаж, выполненный акварелью, мужчина задумался над тем, насколько верна пословица: «Все, что ни делается – все к лучшему». Шатен был искренне рад, что девушка не появляется в университете, а значит не в курсе некоторых подробностей студенческой жизни. Телефонных разговоров с Инией Астор не боялся, так как та и сама знала не слишком много. А новости были настолько неприятными, что мужчина предпочел бы их замолчать, если бы они не касались Ассины напрямую, так что пришлось рассказывать, к счастью, только в общих чертах. Подробностей у него не выпытывали, и так изрядно подкошенные известиями.

     Началось все с того, что ВИПам очень быстро удалось выяснить, кто постарался подпортить жизнь госпоже Марен. Это было совсем не сложно, если вспомнить про наличие никому не известной видеокамеры.

     Искупавшемуся в минеральной воде блондину показалось неинтересным просто забыть нанесенное оскорбление. К тому же молодой человек оказался не настолько умным, чтобы сообразить, какие именно последствия лично для него будет иметь его «шутка». Скорее всего, его оскорбленное эго вообще не думало, когда он выслеживал девушку, подглядывая из соседнего корпуса в окна через бинокль, и аккуратно вставлял не одно, а как выяснилось, четыре лезвия в покрытие пола. О том, что в результате его действий могут пострадать и другие учащиеся, данный индивид также счел лишним задуматься.

     Получивший информацию Астор уже кровожадно обдумывал ответные действия, после которых мысли о том, чтобы еще как-то навредить Ассине, должны были вызывать у данной мужской особи только рвотную реакцию и желание забиться в ближайший темный угол, но…. Блондин просто исчез. Вышел из дома, как всегда в сопровождении телохранителя. Сел в машину и с эскортом в виде еще одного автомобиля, в котором сидело несколько охранников, отправился в ночной клуб. Толи молодой человек хотел отпраздновать удачную месть, толи до него, увидевшего Ассину на руках одного из ВИПов, в то время как второй подгонял к парадному входу машину, а потом подрабатывал водителем, наконец, дошло, во что он вляпался по собственной инициативе, и блондин решил напиться.

     Теперь выяснить, что именно он думал, стало невозможным. Мститель пропал. Испарился вместе с охраной и обеими машинами где-то на отрезке не более десятка километров в центре огромного оживленного города, причем так, что никто ничего не увидел, а если и увидел, то не понял. Озабоченные родители рыли землю и нажимали на все возможные кнопки. Кто-то из знакомых сообщил отцу о «несчастном случае» в университете, и тот возжаждал пообщаться с этой наглой с…ой, несомненно, приложившей мерзкие лапки к исчезновению драгоценного чада.

     Мгновенное вмешательство сразу двух влиятельнейших семей резко остудило пыл горящих жаждой возмездия родственников. К тому же нанятые родителями детективы (Астор отдал своим приказ «препятствий не чинить») споро провели расследование и доложили и без того притихшим родителям, что девушка просто физически была не в состоянии куда бы то ни было выйти из дома, а также предоставили распечатку редких звонков, отметавших любые подозрения в организации похищения. Была, правда, попытка привязать к происходящему Инию, якобы она могла выступать посредником, но тут уже сказал свое веское слово Кортас, да так, что в сторону брюнетки не то что смотреть, дышать боялись.

     Рассказывать Ассине о произошедшем, вообще, не планировалось, но… родители получили все-таки обратно своего «мальчика». От некогда накачанного, уверенного в себе парня осталась дрожащая поседевшая тень. Израненное, истыканное длинными иголками, как еж, тело вывалилось к ногам родителей из тесного деревянного ящика, доставленного неопознанной машиной прямо к воротам дома.

     Позже автомобиль нашли на дне находившегося за городом в зоне свалки заполненного водой карьера. И опять никаких следов. Говорить похищенный не мог. Язык ему отрезали. Как и нос. Писать тоже. Руки тряслись так, что блондин не мог удержать стакан. Предстояло сложное лечение и долгая реабилитация. Был и еще один момент, о котором знали только родители и несколько доверенных людей. Да Астор. Молодого человека не только изуродовали. Похищенного жестоко изнасиловали. Причем в процессе участвовали несколько человек. Казалось, что парень прошел через конвейер.

     Поиски похитителей, разумеется, продолжились в еще более интенсивном темпе, но с тем же нулевым результатом. У Астора не оставалось выбора, как рассказать о случившемся Ассине, и хорошо еще, что без уточнения всех деталей. Замалчивать сделанные выводы было также слишком рискованно, очень уж знакомым казался почерк. Удивляло лишь то, что блондина оставили в живых.

     Сидя на уютном диване с большой кружкой горячего чая в руках девушка не сразу смогла заговорить. Судорожно вздохнула и лишь потом произнесла занемевшими губами: - Он любит покалечить, - она сглотнула, - сломать, и оставить мучиться. Зачем прекращать такую интересную игру так быстро,- в охрипшем голосе звучали горечь и отчаяние. Ассину трясло так сильно, что она с трудом поставила чай на стол. Обхватила себя руками за плечи, развернулась в сторону окна, и почти неслышно произнесла: - Он может продолжить…. Потом. Когда парень вылечится. Вот тогда ему будет приятно нанести еще один удар. Он не забудет!

     Длинные тонкие пальцы нервно комкали край лежавшего на диване светлого палантина, незаметно для владелицы превращая бахрому в нераспутываемый клубок. Астор посмотрел на это безобразие, перевел взгляд на лицо все еще изучавшей городской пейзаж шатенки. Почему-то он не сомневался, что девушка постарается предупредить пострадавшее семейство о возможной в будущем угрозе. Покачал головой. Ассина в таком состоянии могла навредить и себе, и другим. Мужчина пересел поближе, вытащил из цепких пальцев многострадальное вязаное изделие. Дождался, пока зеленые глаза с расширенными от нервного напряжения зрачками посмотрят на него, и ровно произнес: - Я тебя очень прошу, не пытайся предупредить их сама. Я найду способ сделать это так, чтобы ни с тобой, ни со мной это происшествие никак не связали, – пожалуй, еще ни на одном совещании он не говорил настолько убедительно, - Пойми. Если тебя вычислят, то возникнет вполне резонный вопрос, а откуда тебе все известно и, а не ты ли источник и причина…? Что будет тогда?

     - А для тебя это, разве, безопасно? – вскинулась Ассина. Даже дрожь куда-то подевалась, – Все то же самое могут применить и к тебе. Тем более, - девушка помялась, на мгновение отвела взгляд, но тут же потемневшие нефритовые глаза в упор уставились в дымчато-серые, - репутация Вашей семьи, не обижайся, многим не дает спокойно спать. А тут такой повод. Ты думаешь, проблем будет меньше?

     Астор мысленно чертыхнулся. Ну да. Как он мог подумать, что Ассина просто позволит кому-то рисковать вместо себя. Сама так в первых рядах, и остальных будет опекать до потери пульса. Мужчина не сдержался и возмущенно фыркнул: - Знаешь, солнышко, - девушка чуть не подпрыгнула. Подобный тон и обращение от всегда уравновешенного шатена стали для нее неожиданностью, - такое твое отношение кто-то мог бы счесть даже оскорбительным…. Как ты думаешь, кто из нас лучше разбирается в «теневом» бизнесе? Уж поверь, - будущий глава клана встал и прошелся туда назад по гладким цвета темного шоколада полам, - наше семейство прекрасно умеет «сливать», - шатен покатал на языке жаргонное словечко, - нужную информацию. И при этом мы не ставим под удар себя дорогих и любимых, - резко повернувшись к тихой мышкой сидевшей на диване Ассине, мужчина подошел и навис над ней, – Я обещаю, что отрицательных последствий не будет. И жду Твое, - он выделил последнее слово, - обещание.

     Несколько долгих секунд девушка молча разглядывала закрывавшую от нее свет люстры фигуру, потом утвердительно кивнула. Увидев недовольно приподнятую бровь, произнесла: - Хорошо, – улыбнулась, - Ты умеешь убеждать. Я не буду лезть и мешаться под ногами.

     Астор незаметно выдохнул, наблюдая, как хозяйка квартиры, все еще прихрамывая, направилась на кухню подогревать чайник.
     … …

     Человеческое любопытство, как и все остальное, имеет тенденцию со временем выдыхаться. Ассина вздохнула с облегчением, в один действительно для нее прекрасный холодный и ветреный день обнаружив, что ее задубевшая по пути от парковки до здания университета тушка почти перестала интересовать окружающих.

     Вообще, рано или поздно, но подобное должно было произойти. После памятного выступления девушка не изменила ни поведение, ни круг общения. Да и несколько недель ношения объемных свитеров невнятного оттенка, от которого даже сама владелица одежки тихо поскрипывала зубами, сделали свое дело. На руку сыграло еще и долгое отсутствие шатенки, за период которого у студентов появились новые поводы посплетничать и позлословить. Ученическое сообщество с интересом наблюдало за охотой на Натана, организованной активизировавшимся клубом его фанаток. Данная история была тем смешнее, что сам рыжеволосый капитан ни сном, ни духом не ведал о том, что стал ценным призом и своей наивностью сводил усилия охотниц на нет.

     Оставленная в покое Ассина, и не думавшая вставать грудью на амбразуру человеческого любопытства, только радовалась, что девушка рыжика училась довольно далеко. В противном случае все стало бы намного печальнее. Для фанаток. Однако все сложилось так, как сложилось, и шатенка радостно неслась через ступеньку, наслаждаясь наконец-то приобретенной свободой. В кои-то веки под ногами не путались поклонники и прочие любопытствующие. Сильный ветер резкими порывами продирал до костей. По небу неслись хмурые свинцовые тучи, из-за которых грустно выглядывало солнце. Красота. Ассина широко улыбнулась и чуть не подавилась сорвавшимся с дерева и залетевшим в рот мелким сухим листиком. Но даже это не испортило настроения. Тонкий отрывистый рингтон мобильного телефона заставил как раз проходившую в распахнутые вежливым швейцаром двери девушку отойти к окну. Судя по «мелодии», звонила главный менеджер, следившая за всеми предложениями модели Анисы. Сбросив рюкзак на подоконник, шатенка поспешно зашарила в нем рукой. С облегченным вздохом вытащила сотовый и нажала на прием.

     - Извини, что беспокою во время учебы, – розовые губы недовольно поджались, а на лбу появилась хмурая складочка. Как показывал опыт, подобное вступление сулило очередные трудности, которых могло бы быть и поменьше. Тем временем женщина продолжила, - у нас проблемы. Я думала, что справлюсь сама, но боюсь, что это будет не так просто и быстро, как хотелось бы. Я посоветовалась с руководством и мы решили, что ты должна быть в курсе….

     Мелодичный звук, заменивший с некоторых пор в университете обычный звонок, прозвучал по всему зданию, предлагая учащимся пройти в аудитории и приступить обучению. А Ассина продолжала стоять, прислонившись бедром к белоснежному сверкающему подоконнику, а лбом к прохладному идеально чистому стеклу. Обутая в неизменную черную кроссовку с на этот раз ядовито-желтыми шнурками нога отбивала резкий прерывистый ритм. Звуки тонули в толстом мягком ковре. Побелевшие холодные пальцы привычно сжались в кулак, ногти с прозрачным маникюром врезались в кожу, позволяя вернуть хладнокровие.

     - Компания предоставит тебе охрану, - голос всерьез обеспокоенной безопасностью своей подопечной женщины звучал тревожно, – но…, ты ведь понимаешь? Это наркоторговец. Я не представляю, что еще ….

     - Мария, пожалуйста, успокойтесь. У Вас сердце и лучше от всех этих переживаний ему точно не будет. Лекарство у Вас рядом? Кажется, уже пора выпить одну две таблетки. Пожалуйста.

     Ассина подождала несколько секунд, с удовлетворением прислушиваясь сначала к бульканью наливаемой воды, потом к шуршанию блистера и тихому поскрипыванию кожи. Значит, женщина перестала ходить по кабинету и села в кресло. Когда в трубке снова раздался голос Марии, шатенка, извинившись, прервала ее: - Скажите, что я согласна с ним встретиться. Он ведь этого хочет? - дождавшись утвердительного ответа, продолжила, - Только выберите какой-нибудь ресторан подороже, пороскошнее, чтобы растрясти этого, - она проглотила рвущиеся наружу слова, - господина по максимуму. Пусть платит за свои причуды. Только, Мария, пожалуйста, проследите, чтобы в меню было то, что я могу есть. Хорошо? - на том конце телефона стояла мрачная и напряженная тишина. Ассина не стала дожидаться, когда это затишье сменится возмущенными криками и попытками переубедить и добавила, - Да, и еще, сообщите каким-нибудь желтым страницам о нашем рандеву с господином главой наркокартеля…. В красках распишите. И возьмите с них за эту информацию круглую сумму. Думаю, ни Вам, ни мне дополнительные деньги не помешают.

     Не убежденная, но смирившаяся менеджер подтвердила, что все сделает и даже поговорит с руководством, и предупредила, что в ресторане обязательно будет несколько человек охраны. Если что, они вмешаются. Девушка спокойно согласилась, хотя про себя и подумала, что охрана либо ничего сделать не сможет, либо просто не пригодится. Но промолчала.

     Телефонный разговор закончился. Сам аппарат разместился в боковом кармане рюкзачка, чтобы следующий раз не устраивать раскопки Помпеи, а шатенка, не спешила в аудиторию, размышляя над возможными вариантами развития событий. Благо опыт уже был накоплен. Предложения о совместном ужине и соответствующем продолжении вечера поступали известной, красующейся на многих рекламных плакатах фотомодели, довольно часто. Так что и это дикой неожиданностью не стало. И способы решения конфликта интересов были наработаны. Иногда было достаточно просто подольше потянуть время, и интерес угасал. Иногда приходилось выдумывать что-то более изощренное.

     Несколько раз на уже почти состоявшееся «свидание» отправлялась «близкая подруга по модельному бизнесу», чтобы лично, по просьбе модели, предупредить о том, что Анису, к сожалению, срочно вызвали. Увидев очаровательную умную девушку, искренне сожалевшую о доставленных блондинкой-трудоголиком неудобствах, мужчина редко отказывался от продолжения общения. Пару раз беседы переходили из разряда общих в очень даже личные и длительные. О том, что создаст трудности, похожие на ее собственные, кому-то из других моделей, Ассина не беспокоилась. В агентстве только ленивый не знал о существующем порядке общения Анисы с поклонниками, а в кабинете руководства хранился неофициальный список «пожеланий моделей», из которого и выбирались «подруги».

     Но вот с угрозами девушка столкнулась впервые. И оставить их без внимания было бы просто верхом глупости. Запрос в поисковике и несколько сайтов позволили получить хоть какое-то представление о мужчине. Тяжелый взгляд, наглое поведение, хорошая физическая подготовка вкупе со словами «подозревался, относится по слухам к, привлекался, не удалось доказать» с одной стороны тревожили девушку, с другой успокаивали ее совесть.

     Звонок с урока заставил оторваться от экрана. Сидевшая на широком подоконнике, вытянув одну ногу и согнув другую в колене, которое использовалось вместо подставки под планшет, с некоторых пор заменивший ноутбук, Ассина подняла голову, огляделась, закрыла вкладки. Задумчиво хлопнула ладонью по затянутому в джинсу бедру, посмотрела на часы. Пропускать второй урок шатенка не собиралась. Она резво вскочила с подоконника, но тут же приподняла ногу и поморщилась. Подживающая рана давала о себе знать, когда, как сейчас, девушка забывалась и нагружала ступню чуть больше. О танцах в ближайший месяц речи вообще не шло.

     Ассина прошипела что-то явно матерное себе под нос и поковыляла к аудитории. Как же она на каблуках шагать будет? Может надеть балетки? Благо рост и вес позволяют. Тогда нужно платье соответствующее. Кого бы поднапрячь, чтобы подобрали комплект…. Модель набрала нужный номер, не обратив никакого внимания на прошедшего мимо молодого студента.
     … …

     Оглядывая современный, стильный и очень претенциозный зал, пожалуй, самого дорогого ресторана в огромном многомиллионном городе, Астор морщился. Ему не нравилось заведение, собравшиеся в нем люди, а больше всего причина, по которой ему пришлось отложить скапливающиеся буквально в геометрической прогрессии документы и чуть ли не силой пробивать себе столик в этой ресторации. Со своего места на верхнем ярусе мужчине были хорошо видны расположившиеся со скучающим видом в разных углах зала занимавшие руководящие посты члены клана, которым по особой просьбе молодого господина предстояло сегодня выполнять роль обычной охраны. Что поделать? Прочих отсеяли бы прямо на входе. Фейсконтроль заведения был на уровне.

     Астор брезгливо посмотрел на пытавшуюся привлечь его внимание роскошную длинногривую и не менее длинноногую куклу, сидевшую через столик от него. Обвивавшие длинную шею и спускавшиеся на выдающуюся в прямом и переносном смысле этого слова грудь драгоценности буквально кричали о том, что любой благосклонный жест в сторону данной особи обойдется в очень крупную сумму. Рядом с девицей на стуле стояла сумочка, в которой смирно сидела маленькая лысая собачка с парой прядок седых волосешек на макушке и мудрыми печальными глазами. Почему-то сразу становилось понятно, что животное безмерно устало от постоянных тисканий и сюсюканий своей хозяйки и просто не знает, куда еще можно деться, кроме как уйти в астрал. Похоже, собака уже была готова постигнуть Дао.

     В наушнике послышался четкий тихий голос. Охрана на входе доложила о появлении госпожи Анисы. «Галантный» поклонник, которому Астор поначалу очень сильно хотел собственноручно начистить загорелую рожу и открутить яйца и снять брюнетистый, слегка поношенный и облысевший скальп, облюбовал второй ярус ресторана, где и сидел уже некоторое время, попивая самое дорогое в данном заведении вино. Довольная лоснящаяся рожа то и дело расплывалась в масленой улыбке, крепкие крупные пальцы уверенно держали тонкую ножку бокала. Судя по всему, наркоторговец и не сомневался в том, что моделька от него никуда не денется.

     Увидев вошедшую в зал Ассину, Астор спешно схватился за тонкую ручку фарфоровой чашечки с кофе, уговаривая себя подождать, не бежать вниз в зал и не тащить упертую девушку домой. Будущему главе клана понравилась изощренная и, скажем откровенно, жестокая задумка шатенки и портить ее он не хотел. Мужчина слегка отклонился в сторону, скрывая лицо в падавшей от очередной статуи тени, чтобы модель не могла его увидеть даже случайно.

     А в зал вплыла именно Модель. С глубоким, практически ничего не скрывавшим от взглядов любопытствующих вырезом на спине маленькое темно-синее платье полностью закрывало грудь, по которой водопадом стекали бриллиантовые струйки колье. Неизменная длинная сережка в одном ухе и почти незаметная крошечная капелька в другом. Идеальные макияж и прическа дополняли образ успешной известной личности. Вслед стройной изящной фигурке оборачивался не один посетитель. В сопровождении любезного, польщенного присутствием звезды такого масштаба метрдотеля Аниса прошла к нужному столику. Ошеломленный столь явной демонстрацией привлекательности и сексуальности брюнет вскочил из-за стола и собственноручно пододвинул гостье стул.

     Молодая женщина поблагодарила и спокойно взяла в руки предложенное меню. Придирчиво пробралась через незнакомые названия, обращая внимание на состав блюд. Снабженные несколькими нуликами цены прятались в художественном оформлении листа, но не укрылись от цепкого глаза. Сидевший напротив мужчина с возрастающим интересом выслушал пожелания леди и недоуменно приподнял бровь. Заказ модели состоял исключительно из самых дорогих блюд, элитного черного чая и отдельной тарелки с овощами и фруктами. Общая стоимость всего этого была сопоставима с ценой небольшого современного автомобиля.

     - Чему Вы удивляетесь? – дождавшись, когда принявший заказ официант отойдёт от стола, Аниса подняла на собеседника глубокие зеленые глаза.

     - Вы очень откровенны в своих желаниях, – брюнет откинулся в удобном кресле и заложил ногу на ногу.

     - Это не откровенность. Это реализация ожиданий окружающих, – тонкие пальцы, на одном из которых блестело в свете хрустальных люстр роскошное кольцо с чистейшим овальным голубым бриллиантом в оправе из белого золота, осторожно перекатывали в руках высокую ножку бокала, – Вы хотели свидание с моделью. С Вами сейчас сидит модель. Очень дорогая, как Вы успели заметить. Впрочем, к этому Вы должны были быть готовы….

     Аниса замолчала, дожидаясь пока официант поставит тарелку с художественно разложенными фруктами и овощами, затем подцепила кусочек чего-то зеленого и с удовольствием съела, в то время как собеседник переваривал только что сказанное. Мужчина сцепил пальцы в замок и принялся пристально рассматривать в свою очередь придирчиво разглядывавшую ассорти женщину: – Вы совсем не стремитесь мне понравиться. И сразу же показываете, что Вас интересует только мой кошелек….

     Хотя это был вроде бы и не вопрос, а констатация факта, золотоволосая дива подняла голову, с удовлетворением заметив краем глаза почти полностью скрытую вспышку камеры откуда-то снизу, и спокойно пояснила: - Меня не интересуете ни Вы, ни Ваш кошелек. Мне вполне хватает собственных денег. Данное же заведение выбрано исключительно из-за сумасшедших цен. Вы же хотели дорогую шлюху…, - мужчина резко дернул головой и открыл рот…, – не трудитесь возражать, - Аниса мягко улыбнулась, играя на публику и спрятавшегося за служебными дверями на кухню журналиста. Интересно, сколько он заплатил за форму подсобного рабочего и «невидимость» для прочего персонала ресторана, – в конце концов, начав угрожать людям в моем окружении, Вы поставили меня в незавидное положение дорогой проститутки и вряд ли можете ждать от меня тепла и радостного восторга….

     - Тем не менее, Вы пришли, значит, моя цель достигнута, - немного раздраженный негаданным поворотом беседы брюнет сощурил глаза и приподнялся в кресле, нависая над столом, а в следующий миг напротив девушки уже сидел элегантный и довольный собой собеседник.

     - Вы же сами сделали все, чтобы у меня не осталось выбора, - наблюдавшая эти изменения Ассина внутренне поежилась. Не любила она подобные игры. А еще откровенно боялась. Конечно, месть ее свершится в любом случае, но до этого момента еще нужно дожить. Да и как уйти с этого рандеву девушка еще не сообразила. Была пара вариантов, но получится ли осуществить хоть один из них?

     - Могу ли я предположить, что Вы готовы и к продолжению вечера в более приватной обстановке? - мужчине надоело молчание гостьи, а может он решил сразу расставить все точки над «И». Блондинка мысленно поморщилась. Зря она дергала эту тварь за усы. Надо было вести себя потише, глядишь еще бы помариновала «дорогого» господина. Девушка до боли и врезавшихся в кожу ногтей сжала под столом кулак, увы, переиграть уже не получится: – Я абсолютно не заинтересована в подобном предложении, - она позволила себе легкую улыбку, удивляясь, что не трясутся губы, внутри уже все мелко и противно дрожало.

     - Почему? Я не обижу, - мужчина демонстративно повертел на упитанном пальце перстень из цельного алмаза, заигравший в свете хрустальных люстр многоцветной радугой. Ассина подняла бровь, скучающим взглядом обвела позолоченные инкрустированные панели второго яруса, слегка наклонилась вперед, чтобы лучше рассмотреть белоснежное великолепие нижнего зала, в блестящих мраморных полах которого отражалась свисавшая с расписанного под закатное небо купола хрустальная люстра, выполненная в форме водопада: - Простите, но с чего Вы решили, что меня заинтересует именно Ваше щедрое предложение? – не дожидаясь ответа, модель продолжила, - Судя по Вашим методам, Вы достаточно хорошо осведомлены о моей жизни и должны иметь список предыдущих претендентов? – вопрос повис в воздухе, прямо из которого материализовался вышколенный официант с заказом.

     Пока он сервировал стол и зажигал новые свечи, взамен сгоревших, девушка, все также безмятежно улыбаясь, напряженно просчитывала дальнейшие события, а мужчина наслаждался вкусом отличного красного вина и ошеломляющим видом собеседницы, равно как и своей абсолютной и незыблемой властью над ней. Моделька могла говорить все, что ей вздумается, но ночь она проведет в его постели. И там он ей припомнит, кто должен играть главную роль, а кому следует молча повиноваться.

     А на кухне, в уголке между раковиной и столом, устроившись на перевернутой мусорной корзине, положив планшет на коленку и свернувшись крючком, сидел журналист «Новостей, сенсаций и сплетен» и спешно набивал статью. Один клик мышкой и фотографии с соответствующим текстом появились на сайте, а спустя мгновение начался отсчет тех, кто не прошел мимо кричащего заголовка. Количество просмотров стремительно перевалило за шестизначное число. Работник пера и фотоаппарата довольно потер щеки, тряхнул руками и принялся за следующую статейку, которую следовало разместить абсолютно на другом ресурсе. Что поделать? Приходилось крутиться. Платили там, конечно, меньше, но все же. Молодой человек планировал выжать из материала все возможное. На накрытый тяжелой золотистой скатертью круглый стол еще не успели подать горячее, а в интернет-пространстве уже вовсю шли баталии по поводу встречи, а возможно и свидания одной из известнейших супермоделей и крупного бизнесмена.

     Ассина мрачно захрустела зеленью, подавляя вздох. Пора было удаляться с этой сцены. Но как? В конце концов, она решила сбежать в «дамскую комнату», откуда можно было сразу пройти в гардероб. Разумеется, наркоторговец будет безумно зол, но это не так важно. Пару-тройку дней она и ее друзья смогут скрываться. Дольше вряд ли потребуется. Хотя, если этот «джентльмен» сможет решить ее маленькую проблему, то она, наверное, будет рада. Нет. Такие мечты не сбываются. Девушка даже покачала головой, привлекая к себе внимание сотрапезника, от взгляда которого по телу Ассины поползли липкие холодные мурашки отвращения.

     Брюнет медленно поставил бокал и откинулся в кресле, приняв просто царственную позу и поглаживая золотистую велюровую кожу подлокотников. Маленький пушной зверек вот практически сейчас начнет скрестись в дверь, поняла девушка и уже открыла рот, чтобы проинформировать, что ей спешно нужно отправиться по заранее продуманному адресу, как где-то рядом зазвонили колокола включенного практически на полную громкость рингтона, от которого Ассина чуть не подпрыгнула на месте. Мужчина нахмурился, недовольно скривил губы, но все-таки потянулся в карман пиджака. Модель сначала с тревогой, а потом с постепенно возрастающим, но подальше спрятанным злорадством наблюдала за чередованием эмоций - от легкого недовольства до напряженной сосредоточенности - на тучном лице слушавшего долгое сообщение брюнета.

     Незаметно для сотрапезника девушка выдохнула и слегка расслабилась. Она и не замечала, что от напряжения у нее уже сводило мышцы. Блондинка аккуратно потянула ногу, чтобы унять боль и медленно, размеренно задышала, пытаясь чуть уменьшить поселившуюся где-то в области пресса крупную дрожь. Даже, кажется, температура поднялась. Очень хотелось пить. Бокал минеральной воды просто провалился в никуда, жажда не унималась. Державший в руке телефон мужчина неуклюже пошевелился, развернулся вбок и недовольно прогудел нечто матерное своему собеседнику. Ассина, стараясь не привлекать внимание, подозвала официанта. Спустя несколько минут и пару закрученных матерных фраз, донесшихся с противоположного конца стола, содержимое вожделенной бутылки негазированной воды оказалась в бокале девушки. Модель привычно переместила сумочку на колени под скатерть и вытащила на ощупь блистер, а затем и таблетку. Незаметно засунула ее в рот и запила. Еще не хватало разболеться.

     На потемневшее от раздражения и злости лицо наркодельца смотреть не хотелось. Желваки перекатывались под кожей, глаза сузились, а крупные пальцы стиснули телефон так, что возникали опасения за сохранность дорогостоящей игрушки. Не закончив один разговор, мужчина переключился на прием другого, выслушал часть сообщения, не выдержал и, даже не извинившись, вышел из-за стола. Обрадованная Ассина взяла в руки сумочку, собираясь встать, но дорогое изделие известного бренда испарилось у нее из рук. Девушка подняла взгляд на средних лет шатена в идеально пошитом костюме. Тот с вежливой улыбкой поклонился и тихо проговорил: - Господин обязательно вернется.

     Серые глаза предупреждающе блеснули. После этого охранник вернул клатч на прежнее место и отошел в сторону. Ассина закусила губу и с трудом подавила набежавшие на глаза слезы. Устала. Как же она устала от всего этого. Девушка даже позволила себе раздраженно смять салфетку и бросить на стол, вымещая недовольство. Но спустя пару минут начала действовать таблетка, облегчая головную боль и сбивая температуру. Следом пришли и новые идеи. Небрежным взмахом руки подозванный официант, ловко огибая посетителей и столики, приближался к знаменитой гостье. Последняя мысленно извинилась перед ним и перед отличным заведением за грядущий скандал и пообещала себе компенсировать ущерб в ближайшем будущем.

     Тонкая рука незаметно подтянула к краю стола увесистую тарелку, аккуратно поставив ее на уголок шелковой салфетки. Пальцы сжали кусочек ткани, мышцы напряглись. В это же мгновение по всем залам разнесся тревожный сигнал. Сработала противопожарная сигнализация. Обеспокоенные и испуганные гости ресторана, растеряв весь свой лоск, устремились к выходу, где устроили небольшую давку, усилившуюся и получившую громкое звуковое сопровождение, как только с потолка полились тонкие струйки ледяной воды. Ассина несколько мгновений растерянно смотрела через кованое ограждение на пытавшихся быстрее протиснуться в двери людей, затем огляделась. Мешавший ей охранник куда-то исчез. Может быть, хозяину потребовалась помощь? Этого она не знала, да и не собиралась тратить время на бесполезную игру в угадайку. Пора было выбираться.

     И тут же крепкие сильные руки обняли напряженные плечи, а шею и ухо обожгло горячее дыхание: - У тебя больше дел здесь нет? Можем уходить?

     Ассина чуть не взвизгнула, резко повернула голову и, часто дыша, уставилась в серые глаза неизвестно откуда вынырнувшего Астора. Что-то вроде бы как чихнуло или фыркнуло. Девушка перевела взгляд ниже и приоткрыла рот, рассматривая крошечную лысую собачку, время от времени выглядывавшую из-за темно-синего отворота пиджака мужчины и тут же недовольно прятавшую мордочку от попадавших на нее водяных струек.

     Не дожидаясь ответа, шатен подпихнул девушку в прямо противоположную от входа сторону. Намного более узкая и не такая помпезная, как парадная, служебная лестница довела их до опустевшей кухни. Пара пробежала между рядами стальных столов, изредка скользя на упавших с них кусочках фруктов и овощей. Металлические тяжелые двери распахнулись, словно под действием магии. Выскальзывая на служебное крыльцо, Ассина кивнула уже знакомому ей, придерживавшему створки, брюнету в неизменном черном костюме.

     Где-то совсем рядом взвыла и тут же заглохла сирена. Затем взревела снова и, уже не затихая, стала приближаться. Видимо, подъезжали пожарные расчеты. Девушка поежилась от резких порывов ветра. Всунув в руки все еще ошеломленной спутницы дрожавшую мелкой дрожью собачонку, Астор снял пиджак и укутал обеих пусть и сырой, но толстой и относительно теплой тканью. Практически тут же перед ними затормозил незнакомый Ассине бентли. Элегантный мужчина с поклоном открыл заднюю дверь. Шатен помог усесться девушке и сам с наслаждением окунулся в уютное тепло салона. В окне стартовавшей с места машины модель мельком увидела удивленные и встревоженные лица выбежавшего на улицу персонала ресторана. Еще несколько секунд, и вся эта толпа исчезла за углом.

     Ассина пошевелила пальцами и только сейчас осознала, что что-то держит. Она с недоумением посмотрела на дрожавшее в руках нечто с большими ушками, грустными глазами и крошечными лапками: – Ты ее с собой прихватил что ли? Когда пожар случился?

     - Не совсем так! – Астор с довольным видом взял собачку у девушки и опустил себе на колени. Животинка спокойно свернулась каралькой и удовлетворенно засопела. Мужчина осторожно погладил ее между ушей и гордо заявил: - Я ее купил, - увидев широко распахнутые от удивления глаза, он тихо засмеялся, - А ты думала, я ее… мммм прихватизировал?

     Блондинка покраснела и смущенно отвела взгляд. Признаться, что-то в этом духе она и подумала: – Но зачем?

     - Ты знаешь, в отличие от хозяйки она производила вполне приличное впечатление. Так что я решил избавить эту мелочь, - он снова ласково провел ладонью по хрупкой теплой спинке, - от излишнего шока. Мадам бы ее просто забыла или уронила….

     - Так это была твоя идея с сигнализацией? – в зеленых глазах одновременно читался и тихий ужас, и восхищение.

     - А ты думала, это сделал кто-то другой? Или поверила, что началось возгорание?

     Ассина поморщилась. По поводу пожара девушка не сомневалась с самого начала. Дыма не было, запаха гари или перебоев с электричеством тоже. Но Астор угадал с первым предположением. Она действительно решила, что начал действовать третий персонаж. Сначала была напугана, а потом удивлена и обрадована, что обошлось без жертв. И теперь выяснилось, что она ошиблась в определении главного героя.

     Тем временем мужчина продолжил: - Откровенно говоря, сначала, когда я увидел твои попытки выкрутиться, мне просто хотелось подойти и начистить одному не в меру прилипчивому господину морду, но он вовремя отошел с телефоном. А я, не менее своевременно, вспомнил школьные годы, - в уголках губ шатена притаилась улыбка. Ассина завороженно смотрела на поблескивавшие, словно камень гематит, искрящиеся радостью воспоминаний глаза. Потом не удержалась и хмыкнула. Она и не сомневалась, что когда Астор в компании остальной троицы выпустился из школы, учителя устроили огромный сабантуй, - А теперь, солнышко…, - услышав такое обращение, девушка поморщилась, во рту на мгновение появился отчетливый привкус лимона. Блондинка вздохнула и сложила руки на коленях, понимая, что отвертеться от ответов на неудобные вопросы у нее не получится. Шатен слегка наклонился в ее сторону и заглянул в нефритовые глаза, - я бы очень хотел услышать, за каким ты вообще пошла на эту встречу, и в чем заключался твой гениальный, - ударение на последнем слове, - план?

     Модель опустила глаза и нахмурилась. Она бы с удовольствием послала любого другого любопытствующего в пешее продолжительное путешествие, но Астор имел право спрашивать. «К сожалению», - подумалось ей на секунду. Однако сегодня мужчина ее просто спас. Но говорить все равно не хотелось. Еще и потому, что придется вытаскивать на свет то, что запихивала поглубже от самой себя, от чего судорожно съеживалась. И пусть разум и логика твердили, что все было сделано правильно, ощущение грязи никуда не девалось. Но с другой стороны, не она это начала…. А как ко всему отнесется шатен?

     Сцепив руки в замок на коленях, девушка посмотрела прямо в серебристо-серые глаза: - Я просто решила свести вместе двух человек, которые, по-моему, имеют слишком похожие взгляды на жизнь и окружающих их людей, - не вяжущаяся с внутренним содержанием сказанного мягкая улыбка скользнула по нежным губам, красоту которых подчеркивала идеально подобранная помада цвета лесной земляники, - и посмотреть, что же произойдет в результате….

     Мужчина, размышляя, покачал головой: – Именно поэтому ты и сдала информацию журналистам…. Умно, - он одобрительно посмотрел на спутницу, - Судя по тому, что я слышу, - шатен постучал по вставленному в ухо крохотному наушнику, привлекая к нему внимание девушки, - общение у них налаживается весьма продуктивное и тесное. На данный момент твой новоявленный поклонник пытается решить вопрос с кредитами, так как несколько банков одновременно потребовали от него выплаты ссуд. А его основной источник дохода, ты понимаешь, о чем именно я говорю, - дождавшись кивка, он продолжил, - испарился в неизвестном направлении со склада. К тому же по странному стечению обстоятельств несколько поставщиков внезапно отказались вести с ним дела. Прошла информация о том, что кое-кто работает не на тех людей.

     Молодая женщина глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и прикрыла глаза, сдерживая подступающие к ним слезы. Стиснула пальцы на тонкой ткани подола. Склонила голову и уткнулась носом в ворот пиджака, вдыхая приятный мужской парфюм. От полученных сведений в душе закружилась буря эмоций, раздиравшая на клочья и без того хрупкое внутреннее равновесие. Да, теперь наркодельцу будет не до нее и не до близких ей людей. Однако как страшно, еще раз ощутить рядом с собой жестокую и расчетливую силу. Безжалостную, изобретательную.

     - Не расстраивайся, - Астор переложил на прикрытые подсыхавшим в теплом воздухе светлого кожаного салона платьем колени собачку. Та приоткрыла глазки, убедилась, что все в порядке, и снова тихо засопела. Шатен осторожно обнял девушку за плечи одной рукой, в то время как вторая повернула к себе дрожащий от сдерживаемых эмоций подбородок. Большой палец аккуратно погладил закушенную губу, – есть ведь и хороший момент. Я смог увидеть, как он действует. Теперь мне будет проще его понять.

     Ассине очень хотелось закрыть глаза и прислониться к теплому плечу. Но нельзя. Все закончится очень скоро. Сейчас они приедут к дому, ее проводят до квартиры, попрощаются. А потом она останется одна. Опять и уже навсегда. На еще одну попытку ее сил не хватит. Судорожный вздох. Нужно смириться. Все уходят. Прозрачная капелька все же выбралась из-под ресниц и проложила дорожку по щеке. Ласково проведя по оставленному следу и подхватив следующую слезинку подушечкой пальца, Астор крепко прижал блондинку к себе, пристраивая пушистую голову на плечо: – Я не уйду. И никуда не денусь, - он прикрыл ладонью влажную макушку, не позволяя девушке вертеть головой, и спокойно продолжил, - сегодня мы узнали очень много нового, а, значит, противник становится более знакомым, - шатен опять придержал дернувшуюся было девушку и снова заговорил, задумчиво разглядывая стекавшие по стеклу, размывавшие вечную городскую пыль струи дождя, - Чем больше я знаю об этом человеке, тем проще мне будет просчитать его действия, планы, тем спокойнее я смогу обеспечить и твою безопасность, и свою собственную. Я знаю, как ты о ней печешься…. Даже чересчур.

     Астор легонько дернул за каштановую прядку. О том, что в этот раз Поклонник торопился и мог довольно сильно наследить, будущий глава клана пока умолчал. Вот будут результаты, тогда и будем говорить. Темно-вишневый автомобиль остановилась у широкой лестницы. Глаза девушки округлились. Она беспомощно переводила взгляд с широкого входа с привычной фигурой чернокостюмного охранника на улыбавшегося спутника. Как она не могла заметить, что едут они совсем не к ее дому, а в резиденцию родителей Астора, где его всегда ждали личные апартаменты, да и еще пропустить поездку через парк? Шатен, увидев столь много недоумения, рассмеялся: - Да ты проспала около часа! – пояснил он. А модель все пыталась припомнить момент, когда же она успела провалиться в сон, но, увы, безуспешно.

     Мелкое ушастое существо уже устроилось в кармане пиджака нового хозяина, явно довольное жизнью. Правда, спустя мгновение, оказавшись на свежем воздухе, оно пискнуло и заскребло лапками. Собачку выпустили рядом с крыльцом. Прогуляться и сделать свои важные дела. Животинка оказалась очень понятливой и не стала задерживаться надолго, да и мелкая холодная морось не способствовала продолжительным прогулкам. Так что через несколько минут малявка сидела в удобном кармане с гордым выражением на маленькой мордочке и внимательно рассматривала интерьер нового дома, а новоприобретенный владелец брезгливо осмотрев испачканный в процессе вытирания грязных лапок платок, оглядывался в поисках места, куда его можно было выбросить.

     - Здесь я бываю часто, но живем мы в другом месте. У нас с тобой своя квартира есть, - пояснил, наконец, запихавший тряпочку в пепельницу Астор внимающей ему собачке. Ассина не удержалась и захихикала в кулак.
     … …

     Есть такая интересная, но четкая примета. И в ее правдивости девушка убеждалась не раз: Если все идет спокойно, значит, где-то там уже кто-то что-то делает, чтобы в ближайшем времени стало слишком весело. Но пока, действительно, выдался на удивление тихий размеренный период. В университете шел новый триместр, и учителя и ученики мирно занимались каждый своим делом. Одни – учили, другие – учились. Контрольные и зачеты с экзаменами маячили в очень отдаленной перспективе, так что можно было и немного расслабиться.

     На работе тоже все шло ровно и без обычных для этой отрасли авралов. Съемки не срывались, не переносились и не подгонялись. И даже погода отказывалась делать пакости. Когда надо, светило солнце, когда нужно, набегали тучки. Да и сами съемки проводились в приличных условиях, а не «на фоне ледяного дождя под сильным ветром для усиления эффекта от продукта». Ассину передёрнуло от воспоминаний. Она удобнее устроилась на заднем сиденье служебной машины и прикрыла глаза. Даже вот подремать можно, а не сидеть, уткнувшись в экран планшета, выполняя очередное домашнее задание. Водитель с удивлением смотрел на пассажирку, тоже пораженный ее спокойствием и отсутствием активной деятельности.

     Нет, спать все-таки не хотелось. Девушка поерзала на сиденье, улыбнулась. По закрытым векам то и дело скользил солнечный лучик, заставляя слегка щуриться. Шатенка достала очки от солнца, повертела в руках и положила назад в сумку. Нахмурилась и постучала пальцами по темно-шоколадной коже сиденья. Огорченно закусила губу. Аутотренинг на тему «все отлично, радуйся тому, что есть» на этот раз не слишком помогал. Не хотелось признавать, но до сих пор Ассина ощущала себя словно муравьем на прозрачном лабораторном стекле.

     И это впечатление появилось сразу же после истории с навязчивым наркоторговцем. Нет, теперь хоть как-то повредить молодой женщине он не мог. Сначала не было времени, а потом не стало возможностей. На некогда преуспевающего дельца объявили настоящую охоту, и ему пришлось скрываться где-то на островах, в тропических лесах. Хотя и не ясно, надолго ли его хватит. Девушка ни в коей мере не жалела о произошедшем с брюнетом, но… чувствовала себя неуютно, снова оказавшись в фокусе внимания своего чрезмерно ревнивого «поклонника», и еще раз осознав, что он всегда рядом и в курсе событий. С каждым днем становилось все тревожнее. Время шло, а ничего опасного или странного не происходило. Но как можно надеяться, что все так и закончится? Вряд ли ей удастся избежать «наказания». Или все обошлось?

     Машина затормозила у павильона, подготовленного для очередных съемок. Ассина потерла переносицу, дождалась, пока водитель откроет дверь, и вышла наружу, туже затянув пояс пальто и плотнее прикрыв шею пушистым ярко-оранжевым шарфом. Хотя зима и была достаточно теплой и малоснежной, но оставалась зимой. А сегодня еще и ветерок усилился. Пройдя несколько метров по подметенной дорожке, модель вошла в хорошо прогретое помещение, уже залитое светом софитов. И тут же оказалась в атмосфере цветущего тропического леса, по задумке руководившего проектом творческого гения соответствовавшей «внешнему проявлению ощущаемых героиней эмоций».

     Шатенка неуверенно тронула бледно-розовую кисть какого-то цветущего растения, отодвинула с пути низко нависавший темно-зеленый гладкий кожистый лист и прошла по мокрому после полива полу неширокой, выложенной мелким камушком разнообразных серых оттенков дорожки в дальнюю часть зимнего сада, где успели установить ширмы, перегородки и прочее необходимое для подготовки и самих съемок оборудование.

     Будущую «волшебную фею леса» тут же окружили, завертели визажисты и гримеры, одновременно спрашивая, рассказывая что-то свое о том, что кто-то не успел приехать, потому что облили водой из лужи, и как надоел этот бесконечный слякотный день, и снова вопросы, к счастью, не требовавшие ответов. Блондинка терпеливо надувала губы, подставляла то щеки, то лоб, мужественно держала неподвижный взгляд, пока наносили тушь и согласно угукала в нужные моменты, стараясь не шевелить губами, которым сегодня уделяли особое внимание. Разработавший одежду для рекламного ролика дизайнер компании попытался отбить модель для своих нужд, но был с позором изгнан и тихо стоял в уголке, дожидаясь, пока нанесут последние штрихи, и макияж с прической будут «полностью соответствовать образу».

     Затем пришла, наконец, и очередь платья. Легкое, струящее, разнообразных зеленых тонов оно выгодно подчеркнуло глубину нефритовых глаз, приобретших сейчас необычный яркий цвет. После нескольких проб и перепалок со стилистами дизайнер остановил свой выбор на массивном колье из черного дерева, с соответствующими серьгами. Руки Анисы украсили несколько тонких деревянных браслетов, перевитых кожаными ремешками с металлическими вставками. Похожий по форме на цветок с пробкой в виде бабочки флакон рекламируемой парфюмерной продукции дожидался своего часа в центре цветущей аллеи, рядом с усыпанным пурпурными цветами высоким деревом.

     В павильоне потянуло холодом. В распахнувшиеся двери неспешно вплыли четыре хорошо одетых дамы. К первой, расстегивавшей пуговицы на коротком меховом манто, подскочил ассистент, пообщался с гостьей и ее спутницами, забрал верхнюю одежду и передал посетительниц помощнику руководителя проекта. А сам побежал в заднюю часть.

     - Кто это? - Аниса поморщилась, когда ее накрыла волна разнообразного парфюма, источаемого пронесенное мимо одеждой.

     - Представители заказчика. Тот решил, что ему жизненно необходимо проследить за происходящим на площадке и держать все под контролем, - с тихим смехом пояснил возникший прямо за спиной все тот же ассистент. На этот раз в руках он тащил четыре складных стула. Проскользнул мимо модели и помчался дальше, устраивать гостей с максимальным удобством неподалеку от места съемок. Подойдя ближе, блондинка печально вздохнула. Непередаваемая смесь парфюма посетительниц висела в воздухе и рассеиваться не желала. А ведь Ассине предстояло еще и рекламируемыми духами брызгаться.

     Девушка чуть ли не с ненавистью посмотрела на игравший всеми цветами радуги флакончик, содержимое которого не удалось заменить водным раствором. Разработчики постарались и наградили свой продукт во истину неповторимым цветом, повторить который и заменить содержимое флакона на подкрашенную водичку не получилось. А с производства им краситель, разумеется, никто не предоставит. Секрет. Модель прошла в закуток, вытащила блистер и украдкой засунула в рот таблетку антигистаминного препарата, мысленно чертыхаясь. Мало того, что придется постоянно орошать себя этим «парфюмерным чудом», благодаря которому от нее после съемок будет пахнуть так, что собаки чихать начнут, так еще и дамы добавили в эту палитру свою лепту.

     «Голова болеть точно будет», - решила Ассина и попыталась вспомнить, есть ли у нее еще таблетки. Вспоминалось плохо, да и до этого момента суетившиеся на площадке помощники как-то резко разбежались по сторонам, освобождая место. Девушка вздохнула, подхватила ароматное «орудие пытки» и встала на позицию. Как всегда во время съемок время слилось в нечто единое, целое, отмеряемое не секундами или часами, а щелчками затвора фотокамеры, похожее на пластилин, оно то растягивалось, то наоборот сжималось до невообразимых размеров.

     - Стоп, перерыв, - резкий возглас выдернул модель из транса. Она остановилась и подняла все еще рассеянный после выхода из образа взгляд на ассистентку, протягивавшую стаканчик с прохладным зеленым чаем.

     - Спасибо, это как раз то, что нужно, - Аниса улыбнулась и прикрыла глаза, делая мелкие глоточки. Допила, осторожно придерживая стакан, чтобы ни в коем случае даже капелька не попала на платье, затем прошла к вещам и вытянула телефон. Неплохо они успели поработать. Девушка завистливо посмотрела в сторону термоса и облизнулась, потом перевела жалобный взгляд на понятливо кивнувшую головой помощницу, тут же налившую треть стаканчика горячего напитка. Отведя в сторону падавший на лицо «ветреный» локон и мысленно желая дизайнеру получить такой в свое постоянное пользование, чтобы он ему каждый день в глаза и рот лез, модель уцепилась за пластик и с тяжелым вздохом уставилась на содержимое. Увы, больше нельзя. Съемки не закончены, а надутый пузик «лесную нимфу» точно не украсит.

     Поток холодного воздуха прошелся по влажной коже. Ассина зябко передернула плечами и оглянулась, разглядывая позднего посетителя. Не каждый придет в павильон-студию в первом часу ночи. Даже представительницы заказчика давно сдались и уехали домой. Судя по тому, что возмущенных воплей главного режиссера и очередного креативного сотрудника компании девушка не слышала, клиент остался доволен.

     Рядом со входом стоял невысокий, добротно и тепло, но не вычурно одетый мужчина средних лет, в надвинутой на лоб кожаной кепке с мягкими меховыми ушами. Блондинка нахмурила подведенные брови, сжала губы, поставила стаканчик из-под чая на ближайший шаткий столик и торопливо направилась к нервно постукивавшему кончиком туфли по камням дорожки посетителю.

     - Доброй ночи, леди, - пожилой господин с поклоном передал молодой женщине простую черную пластиковую папочку, – прошу прощения за беспокойство. Эту информацию я получил абсолютно случайно, двадцать минут назад, – мужчина смотрел на все быстрее перелистывавшую содержимое папки красавицу, то и дело с раздражением сдувавшую пряди волос с лица и закусывавшую от волнения губу, - я решил, что эти сведения Вас заинтересуют….

     Ассина с трудом оторвалась от документов и взглянула в черные умные глаза: - Я не знаю, как и чем Вас отблагодарить господин Вале…. И Вы абсолютно правы, это, – она потрясла папкой,- очень важно. Сколько у меня времени?

     - С учетом того, что сюда я добирался пятнадцать минут, у Вас осталось немногим больше часа.

     Ассина бережно закрыла папку, тщательно закрепила резинки: - Господин Вале, моя благодарность будет выражаться в любой названной Вами сумме, не выходящей за пределы моего довольно приличного, в том числе и благодаря Вашим стараниям, состояния. И думаю, Вы понимаете, что благодарна Вам буду не только я, - девушка быстро прошагала к ближайшему стулу, на котором висело чье-то темно-серое пальто с полосатым зелено-красным шарфом, и под ошеломленными взглядами сотрудников закуталась в теплый мягкий драп, - Господин Вале, сейчас Вам лучше исчезнуть. Я обязательно сообщу этому человеку, кому он столь обязан.

     Седовласый господин улыбнулся, надвинул еще сильнее кепку на глаза и, вежливо поклонившись окружающим, вышел. К спешно наматывавшей длинный шарф на окончательно погубленную прическу Анисе подошел молодой мужчина, каштановые прядки которого торчали во все стороны, придавая ему схожести толи с солнышком, толи с ежиком. Девушка вздрогнула, растерянно огляделась вокруг, словно только что вспомнив, где находится, и открыла рот, пытаясь что-то сказать режиссеру.

     - Я уже понял, что работа откладывается на ..., – пухлый шатен серьезно смотрел на срывавшую съемки ведущую модель. Блондинка покраснела и опять попробовала что-то произнести, - Нет. Компенсацию оставь себе. Ты нас часто до этого выручала. Теперь наша очередь. Когда тебя ждать? – взгляд обоих на часы на запястье мужчины, - Через полтора часа? Хорошо, думаю, уложимся, – поправив сползавший с затылка неугомонной модели шарф и затянув туже узел, режиссер улыбнулся и подмигнул, - Мотоцикл нужен?

     Зеленые глаза радостно засияли, а от быстрых кивков счастливо закусившей нижнюю губку девушки шарф чуть опять не сполз на нос, но был вовремя остановлен. Шатен пошарил в кармане штанов, ничего не обнаружил, подумал, поскреб затылок, рот сложился в молчаливую «А», мужчина засунул руку в карман пиджака, замер, еще немного поразмышлял и повернулся к табурету, на котором кучей валялись документы, сценарий и всякая мелочь. Выудил из-под бумаг ключи от зажигания и перекинул их Ассине, в следующее мгновение уже скрывшейся за дверями.

     Стремительная мощная машина неслась по ночным, освещенным ярким слепящим светом фонарей и фарами встречных машин мокрым после прошедшего дождя со снегом улицам. Полупрозрачные нежно-зеленые волны легчайшей ткани сначала легко клубились за мотоциклом, потом потемнели от влажности и грязи и повисли сырой тряпкой. Девушка стерла рукой в перчатке с визора попавшие на него капли, но только еще больше размазала грязь. Мотоцикл вильнул в сторону, напоминая, что не следует отвлекаться от управления. Ассина отвела взгляд от появившегося впереди стилизованного под древний замок подсвеченного алыми сполохами, придававшими ему зловещий вид, клуба Астора и сосредоточилась на дороге, мысленно поздравляя себя с тем, что по счастливой случайности именно сегодня ВИПы горячо и излишне громко обсуждали предстоящий вечер в клубе. Не пришлось сейчас тратить время на поиски.

     С диком ревом мотоцикл вылетел к главному входу заведения, где и остановился. В воздухе отчетливо запахло паленой резиной. Вытащив ключ из замка зажигания, бросив шлем на сиденье и крепче перехватив драгоценную папку, модель бегом устремилась к дверям, готовая в случае необходимости пробиваться сквозь охрану силой. «Разве можно быть такой дурой, ты какого? телефон не взяла? Ладно, такие вопросы не обсуждаются заочно, но в клуб-то тебя бы пропустили!» - бурчала она себе под нос, поднимаясь по широким каменным ступеням.

     Стоявший у дверей «шкаф с антресолями» с недоумением рассматривал спешившее к нему нечто и уже приготовился отправить ненормальную восвояси, как из залитого светом золотисто-белого холла навстречу гостье шагнул начальник охраны. Мужчина склонился в поклоне, принял ключи, которые незамедлительно швырнул подбежавшему пареньку с парковки, после чего подхватил посетительницу под руку и торопливо провел внутрь. Следивший застывшим взглядом за происходящим охранник отметил, что начальник практически сразу увел свою спутницу в боковые ходы, так что посетителям не довелось увидеть, с каким почетом персонал клуба споро сопровождал взмыленное, замотанное по самые уши серое нечто с волочившимся по натертым полам грязно-зеленым измочаленным хвостом в сторону приват-зоны.

     Быстро проходя мимо отдельных уютных зон, входы в большинство из которых были тщательно прикрыты дорогой плотной тканью, Ассина пнула ногой нечто постоянно мешавшееся под ногами, зацепилась за ступеньку, но удержала равновесие благодаря подхватившей ее руке сопровождающего, поблагодарила спасителя, и, буркнув нечто невнятное в свой адрес, продолжила терпеливо подниматься по лестнице. Перед большими дверями светлого натурального дерева, мужчина остановился и вежливо постучал. Краем сознания модель отметила ритмику условного сигнала, но тут двери открылись, и начальник охраны, а за ним и Ассина оказались в полутемном помещении, одна сторона которого выходила на внутренний зал клуба.

     Стеклянные панели были раздвинуты и позволяли не только увидеть танцующую толпу и сцену, но и услышать веселый гул ночного клуба. На небольшом постаменте в углу комнаты извивались в танце два красивых полуобнаженных тела. Но внимание сидевших на диване, принявших на грудь, если судить по раскрасневшимся лицам и блестящим глазам, молодых мужчин уже полностью сфокусировалось на вошедших. Одно движение руки владельца клуба, и девушки шустро подобрали со стола и дивана верхнюю часть бикини и исчезли за дверью. Следом за ними с поклоном вышел и спутник Ассины.

     Она пыталась размотать шарф, одновременно удерживая в руках драгоценную папку. Не справившись с тугим узлом, раздраженно потянула ткань назад, фыркнула, убирая с лица прилипшие пряди, и шагнула к трезвевшему на глазах Кортасу, так же как и другие в обалдении смотревшему на девушку: - Не надейтесь, это не коллективная галлюцинация, - несмотря на серьезность положения Ассина не смогла удержать ехидную усмешку. Уж очень потешно выглядели «застуканные на горячем» мужчины. Она хлопнула папку на колени брюнету и пристально посмотрела в карие глаза, - У тебя, - отдернула край пиджака уже стоявшего рядом Астора и посмотрела на часы, - около пятидесяти пяти минут. Потом начнется. Делай, что можешь. Мне нужно назад.

     Девушка попыталась вдохнуть пересохшим ртом воздух и закашлялась. Сатор налил минеральной воды, дождался, когда Астор выпутает нежданную гостью из шарфа и пальто, оказавшегося на несколько размеров больше и к тому же мужским, затем подал бокал. Ассина, все еще подкашливая, благодарно кивнула, сделала глоток и присела в кресло, смиряясь с неизбежным. Эти мужчины все равно сделают так, как считают нужным. К тому же, прикинула она, минут пять у нее еще есть.

     - Ты со съемок сорвалась! – сдавленно прошептал Жан, разглядев одежду и макияж девушки. Та согласно угукнула, с наслаждением перекатывая во рту прохладную воду.

     - Ехала на мотоцикле, и теперь тебе нужно назад на съемки, - несколько меланхолично констатировал Астор и, не дожидаясь подтверждения, потянулся за лежавшим на углу стола сотовым телефоном, набрал номер.

     - Спасибо, я сама доеду, а твоя помощь, уверена, потребуется здесь, если я правильно интерпретировала содержимое этой папочки, - Ассина бросила взгляд в сторону раскладывавшего по столу документы Кортаса.

     Будущий глава клана договорил, нажал отбой и подошел к девушке: - Хорошо, только поедешь на машине, и тебя будут сопровождать. Мне так спокойнее, - он чмокнул блондинистую макушку и чихнул, - Чем это во… пахнет? – шатен вытер выступившие слезы. Модель хихикнула, поспешно проглотила воду и встала: - Новые духи, призванные покорять и завлекать диких безудержных самцов своим невинным природным ароматом…, - она оглядела окружавших ее мужчин, подозрительно принюхивавшихся к витавшему в воздухе запаху, и, несмотря на ситуацию, расхохоталась, - Вы, исходя из теории рекламных гениев, таковыми не являетесь.

     Девушка шагнула к выходу, где ее уже ждал начальник охраны. Пока мужчина прикрывал за собой двери, Ассина услышала донесшийся из кабинета отборный мат Кортаса и задумалась. Спускаясь вниз по лестнице, модель пыталась определить, был ли наследник корпорации недоволен ее определением или тем, что увидел в документах. Вспомнила сосредоточенный взгляд, заострившиеся черты лица и сжатые скулы и решила, что второе. Все остальное, скорее всего, прошло вообще мимо брюнета.

     Внизу, на служебной территории, было тихо и спокойно. Ассина в который раз подивилась отличной звукоизоляции в клубе. Плечи укутала мягкая ткань. Модель с удовольствием уткнулась лицом в воротник теплого мужского пальто, приятно пахнувшего свежестью и туалетной водой Астора, повернулась к подошедшему мужчине: – Надо бы мотоцикл привести в порядок. Он ведь цел? – получив подтверждение, девушка облегченно вздохнула, - Еще и пальто нужно заменить, и шарф. Или почистить…, это можно устроить?

     Коротко стриженый шатен с сединой на висках успокаивающе улыбнулся: - Сотрудники уже занимаются этим. Вас доставить на съемки?

     Ассина кивнула, подвернула длинные рукава и шагнула к выходу. Почувствовала, как по ногам в который раз скользнуло что-то холодное, склизкое и мокрое, чуть не подпрыгнула, взглянула вниз и тихо застонала: – Все. Съемки я сорвала. А завтра нужно выдать материал. Значит, и контракт коту под хвост....
     После пережитого и навалившихся собственных проблем захотелось плакать. Девушка наклонилась и подняла двумя пальцами нечто, некогда бывшее подолом шикарного летящего наряда. Крепкие мужские пальцы осторожно вызволили из цепкой хватки тонкую ткань.

     – Оно целое, только очень грязное, – вынес вердикт спутник, посмотрел на Ассину, подхватил ее под руку и решительно повел по коридору к лифту, поднялся вместе с девушкой наверх и открыл дверь апартаментов Астора, - Я сообщу молодому господину, но не думаю, что он будет возражать, - мужчина успокаивающе кивнул застывшей на пороге ванной комнаты взволнованной блондинке, - давайте мне платье, постараемся привести его за час в порядок. А Вы пока выпьете чаю с мятой или мелиссой? Или Ваш любимый ПуЭр? Вот так-то лучше, - отметил шатен появившуюся на губах подопечной слабую тень улыбки.

     Пока гостья переодевалась, мужчина быстро созвонился с рыкнувшим поначалу в трубку, ужасно занятым начальством, получил добро и благодарность за проявленную инициативу, заказал напитки и небольшую порцию салата в апартаменты, подхватил выложенное под дверью платье и удалился, оставив у дверей двух надежных охранников.
     … …

     - Кажется все?! – с трудом разогнувшись и прогнувшись в пояснице чуть ли не до хруста позвоночника, Сатор с надеждой посмотрел на что-то стремительно печатавшего брюнета, карие глаза которого при этом еще как-то успевали следить за экраном стоявшего сбоку ноутбука, на котором постоянно менялись котировки и графики. Завершающий стук клавиш, и еще одно письмо улетело следом за своими товарищам, количество которых никто даже не пытался подсчитать. Кортас с трудом сжал и разжал пальцы, покрутил запястьями и поднял покрасневшие глаза на трудившихся рядом парней, провел растопыренной пятерней по влажному ежику волос: - Все-таки успели, – в усталом голосе наследника корпорации, а по существу уже неофициального президента этой организации, звучала нешуточная гордость за проделанную работу. Он с благодарностью оглядел измученных друзей, заторможено закрывавших и откладывавших в сторону ноутбуки, планшеты и смартфоны, с которыми они успели сродниться за несколько последних авральных часов.

     Жан, кряхтя как старый дед, встал с дивана, размял замлевшую шею, потянулся, словно большой породистый кот, помахал руками и ногами и, наконец, озвучил то, что было интересно всем: - Каковы потери?

     - А вот фигу им! – на лице наследника подвергшейся рейдерской атаке корпорации светилась самодовольная улыбка. Оглядев друзей, Кортас уточнил, - Нет, конечно, без потерь не обошлось. Мы проиграли вот тут, и тут, и вот эта компания тоже ушла, - ручка следовала вслед за словами, показывая сектора на мониторе, - Но! – брюнет шумно выдохнул и стукнул кулаком по светло-бежевому кожаному подлокотнику кресла, - Это все мелочи. Если бы наша девочка, которой я теперь по гроб жизни обязан, не предупредила меня, если бы не эти сорок минут! – в карих глазах потухли смешинки, на ВИПов посмотрел серьезный и жесткий делец, - Мне бы конец. Причем, именно, мне.

     Остальные согласно кивнули, благо уже и сами додумались в процессе решения всех этих проблем, разговоров с нужными людьми и подключения возможных и невозможных связей, что атака была направлена на компании Кортаса. Хотя на первый взгляд и казалось, что удар пришелся на всю корпорацию в целом, но при внимательном рассмотрении все становилось на свои места. Тем временем брюнет жадно выпил прямо из горлышка бутылку минералки и добавил мрачно: - Ушли бы две трети. Без штанов семья бы не осталась. Да и восстановил бы я все, но… спустя так лет десяток, - молодой мужчина, чья резкая смена настроения друзей сегодня нисколько не удивляла, посмотрел на устроившегося в глубоком кресле взлохмаченного шатена, - мне понадобится твоя помощь. Я буду мстить.

     Астор коротко кивнул. Кортас был в своем праве. И он ему поможет. Прежде всего, информацией. А там, как получится. Полулежавший на диване расслабленной медузкой Сатор широко зевнул, лишь в последний момент прикрыв рот ладонью. Жан тер глаза, да и остальные чувствовали себя не лучшим образом после стольких часов авральной работы. Конечно, как и сообщила Ассина, судьба корпорации решилась в течение первого часа. Получив информацию брюнет, при активной поддержке ВИПов смог подготовиться, так что атака оказалась менее сокрушительной, чем ожидалось, да и пара подготовленных сюрпризов не прошла для рейдерских захватчиков даром.

     А затем последовало планомерное многочасовое разгребание завалов, отслеживание по горячим следам инициаторов попытки захвата и прочее, прочее, от которого плавились мозги, затекали державшие телефоны руки и садился голос.

     Еще раз потянувшись и покрутив головой, Кортас прислушался к подозрительному хрусту в шее, махнул на все рукой, поставив себе галочку, вызвать массажиста, посмотрел на часы и опять повернулся к Астору: – Поехали к моей спасительнице. Уверен, ей тоже хочется узнать результаты, а если она не появилась здесь до сих пор, значит, все еще работает. И не говори, - брюнет позволил себе ехидную улыбку, - что не знаешь, где наша модель находится сейчас. У тебя ведь за ней, наверняка, человека три втихаря присматривает.

     - Обижаешь, - будущий глава клана охотно встал с изрядно надоевшего за эту ночь предмета интерьера и прошел к выходу, - Ассина - девушка умная, и себя любит, поэтому четыре Моих сотрудника ходят за ней вполне легально.

     Громкий смех друзей был вызван не столько словами шатена, сколько желанием снять накопившееся напряжение. Спустившись по лестнице в притихший ночной клуб, по которому активно сновали многочисленные уборщики, готовившие заведение к следующему рабочему «дню», молодые люди вышли на улицу, остановились, вдыхая свежий влажный воздух, запрокидывая головы к небу, все еще темному, но где-то на восточной его границе уже ощущалось приближение рассвета. К входу подъехал ярко-красный лимузин известной своими суперкарами автомобильной компании, остановился, поднимая двери. Четверка дождалась, пока вежливые служащие раскроют зонты, и только после этого шагнула из-под крыши.

     - Все-таки это было правильное решение, - довольно отметил Кортас, с комфортом устроившись на черном широком сиденье.

     - Полностью поддерживаю, - на миг оторвался от исследования содержимого бара Жан, - я сегодня вести машину не в состоянии. Скульптор и будущий глава клана согласно кивнули, присоединившись к певцу. Баловаться спиртным после нешуточного стресса никто не хотел, поэтому ограничились соками и водой. За окном непривычно медленно проплывал городской пейзаж. Высотные здания сменились парковой зоной. В свете бледной предрассветной луны темные деревья казались сказочными призраками. Вскоре немного сбоку замаячили разноцветные огни павильона. Уютный, подсвеченный разноцветными лампочками, он вызывал стойкую ассоциацию с принцессами, принцами и драконом, которому положено было внезапно выпрыгнуть из темноты парка. Но обошлось без монстра. И даже вымотанный до состояния тряпки режиссер не возмутился таким количеством посторонних на съемочной площадке. Лишь дернул плечом и медленно, слегка пошатываясь, пошел к выходу.

     – Режиссер, подождите. Кортас, вызови ему такси, пожалуйста, - подошедшая неслышно откуда-то сбоку Ассина, остановила засыпавшего на ходу босса и повернулась к уже достающему телефон брюнету, - Это его мотоцикл я эксплуатировала сегодня.

     Астор оглядел напоминавшее поле битвы помещение. То тут, то там, на шатких табуретах и брошенных прямо на пол толстых тряпках, прислонившись к стенам и кадкам с растениями в самых немыслимых позах, дремали уставшие сотрудники, демонстрируя на лицах единство раскраски «а-ля панда». А вот стоявшая рядом, слегка удивленная, но вместе с тем и обрадованная Ассина отличалась от прочих свежим цветом лица, на котором не было и тени усталости. Немного подумав и всмотревшись в слегка покрасневшие от света софитов глаза, шатен пришел к выводу, что это исключительно заслуга макияжа.

     Модель подхватила подол чудом и стараниями сотрудников Астора реанимированного платья, с удовольствием выслушала краткий, но емкий отчет Кортаса: - Выжили, справились и еще напинаем, - и, извинившись, ушла за ширму переодеваться. Спавшая рядом на раскладном стульчике девушка вздрогнула и, еще не открыв до конца глаза, на ощупь ухватила ящичек с косметикой и средствами для ее снятия и пошла следом за Анисой. Под напряженным взглядом Астора ВИПы отошли подальше от перегородки, чуть не попав под ноги рабочим, тащившим тяжеленную кадку с каким-то цветущим кустарником явно южного вида. Еще несколько мужчин активно сортировали принесенные откуда-то растения на мелкие и крупные.

     - Как будто здесь своих не хватало, - озадаченно пробурчал Кортас, осматривая каскады изумрудной травы, темно-фиолетовые, нежно-розовые и ослепительно-белые крупные кисти цветущего кустарника, острые крепкие листья пальм и рассыпавшиеся то тут, то там среди тропического разноцветья бледно-желтые крошечные звездочки неизвестного растения.

     - И не говорите. Все нашему гению неймется, - раздалось за спиной подскочившего на месте брюнета, и мимо, пыхтя от натуги, прошагал, неся на вытянутых руках поддон с крошечными цветочными горшками, в которых тихо качали головами махровые колокольчики, одетый в серую со светоотражающими вставками спецодежду широкоплечий мужчина. За небольшим заваленным бумагами, пустыми пластиковыми стаканчиками и прочим хламом столом, с которого чудом не падал ноутбук, колдовал высокий длинный и очень худой молодой человек со стильной ассиметричной стрижкой. Астор опознал одного из работавших на агентство фото-дизайнеров и направился к нему.

     Парень уже несколько раз сталкивался с будущим главой клана и знал о его знакомстве с госпожой Анисой. Да и на фотографии остальных ВИПов, по-видимому, уже не раз натыкался в прессе, поэтому не стал возражать, когда у него за плечами материализовались четыре головы, а просто продолжил выбирать наиболее удачные кадры, чтобы затем довести их до ума. Друзья, затаив дыхание, пристально наблюдали за появлявшимися на экране изображениями. Яркие сочные цвета и ослепительные лучи солнца на одних, на других таинственные, приглушенные ночным освещением тона. И на фоне всего этого парящая, танцующая, летящая женская фигурка. Сложно было поверить, что вот эта волшебная дива, загадочно улыбавшаяся в тени разлапистого растения, буквально несколько минут назад стояла рядом с ними.

     Кстати о ней, кто-то сильно задерживается. Краем глаза зацепив, помогавшую фотомодели девушку, спешившую к выходу, одновременно разговаривая по телефону и пытаясь завязать пояс голубого пуховика, Астор оглянулся на ширму. Тишина. Не тревожа поглощенных фотографиями ВИПов, мужчина обогнул препятствие. Вернувшаяся к образу шатенки Ассина спешно проглотила таблетку, запила ее водой из немного помятого пластикового стаканчика и повернулась к нахмурившемуся наследнику клана. Улыбнулась, но тут же посерьезнела и внимательнее вгляделась в встревоженные глаза, замерла, подумала, кивнула сама себе и пояснила: - Ничего страшного, у меня просто аллергия на духи, – скорчила печальную рожицу, - как раз на те, что мы рекламируем. Теперь дня три пить придется, а секретность развела как раз из-за прессы, кому нужна негативная реклама? А у меня с парфюмом отношения часто не складываются. Не портить же из-за этого репутацию хорошей вещи? - модель вытащила из сумки блистер, показала его Астору, так чтобы он увидел название и запихала лекарство обратно. Подхватила мужчину под руку и потянула за собой. Вышла, оглядела павильон, определила местонахождение остальных членов четверки, все еще прилипших к экрану монитора и открыла было рот, но в этот момент раздался телефонный звонок.

     Помедлив, Кортас все-таки полез в карман кожаной куртки горчичного цвета и выудил тонкий навороченный гаджет. Нажал на прием. Оглушительный грохот заставил шатенку подпрыгнуть и оглянуться. Уронившие металлическую раму рабочие, громко переругиваясь, подняли ее и с шумом и звоном потащили дальше. Брюнет прикрыл не занятое телефоном ухо ладонью и отошел в сторону. Сатор с Жаном так и не оторвались от своего занятия. Они не обратили ровным счетом никакого внимания ни на Ассину с Астором, ни на действия Кортаса, ни на посторонние звуки, оживленно обсуждая с дизайнером достоинства и недостатки очередного кадра.

     - А ты не хочешь посмотреть?

     В ответ Ассина пожала плечами: – Сегодня нет. Мозги не соображают. Может быть позже. Нужно будет разобрать некоторые моменты, – девушка устало улыбнулась, - а сегодня я уже даже эту роскошную зелень, - она обвела рукой постепенно редеющие под руками рабочих и грузчиков джунгли, - видеть не могу.

     - А что разбирать будешь? – любопытно заблестел агатовыми глазами певец.

     - Госпожа Аниса очень щепетильно относится к своей работе, - неожиданно вмешался в разговор фото-дизайнер, - она всегда смотрит отобранные для заказа снимки, а также, мы по ее просьбе откладываем те, которые больше всего нравятся нам.

     - Тешишь самолюбие? – незло усмехнулся Сатор.

     - Скорее устраивает нам тренинги по повышению квалификации, - закатил глаза дизайнер, взлохмачивая мелированные прядки и одергивая рукава безразмерной черно-оранжевой толстовки, оглядел ничего не понявших мужчин и широко улыбнулся, - Госпожа Аниса в обязательном порядке анализирует самые неудачные фотографии. При этом и нас третирует, заставляет думать, как улучшить кадр, что сделать по-другому. В общем, - он наигранно тяжко вздохнул и подмигнул смущенно стоявшей рядом девушке, - благодаря нашей модели учимся мы, не отходя от рабочего стола.

     - Черт, – резкий раздраженный возглас, разнесшись по павильону и отразившись гулким эхом от стен, заставил зашевелиться даже прикорнувшего в углу помощника режиссера. Тот недоумевающе огляделся, поднялся с какой-то тряпки, отряхнул брюки, протер глаза, еще раз посмотрел вокруг, потряс головой и решительно направился к стойке с одеждой, явно намереваясь уйти, наконец, из этого дурдома домой.

     Тем временем злой как упомянутый им сказочный персонаж Кортас подошел к друзьям. В прищуренных карих глазах плескался гнев. Скулы сжаты. Мужчина, стиснув зубы, тяжело взглянул на ожидавшего развития сюжета дизайнера. Тот засуетился, закрыл ноутбук и испарился из зоны слышимости. Брюнет посмотрел на серьезных ВИПов: – Еще не закончилось.

     Спустя мгновение молодые люди, подхватив под руку Ассину, исчезли за дверями. На миг панорамные окна павильона залил свет фар разворачивавшегося большого авто. Резкий визг шин, и все стихло.

     - Куда едем? - задал насущный вопрос Сатор, как и остальные поглядывавший на занятого брюнета. Мрачный Кортас неопределенно пожал плечами, продолжая мучить несчастную технику. Судя по тому, с какой скоростью наследник корпорации переключался с одной линии на другую, он параллельно общался чуть ли не с десятком человек, попутно отслеживая пару конференций, умудряясь при этом просматривать на лежавшем рядом на сиденье планшете очередные котировки и графики.

     - Моя квартира ближе всего, и интернет там есть, скоростной и безлимитный, - глаза всех пассажиров сошлись на Ассине, которая, высказав свое предложение, спокойно сидела, укрывшись в руках шатена. Мужчины с трудом подавили улыбки. Девушка сама не замечала стремления быть ближе к молодому человеку, а ВИПы не считали разумным обращать на это ее внимание. Все подколки благополучно доставались Астору, разумеется, когда рядом не было шатенки.

     - Едем к Ассине, - подвел итог Астор, не дождавшись реакции от ругавшегося с кем-то в полголоса Кортаса. Остальные кивнули, еще раз взглянули на занятого брюнета и достали смартфоны, подключая их в единую сеть. Спустя несколько минут продвинутые гаджеты только попискивали от объемов поступающей на них информации. Быстро нажимались кнопки, сообщения прерывались очередными долгими или не очень звонками. Работа кипела.

     Выпихивая молодых людей из уютного салона автомобиля у входной арки своей элитной многоэтажки, Ассина ни капли не сомневалась, что они могли бы остаться в машине еще так часиков на десять, а то и больше. Аккуратно подцепив под локти Кортаса и Астора, девушка направилась к дверям, чуть ли не коленом подпихивая, шагавших впереди Сатора и Жана. Не обратив никакого внимания на в очередной раз округлившего глаза консьержа-охранника, мог бы уже и привыкнуть!, шатенка погнала свое «мини-стадо» деловых и озабоченных через выложенный дымчатым мрамором - странно, вроде бы еще позавчера другой был, или она путает? Ассина потрясла головой - холл. Надежды на то, что в лифте мужчины немного придут в себя, не оправдались. Увы. В этом элитном квартале связь и интернет были даже в кабине подъемника. А если учесть наличие пуфиков, то ВИПы еще и с комфортом устроились. Девушка вздохнула и снова принялась выпихивать не реагировавших на внешние раздражители спутников к дверям квартиры.

     - Может быть, мне им сообщение отправить, что мы пришли, - пробурчала она себе под нос, поворачивая ключ и пропуская мужчин в квартиру. Ведомый, по-видимому, пресловутым шестым чувством Кортас тут же протопал в сторону компьютера, хозяйка которого только и успела, что ввести пароль и порадоваться отсутствию в доме ковров. Разуться наследник корпорации и не подумал, – Ничего, или помоет, или прислугу пусть вызывает, завтра, - злорадно подумала Ассина, собирая раскиданные по всем горизонтальным поверхностям пальто, куртки, пиджаки и шарфы с перчатками, хозяева которых сидели на диване и в креслах, все также упорно вглядываясь в экраны телефонов.

     Посмотрев на занятых бизнесменов, шатенка мягко улыбнулась, тряхнула головой, задумалась на пару мгновений, а затем притащила из спальни планшет. На мгновение задержалась, пытаясь сообразить, кому же это чудо будет нужнее, но так и не придумала. Поэтому просто положила серебристый экран с цеплявшейся к нему клавиатурой в центр небольшого столика. Допечатавший сообщение Сатор нажал на клавишу, отправил данные и тут же переключился на телефонный звонок. Внимательно слушая собеседника, блондин практически не глядя, притянул к себе незадействованный планшет и стал что-то активно набирать на клавиатуре.

     Ассина хмыкнула себе под нос и тихо ушла в другую комнату. Аккуратно отцепила парик, все равно ее уже все видели, так сказать, а-ля натюрель, девушка с наслаждением расчесала волосы, потерла уставшее лицо руками, по которым тут же себе мысленно надавала. Ранние морщины в ее случае залог нищей старости. Так что, вооружившись ватным диском с подходящим тоником, блондинка тщательно протерла лицо, переоделась в домашние джинсы и футболку и вышла во временный филиал всемирно известной корпорации.

     Постояла на входе, обозревая открывшуюся картину, цокнула языком, хмыкнула, в кои-то веки ощущая себя невидимкой, и просочилась по стеночке на кухню, попутно размышляя о том, что соблюдать тишину вроде бы как и не обязательно. Ассина смутно подозревала, что даже если бы она устроила сейчас стриптиз, эффект был бы такой же. Полный игнор. Включив плиту, шатенка задумчиво уставилась в открытый холодильник, явно не ожидавший нашествия четверых оголодавших, уставших и озлобленных мужчин. На огромных холодных просторах мышь, конечно, не висела, но йогурты и овощной салат не совсем то, чем можно накормить мужскую компанию. Ассина постучала кончиками пальцев по стеклянной полке, прикрыла дверку серебристо-серого монстра, заглянула в недра навесных шкафчиков асфальтового цвета, пошуршала пакетами, постучала банками и довольно потерла лапки. Спустя пять минут на плите грелась приличных размеров керамическая сковородка, а в кухонном комбайне взбивались яйца на омлет с ветчиной, сыром и помидорами.

     Пока основное блюдо нереальной толщины доходило до готовности, девушка уверенными движениями смешала муку, сахар и прочие ингредиенты, добавила ягоды и отправила будущий кекс в нагревшуюся духовку, рассудив, что думающему мозгу глюкоза и прочие быстрые углеводы в ударных количествах не помешают. Посмотрела на жаропрочное темное стекло духового шкафа, поразмышляла и быстренько завела еще одну порцию теста, но уже на шарлотку. Логика вовремя подсказала, что позже кормежку нужно будет повторить. Дожидаясь, когда закипит чайник и заварится любимый пу-эр, Ассина дорезала до нужных объемов салат и практически разморозила в микроволновке курицу. Разложила еду, заглянула в комнату, из которой время от времени доносились то приглушенные голоса, то очередное бульканье сообщений и телефонные звонки, взяла одну тарелку и подошла к сидевшему в мягком кресле перед журнальным столиком Сатору.

     Не говоря ни слова, шатенка поставила омлет с лежавшим на краешке салатом в нескольких сантиметрах от вибрировавшего иссиня-черного смартфона и спокойно вернулась на кухню за следующей порцией, пристроенной затем рядом со стопкой исписанной бумаги, в которой то и дело черкался Астор. С сидевшим за компьютерным столом Кортасом проблем тоже не возникло. А вот для Жана, развалившегося поперек кресла в отдалении от столов, пришлось принести из кухни табурет. Сверху поместились тканевая темно-шоколадная салфетка и только потом тарелка с едой. Закончив с делом, девушка спокойно отошла в сторону и прислонилась к стене, наблюдая за происходящим.

     Аппетитный запах и горячий пар быстро привлекли внимание, о чем возвестило урчание неизвестно кому принадлежавшего, но весьма настойчиво требовавшего себе еду желудка. А еще спустя какое-то время мужчины проявляли чудеса ловкости и гениальные способности, умудряясь параллельно отвечать на звонки, набирать сообщения и ловко управляться вилкой, стремительно подчищая тарелки. Кекс и чай постигла та же участь – мгновенно и незаметно исчезнуть в оголодавших мужских желудках.

     Собрав посуду и загрузив ее в посудомойку, хозяйка «офиса и столовой» широко зевнула, даже не прикрывая рот рукой, оглянулась на светлевшее за окном небо, нарезала крупными кусками шарлотку и отнесла в комнату вместе с полными чашками, водрузила на середине журнального столика подставку с чайником и заварочный чайник. Оглядела получившуюся картину, подумала и вернулась на кухню. Присела на корточки и потянула за серебристую ручку нижний выдвижной ящик, скептически обозрела залежи разномастных разноцветных коробок с конфетами. Девушка искренне считала, что дарить модели сладкое – это что-то из разряда садизма, но коробки, вежливо улыбаясь, принимала.

     «Вот и пригодились», - подумала Ассина, вытаскивая из запасов три особо крупных коробки, еще не успевших перекочевать на столы сотрудников агентства, с энтузиазмом саранчи лопавших принесенные моделью сладости. Внутренняя жаба тихо, довольно квакнула – похвалила за запасливость. Пересыпав конфеты в большой салатник из гладкого прозрачного стекла, шатенка оттащила его на стол в компанию к чашкам и чайнику, пробежалась взглядом по менее заморенным, чем до завтрака-ужина, но все еще озабоченным и очень серьезным лицам гостей, проследила за исчезновением первой шоколадки, зевнула, прикрывая рот ладонью, взглянула на часы, тихо произнесла себе под нос нечто явно нецензурного содержания и ушла в спальню.

     Шумно выдохнув и потянувшись, девушка сложила покрывало, одновременно раздумывая, стоит ли переодеться. Мужчины в доме к расслаблению не располагали, но и джинсы не лучшая одежда для сна. В результате разум и желания пошли на компромисс и договорились остановиться на легких штанах цвета топленого молока из последней коллекции известного дизайнера, подкупивших своей заниженной талией и свободной посадкой, и мягкой от стирок старой футболке. Выключив свет и завернувшись в кокон из одеяла, Ассина недовольно посмотрела на пробивавшиеся сквозь щель в не до конца опущенной римской шторе солнечные лучи, закрыла глаза и решительно выкинула из головы все мысли о сидевших в гостиной гостях и их проблемах. Помочь сейчас она ничем не могла. Бизнес, абсолютно точно, не ее сфера деятельности. А вот очередные съемки никто отменять не будет. И выглядеть на них она должна хорошо.

     Раздававшиеся за приоткрытой дверью голоса ВИПов и звонки нисколько не мешали. Наоборот, успокаивали и разгоняли тишину и страх. Спустя несколько минут уставшая Ассина провалилась в сон.
     … …

     Оправив короткое сообщение и еще раз проверив полученные данные, Кортас как-то внезапно понял, что все. Оно, наконец, закончилось!

     - И мало того, что мы справились, так еще удалось кое-что из потерянного вернуть, - довольно потягиваясь и улыбаясь как обожравшийся вкусняшки котяра, продолжил он свою мысль вслух, разглядывая уткнувшихся в мониторы и экраны друзей.

     - И не говори, видимо, они вспомнили, что «кто не рискует, тот не пьет шампанского», - Сатор поставил точку в конце предложения и отправил документ по заранее забитому адресу. С недоумением повертел неизвестно чей и неизвестно как оказавшийся в руках планшет, посмотрел на рабочий стол с валявшимися на нем помятыми и исчерканными листами бумаги и помотал головой. Отложил серебристый гаджет в сторону и с видимым удовольствием встал с надоевшей, хотя и удобной мебели, одновременно оглядывая окружающую обстановку: - Только я один не помню, как мы здесь оказались?

     На какое-то мгновение вопрос повис в воздухе, пока остальные ВИПы отрывались от своих смартфонов, потирали затекшие спины, разминали изрядно занемевшие запястья и с изумлением застывали, оглядывая стол с пустыми и полупустыми чашками, остатками выпечки и светлые стены уютного помещения. Спустя несколько секунд здоровый мужской смех заполнил комнату, но тут же резко стих. Отсутствие хозяйки в зоне видимости могло значить, что нужно вести себя потише.

     – Нас ведь еще и кормили, если я ничего не путаю? – Жан с видимым отвращением и облегчением запихал телефон в карман и посмотрел на остальных.

     - Кажется, это был омлет, после некоторых раздумий изрек Сатор и облизнулся. Остальные печально кивнули. Есть хотелось даже больше чем спать. Так что несколько жалких кусочков кекса стремительно разошлись сначала по рукам, а потом и по урчавшим желудкам. Астор, довольно часто бывавший в квартире, бесшумно прошел по коридору в сторону спальни и заглянул в приоткрытую дверь. Полюбовался куколкой тутового шелкопряда на широкой кровати и не менее аккуратно вернулся назад, по пути завернув под удивленными взглядами друзей на кухню: - Хозяйка спит, но еду нам оставила, - доложил он, выставляя на стол внушительное блюдо с порезанной и запеченной в духовке курицей, – Сейчас чайник закипит, и поедим.

     - Не надо чайник, - пробурчал Жан, активно обгрызая куриную ножку, завернув ее в одну из предупредительно оставленных на столике Ассиной салфеток. А то, что на салфетке были начерканы какие-то вычисления и пометки, было уже незначительной мелочью. К тому времени как из кухни раздался требовательный свист, от курицы остались только косточки, да и те слегка пожеванные. Кое-как выпив чай и закусив остатками конфет, практически впадающие в спячку от усталости и сытости мужчины с легкой печалью посмотрели на имевшиеся в их распоряжении два кресла и светло-бежевый диван.

     - Ладно, - вздохнул чуть более низкий, чем остальные, Сатор, - я на кресла, устраивайтесь, дылды…, - блондин сдвинул вместе оба упомянутых предмета и скрутившись в своем «гнезде» с ехидной усмешкой стал наблюдать за попытками остальных уместиться на одном диване, - вы еще столик подставьте, чтобы падать не так больно было, - умничал скульптор.

     Немного подумав, Астор прокрался в спальню и утащил лежавшее там покрывало. Вернувшись, увидел возмущенный взгляд Сатора и со вздохом пополз назад, но остановился на полпути и свернул в ванную, откуда вышел, благополучно прихватив махровый халат и несколько чистых больших мягких полотенец, встреченных ВИПам с огромным энтузиазмом. Большая стрелка висевших на стене часов в виде круга из ярких бабочек переползла верхнюю отметку, в окна бил яркий солнечный свет, но молодых людей все это мало волновало. Точнее, совсем никак. Спустя пять минут, потраченных в основном на сбрасывание лишний одежды и задергивание плотных штор, в комнате воцарилась тишина.

     Ассина потянулась, открыла глаза и улыбнулась. Засунув ноги в легкие летние шлепки, которые она носила дома вместо не признаваемых за обувь тапочек, девушка подошла к окну и подняла плотную ткань, впуская дневной свет. За стеклом суетился и работал огромный город. Правда, чуть в отдалении, так как многоэтажка, в которой жила Ассина, находилась в относительно тихом спальном районе, но и сейчас по улице то и дело проезжали свежевымытые после вчерашней непогоды автомобили, обходили лужи мамочки с колясками и прыгали в те же самые лужищи дети в разноцветных резиновых сапожках.

     В квартире царила тишина. Шатенка пробежала по коридору, задержавшись на миг, чтобы еще раз полюбоваться на единорога, нарисованного талантливым художником прямо на штукатурке на одной из стен, и остановилась у входа в темную гостиную. Глаза довольно быстро привыкли к полумраку. Несколько минут Ассина, зажимая ладонью рот, чтобы не расхохотаться в голос, рассматривала дрыхнувшую в обнимку на диване троицу, причем каждый из спавших время от времени пытался использовать остальных в качестве подушки и перетянуть на свою сторону покрывало. Затем девушка сообразила, что не хватает еще одного гостя, повертела головой и с сочувствием взглянула на свернувшегося на креслах блондина. Поморщилась. Это для котов подобная поза является естественной, а вот человеку потом будет явно не слишком хорошо.

     Ассина осторожно шагнула назад, аккуратно прикрывая за собой дверь. Кухня встретила пустым столом, даже крошек не осталось, и заполненной до отказа посудомойкой. Блондинка уважительно покачала головой. Надо же, кто-то из ребят даже этим агрегатом пользоваться умеет, почти. Она переставила ниже блюдо из-под курицы, удивляясь, что мужчины вообще подумали о том, чтобы посуду убрать. Хотя, наверное, ничего в этом неожиданного не было. Девушка кивнула сама себе. Каждый из четверки имел свое отдельное жилье, а в этом случае, несмотря на домработницу и еду из ресторана или родительского дома, если посуду не убирать время от времени, то в квартире просто жить негде будет.

     Модель заглянула в изрядно опустевший по сравнению с ночью холодильник, прошлась взглядом по полкам и печально констатировала, что вот прямо сейчас придется ехать за продуктами. Она уже направилась в спальню за одеждой, как негромкий пока еще звонок телефона заставил ее сорваться с места. Схватив тонкий прямоугольник и нажав на прием, девушка выдохнула. Вроде бы, никого не разбудила. Выслушав от менеджера многочисленные извинения за срыв графика, Ассина протанцевала по комнате, положила трубку на светлую деревянную полку и довольная зарылась в шкаф, радуясь, что стремительно приближавшиеся съемки перенесли на следующий день, так что можно было спокойно и не торопясь, заниматься нужными делами.
     Девушка вытащила и придирчиво оглядела светлые джинсы и темно-синюю водолазку, оделась, нацепила ремень с крупной пряжкой и кучей цепочек, критически осмотрела себя, хмыкнула, махнула рукой и потянулась к стопке листочков и простому карандашу, лежавшему рядом. Черканула на всякий случай записку, положила ее на кухонный стол, зафиксировав кружкой и, тихо прикрыв за собой дверь, спустилась вниз, помахивая листочком со списком нужных продуктов и прочей мелочи, который держала в руке.

     Ехать никуда не хотелось, поэтому Ассина плотнее укуталась в длинный намотанный в несколько рядов на шее пушистый фиалковый шарф, натянула перчатки, приветливо кивнула охраннику, который не замедлил сообщить, что на улице ветер такой, что унести может. Девушка помедлила, прикидывая, что, может быть, стоит вызвать такси…, но магазин находился буквально в пяти минутах. Так что, выйдя из подъезда и убедившись, что ветер хоть и сильный, но дует в спину, привычно вернувшая себе каштановый окрас модель торопливо зашагала в сторону приятного здания песочного цвета, в котором с комфортом расположились небольшие частные магазинчики фермеров, торговавших продукцией собственного производства, и огромный гипермаркет, где можно было докупить все остальное. Качество товаров было на высоте, выбор отличный, только цены кусались, но пока Ассина закрывала на это глаза, так как этот недостаток окупался близостью к дому и относительно спокойной обстановкой.

     Поднимаясь по широким намытым до зеркального блеска ступеням, девушка размышляла, с чего ей начать. Неслышно разошлись в стороны тонированные двери, и шатенка окунулась в аппетитно пахнувшее свежей сдобой и окутывавшее мягкой ненавязчивой музыкой теплое царство потребителей. Просмотрев список, Ассина достала телефон и вызвала такси, а уже потом взяла тележку и пошла между стеллажами и прилавками, время от времени заглядывая в зажатую в руке бумажку. Разумеется, обойтись только тем, что написано, как всегда не получилось. Но и особых дополнительных трат не было, чему внутренняя жабка девушки была рада, хотя модель не удержалась и купила на пару сортов сыра больше, чем планировала, и весьма аппетитно выглядевший воздушный десерт. Искоса посматривая на изящную коробочку последнего, она утешала себя тем, что только попробует, а остальное скормит дрыхнувшим гостям.

     Зависнув у прилавка с мясом, Ассина страдальчески поморщилась. Выбирать мясо она не умела. Обычно брала у знакомой, имевшей собственную ферму. А сегодня, в связи с наличием дома дополнительных голодных ртов, пришлось закупаться вне графика. Оставалось надеяться на порядочность фермера. К счастью, тот своей репутацией дорожил, так что споро выбрал два куска на внешний вид отличного мяса, завернул их в пергамент, затем уже в пленку, перевязал какой-то хитро сплетенной веревочкой и передал покупательнице.

     Приехавший практически одновременно с пробиванием чека на кассе таксист, которого Ассина попросила зайти в магазин, в отличие от продавцов, фотомодель узнал, засиял улыбкой, но вслух комментировать свое открытие не стал. Средних лет светловолосый мужчина не только докатил тележку с пакетами до машины, но еще и усадил пассажирку в салон, чтобы не мерзла, а сам переложил все продукты, следя, чтобы ничего не побилось, не полопалось. Гревшаяся все это время в машине Ассина с улыбкой думала, что вот такие моменты и смиряют ее с обычно приносящей много тревог и хлопот известностью.

     Путь домой, ожидаемо, не занял много времени. Фактически водитель только завел мотор и через пару минут уже его выключил.

     - Давайте, я помогу Вам покупки донести?

     Шатенка обозрела забитое пакетами пространство багажника и смущенно кивнула: - Буду Вам очень благодарна, только…, - девушка замялась, опасаясь давать посторонним в руки информацию о месте проживания.
     - Госпожа Аниса….
     «Все-таки опознал», - обреченно подумала Ассина.
     - Я не буду распространяться о том, где именно Вас увидел, город большой, - блондин добродушно усмехнулся, - а пакеты мы доставим в холл, а там уже Вам охрана поможет. Хорошо? И… можно мне Ваш автограф? – после паузы добавил мужчина.

     Девушка оживленно закивала головой, потом расстегнула пальто и вытащила из внутреннего кармана несколько собственных профессиональных фотографий в твердой кожаной обложке, которые таскала как раз для таких случаев: - Я буду Вам очень благодарна. Может быть, Вы сами выберете?

     В итоге ставший обладателем трех подписанных лично моделью глянцевых снимков таксист донес пакеты до стойки охраны и уехал, предвкушая, какой фурор произведет его рассказ среди коллег. Ассина же при помощи одного из отдыхавших в служебном помещении охранников, донесла покупки до квартиры.

     Дома царила тишина. Разложив продукты и прочее по полкам, ящикам и пакетам, девушка нацепила светло-зеленый фартук с красными крупными улыбающимися божьими коровками и приступила к процессу готовки. Давно ей не приходилось в столь крупных объемах применять собственные кулинарные навыки. Заказать в ресторане еду она не могла, увы. Боялась сюрпризов от «поклонника». Мало ли что тому взбредет в неадекватную голову. А ехать самой, опять-таки общаться там со служащими, потом ждать упаковки, следить за всем этим, нет уж, лучше все сделать собственными ручками. Шатенка помотала головой, вытащила из ящика резиновые перчатки и направилась к раковине.

     Почувствовав, что летит, Жан вздрогнул и проснулся. Оглядел молочно-бежевую вертикальную поверхность перед глазами и поморгал. Перевернулся, ощущая под спиной что-то твердое, и посмотрел в белоснежный потолок с легкой воздушной лепниной. Теперь понятно. Его просто спихнули с дивана, его-то он и увидел, а находятся они в квартире Ассины. Певец хмыкнул, собрал себя в кучку, встал и задумался, возвращать ли дрыхнувшим поганцам утащенное следом за собой покрывало, или пусть так мучаются. Решил проявить великодушие, набросил на друзей ткань, полюбовался на скрючившегося Сатора, заранее ему сочувствуя, и выскользнул за дверь. Первой на пути попалась ванная. Брюнет плеснул в лицо водой, воровато огляделся, а потом решительно отвернул и перенюхал каждое из стоявших на широком столике средств. Вдруг что полезное найдется. И только потом прошествовал в сторону кухни, где и застал Ассину в компании запекавшегося в духовке мяса, наполовину порезанных овощей и поднявшегося теста.

     - Добрый день, - прозвучало немного хрипло.

     - Добрый, - шатенка на мгновение оторвалась от кухонного комбайна, на котором терла сыр на пиццу, - Как самочувствие? Я видела, как вы спали, - губы девушки разъезжались в широкой улыбке.

     - Жить буду, но массаж просто обязателен. Помочь? – Жан кивнул в сторону ножей и кучки еще не порезанных овощей.

     - Спасибо, но, может быть, тебе лучше сначала душ принять и гриву прочесать? – Ассина обошла стол и вытащила из черных волос певца тонкую бумажную ленточку. Повертела демонстративно в руках.

     - Согласен. Твоим шампунем можно воспользоваться? – молодой человек перехватил бумажку, покрутил в руках, а потом положил на стол.

     - Что уже наведался, - хихикнула девушка, - бери, что хочешь. Не жалко.

     Брюнет скрылся в ванной, жалея только о том, что нельзя переодеться в чистое. Можно было позвонить домой и попросить привезти нужные вещи, но… безопасность, будь она неладна. Лучше не рисковать и без того хрупким спокойствием гостеприимной хозяйки. Высушив свою гриву, молодой человек довольно покрутился перед зеркалом и вернулся к Ассине. Вооружился ножом и вполне успешно стал кромсать оставшиеся овощи, одновременно наблюдая за ловкими, отработанными движениями хозяйки кухни, вознамерившейся сотворить нечто вкусное и творожное.

     - Творожная запеканка - быстро, не вредно и вкусно, - прорекламировала непонятное блюдо Ассина, резко разворачиваясь в сторону запищавшего встроенного в элегантную серебристо-черную плиту таймера. Подлила в мясо сыворотку и соевый соус и снова занялась кухонным комбайном, в который раз радуясь, что удалось купить практически бесшумную модель. Предыдущий работал замечательно, но гудел как истребитель на взлете. А так и гости спят, и тесто смешивается.

     Потихоньку начали подтягиваться и остальные временные обитатели квартиры. Сонные, взлохмаченные, недовольно потиравшие затекшие плечи и шеи, они, судя по всему, шли на запах, уж слишком забавно мужчины поворачивали носы в сторону духовки. Скептически оценив размеры кухни, Ассина решила накрывать завтрак (для других людей время явно шло к ужину) в гостиной. Молодые бизнесмены быстро проверили сообщения и общее состояние дел и погрузились в процесс поглощения еды с той же сосредоточенностью, с какой разбирались с проблемами, бросая на девушку непонятные взгляды.

     Ассина недоумение на мордахах ВИП-команды заметила, но определиться с причиной не могла, пока Астор не озвучил общий вопрос: «Где она научилась так готовить, и насколько сильно они ее достали за время своего пребывания». Девушка попыталась подавить смех, но не выдержала и расхохоталась в голос, поясняя, что номинальное присутствие неких физических оболочек ей особо не мешало, а готовит она часто, да и для хороших людей постоять у плиты совсем не жалко.

     На последний кусочек пиццы претендовали сразу трое. Жан благоразумно удержался, похлопал себя по животу и заявил, что ему нужно беречь форму. Остальные подобными проблемами не страдали. В результате кусок теста был растерзан на три неравные части и довольно сжеван. Ассина подумала и достала из «стратегического запаса» две коробки с шоколадом, встреченные с огромным энтузиазмом. Но все заканчивается. Чай – кофе были выпиты, салатник – конфетница сверкал девственной чистотой, а мужчины отправились по своим делам, еще раз рассыпавшись перед хозяйкой в благодарностях, которые впору было записывать и продавать как пособие для начинающих донжуанов.

     Оставшись одна, девушка вздохнула, быстро прибрала, включила во второй раз труженицу - посудомойку и села к компьютеру. Что ни говори, но история последних суток изрядно подпортила ей спланированный график. Придется наверстывать. Как минимум, нужно было срочно сделать и отправить два реферата, иначе, грозила пересдача, а этого шатенка себе позволить не могла. У нее на тот период как раз командировка запланирована. Ассина устроилась в кресле, поерзала, подумала, встала, прошла в спальню и сняла парик, затем вернулась за стол и зашла в свой почтовый ящик, чтобы просмотреть несколько переданных из агентства предложений, разложенных в папки под названиями: интересные, нужные и очень денежные.

     В последней лежало очередное щедро, и даже более чем, оплачиваемое предложение от известного эротического журнала. Модель понимала, что ее агенты просто не могли не уведомить свою подопечную о таких суммах, но привычно отписалась о невозможности принять участие в подобных съемках. На жизнь и так хватало, а портить репутацию себе дороже. Потом не отмашешься. Девушка пролистала еще несколько заказов и задумалась. О съемках тут речи не шло. Нужно было появиться на пафосных мероприятиях для поднятия их статуса. В одном случае требовалась ненавязчивая реклама одежды и драгоценностей. Денежное вознаграждение в этих предложениях было, безусловно, не таким большим, как в том заказе, что она отклонила, но все они были полезными с точки зрения налаживания нужных связей и контактов, как для самой модели, так и для агентства. В комментариях менеджер прямо указывала, кому в первую очередь выгодно предложение.

     Разумеется, подобные честность и порядок не были изначальной отличительной чертой агентства. Более того, Ассина подозревала, что у большинства работающих в этой сфере нет такой подробной информации по каждой сделке, но в этом и заключались выгоды положения ведущей модели. И заработаны они были, не только трудом, но и настойчивостью, и упорством в ведении дел, заставившими представителей компании уважать всегда вежливую и спокойную девушку, которая в некоторых случаях могла продемонстрировать железный характер.

     Наконец, выделив среди «нужных» два заказа, показавшиеся наиболее привлекательными, Ассина сверилась с графиком сдачи работ в университете, полистала заготовки рефератов, вздохнула, и подчеркнула еще два. Предложения были, действительно, из разряда «очень нужные», поэтому придется перейти на более плотный график. Блондинка расстроенно помотала головой. Опять она будет откусывать от времени на сон. Девушка пометила себе, что нужно обговорить этот вопрос с руководством, все-таки изменения предстояли существенные, и перешла в папку «Интересные». Предложения о съемках приняла практически сразу, лишь пробежав основные моменты. Если уж менеджер их передала, значит, не стоит привередничать и отказываться. Впрочем, это не помешает ей тщательно просмотреть все условия при подписании договора.

     Модель усмехнулась, вспоминая несчастные лица юристов агентства и представителей заказчика, когда госпожа Аниса начинала настаивать на изменении того или иного пункта, считая его двусмысленным и нечетким. Они поражались деловой хватке молодой женщины, зарабатывавшей себе на жизнь внешностью. Бизнесменам и в голову не приходило, что на самом деле каждый договор внимательно проверялся двумя юридическими, независимыми друг от друга, фирмами, участвующими в семейном бизнесе де Гонда. Их рекомендации и собственный здравый смысл, крепко накрепко запретивший ввязываться в сомнительные, пусть и выгодные внешне, авантюры, и стояли на страже интересов модели. К счастью подобная дотошность, приносившая поначалу немало проблем, со временем обернулась исключительной пользой. Теперь каждый знал, если госпожа Аниса приняла предложение данной компании, значит, эта организация надежна, и к ней стоит присмотреться. Это был еще один источник рекламы. Да и количество «пустых» заказов резко сократилось.

     Среди содержимого папки были выкопаны и открыты два отдельных сообщения. «Магическое число на сегодня», - усмехнулась Ассина. Тонкие пальцы задумчиво постучали по полированной поверхности стола. Девушка сходила на кухню, вскипятила чайник и залила кипятком постепенно раскручивавшиеся темно-шоколадные листья. Зажгла толстую белоснежную свечу без запаха и вернулась на рабочее место. Удобно устроившись в кресле и с удовольствием взглянув на теплый яркий огонек, соответствовавший, как гласила добытая в интернете информация, спектру солнца, а, значит, компенсировавший нехватку последнего зимой, отхлебнула из огромной толстостенной чашки, из которой она пила только в одиночестве. Чтобы не шокировать окружающих видом данной посудины.

     Только Алекс и Натали были в курсе ее пристрастия и частенько привозили в подарок очередного гиганта фантастических расцветок. В медленно, но верно увеличивавшейся коллекции - Ассина просто не успевала разбить столько, сколько ей дарилось, хотя чашки у нее летали с завидной регулярностью - были и изящные фарфоровые, расписанные в ручную, экземпляры, и толстые, купленные в супермаркете представители массового производства с картинками мультяшных героев. Были и сделанные на заказ, специально для нее чашки. Вот как раз из такой Ассина и пила в последнее время, испытывая особую нежность к слегка зеленоватому полупрозрачному материалу.

     Дав себе столь нехитрым образом паузу на размышления, девушка вернулась к открытым документам, еще раз внимательно вчитываясь в их содержание. Первым стояло приглашение на светский вечер, посвященный восточной культуре. Тема была Ассине знакома, но не она привлекла ее внимание, а список гостей и участников. Блондинка сделала очередной глоток ароматного чая, с некоторых пор она предпочитала пить вместо зеленого черный, от первого почему-то болела голова, задумчиво перелистала выбранное в папке «нужное», постучалась головой о клавиатуру, быстро написала сообщение и отправила его на адрес одного из преподавателей.

     Вздохнула и отметила приглашение значком «буду». Она слишком давно не виделась с некоторыми из своих друзей, позволяя себе наблюдать за их жизнью исключительно издалека, чтобы не накрыть своими неприятностями. И упускать шанс встретиться с одним из дорогих ей людей, Ассина не собиралась. Даже если придется вычеркнуть одно из «нужных» дел.

     Второе сообщение было отправлено из приюта для собак и кошек, сотрудники которого мечтали использовать имя известной фотомодели для очередной акции по пристраиванию соскучившихся по ласке, а где-то и озлобленных бездомных животных. Волонтеры спрашивали, можно ли им упоминать, что госпожа Аниса приветствует подобные добрые дела. Больше никаких просьб в письме не было. Пришлось браться за телефон. Ассина набрала нужный номер и попросила детективов малоизвестного в широких кругах, но очень приличного агентства разузнать все возможное о заинтересовавшей ее организации. Если это окажется не очередная уловка желающих нажиться на чувстве сострадания окружающих, то девушка вмешается и поможет.

     Тихое бульканье возвестило о появлении в ящике нового сообщения. Ассина выдохнула и улыбнулась. Повезло, что преподаватель оказался на месте и смог ответить. Блондинка обрадованно прокрутилась на кресле вокруг оси. Теперь, когда срок сдачи самой объемной работы перенесен, не придется рвать жилы, да и подарок купить она успеет. Девушка быстро сбросила агентству информацию о принятых заказах и предложениях, за исключением приюта, и полностью погрузилась в бесконечную череду рефератов.

     Некоторые из них оставалось только доделать, отформатировать и отправить по адресу, с чувством глубокого удовлетворения вычеркивая очередной пункт из списка, едва умещавшегося на листочке «записок», развернутом на всю высоту немаленького монитора. Другие она только просматривала, определяя объем и, что называется, фронт работ. Когда в очередной раз булькнуло оповещение о прибавлении в почтовом ящике. Ассина посмотрела на скромно притулившиеся в уголке монитора циферки часов и с удивлением осознала, что если в ближайшее время не ляжет спать, то повторит ход событий вчерашней ночи.

     Девушка засекла десять минут на «пищальнике» - специально купленном для подобных целей таймере - и погрузилась в полученные от детективного агентства сведения, еще раз отметив, насколько быстро работают специалисты. Никакой неприятной информации откопано не было, приют нигде не упоминался, не числился и так далее, так что модель удовлетворенно кивнула и перешла к висевшему до сих пор сообщению от волонтеров. Постучала пальцами по столешнице, раздраженно поднесла ладонь к лицу и осмотрела ногти. Длинный маникюр раздражал, но сменить его на более привычный в ближайшее время не получится. Издержки профессии. Ассина хмыкнула и стала набирать ответ. Она рассудила, что несколько плакатов с изображением известной фотомодели вместе с питомцами приюта сделают намного больше, чем просто слова. Не говоря уже о том, что все «засветившиеся» на снимках в компании с ней животные уж точно найдут себе хозяев, которые, как минимум, будут хорошо кормить приобретенных питомцев. А если кошаку или псу повезет попасть не просто к считающему статусным приобрести такое животное дельцу, а к фанату Анисы, то вкусная еда и море положительных эмоций и ласки ему будут обеспечены надолго. Блондинка вздохнула, повернулась к окну, наматывая шелковистую прядку на палец и разглядывая сверкающий ночными огнями город. Все-таки хотелось, чтобы звериков еще и любили, но прагматичность подсказывала, что пока будет достаточно и теплого дома с полной миской еды.

     Кстати, можно будет сделать и несколько меньшего размера копий и выгодно продать их на аукционе. Надо будет только доверить этот процесс не сотрудникам питомника, вряд ли много понимающим в подобных делах и ценах, а надежным специалистам. Короткий взгляд на таймер, четыре минуты. Быстрый стук клавиш и сообщение для приюта отослано. Еще две минуты ушли на составление списка дел: найти фотографа, определиться со временем и организаторами аукциона. Ох, с волонтерами нужно связаться. И узнать у менеджера, не будет ли агентство категорически против. Тем более что после подобной акции, просьбы от других аналогичных организаций повалятся снежной лавиной, а значит, их придется просматривать и пересылать адресату. Пусть даже дальнейшей их судьбой и будет заниматься сама модель. Разумеется, будут и обиды от вероятных отказов. Не все понимают, что звезды любой величины на всех просто не хватит….

     Ассина потерла лицо руками. Может, проще просто послать деньги? Она быстренько помахала рукой перед собой, отгоняя, подобно героям манги, от себя ненужные мысли. Все завтра. Точнее, если судить по часам, сегодня, но как говорил один знакомый: «Пока я не лег спать, завтра не наступит». Девушка отправилась в спальню, стянула покрывало, повертела его в руках, понюхала и бросила обратно на кровать рядом с подушкой. Легла и уткнулась в ткань носом, вдыхая успокаивающий аромат дорогой мужской туалетной воды. В еще хранившей воспоминания о шумных гостях квартире, казавшейся от этого не такой пустой, сон подкрался незаметно. И кошмары не снились.
     … …

     - Не могу я вот так все бросить и лететь с вами! – Сатор упирался, как мог, но явно проигрывал более настойчивому и крупному в физическом плане Кортасу, которому мало того что именно на этой неделе, так еще и прямо сегодня, оказалось жизненно необходимо посмотреть на известный своей красотой фьорд. Блондин мысленно помянул не слишком приличным словом сначала упрямую возлюбленную брюнета, а потом и ее подругу. Причем последнюю за то, что вчера в красках расписала, какой божественный вид открывается с поверхности моря, подробно, обстоятельно, с мечтательными нотками в голосе и упоминанием особо певучих названий водопадов. А потом эта нехорошая леди заявила, что вот если и тратить деньги, то не на всякую чушь типа ночных клубов, а на такие замечательные вещи.

     Естественно, подобный вызов был принят, и теперь наследник корпорации активно сколачивал команду любителей фьордов из окружающих. И, конечно же, первыми жертвами его энтузиазма пали те, кто находился рядом. И брюнета меньше всего волновало, что уже неделю Сатор спит урывками и забросил учебу, все свое время и остатки сил отдавая открывшейся персональной выставке. Тот факт, что она имела бешеный успех, конечно, радовал брюнетистого друга, но Кортас посчитал, что постоянное личное присутствие виновника сумасшедшего ажиотажа и огромных очередей, как перед входом в экспозиционные залы, так и электронных, на данном празднике искусства и его почитания не обязательно. В конце концов, экскурсия займет всего день. И нечего тут думать.

     Сатор вздохнул, понимая, что все возможные аргументы он уже исчерпал. И со злорадством вспомнил о главной, на его взгляд, виновнице этого экскурсионного кошмара. Ее ведь тоже потянут с собой. Судя по решительному блеску в янтарных очах брюнета и спокойному, как у удава, взгляду будущего главы клана, отвертеться Ассине не удастся. Темно-серые глаза ехидно сверкнули из-под косой рваной челки. Так ей и надо. Скульптор тихо пробурчал себе под нос что-то невразумительное насчет некоторых моделей, которым впору книжки писать. Это ж надо было так рассказать, что даже всегда спокойная и тихая Иния прониклась до такой степени, чтобы согласиться на предложение Кортаса и даже позволить заплатить за нее!

     Сатор покрутил головой и хмыкнул. Он всегда подозревал, что эта шатенисто-блондинистая мелочь модельной наружности не даст им спокойно жить.

     - Хорошо, - сдался он, но тут же поднял руку, опережая открывшего рот Кортаса, - но сначала нужно заехать на выставку, все проверить. И вылетаем не раньше пяти утра.

     Не сомневавшийся в итоге «переговоров» Жан, до того меланхолично крутивший в руках новую версию смартфона, встал с парковой скамейки и потянулся, – что ж, а мы составим тебе компанию, чтобы ты у нас по пути не потерялся.

     Довольный певец подмигнул обрадованному давшейся ему нелегко победой наследнику корпорации. В отличие от скульптора, у Жана только-только закончилась очередная мощная серия концертов, и он вполне заслуженно наслаждался отдыхом. Так что фьорды пришлись ко времени.

     А как насчет Ассины? – Сатору все-таки хотелось сорвать на ком-то скопившееся напряжение. Он с надеждой взглянул на будущего главу клана, - Она же едет?

     Астор спокойно кивнул, хотя в светлых глазах и мелькнул ехидный огонек: - Едет, – мужчина помолчал, потом добавил, - только сама еще об этом не знает.

     Дружный мужской смех спугнул стайку воробьев, втихаря отвоевывавших у голубей крошки хлеба, рассыпанные мелким пухленьким мальчуганом в темно-синем комбинезоне с рыжим пушистым воротником и таким же помпоном, за которым пристально наблюдала толи мама, толи няня. Женщина и голуби неодобрительно посмотрели на шумных молодых людей. Впрочем, дама в теплом кремовом пальто озвучивать свое недовольство не стала, голуби тоже. Карапузу вообще было без разницы, что происходит, он продолжал то откусывать от зажатой в кулачке булки, то подкидывать ее куски.

     На пути к припаркованному темно-синему автомобилю Астор даже задержался на мгновение, пытаясь понять, кидает малыш корм голубям, или целится в птиц. Всмотрелся в довольную шкодливую мордаху и решил, что, скорее всего, вариант номер два.

      Границы сгущавшихся теней отодвигались от разгоравшихся ярких фонарей, щедро заливавших светом выставочный комплекс и окружавшее его пространство. Перед входом все еще толпились люди. Но Сатор знал, что через пару часов толпа начнет редеть, а потом парковка перед зданием заполнится элитными дорогими автомобилями, в широко раскрытые двери мимо кланяющихся сотрудников степенно прошествуют ВИП-посетители, предпочитающие рассматривать, а возможно и приобрести что-нибудь из произведений известного скульптора, недоступных по цене менее обеспеченным поклонникам его искусства, в спокойной обстановке.

     Оставив блондина у главного входа, остальные члены четверки обогнули здание и через служебные двери прокрались в офисные помещения. «Гений скульптуры» отдувался в залах, отвечая на стандартные вопросы журналистов и любопытствующих посетителей, блеск драгоценных камней в перстнях, на часах и колье которых добавлял радужности и весомости атмосфере выставки. А его друзья, удобно развалившись на черных кожаных диванах в одном из кабинетов, где имелся выход к системе наблюдения за залами, посматривали в монитор и откровенно радовались жизни и тому, что не они находятся в центре внимания.

     Сначала ВИПы, посмеиваясь, комментировали общение друга с населением, потом пили заказанный в ресторане комплекса кофе, а затем устроили себе самостоятельную экскурсию по обширным выставочным залам, наслаждаясь открывшейся красотой и в который раз понимая, что с ними рядом живет настоящий талант. Переходя от одной экспозиции к другой, мужчины не сразу заметили увеличение плотности светской публики на одном метре натертого пола натурального красного дерева до критической массы. Но как только рядом с погрузившимся в разглядывание тонких лепестков светлого зеленоватого цветка Кортасом раздалось вежливое покашливание и материализовалось знакомое ему по деловым переговорам лицо, ВИПы, быстро сориентировавшись и избавившись от желавшего пообщаться посетителя, опять скрылись в глубине офисных помещений.

     Открыв практически с пинка дверь в собственный кабинет, злобный и вымотанный до последней степени Сатор с кровожадным видом рассматривал спокойно игравших в карты оккупантов, разрываясь между желанием, рухнуть на диван и прибить довольных жизнью друзей.

     - Не мучайся, все равно ничего не выйдет, - разрешил его сомнения Жан, - лучше съешь что-нибудь, - он махнул рукой с парой оставшихся карт в угол кабинета, где на небольшом столике стояли под крышками блюда из одного из любимых ресторанов четверки. Блондин принюхался и отложил расправу на попозже. Когда будут силы. А пока еда, еда.

     - И когда мы соизволим отправиться? – Кортас проиграл, и недовольно сложив руки на груди, смотрел на занятого ужином друга. Доедая последний кусочек нежного мяска, тот неопределенно пожал плечами, взглянул на засопевшего рассерженным ежиком брюнета, прожевал и пояснил особо нетерпеливым: - Через пару часов. Нужно еще кое-что доделать. И вообще, я не понимаю! Вам что, собираться совсем никому не надо? Вы здесь весь вечер просидели! - блондин возмущенно уставился на закончивших игру мужчин.

     - Ты нас обижаешь, - ухмыльнулся певец, тряхнув распущенной гривой волос, - А для чего в таком случае существуют слуги и телефон? – он подмигнул одобрительно хмыкнувшему Кортасу и добавил, - все уже собрано и даже отправлено к самолету. И, кстати говоря, пригласил нас уважаемый практически президент корпорации, ему и отдуваться, если нам чего-нибудь не хватит, - Жан отвесил глубокий поклон сидевшему брюнету. Тот отмахнулся: - Да будет тебе, вопрос пока не решен. Да и мне не особо хочется сейчас влезать туда по самые уши….

     - А Астор? Ему ни с кем вопрос обсудить не надо? – влез не собиравшийся так просто сдаваться Сатор. Отвечать шатен не стал, молча достал из кармана телефон, включил и посмотрел на экран, потом недоумевающе приподнял бровь и улыбнулся: - А мне никуда идти не нужно, - и показал блондину смс-переписку.

     Скульптор, не вчитываясь, скептически дернул уголком рта: - Хочешь сказать, что тебе удалось уговорить госпожу Анису, даже не общаясь по телефону? Это уже верх гениальности…. Куда нам до небожителей….

     Изрядно напичканный вкусной едой желудок, наконец, начал подавать мозгу успокаивающие и умиротворяющие сигналы. Блондин зевнул и устало потер лицо, ощущая, что готов заснуть прямо здесь и сейчас. Его уже не особо интересовало, что там именно происходит у будущего главы клана, и каким образом ему удалось уговорить вечно занятую и крутившуюся как белка в колесе девушку. Сатор удобно устроился в стоявшем рядом с письменным столом кресле, великодушно оставленном гостями хозяину, и откинул голову на мягкую замшу, прикрывая глаза. Астор осмотрел полусонную тушку скульптора, заинтересованных друзей и все-таки ответил на вопрос: - На самом деле победу одержала Иния, которой, как вы все понимаете, совсем не улыбалось ехать исключительно в нашей компании. Так что мне оставалось только уточнить, что назначенные на завтра предварительные съемки проводятся для одной из наших корпораций, и я вполне готов перенести их на более поздний срок.

     Шатен улыбнулся вытянувшимся разочарованным мордахам мужчин, которые не ожидали такого банального решения вопроса. О том, что «главной морковкой», позволившей урегулировать все без излишнего шума и надрыва, оказался он сам в качестве представителя заказчика на съемках, Астор сообщать не собирался. Модельное агентство давно хотело наладить более тесный контакт с известным семейством, но до сих пор им это не удавалось, так что мужчина знал, чем воздействовать. Руководство Анисы ухватилось за предложение обеими руками и пошло на смену графика. Тем более что сам заказчик был только «за».

     Сама же Ассина после полученных разъяснений философски пожала плечами и сказала, что просто будет радоваться незапланированному отдыху. При этом честно предупредила, что большую часть времени собирается провести в спящем состоянии. Приняв к сведению пожелание «будить только у фьорда и в случае экстренной необходимости в перемещении» Астор договорился о передаче ключей и сборе вещей, которые на данный момент торжественно ехали в аэропорт, чтобы их как бесценный груз погрузили в личный авиалайнер корпорации Нарасэ.

     А вот владелица чемодана и сумки в аэропорт не стремилась. Согласно последним полученным от телохранителей данным, она, как ни странно, несмотря на занятость и позднее время направлялась… в сторону выставочного центра. Сверившись еще раз с охраной, шатен повернулся к практически задремавшему, подложив руку под шею, Сатору: - Все подробности ты можешь узнать непосредственно у госпожи де Марен. Она сейчас как раз любуется твоими произведениями, - будущий глава клана бросил быстрый взгляд на монитор, хмыкнул и добавил, - ну, или что-то в этом роде.

     Блондин открыл затуманенные глаза и с удивлением уставился на Астора: - Не понял, у нас закрытие через полчаса. И что она тут забыла? Это ты ей сказал, что мы все здесь?

     - Да нет, сам удивляюсь, - пожал плечами шатен. Кортас зашевелился и поднялся с уютного дивана. Жан со вздохом отставил в сторону шоколадное мороженое с огромным количеством разномастных орехов в нем, которые он просто обожал. Встал, взглянул еще раз на креманку и подхватил ее под легкими насмешливыми улыбками прекрасно осведомленных о его слабости друзей.

     - А что вы хотите, там же еще мед, - мольба в агатовых глазах не могла оставить равнодушным даже трясшегося над своей коллекцией Сатора.

     - Если что-нибудь испортишь….

     Получивший от скульптора разрешение Жан со счастливой улыбкой, креманкой и десертной ложкой скрылся за дверью. Остальные члены четверки последовали за ним. После откровенно скучного вечера визит Ассины стал приятным разнообразием. Хотелось узнать, в чем причина столько неожиданного позднего посещения. Фотомодель обнаружилась во втором от входа зале. Некоторое время друзья молча наблюдали за стремительными, больше похожими на странный танцевальный узор, перемещениями девушки среди экспонатов, пытаясь понять принцип.

     Некоторые экспозиции ставшая на время шатенкой Ассина пролетала, практически не оборачиваясь и не рассматривая, а к другим подходила, даже еще толком не видя, что там находится. Останавливалась и замирала, время от времени покусывая губу и наматывая на руку ремешок стильной бледно-серебристой сумочки. Затем быстрое перемещение по залу. Глядя на менее плавные, чем обычно движения, на постоянно поднимавшуюся к челке и очкам руку, на нервно перебиравшие застежки пояса пальцы, становилось очевидным, что девушка нервничает и очень торопится. Но это как раз было не удивительно, до закрытия оставались считанные минуты. Четверка мужчин переглянулась. Жан пожал плечами на невысказанный вслух вопрос Кортаса. ВИПы терялись в догадках, по каким признакам шатенка выбирала экспонаты. Правда, не все. Пока друзья безмолвно обменивались мнениями, Сатор понятливо кивнул сам себе, буркнул что-то и шагнул к посетительнице.

     Стоявшая в нескольких метрах позади, чтобы не мешать девушке, служащая увидела начальство и с поклоном подошла.

     – Это моя хорошая знакомая, - пояснил скульптор, приветливо махнув рукой как раз заметившей его Ассине, - Можете идти домой, я сам закрою.

     С трудом спрятав облегченный вздох и радостный блеск в глазах, средних лет женщина в строгом элегантном костюме вежливо попрощалась с присутствующими и поспешила на выход, радуясь, что и без того длинный и напряженный рабочий день, наконец-то, закончился. Тем временем блондин приблизился к стоявшей у очередной композиции Ассине. Остальные члены ВИП-команды подошли как раз вовремя, чтобы услышать окончание заданного блондином вопроса: - …не понравилась?

     Астор с Кортасом и Жан снова переглянулись. Девушка молчала, покусывая более пухлую нижнюю губку и прикрыв глаза длинной рваной челкой. Она настолько явно раздумывала, стоит ли говорить правду, что окружающие не удержались и рассмеялись, а Сатор, всхлипывая от смеха, выдавил: - Можешь честно отвечать, - выпрямился, тряхнул головой и добавил, серьезно глядя в нефритовые смущенные глаза, - мне, действительно, важно знать твое мнение, - после небольшой паузы продолжил, - признаюсь, у меня есть некоторые догадки, но хотелось бы подтвердить их… или опровергнуть….

     Модель убрала за ухо челку, повесила на плечо сумку и сцепила руки в замок. Оглядела окружающих, чему-то улыбнулась и, наконец, расслабилась, разжала пальцы: - Можете считать меня не совсем нормальной, но …, - она притихла, раздумывая и подбирая слова, - пожалуй, начну сначала. Я ищу подарок для очень дорогого для меня друга, - Астор нахмурился и подобрался, - он с женой, - шатен незаметно для окружающих выдохнул, оглянулся и словил ехидную улыбку от Жана, понимающую от Кортаса и укоризненную от скульптора, а вот девушка, кажется, ничего не заметила, - уже очень давно собирают миниатюру. А где же еще искать хороший подарок, как не на персональной выставке господина Калона, - вежливый изысканный поклон в сторону блондина. Ассина открыто посмотрела в темно-серые внимательные глаза, - Я очень много слышала о твоих работах. Хорошего. В том числе и от этих своих друзей. А теперь и сама убедилась, – шатенка покачала головой, - Ты, правда, гений, - мягкая улыбка промелькнула на губах девушки, - это неоспоримый факт. Твои скульптуры…, они красивы не только внешне, но…, - модель взмахнула рукой, пытаясь помочь себе сформулировать мысль, - может быть, это смешно, странно или банально, но по моим ощущениям в каждой твоей работе есть часть пережитого тобой. Мы все читали, так или иначе, про энергетику и связанное с ней. Можно верить или не верить….

     Сатор внимательно слушал. В какой-то момент в зале повисла оглушающая тишина. Ассина неуверенно склонила голову и нахмурилась: - Я не знаю, захочешь ли ты, чтобы это услышали и другие.

     Пока остальные недоумевали, скульптор улыбнулся уголками губ и кивнул ободряюще: - Я уже догадываюсь, что ты хочешь сказать. При них, - он указал взглядом на остальных ВИПов, - можно. Большую часть моей жизни они прошли рядом.

     Кивок каштановой головы. Голос девушки в пустоте зала звучал мягко, приглушенно: - У тебя, действительно, великолепные произведения, но… ты видел в этом мире очень много не слишком радостных вещей.

     Мужчины обменялись настороженными взглядами, не совсем понимая, к чему ведет Ассина, а также размышляя над тем, когда она успела собрать досье на блондина и зачем. И только Сатор спокойно следил за замявшейся девушкой. Судя по безмятежному, лишь немного заинтересованному выражению лица, он очень хорошо представлял себе дальнейшее развитие событий, но хотел подтверждения. Шатенка продолжила: - Когда тебе хорошо, ты творишь. Когда тебе плохо, ты тоже идешь в мастерскую, - взгляд девушки был направлен на скромный изящный цветок, светлого, пастельного, слегка приглушенного зеленоватого оттенка, тонкие хрупкие лепестки которого казались почти прозрачными. Стоявший сбоку блондин обозначил кивок головой, но Ассина не увидела это подтверждение своих слов, поглощенная объяснением, - Все это, - она широким жестом охватила привлекшую ее внимание композицию, - искрит радостью, теплой грустью, а кое-что бесшабашным весельем.

     Переминавшийся с ноги на ногу чуть позади беседовавших друзей Кортас сделал несколько шагов вправо, постоял рядом с хрупкой скульптурой спрыгивавшего с подоконника серебристого кота, на лукавой морде которого притаилась улыбка, даже провел над ним рукой. Пожал плечами. Ничего из того, о чем говорила шатенка, наследник корпорации не чувствовал. Наблюдавший за ним Жан прикусил костяшку пальцев, чтобы не портить момент оглушительным смехом. Тем временем Ассина, сама не заметив этого, ласково провела пальцем по тонким лепесткам: - Согласись, что дарить подарок, в котором чувствуется боль или гнев, не стоит. Вот я и проходила мимо. Странно, да? – она встревоженно оглядела мужчин.

     - Немного, - согласился Жан, Кортас кивнул. Астор, задумчиво покачался с носка на пятку, прикрыл глаза и вроде бы стал медитировать. Девушка удивленно приподняла брови.

     - Скорее всего, наш друг вспомнил, что восточные практики позволяют расширить сознание и пытается через них понять то, что ты чувствуешь, - поспешил объяснить Кортас, до которого и самого не сразу дошло происходящее, - Кстати, неплохая идея, - буркнул он уже себе под нос.

     – Расскажи мне о «настроении» моих скульптур в этом зале, - перебил Сатор, - а я потом помогу тебе выбрать подарок. И даже не буду торопить, - он подмигнул раздумывавшей над предложением шатенке. Та кивнула и прошла к расположенной в углу искрившейся золотистыми искрами и радужными цветами композиции, замерла на несколько мгновений, прикрыв глаза, потом вытянула руку вперед и влево, и, не открывая, глаз, указала на изящную статуэтку: - Боль, обида, - кисть переместилась вправо, - Равнодушие, злость, обида, опять боль. А здесь случилось что-то хорошее, но этого было так мало….

     Слова лились следом за движениями руки. Наконец, девушка распахнула ресницы и потерла ладони, словно снимая с них что-то. Три пары глаз внимательно следили за побледневшим удивленным, но очень довольным Сатором. Стало понятно, что Ассина «угадала», причем не раз.

     - Я обещал помочь тебе выбрать подарок, - скульптор подал руку посетительнице и повел ее через зал, по широкому коридору с идеально чистыми панорамными стеклами с обеих сторон, в которые щедро светили окружавшие галерею фонари. Прошел насквозь еще одно огромное помещение, на данный момент окутанное темнотой, лишь немного разбавленной слабой дежурной подсветкой экспонатов, толкнул тяжелые резные двери. Следовавшие за ним и девушкой ВИПы дождались, пока Сатор включит свет и, щурясь, оглядели более скромный по размерам, чем предыдущие, зал. Блондин проморгался и направился мимо центральной скульптуры распахнувшего кожаные крылья демона к окнам, где и остановился у небольшой композиции, вызвавшей у молчавшей до того момента шатенки восторженный вздох.

     Спустя несколько минут девушка смущенно взглянула на Сатора: - Мне нравятся несколько, но… извини, а как узнать, сколько они стоят? Я ни разу не покупала выставочные экспонаты.

     Блондин показал пухлую папку, которую передала ему уходившая служащая: - Прайс-лист к Вашим услугам, госпожа.

     Некоторое время все искали нужные позиции. Указанные суммы привели в шок даже Кортаса. Друзья и не предполагали, что их друг настолько «ценен», а вот Ассина, несомненно, ожидала чего-то подобного, потому что даже не поморщилась, увидев цифру с приличным количеством нолей, и тут же выписала чек, подождала, пока «главный виновник» выставки, а по совместительству и совладелец всего комплекса достанет подходящую по размеру коробочку, уложит в нее летящую, раскинув огромные крылья, птицу и статуэтку сидевшей верхом на кошке молодой женщины, и передаст упакованные скульптуры новой, но, как уже все знали, временной владелице.

     Взглянув на часы, Астор приподнял бровь: - Ого, нам стоит поторопиться, если мы не хотим, чтобы Иния замерзла и устала. Она нас уже ждет довольно долго. В аэропорту сегодня может быть очень холодно. Мне сообщили, что там перебои с отоплением.

     - Ты слишком плохо обо мне думаешь, - возразил Кортас, - Я велел провести ее на борт, сразу же, как появится, – брюнет гордо поднял подбородок, довольный собственной предусмотрительностью.

     - И ты уверен, что Иния наберется смелости, подойдет к сотрудникам и скажет, что она летит на личном лайнере семьи Нарасэ, а не станет тихо сидеть на стуле в общем зале, пока не увидит кого-нибудь из нас?

     Вопрос Ассины вернул наследника корпорации на землю. Несколько мгновений тот мерился с девушкой взглядами, потом помрачнел и чертыхнулся. Шатенка великодушно сделала вид, что ничего не слышала.

     - Нам нужно спешить, - подвел итог брюнет, быстрым широким шагом направляясь в сторону кабинета, где осталась верхняя одежда.

     - Одну минуточку, - остановил его Сатор. Блондин чуть ли не бегом проследовал через зал, скрываясь за его дверями. Спустя несколько минут мужчина вернулся. Все это время Кортас молчал, хотя и постукивал нетерпеливо носком ботинка по натертому до блеска полу галереи. Астор и Ассина тихонечко перешептывались, выясняя, насколько это цивилизованно использовать для получения нужного результата подругу, и читали переданный сотрудниками список упакованных для девушки вещей.

     - Я прошу тебя принять это в качестве подарка. Личного подарка, - лукавый взгляд в сторону Астора, - Прошу, оставь у себя.

     В руках блондина, сложенных лодочкой, лежал тот самый, казавшийся невесомым, цветок, по одному из лепестков которого стекала прозрачная, неотличимая от настоящей капелька толи дождя, толи росы. В глазах стоявшей напротив модели застыло радостное удивление и восхищение. Она протянула руки, но в нерешительности отдернула их назад. Сатор рассмеялся и аккуратно сгрузил подарок в подрагивавшие от волнения пальцы: - Подержи, пока я найду подходящую упаковку.

     Владелец галереи прошагал в дальний угол зала, звякнул ключами и открыл незаметную со стороны дверь, за которой обнаружился специальный шкаф, в котором скрывались упаковки различных размеров, расцветок и ценового диапазона, и надежный сейф с документами на экспонаты выставки. Отметив переданную в дар вещицу в ведомости и положив на дно белоснежной коробочки с ненавязчивым серебристым узором соответствующий документ, Сатор вернулся к застывшей на месте и практически не дышавшей девушке, окруженной рассматривающими миниатюрную скульптуру ВИПами. Только после того, как цветок оказался в надежной упаковке, а последняя в крепко стиснутой в руках сумочке, Ассина смогла выдохнуть. Под насмешливыми взглядами всей четверки.

     - А теперь в аэропорт, - Кортас рванул с места, подгоняя перед собой, словно сторожевой пес отару, остальных членов десанта на фьорды.
     … …

     По практически пустым предрассветным улицам до аэропорта домчались в рекордные сроки. Перед залитый ярким холодным светом комплексом суетились толпы. Люди входили, выходили, перебегали дорогу перед подъезжающими и отъезжающими машинами, тащили сумки, катили чемоданы. А над всем этим муравейником медленно плыл бледный тоненький месяц. Блестевший в свете фонарей лакированным боком дорогой автомобиль, принадлежавший корпорации Кортаса, проследовал в направлении стоянки, даже не особо лавируя в царившей путанице и мешанине. Скорее, это была заслуга внешнего вида машины. Владельцы прочих железных коней предпочитали притормозить и не связываться с этим явно бронированным чудовищем, а главное с его «содержимым».

     Шлагбаум парковки для избранных опустился, и автомобиль плавно покатил по пустынному пространству прямо к входу в здание аэропорта, где и остановился. Водитель с поклоном выпустил из салона пассажиров, тут же направившихся по охраняемому от прочих коридору, минуя шумные залы, в уютную и спокойную зону отдыха для особых гостей комплекса. Недавно отстроенное, отделанное мрамором, натуральным черным деревом и светлой кожей помещение предназначалось для весьма ограниченного круга лиц. О чем и сообщил остальным Кортас, шагая вслед за гостеприимным и сверхлюбезным сотрудником аэропорта. «Ты бы еще пальцы растопырил, как павлин хвост», - недовольно подумала Ассина, старательно подавляя зевки. Но тут же решила, что любому было бы приятно оказаться вдалеке от шума и проблем, так достающих при и без того мучительных перелетах. А раздражение обычно вызывает не сам факт наличия такой услуги, а то что именно ты не можешь ей воспользоваться.

     Шатенка запнулась об очередную лесенку и чуть не уткнулась носом в пушистый цвета бургундского вина ковер, но была подхвачена под руку бдительным Астором. Девушка потрясла головой и потерла глаза, пытаясь хоть немного развеять сонный туман, мысленно радуясь, что на ней нет тонны макияжа. Как она выглядела бы в противном случае, модель даже представлять себе не хотела. В руках оказалась прохладная бутылка минеральной воды, уже открытая. Ассина повертела ее, не совсем понимая, что происходит, потом сделала глоток. В мозгах вроде бы прояснилось, и разум наконец-то стал подавать какие-то осмысленные сигналы. Девушка благодарно улыбнулась Астору, допила воду, после чего отцепилась от руки шатена, обогнула шедшего впереди Жана и ухватила за рукав брюнетистого наследника корпорации, удивленно оглянувшегося на нее.

     – Кортас, - прошептала она, стараясь, чтобы не услышал служащий, - а как Иния узнает, что мы здесь, если мы идем сразу в ВИП-зону и даже не пройдем через залы отлета? - зрачки карих глаз расширились, а густая изогнутая бровь слегка дернулась, выражая недовольство своего владельца. Шатенка тем временем привстала на носочки, чтобы оказаться еще ближе к склонившему голову Кортасу, и тихо добавила, - Я не представляю, как мы ее здесь найдем…. А почему ты вообще не отправил за ней машину?

     - Потому что придурок. Не подумал, - брюнет тяжело вздохнул и окликнул сопровождающего, – Нас ожидают в одном из залов отлета. Передайте объявление по громкой связи и сопроводите нашу подругу в зал.

     Ассина слегка поморщилась от командного тона и отсутствия привычных для нее слов вежливости, но ничего не сказала. В конце концов, наследник корпорации не грубил, не хамил, говорил спокойно. И знал о людях и работе с ними очень и очень многое. По крайней мере, опыта у него явно больше.

     - Пожалуйста, - донеслось до ее ушей спустя мгновение. Девушка удивленно подняла глаза на улыбавшегося Кортаса, – Теперь довольна? - спросил он шепотом, наклонившись к скрытому каштановыми прядками ушку, в котором блестела длинная, похожая на тонкие струйки воды сережка. Ответить Ассина не успела, чуть не наткнувшись на резко затормозившего служащего. Поперек коридора блестела и искрилась огромная лужа, со дна которой пытался всплыть темно-бордовый ковер.

     В нескольких метрах от края лужищи находился и ее источник, с силой бивший из стены. Несколько мокрых до состояния «хоть выжимай» ремонтников пытались толи забить чем-то течь, толи как-то перетянуть трубу. Видимо, перекрыть воду сотрудники не могли, а может, не догадались. Хотя, это вряд ли. Ассина не удержалась и тихонько хмыкнула. Вот тебе и ВИП-обслуживание. Из извинений и объяснений их сопровождающего, она поняла, что теперь им в любом случае придется пройти через общий зал, а уже потом они попадут в тот самый вожделенный центр покоя и роскоши.

     Уставшие и измотанные бессонными сутками ВИПы в ответ на все это немного изменились в лицах. Готовый уснуть уже стоя Сатор открыл рот, чтобы произнести что-то нелицеприятное, но почувствовал на плече руку сохранившего самообладание Жана и сдержался. Сотрудник аэропорта поспешил еще раз рассыпаться в извинениях и пообещал провести гостей самым коротким путем. Шатенка тронула Кортаса за мягкую ткань рукава: – Мы можем теперь и сами вызвать Инию и подождать у стойки.

     - Это лишнее, - брюнет покачал головой, - Там народу много, да и внимание привлечем. Ее спокойно проведут в ВИП-зал, не вызывая чрезмерного ажиотажа.

     Коридор с уютной подсветкой внезапно вывел всех в ярко освещенный огромный зал. Ассина заморгала заслезившимися глазами и спряталась за челкой. Шум и толпа оглушили и заставили непроизвольно отшатнуться, но тут с одной стороны девушку подхватил под руку Кортас, а с другой встал невозмутимый Астор, положивший кисть девушки себе на рукав.

     Успокоившаяся шатенка с любопытством разглядывала людей, чувствуя себя в надежной «коробочке». Впереди толпу рассекал сопровождающий, а с боков Ассину защищали от толпы высокие и крепкие мужские фигуры. Сзади двигались Сатор и Жан, которые, как и остальные, включая Кортаса, внимательно смотрели по сторонам, вопреки здравому смыслу пытаясь заметить среди этого человеческого моря Инию. Пока безрезультатно. А вот сама их группа, как и говорил брюнет, возбудила интерес. Сначала людские взгляды просто задерживались на уверенно шагавших, будто сошедших со страниц модного журнала мужчинах, а потом, кто-то узнал популярного певца и началось. Крики, восторженные визги. Вокруг сразу же образовалась довольно плотная толпа.

     ВИПы переглянулись и… вытолкнули не ожидавшего такой подлости Жана вперед. Фанаты радостно зашевелились, обступая кумира и доставая из карманов, сумок и рюкзаков подходящие для автографа листочки, открытки, снимки или даже одежду, не забывая при этом фотографировать принявшего благодушно-невозмутимый вид брюнета. Ассина попыталась встать на цыпочки, чтобы выглянуть из-за широкой спины сдвинувшегося вперед Кортаса, но была остановлена положившим ладонь на ее плечо и слегка надавившим Астором. Шатен наклонился и едва слышно произнес: - Представь, что тут будет, если узнают тебя, - он приподнял бровь, показывая глазами на висевший на боковой стене огромный монитор, как раз транслировавший рекламный ролик, в котором златокудрая фея природы, заливаясь радостным смехом, одаривала окружающий мир дивным волшебным ароматом.

     - Ой, - девушка даже слегка пригнулась, покопалась в сумке, вытащила и осторожно накинула на голову тонкий нежно-голубой палантин, поправила очки-хамелеоны и только после этого позволила себе посмотреть вокруг. Теперь шатенка стояла в центре образованного мощными мужскими фигурами треугольника, на острие которого, чуть впереди остальных, расточал улыбки, раздавал автографы, шутил, всячески оттягивая на себя внимание Жан. ВИПы не пытались двигаться вперед, внешне спокойно дожидаясь, когда охрана аэропорта подойдет и обеспечит порядок и безопасный проход. Ассина вздохнула. Теперь, когда опознать ее было чрезвычайно затруднительно, ей опять стало любопытно, но из-за высокого наследника корпорации не было видно ровным счетом ничего.

      – И почему я такая маленькая!!! – бурчала модель, в очередной раз подпрыгивая, чтобы увидеть хоть что-то из-за широких плеч Кортаса. Слышавшие это молодые люди давили улыбку.

     - Ну хочешь, я присяду? – чуть обернувшись, задал вопрос брюнет.

     - Спасибо, не стоит, а то еще неизвестно, какие завтра на страницах газет появятся фотографии. Решат, например, что у тебя живот болит, – Ассина со вздохом привалилась к теплому боку Астора,- мне вот интересно, - продолжила она, - ты у нас такая крупная шишка, да и остальные тоже. И автомобиль у нас был бронированный. А где же тогда ваши телохранители и телоспасатели?

     Подоспевшая охрана образовала, наконец, коридор в направлении служебных помещений, откуда можно было пройти в ВИП-зал. Молодые люди усмехнулись, а идущий впереди Жан обернулся и подмигнул: - Это тяжким потом и кровью, причем в прямом смысле этого слова, заработанная привилегия.

     Астор согласно кивнул и пояснил: - У каждого из нас были телохранители, пока мы не смогли доказать, что способны действовать эффективно самостоятельно, оценивать ситуацию и не лезть на рожон. И нам, действительно, пришлось выдержать несколько раундов с опытными охранниками, пока наши родственники не перестали сомневаться.

     - А я думаю, что они и сейчас сомневаются, - с не слишком веселым смехом произнес идущий позади Сатор и тише добавил, - и периодически пытаются навязать то одному, то другому из нас очередных «высокопрофессиональных и незаметных» защитников.

     Слаженный тяжкий вздох чуть не сдул шатенку.

     – Не пойми неправильно, - Астор немного наклонился к Ассине, - если нужно, мы берем охранников, но в данной ситуации это явно лишнее. А то, что происходит сейчас, почти безопасно. Да ты и сама знаешь.

     Модель кивнула, с трудом удерживая на лице спокойное выражение. Шатен говорил правду. Ей был знаком этот ажиотаж и фанатизм. Как правило, ими можно управлять. Но ей все равно было не по себе, ведь очень быстро все эти люди могли превратиться в одну жестокую животную массу. Девушка повела плечами, словно стряхивая неприятные воспоминания, и молча зашагала следом за мужчинами, надеясь поскорее оказаться в более тихом месте. В это мгновение Кортас выдернул откуда-то из толпы чудом замеченную им брюнетку и тут же запихал ее в центр.

     – Ну и дурдом, - пробурчала последняя и тут же улыбнулась. Агатовые глаза светились радостью. Иния потерла плечи, на которые наследник корпорации тут же накинул свой теплый широкий шарф, прямо поверх зимней светло-голубой куртки с меховой опушкой, и оглядела окружающих: - Всем доброго утра, - потом наклонилась к Ассине, - Одно хорошо, именно благодаря этому безобразию, - она кивнула на окружающую толпу, - я Вас и нашла.

     Девушка тряхнула черными блестевшими в свете многочисленных ламп волосами и осторожно выглянула из-за плеча Жана, оценивая, сколько еще осталось до входа в служебные помещения.

     – Ну вот, - Ассина хмыкнула и надулась, отчего стала похожа на сонную мышь, - даже Иния меня выше, - нахмурила лоб, прикусила губу и задумчиво добавила, - вот вроде бы это и жить не мешает, но иногда так достает.

     Дверь захлопнулась, оставляя шумную толпу с той стороны, и в оглушающей тишине сказанные шепотом слова девушки услышали все. ВИПы рассмеялись. Обеспечивавшие безопасность охранники тоже не смогли удержаться от улыбок, рассматривая взъерошенную недовольную шатенку и, правда, выглядевшую на фоне окружающих ее спутников очень миниатюрно.

     Уютный, теплый, а самое главное спокойный и практически безлюдный зал с комфортными креслами и диванами был встречен облегченными вздохами, прежде всего со стороны женской части туристической группы. Ассина тут же плюхнулась на светлый велюровый диван, провела рукой по прохладной ткани, вытянула ноги, устраивая их поближе к замаскированному под камин обогревателю, все-таки и здесь было довольно прохладно, и блаженно прикрыла глаза. «Сейчас бы чаю с мятой», - девушка печально опустила уголки губ. Она сунула руки под мышки, пряча все еще немного дрожавшие пальцы. Остальным знать о том, что она изрядно перенервничала там, в зале отлета, не обязательно.

     Подмерзшая, как и предсказывали, за время ожидания Иния опустилась рядышком, так же как и подруга, подсовывая обутые в уютные черные полусапожки ноги к «огню» и лениво оглядывая висевшие на стенах картины с какой-то абстракцией. К брюнетке тут же подошел Кортас, посмотрел, зачем то коснулся лба, потом аккуратно сжал в больших ладонях ледяные пальчики: - Тебе холодно, - мужчина поднялся с корточек и оглянулся на стоявшего чуть поодаль официанта: - Кофе…, пожалуйста.

     Ассина слабо улыбнулась. На что-то большее ее уже не хватило. Выдохлась. Пока Иния с нетерпением ожидала официанта, а потом, довольно жмурясь пила горячий напиток, модель успела удобно уложить голову в угол между боковушкой и спинкой и задремать. Вышколенный официант в строгой черной форме с ярким синим галстуком принес не только поднос с горячими напитками и легкими закусками, но и теплый пушистый плед. Астор аккуратно накрыл уставшую шатенку и присел в стоявшее рядом кресло цвета темного шоколада: - Когда вылетаем?

     Кортас неопределенно пожал плечами и потянулся за телефоном.

     – Минут через тридцать - сорок, - сообщил наследник корпорации после непродолжительного разговора. Шатен кивнул и потянулся за чашкой. Так, разговаривая в полголоса, чтобы не разбудить уставшую спутницу, и стараясь в свою очередь не заснуть, они и просидели, пока вежливые служащие не предложили пройти на посадку. Все тяжело поднялись. Ассина, потирая глаза, с сожалением оглядела уютный диванчик и зашагала за остальными, также не испытывавшими особого энтузиазма, путешественниками. Не удивительно, что сам полет запомнился гостям великолепного авиалайнера исключительно просмотренными снами. Благо, что самолет был оборудован достаточным количеством удобных горизонтальных поверхностей, вместивших всех желающих.
     … …

     - Добрый день, уважаемые пассажиры, – вежливый четкий голос командира экипажа разнесся по салону, поднимая проспавшую весь полет компанию. Выглядевший сногсшибательно в белых брюках и светлом голубом пиджаке стюард внес поднос, заставленный едой, объемы которой вызвали у проснувшихся мужчин одобрительные возгласы. Пока приводили себя в порядок и поглощали свежую мясную и сырную нарезки, аппетитное мягкое запеченное мясо и приготовленные на гриле овощи, капитан лайнера объявил о том, что в пункт назначения они прибывают несколько раньше запланированного. Выслушав сообщение, ВИПы и девушки продолжили утолять разгулявшийся аппетит.

     - Надо будет премию экипажу выдать, - прожевав очередной кусочек, заявил Кортас, - командир – молодец, ведь специально разбудил нас в это время, чтобы мы еще и поесть успели до посадки.

     Остальные согласно покивали, но говорить ничего не стали, слишком занятые едой, да и владельцу авиалайнера было виднее, что и кому раздавать. Сытые и довольные, а также отлично выспавшиеся пассажиры развалились в мягких креслах, то поглядывая лениво в иллюминаторы, то оживленно переговариваясь. Потягивали чай и кофе из тонкостенных золотистых чашек с иссиня-черным узором, ели мороженое. В какой-то момент Ассина попыталась раскопать в сумке планшет, чтобы позаниматься делами, но была остановлена бдительным Кортасом.

     С ним бы шатенка справилась, но под натиском всей четверки и при ощутимой поддержке последних Инией сдалась и отдала технику, правда, проворчав при этом, что реферат по экономике она будет трясти с одного конкретного брюнета, тем более что ему это не сложно, а ей некогда. Упомянутый брюнет тем временем с широкой довольной улыбкой запихал гаджет в собственную сумку и вернулся к креслу, достал с полки стопку фотографий и несколько страниц с печатным текстом, которые и выложил в центр небольшого светлого столика из натурального дерева.

     Пока остальные развлекались чтением исторических фактов и разглядыванием фотографий того самого фьорда, который они собирались лицезреть через пару часов воочию, Ассина наклонилась к Астору и прошептала: - А собачку ты с кем оставил?

     Мелочь то? – шатен удивленно приподнял бровь. Он и не думал, что девушка вспомнит про его внезапно появившегося питомца. Модель угукнула, помолчала и пояснила свой интерес: - Насколько я помню, они не могут надолго оставаться одни, им не только вода и еда, но и общение постоянное нужно….

     Будущий глава клана согласно кивнул: - Именно поэтому данный образчик животного мира на время нашего «отпуска» переехал жить к родителям, где произвел сногсшибательный эффект, - Астор не удержался и тихо рассмеялся, - Думаю, по возвращении он от любви и ласки шарахаться будет…. Из-за передоза.

     Успокоенная шатенка сочувствующе хмыкнула, понимая, что крошечного песика, скорее всего, затискают, загладят и закормят. Тут неугомонный организатор поездки поднял голову и сообщил в окружающее пространство, что планирует сначала облететь все самое интересное на самолете, конечно, поменьше того, в котором они находились сейчас, а уже затем рассмотреть наиболее понравившиеся виды либо с земли, либо с воды. От слова «вода» Ассина непроизвольно скривилась и торопливо направилась к своей сумке. На недоумевающие взгляды друзей ответил Астор: - Ее сильно укачивает.

     Когда шатенка вернулась и проглотила таблетку, Кортас внес коррективы: - Значит, будем осматривать все, что можно, с суши. А по воде поездку сократим.

     - Спасибо, - Ассина вздохнула и улыбнулась, - не думаю, что потребуются такие меры, лекарство очень хорошее и пока свою стоимость оправдывает, - помолчала и нерешительно добавила, - лишь бы сильного волнения не было.

     В этот момент стюард объявил посадку, и компания зашевелилась, усаживаясь удобнее и пристегивая ремни.

     Аэропорт встретил слабым ветром, ярким солнечным светом, отражавшимся в кристально чистых панорамных стеклах белоснежных зданий, и предупредительным служащим, проводившим торопившихся важных гостей к черному представительному автомобилю. Вежливый водитель с комфортом довез молодых людей до местного аэродрома, откуда им и предстояло подняться в небо.

     «Мама моя, это же… не самолет, а самолетик», – с тоской подумала Ассина и сжала пальцы в кулак. Не то чтобы она боялась летать, но опасалась. Да и размеры этого летательного аппарата не внушали ей доверия. Впрочем, она быстро загнала все эти мысли подальше, справедливо полагая, что наследника и владельца крупнейшей мировой корпорации вряд ли бы стали подвергать риску, и полезла внутрь.

     Как только самолет приблизился к первому фьорду, из головы вылетели все мысли, остались только восторженные эмоциональные вопли. Широко раскрыв глаза, пассажиры буквально прилипли к иллюминаторам, впитывая все великолепие отвесных темных скал, текущих ледяных водопадов и бесконечной уходящей вдаль водной глади. Растянувшаяся на несколько часов экскурсия закончилась неподалеку от дружно выбранного для более детального посещения фьорда. В небольшой деревушке, история которой по некоторой информации корнями уходила во времена викингов, царила тишина и спокойствие. Где-то в отдалении изредка лаяла собака, а в свежем морском воздухе чувствовался легкий привкус дыма.

     Еще во время полета пилот настоятельно рекомендовал важным гостям посетить маленькую ферму на окраине деревни. По его словам, там замечательно готовили и очень дружелюбно встречали гостей. Небольшой двухэтажный домик, с белыми стенами, вьющимися по ним яркими синими узорами и светлой крышей, к которому подкатил арендованный автомобиль, встретил тишиной и аппетитными ароматами отличной приготовленной пищи. Вежливая хозяйка встретила группу модно и дорого одетых посетителей настороженно, хотя и попыталась скрыть это за улыбкой. Молодые люди переглянулись. С пилотом было то же самое. Он никак не мог понять, что может заинтересовать столь важных и явно очень обеспеченных туристов в их тихом местечке.

     Сами ВИПы сначала тоже не могли понять желание Ассины не только посмотреть на сами фьорды, но и на живущих рядом с ними людей. Но девушка, наверное, владела гипнозом, иначе как объяснить, что она не только уговорила всех друзей на обед не в шикарном городском ресторане, а в какой-то там деревне, но и буквально вытрясла из пилота самолетика нужную ей информацию. Причем сделала это так виртуозно, что шифровавшийся и осторожничавший пилот, боявшийся доставить неприятности местным, в конце концов, распевал соловьем, описывая достопримечательности и особый вкус блюд.

     Чистый зал встретил лакированными отдраенными деревянными стульями и столами, застеленными белоснежными скатертями, со стоявшими на них вазами с сухими букетами. Деревянные же балки, необычный салатовый оттенок крашеных стен и белые с красным рамы сразу вызвали прилив энтузиазма у Сатора, исчеркавшего набросками будущих «творений» кучу листочков в блокноте, который скульптор постоянно носил с собой.

     «Один есть», - мысленно вел счет Астор. Посмотрел на удобно устроившихся за столиком девушек и Жана, оживленно обсуждавших с хозяйкой заказ. «Два, три», - добавил он к списку певца и Инию, и перевел взгляд на хмурого Кортаса, то и дело ерзавшего на твердой скамье. Наследника корпорации не устраивало все: и отсутствие удобного комфортного кресла, и что слово «меню» в этом заведении звучало сродни ругательству, а больше всего то, что одна пухленькая разрумянившаяся в тепле дома брюнетка не проявляла к нему никакого интереса.

     Мужчина скорчил недовольную мрачную гримасу, не оставшуюся незамеченной владелицей заведения, несмотря на занятость последней активно болтающей и выспрашивающей подробности рецептуры троицей. С лица женщины пропала оживленная улыбка. Девушки и Жан оглянулись, проследили за ее взглядом и сердито уставились на портившего им настроение брюнета, дождавшегося, наконец, внимания, правда, не того, которого ему хотелось.

     - Не обращайте внимания, он у нас всегда такой, а тут еще голодный и уставший, так что спасайте нас, - певец сложил молитвенно ладошки у груди, жалобно глядя на хозяйку фермы снизу вверх. Та не удержалась, улыбнулась и отправилась на кухню.

     Как только на столе оказались внушительные миски с густым наваристым рагу, разными видами самодельного сыра с огромными дырками, домашнего приготовления пироги, карамель и морс, оголодавшие туристы накинулись на все это изобилие, по-прежнему игнорируя недовольство главного зачинателя всего путешествия. Возможно, брюнет и планировал демонстрировать свое раздражение и дальше, но, посматривая на набивавших рты друзей, быстро понял, что еще немного, и у него будет отличный шанс остаться голодным. Он втянул носом манящий запах печеного теста и сдался. Притянул к себе глубокую миску. А через несколько мгновений уже решительно сражался с Астором за мягкие сочные булочки.

      Успокоенная вполне дружелюбным поведением посетителей и восторженными возгласами, которыми они встречали появление каждого нового блюда, светловолосая хозяйка, неуверенно поглаживая темно-синие джинсы и одергивая рукава серого свитера крупной вязки, предложила провести экскурсию по ферме, расположенной в, действительно, живописной местности. Даже привередливый брюнет не стал отказываться, изрядно подобревший после сытного обеда. Так что прежде чем направиться к самому фьорду, молодые люди больше часа бродили среди небольших деревянных домиков, наслаждаясь незатейливым, но приятным общением с мохнатыми и пернатыми обитателями фермы.

     Озабоченно взглянув на золотистый циферблат часов, Кортас осторожно, посматривая на довольно тискавшую пушистого черного щенка Инию, сообщил, что им пора двигаться дальше. Еще минут через десять мужчинам удалось оторвать Ассину от кормления кусочками морковки обступивших ее жеребят, перебиравших тонкими ножками, тянувшихся к лакомству теплыми губами и мотавших мочалками хвостиков. Дружно тяжело вздохнув, девушки смирились, поблагодарили утиравшую выступившие от смеха слезы небольшим тканевым платочком хозяйку и направились к выходу.

     Ловя руками и лицом ветер и брызги, мужчины, словно завороженные, стояли на самом краю отвесной скалы. Иния и Ассина настолько близко подходить не рискнули. Но и с их наблюдательной точки открывался великолепный вид на огромный водопад, ледяная вода которого словно фата невесты стекала в темную морскую воду, на ровной глади которой величественно покачивался казавшийся игрушечным тихоокеанский лайнер. Вокруг гигантского судна, словно мелкие букашки, сновали многочисленные туристические яхты. Пару раз чуть ли не вровень с устроившимися на скалах молодыми людьми пролетали самолеты. Но даже их шум и вероятные зрители не смогли отвлечь ударившихся в детство мужчин от бесконечного лазания по камням. А уж застрявший между двух вертикальных скал огромный валун, под которым уходила далеко вниз пропасть, вызвал беспредельный энтузиазм, так что девушкам пришлось вооружиться заранее припасенными фотоаппаратами и фотографировать, фотографировать. По одиночке, вместе, с улыбками, серьезных, подпрыгивающих. После этого кадра брюнетка отложила технику и заявила, что с нее хватит. У нее уже руки трясутся от переживаний за этот «детский сад». Ассина согласно кивнула и тоже убрала гаджет в рюкзачок.

     - Хорошо бы отсюда с парашютом прыгнуть, - задумчиво пробормотал Кортас, вглядываясь в простиравшееся чуть ли не под его ногами огромное воздушное пространство.

     - Это без меня, - предупредила вцепившаяся изо всех сил руками в плечи Астора фотомодель, - Я экстрим люблю только по телевизору.

     - Да, да, - меланхолично заметил, едва заметно поморщившийся от неожиданно жесткой хватки женских пальчиков шатен, - а еще я не гоняю на мотоцикле, как сумасшедшая, не танцую на крышах и уж совсем-совсем не работаю с острыми и колюще-режущими предметами….

     Дружный смех взлетел над фьордом, его подхватил, закружил и унес в бесконечное синее небо холодный ветер. Ассина смущенно уткнулась замерзшими щеками в широкую теплую спину, но не выдержала и тоже рассмеялась: - Но все равно не прыгну, - заявила она, улыбаясь, а потом посмотрела на белоснежный круизный лайнер и снующие вокруг яхты, - Никогда не видела вблизи. Только по телевизору. Отсюда он кажется маленьким, а на самом деле как город…, - в голосе звучала легкая неуверенность. ВИПы и брюнетка уставились на девушку, та приподняла бровь.

     - Что, правда, ни разу не была? – озвучила общий вопрос Иния. Шатенка пожала плечами: - О моих взаимоотношениях с качающимися горизонтальными поверхностями все родственники знают, поэтому праздники проводили исключительно на суше. Чему я была очень рада. Да и сниматься на лайнерах не приходилось. Хотя знаете, - Ассина обвела всех загоревшимся взглядом, - мне всегда было очень интересно. Я даже в интернете фотографии смотрела. А вот купить билет духу не хватало. Меня же через полчаса укачает. Так что, увы…, - она осеклась, заметив хитрый взгляд брюнетистого президента. – Кортас, только не говори мне, что это твой лайнер! Это слишком невероятное совпадение!

     Остальные тоже с интересом посмотрели на мужчину. Последний рассмеялся: - Нет. Мне этот лайнер точно не принадлежит, - с этими словами брюнет достал телефон, выбрал из списка номер и нажал на вызов, - Привет. Я же не ошибаюсь, это твоя шикарная посудина сейчас удовлетворяет эстетические потребности пассажиров видами фьордов? Ага. Значит, правильно разглядел. Не возражаешь, если мы устроим мааленькую экскурсию?

     Закончив разговор, Кортас объявил ожидавшей нового развлечения компании: - Владельцы этого лайнера - близкие друзья нашей семьи. И так уж получилось, что младший сын, а по совместительству мой хороший знакомый, «капитанит» на этом корабле. Так что нас ждут. Оттуда, кстати, и на фьорды посмотрим. А если не понравится, то еще и на яхте прокатимся. Ассина, тебе таблетку пить не пора?

     Девушка шлепнула себя ледяной ладошкой по чуть менее холодному лбу и развернулась к ждавшей их на узкой подъездной дороге машине. Забившись в прогретый салон, компания отогревалась крепким чаем с небольшим количеством коньяка, а водитель аккуратно и плавно вел автомобиль к причалам, где пассажиров уже ждала изящная маленькая, но крепкая и надежная яхточка. Увидев ее название, Ассина внезапно расхохоталась, а потом пояснила, вытирая слезы, что с одного из языков название морской красавицы переводится как «утенок». Очевидно, хозяину судна было не чуждо чувство юмора. Или он просто не знал этот язык?
     … …

     Весело рассекая темно-синюю холодную из-за тающих ледников воду, маленькое суденышко направилось к величественному океанскому лайнеру, по мере приближения все больше поражавшему своими размерами. Не только Ассина, но и Иния с Жаном были впечатлены масштабами судна. Кортас лишь посмеивался, с нетерпением ожидая реакции друзей на «содержимое» одного из самых дорогих и роскошных водных «отелей». Ему даже пришла в голову мысль о том, что было бы неплохо завязать девушкам глаза. Он мазнул взглядом по придерживавшему поднимавшуюся на борт шатенку Астору и посопел носом. «Не даст». Так что от столь заманчивой идеи пришлось отказаться.

     Стеклянный лифт плавно поднимался. Мимо проплывали все шестнадцать палуб гигантского корабля. Модель и Иния с любопытством вертели головами, а потом и вовсе прилипли к прозрачной поверхности, разглядывая пассажиров, прогуливавшихся среди парковой зелени, как пояснил Кортас, торговой аллеи, на которой располагались бутики и бары. Всего магазины и сопутствующие заведения занимали три палубы, так что можно было войти на одной, а выйти совсем на другой.

     Впечатленная увиденным Ассина повернулась к молча улыбавшемуся Астору, но вместо того, чтобы что-то сказать, судорожно вздохнула и потянула подругу за руку, привлекая внимание к тому, что находилось за спиной мужчины. Огромный, вытянутый вверх на все шестнадцать палуб скалодром внушал трепет и уважение. Будущий глава клана переглянулся с Кортасом. Тот кивнул. Если девушкам захочется, то они вполне могут себе позволить подъем, тем более что на скалодроме были устроены несколько трасс разной сложности. Шатен философски пожал плечами и вернулся к рассматриванию модели, размышляя, войдет ли в их программу посещение торговой зоны.

     Он взглянул на следившую за стремительным полетом вниз на страховке одного из скалолазов Ассину и хмыкнул. Скорее всего, нет. А если все-таки и согласится, то за все будет платить сама. Девушка тщательно оберегала свою свободу, не позволяя себе ни малейшей финансовой зависимости. Интересно, что шатенка выдумает в этот раз, чтобы компенсировать Кортасу затраты на путешествие? Или в этот раз брюнетистому президенту удастся избежать ценного, тщательно выбранного подарка?

     Наследник корпорации мог надавить на совесть девушки, напомнив, что она отказалась от переведенной на ее счет крупной суммы, которую Кортас посчитал крошечной благодарностью за спасенный бизнес. Тогда, услышав категорическое «нет», брюнет упирался всеми конечностями, заявив, что назад деньги не примет, и что спасли ему намного больше. Но молодая женщина честно сообщила, что в этом случае отправит всю сумму на благотворительность, так как не в ее правилах брать плату за «дружеское одолжение». Кортас фырчал как разозленный кот, шипел, но был доволен тем, что его занесли в разряд друзей. В конце концов, договорились, что половину денег Ассина отдаст на благотворительность, а половину президент корпорации заберет назад.

     Шатенка успокоилась, но лишь после того, как деньги с ее счета были отозваны, а на господина Вале нежданно-негаданно обрушилось «наследство от любимой тетушки». Просто перечислить выраженную в соответствующем денежном эквиваленте благодарность так помогшему им пожилому мужчине возможности не было. Ассина очень боялась, что проигравшая сторона захочет отомстить. Кортас счел опасения вполне обоснованными и придумал простую, но выгодную и безопасную схему. Теперь счастливый «наследник», обладающий всеми соответствующими документами, спокойно наслаждался жизнью в кругу семьи в одной из красивейших столиц мира, где ему всегда хотелось побывать, но не позволяли финансы.

     Ассина же, после долгих колебаний, приняла от Кортаса две пары изысканных серег, соблазнившись их красотой и лаконичностью. Наследник корпорации потирал лапки и прятал торжествующий взгляд. Наученный опытом молодой бизнесмен благоразумно умолчал о том, что все комплекты были изготовлены на заказ в весьма известной компании, да еще и в единственном экземпляре без права сделать копию, о чем имелся соответствующий документ. Молчание было вознаграждено. Девушка относительно спокойно приняла украшения, не подозревая пока об их истинной стоимости.

     И все-таки эта сумма не соответствовала, по мнению Кортаса, оказанной услуге, о чем он в весьма откровенных выражениях и сообщил упершейся шатенке. Так что эту поездку брюнет, вполне вероятно, мог попытаться опять «списать» на благодарность. И даже, возможно, ему это удастся. Ведь Ассина, в отличие от Астора, не знала, что возвращенные деньги президент корпорации вложил от имени девушки в весьма прибыльный и перспективный бизнес одной из компаний семейства Нарасэ. Сумма будет расти, чтобы однажды перейти на счет модели, даже не подозревавшей об увеличении ее накоплений практически в геометрической прогрессии.

     Тем временем, компания уже добралась до капитанского мостика и замерла на месте. Сатор схватился за блокнот, а остальные застыли на несколько минут, разглядывая огромный белоснежный плавучий город, залитый яркими солнечными лучами, и бескрайний бирюзовый океан, сливавшийся на горизонте с бездонным безоблачным небом, совсем не замечая с пониманием усмехавшегося капитана. Приятный русоволосый молодой человек в белоснежной форме радостно приветствовал, наконец, пришедших в себя посетителей, с любопытством оглядев девушек, но Анису не узнал. Хлопнул по плечу Кортаса и даже пустил того за пульт управления, правда, предварительно нажав внизу сбоку какую-то волшебную кнопочку. Наследник корпорации не заметил, а Астор и Жан сдавать капитана не стали, за что им провели краткую содержательную экскурсию по капитанскому мостику, с объяснением на огромной голографической карте всех интересностей, которые можно было найти на лайнере.

     - Прошу прощения, что не могу составить вам компанию и лично показать наше замечательное хозяйство, - русоволосый мужчина печально вздохнул, - но с вами отправится Марис, - все дружно взглянули на невысокого стройного очень молодого офицера в идеально отглаженной форме, растерянно им улыбнувшегося. Парень явно не ожидал, что его попытаются сделать экскурсоводом.

     Улыбчивый капитан так явно сожалел, что обязанности не позволяют ему уйти с мостика в ближайшие пару часов, а у гостей цейтнот по времени, что Ассина с трудом подавила желание извиниться. Кортас клятвенно заверил, что через пару месяцев, когда лайнер завершит свое путешествие, обязательно приедет в гости, взяв с собой весь нынешний состав туристической группы. От «гида» брюнет все же отказался, напомнив, что уже был на лайнере несколько раз и знает расположение основных «стратегических точек». Компания, еще раз оглядев открывавшиеся чуть ли не с самой высокой точки лайнера виды, забрала не участвовавшего в разговоре, погруженного в свой блокнот Сатора и дружно зашагала следом за добровольным экскурсоводом.

     Ассина прикусила губу, не понимая, как такое огромное количество людей, цифру им сообщил капитан, умудрялось раствориться на корабле. Она посмотрела вверх, где между уходившими куда-то в небо, похожими на соты стеклянными стенами, за которыми скрывались удобные просторные номера, все также светило солнце. Может быть, пассажиры пользуются теплой погодой и оккупировали шезлонги и бассейны с подогревом? Но тут же улыбнулась. Как же она могла забыть, что лайнер стоит рядом с всемирно известными фьордами. Не удивительно, что в торговой галерее, где они сейчас шли, было пусто. В магазины можно ведь и потом зайти, а сейчас люди, скорее всего, заняты съемкой природных чудес на смартфоны. Девушка вдохнула сладковатый аромат и осторожно потрогала кремовый лепесток огромного цветка, распустившегося на неизвестном ей тропическом кустарнике. Зелени было так много, что кое-где за ней не было видно уютных кафе и витрин магазинов.

     Легкое прикосновение к руке. Ассина вздрогнула, но тут же улыбнулась привлекшей ее внимание Инии, в черных глазах которой появилась вина. Шатенка вздохнула. Опять ее тараканы мешают жить окружающим…. Тем временем брюнетка кивком головы указала на небольшой магазинчик с забавно подстриженными под пони зелеными кустиками, усыпанными мелкими ярко-желтыми цветочками. Изящная витая надпись гласила «Бижутерия, сувениры». Девушки переглянулись и дружно шагнули к темно-шоколадной двери с крошечными колокольчиками над ней. ВИПы лишь покачали головами. Жан оглянулся вокруг и направился к широкой скамье в тени гигантской магнолии с пышными розовыми цветами. Остальные пошли следом, однако присесть даже не успели. Тоненько зазвенели бубенчики, выпуская из магазина посетительниц… с пустыми руками. На молчаливый вопрос мужчин, девушка только пожала плечами и фыркнула, а Иния смущенно пояснила: - То, что там продается можно купить значительно дешевле на суше. Да и нет там ничего особенного.

     Шатенка активно закивала головой: - Не готова я выкладывать такие деньги за несчастный магнитик или модельку лайнера. Это просто глупо.

     - А как же оставить что-то на память? – Кортас поглядывал на резную дверь, явно намереваясь воспользоваться собственными средствами.

     - Я лучше фотографий себе сделаю. Парочку. Больше и не требуется, - отрезала Ассина, цепко ухватила за рукав намылившегося к магазинчику брюнета. С другой стороны наследника корпорации заблокировала Иния. Мужчине ничего не оставалось, как следом за девушками отправиться на дальнейший осмотр достопримечательностей.

     Компания с некоторой дрожью в коленях попрыгала на абсолютно прозрачном полу спортивной площадки, в нескольких десятках метров под которой простиралась водная гладь огромного бассейна, с поднимавшимся от него теплым паром. Модель завистливо поглядела вниз и помотала головой. Не время, да и купальника нет. Пользуясь тем, что шатенка отвлеклась, Астор быстро сфотографировал девушку и полез прятать телефон. Над головами гудел ветер, порывы которого не могли добраться до компании благодаря специальной конструкции площадки, за бортом бежали пенные барашки. В желудке Сатора тихо, но настойчиво заурчало. Скульптор оторвался от практически полностью исчерканного блокнота и приложил ладонь к животу. Затем принюхался и шагнул в сторону, но был пойман певцом: - Ты, конечно, ничего не слышал, но капитан нам настоятельно рекомендовал посетить «Морской оазис», сказал, там замечательно кормят.

     - Главное, чтобы идти недалеко, - блондин вопросительно посмотрел на Кортаса. Тот покрутил головой: - Минут десять и будем на месте. Если я правильно помню, нам туда…, - и махнул рукой вправо.

     Почему кафе назвали «Оазисом» Ассина так и не поняла. Может быть, из-за густых вьющихся растений, так густо оплетших деревянную решетку навеса, что за ними не было видно ни палуб, ни неба? В любом случае ей этот небольшой ресторанчик с мягкими белыми диванами, круглыми деревянными плетеными столиками и теплым пушистым серым в белоснежные кольца котом с висящими ушками, свернувшимся в углу на мягких подушках, очень понравился. Девушка с любопытством оглядывала и свисавшие со стен кованые фонари, темно-коричневые скатерти. Остальные вчитывались в меню. Наконец, заказ был передан округлой улыбающейся официантке в симпатичном шоколадном фартуке, и молодые люди пустились в обсуждение дальнейших планов.

     Первым на притихшую Ассину обратил внимание шатен, не забывавший на всем протяжении экскурсии отслеживать состояние девушки. И сейчас он с тревогой рассматривал побледневшее лицо и прилипшие к вискам влажные прядки. Остальные также повернулись к модели. Та лишь покачала головой и тихо произнесла: - Ветер усилился. Не беспокойтесь. Сейчас принесут чай, выпью таблетки. Все будет в порядке.

     Астор еще раз вгляделся в нефритовые глаза и не нашел в них уверенности в сказанном. Принесли еду, шатенка выпила таблетки и отодвинулась подальше от стола, чтобы до нее не доносился раздражавший сейчас организм запах пищи. Качка стала сильнее, хотя для огромного лайнера колебания были в целом почти незаметны, но модели становилось хуже. Похоже, и самые продвинутые медицинские препараты не смогли справиться. Девушка закусила губу и прикрыла глаза. Уткнулась носом в мягкий воротник куртки. Увы, медитация и специальная дыхательная гимнастика тоже не помогали. Ассина сжала кулаки и зубы, борясь с тошнотой, как вдруг почувствовала на лбу горячую ладонь. С трудом приоткрыла глаза и обнаружила склонившихся над собой примолкших мужчин и испуганную Инию.

     - Ты как? - будущий глава клана присел перед девушкой.

     - Не волнуйтесь, это для меня не слишком редкое явление. Ничего критического, но мне бы на сушу и полежать…, - Ассина виновато улыбнулась. Ей было неловко, что из-за нее всем придется закончить осмотр лайнера раньше запланированного.

     - Сама дойдешь? – шатен скептически посмотрел на слабо кивнувшую девушку и протянул ей руку. Молодые люди поспешили к лифтам, ведущим на нижние палубы, откуда можно было перебраться на ожидавшую их яхту. Ассина тихо шла, вцепившись в пальцы Астора, время от времени стискивая зубы и зажмуривая глаза. Ее ощутимо потряхивало, а руки стали просто ледяными. Мужчины посмотрели друг на друга. Кортас отошел в сторону и, пока шатен снимал пальто и укутывал находившуюся в легком ступоре модель, достал телефон: - Извини, у нас срочное изменение планов. Можно воспользоваться твоим вертолетом? Отлично, - брюнет закончил разговор и улыбнулся: - Здесь есть свой вертолет, он нас доставит в город. Так быстрее….

     Добавлять, что совсем не уверен в том, как девушка справится с качкой на небольшой, гораздо менее устойчивой по сравнению с океанским лайнером, яхте, мужчина не стал, с тревогой поглядывая на закрывшую глаза, тихо и часто дышавшую Ассину. Кортас даже сомневался в том, что его слышали. Занесшему Ассину в вертолет и не выпускавшему ее из рук Астору в какой-то момент показалось, что модель потеряла сознание. Но как только обеспокоенные молодые люди склонились над девушкой, она открыла помутневшие глаза, в обрамлении синих темных кругов и что-то прошептала. Гул вертолетов не позволял понять, что именно. Тогда она улыбнулась и слабо помахала рукой, показывая, что все относительно под контролем, и опустила ресницы.

     Роскошный номер одного из лучших отелей города, выбранный по принципу наличия вертолетной площадки и удобства, встретил теплом номера и вежливым предупредительным персоналом. Будущий глава клана широкими шагами направился в сторону спальни, оставив на друзей заказ ужина и прочие мелочи. Аккуратно опустил девушку на кровать и помог снять одежду. Не слушая возражений, отцепил парик, посмотрел на мокрые светлые прядки и ушел в ванную. Вернувшись назад с полотенцем, обнаружил на кровати плотный кокон из свернутого в два слоя одеяла и покрывала. Мужчина вытер влажные волосы и осторожно присел на кровать: - Тебе еще что-то нужно?

     Ассина приоткрыла глаза и попыталась улыбнуться: - Скажи остальным, что все в порядке, я точно живая и врача вызывать необходимости нет. Это случается время от времени. И хорошо бы горячей или теплой воды и какое-нибудь галетное печенье. Сухое, не соленое. Чем безвкуснее, тем лучше. Или сухарики. Таблетки я уже выпила. Теперь спать и терпеть.

     Девушка уткнулась лицом в уголок подушки, шатен поднялся и вышел в гостиную, где его окружили друзья.

     - Врача вызывать? - Кортас одной рукой обнимал нервничавшую Инию, а в другой держал сотовый телефон. Астор покачал головой: - Говорит, что все под контролем.

     - Ее ведь не просто укачало, - подала голос опиравшаяся на грудь брюнета Иния и моргнула покрасневшими глазами, прогоняя слезы.

     - Согласен, - кивнул Астор, - но Ассина точно знает, что делать. Таблетки выпила и сказала, что теперь нужно подождать.

     В это время глаза Жана округлились, и он уставился за спину шатена. Обернувшись будущий глава клана увидел стоявшую в дверном проеме закутанную в одеяло тему их разговора. Девушка помахала рукой, покрепче сжала у горла теплую ткань и прошелестела: - Я, действительно, буду в порядке. Не стоит сильно переживать, хотя мне приятно, - и слабо улыбнулась. Астор сердито зашипел, в два шага оказался рядом и решительно подхватил одеяльную гусеничку на руки, чтобы вернуть ее в кровать. Остальные прошли следом.

     – Попроси принести горячей воды и галетное печенье, самое нейтральное, - попросил Кортаса шатен. Наследник корпорации кивнул, вышел в другую комнату, чтобы не тревожить больную разговорами. Можно было не сомневаться, что требуемое доставят в кратчайшие сроки, пусть даже с другой стороны планеты. Сатор посмотрел на порозовевшие губы шатенки и выдохнул. Девушке явно стало лучше. Она уже не лежала, закрыв глаза и боясь пошевелиться. Но явно еще была далека от состояния «в полном порядке».

     Ассина обвела расположившихся кто прямо на кровати, а кто в креслах молодых людей взглядом и задержалась на вернувшемся Кортасе: - Со мной все будет хорошо. Правда, – она слегка улыбнулась, - это не в первый раз и, увы, не в последний. Но пройдет в худшем случае часов через шесть-десять. Нужно только потерпеть. А вот вам сидеть со мной рядом точно не нужно, - увидев возмущение на лицах, шатенка слегка приподняла руку, - Мне и так не слишком комфортно, что из-за меня морская прогулка по фьордам сорвалась. А тут вы еще сидеть будете в номере и переживать, - девушка скорчила жалобную рожицу вечно голодного котенка и сложила у подбородка ладони, - Пожалуйста, давайте вы пойдете еще погуляете. А я подремлю. Мне, честно, уже лучше. А посплю, станет совсем хорошо. А еще я не буду дергаться, что испортила поездку….

     ВИПы переглянулись. Сидевший на кровати Астор переместился ближе к изголовью, слегка подвинув закукленную в одеяло Ассину, и посмотрел на остальных: - Я останусь, а вы езжайте. Темновато уже, конечно, но кое-что посмотреть успеете. А вид на ночное небо и океан с обрыва просто великолепен.

     ВИПы согласно кивнули и без лишних заморочек вышли, утаскивая за собой слегка упрямившуюся Инию. Ассина повернула голову и уткнулась носом в теплый бок, вдыхая приятный аромат мужской туалетной воды.

      – А ты так и не посмотришь, - пробормотала она куда-то под ребра шатену. Впрочем, практически не скрывая облегчения в голосе. Что ни говори, а оставаться одной в пустом гостиничном номере, пусть и самом-самом, очень не хотелось.

     - А я уже здесь был, – серые глаза спокойно улыбались, глядя в прояснившиеся зеленые. Таблетки точно действовали.

     – Был? И молчал?

     - А зачем портить вам удовольствие? Да и посмотреть на все это во второй раз не менее приятно, чем в первый. Тем более тогда я приезжал летом, так что мне было интересно сравнить, - Астор помолчал, осматривая скошенный светло-бежевый потолок и шоколадные шторы на наполовину задернутом окне, сквозь которое виднелось чистое, постепенно переходящее от темно-розового к серо-черному небо. Провел рукой по каштановым прядям, поерзал и спустился вниз с кожаного изголовья в обрамлении коричневого дерева, устроился на подушке цвета топленого молока и, оказавшись нос к носу с Ассиной, осторожно спросил, - Тебя ведь не просто укачало. Это серьезно?

     - Не очень, - теплое дыхание пригревшейся засыпавшей девушки пощекотало лоб, - у кого-то гастрит, у кого-то вот как у меня. Особенность организма, помогает поддерживающая диета и отсутствие нервотрепки. А куда ж мы без этого. С нашей работой и графиком. С едой сложно, а про нервы вообще молчу, - она вздохнула, проваливаясь в сон, но договорила, - Поездка просто была последней соломинкой. Вот верблюд и сломался. Ты иди, если надо. Я спать.

     - Да, да, обязательно, - Астор мягко погладил встопорщенные волосы. Руку поймали и попытались подсунуть под щеку. Получилось не очень, тогда мужчину просто ухватили за палец, - Ну и как это я должен идти куда-то? – тихим шепотом вопросил неизвестно кого улыбающийся шатен, устроился, насколько это было возможно, поудобнее и прикрыл глаза.

     Сквозь полудрему Астор услышал, как вернулись друзья, чуть повернул голову и кивнул заглянувшему в комнату Сатору, показывая, что все в порядке. Ассина так и сопела в плечо, даже ни разу не пошевелившись за все это время. По расписанному золотистыми вензелями ковру цвета горького шоколада к кровати неслышно прокрался Кортас, оглядел лежавших в постели и кивнул в сторону гостиной, приглашая на разговор. Шатен аккуратно вытащил руку из расслабленных пальцев модели и тихонечко встал.

     Яркий свет соседней комнаты ослепил. Мужчина потер заслезившиеся глаза, поморгал, после чего осмотрелся и присел в мягкое кресло рядом с резным кофейным столиком, потянулся за бутылкой воды и тонкостенным стаканом. Подождав, пока будущий глава клана напьется, опустившийся в такое же кресло, стоявшее с противоположного края стола, брюнет, произнес: - Я все же поговорил с нашим врачом. Он опасается, что Ассине может стать хуже во время перелета, предлагает сделать ей укол снотворного.

     Астор покачал головой. Со стороны с комфортом развалившихся на велюровом диване напротив включенного без звука огромного телевизионного экрана певца и скульптора донесся шорох. Блондин открыл было рот, но сказать ничего не успел.

     - Но почему? Так ведь будет лучше? – опередила его из углового кресла Иния, отставляя в сторону хрупкую золотисто-алую чашку. Обернувшись, шатен опять отрицательно покачал головой: - Как ты думаешь, пойдет она на потерю контроля над ситуацией? С учетом того, что ты знаешь…, - будущий глава клана помолчал, размышляя о том, что если они попытаются провернуть подобное без согласия Ассины, то лишатся ее доверия навсегда. Но вслух произносить не стал. В конце концов, здесь недалеких людей не водилось. Сами додумаются.

     - Все верно, я не соглашусь, - ВИПы и брюнетка посмотрели на дверь, где стояла одетая Ассина, уже успевшая натянуть парик, - в крайнем случае, напьюсь таблеток в самолете.

     - Если будет плохо, мы тебе в самолете укол поставим, - решительно отрезал брюнетистый наследник корпорации.

     – Дааа? А кто-то умеет ставить такие уколы? – у модели даже язвительность прорезалась, - Если не путаю, он в вену ставится.

     - Вот тут точно проблем нет, - хищно улыбнулся явно обрадованный улучшением состояния собеседницы Кортас и кивнул в сторону Астора, - наш господин Кодар – незаменимые руки делает их лучше многих профессионалов.

     В ответ на изумленные взгляды девушек шатен просто пожал плечами и кивнул. Ему пришлось научиться. Обстоятельства обязывали. Но об этом распространяться он точно не будет.
     … …

     Несмотря на все опасения, полет прошел нормально. Хотя сначала Ассину довольно сильно укачало на пути в аэропорт. Мягкий салон и все мастерство водителя не смогли помочь, и побледневшая девушка так и просидела всю дорогу, закрыв глаза и вцепившись в руку устроившегося рядом и прижимавшего ее к себе Астора. Встревоженная компания исподтишка наблюдала за спутницей, но благоразумно помалкивала. Жалость и слова сочувствия в данном случае могли только мешать, так как девушка все сильнее морщилась от любых громких и резких звуков, похоже, у нее начинала болеть голова.

     К счастью, на пути к самолету, на свежем воздухе, модели стало лучше. Успокоились и остальные. Радовало и то, что последующий полет прошел без эксцессов. Чему способствовало распоряжение Кортаса не подавать горячую еду, чтобы не обострять недомогание девушки запахами. А до фруктов, овощей и напитков задремавшей на диване под теплым пледом, обнимавшей светлую салатовую подушку Ассине дела не было. Как и до того, что полет домой продлится несколько дольше. Кортас улыбнулся, поймав изумленный взгляд Инии, не ожидавшей, что наследник корпорации прикажет составить маршрут так, чтобы избежать любых неблагоприятных погодных условий, так как болтанка и ямы могли ухудшить состояние приболевшей спутницы. Откинувшись на спинку удобного кресла и поглаживая кожаный подлокотник цвета горчицы, довольный мужчина признался себе, что и сам был удивлен собственной предусмотрительностью. Астор, наблюдая за действиями друга, удовлетворенно подумал, что общение с Ассиной все-таки меняет их. А может быть, они просто взрослеют….

     Уже в аэропорту всех туристов подхватил и закрутил вихрь деловой жизни. Нетерпеливо переминающийся с ноги на ногу пухленький невысокий менеджер Жана чуть ли не бросился к нему с распростертыми объятиями, одновременно пытаясь, надо сказать довольно громко, сбивчиво и быстро, объяснить свое присутствие. Остальные смогли уловить лишь: «такое приглашение», «невероятный шанс», «честь». Но привычный певец понял значительно больше и, судя по обрадованному, но напряженному лицу, отпуск его уже накрылся всем известным посудным изделием, но это брюнета нисколько не огорчало. Он коротко попрощался со всеми и унесся к выходу из аэропорта. ВИПы и девушки переглянулись и проследовали в том же направлении, правда, значительно медленнее.

     У самого выхода из здания аэропорта Сатора выловила решительно настроенная леди в лиловом костюме невообразимого покроя, удачно отводившем взгляд от стального блеска глаз и сжатых твердых губ. Для тех, кто не был в курсе, слегка пришибленный столь активной встречей блондин успел пояснить, что это исполнительный руководитель его выставки. Больше он ничего добавить не смог по причине шустрого утаскивания за рукав в сторону тихо урчавшего серебристого монстра, с визгом стартовавшего с места сразу же после того, как за пассажирами закрылась дверь. А рядом уже по стойке смирно стояли затянутые в черные костюмы мужчины спортивного телосложения, всем своим видом показывавшие Астору, что им очень и очень срочно нужно ехать. В кармане Кортаса зазвонил телефон, посмотрев на номер абонента, наследник корпорации чертыхнулся сквозь зубы, подхватил под руку Инию, помахал оставшейся паре и понесся в сторону автомобиля, активно вещая что-то решительное в трубку. Астор поглядел на своих людей, на окончательно проснувшуюся от всех этих стремительных событий Ассину и улыбнулся: - Я завезу тебя домой, потом уже поеду по делам.

     Девушка склонила на бок голову: - Это что-то срочное? В принципе, я могу и сама доехать….

     Будущий глава клана улыбнулся: - Не стоит. Ситуация явно не критическая.

     Дальше спорить девушка не стала, лишь испытывающе уставилась в серые спокойные глаза, что-то для себя решила и направилась к автомобилю. Астор двинулся следом, цепко окидывая взглядом окружающее пространство. Шатенке он не соврал. Будь что-то серьезное, ему бы сообщили по телефону, да и встречало бы их намного больше обстоятельно вооруженного народа. Но задерживаться, явно не стоило.

     Квартира Ассины встретила тишиной и теплом. Еще раз убедившись в том, что девушка в относительном порядке и сейчас ляжет спать, Астор, наконец, поехал к родителям, не забыв поставить себе напоминание о необходимости консультации с семейными врачами. Хотя Ассина и не выглядела человеком, неспособным регулярно о себе заботиться, но лишний раз посоветоваться не повредит. Да и проследить, чтобы с неугомонной моделью ничего не случилось, тоже стоило.
     … …

     Вихрь дней и дел закружил и полетел, собирая по дороге, словно осенние листья, проблемы, их решения, разговоры, деловые встречи, ранние подъемы, усталость, удовольствие от проделанного и многое другое. Итогом этой повальной занятости стало то, что единственным местом встреч ВИПов и девушек стал университет, в котором хочешь, не хочешь, можешь, не можешь, а изредка появляться было просто необходимо. Но и там виделись обычно на бегу, успевая перекинуться лишь парой фраз, и снова устремляясь на очередную сдачу рефератов или курсовых. А вокруг крутились все больше раздражавшие своей неуместной назойливостью почитатели. Кортас злобствовал и порывался продемонстрировать окружающим самые яркие и запоминающиеся черты законченного садиста. Кое-что ему даже удавалось сделать, если его не успевала перехватить Иния. Студенты шипели, рыдали, но попытки приблизиться к идолу не оставляли.

     Ассина на не слишком жестокие по сравнению с тем, что было раньше, выходки брюнета уже не реагировала. Во-первых, не было сил. А во-вторых, ее тоже замучили те, кто жаждал прикоснуться к славе особо приближенной к ВИП-четверке или объяснить, что девушка просто недостойна стоять рядом с такими выдающимися личностями. Поначалу пытавшаяся сохранять спокойствие, шатенка теперь все больше замыкалась в себе и встречала любого подходившего к ней с разговором взглядом голодного волка. Ассине даже играть не приходилось, потому что разрывавшейся между университетом и работой девушке банально некогда было нормально поесть.

     Ситуацию хоть как-то спасала Иния, снабженная полной информацией от поднятых по звонку Астора и наследника корпорации врачей. Пользуясь своим служебным положением личного помощника, забыв про свою робость и смущение, брюнетка хватала за руку мчавшуюся в известном только ей одной направлении подопечную и впихивала в эту руку довольно странное сооружение, представлявшее собой похожий на вафельный рожок, наполненный доверху кусочками овощей, мяса или рыбы и прочими малокалорийными, но полезными для здоровья ингредиентами.

     Затем модель отпускали в очередной забег, но уже с шедевром «здорового фастфуда», над которым регулярно трудился шеф-повар из поместья родителей Астора, с энтузиазмом взявшийся за решение поставленной перед ним задачи. Насколько шатену было известно, содержимое рожка еще ни разу не повторилось, файлы с рецептами регулярно пополнялись, и владельцы поместья приступили к проработке концепции продаж нового продукта.

     Откинувшись на спинку дивана, Астор чуть ли не с ненавистью посмотрел на внушительную кипу документов, выложенных ему на стол. Казалось, она нисколько не уменьшилась за последние два часа. Но в любом случае, сегодня всем этим бумагам придется подождать. Мужчина отвернул рукав белоснежной рубашки и взглянул на матово поблескивавшие часы на широком браслете. Встал и огладил ткань темно-синего вечернего костюма. Поправил воротник. Еще раз порадовался тому, что этикет и мода последних лет позволяли обойтись без галстука и прочих «ошейников». Задумчиво покрутил на пальце строгий платиновый перстень с черным бриллиантом. В двери деликатно постучал секретарь, доложивший, что машина готова, и направился вместе с молодым господином на выход. Личному помощнику предстояло сопровождать своего начальника на торжественном благотворительном вечере.

     В одном из потайных карманов седовласого мужчины лежала платиновая карта, специально подготовленная для сегодняшнего мероприятия, предполагавшего, что приглашенные бизнесмены и прочие известные личности потратят значительные суммы на выставленные лоты. Тихо хмыкнув себе под нос, секретарь пожал плечами, не слишком-то веря в анонсированную и растиражированную идею, что все полученные денежные средства пойдут на благотворительность, но благоразумно молчал. Тем более что молодой господин и сам был в курсе и не слишком жаловал подобные приемы, но сегодня его мучило любопытство, ведь, согласно все той же рекламе, некоторые из лотов должны были демонстрироваться известной фотомоделью Анисой.

     Приятная, не потерявшая от свалившейся на нее славы чувства реальности и уважения к окружающим девушка нравилась секретарю, который не сразу, но довольно быстро смог опознать в частенько появлявшейся вместе с молодым господином внешне не слишком приметной девушке знаменитую модель. Мужчина имел возможность наблюдать за развитием событий и, после некоторого размышления, взял себе за правило, отслеживать в прессе и не только основные мероприятия, в которых предполагалось участие модели Анисы, а затем информировать о них начальство. По правде сказать, молодой господин довольно редко отрывался от дел, выбираясь из кабинета только тогда, когда что-то казалось ему сомнительным или небезопасным. Но сегодня босс без лишних раздумий отложил все дела и освободил вечер. И личному помощнику было весьма интересно, чем же вызвано подобное поведение. Но любопытный блеск в глазах секретаря надежно прикрывали стильные очки-хамелеоны.
     … …

     В залитом уютным теплым светом многочисленных «свечей», электрическую природу которых можно было разобрать только с очень близкого расстояния, зале были слышны приглушенные разговоры, звон бокалов и тихая музыка. Блестели натертые паркетные полы, на стенах сверкала позолота. Устроители вечера были людьми серьезными и не экономили на элегантных мелочах и предметах роскоши. В этот раз мероприятие проходило в залах «старинного» замка – максимально точной, насколько это было возможно, копии древней рыцарской крепости, разрушенной временем и людьми и восстановленной на основании чертежей, фресок и общих тенденций того времени.

     Равнодушно осматривая мраморные лестницы и расставленные в тщательно выверенном беспорядке статуи, Астор направился к месту основного действия, иначе говоря, аукциона, как вдруг его довольно чувствительно хлопнули по плечу.

     - Вот интересно, какими судьбами тебя занесло сюда, - молодой человек повернулся и взглянул в карие глаза довольно улыбавшегося брюнета. Тот подмигнул: – Что-то мне подсказывает, что моя причина, в любом случае, будет отличаться от твоей. Пойдем? - Кортас кивнул в сторону зала, из которого слышались голоса устроителей, приглашавших всех принять участие в важной благотворительной акции. Медленно шествуя по ковровой дорожке цвета благородного бургундского мимо серебристо-серых уходивших к покрытому лепниной куполу потолка колонн, наследник корпорации со вздохом пояснил свое присутствие на вечере: - Сам знаешь, иногда и не хочется, а надо. Сегодня здесь будут нужные люди. Пообщаемся.

     Увидев хищную улыбку раздраженно проведшего рукой по ежику черных волос друга, Астор слегка приподнял уголки губ и мысленно пожалел «нужных людей». Живыми они сегодня, конечно, уйдут, но вот психически нормальными? За это шатен не мог поручиться.

     В зале царил полумрак. Освещенной оставалась лишь голубовато-серая мраморная лестница, по задумке устроителей выполнявшая роль подиума. Зазвучала классическая музыка в исполнении приглашенного оркестра, устроившегося в одной из спрятанных на втором ярусе лож. Согласившиеся продемонстрировать лоты именитые и звездные гостьи одна за другой спускались по лестнице, замирали на середине, давая возможность присутствующим внимательно рассмотреть изящное украшение, платье, либо сумочку или шляпку.

     Глядя на популярную в последние годы телеведущую в роскошном алом платье, кружевной лиф и подол которого демонстрировали немного больше, чем было принято на подобных мероприятиях и отвлекал внимание от самого лота – крошечной, украшенной крупными гранатами серебристой сумочки, Кортас переступал с ноги на ногу, поправлял стоячий воротник рубашки и бриллиантовые запонки, хмурился и вообще демонстрировал всем своим видом, насколько ему скучно. Астору происходящее удовольствия тоже не доставляло. Лишь один раз шатен заинтересованно потянулся вперед, когда по мраморным ступенькам царственно спустилась Аниса. Строгое белоснежное платье с серебристой отделкой по вороту и вырезу подчеркивало фигуру, золотистые волосы, ставшие визитной карточкой модели, были убраны в тугой низкий пучок. Девушка плавно скользнула к нижним ступенькам и застыла в пол-оборота к собравшимся, позволяя рассмотреть сиявшую радужным светом в лучах огромной хрустальной люстры диадему, крупные и мелкие бриллианты которой создавали впечатление некоего стилизованного цветочного венка. Пока шел аукцион, молодая женщина несколько раз меняла позу, демонстрируя украшение в наиболее выгодных ракурсах. Оценивший представление Астор хмыкнул, но принимать участие в приобретении драгоценности не стал.

     Насколько он знал Ассину, такие ювелирные украшения не входили в сферу ее интересов. В результате шедевр ушел с молотка за ошеломляющую сумму, выложенную нервной, смотревшей на окружающих с неким ожиданием и снисходительностью, кривившей в презрительной улыбке алые губы платиновой блондинке, не сумевшей сдержать взгляд свысока на снявшую с головы диадему и передавшую ее устроителям для упаковки модель.

     Стоявший сбоку Кортас фыркнул и едва слышно произнес: - Кажется, леди считает, что это приобретение ставит ее выше госпожи Анисы. У кого-то с самооценкой не все в порядке…, - брюнет понаблюдал за вежливо улыбнувшейся покупательнице Ассиной и собрался неодобрительно качнуть головой, но вовремя вспомнил, где находится, и сдержался. Взялся за телефон. Спустя мгновение на смартфоне Астора высветился вопрос. Будущий глава клана приподнял бровь, но все же набрал ответ: - Не в ее вкусе.

     Наследник корпорации понятливо кивнул и нажал отбой, удовлетворив свое любопытство. А то он уже и не знал, что думать. Аукцион продолжился. В результате Астор приобрел абсолютно ненужную ему похожую на часть ракетоносителя белоснежную вазу, мысленно пристроив ее в выставочном центре Сатора. При этом будущий глава клана без зазрения совести перебил цену Кортаса, очевидно, мыслившего в одном с ним направлении. Брюнет взглядом пообещал отомстить и со вздохом принялся рассматривать очередной лот. В конце концов удачливый наследник корпорации стал владельцем еще одного будущего экспоната выставки блондинистого друга, пока не подозревавшего о свалившемся на него «счастье».

     Обязательная официальная часть завершилась, и толпа заволновалась, собираясь, наконец, перейти к тому, ради чего все эти люди сюда и приехали. Яркий свет, оживленные и не очень разговоры, скорее переговоры, обычная демонстрация статуса и власти. То тут, то там возникали вышколенные официанты с серебряными подносами, на которых стояли высокие бокалы с искрящимся вином и тарелки с закусками. Кортас пропал из поля зрения. Астор понимающе усмехнулся. Час икс «нужных людей» настал. Их можно было только пожалеть. К самому шатену регулярно подходили знакомые, знакомые знакомых и прочие желающие наладить отношения с перспективным единственным, что было немаловажно, наследником огромного мощного клана, распространившего свое влияние далеко за пределы страны. Астора все эти люди интересовали мало. Сегодня у него была другая цель. Привычно создавая видимость внимательного, но отстраненного холодного собеседника, он незаметно для окружающих следил за то скрывающейся, то показывающейся из толпы приглашенных изящной фигурой фотомодели.

     Длинное платье с фигурным вырезом, в котором открывалась соблазнительная ложбинка, не переходило границ пристойности, но при этом максимально подчеркивало все изгибы фигуры, притягивающей восторженные взгляды мужской части приглашенных. Девушка об этом знала и пользовалась всем доступным ей арсеналом движений и поз, заставлявших раздраженно поджимать губы присутствовавших женщин. Немногие могли похвастаться подобной пластикой.

     - Она тебя провоцирует, - скорее констатировал, чем спросил неизвестно откуда вынырнувший Кортас, наблюдая за тем, как модель спокойно отпивала сок из высокого бокала, одновременно повернувшись таким образом, чтобы максимально извлечь выгоду из имеющегося освещения. Масленые взгляды стекали с шелковистой ткани, не задевая женщину.

     - Она работает, - Астор улыбнулся так несвойственной ему мягкой улыбкой, помолчал и добавил, - и немножко провоцирует, конечно. Она же далеко не наивная девочка и отлично понимает, к чему может привести мое внимание, - мужчина сделал глоток очень неплохого вина, вежливо поприветствовал очередного знакомого, ловко отбился от желающего пообщаться иностранца и продолжил, как будто и не было этого перерыва: - Сейчас мы видим сольное выступление госпожи Анисы. Мне однозначно показывают, что работа нам нужна и важна. И заниматься ей мы будем. И предлагают подумать, нужно ли мне это, или стоит отойти в сторону.

     Неожиданный шум и восторженные возгласы, столь несвойственные подобной публике, прервали беседу. ВИПы повернулись в сторону входа, куда со всех концов зала устремились люди. Пробираться через толпу, чтобы выяснить в чем дело, не хотелось. Астор огляделся и, увидев, что Ассина так же не рвется в центр столпотворения, а спокойно стоит в компании огненно-рыжей устроительницы данного мероприятия и талантливого молодого дизайнера в черном костюме с невообразимой серебристой вышивкой, схожей с той, что была на платье девушки (Мужчина усмехнулся. Теперь понятно, чье платье сегодня столь старательно рекламируют.), шатен тронул Кортаса за рукав и кивнул в сторону располагавшейся практически рядом лестницы.

     Брюнет выбор наблюдательного пункта одобрил. Остановившись на широких ступенях, молодые люди, наконец, смогли рассмотреть причину ажиотажа. В центре восхищенной, постоянно сверкающей вспышками телефонов толпы стояли четыре экстравагантно одетых молодых мужчины и девушка, в чьих белоснежных волосах выделялась окрашенная в яркий сиреневый цвет прядь. Шатен удивленно приподнял бровь и переглянулся с Кортасом. Последний тихо и совсем не по-деловому присвистнул: - На этот раз они явно не мелочились.

     Астор угукнул. Он тоже узнал одну из наиболее популярных в последние годы групп, чьи песни регулярно занимали первые места во всевозможных чартах. Устроители, действительно, должны были выложить очень приличную сумму, чтобы обеспечить выступление звезд такого уровня на своем вечере. Молодые люди тем временем улыбались, позировали, опять оскаливались во все тридцать два и раздавали автографы. В общем, выполняли ту работу, за которую им собственно и платили.

     Кортас посторонился, пропуская широкоплечего мужчину в рабочем костюме с тяжелой установкой в руках, за которой тянулись черные кабели проводов. Следом, натужно сопя, прошагали еще двое, тащившие какую-то консоль и усилитель. Благодаря Жану друзья прекрасно разбирались в музыкальном оборудовании и теперь им не составило труда понять, что началась подготовка к концерту. ВИПы, держась края лестницы, двинулись вниз, все также разглядывая происходящее в дальнем конце зала.

     - Похоже, они кого-то ищут, - поделился своим мнением наследник корпорации. И, действительно, стоявший чуть позади других высокий брюнет, черный костюм которого разбавляли две ярко-желтые нашивки на рукавах кожаного пиджака, внимательно осматривал зал, поверх голов собравшихся, что при его приличном росте было несложно. Неожиданно, он улыбнулся, наклонился к остальным. Разобрать, что парень говорил, было, разумеется, невозможно. Но сразу же за этим солист группы, тряхнув серебристой, стоявшей дыбом челкой и махнув рукой с ядовито-зеленым браслетом, что-то громко сказал окружающим. Послышался слаженный смех, и толпа начала расступаться, пропуская певцов, решительно шагнувших к центру зала.

     Стоявшая до того спокойно Ассина, радостно улыбнулась, очевидно извинилась перед собеседниками и с широкой улыбкой поспешила навстречу звездным приглашенным, встретившим ее активными обнимашками и поцелуями в щеки. Впрочем, некоторые, особо рисковые по мнению напрягшегося Астора, пытались перевести процесс в менее невинную плоскость, но девушка ловко увернулась и шутливо погрозила «проказнику» пальцем. Чрезмерно активный стройный певец, в темных волосах которого ярко выделялись разноцветные алые и бирюзовые пряди, одним укоряющим жестом не отделался, тут же получив дружеский подзатыльник от солиста и изящной блондинки, чей голос приводил в экстаз, как ценителей классики, так и тяжелого рока.

     В свою очередь обнявший модель рослый брюнет покрутил ее немного в объятиях, за что получил по рукам от Ассины, принявшейся проверять платье. Певец оглядел зал и столкнулся взглядом с Астором. Наклонился к удостоверившейся в целостности и сохранности дизайнерской вещи девушке и тихо что-то прошептал, все так же не отводя глаз от шатена. Ассина оглянулась, обнаружила наблюдателей, склонила задумчиво голову к плечу и сдержанно улыбнулась. Получив в ответ приветливый кивок от будущего главы клана, засветилась и приглашающе махнула рукой. Кортас хмыкнул: - И что это было?

     - Мне опять предоставили право выбора, - Астор ловко лавировал между подходившими ближе к импровизированной сцене людьми, - сделать вид, что знакомы шапочно, или продемонстрировать более близкие отношения. Свое видение ситуации, как ты понял, я уже продемонстрировал, но все равно, - молодой человек напряженно сжал кулаки и стиснул зубы. Затем выдохнул и расслабил мышцы, - я не предполагал, что та самая замечательная супружеская пара, ради которой мы прошерстили чуть ли не всю выставку Сатора, окажется среди этого! коллектива, - он бросил раздраженный взгляд в сторону откинувшего со лба бирюзовую прядку счастливо сиявшего улыбкой брюнета.

     Кортас тихо хрюкнул, сдерживаясь, но уголки губ все равно поднимались вверх, а подобающие слова сочувствия просто не выдавливались, перебиваемые смехом. Его друг, такой спокойный, уравновешенный, по сравнению с которым брюнет частенько чувствовал себя ребенком, сейчас бесился и ревновал. И это было … занимательно. Мужчины подошли к разбиравшей с подноса официанта бокалы компании. Не забывая о внимательных глазах, с любопытством отслеживавших каждый нюанс общения звезд с окружающими, ограничились приличествующими ситуации рукопожатиями и сдержанными поклонами.

     - Познакомьтесь, это мои друзья, подарок мы выбирали именно для них, - Ассина указала на блондинку и обладателя радужной шевелюры, улыбнулась, немного повернулась, принимая элегантную позу, позволявшую продемонстрировать остальным участникам светского вечера идеально выверенный вырез на спинке платья, а также спускавшуюся по бедру вниз морозным узором вышивку. Астор хмуро посмотрел на опять приобнявшего девушку за талию парня, впрочем, тот быстро убрал руку, спасаясь от недовольной блондинки. Не успевшая хлопнуть по пальцам модель вздохнула, а отхлебнувшая что-то ярко-желтое из бокала певица ухватила парня за многочисленные позвякивавшие у него на поясе цепочки, подтянула к себе и пояснила: - Данный господин, являющийся по совместительству моим мужем отличается нестандартным поведением и любовью к дурацким шуткам. Прошу терпеть и сильно не бить.

     Солист и высокий брюнет с тщательно скрываемым интересом и искорками любопытства в глазах, наблюдали за опешившим высоким длинноволосым шатеном. В первый раз за последние несколько лет горячо любимая, но резко отдалившаяся от них подруга позволила себе найти кого-то и допустить в неприкосновенный круг личной жизни. Увы, пообщаться и поговорить дольше не получилось. Аппаратуру настроили, и группа начала свое выступление, сопровождающееся громкими аплодисментами, охапками роз, лилий, корзинами орхидей, гортензий и лиловых тюльпанов, оперативно доставляемых из элитных цветочных магазинов, владельцы которых недоуменно пожимали плечами и потирали руки, радуясь неизвестно откуда свалившемуся на них ажиотажу на дорогие редкие цветы.

     Ассина стояла в углу, немного в стороне от сцены, и пристально наблюдала за певцами и музыкантами, словно стараясь сфотографировать их глазами. Коробочка с подарком уже перекочевала в заботливые руки менеджера группы и дожидалась окончания выступления, чтобы быть переданной новым владельцам. Девушка вместе с остальными поаплодировала, дождалась, когда зазвучит следующая мелодия и, осторожно пробираясь между людьми, направилась к выходу. Больше всего ей хотелось остаться, дождаться ребят, зайти в какой-нибудь клуб, или просто пойти к ним в гостиницу и еще поговорить. Блондинка мотнула головой, так что длинные, похожие на вытянутое крыло бабочки, усыпанные мелкими бриллиантами серьги закачались.

     Невозможно. Суровый наблюдатель и тюремщик мог посчитать, что она слишком много себе позволила. И его решения не подлежали ни апелляции, ни обсуждению…. У нее не должно быть ни друзей, ни близких, никого. Ассина завернула за угол и бессильно привалилась к золотистому узору стены. Приложила руку к ребрам. Почему-то стало тяжело дышать, а глаза будто припорошило песком. Она слишком здесь задержалась. В этом огромном шумном городе, где ей вдруг стало опять интересно жить. Где она чересчур расслабилась и теперь подвергает опасности других. Оставалось удивляться и радоваться, что до сих пор не случилось ничего страшного. Но все равно, пора уезжать. Девушка запрокинула голову, из всех сил удерживая слезы. Завтра нужно будет поговорить с менеджером. Как только будут закончены все текущие дела, она уедет. Подальше. Расстояние и время сделают свое дело, и совсем скоро она станет далекой, а потом и чужой и ВИПам, и Инии. Как же больно.

     - Прекрати себя мучить и не вздумай избавиться от нас так же, как ты отделалась от них. А точнее, можешь даже и не пытаться.

     Раздавшийся рядом спокойный голос, заставил открыть глаза. Сильные и теплые мужские руки отняли от груди ледяные пальцы, зажав их, согревая, в кулаке. Ассину словно магнитом притянуло к широкой крепкой груди. Несколько секунд она вслушивалась в мерный стук сердца под приятно пахнувшей каким-то древесным парфюмом мягкой тканью костюма. Дыхание мужчины шевелило золотистые волосы. Спустя пару мгновений девушка попыталась выбраться из уютных объятий, но безуспешно.

     – Астор, кажется, наша леди считает, что если с нами все в порядке, то и никаких попыток воздействовать на нас не было…, - вкрадчиво промурлыкал откуда-то слева Кортас. Ассина зашебуршалась, повернула голову, нефритовые встревоженные глаза уставились на серьезно смотревшего на нее брюнета, - Просто мы не такие удобные мишени, как те, кто был до этого. Твой поклонник, - наследник корпорации буквально выплюнул последнее слово, - попытался применить стандартные схемы, но, как и ожидалось, они не сработали.

     Девушка резко дернула головой, пытаясь взглянуть в лицо удерживавшему ее шатену. Астор кивнул: - Было несколько неприятных ситуаций в финансовой сфере, - он успокаивающе погладил напряженную спину модели, размышляя, стоит ли рассказывать ей все, - и две с применением физической силы с целью устранения, - Ассина вздрогнула, но вместо того, чтобы вырваться, еще теснее прижалась к шатену. Тот улыбнулся, подул на пушистую макушку и продолжил, - У него ничего не получилось. Не тот уровень. Если он хочет организовать что-то действительно серьезное, то ему придется выйти из тени, или, по крайней мере, его будет легче засечь. А этого твой поклонник, - шатен скривился, как будто только что зажевал лимон, - не желает, да и не может себе позволить, так как тогда игра перейдет на его половину поля.

     - А он не дурак, - подхватил Кортас, - и предпочитает действовать исподтишка, что, конечно же, не исключает того, что в настоящий момент он может готовить некую крупную гадость, - с некоторой долей ехидства, продолжил брюнет, глядя на и не думавшего отпускать модель друга, - но все масштабные пакости с некоторых пор отслеживаются в усиленном режиме, - наследник корпорации улыбнулся и отвел упавшую на слегка порозовевшую щеку девушки мягкую прядку. Получил в ответ разъяренный взгляд серых глаз, ухмыльнулся и предложил, наконец-то, убраться из царства официоза и интриг.

     Уже на выходе, придерживая дверцу поданного ко входу спорткара, Кортас серьезно посмотрел в светло-зеленые глаза и веско и раздельно произнес: - Не исчезай. Как только ты сбежишь, ты развяжешь ему руки…. И подставишь под удар нас, - он многозначительно скосил глаза на оглядывавшего окрестности шатена, - твое исчезновение заставит волноваться и делать глупости. Так что не сходи с ума. И потерпи. Мы работаем.

     Кортас легко чмокнул девушку в макушку, увернулся от подзатыльника, шипевшего ему вслед друга и быстрыми шагами направился к терпеливо ожидавшему его водителю. А Ассина молча пристегнула ремень, размышляя не только над тем, что ей сказали мужчины, но и о том, каким образом они умудрились прочитать ее мысли…. Или правду говорила ее менеджер, что у нее часто все на лице написано? Ночные тени робко жались к стенам зданий, практически полностью изгнанные с улиц ярким светом разноцветных фонарей, сливавшихся в одну сплошную яркую линию. Когда это они успели выехать на скоростное шоссе?

     Блондинка повертела головой, пытаясь определить, куда они направляются. Справа мелькнули освещенные голубоватым светом крылья каменного орла. Девушка кивнула сама себе, узнав дорогу к родовому поместью Астора, и тут же нахмурилась, поджала губы. Зачем он везет ее туда? Ей не нужны ни тепло, ни свет. Раздражали улыбки и счастливые лица. Хотелось забиться в темную нору, свернуться клубком и заснуть. Ведь тогда станет намного проще.
     … …

     Знакомые кованые ворота и таинственный, больше похожий на лес, парк. Ассина поморщилась, но без разговоров вылезла из машины, припаркованной Астором в крытом гараже. Краем глаза блондинка заметила несколько дорогих спорткаров и пару ретромашин, но подходить и осматривать не стала. Настроения не было. Декорированный светлым деревом лифт поднял молодых людей в жилую часть дома. А вот этот песочного цвета коридор, штукатурка стен которого напоминала волнистую поверхность дюн, был гостье хорошо знаком. Шатен повернул направо. Модель нахмурилась, поджала губы и мерно задышала, стараясь вернуть себе душевное равновесие, или хотя бы его видимость. Она надеялась спрятаться в своих комнатах, но похоже, и этим мечтам не суждено сбыться. Частые посещения заставили «топографический кретинизм», как его называла иногда в сердцах Ассина, сдать позиции. Девушка неплохо ориентировалась в огромном поместье и сейчас тоскливо раздумывала над тем, зачем же они идут в деловую часть дома. Среднего роста мужчина в неизменном черном костюме с поклоном отворил двери, пропуская молодого господина и его спутницу.

     - Мама, извини, что мешаю, - Астор подошел к поднявшей голову и светло улыбнувшейся ему женщине, длинные каштановые волосы которой были замотаны в пучок, скрепленный двумя карандашами, заправил выбившуюся прядку за ухо и нежно поцеловал мать в щеку, - нужно показать Ассине папочку.

     Девушка тихо поздоровалась с поправившей очки в тонкой черной оправе хозяйкой поместья, а по совместительству, как Ассина совсем недавно узнала, и реальной главой синдиката, и смущенно перевела взгляд на серо-черную абстракцию, занимавшую большую часть стены справа от стола цвета горького шоколада. Неудобно вот так врываться среди ночи…. Хотя особого удивления их появление не вызвало, видимо, к подобным визитам здесь уже привыкли. Модель переступила с ноги на ногу и немного пошевелила пальцами. Высокий каблук вечерних туфель, представлявших собой скорее сумасшедшее переплетение многочисленных серебристых цепочек, смотрелся великолепно с дизайнерским платьем, но не давал ногам и шанса отдохнуть.

     Глава клана пробежалась взглядом по вычурному вечернему наряду гостьи, встала из-за стола, подошла ближе и легко коснулась губами щеки девушки.

     – Госпожа Саэ, на мне ведь тонна косметики, - Ассина окончательно растерялась и сказала то, что первым пришло в голову.

     - Переживу как-нибудь, - шатенка махнула рукой, на запястье которой красовался широкий кожаный браслет, и босыми ногами прошагала по мягкому пушистому ковру к сейфу, сейчас не закрытому отодвинутым в сторону выполненным в стиле граффити пейзажем, открыла тяжелую дверцу и вытащила две увесистые черные папки и внешний жесткий диск в ярко-красном кожаном чехле. И вручила все это «богатство» сыну.

     - Спасибо. Мы пройдем в мой кабинет, – Астор подхватил девушку под руку и развернулся к выходу.

     - Подожди, дорогой. Думаю, нашей гостье будет полезно посмотреть еще и эти документы.

     Госпожа Саэ одернула нежно-голубую футболку, поправила сползшие на бедра вытертые белоснежные джинсы, вернулась к столу и передала шатену прозрачный файл с несколькими листами с отпечатанным текстом внутри. Астор заинтересованно просмотрел часть информации, поднял глаза на женщину, чуть склонил голову и благодарно улыбнулся: - Спасибо, мама.

     - Всегда пожалуйста, и, Ассина, - девушка взглянула на спокойное, безмятежное лицо главы клана, - не принимай все слишком близко к сердцу. И помни, мы способны просчитать ситуацию и защитить дорогих нам людей, - мать Астора помолчала и добавила, - но жизнь есть жизнь.

     Зрачок зеленых глаз расширился, а по покрытых матовой помадой губам скользнула легкая улыбка. Бесшумно ступая по мягким коврам, устилавшим чуть ли не весь огромный дом, Ассина с удивлением чувствовала, как давно забытое умиротворение робко зашевелилось и тихонечко поскреблось в надежно замурованную дверь души. Она ведь и правда забыла, что можно пройти все гонки формулы один и поскользнуться на склоне горнолыжного курорта, впасть в кому, а можно победить страшную болезнь и жить, как говорят, долго и счастливо. Ни один человек не может управлять всем и каждым. И это… успокаивало?

     Ассина с любопытством оглядела личный, как она поняла, кабинет «молодого господина». Прошлась по мягкому светлому ковру к панорамному многосекционному окну, отодвинула в сторону тяжелую плотную штору и прислонилась к стеклу, загораживаясь ладонями от света. Снаружи поблескивал в лунном свете небольшой пруд, за которым дремал уставший за день парк. Внезапно на берег выскочила гибкая тень, склонилась к воде. Девушка не сразу, но сообразила, что это не чудовище, а всего лишь крупная собака – один из преданных стражей этого дома. Модель повернулась к успевшему расположиться на цвета топленого молока диване Астору, раскладывавшему на придвинутом черно-коричневом столике документы. Прямо за мужчиной на стене висела очередная абстракция, скорее всего, выполненная тем же художником, что и картина в кабинете хозяйки дома. Видимо, у главы клана и ее преемника не только внешность, но и вкусы похожи. Ассина смешливо фыркнула, обогнула письменный стол и села рядом с пригласившим ее присоединиться владельцем помещения, провела рукой по мягкой ворсистой поверхности.

     Вошедший мужчина, мощная фигура которого напоминала девушке квадрат, расставил на столе нежно-салатовый чайный сервиз. Блондинка взяла в руки чашку, рассматривая тонкую вязь узора. Рядом с пузатым чайником появились тарелки с пирожными и фруктами. Отдельно, чуть поодаль, стояло блюдо с бутербродами, на которых красовались толстые куски подкопченного мяса, из-под которых стыдливо выглядывало блестевшее в свете серой, в стиле хай-тек, люстры сливочное масло. Девушка не удержалась и хихикнула. Ну да. Астор ведь не сидит на диете. Так что обитатели дома позаботились и о его комфорте. Тем временем мужчина положил на колени девушке одну из папок. С неудовольствием посмотрел на практически обнаженные руки так и не переодевшейся после «работы» гостьи, встал, снял пиджак и накинул его на плечи погрузившейся в чтение и просмотр фотографий Ассины. Подпихнул ей под руку чашку с густым ароматным напитком, воровато покосился в сторону ничего не замечавшей блондинки и потянулся к дальней тарелке, с наслаждением впиваясь зубами в пышный свежеиспеченный хлеб и сочное мясо. Затем нашел пульт и немного поднял температуру.
     Внимательно разбиравшая сухой язык отчетов девушка не обратила на это никакого внимания. Тщательно прорисованные брови хмурились. На лбу появилась вертикальная складочка. Ассина закусила кончик ногтя на мизинце, с ужасом понимая, насколько была наивной, считая, что может защитить кого-то. Тонкие прохладные пальцы перебирали листы. Попытка поджога, рейдерский захват, неудавшийся наезд, недовольные клиенты с исками в суды различных инстанций, обвинения в антиобщественных действиях, финансовых махинациях и уклонении от налогов. Оказывается, все это время по тем, кто был с ней рядом наносили точечные болезненные удары. Руки задрожали и пришлось на миг отложить бумаги в сторону. Модель боялась, что все уронит. Вздохнула и снова взялась за документы.

     Просмотрела текст и прикрыла глаза, затем взглянула вверх и отчаянно заморгала. Иначе чем чудом то, что попавшая в этот переплет Иния до сих пор не пострадала, назвать было нельзя. Похоже, что брюнетка и не подозревала о том, что происходило вокруг нее. Как и сама Ассина. Модель сильно цапнула себя за губу, чтобы удержаться от истерики. Теплый палец, погладивший прикушенное кровоточившее место, оказался полной неожиданностью. Девушка подняла на хозяина кабинета потускневшие глаза, в которых выло и билось из последних сил сдерживаемое отчаяние. Напряжение было таким, что в первый момент Ассине захотелось сбросить с себя теплые руки, отодвинуться подальше. Слишком больно, слишком тяжело. Организм отказывался принимать утешение, оно могло окончательно сломать…. Но попытка вырваться так и осталась только в мыслях. Мужские руки осторожно, но крепко обнимали. Макушку щекотало легкое дыхание.

     – Может быть, ты не будешь повторять ошибку героинь мелодрам и тщательно посмотришь и все остальные документы? Сейчас перед тобой даже не надводная часть айсберга, а так, дальний отблеск льда на солнце, -необидная насмешка в голосе шатена заставила встряхнуться. Пальцы сжали приятно горячую чашку, а рядом замаячил небольшой аппетитный бутерброд. По коленям слегка похлопали увесистым файлом. Ассина поглядела на отхлебнувшего чай, с любопытством разглядывавшего толстый ломоть ветчины Астора, который, казалось, к этому самому куску и обращался, тряхнула головой, потянула за заколку и развернула пучок, позволяя волосам упасть свободной волной. Потерла занывшую кожу и слабо улыбнулась. И правда, что-то она с ума сходит, а это не в ее стиле. Шатен одобрительно кивнул своему бутербродищу: - Правильно, так держать. Ты про еду тоже не забывай. Одно другому не мешает….

     Тихо шуршала бумага. Время от времени мужчина склонялся ближе и спокойно объяснял те или иные вызывавшие вопросы или сомнения моменты. Наконец, последний лист был перевернут и вложен в папку. Ассина вздохнула и выпрямилась, потерла замлевшую шею. И расслаблено откинулась на спинку дивана: - После слов Кортаса я предполагала, что все намного хуже. Но ошибалась…, - девушка задумчиво рассматривала стоявшую за белоснежным кожаным креслом высокую зеленую пальму.

     - Я тебе говорил, что безобидных людей в нашей четверке не водится, - Астор поднялся, подошел к столу, налил в два высоких стакана воды и вернулся на диван, - даже без моей поддержки или Кортаса, как ты видишь, и Сатор, и Жан вполне могут справить с большинством неприятностей. А уж коллективом нам доступно намного больше. И… теперь ты понимаешь, - шатен кивнул в сторону документов, - что у нас весьма обширный опыт в решении проблем.

     Модель сделала глоток и прикрыла глаза. Она чувствовала, как ее начинает отпускать, как выравнивается сдерживаемое со времени аукциона дыхание. «Как знать, может быть, из этого хоть что-то и выйдет», - девушка помотала головой, чтобы не давать волю излишней надежде: - Я очень рада, что Иния находится под защитой. И не только она, но и ее близкие. Вы все заботитесь о ней, а она об этом даже и не подозревает…, - Ассина замолчала, а потом подозрительно уставилась на немедленно подобравшегося мужчину, получила в ответ кристальный честный взгляд, в глубине которого таилась ехидная улыбка.

     Понятно. Очевидно, и сама она находилась под таким же мощным и толстым колпаком. Девушка покрутила стакан, размышляя, как все изменилось. Раньше возмущению бы не было предела, но за последние несколько лет она хорошо поняла разницу между настоящим подавлением воли и дружеской заботой. Слишком жестокий и наглядный урок врезался в память. Его вряд ли получится забыть, хотя очень хотелось…. Ассина покачала ногой и потянулась за прозрачным файлом, молча переданным ей шатеном.

     Попытки похищений, иногда удачные, но не фатальные рейдерские захваты, последствия которых приходилось разгребать от нескольких недель до нескольких месяцев, вооруженные стычки и наемники – убийцы, подкупленные и подосланные «возлюбленные», журналистская травля и многое другое. Список был обширным. Девушка в шоке подняла глаза на Астора. Сейчас перед ней лежала часть реальной истории клана, те сложности, с которыми ему приходилось сталкиваться, а также варианты и пути их предотвращения или решения. Модель невольно задержала кончик пальца на фразе «выдать денежную компенсацию и отправить подальше без возможности возвращения».

     Ассина сжала губы и нахмурилась. У нее в руках была очень ценная информация, которую ей передала самолично глава клана. И что с этим делать? Они ведь не забыли, что она даже простой клятвой или обещанием не связана? Или предполагается, что потом ее можно будет шантажировать тем, что она знала и никому ничего не рассказала? Блондинка сама себя устыдилась и подумала, что все-таки иногда ее цвет волос соответствует содержанию ее мыслей. Пока она тут сидит и накручивает себя, люди этого самого клана постоянно и ненавязчиво заботятся о ней. А ведь она даже и не подозревала, что находится в центре циклона, где ей обеспечивают ясное голубое небо над головой.

     - Вот только не надо загружать эту слишком умную голову лишними размышлениями, – шатен аккуратно постучал согнутым пальцем по прикрывавшим лоб золотистым прядкам и внимательно посмотрел на вздрогнувшую и вернувшуюся из своих размышлений Ассину, - Поверь мне, то, что находится в твоих руках, не способно даже в случае обнародования, навредить клану. Ничего сверхъестественного или сверхсекретного тебе не показали. Никаких обязательств, - мягкая улыбка осветила и смягчила строгие черты лица, а в глазах говорившего заплясали чертики. Модель прикусила губу, пытаясь сообразить, как этот человек опять смог угадать ее мысли, ничего разумного, естественно, в голову не пришло, зато вдруг очень захотелось дернуть смеющегося мужчину за длинный хвост.

     Отказывать себе Ассина не стала и схватив тонкую прядку, пару раз потянула ее вниз, но тут же сама напряглась от подобной проявленной фамильярности и перехода очередной демаркационной линии и быстро опустила руку. К ее облегчению, Астор не стал заострять внимание на произошедшем, ограничившись лишь шутливым ойканьем и «осуждающим» покачиванием головы. Девушка снова оглядела папки с документами. Госпожа Саэ была права. Ей и правда нужно было ознакомиться со всеми документами. И Ассина, подозревала, что мать Астора, выдавая ей информацию, реализовывала и свои далеко идущие планы, точнее, устроила проверку на вшивость нравившейся сыну девушке. Ей явно предлагали подумать над тем, в каком мире, пусть он и выходит постепенно из тени, но процесс то не быстрый, предстоит жить той, кто свяжет свою судьбу с наследником клана. Ведь придется принять не только настоящее и будущее, но и зачастую неприглядное прошлое. Модель вытянула ноги, замерла, затем подобралась обратно, наклонилась, стянула позвякивавшие цепочками и прочими украшениями босоножки и снова распрямила ноги, с наслаждением пошевелила пальцами. Потянулась за чайником, под которым горела небольшая свеча, позволяя не беспокоиться о том, что напиток может остынуть. Кровожадно взглянула на лукаво подмигивавшее клубничкой пирожное. Не удержалась и торопливо отделила вилкой кусочек, засунула в рот и прижмурилась. Делавший вид, что ничего не заметил, Астор кашлянул, маскируя смех, убрал документы в сейф и вернулся к гостье.

     Ассина медленно рассасывала клубничку, перекатывала ее на языке, лениво обмусоливая мысль о том, как же полученный опыт меняет мировоззрение. Вспоминалась история про живших в центре леса людей, думавших, что их лес и есть весь мир. Тогда, после прочтения, девушке подумалось, что она, возможно, тоже живет в центре своего леса. Она ужаснулась и… отбросила эту неприятную идею за ненадобностью, а через пару лет по ее «лесу» прошлись напалмом, оставляя за собой только безграничную песчаную пустыню. Впрочем, Ассина подозревала, что и за этими дюнами можно было найти что-то еще…. Модель тряхнула головой. К чему она вообще развела эту философию? Пустыни, леса. Какая разница. Хорошее, плохое, правильно, неправильно. Все относительно. То, что обративший на нее внимание мужчина уже по существу является одним из лидеров когда-то преступного и все еще использующего не самые законные методы синдиката, Ассину практически не трогало.

     Вся наивность и вера в «хороших» людей разлетелись вдребезги несколько лет назад. Рука с чашечкой тонкого фарфора задрожала. Хорошо, что напитка в ней было только наполовину. В тот солнечный день, так и старавшийся позолотить разлетавшиеся по плечам и спине русые прядки, девушка пришла со встречи с одним очень хорошим человеком, порядочным, влиятельным, уважаемым. Тогда она не сомневалась, что можно все объяснить. Что не любит, просит простить…. Зачем ему портить жизнь, и себе, и ей, и их вероятным детям. Ведь совместная жизнь предполагает и наличие детей, правда?

     Ассина и сейчас прекрасно помнила стильный алебастровый кабинет с широкими большими окнами в почти черных рамах. Солнечный свет приглушали молочного цвета римские шторы. Посетительница немного скованно сидела на краешке снежно-белого кожаного дивана и глядела на владельца кабинета, расположившегося с комфортом в темном кожаном кресле за удивительным столом из золотисто-коричневой древесины. Позднее она узнала ее название – «лунные эбен». Высокий обаятельный мужчина в рубашке-поло цвета лилий и бежевых брюках задумчиво постукивал ручкой по расписанной золотистыми узорами крышке ноутбука. В тот момент девушка наивно предполагала, что золотой – это цвет, а не материал. На красивых четко очерченных губах поклонника замерла добрая улыбка.

     Его слова, что он не сдастся и не отступит, огорчили. Она не хотела обижать, но уже тогда понимала, что ничего не выйдет. Белые облака сахарной ватой текли по донцу голубой перевернутой тарелки неба. Солнце расцвечивало умытый дождем город узорами, напоминавшими те, что она видела в недавно покинутом ей кабинете. И совсем не были похожи на те, что ждали ее дома. В когда-то уютной, с таким старанием подбираемой и обживаемой квартирке.

     Поставить чашку на блюдце беззвучно, несмотря на многолетнюю практику, не получилось. Зеленые глаза неподвижно вглядывались в некую точку на стене.

     Среди порезанных, искромсанных, разодранных и вымазанных вонючей краской вещей, мебели и картин Ассина тогда не сразу увидела кровь, не почувствовала ее запах. Молча шла мимо куч битого стекла и наваленного повсюду, неизвестно откуда принесенного мусора, безмолвно заглядывала в спальню, ванную и туалет. Даже унитаз разбили вдребезги. И закричала только на кухне, где на полу в луже собственной крови лежала пожилая «домоправительница», заботившаяся о своей нанимательнице, как о любимой внучке, но при этом никогда не пересекавшая установленных границ личной свободы девушки.

     Ассина рвано вздохнула. Ей вообще тогда везло. С новоприобретенными родственниками, друзьями и вообще окружающими. И она не была готова увидеть на до блеска натертом кафельном полу, так контрастирующем с царившим вокруг хаосом, написанные кровью ставшего дорогим человека слова, которые и до сих пор приходят к ней в кошмарах, и которые модель так боится опять увидеть наяву: Твоя улыбка принадлежит только мне.

     Астор, хмурясь, некоторое время наблюдал за гостьей, явно «зависшей» где-то в несейчас, судя по частому дыханию и взмокшим вискам очень неприятному. Затем протянул руку и пощелкал пальцами перед носом. Девушка вздрогнула, а в следующее мгновение оказалась прижатой к теплому боку. Пальцы одной руки крепко обнимали за талию, другой перебирали светлые прядки. Легкое прикосновение губ к макушке Ассина предпочла не заметить. Мужчина потерся носом о волосы и спросил, обдавая дыханием чувствительную кожу: - Тебе с утра маскироваться разве не надо?

     Модель с недоумением посмотрела на хозяина кабинета. Тот хмыкнул, выпустил девушку, встал и подошел к массивному шкафу, занимавшему одну из стен, открыл дверцу, продемонстрировав большое, в полный человеческий рост, зеркало. Поманил Ассину рукой. Та недоумевающе передернула плечами, но присоединилась к будущему главе клана. Чтобы тут же схватиться за голову, разглядев и рассыпавшиеся по плечам золотые пряди, и «рабочее» платье от дизайнера: - Меня же прибьют!

     Девушка пробежала к стоявшему у входа креслу и схватилась за лежавшую на нем сумку-клатч, вытащила сотовый телефон. Посмотрела на количество пропущенных вызовов и отосланных ей смсок и только что не взвыла в голос: - Поставила в режим вибрации, чтобы внимание не привлекать, и забыла! – пояснила она и без того все понявшему Астору и нажала набор номера. Шатен уселся в светлое кресло и подпер рукой подбородок, наблюдая за разговаривавшей с менеджером виноватой Ассиной, нервно расхаживавшей по кабинету. Из-под длинного белоснежного подола, немного длинноватого, так что модели приходилось его приподнимать незанятой рукой, периодически выглядывали босые ноги. На аккуратно обработанных ноготка серебрился лак – в тон узорам одежды.

     Девушка в очередной раз извинилась. Судя по тому, что расслышать то, о чем говорил собеседник девушки, Астор не мог, до крика дело не дошло, а ответные реплики модели позволяли надеяться, что ситуация не перешла в разряд критичных. Мужчина аккуратно убрал руку из кармана, где лежал телефон. Отбой.

     Закончив разговор обещанием завтра же, а точнее уже сегодня вернуть платье и туфли и лично извиниться перед дизайнером, Ассина надула щеки и с пыхтением выдохнула, совсем не элегантно плюхаясь на диван. Но тут же вскакивая и оглядывая не предназначенный для вольготного сидения и быстрого хождения наряд на предмет повреждений. Не увидев таковых, Ассина снова присела, но уже намного аккуратнее. Заметив расплывающееся в улыбке лицо Астора, тоже улыбнулась: - Спасибо, что напомнил, - и пояснила шатену, - Мария, моя менеджер, больше волновалась за меня. Потеряла. А вот наш гений моды, к счастью, довольно хорошо знает щепетильность госпожи Анисы, поэтому раздувать скандал не стал. Так что мне больше досталось за то, что не отвечала на звонки и пропала без предупреждения. Мария…, - модель помолчала и нехотя произнесла, - немного в курсе событий и, к тому же, им нередко приходится решать… проблемы с … фанатами. Так что была готова поднять на ноги всю службу безопасности нашего агентства, но к счастью, ее вовремя притормозили, напомнив о камерах. А там было видно с кем и когда я ушла. Но мне все равно высказали многое и пообещали добавить завтра, - блондинка поморщилась и потерла «намыленную» шею.

     Шатен сочувствующе кивнул, помедлил, встал из-за стола, подошел к дивану и присел перед девушкой на корточки: - Ассина, - серые глаза пристально и серьезно смотрели в нефритовые, - Я хочу быть уверен, что ты поняла правильно… все это, - он повел рукой в сторону сейфа с документами.

     Ассина отвела взгляд, колупнула обивку дивана ногтем, а потом решительно уставилась в лицо мужчине: - Думаю, что твоя мама, - Астор прикусил губу, сдерживая несвоевременный смех. До сих пор его мать за глаза предпочитали именовать госпожой или руководителем, или боссом. Девушка и тут оказалось первой. Тем временем модель продолжила, - передала мне эту информацию, чтобы у меня не было иллюзий…, - блондинка принялась накручивать на палец золотистый локон, - я и не сомневалась, что клану постоянно приходится бороться за достойное существование….

     - Не забывай, что это характерно для всех организмов, населяющих эту планету, только масштабы разные, - напомнил шатен.

     Девушка согласно кивнула: - Понимаю и принимаю. Так, о чем я, ах, да. Я знала, но… это была теория. Сегодня я смогла увидеть и реальное положение вещей. И как ни странно, но мне стало спокойнее, - Ассина слабо улыбнулась и отцепилась от многострадального локона, - может быть потому, что видна четкая профессиональная работа? – она вопросительно посмотрела на мужчину. Тот кивнул: - И не только это. Ты смогла оценить масштабы. Умница, - будущий глава клана легонько погладил вцепившиеся в кипенно-белую ткань подола пальцы и обхватил их ладонями, - На всякий случай я повторюсь. Твоему «поклоннику» сейчас намного сложнее травить тебя и окружающих. Просто потому, что теперь он не является единственной главной фигурой на доске. И он опасается. Ведь риск быть разоблаченным увеличился в разы, - Астор склонил голову, подышал на потеплевшие пальцы и светло улыбнулся Ассине, - Ты не хочешь сообщить мне, кто он?

     Модель привычно покачала головой из стороны в сторону. Она и понимала, что лучше бы уже сказать, но что-то не давало, заставляя задыхаться в прямом смысле. Вот и горло сжало, задавило в груди, а перед глазами запрыгали черные и серебристые точки. Девушка наклонилась вперед и начала считать, стараясь вдыхать и выдыхать медленно и размеренно. Недовольно дернувший плечами Астор нахмурился, сел рядом и чуть позади и обнял свое чудо, сложив ладони на животе Ассины, ритмично и осторожно надавливая, задавая необходимый ритм. Когда блондинке стало легче, и она смогла откинуться назад, он мягко прошептал в высунувшееся из пушистых волос ушко: - Я не настаиваю. Просто не забывай, что с каждым разом мы узнаем он нем немного больше. Я лишь хотел ускорить процесс, - мужчина теплыми пальцами ухватил Ассину за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза, - Помни, его слабость в том, что он один. А вот меня больше волнует другой вопрос, - не смотря на мягкость голоса, выглядел будущий глава клана серьезным и обеспокоенным.

     - Не собираюсь ли я с воплями ужаса и вырывая себе волосы, сбежать из твоего дома и жизни? – перебила его модель, - ты ведь и сам понимаешь, да и госпожа Саэ тоже, что подобным меня сложно шокировать. Так что нет. Не думаю, что могу уйти по этой причине.

     - А другой у тебя нет, - отрезал шатен. Ассина не чувствовала подобной стопроцентной уверенности, но сказанные на прощание слова Кортаса и прочитанные документы заставили ее кивнуть: - Я не исчезну. По крайней мере, не обсудив этот вопрос с тобой, - вглядевшись в недоверчивые глаза мужчины, возмущенно добавила, - Жизнь - не любовный роман и не боевик. Я обещаю, что даже если мне пригрозят твоей смертью или еще чем-то подобным, то я не буду сходить с ума и свяжусь с тобой или твоими родственниками. Разыгрывать трехчасовой сценарий экшен-фильма, весь сюжет которого завязан на ошибке тупой героини, я не собираюсь.

     - Ты обещала, - шатен опять нашел теплые тонкие пальцы и сжал их, поднял и повертел кисть перед глазами, - Ты на фортепиано раньше не играла? – внезапно спросил он.

     - Что? – Ассина, приоткрыв рот, смотрела на резко сменившего тему будущего главу клана. Потом подняла глаза к шоколадным балкам потолочного перекрытия и что-то пробурчала. Вздохнула, - В свое время меня не миновала участь ученика музыкальной школы. Но подбирать музыку не умею. Да и особого таланта и желания не наблюдалось.

     Астор кивнул, встал с дивана, поднимая следом за собой девушку: - Пойдем спать.

     Шатен вывел модель из кабинета и направился в сторону спальни. Своей. Сегодня кошмары его избранницу беспокоить не будут. Он не даст. И действительно, теплые крепкие объятия, в которых немного встревоженная Ассина так и не обнаружила сексуального подтекста, согревали всю ночь. Отгоняя призраков пережитых неприятностей.
     … …

     ВИПы шагали по древней, тщательно отмытой брусчатке мимо увитых зеленью домиков, над дверями которых красовались забавные вывески. Поднимая голову к голубому небу с белоснежными комками облаков, Астор щурил глаза и довольно улыбался. Ему нравилась эта идея, развеяться среди магазинчиков и лавок, в которых можно было встретить прелюбопытные товары. Рядом вертел головой Жан, чье лицо было скрыто чуть ли не наполовину под огромными солнцезащитными очками. Скрученные в невообразимый пучок волосы не оставили ни малейшего шанса фанаткам узнать своего кумира. Немного впереди, практически вприпрыжку несся Сатор, благодаря которому они и оказались в историческом центре города. Блондин полдня уговаривал составить ему компанию. Творческой личности в очередной раз захотелось покопаться среди вороха безделушек, место которым по мнению его спутников было на блошином рынке, а скульптор черпал в этом барахле вдохновение. И стоять между Сатором и его музой никто не рисковал. Да и упирались мужчины только для вида.

     Последние недели оказались напряженными, по крайней мере для будущего главы клана. Демонстрируя внешние спокойствие и уверенность, от себя шатен не скрывал, что устал. Прежде всего от не отпускавшей тревоги и ожидания того, что Ассина не выдержит и попытается сбежать, а когда понял, что девушка намерена сдержать свое обещание, почувствовал себя кожуркой от выжатого лимона. Так что предложение Сатора оказалось как никогда вовремя. Правда, Астор подозревал, что его попытки скрыть свое состояние от друзей, были не слишком успешными. Они научились «раскалывать» его непроницаемый внешний вид. И вполне могло быть, что столь своевременное внезапное предложение было не совсем уж спонтанным. Шатен улыбнулся ярким лучам солнца, потихоньку топившим снег и заставлявшим плакать сосульки. И как раз в это время Сатор пихнул его в бок.

      - А это уже интересно, - блондин указал глазами куда-то вправо. Жан и Астор огляделись. Как оказалось, внимание скульптора привлек сидевший на расположившейся под огромным деревом, на ветках которого потихоньку набухали почки, светлой скамейке с массивными чугунными ножками брюнетистый наследник корпорации. Подвернув рукава теплого серого пиджака, Кортас, сдвинувшись чуть ли не на самый край сиденья, внимательно наблюдал через витрину за происходящим внутри магазинчика, специализирующегося на продаже цветов, комнатных растений и различных сопутствующих товаров.

     Мужчина так увлекся, что даже забыл про надкушенный пирожок, стремительно остывавший на все еще холодном зимнем воздухе. При этом брюнет явно едва сдерживал смех, но широкая улыбка все равно время от времени выползала на обычно слегка надменное лицо. Оживляя его и делая настолько притягательным, что проходившие мимо девушки даже осмелились подойти и попробовать познакомиться. Но были остановлены, что называется, на подходе суровым ледяным взглядом и резко вздернутой бровью. Этого оказалось достаточно, чтобы избавиться от нежданных поклонниц, постаравшихся скрыться с глаз раздраженного неприветливого красавца как можно быстрее. Сам же молодой человек повертел в руках остывший пирожок и бросил его прогуливающейся неподалеку огромной серой вороне, с благосклонностью царицы принявшей нежданный подарок. Но и этого брюнет не видел, опять поглощенный «шоу за стеклом».

     Заинтригованные друзья тихо подошли и, остановившись в паре метров от увлеченного наблюдателя, попытались рассмотреть, что же такое интересное происходит в магазине. В довольно скромном по размерам светлом, в нежных салатовых оттенках помещении, заполненном рядами горшков, горшочков, ваз, кашпо, длинными полками с разнообразными саженцами и яркими пакетиками с семенами, и стоявшими на полу, висящими на стенах и спускавшимися с потолка растениями, шла вроде бы обычная торговля. Молодые люди еще раз взглянули на давившегося смехом Кортаса… и решили выяснить все у него самого.

     - Привет. Поделись хорошим настроением с друзьями. Что там такое?

     Брюнет вопреки ожиданиям не подпрыгнул на месте от неожиданности, а спокойно махнул рукой и подвинулся, освобождая «места в ложе»: - А я все думал, когда же вы созреете.

     - Так это мы такие смешные? – Сатор нахмурил светлые брови и пихнул наследника корпорации, чтобы тот еще немного сдвинулся.

     - Ну вот еще, - хмыкнул Кортас, - лучше присмотритесь к покупателям, - он кивнул в сторону витрины. Астор впился взглядом в прозрачное стекло. Отсюда, со скамьи, было видно намного лучше. Ни блики солнца, ни прохожие не мешали рассматривать происходящее в «стеклянном аквариуме».

     - Это не Иния? – тем временем спросил Жан.

     - Она, - подтвердил наследник корпорации, вытирая жирную после пирожка руку белоснежным платком, - и не одна, а в любимой компании.

     Астор прищурился и, наконец, заметил рядом с брюнеткой Ассину. Обеих девушек окружали консультанты. Затянутая в форменную блузу продавщица с длинной пушистой косой как раз всплеснула руками, сделала большие глаза и пробежала за прилавок, откуда скоро выбралась еще более встрепанная, чем до того, держа в руках странной изогнутой формы, шатен присмотрелся, да, точно, это был цветочный горшок. Дожидавшаяся ее возращения коллега в это время показывала покупательницам какое-то невысокое мохнатое растеньице. Но интереснее всего было наблюдать за округлявшими глаза другими посетителями магазина, которым довелось не только видеть, как ВИПам, но и слышать то, что происходило в помещении.

     - Они там уже полчаса, не меньше, - поделился наболевшим Кортас, - сначала общались с продавцами. Уж не знаю, что они хотят, но там все только что не в обморок падали, а потом началось это шоу с горшками. Их уже, наверное, штук тридцать притащили. Если не ошибаюсь, они еще и в интернет-каталоге покопались.

     В этот момент очередная слегка замученная девушка-консультант вынесла в зал коробку с чуть не выпадавшими из нее горшками, и брюнет прокомментировал, давясь смехом: - Дошло, наконец. Раньше они их по одному выносили.

     Ассина и Иния склонились над кучей, тщательное перебирая предложенное. Немного расслабившаяся продавщица, пользуясь тем, что ее покупательницы видеть не могли, изменилась в лице. Сидевшие на скамейке нечаянные зрители поспешили уткнуться кто в шарф, кто в воротник, чтобы не распугать неспешно прогуливавшихся прохожих оглушительным ржанием. Девушке явно хотелось как минимум выкинуть доставших ее клиенток из зала, а как максимум поучаствовать в членовредительстве, но профессионализм останавливал.

     - Там несколько человек даже в зале присели, чтобы посмотреть, чем дело кончится. И, если я не путаю, директор из-за угла наблюдает, - добил друзей, весело блестя глазищами из-под густых черных ресниц, Кортас. Подумал и добавил: - Интересно, а почему не через камеры?

     - Так звука, наверное, нет. Сэкономили, - не отрываясь от происходящего проронил Астор, равнодушно пожав плечами. Одновременно с этими словами на лицах несчастных продавщиц отразилась неземная радость. Девушки спешно принялись собирать выставленный товар, а та, что была с косой, двинулась с двумя цветочными горшками к кассе, но не дойдя до нее, остановилась и сложила выбранные покупательницами вещи рядом с еще несколькими гончарными изделиями разной формы и расцветки, по-видимому, отобранными ранее. Расстегнувшая теплый пуховик и размотавшая длинный разноцветный шарф шатенка сделала рукой некий жест, который все зрители, включая сотрудников магазина, однозначно поняли, как «Все. Хватит!». Но счастье оказалось недолгим и счастливые улыбки сменились профессиональным оскалом. Кортас согнулся пополам, одновременно пытаясь вытереть глаза и не заржать в голос: – Они еще землю не выбрали, - пояснил он окружающим и похлопал по карману с телефоном, - я даже сверился, что им еще может потребоваться. Удобрения, подставки, не говоря о том, что они туда собираются сажать…. Думаю, еще походов тридцать будет.

     Сидевшие рядом ухмыльнулись, а уже было начавшие вставать со скамеек и плетеных кресел посетители магазина, снова заняли свои места.

     - А зачем им это все, не выяснил? – полюбопытствовал Жан.

     Наследник корпорации отрицательно мотнул головой и провел рукой по ежику волос: – Не знаю, но продавщицы застыли, как замороженные, и у них были такие глаза, что не сомневаюсь, нам всем понравится.

     Сбежавший ненадолго от друзей Жан вернулся с огромным кульком аппетитно пахнувшего, похрустывавшего на зубах печенья, встреченного одобрительным бурчанием остальных членов ВИП-четверки. Теперь просмотр шоу «за стеклом» проходил еще в более комфортных условиях. Даже изредка идущие по своим делам люди не мешали. Тем временем приобретшим некоторые опыт и навыки общения с требовательными клиентками продавщицам удалось довольно быстро обеспечить покупательниц всем затребованным, ограничившись активным обсуждением товара с применением ноутбука и всего пятью-шестью «ходками» на склад.

     Гора покупок, скопившаяся на углу прилавка, все росла. Постепенно дополняясь какими-то лампами, мягкими прозрачными мячиками и сложными устройствами, в изготовлении которых явно были задействованы производители компьютерной техники. При этом процесс выбора происходил настолько живо и эмоционально, что наблюдатели получали от него массу удовольствия. Но шоу все-таки подошло к концу. Консультанты, вооружившись огромным рулоном упаковочной бумаги, приступили к заворачиванию приобретенных изделий, а Ассина и Иния общались с кассиршей. Сидевшие на скамейке молодые люди, переглянувшись, дружно встали и направились ко входу в магазинчик.

     Мелодичный звон колокольчика оповестил всех присутствующих о новоприбывших. Поглощенные процессом оплаты девушки не оглянулись, в то время как другие посетители и продавщицы, за исключением занятых кассой и упаковкой товара, замерли на месте, не в силах понять, толи они участвуют в модном показе, толи у них фильм снимают. Наконец, оказывавшая исключительно моральную поддержку Иния обратила внимание на воцарившуюся тишину, посмотрела на удивленное лицо застывшей с подносом с крошечными колючими кактусиками в руках шатенки в форме и обернулась. На округлом порозовевшем лице брюнетки расцвела немного робкая удивленная улыбка. Густые подведенные брови недоуменно приподнялись.

     – Добрый день, что покупаем? – светским тоном, явно рассчитанным на публику, осведомился Жан, снимая очки и моргая. После яркого солнечного света в уютном зале ему было темновато. Стоявшая рядом с огромной полосатой калатеей покупательница сдержанно охнула, узнав певца, и судорожно зашарила в сумке, разыскивая что-нибудь, на чем можно было бы оставить автограф. Не узнавшие «звездного мальчика», но понявшие, что к привередливым, вытянувшим все нервы покупательницам пришла подмога, продавщицы смотрели на посетителей настороженно, с ужасом ожидая последующих событий.

     Услышав знакомые голоса, оглянулась шатенка, одновременно засовывая чек в кошелек. Улыбнулась, махнула рукой, затем обернулась к кассирше и выложила на прилавок несколько довольно крупных купюр: - Прошу прощения за то, что Вам пришлось потратить на нас столько времени. Огромная благодарность за терпение. Надеюсь, Вы купите на всех какой-нибудь торт к чаю. Чтобы подлечить нервы, - девушка шагнула к выходу, но была остановлена возникшей рядом словно из воздуха директором магазина. Упитанная, больше похожая на аппетитный пончик дама рассыпалась в выражениях признательности за внимание к товарам именно ее магазинчика и преподнесла в подарок несколько пакетиков каких-то семян, две изящные подпорки с крошечными ловцами света в виде стрекозы и бабочки на концах и симпатичную голубую лейку.

     Ох. Про нее то мы и забыли, - воскликнула Ассина, пока Сатор читал названия на пакетиках. Морковь раннеспелая, огурцы салатные, петрушка кучерявая. Ты что, огород сажаешь? – поднял он удивленные глаза на шатенку, наблюдавшую за тем, как директриса просит Жана оставить автограф в книге отзывов посетителей.

     - Практически угадал, - прыснула в ответ Иния, также следившая за процессом уговоров, не слишком долгих. Впечатленный терпением сотрудников магазина певец не стал сопротивляться и сейчас вертел в руках ручку, соображая, чтобы такое написать.

     - Вообще-то я хочу вырастить брокколи, - задумчиво сообщила Ассина, упихивая кошелек в рюкзачок и не замечая округлившихся глаз друзей. Стоявшая рядом брюнетка закашлялась от смеха, рассматривая ошеломленные лица ВИПов.

     - А зачем? – жалобно вопросил уставший смеяться Кортас, - ее ведь в любом магазине полно.

     Сжавшая губы и рассматривавшая потолок, точнее свисавший с него густой темно-зеленый папоротник в перевернутом горшке, Иния все-таки не выдержала и рассмеялась, а затем полезла в сумочку за салфетками. Выступившие слезы рисковали испортить макияж: – Я задала ей тот же вопрос, когда вчера созванивались, - пояснила она, - в результате мне очень долго объясняли про красоту, форму, полезность, но потом признались, что «просто интересно», а я решила поучаствовать в процессе, - девушка оглядела магазинчик в поисках урны, - правда, не представляла, что это будет то еще эпическое событие….

     - Но это ведь, действительно, интересно, - Ассина оторвала взгляд от что-то активно строчившего Жана и повернулась к остальным: - Во-первых, просто хочется попробовать вырастить такое растеньице, а во-вторых, оно же красивое и будет хорошо смотреться дома….

     Договорить ей не дала брюнетка, судорожно ухватившаяся за плечо Кортаса и расхохотавшаяся в голос: - Да, да, - похоже Иния спешила поделиться «наболевшим», - их тут столько красивых оказалось. Я чуть с ума не сошла. Ноги отваливаются…, - девушка уткнулась в грудь приятно удивленному подобным обращением наследнику корпорации.

     Астор осмотрел помещение. Жан заканчивал с раздачей автографов, тщательно завернутые покупки лежали на прилавке. Можно было уходить. Хватит сегодня с публики развлечений. Будущий глава клана взял несколько разноцветных веселых пакетов с растительным орнаментом, невольно уважительно взвесив один из них в руке. Кажется, в этот сложили землю. Интересно, девушки планировали заказать доставку? Шатен кивнул остальным ВИПам, разобравшим прочие коробки и пакеты, и вся группа покинула магазин, оставив продавцов в растрепанных чувствах. С одной стороны, выручка была впечатляющей. Да и сладкое к чаю пригодится. А можно ничего не покупать и просто поделить оставленную им сумму…. С другой, они уже сейчас с ужасом ждали следующего набега придирчивой и дотошной покупательницы. Может быть, стоило запастись успокоительным?

     Тем временем будущий огород благополучно перекочевал в стоявшую, как оказалось, совсем рядом на параллельной, доступной для движения транспорта, улочке, серебристую машину Кортаса, а сами «грузчики» и сопровождавшие их лица направились под руководством Сатора в сторону крошечного симпатичного кафе с великолепной выпечкой и не менее вкусным кофе. Спорить с напомнившим о том, что он еще не побывал в любимом магазинчике, блондином никто не стал. Мало того, видя разгорающиеся глаза Инии и заинтересованное лицо Ассины, остальные сделали печальный вывод, что им предстоит второй раунд мощного шопинга, к сожалению, теперь уже не совсем в роли наблюдателей.

     Заняв чуть ли не половину мест в небольшом помещении, услужливый персонал которого моментально сдвинул вместе несколько уютных плюшевых модулей, ВИПы, не сговариваясь, решили основательно подкрепиться перед продолжением похода. Принимавший заказ официант держал профессиональный покер-фейс, а вот протиравший неподалеку свою стойку бармен в пиратски повязанной алой бандане все выше поднимал брови и округлял глаза. Вежливо поклонившись и повторив заказ, молодой стройный мужчина в темно-синем длинном, больше похожем на юбку фартуке удалился на кухню, где поварам предстояла серьезная работа. А устроившаяся под боком у довольно улыбавшегося Кортаса Иния тем временем продолжила свой рассказ, как будто и не было длительного перерыва: - Представляете, оказывается, у этой капусты столько сортов. «И все очень красивые», - произнесла с придыханием брюнетка, явно пытаясь спародировать подругу. Та хихикнула и качнула головой, ожидая продолжения, - Разумеется, наш начинающий садовод мелочиться не стала и взяла всего лишь семь сортов. А теперь представьте, какие были лица у продавщиц, когда Ассина так спокойно заявила им, что собирается выращивать все это богатство, а к тому времени она еще вытянула два сорта какого-то укропа со «смешными» листиками, в квартире! Бедные консультанты были в шоке!

     - Им простительно, самое главное, что это не помешало девушкам дать мне все нужное, - вмешалась шатенка, с наслаждением принюхиваясь к новой, еще ни разу не опробованной разновидности чая, - и вообще, честно говоря, это не их дело, а брокколи и укроп…, - Ассина обвела всех веселым взглядом. Уголки губ с легкой нежно-розовой помадой постоянно стремились вверх. Модель явно получила массу удовольствия от набега на магазин, - знаете, сколько любопытного я узнала. Брокколи, например, может быть похожа на звезды или на ракушки. А укроп… он так пахнет. Да и выглядит красиво….

     - А что же ты тогда петрушку не взяла? – подколола подругу Иния.

     – Не люблю.

     - Так у тебя в покупках есть. Я помню – «Петрушка кучерявая», - приподнялся растекшийся по золотисто-бежевому диванчику в смешных черепушках скульптор.

     - Эээ, ну, значит будет еще и петрушка, хотя, я ее, действительно, не ем. Почти. Будет украшать квартиру своим видом, там, по-моему, листики интересные, - пожала плечами шатенка.

     - А огурцы любишь? - с улыбкой спросил Сатор и показал небольшой пакетик смешных, больше похожих на маленькие шарики, огурцов, - директорский подарок, пояснил он. Иния с тихим стоном откинулась на спинку сиденья: - Это ж опять землю покупать, горшки, - брюнетка хлопнула себя ладонью по лбу и тут же зашипела. Кортас отвел руку и подул на пострадавшее место.

     - Так и быть, тебя с собой не возьму, - пообещала Ассина, довольно наблюдая за представлением избавлявшейся от излишней робости и скромности подруги.

     – Лучше меня возьми, - тут же посмотрел на нее Кортас, - с удовольствием поучаствую.

     Тут уже застонали все. От дальнейшего обсуждения почв, освещения, семян и умных гаджетов для своевременной поливки, и удобрения, на случай если хозяйка уедет по делам на несколько дней, посетителей кафе смог отвлечь только восхитительных аромат принесенной еды. Астор аккуратно отделил шестую часть от своего нетронутого пирожного и положил ее на тарелку Ассины, получив в ответ благодарную улыбку. Позволить себе съесть все, модель не могла, а вот так попробовать, было очень приятно и не критично для «боевой формы».

     Шатен спокойно пил кофе с кардамоном и чувствовал, как теплый напиток заполняет надоевший за последнее время вакуум, как уходит напряжение. Он взглянул на девушку, осторожно отламывающую кусочек от великодушно отданного на дегустацию пирога Жана. «Красиво, интересно». Астор задумчиво постучал кончиками пальцев по мягкому плюшу и улыбнулся. Кажется, от Ассины ему тоже не удалось скрыть тревогу, и модель нашла свой способ, успокоить, показать, что не исчезнет, не сбежит. Ведь для выращивания «огорода» требуется не один месяц.

     Знакомая уже всем, до зубовного скрежета бодрая мелодия, внезапно разорвавшая уютную тишину, сообщила вздрогнувшим молодым людям о том, что работа о фотомодели не забывает. Отставив чашку, шатенка вытащила телефон, а ВИПы переглянулись. Похоже, совместное посещение «блошиного рынка» скульптора переносилось на неопределенное время. Предчувствия не обманули. Нервно покручивая телефон в пальцах, Ассина, закусив губу, жалобно обвела окружающих взглядом несчастного спаниеля. Иния вздохнула: - Теперь ты хочешь сказать, что у тебя вот совсем нет времени завести все купленное домой. Так?

     Каштановая головка часто согласно закивала. Брюнетка нахмурилась и с легким стуком опустила радужную тонкостенную чашечку на белоснежное кружевное блюдце: - А ты помнишь, что я – твой личный помощник и другого у тебя нет? И должна тебя сопровождать? И как я при этом смогу доставить твой «огород» домой? И как ты собралась без меня на площадке всякие мелочи улаживать? Куда хоть вызывают?

     Ассина приподняла очки и потерла переносицу, опять покусала припухшую губу и виновато сообщила: - Нужно доснимать несколько кадров рекламы. Какие-то неполадки с аппаратурой….

     Взгляд Инии стал еще серьезнее: - Только не говори, что это для той ювелирной компании! - Ассина печально кивнула, – Одну не пущу. Даже не думай! У них там бардак, никакой организации и персонал – идиоты, - взорвалась брюнетка. Астор незаметно улыбнулся. Их тихоня менялась, и не только когда дело доходило до профессиональных обязанностей.

     - Девочки, не расстраивайтесь, - Кортас слегка наклонился вперед, привлекая к себе внимание, - Все равно, покупки у меня в багажнике, я все завезу. А Астор доставит вас, – наследник корпорации посмотрел на друга, приподняв вопросительно бровь, но этот жест был скорее для проформы, так как брюнет и не сомневался в ответе будущего главы клана. Последний махнул рукой, подтверждая сказанное. Кортас кивнул и продолжил с печальной траурной миной и выражением глубочайшего сочувствия на лице, - Но сначала я и Жан составим компанию нашей блондинистой творческой личности в разгребании очередных завалов всякой винтажной и не только чепухи. А то наше высочество будет грустить и скучать по покинувшей его музе.

     ВИПы ехидно захихикали, не слишком понявшие о чем идет речь девушки неуверенно поулыбались, а Сатор не удержался, скатал и бросил в брюнета бумажную желто-розовую салфетку. Сидевшая рядом Ассина округлила глаза. Раньше за молодыми людьми она подобных дурачеств не замечала. Хотя, может быть, все дело было в том, что до этого она не входила в число тех, кому можно было такое показать? С другой стороны, в кафе они сейчас были не одни, зрителей хватало. Определенно, что-то менялось. Тем временем скульптор рассмеялся и пояснил окружающим, что ему на этот раз хватило и «шоу за стеклом». Девушки недоуменно переглянулись, пожали плечами и уставились на мужчин, которым пришлось кратко пересказать душещипательную историю о тайном наблюдении за магазином.

     Выходя из кафе, Иния и Ассина продолжали смеяться. Ассине было очень жаль, что она не смогла увидеть эту картинку: здоровые, стильно и богато одетые красивые парни, сидящие плотненько на одной скамеечке и внимательно наблюдающие за чем-то в окне цветочного! магазина! Иния же не забыла стребовать с Сатора обещание сводить ее обязательно на «блошиный рынок».
     … …

     Работа, работа, уйди на Федота, ну или как-то так…. Нет, безусловно, Ассина, как и многие другие, хорошо относилась к тому, что делала, и понимала, что труд, выраженный в денежном эквиваленте, это гуд. Но вот иногда, когда мелкие оплошности разных людей, вроде передвинутой на четверть часа встречи, о которой забыли предупредить, пролитого на ковер для съемок сока или перегоревшей не вовремя лампы, внезапно скатывались в огромный снежный ком, увлекающий за собой все больше и больше снега и грозящий похоронить все дело под лавиной неурядиц и задержек, хотелось, чтобы все это безобразие ушло на Федота, кашалота, бегемота, в общем кого-нибудь этакого большого, сильного, а самое главное подальше от Ассины.

     Девушка осторожно вытянула гудевшие ноги и подсунула под них небольшую подушку. Нужно было бы дойти до ванной и, как минимум, принять душ, но было откровенно лень. Больше всего хотелось растечься киселем и проспать до следующего утра, а лучше вечера. Стащив с головы осточертевший парик, модель покрутила ненавистный предмет маскировки на пальце, с трудом давя желание закинуть его куда-нибудь в темный угол, но удержалась и примостила вещицу на спинку светлого дивана. Подумала и прикрыла каштановое безобразие чуть более темной золотистой подушечкой. Затем мысленно пнула себя и, придав надлежащее ускорение, направилась в ванную, окончательно смирившись с мыслью, что в эти сутки поспать не удастся. Так получилось.

     Дурацкие совпадения привели к авральным ночным съемкам, неприятностям с заказчиком, на переговорах с которым модель Анису прямо-таки умоляли присутствовать в качестве смягчающего фактора. Пришлось согласиться. Как и надеялись, тот факт, что известная фотомодель, тайным, как он считал, фанатом которой являлся один из заказчиков, отложила все дела и сон, чтобы устранить недочеты и довести заказ до совершенства, сыграло немаловажную роль. Все разногласия были урегулированы к большему или меньшему удовлетворению сторон довольно быстро. А вот внеплановое застолье, Ассина до сих пор затруднялась сказать, был ли это ужин или завтрак, затянулось, и уйти было нельзя.

     Теплые струи смывали накопившееся недовольство и негатив. Ловя губами воду и отфыркиваясь, когда она попадала в нос, девушка раздумывала над тем, что некоторые моменты ее деятельности ей откровенно не нравятся. В частности, подобные совещания за накрытым столом. Но куда деваться…. Вот и приходилось ловить ароматы всяких жареных высококалорийных вкусностей, давиться слюной и делать вид, что вот этот овощной салатик и веточка укропа – просто мечта всей жизни, как и бокал с минеральной водой. И что с того, что эта водичка самая дорогая в ресторане и не всякому по карману. Она от этого тарелкой пасты с густым томатным соусом и кусочками мяса не станет.

     А окружающие предлагают попробовать то одно, то другое и по мере увеличения употребленного количества алкоголя предложения становятся все настойчивее. И это тогда, когда больше всего хочется огромную чашку чая, большую миску, ну ладно, пусть того же овощного салата, но большую, хороший кусок постного мяса, курицы или рыбы и спаать. Хорошо еще, что, зная весь сценарий, представители агентства уже по укоренившейся традиции садились так, чтобы у второй стороны не было возможности подложить что-либо в тарелку модели, относившейся к этому крайне отрицательно. Девушка могла следующий раз просто отказаться выполнять несвойственные ей функции. Тем более, что нарекания были вызваны не ее работой.

     Промыв русые волосы, Ассина потерла лицо и с тяжким вздохом вылезла из-под душа. Включила вырвиглазный ярко-желтый фен и посмотрела на похожие на солнышко бодро и громко тикавшие часы, которые каждые пятнадцать минут начинали блестеть, переливаться и звенеть колокольчиками. А все для того, чтобы разбудить модель, если она уснет в ванной. Девушка расправила полотенце и вышла. Скоро должен был прийти стилист-визажист.

     Теплые полы позволяли ходить без тапочек, и хозяйка квартиры прошлепала на кухню. Достала заварку, кофе и поставила чайник. Затем полезла в стратегические конфетные запасы. Зависла на несколько мгновений, подумала и вытащила несколько разных коробок. Стилист, как говорили в одной из стран, язык которой модель знала очень хорошо, «имел сладкий зуб» и мог слопать вазочку конфет за один присест. Впрочем, его пышные округлые формы, приближающиеся к идеальной геометрической фигуре, не мешали ему эпатировать окружающих и быть счастливым со своим избранником уже на протяжении более десятка лет.

     Звонок в дверь застал Ассину за разглядыванием обширного «рабочего» гардероба. Нерабочий скромно занимал едва ли десятую часть отведенного пространства. Девушка поспешила открыть дверь и впустила стремительно вкатившийся сгусток положительных эмоций и энергии внутрь. Апельсинчик, как его про себя называла модель, тут же прошествовал через комнаты в гардеробную, где замер, придирчиво разглядывая висевшие на вешалках в прозрачных чехлах платья, костюмы и прочие продукты дизайнерской фантазии.

     - Не пойдет, не пойдет, - стилист перебирал вещи и стрекотал так быстро, что вызывал стойкие ассоциации со швейной машинкой. Ассина привычно возвела глаза к потолку, продолжая спокойно стоять рядом. Вмешиваться в работу профессионала она не спешила, зная, что мужчина отберет несколько нарядов и предложит их ей на выбор. Правда, поглядывая на закопавшегося по самую отливающую рыжиной каштановую голову Апельсинчика, девушка уже начинала волноваться об исходе поисков. Вещи уже заканчивались, а результата все не было видно.

     - Марк, - тихо позвала она, но стилист не услышал, с невнятными ругательствами выбираясь из глубин гардероба. Мужчина отряхнул колени и провел рукой по встопорщенным волосам и замер на месте, оглядывая вверенное его заботам пространство. Потом с восторженным воплем ринулся к, Ассина удивленно приподняла брови, сдвигаясь с пути творческого гения, скромному повседневному гардеробу девушки, откуда выудил простые джинсы и классический жилет. Затем стилист пронесся мимо хозяйки дома и с кличем победителя вытащил со стойки какую-то вычурную, летящую, частично кружевную штучку с длинным рукавом и изрезанным подолом, местами ниже колена. Модель прищурилась, расплылась в довольной улыбке, повернулась к небольшому шкафу-пеналу, за дверцами которого не только висели и лежали разнообразные аксессуары и украшения, но и прятался внушительный встроенный в стену сейф для хранения более ценных образчиков ювелирного искусства. Шатенка набрала код, пошуршала коробочками и показала Марку тонкий изящный браслет, цвет которого один в один совпадал с цветом блузко-туники. Получив одобрительный кивок, захлопнула тяжелую бронированную дверцу и продемонстрировала стилисту широкий кожаный ремень с наклепками.

     - Да-да, а еще нужны какие-то тяжелые ботинки. У тебя есть? Отлично, -Апельсинчик отправил девушку переодеваться, одновременно, поясняя свой выбор, - Мероприятие у тебя не светское. Твои платья явно не подойдут. Да и спутники у тебя беспокойные. Могут и попортить одежку. А она бешшеных денег стоит, - Ассина согласно буркнула, максимально быстро влезая в джинсы и застегивая блузку. Расходы на вещи вгоняли ее внутреннего еврея в тоску и предынфарктное состояние, но ничего поделать было нельзя. Статус и работа обязывали. Марк, не особо слушая, позвякивал чашкой о блюдце, жевал конфеты и, как поезд на рельсах, не сворачивал с любимой темы, - А с другой, все ждут кого? – не дожидаясь ответа, продолжил, - все ждут известную дорогую обалденную фотомодель. А что такое фотомодель? Это эпатаж! – оглядев вышедшую к нему молодую женщину, восторженно присвистнул и добавил, - И они его получат. В разумных дозах, конечно, - с этими словами хозяйку квартиры за руку вытащили из комнаты. Несколько минут деятельный ураганчик носился по гостиной, включая и выключая освещение, раскладывая крема и кисточки, затем завернул девушку в накидку и усадил рядом с окном.

     Разглядывая в зеркале результат трудов Марка, модель осторожно поворачивала вправо-влево голову, потом улыбнулась отражению внимательно следившего за ней стилиста, обернулась и чмокнула шатенчика в щеку: – Спасибо, для меня это очень важно. Спасибо тебе большое.

     Апельсинчик улыбнулся, не менее довольно рассматривая Ассину: - Уж больно мероприятие мне понравилось, - светлые голубые глаза встретились с нефритовыми, подчеркнутыми правильным макияжем, придававшим им глубины, очами модели, - Кстати, не возражаешь, если я поеду с тобой. У меня и моей драгоценной половинки через неделю очередной юбилей совместной жизни, вот и хочу преподнести ему ошеломительный подарок.

     Девушка засмеялась: - Не возражаю. Но ты уверен, что твой «ошеломительный», - она постаралась максимально точно скопировать интонацию стилиста, - подарок он сможет выдержать?

     - Никуда не денется, может быть и о приемных детях задумается, - шатен решительно взмахнул рукой и потом аккуратными движениями расправил на голове фотомодели теплый шарф. Очки в пол-лица дополнили картину. Теперь, чтобы узнать в хозяйке квартиры модель Анису, нужно было быть или супершпионом, или экстрасенсом.

     - Это даже к лучшему, не придется тратиться на такси, - заявила девушка, усаживаясь в небольшой, жизнеутверждающей раскраски автомобиль.

     – А, так мы еще и меркантильны! Всегда подозревал, - радостно сообщил мужчина, плюхаясь на водительское кресло и потирая замерзшие во время утрамбовывания багажа руки, - Куда едем, хозяйка? – повернулся он к Ассине. Услышав адрес и потратив некоторое время на настройку навигатора, Апельсинчик вывернул на дорогу.
     … …

     - Я тебя сначала у входа высажу, чтобы не морозить и макияж не портить, а потом поставлю машину и приду, - Марк ловко припарковался у ступенек черного входа, - ты только предупреди, чтобы меня пропустили.

     Ассина кивнула и быстро застучала толстыми, в стиле милитари, ботинками по скользким ступеням, про себя радуясь, что этот же путь ей не нужно проходить на высокой шпильке.

     Еще пока закрытый для посетителей арендованный зал выставочного комплекса встретил лаем, писком и мявом сегодняшних партнеров фотомодели. Замученные подготовкой к грандиозному мероприятию сотрудники приюта суетливо бегали вокруг, поправляя якобы косо прикрепленную фотографию, вытирая несуществующую пыль с широких подоконников и в который раз перекладывая буклеты. Беловолосый парень вычесывал величаво развалившуюся на коленях трехцветную кошку, короткостриженая блондинка в пушистом васильковом свитере с огромной кошачьей мордой на груди закидывала пищавшим щенятам специальные игрушки-жевалки. Две рыжеволосых бледнокожих близняшки в одинаковых серых футболках завязывали белоснежный бант на ошейнике огромной, устрашающе выглядевшей черной, как смоль, собаки, нетерпеливо переступавшей лапами, но даже и не думавшей воспротивиться. Одним словом, все пытались что-то улучшить, как-то приукрасить внешний вид подопечных. Ассина покачала головой, неуверенная в разумности некоторых действий, но говорить ничего не стала.

     Модель внимательно осмотрела зал, задержав взгляд на фотовыставке, посвященной истории приюта и ее питомцам, а также проблемам бездомных животных. Ее существование девушка считала одним из крупнейших собственных достижений. Ведь именно ей удалось уговорить модного и востребованного фотографа, чьи удивительные работы обнажали все скрытое и спрятанное, принять участие в мероприятии. Зеленые глаза пробежались по чистым стенам, аккуратным рядам удобных клеток, вставших Ассине в приличную сумму, плакатам, буклетам и стопкам фотографий модели с разнообразными собаками и кошками. Девушка нахмурилась. Когда они отправили всю эту печатную продукцию на реализацию, то и не предполагали такого большого спроса. Дважды пришлось допечатывать.

     Причину Ассина не знала и искренне недоумевала. Свалить все на собственную популярность было бы самонадеянным…. Да и просчитывали они этот момент. Она, конечно, не гений экономики и бизнеса, но получаемое образование позволяло хоть как-то спрогнозировать такие параметры. Впрочем, рефлексировать было некогда. Девушка взглянула на часы. Громкий ударивший по ушам стук резко открываемых дверей заставил поднять голову. По помещению прокатилась волна мяуканья, писка и лая напуганных внезапным шумом животных. «Что-то случилось!» – первое, что пришло в голову. Встревоженная модель двинулась к застывшей в дверном проеме встрепанной и взмыленной брюнетке, которая, согнувшись и уперев руки в колени, пыталась отдышаться.
      Со всех концов зала спешили взволнованные и обеспокоенные волонтеры и сотрудники приюта. Вбежавшая девушка сама, кажется, не ожидала такого эффекта от своего появления. Все еще согнувшись, она хватала ртом воздух, одновременно пытаясь руками просигналить, что вроде бы как ничего плохо нет, но кошмар! кошмар! По крайней мере, именно так интерпретировала ее жестикуляцию Ассина.

     - Дорогая, ты не подскажешь, что сегодня происходит в этом заведении помимо твоего мероприятия? Я еле нашел место для парковки, - неслышимый за всем этим шебуршанием и расспросами Апельсинчик хлопнул модель по плечу, от чего она чуть не подпрыгнула.

     - Ты о чем?

     Стилист пожал плечами и с интересом оглядел ближайшие клетки: - Так ты не в курсе? Ну, там собственно ничего такого. Просто машин слишком много. Причем недешевых. Многие с водителями. Хотелось бы мне знать, где и что тут намазали… и чем…, - Апельсинчик сделал несколько шагов в сторону и засунул палец между прутьями клетки с котятами, тут же попытавшимися захапать в свое пользование новую игрушку. В этот момент у наведшей шороху сотрудницы, наконец, прорезался голос: - Госпожа Аниса, - Ассина перевела взгляд с увлеченного игрой с животинками шатена на говорившую, - Там очень много людей. В очень богатой одежде. И все ждут открытия нашего зала!

     Паника в голосе девушки была нешуточная. Модель медленно шагнула за дверь в недлинный широкий коридор, отмытый стараниями волонтеров до блеска, и аккуратно по оклеенной светлыми обоями с ненавязчивым растительным узорчиком стеночке добралась до угла. Выглянула, похлопала глазами и также по стенке, но уже весьма шустрее, протекла назад в выставочный зал.

     - Девочки, не знаю кого за это благодарить, хотя догадываюсь, но, судя по всему, сейчас здесь будет очень много очень обеспеченных, я бы сказала, до неприличия богатых людей. И что-то мне подсказывает, что они пришли за нашими питомцами, - дружный гомон заглушил тяжкий вздох Ассины. Дождавшись, когда вокруг станет тише, она продолжила, - Я вас всех прошу учитывать, что к нам придут и обычные посетители. И эти два потока лучше развести, во избежание недоразумений. Поэтому….

     Оставшиеся до открытия десять минут пролетели в перераспределении обязанностей. Часть волонтеров стремительно переквалифицировалась в гидов, которые будут водить группы ВИПов и обычных посетителей, а заодно следить за тем, чтобы и те, и другие пореже пересекались. Пара человек была отряжена на перенос ящика для пожертвований из угла на входе в центр зала. Прибежавшая откуда-то девочка-блондинка радостно потрясла баллончиком с краской и в одно мгновение нанесла на зеленую простую поверхность золотистые узоры. Ассина схватилась за голову: - Он же теперь пачкаться будет!

     Но ее быстро успокоили тем, что, во-первых, через десять минут уже все высохнет, а во-вторых, буде кто захочет сразу поучаствовать в пожертвовании, до того, как ящик станет безопасным, то его деньги положат на поднос, последний модели тут же продемонстрировали, чуть ли не пихнув под нос от чрезмерного энтузиазма и волнения, примут с поклонами и улыбками, а потом уже сами сбросят в неширокую щель. На охрану будущего состояния приюта отрядили двух давно работавших и прекрасно себя зарекомендовавших крепких рослых парней из числа волонтеров.

     Наблюдая за открывающимися светлыми дверями зала, в которые под негромкую веселую музыку входили посетители, фотомодель вздохнула. С одной стороны, теперь она не сомневалась, что все представленные сегодня питомцы приюта окажутся пристроенными. С другой стороны, не факт, что им достанутся любовь и ласка. Хотя, о чем это она? В любом случае этим песо-котам повезло. У них всегда будет еда, услуги ветврача и теплое жилье. А ласка… Ну прислуга тоже люди. Глядишь и все образуется.

     Тем временем, сотрудники приюта довольно шустро для тех, кто занимается подобным в первый раз, организовывали группы «экскурсантов», часть из которых уже спокойно двигалась между рядами клеток с табличками, содержащими не только клички, но и основные характеристики питомцев. А также их в основном печальные истории. Внимательные нефритовые глаза обшарили заполняющееся гудящей, переговаривающейся разноцветной толпой помещение. Девушка кивнула сама себе и направилась к тем клеткам, у которых на данный момент было меньше всего посетителей. Там, где проходила фотомодель, на мгновение воцарялась тишина, которая потом взрывалась многочисленными восторженными возгласами и вспышками фотоаппаратов.

     Улыбаясь и приветливо кивая окружавшим ее людям, Аниса тем не менее попросила всех отключить вспышки, вредящие животным и заставлявшие их нервничать. Модель пообещала, что позже сфотографируется со всеми желающими в специально отведенном для этого месте, где установлено профессиональное оборудование. А затем осторожно достала из клетки пушистого серо-черного котенка, погладила его, заметив «Какая прелесть» и вернула зверька на место. Отошла в сторону и тихонечко хмыкнула, увидев, как «осчастливленный» ей котейка стремительно перекочевывает из клетки в переноску кофейного цвета, стиснутую в руках девочки лет десяти, рядом с которой стояла приятно выглядевшая хорошо одетая пара. Кто из этой троицы поддался на провокацию, родители или ребенок, было непонятно, но уже сейчас можно было не сомневаться, что «сирота» в одиночестве и забвении не окажется.

     Достаточно было посмотреть на аккуратные движения подростка, на то, как осторожно несла она переноску. Ассина улыбнулась. Купить недорогие специальные сумки для транспортировки животных была ее идея. Во-первых, многие могли и не подумать об этом, а во-вторых, пусть сразу привыкают к тому, что животное это серьезно. И ему нужен дом, еда, транспорт и многое другое, что также можно было приобрести рядом, в специально отведенной под торговлю части зала, где располагались необходимые на первое время для обустройства кошачьих и собачьих товары: лотки, корма, миски, игрушки. Некоторые из посетителей, определившись с питомцем, медленно ходили между прилавками, слушая консультантов и выбирая нужное. Хорошо, что удалось договориться о максимальной скидке на весь ассортимент. Модель протянула руку, почесала за ухом пушистую помесь болонки со спаниелем. Уголки губ девушки постоянно поднимались вверх. Она и не представляла, что в ней таятся способности прожженного торговца, а вот поди ж ты. Когда надо, вылезли и сработали.

     Негромкое покашливание за спиной напомнило о прочих обязанностях. Ослепив окружающих улыбкой, Аниса принялась подписывать фотографии и плакаты с собственным изображением. Выведя очередной автограф и поблагодарив за внимание и посильный вклад, девушка оглядела ставшее вдруг пустым пространство и на мгновение устало прикрыла глаза.

     – А я себе кое-кого подобрал. Взгляни, - Апельсинчик подкрался незаметно. Блондинка слегка вздрогнула от неожиданности, потом присмотрелась и засмеялась. Просто не смогла удержаться. На руках пухлого мужчины вольготно развалились два рыже-каштановых чуда. Только в отличие от предполагаемого хозяина они, скорее, были рыжими: мелкий представитель семейства кошачьих демонстрировал ровный рыжий окрас за исключением коричневого хвоста, лапок и одной половины мордахи. Получился этакий пират на отдыхе. Рядом с кошаком, Марк сразу заявил, что выбирал именно кота, уткнулся носом во вкусно пахнувшую одежду (девушка отлично знала, что где-то там рядом в кармане стилист хранил обязательный запас конфет и печений) щен. Аналогичного окраса, только, коричневых пятен на нем было все же больше.

     Продемонстрировав свою находку, Апельсинчик покатился к стойкам регистрации, где сотрудницы записывали фамилии, адреса и контактные телефоны «приемных родителей». По правилам приюта его волонтеры еще несколько раз навестят своих подопечных. По совету Анисы, для ВИПов исключения не делали. Почти. Разумеется, приехать в гости к бывшему питомцу будет затруднительно. Обеспеченные люди не любят вмешательства в их жизнь, но работники приюта все равно обещали позвонить и помочь в случае необходимости, а также посетить «усыновленных», мягко добавляя, если будет возможно.

     С наблюдательного пункта Ассины, представлявшего собой небольшую площадочку у стены, прилично возвышавшуюся над окружающим пространством, открывался отличный обзор. Девушка оглядывала зал, рассматривала толпу, но предполагаемых виновников сегодняшнего столпотворения найти не могла. Модель начала волноваться. Скромностью ВИПы не страдали, и уж Кортас, а по мнению Ассины больше никто не мог додуматься до такой масштабности и размаха, обязательно бы подошел, чтобы услышать о себе много разного и поделиться своим мнением о происходящем. Но вот что-то закадычной четверки видно не было, хотя то тут, то там девушка вылавливала отдельные знакомые по университету лица.

     Она вздохнула, но тут же вернула на место профессиональную улыбку из категории непринужденных. Как же хотелось просто потереть лицо и глаза, хоть на мгновение привалиться к стене и немного отдохнуть. Но увы. Подобной роскоши известная фотомодель себе позволить не могла. Иначе завтра таблоиды и сетевое пространство будут пестреть заголовками: «Организованное госпожой А. благотворительное мероприятие по пристраиванию бездомных животных настолько ей наскучило, что она практически заснула». Ну или чем-нибудь в этом роде.

     Зеленые глаза выловили из толпы целенаправленно пробиравшуюся вперед шатенку с двумя качавшимися по бокам смешными хвостиками, скрепленными разноцветными резинками. Девушка ловко лавировала между людьми, приближаясь к «командному мостику». Без особой необходимости сотрудники приюта модель не беспокоили, считая, что она и так сделала все, что могла, и даже больше. Так что сейчас сомнений не оставалось, впереди очередные неприятности. Сохранявшая покер-фейс и радушно кивающая посетителям шатенка, наконец, добралась до Ассины. Сейчас, когда она стояла повернувшись спиной ко всем присутствующим, с лица слетела улыбка, а в глазах появилось волнение и какой-то непонятный пока модели азарт.

     - Госпожа Аниса, у нас уже две трети животных пристроены, а количество приходящих посетителей практически не уменьшается, - сотрудница приюта выжидающе посмотрела на собеседницу. Ассина тихо выдохнула, вроде бы очередная катастрофа откладывалась. Тем временем, шатенка продолжила: - У меня есть предложение, - карие глаза засверкали. На ум подобравшейся модели пришли где-то вычитанные слова: «Если глаза женщины блестят, значит, тараканы в ее голове что-то празднуют». Рано она расслабилась. Что и подтвердилось спустя пару минут, когда до нее донесли основную мысль: воспользоваться таким количеством желающих и привезти готовых к «усыновлению» животных из другого приюта.

     Блондинка задумчиво постучала кончиком ботинка, просчитывая варианты. Дожидавшаяся ее ответа девушка теребила рукава кремовой блузки. Она уже несколько раз заверила, что руководителей второго приюта и обстановку в нем знает лично, что к животным там относятся очень ответственно, и что забирать будут только действительно подготовленных с санитарной и психологической точки зрения питомцев.

     Ассина смотрела на стоявшую перед ней девушку, напряженно переплетавшую пальцы, и не могла решиться. Одно дело, когда чуть ли не лично проверил каждого предложенного кошака или пса, а другое – взять животных неизвестно откуда. При этом неважно, к кому попадет больной или агрессивной питомец, к ВИПу или обычному горожанину, а таких тоже оказалось немало, ситуация будет мало приятной. В прошлой спокойной жизни у модели была подруга, которая чуть не лишилась собственного кота, после того как принесла домой «здорового» котеночка из приюта. В результате лечить пришлось обоих. Чудом выжили и мелкий, и пожилой представители кошачьих. А если подумать о других заболеваниях…, опасных не только для животных, но и для людей, то становилось совсем тревожно, учитывая то, что питомца берут, как правило, для ребенка….

     Девушка уже было собралась отказаться, но тут к ним подошла руководитель приюта, средних лет приятная женщина, за рыжеватым оттенком черных волос которой скрывалась пробивавшаяся седина. Разумеется, она уже была в курсе столь внезапного предложения. И более того, уже связалась с приютом, о котором шла речь. У них, действительно, были готовые к передаче в хорошие руки животные. Кроме того, брюнетка подтвердила благонадежность руководства и заверила, что лично осмотрит вместе с ветеринаром каждого новоприбывшего четвероногого.

     Ассина вздохнула, огляделась, достала телефон и набрала ветклинику. Полагаться исключительно на визуальный осмотр она не собиралась. А в звериной больничке, помнится, ей что-то говорили про новый экспресс-анализ крови и жутко дорогое оборудование для него, которое купило начальство. Уточнив все моменты, девушка, переведя телефон на громкую связь, ответила, ожидавшим конца переговоров женщинам: - Сначала животных доставить в клинику. Анализы будут готовы через полчаса. Только потом здоровых животных, вместе с подтверждающим анализом сюда. Анализ сделать на бланке с цветной фотографией, не вклеенной, а распечатанной.

     Переведя взгляд на телефон, модель отключила связь и, наконец, подняла глаза на сотрудниц приюта. Ассина боялась, что те будут недовольны таким проявлением недоверия, но рисковать здоровьем других и репутацией, как своей, так и компании, ведь именно известная модель Аниса будет нести ответственность за любые ляпы, не собиралась. Но, на удивление, руководитель приюта, стоявшая все еще рядом, благодарно улыбалась, а задорно подскакивавшие хвостики шатенки виднелись уже в нескольких десятках метров от площадки.

     - Побежала транспорт организовывать. Спасибо Вам, - брюнетка приложила ладонь к сердцу и сдержанно поклонилась, на худощавом угловатом лице без тени макияжа сияла светлая улыбка. И все закрутилось. Нужно было быстро собрать опустевшие клетки, отвезти их в приют, поместить животных, распечатать на каждого краткую характеристику, привезти кошачьих и собачьих в клинику, сделать анализ, и новый переезд с размещением. К счастью, уже перечисленных денег хватило на срочную доставку живого груза. О чем и заявил невысокий хрупкий мальчик-волонтер с длинной косой и серьезным взглядом из-под стильных очков, отказываясь от подписанного девушкой чека.

     Стоя в окружении очередной желавшей сделать совместную фотографию с моделью семьи, Ассина лишь мельком видела как взмыленных, но старавшихся сохранить внешнее спокойствие и уверенность волонтеров, так и новых людей, активно перетаскивавших новоприбывших питомцев. Директор приюта плавно и величественно лавировала между клетками, придирчиво вчитываясь в описания, проверяя данные анализов и сличая фото с оригиналом. Модель порадовалась, что к ее опасениям отнеслись с пониманием. И снова улыбнулась до боли надоевшей вспышке. Еще один щелчок затвора. Мимо быстрым шагом, едва не переходя на бег, проскользнула начальствующая брюнетка. Как потом расскажут, в отделе продажи кормов и прочих полезностей тоже заканчивался товар, пришлось решать и этот вопрос.

     Еще улыбка, поворот головы, благодарность. Несколько крепко сбитых спортивного телосложения мужчин проносят клетки и проводят собак. Судя по всему, это уже пришли на помощь посетители. По крайне мере, вот тот шикарный блондин в черной кожаной куртке с цепями и лишь на первый взгляд кажущимся дешевой безделушкой перстнем на пальце точно приобрел себе смешную рыжую дворняжку с лукавым взглядом, длинными ушами и постоянно мотающимся из стороны в сторону хвостом. Отсутствие левого глаза, потерянного в результате встречи с догхантерами, нынешнего хозяина не остановило.

     - Спасибо за то, что пришли. Надеюсь, Ваш новый питомец станет настоящим членом семьи, - улыбка. Вспышка. Мышцы лица уже занемели, но очередь не уменьшается. Вспышка. Как же хорошо, что не надела туфли на каблуке. Спасибо тебе, Апельсинчик! Неужели эта огромная река превращается в постепенно иссякающий ручеек? Модель не верила своим глазам. В зале уже потихонечку разгребали завалы и наводили порядок, и лишь в ее части помещения щелкал затвором не меньше Ассины уставший фотограф, играла веселая музыка, прохаживался, раздавая маленькие мягкие мячики, которыми можно было весело играть с новым питомцем, забавный клоун.

     Наконец, за последним посетителем закрылась дверь, и блондинка без сил опустилась рядом с выжатым как лимон фотографом. Осторожно потрогала кончиками пальцев уголки, казалось навечно застывших в профессиональном оскале губ. – О, музыку выключили. Я уже ненавижу эту мелодию, - тихим шепотом произнес привалившийся к стене мужчина, - Неужели все?

     - Да уж, - Ассина тоже понизила голос, - это похуже некоторых съемок будет.

     Фотограф согласно кивнул, с явственным кряхтением, несмотря на свой молодой возраст, встал на ноги, подхватил «боевое оружие»: - Я домой. Спать.

     - Да, спасибо тебе огромное, - девушка ухватилась за протянутую руку и тоже поднялась, - чек я тебе пришлю в конце недели, хорошо?

     Мужчина опять кивнул, помахал всем находившимся в зале рукой и спешно унесся. Его можно было понять. За окном, разгоняя ночную мглу, давно горели фонари. Волонтеры лениво гудели моющим пылесосом. Все клетки уже отправили в приют, кассир заканчивала подсчет выручки, ящик для пожертвований также подвергся тщательному досмотру. Судя по тихому присвисту, активной жестикуляции и спешно сбегающимся на призыв сотрудникам, сумма была не маленькой.

     Ассина медленно, пытаясь хоть немного размять затекшие ноги, направилась в сторону бурно обсуждавших день молодых и не очень людей. Но не доходя до них, свернула вправо и остановилась у небольшой колонны. Перед открытием зала здесь стояла небольшая клетка с пушистой питомицей. Девушка вздохнула, закрыла глаза и провела рукой над пустым местом: «Пусть в твоей жизни все сложится удачно». Стиснула зубы и заморгала, стараясь спрятать слезы. А в следующее мгновение почувствовала легкое прикосновение к плечу. Ей был известен только один человек, способный так бесшумно перемещаться в окружающем пространстве и не будить ее инстинкт самосохранения. Модель оглянулась и вполне ожидаемо увидела высокого сероглазого шатена, с едва заметной хитрой улыбкой ожидавшего ее реакции.

     - А я все удивлялась, куда же вы пропали. Не могу поверить, что Кортас, а я ведь не ошибаюсь, он у нас главный виновник этого торжества? – Астор кивнул, - Я так и думала. Я не могу поверить, что наш многоуважаемый наследник корпорации не горел желанием поделиться с окружающими информацией о своей роли в этом шоу и всеми гениальными идеями по данному поводу. Где ты его скрываешь?

     Девушка даже сделала вид, что заглядывает мужчине за спину. Хотя Кортаса было сложно спрятать даже за спиной сумоиста. Беспокойная деятельная натура брюнета сверкала бы и оттуда. Шатен улыбнулся и покачал головой. Затем подал девушке неизвестно как оказавшееся у него в руках пальто и приобнял за плечи: - Уже поздно. Поедем домой? А я все тебе по пути расскажу.

     Ассина благодарно прижалась щекой к мягкой выделанной коже светлой куртки. Не выдержала и развернувшись в объятиях уткнулась в нее лицом, вдыхая хорошо знакомый аромат и согреваясь. Она плотно зажмурила глаза. Слезы никуда не делись, но нельзя, не нужно. Теплый шарф лег на голову, надежно защищенной от холода макушке достался легкий поцелуй: – Все образуется. Поехали? – слушая этот ровный, спокойный голос, действительно, хотелось верить, что все «образуется.

     Астор подал встряхнувшейся, словно воробей после купания в луже, спутнице руку, они помахали окружающим, получили в ответ активные, несмотря на общую усталость, пожелания хорошо отдохнуть. Слушая обмен репликами, Ассина с удивлением поняла, что упустила несколько важных событий. В отличие от нее самой, окружающие мало того, что познакомились с ВИПами, но еще и получили от них очень весомую поддержку. Оказалось, что именно они организовали быструю и комфортную транспортировку животных, привлекли своих людей для переноски и перевозки клеток, а также помогли с поставками заканчивающихся товаров для принятых в семьи звериков. А появившийся неизвестно откуда клоун, сворачивающий для детей и части взрослых фигурки и домашних питомцев из шариков, был исключительно идеей Сатора, им же и реализованной.

     Устроившись в теплом приятно пахнувшем кожей и воском полироли салоне, Ассина, прикрыв глаза, слушала к тихое урчание мощного двигателя, затем повернулась к будущему главе клана, несколько мгновений смотрела на него, улыбнулась, откинулась на подголовник и попросила: - Рассказывай. Кажется, я много пропустила.

     Шатен улыбку вернул, вывел машину с парковки, на которой остались только несколько тяжело груженных автомобилей, принадлежавших волонтерам и сотрудникам приюта, и заговорил.
     … …

     То, что Ассина опять ввязалась во что-то энергозатратное и, скорее всего, авантюрное, Астор понял по нескольким признакам. Во-первых, она перенесла сроки подачи нескольких работ, что случалось исключительно редко, во-вторых перестала появляться в университете. Вообще. При этом в модельном агентстве аврала не наблюдалось, о чем ему уже доложили. Значит, это что-то помимо съемок. Долго думать не пришлось. Приставленная охрана, от которой девушка и не думала прятаться, довольно быстро сообщила о нескольких посещениях приюта для животных и встречах с его персоналом, а также о разъездах и переговорах с представителями явно творческих профессий.

     Сложить два и два, особенно когда у тебя рядом подсказка в виде пухлой папки с информацией по каждому, с кем встречалась модель, оказалось несложно, равно как и получить в собственное пользование несколько специально подготовленных брошюр с фотографиями Анисы с пушистыми и не очень, веселыми и серьезными питомцами приюта. Собственно, за разглядыванием этих материалов его и застал, по обыкновению стремительно ворвавшийся в кабинет будущего главы клана наследник корпорации, одновременно развязывавший чем-то помешавший ему темно-синий шарф и говоривший по телефону. Брюнет, не мешкая, ухватил один из листочков, просмотрев который, повернулся к спокойно сидевшему за столом другу, сказал кому-то «пока», отключил связь, плюхнулся в мягкое белоснежное кресло и широко улыбнулся: – И каким образом мы, - Кортас специально подчеркнул последнее слово, - в этом участвуем?

     Успевший попросить принести кофе и сок, Астор вздохнул и покачал головой: - Я правильно понимаю, что вариант: оставим все как есть и не вмешиваемся, тебя не устраивает?

     - Так же как и тебя, - наследник корпорации с раздражением дернул затянувшийся узлом шарф и с удовольствием бросил надоевшую полоску на темную столешницу, - Так какие у нас идеи?

     Узнав, что идей у шатена пока нет, Кортас так явно обрадовался и заискрился энергией, что Астору оставалось только откинуться в кресле и наблюдать за активно развернувшейся компанией «тайных помощников», ограничиваясь правом вето на особо экстремальные идеи иногда зарывавшегося брюнета, вроде организации рекламной кампании на телевидении и установки бутика с модной кошачьей и собачьей одеждой от кутюр. Наследник корпорации побурчал, но не расстроился. И он продолжил не только генерировать идеи, но и реализовывать их, попутно вовлекая в этот циклонический вихрь всех, кому посчастливилось или не посчастливилось оказаться рядом, иначе говоря, Жана, Сатора и Инию. Троица добровольно-принудительных помощников особо не бунтовала и не возражала. Молодые люди с энтузиазмом подключились к рекламной компании.

     И если Жан, к его глубокому сожалению, мог позволить себе только «скрытую рекламу», заметив в нескольких интервью, что считает заботу о бездомных животных весьма хорошим делом, не упоминая на прямую конкретный адрес, иначе СМИ подхватили бы эту информацию, раздули сенсацию, раскопали бы какую-нибудь историю и испортили всю задумку, то Иния и Сатор через многочисленных знакомых последнего распространяли брошюры, перехваченные у сотрудников приюта практически на выходе из типографии, при этом успевая еще и выполнять многочисленные задания сверхактивного брюнета.

     Сам же Кортас неожиданно для многих стал гостем нескольких масштабных светских раутов, которые раньше просто проигнорировал. Там будущий президент компании в разговоре не забывал упомянуть о модной тенденции оказания помощи животным. И как бы промежду прочим, говоря о планах, сообщал, что намеревается поучаствовать в благотворительном мероприятии. В конце концов, он легко может себе позволить подарить тепло и уют одному или, может быть, двум требующим ласки питомцам. И ловко переводил беседу на другое. С терпением завзятого охотника ожидая, когда же очередной собеседник сделает выводы о собственной состоятельности, которую, оказывается, можно измерять и таким способом, а также о том, что он может поучаствовать со столь важной персоной в одном мероприятии, а потом еще и сообразит, как же вернуться к интересующему его вопросу.

     Когда же после долгих расшаркиваний разговор переходил опять к четвероногим, брюнет с тщательно выверенными интонациями, довольно сдержанно выдавал нужную информацию и, якобы делая одолжение, замечал, что постарается прислать по почте копию попавшего к нему буклета. А потом еще и выслушивал благодарность, пряча улыбку. В принципе, прием был старым, как пирамиды, но опять сработал. Кампания по завлечению посетителей проходила слаженно и абсолютно незаметно для Ассины, и без того закопавшейся в дела по самые уши. Однако огромное количество пришедших в выставочный зал людей оказалось огромным сюрпризом не только для модели, но и для самого Кортаса.

     Впрочем, брюнет довольно быстро нашел свою ошибку - он не учел параллельную деятельность по привлечению внимания к данному мероприятию Ассины. Но как опытный бизнесмен тут же просчитал возможные варианты развития событий. Так что, когда сотрудники приюта развили нездоровую, а точнее какую-то непонятную, тщательно скрываемую, но очень активную деятельность, ВИПы смогли оказать полноценную помощь. И, конечно, же брюнету не терпелось пообщаться на эту тему с Ассиной, но девушку постоянно окружало такое количество людей, а вокруг было столько дел, срочных и очень срочных, что добраться до нее было нереально.

     Да еще и вредный шатен, которого Кортасу иногда хотелось отдергать за длинный каштановый хвост, всячески тормозил наследника корпорации на подходе, прямым текстом заявляя, что модели сейчас, мягко говоря, не до них. Астор улыбнулся, вспоминая, как уже под конец, когда ряды клеток изрядно поредели, а количество людей значительно уменьшилось, наследник корпорации решительно направился в ту сторону, где была организована передвижная фотостудия, пробурчав, что он добьется своего, даже если придется для этого сфотографироваться. Но увы, на середине пути, целеустремленного бизнесмена поджидала страшная ловушка.

     Звонкое короткое тявканье заставило оглянуться. На брюнета с небольшой бело-серой мордашки смотрели лукавые черные глаза. Средней длины загнутый каралькой хвостик весело мотался из стороны в сторону. Наследник корпорации улыбнулся, развернулся и шагнул вперед, но его буквально оглушил пронзительный, чуть ли не панический визг. Небольшой щенок, по внешнему виду которого сразу становилось ясно, что породистость в этом тельце и не ночевала, бросался на стенки, пытаясь протиснуться сквозь прутья, отчаянно перебирая лапами и мотая ушами.

     Не выдержав, Кортас открыл дверцу клетки, из которой ему на руки выпал гладкошерстный, худой комочек счастья и радости, практически в мгновение ока облизавший своим розовым языком все, что оказалось в доступе: руки, пальцы, дорогие часы, рукава куртки и неудачно подставленный подбородок. В результате, акула бизнеса изменила планы и оказалась рядом со стойками для оформления документов на питомца. Астор и остальные ВИПы, тихо сцеживали улыбки в кулак, наблюдая за выворачивающимся из рук умиляющейся Инии щеном, в то время как сам Кортас с самым серьезным видом раздавал указания по телефону. Среди шума, тявканья и мяуканья расслышать весь разговор было затруднительно, до друзей лишь доносились «погрызть, лучший корм, домик, игрушки, да и для дезинфекции и врача на всякий случай».
     … …
     Ассина поерзала по сиденью и тихо рассмеялась, в красках представляя, что сейчас должно было происходить в доме Кортаса. Затем отвернулась от Астора и постаралась незаметно убрать грозившую покатиться по щеке слезинку, притворяясь, что занята разглядыванием плавно двигавшихся за окном автомобиля домов и фонарей. У нее тоже была здесь своя любимица. Как же ей хотелось взять домой этот кусочек спокойствия и мудрости. Которых зачастую так не хватало самой девушке.

     Сейчас модель не могла уже вспомнить, когда в первый раз поймала взгляд янтарных глаз. Темно-коричневая, прямо шоколадная, не слишком пушистая кошка безмятежно лежала в своей клетке, отстраненно наблюдая за происходящим вокруг, не пытаясь привлечь к себе внимание. Сколько бы раз Ассина не приходила, она постоянно ощущала взгляд этих удивительных глаз. От сотрудников приюта, модель узнала, что заинтересовавшая ее представительница кошачьих не слишком молода. Да это было понятно и по ее поведению. Тем не менее, очень спокойная, даже слегка равнодушная, не досаждающая просьбами погладить, она имела хорошие шансы на «удочерение». И ее быстро забрали. Замотанная, забегавшаяся Ассина даже не успела попрощаться с любимицей.

     Конечно, можно было узнать адрес усыновителей. Все контактные данные тщательно записывались. Но зачем? Если бы могла, девушка забрала бы кошку к себе уже давно. Но… даже сейчас, спустя довольно долгое время после случившегося, иногда по ночам она слышала сквозь сон протяжный жалобный стон-мяв и видела окровавленное пушистое тельце.

     Яркие огни за невидимым стеклом слились в одну размытую полосу. Ассина сжала руку в кулак, до боли, до врезавшихся в кожу ногтей. «Не плакать. Я сказала! Не плакать». Плавно сбросив скорость, Астор остановил машину и развернулся к пассажирке. Девушка поморгала, потом еще раз посмотрела в окно и недоумевающе приподняла бровь, вопросительно глядя на мужчину. Модель привыкла к тому, что после напряженных событий ее путь заканчивается в родовом гнезде Астора, и не ожидала, что на этот раз маршрут будет изменен.

     Чистота роскошного холла, вежливые улыбки затянутой в костюмы охраны, нисколько не смущенной быстрым превращением спутницы босса из шатенки в блондинку, бесшумный лифт и звонкий, радостный лай, встретивший пришедших практически на пороге. Ассина в некотором остолбенении смотрела на мелкое ушастое недоразумение с счастливыми до безумия карими глазами, танцующее, перебирающее лапками на белоснежном пушистом ковре и всем своим видом показывающее, насколько оно радо видеть любимого хозяина. При этом гостью гордо игнорировали. И обижаться тут было не на что. Сама виновата. Девушка совсем забыла о новом питомце шатена, в данный момент занятого очень важным делом. Не успев снять ботинки и куртку, он чесал за волосатым ушком.

     Блондинка размотала шарф и расстегнула пальто, с любопытством поглядывая то на Астора и валявшуюся перед ним кверху пузиком собачку, то на темную мебель со светлыми вставками и огромное зеленое растение в светло-сером горшке в углу просторного холла. Ассина уже хотела было снять пальто, чтобы повесить его в огромный зеркальный шкаф, но вставший с корточек владелец апартаментов, отточенным движением посадивший растаявшую от внимания собачку за пазуху, взял дело в свои руки. Помог гостье снять одежду и убрал ее легко отошедшую в сторону створку, куда отправил и свою куртку, предварительно пересадив, очевидно, привыкшую к подобному обращению и не возражающую питомицу на невысокую тумбочку.

     - Как ты ее назвал, - Ассина с улыбкой смотрела на мотавшее ушами чудо, совершенно не похожее на то несчастное, замученное животное, которое видела в последний раз. Сейчас лукавая мордаха лучилась довольством. И хоть неоднократно повторялось, что животные улыбаться не умеют, но собачка явно была не в курсе, демонстрируя всем желающим радостную широкую улыбку.

     - Мелочь.

     -Что? Прости?

     - Я назвал его Мелочь, - пояснил мужчина, одновременно снимая нетерпеливо перебиравшего лапками песика с тумбочки и подталкивая гостью к входу в гостиную. Ассина не удержалась и прыснула, оглядываясь на вошедшего за ней шатена. Но смех мгновенно пропал, когда девушка увидела того, кто ждал ее в большой светлой комнате с серо-белыми стенами и темными мягкими диванами. Все тот же мудрый и спокойный, не изменившийся от перемены обстановки, взгляд. Шоколадное счастье, свесив одну лапу и хвост, чудом не столкнув несколько изысканных мелочей, с долей превосходства наблюдало за людьми с верхней полки открытого стеллажа, удобно устроившись между двумя абстракциями.

     - Но как? – модель в шоке обернулась к будущему главе клана и замолчала, не находя слов. Она могла только беспомощно смотреть на мужчину. Тот улыбнулся и пожал плечами: - Как-то так, - он потянул стоявшую в ступоре гостью за руку и усадил рядом с собой на диван. Мелочь, не стесняясь, немедленно запрыгнул и уселся хозяину на колени, - Она же тебе сразу понравилась, - Астор тихо притянул девушку за плечи.

     - Разведка донесла. Бодигарды эти твои. Ничего не пропустят, - вздохнула Ассина и опустила голову на крепкое плечо, ощущая под легкой белоснежной тканью накачанные мышцы. Задумчиво поглядывая на разлегшуюся на верхнем ярусе красавицу, девушка протянула руку и машинально погладила голое теплое, почти горячее тельце, почесала пушистое ушко, перебрала мягкие прядочки и лишь после этого осознала, что покусилась практически на святое. С удивлением посмотрела на свои все еще целые пальцы. Перевела взгляд на маленькую собачку. – Ты моя умница, спасибо, солнышко.

     Песик мотнул ушами, спрыгнул с коленей хозяина и степенно отправился в сторону кухни.

     – Есть пошел, - пояснил Астор. Ассина угукнула, наблюдая, как до того успешно притворявшаяся спящей представительница семейства кошачьих потянулась, зевнула и одним прыжком оказалась внизу. Махнула хвостом, мазнула взглядом по сидевшим людям и направилась в том же направлении, что и Мелочь. Модель проводила шествовавшую мимо с гордо поднятым хвостом красотку, хмыкнула и глубоко вздохнула: - Кажется, она у тебя уже полностью освоилась, - девушка прислушивалась, пытаясь уловить лай или боевой мяв, вполне ожидаемые при встрече представителей двух противоборствующих лагерей. Но в глубине коридора царила тишина.

     Посмотрев на неосознанно вытянувшую в сторону дверей шею девушку, Астор фыркнул и потянул любопытную гостью на кухню. Ему и самому было интересно, что там происходит. Ведь у него и самого были определенные опасения по поводу встречи Мелочи и взрослой кошки, определенную часть времени к тому же прожившей на улице. Мужчина даже урвал время на беседу со звериным психологом. Результатом общения стало посещение приюта данным специалистом, после чего молодому господину были представлены несколько полезных рекомендаций. И все же, привезя сегодня новую постоялицу в дом, шатен волновался.

     Прибывший вместе с ним психолог понаблюдал за жильцами, отметив, что Мелочь оказался на удивление спокойным псом, и порадовавшись, что сбылись его прогнозы, и шоколадная красавица не стала претендовать на абсолютное господство. Мужчина заверил хозяина квартиры, что особых конфликтов не будет, и что животные уже поделили квартиру не то чтобы на сферы влияния, скорее на уровни.

     Ассина высунула голову и заглянула на кухню, с удивлением рассматривая странный округлый белый с черным стол и изогнутые белые барные стулья перед ним. С того места, где находилась блондинка, она прекрасно слышала хруст и чавканье. Животные обнаружились в уютном уголке между стальной мойкой, столом и окном, занавешенным белоснежным густым тюлем. Пушистая девушка вкусно ужинала кошачьим кормом на углу огромной снежной столешницы, куда ей по совету психолога поставили еду, а мелочь с аппетитом вылизывала тарелку, в которую заботливый хозяин заранее положил особенно любимый маленькой собачкой паштет.

     Модель несколько минут смотрела на эту идиллию, а затем, не говоря ни слова, вернулась в гостиную. Подошла к огромному панорамному окну, часть которого была прикрыта светлой римской шторой, и замерла, вглядываясь в темную ночь. Внизу раскинулся, подмигивая разноцветными яркими огнями, город. А за спиной было тепло, спокойно и уютно. Девушка обернулась на шум шагов. Астор поставил на стол поднос с прозрачными черными чашками и антрацитовую большую тарелку с аккуратно нарезанными и красиво разложенными очищенными фруктами и приглашающе кивнул Ассине.

     - Только не говори, что за это время ты успел все приготовить, - блондинка округлила глаза.

     – Ты забываешь, что в отличие от твоего в моем доме водится такое полезное существо, как домработница. Я не супермен, но снять пленку с уже готового блюда вполне способен, - мужчина налил чай и подал чашку гостье. Молодая женщина улыбнулась, сделала глоток, а потом потянулась к аппетитным долькам. Когда она сегодня последний раз ела? Ассина взглянула на выполненные в виде открытого часового механизма настенные часы. Кажется, это было днем. Или утром? Не удивительно, что хотелось не только фруктов, но и хороший кусок мяса.

     Девушка прикрыла глаза. И вздрогнула, почувствовав, как под весом севшего рядом шатена прогнулась поверхность дивана. В следующее мгновение крепкие руки прижали к жаркому сильному телу: - Ты вся как струна. Но на сегодня приключения и неприятности закончились. Можно расслабиться, - тихий ровный голос сработал как спусковой крючок стартового пистолета. Из зеленых, плотно зажмуренных глаз, словно сами собой закапали слезы. Плечи модели дрожали, она тыкалась носом куда-то в темно-синюю хлопковую ткань рубашки, стараясь приглушить и без того тихие, лишь время от времени вырывающиеся всхлипы.

     Астор спокойно обнимал Ассину, размеренно поглаживая напряженную подрагивавшую спину, тихо согревал дыханием макушку, пока девушка выплакивала усталость, напряжение и отчаяние, сжимая в стиснутых побелевших пальцах рубашку шатена.

     - Я ведь так хотела ее взять. Так боялась. А вдруг опять? Что-нибудь случится. Вдруг. Не могла, - приглушенный тканью голос время от времени прерывался рваными вдохами, - а потом ее забрали. Я ведь даже не успела с ней попрощаться. Не увидела, кто ее приютил. Думала, к кому она попала, а она здесь. У тебя, - громкое рыдание вырвалось так внезапно, что Ассина сама испугалась, вздрогнула и размеренно задышала, пытаясь взять себя в руки. Она сосредоточенно вдыхала и выдыхала, успокаиваясь, не замечая, что ритм дыхания совпадает с темпом размеренных, слегка замедлившихся поглаживаний мужской ладонью.

     - Все хорошо. Все будет хорошо, - увидев недоверчивый взгляд из-под мокрых ресниц, Астор осторожно нажал на кончик покрасневшего носа и улыбнулся, - по крайней мере, эта история закончилась хорошо. Твоя драгоценная кошка теперь у меня. Будешь навещать ее так часто, как захочешь. И я от этого тоже выигрываю. Раньше ты ни в какую не соглашалась приехать ко мне, - уголки губ поднялись в улыбке.

     - Спасибо, - Ассина вздохнула и, опустила опухшие от слез глаза, смущенно провела ладонью по мокрому пятну на рубашке шатена, - я даже не знаю, как, каким образом сказать тебе, что то, что ты для меня сделал…, у меня нет слов. Как благодарить?

     Астор приглаживал встопорщившиеся светлые волосы. Кому-то поведение девушки могло показаться наигранным. Нашла из-за чего убиваться. Из-за кошки. Тем более, что она не погибла, а жила бы себе спокойно в другом доме. Но Ассина потеряла слишком много близких ей людей, разорвала связи практически со всеми друзьями. Ее жизнью руководила прихоть маньяка. Не удивительно, что, почувствовав нечто родное и близкое, ей безумно не хотелось отпускать это от себя. Мужчина посмотрел на заплаканное лицо и тихо рассмеялся. Сейчас его гостья выглядела абсолютно не так, как на модных, расхватываемых как горячие пирожки, буклетах и постерах.

     - Макияж потек, и глаза красные? – шмыгнув носом, скорее подтвердила, чем спросила Ассина. Шатен кивнул и, потянув девушку за руку, повел ее в ванную. Пока блондинка округлыми изумленно разглядывала просторную комнату со скошенным потолком и огромным окном прямо над темно-коричневой, практически черной ванной, мужчина прошел к белоснежному шкафчику и достал оттуда пушистое полотенце. Из соседнего отделения вытащил мягкий халат, вручил это все модели и оставил девушку в одиночестве. Ассина покрутила головой, провела ладонью по белой, под кирпич, плитке нижней части стены, посмотрела на темную верхнюю половину, переступила по мягкому серому ковру, брошенному на цвета горького шоколада деревянный пол, отдернула кипенно-белую штору и, наконец-то, выдохнула, расслабляясь.

     Задумчиво посмотрев на свою новую питомицу, размеренно точившую когти об заблаговременно установленную в углу гостиной когтеточку, Астор хмыкнул, убрал со стола успевший остыть чай и прошел на кухню, где в духовке как раз подогрелось запеченное с овощами мясо, специально приготовленное к приходу следившей за фигурой гостьи.

     Привести себя в относительный порядок удалось быстро. Конечно, ни покрасневшие глаза, ни не менее красный нос превратить в нормальные за такое время было нереально, но Ассина хотя бы смогла стереть стойкий профессиональный макияж Апельсинчика. Без специальных средств это стало титаническим трудом, но зато, выполняя однообразные движения, девушка слегка успокоилась. Она вышла из-под текущих прямо из потолка струй, нанесла легкий крем, который постоянно таскала в сумочке, посмотрела на халат, но все-таки влезла в свои джинсы и блузку. О чем тут же пожалела. Мокрые капли немедленно оставили на тонкой ткани расплывающиеся пятна, делавшие эту одежду весьма и весьма прозрачной.

     Ассина мысленно чертыхнулась, стянула джинсы, еще раз залезла под душ, а потом все-таки закуталась в предложенный халат, а вещи повесила на плечики. Огляделась и, обнаружив в углу, сушилку, отправила одежду туда, включив минимальный обдув. Пройдя на кухню, незамеченная хозяином гостья несколько минут наблюдала за ловкими движениями мужчины, накрывавшего на стол. Аромат мяска заставил сглотнуть. Из глубины коридора неслышно подошла кошка, потерлась о ноги и громко замурлыкала. Девушка наклонилась и погладила между ушек, отчего мурчание приобрело схожесть со звуком мотора мини-трактора. Странно, Ассина слышала, что животным требуется долгое время, чтобы привыкнуть к новому окружению. Астор повернул голову ко входу: - Садись, будем кушать.

     Модель кивнула и… вышла из кухни. Шатен хмыкнул, но Ассина уже вернулась, подошла к столу и взяла стакан с минеральной водой. Сделала глоток, улыбнулась и села. Астор едва заметно поморщился, но ничего не сказал, будучи в курсе, что девушка перед каждой едой принимает лекарство. При этом модель, боясь публичной огласки, а скорее того, как это могут раздуть некоторые папарацци, так шифровалась, что до сих пор никто ничего не заметил. Блистерами блондинка не шуршала, таблетки глотала втихаря, запивая водой, когда получится. Как сейчас. Если бы не предоставленный его службой отчет, то шатен и не догадался бы, а так сделать выводы оказалось недолгим делом. Огорчало, что девушка не пускала его в свою жизнь настолько близко, насколько бы хотелось мужчине. Скрывалась и секретничала. Но на все нужно время. Оставалось ждать, когда демаркационный столб передвинут еще немножко.

     Вкусный ужин и позднее время сыграли свою роль. Очень хотелось спать. По крайней мере, Ассине. Она с трудом сдерживала зевки, периодически аккуратно сцеживая их в кулак. Глаза, словно заколдованные, закрывались сами собой. Астор в очередной раз поглядел на клевавшую носом гостью: - У меня гостевая спальня имеется.

     Блондинка отрицательно замотала головой и потерла глаза: - Спасибо, но я вряд ли сейчас сразу засну. Устала сильно, но впечатлений сегодня через край…. Я могу и одна посидеть, посмотрю телевизор, помедитирую на экран. Извини, что надоедаю, да еще и спать мешаю.

     - Тогда я с тобой посижу. Только ноутбуком пошуршу. Надо кое-что доделать.

     В результате молодые люди разместились на диване в гостиной. Астору, действительно, нужно было закончить несколько срочных дел, так что он, не стесняясь Ассины, абсолютно уверенный в том, что без его разрешения, девушка в его документы даже не подумает заглянуть, открыл ноут и планшет и разложил бумаги из папки на стоявшем рядом столике. Модель пристроилась на другом конце дивана, удобно облокотившись на угол спинки и мягкого подлокотника, но телевизор включать не стала, а достала из сумки темно-вишневую электронную книжку. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая пощелкивание клавиш и шорохом бумаг.

     В какой-то момент в бедро Астора несильно толкнулось что-то прохладное. Мужчина поднял глаза и улыбнулся. Электронная книга рисковала упасть с края дивана. Судя по всему, именно этого добивалась шоколадная красавица, устроившаяся рядом с заснувшей девушкой и старательно спихивавшая пушистой попой продвинутый, но лишний с точки зрения коши гаджет. Во сне Ассина стекла с подлокотника на диван и уперлась ледяными ногами в тонких светлых носках, выданных мужчиной, в теплое бедро шатена. Ей не мешал ни свет, ни не предназначенный для подобного времяпрепровождения модный диван. Неудобная поза, очевидно, тоже не тревожила. А вот когда владелец апартаментов захотел встать, чтобы перенести свою гостью в спальню, девушка немедленно напряглась и заворочалась, что-то пробурчала, но не проснулась. Только на лице мелькнул страх, брови попытались сойтись на переносице. Тихий всхлип окончательно убедил Астора, что лучше оставить все, как есть. Ассину опять мучили кошмары, и ей требовалось присутствие человека, которому она доверяла.

     Стараясь не слишком двигаться, мужчина дотянулся до лежавшего на кресле цвета бургундского вина теплого серого джемпера. Придя домой, Астор его снял, а вот убрать, как-то не сложилось. Что оказалось и к лучшему. Укрыв, насколько это было возможно, девушку, шатен осторожно погладил пушистую спинку придремавшей кошки, напомнив себе, что ей так и не дали имя, взглянул на лежавшего на мягкой подушке под столиком Мелочь и вернулся к письмам.

     Утро наступило довольно поздно. А все потому, что кое-кто случайно забыл сумку вместе с телефоном, а по совместительству и будильником, в коридоре, а некто еще днем, чтобы не отвлекали, отключил сотовый. Свою роль сыграло и удачное расположение спальни хозяина дома, в которую солнце заглядывало только в середине дня. А вот то, что молодые люди все-таки не опоздают на стоявшие после двух часов пары, было исключительной заслугой забывчивости Астора. Именно благодаря ей по-весеннему яркие солнечные лучи беспрепятственно проникли в уютную мужскую спальню сквозь невесомый тюль кофейного цвета. Задернуть тяжелые плотные шторы хозяин комнаты ночью банально запамятовал.

     Серые сонные глаза приоткрылись и недовольно взглянули в сторону окна. Веселые лучи продолжали скакать по рассыпавшимся по синей подушке каштановым длинным прядям. Шатен осторожно опустил голову и вдохнул слабый запах духов и лака, все еще не выветрившихся из светлых волос лежавшей у него под боком Ассины. Девушка пока спала, уткнувшись носом чуть ли не в подмышку мужчины, поэтому солнце ее пока не беспокоило. Астор улыбнулся. Поздно ночью, он осторожно, чтобы не напугать и не разбудить, попытался перенести гостью в спальню. Блондинка тут же проснулась, точнее, она вывернулась из рук и с полузакрытыми глазами на автопилоте дошла туда, куда ее вели. Стянула с плеч халат, опустила его на кресло и залезла в кровать, не обращая внимания на увлеченного зрелищем красивого тела в одном нижнем белье хозяина апартаментов, не спешившего укутывать девушку в покрывало. Как только Астор лег в кровать, Ассина немедленно перевернулась, завозилась, уткнулась ему в плечо носом и засопела.

     Мужчина потянулся. На губах играла довольная улыбка. Ни один кошмар не посмел пробраться в сны его гостьи. Ночь прошла спокойно. А вот каким будет день, он сейчас выяснит. Осторожно тронул теплые мягкие прядки. Блондинка наморщила нос и открыла сонные глаза. Несколько мгновений задумчиво смотрела в лицо Астора, потом покраснела: - Извини, тебе опять пришлось возиться со мной. Прости, пожалуйста, - она сложила перед собой молитвенно лапки и прижмурилась. Шатен не удержался и хмыкнул. Потом вздохнул. Ну конечно, в этом вся Ассина. Другая бы думала о том, что оказалась в одной постели с мужчиной, а она извиняется за доставленные неудобства. С другой стороны, профессия накладывала свой отпечаток. На многие вещи модель смотрела с несколько иного ракурса, чем прочие. И присутствие в постели одетого в пижамные брюки и футболку мужчины, при том, что сама она тоже не была совсем раздетой, не могло ее шокировать.

     Девушка же продолжала извиняться. Ей явно было неудобно, что догадавшемуся о ее страхах и нежелании ночевать одной шатену пришлось пожертвовать своим комфортом. На этих словах Астор не выдержал и прикрыл модели рот ладонью: Ассина, ты сейчас уже договоришься до глупостей. Прекращай. Ты же взрослая и должна понимать, - будущий глава клана подмигнул замолчавшей блондинке, - что мне только в радость обнимать тебя всю ночь.

     Нефритовые глаза распахнулись и уставились на удобно развалившегося на подушках мужчину. Модель помотала головой и цапнула шатена за палец, намекая, что пора бы руку от рта и убрать. Ладонь отодвинулась, девушка еще немного помолчала, потом осторожно заметила: - Понимаю. Но боюсь. Боюсь, что ты пожалеешь. Боюсь, что пожалею сама.

     Шатен перевернулся на спину, одновременно подтягивая Ассину поближе к собственному боку. Аккуратно обнял ее и, не глядя на девушку, спокойно заметил: - Я решил все еще в тот первый раз, когда Кортас разбил твои очки, - мужчина хмыкнул и легко рассмеялся, - вот уж не думал, что вляпаюсь в такое. Любовь с первого взгляда. Тогда я увидел твои глаза. Знаю, ты их всегда прячешь. Слишком необычный цвет. И в тот раз ты их старательно отводила, - Астор замолчал, вспоминая, как много смог прочитать в уставших нефритовых очах. Вздохнул и продолжил, - А уж когда ты так изящно расправилась с Кортасом, я понял, что попал, - шатен ласково поглаживал теплое гладкое плечо, изредка задевая лямку полуспортивного бюстгальтера. Внезапно нахмурившись, он легонько постучал кончиками пальцев по складочке на лбу девушки, - Ассина, ты знаешь, я не ослепленный эмоциями мальчишка, которому море по колено. Я руковожу серьёзным бизнесом и готовлюсь стать главой клана. Более того, мои приказы не обсуждаются и не проверяются действующим главой. И, поверь, я все взвесил. Я хочу защищать свою будущую жену, обеспечить ей и моим детям спокойное, насколько это возможно, будущее, - Астор еще помолчал, размышляя, стоит ли говорить дальше, но решил довериться благоразумию девушки, - В моем сейфе лежит несколько папок: все, что удалось собрать о тебе, твоих родственниках, друзьях, врагах, жизни, здоровье.

     Тело под его рукой напряглось, но спустя мгновение расслабилось. Мужчина благодарно поцеловал светлые прядки. Ассина лежала тихо, греясь в теплых руках, и внимательно слушала, стараясь уловить все, что пытался донести до нее… будущий муж? Решение еще не было принято, но…, кажется, все шло к тому. И поэтому сейчас она усердно разбиралась в происходящем, не слишком зацикливаясь на пустых обидах. Да. В какой-то момент было неприятно. Но и Астора нужно было понять. Она ничего не рассказывала мужчине, а он привык контролировать окружающий мир. Так что неудивительно, что шатен сделал то, что сделал. Она бы поступила так же, если бы были такие возможности. В этом девушка не сомневалась. Вот только. Все равно страшно. До стиснутых зубов. За других. За себя.

     Темная волна ужаса поднялась и накрыла, пытаясь задушить. На глаза навернулись слезы. Так внезапно и сильно, что пришлось срочно отворачиваться, чтобы скрыть прочерченные на щеках мокрые дорожки. Только от настойчивого мужчины не так-то просто спрятаться, сложно вывернуться из ласковых, сильных рук. Немного резкий рывок, и девушка уткнулась заплаканным лицом в широкую теплую грудь.

     «Как будто вчера не наревелась», - Ассина шмыгала носом и зажимала рот ладонью. Словно со стороны она слышала громкие отчаянные рыдания, и не понимала, кто же так шумит, почему стало тяжело, тело почти не двигается, а по лицу и шее расползается странная влага.

     Астор сел, упираясь спиной в кровать и удерживая бившуюся в истерике девушку. Напряженное, как чрезмерно натянутая струна, грозящая порваться от любого неловкого движения, тело вырывалось, используя все полученные на тренировках по самообороне навыки. И в то же время модель продолжала беспорядочно, словно маленький котенок, тыкаться лицом, по которому текли крупные слезы, в мягкую футболку мужчины.

     - Дождался, - шатен со вздохом перехватил девушку, находившуюся в таком состоянии, что она могла сама себе навредить, уложил на бок и крепко прижал. Конечно, будь он сверху, было бы легче, но собственный опыт и консультации с психологом говорили однозначно, в такой позиции жертве морального или физического насилия станет только хуже. И опять оставалось только ждать, пока истерика пойдет на спад. Астор поморщился, передвинул ногу, придавливая пытавшиеся ударить его конечности Ассины, и мысленно пообещал себе, что это последний раз, когда он теряет время на ожидание. Пора переходить к более активным действиям. И теперь уже можно. Кризис, о котором ему постоянно говорили врачи, случился. Вполне закономерный. Модель слишком долго жила под огромным напряжением, рано или поздно, но психика должна была дать сбой. Нужно было только поймать момент и проконтролировать, направить в нужное русло. Ощутить заново тот ужас, который он чувствовал, пытаясь остановить практически летящий мотоцикл Ассины, мужчина не хотел. И сейчас радовался тому, что нервный срыв в буквальном смысле вылился слезами, а не привел к очередному танцу на крыше или бешеной гонке.

     Постепенно движения продолжавшей бесплодную борьбу девушки стали менее резкими, по телу пробежала мелкая дрожь, крики прекратились, остались лишь тихие всхлипы, а затем Ассина провалилась в поверхностный сон. Уставший от эмоциональных перегрузок мозг дал телу команду «отбой». Астор осторожно переложил модель удобнее, укрыл темно-синим одеялом. Подумал, пристально вглядываясь в измученное лицо. Подошел к окну и проверил надежность кодовых запоров, в который раз благодаря паранойю матери, снабдившей замками все, что можно и нельзя. Затем направился в ванную, откуда вернулся с влажным полотенцем, аккуратно вытер залитые слезами щеки, шею и грудь все еще слегка вздрагивавшей во сне блондинки. Не переодеваясь, подхватил телефон и вышел в гостиную. Нужно было предупредить о том, что на парах они сегодня все-таки не появятся, а также вызвать врача. Состояние девушки тревожило.
     … …

     - Что случилось? - разогревавший в микроволновке очередной замороженный шедевр, приготовленный домработницей для молодого господина, мужчина обернулся на раздавшийся сбоку от двери хрипловатый голос. Закашлявшаяся Ассина стояла в проходе. Босиком, в длинной футболке, которую Астор выложил на тумбочку рядом с кроватью. На руках девушки удобно устроилась кошка, требовательно подставлявшая голову под руку модели и недовольно бодавшая ладонь, если та замирала хоть на мгновение.

     - Ты что-нибудь помнишь? – шатен, отставил в сторону глубокую ярко-оранжевую керамическую миску и всмотрелся в покрасневшие, припухшие глаза, цвет которых сейчас и разобрать-то было сложно. Блондинка мотнула головой и привалилась плечом к косяку, прикусывая по привычке губу: - Очень смутно. Кажется, у меня истерика случилась, - она вопросительно посмотрела на владельца апартаментов, получила утвердительный кивок, покраснела, опустила глаза и пожаловалась: - Ничего практически в памяти не осталось. Только шум какой-то и крики. И, судя по всему, это была я….

     Казалось, что покраснеть дальше уже нельзя, но Ассине удалось. Еще немного и румянец стыда зальет даже перебиравшие пушистую шерстку пальцы.

     - Давай, не будем делать из этого трагедию, - Астор подошел и, не удержавшись, тоже погладил шоколадную спинку. Кошка выгнулась и недовольно махнула лапой, заставляя отдернуть пальцы. Серые серьезные глаза встретились с растерянными зелеными. Мягкий ровный мужской голос действовал не хуже успокоительного, - Ассина, мы об этом уже говорили. Нельзя все тащить одной. Ты перестаешь справляться.

     Гордо вздернутая голова, выдвинутый вперед подбородок. Пара мгновений на размышления, и девушка согласно кивнула. «Умница», - невольно восхитился Астор. Немногие люди были способны после такой встряски в подобной ситуации принять свои ошибки. Мелодичный звонок домофона прозвучал почти оглушительно в наступившей тишине. Ассина ощутимо вздрогнула, заставив пригревшуюся кошку завозиться и спрыгнуть с рук, выгибая спинку. Недовольная красотка потрясла лапой и дернула хвостом. Только придремлешь, а тебя трясут и чуть-ли не роняют. Модель напряженно взглянула на Астора, потом на себя. Одернула футболку и явно приготовилась к бегству в другую комнату. Мужчина покачал головой. И как у нее еще силы остались переживать: – Это врач, я попросил осмотреть тебя, - будущий глава клана уже приготовился к возражениям, но Ассина лишь тихо кивнула, – что, даже спорить, возмущаться не будешь? Это повод для волнения? – шатен подмигнул, подхватил гостью под руку и отвел назад в спальню.

     - А как же фотосъемки? И парика нет…, - зеленые глаза устало и потерянно смотрели на хозяина квартиры, аккуратно расправлявшего измятую постель и устраивавшего девушку поудобнее.

     - Врач – член клана. Здесь все в порядке. Никто ничего не узнает. А твои съемки перенесли на завтра, на вечер. Еще и спасибо сказали, - буквально в телеграфном режиме выдал Астор и направился к двери. Надо же уже и доктора впустить. Совсем непохожий на представителя медицинской братии, которого уже нарисовала себе в голове Ассина, молодой красавец быстро и тщательно осмотрел ошеломленно молчавшую и хлопавшую на него удивленными глазами пациентку, сообщил, что особых поводов для волнений нет, и поставил укол «витаминчиков». После едва заметного утвердительно кивка хозяина квартиры. В витаминах, видимо, абсолютно случайно затесалась некоторая порция успокоительного, так как модели практически сразу захотелось спать. Глаза закрылись, и девушка плавно и незаметно ушла в сон.

     Включив на более прохладный режим кондиционер и укрыв спавшую еще одним одеялом, Астор вышел вместе с врачом в гостиную. Возникшая словно из ниоткуда «домработница», тоже являвшаяся членом клана, принесла чай. Внимательно оглядев накрытый стол, средних лет мужчина, выполнявший у молодого господина функции домработницы, бесшумно растаял в дверном проеме, а шатен мысленно поставил себе галочку, выдать в конце месяца премиальные столь полезному и тактичному работнику, обладавшему феноменальной чуткостью. За все время пребывания девушки в квартире, он ни разу не попался на глаза, и появился только сейчас, когда был нужен.

     Чуть постарше самого Астора роскошный блондин тряхнул волнистой копной волос, протер руки спиртовой салфеткой и прикрыл глаза, делая первый глоток ароматного темно-коричневого напитка с легкими древесными нотками, посмаковал и только потом повернулся к хозяину апартаментов, спокойно дожидавшемуся выводов одного из лучших медиков страны. Благодаря средствам синдиката тогда еще очень молодой и крайне обнищавший гений смог получить превосходное образование и сейчас продолжал свою деятельность, время от времени оказывая клану услуги, исключительно законные. Нынешний глава клана, как и ее преемник, считала излишним вовлекать такой талант в какие-то темные дела. Так что врач работал, посещал многочисленные международные конференции, и, в случае необходимости, с готовностью приезжал по первому зову, срываясь даже с симпозиумов, что случалось крайне редко, так как медицинское светило старались не отрывать от нужной ему как воздух научной деятельности.

     - Я не смог провести полное обследование. Ты сам понимаешь. Не хотелось травмировать еще сильнее.

     Астор согласно кивнул. Блондин вцепился в бутерброд с ломтиком подкопченного мяса, откусил, прожевал и продолжил говорить. Особых проблем с психикой у девушки не было. Просто, от природы излишне активный и подвижный характер, напряженная работа, но самое главное постоянное присутствие на периферии и даже несколько ближе постоянной угрозы в виде маньяка, давали чрезмерную нагрузку. Организм не справлялся и происходил срыв.

     - Радует, что сейчас все выплескивается слезами. Она поплакала, сбросила груз. Теперь успокоится и на определенное время ее хватит, - гений задумчиво пожевал губу, облизнулся, сбросил с очередного бутерброда веточку зелени и, покачав головой, все же добавил, тщательно взвешивая каждое слово, - Я не знаю всех обстоятельств и прошу меня заранее извинить, но, Астор, долго девушка не выдержит. Запас психики не безграничен. Можно было бы пропить курс успокоительного, но это не панацея, и, если я не ошибаюсь, твоя гостья и сама категорически против, - получив согласный кивок, врач продолжил, - практика показывает, что нужно устранять источник тревоги. Иначе подобное будет происходить все чаще и чаще. Даже у абсолютно здорового человека может наступить кризис. Леди психически нормальна, но напряжение слишком велико, - блондин внимательно посмотрел на слушателя, опасаясь увидеть недовольство. Все-таки, это, строго говоря, не его дело. И хотя он был уверен, что этот влиятельный и очень опасный человек, являвшийся его другом, не причинит ему вреда, испытывать его терпение все же не хотелось.

     Шатен проводил гостя, зашел в спальню, убедился, что Ассина спокойно спит и присел на край кровати, разглядывая уставшее бледное лицо. Пора что-то решать. И если для того, чтобы узнать имя преследователя, ему придется не выпускать девушку из квартиры, он это сделает. Впрочем, мужчина надеялся, что на подобные меры идти не придется. В конце концов, Ассина прислушивалась к логическим и здравым аргументам. Возможно, сейчас, после сброса напряжения, ее удастся уговорить.

     За окном плавно сгущались сумерки, темноту комнаты рассеивал теплый свет лампы. С верхней полки за лежавшим рядом с работавшим за ноутбуком хозяином Мелочью философски наблюдала все так же непоименованная кошка. Янтарные глаза прищурились, разглядывая перелистнувшего страницу шатена, и снова закрылись. Астор потер лоб и нахмурился. Задумчиво постучал пальцами по столешнице, вызывая заинтересованное подергивание шоколадных ушек на полке, и снова уткнулся в данные. Чертыхнулся и раздраженно откинулся на спинку дивана: - «Перестарались».

     Последняя попытка подчинить себе сеть принадлежавших Жану банков, значительная доля в которых являлась собственностью рода Кодар, о чем, разумеется, не распространялись, закончилась столь мощной контратакой, что нападавшие потеряли все свои вовлеченные активы. Крупные игроки скрылись в тени неопознанными, а мелких сошек преследователю Ассины пришлось все-таки устранить. Избавиться без следа от тел не получилось, так что в руках клана появились новые ниточки. И это кое-кого напугало. Судя по последней сводке, «поклонник» временно свернул всю свою деятельность и затаился. И как его теперь выкурить….

     Астор сердито убрал с лица упавшие пряди. Нужно было встать за зажимом или резинкой, но перекладывать документы, технику и идти куда-то было откровенно лень. Лучше уж потерпеть. Оказавшая практически перед лицом тонкая рука, державшая черную широкую заколку, стала полной неожиданностью.

     – Спасибо, - Астор поднял голову и улыбнулся, забирая волосы в хвост. Девушка смущенно вернула улыбку и присела в кресло. На диване просто не оставалось свободного от документов места. Даже Мелочь лежала прикрытая каким-то листом. Проследив за взглядом Ассины, шатен хмыкнул и убрал бумагу с едва пошевелившей ухом собачки, - Есть, пить хочешь?

     Ассина качнула головой: - Пока нет, спасибо. Что сказал врач?

     - Что долго ты в таком режиме не выдержишь, - Астор посмотрел прямо в зеленые глаза. Не выдержав, блондинка опустила голову, спрятав лицо за светлой гривой, - Ассина, пора рассказать. Раньше твое молчание охраняло близких тебе людей. Но сейчас оно сильно мешает. И вредит. Ты понимаешь? – мужчине пришлось приложить некоторые усилия, что заставить себя сидеть, а не нависать над свернувшейся в компактный клубочек девушкой. Руки занимались складыванием документов в стопку, пока мозг напряженно ждал хоть какой-то реакции.

     - Я не знаю, кто он, - тихий шепот был еле слышен. Астор хлопнул ладонью по колену и резко встал. Собранные листы бумаги разлетелись по комнате, а Мелочь, недовольно тявкнув, спрыгнул и демонстративно ушел на кухню, где у него специально для таких случаев был присмотрен теплый угол с мягкой круглой корзинкой, в которой его дожидалась удобная подстилка. А если повезет, то еще и от домработника перепадет что-нибудь вкусненькое. Шоколадная красотка невозмутимо наблюдала со своего пункта за этими беспокойными людьми.

     Мужчина в несколько шагов дошел до огромного панорамного окна и остановился, разглядывая темноту. Девушка смотрела на широкую напряженную спину, расставленные на ширину плеч ноги в светлых брюках и длинные, спускавшиеся почти до поясницы каштановые пряди. Потом встала и, не особо приглушая шаги, подошла, встала сзади. Поднятые руки на миг задержались в воздухе, задрожали. Ассина вздохнула, а потом одним движением обняла мужчину за талию и прижалась, уткнулась носом куда-то в позвоночник ниже лопаток и с отчаянием зашептала: - Я, правда, не знаю. Поверь мне. Я не сомневаюсь в тебе. И почти согласна, что все может быть хорошо, - прерывистый вздох в недрогнувшую спину, - Я понимаю, что молчать уже не просто глупо, а опасно. Я расскажу все, что знаю. Когда захочешь. Но я не знаю, кто он, кто он на самом деле, - в горле запершило, глаза резало. «Хорошо, что слез больше нет», - модель закашлялась, замолчала, не зная, что еще сказать, и не заметила, как Астор повернулся, и теперь уже она оказалась в крепких объятиях.

     Будущий глава клана положил подбородок на русую макушку и аккуратно притянул девушку к себе. Даже более чем аккуратно, чтобы Ассина не почувствовала, насколько сильно ее близость влияет на некоторые части тела шатена. А что делать? Он же не железный. Астор вздохнул и, легко чмокнув макушку, отпустил блондинку. Та тут же взглянула в серые глаза, проверяя, насколько на нее сердятся.

     – Не сержусь. Но ты мне сейчас все расскажешь, - откладывать на другое время, мужчина не собирался. Всегда оставалась вероятность, что привыкшая жить в полном молчании девушка передумает.

     Схватив в руки переданную чашку с горячим чаем и обхватив ее так, чтобы согреть ледяные пальцы, Ассина начала говорить, стараясь не поворачиваться к сидевшему рядом Астору и не встречаться с ним глазами. Так было легче. Легче вспоминать. Что она тогда испытывала? Боль, ярость, стыд…. Первый шок от «радостной» встречи дома и похорон близкого человека прошел. На смену пришел страх от постоянных угроз друзьям и родственникам. Девушка была готова практически на что угодно, и одним из рассматриваемых вариантов стало физическое устранение. Нет человека, нет проблемы. Так говорят. Найти координаты наемного убийцы довольно сложно, но вполне реально. Если у тебя есть желание, связи и деньги.

     Все это у Ассины имелось. После пары недель серьезных раздумий и поисков девушка получила вожделенные координаты и уже была готова набрать заветные цифры. А потом был странный сон, за который она до сих пор благодарила того, кто изо всех сил старался присматривать за ней откуда-то сверху. Немного сумбурный, как всегда, цветной. И оставивший за собой ощущение огромной, трагической ошибки. Снам модель верила. Слишком часто убеждалась, что в ее случае это предупреждение о грядущих событиях. Вариантов будущего много, не стоит упираться только в один, тем более что выбранный путь может привести в конец тупика.

     Ассина удалила полученный номер и вернулась к самому началу. Шантаж – еще один эффективный метод, хотя и не всегда действенный. А в данном случае к тому же смертельно опасный. Девушка прекрасно понимала, что ей будет сложно тягаться с крупной фигурой, а потому проверяла все тщательно и по нескольку раз. Помня о тревожном сне, она выискивала малейшие отклонения, мелочи, способные пролить свет на то, что могло пойти не так.

     Сейчас, по прошествии долгого времени, модель еще лучше понимала, что это была заранее спланированная, расставленная именно на нее и для нее ловушка, из которой она не смогла бы убежать. Даже если бы «отгрызла себе лапу» как дикое животное. И как обычно и бывает, выходом оказался какой-то сон и удачное стечение обстоятельств. Пересматривая документы и файлы, девушка абсолютно случайно заметила незначительное несоответствие. Крупный перстень, белое золото с огромным изумрудом, на руке, подписывающей дорогой ручкой очередной судьбоносный документ. Этот перстень был на каждой фотографии. Мужчина нигде не появлялся без роскошного украшения. Ассина не могла понять, чем же ее зацепили эти снимки. Она еще и еще раз вспоминала каждый момент встречи, каждое слово. Вот он поднимает руку, небрежно постукивает по подлокотнику кресла. Луч солнца падает на засверкавший в его свете камень. Девушка вздрогнула и схватилась за фотографии, перебирая их, откладывая в сторону. Потом со вздохом прикрыла глаза и постаралась отключиться от окружающего мира, вспоминая тот страшный день.

     Ошеломленно вскочила из кресла. От быстрой смены позы даже закружилась голова. Блондинка уселась обратно, все еще не в силах поверить в то, что с ней общался Другой Человек. Расширившиеся зеленые глаза с ужасом рассматривали снимки, дрожащие пальцы перебирали бумаги. Сейчас, когда она вспомнила, все встало на свои места. Мелочь. Точнее две. Кольцо не на той руке. И, скорее всего, тот, другой перстень был из платины. На первый взгляд почти не отличишь, но успевшая за некоторое время перебрать достаточное количество украшений девушка, разницу уловила. Теперь стала понятна прекрасная, так возмущавшая Ассину, репутация преследователя, известного, как отличного бизнесмена, преданного мужа и отца двух детей.

     Не зная правды, блондинка за них боялась не меньше, чем за себя и своих близких. На что был способен легко решившийся на убийство человек, вздумавший завести себе новую семью? Вышвырнуть старую? Или уничтожить ее? Сложно было представить. Модель прокручивала имевшиеся в доступе видео, все больше убеждаясь в правильности собственных выводов, замечая и другие отличия, в мимике, улыбке. Чтобы расставить все точки над «И», девушка попыталась встретиться с бизнесменом. Но каждый раз встреча срывалась. Просто прийти в компанию, Ассина не могла. Не ее уровень, да и как объяснить визит? А на вечерах и прочих мероприятиях что-то словно разводило их. Впрочем, модель не тешила себя иллюзиями, осознавая, что, а точнее кто играет активную роль антикупидона.

     Однако один раз ей все-таки удалось увидеть мужчину вблизи. Не сказав никому ни слова, она вышла из дома якобы в ближайший магазин. Там опрокинула в отделе со спиртным несколько бутылок дорогого коньяка. Разумеется, случайно. Они просто не так стояли. Для разбирательства Ассина согласилась пройти в кабинет управляющего, где расплатилась за коньяк, добавила сверху за потраченные нервы персонала, извинилась и уговорила выпустить ее через черный ход, минуя жаждавших продолжения шоу зрителей. Поездка на метро прошла спокойно, блондинка лишь повязала на голову один из нескольких уложенных в сумочке шарфов. На выходе с эскалатора быстро заменила его на темно-синий. Увы. На бесплатный прямой автобус она опоздала. Пришлось добираться на перекладных, а потом еще бежать.

     И все-таки она успела к торжественному открытию очередного толи музея, толи концертного зала. Читая в интернете статью, Ассина не слишком заморачивалась по этому поводу. Главное, что она успела хорошо разглядеть шествовавшего по ковровой дорожке, а затем разрезавшего белоснежную ленточку одетого в модный серебристый костюм бизнесмена. Скрываясь в толпе, под бледно-розовым палантином, когда-то кем-то подаренным и откопанным в недрах шкафа, девушка тщательно фиксировала каждое движение, улыбку, прищур глаз. Не он. Сомнений не оставалось.

     Мелкий холодный дождь заставил организаторов поторопиться. Шуршащие струйки разогнали толпу быстрее, чем могла бы группа специального назначения, и никто не обратил внимания на застывшую у стены дома скрюченную фигурку. Со свисавших потемневших мокрых прядей на промокшие колени все падали и падали капли дождя, вперемешку со слезами. Тогда Ассина сдалась. Поняла, что не может бороться. Просто не знает как. Больше всего хотелось спрятаться в тень, раствориться в дожде, а потом испариться вместе с ним в жарких солнечных лучах. Исчезнуть. О самоубийстве речи не шло. Блондинка не могла повесить такую боль на близких и дорогих ей людей. Но побег, это был вариант. И всегда можно послать весточку, что жива и здорова. Тихое мурчание и холодный мокрый нос, ткнувшийся в заледеневшие пальцы, заставили поднять тяжелую голову. Зеленые печальные глаза встретились с неподвижными кошачьими. Рука сама собой потянулась погладить мокрую шерстку: - Привет, кажется, теперь ты будешь моим единственным близким другом. Согласен? Кормежку и уют обещаю.

     Громкий мурлык рыжего кошака был воспринят как знак согласия. Спустя пару минут слишком худой, все ребра отлично прощупывались пальцами, кот уютно свернулся под курткой на животе девушки. Ассина отлипла от стены, огляделась и подняла руку, заметив медленно и неспешно проезжавшее мимо такси.

     На следующий же день она бросила все: квартиру, работу, родственников и друзей и направилась на автовокзал, крепко сжимая в руках кошачью переноску. Взятые с собой вещи уместились в одном, средних размеров, рюкзаке. В уже бывшей квартире остались фотографии, одежда, ценности. Самый дорогой для нее предмет Ассина крепко сжимала в руке, засунутой в карман куртки. На сотовом телефоне теперь хранилась вся ее жизнь, любимые родные лица, смешные моменты. Палец постоянно касался кнопки, но девушка так и не нажала на воспроизведение. Она боялась, что не сможет уехать. Менять имя и паспорт блондинка не стала. Во-первых, это было не быстро. Все-таки криминальных связей у нее не было, а во-вторых, она была практически уверена, что данная мера не поможет. «Поклонник» все равно ее отыщет. Главным было остановить преследование тех, кто находился с ней рядом.

     Взгляд задержался на витрине парикмахерской. Спустя некоторое время к кассе автовокзала подошла молодая, ничем не примечательная шатенка в обычных светлых очках. Осторожно прикасаясь к каштановому парику, пока еще непривычно давившему на голову и вызывавшему только одно желание, почесать зудевшую кожу и стянуть эту гадость, путешественница заказала билет на ближайший рейс.

     С родственниками девушка связалась только после того, как устроилась работать в модельное агентство и решила вопрос с жильем. Близкие люди возмущались, но ничего не могли сделать. Ассина однозначно заявила, что будет жить одна и подальше от тех, кто ей дорог. Конечно же, родные не смирились. Подключили все возможные и невозможные структуры, информация стекалась со всех концов, но…. В ней не было ничего важного. А потом несколько человек попали в больницу. Еще нескольких уволили с работы. Ассина потребовала прекратить расследование.

     Под угрозой ее исчезновения с данного полушария род де Гонда сдался. Модель вздохнула спокойно. Она боялась, что кто-нибудь попадет в такую же хитроумную ловушку, в какую чуть не угодила она. Девушка отлично понимала, что если бы не сон, если бы не привычка прислушиваться к этим невнятным сигналам, то она бы убила абсолютно невиновного человека. А потом нашлись бы и улики, и свидетели, и она бы оказалась в полной зависимости от своего слишком умного преследователя. Теперь же была надежда, что под прицелом она останется одна.

     Ассина выдохнула и тихо прошептала, уткнувшись мужчине куда-то в шею: - Я не смогла узнать, кто это был, - и заплакала. От слез глаза уже не просто болели, их резало. Теплое дыхание на мокрых соленых губах оказалось полной неожиданностью. Разорванный поцелуй позволил сделать вдох, и снова губы прижались к губам. В груди перестало болеть. И только глаза по-прежнему жгло. Астор чмокнул покрасневший кончик носа, заодно убедившись, что девушка согрелась, и мягко улыбнулся: - Все хорошо. Все наладится. Я - не кошак. И у меня есть, что противопоставить. Зарываться не будем, но время играет против него. Остался только один вопрос, - глядя в напряженные внимательные зеленые глаза, шатен серьезно спросил, - Как мы назовем твою кошку?

     На лице Ассины появилось озадаченное выражение, она так смешно захлопала ресницами, что Астор не выдержал и рассмеялся. Шоколадная питомица спокойно наблюдала за этими странными, но вроде бы терпимыми людьми сверху.
     … …

     Утро нового дня началось неожиданно рано. Пушистой красавице пришло в голову, что хозяева слишком долго спят, о чем она и поспешила уведомить последних, плавно прошествовав по Астору и промурчав ему все, что хотела, чуть ли не в ухо. Мужчина со вздохом, не открывая глаз, погладил мягкую спинку и бодающую его ладонь голову, отчего мурчатель заработал еще громче, заставив проснуться лежавшую под боком девушку. Недовольный Мелочь решил, что новой жиличке достается слишком много внимания, тявкнул и запрыгнул на кровать, где нагло улегся прямо на грудь шатену, потеснив примостившуюся там же кошку.

     - Кажется, они выбрали тебя, - Ассина зевнула и потянулась, разглядывая получившуюся композицию. Шатен немного повернул голову, чтобы лучше видеть взлохмаченные русые прядки и затуманенные со сна безмятежные зеленые глаза. «Все еще припухшие», - автоматически отметил он и нахмурился. Крепкая мужская ладонь погладила теплую нежную кожу щеки. Модель прижмурилась, наслаждаясь лаской, потом со вздохом села: – Их же, наверное, покормить надо…, - пояснила она удивленному шатену.

     - Пришло страшное время откровений, - молодой человек пошевелился, устраиваясь удобнее и стараясь при этом не потревожить маленьких захватчиков его тушки, - У меня есть домработник, - на последнем слове Астор вытаращил глаза и поднял брови домиком. Девушка не выдержала и рассмеялась, а потом судорожно выдохнула: - Ты хочешь сказать, что все это время он был здесь?! И вчера?

     И без того розовые щеки стремительно краснели, а глаза беспорядочно перебегали с предмета на предмет. Пальцы комкали тонкую ткань покрывала. Все-таки потревоженные животные недовольно спрыгнули с кровати и дружно отправились на кухню, где их уже ждал вкусный завтрак от «шеф-повара». А хозяин квартиры поспешил успокоить свою разнервничавшуюся и смущенную гостью. Не привыкшей выставлять эмоции напоказ Ассине было тяжело узнать об абсолютно посторонних свидетелях. Тем более, что вчера здесь произошло слишком много всего. Шатен обнял худенькие плечи и принялся объяснять, что его домработник живет, можно сказать, в отдельной квартире, из которой есть вход в апартаменты, и что у него, члена клана, нет привычки приходить без разрешения, тем более, если у хозяина посетители. Более того, кухню не случайно устроили так далеко от жилых комнат и спальни.

     Ассина утихомирилась довольно быстро. Астор так и не понял, толи у нее просто не было сил нервничать, толи она настолько ему доверяла. Но выяснять сейчас этот вопрос мужчина посчитал лишним. Он осторожно провел под глазами девушки: - Солнышко. С этим нужно что-то делать, - видя недоумевающий взгляд, он махнул рукой в сторону шкафа с огромным зеркалом, - Сейчас ты похожа на панду, - шатен посмотрел на рванувшую к зеркальной поверхности модель, с ужасом прикасавшуюся к покрасневшей коже, потом добавил, - Мне ты, разумеется, дорога любой. И панды мне тоже нравятся, но у тебя сегодня съемки.

     - Спасибо, - выдохнула Ассина с такой благодарностью и чувством, что Астор хрюкнул и невольно подавился воздухом, но прокашлялся и пояснил: - Мне еще ни разу не доводилось слышать, чтобы девушки благодарили за то, что им указали на недостатки их внешности.

     Занятая поисками телефона Ассина пожала плечами и хмыкнула. Техника обнаружилась на тумбочке, хотя как она там оказалась, блондинка не имела ни малейшего понятия. Оставалось надеяться, что Астор не просто успокаивал, и домработник не заходил в комнату. Девушка плюхнулась обратно на кровать: - Сейчас поеду домой, туда же попрошу приехать Апельсинчика. Это визажист-стилист, - пояснила Ассина в ответ на недоуменно приподнятую бровь. В документах шатена подобная фамилия не мелькала. Рука замерла, так и не нажав быстрый набор, - Мне же еще и на парах появиться надо, - девушка легонько постучала телефоном по голове, видимо пытаясь найти какой-то выход.

     – Так давай сейчас как-нибудь по-простому тебя в относительный порядок приведем и поедем на пары, - Астор потянулся и встал.

     - И как ты себе это представляешь? Это у вас – побрился и уже почти человек, - фыркнула модель, разглядывая выбиравшего в шкафу чистую рубашку мужчину. Тот оглянулся и подмигнул: - Да за твоими очками все равно ничего не видно. А после пар уже и своего Апельсинчика позовешь….

     - Не знаю, может быть, это и разумно, - закусив нижнюю губку, девушка согласно кивнула, - И одежда в принципе сойдет. Если ты мне какой-нибудь свитер одолжишь. Не слишком объемный, - дождавшись согласного бурчания девушка нажала на кнопку, - Сейчас спрошу, что думает по этому поводу специалист.

     Специалист думал много всего и разного. О чем и поспешил сообщить в свойственной ему манере. Его возмущенные вопли доносились даже до закопавшегося в шкафу шатена. Передав закутавшейся в халат девушке ручку и бумагу, записать «меры экстренной помощи», Астор тихо ушел на кухню, поздоровался с молчаливым мужчиной в темно-коричневом фартуке поверх черной футболки, деловито помешивавшим что-то аппетитное в кастрюльке. На столе уже стоял только что нарезанный салат. Свежий хлеб с зернами и орехами лежал в небольшой корзинке.

     - Астор, можно мне… Доброе утро, - Ассина задержалась в дверях, разглядывая незнакомого брюнета, со спокойной улыбкой кивнувшего ей в ответ. Шатен спокойно сидел на стуле, потягивая грушевый сок, и не вмешивался. Хотя и был крайне заинтересован в происходящем. Либо эти двое найдут общий язык, либо ему придется менять домработника. А этого Астору совсем не хотелось. Тем временем, седовласый мужчина выключил плиту, достал две миски, одну побольше, другую значительно меньше, повернулся к все еще стоявшей в проеме девушке: - Вы кашу с фруктами будете? И без сахара, правильно?

     Смущенная блондинка кивнула и, ободренная ровным и дружелюбным тоном, тихо добавила: - И без масла, - закусила губу и пожала плечами. Астор про себя хмыкнул. Как он и ожидал, его «домработник» без труда узнал в гостье молодого господина всем известную модель, но не показал этого, не забывая, однако, учитывать вкусы и специфику работы девушки. Впрочем, другого от вышедшего в отставку члена одного из профессиональных боевых подразделений клана он и не ожидал. Собственно говоря, Астор вообще сомневался, что отставка имела место. Скорее уж мужчина сменил место работы, занимаясь теперь охраной покоя и комфортом будущего главы.

     - Садитесь, пожалуйста, сейчас будет готово.

     Шатен улыбнулся. По идее это он должен был предложить Ассине сесть, но уж очень ему не хотелось вмешиваться, да и задумался немного. Так что на этот раз он побудет чуть-чуть невежливым. Брюнет ловко разложил дымящуюся кашу по тарелкам, посыпал одну порцию фруктами, добавил в другую специи и поставил еду на стол. Пожелал приятного аппетита и вернулся назад к плите и раковине, чтобы помыть и убрать на место посуду. Вытирая руки полотенцем, он кивал в ответ на одобрительные возгласы уплетавших завтрак молодых людей. Дождавшись, пока Ассина доест кашу, мужчина полностью развернулся и спросил слегка расслабившуюся девушку: - Прошу прощения, но мне показалось, что Вам что-то нужно?

     Та замерла, непонимающе глядя на домработника, нахмурилась, потом, вспомнив, перевела взгляд на лежавшую рядом с ее тарелкой скомканную бумажку. Смущенно посмотрела на сидевшего напротив шатена. Тот улыбнулся и поспешил на помощь: - Солнышко, - зеленые глаза округлились от такого нежного обращения, тем более перед посторонним, но возражений не последовало, - позволь тебе немного с опозданием, но представить официально моего, как ты уже догадалась, домработника. Бек, - брюнет склонил голову в непринужденном поклоне, - самый надежный и положительный член этого дома. Можешь обращаться к нему по любому вопросу.

     - Благодарю за столь высокую оценку, - домработник выставил на стол светло-зеленые полупрозрачные чашки с ароматным терпким чаем и успокаивающе улыбнулся нервно ухватившейся за край столешницы тонкими пальцами гостье. Астор, отметив столь трепетное отношение к Ассине, про себя подумал, что, как он и предполагал, вчерашние события, включая приезд врача, не прошли мимо внимательных глаз его помощника по дому. В том, что Бек прекрасно понял, кем для будущего главы клана является скромно присевшая на краешек барного стула девушка, шатен даже не сомневался, - Конечно, молодой господин преувеличивает, но в определенных моментах, связанных с комфортом этого дома и питанием, я, в силу моих обязанностей, разбираюсь, действительно, лучше, - мощный крепкий мужчина, образ которого лишь с огромной натяжкой можно было соотнести с домашним хозяйством, еще раз сдержанно поклонился и заглянул прямо в зеленые глазищи, - Так что Вам необходимо? - короткий взгляд в сторону Астора, ответный быстрый кивок, и получивший молчаливое согласие брюнет завершил фразу, - госпожа Ассина.

     Модель даже не заметила этой заминки, задумчиво расправляя изрядно помятый список. Наконец, бумажка перекочевала в руки домработника. Тот неторопливо ознакомился со списком и заметил: - Ничего сложного. Вы пока завтракайте, а я натру огурец и приготовлю маску, - мужчина помолчал, потом сам себе кивнул, - Кажется, у нас еще есть календула и ромашка. Думаю, они помогут успокоить кожу.

     Гостья неуверенно пожала плечами, брюнет улыбнулся и отошел к плите, где развил активную, но практически неслышную для сидевшей спиной к нему девушке, деятельность. Астор одобрительно хмыкнул, наблюдая за бесшумными перемещениями с головой погрузившейся в домашние дела боевой элитной единицы. Однажды будущий глава клана поинтересовался у Бека, не желает ли тот вернуться к своей предыдущей работе или заняться еще чем-нибудь и получил короткий, но вместе с тем исчерпывающий ответ: «Нет, мне все нравится, и давно хотел жить именно так». Настаивать молодой господин не считал нужным, как и возвращаться к этому вопросу. В конце концов, если мужчине станет скучно, он сам заведет необходимый разговор.

     За окном ярко светило солнце и надрывалась какая-то мелкая пичуга. Ассина, подвернув под себя одну ногу, обнималась с чашкой, в которой ей заварили черный чай с клубникой и сливками. Зеленые повеселевшие глаза довольно щурились, а тонкие пальцы обхватили горячий фарфор. «Греется, как кошка», - прокомментировал про себя шатен и улыбнулся, утягивая с приличных размеров тарелки тонкий кружевной блинчик.

     Блондинка тоже оторвала кусочек от вредного мучного, но удивительно вкусного блина, с довольным видом его слопала и теперь медитировала над тарелкой с нарезанными фруктами, выбирая из предложенного разнообразия самые вкусные на ее взгляд кусочки. Затем гостиную, несмотря на возражения девушки, утверждавшей, что ей и ванны вполне достаточно, превратили в некое подобие косметического салона. Поупиравшись, Ассина согласилась с доводами мужчин, что самой накладывать маску неудобно. В результате кремообразную кашицу наносил давившийся смехом, но старавшийся сдерживаться Астор. Модель краснела, морщила нос, кусала губы, за что получила по ним от шатена легонько кончиками пальцев, но, в конце концов, и сама хихикнула, махнула рукой и, осторожно, стараясь ничего не смазать и не слишком двигать мышцами, сообщила, что прекрасно знает, на какое земноводное сейчас похожа, так что можно не утруждать себя и смеяться в голос. В завершении этой эпической речи окончательно успокоившаяся Ассина еще и вполне натурально квакнула.

     Так что следующие полчаса, разбирая документы и дожидаясь, когда можно будет снять маску, Астор фыркал и улыбался, поглядывая на придремавшую на диване блондинку. Вошедший по обыкновению бесшумно Бек поставил на столик только что приготовленный лосьон, неслышно постучал по бумаге, показывая, где именно находится инструкция по применению содержимого чашки, и степенно удалился. Спустя всего-то час экстренных, «совсем быстрых» процедур, молодые люди собрались, подобрали темно-шоколадный свитер, в котором Ассина тонула меньше, чем в других, и отправились в университет. Хотя и не на первую пару. Хорошо еще, что запасной парик девушка постоянно таскала в собственной сумке, не пришлось ехать домой.

     Учебное заведение встретило сдержанным шумом, восхищенными возгласами и взглядами в сторону Астора и косыми исподтишка зырками на шатенку, посмевшую занять место рядом с интересующим многих ВИПом. Самой Ассине подобные мелочи были откровенно безразличны, так что она помахала рукой задумчиво взиравшим на них со второго яруса остальным членам четверки и унеслась к аудитории, где должны были проходить следующие пары. Не добежав до места, девушка остановилась и рванула в сторону бокового коридора, заметив там преподавателя, две пары которой прогуляла вчера.

     Несколько минут расшаркиваний, извинений и обещаний не только переписать лекции и сделать задание, но и подготовить дополнительно доклад по одному из пунктов, и довольная модель облегченно выдохнула. Все-таки высокая худощавая женщина, являвшаяся в университет в неизменном черном костюме и белоснежной блузке, на фоне идеально отглаженного воротника которой пламенели яркие рыжие волосы, была дамой принципиальной и могла и не пойти навстречу. Ассина довольно хмыкнула, сцедила улыбку в кулачок и побежала назад, в результате чуть не сбив с ног Инию, как раз открывавшую дверь с другой стороны. Но и тут все обошлось. Определенно, день начинался очень неплохо.

     У Астора проблем было еще меньше. Разумеется, и его преподаватели не были совсем уж довольны подобным вольным посещением занятий, но предпочитали свое мнение держать при себе, тем более что шатен регулярно и своевременно сдавал работы, несмотря на частые пропуски. Свою роль играло и то, что всем известный «молодой господин» являлся близким другом кураторов университета. О том, что при этом он был еще и крайне опасным человеком, задевать которого себе дороже, педагоги не упоминали, но старались пореже встречаться с будущим главой клана взглядами.

     В обеденный перерыв все желающие могли лицезреть кумиров, собравшихся за ВИП-столиком в полном составе. Особо недовольные студентки тихо шипели, бессильно наблюдая со стороны за сидевшими между Кортасом и Астором брюнеткой и Ассиной. Обычно девушки предпочитали не афишировать свои улучшившиеся с молодыми людьми отношения и обедали отдельно, но сегодня мужчины, под руководством неугомонного наследника корпорации, чуть ли не на руках препроводили их к своему столу.

     Будущему президенту компании не терпелось рассказать о своем новом приобретении. Астор пил чай, на который переключился с кофе после знакомства с Ассиной и слушал остроумный бесконечный монолог восторженного Кортаса. Шатену хотелось смеяться, так как по словам брюнета, щен, которого мужчина назвал вполне ожидаемо Лордом (А какое еще имя можно дать беспородной мелкой собачке, при условии, что она живет в роскошных апартаментах одного из членов ВИП-четверки?), мог практически все, начиная от игры в шахматы и таскания, а скорее прогрызания, тапок и заканчивая «поговорить по душам». Остальные, судя по спрятанным за чашками и бокалами с напитками лицам, ощущали приблизительно тоже самое.

     На очередном витке истории о безграничных возможностях Лорда в кармане шатена завибрировал телефон. Посмотрев на номер, мужчина встал и извинился. Разговор с этим абонентом стоило перенести в более уединенное место. Астор вышел из-за стола, нажал на прием и, слушая доклад, направился к выделенному для ВИП-студентов кабинету. Благодаря постоянной проверке этого помещения службами безопасности молодых людей, там можно было спокойно обсуждать важные дела. Тем более что в аудитории постоянно работали антипрослушивающие устройства.

     Четкие лаконичные фразы собеседника заставили нахмуриться и стукнуть раскрытой ладонью по полированной поверхности дорогой столешницы. Выслушав доклад полностью, шатен молча прошагал от окна к двери и назад, размышляя над возможными вариантами развития событий. Новости были неприятными. На квартиру Ассины совершили налет. Точнее, попытались, но охрана, давно державшая «под колпаком» не только саму девушку, но и принадлежавшую ей собственность, скрутила злоумышленников сразу же, как только они оказались в прихожей вверенной заботам службы безопасности квартиры.

     Начальник группы сожалел лишь о том, что не смог предотвратить порчу входной двери, замок которой грабители сломали и выворотили, когда не сработали отмычки. Дожидавшимся, пока незваные гости войдут внутрь, в противном случае им бы нечего было предъявить, охранникам оставалось только удивляться такому непрофессионализму. Ведь искореженная дверь могла привлечь внимание проходивших мимо случайных свидетелей. Астора заверили, что в ближайшее время ему будет представлена вся возможная информация. Каким образом ее получат, молодого господина мало волновало, как и судьба наемников, шедших, по мнению начальника охраны, целенаправленно в квартиру модели. Обнаруженные в их сумках инструменты, баллончики с краской и менее приятными веществами уже сейчас позволяли предположить, что перед налетчиками стояла задача максимально навредить, уничтожить, изгадить все, что можно.

     Один из членов банды даже пробрался под видом служащего на парковку, где хранился мотоцикл девушки. В кармане парня нашли пузырек с кислотой, а в рюкзаке коробку с фекалиями. «Своих, видимо, боялся не хватит», - подумал Астор и, поморщился.

     - Приводите все в порядок. Хозяйке квартиры ничего не должно быть известно. Позаботьтесь, чтобы она не заметила изменений. Проблем с владельцами здания и сотрудниками не будет?

     Собеседник заверил, что новую дверь, неотличимую от старой, должны доставить в течение четырех-пяти часов. Быстрее, к сожалению, не получалось, так как выполненное на заказ штучное изделие везли со складов производителя из другого города. Сложностей с людьми так же не предвиделось, благодаря заблаговременно достигнутым договоренностям с хозяином комплекса. Вышколенный же персонал и охрана здания лишних вопросов по поводу дополнительной охраны одной конкретной квартиры уже давно не задавали. Тем более что попутно улучшилась и безопасность всего сооружения.

     Шатен выключил телефон, прошел к широкому окну и задумчиво взглянул на ясное синее небо. «Скоро весна», - машинально отметило сознание. Мужчина открыл створку и вдохнул прохладный свежий воздух, прислушался к шуму университета, - «Значит, тебе не понравилось. И ты решил отомстить. Глупо, очень глупо. И мелко», - Астор покачал головой. Что ж, в данный момент он ведет в счете, но расслабляться нельзя. И вообще, пора переводить игру на сторону поля противника. Ведь если бы налет удался, для Ассины это был бы очень чувствительный удар. Она совсем недавно поменяла жилье, и все еще не привыкла чувствовать себя в безопасности.

     Астор довольно потер ладони и весело присвистнул. «Поклонник» все больше злился и оставлял новые ниточки. К сожалению, грубых ошибок он пока не допускал. Но аналитики и лучшие поисковики клана перерывали огромные объемы информации, так что каждый день играл против пока неизвестного ворога. Кстати, полученную от Ассины информацию, шатен максимально подробно передал занимавшимся анализом сотрудникам. Мужчина уселся в кресло и вытянул ноги, прикрыл глаза. Он не чувствовал никаких угрызений совести, утаивая случившееся от девушки. Ее уставшая психика и так держалась на честном слове. Может быть, увезти модель на пару дней из города, чтобы отдохнула? Повертев эту мысль и так, и этак, Астор вздохнул. График госпожи Анисы не потянет подобного в ближайшие пару недель. А вот потом можно будет и попробовать.

     А сейчас следовало решить, как удержать девушку подальше от ее квартиры. Впрочем, именно сегодня это не было проблемой. Набрав номер личного помощника и загрузив его работой, Астор взглянул на часы. Мда, он даже не услышал звонка на очередную пару. ВИП чертыхнулся. Он совсем забыл, что лекция должна состояться в большом зале, где приглашенный, долгое время обхаживаемый руководством университета маститый специалист согласился дать несколько бесценных уроков студентам. Шатен быстрыми шагами направился к нужной аудитории. Пропускать именно этот курс и именно у этого лектора было бы верхом глупости. Не так часто подобные «зубры» экономики утруждают себя лекциями бестолковым и не очень учащимся.

     Рассказывал докладчик немного мудрено, но все равно интересно. Четырехчасовая лекция была прослушана практически на одном дыхании. Наградив лектора заслуженными аплодисментами, Астор коротко попрощался с друзьями и, не утруждая себя выслушиванием очередных подколок на тему «оторванности от коллектива из-за очень важных шатенисто-блондинистых дел», вышел из зала. Ассина, как и договаривались, ждала у выхода из корпуса. Все активнее пригревавшее солнышко светило так ярко, что от длинных качающихся серебристых сережек шатенки во все стороны разбрызгивались разноцветные блики.

     Девушка куталась в длинный теплый шарф, намотанный в несколько рядов поверх симпатичной куртки, увы, по обыкновению немного большего, чем нужно, размера. А как бы ей пошло то теплое изящного покроя голубое полупальто, которое мужчина видел в одном из каталогов модной одежды, присылаемых ему на дом крупнейшими магазинами. Кстати говоря, он не удержался и заказал приглянувшуюся модель, надеясь, что представится случай, и ему удастся уговорить Ассину надеть приглянувшийся наряд. Забрав у девушки рюкзак, доставленный из ее квартиры прямо в университет, молодой мужчина провел спутницу к машине.

     - А куда мы едем? – модель немного встревоженно посмотрела на водителя. Астор улыбнулся. Этого вопроса он ожидал еще пять или шесть поворотов назад, когда вместо дороги, ведущей к элитному комплексу, в котором жила пассажирка, направился в противоположную сторону.

     - Мой секретарь связался с твоим… Апельсинчиком, - уголки губ мужчины поднялись вверх, - он предложил приехать в один «великолепный уютный косметический салон». Это его слова. Там будет проще привести тебя в порядок, да и до места фотосъемок намного ближе, чем от твоего дома.

     Ассина постучала кончиками пальцев по темной кожаной обивке и согласно кивнула, потом, сообразив, что мужчина ее жеста не видит, произнесла: - Хорошо.

     Глядя на плавно сменяющие друг друга вывески магазинов, рекламные щиты, на снующие по дороге машины, вежливо, тем не менее, расступавшиеся перед неприлично дорогим спорткаром Астора, девушка размышляла, не слишком ли она стала полагаться на этого сильного, но все же не стального человека. Она осторожно посматривала на занятого лавированием в плотном потоке машин мужчину. На четкий строгий профиль, каштановые пряди, против обыкновения не затянутые в хвост, а завернутые в какой-то узел. Наверное, из-за высокого воротника, решила Ассина и перевела взгляд на крепкие руки с длинным пальцами, легко и спокойно лежавшие на руле.

     Заметивший это тайное наблюдение Астор улыбнулся уголками губ. Затормозив на очередном светофоре, он повернулся к девушке, взял ее пальцы и погладил ладонь: - Прекрати себя накручивать. Не знаю, о чем ты сейчас думаешь, но иногда можно себе позволить просто плыть по течению. Ты свое масло уже взбила. Отдохни, - в ответ на недоумевающий и ошеломленный взгляд, он расплылся в широкой улыбке, - Ты просто слишком громко думаешь, - мужчина еще успел надавить на кончик носа шатенки, прежде чем светофор переключился. Ассина хмыкнула: - Ну вот спасибо. С лягушкой меня еще не сравнивали.

     - Ну как же? А кто недавно квакал? И вообще, чем тебе не нравится? – подмигнул будущий глава клана, на мгновение оторвавшись от дороги, - симпатичная, мелкая, активная, а что зеленая и вредная, так это природное.

     Фантазия у девушки отличалась образностью, так что представить сложившуюся картинку в цвете, труда не составило. Модель хихикнула, откинула голову на удобный подголовник и окончательно расслабилась. Правда, только после мысленного обещания самой себе, что постарается поменьше нагружать сидевшего рядом мужчину своими делами и проблемами. Кем она уж точно не является, так это хрупкой бледной немочью, неспособной справиться с текущими делами. А еще хорошо бы подарок шатену сделать. Чтобы хоть как-то показать, что очень ценит его помощь. А пока… Ассина медленно повернулась: - Спасибо тебе. Спасибо за помощь, за то, что заботишься. Мне, действительно, неловко принимать все это. Но это не значит, что я не ценю. Я очень тебе благодарна.

     Ну вот и все. Она все-таки это сказала. Не дожидаясь, пока слегка ошарашенный мужчина хоть как-то отреагирует, девушка уткнулась в пассажирское окно, пристально разглядывая ясное небо, расчерченное узором белоснежных облаков. Одинокий самолетик прошивал синеву тонкой серебристой ниточкой. Спорткар остановился, Астор выключил двигатель, но выходить из салона не спешил. Ассина склонила голову вбок и выжидающе посмотрела на спутника. Он хочет что-то сказать? Шатен внезапно легонько хлопнул ладонью по рулю и молча вышел из автомобиля. Ассина удивленно хлопнула глазами, пожала плечами, проследила за открывающейся дверью и аккуратно шагнула на мостовую, чтобы тут же оказаться в неожиданно крепких объятиях.

     Мягкие теплые губы мужчины, прижавшиеся к ее рту, оказались не то, чтобы совсем неожиданностью, девушка понимала, к каким именно отношениям они двигаются, но вот прямо сейчас, посреди довольно оживленной улицы, не предполагала ничего подобного. Поцелуй не был ни слишком долгим, ни излишне агрессивным. Осторожно обходя натаявшие лужи, крепко держась за руку шатена, модель попутно размышляла о том, что помимо явно транслируемой нежности и заботы, на кончике языка чувствовалось послевкусие с оттенком собственничества, принадлежности, как будто Астор заявлял и самой Ассине и окружающим: «Моя», а также о том, готова ли она признать подобные отношения. То, что будущий глава клана ей нравился, и даже больше, девушка от себя не скрывала, но броситься без оглядки в отношения не могла.

     Она и до появления в ее жизни личного кошмара была слишком рассудительной, по мнению окружающих, что выражалось в отсутствии беспорядочных связей и фразе «все выходят замуж по расчету, только расчет у каждого свой». Ассина, действительно, не понимала, как можно связывать свою судьбу с начинающим алкоголиком, только и знающим, как гонять на подаренной родителями машине.

     «А как же дети? Что будет с ними? Как жить?» - пыталась она объяснить свою позицию, - «Люби, если хочется, но гробить то себе и будущим киндерам жизнь зачем?»

     И сейчас модель просчитывала все за и против, однако теперь на первое место выходила безопасность уже окружающих, а не собственная, не говоря уже о потенциальных детях, которые при ее образе жизни и некоторых сопутствующих факторах могли вообще не появиться. Только вот взвешенный расчет, даже если отбросить в сторону успокаивающее теплое прикосновение мужской руки, стройную фигуру, от которой начала пробуждаться запиханная далеко подальше и поглубже женская составляющая, показывал, что как раз-таки этот самый мужчина и способен защитить, уберечь и окружающих, и ее, и себя.

     Оказавшись в уютном помещении, где ее сразу же закружили вежливые и приятные сотрудницы под руководством неизменно активного и жизнерадостного Апельсинчика, Ассина посмотрела на уверенного, смотрящегося внушительно даже на фоне салона красоты шатена и… решила подождать еще немного. Ведь ее не торопят, правильно? А значит можно подумать. «Свыкнуться с мыслью, консерваторша ты моя», - ехидно квакнуло подсознание.

     По обыкновению не уточняя, во сколько закончатся съемки, Астор сообщил, что подъедет ближе к концу, попрощался и отправился по своим делам, а девушку немедленно утащили на процедуры, на всем протяжении которых Ассине пришлось выслушивать долгие и нудные нотации Апельсинчика, искренне переживавшего по поводу покрасневших щек и шелушащегося носа. С одной стороны, было смешно, с другой же девушка очень хорошо понимала, что «вывела из строя» свой основной источник доходов, поэтому молча терпела все издевательства, включая полоскание мозгов.

     «Кстати», - модель напряглась и нахмурилась, чем вызвала бурное негодование визажиста, прошедшее мимо загруженного мозга, занятого анализом вопроса, а не перешла ли Ассина черту в отношениях с Марком, не подставила ли этого обаятельного мужчину под удар. Девушка тщательно вспоминала все встречи и свое поведение и, наконец, облегченно вздохнула. По всему выходило, что на людях они себя вели крайне сдержанно и вообще, все встречи происходили исключительно по работе. Вот и сейчас он просто выполнял свои профессиональные обязанности. О том, что, вообще-то, Апельсинчик мог и отказаться, знали немногие. Так что вполне можно было списать все на пресловутое «служебное рвение» и общую легкую творческую невменяемость мужчины.

     «Но все-таки придется плавно ограничить общение», - Ассине взгрустнулось. Так не хотелось обижать визажиста, сейчас с упоением рассказывавшего о том, какое выражение появилось на лице его супруга при появлении «тройного рыжего коктейля» в лице непосредственно Апельсинчика, кошака и щена. Девушка слабо улыбнулась, тут же чуть не схлопотав от мужчины подзатыльник, так как забыла, что с маской на лице любая мимика противопоказана. «Буду ссылаться на работу и занятость, надо поговорить с Марией», - решила модель, перемещаясь для очередного измывательства над собственной тушкой в соседнее помещение.

     Пусть главный менеджер и не знала всех подробностей, но уже поняла, что у ее подопечной имеются некие очень серьезные проблемы, поэтому вопросов по поводу ограничения, желательно не бросающегося в глаза, контактов с Марком у нее возникнуть не должно, в любом случае, вслух их озвучивать не будут. Голова пухла от мыслей, а впереди маячили сложные напряженные съемки. Ассина мысленно пнула себя и постаралась на оставшееся время процедур отключиться от окружающего мира, по крайней мере, от его проблем.

     Удалось не совсем, но она очень старалась, так что на съемки пришла в более-менее уравновешенном состоянии, на которое оказался неспособен повлиять даже увесистый счет из косметического салона. Точнее не сумма, девушка заранее была согласна с любыми разумными затратами, а то, что сотрудники салона сообщили, что господин Кодар просил переслать счет ему, и пытались отказаться от денег модели. Это внесло некоторый диссонанс в с трудом восстановленное равновесие, но в итоге, счет она все же оплатила сама, и, ощущая себя чуть ли не победительницей драконов, отправилась к месту работы. Пока шла подготовка к съемкам, Ассина размышляла, каким именно образом сказать «спасибо» Апельсинчику. В голову не лезло ничего разумного. К тому же подарок мог быть воспринят ее «поклонником» как нечто слишком личное. Но тут Анису позвали на площадку, так что пришлось в срочном порядке вытряхивать из головы абсолютно все лишнее.

     Поворот, улыбка, прогнуться, широкий радостный оскал, а теперь серьезнее. Еще раз. Пока фотограф выбирал лучший ракурс для попадания в нужный образ, а ассистенты настраивали свет, девушку осенило. По всему выходило, что лучшим подарком будет презент не Марку, а его четвероногим. Да, кстати, визажист обожал сыры с плесенью. Определившись с объемом благодарности, модель выдохнула и засияла улыбкой, тут же пойманной фотографом. Мужчина довольно потер ладони и защелкал затвором. Вот именно по этой причине он и не стал теребить и дергать задумавшуюся о чем-то модель, когда все приготовления были завершены. Живое, подвижное лицо Анисы отражало все ее мысли и эмоции, и фотограф был просто уверен, что его терпение окупится, и не ошибся. Мягкая нежная улыбка придала особый настрой всей композиции.

     Рядом тихо мявкнул ответственный за общий ход рекламной компании и судорожно потянулся за планшетом. Судя по всему, радостный настрой модели активировала и его музу, что-то очень быстро нашептывающую ему на ухо. Пальцы так и мелькали. Фотограф тяжело вздохнул и взъерошил волосы. С одной стороны, он был явно не против воплотить в жизнь очередное безумство рекламного гения, с другой, это означало еще несколько часов работы. Но он, как и многие на этой площадке любил свою профессию и получал от нее удовольствие. К тому же, такие задержки весьма неплохо оплачивались. Тем временем раздраженно сдувавший с лица ярко-синие пряди челки молодой талант уже закончил набрасывать новую концепцию и спешно созванивался с начальством, зажав телефон плечом и одновременно что-то листая и поправляя на планшете. Оглядев окружающих, он прикрыл рукой микрофон и довел до сведения всех заинтересованных: - Господа, прошу прощения, но у меня возникла новая идея, сейчас требуется срочно согласовать ее с нашим шефом и заказчиком. У нас с вами перерыв где-то часика на два, никто не возражает? – синеволосый повернулся к фотографу, - Сбрось мне, пожалуйста, отснятый материал и последние фотографии. Только их отдельной папкой.

     Мужчина согласно кивнул. Но скидывать совсем сырой материал не стал. Так что рекламщику пришлось немного подождать, пока он отобрал наиболее приемлемые фотографии, выполненные согласно старой концепции, и отсмотрел те, что стали толчком к новому витку ночной работы. Привыкшие к подобным закидонам сотрудники вовсю пользовались представленной паузой: кто-то звонил по телефону, чтобы в онлайн режиме проконтролировать выполнение уроков детьми, с предъявлением фотографии домашней работы на почту и самой тетради в режиме видеосвязи, кто-то убежал за продуктами, некоторые просто легли спать.

     Ассина аккуратно спустилась с подиума и с завистью поглядела на довольных жизнью расслабившихся людей. Ей в полной боевой раскраске убежать с площадки не светило. Иначе повторный макияж займет львиную долю времени. А закончить к утру все же хотелось. Молодая женщина прошла в гримерку и с помощью Инии и еще одной знакомой по другим съемкам ассистентки сняла великолепный наряд, тут же бережно разместившийся на вешалке под невесомым покрывалом. Свободные брюки и специальная кофточка на пуговицах, чтобы не портить прическу, укутали девушку привычным мягким теплом. Хотелось есть. Иния тут же подсунула чашку с чаем и небольшую горстку распаренных сухофруктов: – За два часа уйдут, никто и не заметит. Ешь, - безапелляционно заявила брюнетка. Спорить Ассина не стала. Подхватила ноутбук, открыла папку и, медленно рассасывая каждый плодик, принялась перелистывать отобранный для университетского доклада документы. Через несколько минут рядом можно было пускать фейерверки и играть на барабанах. Девушка ничего не слышала, полностью сосредоточившись на анализе рыночной обстановки одной из быстро развивающихся африканских стран.

     Иния нахмурилась, что-то подсчитывая, потом осторожно подложила на блюдце еще несколько штучек вяленого персика. В конце концов, ужин модель опять благополучно пропустит, занятая съемками, да и вреда от четырех небольших кусочков тоже не будет. Сама же госпожа Аниса не возражала. Потому что попросту не заметила прибавки еды и спокойно зажевала все, что было.

     Прискакавший на площадку гений рекламы светился от радости и задорно потряхивал своей вырвиглазной челкой, что однозначно свидетельствовало о наличии огромных проблем у всего присутствовавшего персонала. К счастью, на этот раз обошлось. Концепцию, действительно, изменили. Улыбка модели покорила заказчика с первого кадра, но декорации оставили прежние. Помощники и рабочие выдохнули и спокойно принялись проверять уже установленное оборудование. Основная работа ложилась на фотомодель. Даже макияж в целом остался без изменений. Оторвавшуюся от ноутбука Ассину, в глазах которой еще некоторое время мелькали колонки цифр и столбцы графиков, еще раз подкрасили, помогли влезть в платье и ознакомили с нюансами.
     … …

     В огромном мегаполисе царила шумная, раскрашенная разноцветными огнями ночь, когда Астор подъехал к месту съемок. Вполне привыкший к ненормальному графику работы девушки, он предварительно позвонил Инии, и не был удивлен, когда ему предложили приехать часика на четыре позже запланированного. Брюнетка при этом еще что-то восторженно пела про то, что только благодаря Ассине они так быстро справились. И не лукавила. Вся съемочная группа тихо радовалась тому, что очередная безумная идея посетила их талантливого рекламщика на съемках именно Анисы, не пытавшейся спорить или привносить свое видение момента. Ее спокойное отношение и профессионализм, вкупе с отсутствием капризов и истерик, позволили закончить работу в относительно короткие сроки. А ведь домой хотелось всем.

     Хорошо, что из ближайшего кафе доставили еду, так что голодом никто не страдал. За исключением цедившей жалкие полкружки чая модели. Хотя Аниса не возмущалась, когда при ней ходили с кофе или пирожками, сами сотрудники, не сговариваясь, устроили «пищеблок» подальше от залитой ярким светом съемочной площадки, чтобы не доводить блондинку запахами и видом еды до слюноотделения и голодного обморока. Астор, на правах хорошего знакомого, получил свою порцию горячего какао и складной стульчик. Так что окончания съемок дожидался в относительном комфорте.

     Финальный кадр и вопль режиссера «стоп, снято» был встречен восторженными возгласами и хлопками. Рабочие споро растаскивали оборудование, в то время как несколько человек помогали Анисе выпутаться из ткани и избавиться от профессионального макияжа. Ассина вышла из гримерки, поправляя шарф, подняла глаза и увидела сидевшего на шатком раскладном стульчике шатена. Невольно рассмеялась диссонансу между темно-серым двубортным пальто из натурального кашемира и пластиковым черным стаканчиком из-под чая в руке, на пальце которой красовался черный бриллиант в платиновой оправе.

     - Ну зачем ты так напрягался. Тоже ведь мало спал. Я бы такси взяла, но все равно приятно, спасибо, - модель подошла к вставшему мужчине и замерла, пригреваясь в теплых крепких объятиях.

     - Домой? Спать? – будущий глава клана заглянул в уставшие, немного покрасневшие после снятия макияжа глаза.

     - Очень хочется, но можно, мы сначала в какой-нибудь круглосуточный магазин заедем? Если тебе завтра, - девушка посмотрела на часы, - ой, уже сегодня не слишком рано вставать….

     - Не слишком. К третьей паре. А тебе?

     Ассина тряхнула головой, зевнула, прикрывая рот рукой: - Тоже не к первой. К счастью, иначе бы точно прогуляла.

     - Значит ко второй. В магазин мы надолго?

     Девушка с чувством пообещала, что уложится в час, и помахала планшетом со списком. Так и не выпуская полезную технику из рук, шатенка молнией пронеслась по продуктовому магазину, заглянув сначала к молочным полкам. В результате тележка, которой с легкой усмешкой рулил Астор, пополнилась несколькими коробочками сыра, парой бутылок кисломолочной продукции и творогом. Овощной и рыбный отделы были пройдены с той же крейсерской скоростью, чему немало способствовало почти полное отсутствие других покупателей, а вот кондитерская и стеллажи со свежей выпечкой, от которых одуряюще пахло сдобой, были обойдены по большой дуге. Посматривая по сторонам и время от времени засовывая в тележку приглянувшиеся ему товары, шатен спокойно катил свой грузовой транспорт за быстрыми шагами направлявшейся в сторону отдела для животных спутницей, довольно улыбаясь. Ему это путешествие напоминало семейный поход. Приятно узнать заранее, что же предстоит в будущем.

     Среди зоотоваров девушка зависла надолго. Ей даже удалось расшевелить сонную продавщицу-консультанта. Внушительный подарочный пакет с различными кошачьими игрушками-дразнилками, собачьими косточками-жилами и прочими погрызухами внушал уважение.

     - Надеюсь, рыжикам это понравится, - Ассина еще раз внимательно осмотрела полки. Астор тихо хмыкнул, про себя отнеся к рыжим не только четырехлапых, но и Апельсинчика. Представил, как тот роется, выбирая себе мячик поярче и потряс головой. Определенно, общение с моделью влияло на него как-то по-особенному. Тем временем шатенка махнула рукой и с выражением лица «живем один раз» указала на два радужных мячика, внутри одного сидела мохнатая болтающаяся мышь, а второй отличался особой текстурой, подходящей для того, чтобы точить об него когти, а потом на симпатичную шоколадного цвета лежанку и набор плюшевых звериков.

     - Вдруг Мелочи или Коре понравится, - пояснила она мужчине. Тот подумал и пожал плечами. Возможно, песик и оценит яркие симпатичные мячики, а шоколадная Королева, сокращенно Кора, почтит своим присутствием лежанку. Если не в качестве места для сна, то хотя бы в качестве когтеточки. Кстати о когтях. С легкой руки шатена в тележке оказались еще две плетеные игрушки, одну из которых нужно было для пущего эффекта закрепить на прочной поверхности. Ассина поблагодарила вновь впавшую в спячку консультанта, взглянула на часы и помчалась к кассам. Расплатившись за покупки она, к удивлению мужчины, направилась в сторону, противоположную выходу.

     Наблюдая за тем, как девушка что-то ищет в отделе элитной парфюмерии, затем внимательно рассматривает дорогие ручки, мужские сумки и портмоне из натуральной кожи, шатен начал хмуриться. Зародившиеся подозрения окрепли и приобрели конкретные очертания, когда Ассина попросила показать ей обложку для документов цвета и фактуры, идеально подходящих к уже имевшимся у Астора и от того же дизайнера. Вежливо кивнув продавщице, шатен подхватил растерявшуюся от внезапного напора девушку и вывел ее из отдела. Она уже было открыла рот.

     – Помолчи, пожалуйста, - будущий глава клана не смотрел на модель, все так же крепко сжимая ее руку и направляясь к выходу. Тележку он толкал перед собой, с трудом давя в себе желание, запихать Ассину куда-нибудь между пакетами и хорошенечко потрясти. Чувствующая что-то этакое витающее в воздухе девушка молчала, так что им удалось благополучно дойти до машины. Уже в теплом салоне модель повернула голову к молча сидевшему на соседнем сиденье мужчине, и не пытавшемуся завести двигатель. Положив руки на руль, Астор задумчиво смотрел сквозь прозрачное лобовое стекло на темное небо.

     Наконец, желваки перестали перекатываться, пальцы соскользнули вниз, шатен повернулся к спутнице. То, что девушка выглядела скорее не недовольной самоуправством, а просто сильно встревоженной, слегка смирило мужчину с действительностью. Но говорить и что-то объяснять желания не было, вместо этого хотелось банально постучаться головой обо что-то крепкое.

     - Я не пойму, если ты не скажешь, - голос Ассины звучал тихо, едва слышно. Она вглядывалась в почти черные в свете фонарей глаза шатена. Тот вздохнул и покачал головой, - И все же, что происходит? Мне бы хотелось знать….

     - Ответь себе честно, зачем ты пыталась купить мне подарок, - он отвернулся от закусившей губу девушки и завел машину, - тогда мы сможем поговорить.

     Мягко заурчав автомобиль плавно тронулся с места и бесшумной тенью полетел по широким улицам, изредка останавливаясь на светофорах. Ассина следила за проносившейся мимо радужной рекой рекламных огней и фонарей и думала. За все время знакомства таким огорченным и расстроенным она шатена еще не видела, и, судя по всему, виноватой в этом должна была быть именно она. Но модель себя корнем зла не ощущала. Она вспомнила заданный Астором вопрос и прикрыла глаза, чтобы внимательнее прислушаться к себе, разобраться. Расстроенно хмыкнула и неслышно топнула ногой по чистому коврику цвета жженого кофе.

     Будущий глава клана станет достойным преемником нынешнего. С его то способностью к анализу и наблюдательность. А ведь Ассина не отдавала себе до конца отчет в том, что делала. Она хотела купить подарок. Зачем? А зачем их дарят? Чтобы сделать приятное. Но… это не совсем так. Все-таки еще их передают в знак благодарности. И именно это было ее целью. Не сделать просто порадовать, нет. Она, выражаясь языком экономики, хотела произвести взаимозачет. Ассина расстроенно прикусила губу и чуть не зашипела, попав на уже имеющуюся ранку. Во рту тут же появился противный привкус крови. Только вот сидевшему рядом, крепко сжимавшему руль и следившему за дорогой сузившимися глазами человеку, ставшему для модели, пора уже признаться, дорогим, было еще больнее. По ее вине.

     Машина аккуратно проехала витую дорожку парковки и остановилась. Дождавшись, пока водитель выключит двигатель, и откроет ей дверь, девушка, глубоко вздохнув, словно перед прыжком с вышки, шагнула вперед, вплотную приближаясь к высокому сильному мужчине и вставая на цыпочки. Теплые нежные губы коснулись таких же теплых, чуть менее гладких: – Прости меня, пожалуйста, - на большее ее не хватило. Слишком долго приходилось прятать все эмоции и чувства, чтобы вот так просто рассказать. Но ведь можно показать, правда? Ассина крепко прижалась к замершему шатену и постаралась обхватить его руками. Мешали пальто и свитера. Она еще плотнее приткнулась щекой к приятно пахнувшей ткани и даже потерлась о нее, как кошка.

     Астор тихо выдохнул. Одна рука обняла девушку за талию, а другая прошлась легкой лаской по прохладной щеке. Пальцы скользнули по скуле, подбородку, коснулись губ и… осторожно щелкнули самый кончик носа, вызвав возмущенное сопение. Глядя в темные зеленые глаза, мужчина улыбнулся: - Прриятно, - он практически мурлыкал, с удовольствием наблюдая за появляющимся на щеках модели ярким румянцем, потом добавил, - И больше так не делай.

     Шатенка согласно кивнула, хотя в голове крутился ехидный вопрос: Как так? Не обнимать, не целовать? Или не пытаться откупиться, как от чужого? Но она благоразумно проглотила все свои комментарии. Астор подхватил пакеты с покупками. Ассине с трудом удалось отвоевать один, самый легкий. Апартаменты встретили привычным лаем Мелочи и мелькнувшим в проеме дверей шоколадным хвостом.

     Оглядывая заваленный продуктами стол, девушка вздохнула: - Вообще-то предполагалось, что у меня есть своя квартира, и я еду туда.

     - Но у меня лучше, - голова хозяина дома на мгновение вылезла из холодильника, куда он споро складывал молочные продукты, фрукты и сыр, - К тому же здесь твоя кошка. И ты просто обязана о ней заботиться. Гладить, чесать, кормить…, - захлопнув черную матовую дверь монстра, по ошибке именуемого холодильником, Астор подмигнул модели, - Позовем Бека? Так хочется чего-нибудь горячего и свеженького?

     - Так он же спит, – Ассина взглянула на встроенные в микроволновку часы, показывавшие, что в магазине она пробыла все-таки больше часа, и с тоской размышляя о том, что спать она сегодня может и ляжет, но вот не выспится точно.

     - Не совсем. У него привычка дождаться меня. Или сон у него чуткий. Как бы я ни крался, еще ни разу не удалось проскользнуть тихо и незаметно, - шатен в наигранной печали опустил уголки губ, но не выдержал и улыбнулся. Отчего то настроение у него сегодня зашкаливало за отметку «отличное», - Ну так что? Зовем?

     Девушка неуверенно пожала плечами. Кто она такая, чтобы спорить с хозяином дома? Ему явно лучше известно. В следующую секунду Ассина страдальчески скривилась, запустила пальцы в каштановые пряди, с очевидным наслаждением вытащила хитроумное крепление, стащила парик и облегченно выдохнула.

     - Жутко чешется и жарко, - пояснила она Астору, подумала о чем-то, кивнула и добавила, - Странно, почему именно у тебя дома меня он, - брезгливое потряхивание париком на вытянутой руке, - так бесит.

     Мужчина удивленно приподнял бровь, одновременно набирая номер домработника, уже, наверняка, знавшего о том, что молодой господин прибыл не один, и потому не появлявшегося в хозяйских апартаментах. Отвечать на риторический вопрос Ассины смысла не было. Просто девушка чувствовала себя в квартире шатена в безопасности, отключала защитные рефлексы, и тут же на первое место выходил банальный бытовой комфорт, в данном случае дискомфорт. Вот и все. Никакого секрета.

     Блондинка поерзала на стуле, сложила руки на матовую черную столешницу, укладывая сверху на них голову и застыла. Но когда на кухне материализовался «дух дома», она немедленно села прямо, развернувшись в сторону брюнета. Тот коротко поклонился сначала будущему главе клана, потом его тут же засмущавшейся гостье. После традиционного пожелания доброй ночи, седовласый мужчина без вопросов и подсказок поставил на плиту пару кастрюлек и сковородку и зашуршал чем-то в холодильнике, пообещав, что через полчаса все будет готово. Астор стащил девушку со стула и подтолкнул слегка смущенную гостью к выходу.

     – Не понимаю, ты ведь из семьи де Марен. Огромные дома, море прислуги. А ты не привыкла, - он внимательно смотрел на пристраивавшую парик на тумбочке модель.
     – Так, но не совсем. О моем существовании семья узнала не очень давно, - Ассина неуверенно взглянула на шатена, решая, стоит ли рассказывать. Тот указал глазами на диван, дождался, пока девушка сядет, и пристроился рядом, вытягивая ноги и привычно обнимая модель за плечи. Та повертелась, укладывая голову на плечо мужчины, вцепилась в узкую продолговатую подушечку и тихо продолжила, - ситуация банальная. Командировка. Красивые женщины. Отсутствие жены рядом и до безобразия наивная девочка, поверившая в красивую сказку, - блондинка поморщилась, - До сих пор не понимаю, как можно было купиться на такую откровенную ложь. Итог оказался тоже закономерен - в конце истории принц улетел в замок к своему дракону, а в эпилоге появилась я. Как мне потом объяснили Марены, отец знал, что его любовное увлечение на стороне забеременело, но никому ничего не сказал. Трусом был. Таких еще прожигателями жизни называют. Закончил он, кстати, как и жил. Разбился пьяным на машине. Хорошо, что никого за собой не утянул. А после его смерти его жена – Анни разбирала документы и нашла странное письмо и фотографию. На сбор информации ушло очень много времени, в результате члены клана Марен выяснили, что у них на одного близкого родственника больше. Вот почти и вся история. Можно, я пока душ приму? Иначе, усну, - получив согласный кивок, Ассина аккуратно высвободилась из объятий и направилась в ванную, где уверенно вытащила из шкафа чистое бежевое полотенце. Пришедший следом за ней Астор мысленно поставил галочку. Его гостья постепенно «приживалась» в доме.

     – Подожди, - мужчина вернулся в спальню, достал мягкие домашние штаны с затягивающейся шнуровкой и темную футболку, обычно обтягивавшую его торс, как вторая кожа. Вполне может быть, что девушка в ней не утонет. Ассина с удовольствием сгребла одежду и, уже закрывая дверь, произнесла: - Ко мне не присылали адвокатов, представителей или нотариусов. Анни приехала сама. Вместе с сыном и братом. Так я и оказалась в этой стране. Вот как-то так.

     Модель улыбнулась и шагнула в ванную комнату. Астор прислушался, но щелчка замка не было. Мужчина задумчиво прошелся по мягкому ковру, снял пиджак, тонкий джемпер и достал домашнюю одежду. На мгновение замер, постучал кончиками пальцев по подбородку и стал переодеваться. Сознание в этом процессе практически не участвовало, занятое обработкой информации.

     Разумеется, в общих чертах история наследнику клана была уже известна. Но без деталей. Семейство Марен де Гонда умело прятать скелетов в бездонных шкафах. На раскопку которых требовалось немало сил и денег, а самое главное времени. А именно его и не хватало. Аналитики посчитали нецелесообразным искать в этом направлении, ведь «преследователь» появился уже в этой стране. И, определенно, не имел отношения к прошлому девушки. А сам Астор решил дождаться рассказа от Ассины. И вот он у него есть…. Но версия опять оказалась сжатой. И в ней не было того, что больше всего интересовало шатена. Как она жила там, в другой стране? И где ее мать, отпустившая дочь одну с чужими на тот момент людьми?

     Мужчина натянул удобные немного подранные стараниями дизайнера джинсы и мягкую светлую футболку, оставив снятую одежду пока на кресле. Астор посмотрел на часы и потянулся за планшетом. Подпихнул пару диванных подушек под спину и погрузился в разбор электронной почты. Практика показала, что модели потребуется много времени, чтобы привести себя в порядок после профессиональной укладки и макияжа. Даже несмотря на то, что часть этой «штукатурки», как называла ее девушка, ей помогли снять еще на съемочной площадке.

     Появившийся в дверях домработник дождался, пока молодой господин оторвется от очередного документа, и сообщил, что все готово. Астор кивнул: - Сейчас Ассина себя в порядок приведет и придем.

     В ответ на это брюнет хлопнул себя по лбу и стремительно скрылся в направлении кухни. Шатен удивленно приподнял бровь. Но домработник уже вернулся, держа в руках матовую стеклянную банку с плотно пригнанной крышкой, и передал ее сидевшему на диване мужчине. Астор открыл, принюхался и понимающе кивнул. Встал и прошел в спальню, постучал: – Ассина, тут тебе Бек успокаивающую маску передал, - с этими словами мужчина приоткрыл дверь ровно настолько, чтобы просунуть руку и поставить стеклянную посудину на пол. Закрыл дверную створку и улыбнулся.

     То, что девушка не закрылась на замок, можно было заносить в колонку с плюсами. Ему доверяли. Хотя… шатен нахмурился. Может быть, его не воспринимают как мужчину? Но вспомнив розовеющие щеки, робкий поцелуй и постоянное неосознанное желание девушки быть к нему поближе, а желательно находиться в зоне прямого контакта, успокоился. Насвистывая, прошел в комнату и плюхнулся на диван, чудом поймав подпрыгнувший и почти свалившийся на пол планшет, вместо глухого бум издавший тихое мурлыканье, сообщавшее о доставке сообщений.

     Астор открыл документ и нахмурился, внимательно изучая отчет допроса неудачливых налетчиков на квартиру Ассины. В которой, кстати, уже навели полный порядок. Шатен потирал переносицу и дергал себя за прядку. Как он и предполагал, узнать от пойманных грабителей что-то полезное не получилось. Однако в конце документа был приведен весьма порадовавший вывод аналитиков. Один из допрашиваемых, сам того не понимая, случайно услышал и запомнил маленькую подробность, которая и всплыла во время «непринужденной беседы». Незначительный факт, скороговоркой произнесенный до смерти напуганным парнем, давал тоненькую очень непрочную, но все-таки ниточку.

     Будущий глава клана довольно прищурил глаза. Появившаяся в дверях розовая после душа, немного растрепанная Ассина, в подвернутых брюках и мягкой футболке, так же не способствовала ухудшению настроения, так что поздний ужин, на то, что это скорее был ранний завтрак, молодые люди дружно решили не обращать внимание, обещал пройти на отлично. Об этом же говорили и разместившиеся на лакированной поверхности белой части столешницы блюда.

     Бек постарался. Астор подозревал, что его «нянька» успел где-то пройти специальные курсы по здоровому питанию и физиологии человеческого организма, а также по биоритмам гомо сапиенс. Мужчина с удовольствием принюхался к пастроме из…, кажется, индейки. Ассина ласково оглядывала кусочки запеченной рыбы и горку разноцветного, аккуратно порезанного салата. От чашек с чаем поднимался легкий дымок и долетал аромат чабреца и душицы. Именно то, что нужно после тяжелого дня. Шатен потянулся за кружкой с ароматным терпким напитком и слегка улыбнулся своим мыслям.

     - Астор, а можно задать глупый вопрос? – активизировалась последние несколько минут смаковавшая пастрому и похрустывавшая салатиком, блаженно прикрывая глаза, Ассина, также делая глоток горячего чая. Мужчина кивнул, - А почему у тебя кухня, - девушка обвела взглядом залитое светом подвешенных практически над ней семи лампочек в прозрачных хрустальных шарах просторное, но все-таки не слишком большое помещение с «рабочей зоной» и центральной композицией из овального, с одной стороны вогнутого стола и стульев оригинальной формы, на которых они на данный момент и сидели, - не совмещена с гостиной. Сейчас же многие так делают. Или диваны ставят. Или наоборот отдельно столовую организуют?

      - Не люблю запах еды, когда я ее не ем, и Беку так удобнее. А столовая мне не нужна. Я не приглашаю сюда такое количество людей, чтобы она понадобилась. Да и кормлю я далеко не всех.

     Ассина кивнула своим мыслям, очевидно, получив их подтверждение: - А я, наоборот, раньше хотела объединить кухню с гостиной, чтобы, когда друзья приходят, а я готовлю, не бегать в комнату из кухни, а тут же с ними общаться, - девушка улыбнулась, помолчала и добавила, - А потом у меня появились домработница, повар, и необходимость в совмещенной кухне отпала.

     Легкий шум от двери прервал беседу. Астор посмотрел на стоявшего в дверном проеме Бека с телефоном в руках. Способный передвигаться абсолютно бесшумно мужчина на этот раз предупредил о своем появлении.

     - Прошу прощения, молодой господин, но до Вас не смогли дозвониться, поэтому позвонили мне…, - шатен замер, вспоминая. Все правильно, свой телефон он оставил в спальне. И, раз его не слышно, скорее всего, тот между подушками завалился. Тем временем брюнет, тщательно подбирая слова, продолжил, - у одного из руководящих сотрудников случились непредвиденные проблемы. Разговор не телефонный, он внизу и просит принять его. Что мне передать?

     Бек едва заметно скосил глаза в сторону гостьи. Астор задумчиво посмотрел на замершую напротив девушку. Та оглядела обоих, хмыкнула и спустила вниз ногу: – Будет неправильно мешать. В конце концов, беспокоить по пустякам тебя вряд ли будут, а доесть я могу и в спальне, - Ассина подхватила чашку, тарелку, на которой еще оставались фрукты, и направилась к выходу из кухни, размышляя по пути, что нужно закрыть плотно дверь и как-то заверить мужчину, что она выходить и подслушивать не будет. Получивший соответствующие указания домработник ушел к дверям, чтобы передать разрешение охране на входе.

     Сопровождавший девушку шатен оглядел спальню и успевшую устроиться в кресле у окна блондинку, включавшую планшет и как раз вертевшую наушники в руках. Так и не надев последние, она помялась, подняла глаза на будущего главу клана, прикусила губу, вздохнула и неуверенно заметила: - Может быть, стоит дверь закрыть совсем? В смысле на ключ?

     Астор облегченно выдохнул и еле сдержал улыбку. Он то здесь переживал, что модель обидится, что ее оставляют и уходят заниматься делами, а она нервничает и пытается объяснить, что не будет подслушивать: - Все в порядке. Поверь, даже если ты услышишь что-то, это не будет концом света, тем не менее, - он подошел и ласково пригладил встопорщенную после душа прядку, - большое тебе спасибо. Если понадобится что-нибудь, набери вот этот номер, - шатен положил плотный кусочек картона на белоснежную прикроватную тумбочку рядом с основанием серебристой лаконичной лампы, - Это телефон Бека. Он все равно не ляжет, пока не уйдут посетители, так что сделает все, что нужно. А ты спать не хочешь?

     Ассина помотала головой, поудобнее пристраивая наушники: - Немного хочется, но я лучше тоже поработаю.

     Будущий глава клана кивнул и вышел, прикрывая за собой дверь и мечтая побыстрее решить возникший вопрос. Ему было ясно, что его гостья не снимет наушники и не выйдет из спальни, пока он не вернется.

     Стоявший в гостиной у темного квадратного стола смуглый брюнет поклонился: - Прошу прощения, что приходится Вас беспокоить в столь позднее время, но, к сожалению….

     - Присаживайся и рассказывай, - Астор махнул рукой, указывая на уютное большое кресло цвета красного вина. Молодой мужчина, отличный финансист, которому доверили финансовое обеспечение важного и перспективного проекта по покупке земли для целей клана, опустился на указанное место и сцепил пальцы в замок, заметно нервничая. Возникший в дверях Бек поставил на матовую столешницу бокалы с соком и убрал со стола на полку стопку книг. Дождавшись, пока домработник выйдет и прикроет за собой дверь, финансист отставил в сторону сок и, слегка наклонившись вперед, приступил к докладу, время от времени отводя взгляд от внимательно слушавшего и внешне абсолютно спокойного наследника клана, чтобы свериться с документами или передать ту или иную бумагу хозяину дома.

     В целом ситуация складывалась неприятная, но ничего экстраординарного не случилось. Однако принимать единолично решения по такому вопросу молодой человек был не уполномочен. А дело не терпело отлагательств.

     Несколько недель назад была заключена устная договоренность с некоей довольно крупной и влиятельной фирмой. Да, устный договор, не подписанная бумажка, но дела иногда ведутся и таким образом. И в этот раз во избежание проволочек именно по устной договоренности одна из компаний семейства Кодар поставила нужный фирме товар. В обмен руководство фирмы обязалось передать участок земли, присмотренный кланом для своих нужд.

     - Простите, молодой господин, - гость встал с кресла и низко поклонился, - Я не смог вовремя понять, что происходит и предотвратить продажу участка.

     - Успокойся, Налан. И садись, - Астор дождался, пока брюнет устроится в кресле и продолжил, - свою ошибку проанализируешь позже и представишь соответствующие выводы, нужно учиться, жалко, что на собственных недочетах, - помощник склонил голову, подтверждая, что услышал и понял. Шатен ненадолго задумался, оценивая свое решение и возможные последствия. Гость терпеливо ждал, – Завтра же перекупленный участок должны признать непригодным для строительства, любого, даже если они там канализационный люк поставить захотят или ямку выкопать. У тебя контакты нужных людей есть? – брюнет кивнул, внимательно слушая и не пытаясь делать какие-либо пометки, будущий глава клана продолжил, - Полученную бумагу пока придержи у себя на несколько дней. Попробуй договориться. Нам - участок. Им возврат денег. Само собой, средства им должны вернуть наши несостоявшиеся партнеры. Если не захотят, ждем несколько дней, а потом пускаем документ в ход. Привлеки нашего пиарщика и юристов. Они тебе помогут.

     - Да, молодой господин. А что делать с нашими товарами?

     Астор поморщился. Сумма была немаленькой. Но в данном случае репутация была дороже, к тому же, свое оно в любом случае получат: - Сжечь все.

     Худощавый мужчина вскинул глаза, но промолчал, лишь восторженный блеск выдавал его отношение к происходящему. Кивнул, открыл было рот, однако ничего не сказал, решив не задавать вопрос о том, нужно ли выносить подлежащее сожжению со складов, из трюма корабля и грузового отсека самолета бывших компаньонов. Нарушивший устный договор руководитель фирмы будет жалеть о случившемся очень долго. Шатен продолжил: - Подключи топ-менеджеров Северного Отделения. Я хочу, чтобы завтра же все скупленные нами долги нашего малоуважаемого господина были предъявлены к оплате. Да, и пусть позаботятся о надлежащей информации для банков. Кредит ему дать не должны. Поработай еще и с биржей.

     Налан поднялся с кресла и опять поклонился: - Благодарю. Все будет сделано. Вам докладывать….

     - Каждые четыре часа, или если будут проблемы, - наследник клана встал, подождал, пока Бек выведет гостя из гостиной и направился в спальню, где привалился к косяку, с мягкой улыбкой поглядывая на крепко спавшую в кресле Ассину. На придерживаемом рукой планшете можно было увидеть какую-то незаконченную писанину. Наушники все также плотно сидели на ушах модели, правда, пластиковая дуга уже сползла на лоб, чудом удерживаясь и не скатываясь на нос. Мужчина приглушил освещение, аккуратно снял наушники, выключил плеер и вытащил из рук технику. Взглянул на экран, сохранил недоделанный реферат, кажется, по истории права и отправил все вместе «спать» на столик. Разобрал кровать и переложил даже не шелохнувшуюся девушку. Поправил покрывало, переоделся, мысленно посокрушавшись, что пока ему приходится спать в штанах, выключил свет и лег. Подгреб подушку и Ассину. «Можно спать». Как провалился в сон, мужчина заметить не успел.
     … …

     Темный сумрак спальни прорезал одинокий яркий солнечный луч, сумевший пробраться между тщательно задернутыми плотными шторами. Астор открыл глаза, пытаясь понять, что же его разбудило. В дверь раздался вежливый стук. Ясно, Бек решил поработать будильником. Лежавшая рядом Ассина зашевелилась и из-под светлых встрепанных прядок показались сонные зеленые глаза.

     - Доброе утро.

     Девушка с трудом подавила зевок и пробурчала: - Утро добрым не бывает.

     Мужчина хмыкнул, чмокнул насупленный нос с тремя крошечными веснушками и решительно откинул одеяло: - Пойдем, нас уже завтрак ждет.

     Тяжко вздохнув, Ассина переползла к краю кровати, потянулась и спустила ноги вниз. Широко зевнула: - Совсем не выспалась. И есть не хочется, - пожаловалась она, - ты в какую ванную?

     Шатен улыбнулся: - Я в гостевую, а то там по коридору Бек ходит. А ты давай в эту, - он обнял девушку за плечи и подтолкнул в сторону светлой двери. Модель благодарно кивнула и скрылась в ванной. Когда встряхивавший мокрыми после душа волосами Астор вернулся, блондинка все еще шуршала и позвякивала какими-то баночками за закрытой дверью. Мужчина оделся, застегнул на руке ремешок из натуральной кожи и взглянул на часы. Стоило поторопиться.

     На кухне присутствовали все те же. Стоявший у плиты Бек, стол, стулья и негромко бурчавший последние новости телевизор. Будущий глава клана присел на стул, оперся локтями на столешницу и прислушался. Он предпочитал быть в курсе того, что на данный момент руководство страны считало важным сообщить гражданам. В свободу слова и неподкупность мужчина давно не верил, но информационные передачи помогали вовремя понять тенденции политической жизни и будущих проблем и потрясений. Тихо вошедшая Ассина, аккуратно пристроилась на уже «забронированное» за ней место и тоже уставилась на экран, где с выражением и блеском в глазах повествовали об наводнениях и ураганах, а также о лесном пожаре на другой стороне полушария.

     Диктор перешел к событиям внутри страны. Картинка сменилась, показывая охваченные огнем склады, пожарные машины и старательно выполняющих свою работу огнеборцев. Впрочем, спасать было нечего. Площадь возгорания была настолько большой, что в первую очередь задачей пожарных стала локализация огня. Речи о сохранности самих зданий и содержимого уже не шло. По сообщениям прессы жертв не было. Астор покачал головой. Ребята слегка перестарались. Тем временем очередной журналист, активно жестикулируя одной рукой и держа в другой микрофон, рассказывал о постигших известную компанию несчастиях, лишивших их в одну ночь и складов, и стоявшего на якоре сухогруза. Так же сообщалось о самовозгорании товаров, находившихся в транспортном самолете. Теперь компании предстояло еще и компенсировать потери авиаперевозчика.

     Молодые люди допивали чай-кофе, когда акула пера протараторила, что «по неподтвержденным данным в результате пожара пострадало имущество не только самой фирмы, но и одной крупной компании, принадлежащей известному в стране клану». Большего журналист себе не позволил. Астор спокойно отставил чашку и улыбнулся: - В университет?

     Модель кивнула, повернулась к часам на микроволновке и стремительно унеслась в комнату. Спустя несколько минут суматошных сборов Ассина и шатен были готовы. Бек закрыл за хозяином дверь и набрал номер. С сегодняшнего дня и вплоть до поступления команды «отбой» будущий глава клана и его девушка, со статусом Ассины определились уже все заинтересованные лица, будут находиться под усиленной охраной. Данный вопрос с молодым господином Бек не обсуждал, так как все уже было отработано до мелочей. Астор всех охранников прекрасно знал и о возможном увеличении количества телохранителей, наверняка, догадывался. В разумности модели «домработник» также не сомневался, хотя…. Она же еще не знает всех в лицо. Бек хлопнул себя по лбу и потянулся за телефоном.

     Астор кивнул головой невидимому собеседнику и опустил сотовый в карман куртки. Завел двигатель и повернулся к пассажирке: – Бек сообщил, что количество твоей охраны на неопределенное время увеличилось. Просто, чтобы ты не пугалась, заметив незнакомые лица. Чужих к тебе просто не допустят.

     Уже превратившаяся в шатенку девушка кивнула: - Нескольких человек я и так знаю. Брюнет, еще один брюнет с коротким ежиком и брюнет с лысиной. Правильно?

     Мужчина улыбнулся. Модель быстро обнаружила тех, кто находился в «ближнем круге» охраны. Собственно, они не слишком шифровались от своей подопечной. Их задача и состояла в том, чтобы не только охранять, но и дать девушке некоторое чувство защищенности. И наоборот, в случае их отсутствия Ассина забеспокоится и будет настороже.

     Серебристая стрела автомобиля проехала мимо крупного сетевого магазина и свернула на ведущую к университетскому комплексу неширокую, утопающую в зелени улицу. Всю дорогу молчавшая и смотревшая в окно Ассина выпрямилась на сиденье и проговорила, ровно, скорее даже задумчиво: - Знаешь, я часто видела, как один и тот же человек может неодинаково относиться к разным людям. И это не значит, что данный человек плохой или хороший. Это в нашей природе. Кто-то нам нравится, кто-то нет. А еще есть такая вещь как «ответная реакция», - небольшая пауза, и голос девушки стал очень серьезным, - Иногда она может быть жесткой. И даже жестокой. Но это ответный ход. О котором должен был подумать тот, кто нанес первый удар.

     Астор не отрывал взгляда от дороги. Последний поворот и машина проехала мимо парковки, затормозила у входа, чтобы высадить опаздывавшую на свою пару Ассину. Девушка выскочила, помахала рукой и помчалась к дверям, перепрыгивая через ступеньку.

     Мужчина плавно тронул автомобиль с места, развернул и поехал на стоянку. Сегодня дразнить руководство университета не хотелось. В голове звучали слова Ассины, сказанные практически перед тем, как она открыла дверь: - Наблюдая за тобой, общаясь с тобой, видя, как ты относишься к окружающим – друзьям, партнерам, врагам, я смею надеяться, что хоть немного, но узнала тебя. И что-то мне подсказывает, что убивать детей и насиловать животных ты не собираешься. Все остальное можно пережить.

     Астор покачал головой и поставил машину на сигнализацию. Его девушка оказалась очень внимательной. Пожалуй, даже слишком. Не всякий смог бы так быстро сопоставить факты. И она четко обозначила свою позицию. Будущий глава клана запрокинул голову и улыбнулся забравшемуся на вершину небесной горки солнышку. Было легко и радостно. Его приняли таким, какой есть. Со всеми темными и светлыми сторонами, с его семьей, с его кланом и вполне определенным, вполне может быть, не всегда законным будущим. Шатен стянул рассыпавшиеся по плечам волосы в хвост и направился к корпусу мимо расходящихся при его приближении в стороны, нервно улыбающихся студентов. Быть наследником клана – не самое лучшее будущее. С раннего детства он привык быть в окружении вежливых, готовых перегрызть за него глотку любому, людей. Взрослых людей. За исключением собственной сестры другие дети, и их родители, вполне резонно не стремились наладить с ним и его семьей общение.

     И только неугомонный Кортас наплевал на всех и все, пробился за стену охраны. С тех пор жизнь была расцвечена разными красками. Яркими, светлыми, темными, тусклыми. Но не было серых. И это радовало. А потом уже, в старшей школе появились Сатор и Жан.

     А вот, кстати, и они. Молодые люди задумчиво рассматривали чинно идущего с парковки шатена. Они, как и обычно, припарковали машины там, где хотелось. И теперь удивлялись столь нестандартному поведению друга. Однако подколоть его не успели. Блестя свежевымытыми боками к зданию практически подлетел спорткар наследника корпорации.

     – А если бы ты кого-то задавил? – недовольный Сатор хлопнул брюнета по затылку.

     – Это вряд ли. Мне вчера новую систему предупреждения поставили. Так что я все и всех видел еще от поворота, - самодовольно заявил будущий президент компании, обошел машину и открыл дверь, из которой тут же выскочил сверхгениальный псин, попросту питомец Кортаса породы двортерьер мелкий, – Он без меня дома скучает, - пояснил статный красавец, проведя рукой по короткому ежику волос, и, направляясь ко входу, добавил, - Вот и пришлось взять с собой.

     Остальные ВИПы только головами покачали и переглянулись. Кому-то в детстве точно ласки и тепла не хватало. Щен бодро трусил рядом с хозяином. Брильянты черного ошейника ярко переливались в солнечных лучах. Псин махал хвостиком, тряс ушами и даже попытался зарычать на слишком приблизившихся к своему брюнетистому божеству прочих студентов.

     – Защищает, - умилился Кортас, пошарил в кармане, выудил оттуда печеньку и скормил обрадованному щенку, - Повар свежих напек. По специальному рецепту. Для собак, - он протянул очередной кругляш оказавшемуся рядом Астору, - Хочешь попробовать? Вкусные.

     Шатен хмыкнул, с трудом подавил смех и вежливо отказался. Диагноз наследнику корпорации ВИПы уже поставили - «собачник конченный, маньячный».

     – Интересно, Иния не ревнует? – шепотом поинтересовался у остальных Жан.

     – Не ревнует, - Кортас обернулся и подмигнул, - Это она рецепт нашла. И выгуливать мы это чудовище, - он кивнул в сторону семенящего рядом воплощения счастья, - вместе ходим.

     На парах щен вел себя примерно, насколько это вообще возможно для собаки. Катал мячик, грыз игрушки из жил и печенье, подаваемое любимым хозяином. Но сильно не шумел. Остальные ВИПы смотрели на это безобразие философски и особо от учебы не отвлекались. А, значит, и преподавателям не оставалось ничего другого, как игнорировать «посторонний фактор». Спорить со ставшим после общения с моделью более сдержанным Кортасом все равно никто не рисковал.

     Учебный день Ассины проходил более напряженно. Сначала недовольные отсутствием студентки педагоги устроили ей на каждой паре весьма серьезную проверку. Это девушка снесла стойко. Даже умудрилась заработать дополнительные баллы. Занижать данной студентке оценки специально преподаватели не могли. Каждый знал, кто привозит ее в университет и частенько забирает из оного. Мазохистов в университете не водилось. А на перемене девушку нашла Иния. Брюнетку ощутимо потряхивало. Ассина даже испугалась за подругу. Та судорожно перелистывала новостные странички на планшете, демонстрируя их одну за другой шатенке. Модель осторожно положила ладонь на слегка подрагивающие пальцы. Зеленые спокойные глаза встретились с настороженными черными, в которых мелькала чуть ли не паника.

     – Иния, что тебя так беспокоит? – девушка говорила очень тихо. Несмотря на то, что брюнетка заранее оттащила ее в тихий пустой уголок коридора, люди неподалеку наблюдались.

     - Как ты не понимаешь? – увидев предупреждающий взгляд Ассины, Иния понизила голос и продолжила, - Это ведь компания Астора. И вот тут, - изящный пальчик с прозрачным маникюром ткнулся в очередную статью, - пишут, что они как-то связаны.

     _ И что?

     - Но он же! - брюнетка вскинула голову и возмущенно посмотрела на подругу. Модель покачала головой: - Кто, Иния? Бандит? Или человек, который ни разу не причинил вреда ни тебе, ни окружающим тебя людям? Так кто же он? За свою жизнь я усвоила хорошо несколько вещей. Первая: не верь новостям. Читать можно. Верить нельзя. Не можешь не верить, не читай. И второе: ни тебя, ни меня это не касается. Ты помочь хочешь? Или тебя возмущают предполагаемые методы? А ты имеешь право судить о чем-то, не зная ситуации в целом? И зачем тебе это? – Иния открыла было рот, но Ассина остановила ее жестом, - Подожди. Просто подумай. Если бы речь шла о Кортасе? Сможешь ты его изменить? Будешь вникать во все его дела? Думаю, что у тебя не получится ни то, ни другое. Не стоит обольщаться. У каждого, в том числе и у тебя, есть свои секреты, тайны и своя жизнь. Для меня вся эта четверка и ты – это люди, о которых я сужу по их делам, но только по тем, в которых участвую лично. И мое мнение о них и о тебе изменится только на основании моего личного опыта. Доверять чужому суждению, не говоря уже о таблоидах, в этом вопросе я не буду, - шатенка высвободила рукав из сжатых пальчиков, - Ты можешь придерживаться другой точки зрения. Мое ты знаешь. Звонок прозвенел, - и направилась к входу в аудиторию, оставив задумавшуюся Инию стоять в затененном углу с планшетом в опущенной руке.

     Несмотря на крайне интересную тему лекции и виртуозно читавшего ее преподавателя, сосредоточиться на уроке было сложно. Ассина покусывала кончик ручки, поглядывала в окно, за которым весело щебетали птицы, ошалевшие от пригревавшего все сильнее солнышка. Затем переводила взгляд на круглого, похожего на колобок лектора, не способного спокойно простоять за кафедрой и пару минут, с ужасом понимала, что пропустила огромный кусманище лекции, и начинала судорожно восполнять пробелы, списывая с доски все, что еще не успели стереть.

     Иния на лекцию не пришла, хотя она была у них общей. Нельзя сказать, что шатенка абсолютно не волновалась. Все-таки брюнетка вошла в круг ее друзей, очень нравилась Кортасу, но…. Ассина понимала, что если девушка не изменит своего отношения к жизни и окружающим, то даже если и выйдет замуж за брюнетистого президента, их брак будет обречен. Бизнес, как и политика, бывает и жестким, и грязным. Владельцы крупных корпораций и их дети встречались со многим: шантаж, вымогательства, похищения. Зачастую направленные именно на членов семьи, с младенчества находящихся под плотной охраной. Если ты не хочешь сталкиваться с этим, уйди в тень, подальше от тех мест, где крутятся большие деньги.

     Только сейчас Ассина осознала, что Инии будет тяжело. Хотя, казалось бы, в чем разница? Модели, как и брюнетке крепко досталось от сильных мира сего, вот только выводы они сделали разные. В то время как шатенка училась стрелять и драться, идти на компромисс, Иния предпочла забиться в тихий угол, затеряться в тени и … не смогла принять мир, который делится не только на черное и белое.

     «Может она и права», - Ассина вздохнула и отложила ручку. Все равно большую часть она пропустила. Так что лучше потом списать у кого-нибудь с первых рядов, - «Судить сложно. А может быть, все эти страхи – просто перенос?» - модель постучала кончиками пальцев по тетради, обкатывая в голове идею, - «Вполне может быть, что брюнетка все еще не доверяет Кортасу и боится, что при малейшей оплошности ситуация с изгнанием и местью повторится», - шатенка потрясла головой, но назойливая мыслишка не отгонялась, - «Да, и переносит свои страхи с будущего президента компании на все его окружение. Мда. Кортасу придется нелегко. Но, как говорится, сам виноват. Пусть потрудится. А вот с Инией надо будет поговорить еще раз. Но не «чистить мозги, а просто успокоить».

     Звонок с пары не прервал размышлений девушки, она и не заметила, как осталась в аудитории в одиночестве. Приглушенная мелодия телефона, наконец, вывела шатенку из прострации. Она подтянула рюкзачок и, покопавшись, вытащила раздраженно вибрировавший сотовый. Ассина вздохнула и потерла переносицу, настраиваясь на серьёзный разговор. Так упорно могла дозваниваться только главный менеджер. А Мария не беспокоила просто так. Модель нажала на прием. Мягкий грудной голос шатенки звучал на этот раз несколько взволновано: - Ассина, добрый день, ты просила сообщать тебе обо всем необычном….

     Девушка переложила телефон поудобнее, оглядела класс, встала и пересела на широкий подоконник, подставив лицо веселым лучам: - Да, Мария. Добрый день. Просила. Что случилось?

     - Два дня назад в агентство позвонили. Странный звонок. Девушка представилась Еленой и попросила соединить с тобой. Причем она называла тебя именно Ассиной, а не Анисой. Ты знаешь наши правила, никакой информации, - сидевшая на подоконнике модель кивнула. Потом улыбнулась собственному поведению. Как будто Мария может ее увидеть…. Впрочем, вопрос был чисто риторическим и звукового подтверждения не требовал, менеджер продолжила, - Разумеется, наша сотрудница ответила, что женщина с таким именем у них не работает. Да она и не знала. Твоя личность у нас известна лишь немногим.

     И это была правда. Ассина просила, чтобы о ней поменьше распространялись. Конечно, шила в мешке не утаишь, но девушка старалась использовать в агентстве исключительно свой псевдоним, ее полное имя было указано только на контракте, так что широкие круги не имели о нем ни малейшего представления. А кто был в курсе, молчал. И это была заслуга именно главного менеджера и руководства агентства. Именно благодаря им большая часть сотрудников понятия не имела о том, кто такая госпожа Аниса, и молчали акулы пера. Эти все знали, но не рисковали портить отношения с крупной компанией, способной вывалять в грязи кого угодно. Да и родственники Ассины помогали своими связями. Так что модель могла жить относительно спокойно. Хотя определённый процент ее заработка стабильно уходил на «расходы на прессу».

     - Позднее эта девушка позвонила еще раз и попросила передать сообщение, но уже госпоже Анисе. И ты знаешь, по совпадению попала опять на ту же оператора. Та узнала голос, вспомнила предыдущий звонок и заволновалась. Но требуемую информацию записала и отправила на твой адрес, для прохождения обычной процедуры….

     Ассина угукнула, вспоминая огромные мешки с бумагами и переполненный электронный ящик, официально принадлежавший известной модели. Сама бы она никогда не смогла разобраться со всем этим, но от нее этого и не требовалось. Специальные помощники следили за поступающей почтой, сортировали, отвечали на большинство писем, отдавая девушке лишь некоторую часть. Модель была уверена, что угрозы, оскорбления и прочие «подарки» от разнообразных не слишком адекватных людей к ней не попадали исключительно благодаря этому строжайшему отбору. Девушка поерзала, ожидая продолжения истории.

     На следующий день звонок повторился. Неизвестная Елена интересовалась, было ли передано сообщение Анисе. Оператор ответила, что вся информация приходит к помощникам модели, и несомненно будет доставлена адресату. Однако через три часа девушка позвонила снова и с тем же вопросом. И еще через три. В конце концов, оператор связалась с главным менеджером, то есть с Марией. Следующий звонок перенаправили к ней. Звонившая женщина просила передать Анисе, что является близкой подругой Ассины и не может дозвониться до нее, так как та поменяла номер, а друзьям не сообщила.

     Аккуратный намек на Анису – Ассину не заметить было невозможно. Елена так же подчеркнула, что речь идет об Ини-сане и просила передать, что у него очень крупные неприятности.

     До того расслабленно качавшая ногой модель вскочила с подоконника, прижав поплотнее к уху трубку: - Мария, я знаю, кто это. Спасибо, что позвонила. Еще есть что-то, что мне нужно знать? – Ассина подлетела к столу и подхватила рюкзачок, затем подумала и присела на край столешницы. Позвонить все-таки лучше отсюда, чем из коридора, в котором полно галдящих, пусть и сдержанно, и элегантно, как положено студентам элитного заведения, но достаточно шумно, учащихся.

     - Елена передала, что телефон у нее не изменился, она ждет звонка. Очень нужна помощь. Очень срочно и очень быстро. Время ушло.

     - Мария, огромное спасибо. И, пожалуйста, имей ввиду, что скорее всего мне придется срочно улететь. Сомневаюсь, что обойдется без этого. Точнее, я уверена. Я не знаю, что еще мне сказать. Вы можете уволить меня, если так будет нужно для сохранения репутации. Или я буду работать на заказчика бесплатно….

     - Ассина, успокойся, - прервала ее главный менеджер, - когда я тебе звонила, то уже предполагала нечто в этом роде. Нам крупно повезло, практически все твои съемки можно перенести без ущерба для репутации. Остались пресс-конференции и крупный заказ. Но думаю, с последним мы сможем договориться, - в телефонной трубке раздался смешок, - если не ошибаюсь, то это одна из дочерних компаний того молодого человека, который имеет странную, но полезную привычку утаскивать тебя со съемок домой.

     Ассина облегченно выдохнула, замерла на месте. Несколько секунд напряженного размышления, и девушка до крови прикусила нижнюю губу, пытаясь справиться с эмоциями: – Мария, - женщина на том конце связи напряглась. С лица слетела легкая улыбка, слишком уж серьезно и холодно звучал голос модели. По опыту менеджер знала, что такой голос у ее подопечной бывает только, когда все не просто плохо, а откровенно паршиво. Ассина продолжила, - Я могу и ошибаться. Да нет. Я уверена в причинах неприятностей, о которых идет речь. И ты тоже о них догадываешься, - побледневшая женщина откинула назад толстенную тяжелую косу и отложила в сторону карандаш, – Мария, я не знаю, как и просить об этом, но нельзя ли как-то держать до последнего в тайне, что я куда-то уехала. В особенности от журналистов. Может быть, сказать, что я в больнице. Если что, можете валить все на меня. Я знаю, что прошу практически невыполнимого, особенно с учетом этих интервью, но очень боюсь, что иначе мне постараются помещать.

     - Ассина, пока ничего не могу сказать, но поговорю с начальством. Постараемся что-нибудь придумать, - менеджер нахмурилась, откатилась в тяжелом кресле к окну и посмотрела на сверкавшее стеклянным фасадом офисное здание напротив. Как сохранить репутацию и при этом держать отсутствие модели в тайне, она не представляла, разве что…, - Ассина, есть вариант. Насчет съемок…, там же ты не единственная участвуешь, так мы с заказчиками даже ничего обговаривать не будем. Просто поставим вперед другие модели. Пока с ними разберутся, ты успеешь вернуться уже раза три. Никто ничего и не поймет. И думаю, что твой молодой человек нам поможет, если вдруг кто решит предъявить претензии. Так? - девушка покачала ногой в кроссовке, разглядывая изумрудный шнурок, и угукнула. Вряд ли Астор встанет в позу и откажется поддержать, – Таким образом, у нас остаются только пресс-конференции, - голос деловой женщины зазвучал глубоко и уверенно. Она уже знала решение, оставалось продумать несколько вариантов его реализации, - Ты понимаешь, что если мы отменим конференцию, то … у тебя ничего не получится, - модель вздохнула и поморщилась, представив себе вероятные последствия, а менеджер уже развивала свою мысль, - но нам никто не мешает поменять главное действующее лицо. Но в этом случае мы должны кинуть нашим «друзьям» из прессы крупную, очень крупную кость, - Мария замолчала, давая девушке время обдумать только что услышанное.

     – То есть ты предлагаешь заменить меня человеком, интервью с которым станет для журналистов настоящим подарком?

     - Умница, дорогая, - в голосе менеджера звучали довольные урчащие нотки, - Осталось только решить, кто же будет этой самой сахарной косточкой.

     - Спасибо, Мария. И за сообщение, и за понимание, - шатенка нажала отбой и устало прикрыла глаза. Удивленно покачала головой, недоумевая, как эта серьезная, отличающаяся высоким профессионализмом и умением держать язык за зубами женщина пошла ей на встречу в ее авантюре, которая могла иметь некоторые отрицательные последствия для репутации компании, над которой Мария тряслась больше, чем над собственной дочерью. Потянувшись, Ассина решила не оттягивать момент. Несколько минут она копалась в телефоне, разыскивая нужный номер. На том конце ответили практически мгновенно. Как обычно низкий и резкий голос звучал очень обеспокоенно. Ассина вздохнула, как перед прыжком в воду: - Здравствуй, это я.

     Недолгая пауза.

     – Рада тебя слышать. О том, какая ты свинья, что не рассказала все сразу и вот так вот просто исчезла, мы поговорим позже.

     Модель выдохнула. Ура. Исполнение приговора отложено на более отдаленный срок. Хотя она не обольщалась. Огненно-рыжая менеджер и помощник на все руки известного композитора Ини-сана отличалась темпераментом. Можно было не сомневаться, что Ассине припомнят все. И исчезновение, и смену номера, и многое другое. Но сейчас, действительно, было не время и не место. Друзьям, от которых она была вынуждена отдалиться, нужна была помощь. Как поняла из кратких рубленых объяснений Ассина, у композитора должно было состояться грандиозное шоу в известной туристической Мекке миллиардеров, на котором Ини-сан должен был представить свои новые, а также уже хорошо известные произведения. Билеты в огромный, похожий на серебристую снежинку концертный зал, были раскуплены за восемь месяцев до выступления. Были даже устроены несколько аукционов. Билеты дарили в качестве дорогого подарка. И теперь все это шоу было на грани провала.

     - Я все поняла. Обязательно приеду. Когда состоится концерт? Приеду. Не волнуйся. И Каори передай, что я буду, - Ассина помолчала, покусывая губу, - Нет, пожалуй, нашему Ини-сану лучше ничего не говори про меня. У Каори душа нараспашку. Он не сможет не поделиться радостью с другими, - на том конце связи согласно хмыкнули, модель продолжила, - Елена, извини, что еще раз уточняю, но никому не рассказывай обо мне. Даже не заикайся о том, что смогла до меня дозвониться…. Сообщи Ини-сану, что ты договорилась с нужным человеком, но это… Ну, например, сюрприз. Впрочем, думаю, ты и сама найдешь, что сказать. Только про меня ни слова. Иначе я рискую просто не доехать. Ты понимаешь? – девушка говорила серьезно, слегка замедлив темп речи, стараясь каждой интонацией, каждой паузой донести важность сказанного до собеседницы.

     Елена вздохнула: - Ассина, я далеко не дура. И уже поняла, что просто так ты бы не исчезла. А уж сколько я пыталась до тебя добраться. Выводы я делать умею. И кстати, кое-что из прошлого я видела и помню. Благо на память никогда не жаловалась.

     Ассина поморщилась. Увы. Подруга глупостью не отличалась. И логика у нее работала как надо. Нажав отбой, шатенка встала со стола, прошла и застыла у окна, бездумно водя пальцем по прозрачному стеклу. Затем отдернула руку, достала салфетку и протерла залапанную поверхность. Не хватало еще по собственной прихоти добавлять работы персоналу. Модель отрешенно приложила телефон к подбородку и замерла, похлопывая ярко-желтым корпусом по губам. Услышанное ставило под вопрос и без того трещавшую по всем швам идею дальнейшего существования Ассины. Раньше она думала, что, удерживая на расстоянии близких людей, убережет их. Но. Случилось то, что случилось. Несомненно, это была месть. Жестокая и изощренная. За ночи в квартире Астора, за то, что стала меньше оглядываться. И удар нанесли по тем, кто был далеко. Значит, Астор прав? Но этот вопрос она обдумает позже.

     Девушка встряхнулась и набрала номер шатена. Музыку сменил голос автоответчика. Ассина фыркнула и нажала повтор. Опять не получилось, она раздраженно хлопнула себя по бедру, запихала телефон в сумку и быстрыми шагами направилась к выходу. В коридоре осмотрелась и направилась к лестнице. Пары ВИПов проходили на верхнем этаже, до лифта идти было дольше, да и ждать его нужно. Пока неслась через ступеньку, слегка запыхалась.

     Пушистый мягкий ковер тихого коридора удачно гасил шум шагов. Ассина остановилась перед резными дверями и, упершись руками в колени, несколько раз глубоко вздохнула. Тихо постучала, дождалась, пока преподаватель откроет дверь. Увы. Астора на уроках не оказалось. Нахмурившийся Кортас, с подозрением и тревогой смотревший на шатенку, сообщил, что его срочно вызвали по делам. Куда именно поехал будущий глава клана брюнет не знал. Телефон все также стоял в режиме автоответчика. Оставив сообщение о том, чтобы шатен как можно скорее перезвонил, и извинившись за то, что оторвала от занятий. Наследник корпорации вышел следом за девушкой, встал перед ней и внимательно вгляделся в зеленые глаза: - Если тебе нужна помощь, ты мы здесь и готовы ее оказать….

     Ассина покачала отрицательно головой: Спасибо…, - подумала пару мгновений, - подожди, - взявшийся за ручку двери, но не успевший ее повернуть брюнетистый красавец оглянулся, - Кортас, мне очень понадобится твоя помощь. Но не прямо сейчас, - модель от волнения закусила губу, - и это будет скорее всего очень крупная просьба…. Я, правда, еще не уверена, насколько…, однако….

     - Ассина, - будущий президент корпорации не стал дожидаться, когда девушка подберет нужные слова, - ты настолько редко о чем-либо просишь, что я и не сомневаюсь, потребуется что-то из того, что сделать могу только я. А значит, это что-то очень и очень важное и довольно трудновыполнимое.

     Шатенка согласно кивнула. В словах Кортаса не было и тени самодовольства. Он просто констатировал известный факт. Еще раз извинившись и пообещав позвонить, как только что-нибудь прояснится, модель уже направилась в сторону лестницы, но была остановлена мужчиной. Тот молча провел ее к изящному, облицованному натуральным красным деревом, пахнувшему воском и роскошью лифту, предназначенному только для ВИПов, включил его собственной карточкой, завел девушку внутрь и подождал, пока двери закроются, и кабина поедет на первый этаж.

     У просторного светлого гардероба, несмотря на наличие трех расторопных служащих, скопилась небольшая толпа студентов. Кто-то недовольно кривил губы, возмущенный задержкой, кто-то, пользуясь возможностью, общался со знакомыми, а некоторые уткнулись в телефоны или планшеты, уходя из реального мира. Ассина вздохнула и решительным шагом прошла к стойке, игнорируя замолчавшую очередь, шокированную нетипичным поведением шатенки. Возражать никто не посмел, так что процесс перехода пуховика из рук гардеробщика в руки хозяйки прошел без заминок и потерь.

     Быстрым шагом, практически срываясь на бег, девушка вылетела из здания и замерла на месте, только сейчас сообразив, что забыла организовать транспорт. Глаза заметались по подъездной дороге и деревьям, за которыми пряталась парковка. Что делать? Такси брать было страшновато. Ассина не сомневалась, что в свете сложившейся ситуации «поклонник» должен был усилить слежку, так что ему вряд ли будет сложно в случае необходимости подменить такси. Да и ждать его…. Беспомощно оглядевшись, модель вздрогнула, услышав долетевшие со стороны стадиона восторженные вопли. Точно, там же проходит очередной межуниверситетский футбольный матч. Девушка тряхнула головой, улыбнулась и помчалась на шум, ловко перепрыгивая через лужи и благоразумно оббегая слишком большие. Несмотря на спешку, шлепать по воде, Ассина не рискнула. Сейчас ей нельзя болеть. Интересно, как ей прервать матч без потерь? Подойти к тренеру? Вроде там у них есть какое-то право приостановить игру? Или нет? Она абсолютно ничего по этому поводу не помнила и не знала.

     Шатенка нахмурилась. Вряд ли тренер из-за нее решится создать паузу. Значит, придется что-то учудить…. Ой, как не хотелось. Девушка уже собиралась выбежать на покрытое изумрудной травой поле, но тут прозвучал свисток, носившиеся как заведенные игроки резко сбавили скорость и направились к скамейкам, с которых как раз вставали запасные члены команды. Облегченно выдохнув, Ассина не стала дожидаться, пока спортсмены подойдут, ловко перепрыгнула ограждение и помахала рукой заметившему ее Натану. А уже через секунду что-то шептала наклонившему к ней капитану команды, с рыжих волос которого, несмотря на прохладную погоду, бодро стекали прозрачные капли.

     Тот кивнул, махнул тренеру рукой и скрылся в раздевалке. Спустя пару минут Ассина довольно подбрасывала в одной руке ключи от машины, крепко держа другой ошеломительно быстро нацарапанную Натаном доверенность. Чмокнув присевшего спортсмена в единственное сухое место – макушку, девушка побежала на парковку. Двигатель завелся мгновенно, и мощное черное авто, постепенно набирая скорость, направилось в сторону города.

     Пристально следя за дорогой, не хватало еще нарушить какое-нибудь правило, Ассина размышляла о том, что пока ей сопутствовала удача. Машину не останавливали. Документы не проверяли. А вот и поворот. Модель завернула к крошечному, больше похожему на несколько соединенных между собой беседок кафе. Из-за углового столика встал высокий худощавый мужчина в узких очках без оправы. Кивнул девушке: - Добрый день, я видел Вас в гостях у Натана. Я юрист компании его отца. Мое имя….

     Шатенка сверилась с запиской, на которой, не доверяя памяти записала имя и фамилию, а также описание внешности юриста: - Да, все верно. Прошу прощения за проверку, но не могли бы Вы мне сказать, какой шоколад подарили Вам коллеги на день рождения?

     Голубые глаза за прозрачными стеклами сверкнули: - С перцем и солью, поганцы, - мужчина рассмеялся. Модель кивнула и улыбнулась: - Сочувствую, а теперь…, - она достала доверенность, на которую юрист тут же поставил печать и еще одну подпись.

     - Все, можете ехать спокойно.

     - Благодарю, - Ассина вылетела из кафе.

     «Вот это повезло», - девушка с облегчением поглядела на лежавшие рядом документы и свернула к обочине, подчиняясь требовательному взмаху палки сотрудника дорожной полиции. Но тут же нахмурилась. У нее и так цейтнот, а тут еще это. Девушка скосила глаза на рюкзачок, в одном из отделений которого лежал кошелек цвета горчицы, прикидывая, не стоит ли решить вопрос банальным способом. Однако решила не форсировать события…. Ведь за дачу взятки можно загреметь еще быстрее и на более длительный срок.

     Молодой мужчина в форме подошел к машине и недовольно посмотрел на не спешившую выходить из салона шатенку. Но эти взгляды Ассину уже давно не трогали. Безопасность была дороже. Модель выпрямилась на сиденье и подтащила поближе рюкзак. Чем-то поведение офицера тревожило. Хотя вроде бы ничего необычного не происходило. Невнятный русоволосый спортивного телосложения парень наклонился к окну, представился и попросил предъявить документы и открыть багажник.

     Увидев листок доверенности, представитель закона недовольно нахмурился, а когда модель, все также не выходя из автомобиля, выполнила его указания, подняв заднюю дверь, даже передернул плечами. Ассина стиснула зубы и потерла переносицу. С учетом цены предоставленного в ее распоряжение Бентли поступки мужчины выглядели странными. Обычно так общаются с нарушителями, да и то, на более бюджетных машинах. На дороге модель останавливали не раз. Это участь всех водителей, но впервые…, девушка намотала ремешок сумки на руку и сгруппировалась. Все точно. Ее впервые столь явно вынуждали покинуть салон автомобиля.

     Ассина огляделась и, наконец, сообразила, в чем проблема. Место было явно неудачным для полицейского поста. Ни пешеходного перехода, ни сложного перекрестка, ни участка, на котором можно превысить скорость. Шатенка посмотрела в зеркало заднего вида. Офицер потоптался у багажника буквально несколько секунд и вернулся. – Прошу Вас выйти из салона, - серые глаза смотрели с суровой угрозой. В какой-то момент мужчина бросил в сторону быстрый взгляд, и это не ускользнуло от настороженной Ассины.

     - Минуточку, офицер, думаю, сначала мне будет нелишним записать Ваши данные, чтобы потом не было сложностей с Вашей идентификацией. Я обязательно обращусь с жалобой на превышение полномочий в Ваше управление, ой, - проговаривая эту чушь, модель «случайно» смахнула с кожаного покрытия торпеды стопку салфеток, специально положенных туда еще у кафе, как раз для подобных целей, и впилась глазами в зеркало бокового вида, к которому наклонилась, якобы в поисках разлетевшихся по салону бумажек.

     Натренированный взгляд выцепил слишком незаинтересованного в происходящем крепко сбитого мужчину в неприметном костюме, подходившего к ним сзади. Еще пара подозрительных личностей переходили улицу. В следующую секунду девушка нажала на педаль газа и вывернула руль, чудом не задев офицера, с завидной ловкостью выхватившего пистолет. Один из выстрелов пришелся в колесо с визгом шин и паленым следом на асфальте удалявшегося автомобиля.

     Машину завертело, боковой удар, чуть ли не намотавший Бентли на фонарный столб, включил механизм срабатывания подушек безопасности, вовремя погасивших удар. Ассину так тряхнуло, что она ощутила, как в шее что-то хрустнуло. Перед глазами забегали серебристые мушки, а потом стало темно и тошно. Девушка впилась ногтями в кожу, приводя себя в чувство. Хорошо, что выработанные многочисленными утомительными тренировками по выживанию навыки сработали на бессознательном уровне, и она успела как-то сгруппироваться, напрячь одни мышцы, расслабить другие. Через пару мгновений Ассина уже вывалилась из машины и бросилась в расположенную рядом арку, пытаясь скрыться от бежавших к ней мужчин. Кстати, их количество еще увеличилось.

     Модель оглядывала однотипные светло-бежевые дома и огромный двор с красочной детской площадкой, пустынной парковкой и многочисленными скамейками под небольшими деревцами с гибкими ветвями, дававшими летом отличную тень. К сожалению, этот район был девушке практически не знаком, но Ассина помнила, что похожие здание имеют проходные парадные. Она застыла перед закрытой дверью одного из подъездов. Увы, но как и все остальные он был снабжен надежным замком и домофоном. Девушка неуверенно нажала первую попавшуюся кнопку. В ту же секунду запищал домофон, дверь открылась, выпуская пожилого мужчину с маленькой пухлой короткошерстной собачкой. Шатенка с вежливой улыбкой поздоровалась с жильцом и спокойно прошла внутрь, тихо радуясь удачному совпадению. Замок щелкнул, отрезая ее от внешнего мира и преследователей.

     Но вот второго выхода из подъезда не наблюдалась. Ассина беспомощно оглядела чистую ухоженную парадную с вольготно чувствовавшими себя растениями в кадках, затем постучала в двери первого этажа. В конце концов, можно было бы просто вылезти через окно. Хотя… кто ж ее пустит то. Не пустили, никого из жильцов не оказалось дома. Девушка всхлипнула и сильно, до крови прикусила и без того истерзанную губу. Страшно. Она вытерла выступившие слезы и поднялась наверх. Дверь на чердак блокировал внушительный замок. Поковыряв его железкой, которую таскала с собой в рюкзаке, модель присела рядом с ведущей на крышу шаткой лестничкой и устало опустила голову на колени. Ничего не получалось. Она поднялась, вытерла влажной гигиенической салфеткой лицо и руки и выдохнула. В конце концов, у нее оставался еще один выход, пусть и не тот, которым бы хотелось воспользоваться.

     Ассина подошла к окну, открыла створки, затем аккуратно прикрыла их, оставив небольшую щель, и присела на идеально чистый подоконник. Вскочила, еще раз распахнула окно и посмотрела вниз и по сторонам. Увы, никаких выступов и карнизов не наблюдалось, переждать не получится, так что единственный возможный путь был вертикально вниз. Что ж, если будет нужно, она выберет его. Девушка присела на идеально чистый подоконник. Вряд ли кто-то сможет заметить ее на высоте пятнадцатого этажа. Может быть, позвонить в квартиры второго уровня? Ведь оттуда тоже можно спрыгнуть без потерь…. Шатенка спустилась на лифте и простучала каждую дверь. Опять безрезультатно. Оставалось только ждать развития событий.

     В том, что будут обыскивать подъезды, Ассина не сомневалась. Слишком близко от нее были преследователи. Она бы просто не успела пересечь двор за то время, пока он находился вне зоны видимости «охотников». Рассмотреть хоть что-то внизу, рядом с домом, не получалось. Но можно было предположить, что один или двое мужчин должны были ходить по подъездам, а последний из троицы ждать во дворе. Или их было больше? Голова болела все сильнее. Девушка приложилась лбом к прохладному стеклу, а потом, подхватив рюкзак, на цыпочках, прислушиваясь к малейшему постороннему звуку, замирая на каждой лестничной площадке, спустилась на второй этаж, подъездное окно которого выходило во двор, и, осторожно выглянула.

     Ситуация даже оказалась несколько хуже прогнозируемой. Во дворе стояли три человека, в то время как еще как минимум двое ходили по парадным, и один как раз направлялся к тому, где находилась Ассина. Модель белкой взлетела на последнюю лестничную клетку, сожалея лишь о том, что по странной прихоти архитектора окна нечетных этажей выходили не во двор, а на улицу, так что следить за развитием событий возможности не было. Шатенка села на подоконник, выдохнула, повернула лицо к ярким лучам солнца и зажмурилась, нежно улыбнувшись. Возможно, это последнее, что она видит и чувствует.

     Внизу царила тишина. Но вот хлопнула входная дверь, причем так сильно, что грохот разнесся по всему подъезду. Одновременно заработал лифт и вверх по ступеням кто-то побежал. Тренированный мозг отметил, что поднимается не один человек. Ассина встряхнулась, встала с подоконника, расстегнула потайное отделение рюкзака и достала два гладких отполированных цилиндра. Из переднего кармашка сумки вытащила крепкую цепь, соединила все в единое целое, подергала, проверяя прочность изготовленных на заказ креплений, в который раз мысленно ругаясь, что из-за полицейских пришлось таскать все по отдельности. Распахнув окно настежь, девушка отошла на заранее подобранную позицию и замерла.

     Кабина лифта остановилась, двери разошлись в стороны. Шатенка тихо выдохнула, приваливаясь к стене и прикрывая на мгновение глаза. Она знала этого лысого. Один из приставленных к ней Астором охранников. Однако позволить себе порадоваться еще чуть-чуть девушка не могла, шаги спешивших по лестнице все приближались. Интересно, кто-нибудь уже вызвал полицию, крутилось в голове. Ассина выпрямилась, привычно перехватывая оружие.

     - Госпожа Марен, это наши люди, - поторопился успокоить девушку поднявшийся на лифте охранник, за спиной которого неподвижно застыл еще один незнакомый модели брюнет. Несмотря на собственные слова, оба телохранителя подошли к краю лестничной площадки, и лысый аккуратно посмотрел вниз, во избежание неприятных сюрпризов, после чего отошел назад к шатенке. Среди трех поднимавшихся по лестнице, аккуратно придерживавших что-то руками под полами пиджаков мужчин Ассина с облегчением увидела еще одно знакомое лицо. Почувствовав головокружение, модель опять прислонилась к выкрашенной в нежно-бирюзовый цвет стенке, зажав в бессильно опустившейся вниз руке нунчаки. Ноги и руки дрожали. Шатенка сделала несколько вдохов и выдохов, мысленно дала себе затрещину, напрягла и расслабила все мышцы. Затем посмотрела на встревоженно сверливших ее глазами охранников. Тот, знакомый ей, приехавший на лифте, по-видимому, был главным, потому что именно он заговорил: - Все в порядке, госпожа Ассина. Можете убирать оружие.

     Девушка медленно кивнула, отсоединила цепь и огляделась вокруг, в поисках рюкзака, обнаруженного на подоконнике и тут же поданного ей одним из телохранителей. Упаковка много времени не заняла. Пока Ассина торопливо пила воду и застегивала молнию, лысый молча мялся рядом, потом все-таки произнес: - Прошу прощения, что мы не помогли Вам с этим полицейским. До последнего сомневались, нападение это или просто совпадение, боялись помешать. Но Вы и сами отлично разобрались и справились, - в голосе телохранителя сквозило уважение.

     - Какое там, - модель махнула рукой и закинула рюкзачок на плечо, - доехала ведь только до ближайшего столба…, - она поморщилась и потерла виски.

     - Огнестрельному оружию вообще тяжело что-то противопоставить, - философски заметил мужчина, - а Вам удалось убежать и спрятаться. Это дорогого стоит. И дало нам немного времени. Мы, как и ваши преследователи, не отследили, куда именно Вы делись, но…, - он широко улыбнулся, - у нас было очень большое преимущество, - окружавшие их чернокостюмники порадовали широкими оскалами, - буквально на соседней улице у нас располагается офис. Оттуда оперативно прибыли эти бравые ребята, - молодчики приосанились, поигрывая мускулами, - потише, а то молодой господин вам головы поотрывает, - нахмурился лысый, остальные спешно посерьезнели. Мужчина продолжил, - а во-вторых, тот маячок, который Вы с собой носите, - кивок в сторону болтавшейся на шее девушки на прочной, похожей на шнурок, цепочке висюльки в виде иссиня-черной капельки, - позволил нам понять, где именно Вы находитесь.

     Ассина кивнула. Ничего плохого в этой мелкой страховке она не видела и спокойно носила подаренную Астором вещицу. Тем временем охранник успел рассказать, что, вызвав подмогу из опасений, что полку противника может прибыть, телохранители ждали момента, когда удастся быстро и тихо устранить «конкурентов». Притворяясь жителями тех или иных подъездов, мужчины заходили следом за не подозревавшими о том, что из охотников превратились в жертвы преследователями в парадные. Дальше было дело техники. Последними нейтрализовали как раз-таки наблюдателей.

     Вводя девушку в курс дела, мужчина снял с ее плеча рюкзачок и передал его одному из охранников, а сам осторожно обхватил каштановую голову, аккуратно прощупывая пальцами шею и затылок. Пристально вгляделся в глаза: – Вроде бы сотрясения нет, а вот шею Вы слегка повредили, нужно к остеопату, - заключил он, - Что-нибудь еще болит?

     Ассина неуверенно пошевелилась: - Пока даже и не знаю, - она виновато посмотрела на окруживших ее тесным надежным кольцом телохранителей, - сложно понять. Переволновалась очень.

     Охранники заулыбались. Модель подхватили под руку и направили к лифту, но шатенка затормозила: - Не могу, у меня сейчас истерика начнется, если я туда войду, - честно предупредила девушка и пояснила: - Я вообще не очень хорошо воспринимаю закрытые помещения, а уж сегодня.

     Спорить никто не стал. Мужчины спокойно повернули в сторону лестницы. Спускались довольно медленно. При этом начальник охраны наблюдал за движениями подопечной, определяя, есть ли что-то еще помимо шеи, которую Ассина не переставала потирать, сама не замечая этого. Внизу ожидала мощная машина, с гордостью несущая фирменный знак одного из гигантов мирового автопрома. Судя по толщине стекол и усилию, с которым лысый открыл дверь, модель сделала вывод, что охранники предпочли не рисковать и подогнали бронированное авто.

     Девушка аккуратно откинулась на спинку сиденья, но тут же поморщилась и взглянула на сидевших напротив охранников. Вроде бы ничего не заметили. Она вздохнула. Сейчас, когда уровень адреналина слегка снизился, она почувствовала, как ноют сдавленные ребра. Шея не давала сделать лишнее движение, все более болезненными волнами накатывала головная боль. Похоже, еще и колени содрала. Ассина украдкой взглянула на джинсы. Отлично, крепкая ткань выдержала испытание асфальтом: – А куда мы едем?

     Мужчины переглянулись. Начальник охраны вздохнул. Он надеялся, что занятая переживаниями госпожа Марен задаст этот вопрос попозже: – Сейчас в больницу, потом….

     - Нет, - голос девушки звучал резко, - сейчас, - она подчеркнула голосом это слово, - мы поворачиваем машину и кратчайшим путем едем к дому господина Кодара младшего. Я не могу до него дозвониться, а вопрос не терпит отлагательств, - заметив, как охрана обменялась взглядами, шатенка добавила, - Разумеется, если вы знаете, где молодой господин находится, то можете отвезти меня прямо туда. Сделаете? - долгая пауза, – Очевидно нет. Разворачивайте машину!

     Из груди Ассины вырвалось шипение, когда вместо того, чтобы выполнить ее указание, крупный мужчина наклонился вперед, по всей видимости желая продолжить уговоры. Зеленые глаза сузились.

     - Значит так, или вы сейчас же разворачиваете машину, или неприятности я вам гарантирую.

     Однако охранник все еще колебался. Модель вдохнула, выдохнула, повернулась к окну и произнесла ровным и спокойным тоном, не глядя на секьюрити: - Господа, прямо сейчас я должна решить безотлагательный вопрос, только после этого я смогу поехать в больницу. Я прекрасно осознаю, что мне нужна медицинская помощь. Но все произойдет только в том порядке, который я назвала. И никак иначе.

     При звуках бесстрастного, механического голоса, полного уверенности, мужчины поежились и как-то сразу вспомнили предупреждение молодого господина. Кивок головой, и один из телохранителей набрал водителя, отгороженного от салона стеклом. Еще через несколько мгновений тяжелая махина перестроилась и повернула налево. Шатенка незаметно и очень медленно выдохнула, разжимая лежавшую в рюкзаке руку и выпуская из ладони рукоять электрошокера. Может быть, она бы и не смогла нейтрализовать всех, но попыталась бы точно. Девушку радовало, что отстаивать свою точку зрения силовыми методами не придется.

     Она мягко улыбнулась настороженно глядевшему на нее лысому мужчине. Похоже, он все-таки до чего-то додумался, так как смотрел на сумку госпожи Марен с некоторым подозрением и удивлением, потом перевел взгляд на девушку, вопросительно приподнимая бровь. Зеленые, со все еще расширенными вследствие шока зрачками, глаза встретились с карими, быстро скользнули по лежавшему рядом рюкзачку, и на мгновение спрятались за веками. Получив ответ, пораженный охранник откинулся на кожаную спинку сиденья, покачивая головой.

     – Разбудите меня, когда подъедем, пожалуйста. Попробую подремать, - Ассина опустила веки и попыталась пристроить многострадальную шею удобнее. И ей это почти удалось. Но уснуть не получалось. В крови гулял адреналин, пальцы пытались перейти в дрожащее состояние, прочие части тела следовали их дурному примеру, так что сознанию приходилось все жестко контролировать. Но так хотя бы можно было избежать ненужных разговоров. А, может быть, и подумать о происходящем. Спустя некоторое время девушка открыла глаза, в которых не было и тени сна, и взглянула на лысого: - Нападавших всех задержали?

     Тот утвердительно кивнул.

     Значит, пока о том, что произошло, в подробностях не известно. Ассина прокручивала возможные варианты. Однозначно, ей хотели помешать. Вопрос только в том, кто же донес? Головная и прочая боль изрядно отвлекали, но принимать болеутоляющее сейчас было рискованно. Надо дотерпеть до врача. Незаметно шатенка сжала кулаки так, чтобы ногти впились в кожу. Это позволило ненадолго отвлечься от остальных неприятных ощущений и сосредоточиться.

     Выводы удручали. Судя по всему, утечка произошла по вине Елены. Хотя, скорее даже из-за непредусмотрительности самой Ассины, гораздо лучше менеджера представлявшей обстановку в целом. Она обязана была подумать о том, что телефон подруги находится на прослушивании. Теперь придется что-то придумывать. Молодая женщина невесомо улыбнулась. Одну идейку нападавшие ей подкинули сами. Так она сможет выкрутиться и отомстить пусть не заказчику, но организаторам похищения. Что с ними сделает «поклонник», когда выяснится, что его «цветку жизни» нанесли тяжелый физический вред, девушка догадывалась, но жалеть никого не собиралась.
     … …

     Бронированный монстр остановился рядом с элитным комплексом. Вылезая из машины, Ассина с благодарностью приняла помощь начальника охраны. Этот уверенный и внимательный мужчина ей нравился. С ним было спокойно. Скорее всего потому, что девушка доверяла Астору и не сомневалась в подобранных им людях. Бек встретил в распахнутых дверях. При виде вышедшей из лифта изрядно взлохмаченной и помятой Ассины, мужчина сжал губы, в темно-синих глазах сверкнул нехороший огонек. Очевидно, «домработник» был уже в курсе событий. Брюнет перехватил девушку из рук охраны, подцепил рюкзачок и, отправив телохранителей, закрыл дверь.

     Поднял не сумевшую сдержать сдавленного мычания гостью на руки и, не слушая возражений, отнес на широкий диван в гостиной, где поправил подушки, помог снять парик, развязал шнурки и стянул с ног смущенной шатенки кроссовки. Прошел в спальню Астора, откуда вернулся с длинной футболкой, выдворился на кухню, дожидаясь, пока модель переоденется, потом аккуратно крепкими и сильными пальцами прощупал все ее косточки, накрыл пушистым пледом и, велев подождать чуть-чуть, исчез в коридоре. Девушка прикрыла глаза, но их тут же пришлось открывать. Неслышно подошедший домработник с легким звяканьем выставил на стол тарелку вкусняшек и аптечку и протянул Ассине чай.

     - Думаю, что сегодня можно, - он скосил темно-синие глаза на белоснежную тарелочку с небольшими воздушными пирожными, подмигивавшими клубникой и малиной, - но сначала вот это. Ассина послушно проглотила несколько ложек вкусной кашки, вроде бы рисовой, и, не глядя на сладкое, бессильно улеглась назад на подушку. А мужчина принялся аккуратно промывать и дезинфицировать все обнаруженные ссадины и царапины, время от времени поднося к губам пациентки кружку с чаем.

     Занимаясь делом, Бек промежду прочим сообщил, что Астор пока на звонки не отвечает, но домработник уже связался с его личным помощником, который находился рядом, и передал ему информацию как о срочном звонке Ассины, так и случившемся. Так что молодого господина нужно было ждать в ближайшее время. Словно услышав эти слова, подал сигнал домофон. Девушка вздрогнула и с надеждой подняла глаза на брюнета, но тот покачал головой: - Это, скорее всего, врач. Я решил, что врачебную помощь откладывать не стоит и вызвал моего хорошего знакомого сюда.

     Пожилой высокий, с широкими плечами и накачанными бицепсами, пепельноволосый травматолог тщательно мыл руки. Бек держал новое чистое полотенце и докладывал: - Переломов вроде бы нет, но вот шею нужно лечить. И ребра явно болят. Насчет сотрясения не уверен, но, кажется, что обошлось.

     - И зачем тогда меня звал, если и так все знаешь, - проворчал пожилой врач, устраиваясь напротив внимательно разглядывавшей его Ассины. В глазах блондина танцевали смешинки. Он подмигнул сначала пациентке, потом домработнику и приступил к осмотру. Модель широко улыбалась, наблюдая за подкалывавшими друг друга мужчинами, и похрюкивала, сдерживая смех, вызванный очередной пикировкой. Иногда фырканье сменялось непроизвольным мычанием и стискиванием зубов, когда травматолог нажимал на особо болезненный участок.

     - Ну что ж, - врач открыл планшет, собираясь заполнить данные, но ему пришлось прерваться. В светлую комнату вошел серьезный и собранный хозяин квартиры. Серые глаза внимательно оглядели Ассину. Шатен подошел, присел рядом с девушкой на подлокотник темного шоколадного дивана, осторожно запустил одну руку в золотистые прядки, другой расстегивая пуговицы строгого приталенного пиджака: - Продолжайте.

     - В целом все довольно хорошо, - медик послушно выполнил приказ, - переломов нет, возможно, небольшое сотрясение, но крайне незначительное, думаю обследование покажет.

     Услышав про обследование Ассина встрепенулась, но мужская рука, перебиравшая прядки, осторожно удержала ее на месте.

     – Не волнуйся, - ухо согрело теплое дыхание с легким ароматом алкоголя.

     – Вы там пили что ли? – девушка повернула голову, чтобы увидеть говорившего, но тут же страдальчески сморщилась и схватилась за шею.

     - Минуточку, - активизировался блондин, доставая из сумки шприц и ампулу и комментируя свои действия, - Сейчас поставим обезболивающее. Подождем, пока подействует, и поправим Вашу шею. Модель напряглась, внимательно наблюдая за шприцом в руках мужчины. Астор едва заметно покачал головой, ощутив тревогу Ассины. Ей снова придется привыкать к тому, что можно доверять. А он позаботится, чтобы те люди, которым она откроется, никогда не обманули ее. В крайнем случае, они могут просто исчезнуть. Без следа. Пусть лучше сожалеет о пропаже, чем о предательстве. Будущий глава клана медленно выдохнул. Внутри все еще дрожала и вибрировала тонкая струна, натянувшаяся до предела, грозившая порваться и поранить острыми концами, когда помощник сообщил шатену о звонках Ассины, а потом и о нападении на нее. Мужчина смог разжать зубы и немного расслабиться только когда лично убедился, что девушка находится в относительном порядке у него дома. Астор ласково пригладил светлые волосы и тихо прошептал в розовое ушко с небольшой царапинкой: - Это всего лишь обезболивающее. Этого человека я знаю очень хорошо. И я рядом. Прослежу за всем.

     Мышцы под его рукой слегка расслабились, но нефритовые покрасневшие глаза все также пристально следили за врачом. Шатен вздохнул и пересел на диван, сперва приподняв Ассину, а потом с максимальным комфортом устроив ее на своей груди. Мешавший, собиравшийся складками иссиня-черный пиджак был небрежно откинут в сторону. Практически слившийся с интерьером Бек прошел к креслу, поднял с пола дорогую стильную вещь, отряхнул и отнес в гардероб. После чего вернулся в гостиную, чтобы забрать использованные ампулу и шприц, лежавшие на плотном листе бумаги.

     Тем временем обезболивающее начало действовать, по крайней мере пригревшаяся в теплых объятиях мужчины блондинка перестала хмуриться при каждом едва заметном движении. Еще несколько минут прошли в полном молчании. Врач не рисковал заводить беседу с наследником клана, а Астор и Ассина не хотели посвящать лишние уши в свои дела.

     - Не болит? - в ответ на вопрос врача Ассина осторожно пошевелила головой и попыталась вздохнуть поглубже. После чего улыбнулась. Это, оказывается, так замечательно, когда можно вдыхать и выдыхать без боли, – Аккуратнее, это всего лишь действие лекарства. Не стоит мучить организм. А теперь давайте Вашу шею.

     Вдумчивое прощупывание расслабившихся мышц окончилось легким неприятным звуком щелчка, медик одобрительно потер руки: - Ну вот и все. Теперь покой, не напрягаться, и через недельку все будет в порядке. Но на обследование все-таки прийти нужно. А я, пожалуй, пойду. С моим уважением.

     С этими словами, еще раз низко поклонившись молодому господину, врач вышел из комнаты. Бек проводил его до выхода. Спускаясь в лифте, мужчина думал о том, что правы были те, кто говорил, что в клане скоро появится молодая госпожа. Достаточно было только посмотреть на эту пару, чтобы понять, у говоривших имеются веские основания.

     Ассина зашебуршалась и, приподняв голову, посмотрела в лицо будущего главы клана, в объятиях которого снова удобно устроилась: - У меня нет недели. У меня даже дня то практически нет.

     Девушка вздохнула и попыталась прочесть мысли мужчины в его глазах. Сердится? Злится? Он всегда волновался о ней, о ее здоровье. Она боялась, что именно сейчас он будет против. Так не хотелось тратить и без того изрядно истаявшие силы еще и на споры.

     - Что-нибудь придумаем.

     – А? - модель так сильно погрузилась в собственные переживания, что слова шатена, стянувшего с волос зажим и с чувством глубокого удовлетворения на лице встряхнувшего густой гривой, дошли до нее не сразу. Несколько прядок упали на лицо девушки. Она подняла руку и аккуратно отодвинула приятно пахнущие волосы в сторону.

     - Я говорю, мы что-нибудь придумаем, - повторил Астор и улыбнулся, - но для начала, я тебе за чем-то был очень нужен?

     Мужчина дышал ровно и размеренно, старательно следя, чтобы стук сердца не срывался на бешеный ритм, благо его обучили и этому. А в глазах то и дело темнело от мыслей, что его девочка, словно загнанный в угол зверь, стояла там, с оружием в руках, рядом с распахнутым окном. Начальник охраны не утаил ни одной даже самой мелкой детали, уточнив и высоту нахождения этого злополучного окна. Хорошо, что выслушавший полный и подробный отчет еще в машине Астор не сидел за рулем, управлять автомобилем в таком состоянии было бы верхом глупости.

     Он ласково подул на макушку и чмокнул проглядывавшую сквозь густые пряди светлую кожу. Сейчас не время для обуревавших его эмоций. Месть должна быть холодной. Те, кто должен, уже встали на след. Расследование ведется. Результаты будут у него в кратчайшие сроки, а сейчас нужно было успокоить замершее в его руках золотистое солнышко. Слегка поцарапанное, немного побитое и очень сильно нервничающее. Он уверенно встретил взгляд зеленых глаз, с сомнением и тревогой выискивавших что-то в глубине спокойных серых омутов.

     Наконец, укутанная в объятия Ассина решилась: - Завтра, ближе к вечеру, мне нужно быть чуть ли не на другом конце земного шара. У моего друга – он известный композитор – серьезные неприятности. Я убеждена, что это месть мне, - она покусала губу, но тут же отпустила, ощутив легкое похлопывание кончика пальца по пострадавшему месту, - выглядит очень похоже…. В любом случае, я могу помочь. И помогу. Только времени у меня почти нет. Нужно быть вовремя на его концерте. Ума не приложу, как успеть, - девушка заглянула в лицо Астору, - билеты на его шоу распроданы несколько месяцев назад. Стоимость одного доходила до нескольких сотен тысяч. Многие влиятельные люди – политики, бизнесмены – специально подстраивали свои графики, чтобы приехать. Ты же понимаешь? Его уничтожат, просто смешают с грязью, - она оборвала себя на полуслове, подумала и все же закончила, - Из-за меня.

     - Скорее из-за нас, - мягко поправил будущий глава клана и ласково разгладил вертикальную морщинку, прорезавшую лоб модели. Ассина замерла, но практически тут же кивнула, соглашаясь: - Наверное, ты прав. И это … печалит. Только…, - она остановила попытавшегося что-то сказать мужчину, приложив ладошку к его губам, которую тут же пришлось отдернуть. Девушка покраснела, поспешно пряча облизанные мягким прохладным языком пальцы под плед, и продолжила, - Это все неприятно. Однако ты прав. Скрываться, подстраиваться бесполезно. Неизвестно, что следующий раз вызовет его неудовольствие, и кто станет его очередной мишенью.

     Ассину ободряюще погладили по голове: – Умница. А теперь, какие у тебя идеи и в чем нужна помощь?

     Спрятав смущенную и довольную улыбку в мужскую рубашку, блондинка потерлась щекой о жесткую теплую «подушку».
     … …

     После разговора с моделью, Кортас отменил все дела на вечер и ждал, вместе с остальными ВИПами, звонка Астора. Полученная информация привела брюнета в бешенство. Наследник корпорации с силой стукнул по ручке кресла и с удивлением уставился на жалобно скрипнувшую и развалившуюся на части деталь.

     - А кулаку хоть бы что, - задумчиво обронил сидевший напротив Сатор, так же слышавший весь разговор с подключившим всю четверку к режиму конференцсвязи шатеном. Сорвав злость на мебели, Кортас отпихнул в сторону оббитую кожей деревяшку и пересел на диван, плавно превращаясь в расчетливую и жестокую тварь, как его частенько называли те, кто имел глупость пересечь дорогу «избалованному», как они думали, «мальчику». Обсуждение нюансов много времени не заняло.

     Вылетая из кабинета, наследник корпорации на ходу рычал в трубку распоряжения, в первую очередь касавшиеся безопасности Инии. По примеру Астора он так же организовал круглосуточную охрану девушки, но сейчас велел ее усилить. Мужчина замер на полушаге, остановился и набрал номер: - Привет. Это я. Извини, но у Ассины крупные неприятности. Опять ее «поклонник» активизировался. Детали расскажу потом. Пожалуйста, посиди пока дома.

     - Хорошо, - ожидавший бури негодования и возмущения брюнет захлопнул рот и поморгал, поднял глаза к потолку, но нигде ничего не обрушилось. Иния продолжила, - Если потребуется моя помощь, звони. Не буду Вам мешаться под ногами. Разбирайтесь. Только сообщай мне иногда о том, что происходит. Договорились?

     Находившийся в прострации будущий президент компании угукнул и нажал отбой.

     Ярко-красный спорткар подъехал к элитному светлому зданию, у подъезда которого чуть шевелили лохматыми пушистыми лапами голубые ели. Под ними кормились брошенными кем-то щедрым семечками деловитые воробьи. Следом у входа припарковался темно-синий эксклюзивный автомобиль штучного производства. Проходивший мимо пешеход на миг замер, узнав машину, недавно виденную им в репортаже о последней выставке автопрома, где данный образчик являлся гвоздем программы.

     - Странно, вроде бы их еще в производство не пустили, - пробормотал закутанный в дорогое кашемировое пальто мужчина, пожал плечами, поглядел на золотые часы с бриллиантовой крошкой и заторопился домой. Следом прошествовала охрана, относившаяся к новой причуде подопечного, пожелавшего совершать ежедневный моцион, с известной долей скепсиса. Разумеется, молча. На отъезжавшую от подъезда скорую прохожие не обратили ни малейшего внимания, в отличие от прибывших, изрядно спавших с лица и побледневших ВИПов. Молодые люди переглянулись и бегом бросились к подъезду, где на них округлившимися глазами смотрел консьерж, ошарашенный таким несвойственным жильцам и гостям этого дома поведением.

     Вывалившихся из лифта гостей встретил невозмутимый Бек, разумно распахнувший шире двери в апартаменты. Не задерживаясь, слегка кивнув молчаливому мужчине, троица влетела в гостиную и мгновенно затормозила. На лицах отразились, сменяя друг друга, облегчение, удивление, возмущение и, спустя уже пару минут, пока они переводили дыхание, понимание. Сидевший на диване хозяин дома погладил золотистую макушку девушки лежавшей головой на его коленях и произнес, улыбаясь и глядя прямо в глаза посетителям: - Ну вот видишь, они уже и сами все поняли и убивать нас не собираются, - помолчал и добавил, подмигивая наследнику корпорации, - хотя некоторым очень хочется.

     - И не сомневайся, - Кортас плюхнулся в ближайшее кресло и шумно выдохнул, принимая бокал воды от неслышно появившегося в комнате домработника, - Стыдно сказать, но у меня в какой-то момент даже руки затряслись.

     - Вот, вот, - с легким возмущением в голосе добавил Сатор, изящно опускаясь в соседнее кресло и вытягивая вперед кисти с длинными и тонкими, но сильными пальцами, на данный момент слегка подрагивавшими. Затем скрестил руки на груди.

     - Рассказывайте уже, что случилось? – Жан осторожно отодвинул краешек укрывавшего Ассину пледа и присел на противоположный конец дивана, - мы уже поняли, что сцена была разыграна не для нас, хотя невольно и с нашим участием.

     Астор согласно кивнул: - Да, ты прав. Я действительно не ожидал, что вы увидите машину скорой помощи, но… Согласитесь, так получилось даже лучше. Сыграть подобное вы бы точно не смогли.

     В дверном проеме снова, по обыкновению бесшумно, возник Бек с подносом в руках. Быстро и ловко расставил чашки с кофе и чаем на столике, туда же уместились несколько тарелок с бутербродами, сыром и фруктами. Ассине в руки был вручен стакан с водой и две таблетки.

     - Противовоспалительное и жаропонижающее, - пояснил мужчина недоумевающей девушке, - рекомендация врача. Потом можно будет поесть, - домработник спрятал улыбку, глядя с каким отвращением пациентка смотрела на еду. Ничего, минут через двадцать лекарство подействует, и модель почувствует голод. Собственно, ради этого момента на кухне тихонечко кипел легкий прозрачный бульон. Брюнет вышел из комнаты. Будущий глава клана оглядел внимательных и собранных друзей, успокаивающе положил тяжелую ладонь на плечо смущенно ерзавшей и пытавшейся приподняться блондинке, тут же затихшей, и приступил к рассказу.

     - Таким образом, нападение сыграло нам на руку. Теперь все убеждены, что у Ассины серьезные травмы, и она, по крайней мере, неделю не сможет выйти из клиники. Разумеется, там все подготовлено. Но все-таки предлагаю для правдоподобности привлечь Инию, - шатен бросил вопросительный взгляд на Кортаса и пояснил, - думаю, если она каждый день будет приходить в клинику с подарками и деловыми поручениями и оставаться там часа на полтора-два, это добавит правдоподобности. Да и для Инии в больнице будет более безопасно, чем в любом другом месте. Штат охраны мы расширили своими людьми, что после покушения не вызовет ни подозрений, ни удивления.

     Наследник корпорации наморщил лоб, покрутил на запястье новые часы, кожу ремешка которых шатен не смог опознать, но точно знал, что это что-то новое и очень модное, и согласно кивнул. Хотел что-то сказать, перевел взгляд с лица Астора чуть ниже и широко и тепло улыбнулся. Озадаченные такой реакцией ВИПы проследили за взглядом брюнета…. Таблетки подействовали. Боль, по-видимому, утихла и сейчас модель, несмотря на довольно активное обсуждение, тихо и спокойно спала на коленях шатена. Тонкая рука скатилась с дивана, потянув за собой пушистую ткань покрывала, тут же подхваченного сидевшим рядом Жаном. Он хотел так же аккуратно вернуть на диван и руку девушки, но Астор покачал головой.

     – Разбудишь, - спокойно проговорил он. Певец вспомнил про «богатую биографию» девушки и согласно кивнул. Он, действительно, мог напугать Ассину прикосновением.

     - Хорошо. С Инией и клиникой все понятно, но я так понимаю, что это далеко не все, - деятельная натура Кортаса уже опять переключилась на обсуждение собравшего их дела.

     - Ты прав, - появившаяся на красиво очерченных губах будущего главы клана полуулыбка-полуусмешка выглядела несколько кровожадно. Гости невольно повели плечами, а брюнет своим стриженым ежиком почувствовал грядущие неприятности. И не ошибся. Уговоры и прения проходили жарко. Наследник корпорации фыркал, отмахивался и чуть ли не рычал, но тут же спохватывался, бросал взгляд на спавшую девушку и продолжал возмущаться уже шепотом. В конце концов, Кортас махнул рукой и откинулся в кресле: - Ладно, уговорил, буду я твоей «сахарной косточкой», - последние слова брюнет буквально выплюнул, злобно сверкая глазами на тихо ржавших в стороне Жана и Сатора.

     Астор облегченно выдохнул: - Спасибо тебе огромное. Ты же понимаешь, что ты единственная подходящая кандидатура. Эти, - он легко повел кистью в сторону замерших певца и скульптора, - для такой цели не годятся, - теперь пришла очередь Жана возмущенно подскочить на месте, но блондин тут же утянул его назад. Да и сама попзвезда больше создавал видимость негодования. Он, как и остальные, прекрасно осознавал, что вызывавший огромный интерес, но никогда до того не дававший интервью Кортас сможет перетянуть на себя все внимание. Да про Ассину вообще никто не вспомнит. Журналисты будут в восторге…. Хотя тщательно маскирующиеся и притворяющиеся белыми и пушистыми бесенята в глазах будущего президента корпорации напрягали. Певец хмыкнул. Астор присмотрелся. Да, его определенно ждала некая мстя….

     - С этим все понятно, - потянулся в кресле Сатор и тряхнул блондинистой гривой, - но почему до тебя не могли дозвониться?

     Общавшийся со своим помощником по телефону Кортас недовольно взглянул на него и показал кулак, чтобы не мешал, одновременно отдавая указания подготовить к вылету самолет корпорации с командой проектировщиков на борту. Бедный сотрудник не мог понять, как ему за такое время собрать пятерых занятых на различных проектах специалистов и доставить их вовремя в аэропорт, но волшебные слова «премия всем» должны были значительно облегчить этот процесс.

     – За твой счет, - одними губами шепнул наследник корпорации сидевшему напротив шатену. Тот согласно кивнул, дождался, пока Кортас закончит разговор, и ответил на вопрос скульптора: - Банальная случайность, - Астор раздраженно мотнул головой, - доставал телефон и выронил его. Увы, но встречу с фонтаном и золотыми рыбками, эта модель не пережила.

     Жан и Сатор дружно фыркнули. Отпивший как раз из бокала наследник корпорации надул щеки и мужественно сдержал смех. Проглотил и шумно выдохнул: - Ну ты даешь! А мы тут с ума сходили!

     Легкое шевеление на коленях будущего главы клана заставило мужчин притихнуть, но девушка уже проснулась. Подняла голову, смахнула упавшие на лицо прядки и сонными глазами обвела четверку, уставившуюся на нее с непонятным умильным выражением. Щеки и лоб осознавшей, что умудрилась задремать, блондинки порозовели. Она смущенно посмотрела на шатена и закусила губу.

      – Сатор, передай, пожалуйста, Беку, что Ассину можно кормить.

     Скульптор на просьбу Астора кивнул и встал с кресла. Несколькими минутами позже модель усадили в подушки и вручили кружку с ароматным бульоном. Рядом на тарелке лежали крошечные бутербродики с сыром, зеленью и творогом. Ассина с сомнением покосилась на еду, но под суровым взглядом хозяина квартиры, взяла ломтик хлеба и глотнула ароматную прозрачную жидкость, внимательно слушая план действий. Постепенно глаза девушки расширялись и округлялись. Она и не представляла, что ради нее задействуют такие силы. Модель благодарно оглядела всех и открыла рот.

     – Вот не надо, - слова Кортаса могли бы прозвучать резко, если бы в этот момент он не улыбался, - Не обижай нас благодарностью.

     Ассина благоразумно промолчала. Посмотрела на пустую тарелку, и на лице блондинки отразилось искреннее недоумение. Когда она успела выпить и съесть все? Ведь аппетита не было…. А тут тарелка едва не вылизана. Глядя на озадаченное лицо девушки, ВИПы рассмеялись.
     … …

     Первым от элитного комплекса отъехал колоритный автомобиль Кортаса, которому предстояло навестить ждавшую новостей Инию и рассказать о ее роли в предстоящей операции. Брюнет внимательно следил за дорогой, не переставая при этом хмуриться и изредка постукивать пальцами по кожаному покрытию руля. Наследник корпорации переживал. Он был уверен, что девушка согласится с планом, но волновался, что она попытается отказаться от охраны. О чем и сообщил окружающим еще до отъезда. Ассина прониклась ситуацией и попросила принести ей лист бумаги и карандаш, или там ручку. Спустя несколько минут будущий президент компании стал обладателем тщательно свернутого в конверт листа бумаги, содержимое которого осталось ему неизвестным, но, по словам модели, этого было достаточно для «вразумления особо упрямых».

     Сатор, Жан и Астор вышли вместе. Молодые люди попрощались, после чего сероглазый шатен подхватил сумку с вещами, дизайн которой кричал о том, что она принадлежит женщине, сел на заднее сиденье приехавшего за ним автомобиля благородного черного цвета и направился в сторону клиники. Оставшись вдвоем, ВИПы еще несколько минут обсуждали случившуюся неприятность и довольно громко решали, куда двигаться дальше. Сатору требовалось срочно вернуться в галерею, где возникли некоторые проблемы, а у Жана через час должна была состояться репетиция на другом конце города. Приехавшие на одной машине молодые люди никак не могли разобраться, кто и куда поедет первым. Обстановка нагнеталась. Скульптор начал хмуриться и вскидывать голову, отбрасывая назад светлую с фиолетовым челку, а брюнет нетерпеливо притопывал и жестикулировал. Наблюдавший за гостями из-за стеклянных прозрачных окон здания консьерж вышел на улицу, нерешительно замер у входа, а затем подошел к мужчинам, с вежливым поклоном предложив им вызвать из гаража специально предназначенную для жильцов и гостей комплекса машину. Довольный Сатор загрузился в собственное авто, а Жан благосклонно осмотрел поданный седан и затянутого в форму водителя, после чего с царственным видом уселся на пассажирское сиденье и назвал нужный адрес.

     Высокий накачанный мужчина, выполнявший роль встречающего и охранника здания, наклонился к приоткрытому окошку водителя и напомнил, что через два часа тот обязан быть на вокзале для встречи возвращавшегося из поездки господина из апартаментов на третьем этаже. Нетерпеливый певец свел брови и решительно прервал диалог, поторапливая сидевшего за рулем субтильного парня. Модный серебристо-серый седан сдвинулся с места и, плавно набирая скорость, покатился в сторону оживленного шоссе. Где-то на полпути молодой человек вспомнил, что забыл дома ноты и любимый инструмент, который не доверял никому. Автомобиль развернулся в направлении дома певца.

     Дождавшись, пока водитель откроет дверь, брюнет вышел на улицу, вдохнул свежий воздух и обернулся к терпеливо стоявшему рядом парню, раздраженно тряхнул головой, прищурился: - Поможешь мне с багажом, - мужчина, не дожидаясь ответа, поднялся по ступеням. Молодой человек в форменной фуражке и черном отглаженном костюме не посмел даже поморщиться, идя следом за клиентом, который, как известно, всегда прав. Спустя четверть часа певец с упакованной в чехол гитарой в руках и водитель, несущий не только сумку с нотами, но и вешалку с какой-то необходимой клиенту одеждой, снова загрузились в машину. Высадив недовольно кривившего губы брюнета у концертного зала и передав багаж с рук на руки ожидавшим Жана сотрудникам, водитель с облегчением вернулся в салон и надавил на газ, пока певцу не пришло в голову еще что-нибудь. Автомобиль покатил в сторону вокзала, где мужчину ожидала другая встреча. И водитель мало надеялся на то, что следующая поездка окажется спокойнее.

     Ассина сидела на черной кожаной кровати, разглядывая жилье попзвезды. Стена антрацитового кирпича напротив четырех огромных окон с раздернутыми светло-серыми тяжелыми портьерами выглядела бы холодно, если бы не теплый цвет деревянного пола и продолжающей его стены за изголовьем кровати. Модель осмотрела девственно чистый темный стол в цвет камня с красовавшимися на нем причудливой формы блюдами и со вздохом встала, аккуратно прижимая руку к все сильнее болевшему боку. Медленно и осторожно добрела до «кухни», как еще назвать этот участок с плитой, холодильником, столешницей, шкафчиками и раковиной, отгороженный от остального пространства огромного помещения барной стойкой, девушка не знала.

     Увы, но и здесь ни графина, ни бутылки с водой не наблюдалось, но модели уже было все равно, так что с трудом дотянувшись до подвешенных довольно высоко на креплении бокалов, она стянула один, открыла кран и налила воды, разбавив холодную горячей. Да, знала, что не полезно, но куда деваться? Запила очередную таблетку и часто задышала ртом. Ничего, скоро боль отпустит. Какая по счету? Ассина посчитала капсулы в блистере и сжала кулаки. Она могла выпить сегодня еще только одну. Плохо. Ей еще нужно добраться до места. Модель вздохнула. Точнее попыталась. Ребра болели нещадно. Как она завтра будет выступать, девушка вообще старалась не думать.

     Поправив бандану и нацепив модные в этом сезоне очки в роговой оправе со слегка зеленоватыми стеклами, Ассина еще раз осмотрела себя в зеркале, поправила висевшую на плечиках водительскую форму и вышла из квартиры. На пороге ждал пожилой мужчина, с серьезным выражением лица оглядевший стоящего перед ним пацана в свободной серой куртке со скелетом на спине, ярко-синей бандане, белых, не по сезону, джинсах и жизнеутверждающих кроссовках цвета весеннего неба. В свою очередь «пацаненок» также рассматривал его сквозь зеленоватые стекла, подмечая и добротную меховую куртку от известного дизайнера, и стоившие как бюджетный автомобиль ботинки, и короткую стрижку, придававшую всему облику спутника налет благородности, но прежде всего, сличая внешность с показанной Астором еще у того дома фотографией.

     - Ну что, племянник, пора выдвигаться, - седовласый господин кивнул в сторону лифта. Уже в холле, где помимо охранника, консьержа и сотрудника почты никого не наблюдалось, мужчина схватил за рукав рванувшего к выходу подростка, - Я тебя умоляю, веди себя прилично, - шепнул он ему практически на ухо, но находившиеся в холле все равно услышали и проводили родственников понимающими улыбками. Подъехавший классический автомобиль не вызвал у паренька энтузиазма. Садясь в салон, он с завистью проводил взглядом промчавшийся мимо спортивный красный кар. Седовласый брюнет покачал головой и сел рядом со спутником на заднее сиденье. Вышколенный водитель прикрыл дверь, скрыв происходящее внутри за тонированными стеклами.

     Ассина обессиленно сползла по спинке сиденья. Голова кружилась и почему-то опять сильно хотелось пить. Севший рядом мужчина нахмурился, наклонился к девушке, расстегнул на ней куртку, снял с головы бандану и очки, оглядел выступившую на лбу и висках испарину. После чего крепкие пальцы перехватили тонкое запястье. Покачав головой телохранитель, выбранный госпожой Саэ не только за надежность, но и за достаточный навык оказания медицинской помощи, достал из бара бутылку воды и стакан. Голову пившей девушки ему пришлось поддерживать. Убрав бутылку, охранник сдвинулся в сторону и осторожно уложил подопечную на широкое сиденье, п подложив ей под голову небольшую подушку и накрыв сверху тонким, но теплым пледом: - Постарайтесь пока поспать. Как приедем, я Вас разбужу.

     Ассина хотела кивнуть, но сил уже не осталось. Слишком тяжело ей дались последние полтора часа.

     Выскользнуть из квартиры Астора незаметно и спуститься в служебные помещения оказалось не слишком сложно. Тем более, что на их стороне были вовремя включаемые и выключаемые камеры здания, охранники и действовавшее на тот момент лекарство. В небольшой комнатке со светлыми стенами модели вручили водительскую форму. Проблем с недостатком объема не было, так как Ассину заранее упаковали в несколько футболок и свитеров. Надвинутые на глаза фуражка и очки для вождения скрыли черты лица. Девушка профессионально вывела машину, дождалась певца и поехала по заранее согласованному маршруту. К сожалению, таблетка не оказалась панацеей. Уже на полпути стало хуже, но блондинка сумела благополучно довести машину до места назначения.

     Сидевший сзади Жан с тревогой смотрел на бледное, бесцветное лицо, но сделать ничего не мог. Даже помочь подняться на лифте. Закрыв за собой на все замки дверь в квартиру, он вовремя успел подхватить кулем оседавшую на пол девушку, пронес до кровати. Покусал губы, принимая решение, и направился в гардеробную, откуда вытащил несколько сценических костюмов. Еще раз оглянувшись на слабо помахавшую ему рукой модель, певец вышел из апартаментов. Задерживаться было нельзя. У наблюдателей, а в том, что они есть, никто не сомневался, могли возникнуть вопросы. Уже реальный водитель в форме, абсолютно идентичной той, в которой была Ассина, ждал на выходе. Некоторую разницу в росте и габаритах скрыли чуть согнутые ноги и куча багажа.

     Автомобиль плавно двигался по улицам города. За окном мелькали высотные здания, между стеклянными сосульками которых проглядывало небесно-голубое небо. Девушка улыбнулась своему охраннику, убиравшему бутылку в бар: - Спасибо, - и прикрыла глаза, проваливаясь в серое никуда. Но тут же, вздрогнув, очнулась. Приученный быть настороже организм не давал возможности расслабиться в присутствии чужого человека. Ассина тихо вздохнула, подтянула плед повыше и ровно задышала, не пытаясь уснуть. Сидевший поодаль телохранитель отодвинулся еще дальше, стараясь расширить хоть немного зону комфорта будущей молодой госпожи. Больше он ничего сделать не мог и так же, как и модель, ждал, когда поездка закончится.

     На территории поместья было по обыкновению безлюдно и тихо. Спокойствие нарушали лишь легкий шелест ветвей с набухающими почками да щебет птиц, радовавшихся все жарче и жарче пригревавшему солнышку. Заслышав через открытое окно шум приближающегося автомобиля, Астор встал с кресла и широкими шагами направился к выходу. Последний час будущий глава клана просидел за столом, разбирая отчеты подчиненных о местоположении Ассины, а также об идущей уже полным ходом подготовке к отлету, с трудом подавляя желание вскочить с места и начать ходить из угла в угол просторного холла.

     Несколько разбавил напряженное ожидание звонок Кортаса, спешившего поделиться результатами встречи с любимой брюнеткой. Как и предполагалось, Иния сразу же согласилась «поработать прикрытием в клинике», тем более, что прекрасно знала возможности и методы воздействия «поклонника» и стремилась помочь подруге, продолжавшей держать ее на расстоянии из боязни навредить. Девушка немедленно позвонила в больницу по подсказанному Кортасом телефону и уточнила, когда можно посетить доставленную пациентку, и что можно принести с собой, добросовестно записывая полученную информацию на листочек.

     Наблюдавший за этим действием наследник корпорации решил, что в брюнетке тихо дремал талант разведчика или актера. А вот с усиленной охраной, как молодой человек и предполагал, возникли проблемы.

     - Зачем мне телохранитель? Кортас, я не делаю ничего свыше моих обязанностей личного помощника. Я просто навещаю своего больного работодателя! Это же абсолютно всем ясно. И охрана может только привлечь внимание, - Иния возмущенно взглянула на брюнета. Тот вздохнул. Он мог бы привести огромное количество доводов, начиная с того, что девушку могли попытаться заставить провести кого-нибудь вместе с собой, или вообще нейтрализовать и использовать похожего на нее человека. Но это уже вряд ли, оборвал он мысленно сам себя и свою паранойю, одновременно доставая из кармана написанное Ассиной послание.

     Иния взяла свернутый лист, расправила, быстро прочитала текст, вздохнула, посмотрела на старательно сдерживающего любопытство Кортаса: - Ты ведь не знаешь, что там? - она помахала листком, а затем развернула его так, чтобы мужчине стал виден текст. Чуть ли не печатными буквами по центру листа стояло «Мне все еще снятся кошмары про рыжего. Не хочу, чтобы в них появилась еще и ты».

     Наследник корпорации провел рукой по ежику волос, взглянул на сидевшую напротив девушку, понимая, что вопрос охраны решен. Даже ему, привыкшему ко многому, иногда вспоминалось искалеченное окровавленное тельце и неподвижные открытые глаза замученного домашнего питомца Ассины. На глаза брюнетки навернулись слезы. Она подняла беспомощный взгляд на мужчину: – Когда же это закончится? - Иния всхлипнула и потерлась щекой о плечо крепко обнявшего ее мужчины. Как же ей хотелось, чтобы ужас, в котором жила модель, поскорее закончился. Иногда, окружающие забывали про него. Ведь за радостной улыбкой девушки было сложно заметить глубокий темный колодец, в который она падал, до последнего времени даже не пытаясь зацепиться за хоть какой-нибудь выступ.

     - Скоро или нет, но мы позаботимся, чтобы все закончилось. А пока просто сделаем так, чтобы ей стало немного легче, - присевший на диван Кортас аккуратно покачивал усаженную на колени брюнетку, целуя черные шелковистые прядки, сам удивляясь этой щемящей нежности и желанию защитить, успокоить. Поцелуй соленых, прохладных губ оказался для него полной, но приятной неожиданностью. Кажется, его все-таки простили за прошлое и приняли такого, каким он сейчас являлся. Широкая улыбка осветила лицо мужчины.

     - Давай, зови своих охранников. Они ведь ждут снаружи, я права? – покрасневшая Иния, наконец, слезла с коленей брюнета и чинно устроилась рядом на диване. Кортас кивнул: - Да, мне нужно, чтобы ты запомнила каждого из них в лицо. Других рядом с тобой не будет. Если увидишь незнакомца….

     - Буду бежать с воплями со всех ног куда подальше, - фыркнула девушка, но тут же серьезно посмотрела в карие глаза, - Не волнуйся слишком сильно. Я поняла и буду осторожна.

     Наследник корпорации покачал головой: - Боюсь, что волноваться я буду теперь всю жизнь, - и шагнул к дверям. Брюнетка встала, здороваясь с вошедшими в комнату людьми. Да, запомнить телохранителей будет не такой уж и легкой задачей. Она оглядела будто специально подобранных, невнятных личностей, не слишком-то похожих на тех бодигардов, которых показывали по телевизору. Девушка задумчиво похлопала кончиками пальцев по губам и сосредоточилась на поиске тех деталей внешности, за которые могла зацепиться. Улыбка одного, характерный жест по волосам другого, с третьим и четвертым было еще сложнее. А не послать ли это все подальше? Иния покосилась на лежавший на диване листок и промолчала.

     В конце концов, это всего лишь на несколько дней. Можно и потерпеть такой плотный контроль. Да и потренироваться не помешает. Брюнетке припомнился не так давно состоявшийся разговор с Ассиной. Они сидели в офисе. Модель разбиралась в деталях предложения о съемках, Иния ждала ответа и попутно смотрела передачу об очередном слете политиков с женами. На несколько секунд поднявшая голову от бумаг блондинка, понаблюдала за чинно шествовавшими рядом с мужьями роскошно одетыми и ухоженными женщинами, с благосклонными улыбками встречавшими вспышки многочисленных фотокамер и тыкаемые чуть ли не в лицо микрофоны, и обронила с сочувствием, что жене политика, равно как и крупного бизнесмена, все равно так или иначе придется менять в чем-то свою жизнь. Слишком много внимания уделяется таким семьям, да и лжи, с завистью и сплетнями им хватает. И продолжила листать документ.

     А брюнетка задумалась. Она уже давно заметила, что Ассина, возможно, в силу полученного печального опыта отличалась практичным и прагматичным подходом к жизни и вряд ли бы стала болтать просто так. Поразмышляв еще немного, Иния решила, что ей мягко намекали на то, что кое-кому было бы неплохо обдумать будущее и взвесить все за и против. Чем она и занималась уже некоторое время, расставляя все плюсы и минусы на бумаге. В ящике стола скопилась целая стопка списков того, что девушка могла принять, а что было для нее невыносимо в любой форме. Оставалось обсудить все с Кортасом и… проверить себя. И сейчас был как раз неплохой шанс выяснить, готова ли она к жизни рядом с наследником, а в будущем и президентом корпорации. Да и узнать, способен ли тот поступиться чем-то для удобства второй половинки. А ведь Ассина еще и про детей позже что-то промурлыкала.

     Раньше Иния об этом не задумывалась. Больше размышляя о собственных чувствах и отношении к ней Кортаса. А вот теперь внезапно осознала, что жизнь состоит не только из ощущений и эмоций, но и из того, что принято называть обычным бытом и просто жизнью. Девушка поморщилась, смиряясь с необходимостью сообщать о предстоящих поездках, с сопровождением, в том числе и в институте. Работать в качестве «орудия шантажа» она не собиралась. ВИПам и Ассине и так хватало проблем. Антрацитовые глаза принялись еще внимательнее оглядывать представленных телохранителей.

     Довольный Кортас распрощался, напоследок с траурным выражением лица сообщив, что ему предстоит кошмарное мероприятие – общение с прессой. Уже на выходе мужчине позвонил помощник, доложив, что самолет и команда специалистов будут на месте в указанное президентом время. Брюнет принял информацию к сведению и тут же набрал Астора, кратко вводя того в курс дела. Впрочем, разговор пришлось довольно быстро закруглить, так как молодому господину по второй линии доложили о скором прибытии Ассины.
     … …

     Мелькающие за тонированным стеклом деревья замедлили свое движение и остановились. Модель облегченно выдохнула. «Дома», - она слабо, но светло улыбнулась. Именно здесь, в главном опорном пункте клана, среди вооруженных, да и без оружия чрезвычайно опасных людей ее охватывали покой и чувство безопасности. Дверь открылась. Девушка попыталась сесть, встретив обеспокоенный взгляд серых глаз. Не так уж ей и плохо. Вот только организм считал по-другому, отреагировав мгновенной болью. Сдержать стон удалось, а вот скривившееся от неприятных ощущений лицо проконтролировать вовремя не вышло.

     Дальше бодриться не получилось. С виноватой улыбкой Ассина ухватилась за протянутые ей пальцы, осторожно выбралась из машины и удовлетворенно спрятала лицо где-то в районе шеи поднявшего ее на руки мужчины. Штормило ее изрядно, и собственным ногам она сейчас мало доверяла. Голова кружилась, глаза закрывались, так что дорога до лечебного корпуса, находившегося где-то в глубине поместья, прошла мимо сознания девушки.

     Светлое просторное помещение с ярко-оранжевыми стенами и многочисленным блестевшим хромированными деталями, стеклом и лампами медицинским оборудованием вызывало только одно желание – зажмуриться. Это Ассина и сделала: стиснула зубы и замерла, неровно дыша от прикосновения чужих рук, но не мешая врачам осматривать, укладывать, крепить провода, датчики, ощупывать. Как бы она это перенесла, не цепляясь мертвой хваткой за запястье Астора, девушка не представляла. И ей было уже совершенно без разницы, что в некоторые моменты мужчина видел ее чуть ли не полностью обнаженной. Возможность не скатиться в истерику была намного важнее.

     Тщательное обследование не выявило ничего нового. И увы, избавить от ноющей боли не могло. Ушибы, синяки, помятые ребра лечились временем и покоем, которых как раз и не было. Больше чем уже поставлено уколов и съедено таблеток, вводить и глотать было нельзя. Оставались только мази. Оценив общую степень собственной потрепанности Ассина с грустью согласилась с медиками, что мазать придется практически все. Стыдно сказать, но даже попа болела, на ней красовался увесистый бордовый кровоподтек. «А завтра теоретически будет еще хуже», - девушка с грустью вспомнила почерпнутую из художественной литературы информацию по данному вопросу и на мгновение зажмурилась, но тут же распахнула глаза и повернулась к Астору, неотрывно находившемуся рядом с ней: - Хочу к себе. Можно? – увидев непонимание в глазах, поправила сама себя, - Наверх, в спальню. Там хорошо.

     Напрягшийся было мужчина кивнул, подхватил собранные в специальную сумку лекарства и встал: - Конечно. Только там ты доверишь мне роль медсестры.

     Ассина порозовела, но кивнула, пусть и не слишком уверенно. Ей очень хотелось вернуться в привычную, успокаивающую обстановку. Да и к помощи шатена она привыкла и не стеснялась. Почти. Но надетые сегодня шортики из плотного кружева и полуспортивный топ, позволяли чувствовать себя относительно комфортно. Тем более, что во время съемок некоторые демонстрируемые моделью образы были гораздо откровеннее, хотя до порнографии и эротики дело не доходило. За этим девушка следила четко. Но реклама женского белья является рекламой именно белья и сексуально привлекательного в нем тела. Ничего не поделаешь.

     Спальня встретила приглушенным светом, ароматом каких-то цветов, задернутыми шторами и легким плеском воды в ванной. Ассина открыла рот, чтобы поинтересоваться, почему они оказались здесь, в апартаментах шатена, а не в той гостевой спальне, которую ей выделили в свое время.

     - Молодой господин, все готово, - появившаяся в дверях пожилая женщина миловидной упитанности держала в руках пушистое полотенце, - ванну я набрала и, на всякий случай, прогрела сауну. Чуть позже накрою Вам в гостиной, - жена одного из живших в поместье членов клана, заботившаяся о наследнике как о своем собственном сыне, кивнула в сторону небольшой, примыкавшей к спальне гостиной.

     - Спасибо, Идара, но лучше накрой нам здесь, - шатен махнул рукой, указывая на небольшой квадратный столик, приютившийсся вместе с двумя бежевыми плюшевыми креслами в углу у огромного окна, завешенного сейчас только легкими римскими шторами. Женщина поклонилась и вышла. Сидевшая на кровати Ассина замерла, распахнув глаза и наблюдая за расстегивающим пуговицы на рубашке Астором. Как-то это все было слишком интимно. Как будто они уже семейная пара. Тем временем мужчина, демонстрируя очень привлекательный обнаженный торс, подошел шкафу и натянул мягкую голубую футболку. После чего повернул голову и подмигнул застывшей на месте модели: - Подглядываешь?

     Та моргнула и покраснела, когда шатен нарочито медленно потянулся к застежке на джинсах. Девушка резко развернулась и тут же, взмахнув руками, попыталась ухватиться за ближайший устойчивый предмет, которым как ни странно оказался Астор. Как он успел так быстро подбежать? Или это у нее заторможенные реакции? Будущий глава клана усадил гостью на кровать: – Подожди чуть-чуть, я тебе помогу.

     Он исчез из поля зрения. Вжикнула молния, звякнули клепки полетевших, судя по всему, куда-то на пол джинсов. Блондинка поморщилась. Она бы предпочла, чтобы стоившая крайне неприлично одежка отправилась в шкаф или, хотя бы на ближайший пуф. Но промолчала. Сил встать и дойти не было, и сотрясать воздух укорами тоже не хотелось.

     Ассина тихо сидела на кровати, не рискуя двигаться. Уже не рискуя. Первая же попытка стянуть кроссовки закончилась плачевно. Точнее плачем. Слезы сами собой полились из глаз, так что пришлось срочно их вытирать, пока никто не заметил. Девушка шмыгнула носом и поджала губы. Так хотелось пожалеть себя, закутаться в одеяло и тихонечко поскиметь в подушку. Ничего. Сейчас она потерпит, а потом…, когда будет можно, обязательно наревется в свое удовольствие, успокоила себя модель, наблюдая за опустившимся перед ней на пол наследником клана, ловко стащившим с нее кроссовки. Руки переместились на застежку брюк.

     Ассина честно старалась не краснеть, но удавалось ей это плохо. Щекам становилось все жарче и жарче. Несмотря на все внутренние уговоры, что ничего страшного не происходит. Она заерзала и попыталась отвернуться в сторону, спрятать лицо. Но прижавшаяся к щеке прохладная ладонь не позволила. Серые глаза встретили взгляд зеленых.

     - Все хорошо. Все правильно. Давай потихонечку, - спокойный и тихий голос Астора успокаивал. Модель судорожно выдохнула и подняла руки, чтобы снять футболку, поморщилась от нового приступа боли. Помогая гостье выбраться из мягкой ткани, шатен с трудом прятал в уголках губ улыбку. Ассина выглядела очень смущенной и очень-очень молодой. Прямо школьница, а не заканчивающая университет взрослая леди, несколько лет отработавшая в модельном бизнесе. Но взгляд мгновенно посерьезнел, натолкнувшись на побелевшие, крепко сжатые кулачки. Одна широкая ладонь накрыла ледяные пальцы, вторая погладила взмокшие светлые прядки. Девушка судорожно всхлипнула и подняла больные уставшие глаза.

     - Скоро все закончится, - Астор подул на наморщенный носик, хотя больше всего ему хотелось подхватить это поникшее солнышко на руки и качать, нежить, как маленького ребенка. Он пересел поудобнее и потянул джинсы, стараясь даже не касаться нижнего белья. Осторожно поднял Ассину и отнес в сауну. Тоже стянул футболку, оставаясь в легких шортах, и присел рядом, открывая тюбик с мазью. Теплые нагретые доски и ароматный воздух успокаивали, расслабляли. Шатен аккуратно втирал пасту в синяки, мысленно посылая проклятия по известному адресу. В какой-то миг рука коснулась края шортов и замерла. Модель повернула голову и потянулась за мазью, но тут же скривилась и сжала губы. Сдалась, снова утыкаясь носом в мягкое полотенце.

     Сильные мужские пальцы осторожно приподняли край светло-голубых шортиков и, нежно массируя, нанесли крем на кровоподтек. Астор покачал головой, чувствуя, как напрягаются под рукой от боли мышцы. Ладони переместились на спину Ассины, где обезболивающее уже подействовало. Мужчина достал второй тюбик. Растер руки и шею девушки, а потом вернулся назад к чувствительным полушариям. Лекарство притушило неприятные ощущения, так что дальнейшее лечение прошло намного спокойнее. Шатен оглядел тихо и ровно дышавшую в полотенце модель и снова подхватил ее на руки, перемещаясь в огромную ванну.

     Облокотившись на бортик, будущий глава клана хмыкнул и вздохнул. Приглушенный свет, теплая вода и нежное тело под руками настраивали мужчину на вполне определенный лад. По крайней мере нижняя часть настолько оживилась, что не оставалось сомнений, лежавшая в его объятиях Ассина не могла не почувствовать его состояние. И покрасневший кончик ушка, выглядывающий из мокрых прядей, равно как и порозовевшая шея, доказывали, что шатен не ошибся в своих предположениях. Тем не менее, девушка спокойно опиралась спиной на его грудь, не спеша с криками выпрыгивать из воды. В какой-то момент женская ладонь дотронулась до крепкого бедра хозяина апартаментов и погладила.

     – Прости. У тебя со мной много сложностей. Прости, - Ассина так и не повернула голову, прошлась лаской по ноге мужчины еще раз и убрала руку, не пытаясь отодвинуться от каменного члена, упиравшегося ей куда-то в поясницу.

     - Ничего, - Астор позволил себе тихо подуть в ушко и рассмеялся, - Пожалуй, это неудобство я смогу пережить. Хотя, - он снова хмыкнул, - Это довольно сложно. Но я в состоянии еще подождать. Хотелось бы только знать, ты… не против? - мужчина замолчал. Зачерпнул ладонью воду и вылил на бело-розовое плечо, островком выступавшее из пены.

     – Нет, не против, - послышалось к огромному удивлению и облегчению будущего главы клана, Ассина пошевелилась и оглянулась, серьезно посмотрев своими огромными зелеными омутами. Будущий глава клана задохнулся от щемящей нежности, - И я… очень благодарна тебе за терпение, и за то, что не торопишь. Даешь мне время. И я, действительно, не против, - девушка попыталась улыбнуться, но улыбка получилась кривоватой. Модель рвано вздохнула и призналась, все так же не опуская взгляда, - но я все еще боюсь, очень боюсь.

     Мужчина коснулся губами мягкого рта, потом чмокнул покрасневший нос и прижал свое горюшко к себе покрепче. Ласково провел по небольшой упругой груди, пощекотал «модельный» животик, прошелся кончиками пальцев по выступавшим ребрам. Когда-нибудь, у его солнышка пропадет необходимость столь сильно ограничивать себя, и она наберет недостающие килограммы. Солнышко захихикало и дернулось, но тут же охнуло.

     – Все. Не буду, не буду, - шатен чуть не хлопнул себя по лбу. Нашел время баловаться. Ассина на обезболивающем, да и из воды выбираться уже пора.

     Закутанная в большое пушистое полотенце, похожая скорее на гусеничку, модель терпеливо дожидалась, пока будущий глава клана вытрет ей голову. Наконец, влажная ткань отправилась на сушилку, а гостья получила уже ставший привычным чмок в нос. Внезапно снова накатил страх. Девушка повела плечами.

     - Я знаю, что тебе не по себе, - серые глаза внимательно следили за выражением зеленых, - говорить тебе, чтобы ты не волновалась, наверное, глупо, - легкая усмешка мелькнула на губах, когда Ассина согласно кивнула, – Вот и я так думаю. Нервничать ты будешь. Но, прошу, постарайся поверить. У меня достаточно силы и власти, чтобы уберечь и тебя, и себя, и дорогих нам людей. А со временем я надеюсь решить нашу проблему. Нашу, - повторил он в ответ на изумленный взгляд ошарашенной модели, - Неужели ты думала, что это будет только твоей бедой? Понятно…. Думала. Как нехорошо, - Астор снова поцеловал приглянувшийся ему носик. Не удержался и лизнул кончик. Получил в ответ сморщенную мордашку. Девушка попыталась вытащить из махрового кокона руки. Не получилось. Она возмущенно дунула в лицо, наклонившемуся к ней шатену. Мужчина рассмеялся, вышел из ванной, чтобы через несколько минут вернуться с объемной светло-зеленой футболкой.

     – Я у тебя скоро всю одежду перетаскаю, - блондинка переступала с ноги на ногу, пока Астор распутывал затянувшийся на полотенце узел.

     Оставшись одна, девушка с удовольствием сняла мокрое белье. Вытерлась, с наслаждением ощущая лишь отдаленные отголоски боли. Как же приятно, когда можно почти свободно двигать руками, ногами, шеей. Натянула футболку, повернулась к зеркалу и засмеялась, увидев в нем нечто, весьма сильно смахивавшее на беспризорника. Огляделась вокруг, соображая, куда деть белье. Может быть, постирать на руках? Ведь сменного у нее с собой нет.

     Астор постучал в дверь и, получив разрешение, заглянул в теплое влажное помещение. И тоже не смог сдержать смеха. В его одежде, с еще не высохшими перепутанными прядками и розовыми щеками популярная модель выглядела настолько мило, что оставалось только радоваться, что ни одному фотографу не пришло в голову запечатлеть нечто подобное на камеру. Шатен бы в этом случае ревновал ужасно. Мужчина пригляделся, пытаясь понять, что же такое девушка прячет за спиной, забыв о зеркальной стене за ней. Углядев голубую ткань, Астор тепло улыбнулся: - Хорошо, что тебя твои фотографы не видят. Хотя, ты могла бы сделать состояние на таких снимках, - Ассина вернула мужчине улыбку, наблюдая за тем, как шатен потянул за цепочку, спуская воду из ванны, и покачала головой. Как все изменилось. Раньше, еще до тесного знакомства с четверкой молодых студентов, над которыми трясся весь университет, как над золотым яйцом, она была уверена, что бытовые мелочи, такие как убрать за собой вещи или слить ванну, им чужды. Правильно говорят, доверять первому впечатлению не стоит….

     - Знаешь, я вспомнила одну очень забавную историю, - Астор выжидающе взглянул на все еще неосознанно комкавшую в руках белье девушку. Та продолжила, - Когда я только приехал сюда, то мне нашли квартиру в элитном доме, где жили очень обеспеченные люди. Всегда вежливые, довольно сдержанные. Каждый со своим бизнесом и делами. Ты понимаешь? - мужчина присел на все еще теплый край ванны и похлопал рядом с собой. Модель, не раздумывая, устроилась сбоку и вернулась к рассказу, - В первую же зиму, когда выпал снег, я была в шоке. Не от самого снега, его я видела достаточно, а от того, что была уверена, что в вашем климате это нереальная вещь. А оказалось, что это здесь не такая уж редкость, - шатен кивнул и притянул девушку к себе за плечи, – Но больше всего меня поразило, что в ближайший выходной две трети жильцов вышли строить снежную горку. Сами. Не дворники, не прислуга. Мужчины в спортивных костюмах не за одну тысячу долларов сгребали снег, женщины с детками активно помогали, потом поили всех горячим чаем. Затем все ведрами и игрушечными ведерками, кому что по силам, носили воду и заливали горку. А вечером собрались в одной из квартир, принеся с собой то, что было готово на ужин. Я тоже участвовала. И знаешь, было и весело, и просто хорошо. А на следующий день из соседних дворов потянулись ребятишки с родителями. И все очень удивлялись, когда выяснялось, что горку строили сами жильцы.

     Блондинка тихо хихикнула: - Некоторые даже узнавали, по каким дням будет «ремонт» горки и честно приходили подправлять ступеньки, подливать воду. Но были и другие. Кто не посчитал нужным принимать во всем этом участие. И вез своего верещащего «горка, горка» малыша мимо, - уголки губ девушки опустились на миг вниз, но снова поднялись в легкой улыбке, - Вот такая история.

     Астор пригладил все больше светлевшие по мере высыхания прядки, грея дыханием кожу виска модели: - Весело было, - шатен встал сам и помог подняться согласно угукнувшей Ассине, – Если тебе нужно что-то постирать, оставь вон там, - мужчина кивнул на стоявшую неподалеку темно-коричневую плетеную корзинку. Девушка взглянула на комок в кулаке и вздохнула: - Стесняться бесполезно, правда?

     Будущий глава клана кивнул. Модель пожевала губу, тут же хлопнув себя по рту за вредную привычку: – Мне не только постирать, но еще и высушить нужно. Замены то нет, – она жалобно посмотрела на шатена.

     - Кидай в корзину. Я тебе кое-что покажу, - расплылся в загадочной улыбке последний и практически утащил девушку за собой.

     - Я в шоке. И не знаю, что сказать, - Ассина в некотором остолбенении стояла перед раздвинутыми дверцами огромного шкафа, половина пространства которого была теперь занята исключительно женскими вещами. Протянув руку, она нерешительно касалась пальцами мягкой ткани нижнего белья, более грубой джинсы разнообразной расцветки. Топы, футболки и несколько платьев висели на плечиках рядом с полками. Модель вздохнула и оглянулась на молча наблюдавшего за ней мужчину, - Это как-то… чересчур, по-моему….

     Сиявший довольством шатен посерьезнел: - Только не накручивай себя, пожалуйста. Мне просто хотелось, чтобы ты чувствовала себя у меня, как дома. Да и здесь, - он обвел взглядом одежду, - не так уж и много. Только самое необходимое, за исключением вот этого, пожалуй, - он кивнул в сторону платьев, - это - уже моя фантазия. Хотелось бы увидеть тебя в них.

     - Спасибо, мне очень приятно. Хотя и неловко, - Ассина подошла поближе и привстала на цыпочки, чтобы достать до щеки мужчины, - впрочем, это, по сравнению с тем, что ты для меня сделал, действительно, мелочь. Очень трогательная, - девушка внезапно зевнула, – Ой, извини.

     Астор прикрыл автоматически раскрывшийся в зевке рот рукой, хмыкнул, потер глаза и помотал головой: - Пойдем быстренько поедим и хоть часика два поспим. До вылета.

     Весело хрюкнувшая в ладошку Ассина шагнула следом за шатеном к накрытому столу, подхватила чашку бульона, выпила, заев небольшой горсткой сухариков, оглядела блюда и, помявшись, все-таки вытащила небольшую симпатичную котлетку, очень быстро исчезнувшую с ее тарелки. Покосилась на аппетитное пирожное, перевела взгляд на часы и отодвинула выпечку подальше.

     - А мне кажется, ты себе его вполне можешь позволить. Ела сегодня мало, - мужчина вопросительно посмотрел на девушку.

     – Боюсь приступа. Нервничала я много, да и обезболивающего наглоталась. А это не полезно, - модель откинулась в мягком белом кресле, прикрывая глаза. Усталость навалилась как сумоист, сжимая в крепких удушающих объятиях. Астор нахмурился. Ассина открыла глаза и всмотрелась в задумчивое лицо мужчины, - Астор, - в голосе прозвучали волнение и тревога, - я тебя очень прошу, не надо врача. И реанимационную команду с мобильным стационаром тоже не нужно. Это обычное явление. И я точно выживу. И таблетки у меня с собой. Одну я уже выпила, - блондинка прикусила многострадальную губу, разглядывая мрачного собеседника. Вот надо же ей было правду ему сказать! Лучше бы соврала. В любом случае, нужно было сбить направление мыслей «молодого господина», – Астор, скажи, а почему тогда я в этом? – она подергала мягкую ткань мужской футболки, все норовившую сползти то с одного, то с другого плеча. Шатен спрятал лукаво поблескивающие глаза за длинными густыми ресницами. Губы раздвинулись в улыбке: - Просто мне очень приятно видеть тебя такой, в моей одежде.

     Ну вот. Ассина чуть не подавилась. Ведь знала же, что смущаться в конце концов будет только она. Продолжать разговор девушка не стала. Повернулась к окну, всматриваясь в парковую жизнь и тихо постукивая кончиками пальцев по столешнице. На лбу появилась вертикальная морщинка. Модель размышляла. Купленная одежда, безоговорочная поддержка клана и даже отношение к ней «домработника» и охраны показывали, что ее здесь считали своей. И дорожили ей. А что она? Как они будут дальше жить? Ассина тяжело вздохнула, не замечая внимательного взгляда сидевшего молча напротив мужчины. Тонкая рука, с небольшой царапинкой на указательном пальце замерла, так и не донеся до стола чашку из-под чая. Нефритовые глаза широко распахнулись и засветились радостью. Вот уж точно, она не увидела того, что долгое время маячило перед ее носом. Не было никаких сложностей, все давно решено. С тех самых пор, как она мысленно начала говорить «мы» вместо «я и он».

     Фарфор завершил свое путешествие, тихо звякнув о блюдечко. На банкетах девушке всегда приходилось следить за манерами, хорошо, что здесь, в уютной комнате со светло-зелеными стенами с узором бамбука по ним и огромной картиной все того же растения в бежево-коричневых тонах, такие мелочи никого не волновали. Астор с интересом и затаенным любопытством наблюдал за сначала задумчивым, а потом удивленным и обрадованным лицом любимой женщины, за тем как ясная и спокойная улыбка сначала нерешительно задрожала на губах, потом окрепла и засветилась в зеленых глазах. Мужчина довольно откинулся в кресле, ничего не спрашивая. Он подождет.

     Убирать со стола не стали. Махнули на беспорядок рукой и рухнули в кровать. Астор подгреб девушку к себе под бок. Она уже привычным движением «боднула» его руку, чтобы он убрал ее повыше. Лежать на ней Ассине не нравилось. Шея болела. А вот постоянно мерзнущие лапки модель уверенно припихала поближе к теплому мужчине, уже тихо сопевшему, бросила взгляд на телефон. Спать оставалось всего ничего. Ребра ныли. Девушка со вздохом опустила голову на подушку и провалилась в сон. Из которого ее выдернули громкие голоса будильников на обоих телефонах. Со сдавленными ругательствами пришлось сползать с кровати.

     Ассина охнула и схватилась за бок, но быстренько взяла себя в руки, оглянулась на шатена, не заметил ли, но вроде бы все обошлось. Потопала умываться. Одевшись и посмотрев на стол, и владелец апартаментов и гостья дружно поморщились и решили на еду время не тратить. Тем более что ужин еще не успел толком перевариться. Но на выходе их поджидала засада в виде бдительной толстушки с кружкой свежего йогурта для Ассины и внушительным куском сыра и чашки с зеленым чаем для молодого господина. Спорить со стоявшей чуть ли не скалой на пути женщиной не стали. Та к тому же не постеснялась напомнить, что «молодой госпоже» (от этого определения девушка чуть не подавилась, получив подтверждение недавним мыслям и поймав лукавую улыбку мужчины) еще таблетки пить, а на голодный желудок это вредно.

     Тут уже будущий глава клана проследил за тем, чтобы Ассина допила-доела все. В просторном нежно-голубом холле второго этажа, больше похожем на сказочные джунгли благодаря многочисленным горшкам с тропическими растениями, их поджидала госпожа Саэ с мужем. Женщина решительно пресекла попытку гостьи выразить благодарность, мягко постучав кончиками пальцев по губам девушки и разлохматив и без того пушившиеся в разные стороны золотистые с рыжиной прядки: – И, правда, солнышко, - улыбнулась она сыну, в то время как высокий блондин, азартно блестя черными глазами, рассказывал наследнику о том, что успели сделать. Модель почему-то виновато потупилась.

     Скоро, повинуясь жесту старшего мужчины, компания двинулась вверх по широкой деревянной лестнице. Девушка недоумевающе оглянулась на ведущий к выходу из здания коридор и пожала плечами. Но задавать вопросы не решилась, вместо этого с любопытством рассматривая до того незамеченные ей легкие акварели с видами природы.

     - Так случилось, что меня срочно вызвали в соседний филиал. А что может быть быстрее вертолета? Правда, придется дозаправиться. Обслуживающий персонал еще получит свое за небрежность, – шатенка в белоснежном деловом костюме соизволила оглянуться и подмигнуть спутнице, - хорошо, что ближайший аэропорт мне по пути. Не слишком много времени потеряю.

     Ассина хлопнула ресницами, а потом благодарно улыбнулась. Остановившись у выхода на крышу, господин и госпожа Кодар внимательно осмотрели сына и девушку. Последняя поправила объемный пиджак с толстой подкладкой синтепона, благодаря которому вполне могла сойти за низкорослого, но довольно крепкого мужчину и надела очки от солнца. Покосилась на стоявшего рядом в таком же костюме Астора и застывших по бокам двух телохранителей. Группа неспешной цепочкой прошла к вертолету и загрузилась в салон. Легкий толчок, и посадочная площадка с оставшимся на ней блондином плавно ушла вниз.

     На вертолете Ассина уже летала, но днем. Так что с интересом рассматривала проплывавший внизу огромный мегаполис, раскинувшийся в темноте экзотической сверкающей бабочкой. Вот одно из крыльев стало увеличиваться и распадаться на отдельные огни. Воздушное судно мягко опустилось на крышу какого-то здания. Мимо с ревом пронесся набиравший скорость лайнер, с другой стороны на посадку шел мощный суперджет. Внизу неспешно рулили по своим дорожкам огромные белоснежные самолеты. Ассина в замешательстве оглядела территорию аэропорта. Астор взял девушку за руку и потянул за собой в сторону широких дверей.

     – Что случилось? – серые глаза пытливо смотрели в нефритовые.

     - Извини, я просто не предполагала, что можно вот так, без предупреждения, сюда попасть, - модель нерешительно обвела окружающее пространство рукой и пояснила, - тут же активная зона полетов, а нам даже ждать не пришлось….

     - У нас приоритетная посадка. Плюс заходили мы по другому коридору, - мужчина придержал чуть не шагнувшую мимо ступеньки девушку.

     - Не думаешь же ты, что я буду терять время на ожидание, - шедшая опять впереди госпожа Саэ обернулась, вопросительно приподнимая бровь.

     - Извините, - смутилась Ассина, не заметившая быстрого переглядывания родственников над ее головой. Шатенка подмигнула сыну и продолжила путь. Будущий глава клана благодарно выдохнул. Пусть девушка лучше стесняется, чем думает о том, сколько денег это все стоит, и планирует варианты выплаты. От широкого коридора в сторону отходил узкий служебный. Глава клана остановилась и поцеловала в щеку сначала склонившегося к ней сына, а потом и растерянную Ассину: - Успеха, - она показала кулак наследнику, - не вздумай опростоволоситься. Все просчитывай. Будут сложности, мы всегда поможем, - женщина развернулась и пошла дальше, не оглядываясь на присоединившихся к ней из темноты служебных помещений двух телохранителей. В то время как Астор и модель, которых и заменили охранники, были быстро втянуты в крохотную, забитую старой аппаратурой комнатку.

     - Одевайтесь, скорее, - в руках девушки оказался комплект ярко-голубой униформы. Тощий смуглый парень с татуировкой во всю лысую голову подтолкнул Ассину в сторону установленной исключительно чудом в тесном помещении ширмы, - потом ко мне, гримироваться, - молодой человек переложил несколько кистей и раскрыл чемоданчик. Астор уже скидывал с себя костюм и вдевался в серо-синий комбинезон ремонтной службы. Тоненькие усики, клочкастые бакенбарды и гелевые вставки довершили образ необремененного интеллектом упитанного механика. Шатен только головой покачал от такого преображения и пожалел, что сфотографировать это нельзя. Из-за перегородки, оглаживая пиджак, вышла Ассина, чтобы тут же оказаться в цепких лапах гримера. Несколько минут его самоотверженного труда, и из зеркала на окружающий мир смотрел черными глазками смазливый стюард.

     - Готово, - парень еще раз провел расческой с гелем по прилизанной блондинистой шевелюре и принялся встряхивать свои инструменты.

     - Благодарю, - Астор вышел первым. Поджидавший их у дверей брюнет в такой же форме, что и у Ассины, кивнул и быстро зашагал путанными переходами. Девушка шла следом, время от времени убыстряя шаги и стискивая зубы. Иногда, от неловкого движения ребра и голова начинали ныть с удвоенной силой, но модель лишь сжимала кулаки и топала следом за мужчиной, попутно отмечая, что сама из этого лабиринта ни за что не выберется. В какой-то момент они вдруг оказались на свежем воздухе прямо перед посадочным трапом. Девушка от неожиданности помотала головой и беспрекословно полезла следом за сопровождающим.

     В светлом салоне их встретили несколько пар удивленных глаз сорванных со своих мест по приказу Кортаса и собранных на его самолете специалистов. Мужчины и одна женщина молча проводили взглядами проследовавшую в хвостовую часть самолета, где располагались личный кабинет и спальня будущего президента корпорации, троицу. Ассина устало смотрела на просторное светлое помещение со столом красного дерева, мягкими креслами и огромной кроватью. Присела на белый диван и вытянула гудевшие ноги. Виновато оглянулась на закрывшуюся за их сопровождающим дверь, подняла глаза на с раздражением стягивавшего жесткий комбинезон Астора.

     - А Кортас не перегнул палку? Я имею ввиду, что он ведь их всех сдернул с проектов, - модель кивнула в сторону пассажирского салона.

     - Вот о ком беспокоиться нужды нет, так об этих счастливчиках, - проворчал шатен, наливая воду в два бокала. Протянув один девушке, он с удовольствием отпил из второго, - Наш хитрож… замечательный брюнет, пользуясь случаем, устроил этим замученным, по твоему мнению, работникам выездную конференцию по обмену опытом и повышению квалификации. Для них, заметь, абсолютно бесплатную. Местом проведения выбран один малонаселенный тропический островок, доставку и проживание на котором оплачивает ваш покорный слуга, - Астор склонил голову в дурашливом поклоне, а Ассина схватилась за сердце, с ужасом представляя себе сумму, о которой идет речь, понимая, что компенсировать ее она точно не сможет.

     Вдруг уголки губ девушки поползли вверх, и она захихикала. Но тут же схватилась за ребра: - Ой, вот уж действительно, везде выгоду найдет, - она отдышалась и махнула рукой обеспокоенному мужчине, присевшему перед ней на корточки, - Все нормально, выпью потом таблетку и буду почти новенькой. Иди, смывай с себя усы. Чешется ведь, наверное, жутко.

     Будущий глава клана кивнул: - Зудит страшно. А ты?

     - А у меня уже привыкание. Издержки профессии, так сказать. Я точно выживу, - модель развязала небесно-голубой шейный платок, бросила его в угол дивана и с наслаждением расстегнула воротничок-стойку форменной рубашки, - Ужас, как они в этом вообще ходят? – Ассину передернуло. Мужчина сочувствующе хмыкнул и скрылся за раздвижными дверями душа.

     - Кстати, - донеслось до девушки сквозь шум воды, - не вздумай пытаться мне что-то вернуть. Во-первых, я на себя больше в поездках трачу, чем на них всех вместе взятых, а во-вторых, просто обижусь.

     Шатен замолчал. Ассина смотрела на проплывавшие где-то внизу облака. Странно, она даже не заметила, когда взлетел самолет. И уши не закладывало…. Может быть, это влияние лекарств? Кстати о них, она взглянула на лежавшую на углу стола черную неприметную сумку. Скривившись, поднялась с места, доковыляла и плюхнулась в кресло цвета молочного шоколада. Расстегнула молнию и вытащила блистер с таблетками. Засунула руку в сумку и вынула уже наполненный лекарством шприц. Подумала, покачала головой и положила его обратно. Пока лучше обойтись без этого. Ударная доза ей потребуется на концерте. Сейчас лучше поберечься. Не хватало еще «поплыть» от медикаментов. А боль можно перетерпеть. Из-за плеча появилась рука с полным стаканом. По влажной коже с на вид жесткими золотистыми волосками стекали капельки воды.

     - Ты уверена, что обойдешься? – вытиравший другой рукой голову Астор, указал взглядом на лежавшие у девушки на ладони капсулы.

     - Решила потерпеть, - модель сделала глоток, плавно, аккуратно поднялась из кресла, - пойду себя тоже в порядок приведу.

     - Если что, зови, - шатен настороженно проводил неуверенно передвигавшуюся в сторону душевой Ассину. Сбросил в угол комнаты валявшуюся на диване униформу, затянул пояс черного пушистого халата и присел в нагретое девушкой кресло. Покосился на огромную кровать и вздохнул. Спать еще рано. Вот Ассина выкупается, он убедится, что перепады высоты ей не вредят, тогда и можно будет отдохнуть. К счастью, долго модель задерживаться не стала, смыв грим намного быстрее, чем это удалось будущему наследнику клана. Молодые люди с довольными стонами забрались на атласные серебристо-голубые простыни. Девушка кулачком подпихнула кремовую подушку. Шатен подполз ближе и натянул на обоих покрывало: - Поспим?

     В ответ Ассина что-то тихо буркнула, схватила мужчину за палец и потянула его руку на себя. Лишь когда ладонь оказалась у нее на боку, блондинка успокоилась и практически мгновенно провалилась в сон. Астор улыбнулся, придвинулся ближе, не убирая пальцы с нежной кожи, и закрыл глаза.
     … …

     Девушка схватилась за раскалывающуюся пополам голову и бережно пробежала пальцами по особо чувствительным вискам. Судя по ощущениям, самолет заходил на посадку, и в отличие от взлета, тут таблеточка не сработала. А, следовательно, «приятные ощущения» придется терпеть еще некоторое время. Через секунду между крепко сомкнутых губ просунули какой-то несладкий прохладный леденец.

     - Не вздумай глотать, – Ассина еле-еле приоткрыла глаза и сквозь щелочки увидела склонившегося над ней хмурого Астора, – Закрой глаза и рассасывай. Станет легче.

     Следом за словами последовало прохладное влажное полотенце, опущенное на горячий лоб. Мужчина встал с кровати и принялся копаться в рюкзаке, выудил оттуда светло-серый тюбик, выдавил немного густого голубоватого геля, аккуратно прикрутил крышку и положил мазь рядом на покрывало. Растер субстанцию на пальцах, просунул руку под шею старательно чавкавшей конфетой, морщившейся от боли модели и стал аккуратно втирать обезболивающее в кожу. Вгляделся в бледное лицо, с которого постепенно уходил неприятный синюшный оттенок.

     Легкий толчок возвестил о профессионально выполненной посадке. Мощная машина плавно прокатилась по дорожкам и заглушила двигатель. Астор выглянул в иллюминатор. За стеклом величаво катились волны лазурного океана, сливавшегося на горизонте с ясным бездонным небом. Ослепительный ярко-желтый солнечный круг щедро заливал окружающее пространство жаркими лучами. Бесшумно подкатили трап. Уставшие за долгие часы путешествия, сглаженного великолепным обслуживанием и ошеломительно вкусной едой, пассажиры неспешно спускались вниз, на мгновение замирая, вдыхая влажный тропический воздух, поднимали прикрытые ладонями, как козырьками, глаза к сияющему диску, улыбались и шли дальше, спеша окунуться в теплую ароматную атмосферу тропического острова.

     Увлеченные рассматриванием кричавших на разные голоса джунглей, приветливо махавших им зелеными лапами пальм из-за ограды аэропорта, гости острова не обратили внимания на стоявших чуть поодаль сотрудников клининговой службы, державших в руках пылесосы и ведра, из которых торчали носики чистящих средств и яркие уголки тряпок. Персонал дождался, пока спустятся последние пассажиры, и торопливо поднялся по трапу в самолет. Входная дверь плотно закрылась, отрезая оказавшихся в прохладном салоне людей от душного воздуха тропиков. Жан с облегчением стянул с головы жизненно необходимую в таком климате светло-серую бандану и с облегчением вытащил спрятанную под одеждой толстую косу, в которую ему пришлось убрать свою роскошную гриву. Сатор уже освободился от надоевшего за последний час ожидания мешковатого жилета цвета сухого асфальта и теперь с ненавистью спешно развязывал как назло затянувшийся узел на комбинезоне, не обращая внимания на вежливо улыбнувшуюся новоприбывшим стюардессу.

     Получивший соответствующие указания экипаж спокойно занимался своими ежедневными обязанностями. Лишь стюард в белоснежной рубашке с ярким оранжевым шейным платком поспешил узнать, не требуется ли что-нибудь гостям. Вежливая шатенка незамедлительно принесла несколько графинов с минеральной водой. Наблюдая за заманчиво позвякивавшими в жидкости кубиками льда, молодые люди облизнулись и дружно потянулись к высоким запотевшим бокалам. Напившись, мужчины вручили скомканную служебную форму стюарду и плюхнулись на длинный диван оливкового цвета, только что тщательно почищенный расторопными служащими.

     Ведущая в спальню узорная панель более насыщенного зеленого цвета отъехала в сторону. В проеме показался взлохмаченный и недовольный шатен. Он подошел к прибывшим и обнял каждого, получив положенное количество ощутимых похлопываний и толчков от уставших и вымотавшихся друзей.

     - Как она? – Сатор бросил взгляд в сторону открытой двери. Лоб Астора опять прорезала разгладившаяся было морщинка: – Мне особо не жалуются, но видно, что не очень. При посадке вообще плохо было. А сейчас уши заложило так, что ничего практически не слышит, - будущий глава клана раздраженно поджал губы. ВИПы сочувственно переглянулись, понимая, что шатен предпочел бы оттащить девушку в надежную современную клинику, где ей бы занялись лучшие врачи, а вместо этого они летят черти куда.

     Вслед за другом они прошли в спальный отсек, по пути с любопытством оглядывая новое, инкрустированное золотом приобретение корпорации Кортаса. Увидев прибывших, Ассина радостно засияла улыбкой, стянула полотенце и попыталась приподняться. Но ее тут же вернули назад на васильковую подушку. Попытавшиеся помочь скульптор с Жаном, вовремя отдернули руки, встретившись с разъяренным собственническим взглядом серебристых, как клинок, глаз шатена.

     - Я рада, что у Вас получилось приехать, - к всеобщему удивлению Ассина говорила тихо, а не кричала, как обычно делают временно оглохшие люди.

     – Ты уже нормально слышишь? – спросил блондин, аккуратно присаживаясь на мягкий диван, в то время как певец устроился в большом кресле у письменного стола. Покрутился, покачал ногой, посмотрел в иллюминатор. Астор, нисколько не стесняясь визитеров, прилег рядом с моделью и стал медленно и размеренно перебирать золотистые прядки.

     - Да нет, просто я знаю, когда и с какой громкостью говорю.

     Обсидиановые глаза певца внезапно расширились. Он подобрался, раздул ноздри и весь наклонился вперед, пристально всматриваясь в бледное лицо девушки. Астор и скульптор переглянулись, не понимая в чем дело. Заметивший их обмен взглядами брюнет неопределенно качнул головой и расслаблено откинулся назад. Девушка зашевелилась, осторожно убрала ладонь шатена с макушки, приподнялась, похлопала в ладоши и с радостью возвестила: - Уши отложило. Ура, - аккуратно и медленно повернула голову вправо-влево и довольно добавила, - И голова болит значительно меньше.

     - В таком случае предлагаю пойти, поесть, - с облегчением заявил Сатор, потирая издавший рев голодного крокодила живот, - устали как собаки, пока сюда долетели.

     – Даа, - внес свои пять копеек брюнетистые певец, - столько пересадок я еще в своей жизни ни разу не делал, - помолчал и с восхищением добавил, - да и на военном самолете мне летать не приходилось.

     Блондин и шатен дружно хмыкнули. Ассина хихикнула в кулак. Судя по восторженному лицу Жана и нездоровому блеску в черных глазах, в ближайшее время копилка хитов певца пополнится очередным творением, посвященным полету и всем сопутствующим ощущениям. Девушка дождалась, пока друзья перейдут в основной салон, и спустила ноги с кровати. Поправила задравшуюся футболку и натянула легкие белоснежные шорты. Проходя мимо душевой взглянула в зеркало и тут же поспешила к сумке. Выудила оттуда косметичку, двумя движениями нанесла румяна и подкрасила стойкой помадой в тон губы. Критически осмотрела себя в зеркале. Теперь при взгляде на нее у мужчин не должно было возникнуть желания срочно ее госпитализировать. Модель улыбнулась своему отражению, со вздохом прижала руку к боку: - Ну что, старушенция, поскрипели? – подмигнула и направилась на одуряющий запах еды.

     Пока делились впечатлениями от путешествия, пока отдавали должное запеченной курочке с овощами и сыром, воздушному мороженому и ароматному чаю, закончилась дозаправка. Стюардесса попросила всех приготовиться к взлету. Наученная горьким опытом Ассина тут же схватилась за очередной леденец и с видом активно сосущего соску лялика просидела весь подъем на высоту, стойко игнорируя сдавленное хмыканье мужчин и даже вспышку на телефоне Сатора, спешившего запечатлеть «такую прелесть».

     Астор злобно зыркнул в сторону блондина, но отбирать смартфон не стал, лишь потребовал немедленно переслать ему получившееся фото. Объект столь нездорового интереса возмущенно фыркнул и еще яростнее набросился на конфету, сморщив нос и надув щеки. Тут уже не выдержали все. Громкий смех прокатился по салону. Девушка старательно чмокала и давила улыбку. Пусть они лучше подтрунивают над ней, чем тревожатся. Модель тихонечко вздохнула, пытаясь отогнать тяжелые мысли. Как быстро она сможет «отойти» от следующей посадки? Ведь времени до выступления у нее будет совсем немного. А вдруг опять заложит уши? И… она до сих пор не рассказала ни Астору, ни остальным, в чем именно будет заключаться ее роль. Как они отреагируют? Что будет потом?

     Короткий взгляд на часы. Пора приводить себя в порядок. Ассина встала, помахала всем рукой и отправилась в спальню. Профессионализм профессионализмом, но краситься под пристальными взглядами мужчин она не собиралась. Осмотрев помещение, девушка выглянула из-за двери: - Жан, а где мой волшебный сундучок?

     - Ох, совсем забыл, - брюнет поставил на похожий на бочонок золотистый стол бокал с водой и встал. Подошел к аккуратно составленным у дверей ведрам и открыл пылесос. Вытащил оттуда объемную косметичку и передал ее в цепкие лапки блондинки.

     - Спасибо, - модель скрылась за раздвижными дверями. Разложила на столе свой походный набор, настроила освещение и приступила к работе. Мужчины, развалившись на мягких сиденьях, лениво поглядывали за окно, время от времени потягивая солоноватую минералку. Говорить не хотелось. Спустя несколько минут из спальни донеслось приглушенное рычание. Затем стук. ВИПы заинтересованно переглянулись, но остались на своих местах. Наконец, в проеме появилась жалобная мордочка Ассины: - Жан, извини, пожалуйста, что надоедаю, но это просто невозможно! Ты не подойдешь? Мне зеркал не хватает. И вообще, сложно, - блондинка кусала губы и хмурилась. Ей было неудобно опять теребить и без того уставшего певца, но кроме него помочь ей здесь вряд ли кто-то мог. А самой убрать волосы в прическу, нанести грамотный макияж, придерживая при этом в нужном положении зеркала, не получалось. Не хватало третьей руки, как минимум. Да и глаза она уже себе чуть ли не в кучу собрала.

     Брюнет стукнул себя ладонью по лбу, чуть не облившись содержимым удерживаемого этой же рукой бокала: - Ну конечно. Извини, что сам не сообразил. Заодно и с костюмом помогу. Где он, кстати? – певец оглядел салон.

     - Его заранее привезли. В шкафу висит, - подал голос шатен, наблюдая за рванувшей в хвостовую часть парой.

     Еще раз перебрав баночки, кисти, лаки, шпильки и прочие богатства, Жан с Ассиной передвинули два зеркала, отцепили висевший на стене светильник, скрутили с него торшер, оставив одну лампочку, и водрузили получившийся осветительный прибор сбоку от стола. Вооружившись спонжами и кисточками, брюнет ловко и быстро нанес основу и тональный крем, взялся за тени и замер. Обошел сидевшую в кресле девушку по кругу, задумался на мгновение, поднес кисточку к веку и… убрал, положил на подставку. Модель улыбнулась: - Не получается?

     Жан разочарованно кивнул головой: - Знаешь, на себе я еще что-то подправить могу, а вот делать макияж на ком-то…, это обескураживает.

     Девушка понимающе угукнула: - Согласна, но спасибо за основу и тон. А то самой сложно убедиться, что все ровно и на нужных местах. Думаю, дальше я и сама должна справиться.

     Певец вышел. Ассина прикрыла глаза и облегченно выдохнула. Не вспомнил. Что ж, значит, у нее есть еще немного времени. Да, сложных и долгих объяснений не избежать, но пусть они будут позже. Сил на них у нее сейчас просто нет. Впереди тяжелое выступление. Практически без подготовки. Хотя…. Она отвлеклась, разыскивая ноутбук. Не мог такой лайнер не быть снабжен современной офисной техникой. И точно, в ящике стола лежал серебристый красавец, рядом с которым, к радости девушки, обнаружился и принтер. В почте висели присланные Еленой программа и сопутствующие документы. Довольная Ассина распечатала листочки и отложила их в сторону. Вот закончит с макияжем, и можно будет все внимательно просмотреть. Возможно, и порепетировать или просто все обдумать.

     В дверях, после негромкого стука, материализовалась стройная фигура Сатора. Блондин тряхнул своей креативной стрижкой и заявил: - Мы коллективно решили, что я смогу помочь тебе. В конце концов, с красками я работаю постоянно.

     Девушка согласно кивнула и улыбнулась. Действительно, идеальный вариант. Тонкие сильные пальцы скульптора уверенно перебирали кисти, смешивали оттенки. Серые глаза пристально и в тоже время несколько отстраненно разглядывали «фронт работ». Ассина еле сдержала рвущийся наружу смех, представив себе, что сейчас на ее месте скульптор видит статуэтку или вазу, или шкатулку, но никак не человека. В мыслях так и вырисовывалось нечто странное квадратное, с шевелящимися ушками и зелеными глазками. Но вслух она свои фантазии озвучивать не стала, терпеливо ожидая конечного результата и не пытаясь вмешиваться в работу профессионала.

     - Ты только учти, пожалуйста, что зал огромный, я не должна быть «бледной немочью». Нужно сделать поярче…. Правда, еще и телевидение будет. Они любят крупные картинки показывать, но они же и немного ретушируют….

     - Угу, - Сатор кивнул, провел по запястью кистью и развернулся к «краскам». Расслабившейся модели оставалось только получать эстетическое наслаждение от наблюдения за выверенными и четкими движениями скульптора. Редко когда доведется видеть погруженного в себя и в работу гения. Выглядело это завораживающе.

     - Кажется, все, - довольный голос Сатора вывел из транса задумавшуюся блондинку. Она подняла голову и посмотрела в зеркало, медленно поворачивая голову.

     – Спасибо, это невероятно! - ставшие просто огромными и более насыщенного цвета глаза искрились удовольствием. У Ассины не было слов, она лишь восторженно взмахнула руками, пытаясь выразить свои эмоции. Польщенный мужчина еще раз критически оглядел полученный результат и улыбнулся: - Давай, помогу с прической, - взял в руки расческу и фен и добавил, кивнув в сторону основного салона, - Там просто упадут.

     - Не надо, - модель чуть не подпрыгнула на месте, но сдержалась и посмотрела в зеркало, прямо в темные серые глаза стоявшего у нее за спиной блондина, - Я бы не хотела показывать им конечный результат, если не возражаешь. Пусть будет сюрприз.

     Сатор покачал головой и глубоко вздохнул, не забывая при этом осторожно накручивать тонкую, сбрызнутую спреем прядку: - Я так понимаю, что есть что-то, чего я и другие не знаем. И сейчас ты это что-то обсуждать не желаешь, - кивнуть девушка не могла, рисковала остаться без волос, поэтому на мгновение согласно прикрыла веки, - Хорошо, я подожду, - мужчина отпустил получившуюся спиральку и принялся за следующую. Правда, почему-то, с другой стороны.

     – Спасибо, - продолжать Ассина не стала. Слишком сложно было бы объяснить, как тяжело, как больно ей было тогда, как страшно сейчас. Она оставила в прошлом все, включая и эту свою часть, одну из самых дорогих и любимых. Как рассказать, что пришлось буквально ломать себя? Как собственные возможности вместо восторга стали вызывать ужас, дикую панику. С которой ей еще предстоит бороться сегодня.

     Придерживая пальцами, блондин спрыснул лаком последний локон, взъерошил челку, после чего и ее зафиксировал спреем, и ответил улыбкой на горячую благодарность Ассины, с восторгом и некоторым недоверием рассматривавшей собственное отражение в зеркале. Кажется, девушка не совсем была уверена, что видит именно себя. Сатор поставил на место флакон, положил расческу и вышел, оставляя модель одну. Ассина стянула одежду, мысленно порадовавшись, что сообразила вовремя и выбирала футболку с оочень большим вырезом. Иначе от прически могло ничего не остаться. Сняла с зажимов черные джинсы стрейч с серебряными цепочками, спускавшими с пояса на бедра в несколько рядов. Застегнула на молнию черный же топ с прозрачными вставками, полупрозрачный того же цвета палантин занял свое место поверх брюк, образуя своеобразную юбку.

     В небольшой приятно пахнувшей кедром шкатулке лежали чуть больше десятка разномастных браслетов. Тонкие и широкие, витые и гладкие, все они были либо серебристого, либо черного цвета и гармонично дополняли друг друга, оказавшись на руках девушки. В левое ухо Ассина вдела крошечную черную бриллиантовую капельку, в то время как в правом оказалась целая гроздь прозрачных драгоценных камней на тонких цепочках.

     В зеркальной стене душевой зеленые глаза встретились с печальным и задумчивым взглядом отражения. Тонкий палец аккуратно провел по стеклу. Двойник повторил движение.

     – Здравствуй, давно мы с тобой не виделись. Я… скучала.

     Стоявшая по ту сторону призрачной грани девушка тоскливо улыбнулась. Но улыбка истаяла, так и не коснувшись глаз.

     – Помоги мне сегодня, - прошептала Ассина. Отражавшееся пепельноволосое, с едва уловимым скользившим по прядям золотистым отливом, гибкое видение вздохнуло, выпрямило спину, тронуло зеркальную поверхность кончиками пальцев и подмигнуло.

     Длинная мягкая туника и легкий плотный палантин надежно укутали фигуру и голову, оставляя видимыми лишь низ джинсов и часть «юбки». К счастью, из немнущейся ткани. Девушка повертела в руках очки с темными стеклами, сомневаясь в способностях макияжа выдержать подобное кощунство. Потом решительно надвинула аксессуар на переносицу. Косметика стойкая, да и подправить если что можно будет.
     … …

     Сидевший в кресле Сатор с чрезмерным вниманием читал статью об особенностях футбольных тренировок и вознаграждении спортсменов в разных странах, стойко игнорируя все попытки Жана выведать, что же такое он сотворил с Ассиной. Астор в этом поединке терпения и упрямства участия не принимал, спешно проверяя сброшенный на почту отчет службы безопасности, отодвинув на всякий случай подальше в сторону бокал со смесью сока апельсина и лимона. Аромат от него шел просто одуряющий. Мужчина в очередной раз покосился на стакан, протянул руку и сделал глоток оранжевой жидкости.

     - Астор, а тебе не хочется узнать, что этот гений, - кивок в сторону блондина, - скрывает? Шатен поднял голову, переводя взгляд с экрана планшета на уставшего бороться в одиночку Жана, нетерпеливо притопывавшего мягким кожаным мокасином по жемчужно-серому ковровому покрытию. Будущий глава клана махнул рукой с массивными часами: – Потом все увидим, - и снова уткнулся в документы. Скривившись, будто только что укусил лимон, певец, осознав, что продолжения баловства не будет, вытащил из сумки планшет и наушники, подцепил стакан с светло-зеленым коктейлем и откинулся в кресле. Сатор облегченно перевел дух. Положил глянцевые страницы на колени и прикрыл глаза, вспоминая, что же его так царапнуло в изменившемся облике девушки.

     Глаза? Макияж…. Скульптор зацепился за это слово. Краски, палитра. То, что он использовал сегодня отличалось от виденного на фотографиях модели. Почему? Блондин радостно хлопнул рукой по подлокотнику дивана. Два других пассажира оторвались от своих дел и удивленно посмотрели на так и сидевшего с сомкнутыми веками Сатора. На лице скульптора блуждала задумчивая довольная улыбка. Надо же, больше часа ответ маячил у него перед носом, и только сейчас блондин понял, что именно изменилось. Что ж, новый оттенок волос девушки станет для остальных сюрпризом, и, кстати, это ее натуральный цвет. Мужчина задумчиво постучал кончиками пальцев по все тому же многострадальному подлокотнику, раздумывая в который раз, чем же Ассина умудрилась зацепить своего преследователя.

     Безусловно, девушка отличалась красотой, но… даже при условии ее поменявшегося сегодня облика, были люди более привлекательные и притягательные внешне. Да и если бы причина была исключительно в этом, то модель постаралась бы спрятать источник проблем, замаскировать, а не выставлять на всеобщее обозрение, пусть и в несколько измененном варианте. Тогда что? Ассина хорошо танцевала, даже для профессионального уровня. Может быть, именно это оказалось спусковым крючком мании? Но собранная Астором информация, с которой ознакомились все члены ВИП-команды, не содержала сведений о публичных выступлениях девушки. Мужчина поморщился и потер переносицу. Цельная картинка опять не складывалась. Что же там за бомба замедленного действия?

     Краем глаза Сатор уловил движение. Отодвинув в сторону планшет Астор, поднялся и с наслаждением потянулся, разминая спину. Блондин задумчиво похлопал себя по подбородку: «Может быть, стоит намекнуть? В конце концов, именно наследник клана здесь самое заинтересованное лицо». Но именно в этот момент в салоне появился объект размышлений скульптора. Мягкая туника и палантин не произвели на ВИПов особого впечатления, хотя Сатор и рассчитывал на другое, припоминая недавний интерес певца. Он не сообразил, что Жану была прекрасно известна стоимость и хрупкость сценических костюмов и макияжа, так что он и сам частенько «упаковывался» в дополнительные защитные одежки. Да и дурачиться ему уже не хотелось. Астора же в первую очередь интересовало здоровье девушки. Он подошел ближе, взял в руки тонкие запястья, сдвигая вверх позвякивавшие браслеты, замер, проверяя пульс. Убедившись, что состояние Ассины пока не слишком выходит за рамки приемлемого, мужчина провел модель к дивану.

     - Спасибо, - в зеленых глазах плескалась благодарность. Девушка сделала глоток воды и вытащила из вазы дольку персика, - я поработаю немножко, хорошо? – она смущенно взглянула в лицо шатену. Тот улыбнулся, кивнул и вернулся к собственной документации. Несколько минут вчитывался, а потом принялся что-то активно набирать на виртуальной клавиатуре.

     В салоне самолета стало тихо. Слышался лишь гул двигателей мощной машины, да иногда сквозь наушники увлеченного созданием новой музыкальной композиции Жана прорывались звуки ударных. Певец хмурился, раздраженно постукивал ногой по ковру, а потом снова брался за планшет, воспроизводя на нем переборы любимой гитары. Сатор зевнул и закрыл надоевший до зубовного скрежета журнал. Огляделся по сторонам. Вопросительно поставил брови домиком. Если наушники на голове поп-звезды мужчину не удивляли, то наличие чуть ли не таких же «ушек» на Ассине, подключенных к ноутбуку, вызвало недоумение. Но вспомнив свои недавние размышления, блондин решил, что скорее всего девушка слушает музыку и пытается мысленно продумать движения. Мужчина потянулся и вызвал стюарда. Хотелось горячего… желательно мяса.

     Дожидаясь, пока принесут заказанное, ВИП лениво скользил взглядом то по пространству уютного салона, то по бесконечному небосводу за окном иллюминатора. И вдруг вскочил на колени, полностью поворачиваясь к огромному прозрачному стеклу, практически прилипая к прохладной поверхности носом: - Смотрите, какая красота!

     Привлеченные его громким восторженным голосом пассажиры подхватились и присоединились к блондину, не отрывавшемуся от раскинувшейся в бездонном небе идеально круглой многоцветной радуги. Ассина тихо вздохнула, застывая на месте, Жан медленно скользил пальцами по планшету, оставалось только догадываться, какая мелодия рождалась в это время. Астор любовался красивым природным явлением, а Сатор впитывал в себя краски и сочетания, мечтая дорваться если не до глины, то хотя бы до акварели и холста.

     Постепенно сияние тускнело и вскоре сошло на нет. Молодые люди со вздохами разбрелись по местам. Девушка задумчиво водила ладонью по крышке ноутбука и улыбалась собственным мыслям: - «Говорят, радуга – символ удачи. Может быть, у меня все получится?» Она включила музыку и поправила чуть свалившиеся набок наушники. Губы тихо шевелились в такт звучавшей мелодии. Нога привычно отстукивала ритм.

     Скульптор скучал. Он успел уже подремать, полистать журнал, перекусить, покопаться в сетях и прочитать статью, до которой у него раньше не доходили руки. И теперь маялся ничегонеделанием. Блондин зевнул, мазнул ленивым взглядом по спине сидевшей чуть в стороне модели и скользнул дальше, на миг задержавшись на тонких пальцах певца, настойчиво перебиравших невидимые струны. Но тут же темные серые глаза вернулись к напряженной женской фигурке. Мужчина внимательнее присмотрелся к девушке и, дотянувшись до Астора ногой, кончиком туфли незаметно толкнул его кресло. В ответ на недоумевающий взгляд скосил глаза на постоянно стискивавшую побелевшие кулаки и сжимавшую губы Ассину. Шатен посмотрел на часы. До прибытия оставалось немногим больше получаса. Будущий глава клана поднялся и тихо подошел к погрузившейся в работу девушке. Осторожное прикосновение к сжавшимся за секунду до этого чуть ли не до боли пальцам заставило модель вздрогнуть и поднять взгляд от экрана планшета.

     - Может быть, поставим обезболивающее, или таблетку выпьешь?

     Ассина мягко улыбнулась, стараясь не морщиться. Ледяные пальцы приятно согревало тепло руки Астора, неся небольшое, скорее моральное, чем физическое облегчение: - Спасибо, пока не стоит. До выступления еще около двух часов, - она посмотрела в нижний угол монитора и вздохнула, - Сейчас еще можно потерпеть. Самое главное, чтобы на сцене плохо не стало. Поэтому, наверное, лучше укол. Где-то за полчасика до выступления? А пока тихо посижу и подействую тебе на нервы….

     Девушка вопросительно посмотрела на шатена. Тот нахмурился, но все-таки согласно кивнул, хотя не отказал себе в удовольствии наклониться максимально близко и прошептать в прикрытое шарфом ушко: - Надеюсь, ты понимаешь, что больше всего мне хочется отвезти тебя к врачу?

     Ассина угукнула и также, практически неслышно, прошептала: - Понимаю, и очень ценю твою выдержку. Спасибо.

     Вежливый стюард напомнил о необходимости пристегнуть ремни. Кивнув, Астор максимально откинул спинку кресла не ожидавшей этого девушки, превратив его чуть ли не в кровать, и вытянул руку, терпеливо дожидаясь, пока Ассина отдаст ему планшет. Упрямый взгляд мужчины говорил, что спорить не рекомендуется. Да модель и не собиралась. Она прекрасно помнила предыдущие взлеты-посадки и уже заранее предвкушала весь спектр ощущений, так что быстро вооружилась самым крупным леденцом из имевшихся на борту. Про калории и диету думать не имело смысла. За выступление она «сбросит» не только все лишнее, но и пару жизненно необходимых килограммов.

     Значит, можно будет позволить себе хоть один день обжорства. Ассина улыбнулась. Приятно среди бесконечных минусов найти маленький, но плюсик. Девушка украдкой взглянула на застегивавшего на себе ремень шатена и тяжело вздохнула. Было по-настоящему страшно. Уже давно она не допускала никого к себе так близко, но тайн и скелетов в шкафу оставалось все еще слишком много. Как-то он отнесется к ней после сегодняшнего. В ушах зазвучал противный комариный писк, и пришлось применить главное оружие под названием леденец, стойко игнорируя при этом сдержанные улыбки ВИПов. Ассина хотела привстать, но натянувшийся ремень и строгий взгляд будущего главы клана заставили быстро вернуться в исходное положение.

     - Астор, поставь «напоминалку» на телефон, пожалуйста. С собой нужно взять помаду и тонер. А то я могу забыть.

     Мужчина достал телефон, а девушка прикрыла глаза, расслабляя мышцы. Ненадолго, к сожалению. Накатывавшую все более мощными, как во время прилива, волнами боль терпеть становилось все сложнее. Хотелось откровенно завыть и проглотить чуть ли не полблистера таблеток. А еще закусить до крови губу, вцепиться скрюченными пальцами в подлокотники и поплакать. Но тогда и без того продемонстрировавшие океан понимания и терпения мужчины могли слететь с катушек. Из уголка глаза покатилась куда-то за дужку очков к уху слезинка. Хорошо, что макияж стойкий. А то бы испортила. Пришлось чуть ли не со скрипом срочно повернуть голову вбок, чтобы стереть мокрую дорожку, пока ее никто не заметил.

     Жан переглянулся с Сатором, осторожно указал глазами на сжатую в кулак руку Астора, от которого так же как и от остальных не укрылось плачевное, в прямом и переносном смысле слова, состояние девушки. Самолет коснулся полосы и постепенно снизил скорость. Лежавшая полудохлой тушкой модель пошевелилась, несколько раз открыла и закрыла рот, похлопала в ладоши и со вздохом призналась: - Слышу, но плохо. Правда, лучше, чем в прошлый раз, что радует.

     Она даже попыталась улыбнуться. Но улыбка испарилась, при взгляде на серьезные лица ВИПов: - Что случилось?

     Астор помог подняться и поправил шарф: - Ничего нового, просто мы за тебя волнуемся.

     Модель прикусила губу, и по очереди посмотрела в глаза каждому из мужчин, очевидно, собираясь извиняться, но ее остановил Жан: - Не надо. Просто будь аккуратнее.

     Дождавшись утвердительного кивка, брюнет подхватил вещи и направился к открытой двери, у которой замер молчаливый вышколенный стюард. Ассина затормозила на выходе, оглянувшись на Астора: - А нас здесь не ждут?

     Мужчина покачал головой: - Те, о ком ты думаешь, естественно, ждут, но не нас и не здесь, - увидев непонимание на лице собеседницы, продолжил, осторожно выводя девушку на трап и крепко держа ее за руку во время спуска, - Это не международный аэропорт, и даже не военный, - Ассина замерла на середине трапа, рассматривая аккуратную взлетную полосу в окружении песка. Больше вокруг ничего не было, за исключением некоторых служебных строений, явно относившихся к комплексу аэродрома. Шатен пояснил, - Это частная полоса, - легкая усмешка скользнула по лицу, - Благодаря закравшейся при строительстве в документы ошибке, ее официальная длина в несколько раз короче фактической. Знают об этом немногие….

     Модель продолжила спуск, размышляя о том, как любит поиграть судьба. Сколько раз продюсеры, да и сама девушка, что греха таить, злились на вездесущих пиратов, кравших существенную долю прибыли, а теперь контрабандный путь пригодился и ей. Что ж. Теперь она может считать, что недошедшие до нее денежные средства были вложены как раз в постройку этого аэродрома. Так будет хотя бы не так обидно. На губах Ассины мелькнула ехидная усмешка.

     Три белоснежных массивных автомобиля едва слышно урчали в нескольких метрах от трапа. Наглухо тонированные стекла, очень широкие шины, тяжело открывшаяся дверь. Девушка пропустила вперед Сатора, затем аккуратно, придерживаемая с одной стороны скульптором, с другой шатеном, уселась в прохладный салон, с удовольствием откидывая голову на холодную мягкую кожу сиденья. Щелкнул замок, и бронированный монстр плавно двинулся вперед. Ассина приоткрыла глаза, оглядела троицу ВИПов и недоуменно приподняла бровь: - А почему машин три, когда мы все в одной? Или там охрана?

     Позвякивавший бокалами в баре Астор хмыкнул, развернулся и передал девушке воду. Одарив вожделенной влагой и других, он сделал глоток и только после этого ответил: - Не совсем. Маршрутов несколько. Если кто-то все-таки попытается нас перехватить, то ему придется либо выбирать наугад, либо ловить каждый автомобиль по очереди.

     - Разумно. Спасибо, - Ассина отдала назад бокал и вдруг зевнула. Исправно работавшие кондиционеры, подававшие в салон прохладный свежий воздух, нетряский ход машины, мелькающие вдоль дороги барханы ярко-желтого песка успокаивали. Модель вздохнула. Сейчас бы прижаться к сидевшему рядом шатену, чтобы его теплом чуть приглушить неприятные ощущения, но она боялась испортить внешний вид, поэтому позволила себе лишь дотянуться до мужской руки и ухватиться за крепкие пальцы. Астор повернул голову и мягко улыбнулся. Девушка закрыла глаза и задремала.

     Остановка выдернула из неглубокого сна. Ассина встряхнулась и скривилась, вцепившись изо всех сил в ладонь шатена. Но тут же разжала пальцы, виновато глядя на оставленные на чуть загорелой коже следы.

     - Переживу, - будущий глава клана потер отпечатавшиеся полукружия, дотянулся до лежавшей на углу горчичного цвета сиденья сумки, откуда вытащил шприц. Девушка осторожно подняла рукав туники, сдвигая в сторону браслеты, подставляя руку под укол, и отворачиваясь в сторону. Боли не было, лишь чуть-чуть пощипало. Ассина мысленно порадовалась. Все-таки в способностях шатена попасть с первого раза в вену, она сильно сомневалась. Хорошо, что зря.

     На горизонте маячили блестевшие зеркальными окнами сосулины небоскребов. Дорогая стала шире, а пески спрятались за огромными изумрудными пальмами и цветущим кустарником. Машин стало значительно больше. Боль отступила, так что модель с удовольствием вертела головой, спеша рассмотреть все, что попадало в поле зрения. В какой-то момент она поняла, что следовавший сбоку близнец их автомобиля свернул и исчез из вида. Их же железные конь окончательно смешался с общим потоком, въезжая в город. Ассина попыталась вычленить из массы транспорт сопровождения, но быстро отказалась от этой идеи. Все равно не увидит.
     … …

     Здание концертного зала сияло. Словно гигантская друза хрусталя выросла среди огромного сада камней, являясь его главным экспонатом и достопримечательностью. Сейчас, в стремительно сгущавшейся темноте кристаллы светились всеми оттенками розового и синего, от бледного, едва заметного, до яркого и насыщенного. У ведущей к входу широкой лестницы, выполненной из какого-то трудно определимого на взгляд сероватого камня с золотистыми вкраплениями, скопилась очередь из дорогих автомобилей. Из подъезжавших один за другим помпезных монстров неспешно, контролируя заранее отработанное выражение лица, у кого-то серьезное, у кого-то с легкой снисходительной улыбкой, выходили сильные мира сего. Оглядывали окружающих, неспешно махали рукой в сторону оцепления, за которым сверкали вспышками фотокамеры, и восторженно взрывались возгласами поклонники той или другой появившейся звезды, или просто проходили мимо, не обращая ни на кого внимания. Ассина покачала головой и повернулась к Астору: - Как ты и сказал, Елена нас не ждет, я убедила ее, что пройду сразу на сцену.

     Шатен кивнул, в то время как машина плавно обогнула здание и, не останавливаясь, покатила дальше. Глаза девушки округлились, она, приоткрыв рот, провожала взглядом удалявшийся концертный зал и выглядела настолько ошеломленной и юной, что ВИПы не выдержали и рассмеялись. Смутиться Ассина не успела. Автомобиль остановился, и один из ехавших с водителем охранников с поклоном распахнул дверь. Выбравшись из салона, девушка вдохнула сухой, все еще горячий воздух. Странно, ведь вот он, океан, совсем недалеко. Но вовремя вспомнив, что ночной бриз дует с суши, улыбнулась. Не зря географию учила.

     Взгляд зеленых глаз оббежал густые деревья с толстенными стволами, все пространство между которыми заполняли кусты одуряюще пахнувших даже сейчас роз. Модель шагнула чуть в сторону, трогая пальцем шелковистый лепесток огромного, размером с две ее ладони цветка, и вдохнула полной грудью. Как же хорошо. Сбоку, на однополосной дороге, девушка заметила длинный черный классический лимузин с весьма запоминающимся значком на капоте. Ассина даже вспомнила одно из описаний этой машины: «несколько тонн понтов», и уставилась на молча наблюдавшего за ней шатена.

      – К «ковровой дорожке» следует подъезжать во всем блеске, - пояснил мужчина, в то время как остальные ВИПы при помощи нескольких активных молодых людей уже стаскивали с себя помятую одежду, придирчиво рассматривая принесенные пиджаки и смокинги. Сразу два стилиста колдовали над длинными волосами певца, в то время как стоявший босиком на пушистом ковре Сатор выбирал подходящую под его образ пару обуви из выставленного перед ним многообразия.

     - Вам бы тоже следовало поторопиться, - повязывая длинный шейный платок, вроде бы цвета топленого молока, в свете поставленных по краям ламп Ассине было сложно разобраться, заявил Жан. Ни ночь, ни яркое освещение, ни необычность ситуации ему не мешали. Девушка тревожно огляделась, боясь, что столь насыщенная иллюминация привлечет к ним внимание, но была ухвачена за руку будущим главой клана: - Ни о чем не волнуйся. Здесь низина. Все закрыто. А выше дежурят наши люди, - шатен стряхнул с ног туфли, подождал пока модель последует его примеру и прошел в центр ковра.

     Скептически оглядев местность в попытке понять, где же тут тогда возвышенности, Ассина взглянула на мужчину. Рядом уже переминались с ноги на ногу три человека очевидной творческой наружности. Вряд ли какой-нибудь офисный работник осмелился бы выкрасить волосы в рыже-черную тигриную полоску или вставить в раковину уха порядка десяти сережек. Махнув рукой на все тревоги, девушка с радостным ожиданием взглянула в невозмутимое лицо Астора: - Только не говори мне, что мы вот так просто пройдем по главной лестнице!

     - Именно так. Как почетные и дорогие гости. Под вспышками фотокамер и пристальными взглядами журналистов и прочих любопытствующих, - шатен уже натягивал белоснежную рубашку.

     - Но нас ведь, наверняка, попытаются перехватить! – Ассина была в каком-то священном ужасе. Такой авантюры она не предполагала.

     - Ты лучше приводи себя в порядок побыстрее, - мужчина, дожидаясь, пока на нем в четыре руки застегнут пуговицы, указал подбородком в сторону переминавшегося рядом с ярко освещенным зеркалом, нервно вертевшего в пальцах толстую кисть визажиста, про себя отмечая, что обезболивающее подействовало. Ассина кивнула и шагнула вперед. Маячившие сзади помощники со вздохом облегчения рванули следом. Время поджимало. Наблюдая, как девушку выпутывают из палантина и туники, Астор пояснил, чуть повысив голос, чтобы модель услышала: - Концертный зал, действительно, находится на осадном положении, но ждут там не нас, - шатен на мгновение прикрыл глаза, пока стилист поправлял челку, - на данный момент все силы брошены на то, чтобы не допустить появления на сцене некоего еще не слишком известного, но многообещающего молодого певца.

     – Астор, а ему не…, - Ассина резко повернулась, вызывав возмущенный вопль чуть не мазнувшего по носу девушки расческой брюнета с пирсингом в носу. Словив суровый взгляд шатена, мужчина склонил голову и шагнул в сторону, дожидаясь, пока беспокойная подопечная позволит ему продолжить работу. Модель пыталась вздохнуть, но в горле образовался какой-то липкий комок. Она кашлянула. Тут же ей протянули немного прохладную открытую бутылку с водой. Ассина ребром ладони отодвинула ее в сторону, напряженно всматриваясь в лицо будущего главы клана.

     Тот отрицательно покачал головой и хмыкнул: - Вообще, в другой ситуации я мог бы и обидеться. Подозреваю, какие мысли копошатся в твоей очаровательной голове с многочисленными активными тар…, - мужчина закашлялся и замолчал. Сбоку, со стороны уже готового к выходу в свет блондина донеслось сдавленное хихиканье. Шатен покосился на скульптора и продолжил, - не волнуйся. Такой охраны нет даже у местных шейхов, да и, насколько удалось выяснить, его хотят только задержать. Убивать никто не собирается. Так что все в порядке, плюс молодого человека ждет в конце большая морковка в виде грандиозной рекламной компании и щедрого финансирования его альбома. Да и сам певец, к твоему сведению, не белая ромашка. Занимался и единоборствами, и с парапланом знаком. Вырос не в тепличных условиях. Все под контролем.

     Ассина схватила бутылку и сделала несколько больших глотков. Выдохнула и виновато посмотрела на мужчину: - Прости. И тем более, что приходится говорить…, - она обвела взглядом поляну с посторонними.

     Шатен подошел, аккуратно приподнял голову девушки, легонько касаясь пальцами ее подбородка, чем вызвал возмущенное сопение визажиста: - Перестань тревожиться. Тебе нужно настроиться на выступление. Остальное мы сделаем сами. Тебе тяжело, когда ты не можешь контролировать ситуацию? Когда не знаешь, что происходит?

     Модель кивнула: - Я доверяю тебе. Это точно. Просто… мне не по себе. Прости. Я постараюсь.

     - Хорошо. Надеюсь, со временем у тебя будет получаться лучше. Кстати, здесь нет непроверенных людей, иначе нас бы тут не было, или я бы просто промолчал, а теперь, - он легонько подпихнул девушку к визажисту, - позволь стилисту, наконец, доделать свою работу.

     Приведенные в боевую готовности ВИПы наслаждались свежим фруктовым соком и бесконечным небесным куполом с крупными звездами над головой. Благо большую часть освещения уже потушили, оставив яркий круг только там, где над Ассиной кружили парикмахер с визажистом. Говорить не хотелось.

     Помощники сняли с девушки пелерину и придирчиво оглядели ее костюм. Осмотрев получившийся результат, стилист с поклоном удалился в темноту. За ним последовали остальные. Ассина нерешительно потопталась на месте, все еще не поворачиваясь к ВИПам лицом, потом резко вскинула голову и решительно развернулась в сторону мужчин. Астор сжал кулак, потом медленно расслабил стиснутые пальцы, покосился в сторону Жана, от которого можно было ждать проблем, но певец лишь с восхищением впитывал новый облик девушки. Для него, в отличие от участвовавшего в его создании Сатора, он был в новинку.

     «Не узнал», - шатен облегченно выдохнул и шагнул навстречу блондинке, с трудом удерживаясь от желания погладить золотисто-пепельные пряди, провести по четкому абрису щеки. Изменившийся вид модели не стал для него неожиданностью. Но одно дело, фотография, а другое увидеть самому. Крепкие руки аккуратно обняли тонкую, затянутую в черное талию. Мужчина на миг склонился к пушистой макушке и глубоко вдохнул: - Безумно хочется чмокнуть твой очаровательный носик, но я так и быть потерплю, - он осторожно отодвинулся и улыбнулся встревоженным глазам, - Ты прекрасно выглядишь, - будущий глава клана поправил сместившуюся от его действий цепочку, - Нам пора присоединиться к свите одной известной и популярной звезды, почтившей своим присутствием концерт воистину мирового масштаба, - Астор вытащил из нагрудного кармана пиджака стильные очки с темными стеклами и подал их Ассине.

     - И кто же эта звезда? – девушка водрузила аксессуар, поправила дужку и выпутала прядку.

     – Конечно же, я! – глубокий чарующий голос Жана смешивался с темнотой ночи. Брюнет рассмеялся, глядя на ошеломленное в который раз за этот весьма насыщенный день лицо блондинки, только сейчас внезапно осознавшей, что находившийся рядом молодой мужчина пользовался огромной популярностью и сводил с ума толпы фанаток, готовых ради любимого идола почти на все. Нефритовые глаза оценивающе пробежались на принявшему горделиво-надменную позу певцу, отмечая и красоту лица, и великолепное тело, и глубокий проникновенный голос с чувственными обволакивающими нотками. Девушка кивнула своим мыслям: вкупе с весьма экстравагантным нарядом и блестящими черными глазами смотрелся Жан очень внушительно. Брюнет расхохотался: - Наконец-то поняла, что поставила не на ту лошадку?

     Ассина запрокинула голову и легко рассмеялась. Затем погрозила Жану пальцем: – Не надейся. Все-таки фанатки тебя определенно избаловали.

     – Ага. И только ты не любишь меня, такого хорошего, - певец состроил печальную мордочку, но в следующий миг его настроение в корне переменилось. Мужчина посерьезнел. Черные глаза прищурились, впиваясь в повернувшуюся немного боком девушку. На лице поп-звезды отразилась активная работа мысли. Ассина вздохнула. Этого она и боялась. Но, может быть, ей повезет, и брюнет поймет, что к чему, чуть позже. Ну, пожалуйста, пусть это произойдет только, когда она выйдет на сцену. Пожалуйста. Сил, что-то объяснять сейчас не было. Словно маленький ребенок, знающий, что наказание все равно будет, но упорно цепляющийся за любые, самые нелепые оправдания, Ассина старалась оттянуть неприятный момент. Пусть это будет позже. Пожалуйста.

     - Жан, нам пора. Сатор? – спокойный голос Астора отвлек певца. Компания направилась к ожидавшему их лимузину.
     … …

     Вспышки фотокамер и шум были привычными, да и мгновенно потемневшие хамелеоны отлично защищали от ярких бликов. Ассина поправила полупрозрачный дымчатый шарф, прикрывавший голову, серебристой волной стекавший на плечи и ниже, скрывавший от внимательных глаз фигуру девушки. Она бросила мимолетный взгляд на шагавшего рядом Астора. Интересно, у него есть с собой оружие? Девушка помнила, что видела у мужчины в комнате кобуру. Шатен склонился к спутнице и тихо прошептал: - Все в порядке. Билет для нашей звезды был выкуплен через пятые руки. Его бывший владелец очень обязан некоторым людям. Плюс его еще попросили ненадолго уехать по делам в удаленную резиденцию нашего брюнетистого наследника корпорации, так что утечка информации с этой стороны исключена.

     Ассина кивнула, глядя на шествовавшего впереди Жана, нацепившего на свою породистую мордаху привычную маску звезды, обласканной вниманием публики и жаждущей его. Он улыбался, изящно подносил к губам тонкую кисть, посылая в толпу воздушные поцелуи, встречаемые одобрительными возгласами, как поклонников, так и ухвативших отличный кадр фоторепортеров и операторов. В роскошном холле Ассина невольно выдохнула и споткнулась, засмотревшись на свисавшую с потолка друзу сталактитов. На фотографиях в Интернете она подобного не видела. Астор поддержал девушку, в то время как остальные мужчины обступили модель плотным кольцом, защищая от шумной разноцветной толпы.

     Разглядывая установленные вдоль дорожки огромные кристаллы хрусталя, подсвеченные разноцветными светодиодами, девушка не заметила четырех мужчин в одинаковых черных смокингах, стремительно шагнувших наперерез их немногочисленной группке. В отличие от шатена, отметившего не только это, но и имевшего возможность проследить за тем, как мужчин профессионально блокировали ничем не выделяющиеся из общей массы присутствующих невнятные личности. К последним поспешили присоединиться высокие охранники в оливковой форме с золотыми эполетами. Возмутителей спокойствия быстро выставили из зала и плотно закрыли боковые двери. Астор хмыкнул. Предоставленные шейхом телохранители и охрана были на высоте.

     Неспешно следуя в потоке беседовавших гостей, рассматривавших превратившуюся на одну ночь в подземное царство залу и старательно запечатлевавших это чудо на телефоны, молодые люди прошли в огромный серебристый зал. Ассина часто, взволнованно задышала в этом снежном кружевном великолепии, перевела взгляд на располагавшуюся далеко внизу черную элегантную сцену, единственным украшением которой был великолепный рояль цвета горького шоколада. В зале стало темнее. Девушка опять посмотрела вверх, чтобы увидеть, как постепенно слабеют и затухают волны света.

     Модель вздрогнула, почувствовав теплые пальцы на руке, и оглянулась на шатена, с трудом разглядев в сгущающемся сумраке его улыбку. В полумраке они, под изумленными взглядами сидевших на первых рядах гостей, поднялись по ступенькам на сцену и прошли чуть дальше, в закулисье. Свет в зале окончательно погас. Мужчины ободряюще улыбнулись побледневшей девушке и разошлись в разные стороны, надежно блокируя входы, оставаясь при этом практически невидимыми зрителям. Несмотря на напряженность ситуации Ассина хихикнула, представив себе, какими заголовками могли бы завтра пестреть таблоиды, попади кто-то из журналистов сейчас за сцену. Наименьшим злом было бы что-то вроде «Известный певец подрабатывает охранником?». И ведь Жану предлагали не рисковать. Его в первых рядах ждало уютное местечко, но певец лишь хлопнул шептавшего ему об этом на ухо Астора по плечу и велел «не заморачиваться».

     На сцене появился голубоватый плотный туман, скрывая от глаз девушки приглушенно шумевшую толпу. Даже рояль маячил неясным призраком. Ассина вышла на помостки, задумчиво прошлась туда и назад, пробуя тонкими подошвами туфель покрытие. Затем направилась к инструменту. Сняла шарф и положила на полированную поверхность. Возможно, ей он еще понадобится. Сбоку в дымке появилась тонкая фигура. Модель напряглась, но тут же сообразила, что вряд ли бы ВИПы к ней пропустили кого-нибудь. Кроме одного человека. Невысокий изящный мужчина быстро подошел ко все еще стоявшей у рояля блондинке и протянул ей руки. Сжал подрагивавшие пальчики тонкими длинными пальцами. Темные миндалевидные глаза с недоверием разглядывали пытавшуюся сдержать слезы Ассину.

     - Прости, я очень скучала, - девушка одним шагом преодолела разделявшее их расстояние и осторожно положила голову на плечо композитора. Тот аккуратно обнял ее, размеренно и легко похлопывая давно пропавшую подругу между лопатками. Справившись со слезами, блондинка отстранилась, - Прости, я знаю, что у вас это не принято.

     Мужчина улыбнулся одними глазами: - Тебе можно. Но потом ты все расскажешь, - он посмотрел на начинавшую таять пелену и направился к роялю, - Я рад, что ты здесь. И не хочу потерять тебя еще раз.

     - Я больше не буду «теряться», - Ассина улыбнулась, вдохнула полной грудью, с удовлетворением заметив, что боли почти нет, подошла к композитору, взяла с крышки инструмента микрофон и сделала несколько шагов к краю сцены. Подняла голову и посмотрела в тихо дышащий и волнующийся перед ней океан темноты. Почти развеявшийся туман, повинуясь замыслу режиссера, прорезал яркий золотистый луч, запутался в светлых волосах, блеснул в многочисленных цепочках и браслетах. Под сводами зала поплыли первые нежные звуки воздушной мелодии.

     Музыкальные волны все мощнее накатывали на слушателей, даже не заметивших, в какой момент в звучание рояля вплелся практически незаметный в самом начале, сливавшийся с инструментом, но постепенно занявший ведущую роль глубокий завораживающий голос. Клавиши замолчали, но не мелодия, то взмывавшая острыми пиками, то падавшая с отвесной скалы в пропасть, чтобы снова подняться вверх на огромных крыльях.

     Стоявший справа от сцены Жан хмурился и тер лоб, в голове крутилось нечто быстрое и назойливое. Он вслушивался в диалог инструмента и голоса, к которым спустя время присоединились тонкие нежные звуки скрипки. Над залом и закулисьем поплыла щемящая мелодия японской флейты - сякухати. А темная фигурка в золотисто-голубом ореоле начала скользящий танец в объятиях не спешившего таять до конца тумана. Певец внезапно подскочил на месте и звонко прищелкнул пальцами, но тут же втянул голову в плечи, боясь, что его услышали в зале. По счастью, как раз в этот момент публика разразилась оглушительными аплодисментами. Брюнет покачал головой, расширившиеся зрачки угольно-черных глаз выдавали крайнее волнение.

     Легко кланяясь восторженной публике Ассина краем глаза следила за подходившими ближе к сцене личностями мужского пола, бравшими подмостки в полукольцо. Девушка посмотрела на композитора и улыбнулась, надеясь, что именно так воспримут ее действия со стороны зала. На самом же деле ей было крайне необходимо увидеть Астора. Шатен успокаивающе кивнул. Рядом с ним также стояли несколько мужчин. Модель отметила их среднюю, мало выделяющуюся из толпы внешность: сухощавые, жилистые, но не качки. Вместе с тем не было сомнений, что в случае чего они смогут постоять и за себя, и за других. Заметив шевеление с другой стороны подмостков, Ассина еще больше скосила глаза и с трудом сдержала смех, до того довольным жизнью выглядел плюхнувшийся в принесенное для него мягкое кожаное кресло Сатор. Девушка опустила микрофон пониже и тихонечко хмыкнула. Прикрыла на миг глаза, выдыхая. Подмога прибыла и заняла стратегически важные точки. ВИПам можно было расслабиться. А вот певице предстояло еще поработать. Она подняла микрофон и устремилась душой в зал.

     Растекшийся усталой лужицей Сатор вздрогнул, подобрался, пошарил в кармане и с чувством глубокого удовлетворения выудил небольшой, наполовину исчерканный какими-то служебными записями блокнотик, обнаруженный им рядом со сценой и «прихватизированный» для собственных нужд. Потом он купит его владельцу новый, а сейчас раздраженная муза требовала к себе внимания. Блондин покрутил в пальцах карандаш и через секунду уже что-то рисовал на листочке, прислушиваясь к покорившему зал женскому голосу. Полностью поглощенный своим занятием он не заметил быстрых тревожных взглядов Астора в сторону задумавшегося певца. Последний, погруженный в собственные мысли, также не видел ничего вокруг. Красиво очерченные губы шептали почти беззвучно: - Я и не представлял. Кто бы мог подумать? Это же чудо!

     Брюнет тряхнул головой так, что очередная заколка не смогла удержать длинные густые волосы и пала смертью храбрых. Блестящие в свете служебных ламп пряди рассыпались по плечам. Мужчина раздраженно откинул их за спину, не переставая размышлять. Кто бы мог подумать, что спустя несколько лет он увидит ту, что называли «сказкой» и «кометой» музыкального олимпа. Стремительно ворвавшись во все попчарты, похитив в один миг сердца ценителей, как классической музыки, так и тяжелого рока, золотистой звездой взошла на ведущие сцены молодая певица с диапазоном голоса, достойным книги рекордов Гиннеса. Тонкая гибкая, всегда вежливая и улыбающаяся девушка, снимавшая темные очки только на сцене, даже не вызывала зависти у коллег по цеху.

     Они, как и Жан понимали, что вот они все, а вот она. Мужчина закусил губу, вспоминая то глубокое разочарование и недоумение, когда спустя полгода внезапно отменили все концерты и разорвали контракты. О жизни певицы и до того было известно не слишком много, а тут все как отрезало. Полный глухой вакуум, взорвавшийся через некоторое время, когда стало понятно, что официальной информации не будет, многочисленными догадками и домыслами. На просторах Интернета ходило множество версий, начиная от потери голоса и заканчивая клиникой для наркоманов. И вот сейчас он получил исчерпывающий ответ на интересовавший всех вопрос.

     Жан так глубоко вдохнул, что в груди стало больно, но это помогло справиться с фактически вводящим в транс голосом, журчащим ручейком стекавшим по клавишам рояля. Похоже, что время и жизненный опыт, равно как и вынужденное молчание, только добавили яркости и неповторимости и без того ошеломительному таланту. Брюнет кивнул, принимая чашку с зеленым чаем, и потянулся к поставленной рядом с креслом на небольшом переносном столике тарелке с восточными сладостями, автоматически отправляя в рот кусочек пахлавы. Но не почувствовал вкуса. Опустил кружку на золотистую поверхность инкрустированного стола и потер пальцами вертикальную складочку на лбу, прикидывая, сколько времени потребуется сидящим в зале, чтобы понять, свидетелями чего именно им довелось стать.

     Певец откинулся в кресле и взглянул сначала на все так же склонившегося над блокнотом Сатора, прикусившего от усердия чуть высунувшийся кончик языка, затем на сидевшего практически рядом со скульптором и с удовлетворенной улыбкой следившего за происходящим на сцене шатена. Его спокойствие наводило на некоторые мысли. Новый шквал аплодисментов вырвал из раздумий. Мимо брюнета ловко проскользнули четыре подтянутых мужчины. Поднялись на сцену, чтобы через несколько минут вернуться с полными руками произведений искусства от известных флористов мира. Жан проследил за ними взглядом, пытаясь найти под белоснежными короткими пиджаками оружие. В его наличии он даже не сомневался, но вот заметить не получилось. Не удержавшись, певец поднялся с места, обогнул, чуть пригнувшись, сцену и уселся на подлокотник кресла выжидающе смотревшего на него Астора: - Ты знал, - в голосе певца не было вопросительных интонаций. Он констатировал факт. Шатен кивнул, - Но, как? – брюнет только что не всплеснул руками, - Я и сам с трудом вспомнил. Про Сатора молчу. Ему и тогда, и сейчас нет до этого дела. Он от своего блокнота еле отрывается. Но ты? Ты же вообще в то время был за границей!

     Шатен поднес палец к губам, а то Жан что-то непозволительно расшумелся. Певец закрыл рот, вдохнул, выдохнул, и продолжил молча сверлить взглядом друга, возмущенный тем, что тот был в курсе и ничего ему не сказал. Астор покачал головой и примиряюще улыбнулся: - Я и сам узнал лишь вчера.

     В серых глазах мужчины блеснула сталь, а на скулах заходили желваки. Палачи клана выудили из попавших в их руки неудачливых похитителей Ассины все, что они знали или могли знать, даже не подозревая об этом. Когда стало ясно, что больше те ничего сообщить не могут, их «попросили» исчезнуть. Навсегда. Но рассказывать об этом Жану будущий глава клана не собирался. Брюнет наклонился вперед и прошептал прямо в ухо хмурого друга: - А ты понимаешь, что сейчас начнется? Когда они, - кивок в сторону зала, - поймут, кого слышат. А там ведь не дураки сидят, - певец раздраженно цокнул языком.

     Астор тихо угукнул. Однако это не успокоило брюнета, очень ясно представившего себе, как вот сейчас, во время очередной паузы, когда волшебный голос отпустит слушателей из своих гипнотических сетей, одно за другим вытянутся породистые лица, а ухоженные руки начнут торопливо набирать сообщения, отсылая их на странички социальных сетей. И тогда мир журналистики взорвется. Примчатся репортеры. Они успеют, ведь концерт не перевалил еще и за половину. И тут мужчина побледнел: - Астор, - он чуть не зашипел в макушку друга, - А что делать со съемками? Неужели ты думаешь, что кинокомпания не сможет получить данные на певицу, выступление которой они записывают?

     - Жан, я понимаю твои опасения, - Астор кивнул подошедшим с креслом для певца мужчинам, отпуская их. Дождался, пока брюнет перебазируется, указал глазами на чашку со свежим чаем, взял в руки свою, - но Ассине давно пора вернуться. Ты сам считаешь по-другому? – певец отрицательно покачал головой, - А насчет того, что сейчас тут все соберутся…. Там, - он сделал полукруг рукой в сторону зала, - сидят очень серьезные люди, способные испортить жизнь любому, в том числе и из-за мелькнувшего на экране не слишком красивого кадра, поэтому никакого прямого эфира нет и не будет. Чтобы там не писали в новостях. Это ведь не простое светское мероприятие. Ведется запись, которая будет проверена не на один раз.

     - Ты прав, что-то я плохо соображаю в этой жаре. Старею что ли, - брюнет провел пальцами по распущенным волосам и с силой потянул себя за прядку, - сюда сейчас ни журналист, ни мышь не просочатся. И… связь, я так понимаю, тут глушат?

     Шатен ухмыльнулся: - Телефон и интернет точно. Мои специалисты все проверили. И не только….

     - То есть где-то неподалеку у тебя стоит небольшая точка подавления, которая дублирует установленное здесь, - Астор отсалютовал чашкой, - оборудование, - закончил с улыбкой Жан и присоединился к чаепитию. Осмотрел на блюдце золотистый гозинах, взял кусочек, с удовольствием слизывая капельку меда с орехов, - А что с нашим уходом?

     Будущий глава клана закинул в рот горсть гранатовых зерен, прожевал: - Как минимум три варианта, посмотрим, какой из них будет оптимальным…, но, Жан, - шатен на мгновение замолчал, а серые глаза опять засияли расплавленным серебром, – Сейчас намного важнее, что Он здесь….

     Брюнет резко поднял голову и замер, пристально вглядываясь в потемневшие, похожие сейчас цветом на клинок известнейшей ковки глаза наследника клана. Рука до того не обращавшего на друзей внимания блондина замерла, карандаш так и не коснулся белого листа. Встревоженные глаза вопросительно уставились на Астора. Тот кивнул: – Я уверен, что не только его люди, но и сам преследователь находится здесь. Посудите сами…, - мужчина подхватил начавшую крениться вбок чашку Жана и поставил ее на стол, - Наша девочка выступала, собирала полные залы, ее готовы были носить на руках и вдруг, она исчезает. Оборвав все связи. А мы с вами знаем, когда она поступает подобным образом.

     Все трое со вздохами откинулись в креслах. Жан постучал кончиками пальцев по подлокотнику, Сатор, отложив блокнот, крутил в руках карандаш. Картинка складывалась. Ассина, действительно, была готова сбежать куда угодно, лишь бы не подвергать опасности окружающих, так что можно было с уверенностью сказать, что ее исчезновение с музыкального олимпа было лишь первой из череды пусть далее и не столь скандальных и будоражащих воображение, но от того не менее серьезных по своим последствиям попыток избежать пристального внимания нежеланного поклонника. Девушка не раз и не два бросала все и начинала жизнь практически заново, среди чужих людей.

     - Но почему ты уверен, что он здесь? – Жан прикусил губу и с недоверием покосился на шатена, - Ведь он считает, что наша модель в больнице. Астор кивнул: - Да. Кстати, мне сообщили, что организаторы столь неудачного нападения, приведшего к ухудшению здоровья одной известной нам леди, найдены в весьма затруднительном для жизни состоянии, - оглядел напрягшихся друзей и пояснил, - Расчлененном.

     Сатор передернул плечами и отложил недоеденный кусочек халвы.

     – Но тогда тем более непонятно, что он мог забыть здесь? – певец не унимался.

     - А если бы у тебя оставался хоть один, пусть самый незначительный шанс, все-таки услышать ту, кто свела тебя с ума, ты бы не воспользовался им?

     Жан открыл рот, но тут же закрыл его и решительно кивнул. Возразить было нечего.

     Послышались легкие шаги, и по ступенькам спустилась тяжело дышавшая Ассина. К ней тут же подбежал высокий парень, в котором певец узнал одного из приводивших их в парке в порядок стилистов. Шатен промокнул мокрые от пота прядки и в несколько штрихов поправил макияж, в то время, как поднявшийся с кресла Астор подал девушке бутылку с теплой минеральной водой. Та благодарно улыбнулась, сделала большой глоток и безропотно уселась в освободившееся кресло, несколько раз согнула и разогнула ноги. После чего чуть ли не улеглась на сиденье, опуская ресницы.

     - У меня минут пять на отдохнуть, - пояснила она в окружающее пространство, - пока у Ини-сана чисто музыкальная композиция, - на пару мгновений воцарилось молчание, но тут блондинка поморщилась, засопела носом, открыла глаза и выпрямилась, оглядывая внимательно рассматривавших ее ВИПов, - Кажется, мне пора объясниться….

     Она захлопнула рот, скашивая глаза на оказавшийся у губ палец будущего главы клана.
     - Давай, все откровения отложим до конца твоего выступления. А сейчас тебе просто нужно поберечь связки. Отдыхай.

     Жан, на собственной шкурке знавший, что такое полноценный концерт, кивнул, соглашаясь с Астором. Скульптор улыбнулся и тут же принялся что-то черкать на очередном листочке, время от времени поглядывая на снова прикрывшую глаза девушку.

     Нежная мелодия, мурлычущим котенком ластившаяся ко всем слушателям, уснула, свернувшись уютным клубочком под руками композитора. Ассина встряхнулась, встала и потянулась: - Ох, вперед.

     Она тяжело преодолела несколько ступенек, лишь на последних превращаясь в уже знакомую ВИПам грациозную бабочку. Ноги девушки гудели. Она уже и забыла, какого это, столько стоять на сцене. Отсутствие практики сказывалось, да и обезболивающее хоть и действовало, но не устраняло все неприятные ощущения. Ассина подняла микрофон и полностью погрузилась в песню. Обо всем остальном она подумает потом. А сейчас нужно дожить хотя бы до перерыва.

     За кулисами также все мысли были о приближающихся сорока минутах отдыха.

     – Астор, почему ты так уверен, что антракт пройдет спокойно?

     Шатен отдал последние распоряжения, посмотрел на подпрыгивавшего в кресле от нетерпения Жана и ответил на повисший вопрос: - Просто наш «поклонник» не будет рисковать и срывать выступление. Ему слишком хочется дослушать до конца. Ты так не думаешь?

     На лице брюнета отразилась активная работа мысли. Наконец, тот согласно кивнул: - Ты прав, такая морковка скорее всего перевесит все остальное.

     – К тому же, он опасается, - Жан посмотрел на вновь заговорившего Астора, - он боится, что Ассина не выдержит. Вспомни, после ее «полета на треке», - певца передернуло от возникшей в голове неприятной картины. Да, в тот момент девушка потеряла контроль и чуть не разбилась. Тем временем шатен продолжил, - ему об этом не могли не доложить, чересчур активные действия прекратились.

     Брюнет вскинулся: - И это ты называешь «не чересчур активные действия», да он столько раз пытался добраться….

     - Но согласись, втихаря, и так, чтобы это было не очень заметно, не слишком ударило по ней, - мужчина кивнул в сторону сцены. Жан замолчал. Ему нужно было подумать. Вниз по ступеням спустился уставший, но довольно улыбавшийся Ини-сан.

     - А как это? – Сатор озадаченно глядел на жадно глотавшего воду композитора. Жан похлопал скульптора по руке: - Все нормально. Ему тоже нужна пауза. Композиции специально так подбираются, чтобы главный исполнитель мог иногда отдохнуть.

     Темноволосый тонкокостный мужчина оглядел серьезную охрану, двух сотрудников, не сводивших глаз с термосумки с питьевой водой и небольшого переносного холодильника с продуктами, перевел взгляд на сидевших в креслах молодых людей. Кажется, именно их ему стоило благодарить за тот волнительный сюрприз, который ждал его сегодня в начале концерта. Композитор подошел к вставшим с кресел мужчинам и склонил голову в поклоне: - Я искренне признателен Вам за доставленное мне счастье встречи с дорогим для меня человеком.

     - В свою очередь благодарим Вас за неизбывную радость от Вашей удивительной музыки. И, мы рады, что Ассина смогла встретиться со своим другом, - ВИПы непринужденно вернули поклон.
     … …

     Вместительный светлый зал, заполненный журналистами и их помощниками, гудел как растревоженный улей. Профессионалы своего дела проверяли микрофоны, устанавливали камеры, выбирали лучшие для съемки точки. По мере того, как минутная стрелка перевалила цифру двенадцать и медленно, но верно стала подбираться к четверке, на лицах журналистской братии все чаще мелькало недоумение. Известная своей пунктуальностью чуть ли не до секунды фотомодель опаздывала. Акулы пера переглядывались, пожимали плечами. Толпа немного оживилась, встречая организатора мероприятия, однако молодой человек в строгом сером костюме лишь вежливо сообщил о небольших «технических проблемах» и тут же пропал в неизвестном направлении. Журналисты философски пожали плечами и приготовились ждать столько, сколько потребуется.

     Распахнулись боковые двери, вызывая волну оживления среди присутствующих, но вместо госпожи Анисы появились подсобные рабочие и официанты в сдержанной темно-синей форме, шустро установившие в одном из уголков зала столы, которые буквально спустя пару минут ломились от закусок и напитков. Представители СМИ, успевшие изрядно проголодаться, радостно загомонили, с удовольствием принимая угощение, примирившее их ненадолго с действительностью.

     Сидевший за рулем ярко-синего спорткара с черным морским драконом на весь капот брюнет раздраженно провел рукой по короткому ежику волос и нажал на клаксон, после чего зло хлопнул ладонью по рулю. Увы, только от его желания пробка не рассосалась. Закон подлости сработал в этот раз с ошеломляющей точностью. Ну почему именно сегодня, именно в это время, как раз на этом перекрестке повстречались эти трое торопливых неудачников, чуть ли не полностью блокировавших движение транспорта. Кортас с тоской посмотрел на небо. Лучше бы он вызвал вертолет. Уж тогда пробки бы ему не грозили.

     В окно сдержанно постучала затянутая в кожаную перчатку рука. Брюнет с облегчением выбрался из салона, бросил ключи от машины вызванному сотруднику компании и развернулся к терпеливо дожидавшемуся его мужчине в светлых джинсах и серой куртке. Последний вежливо поклонился и вручил наследнику корпорации и по совместительству президенту той компании, в которой работали оба молодых человека, темные очки, после чего махнул рукой вправо: - Вход в метро находится там. Вы…, - шатен помялся, но продолжил, - все еще хотите воспользоваться этим видом транспорта?

     Отвечать Кортас не стал, спокойно шагая в указанную провожатым сторону. Все равно, других вариантов на этих запруженных машинами улицах не было. Вертолет мог приземлиться только на подходящей площадке и такую ему организовали, но до нее еще нужно было добраться. И единственной возможностью сделать это быстро, пусть и без привычного комфорта, была подземка. Брюнет передернул плечами, свысока, сквозь очки поглядывая на окружающих его людей, несмотря на общую занятость и толкучку расступавшихся перед выделявшимся среди них молодым мужчиной. Рядом шел сопровождающий, как раз в очередной раз указавший нужное направление.

     Рассматривая разноцветный автомат выдачи билетов, затем матовые турникеты и перепутанные, местами грязноватые переходы, Кортас в который раз похвалил себя за предусмотрительность. Один бы он здесь только потерял время, а так они быстро загрузились в нужный поезд. В полупустом вагоне не слишком хорошо пахло, да и чистота сидений вызывала большое сомнение, но по рекомендации склонившегося к уху спутника, выполнявшего еще и функции телохранителя, пришлось сесть и притвориться спящим, на всякий случай спрятав руки в карманах, чтобы не демонстрировать окружающим ни дорогую марку часов, ни фамильный перстень на пальце. Однако несмотря на эти ухищрения модельная ухоженная внешность брюнета привлекала нездоровое внимание, сдерживаемое наличием трезвого и крепкого «друга», сидевшего рядом с «задремавшим» пассажиром.

     На выходе из метро шедшие перед Кортасом люди вдруг притормаживали, создавая затор, так что мужчинам пришлось буквально проталкиваться. Центральная часть большой квадратной площади была оцеплена. Прохожие останавливались и доставали телефоны, чтобы сфотографировать похожий на игрушку блестящий ярко-красный вертолет со стоявшей вокруг охраной, к которой как раз подошел молодой человек в стильном светлом костюме. Зеваки перешептывались, пытаясь сообразить, кто же это. В отличие от них начальник оцепления таких проблем не испытывал, тут же взяв под козырек и пропуская брюнета к уже включившему двигатель вертолету. Сильный порыв ветра прокатился по площади, теребя концы шарфов и поднимая в воздух тучи пыли. Запечатлев на мобильные отлет вертушки, случайные зрители, протирая глаза и поругиваясь на долбаных богачей с их причудами, направились дальше по своим делам.

     В зале сытые журналисты терпеливо дожидались начала пресс-конференции, перешептываясь с коллегами в догадках о причинах столь серьезной задержки. Темные двери открылись, впуская хорошо знакомую всем присутствующим элегантную даму в бирюзовом костюме. ПИАР-менеджер модельного агентства улыбнулась, помахала рукой поприветствовавшим ее журналистам и оператором и подошла к микрофону: - Уважаемые господа, прошу прощения за случившуюся задержку. Понимаю, что вам не привыкать, - пока зал тихо пересмеивался, блондинка провела рукой по идеальному пучку, затем продолжила, - мы приносим вам свои извинения. Кроме того, с сожалением должна вам сообщить, что госпожа Аниса не сможет появиться на данной пресс-конференции.

     По залу прокатилась раздраженная волна. Кто-то сердито захлопывал блокнот, кто-то нажимал на кнопку планшета, несколько операторов, чуть ли не плюясь, закручивали крышки на объективах. Женщина подняла руку, дожидаясь тишины: - Это не все, господа. Прошу еще минутку вашего внимания. Госпожа Аниса, как вы все знаете, всегда старается выполнять свои обязательства, - большая часть журналистов вынуждена была согласиться с этим, - поэтому, чтобы вы не сожалели о потраченном зря времени….

     - А что случилось с госпожой Анисой? – влез откуда-то сбоку со своим вопросом роскошный брюнет в узких очочках на породистом носу и тонким планшетником в руках. Остальные согласно загудели. Менеджер широко улыбнулась, - я отвечу на Ваш вопрос позже. Итак, госпожа Аниса попросила своего хорошего друга, который достаточно близко знаком с тем, что происходит в ее жизни, принять участие в нашей встрече вместо нее. Позвольте Вам представить, - женщина повернулась в сторону распахнувшихся дверей, - господин Кортаса Нарасэ!

     Окруженный глубоким молчание брюнет прошел к столу и опустился в кресло, с интересом естествоиспытателя наблюдая за замершими с открытыми ртами акулами пера. Редкое, а потому приятное зрелище. Кортас скосил глаза на часы, равномерно отмеряющие секунды. Он нисколько не сомневался, что вот раз, два, три, четыре….

     И тут зал просто взорвался. Вспышки фотокамер и многочисленные вопросы, посыпавшиеся практически со всех сторон. «Пожалуй, этих… проффессссионалов не остановило бы и не смутило надолго даже присутствие живого инопланетянина. А тут все-таки человек», - хмыкнул сам себе молодой мужчина, - «А вот с бардаком что-то делать надо». Он пожалел, что не может заткнуть уши, такой галдеж стоял вокруг. К счастью, тут вступила в действие ПИАР-менеджер, умудрившаяся быстро взять поток под контроль и направить его в нужное русло. Кортас с облегчением вздохнул, с трудом подавив желание потереть виски. Голова побаливала еще после метро и вертолета. А тут этот гомон. Хорошо еще, что потемневшие стекла очков прекрасно защищали от вспышек.

     - Скажите, почему Вы выступаете от имени госпожи Анисы?

     Наследник корпорации повернул голову в сторону задавшего этот вопрос щупленького седовласого человечка с каким-то бейджем на груди. Название издания брюнет за своими мыслями благополучно пропустил.

     - Что ж, господа, и почему меня этот вопрос не удивляет? – Кортас переждал волну смешков журналистов, - Мы с госпожой Анисой являемся хорошими друзьями, поэтому ничего странного, что именно меня она попросила пообщаться с вами. И, предупреждая вопросы, сразу оговорюсь, что причины, по которым госпожа Аниса сегодня отсутствует, я обнародовать не уполномочен, зато, - Кортас чуть сдвинул очки, оглядывая разочарованный зал, - вполне готов ответить на часть вопрос касательно моей собственной личности.

     Акулы пера зашевелились, переглядываясь. В следующую секунду вверх взметнулись несколько десятков рук. Журналисты быстро сообразили, что госпожа Аниса и потом интервью даст, а вот такой крупный и редкий экземпляр к ним в сети вряд ли еще хоть раз заплывет. Обдумывая очередной вопрос, брюнет с трудом скрывал довольную улыбку. Пока все шло в соответствии с планом. Ничего экстраординарного у него не спрашивали, а все стандартные клише он еще вчера тщательно обговорил со своими ПИАР-консультантами и юристами. Полагаться на одну удачу было не в привычках наследника корпорации.

     - А что Вас все-таки связывает с госпожой Анисой?

     Этого вопроса Кортас ждал и даже удивлялся, что его не озвучили раньше, но все равно внутренне напрягся: – Мы с госпожой Анисой часто встречались на различных мероприятиях, общались и постепенно поняли, что у нас много общего и как-то незаметно перешли из разряда случайных знакомых в разряд друзей.

     Сдержанно улыбнувшись мгновенно засверкавшему вспышками залу, Кортас внутри тихо шипел от злости. Консультанты предупреждали, что такой поворот событий неизбежен. Скользкую тему обязательно поднимут. А вот вариантов решения было всего два: закончить пресс-конференцию и оставить журналюг самим домысливать происходящее, либо… держаться до последнего, настаивая исключительно на дружеской версии. При подготовке к интервью брюнет отказался принимать решение, собираясь действовать по обстановке. Он взглянул на часы. Время, заявленное на общение с прессой, еще не истекло, прервать его раньше, значит, опять породить массу слухов.

      С ловкостью опытного теннисиста наследник корпорации продолжил отбивать подачи журналистов, думая, что пока те не перейдут границы вежливости, он продолжит эту игру. Где-то внутри брюнета ворошилась слабая надежда, что зарвавшиеся репортеры спровоцируют скандал, и он сможет покинуть этот цирк. Увы, по-видимому, папарацци тоже сообразили, что господину Нарасэ ничего не стоит просто встать и уйти. Дразнить курицу, несущую золотые яйца, а в данном случае, скорее, золотой репортаж, никто не собирался.

     - А когда у Вас с госпожой Анисой свадьба? – влезла симпатичная молодая девушка, сотрудница модного журнала. Кортас вздохнул и с трудом подавил желание поднять глаза к потолку. Терпение заканчивалось, в отличие от вопросов, которыми его не переставали бомбардировать представители СМИ в надежде, что брюнет проговорится. Он уже открыл рот, чтобы в который раз опровергнуть подобные заявления, но шум от дверей отвлек и его, и прочих присутствовавших.

     Кортас поблагодарил всех мыслимых и немыслимых богов за то, что был в очках. Но и в этом случае он не был уверен, что его округлившиеся от изумления глаза не вышли за границы стекол. Опешивший мужчина наблюдал за тем, как в зал величаво вплыла пухленькая брюнетка в идеально подогнанном по фигуре темно-синем костюме. Продемонстрировав окружающим, замершим в некоем ожидании, легкую улыбку, девушка направилась к вставшему при ее приближении наследнику корпорации. В эту же секунду расторопные подсобные рабочие поставили рядом с креслом Кортаса второе. Молодые люди сели за стол под шквалом вспышек и гулом оживившейся, хотя, казалось бы, куда больше, журналистской братии.

     - Не могли бы Вы повторить свой вопрос? – обратилась гостья к продолжавшей стоять представительнице модного журнала. Та согласно кивнула: - Есть ли вероятность того, что свадьба господина Нарасэ состоится?

     - Да, свадьба состоится, - зал просто взорвался, а Иния улыбнулась повернувшемуся к ней мужчине, потом перевела взгляд на зал, дожидаясь, пока сможет продолжить, - И госпожа Аниса будет принимать в ней непосредственное и активнейшее участие.

     Кортас с интересом смотрел в лукавые черные глаза, думая, хорошо ли брюнетка понимает, что делает. Судя по уверенному виду, она ясно представляла, что творит, так что наследник корпорации решил отпустить вожжи контроля и посмотреть, куда же все это выведет. Тем временем, Иния наклонилась вперед, переходя на доверительный тон: - Дело в том, что госпожа Аниса входит в круг самых дорогих наших друзей, поэтому получит от нас приглашение на свадьбу одной из первых, после наших родителей, разумеется.

     Вскочившие с мест журналисты, часть из которых ринулась к выходу, чтобы дать срочную новость в эфир, перекрикивая друг друга, старались узнать подробности. Блондинистая ПИАР-менеджер пыталась навести порядок. А Кортас сидел, смотрел на свою дорогую женщину и мягко улыбался, все еще не веря в то, что услышал. Наследник корпорации не раз ломал голову, что же еще можно сделать, чтобы Иния смогла ему окончательно поверить и довериться, и пришел к неутешительному выводу, что единственное, что остается, это дать время и ждать. И сейчас, глядя в эти черные омуты с лукавыми чертенятами в глубине, он таял от нежности, чувствуя, как отпускает застарелый страх, уходит ужасающая вина, и пузырьками поднимается радость. Иния не только согласилась стать его женой, но и оказалась достаточно смелой, чтобы признать их отношения публично. Кого ему благодарить за это?

     Пара встала, послала несколько улыбок в зал и, попрощавшись, что практически было неслышно на фоне всеобщего сумасшествия, быстро прошла к выходу.

     Оказавшись в пустом кабинете, Иния плюхнулась на черный плюшевый диван и вытянула вперед руки. Пальцы ощутимо дрожали. Кортас шагнул к столу, налил в стакан воды и подошел к девушке. Присел перед креслом, так что его лицо оказалось практически на одном уровне с личиком Инии. Вложил в одну подрагивающую руку стакан, а другую сжал в теплых ладонях: - Ты так боишься журналистов или меня? – этот вопрос волновал мужчину больше всего. Брюнетка в несколько глотков выпила воду, огляделась вокруг в поисках подходящего места, не нашла и поставила стакан на пол рядом с диваном.

     - Знаешь, - черные глаза встретились с потемневшими карими, - мне очень страшно. И да, эти акулы меня напугали. Я не люблю такие вещи, но…. Ассина. Каждый раз, когда я прячусь, отхожу назад, я вспоминаю ее. Она боится. И у нее побольше оснований для страха, чем у многих из нас, но, когда речь идет о действительно важных вещах, она стискивает зубы и делает шаг вперед, даже если там пропасть. Она падает, - Иния на мгновение прикрыла глаза и мягко улыбнулась, - а потом раскрывает свои крылья и взлетает, парит на теплых или ледяных потоках, иногда чуть не сваливаясь в штопор, но продолжает полет. Так, как может, так, как умеет.

     Все так же сидевший на корточках перед креслом Кортас старался даже дышать через раз, не говоря уже о том, чтобы сменить неудобную позу на нечто более комфортное, но девушка ухватилась за все еще греющие ее пальцы мужские руки и потянула брюнета, заставляя встать на ноги, а потом и пересесть к ней на диван. Сама Иния подкатилась к нему под бок, потянула за кисть, недвусмысленно намекая, что не против объятий. Мужчина поспешил выполнить желание брюнетки.

     Устроившись удобнее, девушка продолжила: - Я не хочу больше бояться. И прятать в песок голову я тоже больше не буду, - она смело взглянула в лицо наследника корпорации, - не хочу. Да, мне было страшно там, в зале полном журналистов. Но я привыкну. Это часть нашей общей жизни. Намного больше меня ужасает мысль, что со временем наши отношения изменятся, - она подняла руку и приложила палец к губам собиравшегося что-то возразить Кортаса, - Не надо. Я знаю, что ты хочешь сказать, но правда в том, что в этом мире меняется все и постоянно, но вот к хорошему или к плохому, мы не можем знать наверняка. Но сейчас я готова рискнуть. И может быть, все наши перемены будут к лучшему, - Иния помолчала и добавила, решительно и почему-то сердито посмотрев на брюнета, - А если к худшему, то ты об этом узнаешь первым. И терпеть я не буду!

     - Молодец, дорогая. Так мне и надо, - Кортас тихо засмеялся и сморщился, получив довольно чувствительный тычок в бок. Поднялся с дивана и протянул руку успокоившейся девушке, - Пойдем, родная. Нам нужно, как минимум, позвонить моим родителям и твоим родственникам. Причем как можно быстрее, а потом предупредить моих ПИАРщиков, чтобы бедолаги хоть как-то подготовились к завтрашнему дурдому.

     Иния запрокинула голову и посмотрела на брюнета снизу-вверх: - Согласна по обоим пунктам, но позвонить ведь мы можем и отсюда. Интернет и видеосвязь нам в помощь. И время не потеряем.

     Мужчина покачал головой и мягко улыбнулся, боясь испугать и расстроить свою невесту, а то вдруг еще передумает: - Отсюда нельзя. Технологии прослушивания совершенствуются даже не с каждым днем, а с каждым часом, а я предпочитаю обсуждать важные вопросы без свидетелей. Поэтому нам стоит побыстрее вернуться или ко мне домой, или в офис. Что выбираешь?

     Брюнетка прикрыла на мгновение глаза, сморщила носик, фыркнула и решительно встала с дивана: - В офис. Не хочу сообщать ни твоим родителям, ни тете с кузиной о нашей свадьбе из твоих апартаментов. Еще подумают, что я залетела от тебя и заставляю жениться. И так проблем будет предостаточно.

     Девушка нахмурилась и поджала губы, заранее расстраиваясь от вполне очевидной для нее предполагаемой негативной реакции родителей любимого мужчины. Мало того, что обо всем они узнают позже журналистов, так еще и избранница не блещет знатностью и красотой. Мысли брюнетки настолько явно отражались на ее лице, что Кортасу казалось, он читает телеграфную ленту. Наследник корпорации хмыкнул и, подхватив Инию под руку, направился к выходу. На ходу слегка склонил голову к девушке и тихо проговорил: - Не волнуйся, классический вариант любовного романа в нашем случае исключается, - посмотрел в ошеломленные огромные черные глаза и улыбнулся, открывая дверь и шагая по коридору к лифтам, - Ты забываешь, что я уже давно взрослый мальчик, отделившийся от родителей и родственников, как в бизнесе, так и в обычной жизни.

     - Но, раньше, - как ни было страшно, однако Иния решилась напомнить про то, что случилось несколько лет назад, когда она фактически была вынуждена исчезнуть из поля зрения молодого человека. Кортас осторожно нажал подушечкой пальца на носик брюнетки: - Ты, наверное, не помнишь, но уже в то время я не зависел ни от денег, ни от мнения родителей, да и к нашим отношениям они относились вполне нейтрально. Причина была в другом. К сожалению, я тогда как раз занимался новым крупным проектом и не смог позаботиться о тебе. И о себе. Но выводы я сделал, - как он ни старался, но голос звучал жестко.

     Иния поежилась. Она и сама была виновата. Кто ей мешал поговорить, выяснить все? На одно мгновение ей стало жалко тех, кто вызвал недовольство этого мужчины, но лишь на миг. Любви и сострадания к оскорбившим и напугавшим ее людям она не испытывала: – Надеюсь, они хоть живы? –решила уточнить. Брюнет обернулся, подавая руку, и повел спутницу к выходу на вертолетную площадку.

     - Живы, что им сделается и, даже, здоровы. Немного проучил, но доводить до инфаркта никого не стал, - о потере существенной части капитала неудачников он благоразумно промолчал. В конце концов, на учебу детей в престижной школе деньги у них оставались, с голоду никто не умер, а вот домик пришлось поменять с трехэтажного «дворца» на более бюджетный вариант, и яхта стала «кушать» слишком много. Продали, - Ты когда-нибудь летала на вертолете?

     Он взглянул на невесту и расплылся в улыбке. Дожидаться ответа было не обязательно. Иния смотрела на ярко-красный аппарат с видом ребенка, увидевшего гигантскую шоколадку. «Нет, пожалуй, этому дитю, как минимум живого гиппопотама предложили погладить», - поправил сам себя Кортас, оценив слегка ошалелый вид спутницы, спешно забиравшейся в салон вертолета, кивнул пилоту и попросил сделать небольшой круг над ночным городом. Времени у них, конечно, маловато, но минут десять-пятнадцать дополнительного полета можно выделить. Кортас старательно сохранял серьезное выражение лица, наблюдая за брюнеткой, с любопытством разглядывавшей кабину, наушники, пилота и все, что подвернется под руку.
     … …

     Громкие аплодисменты прервали возникшую между композитором и молодыми людьми паузу, Ини-сан поднялся с любезно уступленного ему Сатором кресла, покрутил и помахал кистями рук и направился на сцену, по пути разминая тонкие длинные пальцы. Звуки рояля снова начали свой гипнотический полет под сводами концертного зала. Плавно и незаметно сольный танец сменился на нежный и прекрасный вальс великолепного инструмента и не менее восхитительного голоса, пронесшийся по залу изящной, оживлявшей мечты и навевавшей ласковые и удивительные воспоминания, волной.

     Прикрыв глаза, Астор вслушивался в игравшую весенним ручейком мелодию и улыбался. Теперь он мог понять, почему сильные мира сего готовы были заплатить огромные, скорее даже, сумасшедшие деньги за возможность присутствовать на этом концерте. И дело было не в светскости мероприятия, не в статусе, а в самой музыке, наполнявшей душу солнечным светом, смехом счастливых детей или густым таинственным туманом раннего тихого летнего утра, когда весь мир замирает на мгновение, чтобы в следующий момент, с первыми лучами солнца, взорваться радостным гомоном и щебетом.

     Затих голос, замолчал рояль, в зале царила теплая тишина. Все еще запутавшиеся в собственных воспоминаниях слушатели не могли прийти в себя. Рассказывая новую историю, зазвучала скрипка. Со сцены практически стекла Ассина. Она даже не смогла дойти до кресла, без сил опустившись прямо на ступеньку. Стоявший рядом помощник чуть не схватился за голову «Костюм!», но ничего не сказал, как и ВИПы прекрасно видевший и бледное под слоем макияжа лицо, и полные слез глаза. Девушка неровно, прерывисто дышала.

     Астор присел на корточки перед моделью, потом со вздохом, молча, поднял певицу и уселся с ней на руках в кресло. Ассина спрятала лицо на груди мужчины, втянула вкусный, привычный, успокаивающий запах и прикусила губу, запрокидывая голову. Копившиеся уже некоторое время слезы угрожали испортить макияж. Нужно было загнать их обратно.

     - Все так плохо? – голос шатена звучал мягко. Сердце билось ровно, размеренно. Девушка глубоко вздохнула, задержала дыхание, медленно досчитала до пяти и так же медленно выдохнула: - Ини-сан дал мне две композиции, в смысле, - она поспешила поправить себя, - у меня есть это время, чтобы передохнуть.

     Блондинка благодарно кивнула ассистенту, протянувшему ей салфетку. Прикрыла глаза, открыла и снова закрыла. Промокнула выступившую в уголках влагу и повернулась к визажисту, внимательно осмотревшему «фронт работ» и несколькими штрихами подправившему местами размытый от жары и ручейков пота макияж. Девушка боком привалилась к шатену. Тот осторожно провел ладонью по спине певицы, ощущая кожей мокрую насквозь футболку. Ассина на секунду прикрыла глаза, цепко хватаясь за теплую сильную руку Астора: – Поделись немножко со мной, - прошептала она, словно пытаясь взять себе часть тепла и силы, – Устала, отвыкла уже, и все болит, - пожаловалась. Тихий всхлип вырвался сам собой. Но широко раскрытые глаза при этом оставались абсолютно сухими. Ей скоро идти, макияж подправить она уже не успеет.

     - Укол поставить? – серые глаза поймали взгляд уставших зеленых. Тяжелый вздох: - Нет, наверное. Когда уже этот перерыв? – прозвучало практически как стон души.

     - Еще минут десять, - Жан сверился с часами. Ассина со стоном поднялась с коленей будущего главы клана и распрямилась. Сжала с силой несколько раз руки: – Дотерплю. Вроде бы до обморока пока далеко. Сейчас смысла нет. Иначе второе отделение только ползком сделать получится.

     Жан задумчиво покусал губу и взглянул на девушку: - У тебя следующие две композиции медленные, так? Ассина кивнула, – Вот и отлично. Просто подойди к роялю и облокотись на него. Сделай вид, что ведешь диалог с композитором. Никто и не поймет ничего. А ты слегка снизишь нагрузку. Ты что?

     Девушка шагнула вперед и аккуратно чмокнула брюнета в щеку: - Спасибо. Гениально и просто!

     И тут же улетела на сцену. Брюнет проводил это странное существо удивленным взглядом и пожал плечами: - И как поверить, что она еще пару минут назад тут чуть слезоразлив не устроила?

     Певец плюхнулся в кресло, вытягивая ноги и подхватывая чашку с прохладным мятным напитком.

     - Что ж, ждем перерыва, - шатен покосился на постоянно находившуюся в его поле зрения сумку с медикаментами.

     - Она выдержит, - тихо проговорил Жан, ни к кому специально не обращаясь.

     – Она- умница, - неожиданно оторвался от блокнота скульптор и светло улыбнулся, успокаивая и Астора, и певца.

     – Надеюсь, - сжимая пальцы в кулак, обронил шатен. Больше до конца первого отделения он не произнес ни слова, сосредоточенно перебирая документы на планшете и время от времени отвечая на сообщения начальника охраны и прочих задействованных лиц, о количестве и составе которых двум другим членам ВИП-четверки ничего не было известно. Они и не стремились к данному знанию, осознавая в полной мере, что слова «секретность» и «безопасность» требовали между собой знака равенства и минимального количества вовлеченных.

     Оглушительные аплодисменты и спускающиеся со сцены весело переговаривающиеся музыканты заставили будущего главу клана оторваться от работы. Он поднял голову и огляделся. Сидевший рядом блондин что-то спешно дорисовывал в блокноте, а Жан, закрыв глаза, вроде бы дремал. Скрипнула под ногами сходившего по ступеням с Ассиной под руку композитора. Ини-сан аккуратно поддерживал сцепившую зубы девушку. Передав ее с рук на руки поднявшемуся Астору, он тревожно осмотрел измученную певицу и вопросительно приподнял бровь, ловя взгляд шатена. Вздохнув, будущий глава клана подул на мокрые светлые прядки, прилипшие ко лбу Ассины, повернулся к стоявшим рядом друзьям: - Объясните, пожалуйста, ситуацию Ини-сану, а мы пойдем, - он глазами показал на висевшую на руке сумку с лекарствами. ВИПы вежливо поклонились композитору и проследовали за ним в его гримерную, уверяя мужчину, что расскажут ему все, что можно, но только в камерной обстановке за чашечкой кофе или чая, на выбор Ини-сана.

     Вежливый стук в дверь. Ассина открыла глаза, пытаясь понять, где находится. Уставилась на покрытый золотистыми узорами незнакомый потолок, который вдруг заслонило лицо Астора. Девушка нервно хихикнула, поднимая голову с колен шатена, и громко произнесла: - Сейчас иду, - повернулась к мужчине, - Ты даже здесь вызываешь уважение. Обычно, стучат намного громче, или вообще распахивают двери и орут. А тут такая сдержанность.

     Будущий глава клана улыбнулся, глядя на чуть отдохнувшую за время перерыва певицу, довольно потягивавшуюся и не испытывавшую при этом особой боли. Значит, лекарство успело подействовать. К тому же Астору удалось запихать в норовившую побыстрее прилечь и подремать Ассину несколько кусочков молодого сыра и фруктов. Результат он видел сейчас перед своими глазами. Модель ткнулась губами в щеку мужчины: - Спасибо тебе, - и выскользнула за дверь, за которой послышался гул голосов. «Визажисты, наверное», - шатен довольно вытянулся на диване. Пока Ассина дремала у него на коленях, такой роскоши он себе позволить не мог, и сейчас поясница и ноги поднывали. Астор зевнул. Еще немного повалялся и пошел к друзьям.

     Стоя в спроецированных постановщиками шоу лучах закатного солнца, певица вдыхала всей грудью идущую от зала энергию удивления, восхищения, теплых воспоминаний, где-то зависти. Как же она по всему этому соскучилась. По пению, по напряжению, от которого подрагивала каждая мышца, по живой внимательной темноте за границей света. Она не понимала этого, пока не вышла сегодня на сцену. Отказаться второй раз будет намного сложнее.

     Глубокий вздох, мягкая улыбка и очередной дуэт рояля и голоса, чудом не прервавшийся в какой-то момент. Заминки никто не заметил. Только сидевший за инструментом композитор увидел, как внезапно расширились зрачки обернувшейся к нему певицы, как сжались в кулаки лежавшие на блестящей лакированной поверхности руки, а по виску медленно потекла прозрачная капля.

     Перед Ини-саном стояла безумно напуганная девушка. Лишь отточенный профессионализм не позволил голосу певицы потерять чистоты звучания. Может где-то и пропали оттенки эмоций, которыми она столь щедро делилась с залом, но в целом это можно было списать и на «задумку автора». Но мужчина видел, что его партнерша держится из последних сил. Композитор осторожно показал сидевшему сбоку барабанщику сначала комбинацию из четырех пальцев, потом пяти и одного. Тот кивнул, передавая информацию об изменении порядка номеров остальным. Встать из-за рояля, поклониться вместе с широко улыбавшейся, трясущейся незаметной другим, но отлично чувствовавшейся под ладонью мелкой дрожью Ассиной и спуститься со сцены, где уже звенела чистыми струнами скрипки, рычала электрогитарой и заставляла весь зал притопывать в ритм ударных жаркая мелодия, оказалось почти так же сложно, как взойти на самый высокий в мире горный пик, покорившийся Ини-сану не с первой и даже не с третьей попытки.

     Бледное и дрожащее все сильнее существо, приведенное композитором, настолько было не похоже на обычную Ассину, что Астор только что не взлетел над креслом, в мгновение ока оказавшись рядом с девушкой, стремившейся не просто спрятаться у него на груди, а словно бы закопаться в мужчину, подальше, поглубже. Шатен расстегнул пиджак и втянул под его полы свое еле стоявшее на ногах, словно растерявшее всю упрямую и радостную золотистость солнышко.

     – Он здесь, - еле слышный шепот раздался откуда-то из складок рубашки. Астор вздохнул, ощущая, насколько напряжено под его руками тело Ассины. В глазах зло блеснула серебристая сталь.

     - Ты его увидела? – крепкие теплые руки медленно, размеренно гладили влажную от пота спину.

     – Нет, - тихий всхлип, - почувствовала, - певица подняла голову, и зеленые испуганные глаза встретились с уверенными серыми, – Странно, да? Как можно почувствовать человека среди такого количества народа? Бред! Но он здесь, я уверена.

     Шатен аккуратно коснулся губами носика посмурневшего солнышка. Стоявший неподалеку визажист с трудом подавил желание схватиться за голову. Сколько еще раз ему придется подправлять макияж этой странной молодой женщине с прекрасным голосом и такой подвижной психикой. Но ему платили не за суждения, а за работу. Оставалось терпеливо ждать.

     - Ты права. Он не мог упустить такую возможность, - мышцы под его руками чуть расслабились. Ассина зашевелилась, выбираясь из объятий, не спускавшего с нее серьезного взгляда мужчины. Тут же подлетел молодой парень с пуховками и кисточками. Девушка закрыла глаза и повернула лицо. Когда по губам последний раз провели кисточкой, блондинка неуверенно взглянула на будущего главу клана: - Значит, я не схожу с ума?

     Тот отрицательно покачал головой. Певица облегченно выдохнула. Странно, но после того, как Астор подтвердил ее страхи, стало легче. Ассина улыбнулась и виновато покосилась на Ини-сана: - Прошу прощения….

     Брюнет склонил голову: - У всех нас случаются минуты слабости. И я рад, что смог поддержать своего дорогого друга в такой момент.